Во имя Родины (fb2)


Настройки текста:



Отсканировано в августе 2014 года специально для эл. библиотеки паблика «Баерзаефцаег» («Крестовый перевал»).

Скангонд аерцыд 2014 азы августы саермагондаей паблик «Баерзаефцаег»-ы чиныгдонаен.

http:/ /vk.com/barzafcag

И. А. ПЛИЕВ, генерал армии, дважды Герой Советского Союза


Р2

П38


ва десятилетия прошли с тех пор, как в Европе погасло пламя войны, умолкли орудия и «ад поверженным Берлином взвилось гордое красное знамя — знамя великой победы.

Тяжелой и кровопролитной была вторая мировая война. Суровые испытания выпали на долю советского народа и его Вооруженных Сил, потребовали огромных жертв и лишений. И советский народ, его воины не дрогнули, совершили поистине великий, бессмертный подвиг. Они повергли в прах одну из самых мощных армий империалистических агрессоров, их главную ударную силу — полчища немецко-фашистских захватчиков.

События тех грозных дней, имена людей, ковавших великую победу, их легендарные подвиги никогда не померкнут в памяти благодарного человечества. Вновь и вновь вспоминаем мы славные страницы боевого прошлого, восхищаемся и гордимся беспримерным мужеством и отвагой тех, кто сумел в грозном 1941 году остановить бешеный натиск вооруженных до зубов гитлеровских полчищ, а затем изгнал врага с просторов нашей страны и самоотверженно выполнил свой интернациональный долг, освобождая страны Восточной Европы от фашистского порабощения.

Правда, кое у кого в лагере империализма сейчас укоротилась память. Продажные реакционные «историки» всячески пытаются фальсифицировать летопись минувшей войны, преуменьшить значение нашей победы. Но напрасны эти потуги! Никакой подтасовкой фактов, никакими вымыслами не умалить великого подвига советского народа и его славной армии. Признание этого подвига хранят и пожелтевшие страницы американской печати времен войны, подчеркивавшей в те годы наш решающий вклад в победу над фашизмом.

На Эльбе, в районе Торгау, в памятном 1945 году сошлись наши и американские воины. О многом переговорили тогда между собой солдаты и офицеры союзных войск: и о только что разбитом враге, и о его чудовищных преступлениях, и о том, что нужно свято хранить победу, не допустить новой войны. Наши товарищи, не успев еще остыть от боевого возбуждения, вспоминали подвиги своих однополчан, тех, кто, будучи раненым, не покидал поля боя, грудью закрывал амбразуры дотов, шел на таран…

Американцы слушали внимательно, но по всему было видно, что большинство из них не понимает своих собеседников. То и дело слышались их недоуменные вопросы:

— Грудью закрыть дот?

— Оставшись без ног, добиваться, чтобы снова разрешили сесть за штурвал самолета?

— Выручить товарища, а самому погибнуть?

Один из американских солдат, словно выражая мысли своих соотечественников, заметил: «Не укладывается все это в нашем сознании, поверьте. У себя в армии мы о таких делах не слыхали…»

Он на мгновение задумался, потом достал из кармана брюк долларовую бумажку и продолжал: «Вот он, наш дот… Его и штурмуем!»

Лучшей характеристики нравственного облика солдата буржуазной армии, его побудительных стимулов на войне, пожалуй, и не дать.

А наши воины, сражаясь с врагом, не думали о поощрениях и наградах. Свою небывалую стойкость, силу духа и несгибаемую волю к победе они черпали в неиссякаемом роднике великих идей ленинизма, Коммунистической партии. Как бы тяжело ни было, каждый из нас, фронтовиков, не сомневался в конечном торжестве правого дела, в неизбежном разгроме фашизма. Великие благородные идеи коммунизма были самым сильным нашим оружием, перед которым не могли устоять ни крупповская броня фашистских танков, ни чванливая спесь привыкших к легким победам гитлеровских головорезов.

Немало славных страниц в летопись Великой Отечественной войны вписали воины Северо-Кавказского военного округа — одного из старейших в наших Вооруженных Силах, созданного еще весной грозного 1918 года по декрету, подписанному великим вождем революции В. И. Лениным.

Опаленные пожарищами гражданской и Великой Отечественной войн донские и нижневолжские степи, горные вершины Северного Кавказа всегда будут напоминать о героических битвах за свободу и независимость Родины.

В войсках округа начинали свой военный путь десятки выдающихся полководцев, сотни Героев Советского Союза. В жестоких битвах с фашистскими ордами навсегда прославили свои имена воспитанники округа Алексей Маресьев, Вячеслав Луговской, Филипп Агеев, Иван Котов, Илья Демченко и многие, многие другие.

Эстафета боевых подвигов продолжается и в мирные дни. Ее подняли до космических высот воспитанники авиационных училищ Северо-Кавказского округа Валерий Быковский, Владимир Комаров, Павел Беляев.

Ее несут по частям и гарнизонам сыновья и внуки героев. Родина предоставила в их распоряжение самую современную боевую технику. Сегодня, оглядываясь на путь, пройденный войсками округа, видишь живую историю нашей армии, восхищаешься ее могучим взлетом — от пики и пулеметной тачанки-ростовчанки до грозных ракет. Воины нашего округа стремятся быть образцом в овладении современной боевой техникой.

С каждым годом в войсках округа неуклонно растет число отличных взводов и рот, множатся ряды классных специалистов, увеличивается армия спортсменов-разрядников. За выдающиеся показатели в боевой и политической подготовке и освоение новой сложной боевой техники многие мастера обучения и воспитания воинов удостоены высоких правительственных наград. В числе награжденных офицеры Ю. И. Калмыков, П. П. Луданов, И. Ф. Воробьев, Ю. П. Моисеев, В. И. Орлов, М. Н. Кокшин, П. П. Шейко, В. В. Гиевой, И. С. Губарев, Л. В. Потапенко, Д. Н. Прянишников, В. Е. Красников и другие.

Наш округ расположен в краю природных контрастов. Когда в долинах цветет миндаль, в горах еще лютуют метели; тут — спокойная Волга и тихий Дон, там — бурные Кубань и Терек, неистовые горные потоки. Воины округа проходят боевую учебу не только на равнинах, но и в высокогорных районах, штурмуют хребты, куда порой еще не ступала нога человека, овладевают искусством форсирования больших водных преград.

Верность славным боевым традициям, горячее стремление как можно лучше служить Родине рождает у воинов округа много патриотических начинаний. С новой силой разгорается социалистическое соревнование за хороший и отличный итог каждого учебного дня, за сокращение нормативов боевой работы, за взаимозаменяемость в расчетах и экипажах, за высокую классность, за продление жизни боевой техники, за экономию горюче-смазочных материалов. Впереди соревнующихся идут коммунисты и комсомольцы. Своим личным примером они увлекают воинов на отличное выполнение каждой задачи.

Солдаты, сержанты и офицеры гордятся славной историей Северо-Кавказского военного округа, бережно хранят и умножают его традиции. А эти традиции напоминают каждому воину: будь бдителен, будь зорок, будь всегда готов к защите священных рубежей Родины!

По призыву партии



оциалистическое отечество в опасности!» Этот декрет-воззвание написал Владимир Ильич Ленин в первые годы гражданской войны. Слова великого вождя с новой силой прозвучали в июне 1941 года. Этими словами Коммунистическая партия сказала народу всю правду об угрозе, нависшей над Родиной, и подняла все силы социалистического государства на разгром врага.

Военные действия развернулись на фронтах от Балтийского моря до Карпат. Гитлеровское командование бросило против нас свои отборные, оснащенные новейшей техникой дивизии, втянуло в войну и войска своих сателлитов.

Советские пограничные войска и части, расположенные вблизи границы, не смогли сдержать натиск превосходящих крупных танковых, моторизованных и пехотных соединений врага.

Советский народ мужественно отстаивал каждую пядь родной земли, с первых же дней проявляя массовый героизм. До последней капли крови дрались с врагом защитники Брестской крепости. Фашистские полчища смогли ворваться сюда лишь после того, как большинство защитников ее погибло, а остальные были тяжело ранены.

Никогда не померкнет в памяти народа подвиг Николая Гастелло. Во время выполнения боевого задания его самолет был подбит и загорелся. Летчик направил горящую машину на скопление гитлеровских войск и, жертвуя своей жизнью, уничтожил вражеские танки и автомашины.

Невиданный героизм проявили советские воины в боях под Ленинградом и Москвой, под Севастополем и Одессой.

Почти на всех фронтах активно участвовали в сражениях части и соединения, сформированные в Северо-Кавказском военном округе, многие и многие его воспитанники.

Несмотря на большие потери в живой силе и технике, враг продвигался в глубь пашей страны и к осени 1941 года приблизился к границам Северного Кавказа. Фашистские войска ворвались на территорию Ростовской области.

Гитлеровское командование одной танковой армией наметило обойти Ростов с севера и захватить переправы через Дон юго-восточнее Новочеркасска. Другая армия из района Луганска должна была нанести вспомогательный удар.

Настойчивое стремление немецко-фашистского командования захватить Ростов объяснялось тем, что Ростов — это не только крупный экономический и культурный центр Юга страны, но и важнейший стратегический пункт, ворота на Кавказ.

Перед войсками Красной Армии стояла ответственнейшая задача — закрыть эти «ворота» и не пропустить через них гитлеровских оккупантов.

Начались упорные, кровопролитные бои на всех участках Южного фронта. Никогда не забудутся подвиги, совершенные воинами-северокавказцами, показавшими пример мужества, стойкости и бесстрашия.

…Тот, кто проезжает Большие Салы, близ Ростова, непременно остановится у величественного монумента, изображающего группу артиллеристов, в едином порыве устремленную вперед. Над ними реет красное знамя. «Они стояли насмерть» — гласит надпись.

Этот памятник увековечил беспримерный подвиг бойцов батареи лейтенанта Сергея Оганова на подступах к Ростову.

На этом участке фронта артиллеристы преградили путь танковому батальону армии генерала Клейста, которая рвалась к Ростову и дальше на Кавказ. Как в зеркале, отражал состав воинов этой батареи многонациональный состав наших Вооруженных Сил. Русские и украинцы, белорусы и азербайджанцы, узбеки и осетины — со всех концов нашей необъятной Родины пришли сюда посланцы народов советской земли, чтобы выполнить свой священный патриотический долг.

Лавиной шли вражеские танки. Один, два, три… пятьдесят…

— К бою, огонь! — скомандовал Оганов.

И первыми же меткими выстрелами орудий комсомольцев Лазарева и Пузырева подбиты две машины с черными свастиками. За ними надвигались другие.

— Не пройдете! — воскликнул младший лейтенант политрук Вавилов. Снова прозвучали выстрелы, и один за другим запылало еще два танка.

Разъяренные упорным сопротивлением, гитлеровцы открыли шквальный огонь. Редели ряды артиллеристов. На мгновение замолкло орудие Аслана Велиева. Но его тут же заменил Федор Абраменко.

— За кровь Аслана! — крикнул комсомолец.

И снова на пути вражеских танков поднималась огненная стена.

Прошел день. Воспользовавшись коротким затишьем, накоротке провели комсомольское собрание. Решение было единодушным: есть приказ — не пропустить фашистов на высоту. Умрем, но приказ выполним.

Рано утром снова разгорелся бой. Сраженного осколком снаряда Федора Абраменко сменил лейтенант Оганов.

Снова заговорили орудия батареи, и снова черный смолистый дым заклубился над вражескими машинами.

Сергей Оганов получил тяжелое ранение, но продолжал вести огонь до последней секунды своей жизни.

Когда же из всех артиллеристов остался в живых только младший политрук Сергей Вавилов и смолкли все орудия, он, связав гранаты, бросился под фашистский танк, и, погибая, вывел из строя еще одну вражескую машину.

А разве можно без чувства глубокого волнения читать такое донесение, присланное командиром 1135-го стрелкового полка майором П. Г. Кузнецовым и комиссаром полка Н. М. Михайловым:

«Танки до двенадцати штук с пехотой окружают командный пункт. Средств борьбы нет… Приказ выполним».

«Приказ выполним». И фронтовики стояли насмерть, не отступая перед врагом!

Сколько таких героических страниц вписано в боевую историю нашего округа!

Окоп, в котором находился политрук Хусен Андрухаев, окружили фашисты. Они решили взять офицера живым., А у смельчака оставалась только одна противотанковая граната. Тогда он подпустил к себе гитлеровцев вплотную и, когда они целой толпой навалились на него, подорвался вместе с ними.

В те дни со страниц «Правды» весь мир узнал о подвиге рядового И. С. Федорка и его товарищей, совершенном близ села Дьяково.

Одну из господствующих высот на подступах к селу обороняло отделение из девяти человек. Несколько атак, предпринятых гитлеровцами, захлебнулось.

На горстку смельчаков обрушился ураганный минометный огонь. Но и после этого новая атака врага была отбита. И когда на высоте остался в живых один И. С. Федорок, он продолжал обороняться и не подпускал фашистов.

Командование Южного фронта отмечало в приказе: «Немцы, сосредоточив на куйбышевском направлении главные силы бронетанковой группы Клейста, рассчитывали прорвать наш фронт ударом в направлении Куйбышево — Бирюкове, выйти в тыл и овладеть Новочеркасском и Ростовом.

…5 ноября 1941 года противник перешел в наступление на правый фланг 9-й армии, но замысел противника был сорван…

Бойцы, командиры и политработники в ожесточенных боях с противником проявили образцы мужества, стойкости и героизма».

Сергею Оганову, Сергею Вавилову, Хусену Андруханову, Ивану Федорку и многим другим было присвоено звание Героев Советского Союза.

Большая группа воинов, участвовавших в этих боях, награждена орденами и медалями Советского Союза.

Мужественно дрались наши воины на подступах к Ростову. Но фашистское командование, чтобы захватить город, перебросило ряд дивизий с других участков фронта. И в ночь на 23 ноября 1941 года советские войска были вынуждены оставить Ростов. Однако временный успех врага таил в себе для него большую опасность. Наступающие ударные группировки Южного фронта создали реальную угрозу гитлеровским войскам, которые не смогли развить движение ни на Юг, ни на Новочеркасск, и вынуждены были вначале перейти к обороне, а затем начать отступление из ростовского «мешка».

Бои за Ростов и на его улицах были исключительно упорными. В них принимали участие донские казачьи дивизии, а также бойцы народного ополчения, партизаны и рабочие отряды.

Отважно действовали на подступах к Ростову и наши славные соколы.

После того как комсомолец Николай Синяков, выполнив боевое задание, возвращался на свой аэродром, его попытались перехватить фашистские стервятники. Синяков вступил в неравный бой. Вскоре один вражеский самолет заполыхал. Но в это время был подбит и самолет Синякова. Можно было воспользоваться парашютом. Но комсомолец меньше всего думал о себе. Заметив, что внизу движется вражеская колонна автомашин, он направил свой горящий самолет на эту цель.

— Будем бить врага по примеру Николая Синякова! — поклялись его боевые товарищи.

И свое слово сдержали. Не раз они вступали в поединок со значительно превосходящими силами вражеской авиации, смело атаковали наземные войска.

При выполнении одного из заданий на четверку наших летчиков напало восемь «мессершмиттов». Младший лейтенант Дворский, лейтенант Богров, младший лейтенант Приходченко и сержант Кузнецов, встав в круг, смело приняли бой. Меткими очередями они повредили два «мессера». В это время был подожжен самолет командира звена. Младшему лейтенанту Дворскому пришлось сделать вынужденную посадку. Фашисты немедленно бросились к советскому «ястребку». Тогда сержант Кузнецов принял смелое решение: посадил свой самолет, взял на борт командира и на глазах ошеломленных от неожиданности гитлеровцев спас его.

Свой боевой путь начинал в нашем округе и А. И. Покрышкин, слава о котором гремит по всему миру. Однажды он вылетел на разведку. Лететь было очень трудно, землю запорошило первым снегом. Низкие облака плыли под крылом. Их сероватый цвет сливался с землей, затрудняя просмотр местности.

Обследовал один участок, другой — ничего подозрительного не обнаруживается. Александр Иванович решил просмотреть лес и вдруг заметил след. Он спустился ниже. Сомнений не было: прошли танки. Но где они сейчас? Тщательно осматривая один участок леса за другим, Покрышкин в конце концов обнаружил на одной из полян колонну замаскированных танков.

Разгадав хитрость врага, он быстро передал по радио точные данные. Советская артиллерия метким огнем накрыла колонну. Подвиг Покрышкина высоко был оценен командованием. Уже в те дни он был удостоен ордена Ленина, а впоследствии стал трижды Героем Советского Союза.

Днем и ночью шли ожесточенные бои. Удары наших частей становились все сильнее. Фашисты делали отчаянные попытки продвинуться вперед. Но наступление врага было приостановлено на рубеже Ровеньки — Бирюково — Новошахтинск. Советские воины стали готовиться к контрнаступлению. Активизировала свои действия и наша авиация.

Командование Военно-Воздушных Сил фронта разработало план боевого применения авиации в предстоящем контрнаступлении. Особенно активизировались ее действия в период борьбы за освобождение Ростова. Бомбардировщики и штурмовики наносили удары по боевым порядкам гитлеровцев в районе Несветая, Султан-Салов, Больших Салов.

В сообщениях Совинформбюро не раз упоминалось тогда имя капитана И. П. Мосьпанова. В один только вылет его звено уничтожило на аэродроме восемь фашистских бомбардировщиков.

Как-то на четверку штурмовиков напали десять истребителей врага. Советские летчики дрались отважно и благополучно пробились сквозь огненное кольцо неприятеля.

Беспримерный подвиг совершил летчик-истребитель старший лейтенант Владимир Кулагин. В одном из воздушных боев у него кончились боеприпасы. А в это время несколько вражеских бомбардировщиков несли свой смертоносный груз в сторону наших войск. Владимир Кулагин набрал высоту и протаранил один за другим два вражеских самолета.

Советское правительство высоко оценило подвиг летчика Кулагина, присвоив ему звание Героя Советского Союза.

… В контрнаступлении под Ростовом советские войска нанесли большие потери врагу. Он вынужден был оставить Ростов и откатился к реке Миусу и Таганрогу. И хотя на том этапе борьбы полностью разгромить врага не удалось, весь мир убедился, что «не так уж страшен черт, как его малюют».

Зима 1941 года принесла радостные вести и с других фронтов. На сотни километров были отброшены немцы из-под Москвы. В этих боях также участвовали северо-кавказцы. Кто не помнит подвигов наших кавалеристов! Они смело вступали в бой, совершали стремительные рейды во вражеские тылы. Но впереди предстояли еще тяжелые испытания. Гитлеровская Германия, воспользовавшись отсутствием второго фронта в Европе, бросила все свои резервы на восточный фронт. Весной 1942 года фашистские орды снова двинулись, против советских войск. Теперь центр событий переместился на юго-восток Европейской части СССР. В донских и приволжских степях разгорелась величайшая битва второй мировой войны.

Этих дней не смолкнет слава…

Фашистские войска, сосредоточив превосходящие по численности и технике силы, прорвали фронт и перешли в наступление в районе Среднего Дона. Они поставили своей целью быстрее выйти к излучине Дона, туда, где река делает большой изгиб и ближе всего подходит к Волге. Здесь гитлеровское командование намеревалось окружить наши войска, переправиться через Дон, с ходу захватить Волгоград, а затем, ведя наступление по Волге, отрезать от страны столицу пашей Родины и тем самым завершить войну в свою пользу.

Еще на дальних подступах к Волгограду днем и ночью шли ожесточенные бои. Степные просторы Дона явились свидетелем величайших подвигов советских людей.

Это был поистине героизм, равного которому не знали еще люди.

… Колонна танков из тридцати бронированных чудовищ, с тридцатью пушками и шестьюдесятью пулеметами шла на позицию, которую обороняли четыре гвардейца — Болото, Самойлов, Алейников и Беликов, вооруженные двумя противотанковыми ружьями и двумя винтовками. Казалось, нельзя устоять против такой лавины фашистов. Но четверка советских патриотов не дрогнула. Воины смело вступили в неравный бой.

— Горит! — радостно сообщил Алейников товарищам после первых же выстрелов.

В это время оглушительный взрыв потряс окрестность. Это взорвался другой фашистский танк.

Вскоре уже десять танков загорелось факелами. Значит, и остальные двадцать можно поджечь, не пропустить — решают бронебойщики и продолжают стоять насмерть. После того как было подбито еще пять танков, остальные повернули вспять.

Писатель К. Симонов писал об этом подвиге: «У Петра Болото крепкая, коренастая фигура, открытое лицо, с прищуренными, чуть с хитринкой, глазами. Вспоминая о бое, когда они подбили пятнадцать танков, он вдруг улыбается и говорит:

— Когда на меня первый танк шел, я уже думал, конец света наступил, ей-богу. А потом ближе танк подошел и загорелся, и уже вышел не мне, а ему конец. А между прочим, знаете, я за тот бой цигарок пять скрутил и скурил до конца. Ну, может, не до конца, — врать не буду, — но все-таки скрутил пять цигарок. В бою так: ружье отодвинешь и закуришь, когда время позволяет. Курить в бою можно, только промахиваться нельзя. А то промахнешься, уже больше не закуришь — вот какое дело…

Петр Болото улыбается широкой, спокойной улыбкой человека, уверенного в правоте взглядов на свою солдатскую жизнь — жизнь, в которой иногда можно отдохнуть и перекурить, но в которой нельзя промахнуться».

У Петра Болото и его боевых друзей нашлось немало достойных последователей. Вскоре Совинформбюро сообщило о новом подвиге воинов во главе с младшим лейтенантом Кочетковым. На их позицию двинулся батальон фашистов. Пять раз они бросались в атаки, но каждый раз откатывались, неся большие потери.

Сержант Хвостанцев оказался лицом к лицу с шестью гитлеровскими танками. Четыре из них метким огнем были подбиты, но два продолжали продвигаться вперед. Пятому танку сержант перебил гусеницу. Когда у Хвостанцева оставалась лишь одна граната, он бросился под гусеницы шестого танка. Раздался взрыв. Герой погиб, но и фашисты не прошли.

А подвиг тридцати трех бронебойщиков, которые вели бой у хутора Большой Россошки с батальоном врага из семидесяти танков! Гвардейцы сожгли двадцать семь танков и уничтожили сто пятьдесят гитлеровцев и ни одного вершка родной земли не сдали.

Ожесточенные бои происходили на равнинах Ставрополья и в предгорьях Западного Кавказа, на побережье Черного моря и в безводной Ногайской степи.

Для захвата Кавказа гитлеровское командование бросило несколько армий. Здесь было сосредоточено одиннадцать пехотных, три горнострелковые, пять танковых, четыре моторизованные и три кавалерийские дивизии. Всю эту армаду поддерживала авиация в составе более чем тысячи самолетов. Шли многодневные, тяжелые бои. Под натиском превосходящих сил врага советские войска отходили на заранее подготовленные рубежи. Отходили с боями, проявляя при этом изумительный героизм.

На одном из участков отход наших основных сил прикрывали огнем курсанты Новочеркасского кавалерийского училища. Почти десять дней они удерживали станцию Минеральные Воды и переправу через реку Куму. В одном из боев некоторые молодые кавалеристы дрогнули. В этот критический момент коммунист старший лейтенант И. Г. Батуров поднялся во весь рост и с криком: «За Родину, вперед!» пошел навстречу переднему танку. Ловко используя местность, он приблизился к нему и связкой гранат уничтожил.

— Комсомольцы, вперед! — раздался его клич.

Атака была остановлена. Фашисты, усилив подразделение танками и минометами, решили захватить мост через реку Куму. Но не тут-то было. Курсанты во главе со старшим лейтенантом Овчинниковым подбили три танка и отбросили врага.

9 августа 1942 года 40-й танковый корпус трижды атаковал позиции, обороняемые курсантами, но безуспешно. Враг не досчитался тысячи солдат и офицеров, много техники. В этих боях особенно отличились курсанты Сысоев и Свистунов, полковник Курбалидзе и майор Петров, лейтенанты Буденный и Овчинников. Все они были награждены орденами и медалями Союза ССР.

Характерно то, что даже в самые напряженные минуты боя среди курсантов постоянно велась партийнополитическая работа. Агитаторы проводили беседы, выпускали рукописные листовки. В подразделениях накоротке проводились собрания. Дух кавалеристов всегда был высок, стоек. Партийная организация пополнилась воинами, отличившимися в боях.

Подвиги. Их числу нет края и конца. Как-то сержант Белоусов увидел издали двух немцев. «А ну, — подумал он, — попробую свой глазомер». Прицелился, выстрел — и фашист рухнул на землю. И тут же прогремел второй выстрел — роковой для другого гитлеровца.

— О, да вы настоящий снайпер, — заметил командир роты.

Вскоре он вручил Белоусову подарок — снайперскую винтовку.

С тех пор сержант начал быстро увеличивать боевой счет. Михаилу Белоусову присвоили звание лейтенанта, а позже сослуживцы поздравили его с Золотой Звездой Героя!

… Не померкнет никогда

На всех фронтах Великой Отечественной войны шли упорные, кровопролитные бои, но особенно ожесточенными они были на подступах к Волге. Любой ценой гитлеровцы решили выйти к великой русской реке и овладеть твердыней на ее берегах. «Сталинград для нас имеет особое значение, — заявил Гитлер. — То, что мы против ожидания атаковали не на Центральном фронте… объясняется тем, что я хотел в определенном месте, у определенного города достигнуть Волги. Это гигантский путь, и мы хотим им располагать».

Стоит ли пояснять смысл этих слов. Буржуазная печать называла Сталинград «ключом к мировой стратегии».

Имея численное превосходство в живой силе и артиллерии более чем в два раза, в танках — в восемь-девять раз, фашистские захватчики ценой громадных потерь сумели подойти к городу и надеялись в считанные дни овладеть им.

В советских воинских частях и подразделениях проходили собрания и митинги. «За Волгой земли нет», — этот клич набатом звучал всюду. Защитники города на Волге записали в решение:

«Перед лицом наших отцов, поседевших героев Царицынской обороны, перед лицом товарищей других полков, перед нашими боевыми знаменами, перед всей Советской страной мы клянемся, что не посрамим славы русского оружия, будем биться до последней возможности».

В атаках, которые предпринимали гитлеровцы, участвовали тринадцать дивизий, пятьсот танков, около трех тысяч орудий и минометов. На город было сброшено перед началом штурма около миллиона бомб общим весом до ста тысяч тонн. Фашистские части ринулись в центр города. Над нашими войсками нависла серьезная опасность быть сброшенными в реку.

С середины сентября улицы и площади города стали ареной ожесточенных боев, которые то затихали, то разгорались с новой силой.

Бойцы 62-й армии с исключительной самоотверженностью сражались с гитлеровскими захватчиками.

Бывали дни, когда приходилось отбивать по двенадцать и более вражеских атак. Выбрав удобный момент, они сами контратаковали врага и наносили ему большие потери.

Советское командование, принимая меры к укреплению обороны города, направляло к волжской твердыне новые пополнения, которые сходу вступали в бой.

Противник сделал несколько попыток закрепиться у вокзала. Две роты автоматчиков при поддержке двадцати танков перешли в атаку. В течение одного дня вокзал четыре раза переходил из рук в руки. По одолели защитники города-героя. Оставив на поле боя сто трупов солдат и офицеров, восемь подбитых танков, враг отступил. Но попытки взять вокзал продолжались.

В одной из атак гитлеровцы окружили взвод старшего лейтенанта Федосеева. Битва была жестокой. «Пока мы живы, противник к вокзалу не пройдет, — писал в донесении командир.

Так оно и было. Храбрецы погибли, но не отступили.

Тысячи имен героев вписано в славную историю битвы за город на берегу Волги.

«Сегодня у меня хороший день: убил сотого фашиста, первый был в июне, в лесу, а сотый вот здесь, в донских степях», — писал в своем дневнике Максим Пассар. Немцы хорошо знали меткий выстрел отважного снайпера, они охотились за ним. В Волгограде Пассар продолжал увеличивать счет убитых фашистов. Однажды в полутьме за одну минуту он убил пять гитлеровцев. К сотому врагу в Волгограде прибавилось еще сто семьдесят два. А всего снайперы полка, в котором служил Максим Пассар, уничтожили 3175 завоевателей.

Так советские люди мстили врагу за поруганную землю, за кровь и слезы наших людей. Защитники Волгограда изумляли весь мир своим мужеством и самопожертвованием.

На территорию завода «Красный Октябрь» рвались вражеские танки и пехота. До десяти атак в день отражал взвод лейтенанта Микульских. На этот раз в бой ринулись шестнадцать танков врага. Одни бойцы отсекали пехоту, а другие уничтожали танки. Комсомолец Михаил Паникако поджег одну машину. Она вспыхнула, словно факел. Но за ней двигалась другая. Михаил приподнялся из окопа и замахнулся бутылкой с горючей смесью. Но в эту секунду пуля пробила бутылку, жидкость полилась на одежду воина и загорелась.

И тут случилось необычное. Паникако выскочил из окопа, подбежал к танку, бросил бутылку с горючей смесью, а затем сам вскочил на броню и прижался к ее башне. Подвиг Михаила Аверьяновича Паникако придал воинам необычную силу. Они все, как один, бросились в атаку и обратили в бегство гитлеровцев.

В самый разгар боев защитникам города доставили почту. В минуты затишья бойцы читали в «Правде» обращение Центрального Комитета Коммунистической партии. «Воины Красной Армии! — говорилось в документе. — Пусть каждый рубеж… каждая улица и дом, где засели гитлеровцы, станет для них могилой! Опрокинуть и отбросить вражеские полчища — таков боевой приказ Родины».

Бои шли не только за каждый квартал, завод, цех, но и за каждый метр волгоградской земли.

Гитлеровцы продолжали вводить в бой все новые силы. Империалисты США и Англии со дня на день-ждали падения Волгограда и по-прежнему не открывали второго фронта в Европе. Кроме того, в ряде случаев американские и английские войска прекратили или ослабили боевые действия против немецких войск в Африке и на других фронтах и считали, что Советская страна не может больше сопротивляться. Но прошло немного времени, и на западе заговорили по-другому. «Здесь — ад!» — вопили фашисты. «Мужество защитников волжской твердыни не знает границ», — признавались союзники.

В этом они были правы. Есть в Волгограде площадь Обороны (прежде — площадь 9 Января). Кого не спросишь из жителей, каждый покажет на дом Павлова.

В отделении сержанта Павлова было одиннадцать человек: русские, украинцы, грузины, узбек, казах, абхазец, таджик и татарин.

Дом, который было поручено оборонять, главенствует над площадью. Вполне понятно, что гитлеровцы пытались его захватить как можно быстрее.

Ежедневно отделение сержанта Павлова выдерживало по пять-семь атак фашистов. Жестокие бомбежки дома-героя сменялись психическими атаками гитлеровцев.

Не было воды, пищи, на исходе оказались патроны. Но ни один боец не пожаловался на то, что трудно, что надо отступать. Пятьдесят суток удерживало дом отделение сержанта Павлова. 25 ноября 1942 года оно вместе со своей частью перешло в наступление.

Пример с отделением Павлова не единичен. Солдат Андрей Скворцов один оборонял дом. Двумя гранатами он уничтожил восемь гитлеровцев, а выбравшись на улицу, противотанковой гранатой вывел из строя фашистский танк, а затем подавил вражескую огневую точку.

Немецкое командование, чтобы овладеть городом, оказывало своим войскам воздушную поддержку. И в воздухе шли упорные бои.

… Восемь советских истребителей под командованием И. Степаненко преградили путь восемнадцати бомбардировщикам, идущим к городу со смертоносным грузом. Истребители прикрывали «Ю-87». Невзирая на явное превосходство врага, советские летчики вступили в бой. Сам Степаненко первым уничтожает «Ю-87», а затем и «Ме-109». Самолет командира был подбит, но из боя не вышел. Летчики заставили фашистов сбросить смертоносный груз на свои же войска и повернуть вспять.

Когда потребовалось помочь защитникам тракторного завода, была послана группа штурмовиков, которую возглавил Леонид Беда. Несмотря на пасмурную погоду, они за день производили до шести штурмовок, летали над самыми крышами и сбрасывали бомбы в гущу фашистских порядков, а затем делали новые заходы и пулеметно-пушечным огнем продолжали уничтожать вражеских солдат.

В огне ожесточенных боев над Волгой родилась 1-я гвардейская штурмовая дивизия, в составе которой воевали летчики. С. Прутков, А. Бородин, Ф. Тюленев, И. Докукин, ставшие Героями Советского Союза. Славу первоклассных асов снискали и их сослуживцы В. Лавриненков, Амет-хан Султан, И. Степаненко и другие, ставшие впоследствии дважды Героями Советского Союза. В воздушных боях за Волгоград советские летчики сбили триста тридцать шесть фашистских самолетов. Герой Советского Союза капитан Мартынов лично сбил над городом четыре истребителя и девять бомбардировщиков врага.

Газеты широко освещали героизм защитников волжской твердыни. В одном из номеров «Правда» писала, что героические защитники города на Волге, «верные сыны Родины, показывают, как могут сражаться советские люди, как нужно отстаивать каждый клочок нашей земли, как надо защищать наши города и села!»

Час расплаты настал

В начале ноября 1942 года в Волгограде продолжались ожесточенные бои, но городом овладеть гитлеровцы так и не смогли. 19 ноября в контрнаступление перешли войска Юго-Западного и Донского фронтов, а на следующий день — и войска Сталинградского фронта. На пятый день наступления наши войска соединились. В кольце оказались зажатыми двадцать две дивизии врага: триста тридцать тысяч солдат и офицеров противника с многочисленной техникой.

Гитлер на помощь окруженным войскам посылал многочисленные подкрепления, которые навязывали ожесточенные бои.

Подразделения полковника Диасемидзе удерживало боевые позиции. По нескольку раз в день немцы пытались смять полк, но всякий раз откатывались, неся большие потери. Однажды гитлеровские самолеты в течение пяти часов бомбили стойких защитников. После этого в наступление пошли танки. Двенадцать из них прорвались в глубь обороны и окружили штаб. Полковник Диасемидзе не оставил командного пункта и, продолжая управлять боем, собственноручно поджег два танка из противотанкового ружья. Подоспевшая рота уничтожила остальные.

И хотя враг имел пятикратное превосходство в силах, он не только не продвинулся вперед, но был отброшен. На поле боя осталось девяносто четыре танка, двенадцать бронемашин и другая техника.

Исключительно смелым был рейд танкового корпуса В. М. Баданова по тылам 8-й итальянской армии. Танкисты произвели такой переполох, что враг не скоро смог опомниться.

В ходе наступления советские воины показывали образцы мужества и героизма. Одна из рот наступала на населенный пункт Рогачин. Атаку поддерживал своим пулеметом сержант Н. Ф. Сердюков. Из уцелевшего дзота фашисты открыли сильный огонь. Рота залегла. Вражеская пуля тяжело ранила Сердюкова. Истекая кровью, под градом пуль, он подполз к дзоту и забросал его гранатами. Бойцы поднялись в атаку и освободили село. Комсомолец Сердюков погиб. Ему посмертно присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Приказом Министра Обороны Союза ССР сержант Н. Ф. Сердюков навечно зачислен в списки личного состава подразделения.

Победоносное наступление наших войск продолжалось. 2 февраля окруженная немецко-фашистская группировка в районе Волгограда была разгромлена и уничтожена. Высвободившиеся войска пошли вперед, к донским степям.

Части и соединения 28-й армии, выполняя поставленную задачу, стали развивать стремительное наступление, освобождая станицы и города Дона. Освобожден Батайск и другие города. И вот передовые части вплотную подошли к Дону. Впереди многострадальный Ростов. На одном из участков заняла позиции 156-я бригада. Ее командир, подполковник Сиванков, стоял с подчиненными командирами на левом берегу реки, против Зеленого острова. Он доставил перед ними боевую задачу по освобождению столицы Дона.

Началась подготовка к штурму города. Ее вели во всех частях и подразделениях, уточнялись данные, укреплялись огневые позиции, подтягивались резервы.

Не дремал и враг. Любой ценой он намеревался удержать Ростов. В городе были сосредоточены огромные силы, в том числе: дивизия СС «Викинг», 23-я танковая, 111-я пехотная, 16-я механизированная и многие другие соединения и части.

Но освободители славного города на Дону ждали лишь сигнала. Они готовы были совершить подвиг во имя любимой Родины. И вот долгожданный сигнал поступил. Раскатом грома ударили орудия, застрочили пулеметы.

— Вперед! — крикнул командир роты автоматчиков лейтенант Лисин и первым бросился в атаку. За ним устремилась вся рота.

Противник ответил яростным огнем. Но ничто не могло удержать советских воинов. Рота лейтенанта Лисина овладела одним кварталом на правом берегу Дона. Неожиданно появившиеся танки врага с ходу вели губительный огонь. Связками гранат автоматчики подожгли несколько машин. Но в бою был тяжело ранен лейтенант Лисин, и роту принял сержант Мурзин.

В это же время взвод лейтенанта Бейды подходил к универмагу. Навстречу им, грохоча гусеницами, приближался немецкий танк. Один из солдат метнул в него гранату. Бронированное чудовище вспыхнуло, словно факел.

Из многоэтажного дома застрочил пулемет. Лейтенант Бейда вбежал по лестнице в дом и уничтожил вражеский пулемет.

Наши подразделения двигались к центру города. Вдруг разорвался снаряд. Осколком тяжело ранило смелого командира. К Бейде подбежал санитар. Но офицер наотрез отказался отправиться в тыл. После перевязки он снова вернулся к своим пулеметчикам.

Город пылал в огне. Всюду шли упорные, кровопролитные бои. Первыми на Театральную площадь ворвались воины роты, которой командовал лейтенант Свиридов.

Отважно дрались за освобождение железнодорожного вокзала воины под командованием старшего лейтенанта Мадояна.

В течение 10 и 11 февраля частям 248-й дивизии удалось овладеть южной окраиной города. Однако силы надо было беречь для решающего штурма.

Советское командование приняло решение обойти город с севера и запада. 13 февраля войска правого кры-,ла вышли в район Новочеркасска, а 44-я армия перерезала железную дорогу Таганрог — Ростов. Судьба города была решена. Сопротивление фашистских войск сломлено. 14 февраля Ростов был освобожден, воины-северокавказцы проявили исключительный героизм и мужество. Снайперы Белков и Романов в первые два дня боев за город уничтожили по два десятка гитлеровцев каждый. Рядовой Здовбель получил приказ пробиться к воинам, которые заняли плацдарм у вокзала. Выполняя поставленную задачу, солдат попал в исключительно трудное положение. Но Здовбель не растерялся. Он подбил два немецких танка, сжег одну автомашину, убил шесть гитлеровцев и с честью выполнил приказ командира.

Советское правительство высоко оценило подвиги воинов-освободителей Ростова, наградив большую группу орденами и медалями Союза ССР.

В освобождении Ростова и области активное участие принимали партизанские отряды. Их насчитывалось более семидесяти, объединивших три тысячи человек. Народные мстители уничтожили 5329 солдат и офицеров врага, взяли в плен 4216 гитлеровцев, захватили и уничтожили около семи тысяч машин, много оружия и боеприпасов, взорвали девять железнодорожных мостов, много складов с продовольствием и боеприпасами.

Советское правительство высоко оценило действия партизан: сто девяносто один человек награжден орденами Советского Союза. В героическую летопись Великой Отечественной войны вошли славные имена А. В. Гуды, К. И. Кулакова, П. И. Колесникова, А. Н. Астахова и другие.

Многие освободители славного города на Дону и поныне живут в нашем городе и своим трудом вносят достойный вклад в укрепление мощи любимой Родины.

Герои Малой земли

Широким фронтом развернулись бои на Кубани. Освободив Краснодар, советские войска направились к Новороссийску.

В штормовую ночь 4 февраля 1943 года катера старшего лейтенанта Сипягина пересекли Цемесскую бухту и подошли к скалистой горе Мысхако. Стремительным броском двести отважных моряков во главе с майором Ц. Л. Куниковым заняли плацдарм в четыре квадратных километра. Потом прибыло подкрепление. С рассветом фашисты предприняли яростные атаки. Но десантники наносили врагу ощутимые потери. Свой плацдарм куниковцы любовно назвали «Малая земля».

Действительно, кругом были фашисты, советские воины отняли у врага небольшой клочок, расширяя его в ежедневных боях.

Немецкое командование поставило задачу во чтобы то ни стало уничтожить десант. Атаки следовали одна за другой. К концу первой недели почти каждый член отряда был ранен. А тут пришла новая беда: 14 февраля погиб Цезарь Львович Куликов.

Десять дней ожесточенных боев. Десантники закрепились на рубеже Станичка — южная часть Федотовки — гора Мысхако.

Пять дивизий врага днем и ночью непрерывно атаковали позиции советских войск. Но всегда фашисты наталкивались на несокрушимую стойкость героев Малой земли. За сравнительно короткий срок враг потерял свыше семи тысяч человек, сорок шесть самолетов, шестнадцать танков, более пятидесяти орудий.

Можно без преувеличения сказать, что на Малой земле каждый день, каждый час рождались герои.

Старшина Филипп Рубахо уничтожил триста сорок пять гитлеровцев. Отважного воина ранило, но он не ушел с боевый позиций. В тяжелом состоянии старшина уничтожил двадцать фашистских солдат. Старшина Рубахо навечно зачислен в списки личного состава Н-ского подразделения.

Воинскую смекалку, находчивость проявил и младший сержант Михаил Карницкий. Попав в засаду врага, он решил вырваться во что бы то ни стало. Но все попытки были тщетны. Тогда Карницкий обвязался гранатами и бросился в гущу фашистов. Герой погиб, но нашли смерть и десятки вражеских солдат.

Любимцем моряков был пятнадцатилетний Витя Чаленко. В критическую минуту боя он подполз к вражескому пулемету и уничтожил всю его прислугу. За этот смелый подвиг молодой защитник Малой земли был награжден орденом.

Сотни, тысячи героев, не жалея жизни, сражались, чтобы быстрее настал долгожданный час победы.

Воспользовавшись затишьем, советские воины совершенствовали оборону, отрыли более тридцати двух километров ходов сообщений с ячейками и окопами, построили пятьсот огневых сооружений и т. д. Успешные действия Красной Армии летом 1943 года по освобождению крупнейших районов Украины создали благоприятные условия для наступления наших войск на Таманском полуострове.

В начале сентября войска Северо-Кавказского фронта возобновили наступление. Главный удар они наносили на Новороссийск, который гитлеровцы превратили в бетонированную крепость. В ночь на 10 сентября артиллерия 18-й армии и береговые батареи флота открыли огонь по вражеской обороне. В морском порту после стремительной атаки торпедных катеров высадился десант под командованием капитан-лейтенанта В. А. Ботылева. Одновременно вступили в бой с тыла герои Малой земли.

В итоге трехдневных боев оборона противника была взорвана, а город и порт Новороссийск полностью освобождены.

Остатки вражеских дивизий поспешно отходили на север, чтобы с Таманского полуострова спешно эвакуироваться в Крым. Советские войска совместно с партизанскими отрядами, действовавшими в тылу врага, стремились нанести как можно больший урон.

Перед высотой 301,0 неприятель открыл сильный огонь. Командир полка майор Шульга решил дождаться ночи. Стрелковая рота под командованием лейтенанта Маслиева бесшумно приблизилась к вражескому опорному пункту на расстояние ста сорока метров. В это время артиллерия открыла ураганный огонь. Канонада длилась десять минут. Потом рота поднялась в атаку. Гарнизон противника был уничтожен, захвачено двадцать шесть пулеметов, девять минометов, два легких орудия и другое вооружение.

В начале октября Таманский полуостров был полностью освобожден. Закончилось на этом и освобождение Кавказа.

Верность присяге рождает героев



азгром гитлеровских полчищ на Волге положил начало новому мощному наступлению Красной Армии зимой 1942/43 года. Противник потерпел поражение и на других фронтах. В ходе зимней кампании враг был отброшен на 600–700 километров. Освобождены от ненавистных оккупантов сотни советских городов, тысячи сел.

Но враг еще не сломлен, он, как раненый хищник, огрызается. Он еще силен и способен наносить жестокие удары. В районе Харькова и Донбасса в мае 1943 года враг пытался решительным контрнаступлением залечить смертельные раны, нанесенные ему советскими войсками.

Сосредоточив в районе Курского выступа крупные силы, гитлеровское командование поставило своей целью разгромить войска Центрального и Воронежского фронтов и повернуть ход войны в свою пользу.

Но эти попытки натолкнулись на несокрушимую стойкость советских воинов. Красноармейцы, командиры, увлекаемые бесстрашием и храбростью коммунистов, не жалели крови и жизни ради полного разгрома фашистских полчищ.

Обескровив врага, наши войска перешли в решительное контрнаступление. В нем принимала участие и 97-я гвардейская стрелковая дивизия, сформированная в Ставропольском крае.

После героических боев на Волге ее бойцы дрались теперь под Курском. Прорвав оборону противника при поддержке авиации и артиллерии, дивизия к исходу 23 июля вышла на рубеж Покровка — Ольховатка — Дмитриевка.

В последующих боях части ее продолжали стремительное наступление, и к 27 августа они овладели крупными населенными пунктами Тамаровкой и Борисовкой.

В результате наступления на Белгородском направлении полки 97-й гвардейской дивизии уничтожили свыше тысячи солдат и офицеров, захватили девяносто один танк, пятнадцать автомашин, много оружия и другого имущества врага.

О мужестве бойцов, командиров и политработников этой дивизии можно рассказать немало героических эпизодов.

На одном из участков фронта гитлеровцы остановили наступление подразделений. Укрывшись за холмами, четыре фашистских танка огнем из орудий и пулеметов прижали советских воинов к земле.

Тогда, с разрешения командира, к вражеским машинам поползли рядовые Орлов, Следов, Синяков. Сквозь островки колючего кустарника они проползли более четырехсот метров, подкрались к танкам. Разбить гусеницы «тигра» даже противотанковыми гранатами почти невозможно. Воины заметили, что люки танков открыты и бросили в них гранаты. Через несколько мгновений в воздух поднялись четыре огромных столба дыма. Наши роты смогли перейти в атаку и завершить ее успешно.

На другом участке дивизии у бойцов одной из рот кончились боеприпасы. Но выбить врага с высоты надо было во что бы то ни стало. Тогда большая часть подразделения обошла фашистов топким болотом и с тыла пошла в рукопашную. Семьдесят пять гитлеровцев сдались в плен, двадцать было убито и около сорока ранено. Солдаты Селянкин и Симаков в этом бою убили по десять фашистов и уничтожили два пулеметных расчета.

В боях воины-северокавказцы проявили массовый героизм, какой способны проявить только советские бойцы. С гордостью называют воины нашего округа многих своих однополчан.

«Наш Маресьев» — так тепло говорят у нас об Алексее Маресьеве, легендарном герое Великой Отечественной войны. Да, Маресьев действительно наш, потому что он воспитанник Батайского авиационного училища. С ампутированными ступнями обеих ног А. П. Маресьев после излечения снова сел в самолет и продолжал уничтожать ненавистных фашистов в воздушных боях под Курском. В наградном листе командир Н. П. Иванов писал о нем: «Истинный русский патриот, он, не жалея жизни и крови, сражается против немецко-фашистских захватчиков и, несмотря на серьезный физический недостаток, добивается в воздушных боях отличных успехов…»

Это был небывалый, казавшийся совершенно невозможным, подвиг, пример необычайного мужества, самообладания и всепобеждающей воли советского человека.

Незаметным, тихим пареньком рос в городе Армавире Коля Найденов. Учился в школе, воспитывался в комсомоле. Кто мог подумать, что этот скромный юноша станет грозой фашистских стервятников, умелым, вдумчивым командиром и воздушным асом. Николай Найденов храбро сражался за волжскую твердыню и при освобождении Кавказа. В жарких воздушных схватках во время Курской битвы он сбил несколько гитлеровских хваленых летчиков, много уничтожил наземной вражеской техники, оружия, живой силы. Не раз ему угрожала смерть, но советский боец смело смотрел ей в глаза и всегда побеждал. Старший лейтенант Найденов удостоен высшей награды — звания Героя Советского Союза. Много таких славных сынов выросло в нашей большой советской семье.

… Ведя наступательные бои, Красная Армия прорвала Миус-фронт, на который фашистские стратеги возлагали исключительные надежды.

30 августа 1943 года начался штурм Таганрога. В боях за освобождение родного города активно участвовали партизаны и патриоты-подпольщики. К вечеру советские части сломили сопротивление врага и над городом взвился красный флаг.

Развивая наступление, наши войска разгромили гитлеровскую группировку, отошедшую к северо-западу, и полностью освободили Ростовскую область.

Через несколько дней был очищен от немецких захватчиков Донбасс.

Начались ожесточенные бои за уничтожение гитлеровских полчищ, укрепившихся на берегах реки Молочной.

На этом рубеже фашисты создали сильно укрепленную в несколько эшелонов оборону: сотни тысяч могучих дотов и дзотов, густо разветвленную систему окопов, траншей, ходов сообщений, окопанные танки, тщательно замаскированные орудия разных калибров, множество пулеметных огневых точек. Потому времени это была первоклассная оборона с хорошо продуманной системой огня. Чтобы прорвать ее, от советских войск требовались величайшие усилия, исключительно высокое боевое мастерство, находчивость и смекалка, дисциплинированность и исполнительность. Наши воины обладали не только этими качествами. На их вооружении еще были жгучая ненависть к врагу, высокий моральный дух, какого не имела ни одна армия в мире. И все это, вместе взятое, помноженное на нашу первоклассную технику и оружие, богатый боевой опыт бойцов и командиров, создавало огромное превосходство над врагом.

В боях на реке Молочной воины-северокавказцы показали немало образцов мужества и стойкости, высокого наступательного порыва.

Красноармеец Абдулла Салимов повторил бессмертный подвиг Александра Матросова. Это было во время штурма высоты «Черный ворон». Наши подразделения под прикрытием огня артиллерии дружно устремились в атаку. Но сильный огонь крупнокалиберного пулемета из дота перерезал путь одной из рот.

Боец Абдулла Салимов, под сплошным огнем, сквозь разрывы вражеских снарядов и мин, прополз к доту и своим телом закрыл его амбразуру. Ценой жизни воин-герой проложил путь боевым друзьям и в большой степени способствовал разгрому врага. Как только захлебнулся пулемет фашистов, рота снова перешла в атаку и ворвалась в траншеи противника.

В этом же бою мужество и высокое боевое мастерство проявил молодой коммунист красноармеец Владимир Чепусов. На одном из флангов нашего наступающего подразделения гитлеровцы крупными силами при поддержке танков и самоходных орудий перешли в контратаку. Наши роты решили огнем с места отразить ее, а затем продолжать наступление. Первая контратака фашистов захлебнулась. Тогда им на помощь подоспели танки, до двух рот. После массированного артиллерийского налета гитлеровцы снова ринулись на цепи советских воинов. Несколько танков прорвалось к нашим артиллерийским позициям. Они с ходу уничтожили два 76-миллиметровых орудия. Из всего расчета остался в живых только тяжелораненый Владимир Чепусов. Воин нашел в себе силу воли, вступил в единоборство с немецкими танками.

Родина высоко оценила мужественный подвиг красноармейца Чепусова, наградив его орденом Боевого Красного Знамени.

Смело и решительно сражались в боях на реке Молочной бойцы и командиры 4-го Кубанского гвардейского кавалерийского корпуса.

В одном из ожесточенных боев за Мелитополь группа воинов оказалась окруженной в каменном многоэтажном здании. Гитлеровцы несколько раз штурмовали осажденную «крепость», предварительно обрушивая на нее сотни артиллерийских снарядов и десятки бомб. Но мужественные защитники встречали врагов градом пуль, на их головы летели гранаты. Советские бойцы хорошо понимали значение приказа, который они получили, — держать участок местности под обстрелом, сковывать продвижение вражеских войск. Приказ командира… Для советского воина — это приказ Родины.

Фашисты начали сильный артиллерийский обстрел и мощную бомбардировку. Таких ударов они еще не наносили по дому. От разорвавшихся крупнокалиберных снарядов и больших бомб дом начал оседать, рассыпаться по глыбам. Многие защитники были убиты или ранены. После артиллерийской и авиационной бомбардировки на дом при поддержке танков бросилась рота оккупантов. На этажах завязывались рукопашные схватки. Красноармейцы с верхних этажей бросали на фашистов глыбы сцементированного кирпича, поливали их огнем последних патронов. Первая атака фашистов захлебнулась, но они засели в нижних этажах. После боя советских бойцов осталось только двое, и то без боеприпасов. Что делать? И вдруг дом задымил. Фашисты облили, где могли, этажи бензином и подожгли. Смерть красноармейцев казалась неминуемой. На железной крыше они выцарапали гвоздем: «В этом доме сгорели коммунист Г. Фролкин и комсомолец В. Хайло, уничтожив в бою 3 немецких танка и 24 гитлеровца. Мы предпочли гибель в огне, чем позорную сдачу в плен. Отомстите за нас, дорогие друзья».

К счастью, герои остались живы. Когда дом рухнул, их привалило щебнем. Фашисты были убеждены, что красноармейцы погибли под развалинами. Между тем, Фролкин пришел в сознание, вылез из щебня и вытащил раненого товарища. К ним на помощь подоспели однополчане.

Полк под командованием подполковника Иванищева одним из первых ворвался в Мелитополь… На него пошли в контратаку более сорока самоходных орудий «пантера», столько же танков и до двух полков пехоты. Саперы под командованием капитана Сарпера наспех заминировали легкодоступные участки местности. Рядовые Сосень, Ильин, Смагин и Бахтеев внаброс устанавливали мины под ураганным огнем приближающихся гитлеровцев. На этих минах сразу же подорвались несколько машин. Немало их загорелось от метких выстрелов артиллеристов. А когда гитлеровцы сумели прорваться к нашим позициям, завязалась ожесточенная рукопашная схватка. У старшин Селезнева и Елисеева кончились боеприпасы, они обрушили на головы фашистов гранаты, камни. Гитлеровцы вынуждены были отступить, оставив на поле боя более двух десятков «пантер» и сотни трупов солдат и офицеров.

В сражении за город Мелитополь многие советские воины проявили геройство. Среди них и командир батальона капитан Семен Алказанов — любимец подчиненных. Он был смертельно ранен, но продолжал руководить боем.

— Я всегда с вами, — крикнул он солдатам и тут же доложил по телефону командиру полка: — В батальоне дела идут хорошо.

После этого он передал командование батальоном своему заместителю, и через минуту перестало биться мужественное сердце героя.

А бои за Крым! Сколько бы не было написано о них, разве может быть исчерпана эта волнующая тема!

В октябре 1943 года Верховное Главнокомандование поставило задачу — разгромить крымскую группировку врага. Частям было приказано форсировать Керченский пролив.

Первыми поплыли, как всегда, разведчики. Группа, возглавляемая старшим сержантом Голощаповым, на рассвете приблизилась к Керчи. Гитлеровцы ожидали форсирование, но никогда не думали, что первые отряды появятся именно в этом, особенно сильно укрепленном районе.

Завязался бон. Разведчики зажгли дымовые шашки. В это время на город через пролив устремились наши главные силы.

Героически действовал сержант Луговской. Первое боевое крещение он получил еще северо-восточнее своей родной станицы Крымской. Батальону предстояло тогда атаковать опорный пункт на высоте в центре вражеской позиции. Воины бросились в атаку, как вдруг из дзота застрочил пулемет.

Сержант Луговской обратился к командиру взвода лейтенанту Тюрину.

— Разрешите мне, — показал он в сторону дзота.

И, получив согласие, пополз вперед, держа в руках две противотанковые гранаты.

Менее сорока шагов отделяли Луговского от вражеского дзота, когда его заметили фашисты. Он был ранен, но, истекая кровью, приподнялся и метнул одну за другой гранаты. Вражеский пулемет умолк. Путь к атаке был проложен.

Санитары нашли сержанта невдалеке от разбитого дзота. Он лежал ничком, неловко подогнув под себя руки. Жизнь едва теплилась в его теле. Выйдя из госпиталя после тяжелого ранения, сержант возвратился в свой полк, участвовал в боях на Тамани и в Крыму.

Скупые строки боевого донесения рассказывают:

«11 ноября 1943 года при атаке позиций гитлеровцев у завода имени Войкова на окраине Керчи он сменил за пулеметом тяжелораненого наводчика и огнем поддержал атаку взвода. В бою у села Капканы отделение Луговского проникло в расположение врага. Укрывшись в доме, бойцы выдержали четырехчасовую осаду превосходящих сил гитлеровцев. Удержали позицию до подхода наших подразделений».

За проявленные в боях героизм и мужество командиру отделения сержанту Луговскому Вячеславу Емельяновичу было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Одним из первых на керченскую землю вступил батальон под командованием капитана А. П. Сороки. Отразив несколько вражеских контратак, батальон закрепился на окраине города, а потом овладел заводами имени Войкова и Кирова.

Когда подсчитали трофеи, оказалось, что батальон захватил четыре пушки, сто двадцать шесть вагонов с военным имуществом, две автомашины, много пленных.

Кровопролитные тяжелые бои с фашистскими захватчиками летом 1943 года шли на всех участках фронта.

После поражения в битве под Курском гитлеровцы пытались на Днепре остановить наступление советских войск. Но надежды гитлеровского командования рухнули. Войска Центрального фронта 21 сентября освободили Чернигов, а на следующий день начали форсирование Днепра на Чернобыльском направлении.

Войска Воронежского, Степного и Юго-Западного фронтов также развернули стремительное наступление к Днепру.

Новые страницы своей боевой истории многие части Северо-Кавказского округа писали уже на этих фронтах.

97-я гвардейская стрелковая дивизия приняла участие в сражении за Полтаву.

Здесь отличились бойцы артиллерийской батареи гвардии младшего лейтенанта Филиппа Агеева.

На огневую позицию этой батареи противотанковых орудий ринулось почти два десятка вражеских танков. Артиллеристы подбили несколько вражеских машин, но шести все же удалось прорваться. Одно орудие они раздавили с ходу. Другие пушки замолчали, так как все расчеты вышли из строя. Израненный Агеев подполз к орудию и в упор расстрелял два фашистских танка. Другие вынуждены были ретироваться восвояси.

На боевом счету Агеева только за этот день прибавилось восемь вражеских уничтоженных танков. Отважному артиллеристу, воспитаннику ленинского комсомола, было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

На другом участке фронта дивизии отличилось отделение бронебойщиков во главе с гвардии сержантом Деевым. Горстка бойцов смело вступила в единоборство с двадцатью фашистскими танками. Гитлеровцы, оставив на поле боя четыре горящие машины, вынуждены были отступить.

27 августа 1943 года на позиции нашей дивизии у села Карниловки устремились превосходящие силы врага. Батальон пехоты при поддержке тридцати танков, прорвав боевые порядки, шел в направлении огневых позиций артиллерийского дивизиона 59-го артиллерийского полка. Его командир, капитан Иван Егорович Козлов, приказал батареям подпустить фашистов на расстояние триста метров. И вот воины обрушили на фашистов снаряды. Весь батальон гитлеровцев был уничтожен, на поле боя осталось двенадцать танков противника.

В сентябре 1943 года, действуя в составе войск Степного фронта, части 97-й гвардейской стрелковой дивизии с ходу захватили по небольшому плацдарму на Днепре близ Кременчуга. Гитлеровцы сильными контратаками решили опрокинуть гвардейцев в реку. Но не тут-то было. Как и в предыдущих боях, воины не жалели жизни, чтобы помочь братьям-украинцам быстрее освободиться от фашистской чумы.

Группа, в которую входили сержант Буркут, рядовые Алгамбатов, Ковров, Пожарский и другие саперы, получила приказ командира. Им предстояло не просто переправиться через Днепр под огнем противника — они были обязаны обеспечить переправу головных отрядов пехоты.

Вскоре саперы подготовили лодки и плоты. Под покровом ночной темноты воины достигли противоположного берега, разведали место высадки и благополучно вернулись обратно. Гитлеровцы даже не заметили их вылазки. Но когда начала переправляться наша пехота, то уже не удалось достичь такой скрытности. Противник обрушил огонь из всех видов оружия. Река запенилась от разрывов снарядов. Это была страшная минута. Каждая лодка и плот служили хорошей мишенью для врага. Большую выдержку, высокое мужество проявили наши солдаты. Стойко боролись с быстрым течением Алгамбетов и Буркут. Они словно не слышали свиста пуль, грохота разрывающихся мин и снарядов. Не дрогнули и другие товарищи. Рискуя своей жизнью, они выполнили приказ командира точно и в срок. Подразделение пехоты высадилось в указанном месте. Захваченный плацдарм помог нашим войскам форсировать Днепр и нанести новый сокрушительный удар по врагу.

При форсировании Днепра бесстрашно действовали наши саперы. Сержант В. Д. Черноморец под огнем противника переправил первый десант и потом в течение двадцати часов без отдыха перевозил через Днепр бойцов, боеприпасы, продовольствие, а на обратном пути — раненых. Во время одного из рейсов лодка, в которой находилось двадцать четыре воина и четыре зенитных пулемета, попав под артиллерийский огонь, получила пробоины, несколько солдат было ранено. Не растерявшись, Черноморец дал команду солдатам заделать пробоины тряпками, а сам между тем работал веслами. Сержант Черноморец стал Героем Советского Союза.

Коммунистическая партия и Советское правительство достойно оценили подвиги советских воинов. Более двух тысяч солдат, сержантов, офицеров и генералов за успешное форсирование Днепра, за самоотверженность и героизм получили высокое звание Героев Советского Союза. Десятки тысяч воинов были награждены орденами и медалями Советского Союза.

Этой великой чести были удостоены и воины ряда соединений Северо-Кавказского военного округа. 97-я гвардейская стрелковая дивизия за смелые и решительные действия при освобождении города Кременчуга была награждена орденом Красного знамени, а за овладение Кировоградом получила орден Суворова 2-й степени.

Советские войска в 1944 году нанесли ряд сокрушительных ударов по врагу и отбросили его за пределы советской страны. По масштабам сражения особенно грандиозными были операции четырех Украинских фронтов на правом берегу Днепра против армейских гитлеровских групп «Юг», «А», в составе которых было девяносто шесть дивизий, 11200 орудий и минометов, более полутора тысяч танков и свыше трехсот самолетов.

В результате сражений были разгромлены вражеские войска в районах Корсунь-Шевченковского, Шепетовки, Черновцы, Умани, Одессы. Красная Армия на протяжении 400 километров вышла на государственную границу СССР.

Однажды надо было уточнить нумерацию немецких частей перед фронтом наших войск. Эту задачу выполнил командир разведвзвода Герой Советского Союза гвардии лейтенант В. А. Дышинский. 23 января 1944 года, возглавив группу разведчиков в ночном поиске у Терноватого Кута, он пленил фашистского солдата. Группа возвратилась без потерь. Успешно был проведен им и поиск в районе Красногвардейского рудника в ночь на 16 февраля.

В феврале 19.44 года наши части вышли на подступы к Кривому Рогу, важному опорному пункту обороны немцев. Стало известно, что гитлеровцы подготовили к взрыву плотину электростанции на реке Саксагани, в пятнадцати километрах севернее Кривого Рога. Этим взрывом гитлеровцы намеревались не только вывести из строя электростанцию, но затопить многие населенные пункты. Надо было внезапным ударом сорвать этот злодейский замысел. Для выполнения задачи специально был создан отряд в сто восемьдесят человек под командованием подполковника А. Н. Шурупова и замполита гвардии майора К. И. Нефедова. В отряд входили разведчики, саперы, автоматчики, подрывники, радисты с двумя радиостанциями, проводники из местных жителей.

Отряд незамеченным проник через линию фронта и прошел в расположение противника. 21 февраля в четыре часа утра правая группа завязала бой с противником в поселке Соколовке, а через час левая группа на восточном берегу реки Саксагани овладела поселком Стахоноским. В тот же день вечером разведчики отряда захватили пленного, который рассказал, что на западном берегу реки и за поселком Рабочий оборона немцев состоит из отдельных траншей, плотина охраняется взводом пехоты и подготовляется к взрыву, а всего в этом районе находится до батальона пехоты, усиленного орудиями и минометами.

Командир отряда решил одним подразделением сковать противника, оборонявшего плотину, а главными силами переправиться через реку южнее ее, захватить поселок Рабочий, электростанцию и плотину.

На следующий день в три часа утра отряд переправился через реку и внезапно атаковал противника.

Командир взвода 282-го гвардейского стрелкового полка гвардии лейтенант Г. М. Дьяченко первый со своими подчиненными форсировал Саксагань и ворвался в траншеи противника. На правом берегу взвод захватил плацдарм и три дома в поселке Рабочем. Противник превосходящими силами предпринял четыре яростные контратаки, но взвод прочно удерживал плацдарм, отражая натиск. Старшина А. С. Горбунов гранатой уничтожил пулеметный расчет врага и незаметно провел Группу бойцов к месту атаки. Старшина роты К. Г. Максимов в числе первых ворвался в траншею противника и уничтожил многих фашистов огнем из автомата и гранатами. В разгар боя был ранен командир роты. К. Г. Максимов под сильным оружейно-пулеметным огнем подполз к нему, вынес с поля боя, вернулся в роту и продолжал громить фашистов.

С рассветом враг решил разбить основные силы нашего отряда. Атаки противника следовали одна за другой. Под натиском немцев подразделения отряда несколько отошли и к девяти часам утра заняли круговую оборону. В течение дня они отразили семь атак и удержали занимаемый район до подхода частей 10-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Враг оставил на поле боя до ста пятидесяти солдат и офицеров. Все участники рейда награждены орденами и медалями Советского Союза, а командиру отряда подполковнику Шурупову был вручен орден Ленина.

Воины СКВО участвовали и в освобождении Николаева. Вблизи города был высажен десант морской пехоты Черноморского флота под командованием старшего лейтенанта Ольшанского. В составе отряда действовали комсомольцы северокавказцы — солдат Иван Ильич Котов, уроженец станицы Раевской, Краснодарского края, Илья Сергеевич Демьяненко, уроженец колхоза имени В. И. Ленина, Выселовского района, того же края.

Десантный отряд в ночь на 26 марта 1944 года на рыбацких лодках подошел к городу. Отряд моряков закрепился в 4-этажном здании, имея задачу нарушить управление противника, прервать его коммуникации, нанести неожиданный удар по немецкой обороне с тыла.

Против десанта гитлеровцы бросили крупные силы пехоты. Жестокий бой продолжался двое суток. Моряки отбили 18 атак, своими смелыми и решительными действиями помогли частям Красной Армии в овладении городом Николаевым. Десантники погибли, но поставленную задачу выполнили.

На месте боя ворвавшиеся в город советские воины увидели несколько сот фашистских трупов. Всем морякам десанта, в том числе И. И. Котову и С. И. Демьяненко, посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В конце марта — начале апреля 1944 года войска 3-го Украинского фронта прорвали оборону врага на реке Ингулце. В прорыв была введена конно-механизированная группа, которой я тогда командовал. Выйдя на пути отхода 6-й немецкой армии, группа нанесла ей большой урон.

В последующих боях 6-я гитлеровская армия потеряла более пятидесяти тысяч солдат и офицеров. 2230 орудий и минометов, 467 танков и самоходных орудий попали в руки наших войск.

В конце января 1944 года войска нашего военного округа в составе 1-го и 2-го Украинских фронтов участвовали в окружении Корсунь-Шевченковской немецкой группировки. 5-й гвардейский Донской казачий конный корпус, прорвав оборону противника на фронте в три километра, вышел в тыл врага, вел бои за населенные пункты — Тышаковку, Капитоновку, Ольшаны, Бурты, Топильно, Марьяновку и другие. Кавалерийские части приняли самое активное участие в уничтожении окруженной немецкой группировки.

За участие в этой операции корпус награжден орденом Красного Знамени, 11-я кавалерийская дивизия — орденом Богдана Хмельницкого 2-й степени, 12-й и 63-й кавдивизиям, 150-му истребительно-противотанковому артполку, 1896-му легкосамоходному полку приказом Верховного Главнокомандующего присвоено наименование «Корсуньские». Сотни казаков, сержантов, офицеров и генералов, награждены орденами и медалями.

Летом 1944 года советские войска не прекращали наступательных действий. В это время была освобождена Карелия, проведена одна из крупнейших операций — Белорусская, в которой разгромлено тридцать дивизий противника, уничтожено и пленено пятьсот сорок тысяч вражеских солдат и офицеров.

В результате советские войска освободили Белоруссию, значительную часть Польши, часть Литовской Советской республики, форсировали Неман и подошли к границам Германии.

Разгром немецко-фашистских войск в Белоруссии создал благоприятную обстановку для развертывания наступления Советской Армии в Западной Украине и Молдавии. В июле — сентябре 1944 года были разбиты группы вражеских войск «Северная Украина» и «Южная Украина».

При ликвидации Яссо-Кишиневской группировки двадцать две дивизии немецких войск перестали существовать, противник потерял убитыми и пленными свыше двухсот пятидесяти тысяч солдат и офицеров. В этой победе есть значительный вклад воинов-северокавказцев. Прорвав долговременное укрепление противника северо-восточнее города Яссы, наша конно-танковая группа, в которую входил 5-й гвардейский Донской кавалерийский казачий корпус, с ходу овладела городами Роман и Бузец. Удар был сильным и стремительным. Гитлеровцы сдавались в плен целыми полками во главе с командирами и штабами.

В результате наступления была освобождена Молдавская республика, советские войска устремились в глубь Румынии и Болгарии.

Осенью 1944 года Советской Армией были освобождены Прибалтийские республики и Заполярье, Закарпатская Украина.

Таким образом, в 1944 году советские войска полностью изгнали немецко-фашистских захватчиков со всей территории Украины и Белоруссии, Карело-Финской, Эстонской; Латвийской и Литовской советских республик, освободили всю советскую землю от фашистского ига.

Во всех этих боях действовали многие части и соединения Северо-Кавказского военного округа.

Не померкнет в памяти народа мужество и отвага воинов 371-го стрелкового полка 130-й стрелковой Таганрогской Краснознаменной ордена Суворова дивизии, проявленные в боях у поселка Рог, Озарического района, Белорусской ССР.

23 июня 1944 года бойцы 8-й стрелковой роты 3-го батальона 371-го стрелкового полка, пройдя по болоту под минно-артиллерийским огнем, по плечи в воде, смело атаковали гитлеровцев. Проволочные заграждения и пулеметный огонь не остановили храбрых воинов. Прорвавшись сквозь препятствия, они забросали немецкие траншеи гранатами. Ошеломленные фашисты в панике бросились бежать.

Преследуя врага, бойцы 8-й роты под командованием капитана Шалвы Ильича Чилачавы, невзирая на шквальный огонь, преодолели водную преграду, вышибли противника с позиций и закрепились на правом берегу реки Тримля и обеспечили переправу всего 371-го полка. Коммунист Ш. И. Чилачава награжден орденом Ленина, многие солдаты и сержанты — орденами и медалями.

28 июня 1944 года напряженные бои развернулись западнее реки Птичь в районе села Козел, Полесской области. В них проявили мужество, отвагу, бесстрашие воины 664-го стрелкового полка. Немцы из засады напали на 3-й батальон с правого фланга. В напряженный момент боя выбыл из строя один из командиров взвода. Положение бойцов оказалось критическим. Сержант Виктор Николаевич Бордунов из хутора Пробуждение, Мартыновского района, Ростовской области, увлекая бойцов за собой, первым ворвался в гущу фашистов. За несколько минут в рукопашной схватке немецкий отряд из восьмидесяти солдат и офицеров был наполовину уничтожен, а оставшиеся гитлеровцы бежали. Преследуя бегущих, Бордунов заметил группу почти в сто пятьдесят немецких солдат, пытавшихся обойти 7-ю роту с тыла. Видя создавшуюся угрозу, сержант со взводом стремительно атаковал превосходящего по силе противника. Фашисты в панике бросились в бегство, оставив на поле боя до сорока трупов солдат и офицеров.

В боях за Брест отвагу и мужество проявил командир батареи капитан Ю. М. Винник, уроженец города Армавира. Он поддерживал наступающую пехоту артиллерийским огнем. Солдаты батареи, установив орудия на прямую наводку, метко разили врага.

На Сандомирском плацдарме вражеская группировка наносила контрудар из района Мелеца. В отражении этого контрудара также принимали участие части СКВО. Своими смелыми и стремительными действиями они сорвали контратаку на главном направлении и нанесли врагу большие потери.

На всем нашем пути по родной земле мы чувствовали огромную и неисчерпаемую помощь всего советского народа. В только что освобожденных от гитлеровских захватчиков городах и районах начиналась новая жизнь. Всю силу ненависти к врагу советские люди вкладывали в свой труд на дело победы. Женщины, подростки, старики не покладая рук выполняли заказы фронта, ремонтировали боевую технику, изготовляли воинское обмундирование. На полях, только что очищенных от мин и снарядов, прокладывали они первые борозды. С каждым новым днем все более мощным потокам шли к нам оружие, боеприпасы, танки, самолеты, бронемашины, созданные в арсеналах советской страны на заводах Урала, Сибири, Средней Азии, где рядом с местными жителями трудились наши земляки, покинувшие вместе со своими предприятиями родные края и эвакуированные в глубокий тыл. А письма, скромные подарки, приезд делегаций — какое все это имело огромное воодушевляющее значение для наших воинов, как умножало их силы, укрепляло волю к победе!

Бескорыстная, братская помощь

В ходе зимнего наступления 1944/45 года Советская Армия освободила от врага Польшу, значительную часть Чехословакии, вывела из войны Венгрию. Советские войска овладели Восточной Пруссией, Восточной Померанией и Силезией, вышли на реки Одер и Нейсе, приступили к подготовке завершающего удара по Берлину.

Во всех этих боях советские воины проявили массовый героизм, благородное чувство социалистического интернационализма…

Государственная граница. По одну сторону — наша Родина, уже освобожденная от фашистских захватчиков.

По другую сторону — братья, еще томящиеся под гнетом фашистских палачей. Народы Европы с надеждой обращали свой взор к Советской Армии, верили, что советские люди подадут им руку и помогут избавиться от ярма гитлеровцев.

Январь 1945 года. Впереди — Висла. В ротах нашей стрелковой дивизии проходили митинги. А после них — прямо в бой.

Сражения были жестокими. Враг понимал, что настал час расплаты, и отчаянно сопротивлялся, по нескольку раз переходя в контратаки.

Но разве можно было ослабить высокий наступательный порыв советских воинов! Партия, Советское правительство поставили задачу освободить братьев поляков, чехословаков, венгров, югославов. И офицеры и солдаты делали все, чтобы с честью и достоинством выполнить приказ Родины.

14 января 1945 года рядовой 1133-го стрелкового полка М. М. Нарышев в составе роты на Наревском плацдарме пошел в атаку на сильно укрепленную оборону врага. Впереди огромное минное поле. В некоторых местах его наши саперы успели проделать проходы. Кое-где хорошо «пропахали» артиллеристы. Там же, где находился Нарышев, проходов не оказалось. Но мог ли бездействовать солдат, когда его товарищи шли на врага! И он применил опыт, знания, которые ему дала война. Наметанным глазом Нарышев на бегу определял, где лунки с минами, и ступал между ними. Бесстрашный воин одним из первых преодолел минное поле и ворвался во вражескую траншею. Он почувствовал, что ранен, но продолжал бежать вперед, прокладывая себе путь штыком, прикладом, стреляя в упор. Вдруг он увидел, что пуля сразила солдата, который нёс красное знамя. Нарышев моментально подхватил древко, и над атакующими цепями снова заполыхал красный стяг, увлекая роты на разгром неприятеля. Бой закончился полной победой советских воинов.

Преодолевая ожесточенное сопротивление противника, дивизия 4 февраля вышла на восточный берег реки Одера и с ходу приступила к форсированию водной преграды. 7 февраля уже шли ожесточенные бои за расширение плацдарма.

В январских боях 1945 года на реке Нареве успешно действовал женский авиаполк ночных бомбардировщиков, нанося непрерывные удары по фашистским складам с горючим и боеприпасами, прожекторным установкам и зенитным батареям в районах Остролен-ки, Цеханува, Пултуска, Рожан, Макува. Большое мастерство проявили экипажи Д. Никулиной, Н. Поповой, М. Чечневой, М. Смирновой, И. Себровой, Н. Худяковой.

По мере продвижения войск фронта полк доставлял передовым частям боеприпасы, горючее, вел разведку. Однополчанам помнятся героические подвиги Зои Парфеновой. Она без штурмана из рук в руки вручала нашим частям снаряды и патроны, медикаменты и гранаты. Однажды по пути Зоя заметила группу противника» заходившую в тыл нашим войскам. Мужественная патриотка, тяжелораненая, посадила свой самолет у огневых позиций наших артиллеристов, доложила о маневре врага, сдала боеприпасы и возвратилась на свой аэродром. Только после этого отправилась в госпиталь.

Летчица Наталья Меклина ночью доставляла артиллеристам боеприпасы, привязанные на плоскостях самолета. При помощи веревки сбросить их не удалось. Тогда штурман Нина Реуцкая вылезла на плоскости и сталкивала ящики руками…

На другом участке фронта также мужественно сражались воины нашей части.

Утром, на привале, командир объявил: «Впереди, в двух километрах — государственная граница». В ротах состоялись митинги. Лучшим из лучших было доверено нести в бой знамя. Этой высокой чести удостоился и рядовой Синявин.

На границе гитлеровцы перешли в контратаку. Завязался ожесточенный бой. До заветного рубежа оставалось менее ста метров. И вдруг знаменосец упал. Первым подбежал к нему комсорг роты сержант Чулков. Он взял из рук солдата знамя, высоко поднял его и устремился вперед. Развевающееся знамя придало новые силы бойцам.

Не выдержав натиска, фашисты отступили.

Вот и граница.

Воины целовали знамя, взяли по горсти родной земли и положили ее в карманы. И пошли дальше, на запад, борясь за полный разгром фашистских извергов.

Самоотверженный подвиг совершил воин этой части Василий Дмитриевич Попов. Во время одного из боев в марте 1945 года он увидел, что гитлеровцы пытаются прорваться к зданию, где находилось знамя части. Попов бросился туда и с небольшой группой солдат организовал отпор. Более четырех часов продолжался неравный поединок, пока подошло подкрепление. Знамя было спасено.

За этот подвиг В. Д. Попов награжден орденом Красного Знамени. Герой-фронтовик коммунист Попов и поныне служит в этой же части, пользуется большим уважением и почетом. Это ему солдат Э. Герасименко посвятил такие стихи:

Я не могу о нем не написать,
Прошедшему школу жизни на войне.
Мое не может сердце умолчать
О нашем задушевном старшине.
Мы им гордимся: в битвах за Отчизну
Отважным показал себя не раз,
Во имя долга, не жалея жизни,
Он Знамя боевое наше спас…

Боевое знамя… Оно всегда с воинами — в бою и ратном труде, олицетворение их славных подвигов, символ воинской доблести, чести и славы…

Выйдя за рубежи родной земли, советские воины с честью выполняли свой интернациональный долг. Они несли народам-братьям освобождение от гитлеровского ига.

Большую помощь наша армия оказала в те годы венгерскому народу, отпраздновавшему 4 апреля 1965 года двадцатилетие своего освобождения.

В Будапештской операции (январь 1945 года) принимал активное участие 5-й гвардейский Донской казачий краснознаменный кавалерийский корпус. Наши части и соединения окружили на этом участке фронта большую группировку противника. Враг чувствовал свою обреченность, но на предложения капитулировать гитлеровские генералы отвечали категорическим отказом. Не считаясь с огромными потерями в людях и технике, они бросали своих солдат в контратаки. В районе городов Татабаньи и Обарок им на короткий срок удалось немного потеснить наши части, но 11-я и 12-я гвардейские кавалерийские дивизии мощным казачьим натиском быстро восстановили положение и продолжали преследовать поспешно отходивших гитлеровцев. Надо заметить, что успешное развитие боевых операций породило у некоторых молодых воинов излишнюю беспечность. Это не могло не насторожить опытных командиров и партийные организации частей. Они стали больше внимания уделять повышению бдительности, разъяснять, что враг еще силен и коварен, смертельно раненный фашистский зверь будет отчаянно сопротивляться.

Как бы в подтверждение этих доводов противник северо-западнее Будапешта крупными силами перешел в контратаку и, потеснив наши войска, захватил важный промышленный центр Эстергом, а также город Пилишсент-Керест.

Ликвидировать этот прорыв было поручено 5-му гвардейскому Донскому казачьему краснознаменному кавалерийскому корпусу. Несмотря на гололедицу, которая в Венгрии обычно сопровождается густыми туманами, казаки в короткий срок совершили 70-километровый марш-маневр, вовремя сосредоточились в заданном районе, атаковали и разгромили врага.

13 февраля столица Венгрии — Будапешт — была освобождена советскими войсками. Наша армия золотыми буквами вписала еще одну славную страницу в свою героическую историю.

Кавалерийскому корпусу была объявлена благодарность Советского правительства и присвоено звание «Будапештский», а весь личный состав награжден медалями «За взятие Будапешта».

Свои боевые традиции донские казаки приумножили многими подвигами и в дальнейшем. Кавалеристы бороздили тылы большой группировки врага в районе Надьканижа, овладели городом Ново, а потом сражались в австрийских Альпах. Неувядаемой славой покрыли свои боевые знамена верные сыны Дона!

И вот настал, наконец, час окончательной расплаты с теми, кто вверг Европу в пучину второй мировой войны, кто обрек многие народы на тяжкие страдания. Советские войска вступили на территорию фашистской Германии, в осиное гнездо Адольфа Гитлера.

Советские воины шли не как поработители и истребители немецкого населения. У нас была только одна, самая гуманная цель — уничтожить гитлеровскую государственную машину, освободить народы всего мира от фашизма.

Мы знали, что дни гитлеровцев сочтены, но чтобы окончательно разгромить врага, нужны были немалые усилия. Солдаты и командиры, прошедшие суровую школу многолетней войны, не тешили себя иллюзиями. Каждый готов был отдать свою жизнь, лишь бы быстрее разделаться с фашизмом и навсегда избавить человечество от его возрождения.

Мужественно сражались советские воины в логове фашистского зверя. Как и раньше, с честью выполняли свой воинский долг воины частей и соединений, сформированных на территории Северо-Кавказского военного округа.

Февраль 1945 года. Передовой батальон 292-го гвардейского стрелкового полка стремительно форсировал Одер у населенного пункта Гельнерхайна. Пытаясь остановить наступление советских войск, фашисты бросились в контратаку. Батальон зацепился за небольшой плацдарм и, отбивая яростные удары противника, обеспечил переправу нашим главным силам.

Надолго запомнился воинам 113-го стрелкового Севастопольского полка жаркий бой на плацдарме у деревни Маркендорф. Позиции врага были сплошь покрыты железобетонными огневыми точками. Из каждой амбразуры непрерывно стреляли пулеметы разных калибров, орудия, в наши танки летели фаустпатроны. Траншею за траншеей отвоевывал полк, продвигаясь вглубь. Каждые два часа после яростных бомбардировок и артиллерийского обстрела гитлеровцы бросались в контратаки, но каждый раз откатывались с огромными потерями.

В особенно сложном положении оказалась рота, которой командовал коммунист старший лейтенант Е. С. Тугуши. На этом участке фашисты сосредоточили главные свои силы, много танков. После одиннадцати вражеских контратак в роте стали иссякать боеприпасы. Острый недостаток в снарядах испытывали и артиллеристы, поддерживавшие пехоту. А вражеские танки все надвигались, лава за лавой. Командир, коммунист Тугуши, не растерялся. Воспользовавшись замешательством противника после очередной неудавшейся контратаки, он с группой воинов под ожесточенным огнем собрал на подступах к окопам немецкие фаустпатроны, рассказал солдатам, как обращаться с этим вообще-то нехитрым оружием. И когда противник при поддержке танков снова бросился в контратаку, он был встречен мощным огнем. Выбрав удачный момент, Тугуши поднял роту на встречный удар, и обратил гитлеровцев в паническое бегство. На поле боя осталось более двухсот гитлеровских вояк и до двадцати сожженных танков. Семьдесят солдат противника сдались в плен.

Самое активное участие принимали воины-северокавказцы в берлинской операции. От Кубани, Дона, от бурного Терека и берегов Каспийского моря прошли они до Одера и Эльбы, неся на своих знаменах образ великого Ленина!

Вместе с танкистами через Дрезден и Рудные горы части героической 97-й гвардейской стрелковой дивизии 10–11 мая 1945 года вступили в златоглавую Прагу, изгнав из пределов Чехословакии гитлеровских захватчиков.

Никогда не померкнет слава героических подвигов, свершенных в годы Великой Отечественной войны. Беспредельная любовь к Родине, преданность делу коммунизма, сознание сыновьего долга перед народом вдохновляли советского воина в эти суровые дни, умножали его силы…

Дорогой отцов



ремя сравняло траншеи. Давно переплавлена в металл хваленая фашистская боевая техника. Восстал из пепла и руин город-герой Волгоград, залечил раны, стал еще красивее Ростов-на-Дону. Расцвели, похорошели станицы Придонья и Кубани. Сотни новых могучих заводов и фабрик воздвигнуты в краях и областях Северного Кавказа и Нижнего Поволжья. Тучные урожаи собирают колхозники и рабочие совхозов на землях, окрапленных кровью советских воинов. За двадцать лет, минувших со дня великой победы над фашистской Германией, выросло новое поколение людей. Многое забылось, но время бессильно стереть в памяти народной имена тысяч и тысяч героев, живых и павших.

Подвиги героев фронта и тыла вызывают в сердце каждого человека чувство безграничной гордости своей великой Родиной, народом, ленинской партией коммунистов, взрастившей таких богатырей. Они порождают страстное желание приумножить их боевую и трудовую славу, учиться и работать так же самоотверженно, самозабвенно и целеустремленно, как сражались те, кто вынес на своих плечах всю тяжесть войны.

Сейчас все реже встречаешь в частях и подразделениях округа ветеранов, что дрались под прославленными знаменами на фронтах Великой Отечественной войны. Но герои былых сражений незримо живут в строю. Им подражают, по ним равняются наследники боевой славы.

… Широкоплечий мужчина в коричневом пальто и стройный юноша в солдатской шинели медленно поднимаются по склону Мамаева кургана. На его вершине сквозь строительные леса вырисовываются контуры грандиозного сооружения — памятника героям битвы на Волге.

— Никогда не забудется, Петя, эта дорога, — говорит мужчина. — Земля под нами иссечена пулями, осколками бомб, мин и снарядов, обагрена кровью лучших сынов народа. Взгляни-ка на Волгу. Вон там, у острова, была наша переправа. Сколько она взяла жизней моих сверстников!.. И все-таки мы победили ненавистного врага. Победили потому, что беззаветно любили Родину, верили в правоту нашего дела, свято исполняли солдатский долг.

Как раз в твои годы мне пришлось носить военную форму. Начинал я службу тоже здесь, в Волгограде. И первую награду получил за бой в приволжских степях…

С волнением слушал рядовой Петр Кособрюхов рассказ отца. Конники сабельного взвода, которым командовал гвардии лейтенант Кособрюхов, громили фашистов на Дону, ходили в лихие кавалерийские рейды по тылам противника в предгорьях Карпат, форсировали Одер и Эльбу… А теперь настал черед служить в армии его сыну. Петру.

— Мы победили, — говорит Илья Фотиевич. — Победа досталась дорогой ценой. Два моих брата, твои дяди, погибли на волгоградской земле. Помни об этом, сын. И вот что еще хочу сказать: будь, как и мы, всегда верен воинскому долгу. Вернешься в подразделение — расскажи своим товарищам об этом разговоре. Скажи им, что отец на священном кургане вручил тебе эстафету боевой славы нашей армии. Пусть и друзья твои не забывают о героическом прошлом, служат по чести и совести, бдительно охраняют мир, завоеванный их отцами и старшими братьями.

С трудом сдерживает волнение молодой солдат. Что сказать в ответ? Отец уже знает, что он, Петр, метко стреляет из автомата и гранатомета. Его, рядового Кособрюхова, командир ставит в пример другим. Добросовестно служат и его товарищи по отделению — Леонид Гребцов, братья-близнецы Иван и Михаил Третьяковы…

— Будет, отец, так, как ты наказываешь, — твердо обещает Петр.

Идут отец и сын по Мамаеву кургану как само олицетворение преемственности поколений советских воинов, подтверждение животворной силы боевых традиций-нашей армии. Мы можем смело сказать, что «младое племя» советских воинов, приняв из рук отцов и дедов эстафету героических подвигов во славу Родины, несет ее с честью и достоинством.

Стоит только попристальней вглядеться, повнимательней прислушаться к кипучей жизни частей и подразделений, и вы непременно почувствуете, как четко и уверенно бьется пульс могучих Вооруженных Сил, готовых в любую минуту сокрушить агрессора, если тот посягнет на счастье нашего народа и его друзей-единомышленников.

Гудит ли порывистый леденящий ветер, полыхает ли обжигающим зноем солнце, назойливо ли моросит дождь — боевая учеба воинов-северокавказцев не прерывается ни днем, ни ночью. На полигонах и танкодромах, стрельбищах и стартовых позициях кипит напряженный солдатский труд. Он нелегок, суров, этот труд… Он закаляет волю человека, воспитывает мужество, выдержку, инициативу, умение и готовность преодолеть любые препятствия на пути к намеченной цели, святое Чувство товарищества.

Мне хочется рассказать о некоторых из многих и многих героев учебных будней, достойных наследников славы отцов и старших братьев.

… Хмурое, неприветливое утро. Сильный ветер клонит к воде пожелтевшие ветви деревьев, поднимает крутую волну. В этой утренней тишине берега реки кажутся пустынными. Но вот из-за поворота одна за другой вышли машины и развернулись у самого уреза воды. Еще мгновенье, и с них соскользнули понтоны. Такую же картину можно было наблюдать выше по реке еще в нескольких местах.

Началась наводка понтонного моста. Работа сложная, трудоемкая, требующая большого мастерства, смелости, физической силы. А между тем среди понтонеров есть молодые солдаты, которые впервые участвуют в учениях.

Наблюдаю за работой расчетов, которыми руководит капитан Александр Кудашкин. Боевой задор чувствуется в их действиях. Перед выходом на учения понтонеры обязались перекрыть нормативы и сейчас борются за каждую секунду.

Массивны элементы моста. Человеку с дряблыми мышцами тут делать нечего. Нерасторопность, медлительность просто недопустимы. Нужны строгий ритм, согласованность, быстрота.

Слышатся четкие распоряжения офицера Кудашкина. Это опытный понтонер. Ему не раз приходилось наводить мосты через большие и малые реки, летом и зимой, весной и осенью. Капитан хорошо знает подчиненных, их возможности и способности. На самый ответственный участок он поставил сержанта Александра Скляренко. За этим коренастым, подвижным воином трудно даже глазом уследить. Только что он стоял по пояс в воде и, навалившись грудью, удерживал понтон, и вот уже, взяв под мышку, тащит тяжелый прогон, который и двоим-то нелегко нести.

Энергия командира, как электрический ток, передается солдатам. В эти минуты они отрешились от всего, что не связано с наводкой моста. Охваченные стремлением в срок выполнить задачу, Станислав Войцеховский, Виктор Савченко, Геннадий Козодоев и другие трудятся с полным напряжением сил.

Передышки нет. Ее и не может быть, пока понтоны не заведены в линию моста и не закреплены. Ведь течение реки и сильный ветер тоже без передышки, с тупым упорством сопротивляются понтонерам.

Поединок выигрывают люди, сильные духом, умением, смелостью. Уложен последний прогон, подготовлены подъезды. Мост, как по струнке, перекинулся через широкую водную преграду. И вот уже пошли по нему, громыхая, танки, бронетранспортеры, тягачи с орудиями… Наступающие спешат на противоположный берег, на отвоеванный плацдарм, чтобы развить успех, не дать «противнику» опомниться, преследуют его до окончательного разгрома.

А понтонеры? У них короткий отдых. Словно завороженный, смотрит на проходящую мимо боевую технику старшина сверхсрочной службы Виталий Крючков. Он среднего роста, плотно сбитый, с коричневым от загара лицом. Виски его серебрятся сединой, но выглядит он молодо, бодро и ничуть не утратил воинской выправки. Старшину я знаю уже не первый год. Он инструктор-водолаз. Первое наше знакомство тоже произошло на реке. Я увидел его на борту тупорылого водолазного бота. Он стоял сосредоточенный, строгий и казался воплощением самой командирской воли. Иначе и нельзя. Малейшая нераспорядительность может привести к тяжелым последствиям.

Готовился к спуску под воду очередной воин. Новичок. Видно было, как он волнуется, надевая водолазное снаряжение. Однако на вопрос инструктора о самочувствии бойко ответил:

— Отличное, товарищ старшина.

— Надеть шлем, завернуть гайки! — скомандовал Крючков.

Солдат начал погружаться в воду. Вниз водолаз идет быстро, соскальзывая по толстому пеньковому канату. Солдат спускался молча, и Виталий Сергеевич слышал в трубке его ровное дыхание. Да и стрелка манометра показывала, что все идет нормально. Тем не менее Крючков не ослаблял внимания, следил буквально за каждым его движением, словно мать, которая учит своего ребенка делать первые шаги. Ведь человек, впервые попавший под водную толщу, встречается со множеством неизведанных ощущений. Даже самое обычное движение — сделать шаг, поднять руку — дается с трудом. И ошибись водолаз хотя в самом малом, потеряй присутствие духа — не миновать беды…

Выполнив задачу, воин поднимается на бот. Лицо солдата усталое, но довольное. Старшина делает подробный разбор, отмечает недостатки, дает советы. И в каждом его замечании чувствуются глубокое знание своего дела, огромный опыт. Около пятисот воспитанников прошло через заботливые руки Крючкова. Вот уже свыше двадцати трех лет он занимается подводными работами, из них пятнадцать лет является инструктором-водолазом. Многие его ученики навсегда избрали местом своей работы глубины «голубого континента».

Сколько воспоминаний связано у Виталия Сергеевича с работой под водой за время службы в армии!

1942 год. Осаждённый Ленинград. Вместе с товарищами тогда еще молодой специалист Виталий Крючков десятки раз спускался на дно Невы, чтобы разведать место для постройки моста на жестких опорах. С тех пор — неотлучно в армии, бессменно на своем посту. На его пути были Нева и Днепр, Висла и Одер, Дунай и Эльба, Нейсе и Шпрее. В общей сложности Виталий Сергеевич провел под водой две тысячи пятьсот часов. Это более ста суток! Вместе с другими саперами старшина прокладывал советским войскам путь на запад к победе.

На Одере саперы с помощью водолазов построили через реку мост. В тот момент, когда по нему начали переправляться танки, налетела фашистская авиация. Прямым попаданием бомбы разрушило пролет. Один из танков, не успев затормозить, с ходу полетел в реку.

Водолазам было приказано поднять затонувший танк. Когда они спустились на дно реки, оказалось, что танк перевернулся и лежал на башне. Это усложнило работу. Необходимо было забраться в отделение механика-водителя и выключить скорость. Сделать это взялся Виталий Крючков.

Как выдалось «окно» между бомбежками, Крючков пошел на глубину. Вот и стальная громадина танка. Большие усилия потребовались от воина, чтобы открыть люк, а затем залезть в отделение механика-водителя, отыскать педаль и поставить скорость в нейтральное положение. Крючков пробыл под водой больше положенного времени. Силы, казалось, оставляли его, одолевала испарина, и кто-то невидимый потихоньку сжимал горло. Дышать становилось все труднее. Но воин не поднялся наверх до тех пор, пока не выполнил задачу.

А сколько еще было подобных случаев! Жизнь как будто нарочно ставила на пути воина испытания одно другого сложней и опасней, словно хотела проверить: «А, может быть, ты согнешься, может быть, свернешь с дороги?» Но Виталий Сергеевич делался все более стойким.

Девять правительственных наград украшают его грудь — достойная оценка его фронтовой доблести, смелости, верности воинскому долгу.

Глядя на молодых солдат, Виталий Сергеевич задумчиво говорит:

— Вот где постигаются азы героизма, закладываются основы подвига. Достойная смена нам, ветеранам, растет. Сегодня мне особенно понравился сержант Александр Скляренко. А ведь, помню, пришел к нам в подразделение робким пареньком, силой не отличался. А сейчас — богатырь! Вот что делают с человеком настойчивые тренировки и борьба с трудностями.

Вылита из сапог вода. Сушится на ветру обмундирование. Холодно. Но согревает этих удивительно крепких и выносливых людей сознание честно исполненного долга. Невольно думалось, что частицу своей щедрой души, ощущение, счастья ратного труда передал этим молодым бойцам коммунист старшина Виталий Крючков. Да, достойные у нас наследники. Они не оплошают, не подведут и в настоящем бою, отдадут все силы, а если потребуется, и жизнь, «о выполнят приказ командира, приказ Отечества.

На одном из тактических учений каждый, кто следил за действиями воинов, мог еще и еще раз убедиться в правоте слов «азы героизма в учебе».

…Танки рассредоточились вдоль лесной полосы. В экипажах идут последние приготовления к бою. Лейтенант Николай Кищенко уточняет по карте маршрут движения. Предстоит глубокий маневр — надо выйти в тыл опорного пункта «противника» и во взаимодействии с другими подразделениями овладеть им. Интересный и смелый замысел! Но чтобы осуществить его, нужно совершить марш на значительное расстояние и в крайне ограниченное время. К тому же по условиям учений по «противнику» будет нанесен «ядерный» удар и образуется обширный район радиационного заражения. Все это осложняет поставленную танкистам задачу.

Приземистые танки, кажется, с нетерпением ждут сигнала, чтобы рвануться с места. Ждут сигнала и люди. Вот из люка механика-водителя проворно выскочил сержант Геннадий Сердюков. Вытерев ветошью перепачканные руки, он докладывает:

— Товарищ лейтенант, все готово!

Николай Кищенко смотрит на часы. Стрелка неуклонно приближается к заветной цифре «восемь».

— По машинам!

Ровно в восемь ноль-ноль где-то в обороне «противника» взвилось ввысь грибовидное облако «ядерного» взрыва. И сразу же раздались рокот двигателей и лязг гусениц. Покачивая стальными хоботами орудий, танки один за другим выходят из-за лесополосы.

Начался марш. И хотя местность изобиловала лощинами, балками, оврагами, сержант Сердюков и другие механики-водители уверенно вели боевые машины. Воины знали: чтобы не дать «противнику» опомниться от «ядерного» удара, нужен стремительный натиск. Поэтому даже на труднопроходимых участках танкисты двигались на максимальной скорости.

Километр за километром оставались позади. Неожиданное появление танков вблизи опорного пункта застало «противника» врасплох. Он не думал, что танки могут обойти высоту с этой стороны, считал здесь местность непроходимой. Боевое охранение «противника» не успело оказать серьезного сопротивления. Казалось, теперь уже ничто не может препятствовать стремительному маневру танкистов. Но неожиданности и опасности поджидали их на каждом шагу.

На пути своего отступления «противник» устраивал завалы, «заражал» местность, чтобы задержать наступающих, выиграть время. Особенно большие надежды он возлагал на широкую водную преграду. Высланный вперед дозор доложил, что мост через реку разрушен, брода нет. Это осложняло задачу. Командир принял решение: форсировать реку по дну.

Такое решение не было для воинов неожиданным. У них имелось все необходимое на случай, если придется вести танки под водой, а главное — личный опыт подводного вождения.

— Прошли сквозь огонь, пройдем и сквозь воду, — озорно сверкнув глазами, сказал своим подчиненным лейтенант Кищенко, сам в прошлом отличный механик-водитель, а до этого слесарь одного из ростовских заводов.

И вот уже танки на максимальной скорости несутся к реке. Первым опускается в воду танк, которым командует лейтенант Николай Кищенко. Машина постепенно погружается в воду. Набежавшая волна скрыла сначала ствол орудия, а потом и башню. Теперь только по воздухопитающей трубе можно определить, где находится танк, с какой скоростью идет по дну реки.

С берега видно, что танк строго выдерживает на «правление и скорость… И вот, словно морское чудовище, машина появляется у противоположного берега. Натужно гудя двигателем, танк стремительно рассекал бронированной — грудью толщу воды. Теперь он уже на берегу и мчится в бой за овладение плацдармом. За ним вторая, третья машины…

Танкисты лейтенанта Кищенко проявили на этом учении завидное мастерство, смелость, бесстрашие. Взвод молодого офицера — один из лучших в части. Но нет покоя в душе лейтенанта. К каждому занятию он подходит с фронтовой меркой, воспитывает мужественных и волевых защитников Родины.

У каждого воина есть любимый герой, на которого он равняется, кому стремится подражать во всем. У одних это Николай Островский, у других — Александр Матросов, у третьих — Юрий Гагарин. Пламенные сердца этих героев, как факелы, как пылающее сердце Данко, освещают жизненный путь воинов.

С детских лет они стали любимыми и для курсанта Ейского авиационного училища Бориса Хмары. Но перед ним был еще один самый близких пример для подражания — его отец.

Военный летчик подполковник Константин Михайлович Хмара прошел славный боевой путь. Как радовался Борис, когда по торжественным дням отец надевал парадный мундир со всеми орденами и медалями! Он любил слушать отца. Ведь за каждым орденом — подвиг!

Когда после окончания школы перед Борисом встал вопрос, по какой дороге идти дальше, он, не задумываясь, решил посвятить свою жизнь авиации, стать военным летчиком. Уже после первого самостоятельного полета летчик-инструктор сказал о нем:

— Замечательный будет авиатор!

Борис понимает, что эти слова ко многому обязывают, и старается их оправдать. Не так давно ему пришлось вести учебный воздушный бой. За «противника» действовал опытный летчик. В этом бою курсант Борис Хмара продемонстрировал высокую выучку.

Может гордиться своим сыном подполковник Хмара. Борис не уронит его славы, он достойно несет эстафету солдатского мужества.

Так уж повелось у нас, что сыновья идут дальше отцов. Иначе и быть не может. Это закон. Помните слова великого русского полководца А. В. Суворова: «Возьми в пример героя, следуй ему, поравняйся, обгони — слава тебе».

Курсант Борис Хмара летает, конечно, уже не на тех самолетах, на которых летал его отец. В его руках более сложная техника — сверхзвуковой ракетоносец. И готовится он стать не просто военным летчиком, а летчиком-инженером.

Идти дальше, добиваться большего — этого требует сегодняшний день не только от авиаторов, но и от ракетчиков, танкистов, саперов, операторов радиолокационных станций, мотострелков, от воинов всех родов войск. Отрадно видеть, что наши воины полны решимости быть на высоте современных требований.

В одной из частей служит у нас офицер Владимир Хрустицкий — сын известного героя Отечественной войны, командира танковой бригады Владислава Хрустицкого, павшего в боях за Ленинград смертью храбрых. Его сын тоже стал офицером-танкистом. Могучими грозными машинами повелевает сын комбрига. Добрая молва идет о нем в части. Уважение товарищей он завоевал трудолюбием, отличным знанием танковой техники. Это — главное, что помогает ему вести подчиненных от рубежа к рубежу, вперед и вперед. Владимир Хрустицкий хорошо понимает людей, знает, что их радует, тревожит, чем они живут.

Мне не раз приходилось наблюдать этого грамотного волевого и энергичного командира на учениях. И я заметил, что он умеет быть всегда там, где труднее, где больше всего нужны его опыт и знания. Человек глубоко партийный, Хрустицкий трудится рука об руку с коммунистами, комсомольцами. Они помогают ему определять главные направления в работе, находить смелые и верные решения, шагать в ногу с жизнью. Он учит солдат, сержантов и офицеров не только виртуозно управлять боевыми машинами, вести огонь без промаха, но и любить Родину, ненавидеть ее врагов, понимать высокий смысл ратного армейского труда. Да, подполковник Владимир Хрустицкий шагает по стопам отца-героя!

Каждый раз, когда я смотрю на наших офицеров, невольно думаю: как они изменились за последние годы, выросли, как быстро овладевают искусством обучения и воспитания. Теперь уже никого не удивляет, если командир роты или батальона днем сидит за рычагами управления танка, стреляет из орудия, проводит занятия по материальной части ракеты, а вечером, когда над военным городком опускаются, сумерки, выступает с лекцией по вопросам марксистско-ленинской теории, участвует в читательской конференции, руководит диспутом на темы этики или эстетики.

Словно поросль, поднимается, крепнет с каждым днем, набирает силы офицерская молодежь. В большинстве своем это высокообразованные, пытливые люди. Недавно за отличные показатели в боевой и политической подготовке и освоение новой сложной техники награжден орденом Красной Звезды старший лейтенант Юрий Иванович Калмыков — один из тех, кого мы с гордостью называем героями мирных дней.

Хочется рассказать о нем несколько подробнее.

… 1919 год. Бои под Касторной. Дрожит земля, избитая снарядами. Тусклым, бесформенным светляком висит на небе солнце, закрытое пороховой гарью. Скоро, минут через десять, рота пойдет в атаку. О чем думают солдаты в это мгновенье? Прислонившись спиной к стенке окопа, пишет что-то буденовец Иван Нестерович Калмыков. «Хочу быть коммунистом…» — выводит Иван Нестерович рукой, отвыкшей от карандаша.

В годы Великой Отечественной войны член партии с 1919 года Иван Нестерович Калмыков воевал вместе со старшими сыновьями, дочерью и женой. Все силы отдали они, чтобы чистым было небо Родины.

В других условиях вступал в партию младший сын Ивана Нестеровича Калмыкова — Юрий Иванович. Но те же чувства вели его в партию, двигали его сердцем.

«Прошу принять меня в члены КПСС, — писал он в заявлении. — Выполняя свой долг перед Родиной, перед своим народом, я всеми мыслями с родной Коммунистической партией. Сейчас, когда наша страна во всю свою мощь уверенно идет по пути строительства коммунизма, мне хочется быть в авангарде ее строителей и защитников. Заверяю, что в борьбе за идеи ленинской партии я не пожалею своих сил, а если потребуется, то и своей жизни».

В нашем округе Юрий Калмыков был, можно сказать, пионером в освоении ракетного оружия. Он окончил обычное артиллерийское училище, командовал взводом в артбатарее. И вот его назначили начальникам пусковой установки. О ракетах Калмыков имел лишь общее представление. Не в лучшем положении находились и подчиненные лейтенанта. Они тоже пришли в ракетное подразделение из наземной артиллерии.

На кого опереться? Были среди воинов два коммуниста. С ними и решил Юрий Иванович побеседовать в первую очередь.

— Мы с вами, как строители, прибывшие на пустырь, — сказал он. — Чтобы построить здание, они закладывают фундамент. Вот и нам нужно начать с того же. Мне представляется, что таким фундаментом будут наши глубокие технические знания. Без них мы — рабы ракеты, а обязаны стать ее повелителями.

Коммунист Калмыков понимал, что пример подчиненным обязан показать сам. В те дни Юрий Иванович работал, как одержимый. Возвращаясь после хлопотливого дня домой, он до поздней ночи засиживался за технической литературой, схемами, формулами. И первым в подразделении успешно сдал экзамен на классного специалиста.

А как шла учеба у подчиненных? Как-то после очередного занятия по материальной части к лейтенанту подошел ефрейтор Владимир Майстровой.

— Не дается мне вся эта ракетная премудрость, товарищ лейтенант, — признался он. — Прошу походатайствовать о переводе в артиллерийскую батарею…

Офицер внимательно поглядел на воина:

— Знаете, у меня еще совсем недавно было такое же настроение. Потом подумал: а кто же за нас будет осваивать ракетное оружие? Я — коммунист, вы — комсомолец. Какое же мы имеем право уходить с передовой линии?

После этой беседы Калмыков дал ефрейтору индивидуальное задание, потом проверил его, снова дал задание. Когда Майстровой первый раз уложился в норматив при выполнении своих обязанностей и не допустил ошибок, Калмыков поощрил его. И Майстровой поверил в свои силы, а со временем стал замечательным специалистам.

В труде и учебе сплачивался коллектив, раскрывались способности людей. В ряду тех беспокойных, наполненных большими заботами дней было немало волнующих и радостных. Как-то вечером зашел в канцелярию секретарь комсомольской организации.

— Хочу доложить о ефрейторе Ихно, — сказал он.

«Опять что-нибудь набедокурил, разве мало с ним пришлось повозиться…» — мелькнуло в голове Калмыкова.

— Приспособление он изготовил, товарищ лейтенант. Отличное! Хотите посмотреть? — договорил комсомольский вожак.

То, что увидел Юрий Иванович, удивило и растрогало его. Приспособление, сделанное руками ефрейтора Ихно, вдвое сокращало время на проведение одной из операций при подготовке ракеты к пуску. Молча стоял лейтенант перед устройством, тепло думая о человеке. Значит, растаяла в нем льдинка равнодушия, появилась забота об успехах коллектива.

… На стартовой позиции завывает ветер, метет поземка. Гигантской стрелой замерла на своем ложе закутанная в чехлы ракета. Звучит сигнал подготовиться к пуску. Закипела работа, размеренная, точная, без сутолоки и шума. Калмыков видит обветренное худощавое лицо Владимира Майстрового, его сосредоточенный взгляд. Воин действует быстро, но спокойно. Неподалеку от него — рядовой Юрий Ляшенко, рослый крепыш. Руки солдата быстро и сноровисто производят необходимые операции. Рядом — ефрейтор Ихно, даже губу прикусил от, волнения.

— Готово! — докладывает Майстровой.

— Готово! — Это голос ефрейтора Ихно.

Еще мгновение, еще один придирчивый взгляд командира. Никаких замечаний.

Уходя в укрытие, воины невольно оглядываются назад. Ракета замерла, готовая к прыжку.

Нажата кнопка. Щелчок. Упругая струя пламени вырвалась наружу, забушевало, загремело все вокруг. Незабываемый момент! Юрий Иванович стоял в укрытии, взволнованный, гордый, восхищенный. Ведь это первый в его жизни боевой пуск ракеты. Такое не забывается.

И вот сообщение:

— Цель поражена. Оценка «отлично».

С тех пор не раз проводил расчет боевые пуски. И всякий раз с оценкой «отлично».

В конце прошлого года старшего лейтенанта Калмыкова выдвинули на должность командира ракетной батареи. Человек беспокойной души, требовательный к себе, внимательный к людям, он успешно справляется с этими новыми ответственными обязанностями.

В числе тех, кто удостоен высокой правительственной награды, лейтенант Василий Егорович Красников. Три года танковый взвод, возглавляемый им, носит звание — отличный. Сам офицер, командиры танков, наводчики, механики-водители — классные специалисты, все воины — спортсмены-разрядники. Вот что кроется за предельно лаконичными строками Указа Президиума Верховного Совета СССР: «За отличные показатели в боевой и политической подготовке и успешное освоение новой сложной боевой техники…»

В годы Великой Отечественной войны храбро сражался с врагом рабочий кирпичного завода из поселка Октябрьский, Краснодарского края, Аюб Евтых. Кровью своей он завоевал счастье сыну. А сейчас в одной из наших частей служит Родине, оберегает мирный труд советских людей Дзигашт Евтых — сын Аюба. Далеко за пределами части известно его имя, хотя ни сам Евтых, ни его подчиненные не совершили геройского подвига. Но если разобраться, разве всесторонне подготовиться к бою, научиться отлично владеть техникой и оружием — не тот же подвиг! Подумать только, сколько труда, душевных сил, горячей увлеченности вложил Дзигашт Евтых, чтобы вывести свой танковый экипаж в число отличных!

…Механик-водитель Владимир Потемкин прибыл в экипаж старшего сержанта Евтыха из учебного подразделения. Первое время он был тихим, стеснительным, не вступал в разговоры с товарищами. Евтыху, человеку по натуре общительному, открытому, по южному пылкому, не понятна была такая замкнутость. «Не от мира сего какой-то», — думал он про Потемкина.

Недели через две рота выехала на танкодром. Настала очередь вести машину Потемкину. И тут воины увидели, как танк на первом же препятствии завалился на бок.

Смущенный и растерянный, Потемкин вылез из машины.

— Вы что никогда не водили танк? — не на шутку рассердился Евтых.

Солдат чуть не со слезами на глазах проговорил:

— Если разрешите, от машины не уйду, днем и ночью тренироваться буду. Ведь я еще до армии мечтал танк водить…

Евтыха обрадовала эта решимость: «Вот тебе и тихоня. Да он парень настойчивый». Дзигашт даже упрекнул себя, что не смог раньше «раскусить» солдата.

— Хорошо. Раз желание есть, успех придет, — уверенно заключил Евтых.

Теорию вождения Потемкин знал неплохо. Ему не доставало лишь собранности, выдержки, способности к длительному физическому напряжению. Когда он садился в танк, его охватывала робость, руки суетливо бегали по механизмам управления, казалось, пропадали слух и зрение. Хотелось открыть люк, а Евтых требовал: «Закрыть!»

Однажды на полевых занятиях Потемкин заметил, как стрелка манометра поднялась, показывая перегрев воды. Он замедлил ход. Вскоре командир танка потребовал вновь увеличить скорость. Но Потемкин не услышал его. Оказалось, что он забыл переключить нагрудную колодку переговорного устройства. Евтых не оставил и этого без внимания.

— Для танкиста не так страшен враг, как собственная растерянность. Она может легко погубить, — сказал он воину.

Повышая требовательность, старший сержант в то же время охотно помогал механику-водителю. Если случалась неполадка, сам брал инструмент и лез в танк. Ведь он настоящий знаток техники, умеет не только отлично стрелять, но и водить танк.

На первых порах, даже после небольшого марша, Потемкин очень уставал. Хотелось прилечь, отдохнуть, но надо было осмотреть машину. Танкист подавлял минутную слабость и делал то, что нужно. С каждым днем механик-водитель чувствовал себя все более уверенно. Способность всегда быть готовым к действию становилась привычкой, чертой характера. В напряженном труде крепло его мастерство. Он научился расчетливо, умело «играть» скоростями, владеть динамикой танка. Однажды Потемкин вел машину в атаку по бездорожью.

— Впереди ров, — предупредил его Евтых.

— Вижу.

Потемкин быстро, на глаз определил ширину рва. «Сходу перемахну,» — решил он, переключил передачу и на высшей скорости преодолел ров предельной ширины.

Потом на привале Дзигашт Евтых удивленно глянул на Владимира Потемкина, спросил:

— Не боялись рисковать?

— Какой же это риск? Я сначала все в уме прикинул, рассчитал, — ответил водитель.

Потемкин, наверное, и сам не замечал, как постепенно, в буднях учебы, под влиянием старшего сержанта крепла его воля, мужал характер, росло мастерство.

Терпеливо и настойчиво воспитывал Евтых каждого своего подчиненного. Однажды наводчика Джафара Гасанова постигла неудача: обычно меткий стрелок на этот раз допустил ошибку. А ведь перед посадкой в танк он заверял Евтыха: «Полный порядок будет!» Зная принципиальный характер командира танка, солдат ждал от пело крутых слов. Но все обернулось иначе. После стрельбы Евтых собрал экипаж. Гасанов бросил взгляд на командира, стараясь угадать его настроение. Но на сухощавом лице старшего сержанта трудно было что-либо прочесть. Только руки, огрубевшие от частого общения с металлом, выдавали волнение. Постукивая пальцами по броне, Евтых как бы вслух размышлял:

— Конечно, плохо. Слово дали, а не сдержали. Но виноват не только Гасанов. Давайте пройдем по маршруту, посмотрим, где, кто и какие неточности допустил.

Непосредственно на местности воины разобрали свои действия, выяснили, что механик-водитель не совсем удачно выбирал «дорожку», а заряжающий Адыл Аллаяров перед одним из выстрелов замешкался.

— Из этого случая мы все должны извлечь урок, — сказал Евтых.

Подготовка к следующей стрельбе была для экипажа настоящей школой. Танкисты учили и проверяли друг друга, добивались согласованности всех действий. И очередная стрельба принесла успех. Первыми снарядами и пулеметной очередью были поражены цели.

Казалось, обыденные дела, ничем не примечательные факты. Но в совокупности они рисуют картину настойчивой борьбы с трудностями, картину роста людей, их возмужания.

Многое можно рассказать о том, как члены экипажа вместе ходят в кино, в театр, как обсуждают увиденные фильмы и прочитанные книги и что нет у них друг от друга секретов. Все это — и отличная учеба, и общественная активность, и товарищеская спайка — стало нормой поведения членов экипажа. Думаю, что прав был командир, который в теплом письме отцу Дзигашта Евтыха, писал: «Можете гордиться своим сыном, Аюб Амерзелович, к вашей фронтовой славе он добавляет новую — славу ратного труда в мирные дни».

Отцы и сыновья… Кто-то, мудрствуя лукаво, говорит о каком-то конфликте между ними, пыжится доказать, что у сыновей иные устремления, что в наше время молодое поколение не способно подняться до вершин самопожертвования во имя идеи, во имя блага Родины, во имя ближнего человека.

Сама жизнь убедительно опровергает эти утверждения, камня на камне не оставляет от надуманной проблемы отцов и сыновей. Наша армейская жизнь, как и жизнь всей нашей страны, полна примерами того, как молодежь достойно продолжает дело своих отцов. Мы, люди старшего поколения, можем гордиться нашей сменой!

Мужественные сердца

В годы Великой Отечественной войны американская газета «Вашингтон пост» отмечала: «Дрожишь при одной мысли о том, что могло бы произойти, если бы Красная Армия рухнула под напором наступавших германских войск или если бы русский народ был менее мужественным и неустрашимым».

Советский народ, его армия действительно решили задачу всемирно-исторического значения. Поднявшись на защиту Отечества, советские люди показали в битве с врагом непревзойденные мужество и отвагу. И сейчас ради того, чтобы родную землю не опалило мертвящее дыхание ракетно-ядерной войны, молодое поколение советских воинов приняло на себя по велению долга и сердца самые многотрудные обязанности. Советские солдаты, сержанты и офицеры не жалеют ни времени, ни сил, совершенствуя боевое мастерство.

Мужество, упорство, дисциплина, готовность к подвигу и сейчас, в дни мира, состоят на вооружении нашего воина. В подтверждение этого можно привести множество примеров.

… Несчастье свалилось неожиданно. Работница Волгоградского мясокомбината Валентина Серова заболела гриппом. Болезнь посчитала пустяковой, решила перенести на ногах. И не думала Валентина о том, какая опасность подстерегает ее. Грипп дал осложнение: начался острый лейкоз — заболевание крови. В областной больнице забили тревогу. Для спасения жизни девушки нужно было срочно ввести костный мозг. Позвонили в райком комсомола, оттуда — в воинское подразделение.

— Кто желает дать свой костный мозг для спасения жизни больной? — обратился к личному составу майор медицинской службы Чигарков.

Минутная тишина. Молчание. И вдруг поднялся лес рук.

На комиссию врач отобрал двадцать пять человек самых крепких, самых здоровых. Они поехали в областную клинику. Брали кровь у всех, но нужная группа оказалась только у одного — рядового Николая Неволько. «Будет сложная операция, — предупредил его врач. — Подумайте. Я не могу настаивать».

— Я готов, — решительно сказал воин и лёг на операционный стол.

Обжигающая боль пронизывает все тело. Но солдат не вскрикнул, не застонал. В те минуты перед его мысленным взором стояли воины — герои войны, на которых он равняет каждый свой шаг.

— Нужно выдержать, непременно выдержать, — твердил Николай. — Ведь девушке угрожает смерть.

Костный мозг, отданный воином, помог сохранить жизнь Валентины Серовой.

Кто же этот солдат, о котором с гордостью и любовью говорят волгоградцы? Обыкновенный юноша, комсомолец, отличник учебы. Но благородный подвиг его не случаен. Он подготовлен всей его жизнью, зародился еще в то время, когда по призыву партии 17-летний паренек добровольно поехал по комсомольской путевке поднимать целину. Там он не только работал, но и учился, окончил школу животноводов и поступил на заочное отделение зооветеринарного института. После первого курса подошло время призыва в армию. Здесь, в армии, еще больше возмужал и окреп характер человека.

Когда после операции в палату пришел командир и вручил Николаю Неволько ценный подарок, то он сказал:

— А за что? Я же ничего особенного не совершил. Помочь Валентине изъявили желание многие мои товарищи, а повезло мне одному…

И это было сказано так просто, так убедительно, что командир на мгновение забыл, что перед ним человек, совершивший настоящий подвиг.

Вот он, волнующий пример того, как благородные принципы морального кодекса строителя коммунизма уже сегодня входят в нашу жизнь! Вот она, красота души советского воина!

В прошлом году в газетах был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении воина-северокавказца старшего сержанта Ночевко А. 3. орденом Красной Звезды.

Старший сержант Александр Ночевко проводил свой краткосрочный отпуск в колхозе «Почетный труд», Литовской ССР. После работы на уборке сена он пришел на берег озера. Здесь купались дети, плавали на плоту.

Вдруг раздался отчаянный крик:

— Спасите! Спасите! Тонет…

Рядом с плотом то появлялась, то исчезала под водой головка девочки. Александр Ночевко немедленно бросился в воду в обмундировании. Плыл воин изо всех сил и вскоре был у плота. Но девочка уже скрылась под водой. Старший сержант нырнул раз, другой, третий… Озеро было глубоким. Наконец он нашел бездыханное тело девочки. Подплывшие на плоту дети подхватили свою подругу, которая вскоре пришла в сознание.

От плота до берега расстояние было большое. Сделать попытку залезть на плот Александр не решился: плот мог перевернуться, и тогда опасность нависла бы над всеми детьми. И он поплыл к берегу. Но достичь его у воина уже не хватило сил. Александр Ночевко утонул.

Так ценой собственной жизни советский воин спас двенадцатилетнюю девочку Региту Рудзинскую. Старший сержант Ночевко похоронен с воинскими почестями на литовской земле. На его могиле всегда живые цветы.

А сколько подвигов в мирные дни совершают наши труженики-саперы.

…Обыкновенная канцелярская книга. В таких обычно учитывают поступление и расходование материальных ценностей. Но в этой книге записи совсем иного характера. Здесь своеобразный учет отваги и доблести воинов, их подвигов.

«На территории завода обнаружена мина. Просим прислать специалистов». Следуют дата, часы и минуты. «Строители жилого дома просят оказать помощь: в котловане найдены снаряды»… «Во дворе детского сада найдена мина. Срочно приезжайте…»

Таких записей многие десятки. И против каждой стоит лаконичное: «Выполнено». Дальше следует подпись — чаще всего: «Капитан И. Попов».

Давайте расшифруем некоторые записи, послушаем короткие рассказы о том, что скрывается за словом «Выполнено».

Весенним днем дежурный по подразделению, ответивший на телефонный звонок, записал в книге: «На одной из улиц города при расчистке участка для новостройки экскаватором выкопан снаряд. Работа прекращена. Строители ждут помощи».

Капитан Попов с группой солдат немедленно выехал на место. Снаряд быстро обезврежен. Но один ли он тут находился? Воины-саперы взяли себе за правило — тщательно обследовать весь участок, где найден взрывоопасный предмет. Вот и сейчас они шаг за шагом проверяют площадку. Так и есть: миноискатель показывает, что в земле металлические предметы.

Установлено оцепление, и воины принимаются за раскопки. Работать надо чрезвычайно осторожно. Снаряды, мины, бомбы, пролежавшие много лет в земле, представляют большую опасность. Иногда достаточно лишь попытаться тронуть их с места, как произойдет взрыв. Капитан Попов хорошо знает, какая разрушительная сила таится под оболочками, изъеденными ржавчиной. Он предельно внимателен.

С утра до темноты, под проливным дождем трудились воины. Они выкопали и обезвредили на том участке 1127 снарядов, семьдесят пять мин и шестьдесят гранат. Здесь у гитлеровцев был склад боеприпасов.

Двадцать лет жители соседних домов ходили через двор, не подозревая, какая опасность таится в земле. Легко понять, как горячо благодарили они советских воинов, которые, рискуя жизнью, очистили землю от фашистского «наследия».

Сколько раз капитан Попов слышал теплые слова благодарности! Взять хотя бы случай, который произошел во дворе дома рабочего Будагина. Потребовалось человеку выкопать ямку. Копнул — наткнулся на мину. И вот сюда приехал капитан Попов. Осмотрел находку.

— Поищем еще, — сказал он.

У самой стены дома был найден засыпанный землей старый немецкий блиндаж, а в нем — сто восемьдесят снарядов, сто пятьдесят мин и пятьдесят шесть гранат. Когда хозяин дома увидел эти смертоносные остатки войны, у него ноги подкосились от страха.

— Век вас не забуду, — со слезами на глазах сказал он офицеру.

А разве можно забыть тот день, когда саперы ликвидировали бомбу, обнаруженную рабочими в котловане. Оболочка ее проржавела. По всем существующим правилам бомбу следовало подрывать на месте. Но рядом — жилые дома.

— Будем откапывать и вывозить! — распорядился Попов.

Бомба оказалась замедленного действия. Когда ее грузили в машину, внутри вдруг начал работать часовой механизм.

Тут было отчего оцепенеть. Все смотрели на капитана Попова. А офицер был внешне спокоен, ни один мускул не дрогнул на его лице.

— Повезем, — сказал он и сел в кабину автомобиля.

Бомба была подорвана. Но не там, где обычно, а в первом же удобном месте. Часовой механизм ее не успел сработать. Но какой был риск, какая выдержка и мужество!

Четырнадцать лет Иван Тихонович Попов воюет со смертью, притаившейся в земле после минувшей войны. Делает он свое дело уверенно, спокойно, с безукоризненной точностью. Этому он учит и своих подчиненных. Им воспитано немало настоящих специалистов-подрывников. Таковы Сурен Тарасян, Виталий Обещенко, Алексей Терехов, Борис Бакчанов, Иван Ганько. Все они комсомольцы. Вместе с командирам смело берутся за выполнение самых трудных и опасных задач. Работают умело, с ювелирной точностью.

В редкие дни, когда не поступает ни одной заявки на разминирование, капитан Попов и его боевые друзья выезжают в места, где гремели бои, и метр за метром обследуют поля. Только в прошлом году они очистили от взрывоопасных предметов более двух тысяч пятисот гектаров земли. Ими найдено и обезврежено более пяти тысяч бомб, мин и снарядов.

Таковы будни капитана Попова и его подчиненных, будни самоотверженного труда, мужества, воинской доблести.

На всю страну сейчас известно имя еще одного воина-северокавказца младшего сержанта Анатолия Жигалова. В Указе Президиума Верховного Совета СССР сказано: «За отвагу и мужество, проявленные при оказании помощи дружественному алжирскому народу по разминированию территории Народной Демократической Алжирской Республики наградить орденом Красной Звезды… младшего сержанта Жигалова Анатолия Федоровича…»

Когда Анатолию Жигалову сказали, что ему предстоит поездка в Алжир, он вначале даже не поверил. Жигалов слушал офицера, и перед его мысленным взором вставали сожженные города и деревни, сотни, тысячи замученных алжирских патриотов. Казалось, что он воочию видит протянувшиеся вдоль границ бесконечные минные поля, названные «полосами смерти». Ширина их от трех до пятнадцати километров. По три-четыре тысячи всевозможных мин на каждом километре.

Как сообщил офицер, империалисты пытались нажиться на проблеме разминирования алжирской земли. Одна западноевропейская фирма потребовала от правительства Алжира два миллиарда франков, чтобы разминировать территорию. Советское правительство-решило произвести разминирование безвозмездно.

Офицер не скрывал трудностей, рисуя картину предстоящих работ:

— Вы можете отказаться, товарищ Жигалов.

— Не могу отказаться, — твердо ответил Анатолий. — Считаю для себя большой честью участие в разминировании алжирской земли.

… Вот оно, минное поле. Высокая трава. Металлические колья. Колючая проволока. Первым повел танк через минное поле Иван Бутерлакин. Совершенно случайно не произошло ни одного взрыва. Саперы Николай Пискорский и Виктор Толузаров прошли по следу гусениц. Они перерезали проволоку, протянули стальной трос, один конец которого прикрепили к проскочившему на ту сторону минного поля танку, другой конец прикрепили к машине, стоявшей на этой стороне.

Вперед! Земля задрожала под богатырской поступью бронированных машин. Трос стал выворачивать железные колья, сматывать в клубок проволоку. Раздался первый, второй взрывы… Над потрескавшейся светло-бурой землей поднялось огромное облако дыма и огня.

В метрах трехстах танки остановились. Теперь по очищенной от кольев и проволоки ленте повел свою машину Анатолий Жигалов. Еще больший грохот наполнил все вокруг. Танк окутало смерчем огня. С противным визгом летели осколки, стучали по броне. Вскоре стало трудно дышать. Пыль, мелкая, как пудра, пробивалась в танк, лезла в глаза, уши, рот. Останавливаться приходилось чуть ли не через каждые десять метров, чтобы дождаться, когда осядет пыль и рассеется дым.

Когда участок был перепахан гусеницами танков, воины вылезли из машин. Анатолий Жигалов направился к краю полосы, по которой только что прошла его машина. Он знал: сколько бы ни ходили танки здесь, нет гарантии, что в земле не осталось взрывоопасных предметов. Младший сержант опускается на землю и начинает руками прощупывать сантиметр за сантиметром. Руки легко погружаются в пыль. Дальше и дальше… Вот что-то твердое. Анатолий чувствует, как на лбу выступает холодный пот. Спокойно! Он разгребает бурую пыль и видит пластмассовый корпус противопехотной мины. Теперь нужно вывинтить взрыватель. Готово. Мину в сумку — и дальше. Сантиметр за сантиметром. Он боролся со смертью, уверенный в своем мастерстве. Лишь поздно вечером возвратились воины в отведенную для них виллу.

И так день за днем. Обилие мин различных типов. Каждую надо разгадать. Малейшая оплошность могла окончиться трагически. Но советские воины не отступали.

В один из дней Анатолий Жигалов, несмотря на нестерпимый зной, трудился с особенным подъемом. Когда раздалась команда на 15-минутный перерыв, Жигалов направил свой танк к обочине минной полосы. Он хотел было спрыгнуть на землю, как вдруг на том месте, где только что он утюжил машиной полосу, из земли выскочила мина цилиндрической формы. Инстинктивно Анатолий отвернулся. В тот же миг раздался взрыв. Осколки ударили в левую щеку, в правую руку, в ногу. Режущая боль разлилась по телу…

… В больницу пришли алжирские друзья. Они преподнесли Анатолию Жигалову большую, красочно иллюстрированную книгу. На титульном листе была сделана надпись по-французски: «Советскому Солдату — Человеку — Другу». А дальше — слова из горьковской «Песни о Соколе»: «… и капли крови твоей горячей, как искры, вспыхнут во мраке жизни и много смелых сердец зажгут безумной жаждой свободы, света!»

Да, кровью своей окропил Анатолий Жигалов обожженную знойным солнцем землю Алжира, где советские воины обезвредили почти полмиллиона мин. Достойный вклад в общее дело внес и наш сослуживец младший сержант Анатолий Жигалов. Он снял более восьми километров проволочных минно-взрывных заграждений, уничтожил шестнадцать тысяч различных мин. Пройдут годы. Алжирская земля будет радовать своими дарами тружеников. И ни одно эхо войны не прокатится под жарким африканским солнцем. Поколения сменят друг друга. Но навсегда останется в памяти благодарных африканцев подвиг наших воинов.

Советский солдат, где бы он ни находился, всегда помнит о своем долге защитника и гражданина.

…Это случилось на станции Беслан. Сержант Валерий Сафонов, будучи здесь проездом, стоял на перроне вокзала. Воин представлял, как через несколько часов он встретится с родными.

— Что стоишь, сержант? — раздался чей-то грубый голос. Валерий повернулся к говорившему и увидел покачивавшегося на ногах мужчину. Тот продолжал: — Может, по маленькой? Я угощаю…

Сержант не успел еще ответить, когда стоявший рядом пожилой человек в рабочей спецовке сказал:

— Вам бы пойти да выспаться хорошенько.

— Что? — вскипел незнакомец. — Ты еще учить меня! — и полез с кулаками на рабочего.

— Назад! — спокойно произнес сержант Сафонов. — Пройдемте со мной!

— Ах, так, — прохрипел хулиган и повернулся в сторону сержанта.

— Пройдемте, — еще настойчивей повторил Валерий и взял незнакомца за руку.

Тот рванулся, и в его руке блеснул пистолет.

Дальше все произошло с молниеносной быстротой. Сафонов перехватил руку незнакомца, ловким приемом самбо сбил его с ног. Хулиган оказался здоровенным детиной. Пытаясь вывернуться, он не выпускал из руки пистолета. Сержант напрягал все силы, прижимая противника к земле. И вдруг тяжелый удар по голове. Перед глазами поплыли разноцветные круги. Это незнакомец толкнул ногой сложенные штабелем ящики из-под посуды и один из ящиков упал на Валерия.

«Если не овладеть пистолетом, — пронеслась мысль в голове воина, — быть беде». Собрав все свои силы, Сафонов рванул хулигана на себя и в ту же секунду заломил его правую руку; пистолет упал на землю.

Вместе с подоспевшими на помощь пассажирами комсомолец Сафонов доставил хулигана в милицию.

— Ну и смелый же вы, товарищ сержант, — с восхищением глядя на Валерия, сказал офицер милиции, составлявший протокол. — Долго мы разыскивали эту «птицу». Спасибо. Вы помогли нам поймать крупного бандита-рецидивиста.

…Тревожный сигнал поступил из Карачаево-Черкессии. В заявке сообщалось, что на дороге, ведущей к Марухскому перевалу, обнаружены мины. Выехать на место было приказано группе саперов во главе с капитаном Карпенко. В состав ее вошли младший сержант Иванкиев, ефрейтор Гасанов и водитель рядовой Горбатенко.

В суровые годы войны советские воины на Марухском перевале остановили отборные горнострелковые части гитлеровцев, рвавшиеся к побережью Черного моря.

По трудной горной дороге машина пробиралась к намеченной цели. Впереди поднимались горные вершины. Вот и Марухский перевал. Невдалеке от дороги из земли торчат ржавые мины, вымытые дождем. Сколько их? Дожди размыли грунт, обнажив часть мин, но другие еще прячутся в земле.

Офицер Карпенко разбил местность на квадраты, и саперы приступили к поиску. Работа с миноискателем крайне затруднена — земля густо нашпигована осколками бомб и снарядов. Несмотря ни на что, работа продвигается успешно. Через несколько часов кропотливого труда выясняется, что гитлеровцы в свое время заминировали подходы к складу боеприпасов. Саперы обезвредили мины и вскоре обнаружили склад. Офицер сам лично осматривает место, где упрятан смертоносный груз. Вот она, ловушка: тонкая проволока тянется к взрывателю натяжного действия. Капитан Карпенко присматривается внимательнее. Проволока уже проржавела и лежит на земле. «Ловушка» не сработает.

Принято решение: поочередно взорвать склад мощными сосредоточенными зарядами. Поставленную задачу смело выполняют младший сержант Иванкиев и ефрейтор Гасанов. Дымится огнепроводный шнур. Саперы ушли в укрытие. Огромной силы взрыв потряс горы, разбросал многотонные глыбы гранита. На месте склада боеприпасов осталась глубокая воронка. Но часть мин и снарядов не сдетонировала. Взрывом их разбросало на большой площади. Некоторые снаряды, перебитые пополам, дымились. Опасность возросла во много раз. Руководитель группы решил каждый снаряд и мину подрывать в отдельности, не сдвигая с места. Рискуя жизнью, саперы подводили огнепроводные шнуры к дымящимся снарядам, готовым взорваться в любую секунду. Но воины делали свое дело мужественно и решительно.

Подходы к Марухскому перевалу были очищены. Разве не является этот труд саперов продолжением славного подвига защитников Марухского перевала?

* * *

Достойные, наследники у старшего поколения советских воинов. Эстафета подвигов во славу Родины, во имя построения коммунизма продолжается. Боевые традиции живут и множатся. Воины-северокавказцы, как и личный состав всех Советских Вооруженных Сил, охва-чей небывалым патриотическим подъемом. 20-летие со дня великой победы над фашистской Германией личный состав нашего округа встречает новыми успехами в боевой и политической подготовке. Воины бдительно следят за происками империалистических агрессоров, всегда находятся начеку, в полной готовности выступить на защиту великих завоеваний Октября.










Редактор 3. И. Просвириова Художественный редактор 3. А. Лазаревич Художник И. С. Видинеев Технический редактор А. А. Чеканов Корректор Э. И. Ушаева

Изд. № 51/11136. Сдано в набор 9-1У 1965 г. Подписано к печати 24-1У 1965 г. Формат 70x 108/32. Объем 3,125 физ. п. л. (1.57 бум. л.), 4,3 усл. п. л., 4,38 уч. — изд. л. Тираж 30.000. Г—707065.

Ростовское книжное издательство. Ростов-на-Дону, Красноармейсказ ул., 23. Типография им. Калинина Областного Управления по печати в г. Ростове-на-Дону. Заказ №-137. Цена 10 коп.


Оглавление

  • По призыву партии
  • Верность присяге рождает героев
  • Дорогой отцов



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке