КулЛиб электронная библиотека 

В стороне от морских дорог [Виталий Войтов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:




В. Войтов и Л. Пономарева
В СТОРОНЕ ОТ МОРСКИХ ДОРОГ

*
Художник Д. Лион


М.: Географгиз. 1962



БИОГРАФИЯ «ВИТЯЗЯ» НАЧИНАЕТСЯ

Чтобы полнее использовать богатства океана, проложить новые морские пути, прочесть геологическую летопись Земли — во имя всего этого бороздят океанские воды корабли-исследователи. Таких кораблей немного, но их наблюдения очень важны: ведь Мировой океан — хранитель множества ключей к разрешению крупнейших научных проблем. Менялось ли положение полюсов, всегда ли существовали климатические зоны, как создавались современные очертания материков? На эти и многие другие важные вопросы помогут ответить исследования океана.

Океан — колыбель жизни, так считают многие ученые. Американский биолог Жак Леб писал: «В своей крови и лимфе мы носим частицу того моря, в котором жили наши предки». Действительно, плазма крови и лимфы по составу схожа с морской водой. Академик Александр Иванович Опарин предполагает, что в процессе эволюции органических веществ именно в океане должны были возникать химически сложные вещества — первичная живая материя.

В результате большого труда советских исследователей моря, омывающие берега нашей Родины, уже хорошо изучены. Теперь главное внимание наших ученых привлекают просторы океана. Советские экспедиционные корабли проводят работы во многих районах Мирового океана — от северного полярного бассейна до ледяной Антарктиды.

Флагманом этого флота заслуженно считается «Витязь», переоборудованный из грузового судна и переданный Институту океанологии АН СССР.

Теплоход «Витязь» имеет длину 109 метров, ширину 14,5 метра, водоизмещение 5700 тонн, скорость хода около 14 узлов. На нем размещаются 66 человек экипажа и до 70 научных сотрудников. На судне имеется 14 лабораторий, экспериментальная мастерская и научная библиотека. На главной палубе установлено несколько больших и малых океанологических лебедок типа «Океан» конструкции Н. Н. Сысоева. На носовой палубе находится глубоководная океанологическая лебедка для геологических работ, а на кормовой палубе — глубоководная траловая лебедка и лебедка промыслового типа.

«Витязь» может стать на якорь даже на максимальных глубинах Мирового океана. Значение этой возможности в исследованиях чрезвычайно велико[1].

В марте 1949 года «Витязь» вышел в свой первый рейс в Черное море. Рейс длился всего десять дней, но имел большое значение для дальнейших работ: были проверены все приборы и многое улучшено на ходу.

* * *
Летом 1949 года «Витязь» совершил переход во Владивосток и в августе вышел для исследовательских работ в Охотское море. Так началось планомерное изучение дальневосточных морей.

Последние дни перед выходом все работали не считаясь со временем; люди, приехавшие во Владивосток впервые, города как следует и не повидали.

И вот утром 7 августа остались позади зеленые холмы Владивостока. Прошли крохотный островок Скрыплев с белым маяком на нем; туман скрыл громаду острова Аскольда, а затем и мыс Поворотный.

Вечером, после чая, состоялось общеэкспедиционное собрание в столовой команды — самом большом помещении судна. Портреты знаменитых русских мореплавателей — Головнина, Крузенштерна, Лисянского, Невельского, Макарова и других, висевшие на темных полированных панелях между иллюминаторами, казалось, строго и с любопытством оглядывают собравшихся. Невольно вспомнились слова Пушкина: «Здравствуй, племя младое, незнакомое!»

Собрание открыл председатель судкома М. К. Сафонов — старший электромеханик, веселый полный человек, которого все звали Капитонычем. Был избран президиум собрания, и места за столом заняли: начальник рейса профессор Л. А. Зенкевич, заместитель директора института профессор В. Г. Богоров, капитан «Витязя» С. И. Ушаков, секретарь парторганизации института Г. П. Пономаренко.

Начальник экспедиции говорил о чести плавать на единственном в мире плавучем институте. Рассказал о задачах рейса: нам нужно выяснить условия движения водных масс Охотского моря, распределения температуры и солености воды, их газовый и химический режим. Необходимо подробно изучить рельеф дна и характер донных отложений, состав и количественное распределение растительного и животного мира, выявить «поля» питания сельди и других промысловых рыб.

— Мы еще не имеем опыта работы на «Витязе». — закончил Зенкевич, — но я уверен, что и ученые и моряки, объединив свои силы, выполнят поставленную задачу.

Собрание кончилось поздно, но мы еще долго не расходились.

— Завтра ночью пройдем пролив Лаперуза, а там начнем станции, — на прощание сказал капитан Ушаков поднимаясь в свою каюту.

Карта рейса составляется заранее, здесь стараются учесть интересы всех специалистов в той мере, в какой они не противоречат друг другу. На карте по прямолинейному маршруту-«разрезу» точками наносятся станции — места остановки судна для океанологических работ. Частота станций на отдельных разрезах зависит от многих причин, но больше всего от степени изученности данного района.

После первой станции время пошло быстро, замелькали дни и ночи. Иногда делали по пяти станций в сутки, иногда больше. Отдыхать приходилось мало. Особенно тяжело доставалась ночная работа. Первые дни люди еще привыкали друг к другу и к приборам, а поэтому работа шла не быстро и станции затягивались. Случалось, что топили приборы. Но без этого не бывает — море есть море.

Постепенно жизнь на корабле вошла в обычную походную колею. В семь часов утра колокольчик в руках дневального возвещал подъем. В половине восьмого подвахта завтракала, в восемь сменяла своих товарищей. Так было и у моряков, и у научных работников. Дальнейший распорядок дня зависел от станций. Дежурный по станции, назначенный начальником экспедиции, предупреждал всех о каждой станции за 15 минут. Он же оповещал о том, что можно начинать работы. Тотчас приборы шли в воду. Все происходило по строгому плану: было заранее известно, какие отряды на каких станциях работают, в каком порядке, сколько времени.

Обычно сначала работы велись на левом борту, где стоят лебедки гидрологов. Гидрологические наблюдения — это канва рейса. Затем начинались работы и на корме. Там спускали сетки планктонологи и ихтиологи[2].

Когда работы на левом борту заканчивались, корабль становился правым бортом к ветру, и приступали к работе геологи. Они опускали в море длинные трубки, с силой вонзающиеся в дно. Трубки приносят столбики грунта. По ним узнают историю отложения осадков на морском дне за несколько тысяч лет. Советскими учеными Н. Н. Сысоевым и Е. И. Кудиновым сконструирована трубка длиною 36 метров. Правда, спуск такого прибора очень сложен, но зато результаты очень важны для науки.

С правого борта работает также отряд, изучающий бентос[3]. Здесь спускают дночерпатель, который захватывает грунт со всеми его обитателями с площади в 0,1 или 0,25 квадратного метра.

В работах на «Витязе» отчетливо видна особенность советской океанологии — комплексный, всесторонний метод исследований. Только такой подход отвечает современным требованиям науки. Нельзя изучать толщу воды и дно моря а отрыве одно от другого и от организмов, живущих тут и там, а также от многих других факторов.

Исследования проводятся не только во время стоянок. На малом ходу судна спускают различные тралящие орудия — тралы Сигсби, бим-тралы, оттер-тралы[4] и другие. Обычно траление продолжается 20–30 минут.

Подъем трала неизменно вызывал живейший интерес, и за несколько минут до его появления из воды свободные от вахт собирались на кормовой палубе.

Есть на «Витязе» и отряды, не связанные со станциями. Например, отряд метеорологов. Они несут круглосуточную вахту, наблюдая погоду. Синоптик составляет прогнозы, которые ежедневно вывешивают на доске объявлений. Радиозондисты выпускают в воздух огромные шары-пилоты, которые несут блоки крохотных приборов. Они автоматически сообщают по радио температуру и другие характеристики атмосферы над районом плавания.

Независимо от станций работают также актинометристы, изучающие лучистую энергию солнца, и сотрудники отряда морской техники, конструирующие новые приборы для исследований.

Вечерами все свободные от вахт смотрят кинофильмы, играют в шахматы, иногда устраивают танцы. Можно посидеть и с книгой, взятой в судовой библиотеке. Часам к 11–12 ночи жизнь на судне как будто затихает. Но так только кажется. Не спят вахтенные на ходовом мостике, работает машинная вахта, радист стучит на ключе и электронавигатор не отходит от экрана радара. Хотя «Витязь», как правило, ходит вне корабельных дорог, но все может быть…

Когда выглядывало солнце, то холодное туманное Охотское море становилось светло-синим. В такую погоду однажды показалось стадо китов. В Охотском море, особенно в его южной части, часто встречаются усатые киты (сельдяной и синий полосатики, финвал, горбач), которые питаются крохотными рачками и мелкой рыбой. Появляются здесь и кашалоты — представители зубатых китов. Их пища — крупные головоногие моллюски и рыба. Водятся в Охотском море и косатки — дельфины, достигающие 10 метров длины и 15 тонн веса. Это хищники: вдвоем-втроем они нападают на котиков, тюленей, а большими группами — даже на крупных китов.

В конце августа «Витязь» встал на станцию вблизи острова Ионы. Это единственный остров в Охотском море, который находится вдали от берегов, он удален от ближайшей земли, Сахалина, на 250 километров. Вернее, это не остров, а огромная скала в 150 метров высотой, напоминающая своими очертаниями египетскую пирамиду. Склоны ее обнажены, растительности нет.

Над островом вилась масса птиц, а когда подошли поближе, то увидели на прибрежных скалах сивучей — животных, которые относятся к семейству ушастых тюленей; как и котики, они водятся только в северной части Тихого океана. Это крупные животные; вес самцов достигает одной тонны, самки значительно меньше, но и они весят до 350 килограммов. Питаются сивучи главным образом рыбой. Остров Ионы — крупнейшее лежбище сивучей. Здесь они проводят лето и выводят потомство, а на зиму откочевывают на юг в открытое море.

Группа наших ученых во главе с профессором Богоровым направилась к острову на шлюпке. Сивучи их встретили вполне дружелюбно и даже позволяли брать на руки своих малышей. Птицы тоже оказались совсем ручными.

После посещения острова Ионы «Витязь» направился в Пенжинскую губу. Вода здесь совершенно зеленая от массы уже успевшего размножиться фитопланктона[5]. Биологам он доставлял много неприятностей, так как моментально забивал сетки, и вместо чистого шелкового конуса с пробой в латунном стакане на его конце из моря поднимались раздутые темно-зеленые пузыри, из которых еле-еле сочилась вода. Темно-зеленая масса, заполнявшая планктонные сети, по консистенции напоминала повидло.

Профессор С. В. Бруевич, начальник химического отряда, даже пробовал ее на вкус, но, кажется, она ему не понравилась: створки этих крошечных водорослей, состоящие из кремнезема, хрустели на зубах.

Закончив работы в Пенжинской губе, «Витязь» проследовал в порт Нагаево. Предстояло взять воды, починить закапризничавшие эхолоты. В бухте Нагаево — прекрасной естественной гавани — стояло несколько больших грузовых пароходов и небольшое стройное экспедиционное судно Тихоокеанского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии «Исследователь», занимавшееся изучением биологии охотской сельди.

Вечером мы пригласили к нам на «Витязь» ученых и моряков с «Исследователя», устроили товарищеский ужин, в непринужденной беседе обменялись своими достижениями и планами на будущее.

На следующий день мы отправились на берег. Сентябрьское прохладное солнце освещало окружающие порт невысокие скалистые горы, покрытые редким кустарником. Они были в желтом и красном уборе — осень здесь была уже в разгаре.

За прибрежными горами, в четырех километрах от порта, находится город Магадан — столица Колымского края. К нему вело прекрасное шоссе, по которому мы и направились пешком, не дожидаясь автобуса.

За четыре дня стоянки в Нагаево мы набрались новых впечатлений, побывали на концерте и на футбольном матче.

В ночь на 9 сентября «Витязь» вышел в море продолжать работы. Вблизи полуострова Кони спустили оттертрал. Участник рейса известный ихтиолог П. Ю. Шмидт на основании своих многолетних исследований пришел к выводу, что Охотское море самое богатое рыбой из всех морей Советского Союза. В нем обитают такие ценнейшие промысловые рыбы, как лососи, особенно много здесь кеты, горбуши, кижуча. Видное место в вылове занимает сельдь. Кроме того, в море большие запасы трески, наваги, минтая, камбалы и других рыб.

Первое траление дало небольшую добычу: двух бычков, ската, агониду (или морскую лисичку), креветок, крабов. Но это был первый улов, и когда ихтиологи принесли его в свою лабораторию, в дверях столпились любопытные.

Спущенными затем плавными сетями поймали всего-навсего одну селедку. Но настал день, когда ихтиологи торжествовали. Оттер-трал принес около 100 килограммов камбалы и много камчатского краба. Крабами ихтиологи не интересовались, зато все остальные в восторге тащили крабов и варили их в ведрах. Крабовые консервы пользуются заслуженной славой, но свежепойманные крабы много вкуснее.

Камчатский краб, имеющий размах ног до полутора метров, достигает нескольких килограммов веса. Это важнейший объект дальневосточного промысла. Крабов добывают сетями, которые спускают с моторных катеров. Сети с добычей катера доставляют обычно на большой грузовой пароход — плавучий крабоконсервный завод. На этих заводах выполняются все операции — от выпутывания крабов из сетей до закупорки в широко известные белые или синие с красным банки. Советские крабовые консервы считаются лучшими в мире.

Камчатские крабы живут большими стадами. Стада крабов путешествуют по дну, проходя на своих длинных ногах большие расстояния. Зимою они обитают далеко от берега, летом приходят для размножения на мелководья Камчатки и Сахалина.

Ночью начался шторм, и уже утром в кают-компании было много пустых мест: не все вышли завтракать. На столах приподняты штормовые бортики; чайники, чтобы не скользили по столу, поставлены на мокрые полотенца, есть приходилось, придерживаясь одной рукой за стол.

Палубных работ нет, просматривать пробы в бинокуляр или микроскоп невозможно. Остается только цифровая обработка материала, ремонт сеток и некоторые другие лабораторные работы.

Шторм продолжался и весь следующий день. Однако планктонологи все же брали пробы, но не сеткой, а специальным прибором конструкции Богорова.

20 сентября показались берега Камчатки. Величественные, заснеженные сверху сопки залива Камбального долго не давали покоя судовым художникам: все умевшие рисовать в свободное от вахты время делали наброски в своих альбомах. Особенно большое впечатление произвел остров Алаид — конус вулкана, поднимающийся из воды. На узкой, как казалось издали, кромке у подножия вулкана теснилось селение… Вскоре все это закрыл туман.

Через несколько дней «Витязь», закончив один из поперечных разрезов, подошел к берегам Сахалина. Отсюда взяли курс на юг. Предполагалось выйти в океан и сделать несколько станций над впадиной Тускарора (Курило-Камчатской).

Через неделю «Витязь», пройдя одним из Курильских проливов, вышел в океан и 10 октября встал над Курило-Камчатской впадиной. Здесь совершенно иная погода, чем в Охотском море. Тепло, можно снять надоевшие ватники. Температура воды у поверхности плюс 20°.

Отряд бентоса спускал трал Сигсби на 8000 метров, почти весь день работала глубоководная траловая лебедка. Все с волнением ждали его подъема. Трал благополучно вернулся на палубу; улов был беден, но все же был! Животные с глубины в 8 километров — шутка сказать! Это были главным образом необычной формы асцидии, овальные, с восемью «ножками», актинии на длинных стеблях, полихеты[6], рачки. Все они были серого цвета и испускали сильный запах йодоформа.

Это было большим событием. Ведь известный исследователь морских глубин шведский ученый Ганс Петерссен отрицал возможность жизни на глубинах свыше 7 000 метров. Значит, дно даже глубочайших впадин не безжизненно, там есть свое население, которое человек увидел теперь впервые.

Ихтиологи спускали сетку Шмирабо, названную так по начальным слогам фамилий конструкторов — Шмидт, Расс, Богоров. Увы, неудачно! Когда ее стали поднимать, она оборвалась, не дойдя 800 метров до поверхности. Не успели вытянуть обрывок троса, как вдруг на поверхности моря появилась масса темных округлых тел. Оказывается, это всплыли вверх брюхом пойманные оборвавшейся сеткой макрурусы — глубоководные рыбы. Тотчас же на них налетели чайки и громадные альбатросы, с размахом крыльев более полутора метров, но моряки быстро спустили шлюпку и успели собрать большую часть всплывшей рыбы.

Макрурус мало привлекателен на вид. Темно-серое до метра длиной тело с мелкой острой чешуей сужается сразу от громадной головы к хвосту, который кончается чуть ли не ниточкой. Выпученные от перемены давления и без того огромные глаза и торчащий из разинутого рта большой желудок также не придают макрурусу красоты.

Но на следующей станции сетка поперечником в метр принесла глубоководных рыб, которые вызвали всеобщее восхищение. Это были небольшие рыбки со светящимися органами по бокам. Они были уже мертвы, однако в темноте все еще слабо светились.

Геологи расстроены. Глубоководная трубка пришла изогнутая и пустая — очевидно, ударилась в каменистый грунт. Они горят нетерпением заполучить «красную глину». Такой грунт устилает ложе океана за тысячи миль от берегов, он цвета какао, который придают ему окислы железа и марганца. Предполагают, что красная глина вулканического происхождения и в ее создании принимали участие микроорганизмы и космическая пыль.

Ночью спускали дночерпатель на глубину 5000 метров. Сначала он пришел пустой, но на следующий раз принес несколько килограммов знаменитой красной глины! До этого в СССР имелся только маленький кусочек этой глины, купленный в Англии, из образцов, добытых еще английской экспедицией «Челленджера» в конце прошлого века.

Наконец станции окончены, и «Витязь» берет курс на Владивосток. Но никто не отдыхает: составляют отчеты, чертят графики, приводят в порядок экспедиционное имущество, пишут первые наброски научных трудов.

Экспедиция возвращалась через Сангарский пролив. К нему подходили на закате, и из-за островов отдельными лучками выбивались солнечные лучи — Япония предстала перед витязянами как «страна заходящего солнца».

22 октября, в холодный, но солнечный день «Витязь» подошел к причалу Владивостока.

В СТОРОНЕ ОТ МОРСКИХ ДОРОГ

Январь 1950 года застал многих из участников первого рейса снова на борту «Витязя». Предстояло испытать плавучий институт в тяжелых зимних условиях. Стояли морозные дни, резкий порывистый ветер обжигал лицо. Иллюминаторы «Витязя» скрыты под толстым слоем инея. Тепло в каютах держится, только пока включены электрические грелки. Но «Витязь» еще не оброс льдом, а вот все суда, пришедшие с моря, напоминают айсберги.

Январь — самый холодный месяц в Японском море. Кроме того, зимою там очень часты штормы. Это чрезвычайно затрудняет проведение океанологических работ, в особенности на небольших судах. И хотя Японское море исследовано лучше других наших дальневосточных морей, зимний его режим изучен мало.

…Маленький буксирчик по полоске чистой ото льда воды тащил корабль на рейд. Лед кругом был настолько толстый, что свободно выдерживал тяжесть человека, и ежедневно до острова Скрыплева и обратно в порт совершал «очистительные» рейсы ледокол. А за Скрыплевым начался блинчатый лед: сюда доходила зыбь, и мелкие льдинки, крутясь и качаясь, обрастали по краям ледяным валиком.

После мыса Поворотного «Витязь» пошел к северу.

Ученых в этом рейсе, помимо особенностей гидрологического режима, интересовало взаимодействие водных и воздушных масс, распределение донных отложений, количество и состав планктона, бентоса, развитие личинок рыб в зимнее время.

Условия работы оказались весьма неблагоприятными. При морозе 10–13° почти непрерывно штормило, ветер пронизывал полушубок, и поэтому поверх надевали резиновый шахтерский плащ. Особенно тяжело было в такую погоду работать с металлическими приборами. Поднятые из воды, они моментально обледеневали и «жгли» руки. К тому же во время станций нельзя было обогреться в каютах, так как вся электроэнергия отдавалась работавшим лебедкам и в помещениях на этот срок выключалось отопление.

Вблизи от острова Монерон «Витязь» попал в жестокий шторм. От забортных брызг палубы, лебедки и рангоут быстро стали покрываться слоем льда. Слой с каждым ударом волн становился все толще. Это грозило опасностью — известны случаи, когда корабли под многотонной тяжестью намерзающего льда оседали в воде все ниже и тонули. С утра был объявлен аврал. Вся палубная команда во главе с боцманом и часть научных сотрудников скалывали лед, а снег сгребали в кучи, совсем как на городских улицах! Затем все это выбрасывали за борт.

При полном отсутствии видимости от сильного снегопада и брызг «Витязь» продвигался почти не сбавляя хода — помогал радиолокатор.

После окончания шторма продолжали идти прежним курсом, но вблизи Сахалина ход пришлось сбавить: «Витязь» вошел в плавучие разреженные льды и, лавируя между ними по большим разводьям, продолжал работу.

Когда ветер утих, а температура воздуха понизилась до минус 14°, разводья стали быстро покрываться льдом и отдельные льдины смерзались в большие поля. «Витязь»— не ледокольное судно. Поэтому капитан спустился на палубу и просил поторопиться со станцией. «А то смотрите, зазимуем тут», — заметил он.

Большие хлопоты доставляло спутывание тросов, на которых опускают за борт приборы. Хотя «Витязь» достаточно большое судно, но если приборы спускаются на глубину 500 метров и глубже, течения могут скрестить тросы. Нередко ихтиологи ловят в свои сети вертушки гидрологов, а планктонологи поднимают на борт только обрывок троса — сетка «отпилена» соседями. Постепенно мы набрались опыта, и такие происшествия стали редкостью.

Закончив работы в северной части моря, «Витязь» направился в пролив Лаперуза, где мы сделали несколько разрезов. Была ясная, почти безветренная погода. Солнце розовым светом заливало спокойное море и заснеженный мыс Анива вдали. Но зимою штиль долго не удерживается. Как только вышли из пролива, Японское море встретило норд-остом до девяти баллов. Снова началось обледенение и борьба со льдом.

Когда ветер немного утих, сделали несколько станций до дна, но настоящих глубоководных организмов выловили мало. Только раз или два попались типичные обитатели больших глубин — малиновые гребневики. Весь остальной улов — организмы, в других морях населяющие слой воды в среднем от 500 до 1000 метров. Здесь же они встречаются в нескольких тысячах метров от поверхности. Это загадка, которую еще предстояло решить.

По выходе из пролива Лаперуза недалеко от острова Хоккайдо спустили плавные сети, надеясь поймать сельдь. В сети попалось всего несколько рыб, но ихтиологи, вскрыв их, тотчас отметили очень интересный факт: у всех сельдей желудок был до отказа набит планктонными рачками. А ведь до сих пор считалось, что сельдь зимой почти не питается.

Вскоре «Витязь» повернул к югу. Постепенно становилось все теплее. Мы сменили полушубки на ватники, а валенки — на сапоги. Растаял лед на палубе, приборы уже не «обжигали» руки. Потеплением особенно довольны были сотрудники отряда бентоса: пробы грунта, взятые дночерпателями, до сих пор стояли в ведрах неразобранные — грунт нельзя было промывать на морозе.

В южной части моря было уже заметно приближение весны. В северных и умеренных водах, так же как и на суше в тех же широтах, отчетливо видна смена времен года. Учение о сезонах в море разработали советские исследователи П. П. Ширшов, В. Г. Богоров и Б. П. Мантейфель.

Весна в воде начинается со значительного увеличения количества фитопланктона. Потепление воды и увеличение интенсивности света стимулируют размножение этих одноклеточных водорослей. Они бурно размножаются, и вода приобретает зеленый оттенок. Как говорят, наступает «цветение» моря. Начало этого цветения было отмечено нашими планктонологами в южной части Японского моря еще в феврале. Здесь же ученые наблюдали и значительное количество зоопланктона — основной пищи пелагических рыб[7]. Недаром на самом юге вблизи Цусимского пролива зимует скумбрия.

Утром 1 марта «Витязь» вернулся во Владивосток. Трудности рейса были преодолены, впервые проведено изучение зимнего гидрологического и гидрохимического режима вод Японского моря, собрано большое количество проб планктона, бентоса и личинок рыб. Получены новые сведения, подтвердившие вывод известного исследователя дальневосточных морей К. М. Дерюгина об отсутствии глубинной фауны в Японском море.

* * *

Май 1952 года. Последние минуты перед отходом в новое плавание. В иллюминаторе — яркое солнце, голубое небо, светлые здания большого города. На столе последний букет черемухи, впереди серое море, туман, штормы…

Уходит последняя шлюпка с провожающими, и веселый весенний Владивосток постепенно скрывается вдали.

Основная цель экспедиции — комплексное исследование важных промысловых районов Берингова моря: прибрежья Камчатки, Олюторского и Анадырского заливов. Большой интерес представляла и гидрологическая съемка моря ранней весной.

В открытый иллюминатор плеснуло волной, но слегка, как предупреждение. Его пришлось закрыть, и, вероятно, надолго. В каютах теперь всегда тепло, даже на станциях — на корабле проведено паровое отопление.

Путь «Витязя» лежал через залив Анива к порту Корсаков, где мы должны были принять на борт гидрографов.

