КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Вызов судьбы (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Глава 1

Яркое весеннее солнце заливало королевские покои. Риган стоял рядом с кроваткой дочери и вертел её в руках. Девочке это нравилось, и в доказательство она звонко смеялась. Айа же предстояло побороться за них обеих.

— Но мы хотим поехать с тобой! — жалобно сказала она, пытаясь достучаться до своего упрямого супруга.

— Это уже решено. — отрезал Король и приблизил животик Гулы к губам, чтобы сделать очередное «Тпр», от чего девочка звонко загугукала.

Айа оперлась о колыбельку и скрестила руки на груди.

— Ничего не решено! Мы поедем с тобой!

Если разжалобить его не вышло, придётся действовать наглостью. Риган бросил на неё прищуренный взгляд и положил малышку в кроватку. Девочка стала тянуть к нему ручонки, выкручивая пальцами зигзаги в воздухе.

— Вы останетесь во Дворце. Разговор окончен.

С этими словами он развернулся и направился к комоду. Достав с нижней полки дорожный мешок, он начал запихивать в него свои вещи. Айа прошла мимо, прямиком в гардероб и стала отбирать подходящую одежду для себя.

Этот спор продолжался уже второй день. Он начинался с первыми лучами солнца и завершался ночью, когда Риган заставлял её умолкнуть напористыми ласками. Суть их неразрешимого противостояния заключалась в том, что Король Ора собирался отбыть на восточную границу для встречи с представителем нового Ханаанского Правительства (это, кстати говоря, был Энки) и наотрез отказался брать её с собой. Весна в Ор пришла больше месяца назад и дороги давно просохли. Ничего не мешало ей и Гуле присоединиться к отряду, кроме упрямства Короля. Помимо того, что это была отличная возможность повидаться с Энки, она не хотела надолго расставаться с этим тираном, своим мужем. В последний раз, когда он отправился на границу, они не виделись больше двух месяцев. Риган считал, что им опасно ехать с ним, потому что в военном обозе будет находиться Шоттил — профессиональный убийца, ученик жрецов Баала. Таких как он в Ханаане называли Тени. Король рассудил, что его судьбу должны решать ханаанцы и собирался передать его Энки.

Если говорить серьёзно, озабоченность Ригана их с малышкой безопасностью переходила всякие границы. Если бы на то была его воля, их бы не выпускали даже в Дворцовый сад. После того, как в Ханаане произошел военный переворот, в Ор, спасаясь от преследований новой власти, хлынул поток разного неблагонадежного люда. Короля эта ситуация ужасно беспокоила. Он не желал, чтобы Ор стал площадкой для политических заговоров и приютом для всякого отребья. Именно поэтому он спешил встретиться с Энки и обсудить назревшие проблемы.

— Что это ты делаешь?! — рявкнул он за её спиной.

От неожиданности, Айа подпрыгнула на месте.

— Собираюсь в дорогу. — ответила она не оборачиваясь.

Ей послышалось или он действительно запыхтел? Ничего не сказав, Король вылетел из гардеробной. Айа взяла в руки стопку одежды и вышла следом. Риган стоял, положив руки на бёдра, и смотрел в окно. Бросив вещи на стул, девушка приблизилась к нему и обняла за талию, прижавшись щекой к его мощной спине. Он не шелохнулся.

— Риган, пожалуйста… — тихо сказала Айа. — Я хочу быть с тобой. И Гула тоже.

— Я вернусь через две недели.

— Ты этого не знаешь! — возмутилась она.

— Ты хоть представляешь, что такое жизнь в военном лагере? — раздражённо спросил он, продолжая глядеть в окно.

— Я прошла половину Ора пешком. Я много чего представляю.

— Айа… — в его голосе сквозила усталость.

Победа близко.

— Пожалуйста… — повторила она волшебное слово, в то время, как её руки поползли вверх по его рельефной груди, затем вниз, вдоль плоского мускулистого живота. Когда её пальчики приблизились к поясу брюк, он вздрогнул и остановил её руки.

— Будь готова к утру. — бросил он и, освободившись от объятий, покинул комнату.

Айа вздохнула. Кажется, она выиграла. Теперь он будет невыносим. Подойдя к колыбельке, она немного поворковала над малышкой и отправилась собирать их вещи. Когда она закончила, то чуть не рассмеялась. Кажется, она переборщила, но никогда не знаешь, что может понадобиться Принцессе в дороге.

Глава 2

2.

Риган знал, что ведёт себя отвратительно, но ему нужно было выместить на ком то своё дурное настроение.

— Поэтому, я считаю, что вы должны…

— Я твоё мнение не спрашивал. — рявкнул Король.

Секретарь бросил на него один из своих разоблачающих взглядов. Конкретно этот сообщал о том, что он видит его насквозь. Скоро минет год с тех пор, как этот молокосос объявился на пороге его кабинета. После того, как Кристофф расставил для себе приоритеты и присягнул Королю на верность, их сотрудничество процветало. Король даже привык к врождённому высокомерию Секретаря и находил его отличным поводом для издевательств.

— Может мне зайти завтра? — спросил молодой человек.

Паршивец.

— Ты прекрасно знаешь, что завтра я вместе с семьёй уезжаю из Сусса.

— Наверное, вылетело из головы. — с вызовом сказал секретарь.

— У тебя никогда ничего не вылетает из головы. Посмеешь ещё когда-нибудь глумиться надо мной, сам вылетишь отсюда как арбалетная стрела.

— Не понимаю, почему я должен всё это терпеть… — обратился Кристофф к самому себе.

— Все терпят. Чем ты лучше? — ответил ему Король.

Дверь в кабинет открылась, и в комнату вошёл Бран. Он излучал жизнерадостность и Риган сразу же переключился на него.

— Я, пожалуй, пойду. — пробубнел Кристофф.

Проходя мимо Брана он бросил не таясь.

— Удачи.

Бран легкомысленно хмыкнул и плюхнулся в кресло, напротив Ригана.

— Я жду тебя уже битый час. Где тебя носило? — сразу взялся за дело Король.

Улыбка на смазливом лице увяла. Покачав кудрявой головой, друг сказал:

— Ах…всё ясно.

— Что тебе ясно? — огрызнулся Риган.

— Если ты не в состоянии приструнить собственную жену, в этом никто не виноват.

Риган сощурил глаза и подался вперёд.

— Что ты сейчас сказал? — с угрозой спросил он.

— Я сказал, что с удовольствием присоединюсь к тебе в предстоящей поездке.

— Я и не просил твоего согласия.

Игнорируя эту грубость, Бран сказал:

— Я отправил гонца в лагерь. Для твоих красавиц там приготовят палатку со всеми удобствами.

— Спасибо. — буркнул Король.

— Я тут подумал… — осторожно начал Бран.

Риган вопросительно вскинул брови. А это уже интересно.

— Может, стоит захватить с собой дочь Надара…ну знаешь, чтобы Айе не было скучно. — пряча глаза, сказал друг.

Риган поставил локти на стол и опустил лицо в ладони. Спустя мгновение он взглянул на Брана и сказал:

— Вы что, все с ума сошли? Это военная миссия! — воскликнул он. — Может, мне захватить ещё и музыкантов?!

— Я подумал, если уж Рун поедет, то могла бы и Ванесса…

— Что?! — стукнув кулаками по столу, крикнул Риган.

— Я думал, ты знаешь…

Эта поездка превращается в настоящий балаган. С таким обозом они месяц будут добираться до границы. Если говорить откровенно, то с присутствием Айи и Гулы он уже смирился. Он даже нашёл это неожиданно приятным. Ему не придётся с ними расставаться и обе они будут в постоянной доступности. Но он не стал озвучивать эти мысли жене, чтобы не поощрять её легкомыслие. Но, Рун и Ванесса?

Будто читая его мысли в дверях возникла Айа, держа Гулу на руках. Волосики девочки были такими ярко — рыжими, словно у неё на макушке развели костерок. Айа пристроила девочку спиной к себе, осторожно поддерживая её за попку. При виде их на душе у Ригана стало тепло. Его Королева была исключительно хороша. За прошедший год её волосы отросли и теперь почти доставали до лопаток. Она предпочитала носить их распущенными, собирая несколько прядей по бокам. Весь её образ был пропитан трогательной невинностью, начиная от взгляда больших карих глаз, заканчивая скромным платьем лимонного цвета. Но Ригану было прекрасно известно, что скрывается под этой обманчивой невинностью. Упрямая ослица.

После рождения Гулы Нокке прибавила в весе и все нужные места у неё стали идеально округлыми. Она и до этого безбожно его возбуждала, а уж теперь он вообще превратился в пятнадцатилетнего мальчишку.

— Кристофф сказал, ты хотел меня видеть? — спросила девушка, не подозревая о его гнустных мыслях.

Бран хохотнул, оценив находчивость королевского секретаря. Поднявшись из кресла, он потянул руки к его дочери и сказал приторно-сладким голосом:

— А вот и принцесса — морковка…

Айа осторожно передала ему дочь, напомнив придерживать головку. Сама виновница всех его бед подошла ближе и спросила:

— Ты злишься из-за Руна?

— А ты как думаешь? — мрачно ответил Риган.

— Я принесла тебе кое — что…

Риган откинулся в кресле и расслабился, никак не выказав заинтересованности. Сегодня он может позволить себе побыть капризным. В конце — концов, сегодня от его дурного настроения страдают все, кроме неё. Айа извлекла из кармана маленький свёрток и передала ему. Риган развернул бумагу и с удивлением обнаружил внутри сахарный леденец на палочке. Взглянув на девушку, он спросил:

— Это взятка?

Айа улыбнулась. Вообще — то, он собирался держаться с ней сурово, но, из — за этого леденца мысли его приняли совершенно другое направление. Отложив свёрток, он протянул руки и дёрнул её на себя, отчего она практически распласталась на его груди.

— Мы с Принцессой Гулой пойдём проветримся. — тут же отозвался Бран и вышел из комнаты.

Айа хотела остановить его, но Риган завладел её губами раньше. В конце концов, сегодня в его кабинет по доброй воле не сунется ни один человек. Почувствовав его настроение, Айа попыталась вырваться. Ей никогда не нравилось придаваться любовным утехам, имея свидетелей или слушателей. Зная, что сейчас им это не угрожает, Риган встал вместе с ней. Усадив её на стол, он снова принялся целовать любимые губы. Просто поразительно, но за долю секунды он достиг высшей степени возбуждения. Он любил целовать свою жену. Её губы были нежными и мягкими, идеальными. Разведя её ноги, он втиснулся между ними. Айа протестующе упёрлась в его грудь руками.

— Мы не можем… — успела сказать она, прежде чем он снова предъявил права на её губы.

Она дышал тяжело и часто. Риган прекрасно знал язык тела своей строптивицы, поэтому уверенно высвободил своё возбуждение и подтянул её юбку вверх. Он не стал убеждаться в том, готова ли она для него. Их возбуждение всегда шло рука об руку. Поэтому, когда он овладел ею, его встретили с распростёртыми объятиями под окомпонемент протяжного сладостного стона. Двигаясь, он ощутил, как бёдра её начали подрагивать, а тело напряглось. Зная, что это означает, Риган ускорился, желая поспеть за ней. Помня их негласное соглашение, он оставил своё удовольствие на внутренней стороне бёдер Айи, ловя губами её стоны. И пытаясь сдержать свои собственные. Она обмякла в его руках, и он сильнее сжал кольцо рук вокруг её тела.

— Мы не должны были… — пробурчала она, прикусив кожу на его шее и пососав её напоследок.

— Хорошо, что ты не стала спорить… — ответил Риган, оставляя на её шее зеркальный укус.

— Теперь ты не злишься?

— Разумеется, злюсь.

Айа вздохнула и толкнула его в грудь, заставляя отстраниться. Достав из внутреннего кармана его камзола платок, она привела себя в порядок и соскочила со стола, оправляя юбки.

— Пойду, покормлю твою дочь.

Прежде чем покинуть комнату, она обернулась и сказала:

— Я уже сообщила Ванессе о том, что она едет с нами.

Риган упал в своё кресло и застегнул брюки. Похоже, он медленно, но верно превращается в подкаблучника.

Глава 3

3.

Они покинули столицу на рассвете. Изначально Риган планировал отправиться на границу вместе с небольшим отрядом войнов, но, ему пришлось внести в свои планы некоторые корректировки. Айа не стала комментировать ситуацию, предпочитая держать своё мнение при себе. Она итак устроила серьёзную проверку железному терпению своего супруга. Для охраны их с Гулой фургона был выделен отряд в двадцать человек. Помимо этого, с ними внутри постоянно будет находиться Мика и Ванесса. Риган же предпочёл ехать верхом. Из — за присутствия в обозе женщины и детей дорога займёт около четырёх дней, в то время, как первоначально Риган рассчитывал добраться до места за два дня. Как ни странно, Айа не испытывала никаких угрызений совести по этому поводу, хотя пыталась изображать раскаяние. Риган не очень — то в него поверил, но она честно старалась.

Предоставленный им фургон оказался очень благоустроенным. Стены были обиты мягким материалом. Вдоль длинной стороны располагался диван с подушками. Также, хватило места для небольшого кресла и стола. На противоположной от входа стороне закрепили широкую полку, на которой высокой стопкой громоздились тёплые одеяла. Айа оценила эти впечатляющие удобства. Здесь им с Гулой будет очень комфортно.

— Чур, я в кресле! — воскликнул Рун и пронёсся мимо как маленькая комета.

Запрыгнув в него, он развалился словно тряпичная кукла.

— Я буду спать вот так. — объявил он, закинув ноги на боковую спинку. Затем, сменил позу и объявил. — Нет, вот так.

— Трудно представить, что ты умеешь спать. — заметила Айа.

Спрыгнув с кресла, он подошёл к корзине, в которой на мягкой толстой подстилке спала Принцесса. Она лежала на спине, сморщив свою мордашку.

— Гула всё время спит. — сказал он.

— Потому что она ещё очень маленькая. — пояснила Айа.

— У неё пальцы, прямо как у тебя. — заметил Рун.

Айа улыбнулась. Ригану это сходство тоже не давало покоя.

— Я ведь её мать. — ответила она.

— Когда она проснётся, я покажу ей игрушку, которую вырезал.

Айа подошла к брату и обняла его за плечи. Чмокнув его в щёку, она спросила:

— Ты сделал ещё одну?

— Да. Они ей нравятся.

— У тебя отлично выходит. Если продолжишь, в конце концов, у неё будет целая коллекция.

Они оба обернулись, услышав, как открылась дверь в фургон. На пороге стоял Риган. Он был одет для путешествия — свободная рубашка, короткая замшевая куртка, кожаные брюки и высокие сапоги на шнуровке. Его длинные пшеничные волосы были собраны в небрежный в пучок на затылке. Как всегда, при виде мужа по её внутренностям разлилось тепло. На его фоне пространство моментально скукожилось. Согнувшись в три погибели, он заглянул в корзину и уселся на диван. Ему пришлось согнуть свои длинные ноги в коленях, так как вытянуть их ему мешала противоположная стена.

— Нравится? — спросил он, имея в виду комфортабельность фургона.

Айа окинула супруга взглядом с головы до ног и дерзко ответила, использую его любимое словечко:

— Ага.

В глазах Короля зажегся огонёк.

— Харона уже оседлали. — сказал он. — Рун, не хочешь взглянуть?

— Да! — воскликнул ребёнок и испарился из фургона также неожиданно, как появился.

Когда дверь за ним захлопнулась, Король протянул руки и привлёк девушку к себе на колени. Айа не сопротивлялась и обвила руками его шею. Как только их губы встретились, она почувствовала знакомый трепет внизу живота. Этот мужчина способен поджечь её словно факел за секунду. Обхватив руками его бородатые щёки, она прервала поцелуй и сказала, заглянув ему в глаза:

— Спасибо, что позволил нам поехать с тобой.

Риган тяжко вздохнул и прикрыл глаза.

— Надеюсь, я не пожалею об этом.

Айа прикусила губу. Она не могла гарантировать такое.

— Я буду делать все, что ты скажешь. — заверила она его.

— Конечно, будешь. — серьёзно сказал Риган.

Дверь в фургон снова распахнулась, являя их взорам курчавую голову Брана.

— Я вижу, в королевском семействе снова мир? — с издёвкой спросил он.

Айа поцеловала мужа в щеку и встала с его колен. Поскольку, помещение никак не позволяло находиться в нём одновременно двум крупным мужчинам, Бран остался торчать в дверном проёме. Для Айи было очевидно, что он объявился здесь по одной причине — надеясь увидеть Ванессу. Она знала, что между ними что — то происходит, но девушка явно не поощряла его интерес. Задавать ей какие — либо вопросы она не решалась, но видела, что та тоже неравнодушна к Брану.

— Её здесь нет. — сказала она, обращаясь к нему.

— Я не слепой. — проворчал Бран.

Риган тоже встал и направился к выходу.

— Уже уходишь? — с печалью в голосе спросила девушка.

Обернувшись, он сказал:

— Отбываем через четверть часа. Убедись, что весь твой балаган в сборе. Ждать никого не будем.

Сказав это, он покинул фургон, не оглядываясь. Бран посторонился, пропуская своего Короля, затем снова возник в дверном проёме.

— Так, где же она? — спросил мужчина.

— Скоро будет. — вздохнув, ответила Айа.

— Ты же понимаешь, что он и правда не будет никого ждать?

— Ванесса никогда не опаздывает. — рассеяно ответила айа и взяла на руки Гулу, которая проснулась и начала хныкать. — Мне нужно покормить её.

— Хорошо… — грустно ответил Бран и ушёл, прикрыв за собой дверь.

Повесив на плечо отрезок ткани, Айа присела и высвободила грудь, предложив её своей ненасытной дочурке. Волна непередаваемых ощущений накрыла её и по коже растеклись мурашки. Это было одновременно и больно, и приятно. Этот тесный контакт всегда вызывал у неё ощущение блаженства. Она так любила это крошечное существо, что не знала, как выразить это словами. Вглядываясь в черты её лица, она видела Ригана. По крайней мере, ей так казалось. Малышка была живым доказательством того, что всё происходящее в её жизни не было сном. Крошечная копия своего отца, Гула уже сейчас проявляла характер. Если когда — нибудь эти двое объединяться, ей ни за что не выстоять, улыбаясь, думала Айа.

Ванесса вошла как раз в тот момент, когда Принцесса срыгнула на ткань. Девушка поморщилась и улыбнулась.

— Нужно заняться её манерами. — сказала она.

Айа запрокинула голову и рассмеялась.

— Неужели для младенцев тоже существует этикет? — спросила Королева.

— Вообще — то, нет. Но я могу написать. — ответила Ван и присела рядом. — Можно? — спросила она и протянула руки к девочке.

Айа вернула свою грудь на место и передала ребёнка Ванессе. Пока та ворковала над малюткой, Айа привела себя в порядок. Услышав деликатный стук, она поняла, что это Мика. Её телохранитель появился в дверях и спросил:

— Готовы?

— Где Рун? — спросила Айа.

— Риган оставит его с собой на какое — то время. — ответил Мика.

— Тогда мы готовы. — ответила она, желая оказаться на месте Руна.

Глава 4

Всё говорило о том, что лето в этот год будет жаркое. Нехорошее предчувствие зародилось у Ригана в душе, но он настойчиво подавил его. Айа так часто приносит дары Кибеле, что засуха не должна им угрожать. Хотя он как никто другой знал, насколько непостоянны Боги. От этой мысли он снова обернулся и нашёл взглядом укреплённый дорожный фургон, в котором ехала королевская семья. На приличном расстоянии от него находился другой фургон, опоясанный металлическими прутьями сверху до низу. В этом фургоне был заперт Шоттил, опасный ханаанский выродок. Нужно отдать ему должное, за время своего заключения он не распустил нюни. Скорее, превратился в каменное изваяние. Риган не обманывался на его счёт и знал, что даже скрученный по рукам и ногам Шоттил был опасен. Если бы существовала малейшая возможность сбежать, он бы ею воспользовался.

На Ор медленно опускались сумерки, а в воздухе витал запах костров и весны. Сделав глубокий вдох, Риган на секунду прикрыл глаза. Большую часть дня он был погружен в мысли о предстоящей встрече с ханаанцами и их предводителем Дагоном.

Всё, что сейчас происходило в Оре, Королю не нравилось. Его соглядатаи приносили такие тревожные вести, что он не знал, верить ли им. Если в Суссе удалось навести порядок, то о других городах страны такого сказать было нельзя. Это и понятно, у них не было таких ресурсов, как у столицы. Ор был небольшим Королевством — на западе его подпирал Великий Хребет, на востоке Ханаан, а на севере Капсикея. На юге простирались бескрайние ничейные земли. Самым крупным городом в Оре был Сусс — его столица. Провинциальные города можно было по пальцам перечесть. Самой распространённой территориальной единицей в Королевстве были большие и маленькие деревеньки, а их жители — фермеры, были главной производственной силой страны. Ор кормил и Капсикею, и Ханаан. Всё здесь было подчинено круговороту времён года и обороту урожая. Под сенью милости Матери Богов Кибелы люди трудились и процветали. По крайней мере, так принято считать. Риган же знал, что наличие такого соседа как Ханаан, может вмиг переменить ситуацию. Сейчас у Ора как никогда радужные перспективы в отношении восточного соседа. Ведь одну из ключевых позицию в рядах новой ханаанской власти займёт брат его жены — Дагон (Айа же инфантильно зовёт его Энки). Слава Богам, им удалось реализовать договор с Капсикеей и закупленные войска уже стояли на границе. Потому что у Ригана создавалось впечатление, будто по Ору расползлось гнилое ханаанское пятно — опальные жрецы, их приближенные и Бог знает кто ещё. Они оседали в небольших городах, сбиваясь в стаи и оценивая пригодность Королевства для реализации своих политических амбиций. Им прижали хвосты, и идти им некуда. В этом состоянии любое живое существо оскалит зубы, если они у него имеются.

Он отправил Дагону гонца как только сошёл снег. Им нужно многое обсудит. Зная, каким взрывным характером обладает его новообретённый родственник, Риган немного нервничал. Может и хорошо, что Айа поехала с ним. В случае чего она залепит своему брату оплеуху и поставит на место. Почему бы и нет, ведь она уже делала это. От этой мысли он внутренне рассмеялся. Он уже с нетерпением ждал предстоящего привала, чтобы узнать, чем там занимается Айа и его малышка. Хотя, насчёт второй он не сомневался — она либо есть, либо спит. Вновь он подумал о том, что непозволительно привязан к таким праздным вещам как дом и семья. Они стали мощный рычаг давления на Короля. Он должен беречь своих малышек, ведь, без них он уже не мыслил себя. Устав бороться с собой, Риган велел оруженосцу скакать вперёд и передать, что они разобьют лагерь рядом с ближайшей деревней. Развернув Харона, Король направился к фургону, желая держаться поблизости до того момента, как процессия остановится.

Заметив его манёвр, Бран оказался тут как тут. По мнению Ригана, его друг был жалок. Он ходил вокруг да около объекта своих воздыханий, словно нищий в поисках подаяния. На самом деле, Ригану тоже пришлось однажды столкнуться с подобной ситуацией. Неужели он выглядел таким же побитым? Сейчас, он мог в любой момент найти свою жену и предъявить на неё права. Это как раз то, что он хотел сделать в ближайшее время. Но, придётся дождаться темноты.

— Странно, да? — вмешался в его мысли Бран.

Дав себе мысленную пощёчину, Риган спросил:

— О чём ты?

— Я знал, что ты меня не слушаешь. — заметил друг.

— О чём ты? — повторил Риган свой вопрос, игнорируя последнее замечание.

Бран послал ему насмешливый взгляд. Оглядевшись вокруг, он серьёзно сказал:

— Мне всё время кажется, что за нами наблюдают.

Действительно. У него самого затылок зудит.

— Я уже жалею, что взял их с собой. — нахмурившись, сказал Король.

— Они нигде не будут в большей безопасности, чем рядом с тобой. — успокоил его друг.

В чём — то он прав. По крайней мере, находясь у него на глазах, Айа не наделает глупостей, вроде шастанья по ночному городу в одиночку или налаживания контактов с неоднозначными личностями. С появлением Гулы у неё прибавилось рассудительности, может это Кибела вправила ей мозги? Всё таки, каменная голова Богини смотрит прямо на их супружеское ложе. Теперь Айа ведёт себя кротко и послушно. По крайней мере так было до того момента, пока ей не пришло в голову присоединиться к его поездке. Тем не менее, Риган был вынужден признать, что некоторые методы убеждения у неё были очень действенными…

Когда разбили лагерь, стало совсем темно. Риган до последнего откладывал посещение заветного фургона, желая сначала удостовериться в том, что всё идёт хорошо. Жители деревни, прознав об огромном (спасибо Айе) лагере, хлынули нескончаемым потоком. Объезжая лагерь, Король не переставал дивиться находчивости сельчан. Утки, куры и даже маленький поджаренный поросёнок разошлись на ура и втридорога. Войны не жалели монет. День был жарким и долгим, а их, очевидно, ждали. Они двигались по Большим воротом — главному тракту в Оре, поэтому скрыть своё присутствие было решительно невозможно.

Ригана местные инстинктивно сторонились. Реакция, к которой Король давно привык. Он выглядел как северянин — огромный и светловолосый, сочетание, к которому здесь относились с подозрение. К тому же, он занимал Королевский Престол почти год, поэтому многие люди, в конце концов, понимали, кто перед ними и прятали глаза, склоняясь в почтительных поклонах.

Для королевской семьи должны были разбить большую палатку. Он без труда нашёл ей. Прежде чем зайти внутрь Риган обернулся и ещё раз осмотрелся. Часовые на местах, войны и лошади накормлены, фургон с Шоттилом надёжно охраняется. Взглянув на звёздное небо, он воздал короткую молитву Матери Богов, прося о защите для своей семьи.

Глава 5

Медленно помешивая на огне мясную похлёбку, Айа взглянула на дочь. Гула посапывала в своей корзине, приоткрыв маленький беззубый ротик. Не желая беспокоить войнов Ригана, девушка решила самостоятельно приготовить кролика, которого подстрелил Бран. Мика развёл рядом с их шатром небольшой костерок, а Рун вызвался выпотрошить милого пушистого зверька и принялся за дело с большой ответственностью. Разрезав тушку, он выложил расчленённые части тела в соответствующем порядке, повторяя форму животного. Он нашёл это очень оригинальным и вздохнул, когда пришло время отправлять их в походный котелок. Не дождавшись ужина, он отправился спать вместе с Браном, желая приобщиться к образу жизни «настоящих мужчин». Ванесса отправилась спать в фургон, как только в шатре появился Бран со своим кроликом. Бегство девушки явно расстроило его, но, как известно, у него был слишком весёлый нрав, чтобы печалиться долго.

Погрузившись в свои мысли, она не заметила, как из темноты появился Король. Он тихо остановился сзади и, обвив руками её талию, прошептал на ушко:

— О чём задумалась?

Айа улыбнулась. Кажется, у Его Величества улучшилось настроение. Развернувшись в его руках, она встала на цыпочки и обняла его за шею. В таком положении она соприкасалась с ним каждым кусочком своего тела, и это было восхитительно. После дня, проведённого в пути, он выглядел слегка потрёпанным. Из пучка выбилось несколько светлых прядей, ворот рубашки немного съехал, открывая превосходный вид на мощную шею и ямочку у её основания.

— Думала о том, где носит моего супруга. — ответила она.

Риган склонил голову и потёрся носом о её шею, посылая мурашки по всему телу. Найдя её губы, он вдумчиво их поцеловал и спросил:

— Чем это так вкусно пахнет?

— Если я больше не нужен, то пойду. — вмешался в их разговор Мика.

Айа совсем забыла о том, что всё это время мужчина сидел у входа в шатёр и точил свои клинки. Одним плавным движением поднявшись на ноги, он вернул оружие на место в кожаные чехлы на бёдрах.

— Ты разве не хочешь поесть? — крикнула ему вслед Айа.

— Я уже перекусил. — ответил он.

— Надеюсь, что ты голодный. — обратилась Айа к мужу.

— Ты даже себе не представляешь. — ответил Риган и недвусмысленно качнул бёдрами.

— Я ни за что не стану заниматься с тобой любовью в этом шатре. — настороженно прошептала Айа.

— Если ты боишься перебудить весь лагерь, то и правда, нам лучше сделать это в лесу…или ты могла бы проявить изобретательность…

Айа покраснела и прикусила губу. Она прекрасно знала, на что он намекает. Девушка ещё не до конца привыкла к тому, что в последнее время Король обличает в слова все свои непристойные мысли. И она будет самой наглой лгуньей, если скажет, что ей это не нравится. Подавшись вперёд, она прижала губы к его уху и прошептала:

— У меня есть одна идея… — чтобы усилить эффект, она прикусила мочку его уха, а затем пососала её.

Из груди Ригана вырвался рваный вздох и тело его окаменело. Очень довольная собой, Айа заглянула ему в лицо. Теперь была её очередь пропускать удар сердца. Даже при таком скудном освещении она видела, как расширились его зрачки, поглощая небесно — голубую радужку. Мучительно медленно он перевёл взгляд на её губы и хрипло спросил:

— Надеюсь, это как — то связано с твоими губами на моём… — Айа хрюкнула от смеха и стремительно накрыла его губы рукой, заставляя замолчать.

— Я ужасно голодна. — сказала она. — Давай поедим.

Она почувствовала, как губы Ригана растянулись в улыбке под её ладонью. Убрав руку, она высвободилась из его объятий и подошла к котелку. Подняв с травы деревянную лопатку и, стряхнув налипшие травинки, она опустила её в похлёбку и помещала ароматную массу. Достав лопатку, она поднесла её к губам и подула, затем осторожно попробовала похлёбку. Подняв глаза, она увидела, что Риган стоит на том же месте, где она его оставила и, склонив голову на бок, наблюдает за ней.

— В шатре есть свежая вода. — сказала Айа.

Риган кивнул и тихо свистнул. Из темноты выступило несколько войнов. Айа понятия не имела о том, что они всё это время были так близко и слышали их. Она была счастлива, что ночь скрывает её лицо, иначе она бы от стыда сгорела. Переведя на Ригана испепеляющий взгляд, она процедила:

— Возьми котелок.

Затем подхватила корзину со своей дочерью и удалилась в шатёр. Войдя внутрь, она поставила малышку рядом с их импровизированной постелью — несколько слоёв толстых одеял и стопка подушек. Айа настояла на том, что вполне в состоянии поспать несколько дней на полу, лишь бы не тащить лишние вещи и не задерживать отряд. Закинув руки за голову, она попыталась расстегнуть высокий ворот своего дорожного платья. У неё что — то пропал аппетит, лучше сразу лечь спать. Уловив за спиной движение, она даже не обернулась, продолжив бороться с застёжкой. Почувствовав на плечах тёплые руки Ригана, она сказала:

— Спокойной ночи.

Риган откинул в сторону её волосы и расстегнул упрямую застёжку. Выпустив на волю её затылок, он запечатлел на нём нежный поцелуй и сказал:

— Прости. Я забылся.

— Я чувствую себя ужасно неловко… — тихо сказала Айа.

— Я знаю. — сказал Король и прижал её к себе, обхватив руками. — Прости.

— Ладно…давай просто поедим.

Чмокнув её в висок, Риган подошёл к деревянному ведру, доверху наполненному свежей водой. Стянув с себя рубашку, он отшвырнул её в угол. Айа закатила глаза от таких повадок. Подойдя, она подняла рубашку и аккуратно сложила её. Та требовала стирки, поэтому девушка решила забрать её с собой, чтобы постирать на следующей стоянке. Пока она возилась с ней, Риган успел стянуть штаны и отправить их в тот же угол, оставшись совершенно обнажённым. Повернувшись к ней спиной, он зачерпнул руками воду и плеснул себе в лицо и на грудь. Затем хорошенько намылился. По мощной рельефной спине стекали мыльные дорожки, спускаясь прямо к идеальному упругому заду.

Потеряв последнюю мысль, девушка непроизвольно протянула руки назад и начала дёргать оставшиеся застёжки. Убедившись, что Принцесса спит, она быстро стащила платье с плеч. Затем сняла сорочку и отбросила её в сторону также небрежно, как это сделал Риган. Спустив по бёдрам панталончики, она отшвырнула их одной ногой. Она кормила Гулу совсем недавно, так что её грудь в ближайшее время не должна была преподнести сюрпризов. Перекинув волосы через плечо, она замерла в ожидании. Риган вылил на себя остатки воды и тряхнул золотоволосой головой. Обернувшись, он увидел Айю и провёл рукой по лбу, стряхивая капли воды.

— Я думал, ты хотела есть. — сказал он, скользнув по взглядом по её телу.

Игнорируя это замечание, девушка медленно подошла к походной постели и легла на спину, закрыв глаза. Долго ждать не пришлось. Риган мягко развёл её колени и опустился сверху, накрывая Айю своим телом. Он уже был возбуждён, но не спешил, как будто у них в запасе время всего мира. Его губы уделили внимание её шее, плечам, груди. Терзая, лаская и посасывая нежную кожу. Когда Айа начала постанывать и выгибаться навстречу его пальцам, он завладел её губами и мягко овладел её телом. Айа обхватила его руками и ногами, ощущая знакомый трепет внизу живота. Они двигались в едином ритме, стараясь вести себя как можно тише. Но удовольствие снова и снова ускользало от неё…почувствовав это, Риган шире развёл её ноги усилил напор. Взглянув вниз, туда, где их тела соединялись в бешеном ритме, она тут же взорвалась, увлекая Ригана за собой. Он накрыл её губы ладонью, чтобы заглушись глухие стоны. Тяжело дыша, они оба на минуту обмяклию. Когда он попытался отстраниться, Айа обхватила его талию ногами, заставляя оставаться на месте.

— Я раздавлю тебя. — пробормотал он ей в шею и перекатился на бок не разжимая объятий. Айа пристроила голову у него под подбородком и провела пальчиком вниз по стальному животу, повторяя путь одинокой капельки пота. Прямо к дорожке светлых волос, начинающейся от пупка. Риган перехватил её руку и поднёс к губам.

— Если ты не настроена заниматься этим до утра, лучше не трогай. — предупредил он Айю.

— Я бы хотела. — сказала девушка. — Но твоя ненасытная дочь скоро проснётся.

Проведя рукой по её волосам Риган сказал:

— Тогда давай поедим.

Айа встала с постели и подошла к воде. Смочив одну из пелёнок Гулы, она стёрла с живота семя Ригана, благодарная мужу за то, что помнит об их договорённости. Он тоже поднялся и, порывшись в своём вещевом мешке, извлёк чистое бельё. Натянув его, он подошёл к складному деревянному столу и приготовил две ложки. Айа подняла с пола свою сорочку и надела её. Единственное чего ей хотелось, это уснуть. Но впереди её ещё ожидает кормление.

Риган уселся за стол и сказал:

— Иди сюда.

Устроив её у себя на коленях, он протянул ей ложку и пододвинул котелок с похлёбкой. Они быстро съели её, даже не потрудившись достать тарелки. Они определённо самые неприхотливые Король и Королева в мире, подумала девушка. Покончив с едой, они вернулись в постель. Риган устроился за её спиной и подтянул корзину поближе, чтобы Айе было легче дотянуться до дочери в случае необходимости. Она сама не поняла, как уснула.

Часть 6

Ригана разбудило ощущение тревоги. Судя по всему, до рассвета было далеко. Айа спала глубоким сном, положив ладонь на корзину Гулы. Он приподнялся и вгляделся в темноту, пытаясь разобраться в своих инстинктах. Нащупав кинжал, он осторожно встал с кровати и натянул брюки, затем выглянул из шатра, чтобы осмотреть лагерь.

Что — то не так.

Часовые стояли на своих местах, охраняя сон Короля и Королевы. Увидев его, они выпрямили спины. Лагерь разбили не далеко от деревни, прямо в пуште — так в Оре называли злаковые степи, которые оставляли не распаханными на перспективу. Отойдя от шатра, Риган направился к общему костру, надеясь разыскать Брана. Со стороны пушты дул прохладный ветер и по голой спине мужчины побежали мурашки. Проходя мимо фургона Шоттила, он убедился в том, что тот надёжно заперт, а стража на чеку. Бросив беглый взгляд на горизонт, Король отметил, что рассвет наступит не раньше чем через три часа. Сделав ещё пару шагов, Риган остановился как вкопанный и резко повернул голову. Присмотревшись к ночной степи ещё раз, он схватил первого попавшегося воина и проорал ему в лицо:

— Бей тревогу! Пожар в пуште!

В лагере началась суета. Солдаты вскакивали со своих походных одеял и в спешке одевались. Командиры отдавали приказы. При таком ветре огонь будет здесь через четверть часа. С сильно бьющимся сердцем Риган рванул к своему шатру. Пожар в пуште, это смертельно опасное дело. У них в запасе считанные минуты, чтобы добраться до деревни и укрыться там. Хотя это не гарантирует спасение от огня, так как при таких пожарах деревни часто выгорают дотла. Река находится по ту сторону деревни, там же и роща. Проклятье! Нужно добраться хотя бы до деревни, а там видно будет.

Ворвавшись в свой шатёр, он упал на колени перед кроватью и тряхнул Айю.

— Нокке! Просыпайся! — он понимал, что напугал её до смерти, но времени было очень мало. Девушка в панике распахнула глаза и начала моргать. — Пушта горит, скорее!

Айа выбралась из постели совершенно дезориентированная. Риган схватил с пола её платье и сунул ей в руки.

— Быстро, одевайся! — приказал он.

Пока она просовывала руки в рукава, он нашёл её мягкие туфли и опустился на колени, обув сначала одну, потом вторую ногу девушки. Когда она справилась с платьем, Риган схватил тонкое шерстяное одеяло и осторожно завернул в него Гулу, девочка проснулась и захныкала. Приложив ребёнка к груди Айи, он зафиксировал одеяло на её спине, перебросив один край через плечо.

Айа обняла малышку и хрипло спросила:

— Пожар?

Кажется, наконец — то проснулась. Риган выхватил из вещевого мешка рубашку и быстро натянул сапоги. Схватив жену за руку, он потащил её прочь из шатра. Как только они оказались на улице, перед ними возник Мика, ведя под узды Харона. Король запрыгнул в седло и протянул руки. Мика схватил Айю за талию и передал ему. Усадив девушку к себе на колени, он оглянулся и всмотрелся в приближающуюся огненную стену.

— Где Рун?! — воскликнула Айа и начала вертеть головой.

— Он с Браном. — крикнул Мика и бросился прочь. — Увидимся в деревне!

— А как же Ван…? — прошептала Айа.

Риган развернул жеребца и пустил его в галоп.

— Держись. — прохрипел он.

Айа прижалась к его груди, обхватив одной рукой за торс, а второй придерживая Гулу. Краем глаза Король отметил, что в лагере почти нет паники. Командиры быстро сориентировали солдат и те покидали его верхом. В Оре давно устоялась традиция — когда пожар в пуште, то каждый сам за себя. Он не сомневался, что в деревню отправили гонца, чтобы позвонил в колокол.

Харон мчался по степи, унося их от верной гибели. До деревни оставалось чуть меньше лиги. Оглянувшись, Риган увидел, что лагерь уже пожрал огонь. Огненная стена теперь казалось огромной, в небо взлетали языки пламени. Ему приходилось всё время сдерживать Харона, боясь навредить Айе и Гуле. Мышцы его напряглись, пот заливал глаза. Он знал, что Нокке тоже было нелегко, но они должны постоянно двигаться, огонь наступал им на пятки. Сейчас Риган не думал ни о чём, кроме своей драгоценной ноши.

В деревне вовсю гремел колокол. Разбуженные жители метались по улицам в панике. Сегодня не обойдётся без жертв. Это была маленькая, недавно отстроенная деревушка с деревянными домами ещё не укреплёнными камнем. Король спиной ощущал жар приближающейся катастрофы. Такая деревня выгорит в миг. Не оглядываясь, он пустил Харона по главной улице, крича на право, и налево:

— Все к реке! Все к реке!

Он не стал никого ждать и последовал своему же совету. Проскакав по улице как ветер, Харон вырвался на окраину. Завидев впереди рощу, Риган направил жеребца туда, боковым зрением увидев движение рядом. Это был Мика. За молодым сосёнником наконец — то показалась вода. Берег пологий и обустроенный. Он понял, что вышел прямо на брод. Спасибо, Кибела! Придержав жеребца, он направил его в воду. Ледяной весенний поток холодил ноги. Риган осторожно толкал Харона вперёд. Айа вцепилась в его рубашку мёртвой хваткой, судорожно дыша. «Сейчас, сейчас, милая».

Меньше чем за минуту они перебрались на противоположную сторону. Как только копыта Харона оказались на берегу, Риган соскочил с него и снял Айю.

— Риган! — воскликнула Королева.

— Я должен идти! — ответил он.

Мика уже был здесь.

— Останься с ними. — велел ему Король.

— Куда ты?! — кричала ему в след Нокке.

Но у него не было времени объяснять. Теперь, когда не нужно было волноваться о них, он гнал коня вперёд как ошпаренный. Навстречу уже двигались воины из королевского отряда, помогая людям добраться до рощи. Среди них Риган увидел Брана. Вместе с ним на лошади сидел Рун. Слава Богам! Он не сомневался в том, что мальчика спасут, но всегда что — то может пойти не так. Проскакав мимо, мужчина устремился в деревню, где всё ещё кричали и плакали люди. Сбылся худший сценарий — огонь перебросился на дома. Пожары в пуште в это время года — редкое явление, поэтому деревня оказалась к нему не готова. Риган не сомневался, что причиной нежданного бедствия служит он сам. Кто — то следил за ними всю дорогу, а потом дождался, пока лагерь уснет…

Он сделал не менее пяти рейсов к реке и обратно, помогая людям быстрее добраться до реки. Изо рта Харона выступила пена, конь тяжело дышал.

— Давай же, дружище. — шептал ему Риган. — Ещё немного потерпи.

Деревня полыхала вовсю. Находиться там было практически не возможно. По коже гулял жар пламени, лёгкие захлёбывались от дыма. Риган уже хотел развернуть жеребца, когда заметил возле одного из домов на окраине женщину. Быстро добравшись до неё, он задыхаясь сказал:

— Давайте руку. Я отвезу к реке.

Она сначала его не услышала, но, когда поняла, что ей предлагают помощь, закричала, указывая на полыхающий дом:

— Тат мой внук! Помогите, Господин!

Риган с сомнение посмотрел в указанном направлении. Спасти кого — то в этом аду не возможно. Он приблизился к женщине и твёрдо сказал:

— Нужно ехать.

— Нееет! — прокричала она и бросилась к дому.

Король стиснул зубы и признался в собственном бессилии. Развернув Харона, он уже хотел покинуть деревню, когда услыхал детский плач внутри горящего дома. В этот момент что — то щелкнуло у него в голове. Он представил себе Гулу. Цветочек. Маленькую и беспомощную. В огне. Запрокинув голову, он послал холодным звёздным небесам проклятье и соскочил с лошади.

Приблизившись к дому, Риган оценил ситуацию и понял, что с фасада он войти не сможет. Вся передняя часть дома была охвачена огнём. Бросившись в обход, он оказался на заднем дворе. Эту стену огонь ещё не успел пожрать. Подбежав к задней двери, он схватился за ручку. Та оказалась раскалённой. «Идиот» — отругал себя Король. Отдёрнув руку, он прорычал и вышиб дверь ногой. Та слетела с петель, словно бумажная. Набрав полные лёгкие воздуха и пригнув голову, он вошёл и осмотрелся. Нужно действовать очень быстро, иначе ему не увидеть больше своих красавиц. Жар лизнул лицо, с крыши сыпались искры, мгновенно воспламеняли все тканевые поверхности в доме. Риган сцепил зубы, чтобы удержаться от вдоха. Детский плач привёл его на кухню. Мальчик сидел на полу, обхватив голову руками. В два прыжка оказавшись рядом, он схватил ребёнка. Вцепившись в него, мальчик заревел ещё сильнее, чем прежде. Чуть не получив горящей балкой по голове, Король выскочил на улицу вместе с ребёнком.

— Гарри! — бросилась к ним женщина.

Риган не стал задерживаться. С трудом переставляя ноги, он запрыгнул в седло вместе с Гарри. Женщину он усадил позади себя. Она судорожно всхлипывала всю дорогу. Но у Короля в ушах стоял оглушительный звон. Оглянувшись, он увидел, как огонь дожирал окраинные дома. Он много чего повидал, но такое зрелище до конца жизни не забыть. Кажется, спокойные времена в Оре закончились.

Глава 7

Когда они добрались до реки, небо уже окрасили первые лучи солнца, приподнимая край чёрного неба. Повсюду лежали или сидели люди. Некоторые были ранены, дети кричали и плакали. У всех, как у одного, на лице было неверие и потрясение. Этой ночью они потеряли всё, а некоторые из них, даже расстались с жизнью. Риган не хотел думать об этом сейчас. У него дико болела рука, он хотел пить и немного перевести дух. Высадив своих пассажиров, Король направил Харона на противоположный берег. Он видел, как Айа металась по берегу, пытаясь понять, что творится на той стороне. С ней также была Ванесса. Слава Богам, ибо трудно представить, как бы он объяснялся с Надаром, случись с его дочерью беда. Рядом с Микой сидел Рун, качая в руках закутанный в клетчатое одеяло куль, который, по всей видимости, был его, Ригана, дочерью.

Как только Король появился на берегу, Айа замерла и упёрла руки в бока. Кажется, бури не миновать. Она была взъерошена, не до конца застёгнутое платье съехало с одного плеча. И всё же, она была восхитительно живой и здоровой. Личико встревоженое, как у маленького оленёнка. Спешившись, он прижал её к себе и поцеловал в висок. Ткнув его кулачком в грудь, она воскликнула:

— А если бы с тобой что — нибудь случилось?

Это был ужасно правильный вопрос. Если с ним что — то случится, его женщины останутся одни в Королевстве, где их жизни и права никак не защищены. Он должен разработать план на этот случай.

От осознания, что все они могли сегодня погибнуть, Риган ощутил горечь во рту. Что ему делать? Отослать их назад в столицу? Нет, он теперь не отпустит их от себя ни на шаг. Кто — то хочет отправить Короля Ора за грань, прямо в гости к Баалу. Кем бы ни был его недоброжелатель, теперь, когда Риган знает о его существовании, преимущество врага потеряно.

Пока что ему не чего было ответить на логичный вопрос Королевы. Поэтому, он выпустил её из рук и уселся на землю, практически не симулируя усталость. Как он и рассчитывал, Айа тут же оказалась рядом, плюхнувшись перед ним на колени.

— Боги! Твоя рука! — взвизгнула она.

Риган позволил ей делать с ним всё, что сочтёт нужным. Сам же он обратился к Мике:

— Где Бран?

Мика сидел, положив руки на согнутые колени. Подняв на Короля глаза, он сказал:

— Отправился в соседнюю деревню за помощью.

— Почему не отправил одного из солдат? — раздраженно спросил Риган. Щебет Айи мешал ему связно думать.

— Не было времени. — ответил Мика.

— Шоттил?

— Должно быть, сгорел. — пожав плечами, ответил воин. — У нас не было времени вытаскивать его.

— Уже известно…?

— Пятеро в деревне. Среди наших никого. — ответил Мика, разгадав его вопрос.

Риган соврал бы, сказав, что это сильно затронуло его. Кто — то может назвать его чёрствым, но он лучше займётся делом и найдёт виновного. Он не отец Ора, а его Король. Он постарается хорошо делать своё дело, чтобы такого больше не повторилось. По тому, как навострила уши его жена, он понял, что, она восприняла новости более остро. Плечи её опустились, как и уголки губ. Однажды, она приютила полевого мышонка, которого Рун притащил. Из этого Риган заключил, что Королева Ора крайне сентиментальна.

Приподняв её голову за подбородок, он сказал:

— Мы сделали всё, что могли.

Айа опустила глаза и кивнула.

— Что случилось с твоей рукой? — тихо спросила она, выводя пальчиком узоры на его запястье. Прямо там, где красовалось её собственное имя.

— Не думай об этом. — ответил Риган.

— Но…

— Не думай. — отрезал он.

Сжав губки в тонкую линию, она буркнула:

— Нужно обработать рану! Может начаться гангрена!

— Я могу помочь. — сказала подошедшая Ванесса. — Я успела захватить свою сумку с травами. Нужна вода.

Айа вскочила на ноги и подбежала к Мике.

— Дай свою флягу! — скомандовала Королева.

Мика извлёк из внутреннего кармана куртки фамильную флягу, с которой никогда не расставался. Айа выхватила её и бросилась к реке.

— Нужно развести костёр. — объявила Ванесса, конкретно ни к кому не обращаясь.

Мика вздохнул и молча принялся за дело. Риган же перевёл взгляд на Королеву Ора, наслаждаясь видом её вздёрнутой вверх попки. Из — под перекошенной юбки выглядывали стройные лодыжки. Его любимые лодыжки. Набрав воды, она с помощью известных только женщинам манипуляций стянула с себя сорочку, не снимая платья. Оторвав кусок от нежной кружевной вещицы, оставшуюся часть она щедро смочила в воде. Вернувшись, она передала флягу Ванессе, а сама снова уселась рядом с Королем и принялась обтирать его лицо и шею мокрой тканью. Как выяснилось, он был щедро покрыт копотью, борода почернела.

— Просто не верю, что ты так рисковал своей жизнью. — бубнела Айа. — И ты еще меня называешь бедовой!

Рука начала пульсировать ещё сильнее. Стиснув зубы, Риган прикрыл глаза.

— Больно? — тихо спросила она, прикоснувшись к его щеке.

Риган кивнул. Он не хотел вызвать жалость, просто не стал отрицать очевидное. Любому дураку ясно, что такая рана ужасно болезненна. Айа нахмурила ло и обратилась к Ванессе:

— Мы можем как — то облегчить его боль?

— Да. Я сейчас приготовлю мазь. — ответила дочь министра.

Айа кивнула. Взглянув на Ригана, она прошептала так, чтобы слышал только он:

— Потерпи.

Риган вытянул здоровую руку и прижал девушку к себе. Уткнувшись лицом в её грудь, он глубоко втянул воздух, благодаря Богов за то, что они живы. Трудно представить, что однажды им придётся расстаться. Он умрет и родиться вновь в мире, где не будет запаха её кожи, вкуса губ и тепла карих глаз. Он не сможет бросить вызов самому мирозданию. Но, они могут оставить после себя целую ораву детишек. Боги свидетели, он готов делать их со своей женой день и ночь. Это немного успокаивало. Все эти мысли привели к тому, что его губы произнесли:

— Я люблю тебя.

Айа обхватила ладонями его щёки и прикоснулась губами к его губам. Риган сжал её талию сильнее и углубил поцелуй, раздвигая мягкие губы языком. Вот он, дом.

— Готово. — сказала Ванесса, появившись рядом.

Айа выскользнула из его объятий и взяла у девушки мазь, разведённую в маленькой стеклянной ёмкости. Пока она колдовала вокруг его руки, Король присмотрелся к Ванессе. Ему было трудно понять, что так сильно влечет в ней его друга, но он не мог отрицать, что она необычная. Слишком умная, слишком спокойна, слишком честная. Она всеми силами пыталась соответствовать этому образу, но когда рядом находился Бран, превращалась в фурию. Это очень странно, ведь обычно юные девы рядом с ним превращались в глупых куриц. Эти кудряшки и ямочки, природа не могла подарить Брану более обманчивую внешность.

— Гула сыта? — обратился он к жене.

— Да. Спит. — ответила она, сосредоточенно покрывая мазью обожжённую ладонь.

Прикосновение прохладной мази было очень приятным. Может и правда, ему не придётся мучиться долго. В конце Айа перевязала руку куском сорочки и плотно зафиксировала повязку. Как только она закончила, Риган поднялся на ноги.

— Мы должны идти дальше. — объявил он.

Мика тоже встал и, запрыгнув на свою лошадь, отправился на другую сторону реки, собирать их потрёпанный эскорт.

Среди их войнов не было потерь, только несколько лошадей разбежались по округе. Если бы он вовремя не заметил беду…отбросив эту мысль, Король свистнул Харона. Жеребец тут же перестал щипать травку и потрусил к хозяину. Риган подошёл к Руну и опустился на корточки. Отогнув край одеяла, он посмотрел на свою малютку. Она и правда спала в блаженном неведении. Нижняя губка провалилась, и это выглядело ещё как трогательно. Погладив её по головке кончиками пальцев, Король обратился к мальчику:

— Помоги Айе закрепить её на груди.

Лошадей для всех не хватало, поэтому Риган посадил на Харона Айю и Руна. Сам же пошёл пешком. Ванесса поехала вместе с Микой. Когда взошло солнце, они тронулись в путь. До ближайшей деревни было около трёх лиг. Там им нужно серьёзно пополнить запасы и раздобыть новый фургон. Они должны скорее добраться до границы. В том лагере, в данный момент, самое безопасное место в Оре.

Глава 8

Солнце палило нещадно, и Айа уже не сомневалась, что её носу потребуется целебная мазь Ванессы. Они медленно двигались по тракту вот уже около трёх часов. Встречающиеся им путники сторонились колонны, и склоняли головы перед высоким светловолосым войном, признавая своего Короля. Он шёл впереди, ведя Харона под узды. Запачканный с ног до головы и растрёпанный, словно скатился под гору и пошёл дальше. Но даже это не умоляло впечатления от горделивой осанки и властной ауры.

— Я могла бы быть одним из таких путников… — грустно заметила Айа.

Риган, до этого погруженный в раздумья, повернул голову и сказал:

— Не думаю.

— Но это так. Если бы не тот случай, мы бы никогда не встретились.

— Но встретились же. — легкомысленно ответил Король.

Айа сокрушенно покачала головой. Иногда он бывает чудовищно поверхностным. Она говорит о таких важных вещах, как вероятность пройти мимо друг друга…прямо как корабли в Северном море. Увидев обиженное выражение на её лице, он успокаивающе сказал:

— Если бы я только увидел тебя вот так, на дороге, вряд ли бы отпустил.

— Глупости. Ты бы даже не взглянул на меня. — фыркнула Айа.

Губы Короля изогнулись в улыбке.

— Поверь, я бы тебя не пропустил.

Девушке оставалось только догадываться, о чём он думал. Было видно, что на этот счёт у него много соображений, но извлечь их на свет не было никакого шанса. Мажет быть потом, когда они останутся наедине…

— Как рука? — спросила она.

— Жить буду. — ответил Король.

Айа вздохнула. Она знала, что ему очень больно. Как только они доберутся до деревни, она сразу же попросит Ван приготовить ещё мази. Кроме того, ему нужно передохнуть. Им всем нужно отдохнуть и поесть. Услыхав её мысли, Принцесса заворочалась в своём коконе. В этом платье не было ни единого шанса накормить малышку.

— Потерпи, Гула — Цветочек… — обратилась она к дочери.

Услыхав это, Риган снова обернулся и окинул их взглядом. Его лицо смягчилось.

— Ещё час и мы на месте. — сказал он.

Айа кивнула и стала успокаивать Принцессу. Та корчила мордочки и покрикивала.

— Тише, тише… — шептала Айа.

Из — за её спины показалась рука Руна, в которой была зажата деревянная полу — лошадка.

— Я не успел её закончить. — пробубнел он и снова уткнулся лбом ей в спину.

Айа с благодарностью приняла игрушку и отдала дочери. Маленькие пальчики моментально оплели игрушку и потянули к монаршему ротику. Следующий час она активно слюнявила и грызла деревяшку, не забывая напомнить о своём голоде короткими истериками.

Айа видела, что Риган погружен в какие — то серьёзные раздумья. Она знала это состояние, означавшее, что лучше его не трогать. Высока вероятность, что он просто проигнорирует назойливого собеседника. Она очень надеялась, что его мысли никак не связаны с тем, чтобы отправить их с Гулой в столицу. Потому что они никуда не поедут.

В деревне их ожидал королевский приём. Это была заслуга Брана. Он позаботился о том, чтобы было собрано несколько телег, набитых едой и скарбом, для помощи погорельцам. Айю очень беспокоила судьба бедных людей. Куда же им идти? К тому же, в том ужасном пожаре некоторые погибли…может быть даже дети! Прижав Гулу к себе, она тяжко вздохнула. Надёжно запрятанная за реку, она видела отсветы ужасного пожарища. Воистину, это было похоже на конец света. Наблюдать и знать, что ты ничего не можешь сделать, это тяжело.

Ванесса развеяла опасения Айи и объяснила, что пострадавшие могут получить компенсацию из казны, достаточно просто прийти в столицу и обратиться в соответствующую инстанцию. Как правило, со временем деревня отстраивается вновь, но это дело не быстрое.

Плавно её мысли потянулись к Ригану. Он снова спас её жизнь. Подле него она словно под защитой Богов. Но это не Боги сделали, это всё он. Её прекрасный, сильный, упрямый муж. Айе казалось, что ему по — плечу абсолютно всё. Как бы она жила, не зная, что он существует в природе? Наверное, слепой, как и прежде. Иногда ей казалось, что он значительно старше своих лет, настолько мудрым бывал его взгляд. Но, когда он засыпал, лицо его становилось совсем юным, даже несмотря на бороду и маленькие морщинки в уголках глаз. Ей хотелось отдать ему всю свою нежность и всю себя без остатка, лишь бы сделать его счастливым.

Слухи о том, что Король самолично вынес мальчика из огня каким — то образом опередили их. Айа узнала об этом вместе со всеми, но искать своего мужа, чтобы выказать ему негодование, у неё не было времени. Она не злилась на него из — за этого, ведь он спас жизнь маленького мальчика. Она была в ужасе от того, что он чуть не расстался с жизнью, пока она сидела на том берегу ничего не подозревая. А когда она спросила его о руке, он отмахнулся от расспросов. Как по ней, это не та вещь, которую можно забыть рассказать своей жене.

Как только они оказались в деревне, Король вместе с Браном умчался организовывать новый обоз, оставив её на попечение Мики. Деревенька была ещё меньше, чем предыдущая. Дома деревянные, на улицах никакой брусчатки. Здесь даже не было торговой лавки, чтобы купить какую — нибудь одежду. Всё от того, что этот отрезок на тракте Большие ворота находился в сильном удалении от городов, в глухой и бесконечной пуште. Народ тут был очень провинциальный и диковатый. Всё, начиная от еды, заканчивая обувью, они производили сами. Помимо этого, были и другие особенности у этих степных жителей. Например, в доме старосты, куда их с Ванессой и Руном отвели пообедать, Айа заметила небольшой алтарь богини Аштар. Это было очень необычно, поскольку Аштар была неоднозначной богиней. Если обобщить всё, что девушка о ней знала, её можно было назвать покровительницей плодородия и плотской любви. Культы у неё тоже были крайне неоднозначные…

Накормив дочь, Айа умылась и привела в порядок волосы, расчесав их кое — как пальцами. Наверняка, она сейчас похожа на огородное пугало. Тем не менее, хозяин и его жена при обращении к ней склонялись в поклонах и боялись поднять глаза. Но, если уж какой взгляд долетал исподлобья, то был полон жадного любопытства и метался между нею и Принцессой. Для Айи это было непривычно и неприятно. Она не знала, как себя вести. Взглянув на Ванессу в поисках подсказок, она увидела царственный наклон головы и идеально ровную спину. Расценив это как «вспомни-всё-чему-я-тебя-учила», Айа вскинула подбородок и благосклонно улыбнулась фермерской чете.

— Благодарю за помощь, добрые люди. — сказала она.

Ванесса одобрительно кивнула.

— О…что вы, Ваше Величество… — промямлил хозяин. — Боги благословили нашего Короля такой прекрасной женой…

Дверь в дом распахнулась, и на пороге возник только что помянутый Король. Он выглядел таким же потрёпанным, но, успел хорошенько умыться, и борода его вернула себе естественный пшеничный цвет. Хозяева, казалось, увидали самого Баала и пялились на Ригана раскрыв рты. Согнув плечи, он заглянул в дверной проём и, найдя её глазами, сказал:

— Пойдём.

Айа встрепенулась и подхватила Гулу. Взглянув на Руна, она увидела, что тот всё ещё доедает вторую порцию куриного рагу.

— Мы догоним вас. — заверила её Ванесса.

Айя кивнула.

— Не забудь хорошенько вымыть руки и лицо. — напомнила она брату.

— Руки итак чистые… — проворчал тот, не отрывая глаз от тарелки.

— Руки и лицо. — отчеканила Айа.

— Да пожалуйста… — пробубнел тот.

Подойдя к супругу, Айа спросила:

— Ты разве не будешь обедать?

— Я сыт. — ответил Король и пробежался по ней оценивающим взглядом. Она была одета в груботканую рубаху, заправленную в шерстяную юбку, которая, разумеется, была ей коротка. Айа сменила одежду, чтобы было удобнее кормить Гулу в пути. Вещи были выстираны и в хорошем состоянии, поэтому она с благодарностью приняла их от хозяйки дома.

Айа не хотела строить из себя наседку, но она точно знала, что он ничего не ел. Заметив, как жадно хозяева вслушиваются в их разговор, она решила не затевать спор, чтобы не порочить своего супруга в глазах поданных. Вместо этого она покорно последовала за ним. Казалось, Риган оценил её жертву, потому что прикусил верхнюю губы, явно пытаясь сдержать улыбку.

На улице было полно народу. Войны и местные сновали туда — сюда, словно муравьи. Приобняв её рукой, Риган повёл их сквозь толпу.

— Ты забыл рассказать мне кое — что. — обратилась к нему Айа.

— Правда? — искренне удивился Король.

— Да. Правда.

После некоторой паузы он сказал:

— Намекни.

Остановившись посреди улицы, девушка гневно воскликнула:

— Дом. Пожар. Ребёнок. Ничего не припоминаешь?

Риган положил руки на бёдра и спокойно взглянул на неё.

— И что я должен сказать? Это уже в прошлом. Ребенок жив, я тоже. Могло бы быть по — другому.

— Я, кажется, поняла. — благодушно ответила Айа. — Если однажды мне придётся спасать ребёнка из колодца, я не стану занимать тебя такими незначительными новостями. Всё ясно.

Чувствуя её волнение, Гула завертелась в руках.

— Чшшш… — пробормотала девушка, укачивая малышку. Когда она вновь взглянула на Ригана, тот недовольно поджал губы.

— Ты настроена поругаться? — спросил он.

— Если хочешь, я вообще буду помалкивать. Делай что тебе заблагорассудится. — выдала она.

— Не преувеличивай. — отрезал Король. — Ты же знаешь, что я жить не могу без твоей болтовни.

Проигнорировав эту вопиющую попытку примирения, она высокомерно сказала:

— Ну, так что, мы идём или как?

Тяжко вздохнув, Риган положил руку ей на талию и повёл дальше. Когда они добрались до добротной деревянной телеги, он объявил:

— Поедете в ней.

Айа перехватила спящую дочь поудобнее и взглянула на мужа.

— Но это телега. — заметила она.

— Ага. Она самая. — ответил Король.

Айа запрокинула голову и рассмеялась. Когда она вновь посмотрела на Ригана, лицо у него было озадаченное.

— Я просто подумала…Боги, это же телега! — Риган всё еще не понимал, к чему она клонит. — Ну это как — то не по — королевски, понимаешь?

— Никто не узнает. Обещаю. — сказал он, и протянув руку, прихватил прядь её волос. Накрутив её на палец, он склонил голову набок и демонстративно посмотрел на губы девушки. Этот взгляд не оставлял сомнений относительно королевских желаний. Айе пришлось напомнить себе, что она всё ещё злится. Но, в то же время, её губы ужасно соскучились по его губам. Презрев гордость, девушка огляделась по сторонам и пришла к выводу, что всем вокруг нет до них дела. Вновь взглянув на Ригана, она сказала, прочистив горло:

— Поцелуй меня.

Риган улыбнулся самую малость и тут же приблизил своё лицо к ней. Айа зажмурилась и приоткрыла губы, в ожидании обжигающего удовольствия. Вместо этого, она ощутила тёплое прикосновение к своей переносице. Затем к скуле. На мгновение она перестала ощущать свои конечности, потонув в знакомом мужском запахе и в ожидании следующего касания. Пройдясь губами вдоль её щеки, он сделал глубокий вдох, как будто впитывая её в себя. Через секунду она ощутила его дыхание на своём ухе. Чуть не уронив дочь, девушка подпрыгнула на месте. Риган тихо рассмеялся и прошептал, щекоча губами ушную раковину:

— У тебя веснушки появились.

— Поцелуй меня… — как под гипнозом повторила Айа.

Взяв у неё ребёнка, он осторожно положил девочку на телегу. Затем схватил Айю за талию и крепко прижал к твёрдому как камень телу. Другую руку запустил в волосы. Горячие и жадные губы припали к её губам.

Ни одной мысли в голове. Только ощущения — жар, спазм внизу живота, безумная пляска сердца, капелька пота, бегущая по спине. И глухая тишина вокруг. Неужели, так будет всегда? Это нормально?

Рука Ригана поползла вниз по её бедру, затем, опомнилась и вернулась на талию. Со стоном, он отпустил её губы. Его желание уверенно упиралось ей в живот. Прижав её голову к груди, он пробормотал:

— И как мне теперь ехать?

— Почему все думают, что женщинам легче?.. — пробурчала Айа ему в шею.

Риган тихо рассмеялся и прошептал:

— Я могу помочь тебе с этим, никто и не заметит…

Вырвавшись, Айа сказала, покрываясь румянцем:

— Пожалуйста, не продолжай.

Взяв его руку, она сказала:

— Я должна осмотреть твою рану.

Риган поцеловал её в макушку и, обхватив за талию, посадил на телегу рядом с дочерью. Даже в таком положении он возвышался над ними. Раненную руку он положил ей на колени, а второй принялся развлекать Принцессу. Как всегда, при виде дочери лицо его смягчилось и приняло безмятежное выражение.

— Привет, Принцесса — морковка… — проворковал он, почёсывая пухлый животик девочки.

Она ухватилась за его палец и потянула в ротик, кряхтя и суча ножками, одетыми в ползунки, на которых девушка от нечего делать вышила их имена — «Айа», «Упрямый осел», «Гула». Риган посмотрел на неё, удивлённо вскинув брови. Айа лишь повела плечом, давая понять, что нечего тут обсуждать. Но она видела, какие смешинки плясали в глазах Ригана, поэтому сама прикусила губу, чтобы не рассмеяться.

Когда она закончила с перевязкой, к ним подошёл Бран, по пятам за которым следовал Рун. Держась в стороне, шла Ванесса. В руках у неё была корзина, набитая едой. Это было очень предусмотрительно.

Водрузив на телегу стопку шерстяных одеял, Бран сказал:

— Вот, всё что удалось достать. Они тут, знаете ли, сами ткут одеяла. Ну и местечко.

— А вы, Сэр Воин, презираете крестьянский труд? — обратилась к нему Ванесса.

Бран как то разом растерялся, словно не ожидал внимания с её стороны. Прокашлявшись, он ответил:

— Я вообще мало что «презираю», прекрасная Ванесса. Вы так отчаянно пытаетесь найти во мне пороки, что не замечаете своих собственных.

— Это, каких же? — высокомерно спросила девушка.

— Мне приходит на ум сразу несколько. — ответил мужчина.

— Будьте добры, обличите их.

— Что ж, пожалуйста. Высокомерие, предвзятость, черствость… — бросил Бран.

Ванесса лишь фыркнула и отвернулась. Бран же сжал губы и обратился к Королю:

— К отъезду всё готово. Жду тебя у загона с лошадьми.

Когда он ушёл Риган и Айа удивлённо взглянули друг на друга, молчаливо сигнализируя «Что это было?».

Поцеловав Гулу, Риган сказал:

— Я скоро вернуть.

Было далеко за полдень, когда они покинули деревеньку. Ехать в грубо сколоченной телеге было не очень — то весело, но Айа не жаловалась. В конце концов, они не выбирали эти обстоятельства. Когда обоз тронулся, Риган появился рядом и молча водрузил ей на голову ветхую соломенную шляпу. Она с благодарностью посмотрела на мужа и пролепетала:

— Спасибо.

Он лишь подмигнул ей и ускакал прочь. Проводив взглядом его широкоплечую фигуру, она вздохнула и обратилась к своим попутчикам — Руну и Ванессе:

— Кажется, Принцесса — цветочек сделала свои дела…

— О нееет! Фуууу… — завопил Рун и с надеждой взглянул на Мику, который ехал верхом рядом с телегой.

— Давай руку, парень. — ответил тот, пряча улыбку. — Войны не бросают друг друга в беде.

Усевшись позади Мики, он брезгливо наблюдал за тем, как Айа меняет пеленку. Доброе фермерское семейство снабдило Гулу всем, что может ей потребоваться в долгом путешествии — огромным запасом пелёнок и мылом. Айа надеялась, что как только они доберутся до более обжитых мест, она обязательно пополнит запасы ползунков, а пока, придётся беречь эти.

Глава 9

Риган молча выслушал доклад дозорного. Впереди их ждут ещё две деревни, после чего пушта закончится и вольётся в протяженные лесостепи. Там на их пути располагался небольшой городок, где они смогут раздобыть новый фургон и всё необходимое для дальнейшего пути, включая одежду, шатёр и запасы воды. Попасть туда они смогут лишь к завтрашнему обеду. Поэтому, их ожидает ночёвка в одной из пуштенских деревень. Там их уже ждут. Они будут накормлены, а Королева будет обеспечена ночлегом под крепкой деревенской крышей. Кстати о Королеве. Надо бы проведать Нокке и его Морковку. Прежде чем исполнить свои намерения, он вгляделся в бескрайнюю степь, навалившуюся со всех сторон. Где — то там сейчас находился Бран. Теперь до самой границы он будет следовать за ними инкогнито, наблюдая за окрестностями и выслеживая их преследователя. Бран был отличным следопытом и Риган не сомневался, что он принесёт новости. Он не хотел отпускать его одного, но Мика всегда должен быть при Королеве. Солнце сядет через три часа. К тому времени, они уже будут на месте. Риган смертельно устал, и мечтал лишь поесть и уснуть. Честно говоря, он хотел бы уснуть вместе со своей женой, но в этих домишках чувствовал себя великаном, и предпочел бы спать под открытым небом.

Просто нелепость, что Король попал в такую ситуацию. Идёт по тракту, словно босяк. Но что поделать, это место слишком дикое, чтобы предъявлять права. У них не было даже походного инвентаря, с помощью которого можно приготовить пойманную дичь. Хотя сейчас они так глубоко забрались в пушту, что и степного кролика отыскать будет не просто. Даже встречные караваны заметно поубавились. Точнее будет сказать, они вообще ни одного не встретили. Многие предпочитают передвигаться по пуште ночью, чтобы избежать жары. Два дня отделяет их от границы. Там, наконец — то, можно будет перевести дух.

Подъехав к жалкой скрипучей телеге, он расстроился. Нокке заметно устала. Жара и долгая дорога сделали своё дело. Из шляпы, которую он раздобыл для её обгоревшего носика, она смастерила навес для Гулы. Девочка плакала и вертелась, тоже изнывая от жары. Его бедная малышка. Завтра нужно что — то с этим сделать. Сегодня он так спешил, торопясь пересечь пушту, что совсем не подумал об удобствах для дочери. Отличный же он Король. Его семья едет по раскалённой степи, словно оголодалые отщепенцы. Риган совсем приуныл, стыдясь смотреть своей жене в глаза. Но как только она увидела его, личико её озарилось улыбкой. Боги, что эта женщина делает с ним? Он готов поцеловать каждый пальчик на её ногах, лишь бы она продолжала так на него смотреть. В груди сжалась пружина. Откуда она взялась в его жизнь? Ещё год назад он был сам по себе, а теперь у него есть семья. Две женщины, одна рыжая, как морковка, вторая самая желанная на всём белом свете. Впервые в жизни он не был одинок. Вспомнив сомнения Айи, он внутренне рассмеялся. Неужели он когда — нибудь мог бы пройти мимо Нокке? Мимо этих белоснежных волос и карих глаз? Мимо этих длинных ног и строптивых взглядов? Она исключительная и создана только для него. Он бы всё равно её нашёл, рано или поздно.

— Как ты, Нокке? — спросил он и протянул руку, чтобы коснуться её волос.

— Хорошо. — ответила Айа, вытирая пот со лба. — Как твоя рука?

Рука? Ах да.

— Всё хорошо. Уже не болит.

Целых двадцать минут.

— Ох…это же замечательно. Риган, у нас закончилась вода…

— Почему ты раньше не сказала?! — рявкнул он и уничижительно посмотрел на Мику.

Тот выглядел растерянным.

— Я не хотела тебя беспокоить…

— Айа! Боги! — прикрыв глаза, он сделала глубокий вдох. — Я сейчас.

Быстро доскакав до навьюченной бурдюками лошади, он схватил один из них и погнал Харона назад к телеге. Передав Айе воду, он процедил:

— Мы это ещё обсудим.

Приняв от него бурдюк, она передала его Ванессе. Гром и молния! Стиснув зубы, Риган наблюдал за тем, как Ванесса утолила жажду и вернула бурдюк Королеве. Айа жадно припала к горлышку, чуть ли не захлёбываясь. Стиснув кулаки, он подумал о том, как отчитает её при первой возможности. За этой неразумной женщиной нужен неусыпный контроль. Напившись вдоволь, она смочила кусок ткани и дала пососать малышке.

Где же это треклятая деревня?

Солнце стало клониться к закату спустя бесконечный час. Нокке на глазах никла как обезвоженный стебелёк. Он видел, с каким усилием она кормила Гулу. Прикинув в уме, он понял, что они в пути уже больше девяти часов. Он, и правда, «Упрямый осел». Для него такая поездка ничего не стоит, но его хрупкая белокожая жена совсем другое дело. Каждая следующая лига впивалась зубами в сердце Ригана. Рун давно склонил голову на колени Айи и считал каждую кочку. Ванесс привалилась к стенке телеги, воркуя над его дочерью. От бессилия он ворочался, будто сидел на раскалённой кочерге. Бросив взгляд на Мику, он получил порцию понимания. Самое ужасное заключалось в том, что ни один пассажир телеги не жаловался. Только Гула покрикивала время от времени.

— Айа. — позвал Риган.

Девушка устало подняла голову и улыбнулась.

— Милая, я поеду вперёд. До деревни меньше лиги.

Разрывая ему сердце, она спросила:

— О. Может, останешься с нами?

— Потерпи ещё немного. — ответил Риган и направил Харона вперёд.

Он решил сам удостовериться в том, что для его семьи приготовят всё, что нужно. Харон домчал его в миг. Деревня была маленькой и ухоженной. Риган насчитал восемнадцать домов. Местные жители при его появлении высыпали на улицу, словно горох и на все лады приветствовали Короля.

Риган осмотрел дом, в котором приготовили постель для женщин, а также распорядился подготовить митугу — место, которое здесь использовали для купания. С местным плотником они придумали, как защитить телегу от палящего солнца. Для этого к утру подготовят специальный навес. Также, для них соберут чистую одежду и смену пелёнок для Гулы. Риган лично отобрал свежих лошадей, которых впрягут в телегу, поскольку те, что тянули её сейчас устали, а он планировал разместить в ней небольшую бочку с водой, что увеличит её вес. В довершении всего, его пригласили в дом старосты, чтобы обсудить назревшие в пуште проблемы. Риган с пониманием отнёсся к этой просьбе, ведь короли в этих местах останавливаются не часто. А если быть точным, никогда.

Его привели в один из домишек, который под отказ был забит людьми. Они таращились на него, как на диво и прятали глаза. Несмотря на такое скопление людей, в воздухе висела звенящая тишина. Ригану показалось, что он слышал, как жужжит муха под потолком. Если говорить о безопасности, то у него не было волнений по этому поводу. Рядом с этими людьми он был словно только что заточенный клинок. Пригнув голову, чтобы не задеть потолок, Король проследовал за обеденный стол, рядом с которым было приготовлено два добротных стула. Опустившись на один из них, он принял удобную позу — слегка расставил ноги и положил руки на стол, сцепив их в замок. Он не пытался каким — то образом разрядить обстановку, потому что это было попросту не в его силах, строить из себя рубаху — парня и всеобщего любимца.

На противоположный стул опустился староста. Риган уже успел изучить этого человека. Умный и образованный мужчина средних лет. Речь выдавала жителя столицы. Очевидно, один из тех искателей удачи, которые отправлялись в пушту в надежде начать новую жизнь. Но места эти суровы, мало кто мог действительно тут прижиться. Попутно Риган отметил, как трясутся его руки. Ещё бы. Он собирался говорить с Королем. Риган приподнял брови, давая понять, что готов слушать.

— Мой Король. — просипел мужчина, затем прокашлялся и начал снова. — Мой Король. Молва говорит, что вы человек деловой. Поэтому, я…я перейду сразу к делу.

Риган молча смотрел на собеседника.

Переведя дух, мужчина продолжил.

— Я бывал в Суссе не раз, хотел, чтобы меня услышали! Здесь для Ора величайшие возможности. Это земля полна железной руды!

Риган нахмурился.

— Продолжай. — сказал он.

— Год назад тут был посланник королевского двора. Покопался и уехал. А через месяц явилась целая делегация. В лиге отсюда вырыли котлован…вся земля на пять лиг вокруг принадлежит деревне. Да только нас никто и не спрашивал, когда…

Риган уже не слушал его. Теперь вся эта история заиграла для него новыми красками. Вскочив, он вышел на улицу и гневно вгляделся в деревенский пейзаж. Руда…королевские посланники…в его жилах медленно закипала кровь. Нужно срочно найти Брана и остановить его бессмысленные поиски. Незачем искать преследователя, он уже наверняка скрылся за горизонтом, после непродуманной попытки замести следы. Только вместо того, чтобы прогнать их из пушты, они загнали их в самую её глубь. Он отправит Брана в Сусс, прямо к Кристоффу. К тому времени, когда Король вернётся в столицу, его должны ждать головы лихоимцев на блюде. Это будет самый кровавый судебный процесс за всю историю Королевства. Боги послали его в эту деревню. Иначе, он метался бы по кругу как конь с подожженным хвостом. Староста неловко остановился рядом с ним.

— Мой Король…

— Ты дал мне бесценную информацию. — прервал его Риган. — От вас требуется лишь одно, ждать вестей от Короля. Все мои посланники будут снабжены письмами с гербовой печатью. Скоро я пришлю сюда своего человека. Если здесь появится кто — то другой под моим именем, ты немедленно сообщишь во Дворец.

Повернув голову, Риган взглянул на мужчину. Тот сжал зубы и твёрдо ответил:

— Я сделаю всё, что скажете, Мой Король.

Стянув с руки королевский перстень, Риган вложил его в дрожащую руку мужчины.

— Пусть твой посланник покажет это. И его сразу отведут куда нужно.

— Да. Конечно… — благоговейно прошептал тот.

— Не подведи меня. — заглянув ему в глаза, сказал Король.

— Я всё сделаю. Клянусь своей жизнью. — подобравшись, ответил тот.

В поле уже был виден столб пыли. Значит, Айа вот — вот будет здесь. У него руки чесались от желания скорее до неё добраться. Нужно постараться умерить свой гнев, иначе она сразу поймёт что что — то не так, а он не хотел сейчас загружать её плохими новостями. Была бы его воля, он вообще не стал бы посвящать её в грязные придворные игры. Но она бы расценила это как неуважение к себе. Бог знает, где она нахваталась этих мыслей, но в Оре женщины так себя не вели. Ну а его Королеве можно всё, что угодно. Разумеется, с его высочайшего согласия. Она бы взбесилась, скажи он нечто подобное вслух, с улыбкой подумал Король.

Когда телега вкатилась в деревню, он широкими шагами направился к ней. Ванесса и Рун стояли рядом, разминая затекшие конечности, Айа же сидела, свесив ноги, и тупо смотрела перед собой. В этой крестьянской рубахе она выглядела очень хрупкой. В вырезе виднелись тонкие ключицы, которые Ригану очень хотелось обвести губами. Он прекрасно знал, что скрывала грубая ткань — налившуюся белую грудь, к которой ему практически запретили прикасаться. Теперь эта привилегия принадлежала его дочери. Гула лежала рядом и попискивала. Подойдя к жене, Риган легонько тронул её за плечо и сказал:

— Обещаю, назад поплывем по реке.

Айа взглянула на него и вымученно улыбнулась.

— Было бы чудесно. — ответила она.

— Иди ко мне. — сказал Риган и притянул девушку к себе.

Она прильнула к нему и прижалась щекой к груди. Накрыв белокурую голову ладонью, он поцеловал её волосы и тихо сказал:

— Мне нет прощения. Я не должен был тащить вас через пушту днем.

— Ты просто хотел поскорее попасть на границу…

— Не выгораживай меня. Я знаю, что поступил неправильно и прошу прощения.

Айа тихо вздохнула и пробормотала:

— Ну, раз ты всё лучше всех знаешь…

Риган улыбнулся. Разжав руки, он помог ей спуститься с телеги и взял на руки дочь. Она пожевывала свои губки и пускала пузыри. В её глазах он разгадал упрёк.

— Прости меня. — сказал он ей одними губами.

Не теряя времени, Риган повёл их в домик, который станет их ночлегом. Пока Айа флегматично жевала мясную похлёбку, Риган сменил пелёнку Гулы. Он делал это раньше и всегда задавался вопросом — чем питается его дочь? Вроде это было материнское молоко, но судя по запаху её пелёнок, она пообедала протухшими лягушками. Избавившись от ядовитой ткани, он искупал малышку в деревянной бадье. Ей явно понравилось купание, поскольку она пищала и улыбалась, выставляя напоказ беззубые дёсны. Когда Принцесса была вымыта и заново спеленованна, Риган решил заняться её матерью.

Передав девочку Ванессе, он серьёзно сказал:

— Маленькая бомба обезврежена.

— Не думаю, что надолго. — также серьёзно ответила Ванесса.

— Пригляди за ней. — сказал он и направился к Айе.

Она сидела за столом, и было не ясно, толи она ест, то ли спит. Решив, что ей не помешает помощь, Риган приподнял Айю и усадил к себе на колени. Забрав ложку, он зачерпнул добрую порцию похлёбки и поднёс к её губам со словами:

— Скажи — ка «ам»!

— Прекрати. — сказала она вместо этого и забрала у него ложку.

Пока она ела, он убрал ей за ушко выбившуюся прядку волос и пересчитал веснушки на изящном носике. Риган слышал, что многие девушки борются с этими забавными пятнышками, но лично он предпочёл бы видеть их на своём месте. Обнаружив в белых локонах соломинку, он избавился от неё и накрутил прядь на палец.

Подняв на него глаза цвета крепкого чая, Айа серьёзно сказала:

— Нужно перевязать твою руку.

Риган взял её свободную ладонь, и поднес к губам. Прежде чем поцеловать её, он сказал:

— Ванесса уже перевязала.

— О…замечательно. — сказала Айа и снова отвернулась к тарелке.

Риган повернул её к себе, мягко прихватив за подбородок.

— Что случилось, Нокке? — спросил он.

— Ничего… — ответила она, пряча глаза.

— Любимая, мы оба знаем, что в этой игре всегда побеждаю я.

Положив ладошку ему на грудь, она спросила, глядя в пол:

— Ты ведь не отправишь нас домой? — подняв глаза, она добавила. — Потому что мы никуда не поедем, так и знай.

Опять мятеж.

Наклонив голову, он прикоснулся губами к её щеке и сказал, щекоча нежную кожу:

— Нет, я не планирую отправлять вас в Сусс. Но если бы захотел, ты бы сделала как я скажу. — заглянув ей в глаза, он спросил. — Поняла меня?

По упрямому выражению лица было ясно, что не поняла. Всё таки, он слишком многое позволяет своей жене, решил Риган. Но, что поделать, она держит его сердце у себя в кармане и забрать его нет ни одного шанса.

— Доедай. — скомандовал он.

Айа послушно прикончила похлёбку. Как только она закончила, он просунул руку ей под колени и поднялся со стула вместе с ней. Обвив его шею руками, она спросила:

— Куда мы?

— Сейчас увидишь.

Выйдя на задний двор дома, он направился к маленькому деревянному строению — митуге. Тускло освещенное помещение не имело окон. Источником света служила одинокая свеча под стеклянным колпаком. Помещение состояло из одной большой комнаты, у стен стояли вёдра и бочки, наполненные водой. Вдоль противоположной входу стены располагалась длинная двухуровневая лавка. Внутри пахло смолой и свежим срубом. Когда они вошли их окружил влажный горячий пар. Источником этого пара была жаровня, наполненная раскалёнными камнями.

Поставив девушку на ноги, Риган сказал:

— Раздевайся.

— Где это мы. — спросила она и завела руки за спину, чтобы развязать пояс юбки.

Риган опустил голову и улыбнулся тому, как безропотно она выполнила приказ «раздеться».

— Это митуга. Они здесь моются. — пояснил он, снимая рубашку.

— А пар зачем? — спросила девушка.

— Пар хорошо очищает, сама увидишь.

Скинув сапоги и брюки, Риган остался в одном белье. Развернувшись к Айе, он на мгновение замер. Она была прекрасна, его жена. Словно волшебное видение, пришедшее из тумана. Он не планировал сегодня домогаться её, но его тело думало по — другому. Он решил оставить бельё на месте, чтобы не пугать девушку. Но если она продолжит так на него смотреть, он может расстаться со своей цивилизованностью.

— Проходи. — кивнул он в сторону лавки.

Айа оторвала глаза от его груди и прошла вперед. Риган направился следом, не в состоянии справиться со своими глазами, которые в конечном итоге опустились на округлые ягодицы. Риган точно знал, что его рука полностью вмещает каждую из них.

— Садись здесь. — хрипло сказал он.

— Жарко. — заметила девушка и опустилась на скамью.

Плеснув воды на жаровню, он ответил:

— Да. В этом весь смысл.

Комната наполнилась горячим паром. Взглянув на жену, он сглотнул. Боги, теперь даже бельё не поможет. Она прикрыла глаза и опустила голову вниз, поэтому Риган мог спокойно на неё таращиться. По идеальной округлой груди стекали капельки влаги и рот его наполнился слюной.

Схватив мыло, он подошёл и опустился на колени, прямо у её длинных стройных ног. Его пах предательски топорщился, и это не укрылось от Айи.

— Не волнуйся насчет этого. — тихо сказал он. — Я знаю, ты очень устала.

Тем не менее, он не устоял и оставил поцелуй между двумя идеальными полушариями. Намылив руки, он начал вдумчиво втирать его в кожу девушки, начиная с пальчиков ног. Мыло имело травяной запах, Риган предпочитал цветочный, который так часто замечал на коже Айи. Когда их глаза встретились, мыло выскользнуло у него из рук. Искусительница. Не отпуская его взгляда, она наклонилась и подняла его. Риган вздрогнул, когда её руки начали выписывать круги на его груди. По мере того, как коварные пальчики подбирались к поясу исподнего, сердце Короля начало отчаянно вырываться из груди.

— Айа… — неуверенно сказал он.

— Ммм… — отозвалась она и стянула с его бёдер бельё.

Она была такая хрупкая, по сравнению с ним, но могла в миг поставить его на колени.

Какие же нежные у неё руки…

— Милая, ты устала…

— Я не смогу уснуть, зная что Король Ора так мучается. — ответила она.

— Я это заслу… — он не договорил и простонал, запрокинув голову.

Коварные нежные руки…резко вскочив, он зачерпнул ведром воды из высокой деревянной бочки и подошёл к девушке.

— Встань. — хрипло велел он.

Айа тут же подчинилась, и он обрушил на неё ледяной поток. Завизжав, она бросилась прочь. Оставшуюся воду Риган опрокинул на себя и, отшвырнув ведро, направился к ней. Она прижалась к стене и смотрела на него расширенными глазами. Сбросив бельё, он подошёл вплотную и, схватив её руки, прижал их к стене над головой.

— Ты же понимаешь, что сама напросилась, правда? — хриплым шепотом спросил Риган.

В ожидании ответа, он провёл языком по её шее вниз и прикусил кожу у основания, о чем давно мечтал. Теперь, когда у него развязаны руки, можно не сдерживаться.

— Правда? — повторил он свой вопрос.

— Да…я…да… — бессвязно пробормотала она.

Невозможно передать, как сильно её реакция отражалась на нём. До Айи он никогда не исследовал сокровенные женские местечки языком. А с ней он стал делать это регулярно, потому что это нравилось им обоим. Поэтому, он отпустил её руки и опустился на колени. Обхватив тонкую талию, он прошелся языком по её животу и уткнулся в него лицом. Айа запустила руки ему в волосы и заставила посмотреть вверх. Встретив её горячий взгляд, он спросил:

— Знаешь, что будет дальше?

Айа облизала губы и кивнула.

— Готова?

Снова кивок. Отлично, он — то давно готов. Закинув её ногу себе на плечо, Риган обхватил ладонями девичьи ягодицы и припал к нежной розовой плоти. Не прошло и трёх минут, как она начала содрогаться и выкрикивать его имя. Только в этот раз она не называла его «Упрямым ослом».

Ослабив хватку, он позволил ей скатиться по стене вниз. Когда это произошло, он обернул её ноги вокруг своей талии и нетерпеливо овладел женой. Поток острых ощущений вырвал стол сквозь сжатые зубы. Припечатав Айю к стене, он впился в её губы жадным поцелуем, потираясь языком о её язык. Наградой ему был сдавленный стон. Толстые деревянные стены митуги не пропускали ни единого звука, поэтому Риган посчитал нужным сказать:

— Что — то я не слышу тебя…

Для надёжности он качнул бёдрами и получил то, чего хотел. Когда Нокке стонала его имя, он в буквальном смысле сходил с ума. Сжав пальцами её бёдра, он начал неистово двигаться. Но его Королева сегодня была настроена решительно. Он понял это, когда маленькие белые зубки прикусили мочку его уха. Моментально взорвавшись, Риган даже не успел сообразить, как это произошло.

Когда сознание его прояснилось, он пробормотал ей в шею:

— Кажется, у Гулы скоро появится брат…

— Похоже на то… — отозвалась Айа и положила голову ему на плечо.

Обхватив руками обмякшее тело жены, Риган посадил её на скамью и еще раз тщательно намылил. Она спала на три четвёртых и даже не возражала, когда он вынес её из митуги завёрнутой в простыню. В доме стояла гробовая тишина, потому что все, включая Гулу, спали без задних ног. Опустив Айю на мягкую постель, он улёгся рядом. Он планировал спать на улице, но нет ни единого шанса на то, что он расстанется со своей женой этой ночью. Ноги его неудобно свисали с кровати, но ему было плевать. Обернув Айю своим телом, он крепко уснул.

Глава 10

Теплое щекочущее прикосновение к затылку разбудило Айю. Риган знает, что делать с её телом. Да он и разум её приручил. Улыбнувшись, она пробормотала:

— Разве уже утро?

— Нет. — ответил Король, чертя губами дорожку вдоль её плеча. — Но мне пора уходить.

Сон как рукой сняло.

— Куда? — спросила Айа и перекатилась на другой бок, чтобы видеть мужа.

Он сидел на краю постели, полностью готовый для похода. Часть волос была собрана в узел, вторая свободно лежала на широких плечах. На нём была рубашка и кожаный жилет. Из — за пояса торчал кинжал.

— Я должен найти Брана. Не знаю, сколько времени мне потребуется, но вы должны двигаться дальше. Я вас догоню.

— Почему ты не отправишь кого — нибудь вместо себя? — спросила Айа.

— Потому что, выследить Брана будет не так просто. Кроме меня это мог бы сделать только Мика. Но он должен всегда находиться рядом с тобой и Гулой.

— Зачем тебе Бран? Что — то произошло вчера?

— Может, поговорим, когда вернусь?

— Нет, сейчас.

Протянув руку, он нашел её лодыжку под одеялом и погладил. Нога моментально покрылась мурашками.

— У меня нет сомнений в том, что пожар, который чуть не погубил нас, возник не случайно. Я искал в этом ханаанский след, но все ещё хуже. Здесь повсюду огромные залежи металлической руды. Кто — то в Суссе решил, что ему эта руда нужна больше, чем Ору. Они хотели спугнуть нас, как видишь, всё вышло ровно наоборот.

— Неужели они надеялись, что никто не узнает? — удивилась Айа.

— Возможно, они надеялись на то, что Король отправится за грань, раньше положенного срока…

— О, не говори так! — воскликнула Айа. — Даже слышать такое не хочу.

— Ты ведь уже поняла, что меня не так просто убить…

Айа приняла вертикальное положение и обвила руками его шею. Он сразу же обнял её в ответ и притянул ближе. Уткнувшись носом ему в щеку, девушка тихо сказал:

— Если ты отправишься за грань раньше времени, я тебе никогда не прощу…

— Я уже давно объяснил Богам, что моя жена настоящая фурия.

— Я не против, если ты будешь прикрываться моим именем. — взглянув в его голубые глаза, Айа добавила. — Но я не шучу…если ты…если…

— Шшшш… — прошептал Риган и запечатал её губы своими. Соединив их лбы, он сказал. — Я должен идти. Боги свидетели, я бы остался с тобой, если бы мог.

— Будь осторожен.

— Я всегда осторожен.

— Я буду ждать тебя.

— Разумеется, будешь.

Предрассветную тишину нарушило покрехтывание и попискивание, доносящееся из — за стены.

— Давно пора… — улыбнувшись, сказал Риган и встал с постели.

Стараясь не шуметь, он прошел в соседнюю комнату, где спала Ванесса и Рун. Через секунду он вернулся оттуда с Гулой с на руках. Ему приходилось постоянно горбиться, чтобы не задеть головой потолок. Айа точно знала, что он провёл ночь с ней в одной постели. Оставалось только догадываться, как он умудрился в неё втиснуться.

— Моя Принцесса проголодалась… — поцеловав детский лобик, сказал Риган.

Айа вытянула руки и приняла у него дочь. Склонившись, Риган оставил поцелуй на макушке девушки и подхватил с пола небольшой походный рюкзак. Прежде чем выйти за дверь, он обернулся и сказал:

— Скоро увидимся.

— Да. — прошептала Айа.

Как только он покинул комнату, она мгновенно почувствовала себя одинокой и брошенной. Айа надеялась, что её супруг не догадывается о том, насколько сильно она от него зависит. Некоторые называют это «жить-без-него-не-может». Как будто день прошел зря, если она не получила от него ни одного указания.

— Я люблю твоего папочку больше всего на свете. — обратилась она к дочери. — Конечно же, после тебя. — спешно добавила Королева.

На Гулу это признание не произвело никакого впечатления, так как она уже открыла ротик, чтобы разразиться оглушительным рёвом. Предвидя это, Айа моментально высвободила грудь из — под простыни и сунула в рот малышке. Откинувшись на спинку кровати, она наблюдала за дочерью. Та жадно выкачивала из неё молоко, глядя на мать немигающим взглядом. Вспомнив о том, что произошло вчера, Айа прислушалась к внутренним ощущениям. Зная, как у них с Риганом хорошо получается делать наследников, она вполне может оказаться в положении. Конечно, Айа предпочла бы повременить с этим. Пока ей вполне хватает Гулы. Но Король так ответственно подходит к выполнению своего супружеского долга, что это был лишь вопрос времени.

Дверь тихо скрипнула, и в комнату вошёл Рун, потирая заспанные глаза. Не сказав ни слова, он забрался под одеяло и пробормотал:

— Я видел, как Риган ушел.

— Почему ты не спишь?

— Мне не нравится это место. Хочу поскорее уйти отсюда. — наблюдая за Гулой, ответил он.

— Всё равно, ещё слишком рано. Лучше поспи. — сказала она, потрепав его по белокурым волосам.

С каждым годом он все больше и больше становился похож на Энки. Вспомнив о старшем брате, она приуныла. Скорее бы его увидеть, больше года прошло с их последней встречи. Взглянув на дочь, она улыбнулась. Он будет шокирован, увидев этот огненно — красный вихор. Риган сказал, что таким образом проявились его капсикейские корни. Это уж точно были не её корни, у них в роду таких мастей не было. В любом случае, её малышка исключительная, как и её отец. Закончив кормить Гулу, Айа тоже задремала, пристроив дочь на груди. Девочка так быстро подрастала, что скоро ей будет трудновато держать её на руках.

Они покинули деревню спустя два часа. Люди смотрели на Королеву с благоговением, чего Айа решительно не могла понять. Если бы они не знали кто она такая, вряд ли удостоили бы взгляда. Во время своего путешествия по Ору она успела неплохо изучить людскую природу. Айа многое не рассказывала Королю о том путешествии, не желая вспоминать об этом. Говоря языком Ригана, она предпочитала смотреть вперед.

Ехать в усовершенствованной телеге было намного лучше, но все они мечтали поскорее добраться до города и пересесть в фургон. Когда жаркая и угнетающая пушта закончилась, они выдохнули с облегчением. Атмосфера заметно улучшилась, и у Руна развязался язык. Явный признак того, что он в прекрасном расположении духа. Подперев щёку рукой, он вёл одностороннюю беседу с Принцессой, совершенно не смущаясь того, что она ему не отвечает.

— Я сделаю тебе погремушку из маленьких человечков. — сообщил он, щекоча розовую щечку налитым колоском. Это не очень — то нравилось девочке и она уже начинала закипать. — Мне такую сделал мой брат Энки. Когда Энки тебя увидит, очень удивится. — добавил Рун, убирая колосок прочь, поскольку выражение лица Гулы приобрело опасную напряженность.

— Почему? — пряча улыбку, спросила Айа.

— Как почему? — искренне удивился мальчик. — Да ведь у неё на голове будто костёр развели!

Ванесса не выдержала и прыснула от смеха. Как и Мика, который ехал верхом рядом с ними.

— Просто она исключительная, да Гула — цветочек… — обратилась Айа к малютке, в очередной раз дивясь тому, как дочь Ригана на него похожа.

— Да… — согласился Рун, пряча глаза. — Можно мне подержать её?

— Конечно. — ответила Айа и помогла ему взять девочку.

Её ручки казались такими пухлыми по сравнению с костлявыми запястьями мальчика, что Айа снова улыбнулась. Энки в детстве тоже был похож на жердь. Зато сейчас выглядит, словно бетонная плита. Интересно, а каким младенцем был Король? Боги, если у неё родится мальчик, она это узнает. От этой мысли её рука самопроизвольно потянулась к животу. Этот жест и прилагающаяся к нему дурацкая улыбка не укрылись от Ванессы.

— Ох…кажется на подходе ещё один наследник? — очень тихо спросила она.

— Я…я ещё не знаю… — смутилась Айа.

От искренней улыбки Ван Айа сразу расслабилась.

— Поживём, увидим. — сказала Ванесса и сжала руку Королевы.

У Айи никогда не было подруг, но она была рада тому, что может назвать Ван своей таковой. Это искренняя, добрая и умная девушка. Айа надеялась, что они с Браном в конечном итоге найдут общий язык, потому что эти двое словно два кусочка единого целого. В жизни Ванессы недоставало легкомыслия и веселья, а Бран как раз тот, кто вытащит из дочери министра всех чертят наружу.

С течением дня окрестности приобретали более живописный вид. Редкие деревца постепенно превращались в рощи, а позже и вовсе стали единым лесным массивом. Тракт оживился, являя бесконечные встречные караваны. Айа испытывала непередаваемое облегчение от того, что никто не знал кто они такие. Здесь они были просто ещё одним караваном.

Город оказался не таким уж маленьким. Мощеные улицы, черепичные крыши и оживленная толкотня на въезде. Они разбили небольшой лагерь под стенами города, рядом с кучей таких же. Пока один из капитанов искал новый дорожный фургон, Айа в сопровождении Мики отправилась на базар. Мужчине это не пришлось по душе, но ей нужно было купить новую одежду и многомесячный запас пелёнок для Гулы. Ванесса предложила приглядеть за Принцессой и Руном, пока их не будет. Рун, разуется, тоже мечтал пойти, но Айа запретила, поскольку это была не развлекательная прогулка. Тем не менее, он всё равно надулся, отрицая все логичные доводы. Придётся задобрить его каким — то подарком. Это, всё ещё, действовало безотказно.

Когда плотный поток людей сомкнулся вокруг неё, Айа в очередной раз порадовалась тому, что Рун остался в лагере. Они бы точно потеряли его здесь и никогда не нашли. Её пинали локтями со всех сторон. Что же тут сегодня творится? Она задала этот вопрос одному из торговцев и узнала, что этот город вот — вот должен посетить Король. Сюда сегодня притащились даже хромые и убогие в надежде хоть одним глазком поглядеть на молодого Короля. Айа и сама бы не отказалась увидеть его, Бог знает, где его сейчас носит.

Она даже не пыталась торговаться, а хватала всё, что попадалась под руку, лишь бы поскорее закончить здесь и не нервировать Мику, который был чернее тучи. Когда он схватил её повыше локтя, Айа была не против, ведь она тоже не хотела теряться. Самостоятельно искать дорогу назад она будет очень долго. Покупки огромной стопкой вырастали на руках сопровождающего их солдата. Завидев впереди лавку с игрушками, она устремилась туда, в надежде отыскать что — нибудь для Руна. Но, неожиданно дорогу ей преградило огромное тело. Айа с размаху врезалась в этого человека, чуть не потеряв равновесие.

— Ох…прошу прощения. — сказала девушка куда — то в область груди незнакомца.

Он был необычайно высок и могуч, почти как Риган. Запрокинув голову, она поймала взгляд жгучих карих глаз, которые смотрели на неё с восхищение. Незнакомец слегка поддержал её за руки, и Айа попыталась высвободиться. Терпеть рядом мужчину таких размеров она могла только в том случае, если это был Риган.

— Не ушиблась? — низкий голос с хрипотцой коснулся её ушей.

Снова взглянув на мужчину, она отметила, что он очень хорош собой. Смуглый брюнет с острыми чертами лица. Короткие чёрные волосы топорщились ёжиком на макушке, щеки гладко выбриты, идеальные твёрдые губы растянулись в улыбке, открывая ровные белые зубы.

— Всё хорошо, спасибо. — ответила Айа и снова попыталась обойти его.

Где же Мика? Оглянувшись по сторонам, она нигде его не увидела. Руки незнакомца всё ещё лежали на её плечах, поэтому она вернула к ему внимание и сказала:

— Пожалуйста, отпустите.

Тот смотрел на неё сверху вниз, скользя взглядом от макушки до кончиков туфель. Усилив хватку, он ответил:

— Я тебя провожу. — и направился вперёд, таща Айю за собой.

В этот момент Айа начала серьёзно переживать. Упёршись ногами в мостовую, она завопила:

— Пустите меня!

Незнакомец лишь бросил на неё взгляд через плечо и продолжил путь, ломая все попытки сопротивление. Что же это происходит? Она уже совершенно не контролирует ситуацию.

— На помощь! — закричала она и схватила первого попавшегося прохожего. Тот отшатнулся, словно от чумы и Айа поняла почему. Похититель смерил его таким взглядом, что бедняга предпочёл бросить бедную девушку на произвол судьбы. Они свернули в один из проулков и людей значительно поубавилось. Айю накрыл леденящий ужас. Кажется, она только что попала в главный переплёт в своей жизни. Она почувствовала, что её буквально колотит и колени дрожат. Заметив это, незнакомец притормозил на минутку и взглянул на девушку. Видимо, все эти чувства отражались на её лице, потому что он погладил её по щеке и тихо сказал:

— Не бойся. Я не причиню тебе зла.

— Не трогайте меня… — хрипло сказала Айа.

Мужчина убрал руку.

— Я заметил тебя еще час назад. В жизни не видел девы прекраснее. Меня зовут Кир.

— Я должна вернуться… — сказала Айа.

— Мои ребята займут на время твоего провожатого. А мы спокойно поговорим.

— Нам не о чем говорить. — отрезала Айа. — Отпустите.

Игнорируя её слова, он потащил её вниз по улице, пока они не оказались на заднем дворе какой — то таверны.

— Нет. Я не пойду. Пустите! — Айа сопротивлялась, как могла, но у неё не было никаких шансов против этого великана.

Поднявшись вместе с ней на второй этаж, он втолкнул её в одну из комнат и прикрыл дверь. Наконец — то она оказалась свободна. Отскочив от мужчины, она отошла к противоположной стене и скрестила руки на груди. На самом деле, она просто пыталась унять дрожь. Никогда в жизни ей не было так страшно. Он уже не казался ей красивым, а был просто пугающим.

— Я же сказал, что не причиню тебе вреда. Просто хотел познакомиться. — сказал мужчина, пристально её разглядывая. Ему определённо нравилось то, что он видел, поскольку на лице его читался восторг. — Ты ещё прекраснее, чем мне казалось.

— Что вам нужно от меня? — дрожащим голосом спросила Айа.

Если он только прикоснётся к ней, она умрёт на месте.

— Я же сказал, хочу познакомиться. Не смотри так на меня. Не бойся. — тихо сказал он. — Неужели, я тебе не нравлюсь?

— У меня…у меня есть муж. — ответила девушка и показала ему своё запястье.

Нахмурившись, мужчина соображал несколько минут.

— Значит твой муж идиот. — наконец — то нашелся он. — Отпускать такую красавицу одну…

— Я была не одна!.. — воскликнула Айа.

— Не злись. Ты голодна?

Айа зажмурилась.

— Я должна вернуться к своей дочери. — отчеканила она, открыв глаза.

Мужчина стоял, уперев руки с бока, и пристально смотрел на неё. Он определённо был хорош собой, но её это никаким образом не касалось. На свете существовал лишь один мужчина, чьих прикосновении она жаждала. И волосы у него не чёрные, а пшеничные, словно поцелованные солнцем. И глаза у него голубые как небо, а руки самые нежные в мире…

— Наверняка, твоя дочь красавица. — заметил похититель.

— Да…копия отца. — ответила Айа.

Это замечание ему не понравилось.

— Слушай. Я не хочу давить…но ведь сама Кибела свела нас вместе в этот день. Никогда не думал, что с одного взгляда полюблю деву…

— Я же сказала, у меня есть муж! — перебила его Айа. — Найдите себе другую.

— А ты с характером, правда?

Айа стиснула зубы. Казалось, чтобы она не выкинула, глаза этого человека только ярче загораются.

— Вы тратите моё время…нам не о чем… — она умолкла на полуслове, поскольку мужчина направился к ней. Она сглотнула, ощутив горечь во рту. Он подошёл к ней вплотную и, склонив голову, нежно коснулся её губ своими. Айа отшатнулась, как ошпаренная.

— Не надо… — хрипло сказала она.

Видя, что она вот — вот разразится слезами, мужчина решил сбавить обороты.

— Ты не должна бояться. — повторил он свои слова, как какое — то заклинание. — Я пока оставлю тебя здесь. Меня ждут дела. Я велю принести тебе еду.

С этими словами он направился к двери и вышел из комнаты, после чего она услышала, как повернулся ключ в замке. Айа словно в трансе уставилась на дверь. Придя в себя, она бросившись вперёд и подёргала дверную ручку. Та не поддавалась.

Что же с ней не так? Почему…почему это происходит? Чем она разгневала Богов?! Опустившись на пол у двери, девушка разразилась слезами.

Она думала о том, кто же накормит её малышку. И о том, что подумает Риган, когда вернётся. О Мике, который наверняка разыскивает её по всему городу. И о том, что её здесь никогда не найдут. К тому времени, когда Король вернётся, с ней может произойти всё, что угодно.

Риган! Пожалуйста, найди меня…молила она своего супруга. Пожалуйста, любимый…

За окном давно стемнело, а Айа так и сидела на полу у двери. Она уже проверила это самое окно, рама была такой дебёлой, что Королева содрала руки в попытках открыть окно. Принесённый ужин так и стоял на столе. Поднос доставил неприятный тип преступной наружности. Войдя в комнату, он велел ей не делать глупостей. Она так и поступила.

Опустив голову на колени, Айа с ужасом думала о том, как её голодный ребёнок поднимает мёртвых из могил своим плачем. Может быть, они смогут накормить её козьим молоком…Что же ей делать? Нужно снова попытаться объяснить брюнету, что она нельзя просто так похищать чужих жен.

Ключ в замке повернулся. Айа подняла голову, чтобы увидеть, как в комнату входит её новый знакомец.

— Не нужно так убиваться. — печально сказал он. — Ты поймёшь, что мы созданы друг для друга…

Айа вскочила на ноги. Мужчина был весел и бросил ей ослепительную улыбку. В то время, как её грудь распирало от молока и оно уже проявилось на одежде. Её обуял дикий гнев. Из — за этого идиота она оказалась в самой жуткой ситуации за всю свою жизнь. Схватив стоящий на подносе кувшин, без объявления войны она запустила им в мужчину. Тот ловко увернулся и с восторгом сказал:

— Да ты настоящая фурия!

Не мешкая, Айа схватила тарелку с дичью и отправила её вслед за кувшином. И снова он увернулся. Схватив поднос, она замахнулась и попыталась огреть его им. Мужчина вскинул руки в защитном жесте и перехватил её запястья. Поднос с грохотом покатился по полу.

— Пусти! — завопила она и начала дико извиваться. — Не трогай меня!

— Боги! Да успокойся, а то поранишься! — воскликнул он.

Толкнув её на кровать, он навалился сверху и вдавил её руки в матрас, заведя за голову. Айа извивалась и орала во всё горло, пока не охрипла.

— Я не причиню тебе вреда… — все повторял мужчина.

Поняв, что это не срабатывает, он наклонил голову и прижался к её губам своими губами. Айа в бешенстве укусила инородную губу. Он взвыл и отстранился. И в этот момент Айа услышала оглушительный удар в дверь. Они оба в шоке повернули головы. Снова удар, и ещё один, а затем дверь слетела с петель. Вместе с ней в комнату ворвался Король.

Не может быть! Но как? Спасибо, Кибела!

— Риган… — одними губами сказала девушка.

Он выглядел дико. Волосы всклокочены, жилет, в котором она видела его на рассвете куда — то исчез. Вместо кинжала на поясе висел свёрнутый кнут. Его бешеный взгляд прошёлся по комнате и замер на кровати. Айа готова была поклясться, что видела, как глаза его застилает красная пелена. С диким рёвом он бросился вперёд, расталкивая попадающуюся под ноги мебель. Казалось, что под его тяжелыми шагами рухнет пол.

Похититель вскочил на ноги, но не успел сделать и двух шагов, когда Король врезался в него и сбил с ног. После этого, началось настоящее безумие. Айю так трясло, что она даже не могла принять вертикальное положение. Она слышала треск костей и проклятия, а в воздух то и дело вздымались кулаки. Потеряв контроль над своим разумом, душка начала содрогаться от рыданий. Это было совершенно выше её сил и рвалось изнутри. Пережитый за последние часы страх и невероятно появление Ригана, всё сплелось в один клубок. Ей хотелось, чтобы её муж немедленно оказался рядом и дал понять, что он настоящий.

Заметив движение, она повернула голову и увидела, как в комнату влетел Мика, а за ним несколько солдат. В два широких шага он оказался рядом с девушкой. Окинув её взглядом, он пробормотал:

— Слава Богам!

Он был вынужден отскочить в сторону, чтобы случайно не попасть под раздачу. Со своего места Айа видела, что Король уже сидел верхом на противнике и осыпал его голову сильнейшими ударами. Тот не сопротивлялся. Почувствовав, как к горлу подкатила желчь, Айа закрыла лицо руками и часто задышала. Выждав момент, Мика бросился вперёд и обхватил Ригана сзади со словами:

— Хвати! Ты его убьешь!

Спустя несколько бесконечных секунд до Короля дошёл смысл этих слов, и он остановил занесённую для удара руку. Айа боялась даже взглянуть на него, он был таким свирепым, она никогда такого не видела. Поднявшись на ноги, он подошёл к кровати и окинул её злым взглядом. Внутри у неё всё перевернулось. Разве она виновата в случившемся?

— Риган… — прошептала она.

Он лишь молча развернулся и вышел из комнаты, растолкав собравшихся в дверях солдат. Айа почувствовала, что зубы её начали стучат. Мика подошёл к ней и обнял за плечи.

— Что…что я сделала?.. — рыдала Айа у него на груди. — Почему?..

— Ты ничего не сделала. — утешал её Мика. — Ты ни в чём не виновата.

Но у неё было ощущение, словно она умирает изнутри. С пола донёсся стон и, несмотря ни на что, ей было жаль этого беднягу. Ведь он действительно не причинил ей вреда. Но в данный момент ей было решительно не до него. Её муж только что отвернулся от неё в самый неподходящий момент. Если он не вернётся сюда через пять минут, она никогда этого ему не простит.

Глава 11

Покинув деревню на рассвете, Риган направился на запад, осмотреть тот самый котлован и лагерь искателей. Отыскать их в степи было не сложно. Темнота скрыла его присутствие и позволила понаблюдать за ними. Он зафиксировал в памяти его местоположение и отметил, что процесс очень хорошо организован. «Королевские посланники» денег явно не жалели. Интересно, как они вывозят отсюда руду? Уж точно не по Большим воротам.

Порыв ветра донёс до него вой степного волка, разрушая предрассветную тишину. Харон занервничал, прядая ушами. Скоро солнце взойдет, и его могут увидеть. Потрепав жеребца по холке, он развернул его и направил в противоположную сторону, решив не удаляться от тракта больше чем на две лиги. Ему потребовалось два часа, чтобы выйти на след Брана. Он нашёл недавно потушенный костёр и следы. Значит он где — то поблизости. Друг вскоре отыскался. Притаившись в засаде, он чуть не снёс своему Королю голову. Увернувшись от рогаточного снаряда, Риган едва не свалился с лошади.

— Ты хоть смотришь, в кого целишься? — крикнул он пуште.

Не далее чем в десятке метров из колосьев поднялся Бран.

— Откуда ты взялся? — воскликнул он.

Игнорируя вопрос, Риган огляделся.

— Где Жасмин? — спросил он, имея ввиду великолепную кобылу друга.

— В надёжном месте. — ответил тот и усмехнулся.

— Тогда тащи её сюда. Мы уходим.

По пути к городу Риган описал ситуацию. Бран был раздосадован тем, что сам не наткнулся на лагерь искателей и серьёзно задумался о компетенции своих информаторов. Как могла укрыться от их вездесущего нюха такая скандальная история. На их месте, он бы удавился, заверил друг.

— Я выверну Дворец и город наизнанку. — спустя две лиги сказал он.

— Именно это мне и нужно. — кивнул Риган. — У тебя много времени. Я вернусь с границы не раньше, чем через месяц.

Теперь, когда Айа с ним, спешить некуда.

— Только подумать, эти кретины могли всех нас убить. — сокрушался Бран.

— Не уверен, что это было их целью.

— Это меня и пугает. Они полные дилетанты, поэтому не предсказуемы в своей глупости.

— Добудь мне информацию.

— Я всё сделаю, не сомневайся. Я бы хотел сначала заехать в лагерь. — бросил Бран.

— Зачем?.. — удивился было Риган, но потом сообразил, сопроводив догадку сочувствующим взглядом.

Вообще — то, это была привилегия Брана — кривляться и театральничать. Но, в последнее время Король замечал за собой некоторое легкомыслие.

— Не нужно так смотреть на меня. — буркнул друг. — Ты вёл себя ничуть не лучше. Улыбался как полоумный и витал в облаках. Да и сейчас тоже.

Наверное, он прав. Почему ему никто не рассказывал о том, как крепки бывают женские путы? Они мягкие и нежные, но из них не вырваться без потерь. А если уж говорить о нём, то он даже пытаться не собирался. А зачем? Это самое уютное место на свете.

— Я тебя не осуждаю. — снизошёл он до ответа.

— Спасибо, Мой Влюблённый Король. — скалясь, ответил тот.

— Не перегибай. — предупредил Риган.

В общей сложности он отсутствовал не более шести часов. Каково же было его удивление, когда вместо хорошо организованного лагеря, их встретили заплаканная Ванесса и испуганный Рун. Оставшаяся с ними горстка солдат прятала глаза, опасаясь королевского гнева. Риган сразу понял, его жена опять куда — то вляпалась. Когда же он узнал о том, что его Королеву похитили, чуть не придушил молодого капитана.

— Что значит похитили, во имя всех Богов?! — орал он и тряс офицера.

Рун и Ванесса глядели на него во все глаза и жались друг к другу. А они чего ожидали, проклятое проклятье?! Что он спокойно выслушает подобные новости и поблагодарит вестника? Бран положил руки на его плечи и серьёзно сказал:

— Пусти его, Риган.

Отшвырнув капитана, он схватил за грудки Брана и угрожающе сказал:

— Не говори, что мне делать, ясно тебе?!

Бран не сопротивлялся и не пытался шутить. Это хорошо.

— Как скажешь. — ответил он.

— Я хочу свою жену назад. — прорычал Риган.

— Мы найдём её, если ты нас всех не поубиваешь.

Выпустив куртку Брана Риган отступил на пару шагов. Он не очень хорошо сейчас соображал, в голове крутились разные ужасные мысли. Отвернувшись, он уставился на городские стены и провёл ладонью по лицу. Эта женщина сведёт его в могилу раньше времени.

— Ты ведь найдёшь её? — пропищал Рун.

Обернувшись к нему, Риган ответил:

— Я её найду.

Живой и невредимой, хотелось добавить ему. Но ведь он не всесилен. Он всего лишь человек. Сглотнув ком в горле, Риган обратился к Ванессе:

— Где моя дочь?

— Она…я… — взволнованно залепетала Ван.

— Так где? — гаркнул Король.

Обычно она была не робкого десятка, но сегодня явно струхнула. Бран тоже это заметил, и тут же оказался рядом с девушкой. Боги, только этих романтических представлений ему не хватало.

— Ты что, оглохла? — процедил он.

— Риган, полегче… — напряженно сказал Бран.

— Я отдала её кормилице. — наконец — то ответила та, толи подобрав аристократическое достоинство, толи вдохновившись поддержкой своего цепного пса.

Риган сделал глубокий вдох. Хорошо. Одной проблемой меньше.

— Присмотришь за ней и Руном. Мы уходим.

— Разумеется. — чопорно ответила девушка.

— И спасибо. — буркнул Король, вскочив в седло.

В течение часа вся городская рать обыскивала улицы. По словам Мики, они делали покупки, когда трое незнакомцев отрезали его от Айи. Он отбился от них за несколько минут, но, девушки уже нигде не было. Мотивы этого наглого похищения были совершенно не ясны. Они провели в этом городе совсем мало времени, вряд ли кто — то мог узнать в Айе Королеву. К тому же, она была одета как крестьянка. Но, нельзя забывать, что даже в грубой рубахе она прекрасна, словно свежий морской ветерок. Его белокурая изящная жена. Любой идиот это поймет, стоит лишь немного присмотреться. Он найдёт её. Если потребуется, разберёт этот город по камушку.

Потакая своему внутреннему «я», Риган съездил Мике по лицу, предварительно выслушав его историю. Нужно отдать войну должное, он вошёл в положение и не держал обиды. Город был полностью оцеплен, страже отдан приказ опросить каждого жителя. Кто — то должен был видеть её. Слава Богам, такой человек нашёлся. Риган бы и ему навалял тумаков, да Бран удержал его от этого, ибо такого доходягу его удар мог лишить жизни. Риган понимал, что становится совершенно неуправляемым. День близился к закату, а они ещё не нашли ни одной зацепки. К счастью, доходяга рассказал, что видел, как здоровенный брюнет тащил по улице высокую женщину с волосами как лён. У Ригана внутри всё похолодело…Боги, если ублюдок причинит Нокке вред, он разорвёт его голыми руками. Хотя он в любом случае разорвёт. Только бы найти её целой и невредимой.

Он метался по городу как раненый зверь, срывая злость на всех, кто попадался под руку. Наконец — то, Бран принёс хорошие новости. Капитан городской стражи определил по описанию личность похитителя. Ригана совершенно не интересовала его личность, он лишь хотел поскорее найти Айю. Дальнейшие поиски были делом техники. Как оказалось, после похищения мужчина, как ни в чём не бывало, занялся делами, и был замечен на городской площади. Оправдать такую халатность можно было лишь тем, что он понятия не имел, кого похитил. Стража проследила его обратный путь прямо до таверны, после чего они все отправились туда.

Всё, что происходило после, было как в тумане. Старая таверна на окраине, перепуганный трактирщик, лестница на второй этаж, крики Брана за спиной, дубовая дверь…и Нокке распростёртая под другим мужчиной. Он слышал о боевом безумии, но сам с ним не сталкивался. До этого дня.

Риган покинул комнату, поскольку ему нужно было на воздух. Выйдя на задний двор таверны, он положил руки на бёдра и запрокинул голову. Сделав несколько больших глотков ночного воздуха, он почувствовал, как мысли его проясняются.

Двор был полон солдат, которых он позаимствовал у городского гарнизона для поисков Королевы. Это было несколько часов назад, а казалось, будто целая вечность прошла. Всё, что произошло сегодня, было похоже на сон сумасшедшего.

Посмотрев на свои окровавленные руки, он поморщился. Это была не его кровь. Возможно, он убил того ублюдка. Риган плохо помнил последние десять минут своей жизни. Сейчас, когда пелена перед глазами спала, он вспомнил заплаканные карие глаза и бледное, измученное лицо. О нет…

Нокке!

Сорвавшись с места, он помчался назад. Когда он появился в коридоре второго этажа, солдаты как по команде прижались к стене, пропуская Короля. В три шага преодолев коридор, он вошёл в комнату. Внутри был настоящий погром. Переломанная мебель и трещины в стенах. Неужели это его рук дело? Айа сидела на кровати и содрогалась в рыданиях на груди Мики, который тактично поглаживал её по спине. Увидев его, воин отстранился от девушки и встал. Наверное, опасаясь, что Риган вышвырнет его в окно. Незадачливый похититель лежал на полу в луже крови.

— Все вон. — осипшим голосом приказал Король.

Солдаты гурьбой устремились к двери, прихватив с собой раненного. Но Риган смотрел только на Айю. Обхватив себя руками, она тихо всхлипывала. Такая одинокая и растрепанная. Но она не одна. У неё есть он. Осторожно, чтобы не пугать девушку он приблизился и опустился на колени рядом с кроватью.

— Я не виновата… — тихо сказала она, глядя прямо перед собой и раскачиваясь из стороны в сторону. — Не виновата…

— Конечно, не виновата. — осторожно согласился он. Кажется, у неё шок. Боги, его сейчас стошнит. — Айа, любимая, посмотри на меня. — очень нежно сказал он.

Невыносимо медленно она перевела на него настороженный взгляд. Только не это. Положив руки ей на плечи, он сказал:

— Прости меня. Я был не в себе.

Айа смотрела на него немигающим взглядом.

— Простишь? — спросил он.

Она утвердительно качнула головой.

— Тогда иди ко мне… — прошептал он, заставив себя сидеть не двигаясь.

Айа внимательно всмотрелась в него, будто желая убедиться в том, что это именно он, а не кто — то другой, после чего осторожно подалась вперёд и обвила его шею руками. Риган медленно сомкнул объятья на её спине и прижал к себе теснее, так, чтобы чувствовать Нокке каждым кусочком тела. Его нос наполнил любимый аромат, вперемешку с запахом травяного мыла.

— Вот так. Вот так, любимая.

Спустя мгновение тело её начало расслабляться, а всхлипывания почти прекратились. Риган зажмурился и прошёлся губами по её виску, до последнего не решаясь задать мучающий его вопрос.

— Он ничего мне не сделал… — тихо сказала Айа, упрощая ему задачу.

Слава Богам и всем четырём стихиям. Если бы…если бы он посмел прикоснуться к ней, Риган бы намотал его кишки на колесо телеги…он бы скормил его мужское достоинство степным шакалам, а мозги…

— Пожалуйста, не убивай его. — сказала его жена.

Риган весь напрягся. Это ещё почему?

— Это ещё почему? — резко спросил он.

Айа отстранилась и заглянула ему в глаза.

— Он не причинил мне вреда. Знаешь, кажется, он просто идиот… — ответила она.

— Может, он тебе симпатичен?! — рыкнул Риган.

— Не будь дураком! — воскликнула Айа, сверкая карими глазами.

— Не смей так разговаривать со мной. — холодно сказал он.

Айа сжала губы в тонкую линию и попыталась отстраниться. Риган, разумеется, ей не позволил. Он готов ругаться с ней хоть до утра, но она должна находиться прямо у него в руках.

— Отпусти меня. — процедила она. — Иди и поищи свои манеры.

— Это ты оскорбила меня.

— Ты оскорбил первым.

Обхватив её голову руками, он прислонился своим лбом к её лбу, и спросил:

— Почему ты не можешь просто подчиниться мне?

— Я всегда подчиняюсь тебе…

— Не правда. Ты всегда перечишь…

— Только когда ты ведёшь себя как…

— …упрямый осел.

Закончив за девушку фразу, Риган набросился на её губы. Мягкие, любимые. Королева в долгу не осталась и пустила его внутрь, обласкав своим языком. Демонстрация покорности. Хитрая, коварная бестия. Невероятное облегчение навалилось на него, как лавина, от осознания того, что он выиграл этот бой у судьбы. Она снова с ним и теперь он привяжет её к себе верёвкой, как какую — нибудь козу или корову. Когда его рука опустилась на грудь девушки, она пискнула и отстранилась.

— Ох…кажется, мне нужно срочно покормить Гулу. — простонала она.

Подхватив её на руки, Риган широкими шагами направился к выходу.

— Мы ещё не закончили это разговор. — твёрдо сказал он.

— Разумеется… — устало сказала Айа, уткнувшись носом в его шею.

Глава 12

В довершение всего, этот ужасный день закончился небывалой грозой. Грохот стоял такой, словно Хаддат, Бог бури и грома, взбалтывал небеса собственными руками. Айа вспомнила ту ночь, когда впервые повстречала Ригана. Неужели это было всего год назад? Всего год назад она не знала, что в её жизни появится Риган и маленькая рыжеволосая девочка. Вздохнув, она огляделась. Айа находилась в доме главы города. В огромном двухуровневом особняке с колоннами и мраморными полами. Роскошь этого места поражала, хозяин точно денег не считал. Она решила, что раз ничего не знает об этом человеке, то не вправе и судить его. Когда она путешествовала по Ору, много раз видела подобные дома, и всегда задавалась вопросом, кто же в них живёт? В Ханаане такую роскошь можно увидеть разве что в столице, и всё это принадлежало Атгарвалу. Так называли своё общество жрецы Баала, которые правили на её родине более полувека. Теперь же там новая власть, которую представляет её брат Энки. Их с братом жребий не мог быть более неожиданным. Боги забавляются с людьми, словно с куклами. Перемешивают судьбы и дороги, как им захочется. Когда имеешь что — то столь ценное как она — любовь и дом, начинаешь бояться их шуток.

Сегодняшнюю ночь они проведут в этом дом. Она ещё не видела самого хозяина, но успела познакомиться с его супругой. Расхаживая по комнате, Айа думала о том, что совершенно не умеет давать отпор подобным людям. В улыбке женщины было столько фальши, словно сам рогатый Балу решил состроить из себя весельчака. Она прошлась по ней таким взглядом, что Айа всё о себе поняла. Видимо, она не производит должного королевского эффекта, вот если бы на её месте была Ван…или Риган. О Боги, если бы эта ведьма посмела так взглянуть на Короля, проглотила бы своё высокомерие вместе с обеденной ложкой.

Риган доставил её в этот огромный каменный особняк и оставил на попечение хозяйки, заверив, что вернётся через час. Также, он совершенно серьёзно попросил её пойти в отведённую им комнату и не выходить оттуда до его возвращения. Возможно, в другой ситуации она бы поспорила, но сегодня с неё и правда было достаточно приключений. Айа с нетерпением отсчитывала минуты, поскольку Риган должен был привезти сюда её скромную королевскую свиту, включающую Гулу, Руна и Ванессу. Она не знала, где находился Мика, но не отказалась бы сейчас от его компании.

Для королевской четы выделили огромные апартаменты на втором этаже, с широким каменным балконом и кроватью, размером с ту пуштенскую деревеньку, в которой они останавливались на ночлег. Айе здесь было ужасно неуютно. Её не покидало ощущение, будто за ней постоянно кто — то наблюдает. Стоя в центре огромной комнаты, она оглянулась по сторонам и передёрнула плечами. В широкую балконную дверь ударил порыв ветра вперемешку с дождём, а через секунду уши заложило от громового раската. Скорее бы вернулся её муж, находиться в этом месте одной с каждой минутой становилось всё невыносимее. Когда Риган заходил в какое — нибудь помещение, оно моментально терялось на его фоне, словно он подстраивал его под себя. Он и этот дом приручит, думала Айа.

Она была ужасно голодна, но лучше умереть с голоду, чем ещё раз встретиться со здешней хозяйкой. Никто не может запретить Айе игнорировать её до самого отъезда. Она даже не потрудилась прислать к ней слугу, чтобы справиться о королевских нуждах. Подойдя к зеркалу, Айа осмотрела себя. Боги, вид просто ужасный. Она не тянет даже на служанку служанки королевы. Взяв одну из свечей, которые когортой выстроившихся на каминной полке, она направилась в комнату, которая должна была оказаться купальней. Так и было. Глубокая мраморная чаша манила к себе, но Айа ни за что не станет раздеваться в этом холодном негостеприимном доме.

Пустив тёплую воду, она тщательно умылась и кое — как почистила одежду. Конечно, это не сильно исправило ситуацию, но, по крайней мере, она избавилась от молочного пятна на груди. Если она в ближайшее время не накормит свою дочь, то просто зальёт весь особняк молоком. Наверняка, такие особы, как эта женщина, считают, будто дети вскармливаются сами собой. Откуда в её мыслях вновь появилась эта ведьма? Вздохнув, Айа была вынуждена признать, что поведение хозяйки задело ей гораздо сильнее, чем она думала.

Погрузившись в свои мысли, она распустила волосы и взяла в руки лежащую на мраморной полке щётку для волос. Изящная и очень красивая вещица. Твёрдая часть была выполнена из чистейшего янтаря и светилась как солнце, пропуская сквозь себя свет одинокой свечи. Наверное, она слишком призадумалась, поскольку выронила щётку из рук, когда дверь в купальню резко распахнулась.

Это был насквозь промокший Риган. Эффект от его появления усилила вспышка молнии и раскат грома. Прижав руку к груди, Айа осмотрела его с ног до головы — волосы прилипли ко лбу, влажная рубашка очертила каждую впадинку на литой груди и рельефном мощном животе. Заслонив собой дверной проём, он хмуро сказал:

— Я уж подумал, тебя эльфы утащили.

— Да… — невпопад ответила Айа, пройдясь взглядом по могучим длинным ногам, упакованным в чёрные кожаные брюки.

Риган удивлённо поднял брови. Прикрыв за собой дверь, он вошел в комнату.

Глядя на то, как движутся мышцы под мокрой одеждой, Айа затрепетала. Неужели всю эту природную мощь возможно приручить? Она точно знала, что возможно. И знала не один способ, как это сделать. Пока она пялилась на него, поощряя разливающийся внизу живота жар, он подошел ближе и опустился на корточки. Подняв с пола янтарную щётку, мужчина повертел её в руках и сказал, глядя на неё снизу вверх:

— Я куплю тебе дюжину таких, если только ты накормишь нашу дочь.

В подтверждение его слов из — за двери донёсся душераздирающий детский плач. Разум её бил в колокола и требовал немедленно отправиться к Принцессе, но, вместо этого она направилась к её отцу. После всего, что случилось с ней сегодня, ей нужна была его сила и страсть. Его запах и его тело поверх её тела. Но прямо в эту секунду ей нужен был вкус его губ. Оказавшись рядом с Риганом, она обхватила руками его плечи и набросилась на суровый королевский рот. От неожиданности мужчина повалился на спину, Айа же мгновенно оседлала его бёдра.

— Что ты вытворяешь? — хрипло спросил Король, положив ладони ей на ягодицы.

Игнорируя вопрос, Айа припала нежным поцелуем к его шее, вдыхая любимый мужской запах. Она с ума сходила от этого запаха, терпкого и родного. Он оставался на его одежде и на его подушке, он навсегда засел в её голове. Проведя языком по солоноватой коже, она с наслаждением прикусила её. Литые мышцы под ладонями пришли в движение. Схватив девушку за плечи, Риган отстранил её от себя и просипел:

— С ума сошла? Там в комнате вся честная компания…

— Риган, пожалуйста… — прошептала она, пробравшись руками под мокрую рубашку. Почувствовав, как дрогнул его живот под её пальцами, она победно улыбнулась.

Взгляд Короля метнулся к двери, затем вернулся к ней. Заметно расслабившись, он прижал её разведённые бёдра к своему паху, давай понять, что готов дать ей то, чего она просит.

— Дверь не заперта. — сообщил он и замер, в ожидании её реакции.

Айа сглотнула. Из — за двери доносились голоса, в том числе, что — то тараторил Рун. Страх быть пойманной возымел совершенно невероятный эффект. Под почерневшим взглядом Короля, Айа медленно прошлась пальцами по дорожке пшеничных волосков, спускающихся за пояс его брюк. Мужчина заёрзал под ней. Добравшись до пояса, она расстегнула его и облизнула губы, глядя на символ его капитуляции. Риган по природе своей предпочитал главенствовать, но, иногда, позволял ей немного покомандовать. Вот как сейчас. Айа была уверена, что он хотел всего происходящего не меньше неё, но решил немного помучить девушку. Наверняка, он до сих пор не верит, что она это сделает. Она никогда не позволяла себе ничего подобного. Оказывается, они оба плохо её знали?

Слегка оторвав голову от пола, мужчина следил за каждым её движением горящими глазами. Айа знала этот взгляд. Он означал, что в эту секунду Король Ора принадлежит только ей. Подтянув юбку, она привстала и опустилась на его возбуждённую плоть. Оба они тяжело выдохнули. Руки на её бёдрах напряглись, но не пытались задавать темп. Это был невероятно интимный момент, принадлежащий только им двоим. Положив руки ему на грудь, она начала медленно раскачиваться. Лицо Ригна исказилось от наслаждения, на лбу проступили капельки пота. Для Айи не было ничего более возбуждающего, чем видеть, как её супруг теряет контроль. Немного изменив угол их соединения, она поймала восхитительное трение прямо там, где больше всего хотела. Ригану этот ход тоже пришёлся по душе, поскольку он зажмурился и сжал зубы. Внизу живота зародился взрыв, осталось совсем чуть — чуть. Айа пролепетала:

— Риган, я уже…я…

— Знаю… — выдохнул он и, крепко обхватив её талию руками, привёл в движение свои бёдра.

Они достигли разрядки одновременно, содрогаясь и пытаясь сдержать стоны. Кажется, перспектива повременить с беременностью становилась всё более призрачной. Айа рухнула на грудь Ригана чтобы дождаться, пока мир перестанет вращаться и жестокая реальность навалится со всех сторон.

«О нет» — пронеслось у неё в голове. Как же она выйдет отсюда? От неё наверняка за версту несёт их с Риганом бурным воссоединением…Почувствовав на спине тёплую ладонь Короля она подняла голову и взглянула ему в глаза. В них плясали смешинки.

— Ах, тебе весело?! — нахмурившись, спросила девушка и приняла вертикальное положение.

— Немного. — честно ответил Риган.

— Я должна немедленно идти к Гуле. — буркнула Айа и попыталась встать.

Руки Ригана напряглись на её талии, удерживая на месте. Она удивлённо взглянула на мужа, ожидая объяснений.

— Я чуть с ума не сошёл, разыскивая тебя. — серьёзно сказал он.

Находясь в его объятиях, она уже почти позабыла о случившемся.

— Я…я знала, что ты найдёшь меня. — ответила девушка, начертив пальчиком крест в области его сердца. — Ты всегда найдёшь меня…

— Айа… — прикрыв глаза, сказала Король. — Я ведь не Бог…я не всесилен.

— Я знаю…я…

Их прервало деликатное постукивание в дверь. Айа встрепенулась и с ужасом взглянула на Ригана, который продолжал лежать на полу, чувствуя себя совершенно комфортно.

— Кто там… — прокашлявшись, ответила Айа.

— Я тут подумал… — раздался из — за двери голос Брана. — Может, вы не знаете, но ваша дочь своим ором разбудила самого Хаддата.

— Ох…я…я сейчас… — крикнула Айа. — Только закончу…перевязывать руку Ригана… — выпалила она и скривила губы в гримасе, означающей «Боги, что я несу?..».

Уголок губ Короля пополз вверх.

— Ага. Ну…ты бы поторопилась. — ответил Бран.

— Одну минуту! — крикнула Айа и встала на ноги.

Пока она спешно умывалась и приглаживала волосы, Риган лениво застегнул брюки и поднялся с пола. Остановившись позади неё, он поймал её взгляд в зеркале и мягко сказал:

— Я люблю тебя, Нокке.

Лицо Айа озарила счастливая улыбка. Развернувшись к нему лицом, она привстала на носочки и положила руки на его широкие плечи. Чмокнув Короля в кончик носа, она звонко сказала:

— Ага. И я тебя.

Не теряя времени, девушка бросилась прочь из купальни, дабы спасти свою дочь от голода и свою грудь от катастрофы. Оказавшись в комнате, она сразу же увидела Ванессу, которая качала Гулу на руках. Пряча глаза, Айа пролепетала:

— Ван! Я не знаю, как благодарить тебя!

— Моя Королева! — воскликнула девушка. — Мы так волновались!

Встретившись на середине комнаты, они обменялись улыбками и Айа забрала у неё дочь. Девочка практически выворачивалась наизнанку и издавала такие громкие звуки, что у Айи все внутренности завибрировали. «Твоей матери нет прощения, моя бедная малышка…» — корила себя Королева, поцеловав девочку в лобик. Отвернувшись к стене, она приладила её к своей груди. Из — за спины вынырнул Рун и обхватил девушку за талию.

— Я тоже хотел отправиться на поиски. Но Бран велел присматривать за Гулой. — затараторил он, уткнувшись лицом ей в живот. — А я знал, что Риган тебя найдёт. Он так и сказал мне «Я найду её». Пожалуйста, можно мне сегодня спать с тобой? — с надеждой спросил он.

Перехватив Гулу поудобнее, она погладила брата по голове. В этот момент из купальни медленно вышел Риган. Он был обнажен до пояса, на шее висело полотенце. Повернув голову так, чтобы было удобнее за ним наблюдать, она обратилась к Руну:

— Ты можешь спасть со мной. Но ты знаешь, что должен перед этим сделать…

Непередаваемое страдание отразилось на лице мальчика.

— Речь ведь идёт об умывании? — на всякий случай уточнила Ванесса.

Увидев полуобнажённого Короля, она смутилась и отвела глаза.

— Вам девицам не понять, какое это унижение для мужчины… — отозвался Бран.

Всё это время он стоял у входа, опершись на стену и скрестив руки на груди. Взглянув на него, Ванесса насмешливо спросила:

— Надеюсь, вы смогли это перерасти?

— Смог. — серьёзно ответил тот, глядя девушке в глаза.

— Я пожалуй пойду…день был ужасно длинным. — прокашлявшись, сказала Ванесса.

— Я провожу. — встрепенулся Бран. — Тут такие коридоры, можно и заблудиться.

Опустив глаза, она еле заметно кивнула. Бран же галантно предложил ей свой локоть.

— Бран. — подал голос Король. — Нам нужно поговорить.

— Я скоро вернусь. — пообещал тот и исчез за дверью вместе с Ванессой.

Рун поплёлся в купальню, готовить себя ко сну. Когда он проходил мимо Ригана, тот потрепал его по волосам и сказал:

— Спасибо за то, что присмотрел за Гулой.

Мальчик мгновенно приободрился, почувствовав свою значимость.

— Нет проблем. — серьёзно ответил он, использую одну из фраз, которую услышал, таскаясь за Браном среди солдат.

Когда он скрылся в купальне, Айа сказала:

— Вчера он назвал гороховую похлёбку «забористой»…

Риган улыбнулся и подошёл к огромной стопке вещей, возникшей откуда — то на кровати.

— Это твои покупки. — пояснил он, и зарылся в ворох вещей руками, пытаясь что — то отыскать.

От этой новости у неё потеплело на душе. Мика…у неё самый заботливый телохранитель на свете. Глядя на эту вещевую гору, можно подумать, что всё произошедшее ей просто приснилось. Она так и не купила подарок для Руна…

Наблюдая за Риганом, она тихо сказала:

— Я не надеялась увидеть их…

Риган отвлёкся на мгновение и взглянул на неё. В глубине голубых глаз Айа уловила напряжение и тут же пожалела о своих словах. Нужно оставить события этого дня в прошлом и никогда не вспоминать. Скользнув взглядом по её груди, Риган снова вернулся к своему занятию и тихо сказал:

— Тебе нужно переодеться.

Наконец- то он нашёл то, что искал. Этой вещью оказалась тонкая шёлковая сорочка на бретелях. Айа почувствовала, что краснеет.

— Не помню, чтобы я покупала её… — сказала она, пряча глаза.

— Наверняка ошибка. Трудно представить, что ты могла купить в дорогу что — то столь непрактичное. — серьёзно заметил Риган.

— Да…я бы не стала этого делать…

— В противном случае, я бы решил, что ты собиралась сделать мне подарок. — вкрадчиво сказала он. Затем добавил, понизив голос. — Например, одеть это и позволить мне…

— Риган… — прервала его Айа, с опаской косясь на приоткрытую дверь купальни. Услыхав плеск воды, она снова взглянула на мужа.

— Я, пожалуй, пока оставлю её у себя. — сказал тот и сжал шёлковую ткань в кулаке.

Айа не успела разгадать его замысла, так как Рун наконец — то покончил с ненавистными водными процедурами и появился в комнате. Протопав мимо, он направился прямо к прикроватному ящику, на котором стоял поднос, набитый едой. Взяв кусок яблочного пирога, он жадно отхватил больше половины и начал жевать, подталкивая пальцами торчащий изо рта край.

Айа покачала головой. Ванесса пришла бы в ужас от такого дикарства. Взглянув на еду, она почувствовала, что ужасно голодна. В ответ на эти мысли желудок её издал громкое ворчание.

— Тебя что, не накормили? — нахмурился Риган.

Переместив дочь к другой груди, она поднесла к губам маленькую ручку и поцеловала её.

— Я…не хотела… — уклончиво ответила Айа.

Мужчина подошёл к ним и взглянул на малышку из — за её плеча. Увидев его, девочка потянула к отцу свою пухлую ручонку, шевеля пальчиками. Риган обвил талию Айи руками, прижимая девушку к своей груди. Потершись носом у неё за ушком, он тихо спросил:

— Эта мегера обидела тебя?

Поняв, о какой мегере идёт речь, девушка сказала:

— Нет…она…я не знаю…

— Я разберусь. — заверил Риган.

— Ох, не стоит… — воспротивилась Айа и посмотрела на Короля.

Вглядевшись в его лицо, она поняла, что он очень устал. Под глазами проявилась синева, говорящая о том, что Королям тоже нужен отдых. Айа почувствовала себя очень виноватой. Ведь это из — за неё он целый день носился по городу словно оголтелый.

— Я должна сама поставить её на место. А тебе нужно отдохнуть. — мягко заметила она.

Риган кивнул и убрал руки.

Тихий стук в дверь прервал их. Это был Бран. Риган кивнул другу и обратился к Айе:

— Поешь как следует и ложись спать.

— Ты можешь не командовать хотя бы пять минут? — улыбнувшись, спросила она.

Лицо Ригана осталось совершенно серьёзным. Улыбка на лице девушки увяла.

— Что — то случилось? — спросила Айа.

— Да, случилось. — сурово ответил Король. — Мою жену чуть не украл какой — то торговец пушниной.

— Риган…

— Поешь и ложись спать. — повторил он свою команду, после чего развернулся и вышел из комнаты.

Айа ошарашено смотрела на дверь. Что это такое было? Что за невозможный человек? В раздражении она топнула ногой. Рун меж тем в точности выполнил королевскую волю — съел половину пирога и забрался в постель, где спокойно посапывал, развалившись на горе подушек. Взглянув на дочь, она обнаружила то же самое. Девочка смежила веки и приоткрыла ротик во сне. Маленькая копия своего отца в кое — то веки проявила послушание.

Из — за двери доносились приглушённые мужские голоса. Айа была уверена, что приступ сердитости Ригана не связан с её похищением. Он что — то скрывает от неё. К сожалению, нет никакой возможности вытащить из него правду, пока он сам не захочет ею поделиться. Осторожно положив малышку на кровать рядом с Руном, она достала из разворошенной кучи вещей ночную рубашку и окинула её взглядом на вытянутых руках. Длиной до самых пят, а ворот такой глухой, что можно удавиться. Наверняка, именно в таких ночных рубашках почует хозяйка особняка, подумала Айа.

Быстро обмывшись, она натянула безразмерную рубашку и юркнула под одеяло, прихватив добрый кусок козьего сыра. Рун спал, распластавшись на животе. Гула тихонько посапывала, повернув к ней головку. Медленно жуя, Айа думала о том, что ей никогда не стать образцом хороших манер. А ещё о том, до чего же она красивая, её дочь. Крошечные черты лица были знакомы девушке во всех мельчайших подробностях. Прямой носик и рыжие бровки, круглая родинка на виске и маленькие цепкие пальчики…Дверь в комнату открылась, пропуская Короля. Айа не стала оборачиваться, решив, что не мешало бы обидеться на его грубое поведение. Затушив большую часть свечей, он оставил в комнате уютный полумрак. На фоне бури, разразившейся за окном, здесь было очень даже уютно. Она слышала, как он сбросил сапоги и брюки. Матрас прогнулся под тяжестью его тела, а затем девушка почувствовало его сильное тёплое тело у себя за спиной. Твердокаменная рука обвила её талию, а лицо Короля уткнулось ей в шею. Против воли по телу Айи разлилась истома, сопровождаемая покалыванием в позвоночнике. Как же хорошо.

— Риган… — тихо позвала она.

— Ммм… — отозвался он.

— Что будет с тем человеком?.. — шепотом спросила она, имея ввиду своего похитителя.

Несмотря на весь ужас, который он заставил её пережить, Айа считала смерть чрезмерным наказанием для него. Возможно, она недооценивает свою значимость? Может именно это увидела в ней хозяйка особняка? В любом случае, она была уверена в том, что мужчина должен жить, а она самоутвердится за счёт кого — нибудь другого.

— Ничего с ним не будет. — ответил Риган.

— Что значит ничего?

Тяжко вздохнув, он сказал:

— Ничего, значит ничего! Если выживет, пусть катится, куда хочет. А теперь спи.

Айа улыбнулась. Опустив руку, она переплела их пальцы и прошептала:

— Спасибо.

Глава 13

Риган проснулся на рассвете. Спал он от силы четыре часа, причем не самым сладким сном. Тревожные мысли раздирали голову, кроме того, Айа во сне заползла на него в своей излюбленной манере, перекинув через его пах свою гладкую стройную ногу. Если бы не Рун, видят Боги, он бы принял это бессознательное приглашение. А так, ему пришлось до утра усмирять свои желания, да ещё обдумывать сложившуюся вокруг них ситуацию. Тем не менее, он позволил себе маленькую вольность, просунув под подол мешковатой ночной рубашки руку и распластав ладонь на шёлковом бедре жены. В самом деле, где она откопала эту штуку? Он слышал, что в подобных безразмерных одеждах молятся отшельники в горах. Надо бы незаметно избавиться от неё, а следующей ночью заставить её облачиться в то шёлковое недоразумение…чтобы он мог очень медленно и вдумчиво её раздеть.

Гула завертелась во сне, и Риган некоторое время наблюдал за дочерью, пока она не показала ему свой округлый пухлый зад, завёрнутый в пелёнку. Прикрыв его одеялом, он повернул голову и взглянул в окно. Дождь закончился, но на улице всё ещё темно. Выводя пальцами круги на бедре Королевы, он провалился в свои мысли. Накануне Айа спросила, не случилось ли чего? Случилось столько всего, что он даже не знал с чего бы начал, решись посвятить её в это. После пожара в пуште, на место их уничтоженного лагеря был отправлен человек, дабы удостовериться в том, что Шоттил отправился к праотцам не сворачивая с дороги. Разведчик так и не вернулся. Этому может быть не так много объяснений, и ни одно из них им не понравится. У Ригана с собой не так много людей, чтобы разбрасываться ими таким образом. Королевский эскорт нужен ему именно в том количестве, в котором он есть сейчас, чтобы доставить Королеву на границу в целости и сохранности. Поэтому, повестка дня Брана расширилась. По пути в столицу ему придётся заглянуть в пушту и узнать, что там случилось.

Помимо этого, Мика принес вести из города. Новость о приезде Короля наделала много шума. И далеко не в хорошем смысле. Отсюда и дальше на восток, люди настроены по отношению к своему правителю крайне враждебно. И это при том, что они его никогда не видели и мало что о нём знают. Их претензии в основном зиждились на трёх утверждениях — чужеземец с капсикейкими корнями, молодой и неопытный, взял в жены ханаанку без рода и племени. В обычной ситуации эти факты хоть вместе, хоть по отдельности не имели бы никакого значения. Но за королём Ниамином едва закрылась небесная дверь, а опасный восточный сосед неожиданно стал проявлять себя. А чем занят молодой Король? Говорят, нежится в объятиях ханаанки и якшается с капсикейцами. Близорукие и доверчивые люди готовы поддержать любой саботаж, если их убедить в том, что скромному орскому благополучию может придти конец. Разумеется, подобные мысли в их головы кто — то вложил. И даже идиоту понятно, кто именно. Дыхание ханаанских жрецов столь ядовито, что заражает всё, чего касается. Осталось лишь выяснить, кто ещё с ними. Судя по приёму, который оказали им в этом доме, нити заговора опутали даже просвещённую часть населения. Хотя, таким людям нужно ещё меньше оснований, чем беднякам. Жадность и тщеславие — вот главные рычаги давления на них. А если намекнуть на то, что Королева Ора, дескать, грязное безродное отрепье, то и вовсе можно получить реакцию на подобии той, что продемонстрировала хозяйка дома. Все это говорит лишь об одном. Они совершенно не понимают, с кем связались.

Никто! Никто не смеет оскорблять его Нокке. Ни взглядом, ни словом. Они очень скоро в этом убедятся. Риган просто свирепел от того, что эта костлявая аристократка посмела воротить нос от его жены! Ему не хотелось, чтобы Айа узнала обо всех этих слухах. Он слишком толстокож, чтобы из — за подобных вещей переживать. Но его жена совсем другое дело.

Будто почувствовав его настроение, Айа заворочалась и чуть сдвинула ногу, заставляя его зажмуриться и поджать пальцы на ногах. Он очень — очень сильно хотел свою жену. Даже несмотря на то, что они были близки всего несколько часов назад. От этого он хотел ещё больше. Приподняв голову, она пробормотала:

— Не спится?

Видимо, она увидела что — то такое у него на лице…или просто почувствовала бедром его состояние, но дыхание у неё сбилось.

— Ага. — хрипло ответил Король.

Айа сглотнула. Боги, и что ему делать? Прикрыв глаза, он прошёлся кончиками пальцев по внутренней стороне её бедра, пока не добрался до тёплого мягкого местечка. Совершенство…

— Ты что делаешь? — выдохнула Айа, с опаской косясь на Руна.

Он просто не в состоянии контролировать себя, вот что он делает. Почувствовав на своих пальцах её возбуждение, он окончательно потерял разум. Просто вся кровь в его теле плавно перетекла в то место, которым обычно думают подкаблучники. Задрав ткань ночной рубашки до пояса, он перекатился на неё и впился в пухлые розовые губы жадным поцелуем. Проклятие! Ему нужно просто приспустить свое бельё, и тогда…тогда она перебудит своими стонами весь этаж. Судорожно вздохнув, Риган скатился с Айи и улёгся на живот, пытаясь унять сердцебиение.

Неудовлетворенность и гнев, отличное начало дня.

— Риган… — тихо позвала Айа.

— Да… — промычал он в матрас.

— Ты в порядке?.. — шёпотом спросила она.

Он тихо рассмеялся. Боги. Он не в порядке.

Взяв себя в руки, Риган поднялся с постели и стал натягивать брюки. Учитывая его состояние, это оказалось не лёгким делом. Обернувшись, он увидел Айю. Она сидела на кровати в этой дурацкой ночной рубашке, словно небесное создание. Глаза распахнуты, губы приоткрыты. Сама невинность, будто это не она накануне повалила его на пол и довела до сумасшествия. Боги, как он любит ей. Его сокровище, вот она кто. Ханаанка или дитя самого Балу, плевать ему на это.

Натянув рубашку, он подошёл к девушке и обхватил её лицо ладонями.

— Куда ты? — с тревогой спросила она.

— Готовиться к отъезду. — сказал он и нежно прикоснулся губами у уголку её губ.

— Но ведь ещё ночь…

Он прервал её ещё одним нежным прикосновением. На этот раз к виску.

— Уже рассвет.

— Не уходи…

— У двери часовые. Я буду поблизости. Поспи ещё. — сказал он, уткнувшись носом в её щёку.

— Но…

Риган улыбнулся и отстранился.

— Боги, Айа! Делай как говорю, иначе я отведу тебя в купальню, и сделаю так, что весь город узнает моё имя.

Она слегка приоткрыла губки, затем закрыла. По белым матовым щекам растёкся румянец. В карих глазах вспыхнули огоньки, и на долю секунды Риган захотел воплотить свою угрозу в жизнь. Но маленькая злюка опустила глаза долу и пролепетала:

— Что ж, тогда хорошего дня.

Риган решил не оставлять за ней последнее слово, поэтому приник к мягким розовым губам в требовательном поцелуе. Безжалостно запустив в её рот язык, он стал хозяйничать там, словно берсерк, до тех пор, пока она не потянулась к ему, желая прижаться своей восхитительной грудью к его груди. Он и сам не на шутку проникся этой игрой, поэтому со стоном оторвался от Айи.

— Скоро увидимся. — прохрипел он и стремительно покинул комнату.

От осознания, что теперь она тоже будет мучиться весь день, он заметно приободрился. Конечно, это мелочно и как — то незрело, но ведь об этом никто не узнает, так ведь? К тому же, когда он, наконец — то, доберётся до неё, долгое ожидание сделает своё дело. Хотя, он итак не жаловался. Его жена была невероятно чувственна. Чтобы пробудить в ней желание, достаточно было обхватить руками её маленький упругий зад и притянуть к себе, затем пощекотать дыханием шею и прикусить мочку уха. Вот собственно и всё. Ради справедливости стоит признать, что ему тоже много не нужно. Проделав всё вышеперечисленное, он и сам, как правило, бывает готов к любви дальше не куда.

Его мысли прервало появление слуги. Склонившись в почтительном поклоне, мужчина осведомился, не нужно ли чего Его Величеству. Что же, очень кстати. Он как раз в том настроении, чтобы обрушить гнев на градоначальника. Велев разбудить хозяина, он отправился в его кабинет. Нет, он не станет занимать хозяйское кресло, или что — то в этом роде. Чтобы донести свою мысль, он вполне может и постоять.

Мужчина явился более чем через две четверти часа. Риган оценил намёк. Услышав шум за дверью, он развернулся к ней и заложил руки за спину. И жену притащил. Похоже, она в их семье и есть пресловутый «глава». Мужчина был тучный и лоснящийся. Следствие невоздержанности в еде и ларсе. Женщина ещё более отталкивающая, худая, как жердь и высокая. Ростом почти с Айю. Это всё, что их объединяет. Его Нокке как лучик солнца, живая и весёлая. Благодаря ей он чувствует себя настоящим мужчиной. Наверное, некоторым людям это просто не дано — давать или принимать любовь. Неожиданно Риган понял, что испытывает к этим двоим жалость. Озлобленные и одинокие, они отличная мишень для заговорощиков. Готовы ненавидеть кого угодно, лишь бы им дали повод. Но в этот раз они выбрали не ту сторону. Волк овце не по зубам.

Мужчина раскрыл было рот, но Риган жестом остановил его.

— У меня очень мало времени. — сказала он. — Перейдём сразу к делу.

— Как пожелаете. — благосклонно ответил тот.

Не имея желания терпеть их присутствие больше необходимого, Риган быстро сказал:

— Вижу, я проявил чрезмерное участие, решив донести до вас плохие новости лично.

При упоминании слов «плохие новости», женщина демонстративно вскинула голову. Просто невероятно. Кем они себя возомнили? Определившись, наконец, кто из них больше его раздражает, Риган сосредоточил внимание на хозяйке и заговорил, глядя прямо ей в глаза:

— Вчера вечером я получил подробный доклад о вашей семье. Новости оказались столь удручающими, что я отдал приказ конфисковать всё ваше имущество, а градоначальника задержать до суда.

Выражение лица хозяйки было бесценным. Риган не знал, что там с её мужем, так как смотрел только на неё. Ненависть, презрение, превосходство. Интересно. Издавая змеиное шипение, она заговорила:

— Вы не можете конфисковать наше имущество. Городская стража подчиняется только градоначальнику. Это записано прямо в Орском Законе о независимых городах.

Риган решил, что пора здесь заканчивать. Ему ещё нужно проверить фургон, в котором поедет его семья.

— Вы, кажется, что — то не правильно поняли. — чеканя каждое слово, сказал он и начал медленно двигаться в её сторону. Остановившись в сантиметре, он продолжил. — В моём подчинении десять тысяч обученных капсикейских воиной. И ещё три тысячи орских. Если я решу сравнять этот город с землёй, вместе со всеми её жителями, меня никто не остановит. Никто. И если я захочу, Закон о независимых городах будет переписан сотню раз, до тех пор, пока я не решу, что этого достаточно. И если я захочу, прямо здесь перережу твою глотку за предательство и преступный заговор.

В комнате воцарилась блаженная тишина. Вообще — то, Риган не планировал разбрасываться подобной информацией, но он уже решил, что этим двоим в ближайшие пятьдесят лет поговорить будет не с кем. Там, куда они отправятся не до разговоров, так что это всё равно останется между нами. Кроме того, не каждый день можно увидеть, как с человека сходит спесь.

— Мой брат член Большого Совета… — решила она разыграть последнюю карту. Голос её вибрировал, а по тощему телу будто волны растекались. Это называется дрожать от страха.

— Теперь уже не на долго. — ответил Риган и направился к двери.

— Будь проклята эта ханаанская потаскуха! — завизжала старая ведьма. — И её рыжее отродье!

Риган остановился как вкопанный и резко развернулся. Он ошибся. Эта женщина сумасшедшая. А безумцы опасны для окружающих…именно так он оправдывал свои дальнейшие действия. В два шага преодолев разделяющее их расстояние, он замахнулся и влепил ей пощёчину тыльной стороной ладони. Удар был такой силы, что её развернуло на месте. Потеряв равновесие, она рухнула на пол, прямо к ногам своего супругу. Мужчина смотрел на распластанное тело в неверии. Наверняка, он и сам не один год мечтал о чём — то подобном. Риган допускал, что мог по неосторожности свернуть ей шею, но выяснять это у него не было никакого интереса. Развернувшись, он направился к двери. Резко толкнув её, Король замер на пороге. Не меньше дюжины слуг выстроились в коридоре. В том, что они подслушивали, не было никаких сомнений. При его появлении люди стали разбегаться в разные стороны, сталкиваясь друг с другом, и на ходу меняя направление. В конце коридора он заметил одного из своих солдат. Велев ему охранять кабинет до приезда городской стражи, Риган удалился.

Он никогда в жизни не бил женщину. Но это даже не женщина, а сама нечисть в юбке. И он оставил Айю с этой ведьмой? Такая фанатичка могла что угодно натворить. Проходя по безлюдному коридору Риган с размаху заехал себе по лбу. Выйдя в холл, он схватив пробегавшего мимо служку, он гаркнул:

— Где тут сад?

Суд по всему, он перепугал его до полусмерти. Мальчишка силился что — то сказать, но так и не смог. Устало взглянув в потолок, Риган как можно миролюбивее сказала:

— Покажи.

Тот качнул головой и указал рукой на ещё один коридор. Угу, ясно. Отпустив его, Риган широкими шагами направился в указанном направлении. Коридор привёл его к стеклянным дверям, которое, о чудо, выходили прямо в сад. Оказавшись снаружи, Риган сделал глубокий вдох. Место прекрасное. Наверняка старая ведьма самолично вырвала каждый сорняк. А может они тут и вовсе не росли, избегая встречи.

Глаза разбегались от обилия красок. В воздухе витал аромат роз и утренней росы. Пройдясь мимо засадки из разноцветного гладиолуса, Король почесал затылок. Не меньше часа он изучал ассортимент, пытаясь понять, какие же цветы больше всего подойдут его жене. Когда он впутывался в эту историю, понятия не имел, каким нелёгким будет выбор. Здесь были розы всех цветов, но только у красных лепестки словно бархат. Прямо как кожа Нокке. Но это не её цветок, она не такая самовлюблённая. Розовые маргаритки были очень задорными, но Айа не просто задорная, она умная и нежная. Проходя мимо рядов красных маков, он уловил аромат жасмина. Всмотревшись в белые соцветия, он отмел подобный вариант, даже не ища причин. Нежная гортензия не произвела на него впечатления, а от запаха лилий защипало в носу. Теряя надежду, он отправился дальше. Мощеная дорожка увела его за ограду из выстриженного кустарника. Залитая солнцем поляна была засажена восхитительными нераскрывшимися пионами всех оттенков. О да! Нежные и весёлые, совершенно недисциплинированные. Свежий цветочный аромат наполнил его нос. Достав из сапога кинжал, Король углубился в благоухающее море. Он резал до тех пор, пока в руках совсем не осталось места. Стоя посреди сада с этой чудовищной охапкой, он почувствовал себя ужасно глупо. Нокке решит, что у него крыша поехала. Он никогда не делал ничего столь глупого и романтичного. Вообще — то, у них принято считать, будто он не способен на такие вещи. В этот момент ему в голову пришла ещё более дурацкая идея. Тяжко вздохнув, он понял, что не откажется от этой мысли.

Глава 14

— Айа! Да проснись же ты! — услышала она над ухом голос Руна.

— В чём дело? — пробурчала девушка в подушку.

После того, как ушёл Риган, она долго не могла уснуть, а когда за окном совсем рассвело, провалилась в глубокий сон как убитая. Рун стянул с неё одеяло и бесцеремонно толкнул в плечо.

— Рун! — воскликнула она.

— Гром и молния! Вставай же!

Айа приоткрыла один глаз и тут же сощурила его. Инстинктивно протянув руку, она нащупала свою дочь.

— Она уже давно проснулась, но есть не просила. Просто грызла корку хлеба. — тараторил Рун. — Вот, одень это.

В лицо ей прилетела какая — то одежда. В раздражении Айа открыла оба глаза и стряхнула с головы платье.

— Айа! Ну, давай же! — повторял мальчик и носился вокруг кровати как ненормальный.

Хорошенько потянувшись, девушка спросила:

— Тебя что, клюнул бешеный петух?

Дверь неожиданно распахнулась и в комнату влетела Ванесса. Лицо у неё было потрясённое и взволнованное.

— Моя Королева! — воскликнула она, но, вспомнив о манерах, добавила более размеренно. — Вы ещё в постели?

Что происходит?

— Вот и я говорю, что вставать давно пора! — вопил Рун.

Айа встала с кровати и подхватила на руки дочь.

— Мне нужно накормить её… — сказала она, с опаской поглядывая на этих двоих.

— О. В таком случае я подберу одежду. — сказала Ван и бросилась к развороченной стопке вещей, которую так никто и не привёл в порядок со вчерашнего вечера. Айа отметила, что Ванесса была какая — то другая. На щеках румянец, и волосы распущены. Она никогда не видела её с распущенными волосами. Даже в ту ночь, когда случился пожар в пуште, они были собраны в тугую косу.

Для Руна занятия не нашлось, поэтому он метался по комнате как зверь в клетке. Айа бросила на них удивленный взгляд и удалилась в купальню вместе с дочерью. Накормив и выкупав малышку, она уложила её на широкую мраморную столешницу и не торопясь закрепила пелёнку. Поцеловав розовые пяточки, она промурлыкала:

— Ну, а теперь ты довольна, Гула — цветочек?..

Малышка расплылась в улыбке. Айа опустила голову и выпустила воздух с громким «Тпр» прямо в пухлый животик. Громкий визг разнёсся по комнате, а маленькая Принцесса ухватила прядь её волос с такой силой, что девушка уже думала расстаться с ней навсегда. Осторожно высвободив волосы из цепких пальчиков, она дала дочери деревянную лошадку и занялась своими нуждами. Быстренько обмылась и прополоскала рот мятной водой, после чего расчесала волосы янтарным гребнем и оставила их свободно лежать на спине. Ригану нравилось, когда у неё волосы распущены. Он накручивал пряди на пальцы, а один раз даже…

Встряхнувшись, она развернула поток мыслей в более уместном направлении. Ванесса выбрала для неё простое платье из светлого ситца с глубоким вырезом. В нём будет удобно кормить Гулу. Чтобы она делала без этой девушки? Было глупо отправляться в поездку, не захватив с собой помощницу. Ведь дочери Министра и потомственной аристократке не пристало нянчиться с ребёнком и подбирать ей одежду. Как только доберутся до границы, нужно найти подходящую девушку.

Айа не стала надевать сорочку под платье, чтобы избежать дискомфорта. Ведь на улице дикая духота, несмотря на прошедший дождь. Прикрыв выпирающую из выреза грудь весёлым шёлковым платком, она вышла из купальни, пригожая и готовая к новому дню.

Рун взревел:

— Ну, наконец — то!

— Вы ничего не хотите мне сказать? — уточнила она, покачивая Гулу на руках.

Её брат и Ванесса дружно покачали головами и хором добавили для ясности:

— Нет!

Для Айи было очевидно, что они врут. Что ж, она пойдёт у них на поводу, ведь оба чуть ли не лопаются от нетерпения. Подкинув дочь повыше, она направилась к двери. Рун пронёсся мимо и галантно распахнул её перед ней. В нос ударил густой цветочный аромат, а когда глаза привыкли к полумраку коридора, челюсть Королевы упала вниз. Развернувшись, она посмотрела на Руна и Ваннессу. Те лишь припрыгивали на месте и хлопали в ладоши. Айа снова выглянула в коридор. Вдоль стен до самой лестницы громоздились букеты цветов в разнокалиберных вазах. Чего тут только не было. Какое — то безумство красок и запахов. Ничего великолепнее Айа в жизни не видела. Медленно продвигаясь по коридору, она жевала нижнюю губу.

— Что происходит? — спросила она у пышного букета ромашек с идеально симметричными белыми лепестками.

Айа медленно двигалась вперёд, а глаза у неё всё расширялись, до тех пор, пока не приняли форму классических медных пятаков. Дойдя до лестницы, девушка остановилась у верхней ступеньки. Цветы, цветы, цветы…повсюду. Розовый, красный, сереневый, белый…Что за сумасшествие? Разве такое возможно? От переполняющих её чувств в горле образовался ком, а на глазах выступили слёзы. Она так и стояла, не зная, куда себя деть. Чтобы спрятать дрожащий подбородок, девушка поцеловала рыжую макушку своей дочери. Только бы не появилась хозяйка, а то все цветы разом увянут…

— Ты долго собираешься там стоять? — услышала она напряженный голос Короля.

Вскинув голову, Айа наткнулась на пристальный взгляд голубых глаз. Он стоял у подножия лестницы. Руки запрятаны в карманы, а взгляд то и дело падает на носки начищенных сапог. Айа незаметно сморгнула слёзу и пустилась вниз по лестнице. Оказавшись рядом с мужем, она пролепетала:

— Это…это для меня?

Взглянув на неё исподлобья, Риган сказал:

— Разумеется для тебя.

Айа ещё раз обвела взглядом это цветочное безумие. Прикусив губу, она подняла на него глаза и робко спросила:

— Просто так?

— Ага. — ответил Риган, смотря куда — то поверх её головы.

В этот момент она поняла, что он чувствует себя не менее неловко, чем она сама. Что же он за человек такой? Когда они наедине, он, порой, вытворяет такие вещи, что ей бывает стыдно за них обоих. А вот сейчас он решил смутиться. Откашлявшись, Айа сказала:

— Риган это…это самое…это…

Ну что же это с ней? Собравшись с мыслями, она попробовала ещё раз:

— Я в жизни не видела ничего прекраснее…кроме Гулы конечно.

Риган оторвался от созерцания стены и пробурчал:

— Хорошо…я…

— Ммм?..

— Я хотел выбрать для тебя цветы в саду…

— Правда?

— Ага. Потом я подумал, что ты сама можешь выбрать. Но знаешь, мне нравятся эти… — после этих слов он свистнул и из — под лестницы появился мальчик — служка, с букетом прекрасных бледно — розовых пионов.

Риган забрал цветы и протянул ей. Айа передала ему дочь, а сама вцепилась в пышную благоухающую связку и вдохнула свежий аромат. Удобно пристроив девочку на широком плече, Король более уверенно сказал:

— Мне нравятся эти цветы. По — моему, у них точно такой же цвет, как у… — его взгляд многозначительно опустился на её грудь.

Айа шикнула на него и огляделась по сторонам. Риган же улыбнулся и потёрся носом о макушку Гулы. Он выглядел таким смущённым и довольным одновременно, что Айа не выдержала и прижалась к нему, обхватив стальной торс руками. Прижавшись щекой к его груди, она несколько секунд слушала уверенный стук его сердца.

— Я люблю тебя, люблю, люблю… — прошептала девушка.

Риган обнял её рукой за плечи и теснее прижал к себе. В этот момент на лестнице показался Рун. Глаза его бегали по комнате вверх и вниз, вверх и вниз, а затем по кругу, словно жили собственной жизнью. Он сам не знал, как можно использовать эту цветочную ситуацию, но понимал, что нельзя упускать такой шанс. Выхватив из ближайшего букета пышную розу, он сгрёб рукой нежно — розовые лепестки и подкинул их вверх. Лепестки рассыпались в воздухе и осели к его ногам, внося ещё больший хаос в обстановку.

Айа засмеялась и взглянула на мужа.

— Ты, должно быть, уничтожил целый сад?.. — спросила она.

— Да. — просто ответил Король, глядя на неё сверху вниз.

— Наверное, это не очень хорошо?

— Наверное.

— Значит, мы должны посадить новый. — уверенно сказала Айа.

— Если хочешь. — ответил Риган, получив шлепок по щеке от своей любимой Морковки.

— Неужели хозяйка была непротив?

— Я не спрашивал. — ответил Риган.

— Но…

Айа не успела задать уточняющие вопросы, так как парадная дверь распахнулась, и в холл вошел Бран. Оглядевшись, он присвистнул и сказал:

— Риган! Что за дела? Ты поставил всех нас — других мужчин в невыгодное положение!

— Ты должен уже быть в пути… — нахмурившись, сказал Риган.

— Я задержался. — ответил Бран, твердо встретив взгляд своего Короля.

Айа точно знала обстоятельства, задержавшие его. Румянец и распущенные волосы Ванессы говорили сами за себя. Сама девушка появилась на вершине лестницы минуту спустя. Бран умолк и почесал подбородок. Пока она спускалась, прихватив красную розу, он что — то беззвучно приговаривал, не отрывая от девушки глаз. Дело ещё серьёзнее, чем Айа думала. Заметив молодого человека, Ванесса потупилась и покраснела. Неужели они с Риганом вели себя так же?

Продолжая глядеть на девушку, Бран сказал:

— Фургон готов. Можно ехать.

— Мика вернулся? — спросил Король.

— Нет ещё…

Посмотрев на Айю, Риган сказал:

— Велю собрать ваши вещи. Ты поела?

Айа отрицательно покачала головой.

— Почему?

Она пожала плечом, как бы говоря «Сама не знаю».

— Поешь в дороге. — сказал он.

Прежде чем отправиться в путь, Айа и Ванесса собрали несколько весёлых букетов, чтобы украсить ими фургон. Бродить по этому цветочному царству было невероятно волнительно. Айа до рокового часа не забудет этот день. Когда она думает, что уже достаточно хорошо изучила своего мужа, он снова удивляет её. Непостижимый и самый любимый мужчина на свете.

Ехать им осталось всего ничего, к завтрашнему утру они уже должны быть на границе. Фургон был обустроен выше всяких похвал, здесь даже была новая корзинка для Принцессы. Но самым лучшим сюрпризом стало то, что Риган как ни в чём ни бывало занял место на мягком диване.

— Ты…ты поедешь здесь? — воскликнула Айа.

— Да. — ответил он и забрал у неё дочь.

Девушка расплылась в улыбке и приземлилась ему на колени. Обвив руками шею Короля, она сказала:

— Тогда я поеду здесь.

Риган по — хозяйски накрыл её бедро рукой и подтянул девушку повыше.

— Тогда плати за проезд. — серьёзно сказал он.

Айа прижалась к его губам своим. Она обожала целоваться с ним. Он был экспертом в поцелуях, а она была хорошей ученицей. Прихватив зубами его нижнюю губу, девушка слегка оттянула её и погладила языком напоследок. Решив, что этого не достаточно для проезда до границы, она сделала еще один заход. На этот раз вовлекая его в медленный глубокий поцелую. Почувствовав под своим бедром его недвусмысленную реакцию, она отстранилась и заглянула Ригану в глаза. Они были слегка расфокусированы.

— Ещё… — хрипло сказал он.

Айа обхватила его щёки руками и исполнила приказ. Так хорошо, так правильно когда они рядом…Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы не вмешалась Гула. Дернув Айю за волосы, она заугукала. Прижавшись лбом к королевскому упрямому лбу, деввушка сказала:

— Кажется, она ревнует…

Риган прихватил губами пальчики дочери, чем привел её в восторг. Словно вспомнив о чём — то, он неловко просунул руку во внутренний карман своей куртки и извлёк на свет малюсенький букет цветов. Он был собран из колокольчиков и каких — то пёстрых колосков и перевязан кожаным ремешком.

— Вот. — сказал Король, протягивая его дочери. — Это для моей Принцессы…

Айа с умилением наблюдала за тем, как девочка приняла подношение и в течение нескольких секунд смяла его в крепком маленьком кулачке. Девушка запрокинула голову и рассмеялась.

— Думаю, тебе стоит подождать с такими подарками лет пять…

Риган старательно прятал улыбку. Как раз в этот момент дверь в фургон открылась и внутрь забралась Ванесса, а за ней Рун. Айа попыталась встать, дабы занять более приличествующее Королеве место, но Риган напряг руку, удерживая её на месте. Она с радостью подчинилась, бросив Ванессе полный раскаяния взгляд. Не успела дверь за этими двумя захлопнуться, как Риган постучал кулаком в потолок и фургон тронулся.

Глава 15

Оставшаяся часть пути прошла на удивление спокойно. Наверное, потому, что на протяжении всего этого времени Риган не отпускал Королеву от себя ни на шаг. Поскольку Мика так и не вернулся из порученной ему миссии, он возложил его обязанности на себя. Мика остался в городе, чтобы допросить градоначальника и его пренеприятную супругу. Возможно, он напал на след заговорщиков, поэтому задержался.

Чтобы скоротать время, Риган сыграл несколько шахматных партий сначала с Айей, а затем с Руном. Его жена оказалась превосходным соперником, и один раз он был близок к поражению. После третьего мата она поняла, что ей с ним не совладать и уступила место Руну. Что ж, мальчик оказался настоящим дьяволёнком, и Ригану пришлось напрячься, чтобы подарить ему самый хитрый мат в своей жизни. Вторую часть пути он развлекал свою дочь. Риган никогда не проводил с ней так много времени и понял, что многое упускает. Она была такой сообразительной и хорошенькой, что глаз не оторвать. Он понял, что хочет ещё одну такую же. Возможно не такую рыжулю. Он бы не отказался от маленькой копии Айи, потому что Гула однозначно была повторением его самого.

При обоюдном согласии их маленькой компании было решено не останавливаться на ночлег, а продолжить путь, поэтому уже к рассвету они добрались до границы. Риган был несказанно этому рад, потому что в последние часы ему стало казаться, будто потолок фургона лежит прямо у него на плечах. Он бы не смог провести в нём больше ни минуты, даже несмотря на привилегию всё время касаться Айи. Во время этого бесконечного дня он не пренебрегал этой возможностью ни одного раза. Сегодняшней ночью Риган рассчитывал посетить свою супругу и приложить кое — какие усилия для того, чтобы белокурая сестричка Гулы появилась на свет до следующей весны.

Лагерь приграничных Орских войск располагался на открытой равнинной местности. Он растянулся на несколько лиг в обе стороны от границы и состоял из центральной укреплённой части, а также раскинувшихся по равнине шатров, в которых квартировались войны. Бело — красные шатры тянулись, казалось до самого горизонта. Повсюду сновали люди, галдя и создавая ощущение хаоса. Лагерь жил своей жизнью и по собственным законам. Но так происходило ровно до того момента, пока трубы не призовут солдат к всеобщей готовности. Риган надеялся, что этот день никогда не наступит, но, как известно, хочешь мира, готовься к войне.

Увидев этот гигантский палаточный город, Рун воскликнул:

— Разрази меня гром!

Риган помог Айе выбраться из фургона и сказал:

— Здесь почти все Орские войска.

— Да их же тут…миллион миллионов! — округлил Рун. — А мы где будем жить?

Мальчик практически гарцевал на месте, как тощий жеребёнок, желая как можно скорее сорваться с места и отправиться на поиски приключений.

— Не далеко от главного штаба… — ответил Риган, а сам тем временем наблюдал за женой. Даже ночь в полусидячем состоянии не повредила её природной прелести. В помятом состоянии она казалась Ригану ещё более милой.

— Стой на месте! — приказала она брату. Тот надулся и стал пинать лежащие под ногами камешки. Айа осмотрелась и обратилась к Ригану. — Это место впечатляет.

— Ещё не хочешь вернуться в Сусс? — спросил он и откинул с её щеки прядь волос.

— Так просто ты от меня не избавишься. — заверила его девушка.

— Надеюсь, что нет. — ответил Король.

— Кое — кто проснулся, и тоже хочет посмотреть… — прервала их Ванесса, высунув голову из фургона.

Оценив обстановку, она очень уверенно присвистнула. Похоже, распустив волосы, она и этикет подзабыла. Это всё влияние Брана, заключил Король. Риган не знал, что там у них происходит, но не исключал, что дело закончится брачными метками и клятвами. Заметив реакцию Короля, девушка напустила на себя чопорный вид и скрылась в фургоне. Через секунду она вновь возникла в проёме, держа на руках Гулу. Малышка была не в лучшем настроении, поэтому Айа сразу же взяла её к себе и обратилась к Ригану:

— Кажется, пора перекусить.

Риган кивнул и велел следовать за ним. Айа вертелась по сторонам, желаю получше всё рассмотреть.

— Сколько же здесь народу? — спросила она.

Рун навострил уши.

— Около восьми тысяч наёмных и около трёх наших. На северной границе тоже небольшой гарнизон.

— Огооо… — прошептал мальчик.

— Для вас приготовили шатёр. Там должно быть всё необходимое. Но, если чего — то не хватает, в деревне можно всё докупить, только скажи.

Добравшись до большого королевского шатра, он откинул полог, пропуская их внутрь. Задержав Айю на пороге, он мягко сказал:

— Мне нужно идти. Я прошу тебя не ходить по лагерю одной.

— Хорошо. — покорно ответила Айа.

— У шатра постоянно дежурят часовые, если захочешь выйти, просто предупреди их, и они найдут тебе провожатых. Поняла?

— Да…

— Скорее всего, я вернусь не скоро.

— Куда ты пойдёшь?

— На Совет генералов.

— Ох…ясно.

Риган опустил голову и поцеловал Гулу в макушку, а затем запечатлел нежный поцелуй на губах Королевы.

Айа ухватила его за ворот рубашки, заставляя оставаться на месте, и прошептала:

— Я люблю тебя.

— А я тебя. — ответил Риган.

Развернувшись, он бодро зашагал по лагерю. Эта военная обстановка была ему очень близка. Здесь он чувствовал себя совершенно естественно. Его ожидали в штабе главнокомандующего, где собрался весь высший офицерский состав приграничных войск.

— Риган! — приветствовал его дядя Вигг, коротко кивнув.

Он был военным до последней степени. В тот день, когда старик Вигг сожмёт его в распростёртых объятиях, случится гибель Богов.

— Генерал. — кивнул Риган в ответ.

Здесь также был его кузен Килиан. Полгода назад он отправил его в Ханаан вместе с Дагоном, и им было что обсудить. Приветствовав Короля, люди заняли свои места за большим круглым столом, в центре которого находилась подробная карта Ора. Многих из них Риган знал долгие годы и пользовался их уважением. Многих из них он и сам уважал, в том числе Вигга.

— Ты появился очень вовремя, мальчик. — начал генерал.

Риган не возражал против такого обращения. Наверное, для его дяди это был своеобразный способ выразить привязанность.

— Что происходит? — спросил Риган.

— Плохи дела. — сказал Вигг. — От границы и дальше на север народ гудит. Говорят всякое. Говорят Королева Ора — ханаанская шпионка, а молодой Король не видит ничего за её прелестями. А ещё говорят, в Ор пришли капсикейские войска, а Король и ухом не ведёт…откуда сплетни берутся я не знаю, моё дело войском руководить.

— Люди испокон века болтают. — сказал Риган.

— Это так. — подал голос Кили. — Но, на этот раз в городе Киш люди требуют отправить в Сусс их представителя, чтобы тот потребовал Большого Совета. Думаю, не нужно объяснять по какому поводу?

— Айа… — пробормотал Риган и устало потёр виски.

— Именно. — сказал Килиан. — Члены Большого Совета люди довольно независимые. Что у них в головах сказать трудно.

Риган стукнул кулаком по столу и мрачно спросил:

— Почему я узнаю об этом только сейчас?

— Мы отправили к тебе гонца. Еще три недели назад. — сказал Вигг. — Когда ты сообщил, что едешь на границу, решили что послание доставлено.

— Дагон уже здесь? — спросил Король.

— Да. Уже четыре дня. Мы ждали тебя раньше.

— Хорошо. Я встречусь с ним завтра утром.

— Риган, ты должен знать, что мы все… — обведя круглый стол взглядом, отчеканил Вигг. — Все на твоей стороне. Мы выполним любой приказ, который ты отдашь. Ты мудрый и хитрый молодой зверь, и я счастлив такому Королю.

Риган с благодарностью кивнул и сказал:

— После встречи с Дагоном я приму решения. Килиан, расскажи о своей поездке.

— Я вернулся больше двух месяцев назад. Ты и представить не можешь, что в Ханаане творится. Они строят новый мир, правда сами пока не знают, каким он будет. Дагон не позволил мне остаться с ним, он подозрителен до невозможности. То, что его сестра стала Королевой Ора его скорее бесит. Он хочет забрать её и Руна в Ханаан, так и знай.

— Он так сказал? — хмуро спросил Риган.

— На прямую, нет.

Обсуждая возникшую ситуацию, они пришли к выводу, что если люди говорят подобное, значит представители он Независимых Городов, состоящие в Большом Совете плохо делают своё дело. Вопросы его женитьбы и закупа капсикейских войск обсуждались почти год назад. Эту информацию должны были донести до людей, чтобы избежать подобных волнений. Ведь он не делал секрета из своих намерений. Похоже, Большому Совету предстоит большая чистка, а основания для неё должен раздобыть Бран. В любом случае, Большой Совет не будет диктовать ему условия. Все они там прогнили до основания, и пришло время встряхнуть этот клоповник. Что касается закулисного ханаанского вмешательства…что ж, сначала нужно переговорить с Дагоном.

Даже если бы он отправил Айю в Ханаан (чего никогда не произойдёт), это бы ничего не решило. Механизм запущен, и для Короля найдутся новые обвинения. Одна капля яда заражает весь колодец, поэтому нужно искать причину возникшей ситуации, а не пытаться сгладить углы. Королевскому Трону ничего не угрожает, ведь впервые за долгие годы Король и армия находятся в одной упряжке. Эта истина пока не всем ясна, но скоро он просветит своих оппонентов.

Совет продолжался до глубокой ночи. Когда Риган покинул шатёр, в небе вспыхивали зарницы. Его окружила вязкая тишина, только стрёкот цикад нарушал её. Чувство беспокойства поселилось в груди и не желало отступать. Он не мог понять почему, ведь он не собирался отказываться от Нокке.

Тогда откуда взялось это волнение?

Она здесь, рядом. Ждёт его под пологом шатра, тёплая и нежная. Они состарятся вместе и будут счастливы, даже когда страсть между ними утихнет. К тому времени вокруг них будут носиться внуки, красивые девочки и мальчики, продолжение их самих. Он всегда был деятельным человеком, даже в юности вечно рвался в разведку или ещё куда, и тащил за собой остальных. Он был рад занять Королевский Трон, прежде всего, потому что это место принадлежало ему по праву, а во — вторых, потому что хотел вложить куда — то свою неуемную энергию. Но с появлением семьи всё это приобрело немного другой окрас. Теперь ему было за что сражаться, и он хотел дать своим детям надёжный, процветающий дом. Он не просит у судьбы больше, ни власти, ни золота. Всё, что ему нужно уже у него есть. Осталось только удержать это.

В шатре стоял полумрак. Помещение было достаточно большим, чтобы вместить его женщин, а также Руна и Ванессу. Оно было поделено на несколько секций, в том числе здесь была обеденная зона и собственная купальня, конечно же, без водопровода. Риган предпочёл бы занять отдельный шатёр, но он не ожидал попутчиков. Хотя, глупо было предполагать, что Айа поедет куда — то без Руна. Его Нокке совершенно неприхотлива, иногда ему хотелось, чтобы она была чуточку капризной. Тогда он бы дал ей всё, чего бы она ни пожелала. Но, казалось, она желала лишь его одного и ничего больше. Боги послали ему её, вместе со всеми испытаниями в придачу. Он был готов к ним. За свою семью Король был готов бороться, пока хватает сил.

Тихо отодвинув полог, он проскользнул в королевскую опочивальню. Тусклый лунный свет обозначил тело Айи на кровати. Слава Богам, теперь они смогут спать на нормальной кровати, с которой у него не будут ноги свисать. Услышав шум, Айа зашевелилась и пробормотала:

— Риган?

— А ты кого ждала? — шёпотом спросил он и начал раздеваться, параллельно заглянув в подвесную деревянную люльку. Гула спала тихо посапывая.

— Как прошёл Совет? — также шёпотом спросила Айа.

Он не станет посвящать её в гадкие подробности. Чуть позже, когда у него будет полная картина. Раздевшись донага, он забрался под одеяло и притянул её к себе. Чтобы избежать дальнейших расспросов он начал с поцелуя. На долгую прелюдию не было сил, поэтому Риган овладел ею после нехитрых манипуляций — руки на ягодицы, дыхание на нежной шее и мочка ушка в его губах. Это было медленное и очень чувственное соитие. Ему даже не пришлось заботиться о её стонах, потому что она лишь тихонько поскуливала ему в шею. Да милая. Вот так, любимая…

Позже они лежали, свернувшись в какой — то невероятный клубок. Их руки и ноги переплелись, а сердца стучали в унисон. Боги не могли придумать что — то более совершенное. Запустив руку в белокурые волосы, Риган уже практически спал, когда услышал голос Айи:

— Риган? — тихо спросила она.

— Ммм?

— Почему ты выбрал меня?

— Наверное, соскучился по неприятностям… — пробурчал он.

— Я серьёзно.

Тяжко вздохнув, Король сказал:

— Я выбрал тебя, потому что ты моя. А теперь спи.

— Хочешь знать, почему я выбрала тебя?

— Нет. Но если ты не хочешь спать, тогда давай снова займёмся любовью.

Айа хихикнула.

— Я хочу спать.

— Вот и спи.

— Ты ведь знаешь, что невыносим, правда?

— У тебя ровно минута, чтобы уснуть.

Блаженно вздохнув, она потёрлась носом о его грудь и тихо сказала:

— Хорошо…

Утром Риган тихо собрался и ушёл, не забыв бросить взгляд на торчащую из — под одеяла длинную стройную ногу. Его ожидала встреча с Дагоном. Он знал, что Айа разозлится из — за того, что не взял её с собой. Но он решил, что так будет лучше. Он не мог позволить ей видеться с братом, пока не оценит его сегодняшний настрой. Не хватало ещё, чтобы он засорял её голову мыслями, наподобие тех, что её ждут, не дождутся на родине.

Для их встречи на полосе ничейной земли между Ором и Ханааном поставили палатку. Как по нему, место идеальное. Расставленные часовые будут следить за тем, чтобы к палатке и близко никто не подошёл, так что всё сказанное внутри там и останется.

С их последней встречи брат Айи изменился. Черты лица как будто стали острее. Белый ёжик волос и серые льдистые глаза — это то, что привлекало внимание при взгляде на этого человека. Помимо его габаритов конечно. Они были почти одного роста, не удивительно, ведь и Нокке была довольно высока для женщины. В очередной раз оценив, насколько брат и сестра похожи, Риган испытал непонятный дискомфорт. Всё таки природа любит подбрасывать шутки вроде этой. Риган знал, что Дагон на несколько лет его старше, но не особо ощущал эту разницу в возрасте. Айа тоже была старше его, но и к двадцати пяти годам не рассталась с беспросветной наивностью.

— Приветствую. — сухо кивнул ханаанец.

— Взаимно. — вернул Риган любезность.

— А где моя сестра?

— Спит. — отрезал Риган.

Во взгляде Дагон читалось недовольство, но Ригану было плевать.

— Когда я увижу её?

— Когда я разрешу.

Из ноздрей ханаанца чуть ли не пар повалил, с удовлетворением отметил Риган. Он не собирался устраивать подобных сцен, но брат его жены иногда бывал чрезвычайно заносчив. К тому же, Риган неоднократно давал понять, что Айа теперь его забота и больше ничья.

— Можем мы теперь перейти к делу? — осведомился Король.

— Я уезжаю через три дня, до этого времени я хочу увидеть Айю и Руна. — отчеканил его собеседник.

До Ригана вдруг дошло, что он и приехал то сюда, чтобы увидеть родных. Если бы не Айа, добиваться встречи с новым Ханаанским Правительством пришлось бы очень долго. Н — да, что же ему делать с этим Ханааном?

— Я непременно это учту. — не очень искренне пообещал он.

Дагон был вынужден проглотить все свои протесты.

— Я знаю, зачем ты позвал меня. — мрачно сказал он. — Но я ни чем не могу помочь.

— Я не прошу помощи. — ответил Риган. — Только информацию.

— Что ты хочешь знать?

— Я хочу знать, кто из высших жрецов сейчас находится в Оре. И кто ещё с ними.

Дагон скинул с плеч дорожный плащ и уселся за стол, откинувшись на спинку стула.

— Присаживайся. Разговор будет долгим. — снисходительно объявил он.

Риган решил не упрямиться себе во вред и занял противоположный стул. Когда они закончили, был уже полдень. На прощание ханаанец в очередной раз напомнил о цели своего визита. Ригану приходилось сталкиваться с непростыми людьми, но этот был самым невыносимым из всех. Подозрительный, самоуверенный, твердолобый и преданный своей стране. Он будет отличным правителем, только после того, как познакомится поближе со словом «компромисс», иначе он обречен тащить свою ношу в одиночку, постоянно оглядываясь через плечо.

Вернувшись в лагерь, Риган сразу же послал за Кили. Тот отыскался на тренировочном поле. Он был раздет до пояса и обливался потом. Если бы Риган был на полголовы пониже и избавился от бороды, их с Килианом трудно было бы отличить друг от друга. Ещё одна шутка природы, а ведь они даже не родные братья. Вместе они направились к реке, чтобы его кузен мог освежиться. Пока они медленно двигались по лагерю, Риган передал ему информацию, полученную от Дагона.

— Отряд разведчиков в твоём распоряжении. — сказал Король. — Бери столько людей, сколько тебе нужно.

— Думаю, их «мозг» засел где — то здесь, на востоке. Мы начнём с крупных городов, их тут всего два. Вряд ли они сильно продвинулись на север, для этого им бы пришлось пройти через пушту, а за ней на много лиг вперед мелкие деревни. Там не очень то затеряешься. — поделился соображениями Кили.

— Ты знаешь, что делать. Достань мне их. Они успели заварить кашу, но я не хочу, чтобы они заварили ещё одну.

Они вышли на пологий берег реки и Кили начал стаскивать свои лёгкие ботинки. Усевшись на землю, он взглянул на Ригана и сказал:

— Я всё сделаю, Риган. Пока я был в Ханаане, повидал это племя. Таких людей нельзя оставлять у себя за спиной.

— Мне они живыми не нужны. Но помни, что их могут сопровождать Тени, а мы знаем, на что они способны.

Кили расплылся в ленивой улыбке.

— Это твой способ сказать мне «будь-осторожен-брат-мой»?

— Что — то в этом роде. — безэмоционально ответил Король.

— Не хочешь искупаться?

— Не особо.

— Почему? Боишься хозяйство застудить?

Риган покачал головой и, усевшись на каменистый берег, начал стягивать сапоги. Кили улюлюкал и присвистывал.

— Боги! Тебе сколько лет, тринадцать? — бросил ему Король.

— Хаха. Просто я душой не старею, ясно тебе! — крикнул тот и нырнул в ледяной поток.

— Как по мне, ты не взрослеешь… — себе под нос сказал Риган.

Когда они наконец — то вернулись в лагерь, там царила суета. Риган сразу понял, что случилось что — то очень нехорошее. Но, лишь когда увидел свою жену с залитым кровью лицом, понял весь масштаб катастрофы.

Глава 16

Проснувшись утром, Айа первым делом натянула на себя сорочку, которую Риган заботливо положил на свою подушку. Рун мог вломиться в любой момент, и она не хотела, чтобы он застал её, в чём мать родила. Сам Король куда — то умчался, даже не потрудившись разбудить её поцелуями. А ведь она хотела спросить его об Энки. Натянув сорочку, Айа обхватила руками подушку Ригана и лежала так несколько минут, наслаждаясь еле уловимым запахом своего мужа. Она уже скучала по нему, а день ведь только начался. Прошедшая ночь была просто восхитительной. Вспоминая горячие будоражащие прикосновения, Айа заёрзала. Этой ночью у Короля было особенное настроение и ей оно пришлось по душе. Собственно, ей нравилось всё, что делал её неугомонный супруг в постели. Как будто он где — то раздобыл секретный ключик от её тела. Хотя этот ключик вовсе даже не секретный. И он очень даже внушительный…

Захихикав, она встала с кровати и подошла к люльке. Заглянув внутрь, девушка наткнулась на внимательный взгляд голубых глаз.

— Доброе утро. — прошептала Айа. — Когда ты так смотришь, ты вылитый Король, знаешь?

Улыбнувшись, она подхватила девочку на руки. Край полога отъехал в сторону, и в комнату заглянул Рун. Вернее, его белокурая голова.

— Ты уже меняла пелёнку? — поинтересовался он.

— Меняла. Незадолго до рассвета. — ответила Айа, осыпая пухлые розовые щёчки Принцессы поцелуями.

Удовлетворившись ответом, Рун привольно вошёл в комнату и запрыгнул на королевскую кровать. Завалившись на спину, он заложил руки за голову и сказал:

— Я тут побродил вокруг…

— Я велела тебе одному никуда не ходить! — набросилась на него Айа.

— Да я даже из тени шатра не вышел! — возмутился мальчик. — Я же не могу просто сидеть и ждать пока ты, наконец — то, проснёшься! Я, вообще — то, есть хочу…

— Сейчас что — нибудь сообразим. — ответила девушка.

— Часовой сказал, тут недалеко есть деревня… — закинув босую ногу на согнутое колено, он стал покачивать ею в воздухе. — Может, сходим?..

— И что ещё сказал часовой?

— Сказал, что у Короля встреча с каким — то ханаанцем…

Всё — таки, её брат умеет добывать информацию.

— Правда?

— Ага. Думаешь это Ки?

— Странно, что ты сам это не выяснил.

— Ты ведь велела одному не уходить. — беспечно ответил мальчик.

Положив дочь на кровать рядом с братом, Айа направилась к кувшину с водой, чтобы умыться. Рун изменил положение и улёгся на живот. Подперев одной рукой щёку, второй он стал щекотать животик Гулы, не прекращая болтать:

— Когда Энки жил во дворце он спросил меня… — сказал он и замялся.

— О чём?

— Спросил, не хочу ли я поехать с ним в Ханнаан.

Айа подняла голову и посмотрела на брата.

— И что ты ответил? — спросила она.

— Сказал, что я только оттуда. — сообщил Рун, пожав плечами. Всё его внимание было направлено на то, чтобы высвободить свой палец из цепкой младенческой хватки.

Айа поняла, что в ожидании ответа затаила дыхание.

— И всё? — тихо спросила она.

— Ага. Знаешь, я пока не хочу в Ханаан. Ну…без тебя и Гулы.

— Хорошо. Ведь мы туда и не собираемся. — с облегчением сказала девушка. — А теперь иди сюда, умойся.

— Я уже умывался! — с негодованием воскликнул он.

— У тебя засохшая похлёбка на щеке. Вчерашняя.

Поняв, что лгать дальше нет смысла, он покорно проследовал к корытцу. Бросив на Айю обреченный взгляд, он зачерпнул ладонями воду.

— Прекрати это представление… — засмеялась Айа.

Рун начал умываться, продолжая демонстрировать страшные муки.

— Ты мог бы стать бродячим артистом. С такими то талантами. — заметила девушка.

— Нет. Я буду войном. Как Риган и Энки.

Айа вздохнула и пошла искать свою одежду. Через час они вместе с Ванессой покинули шатёр. Королева облачилась в скромное голубое платье, которое, по её мнению, подходило к её волосам. Она собрала их в хвост у основания шеи, перевязав любимым разноцветным платком. Ванесса таскала Гулу всё утро, поэтому Айа сменила её. Всё — таки Принцесса очень быстро прибавляла в весе и носить её на руках становилось не так — то просто. Но Айа почему — то боялась расстаться с ней хотя бы на минутку и предпочитала всегда держать маленькую копию Ригана при себе. Сейчас девочка сидела у неё на руках и сосала корку хлеба, внимательно глядя по сторонам. В новом чепчике она была непередаваемо мила, и Айе всё время хотелось её целовать.

Им выделили двух солдат в качестве сопровождения, и они весело зашагали в сторону деревни, слушая истории Руна о русалках. Он вычитал о них в дворцовой библиотеке и не мог не поделиться знаниями.

— Они могут защекотать человека на смерть и утопить! — вещал Рун. — Так что я вам скажу, ноги моей у этих лесных прудов не будет…

— Это правильно, парень! — поддержал его Сиг, один из сопровождающих их солдат.

Это был седовласый плотный мужчина, который Айе сразу понравился. Второй солдат — Велси, молодой парень лет семнадцати. Он был худой, как щепка. Тощие длинные руки забавно болтались вдоль тела, будто на верёвочках.

— Расскажи ещё про этих русалок. — попросил Велси.

Рун вспыхнул ярче солнца и стал извлекать из своей захламлённой головы всё, что там ещё осталось о русалках:

— Ими частенько становятся утонувшие девицы. Чтобы не стать русалкой, нужно…

Айа улыбнулась и взглянула на небо. Денёк был прекрасный. Тёплое солнышко припекало щёки, и она пожалела о том, что не захватила соломенную шляпу. Ей не хотелось снова ходить с красным носом. Девушка с запозданием подумала о том, что Риган будет недоволен этой незапланированной прогулкой. Но, возможно он и не узнает. А если и узнает, дело уже сделано. Она знала несколько способов, как погасить его дурное настроение…

Деревня находилась буквально в четверти часа ходьбы. Местные жители давно поняли, что военный лагерь на одиннадцать тысяч человек — источник неиссякаемого дохода. Они торговали всем на свете, начиная от порционных похлёбок, заканчивая оружием. Здесь было множество искусных кузнецов, которые могли выточить мечи и клинки любых размеров, шлемы, кольчуги и всё, чего душа пожелает.

Велси рассказал, что в деревне всегда полным — полно народу. В основном войны или пришельцы из соседних мест. Было видно, что селение процветало. Двух и трёхуровневые дома с красными черепичными крышами, которые, скорее, подошли бы какому — нибудь городу. Повсюду висели бело — синие Орские флаги. Медленно продвигаясь по центральной улице, они глазели по сторонам и, в конечном итоге оказались на небольшой мощеной площади, где было разбито несколько торговых палаток. Разглядывая прилавки, Айа чуть отстала от Ванессы, которую Рун потащил вперёд.

— Ван, смотри! — кричал мальчик. — Это же настоящие воинские щиты…

Посмотрев им в след, Айа покачала головой. У её брата словно горящий хворост в штанах, а завтракает он молниями. Она медленно шла вдоль прилавков, когда мимо неё неожиданно пронёсся здоровый откормленный гусь, чуть не сбив с ног. Она взвизгнула и, чтобы не уронить Гулу, опёрлась о ближайший прилавок. Тот не выдержал напора и рухнул, вместе со всем содержимым. Айа в ужасе наблюдала за тем, как стеклянные банки с засоленной олениной падали к её ногам и разбивались вдребезги.

— Вот овца безмозглая! — завопила торговка, хватая Айю за локоть.

— Прошу прощения… — пролепетала Королева. — Я за всё заплачу…

Она ещё не совсем оправилась от случившегося и глаза её метались между учинённым беспорядком и хозяйкой солений.

— Конечно, заплатишь! — орала женщина. — Тут у меня месячный товар!

От этих воплей Гула занервничала и стала похныкивать. Айа прислонилась губами к тёплому детскому лобику и зашептала успокаивающие слова, но это было нелегко, ведь торговка кричала всё громче и громче. Айа поняла, что разговаривать с этой женщиной бессмысленно. Велси, наконец — то, сообразил, что происходит и оказался рядом.

— Моя Королева! — обратился к ней молодой человек. — Давайте уйдём отсюда.

Пострадавшая услышала его слова и воскликнула:

— Королева?!

Айа решила прикрыться своим именем, чтобы загладить инцидент.

— Да, я Айа, Королева Ора. — сказала она, вспомнив всё, чему её учила Ванесса. Она не ожидала такого серьёзного экзамена. — Вам незачем переживать, мы всё возместим.

С этими словами девушка развернулась, желая поскорее покинуть злополучный базар.

— Ах! Вы посмотрите на неё! — крикнула торговка ей в спину. — Королева, тоже мне! Люди! Сюда! К нам сама ханаанская подстилка пожаловала!

Айа в шоке развернулась и уставилась на женщину. Та, казалось, завелась ещё больше, видя её замешательство. К такому Ван её не готовила. Что происходит? «Ханаанская подстилка»?

— Что уставилась?! Думаешь, мы не знаем, что ты потаскуха, которая окрутила молодого Короля?

— Я…я не… — Айа просто не знала, что ответить на это оскорбление.

Она и раньше встречала людей, подобных этой женщине, но предпочитала с ними не связываться. Она бы и сейчас ушла, но вокруг собиралось всё больше людей и девушка начала паниковать. Злорадные и злые лица навалились со всех сторон. Велси тоже начал нервничать.

— Что, язык проглотила?! — не унималась женщина. — Ещё и своё отродье притащила.

— Не подходите! — твёрдо сказал молодой солдат, но женщина его даже не услышала.

Она тыкала в Айю пальцем и всё говорила, говорила, вертясь во все стороны, чтобы все могли её хорошенько расслышать. Айа была настолько шокирована ненавистью к себе, что лишь изумлённо смотрела на людей. Что она им сделала? Почему они говорят о ней такие вещи?

— Только Король поймёт, кто ты такая, быстренько вернёшься в свой Ханаан…

— Тоже мне, Королева…

— Да вы посмотрите на неё! Даже волосы толком прибрать не может…

Велси тронул Айю за локоть, и она словно очнулась. Гул голосов навалился со всех сторон, и ледяная паника накрыла её с головой. Прижав головку Гулы к себе, она попыталась пробиться сквозь толпу, да не тут — то было. Кто — то бесцеремонно схватил её за локоть, но Велси тут же откинул руку обидчика.

— Куда собралась, плати деньги!

— Пустите… — крикнула Айа.

— Дайте пройти! — вопил Велси.

Где же Ванесса и Рун?..

— Разойдись! — услышала Айа голос в толпе. Это был Сиг. — Кому сказал, разойтись!

Распихивая гудящую толпу, он пробирался к ним, а когда оказался рядом, гаркнул на торговку:

— А ну заткни свою помойку!

— Пусть платит, она мне весь прилавок расколотила!

— Да, пусть платит, ханаанская потаскуха!.. — вторила ей толпа.

Мужчина извлёк из кармана мешочек, набитый монетами и швырнул к ногам женщины.

— Вот, подавись. — сказал он.

— Думаешь, если ты Королева, можно людей унижать! — не унималась та.

Сиг подошел к Айе и приобняв за плечи начал пробираться вперёд, расталкивая людей своим коренастым торсом. Айа вся сжалась. Со всех сторон в неё летело — «Потаскуха», «Какая из неё Королева…», «Да вы гляньте на это отродье…». В конце площади она увидела перепуганных Ванессу и Руна. Мальчик был бледен и смотрел на сестру во все глаза. Айа смотрела только на них, моля Богов о том, чтобы все эти люди замолчали. Они уже почти пересекли площадь, когда она почувствовала удар в лопатку. Второй пришёлся ей прямо в бровь. Что — то закричала Ванесса и бросилась ей на встречу. Айа же пригнула голову, боясь, что следующий камень угодит в её дочь, которая уже ревела во всё горло.

Покинув, наконец — то, площадь они, не сговариваясь, пустились вниз по улице. Айа почувствовала, как тёплая капля потекла по щеке…Ванесса шла рядом и тащила за руку Руна, который обливался слезами. Ей показалось, будто до лагеря они добрались за считанные секунды. Она практически бежала, в панике переставляя ноги. Ванесса что — то говорила за её спиной, но Айа не слушала. Ей хотелось поскорее попасть в свой шатёр и не выходить оттуда никогда. Слёзы обиды жгли глаза, а сердце выбивало дробь. «Потаскуха», «Подстилка»…вот, что думают о ней люди? Она всегда знала, что недостойна быть Королевой. С неё как будто сорвали маску.

Она бежала по лагерю, а люди сами убирались с дроги. Они смотрели на неё во все глаза, не веря себе. Ещё бы. Когда ещё такое увидишь, Королева с расквашенным лицом? Боковым зрением она увидела Ригана, который бежал к ней. Но она не стала задерживаться ни на секунду, упрямо следую к своей цели. Гула всё плакала, внося ещё больший хаос в её состояние.

— Тише…тише моя маленькая, моя любимая…мамочка рядом… — шептала она дочери.

Услыхав за спиной тяжелую поступь, она поняла, что это Риган.

— Айа! — в ужасе кричал он.

Она не оглядывалась, но неожиданно почувствовала, как их с Гулой подхватили на руки. Спрятав лицо у Ригана на груди, она дала волю слезам по — настоящему. Король проделал оставшееся до шатра расстояние в несколько широких шагов.

— Любимая, сейчас. О, Боги… — приговаривал он. — Сейчас, сейчас…Доктора сюда, немедленно! — велел он часовому.

Он прошёл прямо в их спальню и осторожно опустил её на кровать, сам же уселся на пол рядом.

— Где у тебя болит? — дрожащим голосом спросил он и начал ощупывать её тело. — Айа! Отвечай!

— Всё…всё хорошо… — проговорила она.

Гула в её руках вертелась и пыхтела. Айа посмотрела на дочь и увидела, что та тоже слегка запачкана кровью. В этот момент в палатку ворвалась Ванесса, а за ней Рун. Ван сама была в состоянии, близком к истерике. Рун пытался сдержать дрожащие губы, кружа вокруг них с Риганом.

— Возьми… — севшим голосом сказала Айа. — Возьми её.

Ванесса подошла и осторожно забрала у неё девочку. Взглянув на Ригана, Айа сказала:

— Всё хорошо…просто болит вот здесь… — и указала на саднящее место чуть выше брови.

Лицо Ригано было бледным, словно простыня. Напряженные голубые глаза следили за ней не отрываясь. Привстав, он осмотрел её рану и просипел:

— Нужно смыть кровь. Не вставай.

Когда он отошёл, его место занял Рун.

— Всё хорошо? — спросила она брата.

Он кивнул и подтер рукавом нос.

— Иди. Помоги Ванессе искупать Гулу.

Он снова кивнул и испарился. Риган вернулся с кувшином и сказал:

— Привстань.

— Я могу сама…

— Делай, что говорю! — проорал он.

Айа не стала спорить. Когда она приподнялась над кроватью, он полил ей на лоб воды, убирая жуткую кровавую маску с лица. Схватив чистое полотенце, он приложил его к кровоточащей ране, придерживая Айю за подбородок. Взглянув ей в глаза, Король прорычал:

— Я чуть с жизнью не расстался, увидев тебя…Айа! Что мне с тобой делать? Что?!

Из глаз девушки хлынули слёзы.

— Что хочешь! Можешь найти себе другую жену! — крикнула она в ответ, пытаясь избавиться от его рук.

Риган навис над ней, заставляя её лечь на спину. Айа зажмурилась и тихо плакала.

— Ну, всё. Не плачь… — прошептал он, лёгкими касаниями губ собирая слезинки с её щёк. — Прости, я так испугался… — пробормотал он, и поцеловал её в висок.

— У тебя волосы мокрые… — прошептала Айа, не открывая глаз.

— Я искупался в реке…

— Вода ведь холодная…

— Да, ледяная… — ответил Риган, оставляя нежный поцелуй на её губах.

Их прервало появление полевого врача. Он осмотрел её рану и сказал, что нужно наложить пару швов. Риган заставил её выпить стакан ларсы, после чего уселся в кресло, уперев руки в колени, и напряженно следил за действиями доктора. Когда тот попытался сделать первый стежок, Айа зашипела от боли. Риган потер руками виски и вышел из комнаты. Оно и к лучшему. Он нервировал её своим немигающим взглядом. Ларса подействовала и второго стежка девушка почти не почувствовала. Она слышала разговор за пологом. Голоса Ригана и Ванессы. Наверняка, сейчас она рассказывает ему о том, как её осыпали оскорблениями, словно уличную девку. Боги, какой позор…

Доктор собрал свои инструменты и покинул палатку. Айа же опустилась на кровать и свернулась калачиком, чувствуя себя совершенно разбитой. Благодаря ларсе голова у неё кружилась, словно она попала в эпицентр урагана, и её бросало из стороны в сторону. Почувствовав, как тело окружили сильные руки Короля, она расслабилась. Будто её раскаченную лодку выбросило, наконец — то, на берег. Он прижал её спиной к своей груди и тихо дышал рядом с ухом.

— Ты знал об этом? — шепотом спросила Айа.

— О чём? — тихо спросил Риган в ответ.

— О…о…«ханаанской подстилке»? — выплюнула девушка.

Риган засопел у неё над ухом. Она почувствовала, как тело его напряглось.

— Я с этим разберусь. — твёрдо сказал Король.

— Как? Разве можно заставить их думать обо мне лучше…

— Можно.

— Нельзя!

Риган сильнее сжал руки и прорычал:

— А я сказал, можно!

Айа устало прикрыла глаза. Ей было так тепло и уютно в объятиях своего Короля…

— Поспи немного… — прошептал Риган.

— Но ведь сейчас день…

— Ну и что, а ты поспи днём…

— Ты не уйдёшь?

— Нет, я буду прямо здесь. Всё время.

— Тогда, можно мне одеяло…меня что — то знобит… — пробормотала она, не открывая глаз.

Риган встал с кровати. Она почувствовала, как его заботливые руки стянули с неё башмаки, а затем избавили от платья. На плечи опустилось лёгкое шерстяное одеяло.

— Риган?.. — в панике позвала Айа.

— Я здесь. Одну секунду.

Она услышала возню за спиной, а потом матрас прогнулся под его весом. Забравшись под одеяло, он снова окружил её своим телом и прижался подбородком к макушке.

— Любимая… — тихо позвал он.

— Да?..

— Ты не подстилка. Ты лучшее, что случилось со мной в жизни.

— Потому что я твоя? — сонно пробормотала Айа.

— Да…потому что моя…

Глава 17

«Раз, два, три, четыре…» — четвёртый раз Риган прогонял в голове цифры от одно до ста. Говорят, это помогает взять себя в руки. Два часа назад, когда Айе накладывали швы, он застал Ванессу за приготовлением какого — то зелья, которое должно было её успокоить, и Король попросил сделать на его долю тоже. Видимо, эффект начал ослабевать, поскольку Риган чувствовал, как по его мышцам проходят трепыхания, как будто тело его требует немедленно встать и начать действовать. Но он обещал Нокке, что останется с ней, и сам Баал не сможет сдвинуть его с места. Под воздействием пережитых потрясений, щедро сдобренных ларсой, она спала как убитая, уютно свернувшись у него под боком. Её белокурая голова лежала на его груди, а ноги захватили в плен одну из его ног, опутав её словно верёвки. Он не мог удержаться и безостановочно гладил её волосы или чертил узоры на плече.

У него было достаточно времени, чтобы хорошенько обдумать ситуацию. Айа спала уже около двух часов и, к счастью, не видела, как менялось его настроение в течение этого времени. Как сжимались и разжимались кулаки, как несколько раз он восстанавливал дыхание. Всё это был следствием бурлящего в его крови бешенства. Слава Богам, он не успел наделать каких — нибудь глупостей, вроде того, чтобы выпустить кишки каждому второму жителю деревни, или ещё чего. Нет. За время вынужденного бездействия он придумал кое — что получше. Хотя, Боги свидетели, если бы эти люди причинили вред ещё и Принцессе, его маленькой рыжей Морковке, он бы пошёл по кровавому пути в приступе боевого безумия. Он уже сталкивался с этим явлением и знал, что сопротивляться ему невозможно.

Прислушавшись к дыханию Айа, он уверился в том, что оно глубокое и ровное. Вытянув губы в трубочку, Король издал мягкий ненавязчивый свист. Его расчёт оказался верным, так как через несколько секунд, приподняв полог, в комнату вошла Ванесса. Она была явно раздосадована способом, который он использовал, чтобы привлечь её внимание и всячески дала это понять. Сжала губы так, что от них осталась лишь одна пресловутая родинка в правом верхнем уголке. Руки же хранительница старых традиций и манер сложила на груди и сверкнула своими серыми глазами.

Да уж, подумал Король. Брану не позавидуешь. Он так и видел своего друга, валяющегося у её ног и молящего об одном несчастном поцелуе. А девушка лишь отвечает — «Ты что, не знаешь, что отведенное для поцелуев время — после ужина?..». Она и представить не может, насколько современны взгляды её подопечной Королевы в этом вопросе. К примеру, когда та вынашивала Гулу, кровь её так бурлила, что однажды она заявилась в королевский кабинет незадолго до обеда и потребовала немедленного исполнения им супружеских обязанностей…Улыбнувшись, Риган прижался губами к волосам жены. На самом деле это было всего один раз, но он до сих пор мог вызвать свекольный румянец на её щеках, напомнив о том случае.

— Ваше Величество. — позвала его Ван.

Риган тряхнул головой, возвращая мысли наместо.

— Гула голодна? — спросил он.

— Я накормила её козьим молоком.

— Она его терпеть не может.

— Она сопротивлялась…но мы пришли к соглашению.

— Каким это образом? — нахмурился Риган.

— Если Ваше Величество сомневается в моих методах, то может самостоятельно накормить Принцессу. — отрезала дочь Министра.

— У меня на повестке, итак, дел полно.

Почему он вообще с ней объясняется? Просто она такой человек, с которым нужно считаться, вот почему. У Айи не могло быть лучшей компаньонки. Если бы на месте его Нокке оказалась Ван, ни один человек в той деревне не посмел бы раскрыть свой поганый рот. Он не знал, как вколотить в головку своей жены то, что они с Ванессой знали с рождения — человек это то, во что он верит. Стоит признать, что эту веру дало им их происхождение. Вместе с чувством превосходства над другими. Но Айа…она совсем другая. Она проходит через трудности как умеет — где — то прогибается, где — то сдается, а где — то ломится вперёд как ослица. Но она всегда остаётся собой, нежным созданием из света и улыбок. Ванесса тоже почувствовала это, поэтому и терпит его приказы, иначе уже давно послала бы Короля к Баалу в гости. Вот и сейчас она терпеливо ждала указаний.

— Скажи часовым, пусть найдут Килиана. — сказал Риган.

— Что — нибудь ещё? — раздраженно спросила девушка.

— Где Рун?

— Играет с Принцессой.

— Не спускай с него глаз. — велел Король.

Не хватало еще, чтобы мальчик повторил подвиг своей сестрицы. Разумеется, в случившемся не было её вины. Виноват он и только. Ему было невыносимо думать о том, что он не смог защитить собственную семью. Он Король, а люди сочли это несущественным, когда устроили травлю на его Королеву. Завтра он преподаст им урок, который они на всю жизнь запомнят.

Риган кивнул и дал понять, что разговор окончен. Дочь Надара царственно удалилась. Эту девушку нужно будет отблагодарить. Быть на побегушках у Королевы не её уровень, но она делает это. И это очень — очень хорошо. Его Нокке притягивает порядочных людей как магнит. Других она бы сразу раскусила. Взглянув на жену, он нежно провёл подушечкой большого пальца по изгибу бледной щеки. Она даже не шелохнулась. Взглянув на уродливый шов над тёмно — русой бровью, Риган сжал челюсти. Выпустив со свистом воздух, он прикрыл глаза и стал ждать.

Кили явился через несколько минут, будто ждал, пока его позовут. Риган подбородком указал ему на кресло рядом с кроватью. Тот плюхнулся в него, широко расставив длинные ноги и откинулся на спинку. Было видно, что в нём кипит не меньше гнева, чем в его Короле.

— Найди старосту деревни и скажи ему… — начал Риган.

— Он уже явился. Сам.

— И?

— Я сказал, что завтра утром на площади должны быть собраны все до единого виновники. Сказал, что если мы не увидим их завтра, вся деревня может поковать тюки, и катиться куда ветер укажет. Потому что ни один солдат, служащий Королю, даже краюхи хлеба у них не купит.

— Хорошо.

— Что ты собираешься с ними делать? — осторожно спросил Кили.

— Они ответят за содеянное.

— И все же? — настаивал его брат. Прочистив горло, он напомнил. — Ведь с точки зрения Закона, они ничего такого не сделали…в Законе о независимых городах сказано, что в Оре все люди свободны и…

— Ты решил, что я не знаю, что написано в Законе? — рявкнул Риган.

— Нет, но…

— Я вызову на поединок каждого мужчину, участвовавшего в нападении на Королеву и Принцессу. Если потребуется, сражусь с каждым мужчиной в деревне. Как её супруг я имею право требовать возмездие. По Закону.

Губы Килиана растянулись в понимающей улыбке. Почесав подбородок, он спросил:

— А что насчёт женщин?

Риган мстительно улыбнулся.

— Я вызову на поединок их мужей.

— Я могу сделать это вместо тебя. Как твой полномочный представитель.

— Нет. Я сделаю это сам.

Было видно, что Килиан прям таки мечтает поучаствовать в этой карательной операции. Он разом приободрился и начал потопывать ногой.

— Я поеду с тобой. Об этом дне легенды сложат, это точно. — резюмировал мужчина.

— Пошли гонца к Дагону. Время встречи завтра на закате. Намекни, что там будет Айа.

Кили кивнул и тихо спросил:

— Как она?

— Не знаю. — честно ответил Риган.

— Ты хочешь отправить её в Ханаан…с Дагоном. — констатировал его брат.

Риган сжал челюсти и кивнул. Это решение далось ему не легко. Но оно уже принято. Он планировал сам взяться за дело и навести порядок в Оре. Для этого ему в скором времени нужно покинуть эти места, и Бог знает когда он вернётся. Он не может оставить её здесь одну. Только не после сегодняшнего случая. Побудет несколько месяцев в Ханаане, ведь Дагон спит и видит это.

— Хочешь, чтобы я поехал с ней? — тихо спросил Кили.

— Пока не знаю… — рассеяно ответил Король, накручивая на палец пепельный локон.

— Мика до сих пор не вернулся, и…

— Я могу поехать с ней. — раздался тихий голос Ванессы из — за полога.

— Я думал, дворцовый этикет не одобряет подслушивания. — обратился к ней Риган.

Откинув полог, девушка вошла внутрь и дерзко посмотрела на Короля.

— Но мы ведь не во дворце… — заметила она.

— Что скажет твой отец?

Ванесса пожала плечом и сказала:

— Мне не десять лет.

Риган призадумался. Ванесса не даст спуску Дагону. И избавиться от неё как от Кили, он тоже не сможет. Идеальный вариант, и думать тут нечего.

— Твоё предложение принято. — сообщил ей Король.

Слегка замявшись, девушка сказала:

— Она будет против этой поездки.

— Ну разумеется… — устало сказал он.

Как будто почувствовав, что разговор вертится вокруг неё, Айа зашевелилась и потёрлась ногой о внутреннюю сторону его бедра. Она всегда так делала, если просыпалась на его груди. Это простое движение вкупе с тихим мурлыканьем, вызвало обыденную реакцию его тела — он моментально возбудился. Согнув ногу в колене, чтобы скрыть свою слабость, Риган откашлялся и сказал:

— Вы оба свободны.

Килиан вскочил с кресла и галантно предложил Ванессе локоть. К этому порыву прилагалась обворожительная улыбка и огоньки в глазах. Девушка смерила его холодным взглядом и удалилась не оглядываясь. Бедняга Кили. Он выглядел обескураженным. Его брат редко получал от ворот поворот. Зеленоглазый блондин с сильным тренированным телом и открытой улыбкой. В его постель кумушки прыгали ещё чаще, чем к Брану. Прежде всего потому, что он их регулярно туда зазывал. Бран же никого не зазывал, он якобы не мог отказать дамам…

Тонкие пальчики легли ему на живот, и пробрались под рубашку. Риган рвано выдохнул и остановил коварную руку. Что — то он сегодня очень быстро завёлся, а Айа по — видимому не до конца проснулась. Возможно она даже немного пьяна…

Её бедро поползло вверх и слегка надавило на самую чувствительную часть тела.

— Милая… — выдохнул Риган. — Как ты себя…

Вопрос застрял у него в горле, так как она умудрилась высвободить руку и направить прямо туда, где её очень ждали. Риган признался себе, что не очень — то сопротивлялся. Это нужно остановить. Она не понимает что делает, к тому же не честно заниматься с ней любовью до того, как он сообщит о предстоящем отъезде. После этого ему уж точно ничего не светит. Она будет злиться и швырять в него молнии…

— Аааа… — простонал он, когда её рука пробралась к нему в штаны.

Не в состоянии справиться с собой, он перевернул её на спину и придавил к постели бёдрами, нависнув сверху. Она тут же развела ноги, позволяя ему вольготно расположиться между ними. Тяжело дыша, Риган вгляделся в её лицо. Она смотрела на него из — под полуопущенных век и улыбалась. Восхитительно заспанная и невинная. Эта её видимая невинность всегда действовала на него как удар дубиной по голове. Несмотря на туман похоти, застилающий глаза, он понял, что она полностью отдавала отчёт своим действиям. В отличие от него.

— Как ты себя… — попробовал он снова.

— Поцелую меня.

— Чувствуешь…

— Поцелуй. Меня.

Другие темы его упрямицу сейчас не интересовали. За всё время, что они провели вместе он ни разу не смог устоять, когда Айа предлагала ему себя. Поэтому сейчас он опустил голову и выполнил приказ. Как только их губы соприкоснулись, он ощутил трепет где — то в районе копчика и тихо простонал ей в губы. Он ведёт себя как подросток. Да что это с ним такое? Все мысли вылетели из головы, когда мягкие губы раскрылись, пропуская его язык внутрь…Снова стон. И снова он принадлежал ему. Он разорвал поцелуй, но, увидев, как Айа непроизвольно продолжила искать его губы, возобновил сладкую пытку. Она чуть повернула голову и это создало идеальный угол для глубокого жаркого поцелую. По спине Ригана пробежала дрожь, а пах скрутило от желания. Оставив её губы, он двинулся вдоль нежной шеи, на каждом шагу оставляя лёгкие укусы. Восхитительный аромат её кожи ударил в голову и у него свело живот. Едва соображая, он потянул вверх подол сорочки и просунул руку в короткие панталончики. Дыхание девушки участилось, и долгожданный стон слетел с розовых губ.

— Развяжи…развяжи пояс… — прохрипел он ей в шею.

Она протянула руки между их телами и дёрнула завязки на его брюках. Спустив их с его ягодиц, она обхватила его бёрда ногами, призывая Короля немедленно приступить к делу. Риган усмехнулся и, прислонившись губами к её ушку, прошептал:

— Я весь к твоим услугам…

Обхватив его плоть пальчиками, она отодвинула своё бельё и уверенно задала ей нужно направление. Риган качнул бёдрам и они в унисон простонали. Так горячо…Распластавшись на ней, он замер, опасаясь скорой разрядки. Он не знал, что такое с ним сегодня твориться, но просто с ума сходил от желания. Руки Айи порхали по его спине и в конечном итоге приземлились на ягодицы. Прорычав, он схватил её ногу под коленом и отвёл в сторону, открывая возможности для более глубокого контакта. Ну а потом начал вбиваться в неё как ненормальный. Айа впилась зубами в свою руку, пытаясь заглушить стоны. Риган не сомневался, что Ванесса вместе с детьми уже покинула шатёр, ведь кровать скрипела так, будто на ней отплясывал сам Баал. Во избежание травм, он схватил её руки и закинул над головой, продолжая неистово двигаться. Он почувствовал момент, когда она перестала себя контролировать. Это всегда сводило его с ума, то, как они научились получать удовольствие друг от друга. Первая волна прокатилась по её телу и Риган сразу же последовал за ней, не прекращая двигаться и содрогаясь всем телов. Комната накренилась и наполнилась стонами и всхлипами…

Это было потрясающе. Риган привстал на локтях, чтобы не раздавить жену. Его грудь ходила ходуном, и он упёрся лбом ей в щеку. Айа обхватила его голову руками и стала покрывать лицо поцелуями. Перекатившись на бок, он пристроил её на сгибе локтя.

— Как ты себя чувствуешь? — нежно спросил он, поглаживая её шею.

— Хорошо. — прошептала девушка, глядя ему в глаза. — Нас все слышали, так ведь?

— Можешь говорить, что это была моя идея. — полушёпотом ответил Риган.

Айа улыбнулась и, повернув голову, поцеловала его бицепс. Вот сейчас ему хотелось просто лежать и наслаждаться ситуацией. Возможно ещё раз заняться любовью. Вместо этого его ждёт битва.

— Айа… — начал он.

Девушка вопросительно посмотрела на него. Раньше он никогда не пасовал перед ней, всегда говорил и делал то, что считал нужным. А теперь…теперь он ведёт себя как выдрессированный пёс. Просто, он не может быть с ней суров. Просто не может.

— Скоро я должен буду уехать.

— Куда? — нахмурилась девушка.

Риган провёл ладонью вдоль её спины и притянул ближе. Боги. Как он не хотел с ней расставаться. Он не должен был брать их с собой на границу. Теперь ему придётся отпустить её в Ханаан.

— Риган?

— Я сам ещё не знаю куда. Но это будет долгая поездка. Возможно не один месяц.

— А мы?.. — с опаской спросила она.

Риган твёрдо посмотрел ей в глаза и, собрав волю в кулак, выпалил:

— Вы отправитесь в Ханаан вместе с Дагоном.

— Что?! — воскликнула девушка.

Высвободившись из его рук, она соскочила с кровати и с подозрением уставилась на Короля.

— Ханаан? — спросила она. — Ты…ты хочешь, чтобы я вернулась домой?

— Боги! Нет! — возмущенно сказал Рина и принял вертикальное положение.

Подтянув брюки, он спустил ноги с кровати и упёрся локтями в колени. Глядя на неё он сказал:

— Я не могу взять вас с собой. Возвращать вас в столицу тоже нет времени. Поэтому вы побудете какое — то время в Ханаане.

— Какое — то время?

— Я не могу сказать точно…

— Мы останемся здесь. — твёрдо сказала девушка.

Риган сощурил глаза.

— Ты сделаешь, как я говорю. — сказал он.

Айа застыла и смотрела на него во все глаза. Когда в них показались слёзы, он не выдержал и вскочил на ноги.

— Не смей плакать. — предупредил он.

Против её слёз он бессилен.

Айа отвернулась и направилась к небольшому комоду. Выдвинув полку она начала выкладывать оттуда детские вещи.

— Что ты делаешь? — потерев большим пальцем лоб, спросил Риган.

— Собираю вещи. — безэмоционально ответила девушка.

Вот он добился своего. Но почему так отвратительно на душе? Удивляя самого себя, Риган начал объяснять мотивы своего решения:

— Так будет лучше. С Дагоном вы будете в безопасности. Я не могу оставить вас здесь без присмотра. Мика вернётся неизвестно когда, а тебя и на минуту нельзя выпускать из вида…

Она продолжала сосредоточенно опустошать ящики.

— Айа… — неуверенно позвал Риган.

Она подхватила две стопки вещей и направилась к пологу не оглядываясь, позабыв о том, что на ней лишь полупрозначная сорочка. Риган в два шага оказался рядом и развернул её к себе. Вещи упали к их ногам и он с ужасом увидел, что лицо её залито слезами, а губы предательски дрожат.

— О нет, нет… — пробормотал Король, стирая мокрые дорожки с её щёк. — Любимая, прошу тебя…

— Пусти… — прошептала девушка и упёрлась руками ему в грудь. — Если хочешь избавиться от меня, так и скажи!

— Ты в своём уме?! — рявкнул Риган и тряхнул её за плечи.

— Я всё понимаю, какая из меня Королева! — крикнула она.

— Умолкни! — прошипел он. — Иначе получишь по заднице!

Она поджала губы и уставилась куда — то мимо него.

— Посмотри на меня. — угрожающе сказал он. — Посмотри. На. Меня.

Она с неохотой перевела на него глаза, всем видом давая понять, что делает это не по своей воле. Он знал это выражение лица. Оно означало, что из её головы нужно выбить какую — то нелепую мысль, которая Бог знает как туда попала.

— Ты хоть слышала, что я только что сказал?

Она смотрела на него сжав челюсти. Тряхнув её, Риган гаркнул:

— Отвечай!

Её подбородок снова задрожал.

— Я не…не… — пролепетала она.

— Не что?

— Не знаю, что думать…те люди, они говорили такие вещи…тебе стыдно за меня?

— Айа… — сокрушённо выдохнул Король.

Прикрыв глаза он глубоко вздохнул. Он точно угробит эту треклятую деревню. Снова взглянув на девушку он заговорил:

— Мне не стыдно за тебя. Мне стыдно за себя. То, что говорили те люди не имеет к тебе никакого отношения. Просто кто — то через тебя надеется добраться до меня. Понимаешь?

Айа сглотнула и отрицательно покачала головой. Обхватив её лицо ладонями, он нежно сказал:

— Всё, что тебе нужно понимать — это то, что я люблю тебя.

— Тогда почему ты…

— Потому что там вы будете в безопасности, пока я не смогу быть рядом. Ванесса поедет с вами. Через пару месяцев я заберу вас оттуда. Мне нужно навести порядок в стране, пока дело не зашло слишком далеко.

— Ты заберёшь нас…

— Через два месяца. — уверенно сказал он.

— Обещаешь? — тихо спросила Айа.

Риган мученически застонал и сжал её в объятиях. Он осторожно уткнулся носом ей в шею и положил ладонь на белокурую макушку.

— Если бы я мог, носил бы вас с собой в кармане. Повсюду. — пробормотал он.

— Мы бы тебе надоели…

— Не надоели бы.

— Я люблю тебя. Пожалуйста…

— Я заберу вас через два месяца. — повторил он.

Айа судорожно вздохнула и обняла его за талию. Риган понял, что победил. Теперь его охватило чувство пустоты. Два месяца — напомнил он себе. Всего два месяца.

— Я помогу тебе собрать вещи. — сказал он ей в шею.

— Как думаешь, Ванесса далеко ушла?

Риган хмыкнул.

— Думаю, что она вернётся не раньше ужина.

Руки Айи поползли вверх и обвили его шею. Запустив пальцы в волосы Ригана, она заставила его поднять голову и серьёзно сказала:

— Поцелуй меня.

— Ещё раз? — вскинув бровь вверх, спросил он.

Айа насупилась. Она явно была не расположена шутить. Обхватив её мягкое место руками, Риган потянул девушку вверх и она тут же обвила его талию ногами. Они слились в жарком отчаянном поцелуе, будто боялись, что больше никогда не смогут этого сделать. Опустив её на кровать, Риган принялся с удвоенным старанием доказывать жене, как сильно любит её.

Глава 18

Всю ночь у Айи кошки скребли на душе. Она попыталась выяснить у Короля, что он планирует предпринять по поводу случившегося (она не сомневалась, что он захочет что — либо предпринять), но он отмахивался от неё и всячески уходил от разговора. Если он считает её такой наивной дурочкой, то, пожалуйста. Но девушка рассчитывала предотвратить кровопролитие, если возникнет такая угроза. Она не хотела, чтобы из — за неё кто — то погиб. Те люди были с ней жестоки, но люди каждый день бывают жестоки друг с другом, и их за это никто не убивает. Риган сказал, что она мыслит как простолюдинка, а должна думать как Королева. Но Айа не знала, как мыслят королевы и хотела оставаться собой в этом мире, который постоянно пытался сделать её кем — нибудь другим.

Риган перевернулся во сне и забросил на Айю руку, подминая её под себя. Иногда ей казалось, что он спит с одним открытым глазом. Иначе как он всегда находит её в этой огромной кровати? Осторожно, чтобы не разбудить, она перевернулась и подтянулась выше на подушках, позволив его голове уткнуться ей в грудь. Положив щёку на эту упрямую макушку, она тяжело вздохнула. Как он может спать в такую ночь? Завтра он собирается переправить её через границу и сбыть на руки Энки, а потом забыть о ней на долгих два месяца…

Видимо, в их семье только у неё это вынужденное расставание вызывало тоску и бессонницу, поскольку Король и его маленькое воплощение спали безмятежным сном. Что за ужасный день? Нужно запомнить дату и в будущем быть начеку. Тихое дыхание Ригана на груди успокаивало. Нежно проведя рукой по его волосам, она оставила поцелуй на темечке. Воистину, она и двух дней не может без него прожить, что уж говорить о двух месяцах. За пологами шатра слышался вой ветра и шум лагеря, но рядом с Риганом она всегда чувствует себя в безопасности. Даже когда он спит.

Решив размять ноги, Айа вернула голову Короля на подушку и попыталась встать. Хватка вокруг её талии усилилась.

— Куда? — хриплым шёпотом спросил он.

— Ты, и правда, никогда не спишь? — также тихо спросила девушка.

— Ага. — ответил он и вернул голову ей на грудь.

Айа вновь расслабилась и стала перебирать его волосы, от чего Король прямо — таки замурлыкал, если можно так назвать удовлетворённый полу вздох, который он испустил. Словно опасный зверь, признавший руку хозяина. От этой мысли сердце девушки наполнилось гордостью. На её счету нет великих свершений, но Риган Король Ора, безусловно, главное приключение в её жизни. Чтобы с ним управиться ей и вечности не хватит. Судя по всему, он опять вернулся в свой полусон, и Айа вдруг решила присоединиться. Прикрыв глаза, она вскоре уснула и погрузилась в пучину тревожных сновидений. Какие — то бесконечные лабиринты и она одна блукает в темноте. Хочется бежать, но ноги словно закованы в металлические колодки, и чувство паники разрывает грудь. В страхе, она позвала на помощь — «Риган!». Ещё один поворот и снова тупик. Темнота и страх. «Риган! Я здесь! Найди меня…».

— Шшш… — тёплые руки окружили её. — Проснись, Айа. Я здесь.

Подняв отяжелевшие веки, она прошептала:

— Риган?

— Да. Я здесь. — прижавшись губами к её лбу, он стал укачивать её словно ребёнка.

Спустя минуту она осознала, что лежит на кровати, а Король мягко обнимает её плечи, сидя на краешке. Он был полностью одет и на плечах его висели чехлы для кинжалов. Айа никогда раньше не видела этого приспособления. Разлепив пересохшие губы, девушка спросила:

— Куда…куда ты?

— У меня дела.

— Ты пойдёшь в деревню? — обеспокоенно спросила она.

— Да.

— О, Риган…пожалуйста, пообещай, что никто не умрёт… — прошептала девушка.

— Отдохни ещё. — сказал он и поцеловал её губы, после чего осторожно положил Айю на подушку и встал.

Его пшеничные волосы были собраны в тугую косу, запястья затянуты в широкие кожаные браслеты. Обут он был в пару грубых сапог, носы которых венчали металлические пластины. Осматривая мощное, налитое силой тело супруга, Айа широко распахнула глаза и в панике сказала:

— Я хочу пойти с тобой!

— Нет. — ответил он.

— Почему?

Он просто развернулся и направился к выходу.

— Риган?! — возмущенно крикнула Айа.

Остановившись, он повернул голову и послал ей свирепый взгляд, предостерегая от дальнейших расспросов. Айа сглотнула. Не от страха, а от того, что её привела в восторг эта его неукротимая сторона. Для Айи он был воплощением мужественности — тело война и несгибаемый дух внутри. Она покрылысь мурашками с головы до ног, а древние инстинкты требовали подчиниться. Вместо этого, её губы упрямо повторили:

— Почему?

Продолжая буравить её лучистыми голубыми глазами, Риган раздраженно спросил, уперев руки в бока:

— Зачем тебе ехать со мной?

Она никогда не видела Ригана таким воинственным. Ясно как день, что он собирался подраться и она не будет сидеть тут и ждать, словно комнатная орхидея.

— Я не беспомощная. Это и моя битва тоже. — твёрдо ответила девушка.

Король прищурился и окинул её взглядом, будто раздумывая, готова ли она примерить на себя заявленную роль. Резко откинув одеяло, Айа встала с кровати и коварно сбросила сорочку. Оставшись в чём мать родила, девушка проследовала мимо Короля к комоду и открыла ящик. По её расчётам взгляд Ригана должен был заблудиться где — то в районе её ягодиц. Слегка повернув голову, она увидела, что так оно и есть. Демонстративно откашлявшись, Айа заявила:

— Буду готова через минуту.

Очень медленно, коснувшись глазами каждого изгиба, Риган добрался до её лица.

— У тебя четверть часа. Накорми Гулу и оденься потеплее. И. Ни. Одного. Слова. Поперёк моего! Поняла?

Айа прижала к груди платье и кивнула. Риган же послал ей предупреждающий взгляд исподлобья и вышел из комнаты. Она пару минут смотрела ему в след, не веря, что победила, после чего начала лихорадочно рыться в ящике. Найдя лёгкую сорочку на тонких бретелях, она быстро надела её и подбежала к люльке. Принцесса блаженно спала и есть не собиралась. Это и к лучшему, ведь у Айи кажется пропало молоко. Ещё вчера вечером она заметила, что грудь её стала мягкой, как будто там молока никогда и не было. Это её очень сильно расстроило, ведь ей так нравилось кормить свою малышку. Она слышала, что такое случалось с женщинами от сильных потрясений. Айа ещё не сказала об этом Ригану, не желая дёргать зверя за усы.

Выбежав за полог, девушка бросилась к Ванессе. Пробравшись в отведённое ей помещение, она на ощупь нашла тело Ван в кровати и потрясла её за плечо. Девушка подскочила и воскликнула:

— Какого лешего?!

Айа хихикнула. Распознав посетителя, Ван пискнула:

— Моя Королева! Что — то случилось?

— Да. Мне нужно уйти. Пожалуйста, присмотри за Гулой. — прошептала Айа.

— Конечно. — взволнованно ответила та.

— И…Ван…кажется я не смогу больше кормить малышку…

— О…мне жаль. — искренне сказала девушка, понимая к чему она клонит. — Такое случается. Я найду хорошую кормилицу, которую мы сможем взять с собой.

— Спасибо! Чтобы я делала без тебя… — с благодарностью сказала Айа.

Ванесса страдальчески вздохнула, будто разговаривала с неразумным ребёнком.

— Вы Королева. Вы можете получить всё что пожелаете. Достаточно просто сделать вот так. — подняв руку вверх, она демонстративно щелкнула пальцами, а потом повторила это действо ещё раз для закрепления материала.

— Да. Наверное… — отозвалась Королева.

Встав с постели, девушка поплелась к кувшину с водой, ворча и приговаривая:

— Не наверное, а точно. Если уж вы с Королем справились…

— Ты ошибаешься…

— Как бы не так… — пробубнила Ванесса и начала умываться, соблюдая все положенные нюансы.

В результате Айа покинула шатёр через десять минут после Ригана. К счастью, Рун не проснулся, и ей не пришлось видеть умоляющий "возьми-меня-с-собой-пожаалуйста" взгляд. Для поездки они с Ванессой выбрали необычный наряд и Король его оценил, застыв на месте и не донеся руку до морды своего жеребца Харона. Айа вспыхнула, как пучок соломы под этим взглядом, и пожарищу аккомпанировал бешеный стук её сердца.

На ней были узкие светлые брюки, заправленные в мягкие ботинки с широким голенищем, свободная белая рубашка и жилет, доходящий до середины бедра. Рубашка и жилет были туго подпоясаны широким кожаным шнурком, подчёркивая стройность фигуры. Чтобы волосы не мешали во время скачки, она заплела их в объемную косу и обернула вокруг головы.

Стоящий рядом с Королем Кили проследил за его взглядом и присвистнул. Глядя на её ноги, он пробормотал:

— Теперь понятно, почему…

Айа не услышала окончания фразы, так как Риган отпихнул брата в сторону и широкими шагами направился к ней. Золотые брови сошлись на переносице, а челюсть сжалась. И что она опять сделала не так? Пятясь назад к шатру, девушка взволнованно сказала:

— Я…я готова…

Оказавшись рядом с ней, Король обхватил её талию рукой и оторвал от земли.

— С ума сошла? — прорычал он ей в лицо и занёс Айю в шатёр.

Остановившись на пороге, он накрыл её губы жадным поцелуем, второй рукой смяв девичью ягодицу. Айа моментально откликнулась, обвив руками шею мужа, и самозабвенно ответила на поцелуй. Волна жара немедленно устремилась вниз, и она оседлала его бедро в поисках утешения. Риган простонал ей в губы и твёрдой рукой направил её бёдра сначала вверх, а затем вниз по своему бедру. В последнее время она стала неуправляемой в любовных делах, словно какая — нибудь блудница. И нужно заметить, её супруг это всячески поощрял.

— Ммм… — выдохнула девушка ему в губы. — Ещё…

Риган повторил движение, от чего Айа зажмурилась, готовая немедленно взорваться. Что же он делает с ней? Всё в нём сводило её с ума — его тело, его губы, его запах, его слова…даже мужская плоть у него красивая. Опустив руку, Айа обхватила вышеупомянутый орган через жёсткую ткань брюк и сжала. Та была восхитительно твёрдой и горячей, готовой для неё и только для неё.

— Айа… — зашипел Король. — Проклятье!

Втянув воздух, он выпустил из тисков ей зад и перехватил находчивую руку, заломив за спину девушки. Шумно дыша, Риган прислонился лбом к её виску и сипло сказал:

— Немедленно переоденься.

— Но, почему? — возмутилась девушка.

В брюках было значительно удобнее ехать верхом, к тому же он велел одеться теплее.

— Я думал, ты уже выучила ответ на этот вопрос.

«Делай что говорю». Вздохнув, она буркнула:

— Хорошо. Тогда пусти меня.

Риган повернул голову и обжёг её голодным взглядом. Было не трудно представить, чем бы они занялись этой ночью, но только этого не будет. Ведь сегодня на закате она покинет Ор и вернётся неизвестно когда. Казалось, он думал о том же самом, потому что прикрыл глаза и оставил на её виске целомудренный поцелуй.

— Я не хочу никуда уезжать…пожалуйста… — прошептала она.

— Это не на долго. Так нужно. — твёрдо сказал он и поставил её на пол.

На дрожащих ногах девушка поплелась в их спальню. Быстро сменив брюки на чулки и клетчатую шерстяную юбку, она вернулась к Королю и они вместе вышли из шатра. Он бережно посадил её боком на Харона и запрыгнул следом. Убедившись, что она крепко держится, он отдал колонне в десять человек приказ трогаться.

_______________________________

Дорогие читатели!

К сожалению, у меня пока не выходит обновляться каждый день, но я буду к этому стремиться!

Спасибо, что вы со мной!

Глава 19

Всю дорогу до деревни Риган не мог сдержать раздражение. И какого треклятия она увязалась за ним? Неужели не ясно, что это жутко отвлекает? В подтверждение этого, он покорно наклонил голову и потёрся носом о блестящую белокурую косу. Ему пришлось посадить Королеву на Харона перед собой, ведь девушка никогда не ездила на лошади самостоятельно. Конечно, в брюках ей было бы в четыре раза удобнее, но нет ни одного проклятого шанса, что она будет разгуливать в них посреди бела дня. Ведь даже Харон не мог глаз от её ног оторвать, что уж говорить о людях.

Впереди уже показались первые дома, и он почувствовал, как напряглась его жена. Склонившись к её ушку, он сказал:

— Я всё сделаю сам. Ничего не бойся.

Опустив голову, она тихо заговорила:

— А вдруг…вдруг они…

— Никто не посмеет раскрыть рта. Я же сказал, ничего не бойся.

Девушка повернула голову и подняла на него свои бархатные глаза. Риган внутренне сжался от вида грубого шва на её гладкой белой коже. В этом месте останется шрам. Первый шрам в её жизни. Ригну было достоверно известно, что больше на её теле ни одного шрама не было.

— Хорошо. — покорно ответила она.

Он ни на секунду не обманулся. Риган уже давно не верил в её покорность, поэтому для ясности повторил ещё раз:

— Ни одного слова против моего. Раскроешь свой розовый ротик и получишь ивовым прутом по великолепной заднице.

Айа ахнула и, негодуя, воскликнула:

— Только попробуй! Я уеду в Ханаан и ты меня больше никогда не увидишь!

— Попробуй и узнаешь, сколько времени мне понадобится, чтобы отыскать тебя и приволочь обратно. — парировал он.

Вопреки его ожидания лицо этой эльфийской ведьмы расплылось в улыбке, заставляя всю его выдержку скукожиться и превратиться в ничто. Он уже мечтал отшлёпать её, но не прутом…

— Риган, хочешь отправить отряд вперёд? — спросил Кили, оборвав волнующую мысль.

— Нет. — ответил он, не отрывая глаз от жены.

— Твоё слово, закон… — проворчал его брат.

Когда они въехали на главную улицу, их окружила тишина. Риган в любую минуту ожидал появления перекати — поле. Казалось, даже бело — голубые флаги подувяли, понурив воображаемые головы. Он внимательно всмотрелся в окна домов, ища возможную угрозу. Вот поэтому он и не хотел брать её с собой. Здесь их могут поджидать опасности, в том числе, предательская стрела. На этот случай у него под рубашкой тонкая кольчуга, звенья которой с трудом пробьёт даже арбалетная стрела. И, разумеется, он прикрывает Айю своим телом каждую секунду. Она этого даже не понимает. Крутит головой в разные стороны и что — то кумекает.

Главная улица в скором времени привела их к торговой площади, которая была под завязку забита народом. Пожалуй, здесь была вся деревня до последнего младенца. Люди смотрели на него хмуро, местами с любопытством совершенно не заботясь отвести глаза. Почему — то, местные решили, что если высыпать на центральную площадь всем миром, это как — то усложнит ему дело. По их мнению, он должен был стушеваться и уехать? Отличительной особенностью его предшественника Короля Ниамина было то, что он никогда не опускался до общения с народом. Возможно, люди приняли его открытость за слабость?

Не сбавляя хода, Риган вклинился в толпу, которая растекалась в стороны, давая Королю дорогу. Придерживая Айю рукой за талию, он успокаивающе сжал ладонь, давая понять, что всё в порядке. Она осторожно сжала её в ответ, сообщая, что будет хорошей девочкой.

Толпа немного шумела, но никто не решался высказаться в адрес Короля или Королевы, прежде всего потому, что они понятия не имели чего от него ожидать. Скорее всего, они до конца не верили, что он явится собственной персоной, поэтому сейчас сбиты с толку.

Выехав на центр площади Риган заговорил:

— Приятно видеть, что моё поручение выполнено. — окинув собравшихся холодным взглядом, он продолжил. — Ровно один день прошёл с того момента, как на этой самой площади произошло покушение на жизнь моей супруги Айи Королевы Ора и жизнь моей дочери.

Люди загудели. Такая постановка вопроса им не понравилась.

— Да никто на неё не покушался… — раздался голос в толпе.

— Подумаешь, покричали немножко… — крикнули с другой стороны.

Айа напряглась, и Риган почувствовал, как по венам его потёк огонь. Подняв руку вверх, он крикнул:

— Если обращаешься к Королю, выйди сюда и говори. Если трусишь выйти, тогда захлопни рот!

Его злой голос разлетелся по всей площади и, отскочив от оконных рам, вернулся назад. Разговоры затихли, а взгляды, которые он ловил на себе превратились из неопределённых, в настороженные. Они пристально разглядывали его и Айю, которая сидела прямо, словно палку проглотила и нервно мяла его ладонь. Пусть смотря. Боги свидетели, его жена красавица и прятать ей нечего, а уж что касается его, то им лучше хорошенько запомнить своего Короля. После того, как он уедет отсюда его именем здесь станут детей пугать.

Выждав, Риган продолжил.

— За проявленную в адрес моей семьи агрессию я признаю всех до единого жителей этой территориальное единицы своими личными врагами, включая ваших детей и внуков. — толпа возмущенно загудела. Риган поднял руку, призывая их молчать. — Все мы жители Ора — свободные люди, и вольны сами выбирать, по какому пути ходить. Вы оскорбили мою Королеву и теперь я, как её супруг пришёл сюда, чтобы защитить честь своей семьи. С женщинами и детьми я не воюю, поэтому сражусь с каждым здешним мужчиной.

— Нас тут не меньше пяти десятков! — выкрикнул кто — то.

— Времени у меня полно. — ответил Король.

Со всех сторон сыпалось возмущение, там были и мужские, и женские голоса. Риган решил дать им минуту, прежде чем сообщить самые плохие новости.

— Мы не нарушали Закон!

— Мы вольны говорить, что думаем!

— Мы свободные люди, мы не обязаны почитать Королеву!

— Большой Совет узнает об этом!

Отсчитав положенную минуту, Риган поднял руку, и толпа мгновенно умолкла.

— Я пришёл сюда не как Король, а как муж и отец. Закон даёт мне право требовать возмездия, в том числе и смерти. — после этих слов на лица собравшихся стал наползать страх, замещая все другие эмоции. — Я просил старосту подготовить список всех проживающих здесь мужчин, он готов? — уточнил Риган, обращаясь к взволнованному мужчине.

— Да, Ваше Величество. — встрепенулся тот.

Риган кивнул Кили, давая понять, что пора начинать, а сам соскочил с Харона и осторожно спустил Айю. Она впилась пальцами в его предплечья и умоляюще распахнула глаза. «Только попробуй» — одними губами предупредит Король.

— Освободите место! Освободите место! — требовали солдаты, тесня народ и заставляя их очистить пространство.

Разумеется, никто уходить не желал, но Ригану уже дышать было нечем от такого столпотворения.

— Освободите площадь! — вопил Кили. — Расходись! Давай, красавица, топай! — обратился он к хлебосольной блондинке, которая вертелась рядом с его лошадью.

Пока солдаты расчищали площадь, Риган подвёл Айю к колодцу в центре и пододвинул стоящий рядом табурет.

— Присядь. — сказал он.

— Ты не сможешь одолеть пятьдесят человек… — прошептала она.

Риган надавил на её плечи, заставляя сесть.

— Я и не собираюсь этого делать. — ответил он.

Замысел Ригана состоял в том, что принимая соперников по одному, а не всей гурьбой сразу, он может хоть весь день крошить зубы сельчанам. Подозвав старосту, Риган забрал у него свёрток с именами местных мужчин и развернул его. Пробежавшись глазами по ровным строчкам, он назвал первых пять имён и велел доставить этих людей сюда. В Скором времени, площадь более или менее опустела, но люди продолжали толпиться на примыкающих улицах и галдеть. Кили спешился и остановился рядом с Королём:

— Поделим поровну? — спросил он.

Айа, не таясь, прислушивалась к разговору.

— Да. — ответил Риган.

— Отличненько. — потирая ладони, сказал Кили.

Затребованные пятеро мужчин явились довольно скоро и выстроились в шеренгу, переминаясь с ноги на ногу. Два мужчины средних лет, один парнишка лет восемнадцать, один здоровяк с мясистыми лапами и крепкий молодой человек примерно одного с Риганом возраста. Юноша смотрел на Короля с восхищением, словно не возражал получить от него в зубы, все остальные были явно недовольны, словно он некстати выдернул их с дивана.

— Вы знаете правила поединков? — обратился к ним Король.

— Откуда ж нам знать, мы простые фермеры… — зло сказал усатый мужик.

Подойдя к нему в плотную, Риган схватил «фермера» за грудки одной рукой и дёрнул на себя. Тот как — то разом ослаб и бросил руки вдоль тела.

— Тебе бы стоило изучить их хорошенько. — процедил Король. — Раз уж посмел раскрыть пасть на мою жену.

— Я ничего не говорил…меня вообще в деревне не было… — затараторил тот.

— Значит, тебе не повезло. — ответил Риган и отшвырнул его в сторону. Уперев руки в бока, он громко заговорил. — Правила поединков таковы: оружие — меч, кинжал или дага. Повод — лёгкое, тяжелое оскорбление или оскорбление действием. В нашем случае Королеве было нанесено оскорбление третей степени, два удара камнем, один из которых рассёк бровь…

— Я готов принести извинения… — нервно сказал один из его соперников, коренастый мужик средних лет с проседью в тёмных волосах.

— Не принимаются. — отрезал Риган. — Будет расчерчена площадка четыре на четыре шага, в пределах которой можно перемещаться. Если у вас нет оружия, мы его предоставим. А теперь решайте, кто пойдёт первым.

Мужчины хмуро смотрели друг на друга, не зная, что делать. Наверняка, всё это напоминало странную шутку. Но ощущения у них будут совсем нешуточные.

— Пять минут и приступим. — объявил он. — Если не определитесь, я сам выберу.

Отвернувшись от них, он подошёл к Айе и спросил:

— Уверена, что хочешь остаться?

Она выглядела взволнованной и слегка напуганной. Похлопав пушистыми ресницами, девушка сказала:

— Уверена.

Риган протянул руку и коснулся нежной щеки. За его спиной Кили чертил площадку для поединка, посыпая мостовую бурым песком из кожаного мешочка. Услышав их разговор, он сказал:

— Конечно же, она хочет остаться. Её муж собирается пои…то есть вздуть половину деревни.

Риган проигнорировал это замечание и наклонился к Айе. Легонько коснувшись губами раны над бровью, он прошептал ей на ушко:

— Поцелуешь наудачу?

Айа осмотрелась вокруг. Сотни глаз следили за ними со всех сторон. Риган решил не мучить её и отказаться от своего требования. Но она ухватилась за его рубашку и неуклюже клюнула в щёку. Риган улыбнулся. Хорошо, он согласен и на это.

— Никуда не уходи. — предупредил он и подошёл к Кили.

Протянув ему руку, он стал ждать, пока брат обмотает кисть мягким кожаным отрезом, чтобы снизить повреждения от ударов. Повернув голову, он поймал на себе растерянные и хмурые взгляды соперников. Они просто не знали, как вести себя в этой ситуации. Их наверняка мучил вопрос, могут ли они ударить Короля? Также, они не знали чего ждать от него самого, но боялись его априори из — за габаритов. Что ж, их растерянность ему только на руку. Щадить он тут никого не собирается.

— Ну что, готовы? — обратился он к мужчинам.

Вперёд вышел тот, что его ровесник.

— Какое оружие предпочитаешь? — обратился к нему Король.

Нужно отдать должное, мужчина пытался не показывать страх. Но Риган легко читал язык его тела — лёгкая дрожь в руках и ногах, расширенные зрачки, подрагивания века.

— Кинжал. — невнятно ответил он.

— Килиан, дай ему кинжал.

Кили вынул из сапога оружие и, подбросив в воздухе, передал молодому человеку.

— Не поранься. — добродушно добавил он и хлопнул мужчину по плечу, отчего тот чуть не упал на задницу.

— Начнём. — объявил Король.

Они вошли в расчерченный квадрат, и Риган принял боевую стойку, расставив ноги и сжав руки в кулаки. Он не планировал доставать оружие, ведь не собирался никого убивать. Просто покалечить немного. Его соперник вцепился в кинжал и направил острие на Короля. Он совершенно точно не знал, что с ним делать, но собирался побороться. Риган же был настроен поскорее вернуться в лагерь и провести время с семьёй перед их отъездом. Поэтому, сделав стремительный выпад, он впечатал кулак в лицо соперника. Раздался неприятный хруст и из сломанного носа хлынула кровь, а сам молодчик рухнул к его ногам как подкошенный. Толпа изумленно ахнула.

— Следующий. — объявил Риган.

Пока два солдата оттаскивали тело, Риган бегло огляделся. Он заметил Айю, прикрывшую руками лицо, изумлённые глаза зрителей и четырёх мужчин, ожидающих своей очереди для получения тяжких телесных повреждений. На трясущихся ногах вперёд вышел тощий паренёк и направился в залитый кровью квадрат. Риган покрутил головой, разминая шею и спросил:

— Какое оружие предпочитаешь?

— Я…я предпочитаю драться на кулаках… — дрожащим голосом сказал тот.

Риган окинул его взглядом с ног до головы. Да уж, на кулаках. У Айи и той кулак побольше будет. У него не было жалости к юноше, он получит ровно столько, сколько остальные. Его возраст вполне позволяет быть вызванным на поединок.

— Начали. — крикнул Кили.

Когда Риган занёс руку для удара, его соперник лишь провожал королевский кулак взглядом, словно к нему приближалось какое — то небесное тело, вроде падающей звезды. Он не хотел свернуть пареньку шею, поэтому вложил в удар втрое меньше силы, чем мог. Кулак пришёлся аккурат в ухо, и соперник плавно стёк на землю, словно внезапно уснул. Этого парня толпа наградила мёртвой тишиной.

— Следующий! — крикнул Король, припрыгивая на месте и разминая в воздухе кулаки.

Наконец — то он может дать выход своему гневу. Он мечтал навалять кому — нибудь по роже уже много часов. В квадрат вошёл «здоровяк».

— Кинжал. — пробасил он.

Хм, мясник похоже.

— Начали. — дал сигнал Кили.

Риган не спешил нападать, решив немного понаблюдать за детиной. Почти одного с ним роста, но неуклюжий и медленный. Выбрасывая руку вперёд, соперник начал размахивать ножом, уверенно держа его в кулаке. Риган ловко уворачивался, выжидая удобный момент. Но, когда увидел, что соперник заносит руку для очередного бессмысленного движения, слегка расставил ноги и зафиксировался. Как только «здоровяк» выбросил руку, Риган согнул колени и откинул корпус назад, позволяя вооруженной ножом руке проплыть мимо его груди, а затем ловко перехватил её и завернул за спину соперника, вогнав лезвие прямо в его мясистую ягодицу. «Здоровяк» взвыл от боли и повалился на землю, сотрясаясь в судорогах. Толпа снова взорвалась криком.

— Следующий! — игнорируя возмущенные вопли, объявил Риган.

В конце концов, этот кретин пытался поранить своего Короля ножом! Разумеется, у них честный поединок и всё такое, но, похоже, тот тощий паренёк оказался самым смышлёным из всех. Получил в ухо, но сохранил целыми руки и ноги. Хотя Риган был совсем не против сопротивления. Это интриговало.

Здоровяка подхватили местные, торопясь оказать помощь. Какие заботливые.

Следующим оказался «фермер». Он благоразумно отказался от оружия, но смотрел на Короля с ненавистью и холодом. Он сказал, что в тот день был в другом месте, но Риган не сомневался, будь он здесь, в Айю прилетело бы не два камня, а три.

— Начали! — объявил Килиан.

Мужчина гордо вскинул голову, давая понять, что выше всего происходящего. Риган опустил кулаки и подошёл к нему вплотную. Тот смотрел, словно мученик перед кострищем, не забывая посылать Королю волны ненависти. Опустив руку ему на плечо, Риган, глядя в глаза, заехал ему коленом в пах, а когда тот с криком сложился пополам, схватил его за волосы и направил голову на встречу со своим коленом. «Фермер» рухнул к его ногам сломанной куклой. Взглянув на примолкнувшую толпу, он с удовлетворением отметил налёт ужаса, словно неразличимый глазу туман.

— Следующий! — крикнул он, не отрывая глаз от притихшей толпы.

Мельком взглянув на Айю, он увидел, что она сидит, слегка приоткрыв рот, а глаза её похожи на два десертных блюдца. Когда их глаза встретились, она прошептала одними губами:

— Хватит…

Риган сжал челюсти. Нет, не хватит! Он хотел возмездия и имел на него полное право. Неужели она не понимает, что произошедшее с ней выходит за рамки возможного? Он мог бы всю деревню сравнять с землёй, но, тогда пришлось бы держать ответ перед Большим Советом, а Ригану пока не до этого. Единственный законный способ поквитаться с ними, сразится самому. Но он знал, что эти трусы будут покрывать друг друга и решат смутить его своей сплоченностью. Что ж, раз стоите друг за друга горой, то и получайте все поровну. Его ярости на всех хватит. Когда они с Кили тут закончат, ближайший месяц урожай на полях обрабатывать будет некому. Придётся всем от мало до велика хорошенько поработать за этих мужчин. Вот и выяснят границы своей сплоченности.

В любом случае, Ригана Короля Ора здесь надолго запомнят.

Глава 20

Удар, поворот, удар. Айа неотрывно следила за точными и ловкими движениями своего супруга. Она всегда знала, что он искусный воин, но только сегодня увидела его в действии. Он так уверенно и грамотно пользовался своим натренированным телом, что исполинский рост и немалый вес становились его преимуществами, а не недостатками. Видя всю эту косно — мышечную машину в деле, Айа испытывала волнение и трепет во всем теле. Он великолепен. Её муж просто великолепен. В эти минуты все другие мужчины окончательно и бесповоротно перестали для неё существовать. Она знала это тело как свои пять пальцев и сейчас с трудом понимала, как он ещё не разорвал ей пополам, ведь их близость порой бывала очень бурной…

Хруст костей разогнал розовый туман перед глазами. Айа поморщилась и отвернулась. Риган только что потушил свет ещё одному бедняге и, похоже, сломал тому руку. Он велел ей сидеть на месте, но у неё уже не было сил наблюдать за этой расправой. Сломанные носы, уши и выбитые зубы…с неё довольно. Айа уже сбилась со счету, сколько соперников унесли из «квадрата» за последний час. И какие только силы понесли её вчера в эту деревню? Наверное, те же самые, которые день ото дня приводили её ко всем другим неприятностям.

Толпа зрителей, которая налегала со всех сторон уже давно позабыла о её присутствии. Все взоры были устремлены на Короля и его жертв. Солнце уже сделало пол оборота. Неужели он не устал? Уставившись на носы своих ботинок, Айа прикрыла уши.

— Ты должна поддержать его. — раздался у неё над головой голос Кили. — Раз уж пришла.

— Никому до меня нет дела. — ответила Айа, не оглядываясь.

— Ему есть.

Айа вздохнула. И что она должна сделать? Кричать «Убей, убей, убей»?

— Я ведь сижу здесь, правда? — обратилась она к Кили.

— Ему нет нужды лупить все пятьдесят человек…ты можешь это остановить…

Взглянув на него, Айа сердито спросила:

— Как? Он запретил мне вставать и разговаривать.

— Ты ведь никогда не делаешь, как тебе говорят, Моя Королева. Чем сегодняшний день лучше? — пожав плечом, ответил тот.

Айа всмотрелась в лицо своего советчика. У неё были некоторые причины выполнить требования Короля сегодня, ведь он подкрепил его угрозой. И он вполне может выполнить её. И тогда они разругаются, а ей бы этого не хотелось.

— Кстати, те брюки, которые были на тебе сегодня утром…

— Тебе наверное жить надоело, раз решился говорить об этом. — перебила его Айа.

Кили рассмеялся. Они с Риганом были очень похожи, но она никогда не видела, чтобы Король смеялся вот так — открыто и беззаботно. Несмотря на внешнее сходство, эти двое были противоположностями друг друга. Кили был более порывист, даже движения его были резкими, не такими плавными как у Ригана. Её супруг всё делал так, словно у него в запасе было всё время мира. Но Айа любила в нём всё, даже его замкнутость и непробиваемость.

— Ты права. Наверное голову напекло. — ухмыльнулся Кили.

Их прервал очередной «ах…», прокатившийся по толпе. Айа даже боялась посмотреть в сторону соперников, опасаясь увидеть оторванную руку, или ногу.

— Кхм…пойду — ка я… — пробормотал Кили.

Бросив беглый взгляд на Ригана, Айа увидела, что он сложил руки на груди и сверлит того хмурым взглядом. Что за повадки? Им уже и поболтать нельзя? Нахмурившись в ответ, девушка прикинула, что он успел уложить не меньше двадцати человек. И как же ей остановить его? «Давай же, думай!» — потребовала она у самой себя.

Поймав его взгляд, Айа поднялась на ноги и сделала в сторону Короля нерешительный шаг. Риган прикусил верхнюю губу, словно раздумывая, стоит ли ещё сильнее нахмурить брови. Поскольку этого не произошло, Айа медленно направилась к нему. В «квадрат» меж тем вошёл очередной бедняга и бросал полные ужаса взгляды на своего Короля. Риган едва ли обратил на него внимание, поскольку следил за ней, не отрываясь. Подойдя к мужу вплотную, девушка несколько секунд рассматривала суровое лицо. Волосы его намокли от пота, и солнечные лучи высветили в них хорошо знакомые ей рыжеватые нотки. Голубые глаза были невероятно яркими и живыми. Айа кротко посмотрела в эти озёра и, протянув руку, обвила пальчиками обмотанный кожей кулак. Риган отдал ей свою руку и прищурился. Поднеся его сжатые пальца к губам, она оставила лёгкий поцелуй на костяшках и сказала:

— Я бы очень хотела вернуться в лагерь.

Его глаза превратились в щелки, а ожидающий своей очереди на расправу парень перестал дышать. Айа закусила губу и покорно опустила глаза долу.

— Как пожелаешь. — насмешливо ответил Король.

Айа рискнула поднять на него глаза и чуть не подпрыгнула на мете. Если переложить на слова взгляд, которым он одарил её, то получится что — то вроде «хочу наказать тебя, а потом долго — долго извиняться, лаская каждый кусочек твоего тела губами»…ну или что — то в этом роде. Если коротко, то прямо в эту минуту он решал, как отреагировать на её вольность. Айа вся покрылась мурашками, готовая к любому наказанию, лишь бы там присутствовали его губы и руки…

Повернувшись к парнишке, он бросил:

— Кажется, моя потребность в мщении иссякла. Я освобождаю тебя от поединка.

Лицо у парня было такое, словно он отыскал под своим крыльцом два мешка никому не нужных золотых монет.

— Я…я…тогда пойду… — еле ворочая языком, сказал он.

— Ага. — ответил Риган.

Бросив на Королеву полный благоговения и обожания взгляд, он кинулся прочь, и растворился в толпе. Пока Айа и Риган провожали его глазами, девушка грустно заметила:

— Надеюсь, он не упьётся сегодня до смерти…

— Думай лучше о себе. — сказал Король, и дал знак солдату привести к нему Харона.

Айа проглотила эту завуалированную угрозу и сделала независимый вид.

— Кили, мы уезжаем. — объявил Король.

Килиан лишь салютовал в ответ. После этого между братьями произошел настоящий беззвучный разговор, включающий кивки и движения бровей. Обговорив таким образом детали дальнейших действий, мужчины отвернулись друг от друга и занялись каждый своим делом. Подойдя к девушке, Король молча закинул её в седло и запрыгнул следом. Харон медленно потрусил вперёд, увозя их из этой злосчастной деревни. Люди опускали глаза и расступались, не смея проронить ни единого слова. Поразительные метаморфозы.

Как только началась просёлочная дорога, Риган пустил жеребца в галоп, не дожидаясь отряда. Айа была вынуждена обхватить его талию покрепче, чтобы не свалиться под копыта королевского любимца, поэтому не сразу заметила, что они свернули по дороге в сторону берёзовой рощи. Укрывшись за молодыми берёзками, Его Величество сдернул девушку с коня и прижал к себе. Он был на взводе, словно не мог устоять на месте. Наверное, его кровь все ещё была горяча после этих поединков, подумала Айа.

— Готова получить наказание? — спросил он.

Она опустила глаза и покорно кивнула. Подхватив костяшкой её подбородок, он сказал:

— Смотри на меня, хитрая эльфийская бестия.

Айа прикусила губу, чтобы не рассмеяться.

— Я готова принять всё, что мне уготовано, мой любимый, сильный, нежный, непобедимый… — он закрыл ей рот поцелуем, прерывая эту оду.

Всё произошедшее дальше напоминало нападение голодного волка на беспечную овечку. Для начала Риган заставил девушку опуститься на колени и упереться локтями в землю. Задрав её юбку и избавившись от белья, он несколько секунд наслаждался видом, чем привёл Айю в смущение. Затем на овеваемую весенним ветерком ягодицу опустилась королевская ладонь. Удар был совсем несильный, скорее символический, но достаточный, чтобы пустить по её телу обжигающую волну и вырвать стон. Подарив ей ещё парочку порочных шлепков, Риган поцеловал каждую из наказанных ягодиц и повалил Королеву на весеннюю травку.

Айа не знала, сколько времени они провели в этой роще. Когда она была рядом с Риганом, время не имело для неё значения. Он помог ей запахнуть разорванную рубашку и кое — как прикрыл воротом следы от укусов на шее. Когда Король обнаружил, что её грудь лишилась материнского молока, сначала очень расстроился, но потом сообразил, что теперь округлые холмики вернулись в его полное распоряжение. Да что там говорить, он почти не выпускал их из своих ладоней всё это время. Розовые вершинки до сих пор ныли от требовательных ласк его рта. У Айи было ощущение, будто на неё напал дикий варвар, чтобы грубо и требовательно доставить ей всевозможные удовольствия. В самом деле, у неё всё тело покрыто мелкими укусами, а на бёдрах красовались следы от его пальцев. Мышцы ломило, а между ног ощущалось пощипывание. Кажется, такого у них еще не было.

Взглянув на мужа, Айа увидела намёк на раскаяние в его глазах:

— Кажется, я перестарался. — пробормотал он, затягивая на её талии кожаный шнурок. — Прости.

— О, что вы, Ваше Величество. — с притворным легкомыслием воскликнула девушка. — Следы ваших стараний будут сходить с моего тела как раз пару месяцев…

Он сжал губы, явно не оценив её шутку. Перехватив руку мужа, Айа приложила широкую ладонь к своему животу и сказала:

— Возможно, ты наградил меня сегодня маленьким несносным варваром…

— Очень на это надеюсь. — поглаживая ей живот, ответил Король.

Айа подалась вперёд и прижалась к его груди, обвив талию руками. Риган тут же заключил её в объятия.

— Я бы не смогла жить в мире, где нет тебя… — прошептала девушка, чувствуя, как глаза её наполняются слезами.

Риган накрыл её голову ладонью и прижался губами к виску.

— Тебе и не придётся. Я уже у тебя есть.

— Пообещай, что заберёшь нас сразу, как только сможешь. — потребовала Айа.

Риган вздохнул.

— Считаешь, я мог бы отложить этот момент, чтобы насладиться одиночеством?

— Не знаю…

— Всё ты знаешь… — сказал он, потираясь носом о её волосы. — Ты скрутила меня в бараний рог, и держишь на привязи как верного пса. Делаешь что хочешь, и когда захочешь, никогда не слушаешься и каждую секунду заставляешь хотеть тебя.

Айа улыбнулась.

— Только потому, что ты позволяешь. — ответила она.

Просунув руку под её растрепавшуюся косу, он заставил девушку посмотреть на себя.

— А знаешь, почему позволяю? — спросил Риган.

— Да… — прошептала Айа.

— Почему?

— Потому что любишь меня…

— Вот именно. — подтвердил Король.

— Я тебя тоже люблю. — напомнила Айа.

— Ага, ты говорила. — улыбнулся Риган.

Осторожно прикоснувшись губами к её истерзанному рту, он досадливо спросил:

— Больно?

— Угу. — ответила она.

— Прости Нокке…сам не знаю, что на меня нашло.

Айа улыбнулась и промолчала. Они оба знали, что на него нашло, и этому было название — «я тоже не хочу, чтобы ты уезжала».

По возвращении в лагерь их ждала не очень довольная Принцесса, скучающий Рун и Ванесса в компании юной темноволосой девушки. Потрепанное мешковатое платье, измождённое, бледное личико, на котором выделялись лишь большие чёрные глаза и тёмные изогнутые брови. Она была похожа на взволнованного воробушка, а увидев Короля, опустила голову, уставившись на свои босые ноги. Ворвавшись в шатёр вслед за ними Кили, в своей обычной бестактной манере воскликнул:

— А это еще что такое?

Девушка опустила голову ещё ниже и мяла в кулаке платье.

— Это Нана. — сообщил всем Рун. И добавил, справедливо ожидая всплеска удивления. — Она немая!

Риган не заинтересовался гостьей и подошёл к Ванессе, чтобы забрать у неё дочь. Прижав малютку к груди, он поцеловал её лоб и на секунду прикрыл глаза. От этой сцены Айа едва ли снова не разрыдалась. Присоединившись к ним, она подлезла вод его руку и прижалась к королевскому боку, поправив сбившийся чепец дочери. Малышка серьёзно посмотрела на родителей, словно намекая на то, что нехорошо бросать её вот так на целый день.

— Немая, но не глухая. — укоризненно заметила Ван.

Рун понял свою оплошность и сделал вид, будто его тут нет. Он вернулся к своему занятию — резьбе по дереву, предусмотрительно развернув одно ухо к присутствующим.

— Немая, но не глухая? — озадаченно спросил Кили.

Ванесса смерила его холодным взглядом и сказала:

— У вас манеры трактирного пьяницы. Если бы вы потрудились взрастить в себе хоть какие — то нормы этикета, то знали бы, что нельзя разговаривать в присутствии людей так, словно их тут нет.

— Но ведь Рун так и поступил! — в праведном негодовании воскликнул Кили.

Ванесса закатила глаза, давая понять, что даже не собирается комментировать это замечание. Обратившись к королевской чете, она сказала:

— Это Нана. — подойдя к девушке, она взяла её за руку и заставила встать. Они оказались почти одного роста, но Нана была чуть выше и очень худенькой. — Она будет кормить Гулу. Несколько дней назад она родила мёртвого ребенка, но у неё по — прежнему сохранилось молоко.

Эта информация заинтересовала их обоих и Риган спросил:

— Откуда ты, Нана?

Девушка осторожно подняла голову и взглянула на него. Избегая смотреть Королю в глаза, она изобразила в воздухе что — то, напоминающее башню…или колокол. В любом случае, Айе это ни о чём не говорило, в отличие от Ригана.

— Ясно. — ответил он. — Твоя семья не против отпустить тебя в Ханаан?

Ещё один кульбит пальцами в воздухе и у Короля был ответ на этот вопрос. Айа вопросительно посмотрела на него.

— У неё нет семьи. — пояснил он.

— Откуда же тогда взялся ребёнок? — хмуро спросил Кили.

— Вы не знаете, откуда дети берутся? — надменно осведомилась Ванесса.

— Мне прекрасно это известно, снежная королева. — холодно ответил Килиан. — Но коль уже мы говорим о кормилице для Принцессы, на эту роль не подойдёт грязная гулящая девка.

— Кили! — возмутилась Айа, а Нана скукожилась на глазах, втянув голову в шею и пряча лицо за занавесом блестящих чёрных волос.

Ванесса приобняла девушку за плечо и обратилась к Королю и Королеве, игнорируя второго мужчину:

— Я провела тщательный отбор женщина, на роль кормилицы для Принцессы. И уверяю вас, что лучшей кандидатуры, чем Нана нам здесь не найти. Если вас смущают обстоятельства её беременности, то могу вас заверить, в этой истории нет обличающих её обстоятельств.

— Я полностью доверяю твоему выбору, Ван. — заверила её Айа, а замет обратилась к девушке. — Мне приятно познакомиться с тобой, Нана. Я Айа, Королева Ора.

Девушка подняла на неё затравленный взгляд и кивнула. Риган видимо потерял интерес к происходящему, поэтому спросил:

— Вещи уже собраны?

— Почти. — ответила Ванесса.

— Тогда все поешьте как следует, и выдвигаемся.

Сердце Айа оборвалось, но она не показала виду, а проследовала к столу, чтобы помочь Ванессе накрыть его.

— Кили, у тебя что столбняк? — пробасил Риган.

Айа взглянула на молодого человека и увидела, что тот продолжает хмуро рассматривать кормилицу. Смутившись, он проворчал:

— Пойду прослежу за фургоном.

— Ты разве не хочешь поесть? — спросила Айа.

— В лагере поем. — буркнул он и вышел из шатра, не оглядываясь.

Как только он скрылся за пологом, Нана заметно расслабилась. Окинув девушку взглядом, Айа прикинула, что из её вещей могло бы ей подойти. Наверное, ничего. Придётся воспользоваться скудным гардеробом Ванессы.

— Я уже приготовила для неё одежду. — тихо сказала дочь Министра, будто читая её мысли. — Позже я расскажу о девушке более подробно.

Айа кивнула и посмотрела на мужа. Он устроился вместе с Гулой на табурете возле очага и занимал её деревянной лошадкой, которую вырезал Рун. Подойдя к ним, она провела рукой по его колючей щеке и спросила:

— Ты разве не будешь есть.

— Я не голоден. — ответил он.

— Ты с утра ничего не ел. — возмутилась Айа.

— Я хочу съесть тебя, но Закон это запрещает.

— Ох. Ваше Величество, я дам вам вместо этого свой локон. — пошутила она.

Но, когда Риган поднял на неё глаза, в них не было ни намёка на улыбку.

Позже, когда они готовились покинуть королевский шатёр и отправиться на встречу с Энки, Айа обвязала широкое запястье мужа тонкой косичкой, сплетённой из её волос. Длины хватило на два оборота. Туго связав края кожаным ремешком, она поцеловала его запястье и сказала:

— Два месяца.

Глава 21

Шесть месяцев спустя…

— Ублюдок! — проорал Риган и запустил стул в балконное окно.

Стекло разлетелось в дребезги, а мягкий коллекционный предмет мебели улетел в Дворцовый двор.

— Выродок! — ревел Король, молотя близнецом погибшего стула книжную полку библиотеки. — Я убью, убью, убью его!

— Риган, остановись! — устало попытался урезонить его Бран.

— Котись в пекло! — было ему ответом.

— Тут даже присесть негде… — пробурчал Кили. — А я скакал всю ночь.

Оглядевшись, он плюхнулся на пол рядом с дверью и откинул голову на стену. От стоящего в комнате грохота он поморщился и прикрыл глаза. Король, похоже, наконец — то выдохся и, отбросив ножку стула, уселся рядом с ним. Подтянув колени к груди, он упёрся в них локтями и опустил лицо в ладони. Бран, не долго думая, присоединился к ним.

— Что будем делать? — спросил он.

Риган ничего не ответил. Он пока не мог связно соображать. У него в груди клокотало бешенство, но оно постепенно вытеснялось звенящей пустотой. Там словно образовалась огромная дыра, он физически ощущал её, честное слово. Шесть месяцев! Шесть проклятых месяцев он не видел свою семью.

Ещё четыре месяца назад он отправил к Дагону гонца, прося его доставить Айю на границу, где ждал Кили. К изумлению Короля, тот не принял гонца и отослал обратно. Тогда они отправили ещё одного, но и он вернулся ни с чем. В это время Риган напал на след Атгарвала — жреческого братства далеко на юге страны и был вынужден отправиться туда. Из Сусса пришло известие от Брана, который сообщил, что Шоттилу каким — то невероятным образом удалось спастись в ночь того страшного степного пожара. Дела накапливались, как снежный ком и Риган был вынужден на время отвлечься от попыток добраться до Айи. В довершении всего его вызвали в столицу на Большой Совет, который был собран совсем не по его инициативе. Им с Браном пришлось спешно разрабатывать план действий для расформирования действующего Совета и избрания новых его членов. В том числе, они собирались обличить виновников того, что Король чуть не погиб по дороге на границу из — за поджога в степи. Кили с отцом отвлекли от границы несколько тысяч человек, чтобы разбросать гарнизоны по Ору, на случай массовых волнений. К радости Короля, этот беспрецедентный переворот прошёл гладко. Свою роль сыграло то, что людская молва быстро распространила преувеличенную историю о том, как Его Величество собственными руками перебил целую деревню за то, что те посмели оскорбить его Королеву. Это создало ему совершенно неожиданный образ всесильного сверхчеловека, Короля, которого ещё не знал Ор.

После того, как ситуация более — менее утряслась, как на зло прибыл посланник от Капсикейского правителя Гамелькуна. Риган не сомневался, что тот хочет повидаться с дочерью и обсудить судьбу Магдалены. Девушка уже много лет находилась в Суссе в качестве залога мира. Предполагалось, что Риган должен был жениться на ней, дабы укрепить связи между двумя странами. Но вместо этого Король взял в жены ханаанскую сироту, которую повстречал в один ненастный день на тракте Большие Ворота. Это история тоже ушла в массы и очень романтизировала образ Короля и Королевы. Одним словом, их с Айей репутация крепла день ото дня. Вот только самой Королевы уже шесть месяцев не было в Оре. Потому что её проклятый брат решил присвоить девушку себе, а заодно и его, Ригана, дочь тоже!

Риган не мог отправиться в Ханаан, поскольку ожидал прибытия Гамелькуна, поэтому отправил вместо себя Кили. Кили вернулся несколько часов назад и рассказал, что даже не смог добраться до столицы Ханаана. Где — то в середине пути он повстречал дежурный отряд, патрулирующий дороги и те сразу узнали в нём брата Орского Короля. Килиан считал, что у них был его словесный портрет, к тому же с такой внешностью особо не затеряешься в толпе. Они сопроводили его до границы и предупредили, что в случае возвращения ему придётся расстаться с головой. Король подозревал, что ему повезёт ещё меньше. Скорее всего, его даже через границу не пропустят.

Риган сжал кулаки и прерывисто задышал.

— О, пожалуйста, хватит! — взмолил Кили, опасаясь второго приступа ярости.

— Мы вернём их. — «успокоил» Бран.

— Конечно вернём, разрази вас Хаддат! — проревел Риган и стукнул кулаком о пол.

От удара вся мебель в комнате подпрыгнула, а Кили вздрогнул от неожиданности.

Боги! Когда он доберётся до своей жены, она больше никогда! Никогда не покинет Сусс! Будет сидеть в своей комнате и смотреть в окно, чтобы ей пусто было! Что она там думает о нём? Думает, что он бросил их? Он обещал, что заберёт её через два месяца, а уже шесть прошло! По привычке он потёрся носом о прядь её волос, тонкой косичкой обвивающую его запястье. Самое ужасное заключалось в том, что близилась зима. Когда Гамелькун отправится восвояси, уже ляжет первый снег, и ему придётся ждать конца зимы, чтобы отправиться за ней. Боги! Ещё не меньше пяти месяцев…он сойдёт с ума. Дагон, будь он трижды проклят! Ублюдок! Его Королева практически находится в заложниках в Ханаане и Риган понятия не имеет, остаётся ли она там по собственной воле или нет.

— Я не должен был брать их с собой… — обращаясь к самому себе, прохрипел он.

— Никогда не узнаешь, что тебя ждёт, пока это не произойдёт. — не открывая глаз, сказал Кили.

— Риган, ты должен привести себя в порядок. — тихо добавил Бран. — Ты не можешь встретить Гамелькуна в таком виде.

Он прав. Риган знал, что выглядит как дикарь. Борода отросла на пол — ладони, волосы были в колтунах. Он не мог вспомнить, когда в последний раз ел и мылся. Ожидая возвращения Килиана, Риган просто не мог ничего делать. В последнюю неделю он все дела свалил на своего секретаря, а формированием нового Совета занимался Министр Надар. Старик был не в восторге от того, что его дочь застряла в Ханаане, но не предъявлял Королю претензий. Видимо, он понимал, что тот находится на грани и способен на что угодно. Даже Кристофф унял свою стервозность, опасаясь вспышек Королевского гнева. Вообще — то от него шарахались абсолютно все, даже прислуга.

Поднявшись с пола, Король побрёл в свои покои, двигаясь, словно девяностолетний старик. Набрав полную чашу для купания, он сбросил одежду и погрузился в воду. Прикрыв глаза, Риган начал думать. Совершенно очевидно, что Ублюдок — Дагон не сообщил Айе о гонцах. Бог знает, какими историями он потчует его жену, но он должен был сочинить с три короба, чтобы она покорно сидела и ждала в Ханаане шесть месяцев. Риган должен был почувствовать неладное ещё в тот день, когда передавал Ханаанскому Мерзавцу свою семью. Заметив шрам на лице девушки, тот бросил Королю взгляд, полный мстительного обещания. Но Риган слишком спешил заняться делом, чтобы распознать этот сигнал. Подонок наверняка не верил своему счастью и сразу решил, что возвращать назад такой подарок не собирается. В том, что он любил осколки своей семьи, у Ригана не было сомнений. И Айа, и Рун с ним в полной безопасности и он будет защищать их ценой собственной жизни. Только теперь подлец решил защитить их от него, Ригана. Хочет поиграть в Бога. Что ж, Король примет этот вызов.

Дагону прекрасно известно, что у Короля сейчас дел по горло. Момент выбран невероятно правильно. Только на что этот кретин рассчитывает? Что Айа забудет его и решит осесть в Ханаане вместе с Принцессой? Этого никогда не будет, потому что они созданы друг для друга и даже такому эгоистичному мерзавцу ясно, что Айа от Ригана без ума. Значит, он наплёл ей каких — нибудь небылиц. Возможно, уверил в том, что он решил избавиться от неё под шумок. Тогда почему до сих пор не вернулась Ванесса? Что у них там происходит, разрази всех гром?!

Пять месяцев…пять месяцев, и он отправится в Ханаан, чтобы это выяснить. Риган не станет выпускать кишки ублюдку. Не хочется портить отношения с супругой, но, когда он привезёт её обратно, ноги Дагона не будет в Оре. Он оскорбил его, как только было возможно и Король этого никогда не забудет. «Пожалуйста, любимая, дождись меня…» обратился он к узорчатому потолку купальни.

Гамелькун прибыл в столицу спустя неделю. К тому времени Риган сумел нацепить на себя маску невозмутимости и ледяного спокойствия. Осталось лишь добиться того, чтобы это, и правда, стало реальностью. Единственный вариант для него — это хладнокровно дождаться окончания зимы. День за днём. Ночь за ночью. Он востребует со своей жены за каждую секунду, проведённую порознь. Запрётся с ней в комнате и будет любить без остановки неделю напролёт.

Ему пришлось обрезать волосы, поскольку привести их в порядок не хватило терпения. Заодно он решил избавиться и от бороды. Разглядывая своё гладко выбритое лицо в зеркале, Риган пришёл к выводу, что уже подзабыл, как выглядит без неё. А ещё он порядочно потерял в весе. Хотя это Король заметил это ещё тогда, когда чуть не потерял свои брюки на ходу. Вид у него был не слишком цветущий, даже Кристофф смотрел на него с жалостью. Риган не хотел, чтобы его принимали за белоручку, но, будь оно всё проклято, у него были причины чувствовать себя слегка потерянным.

Он принял Капсикейского правителя в библиотеке. Здесь уже успели заменить мебель и стёкла. Гамелькун прибыл в Сусс в компании своего сына Ганнибала. Оба мужчины были невероятно рослыми и крепкими. Густые рыжие волосы и зелёные глаза дополняли картину. Магдалена несомненно была дочерью своего отца. Их фамильной чертой были высокие скулы и узкие вытянутые лица. На их фоне Риган чувствовал себя нормальным человеком, поскольку в Оре он, как правило, был на голову выше большинства мужчин. В его жилах на половину текла капсикейская кровь, а Гамелькун приходился ему дядей по материнской линии. Они уже встречались один раз. Это было в прошлом году, когда он отправился в Капсикею искать поддержки у северного соседа в защите от Ханаана. Тогда конфликта удалось избежать, а Гамелькун дал понять, что с радостью поддержит племянника.

С Ганнибалом он до этого не встречался, поскольку тот находился на передовой, возглавляя центральный фронт, на котором происходили постоянные стычки с Ханаанцами. Теперь, когда война закончилась, этому военачальнику пришло время заняться государственными делами, ведь он являлся первым наследником Гамелькуна. Он был немногим старше Ригана, но слишком уж суров. Риган не винил его. Когда живёшь войной, трудно оставаться весельчаком.

— Риган, как поживаешь? — добродушно приветствовал Гамелькун, заключая племянника в медвежьи объятия.

— Дядя, приветствую. Не жалуюсь. Как ты? — ответил Король и похлопал того по плечу.

— Старею день ото дня. — хохотнул тот. — Пока не отправился за грань, решил свести тебя с Ганнибалом. Подойди, сын.

Наследник кивнул и приблизился к ним, протягивая ладонь для приветствия. Обменявшись крепким рукопожатием, мужчины заглянули друг другу в глаза. В изумрудном взгляде кузена Риган прочёл открытый интерес. Что ж, ему и самому не терпелось познакомиться с капсикейским наследником. Возможно, он может стать его союзником на долгие годы.

— Я рад, наконец — то познакомиться. — отозвался Риган.

— Взаимно. — кивнул Ганнибал.

— Прошу, садитесь. — сказал Король и указал на диван, стоящий возле камина.

Сам же он направился к буфету и наполнил два бокала ларсой. Предложив напиток мужчинам, он расположился в кресле напротив и спросил:

— Что привело вас в Сусс?

— Думаю, ты и сам догадался, что мы хотели бы увидеть Магду. И обсудить её дальнейшую судьбу.

— Если желаете, я могу немедленно послать за ней.

— Нет нужды спешить. Нам есть о чём поговорить. — ответил Гамелькун.

Риган кивнул.

— Я слышал, ты женился.

Риган снова кивнул.

— Это так. — отозвался он.

— У меня нет претензий по поводу того, что выбор твой обошёл Магду. Говорят, твоя супруга…необычная девушка.

«Это ещё слабо сказано» — подумал Король.

— Благодарю за понимание. — сказал он.

— До меня также дошли слухи, что она…сестра Дагона? — толи спрашивая, толи утверждая, спросил тот.

Риган понимал его замешательство. Трудно было поверить, что такое могло выйти случайно. Айа вообще имела талант всё переворачивать с ног на голову.

— Вы правы. — обратился он к дяде. — Когда мы познакомились…гм…я ещё не знал об этом.

— Боги, видно, благословили тебя удачей, брат. — отозвался Ганнибал.

— Выходит что так. — ровно сказал Король.

Хотя сейчас он бы отдал всё, чтобы Дагона никогда не существовало.

— Дагон не последний человек в новом Ханаанском Правительстве. Породнившись с ним, ты решил сразу все проблемы разом. — хохотнул Гамелькун.

— Я на это надеюсь. — кивнул Риган.

— Ты представишь нам свою Королеву?

Рука, обвитая белокурой косичкой, непроизвольно сжалась в кулак. «Представлю, как только найду эти двадцать два несчастья» — подумал он. Этот жест не укрылся от Ганнибала. Нахмурившись, он посмотрел на необычный браслет и заглянул Ригану в глаза.

— Я бы с радостью. Но она сейчас гостит в Ханаане у своего брата. — ответил Король.

Брови обоих мужчин поползли вверх.

— Надо же. Что ж, тогда надеюсь увидеть вас обоих на свадьбе Ганнибала. Невесту ему уже сосватали, да только у него лет десять до свадьбы руки не доходят.

Выражение лица кузена дало Ригану ясно понять, что эта задержка не была случайной. Судя по всему, капсикейский военачальник приложил для этого максимум усилий.

— Разумеется, мы не пропустим это радостное событие. — отозвался Риган.

Ганнибал закатил глаза, намекая, что оценил сарказм. Они проговорили до самого ужина, обсудив всё, что только было возможно. Капсикейский правитель был опытнейшим управленцем. Риган впитывал всё, что он говорил, не потеряв ни единого слова. Он бы очень хотел познакомить дядю с Айей. Старик оценил бы Королеву по достоинству. Его любимую, невыносимо желанную супругу…Риган резко оборвал эту мысль. Хладнокровно дождаться окончания зимы, напомнил он себе.

Что касается Магдалены, было решено, что она вернётся домой. Держать девушку в Оре было настоящим людоедством, поэтому Король не возражал. Они поужинали вместе. За столом также присутствовала Лена, Кили и Бран.

— Если бы я знал, что во Дворце живёт такая красавица, научился бы писать стихи! — заявил Килиан, чем вызвал дружный смех.

— Полегче, сынок! — отозвался Гамелькун. — Я присматриваю ей жениха, и если ты не настроен серьёзно, лучше помалкивай.

— Кили, кажется ты, наконец — то, вляпался. — засмеялся Бран.

Кили изобразил первозданный ужас и воскликнул:

— Я не готов жениться, скажу честно! Но дать клятвы такому прекрасному созданию как Лена, меня не придётся долго упрашивать.

— Я так долго ждала замужества, что полностью в нём разочаровалась. — заявила Лена.

Эта самоирония вызвала ещё больше веселья, даже Ганнибал, казалось, один раз был близок к тому, чтобы улыбнуться. Он с нежностью смотрел на сестру, гордясь её красотой и умом. В самом деле, девушка была очаровательна. Риган на удивление хорошо провёл время, и практически почувствовал себя живым. Этот вечер позволил ему отыскать себя прежнего и зарядиться железной решимостью выполнять свой долг несмотря ни на что.

Капсикейцы гостили в Суссе две недели, и Риган был рад их присутствию. Это неожиданное отвлечение пришлось очень кстати и позволило Королю сблизиться с Гуннибалом. Когда они прощались, тот тихо сказал:

— Если тебе нужна какая — нибудь помощь, я мог бы задержаться.

Риган знал, что он о чём — то догадался. Прикинув в голове все варианты, он неожиданно придумал план, который никак не желал рождаться у него в голове всё это время. Невероятно тяжкое бремя упало с его души, освобождая грудь от тисков. Король с удивлением понял, что губы его расплылись в хищной улыбке. Ганнибал сообразил, что его только что вписали в какой — то бесовский план и хитро блеснул зелёными глазами.

— Так мне остаться? — спросил он.

— Нам нужно поговорить. — кивнул Риган.

Глава 22

Солнечный луч надоедливо лизал веки, и Айа со стоном перекатилась на живот. Открыв один глаз, девушка некоторое время смотрела в стену. Какое же сегодня число? Да какая разница, решила она. За окном уже проснулся и шумел город, словно огромный улей. Кажется, вчера вечером она забыла закрыть окно, но в Аккад — Ханаанскую столицу, наконец — то, пришла весна. Ночи стали нежно — тёплыми и ароматными. В Оре наверняка уже расцвел Королевский синап — кустарник с круглыми сладкими плодами. Айа обожала синап. Когда Риган обнаружил эту её слабость, целую неделю таскал ей плоды из Дворцового сада. Тогда она как раз вынашивала Гулу…

Айа зажмурилась и прервала эту мысль. До чего же она безвольная. Ведь она запретила себе вспоминать о «нём». Было бы проще, если бы она могла воспринимать Короля Ора как сладкий, невыносимо прекрасный сон…но в подарок от этого «сна» у неё осталось двое детей. Против её воли на обратной стороне век возник образ сильного, гордого война с золотыми волосами…

Айа резко распахнула глаза и оттолкнулась от матраса. У неё появилось сильнейшее желание залепить себе пощёчину. Она потратила более месяца, чтобы свыкнуться с мыслью о том, что больше не нужна ему. Зачем же она снова и снова терзает себя? Просто это сильнее её. Наверное, нужно больше времени. В какой — то момент она поняла, что больше не в силах ждать. Ведь он даже не потрудился написать хотя бы одно несчастное письмо. Она — то его письмами просто завалила. Сначала, когда поняла, что ждёт ребёнка. Потом, когда прошло злосчастных два месяца. Потом она писала ему о своей жизни в Ханаане и о том, что очень скучает и ждёт от него вестей. Потом она писала о том, что Гула начала ходить и сводить их всех с ума. Последний раз она писала Королю два месяца назад, чтобы сообщить о том, что родила здорового мальчика. Айа назвала их сына Варгом. Её маленький варвар — волчонок, он родился в разгар зимы, когда сугробы стояли по колено. Это величайшая несправедливость, но Варг был точной копией Гулы, и, соответственно, точной копией своего отца. Глядя на ребёнка, Айа не могла не вспоминать обстоятельства его зачатия, жгучая страсть и настоящее безумие, вот что это было…губы Ригана повсюду на ней и сила его тела вогруг неё…

«Ну почему?! Почему он не отвечает?»

От Энки ей было достоверно известно, что Король Ора жив и здоров и даже недавно принимал в Суссе Капсикейского правителя. Глухое молчание даже её наивность развеяло. Месяц следовал за месяцем, а от Ригана так и не пришло ни одной весточки. Ведь он обещал…он сказал, что любит её, он не врал. В тот момент Король Ора действительно её любил, в этом она не сомневалась. Ей было трудно поверить в то, что он мог её бросить. Ей казалось, что он принадлежал ей…Но обстоятельства говорили сами за себя. Что ещё она должна думать? Должна ли она поехать в Ор? Но ведь её туда никто не звал, и уж точно ей там не рады, достаточно вспомнить, чем закончилась её прогулка в тот злополучный день. Возможно, какие — то непреодолимые обстоятельства толкнули его на этот шаг. Но Риган никогда не был малодушным, он должен был хотя бы объяснить причину такого поступка. Айа терялась в догадках и до невозможности устала от этих мыслей. Носить в груди бесконечную ноющую боль оказалось утомительным.

Ванесса была уверена, что всё это какое — то дикое недоразумение и хотела сама отправиться в Ор. Она писала отцу, но ей сообщили, что его сейчас нет столице. Айа упросила её подождать до весны. Просто, ей одной со всем этим было не справиться. На груди подруги она выплакала столько слёз, что можно было бы неделю снабжать водопровод этого дома. Растущая в ней жизнь заставила взять себя в руки, а её близкие оказали невероятную поддержку.

Энки поселил их в просторном двухэтажном доме на шесть спален в центре столицы. Он был уютным, чистым и тёплым. Это всё, о чем Айа могла бы мечтать. Их родительский дом в последние годы был совершенно непригоден для жизни. Жалования, которое получал её брат как член Правительства, им вполне хватало на достойную жизнь. Даже с учётом того, что она повесила на его шею Ванессу с Наной. Но Ки, казалось, не возражал. На самом деле он был счастлив, что они здесь, с ним.

Ванесса и Ки быстро нашли общий язык. Айа видела, что девушка её брату очень приглянулась. Это и не удивительно, здесь в Ханаане она раскрылась как цветок, демонстрируя глубокий нрав и непосредственность. Но Ван ни разу не поощрила его интереса, хоть и не рычала на её брата так, как на других мужчин. Ни разу. Всё — таки, противостоять его серьёзной, лишенной легкомыслия натуре Ванесса не могла, ведь во многом сама была такой же.

Встав с кровати, Айа потянулась до такой степени, что захрустели косточки. По её расчётам с минуты на минуту должна была появиться Нана вместе с орущим Варгом. Так и вышло. Её сын был невероятно пунктуален в вопросах кормления и хождения под себя. Нана тихо появилась из смежной комнаты, неся этот верещащий свёрток на руках. Девушка, смеясь, сделала гримаску, намекая на то, что у неё вот — вот заложит уши. Приняв у неё мальчика, Айа одними губами произнесла:

— Спасибо.

Нана приложила руку к сердцу, как бы говоря «Всегда, пожалуйста» и исчезла за дверью детской комнаты. Айа присела на кровать и пристроила сына к груди.

— Твоя сестра никогда не была такой капризулей… — обратилась она к нему, хотя это было не совсем так.

Варг лишь жадно сосал грудь и лупал глазами, потеряв интерес ко всему остальному. Айе так хотелось, чтобы Риган увидел…

«Прекрати» — велела она себе.

— Мой маленький воин… — прошептала девушка, поглаживая пальцем крохотную рыжую головку. — Хочу, чтобы ты был счастливым…

Пока Варг завтракал, взгляд девушки затуманился и мысли наполнил нежный хриплый шёпотом — «Потому что я люблю тебя…», «Нокке…», «Любимая…», «Ты моя…»…Слёзы подступили к глазам, и Айа прикусила губу изнутри, чтобы отрезвить себя.

«Пожалуйста, Риган, оставь мою голову» — попросила она супруга.

Всё это в прошлом, в прошлом, в прошлом…О, он не должен был говорить ей все эти вещи…Она обречена до конца жизни страдать по нему. Нет ни одного шанса для неё забыть Короля Ора, только смириться.

Дверь отворилась, и в комнату вошёл Рун, медленно волоча тощие ноги. Айа сморгнула слёзы и взглянула на брата. Ей — богу, он был похож на жеребёнка. Такие же несуразно длинные и худые конечности. Айа в любую минуту ждала того, что он запутается в них и пропашет носом землю.

Пройдя мимо, мальчик поплёлся в детскую, желая разбудить Гулу. Это был их неофициальный ритуал вот уже пару месяцев. На самом деле, его первопричиной было то, что после рождения Варга Айа впала в настоящую чёрную меланхолию. Она терзалась мыслями о Ригане, но при этом должна была заботиться о новорождённом сыне. Девушка даже есть не могла, Ван и Нана буквально запихивали в неё еду. Нужно заметить, методы у них были довольно грубые. К счастью, этот период был не долгим и через пару недель она, наконец — то, устыдилась самой себе. Но, воистину, это были тяжелые дни. Она только и делала, что плакала, желая, чтобы её супруг немедленно возник на пороге и сказал, что всё это лишь дурной сон. Разумеется, этого не произошло…

— Вот, попробуй это… — бормотал Рун, таща Гулу на руках. — Это пе-че-нье!..

Устроившись вместе с ней на кровати, он извлёк из кармана спальных штанов дребезжащую погремушку. Как только трёкот деревянных пластин разлетелся по комнате, глаза Варга повернулись на звук, словно два голубых радара. На Гулу эта штучка произвела не меньшее впечатление. Выронив размокшее печень, она ухватилась за погремушку и немедленно потянула в рот.

— Гула! Прекрати. — пищал Рун. — Это не для этого…

Как только он попытался отобрать деревяшку, девочка разразилась криком. Чтобы избежать проблем, Рун вернул рыжеволосой злюке игрушку и плюхнулся на спину, раздавив овсяной кругляшок.

Айа вздохнула. Снова придётся менять постельное бельё. Спустя минуту, к ним присоединилась Нана, неся стеклянную бутылочку с пузырчатой плёнкой на горлышке. В ней они разводили для Гулы специальную смесь, поскольку не так давно Нана тоже осталась без молока, а выкормить двоих детей в одиночку Айа не смогла бы ни при каких обстоятельствах. Устроившись на кровати рядом с Руном, она взяла девочку к себе и заменила погремушку бутылочкой. Оставшись без дела, Рун начал говорить:

— Нан, ты пришила к моим штанам отличный карман! — обратился он к девушке. — Теперь я могу носить с собой пробку от вина, большую серебряную монету, которую, кстати, дал мне Ки. Еще короткую красную верёвку и маленький медный колпачок, которым пользуются швеи…

Нана продемонстрировала довольную улыбку и описала пальцем круг в воздухе, что Айа интерпретировала как «Обращайся». Сейчас Нана уже ничем не напоминала то затравленное существо, которое Айа увидела в королевском шатре почти год назад…Не желая вспоминать тот день и всё, что связано с Риганом, Айа насупилась и переместила маленького голодного варвара к другой груди, снова взгляну на Нану. Прибавив в весе, а также приобретя уверенность в завтрашнем дне, девушка превратилась в настоящую юную проказницу. Она не переставала веселить весь дом, устраивая милые шалости, вроде того, чтобы подсыпать в компот шипучки, или приклеить на окно огромного бумажного чудика. Кухарка Уна души в девушке не чаяла и задалась целью выкормить её до аппетитных пропорций. Ей с горем пополам это удавалось, поэтому сейчас девушка вошла в лучшую свою пору. Черноволосая и черноглазая, с бледной кожей, румяными щёчками и живой подвижной мимикой. Настоящий бесёнок. Кроме того, фигура её блистала округлыми женственными формами, коих самой Айе всегда недоставало. Хотя Ригану нравилось её тело, это точно…

«Да сколько же можно? Что с ней сегодня такое?»

Ванесса рассказала Айе ужасную историю Наны. Девушка жила вместе с бабкой — ведуньей недалеко от восточной границы. Два года назад, во время летнего праздника урожая над ней надругалось несколько солдат, в результате чего она потеряла голос и понесла. Конец этой истории был известен. Ребёнок родился мёртвым, а девушка так и не оправилась. Сейчас ей не было и двадцати. Но, Айа надеялась, что она найдёт своё счастье, ведь в её сердце было столько нерастраченной энергии, что хватит на три жизни вперёд.

В коридоре за дверью послышались голоса, и после положенного короткого стука в комнату ворвалась Ванесса. В столь ранний час она была полностью одета и причесана. Поразительная собранность.

— Смотрите, кто пришёл! — провозгласила она, пропуская в комнату Старту.

Айа расплылась в улыбке.

— Стар! — воскликнул Рун.

Потребность сокращать все имена подряд с недавних пор стала его визитной карточкой.

— Рунар — малыш! — улыбнулась Старта. — Как поживаешь?

Она была облачена в неизменный чёрный костюм, состоящий из облегающей куртки и узких брюк. Тёмные волосы собраны в косу. К поясу крепилась какая — то странная короткая палка. Один Баал знал, как она её использовала. Образ этой миниатюрной пухлогубой девушки никак не вязался у Айи с её ремеслом — она была телохранителем Энки. Обученный боец, владеющий потерянными техниками. Тени. Так называли её братию Ханаане.

— Ты обещала показать Храм Баала! — соскочив с кровати, сказал Рун. — Так, когда же мы пойдём?!

— Через два дня. — сказала Старта, направляясь к кровати. — А как поживает Гула?

По обоюдному сговору, все разом перестали применять к девочке титул «Принцессы». Айа была за это благодарна. Ведь больше они не имели никакого отношения к Королевскому двору.

Рун следовал за Стартой по пятам, на ходу поясняя:

— У неё уже есть три зуба, и знаешь, вчера она всю ночь плакала. Айа говорит, что ей больно и дёсны у неё чешутся. Не представляю, как бы я спал, если бы со мной такое приключилось…

— По — твоему, у тебя самого зубы выросли за одни день? — спросила Ванесса, прикрывая за собой дверь.

— Я не уверен. — сообщил Рун. — Посмотрим, как будет у Варга. Хотя он ещё такой малюсенький…

— Уверена это не на долго, если учесть каких размеров его… — Ван умолкла на полуслове и робко посмотрела на Айю.

Та покачала головой, давая понять, что всё в порядке. Она и сама, глядя на мальчика постоянно думала о его отце. Только Нана знает, что она по — прежнему ревёт в подушку каждую вторую ночь. Просто по ночам наступало самое сложное время суток, когда Айа оставалась один на один со своими самыми сокровенными воспоминаниями. Когда — нибудь…когда — нибудь эти слёзы иссякнут. Нельзя требовать от себя невозможного. И за один месяц никак не избавиться от огромной чугунной гири, обосновавшейся у неё в груди. Дело усложнялось ещё и тем, что Айа не оставила надежду…Возможно, когда — нибудь она увидит его снова…На самом деле, только эта надежда и питала её. Она не хотела расставаться с ней, ведь тогда ничего больше не будет связывать её с любимым, самым желанным мужчиной на свете. Кроме двух его маленьких копий. В любом случае, Айа еще не решила как жить дальше, а прожигающее запястье клеймо всё равно не позволит забыть о том, что один год своей жизни она была самой счастливой женщиной на свете.

— Меня послал Дагон. — сказала Старта, наклонив голову, чтобы получше рассмотреть Варга. Улыбнувшись мальчику, она добавила. — Он просит передать, что сегодня будет большой приём в Доме Правительства. Приехали посланники из Капсикеи во главе с сыном вождя Ганнибалом.

— Отличный повод выйти из дома! — провозгласила Ванесса.

Айа сосредоточилась на Варге, старательно делая вид, будто её всё это не касается. Энки уже не в первый раз пытается приобщить её к светским мероприятиям, но Айа хотела лишь быть рядом со своими детьми и больше ничего. Её всё устраивало. Она игнорировала засевшую в голове мысль о том, что с Риганом пошла бы хоть на званый вечер к бесам. Прямо в самое пекло подземного царства.

«Покинь мою голову» — попросила она Короля Ора ещё раз.

— Не пытайся делать вид, будто у тебя уши заложило. — обратилась к ней Ван.

— Я кормлю ребёнка… — буркнула Айа.

— Не знала, что это блокирует слух. — заявила та, сложив руки на груди.

Нана издала звук, эквивалентный хихиканью. Айа продолжила сосредоточенно наблюдать за сыном. Ощущая на лбу сверлящий взгляд серых глаз, она твёрдо сказала:

— Я каждые два часа кормлю Варга. Я не могу пойти на приём, иначе все узнают, что такое материнское молоко на одежде.

— Если только в этом проблема, то я решу вопрос. — уверенно заявила Ванесса.

Айа возмущенно вскинула голову.

— Это как же? — воскликнула она.

Рун замер, жадно ловя каждое слово.

— Пойдём — ка прогуляемся. — сказала ему Старта, дёрнув мальчика за любопытный нос.

— Так не чееестно… — заныл Рун.

Когда за ними закрылась дверь, Ванесса присела рядом с Айеи и взяла её за руку.

— Ты должна пойти.

— Зачем? — взглянув на неё спросила Айа.

Лицо подруги смягчилось. Проведя рукой по её волосам, она сказала:

— Потому что ты почти год из дома не выходила.

— Я выходила. — упрямо ответила Айа.

— В сад?

— Я была на осенней ярмарке!

— Это было шесть месяцев назад.

Айа уставилась прямо перед собой.

— Я не хочу… — прошептала она.

— Ты не можешь страдать о нём вечно.

— Я и не собираюсь вечно! — закусив губу, ответила Айа.

— Любой путь начинается с первого шага. — твёрдо сказала Ван.

— Не понимаю, каким образом мне поможет этот несчастный приём?

— Боги! Несчастный приём! Там будет наследник капсикейско правителя! Любая ханаанка продала бы себя Баалу, лишь бы попасть туда!

— Мне нет до него дела!

— Ну разумеется. Ведь твоя голова забита его кузеном!

— Ты просто невозможна! Если тебе так хочется, я пойду! А теперь можно мне спокойно покормить ребёнка?!

Ванесса моментально успокоилась и чинно заявила:

— Не нужно так нервничать, а то молоко скиснет. Я немедленно займусь поиском подходящих нарядов для тебя и для меня!

Нана с восторгом захлопала в ладоши, а Варг отрыгнул.

«Просто прекрасно» — подумала Айа, вытирая кисло — пахнущую субстанцию со своей сорочки.

Глава 23

Как только на Аккад опустились сумерки, Риган и Бран отправились на разведку. Они прибыли в Ханаанскую столицу в составе Капсикейской делегации ещё на рассвете. Для надёжности Риган захватил с собой и Кили тоже. Но сейчас он выполнял отдельное поручение, тоже немало важное. Он должен был организовать фургон для Королевы и всей её компании. Бог знает, как сильно разросся этот балаган за прошедшее время. В самом деле, у Айи талан собирать вокруг себя целый хоровод. Конечно, всё это потребуется в том случае, если она не пошлёт его с проклятиями в подземное царство. И будет совершенно права, ведь во всем произошедшем виноват только он. Он должен был лучше за ней приглядывать, должен был раскусить Мерзавца — Дагона и совершенно точно не должен был брать их с собой в ту злосчастную поездку. Но, несмотря на чистосердечное раскаяние, он заберёт её с собой, даже если придётся набросить ей мешок на голову и тащить силком. В конце концов, на её запястье написано его имя, и оно там появилось не случайно.

Мгновенный ужас ударил в сердце при мысли о том, что там уже могло появиться какое — то другое имя…

«Нет, такого не может быть» — успокоил он себя.

Но Если это вдруг случится, он убьёт этого кого — то. Разумеется, в честном поединке, чтобы избежать проблем с Ханаанскими законами. Но в глубине души он знал, что никогда не сможет поступить с ней так, как её проклятый брат. Если…если она попросит его уйти…он не хотел сейчас думать об этом…

— Боги! Видел бы ты своё лицо. — сказал Бран. — Ей — богу, о чём ты сейчас думал?

— Не твоё дело. — отрезал Риган.

Чтобы не привлекать ненужного внимания, они обрядились в форму капсикейских всадников, включающую дурацкие плоские фуражки. Они и в Аккад приехали под видом всадников из отряда Ганнибала. Риган так долго ждал этого дня, что готов был побыть несколько часов шутом гороховым. Почти одиннадцать проклятых месяцев, в течение которых он только и делал, что ел, спал, радовал Кристоффа работоспособностью и на сон грядущий молотил Брана и Килиана в тренировочном зале. Правда однажды Кили это надоело, и он хорошенько надавал ему по морде. Риган был не против. Это помогло выпустить несколько унций ярости, вместе с кровью из разбитого носа. Почти год томительного ожидания. Он не хотел спать в их с Айей комнате. Там всюду витал её дух — щетка для волос или разноцветная косынка, лежащая прямо на комоде, где она её оставила. Люлька его дочери, пустая и холодная. Даже несуразная голова Кибелы напоминала ему о том, чего он лишился. Одиннадцать месяцев, и вот он здесь.

Пришлось посвятить Ганнибала в свою печальную историю с вероломным Дагоном в качестве основного злодея. Проклятый ублюдок. Риган пришёл к выводу, что его кузен — человек, которому можно доверять. Перспектива поучаствовать в этой диверсии показалась Капсикейскому наследнику невероятно привлекательной идеей. После всех тех лет, которые он провёл в штабе на передовой Капсикейско — Ханаанской войны, перспектива перехитрить соседей (пусть война и закончилась, но ханаанцы остаются хананаанцами) казалась ему прекрасным развлечением.

Риган не в первый раз посетил Ханаанскую столицу. Во время службы в армии они с Браном бывали здесь пару раз в ходе «разведывательных операций». Ещё тогда город произвёл на него впечатление. Архитектура Аккада была очень консервативной, без намёка на легкомыслие. Прямые мощеные улицы, дома разной этажности. В основном квадратной или прямоугольной формы, иногда украшенные колоннами или витражами. Витиеватые кованые ограды, обросшие плющом, несколько смягчали общее впечатление. Сдержанность, упорядоченность и монохромность — так можно было обрисовать город Рогатого Балу. Тем большее впечатление на фоне окружающей простоты создавал главный Храм воинственного Бога. Его было хорошо видно практически из любой точки города. Он тоже был квадратной формы, но возвышался над всеми постройками, словно огромная тянущаяся к небу платформа, обнесенная рядами гигантских колонн. В вечернем освещении эта монументальная конструкция выделялась на фоне потемневшего неба и выглядела ещё более впечатляюще, будто гигантский проводник между небесным и земным миром. Жрецы Балу знали своё дело, когда нужно было пустить пыль в глаза.

В городе уже зажгли фонари, которые отбрасывали мягкий желтый свет на стены домов и мостовую. Недавно прошёл дождь, и в воздухе пахло весной и свежестью. Риган с удивлением понял, что впервые за долгое время обратил внимание на такие вещи, как запах дождя или вроде другой сентиментальной чуши. Стоило только оказаться с ней в одном городе, и голова его туманится. Стоя посреди оживлённой улицы, он думал о том, что где — то там, в одной из этих безликих коробок находилась его семья. Он не хотел сейчас гадать, чем они занимаются, поскольку собирался в скором времени это выяснить.

Узнать, где живёт Ублюдок — Дагон не составило труда. Первый же попавшийся прохожий сообщил, что «достопочтенный» гражданин Дагон проживает недалеко от Дома Правительства. Добравшись до упомянутого Дома, путем сплошного опроса они узнали — таки нужный адрес. После этого, сердце Ригано набрало какой — то стихийный ритм, словно собиралось выскочить через горло и покатиться по улице навстречу своей госпоже.

Они двигались по широкой мостовой, по обеим сторонам которой располагались всевозможные торговые лавки. За стеклянными витринами суетился народ, люди сновали из одной двери в другу, толпясь на порогах и галдя. С их последней встречи, столица Ханаана ожила и будто бы выплюнула на улицы всех своих жителей разом.

Риган уверенно шагал вперёд, смотря поверх ханаанских голов и держась указанного им курса, когда Бран резко дёрнул его за ворот солдатского камзола.

— Ты что, одурел? — прошипел Король.

— Смотри… — взволнованно сказал друг и потащил его в сторону расфуфыренной стеклянной витрины с надписью «Готовые платья и другое». — Вот там, внутри, видишь?

Риган сбросил с плеча раздражающую руку и присмотрелся. За стеклом, среди заваленных тканями полок в лучах светильников беседовала с торговцем…Ванесса. Будь Риган не таким дисциплинированным, схватился бы за сердце. Она практически не изменилась, но таких вот улыбок Риган за ней раньше не замечал. Потом его прошибло понимание — если она здесь, то возможно…он начал лихорадочно осматриваться, ища в толпе высокую тонкую фигурку и гладкие белые волосы.

— В сторону! — крикнул Бран и потащил его прочь.

Добравшись до противоположной стороны мостовой, они опустили фуражки на глаза и сделали вид, что болтают о погоде.

— Пошла вниз по улице. — сообщил Бран, чуть ли не подпрыгивая на месте.

— Я не слепой.

— С чего вдруг она так разоделась?

— Откуда мне знать.

— Кажется, она похудела.

— О Боги! Пошли уже! — закатил глаза Риган.

Держась на приличном расстоянии, они двинулись вслед за девушкой. Её зелёный плащ развевался как парус, и это было совсем не в стиле Ван, выделяться в толпе, словно сигнальный факел. Трудно сказать, что творится в головах у женщин, поэтому Риган не стал долго об этом раздумывать. Несмотря на то, что руки у неё были занятые стопкой свёртков, она двигалась очень проворно и явно торопилась. И она абсолютно точно была одна.

— Почему она таскается одна по улицам? — ворчал Бран. — Уже стемнело и…

Риган перестал слушать его гундёжь и сосредоточился на окружающей обстановке. Свернув несколько раз, девушка вышла на длинную улицу, на которой располагались, судя по всему, жилые дома. В основном двухэтажные с отдельными парадными входами и коваными воротами. Улица была хорошо освещена, но народу становилось всё меньше и меньше. В конечном итоге, они остались на тротуаре одни. Не сбавляя хода, девушка бросила беглый взгляд через плечо, а потом, без предупреждения, пустилась наутёк. Риган и Бран переглянулись.

Всё — таки дочь Надара та ещё бестия.

С некоторой долей заторможенности они бросились следом. Чтобы догнать беглянку, им потребовалось не больше нескольких секунд. Она уже набрала в лёгкие воздуха, чтобы завизжать, когда Бран закрыл ей рот ладонью и, обхватив рукой под грудью, плавно увлёк в ближайший тёмный угол. Риган же стремительно собрал разбросанные по мостовой свёртки и присоединился к ним. Девушка брыкалась, словно бешеный поросёнок и мычала Брану в ладонь какие — то ругательства. Заехав ему по голени, она выбросила свою карающую ногу вперёд и чуть не лишила Ригана шанса обзавестись сыном.

— Проклятье! — выругался Бран.

— Ванесса, чтоб тебя! — рявкнул Риган, отскочив назад. — Успокойся!

Положив свёртки на землю, он стянул фуражку и сказал:

— Это мы!

Девушка замерла и посмотрела на Короля, выпучив глаза. Скользя взглядом по безбородому лицу и коротким волосам, она нахмурилась и спросила:

— Муму муму-муму?

— Да. Это я. Бран, да пусти ты уже её.

Как только он убрал руку от её рта, девушка повернула голову и посмотрела снизу вверх на своего захватчика. Девушка взволнованно всмотрелась в его лицо, и с облегчением выдохнула. Бран поставил её на землю, но руку убирать не спешил. Ну и зря, подумал Риган. Эта дикая кошка может и оттяпать.

— Приветик… — расплылся в абсолютно идиотской улыбке влюблённый идиот.

В ответ на это сахарное приветствие из несчастной жертвы похищения, Ванесса превратилась в ледяную статую. Пихнув Брана локтем под рёбра, девушка высвободилась из его хватки и отскочила в сторону.

— Боги! Женщина! — выдохнул тот. — Ты меня чуть насквозь не проткнула!

Пригладив волосы, она окатила их холодом и присыпала снегом.

— Что тут происходит? — процедила она.

— Где моя жена? — раздраженно спросил Король, игнорируя её настрой.

— Вы про ту жену, которую Ваше Величество бросило на произвол судьбы год назад?

— Я про ту жену, которая моя единственная жена. — прорычал Риган. — Не испытывай моё терпение, Ванесса!

— Просто невероятно! — взвилась наследница Надара, позабыв о своих хваленных о манерах. — Почему я вообще должна вам что — то объяснять? От вас целый год не было ни слуху, ни духу!

— Ванесса… — проблеял Бран. — Ты всё не так поняла!..

Воистину, эта девица делает из его друга безвольную копну кудряшек!

— Я объясню тебе, если ты пообещаешь не раскрывать рот и слушать.

Ванесса сложила руки на груди и выдержала нервирующую паузу.

— Думаю, я могла бы это сделать. — высокомерно сказала она.

***

— Нана, ты не видела мой гребень?! — крикнула Айа, обшаривая комод и под комодом.

Девушка появилась из смежной детской комнаты с Гулой на руках и очень доходчиво изобразила мужской брючный карман. Девочка, приоткрыв губки, наблюдала за порханием её руки. Поднявшись с колен, Айа направилась в комнату Руна, но стоило ей распахнуть дверь, как тот сам возник на пороге. Она протянула руку, и брат виновато вложил в него серебряный гребень, украшенный бирюзой.

— Даже не хочу знать, зачем он тебе понадобился. — сказала Айа.

— Тебе идёт это платье… — заходя в комнату, заметил юный льстец.

Айа не удержалась и бросила взгляд на своё отражение. Платье, и правда, восхитительное. Небесно — голубое, лёгкое и струящееся. Длинные свободные рукава и небольшой треугольный вырез на груди, а талию подчёркивал идущий в комплекте пояс. Он был на тон темнее, и расшит какими — то камушками. Платье нигде не облегало фигуру, но стоило только её телу прийти в движение, как прорисовывалась каждая деталь. А если повернуться вокруг своей оси, то юбка разлеталась во все стороны мягкими волнами. Где только Ван его откопала? На взгляд Айи, такое платье было совсем им не по карману. Ван вообще вернулась из своей поисковой операции какая — то странная. Смотрела на неё и тихо улыбалась, постоянно пряча глаза.

Расчёсывая гребнем волосы, девушка подошла к люльке, в которой мирно посапывал Варг. После кормления, она облачилась в сорочку с укреплёнными чашечками, которые, по мнению Ван, должны были защитить её достоинство в случае, если у неё произойдёт неожиданный прилив молока. Что ж, в случае чего, позор Айи будет на совести Ванессы. А вот и сама распорядительница. На ней было атласное белое платье, подчёркивающее деликатность и хрупкость фигуры. Густые каштановые волосы спускались вдоль спины до самого пояса, прихваченные на голове ободком, украшенным изумительными красными цветами. Она была похожа на мифическую лесную фею и выглядела совсем юной. И опять это странное выражение лица…

Рун присвистнул.

— Ван, в этом платье ты могла бы подцепить себе мужа. — заметил он.

— Мне он ни к чему. — заявила девушка и указала Айе подбородком на табурет.

Рун онемел ровно на три секунды, после чего воскликнул:

— Зачем же тогда ты так вырядилась?

Айа и Нана прыснули от смеха, а Ванесса совершенно искренне призадумалась. Было видно, как вращаются колёсики в её голове, заставляя брови то сходиться, то расходиться.

— Я могу и передумать. — легкомысленно ответила она, спустя минуту.

— О, женщины… — театрально воскликнул Рун и, разведя руки в стороны, плюхнулся на кровать, сражённый на повал.

Дружный смех прокатился по комнате, даже Гула показала три своих крохотных зуба. Усадив Айю на табурет, Ванесса занялась её волосами. Собрав белые пряди на затылке, она скрутила их в свободный пучок и закрепила гребнем.

— Идеально. — констатировала девушка.

Мягкий стук в дверь привлёк всеобщее внимание и в комнату, закрыв глаза, вошёл Энки.

— Можно? — спросил он.

— Входи. — улыбнулась Айа.

Открыв глаза, он осмотрел их с Ванессой и присвистнул, повторяя подвиг Руна.

— Сегодня все будут мне завидовать. — улыбнулся он.

— Вот уж не думаю… — пробурчала Ван.

Айа с удивлением посмотрела на подругу.

— Ты о чём, Ван?

Проигнорировав вопрос, девушка подхватила свою накидку и скрылась за дверью. Ки посторонился, чтобы пропустить её и спросил:

— Что — то случилось?

— Всё хорошо. — ответила Айа и улыбнулась брату.

Энки выглядел великолепно. Её брат настоящий красавец. Высокий, статный и такой серьёзный. На нём был военный китель и прямые, идеально отглаженные брюки. Этот простой комплект особенно подчёркивал атлетичность и стройность фигуры. Ван говорила, что он стал вожделенной добычей для всех ханаанских кумушек. Они чуть ли не вешались ему на шею, а он, казалось, полностью посвятил себя государственным делам, пропадая в Доме Правительства порой до глубокой ночи. Если бы они не ждали его каждый день на ужин, он наверняка и спал бы на бесконечной стопке бумаг.

— Почему я не могу пойти с вами… — поднял Рун мучающий его вопрос.

— Ты бы скис там за минуту. — сказал Энки и, подойдя к Нане, взял у неё Гулу. — Смотри — ка, что я для тебя раздобыл. — обратился он к малышке и протянул ей кусочек льда, насаженный на палочку.

Айа улыбнулась. Гула смотрела то на Энки, то на подарок, решая, что сделать, зареветь или потянуть его в рот по привычке.

— Милая, это для твоих бедных дёсен. — решила помочь ей с выбором Айа.

Подойдя, она подтолкнула пухлый локоток вверх, заставляя малышку обхватить лёд губами.

— Вот так, чувствуешь? — Гула мгновенно осознала пользу и начала упоительно сосать необычный леденец. — Вот так, моя страдалица…иди к мамочке…

Забрав у Ки дочь, Айа прижалась губами к её лбу и вдохнула любимый детский запах. И, словно по волшебству, мысли её затопили запретные образы…знакомая боль сжала сердце и девушка судорожно сглотнула. Ну вот, опять начинается, только не сейчас…Ведь всё было так хорошо, она уже несколько часов не думала о нём…

— С тобой всё хорошо? — спросил Ки, внимательно вглядываясь в её лицо.

— Да…да… — сказала Айа, пряча глаза.

Она не хотела вешать на брата свои сердечные проблемы. У него и так забот хватает. Передав дочь Нане, она изобразила жалкое подобие энтузиазма и сказала:

— Нам разве не пора?

Дом Правительства находился всего в паре кварталов от дома Энки, поэтому они решили дойти пешком. Просто ужасно обидно, что Айа до сих пор не может назвать дом брата своим. Почему при слове «дом», ей приходит совсем другая картинка? Слава Богам, ей есть о чём подумать в данный момент, помимо Короля Ора. Ванесса на протяжении всего пути молчала, словно воды в рот набрала. На попытки Энки завязать разговор она не реагировала, хотя раньше эти двое могли болтать до тех пор, пока у Айи голова не начинала гудеть.

Прохожие смотрели на них с любопытством и восхищением. Айа и сама видела, что её наряд на фоне каменной серости смотрелся инородно. Нужно будет поблагодарить Ки за этот чудесный подарок. Под обстрелом пристальных взглядом, она начала горбиться и сжиматься. Схватив брата под руку, Айа слегка расправила плечи. Ванесса предпочла идти отдельно, погрузившись в своё необъяснимое молчанье. Что ж, она требовала от неё веселиться, Айа так и поступит. Не помешал бы глоток ларсы…она чувствовала, что своими силами не справится.

В Доме Правительства девушка была один раз, когда только приехала. Энки показывал им город, а за одно и эту обитель правительственных мужей. Улица была запружена экипажами и разодетыми людьми. Все раскланивались друг перед другом и обменивались любезностями. Айа сделала глубокий вдох. Вообще — то, у неё не слишком большой опыт участия в светских мероприятиях. Но, благодаря стараниям Ван она хотя бы не осрамится за ужином.

— Всё будет хорошо, лисёнок. — успокоил её Энки.

Айа в благодарность сжала его локоть.

Они влились в поток гостей и оказались в огромном холле с начищенными до блеска мраморными полами. Огромная люстра под потолком переливалась всеми цветами радуги. Находясь здесь, ей было трудно поверить в то, что это тот же самый Ханаан, в котором она прожила всю жизнь. Этот Ханаан был богатым и пресыщенным, и в нём она чувствовала себя лишней, потому что это лишь красивая обёртка, всё это фальшивое. На стоимость одной этой люстры их нищий приграничный город мог бы жить неделю, а её мать…её мать могла бы сохранить надежду. Боги! Все эти люди разом стали ей противны и она вся сжалась, желая убежать прочь. Айа перевела взгляд на брата, лицо его было совершенно бесстрастным. Как и лицо Ванессы.

Боги, зачем она только пришла сюда?

Энки водил их по залу, представляя то одним, то другим. Ванесса, её божественное ниспослание, взяла всю эту светскую дребедень на себя, а Айа лишь натянуто улыбалась и ловила на себе липкие взгляды. Она не хотела быть здесь…не хотела…строить из себя кого — то другого. Уже готовая бежать, она высвободив руку и отошла от брата на полшага. Энки удивлённо взглянул на неё и с тревогой спросил:

— Айа, ты в порядке? Ты побледнела…

Сглотнув, она кивнула, давая понять, что всё в порядке. Поймав на себе обеспокоенный взгляд Ван, девушка улыбнулась. Немного придя в себя, она пообещала этому сборищу один час.

— Я принесу тебе напиток. Наверное, это из — за духоты. — сказал Энки и отошел.

Духота не причём. Вообще — то её даже немного знобило. Почувствовав на плече тёплую руку Ванессы, она прикусила губу.

— Айа, тебе не хорошо? — спросила девушка.

— Все…все в порядке.

— Если тебе не хорошо мы сейчас же уйдём…

Она не успела договорить, поскольку в толпе началась суета. Голоса становились всё громче, и все головы повернулись в сторону входа. Ванесса приобняла Айю за плечи и прошептала:

— Всё будет хорошо…

Судя по всему, появился Капсикейский наследник. За её спиной возник Энки и, приобняв их с Ван за плечи, повёл сквозь толпу.

— Мне нужно поприветствовать его… — пробормотал он.

Айа доверилась уверенной руке брата и считала чёрно — белые квадраты под ногами. Толпа немного рассеялась, и Энки мягко придержал её за плечи, давая понять, что они пришли. Нацепив на лицо улыбку, девушка подняла голову и встретилась с пронзительными голубыми глазами. Как небо. Айе показалось, что работа её организма на мгновение приостановилась. Она не могла ни вздохнуть, ни пошевелиться, ни отвернуться. Сердце тоже биться перестало.

Риган…

Это…это ведь Риган? Другой…он…его волосы…

— …Ганнибал, наследник Капсикейского правителя и его кузен, Король Ора… — проплыло мимо неё…

Он смотрел на неё в упор, его точёная гладковыбритая челюсть была крепко сжата…без бороды он выглядел таким молодым…ведь он итак молод…это…

Айа зажмурилась, желая смахнуть наваждение. Одновременно с движением век все приборы в её теле возобновили работу с утроенной скоростью. Сердце пыталось пробить рёбра, лёгкие распирали грудь, всё тело покрылось мурашками и испариной одновременно…это слишком!

Сбросив с плеча руку брата, Айа бросилась прочь.

______________________

Девочки! Разместила проду ещё в районе 21.00 но обновление нигде не отображалось почему — то. Видимо, какой — то глюк!

Глава 24

Риган много грезил об этом дне. Но, уже давно нужно было усвоить, что всегда следует иметь в запасе непредсказуемую грёзу. Вот как сейчас. У него было меньше минуты, чтобы насладиться видом своей жены и её восхитительными изгибами. Взмахнув невесомой голубой юбкой, она скрылась в толпе. Он даже не успел как следует её рассмотреть, поскольку разум его на секунду заклинило. Это была она. Его жена. Айа, его Нокке…растерянная и бледная, словно её душат. Звериная потребность защитить привела в движение тело, и разум с восторгом присоединился.

Кинувшись за ней, он уловил движение справа. Это был Дагон. Но, у него на пути возник Бран. Если бы ублюдок снова посмел встать между ним и Нокке, Риган бы точно свернул ему шею. Разразился бы страшный скандал и отношения с Ханааном были бы испорчены. А это совсем некстати. Забыв на время о Дагоне, Риган зацепился взглядом за край голубой юбки. Изумлённая публика благоразумно расступаться сама. Заметив, что Айа скрылась за колоннами зала, он бросился туда. Оказавшись в анфиладе, Риган огляделся по сторонам и увидел удаляющееся по коридору голубое облако.

— Айа! — проревел он.

Но девушка улепётывала так, будто за ней неслось драконье пламя. Риган направился следом, большими шагами сокращая расстояние между ними. Она была совсем рядом, пара шагов и всё. Резко свернув, Айа толкнула первую попавшуюся дверь и та поддалась. Ввалившись внутрь, она тут же попыталась её закрыть, но Риган растерял всё своё благородство где — то межу осенью и зимой. Осторожно, чтобы её не зашибить, он толкнул дверь внутрь вместе с девушкой и вошёл следом. Это была небольшая гостиная с диваном и парой кресел, видимо для гостей мероприятия.

Айа в панике начала метаться из угла в угол, а он меж тем прикрыл дверь и повернул ключ, который услужливо торчал в замке. Осознав свою промежуточную победу, Риган выдохнул и медленно обернулся. Она замерла возле окна и была настроена воинственно, хоть и дрожала с головы до пят. Изящная причёска съехала на бок и болталась на честном слове, карие глаза смотрели на него в изумлении.

«О, любимая…как же я скучал».

Не в силах сдержаться, он шагнул ближе.

— Не подходи! — завопила она.

— Успокойся. — как можно более авторитетно заявил он.

Девушка некоторое время смотрела ему в лицо, но потом взгляд её коснулся каждого доступного участка его тела. Риган почувствовал себя размоченным в молоке сухарем…Он хотел быстро и чётко прояснить ситуацию, но вместо этого жадно рассматривал всю её в ответ. Она была такой же, какой он помнил. Белокурой и тоненькой, требующей ласкового ухода райской птичкой. И она вся его, до последнего волоска. Тело уже настойчиво требовало награды, вся кровь покинула голову, и стало тяжеловато соображать.

— Пришлось обрезать волосы… — сипло сказал он.

Айа посмотрела на его волосы.

— Решил и бороду заодно…

Айа посмотрела на его подбородок. В её глазах мелькнула тоска. Очень хорошо знакомое Ригану чувство. Несколько раз сглотнув, она наконец — то выплюнула:

— Чего тебе нужно?

— Поговорить. — твёрдо ответил Король, хотя ему совсем не говорить хотелось.

— У меня…у меня…сейчас нет времени…поговорим потом… — нашлась она.

— Нет, сейчас. — использовал он её излюбленное требование.

Боги, она так и не научилась прятать карты. Все эмоции можно было с лёгкостью прочесть на бледном лице.

— Я…я…хочу уйти… — раскачиваясь на месте, пролепетала она.

Присмотревшись, он понял, что она находится в абсолютно диссонантном состоянии.

— Айа… — тихо сказал Риган, сделав ещё один шаг.

— О нет! — пискнула девушка, забиваясь в угол. — Не подходи…

Если бы он был Браном в период его острого ванесса — помешательства, то, скорее всего, остался бы на месте. Но он был заперт в одной комнате со своей женой, которая была непередаваемо прекрасна в голубом. Пусть они и не виделись год, но у него не было сомнений в том, что она хочет, чтобы он был ближе. Поэтому Риган уверенно сократил расстояние между ними до минимума.

— Я сказала, не подходи! — воскликнула девушка, глядя на него почерневшими глазами.

Грудь её вздымалась, руки дрожали. Риган понял, что придётся отступить. Она явно была на грани. Он не хотел пугать её. Пусть знает, что сама контролирует ситуацию.

— Хорошо… — сказал он, подняв руки, будто сдаваясь, и сделал несколько шагов назад. — Как скажешь.

— Говори…и уходи. — велела она, освоившись в роли повелительницы.

Он понимал, что не может вот так просто вылить на неё правду о Дагоне. Нужно сделать это очень осторожно. Его Нокке крайне впечатлительна. Но он до невозможного хотел к ней прикоснуться, а для этого нужно было немедленно обелить себя.

— Я люблю тебя. — решил он начать с главного.

Айа сглотнула. Он видел, как пульсирует жилка у неё на шее и безумно хотел коснуться её губами. Вместо этого он сказал:

— Я не забрал тебя, как обещал, не по своей воле.

Нервно сжав и разжав пальцы на руках, Айа безразлично спросила:

— А по чьей?

Но она так напряженно ждала ответа, что Риган ни разу ей не поверил. Положив руки на бёдра, он пристально на неё посмотрел. Он собирался сделать ей больно, но это на совести Дагона. Не на его.

— Ещё летом я просил твоего брата привезти вас на границу. Он ясно дал понять, что этого не будет и сделал всё возможное, чтобы помешать мне попасть в Ханаан. Я не успел закончить дела до первого снега, поэтому пришлось дождаться весны.

Айа задохнулась от возмущения.

— То есть…ты пытаешься сказать, что в этом виноват Энки? — воскликнула она.

Риган кивнул. Айа некоторое время хлопала глазами, приоткрыв рот. Напустив на себя подобие ледяного спокойствия, она вскинула голову и отлепилась от стены.

— Что ж. Вот и поговорили. Теперь я могу идти? — холодно спросила она.

— Айа, я говорю правду.

— Замолчи! — выкрикнула она. — Не смей! Немедленно открой дверь и дай мне пройти…

Риган потёр висок.

— Нет. — сказал он.

Айа плотно сжала губы и смотрела на него с ненавистью. Это его сильно разозлило.

— Убери это выражение со своего личика. — угрожающе сказал он. — Я тебе не какой — то сельский парень. Я Король Ора и держу ответ за каждое сказанное мною слово. Мне не нужно лгать и изворачиваться, чтобы получить желаемое.

В этот момент в дверь осторожно постучали.

— Да. — крикнул Риган, не отрывая от Айи сурового взгляда.

— Нужно поговорить. — послышался голос Брана.

— Стой на месте. — велел он девушке.

Это было лишним, поскольку она, итак, вросла в пол. Повернув ключ, Риган вышел за дверь и прикрыл её за собой.

— Всё идет по плану. — сказал Бран. — Ганнибал объявил, что ты приехал за компанию, чтобы забрать свою жену, которая гостила у брата. Для всех стало новостью, что сестра Дагона по совместительству Королева Ора. Думаю, вам нужно как можно скорее вернуться в зал и закончить представление.

— Отлично. — хлопнув его по плечу, сказал Риган. — Что Дагон?

— Зол как три Баала. Но мы припёрли его к стенке.

Так — то, ублюдок. Теперь им ещё и скоморохов в дорогу предложат. В новом Ханаанском Правительстве точно не дураки сидят, и Дагону придётся долго объяснять, почему он скрыл такую интересную деталь, как родство с Королевой Ора. Сегодня представится отличная возможность наладить контакт с восточным соседом.

— Можешь идти. — ответил Риган и вернулся в комнату, не забыв закрыть дверь на замок.

Айа стояла в своём углу, обхватив плечи руками. Настроение её явно изменилось, потому что она смотрела на него напряженно. Видимо, успела, как следует, обдумать ситуацию.

— Ты не получал моих писем? — надломлено спросила она.

— Нет. — покачал головой Риган.

По щеке девушки скатилась слезинка. Боги! Риган сжал зубы.

— Возможно…всё это какое — то недоразумение… — попыталась она быть логичной.

— Не думаю. — ответил Риган. Он бы хотел подсластить пилюлю, но не в этот раз.

Айа изучала его лицо некоторое время, потом отвернулась и посмотрела в стену. С минуту она думала, потом с болью спросила, глядя в пространство:

— Почему он так поступил?

Сердце Ригана было готово разорваться пополам. Желая немного сгладить углы, он сказал:

— Возможно, он решил, что я не в состоянии тебя защитить.

— Как он мог… — всхлипнула она.

— Может, решил, что со временем наши чувства угаснут. — осторожно предположил Риган.

Айа с волнением посмотрела на него и выпалила:

— Ты хочешь, чтобы я вернулась…в Ор?

Риган опешил.

— Боги, Айа! — воскликнул он и запустил пятерню в волосы. — Я миллион раз говорил, что любою тебя! Откуда взялся этот вопрос?

— Прошло столько времени… — нерешительно сказала она.

Риган рыкнул и сорвался с места. Нависнув над ней, он обхватил лицо девушки ладонями и зло спросил:

— Хочешь сказать, что уже позабыла меня?!

— Нет… — пролепетала она, роняя ещё одну слезинку.

Смахнув её большим пальцем, Риган грозно спросил:

— Что нет?

— Не забыла… — ответила она, заманивая его в карие омуты.

— Тогда скажи то, что я хочу услышать. — прохрипел Король.

— Я люблю тебя! — пискнула она.

— Ещё…

— Люблю тебя, люблю, люблю, лю…

Последнее люблю он забрал губами, целуя жадно и исступлённо. Ноги Айи подкосились, и он обхватил её бёдра руками, прижимая к своему телу. Она застонала и обвила руками его шею, толкнув язычок ему в рот. Она явно не растеряла навыки сводить его с ума. Риган сжал пальцами её идеальный зад, давая понять, как ему нравится её находчивость. Острое желание ударило в пах, и он пошатнулся. Он планировал как можно скорее вернуться в зал, чтобы покончить с этим делом, но его голова давно отключилась, и всё управление находилось у него в штанах. Теперь он с места не сдвинется, пока не окажется внутри своей жены. Целый год он мечтал о ней ночами, а она?..

Запустив руку ей в волосы, он потянул за пышную копну, заставляя её оторваться от его губ.

— Ты думала обо мне? — задыхаясь, спросил он. Обычно в их семье вопросы задавала Айа, но сегодня особый случай.

— Каждый день, и каждую ночь… — прошелестела она своими припухшими губами.

— Думала, я бросил тебя? — внезапно разозлился Риган.

— Да… — честно ответила Айа.

— Дура. — рявкнул он и обвёл глазами эльфийское личико.

Над правой бровью проглядывалась рваная белая полоса. Будь проклята та деревня, мало он им костей переломал. Притянув её голову ближе, он нежно поцеловал маленький шрам.

— Риган… — чуть ли не хныча, прошептала она.

Заглянув ей в глаза, он сразу понял, чего она хочет. Как же она хороша, когда теряет голову от него. Никто никогда не убедит Ригана в том, что эта женщина не шла с ним в комплекте, когда их создавали Боги. Его чувства к ней метались между чистейшей любовью и животной похотью. Первого демона он уже накормил, осталось накормить второго.

Поставив девушку на пол, он сказал:

— Повернись…

Айа, как зачарованная, выполнила приказ. Дрожащими руками Риган развязал ленты пояса и расстегнул крючок на вороте платья, отчего оно соскользнуло к её ногам. Подавшись вперёд, он положил руки ей на живот, прижимая её спину к своей груди, и прихватил губами мочку уха. Айа прогнулась в пояснице и застонала.

Великие Боги!

Резко дёрнув сорочку вверх, он обнаружил, что на ней нет белья…Проклятье! Накрыв пальцами её естество, он практически прорыдал ей в шею:

— Ты такая влажная…любимая…

Она повела бёдрами, чтобы потереться о его ладонь, потом ещё раз и ещё, и начала громко выкрикивать его имя. Риган с изумлением понял, что её накрыло наслаждение. Она не могла более ясно дать понять, как сильно скучала. Пока её сотрясали волны удовольствия, он резко расстегнул брюки одной рукой, едва не выдрав пуговицы. Задрав шелковую сорочку до талии, он вошёл в неё одним рывком. Она была восхитительно горячей и гладкой. Ему потребовалось ровно два удара, чтобы присоединиться к ней. Обхватив девушку руками, он стонал и содрогался, вжимая её бёдра в свои. Пока в ушах гремел стук сердца, Риган дышал её запахом, уткнувшись носом в нежную шею. Айа обмякла и, повернув голову, потёрлась носом о его висок. Они оба молчали, думая о своём. Риган думал о том, что хочет ещё…

Снова нарушая семейную традицию, он спросил:

— О чём ты думаешь?

— Как давно ты в Аккаде? — тихо спросила Айа.

Оставив на её плече поцелуй, он отстранился.

— Прибыл сегодня на рассвете. — ответил Король, заправляя брюки.

Айа развернулась и серьёзно посмотрела на него. Вот она, его любимая злюка.

— Почему сразу не пришёл? — спросила она.

Риган склонился и оставил нежный поцелую на её скуле, обхватив щёку ладонью.

— Не знал где тебя искать. И не хотел попасться на глаза Дагону. — пробормотал он и переместился к её губам.

— Почему? Думаешь, он мог бы тебе навредить? — не унималась Айа, дёргая его за камзол.

— Я не знал, чего от него ожидать. И не хотел рисковать. — пояснил он, целуя её шею.

Наклонившись, чтобы поднять платье, Король задержал взгляд на груди девушки и удивлённо вскинул брови.

— Это ты купил платье? — спросила его догадливая супруга.

— Я привёз его из Ора. — ответил Риган, озадаченно рассматривая белые холмики, выглядывающие из — под лифа атласной сорочки. — Вместе с другими твоими вещами.

После того, как они обстоятельно поболтали с Ванессой, он распотрошил её свёртки, чтобы выяснить, в чём его жена собралась на приём. Риган хотел, чтобы на ней было платье, которое дал ей он. Он не знал, зачем это нужно, но ведь он уже давно делает разные странные вещи.

Потянув голубую массу вверх по её ногам, он придержал платье на талии одной рукой, а второй осторожно обхватил пышную грудь, взвешивая её в ладони. Медленно подняв на Айю глаза, он впился взглядом ей в лицо и спросил:

— Это то, о чём я думаю?..

Айа закусила губу и кивнула.

Риган запрокинул голову и зажмурился, пытаясь привести мысли в порядок. Ублюдок! Проклятый ублюдок! Из — за него он пропустил рождение собственного ребёнка! Почувствовав руку Айи на своей щеке, он вытряхнул Дагона из мыслей, послав ему шаммат — знаменитое орское проклятие. Обхватив лицо жены ладонями, он прислонился к её лбу своим и сказал:

— Это…

— Мальчик. — улыбнулась она, обняв его талию.

Крепко её поцеловав, он обхватил хрупкий стан руками и положил щёку на белокурую макушку.

— Дай мне минутку… — попросил он.

Айа затихла, приложив ухо к его груди, прямо там, где билось сердце. Пусть слушает. Это сердце бьётся для неё.

Боги…мальчик…у них с Нокке ещё один ребёнок. Эту комнату можно смело опечатывать и вешать табличку, вроде такой «В этой комнате Айа, Королева Ора вынула из Ригана, Короля Ора душу, и засунула себе в карман. Как раз в тот карман, где уже лежало его сердце».

— Как…как ты его назвала? — с волнением спросил он.

— Варг. — ответила его жена.

Риган улыбнулся и поцеловал её волосы.

— Хорошее имя, любовь моя.

Подняв голову, Айа посмотрела на него и улыбнулась.

— Тебе правда нравится? — спросила она.

Как он любил её улыбки…

— Я похож на шутника? — иронично вскинув брови, спросил он.

— Ты слышал когда — нибудь о вежливости? — насупилась Айа, недовольная таким ответом.

Риган улыбнулся и поцеловал её в кончик носа.

— Кажется не слышал. — ответил он.

Айа закатила глаза и стала такой милой, что он не выдержал и поцеловал её губы. Очень нежно. Он хотел вложить в этот поцелуй всё, что было у него на сердце. Счастье, любовь, покой…Когда он разорвал эту сладкую пытку, Айа прошептала:

— Я так надеялась…я думала…

— Теперь я здесь. — прервал её Король.

— Да. Ты здесь… — пробормотала она ему в шею.

— Милая, нам пора.

Айа сильнее сжала его талию и выпалила:

— Не хочу туда…не хочу его видеть…

— Мы совсем ненадолго, обещаю.

— Мне кажется…я его ненавижу. — выдавила из себя девушка.

Риган очень сильно сомневался в том, что она вообще способна на это чувство.

— Один час, и мы уйдём. — пообещал он.

__________________________________________

Фух, надеюсь тонко передала ситуацию!

Глава 25

Отец говорил, что некоторые вещи в жизни изменить нельзя, а только пережить. Таких вещей в жизни Айи было предостаточно. Большинство из них и правда изменить было нельзя, но ещё никогда подобные обстоятельства не создавал для неё родной человек. Пока Риган приводил в порядок её платье, вдумчиво расправляя складки, Айя всё пыталась осмыслить произошедшее. Горький привкус предательства застрял в горле, заставляя лицо кривиться, будто она съела гадость. Перед глазами проносились потоки воспоминаний о родителях, об Энки, о рождении Руна. Бесценные воспоминания, всё, что у них осталось от прошлой жизни. Но теперь всё виделось ей в другом свете. Энки…она не знает этого человека. Он кто угодно, но не её брат больше. Разве можно после такого доверять людям? Вообще кому — нибудь? Посмотрев на мужественное лицо своего супруга, она пыталась найти ответ на этот вопрос.

Теперь он выглядел по — другому, не лучше и не хуже. Просто по — другому. Короткий ёжик волос и твёрдый подбородок, на котором уже виднелась золотая щетина, делали его совсем молодым и невыносимо привлекательным. Особенно в сочетании со строгим чёрным камзолом, в который он был облачён. Его не спутать ни с кем другим, даже если он побреется наголо. Наверное, она так до конца и не поверила в его предательство, потому так быстро предпочла его правду своей. Но что если…что если он когда — нибудь предаст её по — настоящему? Ведь Энки легко сделал это…

Заметив её взгляд, Риган нахмурился и оставил в покое её платье. Взяв Айю за подбородок двумя пальцами, он резко сказал:

— Не смей так смотреть на меня. Я не твой брат.

Айа опустила глаза и попыталась отвернуться.

— Посмотри на меня. — властно велел Король. Айа подчинилась. — Я люблю тебя, и ты не дождёшься от меня ножа в спину.

Неужели её так легко прочесть?

— Ты не можешь знать, что будет впереди… — сказала она, чувствуя, как к глазам подступают слёзы.

— Я точно знаю, что будет впереди. — уверенно сказал Риган. — Там ты, я и наши дети. Наша семья, которую мы создали с тобой.

Айа всхлипнула.

— Всё меняется…

— Только не это. Ты — моя. Заруби это на носу, если хочешь.

Боги, какая самоуверенность! Айа рассмеялась бы, но плакать от горя и смеяться от счастья одновременно не выйдет. Её муж самого Баала убедит не воевать. Она была так счастлива видеть его. Таким, какой он есть. Айа находится подле него не больше часа, а он уже начал командовать и требовать. Словно они и не расставались. Словно не было этого ужасного года слёз и отчаяния. Потакая своему желанию, она подалась к нему и повисла на любимой королевской шее.

— Я целую вечность возился с этим платьем. — проворчал он, сжимая её в объятиях.

— Просто хочу почувствовать, что ты настоящий.

— Я кажется очень хорошо дал тебе это «почувствовать». - ровно сказал Риган.

Айа засмеялась и нежно прикусила кожу у него на горле, не забыв приласкать это место языком. До чего хорошо в его руках. Он может везти её куда захочет — хоть в Ор, хоть в неизведанные южные земли. Пока он рядом, ей всё равно.

— Это непристойный намёк. — заметила девушка, кутаясь в тепло и запах его тела.

За время разлуки оно как будто стало ещё твёрже и мощнее. Его сила всегда восхищала Айю. Он полная её противоположность во всём. Там где у неё мягко, у него твёрдо, но эта самая восхитительная разница на свете, способная свести двоих с ума. От этой мысли знакомый жар разлился между ног и Айа прерывисто выдохнула.

— Если не перестанешь так тереться об меня, я снова тебя раздену. — пообещал Риган.

— Ещё только минуточку… — попросила Айа.

— Хорошо. Но помни, что я не железный.

Печально вздохнув, она расцепила руки и съехала по его телу вниз. Риган посмотрел на неё с прищуром, словно подозревая в том, что она хотела его соблазнить. Может, так оно и было. Никто не заставлял его быть таким мужественно — привлекательным.

— Я готова. — объявила она, лукаво пряча глаза.

Риган обхватил её лицо ладонями и наградил совсем нецеломудренным поцелуем. Прикусив её нижнюю губу на прощание, он тихо потребовал:

— От меня ни на шаг.

Айа совсем не возражала. На самом деле, ей хотелось постоянно к нему прикасаться. Кажется, она влюбилась в него заново.

Положив руку девушки на свой согнуты локоть, Риган повёл её навстречу чопорному приёму, который неожиданно перестал быть для неё таким невыносимым. Находиться рядом с Риганом было божественно. Чувствовать его большое сильно тело под своей ладонь, ощущать знакомый мужской запах…Айа не могла на него наглядеться, такой он был неотразимый, её муж. Даже тот факт, что он дважды наградил её ребёнком, которого она родила в нешуточных муках, не мешал ей желать его снова и снова. Она испытывала какой — то необъяснимый трепет при мысли о том, что он оставит своё семя внутри неё. Она хотела его всего, до последней капли. От этого у неё кожа покалывала, и в животе закручивались спирали. И это очень глупо, потому что попадание этой волнующей субстанции по назначению, приведёт к тому, что она снова будет есть королевский синап прямо со своего огромного пуза. Боги! И почему эта картина совершенно её не отпугивает?..

— Смотри под ноги. — глядя прямо перед собой, сказал Риган.

Айа смущенно отвернулась. В самом деле, она всю дорогу пялилась на него, как на вазу с конфетами. Он только что вернулся в её жизнь, а она уже мечтает об их очередном ребёнке. Она как избитое клише. Всегда цеплялась за свои независимые взгляды, а на деле, готова без остановки рожать Ригану его рыжеволосых копий, как будто это цель её жизни.

Айа вздохнула.

Что поделать, она потеряла себя в нём окончательно и бесповоротно и плевать ей на принципы. Он и раньше делал с ней всё, что вздумается, но теперь она готова позволить это официально.

Когда они появились в холле, к ним повернулась целая портретная галерея незнакомых лиц. Но Риган даже не потрудился замереть на пороге в нерешительности, как сделала бы Айа. Она не знала, куда они идут, потому что боялась поднять глаза. Наверное, только Рун не сообразил бы, почему у неё волосы распущены и платье измято. Король Ора приехал в Ханаан за своей женой и хорошенько поприветствовал её в комнате для отдыха — вот как можно было истолковать беспорядок в её вечернем образе. Решив не давать ханаанцам повода считать её королевой робости, Айя уверенно подняла взгляд. И сразу же пожалела об этом, потому что наткнулась на стальной блеск глаз своего бывшего брата. Он вглядывался в неё так интенсивно, словно надеялся прочесть на лбу ответы на свои вопросы. Что ж, пусть читает — злость, обида, неверие, боль. Этот букет явно пришёлся ему не по душе, потому что он стиснул челюсть и опустил глаза.

Борясь с эмоциями, Айа отвернулась. Она ещё не была готова к разговору с ним. В глубине души девушка надеялась, что у него была какая — нибудь веская уважительная причина на то, чтобы всадить ей нож в сердце. Риган назвал бы её «беспросветно наивной», но она не смогла уехать с таким камнем на душе.

Они приближались к небольшой группе людей, среди которых был Ки, а также несколько мужчин разных возрастов, в том числе Бран. Сегодня он выглядел не менее представительно, чем Риган. На нём был строгий короткий камзол, идеально сидевший на сухопарой гибкой фигуре. К камзолу прилагался сосредоточенный взгляд и необычайная серьёзность. Тем не менее, это не мешало ему, стоять позади Ванессы и изучать, как облегающее платье смотрится на её бёдрах. Заметив, что пойман, кудрявый разведчик смутился и немедленно проявил интерес к потолочной лепнине.

Риган осторожно высвободил руку и по — хозяйски опустил её на талию Айи.

— А вот и он. — посчитал нужным объявить рыжеволосый гигант с пронзительными зелёными глазами.

Взоры ханаанских мужей устремились на Короля. Разумеется, всех, кроме Ки. Он предпочёл высверливать на лбу Айи дыру и, когда она украдкой взглянула на него, беззвучно произнёс «Нужно поговорить».

Айа отвернулась.

— Господа, позвольте представить — мой кузен Король Ора Риган и его супруга, Айа. — объявил «рыжий».

Так это и есть Ганнибал, капсикейский наследник? Ну и здоровяк. Но цвет его волос был ей очень хорошо знаком. Айа невольно улыбнулась и поймала на себе изучающий взгляд капсикейца. Медленно пройдясь по ней от макушки до пят, он перевёл глаза на Ригана. Айа почувствовала, как напряглась рука Короля и взглянула на супруга.

— Ганнибал, благодарю. — сдержанно сказал он и обратился к присутствующим. — Удачное стечение обстоятельств позволило мне посетить Ханаан. Не хочу портить вечер разговорами о политике, скажу только, что завтра в первой половине дня я открыт для деловых встреч.

— Это очень кстати. — отозвался седеющий поджарый мужчина с военной выправкой. — Ведь мы, признаться, планировали отправить в Ор посла, а теперь вы здесь собственной персоной. Я Нинмах, глава Нового Ханаанского Правительства. А это — Зуэн и Энки…прошу прощения, Дагон. Но с последним вы, конечно — же, знакомы.

— Да, мы знакомы. — ответил Риган.

От холодности его тона ханаанцы смутились. В разговоре образовалась пауза, которую изящно заполнила Ванесса:

— Господин Нинмах, — обратилась она к мужчине. — Гуляя по Аккаду, я услышала о том, что недалеко от города разводят верховых лошадей редкой породы…

Айа несколько расстроилась, почувствовав абсолютную никчемность, когда дело касается светских бесед. Она ничего не знала о лошадях. Зато отлично разбиралась в прелых детских попках и отрыжках. Не самая подходящая тема для беседы с Председателем Нового Ханаанского Правительства.

Риган присоединился к разговору и быстро завладел вниманием собеседников, повествуя о неизвестной породе диких лошадей, которую обнаружил, путешествуя по южным ничейным землям. Боги, он и там успел побывать? Айа с удивлением узнала, что Риган привёз несколько экземпляров в Ор и Харон был рождён от одного из этих красавцев. Она сама не поняла, в какой момент начала с интересом вслушиваться в разговор, ловя каждое слово своего супруга, так же, как и все остальные.

Постепенно, убаюканная тембром его голоса, она потеряла нить разговора, сосредоточившись на движении его губ и проблесках лёгкой улыбки, когда замечания собеседников приходились ему по душе…как двигалось его адамово яблоко под гладкой загорелой кожей, которая, как она знала на вкус была чуть солоноватой…выдав удачную остроту, он вызвал дружный смех у присутствующих. Забравшись рукой ей под волосы, он прихватил её за затылок и слегка наклонился.

— Прекрати так смотреть на меня. — хриплым шёпотом сказал он ей.

Айа вспыхнула до корней волос и опустила глаза. Горячая ладонь вернулась вниз и опустилась на её бедро. Чтобы отвлечься от волнительных ощущений, девушка прогулялась взглядом по залу. Люди плавно передвигались туда — сюда, беседуя и потягивая напитки из бокалов. Расслабленные и довольные жизнью. Родившись на границе, Айа никогда прежде не бывала в столице. Находясь здесь, она с горечью поняла, что это два разных мира…

Все мысли о социальной несправедливости испарились, когда её глаза зацепились за молодую женщину, беззастенчиво пялящуюся на Ригана. Айа чуть не подпрыгнула на месте. Взглянув на мужа, она убедилась в том, что он продолжает разговор, не подозревая о том, что его раздевают бесстыжие глаза. Снова посмотрев на женщину, Айа насупилась. Вот ведь нахалка! Разозлившись, она послала незнакомке взгляд — кинжал, отчего та быстренько ретировалась. Айа почувствовала, что на щеках у неё заалело два красных пятна от крамольной мысли, настойчиво ломившейся в голову. Хранил ли её муж супружескую верность, пока они были в разлуке? Риган…он ведь…он довольно активен в этом плане…даже очень…о, Боги!

— …как вам пришёлся Аккад?… — услышала она краем уха.

С огромной задержкой поняв, что вопрос был адресован ей, Айа взглянула на собеседников. Они все с интересом ожидали её ответа.

— О!…Э… — пробормотала она, пытаясь собраться с мыслями, но это было не легко, поскольку в этот момент разум её рисовал кошмарные картины Короля в объятиях какой — то незнакомки. — Я родилась недалеко от западной границы и никогда раньше не бывала в Аккаде…некоторое время назад мне выпала возможность побывать в родных местах…

— Соскучились по дому? — с располагающей улыбкой спросил Нинмах.

Глаза Айи на мгновение затуманились. Они действительно проезжали родной город, когда ехали в столицу вместе с Энки. Но девушка наотрез отказалась заезжать туда. Это место олицетворяло для Айи всё, что она ненавидела в Ханаане.

— Мой дом находится в Оре. — категорично заявила девушка. Легкомысленное замечание этого парламентария разозлило её. Вцепившись в подол королевского сюртука, она сказала. — Что касается Аккада — он красив своей простотой и в нём есть характер. Но, я бы посоветовала и членам Нового Правительства и жителям города почаще выбираться за его пределы. Тогда вы можете обнаружить, помимо новых пород лошадей, что люди в Ханаане до сих пор обуваются в самодельную обувь из бересты и спят на соломенных тюфяках. Кроме того, я бы рекомендовала не откладывать до следующего столетия борьбу с патриархальными предрассудками, потому что к тому времени вы можете обнаружить, что все женщины, способные к деторождению давно перебрались в Ор или Капсикею, и рожают вашим соседям здоровых малышей.

В воздухе повисла гробовая тишина. Выражение лица Нинмаха было бесценным. Брови Энки взлетели вверх. Ванесса и Бран рассматривали носы своих башмаков, и кусали губы. Ганнибал откашлялся в кулак и заметил:

— Похоже, в Оре с патриархальными предрассудками давно покончили.

— Уж в Королевском Дворце точно. — добавил кто — то из ханаанцев.

Айа нерешительно подняла голову и посмотрела на Короля. В его глазах плясали смешинки, а на губах играла лёгкая улыбка. Но он так посмотрел на её губы, будто хотел их сожрать. Сердце её затряслось как заячий хвост, а близость Ригана вдруг стала ощущаться невероятно остро.

— Дагон, ты не говорил, что твоя сестра настоящая бунтарка. — нашёлся Нинмах, рассматривая Королеву Ора прищуренным глазом.

Взгляды Айи и Энки пересеклись.

— Я и сам этого не знал… — пробормотал тот, глядя на девушку исподлобья.

Айа посмотрела на мужа и с мольбой прошептала:

— Давай уйдём…

Оставив поцелуй на её волосах, Риган объявил:

— Прошу меня простить, но моя супруга устала. Уважаемый Нинмах, жду вас завтра в своих апартаментах на Улице Восстания. Доброго вечера.

Айа заметила, как встрепенулся Ки, явно приготовившись следовать за ними. Риган же взял Айю за руку и повёл к выходу. Когда они добрались до двустворчатой парадной двери, за спиной раздался голос Энки:

— Айа, постой!

Риган продолжал упорно тащить её вперёд, и девушка попыталась отдёрнуть руку.

— Риган, подожди! — пискнула она.

Он резко развернулся и зло рявкнул:

— Избавься от него, иначе я ему зубы выбью!

— Пусти! — твёрдо сказала Айа.

Риган насупился и разжал стольную хватку. Айа повернулась к брату и почувствовала, как две тяжелых ладони опустились ей на плечи. Энки приблизился к ним и, игнорируя Короля, заговорил с ней:

— Айа, давай поговорим. Я понимаю, ты в смятении…я бы хотел тебе всё объяснить.

— Я бы хотел это послушать, ублюдок чёртов. — выплюнул Риган.

— Я не с тобой разговариваю! — вернул любезность Ки, покрываясь багровым румянцем бешенства.

— Теперь ты будешь обращаться к ней только через меня. И я сразу предупреждаю, вероятность того, что я это одобрю, вообще отсутствует! — прошипел её муж.

— У неё есть голова на плечах, ты ей не хозяин! — проорал Ки.

Их семейный обмен любезностями уже привлёк всеобщее внимание.

— Да замолчите вы оба! — выкрикнула Айа.

Мужчины моментально умолкли, обмениваясь взглядами, словно ударами мечей. Айа устало потёрла виски и сказала севшим голосом:

— Я не хочу сейчас говорить с тобой Ки. В другой раз.

— Ты слышал её. — сказал Риган и развернул плечи девушки к выходу.

Айа заметила, как брат сжал губы и упёр руки в бока, наблюдая за ними. Выйдя на улицу, она почувствовала блаженную прохладу на щеках. В Аккаде снова прошёл тёплый весенний дождь, наполняя лёгкие свежестью, а душу надеждой. Час был поздний, и людей на улице не было вообще. Только бесчисленные экипажи жались вдоль мокрых тротуаров. Вид чужого ночного города мог бы вызвать тоскливое шевеление в груди, но присутствие рядом Ригана всё меняло. Теперь она видела в окружающей обстановке своеобразную красоту и хотела разделить её с ним. Так странно.

Не успела она и рта раскрыть, как Риган снова схватил её за руку и потащил по тротуару.

— Куда мы?.. — воскликнула Айа, еле поспевая за ним. — Дом Ки в другой стороне!

— Ноги моей не будет в его доме. — пролаял Риган.

— Тогда куда…

Айа не успела договорить, потому что Его Разбушевавшееся Величество затащило её за первый попавшийся угол и, схватив подмышки, пришпилило к стене.

— Что ты… — воскликнула девушка, но Риган набросился на её рот как армия захватчиков. Губы его дразнили и брали, язык лизал и поглаживал. Сквозь слои одежды Айа чувствовала жар и твёрдость его тела. Трепет наполнил каждую её клеточку. Его запах, и вкус его губ заставили подгибаться пальчики внутри лёгких парадных туфель.

— Ты меня с ума сводишь… — пробормотал Риган ей в губы. — Я думал, у Нинмаха челюсть на пол упадёт…

— Ты…ты не злишься? — выдохнула Айа, когда его губы принялись исследовать очертания её челюсти и добрались до чувствительно места за ушком.

— Я хочу жениться на тебе ещё раз… — прошептал Риган. — И хочу заняться с тобой любовью…моя маленькая эльфийская ведьма…

В этот момент Айю вдруг парализовало. Воображение услужливо подбросило те самые кошмарные картинки, где Риган и какая — то незнакомая женщина…Айа сглотнула и почувствовала, как всё её возбуждение растворяется в воздухе незнакомого ночного города.

Слегка отстранившись, Король с подозрением спросил:

— В чём дело?

Айа хлопала глазами и молчала. Риган поставил её на землю и спросил ещё раз:

— В чём. Дело.

Она плохо различала его лицо в темноте и была рада, что он не видит её. На самом деле, она не решалась поднять мучавшую её тему, надеясь как — то подавить это в себе.

— Ни в чём. — тихо сказала она.

Риган рассмеялся.

— Может я и не видел тебя год, но я всегда пойму, когда твоя неуёмная голова родила очередную идиотскую мысль. — раздраженно сказал он.

Айа несколько секунд раздумывала, стоит ли упираться дальше. Ответ был очевиден. Они проторчат здесь до самого рассвета, пока этот деспотичный «Упрямый осёл» не добьётся своего.

— Я подумала… — неуверенно начала она.

— Я так и знал. — ответил Риган, упираясь руками в стену, по обе стороны от её головы. — И о чём же ты подумала?

Айа нервно дышала, словно маленький паровоз. Решив не давать себе второго шанса, она выпалила:

— Ты был с другими женщинами в этот год?!

Как только слова слетели с губ, их окутала тишина весенней ночи. Где — то заскрежетал колёсами экипаж вкупе с цокотом копыт по мостовой. Эхо далёкого смеха прилетело из окон домов. Глубокое дыхание Риган отчётливо различалось в ночной темноте. Айа вжалась в стену и зажмурила глаза, сама не зная чего ожидать. Лицо Ригана было совсем близко, в далёких бликах фонарей она могла различить его точёные очертания. Когда он заговорил, Айа затаила дыхание.

— Из всех бессмысленных, идиотских, надоедливых вопросов, которые ты мне задавала, этот, пожалуй величайшее порождение твоего разума. — в неверии сказал он. — По твоему, чтобы не скучать в одиночестве, я выписал себе во дворец парочку шлюх?!

Грудь Айи заходила ходуном. Неуверенность и смятение завладели ею. Возможно она и глупая, но неужели нельзя просто ответить на вопрос?

— Просто скажи, да или нет?! — выкрикнула она.

— А ты как думаешь? — прорычал Риган ей в лицо.

— Откуда мне знать! — скатываясь к очередной истерике, воскликнула она. — Мужчины только и делают, что говорят о своих «потребностях»! А у тебя они…

— У меня они что? — зло спросил Король.

— У тебя они…ты…

— Люблю потрахаться? — схватив её за горло, просипел он.

Айа раскрыла от неожиданности рот, чтобы сделать глоток воздуха, и Риган тут же воспользовался этим, впившись в него порочным злым поцелуем. Оторвавшись от её губ, он сжал пальцы на девичьей шее чуть сильней и зло процедил:

— Хочешь знать, как я справлялся с мужскими «потребностями»?

Айа помотала головой, чувствуя, как слёзы текут по щекам. Она не хотела ничего знать. Она опять что — то сделала не так…она бы уже давно поняла что именно, но соображала как утка последние несколько часов. Риган тем временем сыпал проклятиями и возился с пуговицами на брюках. Дёрнув её за руку, он заставил девушку обхватить пальцами свою гладкую, каменно твёрдую плоть. Айа хотела отдёрнуть руку, словно обожглась, но он накрыл её ладонь своей и очень крепко сжал их пальцы вокруг каменного стержня.

— Я делал вот так… — просипел он, медленно водя её ладонью вперёд и назад по горячей плоти. Прислонившись губами к её уху, он прошептал. — Представлял, что это твои пальчики ласкают меня…

Айа содрогнулась и сжала бёдра, чувствуя бешеную пульсацию между ног. Зажмурившись, она совершенно не понимала где находится. Оставшимися чувствами завладел Риган: осязанием, обонянием и слухом. Решив, что её ладонь дальше справится самостоятельно, он отпустил её.

— Сожми сильнее… — прошептал он. Айа выполнила приказ, чувствуя, что колени её подгибаются, а тело жаждет почувствовать эту эвёрдость совсем в другом месте. — Ещё сильнее…уфффф…

— Риган… — проскулила Айа.

Освободив её шею от мягкой хватки, он протянул руку и, задрав волнистый подол платья, втиснул колено между бёдер девушки. Айа сразу же оседлала его и застонала, потираясь о жёсткую ткань своей пульсирующей нежной плотью. Зажав её ягодицу в ладони, он прошептал, обведя её ухо языком:

— Однажды я представил… — Айа продолжала с упоением ласкать его. — Что это твои губы сомкнулись вокруг меня…

Это было слишком, неистово вращая бёдрами, Айа пролепетала:

— Ааа…Риган…я…кажется я…

Сжав девушку в своих руках, он прихватил зубами мочку её уха. Эта нехитрая манипуляция словно спустила какой — то невидимый рычаг. Вся кровь как будто покинула тело Айи, а потом стремительным раскалённым потоком вернулась обратно. С громкими криками она начала содрогаться и биться в его руках. Риган резко обхватил её ладонь своей и несколько раз энергично прокатил по каменной длине, после чего глухо застонал ей в шею, вздрагивая так, словно через него проходили молнии.

Скатившись вместе с Айей на колени, он упёрся лбом в стену рядом с её ухом. Тяжело дыша, они слушали тишину, пока Айа не захлюпала носом.

— Что на этот раз… — устало пробормотал Риган.

— Я дура… — прорыдала Айа, обхватив его плечи.

— Ага… — отозвался он.

— Прости меня… — прошептала она ему в шею.

Риган осторожно поставил её на ноги и поправил брюки. Поцеловав её в лоб, он пробормотал:

— Я бы умер от скуки, если бы ты была не ты.

Айа совершенно не поняла этого странного заявления, но переспрашивать не стала, а молча поплелась за ним в абсолютно осознанной покорности.

__________________________________________

Прошу прощения за задержку, но глава получилась объёмная, не хотела её дробить.

Глава 26

Восхитительный сон.

Риган ощутил нежное прикосновение к своим губам, затем к подбородку, затем к уголку глаза. Нежное и мягкое прикосновение. Это чьи — то губы…Тонкий цветочный аромат дал ему понять, чьи.

Айа…

— Доброе утро, папочка… — прошептала она ему на ухо.

Вчера, по возвращении в апартаменты, которые он занял по прибытии в Ханаан, его ждал немалый сюрприз. Нет, сюрприз состоял не в том, что Кили доставил туда его…детей. Брат сделал ровно то, что ему было поручено. Широченная улыбка, которой он встретил его, заставила Ригана напрячься. А то, как Айа прикусила губу и хихикнула, говорило о том, что она знала о причине, заставившей его брата так противно скалиться. Ответ нашёлся скоро, когда он увидел своего крошечного кряхтящего сына. В первое мгновение Риган опешил. Мало того, что вместо так желанной им белокурой девочки у них вышел мальчик, так ещё в придачу макушку его венчал огненно — рыжий хохолок. Н — да…Ганнибала бы позабавила такая ирония судьбы.

Как только Риган взял в трясущиеся руки этот комочек, почувствовал, что сердце его вот — вот взорвётся от любви. Ему не хватило совсем чуть — чуть сентиментальности, чтобы пустить слезу. Боги свидетели, Король был близок к этому. Его сын. Маленький и странный. Сын, которого он поместил в Айю в один из тех моментов, когда страстно любил её. Идея засунуть в неё ещё одного такого же заставила пах одеревенеть.

Не меньший сюрприз ждал Короля, когда ему подали его Принцессу — Морковку. Из крохотного комочка она превратилась в пухлощекую злюку с огромными чайными глазами своей матери. Гула незамедлительно разразилась слезами, стоило только ему приблизиться. Айа заверила его, что это от того, что она устала. Но Риган не был дураком и знал, что это от того, что он стал для своей дочери чужаком…

Тёплые лепестки губ уже исследовали его грудь, а дыхание щекотало кожу. Но Риган не собирался позволить этим губам сломить своё сопротивление. Он ещё не совсем оправился от того, что его пустоголовая супруга предположила, будто он мог кем — то её заменить. О нет, это исключительно её обязанность, сводить его с ума и доводить до белого каления.

— Здесь в Ханаане говорят… — шелестела она по его коже, вызывая подрагивания живота. — Что день нужно начинать правильно…

Проклятие! Теперь он обязан узнать, что значит «правильно»!

— Что значит «правильно»? — хрипло спросил он, не открывая глаз.

Предательские губы уже обводили контур его пупка, а ведь он уснул обнажённым. Прежде чем двинуться дальше, острые маленькие зубки прикусили кожу, оставляя метку.

— Оставив все обиды в прошедшем дне, конечно же… — предложила Айа свою версию.

Риган улыбнулся.

— Я не имею привычки хранить обиды… — ответил он.

— Не сомневаюсь…

Когда горячий влажный рот обернулся вокруг его естества, ровно на одну минуту все мысли покинули голову Короля. Именно столько времени понадобилось его жене, чтобы высечь из него острую и мучительно — приятную разрядку. Он не мог отказать себе в удовольствии и наблюдал за процессом. Воистину, это зрелище он возьмёт с собой, когда отправится за грань.

Через секунду она оказалась рядом и, пристроившись у него под боком, сказала, водя пальчиком по его груди:

— Ты должен надеть штаны, потому что я собираюсь принести сюда твоих детей.

— Не думаю, что им есть дело до того, что у меня в штанах. — сказал Риган, откинувшись на подушку и прикрыв глаза от удовольствия.

— Им может и нет. Но сюда возможно заявится Рун, а у него обязательно возникнет с миллион вопросов.

— Это действительно серьёзная угроза. — лениво ответил Риган, поглаживая её плечо.

Он не хотел двигаться. Сейчас всё в его жизни было идеально. Он хотел вечно оставаться в этом моменте.

— Риган… — тихо позвала Айа.

— Ммм…

— Я хочу…ещё одного…

— Кого? — не понял он.

— Малыша…

— Думаешь, если состряпать его в Ханаане, он выйдет блондином? — спросил Риган.

Айа прыснула от смеха, уткнувшись ему в плечо.

— Я просто ставлю тебя в известность о своих планах… — сказала она и попыталась встать, но Риган тут же распахнул глаза и перекатился, накрыв её собой. Боги, как же она хороша сейчас. Растрёпанная и домашняя. Уткнувшись носом в стройную шею, он сделал глубокий вдох. Как же он скучал…

— Куда это ты собралась, а как же твои планы? — прошептал он, целуя бархатную кожу.

Айа обхватила его голову руками и выдохнула:

— Мне нужно накормить Варга…Гула просто тихоня по сравнению с ним…

— Пусть подождёт своей очереди… — пробормотал Риган, задирая тонкую сорочку и разводя длинны стройные ноги.

— Ох…ладно…

Риган улыбнулся такой мгновенной капитуляции и мягко скользнул в гостеприимную плоть.

Час спустя он завтракал беконом и варёными яйцами, булочками с гусиной печенью и цыплёнком, запеченным с картофелем. На десерт он предпочёл мясной пирог и графин молока. Рун с приоткрытым ртом наблюдал за тем, как он опустошает стол и, боясь остаться без завтрака, быстренько наполнил свою тарелку едой. Что поделать, Риган хорошенько потрудился сегодня утром и дико проголодался. Айа до сих пор ходила по комнате, словно напилась ларсы, то есть глупо улыбалась и всё переспрашивала по два раза. Сейчас она пристраивала Варга на огромном пьедестале из мягких подушек. Она была права, его сын настоящий горлодёр. Гула сидела у её ног и молотила маленькой деревянной лошадкой по полу. На макушке её красовалось два идеально симметричных рыжих хвостика, увидев которые Риган чуть не разрыдался от умиления. Гостиная апартаментов была залита весенним солнцем, в общем — то день был прекрасный. Лучший день в его жизни. Его дети создавали вокруг восхитительную суету, отличное дополнение к тому, что предложила Айа, говоря о "правильном" начале дня.

— Как дела в Оре? — полюбопытствовал Рун.

Стакан, из которого он пил, был слишком велик для него, поэтому над губами остались славные молочные усы. На фоне этой детали, его следующий вопрос был особенно уморителен:

— Надеюсь, пока нас не было там не случилось чего — нибудь чре…чрез-вы-ча-й-ного?

— Что — то ничего на ум не приходит. — успокоил его Риган.

Рун многозначительно кивнул и вернулся к еде. Когда в комнату тихо проникла «кормилица», (как бишь её там зовут?) Айа присоединилась к завтраку. Риган решил, что ей будет удобнее принимать пишу у него на коленях. Сам — то он, кажется, уже сыт.

— Ванесса такое не одобрит. — чопорно заметила она, приземляясь своими восхитительными округлостями на его бедро.

Поскольку он был в прекрасном расположении духа, позволил себе заметить:

— Мне достоверно известно, что она вместе с Браном осматривает фургон, который мы приготовили для обратной дороги.

— Мы уезжаем? — встрепенулся Рун.

Айа замерла, не донеся руку до шоколадного пирожного.

— Ты не хочешь? — взволнованно спросила она.

— Да нет. Я уже готов вернуться домой. — ответил мальчик, пожав плечом.

— Ох…ясно… — пробормотала Айа и бросила Ригану довольный взгляд.

Подавшись вперёд, он окружил её своими руками и заменил ей тарелку.

— Но я хотела пирожное! — запротестовала девушка.

— Никто не ест на завтрак пирожные. — сказала Риган. — Положи себе нормальной еды.

— А я ем пирожные! Верни его! — возмущалась она.

— Положи себе омлет. — настаивал Король.

— Не хочу омлет! — настаивала девушка.

Риган улыбнулся тому, как по — детски это прозвучало.

— После обеда мы покинем Ханаан и тебе нужно нормально поесть.

— Вот в обед и поем.

— Ты похудела, теперь ясно почему.

— Я похудела, потому что тосковала по тебе, невыносимый человек! — воскликнула она.

В этот момент в комнату вошёл Килиан.

— Вас слышно из самого коридора. — объявил он и уверенно направляясь к столу.

Потрепав Руна по голове, мужчина уселся рядом и принялся накладывать себе еду. Он уже поднёс ко рту вилку, когда заметил на полу молчаливую «кормилицу», которая дразнила Варга погремушкой. Риган тоже посмотрел на неё, чтобы понять, что так заинтересовало его брата. Девушка действительно изменила с их последней встречи. Хотя, в его памяти она сохранилась в образе какого — то размытого пятна. Перед их отъездом в Ханаан он подробно расспросил Ванессу о ней, и та в своей раздражающей манере дала понять, что если он ей не доверяет, волен сам выбирать кормилицу. Этот её ультиматум уже порядком поднадоел. Что ж, в одном он не сомневался точно — дочь Министра всех на лиги вокруг свела с ума, разыскивая «подходящую» женщину. Сейчас «кормилица» выглядела как черноволосая девушка с очень…гм…аппетитными формами. Про лицо он сказать ничего не мог, потому что она его вечно прятала. На самом деле, Ригану была плевать на её формы, но Кили описал бы их именно так. Может поэтому, вместо того, чтобы есть, он обгладывает её глазами?

— Там внизу Дагон. Хочет видеть твою жену. Я велел ему ждать. — наконец — то объяснил он цель своего вторжения.

— Я вообще — то тоже здесь. — проворчала Айа, с недовольным видом глотая ненавистный омлет. — Я поговорю с ним.

Риган обвил её талию руками и прижал спину девушки к своей груди. Сегодня она высоко собрала волосы и перевязала их разноцветной косынкой, отчего тонкая белая шея была выставлена для его обозрения. Не имея сил бороться с собой, Риган наклонил голову и всосал тонкую кожу в рот, оставляя после себя прекрасный багряный след.

— Риган! — воскликнула Айа. — Я ем вообще — то!

— Ага, и мы тоже! — возмутился Кили.

Риган поцеловал нежный изгиб и откинулся на спинку стула.

— Я пойду с тобой. — сказал он, не считая нужным извиняться за своё неподобающее поведение.

— Не думаю, что это хорошая идея. Я поговорю с ним сама.

— Я даже на секунду не оставлю тебя с ним наедине.

— И что ты думаешь он сделает? Спрячет меня в кармане?

— Разговор окончен.

Риган понимал, что ведёт себя отвратительно, но как только он услышал слово «Дагон», на свет выбралась его вредная сторона. Он даже не подозревал о том, что она у него есть. Айа закончила завтрак и попыталась встать.

— Съешь ещё цыплёнка. — велел он, не желая становиться разумным.

— Только такие варвары как ты едят на завтрак цыплёнка! В обеденном этикете написано, что уважающая себя женщина должна завтракать молочной кашей!

— Мы уже поняли, что ты пренебрегаешь этими правилами.

— Если ты не оставишь меня в покое, я… — было видно как усиленно она придумывает для него соразмерное наказание. Видимо, нужная мысль так и не пришла её в голову, потому что она надула губы и пробурчала. — Я что — нибудь придумаю…

Не удержавшись, Риган развернул её к себе и приник к пухлым розовым губам.

— Лучше бы я поел внизу… — пробубнел Кили.

— Можешь проваливать. — парировал Риган, продолжая покусывать покорные мягкие губы.

Он целый год не имел возможности к ней прикасаться. Никто не может винить его за то, что он превратил завтрак в прелюдию. Зная, что может вить из него верёвки, негодяйка пробормотала:

— Спущусь пока вниз, поговорю с Ки.

— Даже не мечтай. — ответил он.

— Кили меня проводит.

— Я сам провожу тебя.

— Не становись упрямым ослом.

Риган разозлился. Обхватив руками её лицо, он процедил:

— Что из слов «от-меня-ни-на-шаг» ты не поняла? Пока мы не покинем Ханаан, будешь ходить со мной как приклеенная, ясно?!

Высвободившись из его рук, она вскинула голову и повелела:

— Я поговорю с ним с глазу на глаз. Это наше с ним дело.

— Вот ещё. Ты моя жена!

Не прошло и секунды, как подбородок её задрожал, а глаза увлажнились. Только этого не хватало.

— О, боги! Прекрати! — воскликнул он.

— Пусти… — прохлюпала она. — Делай что хочешь…

Ведьма. Чтоб оно всё провалилось! Знает, что он у неё с рук есть!

— Я подожду за дверью. — поигрывая желваками сказал Король.

Айа похлопала ресницами и смахнула слёзы.

— Спасибо. — пропела она и чмокнула его в щёку. — Пойду переоденусь.

Провожая взглядом её покачивающиеся бёдра, Риган думал о том, что он просто тряпка.

***

Двигаясь по коридору арендованных апартаментов, Айа пыталась скрыть снедающее её волнение. Сейчас, когда она снова счастлива, злость её как — то поутихла. Присутствие Ригана рядом давало чувство защищенности и покоя. В её сердце не было ненависти к Энки. Просто, нужно было решить, сможет ли она когда — нибудь его простить. И нужно ли ему это прощение. Он был её семьёй, частью её самой. Как бы она ни старалась, его образ уже имел в её голове определённые свойства. Любовь, забота…тихое присутствие.

Однажды, когда они были такими же пострелятами как Рун, Айа подхватила лихорадку. Мать поила её каким — то отваром и растирала ларсой. Айа знала, что родители опасались за её жизнь. И Энки знал об этом. Каждую ночь, пока её сотрясал озноб, он ложился рядом и рассказывал, рассказывал, рассказывал…о том, что будущим летом научит её ловить рыбу. И о том, что нашёл, где их кошка запрятала котят. О том, что смастерил для ним сани, и все дети на улице им будут завидовать. Он шептал, что она должна поправиться, потому что ей ещё рано за грань…Айа так не хотела умирать, не познав всё вышеперечисленное. К счастью, лихорадка отступила, но она ещё две недели оставалась в постели. А Энки каждый день развлекал её всякой дребеденью — играл в шахматы за них обоих, прикидывая, какой бы ход сделала Айа, до ужасного возмущая её своими нелепыми рассуждениями. Читал ей книги, а потом притащил к ней в кровать тех пресловутых котят. Всех пятерых сразу…

Айа вдруг замерла и прикусила кулак. Риган схватил её в объятия и прошептал в волосы:

— Ты не обязана это делать…

— Если бы я тебя не выслушала, не узнала бы…

— Айа, у тебя не было ни единого шанса меня не выслушать. — сказал он. — Дагон может написать тебе письмо…

— Нет…я хочу поговорить с ним сама…

Риган тяжко вздохнул.

— Ты знаешь моё мнение…

— Ага. — шмыгнула носом Айа.

Высвободившись из тёплого плена, она взяла Ригана за руку и потащила вперёд. Энки стоял у подножия лестницы, заложив руки за спину. Спокойный и собранный. Ей был так хорошо знаком этот его образ. Но это только маска. Его способ защиты. Завидев их, он проигнорировал Ригана и обратил всё внимание на неё. Взгляд его был напряжен и строг. Айа очень надеялась, что Риган не станет вести себя, как за завтраком, словно невыносимый упрямы осёл. Протащив её мимо брата, он подвёл девушку к двери в небольшую гостиную и сказал, положив руки ей на плечи:

— Я буду здесь. Прямо за дверью.

Айа кивнула и прошептала:

— Спасибо…

Риган отошел на два шага в сторону и демонстративно сложил руки на груди. Айа вошла в комнату и проследовала к окну. Она слышала, как за спиной закрылась дверь и знала, что в комнате не одна. От Энки пахло чернилами, этот запах она выучила за год отлично.

Глядя на шумную улицу, Аай сказала:

— Тебе лучше поторопиться. Скоро обед, а после мы уезжаем.

Энки подошёл и остановился рядом. Несколько минут они изучали пейзаж. День был в самом разгаре и по улицам сновал народ. Над крышей соседнего дома возвышался храм Баала. Пугающее строение, как решила для себя девушка. Вот Храм Победы в Оре совсем другое дело, да и…

— Я не хотел терять вас. Ты и Рун моя семья. — тихо сказал Ки.

Айа сжала зубы и процедила:

— Если это всё, то я пойду.

— Это не всё… — ответил её брат.

— Тогда поторопись.

Энки взглянул на неё и сказал:

— Прошу, не будь такой. Когда ты злишься, становишься красная как помидор.

Айа в возмущении взглянула на него и воскликнула:

— Как ты мог?! — одновременно с этим вопросом из её глаз брызнули слёзы. Увидев их, Ки резко отвернулся к окну. Глядя в пространство, он заговорил:

— Я заботился о вас с Руном с двенадцати лет. Я знаю степень твоей наивности. Я думал… — откашлявшись, он посмотрел на неё и продолжил. — Я решил, что он женился на тебе лишь от того, что узнал о нашем родстве.

— Ты…ты… — от возмущения Айа не могла сформулировать свой протест. — Ты лгал мне!

— Я хотел защитить тебя. — упрямо ответил он.

Айа хлопала глазами и смотрела в неверии на это скуластое сильное лицо.

— Ты сделал мне больно… — прошептала она. — Ты…я люблю его…я чуть не умерла от тоски!

— Любовь это чушь, Айа! — выпали Энки. — Здесь в Ханаане твои корни! Здесь я, и я всегда буду заботиться о вас с Руном!

— Он пришёл за мной, несмотря на твою подлость! Когда он касается меня, я хочу плакать от счастья! Каждый день без него равен пытке и это не чушь, это настоящее! — выкрикнула девушка, чувствуя, как по щеке катится слеза. — Если в Ханаане мои корни, то в Оре мои крылья!

— Мотивы его поступков не ясны…

— Только для тебя. — перебила Айа.

Энки запрокинул голову и закрыл глаза. Несколько секунд он капался в себе, потом пробормотал:

— Ты была счастлива здесь.

— Ты действительно так думаешь? — с горечью спросила она.

Ки хмуро взглянул на неё и сказал:

— Ты не давала повода думать иначе.

— Ох, Ки… — Айа приложила руки к щекам. Она действительно пыталась оградить его от своих проблем. Это было не сложно, ведь он целыми днями пропадал в Доме Правительства. — Наверное, ты просто не знаешь, как на самом деле выглядит счастье…

Айа и сама не узнала бы, если бы не Риган. Она знала, что сделало её брата таким. Проклятый Ханаан. Он заковал их сердца в лёд ещё в младенчестве. Она хотела немедленно покинуть эту землю и вновь начать дышать. Желая немедленно приступить к исполнению своего желания, Айа развернулась и пошла двери. Ки схватил её за руку и развернул к себе.

— Пожалуйста… — взволнованно сказал он. — Не уходи…вот так…

Борясь со слезами, Айа сказала:

— Это всё, что я могу тебе дать сейчас.

Когда она взялась за дверную ручку, он крикнул ей в след:

— Пока вы были со мной, я был счастлив!

Посмотрев на него через плечо, Айа мягко сказала:

— Нет, не был. Когда — нибудь ты поймёшь, о чем я говорю.

— Я…я увижу вас снова? — хрипло спросил он.

Сердце Айи разрывалась на части. Посреди этой гостиной он стоял совсем один. Такой большой, сильный и одинокий. Казалось, он даже не понимает, что сделал. Ненавидеть его было выше её сил. Теперь она знала, что разлучить их с Риганом у него не было ни единого шанса.

— Ты знаешь, где нас искать, Ки. — ответила она и вышла за дверь.

_________________________

Сегодня проснулась пораньше и хорошенько поработала. Так что ловите проду)

Глава 27

Риган решил на время превратиться в статую. Из — за двери доносились голоса, но он ещё не настолько опустился, чтобы подслушивать. Что бы Дагон ни сказал ей, это не изменит чувств Айи. Ему и слов не надо, все её чувства отлично читались на лице. Её любовь к нему была почти осязаемой. Стоило только ему коснуться её, как она вспыхивала словно адово пламя. Стоило только ему коснуться её, и она снова на сносях, подсказывала его тёмная сторона. Самое прекрасное во всей этой истории то, что их чувства абсолютно зеркальны.

«Любовь, чтоб её» — покорно признал Король.

Отличная мысль держать её вечно беременной, чтобы она спокойно сидела во Дворце и не искала неприятности на свою восхитительную упругую задницу. Хотя, если их рыжеволосые чудики уродились в мамочку, спокойной жизни им не видать. Возможно, он так хорошо постарался сегодня утром, что у Айи в животе уже растёт очередная причина его ранних седин.

«Что может быть прекраснее?» — блаженно вздохнул он.

Если бы Айа хоть на минутку могла проникнуть в его мысли, его бы ждала ещё та отповедь по поводу патриархальных предрассудков.

Дверь в гостиную отворилась, являя его жену.

— Ты плакала?! — возмутился Риган, заключая её в объятия.

— Ты и сам видишь, что плакала. — пропищала она ему в шею.

Риган взял её лицо в ладони и спросил:

— Он обидел тебя?

— Нет…Риган, пожалуйста, давай поедем домой… — пролепетала она, разглаживая рубашку на его груди.

«Домой…» — невозможно передать, как он счастлив от того, что она считает Ор домом. Его страна стала для неё родной, а его «дом» лишь там, где она. В лагерной палатке или в дорожном фургоне, во Дворце или в центре столицы Ханаана. Боги, за что ему такая ноша? Любовь — это тяжкое испытание для его натуры. Похоже, он не может любить на половину, оттого обречен на вечные муки. Но, глядя на любимое кареглазое лицо, он видел лица своих детей. Желанных и любимых. Хотел любить свою жену, даже когда её черты украсят мощинки…он и тогда будет сходить по ней с ума, потому что она в его сердце и в его крови.

— …Риган, ты слышишь меня?..

Пару раз моргнув, он изобразил невозмутимость и сказал:

— Иди, собери вещи. Возьми еды побольше. Через час у меня встреча с Нинмахом, потом сразу можем ехать.

Айа повисла у него на шее, отчего он был вынужден прижать её к себе и насладиться запахом белокурых волос.

— Любимая, пожалуйста, доберись до наших комнат без проблем…

— Слушаюсь, Ваше Величество! — весело воскликнула девушка.

Оставив на его щеке (хотя он предпочёл бы губы) лёгкий поцелуй, она бросилась вверх по лестнице.

«Боги, осторожнее!» — закатив глаза, подумал Король.

Сам же он развернулся и направился в гостиную. Дагон стоял у окна.

— Хочу добавит пару слов от себя лично. — холодно сказал Риган.

Дагон чуть повернул беловолосую голову, демонстрируя такой знакомый Ригану профиль. Было видно, что его хрупкая супруга только что обрушила на плечи мужчины парочку бетонных блоков. Но, жалеть подлеца он не собирался.

— Ты ублюдок, и для меня ты навечно враг. Если Айа захочет увидеть тебя в Оре, я возражать не стану. Как мы оба знаем, она сама наивность. Но меня ты не проведёшь. Если ты… — тут Риган запнулся, испытывая почти физическую боль. — Если ты попытаешься снова забрать её у меня, я выпотрошу тебя как курицу к обеду…

— Я не стану этого делать. — тихо ответил Дагон. — Прибереги свои угрозы для тех, кто оставил шрам у неё на лбу.

Риган сжал кулаки. Бьёт в самое больное место, ханаанский ублюдок. Видимо, его утреннее настроение не совсем развеялось, поэтому Риган перешёл на несвойственную себе ехидность:

— Разумеется. По крайней мере, подле меня она не умрёт с голоду и не отправится блукать по свету босиком.

Король с наслаждением наблюдал, как свирепеет оппонент. Он тоже не промах в поиске больных мозолей. Развернувшись к нему, ханаанец прорычал:

— Я был на войне. Если бы я только мог…

— Хорошо, что я оказался рядом. Иначе, ты бы их вовек не сыскал. — перебил его Риган. — Если бы я не нашёл их той ночью…

«Боги, что бы могло с ними случиться?».

Видимо, Дагон думал о том же. На минуту в комнате воцарилась тишина.

— Я хотел лучшего для неё… — сказал Дагон, глядя куда — то поверх его плеча.

— Лучшего, чем статус Королевы? — раздраженно спросил Риган.

— Это всё не для неё…она не способна к дворцовым интригам!

— Ей и не нужно. — ответил Риган. — Я всё сделаю сам.

— Ты не сможешь оградить её от всего…

— Ты тоже не сможешь этого сделать. Но она моя. Я люблю её и буду любить вечно. Попытайся осмыслить это своими ханаанскими мозгами, возможно, тогда она тебя простит.

Риган развернулся и направился к двери.

— Постой. — сказал Дагон.

«Ну что ещё…»

Риган развернулся. Дагон провёл рукой по своим неправдоподобно белым волосам и запусти её во внутренний карман кителя. Пачка связанных шпагатом писем появилась у него из — за пазухи.

— Это твоё. — сказал он, поигрывая желваками на щеках.

Риган протянул руку и выхватил стопку у него из рук. Рассыпаться в благодарностях он не стал. Ещё чего. Эти письма принадлежали ему по праву.

Встреча с Нинмахом прошла на удивление гладко. Ханаанский политик был сговорчив, ему не нужны были проблемы с соседями. Он сообразил, что между ним и Дагоном пробежала жирная чёрная кошка, поэтому лишний раз его имя не упоминал. Позиция Ригана была такой же. Неужели такое возможно, что за Великим Хребтом наконец — то наступит мир? Хотя, в Оре до сих пор не очень спокойно, поскольку изловить всех членов Атгарвала пока не удалось. Да и Шоттил рыскает на свободе. Риган не видел Мику уже, бог знает, сколько времени. Воин посвятил себя поискам Тени и лишь изредка выходил на связь. Распрощавшись в Нинмахом, Риган заперся в комнате для приёмов и занялся наконец — то тем, о чём мечтал последний час — чтением заветных писем.

Удобно устроившись в кресле, он развязал шпагат и взял первый аккуратно сложенный квадратик. Поднеся его к носу, он принюхался. Нет ни намёка на тонкий цветочный аромат его жены. Только бумага и чернила. Развернув его, он с волнением всмотрелся в знакомый крупный почерк. Его супруга обладала абсолютно расхлябанным, но элегантным почерком. Буквы были выведены аккуратно, но словно плясали хороводы по бумаге. Риган улыбнулся. Этот странный стиль не мог бы принадлежать никому другому, только его Нокке.

«Мой любимый муж!

С радостью сообщаю, что ваше варварское посягательство на моё тело, совершенное в день отъезда в Ханаан, принесло плоды. Я абсолютно уверена, что жду ребёнка и прошу поспешить со своими делами, поскольку в Ханаане нет тебя, а я не могу вынашивать нашего ребёнка одна.

Любим тебя.

Айа, Королева Ора и Гула, Наследница Королевского Престола»

Внизу страницы находился отпечаток маленькой детской ладошки. Риган поцеловал руку дочери и осторожно свернул листок. Развернув следующий квадратик, он начал читать:

«Риган.

Прошло уже два месяца и две недели с тех пор, как мы виделись в последний раз. Наверняка, ты явишься за нами раньше, чем это письмо доберётся до тебя. Но я всё равно пишу от нечего делать.

Хочу поставить тебя в известность о том, что скучаю по твоему несносному характеру и готова терпеть его молча, лишь бы ты поскорее приехал за нами.

Если всё — таки ты получишь его, то поспеши. Если же ты не можешь пока забрать нас, пожалуйста, напиши об этом.

Неизвестность — это ужасно.

Люблю тебя, мой Король.

Айа, Королева Ора.»

Риган медленно свернул письмо, чувствуя, как сердце сжимает кулак. Он прикинул, чем занимался в ту пору. Гонял жрецов Балу на юге страны, а в Ханаан отправился первый гонец.

«Мой любимый и долгожданный супруг!

Спешу сообщить, что тебе стоит поторопиться, поскольку было бы некстати путешествовать в фургоне с огромным животом и родить от тряски где — нибудь на дороге.

У нас всё хорошо, но мы очень скучаем и ждём тебя, папочка.

P.S.

Прошу тебя, напиши хоть слово. Мне страшно, Риган.

Айа, Королева Ора.»

Риган прикрыл глаза и судорожно вздохнул, чувствуя, что его пробирает холод. В этом письме он уловил нотки отчаяния и сомнений в том, что он вообще появится. Он представил Айю. Беременную и неуверенную в завтрашнем дне. Неуверенную в том, что он любит свою семью. Схватив следующее письмо, он взломал печать и начал читать:

«Ваше Величество!

Спешу сообщить, что ваше маленькое рыжеволосое воплощение сегодня сделало первые шаги. Одновременно с этим у неё режутся зубки и она превратилась в зарёванный комок нервов.

Я не знаю, есть ли тебе до этого дело, но решила написать, потому что…

Я всё ещё жду тебя, пожалуйста, напиши хотя бы строчку и подтверди, либо развей мои ожидания.

Айа.»

Риган свернул бумагу и отложил в сторону. Уткнувшись локтями в колени, он спрятал лицо в ладонях. Он мог себе представить, в каком отчаянии она находилась, ведь сам в это время был не в лучшем состоянии.

О Нокке…

В этот момент он поклялся себе, что больше никогда не потеряет её. Только дорога за грань разлучит их. Но и там он отыщет свою Королеву. Всегда отыщет.

Схватив последнее письмо, Риган развернул его. Оно состояло из одной строки:

«Вчера родила здорового мальчика. Его имя Варг.

Айа.»

Риган вскочил на ноги и выскочил из комнаты, сжимая проклятые письма в кулаке. Ворвавшись в апартаменты, он увидел Брана, который озадаченно рассматривал его сына. Также там находилась Ванесса и Рун. Риган промчался мимо них как ураган, не потрудившись поздороваться. Ворвавшись в спальную комнату, он перепугал «кормилицу» и Айю, которая стояла посреди комнаты с ворохом одежды.

— Выйди. — велел он «кормилице».

Та выскочила как ошпаренная. Айа смотрела на него в недоумении. Ещё бы. Час назад он был вполне вменяем, а сейчас похож на сумасшедшего. Захлопнув дверь, он направился к ней. Айа попятилась и выронила одежду.

— Что…

Сграбастав её в объятия, Риган набросился на мягкий розовый рот как ненормальный. Оставив губы, он начал покрывать лихорадочными поцелуями её лицо, волосы, тонкие ключицы.

— Риган… — взмолила его жена, возвращая поцелуи и шепча. — Что произошло? Что — то случилось?..

— Я люблю тебя… — бормотал Король. — Я люблю тебя, люблю, люблю…

Айа смотрела на него расширенными глазами и глуповато улыбалась. Он почувствовал себя полным идиотом, настоящей романтичной кумушкой. Взяв себя в руки, Король прислонился своим лбом к её и прошептал.

— Я люблю тебя.

— Ага, я так и поняла… — улыбнулась Айа, нежно поглаживая его затылок.

— Ничего ты не поняла… — прошептал он, потёршись носом о её шею.

Как можно понять глубину его любви? Он и сам не до конца понял. Ясно одно, два года назад на Больших Воротах он встретил смысл своего существования и источник всех своих страданий. Он уже не знал, где кончается она и начинается он. Но, Риган готов к этому вызову. Ещё как готов.

Глава 28

Дорога из Ханаана в Ор заняла целых три недели. По Ханаану они двигались в фургоне, а когда добрались до орской границы, пересели на небольшое судно, которое должно было доставить их в Сусс по реке Тибр, которая огибала столицу и несла свои воды через Капсикею прямо в Холодное море. Кили остался на границе, там его ожидали какие — то дела, Бран же отправился с ними. Этот сплав занял около недели, и Айа была в восторге.

Королевское семейство заняло небольшую отдельную комнуту, где находилась настоящая добротная кровать, на которой они с Риганом провели чудесные ночи.

Тибр был полноводной и широкой рекой, берега которой были густо заселены. Ландшафт побережья был разнообразным и интересным. Больше всего Айю впечатлил храм Кибелы, выстроенный на выступающем берегу. Создавалось впечатление, что он вот — вот рухнет в воду. Риган посмеялся над ней и сказал, что это всего лишь иллюзия. На самом деле конструкция держится на гигантских опорах, которых не было видно из — под воды. Не менее восхитительными были закаты, которые им довелось увидеть. В эти тёплые вечера огромное светило опускалось за горизонт, окрашивая мир в розовый и лиловый цвета.

Это было удивительно ленивое путешествие. Днём они с Риганом могли до полудня валяться в постели одни, или вместе с детьми. Просто наслаждаться друг другом — это то, чего они были лишены долгое время. Иногда, им хватало одного случайного касания, чтобы страстно заняться любовью. Когда жара спадала, они могли подняться на палубу и поглазеть на проносящиеся мимо берега и людей. Излюбленным занятием Ригана стало наблюдать за тем, как она кормит Варга. Он просто ложился на кровать, закидывал руки за голову и молча смотрел. Она не знала, что такого он видел в ней, но была рада, что это в ней есть, и он полюбил её. К концу путешествия Бран тут же уносился прочь, как только они выбирались из трюма, растрёпанные и пресыщенные.

Но, этот способ передвижения подошел не всем. Бедняжку Ванессу на протяжении всей дороги выворачивало на изнанку. Риган сказал, что такое случается с некоторыми людьми. Айа была благодарна небесам, что оказалась не из их числа. Девушка практически не выходила из маленькой каюты, которую занимала с Наной, а та самоотверженно ухаживала за дочерью Министра. Бран вился вокруг их двери день и ночь, но Ванесса неизменно посылала его прочь.

Они причалили к берегу в небольшой портовой деревеньке в нескольких лигах от Сусса. Слух о том, что Король возвращается в столицу быстро распространился. Увидев, сколько народу собралось на берегу, Айа разволновалась. Прижимая к себе Варга, она топталась на месте, не решаясь покинуть свою укромную берлогу. Гула сидела на кровати и копалась в разноцветных шёлковых лентах, которыми девушка решила занять её на время. Дверь со скрипом отворилась и в проёме появилась голова Ригана.

— Готова? — спросил он.

Айа прикусила губу и нерешительно сказала:

— Ага…

Риган нахмурился и ввалился внутрь. Прикрыв за собой дверь, он сказал:

— Ты дома. Бояться нечего, Айа.

— Может…мне лучше выйти где народу поменьше?

Риган отрицательно покачал головой. Подойдя к девушке, он откинул с её лба выбившийся из причёски локон и пощекотал его кончиком щёку.

— Ты Королева, забыла? — нежно спросил он. — Всё будет хорошо.

Помня о том, что муж никогда её не обманывал, Айа вздохнула и утвердительно кивнула.

— Вот и умница. — констатировал Риган и наклонившись, чмокнул спящего Варга в лоб.

Подхватив на руки Гулу, он протянул Айе руку и пошевелил пальцами, подзывая её к себе. Айа вложила свою ладонь в его тёплую и мозолистую руку, после чего они стали выбираться на палубу. Гула пропустила дневной сон, поэтому сейчас пристроила головку на широком плече отца и смотрела на Айю, медленно хлопая глазками. Она боролась со сном как могла, но ей всё труднее было поднимать и опускать веки. Риган повернул голову и потёрся носом о рыжие завитки, потом пропел дочери на ушко:

— Спи глазок…спи другой…

Айа улыбнулась. Любимый, самый желанный мужчина на свете.

Стоило ей очутиться на палубе, в глаза ударило яркое весенне солнце. Сощурившись, она огляделась и увидела Ванессу и Нану. Завидев королевскую чету, Ван подошла ближе и улыбнулась. Вид у неё был не самый цветущий. Под глазами залегли тени, а кожа отливала зеленцой.

— Как ты? — с тревогой спросила Айа.

— Как только окажусь на берегу, всё станет идеально. — заверила девушка. — Можно? — Спросила она, протягивая руки к Варгу.

— Конечно… — ответила Айа и осторожно передала ей мальчика.

Приняв драгоценный свёрток, Ванесса несколько секунд рассматривала малыша, будто хотела запомнить.

— Когда мы снова встретимся, ты будешь уже неподъемным. — пошутила она, покачивая его на руках.

Мальчик покривил мордочкой во сне и вздохнул.

— До встречи, мой маленький Принц. — проворковала Ван и вернула Айе ребёнка. Поправив выбившееся одеялко, она взглянула на королеву и легкомысленно сказала. — Вот и всё. Мой отец прислал экипаж. Я так давно не была дома, что и не вспомню, как он выглядит.

Это напускная весёлость не обманула Айю. Взяв подругу за руку, она сказала, чувствуя, что глаза опять на мокром месте:

— Я бы без тебя не справилась.

— Глупости. — возмутилась Ван и отвела глаза.

— Мы ждём тебя во дворце как можно скорее. Без тебя я от скуки умру. — сказала Айа.

— Надеюсь, это шутка. — глядя мимо них, заметил Король.

Девушки тихо засмеялись, бросив друг другу лукавые взгляды. Тяжелые ботинки застучали по трапу и через мгновение на палубу влетел Бран, таща на спине Руна.

— Ну и народу там! — объявил мальчик.

Стряхнув его со спины, Бран откинул со лба непокорные кудри и сказал Ригану, тяжело дыша:

— Всё готово. Можем ехать.

Переведя на Ванессу серьёзные зелёные глаза, он осмотрел её с ног до головы и сказал:

— Надар прислал экипаж. Я провожу.

Ванесса смутилась и попыталась отвернуться.

— Я и сама могу…

— Не глупи. — хмуро сказал Бран и, схватив её за руку, повёл вниз по трапу.

Когда Риган повёл их следом, Айа ощущала в груди странную тоску. Будто с этим путешествием закончилась какая — то важная глава её жизни. Она осознавала, что с каждым шагом приближается к новой, и ждала её с нетерпением. Но, у неё за плечами была история, которая закончится ровно в тот момент, когда она сойдёт с этого судна.

Как только они появились на трапе, толпа зашумела. Айа в шоке отпрянула, но Риган крепче сжал её ладонь, уверенно двигаясь вперёд. Люди выкрикивали приветствия Королю и Королеве и забрасывали их цветами. От такого тёплого приёма Айа совсем растерялась и пожалела, что не надела платье поприличнее.

Читай на Книгоед.нет

— Король в Оре! — кричали люди.

— Король вернулся! Да здравствует Король!

Прямо у трапа стояла карета. Слуга услужливо распахнул дверь и Риган пропустил её вперёд. Сам же передал Гулу Нане и, убедившись, что Айа устроилась, сказал:

— Я поеду верхом. Мне в жизни не втиснуться в эту карету.

Он уже хотел закрыть дверь, когда Айа схватила его за рукав.

— Постой! — попросил она.

Он замер и удивлённо вскинул брови. Немного замявшись, Айа выпалила:

— Поцелуй меня.

Губы Ригана дрогнули. Потянувшись к ней, он обхватил щёку девушки ладонью и нежно прикоснулся к её губам своими. Айа опустила веки, наслаждаясь ощущением тёплых губ на своих губах. Отстранившись, Риган пообещал:

— Скоро будем дома.

Когда дверь за ним закрылась, Рун начал извергать свои соображениями. Айа взглянула на Нану и улыбнулась. Сказать, что девушка была шокирована, значит ничего не сказать. Она прижала к себе Гулу так, словно та была единственной надёжной вещью в мире. Наверное, она только сейчас до конца осознала, что стала няней для наследников Орского Престола, одного из которых почти год кормила своим молоком.

— Тебе понравится Дворец. — обратилась к ней Королева.

Нана пару раз хлопнула глазами и, подобрав челюсть, изобразила пальцами что — то вроде «Не сомневаюсь…».

Они добрались до Сусса меньше чем за час. По мере приближения к столице окрестности становились всё более узнаваемыми. Всё, что произошло с ней за этот год уходило на задний план, словно она и не уезжала никуда. Ей не терпелось поскорее попасть в их дворцовые апартаменты. В их покои с нелепой головой Кибелы в углу.

В Суссе их ждала не менее тёплая встреча. Похоже, в этот год Король времени даром не терял. Создавалось впечатление, словно в городе праздник. Люди улыбались и тыкали пальцем в карету, на все лады приветствуя Короля и Королеву. Живой коридор тянулся до подножия центральной дворцовой лестницы. Айа смотрела на эту пёструю толпу в неверии, прижимая головку Варга к своим губам. Не успела карета остановиться, как дверь распахнулась и Риган сказал:

— Вашу руку, Моя Королева!

Он улыбался так лучезарно, что Айа и сама разулыбалась словно дурёха. Незамедлительно предоставив ему ладонь, она сошла на благословенную брусчатку орской столицы. Со всех сторон на неё смотрели улыбающиеся лица, а когда до людей дошло, что маленький свёрток, который она прижимает к груди — это ребёнок, начался настоящее сумасшествие.

— Ещё один наследник!

— Благословенный союз!

— Покажите малыша!

Айа в панике взглянула на Ригана. Тот мягко ей улыбнулся и извлёк Варга из шерстяного одеялка. Малыш проснулся и завопил во всё горло, а Король поднял его над головой на вытянутых руках. В этот момент он просто фонтанировал самодовольством и чисто мужской гордостью.

— Его зовут Варг. — громогласно объявил Король. — И он мой сын!

Толпа разразилась криками и поздравлениями, в воздух полетели крестьянские соломенные шляпы и фуражки горожан, а Айа в неверии смотрела то на мужа, то на людей. Вернув ей ребёнка, Риган забрал Гулу из рук Наны и повёл семью во Дворец. Внутри повсюду стояли караулы, даже в тех коридорах, в которых раньше и света — то не было. Прислуга, завидев Короля и Королеву рассыпалась в поклонах и чуть ли не стелилась под ноги.

Что происходит?

Знакомая атмосфера дворца с каждым шагом повышала и без того хорошее настроение Айи, а когда они наконец — то добрались до королевских апартаментов, переизбыток эмоций вызвал слёзы. Боги, она что, снова на сносях? Почему она ревёт как белуга по любому поводу? Риган, увидев мокрые глаза, улыбнулся и обхватил её плечи рукой, подводя к дивану гостиной.

— Любовь моя, что на этот раз растрогало тебя?

— Не издевайся… — шмыгнув носом, ответила девушка.

— Нана, пойдём, я покажу тебе своё войско! — вопил Рун, таща девушку за собой.

Стоило им скрыться с глаз, как в апартаменты ворвался королевский секретарь. Молодой человек совершенно не изменился, всё в его образе соответствовало понятию «идеальный порядок». Отглаженая одежда, ровно стоящий воротник рубашки, волосы на остриженной голове смотрели строго в одну сторону.

— Мой Король!..Моя Королева… — сообразив, что в королевском семействе прибавление, он деликатно добавил. — Примите мои поздравления.

— Спасибо, Кристофф. — улыбнулась Айа.

— Могу я полюбопытствовать…

— Это мальчик. — ответила Айа. — Его имя Варг.

— Прекрасный выбор, Ваше Величество. Выражу мнение всех дворцовых — мы ждали вашего возвращения с нетерпением…

— Иди, подожди меня в кабинете. — оборвал его речь Риган.

Айа даже немного расстроилась. Ей было приятно слышать, что её ждали в Оре. Молодой человек бросил на Короля говорящий взгляд, только Айа не поняла, что он говорил. Зато понял Риган и вкрадчиво повторил:

— В кабинет.

Кристофф ещё раз поклонился Айе и, прямой как палка, исчез в коридоре. Риган развернулся к ней и мягко сказал:

— Тебе нужно отдохнуть. Пойдём — ка, я провожу вас в наши покои.

— Почему это мне нужно отдыхать? — возмутилась девушка.

Риган взял её за руку и повёл за собой.

— Ты прекрасно знаешь почему. — бросил он через плечо.

— Думаешь…думаешь у меня будет ребёнок? — спросила Айа.

— Я в этом уверен. — беспечно ответил Король.

— Почему? — удивилась девушка.

Войдя в комнату, Риган сразу же направился к детской люльке и опустил в неё Гулу.

— Потому что я очень хорошо для этого постарался. — ответил Риган.

Убедившись в том, что Принцесса спит, он подошёл к Айе и забрал у неё сына. Варг тоже спал, поэтому Король осторожно уложил его на большую кровать. Вернувшись к девушке, он обхватил её лицо руками и принялся целовать. Айа выгнулась как кошка и закинула руки на широкие королевские плечи. Риган прошёлся пальцами по её спине и сжал ягодицы девушки, подтягивая её вверх. Знакомый трепет разлился по телу и она прошептала ему в губы:

— Не хочешь прилечь со мной?

Водя губами по её щеке, он улыбнулся:

— А как же Кибела?

Айа взглянула через его плечо и наткнулась на осуждающий взгляд Великой Матери.

— На самом деле, она обожает подглядывать за нами. Она же сама благославила наш союз.

Ригах не сдержал смешок.

— Кажется, ты перепутала её с Иштар. — сказал он и, оглядевшись, понёс девушку в купальню

Прижав Айю к стене, он принялся жадно покусывать её шею, а сильные проворные пальцы уже расстёгивали пуговицы на платье.

— Обожаю, как ты пахнешь. — пробормотал он, целуя нежное местечно между её грудей.

Айа запустила руки в его отросшие волосы, ероша их пальцами.

— А я тебя всего обожаю… — выдохнула она.

— Сейчас ты у меня попляшешь, маленькая эльфийская ведьма… — рыкнул он.

Эпилог

Пять лет спустя…

Айа стояла перед зеркалом и удовлетворённо рассматривала своё отражение. На ней было восхитительное золотое платье, переливающееся в свете ламп словно солнце. Оно мягко облегало фигуру, а к низу чуть расширялось. Волосы её были собраны в витиеватую объёмную косу, которая спускалась по спине до самого пояса.

Два дня назад они прибыли в Магон, столицу Капсикеи, где должен был состояться грандиозный приём по случаю женитьбы старшего сына Вождя — Ганнибала. Поговаривали, что отец совсем не одобрил выбор наследника, но тому упрямства было не занимать.

Гула и Варг сидели на кровати гигантских размеров и играли в камушки. В Капсикее вообще предпочитали не мелочиться, если уж говорить о дверных проёмах и мебели. Размеры чаши для купания в предоставленных им покоях тоже впечатляли. Не удивительно, у Айи сложилось впечатление, будто это страна великаном. Теперь стало относительно понятно, откуда у её мужа эти длинные ноги и мощные плечи…

— Ты такая красивая, мамочка… — оборвал её мысль тоненький голосок Сина, их с Риганом младшего сына. Он пристроился на мягком стуле возле её туалетного столика и наблюдал за ней своими чистыми голубыми глазами, болтая в воздухе короткими ножками.

— Спасибо, милый. — ответила Айа и поцеловала его в щёчку.

Ханаанское заклинание не помогло, и их третий ребёнок по масти не отличался от двух предыдущих. Айа была вынуждена смириться. Тем не менее, Син был самым необычным из этой рыжей троицы. Он был нежный и ранимый, как цветочек в саду. Всё время норовил взять её за руку, или спрятаться в складках юбки. Он смотрел на мир с настороженностью и интересом, но был слишком застенчив, чтобы выставлять себя напоказ.

— Мамочка, можно я подам тебе корону? — запищала Гула.

— Нет, я подам! — взвизгнул Варг.

Они опрометью скатились с кровати, как два котёнка, и бросились к ларцу, в котором Айа держала пресловутую королевскую корону. У неё было не так уж много поводов надеть её, и сегодня был один из таких дней. Ругаясь и толкаясь, они всё — таки доставили ей золотой ободок.

Если бы Айа самолично не родила этих двоих в муках, решила бы, что они порождения самого Баала. Им так часто влетало за шалости, что они уже перестали бояться наказаний. Единственное, что могло заставить их затаиться на неделю, это когда о их подвигах узнавал Король. Тогда они немели и бледнели, опускали глаза долу и могли даже пустить слезу. Несмотря на разницу в возрасте, Варг уже сейчас был значительно крупнее своей сестры. Но и Гула не отличалась хрупкостью. У Айа было ощущение, что ещё через пяток лет они будут с неё ростом.

Приняв корону, она аккуратно водрузила её себе на голову. Инкрустированные драгоценные камни засверкали в свете ламп и Варг зачарованно прошептал:

— Ух — тыыы…

Гула захлопала в ладоши и проголосила:

— Ты такая красивая…

Айа рассмеялась это искренней реакции. В этот момент дверь распахнулась, и в комнату широким шагом ворвался Риган. Он был великолепен в своём бархатном камзоле. От его мощной поджарой фигуры веяло силой и энергией, словно свежий горный ветер ворвался в комнату.

— Ты готова? — спросил он с порога, но увидев Айю, замер, словно наткнулся на стену.

— Папочка, папочка! — запищали Гула и Варг, облепив его ноги. — Мама сказала, завтра мы можем пойти в город!

— Вот завтра и поговорим. — ответил он, не отрывая глаз от Айи.

— Ну пожааааалууууйста…

Риган схватил их обоих за шкирки, как котят, и закинул себе на плечи.

— Разве вы не должны уже спать? — строго спросил он.

Дети верещали, словно их убивали или резали, и заливались смехом.

— Мы помогали маме надеть корону!..

— Она велела нам до этого не ложиться…

Ригана развеселила эта откровенная ложь. Скинув их на кровать, он сказал:

— Пять минут и по постелям.

Пока они катались по кровати, создавая дикий кавардак из одеял и подушек, Риган подошёл к Айе и поймал её взгляд в зеркале. Обвив её талию руками, он плотно прижался своим большим твёрдым телом к её спине, пуская волну мурашек по позвоночнику. Поцеловав открытое плечо, он тихо сказал её отражению:

— Так бы и съел тебя.

Айа откинула голову и посмотрел в его почерневшие глаза. Как она любила эти суровые черты и эти сильные руки. Её муж нежнейший мужчина из всех.

Подражая голосу Ванессы, она заметила:

— Здесь в Ханаане не принято есть людей до ужина.

— Тогда я съем после ужина… — прошептал он ей на ухо.

Айа зажмурилась, наслаждаясь его близостью. Заметив, с какой сосредоточенностью Син вслушивается в их диалог, она быстро сказала:

— Он пошутил, дорогой.

Риган только сейчас заметил маленькую фигурку в глубоком кресте и, выпустив Айю из рук, присел рядом на корточки.

— Как ты сегодня поживаешь, дружок? — обратился он к мальчику.

— Хорошо… — ответил тот, ковыряя пальчиком плюшевую обивку.

— Эй, что случилось? — мягко спросил Риган.

— Ничего… — ответил тот, пряча глаза.

Риган посмотрел на Айю, как бы говоря «И в кого бы это?», затем снова взглянул на сына.

— Хочешь, я отнесу тебя в кровать?

Син поднял на него свои невинные глазки и спросил:

— Можно мне сегодня спать с вами? Ольга сказала, будет гроза…

— Но мы вернёмся не скоро.

— Я буду ждать. — хлопая ресницами, ответил тот.

Риган сделал вид, что раздумывает над его словами.

— Ну хорошо. Только не тащи Барку с собой, ладно?

Син кивнул. Барка — это его пёс. Он нашёл щенка где — то во дворе и приволок во Дворец. С тех пор они как ниточка и иголочка, везде появлялись вместе.

Перепоручив детей Ольге, королевская чета наконец — то смогла отправиться на приём.

***

К тому времени, как ужин закончился, Риган уже сгорал от нетерпения. Он несколько часов безостановочно общался с Гамелькуном и Нинмахом — гостем со стороны Ханаана, но ни на секунду не выпускал золотой силуэт из виду. Айа не говорила в слух, но он знал, что она надеялась увидеть здесь Дагона. Нинмах сообщил, что её брат сейчас находится за морем. Ищет новые торговые связи для Ханаана. Она немного сникла, но в скором времени её обступили «поклонники». Ригану не один раз приходилось разгонять этих петухов грозными взглядами. Не хватало только, чтобы эти кретины мечтали ночами о том, как раздевают его Королеву. Она сегодня была до неприличия хороша. На его взыскательный взгляд — Айа была самой прекрасной женщиной в мире. За прошедшие годы у неё прибавилось уверенности. Риган надеялся, что не без его помощи. Хотя, она итак умница, его жена.

Как только гости начали расходиться, он немного грубо схватил её за талию и потащил прочь.

— Я даже не попрощалась! — возмутилась Айа.

— Они даже не заметили, пуская слюни. — бросил Риган.

— Ты такой грубиян! — обличительно заметила она.

— Помнится, ты говорила, что я самый лучший на свете.

— Это не мешает тебе быть грубияном.

Когда они оказались в коридоре, ведущем к их апартаментам, за окнами полыхнула молния, и оглушительный раскат грома сотряс стены. А вот и обещанная Ольгой гроза. Повернувшись к Айе, он снял с её головы корону и закинул жену себе на плечо. Немного по варварски, но она распалила его инстинкты до предела.

— Риган! — взвизгнула Айа. — Поставь меня, немедленно.

Он звонко шлёпнул её по ягодице и велел помалкивать.

— Ай! — пискнула она.

В их комнатах было темно, только свет молний освещал стены время от времени. Боясь зашибить Айю обо что — нибудь, он поставил её на ноги. Она тут же принялась расстёгивать его камзол, и поднялась на цыпочки для поцелуя. Риган жадно смял её бёрда, мечтая скорее оказаться между ними, когда с кровати донёсся тихий голосок:

— Мам? Пап?

Проклятье! Он совсем забыл за её прелестями, что разрешил Сину остаться в их постели. Их младший ребёнок — это мужское воплощение Айи. Маленький задумчивый человечек, молчаливый и упрямый как осёл. Хотя здесь они оба постарались, улыбнувшись, подумал Король.

Айа высвободилась из его рук и направилась к кровати.

— Мамочка…мне страшно… — пролепетал он.

— Я сейчас, только сниму платье. — пообещала она.

Риган тяжко вздохнул и тоже начал раздеваться. Когда он умылся, Айа уже лежала под одеялом, обнимая Сина. Здесь в Капсикее грозы были особенно буйными из — за близости моря. Казалось, гигантские волны бились прямо об их порог. Пробравшись под одеяло, он пристроился у Айи за спиной и обхватил руками своих любимых упрямцев.

— Спокойной ночи. — прошептал он, целуя плечо Айа.

Не прошло и минуты, как скрипнула дверь и по полу зашлёпали маленькие босые ноги.

— Я же говорил, они вернулись… — прошептал Варг.

— Я и сама знаю, дурачок!

— Сама такая!

— Скажу папе, что ты обозвал меня!

— Ты первая обозвала!

— Нет, ты!

— Нет, ты!

— Угомонитесь оба. — не выдержал Король.

Эта парочка самого Балу свела бы с ума. Его малышка Гула была настоящей оторвой, никакого светского лоска, как ни старалась Ванесса. А Варг был её мужской версией, что в сумме сулило Королю и Королеве большие проблемы в будущем.

Дети мгновенно затихли и он почувствовал, как они карабкаются на высокую капсикейскую кровать. Маленькие руки и ноги наступили на его голень, живот, грудь. Король смиренно перекатился на спину и раскинул руки. Варг пристроился с боку, а Гула скатилась в тёплое местечко между ним и Айей, прижав свои ледяные стоны к его ноге.

— Спокойной ночи, папуля… — промурлыкала его дочь.

— Спокойной ночи, Морковка. — ответил он.

— Спокойной ночи, пап. — пропищал Варг.

— И тебе, сынок. — сказал он и поцеловал его пушистую макушку. Мальчик блаженно вздохнул и глубоко засопел.

Вот бы и ему так…

— Спокойной ночи, Мой Король… — томно отозвалась его жена, заставляя тело сново гореть.

Нащупав в темноте её косу, он намотал её на запястье и сказал:

— Сладких снов, Нокке.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Часть 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Эпилог



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики