КулЛиб электронная библиотека 

Отряд особо опасных горничных на защите юного господина (СИ) [Елизавета Зырянова ] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Отряд особо опасных горничных на защите юного господина

1. Пролог

«Если вы когда-нибудь в своей жизни чувствовали, что ваши тело и разум вам не принадлежат, тогда, скорее всего, вы поймете мои чувства. Этот отвратительный гнилой запах отчаяния, страх, что заставляет твое тело трепетать, и смятение, что не позволяет даже нормально дышать».

Женская грудь медленно вздымалась. В этом отдаленном, наполненном тишиной месте лишь дыхание и журчание воды были слышны постоянно и отчетливо.

«Если когда-нибудь в этом мире все, что было дорого вам, погибало, а надежды на светлое будущее уже не оставалось… Если вы считали секунды до момента своей гибели и занимали себя лишь представлением о том, как это будет, наверное, вы хорошо понимаете, как выглядит живой труп».

Девушка приоткрыла свои пересохшие губы, будто собираясь сказать что-то, но изо рта не вырвалось ни слова, ни даже стона. Медленно и неохотно тонкие губы вновь закрылись.

«Если когда-нибудь вашу страну завоевывали, а вас превращали в раба одного из тех богатых торговцев, которые набивали свои карманы деньгами лишь за продажу маленьких детей и милых девушек гнилым личностям, вероятно, в душе вы уже мертвы».

Прозвучали тихие шаги. По мере их приближения звук становился все громче и громче. Открыв глаза, девушка, лежавшая на полу в одной лишь рваной рубашке, сквозь пелену усталости, боли и голода попыталась взглянуть на своего гостя.

Молодой юноша на вид лет пятнадцати-шестнадцати, облаченный в дорогие чистые одежды, грустно улыбнулся. Он стоял напротив железной решетки, которая не позволяла рабам сбежать. Повернув голову к сопровождавшему его мужчине, он без слов, одним лишь кивком головы, попросил открыть камеру.

Работорговец охотно подчинился и, подойдя к тяжелому железному замку, отворил решетчатую дверь. Сразу же после этого он молча отошел в сторону, позволяя своему покупателю пройти вперед.

Юноша медленно вошел в сырую, холодную, наполненную мраком камеру и, присев рядом с лежащей на промозглом полу девушкой, осмотрел ее внешний вид.

Худая, истерзанная жизнью и своим хозяином рабыня была покрыта синяками и глубокими ранами. Ее обреченный, не желавший воспринимать мир взгляд, смотрел прямиком на гостя.

В момент, когда их взгляды встретились, девушка ощутила мурашки, побежавшие по ее коже. Этот человек не был похож на тех, что приходили ранее. Его пронзительный карий взор смотрел так, будто бы пытался проникнуть в саму душу. Любой, столкнувшийся с этими, казалось бы, безжизненными глазами, испугался бы.

«Если хотя бы раз в жизни на тебя смотрели, как на просроченный товар, ты должен осознавать, насколько сильно я ненавижу всех аристократов западной империи».

— Хорошо, — парень обернулся полубоком. Выпрямившись, он посмотрел на работорговца и девушку в форме горничной, стоявшую за его спиной. — Вы сказали, что она ваша последняя рабыня с севера?

— Насколько мне известно, — заговорила девушка, тайно стоявшая за мужской спиной уже давно и довольно тихо, а потому и вызвавшая своим неожиданным появлением поросячий визг, — она действительно последняя.

Работорговец отскочил в сторону и, схватившись за сердце, с ненавистью посмотрел на незнакомку. Горничная, облаченная в длинное черное платье с белым фартуком и белоснежной кружевной наколкой на голове, смерила торговца презрительным взором. Эта девушка, от природы имевшая густые длинные черные волосы, обычно либо сплетала их в косу, либо собирала на голове, но сегодня она намеренно распустила их. Ее темно-карие глаза были скрыты под линзами овальных очков.

Торговец, заметивший отвращение в женском взгляде, резко выпрямился. На его лице было ярко выраженно недовольство.

«Как смеет эта прислуга вообще смотреть на меня?!»

— Кинга, — прозвучал голос юного аристократа, все еще стоявшего рядом с рабыней в камере, — рассчитайся, пожалуйста.

— Как прикажете.

Обернувшись к лежавшей на полу девушке, парень вновь присел рядом и, аккуратно взяв на руки, поднял. Рабыня не сопротивлялась и ничего не говорила. Казалось, что в момент, когда ее взяли на руки, она вообще потеряла сознание. Глаза ее закрылись, а тело ослабло окончательно.

— Господин! — удивленно вскрикнул торговец. — Она грязная, не стоит вам пачкать свою одежду. Если пожелаете, за доплату мои люди приведут ее в порядок.

— Боюсь… — Покинув камеру, парень на мгновение остановился рядом с торговцем. Пусть по возрасту он и был еще совсем юн, но зато по росту и физической подготовке мог спокойно сравняться с любым взрослым мужчиной. Встретившись взглядом с работорговцем, парень невинно улыбнулся. — Что я ни одному живому человеку не пожелал бы остаться рядом с вами или вашими подчиненными чуть больше, чем на несколько секунд.

Удивленный и оскорбленный мужчина расширил глаза. Губы его приоткрылись, а несколько ласковых уже были готовы сорваться с языка, как неожиданно он смолк, вспоминая о том, кто стоит перед ним.

— Кинга, — голос парня неожиданно прозвучал холодно и настороженно. Его серьезный взор вызвал мурашки и ужас, отразившийся на учащении сердцебиения. Мужчина, вздрогнувший от такой резкой перемены интонации, непонимающе уставился на аристократа перед собой.

В то же время горничная, которая находилась позади работорговца с вытащенным неизвестно откуда кинжалом в руках, готовилась перерезать горло мужчине раньше, чем он откроет свой рот и скажет какие-либо обидные слова ее господину.

— Кинга, — произнес парень чуть мягче, не прерывая зрительного контакта со своей немного вспыльчивой подчиненной, — нам не нужны лишние жертвы. Не трать время.

Девушка закрыла глаза. Опустив обе руки, она спрятала кинжал в ножны и быстро бросила его в кармашек своего белого фартука.

Ничего не понимавший торговец удивленно оглянулся и, посмотрев на девушку, встретился лишь с ее спокойным лицом. Смотря исключительно на своего хозяина и не обращая внимания на того, кого она хотела уничтожить еще секунду назад, Кинга ответила: «Как прикажете, юный господин».

2. Фривольная горничная

«Мое перерождение было внезапным. Переутомление? Грузовик? Трагичная, но героическая смерть? Неверно. На самом деле смерть моя была более тихим и менее заметным событием. Я простудился. Казалось бы, как может человек из века прогресса медицины умереть от обычной простуды? Может. Стоит лишь недооценить степень проблемы, как она неожиданно поворачивается к тебе лицом и начинает наваливаться, словно снежный ком».

Взяв со стола стопку бумаг, Аларис Хилдефонс — представитель знатной семьи Хилдефонс — положил ее прямо перед своими глазами. В его левой руке находилось перо, макнув в чернильницу которое, парень продолжил писать.

«Открыв глаза в следующую же секунду после смерти, я осознал, что оказался в теле пятилетнего ребенка, по иронии судьбы также страдавшего от простуды. С тех пор мое прошлое не имеет никакого значения».

Прозвучал тихий плеск воды. Очаровательная темноволосая девушка, стоявшая рядом с письменным столом, держала в своих руках небольшой фарфоровый чайник с необычными цветочными узорами, из которого струилась горячая темно-коричневая жидкость. Из-за низкой температуры во всем здании при наливании горячего чая от напитка исходил еле заметный пар. Аромат свежезаваренного цветочного чая ударил в нос.

Стоило кружке оказаться наполненной до определенной невидимой грани, как умелая горничная тут же приподняла чайник, не позволяя напитку и дальше вытекать. Медленно развернувшись, девушка тихо отошла от стола и, оказавшись возле тумбы, на которой стоял поднос с привычными для юного господина чайными закусками, поставила на него чайник. Длинное черное платье девушки струилось в пол, и останавливалось от него в нескольких сантиметрах. Белоснежный фартук, кружевная наколка на голове и манжеты с вышитым на них гербом дома Хилдефонс ярко выделялись на этом длинном темном наряде.

«Сейчас имеет значение лишь то, что произошло после этого. С момента моего перерождения минуло десять долгих лет. С тех пор мне пришлось пройти через многое: адаптация в ином мире, в том числе и мире знати, поиск верных союзников, участие в войне и подготовка к получению собственного титула».

— Юный господин, — темноволосая девушка в вытянутых очках медленно обернулась к парню, сидевшему за письменным столом и, сложив руку на руку где-то на уровне живота, спокойно посмотрела на него, — ваш чай готов.

Аларис, вышедший из глубоких раздумий только после зова преданной горничной, резко поднял голову. Его темно-карие, казалось невероятно глубокие, и даже пугающие глаза уставились на горничную, носившую имя Кинга.

Осознав смысл сказанного, Аларис слегка склонил голову и отвел взгляд влево, замечая на столе рядом с собой чашку чая. Напиток стоял достаточно близко, но даже при всем желании, случайно развернуться и столкнуть чашку со стола, было невозможно.

Аларис тяжело вздохнул. Проведя рукой по своим черным волосам, он намеренно зачесал назад несколько прядей и, положив перо на стол, потянулся руками к чашке.

— Спасибо, Кинга.

— Через несколько часов вам стоит передохнуть. — Девушка стояла на месте, не шевелясь. Лишь ее губы на всем, казалось, каменном и равнодушном лице двигались, напоминая о том, что она все-таки живой человек, а не бездушная кукла. — Долгое нахождение в рабочем кабинете повредит вашему здоровью.

— Ты права. — На губах парня появилась улыбка. Взяв чашку в руки и поднеся ее к губам, Аларис сделал небольшой глоток. Вкусный горячий напиток прошелся по горлу, вызывая мурашки. Из-за погодных условий температура в особняке казалась низкой, а потому любой горячий напиток по-настоящему бодрил. Особенно, когда это был крепкий черный чай. Отстранив чашку от своих губ, Аларис вновь посмотрел на Кингу.

— Как продвигается заселение особняка?

— Все необходимые элементы декора уже куплены. Гостевые комнаты, залы приема, а также все главные коридоры отремонтированы.

— Значит, вся южная часть здания уже почти готова? Что насчет комнат прислуги и служебных помещений?

— На данный момент выполнена почти половина работы. Планируемая дата окончания ремонта – через семь-восемь дней.

— Хорошо. — Поставив чашку на блюдце, Аларис вновь взял в руки перо. — Что насчет новенькой?

— Осваивается, — ответила Кинга, выдержав недолгую паузу. — Я поручила ее обучение Квин.

На губах парня появилась ироничная улыбка. Склонившись к столу, Аларис поставил на него локти.

— Это же ее первая ученица? Я даровал ей имя…

— Вайлет.

— Вайлет, — спокойно повторил Аларис и, подперев лицо ладонью, задумчиво перевел взгляд куда-то в сторону. Улыбка продолжала сиять на его губах, выдавая приподнятое настроение.

«Когда я переродился, осознал, что оказался в мире меча и магии, только вот люди в этом месте магией не владели. Из-за моей родословной я мог с уверенностью сказать, что во мне не было ни единой толики манны, но было кое-что другое. Будто пытаясь уравновесить этот мир, неизвестное божество даровало эльфам — древнюю магию, драконам — контроль стихий, дворфам – таланты к созданию нового, а людям — развитые органы чувств или ментальные способности. Помимо этих рас существовали, конечно же, и другие, однако обширный континент был поделен именно между этими народами».

Сделав глубокий вздох, Аларис выпрямился, взял в свою левую руку перо и, опустив взгляд на бумаги, продолжил писать. Перед ним лежало всего несколько стопок с готовыми документами, с чистыми листами для написания писем и указаний, а также заранее подготовленные, но не подписанные договоры.

«Однако способности, как и магия, даровались не всем. Лишь некоторые избранные могли похвастаться теми навыками, которые были дарованы им еще с рождения. Тех, у кого были эти навыки, называли дарованиями, и я был одним из них».

Неожиданно прозвучал стук в дверь. Аларис приподняв взгляд и спокойно посмотрел на вошедшего. Им оказалась светловолосая девушка в наряде горничной с невероятно короткой юбкой. Вытянутые вверх острые ушки, а также необычный платиновый цвет волос выдавали ее принадлежность к иной расе.

— Доброе утро, юный господин!

— Во-первых, — прозвучал строгий голос Кинги, — нужно дождаться разрешения и только после этого войти.

Девушка виновато улыбнулась и, сделав несколько шагов вперед, беззаботно поклонилась своему господину.

— Простите-простите, так спешила, что вылетело из головы.

— Во-вторых, Квин, — продолжила Кинга столь же строго, оборачиваясь к своей младшей подчиненной, — ты не могла надеть юбку еще короче?

Голубоглазая эльфийка удивленно наклонила голову и, вытянув указательный палец, задумчиво приложила его к щеке.

— Куда короче-то?

В дверях показалась еще одна фигура. Худощавая девушка с длинными волосами цвета спелой клубники нерешительно стояла на пороге, наблюдая за всей этой картиной. Взор ее плавно переместился на парня, сидевшего за столом. Их взгляды встретились.

Кинга вздохнула. Посмотрев сначала на свою подчиненную, а следом и на новенькую, она разочарованно произнесла: «Уже жалею, что доверила тебе чье-то обучение».

Аккуратно положив перо на подставку, Аларис поднялся из-за стола. Его действия моментально привлекли внимание и заставили всех замолчать.

— Квин, — парень медленно направился на выход, — ты хотела сказать, что наш гость уже прибыл?

— Именно так. — Девушка-эльфийка радостно улыбнулась и, повернувшись боком, освободила дорогу к двери.

Новенькая, носившая имя Вайлет, сделала шаг назад, а затем также повернулась боком и отошла в сторону. Путь вперед оказался свободен.

— Хорошо, — тихо произнес Аларис и, подойдя к девушке, зафиксировал на ней свой взгляд. Лишь на секунду обратив на нее внимание, Аларис пришел к выводу, что Вайлет стала выглядеть намного лучше по сравнению с тем, что было раньше. Это его успокоило.

Следом за господином комнату покинула и Кинга. Верная горничная кивнула своим подопечным на стол хозяина, как бы намекая на то, что на нем стоит прибраться, после чего ушла окончательно. Быстро и, на удивление, незаметно нагнав господина, она продолжила идти с ним шаг в шаг.

«Мир, в котором я оказался, можно было также назвать особенным потому, что кровные узы здесь не значили практически ничего. Ярче всего это выражалось на примере дворян. Будь ты хоть первым сыном, хоть последним, но для того, чтобы получить свой титул, ты был просто обязан проявить себя. Даже королевский титул, передававшийся в моем родном мире по наследству, здесь получали лишь те, кто были того достойны. Конечно, другой вопрос был в том, кто находился ближе к действующему королю и, следовательно, мог получить звание достойного намного проще, однако основной сути это не меняло: если ты желал остаться в своем сословии ты был вынужден работать».

Тихие шаги, разносящиеся эхом по коридору, и легкий стук каблуков, отдававшийся следом, были единственными источниками звуков в этом месте. Вскоре пара добралась до нужной гостевой комнаты и, дождавшись пока слуги оповестят гостя о прибытие господина, они спокойно вошли.

«Как известно, чем успешнее ты, тем больше у тебя врагов. Условия этого мира располагали к тому, что ты должен был постоянно бороться за поддержания своего статуса, а иначе тебя могли легко утянуть на дно».

Аларис вошел в комнату и, поздоровавшись со своим гостем — мужчиной средних лет, являвшимся представителем купеческой гильдии — медленно сел на мягкий диван напротив него. Молодой, казалось бы, неопытный парень, а также его довольно взрослый хитрый гость фальшиво улыбнулись друг другу.

«Именно из-за этих условий даже после окончания войны с севером мое сражение постоянно продолжалось».

***

Стоило Аларису уйти, как новая горничная тут же подняла голову, провожая его своим взглядом. Фигура молодого высокого парня, а также идущей рядом с ним главной горничной быстро скрылась за поворотом.

— Глаз положила? — прозвучал хитрый женский голос из-за спины.

Обернувшись, Вайлет встретилась с ироничным взглядом Квин. Эльфийка, игриво подмигнув, быстро развернулась и направилась в сторону тумбы, на которой стоял поднос с посудой.

— В каком смысле? — Вайлет вошла внутрь кабинета и, остановившись возле дверей, задумчиво осмотрелась. Светлая комната, внутри которой стоял лишь письменный стол, несколько тумб и шкафов, привлекала внимание своей чистотой.

— В смысле, — ловко подхватив поднос, Квин начала расставлять на нем всю оставленную посуду, — он тебе нравится?

— Он меня пугает, — резко ответила Вайлет. Переведя взгляд на свою так называемую наставницу, Вайлет встретилась с ее изучающим, немного насмешливым взором.

— Вот как? — Эльфийка повернулась к Вайлет спиной и, подойдя к письменному столу, взяла с него оставленную полупустую чашку с чаем. — Могу я поинтересоваться? Что пугает тебя в нем больше: то, что он был одним из завоевателей твоего народа, или же его глаза?

Лицо Вайлет выглядело серьезно, но в ее взгляде виднелись нотки оскорбления. Приоткрыв губы, девушка сделала короткий вздох, то ли подбирая слова, то ли набираясь храбрости.

— Меня не пугает то, что он завоевал мой народ. Этот факт скорее вызывает у меня отвращение.

— Так значит дело в его глазах? — Обойдя письменный стол, Квин медленно направилась навстречу Вайлет. — Они пугают тебя? — Подойдя вплотную, эльфийка с улыбкой на губах заглянула в глаза Вайлет и склонилась еще ближе к ней. — Скажи, что ты чувствуешь, когда смотришь в них?

Вайлет отстраняться не стала, но от такой близости ощутила дискомфорт. Находиться рядом с Квин ей было тяжело с самого начала. Во-первых, она впервые вживую общалась с представителем другой расы. Во-вторых, эта девушка порой вела себя слишком подозрительно. В-третьих, внешность Квин вызывала отторжение. Как и у всех эльфов, в глазах Квин, а именно по центру зрачка, располагался странный символ, напоминавший пики.

— Я… — Вайлет не смогла ответить на этот вопрос сразу, а, вернее, побоялась.

— Ну же, — сладостно протянула Квин, — тебе страшно? Противно? Ненавистно?

В воображении Вайлет возник образ темных пронзительных глаз ее нового господина. Казалось, будто они затягивали в себя, изобличали саму твою душу и доставали на поверхность все самые сокровенные тайны. Именно это и вызывало отталкивающее ощущение. Какой-то внутренний режим самозащиты говорил, что, продолжая смотреть в эти глаза, ты мог утонуть в них и погибнуть.

Вайлет сделала шаг назад и, выставив вперед руки, неосознанно выделила дистанцию, пересекать которую никто не мог.

— Страшно, — ответила девушка, отводя взгляд.

Квин улыбнулась, слегка прикрывая глаза. Пожав плечами, эльфийка быстро обошла новенькую и направилась с подносом в руках на выход.

— Ладно.

Удивленная Вайлет развернулась вместе с Квин и быстро побежала следом за ней. Нагнав эльфийку уже в коридоре, она спросила: «Подожди, и ты ничего мне не скажешь? Я только что назвала твоего господина страшным».

Квин рассмеялась. Прикрыв губы свободной левой рукой, девушка ответила: «Если бы господин это услышал, он бы тоже посмеялся».

Вайлет непонимающе шла рядом, стараясь не отставать ни на шаг. Осознав, что девушка все еще ждет ответов, Квин продолжила: «Вообще-то мне тоже страшно смотреть долго ему в глаза. Это нормально, когда имеешь дело с дарованием. Тебе ведь и на меня было некомфортно смотреть».

Вайлет удивленно осмотрела фигуру Квин. Невысокая, но довольно обворожительная фигуристая девушка в коротком черном платье и белом фартуке грациозно покачивала бедрами во время каждого шага. По словам Квин, стало ясно, что и она и ее хозяин были дарованиями, и это было удивительно.

— Послушай, — заговорила Квин, — мне поручили ввести тебя в курс дела и рассказать о том, что тебя ждет. С чего хочешь начать?

Вайлет задумчиво опустила взор, продолжая идти. Первые мысли, появившиеся в голове, оказались связаны с юным господином, но девушка сразу оттолкнула их от себя, осознавая, что продолжать разговаривать о нем будет не совсем правильно. Тогда взгляд ее упал на белоснежный фартук, обтянутый поверх черно-белого платья.

— Можешь рассказать мне о моей работе? Что мне нужно будет делать сначала?

— Сначала? — Квин улыбнулась. — Привыкнуть к новой жизни и узнать о нашем отряде.

— Отряде горничных?

— Мы не просто отряд горничных. Мы отряд специально отобранных и обученных горничных под названием «Дублет».

Вайлет продолжала идти рядом, непонимающе смотря на девушку. Слова ее казались довольно загадочными и непонятными для человека, воспринимавшего горничных лишь как прислугу, способную только убирать и обхаживать своего господина.

— В нашем отряде, — продолжила Квин, — всего пятьдесят четыре человека. Тридцать восемь человек — официальный состав, наиболее часто контактирующий с господином. Остальные шестнадцать — это личности инкогнито. — Квин широко улыбнулась, приподнимая поднос в своих руках. — О том, кто они, знает только наш господин и глава каждой масти.

— Глава масти? — удивленно переспросила Вайлет.

Квин неожиданно рассмеялась. Свернув за угол, девушка вышла к лестнице, по которой она и ее напарница начали медленно спускаться.

— Точно! Ты ведь еще не знаешь. — Повернув голову, Квин искоса посмотрела на Вайлет. — Весь наш отряд делится на четыре части. Первая часть или же семейство черви, вторая часть или же семейство бубны, третья часть или же семейство пики, а также четвертая часть или же семейство трефы. Всем горничным имена даровал наш господин, а фамилии были даны в соответствии с тем семейством, в которое вступала горничная. Тебя определили к семейству Бубнов, а это значит, что ты у нас теперь Вайлет Бубен.

Девушка, идущая чуть позади, недовольно хмурилась, обдумывая все сказанное. Ясно становилось лишь одно: система ранжирования слуг в этом доме была совершено иная.

— Высшая лига дублета, — продолжала Квин с довольной улыбкой, — это пять отобранных господином горничных из разных семейств.

— Постой, — Вайлет удивленно остановилась, тем самым заставляя остановиться и обернуться Квин, — пять? Что-то не складывается.

— Помимо четырех семейств, — Квин приподняла вверх правую руку, выпрямляя указательный палец и ненароком указывая им куда-то вверх, — есть еще джокер. Я же говорила, что у нас есть шестнадцать личностей инкогнито? Так вот джокер знаком с каждой из них и координирует все их действия. Конечно, все эти шестнадцать относятся к разным семействам, но даже лидеры их семейств не могут ими манипулировать, так как это задача исключительно джокера.

— А сам джокер, к какому семейству относится?

— Ни к какому. Он сам по себе.

Плавно развернувшись, Квин продолжила идти вперед. Конечная точка ее прибытия — кухня, располагалась уже не так далеко.

Вайлет, все еще чувствовавшая себя не в своей тарелке, нерешительно продолжила идти следом. Нагнав Квин, она настороженно спросила: «Зачем вы рассказываете мне все это? Разве это не должно быть секретом?»

— Секретом? — Квин улыбнулась. — Брось, теперь ты одна из нас.

— Я рабыня, — решительно и на удивление строго произнесла Вайлет. — Я могу попытаться сбежать, и что тогда?

Неожиданно Квин рассмеялась. Она и раньше могла засмеяться в любой момент, но сейчас ее смех был от чего-то действительно долгим и громким.

Согнув ноги в коленях, Квин с громким хохотом присела. Поднос она подняла над головой, будто пытаясь не уронить.

— Сбежать, а-ха-ха! Она хочет сбежать! — Через слезы начала раз за разом повторять эльфийка, вводя и без того удивленную девушку в еще больший ступор.

В какой-то момент, наконец-то взяв себя в руки, Квин резко встала на ноги и выпрямилась. На ее лице все еще была видна широкая улыбка, а от звонкого смеха все ее щеки были красными, но она уже была спокойна. Глубоко вздохнув, Квин так же грациозно, как и раньше, направилась вперед.

— Что ж, удачи.

3. Недоверчивая горничная

Прозвучал скрип петель. Отворив дверь, Квин вошла в просторное помещение, уставленное различными шкафчиками по краям и длинным широким столом по самому центру.

Пройдя на кухню следом за Квин, Вайлет задумчиво осмотрелась. К удивлению для себя она заметила в этой комнате маленькую девочку на вид десятилетнего возраста, стоявшую на коленях на табуретке и нарезавшую для себя какой-то бутерброд. Стоило прозвучать скрипу двери, девочка обернулась. Как и все горничные в этом доме она была облачена в черное длинное платье примерно чуть ниже колена и белоснежный фартук. Ее светлые волосы, собранные на макушки в два хвостика, торчали в разные стороны.

— Приветик, Джози, — Квин быстро прошла мимо девочки и, поставив поднос на стол, остановилась рядом с ней. — Не видела тебя уже несколько дней. Вся в заботах?

— Можно и так сказать. — Девочка соскочила с табуретки и, развернувшись к Вайлет, оценивающе осмотрела ее. В глаза моментально бросились длинные красные волосы девушки и ее светло-карие, будто медового оттенка, глаза.

— Она… — Вайлет растерянно перевела взгляд на Квин, которая в этот момент облокотилась на стол и коварно улыбнулась, — тоже горничная?

— Хей, — недовольно протянула малышка с круглыми щечками кукольными губам, — вообще-то я Джокер. Имя мое Джози Зеро. Запомни его.

Вайлет замерла в еще большем изумлении. Она прекрасно помнила, что говорила Квин о Джокере, и не понимала как такую важную миссию, как координирование шпионов можно было доверить ребенку. Вновь посмотрев на Квин, Вайлет спросила:

— Юный господин любит маленьких девочек?

— К сожалению, — Джози недовольно нахмурилась, — нет.

— А-ха-ха, — прозвучал громкий хохот Квин на всю кухню. Девушка в костюме горничной вновь согнулась пополам и начала громко смеяться. Приподняв голову, она с улыбкой посмотрела на явно раздраженную малышку. — Джози, как продвигается твой план по соблазнению господина?

— Как видишь, — Джози машинально приподняла брови, устало закрывая глаза, — безуспешно, но я не вечно буду ребенком.

Квин промолчала. Выпрямившись, она с хитрым блеском в глазах посмотрела на малышку. В этом ее взгляде было видно и согласие, и какая-то еле заметная опаска.

— И еще, — Джози вновь обернулась к Вайлет, стоявшей возле дверей, — новенькая, как тебя зовут и к какому семейству ты принадлежишь?

— Вайлет, — опомнившись, ответила взволнованно девушка. — Вайлет Бубен.

— Запомни, — холодно произнесла Джози, смотря прямиком в женские глаза, — Вайлет, в этом доме называть юного господина юным может только элита «Дублета». Думаю, ты и сама могла заметить, что он уже давно не в том возрасте, чтобы называть его ребенком.

Считалось, что взрослым ребенок становился с двенадцати лет, и именно этой даты боялись многие. Так как для сохранения своего титула и наследства ты должен был показать, что достоин, с двенадцати и до двадцати лет у тебя было время, чтобы проявить себя. В зависимости от титула и собственных качеств ты мог проявить себя в военном деле, в административном плане или же просто во время работы по своей специализации. Главное — это важный вклад в развитие своего дела.

— Если быть откровенной, — продолжила Джози, — то мы не имеем права называть его «юный господин». Так зовет его Кинга, потому что она знакома с ним с детства, а мы просто повторяем за ней.

Вновь прозвучал скрип двери. Обернувшись, все присутствующие уставились на новоприбывшую горничную. Ею оказалась девушка с длинными пышными волосами до талии, сплетенными в две косы. На лице горничной виднелись круглые очки, а также невероятно добрая и теплая улыбка.

— И снова доброе утро тем, с кем встречались, и тем, с кем еще не виделись, — нежный женский голос по какой-то причине сразу вызвал симпатию и доверие. Осмотрев эту девушку, Вайлет обратила внимание на ее пышные формы и при этом тонкую талию.

— Добренького! — радостно вскрикнула Квин, выпрямляясь.

Взгляд незнакомки переместился на Вайлет. Быстро подойдя ближе, девушка склонилась к Вайлет и задумчиво посмотрела в ее глаза.

— Новенькая? А она миленькая.

— Это точно, — со вздохом ответила Джози.

— Мне кажется, — девушка отстранилась от Вайлет, будто замечая нотки неуверенности и дискомфорта в ее глазах, — или наш господин падок на милых девушек?

— Ты прекрасно знаешь, — прозвучал еще один посторонний голос. Девушка, имевшая длинные черные волосы, сплетенные в высокую шишку, прошла следом за своей напарницей на кухню. — Что критерии отбора в «Дублет» не зависят от внешности или расы.

Пройдя в комнату, девушка также, как и Квин, подошла к столу и поставила на него поднос с посудой. Взглянув на эти несколько полупустых чашек, Квин без труда определила, что они были вынесены из гостевой комнаты, а, следовательно, встреча господина либо уже была завершена, либо подходила к концу.

— Конечно-конечно. — Горничная в очках приложила к своему лицу ладонь, нежно улыбаясь.

— А от чего тогда зависит? — неожиданно подала голос Вайлет. Взгляды горничных моментально переместились на нее, воцаряя в комнате тишину. Даже сама Вайлет ощутила себя неуверенно в этот момент. — Простите, — продолжила Вайлет нерешительно, — но я не понимаю.

— Ты же еще помнишь о том, что наш господин дарование? — с улыбкой спросила Квин. — Так вот, благодаря своей развитой интуиции он легко читает людей. Характер и даже некоторые привычки. Он может легко понять говорит человек правду или скрывает что-то, а также он может легко понять какими качествами обладает этот человек. На основе этого и составляется отбор в «Дублет».

— Уверена, — приложив руку к щеке, протянула горничная в очках, — что критерий красоты тоже присутствует в обязательных пунктах.

— А ты вспомни о Шафл, — Джози посмотрела на коллегу не без улыбки, — и тогда твоя теория разрушится, как карточный домик.

— Шафл тоже милая, — девушка в очках опустила голову, смотря на Джокера, — только по-своему.

— Дамы, вы только при Шафл этого не говорите, — Квин улыбнулась и, оттолкнувшись от стола, направилась навстречу Вайлет, — иначе вам не поздоровится.

Лица девушек на мгновение скривились в недовольных гримасах. Даже очаровательная на вид горничная в очках, показалось, ощутила дискомфорт.

— Говоря об этом, — произнесла последняя из прибывших на кухню горничных в черном платье и отличающемся от остальных коротком белом фартуке, — к какой семье тебя определили?

— К бубнам! — радостно ответила горничная в очках. — Говоря об этом, — переведя взгляд на Вайлет, девушка улыбнулась, — мы с тобой теперь соседи. Меня зовут Анте. Рассчитываю на тебя.

Вайлет удивленно замерла, но через какое-то время все же пришла в себя и кивнула. На своем плече она неожиданно ощутила руку Квин, насильно оборачивающую ее к выходу.

— Ну, нам пора. Мне же еще нужно показать новенькой окрестности! — Эльфийка прощально махнула рукой и, схватив Вайлет под локоть, потащила за собой в коридор.

Джози, Анте и еще одна горничная, носившая имя Бет, остались на кухне в одиночестве. Тяжело вздохнув, Джози произнесла: «Она просто радуется тому, что ей наконец-то доверили чье-то обучение».

Покинув кухню, девушки направились дальше. Вайлет, идущая позади Квин, все еще не так много знала о поместье и уж тем более о его обитателях.

«И все же это странно. Почему именно я? Если отряд «Дублет» не так многочислен, тогда на мое место они могли бы позвать и кого-нибудь более опытного и менее подозрительного».

Квин шла впереди, плавно покачивая бедрами. Каждое ее движение, каждое ее слово сопровождались улыбкой и неимоверной грацией.

«Чего же такого смог увидеть во мне этот господин? Неужели он узнал что-то о моем прошлом и только из-за этого решил принять?»

Засмотревшись на фигуру эльфийки, идущей впереди, Вайлет задумчиво сощурилась. Осознавая, что найти ответы на все вопросы в собственной голове она не сможет, девушка решила начать действовать.

— Послушай, — заговорила Вайлет, заставляя Квин повернуть голову влево, — а что стало с людьми на завоеванных территориях? Вы превратили всех их, как и меня, в рабов?

Квин усмехнулась. Повернув голову вперед, девушка спросила:

— Скажи, а в той камере, в которой тебя содержали, было много рабов?

Вайлет удивленно приподняла брови. Немного помедлив с ответом, девушка произнесла: «Нет».

— Тебе не кажется, что если бы мы превратили всех людей с завоеванных территорий в рабов, тебе бы даже вздохнуть в своей камере нормально было бы тяжело?

Вайлет не отвечала. Опустив голову, девушка неуверенно поджала губы.

— Значит, вы всех их…

— Мой господин, — внезапно заговорила Квин, перебивая Вайлет, — выкупил всех рабов севера, что оказались в неволе на территории его нового графства.

Вайлет удивленно расширила глаза. Подняв голову, она попыталась только представить как много людей было выкуплено, а средств потрачено. Пусть северная империя людей и не была полностью порабощена восточной, но ее владения уменьшились ровно на половину.

Надо было также сказать, что весь континент делился на правящие расы примерно так: люди жили ровно на половине северных владений и на половине восточных, эльфы на половине северных и половине западных, драконы на половине западных и половине южных, дворфы на половине южных и половине восточных. Те владения, которые были поделены между людьми, делились на северную империю и восточную.

— Но, — удивленно произнесла Вайлет, — почему?

— Господин против идеи рабства, — Квин нежно улыбнулась, радуясь сказанному в глубине души, — и он не допустит работорговли на территории своих владений. Он предложил большей части выкупленных рабов мирную жизнь и работу в обмен на некоторую компенсацию, которую они по началу будут отдавать с каждой своей зарплаты. Конечно, если прибавить к этому еще и налог, сумма получается приличная для обычного человека, но так намного лучше, чем сидеть на привязи у аристократии, согласись?

— Если он предложил это большей части рабов, — Вайлет нахмурилась, — тогда почему меня в итоге присоединили к вам и заставили остаться здесь?

— Кто знает? — Квин обернулась полубоком и, загадочно улыбнувшись, с блеском посмотрела на Вайлет. — Это ведь я должна спрашивать у тебя какой же секретик ты хранишь, из-за которого господин не хочет тебя отпускать?

Вайлет не ответила ничего, но ее лицо говорило само за себя: удивленные глаза, сомкнувшиеся плотно губы и приподнятые брови. Квин лишь усмехнулась и, вновь повернувшись вперед, продолжила путь.

— Не переживай. Каждая из «Дублета» хранит свою сокровенную историю, единственным знатоком которой является юный господин.

Вайлет повернула голову влево, недовольно хмурясь и переводя свой взгляд на широкие решетчатые окна. Погода на улице была пасмурная. Небо заволокли серые тучи, которые, казалось, и портили настроение.

— Таких, как ваш господин, много? — спросила Вайлет, не поворачивая головы. — Я имею в виду тех, кто решил не мучить жителей завоеванных территорий.

— Думаю, он один, — хладнокровно произнесла Квин. — А еще я думаю, что это решение господина дорого будет ему стоить, ведь плата за купленных рабов будет выплачиваться довольно долго и лишь частично. Да, и не только это. Вся эта война, все земли и даже титул стали для нашего господина скорее бременем, чем наградой.

— Почему? — Вайлет удивленно посмотрела на Квин. — Разве любой аристократ не будет рад получению собственных владений и звания?

— Скажем так: господин не намеревался участвовать в войне, но ему поставили жестокое условие, отказаться от которого он не мог.

— А из какой он семьи? — Вайлет начала шагать быстрее и, нагнав Квин, выровнялась с ней. К тому моменту девушки уже прошли из одной части особняка в другую. — Первый сын? Он должен был получить титул в наследство?

— Боже упаси. — Квин начала тихо смеяться. — Он всего лишь третий сын. А, как ты знаешь, все сыновья и дочери после первых не получают ничего по наследству.

— Тогда почему он не рад?

— А ты посмотри на ситуацию со стороны. — Улыбнувшись, эльфийка повернула голову к своей спутнице. — Он получил земли севера, да еще и большая часть из которых является горной. Следовательно, здесь будут проблемы с земледелием. Также на этих землях он получил целую группу иноверцев, воспринимающих нового господина в штыки. Приложи к этому и то, что теперь, как герой войны, он обязан дать присягу королю и выполнять каждое его требование. Не многовато проблем по сравнению со званием аристократа?

Вайлет замолчала. Опустив взгляд, девушка нахмурилась.

«Все верно. После завоевания земель первая проблема, с которой он столкнется — это протесты населения и апатичная местная аристократия. К тому же приближается зима, а после войны ресурсы жителей и без того истощены. Если что-то с этим не сделать, начнется голод. А если начнется голод, вся ответственность ляжет на правителя земель».

— Именно поэтому, — продолжила Квин, гордо улыбаясь, — наш господин сейчас упорно трудится для того, чтобы сделать нашу жизнь лучше. И он пытается сделать как можно больше до его официального принятия титула, ведь именно тогда он официально встанет в ряды аристократов востока и все начнут вставлять ему палки в колеса.

— Когда у него будет официальное принятие титула?

— Примерно через месяц аудиенция у короля, но выехать, как ты понимаешь, ему придется недели на две раньше. — Квин свернула за угол, выходя к длинной узкой лестнице. Обойдя Вайлет, она начала подниматься первой. — Примерно тогда же у нашего господина будет день рождения. Конечно, справить его мы сможем только после его возвращения, но я уже жду не дождусь этого момента!

Вайлет схватилась за юбку своего пышного платья, начиная подниматься следом. Ее строгий, задумчивый взор не отрывался от Квин, будто пытаясь просчитать ее действия или прочитать мысли.

«Она продолжает отвечать мне на все вопросы и раскрывать даже те детали, которые не стоит рассказывать новичку. Если еще добавить к этому ее реакцию на мои слова о побеге, тогда, получается, она действительно не боится того, что я могу оказаться шпионом? Все дело в способности ее господина или же в простой самоуверенности?»

Оказавшись на втором этаже, девушки вышли к коридору, состоявшем из комнат для прислуги. Обстановка здесь была невзрачная и частично даже отталкивающая. В некоторых местах стены казались облезлыми, доски под ногами прогнившими, а потолок заплывшим после проливных дождей. С другой частью особняка это место сравниться никак не могло.

— Мы переехали сюда не так давно, — произнесла Квин, — так что не обращай внимание на обстановку. Господин первым же делом приказал провести полномасштабную перестройку здания. Как ты понимаешь, до этого места пока что очередь не дошла, но это не надолго.

Вайлет лишь кивнула. В тот же миг Квин подошла к одной из дверей и, отворив ее, позволила девушке войти. Вайлет покорно подчинилась и прошла в небольшую комнатку, внутри которой стояло две кровати, письменный стол и шкаф.

Квин остановилась на пороге комнаты, внимательно наблюдая за реакцией новенькой, однако Вайлет по какой-то причине даже не подала намека на радость, удивление или хотя бы отвращение.

— Ты будешь жить здесь, — сказала эльфийка. — Вместе с Анте, конечно.

— Я поняла, — обернувшись, Вайлет благодарно поклонилась, — и большое спасибо.

— Завтра у тебя начнется официальный день в качестве члена «Дублета». Это значит, что и на тренировки ты присоединишься к нам завтра.

— На какие тренировки? — Вайлет непонимающе посмотрела на довольно улыбавшегося эльфа.

— Вот завтра и поймешь. Я ведь не просто так говорила, что мы отряд специально обученных горничных? — приложив указательный палец к губам, девушка игриво подмигнула. — Будь готова. Тренировки начинаются до восхода солнца, чтобы после них мы смогли быстро приготовиться к полноценному рабочему дню.

— До восхода солнца, — начала неуверенно Вайлет, — это во сколько?

— Анте тебя разбудит, не переживай.

***

Наступила ночь. Вайлет, лежавшая после долгого тяжелого дня в постели, намеренно притворялась спящей. Ее соседка вернулась уже вечером, когда Вайлет легла спать. Поговорить с ней так и не удалось, хотя вообще-то и не очень хотелось.

Открыв глаза, Вайлет аккуратно перевернулась с бока на спину и повернула голову влево. Во мраке ночи она увидела фигуру мирно сопевшей девушки, лежавшей к ней лицом.

«Я знаю, что не должна делать этого, — подумала Вайлет, приподнимаясь на локтях, — но я не знаю другого способа для того, чтобы проверить свою догадку».

Поднявшись на ноги, Вайлет начала быстро собираться. Она схватила и надела на свою сорочку лишь черно-белое платье, после чего подхватила туфли и поспешила покинуть комнату.

В это же время Анте аккуратно приоткрыла глаза. Вид спешно одевающейся девушки ее позабавил. С трудом скрывая свою улыбку, Анте задумалась:

«Стоит ли мне ее остановить? Думаю, нет. Она не под моей опекой. Уверена, что королева семейства пик легко с ней разберется».

Дверь тихо скрипнула. Лучик света, выскочивший из коридора, разделил комнату надвое, сообщая, что беглец уже был в паре шагов от своего злодеяния. Дверь закрылась, оставляя Анте в одинокой мрачной комнате. Осознав это, девушка приняла сидячее положение и, посмотрев на дверь, коварно улыбнулась. По сравнению с той нежной и заботливой улыбкой, какая у нее была утром, эта ее улыбка пугала.

— Ну и ну. Что же у нас в отряде принято делать в наказание за дезертирство?

***

Проскользнув через коридор прислуги, Вайлет быстро подбежала к окну. Надев на себя туфли, девушка выпрямилась. Коридор был освещен, но при этом стояла неимоверная тишина. Это говорило лишь о том, что вся прислуга в доме легла спать.

Открыв окно, девушка быстро забралась на него и выглянула на улицу. Столкнуться с кем-нибудь у главного входа ей не хотелось, а потому приходилось действовать осторожно.

Взгляд Вайлет переместился на стоящее впереди дерево. Оттолкнувшись от оконной рамы, девушка выпрыгнула на улицу. Руки сами нащупали ветку в воздухе и, схватившись за нее, помогли остановить падение на половине пути. Осознав, что земля оказалась намного ближе, а, следовательно, и приземлении стало безопаснее, девушка расслабила руки. Приземлившись на траву, Вайлет осмотрелась. В округе не было никого, что не могло не радовать, только вот Вайлет не догадывалась, что стала мишенью уже в тот момент, когда покинула комнату. В конце концов, ее комната была не зря расположена по центру коридора прислуги. Ее шаги, ее дыхание и даже скрип петель окна, привлекли внимание и разбудили всех, живущих на этаже.

Вайлет выпрямилась и, подхватив юбку своего длинного платья, быстро рванула вперед. В это же время стоявшая на крыше особняка голубоглазая эльфийка коварно улыбалась.

— И все-таки решилась, — произнесла она с усмешкой. — Зря. — Вытянув вперед правую руку, девушка согнула запястье, наклоняя его вниз. — Очень зря, — на кончиках пальцев Квин появился светло-голубой блеск. Девушка начала медленно приподнимать ладонь, позволяя этому блеску засиять еще сильнее. Неожиданно этот свет сорвался с кончиков пальцев, превращаясь в пять небольших светлячков, которые быстро бросились в сторону убегавшего под покровом ночи объекта.

Вайлет упорно продолжала бежать. Впереди уже показались ворота, ведущий за пределы особняка, как неожиданно девушка ощутила резкую боль в спине. Голубой светлячок врезался прямиком в женскую спину, заставляя ее испытать неимоверную боль. Эта боль сковала каждую клеточку организма, останавливая ноги, и даже замораживая дыхание.

Сначала Вайлет не поняла, что произошло. Она просто ощутила, как ее тело начинает терять равновесие, а картинка перед глазами расплываться. В тот же миг оставшиеся четыре светлячка врезались в ее руки и ноги, заставляя рухнуть на траву. В тот момент боль дошла и до сознания. Девушка упала лицом в землю, изнывая от боли. Ее громкий крик разнесся по округе, доходя даже до особняка.

— Удача тебя подвела, — прозвучал ласковый женский голос неподалеку.

Вайлет попыталась приподняться, но ее руки и ноги совсем не слушались. Даже ее спина не могла нормально двигаться. Тогда, повернув голову, девушка увидела очертания знакомых оголенных ног.

Подойдя ближе, Квин остановилась. Она с какой-то зловещей улыбкой посмотрела на девушку, после чего, вознеся над ней руку, призвала свою способность обратно. Пять небольших светлячка покинули тело Вайлет, возвращаясь в кончики пальцев Квин.

— Боль пройдет не скоро, но двигаться ты можешь уже сейчас. Проверь.

Вайлет, прикусившая от этой адской боли нижнюю губу, попыталась перевернуться на спину и это у нее получилось. Теперь ей стала видна вся фигура радостной Квин.

— Вот видишь?

— Чем это вы занимаетесь? — прозвучал голос неподалеку. Переведя взгляд, обе девушки увидели идущую навстречу Кингу. Горничная в невероятно длинном черном платье хмуро смотрела на всю эту ситуацию.

— Ловим нарушителей, — радостно ответила Квин.

Вайлет, осознавшая, что продолжать лежать она уже не может, приняла сидячее положение. Стоило ей это сделать, как ее спина ощутила болезненный отклик, вызвавший жалобный стон.

— Зачем? — прозвучал вопрос.

Приподняв голову, Вайлет встретилась с изучающем взором Кинги. Сказать, что эта горничная ее пугала, было ничего не сказать.

— Разве мы издевались над тобой? — продолжала спрашивать Кинга. — Ты ведь и сама понимаешь свое положение? Ты раб. Раб, купленный господином. То, что тебе позволили стать горничной — высшая награда в данной ситуации. Так почему ты ведешь себя так безрассудно?

— Вообще-то, — Вайлет отвернулась, виновато смотря куда-то вниз, — я не хотела. Просто, когда Квин рассмеялась на мои слова о побеге, я захотела проверить…

Строгий взор Кинги переместился на Квин. Недовольно нахмурившись, девушка спросила: «Так это все из-за тебя?»

Квин виновато улыбнулась и, резко развернувшись, вслух пролепетала: «Дамы и господа, кажется у нас цейтнот».

— Не пытайся убежать от ответственности, — холодно произнесла Кинга. — За свою ученицу несешь ответственность в полной мере. Учитывай это, когда в следующий раз намеренно решишь спровоцировать ее ради прогулки под полной луной.

Вайлет удивленно молчала, как молчала и Квин, нервно бегающая взглядом из стороны в сторону. Тогда, приподняв голову, Вайлет взглянула на небо, и, к своему удивлению, увидела там полную луну.

— Так или иначе, — Кинга вновь посмотрела на провинившуюся девушку, продолжавшую сидеть на траве, — разве ты не попытаешься снова сбежать?

Вайлет усмехнулась. Лишь одного этого раза ей хватило для того, чтобы понять каковы способности обитателей этого особняка. Боль, отзывавшаяся в ее теле, это лишь подтверждала.

— Как бы то ни было, в ситуации, когда тебя уже поймали, продолжать стоять на своем бесполезно. — Поднявшись на ноги, девушка виновато поклонилась. — Простите меня, это больше не повторится.

— А ты довольно догадливая, да? — Квин лукаво улыбнулась. — Господин говорил, что ты попытаешься сбежать в первую же ночь, чтобы проверить охрану в нашем особняке.

Вайлет удивленно расширила глаза и, приподняв голову, посмотрела на горничных. Они обе выглядели уверенными, что подтверждало сказанные раньше слова.

— Говоря об этом, — неожиданно вспомнив кое-что, — Вайлет выпрямилась, — я не видела рыцарей в вашем особняке. Неужели вся защита держится только на горничных?

— Не беспокойся, — спокойно произнесла Кинга, смотря своим пленительным строгим взглядом на девушку, — скоро и рыцарский орден у нас появится.

Развернувшись, Кинга медленно направилась в сторону особняка. Ее походка, ее осанка, ее грация и даже ее строгий, но, казалось, мелодичный голос, притягивали взгляд. Черные волосы, бледная кожа, высокий рост и стройная фигура. Если бы на теле Кинги было надето не платье горничной, а дорогое платье какой-нибудь знатной особы, сказать, что она была прислугой было бы невозможно.

— А сейчас, — прозвучал радостный голос Квин, — тебе стоит отправиться спать. Через три часа у тебя начнется тренировка и, поверь, это тебе не понравится.

***

Прозвучал тихий стук в дверь. Аларис, стоявший возле окна и задумчиво смотревший на луну, плавно обернулся.

— Войдите, — спокойно произнес он.

Дверь тихо заскрипела и на пороге появилась миниатюрная десятилетняя девочка в форме горничной. Заперев за собой дверь, девушка прошла вглубь рабочего кабинета.

— Вы меня звали?

— Как продвигаются детали нашего плана?

— Все участники уже сделали ставки. — Джози завела руки за спину, без тени сомнение смотря на темноволосого господина. — А дилеры уже приняли их.

— Какие гарантии?

— Пятьдесят на пятьдесят, — Джози зловеще улыбнулась, — но после успеха сегодняшних переговоров можно накинуть еще двадцатку.

Подойдя к своему столу, Аларис медленно выдвинул из-за него стул и сел на него. На его губах появилась добрая улыбка.

— А как ты? Ничего не произошло за эти три дня?

Джози улыбнулась также радостно и добродушно. На ее пухлых щечках появился румянец, а сама она от блаженства на мгновение прикрыла глаза.

— Обо мне можете не переживать. После того, как вы спасли меня, мне уже ничего не страшно.

Аларис слегка сощурился, продолжая с нежностью смотреть на свою подчиненную. Сейчас они оба были невероятно счастливы, ведь только в такие моменты они могли говорить начистоту.

— И все равно я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. В конце концов, ты такая же, как и я.

4. Уставшая горничная

Вайлет начала просыпаться от непонятного покачивания. На ее плече четко ощущалась чья-то рука, намеренно раскачивающая спящую на боку девушку. Приоткрыв глаза, Вайлет встретилась взглядом с горничной по имени Анте, которая в этот момент нависала над ней.

— Пора вставать, — горничная в очках заботливо улыбнулась и, выпрямившись, вновь вернулась к своей постели.

Вайлет устало приподнялась. Перед глазами все еще виднелась сонная пелена, а голова отказывалась здраво рассуждать. Судя по отсутствию нормального освещения в комнате можно было сказать, что на улице была еще глубокая ночь. Лишь лунный свет проникал в комнату, освещая собой небольшой закуток возле окна.

«Я ведь только недавно легла спать, да? Они так рано отправляются на тренировку?»

— Одевайся в тренировочную форму и идем, — произнесла Анте, быстро заправлявшая свою постель в этот момент. Сейчас девушка выглядела совершенно иначе. Ее длинные волосы, до этого момента сплетенные в две косы, были собраны на макушке в высокий хвост. Платье горничной заменял облегающий черный наряд, состоявший из кофты без рукавов с высоким воротом и зауженных тянущихся штанов.

— Но… — Вайлет спустила ноги с кровати. Кончики пальцев, коснувшиеся остывшего пола вызвали мурашки по телу. — У меня такой нет.

Анте остановилась и, обернувшись, посмотрела своим пронзительным серьезным взором на Вайлет. Пусть девушка и улыбалась также нежно, как обычно, но ее ясные, словно у сокола глаза, смотрящие в этот момент из-под толстых круглых линз, совершенно не совмещались с этой улыбкой.

— На верхней полке в шкафу. Быстрее. Мы должны прийти минимум за полчаса до начала.

— Что? — Вайлет поднялась на ноги и, быстро спохватившись, направилась в сторону шкафа. Юбка ее длинной сорочки рухнула на пол, касаясь его. — Но почему?

— Потому что горничные не имеют права на опоздание. К счастью, мы не те бедные господа, ошибки которых прощаются с закрытыми глазами.

Открыв шкаф, дверцы которого скрипели довольно звонко, Вайлет и вправду нашла на верхней полке черное одеяние, точь-в-точь похожее на то, в которое сейчас была облачена Анте. Развязав на своей груди белый бант сорочки, девушка начала быстро снимать с себя одежду через голову. Ночная прохлада в комнате вызывала мурашки и дрожь.

— А почему к счастью? И вообще почему бедные?

— Вайлет, — Анте обернулась, насмешливо улыбаясь, — ну, ты чего? Морально разлагающихся и не придерживающихся никаких элементарных правил людей стоит пожалеть. — Увидев, что Вайлет полностью переоделась и даже обулась в удобные высокие сапоги, девушка повернулась к выходу. — Но нашего господина это, конечно, не касается. Он не из таких. Идем.

Вайлет кивнула и направилась следом. Изо рта невольно вылетел зевок, вызвавший у Анте на губах лишь улыбку. После вчерашнего побега и последовавшей за ним кармы спина Вайлет все еще болело, хотя надо было сказать, что болела не только спина. Ноги и руки также испытывали болезненные ощущения.

Все горничные дома собирались на специальные тренировки еще до рассвета на заднем дворе особняка. В то время как господин спал, они подготавливали свои тела и разум для выполнения всех его грядущих поручений, а также взаимодействовали с представителями разных семейств, образуя сплоченную команду.

Выстроившись в несколько рядов, горничные особняка, сплошь одетые в одинаковые костюмы, стояли напротив представителей элиты «Дублета». Вайлет также стояла в одном из рядов рядом с Анте и, заведя руки за спину, как это делали все остальные, покорно ждала чего-то.

— Смотри внимательно, — начала шептать Анте, не отрывая взгляда от группы девушек, стоявших прямо напротив строя, а потому внимательно смотрящих на него. В этой группе находились уже знакомые Кинга, Квин и Джози, а также не знакомая девушка с кудрявыми розовыми волосами. На левом глазу этой девушки была видна черная повязка с символом сокола.

— Перед тобой стоит элита «Дублета», — продолжила говорить Анте еще тише. — Квин — королева семейства пик. Кинга — король семейства трефов. Айс — туз семейства червей. Джози — джокер.

Вайлет выглядела спокойной. Она знала почти всех этих девушек, кроме Айс, а потому легко понимала кто есть кто.

— Эй, — начала тихо шептать Вайлет, — а почему из элиты дублета здесь всего четыре человека, если должно быть пять? Если Квин королева пик, Кинга — король трефов, а Айс — туз червей, тогда кто глава дома Бубнов? Где она?

Наступила непродолжительная пауза. По исказившемуся лицу Анте, а также хмурым взглядам, переместившимся на них, Вайлет поняла, что затронула довольно деликатную тему.

— Она умерла во время войны, — холодно ответила Анте, теряя всю свою доброжелательность. — Не говори больше на эту тему. Особенно с господином.

Вайлет удивленно приподняла брови, но затем, осознав все, решительно ответила:

— Поняла.

Джози, стоявшая с круглыми часами на тонкой золотой цепочке, в этот момент внимательно следила за временем. Пусть ее нынешнее тело не позволяло ей сражаться особенно сильно как остальным, да и следить за своим семейством ей не надо было, но не быть серьезной во время тренировок она не могла.

Когда стрелка дошла до нужной отметки, девочка подняла голову и посмотрела на стоящих рядом представителей семейств. Кинга поняла все без слов и, заведя руки за спину, как и остальные, строго взглянула на толпу.

— Время пришло. Мы начинаем!

***

Наступило утро. Бесшумно пройдя в комнату своего господина, Кинга облаченная в форму горничной, подошла к окну. Кофейного цвета занавески позволяли комнате наполняться темнотой, но длилось это не долго.

Оказавшись возле окна, Кинга схватилась руками за занавески и резко развела их в разные стороны. Комната наполнилась нежным, еще не слишком ярким светом. Обернувшись лицом к постели, на которой лежал ее господин, Кинга плавно подошла. Каждое действие девушки было беззвучным, и даже резко открытие занавесок не сопровождалось никакими звуками, однако то ли от света, то ли из-за хорошего чутья Аларис начал медленно открывать глаза. Его темно-карий взгляд медленно переместился на горничную, которая, как обычно, стояла рядом во время каждого его пробуждения.

— Доброе утро, господин. Уже рассвет.

— Доброе, — плавно приняв сидячее положение, Аларис приложил руку к своему лбу. Холод, охвативший его тело после вылезания из-под одеяла, заставил недовольно поморщится. — Что с отоплением дома?

— Мы занимаемся его прогреванием прямо сейчас. Учитывая перестройку здания, какая-то его часть уже утеплена по вашему заказу, однако добиться полного нагревания мы сможем только после завершения ремонта.

Тяжело вздохнув, Аларис произнес:

— Холодно, как в аду.

— Я сомневаюсь в том, что вы в курсе какого там.

Парень перевел взгляд на свою горничную. Кинга, как обычно, выглядела невероятно спокойной, однако он понимал, что в этот момент ее настроение было приподнятым, ведь в противном случае она бы и слова не сказала. На губах парня всплыла улыбка.

— А вот здесь ты совершенно права.

Спустившись с кровати, Аларис устало потянулся. Его высокий рост, превышающий рост среднестатистического пятнадцатилетнего парня, позволил ему взглянуть на горничную сверху вниз.

— Прикажете, — заговорила Кинга, — как обычно, приготовить ванну с утра?

Тихо и быстро в комнату вошли еще две горничные. Разделившись, они начали собирать вещи господина, необходимые для переодевания. Парень, так и оставшийся на месте, замер в ожидании. Горничные быстро подошли к нему и начали помогать переодеваться.

В то же время Кинга, незаметно отошедшая к двери, слегка приоткрыла ее и выглянула. Неподалеку от входа стояли две девушки: Квин и Вайлет. Кивнув им, Кинга подала довольно четкий сигнал и закрыла дверь.

— Отлично, — тихо, но радостно произнесла Квин, быстро разворачиваясь и направляясь куда-то вперед, — теперь наш черед.

Вайлет также развернулась и поплелась следом. Все ее тело изнывало от усталости и боли, вызванной как наказанием за побег, так и невероятно тяжелой тренировкой. Недостаток сна этой ночью также выразился в измученном выражении лица.

— Кажется, ты устала, — произнесла Квин, даже не оборачиваясь.

— Все тело ноет… — со вздохом ответила девушка, пытавшаяся держать спину и голову прямо, — почему вообще горничных вашего дома тренируют так же, как и рыцарей?

— Потому что человеку без собственного титула запрещено иметь свой орден рыцарей, — Квин быстро свернула за ближайшим поворотом, заставляя сделать тоже и Вайлет, — а вот команду горничных — пожалуйста.

— Разве это не значит, что теперь, когда господин может завести собственный орден, вы будете ему не нужны?

— Отнюдь. — Эльфийка довольно улыбнулась. — Мы намного полезнее каких-то рыцарей, да и господин не такой человек, который станет избавляться от нас.

Навстречу девушкам вышла еще одна горничная с корзиной в руках. Эта девушка, имевшая от природы вытянутые, словно кошачьи глаза, тонкие губы и заостренный нос, довольно улыбалась. Ее черные средней длинны волосы будто намеренно были закручены во внутрь, образуя видимость крюка. Горничная прошла мимо Квин, но, стоило ей приблизиться к Вайлет, как с ее стороны прозвучал странный протяжный звук: «Мяу».

Вайлет удивленно замерла и обернулась, в то время как горничная также спокойно продолжила свой путь. Кота, который мог бы замяукать, не было и в помине, а это наводило лишь на одну мысль: «Этот звук издала сама девушка».

— Вайлет, — прозвучал зов Квин, стоявшей неподалеку возле одной из приоткрытых дверей, — нам нужно спешить. Быстрее.

Вайлет вздрогнула и, резко обернувшись, подошла к эльфийке. Пройдя в просторную ванную комнату, в самом центре которой виднелось большое круглое углубление, Вайлет осмотрелась. По краям этого углубления стояли фигуры в виде голов львов, изо ртов которых крупными струями вытекала вода.

Внутри комнаты, на потолке которой прямо над самой ванной виднелось такое же круглое окно, находилась еще одна уже знакомая горничная. Анте сидела возле ванной с корзиной в руках, перебирая несколько разных флакончиков с маслами. Даже не поднимая головы, Анте определила кто именно к ней пришел.

— Что сказал господин?

— Ванне быть. — Квин быстро подошла к девушке, как всегда, улыбаясь. — Чем мне еще нужно помочь?

— Подготовь заранее сменную одежду и полотенца. Найди мне лавандовое масло. То, что с востока.

— Вайлет. — Квин обернулась, указывая рукой куда-то в сторону, где находилось несколько шкафчиков. — Займись поисками масла и достань полотенца. Я схожу за одеждой.

— Поняла. — Девушка решительно кивнула и, направившись к шкафчикам, открыла их. Множество разных колбочек и баночек находилось в этом месте. На нижней полки также виднелись корзины, а на полке над ними полотенца. Вынув сначала корзину, а затем сложив в нее полотенце, девушка начала искать необходимое масло.

— И как ты после тренировки? — прозвучал вопрос Анте.

— Терпимо, хотя, можно сказать, что я сегодня легко отделалась.

— Это верно, — посмеиваясь произнесла горничная. Разбавив в воде все необходимое, Анте взяла корзину в руки и быстро поднялась на ноги. — Да, Кинга и не стала бы гонять новенькую по полной. Она все прекрасно понимает.

Вайлет замерла и, насмешливо улыбнувшись, протянула:

— Но пять километров без остановки все равно было для меня слишком.

— Тебя только это измучило? Я думала, что ты сдалась после первых пятидесяти отжиманий.

— И это тоже.

Вайлет задумалась. В отличие от остальных горничных, тренировки которых были индивидуальными и действительно необычными, она сейчас занималась просто развитием своих физических навыков.

«Даже при том, что я до этого тренировалась и могла назвать себя достаточно выносливой девушкой, очевидно, что рядом с членами «Дублета» я и рядом не стояла».

Дверь в ванную вновь распахнулась. На пороге появилась Квин со стопкой одежды в руках.

— Господин идет, ускоряемся!

Анте, незаметно оказавшаяся возле того же шкафа, что и Вайлет, вынула из него еще одну корзину, тем временем заменяя ее на старую. Подойдя к Квин, она протянула ей корзину, тем самым позволяя сложить в нее чистую одежду.

Завершив все приготовления, горничные отошли в сторону и быстро выстроились в ряд. В ту же секунду дверь отворилась и на пороге появился юный господин. Аларис в сопровождении Кинги прошел в ванную и задумчиво осмотрелся. Вид горничных, стоявших в ряд у входа, даже не привлек его внимания.

Тем временем Вайлет, слегка склонившая голову, как и остальные, быстро приподняла свой взгляд на Алариса.

«Кажется, я ему совсем неинтересна. Мне казалось, что он накажет меня после моей попытки…»

Неожиданно холодный взор юного господина опустился, сталкиваясь со взглядом девушки. Вайлет испуганно вздрогнула и вновь опустила взгляд в пол.

— После того, — заговорил Аларис, не отводя своего взора от Вайлет, — как я выйду из ванны, зайди в мой кабинет.

Вайлет нервно поджала губы. Все-таки Аларис собирался поговорить с ней после вчерашнего и это даже пугало.

— Как прикажете, мой господин, — ответила девушка, склоняя голову еще ниже.

«А на что я надеялась? На то, что он меня проигнорирует? Как наивно».

— Квин, — Аларис перевел свой взгляд на радостную эльфийку, заставляя ее приподнять голову, — сегодня холоднее, чем обычно. Хотя бы надень колготки.

— Господин, — протянула Квин, иронично улыбаясь, — вы забываете, что я северный эльф.

Аларис нахмурился. Квин, как одна из немногих, кто поддерживал Алариса еще со времён его беспомощности, могла говорить то, о чем действительно думала, однако после такого строгого взора даже она была вынуждена отступить.

— Северные эльфы тоже могут заболеть, — серьезно произнес Аларис.

— Хорошо. Ваш приказ для меня закон.

Парень вновь повернул голову вперед и, пройдя в ванную, произнес:

— Оставьте меня.

Вайлет удивленно приподняла голову, смотря на широкую спину господина. В то же время Анте, стоявшая слева от девушки, намеренно развернула ее и подтолкнула вперед. Все, кроме самого Алариса, покинули комнату.

Горничные начали расходиться. Даже Кинга, оказавшись за дверью, направилась куда-то вперед.

— Почему? — непонимающе спросила Вайлет, следуя за Квин. — Ведь обычно не положено…

— У господина довольно странные привычки. Не удивляйся.

***

Полностью погрузившись в горячую воду, Аларис в блаженстве откинул голову назад. Просыпаясь на рассвете вот так каждый раз, он чувствовал, будто мог перевернуть горы, однако в последние дни количество навалившихся проблем вызывало скорее отвращение, чем желание работать.

«После войны, — начал размышлять Аларис, — мне досталась приличная часть владений. Пусть титул мне дали всего лишь графа, но обширность владений даже как-то поражает. Кажется, король просто решил спихнуть на меня часть своей головной боли».

На губах парня появилась улыбка. Выпрямившись, он развел руки в разные стороны, складывая на бортики ванны справа и слева от себя.

«Конечно, я ведь сын герцога, пусть и всего лишь третий. Если я справлюсь, все спишут на то, что я потомок рода Хилдефонс, якобы качества лидера заложены в моей крови. Если нет, тогда просто казнят за недостойность».

Склонив голову влево, Аларис почувствовал натяжение в своей шее, и услышал хруст. Парень зевнул.

«Еще и местные дворяне, в попытке сохранить свою власть, начинают давить на народ. Такое чувство, будто кто-то наступает мне на пятки».

От накопившейся усталости, а также приятной расслабляющей ванны, глаза сами начали закрываться. Продержав их закрытыми несколько минут, Аларис вновь посмотрел куда-то вперед.

«Через пять дней мы устроим масштабный прием, на котором соберем всех дворян севера, живущих на моих землях. Интересно, как скоро начнут действовать самые нетерпеливые из них? Думаю, уже сегодня-завтра можно будет ждать незваных гостей, хотя благодаря моим помощницам я могу не волноваться на этот счет».

Аларис опустил руки, погружаясь в воду до подбородка. Его тело, до этого испытывавшее лишь холод, начало дрожать от наслаждения.

«Сегодня еще запланирована встреча с бывшим герцогом этих земель. Его не убили только потому, что он вовремя перебежал на нашу сторону и начал сливать информацию. В принципе, король дал мне полное право делать с ним то, что захочу, однако над окончательным решением стоит подумать основательно. Использовать ли мне его как, своего представителя перед народом или же уничтожить? — зачесав своей мокрой рукой передние пряди волос, Аларис холодно уставился в какую-то невидимую точку. — К сожалению, первого добиться будет сложно. Не думаю, что этот человек так легко пойдет на уступки».

Прозвучал плеск воды. Погрузившись в воду с головой, парень намочил свои волосы и вновь вынырнул на поверхность.

«Однако до встречи с ним я должен провести еще одни переговоры. Хм… Горничная с клубничным цветом волос… Каким образом я могу привлечь тебя на свою сторону?»

***

После выхода из ванны и возвращения в рабочий кабинет, Аларис сел в мягкое кожаное кресло, напротив которого стояло точно такое же.

Стук в дверь прозвучал сразу после этого. Дождавшись приглашения, молодая неопытная горничная вошла в кабинет и с толикой нерешительности остановилась на пороге.

— Я пришла, как мне было велено.

— Садись. — Аларис кивнул в сторону кресла напротив.

— Как я могу? — удивленно спросила Вайлет. — Я же всего лишь…

Встретившись своим холодным серьезным взором с девушкой, Аларис без лишних слов заставил ее замолчать и подчиниться. Вайлет подошла к креслу и покорно села в него.

— Мне сказали, что вчера ты пыталась убежать, — сходу начал парень.

Вайлет резко поклонилась, тем самым выражая осознание своей вины. Глубоко вздохнув, девушка быстро и решительно произнесла:

— Уверяю вас, этого больше никогда не повторится! Я была не в себе.

Аларис задумчиво замер. Ему не требовались доказательства того, что она говорила правду. В конце концов, он и раньше знал, что Вайлет попытается сбежать только для того, чтобы проверить охрану особняка.

— Наверняка ты думаешь о том, почему я решил принять тебя к себе на работу, и почему именно ты стала частью «Дублета». Верно?

— Верно. — Вайлет выпрямилась. — Я все еще не могу понять этого.

— У тебя есть догадки. — Подперев лицо своим слабо сжатым кулаком, Аларис с блеском в глазах посмотрел на девушку. — Сначала я хотел бы выслушать их.

«Он сказал «у тебя есть», а не «догадываешься ли ты». Это все благодаря его способности? — девушка приподняла взгляд и, встретившись с пронзительным взором Алариса, вновь опустила его на собственные колени. — О, Господи. Смотреть ему в глаза все также страшно».

— Простите меня, — начала говорить Вайлет, ощущая, что тишина как-то затянулась, — мой господин, но эта горничная совсем не знает причины.

— Хорошо, — со вздохом протянул парень, — тогда не будем ходить вокруг да около. Я знаю, что вы сбежавшая северная принцесса София Хантер.

Услышав это, Вайлет вздрогнула. Пусть она и раньше предполагала, что Аларис был в курсе ее прошлого, но слышать это лично из его уст все равно было невыносимо.

— Конечно, — продолжил парень, — правящая семья еще жива, хоть и лишилась половины своих владений. Вы при особом желании могли бы вернуться к ним, однако не думаю, что теперь вы захотите этого. Ваш побег во время войны четко расставил все на свои места.

— Намекаете на то, — взгляд Вайлет стал серьезным, — что я струсила?

Девушка приподняла голову впервые смотря на Алариса без тени страха. Это заставило парня улыбнуться, ведь теперь он знал, что Вайлет становилась особенно храброй именно тогда, когда задевались ее чувства.

— Нет, вы просто показали свое отношение к вашему роду. Я не знаю всех деталей ваших отношений, однако, — парень слегка наклонился вперед, даже не пытаясь скрыть свою коварную улыбку, — чувствую, как сильно вы ненавидите и презираете их. Спрашивать о причинах не стану, меня это не так интересует.

— И что, — девушка нахмурилась, видя в лице этого человека лишь дьявола и не иначе, — вы хотите меня использовать?

— Это так, — спокойно произнес Аларис.

— Вы собираетесь выдать меня семье или же продать своему королю?

— Нет, ничего подобного. — Улыбка на губах Алариса стала ироничной и даже какой-то нежной. — Я ищу в вашем лице союзника, а не пленника.

— Что, — Вайлет удивленно приподняла брови, — простите?

— Бывшая София Хантер и нынешняя Вайлет Бубен, — решительно произнес Аларис, — согласна ли ты помочь мне с восстановлением этих земель и в установлении связи с народом?

Вайлет усмехнулась. Теперь детали плана становились ей яснее. Использовать бежавшую во время войны принцессу для налаживания связей было неплохой идеей.

— А вы подходите к этой проблеме с умом. Решили использовать меня для себя, а не для кого-то еще. А что если ваш король узнает кого вы пригрели возле себя?

— Не узнает, — с улыбкой ответил Аларис, — ведь прошлое всех членов «Дублета» держится в секретности.

— А если все-таки…

— Даже если узнает, — парень перебил, — то мне ничего не будет.

Вайлет недоверчиво покосилась на Алариса, не видя в нем и тени лжи, но все же не доверяя ему окончательно. Через пару секунд она спросила:

— Почему?

— Разве не ясно? — Аларис широко улыбнулся, обнажая свои белоснежные зубы. В этот момент, несмотря на пугающие темные глаза, он выглядел действительно привлекательно. Бледная кожа, прямые черты лица, волосы вороньего крыла и обворожительная улыбка. — Просто я достоен этого.

Услышав это, Вайлет сначала удивилась, а затем не сдержалась и рассмеялась. Аргумент Алариса казался странным, но он звучал в духе правления западных земель.

— Хорошо, — немного успокоившись, ответила девушка, — я уже почти готова перейти на вашу сторону и поклясться в верности, но у меня есть несколько условий.

— Каких?

— Во-первых, вы должны сами поклясться в том, что, пока я верна вам, вы будете меня защищать. А, во-вторых, в том, что вы будете управлять вашим народом с умом и не станете его терроризировать.

Не скрывая загадочной улыбки, Аларис спросил:

— Вы просите своего господина дать клятву?

— Сейчас я говорю не как Вайлет Бубен, — решительно ответила девушка, — а как принцесса София Хантер.

— Тогда можете считать, что принцессы Софии Хантер уже не существует. Вайлет Бубен, — поднявшись на ноги, Аларис посмотрел на девушку сверху вниз и протянул ей свою руку, — я даю вам свое слово, что, пока я жив и пока вы верны мне, я буду защищать вас и доверенный мне народ.

— Тогда, — Вайлет также поднялась, протягивая руку в ответ, — господин Аларис Хилдефонс, я тоже дам вам свою клятву. Я буду выполнять все ваши поручения и никогда не предам вас, пока моя голова не отделится от туловища или пока вы не нарушите своего слова.

Клятвы скрепились рукопожатием, заключая эту тайную сделку. Улыбнувшись, Аларис спокойно произнес:

— Раз с формальностями покончено, позвольте поделиться моими планами на ваше будущее. Вайлет, я собираюсь сделать из вас следующую главу семейства Бубнов.

5. Испуганная горничная

Двери перед глазами резко распахнулись. Войдя в светлую гостевую комнату, выполненную в приятных кофейных тонах, Аларис задумчиво осмотрелся.

Стоило прозвучать посторонним шагам, как с небольшой софы поднялся незнакомец и, развернувшись к Аларису, кивнул в знак приветствия. Это был невысокий желтолицый мужчина с небольшим животом, закрученными усами и короткой аккуратной стрижкой.

— Для меня честь наконец-то встретиться с вами, господин Аларис Хилдефонс, — заговорил он.

Аларис улыбнулся. По всем знакам приличия начинать разговор имел право тот, у кого был выше статус. Пусть в прошлом у этого человека статус и был выше, но сейчас, после завоевания его земель, фактически он остался без всего. Даже это поместье, в котором сейчас проживал Аларис, когда-то принадлежало ему, однако сейчас у него не было права открывать рот раньше, чем это сделает новый хозяин дома.

«Решил сразу пойти в бой? Смелый поступок для того, кто потерял все. Похоже для него это игра ва-банк».

— Не стоит, — Аларис прошел вглубь комнаты и подойдя к мужчине, протянул ему руку в знак приветствия. На севере не было обычая пожимать руки, однако на западе этот жест использовался довольно активно, и выразил этот жест Аларис неслучайно. Это было что-то вроде ответа на резкий выпад и указание того, что в этом месте теперь царят традиции запада, а, значит, и положение бывшего герцога уже ничего не стоит. — Я также рад познакомиться с вами, Фредерик Сарбский. — Таинственный и немного пугающий взгляд Алариса уставился прямиком в глаза мужчины.

Фредерик натянуто улыбнулся и, не показывая своего раздражения, пожал протянутую руку. Выполнив этот жест, оба спокойно сели друг напротив друга. В то же время горничная, незаметно вошедшая в комнату вслед за своим господином с подносом в руках, начала аккуратно расставлять на чайном столике, что находился между гостем и хозяином дома, посуду для чаепития. Горничная эта носила имя Бекер Бубен. Она была молодой азиаткой с длинными темными волосами, стянутыми в тугую шишку на голове, прямой челкой и необычно белоснежной кожей.

— Вы проделали такой долгий путь, — начал Аларис издалека, — чтобы добраться сюда.

Мужчина еле подавил смешок, однако уголки его губ все же дрогнули в улыбке. Насмешливо посмотрев на Алариса, Фредерик произнес:

— Могу сказать тоже и о вас.

— Да, — произнес парень, невинно улыбаясь, — было нелегко. Особенно учитывая то, что вы по началу сопротивлялись. Как хорошо, что вы передумали. — Горничная подошла к своему господину и подала ему чашку с горячим чаем и небольшим белым блюдцем. Приняв ее, Аларис поднес чай к своему лицу. — Иначе не говорили бы мы сейчас друг с другом, спокойно попивая чай.

Аларис смотрел лишь на свой чай, однако он прекрасно чувствовал, как сейчас бушевало сердце Фредерика Сербского. Бывший герцог негодовал, да и кто на его месте принял бы спокойно похищение всех богатств и владений?

— Попрошу вас оставить свои намеки, — прозвучал грозный мужской голос, — при себе. Даже если бы ситуация не сложилась такой, какой она является сейчас…

— Вы говорите о том, — неожиданно перебил Аларис, поднимая свой взгляд на Фредерика, — что было бы, если бы мой король отказался от вашего предложения? Я могу сказать, что случилось бы в таком случае. Вас бы казнили.

Фредерик замолчал. От самоуверенности и нахальства Алариса глаза его расширились, а ноздри раздулись.

— Что тогда, — Аларис сделал небольшой глоток чая, вновь наслаждаясь его теплотой, которая сразу же передавалась телу и будоражила его, — что сейчас, вы играете с огнем, и ставки в этой игре довольно велики. Вам так не кажется?

— Вы…

— Я проигнорировал ваше нахальное поведение, — Аларис слегка приподнял чашку, и в тот же миг горничная подошла к нему, забирая ее, — только потому, что мне было интересно как вы собираетесь вести переговоры, однако все, что я получил, так это попытку прокатиться по моему достоинству. — Парень зловеще улыбнулся вызывая какие-то неприятные и пугающие ощущения у Фредерика. — Не хорошо получается.

— Вы не пытайтесь меня запугивать! — мужчина резко вскочил на ноги. — Я заключал сделку с вашим королем, а не с вами. Он обязался…

— Давайте пройдемся по фактам. — Вновь перебил Аларис совершенно спокойно. — Во-первых, вы заключили сделку с королем, а они, как нам известно, имеют привычку забирать свои слова назад без каких-либо последствий для себя. Во-вторых, вы серьезно думали, что король вступится за перебежчика и предателя, нежели за героя своей страны? Не смешите меня.

Взгляд мужчины опустился на пол. Перед его глазами предстала сцена его переговоров с королем. Тогда шанс его выживания был равен единице как при условии проигрыша севера, так и при условии его сотрудничества с западом. Поэтому, чтобы увеличить шансы на то, что король не примет его за врага и хотя бы сохранит жизнь, Фредерик лично приехал во дворец короля-завоевателя и пал пред ним на колени.

Рухнув обратно на софу, мужчина приложил руку к своему лбу. На его лице начали появляться капельки холодного пота. Это было хорошим знаком для Алариса.

— Как же так…

— Скажу вам откровенно, — с довольной улыбкой продолжал парень, — мой король отдал вашу жизнь в мои руки и позволил распоряжаться ею, как я пожелаю. Был бы я нетерпеливее, и ваша голова уже давно бы слетела с плеч, покатилась по полу и запачкала бы вот этот прекрасный бежевый ковер.

Каждое слово Алариса было продумано. Он перебивал мужчину, когда тот пытался оправдаться или защитить себя, вызывая в нем неуверенность. В обществе аристократии севера, где перебивать вообще было верхом позора, подобные действия считались оскорбительными. Также Аларис специально преувеличивал и детализировал сцены неблагоприятных исходов для Фредерика, заставляя его фантазию приукрашивать текущую ситуацию.

— Скажу откровенно, — продолжил Аларис, — я не увижу никакой пользы в вашем убийстве. Вместо этого я бы хотел предложить стать моим вассалом и помочь мне в примирении жителей севера с их завоеванием.

— Вы хотите, чтобы я предал свой народ?

— Разве вы уже не сделали этого?

Гнев сменился растерянностью, а растерянность возмущением. Резко выпрямившись, Фредерик подняв голос громко произнес:

— Я предал своего короля, но не народ!

— Ваш народ попал в рабство тогда, — склонив голову на бок заговорил Аларис, — когда вы предали своего короля. Хотите сказать, что это не предательство? Или вы и раньше видели в этих людях только рабов?

Фредерик замолчал. Опустив голову, он нерешительно отвел взгляд куда-то в пол. Смотреть и дальше в глаза Аларису было тяжело, ведь на каждое слово, на каждое утверждение он находил опровергающий ответ.

«Мне страшно? — задумался над своими чувствами Фредерик. — Почему? Это так его взгляд пугает?»

Неожиданно Фредерик ощутил холодок, пробежавшийся по его спине. Приподняв голову, он посмотрел не на Алариса, но на горничную, стоявшую за его спиной. Бекер каким-то хладнокровным и убийственным взором смотрела на Фредерика. Стоило их глазам встретиться, как горничная тут же отвела взгляд. Лицо ее будто стало мягче, а взор равнодушнее.

«Нет, дело не только в его взгляде. Такое чувство, будто за мной начали следить еще с того момента, как я покинул свой особняк. Кто-то постоянно наблюдает… Кто-то… Но ведь у этого парня еще даже рыцарского ордена нет, так неужели он послал кого-то за мной следить? — Фредерик в волнении прикусил щеку, пытаясь сосредоточиться на своих мыслях. — Нет! Нельзя думать в таком ключе. Он не зря призван одним из героев войны. Скорее всего, у него есть своя сеть шпионов, которая помогает ему с самыми грязными делами. Неужели… — от собственных мыслей сердце Фредерика начало биться быстрее, а его глаза в ужасе расширились, — он все-таки хочет меня убить?»

На губах Алариса появилась зловещая улыбка. Выражение лица Фредерика, которое он пытался скрывать за опущенной головой, и без того представлялось довольно четко.

— Вы можете не давать мне ответ прямо сейчас, — заговорил Аларис, и мужчина тут же поднял голову со страхом смотря на него, — однако я буду ждать его с нетерпением.

Вскоре Фредерик ушел. Оставшись наедине в комнате, Аларис и Бекер переглянулись. Парень вновь взял в свои руки чашку, к сожалению, уже остывшего чая и поднес его к своим губам.

— Хорошо справилась, Бекер. Ты легко подстраиваешься под ситуацию и знаешь как изящно проводить чаепития при этом сохраняя минимум своего присутствия. Жаль, что мы не можем раскрыть твой талант в нынешних условиях.

— Мне хватает уже того, что вы позволили мне остаться рядом и дали работу, — ответила девушка без лишних размышлений. — Могу я задать вопрос?

— Задавай.

— Господин, почему вы дали ему время на обдумывание? Если бы мы на него надавили, тогда наше дело сдвинулось бы с мертвой точки уже сегодня.

— Нет, — с улыбкой произнес Аларис, — это не мой подход. Фредерик Сарбский должен добровольно принять решение. Чем яснее он все обдумает, тем охотнее будет сотрудничать с нами в будущем.

— Спасибо за ответ.

— Между прочим, — парень приподнял взгляд, смотря на Бекер с легким укором, — в следующий раз попытайся сдержать свою жажду крови. Даже мне было неуютно, что говорить об этом бедолаге.

— Прошу прощения.

***

Вайлет и Анте находились в одном из широких светлых коридоров особняка. Одна из девушек, а именно Анте стояла со шваброй в руках, тщательно вымывая пол. В то же время Вайлет стояла возле высоких оконных рам, активно натирая их чистой тряпкой.

— Слушай, — заговорила Вайлет, — почему Квин ведет себя так развязно, если среди вас такие строгие правила?

Анте улыбнулась. Казалось, будто не столько вопрос, сколько внезапно возникшее желание Вайлет узнать больше об этом месте, позабавило ее.

— Потому что она элита «Дублета», — ответила девушка. — Даже ее короткая юбка — это своеобразный противовес манжетам Кинги.

Вайлет замерла с тряпкой в руках. Чуть повернув голову в сторону Анте, она сказала:

— Не поняла.

— Ну, — Анте резко выпрямилась, делая глубокий вдох, — манжеты Кинги показывают, что хозяин доверяет ей больше всех, а короткая юбка Квин показывает, что он не станет злиться на нее независимо от ситуации. Эти двое находятся в своеобразном противодействии, однако даже Квин не может открыто перечить Кинге.

— А что не так с манжетами Кинги?

— Так ты не обратила на них внимания? — Анте слегка прогнулась в спине, спокойно смотря на свою напарницу по работе на сегодня. — На них изображен герб семьи Хилдефонс.

Герб семьи — важная деталь для любого аристократа. Обычно исключительно члены семьи с чистой или так называемой голубой кровью могли носить на своей одежде герб целого рода, однако бывали случаи, когда герб носили и ближайшие приближенные семьи. Такое случалось тогда, когда слуга давал клятву верности своему господину, а тот принимал ее. Это значило лишь то, что слуга навеки сковывал себя цепями служения одному господину и, в случае его гибели или изгнания, он беспрекословно следовал за ним. Именно из-за этого дать такую клятву значило то же, что согласиться умереть вместе со своим господином в любое время, и согласиться на подобное могли далеко не все.

— Она дала клятву? — Вайлет удивленно опустила руку с тряпкой, окончательно оборачиваясь всем телом к Анте.

— Не только она. — Анте улыбнулась. — Многие из нас пытались принести клятву, но от чего-то господин больше ни у кого не принимал ее. Он отверг даже Квин и причины такого поступка никто не знает.

— Эй, — прозвучал писклявый, но какой-то угрожающий девичий голос, — Вайлет и Анте. Заканчивайте скорее и переходите к другому заданию. В прачечной нужна помочь. Вас уже ждут.

— Поняли, — произнесла Анте приподнимая швабру и относя ее к ведру с водой.

Вайлет обернулась и замерла в недоумении. Голос, вмешавшийся в их разговор с Анте, принадлежал девочке-горничной с длинными, прямыми, каштановыми волосами и карими глазами. На вид этой девочке было лет тринадцать-четырнадцать. Она казалась чуть младше юного господина, однако, учитывая ее миловидные черты лица, а также полное отсутствие каких-либо женственных форм, можно было сказать, что она намного больше напоминала ребенка, нежели Аларис.

— И все-таки господин любит помладше?

— К сожалению, — ответила незнакомка с совершенно серьезным лицом, — нет.

Анте рассмеялась. Повернувшись лицом к Вайлет, она ответила: «Это Бай-ин, она дворф. Может внешне она и кажется, ребенком, но на деле она старше нас обеих».

Присмотревшись, Вайлет заметила некоторые особенности во внешности Бай-ин. Например слегка заостренные ушки и широкие по сравнению с талией плечи.

— Все девушки дворфы выглядят, как маленькие милые девочки?

— Не все, — спокойно ответила Бай-ин. — Всего существует два типа дворфов-женщин. Первый — похожий на меня. Второй — это коротконогие накаченные воительницы. — При упоминании последнего типа на губах Бай-ин появилась улыбка. Девочка-дворф в блаженстве закрыла глаза. — Вот они самые-самые…

— Так Джози тоже дворф? — неожиданно для всех спросила Вайлет

— Боже упаси, — с удивлением произнесла Бай-ин. — Она простой человек.

— Простой? — Анте приподняла брови, иронично улыбаясь.

— Простой, смышленый и слишком зрелый для своего возраста. — Повернувшись спиной к своим коллегам, дворф махнула рукой и пошла куда-то вперед. — Ладно, в любом случае, я предупредила.

***

Прошла ровно половина дня. Аларис, в сопровождении одной из своих горничных, находился на тренировочной площадке за особняком. Стоя на руках, парень медленно отжимался, опускаясь максимально низко, чуть ли не касаясь подбородком земли. Рядом с ним в таком же вертикальном положении пребывала девушка с кудрявыми розовыми волосами, собранными в хвост. Глаза горничной, которая была облачена в этот момент именно в тренировочную, а не рабочую форму, были закрыты, а один из них так вообще спрятан под черной повязкой. Девушкой этой была Эйс — одна из элиты дублета и так называемый Туз.

— Как продвигается твоя миссия? — спросил парень, выпрямляя руки и вместе с тем поднимая свое тело вверх.

— Мы создали потайные комнаты и ходы в особняке, а также начали разрабатывать систему катакомб.

— Что насчет утепления всего дома и ремонта вашей части?

— На днях, — на выдохе произнесла девушка, сгибая руки в локтях и вместе с этим опускаясь к земле, — рабочие закончат с этим.

— А производство оружия?

Эйс не выдержала. Позволив своему телу повалиться назад, она встала на ноги и резко выпрямилась. Тяжелое дыхание и пот, струящийся ручьем после тренировки, заставили ее сделать еще несколько глубоких вдохов прежде, чем ответить.

— Все делается прямо по вашему заказу. В течение нескольких дней к нам уже придет первая партия.

— Хорошо.

Наступила пауза. Эйс, задумчиво смотревшая на господина, взвешивала все за и против, после чего не выдержала и все же заговорила:

— Господин, могу я спросить?

— Дерзай, — не прекращая отжиматься ответил Аларис.

— Такая подготовка… вы намерены с кем-то воевать?

На губах парня появилась улыбка. Подавив в себе желание рассмеяться, он ответил:

— Лишь с теми, кто в скором времени попытается огрызнуться на меня.

— Огрызнуться, — задумчиво продолжала спрашивать Эйс, — это оклеветать вас? Тогда я могу и сама разобраться…

— Нет, — решительно ответил парень и, опустив свои ноги, перенес на них вес тела. Выпрямившись, Аларис посмотрел на горничную. — Огрызнуться — это попытаться взять штурмом особняк и забрать власть.

Эйс без слов отошла в сторону и, протянув руки к корзине, внутри которой лежало полотенце и фляга с водой, девушка подала их. Аларис принял флягу, но полотенце отклонил. Если бы он пожелал, ему моментально принесли бы чистейшую воду из здешних мест в хрустальном кувшине, только вот флягу свою он любил почему-то больше.

— Кто способен на такое? — спросила Эйс. — Бывший герцог?

— Способен, — улыбнулся Аларис, — но не он. Подобную угрозу стоит рассматривать не со стороны севера, а со стороны запада.

Эйс замолчала. Стерев со лба капли пота, девушка сделала короткий вдох. Теперь картина становилась ей яснее.

— Кстати говоря, — Аларис вновь посмотрел на Эйс, иронично почему-то улыбаясь, — я получил письмо от своей дорогой невесты. Кажется, она направляется сюда. Подготовьте все необходимое и запаситесь терпением. Пусть самые несдержанные даже на глаза ей не попадаются, а иначе опять начнется скандал.

Всего лишь за одну секунду Аларис увидел, как на лице обычно спокойной Эйс отразился ужас, затем осознание и задумчивость, следом и решимость. Эта реакция была довольно ожидаемая учитывая личность того, кто ехал к ним.

— Положитесь на меня.

6. Странная горничная

Наступила ночь. Вайлет, лежавшая в своей постели на правом боку, смотрела в стену и все никак не могла заснуть. Ее мысли были перегружены потоком информации, обычно возникавшей после смены места обитания и образа жизни.

«Господин Аларис сказал, что хочет сделать меня Валетом, но так и не объяснил причину своего желания. Напротив, он так быстро и ловко увернулся от ответа, что я и сама забыла об этом».

Неожиданно в доме, наполненном неприступной тишиной, разом зазвучали шорохи и шаги. Услышав эти звуки, которые обычно соответствовали скорее разгару дня, а не глубокой ночи, Вайлет резко приняла сидячее положение. Ее взгляд привлекла женская фигура, стоявшая на противоположной части комнаты в полумраке.

Повернув голову к этой фигуре, Вайлет удивленно посмотрела на Анте. Горничная в очках была одета в свою тренировочную форму и бесшумно собирала постель. Плавность ее действий, а также осознание того, что за все это время она не издала ни единого звука, поражали.

— Вставай, — не оборачиваясь, произнесла Анте.

— Уже тренировка?

— Нет. — Схватившись руками за покрывало, девушка накрыла им свою кровать и начала аккуратно расправлять. — Нападение.

Вайлет удивленно расширила глаза. Как и было ей велено, она тут же поднялась с кровати и начала одеваться. В отличие от Анты, которая к тому моменту успела уже полностью собраться, Вайлет не успела сделать ничего, кроме как сменить сорочку на тренировочную форму и отправиться вслед за своей соседкой по комнате.

Когда обе девушки вышли в коридор, они столкнулись в нем с несколькими горничными, также покидавшими свои комнаты.

Некоторые из них были одеты в свою обычную рабочую форму, другие в тренировочную. Именно это и бросилось в глаза первым.

— Анте, — нагнав девушку, позвала Вайлет, — а почему некоторые в платьях?

— Потому что одни из нас должны обеспечить безопасность самого особняка изнутри, а другие снаружи. Также те, кто остаются внутри, должны проследить за тем, чтобы ничто не помешало господину спать.

Вайлет удивленно посмотрела на девушку. Больше всего ее во всем этом поражала отточенность действий горничных и их собранность.

«Как они поняли, что на особняк напали? Не было же никакого сигнала. Или был?»

— Вайлет, — Анте бросила равнодушный взгляд на девушку, заставляя ее вновь вырваться из пелены рассуждений, — соберись и внимательно наблюдай за всем, что увидишь. Поняла?

— Поняла, — девушка решительно кивнула.

Вскоре Анте и Вайлет покинули особняк. Оказавшись на улице они вместе с целой группой горничных разделились, разбредаясь в разных направлениях. Кто-то пошел к северной части леса, окружавшей особняк, кто-то к южной, а кто-то просто направился к главным воротам. Вместе с Анте и Вайлет пошла также Бекер — девушка с длинными темными иссиня-черными волосами, собранными в высокий хвост — и еще несколько незнакомых горничных.

— Кто сегодня за главного? — спросила Анте, следуя вместе с группой.

— Вроде бы, — начала Бекер, — Эйс встала на защиту с тех пор, как вернулась.

— Значит, — Анте улыбнулась, — закончим быстро. Это хорошо, а то так спать хочется.

Вайлет осмотрелась. Дорога, по которой они шли, была терниста и извилиста. Она вела к особняку через лес и была настолько заполнена деревьями, что, казалось, в этом месте не было ни единого лучика света. Из-за этого сильного мрака Вайлет шла медленнее, чем другие, и осторожнее. В то же время остальные горничные, будто зная каждую кочку на этой дороге уже наизусть, шли довольно быстро.

— Вайлет, — позвала Анте, шедшая далеко впереди, — постарайся ускориться и не отставать. У нас мало времени.

Вайлет нервно усмехнулась. Протянув руки вперед, она схватилась за шершавую кору дерева и остановилась.

«То ли у них глаза заколдованы, то ли это я какая-то странная».

— И не останавливайся, — чуть громче произнесла Анте.

— Хорошо, — Вайлет сделала глубокий вздох и, резко выпрямившись, продолжила идти вперед. Подошвой сапог она ощущала всю неровность искревленной поверхности.

Вскоре, достигнув определенного места, в котором остановились Анте и Бекер, Вайлет смогла нагнать их. Как и все горничные, собравшиеся в этом месте, Анте и Бекер прятались за деревьями. Обе девушки при виде Вайлет приложили указательные пальцы к губам.

Вайлет все поняла. Прислонившись к ближайшему дереву, девушка замерла в ожидании. Взгляд ее привлекла тропа, что проходила неподалеку. Именно возле нее количество деревьев было куда меньше, чем во всем лесу, а потому свет луны изредка, но все же проникал в лес, падая в рассыпную на землю.

В таком ожидании прошла минута, две, а следом и пятнадцать. Вайлет, понимавшая все меньше и уже не способная ждать, была готова вот-вот задать наболевшие вопросы и прервать эту тишину, как неожиданно услышала голоса.

Удивленно распахнув глаза, девушка вернула свой взгляд к тропе. Вскоре на нее вышла целая группа, состоявшая из нескольких десятков людей с факелами в руках. От необъяснимого страха Вайлет вцепилась руками в древесную кору.

«Они действительно пришли? Кто все эти люди? Их кто-то нанял или же это простые жители? — Вайлет начала быстро бегать взглядом по толпе, все приближавшейся к тому месту, рядом с которым прятались горничные. — Если бы это были профессиональные наемники, у них в руках не было бы факелов. Значит местные? Нет. Особняк расположен на горной местности в окружении леса. Ближайшие города находятся в таких же местностях. Именно поэтому местные должны знать, как ориентироваться в лесах без факелов. Значит, наемные дилетанты?»

Краем глаза Вайлет заметила, что Анте показывала ей какие-то знаки. Указав пальцем на Вайлет, а следом и на землю, горничная дала ясно ей понять, что она должна просто замереть на месте и наблюдать.

Вайлет кивнула. Она и сама не особо горела желанием бежать сражаться с толпой вооруженных людей.

Тем временем горничные, переглянувшись, приготовились. Все взгляды присутствующих упали на Бекер, которая стояла на противоположной стороне тропы с еще одной группой горничных. Приподняв руку, девушка вытянула вверх указательный палец, заставляя всех приготовиться.

«Они серьезно собрались сделать это? — Вайлет удивленно расширила глаза. — Группа горничных будет отражать нападения людей с оружием? Это невозможно даже учитывая то, насколько некоторые из них могут быть сильны».

Вайлет прислонилась грудью к дереву, с интересом и волнением выглядывая из-за него. Тем временем группа нарушителей была все ближе. Стоило им подойти к определённому месту, которое располагалось прямо между обеими группами горничных, как Бекер приподняла свою руку и легонько махнула ею. В тот же миг все горничные разом выскочили из своих укрытий.

Вайлет, осознавшая, что они все же решились на это, изумленно округлила глаза. Ее взгляд упал на Анте, находившуюся ближе всех.

Выскочив из укрытия на тропу, девушка быстро подскочила к неизвестному. Сжав ладонь в кулак, Анте быстро и решительно ударила им по животу изумленного от неожиданности противника.

Прозвучали первые крики. Анте, одним ударом поразившая первого противника, схватила его свободной рукой за кофту и намеренно потянула в сторону, дабы позволить ему упасть в нужном направлении и тем самым отчистить для себя дорогу.

Быстро сделав несколько шагов вперед, горничная в очках оказалась перед следующим противником, который уже замахивался на нее ножом. Позади также возник незнакомец.

Заметив перемещение кого-то за свою спину, Анте ускорилась. Замахнувшись правой ногой, она ударила ею по мужской челюсти и, резко прогнувшись в спине, перенесла вес тела на руки. Не останавливая своего переворота, Анте подалась вперед и ударила обеими ногами по лицу того, кто до этого момента пытался напасть на нее со спины. Перевернувшись окончательно, девушка встала на рухнувшего на землю противника и быстро бросилась дальше, продолжая сражение.

Но не она одна успешно побеждала своих врагов. Бекер, державшая в своих руках два небольших клинка, словно вихрь резко развернулась вокруг себя, задевая своим оружием окружавших ее врагов. Мужчины, получившие раны, закричали и начали отступать. Кто-то получил довольно глубокую рану и практически сразу рухнул на землю, кто-то успел немного отстраниться, а потому рана не оказалась столь серьезной.

Бекер, не останавливаясь, побежала вперед и, слегка пригнувшись, замахнулась клинком. Ее опасное холодное оружие рассекло живот стоявшему неподалеку противнику, вызывая в его глазах смесь страха и ужаса. Темная густая жидкость, мгновенно окрасившая одежду, вызвала у мужчины ступор.

Вайлет, все еще прятавшаяся за деревьями, наблюдала за всей этой сценой в полном молчании и шоке. Вид девушек, сражавшихся не просто наравне с мужчинами, а скорее наравне с настоящими рыцарями, поражал.

В мире, в котором была рождена Вайлет, не было никаких запретов для женщин в плане выбора профессии. Если женщина могла доказать, что она достойна, тогда она могла перевернуть целый мир и стать кем угодно, однако чаще всего девушки сами выбирали такие варианты как ведение хозяйства, посвящение себя искусству или воспитание детей. Именно из-за этого добровольного выбора увидеть девушку, сражавшуюся, словно настоящий воин, было удивительно.

Приоткрыв губы, Вайлет сама того не заметив приложила руку к груди. Ее сердце трепетало. Чувства ее были так сильно смешаны, что разобрать их все было невозможно, однако одно чувство все же преобладало — восторг.

Сражение закончилось в течение еще нескольких минут. Некоторые из противников сбежали, другие пали от рук защитниц особняка. Те, кто лежал просто без сознания, также оказались добиты.

Анте, присевшая рядом с одним из тел противников, взяла из его рук острое оружие на длинном древке, предназначавшееся больше для сельскохозяйственных работ, чем для убийства человека. Приподняв оружие и посмотрев на своих товарищей, Анте улыбнулась.

— С вилами пошли, понимаете?

— Не стоит даже терять время на допрос, — ответила Бекер. — Все и без того ясно.

— Вот здесь я согласна. — Анте бросила вилы и, поднявшись на ноги, потянулась. — Как тебе эта картина, а, новенькая? Не самая приятная сцена, правда? — девушка обернулась полубоком, встречаясь взглядом с Вайлет, выходившей в этот момент из тени леса.

— Сильные… — пробормотала Вайлет, смотря на девушек расширенными от переизбытка эмоций глазами, — вы все такие сильные.

Горничные удивленно уставились на Вайлет. По ее лицу можно было сказать, что эта сцена не вызвала у нее никакого страха и, более того, даже вызвала восхищение.

Наступила пауза, развеять которую смог лишь смех Анте. Приподняв свои круглые очки, горничная начала стирать слезы радости с глаз.

— А ты… — Анте попыталась успокоиться и, посмотрев на Вайлет, улыбнулась, — странная, да?

***

С момента нападения прошло около пяти часов. Быстро собравшись, Вайлет и Анте покинули комнату и направились прямиком на тренировочную площадку. Вместе с ними вышли и остальные горничные, живущие по соседству. Обратив на них внимание, Вайлет заметила явную разницу между настроением этих горничных во время нападения и перед тренировкой. Сейчас все жители этого особняка были преисполнены радости и приподнятым духом. Горничные общались, смеялись и улыбались. Однако во время нападения все они были спокойны и даже как-то равнодушны к происходящему.

Тренировочная площадка, на которую направлялись горничные, была расположена под открытым небом. От особняка ее отделял цветочный сад, выполненный в виде запутанного лабиринта, и несколько рядов деревьев, ведущих в лес. Все это позволяло удачно отделять площадку от самого особняка, не позволяя никому случайно увидеть ее.

Выстроившись в несколько рядов, горничные замерли в ожидании. Как обычно, напротив этих рядов остановилась элита дублета: Квин, Кинга, Эйс и Джози стояли рядом друг с другом и ждали назначенного часа. Тем временем, осмотревшись, Вайлет заметила, что это ожидание было лишь формальным, ведь все горничные уже давно были на месте.

— Ты сегодня, — заговорила Анте, внимательно рассматривавшая лицо своей соседки по комнате, — какая-то радостная. Это тебя так ночное приключение обрадовало?

Вайлет с блеском в глазах посмотрела на девушку. Радовало ее не столько само приключение, сколько образ горничных, раскрывшейся в ее глазах. Если раньше весь этот отряд казался ей странным и подозрительным, то сейчас, после того, как она увидела лишь одну из сторон деятельности «Дублета», этот образ был даже немного идеализирован.

— Да.

— Внимание, — прозвучал низкий женский голос. Замолчав и вернув свои взгляды к элите, девушки начали внимательно слушать.

Горничная с кудрявыми розовыми волосами и повязкой на левом глазу сделала несколько шагов вперед. Осмотрев внешность Эйс, Вайлет обратила свое внимание на приятные черты ее миловидного лица и резко контрастировавшее подтянутое, даже немного рельефное, но все же женственное телосложение.

— Перед началом тренировки, — продолжила Эйс, — я бы хотела сделать одно очень важное объявление. — Наступила пауза. Сделав глубокий вдох, Эйс решительно посмотрела на своих коллег. — Грядет буря.

В строю начал звучать шепот и жалобные стоны. Ничего не понимавшая Вайлет начала осматриваться и, столкнувшись взглядом с Анте, стоявшей справа, спросила: «Что это значит?»

Анте выглядела не менее удрученно. Казалось, будто эти два слова заставили ее испытать такие напряжение и усталость, какие она не испытывала за последнюю неделю или две.

— Невеста господина приезжает.

— У господина есть невеста? — удивленно спросила Вайлет.

Анте недовольно скривила губы. Переведя взгляд куда-то вперед, девушка ответила: «К сожалению для нас, да».

— А почему к сожалению?

— Потому что невеста господина, — прозвучал голос слева, — редкостная тварь, но я этого не говорила.

Вайлет резко повернула голову и, слегка опустив ее, взглянула на девочку-дворфа, стоявшую рядом. Бай-ин с отвращением поморщилась от одной мысли об этом человеке.

— Вынуждена согласиться! — голос подала Квин, стоявшая среди элиты и прекрасно слышавшая этот разговор. — Ни грамма уважения к окружающим, заносчивость, эгоизм и лицемерие. До сих пор не понимаю, как такого человека земля носит.

Кинга недовольно посмотрела на Квин, стоявшую неподалеку от нее. Эльфийка на этот укоризненный взор лишь улыбнулась и пожала плечами.

— Вот поэтому, — заговорила Кинга, поправляя очки, — в этот раз мы сократим твое общение с госпожой Арией до минимума. Не хватало, чтобы ты снова не сдержалась и нам пришлось приносить извинения. Я не выдержу еще одного унижения перед этой особой.

— Ха, — на губах Квин всплыла усмешка, — так она и тебя бесит? Хотя о чем это я? Она даже господина бесит. Пропащий человек.

— Простите, — Вайлет приподняла руку, чувствуя на себе чужие взгляды, — я не совсем понимаю ситуацию. Если господину не нравится его невеста, почему он не может разорвать помолвку?

Наступила неловкая тишина. Тяжело вздохнув, Кинга, волосы которой сегодня были сплетены в длинную косу и перекинуты через левое плечо, начала отвечать: «Потому что на момент заключения помолвки господин был всего лишь третьим сыном без титула и достижений. Его помолвка заключалась с дочерью герцога и разорвать ее могли лишь герцог Хилдефонс — отец господина, и герцог Вандрен — отец госпожи Арии».

— Даже сейчас, — продолжила рассказ Квин, — пока господин еще не присутствовал на официальной церемонии вручения титула, у него нет никакого права разорвать помолвку. Потом же, когда титул будет получен, он сможет сослаться на недостойность своей невесты».

— Это только в том случае, — продолжила Джози, приподнимая голову на своего более высокого товарища, — если госпожа Ария к тому моменту не успеет доказать, что она достойна. Если так случится, тогда наш господин сможет разорвать помолвку уже только после повышения своего титула до герцога, что вряд ли случится в ближайшие годы.

— Поэтому, — Квин широко улыбнулась, — мы и надеемся на то, что она не сможет никак проявить себя.

Все горничные разом сложили руки в молитве и хором произнесли: «Аминь».

Вайлет удивленно осмотрелась. Еще будучи не знакомой с этим человеком, она могла только гадать какой же на самом деле была так называемая госпожа Ария Вандрен.

7. Мстительная горничная

Наступил новый тяжелый день. Квин стояла на коленях перед Аларисом, завязывая шнурки на его обуви. В то же время в спальной комнате находилась Кинга, стоявшая чуть в стороне.

— Все уже готово? — спросил Аларис, чуть поворачивая голову в сторону, чтобы видеть вторую горничную.

— Да, — с кивком ответила Кинга, — в лучшем виде.

Аларис усмехнулся. При мысли о том кошмаре, к которому они подготавливались, голова его начала раскалываться.

— Для неё это точно лучшим не будет.

— Не удивлена, — спокойно ответила девушка.

Чуть приподнявшись и схватившись за штанины своего господина, Квин слегка потянула их вниз, аккуратно поправляя. Приподнявшись еще чуть выше, девушка добралась до белоснежной рубашки Алариса и начала поправлять на ней манжеты и воротник.

— Как моральное состояние остальных обитателей особняка? — продолжал расспрашивать Аларис.

Кинга ответила не сразу. Промолчав, будто для того, чтобы найти подходящий ответ на вопрос, она спокойно посмотрела на своего господина.

— Вы не должны переживать за них. Выполнять любые капризы господ их обязанность.

Аларис иронично улыбнулся. Строгость отношения к слугам заставляла его соблюдать именно Кинга. Сам же он был готов относиться к своим приближенным, как к членам семьи, нежели как к наемным рабочим.

— И все же мне не совсем нравится мысль о том, что эта женщина будет добивать моих людей своими истериками.

— Тогда, — Кинга слегка сощурилась и, преподнеся руку к своим очкам, поправила их, — позвольте спросить, как вы сами все это терпите?

— Терплю? — Аларис широко и добродушно улыбнулся. — Нет, со мной все в порядке.

Квин усмехнулась, а Кинга тяжело вздохнула. С легкой толикой урока во взгляде старшая горничная посмотрела на Алариса и спросила:

— А если юный господин не будет лгать своей любимой горничной?

Аларис отвел нерешительный взгляд в сторону. Он знал Кингу еще с детства, когда она даже не была его горничной, а потому не мог противостоять ее попыткам подловить на лжи.

— Держусь с божьей помощью, — тихо пробормотал Аларис, но, неожиданно вспомнив кое-что, вновь заговорил громко и уверенно. — Кстати говоря, отправьте кого-нибудь с пожертвованиями в храм. Нам любая помощь пригодится.

Кинга спокойно ответила:

— Как прикажете.

— Вы, — заговорила Квин, окончательно выпрямляясь прямо перед господином и слегка приглаживая ему воротник по обе стороны, — наверное, сами уже устали терпеть все это? Удивительно, что вы ещё ни разу не сорвались на неё.

— Я выше этого, — уверенно ответил Аларис, смотря в необычные глаза Квин, в которых виднелся символ пик. Именно этот символ, а также азартный характер северного эльфа, положили начало созданию отряда «Дублет» и дарованию всем его членам имен с игровыми значениями. — Хотя, должен признаться, что в своих фантазиях я с наслаждением представляю сцену разрыва помолвки. Это не хорошо с моей стороны?

— Отнюдь, — моментально ответила Кинга, все также стоявшая в одном положении в стороне.

— Уверяю, — заговорила с улыбкой Квин, отходя в сторону от своего господина, — вся ваша прислуга также мечтает об этом дне. — Сложив ладони вместе где-то на уровне груди, Квин слегка склонила их влево. — Когда это случится, я готова даже устроить прощальную вечеринку госпоже Арии.

Аларис усмехнулся. Развернувшись в сторону выхода, парень произнес:

— Думаю, ей эта идея не понравится.

— С фейерверками, разбиванием арбуза и громким смехом! — продолжала счастливо рассказывать Квин. — Главное, чтобы на месте арбуза не оказалась чья-то голова.

— Как по мне, — в разговор вступила Кинга, — так лучше расставаться в западном стиле. Молча, быстро, навсегда.

Аларис покачал головой, не в силах скрыть широкую улыбку. Пройдя мимо Кинги, он направился прямиком к двери.

— Я притворюсь, что этого не слышал.

— Большое спасибо, — хором ответили девушки.

Схватившись за дверную ручку, Аларис тихо произнес:

— Надеюсь, она уедет в ближайшие дни.

Стоило парню открыть дверь, как еще два женских голоса хором ответили:

— Мы тоже.

Аларис бросил взгляд сначала вправо, затем влево. По обе стороны от двери в спальню стояли две горничные, одна из которых имела прямые волосы яркого лимонного оттенка и такого же цвета глаза, а другая короткие темные волосы с основной длинной чуть выше середины уха. Обе эти горничные имели свои отличительные особенности. Например та, что была справа, помимо ярких волос кислотного оттенка также имела прямые и весьма привлекательные черты лица. У нее были тонкие брови, прямой вздернутый нос, овальное вытянутое лицо и слегка вытянутые по краям глаза. Вторая же горничная имела внешность миловидную, но самую обыкновенную. Из ее особенностей можно было выделить форму лица в виде сердца, темные густые брови и повязку на левом глазу, так напоминавшую повязку Эйс.

При виде горничных Аларис улыбнулся. В голове его сразу пронеслась мысль:

«Так и не привыкну к тому, что у стен есть свои уши».

— Хайроллер, — позвал Аларис и, повернувшись полубоком, направился дальше по коридору. Горничная, услышавшая свое имя, поняла все без слов и спокойно направилась следом. Этой горничной оказалась та самая девушка с лимонным оттенком волос. Нагнав господина, девушка, сохраняя дистанцию, начала идти с ним шаг в шаг.

— В этот раз я на тебя рассчитываю, — произнес Аларис, вызывая на женских губах улыбку. — Из всех наших ты единственная способна выдержать характер Арии, при этом не позволив ей вытирать об себя ноги.

Ироничная улыбка не сходила с губ Хайроллер Черви или же просто Лер, как ее называли все знакомые. В отличие от остальных горничных в доме, пожалуй, она имела один из самых стервозных, но сдержанных характеров. Как это все сочеталось в одном человеке? Хайроллер любила мстить за все оскорбления в ее адрес, но делала это так, чтобы никто не замечал или, по крайней мере, не мог ее в чем-то обвинить.

— Это моя работа, господин, — произнесла Хайроллер с нотками явного наслаждения в голосе.

Аларис бросил задумчивый взор на девушку, идущую справа, но в то же время слегка позади. Хайроллер в его глазах представлялась девушкой, любившей за собой следить. Ее прямые длинные волосы всегда были уложены так, чтобы одна крупная прямая прядь слегка спадала на лицо, тогда как остальные горничные напротив убирали мешающие пряди. Даже ее форма выглядела по-другому. Она состояла из черной пышной юбки, кофты с белым воротником, черной талией и рукавами, а также из короткого и довольно необычного для моды этого времени галстука.

Свернув из-за угла, Аларис и его горничная вышли к широкой лестнице, ведущей на первый этаж. В холле сразу послышались посторонние голоса и шаги. Аларис, и без того осознававший причину такого переполоха, подошел к основанию лестницы и замер.

В то же время на центр холла на первом этаже вышла знакомая женская фигура в сопровождении нескольких своих слуг. Приподняв голову, эта девушка встретилась взглядом с Аларисом. По ее нахмуренным бровям, а также сжатым в одну линию губам можно было сказать, что она явно была недовольна.

Приподняв взгляд, Аларис осмотрел холл. Все здание практически сияло от чистоты. Группа горничных, намеренно караулившая Арию с самого утра, стояла по правую и левую стороны от входа, с почтением склоняя голову.

— Я удивлена, — произнесла Ария, намеренно заставляя Алариса вернуть к себе взор и начать спускаться на первый этаж. — По моей просьбе экипаж ехал так быстро, как только мог, но ты все равно успел подготовиться до официальной даты моего приезда.

Аларис улыбнулся. Он знал, что Ария всегда предупреждала о своем прибытии, но всегда прибывала хотя бы на несколько дней раньше той даты, которую она изначально указывала. И делалось все это ею не случайно.

— Позволь спросить, — спустившись в холл, Аларис плавно подошел к Арии и, взяв ее руку в свою ладонь, нежно поцеловал, — зачем же ты так торопилась, если знала, что я могу не успеть?

Лицо Арии на мгновение подобрело, хотя по нему и было видно, что доброта эта была наигранной. Вырвав ладонь из рук Алариса, Ария протянула ее своему слуге, который в тот же миг начал протирать ее после нежеланного поцелуя своим белоснежным платком.

— Конечно же потому что скучала.

Аларис продолжал улыбаться. Поведение Арии, как и ее выходки, уже давно не задевали его, но вызывали сплошную головную боль. Внешность Арии Вандрен была порядком специфична. Она имела длинные с переливом в глубокий темно-синий цвет волосы, глаза цвета аквамарина и слегка пухлые губы, скрытые в этот момент под своем нежно-розовой помады. Основной особенностью Арии была ее фигура. Длинные ноги, тонкая талия, пышные формы. Она всячески старалась подчеркивать это, надевая время от времени платья с глубокими вырезами на груди или бедрах, а иногда и надевая полностью обтягивающую одежду.

«Роскошная женщина, ничего не скажешь, — подумал Аларис, плавно выпрямляясь, но не прерывая зрительного контакта, — однако я все не могу придумать как от нее избавиться и это удручает».

— Наверняка ты устала после долгой дороги. Если хочешь, мои слуги проведут тебя в твою комнату.

— Надеюсь, эта комната будет находиться не в этом убогом особняке. — Ария пробежалась взглядом по второму этажу, на котором также стояла несколько горничных в ожидании. — У тебя ведь есть еще одна резиденция?

— К сожалению, — повернувшись полубоком, Аларис указал рукой на лестницу, — нет.

Ария недовольно нахмурилась. С возмущением посмотрев на своего жениха, она произнесла:

— Не может быть, чтобы у героя войны не было своей второй резиденции. Неужели слухи о тебе были преувеличены? Я слышала, что ты вместе с титулом получил еще и богатства, дарованные тебе самим королем.

«А вот это правда, — не без радости подумал Аларис, — но тебе не обязательно знать, что я потратил все это на то, чтобы восстановить этот регион».

— Думаю, — парень уверенно посмотрел на девушку, — слухи все же были преувеличены.

— Ха, — усмехнулась Ария, слегка склоняя голову на бок, — так и знала, что ты такой же неудачник, как и раньше.

Наступила напряженная пауза, ощутить которую смогли лишь Аларис и его горничные. После последней реплики головы горничных, стоявших у входа, приподнялись, а их зловещие взгляды уставились прямиком на своенравную невесту. Казалось, будто сама Ария, как и ее слуги, не заметила этого.

Ослабить напряжение смогла лишь Хайроллер. Выйдя из-за спины своего господина, девушка поклонилась и также указала жестом на лестницу.

— Госпожа Вандрейн, позвольте мне проводить вас до ваших покоев.

Ария раздраженно посмотрела на горничную. Ее счастливая улыбка на губах, как и неизменная приподнятая интонация, начинали раздражать.

— И снова ты?

Приоткрыв глаза и слегка склонив голову влево, Хайроллер с нежностью в голосе произнесла:

— Мне льстит то, что вы меня помните.

«Хотя вы вряд ли могли забыть ведро холодной воды, которое было вылито на вас в прошлый раз».

Лицо Арии исказилось. Создавалось впечатление, будто эти двое вспомнили один общий для них инцидент, говорить о котором в присутствии остальных не хотели. Хайроллер улыбнулась еще шире и, слегка отведя руку в сторону, вновь указала на лестницу.

«Поднимайся на верх уже мразь, чего непонятного?»

Аларис искоса посмотрел на улыбавшуюся довольно правдоподобно горничную. Мысли слышать он ее не мог, но зато ее эмоции довольно четко давали понять, что она уже во всю бранила молодую госпожу Вандрес.

Хмыкнув, Ария направилась вперед. Следом за ней пошли и ее слуги. Косо и даже как-то надменно посмотрев на Алариса, две незнакомые девушки горничные и один парень дворецкий прошли на второй этаж вслед за своей госпожой. Эти презрительные взгляды, явно скопированные с самой Арии, сообщили Аларису, как к нему относилось общество его невесты, и эта новость его не обрадовала.

Сделав глубокий вдох, парень попытался набраться терпения и начал подниматься по лестнице следом за своей невестой. В холле осталась группа из восьми горничных, стоявших в две линии друг напротив друга. Стоило господам уйти, как они тут же начали переглядываться.

— Ну, что, девочки, — с нескрываемой зловещей улыбкой произнесла Анте, — от кого избавимся первым?

— Предлагаю всех сразу запереть в подвале.

— Вы о чем? — Вайлет, стоявшая вместе с этими горничными, удивленно начала переводить взгляд с одной на другую.

— А ты не видела как посмотрели слуги госпожи Вандрес на нашего господина? — прозвучал горничной с немного необычной внешностью, напоминавшей кошачью. Именно с этой горничной Вайлет обычно слышала мяуканье, однако не могла понять его источник. — Это не простительно по отношению к нашему господину.

— А разве не будет от этого больше проблем? — Вайлет удивленно посмотрела на девушку.

Вновь прозвучало мяуканье. Опустив взгляд на этот звук, Вайлет увидела высунувшуюся из-под длинной юбки горничной черную кошачью мордочку. При виде этого девушка удивленно замерла.

— Аргоша, — горничная с черной стрижкой каре слегка наклонилась вперед, укоризненно смотря на высунувшуюся морду, — мы потом с тобой погуляем. Пока что спрячься, а вдруг заметят?

Будто вняв словам своей хозяйки, а возможно просто услышав интонацию ее голоса, кот скрылся обратно под пышной длинной юбкой. Вайлет, наблюдавшая за этим со стороны, подняла свой шокированный взгляд на девушку, носящую имя Сплит Треф.

— Лер наша богиня, — прозвучал радостный голос Анты. — Только ей удается сохранять спокойствие рядом с такими личностями.

— Но даже иногда она выходит из себя, — произнесла Бекер, также стоявшая рядом. — Вспомним прошлый приезд Арии, когда Лер все же не выдержала и подстроила случайное падение ведра на голову дорогой невестушки.

— Это так? — удивление Вайлет после этой новости возросло еще сильнее, чем после появления кота.

Анте широко улыбнулась. Сложив вместе кончики своих пальцев, девушка как бы образовала пирамиду и с усладой в голосе начала рассказывать:

— Она подговорила Квин и, когда Лер и Ария направились на дневную прогулку, Квин использовала свою силу, чтобы столкнуть ведро с крыши особняка. Ария оказалась облита с ног и до головы.

— Разве Ария тогда не заподозрила во всем Лер?

— Конечно, — улыбнулась Анте, — она первым делом подумала о той горничной, которую она все время намеренно выводила. К тому же, в тот раз Лер сама настояла на совместной прогулке.

— Думаю, — произнесла Сплит с такой же счастливой улыбкой, — проблема была не только в том, что Лер сама позвала Арию на прогулку. Просто когда на Арию перевернулось ведро, которое, между прочим, словно корона оказалось надето на ее голову, Лер не сдержала счастливой улыбки.

— А кто бы сдержал? — спросила Бекер не без иронии.

— Такой скандал был! — продолжала вспоминать Анте. — Она внеслась в кабинет господина и начала все крушить, заставляя уволить всех слуг в поместье, только вот доказать кто был причастен к этому случаю она не смогла. Свидетелей, ведь, как и доказательств, не было.

— Но… — Вайлет нерешительно пробежалась взглядом по всем горничным, стоявшим рядом, — вас же даже за случайность всех могли уволить.

— Господин просто провел разъяснительную беседу, — ответила Сплит, приподнимая вверх указательный палец. — Я слышала, что он даже в тайне дал премию Лер за ее находчивость.

Прозвучало тихое мяуканье, услышав которое, все горничные разом опустили взгляды на юбку Сплит. Улыбки появились на их губах, а сама хозяйка скорее возмутилась.

— Арго Треф, я тебе еще раз говорю: будь потише.

— Какая же это тайна, — произнесла Вайлет, возвращаясь к обсуждению и вместе с тем приподнимая взгляд на лицо Сплит, — если все об этом знают?

Девушка с кошачьим взглядом и слегка приподнятыми уголками губ иронично улыбнулась. Приложив указательный палец к своим губам, она произнесла:

— В доме нет ничего, чего не знали бы слуги. Это одно из основных правил «Дублета». Запоминай.

8. Резкая горничная

Прозвучал тихий звук удара тарелки об чашку. Хайроллер, стоявшая в паре шагов от Арии, а также Кинга, собиравшая опустевшую после обеда посуду, молчали. На мгновение столовая, на длинным дубовым столом которой сидели Ария и Аларис, погрузилась в тишину, однако это блаженство продолжалось недолго.

— Я понимаю, — произнесла Ария, поднимая со стола тряпичную белоснежную салфетку, — что ты только-только обзавелся собственным имением, но есть же предел уступок, которые ты можешь давать сам себе и своим слугам? — Преподнеся салфетку к губам, девушка смахнула ею остатки еды и стерла не дожёванную до конца нежно-розовую помаду. — Еда была отвратная, обслуживание низкосортным, да и обстановка в столовой удручающая.

Аларис также протер свои губы салфеткой и, положив ее обратно на стол, молча посмотрел на девушку. Ария сидела напротив него, и с непривычным для нее спокойствием говорила.

— Тебе нужно срочно нанять новый персонал и взяться за обустройство дома, хотя второе тебе все равно не поможет. Этому дому нужна хозяйка, которая будет за ним следить. Хозяин имения никогда не сможет обеспечить комфорт ни себе, ни гостям.

Аларис улыбнулся. Тонкий намек Арии сразу же оказался замечен и мгновенно проигнорирован.

— Ария, — с наигранной радостью позвал Аларис, — так насколько говоришь ты решила остаться?

Ария промолчала первые несколько секунд. Подняв свой взгляд на Алариса, она с вызовом взглянула в его глаза. Брови ее сомкнулись, а губы стянулись в тонкую линию.

При виде этого выражения Аларис слегка склонил голову. Он мог чувствовать какая буря эмоций сейчас царила в душе девушки, и потому поражался ее внешнему спокойствию.

«Надо сказать, меня всегда поражало это ее бесстрашие. Зная, что я читаю ее, как открытую книгу, она никогда не боялась смотреть мне прямо в глаза».

— Я поеду вместе с тобой в столицу на церемонию получения титула. До этого момента я безусловно буду находиться здесь.

Наступила тишина. Кинга и Хайроллер с нескрываемым блеском ненависти в глазах посмотрели на Арию. В то же время Аларис старательно пытался сохранять улыбку.

«Почему у меня такое чувство, будто наши убьют ее раньше, чем мы успеем уехать в столицу?»

В то же время Ария склонила голову и вновь продолжила есть. К удивлению для себя на лице девушки парень заметил нотки неуверенности и смятения, смешенные со смущением. Ария начала аккуратно отрезать ножом кусочек мяса, придерживая его вилкой в другой руке. Несмотря на излишне эгоистичный характер в этот момент, поджимая губы и наклоняя голову так, будто пытаясь скрыть румянец, девушка выглядело мило.

«Неуверенность? — удивленно произнес про себя Аларис. — А вот это даже интересно».

— Надо же, — Аларис задумчиво приподнял брови и, вновь взяв в руки столовые приборы, продолжил трапезу, — когда ты молчишь, ты даже кажешься мне милой.

Прозвучал громкий кашель. Подавившись, Ария начала бить себя ладонью по груди, пытаясь отдышаться. Слуги девушки моментально подскочили к ней, пытаясь как-то помочь, но стоило им оказаться рядом, как Ария уже пришла в себя. Сделав глубокий вдох, девушка плотно сжала губы и продолжила нарезать мясо так, будто бы ничего не было.

Стоило обеду закончиться, как Аларис и Ария сразу же разошлись. В принципе у них не было особого желания находиться наедине друг с другом долгое время, и одной из причин этого было банальное отсутствие общих тем для разговора.

— Господин, — прозвучал голос Кинги, шедшей вместе с Аларисом, но слегка позади него, — что это сейчас было?

— О чем ты? — спросил Аларис не останавливаясь и не оборачиваясь. Взгляд его был устремлен строго вперед.

— Называйте это, как хотите. Забрасывание удочки в канаву, подкармливание льва с ладошки или же попытка выйти в море во время шторма.

Аларис широко улыбнулся. Сравнения Кинги, как всегда, вызывали восторг.

— Я просто сказал то, о чем думал.

***

— Неужели в вашем королевстве нормально такое поведение? — Вайлет, сидевшая на коленях возле большого таза, наполненного мыльной водой и посудой, старательно натирала уже мытые тарелки до блеска.

— Что ты? — удивленно произнесла Сплит. — Конечно же нет!

Эта горничная со стрижкой каре также сидела на коленях возле таза, только в отличие от Вайлет, натиравшей посуду, она ее отмывала. Рукава Сплит были закатаны чуть выше локтя, а волосы стянуты белоснежной косынкой.

— Тогда почему госпожа Ария так себя ведет?

— Потому что она раньше была первым ребенком в семье.

— Это как?

— Она родилась в официальном браке, — начала свой рассказ Сплит, — а вот ее старший брат был долгое время скрыт от общества. Именно из-за того, что Ария по началу считалась первым ребенком, а им, как правило, можно все, у нее и развился такой скверных характер. Хотя, думаю, здесь может быть и вина ее матери, у которой замашки тоже не сахар.

— Если это так, и характер матери Арии такой же скверный, тогда понятно, почему отец Арии завел себе кого-то на стороне.

— Забавно в этой ситуации другое. — Остановившись, Сплит вынула руки из воды и, повернув голову, с улыбкой посмотрела на Вайлет. — Ее отец отдал Арию за нашего господина, который является всего лишь третьим сыном, еще до объявления существования настоящего наследника дома. Это значит, что уже тогда он не собирался делать ее главой дома.

Вайлет задумчиво опустила взгляд на тарелку в своих руках. Мысли ее оказались закручены в этот водоворот историй и заговоров двух разных, но знатных семей. Она могла понять какого это потерять звание первого наследника. В мире, где любое звание или титул нужно было заслужить, даже первым детям приходилось бороться за выживание, однако для вторых, третьих и всех последующих детей эта борьба была попросту невозможна. Как правило, им даже не давали шанса проявить себя и просто использовали для заключения выгодных сделок во благо семьи. Так старший брат спокойно распоряжался жизнью и будущем младшего, выбирая куда можно его продать и где это будет выгоднее. Лишь в редких исключениях младшие дети сами выбивались в люди и своими действиями доказывали, что они были достойны большего. Если их действия были по-настоящему значимы, тогда они могли даже побороться за титул с первым наследником семьи.

Прозвучало мяуканье. Этот звук резко вывел Вайлет из раздумий и заставил ее повернуть голову к окну. На подоконнике сидел черный пушистый кот с ярко-желтыми глазами и вертикальными зрачками.

— А вообще, — задумалась Вайлет о другом, — нормально то, что ты держишь кота?

Сплит улыбнулась. Смахнув запястьем руки капельки пота со своего лба, девушка ответила?

— Вообще нет, но да.

— Как это?

— Аргоша почти член «Дублета», и господин принял его вместе со мной в семью, — девушка вновь окунула руки в воду и, подхватив ими тарелку, поднесла к ней щетку и начала оттирать, — однако Король трефов выставила четкие условия его существования в особняке. Приходится соблюдать.

«Король трефов» — это звучало гордо. Услышав это сочетание слов, вместо простого упоминания имени, Вайлет вновь задалась множеством вопросов.

— Тебе это не нравится?

В принципе, протянула Сплит задумчиво, — я согласна со всеми словами нашего короля. Я ведь и сама понимаю, что свободное гуляние кота по особняку — это не нормально. К тому же, в этом доме нам с Аргошей дали кров и хлеб. У нас нет причин для возмущения.

И вот снова прозвучало упоминание короля. Прокрутив в своей голове лица элиты «Дублета», Вайлет поняла, что каждый из них представлял свою семью, но при этом имел совершенно разные звания.

Когда сплит заканчивала мыть какой-то столовый прибор, она отставляла его в специальный короб, из которого их должна была уже брать Вайлет, но заметив, что напарница погружена в себя, Сплит решила в этот раз изменить ход действий. Закончив мыть очередную тарелку, девушка протянула ее Вайлет.

— А почему, — заговорила Вайлет, откладывая в сторону уже давно натертую тарелку и беря в руки новую, — в одном семействе глава Король, а в другом Валет?

— Это все строгая иерархия. Не может быть четыре главные горничные в одном поместье, ты же понимаешь? Вот глава каждого семейства и несет на своих плечах ту или иную позицию.

Вайлет вновь задумалась, как неожиданно прозвучал скрип входной двери. Две горничные, одна из которых была Кинга, а другая Хайроллер, вошли на кухню. Горничная с лимонными волосами выглядела явно раздраженно. Брови ее сомкнулись, в глазах появился зловещий огонек. В то же время Кинга была, как всегда, элегантна и спокойна.

— Твою мать, — низким, грозным голосом произнесла Хайроллер, — ее еще по меньшей мере неделю терпеть надо.

— Будем считать, — произнесла Кинга, подходя к столу и ставя на него поднос с чайными приборами, — что это последняя неделя в твоей жизни, когда тебе придется терпеть ее. Продержись еще немного.

Хайроллер недовольно цокнула. Нахмурившись, девушка произнесла:

— Только на этой мысли и держусь.

— Вы о чем? — вмешиваясь в разговор, произнесла Сплит. Поднявшись на ноги, девушка обтерла влажные руки о свой фартук.

Хайроллер перевела свой строгий взор на девушку-кошку и недовольно произнесла:

— Мегера останется с нами до того момента, как господин поедет получать титул.

— Зачем? — удивленно спросила Сплит.

— Она явно понимает, — заговорила Кинга, задумчиво прикладывая руку к своему подбородку, — что юный господин собирается от нее избавиться, вот и хочет что-то с этим сделать.

— А на что она блядь надеялась? — Хайроллер всплеснула руками.

Медленно поднявшись на ноги, Вайлет удивленно посмотрела на возмущенную горничную. По первому своему впечатлению она не могла сказать, что такая привлекательная девушка окажется такой резкой.

— На то, что ей успеют найти более подходящего жениха? — Кинга перевела свой взгляд на Хайроллер, выдавая собственное предположение. — Только вот быстро выяснилось, что более подходящие заняты, а уже имеющийся не так уж и бесполезен. Теперь она пытается хоть как-то воздействовать на господина.

— Такие методы воздействия не вызовут у нашего господина желания сделать ее хозяйкой дома.

— Такие нет, — согласилась Кинга, — но есть ведь еще методы?

Глаза Хайроллер в удивлении расширились. Резко выпрямившись, девушка нерешительно произнесла:

— Только не говори, что…

— О… — Сплит шокировано прикрыла свой округленный от удивления и неописуемого восторга рот рукой. — Грязный ход. Очень грязный ход.

Вайлет начала перебегать с одного лица на другое. То, о чем думали горничные, было ей неизвестно, а потому и их реакция вызывала опасения.

— Чуть позже станет ясно, — произнесла Кинга, слегка склоняя голову и серьезно смотря вперед. — Были ли мы правы или нет.

***

Наступила ночь. Аларис, уже сидевший в своей постели с книгой в руках, схватился за пожелтевший уголок старой, но довольно любимой книги в кожаном переплете, и перевернул лист.

— Из-за ее приезда я так и не сделал ничего полезного.

— Отдыхать тоже полезно, — прозвучал женский голос в комнате. Квин, стоявшая возле окна, плавно задвинула шторы.

Аларис усмехнулся. Воспоминания из его прошлой жизни, по сути прожитой в пустую ради работы, заставили его окончательно перестать читать и закрыть книгу.

— А вот здесь ты права.

Квин искоса посмотрела на своего господина. Она была знакома с Аларисом уже довольно долгое время. Еще в начале долгой трехлетней войны, когда она только-только встретилась с ним, этот парень показался ей необычным. Во-первых, потому что тогда ему было всего двенадцать лет и для человеческого ребенка он мыслил слишком здраво. Во-вторых, потому что он никогда не делил существ этого мира на расы и принимал всех вокруг себя. В-третьих, потому что он проявлял заботу о других больше, чем кто бы то ни было еще, однако это же и было его сильнейшей слабостью.

— Тогда… — Выпустив занавески из рук, эльфийка повернулась лицом к своему господину. Аларис также поднял на нее свой взор. — По какой причине вы ведете себя так милосердно рядом с ней? Я понимаю, что конфликт с Арией мог бы привести к конфликту между домом Хилдефонс и Вандрен, однако вы даже при нас стесняетесь говорить то, что думаете об этой девушке.

Аларис улыбнулся. Отведя взгляд в сторону, парень склонил голову на бок и задумался над этим сложным вопросом.

— Ария дурочка. Была такой с детства. Она всегда вытворяла что-то безумное и любила устраивать скандалы. В моем положении третьего сына, когда у меня и права голоса-то не было, я ничего не мог с ней сделать. — Улыбнувшись еще шире, парень мечтательно прикрыл глаза. — Благо наши встречи были крайне редкими и я мог их пережить, но чем старше она становилась, тем больше понимала, что женщина в ее положении не могла себя так вести. От этого она злилась еще больше.

Квин молчала. Она и о себе могла сказать, что была довольно эгоцентрична. Именно из-за своей несдержанности она чуть не погибла, и, если бы в тот момент Аларис не спас бы ее и не потянул бы за собой, она бы точно не смогла пережить весь кошмар своего прошлого.

— Знаешь, — продолжил Аларис, переводя свой взгляд на Квин, — частично Ария похожа на вас. Она не согласна со своим положением и ролью в обществе. Ее не прельщает идея стать курицей-наседкой, однако ее проблема в том, что все, что она делает — это скандалит. Своим поведением она уже навлекла на себя взгляды общества, и потому ей будет довольно сложно найти нового жениха.

— И из-за этого вы теперь хотите ей помочь?

— Чем быстрее она найдет себе новую партию, тем быстрее от меня отвяжется. Все довольно просто.

— Порой вы бываете слишком добросердечны, мой господин.

— Ты так думаешь? — Аларис улыбнулся и, приспустившись, принял лежачее положение, парень устало закрыл глаза и укрылся одеялом.

В то же время Квин, все еще стоявшая возле окна, смотрела на него неустанно. Аларис казался таким добродушным и даже немного мягкосердечным в этот момент, что любой другой, не знавший его истинной натуры, действительно поверил бы в это.

Квин нахмурилась. Перед ее глазами стоял образ того парня, который на протяжении трех последних лет занимался исключительно сражениями. Руки его были по локоть в крови, черные глаза горели зловещим блеском, а меч в его руках настолько пугал и завораживал, что при виде него даже жертва, вместо того, чтобы бежать, просто падала на колени и молила о пощаде. Именно этого Алариса она помнила и именно он казался ей настоящим, несмотря на всю ту доброту, которая окружала его в моменты, отдаленные от необходимости сражаться. Это то, что сделали с ним три последних года. Возможно, в начале войны он и был действительно мягкосердечным, но к ее завершению он преобразился кардинально.

Квин улыбнулась. Развернувшись, девушка плавно и тихо направилась к подсвечнику, стоявшему на тумбе неподалеку от постели Алариса. Тусклый свет, исходивший от свечей, наполнял лишь небольшой закуток комнаты, но Аларису и не нужно было больше. Бросив беглый взгляд на своего господина, Квин убедилась в том, что глаза его уже были закрыты. Склонившись к свечам, девушка по очереди задула каждую из них. Комната погрузилась во мрак.

«Кажется, я наконец-то поняла в чем дело. Вы проявляете истинного себя лишь на поле боя, когда как в реальной жизни пытаетесь относиться ко всему проще. Это не совсем правильный подход, потому что это не настоящий вы. Думаю, вы скоро и сами это поймете».

— Спокойной ночи, мой господин.

— Спокойной ночи, Квин.

Квин поклонилась и, быстро выпрямившись, направилась на выход. Стоило двери захлопнуться, как Аларис тут же открыл глаза. Мысли, с которыми уходила Квин, имели оттенок сожаления, укора и даже какого-то томительного ожидания. Не нужно было знать дословно то, о чем думала Квин, чтобы понять, что она не совсем была довольно нынешним поведением своего хозяина.

Аларис тяжело вздохнул. Перевернувшись с бока на спину, парень приложил ладонь к своему лбу.

«Мне просто не хочется, чтобы моя история с Арией заканчивалась так плачевно. Она ведь не плохой человек. Я знаю».

***

В это же время Ария, стоявшая в своей спальне напротив зеркала, задумчиво посмотрела на свое отражение. Сейчас ее тело было скрыто под темно-синим кружевным бельем и полупрозрачным платьем на бретельках с глубоким вырезом, спускавшимся до пупка.

— Ты уверена, — Ария нахмурилась, смотря на эту слишком открытую и непривычную даже для себя одежду, — что это сработает?

Личная горничная Арии, прибывшая с ней из поместья Вандрен, стояла в паре шагов от своей госпожи. Это была симпатичная девушка с пышной черной косой, переброшенной через плечо, и ярко-зелеными глазами.

— Ваш жених не сможет остаться равнодушным после того, как увидит вас в это наряде. К тому же, даже если ему это придется не по душе, мы сможем воспользоваться вашим пребыванием в его комнате в подобном виде и тогда он уже не сможет разорвать вашу помолвку.

Ария перевела недоверчивый взор на свою горничную. Сибил — та самая горничная, сопровождавшая свою госпожу в течение последних трех лет — выглядела уверенно. Именно ее уверенность в глазах и заставляла Арию колебаться.

— А это не слишком?

— Госпожа, — заговорила Сибил, — к сожалению, мы не в том положении, чтобы выбирать. Если вы хотите сохранить помолвку с Аларисом Хилдефонсом, тогда вы должны использовать все карты, что имеются в ваших руках.

Ария вновь посмотрела на себя. Она была уверена в своей внешности и своей фигуре, однако она не была уверена в том, что хотела переступить через свою гордость ради того, чтобы сохранить свое положение.

Ария приоткрыла губы, делая короткий вздох. В тот же миг в ее взгляде появилась решимость, а остатки сомнения исчезли с ее лица.

«Все верно. Теперь, когда я вторая дочь, у меня нет выбора».

Сибил поклонилась и, подойдя к своей госпоже, накинула на ее плечи плотный темно-красный халат. Покинув комнату девушки направились по темному, пустому коридору в сторону спальни Алариса. Прислуги не было видно совсем, и это можно было объяснить ее не многочисленностью, однако этому была еще одна причина. Просто, когда особняк погружался во мрак, все члены «Дублета» старались скрыться, будто превращаясь в теней. Именно поэтому считая, что их сейчас никто не видит, девушки сильно ошибались.

Оказавшись напротив комнаты Алариса, Ария остановилась. Сибил, подойдя к ней со спины, сняла с ее плеч халат и тихо приоткрыла дверь. Гордо приподняв голову, Ария вошла во мрак спальни, оставляя свою горничную по другую сторону двери.

Неподалеку от этого места, прямо за ближайшим поворотом, стояло две горничные. Первая была маленькая Джози, а вторая Квин. Прикрыв рот рукой, эльфийка с азартом в голосе произнесла:

— Хо-хо, сейчас начнется.

Джози покачала головой. Устало прислонившись спиной к стене, девочка произнесла:

— Господин не обрадуется.

— Как знать? — Взгляд Квин переместился на малышку, стоявшую рядом. — Может и обрадуется.

9. Восхищенная горничная

За дверью послышались приближающиеся к комнате шаги. Резко приняв сидячее положение, Аларис спустил ноги с кровати и быстро подошел к своей тумбе.

«А они действуют быстрее, чем планировалось».

Открыв верхний шкаф своего ящика, Аларис вынул из него лист бумаги с небольшим посланием, написанным от руки, положил его на свою подушку и, резко развернувшись, бросился к окну. Секунду спустя его уже не было в комнате.

В это же время дверь в спальню отворилась и на пороге затемненной ночным мраком комнаты появилась женская фигура. Ария, облаченная в довольно вызывающий наряд, сделала шаг вперед. Внешне девушка пыталась выглядеть уверенно, однако румянец на ее лице и какие-то неестественные движения выдавали ее напряжение. Дверь за спиной закрылась, окончательно погружая комнату во мрак. Лишь спустя какое-то время глаза Арии смогли привыкнуть к темноте, а она сама набралась храбрости для того, чтобы продолжить.

Плавно подойдя к постели Алариса, она задумчиво взглянула на нее и неожиданно для себя осознала, что никого на этой постели не было. Будто пытаясь убедиться в этом, Ария повалилась на кровать и начала нащупывать ее рукой в темноте. Осознав, что здесь и правда никого не было, девушка изумленно замерла. Кровать была расправлена, что говорило о том, что Аларис еще недавно был здесь. Оставалось два варианта. Либо он был в этой комнате, либо он как-то умудрился сбежать. Повернув голову к окну, девушка заметила приоткрытые занавески, которые колыхались от каждого дуновения ветра, пропуская прохладу севера в комнату. Ария изумленно отклонилась в сторону, пытаясь осознать, что происходило, и неожиданно для себя нащупала какой-то листок в темноте. Схватившись за него, как за последнюю игровую карту, девушка быстро подбежала к окну и раскрыла занавески.

На небе сияла полная луна, позволяя при своем блеклом, еле уловимом свете, разглядеть хотя бы какие-то очертания букв. Увидев их, Ария прочитала довольно короткое, но намеренно выведенное пером несколько раз сообщение: «Не простудись».

Девушка изумленно расширила глаза. Посмотрев на свой внешний вид, а следом и ощутив холод, ласкающий кожу до мурашек, Ария начала громко и грозно кричать:

— Ты издеваешься?!

Несколькими минутами ранее, когда Аларис выскочил из окна и приземлился на мягкую траву, из открытого окна первого этажа ему руку протянула Джози. Маленькая девочка-горничная с торчащими в разные стороны хвостиками коварно улыбнулась.

— Что, господин, от судьбы бежите?

— Бегу — это сильно сказано. — Аларис усмехнулся и, схватившись за руку, но не опираясь на нее, он уперся другой рукой на подоконник и быстро забрался на него. Следом парень спрыгнул на пол, завершая свое обратное проникновение в собственный дом. — Скорее просто не позволяю ей повернуться ко мне спиной.

— Вы хотели сказать задом?

— Джози, — Аларис укоризненно посмотрел на девочку, — подбирай выражения. Судьба может поворачиваться только спиной. Когда ты говоришь про ее зад, она показывает его тебе во всех ракурсах.

— Учту на будущее.

Аларис осмотрелся. Комната, в которой он находился, была чем-то на подобии библиотеки-читального зала. Конечно, в особняке имелась другая, более обширная библиотека, однако это место было предназначено для отдыха от каких-либо крупных сборищ или нежеланных гостей.

— И что, — Джози сощурившись посмотрела на своего господина, даже не пытаясь скрыть лукавую улыбку, — вы собираетесь прятаться от нее все то время, пока она будет тут?

— Ночью — возможно, днем — нет. К сожалению, Ария довольно прыткая девушка. Даже если изначально она чего-то не хотела, но у нее все же это не получилось, потом она намеренно будет делать это. Так что прятаться от нее двадцать четыре часа в сутки бесполезно.

Джози прикрыла свои губы рукой, пытаясь сдержать смех. Сейчас эта девочка была облачена в свою обычную черно-белую форму, однако фартука на ее черном платье видно не было. Лишь манжеты и воротник, имевшие белый оттенок, выделялись на фоне плотной черной ткани.

— Вы так тонко намекаете на то, что каждую ночь будете шнырять по комнатам особняка и скрываться от нее?

— Я надеюсь на твою помощь.

Неожиданно в коридоре прозвучал топот бегущих ног и каких-то криков. Джози и Аларис перевели свои взгляды на дверь, в замке которой виднелся ключ. Ручка двери начала судорожно дергаться, однако ключ, стоявший на покое чести благородного господина все никак не поддавался.

— Открывайте! — прозвучал крик Арии за дверью. — Я знаю, что он здесь! Он мог спуститься только в эту комнату!

— Госпожа Ария! — прозвучал второй крик, видимо, принадлежавший личной горничной Арии. — Нельзя же в таком виде по особняку. Нужно хотя бы откинуть.

Прозвучал грохот. Не просто замок, в этот раз сама деревянная дверь начала содрогаться, будто бы по ту сторону ее пытался бить какой-то буйный пьяный мужчина.

— Открывай немедленно!

— Госпожа Ария!

От подобного поведения Джози шокировано округлила глаза. Картину, которая сейчас разворачивалась по ту сторону двери, нужно было еще видеть, однако и фантазия и без этого вырисовывала все довольно четко.

— Она ее там с ноги выбить пытается?

Джози обернулась к своему господину, замечая его исчезновение. Аларис стоял возле дальнего шкафа комнаты. Схватившись за корешок одной из книг, парень наклонил его и открыл потайной проход, ведущий в катакомбы, расположенные под особняком, но еще до конца не достроенные.

— Ну, я пошел.

— Погодите, — Джози повернулась всем телом к Аларису, — господин, так вы из-за нее приказали построить катакомбы под особняком?

Аларис коварно улыбнулся. Конечно, это не было единственной причиной, однако то, что подобные мотивы у него были, отрицать он не стал.

— Как хорошо, что я это сделал.

Джози улыбнулась. Покачав головой, девочка уперла руки в бока.

— Вот же… И что мне теперь делать?

Пожав плечами, Аларис спустился вниз. Следом за ним дверь в катакомбы через какое-то время захлопнулась, а Джози так и осталась одна. Обернувшись к трясущейся от ударов двери, девочка улыбнулась еще шире.

Таким образом Ария и ее слуги носились всю ночь по особняку в поисках Алариса, в то время, как сам парень спокойно спал в спальне, обустроенной под особняком.

***

Наступило утро. Недовольно нахмурившись, Ария сидела за обеденным столом в столовой. Помимо нее в этом месте также находилась ее прислуга и Хайроллер, расставлявшая на столе свежеприготовленную еду.

Следя за каждым движением горничной, Ария недовольно хмурилась. Хайроллер чувствовала на себе этот взор и начинала закипать где-то внутри, однако внешне она проявляла полное спокойствие.

— Прошлой ночью, — начала Ария, не открывая своего взгляда от Хайроллер и тем самым заставляя ее поднять взор, — я не столкнулась ни с одной горничной. Где вы все были?

— Прошу прощения, — Хайроллер опустила поднос в своих руках, невинно улыбаясь, — но слуги живут в другой части особняка.

Отмазка звучала правдоподобно. Численность слуг в особняке действительно была не велика, но при этом само здание можно было назвать огромным. Если бы не его состояние, которое еще нужно было приводить в порядок, тогда это место можно было бы назвать роскошным.

Ария промолчала, будто принимая для себя это оправдание. Цокнув, девушка выпрямилась.

— Где Аларис?

— Господин обычно завтракает у себя.

— У себя, — брови Арии задумчиво приподнялись, — это где? В спальне?

— Все верно.

— Тогда, где его спальня? — Казалось, будто голос девушки становился все настойчивее. — Я ночевала в его комнате и могу точно сказать, что его там не было.

— Дело в том…

— Где он был?! — перебила Ария, ударяя руками по столу. — Где находится его спальня?

Хайроллер сначала промолчала, будто пытаясь набраться сил для того, чтобы ответить как можно расслабленнее. Улыбаясь, девушка произнесла:

— Прошу прощения, госпожа Ария, но у нашего господина довольно необычный сон. Периодически он переходит с одного места на другое.

— Хочешь сказать, — Ария недоверчиво что он лунатик?

— Все вено.

— О, так он из окон выпрыгивает во время лунатизма? Тогда почему же вы не караулите его в спальне?

— Простите, я не понимаю о чем вы.

— Когда я пришла в его комнату ночью, — заговорила Ария, — его постель была расправлена, а еще она была теплой! Это говорит о том, что он ушел незадолго до моего прибытия в комнату, и выйти он через дверь не мог!

Хайроллер слегка приподняла голову, с блеском в глазах смотря на Арию. В голове ее пронеслась мысль:

«Посмотрите какая догадливая».

— Госпожа Ария, — голос Хайроллер прозвучал как-то загадочно и даже зловеще, — позвольте задать встречный вопрос: зачем вы пришли ночью в комнату моего господина?

— Какое нахальство! — громко вскрикнула Сибил. Девушка с пышной черной косой взмахнула рукой, будто намеренно привлекая к себе внимание. — Не забывай свое место! Горничная не имеет права спрашивать у господ причины их действий.

— Допустим, — неожиданно спокойно заговорила Ария, — что он все-таки лунатик. Где он сейчас?

Хайроллер почтительно наклонила голову, тем самым скрывая свою усмешку. Девушка спокойно произнесла:

— Не могу сказать точно. Возможно, он в своем кабинете.

— Отлично. — Ария быстро отодвинула стул и поднялась из-за стола. Указав на несколько блюд рукой, девушка кивнула своей горничной. — Сибил, возьми еду.

Горничная подчинилась. Обернувшись следом за госпожой, она направилась вместе с ней прочь из столовой. В то же время, Хайроллер, оставшаяся в одиночестве, устало произнесла: «Прошу прощения, господин, я сделала все, что было в моих силах».

Кабинет Алариса нашелся довольно быстро. Сибил, уже изучившая все строение особняка, без труда привела свою госпожу в нужное место. Без стука и ожидания распахнув дверь, Ария прошла в рабочий кабинет. Как и предполагалось, за письменным столом сидел Аларис, а неподалеку от него стояла Квин. Горничная в необычайно короткой юбке сразу же привлекла внимание Арии.

«Кажется, теперь я понимаю почему я его не интересую. Зачем ему обращать внимание на свою невесту, когда рядом с ним вертится длинноногий эльф?»

Недовольно цокнув, девушка выхватила поднос из рук своей горничной и широкими шагами прошла в комнату. Подойдя к столу Алариса, она холодно взглянула на него. Парень, как обычно, улыбался и уже собирался открыть рот для приветствия, как неожиданно Ария поставила прямо на бумаги, лежавшие перед Аларисом, поднос с едой. Следом девушка забралась на стол и с необычной самоуверенностью посмотрела в глаза парня.

— Позавтракаем?

— Вообще-то я уже поел. — Парень поставил локти на стол и, соединив ладони, скрестил пальцы в замок. — Ария, ты что-то хотела?

— Тебя.

Наступила неловкая пауза. Аларис просто не совсем понимал, как на это должен был реагировать. Поднявшись из-за стола, он спокойно произнес:

— Прости, у меня на это нет времени.

Аларис обошел свой стол, а Ария развернулась следом за ним. Фигура парня, заметно изменившегося за последние годы, начала удаляться.

— На это, — закричала Ария вслед, — это на что?

— На твои заигрывания.

— Да, ты издеваешься!

Аларис остановился. Обернувшись полубоком, парень приподнял руку и свел вместе большой и указательный пальцы.

— Только если чуть-чуть.

Девушка осталась сидеть на столе в недоумении, в то время, как Аларис покинул комнату. Оказавшись в коридоре, он увидел идущую к нему на встречу Хайроллер. Горничная почтительно поклонилась при виде своего господина.

— Хайроллер, — произнес Аларис, проходя мимо нее, — позови Эйс. Я хочу потренироваться.

— Как прикажете.

***

Вайлет и Сплит медленно шли по первому этажу особняка. После обязательной уборки на кухне, которая в последнее время поручалась именно им, девушки направились выполнять свои дальнейшие поручения. Проходя мимо окон, Вайлет заметила мужскую фигуру, находившуюся по ту сторону окна.

Аларис стоял в положении планка, упираясь каменную поверхность лишь одной рукой, а другую удерживая за спиной. Его накаченное телосложение, как и капельки пота, стекавшие по телу, вызывали странное, чарующее чувство. Тело парня было покрыто шрамами на руках и спине, однако несмотря на это фигура смотрелась привлекательно. Вайлет замерла, смотря на Алариса с нескрываемым восторгом.

— Что, — с коварной улыбкой на губах произнесла Сплит, — налюбовалась?

Вайлет пришла в себя. Повернув голову к напарнице, она виновато сомкнула брови и начала подбирать слова для оправдания, как неожиданно ее прервал голос самой Сплит:

— Не переживай, я прекрасно тебя понимаю. Как и все горничные в этом доме. Господин для нас как ценное сокровище. Дорогое, желанное, но неприкасаемое.

— А почему неприкасаемое?

— Все благодаря Королю трефов. Кинга не подпустит никого к господину, пока он сам того не пожелает. Никаких интрижек без его собственной воли — таково правило.

Вайлет вновь посмотрела на Алариса. Рядом с ним в этот момент находилась Эйс, составлявшая компанию на всех тренировках. Смотря на нее по другую сторону окна, Вайлет даже ощутила толику завести.

— И часто он так тренируется?

Сплит несколько раз довольно хмыкнула. Приподняв вверх указательный палец, девушка гордо заговорила:

— Обеденные прогулки являются обязательной частью дня для любого аристократа, однако наш господин четыре раза в неделю заменяет прогулки на тренировки.

— Ему это нравится?

— Честно говоря, — Сплит пожала плечами, — думаю, гулять и тренироваться ему нравится примерно одинаково. Проблема в нехватке времени и необходимости держать форму.

— Но если у него есть «Дублет», тогда зачем ему…

— Ты забыла? — резко перебила Сплит, серьезно смотря в глаза Вайлет. — Он как-никак герой войны. Если сейчас вновь разразится война, на фронт отправят его, а не нас.

Вайлет замолчала. Слова Сплит звучали разумно, а потому и оспаривать их смысла не было.

— Тогда почему он не занимается на дальней площадке, где тренируемся мы?

— Потому что это далеко, видимо. — Сплит неуверенно пожала плечами и плавно обернулась. Сделала она это не случайно. В тот же коридор, в котором находились девушки, из-за угла свернула Ария в сопровождении своей горничной и Хайроллер. Сплит встала полубоком, подавая своими действиями пример Вайлет, и продолжила чуть тише. — Вообще он в это время не тренируется. Кажется, он сегодня слишком вымотался и решил спустить напряжение.

Ария медленно приближалась. Ни капельки не обращая внимания на людей вокруг себя, девушка остановилась возле окна и посмотрела на улицу. Фигура Алариса и ее не оставила равнодушной. Все эти шрамы в сочетании с его накаченным телосложением показались отметинами недавно минувшей войны, что вызвало какое-то смятение и легкую долю восхищения.

Сохраняя хладнокровие, девушка отвернулась от окна и пошла дальше. Стоило ей пройти мимо группы горничных, выстроившихся возле окна, как Вайлет на мгновение подняла на нее свой взор. Длинные иссиня-черные волосы Арии, привлекательные черты ее лица и прекрасная женственная фигура вызвали восторг.

«И все-таки она очень красивая».

Неожиданно Вайлет заметила на себе чей-то взор. Переведя взгляд на Сибил, сопровождавшую Арию, девушка встретилась с ней взором. Горничная лишь нахмурилась и молча прошла мимо. Ария и ее сопровождающие отдалились.

— Какая подозрительная горничная, — тихо и как-то недоверчиво произнесла Вайлет.

— Ты тоже заметила? — спросила Сплит.

— Заметила что? — Вайлет с удивлением посмотрела на напарницу.

— То, что именно слуги манипулируют поведением госпожи Арии.

10. Недовольная горничная

Громогласный мужской хохот разнесся по всей таверне. Заведение, битком наполненное людьми, казалось маленьким и каким-то некомфортным. Море выпивки, ругательства и духота помещения вызывали максимальное отвращение у тех, кто заглядывал в это слишком шумное место чисто из интереса.

Молодая девушка с кудрявыми волосами цвета пшеницы плавно проскальзывала между рядов с круглыми столиками, за которыми сидели самые разнообразные компании. Девушка эта, как и все работники данного заведения, носила коричневую юбку в пол и белую водолазку с воланами и глубоким овальным вырезом. В своих руках она несла поднос с выпивкой, высоко приподнимая его над своей головой, дабы ни один гость не смог случайно задеть поднос и перевернуть его содержимое.

Один из гостей за столиком начал резко подниматься и разворачиваться. Он развернулся прямо перед официанткой, ударяясь лицом о ее плечо и как-то машинально падая обратно на скамью. Казалось бы, от столкновения массивного мужчины и хрупкой девушки потерять равновесие должна была явно девушка, однако юная особа по какой-то причине не сдвинулась и на миллиметр.

Приложив руку к носу, мужчина приподнял свой взгляд и посмотрел на официантку. Девушка тут же повернулась лицом к потерпевшему и с виноватой улыбкой склонилась к нему. Рука с подносом оказалась отведена в сторону, а пышная грудь, так и намеревавшаяся вылезти из-за линии декольте, оказалась выпячена вперед.

— Прошу прощения, — тонким голоском пролепетала девушка. На ее вытянутом лице со слегка пухлыми щеками и губами появилось выражение сожаления. Пшеничные волосы девушки, сплетенные в два хвоста, лежали на женских плечах и свисали к груди. Стоило девушке еще наклониться, как ее длинные хвосты до поясницы тут же потянулись к полу. — Я была так не аккуратна. Даже не заметила, что вы захотели встать. Я здесь новенькая, простите мою неопытность.

Мужчина удивленно замер. Убрав руку от своего носа, получившего наибольшую дозу боли, он сначала посмотрел на женскую грудь, а уже только потом в глаза девушки. На его губах мигом всплыла ехидная улыбочка.

— Так и быть, в этот раз прощаю!

Друзья этого мужчины, сидевшие за тем же столом, также начали насмешливо улыбаться. Уж они-то понимали почему их друг так легко простил новенькую официантку.

Девушка выпрямилась, будто не замечая насмешливых взглядов, направленных в ее сторону. Махнув рукой на прощание, она уверенно направилась вперед.

— Этот новый лорд меня раздражает! — прозвучал громогласный мужской крик. Вскочив на ноги, незнакомец резко выпрямился. — Выкупил он нас? Еще чего! Он поработил, он же и выкупил!

— Согласен, — ответил второй мужчина, лицо которого было скрыто под толстым слоем бороды. — Нам теперь ему еще и выплачивать долг? Еще чего. Я ни копейки не собираюсь ему возвращать.

— А вы, — прозвучал какой-то протяжной, насмешливый голос, — с такими рассуждениями не боитесь возмездия нового лорда?

Мужчина, щеки которого были залиты ярко-красным цветом от выпитого алкоголя, практически лежал на столе, не выпуская из рук кружку с пивом. Стоило ему открыть рот, как взгляды товарищей переместились на него. Мужчина, вскочивший из-за стола, самодовольно ответил:

— Он всего лишь мальчишка. Я слышал, что у него даже своего ордена нет.

— Верно, — подтвердил довольно второй, — он даже титул получил только после того, как в войне поучаствовал. Скорее всего даже его слава была подделана.

Пьяный мужчина промолчал первые несколько секунд, а затем, устало зевнув, ответил:

— А вот здесь вынужден согласиться.

В то же время новоявленная официантка внимательно прислушивалась ко всем этим разговорам. Быстро и довольно аккуратно расставляя по столам справа и слева от себя деревянные кружки с пивом, она дошла до самого конца ряда и быстро свернула влево. Перед глазами появилась дверь, ведущая в подсобное помещение.

Опустив поднос, официантка подошла к двери, приоткрыла ее, и быстро покинула зал. По длинному коридору, тянувшемуся вперед, она прошла мимо кухни и вышла к лестнице, ведущей на второй этаж.

— Выглядишь довольно пугающе, Раш, — прозвучал женский голос где-то со второго этажа.

Подойдя к основанию лестницы, официантка остановилась. Взгляд ее оказался направлен на верхние ступени, на которых сидела загадочная девушка с ярко-красными глазами. На скулах этой незнакомки были видны линии, напоминавшие чешуйки. Ее черные волосы были собраны в конский хвост, челка ровно уложена, а глаза намеренно подведены черной линией на нижнем веке.

При виде своей знакомой и, даже в каком-то смысле коллеги, официантка недовольно нахмурилась. В глазах ее была видна ненависть, но вызвана она была отнюдь не появившейся знакомой.

— Они все меня так бесят. — Девушка раздраженно цокнула. — Я уже веду список отморозков, которых убью первыми, когда господин все же решит избавиться от всех неверных.

Темноволосая девушка, относившаяся к драконьей расе, начала довольно улыбаться. Из этой ее улыбки появились острые клыки.

— Можешь сжечь свой список. Господин будет против массового истребления человеческой популяции.

Официантка вновь цокнула и недовольно произнесла: «Ошибаешься, Стей. И вовсе не вся популяция. Членов «Дублета» и нашего господина я трогать не стану».

Девушки переглянулись и отчего-то заулыбались. Они работали вместе уже довольно долгое время, а потому легко понимали мысли друг друга.

— Так, — заговорила девушка-дракон, — какие мысли у народа по поводу сложившейся ситуации?

— Отрицательные, — резко отрезала Раш. — Они даже принимать нашего господина за лорда не хотят. Выплачивать долг большинство также не собирается.

— Ну, — Стей уперла руки за спину и устало откинулась назад, — выбора у них все равно нет. Господину будет даже лучше, если они будут отказываться выплачивать поначалу. Тогда он хотя бы сможет провести профилактику с чистой душой.

— А что насчет твоей миссии? — спросила Раш. — Что приказал Джокер твоей группе?

— Начать подбор новых членов отряда.

— Что? — Раш удивленно расширила глаза. Дракониха лишь улыбнулась. Склонив голову, она самодовольно произнесла: «Моей команде поручили начать отбор новой прислуги для нашего дома».

Раш задумчиво приложила руку к подбородку. Весь отряд тайных шпионов «Дублета» был разделен на разные группы и размещен в абсолютно разных местах для выполнения разных задач. Для хорошей работы их отряда требовалась регулярная коммуникация, а потому среди шпионов были те, кто базировался в определенных точках, и те, кто носился между точками и постоянно передавал информацию. Именно поэтому Раш, как человек на базе, не могла знать всего происходящего, а вот Стей, как перебежчик, знала все.

— В нашем отряде уже нет свободных мест, — задумчиво произнесла Раш, — значит… Новая колода?

— Абсолютно верно! — радостно произнесла вторая девушка.

Раш улыбнулась. Мысль о прибавлении товарищей, как и уменьшении рабочей нагрузки, не могла не радовать ее.

— Отлично.

— Кстати говоря, — произнесла Стей, задумчиво прикладывая указательный палец к своим губам, — ты напомнила мне о том, что леди семейства Вандрен приехала в особняк пару дней назад.

— Это мне уже доложили, — Раш зловеще улыбнулась, — и потому я даже рада, что сейчас не нахожусь там.

***

— Сегодня ты будешь работать вместе со мной, — произнесла Кинга, оборачиваясь лицом к своей новой подопечной. Вайлет стояла перед девушкой в легком волнении. В присутствии Кинги воздух будто становился тяжелее.

Поклонившись, Вайлет попыталась как можно спокойнее произнести: «Позаботьтесь обо мне».

Кинга осмотрела Вайлет сверху вниз. Ее поза поклона была чуть глубже, чем обычно, что наконец-то соответствовало поклону горничной. Вплоть до этого момента Вайлет периодически забывалась и кланялась либо слишком быстро, либо недостаточно низко.

— Начнем с осмотра особняка. — Кинга плавно развернулась. Устремив свой взгляд куда-то вдаль прямого коридора, она уверенно направилась вперед. Следом за ней спешно пошла и Вайлет. — Затем, — продолжила Кинга, — распределим обязанности между горничными на сегодня. После исполнения всех рутинных обязательств я пойду к господину, а ты присоединишься к Анте.

— Разве, — Вайлет удивленно наклонила голову, — мы не должны работать вместе весь день?

Кинга промолчала первые несколько минут. Не останавливаясь ни на секунду, девушка, будто поразмыслив над лаконичным ответом, произнесла:

— Тебя не подпустят к господину до тех пор, пока ты не привыкнешь к здешним условиям и не научишься работать.

Вайлет ничего не сказала. Она и сама понимала, что ее навыки сервировки, проведения чаепитий и даже самого простого одевания господ были действительно плохи. Именно поэтому она и не стала ничего отвечать.

Между тем, Вайлет обратила все свое внимание на Кингу. Тонкая женская фигура, скрываемая под невероятно длинным платьем, юбка которого останавливалась буквально в паре сантиметров над полом, выглядела довольно привлекательно. Черные гладкие волосы Кинги сегодня были сплетены в косу, переброшенную через плечо, и эта коса делала ее образ намного женственнее. Вайлет была просто заворожена внешностью этой горничной, и искренне не понимала почему такая девушка была именно горничной, а не благородной дамой или кем-либо еще с высоким статусом.

Навстречу девушкам в коридор вышла Квин с подносом в руках. При виде Кинги и Вайлет северный эльф довольно заулыбался.

— Так сегодня очередь Кинги присматривать за тобой? — Квин подошла ближе и остановилась прямо напротив девушек, заставляя остановиться и их.

— Присматривать? — переспросила Вайлет. — Я не собираюсь сбегать.

Взгляды Кинги и Квин обратились к Вайлет. Обе девушки посмотрели на нее с полным спокойствием.

— Дело не в этом, — произнесла уверенно Квин, — просто пока в доме Ария тебе не стоит быть одной. Ты еще не знаешь как стоит вести себя рядом с ней.

Кинга обратила свой строгий взор на Квин и укоризненно произнесла: «Госпожа Ария или же госпожа Вандрен».

— Точно-точно. — Квин довольно заулыбалась, но исправляться не стала.

— И еще, — Кинга опустила свой взор, смотря на длинные женские ноги, торчащие из-под короткой черной юбки, — сколько раз говорила увеличить длину платья? Хотя бы на момент пребывания госпожи Вандрен в особняке.

— Да-да… — Квин тяжело вздохнула. — Просто мне не удобно в длинных юбках. К тому же, длинна твоего платья для меня смотрится также дико, как и длинна моего для тебя.

Вайлет перевела взгляд сначала на юбку Квин, а следом и на юбку Кинги. Казалось, будто эти двое соперничали в двух разных номинациях: одна в номинации самой короткой юбки, а другая в номинации самой длинной.

Поправив очки, Кинга спокойно произнесла: «Мне нравятся длинные юбки. Они намного удобнее».

— Да? — Квин усмехнулась. — Они нравятся тебе только потому, что под длинными юбками можно много чего спрятать.

— Не понимаю о чем ты.

Квин широко и как-то загадочно улыбнулась. Слегка присев, девушка внезапно вцепилась руками за юбку Кинги и резко подняла ее. Подол пышного черного платья вспорхнул вверх, открываю вид на подтянутые женские ноги, частично скрытые под кружевными черными чулками, но удивительно было другое. Поверх чулков виднелись ремни с небольшими кармашками, в которых сплошь и рядом были спрятаны острые тонкие лезвия, колбочки со странными жидкостями, шприцы и даже веревка.

Вайлет удивленно расширила глаза, а Кинга тем временем быстро и весьма спокойно ударила ладонями по своей черной юбке, заставляя ее опуститься и принять прежнее положение. Вайлет поражалась, Кинга молчала, а Квин довольно улыбалась.

— Что-то ты сегодня не много прихватила, — произнесла Квин насмешливо.

Повернув голову в сторону эльфа, Король трефов укоризненно посмотрел на него. Одним движением руки она быстро схватила Квин за ее длинное аккуратное ушко и притянула к себе. Эльф запищал от боли.

— Кажется, — произнесла Кинга настолько низким и хладнокровным голосом, что даже Квин замолчала от ужаса, — одному отмороженному эльфу теперь причитается уборка в подвале.

— Что? — Квин резко отстранилась и, схватившись за больное ухо, сделала несколько шагов назад. — Там же горы хлама и тараканов!

— Ничего, ты справишься.

— Но тараканы! — Эльф возмущенно топнул ногой, но строгий взгляд Кинги заставил его тут же прекратить любые дурачества.

— Марш.

Квин недовольно застонала, но тем не менее развернулась и направилась в сторону лестницы, ведущей в подвал. Вайлет наблюдала за этим с изумлением потому что ей казалось, что этот фривольный эльф никого и никогда не станет слушаться, однако приказы Кинги, пусть и через стоны, но она выполняла все равно. Вайлет перевела задумчивый взор на Кингу.

«Несмотря ни на что все в этом доме слушаются ее. Вот это влияние».

— Идем, — спокойно произнесла Кинга и уверенно направилась дальше. Вайлет пошла следом за горничной, задумчиво поглядывая на нее. В голове всплыли слова Анте о связи господина и Кинги. Из-за интереса, возникшего после этих слов, девушка все же не удержалась и спросила:

— Прошу прощения, Кинга, меня уже давно интересует одна вещь…

— Говори.

— Я слышала, что господина принудили отправиться на войну. Вроде бы это было одним из условий получения желаемого…

Кинга остановилась. Тяжело вздохнув, она обернулась к девушке.

— И ты хочешь узнать что было для него желаемым?

Вайлет начала уверенно кивать головой, что вызвало на лице Кинги еще большее недовольство.

— И ты явно догадываешься о чем-то, если спрашиваешь именно меня. — Кинга перевела свой взор к окну, по другую сторону которого виднелся цветочный сад, а в нем группа горничных, подрезавших стебли разросшихся растений. — В этом доме нет человека, не имеющего свою печальную историю. Запомни это, Вайлет, и больше не спрашивай никого о прошлом.

Вайлет приоткрыла губы, будто собираясь что-то ответить, но в итоге не сказала ничего. Она просто вспомнила, как Анте говорила ей что-то похожее, а потому даже ощутила вину, ведь это предупреждение выносилось ей уже второй раз.

— Прошу простить. — Вайлет поклонилась, заставляя Кингу вновь вернуть к себе взгляд. Горничная в очках задумчиво осмотрела юную, еще неопытную девушку. Золотистые солнечные лучи проникали в коридор через решетчатое окно, падая как на лицо Кинги, так и на склонившуюся фигуру Вайлет.

— Думаю, — произнесла Кинга, — мне все же стоит рассказать тебе основную причину, по которой наш господин вмешался в ход войны.

Вайлет приподняла голову, смотря на Кингу. В закатных лучах солнца ее бледная кожа, как и привлекательное лицо, вызывали восхищение.

— Условие, которое поставили Аларису для получения желаемого — это полная победа на войне. А само его желание — это попытка спасти мою жизнь.

11. Терпеливая горничная / История Кинги

«Я родилась в семье прислуги. Поколение за поколением моя семья отдавала все свои силы ради поддержки семьи Хирриган, и потому я, как очередной потомок, была обязана отдать всю свою жизнь во благо молодого господина».

— Аббигэйл! — прозвучал громкий мальчишечий крик из кареты. Услышав этот звонкий недовольный голос, пятнадцатилетняя девушка в форме горничной, ехавшая на лошади вместе с одним из рыцарей, вздрогнула. Она взволнованно повернула голову на этот зов, взглядом упираясь в приоткрытое окно кареты, из которого выглядывал мальчик на вид тринадцатилетнего возраста. Этот мальчик, имевший от природы светлые кудрявые волосы, являвшиеся отличительной чертой всей семьи Хирриган, усмехнулся. — Аббигэйл, когда я вижу тебя на лошади, мне становится скучно. Слезай с нее и иди пешком.

Темноволосая девушка в очках удивленно приподняла брови, но в ответ так ничего не произнесла. Лишь приподняв голову, она встретилась взглядом с рыцарем, который любезно согласился подвезти ее на лошади, и кивнула ему в ответ. Мужчина потянул поводья и слегка ударил по кобыле, заставляя ее остановиться. Быстро соскочив с лошади, он протянул руки к девушке и помог ей слезть. Вместе с этой парочкой остановился и весь экипаж, состоявший из нескольких карет и целой группы рыцарей.

— Бруно, — прозвучал укоризненный женский голос из той же кареты. Женщина с плотно стянутыми в шишку светлыми волосами сложила веер в своих руках и недовольно посмотрела на своего сына. — Не теряй наше время на какую-то прислугу. Мы уже пятый день едем до поместья Хилдефонсов. Мне не хотелось бы и дальше трястись на этих извилистых дорогах.

Переведя взгляд на свою мать, мальчик недовольно надулся. Вид этой взрослой, будто иссушенной временем, а потому костлявой, женщины его не обрадовал.

— А мне как свою скуку развеивать?

— Просто потерпи. Если тебе поможет пешая прогулка твоей прислуги, пожалуйста, но больше не останавливай экипаж. Понял?

— Понял.

Женщина вновь повернула голову к окну. Взглянув на ближайшего стражника, караулившего карету, она кивнула ему в знак продолжения пути. Осознавший все в миг стражник громко вскрикнул:

— Трогаемся!

Лошади плавно двинулись вперед, а вместе с ними и их господа. Девушка, оставшаяся в итоге на своих двоих, быстро пошла следом за экипажем. Конечно, не она одна шла пешком. Некоторые слуги также шли позади, однако из всех их лишь немногие были знакомы Аббигэйл.

«В семье Хирриган был всего один наследник, как и в моей семье была только я. Это значило, что мне, как потомственному слуге, нужно было всегда находиться рядом с юным господином. Потомственный слуга — не было званием, которое легко было получить. Для него семья должна была минимум на протяжении нескольких поколений служить одному роду, и иметь право на ношение символики семейного герба. Только господин мог даровать этот титул и только после достижения совершеннолетия. Это значило, что для получения титула мне еще предстояло пройти долгий путь».

Аббигэйл начала осматриваться. Тропа, по которой ехал экипаж, пролегала через поле. Вдали уже можно было увидеть особняк, а где-то по правую сторону руки еще один путь, ведущий в город.

Удерживаясь обеими руками за ручку сумки, что была переброшена наискосок через грудь, девушка старалась не замедляться. После продолжительной поездки она и без того чувствовала себя уставшей, но просто не могла признаться в этом. Место, в которое сейчас направлялся экипаж, было особняком герцога Хилдефонса, а цель — дипломатический визит для поддержания отношений.

Семейство Хирриган было всего лишь семейством графов. По сути они являлись вассалами герцога Хилдефонса, а потому почитали его не меньше, чем самого короля. Как было известно самой Аббигэйл, в семье Хилдефонсов было трое детей, один из которых был старше других на четыре года, а другой был старше младшего еще на два года. Именно второй сын семьи Хилдефонс был ровесником наследника семьи Хирриган, благодаря чему возможность налаживания отношений между семьями была высока.

Вскоре добравшись до особняка, экипаж остановился. Графиня вместе со своим сыном быстро, но довольно элегантно покинула карету и повернулась в сторону роскошного особняка, выполненного будто полностью из темно-серого мрамора с черными хаотичными линиями.

У входа в особняк уже стояла группа горничных, выстроенных в два ряда, а также представители семьи Хилдефонс. Аббигэйл, остававшаяся в рядах прислуги, с легким интересом осмотрела семейство Хилдефонс. Герцогиня была совсем молодой девушкой с привлекательными чертами лица, черными прямыми волосами, карими глазами и довольно высоким ростом. Ее муж — герцог Хилдефонс, был еще на две головы выше своей жены. Он был старше герцогини лет на десять, но при этом казался довольно молодым. Непослушные темные волосы, бледная кожа, такой же карий взгляд и мужественные резкие черты лица были отличительной особенностью его внешности. Эта семья с самого начала поражала своей внешностью. Во-первых, потому что внешность герцога и герцогини казалась довольно резкой на фоне внешности жителей восточной империи людей. Обычно люди в этой империи имели русые или же светлые волосы с карими, зелеными или голубыми глазами. В то же время вся семья Хилдефонсов имела невероятно темный оттенок волос и глаз в сочетании с довольно бледной кожей. Во-вторых, потому что вся семья казалась невероятно высокой на фоне нормальных людей. Сыновья своей внешностью и телосложением будто копировали родителей. Самому старшему на момент встречи было пятнадцать, и он уже почти догонял своего отца по росту. Самый младший же, всего одиннадцать лет отроду, казался на фоне этих гигантов совсем еще ребенком.

Неожиданно Аббигэйл ощутила на себе чье-то внимание. Вновь опустив свой взор на младшего сына, девушка встретилась с его взглядом. Этот пронзительный, черный взор, заставил ее испуганно вздрогнуть. Первое чувство, возникшее после такого зрительного контакта, оказалось страхом. Аббигэйл ощутила, как по ее коже прокатилась волна мурашек, а ноги начали стонать от боли и усталости, будто намереваясь подкоситься. Создавалось впечатление будто бы этот ребенок смотрел тебе прямо в душу, и это пугало больше всего. Будто заметив или даже ощутив этот страх, мальчик неожиданно заулыбался и быстро отвел свой взгляд.

Аббигэйл приложила руку к сердцу. Опустив голову, она начала судорожно хватать ртом воздух. Ее шею будто на мгновение сжал кто-то в тески, не давая сделать и глотка воздуха.

«Что это было?».

— Госпожа Хилдефонс, — графиня Хирриган начала довольно улыбаться, подходя ближе к встречающей семье вместе со своим сыном. Женский взгляд моментально приподнялся и переместился на герцога. При виде привлекательного лица этого мужчины щеки графини покраснели. — Господин Хилдефонс, — произнесла женщина смущенно, протягивая свою руку. — Я невероятно рада вас видеть.

Герцогиня лишь усмехнулась. Многозначительно посмотрев на своего мужа, она кивнула ему на протянутую руку.

— Леди Хирриган, — Ланей Хилдефонс резко развернулась, направляясь внутрь поместья, — похоже, очень хочет, чтобы кто-то облабызал ее руку. Не думаю, что это обязательно делать моему мужу. С подобным справиться сможет и слуга. — Горничные с поклоном открыли двери перед своей госпожой, но внезапно она замерла и оглянулась. — Не так ли, дорогой?

Килан Хилдефонс усмехнулся. Закрыв глаза, он будто произнес про себя пару ласковых слов в ответ своей жене.

Графиня Хирриган, услышавшая эти слова, замерла в шоке, как и ее слуги. Аббигейл, все еще стоявшая рядом с экипажем, также замерла в шоке и недоумении. Несмотря на родословную этой семьи, подобное обращение к графской семье все равно казалось невероятно грубым, хотя и у Ланей были причины на то, чтобы сказать нечто подобное. Одной из причиной этого оказались слухи, окружавшие личность распутной графини Хирриган, якобы завлекавшей к себе в покои всех состоятельных мужчин.

— Дорогой, — протянула Ланей, ласково улыбаясь, — не забудь, что ты мне обещал.

— Конечно, дорогая. — Килан повернулся спиной к графине и в тоже время обернулся к своей жене с натянутой улыбкой. — Я всегда держу свое слово.

Ланей, судя по ее виду, оказалась довольна таким ответом. Благодаря ей Килан вспомнил о своем обещании, а обещал он не много не мало: отрубить голову всякой распутной мегере, которая попытается залезть к нему в постель.

— Мальчики, — позвала Ланей, смотря на сыновей, — пойдемте.

Двое детей и один уже что ни наесть юноша направились следом за матерью в дом. Шокированная графиня осталась на своем месте с протянутой рукой.

— Леди Морин, — не оборачиваясь произнес Килан, — мы очень рады вас видеть в нашем доме, но попрошу вас сохранять достаточную дистанцию от меня, моей жены и нашей опочивальни. Вы здесь только по дипломатическим причинам.

Графиня Хирриган вмиг залилась краской. На ее лице появилась такая гримаса ярости и возмущения, какая могла испугать получше любой маски шамана, предназначение которой заключалось в отпугивании духов.

Килан направился вперед, оставляя женщину, ее сына и весь экипаж у дверей. Слуги особняка Хилдефонсов, конечно, начали действовать моментально. Одни быстро приблизились к экипажу и начали его разгружать, другие направились к леди Морин и ее сыну для того, чтобы проводить их.

В любом случае становилось ясно одно: принимающая сторона не была рада видеть в своем доме гостей.

***

— Ты в последнее время сам не свой. — Приложив ладонь ко лбу Алариса, Ланей взволнованно склонилась к нему. Теплая женская рука вызвала мурашки и машинальное закрытие глаз мальчика. — Еще чувствуешь себя нехорошо? Если что-то будет не так, скажи сразу.

Аларис улыбнулся. Эта женщина, пусть и не являвшаяся его настоящей матерью, но зато являвшаяся матерью его нового тела, была невероятно заботлива к членам своей семьи, но в тоже время очень властна по отношению к другим. Именно этот ее разносторонний характер и поражал мальчика.

— Хорошо, матушка.

Ланей улыбнулась. Переместив ладонь на макушку младшего сына, она заботливо потрепала его по волосам.

— И с каких пор ты зовешь меня матушкой?

Аларис открыл глаза и, взглянув на мать, спросил: «Вам не нравится?»

— Напротив. — Женщина вновь улыбнулась. — Раньше ты избегал смотреть на меня и кого-либо еще. Кажется, что после болезни ты стал куда увереннее.

Аларис отвел взгляд в сторону. Грустная улыбка, возникшая на его губах, не смогла бы передать всех смешанных чувств, что он испытывал в этот момент.

«Прошло уже так много лет с моего перерождения, а ты продолжаешь говорить одно и тоже. Все-таки материнское сердце что-то чувствует».

Мать и сын стояли в одном из многочисленных коридоров огромного особняка. Отстранившись от сына, женщина выпрямилась. Будто вспомнив о чем-то неприятном, Ланей недовольно скривила губы.

— И еще постарайся не контактировать с этой Хирриган. Кто знает, может она помимо соблазнением женатых мужчин занимается и соблазнением маленьких мальчиков?

— Матушка, — Аларис иронично заулыбался, — поверьте, я ей ни к чему. У меня же ничего нет.

Лайне укоризненно посмотрела на сына. Один этот ее взор заставил Алариса замолчать.

— Женщины странные создания, Ал. Им нельзя доверять и в общении с ними нельзя руководствоваться логикой.

Мальчишка поднял обе руки вверх и с усмешкой на губах произнес:

— Парировать нечем, вынужден капитулировать.

Неожиданно из-за угла вывернула девушка с длинной черной косой и вытянутыми очками. При виде семейства Хилдефонс она резко остановилась из-за чего поднос в ее руках вздрогнул, а напиток в закрытом чайнике подскочил, издавая хлюпающий звук.

Взгляды Алариса и Лайне переместились на девушку, возраст которой примерно совпадал с возрастом старшего наследника семьи. Сначала взгляд Лайне показался раздраженным, но затем он смягчился. Было ли причиной то, что ее сыновья были примерно одного возраста с этой горничной, или же то, что сама девушка показалась ей довольно испуганной, понять оказалось сложно. В любом случае, стоило Аббигэйл замереть, как Лайне медленно и грациозно начала подбираться к ней.

— А ты у нас… Служанка семьи Хирриган? — Лайне подошла вплотную к девушке, смотря ей прямо в глаза. Аббигэйл сохраняла спокойствие внешне, но внутри вся трепетала. Эта высокая, стройная и довольно дерзкая в ее глазах женщина вызывала тревогу одним своим видом. Самодовольство, возникшее в глазах Лайне при появлении Аббигэйл, это только подтверждало. — Как я понимаю, потомственная. Вряд ли бы они стали нанимать кого-то твоего возраста.

Смотря на Лайне снизу вверх и видя падающую ей на лицо тень, Аббигэйл мысленно сворачивалась в клубок. Этот ласковый голос, подозрительный блеск в глазах и загадочная улыбка на губах действительно пугали.

— Матушка, — прозвучал голос мальчика из-за спины Лайне, — не стоит запугивать ее еще больше.

— Я запугиваю? — Обернувшись, женщина удивленно посмотрела на сына. Блеск в глазах, как и пугающая интонация, сразу пропали. Она будто стала другим человеком.

— Да, матушка. — Аларис иронично улыбнулся. — Только наши домочадцы могут воспринимать все ваши действия правильно. Для людей посторонних вы порой выглядите как хищный зверь.

— Хищный зверь? — Брови Лайне приподнялись. Задумавшись над словами сына, женщина усмехнулась. Она вновь повернулась спиной к Аларису и направилась куда-то вперед. — Пожалуй, мне нравится это сравнение.

Хозяйка дома ушла, оставляя Алариса наедине с Аббигэйл. Будто придя в себя, девушка резко повернулась боком и отошла к стене, склонив голову.

— Не переживай ты так, — заботливо произнес Аларис. — Ты ведь потерялась? Давай провожу.

Аббигэйл удивленно расширила глаза. Резко выпрямившись, она подняла голову и посмотрела на мальчика, который был младше ее на четыре года, а ее господина на два, но при этом вел себя взрослее их обоих. Хотя больше всего в этой ситуации Аббигэйл волновало не это. Ей просто не хотелось оставаться наедине с Аларисом, а потому его предложение проводить не звучало заманчивым.

Аббигэйл замялась. Опустив взгляд, она нерешительно произнесла:

— Н-не стоит.

— Брось. Мне как раз в одну с тобой сторону. — Повернувшись спиной к Аббигэйл, Аларис решительно направился вперед. Создавалось впечатление, будто он даже не собирался ее слушать, и частично это было правдой.

Пока пара шла, Аларис молчал. Аббигэйл была поражена тем, что он решил проводить ее, но еще больше была поражена тем, что он не пользовался этим моментом для того, чтобы добыть из нее какую-то информацию. Именно то, что он не задавал вопросов, ее и смущало.

— Почему? — спросила Аббигэйл, все же не выдержав тишины.

— Ты ведь не хочешь, чтобы я с тобой разговаривал? — ответил Аларис моментально, будто бы читая мысли. — Я не стану принуждать тебя.

— А… — Аббигэйл запнулась на полуслове. Она даже не могла сформулировать свою фразу. — Как ты?

Аларис усмехнулся. Свернув за угол, он также медленно и уверенно направился дальше.

— Посмотрел тебе в глаза. Как правило, люди, которые дрожат от страха при виде твоего лица, не очень хотят с тобой разговаривать.

Аббигэйл прикусила нижнюю губу. Склонив голову, она расстроено произнесла:

— Прошу прощения.

— Ничего страшного. — Аларис остановился и, обернувшись, добродушно улыбнулся. — Ты в этом не виновата.

Аббигэйл изумленно расширила глаза. Сейчас этот мальчик не казался ей пугающим, напротив, он казался добрым и честным.

— Вы… Слишком добры к простой горничной.

— Ты так думаешь? — Аларис улыбнулся еще шире. — Ну, возможно, ты и права.

Аббигэйл не ответила ничего, но эта добрая открытая улыбка запала ей в сердце. Подобное отношение дворянина к слуге казалось необычным, и даже каким-то трогательным для того, кто вообще не ощущал к себе человеческого отношения от хозяев.

«И почему я тогда его так испугалась?»

Вскоре Аббигэйл оказалась напротив нужной двери, а Аларис направился куда-то дальше по коридору. Мальчик не попрощался, но пожелал удачи.

Посмотрев на двери перед собой, Аббигэйл сглотнула. Она уже собиралась постучать, как дверь приоткрылась и из комнаты вышел слуга. Этот же слуга придержал дверь для девочки и быстро направился выполнять поручение.

— Эта семейка, да, что они себе позволяют?! — Морин Хирриган взмахнула рукой, скидывая со стола все, что на нем было. Крик ее был слышен на всю комнату и даже коридор. — Еще и эта стерва! Как она смеет?!

— Матушка, — позвал ее сын взволнованно, — помните о причине нашего прибытия. Отец будет не в восторге, если мы все испортим.

— Отец будет не в восторге? — раздраженно повторила женщина, обращая свой взгляд на мальчика. — Ты вечно встаешь на его сторону, а о моих чувствах даже не задумываешься!

Бруно глубоко вздохнул. Эта ситуация раздражала и его, но он понимал, что отношение Хилдефонсов было вызвано слухами, которые в свою очередь были вызваны поведением его матери.

Внезапно взгляд графини Морин переместился на девочку, остановившуюся на пороге с подносом в руках. Женские брови нахмурились, а сама она закричала: «Чего ты там стоишь? Подай уже чай!»

Слуга, также находившийся в комнате, подошел к девочке и уже было хотел забрать из ее рук поднос с посудой, как неожиданно увидел жест руки, показываемый его госпожой. Графиня Хирриган сурово произнесла: «Нет, пусть это сделает она».

Слуга отошел, Аббигэйл повиновалась, а графиня села обратно на мягкий диван. Устало вздохнув, она уже спокойнее произнесла:

— Даже пить не буду то, что приготовят местные отбросы. Еще чего. Теперь это дело принципа.

Аббигэйл плавно подошла к столу, расставила на нем посуду в соответствии со стандартами и аккуратно разлила чай по двум чашкам. Стоило ей сделать это и отстраниться, как графиня тут же потянула руки к своей чашке. В комнате наконец-то воцарилась тишина, но продолжалась она не долго.

Поднеся чай к своим губам, женщина неожиданно остановилась. Она резко отвела чашку от своего лица и посмотрела на ее содержимое. В фарфоровой чашке с прекрасными цветами был налит черный чай, приятно отдававший ароматом трав. Казалось бы, что могло пойти не так? И все же кое-что было.

Переведя взгляд на девушку, графиня Морин произнесла: «Ну-ка подойди».

Аббигэйл удивленно приподняла брови. По одной этой интонации она уже поняла, что что-то пошло не так. Подойдя ближе, она посмотрела на свою госпожу.

— Вытяни руки и подними ладони вверх.

Девушка повиновалась. Не прошло и секунды, как чашка с чаем оказалась вознесенной над ее руками. Аббигэйл зажмурилась.

Горячая жидкость оказалась вылита на ее ладони. От боли девушка прикусила губу и задрожала, но опускать руки не стала. Она просто не могла сделать этого.

— Горячо, правда? — спокойно произнесла графиня. — Вот и я могла обжечься. Исправь.

Бруно усмехнулся. Вид боли собственной горничной приподнял его настроение, и так было всегда, ведь подобные ситуации редкостью не были.

«Разница между потомственным слугой и обычным слугой заключалась в том, что обычный слуга может уволиться несмотря ни на что, а потомственный слуга становится самой настоящей собственностью хозяина без права выбора».

Аббигэйл кивнула и, быстро развернувшись, направилась к выходу. Казалось, будто кипяток все еще находился на ее руках, обжигая их. Покрасневшая кожа оказалась напоминанием собственной ошибки.

Покинув комнату, девушка сделала шаг вперед и тут же запнулась. Прозвучал грохот. Колени приняли на себя весь удар от падения. Дверь за спиной захлопнулась, позволяя выпустить наружу эмоции. Слезы начали скатываться с глаз, а обожженные руки дрожать от боли.

Неожиданно перед глазами, застеленными слезами, появилось нечто белое. Приподняв голову, Аббигэйл увидела рядом с собой темноволосого мальчика, протягивавшего ей полотенце.

В глазах Алариса виднелось сочувствие и спокойствие. То, что он оказался здесь с полотенцем, а также то, что он не попрощался при прошлой встрече, сразу сообщило Аббигэйл о том, что Аларис самого начала подозревал во что все это обернутся.

— Но как?

— Довольно просто понять чего хочет человек, если проследить за выражением его эмоций. — Мальчик вновь иронично улыбнулся. — Не принимай на свой счет. Она бы вылила на тебя чай независимо от его температуры. Если бы он был слишком холодным, она бы просто плеснула его в лицо.

Аббигэйл, сидевшая на полу с расширенными от изумления глазами, смотрела в черные пронзительные глаза Алариса. Эти его слова, как и вся ситуация, вновь заставили ее ощутить дрожь по телу.

«Вот почему он напугал меня».

12. Свободная горничная / История Кинги

Год спустя:

На улице уже царила глубокая ночь. Придерживаясь руками за шаль, висевшую на плечах, молодая шестнадцатилетняя девушка в очках медленно шла по безлюдному коридору особняка. В это время практически все слуги уже спали и лишь рыцари оставались на своих постах, охраняя особняк и днем и ночью.

Впереди показалась стеклянная дверь. Приложив к ней руку, Аббигэйл надавила на нее и отворила себе путь. После двери виднелся коридор открытого типа, через который можно было свободно выходить в сад.

Стоило девушке приоткрыть дверь, как повеяло прохладой. Ее тело начало дрожать, а сама она поспешила поплотнее укрыться шалью.

Сделав еще несколько шагов вперед, Аббигэйл вышла в коридор. Взгляд ее зацепился за фигуру человека, сидевшего на каменной перегородке, отделявшей коридор особняка от сада. Присмотревшись, девушка увидела в свете луны очертания знакомого мальчишечьего лица.

— Ты все еще не спишь? — прозвучал спокойный голос мальчика. Повернув голову к горничной, Аларис приветливо улыбнулся.

— Не могу быстро привыкнуть к новому месту. А почему вы?

Аларис вновь повернул голову вперед. Взгляд его вернулся к небу, покрытому звездами и освещенному бледно-голубым лунным светом.

— Сегодня красивая луна.

— Луна? — повторила Аббигэйл непонимающе. Понять этого мальчика порой было действительно тяжело. Например, он относился и к слугам и господам одинаково учтиво. Мог говорить странными речами, несвойственными ребенку, или же произносить неизвестные понятия. За те редкие встречи, которые случались у них во время политических встреч семей Хирриган и Хилдефонс, она так и не смогла раскрыть его личность. — И правда.

«Он сказал это для того, — Аббигэйл недоверчиво сощурилась, подходя ближе к Аларису, — чтобы отвлечь меня? Явно же его гложут собственные мысли. Создается впечатление будто он знает о чем-то, что должно вскоре произойти».

Неожиданно, будто прочитав мысли, Аларис повернул лицо к девушке и широко улыбнулся. Эта его добрая улыбка, как и блеск радости в глазах, вызвали восхищение, а следом и смущение. Аббигэйл покраснела, после чего быстро отвела взгляд.

— Тебе не стоит ходить в одной сорочке ночью. — Аларис осмотрел фигуру девушки сверху вниз. Аббигэйл стояла в одних тапочках, тонкой сорочке и шерстяной шали. — Холодно же?

— Поэтому я укрылась шалью.

— Этого мало. — Голос Алариса стал тверже. — Лучше отдохни перед сложным рабочим днем.

— Я пойду спать, — неожиданно высокомерно и решительно заявила девушка, высоко приподнимая голову, — не раньше, чем вы.

Аларис иронично улыбнулся. Подобное поведение от вечно спокойной горничной казалось странным.

— Это что еще за ультиматум?

Кинга промолчала. Отведя взгляд в сторону, девушка сжала губы в одну плотную линию и подумала про себя:

«Не понимаю почему веду себя так смело рядом с ним. Я бы никогда не сказала чего-то подобного кому-то из дворян».

— Ладно, ладно, — произнес Аларис с улыбкой. — Развернувшись лицом к особняку, мальчик соскочил с каменной перегородки и выпрямился. — Тогда пойдем вместе.

Аббигэйл не ответила ничего. Поправив свои очки, девушка плавно направилась дальше. Следом за ней пошел и Аларис, задумчиво осматривая женскую фигуру.

Аббигэйл была старше его на четыре года, как и его старший брат. В отличие от Алариса она уже вполне напоминала взрослую девушку, а в совокупности с ее сдержанностью это только добавляло ее образу зрелости. Она всегда одевалась неброско. Ее одежда была полностью закрыта: длинные юбки, длинные рукава и высокие воротники. К тому же она всегда заплетала или собирала свои волосы.

— Ты уже не первый раз приезжаешь в наш особняк и всегда с Бруно. Почему?

— Потому что я из рода потомственных слуг, — моментально ответила девушка, приоткрывая дверь внутрь особняка и пропуская вперед Алариса. — Вы ведь и сами догадывались?

Аларис все же прошел вперед, но стоило ему поравняться с девушкой, как его пронзительный черный взор вновь упал на нее. Под этим взглядом Аббигэйл все еще чувствовала себя неуютно. Она будто могла четко сказать в какой момент Аларис пытался прочесть ее мысли, а в какой просто ребячился.

— Да. — Мальчик вошел в теплый коридор, медленно направляясь дальше. Выпрямившись, следом пошла и Аббигэйл. — Я просто больше не нашел причин для того, чтобы ты позволяла ему издеваться над тобой.

Аббигэйл промолчала. Повернув голову вправо, она опустила взгляд в пол. Аларис буквально почувствовал, как воздух стал тяжелее.

— Прости, если задел, — растерянно произнес он.

— Нет, вы правы, — полушепотом ответила Аббигэйл. После слов Алариса сердце ее будто сжалась, а в груди начало колоть. — Я действительно позволяю обращаться с собой, как с вещью. Правда, дело не в том, что мне это нравится.

Мальчик с полуулыбкой произнес:

— Я бы очень удивился, если бы тебе это нравилось.

Аббигэйл усмехнулась. По какой-то причине слова Алариса заставили ее почувствовать себя легче.

— Слушай, а ты никогда не задумывалась над тем, чтобы сбежать?

— Это невозможно. Так я опозорю свою свой род. К тому же бежать мне некуда. Меня найдут практически сразу, как я попытаюсь скрыться, и казнят.

— И то верно. — Аларис грустно улыбнулся.

Неожиданно Аббигэйл ускорилась. Выйдя вперед, она почтительно поклонилась мальчику и смиренно произнесла:

— Спасибо, что проводили.

— Послушай, — Аларис уверенно посмотрел на девушку, — если бы тебе дали шанс начать жизнь заново. Что бы ты первым делом сделала?

Не растерявшись, Аббигэйл с полной серьезностью произнесла:

— Сменила имя.

***

Несколько дней спустя:

— Неблагодарная тварь! — Оглушающая пощечина прилетела по лицу Аббигэйл, ненароком заставляя ее отступить.

Схватив девушку за волосы, Бруно притянул ее к себе и с ненавистью прошептал: «Мало того, что ты бесполезная, как слабейшая игральная карта, так ты еще и медлительная».

Аббигэйл зажмурилась. Щека ее все еще пульсировала после сильного удара, а на коже виднелся красный отпечаток ладони. В то же время волосы, которые Бруно практически клочками вырывал, также вызывали болезненные ощущения.

— Прошу прощения.

Бруно недовольно цокнул. Резко отпустив девушку, он поднял вверх правую ногу и со всей силы ударил ею по женскому животу. От силы пинка Аббигэйл отступила, хватаясь руками за живот.

— Черт возьми. — Бруно недовольно оскалился и, осмотревшись, тяжело вздохнул. — И почему только этот Сириус мой ровесник? Вот уж не угораздило родится в один год с наследником семьи Хилдефонс.

Вновь пробежавшись взглядом по округе, Бруно заметил в тени дерева знакомую фигуру мальчика. Аларис стоял неподалеку, с каким-то недовольным взором наблюдая за этой сценой.

— Вы так недовольны этим, — сделав первый шаг вперед, Аларис глубоко вздохнул и направился навстречу Бруно, — потому что не можете надавить на моего старшего брата и заставить его встретиться с вами?

Остановившись напротив него, Аларис с вызовом посмотрел на своенравного ребенка, чье поведение все больше и больше выводило членов семьи Хилдефонс. Единственная причина, по которой Хилдефонсам приходилось терпеть эту семью, заключалась в прямом указе короля и тайном расследовании, которое вел глава семьи против Хирриганов.

— Да, что ты знаешь?! — грозно рявкнул Бруно. — Ты всего лишь третий сын. Еще немного и ты сам станешь ничтожеством, собирающим объедки со стола господ.

Аларис улыбнулся. Эта его коварная улыбка в сочетании с черными глазами, полными спокойствия, вызвали легкий испуг у Бруно. Мальчик вздрогнул.

— А вся твоя семья, — заговорил Аларис, — всего лишь наши вассалы. Пусть я и не получу титула в будущем, но пока я являюсь ребенком, я могу считать себя полноценным членом этой семьи. Поэтому, будь добр, не забывай своего места.

Зрачки Бруно расширились, а сам он был готов сию же секунду сорваться. Сделав шаг вперед, мальчик протянул: «Ты…»

Неожиданно Бруно прервали. Выйдя в цветочный сад, в котором и происходила вся эта сцена, второй сын семьи Хилдефонс — Сириус — понял все без слов и решил вмешаться.

— Брат! — вскрикнул мальчик, подходя ближе. Сириус также, как и члены его семьи, имел довольно высокий рост для своего возраста. Черты его лица были прямыми, приятными, глаза большими, полными жизни. Волосы слегка торчали в разные стороны и достигали примерно уровня плеч.

Причина, по которой Бруно приходилось лебезить перед Сириусом, хотя он и не был первым сыном, заключалась именно в их одинаковом возрасте. Первому наследнику семьи Хилдефонс — Дэниелу — в этом году уже исполнилось шестнадцать, а потому он полноправно мог считаться взрослым. В то же время к Сириусу, как и к Бруно, еще относились по-детски. Если бы Бруно намеренно начал бы навязываться к Дэниелу, это было бы не только дурным тоном, но и возможностью испортить отношения с будущим главой семейства.

— Господин Сириус, — счастливо протянул Бруно, тут же меняясь в лице.

Темноволосый мальчик с карими глазами медленно подошел к своему брату и взглянул сначала на него, а следом и на Сириуса с его бедной горничной. Аббигэйл не отрывала взгляда от земли. Красный отпечаток все еще виднелся на ее лице.

«Это какую же духовную силу нужно иметь, чтобы переносить все издевательства над собой с такой стойкостью? Я бы уже…»

— Господин Сириус, — произнес Бруно, вновь обращая на себя внимание. — Я вас искал!

Сириус нахмурился. Если бы из окна особняка он не увидел своего брата, явно нуждавшегося в помощи, он бы и дальше продолжал скрываться в доме от надоедливого гостя.

— Прошу прощения, но у меня и моего брата в это время тренировка. — Схватив Алариса за локоть, Сириус многозначительно посмотрел на него. — Не могли бы вы подождать до ее окончания?

Бруно изумленно расширил глаза. Подобного ответа он не ожидал.

— Что?

— До свидания.

Развернувшись вместе с братом, Сириус склонился к его уху и прошептал:

— Ал, тебе необязательно любезничать с этой семьей. Мы, конечно, терпим их, но не забывай кто они и что их вскоре может ждать.

— Но ведь это еще не точно?

— И все равно. Не теряй время зря.

Сириус повел Алариса вперед, в то время как сам мальчик, задумчиво оглянулся. Краем глаза он заметил Аббигэйл, все также стоявшую позади своего господина и стыдливо опускавшую голову. В какой-то момент девушка не выдержала и подняла взгляд, замечая, что Аларис все еще поворачивает голову в сторону, будто пытаясь кого-то разглядеть.

Приложив руку к груди, девушка сделала короткий, едва уловимый вздох. Глаза ее вновь уставились куда-то вниз.

«Глупое сердце. Даже не надейся. Он не может ничего сделать. В этой ситуации никто ничего не может сделать».

***

Прозвучал стук в дверь. Дождавшись приглашения войти, Аларис потянулся к ручке, опустил ее и вошел в рабочий кабинет своего отца. Килан Хилдефонс сидел, как всегда, за идеально чистым письменным столом. Основной особенностью или можно даже сказать странностью его отца была привязанность к чистоте и порядку. Это касалось как личной жизни, так и работы.

— Ты что-то хотел? — спросил Килан, отложив в сторону перо.

Выйдя на середину комнаты, Аларис серьезно посмотрел на своего отца. Не так давно у них произошел неприятный разговор, после которого Аларис не очень хотел бы возвращаться в этот кабинет, но обстоятельства вынуждали.

— Недавно, — заговорил Аларис, — вы пытались объяснить мне, что есть границы, за которые я не должен переступать. Например, разрыв помолвки с Арией или попытка захвата звания наследника у старшего брата.

Килан удивленно приподнял брови. Он не думал, что Аларис захочет еще раз вернуться к этой теме.

— И что?

— Я бы хотел узнать четкие границы своих возможностей. За какие действия вы можете на меня обозлиться.

Килан нахмурился. Когда глава семьи злился на кого-то из своих родственников, это могло значить либо ссылку, либо смерть. Никаких неповиновений главе семьи не должно было быть независимо от теплоты взаимоотношений.

— Лучше скажи сразу, что ты задумал, Аларис.

Мальчишка широко улыбнулся. Строгий голос отца и его суровый взгляд точь-в-точь вписывались в представления Алариса об этом разговоре.

— Так если я скажу вы меня остановите.

— Ха, — Килан усмехнулся и, откинувшись на спинку кресла, решил сразу сдаться с попыткой вывести на чистую воду своего хитрого младшего сына, — ладно. Давай так. Если ты своими действиями не опозоришь имени Хилдефонс, я, возможно, буду даже готов поддержать тебя.

Аларис поклонился, продолжая улыбаться. Он негромко произнес:

— В таком случае я сделаю все возможное.

— Сделаешь, — брови Килана вновь недоверчиво приподнялись, — но при этом ничего не обещаешь? В твоем духе. Аларис, будь осторожнее.

— А вот это уже не в вашем духе, отец. — Аларис выпрямился и с усмешкой посмотрел на отца. — Давайте вы и дальше будете оставаться в моих глазах типичным строгим родителем?

— В твоих глазах я выгляжу так?

— Периодически. Я могу идти?

— Иди.

Аларис развернулся лицом к двери и направился на выход под прицелом задумчивого и какого-то недоверчивого взора отца. Покинув комнату, мальчик вздохнул с облегчением, но это облегчение продлилось недолго. Внезапно коридор наполнил женский крик.

Удивленно расширив глаза, Аларис резко развернулся и побежал вперед. Звук исходил с того же этажа, на котором он находился, но на самом его конце. Быстро добежав до нужной комнаты, Аларис резко распахнул дверь и удивленно замер на пороге.

В комнате находились Аббигэйл и Бруно. Девушка сидела вся мокрая в одном нижнем белье. По ее телу стекали как капли воды, так и капли крови, оставленные колющем-режущем предметом. На полу валялась пустая ваза, разбросанные цветы и окровавленный нож. Аббигэйл сидела на коленях, прикрывая грудь руками и утыкаясь лбом в пол.

При виде этой картины Аларис растерялся. Тело Аббигэйл не только было покрыто новыми глубокими ранами, но и шрамами, некоторые из которых казались действительно огромными. Причина, по которой Аббигэйл все время ходила в закрытой одежде, становилась ясна.

— Это, — произнес Бруно, поворачивая голову сторону своего посетителя, — конечно, твой дом, но кто разрешил тебе входить без стука? Немедленно покинь эту комнату.

Услышав эти слова, Аббигэйл будто пришла в себя. Она резко выпрямилась и повернула голову к Аларису. При виде его она растерялась примерно также, как и сам Аларис, когда вошел в комнату.

Аларис поднял взгляд с Аббигэйл на Бруно. В его глазах появилась не просто ненависть, это было настоящее желание убить. При виде этого взора даже Броно испуганно отступил на один шаг.

— Господин Аларис… — прошептала Аббигэйл смущенно и взволнованно, но Аларис ее уже не слышал.

Мальчик решительно направился в сторону того, кого он так яростно хотел убить. При виде этого, а также при осознании того, что Аларис может сделать, Аббигэйл быстро подползла к нему и схватилась за его ноги. Только это смогло остановить и привести в чувство Алариса.

— Господин! — закричала Аббигэйл, заставляя мальчика опустить взгляд.

Влажные от слез глаза Аббигэйл, ее покрытая шрамами и новыми ранами верхняя часть тела, влажные от вылитой воды волосы, а также сам вид полуобнаженного тела утихомирили приступ ненависти и вызвали жалость.

— Пожалуйста, — протянула девушка, прижимаясь грудью к ноге мальчика все сильнее, — не надо.

Аларис приоткрыл рот, собираясь ответить, но в этот момент Аббигэйл неожиданно улыбнулась. Это была жалкая, вымученная, подергивающаяся улыбка. В сочетании с красными от слез глазами, наполненными печалью, она вызывала сочувствие.

— Господин Аларис, — произнесла Аббигэйл, стараясь улыбаться, — пожалуйста, со мной все хорошо.

Аларис молчал. Он понимал почему Аббигэйл отговаривала его, и понимал, чего могла ему стоить подобная выходка, но выражение этого лица, само понимание этой ситуации нервировали его.

— Все верно, Аларис, — радостным голосом произнес Бруно. Раскинув руки в стороны, мальчик начал самодовольно улыбаться. — Это даже не твоя горничная. Просто оставь ее. Или, — склонившись вперед, Бруно указал пальцем на Аббигэйл, все еще сидевшую на коленях перед Аларисом, — неужели она тебе понравилась? — Рассмеявшись, Бруно взмахнул руками. — Хотя ты ведь сам скоро станешь простолюдином. Возможно, из вас была бы даже неплохая пара. Правда, тогда тебе пришлось бы также стать моим слугой. Хочешь потренироваться? — Взглянув в глаза Алариса с вызовом, мальчик указал пальцем в пол. — Встань на колени, и тогда я подумаю о том, чтобы остановиться.

Аларис закрыл глаза. Прилив ненависти начал откатываться из-за той несоразмерной глупости, которую смог сморозить этот ребенок. Открыв глаза, Аларис посмотрел на Аббигэйл. Девушка мигом все поняла и, расцепив руки, выпустила мальчика.

— Один день, — строго произнес Аларис, поворачиваясь спиной к Бруно, — и ты сам будешь стоять на коленях перед неминуемой смертью. Это я тебе гарантирую.

— Ха, что? — Бруно удивленно расширил глаза. Но тут же, расценив уход Алариса, как признания поражения, он резко сделал шаг вперед. — Давай, попробуй!

***

«Аларис покинул особняк в тот же день. Никто не знал куда он направился, и даже его семья прибывала в неведении. Однако несколько дней спустя…»

Аббигэйл шла вместе с Бруно по длинному коридору особняка Хилдефонсов. Неожиданно из-за угла им навстречу вышло несколько незнакомцев, облаченных в белоснежную форму имперских стражей. Вид этих одежд сразу навел на странные мысли. Следом за стражей из-за угла вышел и Килан.

— Что происходит? — удивленно спросил Бруно.

Неожиданно имперская стража, подошедшая ближе, схватила мальчишку за руки и резко уткнула лицом в пол. Аббигэйл испуганно приложила ладони к губам.

— Что все это значит?! — громко закричал Бруно. — Как вы смеете!

— Бруно Хирриган, — серьезно произнес Килан, смотря на мальчика суровым взглядом, — тебе, как члену семьи Хирриган, предъявляется обвинение в государственной измене.

Бруно удивленно расширил глаза. Ответить на это он так и не смог.

— Было приказано привезти тебя и твою семью в имперский дворец. И, — приподняв взгляд, Килан посмотрел на Аббигэйл, — потомственных слуг тоже.

Девушка жалостливо сощурилась. Она понимала, что обвинение в измене каралось казнью, а все наказания господ беспрекословно разделяли и их потомственные слуги. Аббигэйл кивнула.

— Мне было приказано, — прозвучал посторонний голос в коридоре. Обернувшись, Килан увидел молодого парня в форме имперского стража. — Привезти и всю семью Хилдефонс. Король хочет лично поблагодарить вас за терпение и помощь в этом расследовании.

Килан недоверчиво нахмурился. Повернувшись всем телом к говорящему, он произнес:

— Но в итоге не я его раскрыл.

Незнакомец лишь улыбнулся. Пожав плечами, он ответил: «Не вы, но кто-то близкий вам. Вы все поймете, когда придете во дворец».

Поездка до замка заняла еще неделю. Семья Хилдефонсов на протяжении всего это времени пусть и ехала вместе с членами семьи Хирриганов, но пыталась никак с ними не контактировать.

Самое странное и загадочное началось для всех семей уже по прибытию в замок. У самых дверей перед входом в тронный зал их попросили остановиться и подождать.

— Бруно, Морин? — прозвучал голос со стороны. Полный мужчина, ведомый стражей под руки, удивленно смотрел на знакомые лица, стоявшие в очереди.

— Дорогой! — вскрикнула женщина, видя своего мужа в истерзанной одежде и с посиневшим от побоев лицом.

Мужчина не обратил внимания на свою жену. Вместо этого он посмотрел на своего сына и, разозлившись, гневно закричал:

— Бруно! Сопляк! Что ты натворил?!

Мальчик удивленно расширил глаза. Непонимание происходящего и причина этого гнева ввели его в ступор.

Наблюдавшая за этой сценой семья Хилдефонсов стояла позади. Удерживая руки на плечах своих сыновей, Ланей хмуро смотрела на эту отвратительную на ее взгляд семейку и не могла понять причины, по которой их самих могли бы срочно вызвать к королю. Неожиданно на женское плечо легла тяжелая рука мужа. Приподняв голову, Ланей посмотрела на уверенное лицо Килана и кивнула.

Двери в тронный зал отворились. Охрана, стоявшая возле них, разошлась в разные стороны, открывая путь вперед.

Семейство Хирриган вместе со своими потомственными слугами, ведомые охраной, оказались насильно затащены в зал и поставлены на колени перед троном. Там, возле ступеней, покрытых красным махровым ковром, стояла знакомая фигура мальчика, который вплоть до этого момента говорил о чем-то с королем.

Аббигэйл, также поставленная на колени, удивленно приподняла голову, смотря на эту фигуру. В тот же миг ребенок обернулся. Им оказался Аларис.

Лицо Алариса и его присутствие в тронном зале изумили не только Аббигэйл и семейство Хирриганов, но также и членов семьи Хилдефонс. После появления сына Килан вновь прокрутил в своей голове слова стражника о человеке, раскрывшем это дело, и все наконец-то встало на свои места.

Король — мужчина средних лет в белоснежном одеянии с длинной роскошной темно-синей накидкой, покрытой золотыми нитями, сидел на троне, подпирая лицо рукой. На лице его уже виднелись редкие морщины. Волосы были коротки, имели светло-русый оттенок. При этом взгляд его был серьезным и пронзительным.

— Семья Хирриган, вы осознаете какое преступление совершили?

— Ваше величество! — резко подняв голову, закричал отец семейства. — Я ничего не понимаю. Это какая-то ошибка!

— Здесь нет никакой ошибки, — все также строго, но спокойно отвечал король. — Вы не просто объединились с северным королевством, но еще и спокойно передавали им информацию о нашей империи. Я уже молчу о похищении и продажи людей драконам.

— Я не…

— Молчать! — вскрикнул ближайший советник императора, стоявший подле него. — У нас имеются все необходимые доказательства и, кажется, я уже даже предоставлял вам их.

Мужчина замолчал. Склонив голову, он в отчаянии прикусил нижнюю губу. Тем временем взгляд Бруно был направлен исключительно на Алариса. Мальчик стоял возле ступеней трона, спокойно рассматривая уже приговоренную семью.

— Так это ты, подонок? — неожиданно закричал Бруно, начиная вырываться. — За что? За тупую горничную?

Аларис усмехнулся и с полным спокойствием ответил:

— Не понимаю о чем ты.

Советник, стоявший подле трона, заметил знак, который показывал ему король, и склонился к нему. Мужчина прошептал свой приказ.

— Но, — продолжал Бруно, — ведь если мы все умрем она тоже…

— Приступить к наказанию! — закричал советник, перебивая мальчика.

— Ваше величество, — прозвучал посторонний голос. В тронном зале помимо нескольких семей и советников также стояли представители других знатных родов и значимые деятели империи. — Стоит ли делать это в тронном зале?

Император промолчал, все с таким же равнодушием смотря на дрожащую от страха семью. Переведя свой взгляд сначала на советника, а следом и на Алариса, который стоял к нему спиной, он прошептал:

— Пусть остальным дворянам будет неповадно.

— Ваше величество! — вновь закричал глава семейства Хирриган, но договорить ему не дали. Неожиданно король ударил кулаком по подлокотнику. Выпрямившись, он хмуро посмотрел на провинившегося.

— В наше время политические измены ребенок раскрывает. Позор стране, в которой живут сплошные предатели!

— Ваше величество, — неожиданно заговорил сам Аларис, оборачиваясь к своему королю, — у меня есть одна эгоистичная просьба.

— Аларис! — возмущенно вскрикнул Килан. Вся семья Алариса оказалась встревожена.

— Я бы хотел, — продолжил мальчик, не слушая отца и припадая на одно колено, — попросить вас в обмен на мою помощь сохранить жизнь одной горничной.

Наступила пауза, после которой зал охватили возгласы возмущения. Аларис закрыл глаза, не в силах нормально выслушивать эти крики.

Король, выслушавший эти слова, задумчиво пробежался взглядом по группе провинившихся, сидевших на коленях. Среди них он нашел единственного человека, которого, по его мнению, захотел бы спасти маленький мальчик.

— Ты что, героем себя возомнил?! — продолжали кричать слушатели этого процесса.

— Умоляй пощадить тебя!

— Нахальный малец!

Обойдя свою семью, Килан быстро вышел к сыну и, встав рядом с ним на одно колено, спешно произнес: «Ваше величество, я прошу прощения за плохое воспитание моего ребенка! Прошу, пощадите его!»

Король усмехнулся. Смотря на мальчика, который за это время даже не вздрогнул, а также на перепуганных членов его семьи, он явно понял, что все это было затеей одного только Алариса, а не желанием семьи добиться чего-то.

— Довольно рискованное решение ты принял, — произнес король, не скрывая улыбки. — Вынужден предположить, что все это было затеяно только для того, чтобы забрать ее у Хирриганов?

Аларис поднял голову, уверенно смотря в глаза короля. Этот черный пронзительный взор в сочетании с черными глазами заставил даже короля перевести свое внимание с Алариса на толпу перед собой.

— Я не могу сидеть в стороне, — произнес мальчик уверенно, вновь заставляя посмотреть на него, — когда причиняют вред неповинному человеку.

— Вот, сопляк! — закричал кто-то из наблюдателей. — Героем себя возомнил?

Неожиданно для всех король поднял руку, заставляя толпу утихомириться. Все замолчали, позволяя воцариться тишине в тронном зале.

— Я готов выполнить твою просьбу, — произнес король уверенно, — но при одном условии.

Семья Алариса замерла в ожидании. Килан поднял голову, внимательно слушая приговор, который непременно должны были выдать его сыну за столь безрассудный поступок.

— На нас надвигается северная империя, несущая знамя войны. Докажи, что достоин.

Наступила тишина. Удивленным оказался даже Аларис, но куда сильнее поразились его родители и в особенности старший брат — Дэниел.

— Ваше величество, — вновь произнес Килан, склоняя голову, — я вновь прошу у вас прощения, но Аларис просто еще не…

— Килан Хилдефонс, — решительно произнес король, перебивая мужчину, — у тебя ведь старший сын также отправляется на войну для того, чтобы проявить себя? Не вижу никаких проблем в том, чтобы от вашей семьи пошло два ребенка. Так вы подадите пример другим семьям.

Аларис неожиданно все осознал. Склонив голову, он попытался скрыть ухмылку на своем лице.

«Так ты решил воспользоваться ситуацией для того, чтобы вынудить дворян отослать воевать не по одному ребенку, а по два? Неужели северная империя настолько сильна?»

— Вы… — Килан не смог ничего ответить и вновь опустил голову, — как всегда правы.

— А что думаешь ты об этом Аларис? — Король перевел свой взгляд на мальчика, в тот же миг поднявшего голову. — В случае, если ты отправишься на войну и мы победим, я обещаю, что сниму приговор этой горничной. Она станет свободна.

— А если мы проиграем?

— В таком случае наказание вы понесете оба.

Аларис посмотрел на отца. Его трясло то ли от страха, то ли от злости, хотя скорее от обоих чувств. В этой ситуации он понимал, что отказаться уже не мог, а потому ему оставалось только одно.

— Хорошо. Я принимаю ваши условия.

13. Неспящая горничная

— Я спрошу всего лишь раз, — произнес Аларис. Парень серьезно смотрел в расширенные от неожиданности глаза Арии, лежавшей прямо под ним на мягкой постели. В комнате царил полумрак, в тишину был погружен весь этаж. — Ты, — парень недоверчиво сощурился, уже зная ответ на свой вопрос, — уверена в том, что хочешь этого? Неужели тебе так не терпится лечь под меня?

Брови Арии приподнялись. Аларис нависал над ней, зажимая руки над головой. В этом положении, услышав эти слова, она поняла, что ей действительно было страшно.

Аларис склонился ближе. Коснувшись губами женской шеи, он заставил Арию задрожать. Его пылкий поцелуй, оставшейся на холодной коже, покрыл тело мурашками.

— Мне стоит воспринимать твое молчание, как согласие? — Свободная рука скользнула по тонкой талии, приподнимая прозрачную сорочку. — Тогда…

Склонив голову вправо, Ария резко отдернула руки. В таком положении она бы не смогла вырваться, но Аларис, осознавший все без слов, тут же выпустил девушку и отстранился.

Ария быстро приняла сидячее положение, отворачиваясь от своего жениха. Губы ее были плотно сомкнуты в одну линию, а глаза закрыты. На щеках красовался румянец, вызванный неожиданной напористостью парня и его словами.

Наступила тишина. Посмотрев на тонкую Арии, Аларис грустно улыбнулся. Все это действо, сам отказ от очередного побега, были необходимы для того, чтобы отговорить девушку от безрассудных действий. Аларис просто не мог и дальше продолжать прятаться, а позволить Арии на своей шкуре прочувствовать все последствия ее действий было самым правильным и точным решением.

— Ты не должна переступать через свои принципы, — тихо произнес Аларис. — Я никогда не заставлю тебя сделать этого.

Ария прикусила нижнюю губу. Резко вскочив с кровати, она обернулась лицом к Аларису и закричала:

— А что я еще могу сделать?! Это все ты виноват. — Всплеснув руками, девушка попыталась сдержать поток слез, но соленые капли все равно начали струиться по ее щекам. — Ты заступился за чужую горничную и отправился ради нее на войну, а теперь, когда ты вернулся с победой, я тебе не нужна.

Аларис замолчал от удивления. Подобное откровение, как и причина всей этой истерики, стали для него неожиданностью.

— Что я должна делать по-твоему? — продолжала кричать Ария, смотря прямиком в глаза Алариса, и тем самым, неосознанно, передавать ему всю массу собственных чувств. — Что я должна была думать обо всем этом, когда вы вместе отправились на войну?

— Ария, — Аларис встал с кровати, делая шаг навстречу, но Ария тут же отстранилась, — на войне нет места…

— Я знаю! Все знаю, но это не меняет того факта, что ты даже не попытался мне ничего объяснить! — Девушка шмыгнула носом, отступая еще на несколько шагов. — А что теперь? Понабрал себе горничных, которые ходят перед тобой полуголые. Да еще и та стерва все время ошивается вокруг тебя. Все время, Аларис!

— Ария, — парень растерянно протянул руку, — послушай…

— Поздно! Больше ничего слушать не хочу и не стану! — Девушка резко развернулась и, подбежав к двери, с громким хлопком покинула комнату. Аларис остался в недоумении и одиночестве. Опустив руку, он растерянно произнес:

— Кажется, я допустил ошибку.

***

Вайлет услышала тихий скрежет когтей по стеклу. Слегка приподнявшись на кровати, девушка повернула голову к окну и увидела по ту сторону стекла черного кота. Фигура Арго по ту сторону удивила ее.

Поднявшись с постели, Вайлет в темноте нащупала ногами свои тапочки и быстро подошла к окну. Кот замяукал. Открыв окно, девушка погладила его по голове.

— Что ты здесь делаешь?

Прогнувшись в спине, Арго переступил с лапы на лапу и, развернувшись, быстро перепрыгнул с карниза на ветку стоявшего неподалеку дерева. Кот вновь повернулся в Вайлет и, замяукав, будто начал подзывать к себе.

Вайлет осмотрелась. Анте также находилась в комнате, но в этот момент она мирно спала. Подсчитав все за и против, Вайлет пришла к выводу, что в ее ночной прогулке не должно было быть ничего такого, если она не хотела сбежать. Развернувшись и быстро подойдя к кровати, девушка схватила с ее спинки теплую шаль, обмоталась ею и, вернувшись к окну, выпрыгнула из него.

Анте, оставшаяся в комнате, медленно приподнялась. Сна не было ни в одном глазу. Сощурившись, девушка посмотрела туда, где еще недавно стояла ее соседка, и тяжело вздохнула.

— Ладно. — Перевернувшись на другой бок, Анте укрылась теплым одеялом. — Если за ней пришел Арго, тогда зовет явно хозяин.

В то же время Вайлет, спрыгнувшая со второго этажа прямо на лужайку, медленно выпрямилась. Кот спрыгнул с дерева следом за ней и быстро побежал вперед. Добежав так до угла здания, он многозначительно обернулся к Вайлет и кивнул.

Удивленная происходящим девушка покорно пошла следом. Проследив, как Арго скрывается за поворотом, Вайлет и сама свернула за угол, но кота там уже не было. Была лишь одинокая мужская фигура, стоявшая у входа в сад с приподнятой к небу головой.

При виде Алариса девушка удивленно замерла. Она не сразу приняла решение по поводу того, что ей делать дальше, но, все-таки собравшись с мыслями, она направилась прямиком к своему господину.

Аларис, услышав шаги, опустил голову и повернул ее вправо. Вид приближавшейся Вайлет вызвал на его губах улыбку.

— Сегодня прекрасная ночь, неправда ли?

Вайлет приподняла голову к небу, замечая лишь сгущавшиеся тучи, что закрывали собой и звезды и луну.

— Кажется, — произнесла девушка, опуская голову и останавливаясь, — вы вышли на свежий воздух по другой причине.

Аларис усмехнулся. Пожав плечами, он спокойно произнес:

— Разбитое сердце. Не могу только понять: разбитое мной или разбитое мне.

Вайлет промолчала. Ответить на этот вопрос она не могла, как и не могла дать совет. Однако было кое-что, что действительно волновало ее и заставляло действовать, возможно, даже безрассудно.

— А каким был прошлый Валет?

Аларис посмотрел на девушку. Ухмылка, возникшая на его губах, заставила Вайлет ощутить себя неловко и даже виновато.

— Я знал, что ты довольно любознательная, — произнес Аларис, — но тебе, кажется, так и не терпится надавить на открытые раны окружающих?

Сначала растерявшись, а затем и глубоко поклонившись, девушка быстро проговорила:

— Если я вас задела, прошу меня простить.

— Хорошо, — с придыханием сказал Аларис, возвращая взгляд к небу, — что ты спросила у меня. Боюсь, если бы ты стала доставать свое семейство с этими вопросами, они бы могли обозлиться на тебя.

— Обозлиться? — Девушка выпрямилась, удивленно приподнимая брови.

— Валет была важным человеком для всех нас. — Просунув руки в карманы штанов, Аларис закрыл глаза. — Ее имя было таким же, какое носишь сейчас ты. Изначально она была простой наемницей, с которой я столкнулся во время войны, но спустя время она стала боевым наставником для всех нас. — Внезапно от каких-то воспоминаний на губах парня появилась печальная улыбка. — По правде говоря, Королем должна была стать она, но Вайлет отказалась от этой должности, сказав, что не может управлять большим количеством людей кроме как на поле брани.

— Значит, — нерешительно начала Вайлет, — это она научила всех вас сражаться?

— Да.

Девушка замолчала. В ней все еще были свежи воспоминания сражения Анте и остальных горничных, вызвавшие в душе столько трепета и волнения. Именно эти воспоминания заставляли интересоваться первым Валетом еще больше, как человеком, обучившим всех горничных «Дублета».

Вайлет не стала спрашивать дальше. Она уже знала, что прошлый Валет умерла во время войны. Это значило лишь то, что срок общения ее, Алариса и членов «Дублета» был недолгим, но раз за это время она успела так сильно войти всем в душу, это значило лишь то, что она была прекрасным человеком.

— Простите еще раз, — вновь заговорила девушка, разрушая тишину, — если обидела.

Неожиданно прозвучало мяуканье. Опустив голову, Вайлет увидела как из-под ее юбки выбегает черный кот. Пушистый зверь быстро оказался рядом с Аларисом и начал ластиться.

— Арго?

— Пришел все-таки? — произнёс Аларис, присаживаясь рядом на колени. Положив руку на макушку кота, парень начал плавно поглаживать его. — Нет у меня еды. Иди стащи чего-нибудь на кухне.

Кот вновь довольно замяукал, покачивая хвостом из стороны в сторону. Создавалось впечатление, будто этого он и ждал.

— Только смотри, чтобы Кинга не поймала. Иначе в этот раз хвост точно оторвет.

Вайлет удивленно произнесла:

— Вы так хорошо к нему относитесь? Мне казалось, что вам он не нравится.

— Почему это? — Повернув голову, Аларис посмотрел снизу вверх на девушку в длинной закрытой сорочке с распущенными красными волосами. — Мне нравятся животные.

— Да, просто… — Неуверенно приложив палец к щеке, Вайлет начала почесывать ее. — Даже сама не знаю.

Наступила тишина, прерываемая лишь мурлыканьем кота. Аларис опустил взгляд, смотря на пушистое маленькое животное, уже ставшее ему членом семьи.

— Господин, могу я задать еще один вопрос? — тихо прошептала Вайлет. — Почему вы выбрали именно меня как нового Валета?

Парень остановил руку в воздухе, прекращая поглаживать кота. На его губах появилась ироничная улыбка.

— Потому что ты обладаешь теми же качествами, которыми обладала она. Мне кажется, что для позиции Валета это самые важные качества.

— Что это за качества?

Аларис медленно поднялся на ноги и, посмотрев на девушку, широко улыбнулся. Эта его улыбка заставила Вайлет ощутить себя как-то смущенно и неуверенно.

— Секрет. Попытайся сама понять это.

— Тогда что вы… — Вайлет отвела взгляд в сторону. — Что вы намеренны делать сейчас?

— Сейчас мне нужно сосредоточиться на проблемах, которые находятся вокруг меня. — Аларис пожал плечами. — Теперь я не просто посторонний. Я владелец этих земель, и от моих решений зависит что будет с людьми, проживающими на них.

Грустно улыбнувшись, Вайлет опустила взор. Голос ее прозвучал подавлено:

— У вас действительно есть все задатки лидера. Завидую.

— Завидуешь?

Схватившись за шаль руками, Вайлет сильнее укуталась в нее. Приоткрыв рот, она позволила сгусткам теплого пара вылететь изо рта и раствориться в воздухе.

— Я никогда не отличалась амбициозностью и харизматичностью. Мои братья, да даже сестры, были куда лучше меня во всем этом. Именно поэтому я всегда оставалась позади.

— То, что у тебя не было возможности раскрыть себя, не значит, что у тебя нет этих качеств. — Аларис отрицательно или даже как-то осуждающе покачал головой. — Вайлет, я намерен передать тебе звание Валета. Это как раз та должность, на которой тебе придется проявить свои руководящие навыки.

— А если я не справлюсь?

— В худшем случае я просто сменю главу семейства. Лучше подумай: что если не справлюсь я?

— В таком случае… — Вайлет посмотрела на своего господина, задумываясь над его вопросом. — Эти земли обречены.

— Именно. У нас с тобой, Вайлет, нет и шанса на поражение. Попытайся понять это и старайся как можно больше.

— Вы правы.

— А теперь иди. — Повернувшись полубоком, Аларис кивнул в сторону черного входа в особняк. — Не хватало еще заболеть и умереть из-за холода и переутомления.

Девушка лишь улыбнулась и, повиновавшись, пошла вперед.

— Не думаю, что мне это светит.

— Не недооценивай простуду. Серьезно говорю.

— Я запомню ваши наставления, юный господин. Ой, — осознав сказанное, Вайлет быстро остановилась и обернулась, — прошу прощения, оговорилась.

На губах Алариса появилась усмешка. Будто проигнорировав эти слова, он ласково произнес:

— Спокойной ночи, Вайлет.

— И вам.

Вайлет ушла, оставляя парня в одиночестве на улице, хотя одиночество его скрашивал Арго и длилось оно не долго. Вскоре фигура юной девочки выскочила из окна. Джози, одетая в форму горничной, поверх которой висел еще и плащ, легко приземлилась и направилась в сторону своего господина. Аларис улыбнулся.

— И почему вам всем так не нравится пользоваться дверьми для выхода?

Джози усмехнулась в ответ. Спустив капюшон со своей головы, девочка радостно произнесла:

— Берем пример у вас.

— Как идут дела?

В одно мгновение малышка сразу стала серьезна. Кивнув в ответ, она сказала:

— Мы приготовились к атаке. Еще до начала бала мы нападем на жителей наиболее воинствующих деревень и поймаем подстрекателей.

— Главное убедитесь в том, что поймаете всех подстрекателей.

— А вам не кажется, что этого будет мало?

Аларис улыбнулся. Вновь спрятав руки в карманы, он ответил:

— Будет. Поэтому на балу мы избавимся еще и от тех, кто отправил подстрекателей. Так сказать вырвем сорняк с корнем.

— Это болезненно ударит по населению и по дворянству. Думаете, они станут вам доверять после этого?

— В данном случае мы не можем сделать ничего, кроме использования кнута и пряника.

Джози задумчиво нахмурилась. Поставив руку на талию, девочка спросила:

— А что станет пряником?

— Во-первых, — Аларис опустил взгляд на Джози, — я попрошу вас сразу после бала распустить слухи о том, что все волнения против нового лорда были направлены местными дворянами, которые были против воцарения новой власти. Также добавьте, что они хотели увеличить налоги для населения вдвое после поражения в войне.

— Поняла.

— Во-вторых, нужно публично наградить тех, кто с самого начала подчинился нам и соблюдал все требования. Награда не должна быть денежная. Можно просто дать пропитание. Приближается зима. Еда будет самым значимым подарком.

— Поняла.

— Тогда, — Аларис посмотрел на сад, вглубь которого вела прямая узкая тропинка, — на этом все. Перейдем к следующей цели нашего плана только после завершения этой.

— Хорошо.

14. Хитрая горничная

— Ты готова? — Обернувшись, горничная с короткой русой стрижкой и повязкой на один глаз, взглянула на Вайлет. Девушка с волосами цвета спелой клубники стояла в длинном темно-синем платье. Воротник платья был высоким и состоял из белой ткани с рюшами. Волосы Вайлет сегодня были сплетены в две косы, что позволило ей надеть на голову шляпу. В руках девушка держала большую тряпичную сумку.

— Кажется, да. Прости, что заставила ждать, Кикер.

Горничная, вместе с которой сегодня Вайлет должна была отправиться в город, также была одета в свой повседневный наряд: темно-коричневый сарафан, из-под которого торчала легкая бежевая рубаха. Кикер имела короткие, но пышные волосы примерно до середины уха, сердцевидную форму лица и густые брови, напоминавшие два вытянутых овала.

— Ничего, — спокойно произнесла девушка и, развернувшись, направилась в сторону лестницы. Вайлет покорно пошла следом. Стоило им выйти к лестнице, как к ним навстречу выскочила парочка горничных. Одна из них несла в руках крупную вазу, а другая несколько коробок, которые при каждом шаге издавали дребезжащий звук.

— Нет, это не так! — прозвучал звонкий низкий голос.

Не останавливая шага, но начиная искать взглядом того, кто это говорил, Вайлет обратила свое внимание на первый этаж. Там, у самого входа, стояла незнакомая фигура в рабочей черно-белой форме. Горничная эта имела на удивление высокий рост, вытянутое привлекательное лицо и довольно пышную грудь. Волосы ее были волнистыми, собранными на затылке в необычную прическу, а на лице сразу же выделялось множество нанесенной косметики: бледное припудренное лицо, красная помада, слегка затемненные глаза у уголков и выделенные скулы. Хоть косметики и было много, Вайлет не могла сказать, что внешний вид этой девушки ее отталкивал. Скорее напротив, ей это шло.

— Вы должны перенести все закупленные столовые приборы на кухню, — продолжала быстро и решительно говорить незнакомка. Взмахнув рукой, она отправила одну из стоявших неподалеку горничных выполнять поручение, после чего обернулась к другой. — Пошли кого-нибудь принять наш заказ. Его вот-вот должны будут привезти.

— Поняла.

— И скорее закончите с отчисткой банкетного зала! Все должно быть идеально.

— Принято.

Раздав все указания, девушка обернулась к лестнице и заметила две приближавшиеся фигуры. Внимание ее сначала оказалось зафиксировано на Кикер, а следом и на Вайлет.

К тому моменту обе девушки уже спустились на первый этаж и направились к выходу, возле которого как раз стояла незнакомка. Внимательный взгляд ее не отступал от Вайлет, а Вайлет тем временем не прекращала рассматривать ее.

— Новенькая в бубнах?

Услышав этот вопрос, Вайлет замерла и как-то машинально поклонилась. Это ее действие уже можно было принять за ответ. Взгляд незнакомки переместился к Кикер.

— Какое у вас поручение?

Горничная, также остановившаяся неподалеку, ответила: «Кинга отправила нас в город к мастеру».

— Хорошо. — Вновь вернув свой взгляд к Вайлет, которая продолжала внимательно и даже с каким-то интересом рассматривать ее, девушка машинально приподняла брови. Она примерно могла понять причину такого удивления: не так часто в мире можно было найти косметику. Несмотря на всю популярность, она не продавалась особенно активно, и для того, чтобы достать ее, нужно было знать определённых людей и платить определенную цену. — Меня зовут Шафл Бубен, — уверенно произнесла горничная, заставляя Вайлет вырваться из пелены раздумий. — Я заместитель главы семейства Бубнов.

Вайлет удивленно округлила глаза. Она уже видела всех глав семейств, но ей еще не доводилось общаться с человеком, возглавлявшем ее собственную семью.

— Меня зовут Вайлет Бубен, — как-то восхищенно и растерянно произнесла Вайлет, — приятно познакомиться с вами, госпожа Шафл.

Наступила непродолжительная тишина. Быстро склонившись к своей напарнице, Кикер тихо прошептала: «Это он, а не она».

Вайлет удивленно посмотрела на Кикер. В ее глазах появился такой неподдельный шок, какой выдать нужно было еще постараться. Вновь вернув свой взгляд к Шафл, которая, между прочим, все слышала, Вайлет удивленно спросила: «Так у господина такие увлечения?»

Вновь наступила тишина. Парочка горничных, проходившая мимо, удивленно замерла и обернулась. Кикер отвела взгляд в сторону, а Шафл слегка приоткрыла губы, издавая угрожающий цокающий звук.

— К сожалению, — произнесла горничная, закрывая глаза и будто стараясь сдерживаться, — нет.

Прозвучал звонкий смех со второго этажа. Проходившая мимо эльфийка стояла, схватившись руками за перилла, и громко смеялась. Ее звонкий голос, казалось, был слышен на весь особняк.

— Вайлет, — простонала Квин сквозь смех, пытаясь успокоиться, — ты как всегда.

— Я? — Вайлет удивленно указала на себя пальцем, ничего не понимая и тут же вспоминая, что что-то подобное уже происходило.

Скрестив руки на уровне груди, Шафл недовольно посмотрела на эльфа. Ее угрожающий взгляд заставил Квин мигом успокоиться.

— Кажется кто-то хочет вновь убраться в подвале.

Квин резко развернулась и какой-то неестественной, напоминающей робота, походкой, направилась внутрь особняка.

— Столько дел… Столько дел…

— Вайлет, — прозвучал голос неподалеку. Повернув голову влево, Вайлет встретилась взглядом с Кикер, указывавшей на выход. — Идем. У нас много работы.

Девушка быстро кивнула и, повернувшись лицом к Шафл, поклонилась. Прежде, чем заменяющая главу горничная успела что-то произнести, Вайлет сказала: «Прошу прощения, если обидела вас. Такого больше не повторится».

Вайлет быстро выпрямилась и, обойдя Шафл, направилась следом за напарницей. Горничная, оставшаяся в итоге в одиночестве, удивленно обернулась, провожая двух девушек взглядом.

— Воспитанная какая.

***

Прозвучал колокол. Слегка подтолкнув дверь вперед, Кикер вошла в небольшую, но довольно чистую и уютную мастерскую. В деревянном домике, уставленном стеллажами, находились самые разные металлические элементы: от оружия и до столовых приборов. Местный мастер был искусен во всем.

— Добрый день! — прозвучал звонкий мужской голос.

Пройдя следом за Кикер, Вайлет начала осматриваться. Взгляд ее сначала приковала обстановка, а следом и фигура продавца у стойки. Широкоплечий мужчина среднего роста стоял упираясь руками в стойку. При виде вошедших девушек на его губах появилась улыбка.

— Стало быть, — заговорил он прежде, чем Кикер успела что-либо произнести, — новый лорд хочет узнать о своем заказе?

— Все верно. — Кикер кивнула. — Подойдя к стойке, она решительно посмотрела на продавца. Мужчина имел довольно грубые черты лица и низкий голос, которые могли бы оттолкнуть, однако горничных из поместья Хилдефонса это совсем не пугало.

— Два дня, — не отрывая взгляда от карих глаз, произнес продавец.

— Один день, — решительно ответила Кикер. — Завтра нам уже будут нужны ваши изделия для банкета.

— Ладно. С этим за ночь еще успею управиться.

— А послезавтра, — продолжала Кикер уверенно, — вы уже должны будете по срокам предоставить нам вторую часть заказа.

Продавец нахмурился, заставляя выражение своего лица стать еще серьезнее и устрашающе, однако Кикер и это не волновало. Она смотрела в глаза мужчины настолько хладнокровно, насколько это было возможно.

— Хорошо, — сдавшись, произнес продавец. Отстранившись от прилавка, он устало вздохнул. — Я попытаюсь управиться, но вы бы могли предоставить мне хотя бы один запасной день.

— Я не могу дать вам ни единого дня взамен успеха плана моего господина.

Мужчина усмехнулся, позволяя морщинкам появиться на его лице. В глазах, прежде наполненных серьезностью, возник блеск.

— Какие послушные у нового лорда горничные. Прямо зависть берет.

Кикер пожала плечами, все также спокойно отвечая:

— Вам о личных горничных только мечтать, дяденька.

Прозвучал тихий смех. Переведя свои взгляды на источник этого смеха, продавец и Кикер посмотрели на радостную Вайлет. Девушка старалась смеяться тихо, прикрывая рот рукой и отворачиваясь, но сделать это было довольно сложно. Ощутив на себе взгляды, Вайлет все же приподняла голову и попыталась успокоиться.

— Простите, вы просто выглядите, как старые друзья.

Кикер и продавец переглянулись. Внезапно указав пальцами друг на друга, они хором заявили: «Он-а меня обворовывает».

Вайлет удивленно приподняла брови, продолжая улыбаться. Парочка старых знакомых переглянулась.

— Это что еще за обвинения? — недовольно спросила Кикер. — Не ты ли пытался в три раза дороже продать мне свои изделия?

— Всякий труд имеет свою цену! — возмущенно заявил мужчина. — Ты заставила меня продавать изделия по такой низкой плате, какая даже чисто символически не выплачивается!

Вайлет склонила голову на бок, продолжая улыбаться. Теперь она понимала, кто вел переговоры от имени поместья Хилдефонс с обычно грубыми и угрюмыми мастерами.

— У меня нет на это времени, — неожиданно заявила Кикер, высоко приподнимая голову и поворачиваясь к оружейнику спиной. Девушка решительно зашагала на выход. — Я о сроках тебе сказала. Лучше бы тебе не опаздывать.

Уперев руки в бока, мужчина с ухмылкой посмотрел на горничную, открывшую в этот момент входную дверь. Вайлет, заметив это, поклонилась в знак прощания и за себя и за напарницу, после чего покинула мастерскую.

Оказавшись на городской улице, девушки осмотрелись. Место это было расположено практически в самом центре города, а потому и людей здесь было достаточно. По улицам ездили повозки, дамы и господа ходили под руки воль прилавков магазинов, а местная детвора перебегала из одного переулка в другой.

— Хочешь перекусить? — неожиданно спросила Кикер.

Повернув голову в сторону напарницы, Вайлет с улыбкой кивнула. Напарница, приняв это за согласие, направилась куда-то вперед. Вскоре они дошли до небольшого двухэтажного домика, внутри которого находилась таверна. Вечером это место наполнялось самыми разными жителями и гостями города, но вот днем лишь немногие заходили сюда на обед.

Войдя в помещение, девушки сразу же увидели перед собой целые ряды круглых пустых столиков. У дальнего конца таверны стояла барная стойка, за которой стояла тучная женщина. Рядом с ней находилась официантка с длинными волосами пшеничного оттенка, сплетенными в два хвоста.

— Добрый день! — радостно произнесла официантка при виде гостей.

— Добрый, — ответила Вайлет с улыбкой. В то же время ее спутница просто молча подошла к желанному столику и села за него. Вайлет последовала примеру Кикер.

Вскоре официанта подошла к столу с двумя буклетами, на которых от руки было выписано меню. На удивление оформление у этих буклетов было приятным. Почерк был красивым и ровным, по краям буклета виднелись цветочные узоры, также нарисованные чьей-то рукой.

Заглянув в меню, Вайлет быстро определилась с заказом и приподняла свой взор на Кикер. Она уже не первый раз пыталась рассмотреть эту девушку поближе, но ей никак не удавалось сделать этого незаметно. Внешность Кикер не была необычайно-привлекательной. Она была милой, но, по сравнению с той же Кингой, какой-то обычной. Что больше всего привлекало в ней внимания, та это повязка на ее глазу. Помимо Кикер в этом особняке только Эйс и еще одна горничная носили подобную повязку. На удивление, у всех троих эти повязки были совершенно одинаковы: черные, с золотым узором сокола. Вайлет не знала их прошлого, как и не знала того, что объединяло их, но ей было это очень интересно.

Кикер внезапно оторвала свой взор от меню и холодно посмотрела на Вайлет. Столкнувшись взглядом с объектом своего интереса, Валет вздрогнула и вновь посмотрела в меню. Она почувствовала себя застигнутой с поличным.

— Ты что-то хотела спросить?

— Нет, нет, — Вайлет инстинктивно сжалась и, будто пытаясь показать свою заинтересованность в меню, начала водить по нему пальцем.

— Вайлет, — Кикер тяжело вздохнула, — тогда давай так, в следующий раз, когда я снова столкнусь с твоим пристальным взором, я натяну твою юбку тебе на голову.

— Что? — Вайлет удивленно подняла голову, роняя меню на стол. — Нет.

Кикер пожала плечами, спокойно произнося: «Тогда говори, что тебе нужно».

Вайлет замялась. Отведя взгляд, она вспомнила свой недавний разговор с Аларисом и осознала, что сама Кикер, возможно, не хотела бы слышать этот вопрос. Все же собравшись с мыслями, Вайлет вновь подняла голову и уверенно спросила: «Почему вы с Эйс носите повязки на глазах?»

— Ты еще явно хотела спросить про Зеро. — Кикер подперла лицо ладонью, устало склоняясь к столу.

— Вы, — неожиданно вмешалась в разговор официантка, оказываясь рядом со столиком как-то слишком незаметно для Вайлет, — что-то готовы заказать?

— Два шоколадных десерта, — уверенно произнесла Кикер, не давая и слова Вайлет, — и еще ваш холодный чай.

Официантка, увидев некую растерянность в глазах Вайлет, которая явно хотела чего-то другого, улыбнулась. Осмотрев обеих девушек и быстро оценив их, Раш довольно кивнула.

— Сейчас сделаем.

— Итак, — произнесла Кикер, заставляя Вайлет вновь посмотреть на себя, — ты хочешь узнать о причине ношения нами повязок?

Вайлет промолчала. Она быстро поняла, что спорить или говорить что-то против было бесполезно и это вызвало у нее ироничную улыбку.

— Да.

— Здесь все просто. — Кикер приблизила указательный палец к своей повязке, слегка приподнимая и тем самым поправляя ее. — У нас нет левых глаз. Надо же как-то прятать непотребство?

Вайлет удивленно замерла. Она могла предположить, что дело было в плохом зрении, но мысль об полном отсутствии глаз ей не приходила. Вайлет хотела начать расспрос, но что-то заставило ее замолчать и с грустью опустить взгляд. Заметив эту растерянность и грусть, Кикер произнесла:

— Кажется, тебя не устраивает неполный ответ.

— Если можно…

— Хочешь знать причину? — Девушка поставила вторую руку на стол, также подпирая ею лицо. — Только вот я не могу рассказать тебе все без разрешения остальных. Единственное, что могу сказать, так это то, что мы были родом из одного тюремного лагеря, из которого нас забрал господин.

Вайлет промолчала. Стоило тишине воцариться, как к столу вновь подошла официантка уже с подносом в руках. Расставив на столе заказ, девушка пожелала приятного аппетита и направилась в сторону главной стойки. Почему-то вид коллег вызывал у нее улыбку. Возможно, именно потому, что только членов собственного отряда она признавала и не ненавидела. Из всех посетителей, которых ей доводилась принимать, именно члены «Дублета» были самыми приятными, пусть они и не знали личности участников группы Джокера.

— Эмма, — произнесла хозяйка заведения, стоявшая за стойкой, — ты хорошо поработала. Можешь идти. Эмили тебя заменит.

Девушка радостно улыбнулась и, передав поднос хозяйке, прощально поклонилась. Счастью не было предела. Мучительный рабочий день подходил к концу и, к тому же, наступало время настоящего задания от господина.

Накинув на себя плащ, девушка быстро выскочила через задний вход в небольшой переулок. Там, прямо напротив входа, уже стояла напарница-дракон.

— Поздравляю с окончанием смены. Тебя кто-то задержал?

— Да, — прикрыв за собой дверь, Раш развернулась к своей напарнице, — там наши пришли перекусить.

— Наши? — Стей удивленно приподняла брови. — Кто именно? Кикер и Вайлет?

— И все-то ты уже знаешь. — Усмехнувшись, Раш накинула на голову капюшон и направилась куда-то вперед. Стей поступила также и направилась следом.

— Итак, — произнесла Раш, дождавшись пока Стей догонит ее, — какая у нас задача?

— Все просто, — игриво подмигнув, произнесла Стей, — мы займемся одним бароном. Инициатором этих слухов.

— Разве аристократов не должен покарать господин на балу?

— Не всех. — Стей подняла вверх указательный палец, гордо улыбаясь. — Только одного из них. Остальных по-тихому уберут наши. Мы же не можем позволить этим ребятам объединиться на балу?

— Ладно, логично.

— Что касается народа, — продолжала Стей, — то мы уже поймали главных затейщиков всех волнений. Сейчас наша задача склонить их на нашу сторону.

— И кто стал ответственным за них?

— Как кто? Респин, конечно.

На губах Раш появилась насмешливая улыбка. Посмотрев на Стей, она произнесла:

— Не удивлена. Она единственная из нас, кто умеет лепить из чужой психики фигуры, как из воска.

***

Прозвучал стук каблуков по каменному полу. Молодая девушка-эльф с вытянутыми ушками, длинными нежно-розовыми волосами и такого же цвета глазами решительно шла по коридору, сплошь и рядом наполненному тюремными камерами. Одета была эта девушка, носившая имя Респин, в довольно необычный наряд: облегающие черные штаны и темно-синюю кофту. Подойдя к нужной камере, девушка резко остановилась и плавно обернулась к заключенным. Ее глазам предстала группа мужчин самых разных возрастов, сидевшая по ту сторону решетки. Все они были одеты в довольно скромные наряды, соответствовавшие простому народу. Одной особенностью было то, что при задержании некоторых из них пришлось побить, а потому среди заключенных сидели как нетронутые личности, так и истекавшие кровью. При виде всех этих людей на женских губах появилась высокомерная улыбка.

— Думаю, вы понимаете почему вы все здесь.

— Нет, не понимаем! — закричал один из мужчин, опомнившийся быстрее всех. Вскочив на ноги, он подбежал к решетке. — Какое право вы имеете запирать нас здесь?!

Респин презрительно нахмурилась и довольно резко ответила:

— Молчать, ничтожество.

Эта резкость в низком женском голосе вызвала легкий ступор. Заключенные замолчали, но не на долго. Неожиданно сквозь тишину начал звучать нервный шепот:

— Господи, прошу. Пожалуйста…

Лысый мужчина с длинной бородой сидел на каменном полу с крестом в руках, раскачиваясь из стороны в сторону и нашептывая что-то про себя.

— Вы все, — продолжила Респин, повышая голос и переходя на крик, — здесь лишь жалкий скот! Скот, который не знает своего места!

Лысый мужчина издал жалобный скулеж. Выронив крест, он ударил обеими руками по полу, привлекая к себе внимание братьев по несчастью.

— Страшно то как, — вытаращив глаза, произнес он. — Нас всех убьют. Нас точно убьют, а у меня жена и дети.

— А вы знаете, — приподняв подбородок, с усмешкой произнесла Респин, — что происходит со скотом? — Приложив указательный палец к губам, девушка с явным наслаждением ахнула. — Его забивают.

Услышав эти слова, лысый мужчина неожиданно для всех начал кричать во все горло. Его крик заставил всех сокамерников подпрыгнуть на своих местах.

— Помогите! Пожалуйста! Не могу! — Мужчина жадно вцепился пальцами в каменные выступы и начал биться головой о пол. — Больше не могу здесь находиться. — Крик его стал еще громче и истеричнее. От сильных ударов, вызывавших неприятный звук, напоминавший разбивание яйца о стол, на большом мужском лбу появилась кровь. — Выпустите меня, выпустите!

Сидевшие неподалеку сокамерники тут же бросились на помощь и, подхватив незнакомца, заставили его подняться. Крики не прекращались, как и попытки разбить собственную голову о что-нибудь. Мужчина визжал, дергался, стонал.

— Эй! — вскрикнул один из небезразличных сокамерников, обращаясь к девушке-эльфу по ту сторону решетки. — Помогите ему! Он же убьет себя.

Респин слегка приподняла брови, будто не понимая почему она должна что-то делать. Голос ее прозвучал спокойно:

— Одним меньше, другим больше. Выпустим его и это место займет кто-то из ваших семей.

— Что вы такое говорите! — закричал совсем молодой парень, сидевший в камере.

— Я говорю, что долги нужно возвращать, а за решения расплачиваться. — Пожав плечами, Респин усмехнулась. Лысый мужчина, услышавший ее голос, замер в ужасе. — Вот вы и расплачиваетесь за свои решения. Возможно, если мы соберем ваших жен и дочерей, а потом начнем сдавать их всем подряд для плотских утех, года через четыре они за вас расплатятся. Потом еще четыре года за каждого оставшегося члена семьи, и вы будете свободны.

— А! — внезапно закричал, казалось бы, только что замолчавший мужчина. — Нет! Только не моя Ева! Нет! — Оттолкнув от себя обоих незнакомцев, державших под руки, мужчина вырвался и бросился к решетке. Схватившись за нее, он просунул часть своего лица между прутьями. — Заберите меня. Луше продайте меня!

Усмехнувшись, Респин плавно развернулась и направилась прочь. Тем временем мужчина вновь в ужасе вытаращил глаза и закричал еще звонче, надрывая связки:

— Душу мою заберите! Демоны! Не смейте!

Респин намеренно шла медленно, чеканя каждый свой шаг каблуками. На губах ее играла улыбка, которую она намеренно пыталась сдержать, но получалось это с трудом.

«Переигрывает, поганец».

15. Боевая горничная

Вайлет стояла посреди комнаты, раскинув руки в стороны. В то же время рядом с ней на корточках сидела Квин, поправляя пышное нежно-розовое платье девушки. Это платье совсем не соответствовало платью ни горничной, ни простолюдинки. Верхняя его часть состояла из сетчатой материи и покрывала горло и плечи. Основная же часть платья начиналась с линии груди, облегала талию и волнами спускалась к щиколоткам.

— Готово, — произнесла радостно Квин и, улыбнувшись, плавно поднялась на ноги. Ее взор встретился со взором Вайлет, будто намеренно заставляя задать ее наболевший вопрос.

— Так ты знала о том, что я бывшая принцесса?

Развернувшись, Квин быстро подошла к постели, на которой лежали две раскрытые коробки. В одной из них еще недавно находилась одежда, а в другой все еще находилась обувь. Протянув руки к коробке, Квин вынула из нее пару бежевых туфель.

— Все знали.

— Тогда почему вы…

— В «Дублете», — обернувшись, Квин посмотрела на Вайлет и медленно направилась к ней, — не имеет значение твое прошлое. Раз ты стала одной из нас, значит мы равны.

Присев на корточки перед девушкой, эльф поставила перед ней туфли. Вайлет с какой-то задумчивостью посмотрела на светлую макушку Квин, но затем, все же обратив внимание на туфли, начала надевать их.

— Кстати, — Квин подняла голову, с улыбкой смотря в глаза Вайлет, — некоторые из наших же рассказали тебе свои истории? Возможно это потому, что они считали себя виноватыми перед тобой, так как они знали о твоем прошлом, а ты о их — нет.

— Значит все… — Вайлет подняла голову, иронично улыбаясь. Ей казалось, что ее прошлое было тайной, но почему-то сейчас, думая об этом, ей казалась глупой даже сама идея о том, что от «Дублета» можно было что-то утаить.

— Так, так. — Квин быстро выпрямилась и, осмотрев Вайлет, довольно кивнула. — Кажется, нам пора.

Взяв девушку под руку, эльф развернул ее к выходу и медленно направился вперед. Вайлет покорно пошла рядом, решительно смотря куда-то вдаль. Сегодня ей предстояло вновь выйти в общество в роли принцессы Софии. Это и тревожило ее, и бодрило одновременно. Ее немного пугала возможность обращения косых взглядов в ее адрес и перешептываний, но в тоже время радовало то, что своими действиями она могла помочь господину, который не просто приютил ее, но и был невероятно добор к ней.

Девушки направились в сторону комнаты, которая находилась на другом конце второго этажа. Сейчас это место казалось каким-то слишком безлюдным. Частично это было вызвано тем, что все горничные в доме были заняты подготовкой к балу, а частично и тем, что рабочих рук действительно не хватало.

Вайлет держала голову высоко. К своему удивлению она поняла, что в этом утягивающем пышном наряде она чувствовала себя также комфортно, как и в платье горничной.

Оказавшись напротив нужной двери, девушки замерли. Квин тихо постучалась и, дождавшись разрешения войти, с улыбкой отворила дверь. Вайлет вошла в комнату в одиночестве. Оказавшись внутри, она сразу обратила внимание на две знакомые фигуры. Одной из фигур был, конечно же Аларис. Парень вальяжно сидел на спинке дивана, рассуждая о чем-то со своим гостем. Второй фигурой оказался Фредерик Сарбский. При виде вошедшей девушки мужчина удивленно поднялся с кресла.

— Принцесса София, так вы и правда…

— Я больше не принцесса, — быстро оборвала Вайлет. Сейчас девушка выглядела куда увереннее, чем обычно. Ее осанка, положение рук на уровне пояса и даже решимость в глазах показывали как уверенно она чувствовала себя в этой роли. — И имя мое Вайлет. На публике можете звать меня, как и раньше, но между нами я попрошу вас называть меня новым именем.

— Хорошо, — Фредерик поклонился, — я все понял.

Довольно улыбнувшись, Аларис произнес:

— Отлично. Тогда введу вас в курс дела.

Взгляды Фредерика и Вайлет переместились на господина этого поместья. Как Вайлет и Фредерик, Аларис уже был одет в праздничную одежду: на нем можно было увидеть черную офицерскую форму, которую ему полагалось носить на всех мероприятиях, связанных с празднованием победы.

— Примерно через час начнется прием. Вайлет, — взгляд Алариса переместился на девушку, — тебя будет сопровождать Фредерик.

— А кто будет вместе с вами? — настороженно спросила Вайлет.

— Моя невеста, — радостно ответил Аларис и тут же замолчал. — Надеюсь. В любом случае вы должны появиться еще в начале приема. Я же появлюсь примерно к его середине. Думаю, к этому моменту все приготовления будут готовы.

— Какие приготовления? — недоверчиво спросил Фредерик. Невысокий желтолицый мужчина повернулся всем телом к парню, явно чувствуя подвох в его словах.

— Как какие? — Брови Алариса приподнялись. — Приготовления к публичному наказанию.

— Наказанию? — Фредерик машинально сделал несколько шагов навстречу, взмахивая руками. — Вы всерьез решились выставить все это на показ?

— А почему нет?

— Господин Хилдефонс! — Мужчина оступился. От такой беззаботности во взгляде и невинности в голосе Алариса вся эта идея вызывала еще большее количество подозрений. Фредерик замолчал на миг, будто пытаясь подобрать слова, после чего продолжил решительно: — Ладно бы, если бы виновен был один, но тут ведь целая группа дворян. Если ополчится на группу, остальные, даже не втянутые в это дело, встанут на их защиту.

— А мы и не будем наказывать всю группу. Мы накажем того из них, кто все же доберется до особняка.

Фредерик с еще большим непониманием посмотрел на улыбавшегося парня. Голос его прозвучал недоверчиво:

— Разве вы не пригласили всю знать со своих земель?

— Я пригласил всех, — кивая головой, ответил Аларис, — но к некоторым отправил своих людей, так что они вряд ли смогут добраться до нас сегодня. Господин Сарбский, не беспокойтесь. Мои люди позаботятся о том, чтобы нежеланные личности не явились сегодня на наше веселое мероприятие.

Фредерик замолчал. И впрямь немного успокоившись после этих слов, он недовольно спросил:

— Вы знаете, что иногда выглядите пугающе?

Аларис широко улыбнулся, обнажая свои зубы. Эта его улыбка вызвала некоторое удивление и у Фредерика, и у самой Вайлет.

— Мне редко говорят это напрямую. Спасибо за откровенность. — Поднявшись со спинки дивана, Аларис выпрямился. В глазах его появилась уверенность. — Итак, дамы и господа, я попрошу вас приготовиться и занять свои места. Когда начнется основное шоу, надеюсь, вы подыграете мне.

***

Присев на корточки возле изгороди, отделявшей сад поместья от внешнего мира, Раш обернулась к своей напарнице. Стей также сидела на корточках, многозначительно смотря на свою спутницу. Кивнув друг другу, обе девушки встали на исходные позиции. Раш отошла назад, а Стей быстро поднялась и развернулась прямиком к напарнице. Сложив руки в замок, она вытянула их перед собой и немного присела.

Увидев это, Раш разогналась. Оказавшись совсем близко, она наступила правой ногой на протянутые руки и вместе с толчком Стей подскочила вверх. Благодаря этому забраться на перегородку оказалось не так сложно.

Следом Стей, отойдя на достаточное расстояние, также разбежалась. Она подпрыгнула так высоко, как только можно, и быстро схватилась за протянутые руки напарницы. Со всей силы потянув Стей на себя, Раш быстро спрыгнула с перегородки, оказываясь в саду. На самом деле из всех частей особняка ограда только у этой была подходящей для тайного проникновения. В других же местах тянулся длинный высокий забор с кольями на концах.

Прозвучали шаги. Девушки, услышавшие их, бросились в рассыпную. Раш быстро подбежала к дереву и, схватившись за его ветку, вскарабкалась на него, а Стей, найдя взглядом лишь стоящие неподалеку цветочные кусты, рухнула прямиком в них.

Стражники, охранявшие территорию, вывернули из-за цветочных оград. Оказавшись на том месте, где еще недавно стояли обе девушки, они замерли. Взгляд одного из мужчин поднялся к вершине изгороди, фиксируясь на ней.

— Что-то не так? — спросил второй стражник.

— Нет, — резко отозвался мужчина и, повернув голову вперед, вновь продолжил ход. Охрана ушла.

Соскочив с ветки дерева, Раш настороженно взглянула в том направлении, куда ушла охрана. Стей, также вышедшая из укрытия, подошла ближе.

— Разделимся, — произнесла Раш решительно. — Нам нужно закончить как можно быстрее. Для этого я возьму на себя всю северную часть здания и второй этаж, а ты бери всю южную и подвал.

— Ты уверена? — девушка-дракон нахмурилась. — Может нам не стоит так торопиться?

Взглянув на напарницу, Раш коротко кивнула и произнесла:

— Мы не должны упустить цель. Разделиться — самый оптимальный вариант.

На губах Стей появилась улыбка. Уперев руки в бока, она с усмешкой произнесла:

— Тебя ведь уже не отговорить? — При виде кивка головы подруги, Стей лишь развернулась и прощально махнула рукой. — Ладно. Тогда я пойду. Удачи нам обеим.

Покинув своего товарища, Стей быстро направилась на первый этаж особняка. На улице, как и внутри здания, царила тишина. Пробравшись через приоткрытое окно, девушка ловко соскочила с подоконника и побежала вперед.

Неподалеку она услышала посторонние голоса. Резко остановившись, Стей осмотрелась. Первое, что пришло на ум, это спрятаться в какой-нибудь комнате. Подбежав к стоящей ближе всего двери, девушка открыла ее и тихо проскользнула внутрь.

Голоса по ту сторону стали громче. Судя по ним можно было сказать, что разговаривали женщины.

— Когда он в таком плохом настроении, к нему даже подходить не хочется.

— А что еще остается? Кому-то же надо выполнять его поручения?

Голоса становились все тише, сообщая о постепенном уходе женщин. Выпрямившись, Стей бросила задумчивый взор на ту комнату, в которой оказалась. Это была спальня, выполненная в довольно уютных бежевых тонах. Кровать была заправлена, пол и полки чисты. Это говорило о том, что в этом месте кто-то жил и за ним хорошо следили.

Быстро проскользнув в коридор, Стей вновь продолжила свой бег. Она довольно скоро нашла дверь, а за ней и лестницу, ведущую в подвал. Мрак, будто плавно поднимавшийся по ступеням, вызывал какое-то напряжение. Конечно, их основная задача с Раш заключалась в том, чтобы уничтожить барона, но проверка всего здания также была их задачей.

Сделав глубокий вдох, девушка спустилась на пару ступеней вниз и заперла за собой дверь. Ее драконий глаз довольно быстро привык к темноте, начиная различать не только общие элементы окружения, но и мельчайшие трещины в стенах.

Стей начала быстро и тихо спускаться по ступеням и, все же ступив на твердую каменную опору, она настороженно замерла. В этом месте ей сразу оказались заметны ряды с тюремными камерами, что настораживало еще больше. В комнате витал неприятный аромат гнили, заставивший девушку прикрыть нос рукой.

Сделав еще несколько шагов вперед, Стей заметила в камерах тела людей. Несколько из этих тел уже имели все признаки разложения и валялись неподвижно с неестественно вывернутыми руками и ногами. На телах убитых виднелась довольно знакомая черная форма с позолоченными пагонами. При виде ее Стей сразу все поняла: эти люди были воинами восточной империи, схваченными во время недавней войны.

Убрав руку от лица, Стей с отвращением посмотрела на гниющие тела. Пусть темнота в комнате и не позволяла ей видеть все идеально, но именно ее драконий глаз помогал видеть очертания изувеченных тел и ползающих по ним насекомых.

— Разве все дома дворян не перепроверяли после окончания войны? Где он только прятал пленных?

Прозвучал кашель. Спокойно повернув голову, Стей направилась в сторону источника этого звука и остановилась рядом с двумя камерами, в которых находилось трое еще живых, но сильно травмированных парней.

— Так парочка выживших все-таки есть.

***

В это же время Раш, обошедшая всю южную часть первого этажа, начала быстро подниматься на второй по лестнице. Постоянные патрули в совокупности с работающими непрерывно горничными заставляли ее то и дело прерываться, ища для себя укрытие.

Наконец добравшись до нужного места, Раш осмотрелась. Сейчас она находилась в самой дальней части здания, куда еще не ступала ни ее нога, ни нога Стей.

Громкий крик прозвучал на весь этаж. Раш даже не пришлось искать нужной комнаты. Она плавно и довольно спокойно развернулась, направляясь в сторону источника звука. К удивлению Раш рядом с нужной комнатой даже не было охраны, а дверь ее была приоткрыта. Это наводило девушку на довольно сомнительные мысли.

Подойдя ближе к двери, Раш аккуратно заглянула в комнату. Через щелку она смогла увидеть фигуру низкого мужчины с огромным, торчащим животом, и сидевшую на коленях перед ним горничную. Молодая девушка была вся в слезах. Из ее носа струями стекала кровь, а сама она машинально придерживалась рукой за левую, пострадавшую больше всего щеку.

— Господин, прошу прощения! — жалобно стонала она. — Я готова принять любое наказание. Пожалуйста, пощадите!

Подняв вверх ногу, мужчина с разворота ударил ею девушку по лицу. Было даже удивительно то, как он с таким животом мог сделать что-то подобное.

Горничная рухнула назад. Кровь начала сочиться из ее носа еще сильнее, а сама она застонала от боли.

— Давай, давай! — кричал мужчина. — Ори громче! Чтобы все слышали! Чтобы больше никто не совершал таких глупостей! Ничтожество.

Раш, все еще стоявшая за дверью, довольно улыбнулась. Закрыв глаза, она сжала ладонь в кулак и с радостью подумала:

«И все-таки, какой же хороший у меня господин. Самый лучший на свете».

Странное предчувствие, возникшее внезапно, заставило девушку вновь открыть глаза и насторожиться. Две тени появились где-то позади и были уже готовы атаковать. Отступать было уже нельзя и оставалось только одно: резко подтолкнув дверь, Раш ворвалась в комнату и начала плавно отступать. Она встала боком к изумленному барону и боком к его охране, появившейся весьма вовремя.

Перебежав взглядом с одного лица на другое, она осознала, что оказалась окружена. При виде настороженного женского лица барон улыбнулся.

— Так, так, так. И кто же тут у нас?

Раш с отвращением посмотрела на барона. В одном ее взгляде читалась такая доля презрения, какая только вообще могла выражаться. Это вывело мужчину из себя.

— Думала, — зловеще начал он, — что сможешь пробраться в мой дом незамеченной, чертовка?

На женских губах всплыла усмешка. Пожав плечами, Раш произнесла:

— Не сильно-то я и пряталась. Если бы я действительно хотела, чтобы вы меня не нашли, поверьте, так оно и было бы.

Верхняя губа барона приподнялась. Будто намеренно показав свои зубы, он хладнокровно произнес команду для своей стражи: «Убить».

Группа мужчин бросилась навстречу Раш. Слегка пригнувшись, девушка протянула руки к ремням, окутанным вокруг ее ног, и вытянула из них несколько лезвий.

Дождавшись, когда противник окажется достаточно близко, девушка рванула в бой. Первый же из стражников замахнулся лезвием, будто чертя им косую линию в воздухе.

Пригнувшись еще ниже, Раш позволила лезвию пройти над собой и резко развернув положение клинка в своей руке, воткнула его в живот нападавшего. Выпрямившись, девушка толкнула ногой противника, тем самым вынимая клинок и отталкивая стражника на его же товарищей.

Не останавливаясь, Раш побежала дальше и, запрыгнув прямиком на повалившееся назад тело, она проскочила вперед, приземлилась на пол и быстро обернулась. Не успевшие сориентироваться стражники только-только выпрямились, но девушка уже оказалась рядом с ними. Подняв оба клинка чуть ниже уровня головы, Раш рассекла ими мужские шеи по правую и левую стороны от себя. Кровь брызнула в воздух, окропляя собой женское лицо.

Остановившись и медленно развернувшись, Раш со все тем же презрением посмотрела на барона. Мужчина в ужасе отступил. Осмотревшись, он заметил сидевшую рядом на полу горничную. План созрел в голове мгновенно. Схватив побитую и перепуганную горничную, барон рывком поднял ее на ноги, развернул к Раш и плотно стиснул ее шею.

— Ты серьёзно? — Раш усмехнулась. — Еще скажи, чтобы я сдавалась, а иначе ты ее убьешь.

— Сдавайся, — со страхом в глазах и дрожью в голосе закричал барон, — иначе я ее убью!

— И что? — Брови Раш приподнялись, а ее улыбка исчезла совсем. — Мне какая с этого выгода? Я с ней никак не связана.

Барон взглянул на дрожащую в его руках девушку. Та уже не причала и не сопротивлялась, просто шептала про себя молитвы.

— Да, — мужчина вновь взглянул на Раш, — кто ты вообще такая?!

— Посланница нового лорда. — Без колебаний ответила девушка и тут же заметила вызванный ее словами шок. — Что это за удивление в глазах? Разве вы не предполагали, что за вами пошлют кого-нибудь в отместку за ваши действия.

— Он послал женщину? — Глаза барона расширились, а на губах появилась нервная улыбка. Сделав шаг вперед, он начал громко кричать: — Женщину, против дворянина и группы рыцарей? Ха! Не смеши меня!

Раш, стоявшая напротив, заметила прямо за спиной барона окно, а позади него движение. Присмотревшись, девушка увидела знакомую тонкую фигурку, запрыгнувшую на окно через дерево. Стей довольно ловко соскочила с подоконника, проникая в комнату.

— Да, что ты можешь?! — продолжал кричать барон. — Жалкая…

— Ты вроде внутри была, — Раш улыбнулась, — как снаружи оказалась?

Барон замолчал. Заметив взгляд Раш, направленный за спину, мужчина испуганно обернулся, но уже было поздно. Замахнувшись кулаком, Стей ударила прямиком по мясистому лицу, разбивая нос. Барон ненароком выпустил горничную и повалился назад. От его падения прозвучал грохот.

— Я чувствовала, что ты попала в беду. — Стей довольно улыбнулась, выпрямляясь и склоняя голову на бок. — Вот и не могла войти с того же входа.

— Ладно, — взмахнув клинками, Раш быстро перевернула их и вложила их в ножны, — тогда заканчивай и пойдем скорее. Если раньше закончим, можем даже пробраться на бал в виде гостей и стащить чего-нибудь со стола.

Стей улыбнулась, удивленно спрашивая:

— Так ты только ради этого торопила меня?

— А еще… — Раш повернулась полубоком и, подмигнув подруге, не без наслаждения произнесла: — Мы можем увидеть, как наш господин покарает неверных. Даже не говори, что не хочешь это видеть.

Стей рассмеялась. Уперев руки в бока, она счастливо произнесла:

— Хочу, конечно, правда, думаю, что остальные наши мыслят также.

— Именно поэтому мы и должны успеть раньше остальных.

16. Великодушная горничная

Вайлет сделала глубокий вдох. В этот момент она стояла под руку с Фредериком прямо перед дверьми, ведущими в бальный зал, смотря то под ноги, то куда-то вперед.

— Могу я задать вопрос? — неожиданно заговорил мужчина.

Вайлет искоса взглянула на своего спутника. Фредерик также, как и она, выглядел встревоженным и смотрел куда-то вперед.

— Можете.

— Вы не жалеете о своем выборе? Восточная империя не стала полностью уничтожать северную. Если бы вы остались, сохранили бы титул принцессы.

— Я не жалею, — ответила Вайлет уверенно.

— Почему?

— Потому что раньше была не я.

Фредерик повернул голову к девушке, удивленно смотря на нее. Взгляд Вайлет был необычайно ясен и решителен.

— О чем вы?

— Прибыли, — прозвучал звонкий голос горничной Анте, объявлявшей весь этот вечер имена прибывающих знатных господ, — граф Фредерик Сарбский и принцесса София Хантер!

Вайлет усмехнулась. Двери перед ее глазами начали медленно открываться, позволяя приятной мелодии вальса донестись до ушей, а ослепительному свету люстры броситься в глаза.

«Бывшая принцесса», — пронеслось в голове Вайлет.

Девушка в сопровождении графа плавно направилась вперед. Стоило им только выйти на вершину лестницы, как взгляды всех присутствующих обратились к ним. Мужчины и женщины в праздничных нарядах замолчали, услышав объявление, а следом и увидев возникшие фигуры.

Слегка приподняв подбородок, Вайлет сделала короткий вздох. Она и Фредерик начали плавно спускаться в бальный зал. В этот момент, казалось, даже музыка начала играть тише, а, возможно, что так оно и было.

Спустившись в зал, пара остановилась. Недоверчивые взгляды продолжали пронзать их, словно иглы, а это гнетущая тишина, прерываемая лишь тихой мелодией, исполняемой оркестром, настораживали.

— Граф Сарбский, рад вас видеть! — прозвучал радостный мужской голос. Незнакомец в черном вечернем костюме быстро направился в сторону новоприбывших. У этого мужчины была необычная внешность: светлые короткие волосы, такого же оттенка борода, голубые зауженные глаза и квадратное лицо. Взглянув на него всего лишь раз, Вайлет с полной уверенностью могла сказать, что раньше никогда не встречалась с этим человеком.

Подойдя ближе, мужчина бросил задумчивый взор на Вайлет и, приветливо улыбнувшись, протянул ей свою руку. Его пронзительный взор уставился прямиком в медового оттенка глаза, вызывая некоторое недоверие.

— Главная жемчужина этого вечера, вы позволите?

Вайлет протянула ладонь в ответ, и в тот же миг мужчина схватился за нее, нежно целуя. Выпрямившись, он вновь перевел свой взор на Фредерика.

— Как поживаете?

— Прекрасно. — Фредерик улыбнулся в ответ, быстро подстраиваясь под ситуацию. — По крайней мере, никаких стеснений не испытываю.

— Правда? — Брови незнакомца приподнялись, а губы расплылись в немного ироничной улыбке. — Тогда, не могли бы вы представить меня своей спутнице?

— Конечно! — Фредерик повернулся к Вайлет полубоком, указывая рукой на своего знакомого. — Леди София, этого человека зовут Анджин Шельд. Он прибыл к нам с запада.

— С запада? — удивленно повторила Вайлет. — Стало быть, от эльфов.

— Вы угадали. — Анджин улыбнулся. — Я был рожден на территории севера, но с раннего детства занимался торговлей вместе со своей семьей.

— Значит вы торговец?

— Не просто торговец, — взглянув на девушку, Фредерик воодушевленно махнул рукой в сторону мужчины, — он один из богатейших торговцев на западе.

— Вот как? — Вайлет приветливо улыбнулась, не отводя взгляда от лица Анджина. — Тогда что же привело богатейшего торговца запада к нам?

Анджин заметил в глазах Вайлет интерес, смешанный с недоверием. Именно этот ее взгляд, как и нотки сарказма в голосе, вызвали на его губах усмешку.

— Желание расширить свою деятельность.

Внезапно к группе начали подходить и другие гости, задавая свои вопросы. Вопросы были самые разные и во многом они касались самих Вайлет и Фредерика. Под весь этот шум Анджин незаметно ушел, мысленно радуясь тому, что дело он свое на сегодня сделал.

В то же время одна особа в кричащем ярко-красном платье, приподняв подол, быстро подошла к толпе, окружавшей Вайлет. Опустив подол, расправив веер в своих руках и решительно задрав нос, женщина прокашлялась. Этот громкий, явно выдавленный несколько раз кашель, привлек внимание окружающих, заставляя их перевести свои взоры на женщину.

— Как забавно, — произнесла незнакомка, плавно покачивая веером в воздухе и как бы обдувая себя ветром. — На бал явилась бывшая, — взгляд женщины на мгновение остановился на спокойной Вайлет, а затем вновь переместился куда-то вперед, — принцесса София. Мне казалось, что предателей родины казнят, а вы, оказывается, все это время на стороне востока скрывались? Все ясно.

— Вам еще есть что сказать, — заговорила Вайлет, без колебаний смотря на баронессу, — леди Моник?

Женщина улыбнулась, будто бы только этой возможности она и ждала. Сложив веер, она развернулась лицом к Вайлет и с презрением посмотрела на нее.

— Еще и явились в сопровождении графа-предателя, хотя это не удивительно. Даже крысы сбиваются в группы.

Вайлет попыталась скрыть улыбку. Баронесса Моник никогда не была действительно значимой фигурой в обществе. Лишь своим внешним видом и выходками она привлекала к себе внимание, и так было всегда. Разница была лишь в том, что раньше подобные слова в адрес Вайлет карались бы мгновенно, а теперь, вроде как, никто не мог наказать ее за это. В обычных условиях высшая знать редко обращала внимание на баронов и баронесс, но леди Моник была исключением, так как о ее выходках знали практически все.

— Рада, что вы наконец-то высказались. — Вайлет улыбнулась, машинально складывая ладонь себе на грудь. — Тогда позвольте теперь высказаться и мне. Я думаю, что вульгарных особ, не обученных распознавать моменты, когда стоит держать язык за зубами, нужно просто игнорировать.

Женское лицо побагровело. Стиснув веер в своих руках, баронесса сделала шаг вперед, готовясь ответить, но тут же ее прервал громкий голос Фредерика:

— Дамы и господа! Прошу минуточку внимания.

В зале наступила тишина. Теперь уже и оркестр перестал играть, позволяя мужчине говорить уже не криком.

— Раз уж леди Моник подняла это тему, вынужден продолжить ее. — Мужчина хлопнул себя по груди, будто пытаясь воодушевиться. — Все вы знаете о том, какой выбор мы приняли вместе с принцессой Софией. Возможно, многие из вас не одобряют наше решение, но в конечном счете все вы, как и мы, остались на своих землях при своих имениях и даже согласились подчиниться новому правителю.

Вайлет с интересом смотрела на Фредерика. Порой этот мужчина казался ей слишком лицемерным и изворотливым, но когда ты находился с ним по одну сторону баррикад, он казался также весьма надежным.

— Именно поэтому, — продолжал Фредерик, повышая голос, — никто из вас не имеет право на то, чтобы осуждать нас! Мы здесь не просто посторонние. Мы гости нового лорда, а также подданные короля восточной империи Тунора Камерона. Если вас что-то не устраивает в нашем положении, это значит, что вы не согласны с решением самого короля!

***

Подойдя к двери спальни, Аларис замер. Он знал, что человек, который должен был сопровождать его, находился по ту сторону, а также он знал, что этот человек ни за что на свете сейчас не выйдет к нему.

Сделав глубокий вдох, Аларис постучался. Ответом ему послужила тишина, и тогда парню пришлось заговорить: «Ария, я знаю, что ты там. Скажи, ты сегодня готова сопровождать меня?»

Вновь ответом послужила тишина. Аларис был уже одет в офицерскую форму. На его поясе виднелся меч, что также было не нормально на обычном приеме, но нормально на приеме в честь празднования победы в войне. На плече парня виднелась черная мантия, покрытая мехом и золотыми нитями в виде герба семьи Хилдефонс. Волосы Алариса были зачесаны назад, открывая вид на его высокий лоб и пронзительные черные глаза. Аларис грустно улыбнулся.

— Я зайду к тебе перед сном. Надеюсь, что ты будешь тепло одета.

В то же время Ария, сидевшая на своей кровати по ту сторону двери, медленно подтянула к себе ноги. Обхватив их руками, она подвела большой палец к своим губам и начала неосознанно грызть ноготь.

«Что же мне теперь делать? Если он бросит меня, я потеряю все».

Отдалившись от спальни Арии, Аларис направился в сторону зала. В той части здания, в которой он находился, царила тишина. Практически все горничные сейчас были заняты на балу, а те немногие, которые не были привлечены к этому, выполняли связанные с балом обязанности.

Аларис уже было смерился со своим одиночеством, как неожиданно к нему из-за угла вывернула Кинга. Очаровательная девушка в темно-синем платье с сердцеобразным вырезом выглядела иначе, чем обычно. Ее волосы были собраны в аккуратную пышную косу, каждая прядь которой, словно дуга сводилась к центру и переплеталась с остальными. Привычные очки, кажется, были оставлены в комнате, а, возможно, зная характер Кинги, и спрятаны под юбкой.

Приподняв взгляд на аккуратно и довольно естественно присоединившуюся девушку, Аларис улыбнулся. Их взгляды встретились. Ничуть не смущаясь, Кинга аккуратно приподняла руку своего господина, самостоятельно заставляя ее принять нужное положение.

— Ты не обязана делать этого.

— Уж лучше так, чем позволить вам пойти одному.

Аларис промолчал. Конечно, если бы кто-то узнал, что он пришел на бал с горничной, это закончилось бы гнусными слухами, но ведь среди этого общества никто не знал Кингу. Кто мог сказать по ней, что она была всего лишь слугой, когда она вела себя не хуже, чем любая другая дворянка?

Пара остановилась напротив дверей, возле который весь день работала Анте, объявляя всех новоприбывших. При виде Кинги и Алариса девушка улыбнулась.

— Господин, — прошептала Кинга, смотря куда-то вперед. — Это важный день. Держите голову ровно и не теряйте веры в себя.

Повернув голову к девушке, Аларис счастливо улыбнулся. В тот же миг двери перед ними начали открываться, позволяя ослепительному свету броситься в глаза. Аларис и Кинга решительно вышли вперед.

Квин, стоявшая по другую сторону входа, выглянула из зала, смотря на Анте. Именно в этот вечер ее наряд наконец-то соответствовал наряду приличной горничной с длинной юбкой.

— Господин, что, с Кингой пойдет?

Анте пожала плечами и с иронией ответила:

— Как видишь.

— Ум… — Квин надула губы. — Тоже так хочу.

— Анте, — прозвучал низкий голос. Шафл, медленно направлявшаяся в сторону бального зала, выглядела также эффектно, как и обычно: яркий макияж, платье с пышной юбкой, аккуратно собранные волосы. — Это все гости на сегодня. Можешь идти помочь на кухне.

— Хорошо.

Спустившись на первый этаж, Аларис и Кинга оказались на виду у всех присутствующих. Множество самых разных взглядов были направленны прямиком на них. Тишина, охватившая помещение после объявления хозяина мероприятия, показалась уже какой-то слишком длительной.

Будто спеша на помощь, Вайлет и Фредерик начали плавно приближаться к Аларису, но ему и не нужна была помощь. Улыбнувшись, парень заговорил:

— Я рад видеть всех вас сегодня здесь. С многими из вас мы еще не знакомы лично, так что позвольте представиться: меня зовут Аларис Хилдефонс. Я член семьи Хилдефонс, один из многих участников войны севера и востока, а также будущий законный граф этих земель.

Двое молодых людей, стоявших среди зрителей данного представления, следили за Аларисом с бокалами в руках. Высокий парень с рыжими волосами довольно улыбался. Уголки глаз его были слегка опущены, как и кончик носа. Несколько передних прядей волос образовывали дугу в центре лба и плавно спадали по правую и левую стороны от овального лица.

— Один из многих участников? А он довольно скромен. Как думаешь, Селеста?

Миниатюрная девушка с черными волосами, собранными в один хвостик на левом виске, была чуть менее воодушевлена, чем ее друг и чуть более настороженна.

— Рано делать выводы. Пока что он пытается показать законность своей власти больше, чем скромность.

В то же время окно в зале тихонько приоткрылось, позволяя проникнуть внутрь здания двум девушкам: Раш и Стей. Обе уже были переодеты в не очень дорогие, но довольно нарядные платья. Раш, имевшая довольно пышную грудь, была одета в нежно-розовое платье, которое явно было ей маловато в некоторых частях тела, однако в данных условиях выбирать не приходилось. Стей была одета в темно-зеленое платье, идеально подчеркивавшее изгибы ее талии и спускавшиеся к щиколоткам.

Осмотревшись, девушки поняли, что успели прибыть ровно к началу веселья. Также они довольно быстро нашли для себя желаемое место и желаемую пищу. Тихо подобравшись к столу, уставленному различными дорогими блюдами, они взяли по тарелкам в руки и начали собирать на них еду.

Схватив со стола куриную ножку, Раш без тени сомнения начала ее есть. Конечно, горничные Алариса никогда не обделялись едой, но по какой-то причине именно на подобных празднествах еда была поистине вкуснейшей.

— Смотри, смотри, — прозвучал тихий шепот Стей, — Джози идет к нам.

Раш приподняла голову. Миниатюрная, нарядно одетая девочка и впрямь мчалась навстречу двум своевольным горничным, которые решили заглянуть на праздник без приглашения. Вид этих сдвинутых хмурых бровей, а также ярости в глазах, заставил Раш быстро начать искать выход из данной ситуации.

— Она не может сделать нам ничего, пока мы здесь. — Девушка резко выпрямилась и, развернувшись, пошла вперед. Куриная ножка все также находилась в ее руках, и Раш держала ее, словно дубинку. — Просто спокойно доедай курочку, пока уходишь от нее в противоположном направлении.

Парочка начала обходить зал по кругу. Надо сказать, что толпа была так увлечена речью Алариса, что просто не замечала этой погони.

— Смотри, — вновь заговорила Стей, быстро идущая рядом с подругой. Указав пальцем на еще одно окно, через которое пробиралась парочка коллег-шпионов, девушка улыбнулась. — Разве это не Юнитс и Долли. — От чего-то воодушевленный взгляд переместился на подругу. — Все-таки они тоже решили прокрасться незаметно?

— Отлично. — Раш, все это время обходившая зал по определённой траектории, резко сменила курс. — Сейчас мы будем заниматься очень плохим делом.

— Каким?

— Перекинем берсерка на наших.

— Законная власть? — прозвучал в зале голос одного из гостей. Мужчина в белоснежном вечернем костюме вышел вперед, решительно смотря на Алариса. — Вы так легко разбрасываетесь подобными словами, хотя ваша власть была вызвана лишь участием в войне и симпатией короля?

— А что в этом не так? — Аларис задумчиво наклонил голову. — Симпатия тоже сила.

— Для вас, возможно, — произнес мужчина довольно четко, — так и есть, но народ никогда не примет такого правителя! Вы пытаетесь скрыть за своими благими поступками желание поработить эти территории! Или вы хотите сказать, что я неправ?

Неожиданно Аларис рассмеялся. Его звонкий голос пронесся по всему залу, вызывая еще большее непонимание у толпы. Немного успокоившись, Аларис вновь посмотрел на свою цель и улыбнулся. Этот мужчина еще не знал и даже предположить не мог, но именно сегодня, именно на этом балу, он был главным блюдом на столе.

— Вы поразительно уверены в своей правоте, барон Лудорик. Есть тому основания?

— Конечно. — Мужчина, раздраженный этим смехом, повысил голос. В его глазах появилась неподдельная злость. — Ты ведь захватчик, чужеземец, варвар!

— Назвать хозяина приема варваром, — Аларис пожал плечами, — это, по крайней мере, неприлично.

— Без разницы! — Барон взмахнул рукой. — Здесь не я один так считаю, верно?

Зал наполнила лишь тишина. Самые главные союзники Лудорика сегодня даже не прибыли на бал, а те, кто были на его стороне, но не поддерживали его взглядов также яро, сейчас просто не смели открыть рта. Вся эта махинация с запугиванием нового лорда могла бы пройти довольно успешно, будь и народ, и все местное дворянство действительно на одной стороне, а дворянство, как это уже не раз было проверено практикой, могло легко сменить свои приоритеты.

— И… — протянул Аларис, лукаво улыбаясь. — Никакой поддержки. — С каждой секундой улыбка Алариса становилась все шире и коварнее. Выйдя вперед, он раскинул руки в стороны. — Не хотел я выводить все это на публику, но, раз довелась возможность, давайте разберемся здесь и сейчас. Нейт Лудорик, мне известно, что вы были в сговоре с группой некоторых лиц против меня. Говоря об этом, хочу обратить ваше внимание на то, что ни одного из них сегодня на балу нет, и это отнюдь не потому, что я их не пригласил.

Тишина становилась поистине устрашающей. Люди в зале начали шептаться и переглядываться, примерно понимая, как мог наказать Аларис заговорщиков.

— А теперь, внимание, — продолжал Аларис, — вопрос: по какой причине вы вели себя столь уверенно? Неужели вы считали, что я проигнорирую ваши действия?

— Потому что ты всего лишь вояка! — Мужчина, разозлившийся невероятно сильно, покраснел. На его шее начали выступать вены, а его голос уже не кричал, он просто надрывался. — Ты даже не прямой наследник своей семьи! Никто в здравом уме не станет подчиняться мальчишке!

Аларис вздохнул. Приподняв вверх указательный палец, он с улыбкой произнес:

— Позволь напомнить, что с недавних пор эти земли принадлежат не северу. Ты знаешь, что полагается за твои деяния в восточной империи?

— И что же? — низким мрачным тоном спросил Лудорик.

— Казнь.

— Ха-ха, — мужчина неожиданно залился громким смехом. Смотря на него, стоявшие рядом дворяне отступали, будто бы не желая оказаться втянутыми во всю это передрягу. — И кто сможет казнить меня? Стража? Рыцари? У тебя даже ордена нет! — Лудорик внезапно топнул ногой, продолжая кричать и улыбаться. — Или, неужели, ты сам решишься сделать это? Не смеши меня!

Аларис стал серьезен. Сбросив со своего плеча накидку, парень протянул руки к своему мечу. Это действие, как и этот необычайно холодный взор, в мгновение ока отрезвили взбешенного мужчину.

— Позволь спросить, — Аларис начал медленно подступать, вынимая меч из ножен, — кто из нас двоих последние три года проторчал на войне?

Шафл, стоявшая на втором этаже рядом с Квин, смотрела на эту картину с довольной улыбкой. Заправив прядь волос за ухо, она произнесла:

— В гневе все-таки страшен.

Квин улыбнулась также гордо и даже немного воодушевленно. Прикрыв глаза, она с усладой в голосе произнесла:

— Вот в такие моменты я вспоминаю почему пошла служить ему.

Перепуганный Лудорик начал отступать, но уже на втором шаге споткнулся и рухнул на пол. Аларис подошел к нему с полным хладнокровием и, приставив меч к мужскому горлу, низким тоном произнес: «Последние слова?»

Лудорик схватился за грудь. Его расширенные от страха глаза, пот, ручьем струившийся с лица, и открытый в отчаянии рот уже говорили о полном поражении. Услышав слова Алариса, мужчина в отчаянии произнес:

— Что угодно, только не смерть.

***

— Мы все умрем, — лысый мужчина сидел на холодном каменном полу камеры, держась за голову и раскачиваясь из стороны в сторону. — Все умрем. Это конец. Мою пташку, мое солнышко продадут в бордель, а ведь все из-за того, что я был слишком жадным. — Подняв голову, мужчина посмотрел на сидевших рядом заключенных. Те были измотаны настолько сильно, что на сопротивление и отрицание сил уже не было. Постоянное нытье этого мужчины только добавляло психологического давления. — Слишком жадным, слышите! — еще громче закричал он. — Нет, знал бы я, чем это обернется, никогда бы не пошел против нового лорда. Он ведь был так добор к нам. Что же я наделал?! — Поджав к себе ноги и вновь начиная раскачиваться из правой стороны в левую, мужчина выкрикивал по одному слову на каждую сторону. — Бордель! Смерть! Бордель! Смерть!

— Хватит уже! — неожиданно закричал кто-то из заключенных. Вскочив на ноги, он быстро подбежал к решетке и начал трясти ее. Паника в его глазах была видна не хуже, чем у лысого нервного мужчины. — Выпустите! Умоляю! Все сделаю! Только не смерть! Только не бордель! Не хочу в бордель!

В ответ отзывалась лишь тишина. Тогда, будто приняв для себя решение, еще один из мужчин подбежал к решетке и начал трясти ее. Следом за ним потянулось еще двое, и тогда заключенные все вместе начали кричать.

Спустя пару минут такого истошного крика вновь прозвучал стук каблуков. Девушка-эльф с нежно-розовыми волосами подошла к камере и недовольно посмотрела на пленников.

— И что все это значит?

Неожиданно лысый мужчина бросился прямиком на решетку. Вцепившись за нее руками и намеренно просовывая лицо между прутьев, он вскрикнул:

— Выпустите!

— Зачем мне это делать? — Респин улыбнулась. — Вы предатели, нарушители, преступники.

— Выпустите, умоляем! — поддержали другие.

— Мы все сделаем! — вновь вскрикнул лысый. — Все деньги отдадим! Работать будем в два раза усерднее! Поклянемся в верности новому лорду! Только выпустите нас и не трогайте наши семьи.

— Верно! — поддержали остальные.

— Надеюсь, — Респин пробежалась взглядом по торчащим между прутьев носам, — вы осознаете, что, в случае лжи, вас постигнет неминуемая смерть?

— Смерть?! — вскрикнул лысый, заставляя сокамерников вздрогнуть. Отстранив лицо от железок, он внезапно начал биться своим большим, уже покрывшимся засохшей кровью лбом о прутья. Кровь вновь начла стекать по его лицу. — Это не доказательство моих слов? Я все сделаю, только выпустите! Моя Ева, моя пташка!

— Ладно, ладно. — Респин отмахнулась. Протянув руку к весящей на поясе связке ключей, девушка сняла ее, подошла к камере и, всунув ключ в скважину, начала открывать. — Я выпущу вас и отсчитаю десять секунд. Кто попадется мне через это время под руку, вернется обратно.

Замок щелкнул. Отворив камеру, девушка отступила.

— Раз.

Толпа тут же повалилась наружу. Перепуганные заключенные бросились к выходу не замечая ничего на своем пути. Респин, оставшаяся позади вместе с лысым мужчиной, даже прекратила счет. Взглянув на израненного напарника, она усмехнулась.

— Отлично. В этот раз быстрее, чем обычно, хотя на бал я все равно опоздала. Вторую часть оплаты ты сможешь получить у нас в особняке.

Мужчина довольно улыбнулся. Протянув руку к своему лбу, он намеренно надавил на него и стащил со своего лица специальную лобную маску, напоминавшую настоящую кожу, под которой и была скрыта неизвестная красная жидкость. После снятия этого со лба, лицо мужчины стало выглядеть приятнее.

— Я всегда рад иметь с вами дело, госпожа.

— Я тоже рада твоему участию, Ошин. — Респин усмехнулась, отходя от камеры. — Актерским талантом не обделен.

— Так я же и есть бывший актер. — Ошин поднялся на ноги и, выпрямившись, вышел на волю. — Кого-кого, а вот параноика я сыграть сумею.

— Ты в прошлый раз свихнувшегося фанатика тоже неплохо сыграл. Мне понравилось твое: «Выколите мои глаза за грехи этой семьи». Звучало весело.

— Любой каприз за ваши деньги.

17. Заменяющая главу горничная

Аккуратно приподняв блестящую от чистоты круглую металлическую крышку, Вайлет взглянула на скрывавшийся под ней кусочек торта. Треугольный кусок стоял прямиком на блюдце, рядом с которым на салфетке лежала чайная ложка. Сам десерт был белоснежный, с нежно-розовой прослойкой и спелой клубникой на вершине.

— Я не понимаю, — выпрямившись, Вайлет обернулась к двум горничным, находившимся вместе с ней на кухне. Квин, сидевшая прямиком на разделочном столе, внимательно смотрела на Вайлет и улыбалась. В то же время Шафл, стоявшая буквально в одном шаге, задумчиво поглядывала на часы, висевшие где-то слева.

— Что именно? — спросила Квин.

— Вы сказали, — Вайлет развернулась всем телом, — что этот десерт похож на меня. Так чем же?

— Еще спрашиваешь? — Квин улыбнулась шире. Приподняв руку, она указала пальцем на голову Вайлет. — Он же точь-в-точь похож на цвет твоих волос.

Вайлет вновь покосилась на спелую ягоду, находившуюся поверх десерта. Этот насыщенный цвет и впрямь отдаленно напоминал ее волосы.

— И что в этом такого?

— Ничего, в общем-то. — Пожав плечами, эльфийка соскочила со стола и выпрямилась. — Просто это любимый десерт нашего господина.

— Он такой вкусный?

Квин скривила недовольную гримасу: уголки губ ее опустились, ноздри оттопырились, брови сомкнулись.

— Слишком сладко.

— Чересчур, — поддержала Шафл, слегка прикрывая глаза. — В нашем особняке никто так и не смог понять любви господина к этому десерту.

— Неправда. — Повернувшись к горничной, которая была практически на две головы выше, Квин уперла руки в бока. — Джози тоже обожает этот десерт.

— И правда. — Шафл приложила ладонь к подбородку и задумчиво погладила его. — Интересно, чем же он так им нравится?

— Кажется, — начала Квин, — однажды господин сказал, что это единственная сладкая сладость в этом мире.

— А разве Джози не говорила нечто подобное?

Закатив глаза, эльфийка вновь прислонилась к столу и недовольно произнесла:

— Говорила.

Улыбнувшись, Шафл убрала руку от лица. Голос ее прозвучал как-то заботливо:

— Вот как? А этих двоих действительно связывает тонкая незаметная нить.

— Именно поэтому, — Квин перевела зловещий взор на стоявшую рядом горничную, — я все еще не могу вычеркнуть ее из списка своих соперниц.

— Простите, — голос подала Вайлет. Слегка растерянная и неуверенная девушка стояла, сжимая руками свой белоснежный фартук. Взгляд ее был направлен прямиком в глаза заместителя главы семейства Бубнов. — Могу я задать вопрос?

— Что это за поза? — вместо ответа спросила недовольно Шафл. Нахмурившись, горничная грозно взглянула на Вайлет. — Спина сгорблена, руки шелудят сами по себе. Выпрямись! — Вздрогнув, Вайлет резко выпрямила спину. — Опусти руки по швам. — Девушка подчинилась, уверенно смотря вперед. — А теперь громко и четко задавай свой вопрос!

— Почему вы одеваетесь как девушка? — громко спросила Вайлет.

Наступила неловкая тишина. Усмехнувшись, Квин перевела свой хитрый взор на Шафл. Горничная-парень не улыбалась, но и не злилась. Тяжело вздохнув, она так же, как и Квин, прислонилась к столу.

— Если ты думаешь, что у меня нестандартная ориентация, ты ошибаешься.

Вайлет как-то радостно распахнула глаза. Хлопнув в ладоши, девушка счастливо начала:

— Так вы…

— Ты же знаешь, — перебила Шафл, — что первыми актерами были мужчины и они играли даже роли женщин?

— Да.

Хитро улыбнувшись, Шафл с прищуром посмотрела на Вайлет. Этот загадочный блеск в ее глазах напомнил блеск в глазах хищного зверя, очень долго ожидавшего свою добычу и наконец-то приблизившегося к ней.

— Можешь считать, что я такой же актер, который покорно ждет официального создания ордена.

— Так вы все это время хотели стать рыцарем! — счастливо вскрикнула Вайлет, от чего-то радуясь еще сильнее. Шафл от ее реакции лишь всплеснула руками.

— Конечно! Я что, похож на психа, который желает от своей жизни только танцев с бубном в форме горничной?

— Хе-хе, — прозвучало подсмеивание Квин.

Переведя взгляд на эльфа, Шафл недовольно нахмурилась и произнесла:

— Хватит ржать.

— Хе.

— Но тогда, — продолжила Вайлет, — почему вы стали именно горничной, а не дворецким?

Шафл вновь взглянула на Вайлет и тяжело вздохнула. Скрестив руки на уровне груди, она ответила:

— Все дело в наследовании титула в семье господина. Конечно, никто не запрещал иметь ему рядом с собой дворецких и даже стражников. Многие дворяне, даже не носившие звания первого ребенка, поступали так.

— Но господин, — продолжила за него Квин с улыбкой, — особый случай.

Склонив голову на бок, Вайлет растерянно протянула:

— Почему?

Искреннее удивление в ее глазах, как и ее исказившийся голос, подтолкнули Шафл к пояснению деталей:

— А ты подумай сама. — Горничная пожала плечами. — Его выбрал и признал сам король за его заслуги еще в раннем возрасте. Все это ставило под сомнение право его старшего брата перенять титул. Не многие младшие дети добиваются такого.

— То есть, — Вайлет машинально вновь схватилась руками за фартук, сжимая его, — наш господин боялся, что его брат может его возненавидеть?

— Не только брат, — ответила Квин серьезно, — но и вся семья. Независимо от теплоты отношений, нарушение порядка наследования титула всегда воспринимается довольно резко. Дотошный герцог Хилдефонс бы просто не допустил подобного и, скорее всего, он мог даже отказаться от самого господина, чтобы предотвратить это.

— Я уже молчу о том, — продолжил речь Шафл, — что его старший братец все время чувствовал давление со стороны младших. Не только Аларис был успешен. Второй сын семьи Хилдефонс также хорошо проявлял себя в обществе, а уже через год после того, как Аларис отправился на войну, он стал работать в замке помощником канцлера.

Улыбнувшись, Квин взглянула на Вайлет и произнесла:

— Вот поэтому господин, как и его брат Сириус, намеренно не допускал ни единой возможности для того, чтобы члены его семьи усомнились в нем.

— Только, — повернув голову к эльфу, Шафл задумчиво посмотрела на нее, — Сириусу было намного проще делать это, согласись. Он же все время в замке находился.

— Не отрицаю, — ответила Квин, пожимая плечами и будто совсем забывая о Вайлет. — К тому же на войне находились именно господин Аларис и Дэниел. Они пересекались редко, но все же чаще, чем с Сириусом.

— И при этом Аларис всегда возвращался в лагерь с победами. Слухи о нем довольно быстро расползлись как по рядам наших воинов, так и по всей стране.

— Да. Благодаря этому семья Хилдефонс получила еще большее влияние.

— Разве, — заговорила Вайлет, намеренно привлекая к себе внимание, — господин Аларис не управлял на войне целыми войсками? Почему дворецкий или стражник мог восприняться неправильно, а целое войско нет? Не поверю, что рядом с господином воевали только женщины.

— И не верь. — Шафл усмехнулась. — Это неправда.

— Дело в том, — заговорила Квин, — что регулярные войска хоть и были под его командованием, но ему не принадлежали. Стоило прийти приказу сверху, как эти же войска отзывали и пригоняли на их место новых людей. Такие перебежки воинов были нормальны, ведь за определенной зоной закрепляли только главнокомандующих. — Переступив с ноги на ногу, Квин перенесла баланс на левую сторону. — В зависимости от ситуации на фронте где-то людей было нужно больше, а где-то меньше. Король приказал не отступать, так что оборону держали как могли. Я уже молчу о том, что наш господин не сразу заслужил звание героя войны, а потому сначала он никем не управлял.

— Кстати… — Резко выпрямившись, Шафл развернулась всем телом к Квин и как-то настороженно спросила: — С момента окончания войны семья господина ведь ни одной весточки ему не отправила? Даже невеста приехала навестить его, а они ничего.

— Правда? — Квин удивленно приподняла брови. — А мне казалось, что я видела от них письма. Просто господин их не читает и на них не отвечает.

— Почему?

Улыбнувшись, Квин также выпрямилась. Обойдя Шафл, она плавно подошла к стойке, на которой находился клубничный десерт, и вновь накрыла его крышкой.

— А вот это уже известно только ему самому. — Взяв в руки поднос с тортом, Квин плавно приподняла его и развернулась к Шафл и Вайлет. — Вы же не против, если это отнесу я?

Шафл отмахнулась, а Вайлет лишь улыбнулась.

— Дерзай.

Махнув рукой на прощание, Квин покинула кухню. Шафл и Вайлет впервые остались наедине. Строгий бескомпромиссный взгляд Шафл и растерянный взгляд Вайлет пересеклись.

— Говори, — произнесла Шафл, вновь обращая свой взгляд на руки Вайлет, сжимавшие белый фартук. Проследив за этим взглядом, Вайлет вздрогнула вновь и выпрямилась.

— Я хочу сказать вам кое-что важное.

— Я весь во внимании.

Набрав в легкие побольше воздуха, Вайлет решительно произнесла:

— Господин сказал, что хочет сделать меня следующим валетом.

— И что? — прозвучал незамедлительный вопрос. Шафл, стоявшая с опущенными по бокам руками, спокойно смотрела на красноволосую горничную перед собой.

— Я знаю это, как и все остальные.

— Но откуда? — Вайлет удивленно распахнула глаза. — Вам сказал господин?

— Дорогуша, — начал Шафл, вызывая растерянность и румянец на щеках Вайлет, — в этом доме, как и во всех владениях нашего господина, нет ничего, чего бы не знал «Дублет». Ты еще новичок и далека от всего этого, но у нас довольно хорошая система передачи информации. Что касается твоего случая, то тут любой бы смог легко догадаться.

Вайлет осталась стоять в легком ступоре. Ее взгляд стал опечаленным, и было это вызвано именно тем, что она одна не понимала как можно было об этом догадаться.

— Хорошо, — заметив эту реакцию, произнес Шафл, — я поясню. Понимаешь, число членов дублета строго фиксировано. Когда тебя приняли к нам, все свободные места оказались заняты, а это значило лишь то, что господин собирается выбрать на должность Валета бубнов кого-то из нас. Назовем это первым сигналом, ладно?

— Хорошо…

— Второй сигнал самый явный. Он заключается в твоем имени. Напомни мне, какое имя было у предыдущего Валета?

Девушка задумалась, опуская взор, но затем, вспомнив все, Вайлет удивленно расширила глаза. Взгляд ее вновь вернулся к Шафл.

— Вайлет.

— Именно. — Шафл улыбнулась. — Запомни раз и навсегда: наш господин никогда не выбирает имена случайно. Обычно они связаны либо с характером человека, либо с его ролью в отряде.

— А что значит имя Шафл?

Услышав этот вопрос, горничная улыбнулась. В ее взгляде появилась какая-то гордость и уверенность.

— Это тасование колод с целю создания хаотичного расположения карт и избавления от закономерностей.

***

Прозвучал стук в дверь. Дождавшись разрешения войти, Аларис повернул ручку и подтолкнул дверь вперед, проходя в комнату. При виде его трое парней, лежавших на кроватях в просторной комнате, вздрогнули. Двое из этих молодых людей были полностью перебинтованы. На их ноги и руки были наложены шины, а голова специально поддерживалась в одном положении. Третий же парень, пострадавший меньше своих товарищей, также сидел в бинтах с шиной на правой руке, однако он спокойно мог удерживать спину в прямом положении и это казалось хорошим знаком.

— Господин! — вскрикнул этот паренек, который на вид был всего года на три старше Алариса. Откинув одеяло в сторону здоровой рукой, парень уже собирался встать с кровати и броситься на колени, как Аларис громко произнес:

— Сиди на месте.

Парень удивленно замер. Приподняв взгляд на Алариса, он нерешительно посмотрел на него, ненароком позволяя себя осмотреть. Парень имел темные волосы, слегка отливавшие в синий оттенок, овальное лицо, карие глаза со слегка приподнятыми уголками, тонкие губы и короткий нос. Заглянув в глаза Алариса и не выдержав этого зрительного контакта, незнакомец отвел взгляд в сторону.

— Прошу прощения, — произнес Аларис, улыбаясь. — Не сдержался и решил воспользоваться способностью.

— Вы узнали то, что хотели?

Следом за Аларисом в комнату тихо прошла Беккер. Подойдя к письменному столу, стоявшему у другого конца комнаты, она быстро выдвинула его, поднесла ближе к постелям с раненными и поставила напротив. Аларис, увидевший это, спокойно прошел вперед и сел на подготовленный стул. Беккер встала позади него.

— Вполне. — Разведя руки, Аларис пожал плечами. — На самом деле, у меня есть еще одна причина просить у вас прощения. Мне бы хотелось предложить вам отдельные спальни, но, увы, только эти комнаты были достаточно подготовлены к приему гостей.

— Ничего страшного! — Изумленный от этих слов парень вновь посмотрел на Алариса. — Вы же спасли нас и предоставили все необходимое. О большем, — нерешительный взгляд переместился на постели с двумя товарищами, которые все еще пребывали без сознания, — мы и просить не можем.

— Я рад это слышать. — Аларис улыбнулся. — Мы отправили вашим семьям сообщения о том, что вы выжили. Думаю, через некоторое время придет ответ и вы сможете отправиться обратно.

— Господин, — с неожиданной решимостью и серьёзностью произнес парень. Взглянув прямиком в темные глаза Алариса, он спросил: — Можем ли мы служить вам?

Аларис удивленно замолчал. Он с самого начала знал, что этот парень хотел попросить его о чем-то, но служба была все же самым наименее вероятным вариантом из всевозможных просьб.

— Лестер, — начал Аларис спокойно, — позвольте спросить, почему вы хотите служить именно мне?

На мгновение губы Лестера стянулись в одну тонкую линию. Нахмурившись, а следом и попытавшись расслабиться, он ответил:

— Мы тоже принимали участие в сражении, но были позорно пойманы врагами. Из нас троих только Люций, — взгляд на мгновение переместился на спящего рядом друга, — мог стать наследником семьи, но с тех пор, как его взяли в плен, он потерял эту возможность. Именно поэтому у нас осталось всего два варианта: либо служить вам, либо покрыть свои имена позором.

— Довольно честно. — Аларис широко улыбнулся. — Вы могли бы соврать, что были поражены моей доблестью или что-то вроде этого.

— А был ли смысл врать дарованию?

Улыбка на губах Алариса стала еще шире и коварнее. На самом деле Аларису приносило невероятное удовольствие принятие другими людьми его способности и покорение ей.

— Ладно. — Плавно поднявшись на ноги, Аларис выпрямился. — Мне нравится ваш настрой. Если вы понимаете, что соврать мне никогда не удастся, и готовы всегда говорить правду, тогда я приму вас на службу. Только не забудь спросить мнения у своих друзей.

Глаза Лестера загорелись счастьем. Радостно закивав, он был готов взмахнуть руками, только перебинтованная сломанная конечность не позволяла это сделать. Для него, как и для второго его товарища, который также не был наследником рода, подобный исход был лучшим. После войны им бы все равно не светил титул, и даже работа в королевской страже была довольно спорным вопросом. Скорее всего их бы отправили на защиту крепостей или городов, что было довольно неприятно и малоприбыльно.

Покинув комнату, Аларис задумчиво остановился в коридоре. Беккер за его спиной тихо закрыла дверь и также замерла.

— Молодой господин! — прозвучал радостный голос неподалеку. Приподняв взгляд, Аларис увидел идущую навстречу Квин. В ее руках был виден поднос, накрытый металлической крышкой. — А я несу ваш любимый торт.

— Беккер, — произнес Аларис также задумчиво, — возьми торт.

— Поняла.

Квин удивленно замерла на месте. Покорно передав десерт, она посмотрела на своего господина. Аларис смотрел на нее сначала серьезно, а затем неожиданно расплылся в улыбке.

— Квин, а ты иди к Шафл. Можешь передать ему, что совсем скоро он сможет сбросить свою маску.

— О! — Расширив от радости глаза и округлив губы, Квин радостно подпрыгнула. Она резко развернулась и быстро побежала куда-то вперед.

Аларис усмехнулся, провожая слишком активного эльфа взглядом.

— Унеслась, словно вихрь.

— Мой господин, — прозвучал голос с другой стороны коридора. Обернувшись, Аларис увидел идущую к нему навстречу Кингу. — Прибыл граф Сербский. Он ждет вас в гостевой.

Аларис щелкнул пальцами, будто вспоминая о том, что он еще недавно не мог вспомнить. Он направился навстречу Кинге, заставляя ее повернуться полубоком и отступить. Беккер пошла следом.

— Самое время.

Путь до гостевой проходил через лестницу и вел на первый этаж. Ступив на основание лестницы, Аларис начал быстро спускаться по ней.

«После окончания бала произошло множество изменений. Во-первых, народ начал активно выплачивать свои долги. Во-вторых, дворяне перестали устраивать заговоры против меня, пусть и на время. В-третьих, находка Стей в виде рыцарей восточной империи развязала мне руки и позволила объявить полномасштабную проверку дворянских поместий».

Оказавшись на первом этаже, Аларис быстро свернул влево и направился дальше. Глазам его предстал коридор, полностью наполненный ярким светом благодаря широким окнам.

«Конечно, других пленников мы не нашли, но зато обнаружили множество мелких и не очень грешков дворян. Незаконная порабощение простолюдинов, взяточничество, угнетение народа, тайные сделки с другими империями и многое-многое другое. В иной ситуации мне нужно было бы достаточное основание для полномасштабных проверок чужих владений, в противном случае я мог бы обернуть против себя всех дворян. Конечно, они и сейчас не очень-то довольны своим положением, но сейчас они хотя бы срывают свой гнев на том бароне, который вызвал всю эту бурю».

Впереди показалась нужная дверь. Остановившись напротив нее, Аларис дождался того момента, когда Беккер выйдет вперед, постучит и, отворив дверь, пригласит войти.

«Благодаря этим проверкам мне также удалось узнать какие именно дворяне используют свое влияние во зло, а какие могут заслуживать доверия».

Дверь перед глазами открылась. Улыбнувшись собственным мыслям, Аларис вошел в комнату. Там, на одном из мягких кресел, сидел Фредерик Сербский. При виде вошедшего хозяина мужчина спокойно поднялся.

— Хорошо выглядите, Аларис Хилдефонс.

— Как и вы, Фредерик. Вы не против, если я буду обращаться к вам так? Мы же теперь партнеры.

Фредерик улыбнулся. Жестом указав на место перед собой, он произнес:

— Тогда и я буду называть вас по имени. Присаживайтесь.

Аларис спокойно принял предложение и, подойдя к креслу, стоявшему напротив, сел в него. Фредерик также сел.

— Могу я сразу перейти к делу? Что вы планируете делать дальше?

Аларис ответил не сразу. Хитро улыбнувшись, парень вызвал в первые же секунды разговора недоверие у Фредерика.

— Я собираюсь проложить дорогу через все графство от северного королевства и до восточного.

— Вы уверены? — Фредерик нахмурился. Он с самого начала ожидал чего-то неожиданного, так что эта идея оказалась воспринята почти спокойно. — Война же только-только закончилась. Захотят ли две стороны сотрудничества?

— Дороги нужны прежде всего для торговцев, — Аларис склонил голову и отвел взгляд в сторону, будто размышляя над ответом, — а торговцы — это отдельные личности, чаще всего не привязанные к какой-либо стране. Им плевать на войну. Закончилась и ладно. Для них во всем этом даже есть определенная выгода, так как города, до которых давно не добирались руки других торговцев — это лакомый кусочек.

Фредерик был все также напряжен и не уверен. Слегка подавшись вперед, он произнёс:

— Но не после того, как их разорила война.

— Тут мы еще поспорим. — Взгляд Алариса вернулся к мужчине. Улыбка всплыла на губах парня. — Все зависит от того, какая сторона проиграла.

Фредерик удивленно замолчал. Мышления Алариса было полностью ему противоположно, так как в решении своих дел Фредерик предпочитал стабильность и минимум риска, а Аларис, напротив, был готов поставить все на кон.

— Если так, — от осознания того, как быстро он согласился с Аларисом, Фредерик улыбнулся, — тогда лучший вариант для торгового сотрудничества это…

— Анджин Шельд, верно?

— Ты уже знаешь о нем?

— Этот человек так внезапно прибыл на мою территорию, — Аларис вновь отвел задумчивый взор в сторону, — а затем еще и раздобыл приглашение на бал… Я просто не мог не заинтересоваться им. Как и он мной, в принципе, если он хочет работать с землями, нуждающимися в товарах после долгой войны.

— И все-таки у вас есть своя разведка, да? — Фредерик усмехнулся.

— Говоря об этом, — заговорил Аларис, меняя тему, — после бала он остановился в гостинице неподалеку от нас и, кажется, он все еще ждет того момента, когда я сам приглашу его.

Быстро позабыв о своем вопросе, Фредерик переключился на новую тему. Недоверчиво сощурившись, мужчина спросил:

— Так чего же ждете вы?

— Того, чтобы он пришел первым.

— Разве вам не нужно начать торговлю, как и строительство дороги, как можно раньше?

— Вы плохо смыслите в переговорах, да, Фредерик? — Аларис довольно улыбнулся, смотря прямо в глаза собеседника. — В этой ситуации тот, кто первый попросит сотрудничества, будет диктовать свои условия.

— А если он уедет?

Аларис покачал головой, еще больше удивляя Фредерика. Такая уверенность, казалось, определенно должна была иметь под собой какую-то опору, о которой знал только сам Аларис и ближайшие его подчиненные.

— Он проделал такой длинный путь не ради того, чтобы отступить, — ответил парень. — Он скорее бросится ко мне под карету и будет требовать компенсацию, чем уедет с пустыми руками

— Тогда мне не остается ничего, кроме наблюдения. — Поднявшись на ноги, Фредерик с улыбкой посмотрел на молодого юношу перед собой. — Надеюсь, что вы еще не забыли про наш уговор.

— Нет, конечно. — Аларис также встал и, повернувшись полубоком, посмотрел в сторону выхода. Беккер уже стояла рядом с дверью, готовясь в любой момент открыть ее. Когда только девушка успела отдалиться было не понятно, и была ли она действительно все время в комнате тоже.

Попрощавшись с Фредериком, Аларис и сам направился на выход, только возле двери к нему обратилась Беккер. Посмотрев на господина с какой-то излишней серьезностью, она произнесла:

— Госпожа Ария заболела.

18. Нахальная горничная

Сидя в своей комнате на мягкой расстеленной кровати в полной тишине Ария смотрела куда-то вперед. Ее щеки имели насыщенный красно-розоватый оттенок, вызванный повышенной температурой, а глаза будто застилала пелена. Ария тяжело дышала и еле удерживала свои глаза полуоткрытыми.

Шторы в комнате были завешены, света не было, дверь крепко заперта. В этом темном и тихом пространстве лишь тиканье часов было слышно отчетливо.

— Ария, открой дверь! — внезапно прозвучал крик из коридора. Аларис, стоявший под дверью вместе с мужчиной-доктором, Беккер, Хайроллер и Сибил, выглядел взволнованным. — Позволь врачу войти и осмотреть тебя.

Наступила тишина. Лишь спустя какое-то время из комнаты прозвучал подавленный ответ:

— Я в порядке.

— Твоя горничная сказала, что у тебя высокая температура. — Аларис недовольно нахмурился. Вся эта ситуация уже начинала выводить его из себя. — Впусти.

— Госпожа Ария! — закричала Сибил внезапно. Подбежав к двери личная горничная Арии ударила по ней ладонями. — Пожалуйста, впустите хотя бы меня для ухода за вами!

— Нет!

Аларис тяжело вздохнул. Переведя взгляд на доктора, он заметил, что тот уже давно наблюдал за его действиями.

— Что будем делать? — спросил невысокий круглолицый мужчина, поправляя шляпу на своей голове. Аларис вновь вздохнул. Вернув взгляд к двери, он начал размышлять:

«Я не могу понять о чем она думает, пока нас что-то разделяет. Последние дни мы с ней даже не пересекались. Это была моя ошибка. Может, если бы я хотя бы раз встретился с ней, понял бы что не так».

— Еще немного подождем, — ответил Аларис спустя некоторое время. Сделав глубокий вдох, он устало закрыл глаза. — Если она не передумает, придется ломать дверь.

— Чего ждать?! — неожиданно закричала Сибил. Возмущенно взглянув на Алариса, девушка наконец-то отстранилась от двери. — Мы можем и сейчас сделать это!

— Можем, — согласился Аларис, намеренно пропуская мимо ушей интонацию горничной, — но даст ли это что-то? Мне не жалко дверь, но если Ария сама не захочет получить помощь, тогда даже присутствие врача ей не поможет.

— Согласен, — произнес доктор. Взглянув на темноволосую девушку, он лишь закивал. — Я не смогу оказать ей помощь, если она будет упрямиться.

Сибил нахмурилась. Брови ее сомкнулись, взгляд стал строже.

— Она просто хочет внимания. Если вы сейчас сломаете дверь…

— Ария не такой человек, — перебил Аларис низким серьезным тоном. — Она может сделать многое для получения внимания, но чтобы запираться и прятаться… Нет, никогда. Думаю, для начала ей нужно просто успокоиться.

Сибил недовольно посмотрела на лицо господина, но, встретившись с ним взглядом, растерянно отвела глаза. Лишь одна интонация Алариса дала ей ясно понять, что ее поведение было не корректным.

Услышав в ответ лишь молчание, Аларис понял, что Сибил все же приняла его решение. Развернувшись, парень медленно направился куда-то вперед по коридору. Следом за ним молча пошла и Беккер.

— Господин, — произнесла горничная, следуя слегка позади, — и как долго мы будем ждать?

Аларис выглядел рассерженно. Намеренно пытаясь сдерживать свою злость, он сжимал руки в кулаки.

— Пять минут пока я иду за молотком или молотом.

Беккер не улыбалась, но от слов хозяина в ее глазах явно заплясали смешинки. Чуть приподняв голову, девушка произнесла:

— Думаю, за пять минут она не успокоится.

— Очень жаль.

— Знаете, вы могли бы просто попросить у Кинги запасной ключ, а не выламывать дверь.

— Мог бы, но это меня не успокоит.

Хайроллер, оставшаяся на месте, услышала разговор Алариса и Беккер лишь частично, хотя ей и ненужно было слушать его целиком. Примерно понимая ход мыслей Алариса, девушка уже могла представить, что он будет делать дальше.

Резко развернувшись, Хайроллер направилась следом за господином, но, не догоняя его, она остановилась возле одной из дверей и, отворив ее, вошла внутрь пустующей спальни. Еще недавно в этом месте убирались горничные, а потому в воздухе витал аромат моющего средства. Комната практически сияла от чистоты, но была какой-то пустой: не было ни кровати, ни тумб.

«Не нравится мне это. Господин, конечно же, поможет Арии, но тогда он в ее глазах сразу станет принцем на белом коне».

Подойдя к окну, Хайроллер резко раскрыла его и, оперевшись о него рукой, выпрыгнула наружу. Прыжок со второго этажа оказался практически безболезненным и уже привычным. В пятки отдало легкой болью от падения, но это не было чем-то катастрофичным.

«Я не могу позволить этому произойти. В таком случае уж лучше я сама приму на себя роль принца».

Вновь повернувшись лицом к особняку, Хайроллер задумчиво посмотрела на окно спальни, в которой жила Ария.

«Итак, если Рапунцель лохмы свои не спускает, придется подниматься по старинке».

Протянув руки к кармашку на своем фартуке, Хайроллер вынула из него резинку, быстро собрала свои яркие желтые волосы на затылке и перевязала их. Девушка повернулась спиной к особняку и лицом к дереву, стоявшему примерно в десяти-пятнадцати шагах. Слегка наклонившись вперед, она разбежалась. Хайроллер подпрыгнула во время разбега, оттолкнулась от ствола дерева, схватилась руками за ветку и, резко перевернувшись, забралась на нее. Не останавливаясь, девушка поднялась на ноги, посмотрела на приоткрытые окна, отделенные от спальни толстыми занавесками.

«Надо бы все деревья возле особняка вырубить. Как-то слишком просто можно проникнуть внутрь».

Разбежавшись, Хайроллер оттолкнулась ногами от ветки и, перепрыгнув пустое пространство между окном и деревом, приземлилась на подоконник. Прозвучал грохот. Раньше приоткрытые, а сейчас открытые настежь окна резко распахнулись и, отодвинув занавеску, с грохотом ударились по стенам. Девушка, приземлившаяся на подоконник, осталась сидеть на корточках, задумчиво осматривая мрачную комнату.

Глазам ее предстала спальня, по полу которой были разброшены самые разные вещи, а на постели в одной легкой сорочке сидела девушка. Шокированная Ария смотрела на вломившуюся горничную с ужасом. Лицо перепуганной девушки было все красно-розовым от повышенной температуры. По тяжелому дыханию также можно было сказать, что ей было не хорошо.

— Что ты…

— Это я должна спрашивать. — Выпрямившись, Хайроллер соскочила с подоконника и серьезно посмотрела на девушку. — Что за истерику ты устроила? Ты каждый раз поднимала и переворачивала особняк вверх дном, стоило тебе только захотеть, но сейчас просто заперлась в своей комнате и рыдаешь, как дите малое.

— Какое тебе дело? — вскрикнула Ария, откидывая от себя одеяло. Девушка уже было хотела встать на ноги, но из-за закружившейся головы она рухнула обратно на постель. — Просто уходи.

— Мне? — спросила Хайроллер, коварно улыбаясь. — Особо никакого, но своим эгоизмом ты раз за разом заставляешь господина переживать.

Ария замолчала, опустив взгляд. Брови ее сомкнулись, а губы плотно сжались. По ней можно было сказать, что она сожалела, но неожиданно на губах девушки появилась грустная улыбка.

«В конечном счете только Аларис и остался на моей стороне. Все получилось прямо так, как он и предсказывал при первой нашей встрече».

— Я не знаю всех детали ваших сложных отношений, — продолжила говорить горничная, подходя ближе, — однако, будь добра, дорогуша, не доставляй проблем мне. — Наклонившись к лицу Арии, Хайроллер с нескрываемым презрением посмотрела на нее. — Это меня, ой, как раздражает.

— А ты, — Ария нахмурилась, — довольно наглая для горничной.

Хайроллер усмехнулась. Она ожидала, что Ария испугается если не ее резкости, то хотя бы зловещего тона, но эта девушка была совсем не из пугливых.

— Если бы я не была такой, тогда бы просто сидела у вас под дверью, как это делают остальные.

— Сути это не меняет. Убирайся. Где окно ты уже знаешь.

— Значит, — протянув руку ко лбу Арии, Хайроллер приложила к ее лицу свою ладонь, — выйти через дверь ты мне уже не предлагаешь?

Ария резко отстранилась, но этих нескольких секунд стало достаточно для того, чтобы понять, что температура у нее была высокая. Рухнув обратно на кровать, Ария укрылась одеялом и отвернулась.

— Если ты выйдешь через дверь, впустишь сквозняк.

— Говорите сквозняк, а имеете ввиду тех, кто переживает о вас? Вы не честны ни с собой, ни со мной, госпожа.

— С тобой я не обязана быть честна.

— Это верно, но вот нечестность с самой собой и с моим господином привела к тому, что вам сейчас будут вышибать дверь.

Ария быстро перевернулась на другой бок. Ее удивленный взгляд уставился прямо на улыбавшуюся Хайроллер.

— О чем-ты?

— Я о том, что наш господин не из тех, кто сдастся на пол пути. Он терпеливый, но за последнее время вы сократили время его терпения до пяти минут.

— Что ты…

Неожиданно прозвучал грохот. Вздрогнув из-за этого, а следом и приняв сидячее положение, Ария обернулась к двери. Неожиданно по другую сторону поверхности появилось нечто, что начало разбивать дверь в щепки. После трех таких ударов, из дыры, появившейся в двери, проник свет, а следом и чья-то рука. Эта рука потянулась к замку, запиравшему комнату, и плавно повернула его. Дверь оказалась открыта, а на пороге появился Аларис. Закинув молот себе на плечо, парень довольно спокойно посмотрел внутрь комнаты.

— Я пришел тебя лечить.

Ария замерла в изумлении. Не в силах что-то сказать, она лишь натянула повыше на себя одеяло. В то же время, Хайроллер, стоявшая слева от нее, коварно улыбнулась. Слегка приподняв голову и встретившись взглядом с удивившимся Аларисом, девушка не без сладости в голосе произнесла:

— Вы опоздали.

На осознание ситуации потребовалось несколько минут. Аларис опустил молот, после чего и вовсе выронил его из рук. Стоявшие позади него доктор и Сибил лишь вздрогнули. Переведя взгляд на окно, Аларис быстро понял как именно Хайроллер проникла в комнату.

— И что теперь предлагаешь мне делать?

Нежно улыбнувшись и приложив указательный палец к своей щеке, Хайроллер спросила в ответ:

— Не мешать девушкам шептаться?

Аларис перевел взгляд на Арию. Она не просто не смотрела на него, а скорее намеренно отводила взор. Укрывшись одеялом, Ария будто попыталась спрятаться под ним.

— Ари…

— Выйди! — вскрикнула девушка, не поднимая головы. От смущения и чувства вины за свое поведение даже уши Арии покраснели, а желание видеть Алариса отпало совсем. — Не видишь, что мы заняты?!

Аларис замолчал. Как-то растерянно и огорченно он развернулся и произнес: «Ясно».

Преступив через обломки дерева под ногами, Аларис вышел из комнаты и направился куда-то вперед. Беккер пошла следом за ним.

— Все-таки надо было с ноги открывать, — произнес парень недовольно. — Какие пять минут на раздумья? Кто же знал, что в моем же доме у меня появится соперник?

Беккер старалась сдерживать улыбку. Она прекрасно понимала какие цели преследовала Хайроллер и почему Ария могла так себя вести.

— Прикажете заменить горничную подле госпожи Арии?

— Нет. — Остановившись, Аларис глубоко вздохнул. На его губах появилась усмешка. — Если Ария подружится хотя бы с одной горничной из отряда, это будет уже очень хорошо.

***

Сидя в мягком кожаном кресле, Анджин задумчиво покачивал бокал с вином в своих руках. Напротив него сидел его верный подчиненный, напряженной тяжестью атмосферы и молчанием господина.

— И ведь, — начал Анджин, спустя длительное время тишины, — прошло уже достаточно времени, а он все никак не хочет идти на контакт.

Обрадовавшийся хоть каким-то словам, дворецкий улыбнулся и заговорил:

— Может, он не заметил или не запомнил вас на балу?

— Нет… — На губах Анджина появилась хитрая улыбка. — Мы пересеклись с ним взглядами на балу. Я все еще помню ужас, охвативший мое тело в тот момент. Хочешь знать, что сделал этот парень после зрительного контакта? Хищно улыбнулся, развернулся и ушел. Уверен, что именно с того момента он избегает меня.

— Господин, — заговорил слуга растерянно, — вы же сами говорили, что он дарование? Не стоило смотреть ему в глаза. Теперь он может знать все о вас и ваших замыслах.

— Это произошло не специально. — Подперев лицо рукой, Анджин склонил голову. — К тому же, рано или поздно, нам бы пришлось встретиться глазами.

— Тогда что вы планируете делать?

— Подожду. Он рано или поздно придет ко мне. Этот союз и в его интересах тоже.

— А если все же не придет? — Слегка наклонив голову вперед, парень недоверчиво сощурился. — Как долго вы можете откладывать свои дела и ждать?

Анджин вздрогнул. Его первоначально меланхолично-пугающий настрой быстро переключился на волнение и переживание. Выпрямившись, мужчина слегка подался вперед.

— Послушай, он же не может тянуть вечно?

— У него, в отличие от вас, работа продолжается и дела идут вперед. Чем дальше тянем, тем больше конкурентов для нас появится.

Анджин потер свой подбородок, размышляя над сказанным. Правда была в том, что это он находился на чужой территории без возможности нормально работать, а вот у Алариса все было прекрасно. Еще и торговцы все прибывали и прибывали.

Поднеся бокал к своим губам, Анджин сделал несколько больших глотков. Поставив бокал на тумбу рядом с собой, он вновь посмотрел на дворецкого.

— Честно говоря, раньше я думал, что раз он молод и силен, тогда в переговорах он смыслить не должен, но, кажется, я ошибался. Я все больше и больше сомневаюсь в том, что он игнорирует меня не нарочно. Я даже послал ему отдельное письмо, наполненное восхищением его работой и его графством, а еще я не забыл упомянуть, что в силу обстоятельств вынужден остаться здесь на некоторое время.

— И что он ответил? — заинтересованно спросил слуга.

— Я очень рад вашим словам, — начал цитировать Анджин, — желаю весело провести время. Всегда ваш, Аларис Хилдефонс.

— Всегда ваш? — удивленно переспросил слуга. — Но ведь так подписывают письма только близким и возлюбленным. Так какой же категории относитесь вы?

— Издеваешься? — Анджин холодно посмотрел на своего подчиненного, но затем внезапно рассмеялся. Он и сам хорошо ощущал подкол в этом письме, только заключался он не в романтических чувствах, а в том, что Аларис незаметно намекал на то, что он всегда будет готов принять его по любым вопросам.

Приложив руку к бороде, Анджин задумчиво почесал ее. Взгляд его уставился в пустоту.

— И все же мне придется подождать еще некоторое время.

— А после этого?

— Начну действовать не совсем правильно.

— То есть вы выставите себя жертвой и с жалобой пойдете на встречу?

— А как иначе, если твой возможный партнер не хочет терять выгоду также сильно, как и ты сам?

19. Скрытные горничные

Основными особенностями работы шпионов в отряде «Дублет» были постоянные командировки, тяжелые условия работы и неминуемая опасность. В роли шпионов отбирались только те, кто мог лучше всего справиться с этими условиями, а также те, кто были сильны, быстры и скрытны. Конечно, такая работа ценилась выше и ее оплата была больше, но у такой работы был один существенный недостаток, из-за которого все члены шпионской группы были готовы устроить настоящий дебош, если их требования не выполнялись. Таким недостатком была невозможность видеться с господином, а условием продолжения работы — предоставление одного дня в месяц наедине с ним.

Итак, после проведения первого дебоша шпионской группы было принято решение выделять один день каждый месяц, в которой все горничные официальной группы «Дублета» брали выходной, а все горничные шпионской группы находились в поместье наедине с господином.

Открыв глаза на рассвете, Аларис уставился куда-то вверх. Сначала взгляд уставился на белоснежный балдахин, свисавший откуда-то сверху и скрывавший его кровать, а следом на женское лицо. Раш стояла возле постели молодого господина, с улыбкой смотря на него.

— Доброе утро, мой господин.

Аларис улыбнулся. Приняв сидячее положение, парень посмотрел на Раш.

— Этот день уже наступил?

— Все верно. — Повернувшись боком, девушка в форме горничной направилась в сторону шкафа с одеждой. Свет, проникавший через открытые окна, был мягким и тусклым. Падая через решетчатое стекло он лучами бросался с одного предмета интерьера на другой.

Придвинувшись к краю постели, Аларис спустил ноги на пол. Бросив свой задумчивый взор на пышногрудую девушку с волосами цвета пшеницы, он отметил ее поразительное спокойствие и приподнятый настрой.

«Это впервые, когда в этот день на меня не набрасываются с первыми лучами солнца».

Осмотревшись, Аларис понял, что в комнате действительно находились только он и Раш, однако в округе и без того было полно посторонних глаз и ушей. Аларис перевел взгляд на входную дверь, осознавая, что за ней скрывается как минимум четверо. Следом он быстро перевел взгляд на окно, замечая еще пять быстро ускользнувших теней. На губах появилась улыбка.

Подойдя ближе к своему господину, Раш ненароком заставила его встать. В руках девушки находился комплект одежды, который она тут же положила на постель. Аларис сам снял с себя ночную рубаху и, опустив руки, выпрямился.

Не теряя самообладания, Раш начала помогать своему господину переодеваться. В то же время Аларис неустанно следил за окном. Ему хотелось уличить тех, кто так плохо прятался, однако, будто ощущая строгий взгляд господина, прикованный к окну, никто больше в него не заглядывал.

«И ведь второй этаж. Никакой опоры для прыжка нет. Каким образом поднялись? Тросы?»

— Вы хотите, — заговорила Раш, надевая на плечи своего господина темно-синий халат, — принять ванну с утра?

— Желательно.

Завязав пояс на халате, девушка отступила. Аларис тут же развернулся и направился на выход. На своей спине он ощутил множество взглядов, смотревших на него через окно, но оборачиваться уже не стал.

Быстро обойдя господина, Раш открыла перед ним дверь и отошла назад. Аларис вышел в коридор, замечая по правую и левую сторону от двери двух девушек-горничных. Одной из них оказалась девушка-дракон Стей, а другой эльфийка Респин. Обе стояли и совершенно спокойно смотрели куда-то вперед.

Быстро повернув голову вправо, Аларис заметил парочку теней, с разбега скрывшихся за поворотом. Казалось, что во время поворота одна из этих теней должна была вот-вот впечататься носом в стену, однако, судя по отсутствию грохота, можно было сделать вывод, что кому-то повезло.

В коридоре повеяло прохладой. Пробежавшись взглядом по окнам, Аларис заметил, что одно из них, находившееся ближе всего, было открыто.

Усмехнувшись, парень подошел к окну, схватился за ручку и плавно закрыл его. Прохладный ветерок перестал проникать в особняк, вновь позволяя ему постепенно наполниться теплом. Повернувшись вправо, Аларис направился вперед по коридору. Респин пошла следом.

Раш, оставшаяся в комнате, рухнула на колени. Своим громким падением она привлекла внимание Стей, стоявшей на выходе. Уставившись взглядом в пол, девушка начала с дрожью в голосе шептать: «Я смогла. Я справилась!»

Неожиданно окно, находившееся в комнате Алариса, приоткрылось. Проникнув комнату, девушка с альбомом и карандашом в руках счастливо уставилась на свой рисунок. Незнакомка эта была одета в форму горничной, только ее платье наоборот было белым, а фартук черным. Волосы этой девушки были также белы, как снег.

Услышав эти шаги, Раш резко обернулась, а Стей удивленно уставилась на девушку. Лица их быстро стали серьезны.

— Зарисовала?

— Да!

— Отлично, — довольно произнесла Раш. — Теперь размножь на всех нас.

***

Оказавшись внутри ванной комнаты, Аларис обернулся. Перед ним стоял целый ряд горничных, ожидавших приказа. Розоволосая эльфийка Респин возглавляла эту группу, а потому стояла на два шага впереди. Довольно улыбнувшись, она спросила:

— Вам спинку потереть?

Аларис улыбнулся. Слегка наклонив голову, он ответил:

— Спасибо, Раш, но не стоит. Я хочу остаться один.

Девушка недовольно надула губы. Она знала, что у Алариса была странная привычка оставаться в одиночестве в ванной на долгое время, а потому перечить ему или продолжать настаивать она просто не могла.

— Как скажете. Мы будем ждать вас неподалеку.

Горничные развернулись и плавно ушли. Дождавшись щелчка замка, Аларис вновь повернулся лицом к воде и начал развязывать пояс на своем халате. Тяжело вздохнув, он сбросил с себя всю одежду и вошел в горячую ванну. Тепло воды моментально охватило тело, вызывая наслаждение.

Задумавшись о температуре воды, Аларис перескочил на мысль о погоде. К его удивлению, погода в это время года скакала. Еще недавно, при переезде в этот особняк, на улице было довольно холодно, но уже сейчас это была лишь приятная прохлада. Так или иначе, но парочка теплых дней позволяли местным жителям завершить всю свою работу с хозяйством в срок, а потому так было даже лучше.

Неожиданно Аларис ощутил на себе чей-то взгляд. Быстро подняв голову, он увидел через стеклянный купол потолка одну тень. Парень усмехнулся.

«И так каждый раз. Тяжелова-то с ними справляться».

Прозвучал тихий скрип, будто бы кто-то хотел незаметно уйти, но это у него не получалось. При каждом следующем шаге тени скрип продолжал звучать, вызывая все более и более широкую улыбку на губах Алариса.

— Слушай, — произнес парень, не поднимая взгляда, — если что-то хочешь, можешь спуститься.

Внезапно прозвучал треск стекла. Аларис резко поднял голову, и в тот же миг поверхность купола начала рассыпаться на мелкие осколки и падать вниз. Вместе с ними вниз полетела и женская фигура.

Прозвучал плеск и грохот. Изумленный Аларис прикрыл глаза руками, не позволяя воде и пене попасть в них. Немного подождав, парень вновь опустил руки и посмотрел на эпицентр падения. Впереди, на том месте, где ванная становилась глубже, спиной вверх всплыло тело горничной.

Быстро спохватившись, Аларис переместил вес тела вперед, спустился по нескольким широким ступеням, скрытым под водой, и подобрался ближе к девушке. Приподняв ее и перевернув, он поднял неподвижное тело на руки. В том месте, где он стоял, вода была ему уже по грудь.

Девушка, лежавшая в руках Алариса, была действительно миниатюрна. Маленький рост, худое телосложение, полное отсутствие форм и жировой прослойки. Волосы этой девушки, носившей имя Крап, были короткими и светлыми, стянутыми на затылке в небольшой хвостик. Пара передних прядей огибала ее овальное лицо, прилипая к нему из-за воды.

— Ты как? — спросил Аларис. — Жива?

На звук голоса Крап начала открывать глаза. Встретившись взглядом с Аларисом и довольно быстро придя в себя, она осознала в каком положении оказалась. Еще одно осознание заставило ее взгляд опуститься ниже лица и уставиться на широкую грудную клетку Алариса. Крап неосознанно протянула руку к Аларису и, коснувшись его кожи, провела кончиками пальцев по его туловищу. Намокшая от воды, но при этом довольно приятная на ощупь кожа вызвала мурашки, а твердые, словно камень мышцы, довольную улыбку.

— Ва… — протянула Крап с наполненными счастья глазами, покрасневшими щеками и открытым ртом.

— Крап, — произнес Аларис настороженно, — ты в порядке?

Девушка вздрогнула. Вспомнив о своей миссии, она ловко соскочила с рук Алариса. Вода в этом месте не позволяла ей встать на ноги полноценно, а потому девушка начала плыть.

— Я быстро! — вскрикнула она, взволнованно ища свои инструменты. Неожиданно на глаза попался альбом, плавающий в воде. Увидев его, Крап испуганно бросилась к нему.

Поймать альбом получилось быстро, но его состояние было просто ужасным. Взяв его в руки, девушка разочарованно сдвинула брови и простонала: «Провалила. Я провалила свое задание!»

Аларис, оставшийся в легком недоумении, проследил за движениями девушки. Усмехнувшись, он приложил свою руку ко лбу и зачесал намокшие от воды волосы.

В то же время Респин и Стей, стоявшие за дверью, переглянулись. Они слышали и треск, и плеск, и страдальческий стон.

— Кажется, — протянула Респин, — миссия Крап провалилась.

— Все же, — начала отвечать Стей, — не стоило доверять ей это. Она еще новичок.

— Зато рисует хорошо.

— Надеюсь, она хотя бы запомнит.

— Запомнит.

Поднявшись на несколько ступеней в ванне, Крап наконец-то смогла нормально встать на ноги. Она обернулась к Аларису и, слегка склонившись, начала бегать взглядом по его телу. Надо было сказать, что выглядело это подозрительно. Глаза ее были расширены, а ноздри раздувались при каждом вздохе.

— Что ты делаешь? — спросил Аларис.

— Пытаюсь запомнить каждый изгиб вашего тела.

— Зачем?

— Чтобы потом нарисовать.

Тяжело вздохнув, Аларис спросил:

— Ты не могла бы вылезти из воды? Твоя одежда намокла. Там есть несколько халатов. Переоденься.

Девушка быстро закивала. Развернувшись, она вышла из ванной и подошла к шкафу с одеждой. В шкафу и впрямь висело несколько чистых халатов. Взяв один из них, Крап отложила его, развернулась лицом к Аларису и начала снимать с себя фартук.

— Что ты делаешь? — спросил Аларис все также недоверчиво.

— Встаю так, чтобы вы видели, что я переодеваюсь.

Аларис указал рукой на дверь, без лишних слов говоря девушке о том, что она должна сделать. Крап лишь подчинилась. Схватив халат, она как-то обреченно покинула ванную.

— Ну и ну, — протянул Аларис, постепенно выходя из воды, — и ведь с такой высоты шлепнулась, а в голове…

Ступив на пол, покрытый брызгами, Аларис приподнял правую ногу. На полу после его шага остался кровавый отпечаток. Из-за того, что Аларис пошел прямо в эпицентр падения, куда упала не только девушка, но и осколки, его ноги оказались изранены.

— Ладно. Сделаем вид, что этого не произошло.

Стоило Крап покинуть ванную комнату и оказаться в коридоре, как ее взгляд встретился двумя с заинтересованными девушками. При виде промокшей насквозь Крап те нахмурились.

— И как?

Крап довольно улыбнулась. Приподняв большой палец, она посмотрела на своих товарищей. Кровь потекла из ее носа.

— Черт! — недовольно произнесла Стей. — Надо было мне пойти.

— Ты рисуешь не лучше семилетнего, — ответила Респин, косо смотря на подругу.

— И что? Я бы запечатлела это в своей памяти.

***

Через какое-то время начался завтрак. Сидя за столом, полностью уставленным разными блюдами, Аларис иронично улыбался. Он никогда не просил готовить так много разных блюд и, напротив, ругал, когда переводили продукты лишь бы угодить вкусу господина, однако в этот раз все это было сделано явно не случайно. Осмотрев стол и примерно подсчитав количество стульев, Аларис пришел к выводу, что их как раз было достаточно для всех членов шпионской группы. Стулья стояли вплотную, но это вряд ли кого-то смущало, кроме самого Алариса.

— Ладно. — Парень вздохнул. — Раз еды так много, вы можете присоединиться ко мне. Не пропадать же добру?

Внезапно двери в столовую распахнулись. Горничные, обслуживавшие Алариса, как и горничные, вошедшие через двери, молча заняли свои места. Каждая из них вынула из своих кармашков на фартуке столовые приборы, а те девушки, что вошли через двери, еще и расставили посуду.

Оказавшись в окружении знакомых лиц, Аларис улыбнулся. На самом деле ему и самому было приятно находиться в обществе товарищей, которыми были еще и очаровательные девушки.

— Приятного аппетита, — произнес Аларис, беря со стола вилку и нож.

— И вам, господин! — хором ответили девушки, радостно улыбаясь. Началась трапеза.

За столом сидели горничные самых разных рас и внешностей. Здесь был и дракон, и эльф, и люди, и даже один зверочеловек. Любому другому такая компания и без того показалась бы странной, но присутствия девушки-енота с очаровательными слегка округлыми ушками и полосатым черно-белым хвостом, вводило в недоумение.

Дело было в том, что раса зверолюдей была действительно малочисленна. У них не было ни своих территорий, ни своего собственного языка. Зверолюди перемещались с одной территории на другую и подчинялись они законам стаи.

— Вы выглядите уставшим господин, — прозвучал женский голос слева. Повернув голову, Аларис встретился взглядом с Респин, сидевшей ближе всего к нему. Розоволосая эльфийка задумчиво склонила голову. — Хотите отдохнуть?

— Нет. — Аларис попытался избавиться от усталости на своем лице и, улыбнувшись, потрепал эльфа по волосам. — У меня еще много работы. К тому же, сейчас я бы хотел потренироваться.

— Как скажете.

— Код красный, — прошептала Стей, сидевшая рядом с Раш и Крап на дальнем конце стола.

— А что такое код красный? — удивленно спросила Крап.

Поднеся салфетку к своим губам, Раш смахнула с них крошки и тихо произнесла:

— Он собирается тренироваться.

— О…

***

Аларис бежал в спокойном темпе, раз за разом огибая особняк. Следом за ним бежала девушка с белоснежными, словно снег волосами. Девушку эту звали Юнитс.

Пока Аларис бежал, он буквально чувствовал, как чьи-то взгляды следили за ним из особняка. Более того, пока он огибал его, за ним наблюдали одни и те же взгляды, будто бы их владельцы бегали от одного окна к другому. Одно лишь это заставило парня ощутить себя как-то неловко.

Резко затормозив, Аларис приподнял взгляд на особняк. Все тени, стоявшие у окон, тут же бросились в рассыпную. Обычно за подобное поведение Аларис мог и наругать, но только в том случае, если знал кто именно провинился. Сейчас же, даже зная, что за ним наблюдают практически все, он все равно не мог назвать точные имена, потому что не видел лиц.

— По крайней мере ваши навыки побега улучшились.

— Приятно слышать, — прозвучал голос из-за спины.

Обернувшись, Аларис посмотрел на Юнитс. Беловолосая девушка была одета в тренировочную форму. После длительной пробежки по всему ее телу стекал пот, а сама она тяжело дышала. Аларис также чувствовал себя уставшим, ведь за все время тренировки они пробежали уже не круг и даже не десять.

Схватившись руками за свою футболку, Аларис начал снимать ее через голову, обнажая свое рельефное тело. Юнитс, видевшая все это в первых рядах, расширила глаза, внимательно рассматривая и запоминая тело господина для будущих своих работ.

Опустив футболку, Аларис упер руки в бока и слегка приподнял голову. Напряжение последних дней и объемы работы заставляли его уставать еще быстрее.

Неожиданно Аларис вновь ощутил на себе взгляды. Повернув голову к особняку, парень увидел стоявших у окон девушек. На лицах горничных находились маски демонов, используемые шаманами для обрядов. Эти уродливые сморщенные зубастые маски вызвали легкий испуг.

— Жуть какая, — произнес Аларис, нервно улыбаясь. Примерно догадываясь причинам такого поступка, парень все больше поражался женской изворотливости. — И где только достали?

Повернув голову к Юнитс, Аларис неожиданно увидел на ее лице такую же устрашающую маску. Это ее преображение также вызвало испуг и недоумение.

— А ты зачем достала? — спросил Аларис. — Я же знаю кто ты.

— Маска, — заговорила Юнитс, — позволяет скрыть эмоции, господин.

Аларис усмехнулся. Подойдя ближе, он посмотрел через прорези в маске в голубые глаза. Юнитс замерла в ожидании.

— Она не позволяет скрыть ваши глаза. — Повернувшись полубоком, Аларис плавно направился прочь от особняка. Удивленная Юнитс побежала следом. — Кажется, мне стоит перейти на дальнюю тренировочную площадку.

— Это… — заговорила девушка оглядываясь и видя, как ее товарищи начали в истерике бить кулаками по стеклам, — большая потеря.

— Вы же все равно побежите следом. — Аларис иронично улыбнулся. — Так что не такая уж это и потеря.

20. Возмущенная горничная

— Честно говоря, — заговорила Анте, шедшая во главе группы по оживленной городской улице, — мы не знаем тех ребят, которые работают шпионами. Они стараются не привлекать к себе внимания и, даже если мы их замечаем, мы намеренно их игнорируем.

На несколько шагов позади горничной шли Сплит и Беккер. Из-за объявленного выходного дня для официального состава отряда всем горничным пришлось разделиться, покинуть особняк и направиться по своим делам. Вайлет присоединилась к группе, возглавляемой ее соседкой по комнате.

— Однако в наших отношениях есть один огромный недостаток, — заговорила Сплит, смотря на Вайлет, к которой и были направлены все эти пояснения. В женских руках виднелся черный кот, на шею которого был надет красный ошейник. — Это соперничество. И официальная и скрытная группы считают, что их работа самая важная, а они самые лучшие.

— О чем ты вообще? — удивленно спросила Анте, быстро разворачиваясь, но не прекращая идти вперед. Заведя руки за спину, девушка в длинном темно-зеленом платье и круглых очках начала идти задом наперед. — Мы самые лучшие.

С усмешкой повернув голову к Вайлет, Сплит спросила:

— Вот видишь?

— Разве, — задумчиво приложив палец к нижней губе, Вайлет неосознанно нахмурилась, — это не ухудшает ваши взаимоотношения?

— Отнюдь, — ответила Беккер. Горничная с длинным черным хвостом на затылке была одета в черное платье с белым воротником и белыми манжетами. На ногах ее виднелись ботинки на шнурках. — Мы довольно тепло относимся друг к другу, если дело не касается выслуги перед господином и завоевания его самого.

Вайлет с непониманием посмотрела на Беккер. Не сильно переживая по поводу своего медленного осознания, она произнесла как есть:

— Не поняла.

— А чего не понятного? — Анте тепло улыбнулась. Слегка наклонив голову влево, она отвела взгляд куда-то в сторону. — Они слишком дерзкие. Позволяют себе многое, чего не позволяем мы. А все почему? Потому что они еще не имели дела с Кингой. Вот попали бы они в ее руки, никаких дебошей бы не устраивали.

— Так Джози тоже не дает им спуску, — уверенно произнесла Сплит. Будто бы соглашаясь с ней, Арго на женских руках замяукал. — Просто в отличие от Кинги, которая предпочитает предотвращать все неправильное, Джози дожидается пока кто-то что-то натворит, а уже потом наказывает по полной.

Анте коварно улыбнулась, смотря на подругу. Вопрос ее прозвучал недоверчиво.

— Ты то откуда знаешь?

— Общение с Джози показало мне это.

— Кстати, — с широкой улыбкой на губах произнесла Сплит, — именно благодаря такому подходу все, кто общаются с Джози, разделяют неправильные поступки на те, ради которых они готовы потом пострадать, и те, которые этого не стоят.

В то же время Анджин в сопровождении своего ближайшего подчиненного спокойно прогуливался по городу. Основной его целью сегодня было изучение местного рынка и товаров на нем. К счастью самого Анджина, многие товары в этом городе имели либо плохое качество, либо были уже устаревшими для мира эльфов. Это значило лишь то, что торговля в этом месте могла обогатить его в разы.

— Господин, — заговорил слуга, несший в своих руках несколько коробок с приобретенными товарами. — Могу я задать вопрос?

— Задавай, — с довольной улыбкой на губах ответил Анджин.

— Как долго вы еще собираетесь ждать приглашения от господина Хилдефонса?

Анджин резко замер, взглядом упираясь куда-то вперед. Встревожил его отнюдь не вопрос, заданный, говоря между делом, очень вовремя, а несколько знакомых женских фигур, направлявшихся навстречу. Одной из фигур, приковавших взгляд, оказалась Вайлет.

«Принцесса София? Так она все еще находится в особняке нового лорда?»

Голубые вытянутые лаза Анджина удивленно расширились, а на губах появилась коварная улыбка. Среди шедших горничных мужчина заметил два лица, знакомых еще после бала, а также девушку, шедшую задом наперед и говорящую о чем-то.

«Кажется леди София решила прогуляться с горничными особняка. Не зря я весь прием запоминал их лица».

— Господин? — удивленно позвал слуга, также остановившийся посреди дороги. — Так когда вы…

— Прямо сейчас. — Довольно улыбнувшись, Анджин решительно направился вперед. Девушки были настолько увлечены своей беседой, что даже не обращали внимание на все происходящее в округе, в том числе и на мужчину, затаившего в своем сердце маленькую пакость.

Подойдя ближе, Анджин намеренно наклонился вперед, собираясь столкнуться с Антей, шедшей к нему спиной, однако девушка, неожиданно ощутившая приближение кого-то, сделала шаг вправо и плавно развернулась, минуя преграду. Ее действия были похожи на танец. Она настолько ловко и грациозно отступила вправо и обернулась рядом с преградой, что осознать это получилось не сразу.

Исчезнувшая с пути Анте открыла дорогу вперед. Не ожидавший этого мужчина повалился прямиком на Вайлет. Он уже был готов вскрикнуть от неожиданности, как внезапно женские руки подхватили его, остановили падение и слегка приподняли. Мужчина замер в руках Вайлет, как замирает дама, попавшая в беду и спасенная своим героем.

Взгляды споткнувшегося Анджина и Вайлет, поймавшей его, пересеклись. Девушка выглядела весьма спокойной, и это при том, что она фактически держала на своих руках тяжелое мужское тело.

— А вы… — протянула Вайлет неожиданно для себя вспоминая лицо Анджина. — Торговец, верно?

Мужчина мигом пришел в себя. Резко выпрямившись, он развернулся и отошел назад. Из горла вырвался сдавленный кашель. Прикрыв рот рукой, Анджин с почтением поклонился.

— Леди София, какой сюрприз. Не ожидал увидеть вас здесь. Прошу прощения за свое неловкое поведение.

— Не стоит. — Вайлет добродушно улыбнулась, присаживаясь в реверансе. Блеск в ее глазах, а также выражение ее лица сразу изменились. Из невинной и интересующийся всем Вайлет девушка превратилась в расчетливую госпожу.

— А вы… — протянул Анджин неуверенно. — Довольно сильная.

Вайлет удивленно распахнула глаза. Посмотрев на мужчину с надеждой, девушка сжала руки в кулаки и слегка приподняла их.

— Вы правда так считаете? — Это счастье в глазах смутило Анджина. Посмотрев на Вайлет с растерянностью, он виновато улыбнулся. Увидев это странное выражение лица, девушка сразу успокоилась и опустила руки. — На самом деле, мне еще есть куда расти.

— Хорошо… — Анджин отвел взгляд в сторону, нерешительно смотря на дорогу, по которой он хотел сбежать. — Тогда я пойду?

— Приятного дня.

Вайлет улыбнулась, а остальные горничные с уважением поклонились. Анджин лишь кивнувший в ответ, поспешил удалиться.

Стоило ему уйти, как девушки разом стали серьезны. Переглянувшись, они будто перекинулись парочкой мыслей об этой ситуации.

— Так этот парень начал действовать? — с игривой улыбкой на губах протянула Сплит.

— Анте, — посмотрев на подругу, Беккер нахмурилась, — иди и предупреди наших о нем. Похоже, сегодня спуска он нам не даст.

***

Другая группа горничных, состоявшая из Шафл, Кинги, Джози и Квин решила на несколько часов остановиться в кафе. Место это было не из дешевых, но благодаря достаточной оплате труда, а также минимуму возможностей тратить деньги, они могли себе это позволить.

Шафл, сидевшая за покрытым белой скатертью обеденным столом, покачивала бокал с вином в своих руках. Тарелки перед ней уже были опустевшими, а потому горничная вдалась в раздумья.

— Сегодня твои девчонки во всю веселятся. — Взгляд Шафл переместился на Джози, сидевшую буквально напротив. Услышав слова коллеги, девочка положила кусок нарезанного мяса себе в рот и посмотрела на говорящего. — Не хочешь последить за ними? В этот раз только у тебя и Хайроллер есть право находиться в особняке во время шпионского дня.

Джози подняла вверх указательный палец, дожевывая еду. В это время все ее товарищи молча ждали, надеясь на интересный ответ.

— Я каждый раз провожу этот день рядом с господином и шпионками. — Девочка с низким недовольным голосом посмотрела на Шафл. — Только отвернусь и уже кто-то набрасывается на него. Надоело. В этот раз я поступила иначе.

Поставив бокал на стол, Шафл с интересом подалась вперед. На губах ее всплыла заинтересованная улыбка.

— И как же?

— Ха-ха… — Стерев со своих губ остатки пищи, Джози положила салфетку на стол и с коварной улыбкой произнесла: «Я сказала, что не буду приближаться к ним весь день, но если замечу, что кто-то из них намеренно пытался прикоснуться к господину, уволю».

Кинга, услышавшая это, удивленно посмотрела на девочку. Из-за своих миниатюрных размеров Джози не могла даже нормально сидеть за этим высоким столом, а потому под ней находилась плотная подушка.

— Но ведь у тебя нет такого права…

Хитрый взгляд Джокера переместился на Короля. Наступила пауза, которую прервал лишь голос самой Джози:

— Ты только им это не говори.

Шафл усмехнулась, Кинга спокойно закрыла глаза, а Квин начала громко смеяться. Этот разговор вызывал приятные эмоции у всех, ведь именно такая компания казалась привычной для этих четверых. Шафл, Квин, Кинга и Джокер были знакомы чуть ли не с начала войны, а потому их отношения были намного крепче, чем отношения с остальными горничными.

— В качестве презента, — продолжила говорить Джози, — я также подарила альбомы и карандаши нашим лучшим художницам. Конечно, не совсем хорошо то, что они зарисуют господина во всех ракурсах, но зато так они будут наслаждаться им на расстоянии.

Квин, заинтересовавшаяся этими словами, склонилась к столу и воодушевленно спросила:

— А я могу получить копию?

— Еще чего. — Девочка коварно заулыбалась. Откинувшись на спинку стула, она скрестила руки на груди. — Портреты господина — это сокровище моих девочек. Хотите себе, рисуйте сами.

— Но ведь, — ударив руками по столу, Квин резко поднялась на ноги, — все художники и картографы среди шпионов!

— А ты научись.

Недовольный взгляд Квин и хитрый взгляд Джози пересеклись. Нахмурившись, эльфийка зловеще прошептала:

— Сама пади приказала и на себя размножить.

Джози улыбнулась еще шире, самодовольно отвечая:

— Естественно.

В то же время Анджин, также прибывший в это заведение вместе со своим подчиненным для того, чтобы перекусить, горничных распознал быстро. Пока Квин говорила с остальными, он быстро направился навстречу к столу с четырьмя прекрасными девушками. План, появившийся в его голове только при одном лишь взгляде на горничных, заставлял кровь бурлить, а сердце бешено стучать.

В момент, когда Квин вскочила на ноги, резко развернулась и направилась вперед, Анджин был уже в одном шаге от нее. Мужчина намеревался столкнуться с горничной и обвинить ее в своем падении, а потому слегка наклонился вперед, но неожиданно Квин повернулась полубоком и довольно ловко прошла мимо падающего.

Анджин ощутил дежавю. Повалившись вперед, он приземлился коленями на пол, а лицом в чей-то живот. Обратив внимание на странное чувство вызванное болью и подозрительной мягкой субстанцией, которую в этот момент сжимала его рука, Анджин приподнял голову.

Горничной, к ногам которой он припал, оказалась Шафл. Горничная сидела полубоком к столу, вальяжно прижимаясь к спинке стула и в то же время слегка склоняясь к поверхности стола, на котором лежала ее рука с бокалом вина.

Зловещий, ничего хорошего не предвещающий, взгляд Шафл и испуганной взгляд Анджина пересеклись. Мужчине ничего не стоило понять, что приземлился он лицом прямиком в промежность горничной, а рукой машинально схватился за ее грудь. Недовольно скривив губы, Шафл произнесла:

— Отвратительно.

Уже в следующую же секунду бокал с вином оказался вылит на голову мужчине. Ничуть не удивленный и, будто бы уже даже готовый к подобному Анджин, плавно встал, поклонился, и направился обратно к своему слуге. Тот уже стоял неподалеку и радостно улыбался.

— Поздравляю! — счастливо произнес слуга, смотря на своего господина. — Вы добились того, чего хотели. Теперь вы можете пойти к господину Хилдефонсу и сообщить о неподобающем отношении его прислуги к вам.

Анджин остановился. Даже не оборачиваясь, он легко понял что зловещие женские взгляды продолжали сверлить его спину.

— Боюсь, что если я скажу, что получил по голове за домогательства, он меня вышвырнет из страны. Надо придумать что-то еще.

Слуга удивленно посмотрел сначала на господина, а следом и на горничных. До него тяжело доходила разница ситуации, в которой виноватым был его господин, и в которой виноват был кто-то другой, ведь в обоих случаях исход был одинаков.

— Обиднее всего другое, — продолжил Анджин, смотря куда-то вверх. — Грудь-то ненастоящая.

— Как не настоящая? — Слуга быстро и даже как-то испуганно посмотрел на господина, но тот лишь разочарованно махнул рукой и направился на выход. Покинув заведение, Анджин и его слуга направились куда-то вперед.

Идти в подобном виде по главной улице хотелось не очень сильно, а потому Анджин довольно быстро нашел нужный переулок и свернул на него. Продолжать прогулку уже не хотелось совсем. Тяжело вздыхая и слегка покачиваясь, разочарованный торговец продолжал идти вперед.

Неожиданно ему навстречу вышла пятерка незнакомцев. По внешнему виду этих людей можно было сразу сказать, что они относились к низшему сословию. Грязная одежда, лишь отдаленно напоминавшая штаны и кофты, растрепанные волосы, измазанные чем-то серым лица и неприятный запах исходили от мужчин.

— Деньги, — произнес незнакомец хладнокровно. — Сейчас же.

Анджин недовольно нахмурился. Он был не против дать денег попрошайке, но когда его кто-то принуждал, это просто выводило из себя. Сощурившись, мужчина решительно произнес:

— Для начала представься и нормально озвучь просьбу.

Перепуганный слуга сделал шаг назад. В тот же миг разозлившиеся воришки бросились на свою жертву. Анджин, и сам осознавший свою ошибку, удивленно отступил. Он увидел появившийся напротив его лица кулак и в страхе закрыл глаза.

Не удержав равновесие, Анджин повалился назад и грохнулся на каменную поверхность, ожидая удара или пинка, но ничего не последовало. Распахнув глаза, мужчина уставился на удивительную картину: три девушки в форме горничных избивали нападавших. Вот одна из них, та, что с розовыми вьющимися волосами, заломила руки воришке и прижала его лицом к стене. Вот другая, та, что имела короткую русую стрижку и овальные брови, слегка пригнулась и сбила нападавшего с ног. И последняя, третья, имевшая прямые розовые волосы, одним взмахом ноги оттолкнула назад двух нападавших, прибивая их к полу.

Анджин замер в ужасе. Его храбрый спутник уже давно сбежал, оставив все коробки с покупками рядом с испуганным господином. Больше всего внимание Анджина привлекли повязки на лицах троих горничных, выполненные из плотной черной ткани с вышитым соколом.

— Прошу прощения, — заговорила Эйс. Схватив противника за волосы, она ударила его лицом о стену, тем самым заставляя потерять сознание. Прозвучал звук, напоминавший разбившееся яйцо. Выпустив из рук свою жертву, Эйс позволила ей рухнуть на землю. — Мы все еще пытаемся разобраться с проблемами безопасности на наших территориях. — Повернувшись лицом к Анджину она с полным хладнокровием и уверенностью продолжила: — Уверяю вас, что в скором времени ситуация изменится. Всегда ваш, Аларис Хилдефонс.

21. Серьезная горничная

Этот день с самого начала показался каким-то тяжелым. Сидя в удобном мягком кресле Аларис смотрел в глаза своему гостю. Прямо напротив него, в таком же бежевом кресле с вышитыми темно-зелеными узорами сидел Анджин. Голова мужчины была перебинтована. Под глазом виднелся явно нарисованный синяк, а сам «пострадавший» невинно улыбался.

Помимо этих двоих в комнате также находилась Беккер. Горничная стояла возле чайного столика, аккуратно разливая чай по чашкам.

— У вас так опасно в землях, — начал разговор Анджин. — Упал на кочке и ударился головой. Не хотите ли вы за это купить мой товар в два раза дороже?

Аларис улыбался также широко и невинно. Этот его теплый взгляд в совокупности с улыбкой почему-то вызывали скорее напряжение, чем спокойствие.

— Беккер, — произнес Аларис, не отводя взора от глаз гостя, — не убирай чайник. Лучше разбей об голову этому прекрасному человеку. Если и платить дороже, то хотя бы за дело.

Горничная, услышавшая эти слова, замерла. Ее хладнокровный взор плавно переместился на Анджина, будто намеренно сообщая ему, что пощады после такого приказа ему ждать не стоит.

— Шутка, шутка! — начал быстро повторять Анджин размахивая руками. Голос его был весел, но в то же время немного напуган. Протянув руки к голове, мужчина начал спешно разматывать бинты. — Вообще-то я пришел на мировую. Прошу прощения, если задел.

— А вы довольно озорной человек. — Слегка наклонившись вперед, Аларис протянул руки к чашке с крепким черным чаем. Взяв ее, парень поднес чашку к своим губам. — Мне поступило уже минимум три жалобы от горничных на вас.

Анджин плавно отвел взгляд к окну. Губы его растянулись в виноватой улыбке, а брови задумчиво приподнялись.

— Прошу прощения. Старые привычки бродячего торговца никак не уйдут. Но вы ведь не будете придираться к этому? — Быстро повернув голову к Аларису, мужчина вновь встретился с его тяжелым взором. — В конце концов, этот союз важен также для меня, как и для вас.

Аларис усмехнулся. Он даже не пытался скрывать радость от победы. Скорее напротив хотел посмеяться над своей жертвой.

— Вот здесь вы правы.

Анджин задумчиво опустил взгляд на кружку чая перед собой. Какое-то чувство заставляло его смотреть на этот напиток, словно на настоящий яд, и понять причину этого чувства получилось почти сразу. Переведя взгляд на горничную, стоявшую подле господина с чайником в руках, Анджин вздрогнул. Карий взгляд темноволосой девушки все еще был холоден и серьезен. Казалось, будто она единственная в этой комнате приняла все произошедшее всерьез.

— Давайте же, — вновь заговорил Аларис, привлекая к себе внимание, — обговорим детали сделки.

Анджин посмотрел в глаза молодого парня. Да, раньше он действительно считал, что еще сможет поторговаться с новым лордом, но теперь он прекрасно понимал, что угодил в ловушку еще до того, как успел сделать первый ход.

— Как много вы хотите у меня забрать?

Услышав этот вопрос, Аларис рассмеялся. Чтобы не расплескать горячий чай, он поставил его на блюдце, стоявшее на столе, и попытался успокоиться.

— Вы говорите так, будто бы я хочу отобрать все ваши богатства.

— Пусть ваш голос и звучит так, будто я преувеличиваю, — Анджин слегка нахмурился, наклоняя голову вперед, — но в ваших глазах я вижу обратное. Более того, на вашем лице написано, что вы хотите оставить меня без гроша.

Аларис попытался успокоиться. Частично Анджин был прав. Улыбка на губах парня была слишком коварной и самодовольной, а горничная с горячим чайником за спиной была будто снайпером, который в любой момент был готов запустить пулю в свою цель.

— Прошу прощения. — Взяв эмоции под контроль, Аларис расслабил лицо и улыбаться перестал. Такая быстрая способность смены эмоций пугала еще больше. — Просто не могу сдержаться при мысли о том, как много новых товаров появится на наших рынках.

— Да, конечно…

***

Когда переговоры закончились, а Анджина сопроводили на выход, Аларис смог вздохнуть с облегчением. Расслабленно откинувшись на спинку кресла, он устало закрыл глаза.

— И так будет весь оставшийся день. Все-таки переговоры выматывают меня больше всего.

Выйдя из-за спины своего хозяина, Беккер склонилась к чайному столику и начала собирать с него посуду на поднос в своих руках. Взгляд ее бегло осмотрел уставшее лицо хозяина.

— Еще чаю?

— Нет, с меня хватит. Лучше скажи, как много времени мы потратили?

— Два с половиной часа.

— Так много? — Приоткрыв глаза, Аларис посмотрел на свою горничную. В этот момент девушка как раз закончила со сбором посуды и плавно выпрямилась. — Значит, следующая встреча начнется довольно скоро.

— Судя по переданным сведениям барон Лудорик уже направляется к нам в сопровождении наших.

— Ну, добираться ему недолго. — Улыбнувшись Аларис поставил руку на подлокотник и подпер ею свое лицо. — От темницы и до нас с тобой.

Беккер кивнула. Быстро подойдя ко входной двери, она приоткрыла ее, протянула поднос с грязной посудой горничной, ожидавшей снаружи, и вновь вернулась к своему господину.

— Еще две встречи, — произнес Аларис задумчиво. — После этого начнем сборы.

Остановившись напротив господина, Беккер сложила руки вместе на уровне талии. Ее длинные черные волосы, собранные в прямой хвост, сейчас лежали на плече и, спускаясь вдоль фартука, останавливались чуть ниже уровня поясницы.

— Как скоро вы отправитесь в столицу?

— Уже через пару дней.

— Вы уже… — Беккер замолчала на мгновение, подбирая верные слова. — Решили кто поедет вместе с вами?

— Решил. — Аларис улыбнулся, понимая к чему клонит девушка. — И дабы не провоцировать вас я сделаю объявление ближе к дате отъезда.

— Не беспокойтесь, — уверенно ответила Беккер, продолжая смотреть в глаза своего господина, — мы друг друга не станем убивать независимо от вашего решения.

Аларис рассмеялся. Слегка приподнявшись на кресле, он убрал руку от своего лица.

— Я беспокоюсь, что вы попытаетесь убить меня в попытке переубедить.

— Тогда вы нас недооцениваете. Мы можем начать действовать заранее. Прочитать ваши мысли мы не сможем, а вот здраво оценить свои шансы и начать их повышать вполне. Вдруг вы все же измените свое решение?

Аларис покачал головой. Он знал, что данная тема станет животрепещущей для всех обитателей особняка, ведь эта небольшая поездка за титулом графа должна была продлиться не менее двух недель.

Неожиданно прозвучал стук в дверь. Быстро собравшись с мыслями, Беккер обошла своего господина и встала позади него. Аларис же медленно поднялся на ноги.

— Войдите.

Дверь приоткрылась. На пороге появилась горничная Анте.

— Прибыл барон Лудорик.

— Можете впустить его.

Анте быстро обернулась и, жестом указав внутрь комнаты, пригласила кого-то войти. Слегка отойдя назад, горничная освободила путь и позволила мужчине в грязном и мятом вечернем костюме войти в комнату. Лудорик выглядел неважно. Лицо его, как и некогда белоснежный костюм, было покрыто пылью и грязью. На подбородке виднелась щетина, глаза казались опустошенными и уставшими.

— Барон Лудорик, — произнес Аларис с дружелюбной улыбкой на губах, — не стойте в двери. Проходите, присаживайтесь.

Мужчина перевел опустошенный взгляд на парня. Послушавшись его, он плавно прошел в комнату и сел в кресло напротив Алариса. Наступила тишина. Состояние Лудорика было даже хуже, чем мог себе представить Аларис, и это радовало.

— Вы хотите чаю? — Аларис плавно сел в свое кресло. — Лично я уже выпил кружек десять, а потому вынужден отказаться.

— Ближе к делу. — Мужчина поднял полностью сдавшийся взгляд на лицо молодого парня. — Какой вердикт вы поставите? Смерть или изгнание?

— Я бы не хотел ни того, ни другого. — Откинувшись на спинку кресла, Аларис положил руки на подлокотники и доброжелательно улыбнулся. Голос его казался спокойным и даже каким-то оптимистичным. — Вообще я даже хотел бы сохранить за вами титул и власть.

Лудорик нахмурился. Одна из прядей его взъерошенных русых волос сползла на лицо при легком наклоне головы.

— Что?

— Я хочу, — начал повторять Аларис громче, — чтобы вы остались бароном и служили мне.

— Зачем вам это? — Брови Лудорика неодобрительно сдвинулись. Мужчина, чувствовавший подвох буквально в каждом слове, сомневался все больше. — Разве не проще сменить меня? У меня есть дети, которые, в отличие от меня, спокойно примут нового правителя. Вам было бы проще передать титул им.

— А вот здесь вы правы. — Аларис отвел взгляд в сторону, будто задумываясь над этим предложением, хотя на самом деле решение свое он уже вынес давно. — Но мне не интересны ваши дети. В моих глазах вы, как человек, сражавшийся за свой народ и своего правителя, куда лучше тех, кто решил легко сдаться.

— Это значит лишь то, что я могу предать вас в будущем ради моего настоящего короля.

— Может быть да, — Аларис посмотрел на своего гостя, коварно улыбаясь, — а может быть и нет. Я хочу выпустить вас сейчас из заточения. Как думаете, почему?

— За меня внесли выкуп?

— Ни сколько. — Аларис издал тихий смешок, вызывая у мужчины легкий испуг. — Ни ваши дети, ни ваша жена не обращались ко мне с просьбой помиловать вас.

Лицо Лудорика побледнело. Его нахмуренные раньше брови опустились, а в глазах появилось разочарование.

— Более того, — продолжил говорить Аларис, — во время проверки вашего особняка вскрылись некоторые интересные факты, из-за которых у меня появилось большое желание казнить весь ваш род кроме вас самого. Хотите узнать почему?

— Я всегда вел дела исправно…

— Вы — да, — перебил Аларис, становясь все строже, — но не ваши родственники. Проверка показала, что ваш народ был вполне доволен вашим правлением. Все ваши документы были в идеальном состоянии и по ним можно было легко проследить все ваши расходы и доходы. Вы, действительно, вели дела исправно.

Лудорик нахмурился. Казалось, будто атмосфера в комнате становилась все напряженнее. От намеков Алариса даже сердце замирало в ожидании.

— Тогда…

— Но когда ваши родственники получили власть, — Аларис вновь отвел взгляд в сторону окна, продолжая разговор как-то слишком непринужденно, — они почему-то решили, что могут принять мое покровительство и при этом предложить сотрудничество не только северной империей людей, но и северной империи эльфов. Ваши сыновья даже начали отнимать у простых жителей те средства, которые должны были пойти мне в качестве выкупа, при этом утверждая, якобы плохие простолюдины сами не хотели отдавать мне деньги. Я уже молчу про вашу жену, которая отправилась в пляс с рабами из северной империи.

Лицо Лудорика казалось слишком бледным. Растерянный мужчина схватился за свои колени и, крепко сжав их, набрался смелости для того, чтобы ответить:

— Я могу понять вашу злость на моих сыновей, но на действия жены злиться должен только я.

Аларис неожиданно нахмурился. Взгляд его стал поистине суровым, а голос твердым и злым:

— На моей территории никогда не будет рабства. Если ваша жена считает, что может обвести меня вокруг пальца и подчинить себе пару десятков насильно скованных цепями людей, тогда она ошибается.

— Вы…

— Я не собирался прощать вашу семью, — не прекращал сурово говорить Аларис, — но необходимость поставить кого-то на место барона вынудила меня что-то сделать. Именно поэтому я хочу предложить вам спасти вашу семью. Вы либо принимаете титул и верно служите мне, либо я высылаю вас, а всю вашу семью казню за измену. Каков ваш ответ?

Лудорик все еще прибывал в шоке от резкой перемены настроения Алариса и брошенной угрозы. Устало закрыв глаза, мужчина попытался взвесить все за и против.

— Я не смогу служить вам, если вы будете заставлять меня делать что-то, что навредит моему народу. В таком случае лучше сразу высылайте.

— У меня не было подобного в планах. — Голос Алариса стал спокойнее. Иронично улыбнувшись, парень посмотрел на мужчину, сидевшего напротив. — В конце концов одна из основных причин, по которой я захотел оставить вас, заключалась в вашей добросовестности.

***

В то же время Анте, проводившая гостя к своему господину, быстро направилась на кухню. Где-то возле лестницы, ведущей на первый этаж, ей встретилась Вайлет. Девушка несла в своих руках несколько коробок с продуктами.

— Тебе помочь?

— Не стоит. — Вайлет радостно улыбнулась, продолжая прижимать к себе коробки. Повернувшись в нужную сторону, девушка продолжила идти, а вместе с ней и Анте. — Будем считать, что это тоже тренировка.

— Смотрю, — горничная в круглых очках нежно улыбнулась, — ты уже освоилась.

— Немного. Ты сейчас куда?

— На кухню. Пора отнести ужин госпоже Арии.

Вайлет повернула голову влево, смотря на свою собеседницу. Улыбка сразу пропала с ее губ.

— Ей еще не стало лучше?

— Стало. Она просто не хочет покидать комнату.

Наступила недолгая пауза. Слегка опустив взгляд, Вайлет с грустью поджала губы. Эту ее странную реакцию заметила и сама Анте.

— И… — протянула Вайлет. — С господином не видится?

— Все верно. Думаю, она уже сдалась.

— Мне ее жалко. — Приподняв голову, Вайлет посмотрела на дорогу перед собой. Коридор тянулся далеко вперед. Туда, где была расположена кухня. — Она чувствует, будто от нее вот-вот все откажутся.

— Частично она сама виновата в этом.

— Это так, — девушка лишь кивнула, — но все же ощущения от этого менее болезненными не становятся.

— Ты… — Анте посмотрела на спутницу. В голосе Вайлет не было ни намека на сарказм или усмешку. Она говорила искренне и выглядела так, будто переживала. — Довольно добросердечная.

***

Спустя еще несколько часов Аларис наконец-то освободился. Спустившись на первый этаж, он вошел в книжную комнату. В этом месте, наполненном лишь новыми, еще непрочитанными им произведениями, было, как всегда, спокойно и уютно.

— Как ситуация в графстве?

— Если коротко, — ответил девичий голос со стороны двери, — то мы смогли успокоить волнения как среди простого люда, так и среди дворян. Сейчас самое сложное, с чем мы имеем дело, это скорее подготовка к зиме.

Аларис посмотрел в сторону входа. Там, возле дверей, стояла Джози. Миниатюрная девочка, как обычно, была одета в свое рабочее черное платье и белый фартук. Волосы ее были собраны в два светлых, торчащих в разные стороны, хвоста.

— Я займусь этим вопросом подробнее, когда вернусь. — Обернувшись к окну, Аларис устремил на него свой взгляд. По ту сторону мрак ночи перемешивался со светом нескольких фонарей, висевших в саду. — Пока что действуем по изначальному плану.

Неожиданно прозвучал женский крик. По другую сторону окна появилась фигура, стремительно летевшая вниз. Девушка приземлилась довольно громко и довольно болезненно.

Присмотревшись, к своему удивлению Аларис понял, что выпавшей из окна оказалась Ария. Приподнявшись, девушка жалобно застонала. Она сидела спиной к особняку, так что не могла видеть Алариса, но вот он ее видел довольно четко.

Быстро вскочив на ноги, Ария отряхнулась, прошептала пару ласковых себе и всей этой ситуации, после чего побежала в сторону забора. Фигура ее скрылась довольно быстро.

Приняв во внимание внешний вид беглянки, сегодня состоявший из простенького темного платья с шалью, парень понял все сразу. Тяжело вздохнув, он обернулся к Джози и указал на окно:

— Отправь, пожалуйста, кого-нибудь проследить за ней.

Джози улыбнулась. Иронично приподняв бровь, она спросила:

— А вы сами не хотите сделать это?

— Это был слишком тяжелый день для того, чтобы я потом еще в тени от собственной невесты прятался. — Пройдя к креслу, стоявшему где-то справа от окна, парень устало сел в него. — Да и мне будет неудобно перед самой Арией. Она имеет право на свои секреты, но, было бы неплохо, если бы при этом она все-таки пользовалась дверью.

Джози кивнула и молча покинула комнату. Не сильно желая передавать эту задачу кому-то и скорее даже сгорая от любопытства, девочка направилась следом за Арией.

Идти пришлось недолго. Покинув владения Алариса, Ария направилась в сторону города и, будто найдя уже давно выбранный для себя дом, постучалась в дверь.

Джози осталась прятаться неподалеку в переулке. Выглядывая из-за угла, она видела как спину Арии, так и дверь, в которую постучалась та.

Неожиданно дверь открылась. На пороге появилась приятная взрослая женщина в длинном платье с юбкой веером. Волосы ее были собраны в шишку, на шее, поверх кофты с высоким горлом, виднелось небольшое украшение в виде подвески с изображением.

При виде ее Ария будто оживилась. Сжав руки в кулачки, девушка приподняла их и с мольбой во взгляде произнесла:

— Пожалуйста, научите меня шить!

22. Совсем не горничная / История Арии

— Ваши родители счастливы уже от того, что вы такая красавица, — произнесла женщина в черном длинном платье, поверх которого был надет фартук горничной. Проведя расческой по иссиня-черным волосам маленькой девочки, женщина аккуратно уложила несколько выбившихся прядей. — Вы должны быть еще красивее, чтобы порадовать их, госпожа Ария.

Приподняв голову, маленькая шестилетняя девочка ясным заинтересованным взглядом посмотрела на свою горничную. Блеск ее аквамариновых глаз поражал при первом же зрительном контакте и даже вызывал легкую зависть.

— Я и папу так порадую?

Горничная улыбнулась. Отложив в сторону расческу, она быстро подошла к шкафу с одеждой для своей госпожи.

— Конечно!

Распахнув дверцы шкафа, женщина указала на целый ряд вешалок с самыми разнообразными дорогостоящими платьями. Цвета, длинна, количество оборок и пышность подола были самыми разнообразными.

— А теперь, прошу, выберите то, что вам по нраву.

Ария быстро повернулась и подошла к шкафу. Взгляд ее начал бегать с одной вешалки на другую. Вся эта яркость и пышность просто рябили в глазах.

— А это точно можно назвать подарком? — приподняв взгляд, девочка все также задумчиво посмотрела на горничную. — Может быть стоит им что-то купить?

— Разве ваши родители не могут позволить себе всего, что захотят?

Ария замолчала. Опустив голову, девочка растерянно надула губы.

— Могут.

— Вспомните, что говорила ваша матушка. Вы должны выглядеть идеально перед своим отцом.

— Да… — девочка отвела взгляд в сторону, обдумывая эти слова. Поразмыслив над этим, Ария тяжело вздохнула, после чего как-то счастливо улыбнулась. Посмотрев на свой шкаф, девочка радостно произнесла: «Раз уж это единственное, что им может понравиться, ничего не поделаешь».

Переодевшись в самое пышное и дорогое платье, Ария быстро покинула комнату и направилась в гостиную на встречу с родителями. Напевая выдуманную песню и радостно подпрыгивая на каждом шаге, девочка все ждала того момента, когда она наконец-то может показать себя.

Оказавшись напротив гостиной, Ария замерла. По другую сторону двери были слышны крики. Нерешительно протянув руки к дверной ручке, девочка слегка потянула ее на себя, создавая небольшую щель между дверцами.

В гостиной, в центре которой находились ее родители, царил бардак. По полу валялись рабитые осколки от ваз, было перевернуто кресло и чайный столик. Мать Арии, Маргарет Вандрен, сидела на полу, горько плача и что-то крича. Своим голосом, как и своим видом, она будто взывала к мужу — Роберту Вандрену. Мужчина стоял напротив женщины, с равнодушием смотря на нее. Ни ее голос, ни ее слезы, более его не трогали.

— Ну, как же ты не понимаешь?! — то ли кричала, то ли умоляла Маргарет, размахивая руками. — Я люблю тебя. Ты для меня все. Почему же ты так жесток ко мне? Почему вместо своей жены, вместо своей дочери, ты любишь других людей? Почему кто-то тебе важнее, чем мы?!

Ария слегка подалась вперед и, не удержав равновесие, начала падать. Повиснув на дверной ручке, девочка отворила дверь и остановилась на пороге. Родители, заметившие это, бросили на нее свои грозные взгляды.

Ария замерла в страхе. Ее пугала не столько сменившаяся атмосфера, сколько суровый и даже ненавидящий взгляд ее отца.

— Что ты здесь делаешь? — прозвучал холодный голос Роберта.

Ария растерялась. Отстранившись от двери, девочка сначала сложила ладони в замок, затем покосилась на пол, в поисках нужных слов, а затем, быстро придумав ответ, счастливо улыбнулась и схватилась за юбку своего наряда.

— Платье… Красивое же?

Наступила тишина. Взгляд мужчины, раньше полный ненависти и злости, стал преисполнен презрения. Повернувшись всем телом к Арии, Роберт медленно направился в ее сторону.

— Ты все такая же, как и эта женщина.

— Что знает эта женщина?! — возмущенно закричала Маргарет. — Я вообще-то твоя жена!

Ария в ужасе замерла. Приближение ее отца вызвало ступор и панику. Вновь опустив взгляд, девочка даже не посмела посмотреть на своего родителя. Тем временем Роберт прошел мимо, даже не останавливаясь рядом с дочерью. Дверь за спиной хлопнула, оставляя мать и дочь наедине.

Приподняв взгляд, Ария с сожалением посмотрела на Маргарет. Глаза той были полны печали и боли. Измены мужа, его ненависть, проявившая себя еще до свадьбы и во всю росшая с течением лет, а также постоянная необходимость бороться за свое место графини и выполнение всех этих обязанностей, доводили ее.

— Мамочка…

— Убирайся! — вскрикнула Маргарет, мотая головой. — Это все из-за тебя! Ты во всем виновата!

Брови Арии сомкнулись домиком. Вновь переплетя между собой пальцы, девочка поклонилась и медленно развернулась, намереваясь уйти, но неожиданно за своей спиной услышала крик:

— Нет, погоди!

Ария замерла. Вновь взглянув на мать, она увидела ее подобревшее, но все такое же печальное лицо. Маргарет подозвала к себе дочь жестом, и та послушно подчинилась. Тогда, положив свои руки на плечи девочки, она произнесла:

— Послушай, Ария, ты всегда должна выглядеть превосходно. Это единственное, что у тебя есть как у женщины.

— Хорошо, — Ария кивнула, — мама.

— И никогда не прибедняйся, — голос Маргарет стал тверже. — Ты первый ребенок в семье. Ты должна жить роскошной жизнью.

— Хорошо, мама.

На губах женщины появилась грустная улыбка. Погладив дочь по голове, она задумчиво произнесла:

— И все-таки жаль, что ты родилась не мальчиком. Я так долго ждала беременности, но получила лишь тебя и, видимо, больше ничего уже не получу.

— Прости, мама.

— Ты даже не переняла половину моей красоты. Только платья и украшения могут помочь тебе. В кого же ты родилась такой страшненькой?

Ария посмотрела в глаза матери. Они имели такой же аквамариновый оттенок, какой был и у дочери. Даже оттенок волос Маргарет был схож с оттенком волос Арии.

— Прости, мама.

Женщина тяжело вздохнула. Опустив руки и плавно поднявшись на ноги, она произнесла:

— Ступай.

***

Ария сидела за вытянутым столом, расположенном в наполненном цветами саду. Рядом с ней за столом сидели ее ровесницы-дворянки. На этом чаепитии были собраны представители самых разных домов. Вкусные сладости, ароматные чаи, яркие дорогие наряды, громкий смех и разговоры.

— А я подарила родителям золотые перья! — произнесла одна из девочек, радостно улыбаясь.

— А я парные броши, — начала вторить другая, не желая оставаться позади остальных.

— А мы с моей семьей вместе отправились по магазинам и купили друг другу подарки.

— Неужели?

Ария, сидевшая за этим столом, чувствовала себя неуютно. Из всех присутствующих только у нее наряд имел черные и темно-синие оттенки. Остальные же были одеты в пестрые, кричащие цвета, но это было еще не все. Множество украшений, шляпок самых разных фасонов и даже красота слуг, стоявших позади, были предметом измерения величия и гордости. В такой обстановке, даже ничуть не уступая, Ария все равно чувствовала себя неприятно.

— А мои родители… — заговорила юная Вандрен громко, так и не поднимая головы, и тем самым привлекая внимание. Набравшись смелости, Ария подняла голову и решительно произнесла: — Уже рады тому, что я у них красивая.

Наступила тишина. Множество недоумевающих взглядов уставились на малышку, не вынимавшую даже рук из-под стола.

Внезапно тишина прекратилась и в округе прозвучал шепот:

— Что это?

— Она действительно это сказала?

— Такая странная.

Ария удивленно расширила глаза. Последние слова задели ее за живое. Удивление быстро сменилось злостью. Резко вскочив на стул, девочка грозно завопила:

— Это я странная? — Ария подняла ногу и, поставив ее с грохотом на стол, продолжила кричать: — Взгляните на себя! Надели дешевые тряпки, шляпки, искусственные украшения. Пытаетесь строить из себя скромниц, а сами только и думаете о том, как бы привлечь к себе побольше внимания! Это просто отвратительно!

Наступила продолжительная тишина. Подобное неприемлемое поведение встречалось довольно редко, а если и встречалось, то среди менее знатных особ. Однако мог ли кто-то сказать что-то наследнице герцогского дома?

Недовольно хмыкнув, Ария развернулась и соскочила со стула. Изумленные взгляды как гостей, так и слуг прошествовали вслед за ней вплоть до самого выхода из сада.

Гордо задрав нос, Ария подошла к своей новой горничной и спросила:

— Я же правильно сделала?

Горничная, уже проинструктированная матерью дома Вандрен, довольно улыбнулась. В понимании Маргарет именно подобное поведение дочери доказывало ее статус, положение и значимость. Именно это не могло пошатнуться, а потому она намеренно воспитывала в своей дочери гордость и решительность.

— Все верно, госпожа. Никто из этих леди вас не стоит. Вы первая дочь герцога. Вы надежда всего рода.

Ария гордо улыбнулась. Повернувшись полубоком, она продолжила свой путь.

— Я знаю.

***

— Госпожа! — прозвучал радостный женский зов.

Приподняв голову, Ария, сидевшая в кресле вместе с книгой в руках, взглянула на новую горничную. В этот раз это уже была молодая девушка с лицом, покрытом веснушками и кучерявыми волосами. Лицо горничной прямо светилось от счастья.

— Вам нашли жениха!

— Жениха? — удивленно повторила девочка. Это новость ее не только удивила, но и заставила полностью забыть о книге. Встрепенувшись, Ария довольно улыбнулась. — Из какого он рода? Он первый сын?

— Н… нет, — протянула девушка, неуверенно отводя взгляд в сторону, — он третий сын. — На лице Арии появилось недоумение. Заметив это, горничная тут же добавила: — Но он из рода герцога Хилдефонса.

— Не первый, да… — Ария наклонила голову на бок. Ее темные, распущенные волосы, перекатились к левому плечу. Будто осознав что-то, Ария вновь улыбнулась и радостно посмотрела на горничную: — Ничего страшного. Главное, чтобы он был достаточно силен, чтобы в будущем доказать, что он достоен большего.

***

— Папочка! — Ария, увидевшая в коридоре фигуру своего отца, быстро схватилась за подол платья и побежала к нему. Удивленные горничные, шедшие позади, возмущенно вскрикнули:

— Мисс!

Услышав голос дочери, Роберт остановился и обернулся. Взгляд его устремился на маленькую девочку, быстро подбежавшую к нему.

— Посмотри. — Не выпуская подол из рук, Ария медленно покружилась. На губах ее сияла счастливая улыбка, а глаза светились радостью. — Я красивая?

Мужчина нахмурился. Во взгляде его вновь появилось презрение, вызванное излишней схожестью Арии и чрезмерно влюбленной в своего мужа Маргарет. Роберт и Маргарет были сосватаны насильно. Их интересы никогда не совпадали даже в плане отношений. Маргарет была влюблена в мужа настолько, что была готова убить любую девушку, подошедшую к нему. Она постоянно пыталась сблизиться с Робертом, разобраться в отношениях и настроить хотя бы каплю взаимопонимания, однако все это было безуспешно. Своими действиями она вызывала лишь большее отвращение, а ее воспитание собственной дочери вызывало непонимание и нежелание все это понимать. Поэтому Роберт просто игнорировал Арию, как и игнорировал все то, что происходило с ней и ее матерью.

Холодно посмотрев на дочь, мужчина низким грозным голосом произнес:

— Не испорти хотя бы это.

Ария осталась в коридоре со своими слугами. Выпустив подол платья из рук, девочка грустно улыбнулась. Страх, вызываемый собственным отцом, казался ей ненормальным, а потому она пыталась как-то справиться с этим, но каждый раз, когда он смотрел на нее так, ее тело начинало дрожать.

Проглотив обиду, а следом и приподняв голову, девочка направилась дальше. Вскоре она и ее слуги добрались до гостевой комнаты и замерли в ожидании. Горничная, стоявшая у двери, объявила о прибытии Арии и пропустила вперед. Девочка вошла в гостевую комнату в одиночестве.

Впереди показалась фигура мальчика, быстро поднявшегося на ноги. Мальчик этот казался высоким. Слишком высоким для своего возраста. Его темные короткие волосы были аккуратно уложены, а глаза, имевшие невероятно темный оттенок, были устремлены прямиком на Арию. Улыбнувшись, мальчик поклонился.

— Приятно с вами познакомиться, меня зовут Аларис Хилдефонс.

— Ария Вандрен, — девочка схватилась за платье, выполняя реверанс, — я тоже рада с вами познакомиться.

Аларис улыбнулся. Спокойствие девочки, как и ее решимость, вызывали в нем интерес. Ария казалась ему весьма противоречивым ребенком. Жаждущим внимания, и в то же время ненавидящим его, желающим быть лучше всех, но все же осознающим, что это невозможно.

— Могу я спросить? — заговорил Аларис. — Вы не боитесь моего взгляда?

Ария подошла ближе. Плавно присев в мягкое кресло, девочка вновь посмотрела в глаза Алариса.

— Не больше, чем взгляда моего отца.

Мальчик улыбнулся. Присев напротив Арии, он начал с интересом рассматривать ее. Казалось, будто настроение девочки было подавлено, однако долго это не продолжалось. Разговор не клеился и молчать становилось все труднее. Девочка решила взять инициативу на себя. Внезапно изменившись в лице, Ария уверенно и даже как-то гордо произнесла:

— Ты же не первый ребенок? Ничего. Главное, что из нас двоих хотя бы я являюсь прямой наследницей. — Приложив руку к своей груди, она довольно задрала нос. — Можешь считать, что тебе очень повезло. Не у каждого третьего сына есть такая прекрасная невеста, как я.

Аларис оказался поражен. Смотря на Арию, он чувствовал, что она сама не верила себе, но, будто пытаясь таким образом завязать разговор, она продолжала врать. Опустив плечи, мальчик начал неуверенно:

— Ария, ничего личного, — их взгляды встретились, заставляя обоих успокоиться, — но, мне кажется, что если ты продолжишь так общаться с людьми, они могут обозлиться на тебя. Не подумай, что я хочу тебя оскорбить. — Резко подняв руки вверх, Аларис начал размахивать ими. Голос его стал еще более взволнованным. — Просто жизнь такая штука, в которой все может обернуться против тебя. Ты даже не знаешь, когда потеряешь опору под ногами, и, поверь, титул — это не такая уж надежная вещь.

Ария удивленно расширила глаза. Подобные слова, сказанные ей прямо в лицо, били по больному. Резко вскочив на ноги, девочка возмущенно завопила:

— Что ты вообще об этом знаешь? У тебя нет ничего! Совершенно ничего, кроме меня, а ты обращаешься со мной подобным образом. — На глазах чуть ли не появились слезы. Лицо Арии покраснело от злости, а сама она недовольно всплеснула руками. — Дурак, неудачник!

Резко развернувшись, малышка бросилась к выходу. Дверь за ее спиной с грохотом захлопнулась, оставляя Алариса в гордом одиночестве. Постепенно начиная осознавать, как могли звучать его слова для ребенка, мальчик неуверенно улыбнулся.

— Кажется, я переборщил. Как же все-таки сложно разговаривать с детьми…

***

— Ария, — прозвучал невероятно радостный и потому подозрительный голос Роберта, — познакомься, это твой старший брат.

Ария удивленно посмотрела отца, стоявшего в компании незнакомой женщины ее ребенка. Незнакомка имела довольно приятные, нежные черты лица, светлые волосы и голубые глаза. Ее бледная кожа, а также будто намеренно подобранный образ из нежных оттенков создавали видимость невинности и нежности. Ее сын, перенявший многие черты именно от матери, благодаря светлым волосам, голубым глазам и ослепительной улыбке также казался ангелом. По сравнению с самой Арией, имевшей довольно резкие, вызывающие черты лица и темные волосы с насыщенным оттенком глаз, эта парочка действительно казалась намного невиннее и приятнее.

Однако больше всего во всей этой картине Арию поражал ее отец. Просто говоря об этих людях, он улыбался так счастливо и заботливо, как не улыбался никогда в этом доме. Его взгляд, полностью увлеченный незнакомкой, даже во время обращения к дочери не перемещался на нее.

— Что значит, — заговорила Ария, начиная постепенно все осознавать, — старший?

Роберт посмотрел на свою дочь. Мальчишка, приведенный им, был его родным, но внебрачным сыном. Он был старше Арии примерно на два-три года.

— Да, Ария. С этого момента Люц наследник семьи.

Ария удивленно распахнула глаза. Эта новость заставила ее сердце сжаться от боли. Странные мысли полезли в голову, и связаны они были в основном с тем, что ее отец с самого начала все знал и намеренно скрывал.

— Приятно познакомиться с вами, — неожиданно заговорил мальчик, приближаясь к Арии, — дорогая сестра Ария.

Девочка замерла в ужасе. Надвигавшийся ребенок в ее глазах был настоящим дьяволом. Пусть он и улыбался нежно, пусть в его глазах и была видна забота, какое-то чувство подсказывало Арии, что все здесь было не так просто.

— Я — Люц. — Приблизившись, мальчик протянул руки к Арии и нежно приобнял ее. Его губы оказались рядом с девичьим ухом. Усмехнувшись, Люц уже чуть тише продолжил: — С этого момента ваш старший брат и… наследник семьи.

***

Ария сидела на собственной кровати, укутанная одеялом. Плотные шторы были завешены, не позволяя теплому солнечному свету проникнуть в комнату.

«Что мне делать? — подумала девочка, прикусив нижнюю губу. — Звание наследницы — это единственное, что у меня было все это время. С того момента, как Люц появился в нашем доме, даже слуги начали смотреть на меня с высока. Они игнорируют меня, подают холодную еду, запирают в комнате. Даже отец не хочет меня слушать, а матушка… — слезы застыли в глазах девочки, будто намеренно пытаясь помешать ей видеть и мыслить здраво, — матушке становится все хуже после того, как отец привел эту женщину. И что мне теперь делать? У кого хотя бы спросить совет?»

Положив голову на колени, Ария зажмурилась. Тело ее дрожало от страха и переживаний. Последние дни ей было даже страшно покинуть комнату, что уже было говорить о том, чтобы открыть свои чувства кому-то. Будто намеренно пытаясь добить девочку, Люц поджидал ее везде, где только можно, и под предлогом попытки завести дружбу начинал давить своим статусом в семье. Законы в отношении наследника были лояльны, а вот в отношении последующих детей нет. Наследник по сути мог распоряжаться будущим других детей семьи, а потому все остальные должны были подчиняться ему. Стоило наследнику перенять титул, и он сразу же получал право заключать браки для своих младших братьев и сестер или же вообще мог сослать их.

Неожиданно ухватившись за мысль о наследниках и других детях, Ария вспомнила о единственном ребенке в своем окружении, являвшемся всего лишь третьим сыном. Быстро перекатившись на колени, девочка приподнялась.

«Точно! Он! Он должен знать, что мне нужно делать!»

Еще одно осознание заставило Арию растерять воодушевление и ощутить неуверенность. Отведя взгляд в сторону, она жалобно поджала губы.

«Только… все эти годы я так плохо к нему относилась. Станет ли он меня слушать?»

Девочка начала обдумывать свою идею еще раз, однако это ни к чему не привело. Недовольно застонав, она резко вскочила на ноги и, спрыгнув с кровати, понеслась к шкафу с одеждой.

«Неважно. Я должна хотя бы попробовать извиниться и узнать его мнение».

Резко распахнув дверцы шкафа, Ария взглянула на целое множество своих пестрых и невероятно тяжелых нарядов. Оборки, рюши, банты и прочие украшающие тяжести могли лишь помешать во время путешествия к дому Хилдефонсов, что совсем не радовало.

Осознав это, Ария бросила взгляд на нижнюю полку. Там, в одной из коробок, лежало простенькое темно-синее платье с коротким рукавом. Схватив эту коробку, девочка быстро раскрыла ее и начала переодеваться.

«Если я сейчас сообщу кому-то о своих намерениях, меня сразу остановят. Думаю, Люц и эта женщина не позволят мне и шага ступить из этого дома, если узнают, что я направляюсь в особняк герцога Хилдефонса. Надо действовать решительнее!»

***

Спустя практически неделю поездки, Ария оказалась напротив особняка рода Хилдефонс. Путешествие это оказалось поистине тяжелым. Собравшись второпях и схватив с собой только украшения, которые еще нужно было продать, чтобы заработать денег, Ария отправилась в путь на карете семьи. Сейчас же, когда она прибыла, встречать ее вышла герцогиня — Ланей Хилдефонс. Эта высокая, ослепительная женщина с решительным взглядом медленно подошла к девочке, прибывшей в гордом одиночестве.

Ланей сразу поняла, что что-то было не так. Семейство Вандрен не присылало им оповещения о намерении прибытия, а сама Ария, прибывшая в сопровождении лишь одного кучера, была одета в простенькое помятое платье.

— Добрый день, Ария. — Ланей попыталась улыбнуться. После событий недавних дней ей было тяжело смотреть на кого-то, кто был хоть как-то связан с ее сыном. Сохранять самообладание получалось с трудом. — Мы не ожидали, что ты нас посетишь.

Схватившись за юбку платья, Ария почтительно присела в реверансе. Ее решительный взор приподнялся и направился прямиком в глаза Ланей.

— Я искренне прошу прощения за свое поведение, однако ситуация вынудила меня прибыть без приглашения. Мне срочно нужно поговорить с Аларисом.

Ланей закрыла глаза. Попытавшись скрыть свою дрожь, женщина окончательно избавилась от улыбки и стала серьезна.

— Алариса в этом доме больше нет.

Ария удивленно замерла. Посмотрев на женщину в недоумении, она одними лишь пересохшими от жажды губами спросила:

— Почему?

— Совсем недавно произошел один инцидент, из-за которого он был вынужден нас покинуть. — Ланей приподняла взгляд, прекращая смотреть на ребенка. — Он заступился за одну наследственную горничную приговоренного к казни дворянина, из-за чего король отправил его на войну вместе с этой горничной.

Ария удивленно расширила глаза. Она не могла подобрать нужных слов, как и не могла понять что же ей стоило делать дальше.

— Как на войну? — спросила девочка тихо и растерянно. — Что же теперь делать?

— Ждать. — Ланей опустила строгий взор на девочку, стоявшую подле нее. В глазах высокой Ланей Ария была всего лишь крохой, которая решилась одна отправиться в далекое место, и явно не просто так. — Если он выживет и война закончится, тогда эта горничная получит свободу и они вернутся, но если что-то пойдет не так, тогда во всех случаях их двоих ждет только смерть.

23. Счастливая горничная

Наступил новый день. Сидя в мягком кресле перед письменным столом, Аларис задумчиво подпирал левой рукой подбородок.

— Значит она попросила научить ее шить… — протянул он, тем самым повторяя только что сказанные ему слова. Помимо Алариса в комнате также находились Кинга и Джози. Заботливая горничная в очках крутилась рядом с тумбами, на которых стояла посуда в виде чайного сервиза и кусочек клубничного торта на небольшом белом блюдце. — И швея согласилась?

— Отказалась, конечно, — ответила Джози, стоявшая напротив письменного стола. — Судя по всему, они были даже не знакомы. Или, по крайней мере, швея саму Арию не знала.

Аларис сощурился. Вновь и вновь обдумывая эту ситуацию, он поражался решимости Арии и собственной глупости.

— Понятно.

Маленькая девочка в форме горничной недовольно нахмурилась. В этой ситуации она ожидала хотя бы каких-то ярко выраженных эмоций от своего господина, а получила лишь сухие ответы.

— Вам это странным не кажется? — произнесла девочка, привлекая к себе взгляд господина. — Зачем ей учиться шить?

Кинга, в этот момент закончившая с приготовлениями, составила необходимую посуду на поднос в своих руках и, плавно развернувшись, направилась к господину. Оказавшись рядом с письменным столом, она начала аккуратно и в определенном порядке выставлять на него посуду.

— Хотя, нет, — произнесла Джози, продолжая свою речь, — вопрос в другом. Почему она вообще не умеет шить? Так сложно сделать пару стежков?

Аларис опустил руку, подпиравшую до этого момента его лицо, и, выпрямившись, спросил:

— Разве это не очевидно?

Наступила тишина. Светлые брови Джози машинально приподнялись, выдавая ее непонимание происходящего. Тогда в разговор вмешалась Кинга. Полностью расставив всю посуду, девушка выпрямилась, развернулась лицом к Джокеру и заговорила:

— Благородные леди самых знатных семей должны ориентироваться в истории, искусствах и управлении домашним хозяйством. Далее, в зависимости от желания показать свою значимость, они могут учиться искусству ведения войны, политике и наукам.

— Но рукоделие для знатных дам — это же основа основ! — возмущенно произнесла Джози. — Разве нет? А как же вышитые платки для рыцарей и прочее?

Аларис улыбнулся. Склонившись к столу, он с толикой иронии в глазах посмотрел на девочку.

— Не в этом мире, Джози.

Джокер непонимающе посмотрела на господина. Картина этого мира начала заново становиться прямо на ее глазах, все больше повергая в шок.

— Серьезно?

Приподняв руку, свободную от подноса, Кинга поправила очки на своем лице и заговорила:

— Зашить носки, вышить платок, расшить роскошное платье цветами — все это работа слуг.

Джози тяжело вздохнула. Отрицательно покачав головой, она произнесла:

— Это место безнадежно.

Кинга, стоявшая справа от господина, бросила задумчивый взор на стол. Ее внимание привлек горячий черный чай, находившийся в широкой чашке с закругленными краями. Этот крепкий чай в сочетании с невероятно сладким клубничным десертом был частью любимого перекуса не только господина, но и Джози. Привычки, что разделяли эти двое, странные слова, известные только им, а также схожесть их вкусов поражали.

«Иногда я совсем не понимаю о чем они говорят».

— Тогда остается первый вопрос, — заговорила Джози, продолжая смотреть в глаза Алариса, — зачем ей это?

— Здесь тоже все легко. — Парень нежно улыбнулся и, протянув руки к горячей чашке с чаем, медленно приподнял ее. — Она знает, что мы не подходим друг другу. Помнит годы нашей вражды, а потому понимает, что после получения титула я разорву помолвку. Если все сложится так, ее будущее перейдет полностью во владение ее старшего брата.

— Который, — произнесла Джози, приподнимая вверх указательный палец, — кстати говоря, стал недавно полноправным герцогом Вандреном.

Брови Алариса удивленно приподнялись. Весь съёжившись от этих слов, парень настороженно спросил:

— Что случилось с отцом Арии?

Джози тяжело вздохнула. Поставив руку на талию, девочка произнесла:

— Он скончался незадолго до завершения войны. Это было в моем отчете. Вы его не читали?

— Так Ария стала сиротой? — По-прежнему удивленный взгляд Алариса опустился на стол. Теряя желание пить чай, парень поставил чашку обратно на блюдце. — И как я мог упустить этот момент?

— Для человека, ставшего недавно сиротой, — заговорила Кинга как всегда спокойно, — она неплохо держится.

Аларис вздохнул. Поставив локти на стол и прикрыв лицо ладонями, парень устало произнес:

— Это все гордость. И причина ее желания научиться шить тоже заключена в ней. Ария осознает, что, если я откажусь от нее, ее брат либо насильно выдаст ее за какого-нибудь небогатого аристократа, либо ей придется отказаться от своего имени и покинуть дом. Учитывая то, что в своей жизни она училась лишь тому, как управлять убранством дома и восхищать чужие умы, в одиночку на улице она не выживет.

Кинга закивала. Будто зная эту ситуацию по себе, она продолжила:

— Женщины без денег и какой-либо поддержки могут работать либо портнихами, либо проститутками.

— А как же работа горничной? — удивленно спросила Джози.

— Для этого нужны рекомендации. — Карий взгляд Кинги переместился на малышку. Строгость в ее голосе, смешанная с нотками сожаления на лице, никак не увязывались. — А кто ей сможет их дать, если она ничего не умеет? Даже если господин даст ей рекомендации, по сути, он возьмет на себя ответственность за ее неумелость.

— Ария не станет просить этого у меня, — убрав руки от лица, холодно произнес Аларис. — Поэтому выбор у нее остается всего один.

Джози коварно улыбнулась. Явно радуясь сложившейся ситуации, она приподняла голову и мечтательно произнесла:

— Проститутка тоже не плохой вариант. Она красивая, сексуальная и довольно властная. Она весь квартал… — Джози опустила взгляд на господина, сталкиваясь с его зловещим взором. Странная аура, окружавшая Алариса, вызвала мурашки и желание срочно замолчать. Девочка выпрямилась, словно по команде, а затем глубоко поклонилась и быстро пролепетала:

— Прошу прощения. Зря я открыла рот.

Аларис сделал глубокий вдох. Собравшись с мыслями, он отвел взгляд в сторону и попытался избавиться от явного желания крушить и метать.

— Ты можешь идти, Джози.

— Тогда, — девочка выпрямилась и, присев в реверансе, быстро направилась на выход, — с вашего позволения…

Дверь со скрипом закрылась, оставляя Алариса и Кингу наедине друг с другом. Покорная горничная продолжала стоять на месте, не смещаясь ни на один сантиметр.

— Вы не должны винить себя в том, что у вас двоих ничего не клеится.

Аларис вяло улыбнулся. Повернув голову к Кинге, он с иронией посмотрел на нее.

— Когда началась вся эта вражда, мы были совсем детьми. Потом мы разделились на долгий срок, а теперь не знаем как подступиться друг к другу.

— Если бы она захотела… — начала говорить девушка, но неожиданно Аларис ее перебил.

— После недавней ссоры с Арией я кое-что осознал. — Парень плавно отодвинулся от стола и, бегло взглянув на подготовленные для него чай и торт, устало закрыл глаза. — Осознал, как мои действия выглядели в ее глазах. Я оставил ее в тот момент, когда она больше всего нуждалась в помощи, ради того, чтобы спасти горничную другого дома. — Аларис поднялся на ноги и начал медленно обходить стол. Оказавшись прямо перед ним, он замер. — Потом я вернулся с целой группой девушек в костюмах горничных, которые были готовы беспрекословно выполнить все мои приказы.

Кинга сощурилась, рассматривая спину господина, однако ее прищур не выглядел, как недоверие. Это была скорее печаль.

— Вы сожалеете?

Парень глубоко вздохнул. Уверенно выпрямившись, он направился в сторону входной двери.

— О том, что сделал, нет. О том, чего не сделал, да.

— И чего же вы не сделали? — спросила Кинга с интересом и задумчивостью.

Аларис, в тот момент уже стоявший у входной двери, плавно приоткрыл ее, замирая прямо на пороге. Обернувшись, парень ответил:

— Так и не помог Арии.

***

Вайлет находилась на тренировочной площадке. Солнце уже во всю сияло над головой, освещая все владения нового лорда. Находясь в положении «планка», девушка упорно старалась держать спину прямой. Со лба струями скатывались капельки пота, приземляясь на землю.

— Почему, — прошептала Вайлет с придыханием, — именно моя тренировка сегодня продолжается дольше всех? За что?

Рядом с Вайлет находилась Кикер. Девушка с короткими русыми волосами и повязкой на голове стояла с небольшими круглыми часами на длинной цепочке в руках. Присев на корточки рядом со своей подопечной, она произнесла:

— Посуду плохо моешь. Еще пять минут планки.

— А… — Вайлет жалобно застонала. Тело ее уже дрожало от усталости, перед глазами все плыло. В этот момент каждая клеточка ее тела, каждый ее вздох, ощущались через боль. Тренировка продолжалась с глубокой ночи и уже до самого обеда. Всех остальных горничных отпустили еще до рассвета, но только не Вайлет.

— Отлично, — прозвучал спокойный голос Кикер. — Завершаем.

Услышав команду, Вайлет рухнула на землю. Тяжело дыша, она повернула голову, укладываясь на грязную поверхность левой щекой. Вся тренировочная одежда девушки, состоявшая из обтягивающих черных штанов и такой же обтягивающей футболки, была пропитана потом. Даже волосы Вайлет, собранные в высокий хвост, были влажными из-за обильного потоотделения. Все, чего хотела девушка в этот момент, это вылить на себя ведро чистой воды и лечь спать.

Чуть обернувшись, Кикер посмотрела на линию леса, окружавшую всю тренировочную площадку. Приглядевшись, девушка увидела там несколько фигур горничных, смиренно ожидавших своего часа. Становилось ясно, что все приготовления уже были завершены.

— Отлично. Теперь перейдем к проверке. — Кикер сжала часы в своей руке и, быстро поднявшись на ноги, равнодушно взглянула на уставшую девушку. — Подъем и наизготовку.

Резко подняв голову, Вайлет удивленно уставилась на свою напарницу, возвышавшуюся над ней и тем самым заслонявшую само солнце.

— К какой еще проверке?

Переместив вес тела на левую ногу, Кикер опустила руку с часами и решительно заявила:

— Все новенькие в нашем отряде проходят через проверку. Тебе будут даны десять минут форы. Ты побежишь так далеко, как только можешь, а затем весь отряд отправится на твои поиски. Задача: продержаться десять минут и не позволить никому задержать тебя.

Вайлет начала медленно соскребать себя с пола. Поясница, пресс, бедра и тем более руки чувствовали тянущую боль и усталость.

— А если я не справлюсь?

— Мы будем повторять твои тренировки до обеда вновь и вновь, пока не получится.

Услышав это, Вайлет удивленно расширила глаза. Само представление ежедневных мучений ее не обрадовало, а потому, натянув на себя маску радости и счастья, девушка решительно произнесла:

— Я все сделаю. Верьте в меня!

Кикер усмехнулась. До этого момента на лице Вайлет можно было прочитать разочарование и усталость, но стоило ей пригрозить, как она тут же стала счастливой и податливой.

Кикер на это не ответила ничего. Вместо этого, демонстративно приподняв часы, она нажала на небольшую кнопку, которая виднелась примерно возле двенадцатого часа.

Вайлет, осознав, что это может значить, быстро развернулась и побежала в лес. Время ее форы пошло.

Стоило ей убежать, как горничные, все это время ожидавшие своего часа, начали медленно выходить на тренировочное поле. Встроившись в линию рядом с Кикер, они начали разминаться. На их губах были видны улыбки.

— Итак, — произнесла Кикер громко, привлекая к себе внимание, — я надеюсь, что вы все уже разделились на группы. Не забывайте, что у нас всего десять минут, так что не заигрывайтесь.

— Сегодня особенный день, — прозвучал знакомый голос позади.

Резко обернувшись, Кикер увидела перед собой глав семейств: Квин, Кингу, Джози и Эйс. Вся четверка шла рука об руку и практически шаг в шаг. Оторванные от работы и спонтанной подготовки к грядущему празднику, ради которого устраивалось все это, они были все еще одеты в свои рабочие костюмы горничных.

— Обычно мы так не поступаем, — с игривой интонацией произнесла Квин. Невинно улыбнувшись, девушка дошла до определенной точки и остановилась, заставляя тем самым остановиться и остальных. — Для новичка группа из всех нас — это слишком жестоко.

— Мы сейчас говорим о том, — произнесла Кинга, бросая спокойный взгляд на свою коллегу, — кто хочет в будущем стать главой семейства Бубнов. Без жестокости характер ее не огранить.

— Кстати говоря, — осмотревшись и тем самым пробежавшись взглядом по всем участникам данного мероприятия, Квин пришла к выводу, что одного человека здесь все-таки не хватало, — а где Шафл?

— Судя по легенде, — произнесла Эйс, присаживаясь на корточки и начиная медленно перекатываться с правой ноги на левую, — Шафл подвернула ногу пока бежал сюда.

Квин засмеялась. Немного успокоившись, она прикрыла губы рукой и ласково произнесла:

— Так значит она не хочет гоняться за кем-то из своего семейства? Как жаль, а я ведь хотела пригласить ее в нашу команду.

— Без разницы, — недовольно произнесла Джози, отводя взгляд. Куда важнее другое. Кто в этот раз возьмет на себя командование?

Взгляды компании переместились на единственного возможного кандидата, способного заткнуть их всех одним лишь своим голосом, а именно на Кингу. Однако прежде, чем девушка успела что-то ответить, прозвучал голос Эйс:

— А можно в этот раз я?

Взгляды переместились на розовласку, так и сидевшую на корточках. Из всех них именно Эйс отвечала за защиту особняка. Можно было сказать, что во всем отряде она была самой сильной.

— Ты хочешь вообще не оставить ей шансов? — удивленно спросила Джози.

— Я хочу закончить побыстрее и сразу перейти к праздничной части.

— Так все ради тортиков? — Квин иронично покачала головой, не скрывая довольной улыбки. — Я не против.

— Тогда, — протянула Эйс, перемещая свой взгляд куда-то вперед.

Даже не дожидаясь команды Кикер, которая в этот момент все еще смотрела на объединившихся глав семейств, девушки знали, что время форы Вайлет подходило к концу. Все они стали серьезны как никогда.

— Команда сильнейших вступает в дело.

***

Перед глазами мелькала листва. Не сбавляя темпа, Вайлет быстро бежала вперед. Дыхание ее уже давно было сбито, тело измучено, а сердце стучало так быстро, как только это было возможно.

«Если за мной будет охотиться весь отряд, тогда и Квин тоже…»

На губах девушки неожиданно появилась широкая улыбка. Азарт, заставлявший ее сердце трепетать, а также возможность вернуть должок, вызывали в ней бурю восторга. Вайлет даже не смотрела, куда бежала. Она будто знала дорогу и действовала на инстинктах.

«Я не могу попасться на тот же трюк, что был и при моей первой попытке побега».

Впереди показался резкий спуск. Немного затормозив, Вайлет быстро соскочила вниз и начала спускаться. Местность, в которой она оказалась, была довольно неровной. В любой момент перед глазами мог появиться то обрыв, то холм. Ухудшало положение обилие листвы, из-за которой было практически ничего не видно.

«Мне нужно придумать план. Замести следы? Создать обманный маневр? Затаиться? Все это не сработает против них. Единственный способ продержаться десять минут…»

Перепрыгнув через камень, попавшийся прямо под ногами, девушка наконец-то приземлилась на ровную поверхность и замерла. Грудь ее вздымалась от быстрого дыхание и сердцебиения. Приложив руку ко лбу, Вайлет смахнула с него капельки пота и посмотрела вперед. Там, через несколько метров, дорога вновь резко поднималась, образуя из того места, в котором сейчас находилась Вайлет, ущелье.

«Я должна вступить с ними в бой».

Собрав остатки своих сил, девушка начала взбираться. Картинка плана все четче прорисовывалась в ее глазах, вызывая улыбку. Оказавшись наверху, Вайлет осмотрелась. Бежать дальше она уже не собиралась, а вот устроить засаду хотела именно здесь. Взгляд ее приковали вершины деревьев. Под их пышной листвой увидеть четко кто находился наверху было невозможно, а потому это было хорошим шансом.

Сделав глубокий вдох, девушка отступила, разогнулась, оттолкнулась от коры дерева и потянулась вверх. Руки ее ухватились за ветку, подтянувшись на которой, Вайлет смогла окончательно забраться на дерево. Однако высота эта была недостаточной, а потому она начала карабкаться выше.

Забравшись довольно высоко, девушка начала ждать. Из-за листвы даже она плохо видела то, что происходило внизу, зато довольно хорошо слышала. Вскоре после того, как Вайлет затаилась, послышались чужие шаги. Две недостаточно знакомые хорошо Вайлет горничные быстро вскарабкались на обрыв и побежали вперед по оставленным следам. При виде их резкого обрыва они остановились и удивленно приподняли взгляды, будто бы рассматривая, нет ли какой-либо рядом обманки. Осознание пришло довольно быстро. Резко подняв головы вверх, девушки посмотрели на то самое дерево, на котором пряталась Вайлет.

Для нее это стало сигналом. Быстро соскочив с ветки, Вайлет полетела вниз сквозь листву. Горничные разом отскочили в стороны, но одна из них среагировала недостаточно быстро. Оказавшись рядом с ней, Вайлет крепко стиснула кулак и ударила свою преследовательницу по животу. Девушка согнулась пополам и отлетела назад.

Вторая горничная напала со спины. Будто ощутив это, Вайлет резко присела, позволяя ноге противницы пролететь над ее головой. В то время, пока нападавшая вновь опускала ногу и принимала боевую стойку, Вайлет резко развернулась и, вскочив на ноги, подлетела к ней. Ударив горничную ребром руки по шее, она заставила ее на какой-то короткий срок потерять сознание.

Однако для полной победы этого было мало, и Вайлет это осознавала. Единственная причина, по которой у нее все получилось, заключалась в эффекте неожиданности. Усталость в теле, а также исчезновение этого эффекта, вновь делали ее уязвимой.

Резко развернувшись, Вайлет побежала обратно к обрыву. В этот раз даже не останавливаясь и не тормозя, она соскочила вниз и быстро побежала вперед.

«Я не смогу победить их всех. Я также не смогу бежать только вперед, ведь тогда они меня догонят. Остается только скрываться на их территории».

Вайлет собиралась вновь забраться на холм, но неожиданно услышала рядом с собой шаги. Глаза быстро нашли кустарники неподалеку. Спрятавшись за них, Вайлет затаилась. Она понимала, что подняться наверх она уже не сможет, а потому оставалось лишь бежать вперед по ущелью.

Шаги становились все громче. В какой-то момент услышав их прямо перед собой, Вайлет выскочила из укрытия и бросилась навстречу врагу. К удивлению девушки перед ней оказались Анте и Беккер. Нисколько не удивленная Анте коварно улыбнулась и, развернувшись полубоком, позволила Вайлет проскочить мимо. В то же время Беккер, остановившаяся также недалеко, резко подняла ногу и ударила по спине падающей девушки, окончательно прибивая ее к земле.

Вайлет застонала, но времени перевести дыхание ей не дали. Ощутив, как та же нога возносится сверху, девушка быстро перекатилась на другой бок и из лежачего положения рванула вперед.

Неожиданно чья-то ладонь схватила ее за руку и резко развернула. Прежде, чем Вайлет успела что-то осознать, она ощутила боль. Кулак Анте попал ей прямо в лицо, вызывая обильное кровотечение из носа.

Прикрыв лицо руками, Вайлет отступила на несколько шагов. Лица стоявших напротив спокойных девушек ужасали. Вайлет довольно хорошо осознавала, что в поединке она не победит.

Неожиданно девушка заметила странные огни позади горничных. Присмотревшись, она вспомнила эти огни, имевшие размер примерно с монету, и осознала кому они могли принадлежать.

Времени на размышления не осталось. Бросившись навстречу своим врагам, Вайлет раскинула руки в стороны.

Беккер и Анте машинально отступили, но отстраниться окончательно не успели. Вайлет подбежала к Анте, схватилась руками за нее и подтолкнула навстречу нескольким огням, летевшим прямо к ней.

Лицо Анте исказилось от боли. Странные шары попали прямиком в ее тело и проникли в него. Затормозив, Вайлет оттолкнула от себя Анте.

Два оставшихся огонька сменили траекторию и начали обходить с другой стороны. Тогда взгляд Вайлет переместился на Беккер.

Быстро все осознавшая девушка встала в боевую позицию. Побежав навстречу Беккер, она мысленно приготовилась, огни полетели следом за ней. Оказавшись достаточно близко, Вайлет высоко подпрыгнула и перевернулась в воздухе прямо над горничной.

Беккер осознала все почти сразу. Присев и резко повернувшись лицом к Вайлет, она замахнулась рукой для атаки по ногам, но та спокойно перехватила ее руку и подняла вверх. Огни, которые в этот момент подлетели достаточно близко и должны были уже проскользнуть поверх головы Беккер, ударились прямиком о ее правую руку, поднятую вверх Вайлет, и проникли в нее.

Девушка не успела даже застонать, как Вайлет тут же ударила ее ногой по подбородку, отталкивая назад. Бой, казалось бы, был завершён, однако странное чувство заставило Вайлет приподнять взгляд к вершине холма. Там, прижавшись боком к дереву, с мечтательной улыбкой на губах стояла Квин.

— А ты, видимо, очень не хочешь, чтобы тебя поймала именно я?

Вайлет не ответила ничего. Повернувшись спиной к эльфу, она просто побежала вперед по ущелью. Квин лишь усмехнулась. Взгляд ее переместился на павших товарищей. Взмахнув рукой, эльфийка заставила свои огни покинуть тела Анте и Беккер.

— Стыдоба. Пусть она и новенькая, но поддаетесь вы слишком неправдоподобно. Признавайтесь, Шафл подговорила?

Анте и Беккер приподнялись с травы. На их губах всплыли улыбки, которые девушки тут же попытались скрыть.

— Ничего не знаем.

— Кажется, вы просто хотите, чтобы кто-то из вашего семейства имел лучший результат в истории нашего отряда на проверочном тесте?

— Ничего не знаем.

— Вы перечите Королеве?

Анте усмехнулась. Медленно поднявшись на ноги, она оттряхнула свое платье и гордо взглянула на эльфийку.

— Нами повелевает не Королева, а Валет. Поэтому не стоит пытаться управлять нами.

Квин пожала плечами. Улыбнувшись, она произнесла:

— Как жаль, как жаль.

Тем временем Вайлет бежала дальше. Путь все больше и больше наполнялся листвой и деревьями, а потому и дорога была довольно извилистой. Девушка не могла сказать точно как долго ей еще нужно было прятаться, однако что-то подсказывало ей, что конец ее мучений был близок.

Неожиданно Вайлет ощутила приближение чего-то. Резко затормозив, девушка отскочила назад. Перед глазами промелькнуло несколько вытянутых объектов.

Повернув голову по направлению их полета, Вайлет увидела блестящие и прекрасно наточенные ножи, воткнутые в кору дерева.

Еще одна неожиданность не заставила себя ждать. Из-за листвы спереди выскочила женская фигура. Первым делом Вайлет увидела кудрявые розовые волосы, а уже потом лицо нападавшей Эйс. К удивлению Вайлет глаза ее были холодны и пронзительны.

Девушка успела лишь закрыться руками. Эйс, воспользовавшаяся этим, начала бить по рукам Вайлет без остановки. Несколько ударов она нанесла кулаками и еще один ногой с разворота. Сила последнего удара оттолкнула Вайлет назад.

Вайлет чуть опустила руки и тут же перед ее глазами промелькнуло нечто. Плотная веревка оказалась наброшена на женскую голову и затянута на шее. Вайлет машинально схватилась за нее руками, однако Кинга, стоявшая за спиной, начала тянуть на себя веревку лишь сильнее. Отсутствие возможности дышать и невероятная боль начали овладевать сознанием. Глаза Вайлет начали закатываться от неимоверной боли. Она знала, что могла просто сдаться, но по какой-то причине не могла позволить себе этого.

Перед собой Вайлет увидела Эйс, бежавшую навстречу. Тогда, приняв очередное радикальное решение, девушка развернулась лицом к Кинге и побежала к ней.

Кинга, не ожидавшая подобного, отступила на шаг и приготовилась к атаке, но Вайлет даже не собиралась сражаться с ней. Разбежавшись и высоко подпрыгнув, она вновь проскочила над своим врагом. Эйс, бежавшая довольно быстро, оказалась лицом к лицу с Кингой. Конечно, затормозить она смогла, но из-за этого действия оба противника на мгновение потеряли ее из видимости.

Растянув петлю на своей шее, Вайлет быстро сняла ее с себя и побежала дальше. Дыхание было еще более сбитым, чем раньше, а страх еще более неуправляемым, однако странное чувство азарта, вызванное всей этой ситуацией, продолжало заставлять девушку растягивать губы в улыбке.

Сам побег от таких сильных противников вызвал упоение. Женские глаза в радости расширились, но неожиданно картинка перед ними начала сменяться. Вайлет, не заметившая ловушки под ногами, споткнулась о протянутый торс и рухнула на землю.

Еще прибывая в состоянии какого-то ступора, она приподняла взгляд и увидела перед собой Джози. Девочка улыбалась.

— Пат? — растерянно произнесла Вайлет, распластавшаяся на земле.

— Скорее шах и мат.

Группа горничных, поджидавших неподалеку, быстро выскочила из своих укрытий. Вайлет не успела ничего сделать. Ее просто придавили к земле тела других горничных, объявляя тем самым полное поражение.

Наступила тишина. Остальные горничные, также участвовавшие во всем этом, начали выходить из своих укрытий. Среди них была и Квин. При виде торчащей головы Вайлет из-под множества тел, девушка довольно закричала:

— Цель поймана, победа одержана, миссия выполнена!

— Ура! — закричали горничные, начиная постепенно подниматься с Вайлет и отступать.

— А теперь, — произнесла Кинга, также подошедшая к этой компании, — дамы, отправляемся пировать.

— Ура! — громко закричали девушки и, быстро развернувшись, направились обратно в сторону особняка. Вайлет, способная в этот момент лишь принять сидячее положение, посмотрела на короля.

— Пировать?

Пронзительный взор Кинги опустился на девушку. Смотря сейчас на Кингу и сравнивая ее с той величественной отчужденной горничной, которую она увидела при первой встрече с господином, Вайлет осознавала как сильно менялся этот человек в ее глазах. Черты лица Кинги казались мягче, да и ее голос уже будто играл красками, хотя говорил также спокойно, как и всегда.

— Праздник в честь твоего присоединения к нам, — объяснил Король. — Прости за такой не радужный прием. Только сейчас появилось время на то, чтобы достойно встретить тебя.

Вайлет удивленно расширила глаза. Сейчас она фактически сидела в грязи. Все тело ее было в синяках и ушибах. На шее виднелся след от веревки, а вся одежда была пропитана потом. Однако, несмотря на все это, Вайлет ощущала какое-то тепло в сердце. Люди, окружавшие ее, место, в котором находилась она, а также беззаботное время, благодаря которому она могла просто жить, делали ее по-настоящему счастливой.

Перед глазами Вайлет увидела протянутую руку Квин. Северный эльф довольно улыбнулся, предлагая свою помощь пострадавшей. Вайлет радостно кивнула и, схватившись за руку, приняла помощь. Квин помогла ей подняться и даже позволила облокотиться на себя.

— Спасибо.

24. Верная горничная

Наступил день отправления в столицу. Ария сидела перед зеркалом, рассматривая свое отражение. Как обычно, кожа ее была бледна, волосы темны, будто ночь, а глаза ярки словно настоящие аквамариновые украшения.

Неподалеку от госпожи суетилась ее горничная. Девушка с темными волосами, сплетенными в косу и переброшенными через плечо, металась из стороны в сторону, собирая вещи своей госпожи. Подойдя к кровати, она аккуратно выложила на нее пару комплектов одежды. Взгляд ее остановился на полуоткрытом красном платье с глубоким вырезом на груди и высоким вырезом на бедре. Счастливо улыбнувшись, Сибил подхватила платье в свои руки и развернула его госпоже.

— Госпожа, — радостно произнесла она, — вы будете ехать в одной карете с вашим женихом. Если вы наденете это…

Ария бросила взгляд на Сибил через зеркало. Вид ярко-красного открытого платья возбуждения у нее не вызвал, и, скорее напротив, оттолкнул. Вновь вернув взгляд к своему спокойному отражению, она произнесла:

— Не надену.

Брови Сибил удивленно приподнялись, а руки, удерживавшие платье, опустились. Голос ее прозвучал растерянно:

— Почему?

Ария сделала глубокий вдох. Закрыв глаза, она совершенно спокойно произнесла:

— Потому что я устала изгаляться перед ним. Конечно, если я заставлю Алариса переспать со мной, он обязательно возьмет на себя ответственность. Такова уж его натура.

— Тогда… — с каким-то непониманием в голосе протянула Сибил.

— Именно поэтому нет. — Ария резко развернулась. Теперь уже сидя боком к горничной, но смотря ей прямо в глаза, она решительно продолжила: — Я не хочу стать одной из тех, кто будет пользоваться его чувством долга. Подобные отношения ни к чему хорошему не приведут. Насильно заключенные браки вообще ни к чему хорошему не приводят.

На женских губах появилась ироничная улыбка. Ее собственные слова от чего-то показались такими горькими и такими знакомыми.

Сибил задрожала. В глазах ее появились слезы. Будто осознав что-то для себя, она рухнула на колени и уставилась взглядом в пол.

— Но ведь если так пойдет и дальше… — прошептала она дрожащим голосом, -вы… Вы уже не сможете быть моей госпожой. — Сибил резко подняла голову и, повысив голос, начала практически кричать: — Я не хочу, чтобы вы проходили через это! Вы должны и дальше оставаться величественной дворянкой!

Щеки горничной, как и ее глаза, были красными. Увидев это, Ария с грустью улыбнулась. Пусть ее мнение и не всегда совпадало с мнением Сибил, но та всегда отдавала все свои силы на благо дорогой и любимой и без сомнения поразительной госпожи.

Плавно поднявшись на ноги, Ария подошла ближе. На ее губах появилась теплая и нежная улыбка.

— Сибил, на самом деле, — девушка присела рядом на корточки и, приложив руку к подбородку горничной, слегка приподняла его, — я тебе очень благодарна. С тех пор как ты стала моей горничной, мне не было так одиноко. Ты всегда принимала мою сторону и пыталась помочь.

Сибил шмыгнула носом. Красное платье выскользнуло из ее рук, а сама она слегка приподняла голову, будто пытаясь остановить бесконечный поток слез.

— Госпожа…

— Именно поэтому, — продолжила Ария ласковым тоном, — Сибил, попытайся понять и сейчас. Я так устала держать планку. Иногда мне кажется, что было бы намного проще, если бы я сразу все бросила и покинула дом. Уж лучше быть попрошайкой или проституткой, чем позволять Люцу решать мое будущее.

— После того, — заговорила горничная, начиная стирать руками слезы со своего лица, — как помолвка будет разорвана, он сделает все, чтобы испортить вам жизнь.

— Я знаю.

— Он может даже намеренно подтолкнуть Алариса к разрыву. Его ведь не интересует связь с семьей Хилдефонс. Он просто хочет избавиться от вас.

— Я знаю, и ничего не могу с этим поделать.

Губы Сибил задрожали. Со стороны казалось, что она переживала из-за всей этой ситуации больше, чем ее госпожа, но дело было в другом. Просто к этому момента Ария, уже прошедшая через стадию волнения и паники, воспринимала все совершенно иначе. Сейчас ее разум был полностью спокоен и ясен.

— Ладно. — Ария медленно поднялась на ноги и, выпрямившись, повернулась лицом к двери. Только сейчас Сибил обратила внимание на то, что Ария в целом уже выглядела собранной. Да, на ней было надето не платье, но зато она была одета в темно-фиолетовый жакет на пуговицах и белые обтягивающие штаны, так подходящие для конной прогулки. На ногах ее также можно было заметить высокие сапоги. — Экипаж скоро отбывает. Приведи себя в порядок и догоняй.

Приподняв голову, Ария решительно направилась на выход. Сибил, оставшаяся сидеть на полу, проводила ее печальным, но каким-то восхищенным взором.

«Это мне в вас и нравится, госпожа. Что бы ни происходило и как бы вас не принижали вы никогда не опускаете голову. Я восхищаюсь вашим мужеством».

Тем временем Ария, покинувшая свою спальню, направилась вперед по коридору. Она задумчиво осматривала строение особняка, вернуться в который она уже явно не могла. Стоило выйти за порог этого дома и оказаться в столице, как вопрос о ее изгнание можно было сразу считать решенным.

Навстречу Арии вышла парочка знакомых горничных. Ими были Анте и Сплит. Обе девушки, заметившие приближавшуюся госпожу, встали вдоль стены и почтительно поклонились.

Тишина в коридоре казалась какой-то напряженной и томительной. Ария молча прошла мимо горничных, на мгновение смерив обеих задумчивым взором.

«Уверена, они все постоянно обсуждают меня за спиной. Учитывая мое поведение, это не удивительно, но все же неприятно».

Ария вышла к широкой лестнице, ведущей на первый этаж. Возле ее основания стояла Хайроллер, явно ожидавшая появления своей временной госпожи. Заметив Арию, девушка с прямыми ярко-лимонными волосами, довольно улыбнулась и поклонилась.

— Вы уже готовы, леди Вандрен?

Ария не ответила ничего, ведь ответ на этот вопрос и без того был ясен. Подойдя ближе, она бросила спокойный взор на привлекательную горничную и подумала:

«Она тоже осуждала меня, но продолжала верно прислуживать. Только после разговора с ней я наконец-то смогла прийти в себя».

Хайроллер все также не поднимала головы из-за чего пряди ее волос свисали с плеч, протягиваясь к полу. Ария прошла мимо девушки и, не останавливаясь ни на секунду, произнесла:

— Спасибо.

Хайроллер вздрогнула. Резко выпрямившись, она повернула голову и проследила за фигурой девушки, спускавшейся по лестнице вниз.

— Вы сейчас что-то сказали?

Ария все также не отвечала. Оказавшись на первом этаже, она просто молча направилась на выход. На губах Хайроллер появилась улыбка. Развернувшись к лестнице всем телом, она начала быстро спускаться следом.

— Сегодня пойдет снег. Не иначе.

Обе девушки, покинув особняк, вышли на каменную дорожку, ведущую в сторону главных ворот. Там, возле экипажа, стоял Аларис. Парень что-то активно объяснял своим слугам и наемным рабочим. Рядом с ним также стояли Вайлет и Шафл.

Заметив краем глаза приближение, Аларис перевел взгляд на двух девушек, направлявшихся прямиком к нему. Взор его быстро пробежался по фигуре Арии. Сегодня она выглядела спокойнее и решительнее, чем раньше. В ее глазах он увидел невероятное хладнокровие, настойчивость и уверенность, действительно присущие этой девушке.

Улыбнувшись, Аларис нежно произнес:

— Ты прекрасно выглядишь сегодня, Ария.

Брови Арии слегка приподнялись. Нисколько не смущаясь ни от этой фразы, ни от долгожданной встречи лицом к лицу с Аларисом, девушка медленно прошла мимо него и уверенно произнесла:

— Я знаю.

***

Квин и Кинга стояли на белокаменном балконе, расположенном прямо над входом в здание, задумчиво смотря на отбывающий экипаж. Квин, стоявшая полубоком, устало облокотилась рукой на белые каменные перила.

В то же время Кинга, также удерживавшая обе руки на перилах, слегка наклонилась вперед и произнесла:

— В итоге взяли двух членов семейства Бубнов и одну Хайроллер.

— Разве это не плохо? — Квин перевела задумчивый взор на подругу. — Оба лидера семейства Бубнов отправляются в довольно долгое путешествие.

Подул ветер. Приподняв передние пряди волос Кинги, он заставил ее выпрямиться, заправить все торчащие пряди за уши и поежиться от приближавшихся холодов.

— Бубны уже привыкли к тому, что их никто не опекает. На них это никак не скажется.

— А как же обязанности Валета? — Брови Квин иронично приподнялись.

— А вот это уже придется поделить нам между собой.

Эльф закатил глаза. Казалось, будто от одной мысли об этом ее настроение побежало прятаться в ненавистный подвал.

— Ну, вот, — протянула она жалобно. — Я так хотела посмотреть на получение господином титула, но придется теперь выполнять чужие обязанности.

— Мы с самого начала осознавали, что нас, как глав семейств, не возьмут в путешествие. — Повернувшись к эльфу спиной, Кинга гордо выпрямилась и направилась внутрь здания. Тихий стук ее каблуков начал сливаться с ее голосом. — Лучше подумай о том, как будешь встречать господина. Уверена, что ему намного приятнее будет само возвращение, чем вручение титула.

***

Джози стояла напротив группы девушек, так редко собиравшихся в одном месте. Скрытая часть отряда была вся в нетерпении. Их встреча, происходившая в одиноко стоящем здании, построенном рядом с дорогой, ведущей к особняку, была спланирована спешно, но не неожиданно.

— Времени на долгие вступления и наставления нет, так что перейдем к делу, — произнес Джокер, серьезным взором осматривая толпу. — Господин совсем скоро покинет ближайшие пределы особняка. Ему в сопровождение необходимы три горничные от нашей скрытной части отряда. Кандидатов в роли сопровождающих выбирал сам господин в соответствии с последними достижениями, и это: Раш, Респин и Стей.

Три девушки, как раз стоявшие плечом к плечу, громко закричали:

— О, да!

Одна из них начала радостно прыгать, другая просто улыбаться, а третья согнулась пополам, пытаясь сдержать поток бурных эмоций и крика. Другие, не выбранные девушки, разочарованно вздохнули. Одна из них, имевшая миниатюрный рост и худое телосложение, жалобно протянула:

— Почему не я?

Девушка эта звалась Крап. В отличие от остальных своих напарниц, она, как и сама Джози, скорее напоминала ребенка.

Еще одна девушка, имевшая длинные белоснежные волосы и носившая имя Юнитс, спокойно посмотрела на своего товарища и ответила:

— Вспомни, как ты недавно свалилась на голову господина в ванной. Такой ошибки в столице допустить нельзя.

Крап разочарованно опустила голову. С губ ее сорвался жалобный стон:

— У…

— Итак, — продолжила свою речь Джози, взглядом огибая всех девушек, — Раш, Респин и Стей, выдвигайтесь сейчас же. Думаю, каждая из вас тайно надеялась на то, что ее выберут, а потому уже подготовила все необходимое для путешествия.

Наступила тишина. Все горничные, кроме выбранных, начали виновато и слегка разочарованно отводить взгляды. Благодаря этому Джози смогла легко понять, что она была права. На девичьих губах появилась улыбка.

— Кажется, я не ошиблась, — произнесла девочка не без ноток усмешки в голосе. — Ладно. Не выбранные, не расстраивайтесь. Я с вами в одной лодке, и могу сказать лишь то, что намного важнее самого путешествия с господином момент его возвращения. — Внезапно подняв руку с вытянутым вверх указательным пальцем, а следом и резко опустив ее, направляя на толпу, Джокер с коварной улыбкой продолжила: — Как думаете, если по пути в особняк мы его похитим, основа отряда будет сильно злиться?

Атмосфера начала меняться. На женских губах всплыли довольные улыбки, а сами девушки начали многозначительно переглядываться.

— Я подготовлю пути отступления, — произнесла Крап радостно.

— А я продумаю ловушки для похищения, — произнес еще один голос из толпы.

— Тогда я…

Джози улыбнулась. Она поняла, что после этого заявления ее уже никто не слушал. Уперев руки в бока, девочка радостно произнесла:

— Отлично. Надеюсь на вас.

***

Путешествие продолжалось вот уже несколько дней. Вайлет, ехавшая верхом на лошади в строю слуг и наемных рабочих, устало зевнула. Постоянно держаться прямо в седле было, в принципе, не так сложно, ведь в ней это воспитали с детства, однако без должных тренировок этот навык становился все хуже.

Неожиданно Вайлет ощутила удар по спине. От этого звонкого и болезненного шлепка она вытянулась, словно струна, и недовольно посмотрела на того, кто ехал рядом с ней.

— Не теряй бдительности, — прозвучал серьезный голос Шафл. Заместитель главы семейства Бубнов также ехала рядом на лошади, время от времени косо поглядывая на Вайлет. Пусть экипаж, с которым они передвигались и не был большим, но для них двоих единственными знакомыми лицами был хозяин, который довольно редко покидал карету, его невеста, находившаяся рядом с ним, и Хайроллер, которая ехала где-то в самом начале.

— Ты говоришь это так серьезно, — пробормотала Вайлет, возвращая взгляд к дороге, — будто на нас кто-то собирается напасть.

Шафл не ответила ничего. Тогда-то Вайлет и догадалась. Быстро повернув голову, она удивленно взглянула на горничную и спросила:

— Ты серьезно?

Шафл перевела взгляд на Вайлет. Из-за необходимости ехать верхом сегодня все три горничные, сопровождавшие господина, были одеты в свою тренировочную форму. Именно поэтому в этот момент Вайлет сидела в облегающих черных штанах и кофте, высоких сапогах и перчатках. Ее ярко-красные волосы, похожие на спелую клубнику, были собраны в шишку на затылке.

— Когда господин находится в особняке, он находится в полной безопасности, но стоит ему покинуть его, как он оказывается на чужой территории.

Вайлет машинально прикусила губу. Теперь она и сама понимала, опасность данного путешествия. В прошлом она уже могла видеть с каким трудом ее семья, королевская семья, покидала пределы замка, ведь при каждой вылазке, пусть даже самой скрытной, находились те, кто желал убить королевскую чету.

— Я даже не задумывалась над тем, что нового лорда захотят убить после того, как он проявил себя на балу.

— Именно из-за этого и захотят, — холодно ответила Шафл. — Подумай сама. После того бала господин провел полномасштабную проверку всех своих владений. Пусть официально вина этого мероприятия и была скинута на другого, многие дворяне все же остались недовольны своим положением.

Вайлет кивнула в ответ. Сжав плотнее поводья в своих руках, она произнесла:

— Люди не любят, когда раскрывают их секреты.

— Особенно, когда из-за этих секретов их можно спокойно отправить на эшафот.

— Я поняла. — Повернув взгляд к Шафл, Валет уверенно посмотрела на нее. — За эту поездку кто-нибудь, да обязательно попытается избавиться от господина прежде, чем он успеет покарать виновных.

— Именно. Хотя и господин в этом плане не промах.

— О чем-ты?

Шафл улыбнулась. Взгляд ее все также был прикован к дороге. Справа и немного впереди от нее ехала карета с господином и его невестой, окруженная со всех сторон сопровождающими.

— Ты смотрела план путешествия? Мы делаем большой крюк и проходим сразу через несколько поместий вассалов.

Вайлет догадалась довольно быстро. Дорога их и впрямь пролегала сразу через четыре поместья разных семейств.

— Хочешь сказать…

— Господин… — с нескрываемым удовольствием произнесла горничная, поворачивая голову к Вайлет. В глазах ее виднелся блеск азарта и нетерпения. — Собирается использовать это путешествие для того, чтобы определить степень наказания для самых провинившихся. Если они попытаются его убить, тогда это определенно будет казнь, а если они встретят его достойно и хотя бы как-то постараются, тогда что-то другое.

25. Настоящая горничная

Прозвучал тихий скрип дверцы кареты. Плавно поставив ногу на металлическую ступень, Аларис вышел на улицу и, повернувшись лицом к карете, протянул свою руку выходящей следом даме. Ария спокойно приняла этот жест и, протянув руку в ответ, покинула карету. Парочка замерла, смотря в глаза друг другу.

— Господин Хилдефонс! — прозвучал приторно ласковый голос неподалеку. Повернув голову в сторону говорящего, Аларис взглянул на незнакомого мужчину. Это был невысокий худощавый барон с залысиной на голове, надежно скрытой пышным белоснежным париком, с большим носом и вытянутой вперед нижней челюстью. Смотря на Алариса своими мелкими мышиными глазами, этот мужчина фальшиво улыбался.

— Как я рад вас видеть! — произнес барон Бестрей.

Аларис добродушно улыбнулся. В отличие от барона, улыбка которого сразу казалась фальшивой, Аларис действительно выглядел счастливым.

— Я рад вас видеть не меньше, но давайте опустим формальности. — Повернувшись всем телом к Бестрею, Аларис продолжил: — Позвольте мне и моей невесте немного передохнуть.

— Конечно! Для вас уже все готово. Мои слуги проводят вас! — радостно вскрикнул мужчина. Взгляд его на мгновение переместился к Арии. По его опустившимся снизу вверх зрачкам можно было понять, что мужчина довольно быстро смог оценить внешность Арии, а, судя по его растянувшейся еще шире улыбке, он ее еще и одобрил.

Ария, заметившая эту реакцию, презрительно усмехнулась. Отбросив пряди волос за спину, она медленно направилась вперед.

— Отвратительно, — произнесла Ария довольно звонко и отчетливо. Барон в удивлении округлил глаза, а девушка в то же время, как ни в чем не бывало, прошла мимо него. Следом за Арией быстро прошла ее прислуга, а вместе с ними и несколько горничных поместья Бестрей.

Аларис улыбнулся. В этот момент он был готов даже похвалить Арию, ведь она довольно легко могла распознать сущность и грязные мысли любого человека. Если Аларис для этого имел особый навык, то у Арии была интуиция, и в этот момент она совершенно точно подсказывала ей, что барон Бестрей уже успел себе напридумывать несколько пошлых фантазий.

— Думаю, — заговорил Аларис, нарушая тишину, — что мы можем обсудить все наши дела во время ужина.

Барон вновь попытался улыбнуться. Голос его прозвучал тише и менее уверенно: — Да… конечно.

Мужской взгляд вновь переместился с Алариса на тех, кто стоял позади него, а именно на Шафл и Вайлет. Приглядевшись к обеим девушкам, мужчина вновь широко улыбнулся.

Аларис, смотря в его глаза, чувствовал примерно те же эмоции, которые выразила Ария, а именно: отвращение. Демонстративно пройдя мимо барона, он заставил его отвлечься и с почтением поклониться.

Вайлет и Шафл, также пройдя мимо мужчины, последовали за своим господином. Стоило им приблизиться к нему, как Аларис тут же произнес: — Не отделяйтесь друг от друга.

— Хорошо, — хором ответила пара горничных.

Барон, оставшийся в окружении своих слуг, коварно улыбнулся. Тень, появившаяся на его лице, стоило лишь Аларису уйти, сразу же выдала его намерения.

— Вы двое, — произнес мужчина, поворачивая голову к парочке рыцарей, стоявших рядом, — пусть один из вас займется невестой, а другой его горничными. Можете взять еще нескольких с собой, но схватите их всех. — Неожиданно мужчина начал тихо посмеиваться. Скрестив руки за своей спиной, он плавно направился вперед. — Уж очень повезло этому юнцу с окружением. Надо бы это исправить.

Тем временем Аларис, ушедший внутрь поместья, начал нагонять Арию. Фигура девушки, шедшей по длинному коридору, уже виднелась впереди. За безопасность Арии Аларис не переживал, ведь с ней была Хайроллер.

— Ария, позвал парень, заставляя девушку остановиться и обернуться, — я бы хотел попросить тебя прямо сейчас направиться в свою комнату и не покидать ее до тех пор, пока я сам не приду за тобой.

Брови Арии слегка приподнялись. Аларис, стоявший перед ней, выглядел немного взволнованно, что было ему совсем не свойственно.

— Не волнуйся, — произнесла девушка без сомнений. — Я не собираюсь мешать тебе проворачивать свои грязные делишки.

— Что?

— Обязанности графа? — Ария медленно повернулась спиной к Аларису и спокойно направилась вперед. — Играйся сколько влезет. Главное обеспечь безопасность мне и моим людям.

На губах Алариса возникла улыбка. Точная догадка Арии удивила его, но чего-то подобного он даже ожидал.

— Какая ты проницательная.

— Еще бы.

Ария направилась дальше. Сопровождавшие ее горничные пошли следом за ней, в частности и те, кто был отправлен бароном.

«Вообще-то, — задумалась Ария, — в нашей истории с Аларисом уже был момент, когда я пыталась примериться с ним. Это было то время, когда Аларис оказался тяжело ранен и насильно сослан с передовой».

Горничные, сопровождавшие Арию, остановились возле одной из дверей, ведущих в спальню. Одна из них прошла вперед и отворила комнату.

«Тогда-то я и увидела увеличение прислуги Алариса почти в два раза. Конечно, мне было неприятно то, что он во время войны развлекался с другими девушками. Я разозлилась, вот и наговорила всякого. Хотела спугнуть этих служанок и начала их провоцировать. Все это вылилось в то, что мне на голову оказалось сброшено ведро воды».

Взгляд Арии плавно переместился влево, где рядом с ней находилась Хайроллер. Горничная с лимонными волосами сразу же заметила этот взор и, повернув голову к своей временной госпоже, невинно улыбнулась.

«И я за него должок еще верну».

***

Наступило время ужина. Переодевшись, а следом спустившись на первый этаж, Аларис прошел в столовую. Там, на дальнем конце стола, уже сидя ожидал его барон. Когда Аларис вошел, мужчина даже не поднялся. Уже одно это действие сообщило о намерениях хозяина этого дома.

— Добрый вечер, господин Хилдефонс, — произнес барон, с явным наслаждением вкушая вино из своего бокала. — Прошу, присаживайтесь.

Аларис улыбнулся. Подойдя к столу, он медленно выдвинул стул и сел на него. К его удивлению, если место барона находилось с краю от стола, то место Алариса находилось в самом центре. Также в столовой не было никого из прислуги.

— А где ваша невеста? — спросил барон с ироничной улыбкой на губах.

— Арии было не хорошо во время путешествия. Я попросил ее остаться в комнате. Так будет лучше для ее здоровья.

— Вы правы. — Протянул Бестрей, покачивая бокал с вином в своих руках. На его губах возникла ироничная улыбка. — Заботиться о здоровье дамы сердца очень важно.

Аларис не ответил на это ничего. Протянув руки к столовым приборам, он аккуратно взял их и начал нарезать на мелкие кусочки сочную запечённую говядину.

— Что ж, — заговорил Бестрей, — тогда позвольте поинтересоваться, как у вас обстоят дела с хозяйством? Готовитесь ли вы к зиме? В этом месте зимы очень холодные.

— В плане официальных обязанностей у меня все хорошо, — ответил Аларис, продолжая нарезать мясо все мельче и мельче. — Позвольте спросить и у вас: как обстоят ваши дела с работорговлей? А, может, вы расскажете мне как много деревенских девушек вы похитили и над сколькими из них надругались? Или, — Аларис положил вилку, ненароком заставляя ее издать бренчащий звук, — может быть, вы ответите мне на вопрос: почему вы все это делаете?

Барон продолжал улыбаться. Он знал, что Аларис будет спрашивать его об этом, а потому и не переживал.

— Вы считаете мои действия неправильными?

Усмехнувшись, Аларис ответил:

— Еще бы.

— Тогда позвольте спросить что именно я делаю не так? Я не прав, когда покупаю продающийся на рынке товар, пусть даже это и люди? Я не прав, когда забираю тех людей, которые живут на моей территории и, следовательно, принадлежат мне?

— Хотите сказать, — Аларис поставил локоть на стол и, подперев лицо рукой, посмотрел на Бестрея, — что вы свою вину не признаете?

Неожиданно прозвучал смех. Барон, еле сдерживавшийся на протяжении этого разговора, все же не смог скрыть своих чувств. Всплеснув руками, а вместе с этим и выплеснув частички содержимого бокала, он громко и радостно закричал:

— Я не виноват. Они сами шли ко мне в руки! Стоило лишь припугнуть, стоило лишь поманить деньгами перед их носами и все, все люди шли за мной от мала до велика! Мои владения разрослись только благодаря деньгам.

— Вы правы, — все также спокойно отвечал Аларис, видя в глазах барона возраставшее безумие. — Ваши владения слишком разрослись. Похоже, мне стоит это исправить.

— Вы… — усмехнулся мужчина, медленно ставя бокал на стол и поднимаясь со стула. — Вы всего лишь юнец, получивший титул за мелкие достижения на войне. Хотите знать что я действительно думаю о вас? — Медленно обойдя стол, мужчина начал приближаться к самому его центру, перед которым сидел Аларис. — Я думаю, что вы никакой ни герой, а все ваши подвиги сводятся к единственному достижению — вы выжили. Что ж, с деньгами это мог бы сделать и я.

Аларис скрестил пальцы меж собой и, уперев на них подбородок, с блеском презрения в глазах посмотрел на приближавшуюся мужскую фигуру.

— Я вас разочарую, барон, на войне деньги роли не играют.

— Еще как играют. — Мужчина заулыбался. — Если ты этого не понял, то ты действительно все еще ребенок.

— Я бы посмотрел на вас, когда армия из нескольких тысяч людей несется вам навстречу, а вы пытаетесь вручить им деньги, чтобы спасти свою жалкую душонку.

— Я бы предотвратил само попадание на поле боя.

— Опять же разочарую, — не скрывая улыбки, произнес Аларис, — пусть генералы тоже люди, желающие денег, они намного умнее жалкого циника, прожившего всю жизнь за счет жизней других. Вас обвели бы вокруг пальца, как ребенка. Забрали бы все деньги, а потом отправили бы воевать, как и всех остальных.

Барон Бестрей остановился прямо напротив Алариса. Этих двоих разделял лишь стол, который в данный момент существенной преградой не казался.

— Отнюдь не также, — произнес барон, быстро просовывая руку в большой карман своего жакета и вынимая оттуда револьвер, — как и я вас сейчас.

Прозвучал выстрел. Аларис, уже знавший о намерениях барона, быстро отклонил голову в сторону позволяя пуле пролететь мимо. Следом, схватив вилку со стола, он метнул ее в сторону лица противника.

Громкий крик наполнил комнату. Вилка попала точно в цель, а именно в левый глаз мужчины. Ощутив неимоверную боль он выронил пистолет и, хватаясь за лицо, повалился назад.

Аларис, быстро вскочивший с места, ловко запрыгнул на стол и, перемахнув через него, оказался по другую сторону. Взгляд его сразу привлек револьвер, лежавший на полу. Склонившись к нему, а следом и взяв его в свои руки, Аларис с улыбкой начал осматривать оружие.

— Хорошая вещь. Новое творение дворфов, верно? Я тоже заказал себе партию таких.

Барон, лежавший на полу и все также удерживавшийся за свое лицо, в ужасе посмотрел на невероятно радостного от чего-то парня.

— Целую партию? Но зачем вам…

Аларис перевел взгляд с револьвера на раненого мужчину. Бестрей истекал кровью и весь дрожал от боли.

— На всякий случай.

Бестрей начал в ужасе отползать назад. Будто вспомнив о своем спасительном билете, он вскрикнул:

— Мои рыцари уже…!

— Где ваши рыцари? — перебил Аларис, уже зная, какая кара должны была постичь этих людей. — Уверены, что они придут?

***

Розоволосая эльфийка Респин стояла напротив двух своих коллег, в непонимании осматривая их. Возле Раш и Стей, активно занимавшихся перевязыванием поверженных противников, валялись тела пострадавших. Странным было не их занятие, а способ его выполнения. Плотные красные веревки были переплетены на телах рыцарей довольно необычным образом, а именно крестообразным способом в наиболее интимных местах.

— Эм… Дамы… — протянула Респин, обычно заведовавшая всеми заключенными Алариса, — а вы нормально связывать людей умеете?

Раш и Стей удивленно переглянулись. Мужчина, лежавший перед ними, на удивление не сопротивлялся. Его руки и туловище уже были связаны на половину.

— А что не так? — хором спросили горничные.

— Все. — Респин уперла руки в бока, тяжело вздыхая. — Вообще-то связывание не должно доставлять пленникам удовольствие.

Девушка-дракон задумчиво осмотрела пленника. Ее удивленный взгляд встретился со взглядом рыцаря, который будто увидевший вопрос в ее глазах, вяло пожал плечами.

— Так мы можем потуже…

— И это все равно неправильно, — недовольно ответила Респин.

Раш, слегка приподняв веревки в своих руках, спросила:

— Нам исправить?

Респин лишь махнула рукой. Развернувшись, она медленно направилась в сторону выхода.

— Нет, оставьте уже так. Слава Богу, этого Джокер не видит.

— А что не так-то?

Респин не ответила. Дверь за ее спиной громко хлопнула, оставляя двух девушек и поверженных рыцарей наедине. Раш, бросившая взгляд на того же не связанного до конца рыцаря, довольно улыбнулась.

— Поняла. Ты узел слишком низко затянула. Он должен прямо между ног перетягивать.

Стей улыбнулась также довольно. Схватившись за веревки, она радостно ответила:

— И правда!

Девушка-дракон слегка передвинула узел и затянула его туже, заставляя жертву поежиться от возникших мурашек. Блаженно закрыв глаза, мужчина простонал:

— Ах…

***

Тяжело вздохнув, Вайлет потянулась руками к своему пиджаку и плавно начала расстегивать на нем все пуговицы. После того как господин отпустил ее и Шафл, обе горничные направились в свою временную комнату. Скинув с себя пиджак, Вайлет облегченно выдохнула.

Конечно, она понимала, что сейчас был ужин, а следовательно, барон уже должен был открыть свои намерения, однако ей приходилось бездействовать, и все потому, что господин не хотел привлекать своих подчиненных ко всему этому.

Сделав несколько шагов вперед, Вайлет подошла к кровати. В этот момент она была готова с таким удовольствием рухнуть на нее и погрузиться в сон, будто бы все последние годы она страдала от бессонницы, однако какое-то странное чувство отталкивало ее от этой навязчивой идеи.

Неожиданно Вайлет услышала тихий скрип. Этот звук был действительно еле уловим, однако для тех, кто жил в поместье Алариса и каждый день старался улучшить свои рефлексы, уже этого было достаточно.

Обернувшись, девушка сощурилась и как-то недоверчиво взглянула на дверь. Ее предчувствие подсказывало, что в коридоре явно кто-то был.

«Барон узнал меня и потому подослал шпионов? Но разве мы встречались с ним раньше?»

— Дорогуша, ты выглядишь такой уставшей, — неожиданно прозвучал голос Шафл из-за спины. Резко обернувшись, Вайлет увидела перелезавшего через окно парня. Волосы его были коротки и темны. Глаза слегка вытянуты, а нос приподнят. При этом парень этот имел мускулистое телосложение, хорошо заметное в его облегающей черной кофте, но слегка мешковатых штанах.

Забравшись в комнату через окно, Шафл приложил указательный палец к губам. Вайлет удивленно распахнула глаза. Это было впервые, когда она видела Шафл без маскировки. Широкие плечи, высокий рост. Смотря на него сейчас было даже тяжело представить, что этот же человек еще недавно был невероятно женственным.

Пройдя мимо напарницы, Шафл тихо и неспеша подошел к двери. Вайлет, осознавшая его план довольно быстро, заговорила:

— Да, это все из-за долгой дороги. Я еще не путешествовала так далеко.

Неожиданно дверь распахнулась. На пороге появилось несколько мужчин с мечами в руках. Ворвавшись в комнату, они быстро бросились на Вайлет, однако Шафл, скрывшийся за дверью, неожиданно хлопнул ей, привлекая внимание. Мужчины остановились и обернулись. В это же время Шафл, подняв правую ногу, со всей силы вдарил ею в лицо противника, стоявшего ближе всего. Тело рыцаря повалилось назад, падая прямиков в руки товарищей.

Вайлет, оказавшаяся за их спинами, быстро схватила свой пиджак и, перекинув его через голову одного из рыцарей, притянула его к себе, начиная душить. Мужчина захрипел.

Тогда третий рыцарь, удерживавший на своих руках раненого товарища, быстро выпустил его и попытался принять боевую стойку, однако не успел. Шафл набросился на него и одним ударом кулака быстро вырубил. Рыцарь также, как и его товарищ, повалился на пол.

Вайлет, в это время сжавшая своим пиджаком горло противника еще сильнее, вызвала у него острую нехватку кислорода, заставляя потерять сознание. Мужчина рухнул прямиком ей под ноги.

— Хорошая работа, — произнес Шафл, присаживаясь рядом с рыцарями. Осмотрев их, он довольно усмехнулся и как-то насмешливо произнес: — Товарищи этих придурков ворвались ко мне во время переодевания. Можешь представить себе их шок? Это было забавно. Они явно ожидали увидеть дрожащую от страха девушку, а столкнулись с переодевавшимся парнем без грима. Уверен, они даже подумали, что кто-то успел еще до них напасть на бедную горничную.

Вайлет этих слов не слышала. Она просто рассматривала Шафл, будто пытаясь запомнить его оригинальный мужской образ.

— А ты снова будешь переодеваться? — с интересом спросила девушка.

Приподняв свой удивленный взгляд, Шафл увидел на губах Вайлет счастливую улыбку, а в ее глазах некоторую надежду или даже симпатию. Улыбнувшись, парень ответил:

— Не думаю, что в этом есть необходимость, если мне вскоре все равно придется стать самим собой. Однако, — поднявшись на ноги, Шафл повернулся в сторону двери, — конечное решение все равно за господином.

Кивнув, парень направился в сторону выхода. Вайлет все поняла довольно быстро, а потому пошла следом. Покинув комнату, парочка направилась в сторону столовой. Если нападение на них уже было совершено, тогда и барон уже должен был высказать Аларису свои истинные намерения.

Совсем скоро Шафл и Вайлет оказались возле столовой. К их удивлению ни на первом этаже, ни возле входной двери никто не дежурил, хотя до их отделения от хозяина весь особняк полнился рыцарями.

Приоткрыв дверь в столовую, Вайлет вошла первой. Следом за ней зашел и Шафл. К своему удивлению парочка обнаружила Алариса с револьвером в руках и лежавшего на полу барона, из глаза которого торчала вилка.

Переведя взгляд к пришедшим слугам, Аларис невинно улыбнулся и произнёс:

— Вы тоже уже все? Спасибо за работу.

Вайлет изумленно замерла при виде этой нетипичной для нее картины, а вот Шафл иронично улыбнулся и ответил:

— Вообще-то это мы должны были вас защищать.

Аларис усмехнулся. Бросив на стол револьвер, парень медленно прошел вперед.

— Не против куска сала с бешенством.

— Да, как ты… — вскрикнул барон, все еще прибывавший в состоянии ступора, страха и шока.

— Вайлет, — перебил Аларис, — похоже, что этот мужчина хотел сделать тебя своей игрушкой на одну ночь. Разрешаю выпустить гнев и выбить из него дурь.

— Только Вайлет ему приглянулась? — Брови Шафла вопросительно приподнялись. Увидев это, Аларис попытался сдержать улыбку и ответил:

— Не только, но тебе я такой радости не предоставлю. Иди лучше разберись с заложниками.

Шафл разочарованно вздохнул, напоминая ребенка, которому только что запретили играть со зверюшкой. В то же время Вайлет нахмурилась. С отвращением посмотрев на барона, она спросила:

— Точно можно?

Аларис лишь махнул рукой. Глубоко вздохнув, он направился в сторону двери.

— Его все равно казнь ждет. Поэтому без разницы. Относиться по-человечьи к тому, кто также не относится нормально к остальным, я не собираюсь.

26. Невиновная горничная

Карета медленно ехала по длинной извилистой дороге. То и дело подпрыгивая на кочках, эта красивая и комфортная с виду повозка заставляла своих пассажиров время от времени менять положение.

Сидя напротив Арии, Аларис задумчиво осматривал ее. То ли намеренно, то ли неосознанно девушка раз за разом отводила взгляд к окну, рассматривая уже знакомые пейзажи.

«Выглядит взволнованной, — подумал Аларис, немного щурясь, — и, судя по всему, ехать она домой, очень не хочет. — На губах парня появилась ироничная улыбка. Так же как и Ария отведя взгляд к окну, Аларис слегка наклонил голову. — Что ж, в этом мы похожи. Я тоже не очень-то горю желанием возвращаться в родной особняк».

После поимки барона Бестрея Аларис со своей группой сопровождающих направился дальше. Посетив еще несколько поместий, удачно располагавшихся по пути их маршрута, Аларис трижды оказался атакован и лишь однажды встречен поистине достойно. Такой результат говорил в частности о том, как легкомысленно к нему относились дворяне в пределах его владений. И это порядком раздражало. В процессе этого путешествия Аларис понял, что к этим людям ему стоит относиться еще жёстче.

Сейчас же их путь приближался к своему финалу. Северные земли были далеко позади, а где-то впереди уже виднелся особняк дома Вандрен, в который так сильно не хотела возвращаться Ария. Интересным было и то, что жаловаться или противиться этому решению Алариса она не стала. Скорее попыталась абстрагироваться и убедить себя в том, что все это ей нужно просто пережить.

Дни до начала торжества, на которое так стремились попасть Ария и Аларис, также были на исходе. Именно потому любая лишняя задержка уже была недопустима. Осознавая это, Ария изредка поглядывала на Алариса. Если бы он хотел сразу попасть на торжество, тогда останавливаться в ее доме он бы не стал даже с целью небольшого отдыха. Это значило, что у него уже был готов какой-то замысел. Какой именно Ария еще не могла понять.

«Ты, — подумала Ария, быстро отводя взгляд от лица Алариса, дабы не столкнуться с ним взором, — постоянно заставляешь меня гадать. Что же творится в твоей голове? Не люблю головоломки. Вот уж правда. Жить с таким человекам все свои оставшиеся годы я не смогу».

Карета остановилась, вызывая этим у Арии тяжелый вздох. Попытавшись собраться с мыслями, девушка закрыла глаза. Она знала, что за окном уже был виден ее родной дом, в котором она родилась и провела большую часть жизни. Она также знала, что прямо возле кареты уже были выстроены в две линии горничные, смиренно ожидавшие выхода гостей, а также она будто чувствовала, что два самых ненавистных ей человека сейчас медленно направлялись к ним.

— Ария, — прозвучал тихий голос Алариса, заставивший девушку открыть глаза, — идем?

Взгляд парня, как всегда, выглядел спокойным и невероятно пронзительным. Смотря в эти глаза, Ария чувствовала, будто ее душу выворачивали наизнанку лишь для того, чтобы прочитать ее мысли. Это вызывало напряжение и неимоверное желание отвести взгляд, но девушка просто не могла позволить себе сделать этого, ведь так она проявила бы свою слабость.

— Хорошо.

Аларис улыбнулся. Поднявшись с места, он повернулся к двери кареты. В тот же миг дворецкий, ожидавший по ту сторону, открыл перед ним дверцу, пропуская вперед. Аларис вышел на улицу, а следом, обернувшись, протянул руку Арии. Девушка также поднялась и, положив свою ладонь на мужскую руку, вышла из кареты.

— Сестра, господин Хилдефонс, — прозвучал счастливый голос неподалеку. Повернув головы на этот голос, Аларис и Ария посмотрели на молодого парня с вьющимися светлыми волосами и небесно-голубыми глазами. На его поистине прекрасном и даже немного женственном лице можно было увидеть нежную улыбку. — Я так рад вас видеть.

Ария и Аларис опустили руки и слегка отстранились друг от друга. Отметив это, Люц, брат Арии и новый владелец особняка, улыбнулся еще шире.

— Сестра, — продолжил говорить парень, — ваша красота все также радует глаз.

Ария сощурилась. Смотря на лицо своего брата, она ощущала явное отвращение, но показать этого не могла. Закрыв глаза, девушка сделала глубокий вдох и ответила:

— Я тоже рада видеть вас, брат. Спасибо за комплемент.

Следом из особняка вышла женщина. Ее вьющиеся светлые волосы были точно такими же, как и у Люца. Одета она была в бежевое платье, расшитое цветочными узорами и утянутое до осиной талии корсетом. Лишь впервые взглянув на эту парочку, Аларис смог с уверенностью сказать, что это были мать и сын.

— Прошу прощения, за свое опоздание, — произнесла женщина, тепло улыбаясь. Черты лица этой незнакомки имели гладкие плавные переходы. Кожа хоть и была светлой, но имела на себе некоторый румянец. В отличие от Арии, которая была поистине бледна, оттенок кожи этой женщины казался даже более юным и живым. Если эта незнакомка была похожа на прелестного ангела, тогда Ария была похожа скорее на соблазнительную демонессу с довольно резкими яркими чертами лица. — Меня зовут Илиан. Я мать Люца и на данный момент хозяйка этого дома.

Женский взгляд был направлен исключительно на Алариса. Такой нежный и пленительный женский взор в глазах Алариса был наполнен корыстью и завистью к Арии и ее жениху. Надо было сказать, что Люц смотрел на Арию и Алариса таким же взглядом.

«То есть все последние годы тебе приходилось мириться с ними? Тогда мне понятно твое нежелание возвращаться».

Илиан протянула руку, будто бы ожидая каких-то действий от Алариса. При виде этого Ария нахмурилась, но ничего говорить не стала. Аларис же, проигнорировав это и почтительно поклонившись, ответил:

— Я тоже рад с вами наконец-то познакомиться.

Илиан опустила руку, никак не выражая своей досады. Наступила неловкая пауза, разрушить которую смог лишь голос Люца:

— Сейчас как раз время обеда. Давайте перекусим?

Ария тяжело вздохнула. Выпрямившись, она сделала несколько шагов вперед, будто намереваясь уйти.

— Я бы хотела сначала отдохнуть.

— Ария, — прозвучал ласковый голос Илиан, из-за которого девушке волей не волей пришлось остановиться, — ты только приехала. Неужели не хочешь пообщаться с членами своей семьи? — Не теряя прежней улыбки, но начиная презрительно щуриться, Илиан посмотрела на тонкую естественную фигурку Арии, не стянутой никакими корсетами. — К тому же, почему ты не спросила мнения у своего жениха?

Ария обернулась. Взгляд ее встретился с взглядом Алариса. В глазах девушки не было ни мольбы, ни угрозы. Она просто хотела как можно скорее узнать это обязательное для принятия решения мнение. Осознав это, Аларис улыбнулся, и вяло пожал плечами.

— Я не против перекусить.

***

Ария сидела за обеденным столом без какого-либо аппетита, смотря на принесенные роскошные блюда. Здесь были и разные виды салатов и гарниров, и свежеприготовленное сочное мясо, и множество других праздничных блюд, которые готовить для обычного застолья, пусть даже и для встречи гостей, было не совсем правильно. Все это можно было назвать лишь одним словом: бутафория.

Сощурившись, Ария перевела взгляд от одного края длинного стола к другому. Она знала, что после обеда все оставшееся выбросят, и ничего не могла с этим поделать.

«Какое расточительство».

— Я слышал много слухов о ваших подвигах, — произнес Люц, счастливо улыбаясь Аларису, сидевшему напротив, — вы не только быстро заработали расположение главнокомандующего, но и стали одним из них буквально через год сражений. И это в вашем-то возрасте. Признаюсь честно, я на четыре года старше вас, и ваши деяния меня поражают.

Аларис улыбнулся. Слово "деяние" в данном контексте было не совсем уместным, ведь оно выражало общественно-опасное поведение человека. Говоря это Люц либо пытался проверить заметит ли Аларис маленькую издевку в свой адрес, либо просто хотел увидеть его реакцию на эти слова. В любом случае, даже если бы Аларис сказал что-то резкое в ответ, Люц мог бы прикрыться невнимательностью и переизбытком чувств.

— Благодарю за лестные слова, — Аларис сощурился, начиная коварно улыбаться. В отличие от Люца презрения он своего не скрывал. — Учитывая ваш возраст, я бы на вашем месте поторопился. Знаете ведь, что получение титула — это еще не все? Свою значимость нужно доказать.

Улыбка Люца дрогнула лишь на мгновение, однако Аларис, смотревший ему прямо в глаза, не смог не заметить возникшей ненависти. Он знал, как сильно не любили наследники напоминаний о необходимости что-то доказывать, а потому это было самым слабым местом для них всех.

— Ария, — прозвучал голос Илиан.

Услышав его, девушка, до этого сконцентрированная лишь на полной до краев тарелке перед собой, приподняла голову. Илиан с нарочитой важностью смотрела на свою падчерицу.

— Что это за внешний вид? Неужели ты все это время путешествовала со своим женихом в таком вульгарном наряде?

Ария опустила на себя взор. Как и раньше, она была одета в светлые облегающие штаны и куртку с глубоким вырезом, из-под которой торчала водолазка с высоким горлом.

— Ты девушка, в конце концов! — Поднеся салфетку к своим губам, Илиан стерла с них невидимые глазу крошки. — Тебе стоит больше задумываться о своем внешнем виде. Ты ведь не служанка какая-то.

Ария опустила голову, намеренно пытаясь скрыть возникшую на ее губах горькую усмешку. В это же время Аларис, сидевший справа от нее, перевел свой взгляд с Люца на его мать. Надо было сказать, что эти слова задели и его.

— А вы, — заговорил парень, нежно улыбаясь, — как я погляжу, после того, как перешли из статуса простолюдинки в наложницы герцога стали сразу разбираться в моде?

Лицо Илиан покраснело. Опустив взгляд, женщина смущенно и даже как-то шокировано замолчала. Аларис, увидев эту реакцию, улыбаться перестал.

«Я понимаю почему эти люди так уверенно угнетают Арию, и почему она сама вынуждена молчать. В своей семье она, как второй ребенок, даже слова сказать против не может. В противном случае это может перерасти либо в изгнание, либо в серьезное физическое наказание. Я в своей семье также не могу ничего сказать или сделать против воли герцога, однако в чужой графской семье мои руки более свободны».

— Ария, — Аларис перевел взгляд на девушку, сидевшую рядом, заставляя ее ненароком приподнять голову, — выглядишь бледной. Если хочешь отдохнуть, иди.

Ария, воспользовавшись этой помощью, быстро вытерла губы и поднялась из-за стола. Прощально поклонившись, она произнесла:

— Что ж, тогда я откланяюсь.

Аларис опустил взгляд на еду перед собой. Ни одно из блюд, подготовленных сегодня, не нравилось ему своим вкусом. Причина этого, конечно, заключалась в самих вкусовых ощущениях Алариса. В своем доме он просил добавлять в блюда как можно больше специй или, по крайней мере, выбирать те продукты, которые имеют довольно насыщенные вкусы.

Дверь за спиной хлопнула, сообщая Аларису о том, что он остался наедине с новой семьей Арии. Смотря на этих людей, Аларис все больше понимал причины перемен Арии и ее ярое желание сохранить эту помолвку несмотря ни на что.

— Я слышал, — вновь заговорил Люц, заставляя Алариса поднять на себя взор, — что у вас еще нет своего рыцарского ордена. А еще я слышал, что у вас в подчинении исключительно девушки. Это так?

— С какой стороны посмотреть, — Аларис усмехнулся, вспоминая о бедном Шафле, которому приходилось все время притворяться девушкой.

— Я бы, — Люц подпер лицо рукой, устало откидываясь на спинку стула, — и сам хотел себе целую группу симпатичных горничных, готовых выполнять все мои приказы, только вот девушки нынче не такие верные.

Пронзительный взгляд Алариса и насмешливо-провокационный взор Люца встретились. Наступила недолгая тишина, сделавшая атмосферу еще более напряженной.

— Скажите, — радостным голосом произнес Люц, — где вы нашли таких верных помощниц и какие трюки использовали, чтобы увлечь их за собой? Действительно ли они выполняют все ваши даже самые тайные желания?

Аларис зловеще улыбнулся. Он буквально слышал хруст собственного терпения в ушах, предвещавшего начало войны с одним несуразным герцогским домом.

— Все просто, — произнес Аларис громко, отчетливо и уверенно. — Я отправился воевать за свой народ, а не отсиживался в наследственном поместье за счет денег, дарованных мне сомнительными личностями.

Бросив салфетку, до этого момента висевшую на груди, на стол, Аларис резко отодвинул стул и поднялся на ноги. Он знал, что его слова вновь задели Люца за живое. Знал и видел это по расширившимся от удивления глазам парня и убежавшей куда-то довольной улыбке.

— Что-то мне тоже не хорошо. — Аларис быстро развернулся и направился на выход. — Пойду, отдохну.

Стоило двери захлопнуться, а матери и сыну остаться наедине, как улыбки тут же исчезли с их лиц. Сняв со своей груди салфетку, Люц плавно сложил ее пополам и швырнул на стол.

— Как же он меня бесит. Что Ария, что ее жених, оба крайне раздражающие особы.

— Раздражающие?! — Илиан резко поднялась со своего места и повернулась к сыну. — Он намекнул на то, что я какая-то безродная проститутка!

С недовольством взглянув на возмущенную мать, Люц ответил:

— Но ведь так оно и есть.

Женщина замерла в недоумении. От неожиданности и досады брови ее приподнялись, а губы приоткрылись.

— Сынок…

— Следи за своими словами. — Встав из-за стола, Люц расстегнул верхнюю пуговицу своей жмущей рубашки и быстро обошел стол. — Чем больше ты унижаешь Арию на глазах Алариса, тем больше симпатии он к ней испытывает. Нам же нужен обратный результат. — Остановившись возле двери, Люц недоверчиво обернулся. Его пугающий зловещий взор заставил мать прикусить нижнюю губу. — Поняла меня?

Илиан опустила взгляд на стол и, машинально схватившись за подол своего пышного платья, тихо произнесла:

— Прости, милый. Я буду осторожнее.

В то же время две девушки, сидевшие под окном столовой, начали быстро обползать особняк. Отдалившись на достаточное расстояние от открытого окна, через которое они все это время и подслушивали разговор, Респин и Раш переглянулись. Розоволосая эльфийка приподняла вверх кулачки, недовольно сжимая их.

— Убила бы.

— Может, — Раш бросила строгий взор на свою напарницу, — подожжем поместье на рассвете? Господину все равно утром отбывать.

Респин отрицательно покачала головой. С грустью улыбнувшись, она попыталась представить реакцию своего господина, и она была вполне предсказуема.

— Он будет явно против. Тут надо заходить с другого входа.

Приложив руку ко лбу, Раш машинально зачесала несколько коротких торчащих прядей песочного оттенка. Вздохнув, она спросила:

— О чем ты говоришь?

— Можно, — неожиданно прозвучал радостный голос со второго этажа. Резко подняв головы вверх, девушки увидели Арию, выглядывавшую из окна своей спальни. На женских губах сияла зловещая улыбка, а в глазах был виден азарт. — Подожгите весь этот дом. Пусть его пламя виднеется из самого дворца.

Удивленные горничные-шпионки переглянулись. Оказаться замеченными они не собирались, и уж тем более Арией, однако это стечение обстоятельств казалось крайне удачным.

— А вы уверены?

Ария улыбнулась еще шире. Ее темные волосы, отливавшие в темно-синий цвет, скатились с ее спины, свисая вниз.

— Еще как.

***

На улице царила ночь. Сидя на широком белоснежном подоконнике Аларис задумчиво смотрел по другую сторону окна. Там, за холодным стеклом, виднелась каменная дорога, ведущая через сад и выходящая к главным воротам. Особняк Семьи Вандрен был поистине шикарен. Все комнаты имели невероятно высокие даже по меркам крупных особняков потолки. В каждой комнате имелись практически реликвии древности, собираемые многими поколениями семьи. Это место было гордостью семейства Вандрен и его же тяжким грузом, ведь содержание такого роскошного места стоило не дешево.

— Господин, — прозвучал нежный женский голос со стороны. Вайлет стояла возле входной двери с подносом в руках. Из-за отсутствия света в комнате ее фигура была погружена во мрак, в то время как фигуру Алариса освещал лунный свет. — Я принесла вам чай и сладкое. Конечно, это не клубничный пирог, но как по мне, так тоже очень сладко.

Аларис усмехнулся. Повернув голову в сторону девушки, стоявшей все это время молча и неподвижно, он произнес:

— Спасибо за работу, Вайлет.

Горничная сделала несколько широких шагов вперед, позволяя лунному свету сначала коснуться ее стоп, затем ее колен, скрытых под пышной юбкой платья, а следом и груди.

— Вы всегда благодарите нас за работу, хотя не обязаны делать это.

Поставив локоть на согнутое колено, Аларис подпер свое лицо рукой. Улыбка на его губах была мягкой и какой-то расслабленной.

— Не вижу причины, по которой выражение моей благодарности является проблемой.

— Здесь… — Вайлет растерялась. Отведя взгляд в сторону, она задумалась над своим ответом. Не ей было говорить о том, что господа не должны вести себя так. Она просто не чувствовала, что могла позволить себе что-то подобное. — Вы правы. Никаких проблем в этом нет.

Аларис улыбнулся чуть шире. Растерянности на лице Вайлет не было видно из-за тени, падавшей на ее голову, однако парень хорошо чувствовал, что она ощущала в этот момент.

— Ладно, — выпрямившись, Аларис развернулся и спустил ноги с подоконника. — Неси это сюда. Будем пробовать.

Вайлет подошла ближе, позволяя свету охватить ее лицо полностью. Оказавшись возле подоконника, она поставила на него поднос. Взгляду Алариса предстала чашка крепкого горячего черного чая и печенья, в центре которого виднелся то ли джем, то ли иная сладкая добавка. Вообще парень даже не надеялся на то, что в этом доме он сможет съесть что-то вкусное. После перерождения все свои последние годы он только и делал, что пытался привыкнуть к вкусу местных блюд, но чем больше он ел пресной на его взгляд еды, тем слабее он был и тем больше отвращения вызывали в нем эти блюда. Вообще, Аларис бы предпочел совсем не есть, чем пересиливать себя, однако в этой ситуации он не хотел так явно проявлять свою неприязнь.

Протянув руку к печенью, парень взял одно из них и надкусил. Как и ожидалось, вкус его совсем не радовал. Тесто для печенья казалось слишком замасленным, но при этом безвкусным. С таким же успехом Аларис мог просто выпить стакан масла. Однако, стараясь не подавать виду, он улыбнулся и ответил:

— Вкусно…

Вайлет усмехнулась. Улыбка на мужских губах появилась далеко не сразу. Сначала уголки губ дрогнули в отвращении, а только потом, слегка подергиваясь, растянулись.

— По вашему лицу я вижу, что нет. Но не могли бы вы сказать, что именно вам не нравится?

— Слишком пресное и отдает маслом.

— Маслом?

— Не беспокойся. — Аларис положил остатки печенья на тарелку и, схватившись за кружку чая, сделал несколько больших глотков. — Большинство сладостей для меня слишком пресные и отдают самыми разными отвратительными вкусами. Сырое мясо, тухлая рыба, масло, гнилые овощи и фрукты.

«Поэтому, — задумалась Вайлет, — он всегда пьет только крепкий чай, ест только приторные сладости и острые блюда? Кажется, теперь я понимаю, почему Кинга так яро следит за его рационом. Если бы он питался только так, как хотел, его здоровье быстро бы испортилось»

Вновь посмотрев на господина, Вайлет спросила:

— Все сладости для вас пресные кроме клубничного торта?

— Я не пробовал все сладости в мире, — улыбнулся парень, возвращая чашку с чаем на свое место, — но пока что это именно так.

Неожиданно вспомнив о чем-то, Вайлет покраснела и тихо произнесла:

— Другие горничные сказали, что мои волосы имею такой же цвет, как и этот десерт…

Аларис с добротой в глазах посмотрел на девушку. Неожиданно для Вайлет он приподнял руку и, положив на ее голову, потрепал по волосам.

— Вполне может быть.

Вайлет покраснела еще сильнее. Замерев от неожиданности, она уставилась сначала на руку, перекрывавшую ей весь вид на господина, а следом, когда он эту руку уже опустил, и на его лицо.

— Скажи Вайлет, ты уже освоилась в отряде?

— Определенно да.

***

Наступило утро. Полностью собравшись и подготовившись к отбытию, Аларис покинул комнату в сопровождении Вайлет. Пара прошла по всему коридору второго этажа и уже свернула к лестнице, как неожиданно увидела странную картину. Уже знакомая Аларису и Вайлет горничная по имени Сибил была поставлена на колени двумя другими горничными. Рядом с ними стояла и Илиан, а напротив них Ария. Обстановка казалась напряженной. Особенно в этой ситуации напряженно выглядела Ария.

— Отпустите ее, — произнесла девушка зловеще, — а иначе…

— Что иначе? — Илиан, как обычно, нежно и ласково улыбнулась. — Что ты мне сделаешь?

Одна из горничных, удерживавших Сибил, неожиданно схватила ее за волосы и, резко наклонив вперед, ударила лицом об пол. Девушка застонала от боли.

Ария вся сжалась. Теряя остатки терпения, она быстро подошла к самоуверенной женщине и, схватив ее за волосы, резко нагнула вниз. Также резко выставив колено, Ария со всей силы ударила лицо Илиан о свою ногу и оттолкнула назад. Рухнувшая на пол женщина закричала и схватилась руками за свое лицо. Нос ее оказался разбит. Струи крови стекали по ее лицу, приземляясь на белоснежное кружевное платье.

— Как ты посмела?! — закричала Илиан, в ужасе смотря на кровь на своих ладонях. — Теперь тебе точно не жить!

Оторвав голову от пола, Сибил приподняла ее и посмотрела на свою госпожу. Лицо Арии покраснело от злости. В то же время красное от крови лицо Илиан вызвало самый настоящий шок. Осознав, что именно сделала госпожа, девушка с растрепанными черными волосами до боли прикусила нижнюю губу. На глаза ее навернулись слезы.

— Что здесь происходит? — прозвучал недовольный голос со стороны.

Резко обернувшись на этот знакомый голос, Ария увидела поднимавшегося по ступеням Люца. При виде сидевшей на полу в крови матери, парень быстро подбежал к ней и сел рядом. Его взволнованный взгляд осмотрел женское лицо, покрытое кровью. Нос Илиан был искривлен от сильного удара.

— Ария, — гневный взор Люца переместился к девушке, — как ты посмела поднять руку на матушку? Я всегда знал, что ты ненавидишь нас, но чтобы попытаться навредить нам физически…

— Она первая начала! — вскрикнула Ария, окончательно теряя самообладание.

— Я… — жалобно протянула Илиан, смотря на собственного сына, — застала ее горничную за воровством и хотела проучить…

— Неправда! — истошно закричала Сибил. Слезы, стекавшие с ее глаз без остановки, быстро падали на ковер, впитываясь в него. Я ничего…

Горничные, удерживавшие девушку, вновь ударили ее лицом о пол, однако в этот раз еще одна, подошедшая ближе, подняв ногу, резко ударила ею Сибил по спине.

— Да, как ты смеешь?! — закричала служанка.

— Люц, — зашипела Ария, переводя на брата свой зловещий, наполненный яростью взор, — прикажи им отпустить Сибил немедленно.

— Ты напала на матушку, — закричал Люц неистово, — а теперь ожидаешь от меня чего-то? Эту служанку ждет казнь за воровство, не меньше!

Аларис, наблюдавший за этой семейной сценой со стороны, недоверчиво нахмурился. Смотря на всех троих как независимый зритель, он легко мог сказать, что действия Люца и Илиан были лишь постановкой.

Неожиданно взгляд Люца переместился за спину Арии, где буквально в нескольких шагах стоял Аларис. При виде его глава дома Вандрен вскрикнул:

— Господин Аларис, посмотрите, что натворила ваша невеста!

Ария резко обернулась. Увидев Алариса перед собой, она вся побледнела. Ее еще недавно злые и решительные глаза испуганно округлились, а брови жалостно приподнялись. Девушка отвела взгляд в сторону, начиная колебаться, и оно было не удивительно, ведь именно в этот момент слово Алариса могло бы стать решающим.

— Ария, — позвал Аларис, заставляя девушку поднять голову. На его губах появилась коварная улыбка. — Сегодня я, как член семьи Хилдефонс, буду на твоей стороне. Что бы ты ни натворила, я все улажу.

Глаза Арии расширились в изумлении, а следом и сощурились в недоверии. На женских губах появилась зловещая улыбка.

— Уверен, что готов понести всю ответственность?

Аларис тяжело вздохнул. Вспоминая момент в прошлом, когда ему уже приходилось нести всю ответственность за чью-то жизнь, он радовался тому, что в этот раз ему хотя бы не нужно будет отправляться на войну.

— Придется.

Ария развернулось. Ее злорадное выражение лица вызвало испуг даже у самого Люца. Бросив взор на горничных, удерживавших Сибил, девушка заставила их затрепетать. Она быстро подошла к ним и, замахнувшись ногой слева направо, резко ударила одну из них по голове. Вторая горничная, удерживавшая Сибил, в ужасе отскочила назад и рухнула на пол, но и ее Ария не оставила. Подойдя ближе, она все той же правой ногой снизу вверх ударила девушку по подбородку. Обе горничные от ударов сразу потеряли сознание, в то время как третья из провинившихся в ужасе начала отступать. Стоило зловещему взгляду Арии приподняться, как девушка бросилась в страхе бежать прочь.

Сибил, освободившаяся от удержания, приподнялась и посмотрела на свою хозяйку. Ария лишь указала за свою спину, приказывая тем самым отступить и освободить дорогу. Сибил подчинилась.

Тогда зловещий взор Арии нашел и Люца с его материю. Женщина, сидевшая вся к крови, которая текла без остановки, начала дрожать от страха. Даже Люц вздрогнул, стоило его взгляду встретиться с взглядом Арии, однако тут же найдя в себе силы для храбрости, парень угрожающе произнес:

— Даже не думай. — Выпустив Илиан из своих рук, Люц начал медленно подниматься на ноги. Голос его стал тверже и громче: — Ты серьезно считаешь, что сможешь выйти сухой из воды? После этого ты сможешь жить нормально, только если Аларис возьмет тебя в жены, но он даже не намерен делать этого!

Ария недовольно цокнула. Быстро подойдя к своему брату, она замахнулась на него кулаком. Люц машинально поставил блок перед лицом, однако вместо ожидаемого удара по лицу он получил удар другой руки в живот. Боль от удара была намного сильнее, чем это можно было себе представить. Парень согнулся пополам, хватаясь за больное место.

В то же время Ария, не желавшая так быстро останавливаться, схватилась за вьющиеся волосы Люца и ударила его коленом по лицу, как она сделала и с его матерью.

Илиан закричала. Парень рухнул назад, извиваясь от боли и что-то гневно выкрикивая. Нос его также покрылся кровью и искривился.

— В отличие от тебя, кусок дерьма, — Ария с отвращением посмотрела на стонущего от боли парня, — пришедшего на все готовое, я годами тренировалась для того, чтобы получить титул, и доказать, что я достойна владеть им. Да, твое появление вывело меня из колеи, но сейчас я ничуть не сомневаюсь в том, что смогу доказать Его Величеству то, что я единственная достойна быть главой семьи.

— О чем ты говоришь?! — со слезами на глазах закричала Илиан. В панике она пыталась хвататься за своего сына, не зная чем ему помочь и как унять его боль.

Ария приподняла голову и задумчиво закрыла глаза. Сделав несколько глубоких вдохов, девушка почувствовала запах горелого.

— Кажется, жареным запахло, — совершенно спокойно произнесла она, и, обернувшись, направилась к лестнице. — Аларис, нам пора выезжать.

— О чем ты? — Парень удивленно посмотрел вслед Арии. — Жареным? — Неожиданно и он сам ощутил неприятный горелый запах. Прикрыв нос рукой, он удивленно спросил: — Что-то горит?

— Какая разница? — Спустившись лишь на несколько ступеней вниз, Ария обернулась и жестом подозвала к себе жениха. Взглянув в ее глаза, Аларис понял, что что-то было здесь не так. — Нужно как можно скорее отправляться. Нам же еще ехать несколько дней.

Неожиданно прозвучал топот ног. Сибил, исчезнувшая практически сразу после своего спасения, подбежала к Люцу и Илиан с ведром воды. Прозвучал плеск. Вылив все содержимое ведра, девушка громко и решительно закричала:

— Вы моей госпожи не достойны!

Люц и Илиан замерли в изумлении. Холодная вода, которой их окатили, будто забрала у них дар речи.

Ария и Аларис, стоявшие неподалеку, при виде этой сцены сначала замерли в удивлении, а затем приподняли руки и одновременно зааплодировали. Тяжело дышавшая от быстрого бега Сибил бросила ведро воды на пол и решительно направилась к своей госпоже.

— Нам нужно уходить. Северное крыло особняка горит.

— Что?! — неожиданно вскрикнул Люц, все еще сидя на полу.

— Я знаю, — ответила Ария и вместе со своей горничной быстро начала спускаться по ступеням вниз.

Аларис лишь улыбнулся. В этот момент не было ничего приятнее для него, кроме как видеть шокированные лица двух зазнавшихся людей и полную победу его невесты. Обойдя Люца и Илиан, Аларис прощально поклонился и сам направился на выход.

Покинув особняк, Аларис, Ария и их слуги быстро направились к экипажу. Некоторые работники поместья Вандрен уже были собраны на улице. Смотря на горевшее наполовину здание, они не могли сказать и слова. Хотя больше горевшего здания, наверное, их поражала Ария, выходившая из своего родового особняка со счастливой и гордой улыбкой на губах.

Стоило Арии и Аларису сесть в карету, как они тут же продолжили путь. Ария, смотревшая через окно на то, как ее родной дом разгорается все сильнее, не переставала улыбаться. Конечно, ей было жалко это место, но все же больше жалости она испытывала радость от долгожданной мести.

Аларис, сидевший напротив, не отводил взгляда от своей невесты. Теперь уже он не сомневался в том, что этот поджог был спланирован Арией, но как она смогла сделать это без какой-либо поддержки, для него еще было загадкой.

— Твои очаровательные хрупкие ручки причастны к пожару?

Услышав этот вопрос, Ария посмотрела прямиком в глаза Алариса. Ее расцветшее от счастья лицо практически зачаровывало.

— Нет, ты что?

Аларис усмехнулся. Он не стал продолжать расспрос и лишь подумал:

«Врет прямо в глаза. Вот же хитрюга. И как мне теперь уладить последствия этой мыльной оперы?»

27. Влюбленная горничная

Парад победы — важная часть завершения любой войны. Независимо от того победила или проиграла страна в войне, парад способен сплотить народ и скрыть за собой последствия долгих мучительных сражений. После завершения войны запада и севера парад победы почти сразу был проведен на севере. Но вот на западе, где после победы у многих дворян появилось в два раза больше забот, парад был временно отложен. Несмотря на некоторый перенос, дата проведения парада была определена довольно четко. К этой дате в столицу начали съезжаться самые знатные особы со всех концов империи, а также сами участники великой войны, разбросанные после ее завершения по свету.

Аларис стоял в окружении толпы военных в самом начале улицы. Вокруг слышались голоса, топот копыт и ржание лошадей. Одетый в свою военную форму, состоявшую из нарядного офицерского пиджака, увешенного наградами, прямых зауженных штанов и гордости любого война — холодного оружия на поясе, парень задумчиво оглядывался по сторонам. Здесь было столько знакомых лиц, но еще столько же лиц здесь не было, и быть уже больше не могло.

— Вы только посмотрите на него! — прозвучал громкий радостный вопль за спиной.

Обернувшись, Аларис не увидел, скорее сразу почувствовал того, кто позвал его. Высокий мускулистый мужчина, быстро подбежав к молодому пареньку, закинул руку ему на плечо и крепко обнял. Аларис лишь иронично улыбнулся и попытался сдержать болезненный вопль.

Вдоволь на обнимавшись, мужчина поставил парня на каменную поверхность и быстро отстранился. Только сейчас Аларис смог разглядеть его лицо. Этим незнакомцем был Кеннет Кодуэл — один из великих главнокомандующих запада. Родом из знатной семьи, будучи с самого рождения наследником, он отправился на войну доказывать свою значимость и с тех пор являлся одним из сильнейших, богатейших и известнейших воинов страны. Тем временем выглядел он совсем не так, как описывали его слухи. По слухам он был благородным величественным тигром, ценящим порядок, как в строю воинов, так и в собственном доме. Однако в реальности Кеннет был довольно простым открытым мужчиной, не привязанным ни к порядку, ни к благородности. Его густые чисто черные волосы, как обычно, торчали в разные стороны. Зауженные вытянутые глаза, создававшие впечатление постоянного прищура, на самом деле были полны радости и азарта.

— Аларис, — протянул Кеннет, довольно улыбаясь, — а ты похудел. После войны совсем не питался? Молодой организм…

— Должен есть вдвое больше, — продолжил Аларис не без улыбки. Во время войны, когда Аларис еще не был в одной лиге с главнокомандующими, он служил некоторое время под командованием Кеннета. Тогда-то он и выслушал эту фразу десяток, а может быть и сотню раз.

— Я смотрю, ты еще и вытянулся, — приложив руку к подбородку, мужчина задумчиво осмотрел парня перед собой. В последний раз им доводилось видеться примерно год назад, а так как Аларис все еще прибывал в процессе активного взросления, его пропорции, как и сама внешность, менялись довольно заметно.

— А вы ничуть не постарели, — Аларис улыбнулся, осматривая это квадратное лицо со слегка вытянутой вперед нижней челюстью. Кеннет удивленно замер, а затем, будто отбросив от себя все прошлые мысли, громко рассмеялся.

— Ладно, сорванец! Готов к бою?

Аларис усмехнулся. Намеренно возвысив интонацию, он ответил:

— Всегда готов.

— Отлично! — Кеннет всплеснул руками и, повернувшись спиной к Аларису замер. — Тогда забирайся на свою лошадь и направляйся в начало строя. Мы с ребятами будем ждать тебя там.

Аларис не ответил ничего, да и Кеннет ничего не ждал. Быстро и стремительно, как настоящий ураган, он умчался куда-то вперед.

Вайлет и Шафл, стоявшие неподалеку от Алариса, наблюдали за этой картиной в полном молчании. Шафл, как участник войны, был одет в нарядную военную форму, соответствовавшую его истинному полу, а вот Вайлет, как обычно, была одета в свое черно-белое платье горничной. Надо было сказать, что платья она этого не стеснялась и чувствовала себя в нем вполне комфортно.

Повернув голову к Шафлу, Вайлет спросила:

— Какими еще ребятами?

Парень усмехнулся. Появление Кеннета приподняло настроение и ему самому, а потому его голос прозвучал с нотками счастья:

— Господин Кеннет называет так других великих главнокомандующих.

— Что? — удивленно спросила Вайлет. Отношения между главнокомандующими обычно были отношениями между главными соперниками или, порой, даже настоящими врагами. Услышать от кого-то из них подобное слово было как-то странно.

— Вайлет, — прозвучал голос Алариса, заставивший встрепенуться обоих его подчиненных. Господин, выглядевший сегодня довольно нарядно и невероятно привлекательно, смотрел прямиком в глаза девушки. — Направляйся сразу к дворцу. Там тебя подберет Шафл.

Горничная растерянно посмотрела на своего господина, а следом и на Шафла. Осознав, что иного выбора у нее нет, Вайлет тяжело вздохнула и тихо произнесла: «Как жаль, что я не герой войны».

Аларис широко улыбнулся, и уже был готов ответить что-то на это, но Вайлет, быстро повернувшаяся к нему спиной, покорно покинула группу воинов. Шафл, проводивший ее взглядам, улыбки не потерял. Напротив, он начал улыбаться даже шире.

— Если она тебе нравится, — произнес Аларис, быстро поворачиваясь спиной к товарищу и тем самым заставляя испуганно обернуться, — можешь действовать. — Подойдя к лошади, стоявшей неподалеку, Аларис поднял ногу, просунул ступню в стремя и, приподнявшись, забрался на седло. Его насмешливый взгляд опустился на шокированное и какое-то застигнутое врасплох мужское лицо. — Только не забывай грим смывать.

Шафл удивленно приоткрыл губы. Слова Алариса вызвали в нем такое буйство эмоций, какого не было уже давно. Всплеснув руками, парень вскрикнул:

— Ну, давайте, давайте. Поиздевайтесь надо мной! Я ведь не просто так грим ношу!

Аларис рассмеялся. Слегка натянув на себя поводья, он заставил лошадь сделать пару шагов назад и приготовиться к поездке.

— Конечно-конечно.

***

— Госпожа, куда вы так торопитесь? — прозвучал взволнованный женский голос за спиной. Резко остановившись, а следом и обернувшись, Ария посмотрела на горничную, быстро бежавшую следом за ней. Догнав наконец-то хозяйку, которая, словно ледокол, прорывалась сквозь толпу, Сибил остановилась и, склонившись, попыталась отдышаться. С лица девушки струями скатывались капли пота, проявляя не только ее усталость, но и теплоту этого дня.

Ария, облаченная в легкое светло-голубое платье и широкую белоснежную шляпу, слегка приподняла голову. В столице, в отличие от северных владений ее жениха, сейчас было достаточно тепло. Подобная погода и позволяла ей ходить в таком легком платье, которое на севере Ария, скорее всего, не надела бы вовсе.

— Парад скоро начнется, — произнесла Ария, наклоняя голову и слегка поправляя свою шляпу. — Я не хочу оказаться в самом конце. Идем.

Развернувшись, Ария быстро продолжила идти. Сибил, сделавшая очередной глубокий вдох, быстро пошла следом за ней. Иногда она даже поражалась тому, насколько выносливой могла быть ее хозяйка. Тем временем людей становилось все больше. Выстраиваясь перед намеренно натянутыми веревками с красно-белыми флагами, люди создавали собой границы для участников парада.

Неожиданно до ушей начала доноситься музыка. Осознав это, Ария резко замерла. Топот копыт начал заглушаться криками толпы. Люди начали махать руками и разбрасывать повсюду заранее приготовленное конфетти.

Собрав силы в кулак, Ария начала прорываться в первые ряды. Не обращая внимания ни на вопли, ни на собственный дискомфорт, она победно прорвалась в первую линию и замерла. К этому моменту линия воинов или вернее сказать героев, сражавшихся на войне, начала приближаться.

Ария увидела фигуру Алариса, ехавшего на лошади. Его спокойный и в какой-то степени решительный взгляд был направлен только вперед. Одетый во все черное, с такими же темными волосами и невероятно пронзительными глазами он вызывал восхищение. Сравнивать его нынешнего и его прошлого было просто невозможно, ведь тогда перед глазами Арии был лишь мальчишка, не имевший ничего, кроме собственных рассуждений, а сейчас перед ней был величественный воин, получавший заслуженные почести.

Помимо Алариса в первом ряду строя ехало еще пятеро человек, имевших самые разные возраста, телосложения и характеры. Кто-то счастливо кричал и махал толпе, кто-то предпочитал не обращать внимания на все это, а кто-то просто улыбался. Одно было ясно для Арии точно: Аларис был самым молодым среди всех главнокомандующих.

«Поистине поразительный человек, — подумала девушка, хватаясь рукой за край своей шляпы и слегка наклоняя ее, — поразительный, находчивый, красивый и знатный. В таком, какой он сейчас, изъянов явных я не вижу, однако наша с ним совместная жизнь уже просто невозможна».

Развернувшись, Ария направилась вглубь потока людей. В тот же миг Аларис, проезжавший рядом, бросил взгляд на ее фигуру, скрывавшуюся где-то среди толпы.

«А все потому, что мы оба прекрасно понимаем, что совсем не подходим друг другу».

Выбравшись из толпы, Ария быстро проскользнула к дому, рядом с которым ее ждала Сибил. При виде хозяйки горничная радостно заулыбалась.

— Куда прикажете пойти теперь?

Ария приоткрыла губы, намереваясь ответить, однако за своей спиной она неожиданно услышала знакомый женский голос, произнесший:

— Думаю, нам стоит перекусить.

Ария быстро развернулась. Перед собой она увидела высокую женщину с длинными распущенными темными волосами. Ланей Хилдефонс, имевшая от природы тонкую талию, пышную грудь и довольно длинные ноги, была прекрасна в любом наряде, но сегодня ее темно-зеленое платье с волнообразной юбкой казалось поистине великолепным на ее фигуре.

При виде удивления на лице Арии, Ланей заботливо улыбнулась. Голос ее прозвучал также тепло и радостно:

— Или ты не голодна?

Ария приоткрыла губы, намереваясь что-то ответить, но слова никак не шли в голову. Встречи с Ланей она не ждала, а потому и не знала что делать. Все же собравшись с мыслями, Ария ответила:

— Голодна.

***

Переместившись в небольшой, но довольно уютный ресторанчик, девушки расположились на веранде второго этажа. Заботливый официант быстро принял заказ, оставляя гостей наедине.

— Я была удивлена, когда увидела тебя на улице, — произнесла Ланей, устало откидываясь на спинку стула, — но еще больше я была удивлена новостям о том, что твое родовое поместье оказалось уничтожено. Не осталось ничего. Соболезную.

Ария отвела взгляд в сторону, стараясь не выдавать своей внутренней улыбки. На публике сохранять видимость жертвы все же стоило.

— Да, это такой удар, — произнесла Ария взволнованно и натянуто, — благодарю вас.

Ланей хитро улыбнулась. Комментировать слова Арии она не стала, но про себя отметила неискренность данного ей ответа. Тем не менее, было то, что волновало ее куда сильнее особняка семейства Вандрен.

Закинув ногу на ногу, Ланей неожиданно спросила:

— Как там Аларис?

Ария замолчала. Она знала, что Аларис не поддерживал контактов с семьей с того момента, как покинул особняк. Ранее вникать в эти семейные ссоры она не хотела, но теперь, после помощи Алариса с ее семейными проблемами, она считала, что была обязана хотя бы узнать суть сложившейся ситуации.

— А вы, — девушка склонилась к столу и, подперев свое лицо руками, задумчиво посмотрела на Ланей, — спросить это у него не хотите?

— Еще как хочу, — ироничная улыбка возникла на женских губах, — но пока что не могу.

— Пока что?

— До тех пор, пока мужчины в моем доме играют в шахматы, я вынуждена молчать.

Ария нахмурилась. Понять смысл сказанного она смогла, но не сразу и не совсем точно.

— Почему? — продолжала расспрашивать девушка. — Вы не можете поговорить с Аларисом из-за господина Хилдефонса? Но ведь вы его мать…

— Я, — заговорила Ланей медленно, вкрадчиво и даже как-то величественно, — могу быть хозяйкой особняка и матерью знатного семейства, однако я все еще остаюсь чьей-то женой, а потому, без воли мужа, я не могу действовать так, как того пожелаю. — Отведя взгляд в сторону, Ланей посмотрела на улицу, где по длинной узкой улочке друг за другом шли люди с корзинами, наполненными конфетти. — Это игра уже между моими мальчиками. Королева может вмешаться только в случае возможного поражения короля.

— Мы говорим о короле, — продолжила мысль Ария, в голове представляя образ статного и влиятельного герцога Хилдефонса. — Вряд ли кто-то способен его одолеть.

Ланей усмехнулась. Закрыв глаза на мгновение, женщина ответила:

— Тут уже момент спорный. С недавних пор я даже не знаю, способен ли мой король одолеть твоего короля. Хотя, — вновь посмотрев на Арию, Ланей задумчиво сделала паузу, — о чем это я? Он же еще не твой.

Ария промолчала. Неосознанно прикусив губу, девушка опустила взгляд на стол. Мысленно она уже проклинала всех поваров в ресторане, готовивших так медленно. Ланей осознала все без слов, и серьезно спросила:

— Вы собираетесь разорвать помолвку?

Ария вновь промолчала. По ее лицу было видно, что она не знала ответа на этот вопрос и даже выдумать его не могла.

Ланей вздохнула. Слегка наклонившись к столу, она решительно посмотрела на Арию. Будто ощутив это, девушка приподняла голову и встретилась взглядом с Ланей.

— Мой муж бы ни за что не допустил этого, — продолжила говорить женщина, — но после дарования титула, которое произойдет сегодня, он уже не сможет ничего сказать Аларису.

— Я… — Ария замялась, размышляя над своим ответом. — Приму любое решение Алариса.

— Так легко откажешься и от своего титула и от титула невесты моего сына? — Ланей не улыбалась, не злилась и не шутила. Скорее интересовалась мыслями по поводу сложившейся ситуации. К Арии она не испытывала ровным счетом ничего. Она была готова к тому, что партнеров для ее сыновей выберет ее муж, а потому и не питала привязанностей к другим юным особам, годящимся в жены для ее детей.

— Если ты искренне попросишь его, — произнесла Ланей, — он ответит на твой зов.

— Я не могу просить у него большего, — тут же ответила Ария.

Женщина усмехнулась. Вновь откинувшись на мягкую спинку кресла, она повернула голову к улице, наполненной толпой радостных людей.

— Иногда для победы на войне нужно засунуть свою гордость куда подальше и сделать первый шаг, — произнесла женщина, не скрывая улыбки, но как-то слишком неожиданно меняясь в лице. Спокойное выражение внезапно сменилась на удивление и легкое сожаление. — Но это я так. Просто вспомнилась фраза, связанная с сегодняшним днем. Не в обиду вам.

— Действительно… — Ария насмешливо улыбнулась. Так же, как и Ланей, откинувшись на спинку стула, она решительно посмотрела в ее глаза. — Какое совпадение.

— Мой тебе совет, — продолжила Ланей, — действуй до того, как мужчина успеет открыть рот. Играй на опережение.

— Вы всегда поражали меня. — Растерянно-печальный взор Арии сменился на зловеще-насмешливый. Девушка, как и сама Ланей, будто начала играть в увлекательную карточную партию. — Кажется, я понимаю, каким образом вы смогли привлечь к себе внимание самого герцога Хилдефонса, будучи лишь внебрачным ребенком барона.

— Я себя так никогда не позиционировала, — практически перебила Ланей.

— Другие — возможно, а я — никогда. Ария, — практически пропела счастливым ласковым голосом Ланей, — если с самого начала ставишь для себя низкую планку, прыгать выше будет довольно сложно. Мне казалось, что тебе это хорошо известно. Учитывая твой-то стервозный характер.

Ария усмехнулась. Если бы не нормы приличия, она бы уже рассмеялось во весь голос.

— Слышать подобное особенно лестно из уст той, кто на первом же своем появлении в обществе прославился тем, что подошел к герцогу, окруженному кучей знатных особ, ткнул ему пальцем в грудь и сказал: «Я выбираю тебя. Только ты достоин быть моим мужем».

Ланей прикрыла глаза, прокручивая эту забавную сцену у себя в голове. Выражение лица ее нынешнего мужа, но тогда совершенно незнакомого парня, стоило того, чтобы так подшутить. Кто же знал, что шутка обернется помолвкой?

— Один-один.

28. Решительная не горничная

Ария, сидевшая на мягком кожаном сидении, тяжело вздохнула. Карета, в которой она ехала, прибыла точно к замку. Снаружи доносились посторонние голоса. Девушка уже было хотела подняться и выйти, как неожиданно дверь кареты открылась. Мужская рука, скрытая под белоснежной перчаткой, оказалась протянута ей.

Взглянув сначала на руку, а следом и на того, кто ее подал, Ария увидела перед собой Алариса. Нарядно одетый парень с зачесанными темными волосами широко улыбался. Его парадный офицерский костюм, увешанный орденами, что были получены еще во время войны, смотрелся довольно солидно.

Приподнявшись с места, Ария протянула руку своему кавалеру и, подойдя к раскрытой дверце, начала плавно спускаться. Оказавшись на твёрдой каменной опоре, Ария выпустила из рук подол своего платья. Темно-синяя ткань, покрытая черным кружевом в области корсета, скатилась к черным туфлям на высоком каблуке.

Так же, как и Аларис, Ария выглядела наряднее, чем обычно. Ее волосы были собраны в элегантную прическу, открывавшую длинную белоснежную шею. Глаза немного подведены, а губы слегка накрашены розоватой помадой. Единственное, чего не было сегодня на ней, так это украшений, которые обычно носили все дворянки на праздничные вечера. Лишь одна тонкая цепочка с маленьким блестящим камнем виднелась на ее шее.

— Ты сегодня выглядишь великолепно.

Развернувшись боком к Арии и лицом к дороге, ведущей в замок, Аларис вытянул вперед правую руку. Ария также повернулась боком к Аларису и лицом к замку. Положив свою левую руку на его ладонь, девушка выпрямилась.

— Могу сказать тоже и о тебе, — произнесла Ария. — Правильно говорят: форма красит любого мужчину.

Аларис улыбнулся. Он сделал первый шаг вперед и в то же время Ария, подстроившись под него, начала идти шаг в шаг с ним.

— Кажется, ты сегодня стала выше. Каблуки?

— Конечно. — Ария улыбнулась. — Каким образом я еще смогу достать до тебя? Ты ведь не хочешь во время танца тянуться к полу?

Аларис был готов рассмеяться. Не сдержав усмешки, он радостно произнес:

— Спасибо за понимание.

Ария замолчала. Улыбка пропала с ее губ, а сама она стала серьезнее. Вклинившись в строй гостей, также шедших к замку парами, Ария и Аларис начали немного замедляться. Девушка глубоко вздохнула. Набравшись смелости, она заговорила:

— Прости за то, что я проигнорировала тебя во время бала в твоем особняке. Я была не в себе.

— Большую половину своей жизни?

Ария быстро повернула голову к Аларису. Парень даже не пытался скрывать улыбки.

— О, так ты шутить изволишь? С каких пор?

Взгляд темно-карих глаз опустился прямиком к женскому лицу. Слегка сощурившись, Аларис ответил:

— Примерно с тех, когда ты решила открыться мне.

Ария хмыкнула. Вновь повернув голову вперед, девушка недовольно пробормотала:

— Бесит твоя способность.

— Да? — Аларис улыбнулся еще шире, будто намеренно показывая свои белоснежные зубы. — А мне казалось, что сейчас тебе нравится во мне все.

Брови Арии в изумлении приподнялись. Она чувствовала, будто бы эта мысль принадлежала ей самой, что наводило на довольно странные подозрения. К тому моменту пара уже подошла к широкой лестнице, ведущей внутрь замка.

— Ты бабник, — произнесла Ария решительно и непоколебимо. — Любитель окружать себя красивыми девушками в форме горничных. А еще я не уверена по поводу твоих фетишей. Маленькие девочки? Серьезно?

Аларис улыбаться перестал. Удивленный подобному ходу мыслей, он посмотрел на Арию в полном возмущении и непонимании.

— Ты неправильно все поняла. Они же просто… Просто горничные.

Ария усмехнулась. Она была рада тому, что ее слова заставили этого заносчивого время от времени парня заволноваться.

— Да-да.

Неподалеку от входа в замок находилась Вайлет. Девушка в форме горничной ожидала прибытия Шафла, который вот-вот должен был ее встретить. Она видела господина, а также то, как он направлялся прямиком в бальный зал вместе со своей невестой.

— Хороший сегодня день, — прозвучал голос за спиной.

Плавно обернувшись и ничуть не удивившись, Вайлет увидела неподалеку от себя Хайроллер. Девушка также была одета в рабочую форму горничной. Радостно улыбаясь, она быстро приблизилась к ожидавшей напарнице.

— Где ты была все время? — с интересом спросила Вайлет, на что Хайроллер лишь улыбнулась. Вяло пожав плечами, она ответила:

— Формально с Арией, но вообще она меня прогнала, так что я спокойно наслаждалась парадом.

Вайлет тяжело вздохнула. Благодаря тому, что Аларис сразу послал ее к замку, она также смогла увидеть часть парада, однако она была уверена практически на сто процентов, что Хайроллер смогла увидеть намного больше, а, следовательно, и провести интереснее этот день.

— Тоже хочу, — пробормотала девушка, недовольно поджимая губы.

Хайроллер улыбнулась. Повернув голову к напарнице, она спокойно произнесла:

— Многие из наших отдали бы все за то, чтобы попасть сегодня в это место. Давай просто насладимся тем, что у нас есть сейчас.

Тем временем Аларис и Ария приблизились к тронному залу. Остановившись напротив двустворчатых дверей, они приготовились к очередной схватке. Для них обоих посещение любого бала было отправлением на поле битвы. Почему? Наверное, потому что на таких мероприятиях нужно было выстраивать стратегии не только в своих действиях, но и в поведении с окружающими. Здесь, в месте, наполненном множеством взглядов, решались чужие судьбы. Потерять собственное достоинство, славу, богатство можно было легко. Достаточно было сказать парочку неправильных слов или выполнить несколько двусмысленных жестов.

Двери перед глазами начали медленно отворяться. Лучик света проник в коридор, падая сначала между парой, а следом и расширяясь так, чтобы охватывать фигуры их обоих.

— Прибыли господин Аларис Хилдефонс и госпожа Ария Вандрен! — прозвучал голос человека, объявлявшего прибытие всех знатных гостей на этом вечере.

Ария и Аларис сделали первый шаг вперед одновременно. Собравшись с мыслями, они уверенно направились в зал. Множество взглядов сразу оказались обращены прямо на них. Причин тому было много. Во-первых, и Ария и Аларис были представителями герцогских домов, наиболее приближенных к императору. Во-вторых, оба были вовлечены в скандалы, связанные с наследованием титулов. В-третьих, один был известен народу своими подвигами на войне, а у второй недавно сгорело все родовое поместье, считавшееся богатейшим среди всех дворян.

Взгляды, которые Аларис ловил на себе, были самыми разными: презрение, ненависть, интерес, волнение, радость и даже влюбленность. Однако было на этом балу нечто действительно настораживающее — это взоры людей, желавших поражения Алариса как дворянина.

Пойдя чуть глубже в зал, Ария и Аларис остановились. Они сумели слиться с толпой, но внимание, направленное на них, было все также велико. Краем глаза Ария заметила знакомые лица. Повернув голову влево, она встретилась с задумчивым взором Ланей. Женщина при виде нарядной девушки ласково улыбнулась. Будучи одетой во все белое, она стояла рядом со своим мужем, герцогом Хилдефонсом, а также двумя старшими сыновьями. Все члены герцогской семьи смотрели в сторону Арии и ее жениха.

Аларис заметил взгляд Арии и ее заостренное на чем-то внимание. Он даже смог догадаться, что именно она увидела, и от того на его губах всплыла ироничная и даже немного нервная улыбка.

Посмотрев на Алариса, намеренно не поворачивавшегося лицом к семье, Ария спросила:

— Ты собираешься с ними хотя бы поздороваться?

Аларис опустил взгляд на свою невесту. Ария не казалась заинтересованной во всей этой ситуации, но ее вопрос явно говорил о том, что она чувствовала себя вовлеченной во все это и потому была вынуждена действовать.

— Не беспокойся, — произнес Аларис нежно. — Я не собираюсь сбегать. После бала я направлюсь прямиком в наш особняк.

Ария опустила взгляд и тихо произнесла:

— Удачи.

— О чем ты? — спросил Аларис, удивленно смотря на невесту. — Ты поедешь со мной. Тебе ведь некуда возвращаться?

— Еще чего. — Разгадав план Алариса, Ария начала тихо посмеиваться. В данной ситуации она практически видела его насквозь, а потому и не хотела подыгрывать. — У меня здесь вообще-то подруги. Я собиралась навестить как минимум десять из них.

— Так мы еще годик другой не увидимся?

Ария зловеще посмотрела на Алариса. Тот явно старался скрыть улыбку, но уголки его губ подрагивали каждый раз, когда он смотрел на это недовольное женское лицо.

— Я бы тебя ударила, будь мы не на людях.

— А я надеялся на то, что ты поедешь со мной.

— Не вздумай использовать меня, как свой щит.

Неожиданно толпа оживилась и начала шептаться. Переведя взгляд ко входу, Ария и Аларис увидели медленно раскрывавшиеся двери.

— Прибыл Его Величество Император и Ее Величество Императрица!

Статный седовласый мужчина, облаченный в белый костюм с золотистыми оборками, гордо вошел в холл. Подле него, в пышном платье, имевшем такие же бело-золотистые оттенки, шла императрица. Эта обворожительная женщина, возрастом не на много младше самого императора, нежным и каким-то ласковым взором осмотрела толпу. В то же время император посмотрел на людей с хладнокровием и величием.

Гости замолчали. Дамы присели в реверансе, господа, приложив руки к своим сердцам, слегка наклонились вперед. Дождавшись оказанных знаков приветствия, император заговорил:

— Рад видеть всех вас сегодня в этом зале. Сегодня я бы хотел особенно поблагодарить наших победителей и лично выделить заслуги некоторых из них. Предлагаю не откладывать этот важный момент на конец мероприятия. Думаю, все вы уже с нетерпением ждете оглашения результатов проведенной войны.

Неожиданно Аларис ощутил на своем плече тяжелую мужскую руку. Обернувшись, он увидел Кеннета. Мужчина, будучи одетым в офицерскую форму, выглядел все таким же радостным, немного неопрятным, и тем не менее величественным.

— Не дрейфь. Все будет хорошо.

Аларис широко улыбнулся. Когда этот человек появлялся на публике, праздник всегда становился интереснее.

— А с чего вы взяли, что я переживаю?

Ария, стоявшая подле Алариса, приподняла задумчивый взор на его товарища. Широкое мужественное лицо Кеннета постоянно было растянуто в улыбке. Со стороны даже казалось удивительным то, что такой суровый человек был таким жизнерадостным.

«Так вот какие у него друзья?»

Взгляд Кеннета неожиданно опустился на Арию. Осмотрев девушку, мужчина довольно улыбнулся.

— Так это и есть твоя невеста? — Кеннет протянул руку Арии, а та, в свою очередь, вложила в нее свою ладонь. К собственному удивлению девушка заметила, что ладонь Кеннета была практически вдвое больше ее собственной. Приподняв женскую руку, Кеннет слегка наклонился и нежно ее поцеловал. Его взгляд вновь встретился со взглядом Арии. — Я многое слышал о вас, леди.

— От Алариса? — Ария бросила задумчивый взор на своего жениха. — Что бы плохое он не говорил, думаю, это правда.

Кеннет рассмеялся. Выпустив женскую руку, он довольно произнес:

— Что вы, только хорошее.

— Я все прекрасно понимаю, — неожиданно произнес звонкий голос императора, заставивший всю компанию, а также и весь зал, обернуться, — вы не виделись довольно долгое время, однако, Кеннет Кодуэл, не могли бы вы выйти вперед для получения своей награды?

Кеннет, посмотревший на серьезного и довольно пугающего императора, поднял руку и удивленно указал на себя пальцем. Голос его прозвучал с завышенной интонацией:

— Я? Я что-то получу?

В зале прозвучал смех. Кеннет, сказавший это явно намеренно, попытался изобразить искреннее удивление на своем лице и тем самым рассмешить императора. Это у него получилось. Мужчина в нарядном белоснежном одеянии на мгновение прикрыл глаза и попытался сдержать улыбку. В обществе он старался оставаться максимально хладнокровным и строгим, однако Кеннету всегда удавалось рассмешить его.

— Я немного сомневался, — начал говорить император, вновь открывая глаза, — но сейчас думаю, что наградить великого генерала, завоевавшего многочисленные победы, все-таки стоит.

Кеннет громко рассмеялся и, обойдя Алариса, направился вперед. Его широкая мускулистая спина показалась Арии действительно пугающей. Стоило представить этого человека, орудующего на поле боя, и таким веселым и приветливым он уже не казался.

Подойдя к императору, мужчина без колебаний встал перед ним на одно колено. Склонив голову, он замер в ожидании.

— Кеннет Кодуэл, — заговорил великий правитель, — в награду за твои доблесть и мужество я дарую тебе часть завоеванных территории, а также одну десятую золота, полученного после войны от севера.

Зал начал шептаться. На данный момент генералов всего было шесть. Награда у каждого из них могла быть больше или меньше, но не намного. Особенно это касалось золотых монет. Это значило, что как минимум шестьдесят процентов полученных средств будут отданы генералам. И причина тому была одна: необходимость освоения северных территорий. Все генералы получили в свои владения новые земли, но для их освоения нужны были средства. Не все это понимали, но золото, дарованное императором, просто так не выдавалось. Именно это и вызвало улыбку на губах Кеннета.

— Вы, как всегда, щедры, — произнес мужчина, поднимая азартный и в то же время угрожающий взор на императора, — Ваше Величество.

Мужчина усмехнулся. Сдержаться в этот момент он просто не смог.

— Я знаю. Можешь идти.

Кеннет поднялся на ноги и, развернувшись, быстро направился обратно. Взгляд императора переместился на Алариса.

— Теперь я попрошу подойти одного из самых молодых, но не самых слабых или неопытных генералов. — Приподняв руку, мужчина указал ладонью на Алариса. — Гордость семьи Хилдефонс, прошу сюда.

Аларис сделал глубокий вдох. Этот момент был поистине важен для него. Множество завистливых, зловещих и напряженных взглядов было направлено прямиком на него. Он знал, что некоторые из этих взглядов также принадлежали членам его семьи, а именно старшему брату, который тоже был участником войны, правда, на фоне Алариса никаких великих достижений он не имел.

Подойдя к императору, Аларис также, как и Кеннет, встал на одно колено. Строгий решительный взор мужчины опустился на его темные прямые волосы. Представив перед собой того мальчишку, который еще три года назад стоял перед ним и просил помиловать одну горничную, император вновь улыбнулся.

— А где же твоя новая верная подчиненная?

— К сожалению, — ответил Аларис, понимая о ком идет речь, — я был вынужден оставить ее в своих владениях. Кому-то же надо было поручить приглядывать за территориями, пока меня нет?

— Это верно. Скажи, ты доволен своим решением? Я говорю о том, что ты предпринял три года назад в тронном зале предо мной.

— Как видите, — Аларис поднял голову, не скрывая улыбки, — сейчас я на пике своего успеха.

Император закрыл глаза. Сдерживать улыбку становилось все тяжелее.

— Поднимать мое настроение тебя, кажется, научил Кеннет.

— Возможно вы правы.

Мужчина чуть строже посмотрел на Алариса. Голос его прозвучал увереннее:

— Сомневаешься в словах императора?

— Не исключаю того факта, что это может быть врожденным талантом.

Ария, наблюдавшая за происходящим со стороны, приложила ладонь к сердцу. Чувства ее бились через край. Мысли цеплялись одна за другую, разворачивая наихудшие концовки этого вечера.

«Я должна радоваться за него. Должна, но почему-то сердце так болит… Думаю, если бы у меня была возможность остановить его, я бы сделала это, но сейчас я просто не имею на это права».

Девушка сделала глубокий вдох. Закрыв глаза, она попыталась успокоиться.

«Все хорошо. Вспомни слова Ланей: "Действуй на опережение"».

— Аларис Хилдефонс, — продолжил говорить император громко и уверенно, — я не смогу перечислить всех твоих подвигов, как и не смогу найти хотя бы одно сражение, в котором ты не одержал победы. За твою храбрость, умение расчетливо думать в любой сложной ситуации, а также умение поддерживать боевой дух у всей армии на протяжении долгой войны, я сохраняю за тобой звание великого генерала, дарую тебе одну десятую доли всей награды, часть завоеванных земель, а также титул великого графа. С этого момента ты отделяешься от основной ветви вашего рода и получаешь приставку «де». Поздравляю вас, молодой граф Аларис де Хилдефонс.

Офицеры, находившиеся в зале, громко зааплодировали. Среди них не было ни одного человека, который не слышал бы о имени Алариса и не испытывал бы облегчения, осознавая, что он сражался где-то неподалеку. Аларис во время войны стал своеобразной нерушимой стеной, которая преодолевала все преграды. Именно поэтому сражаться вместе с ним, как и неподалеку от него, было почетно и в какой-то степени безопасно.

Даже те дворяне, которые Алариса не поддерживали, в этот момент были вынуждены присоединиться к аплодисментам. Под этот приятный слуху звук Аларис выпрямился и посмотрел на императора. Сейчас они оба были примерно одинакового роста, что было вообще не сравнимо с их предыдущей встречей.

— Надеемся, произнес император с толикой теплоты в голосе, — что вы будете защищать наши границы на севере.

Аларис поклонился и быстро ушел обратно к Арии. Награждение генералов продолжилось, но Аларису было уже в сущности на него наплевать. Приблизившись к своей невесте, он холодно посмотрел на нее. Ария выглядела серьезно. Она, как и сам Аларис, понимала важность этого момента.

Кивнув ему в сторону балкона, девушка плавно развернулась и направилась туда. Аларис пошел следом за ней. В этот момент он был готов на любой исход. Разрыв помолвки или же ее сохранение — все зависело от Арии. Учитывая то, что девушка и впрямь менялась прямо на глазах, некоторая надежда на ее мудрый выбор все-таки была.

Покинув бальный зал, Ария и Аларис вышли на улицу. Время уже было вечернее. Небо затянуло темной дымкой, не позволявшей видеть ни звезды, ни луну.

Остановившись напротив Алариса, а следом и обернувшись к нему, Ария замерла. Их взгляды пересеклись. Аларис видел в этой девушке решимость, толику смятения и то, что она уже сделала выбор.

— Дай мне еще год, — произнесла Ария серьезно. — Не разрывай помолвку в течение этого года.

— А что случится через год? — спросил Аларис спокойно.

— За этот год я докажу свою значимость и отберу у старшего брата звание наследника. — Взгляд голубых женских глаз все также был направлен в темные глаза Алариса. Ария была невероятно уверена в себе. Осознав это, парень улыбнулся.

— Так ты решила отказаться от звания моей невесты при любых обстоятельствах?

— Да, но не сейчас. Сейчас только это звание может обезопасить меня.

Аларис вновь серьезно посмотрел на Арию. Слегка сощурившись, он спросил:

— Почему именно год? Если ты хочешь забрать титул герцогини, времени потребуется больше.

— Я не хочу проигрывать тебе, — сходу ответила девушка. — Ты смог достичь чего-то за три года, значит я должна сделать это за год. Все просто.

Аларис усмехнулся. Приложив руку к виску, он начал медленно потирать его.

— Твоя логика иногда…

— А еще, — перебила Ария, отводя взгляд, — я просто не могу заставлять ждать тебя больше. Прости за то, что было раньше.

Аларис посмотрел в глаза девушки. Ария явно испытывала стыд и смущение. Щеки ее были слегка розоватыми, что на бледной коже даже при плохом освещении казалось слишком заметным.

— Хорошо. Я согласен.

Ария вновь посмотрела на Алариса и улыбнулась с какой-то теплотой и счастьем. В этот момент на балкон также вышла Хайроллер, и оказалась она здесь не случайно. Еще несколько дней назад Ария сказала ей, чтобы та пришла на балкон бального зала, когда они с Аларисом исчезнут из ее вида.

Ария прикрыла глаза на мгновение, не позволяя Аларису распознать ее мысли. Быстро подойдя к нему, девушка приподнялась на носках, схватилась за лицо парня и неожиданно поцеловала его. Аларис и до этого чувствовал какой-то подвох, но при нем Ария никогда четко не задумывалась о своем плане, а потому и разгадать его он не мог.

Поцелуй получился каким-то коротким, нежным и довольно кротким. Отстранившись от Алариса, девушка улыбнулась и, быстро развернувшись, направилась на выход.

Хайроллер, стоявшая возле выхода, выглядела изумленной. Посмотрев на довольное и даже немного хитрое лицо Арии, девушка тихо произнесла:

— За что ты так со мной?

Ария остановилась справа от Хайроллер. Голос ее прозвучал насмешливо:

— Это намного лучше, чем вылитое на голову ведро воды, правда?

— Больнее, — холодно ответила горничная.

— Отлично.

Ария прошла мимо девушки, оставляя ее нае