Еще на большом расстоянии от Корсакова непередаваемо приятно запахло водорослями… Прибрежные воды Сахалина, как и Приморья, Японии и Кореи, известны обилием бурых водорослей, называемых морской капустой или ламинарией. Эти растения прикрепляются к морскому дну специальными корневидными выростами. Ламинария имеет вид ленты шириной 5—35 сантиметров и длиной 3–5 метров. Морская капуста образует мощные заросли. Сырой вес этих подводных лугов составляет 7–8 килограммов на квадратный метр. Водоросли добывают со шлюпки при помощи шестов с крючьями на конце. Ламинария — пищевой продукт, основные потребители ее Япония и Китай. Из нее приготовляют более десятка блюд. У нас делают консервы «морская капуста», напоминающие по вкусу икру из баклажан.

Помимо ламинарии, на Дальнем Востоке добывают красную водоросль — анфельцию. Красные водоросли живут глубже бурых и покрывают дно небольшими кустиками. Эти водоросли используются преимущественно для получения агар-агара, применяемого в кондитерской промышленности, медицине, бумажной промышленности. Из водорослей можно добывать ценные кислоты, спирт, краски, ацетон. Пригодны они и как удобрение…

Показался порт Корсаков, в него мы не заходили — сберегая время, «Витязь» встал на внешнем рейде. Город находится на плоской равнине и с моря не виден — его закрывают портовые сооружения.

Взяв на борт гидрографов, «Витязь» вышел из залива Анива и направился по Охотскому морю вдоль Курильской гряды. Теперь экспедиция была в полном составе. В каждом рейсе обычно бывает немало молодежи, а в этом ее было особенно много: почти весь гидрологический отряд состоял из студентов Владивостокского гидрометтехникума. Большинство из них были совсем юные девушки, они не очень-то слушались своего начальника, аспиранта К. Т. Богданова, который был ненамного старше их.

Капитан «Витязя» Игорь Васильевич Сергеев тоже был молод, но уже имел большой опыт плаваний. На «Витязе» он работал второй год и хорошо знал специфику работы исследовательского судна.

Начальником этого рейса был профессор А. Д. Добровольский. Опытный исследователь, он много раз бывал в Арктике и не первый год плавал на «Витязе».

Утром «Витязь» вошел в Авачинский залив, один из самых больших и красивых на Тихом океане. В нем могли бы поместиться флоты нескольких стран. Горные цепи окружали залив, снежные вершины сопок блестели на солнце. Особенно хороши были заснеженные вулканы — Авачинский, Коряцкнй, Желтовский.

«Витязь» подошел к небольшому гористому полуострову, любимому месту досуга петропавловских жителей. Здесь расположены парк отдыха, спортивные площадки.

Петропавловск-на-Камчатке вытянулся вдоль берега. За домами поднимаются зеленые горы, а над ними высятся горы снеговые.

Невысокие, большей частью деревянные здания — таков был Петропавловск 1952 года. Как и все дальневосточные города, он быстро рос и благоустраивался. Каждый год заходил «Витязь» в Петропавловск, и ежегодно витязяне отмечали все новые черты в его облике.

В городе много исторических памятников.

На невысоком постаменте с барельефом парусника на фронтоне — камень, к которому цепью прикреплен якорь. Это памятник Лаперузу, французскому мореплавателю, открывшему пролив между Сахалином и Хоккайдо. Он описал западный берег Сахалина и несколько заливов и мысов в Приморье. Они сохранили французские названия: залив Де-Кастри, мыс Жонкиер, остров Монерон.

Памятник Берингу представляет черную колонну на белом постаменте.

Самый древний памятник — надгробная плита над могилой Чарлза Кларка, участника третьей экспедиции известного английского мореплавателя Джемса Кука, ставшего после гибели Кука его заместителем. Эпитафия на английском языке, посвященная не столько покойному, сколько его начальнику капитану Куку, гласила, что именно Кук и Кларк в 1768 году открыли… Камчатку. Это звучит достаточно странно. Не говоря уже об открытии Камчатки, укажем, что Петропавловск основан за четверть с лишним века до посещения его Куком — в 1741 году.

На склонах сопки, заросших деревьями, над морем замерли две часовни — памятники героической обороны Петропавловска в 1854 году от нападения соединенной англо-французской эскадры.

На площади — обелиск над могилой тех, кто отдал свою жизнь за счастье советского народа. На монументе высечена надпись: «Вечная слава героям, павшим в боях за честь и победу нашей Родины. Память о вас, вернувших Родине Курильские острова, переживет века. Август, 1945».

Мы зашли в небольшой краеведческий музей. Он показался нам несколько запущенным: видимо, давно не обновлялись экспонаты, особенно морские. Но даже и то, что имелось, говорило без слов: как же богата эта красивая суровая земля! В море — большое разнообразие рыбы, моржи, котики, киты, крабы, в реках — лососи, в лесах — ценные пушные звери.

Вечером в двухэтажном деревянном доме камчатского отделения Тихоокеанского института рыбного хозяйства и океанографии состоялась встреча ученых «Витязя» и местных океанологов. Делились опытом, давали друг другу советы. А утром «Витязь» ушел в плавание.

Съемка промысловых районов требует большого напряжения сил. Станции через 15, 10 и даже 5 миль, поэтому промежутки времени между ними очень невелики. Люди успевали только сделать записи в журналах и снова надевали намокшие ватники.

Однажды экспедиция оказалась в районе большого скопления трески. Началось с того, что планктонная сетка принесла треску. Тралмейстер с ихтиологами стали готовить трал, а свободные от вахт начали лов рыбы крючками. За борт с лебедки спускали тонкий трос с крючками без всякой наживки и через несколько минут подымали трос с гирляндой зеленовато-белых бьющихся тресковых тел. На удочку попадались и терпуги, интересные тем, что у них не одна, а четыре боковых линии на теле.

Тралом ловили камбалу, минтая. А однажды в районе Олюторского залива трал принес красных и розовых морских окуней. Некоторые из них достигали чуть ли не метра длины. Выпученный изо рта плавательный пузырь и тонкие розовые вздутия глаз говорили о том, что эта рыба живет глубже, чем другие промысловые рыбы: их поднимали с глубины 300–400 метров.

На другой день весь экипаж «Витязя» угощался окуневой ухой: четырнадцати окуней хватило на всех.

Севернее Камчатки к самому морю подходит Корякский хребет, покрытый снегом даже в июне. До бухты Провидение здесь нет крупных населенных пунктов. А между тем «Витязь» нуждался в воде. Лоция подсказала простой выход: зайти в бухту Иматра, где имеется достаточно мощный источник. Так и поступили.

С моря вход в бухту не был заметен. Казалось, высокие снеговые горы расступились и пропустили корабль. Берега бухты еще полностью сохранили свой зимний наряд. Бухта Иматра и находящаяся за нею бухта Глубокая еще и наполовину не очистились ото льда. Только набухшие почки деревьев, ветки которых были чуть заметны под снегом, да зеленые кожистые листья полярного рододендрона говорили о близком приходе весны.

Был спущен мотобот, в котором партия матросов отправилась на берег на поиски воды. Но указанная в лоции ложбинка, где был ручей, оказалась под снегом. Пришлось копать ямы, и только в четвертой нашли ручей. К полудню «Витязь» ошвартовался кормой к берегу, заведя концы за два больших камня. В снегу вырыли траншеи, в них уложили шланги — и вода пошла самотеком.

На ледяном припае всего в нескольких шагах от борта «Витязя» виднелись почти совершенно круглые следы медведя величиной с небольшую тарелку. Группа витязян начала карабкаться в гору, проваливаясь выше колен в снег. Ярко светило солнце, снег слепил глаза, голубела неподвижная вода бухты. В ней зеркально отражались горы и маленький издали корабль. Экскурсанты принесли ветки рододендрона, они вскоре пышно расцвели в каютах.

На другой день на мотоботе была отправлена партия из представителей всех отрядов для исследования бухты Иматра.

Бухты Глубокая и Иматра хорошо известны китобоям. Они сюда заходят на стоянку для текущего ремонта и пополнения запасов воды.

В Беринговом море промышляют тюленей, котиков, моржей, китов. К сожалению, ценных усатых китов осталось мало, основную добычу составляют кашалоты.

12 июня «Витязь» направился в Анадырский залив, однако сделать океанографическую съемку всего Анадырского залива не удалось. Погода благоприятствовала, светило солнце, но в глубине залива стояли сплошные льды, а дальше за их кромкой колыхался густой туман. В разрывах порой виднелись берега — низменная снежная равнина.

На обратном пути «Витязь» работал значительно дальше от берегов. Но и здесь ихтиологи часто ловили икринки и личинки рыб, к большому удовлетворению профессора Т. С. Расса. Особенно часто попадались личинки минтая, рыбы, близкой к треске, встречающейся только на Дальнем Востоке. Нередко ловилась и молодь различных видов камбалы, в том числе и очень вкусного палтуса.

Однажды трал принес несколько довольно крупных осьминогов. Со щупальцами они были в поперечнике более двух метров. Бесстрашные биологи брали их в руки, к ужасу остальных. Раздраженные осьминоги густо багровели. Одна из самых удивительных особенностей головоногих моллюсков, к которым относятся и осьминоги, — это их способность чрезвычайно быстро менять окраску тела. В спокойном состоянии они светлые, иногда даже полупрозрачные, при раздражении краснеют или чернеют.

Питаются не слишком крупные осьминоги преимущественно моллюсками. Они хорошо живут в аквариумах, но в лаборатории бентоса не нашлось больших аквариумов, и потому временно их поместили в ванну на прогулочной палубе, предварительно напустив туда морской воды. Рано утром раздался пронзительный женский крик: уборщица, зайдя в полутемное помещение, неожиданно наткнулась на осьминога. Он держался на краю ванны, спустив по обе стороны слегка шевелившиеся щупальца и вытаращив неподвижные злые глаза. Они немного похожи на человеческие, и, может быть, поэтому на неискушенных людей осьминоги производят сильное впечатление.

24 июня «Витязь» подошел близко к берегу Олюторского залива. Ихтиологи хотели понаблюдать за мойвой, которая после нереста выбрасывается на берег и гибнет, а гидробиологи — сделать сборы прибрежной фауны. К берегу пошел мотобот.

Внизу, у моря, было холодно, кое-где лежал нетающий снег, а немного выше веял теплый ветер, зеленела трава и пышно цвел желтый рододендрон. Начало весны и ее конец здесь разделяло буквально несколько шагов…

Рейс прошел успешно, во Владивостоке на специальной научной конференции были подведены итоги. Впервые в Беринговом море в ранневесеннее время выполнена океанологическая съемка, получены подробные сведения о скоплениях рыб и их личинок, а также важнейшие данные о кормовых ресурсах и их распределении.

* * *
Туман такой густой, что, кажется, его можно резать ножом. «Витязь» басовито гудит, но звук гаснет, как в вате.

Нам предстоит работать в местах, которые в лоции отмечены как опасные для мореплавателей. Они находятся в стороне от морских дорог. Это некоторые проливы, разделяющие острова «Курильского ожерелья».

«Курилы» — так называют их на Дальнем Востоке — скрыты пеленой тумана, но мы их обнаружили при помощи всевидящего ока радиолокатора через двое суток после выхода из Владивостока.

Почти все 47 дней рейса «Витязь» плавал в тумане. Теплые влажные массы тихоокеанского воздуха, приходящие с юго-востока, охлаждаются над водами холодного течения Ойясио и особенно в проливах, где в летнее время в результате интенсивного приливного перемешивания на поверхность поднимаются глубинные, значительно более холодные воды. Это и порождает густые и продолжительные туманы, которыми так славятся Курильские проливы.

Ночью во время станций туман порой был так плотен, что, когда зажигали прожекторы, работавшие на палубах видели свои огромные тени, отброшенные на туманную «стенку». Казалось, корабль стоял в каком-то тесном колодце. Днем туман тоже удивлял витязян: пасмурно, но ясно видно, что горизонт ничем не закрыт, и вдруг над «Витязем» нависали высокие горные вершины. Что такое? Оказывается, это не линия горизонта, а граница неожиданно спустившегося тумана.

Бывало и так, что нос корабля не виден— скрыт туманом, а за кормой почти чистый горизонт. Попадали и в такие места, где туман образовывал кольцо. Внутри кольца ясно и вверху видно голубое небо, а вокруг белая стена. Это были районы так называемых холодных пятен, где температура воды на поверхности в результате особенно интенсивного перемешивания относительно теплых поверхностных вод с холодными глубинными ниже, чем на окружающей акватории.

Однажды туман сыграл было с нами плохую шутку. Мы проводили суточную станцию на большой глубине. На этот раз «Витязь» находился на оживленном морском пути — здесь проходили корабли к Камчатке и Чукотке.

Все шло обычным размеренным порядком, и вдруг на «Витязе» зазвучал непрерывный тревожный гудок. Кто был в помещениях, выбежали на палубу, и в этот момент из тумана показался огромный корпус теплохода «Азия». Почти задев своим бортом борт «Витязя», он тотчас пропал в серой мгле. В штурманской бледная от волнения вахта облегченно перевела дух, только капитан сохранял внешнее спокойствие.

Острова Курильской гряды мы видели только в редкие бестуманные дни. Вид у них суровый. Небольшие острова похожи на готические соборы, а скалистые громады больших, протяженностью в несколько десятков километров, напоминают сказочных великанов. Все это вершины погруженного в океан грандиозного Курильского хребта.

Над некоторыми конусообразными вершинами курится дымок — это действующие вулканы, поэтому землетрясения здесь не редкость.

Для Курильских островов, общее число которых 56, характерны черты морского климата. Зимы здесь метельные, вьюжные и несравненно мягче, чем на тех же широтах на материке; лето прохладное: средняя температура августа, даже когда лето считается очень жарким, не превышает 18°. Только на островах, находящихся на крайнем юге Курильской дуги, летняя температура выше; там, как и на Хоккайдо, растет бамбук.

Погода на Курильских островах капризна. Очень часто в разгар зимы наступает оттепель, а летом в хороший солнечный день остров вдруг окутывается сплошной пеленой тумана, и сырой холодный воздух моря приходит на смену теплому, напоенному запахом земли.

В районе Курил нас интересовали течения, водообмен между Охотским морем и Тихим океаном через проливы, а также условия обитания рыб в этих местах.

Большое внимание мы уделили изучению явлений, связанных с приливами и отливами. С этой целью в море в разных местах были выставлены мареографы — самописцы, фиксирующие колебания уровня за большой период времени. Одновременно проводились измерения течений.

Явление прилива в океане выражается не только в периодических изменениях уровня, но и в так называемых приливных течениях. Строго говоря, это не течение в обычном смысле слова, когда вода более или менее постоянно течет в одном направлении, а горизонтальное движение взад и вперед от некоторого положения равновесия. Особенно большая скорость приливо-отливных течений наблюдается в проливах. В некоторых проливах Курильских островов скорость достигает 6 узлов. Для проливов характерны водовороты, образующиеся при встрече быстрых приливо-отливных течений разных скоростей и направлений. Все это создает большие трудности для мореплавателей. Поэтому изучение приливо-отливных течений имеет большое практическое значение…

23 августа «Витязь» зашел в порт Северо-Курильск — небольшой город на острове Парамушир — для пополнения запасов воды. Встали далеко на рейде, и сообщение с берегом поддерживалось с помощью мотобота.

У моря на низменном берегу бухты расположен рыбоконсервный завод, ремонтируются суда. В городе несколько улиц, застроенных рублеными домами. Это центр Северо-Курильского района, здесь есть своя газета, почта, больница, школы — все, что необходимо. В центре города, на площади, обелиск над могилой воинов Советской Армии и Флота, отдавших свою жизнь за освобождение Курильских островов в 1945 году.

Остров Парамушир — второй по величине и наиболее гористый из крупных островов Курильской гряды. Сразу за городом поднимаются покрытые травой довольно крутые склоны, которые выше переходят в серые скалистые гребни.

В ложбинах еще лежит нерастаявший снег. Деревьев не видно; кое-где в местах, защищенных от ветра, попадаются заросли ивняка и ольшаника. По зато множество цветов: незабудки, ирисы, лилии. Было удивительно приятно идти в этом нескончаемом море цветов.

На городском стадионе состоялась первая в истории «Витязя» футбольная встреча. Игра началась, как потом говорилось в репортаже нашей стенной газеты, по свистку судьи «тихоокеанской категории» — заместителя начальника экспедиции И. А. Стоянова. Нетренированные витязяне, разумеется, проиграли лучшей команде города. Нашим морякам не помогли даже огромные лужи, в которых застревал мяч.

Могли ли витязяне предполагать, что тихий Северо-Курильск через два месяца станет местом трагедий! Две огромные волны «цунами» одна за другой на рассвете внезапно обрушились на берег. Городу и некоторым предприятиям, расположенным поблизости, был нанесен значительный ущерб.

Причина разрушительных цунами — моретрясения, внезапные сейсмические смещения земной коры обычно в глубоководных впадинах. От океанских волн, вызванных ветром, цунами отличаются скоростью и высотой. Если наибольшая скорость ураганных волн составляет лишь 80 километров в час, то волны цунами движутся со скоростью самолета — до 800 километров в час, а высота их достигает 50 метров. Это и определяет огромную разрушительную силу цунами при встрече ее с берегом. Необычайна и длина волны цунами, которая может достигать 200 километров; поэтому они пологи и не опасны для судов, находящихся в открытом море.

ПОД НАМИ БЕЗДНА

В 1953 году изучению Курило-Камчатской впадины был посвящен специальный рейс «Витязя», которым руководил Л. А. Зенкевич.

Этот рейс был событием для советской океанологии — сделали большое количество станций до глубины 10 000 метров!

К станциям на этот раз готовились особенно тщательно и наибольшее внимание уделяли лебедкам: в их бесперебойной работе залог успеха, и, чтобы избежать сцепления тросов в воде, работы теперь производились только с одной лебедки.

Станции занимают много времени: от 6–8 часов у гидрологов и геологов, до суток у планктонологов. Последним приходится спускать прибор сначала на максимальную глубину, затем на меньшие — 8000 метров, 6000, 4000 и т. д. Когда лов почему-либо неудачен, его повторяют. Но это лишь в случае, если позволяет время. Ведь рейс «Витязя» точно рассчитан. До часа определено время на все виды работ, на стоянки в портах, и только двое-трое суток оставлено на так называемый штормовой резерв.

Конец мая 1953 года. «Витязь» уже несколько недель ведет работы в районе Курило-Камчатской впадины. Геологи круглосуточно несут вахту у эхолотов. Вот началось резкое увеличение глубины: восемь, девять, десять километров. Десятикилометровая толща воды под килем «Витязя»! Через несколько минут звонок по телеграфу, команда «стоп машина» — и судно ложится в дрейф. Первыми приступают к научным наблюдениям гидрологи под руководством К- В. Морошкина.

— Работать будем двумя сериями, — говорит Кирилл Владимирович, — особенное внимание — глубинной серии. Ведь это уникальные данные!

Пока работают гидрологи, сотрудник геологического отряда Г. Б. Удннцев рассчитал истинную глубину места, где сейчас находится «Витязь». Она оказалась равной 10 382 метрам, в то время как наибольшая глубина, измеренная в 1874 году американским судном «Тускарора», равнялась 8512 метрам. Существенная поправка! В дальнейшем с помощью эхолотов выяснилось, что Курило-Камчатская впадина — узкая, клинообразно сужающаяся вниз щель. На севере эта впадина подходит к Алеутской впадине, а на юге — к Японской.

С нетерпением ожидают, когда появятся батометры с пробами, постоянные клиенты гидрологов — химики. Сразу же после того как подняли все батометры, начинают работать с тралом биологи. Они особенно волнуются. Ведь до настоящего рейса было произведено всего пять тралений на глубинах более 6000 метров: американскими исследователями на «Альбатросе» во впадине Тонга в 1899 году, шведской глубоководной экспедицией во впадине Пуэрто-Рико в 1948 году, «Витязем» на Курильской впадине в 1949 году и два — датским судном «Галатеей» в 1951 году. Результаты первых двух тралений были чрезвычайно скудными. Только Витязь», а за ним «Галатея» своими работами по-настоящему опровергли гипотезу о безжизненности океанических впадин.

…Много часов разматывается стальной четырнадцатимиллиметровый трос, пока трал достигает дна. Особые приборы — тралографы регистрируют, сколько трал пройдет по дну океана за медленно идущим судном. Это необходимо, чтобы вычислить количественное распределение живых организмов по площади дна. А когда начинается подъем трала, какое волнение на борту! Медленно наматывается на барабан трос, но наконец трал поднят, и его окружает плотное кольцо людей, горящих желанием увидеть обитателей морской бездны. Ведь даже уже известные обитатели максимальных глубин очень интересны и необычны. Жизнь в полной темноте и под колоссальным давлением наложила на них специфический отпечаток.

Вот стеклянные губки с хрупким скелетом, сложенным из иголочек кремнезема, они настоящие произведения искусства. Десятиногие и равноногие раки, бесцветные или черного цвета, совершенно непохожие на своих ярко-красных собратьев, обитающих на меньших глубинах. Особый интерес у специалистов вызывают погонофоры, они стали известны сравнительно недавно — с 1933 года. Это длинные, до 40 сантиметров, червеобразные животные с густым венчиком тонких щупалец. Погонофоры живут в полутораметровых трубочках, которые образуются из их выделений. До сих пор у них не найдено ротовое отверстие. Нашим знаниям о погонофорах мы обязаны в основном ленинградскому зоологу профессору А. В. Иванову, участнику ряда экспедиций на «Витязе». Погонофоры распространены главным образом на глубинах свыше 3000 метров.

Во время работ на Курило-Камчатской впадине было обнаружено огромное скопление этого ранее неизвестного класса животных. Иногда пустые их трубки навертывались на колесико тралографа, как сено, и останавливали его работу.

Среди животных больших глубин много иглокожих; можно там встретить также офиур, или змеехвосток, близких родственниц морских звезд. Но больше всего среди обитателей глубин голотурий, или морских огурцов. Темные овальные тела их почти везде составляют 30–40 % всех животных, а на максимальных глубинах — даже до 90 %.

Голотурии распространены и на мелководьях и бывают разных размеров: от нескольких миллиметров до метра. Большинство голотурий питается, пропуская через кишечник грунт. Другие виды добывают пищу с помощью клейких щупалец. Живущие на небольших глубинах служат объектом промысла у Малайского архипелага и на Филиппинах и ценятся в Японии и Китае как пищевой продукт, известный под именем трепанга.

Коллективу биологов, возглавляемому профессором Л. А. Зенкевичем, удалось установить те изменения, которые претерпевает состав животного мира с увеличением глубины. Десятиногие раки не встречаются глубже 5000 метров, губки, морские звезды и офиуры — глубже 8000, предел обитания креветок и равноногих раков 9000 метров. Только морские лилии, некоторые брюхоногие и двустворчатые моллюски живут глубже. На максимальной глубине обитают многощетинковые черви, голотурии и погонофоры. По мере увеличения глубины жизнь беднеет количественно: до 4000–5000 метров на 1 квадратный метр приходится от 2 до 5 граммов биомассы (живого веса организмов), а в пределах от 8000 до 10 000 метров показатель биомассы составляет лишь 250–800 миллиграммов.

Можно сказать уже определенно, что жизнь существует даже на максимальных глубинах, но количество организмов уже с 2000 метров начинает резко убывать.

Интересные результаты получены ихтиологами. Так, на глубине 7230 метров была найдена небольшая бесцветная и безглазая рыба, новая для науки. Улов глубоководных рыб не плещется в тазах и стеклянных ваннах — небольшие рыбки странной окраски и формы лежат неподвижно: они уже мертвы, их убила быстрая смена давления при подъеме на поверхность. Ведь на каждые десять метров глубины давление увеличивается на одну атмосферу.

Вода сжимается незначительно, а так как ее в теле морских обитателей много, внутреннее давление организмов легко уравновешивается с давлением среды. При подъеме внутреннее давление становится все больше наружного, и животных буквально распирает. Поэтому на поверхность они приходят деформированными: изо рта торчит желудок, глаза выдавлены из орбит, а чешуя отстает.

Глубоководные рыбы, по данным, полученным во время исследований Курило-Камчатской впадины, очень разнообразны. Мы видели и бесцветных, почти белых рыб, слепых или с крохотными глазками, и тонких, черных, как уголь, похожих на шнурочки. Очень красивы стройные, со змеиной головкой и огромными зубами хаулиоды и серебристые, совершенно плоские аргиропелекусы и особенно маленькие темные миктофиды со светящимися органами по бокам.

Известно, что светятся не только рыбы, но почти все организмы, населяющие толщу воды, — гребневики, рачки, каракатицы.

Для каких целей у рыб и других глубоководных жителей органы свечения? На этот вопрос в настоящее время еще нельзя дать определенного ответа. Считают, что светящиеся органы одного и того же организма имеют различное назначение. У некоторых рыб они расположены и на голове, и по бокам, и на хвосте. Биологи предполагают, что одни светящиеся органы служат для приманки добычи, другие — для опознания себе подобных, третьи — для привлечения особи другого пола. Установлено, что у некоторых глубоководных креветок внезапная вспышка света служит для устрашения врагов.

Вообще еще много неясного в жизни морских глубин, и тем более рано говорить о промысловом значении рыб и других организмов, обитающих в нескольких тысячах метрах от поверхности. По рыболовство захватывает все более глубокие горизонты, и, в частности, в Японии объектом лова служит рыба макрурус, обитающая в 500–800 метрах от поверхности. Ее ловят специальными глубоководными удочками и высоко ценят. Попадали макрурусы и в наши специальные орудия лова. Эти большие, длиной до 1 метра, черные непривлекательные на вид рыбы оказались довольно вкусными, хотя и без признаков жира. Сначала их жарили любители-одиночки, но однажды макрурусов наловили на весь экипаж.

18 июня «Витязь» встал на рейд у острова Беринга, входящего в группу Командорских островов, где более двухсот лет назад нашли пристанище моряки и ученые с пакетбота «Св. Петр», возвращавшегося после тяжелого плавания к берегам северо-западной Америки. Архипелаг, который они открыли, и остров, к которому они пристали, были названы в честь руководителя этого славного похода капитан-командора В. Беринга.

Мы посетили остров, ставший последним пристанищем Беринга и многих его сподвижников. Недалеко от деревянного причала, к которому подошел вельбот с «Витязя», находился памятник Берингу — белый невысокий обелиск; по углам площадки, огороженной цепями, лежали старинные небольшие пушки и ядра с корабля «Св. Петр».

Несмотря на то что Командорские острова находятся на широте Москвы, было холодно, и моряки и ученые «Витязя» отправились на берег в порядком надоевших ватниках. Отмелый берег усеян плавником. Говорят, что здесь иногда находят отполированные, словно окаменелые после длительного пребывания в морской воде, ветки деревьев, растущих на Японских островах.

Как они сюда попали? Трудно говорить об устойчивом южном течении, но возможно, что теплые воды Куросио в иные годы могут проникать и так далеко на север.

Зима на Командорах не суровая, но длинная: до сих пор плоские холмы острова покрыты пятнами снега. Но хотя зима и кончилась, транспорт здесь остается зимний. Прямо по гальке вдоль берега упряжка крупных пестрых собак тащила сани. В центре острова, говорят, есть северные олени, но они дикие или, вернее, одичалые. Как тягловую силу их не используют.

Командорские острова, несмотря на свой довольно суровый климат, славятся обилием жизни в литоральной (прибрежной) полосе. Море вокруг них не замерзает, и поэтому-то прибрежная фауна носит тепловодный характер. Здесь проходит крайняя северная граница распространения многих тепловодных животных.

В отлив мы прошли по обнажившимся скользким прибрежным камням, обросшим водорослями. В углублениях между ними, заполненных водой, под «листьями» ламинарий можно было заметить крупных морских звезд и ежей, мелких осьминогов, различных рыбок. В песке и иле в большом количестве здесь живут черви, голотурии, съедобные моллюски, усоногие рачки — балянусы. Кое-где на берегу попадаются выброшенные волнами позвонки китов… К сожалению, не удалось посмотреть лежбище котиков: до него было более 15 километров.

Оставшееся время мы посвятили осмотру алеутского села Никольского. Это большой населенный пункт, культурный и административный центр Командорских островов. Здесь есть школы, больница, выходит своя газета «Алеутская звезда». Село состоит из добротных деревянных домов, между которыми проложены тоже деревянные тротуары.

Много домашнего скота — коров и в особенности свиней; последние бойко роются в ворохах водорослей на берегу. Но что это? Какие-то довольно крупные животные, похожие на собак, выскочили из-под дощатого тротуара и побежали под дом. Да это песцы! Они промышляют всякую живность на берегу и около кухонь питаются отходами. Сейчас песцы линяют, поэтому вместо дымчатого пушистого меха на них серые, свалявшиеся клочья.

Посещением Командор «Витязь» завершил работы в Беринговом море. В целом за шесть лет изучения дальневосточных морей собраны ценнейшие сведения об их природе, сделаны многие открытия, получены данные, имеющие первостепенное практическое значение… и не пора ли распространить наши исследования на южные районы Великого океана?

КУPC НА ЮГ

Осенью 1955 года «Витязь» отправился в свой двадцать второй рейс. Когда Японское море и Сангарский пролив остались за кормой, корабль повернул на юго-восток. В рейсовом задании говорилось об исследованиях зоны смешения теплых и холодных вод, изучении течения Куросио, о тропических водах — словом, курс был проложен до самого Северного тропика, или тропика Рака.

Этот рейс воспринимался участниками так же остро, как и первые рейсы «Витязя»: ведь судно направлялось в районы, где еще не работала ни одна советская экспедиция.

Очень скоро по выходе из Сангарского пролива вода начала приобретать глубокий синий цвет, а затем на поверхности моря стало все больше появляться еще незнакомых нам обитателей. Мы привыкли видеть с борта как будто безжизненные воды дальневосточных морей: изредка покажутся плавники косатки, дельфинов, фонтанчик кита; иногда чайки покачаются на пологой волне. Но здесь вода как бы расцвела причудливыми синими цветами, на волне колыхались плоские прозрачные треугольники, укрепленные на темно-синих пластинках, от которых вниз спускались бахромки нитей. Это были сифонофоры, живущие колониями. У этих организмов сверху имеется воздухоносная камера различного устройства у разных видов, ниже ее — плавательные колокола, которые, сокращаясь, выталкивают воду и передвигают колонию в любом направлении. Отдельные особи колонии несут свои функции по размножению, питанию, защите. С помощью стрекательных капсул, имеющихся у особей защиты, сифонофора может ожечь, как крапивой, неосторожно прикоснувшееся к ней животное. Многие, трогавшие сифонофору пальцами, скоро почувствовали это: боль, распространяясь от пальцев к плечу, довольно сильно беспокоит два-три часа.

Встречались и другие моллюски, приспособившиеся к плаванию у поверхности воды. Таков белесо-голубоватый моллюск янтина (Janthina), он имеет даже поплавок из пузырей воздуха в оболочке быстро засыхающей слизи. Нередок тут и моллюск гляукус (Glaucus), похожий на синюю «веточку» какого-то растения. Гляукус — хищник и питается сифонофорами, их стрекательные клетки гляукусу не страшны.

Плавающие на воде обрывки водорослей, куски дерева и другие предметы всегда несли на себе то или иное население, на них сидели усоногие ракообразные — морские уточки (Lepas), мелкие крабики, гидроидные полипы, а под них прятались быстрые ярко-синие креветки пененды (Peneus). Вообще все население поверхностных вод района Куросио оказалось окрашенным в те или иные оттенки синего цвета. Многие из них относятся к плейстону[8].

Плейстон изучен еще слабо; естественно, что им заинтересовались наши ученые. Вскоре на палубе закипела работа: из обрывков рыболовных сетей и металлических обручей мастерили сачки, к которым вместо палки привязывали длинную веревку. Получалось своеобразное «лассо», которым с успехом «арканили» любых представителей пелагических организмов.

Оказалось, что «морским лассо» можно с успехом ловить и рыбу, которую ночью мы привлекали на свет. При наступлении темноты за борт к воде спускалась мощная лампа. Благодаря большой прозрачности воды даже с пятиметровой высоты борта хорошо видны многие обитатели поверхностных слоев, в том числе различные рыбы.

Особенно много здесь сайры — вкусной промысловой рыбы, ставшей объектом лова наших искусных метателей. В районе течения Куросио было поймано ее более 300 штук.

Эту рыбу добывали и японские суда. Однажды ночью «Витязь» оказался посредине скопления кавасаки, ни дать ни взять большая деревня: куда ни взглянешь — кругом огни.

Наша рыбная промышленность сейчас осваивает добычу сайры в Тихом океане. Из нее делают консервы, хороша она также в свежем и мороженом виде. В том, что население получило превосходный продукт, большая заслуга «Витязя» — именно ихтиологи экспедиций, проведенных на нем, обратили внимание работников рыбной промышленности на огромные запасы сайры в северных районах Тихого океана.

Вместе с рыбой в полосу света часто попадали и кальмары — головоногие моллюски, близкие родственники осьминогов. В воде они стремительны, как молнии, и нападают на мелкую рыбешку. Вытащенные на борт, кальмары багровели и, отпугивая зрителей, выбрасывали метра на два густую струю «чернильной» жидкости, имеющей в воде защитное маскирующее значение.

Через несколько дней «Витязь» вышел из района вод Куросио и оказался в тропической зоне Тихого океана. Исследования шли своим чередом. Но если в северных районах производство наблюдений затрудняли холод, обмерзание приборов, плавучие льды, то в тропиках главной помехой оказалась высокая влажность воздуха, и, хотя во время плавания температура не превышала 30°, дышать было трудно. Ведь насыщение воздуха влагой здесь достигает 98 %! Одежда и постельное белье обычно сырые и оттого быстро рвутся, висящий в шкафу шерстяной костюм покрывается зеленой плесенью, сахар и соль, если они не спрятаны в холодильник, тают, а иголки и другие металлические предметы покрываются ржавчиной.

Тропики заставили витязян позаботиться о соответствующей одежде. Женщины надели ситцевые платья, а мужчины шорты, короткие брюки до колен. На палубе заработал душ, питаемый забортной водой.

Дожди выпадали почти ежедневно, но облегчения они не приносили. Чаще всего это были короткие слабые дожди, но случались и настоящие тропические ливни, длившиеся по нескольку часов. Однажды «Витязь» попал даже в грозу — явление в океане чрезвычайно редкое. Мы в течение двух часов любовались исключительно сильными электрическими разрядами на светлом вечернем небе, из воды на горизонте поочередно стремительно взмывали ввысь огненные ветвистые деревья.

Путешествие в тропические районы Тихого океана в это время года небезопасно. Здесь проходят пути тайфунов, зарождающихся между 10 и 15° северной широты и устремляющихся по большой дуге на северо-запад и затем к северу.

«Тайфун» по-китайски означает «большой ветер». Опасно встретиться с тайфуном в открытом море, а еще опаснее у берегов. Порывы ветра до 40–50 метров в секунду и огромные волны могут сломать надстройки и вскрыть люки у любого современного большого корабля, а маленькие суда просто перевернуть.

Тайфун представляет собой относительно небольшую, но очень интенсивную область низкого давления; система ветров образует здесь спиральный вихрь вокруг центральной зоны. Диаметр тайфуна колеблется от двадцати до нескольких сот миль. Сила урагана увеличивается от периферии к центру, но в центральной зоне господствует почти полный штиль. Бывалые моряки рассказывают, что в центре тайфуна всегда голубое ясное небо — «глаз бури». Но мало кому удается рассказать про это. Здесь на злосчастный корабль обрушиваются гигантские крутые волны. Тысячи тонн воды, взлетающей выше труб, ломают надстройки, лючины трюмов и в конце концов топят судно.

Во время нашего первого тропического плавания было отмечено 22 тайфуна различной, часто ураганной силы. Часть из них не дошла до нашего района исследований и затихла, но некоторые прошли неподалеку от «Витязя».

То, что «Витязю» удалось избежать опасной встречи с тайфунами, — заслуга нашего синоптика А. В. Шарапова, предсказывавшего направление движения тайфунов, и капитана, вовремя менявшего курс корабля и уводившего его в сторону. К счастью, тайфуны, с бешеной силой крутящиеся вокруг своей оси, имеют поступательное движение небольшой скорости: 8—10 миль в час. А сеть метеорологических станций на островах Тихого океана сообщает по радио о рождении нового тайфуна. Каждому новому тайфуну давалось женское имя по латинскому алфавиту: Adelaida, Barbara, Carmen, и под этими именами они становились известны мореплавателям.

По мере того как мы продвигались на юг, повышалась температура верхних слоев воды. Когда она достигла 20°, еще в зоне Куросио начали появляться летучие рыбы. Днем они вспархивали из воды стайками и, держась над водой, пролетали значительное расстояние, около 100–200 метров. В воздухе летучие рыбы способны менять направление полета. Нам приходилось наблюдать летучих рыб и в воде, где они легко отличимы от других видов по чрезвычайно развитым грудным плавникам. Именно эти плавники позволяют рыбке планировать в воздухе; скорость же, необходимую для отрыва от поверхности воды, ей сообщают движения хвоста. Нашими ихтиологами были пойманы разнообразные виды летучих рыб, среди которых оказались напоминающие бабочку — у них увеличены не только грудные, по и брюшные плавники, причем те и другие покрыты черными узорами. Летучие рыбы вполне съедобны и очень вкусны.

Часто попадались и оригинальные «коралловые рыбки», связанные своим существованием с коралловыми рифами. Они питаются, скусывая своими мощными челюстями коралловые полипы. Многие виды коралловых рыбок имеют яркую пеструю окраску, а мясо у них часто ядовито.

Одна из них, еж-рыба, имеет интересное защитное приспособление: при прикосновении к ней она выпускает иглы и быстро раздувается, превращаясь в колючий шар, переворачивается вверх животом и так пассивно дрейфует, пока не минует опасность.

Другая коралловая рыбка, кузовок, имеет очень твердые кожные образования и как бы защищена панцирем. Подобные защитные приспособления свойственны многим плохо плавающим рыбам.

По мере продвижения на юг комплекс фауны поверхностных слоев воды менялся. Появились аргонавты — маленькие осьминоги, имеющие раковину. Такую раковину носят только самки, она служит камерой для вынашивания яиц. Встречались неизвестные в наших дальневосточных водах виды медуз, гребневиков, креветок. В планктоне стали попадаться Люциферы — маленькие креветки, еле заметные невооруженным глазом, квадратные рачки копилии с широко расставленными глазами, крупные веслоногие рачки — сапфирины, красиво мерцающие зеленым и сиреневым блеском, те самые, «танец» которых описан Г. Адамовым в «Тайне двух океанов».

Количество планктонных видов становилось все больше, но биомасса[9] его уменьшалась; сразу же по выходе из зоны Куросио ее показатель был по сравнению с дальневосточными морями в пять-десять раз ниже. В районе тропика Рака показатель биомассы уменьшился еще больше.

В тропиках ихтиологам экспедиции удалось поймать на спиннинг несколько крупных корифен — «золотую макрель», любимую добычу Хейердала и его товарищей на плоту «Кон-Тики». Это большие, очень красивой окраски рыбы, как бы переливающиеся зеленым и красным огнем, но на воздухе корифена быстро засыпает и сразу темнеет, всего через несколько минут сказочное пылание ее чешуи гаснет, и рыба становится темно-серой.

Первую акулу поймали вблизи тропика Рака. Ловить этих хищников несложно: кусок мяса на большом крючке, привязанном на прочный трос, опускается за борт, акула ждать не заставляет и сразу проглатывает приманку. Затем несколько усилий рыболовов — и вот уже большое серое тело бьется о палубный настил.

Вечерами любовались закатами. Наверное, нигде не бывает таких красочных зорь, как в тропиках. Даже, казалось бы, безразличные к красотам природы люди отрывались от своих дел и подолгу смотрели на быстро менявшиеся тона. Впоследствии мы убедились, что так прекрасны закаты только осенью, в другие сезоны краски беднее и не такие яркие.

Незабываем и вид ночного тропического неба. В воздухе над океаном пыли гораздо меньше, чем над сушей, и поэтому звезды необычайно крупные и яркие. Все напряженно ждали появления новых для нас созвездий, и особенно Южного Креста. Каждый вечер мы справлялись у штурманов — будет ли? Но когда дошли до крайней южной точки маршрута, капитан сказал, что Южный Крест останется за горизонтом.

— Но ничего! — успокоил он нас. — Впереди Международный геофизический год. Увидим и Южный Крест, и многое другое. А пока перешли Северный тропик, хватит и этого.

Переход тропика был отмечен продолжительным торжественным гудком, а также спуском большой пелагической сети. В эту сеть 7 метров в диаметре в умеренно холодных водах хорошо попадали макрурусы. Но здесь она принесла только одного, зато огромного, ярко-красного глубоководного десятиногого рака.

— Хозяин здешних мест, — пошутил профессор Бирштейн, вспомнив старое название Северного тропика.

Рейс заканчивается. «Витязь» опять работает в водах Куросио, омывающих Японские острова. «Куросио» по-японски означает «синее течение» — одно из основных звеньев циркуляции вод северной части Тихого океана, — начинается у Филиппинских островов, ответвляясь от Пассатного течения северного полушария в северо-восточном направлении. Мощное и устойчивое Куросио несет в умеренные широты колоссальные массы теплых тропических вод.

Изменения в режиме этого течения весьма ощутимы на обширных пространствах и океана, и суши. С ними связаны, например, урожаи риса в некоторых префектурах Японии, успешный лов рыбы южнее острова Хонсю. Вот почему уже несколько десятилетий воды синего течения бороздят научно-исследовательские суда, собирая по крупинкам сведения о его поведении.

ОКЕАНИЧЕСКАЯ ПУСТЫНЯ

Три четверти поверхности нашей планеты занимают океаны и моря, поэтому не случайно океанографическим исследованиям было отведено большое место в программе Международного геофизического года (1957–1958). Десятки научно-исследовательских кораблей разных стран одновременно производили исследования в океанских просторах.

В задачу океанографических экспедиций входило изучение океанических течений, перенос ими тепла, а также условия обмена водными массами между различными районами Афирового океана. В программу работы Международного геофизического года также включалось исследование планктона, часто отражающего характер распределения водных масс.

Много неясного в атмосферных процессах, происходящих над океаном, — на суше раскинулась довольно густая сеть метеорологических станций, постоянные же наблюдения, так называемые плавучие маяки и корабли погоды, ведут лишь в немногих морях. Но плавучих маяков не так много, еще меньше кораблей погоды, и поэтому так важно получить метеорологические данные в открытом океане. Этим наблюдениям по плану Международного геофизического года (1957–1958) также уделялось немало внимания.

Экспедиционные суда Советского Союза выполняли океанографические съемки во всех океанах. В Атлантике проводили исследования корабль Морского гидрофизического института Академии наук СССР «Михаил Ломоносов» и учебное судно «Седов». В суровых антарктических водах работал дизель-электроход «Обь», а в Тихом океане — «Витязь».

За полтора года, начиная с июля 1957 года по февраль 1959 года, «Витязь» совершил четыре рейса в Тихом океане. Первый и третий рейсы проводились в его западной части, второй — в центральной, а четвертый — в северо-восточной.

Район работ «Витязя» в первом и третьем рейсах по программе МГГ охватывал пространство Тихого океана, ограниченное с востока 160 восточной долготы, с запада Японскими, Филиппинскими островами, с юга северными берегами Новой Гвинеи и Соломоновым морем.

Система течений Тихого океана достаточно сложна. Южная граница Северного пассатного течения соприкасается с Межпассатным противотечением, которое, как показывает название, имеет противоположное направление. Южнее проходит Южное пассатное течение.

Крупная зыбь кренит многотонное тело корабля, находящегося в дрейфе, то на левый, то на правый борт; при этом обнажаются и натягиваются, как струны, тросы, на которых глубоко в воде висят приборы. На предыдущей станции один из тросов все-таки лопнул, и несколько батометров было потеряно. Не всегда закрывается из-за качки количественная планктонная сеть, преждевременно закрываются дночерпатели.

— Ничего, скоро погода наладится, — обещает синоптик Шарапов, — вот войдем в зону субтропического пояса высокого давления, и будет вам безоблачное небо.

Он оказался прав. По мере движения на юг низкие облака стали утончаться и светлеть, и наконец открылось тропическое небо, исчерченное нитями перистых облаков. А вскоре исчезли и они, оставив яркое солнце единственным властелином синего купола неба. Сначала разлившееся в воздухе тепло было приятно, но прошло два-три дня, и мы узнали, что такое тропическая жара.

Просторные, светлые каюты показались вдруг душными и тесными. В машинном отделении температура повысилась до 40°. В разговорах чаще стали вспоминать московскую «газировку» и мороженое.

Вскоре на прогулочной палубе, на носу и на корме возникли «дачные поселки» — раскладные кровати, над которыми натянут брезент. Однако такая крыша не спасала от обрушивавшихся иногда на палубу «Витязя» ливней. Один такой ночной ливень, который за полтора часа налил в дождемер около 33 миллиметров осадков, вызвал быструю эвакуацию жителей «дачных поселков».

«Витязь» спускался к югу, придерживаясь 154-го меридиана восточной долготы. Перед самым поворотом на этот меридианальный разрез эхолоты обнаружили несколько подводных гор. Наиболее высокую из них подробно исследовали. Для этого «Витязь» сделал промеры по звездной сетке галсов[10]. Выяснилось, что гора возвышается над сравнительно ровным дном на 4650 метров, а ее плоская овальная вершина отделена от поверхности моря толщей воды в 1350 метров. Гора имела форму усеченного конуса с крутыми склонами. Дночерпатели, взявшие пробу грунта на вершине, принесли обломки магматических пород.

— Разумеется, это вулкан! — подытожил результаты исследований начальник геологического отряда Г. Б. Удинцев.

— Представьте, что вы попали сюда много тысяч лет назад. Тогда бы вы увидели, как у торчащего из воды рифа вспенивались волны. Это и была отсутствующая сейчас у вулкана вершина. Но время шло, и разрушительные силы моря постепенно «спилили» вершину; затем прогиб части северо-западной котловины Тихого океана, а возможно, и опускание коры под весом самого вулкана привели к тому, что вулкан уже с плоской вершиной оказался так глубоко под водой, — закончил Глеб Борисович.

На одной из станций, уже в водах Северного пассатного течения, гидрологические работы были проведены до дна. Здесь же выпустили дрейфующий буй с подвешенными к нему на тросе самописцами течений системы Алексеева. Один из самописцев должен был определять течения на глубине 100 метров, а другой — на глубине 1000 метров. Изучение глубинных течений имеет большое теоретическое и практическое значение. В океанографии сложилось представление, что скорость течений на больших глубинах ничтожна. Но проверить это можно, только разработав соответствующую методику.

Такая методика разработана в Институте океанологии под руководством И. И. Сысоева. К большому бую, изготовленному из пенопласта, подвешивают на тросе самописцы течений. На вершине буя устанавливают металлические мишени, чтобы засекать буй радиотехническими средствами.

В одних случаях буй снабжался якорем, а в других — свободно дрейфовал.

Когда К. И. Федоров обработал ленты самописцев, оказалось, что на глубине около 1000 метров скорость течения значительна, по крайней мере в три-четыре раза больше, чем предполагалось. Дальнейшие измерения глубинных течений во время рейса подтвердили этот результат, а вблизи островов Новая Британия и острова Минданао скорость была настолько велика, что она превышала скорость течений на поверхности. Но, разумеется, измерения течений с заякоренного буя более надежны. Именно таким образом в августе 1958 года «Витязь» произвел много серий измерения течений на глубинах до 1500 метров в одной и той же точке на южной окраине течения Куросио.

Теперь можно считать установленным, что скорость течения на глубине 1000 метров и более может превышать 25 сантиметров в секунду или 900 метров в час, а не 1–3 сантиметра в секунду, как считалось ранее.

Помимо гидрологических, геологических, метеорологических и биологических исследований, производились химические определения веществ как в воде, так и в грунте. Измерялась радиоактивность воды, грунта, животных.

16 июля 1957 года витязяне впервые увидели коралловые острова — настоящие атоллы с пышной тропической растительностью. В этот день проходили мимо атолла Намой. К одному из островков живописного атолла Лукунор «Витязь» подошел на расстояние всего двух миль.

Темные пятнышки атоллов несколько оживляли пустынный океан. Ни судов, ни птиц, ни китов не было видно в течение недель. Днем океан немного оживляют стайки летучих рыб, а вот ночью создавалось полное впечатление пустыни. Удивительное здесь было небо лунной ночью!

Луна стояла очень высоко и ярко освещала облака; они казались белыми, как днем. Лунной дорожки, какая бывает на воде в средних широтах, в тропиках нет — все море блестит. Зато такая дорожка появляется, когда в безлунные часы восходит необычайно огромная Венера.

Когда изо дня в день кругом ничего, кроме синего пустынного океана, появление любой точки на горизонте немедленно привлекает всеобщее внимание. Обычно это был одинокий коралловый островок. Но однажды мы встретили в океане плавучий островок, на котором росли небольшие пальмы, кустарник. Витязяне долго смотрели вслед этому предвестнику суши, который плыл в неизвестную даль.

Скоро экватор. Его полагается отмечать традиционным праздником встречи Нептуна. Предпраздничные приготовления в полном разгаре: шьются костюмы, готовится бутафория. И вот 18 июля раздался длинный гудок — «Витязь» находится на экваторе. Все население корабля высыпало на палубу и нетерпеливо смотрит на корму. Оттуда уже раздается музыкальная какофония, и вот под шум ее по палубе торжественно шествует Нептун, окруженный свитой.

Кого тут только нет! И русалки, и черти, и звездочет, и доктор, и парикмахер. Сам Нептун — осанистый старец с гигантской белой бородой и эмблемой власти — золотым трезубцем — взбирается на помост, усаживается в кресло и требует капитана с судовой ролью[11]. Капитан докладывает по традиции, что это за судно и куда следует, а также передает списки лиц, впервые пересекающих экватор. Все они по очереди предстают перед владыкой моря и подвергаются обряду морского крещения, т. е. купания в специальной «купели», наполненной забортной водой.

После праздника продолжалась повседневная исследовательская работа уже в южном полушарии. 24 июля «Витязь» встал на станцию вблизи острова Сокровищ. Да, да, в английской лоции так и написано: «Treasure Island». Утверждают, что это тот самый остров, которому Стивенсон посвятил свой широко известный роман[12].

Много удивительных историй, связанных с сокровищами, спрятанными на этом острове, передавалось среди моряков из поколения в поколение. Одну из них якобы услышал Стивенсон в портовом кабачке Сан-Франциско и положил в основу своего романа.

Погода отвратительнейшая — туман и морось.

— Куда же вы завезли нас, Игорь Васильевич? — говорим мы капитану. — Вы, наверное, ошиблись и привели корабль в Охотское море!

Мы направляемся в Соломоново море — место удивительных приключений героев многих произведений Джека Лондона!

Мелкий дождик продолжает надоедливо накрапывать. Небо заволокло облаками. Проходим мимо затянутых туманом берегов Новой Ирландии. Это второй по величине после Новой Британии остров архипелага Бисмарка. С Новой Британией нам предстоит познакомиться ближе — в порт Рабаул мы зайдем для пополнения запасов продовольствия и воды.

Берега Новой Ирландии пустынны, лишь иногда попадаются навигационные знаки.

По одной версии, этот остров был открыт голландским мореплавателем Виллемом Схаутеном и Якобом Лемером в 1616 году. Подругой — его берега первым видел Тасман в 1643 году, возвращаясь из своей экспедиции в район Новой Зеландии.

После пустынных тропических вод океана Соломоново море поражает богатством жизни. Много рыбы и планктона, обильна донная фауна.

20 июля открылся остров Бугенвиль, самый большой из Соломоновых. В 1788 году к этому архипелагу подошел первый французский кругосветный мореплаватель Луи Бугенвиль. Он открыл пролив между двумя крупнейшими островами и сел на мель у самого большого острова, названного его именем. Но Бугенвиль не был первооткрывателем Соломоновых островов. Их открыли испанцы, попавшие сюда в поисках сказочных земель Офир, откуда, по библейскому преданию, царь Соломон вывозил золото. В 1568 году экспедиция Альваро Менданья де Нейра высадилась на острове, который был назван Изабеллой, по имени испанской королевы. Менданья провел на нем несколько месяцев, открыл и нанес на карту еще несколько островов, дав им всем испанские названия.

В настоящее время острова принадлежат Англии. Коренное население здесь влачит нищенское существование. Аборигены работают по найму на кокосовых плантациях и на промыслах по сбору перламутровых раковин. Местным жителям запрещается переезжать с одного острова на другой.

ГОРОД НА ВУЛКАНЕ

Окончив работы в Соломоновом море, «Витязь» направился к острову Новая Британия, входящему в состав архипелага Бисмарка.

Острова открылись не сразу. Сначала вдали наметились темные силуэты маленьких островков и скала, они все вырастали, и вот неожиданно со свистом пролетела стайка красноголовых попугаев.

Капитан заранее договорился по радио о лоцмане, и он не заставил себя ждать. Вдалеке показался лоцманский катер, еще полчаса — и он у нашего борта.

Медленно приближаемся к острову, и постепенно перед нами открывается большая бухта Симпсона, которую по праву считают одной из красивейших в мире. Она окружена невысокими зелеными горами, увенчанными тремя голыми конусами действующих вулканов: Мать (Комбиу — 685 м). Северная Дочь (Гованумбатир — 545 м) и Южная Дочь (Турангупа — 530 м). Южнее, у самого входа в бухту, виднелось еще несколько небольших конусов. Густая зелень подступала к самому зеркалу воды; кое-где можно было различить черепичные крыши и белые стены домиков Рабаула. Приближается пирс и серебрящиеся на солнце металлические крыши портовых складов. Проходим деревянный причал для небольших судов; около него покачивается несколько крохотных яхт. За ними на берегу цистерны, на каждой красным крупно нарисована раковина-гребешок, какие употребляют как пепельницы. Это эмблема всемирно-известной нефтяной компании «Шелл» (по-английски — раковина).

Нас встречают. На пирсе пестрая группа людей. Европейцев всего несколько человек, они все в белом и стоят особняком. Из местных жителей лишь немногие носят майки и короткие брюки, у большинства только набедренные повязки из белой или синей ткани; все босые. А вот и представители властей. Двое в форме — на них береты с эмблемами и черные туники до колен; оба босые; на руках и щеках татуировка. Появляется высокий европеец в защитной форме с погонами — это санитарный инспектор.

С «Витязя» уже отданы швартовы, спущен парадный трап, и по нему поднимаются официальные лица. Мы смотрим сверху, стараемся угадать, кто из них таможенник, санитарный врач, шипчандлер[13], еще по радио приглашенный на работу но обслуживанию «Витязя» в порту. Последним поднимается старик китаец в ковбойке и в тропическом шлеме — местный «водяной», как оказалось. Нам ведь предстоит получить здесь не одну сотню тонн воды.

Формальности по приемке судна несложны, и скоро нам разрешили выйти в город. Полицейский офицер проверил у трапа наши «мореходки», и вот витязяне впервые встали на чужую землю.

Пройдя неогороженную территорию порта, мы оказались на тенистых рабаульских улицах. В книге Кэролайн Майтингер «Охота за головами на Соломоновых островах» рассказывается о посещении автором Рабаула[14]. Но ее Рабаул совсем не похож на Рабаул наших дней. С тех пор прошло приблизительно двадцать лет. За это время два больших землетрясения и военные действия во время второй мировой войны полностью разрушили прежний город.

Пожалуй, Рабаул нельзя назвать городом в обычном понятии. Мы сошлись на том, что Рабаул больше всего похож на селение где-нибудь в Абхазии. В самом деле, одноэтажные деревянные домики с верандами, яркая сочная растительность, среди которой выделяются раскидистые магнолии, покрытые крупными белыми цветами, совсем такие, как на Черноморском побережье.

Посредине улицы асфальт, а по обе стороны от него полосы травы с протоптанными тропками. Совсем далеко от дороги и друг от друга — коттеджи. Эти легкие постройки типа бунгало распространились из Индии по всем тропическим странам. Стены таких домиков почти целиком состоят из стеклянных жалюзи… А зачем за каждым домиком внушительных размеров цистерна? Это мы узнаем несколько позже.

Вот та улица, очевидно, главная. На ней больше автомобилей, самых ярких, необычных расцветок. Здесь магазины, они тоже одноэтажные, с широко распахнутыми дверями. Проходим агентство воздушного флота, а за ним кино — большое здание барачного типа. Судя по афишам, здесь фильмы идут только два раза в неделю.

На улицах людей немного, особенно мало европейцев. Позже мы узнали, что объясняется это совсем не преобладанием в городе местного населения, которое живет в основном по окраинам. Просто Рабаул, как писала и Кэролайн Майтингер, стоит, кажется, на первом месте в мире по количеству автомобилей на душу, причем в расчет, разумеется, принимают только «белые души». По этой же причине отсутствуют тротуары. Все — для «белых» владельцев автомобилей, для пешеходов — ничего.

Мы прошли не один километр по длинным рабаульским улицам, прежде чем вышли на окраину, где характер построек резко изменился. Небольшие фанерные лачуги стояли близко друг к другу. Между ними не было ни декоративных кустов, ни клумб, а виднелась только фиолетовая листва бататов. Аборигены — мужчины с повязками на бедрах, женщины в поношенных свободных платьях, ребятишки, большей частью совсем голые — с интересом смотрели на нас. С интересом, но и с опаской. Слухи разносятся быстро. Они уже знали, что это идут люди с белого красивого корабля, но зачем?..



Маршруты рейсов экспедиционного судна «Витязь» в западной части Тихого океана

На острове Новая Британия преобладают папуасы, вывезенные из Новой Гвинеи, и меланезийцы.

Все встреченные нами хорошо сложены, с густыми, мелко вьющимися волосами. Цвет кожи от светло-кофейного до почти черного. Многие мужчины татуированы. Линии более светлые, чем кожа, нанесены на плечах, щеках и лбу. У многих губы в красном соку бетеля[15].

По дороге мы не раз пытались вступить в разговоры с местными жителями. В их поведении — забитость бесправных людей. Женщины и дети дичились, прятались друг за друга.

Возвращаясь в порт, мы обменивались впечатлениями и вспомнили, что не заметили упомянутых в лоции достопримечательностей, в частности музея. Позже нам рассказали, что музей погиб во время сильнейшего землетрясения 1941 года, а ботанический сад Рабаула, упомянутый во всех международных справочниках, был уничтожен во время второй мировой войны.

— Разве вы не слышали, какая тут война была? Ведь японцы оккупировали весь архипелаг. Тут были жестокие бои, именно здесь остановили японцев, рвавшихся к Австралии. Ну, а перед этим американцы разрушили город бомбежками с воздуха. Все, что вы видите, построено заново.

— А почему же не восстановят музей и сад? — спросили мы.

— Кому нужда делать это? Сюда люди приезжают зарабатывать деньги, а не тратить их. Здесь все работают по договорам, на три года и редко больше. А мэрия… ей это не по силам.

Быстро стемнело; в тропиках ночь всегда как «шапкой накрывает». Не было ни Луны, ни Венеры, такой яркой под этими широтами. И тут мы познакомились еще с одной особенностью Рабаула — полным отсутствием уличного освещения. А свет из окон далеких коттеджей не освещал дорогу. Мы неуверенно продвигались к берегу и наконец чуть не ощупью добрались до корабля.

Когда после ужина мы снова вышли на палубу, то увидели, что пирс полон народу. Не одна сотня рабаульцев собралась у борта «Витязя», а поодаль разместился целый парк разноцветных машин. Слышалась английская, немецкая, французская речь, а кое-кто объяснялся и при помощи жестов. Здесь и там обменивались сувенирами — монетами, марками, значками. Знакомства завязывались быстро.

Один из новых знакомых, архитектор Юсси, объяснил нам особенности Рабаула — отсутствие уличного освещения и заинтересовавшие нас цистерны у домов.

— Ведь Рабаул — это город на вулкане, — сказал Юсси. — Бухта, в которой стоит ваш корабль, — кратер погрузившегося вулкана. Очень часто мы ощущаем подземные толчки. Из-за этого нельзя провести водопровод: он будет разрушен, а естественные источники далеки от домов, вот и собираем дождевую воду в цистерны. Уличного освещения нет по этой же причине: будут шататься столбы, рваться провода.

— Но разве нельзя что-нибудь придумать?

— Зачем? Здесь никто подолгу не живет. И потом после того как стемнеет, мы никуда не ходим. Театра нет. Разве только кино… да сюда редко попадают хорошие картины.

— А разве не приезжают гастролирующие труппы, не бывает концертов?

— Нет, никогда. Сюда ведь артистам ехать невыгодно: пожалуй, и дорога не окупится.

— А газеты?

— Одна газета выходит раз в неделю. Заполнена она главным образом объявлениями, рекламой и хроникой местной жизни. Печатают ее не здесь, а в Порт-Морсби на Новой Гвинее и доставляют сюда самолетом.

— Почему вы так интересуетесь черными? — спросила нас маленькая брюнетка в узких красных брючках. — Потому, что их нет в вашей стране, да?

— Нет, потому что они коренные жители острова. Наш известный ученый Миклухо-Маклай долго жил на Новой Гвинее и правдиво описал быт меланезийцев и папуасов. Но одно дело прочитать, а другое — увидеть своими глазами.

— Здесь не принято ими интересоваться. У нас нет дискриминации, но не вводить же этих черных в общество…

Около 11 вечера все темнокожие рабаульцы как по команде исчезли с пирса. Оказывается, существует правило, по которому они после 23 часов не имеют права показываться на улицах.

Жаркое утро следующего дня застало нашу группу уже на берегу. Посоветовавшись, мы решили пойти не в город а в противоположную сторону, по шоссе. По обеим сторонам его росли огромные светло-зеленые бананы, кое-где виднелись лачуги меланезийцев. Вскоре нас нагнала автомашина, за рулем которой сидел уже знакомый нам санитарный инспектор, а рядом полисмен. Мы забеспокоились — может быть, здесь запретная зона?

Поравнявшись с нами, пикап резко затормозил, а когда он остановился, санитарный инспектор приветливо. поздоровался и пригласил нас поехать посмотреть окрестности. Оказывается, он и полисмен направлялись в какую-то инспекторскую поездку по папуасским деревням. Мы охотно приняли предложение.

Шоссе шло вначале вдоль берега моря. Но вот асфальт кончился, началась грунтовая дорога. Следуя по ней, мы отдалились от берега и углубились в обширную кокосовую плантацию. Повсюду здесь горками сложена шелуха кокосового ореха, доносится от сушилен сладковатый запах копры[16].

Замечательное дерево кокосовая пальма! Трудно найти в тропиках еще растение, которое так полно использовалось бы человеком.

Даже если оставить в стороне промышленную переработку кокосовых орехов и обратиться только к возможностям их использования местным населением, то получается длинный список: из неспелых орехов приготовляют прохладительное питье, из перебродившего кокосового молока — вино, мякотью зрелых орехов кормятся люди и скот. Из копры выжимают жир, который употребляют в светильниках. Из высушенной скорлупы делают посуду. Волокнистая шелуха идет на приготовление веревок, канатов, сетей и лесок. Листья пальмы служат материалом для крыш домов, ширм, циновок, корзин. И наконец, столбы, балки, лодки изготовляются из стволов этого замечательного дерева.

Мы продолжали путь через сплошное царство кокосовых пальм. Всякая другая растительность на таких плантациях уничтожается, поэтому кокосовые рощи с их редко посаженными деревьями тени дают мало. Копра, а также плоды какао — основной предмет экспорта Новой Британии. Деревья какао часто сажают между кокосовыми пальмами.

Дальше начался настоящий тропический лес. Однако умелое постоянное вмешательство человека чувствовалось и здесь. Об этом говорили и хорошие дороги, проведенные через, казалось бы, непроходимую чащу, и просеки. Вскоре дорога привела нас к морю. И здесь, у береговой осыпи, мы увидели остатки дота и исковерканный танк.

— Да, — заметил инспектор, — это следы войны. Когда здесь были японцы, они здорово укреплялись. Заставляли работать «черных». Чуть что — рубили им головы.

Вскоре машина свернула с шоссе и начала карабкаться в гору по крутой грунтовой дороге. Вот здесь начинался уже настоящий девственный лес, не видно плантаций, а огромные деревья сплошь опутаны лианами и другими вьющимися растениями.

Но вот и деревня. Под высокими пальмами около десятка хижин. Стены и островерхая крыша у них из пальмовых листьев. Окон нет, дверей тоже. Мужчин почти не видно, женщины что-то толкут в больших долбленных из дерева ступках.

Инспектор остался у машины, а полисмен направился в селение. Мы посетили еще несколько деревень, все они были сходны друг с другом. Проехали мимо папуасского кладбища прямоугольной площадки среди леса, травяной покров на ней снят, но по краям ее обрамляют цветы — флоксы. В центре площадки несколько земляных возвышений.

На обратном пути инспектор расспрашивал нас: какие должности мы занимаем, есть ли у нас семьи, где мы родились и т. д. Узнав, что один из нас родом из Сибири, инспектор спросил, как велика деревня, где он вырос.

— Моя родина совсем не деревня, а большой город — Омск.

— Как не деревня? Ио вы же сказали, что родились в Сибири.

— Да, но в Сибири есть много больших городов с почти миллионным населением.

Он взглянул на нас недоверчиво.

В полдень мы вернулись на судно, а к вечеру приехали и пни новые знакомые, Юсси и его жена Мария-Луиза, и предложили показать нам окрестности Рабаула. Хотя мы только что вернулись из такой же поездки, но разве можно было отказаться еще раз промчаться сквозь шеренги кокосовых пальм и кусты бугенвилий в ярко-алых цветах, еще раз взглянуть на своеобразные поселки с домами и пальмовых листьев?

Хозяева хижин отнеслись к нам радушнее, чем тогда, когда мы были с санитарным инспектором. Нас угостили кокосовым молоком! Разные мнения слышали мы об этом напитке — кто хвалил, а кто и нет. Нам же показалось, что по вкусу сок кокосового ореха больше всего напоминает такие овощи, как турнепс, брюква, репа. По цвету сок с молоком имеет общего немного: он мутный с белесым оттенком, как будто в стакан, не вымытый после молока, налили воду. Сок орехов не нагревается, защищенный толстой волокнистой оболочкой, поэтому трудно придумать в жару лучший напиток, если нет рядом холодильника. Ядро спелого ореха по вкусу больше всего напоминает наш лесной орех, только оно немного жестче.

Темнеет здесь рано, уже в шесть часов, поэтому перед закатом солнца мы поспешили обратно. Когда проезжали через лес, над верхушками высоких деревьев на фоне бронзового неба появился какой-то большой черный предмет.

— Планер! — крикнул кто-то.

— Это черт летит! — пошутили в ответ.

Но это был не планер и не черт. На больших вибрирующих крыльях, точь-в-точь как демон на старинной гравюре, медленно пропланировало странное существо и исчезло. Это была летучая лисица или летучая собака, млекопитающее из подотряда крыланов. Размах ее крыльев достигает полутора метров. Днем эти животные скрываются в кронах высоких деревьев и покидают свое убежище лишь ночью. Живут поколениями, иногда образуя большие скопления, по нескольку сот на одном дереве.

Утром к «Витязю» подошла маленькая флотилия пирог. Это лодочки из цельного ствола дерева, соединенного с бревном — противовесом или катамараном. Без таких противовесов суденышко легко переворачивалось бы при волнении. Подошедшие лодки образовали базар. Женщины-торговки раскладывали ананасы, бананы, кокосовые орехи на дощечках, перекинутых с борта на противовес.

С борта «Витязя» спускалось ведро с шиллингом на дне, а хозяйка в обмен накладывала столько товара, сколько находила нужным.

Позднее мы посетили и рынок на берегу. Здесь имелся крытый павильон, но основная торговля велась с окружавших его прилавков. Товары лежали наверху, а хозяева, спасаясь от жгучего солнца, располагались под прилавками; на покупателей особого внимания они не обращали, болтали между собой, ели, нянчили детей. Кокосовые орехи продавались большей частью очищенными от верхнего волокнистого слоя. Оставлялись только полоски, и ими орехи связывались попарно. Бананы продавались гроздьями, и, как мы узнали, более мелкие бананы дешевле и идут на корм свиньям. Много было также ананасов, арбузов, клубней бататов, какие-то корни и еще много нам неизвестных плодов. В числе наших покупок оказалась папайя — плод дынного дерева, очень похожий внешне на небольшую перезревшую дыню, которая вот-вот лопнет. Когда разрезали ее, то увидели, что сердцевина, как и у дыни, состоит из массы семечек. Но темно-оранжевая мякоть папайи намного уступает по вкусу дыне, она напоминает вареную тыкву.

Зелень и фрукты — это и все, что относительно дешево и доступно в Рабауле. Остальные продукты и товары — привозные. Здесь есть несколько маленьких магазинов, принадлежащих европейцам, в основном же торговля сосредоточена в руках китайской колонии, насчитывающей около 3000 человек. Товары они получают преимущественно из Австралии; много сянганских изделий, английских и американских. Своих промышленных производств, даже кустарных, Рабаул не имеет. Из него вывозят копру, плоды какао и панцири морских черепах.

Власти разрешили посещение «Витязя» со следующего дня. К нам нескончаемой вереницей потянулись рабаульцы. Были выделены дежурные-экскурсоводы, которые принимали гостей, водили по судну, показывали лаборатории, приборы и объясняли цели наших исследований. Интерес к первому советскому судну, пришедшему в Рабаул, был очень велик. За три дня нас посетило около 3000 человек. Для города, где насчитывается не более 7500 человек (европейцев здесь около 3000), это очень много. Правда, в это число вошли и приехавшие из окрестностей Рабаула.

С темнотой впуск посетителей прекращался. Но зато на пирсе, в лучах судовых прожекторов, начинался настоящий вечер самодеятельности. Характерные танцы островных жителей сменялись вальсом, русской и лезгинкой под баян. Кое-кто из наших моряков быстро освоил и местные танцы. Меланезийцы пели под гитару. Эти мелодии были заунывны и не вязались с танцами островитян. ()казалось, что это не местные песни. Меланезийцы рассказали, что им разрешают исполнять лишь те песни, которым их учили миссионеры.

На следующий день наши спортсмены встретились в баскетбольном матче с лучшей командой города, состоявшей из живущих здесь филиппинцев. Нетренированные витязяне проиграли, но выиграла дружба. Встреча прошла под аплодисменты и одобрительные возгласы зрителей — витязян и рабаульцев.

После матча мы устроили прием для хозяев поля и послушали филиппинские песни, которые исполнялись под гитару с большой экспрессией. Филиппинцы рассказали, что положение так называемых желтых здесь хотя и лучше, чем «черных», но все же «белые» не принимают их в свою среду.

— Вот смотрите, — показал один из собеседников на немолодого полного мужчину, который сидел несколько поодаль от певцов. — Он физик, окончил университет в Америке. А на родине никак не мог устроиться на работу. Даже в Маниле! Поехал сюда, здесь работает управляющим у одного немца, бизнесмена. Здесь много немцев, есть итальянцы, французы.

В тот же вечер мы познакомились с тремя немцами из Западной Германии. Они рассказали, что работают здесь по договору, через полгода у них кончается срок, и они вернутся в Западную Германию, откуда их прогнала безработица.

В дни стоянки мы часто выезжали в окрестности города для сбора зоологических коллекций. Сразу же за городом нас окружала яркая тропическая природа. Задерживаясь на берегу до темноты, мы обращали внимание на то, что здесь не было заметно жалящих насекомых, комаров, москитов. Это результат большой работы эпидемиологов.

Уничтожение москитов избавило население от тропической лихорадки, переносчиками которой они служат.

Зато в море полно ядовитых существ, и рабаульцы купаются в пресном бассейне. Оказывается, в море нередки очень опасные змеи, темные, с плоским хвостом, с желтыми поперечными полосами. Но еще более опасна так называемая каменная рыба, живущая среди кораллов. На эту небольшую рыбку, спрятавшуюся в песке, легко наступить, и если ее шипы, соединенные с ядовитой железой, проткнут кожу, человеку грозит быстрая смерть. Но даже это не остановило витязян, интересовавшихся коралловыми рифами. Чтобы побывать на них, пришлось взять такси и проделать путь около 50 километров по уже знакомой по первым поездкам дороге на Коко-По. Это одна из красивейших дорог на острове. Лес подступал здесь почти к самой воде, и кое-где у берега встречались даже отдельные мангрововые деревья. Но настоящих мангрововых зарослей все же не было. Для них нужна илистая болотистая почва, а здесь вдоль берега у воды тянется ярко-белая полоса песка, состоящего из перемолотой волнами коралловой крошки. Еще дальше в море, метрах в ста, виднелась серая гряда, слегка выступавшая из воды. Вот они, кораллы, с которыми мы еще не успели познакомиться ближе!

Мы доехали до приглянувшегося нам заливчика и спустились к воде. Идеально прозрачная вода мелкой лагуны между рифами и берегом позволяет рассмотреть и темно-зеленые кустики галимеды, водоросли-солянки, розетками покрывающей дно, и пестрые раковины между ними, и быстрых, маленьких, очень ярких рыбок. Дно усеяно обломками кораллов. По колено в воде проходим лагуну и взбираемся на рифы, которые сейчас, когда начался отлив, все больше и больше выступают из воды.

Коралловые рифы характерны для тропической зоны Мирового океана, так как их строители, полипы, могут развиваться только в водах с температурой, не опускающейся ниже плюс 20°. Вот с этими-то удивительными представителями животного мира мы и познакомились на побережье Новой Британии.

Живые кораллы в воде удивительно хороши. Они буквально поражают воображение разнообразием своих форм и оттенков. Чаще всего попадаются небольшие кусты, имеющие вид оленьих рогов; встречали мы и кораллы совсем без ветвей, похожие на полушария с извилинами наподобие мозговых, так называемые мозговики. Иногда несколько коралловых колоний срастаются вместе в огромные причудливые образования. Ходить по коралловым рифам— все равно что по груде битых бутылок. Резиновые тапочки предохраняют подошвы ног, но горе тому, кто оступится и упадет. Многие любители коралловых рифов вернулись на корабль со ссадинами и изрядными царапинами на ногах. Но собранные на коралловых рифах зоологические коллекции и «сувениры» — веточки кораллов — вознаградили за все неприятности. Успешный сбор кораллов оказался возможным лишь благодаря предусмотрительности нашего спутника электронавигатора А. С. Леонова.

Он захватил молоток и зубило, без которых от этих «мраморных» кустов не удалось бы отломить и веточки.

Быстро пролетели шесть дней в Рабауле. Закуплены зелень и фрукты — бататы, апельсины, яблоки. Ночью кончат принимать воду, завтра уходим.

В последний вечер мы ездили на другую сторону острова, заезжали в отдаленную папуасскую деревню. К сумеркам рабочий день заканчивался, и на дорогах нам встретилось много мужчин, возвращавшихся с плантаций. Женщины тем временем разжигали костры, готовили пищу. Разносился запах жареной картошки: так пахнут и жареные бататы, но, увы, они намного хуже картошки на вкус — сладковаты.

Водитель остановил машину, и тотчас ее окружили дети. Некоторые из них имели рыжую или совсем светлую шевелюру — оказывается, матери красят им волосы соком особой травы. В семьях папуасов обычно много детей. Мы заглянули в одну из хижин. В ней, как и в большей части остальных хижин, лишь одна комната. Правда, ее разделяли ширмы. Мебель отсутствовала, ее заменяла груда сплетенных из травы и пальмовых листьев циновок.

Когда вернулись с работы мужчины, стало ясно, что ожидается какой-то праздник. Был разложен большой костер, принесен барабан, сделанный из части выдолбленного ствола дерева и украшенный резьбой. Нас приглашали остаться на пиршество. Одна из женщин даже сделала несколько танцевальных движений — очевидно, показывая, что мы увидим много интересного. Но, к сожалению, мы торопились — близилась темнота, а нам предстоял далекий обратный путь. Мы поблагодарили и уехали, сопровождаемые негромкими ритмичными ударами барабана.

Поднявшись на гребень гор, в последний раз полюбовались чудесной бухтой и панорамой вулканов. Внизу уже почти стемнело; слабо светились огни Рабаула, и ярко горели прожекторы «Витязя».

На другой день корабль покидал Рабаул. Многие жители пришли провожать нас. Меланезийцев собралось, наверное, несколько сот человек. Так, говорят, не провожали ни одно судно. Пришли и филиппинцы. Но европейцев было немного.

— Воскресенье — пошли в церковь, — объяснили одни.

— Нет, сейчас рэгби, — поправили другие.

— А я думаю, — заметил один из филиппинцев, — многим не понравилось, что вы не делали различия между «белыми» и «черными», здесь это не любят.

Когда между портом и пирсом появилась и стала расти полоска воды, когда «Витязь» дал три прощальных гудка, меланезийцы как один ответили приветственным криком.

Быстро уменьшаются фигурки людей на пирсе; вот и красавица бухта осталась позади. Короткая остановка — сошел лоцман. Он и матросы машут руками со своего катера. Еще несколько минут — и катер превратился в светлую точку, которую все труднее различать среди солнечных бликов на воде. А через несколько часов вулканы Новой Британии скрылись в мглистой дымке.

В ОСАКА

Выйдя из Соломонова моря через пролив Витязя (названный именем русского корабля, корвета «Витязь», открывшего его в 70-х годах прошлого века), экспедиция поднялась к северу, в район Марианской впадины. В южной ее части в 1951 году английское исследовательское судно «Челленджер II» обнаружило максимальную глубину Мирового океана, равную 10 863 метрам[17].

Сделав несколько разрезов с севера на юг и с востока на запад, «Витязь» приступил к работам у Филиппинских островов.

Сильные кратковременные тропические дожди часто окутывали сплошной пеленой «Витязь», но их теплая влага не освежала. А однажды во время ливня, когда мы находились у острова Лусон, одного из самых крупных островов Филиппинского архипелага, выпал снег. Маленькие мокрые снежинки мгновенно таяли на руке, не давая ощущения холода.

Выпущенные с кормы воздушные разведчики — радиозонды помогли найти разгадку этого необыкновенного для тропиков явления. Оказывается, здесь температура воздуха уже на высоте немного большей 4 километров опустилась ниже нуля.

Этот холодный воздух и был, по-видимому, причиной выпадения неожиданного снега.

Больше полутора месяцев прошло со времени последнего захода в порт. Кончились свежие овощи, фрукты, а главное — мало осталось пресной воды. Командование судна уже несколько дней ограничивает расход воды (конечно, не питьевой, а «мытьевой»), в тропиках это довольно-таки серьезное лишение. Поэтому было принято решение зайти в ближайший от района работ японский порт Осака.

Туманным утром «Витязь» подошел к Осакской бухте. У входа в нее с обеих сторон белые маяки-башенки, от них тянулись молы-волнорезы. Дальше, внутри огромной бухты с чуть видневшимися берегами, качались плавучие якоря-бочки. «Витязь», поднявший на мачте свои позывные, получил указание встать на вторую от входа бочку. Мы все, помня хороший прием в Рабауле, рассуждали, когда будут выпускать на берег — после обеда или позднее. Не тут-то было! Подошел один катер, другой, третий — иммиграционные власти, таможенники, санитарные врачи. Придирчивый скрупулезный осмотр.

Вскоре стало известно, что сегодня на берег нас не выпустят. Может быть, завтра?

Под вечер приехали представители советского посольства. Они рассказали нам по нашей просьбе о современном экономическом положении внутри страны и о городе Осака. Жизненный уровень населения очень невысок. Товаров избыток, покупателей нет, безработица растет. Несмотря на упорную антисоветскую пропаганду японских империалистических кругов, население относится с большой симпатией к Советскому Союзу и его представителям.

— Впрочем, в этом вы сами убедитесь, когда познакомитесь с местными жителями, — добавил представитель посольства.

Затем он рассказал нам про Осака.

Город расположен на берегу залива Осака Внутреннего Японского моря. Вместе с городами-спутниками Осака образует ядро важнейшего экономического района Японии — Кансай.

История Осака как политического, торгового и промышленного центра уходит в далекое прошлое.

Одно из наиболее ранних упоминаний о населенном пункте Нанива, на месте которого ныне находится Осака, относится к концу VII века. В XIV столетии Нанива стал носить название «Осака». В 1583 году полководец Тоетоми Хидейоси (фактический правитель Японии в 80–90 годов XVI века) построил в Осака замок и сделал его своей резиденцией. Вскоре Осака превратился в крупный город, ставший важным центром Японии.

В XVII — первой половине XIX века в Осака неоднократно вспыхивали восстания городской бедноты. В 1837 году в городе произошло крупное восстание против правительства Токугава.

Во второй половине XIX — начале XX века Осака значительно вырос, став не только торговым, но и промышленным центром. Мелководная Осакская бухта была углублена, а порт перестроен.

Современный Осака расположен в дельте судоходной реки Едо. Большая часть города находится лишь немногим выше уровня моря. Этот низменный район прорезает обширная сеть речек и каналов, через которые переброшено более 300 мостов. Недаром Осаку называют «японской Венецией».

В настоящее время население города достигает 3 миллионов человек. Осака — крупнейший порт и второй (после Токио) по численности населения и экономическому значению город страны. Особенно развиты здесь текстильное производство, тяжелая промышленность. Имеются предприятия пищевкусовой, цементной, полиграфической, лесопильной, деревообрабатывающей промышленности. Всего в Осака свыше 50 тысяч предприятий, около половины из которых кустарные.

На другой день с утра к нам прибыли торговцы и разложили свои товары по всей кормовой палубе. Это скатерти, вышитые наволочки для диванных подушек, посуда, зажигалки и прочая мелочь. Большая часть изделий выполнена в своеобразном стиле японского народного искусства, часто с большим вкусом. Очень хороши сервизы исключительно тонкого фарфора, называемого «яичная скорлупа», с характерными рисунками. Но не все изделия радуют глаз — есть и аляповатые, кричащих тонов альбомы и шкатулки.

Вслед за торговцами прибыли корреспонденты из Осака и Токио. На наши вопросы, почему нас не выпускают на берег, смущенно отвечают: «Но ведь «Витязь» — военное судно…» — «Как военное? Да пойдите посмотрите сами! Кроме охотничьих ружей, никакого оружия у нас нет. Есть снаряжение, а не вооружение». Ходили, смотрели, обещали помочь. Но время идет, а мы стоим. Временами город скрывает туманная мгла, и кажется, что стоим в открытом море. Мимо проходят суда различных стран.

Приехала большая группа представителей Общества советско-японской дружбы. Они привезли нам пачку свежих московских газет всего недельной давности, «Огонек», «Крокодил» и коробки печенья «Русское» японского производства. Оказывается, два члена общества недавно вернулись в Осака из Москвы, с VI Всемирного фестиваля молодежи. Поездка их имела еще и особое целевое назначение: ознакомиться с нашей кондитерской промышленностью. Вывезенные рецепты были приспособлены к японскому вкусу: печенье, красивое на вид, было совсем не сладким и даже чуть солоноватым.

Участники фестиваля рассказывали, что выехать им из Японии было очень трудно. Вместо приглашенных 150 человек разрешили поехать только 50. За ними пришел советский пароход «Александр Можайский».

Приехавшие на «Витязь» привезли нам несколько фильмов: цветной фильм «Лес живет», поставленный по известной сказке Маршака «Двенадцать месяцев». Сюжет сказки был передан очень точно, но костюмы действующих лиц напоминали не столько русские, сколько западнославянские. Показали нам еще бытовой фильм «Сестры» и хороший научно-популярный фильм «Развитие лягушки».

Среди приехавших представителей Общества были две женщины. Одна в кимоно, другая — в темном европейском костюме, держались они очень мило, приветливо, но, к сожалению, ни слова не понимали ни по-русски, ни по-английски.

Прошло уже три дня, а мы все еще на внешнем рейде. Тот, кто не ступал на берег полтора месяца, конечно, поймет нас. Даже капитану не разрешили съехать на берег.

Корреспонденты больше не показывались. Только купцы не теряли терпения и ежедневно появлялись у нас ровно в девять утра, несмотря на то что мы у них ничего не покупали — нет возможности съездить в банк за деньгами. Единственное, что мы получали с берега, — это вода, которую доставляла нам специальная наливная баржа.

Наконец на четвертый день японские власти разрешили нам выход группами по восемь человек, но потребовали, чтобы каждый побывал в городе только один раз.

К сожалению, по этой причине не удалось ознакомиться с мореведческими учреждениями в Кобе, побывать в городе-памятнике классической японской архитектуры и изобразительного искусства — Киото, бывшей столице феодальной Японии.

Ежедневно во время стоянки на рейде «Витязь» посещали японские ученые и студенты. Они приезжали не только из Осака, но и из Токио, Кобе, старинного университетского города Киото и других городов. Разумеется, наибольший интерес к «Витязю», его лабораториям и оборудованию проявили наши коллеги — японские океанографы. Среди них был известный японский океанограф профессор Канджи Суда. Выступив по радио на борту «Витязя», он сказал:

— Сегодня у нас радостный день. Нам предоставлена возможность самим лично посетить советский корабль «Витязь». Мы могли посмотреть каждый уголок этого прекрасного судна. Раньше нам довелось много слышать о высоких качествах приборов и оборудовании «Витязя». Теперь мы их увидели сами. Действительно, они превосходны. Мы сердечно и горячо желаем советским ученым и экипажу достичь на этом судне новых успехов в изучении тайн Тихого океана.

В ответном слове начальник экспедиции профессор Добровольский тепло поблагодарил японских коллег за внимание и выразил надежду, что научные и культурные контакты наших стран будут укрепляться.

Наконец и наша группа смогла осмотреть Осака. Утром подошел большой многоместный катер, вроде речного трамвая, и через двадцать минут мы были в порту. Тщательная проверка документов. Наконец все закончилось, и мы, восемь человек, стоим на осакской мостовой. В какую сторону направиться? Но тотчас же к нам подошли пятеро японцев, один из них говорил даже по-русски, остальные — по-английски. Они отрекомендовались членами Общества советско-японской дружбы и предложили свои услуги в качестве гидов и переводчиков. Это оказалось очень кстати. Часто приходится читать о том, что в Японии английский чуть ли не второй язык. Может быть, в Токио это и так, но как в Осака, так и в Нагасаки нам не часто попадались японцы, говорящие по-английски. Исключение составляли некоторые корреспонденты и ученые. В больших магазинах говорят по-английски лишь заведующие отделами. Даже цифры часто пишутся непонятными для нас японскими знаками. Вот и сейчас — подошел трамвай, но номер его мы без помощи наших добровольных гидов прочесть не можем.

Осака огромен. Широкие оживленные магистрали, обсаженные по краям вечнозелеными деревьями — араукариями[18], криптомериями[19] и пальмами, чередуются с узкими, но прямыми улочками, где две машины не разъедутся. В городе довольно грязно — мы, начитавшись о японской чистоплотности, были разочарованы.

Есть в городе и метро: вход — прямоугольное отверстие в земле, а сверху на четырех столбиках крыша. Вниз, к кассам, ведут ступеньки. За ними тесный, не очень опрятный зал, стены которого кое-где украшают лишь рекламные щиты. Но вагоны удобные, красивые и просторные.

В Осака обращает внимание сочетание современных европейских черт большого города и глубокой старины феодальной Японии. Рядом с многоэтажными зданиями двухэтажные домики, первый этаж которых, как правило, занимает лавка или магазин, а кое-где и храмы, созданные много веков назад. На улицах много автомобилей последних моделей; прохожие — молодежь преимущественно в европейских костюмах, а пожилые, как женщины, так и мужчины, почти исключительно в кимоно.

Мы решили осмотреть основной из памятников осакской старины — замок Тоетоми Хидейоси. Музеем резиденция древнего властителя стала недавно, еще в 1950 году здесь была казарма. Уместно вспомнить, что Осака, по терминологии японского историка Такэноси, в средние века был типичным «замковым городом». В те времена Япония разделялась на множество феодальных поместий разных размеров, управлявшихся каждое князем. Замок такого властителя был окружен жилищами большой группы профессиональных воинов — самураев — и их семей. Большая часть крупных японских городов развилась из подобных центров. Замки служили ядром поселения. Обычно они строились на возвышенных участках, окружались высокими стенами и рвами, а вокруг них рос город.

Восьмиэтажная, 55-метровой высоты, крепость производит большое впечатление, особенно когда вспомнишь, что строили ее в 1583 году, без современных технических средств. Внутри сейчас сделан лифт, поднявший нас на галерею верхнего этажа, откуда открывается панорама города. Затем, постепенно спускаясь вниз, мы осмотрели размещенные на каждом этаже экспонаты — старинные вышивки, рисунки и утварь. Все это были предметы эпохи Токугава — эпохи изоляции.

И во дворе крепости, и в самом здании много экскурсантов. Приходят отдельные посетители, группы туристов и целые классы школьников во главе с учителем. Многие посетители с рюкзаками за спиной — очевидно, приехали издалека.

Проголодавшись за целый день беготни по городу, мы вместе с нашими провожатыми зашли в ресторан на верхнем этаже огромного универмага Даймару. Ресторан вполне европейского типа, но рядом со столовым прибором кладут и палочки в бумажной обертке. Обед состоял из ростбифа с макаронами, жареных летучих рыбок (на вид очень красивы, но по вкусу больше всего напоминают пряник — вымочены в чем-то сладком) и стакана холодной воды. Хлеба не полагалось ни кусочка, и мы встали из-за стола полуголодными.

День закончили прогулкой по старинным узким улицам и посещением магазинов. Товаров обилие, и это создает впечатление высокого жизненного уровня. Но несмотря на шумные рекламы, специальные распродажи по сниженным ценам и другие коммерческие ухищрения, огромное количество разнообразных товаров не находит сбыта. Причина — очень низкая покупательная способность населения. Присмотревшись, можно увидеть и нищих на улицах, и безработных.

Стемнело, засветились большие разноцветные фонари над входами в лавочки, завертелись яркие неоновые рекламы больших магазинов. Мы берем такси и вскоре из ярко освещенных улиц центра попадаем в темноту прибрежных кварталов. Фонарей почти нет, свет скупо проникает через бумажные «стекла» окон. Вот и порт. Таможенники весьма внимательно осматривают наши покупки, ставят штампы на обертках. Несколько минут мы качаемся в катере-автобусе, который быстро несется к «Витязю». А утром корабль снимается с бочки: пора выходить в море, продолжать работы. Катер иммиграционных властей провожает нас до маяков-башен; впереди — туманное море.

ЭКВАТОРИАЛЬНЫЙ КВАДРАТ

Прошло менее года, и в марте 1958 года «Витязь» снова вышел в плаванье — в свой 27 рейс, проходивший в западной части Тихого океана. И опять не оправдал океан своего названия. Огромные, увенчанные седой пеной волны сотрясают стальной корпус корабля, а затем взлетают ввысь, обдавая каскадом брызг моряков и ученых, работающих на палубе.

Вот дана команда «стоп», и корабль, как гигантский поплавок, закачался на волнах. Звенящий ветер дует с неослабевающей силой, но работа на первой станции в третьем рейсе по плану МГГ идет успешно. Это 3882-я[20] по счету станция «Витязя». Через некоторое время подняты на палубу самописцы течений, они фиксировали скорость и направление течений на разных глубинах. Скорость оказалась довольно большой — это район теплого течения Куросио. Вот здесь, над теплым течением, и образуются ложбины пониженного атмосферного давления, вытянутые почти по оси течения. Это «дороги», которыми следуют циклоны, создающиеся в результате вторжения холодных воздушных масс в область теплого течения. Над Куросио циклоны образуются обычно в зимнее время, но нередки они и ранней весной.

Только закончили первую станцию, как и без того сильный ветер еще усилился, началась неприятная качка; «Витязь» встретился со стремительно катящимся по своему излюбленному пути очередным юго-западным циклоном.

В кают-компании буфетчицы постелили на столы мокрые салфетки и подняли предохранительные бортики, чтобы не билась посуда. Пришлось уменьшить скорость корабля и на время отказаться от работы на следующей станции.

Всю ночь «Витязь» боролся с разбушевавшейся стихией, медленно продолжая свой путь. Но едва забрезжил серый рассвет, как ветер стих, и только океан, не желая так легко смириться, посылал навстречу кораблю грозные валы зыби. Но работать было уже можно: ожили палубы, загудели моторы лебедок, команда занялась утренним туалетом «Витязя».

Через несколько дней пересекли тропик Рака. Солнце уже давно окрасило наши тела загаром, и от его палящих лучей не было спасенья. Во время станций над лебедками, с которых опускали приборы, распускались белые купола огромных зонтиков, они спасали от прямых лучей, но от зноя из-за отсутствия ветра не избавляли. При движении корабля на палубу летели соленые брызги, которые, попадая на тело, мгновенно высыхали, стягивая и припудривая кожу лица. Соль проникала и в рот, и постоянно ощущался неприятный горьковатый вкус. Для утоления жажды на палубе по утрам выставлялась большая бочка с кислым квасом, но уже к обеду она опустошалась.

Ультрамарин небесного свода незаметно переходил в ровную гладь океана, по которой от «Витязя» быстро бежали струи света: это в волнах, возникающих при движении судна, так называемых корабельных волнах, создаются сгущения и разрежения лучей солнца. Волны действуют на падающие лучи как собирательные и рассеивающие цилиндрические линзы, фокусируя их под гребнями и рассеивая под подошвами волн.

Воздух над океаном чист и прозрачен, и даже едва возвышающиеся над уровнем океана коралловые атоллы показывались более чем за 20 миль. Но мы их встречали не часто, океан был пустынным, и наше одиночество нарушали только летучие рыбки, неожиданно выпрыгивающие из воды; пролетев несколько десятков метров, они вновь исчезали в сияющей синеве.

Однажды кто-то из гидрологов заметил далеко за кормой темную точку.

— Это кит! — сказал он после долгого наблюдения в бинокль.

Такое утверждение многим показалось противоестественным: властелин суровых арктических и антарктических вод кит — и лазурные тропики… Но впоследствии специалисты говорили нам, что встретить китов у экватора в это время года вполне возможно.

Несколько раз с борта мы наблюдали длинные извивающиеся полоски. Подхваченная сачком и выброшенная на палубу, такая полоска оказывалась нечем иным, как ядовитой морской змеей (Distira cyanocincta). Этот вид распространен по всей тропической зоне Индийского и Тихого океанов. Темные, с желтыми полосами пойманные змеи подолгу жили в аквариумах ихтиологической лаборатории. Иногда, к устрашению зрителей, ихтиологи выпускали их на палубу «погулять», конечно под строгим присмотром. Змеи охотно брали с пинцета мясо, хотя в море питаются только рыбой. Они живородящи, что скоро и доказали.

* * *
Тоненько позванивают поставленные в гнезда бутылочки с пробами морской воды. Собравшиеся в лаборатории гидрологи внимательно слушают начальника отряда В. А. Буркова.

— Вы видите на карте Тихого океана очерченный красным карандашом квадрат, нижнее основание которого находится на экваторе, а верхнее — примерно на десятом градусе северной широты. Здесь, на этом небольшом пространстве, нам предстоит детально исследовать экваториальные течения: пассатные течения северного и южного полушарий и Межпассатное противотечение. Для этого в пределах квадрата будет сделано три меридианальных разреза, отстоящих друг от друга па 90 миль. А чтобы посмотреть, как изменяются течения во времени, мы повторим измерения на двух разрезах, расположенных восточнее. Таким образом, «Витязь» пять раз пересечет экватор. Работа в этом «экваториальном квадрате» будет напряженнейшая, станции будут следовать одна за другой через два-три часа…

Что мы знаем о пассатных течениях?

Причина пассатных течений обоих полушарий в удивительном постоянстве ветров тропического пояса — северо-восточного и юго-восточного пассатов. Южное пассатное течение, хотя и чуть-чуть короче Северного, но мощнее. Это отражает большую интенсивность ветровой и океанической циркуляции южного полушария по сравнению с северным. Название «Южное пассатное течение» не совсем точно — оно пересекает экватор и, оказавшись в северном полушарии, приобретает здесь наибольшую скорость. Пассатные течения несут огромные массы воды к западным берегам Тихого океана, где уровень значительно повышается, что и служит причиной возникновения своеобразного компенсационного течения — Межпассатного противотечения. Оно протягивается сравнительно узкой полосой, так называемой зоной затишья, почти через весь Тихий океан по направлению к Южной Америке. В зоне затишья действительно не бывает циклонов, но ветры часто достигают значительной силы, а дожди с грозами и шквалами — здесь обычное явление. Мы несколько раз пересекали Межпассатное противотечение, и всегда нас поражали мощные кучевые облака, постоянно нависающие над морем в этих районах.

Наши современные знания о пассатных течениях ограничивались в основном данными, полученными экспедициями «Карнеги» США (1942 г.) и «Альбатроса» Швеции (1947–1948 гг.). Правда, в последние годы в центральной и тропической частях Тихого океана американцами проводились значительные экспедиционные работы, известные под названием операции «Эквапак»[21], и ряд промыслово-океанографических экспедиций. Но детальное исследование этих течений начал проводить «Витязь» в рейсах, выполненных по программе МГГ. Особенно успешными оказались работы в третьем рейсе, о котором мы рассказываем.

Станция следовала за станцией, и работы на них проводились в четком ритме. Начиналось с того, что гидролог Анатолий Щербинин разворачивал в сторону моря балку, и вот уже в ее блоке скользит трос, увлекая на глубину 80-килограммовый груз. Время от времени трос стопорится, и на строго определенных расстояниях Анатолий ловким движением прикрепляет батометры. У лебедки, внимательно следя за движением стрелки счетчика, показывающего количество вытравленного троса, стоит второй гидролог — Владимир Новожилов. Ближе к носу оптики осторожно спускают «подводную люстру» с четырьмя белыми выпуклыми плафонами, обращенными вверх, пятый плафон направлен в глубь океана.

Измерения, произведенные этим прибором, позволяют ответить на вопрос, как глубоко в океан проникает солнечный свет.

Солнечные лучи и свет, рассеянный атмосферой, проникая в воду, постепенно ослабляются. Ослабление света в воде происходит в результате рассеяния и поглощения. При поглощении световая энергия переходит в другие виды — химическую и тепловую. Но большая часть световой энергии сохраняет свою форму, ослабление же происходит потому, что энергия отклоняется от первоначального направления— рассеивается, встречая на своем пути взвешенные в воде частицы и водные слои различной плотности (кроме того, на ослабление света влияет так называемая флюктуация плотности — неоднородность среды внутри каждого слоя). Ныряя на сравнительно небольшие глубины в лагуне атолла Хермит, мы поражались равномерностью освещения толщи воды. Многократно рассеянный ужена небольшой глубине свет приятно действовал на глаза, утомленные прямыми лучами тропического солнца. Быстрее всех «теряются» красные лучи, эту часть спектра не удается обнаружить уже на глубине 25 метров. До предельных для дневного света горизонтов в водах океана доходят только синие лучи.

Ослабление освещенности с глубиной зависит от загрязненности моря, но даже в поразительно прозрачных водах Северного пассатного течения на глубине 200–250 метров остается только одна тысячная доля от того света, который падает на поверхность океана. Впрочем, это не так уж мало. Участник экспедиции на научно-исследовательской подводной лодке «Северянка»[22] С. Потайчук рассказывал, что, стоя у иллюминатора, он читал заголовки газетных статей, когда лодка находилась на глубине около 80 метров. И это в мутных, зеленых водах Баренцева моря! Безусловно, значительно глубже проникает свет в прозрачных водах Тихого океана, но и здесь практически на глубинах 700–800 метров наступает вечная ночь. На этой глубине только очень чувствительные фотоэлектрические приемники фиксируют «следы» света, однако эти «следы» обнаруживаются лишь там, где встречаются светящиеся организмы.

Станция закончена, но не прекращается напряженная работа. Нужно не только подготовить приборы к новой станции, но еще обработать пробы воды. Начальник гидрологического отряда В. А. Бурков уже рассчитывает данные измерений самописцев течений. Результаты очень интересные: на глубине 300 метров обнаружено противотечение, направленное на восток, тогда как в поверхностной толще воды Северного пассатного течения устремлены на запад. В дальнейшем это противотечение прослеживалось повсеместно под пассатными течениями обоих полушарий.

Когда «Витязь» закончил первый разрез «экваториального квадрата», уже можно было сделать вывод, что появление под пассатными течениями устойчивых противотечений обусловлено тем, что Межпассатное противотечение, постепенно расширяясь с глубиной, «подтекает» под них, вклиниваясь на глубинах 150–350 метров. Так был сделан еще шаг в изучении океанских течений.

В «экваториальном квадрате» были выполнены и другие интересные исследования. Геологи успешно изучили малоизвестный рельеф дна Каролинской подводной котловины, ограниченной поднятием Каролинских островов на севере и Новой Гвинеей, Новой Ирландией, Соломоновыми и другими островами на юге. На навигационных картах этой обширной акватории имелись только редкие отметки, позволяющие лишь приближенно судить о характере рельефа. «Витязем» здесь было открыто несколько подводных гор и найдена цепочка глубоких желобов, протягивающихся по западной окраине котловины. Подводной горе с наименьшей глубиной над вершиной в 243 метра было присвоено имя Миклухо-Маклая.

По мнению геолога В. Ф. Канаева, эта гора — погрузившийся коралловый риф на вулканическом основании. Обилие таких погрузившихся под воду гор, рифов и островов свидетельствует об опускании дна в Каролинской впадине.

После окончания работ в «экваториальном квадрате» «Витязь» направился в Новогвинейское море, пройдя близко от островов Хермит, на которых впоследствии нам удалось побывать. Острова были окутаны частой сеткой дождя, и вскоре клочковатые тучи стали наползать на «Витязь», но то ли внезапно переменился ветер, то ли какая-нибудь другая причина, на «Витязь» упало всего несколько капель, и мы с интересом наблюдали, как пузырятся на воде частые дождевые капли в нескольких десятках метрах от корабля. И долго еще за кормой «Витязя» на пустынном горизонте виднелось темное грозное сгущение облаков, окутавших острова Хермит.

На другой день при подходе к очередной станции на поверхности океана показались какие-то странные полосы, изменявшие время от времени свои очертания. Оказалось, что это огромные косяки нерестующей крупной рыбы. Ихтиологи, и особенно рыболовы-любители, а таких на «Витязе» множество, пришли в волнение. Они умоляли начальника экспедиции В. П. Петелина изменить курс и подойти ближе к стаям рыбы; предлагались планы, как выловить эту рыбу. Но начальник экспедиции, сам заядлый рыболов, был непреклонен: время терять нельзя!

Резким контрастом с относительно безжизненными водами открытого океана представлялось Новогвинейское море. Что привлекло сюда стаи рыбы? Может быть, обилие пищи, обусловленное близостью берега? А он не так далеко: плавучие вестники Новой Гвинеи — стволы деревьев, кокосовые орехи и водоросли — встречались нам все чаще.

Течения иногда заставляют предметы совершать грандиозные путешествия. Глядя на безжизненный ствол дерева с голыми, торчащими над водой сучьями, невольно вспоминаешь покинутые экипажем корабли-призраки, которые носятся во власти стихии. Но первое впечатление обманчиво. Ударьте посильнее по плывущему стволу, и с него в воду, как горох, посыплются крохотные крабики, бросится в разные стороны рыбья мелюзга. Это мальки коралловых рыб и рыб, обитающих в прибрежных зарослях, а иногда и пелагических.

Плавучие предметы — «и стол и дом» для этих рыбок. Они укрывают мальков от солнечных лучей, здесь и обилие пищи в виде оседающих на плавучих предметах мелких рачков, моллюсков, многощетинковых червей-полихет и водорослей.

Говорят «плавает как рыба», а между тем среди рыб есть и неважные пловцы. Вот, например, обитающий у плавучих стволов спинорог. Это плоские, иногда довольно красиво окрашенные рыбы, спинной плавник которых увенчан острым плотным шипом. Однажды наш ихтиолог Беседнов подцепил сачком половинку кокосового ореха, в трещинках которой так плотно сидели спинороги, что их едва удалось извлечь. А у некоторых рыб есть специальные кожистые выросты, которые позволяют им зацепляться за «стебли» плывущих водорослей и другие предметы.

«Водорослевых рыб» немало, но основное население «плавника» — это усоногие рачки балянусы (или морские желуди) и морские уточки. Их белые известковые коронки и треугольники довольно быстро облепляют плавающие предметы и становятся тем крупнее, чем дольше «плавник» находится в море. Кроме них, на плавучих предметах селятся различные водоросли, моллюски, кораллы, губки.

Все эти прикрепляющиеся организмы селятся не только на пассивно плавающих предметах, но и на днищах судов. Как известно, сильно обросшие суда теряют скорость, так как увеличивается их трение о воду.

НА ЗЕМЛЕ ПАПУАСОВ

Чудесное, пронизанное солнечным светом утро. Па небе ни облачка, но свежий ветер вызвал веселую пляску волн, и море — непрерывная череда зеркальных зайчиков.

Кажется, а может быть и в самом деле, в воздухе едва уловимый аромат каких-то растений примешивается к ставшему совсем неощутимым соленому запаху океана. Берега Новой Гвинеи видны еще плохо; они окутаны утренней туманной вуалью. Но вот она постепенно тает — мы приближаемся к земле, и уже легко различить красноватый обрывистый берег и над ним уходящие вдаль отлогие склоны гор, покрытые темно-зеленым плащом тропического леса.

Даже в бинокль берег кажется безжизненным, но кое-где поднимаются тоненькие столбики дыма, и, вероятно, не одна пара глаз с любопытством наблюдает за нами так же, как и 21 сентября 1871 года, когда здесь, в водах залива Астролябия, появился русский корвет «Витязь», на борту которого находился Миклухо-Маклай. Он выбрал это побережье для исследований не случайно: Дампир, а затем Дюмон-Дюрвиль, открывший залив Астролябия, здесь не высаживались. Русский ученый стал пионером исследования огромного загадочного острова, занимающего 888 тысяч квадратных километров.

С тех пор прошло восемьдесят лет, но природа внутренних районов Новой Гвинеи остается почти неизвестной. И это не удивительно. Новая Гвинея — горная страна, почти две трети ее находятся на высоте более 600 метров над уровнем моря. Вдоль всего северо-восточного побережья острова проходит грандиозная горная цепь, увенчанная вечноснеговыми вершинами. Эта горная система постепенно понижается к востоку (преобладают столовые горы и лавовые плато), а затем погружается под воду и прослеживается в виде подводного хребта, увенчанного отдельными островами. Наиболее высокие вершины погруженных гор — архипелаги Д'Антркасто и Луизиады.

К центральной горной системе Новой Гвинеи примыкает беспорядочное нагромождение труднопроходимых хребтов и приподнятых плато, рассеченных глубокими и лесистыми долинами. «Легче с горной палкой добраться до высочайшей вершины европейских Альп, — сказал один итальянский исследователь, — чем перебраться через любой холм в Новой Гвинее». Эти изолированные от внешнего мира внутренние области острова, куда еще только начинают проникать геологические и другие специальные экспедиции, населяют племена, стоящие на уровне развития каменного века, и для естествоиспытателей наших дней Новая Гвинея в известной степени Terra incognita[23], здесь науку ожидают новые и поразительные открытия.

Мы идем проливом «Витязя». Несколько отошли от берега, а жаль: как раз сейчас появилось какое-то селение в глубине миниатюрной бухточки. Вероятно, это деревня Телята, которую посещал Миклухо-Маклай. Интересно, сохранилась ли медная дощечка с монограммой отважного путешественника, прибитая к одному из деревьев в этой деревне? Но вот «Витязь» идет чуть-чуть мористее, и здесь очередная станция, а затем поворот на юг в Соломоново море. На этот раз море было приветливым. Из-за недостатка времени не смогли повторить прошлогоднюю океанографическую съемку и ограничились всего двумя станциями, где работали только геологи и биологи.

Утро 29 апреля застало «Витязь» у островов Тробрианд. Пройдя между островами Киривина и Китава, вскоре вышли в архипелаг Луизиады. Свое название архипелаг получил от Бугенвиля в честь французского короля Людовика XV. Архипелаг — множество зеленых, похожих на мшистые кочки, и белых коралловых островков. С трудом верится, что это вершины затопленного хребта.

«Витязь» шел путем, которым, вероятно, не проходил еще ни один корабль. Капитан И. В. Сергеев не покидал мостика. У эхолотов непрерывно дежурили, тотчас же докладывая об изменении глубин. А они менялись прямо-таки фантастически: от нескольких сот до нескольких десятков метров в течение каких-нибудь пяти минут хода корабля. На мачте постоянно находился вахтенный штурман с биноклем, зорко наблюдая за изменением оттенков воды, которая над рифами обычно нежно-зеленого цвета.

— Вижу мель, — докладывает штурман, и капитан немедленно дает сигнал машине «стоп», а затем корабль, бурля винтами, отрабатывает задний ход. Опять новый курс. Так, непрерывно маневрируя, «Витязь» двигался через рифы Луизиады. Ночью пришлось встать на якорь, но как только занялся день — снова в путь. Наконец пройден узкий проход в отроге барьерного рифа, и «Витязь» очутился в Коралловом море. А вскоре показался и коренной берег Новой Гвинеи.

Причудливо извивающаяся пенная полоса протягивается вдоль берега, показывая положение барьерного рифа. Где-то здесь в коралловом барьере — проход Базилиск. Но где? Разрешая наши сомнения, через едва заметный разрыв в полосе пенящейся воды проскочил катер лоцмана. Белый, совсем игрушечный на вид, он, весело прыгая на волнах, быстро приближался к нам и вскоре мягко ткнулся в борт «Витязя» у спущенного трапа. Пожилой и немного грузный лоцман — англичанин в шортах и белых чулках — ловко взобрался по трапу и поднялся на мостик.

На белом поплавке-катере — моряки-меланезийцы в непринужденных позах, свойственных морякам любой части света. Они с любопытством рассматривают первый советский корабль, посетивший эти воды, а на «Витязе» то и дело щелкают затворы фотоаппаратов: еще бы — первое знакомство с жителями этого удивительного острова.

За кормой закипела вода, потянулся пузырчатый след, и вскоре мы уверенно вступаем в проход барьерного рифа. По обоим бортам под слоем булькающей и шипящей, как нарзан, воды угадываются белые массивы рифа, обнажающегося кое-где в отлив. Под защитой этой подводной преграды, над которой вздымались и бессильно гасли океанские волны, чуть-чуть покачивались на зыби лодки рыбаков и ловцов жемчуга.

Мелководная акватория за барьерным рифом, примыкающая к берегу и протянувшаяся от Порт-Морсби до залива Оранжери, изобилует жемчужницами, и иногда здесь скапливаются целые флотилии ловцов жемчуга.

Обогнув холмистый мыс, покрытый поблекшим кустарником и редкими деревьями, «Витязь» вошел в бухту. После неумолчного грохота океана и упругого, звенящего ветра стало неожиданно тихо и душно, как перед грозой, но раскаленное небо светилось безоблачной синевой.

И хотя надвигался дождливый сезон, на нас за все время пребывания в Порт-Морсби не упало ни единой капли из полагающихся 900 миллиметров с лишним осадков за этот период.

В горячем и влажном воздухе отчетливо слышалась работа судовых двигателей, но вот все смолкло: «Витязь» подходит к пирсу, где толпится пестрая группа полицейских-меланезийцев, чиновников-англичан, портовых рабочих меланезийцев и папуасов. За пирсом вдоль берега протянулись приземистые портовые сооружения, склады копры, еще дальше пальмы, сквозь которые проглядывают белые двухэтажные дома города.

Признаться, многие из нас и не подозревали о существовании этого небольшого тропического города, административного центра обширной области Папуа и Новой Гвинеи. Не удалось нам установить и дату возникновения города. Миклухо-Маклай, посетивший эти места в 1874 году, записал в своем дневнике: «14 февраля прибыли в деревню Аупата, находящуюся у большой бухты, обозначенной на карте под именем Порт-Морсби». Очевидно, из этой деревни и вырос постепенно современный город Порт-Морсби.

Связанные с нашим приходом формальности заняли немного времени, и вскоре мы вступили на новогвинейскую землю. Порт-Морсби — вернее, его деловая часть — располагается на перешейке холмистого полуострова. Сразу за портом начинается главная улица. На двухэтажных домах пестреют вывески различных деловых контор, банков, учреждений, магазинов, баров, отелей.

Другим концом главная улица упирается в барьер кокосовых пальм и панданусов[24], между стволами которых виднеется ослепительная синева океана и белеет песок пляжа. И здесь же столбик, жестяная дощечка с возмутительной надписью: «Только для европейцев». Налево разветвление маленьких улочек, взбегающих по склонам холма Туагуба. Зелень садов, заросли кустарника обрамляют нарядные бунгало — это жилые кварталы.

Два меланезийца с трудом катят в гору тележку с какими-то мешками. Улица очень узка, и вынырнувший из-за поворота лимузин не может проехать. Не так-то легко маневрировать тяжелой тележкой: улица оглашается нетерпеливыми сигналами. Из машины выскакивает длинный англичанин с липом кирпичного цвета и неожиданно высоким срывающимся голосом кричит на меланезийцев. Вот тебе и традиционная английская сдержанность!

Садится солнце, и на сразу потемневшем небе вспыхивает россыпь золотых звезд. Улицы пустынны, тихо, редкие фонари вырывают у мрака участки дороги.

Вдруг идущий впереди гидролог Толя Волков останавливается и прислушивается: да, действительно, неторопливый перебор гитары. Еще несколько шагов, и мы поравнялись с домом, около которого на скамейке сидят две девушки, одна из них с гитарой. Мы спросили, как ближе пройти к порту. Нам приветливо пояснили — и незаметно завязался непринужденный разговор. Выяснилось, что они сестры, уроженки архипелага Самоа. Работают на складах копры.

— Вы здесь давно живете?

— Очень. Нас привезли, когда мы были совсем маленькими. А сейчас «цветным» въезд на Новую Гвинею не разрешен, — сказала одна из сестер.

— А язык свой помните?

— Нет, уже забывается. Вот только песни помним.

Мы попросили спеть. Они в два голоса исполнили грустную самоанскую песню, главное содержание которой — тоска по родине.

Порт освещен слабо и в этот час безлюден, но у «Витязя светло и шумно. Судовые прожекторы ярко освещают палубы и прилегающую часть пирса, где собрались меланезийцы и папуасы. «Белых» мало, и они держатся особняком. Смех, шутки, песни, разговоры продолжались до позднего вечера.

Утром следующего дня мы пошли на рынок.

Между урезом воды и лентой шоссе втиснулась узенькая каменистая тропинка, по которой впереди нас, прихрамывая и слегка сутулясь, идет высокий немолодой папуас.

Услышав голоса и увидев целую толпу «белых», он сошел с тропинки, уступая дорогу.

— Good morning[25].

Папуас, а это был, несомненно, настоящий папуас с густой шапкой мелко вьющихся волос и характерным орлиным носом, растерялся, при этом его суровое лицо приняло мягкое и какое-то доброе детское выражение.

— Вы спрашиваете где национальный рынок? О да! Вы идете правильно, — неожиданно на хорошем английском языке заговорил папуас.

Редко можно встретить папуаса или меланезийца, хорошо владеющего английским языком. Колонизаторы не заинтересованы в том, чтобы «туземцы» получили доступ к современным знаниям.

Правда, в общеобразовательных школах, открытых австралийской администрацией для папуасских и меланезийских детей, преподавание ведется на английском языке, но подавляющее большинство обучается в трехгодичных миссионерских школах. Преподавание в них ведется на местных диалектах и ограничивается священным писанием и молитвами.

Логическим следствием такой постановки образования явилось то, что в 1948 году официальным языком в Папуа был объявлен уродливый жаргон «пиджин-инглиш» — явление сугубо колониальное, возникшее в результате общения местных жителей с английскими торговцами и скупщиками. Сколько-нибудь сложные понятия с помощью «пиджин-инглиш» выразить невозможно.

Основной мотив, который выдвигала австралийская администрация при объявлении жаргона языком официальным — это языковая раздробленность. Действительно, на Новой Гвинее насчитывается сейчас около 400 различных диалектов и наречий.

«Почти в каждой деревне свое наречие», — отмечал Миклухо-Маклай. И если его экскурсии длились более одного дня, ему требовались два или даже три переводчика. Это «вавилонское столпотворение» поражало и других исследователей. В новогвинейском фольклоре есть такая легенда: «Очень давно юноша и девушка, полюбив друг друга, решили идти по тропе жизни рука об руку, но их союз противоречил воле родителей и племени. Влюбленные решили бежать. Их побег был вскоре обнаружен, и все племя вместе с родителями стало преследовать их. Беглецов настигли, но те влезли на огромное дерево, которое, пожалев влюбленных, стало расти прямо на глазах. Тогда решили спилить дерево. Подпиленное дерево упало с таким ужасным грохотом, что память испуганных преследователей пострадала, и они, после того как разошлись по своим деревням, начали говорить на разных языках».

Следует отметить, что в последнее время произошло частичное объединение диалектов и возникли так называемые большие языки, охватывающие значительные территории. Это, например, язык меланезийского племени моту, на котором стали говорить жители в большом районе, примыкающем к Порт-Морсби, или язык добу на островах Луизиады.

Папуасские языки не имеют письменности, и даже единственный журнал для папуасов и меланезийцев, издающийся в Порт-Морсби в очень небольшом тираже «Papuan villager», печатается на английском языке. Трудно говорить, по какому пути объединения языка пойдет Новая Гвинея, одно ясно — за основу общенационального языка народы Новой Гвинеи не взяли бы чуждый им «пиджин-инглиш».

Но пока Новая Гвинея — фактически колония, и ее делегат Айсолини Салин, выступивший на Первой конференции народов Тихого океана, с горечью констатировал: «Мы не имеем общего языка…»

Но вернемся к нашему попутчику. Да, он действительно папуас из племени элема, живущего на побережье залива Папуа. Зовут его Данги. Ему много пришлось жить среди европейцев, и он научился хорошо говорить по-английски.

За разговорами незаметно прошли большую часть пути. Примыкающая к урезу полоса берега снова стала просторнее, показались какие-то строения, а совсем близко, в бухточке, на зеленом от отражающихся пальм зеркале воды расположилась флотилия лодок с убранными парусами. На носу одной из лодок о пальмовый канат, поддерживающий мачту в вертикальном положении, терлась пегая коза, а на соседней — нагие ребятишки забавлялись с поросенком, издававшим время от времени пронзительный визг.

— Это привезли на продажу? — спросили мы нового знакомого.

— О да! Но многие так и живут вместе с животными. С этих лодок — мы называем их лакатой — ловят рыбу и жемчуг. А для многих это плавучий дом. Ну вот вы и пришли, желаю вам всего хорошего, — сказал Данги.

— Приходите к нам на корабль!

— Благодарю вас.

Мы простились с Данги и свернули на рынок.

На берегу — просторный навес, однако большинство аборигенов предпочли разложить свой товар просто в тени пальм. Оранжевые апельсины и гроздья зеленых и молочно-желтых бананов, лиловатые клубни батата и кокосовые орехи рассыпаны на банановых листьях.

На веревках, натянутых между стволами пальм, подвешены диковинные рыбы. Некоторых из них мы узнаем — это коралловые. Тут же и панцири гигантских морских черепах, разнообразные раковины, крабы.

Многие меланезийцы и папуасы пришли на рынок, вероятно, из ближайших деревень и одеты более или менее по-европейски, но непременно босые. А некоторые были, по-видимому, из отдаленных мест. Темно-коричневые тела женщин украшены затейливой татуировкой. Никакой одежды, кроме юбочек из сухой травы или из листьев пандануса. Мужчины также обнажены, и на фоне темной кожи выделяются ярко-красные или оранжевые набедренные повязки.

Не уступая пестротой и колоритностью восточным базарам, рынок в Порт-Морсби явно уступал им в динамичности. Не было слышно возгласов, зазываний. Назвав цену, продавец уже не занимался покупателем, а спокойно продолжал перекладывать товар или просто безучастно созерцать происходящее вокруг.

Вблизи базара раскинулось предместье Порт-Морсби, населенное коренными новогвинейцами. Дощатые домики покрыты гофрированным железом или пальмовыми листьями. Эти хрупкие домики обступают со всех сторон стройные красавицы пальмы. Улицы не асфальтированы, и в пыли возятся голые ребятишки. Взрослых не видно — вероятно, все на работе. Лишь иногда можно увидеть старую меланезийку, хлопочущую у очага, сложенного из камней вблизи дома.

К первому советскому кораблю, прибывшему на Новую Гвинею, жители проявляли огромный интерес, и в течение трех дней стоянки в Порт-Морсби к нам на судно было настоящее паломничество. Научные работники переквалифицировались в гидов и водили морсбийцев по кораблю, знакомя с его научным оборудованием и лабораториями.

Одним из первых пришел ученый-геофизик Джемс Брукс. Он зимовал в Антарктиде, и одно из свидетельств этого — марка, выпущенная Австралией в честь открытия первой австралийской зимовки на шестом материке. На марке на фоне снега и голубоватых глыб льда изображена мачта с поднятым австралийским флагом, а под ней группа зимовщиков с приветственно поднятыми руками, крайний правый из них Брукс.

Он совсем недавно приехал из Австралии, ио уже успел поездить по стране и поэтому мог многое рассказать нам. Именно благодаря ему удалось выбрать наиболее интересный маршрут автомобильной прогулки по окрестностям Порт-Морсби.

Рассказывая о стране, Брукс развернул перед нами крупномасштабную карту, и мы сразу же обратили внимание на отсутствие железных дорог, да и шоссейных было немного.

— Не ищите железных дорог, их просто нет на Новой Гвинее, — сказал Брукс. — Кокосовые плантации располагаются по побережью, то же можно сказать и о каучуковых и плантациях какао. Что касается шоссейных дорог, то они стали строиться только во время второй мировой войны, и их пока мало.

— Да, но как же без подъездных путей ведутся разработки месторождений нефти или золотых приисков?

— Особенно крупные месторождения золота открыты в долинах притоков реки Варая — Эди-Крик, Булоло, Ватут. Это довольно далеко от побережья, и золото перевозят оттуда с помощью авиатранспорта. Находят, что выгоднее транспортировать золото самолетами, чем строить дороги в глубь страны.

Бывает так — проснешься с ощущением, что сегодня произойдет что-то необычное и радостное, как в детстве в дни рождения, когда ты ждешь подарок… Предвкушая массу необычайных впечатлений, весело переговариваясь, спешила наша группа из четырех человек ранним утром, еще сохранившим свежесть ночи, к стоянке такси.

Промелькнул базар, осмотренное накануне предместье, мчимся по прекрасному шоссе. Снова внизу лазурь океана, слева зеленые горы. Проезжаем мимо остовов буровых вышек. Между прочим, поиски нефти в восточной части Новой Гвинеи велись с 1911 года около реки Вайлала. Там пробурено 55 скважин, но только в ноябре 1958 года началась эксплуатация этого весьма перспективного месторождения.

Экспедиции и поисковые партии, проникавшие в глубь страны, показали не только большую перспективность в отношении месторождений нефти, но и сообщили интереснейшие этнографические сведения о племенах, населяющих внутренние районы. В настоящее время поисковые работы все расширяются, что объясняется прежде всего тем, что Австралия вынуждена закупать нефть и нефтепродукты за границей.

Шоссе отошло от океана, и автомобиль несется по холмистой местности, заросшей кустарником, пересекает редкие, не дающие тени рощи эвкалиптов. Затем серпантин шоссе забирается выше и выше в надвигающиеся на него горы, покрытые деревьями с желтеющей листвой и древовидными папоротниками. Это леса саванн, но они не характерны для Новой Гвинеи и занимают всего около 4 % всей площади огромного острова. Но в районе Порт-Морсби господствует сравнительно сухой климат саванн, это связано с тем, что в летнее время он находится в так называемой дождевой тени юго-восточного муссона и в стороне от основного потока северо-западного муссона зимой и весной.

Горы все ближе и ближе, и вот дорога уже идет длинным ущельем. Спева показался каньон реки Лавоки, в который с высоты 30 метров низвергается серебристая лента водопада Роуна. Над миллиардами мельчайших брызг виднелась радуга. Просим шофера остановиться. И хотя в путеводителе было сказано, что водопад окружен «недоступными суровыми скалами», мы решили рассмотреть его в непосредственной близости.

Сразу же у дороги начинаются густые заросли кустарника и высокие травы, мешающие видеть, что делается под ногами. То и дело проваливаешься в ямы или натыкаешься на острые выступы или обломки скал. Но вот трава стала реже, спуск круче и из-под ног вырываются мелкие камни.

Почва здесь располагается коричневыми, влажными от вздымающихся над водопадом водяных брызг пятнами. Последние мокрые уступы скал — и мы в тылу у водопада.

Река Лавоки течет здесь довольно широким потоком. Вода кристально прозрачна, и на дне отчетливо видны овальные углубления — ванночки, отделяющиеся серыми шлифованными ребрами, над которыми дробятся серебристые струи. Бросаем веточку, как будто бы скорость не очень велика, метеоролог Виктор Кошкин решает искупаться в новогвинейском водопаде. Держась за веревку, Виктор осторожно спустился в воду и улегся в ванночку, но не надолго — холодно.

Энергия водопада Роуна уже служит людям: на обратном пути в нижней части ущелья мы увидели небольшое белое здание гидростанции. А сколько еще необузданных водопадов на этом огромном горном острове!

Возвращаемся другим путем. Небольшой деревянный мостик над мутной темно-коричневой рекой. Она так и называется — Коричневая река. Берега ее густо заросли тростником, камышом и папоротниками. Выше по течению в кофейных водах Коричневой реки, как сообщил нам шофер, водятся крокодилы.

Через несколько километров впереди показалась сероватая зелень плантаций гевеи — каучукового дерева. Более всего гевея напоминает наш тополь: серые высокие стройные стволы, овальные темно-зеленые пластинки листьев.

В лесу совершенно отсутствовал подлесок, было как-то пусто, сыро и мрачно. На многих деревьях виднелись стрелки глубоких надрезов, по которым сок, содержащий каучук, стекает в подвешенные под ними сосуды.

Каучуковые плантации Новой Гвинеи находятся преимущественно на плоскогорьях. Их значительно меньше, чем кокосовых плантаций. Несмотря на благоприятные условия, площади посадок гевеи не расширяются вследствие падения мировых цен на каучук. Весь экспорт каучука идет в Австралию.

И снова мы окунулись в теплый воздух, опять слепит глаза тропическое солнце.

Все ближе морской берег. Еще не очень поздно, и хотелось бы заехать в прибрежную деревушку, о которой говорил Брукс, но успеем ли? Шофер утвердительно кивает головой.

Последний спуск — и мы въезжаем в деревню. Дома, похожие на большие пчелиные ульи на сваях, выстроились вдоль берега, а иные забрались в океан. Вероятно, в прилив вода подходит к полу хижин, состоящих из бамбуковых палок, переплетенных лианами. Эти «океанские» хижины сообщаются с берегом с помощью шатких мостиков. Деревня пустынна, только шумная ватага ребятишек, бросив игры, с любопытством рассматривает нас.

Шофер превращается в гида и ведет нас по деревне. На мосточке у одной из хижин сидит старик и прилаживает деревянный поплавок к узкой длинной полоске сети, на другом краю которой балласт из раковин тридакн. Старик одновременно ухитряется и рыбачить — к большому пальцу правой ноги у него привязана леска, на конце которой крючок с приманкой.

Спрашиваем позволения заглянуть внутрь хижины. Вход в хижину — небольшое четырехугольное отверстие, к которому снаружи приставлена лестница. Одна комната; обстановка самая простая — на полу спальные циновки из листьев пандануса, бруски дерева, видимо, заменяющие подушки. В углу немудреная кухонная утварь — несколько глиняных горшков местного производства, металлические кастрюли и жестяной бидон. Шофер сказал, что металлическая посуда в папуасских и меланезийских прибрежных деревнях вошла в обиход.

На другой день наши биологи отправились на экскурсию в мангрововые заросли. Мангрововые деревья растут на вязких илистых морских берегах; каждое дерево укрепляется на почве не только подземными, но еще и массой так называемых воздушных корней. Плоды мангров прорастают еще на дереве, падают в ил и укрепляются в нем.

Витязяне наловили здесь очень интересных рыбок — илистых прыгунчиков (Periophthalmus); маленькие, темной окраски, эти рыбки немного напоминают вьюнов, с выпученными глазками, приспособленными видеть как в воде, так и в воздухе; их часто можно видеть сидящими на сучке дерева; при виде опасности они спрыгивают в пл.

Начальник экспедиции В. П. Петелин и капитан И. В. Сергеев посетили администратора, или, как его называют в Порт-Морсби, губернатора области Папуа, господина Клиланда. В его руках сосредоточено все управление объединенной территорией Папуа[26] и северо-восточной частью Новой Гвинеи, находящихся под опекой Австралии. Правда, недавно был создан орган самоуправления территории Папуа — Законодательный совет, состоящий из 28 человек; причем 10 тысяч человек европейского населения избирают 25 членов совета, а от 2 миллионов меланезийцев и папуасов в Совет — не выбираются, а назначаются — только трое. Власть Законодательного совета в достаточной мере призрачна, так как на любое решение администратор может наложить вето.

Во время беседы с администратором В. П. Петелин и И. В. Сергеев попросили разрешения посетить коралловые острова Хермит и получили любезное согласие. Вечером губернатор устроил прием для руководства экспедиции, на котором произошла встреча с ответственными должностными лицами и представителями науки. Все они побывали на «Витязе» с ответным визитом. Среди них был президент Австрало-Новозеландской ассоциации прогресса науки Гюнтер, который возглавляет работу по борьбе с малярией, и доктор Гендерсон, президент Научного общества Папуа и Новой Гвинеи.

Советские ученые познакомились с метеорологической обсерваторией, которая составляет прогнозы погоды для авиации, флота и сельского хозяйства, а также с геологами из Геологической службы, главное управление которой находится в Австралии.

В. П. Петелин прочитал в Публичной библиотеке города лекцию на тему: «Об участии Советского Союза в океанографических исследованиях по плану Международного геофизического года». На лекцию пришло около 150 человек; члены Научного общества Папуа и Новой Гвинеи явились в полном составе.

Однажды наш добрый знакомый Джемс Брукс привел на «Витязя» своего друга геолога и сейсмолога Питера Мана, который приехал на Новую Гвинею из Англии много лет назад. Он искал здесь золото и нефть, исходил огромные расстояния по «белым пятнам» Новой Гвинеи. Ман рассказывал, что на Новой Гвинее в ее изолированных областях еще есть папуасские племена, стоящие на уровне неолита. Вот и недавно, в 1954 году, австралийское правительство объявило, что в самом центре Новой Гвинеи обнаружено племя в несколько тысяч человек, никогда не видавших европейцев и живущих в условиях каменного века.

Мы попросили Мана рассказать хотя бы об одной из своих экспедиций.

— Слово «цивилизация» теряет всякий смысл, как только вы попадаете в настоящий новогвинейский лес, — начал Ман. — Наша экспедиция должна была заняться поиском новых месторождений золота на северо-востоке Новой Гвинеи. Как известно, золото чаще всего следует искать в речных долинах, где оно скапливается в аллювиальных отложениях. Это позволяет иногда использовать гидросамолет. Наша «Карлина»[27] в полдень вылетела из Порт-Морсби и уже к вечеру села на серебристую ленту довольно большой реки вблизи папуасской деревушки. Между прочим, гидросамолет над Новой Гвинеей впервые появился лет тридцать тому назад. Даже в Порт-Морсби он произвел тогда необычайный эффект. В тот момент, когда гидросамолет с ревом пронесся над желтыми волнистыми крышами домиков городка, начался ужасный переполох. Рассказывают, что из зала суда разбежались и обвиняемые, и судьи вместе со стражей…

Но вернемся к нашей экспедиции. Я и еще один геолог с помощью туземного полицейского быстро набрали себе партию проводников-папуасов, которые приступили к строительству лодок из очень толстых деревьев. Через несколько дней все было готово, и мы отплыли. По мере нашего продвижения вверх по реке лес по берегам становился все мрачнее. Огромные деревья совершенно смыкались кронами. Между их стволами-гигантами тянулись к свету более мелкие деревья и кустарники, все это густо обвивали стебли лиан.

В лесу было сыро и прохладно, запах прелых листьев смешивался с терпким ароматом белых цветов какого-то кустарника. Обилие огромных папоротников переносило в древнюю эру существования Земли. Гнетущая тишина изредка нарушается воркованием венценосного голубя или далеко не «райским» криком райских птиц. Животных в лесах Новой Гвинеи сравнительно немного, а крупных совсем нет, не считая дикой свиньи. Иногда мы наблюдали быстрых кенгуру валлаби, скорее похожих на зайцев, древесных кенгуру, которые, кстати, плохо лазают по деревьям, древесных кускусов…

На пятый день плавания мы решили свернуть в один из притоков. Приток постепенно сузился, а упавшие стволы преграждали русло. Лодки пришлось оставить, и мы стали пробираться по берегу пешком.

По воздушным мостикам, сплетенным из лиан, которые едва нас выдерживали, преодолевали многочисленные бурные притоки. Однажды мы увидели большую хижину, сложенную из стволов какого-то дерева, с крышей из пальмовых листьев. Подошли ближе — никаких признаков жизни. Осторожно заглянули внутрь — пусто. Однако зола в очаге из грубых камней еще теплая — вероятно, обитатели покинули дом недавно. На полу дома мы нашли ожерелье из увядших орхидей да обломок каменного топора из отполированного камня. Сомнений не было — перед нами жилище людей каменного века…

Далее нам пришлось преодолеть отроги гор, иссеченные глубокими долинами. Мы нашли едва заметную тропинку и теперь взбирались вверх прохладным «туннелем» в вечнозеленых дебрях. Мы перевалили отрог и спустились в небольшую долину. Здесь, в маленьких домиках, покрытых травой, жили пигмеи. Посредине деревни, как и в обычных папуасских деревнях, стоял большой «мужской» дом. В нем решаются общие дела, вопросы войны и охоты; здесь происходит обряд посвящения юношей в мужчины. Вся одежда мужчин — плетеная веревочка вокруг талии, ожерелье из коры и раковин улиток на шее, повязки и браслеты из ротанга[28]. У некоторых в носу — куски кабаньих клыков. Женщины — в юбочках из листьев пандануса.

Пигмеи нас встретили дружелюбно и снабдили бататом и корнями таро. Мы разбили свой лагерь вблизи их деревни и, отдохнув несколько дней, спустились с гор и вышли в речную долину…

Да, мне очень жаль, что я должен скоро уехать в Австралию с этого полного неожиданностей острова, с его непроходимыми лесами, с огромными пространствами болот, — закончил свой рассказ Питер Ман.

ЗАТЕРЯННЫЙ В ОКЕАНЕ

6 мая «Витязь» покинул Порт-Морсби и направился к группе островов Хермит. Этот архипелаг, открытый в 1768 году французским мореплавателем Бугенвилем, находится приблизительно в 90 милях к северо-западу от островов Адмиралтейства.

Путь к этим затерянным в необозримых водных просторах островам занял несколько дней. Но вот увенчанные белой пеной океанские волны остались позади, и «Витязь» режет спокойные воды лагуны. Здесь лишь легкий ветерок, вызывающий едва заметные полосы ряби.

«Витязь» бросил якорь у острова Марун, на берегу которого среди кокосовых пальм и банановых деревьев стояло шесть или семь похожих на шалаши хижин. А выше на склоне, заросшем кустарниками, в тени кокосовых пальм виднелся большой белый с красной черепичной крышей дом плантатора.

От берега отошла шлюпка, и вскоре можно было рассмотреть двух гребцов-островитян, третий, по-видимому, европеец с непокрытой рыжей головой, сидел на корме.

Вскоре мы познакомились. Это был молодой немец, управляющий кокосовыми плантациями. На острове он живет пять лет. Жалуется на скуку: ведь только два раза в год сюда приходит пароход из Австралии, который привозит продукты, забирает сушеную копру.

Кто-то из нас вспомнил роман Джека Лондона «Приключение». Прошло уже более полсотни лет, а положение меланезийцев не улучшилось. По-прежнему, как пауки, сидят на островах одинокие плантаторы (иногда с семьями) и беззастенчиво присваивают плоды труда аборигенов.

В тот же вечер мы отправились на плоские коралловые островки, окаймлявшие лагуну. Стук моторов нарушил тишину атолла, а по зеркалу воды побежал след от двух катеров. Вода настолько прозрачна, что кажется, можно рукой дотронуться до изящных веточек кораллов, а до них добрых полтора метра.

Но вот скрипнуло днище о кораллы — дальше прохода нет, нужно высаживаться.

По пояс в теплой воде бредем к берегу, ступая то по плотному снежно-белому коралловому песку, то по колючим полипам. Но вот и узкая полоса песчаного пляжа, а за ним стена тропической растительности. Проникнуть сквозь нее почти невозможно: густой кустарник, увитый лианами, масса невысоких незнакомых растений, некоторые из них покрыты колючками. Тут и там высятся кокосовые пальмы, почти на всех виднеются плоды. Масса орехов на берегу вдали от пальм, некоторые из них проросли. Возможно, часть из них занесена с других островов — орехи кокосовых пальм переносятся морскими течениями и прекрасно сохраняют свою жизнеспособность до полугода. Кроме пальм, кое-где виднелись огромные развесистые фикусы, с толстыми стволами, мохнатая казуарина[29], панданусы.

С трудом нам удалось проникнуть в этот зеленый массив. Там царил сырой полумрак, по опавшим листьям бегали мелкие ящерицы, на деревьях прятались гекконы[30], гнездились белые крачки; удалось заметить также стайку скворцов.

Но быстро сгущаются краски. Небо в красном зареве заката. Легкие, невесомые волны золотят ставшую нежно-розовой полоску кораллового песка. Ветер слегка колышет вершины пальм. Пора возвращаться.

На борту «Витязя» шумно обменивались впечатлениями. Начальник экспедиции В. П. Петелин и его заместитель И. А. Стоянов посетили меланезийскую деревню на острове Марун, где находится резиденция плантатора. В деревне, рассказали они, живут 30 рабочих, завербованных на других островах. А на острове Луб — самом большом из группы — живет около 30 человек аборигенов.

Население архипелага Хермит значительно уменьшилось по сравнению с 1876 годом, когда здесь побывал Н. Н. Миклухо-Маклай во время своего путешествия по западной Микронезии. Он называл эти острова так же, как и коренные жители островов, — Агамос; позднее оказалось, что это было искаженное английское название «Hermites»[31].

На другой день с первыми лучами солнца все были на ногах; предстояло продолжить экскурсию по коралловым островам. И вот мы снова бредем по белоснежному песку пляжа, еще не прогретому солнцем. Приглядевшись внимательно, видим узкий след, который пропадает в лесу. Еще и еще, а вот и существо, которое проложило эти тропки. То пестренький рак-отшельник, спрятавший свое нежное брюшко в большую тонкостенную раковину. Солнечные лучи застали его на суше; теперь придется пережидать зной.

Песок на берегу, и особенно у подножия кокосовых пальм, изрыт довольно глубокими норками. Это жилища крабов — «пальмовых воров», которые питаются ядрами кокосовых орехов. Иногда попадаются и другие крабы — с огромными клешнями. Они жители прибойной зоны, на берег вылезают лишь в сумерки, но поспешно скрываются в воду при шуме шагов.

Иногда даже довольно далеко от моря, в лесу, мы находили полосатые большие раковины четырехжаберных головоногих моллюсков наутилусов. Этот моллюск очень характерен для тропической зоны западной части Тихого океана; в лес его раковины, вероятно, затаскивали раки-отшельники.

В тропической зоне слабо развита литоральная[32] фауна, потому что тонкий слой воды слишком сильно прогревается солнцем. Помимо крабов, в зоне литорали попадались только скачущие, как блохи, рачки-бокоплавы из семейства Talithridae. Но зато в тропиках великолепно развита сублитораль[33], она-то особенно интересовала наших гидробиологов. Для сублиторали тропических морей, по сравнению с морями умеренных и холодных вод, характерно богатство животного мира и значительная бедность растительного, вследствие сильного прогрева и резкой инсоляции. Ближе к берегу, в верхнем горизонте сублиторали. кое-где растут низкие колючие кустики известковой водоросли Halimeda, которая селится на жестком грунте. Попадалась также красная известковая водоросль кораллина (Corallina), встречающаяся преимущественно среди коралловых колоний.

Но, конечно, наиболее интересны сами коралловые рифы. Кораллы-рифообразователи могут развиваться только в водах со среднегодовой температурой не ниже 23,5°. Коралловые рифы — наиболее характерная особенность верхнего горизонта сублиторали тропической зоны. Лучше всего они развиты в западной части Тихого океана, в водах Ост-Индии и Индийском океане. Основные рифообразователи — это представители отряда мадрепоровых кораллов (Madreporaria). Обычно к ним добавляются еще милепоровые кораллы (Milleporidae), и мягкие кораллы (Alcyonaria) из группы Octocorallia. В образовании коралловых рифов участвуют также грибовидный коралл (Fungia) и темно-красный органчик (Tubipora musica), живущие только в западной Тихоокеанской зоогеографической области.

У многих витязян были маски и ласты, и это позволило подробно ознакомиться с подводным миром лагуны. По единодушному мнению, эти подводные экскурсии оставили самые яркие впечатления периода плавания в тропических широтах.

В насыщенных солнцем нежно-голубых водах лагуны перед нами открывались картины необычайной красоты. Легкое движение ластами — и смена лазурных красок, новые чарующие пейзажи. Вокруг ажурные «фарфоровые» кусты кораллов и сказочные клумбы кораллины. Переливы розоватого, желтого, фиолетового цвета со множеством оттенков, и вдруг, словно одолев космическое пространство, вы достигли испещренной кратерами сероватой лунной поверхности — это отмерший полипняк, покрытый кустиками известковой водоросли литотамния (Lhithotamnion).

В «кратерах» скрываются желтые и грязно-зеленые крабы, полихеты, моллюски и даже рыбы. Необыкновенно ярко, красиво окрашенные рыбы — черные с желтым, темно-красные, полосатые, ярко-синие — спокойно обкусывали колонии полипов или охотились за какой-то невидимой нам добычей. Они, кажется, не обращают на нас внимания, но вдруг молниеносно, все враз прячутся в щели. Но только на минуту. Когда, по их мнению, опасность миновала, они снова выплывают и возобновляют прерванные занятия.

Мы заметили также много пестрых и ярких раковин брюхоногих моллюсков. Как бы сделанные из малахита, большие турбо (Turbo), желтые с шахматным узором ядовитые конусы (Conus), конические, в красных пестринах трохус (Trochus), из которых добывают перламутр; поэтому трохусы играют не последнюю роль в экспорте Новой Гвинеи. Со всеми этими моллюсками следует быть осторожным; правда, они не кусаются в обычном понятии этого слова, но «ногой», усаженной острыми известковыми шипиками, они могут основательно поранить кожу.

Были здесь и оригинальные рогатые, розовые внутри раковины Lambis, блестящие, словно фарфоровые, ципреи (Сургеа) и пятнистые каури (Cyprea moneta), которые раньше служили разменной монетой на островах Тихого океана. Наконец, попадались пластинчатожаберные моллюски — красноватый Spondylus и много тридакн. Трндакна считается самым крупным из двустворчатых моллюсков: каждая створка ее раковины может достигнуть веса в 100 килограммов. Механик Беломестнов и сотрудник лаборатории морской техники Посвянский нашли несколько таких раковин на относительно небольшой глубине; одна из них была столь велика, что когда перерезали мускулы-замыкатели, сжимавшие створки, в нее можно было лечь, почти как в небольшую ванну. Из тридакны вырезали славящееся своим вкусом бело-розовое мясо и пока оставили ее на дне. Место заметили, с тем чтобы потом подойти сюда за ней на моторном боте.

Во многих приключенческих романах, да и в специальной литературе, о тридакне говорится как о подводной ловушке пловцов — искателей жемчуга. Действительно, стоило тронуть бело-розовую мантию тридакны палкой, как створки захлопывались, зажимая палку, освободить которую было довольно трудно. Поэтому весьма вероятно, что руку или ногу ныряльщика, случайно оказавшуюся в таких тисках, освободить не удается.

Когда день начал клониться к вечеру, мы развели костер и на прутиках жарили шашлык из тридакны, запивая его соком кокосовых орехов. Воды на таких островках нет, и, наверное, поэтому обитаемы только большие острова вулканического происхождения, где имеются источники пресной воды.

Тридакны, прикрепляясь к живому или мертвому по-липняку, также входят в число рифообразователей; постепенно они полностью обрастают кораллами. Питаются они фитопланктоном, и хотя в тропических морях и открытых водах он очень беден, недостатка в пище тридакны не испытывают. Они питаются водорослью зоохлорелла, которая живет внутри раковины и находится с тридакной в симбиозе. Водоросль находит здесь укрытие, а ее непрерывное избыточное развитие обеспечивает обильный стол «хозяину».

Далеко от островка начинается свал в глубокие воды лагуны — здесь коралловое «дно» резко уходит вниз, и этот перелом рельефа четко обозначен белой, мохнатой от отдельных выступающих веточек линией, за которой начинается темная глубокая синева.

Облачка, покрывавшие небо почти весь день, иногда даже брызгавшие редким коротким дождем, куда-то исчезли, и оказалось, что солнце уже низко. Мы прошли берегом и по воде один за другим несколько островков. Перебраться с одного на другой не составляло труда — их соединяли перемычки не глубже метра. Пора и домой. И вот наш бот, за которым на буксире тянулась шлюпка, доверху наполненная кораллами — трофеями отряда бентоса, направился к «Витязю». На перегруженных боте и шлюпке все уместиться не смогли, и часть экскурсантов осталась на берегу в ожидании «второго рейса». Но начался отлив, и когда бот вернулся, то не смог пройти на прежнее место и вынужден был остановиться у края кораллового дна лагуны. Пришлось долго идти по пояс в воде по кораллам, но к самому боту подойти не удалось. Пришлось еще и плыть метров пять. Замочили и часы и фотоаппараты, утопили даже рюкзак с ракушками. Искать было некогда, темнело, вдалеке в теплом воздухе дрожали огни «Витязя».

Наконец все были на палубе, совершенно мокрые, усталые, с ногами, ободранными кораллами. Зато сколько трофеев, пополнивших потом коллекции института и Московского университета.

«Витязь» снялся с якоря, и утром в пустынном море уже не было видно никаких следов зеленого гостеприимного атолла.

СМЕРТОНОСНЫЕ ДОЖДИ. «ГОРОД АТОМНОЙ БОМБЫ**

В период Международного геофизического года «Витязь» произвел детальные исследования крупнейших впадин Тихого океана — Филиппинской, Бугенвильской, Палау, Марианской, Тонга и Кермадек. Но работы на Марианской впадине, начатые еще в 1955 году, не были закончены. Это и привело «Витязь» сюда снова в 1958 году.

Большой успех в новом рейсе выпал на долю гидробиологов. Дело в том, что уже с самого начала изучения жизни во впадинах, как правило, тралы приносили живые организмы. Однако в 1955 году в районе Марианской впадины тралы приходили пустыми: в них был грунт без признаков животных. Что же — эта глубочайшая часть Мирового океана безжизненна?

Начальник отряда бентоса Г. М. Беляев, боцман-тралмейстер Виктор Дергачев и их помощники за двое с лишним суток четыре раза спускали трал на максимальной глубине Марианской впадины. И вот перед нами один из тралов. В нем животные! Значит, и в Марианской впадине жизнь есть! Мы видим бледных многощетинковых червей, сизых голотурий[34], погонофор, похожих на сено.

Интересные материалы получили также и геологи. Они сумели взглянуть фотографическим глазом на таинственное морское дно на величайших глубинах.

Инженер лаборатории геологии моря Н. Л. Зенкевич еще в 1953 году сконструировал автоматический фотоаппарат и сделал первые снимки морского дна сначала на глубине около 100 метров. Через три года Зенкевич создал более совершенный аппарат с мощным источником света и электромотором, тянущим пленку. Фотоаппарат начинал действовать автоматически в момент соприкосновения с дном. При каждом спуске аппарат делал по двадцать фотоснимков вполне хорошего качества. На снимках видны камни, морские звезды и иногда даже следы неизвестных морских животных. Усовершенствованным фотоаппаратом Н. Л. Зенкевич сфотографировал дно Тихого океана на глубине в 9960 метров во впадине Кермадек, находящейся к северу от Новой Зеландии. Это мировой рекорд глубоководной фотографии.

Следующим этапом работ экспедиции были новые исследования Северного пассатного течения на суточных станциях.

За сутки корабль может далеко отдрейфовать от намеченного места наблюдений, поэтому на суточных станциях обычно встают на якорь. Для «Витязя» в таких случаях глубина места не служит препятствием.

Через несколько часов якорь «Витязя» достиг дна, лежащего на глубине около 4000 метров. Дежурный объявил о начале станции — и заработали лебедки. С одной спускали барометры, с другой — вертушки на разную глубину. Одновременно планктонологи опускали свои сети. Их интересовал суточный ритм движения планктона. Многие планктонные организмы в течение суток находятся на разной глубине; они, как принято говорить, мигрируют.

Некоторые ученые связывают суточные вертикальные миграции с влиянием дневного света, от которого, по их мнению, мелкие обитатели моря уходят глубже. Но есть много данных, нарушающих стройность «световой» теории миграции, поэтому проблема суточных вертикальных миграций еще не решена окончательно. Есть предположения, что уход планктонных организмов днем в более глубокие и темные слои воды объясняется их бегством от хищников.

Район Северного пассатного течения по сравнению с более северными районами — например, с дальневосточными морями — поразительно беден планктоном. Значительное уменьшение количества планктона отмечается уже в районе Куросио, а между тропиком и экватором наблюдался минимум планктона (не более 50 миллиграммов биомассы на 1 кубический метр, т. е. в десять и более раз меньше, чем в дальневосточных морях летом), у экватора вновь начиналось некоторое увеличение количества планктона. В южном полушарии наблюдалась такая же картина, но как бы отраженная в зеркале, максимум здесь падает на воды Антарктики.

Суточные станции требуют большого напряжения сил, так как работы не прекращаются более чем на полчаса. Но так или иначе, а три станции было сделано, и к вечеру 26 мая «Витязь» встал на четвертую. Ночью пошел сильный дождь.

Ливни в тропиках — не такое уж неприятное явление, и обычно от них никто не прячется. И сейчас все работали в легкой одежде, с удовольствием подставляя под дождь непокрытые головы. Гидрохимик Сергей Люцарев брал пробу воды с поверхности моря, а затем собрал и пробу дождя. Он унес эти пробы в свою лабораторию, но вскоре опять выбежал на палубу.

— Послушайте! — крикнул он. — Дождь-то радиоактивный! Я иду к начальнику экспедиции!

Случилось то, чего трудно было ожидать. Всем нам было известно, что американцы проводили серию испытаний атомной бомбы у Маршалловых островов. «Витязь» находился от них в 3000 километров к западу. Но вблизи островов возник тайфун, который распространился на огромный район океана. Тайфун захватил массу радиоактивной пыли, в зону зараженных этой пылью дождей и попал «Витязь».

Радиоактивные пыль и пепел носятся в воздухе спустя много времени после взрыва атомной бомбы. В 1954 году японские рыбаки, оказавшиеся в 200 милях от атолла Бикини во время испытания там водородной бомбы, тяжело заболели, один из них умер. Нередки случаи, когда у берегов Японии ловили рыбу, зараженную продуктами атомного распада.

Атоллы Эниветок и Бикини стали как бы мрачными символами атомной войны — на них в 1946–1958 годах американцы систематически проводили испытания ядерного оружия. Острова Бикини и Эниветок входят в группу Маршалловых островов, которые вместе с Марианскими и Каролинскими находятся под опекой США. Принимая обязательства по опеке, США, между прочим, обещали «охранять здоровье населения этих островов». А в 1954 году многие жители атоллов Утерик и Рон-гелан подверглись непосредственному воздействию атомной радиации, в результате чего у них развилась лучевая болезнь.

Положение осложняется и тем, что на многих атоллах единственный источник воды — дожди, а они нередко заражены продуктами атомного распада.

Такие дожди, преследовали «Витязя» несколько дней. Значительно выше нормы оказалась в этом районе и радиоактивность поверхностных вод океана. Азорские организмы также показывали повышенную радиоактивность.

Люцарев и ихтиолог Беседнов проверили походным дозиметром палубы и надстройки «Витязя» — везде счетчики показывали радиоактивность, в несколько раз превышающую норму.

После каждого дождя корабль тщательно мыли; запрещалось выходить под дождь без резиновых защитных костюмов. Продолжение работ в таких условиях грозило самыми тяжелыми последствиями, и экспедиция вынуждена была прекратить исследования. На третий день «Витязь» вышел из зараженной зоны и направился в японский порт Нагасаки, чтобы пополнить запасы воды.

* * *
В центре небольшого парка возвышается монументальный памятник Мира — изваянная из камня фигура человека, одна рука которого поднята в предупреждающем жесте: «Люди, не забудьте урока Нагасаки!» А за памятником на скамейках или просто на траве газонов сидит целая стайка школьников. Оказывается, идет урок рисования. Молодая учительница подходит к каждому из своих питомцев и заглядывает в альбомы. Оранжевые, красные, синие цветы, а вот и рисунок посложнее — трепетно сложив крылышки, на тонком стебле сидит бабочка… Все здесь перед глазами, ничего не надо придумывать.

Японцы знают и любят природу. Любовь эту прививают с детства. Весной, когда зацветает японская вишня, тысячи школьников совершают экскурсии в наиболее живописные места страны, путешествуют, и это позволяет им лучше познать своеобразную прелесть родной природы.

Возвращаясь домой, они обязательно привозят с собой рисунки, гербарии, а иногда бережно сохраняют в глиняном горшочке маленькую тоненькую, с распластанными ветвями сосну, выкопанную для своего сада где-нибудь у подножия Фудзи. Крошечные садики, воспроизводящие в миниатюре горный пейзаж, — непременная деталь у фасада японского дома.

Мальчик с растрепанными черными вихрами забросил в траву свой ранец и картон для рисования и прыгает на одной ноге.

— Тосио! — зовет его учительница.

Школьник нехотя подходит к ней, вид у него смущенный: его альбом чист. Ах, нет у Тосио сегодня вдохновения…

И шалун Тосио, и вот тот серьезный мальчик в очках, и все эти мальчики и девочки родились после атомной трагедии, но они знают тех, на ком сказалось губительное действие атомной бомбы, и таких в Нагасаки немало.

Рядом с парком Мира стоит серое пятиэтажное здание «Интернационального центра культуры». В двух верхних этажах экспонированы фотографии, запечатлевшие зловещее грибовидное облако атомного взрыва над Нагасаки, разрушенные кварталы города, развалины крупнейшего на Востоке католического храма. Расплавленные от страшной температуры куски металла и стеклянная посуда, часы, остановившиеся на одиннадцати, одежда погибших, уносные муляжи обожженного тела — немые (впрочем, какие же они немые) свидетели атомной трагедии 9 августа 1945 года, унесшей десятки тысяч человеческих жизней.

«Дьявольская бомба превратила в пепел большую часть Нагасаки, в одно мгновение обратила множество людей в обугленные трупы. Не умолкали крики и стоны раненых. Каждый день росли горы трупов», — писала очевидец тех страшных дней — японская девушка Хисако Нагата.

В японском словаре появились новые слова: «Гэмбуаку тоси», что означает город атомной бомбы. Так теперь называют в Японии Хиросиму и Нагасаки. Ежегодно в день, когда была сброшена атомная бомба, у памятника Мира собираются жители Нагасаки, чтобы почтить погибших, и дети кладут к подножию монумента букеты цветов. Нет, не забыл народ Японии об ужасах атомной бомбардировки, и поэтому так решительно выступает за мир и поддерживает предложение Советского Союза о всеобщем разоружении и запрещении ядерного оружия.

* * *
Нагасаки располагается амфитеатром на склонах гор, окружающих вытянутую бухту. Дома взбегают в горы, и ночью кажется, что их мерцающие огоньки повисли, как звезды, в темном небе.

Знакомство с городом мы начали с «черного хода». Выйдя из порта, повернули влево и сразу же очутились в лабиринте узких улиц. Здесь живут рабочие, ремесленники и мелкие торговцы. Улицы настолько узки, что нам пришлось прижаться к стене дома, чтобы пропустить разносчика, несшего на коромысле «тэмбине» — две плетеные корзины с поблескивающей серебром чешуи рыбой. Между прочим, таким способом разносят всякие мелкие товары и даже душистые вороха хризантем.

Деревянные двухэтажные ветхие домики, словно ища опоры, прижимаются друг к другу. Часто первые этажи заняты мастерскими или мелочными лавочками, товары в которых доступны обозрению прямо с улицы. Внешняя стена здесь отсутствует, а на ночь опускаются металлическое жалюзи или навешиваются циновки. Нетрудно заметить, что в архитектонике японского дома стена играет значительно меньшую роль, чем в европейских зданиях.

Стена служит по существу только перегородкой, делящей интерьер на отдельные помещения, а всю тяжесть перекрытия принимают на себя подпоры. В результате можно устраивать стенные проемы в виде раздвижных дверей, так характерных для японских домов.

Мы разговорились с пожилым владельцем небольшого магазина игрушек, который немного говорил по-английски и знал несколько русских слов.

— О, я догадался, что вы с советского корабля; вчера передавали об этом по радио. Пожалуйста, — он стал вытаскивать из-за прилавка разные игрушки, многие из них сделаны искусно, с большой выдумкой, и мы, конечно, не устояли и накупили целый ворох.

— Вы знаете, Нагасаки самый русский город Японии, — раскладывая покупки по специальным коробочкам, сказал японец, — в дни моего детства, еще до войны 1904 года, многие знали ваш язык. Каждую зиму к нам приходили русские военные корабли, а на той стороне нагасакской бухты в деревне Инас был русский военный госпиталь. Дом, в котором он размещался, сохранился.

В Нагасаки, как, впрочем, и во многих провинциальных японских городах, преобладают деревянные постройки.

Дерево — основной строительный материал в Японии, что естественно для страны, подверженной частым землетрясениям. Но в центральной части города и еще кое-где, нарушая целостность ансамбля, возвышались серые громады из стекла, бетона и стали. В таких зданиях, обычных для крупных европейских городов, как правило, размещаются универсальные магазины, правления концернов, редакции крупных газет.

От главной улицы ответвляются узкие улочки, дома на которых, примкнувшие один к другому, различить почти невозможно, настолько фасады заняты яркими рекламами и всевозможными вывесками. Одним словом, здесь все подчинено одному богу — торговле, все для привлечения покупателей.

Нас заставляют оглянуться кудахтающие звуки джазовой музыки.

По улице медленно едет древний фургон, запряженный не менее древними лошадьми. Фургон сплошь заклеен рекламами и снабжен радиоустановкой. Фургонщик, агент рекламного бюро, чтобы завладеть вниманием прохожих, обращается к ним по микрофону, выкрикивая названия фирм и магазинов.

Через неширокую реку перекинуты в виде дуги легкие мостики. Спасаясь от жары, под сводами более массивного каменного моста сидят удильщики. Это знаменитый Маганэ-баси — первый каменный мост в Японии, построенный более 300 лет назад. Мостами завладели художники, продающие свои произведения. Мы с восхищением смотрели на большой лист картона, на котором в манере средневековой монохромной живописи, т. е. одной черной тушью, нарисована роза с нежными просвечивающими лепестками.

Среди огромного количества магазинов, лавок и просто лавчонок большой удельный вес имеют те, в которых специально продаются предметы искусства.

В бедной лавочке можно иногда увидеть произведения настоящего искусства: бронзовые предметы обихода, деревянные статуэтки и различные безделушки. Японским мастерам чужда монументальность, но зато они вкладывают все вдохновение в малые, интимные вещи и достигают порой поразительного эффекта. Например, можно назвать миниатюрными скульптурами так называемые нецке. Это своеобразная пуговица, которая обязательна на поясе у японца, одетого в национальный костюм. Деревянная или костяная, а иногда и из металла, она служит, чтобы удерживать трубку, кошелек, какую-нибудь коробочку. Сейчас в городах Японии сравнительно редко носят национальную одежду, но нецке в продаже можно встретить часто.

По-видимому, дело в том, что нецке усиленно коллекционируют и не только на японских островах, но и далеко за их пределами. Известно, что Алексей Максимович Горький был большим знатоком нецке, и хотя он не бывал в Японии, все же ему удалось собрать их прекрасную коллекцию.

Превосходны покрытые лаком деревянные фигурки богов. Особенно часто попадается толстощекая богиня Удзумэ — покровительница веселья новогодних торжеств. Это одна из популярнейших героинь японской мифологии. Однажды богиня солнца Аматэрасу поссорилась со своим братом и, обиженная, спряталась в пещеру в скале Аман Ивато[35], отчего на земле наступила вечная тьма. Боги звали Аматэрасу, но она не отвечала. Тогда обратились к Удзумэ, и та не заставила себя ждать. Под аккомпанемент большого барабана веселая богиня стала плясать и петь у входа в подземелье. Аматэрасу не выдержала и вышла посмотреть на веселье, а боги захлопнули дверь в пещеру и завязали ее рисовой веревкой. Гак солнце осталось на небосводе…

Превосходны и японские шкатулки, покрытые знаменитым цветным лаком и часто инкрустированные перламутром. Раньше в Японии лак добывали из сока деревьев семейства анакордиас. Деревянные чашки с этим соком ставили на солнце и мешали, чтобы ускорить испарение. Затем процеживали через сито и в жидкость клали в определенных пропорциях сурик, окись железа и масло, выжатое из плодов чая. Деревянную вещь покрывали несколькими слоями лака, потом полировали, сушили и снова полировали. И так много раз. Лак, нанесенный этим старинным способом, очень стоек. Шкатулки, поднятые с затонувшего у Иокогамы корабля «Нил», пролежавшие в морской воде несколько месяцев, после того как их протерли, восстановили первоначальный блеск.

Приготовляют лак и из морских животных — например, из кальмаров. Однако об этом способе получения лака известно гораздо меньше. Секрет передается из рода в род и очень бережно хранится. Рассказывают, что мастера этого дела поодиночке выходят на лодках в море и там, вдали от любопытных глаз, варят лак из морских животных.

Сейчас, несмотря на то что процесс изготовления лаков претерпел значительные упрощения и они не столь стойки, тон современных лакированных изделий такой же сочный и яркий, как у старинных.

Вечерами мы любовались огнями города с борта. Вот неоновая дорога, уходящая вдаль, — это центральная улица города. А в стороне от нее, скромно освещенный таинственным мерцанием бумажных фонариков, домик мадам Баттерфляй — одна из достопримечательностей Нагасаки. Это небольшой круглый домик, характерный для конца прошлого века, как нам объяснили японцы.

Двери в нем открываются по-европейски, а не раздвигаются, как в японских домах. В пустых комнатах мало мебели, и в одной из них висит портрет немолодого европейца. Ему-то, женившемуся на японке, и пришла мысль увековечить легенду о Баттерфляй, построив этот домик. Отцы города после его смерти превратили домик в доходное предприятие. В одном из туристских проспектов о Нагасаки мы прочитали, что широко известная романтическая история мадам Баттерфляй Пуччини или мадам Хризантемы Пьера Лоти существует и в варианте с религиозной окраской. Героиня его — пятнадцатилетняя девушка О'Хару-сан, впоследствии мадам Отаки-сан, влюбилась в морского офицера англичанина. За свою приверженность к христианской религии она подверглась преследованиям и в конце концов была выслана из Нагасаки на необитаемый остров в южных морях, откуда уже не вернулась…

Пасмурное утро. Бисерные капли дождя дрожат в воздухе, низкие серые облака закрыли теплое солнце. Впрочем, жители «страны восходящего солнца» не так уж часто видят его восход. По климатологической характеристике небо над японскими островами около семи месяцев в году закрыто облаками.

Улицы, ведущие в порт, заполнили потоки рабочих. Многие с зонтами, часто очень яркой окраски, что резко диссонирует с хмурыми лицами их владельцев. Но вот улицы вновь опустели, лишь иногда, гулко стуча деревянными гета по тротуару, проходят женщины с корзинами…

Мелодичный перезвон часов на здании муниципалитета возвещает, что уже шесть часов, и Нагасаки бурно оживает. Звенят трамваи, гудят автомобили, и сразу на улицах много народу. А вот и солнце наконец-то пробило гряду облаков, и его первый луч отражается от мокрого асфальта…

К «Витязю» подкатил экскурсионный автобус. Прежде всего мы посетили русское кладбище, где похоронены моряки, погибшие в Цусимском бою. Здесь же были и могилы двух матросов с корвета «Витязь», который доставил на Новую Гвинею Миклухо-Маклая. На каменном кресте одной могилы было написано: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. На сем месте погребено тело матроса Василия Долгополова Российского корвета «Витязь», скончавшегося 19 августа 1872 года». Рядом могила матроса Павла Кононова.

Нагасаки до 1859 года был единственным «окном на запад» феодальной Японии. В 1570 году португальцы добились открытия его для европейцев с предоставлением возможности основать поселение на острове Десима. Вскоре здесь появились первые европейские миссионеры.

В 1597 году испанский миссионер Пьетро Баптиста и пятеро других, а также 20 обращенных в христианство японцев были распяты на крестах. Вблизи места казни в конце XVIII века воздвигнута внушительная католическая церковь Оура, ставшая прибежищем миссионеров.

Эта церковь хорошо сохранилась; ее готические очертания странно сочетаются с окружающими пышными пальмами. В центре города видны стены разрушенного атомным взрывом крупнейшего на Востоке католического храма.

В Нагасаки несколько буддийских храмов; все они построены из криптомерий, даже знаменитый храм Софукудзи, являющийся памятником китайского зодчества времен династии Мин.

С усилением внешних экономических связей Японии и ростом других портовых городов, особенно на юге острова Хонсю, Нагасаки потерял свое былое монопольное положение.

В настоящее время Нагасаки — крупный портовый город и центр судостроительной промышленности. Здесь же машиностроительные, электротехнические, лесопильные, текстильные, пищевые и другие предприятия. В Нагасаки есть университет и специальные школы. Учащаяся молодежь была главным визитером «Витязя». Между прочим, учащиеся нескольких школ не пошли на занятия, а вместе со своими педагогами пришли на «Витязь», боясь, что им не удастся посетить его в другое время.

Посещали «Витязь» и ученые — в частности, сотрудники региональной лаборатории рыбного хозяйства, морской метеорологической обсерватории и университета. Особенно нам запомнился ученый Эномото. Невысокий, в темных брюках и белой рубашке с короткими рукавами, т. е. одетый как почти все японцы в Нагасаки, он был похож на студента. Трудно было поверить, что этот молодой человек заведует лабораторией. Эномото читал по-русски, но говорить не решался, поэтому разговор шел на английском языке.

— По-моему, не должно быть преград к общению ученых, — сказал он. — Я рад, что советские ученые при помощи своего замечательного корабля, которому нет равного в мире, входят в контакт с учеными других стран, и в частности, с нашими. Ваша страна сделала очень много в отношении океанологии, мы внимательно следим за русской литературой. И вообще нашим странам надо дружить, они соседи. — Эномото подарил биологам «Витязя» много оттисков своих печатных работ.

Ученые «Витязя» в свою очередь также посетили ряд научных учреждений Нагасаки и были очень тепло приняты.

Гидрологи «Витязя» при посещении морской метеорологической обсерватории ознакомились с действием модели для наблюдения за приливными явлениями. Это небольшой металлический бассейн прямоугольной формы с водой, на восточной стороне которого очень точно смоделирован изрезанный берег острова Кюсю, а на противоположной установлен так называемый генератор приливных волн, состоящий из двух стальных болванок, соединенных цепями, звенья которых надеты на зубчатые колеса.

Для приведения в действие генератора здесь же смонтировано особое поршневое устройство.

Над бассейном установлена фотокамера, и несколько кинескопов[36], в которые вставляются стекла с нанесенными на них сетками. При проектировании на поверхность воды, покрытую серебрином[37], они заменяют координатные сетки. Здесь же установлены мареографы для регистрации уровня в бассейне.

После запуска генератора болванки погружаются в воду, и возникающая при этом «приливная волна» входит в часть бассейна, имитирующую Нагасакскую бухту, где фиксируются величина и фаза прилива, а также распределение котидальных[38] линий. Заметим, что характер прилива по величине и фазе согласуется с данными, реально наблюдаемыми в нескольких пунктах западного побережья острова Кюсю.

Чрезвычайно большой интерес к вопросу о радиоактивности атмосферных осадков в районе тропической части Тихого океана, где только что проводил исследования «Витязь», проявили представители прессы и радиовещания. В японских газетах к нашему приходу в Нагасаки были перепечатаны сообщения, уже опубликованные в «Правде». Интерес широкой общественности Японии к таким вопросам вполне понятен: ведь уже не один раз над южными островами Японии выпадали радиоактивные дожди.

* * *
Быстро пролетела неделя, и 16 июня «Витязь» покинул порт. Через несколько дней, после попутно выполненных промеров дна Японского моря, «Витязь» достиг родных берегов и встал на владивостокском рейде.

Родина встречала нас заботливо. Явившиеся на борт врачи тщательно осмотрели каждого, сделали анализы крови. К счастью, признаков лучевой болезни ни у кого не обнаружили.

Через несколько дней моряки и часть научных работников приступили к работам по подготовке следующего рейса, а часть уезжала в Москву.

— Прощай, «Витязь», до новых встреч!

ИЛЛЮСТРАЦИИ



«Витязь» в бухте Глубокой
Фото Н. Л. Зенкевича


Спуск трала Сигсби
Фото Л. А. Пономаревой


После зимнего шквала
Фото Н. Л. Зенкевича


На виду Курилы.
Остров Чиринкотан.
Фото Н. Л. Зенкевича


В отлив на острове Беринга
Фото М. Е. Виноградова


Коралловая рыбка кузовок
Фото В. Н. Нарциссова


Встреча с плавучим островком
Фото Л. А. Пономаревой


На рейде у Рабаула
Фото Л. А. Пономаревой



Юные меланезийцы.
Остров Новая Британия
Фото Л. А. Пономаревой


Плавучий базар.
Порт Рабаул.
Фото В. Н. Нарциссова


Вечером 4 августа 1957 года на пирсе порта Рабаула у борта экспедиционного судна «Витязь»
Фото В. II. Нарциссова


До свиданья!
Фото К. Т. Богданова


Акула поймана
Фото В. Н. Нарциссова


Замок Хидейоси. Осака
Фото Л. А. Пономаревой


Золотая макрель
Фото В. Н. Нарциссова


Пироги. Порт-Морсби


Общественная хижина. Окрестности Порт-Морсби
Фото А. В Иванова


Молодая папуаска. Порт-Морсби
Фото Е. В. Романкевича


Встреча с папуасами у водопада Лавоки


Кокосовая плантация
Фото Д. А. Сметанина


Памятник Мира в Нагасаки


Обелиск в эпицентре атомного взрыва в Нагасаки


Нагасаки
Фото В. Н. Новожилова


Домик «Мадам Баттерфляй»
Фото В. Н. Новожилова

INFO


Виталий Иванович Войтов

Лариса Анатольевна Пономарева

В СТОРОНЕ ОТ МОРСКИХ ДОРОГ

*
Редактор И. Л. Перваков

Младший редактор М. П. Черных

Художественный редактор С. М. Полесицкая

Технический редакюр Н. П. Бурлака

Корректор М. Г. Малышева

* * *
Т-00820. Сдано в производство 17/VII.61 г. Подписано в печать 29/VIII.62 г. Формат 84×108 1/32. Печатных листов 3,25, вкл. 0,75, условных листов 6.08. Издательских листов 6,21. Тираж 90 000. Цена 23 коп.

Заказ № 2003


Москва, В-71, Ленинский проспект, 15, Географгиз

Первая Образцовая типография имени Л. Л. Жданова

Московского городского совнархоза 

Москва. Ж-54. Валовая, 28. 



Государственное издательство географической литературы с 1960 года приступило к изданию «Библиотеки выдающихся деятелей мировой географической науки»

Вышли следующие книги:

Ф. Ф. БЕЛЛИНСГАУЗЕН. Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света в продолжение 1819,20 и 21 гг., совершенные на шлюпах «Восток» и «Мирный», 484 стр., ц. 1 р. 84 к.


В. М. ГОЛОВНИН. Путешествие на шлюпе «Диана» из Кронштадта в Камчатку, 480 стр., ц. 1 р. 72 к.


Д. КУК. Плавание на «Индевре» (перев. с англ.), 504 стр., ц. 2 руб.

Примечания

1

Подробное описание «Витязя» и его оборудования дано в книге одного из авторов реконструкции корабля Н. Н. Сысоева «Советское экспедиционное судно «Витязь», Изд-во АН СССР, 1959.

(обратно)

2

Планктон — различные, большей частью мелкие представители морской фауны и флоры, неспособные к значительным самостоятельным перемещениям и переносимые вместе с водой.

(обратно)

3

Бентос — многочисленные представители морской фауны, которые обитают на дне, т. е. на грунте или внутри него.

(обратно)

4

Трал Сигсби и бим-трал — разновидности орудий для сбора донной фауны и флоры. Основные их части — металлические рамы и сетяные мешки. Оттер-трал — орудие для тралового лова рыбы. Его особенность заключается в том. что он снабжен двумя специальными распорными досками, которые при движении судна растягивают горловину тралового мешка.

(обратно)

5

Фитопланктон — растительный планктон.

(обратно)

6

Многощетинковые черви, служащие пищей придонных рыб.

(обратно)

7

Пелагические организмы — населяющие толщу воды.

(обратно)

8

Плейстон — население поверхности океана.

(обратно)

9

Биомасса — живой вес организмов на единицу объема воды или площади.

(обратно)

10

Галсом называют элемент маневрирования корабля. Во времена парусного флота «галс» означал определенный курс корабля относительно направления ветра.

(обратно)

11

Судовая роль — общий список членов экипажа судна.

(обратно)

12

В недавно изданной Географгизом книге «Мы выходим из моря» Ганса Хасса сказано, что истинный остров Сокровищ — это остров Кокос, располагающийся приблизительно в 300 милях к северо-востоку от архипелага Галапогос.

(обратно)

13

Шипчандлер (Shipchandler — англ.) — портовый агент по снабжению судов.

(обратно)

14

Географгиз, 1957.

(обратно)

15

Бетель — лист бетельного перца, на который накладывают порошок жженой извести и тонкие ломтики плодов арековой пальмы. Жевание этого снадобья оказывает тонизирующее, возбуждающее действие.

(обратно)

16

Копра — зрелая сушеная мякоть кокосового ореха.

(обратно)

17

В 1957 году «Витязь» эхолотом обнаружил в Марианской впадине максимальную глубину, равную 11034 метрам. — Ред.

(обратно)

18

Араукария (Araucaria) — род высоких вечнозеленых деревьев класса хвойных семейства араукариевых.

(обратно)

19

Криптомерия (Cryptomeria japonica) — однодольное вечнозеленое дерево семейства таксодиевых, достигающее 45–60 метров высоты и 1–2 метров в диаметре. Родина криптомерии — Япония и Китай.

(обратно)

20

Порядковая нумерация станций ведется с самого первого рейса.

(обратно)

21

Полностью Equatorial Pacific (англ.) — экваториальная часть Тихого океана.

(обратно)

22

Об ее экспедиционных работах см. книгу В. Ажажа «Северянка уходит в океан», Географгиз, 1961.

(обратно)

23

Неизвестная земля.

(обратно)

24

Панданус (Pandanus) — род однодольных вечнозеленых деревьев и кустарников из семейства пандановых.

(обратно)

25

Доброе утро (англ.).

(обратно)

26

Папуа — административная территория в юго-восточной части Новой Гвинеи. Административный центр — Порт-Морсби.

(обратно)

27

«Каталина» — модель американского гидросамолета.

(обратно)

28

Ротанг — пальма из рода Calanius, типичная лазящая лиана тропических лесов.

(обратно)

29

Казуарина (Casuarina) — род растений семейства казуариновых. Деревья казуарина имеют сходство с обыкновенными хвощами.

(обратно)

30

Геккон (Gekkonidae) — семейство пресмыкающихся из отряда ящериц. Гекконы — ночные животные, питающиеся мелкими беспозвоночными — насекомыми, пауками, многоножками.

(обратно)

31

Hermites — отшельники (англ.).

(обратно)

32

Литораль — прибрежная полоса морского дна, осушавшаяся во время отлива.

(обратно)

33

Сублитораль — мелководная прибрежная часть дна океанов и морен, простирающаяся от уреза коды до нижней границы распространения донной растительности.

(обратно)

34

Голотурии — беспозвоночные животные класса иглокожих. Тело напоминает огурец.

(обратно)

35

Аман Ивато — обиталище богов японской мифологии.

(обратно)

36

Кинескоп — электронно-лучевая трубка.

(обратно)

37

Серебрин — легкий алюминиевый порошок.

(обратно)

38

Котидальные линии — линии, соединяющие на картах океанов и морей точки, а которых приливная волна имеет равные фазы.

(обратно)

Оглавление

  • БИОГРАФИЯ «ВИТЯЗЯ» НАЧИНАЕТСЯ
  • В СТОРОНЕ ОТ МОРСКИХ ДОРОГ
  • ПОД НАМИ БЕЗДНА
  • КУPC НА ЮГ
  • ОКЕАНИЧЕСКАЯ ПУСТЫНЯ
  • ГОРОД НА ВУЛКАНЕ
  • В ОСАКА
  • ЭКВАТОРИАЛЬНЫЙ КВАДРАТ
  • НА ЗЕМЛЕ ПАПУАСОВ
  • ЗАТЕРЯННЫЙ В ОКЕАНЕ
  • СМЕРТОНОСНЫЕ ДОЖДИ. «ГОРОД АТОМНОЙ БОМБЫ**
  • ИЛЛЮСТРАЦИИ
  • INFO
  • *** Примечания ***