КулЛиб электронная библиотека 

Академия боевых ткачей [Валерия Февральская] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Академия боевых ткачей

Лекция первая. Добро пожаловать в Королевскую академию Лоу-Фа

Глава 1. Старый ректор

— Вы понимаете, что это скандал? Чтоб наследница правящего дома посмела…

— Я считаю, юная госпожа имеет право решать!

— Мы уже позволили решать одной юной госпоже! Чем все закончилось, господа? Я категорически против!

— А я считаю, что позволить ей обучатся в академии — это отличная идея!

— О, небеса! Да пускай бы обучалась! Но не на Полуночном факультете! В нашей истории уже есть подобное пятно! Мы по сей день его оттереть не можем от репутации правящей ветки Шайлон!

— Госпожа поедет! Хотите вы того, или нет!

— Это не безопасно! Как вы планируете защищать госпожу от сил оппозиции?

— Мы решим этот вопрос.

— И как же?

— У нее будет отличный телохранитель!

— Мальчишка? Смеетесь?!

— Я говорю не только о мальчишке.

— Ох, ну просветите же нас всех! Кто защитит их обоих в случае нападения?

— Белая волчица Фарлеза.

— Полно вам. В жизни эта своевольная девица не согласиться на это!

— Тогда мы должны сделать так, чтоб у неё не осталось выбора, господа.

***
— С сегодняшнего дня вы зачислены в королевскую академию Лоу-Фа. И, имею вам сказать, вас ждет блестящее будущее, если вы не опозоритесь на первом же курсе. Не думайте, что только лишь сдав вступительный экзамен, вы можете расслабиться. Нет-нет, впереди у вас много работы. Кто-то из вас станет придворным ткачом, кто-то советником короля или королевским лекарем, кого-то ждет путь боевого ткача. Так или иначе, свой путь вы начнете здесь!..

Госпожа Сей продолжает свою пламенную речь для первокурсников. Каждый год она одна и та же, ни слова больше, ни слова меньше. Она стоит за высокой трибуной на небольшом табурете. Его подставляют специально для нее, ведь рост госпожи Сей едва достигает полутора метра. Помнится, как-то на втором курсе Рэйна с Иф спрятали эту самую табуретку, чем довели комендантшу до праведного гнева. А вот народец знатно повеселили. Правда, от деда им тогда досталось тоже знатно. Хотя, спустя пять лет он признался, что тоже здорово посмеялся, наблюдая, как грозная комендантша Лотта Сей подпрыгивает за трибуной, чтоб хоть как-то обозначить свое присутствие.

Огромный двор академии Лоу-Фа был полон людей. В первых рядах стояли первокурсники со всех факультетов, позади них второй, третий и четвертый курсы. По бокам стояла горстка магистров. Ну и конечно же, позади студентов толпились гордые родители. Поступить в королевскую академию — это вам не орехи щелкать. Каждый год, на каждый факультет могло поступить лишь 50 человек, что в общих масштабах желающих было очень мизерно. Всего 10 студентов со всей академии могли претендовать на королевскую стипендию, и всего 5 — на «королевский посох», высшая награда за окончание академии.

На площадке, которая находится тремя ступенями выше главного двора, стояла та самая злосчастная трибуна, а позади нее — в две шеренги выстроились преподаватели. Впереди — ректор и старший педагогический состав в роскошных алых мантиях, на которых мерцающими нитями вышит знак королевской академии. Позади — молодые учителя и лаборанты, на них лиловые мантии. Есть здесь и фигура в черной мантии. Она стоит в стороне, нагло нарушаю всю педагогическую геометрию. Как всегда, в своем репертуаре.

За сотню лет своего существования королевская академия собирала в своих стенах самых разных студентов и преподавателей. Здесь можно было встретить представителей всех четырех рас Континента! Род древних, так в королевстве Фарлез называли людей. Здесь же были ойо, раса звероподобных. Принимали на обучение здесь и кафо, детей Поднебесного Сеттен-Хейла, расу крылатых. Реже всего тут можно было увидеть сприганов. Представителя только этой расы не было в педагогическом составе. А в основном — академия проповедовала уважение рас друг к другу. И это было как нельзя кстати, учитывая, какие ранее были тёрки между расами на Континенте. Ну, что ж…

Наконец-то Лотта Сей замолкает. Начинаются неуверенные аплодисменты, волна которых быстро стихает, когда к трибуне подходит ректор. Ему, по меньшей мере, лет сто, точно этого здесь никто не знает. Но он высок, выглядит достаточно крепким для своих лет. Его седые волосы, длинной до пояса, сплетены в две грубые и небрежные косы и перевязаны черными кожаными шнурами, а короткая, но густая борода, аккуратно зачесана и приглажена. Его мантия отличается от мантии старшего педагогического состав. На красном шелковом полотне можно было увидеть черные с золотом узоры, и она была длиннее мантии преподавателей. Теодор Коё окидывает своим властным взглядом всех присутствующих.

— Я приветствую каждого студента в новом учебном году. Я рад видеть здесь каждого. Всем тем, кто вернулся с летних каникул и тем, кто впервые переступил порог академии я хочу сказать — добро пожаловать в Королевскую академию Лоу-Фа!

Вот здесь аплодисменты были очень даже уверенными и громкими. Ректора уважают. Он на этом посту почти 50 лет и за время его ректорства, академия превратилась в самое элитное учебное заведение Континента. Выждав паузу, он продолжил.

— В этом году вас ждет много нововведений. Во-первых, всем известно, что работа Полуночного факультета была временно приостановлена. Сегодня я рад сообщить, что мы восстанавливаем его работу и рады приветствовать пять первокурсников, которые были зачислены на обучение.

В толпе прокатился шепот. Позади ректора цыкнул кто-то из преподавателей. Он продолжил.

— Во-вторых, весенний экзамен этого года пройдет совместно с Высшей школой боевой магии Йорланд из Шайлон и Университетом заклинателей Сеттен-Хейл. Таким образом, мы стараемся укрепить связи не только между нашими учебными заведениями, но и между нашими государствами.

В этот раз шум имел интонацию одобрения.

— И третья новость станет сюрпризом даже для преподавателей! — усмехнулся он, — я принял решение оставить пост ректора!

Занавес.

***
— Господа, пожалуйста! Успокойтесь!

— Это возмутительно! Я не позволю!

— Я категорически против! Что за сумасбродные решения?!

— Девчонку! Девчонку на пост ректора! Да вы в своем уме?

— Простите, а что значит «девчонку»? У вас какие-то предубеждения по поводу женщин на руководящих должностях, профессор О́рдак?

— Эту должность всегда занимали мужчины, мадам Мале́н, если вы об этом уж спросили!

— Да о чем вы спорите?! О чем вы спорите, господа?! Это выпускница Полуночного факультета! — причитала в стороне профессор Мадо, — вот о чем нужно волноваться! На месте ректора — тёмный ткач!

— Баба не может быть ректором!

— Баба?! Ах баба?! Хам!!! Мужлан!!!

В зале было очень шумно. За длинным прямоугольным столом разворачивались жаркие баталии. Ну а во главе стола сидел седой ректор, который только что объявил свою преемницу. На его лице, покрытом тонкой паутиной морщин, читалась неподдельная скука.

По правую руку от ректора стояла ойо-кошка. Коротко стриженные прямые волосы, цвета вороньего крыла, зеленые глаза, черные прямоугольные очки, угловатые черты лица и характерные для всех ойо отметины зверя — кошачьи уши и хвост с гладкой, черной шерстью. Хвост ее нервно подрагивал, хотя взгляд сверкающих холодных глаз оставался беспристрастным. Она безразлично наблюдала за тем, как вторая, ойо-мышь, суетилась вокруг стола и безуспешно пыталась успокоить толпу разъяренных преподавателей.

— Ректор, — обратилась кошка к старику, — пора бы вмешаться.

— Эх… я слишком стар для этого, — усмехнулся старик, поднялся с резного кресла и рявкнул — молчать!

И тишина. От громогласного голоса ректора ойо-мышь прижала руками свои круглые ушки к голове и присела на корточки. Все уставились сначала на нее, потом перевели взгляды на ректора.

— Ну вот, — вздохнул старик, — вы испугали Руру.

— Господин Ко́ё, — с места вскочил профессор Ордак, — это неслыханно! Такие решения не принимаются по щелчку пальцев!

— У кого-то есть хотя бы один адекватный аргумент, почему она не может меня заменить? «Она женщина» и «темный ткач» — это не аргументы, это ваше личное недовольство, — строго спросил ректор.

— Она ведь так молода и неопытна, — осторожно начала мадам Мален, — сколько ей? 20?

— Ей 25, Софи. В 20 она выпустилась из этой академии, и ты это прекрасно знаешь. Сразу после выпуска она отбыла на службу при королевском дворе Фарлеза, а уже через год получила должность советника по межрасовым вопросам. Через два — возглавила королевский ударный отряд, — в голосе старика можно было услышать нотки гордости.

— Так или иначе, я считаю, что это решение поспешно и необдуманно! Она закончила Полуночный факультет и это игнорировать нельзя. Ее пряжа резонирует с темной энергией лучше, чем у кого либо. Её магия — темная.

— Но душа и помыслы чисты, — добавил ректор.

— Господин ректор, — послышался голос где-то с противоположного конца стола, — вы упускаете один важный момент.

- Это какой же?

— Рэйна Леарлес в первую очередь боевой маг, но никак не педагог! Быть педагогом — это первое, что должен уметь ректор Королевской академии Фарлеза. Вы сами положили начало этой догме в стенах Лоу-Фа! — девушка с золотистыми волосами, связанными в тугой пучок, поднялась со своего места и с вызовом посмотрела на ректора, — к тому же, почему вы не говорите о том, что это ваша внучка и что её родовое имя — Коё?

Повисла гробовая тишина. Ректор с интересом разглядывал девушку. Невысокая, крепкого телосложения, с темными карими глазами. Пару прядей золотистых волос выбивались из пучка и падали ей на лоб, она то и дело их смахивала. На ней была строгая юбка и блуза, почти такие же, как на ойо-кошке, только поверх этого наряда на ней была лиловая мантия преподавателя.

— Значит, вы о ней уже слышали? — сухо спросил ректор.

— Весь Континент слышал, — ответила она ему так же и добавила, — мы с Рэйной учились вместе. Поэтому, я как никто другой знаю о ее непредсказуемости, самодурстве, безрассудстве и эгоизме.

— Как, говоришь, тебя зовут? — приподняв бровь, поинтересовался ректор.

— Ифалия Харлен, господин Коё. С этого года преподаю Семицветную алхимию и ряд предметов, связанных с алхимической пряжей, — ответила девушка.

Ректор задумался. Он помнил эту светловолосую девчушку. Ведь это вместе с ней юная Рэйна чудила в университетские годы. И после выпуска пути их, почему-то, разошлись. История Ифалии Харлен была более чем банальной. Девушка окончила академию с отличием и отбыла домой. Оттуда была отправлена на службу при королевском дворе Фарлеза, как и Рэйна. Только поступила она на должность младшего алхимика. На четвертом году своей службы отвергла предложение стать женой старшего сына главного придворного алхимика. Впала в немилость не только при дворе, но у своей семьи, которая возлагала большие надежды на ее брак. Обходными путями добыла рекомендательное письмо, благодаря которому получила должность преподавателя в Лоу-Фа. Благодаря безупречным знаниям основ алхимий и поразительным навыкам в области создания ядов и противоядий была зачислена на должность преподавателя возродившегося Полуночного факультета, что было очень кстати, ведь после происшествия пятилетней давности, очередь в преподаватели не собиралась.

- Этой девчонке нельзя доверять всю академию… простите, ректор, но её поведение и характер… мягко говоря, требуют доработки! — вмешалась в разговор комендантша Лотта Сей.

— Правда? Неужели Рэйна доставила вам неприятности, когда была студенткой? — с наигранным удивлением спросил ректор.

По залу прокатился смешок, мадам Сей вспыхнула. История с похищенным табуретом была одной из любимых университетских баек, которую передавали с курса на курс. Преподаватели, вопреки приличию, тоже не редко вспоминали об этом и за глаза подшучивали над комендантшей. Ректор это знал.

— Господин ректор! — осуждающе воскликнула мадам Сей, — в ваших то годах так шутить!

— А что с моими годами, мадам? — усмехнулся Теодор Коё, — значит, постарайтесь меня сейчас услышать, коллеги. Рэйна Леарлес — одна из сильнейших магов континента. С этим вы согласны?

Преподаватели вяло закивали.

— Все вы знаете, чем именно она отличилась. И знаете, что последний раз это удавалось сделать лет сто назад, во время Десятилетней войны.

И опять недовольное согласие.

— Но вы правы, — продолжил ректор, — леди Леарлес прекрасный воин и сильный маг, но стать ректором она не может. По крайней мере, не в этом году.

Преподаватели оживились. Ойо-кошка искоса глянула на ректора.

— Да, да. Если бы вы меня дослушали, прежде чем высказывать свое «против», вы бы услышали, что я не планирую покидать должность ректора в этом году. Но, я серьезно настрое подготовить преемницу к этой должности. Поэтому, с этого дня Рэйна Леарлес займет должность куратора Полуночного факультета. И не нужно этих вздохов и перепуганных лиц! Все бумаги уже подписаны. Всё. Свободны. Займитесь делами! У вас завтра первый учебный день!

***
Солнце было в зените. Утренняя церемония закончилась, студенты разбрелись знакомится с академией и по общежитиям, родители, утерев слезы гордости, отправились домой, а преподаватели в Малый зал, на собрание. Царила прекрасная погода, свежий воздух и яркое сентябрьское солнце.

В саду академии было тихо и спокойно. Ветер пошатывал раскидистые кроны красных клёнов, в фонтанах мерцала хрустально чистая вода. Дорожки из белого камня поблёскивали в солнечных лучах. Аккуратные мраморные лавочки и изящные маленькие беседки в тени деревьев пустовали. Над пышными цветникам кружили насекомые.

В самом отдаленном уголке сада, в окружении цветущей гортензии раскинула свои ветви глициния. Фиолетовые гроздья цветов, словно ленты, свисали с ветвей почти касаясь травы. Здесь, на нескошенной траве, у корней глицинии устроилась огромная, белоснежная волчица. Под правым ее боком дремал не менее крупный черный пес, положив огромную морду на лапы. Между ними, закинув руки за голову, спала девушка. Рядом с ней лежали завернутые в черный плащ ножны парных клинков.

На ветку глицинии спикировала огненно-рыжая сова, сыч. Взмах ее крыльев смахнул пару лепестков с ветки, и они приземлились на нос волчице.

— Это ты, Тил? — приоткрыв один глаз, спросила она.

— Я, — кратко ответила сова, — собрание окончилось.

— Было что-то стоящее нашего внимания? — поинтересовалась волчица, не поднимая головы.

— Ну, как сказать, — задумчиво произнесла сова, зарывшись клювом в пух на маленькой грудке, — она будет очень недовольна.

Волчица бросила взгляд на девушку.

— Ёру, — она шлепнула белым хвостом по морде пса, — подъем. Мадам уже несётся к нам.

Пес лениво открыл глаза и поднял голову.

— Чую её, — подтвердил он, потянув носом воздух, — три, два, один…

— Рэйна!!!

Златовласая Ифалия Харлен пробиралась сквозь заросли гортензии. Не понятно почему, но именно этот участок сада почти не тронут садовниками и пробраться к самой глицинии бывает сложно, особенно если не часто здесь бродишь.

— Я знаю, что ты здесь! Рэйна! Отвечай! — продолжала упрямо звать девушка, зацепившись своей лиловой мантией за куст, — я тебя все равно найду!

— Чего тебе, Иф? — наконец ответила девушка, зевнув, — чего орешь?

— Рэйна, — Ифалия опустилась рядом с ней на траву, — слушай, теперь твой дед думает, что я тебя ненавижу. Вот и скажи мне, зачем мне было разыгрывать этот спектакль?

— Потому что дед не послушает никого из преподавателей. Никого. Он же упрямый как ишак. А вот древнюю из знатного рода, которая еще и на одном курсе со мной училась — послушает, — девушка самодовольно усмехнулась, — ну, по крайней мере, он должен был тебя услышать и сделать выводы.

— А он и сделал, — сова опустилась на плечо Рэйны, — ректором ты не будешь.

— Ну вот! — девушка очень довольно заулыбалась, — значит, уже завтра смогу отбыть в…

— В этом году, — издевательски добавила сова.

Рэйна замерла и медленно повернула голову к сычу. В её взгляде читалось негодование и удивление одновременно.

— А ну повтори, — девушка приподняла бровь.

— В этом году ты не будешь ректором, — проскандировала сова, — тебе досталась честь вести в свет неокрепшие юные умы Полуночного факультета.

— Иф, — Рэйна повернулась к подруге, — а ну-ка, скажи мне, она издевается? Это шутка такая?

— Нет, — осторожно ответила златовласая, — Тил права. Он подписал бумаги уже сегодня. Ты официально назначена куратором Полуночного факультета.

Рэйна вскочила на ноги, резко подняла плащ и накинув его на плечи, подняла выпавшие ножны. Закрепив их на спине кожаными ремнями, девушка громко скомановала:

— Тэ́ра! Ё́́ру! За мной. Я ему сейчас покажу как распоряжаться моим временем!

— Сдурела?! Ты какого черта с оружием приперлась в академию?! — подскочила Иф, — из ума выжила совсем?!

— Я боевой ткач, — фыркнула Рэйна, — мне положено!

***
Кабинет ректора находился на третьем этаже центрального корпуса. Это была просторная и светлая комната с двумя большими окнами. Вдоль стен плотными рядами стояли книжные шкафы и висели полки. У двери располагался небольшой письменный стол, за которым сидела Клара, ойо-кошка, главный секретарь академии и правая рука ректора. У окна стоял письменный стол ректора и его же кресло. На столе царил геометрический порядок. Книги, бумаги, печать и, самое важное, Стефаниус.

По сути, кабинет был самым обычным. Мягкий ковер песочного цвета, небольшой диванчик, много книг. На стене напротив ректорского стола висели три картины, цвет которых выцвел от солнца и времени. На первой была изображена академия, на второй — лесная чаща. Третья картина — портрет неизвестной дамы. Много кто предполагал, что это жена основателя академии, но точно этого никто не знал.

Ректор сидел за столом, задумчиво разглядывая этот самый портрет, откинувшись на спинку кресла, когда за окном раздался крик.

— Что там, Клара? — спросил Теодор Коё, не отводя взгляда от портрета.

— Ваша внучка, господин, — безразлично ответила кошка, поглядывая в окно, — с двумя обнаженными клинками. Идет к вам, полагаю.

— Так скоро? — вздохнул старик, — значит, леди Ифалия уже просветила её насчет назначения на должность… Ну, что ж. Клара, золотце, унеси Стафаниуса, будь добра.

— Как прикажете, — кивнула кошка и, бережно подняв круглый аквариум со стола ректора, вынесла его из кабинета.

Стоит отметить, что Клара, будучи истинно кошачьей натурой, относилась безразлично абсолютно ко всему, что не касалось лично её. Единственная судьба, которая её заботила, кроме своей, конечно же, была судьба Стефаниуса, крохотного лосося мудрости. Звучит смешно, а ведь они на грани вымирания.

Ровно через три секунды, как Клара вынесла Стефаниуса, дверь в ректорский кабинет была открыта мощным пинком.

— Это что за фокусы, старик?! — словной тайфун, в кабинет ворвалась Рэйна Леарлес.

В руках девушка сжимала рукояти своих клинков. Вокруг одного хаотично вращалась пряжа черных и фиолетовых нитей, вокруг другого — пряжа была алой. Позади девушки стояло два оскалившихся фамильяра, опутанных мерцающими нитями.

— Ты хотела о чем-то поговорить, Рэйна?

— Сначала ты хочешь сделать меня ректорессой и приковать на всю жизнь к этой чертовой академии! Потому, когда твои педагоги бунтуют, ты делаешь шаг назад и приковываешь меня к Полуночному факультету?! Аннулируй контракт!

— Рэйна, академия — не тюрьма!

— Для тебя! Мне нужно назад!

— Исключено.

— Я не прошу разрешения!

— Ты знаешь, как работает контракт академии, Рэйна. Это не просто пергамент. Это магический договор. Он вернет тебя назад, куда бы ты не сбежала.

— Ну так разорви его! Аннулируй! Я не останусь. Я должна быть там!

— Рэйна, тебя не просто так выслали.

— Не отпустишь — прорвусь силой.

Старик задумчиво поглядел на внучку.

— А это идея, — кивнул он ей, — продержишься хотя бы пять минут, и я тебя отпущу. Твоя пряжа — против моей.

— Идёт! — ни секунды не раздумывая ответила Рэйна.

— Начнём.

Рэйна сорвалась с места. Взмахнув клинками, она ударила ими накрест, переплетая нити во время удара. Старик лишь поднял руку. Клинки ударились о прозрачный щит из светлой паутины. Рэйна не остановилась. На щит посыпался град ударов. Лезвия клинков звонко отскакивали от золотистой паутины, но нити пряжи Рэйны таки проникали в эту паутину, разрушая её изнутри. Девушка яростно наносила удары, старик усмехался. В какой-то момент он просто щелкнул пальцами и клинки разлетелись в разные стороны.

— Да чтоб тебя… — выругалась Рэйна, пригнувшись от следующего выпада деда.

Поднявшись, она вскинула руки над головой, в ладонях ткалась фиолетовая пряжа. В этот момент вокруг начали трескаться стены, осколки летели в сторону старика, несколько осколков таки пробили брешь, оцарапав его лицо.

— Достаточно, — скучающим тоном произнес он, даже не обратив на это внимание, — ты забылась, Рэйна.

Ректор выбросил правую руку вперед, с его пальцев слетели три алые нити. Этот импульс отшвырнул девушку в стену, нити словно змеи, опутали её руки и намертво пригвоздили к полу. Старик спокойно подошел к девушке и склонившись над ней, произнес:

— Завтра в девять у тебя знакомство с группой. Будь добра, не опаздывай. А раз ты так любишь помахать клинком, возьмешь на себя еще силовую тренировку студентов.

Уже на пороге старик обернулся.

— И да. Оставь железки в комнате. Это академия, а не казарма.

Глава 2. Пряжа

В мире есть сотни неразгаданных загадок. Например, почему люди поделились на расы? Что было первоисточником магии? Почему темную пряжу считают порождением зла? К этим тайнам относился и извечный вопрос: почему факультет Светлоносцев так не взлюбил Полуночный факультет.

Каждый год все факультеты пополнялись 50 новыми студентами-первокурсниками. Все, кроме Полуночного. Полуночный факультет принимал всего 5 студентов раз в 5 лет. Математика простая: новые студенты могли начать обучение только после того, как закончится обучение первой пятерки. Обусловлено это было двумя факторами: мало кто хотел поступить на Полуночный факультет и мало кто рождался с предрасположенностью к темной пряже.

Последние пять лет обучение на факультете было заморожено. Всех пугали слухи о том, что произошло на выпускном экзамене. А как известно, слухи распространяются быстрее мора и действуют на народ хуже отравы. Даже самая плохая, но точная информация лучше слухов. Ведь факт есть факт, а слух дает почву для фантазий. А как известно, воображение может завести нас в самые темные уголки сознания. Но слух он на то и слух, чтобы развеяться.

Так что, в этом году желающих поступить на Полуночный факультет было целых 7! Правило, конечно, есть правило. И приняты были только 5 лучших, двое же были отправлены на факультет травников. Особо они не расстроились, поступили — и славно.

И на этот раз пятерка полуночников состояла из двух сприганов, одного ойо и двух кафо. В то же время факультет Светлоносцев пополни пятьдесят новых студентов. Стоит ли говорить, что столкновение двух не очень расположенных друг к другу групп в одной аудитории было не очень дружелюбным?

***
- Какая же это глупость. Мы с ними в одной аудитории?

— В этой аудитории еще три факультета, а тебя только мы смутили?

— Дара, пожалуйста, не стоит разжигать конфликт.

— Ох, брось, Виа, я даже не начинала.

Дара и Виа сидели на втором ряду аудитории-амфитеатра. Обе были похожи как две капли воды. С идеальной, словно фарфоровой, светлой кожей, губками-бантиками, изящно подведенными бровями и вздёрнутыми носиками. Разница была лишь в том, что каштановые волосы Дары были гладко уложены в тугой пучок, а Виа носила короткую ровную стрижку. Обе девушки были с факультета светлых. Об этом свидетельствовала золотистая нашивка в форме пары крыльев на их белых ученических мантиях.

Ответившая на грубость одной из них кафо сидела на первом ряду. Это была крепкого телосложение девушка, с массивными крыльями цвета песка и ярко рыжими, торчащими во все стороны волосами. У нее были небесно-голубые глаза с золотистыми лучиками на радужке. На ее белой мантии тоже была нашивка — черный полумесяц, эмблема Полуночного факультета.

— Так или иначе, — невозмутимо продолжала Дара, — если слухи не врут и куратором одного из факультетов действительно будет госпожа Леарлес, я готова смириться даже с тем, что мы в одной аудитории с полуночниками.

— Леарлес? — кафо проигнорировала все, кроме незнакомого родового имени, — это кто?

— Ты что, с пальмы упала? — фыркнула Дара презрительно.

— Дара! — осекла ее Виа, поднялась с места и обратилась к кафо, — я прошу прощение за поведение своей сестры. В её словах нет намерения оскорбить вашу расу и разжечь межрасовый конфликт. Все её оскорбления исключительно личные.

Рыжая словно подвисла. Её взгляд отражал полнейшее недоумение.

— Думаю, она пыталась сказать, что её оскорбление предназначалось лично тебе вовсе не потому, что ты кафо, а потому, что сама она хамка, — послышался голос откуда-то позади.

Дара вспыхнула.

— Что?! Я получила воспитание при королевском дворе Фарлеза… — она застыла, обернувшись.

— Отвратительное воспитание. Как и все дворянские девчонки.

На верхних ступенях аудитории-амфитеатра стояла девушка, которая едва ли выглядела старше студенток. Она была среднего роста, его немного добавляли каблуки высоких кожаных сапог. У девушки были длинные серебряные волос, которые небрежными локонами ниспадали по плечам и достигали ей почти до бедер. Было видно, что она пыталась подобрать их, но её это не удалось. Об этом свидетельствовала торчащая из локонов шпилька. Медовые глаза, длинные черные ресницы, изящный изгиб губ. Она была похожа на дворянку не меньше, чем Дара и Виа с их кукольной внешность. Вот только взгляд её был совсем другим. Не надменным, а хитрым, игривым, провокативным. Дворянским девушкам не пристало быть столь вызывающими.

На преподавателя она тоже не была похожа. Одета она была совсем не по дресс-коду. Поверх белой блузы со свободными рукавами лёг черный корсет, подчеркивающий талию и грудь, кожаные штаны плотно облегали бедра. На поясе кожаные ремни удерживали ножны с клинком. А еще на ней была черная мантия с вышитым на груди серебряным полумесяцем.

— Госпожа Леарлес, — Дара и Виа тут же выровнялись по стойке «смирно» и синхронно закинув левую руку за спину, отвесили поклон.

— Вольно, — скомандовала девушка, — мы не в казарме.

Она прошла мимо, спускаясь по ступенькам под полные недоумения взгляды пятерки полуночников. За ней шагали два фамильяра — белоснежная волчица и черный пес. Шагали уверенно, не глядя по сторонам, только в спину своей хозяйке.

Внизу ей преградила дорогу роскошная ойо-львица. Она была на голову выше Рэйны, шире в плечах, да и вообще, пышнее. У нее были роскошные волосы. В медных колечках её пышной шевелюры проглядывались округлые львиные ушки. При виде Рэйны львиный хвост нервно заметался.

— Ну надо же, — скептично произнесла она, глядя на неё сверху вниз, — кто это у нас здесь?

— Секундочку, — Рэйна махнула рукой с просьбой подождать, развернулась спиной к львице, поднялась на две ступеньки назад и только тогда, когда их взгляды поравнялись, она снова махнула рукой, — продолжай.

— Рэйна, — прошипела ойо.

— Сьерра? — приподняла бровь Леарлес.

- Не ожидала тебя здесь увидеть, — ойо скрестила руки на груди, — неужели с королевской службы погнали?

— Временно отстранили, — выпад прошел мимо, — а ты? Второй жених тоже сбежал?

У львицы дернулась бровь. В точку. Эти две девицы выглядели как ледник и пожар, которые по какой-то нелепой причине сошлись в одной точке. Огненная Сьерра Фрей и Морозная Рэйна Леарлес, как их называли во время учебы. Эти двое были главными соперницами во всем. В учебе, на тренировках, в призыве. В последнем преуспела Рэйна. Правда, позже, Сьерра обскакала её в делах сердечных. Хоть и ненадолго. Сейчас между этими двумя нарастало такое напряжение, что еще немного — и их пряжа материализуется и начнет поглощать друг друга.

— Рэйна? Правда ты? — неожиданно в это столкновение вмешался новый голос.

С верхних ступенек спускался кафо. Высокий, широкоплечий, такой же рыжеволосый, как и сидевшая в рядах полуночников девочка. Вот только крылья его были огромных размеров, слепяще белые. Правда, кое-где можно было увидеть рыжеватые и черные перья. Угловатое лицо парня было все усыпано веснушками и без конца улыбалось, источая непобедимый позитив.

— Лорсан, — Рэйна тут же повернулась в его сторону, — и ты тут?

— Ты не поверишь! До последнего не хотел принимать предложение ректора, планировал остаться на службе графа Тано. Сестра убедила приехать! И вот здесь ты! Мы снова встретились, Рэйна! — парень тут же бросился обнимать Рэйну, отмахнув крыльями Сьерру.

— Издеваешься, Лорсан? — оскалилась та, — совсем уже одурел, творить такое при студентах?

— Ох, прошу прощения, — смутился кафо, — просто я так рад!

— Оставь эти эмоции на потом, — фыркнула львица, — у нас есть работа!

— Да, ты права! Но, Рэйна, мы должны с тобой обязательно поговорить! Кажется, сто лет тебя не видел!

Все это время Рэйна Леарлес неловко улыбалась и постоянно косилась на своих фамильяров. Те смотрели скептично, не вмешивались.

***
— Прошу тишины, — хлопнула в ладоши ойо, — меня зовут Сьерра Фрей. Я буду куратором первой группы факультета Светлоносцев. Прошу всех, кто в списке первой группы следовать за мной.

Студенты отреагировали на команду мгновенно. Среди первой группы были Дара и Виа. Дальше представился Лорсан Вэйл, он увел вторую группу студентов. Так постепенно ушли еще три куратора, пока в пустом амфитеатра не остались всего пять студентов и Рэйна. Рэйна смотрела на них. Они — на Рэйну. Ни искры, ни бури, ни понимания, что делать дальше.

Студенты достались интересные. Помимо рыжей и голубоглазой кафо, здесь сидели еще четверо. Двое сприганов. Одна — девушка с длинными, лиловыми волосами и бирюзовыми глазами, с двумя парами островатых, полупрозрачных крыльев. Второй — черноволосый парень, с такими же светлыми глазами. У него было три пары крыльев. Оба не выглядели дружелюбными, впрочем, как и все сприганы. Но Рэйна не понаслышке знала, что на самом деле, они очень даже добродушные, если стать их другом.

Парнишка ойо сидел чуть поодаль от остальных. У него были белые острые ушки и того же цвета пушистый хвост. Скорей, он относился к роду ойо-лис. Был он очень худым, светловолосым и бледным. И выглядел очень робки, даже перепуганным.

Последний кафо сидел, вальяжно развалившись на двух лавочках сразу. Взгляд его был надменным и смотрел он с вызовом. «Типичная хулиганья рожа» — про себя подумала Рэйна, разглядывая его черные крылья.

— Ну, и? — нарушила она наконец тишину.

— Ну… — черноволосый сприган прищурился, — вы что-то скажете?

— Я? — не поняла Рэйна.

— Как правило, — робко начал лис, — куратор должен сказать приветственное слово, познакомить группу, дать какой-то напутствие и…

— И потом мы возьмемся за руки и пойдем гулять в цветочные поля, — перебил его кафо, которого Рэйна про себя уже окрестила «ходячей неприятностью», — ты это в какой-то книжке прочитал?

Лис совсем поник, рыжеволосая кафо хохотнула. Сприганы были более чем безразличны.

— Какая у вас первая пара сегодня? — спросила Рэйна на выдохе.

— Теория магической пряжи, — бесцветным голосом ответила девушка-сприган, — её ведете вы.

— Класс, — Рэйна закатила глаза, — тогда жду вас в аудитории через час. Не опаздывать.

На выходе из амфитеатра Рэйну уже поджидал Ифалия.

— Скажи мне, Рэй, — начала она, — вот какого черта ты такая? Это же дети! Ну дети же! Нельзя с ними так.

— Я не просилась на эту должно, — напомнила Рэйна.

— Ну, ты тоже придумала… бросить выбор ректору. Ты же знаешь, что ты ему не соперница. Сколько раз ты с ним сражалась? 5? 7? Он даже особо не напрягался. Выносил тебя одним взмахом. Одной нитью!

— И что теперь прикажешь мне делать? Делать вид, что мне это все нравится? Иф, я тебя умоляю, хоть ты не начинай этот разговор.

— Пфф… чего и следовало ожидать, — из-за угла показалась Сьерра, видимо, она уже некоторое время стояла там и слушала.

— Проясни, — Рэйна подняла на нее взгляд.

— Ты ко всему так относишься, — пожала плечами львица, — ничего не доводишь до конца. Да и все, что тебе не интересно — обречено на провал. Мне жаль этих детишек. Они, возможно, очень талантливы. А из-за того, что им просто не повезло получить тебя в кураторы, вряд ли они откроют свой потенциал хотя бы на половину. Как куратор Светлоносцев, я постараюсь сделать все от меня зависящее, чтоб предотвратить насмешки над твоими студентами со стороны своих. И правда, очень жаль детей…

— Это мы еще посмотрим, — фыркнула Рэйна и направилась прочь. Фамильяры засеменили за ней.

Иф проводила её задумчивым взглядом и перевела его на Сьерру.

— Ты это специально, да?

— Ты о чем? — наивно захлопала ресницами львица.

— Ты ей вызов бросила, Сьерра, — приподняла бровь Ифалия, — ты хоть сама это поняла?

— Возможно, — ойо поправила волосы, — скучно ведь будет, если она даже не станет сопротивляться.

***
Рэйне никогда не нравились аудитории. Еще с того самого дня, как она посетила свою первую пару. В академии аудитории были самыми разными. Просторные и совсем крохотные, запыленные и заставленные шкафами или же светлые, с одними лишь лавками и картинами на стенах, схемами и графиками. Были здесь аудитории-амфитеатры, были залы для танцев и темные лаборатории со множеством колбочек. Но даже самая большая аудитория всегда казалась Рэйне убого маленькой. Стены всегда мешали ей сосредоточится на учебе, девушке всегда казалось, что она в ловушке. А о чем можно думать, когда ты взаперти, кроме как о побеге? Хотя Рэйна никогда не убегала с пар. Не прогуляла ни одного занятия. Но стоило только учебе закончится, она уходила в сад. В укромный уголок, поросший гортензией и прикрытый пышным цветение глицинии.

И сейчас оказавшись опять в небольшой аудитории с пятью студентами, пусть даже и в роли учителя, она чувствовала себя малость некомфортно. Студенты смотрели на нее, чего-то ожидая. Для начала нужно было понять кто они, откуда, ну или хотя бы выучить имена.

— Сейчас вы по очереди будете называть свое имя, откуда вы и на кой черт поступали в академию, — Рэйна устроилась на столе, закинув ногу на ногу, по обе стороны от нее восседали черный пес и белая волчица, как два немых истукана, — ну? Есть желающие начать?

— А может подадите пример? — с вызовом сказал темноволосый сприган.

— А вот и доброволец, — Рэйна скомкала маленький клочок бумаги и одним точным движением запустила в спригана, попав четко в лоб, — начнешь сразу после меня.

Сприган вспыхнул, бледные щеки приобрели нежно-розовый оттенок. Подняв скомканную бумажку, он злобно посмотрел на учительницу.

— Меня зовут Рэйна Леарлес, я не профессор, поэтому так ко мне обращаться не нужно. Но, устав школы не позволяет использовать военное звание как обращение, поэтому, «старший лейтенант Леарлес» вы меня тоже звать не можете. Достаточно будет «учитель». Учитель Леарлес. Ну или как тут принято. Следующий — ты, — Рэйна указала пальцем на спригана.

Тот нехотя поднялся с места.

— Меня зовут Тэйн из дома Ветрокрылых. Родился на севере Шайло́н, в городе Ши-Хай. Поступил по принуждению.

Рэйна присвистнула.

— Интересно… давай, следующий, — она указала пальцем на сидевшую рядом с ним сприганшу.

— Меня зовут Э́льйо из дома Парящих. Родилась и выросла в Ши-Хай. Поступила в самую престижную академию дабы стать достойной преемницей своего отца, — манерно произнесла та.

— Ммм… — протянула Рэйна, — тебя я буду недолюбливать.

— Такое впечатление, что мне есть до этого дело, — фыркнула девица и села на место, — вы меня учить должны, а не любить.

— Резонно, — без особого интереса кивнула Рэйна, — следующий. Ты, рыжая.

— Шира Тамиру́, я из Астерса, это горный город на юге Сеттен-Хейла. Поступила, поступила… не знаю, по ходу разберусь, — весело и непринужденно ответила кафо, легонько взмахнув крыльями и сдув со стола свои бумаги.

— А вот ты мне нравишься, — Рэйна усмехнулась, — а ты, хулиганьё?

— Шарнон Тамиру, — вздернул бровь кафо, — поступил, чтоб присматривать за сестрой. Сами догадаетесь откуда я?

— И ты, лис, — проигнорировала его выпад Леарлес.

— Меня зовут Соран Киц, — тихо произнес белохвостый лис, — так-то я из королевства Райкон, родился в деревне Лис. Но вырос…

— В деревне кролей, — прыснул Шарнон.

— Цыц, — скомандовала Рэйна очертив пальцем по воздуху дугу. С её ногтя сорвалась одна нить и метнулась в кафо, тот замычал и злобно посмотрел на учительницу, — а ты лис, продолжай.

— Вырос в королевстве Фарлез, в деревне Китон. В академию поступил просто потому, что мне сказали… мол у меня предрасположенность… к темной пряже…

— Вот с тобой у меня будет больше всего проблем, — сокрушительно покачала головой Рэйна.

На секунду она задумалась. Все эти детишки были настолько разными, а с ними нужно было не просто совладать, но и научить чему-то. А она уже использовала пряжу на студенте, что запрещено статутом школы. Рэйна щелкнула пальцами. Нить с кафо пропала, он выдохнул.

— Вы же в курсе, что пряжу на студентов…

— Ты же в курсе, что я пытаюсь сделать все, лишь бы меня уволили?

И снова неловкая пауза.

— Ладно… — наконец выдохнула Рэйна, — начнем занятия, детишки. Кто скажет, что лежит в основе любого колдовства?

— Нити, — ответила Эльйо.

— Отлично. Откуда они?

— Из Первоисточников.

— И это верно. Первоисточники — первые очаги нитей, энергии колдовства. Изучение магии началось с открытия центрального Первоисточника здесь, в подземных пещерах, на которых сегодня стоит Королевская академия Лоу-Фа. Это всем известно. Это одна из причин, почему академия — самое престижное магическое учебное заведение. И, в принципе, объясняет, почему стоимость обучения — 1000 золотых в месяц. Так или иначе, открытие Первоисточника стало началом новой эпохи. Эпохи колдовства. Все знают историю о первом колдуне?

— Скорей, легенду, — заметил Тэйн, — ведь достоверной информации нет. С тех пор не сохранилось никаких документов, рукописей или других свидетельств.

— Ты прав, — кивнула Рэйна, — так и есть. С тех пор, как Первоисточник явил себя впервые, прошло очень много лет. И к сожалению, мы не можем отследить историю происхождения колдовства от самого начала. Но зато, можем говорить о её развитии. Кто знает с чего начинался этап преображения магии?

— Нити есть у всего, что вокруг нас, у живого и не живого, — тихо начал Соран, — первыми попытками обуздать нити были создания катализаторов. Предметы, через которые нити могли принимать форму и воплощать желаемое, не уменьшая жизненную энергию заклинателя. Магия требовала равноценный обмен. Сломанное можно было починить, вернуть в прежнее состояние, но не сделать его ни больше, ни лучше. Такова была первая подчиненная людьми магия. Примитивная, иными словами. Для этого использовали подручные средства, дары природы, что-то вроде палок, веток и прочего…

— Молодец. Что было дальше?

— Дальше те, кто практиковал магию, стали искать закономерность между силой заклятия и катализатором. Сначала, ошибочно считалось, что чем больше катализатор в размере, тем сильнее будет заклинание. Именно на этой почве впервые возник Магический конфликт.

— О первом Магическом конфликте вам рассказывали? Нет? Ну что ж… В тот день произошло несколько событий, последствия которых легли в основу Принципов пряжи. Двое практикующих колдунов решили при помощи магии доказать свою правоту. Собственно, как и сказал Соран, конфликт возник на почве спора о размерах катализатора и связи с силой магии. Так в бой вступили Рош Великодушный и Фергюс Многословный, этих персонажей вы должны знать по курсу ранней истории. Рош выступил с гусиным пером вместо катализатора, Фергюс — с посохом. Победил Рош, доказав, что размер не имеет значения. Вот и чего ты ржешь?

— Простите, — Шарнон выглянула из-под парты, — я случайно.

— Так вот, — сама себе усмехнулась Рэйна, — этот их конфликт дал понять магическому сообществу следующее: размер катализатора не имеет значение; нити — исключительно индивидуальны и столкновение двух их потоков могут привести к непредсказуемым и разрушительным потокам; нити могут быть преобразованы в нечто материальное, то, что не из этого мира. Вот так, впервые был зафиксирован случай призыва фамильяра. Конечно, это не точно. Но именно после первого Магического конфликта появились первые три правила в Принципах пряжи. Кто назовет их?

— Открытые магические конфликты запрещены, — ответила Шира.

— Первое.

— Сила колдовства зависит от контроля нитей носителем, — произнес Тэйн.

— Второе.

— Использование первозданной энергии на живых организмах под строжайшим запретом.

— Третье, — одобрительно кивнула Рэйна, — первозданная энергия, она же — необузданные нити, хаотичный поток энергии. Те, кто изучал её у истоков, прекрасно понимали её опасность. Поэтому, нити стали преобразовывать в пряжу. Сильный поток нитей бессмысленный, если ты не умеешь его контролировать. Концентрируя его в определенной форме, ты управляешь потоком. И вот где-то на этом этапе появились ткачи. Все, перемена. Свободны.

Рэйна отошла от окна. Студенты смотрели на нее с удивлением.

— Чего?

— Вы рассказываете не совсем по программе, — осторожна заметил Соран.

— Да ладно?

— По программе мы должны были пройти первую главу учебника, Легенда о Первоисточнике, но вместо этого, мы сразу же приступили к главе 5 «Первый Магический конфликт», перескочили главу 6 «Рош Великодушный» и главу 7 «Фергюс Многословный» и сразу же перешли к главе 8 «Первое упоминание пряжи». Мы должны были…

В этот момент гаркнула волчица. Рык её был более чем отрезвляющим, студенты напряглись, а Соран так и вовсе прикрыл голову руками. Волчица, оскалив клыки, презрительно фыркнула.

— Ты сюда пришел учится пряже? Или перебирать библиотеку? Ты вообще планируешь чему-то научится, малец?

— Да… но как можно научиться, пропуская материал?

— Все эти писания не сделают тебя ткачом, — рыкнула волчица.

— Вам то откуда знать?! Вы всего лишь фамильяр! — вскочила на защиту одногруппника Шира.

— Всего лишь фамильяр? — волчица в один миг увеличилась в размера, — дитя, я создание из другого мира, древнее всей вашей магии…

— А я всегда говорил, что ты старуха, — хохотнул молчавший доселе черный пёс.

— Ёру… — прорычала белоснежная.

— Спасибо, Тэра, я сама, — Рэйна подняла руку, её глаза вспыхнули, — прекратите это балаган.

Тэра моментально уменьшилась до прежних размеров, отвернула морду и села к студентам спиной. Недовольно подергивался волчий хвост.

— Первое, что вам следует уяснить, так это то, что я не школьный учитель. И если вы рассчитываете, что я буду вести вас по этой занудной книжной программе, лучше смените факультет. Я научу вас, если вы не будете мне мешать учить так, как я это умею.

Она сделала паузу и продолжила.

— Второе. Относится к фамильяру, как к прислуге — это обречь себя на слабость и бесполезность, как ткача. А дерзить чужим фамильяра — так это и вовсе подписать себе смертный приговор. Запомните это хорошенько. Свободны. Следующее занятие у вас с учителем Харлен. Третье занятие — смежное с факультетом травников. Не опаздывать. К девяти — в общежитие.

Глава 3. Тень

Первоисточник явил миру первозданную энергию и люди обучились её использовать. Человечеству открылись нити и их сила. Магией меняли мир, под её влиянием изменились и люди. Поговаривают, что каждое племя избрало себе форму магии и следовало по пути её изучения.

Люди, что не захотели менять свои устои стали зваться древними и избрали путь колдовства на земле, создав великое королевство Фарлез. Люди, что отрастили себе крылья и выбрали путь магии неба стали называть себя кафо и в горах построили поднебесное королевство Сеттен-Хейл. Вслед за ними, избрав магию природы, воздвигли Райкон, лесное государство, принадлежащее ойо. И наконец, племя сприганов, избравшее путь ветра, обосновались в империи Шайлон.

Нельзя сказать, что все было гладко. Было много конфликтов, дележки территорий, самоутверждения правителей и, конечно же, изгнание неугодных. Как и в любой истории. И всегда были победители. И всегда были обиженные…

***
— Куда он побежал?! Не дайте ему покинуть здание!

— Туда! В холл!

— Ловите же его, чертовы лентяи!

— Он не должен сбежать!!!

— Кто-нибудь из вас, идиотов, способен призвать гончих?!

Вопли стражников эхом расходились по пустым коридорам Центральной библиотеки Шайлон. Лязганье доспехов, скрежет открывающихся дверей, запах крови. Стража металась по коридорам, заглядывала в каждую щель, любой шорох сопровождался выпадом меча в темноту или выпущенным арбалетным болтом. Но все в пустую.

Преступник выскользнул в окно. В тусклом свете луны были видны две пары полупрозрачных, островатых крыльев. Кто-то из стражников, пытаясь поймать беглеца прямо с подоконника, не удержался на скользком камне, поскользнулся и прогнувшись под весом доспеха слетел вниз, издав короткий вопль. Его сослуживец, даже не обратив на это внимание, нацелился арбалетом в спину беглецу и выстрелил. Он попал. Преступник покачнулся в воздухе и стал медленно спускаться, траектория его полета стала кривой, извилистой, но он изо всех сил старался лететь дальше.

***
Лес на границе Шайлон и Фарлеза всегда выглядел молчаливым и таинственным. В любое время суток, в любое время года лес жил своей жизнью независимо от того, что происходило вокруг него. Ни жизнь древних, ни жизнь сприганов его не волновала. В лесу были свои правила.

Высоченные деревья с раскидистыми ветвями, густой колючий кустарник, невероятное множество растений. Здесь можно было найти редчайшие цветы, ядовитые или целебные или же просто необычайно красивые. Такие, как сульфия, например. Цветы эти росли подобно мху, создавая плотный ковер на земле. Днем от мха их и не отличить было. Но с приходом ночи бутоны распускались и поляна, на которой цвел этот ковер, словно начинала пылать. Сульфия этого леса имела бледно-оранжевый цвет и её сияние было подобно свету тлеющего костра. Хотя, сам цветок был очень непримечательный, чем-то даже похож на гортензии.

Раненый сприган лежал на таком ковре и разглядывал крону дерева, сквозь которую только что пролетел, поломав ветки. Выглядел он очень молодо, даже для спригана, которые внешне не старели. Темные волосы беспорядочно торчали в разные стороны, прикрывая слегка заостренные уши. Синие глаза смотрели в небо из-под полуопущенных век. У него были угловатые скулы, немного вздернутый нос, острый подбородок. У спригана не было доспеха, лишь простоя черная рубашка на шнурке да штаны с высокими сапогами. Поверх был накинут черный плащ с кучей ремешков и заклепок. Две пары полупрозрачных крыльев медленно рассыпались мерцающей пылью.

Рана болела и кровоточила. Не смертельно, но требовалась помощь. Еще немного и он отключится. А вырубаться сейчас было никак нельзя, он был уверен, что за ним все еще ведется погоня. Пытаясь удержать себя в сознании, он поднял правую руку и начертил в воздухе треугольник с точкой в центре. Линия пряжи засверкала и приняла форму ворона.

— Перенеси меня… — приказал сприган.

— Крооооууу… — протянул ворон, — дай угадаю. Я все-таки была права.

— Лелия, у меня нет на это времени, перенеси меня! — настойчивей повторил он.

— Да как скажешь, — ворон взмахнул крыльями и тихо добавил, — идиот.

***
Перевалило за полночь. В общежитии Полуночного факультета свет горел лишь в одном окне. На втором этаже, за крайней дверью, комнату мерила шагами Рэйна Леарлес. Ифалия наблюдала за её резкими движениями с кровати.

— Рэй, твои студенты — наконец, произнесла она, — они растеряны. И, мне показалось, даже немного подавлены.

— Ох, умоляю тебя, — фыркнула девушка, — вот только ты мне морали не читай.

— А может только мои нотации тебе и нужны?! Может я единственная, у кого есть шанс к тебе достучаться?

— Иф…

— Рэйна, это первогодки! Вспомни себя, а? — продолжила Ифалия, не обратив внимание на негодование и протесты подруги, — вот серьезно. Ты не за один день стала такой… заразой.

— Ну спасибо…

— Они напуганы, Рэйна! А ты еще и предложила им факультет сменить… Дай им шанс.

— А может это и есть их шанс, Иф? — Рэйна стала носится по комнате быстрее, размахивая руками, — сменить факультет! С Полуночного факультета ничего хорошего не выходит!

— Да перестань ты!

— А что перестань? На нас посмотри! Вот серьезно. Мы были экспериментом. Первой действительно сильной группой, которую решили целенаправленно обучить темной пряже. И? И что вышло то?

— Ты утрируешь, Рэй, — попыталась возразить Иф, но Рэйну уже было не остановить.

— Да нет, чего это? Ну сама посуди! Чем все закончилось? Да этот чертов финальный экзамен был идеальным примером тому, что мы провальный эксперимент! Другие факультеты вон благополучно существуют уже годами. И на последнем экзамене народ счастливый такой, выполняют задание и выходят с аудиторий с довольными мордами. А Полуночный? Последний экзамен, мать его… Элиас погиб, Лейла спятила, а Таск исчез! И больше его никто не видел!

Рэйна выдохнула. И тут же продолжила.

— Ах, да! Есть же еще и мы! Одну выгнали с королевской алхимической лаборатории. Вторую — отстранили от военной службы! И обе мы теперь там же, где и начинали! Учителки. И одна, и вторая. Ну что? Не смотри на меня так обиженно. Где я не права?

Иф глубоко вздохнула. Выдохнула. А потом резко вскочила с места. Её золотые локоны рассыпались по плечам. В мгновение она оказалась за спиной Рэйны, заломив той руку за спину и направив в шею острие шпильки. Фамильяры Рэйны тут же вскочили, но было поздно.

— Неплохо для учителки? — усмехнулась златовласка.

Рэйна извернулась, ухватила шпильку зубами и перекинула Ифалию через себя, повалив на пол. Придавив девушку коленом в грудь, она выплюнула «оружие».

— Неплохо. Для учителки, — кивнула Рэйна.

— Слезь с меня, — Иф закатила глаза, — я алхимик. А ты солдафон.

— И обе мы — учителки.

— Да хватит это уже повторять. Ты — кураторша, Рэй. Дай этим детям шанс. И, возможно, себе тоже.

Ифалия коснулась руки подруги и улыбнулась. В этот момент в конце коридора раздался громкий хлопок, послышался грохот, весь этаж содрогнулся. Рэйна подскочила и рывком открыв дверь, выбежала в коридор. За ней метнулись Тэра и Ёру, за ними вдогонку спешила Иф. В коридор уже выбежали студенты в пижамах. Дверь в комнату Рэйны сверкала и дрожала.

— Что это? — пятясь, дрожащим голосом проговорила Шира, — что это за шум, учитель?

— Успокойтесь, — Рэйна протянула ей руки, — иди сюда, стань позади меня.

— Ровена! — Иф начертила пальцем в воздухе алый круг, призвав своего фамильяра.

Фамильяром Иф была огромная кайт-ши. Эти бессмертный колдовские кошки были ведьмами. После завершения своего ведьмовского цикла жизни они перевоплощались в представителей семейства кошачьих, выбирали себе хозяина и сопровождали его покуда не завершится и его цикл жизни. Так кайт-ши могли уйти на покой. Кайт-ши Ифалии, Ровена, была черной кошкой, с гладкой, блестящей шерстью, не уступающая в размерах Ёру. Она была обладательницей ядовито зелёных глаз. На груди у нее были белые пятна, на шее — золотая цепь в три кольца. Она ступала величаво и мягко, искоса глядя на оскалившуюся Тэру, Ёру оставался равнодушен.

— Здравствуй, Тэра, — слащаво протянула Ровена, — давно не виделись. Я даже соскучилась.

— Не могу ответить тебе взаимностью, Ровена, — отвернула морду волчица.

— Позже обменяетесь любезностями, — прошипела Рэйна, — Шира, Соран. Соберите всех позади меня. Ифалия, прикрой. Тэра, Ёру, по сторонам. Тилуан!

Огненно-рыжий сыч материализовался на плече.

— С окон ничего не видно, — тут же отчиталась она, — вспышка была от перемещения, но на этом все.

— Что ж, — в одной руке Рэйны из пряжи уже был соткан клинок.

Она рывком открыла дверь. На секунду застыла. И тут же рванула дверь назад. Публика была в недоумении. Студенты смотрели напугано, Ифалия приподняла бровь.

— Рэйна?

— Кайт-ши.

— Что? — не поняла Иф.

— Это кайт-ши, — Рэйна дематериализовала клинок, глаза бегали.

— Не понимаю, — Ифалия прищурилась, — кайт-ши? Ведьмовская кошка?

— Да, — сдвинула плечами Рэйна, — сама же знаешь, пока без хозяина — перемещаются хаотично, куда хотят. Типичные кошаки.

- Эй, — возмутилась Ровена.

— Учитель… — осторожно выступила вперед Шира, — что это было?

— Тема завтрашнего урока по фамильярам, — мягко произнесла Рэйна, — так, нечего тут стоять. Уже поздно, завтра утром на занятия. Давайте, расходитесь все. Ну? Чего стали? По комнатам!

Студенты вяло разбрелись, Ифалия все еще выжидающе смотрела.

— Ладно, Иф, спокойной ночи, — Рэйна нащупала дверную ручку, — мне еще весь этот бардак прибрать.

— Рэй, — недоверчиво прищурилась Иф, — все хорошо?

— Естественно, — махнула руками Леарлес, — конечно. Все замечательно. Чертова кошка разворотила своим перемещением всю комнату.

— Ээээй! — нервно вильнула хвостом Ровена, — долго ты еще планируешь оскорблять мой род?

— Да её слова для вас — комплимент, — фыркнула Тэра.

— Тэра! — осекла её Рэй, — ты — вокруг общежития, Ёру — в сад. Тилуан — облети периметр. Все, отбой.

И Рэйна закрыла дверь прямо перед носом ошеломленной подруги. Иф и Ровена переглянулись. Ёру и Тэра молча отправились прочь, на обход территории. Тилуан тоже исчезла. Рэйна же стояла в темной комнате, прислонившись спиной к двери и смотрела на сидевшую на её столе мерцающую девушку. Она была совершенно без одежды, длинные белые волосы кое-как прикрывали её наготу, но даже так сложно было скрыть изящные формы, нежнейшую бледную кожу, от которой исходило голубоватое свечение. Голубые глаза, бледные губы, светлые ресницы. Девушка была похожа на цветок. Белоснежную, необычайно прекрасную лилию.

— Привет, Рэйна, давно не виделись, — девушка спрыгнула со стола и, шлепая по полу босыми ногами, подошла к Рэйне.

— Здравствуй, Лелия, — девушка вжалась в дверь, — чем обязана?

— Помоги ему, — попросила девушка.

— Не поняла, — Рэйна заглянула в её голубые глаза, — о чем ты, Лелия? Где твой хозяин?

— Отрубился, — пожала плечами девушка, — я оставила его под глицинией, а сама отправилась искать тебя.

— Почему меня?

— Он приказал перенести его, но не сказал куда. Я телепортировала его по остаточному следу, по последнему, что мелькнуло в его сознании, прежде чем он отключился. И это была глициния в академии.

— Не вижу связи.

— Рэйна, я фамильяр. Мы связаны с ним узами, такими прочными… Да ты и сама знаешь, заклинательница. В общем, я вижу, и чувствую тоже самое, что и он. И раз в его голове вспыхнуло это дерево, значит, он хотел найти именно тебя.

— Замечательно, — Рэйна глубоко вздохнула, — просто замечательно. Можешь перенести его сюда? Только тихо. А не так, как ты телепортировалась сама.

Лелия исчезла в сизой дымке, но уже через мгновение появилась, удерживая на плече тело спригана. Рэйна кивнула на кровать и фамильяр положила хозяина туда. Леарлес присела на край кровати и откинула уголок плаща. Рубашка под ним была мокрая, в темноте

девушка не сразу поняла, что это. Она щелкнула пальцами. Зажегся свет.

— Он ранен, — сказала Лелия, — вроде не смертельно, но его бы подлатать.

— Да что ты, — было видно, как Рэйна закипает, — Лелия, сделай одолжение. Либо оденься. Либо вернись в свою первозданную форму, пожалуйста.

— Какие мы нежные, — Лелия взмахнула рукой, уменьшалась и приняла форму ворона, — так ты его починишь?

— Да, сейчас, — Рэйна заколола серебристые волосы заколкой и закатала рукава, — но, будь добра, не стой над душой. Найди Тилуан, она где-то над академией. Пожалуйста.

Лелия исчезла. Рэйна выдохнула. Чужой фамильяр — это опасность. Высокоранговый фамильяр способен принимать самостоятельные решения, если хозяин теряет сознание или засыпает, они свободно мыслят, отлучаются на дальние расстояния. Проще говоря, они могут действовать самовольно, если это не противоречит приказам хозяина или его убеждениям. Если на фамильяре нет контрольных отметин, запрещающих те или иные действия или ограничивая его в чем-то — он очень опасен для чужих. Лелия была именно таким фамильяром. Непредсказуемым, без единой отметины, сильным фамильяром класса А, вид — перевертыш. Изначальная её форма — черный ворон, но по желанию и по мере накопления первозданной энергии она так же могла принимать форму других животных и даже древних. Находится с ней в одной комнате было очень сложно. И, по правде говоря, немного страшновато. Даже такой, как Рэйна.

Девушка еще раз взглянула на парня. Крылья его уже рассыпались, лицо было вымученным, уставшим. А рана кровоточила. Рэйне пришлось стащить с него плащ и рубашку, прежде чем начать работу. Она положила ладонь на рану. Даже без сознания, парень поморщился и дёрнулся.

— А ну цыц, — прошипела Рэйна, хотя прекрасно понимала — он её не слышит.

С её ладони сорвались голубые нити пряжи и прошли сквозь кожу парня, углубляясь дальше в ткани. Целебная пряжа — сложная наука, факультет Целителей не зря самый напряженный в учебе. Ведь живой организм — это сложнейшая система, ни одна нить не должна проскользнуть туда, куда ей не положено. Целители все пять лет изучают строение каждого органа, его пульсацию, насыщение нитями0. Лечение каждого органа — это отдельный вид пряжи, отдельная форма плетение нитей. И даже после окончания академии, целителя ждет еще не один год учебы при лечебницах на всем континенте, где они будут перенимать опыт старшего поколения.

Но пряжа первой помощи преподавалась всем. Остановить кровотечение — пряжа стихии холода, формы Алло́й. Форма, при которой формируется несколько сотен нитей, которые в процессе пряжи приобретают форму плотной сетки, вот она и останавливает кровь, если уж совсем дотошно объяснять. Стянуть края раны — пряжа стихии земли, форма Рион. Форма, которая формирует одну плотную нить. Это колдовство работает по принципу обычной швейной нити, оно словно зашивает рану, только без иглы и проколов. Правда, никто не говорил, что это совсем не больно.

Рука Рэйны застыла над раной. Сетка голубых нитей плотно прилегла к телу, а бурая нить ловко пронизывала края раны, стягивая их друг к другу. Парня же знобило и трясло. Рэйна поднесла руку к его голове, нити бледного, фиолетового оттенка спустились с кончиков пальцев и коснулись его лба. Сприган тут же успокоился. Хотя, он все еще был покрыт испариной.

Когда рана стянулась окончательно, Рэйна одернула руки от парня. Теперь он просто спал. Девушка прикрыла его вязанным пледом и уселась в кресло, что стояло в противоположном углу комнаты. Она смотрела на парня, рассматривала его. Все такие же беспорядочно растрепанные волосы, островатые уши, угловатые скулы. Он стал заметно выше, рельефней, в его руках чувствовалась сила, даже тогда, когда он был без сознания. Сейчас он расслабленно спал под воздействием темной пряжи. Пряжа иллюзий, пряжа заклинательницы фамильяров, Рэйны Леарлес.

— Помяни черта, — тихо сказала она.

***
Так уже получилось, что им довелось расти вместе. В то время, в Шайлон произошел государственный переворот, детей вельмож отправляли за пределы королевства. Такая судьба постигла и Лейлу, наследницу правящего дома Пламеннокрылых. В пятилетнем возрасте её и приставленного к ней «кровного» телохранителя отправили в Фарлез, где их любезно согласились принять в семье Коё.

Вместе с Рэйной, Лейла и Таск обучались в школе, а позже — поступили в академию, на Полуночный факультет, в качестве экспериментальной группы. Рэйна часто вспоминала тот день, когда дедушка привез их в поместье. Напуганную Лейлу и Таска, который пытался храбрится и вести себя как настоящий телохранитель. Именно так, ей пять лет, ему шесть. У сприганов так принято. Когда рождается наследница в благородной семье, к ней приставляют «кровного» телохранителя. Мужчину, который родился с ней в один день. Это может быть её ровесник или же кто-то, кто старше её не на один десяток лет. Принято считать, что такой хранитель станет настоящим щитом для юной госпожи. И так совпало, что для Лейлы таким телохранителем стал Таск.

— Рэйна… Рэйна! — кто-то одернул её от мыслей, — заснула, что ли?

Она открывает глаза. Перед ней — Лейла. Смотрит, улыбается, как всегда игриво и призывно. Настолько прекрасна, неподражаема, изящна, не по годам женственна. Лейла была восхитительна во всем. Кожа без единого изъяна, волосы словно шелк, цвета спелого персика, глаза цвета бирюзы. Её крылья, как у большой бабочки, такие красивые, величественные. Сколько ей сейчас? Первый курс, 16?

— Рэй, — Лейла касается её щеки, — ну чего ты? Опоздаем же.

— Летаешь в облаках? — позади Лейлы появляется Таск.

Он всегда такой. Его лицо не выражает ровным счетом никаких эмоций, никаких чувств. Руки его всегда холодные, как и взгляд. Его крылья чем-то похожи на крылья стрекозы, только острые, угловатые и их три пары. Он редко их призывает, поэтому, спригана в нем можно узнать по слегка заостренным ушам. Они с Лейлой всегда вместе. С тех самых пор, как их привели в поместье Коё. Из напуганных детей они превратились в прекрасную пару, о которой судачили во всей академии. Как и говорил дедушка, они действительно стали хорошими друзьями с Рэйной.

Это был зимний день. Рэйна сидела в аудитории-амфитеатре, смотрела в окно. Наблюдала за тем, как пушистый снег накрывает сад. До зимних праздников было рукой подать. Осталось только пройти основной экзамен первого полугодия — вызов фамильяра. Это было настоящее событие в академии.

Для начала готовился парадный зал. На пол, потолок и стены наносились специальные письмена, для контроля нитей и на случай, если что-то пойдет не так. Рисовался круг призыва и круг контроля, а также, защитные письмена. Дальше в уголках зала развешивались букеты из трав и стальные цепи, завернутые в атласные ленты. Травы символизировали усмирение, цепи — подчинение. Зажигались огни, под потолком вращались нити пряжи самыми разнообразными спиралями и формами.

Процедура призыва была своеобразной. Помимо заклинания и правильно сотканной пряжи призыва, студент должен был вложить в призыв своё пожелание. Истинные чувства, которые помогут с выбором фамильяра. И что странно, фамильяры и правда находят своих хозяев. Почти всегда.

В день своего экзамена все надевали парадные мантии: преподаватели — золотого цвета, ученики — белые с красными завязками и подолом. Призыв проходил по группам. В течение двух недель первокурсники группами по 20 человек вызывали своего фамильяра и заключали свой первый, а некоторые — единственный, кровный контракт. Группа Рэйны в списке была последней. Вместе с ними — группа Светлоносцев.

Лейла была воодушевлена. От неё ожидали многого, как от наследницы одного из главенствующих домов империи Шайлон. От Таска ожидали вызова сильного и боевого фамильяра, как от любого телохранителя. От Элиаса ждали вызова как минимум фамильяра класса А. От Ифалии и Рэйны не ждали ничего. Вся академия знала о том, что родители Ифалии хотели просто удачно выдать её замуж. А Рэйна… Рэйна просто хулиганка. Кого бы она не вызвала — это будет очередной проблемой, как и все, что она делает.

И вот, первой выходит Ифалия. Она чертит в воздухе символ призыва. Нити пряжи лиловые, как и следовало ожидать от студентки Полуночного факультета, темная пряжа. Движения её рук немного неуклюжи, если приглядеться, можно заметить, что руки её дрожат. Но она читает заклинание очень уверенно, голос её звучит ровно несмотря на тремор в руках. В дыму возникает огромная кайт-ши, черная, сверкающая. Фамильяр класса В. Все аплодируют, ведь Ифалия первая из первокурсников, призвавшая кайт-ши, ведьму Ровену, которая при должно обращении и контроле способна соревноваться в силе с фамильяром класса А. Ифалия надевает на её шею цепь и заключает контракт, обменявшись каплей крови с Ровеной.

Следом за Иф выходи Элиас. Он призывает Мерроу. Дух воды, волшебная возлюбленная или проще — русалка. Она прекрасна на вид, с распущенными зеленоватыми волосами, белоснежными руками и темными глазами. Молчалива, чертит в воздухе своё имя — Калиопса. Аплодисменты тише. Молчаливые фамильяры опасны, особенно водные духи. Вода коварна и изменчива. Но Элиас на хорошем счету у преподавателей, в него верят, как ни в кого другого.

Да и почему бы и нет? Он кафо из благородной семьи. Его род почитаем, и он первый из своей семьи, кто решился на изучение темной магии. Им гордятся. Да и к тому же, он красавчик. Черные крылья, как сама ночь, с проблесками серебряных перьев, словно звезды в ночном небе. Высокий, длинноволосый, с этими, знаете, благородными локонами, которые ниспадают до плеч. Он обладатель прекрасных манер, воспитан, благороден, приятен в общении.

После Элиаса в кругу стоит Такс. Он произносит слова призыва громогласно, так, чтоб это слышали все. Уверенный, упрямый, гордый. В кругу призыва возникает она. Фамильяр класса А, перевертыш, Лелия. Она требует скрепления контракта поцелуем, не только кровью. И Таск соглашается. В этот момент у Лейлы дергается бровь, а позади кто-то шепчется.

— У телохранителя фамильяр-перевертыш? Это не боевой фамильяр…

Что тогда щелкнуло в голове у Рэйны? Не известно. Но когда она вышла в круг, она думала лишь об одном. «Если бы я могла защитить их всех… тогда Таску не нужно будет становиться полноправным телохранителем?..»

И она подняла обе руки и развела их в стороны. В правой руке вспыхнула алая пряжа, в левой — черная. Пряжа формировала одну, центральную печать. Кто-то из студентов вскрикнул, преподаватели потребовали Рэйну остановится. Но она словно не слышала, продолжала читать заклинание призыва. Алая пряжа сливалась с черной, подрагивали хрустальные вазы, кто-то из учителей хотел войти в круг, но его отшвырнуло. А потом — все затихло, центр круга, где стояла Рэйна, залило клубами лилового дыма.

— Развейся, — кто-то из учителей соткал пряжу ветра.

Рэйна так и стояла в центре круга. Величаво вскинув голову, по правую сторону от неё сидела волчица, по левую — черный пес. На плече Рэйна сидел огненно-рыжий сыч. То, что было дальше, Рэйна вспоминает нехотя. Истерия среди преподавателей, вызов ректора, восхищенные и даже перепуганные возгласы студентов. Лорсан тогда день от неё не отходил, обсыпал комплиментами, говорил, что всегда чувствовал в ней что-то особенное. Сьерра все ходила вокруг фамильяров, недовольно фыркая и рассуждая о том, что без уловок тут не обошлось. А потом подошел Таск. Посмотрел ей прямо в глаза.

— Это было очень рискованно, Рэйна, — сказал он так, словно понял, какие эмоции она вложила в призыв.

А потом в круг призыва вошла Лейла. И её фамильяром стала силки. Слабый фамильяр класса С, толку от которого было не больше, чем от обычной горничной…

***
Когда сприган открыл глаза, было еще темно. Но белоснежную оскаленную морду он разглядел очень хорошо. Он дернулся в сторону и тут же столкнулся взглядом с парой горящих желтых глаз. Тэра и Ёру были замечательными няньками, что не говори. Они смотрели на спригана очень недовольно, даже враждебно. На подоконнике сидела принявшая облик ворона Лелия. Сприган уставился на неё с недоумением. Комната, стены, мебель. Все это было ему незнакомо.

— Ну привет, Таск, — услышал он сдавленный голос из угла комнаты, — давно не виделись. Сколько? Лет пять?

— Рэйна? Правда ты что ли? — усмехнулся парень, — или я все еще сплю?

Девушка подошла поближе, чтоб он мог её видеть. Сонная, уставшая. Её длинные волосы беспорядочно рассыпались по плечам, она безуспешно пыталась смахнуть пряди со лба.

— И правда ты, — выдохнул парень и рывком сел.

Только что подлатанная рана дала о себе знать. Он поморщился.

— Если планируешь дергаться и испортить мою ювелирную работу — я прирежу тебя сама, — резко сказала девушка.

— Ты меня подлатала?

— «Починила», как выразилась Лелия, — усмехнулась Рэйна, — но тебе ли не знать, что моя целительная пряжа слабовата, чтоб ты прямо сейчас вскочил на ноги и поскакал туда, где тебя черти пять лет носили?

— Я рад тебя видеть, Рэйна, — неловко улыбнулся сприган, но девушку это никак не задобрило.

В её груди уже вскипала ярость, от которой она не могла избавиться уже многие годы. Даже неожиданное отстранение от службы и должности командира спецотряда, даже нежеланная должность куратора и упрямый дед, даже все это не злило её так, как появление этого юноши в её комнате. Сприган это чувствовал.

— Зачем явился? — от её тона даже у Тэры шерсть встала дыбом.

— Мне нужна помощь, Рэй, — тихо сказал он, — мне некуда идти. Только к тебе.

Рэйна подавила в себе желание швырнуть в него чем-то тяжелым. Подавила и желание вызвать клинки и вогнать наглецу в то место, которое только что зашила пряжей. Ишь ты какой! Не к кому идти ему! Пять лет было к кому. А теперь, значит, привет?

Таск поднялся с кровати и сделал к ней шаг. Она не шевельнулась и все так же зло смотрела на него.

— Рэйна, я прошу тебя… Это очень важно! На кону жизнь наследницы Шайлон, если они… достанут меня… они достанут и её, — он положил ей руки на плечи.

— Они? — безразлично спросила Рэй, — почему бы тебе не попросить защиты у правящего Дома? Ты ведь… кровный телохранитель.

— Рэйна, я теперь Тень, — грустно улыбнулся Таск, — я не справился со своей работой. И был сослан в дом Тени. Ты знаешь, кто они.

Рэйна и правда знала. В государства Шайлон существовало понятие «дома» с того времени, как закончилась Первая магическая война. Существовали правящие Дома, Дома ремесленников, служащих, лекарей. И был Дом Тени. Дом, в котором можно было встретить изгнанников со всей империи, которые брались за любую работу. Абсолютно за любую. Тени, наёмники. И теперь, стало быть, Таск один из них.

— Почему ко мне, Таск? Почему спустя пять лет ты явился ко мне? — тихо спросила Рэйна, глядя сквозь него.

— Потому что больше друга у меня нет. Только ты, Рэй, — ответил от так же тихо.

Она резко вскинула руки, отталкивая его от себя. Лелия, спокойно наблюдавшая за этим, приняла форму лиса и зарычала. Оскалились и Тэра, и Ёру. Но дальше команды атаковать не последовало. Рэйна указала ему на кровать.

— Через 4 часа у меня начинаются занятия, я хочу хоть немного поспать. Ты можешь отоспаться на кровати, у тебя будет время. В эту комнату все равно никто не зайдет в моё отсутствие. Главное, держи Лелию при себе, чтоб она не шастала по академии и не привлекла ничье внимание.

— Эй, — возмущенно вскликнула перевертыш, обернувшись девушкой и по-детски надув губы.

— Я вернусь после пар, и мы решим, что с тобой делать, — продолжила Рэйна, — пожалуйста, не выкинь ничего такого, что поставит под угрозу кого-либо из этого общежития. Иначе, Тэра тебе лицо отгрызет. Клянусь.

Для пущего эффекта Тэра показательно сладко облизнулась. Рэйна устроилась в кресле. Рядом с ней — её фамильяры. И Таск на какое-то мгновение вернулся мыслями в то время, когда они вот так ночевали у камина в поместье Коё, когда вернулись после первого экзамена домой. Все домашние были в ужасе от фамильяров Рэйны, но в их глазах помимо страха можно было проглядеть и невероятную гордость за юную госпожу. Дед настолько гордился своей внучкой, что даже не стал требовать от неё объяснения.

С момента их знакомства Таск считал, что раз Рэйна девчонка, он должен защищать и её. Но той зимой он впервые почувствовал, что она не нуждается в его защите, как нуждалась в ней Лейла. И именно той зимой все изменилось, больше не было как раньше. Никогда.

Глава 4. Фамильяры

Рэйна была не в лучшем расположении духа. Поспать ей этой ночью так и не удалось. Сон все никак не шел, и она просто пролежала с закрытыми глазами до утра. Завтрак она пропустила, наскоро приняла душ, волосы подняла в высокий хвост, быстро оделась и накинула мантию. Собираясь, она все пыталась не смотреть в сторону кровати, на которой мирно сопел Таск. В пороге рука потянулась к клинкам. Но пересилив это желание, Рэйна одернула руку. Закрывая дверь, она все же мельком глянула на Таска. Тот спал, безмятежно, спокойно.

Рэйна покинула общежитие, на дорожке к учебному корпусу ей на плечо села Тилуан. По обе стороны возникли Тэра и Ёру. Ёру молчал, Тэра молчала, Тил молчала.

— Да давайте уже, — не выдержала Рэйна, — кто первый?

— Ты о чем? — наиграно удивилась волчица, — о том, что в твоей комнате беглец, о котором ты почти ничего не знаешь?

— Или о том, что всю ночь ты проворочалась в томных мыслях о нём? — добавил Ёру.

— Или ты о том, что в твоей постели твоя первая и последняя школьная любовь? — добила Тилуан.

— Ой, да заткнитесь, — фыркнула Рэйна, уже пожалев о том, что завела эту тему.

— Я тебя за зад укушу, — рыкнула Тэра, — ты чем думала вообще, Рэй?

— А что мне оставалось? Поднять на уши всю академию?

— Ну уж точно не бросаться оказывать ему первую помощь и сшивать его раны! — подал голос Ёру.

— Ну да, замечательный план, надежный метод. Дать ему истечь кровью и умереть в собственной спальне, — съязвила Рэй, — вы же понимаете, что в этой ситуации поднять шум — это поставить под угрозу репутацию деда? Академия считается самым безопасным местом на континенте! А тут среди ночи прямо в спальню одной из преподавателей телепортируется Тень? Это просто скандал, ребята. Уж вам ли не знать.

— Но, ты могла сказать хотя бы господину Коё, — возразила Тилуан.

— Прямо среди ночи, Тил? — закатила глаза Рэйна, — ну вот серьёзно, есть еще гениальные идеи? Нет? Ну тогда хватит.

— Шумим прямо с утра? — на пути Рэйны выросла мадам Мален.

Рэйна замешкала с ответом. Несмотря на свои достаточно пышные габариты, Софи Мален имела необычайное свойство возникать из неоткуда. Её появления почти никто и никогда не замечал. Этой полной женщине было около 40 лет. У нее было круглое и добродушное лицо, маленькие глазки карего цвета и пышная копна каштановых волос, которые она всегда собирала в тугой пучок. Мадам Мален была куратором факультета Целителей и именно она была первой, кого насторожили способности Рэйны. Ей никогда не нравилось то, что Рэйна пытается применить темную пряжу почти в каждом заклинание. И особенно это не нравилось ей на собственных парах, когда в обезболивающей пряже Рэйна решилась без разрешения применить нити иллюзий.

Когда Рэйна покинула академию и поступила на военную службу при дворе, Софи наконец-то выдохнула и была рада тому, что пускай и такими жертвами, но работа Полуночного факультета прекращена. Но сейчас присутствие Рэйны её напрягало, пускай она и пыталась это скрывать. Только вот за вымученной улыбкой мадам Мален Рэйна ощущала тревогу и немного неприязни.

— Доброе утро, мадам Мален, — поздоровалась она, — спешите на пары?

— О, нет, душенька, — отмахнулась Софи, — держу путь свою в оранжерею. Как раз к сегодняшнему уроку у третьекурсников должны были поспеть цветы сарфалии. Еще помните, для чего вы выращивали её?

— Никогда не любила сарфалию, — честно сказала Рэйна, — но, да. Помню. Эликсир восстановления энергии. Сок из лепестков сарфалии, кашица из её стеблей и порошок из её листа. На вкус — редкостная дрянь.

— А вы, леди Леарлес, как всегда прямолинейны, — улыбка Софии стала еще более натянутой, — скажите, что вы здесь делаете?

— Тоже, что и вы. Учу.

— Вы не преподаватель, Рэйна, — неожиданно резко возразила мадам Мален несвойственным для неё холодным тоном, — вы головорез.

— Правда? — Рэйна сделала шаг к ней, та попятилась, — точно?

— Я знаю… знаю, чем занимается королевский специальный отряд, — дрогнувшим голосом ответила Мален, — все эти войны, которые так и не начались… потому что вы…

— Потому что мы что? — выжидающе смотрела на неё Рэйна, — что мы?!

— Что здесь происходит? — в их сторону направлялся профессор Ордак.

Мадам Мален отступила от Рэйны на шаг, обошла её и задев Ордака плечом, заторопилась в сторону оранжереи.

— Профессор Ордак, — Рэйна кивнула.

К этому мужчине она испытывала неподдельное уважение. Сейрус Ордак вел боевую пряжу и историю первоисточников, к Рэйне он был всегда благосклонен, хоть и до черта строг. Это был высокий, худой мужчина с вечной, грубой черной щетиной, зелеными глазами и рваным шрамом на щеке. Полная противоположность Мален. Он всегда спорил с ней, хотя, поговаривали, что когда-то у них был роман.

— Какие-то проблемы? — спросил он, подойдя ближе к Рэйне.

— Нет, — помедлив, ответила та, глядя в спину удаляющейся Мален, — все хорошо. Просто отлично.

— Весь старший педагогический состав, Рэйна, знает откуда ты вернулась, — проследив за её взглядом неожиданно сказал Сейрус, — но, не все понимают, за что тебя отстранили.

Рэйна с недоумением посмотрела на профессора.

— Не смотри на меня так, Леарлес, — он недовольно сморщил лоб, — лично я считаю, что одна смерть лучше сотни смертей. И плевать я хотел на то, нравится ли моё мнение кому-то или нет. Тебе тоже должно быть плевать. Делай своей дело. Вот и все.

Профессор сделал пару шагов и обернулся.

— Ты знаешь, почему тебя отстранили от службы, Рэйна? — небрежно бросил он.

И продолжил свой путь, оставив этот вопрос висеть в воздухе. Тэра сидевшая у ног Рэйны приподняла бровь.

— Вот это заряд бодрости на весь день, — важно проскандировала она, — тут тебе и гонение, и философское напутствие. Потрясающее утро.

— Не язви, — толкнула её коленом Рэй, — Тэра, у меня просьба.

— Ну?

— Не смей вмешиваться в мои уроки, пока я не попрошу.

— Это просьба или приказ? — недовольно переспросила Тэра.

— Расценивай как хочешь, — Рэйна зевнула, — я не хочу, чтоб Иф опять промывала мне мозг из-за напуганных студентов.

***
— И так, фамильяры, — Рэйна вальяжно прохаживалась между рядами парт.

На этот раз аудитория была полной. Вместе с её студентами в большом лекционном зале сидели еще три группы первокурсников: факультет Светлоносцев, Целителей и Боевых ткачей. Среди них зоркий взор кураторши засек близняшек Дару и Виа. Последняя, не отрываясь смотрела на Рэйну, прослеживая каждое её движение. Тэра неподвижно сидела у стола, разглядывая студентов, Ёру истуканом сидел у двери. Тилуан дремала на столе, зарывшись клювом в рыжие перья.

— Что вы знаете о фамильярах? — продолжала Рэйна, выжидающе глядя на своих студентов.

— Фамильяр — это слуга, призванный из разлома первозданной энергии, — небрежно бросила Дара. Тэра фыркнула, Рэйна еле слышно шикнула в её сторону.

— В классическом понимании леди Ладор права, — кивнула Рэйна и тут же добавила — но, к сожалению, если так и относится к ним, по «классической» модели, не стоит рассчитывать на то, что вы сможете призвать сильного фамильяра или же заключить полноценный, мощный контракт.

Дара недовольно сжала губы, но промолчала. С их первой встречи в амфитеатре, эта девчонка видимо не успокоилась и решила во что бы то не стало преподавательнице понравится. Рэйна подняла правую руку и закатала рукав. На предплечье у нее были отпечатаны три черные руны. Она продемонстрировала их аудитории.

— Большинство фамильяров, как и сказала леди Ладор, призваны из разлома первозданной энергии. Есть и исключения, но об этом позже. Всем известно, что сила ткача измеряется мощностью сотворенной им пряжи. Так считалось раньше, но это не совсем верно. Сила ткача зависит от того, насколько сильного фамильяра он может контролировать и при этом, не терять мощь своей пряжи, — проскандировала Рэйна, — в конце первого полугодия вас ожидает ваш первый, самый серьезный экзамен. Вызов фамильяра. До этого времени ваша задача — научится правильно начертать пряжу, подготовить заклинание призыва и определиться, чего вы хотите от своего фамильяра, чтоб составить контракт. Это будет ваш первый контракт крови, подойдите к этому ответственно. И если проявите себя, к выпускном экзамену, на пятом курсе вам позволят совершить ритуал призыва повторно, если вы того пожелаете.

— А что на счет вас? — неожиданно спросила Шира, — ну, то есть… это правда, что вы вызвали двоих фамильяров одновременно?

— Троих, — поправила Рэйна ткнув пальцем в третью крайнюю руну, нанесенную прямо у запястья.

— Ваши фамильяры, — прищурилась Виа, — Фенрир и Черный пёс. Легендарные фамильяры класса S. И фамильяр класса А, связующая цепь. Как первокурсница смогла это провернуть? Вы использовали какие-то особые руны? Слова призыва? Что это было, учитель?

— Это была я, — просто пожала плечами Рэйна, — не то, чтобы я не хотела делиться с вами какими-то секретами, детишки. Просто у меня их нет. Я вошла в круг призыва с четким желанием. И вложила в него всю силу, которая у меня только была. Вот и все.

— Но, вы только что сказали, что сила ткача зависит от того, насколько сильного фамильяра он призвал! А вы недавно проиграли бой ректору. Хотя у вас целых три фамильяра, — язвительно заметила Дара, — как это так?

— Все просто, радость моя, — Рэйна вернулась к своему столу, — там, на том уровне, на котором находится наш глубокоуважаемый ректор, вопрос силы уже не в мощности фамильяров. А в том, сколько фамильяров может контролировать ткач одновременно, оставаясь при этом в сознании.

— Но у вас целых три фамильяра! — не унималась Дара.

— Пять, — Рэйна закатала рукав на левой руке, продемонстрировав еще две руны, — пять фамильяров, леди Ладор.

— Тогда как вы могли проиграть?!

— Да все просто, — ответила Тэра, — учитель Леарлес хоть и сильна в призыве и контроле мощных фамильяров, возможно даже сильнее ректора, но в пряже она ему не ровня.

Рэйна бросила на неё испепеляющий взгляд, волчица предпочла сделать вид, что не заметила.

— Что ж, если меня мы уже обсудили, — стальным тоном отметила Рэй, — продолжим занятие? Леди Ладор ответит нам, как классифицируют фамильяров?

— Существует четыре класса, — вместо сестры ответила Виа, воспользовавшись тем, что Рэйна не уточнила, к какой именно Ладор обращалась, — класс С, низкоуровневые фамильяры вспомогательного типа. Силки, пикси, духи-элементали и прочая мелочь. Не могут отходить от хозяина далеко, не могут ослушаться хозяина. Класс В, фамильяры-менталисты или же транспортные фамильяры. Колдовские звери и птицы, лесные духи и прочие существа первозданной энергии способные на поддержку мага, заимствование энергии, выполнение небоевых задач. Они более самостоятельны, чем класс С, более волевые, но нанести какой-то урон своему хозяину они не могут.

— Достаточно, леди Ладор, — остановила её Рэйна, — что-то ты увлеклась. Кто-то горит желанием продолжить? Парочка Тамиру? Шарнон? Шира?

Брат и сестра быстро переглянулись, никто не торопился отвечать. Рэйна приподняла бровь. От её взгляда разве что инеем все не покрылось, настолько он был морозный и требовательный. Шира неловко улыбаясь пнула брата ногой под партой и встала.

— Следующий класс А. Это фамильяры преимущественного боевого типа или типа «партнер». Высокоуровневые колдовские звери, водные духи, саламандры и так далее. Они способны на дальние отлучки от хозяина, правда время у них ограниченное. Пересекая определенную черту в расстоянии, фамильяр теряет связь с энергией хозяина и начинает терять силы. Если вовремя не восстановить эту связь — он может погибнуть, точнее вернуться в раскол, из которого был призван. В основном — это сильные боевые фамильяры, способные на проявление своей воли даже вопреки воле хозяина, они могут бунтовать и сопротивляться, если контроль их хозяина недостаточно силён. И иногда…

— Иногда, фамильяр способен навредить своему хозяину, — закончил за неё Шарнон, — так сказать, убить до смерти.

— Резонно, — усмехнулась Рэйна, — да, таки есть. Существуют фамильяры, которых хозяева вызвали, но так и не подчинили. Иногда… так и правда случается, когда ткачу хватает сил лишь на призыв.

Рэйна еле заметно коснулась своего бока. Взгляд её стал мрачным.

— Постарайтесь сейчас услышать и запомнить то, что я скажу. Фамильяры нуждаются в энергии. Вне раскола они могут поддерживать свою форму и силу только благодаря заклинателю, который их призвал. Поэтому, когда заклинатель не может дать достаточно маны фамильяру, тот начинает терять себя. Кто-то просто затухает, кто-то становится агрессивным, нападает, калечит и… убивает. Фамильяры, предавшие хозяев, попадают вовсе не в раскол, из которого пришли. Они тонут в вязкой тьме за Вратами Андхакара. И это не лучшая судьба. Поэтому, не пытайтесь прыгнуть выше головы. Не обрекайте ни себя, ни фамильяра. Хотя, даже у этого всего процесса есть кое-какие интересные нюансы, завязанные на пряже… Но об этом в другой раз

Рэйна замолчала и только сейчас поняла, что все студенты сидят как мыши. Даже на последних партах перестали шептаться. А в глазах — страх и паника. Рэйна перевела взгляд на Тэру. У той сверкнули глаза.

— Блестяще, учитель, — прозвучал в голове Рэйны её голос, — готова объяснять старику, почему с твоих занятий выходят седые студенты?

— Таааак, — протянула Рэйна обреченно, — занятие окончено. Продолжим в следующий раз, все свободны. Полуночный факультет, остаётесь.

Студенты моментально подскочили, дважды повторять не пришлось. Уже через пару минут аудитория была почти пустая, если не считать притихших полуночников. Они, как и все студенты, все еще были в шоке после услышанного. Вот только в отличии от ушедших, которые сейчас все свои впечатления сублимируют на перемене, полуночникам повезло меньше.

Рэйна щелкнула пальцами, еле заметные искры метнулись к окнам, сделав стекла черными. В аудитории стало темно, сверкали лишь глаза фамильяров. Второй щелчок зажег свечи в канделябрах. Рэйна уселась на стол и смерила взглядом каждого по отдельности.

— Зачем вы здесь? — задала она вопрос.

— Простите? — начал Тэйн, — вы задавали этот вопрос и, мне кажется, все мы на него ответили.

— Вы ответили, зачем вы поступали. Ты по принуждению, а твоя леди — Рэйна указала пальцем в парня, а затем указала на Эльйо, — из личного комплекса «хорошей дочери», дабы продолжать оправдывать ожидания родителей.

— Да как вы можете!.. — вспыхнула Эльйо, но Рэйна уже переключилась на Сорана.

— У тебя более благородная цель, — продолжала она безжалостно, — ты трус и решил, что, обучившись пряже и заполучив фамильяра, сможешь больше ничего не бояться, защитить себя. Шира поступила, чтоб не выходить замуж. Не зыркай на меня так, это более чем очевидно. Единственный, кто здесь был хоть немного откровенен — это Шарнон. Он сказал, что поступил для того, чтоб приглядывать за сестрой. Более мягкая форма «меня отправили следить за сестрой, а когда она облажается — вернуть её домой».

— Воу, Рэйна… — Тэра подняла и попыталась потянуть заклинательницу за край мантии, но та отмахнулась.

— Кто-то из вас стал причиной моего отстранения от службы, — продолжила Леарлес, глаза её пылали, словно в них сверкал водоворот пряжи, — так будьте же добры! Сделайте так, чтоб я тратила свое время не понапрасну!

Она выдохнула. Глаза погасли. Щелкнула пальцем. Погас один канделябр свечей. Студенты сбились в кучу.

— Осветите аудиторию, — приказала Рэйна.

— Что? Да мы только второй день как учимся! — возмутился Тэйн, — одна поверхностная теория!

— Сделайте так, чтоб в аудитории стало светло, — Рэйна повторила приказ.

— У нас еще не было…

Прозвучал еще один щелчок. Погас еще один канделябр.

— Если в аудитории станет темно, занятий больше не будет, — задумчиво произнесла Рэйна, — и все вы дружно поедете домой.

Щелк. Студенты были напуганы, такого не было ни на одном занятии. Эльйо бросилась к своей сумке и принялась лихорадочно листать странички книги. Соран принялся махать руками, видимо в попытках воссоздать пряжу. Шарнон напряженно думал. Щелк.

— Светлее не становится, — слащаво протянула Леарсел.

Щелк. Тишина. Эльйо страдальчески застонала, отшвырнув книгу. Соран бессильно опустился на колени. Остался последний канделябр со свечами. Тэра и Ёру напряженно наблюдали за заклинательницей, та подняла руку. И в этот момент случилось то, чего никто из присутствующих ну никак не ожидал. Шира и Тэйн одновременно сорвались с места. Тэйн схватил первое, что попалось под руки — высокий подсвечник, Шира — взмахнула крыльями и оказалась на уровне одного из окон. Одновременно Тэйн метнул в окно подсвечник, а Шира с размаху ударила по стеклу ногой. Два окна были разбиты, осколки со звоном падали на пол. Свет пролился в аудиторию. Щелк. Рэйна сняла черную пелену с остальных окон.

— Да вы!.. Да как так?.. Вы нас не учили! — задыхалась от возмущения Эльйо.

— Урок первый, — язвительно начала Рэйна, — думайте головой. Я попросила сделать так, чтоб в аудитории стало светло. Я не ставила вам никаких условий.

Эльйо подавилась очередным возмущением и уставилась на преподавательницу, широко раскрыв глаза.

— Бинго, красавица, — подмигнула Рэйна, — я не сказала, что вы должны сделать это при помощи пряжи. Можно было просто открыть окна. Я ведь просто затемнила стекла, а не заблокировала их. Но, раз Шира и Тэйн решили, что выбить их — будет действенней, я не возражаю. Задача выполнена.

— Что это было? — Шира смахнула осколки со своих крыльев, — какой-то тест на смекалку?

— Что-то вроде того, — кивнула Рэйна, — послушайте меня, постарайтесь услышать. Темная пряжа — это очень сильная, могущественная сила и она требует стойкости духа, небывалого упрямства и непоколебимой силы воли. И если потерять хоть на секунду контроль, ваша же сила сожрет вас. Буквально. Ни я, никто другой не сможет вас ничему научить, если вы сами понятия не имеете, зачем вам это все. Только что у вас была цель. Конкретная цель, невыполнение которой влекло последствия: исключение из академии и возвращение в ту жизнь, от которой вы здесь спрятались. И только что вы зашевелились. Получилось только у двоих, но это неплохое начало. Вы хоть понимаете, о чем я, а?

— Вроде, — мрачно ответил Тэйн, — вот только окна…

Щелк. Стекла вновь были целы, Рэйна поправила выбившуюся прядь волос.

— Найдите цель. Иначе ваше здесь пребывание не имеет смысла, — с этими словами Леарлес направилась прочь из аудитории. Фамильяры поспешили за ней.

Студенты остались один на один с её словами.

— Да как она смеет! Что это за преподавательница такая?! — вновь захлебнулась негодованием Эльйо.

Девушка нервно складывала учебники в сумку, глаза её метали искры, из рук все сыпалось. Тэйн молча помог ей сложить книги и принялся складывать свои. Шира задумчиво смотрела на целое окно, которое пару минут назад сама же разбила. Потом он повернулась к Тэйну.

— Как ты понял? — спросила она.

— Понял что?

— Что она не ждет от нас пряжи?

— Она… — задумчиво произнёс Тэйн, — очень странная учительница. Просто подумала о том, что она бы не ждала от нас какого-то сложного решения. Поэтому, я выбрал самый простой вариант. Первое, что она сделала — это затемнила окна. Вроде как намекнула.

— Вот как… — Шира подхватила свою сумку, — забавно, что у нас мысли сошлись.

И Тамиру заулыбалась. Такой яркой, лучезарной детской улыбкой. Тэйн еле заметно улыбнулся в ответ.

— Пойдемте, — еле слышно отозвался Соран, на которого произошедшее произвело впечатление больше, чем на кого-либо, — перемена-то вот-вот закончится. Нужно на занятие к профессору Ордаку.

— Вот же, — Шарнон почесал затылок, — и перемены толком не было из-за этих игр Леарлес.

***
— Госпожа Рэйна!!! Вы должны учить этих детей, а не пугать их до з-з-з-заикания! — Руру хваталась за голову, меряя шагами кабинет ректора.

— Кто-то заикается? — равнодушно спросила Рэйна.

— Кроме Руруки? — без капли сарказма уточнила Клара.

— С-с-спасибо, Клара! — пискнула Рурука, её тонкий хвостик дергался из стороны в сторону, — я ведь образно выразилась!

Эта парочка всегда смешила Рэйну, они казались ей очень забавными. Клара всегда отличалась исключительно кошачьим нравом. Рурука же была очень эмоциональной, пугливой и суетливой. Русые волосы, карие глазки, милые мышиные ушки и тонкий длинный хвостик, на кончике которого всегда был повязан черный бантик. Самый нелепый аксессуар для той, кто была ответственная за весь персонал в академии, включая преподавателей. А еще она была на голову ниже Клары и слегка полновата. Но, Руруку все любили и такой. А вот с Кларой у них были сложные отношения. Прямолинейная Клара не щадила нежное сердечко Руру и постоянно комментировала каждый шаг тихой мышки. Со стороны выглядело смешно.

Сейчас же в кабинете ректора их было четверо. Парочка кошки-мышки, сам ректор и нерадивая учительница. Последняя вальяжно развалилась в кресле закинув ногу на ногу и напрочь игнорировала причитания Руру. Клара же не упускала ни единого повода зацепить коллегу. Ну а ректор… Господин Теодор Коё кормил Стефаниуса оранжевыми хлопьями. Стефаниус глуповато хлопал рыбьим ртом, совершенно не оправдывая свой тип магического питомца.

— Нельзя же так, госпожа Рэйна, ну нельзя! Преподаватель должен нести знания! Так сказать, свет!

— На факультете, изучающем тьму, — язвительно заметила Рэй.

— Не имеет значения! — пискнула Руру, — вы учительница! Вы должны!..

— Я старший лейтенант, Руру! — фыркнула Рэйна, — не учительница!

— В этих стенах — вы учительница! — не на шутку разозлилась Рурука, что было ей совершенно не свойственно, — нравится вам это или нет!

— Слушай меня, мышь!.. — Рэйна встала с кресла, Руру сжалась в комок под её взглядом.

— Рэйна! — неожиданно рявкнул ректор, — не смей!

— Прости… — тут же осеклась девушка, голос старика подействовал на нее достаточно отрезвляюще, — прости, Руру.

Ойо примирительно кивнула. Но, осталась твердить своё.

— Я очень прошу вас, госпожа Рэйна, — сказала она, — станьте для них хоть немного учителем. Попытайтесь стать им другом. Полуночники — потерянные дети, вам ли не знать…

— Ну, спасибо, — закатила глаза Рэй, хотя прекрасно понимала, что в этом случае Рурука права.

— Что ж, — более спокойно произнес ректор, обращаясь к Рэйне — значит, ты говоришь, что хотела бы заняться поиском новых преподавателей на полуночный факультет?

— Не совсем так, — ответила Рэй, — я сказала, что у меня есть кое-кто на примете, кто сгодился бы на должность преподавателя по рунам и полётам.

— Правда? И кто же это? — аж подпрыгнула на месте Руру, — с тех пор как… как случилось… ну в общем, у нас почти половина преподавателей отказалась вести какие-либо занятия на полуночном факультет. А остальным пришлось поднять ставку почти в половину.

— А это не очень благоприятно для бюджета академии, — отозвалась Клара, не отрывая взгляда от наматывающего в аквариуме круги Стефаниуса.

— Новый преподаватель! Да ещё и профильный! Это было бы просто замечательно! — взбудораженная Руру не могла устоять на месте, — это кто-то из королевского двора? Из другой академии?

— Да вы, как бы, уже знакомы с ним… — глупо заулыбалась Рэйна.

— Рэйна? — выжидающе взглянул на внучку Коё.

— Это Таск из Дома Тени, — выпалила Рэй и зажмурилась.

Клара резко отпрянула от Стефаниуса и уставилась на Рэй, Руру закатила глаза и рухнула в кресло. Теодор Коё на секунду не поверил услышанному. Но он отлично знал Рэйну. И этот приём — признаться в чём-то и зажмурится, ожидая наказания, был у неё рабочий с детства. Значит, она не врет.

— Милая, — мягко начал Теодор, — Таска никто не видел с тех пор, как…

— Знаю, — оборвала его Рэйна, — но, поверь мне, так нужно! Я знаю где он сейчас и знаю, что он примет это предложение.

— О небо, — причитала Руру, — изгнанник из Дома Теней будет преподавателем в академии… гневных писем не оберемся.

— Но ведь… не обязательно кому-то знать, что он из Дома Теней, — пожала плечами Клара неожиданно, со все тем же присущим ей равнодушием, — если я правильно поняла, речь идет о том разжалованном спригане-телохранителе? Мы можем представить его как Таска из Дома Острокрылых. Это самый маленький и самый дальний Дом Шайлон. И по нашим документам, здесь нет ни одного студента-спригана, который бы принадлежал этому дому. А кому еще есть дело до того, кто преподает на самом маленьком факультете?

— И самом проблемном, — продолжала сокрушаться Руру.

— Да прекрати ты уже ныть, — разозлилась Рэй, — Клара, ты сможешь это устроить?

— С разрешения ректора — да, — кивнула секретарь.

— Старик, — обратилась к нему Леарлес, — я не часто у тебя что-то прошу.

— У меня условие, — тут же ответил ректор.

— Ну?

— Ты прекратишь саботировать работу факультета и начнешь относиться к обязанностям преподавателя серьезно!

— Да чтоб его… — Рэйна, запустила руки в волосы и взъерошила их, — да, согласна.

— Клара, — кивнул ректор, — оформи документ. И, будь добра, покорми Стефаниуса перед уходом.

— Как скажете. Разрешите высказаться?

— Конечно.

— Ваша внучка — идиотка!

Глава 5. Приятно познакомится, учитель

Взгляд всегда красноречивей слов. Что бы ты не сказал — глаза всегда скажут куда больше. И честнее. Взгляд, которым смотрят на любимого человека сложно с чем-то перепутать. Во взгляде влюбленного человека целый водоворот эмоций. Нежность и смятение, неловкость и страсть, желание защитить, заботится. И знаете, вот эти чувства, когда хочется касаться. К волосам, рукам, губам. Это тоже можно прочесть во взгляде человека, который любит. Ну так вот. В её взгляде этого всего не было.

Рэйна сидела напротив Таска и терпеливо ждала, пока тот с аппетитом доедал свой обед. Таск не стеснялся, ел с особым удовольствием, словно голодал несколько дней. Хотя, вполне возможно, что так оно и было, Рэйна не была в кусе. Да и она не была уверена в том, что хочет знать, что происходило с ним все эти пять лет. В её взгляде не было и капли тепла. Но и злость в её глазах тоже поутихла. Если заглянуть в медовые глаза, можно было прочесть в них немую обиду, глубокую и необузданную. Вот и все.

Когда Таск расправился с едой и удовлетворенно вытер руки предложенной салфеткой, он откинулся в кресле и с улыбкой взглянул на Рэйну.

— И вот ты снова меня спасла, — сказал он довольно.

— Если думаешь, что я сделала это по доброте душевной, то глубоко ошибаешься, — холодно ответила Рэйна, — выкладывай. Что это за дело международной важности, из-за которого мне не стоит выставить тебя за врата академии прямо сейчас?

— И что? Так сразу к делу? — прищурился Таск, — и даже не спросишь?..

— Я спросила. Будь добр, отвечай.

Таск вздохнул. Он явно не так представлял себе это трогательное воссоединение с подругой детства спустя пять лет разлуки. Но Рэйна была явно не настроена предаваться воспоминаниям и расспрашивать его о том, где его носило все эти годы. Сейчас на него смотрела совсем другая девушка. Не та, с которой он простился под цветом глицинии.

— Я уже говорил, что теперь я Тень, — спокойно начал Таск, — сама понимаешь, такая жизнь не сахар. В Доме Тени… нет никаких правил, кроме одного: никогда больше не соваться на территорию Шайлон. Приходится выживать любыми доступными способами, кто на что способен тем и занимается. А я, как знаешь, хорош только в одном…

— В бою и добыче информации, — закончила за него Рэйна, — можно уже перейти от предыстории к сути?

— В общем, когда я ушел…

— Сбежал.

— Рэйна, пожалуйста…

— Прости, так что ты там говорил? — девушка выдавила улыбку, которая больше напоминала оскал, — продолжай.

— Я стал считаться предателем и меня так или иначе причислили к Дому Тени. Но, учитывая моё происхождение и мои навыки, меня начали искать. И очень скоро нашли. Мне предложили сделку. Я выполняю некоторые задания, а меня не контролируют как любого другого изгнанника. На меня не повесили ни следящей пряжи, ни сдерживающей. В общем, меня лишили звания, привилегий, но не свободы, за что уже спасибо.

Он сделал паузу и искоса глянул на Тэру, которая смотрела малость дружелюбней, чем её заклинательница. Волчица тут же отвела взгляд, опасаясь осуждения других фамильяров. Еще со школьных лет, и Ёру и Тил видели, что волчица питает слабость к парню. Было ли это из-за того, что Тэра была связанна с Рэйной крепче, чем кто-либо и ей передавались её эмоции сильней, чем черному псу и сове? Не известно. Но Тэра не была так агрессивно настроена против спригана. Хотя и была в некоторых контрах с его фамильяром, переветышем Лелией.

— В общем, за несколько дней до вступительной церемонии в академию, в Шайлон собирался Совет Домов. Они обсуждали поступление в академию юной госпожи Дома Парящих.

— Стоять, — Рэйна остановила его жестом, — Эльйо — наследница Дома Парящих?

— Да, — кивнул Таск, — удивлен, что ты не в курсе. В общем, Эльйо сама пожелала изучать темную пряжу, и её отец только поощрял её желание, приказал поступить в академию и её кровному телохранителя…

— Значит, Эльйо и Тэйн прямо как вы с Лейлой, — тихо проговорила Рэй, задумавшись, — продолжай.

— Оппозиция выступила против. Они считали, что не стоит наследнице изучать темную пряжу, ведь однажды, из этого уже не вышло ничего хорошего… — Таск вздохнул, взгляд его на секунду потух, — но, глава Парящих был непреклонен. А вот глава оппозиционеров, из Дома Шепота, недвусмысленно намекнула на то, что юной госпоже может грозить опасность, если она начнет изучать темную пряжу, да и вообще, если окажется в дали от дома. Тогда глава Парящих связался с правителем Фарлеза и запросили помощь Волчьего отряда.

— Но, какой в этом смысл? Мой отряд действует только в рамках нашего государства, — приподняла бровь Рэй.

— Да, — кивнул Таск, — ты права. Но весь отряд и не нужен.

Рэйна уставилась на него непонимающе. Странное чувство одолевало, а пазл все никак не складывался. За три дня до вступительной церемонии Рэйна и знать не знала о том, что окажется в школе. Она просто была на очередном задании.

— Рэйна, — Такс посмотрел ей в глаза, — ты и правда ничего не знаешь? Первым этапом защиты Эльйо было похищение Ключа от Врат Андхакара, что поручили мне. А вторым — привести в академию такого бойца, связываться с которым побоится любой наёмник… Тебя, Рэй.

Рэйна все так же пялилась на Таска. Смотрела на него с дурацкой усмешкой. Словно никак не хотела поверить в сказанное им. В памяти всплыли обрывки воспоминаний о последнем задании. Она вместе с отрядом, на границе Фарлеза и Шайлон. Задача: устранить группу заговорщиков, которые пытаются заключить договор с оппозиционными силами Шайлон и Сеттен-Хейла. Вот только никакой группы заговорщиков там не было. Они ворвались вовсе не на заключение сделки. Они вломились в загородный дом одного из королевских советников в разгар его любовных игрищ с одной из служанок. Разразился скандал, Рэйну отстранили от командования и сняли со службы на неопределенное время.

Она тогда еще думала, что за бред? После стольких успешных операций, выполненных задач, после стольких устраненных «проблем», её отстраняют из-за маленькой погрешности? Из-за того, что информатор слил подставную информацию?

И вот Рэйна уже стоит перед главнокомандующим, который распрягает о том, что ей нужно ненадолго покинуть службу, чтоб они могли уладить этот «небывалых масштабов конфликт». А возле врат перемещающей пряжи стоит её старик и говорит, что им пора серьезно поговорить. Мгновение. И Рэйна уже в кабинете старика, с неё снимают мерки для учительской мантии, а дед рассказывает что-то о ректорстве.

Сейчас же, после этой занимательной истории Таска все стало на свои месте. Более чем. Её не просто отстранили. Они специально создали повод, чтоб отстранить Рэйну со службы. Отстранить и приставить нянькой к принцессе сприганов. Это ведь логично! Для нападения на юную госпожу никогда не найму кого-то из стражников или приближенных. За это грязное дело возьмется только наёмник. А имя Рэйны Леарлес знает почти каждый наёмник континента. Ну конечно же! Ей даже делать ничего не нужно-то, достаточно просто присутствовать в академии. Осталось выяснить только один момент.

— Таск, — сдавлено начала Рэй, — а ты вообще, как тут оказался?

— Ну… я, как и было приказано, выкрал ключ от врат Андхакара. Но меня ранили. И я попросил Лелию перенести меня куда-нибудь. Мы планировали спрятать ключ на территории академии. Но, появилась новая проблема. Я не могу уходить далеко от ключа.

— Таск, если я правильно все понимаю, то ты спер не просто какой-то занюханный артефакт. Ты украл ТОТ САМЫЙ ключ от врат Андхакара? — на всякий случай переспросила Рэйна.

— Это чертов артефакт… — Таск нахмурился, — как бы так сказать… очень капризен. Он избирает своим носителем первого, кто прольет на него свою кровь. И так уж получилось, что, когда меня ранили, я малость забрызгал его.

— Но при тебе не было ничего, что могло бы сойти за артефакт! — Рэй недоверчиво посмотрела на парня, — я ведь тебя сама раздела!

— За это, конечно, спасибо, — усмехнулся Таск, — могу отметить, что…

— Продолжишь — я тебя ударю, — оборвала его девушка, — так что с артефактом?

— Полагаю, он где-то здесь, — Таск закатал рукав рубашки и продемонстрировал черную отметину на предплечье, которая была похожа на отметину от когтей, три рваные полосы.

— То есть, самый кровожадный артефакт сейчас надежно припрятан прямо в твоей руке, — усмехнулась девушка, — блеск.

— Так спокойней, на самом деле, — серьезно сказал Таск, — мне не нужно думать, куда его спрятать и постоянно думать в безопасности ли артефакт. Но, есть другая проблема. Теперь нужно прятаться самому. Но, так как ты меня излечила, это не проблема. Скрываться мне не впервой.

Рэйна надменно вскинула бровь и швырнула в парня длинный ключ. Тот пойма его на лету и с непониманием взглянул на подругу детства. Та отвернулась в сторону.

— Твоя комната этажом ниже. Все вещи, которые тебе могут понадобиться ты можешь запросить официально у академии. Мантию доставят к вечеру и в семь у нас ужин в столовой на первом этаже, — стараясь звучать как можно безразличней, проговорила она.

— Рэй, я не понимаю…

— Что не понимаешь? — выпалила Рэйна, вскочив с места, — тебе нужно спрятать твой чертов артефакт? Замечательно. Ты явился за помощью ко мне? Ну так принимай помощь! С этого дня ты преподаватель рунной пряжи и еще парочки предметов, которые на тебя повесит Рурука, Таск из Дома Острокрылых!

— Я даже не знаю, что сказать, я… — на лице парня появилась такая растерянная улыбка, что Рэй отвернулась.

— Хватит, — осекла его девушка, — пошел вон. Я сделал свою работу. С сегодняшнего дня начинай выполнять свою.

***
Вечером все собрались за большим столом на первом этаже. Прислуга подавала первое блюдо, когда Рэйна с натянутой улыбкой представляла студентам нового преподавателя. Тот в свою очередь был очень любезен, лучезарно улыбался и тут же принялся налаживать контакт со всеми присутствующими. От Эльйо до Иф, у которой при виде Таска и вовсе задергался глаз.

Пока Таск расспрашивал студентов, откуда они и как им академия, Ифалия осторожно вывела Рэй за локоть в коридор и там же обрушила на неё целый шквал негодования.

— Это?! Серьезно?! Кайт-ши?! Кайт-ши это была?! Он? Ты?! Да я тебя сейчас!!! — Ифалия уже почти сомкнула ладони на горле Рэй, — да что ты за чёрт такой?! Нееет, Рэйна, ты не древняя! Ты демон!

— Иф, я тебя умоляю… — Рэй бессильно телепалась в руках Ифалии как тряпичная кукла, даже не пытаясь сопротивляться, — ну я тебе все позже расскажу… там так интересно получилось…

— ИНТЕРЕСНО?! — прошипела Ифалия Харлен так, как не шипела даже самая злобная горгулья, — Рэйна! Да я тебя сейчас придушу!

— Госпожа Харлен, госпожа Леарлес! — позвал Таск, улыбаясь своей самой доброжелательной улыбкой, — еда остынет! Как на счет присоединится к трапезе пока это не произошло?

— Да он издевается… — глаз Иф предательски дернулся.

— Да, — согласилась Рэй, — еще как издевается…

Девушки вернулись за стол и принялись за еду. Студенты с интересом слушали все, что щебетал их новый учитель и смотрели на него влюбленными глазами. Рэйна не верила в происходящее. Серьезный, холодный Таск, который и улыбался то раз в год по большим праздникам, сидел за столом, как самый добродушный школьный учитель. Просто любимец публики!

— Вы из Дома Острокрылых, учитель? — кокетливо сверкнула глазками Эльйо, — я думала, ваш Дом один из самых консервативных. Удивлена, что вы здесь.

— Мой дом открыт к переменам, — улыбнулся Таск, — по крайней мере, к постепенным так точно.

— Учитель, — вопрошала Шира, — а сколько у вас фамильяров?

— Два, — ответил Таск, — я не такой особенный, как ваша куратор.

Рэйна поёжилась. Такие комплименты, да еще и от Таска.

— А что у вас за фамильяры?

— Шарнон! Так нельзя спрашивать, — одернул одногруппника Соран.

— Ничего, Соран, — Таск положил лису руку на плечо, — все хорошо. Мой первый фамильяр — Лелия, она перевертыш. А второго зовут Рут, он водных дух, поисковик.

— Учитель, — неожиданно серьёзно спросил Тэйн, — вы ведь учились с учителем Харлен и учителем Леарслес?

— Да, — осторожно кивнул Таск.

— Вы принадлежали к другому Дому, так ведь?

— Тэйн, — Рэйна подняла руку, призывая всех замолчать, — такие вопросы не задают тем, кого впервые видят. Тем более учителям.

— Ничего, госпожа Леарлес, — остановил её Таск, — да, Тэйн, я принадлежал к другому дому. Но, так уж случилось, что мне пришлось уйти. И благо, Дом Острокрылых меня принял.

— Вы женились на ком-то из Острокрылых? — не унимался Тэйн.

— Нет, — кратко ответил Таск.

— Тогда не понимаю…

— Так, достаточно, — Рэйна щелкнула пальцами, искры пряжи зажгли свечи на столе, — я думаю, учитель Таск устал с дороги и был бы рад поужинать, не отвлекаясь на сотню нетактичных вопросов.

— Прошу прощения, — поник Тэйн, — просто…

— Если ты захочешь, я отвечу тебе на все вопросы, которые тебя интересуют, — Таск кивнул парню, — но Рэй…госпожа Леарлес права. Давайте ужинать. Все такое вкусное! И выглядит очень аппетитно, не находите?

Голос Таска подействовал как успокоительное. Студенты тут же принялись за еду, ведь, по правде говоря, выглядело все действительно очень аппетитно. Весь стол был уставлен красивой посудой, с не менее красивой едой. Здесь была и мясная вырезка, сочная, покрытая золотистой корочкой. Кусочки мяса утопали в золотистом соусе, посыпанные ароматными травами. Здесь же были нарезаны салаты на любой вкус. С яркими зелеными листьями и цветными овощами, с кусочками цитрусов и даже с лиловыми плодами уру-уру, которые считались деликатесом. Картофель, спаржевая фасоль, поджаренная в масле

Рэйна была в замешательстве. Она с этими детьми возится два дня. Ну или два занятия. И за это время — только напугала их. Он же познакомился с ними менее получаса назад, а они уже его обожают. Да как так-то?! Не то, чтобы она особо хотела кому-то понравиться, но какое-то неприятное чувство кольнуло в бок.

Ифалия все время косилась то на Рэйну, то на Таска. Сложно было понять, о чем именно она сейчас думает. Но она явно была не довольна сложившейся ситуацией. Таск оставил после себя не совсем приятный осадок. Если быть уж совсем откровенным, они с Иф и во время учёбы не очень ладили, а случившееся на последнем экзамене так и вовсе воздвигло между ними непреодолимую стену.

Пока Иф метала взглядом искры в Рэй, прислуга убрала тарелки и вынесла десерт. Стоит отдать должное местным поварам. В столовой академии готовили восхитительно. Обычно, завтрак и обед проходили в общей столовой. А вот ужин, как правило, доставляли в общежития. И вот сейчас две служанки в белоснежных, накрахмаленных передниках, уже расставляют на стол кремового цвета блюдца, подают чай и маленькие красивые пироженки.

— Вы начнете преподавать уже завтра, учитель? — обратилась к Таску Эльйо, когда они перешли к десерту.

— Да, завтра у меня должно быть занятие с вами и группой Светлоносцев. Вы ладите?

— Не сказала бы, — усмехнулась Шира.

— Такие напыщенные, — фыркнула Эльйо, в подтверждение её слов.

— И вовсе не напыщенные, — краснее, произнес Соран, — просто… зацикленные на себе, немного.

— А у вас интересная позиция, — Таск задумчиво ковырнул ложкой розовое пирожное, — как насчет соревнования?

Студенты заинтересованно уставились на него. Даже Рэйна и Иф оторвались от своих сладостей. Таск удовлетворенно усмехнулся, цели он достиг. Он поднялся из-за стола и выставил руку вперед. На его ладони засверкал комок пряжи и сложился в руну. Глаза студентов засверкали от восторга.

— Мы пойдем по ускоренной программе, — усмехнулся он, — в конце четверти вас ждут ваши первые контрольные занятия. Это первое негласное соревнование между факультетами и даже между группами внутри факультетов. Давайте сделаем всех!

— Да! — тут же подскочили студенты.

— Так! Стоп! — ударила по столу ладонями Рэйна, — что еще за ускоренная программа? Какие еще соревнования? Им бы хоть основы освоить для начала!

— Госпожа Леарлес, — Таск приблизился к ней и ухватил за руку, — ведь это так здорово! Дух соперничества как ничто иное придает сил и вдохновения в учёбе. Разве не так? Мне казалось, вы поддержите эту идею. Уж кому как не вам знать о настоящих соревнованиях.

— Учитель Таск, — Рэйна одернула руку, — я думаю, студенты должны фокусироваться на получении знаний ради достижения своих целей в будущем, а не ради этих сомнительных удовлетворений собственного эго за счет неудач других!

— Да неужели? — неожиданно сгримасничала Ифалия и тут же осеклась, вспомнив, что студенты все еще здесь.

— Учитель Харлен, — Рэйна высокомерно глянула на неё, — вы хотели что-то сказать?

— Знаете, учитель Леарслес, — кривляясь, начала Иф, — идея учителя Таска сейчас не кажется мне такой уже и бредовой.

— Да что вы, — Рэйна изо всех сил старалась держать себя в руках, — не поясните?

— Думаю, вы уже имели возможность убедится, что у студентов Полуночного факультета нет определенных целей в обучении! — продолжила Иф, — не смотрите на меня так обиженно, вы ведь сами знаете, что я права.

— К чему вы клоните, госпожа Харлен? — выжидающе смотрела на неё Рэйна.

— К тому, что таким образом мы сформируем конкретную цель. Добиться лучших результатов на первых контрольных занятиях, чем факультет Светлоносцев!

— Чем любой другой факультет! — поправил её Таск, — согласись, Рэй… госпожа Леарлес, таким образом, при правильной постановке задачи мы не просто добьемся высоких результатов в учебе, но и возможно, поможем нашим студентам в определении своих истинных целей. Согласитесь, так будет куда практичней.

— Учитель Леарлес, — обратилась к Рэйне Шира, — ну пожалуйста! Разрешите!

— Пожалуйста!

— Уделаем их всех!

— Ну давайте!

— Мы очень просим!

Когда канючат все одновременно, сопротивляться просто невозможно, даже когда очень хочешь. Рэйна прикрыла на секунду глаза. Все идет по кругу. И вот опять Полуночный факультет стоит на тропе этой нелепой «факультетской войны». Да, безусловно, все факультеты между собой негласно соперничают, но для полуночников это всегда был целый ритуал. По крайней мере для тех, первых полуночников. Но, нужно признать, в то время, когда Таск, Рэйна и Иф учились — это было весело.

— Ладно, — сдалась Рэй, — при одном условии. Если кто-то почувствует, что не справляется с этой «ускоренной программой», говорите честно! Поймаю кого на лжи — отстраню от учебы. На совсем. Ясно?

Студенты дружно закивали. Вместе с ними закивал и Таск. Рэйна смерила его уничтожающим взглядом.

— Так, — хлопнула она в ладоши, — с десертами справились? Замечательно. А теперь все по комнатам и готовьтесь к завтрашним занятиям. А вы двое — за мной!

Рэйна кивнула Таску и Ифалии. Те последовали за ней на террасу общежития. Захлопнув за собой стеклянные двери, Рэйна подняла вверх руку. С её пальцев сорвались три тонкие нити, создав вокруг троицы невидимый купол.

— Что такого серьезного ты хочешь нам сказать, что применила пряжу сокрытия? — спросил Таск и тут же схлопотал удар по зубам такой силы, что отшатнулся, но на ногах устоял, — ты чего?! Ошалела?!

— Это я-то?! Это ты какого черта! — рявкнула в ответ Рэйна, потирая кулак, — ты и дня тут толком не провел, а уже лезешь со своими нововведениями!

— Да они же унылые до ужаса! — обозленно ответил ей Таск, — такая ты, видимо, классная кураторша, Рэй! Ты правда та самая Волчица Рэй, от упоминания имени которой у наёмников поджилки трясутся?!

— Здесь я учительница, Таск! Учительница!

— Да ты боишься своих студентов!

— Мне по крайней мере хватило смелости не сбежать тогда! — выпалила Рэйна, — не тебе меня обвинять в трусости!

— Не тебе меня судить! У меня разве был выход?!

— А что, особо поменялась ситуация от твоего бегства? Ты все так же оказался в Доме Тени!

— По крайней мере, у меня есть хотя бы какая-то свобода!

— Свобода либо есть, либо её нет! Ты на побегушках у правящего дома!

— Это сейчас сказала цепная собака королевского двора?!

— Чего сказал?..

— Дворцовая гончая!

— Эй… ребята — попыталась вмешаться Иф, но Рэйну и Таска было уже не остановить.

— Повтори!

— Цепная. Собака.

Паутина фиолетовой пряжи вырвалась прямо из-под ног Рэйны, она сорвалась с места и нанесла удар Таску четко в челюсть. На этот раз парня отшатнуло назад сильнее, но уже следующий удар от успешно парировал. Вокруг него тоже моментально образовалась алая пряжа, которая трепетала словно языки пламени на ветру. Купол, который наложила Рэйна, дал трещину. Ифалия отскочила в сторону, чтоб не попасть под очередную ударную волну.

— Плохо дело, — пробормотала она и тут же призвала кайт-ши, — Ровена, что делать?

— Надеюсь, ты призвала меня только для того, чтоб понаблюдать, — хмыкнула кошка, — потому что в драку этих двух я не полезу.

— Где Тэра? Ёру? Тил? Ты хоть кого-то чувствуешь? — обреченно застонала Иф, — ну хоть кого-нибудь!

— Тил на патруле, а Тэра и Ёру дрыхнут под глицинией, — ответила Ровена, — но поверь мне, они в курсе, что тут творится. Это же её фамильяры. Они чувствуют все.

Драка Таска и Рэйны была больше похожа на битву тигра и волка. Рэйна нападала агрессивно, наносила удары яростно, быстро, хаотично. Таск молниеносно и гибко уклонялся, парировал удары. Рэйна больше использовала грубую физическую силу, усилив своё тело пряжей, Таск же использовал ускорение. Удар за ударом, шаг за шагом. Дыхание становилось тяжелее. В один момент Рэйна замерла. Выбросила руку вперед, на её ладони стала собираться пряжа.

— Нить мироздания, пронзи пространство и исполни мой приказ. Разорви грань сущего и тайного!

— Ты не сделаешь этого, — недоверчиво сощурился Таск.

— Разрыв! — рявкнула Рэй.

С ладоней её сорвался пламенный столб такой мощи, что ударная волна зацепила отпрыгнувшего в сторону Таска. Тот перекатился по земле, прикрывая голову руками. Купол дал вторую трещину и раскололся. На шум из окон стали выглядывать студенты.

— Ты совсем из ума выжила?! — подскочил Таск.

— Ты! Шлялся где-то пять лет! Чёртовых пять лет! — заорала на него Рэйна.

— А ты я смотрю совсем не скучала! — Таск бросился на неё, пытаясь ухватить за шиворот.

— А от тебя… Ни слуху! Ни духу! Да мы думали, ты сдох уже в какой-то глубокой канаве! — рычала Рэйна, вырываясь и отбиваясь.

— Ох, так ты еще и переживала! — съязвил Таск, отскочив от нее в сторону и вытянув вперед руку, — я вернулся, Рэй!

— Да что ты! Как великодушно! А зачем уходил?! — Рэйна выставила правую руку в его сторону, — вернулся и принялся устанавливать свои порядки?!

— Да потому что ты никак порядок навести не можешь! Ни в академии! Ни в группе! Ни в башке своей! Истеричка!

— Ну всё…

В один голос оба бойца принялись скандировать.

— Нить мироздания, пронзи пространство!..

— Исполни мой приказ!

— Ровена! — Ифалия схватилась за голову, — Ровена, это пряжа второго уровня!

— Что происходит? Учитель Харлен! Что случилось? — на террасу выбежала Шира.

— Шира, не вмешивайся! — за ней бежал Тэйн.

— В дом! Немедленно! — вскочила Иф.

— Разрыв! — скомандовала Рэйна.

— Водоворот! — гаркнул Таск.

— Ровена, щит! — закричала Ифалия закрывая собой Тэйна и Ширу.

— ИДИОТЫ! — громогласный голос заставил содрогнуться.

Ровно в том месте, где столкнулись потоки огня и воды Рэйны и Таска приземлилась яркая вспышка с такой силой, что содрогнулась земля. Вспышка тут же поглотила обе ударные волны и потухла. В затухающем сиянии стояли разъяренная Клара и не менее недовольная Рурука. На лице, ключицах и руках у них проявились черные полосы. Те самые отметины зверя, которые проявляются у ойо во время использования пряжи. Хвост Клары нервно метался из стороны в сторону. Даже Рурука выглядела злой. Рэйна сделала шаг назад, Таск был в ступоре. Ифалия ошарашено смотрела на них, все еще обнимая Тэйна и Ширу. Из окон пялилась остальная троица студентов и пару служанок, дежуривших в общежитии.

— Вы совсем придурки? — прошипела Клара, — вы здесь что устроили?!

— Я… мы… да просто, понимаешь, тут такое дело, — наперебой принялись оправдываться Рэйна и Таск, — да это все…

— Тренировочный бой, — тут же подскочила Ифалия и затараторила так быстро, как только умела, — Клара, они малость перегнули! Хотели показать студентам боевую пряжу! Ну ты же знаешь, боевые ткачи, что с них взять. Малость перегнули. Но, они действительно хотели просто показать студентам, чему им предстоит научиться. Правда? Шира? Тэйн?

— Да! — тут же закивала Шира, на её крыльях затрепетало каждое перо.

— Мы сами попросили учителей показать нам, — тут же вступил в диалог Тэйн, — понимаете, это ведь выпускники этого факультета. Нам хотелось узнать, с какими навыками нам придется иметь дело, с каким багажом знаний и умений мы выйдем из академии.

— Я услышала, — кивнула ему Клара, — будьте так добры, идите в общежитие. Оба.

Тамиру и Тэйн переглянулись и нехотя потопали к дому. Рэйна и Таст виновато смотрели им в след. Ифалия улыбалась своей самой невинной улыбкой, Ровена сидела у её ног и просто молча наблюдала. Со стороны сада вышли Тэра и Ёру.

— Все самое интересное пропустили, — фыркнула Ровена.

— Даже не сомневаюсь, — отмахнулась Тэра, — кого-то убили?

— Пока нет, — замотала головой кайт-ши.

— Значит скучно.

Волчица и черный пес уселись рядом с фамильяром Ифалии и принялись ждать. Клара была очень зла. Руруку вроде как немного успокоил рассказ студентов.

— Вы в академии только по приказу ректора, — наконец важно изрекла Клара, — соблюдайте правила. Серьезно?! Применять пряжу второго уровня здесь? Даже не на тренировочном поле?! Да посмотрите на себя!

Посмотреть и правда было на что. Одежда обоих была грязной, в поту и пыли. Одежда Таска кое-где была разорвана. Волосы Рэйны спутались, пряди прилипли ко лбу, плечам. Ссадины на лицах, локтях и коленях, разбитая губа Таска, счесанные руки Рэйн. Оба выглядели как подравшиеся школьники, вовсе не как преподаватели, которые провели спарринг.

Клара глубоко вздохнула. Выдохнула.

— Рурука, давай, теперь ты.

— Госпожа Рэйна, господин Таск, — строго начала Руру, — вынуждена вынести вам предупреждение. Если такое еще раз повторится — мы будем вынуждены поставить на вас сдерживающие печати.

— А я-то надеялась, от работы отстраните, — хмыкнула Рэй.

— Я настаивала на этом, — презрительно поморщилась Клара, — но ректор запретил. Цитирую: не доставляйте ей такого удовольствия.

— Вот как… — Леарлес потерла затылок, — ладно, я поняла.

— Госпожа Харлен, — внезапно обратилась к Иф Рурука, — пожалуйста, проследите за четким исполнением наших требований.

— Д-да, — растерянно ответила Ифалия, — конечно.

— Ну и славно, — Клара подхватила под руку Руру и они скрылись в яркой вспышке.

Рэйна отряхнулась и взглянула на общежитие.

— Все, шоу закончено! — громко сказала она, — можете уже отлипнуть от окон!

Студенты тут же метнулись от окон, делая вид что и вовсе не наблюдали. Рэйна направилась к дому.

— Рэй! — окликнул её Таск.

— Чего тебе? — девушка остановилась, но не обернулась.

— Я скучал по тебе! — выпалил Таск.

— Не могу ответить тебе взаимностью, — фыркнула Леарлес и скрылась в доме.

Таск и Иф еще некоторое время стояли во дворе перед террасой. Тэра и Ёру о чем-то тихо переговаривались с Ровеной.

— А у неё… опять эта дурацкая улыбка на лице, — вздохнула Тэра.

— Ты тоже заметила? — усмехнулась Иф, — не скучала она… как же.

Лекция вторая. Постановка цели

Глава 6 Первый конфликт

Время в академии пролетало незаметно. Сентябрь сменился октябрем, октябрь плавно перекатывался в ноябрь. Сад академии пожелтел, побагровел, а затем начал постепенно лысеть. Листья опадали и ветер беспощадно разносил их по всей территории академии, добавляя работы садовникам и прислуге, которая убиралась на террасах и балконах. Мраморные статуи фонтанов казались одинокими и грустными, когда вокруг них не было зелени. Ветер подвывал, проскальзывая между голыми ветками деревьев, те недовольно поскрипывали.

Студенческая жизнь факультета полуночников значительно изменилась с приходом учителя Таска и теперь была наполнена не просто ежедневными лекциями и практическими занятиями. Но еще и частыми вылазками в лес за территорией академии, внеклассными занятиями и участившимися физическими тренировками. К слову, старался не только учитель Таск, но и госпожа Леарлес. Словно негласное соперничество было не только между факультетом Светлоносцев и полуночников, но и между этими двумя.

Учитель Таск во всем делал уклон в рунную магию, учил составлять руны из пряжи и даже искусство полёта базировал на использовании рун. В то время как учитель Рэйна подготавливала больше к вызову фамильяров и постепенно вводила в курс боевой пряжи. Как-никак, а Рэйна — боевой ткач и отношение к студентам у неё было почти как к солдатам. Хотя, стоит отдать должное, с появлением учителя-спригана её отношение немного поменялось. По крайней мере, она теперь спокойно и внятно отвечала на поставленные ей вопросы, а не бросалась колкостями в сторону неопытных студентов.

Шира Тамиру прониклась неподдельным интересом к Рэйне Леарлес еще с того самого дня, когда на распределении по группам Дара и Виа громко обсуждали эту новую учительницу. С самых первых занятия она наблюдала за ней, за её поведением, за жестами и взглядом. Эта женщина, а Шира воспринимала её только как женщину, была очень странной, необъяснимой и очень парадоксальной.

Она всегда была очень холодна и равнодушна ко всему, что происходит вокруг, но при этом — она была очень вспыльчивой. Стоило учителю Таску бросить какую-то колкую фразу, и она вспыхивала, как соломенный стог от мимолетной искры. Правда, если бы кто-то преследовал саму цель разозлить её, то мог не рассчитывать на успех. Спровоцировать её специально не удавалось еще никому. Она словно насмехалась над этими жалкими попытками. А еще она просто обожала острую еду и морепродукты. Во время трапезы на её лице была такая блаженная улыбка, что она казалась совсем другим человеком. И еще много других мелочей видела Шира.

Но, насколько бы наблюдательной она не была, кто такая Рэйна Леарлес — так и не разгадала. В королевских архивах информация о Волчьем отряде была лишь косвенная. Указан лишь сам факт его существования и не более. Но ни списка бывших воинов, ни нынешних нигде не было. Никаких имен, позывных, даже не указано количество бойцов в отряде. Собственно говоря, не было информации и о студентке Рэйне Леарлес, как и любой другой информации о студентах Полуночного факультета, которые учились здесь до Ширы. А информация об инциденте пятилетней давности хранилась в закрытой архивной комнате, доступ в которую имели только преподаватели, что не могло не расстраивать.

Но Шира не унывала и даже наоборот, каждый день вдохновлялась тем, насколько же интересным может быть человек, если о нем так мало известно. Вот, к примеру сейчас она сидела в аудитории-амфитеатре и наблюдала за тем, как Соран соревнуется с Дарой в создании пряжи оцепенения, сковывающей магии. Учитель Леарлес и учитель Фрей наблюдали за процессом из угла аудитории, но не вмешивались. Ситуацию больше контролировали Тэра и Ёру, сидящие по обе стороны от площадки, на которой происходила дуэль.

— Собираешься сегодня выйти против кого-то? — подсел к ней Тэйн.

— Думаю, можно попробовать, — ответила Шира, закрыв свой блокнот, — это ведь самообучение.

— Не хочешь, потренироваться на мне? — предложил Тэйн.

Шира немного смутилась. Тэйн был замечательным другом. Несмотря на то, что прибыл он сюда вместе с высокомерной Эльйо, сам он этим высокомерием не обладал. Он был очень приятен в общении, с ним всегда было интересно разговаривать и проводить время. Немного, правда, смущала Эльйо, которая не на шаг от него не отходила и при любом удачном случае хватала его за руку. Но, Шира старалась не обращать на это внимания. Тэйн нравился ей. Она обратила на него внимание уже тогда, когда во время конфликта Таска и Рэйны, он выбежал вслед за ней и попытался защитить. Это было достойно, по мнению Ширы. Хотя, она не могла сказать, что влюблена. Скорей, она испытывала к нему симпатию, но до конца не понимала, что именно это за странное чувство.

— Шира? — окликнул её Тэйн.

— А? Нет… — очнувшись от раздумий, покачала головой Шира, — я думаю, выйду против кого-то из светляков. Мы ведь должны учиться на разных противниках. А твои уловки я уже знаю!

— Так уж и знаешь? — Тэйн прищурился.

— Ха! Еще бы! — Шира вскочила с места и в этот момент раздался громкий хлопок.

— Да чтоб тебя! Это жульничество! — завопила Дара, которую только что парализовала пряжа Сорана.

— Я ведь ничего не сделал! Я не нарушал правила! Честное слово! — замахал руками лис, ушки его нервно дернулись, хвост заметался в разные стороны.

— То, что ты сделал… это не уровень знаний первокурсника!!! — возмущалась девушка, — значит — не честно! Учитель!

— Дара, прошу, не вопи, — глубоко вздохнула Рэйна, — мы все здесь. Все видели ваше противостояние. Вашей задачей было создавать парализующую пряжу. Ты парализована? Не убита? Не отравлена? Твоя рука не отделена от тела? Значит все в приделах нормы. Не вижу причин для твоей истерики.

— Учитель Леарлес! — прошипела девушка, — Соран использовал вид пряжи, которой нет в учебниках!

— Ну и? — Рэйна встала со стула и подошла поближе к Сорану, тот немного успокоился, когда она приблизилась и положила ладонь ему на голову.

— Это не честно! Я дворянка! Я не могла проиграть ему!

— Так тебя это злит? Сьерра, ты чему их учишь? — Рэйна обернулась к учителю Фрей.

— Дара, — львица смерила студентку взглядом, — сила пряжи и навыки ткача не зависят от его социального статуса и происхождения, мы об этом уже говорили!

— Вы просто нас не учите! — вскочила Дара, с которой Соран поспешно снял свою пряжу, — он всего лишь первокурсник! Такой как я! Он не может быть сильнее меня! Факультет Светлоносцев ежегодно лидировал во всех списках!

— Ну, а в этом году все немного иначе, — пожала плечами Рэйна, — вот, к примеру Соран. Вчера он только с пальмы спустился в своей деревне, а сегодня превзошел в пряже дворянку.

— Я не лазил по дерев…

— А ну цыц! — шикнула Рэйна на попытавшегося оправдаться Сорана, — так или иначе, тебе стоит смотреть на вещи шире и видеть что-то кроме учебников, Дара.

— Да почему таких как они учите вы?! — Дара сорвалась на крик.

— Эй, леди Ладор, — напряглась Сьерра, — вы забываетесь!

— Дара, пожалуйста, — попыталась осечь сестру Виа, но Дара уже разошлась. Девушка злобно зыркнула на учительницу.

— Я, Дария Селестина Эмилин Ладор, вызываю вас на дуэль, госпожа Рэйна Леарлес!!! — крикнула она.

— Чего? — не поняла Рэйна, — меня? Ну ладно.

— Рэйна! — львица Сьерра одним рывком сгребла серебряновласую за шиворот, — сдурела? Дуэли между учениками и учителями запрещены!

— Аааа… — протянула Рэйна, — ну, ладно…

— Я требую дуэли! — никак не успокаивалась разбушевавшаяся Дара.

— Чего ты хочешь добиться этой дуэлью? — безвольно повиснув в руках Сьерры, спросила Рэйна. Её голос опять звучал скучно и безразлично.

— Если я побеждаю — вы станете учить факультет Светлоносцев! — выпалила девушка.

Полуночники замерли. Шира и Тэйн переглянулись. Эльйо открыла рот от удивления, Шарнон в возмущении передернул крыльями, а хвост Сорана заметался по сторонам куда более нервно. Сьерра Фрей заметно помрачнела, не часто от тебя так нагло отказываются ученики. Рэйна задумалась.

— Ну и ладно, — кивнула она, — будет тебе дуэль. Твои условия приняты. Шира, давай сюда.

— Чегооо?!! — Тамиру попятилась назад, зацепилась за лавочку, шлепнулась на задницу.

— Учитель! Давайте лучше я! — воскликнул Тэйн.

— Не-не, — отмахнулась Рэйна, — Шира, подъем. Тащи сюда свой пернатый зад.

— Учитель… — вяло засопротивлялась рыжеволосая Шира, нервно передернув крыльями, — я ведь не очень…

— Шира! — оборвала её на полуслове Рэйна, — не заставляй повторять. Мы обе знаем, что лучше тебя никто не справится.

— Учитель, — Шира подлетела к Рэйне совсем близко и зашептала ей на ухо, — мне хуже всех дается боевая пряжа. Вы так сильно хотите избавиться от нашей группы?

— Шира, — Рэйна мягко положила руку ей на плечо, — послушай, я тебе очень доверяю и я в тебе уверена. Посмотри на них…

Рэйна кивнула в сторону полуночников.

— Соран и твой брат, даже Эльйо. Они рассчитывают на твою победу, понимаешь? А Тэйн… как благородно он пытался встать на твоё место… — слащаво протянула Леарлес и по вспыхнувшим щекам Тамиру поняла, что попала в точку, — ты же не дашь мне уйти, Шира. Не дашь какой-то зазнайке решать, кого мне учить.

— Я сделаю это! — сжала кулаки девушка, — сделаю!

— Супер! — победоносно подскочила Рэй и отошла к Сьерре, — учитель Фрей, не могли бы вы огласить правила учебной дуэли?

— Конечно, учитель Леарлес, — Сьерра вышла немного вперед, — правила просты. Ваша задача — обезвредить противника. Дуэлянты могут использовать только парализующую пряжу, любые силовые нити запрещены, дабы вы друг друга не травмировали. Разрешено применять боевые приёмы рукопашного боя, их вы уже начали изучать.

— Совершенно бесполезные занятия, — фыркнула Дара, — это академия ткачей, а не школа рыцарей.

— Как скажешь, — спокойно ответила Сьерра, — но это не запрещено. Все понятно? Тогда начнем. Учитель Леарлес, приступим. Нить мироздания, пронзи пространство и исполни мой приказ…

— Пронзи пространство и исполни мой приказ! Раздели пространство и время! — в один голос повторила Рэйна за львицей.

Вокруг Дары и Ширы возник силовой барьер, отделив их от аудитории и публики. В барьере было только четверо: дуэлянты и две учительницы. Остальные стояли за пределами купола, воссозданного из фиолетовых нитей Леарлес и золотых нитей Сьерры Фрей.

— Начнем! — прошипела Дара и тут же начала читать заклинание, — первый элемент мироздания! Подчинись и исполни! Капкан!

Дощатый пол под ногами Ширы развернулся и попытался сомкнутся вокруг её ног, словно пасть голодного зверя. Шира вскрикнула и взмахнула крыльями, но не рассчитав силы взмаха, взлетев слишком высоко и ударившись спиной об верхушку купола, спикировала вниз.

— Почему она? — шепотом спросила у Леарлес Сьерра, — из всех твоих студентов, она самая слабая в использовании боевой пряжи, её навык во много уступает навыку любого моего студента. В то время как её брат или же тот сприган с легкостью справились бы с Дарой. Почему Шира Тамиру?

— В отличии от всех моих студентов, Шира больше всех колеблется с решениями. Она еще не решила, чем займется по окончанию академии в отличии от большинства студентов, которые знали, чем будут заниматься еще до поступления. Но, в ней есть нечто, чего нет в других. Если задать ей конкретную цель — она с ней справится любой ценой, даже не имея для этого ресурсов и навыков. Так что, просто смотри, — спокойно ответила ей Рэйна.

Тем временем Шира подскочила на ноги. Дара продолжала непрерывно скандировать заклинания парализующей пряжи. Но рыжеволосая кафо уворачивалась с невероятной скоростью используя свои крылья. В её движениях было что-то такое, чему её не могли научить ни на одном факультете. А вот Рэйна видимо смогла. Сьерра знала эти движения, знала стиль королевских элитных войск. Шира еще слабо изучила эту технику уклонения, любой кадет мог бы захватить её в считанные секунды. Но Дара, которая полностью игнорировала физические тренировки и делала упор лишь на пряжу, была в замешательстве и лишь больше злилась, когда не могла попасть.

Шира приблизилась достаточно близко, чтоб сбить Дару с ног, но та так быстро выпалила заклятие, что выпад энергии прошелся лучом прямо над ухом рыжей. Та, не растерявшись, отскочила в сторону и вместо того, чтоб ударить по ногам, так сильно взмахнула крыльями, что Дара потеряла равновесие, а каштановые волосы девушки метнулись ей в лицо, закрыв глаза. Этим и воспользовалась Шира.

— Первозданный элемент! Услышь и подчинись! Разряд! — скомандовала Шира, с кончиков её пальцев сорвались тонкие искрящиеся нити пряжи и опутали Дару.

Девушка взвизгнула и упала на колени, получив слабый разряд электричества. Шира приземлилась возле неё и присела на одно колено.

— Я победила? — неуверенно спросила она.

— Да ни за что! — закричал на неё Дара, — Нить мироздания!..

— Дара! Это высокоуровневая пряжа! Остановись! — скомандовала Сьерра, но девушка её не услышала.

— Услышь и подчинись!

— Сьерра, она сделала ошибку в чтении! — Рэйна рванула к Шире.

— Пылай, феникс! — закричала Дара.

— Тэра! — воззвала Рэйна, схватив Ширу за плечи и прижав к себе.

Огненный столп разорвал купол, созданный учителями, Сьерра Фрей едва успела закрыть новым барьером учеников. В огненном вихре не было видно ни Дары, ни Ширы, ни Рэйны.

— Шира! — в один голос заорали Шарнон и Тэйн.

Сприган рванулся в пламя, но его тут же схватили Эльйо и Соран.

— Дурак! — крепко зажмурившись, Эльйо вцепилась в его руку, — помрешь!

Пламя бушевало настолько дико, что аудитория сгорала просто на глазах. Сьерра, прикрывавшая учеников барьеров, искала пути отступления.

— Эста! — позвала она громко, в хлопке возник крохотный огненный элементаль, — приведи помощь!

Элементаль, выглядевший как кусочек пламени, закивал своей пылающей головой и исчез с тем же характерным хлопком. Сьерра оглянулась. Студенты были в ужасе, толпились за ней и жались друг к другу. Только полуночники стояли в стороне и вглядывались в воющий пожар.

— Не бойтесь, — сказала Сьерра с утешающей улыбкой, — все будет хорошо. Это просто магический разрыв. Сейчас все исправим.

— Но учитель Леарлес, — начал было Соран, — она и Шира…

И в это мгновение взревел зверь. Все замерли. В огненном столпе восстал огромный зверь, весь покрытый алыми переплетами рун. Зверь ревел, глаза его сверкали, оскаленная пасть не демонстрировала никакого дружелюбия. В этом звере студенты не сразу узнали Тэру, легендарного фамильяра Фенрир. Волчица в буквальном смысле этого слова пожирала пламя. Острые клыки кусали огненный столп и тот постепенно становился все меньше и меньше.

— Да́гон! — прозвучал призыв.

На спине волчицы стояла Рэйна. Одной рукой она рисовала в воздухе пряжей круг призыва, другой — прижимала к себе Ширу. Из пряжи Рэйны моментально соткался еще один фамильяр. Четвертый фамильяр Рэйны Леарлес — келпи, водный дух, Дагон. Конь, сотканный из водной пряжи, встал на дыбы и своим ржанием оглушил всех присутствующий, заставив зажмурится. Полил дождь. В помещении. Огонь окончательно погас.

Тэра стала уменьшаться, алые руны на её морде, лапах и груди таяли, исчезали в белой шерсти. Рэйна и Шира спрыгнули с её спины на пол, рядом с ними приземлился и келпи. Это был огромный, мускулистый конь мутного синего цвета, как пруд подо льдом зимой. У него была длинная, почти до самых копыт, грива и не менее роскошный хвост. Глаза фамильяры были алыми.

— Я могу проучить ей, — лукаво начал конь.

— Свободен, Дагон, — Рэйна щелкнула пальцами, одна из рун на её руке вспыхнула, и конь рассыпался брызгами, — чего уставились?

— Учитель Леарлес! Шира! — Соран и Эльйо бросились к ним, Тэйн и Шарнон остались в стороне, просто наблюдая. Но смотрели они с облегчением, словно гора с плеч свалилась.

Сьерра Фрей убрала барьер, студенты тут же вздохнули спокойно. Тэра искоса глянула на Ёру, который стоял почти у дверей и все это время не предпринимал ничего. Но, оно и не удивительно, команду от заклинательницы получила только одна волчица.

Фрей вытерла пот со лба и взглянула на свою студентку. Дара лежала без чувств на том месте, на котором её парализовала своей пряжей Шира. На ней обгорела одежда, на руках были ожоги. Львица подошла к ней и подняла на руки. Силищи этой ойо было не занимать.

— Учитель Фрей? — слабо позвала Дара, приоткрыв глаза, — я победила?

— Нет, Дара, — не глядя на неё, ответила Фрей, — твое заклинание тянет не на победу, а на исключение. Если кто-то узнает…

— Что здесь произошло?! — дверь рывком открыл Лорсан, — Сьерра? Рэйна? Что случилось?!

Он ошеломленно окинул взглядом аудиторию. Обгоревшие стены и мебель, выбитые окна, студенты и учительницы в пылищи. Следы от призыва фамильяра, магический след от активации навыка фамильяра. А еще — обгоревшая студентка на руках Фрей.

— Ничего такого, о чем стоило бы волноваться, — быстро ответила Фрей, — просто контрольное заклинание немного вышло из-под контроля. Это мой косяк, учитель Вэйл, мне не следовала учить их заклинаниям, к которым они не готовы.

— Но… — попыталась возразить Дара, но Сьерра слегка сжала ладони на её плечах, и она замолкла.

— Я отнесу её в медпункт, — сказала Фрей, — учитель Вэйл, учитель Леарлес, позаботьтесь пожалуйста о моих студентах. Буду благодарна, если проводите их на обед вместо меня.

— Д-да, конечно, — рассеяно кивнул Лорсан, вообще не понимавший происходящего.

Рэйна усмехнулась в след Фрей и про себя подумала, что все-таки, эта надменная Сьерра намного лучше справляется с ролью учителя, чем она сама. Но тут к ней подошла Шира и внимательно заглянула в глаза.

— Учитель? Вы мне жизнь спасли?

— Ничего подобного, — отвернулась Рэй, — я спасала свой зад. Как думаешь, что бы сделали со мной, пострадай одна из моих студенток?

— Вы меня спасали, учитель, — лучезарно заулыбалась Шира, — я же знаю!

— Так, давайте, помогите мне вывести светлячков отсюда, — отмахнулась Рэйна, — они, как я погляжу, вообще не готовы к таким потрясениям. А вы молодцы. Не зря я на вас, полуночников, столько времени трачу…

Учитель Леарлес говорила очень быстро и много, не давая вставить и слова. Но и Шира, и остальные полуночники в тот день поняли одну простую вещь. Их учительница не даст их в обиду. Но, этот случай положил начало одной не очень приятной истории.

Глава 7. Ткачи

После случая с Дарой прошло две недели. Рэйна сидела в кабинете у ректора, здесь же были Таск и Ифалия. Ректор, долго изучавший бумаги, смерил взглядом трех учителей-полуночников. Им следовало отдать должное. Ведь за два с половиной месяца их группа студентов выбилась вперед почти по всем основным предметам.

В то время, пока другие преподаватели упорно следовали учительскому кодексу и преподавали по программе академии, Рэйна, Таск и Ифалия учили своих студентов основам, избегая долгих и нудных лекций, которые включали в себя огромное количество лишней на их взгляд теории. Хотя, полуночники и не были обделены теоретическими знаниями, в профильных предметах их учителя делали больше акценты на практике. Более того, в занятиях по материализации пряжи, Рэйна сделала упор на физическое развитие, чего не делал ни один преподаватель в академии. Большинство преподавателей, да и студентов, считали, что в создании пряжи — главное контролировать нити, правильно и быстро читать заклинания и постоянно расширять свои ресурсы первозданной энергии. Рэйна была другого мнения. И учила студентов двигаться, уклоняться и развивала в них навыки не только дальнего, но и ближнего боя. И именно этот навык делал их опасными противниками для тех, кто полагался лишь на скорость чтения заклинаний и на силу своей пряжи.

В педагогическом круге это не всеми приветствовалось. К примеру, госпожа Мален была категорически против. «Это элитная королевская академия ткачей! Не кадетский лагерь! Вы позволите превращать академию в казарму?!» — бесновалась она. А вот профессор Ордак напротив очень поддерживал молодых коллег. «А я всегда говорил, если мы будем выпускать одних белоручек, способных лишь на пряжу — это нам когда-то аукнется!» — говорил он. Мнения действительно разделились. Кто-то считал, что это может вызвать негодование среди родителей. Кто-то переживал, что студенты будут чувствовать себя не комфортно, зная, что Полуночный факультет занимается по измененной программе, более того — она является более эффективной. Кое-кто из преподавателей считал, что Рэйна дискредитирует учебную программу специально, на зло всем другим. В общем, кто-то был за, кто-то против и по этому поводу уже несколько недель велись жаркие споры.

Особенно обострилась ситуация после выходки Дары Ладор, которая использовала заклинание не по уровню и подвергла таким образом опасности всю свою группу. Хоть Сьерра Фрей и взяла всю вину на себя, слухи доползли и до ректорского кабинета. И вот теперь Теодор Коё разглядывал письменный отчет госпожи Фрей и озадачено качал головой.

— Рэйна, — наконец обратился он к своей внучке, — пожалуйста, проясни еще раз.

— В отчете все написано, — просто ответила девушка, — мне нечего добавить.

— Рэйна! — строго взглянул на неё старик, — не пойми меня неправильно. Я не собираюсь менять официальную версию произошедшего. Все так и останется, как написано в отчете. Но мне нужно понять, насколько всё серьезно. Для этого я и собрал вас здесь.

Рэйна и Ифалия переглянулись. Девушка отвела взгляд в сторону.

— Понимаете, господин ректор, — начала она тихо, — тут скорее мой косяк. Я допустила эту дуэль.

— Продолжай.

— Дария Ладор не более чем вспыльчивый подросток с завышенными ожиданиями к самой себе и завышенным самомнением, — хмыкнула Рэйна, — её гордость была задета, её дворянское эго было задето. И она бросила вызов мне.

— Не понял, — вмешался Таск, — студентка бросила вызов тебе? Преподавателю?

— Да, я так и сказала, — даже не глянув в его сторону ответила Рэй, — Дара бросила вызов мне. Но, как мы все знаем, такие дуэли запрещены в академии. Поэтому, против неё вышла моя студентка, Шира Тамиру. Тамиру победила, задействовав все полученные знания, чем еще больше задела гордость Дары. И та, в порыве эмоций, использовала заклинание, которое не соответствовало её уровню навыка. Более того, она сделала ошибку в чтении, обернув материализованную пряжу против себя. Произошел разрыв пространства огненной пряжей, поднялся столп пламени, начался пожар и мне пришлось активировать навык Тэры и призвать Дагон.

— Дагон? — ректор удивленно вскину бровь, — и как он себя повёл?

— Предложил «наказать» виновницу, — прямо ответила Рэй, — он всегда отличался особым темпераментом.

Ректор откинулся в кресле и глубоко задумался. Внутренний конфликт преподавателей — это одно, а такие вот вспышки среди студентов — это совсем другое. Подростки и правда зачастую руководствуются эмоциями больше, чем разумом и это создавало некоторые неудобства взрослым. И если обычный подросток мог просто поругаться с учителем, то подросток, изучающий пряжу, мог в порыве гнева кого-то и покалечить. А дворянские дети — это вообще отдельная история, Дара была классическим представителем разбалованного ребенка, который уверен в том, что статус в этой жизни решает все. И когда такой ребенок бьется об реальность этого мира и понимает, что это не совсем так, его эмоции начинают зашкаливать.

— Вы обучаете Полуночный факультет не так, как других, — наконец начал ректор, — вы даете им навыки и знания, которых нет в учебниках. Те знания и навыки, которые могли приобрести только ткачи, столкнувшиеся с реальной, темной стороной пряжи. Скажи, Рэйна, почему ты делаешь такой упор на физические занятия?

— Потому что это их преимущество в бою, — сказал Рэйна, — какой толк от ткача, если у него нет никакого преимущества? Это ведь так глупо, полагать, что сила пряжи зависит только от уровня контроля нитей. Тело — это проводник. Если древним для этого нужен катализатор, то для сприганов, кафо и ойо проводником маны есть тело. И если оно слабо, какой толк в зубрежке заклинаний, которые они не смогут применить без вреда для себя?

— Рэйна, почему ты решила, что им предстоит бой? — резко спросил ректор, — с чего ты взяла, что эти дети будут иметь хоть какую-то связь с армией? Разве кто-то из них говорил о том, что хочет стать бойцом?

— Они изучают темную пряжу, — тут же ответила Рэй, — изучение темной пряжи — это всегда сражение, ежедневное, ежесекундное. И вы, господин ректор, отлично это знаете. Правда ведь?

— Мы обучаем их тем навыкам, которые в дальнейшем будут им полезны. Руны, которые помогут противостоять напору темной магии, которые очищают сознание и помогают укреплять дух. Так же и с алхимией, — встрял в разговор Таск, — темная пряжа сильна. Это невероятно мощная энергия, которой нужно не только уметь пользоваться, но и которой нужно уметь противостоять.

— И если вы заметили, господин Коё, мы не преподаем им заклинаний, которые бы были им не по силам, — от себя добавила Иф, — если они и опережают программу, то только благодаря физическим тренировкам учителя Леарлес. Это расширяет их возможности.

— Это, безусловно, прекрасно, — кивнул ректор, — но, к сожалению, такие успехи факультета полуночников порождают некоторые волнения среди других студентов. Я хочу, чтоб вы трое кое-что сделали.

***
Факультет Светлоносцев содрогнулся от новости о том, что одна из первокурсниц не просто проиграла в дуэли полуночнику, так еще и облажалась с прочтением заклинания. Поэтому это событие было самым обсуждаемым в каждой аудитории.

— Ладор всегда была слишком надменной, чтоб признать своё поражение. По-моему, это еще более жалкое зрелище. Дворянин должен уметь даже проигрывать достойно!

— Я считаю, в этом нет вины Дары! Все-таки, Полуночный факультет сейчас лидирует в изучении боевой пряжи. Да и вообще…

— Ох, да ладно, брось. Это позорище! Проиграть полуночникам. Они никак не могли обойти Светлоносцев.

— Их преподаватели… они другие. Так что, ты не должна их недооценивать! А то будет как с Дарой!

С громким хлопком двери в аудиторию вошла Рэйна Леарлес, за ней — её фамильяры. Она проследовала к огромному учительскому столу, бросила на него большой учебник по элементарной пряже. Взяв кусочек мела, она большими буквами написала на доске слово «ПРЯЖА», после чего повернулась к аудитории.

— Сегодня занятие проведу я.

— Вообще-то, мы уже давно прошли понятие пряжи, — сказал кто-то из аудитории.

— Тогда ответь на вопрос, — тут же отреагировала Рэйна, — какая связь между физическими тренировками и силой ткача?

— Никакой! — гордо задрав голову, ответил студент, — это два совершенно не связанных понятия.

— А говоришь, прошли тему… — усмехнулась Рэй, — тогда вот вам следующий вопрос: от чего зависит сила направленной пряжи?

— От правильного прочтения заклинания, постановки тела во время чтения, дыхания…

— Верно. Но что, если у тебя нет времени читать заклинание?

— В каком смысле? — студент уставился на преподавательницу.

— К примеру, в тебя выстрелили из арбалета или уже занесли над тобой клинок, — пожала плечами Рэйна, — или твой противник уровнем выше? И ему не требуется полного прочтения заклинания?

— Но в академии таких дуэлей быть не может! Преподаватель никогда не поставит в спарринг разноуровневых…

— А ты что, всю жизнь пробудешь в академии? — скептически взглянула на него Рэйна, и студент завис, — понимаете, детишки, в чем ваша проблема? Вы, факультет Светлоносцев, как и любой другой факультет этой академии, слишком полагаетесь на пряжу. И почему-то думаете, что там, за пределами академии все будет так же, как и в её стенах. Не поймите меня неправильно, в реальной жизни не все будет так, как в учебниках, а ваши родители не всегда будут прикрывать вас и защищать. И может случиться так, что вам придется защищать себя самостоятельно. И как же вы сможете это сделать, если ваш противник будет сильнее ткачом, чем вы? Или… или он будет обучен сражаться с ткачами?

Повисла гробовая тишина. Студенты переглядывались между собой. Наконец-то одна студентка подняла руку и получив одобрительный кивок Леарлес, задала следующий вопрос.

— Как понять «обучен сражаться с ткачами»? Разве такому обучают?

— Да ладно… серьезно? — закатила глаза Тэра, — вы и правда в каком-то придуманном мире живете, дворянские дети.

— Тэра… — зыркнул на неё Ёру, — ты обещала.

— Скажем так, — задумчиво произнесла Рэйна, — когда появились ткачи, со временем появились и те, кто научен им противостоять. Иногда в битве двух ткачей побеждает тот, кто лучше контролирует свои потоки нитей или быстрее читает заклинания, но иногда… против ткача может выступить обычный человек или ткач с уровнем пряжи намного ниже, но все равно победить.

— Звучит абсурдно, — хмыкнула студентка.

— И тем не менее, — Леарлес оперлась об учительский стол, — ткача можно победить и без пряжи. Все еще не улавливаете связи между физической силой и силой ткача?

Аудитория молчала. Рэйна вздохнула. На факультет Светлоносцев преимущественно поступали дети дворян, богатых купцов и прочей аристократии. И как правило они были непробиваемы в своих убеждениях.

— Хорошо, — Рэйна взяла со стола пергамент со списком студентов, бегло просмотрела его — А́йо Морбла́н и Дже́рали Фирс, прошу, подойдите ко мне.

Двое студентов, высокий длинноволосый парень и миниатюрная девушка с короткой стрижкой, вышли перед всей аудиторией к Рэйне. Та развела их в разные углы аудитории и что-то шепнула на ухо Джерали. Девушка посмотрела на учительницу недоверчиво, но кивнула.

— Парализуйте противника, — скомандовала Рэйна и взглянула на парня — понятно?

Морблан кивнул.

— Начали!

— Первозданный элемент, — начал скандировать Айо.

Но стоило ему только открыть рот, как изящная Джерали сорвалась с места, нашептывая себе свое заклинание и прежде, чем парень сориентировался что происходит и начал читать заново свое заклинание, она уже была возле него и ухватив за плечо, громко сказала:

— Разряд!

Айо Морблан содрогнулся и упал на одно колено. Джерали не верила тому, что только что сама же сделала. Она смотрела на свои руки, восторженно улыбаясь. На неё пялилась вся аудитория. Рэйна удовлетворенно похлопала в ладоши. Она подошла к парню и одним щелчком сняла с него пряжу, тот поднялся и взглянул на преподавательницу выжидающе. Словно ждал, что она сейчас всё объяснит.

— Садитесь, благодарю вас за отличную демонстрацию, — сказала Рэйна, — я попросила леди Фрис не стоять и ждать. А напротив, приблизится к противнику, читая заклинание на ходу. Её дыхание было неровным, поэтому разряд был слабым, но она приблизилась достаточно близко, чтоб даже этого хватило для того, чтобы парализовать противника. И если верить вашему списку, то Айо Морблан сильнейший в группе студент, а Джерали Фрис, к сожалению, находится в списке даже не в первой десятке. Но, как видите, при правильном маневрировании и использовании физических навыков, слабый ткач может одолеть сильного.

Аудитория загудела, перешептываясь. А Рэйна опять вернулась к столу и уселась на него. Она была довольна результатом. Наверное, следовало изначально показать пример, а уже после начинать объяснять. Но, и так тоже неплохо.

— Это работает именно так, — сказала она, — в реальной жизни, если вы столкнетесь с настоящим врагом, он не будет ждать, пока вы дочитаете заклинание. Понимаете?

— Но о каких врагах вы говорите? Войн уже давно нет! — осторожно заметил Морблан.

— Войны никогда не заканчивались, — небрежно отмахнулась Рэйна, — так или иначе, хотите вы это признавать или нет — вы не застрахованы от воров, убийц, хорошо обученных разбойников и так далее. Поэтому, не стоит так пренебрежительно относится к физическим занятиям. Именно эти навыки однажды могут спасти вам жизнь. Ну и как минимум, это сделает вас не такой легкой мишенью. Даже на дуэли в академии. С этим ясно? Переходим к следующему вопросу: уровни пряжи. Сколько их?

— Три! — выкрикнул кто-то из аудитории.

— И снова мимо, — покачала головой преподавательница, — их пять. Но, четвертый и пятый настолько редко можно встретить, что о них упоминают вскользь, и зачастую не на занятиях по пряже, а на лекциях по истории. Первый уровень всем известен — это так называемая «немая пряжа». Элементарные сотворения пряжи исключительно силой мысли. Это самые простые бытовые заклинания вроде передвижения предметов, зажжения свечей и так далее. Эти знания вы кое-как получали в своих школах, хотя, я бы еще расширила этот курс. Второй уровень — это сотворение и направление пряжи при помощи слов. Это заклинание на основе использования пряжи одного или двух элементов мироздания. То, чему вас сейчас обучают — это формирование заклинаний и контроля собственных нитей. И прежде, чем вы перейдете на изучение заклинаний третьего уровня, пройдет не один год обучения. Пускай вы все здесь и считаете себя очень талантливыми, и ваши преподаватели подпитывают ваше самомнение, вы не должны забывать о том, что нити и пряжа, которую вы из них создаете — это очень опасная структура. Недостаток опыта, знаний и ресурсов может привести к катастрофе.

— Как случилось с Дарой? — спросила студентка с первого ряда.

— То, что случилось с Дарой Ладор — не есть катастрофа, — произнесла Рэйна, — а всего лишь недоразумение. Но случилось это именно по той причине, по которой я здесь перед вами: вы не умеете здраво оценивать свои силы и возможности. И это опасно. Не только для вас самих, но и для тех, кто окажется рядом с вами. Заклинания второго уровня достаточно сложны и многогранны. И если вы считаете, что за два с половиной месяца обучения вы изучили их вдоль и поперёк, советую собирать вещи и езжать домой. Вы только начали изучение пряжи, так что ваша основная задача — не обогнать друг друга в крутости прочтения заклинания, не обогнать Полуночный факультет или какой-либо другой. А изучить, осознать, постигнуть! Вы должны знать, с чем вы работаете. И лишь тогда, когда вы сможете без проблем маневрировать пряжей второго уровня и комбинировать пряжу разных элементов, вы будете готовы к изучению третьего уровня заклинаний. Кстати, о них. Именно заклинание третьего уровня попыталась произнести леди Ладор.

Рэйна сделала паузу и окинула взглядом аудиторию. Студенты слушали внимательно, не перешептывались.

— Ошибка в заклинании второго уровня приведет лишь к тому, что заклинание не сработает. Максимум, что с вами может случиться, получите легкую отдачу по рукам. Но с заклинаниями третьего уровня это так не работает. Эти заклинания требует высокого уровня концентрации и контроля маны, а также, идеального прочтения, с правильными словами, интонацией и даже дыханием. Именно по этой причине, вас учат правильному построению заклинания: взывание, форма, команда. Леди Ладор поступила очень опрометчиво, решив, что совладает с пряжей такого уровня. Но, к сожалению, ей так и не удалось. Ведь в порыве эмоций она перепутала прочтение, использовав взывание от заклинания третьего уровня, а форму — от второуровневого заклинания. Но будьте уверены, даже если бы она не перепутала — она бы с этим заклинанием все равно не справилась.

— Тц… — пренебрежительно цыкнула девушка с задней парты, — проиграть полуночнику…

— Никто из вас не справился бы с этим заклинанием, — Рэйна поправила волосы, — все вы эмоционально не стабильны, самонадеянны и горделивы. Ни одно из этих качеств не способствует повышению вашего навыка контроля пряжи.

— Мы лучшая группа на факультете! — вскочил Морблан, — да, Дара сплоховала! Но мы…

— …не способны здраво расценивать свои силы! А еще импровизировать, — бесцеремонно перебила его Рэйна, — я сейчас скажу вам, не как преподаватель, а как старший лейтенант королевской гвардии: столкнись академия с реальной угрозой — вы бы попали в плен первые. И дело не в плохих преподавателях, преподаватели академии — профессионалы своего дела. Проблема в вас самих и в вашем нежелании принять то, вы — не самые лучшие, не самые сильные и не самые талантливые. И этот ваш барьер не даёт вам развиваться дальше.

Группа затихла. Морблан сел на место. Вид у парня был подавленный, как и у всей группы. Они сейчас выглядели как малыши, которым сказали, что подарков на день рожденье не будет. Даже Тэра обеспокоенно покосилась на Рэйну, уж не перегнула ли она?

— Но вы можете стать лучше, — неожиданно сказала Рэй, — поэтому я здесь. По личной просьбе ректора я помогу вам. Остаток семестра вы проведете вне стен этой академии. Без слуг, без личных поваров и, что важней всего, бок о бок с Полуночным факультетом и его преподавателями. Завтра утром мы выдвигаемся в лесную резиденцию академии. Вы, группа учителя Вэйл и полуночники. У вас будет целый месяц интенсивных занятий перед церемонией призыва. Вами займусь я, учитель Таск и госпожа Ифалия Харлен. Разумеется, учитель Вэйл и учитель Фрей отправятся с нами.

— Что? Как? Кто разрешил? С чего мы должны? Я буду жаловаться! Кто будет готовить? Что вы такое говорите? — в аудитории тут же поднялся шум, но Рэйна резким движением руки заставила всех замолчать.

— Мне плевать, нравится это вам или нет. Мне без разницы, пойдете вы сейчас собирать вещи или к своим связующим хрусталям, чтоб связаться с родителями и нажаловаться. Мне абсолютно все равно, сколько вас реально поднимет свои зады и отправится со мной и моей группой. Это всё не важно, — усмехнулась она, — важно только то, что те, кто выдержат этот месяц, научатся чему-то большему. И обойдут тех, кто предпочитает никогда и ничем не пачкать свои дворянские ручки.

С этими словами она обернулась к аудитории спиной и пошла прочь. Когда за ней захлопнулась дверь, группа Светлоносцев чуть не взорвалась от негодования.

— Да как она смеет! — бесновалась какая-то девица с задних рядов.

— Да ни за что в жизни! Чтоб я, наследница великого дворянского рода…

— А может она и права, — осторожна начал Айо Морблан, — сами же только что видели. Джерали… не обижайся, пожалуйста, но я должен это сказать. Джерали намного слабее меня! Но всего одна подсказка от Леарлес привела её к победе надо мной!

— Да, — кивнула Джерали, — это ведь так странно! Никто из преподавателей не учил нас этому, а она… у неё странный подход. Но если она способна научить чему-то большему, то почему бы не воспользоваться этим шансом?

— Да ты слышишь, что ты говоришь, Джерали?!

— А я пойду, — с самого дальнего ряда неожиданно отозвалась Виа, которая промолчала всю лекцию, — Дара облажалась, и я ничего не смогла предпринять. Хоть мы и близнецы, я никак не смогла предотвратить случившееся. Поэтому, я пойду.

— Я тоже, — кивнул Морблан, — это странная учительница. Но я хочу научиться у неё тому, чему уже научился Полночный факультет. Нельзя просто так уступать.

— И я пойду, — согласилась Джерали, — кто знает, может я и тебя превзойду, Айо.

— Кто знает… — мягко улыбнулся парень.

Глава 8. Змеиная дева

Рэйна спустилась в столовую общежития после заката, когда студенты уже разбрелись по своим комнатам собирать вещи. По её просьбе служанка оставила небольшой чайничек с ягодным чаем. Взяв чашку из подвесного шкафа, Рэйна налила напиток и села за стол, разложив перед собой бумаги. Свет в столовой уже был приглушенный и слегка желтоватый. Рэйна пила чай и заполняла документы на разрешение воспользоваться поместьем, принадлежавшим академии. Это было одним из условий ректора. Хоть это он и обратился к ней за помощью, но потребовал, чтоб она выступила с официальной просьбой к академии, как преподаватель.

У ног Рэйны дремала Тэра. Тилуан сидела на спинке стула и внимательно изучала лежавшие на столе бумаги. Ёру сидел у панорамного окна, выходящего на террасу. Её очень быстро привели в порядок после недавней стычки двух преподавателей.

— Эй, Рэй, — неожиданно заговорил черный пёс, — почему ты решила ему помочь?

— А? — не поняла Рэйна.

— Сприган, — вздохнул пёс, — этот сприган.

— Ааа… — протянула девушка, — ты про Таска… сам же слышал его рассказ. Он тут не просто так оказался.

— Рэйна, — Ёру осуждающе посмотрел на неё, — ты знаешь, о чем я.

Девушка отложила перо и недовольно взглянула на фамильяра. Обычно, Ёру был исключительным персонажем. Зачастую, молчаливым и спокойным. Своё мнение высказывал редко, иногда приходилось выпытывать, что он думает о той или иной ситуации. Он был очень вдумчивым и последовательным. Ёру беспрекословно исполнял приказы и хладнокровно оценивал любую, даже самую сложную ситуацию. Именно благодаря черному псу, Волчий отряд, который возглавляла Рэйна, выбрался из многих передряг. И несмотря на свою молчаливость, это был надежный товарищ, который всегда вовремя придет на помощь, поддержит добрым словом и дельным советом. Но рассуждать о жизни он не любил. Как и лезть кому-то в душу. А тут неожиданно сам заговорил. Рэйну это малость удивило.

— Как бы сказать, — после коротких раздумий ответила она, — возможно, я просто растерялась увидев его. Я не видела его пять лет и представить себе не могла, что увижу его в своей комнате. И когда он попросил у меня помощи… не знаю. Наверное, я просто испугалась, что, если сейчас откажу, он опять исчезнет. И возможно, больше не появится.

— А тебе нужно, чтоб он был здесь? Чтоб появился? — Ёру подошел ближе, мягко ступая огромными лапами.

— Я пять лет привыкала к тому, что его нет, — пожала плечами Рэй, — в принципе, мне это и не нужно было. Ну, это… его присутствие. Я прекрасно справлялась и без него. Хоть мы и выросли вместе, я не нуждалась в его присутствии все эти годы. Скорей, я была очень зла. Мне казалось, что, если он еще жив и где-то ходит по континенту, я обязательно рано или поздно встречусь с ним. И заряжу ему по этой наглой, самодовольной роже. Так сильно, чтоб он прочувствовал, понял, как это было мне… В итоге я так и не смогла, Ёру.

— Ну, ты хоть попыталась, — приподняла голову Тэра, — на твои попытки даже администрация академии отреагировала.

— Ты… все еще что-то чувствуешь к нему? — спросил Ёру.

— Не знаю, — задумалась Рэйна, — я все еще злюсь на него. Все еще не простила ему этот побег. Но в то же время я рада, что он жив и снова здесь. Напоминает студенческие годы и от этого как-то тепло на душе.

— Я не о том спрашивал, — настойчиво повторил Ёру.

— Если ты о том дурацком случае… — усмехнулась Рэйна грустно, — то нет. Я ничего больше не чувствую. Мы ведь все прояснили еще тогда, под глицинией, еще в начале пятого курса. Разве забыл?

— Но, ты ведь ему так ничего и не сказала, — осуждающе покачала головой Тэра.

— Зато он сказал… — Рэйна запрокинула голову, разглядывая потолок, — слушайте, чего вы пристали? Помогла, да и помогла. Мы друзья детства. И если не я, то кто? И вообще, не отвлекайте. Уже почти за полночь, а я тут в этих бумагах утопаю. Все, не мешайте. Тил, скажи им.

— Угу, — просто кивнула сова, — угу.

***
Солнце медленно выплыло из-за холма и осветило академию сквозь пелену белесых туч. Сейчас, когда на деревьях почти не осталось листьев, академия уже не выглядела такой красочной. Было прохладно, ветрено и сыро. Перед общежитием Полуночного факультета стояло всего четверо. Айо Морблан, Джерали Фрис, Дара Ладор с перебинтованными по локоть руками и её сестра, Виа.

— Ну что? — неуверенно спросила Джерали, — может, войдем?

— Постучаться, наверное, нужно, — пожала плечами Дара, — мало ли.

— Вы тут чего зависли? — за спинами четверки приземлилась Шира, взмахом своих крыльев подняв столп пыли и мелких листьев, — у вас в общежитии двери как-то по-другому выглядят, что вы наши найти не можете?

— Да откуда же нам знать, — тут же вспылила Дара, — может у вас вход где-то с чердака как для сов!

— Дария, — шикнула на неё сестра, — мы с тобой говорили об этом.

Дара ничего не ответила. Просто отвернулась. После того, как Дара проиграла Шире, они больше не виделись. Да и сейчас девушке было сложно смотреть в глаза кафо, которой она так позорно (по её же мнению) проиграла. Но Шира ничего подобного не чувствовала. Она, даже наоборот, заинтересовалась Дарой. Ведь та так отчаянно хотела добиться того, чтоб её куратором стала Рэйна Леарлес. Значит, они ранее были знакомы? Или встречались где-то? Или же Дара просто много знает об учителе Леарлес и может поделиться этими знаниями! В общем, Дара и Шира были совершенно не взаимны в своих чувствах друг к другу.

— Шира, — нарушил тишину Морблан, — мы пришли к учителю Леарлес, чтоб отправится с вами в поместье!

— Только вы четверо? — удивилась Шира.

— Нет, — отрицательно покачал головой парень, — точнее не совсем. Основная часть группы сейчас находится с учителем Фрей и учителем Вэйл. Некоторые отказались наотрез, нажаловавшись родителям. Те, в свою очередь, потребовали освободить этих студентов от этой «лесной практики» напрямую у ректора. В общем, те, кому не удалось достучатся до родителей, очень недовольны и воспринимают эту практику как… наказание, что ли… Поэтому, они предпочли остаться в группе со своими кураторами. Но мы…

— Мы хотим присоединиться к группе учителя Леарлес! — договорила Джерали, — у неё очень странный подход к обучению. Но, мне понравилось. Думаю, у неё можно многому научиться.

— Ну, — улыбнулась Шира, — тут ты права… подход у неё, мягко говоря, не традиционный…

— Кьяяяяяяяяяяя!!! — раздался громкий вопль из дома.

Шира сорвалась с места, четверка Светлоносцев бросилась за ней. Рыжеволосая кафо рванула дверь на себя. Замерла на пороге. В спину её врезался Морблан, за ним Джерали, за ними близнецы. И все эта дружная пятерка «спасателей» повалилась в пороге на пол.

— Ну чего ты застыла!? — вскрикнула Дара, — ну чего?!

И тут она заметила, что Шира лежит лицом в пол и тихо всхлипывает. Морблан и Джерали, придавившие её крылья сверху куда-то уставились, широко распахнув глаза.

— Эй, вы чего?.. — Дара проследила за их взглядом и замолкла.

Под потолком вверх ногами висел Шарнон Тамиру, связанный точно в коконе, мерцающей пряжей. Прямо под ним на полу валялся в таком же коконе Тэйн, а у него на спине восседала Тэра. За этим всем наблюдала Рэйна Леарлес, собственно говоря, пряжа явно принадлежала ей.

— Еще раз спрашиваю! Кто это начал?! — рычала Рэйна.

— Шира, спасай! — взмолился Шарнон.

— Че сказал, общипыш?! — оскалилась Рэйна, — я повторю вопрос: кто это начал?!

— Шира! — простонал на полу Тэйн.

Но Шира не отреагировала ни на мольбы брата, ни на просьбы друга. Она валялась на полу, прижатая Светлоносцами и хохотала до слёз. Девушка колотила кулаком по полу и громко смеялась.

— Я жду! — гаркнула учитель Леарлес, — будете гусеницами до конца дней своих!

— Это все он! — одновременно ответили парни.

— Рэйна, что происходит? — со второго этажа спустилась Ифалия, — что это?! РЭЙНА! Немедленно отпусти студентов! Такие методы запрещены в академии! Рэйна!!!

— Да… — протянула Джерали, — у неё и вправду очень специфическая методика обучения.

— О, светляки! — учитель Леарлес отвлеклась и ослабила хватку.

Шарнон упал прямо на Тэйна, Тэра предусмотрительно отпрыгнула в сторону.

— Доброе утро, учитель Леарлес, — Виа поднялась с пола и помогла подняться сестре.

Морблан поднял Джерали и помог встать Шире.

— На время практики мы хотели бы присоединиться к вашей группе, — начал парень, — это ведь не запрещено?

— Нет, не запрещено, — кивнула Рэйна, — но, скажу сразу. Нянчится я с вами не намерена, так что, обучатся придется так же, как и полуночникам. А это значит, у вас будут не только совместны лекции.

Уже спустя час после этого диалога, студенты со своими чемоданами погрузились в кареты, запряженные огромными лошадьми. Животные эти демонстрировали непокорный нрав, а еще небывалую силу. Этот вид назывался сефалия. Лошадь, с рельефной мускулатурой, широкими копытами, шелковой длинной гривой и таким же прекрасным хвостом. Эти тяжеловесы обычно использовались как военные лошади. Они быстры, очень выносливы, а еще их вид в конных доспехах устрашает не меньше, чем вид дракона. Академия использовала только этот вид лошадей. Ведь они были усилены пряжей. Так сказать, труды выпускников алхимического факультета. Их запрягали в кареты, а также для конных прогулок, которые устраивали как правило весной для преподавателей.

В первой карете ехали Ифалия и Сьерра с преподавательскими чемоданами и атрибутикой для учебы. После них — три кареты со студентами Светлоносцами. Одна карета с группой Полуночного факультета и их временными одногруппниками, в последней карете были сложены вещи студентов. Замыкающими были Рэйна, Лорсан и Таск, они ехали верхом. Лорсан болтал без умолку, пытался вести светские диалоги с Рэйной, что изрядно раздражало Таска. Сама девушка не могла этого не заметить и только накаляла обстановку, развивая эти диалоги.

— Я так рад, что у нас есть возможность поговорить! Нам ведь так и не удалось поговорить за все это время? — говорил Лорсан, — еще полтора месяца — и наши студенты будут призывать своего первого фамильяра! А мы с тобой даже чаю не выпили.

— Понимаешь, — замялась Рэйна, — мне все это в новинку. Я не привыкла работать со студентами. Пришлось учится и мне, не только им. Поэтому, сам видишь, вот только сейчас мы с ними более-менее нашли общий язык.

— Ты сковала студента коконом пряжи и подвесила к потолку, — ехидно вставил свои пару слов Таск, взглядом Рэйна его испепелила.

— Я не говорила, что у нас все идеально! — фыркнула она.

— Так чем ты занималась, Рэй? Я после выпуска слышал, ты подалась на королевскую службу! — сменил тему Лорсан, чем вызвал недовольное хмыканье спригана.

— Эмм… что-то вроде того, — кивнула девушка, — я занималась межрасовыми связями, потом непосредственно военным делом… ну, а дальше, сам понимаешь, информация не разглашается. А чем занимался ты?

Лорсан расправил огромные крылья, гордо вскинув голову. И тут же зацепился правым крылом за низкую ветку, покраснел и крылья сложил.

— Пытался похвастаться, что занимался тем, что проходил, а потом проводил инструктаж экстремальных полетов в школе для кафо, — застенчиво улыбнулся он, — а потом получил приглашение стать учителем в академии. Если точнее, то отец просто потребовал, чтоб я стал учителем. Он считает, это намного престижней, преподавать в элитной академии, чем в какой-то средней школе Сеттен-Хейла.

— А сам ты что думаешь? — спросила Рэйна, — ты сам чего хотел?

— Мне нравилось преподавать, — признался Лорсан, — и я подумал, что стоит согласится, пока отец не придумал что-то более «престижное» не связанное с учением. Правда, было немного грустно прощаться со своими учениками.

— Вот как… — протянула Рэйна, — не то, чтобы я тебя в этом понимала, но приблизительно так же я, наверное, чувствовала себя, когда меня отстранили от службы.

— Тебе нравилась твоя работа, Рэйна?

— Как бы сказать… — Рэй задумалась, — вряд ли такое кому-то может нравиться. Но, там я чувствовала себя на своем месте.

— Но ты стала достаточно знаменитой, — вмешался в разговор Таск, — самая юная глава ударного спецотряда. Никому не удавалось дослужится до этого звания так рано. Ты, видимо, была очень целеустремленной.

— Да, — холодно ответила ему девушка, — я показывала прекрасные результаты.

— Оу… — Лорсан, видимо, уловивший некий холодок в диалоге этих двоих, попытался тут же перевести тему, — ну а ты, Таск? Как тебе должность учителя?

— Мне нравится, — пожал плечами Таск, — не то, чтобы привычное дело, но здесь я чувствую себя в своей тарелке. Словно и не уходил из академии.

— Пфф… да что ты, — фыркнула Рэйна.

Но, не успел Таск парировать, как сверху отозвалась Тилуан.

— Рэйна, впереди кто-то есть! — кратко сказала она, — кто-то недружелюбный.

— Тэра. Ёру, — полушепотом призвала фамильяров девушка, — вы её слышали. Разведать. Лорсан, останься в хвосте.

Волчица и черный пёс метнулись в кусты над обочиной и скрылись в лесной чаще. Рэйна же пришпорила коня и обогнала экипаж. Приказав кучеру остановиться, она подъехала к карете Ифалии и Сьерры.

— Иф, у нас гости, — тихо сказа она, — приготовьтесь воссоздать пряжу щита.

Ифалия кивнула и поторопилась выйти из кареты, за ней последовала Сьерра. Они подошли к каретам студентов, которые уже выглядывали из окон и удивлялись внезапной остановке.

— Учитель Фрей, почему мы остановились?

— Что-то случилось?

— Лошади устали? Что-то с каретой?

— Где учитель Леарлес? А учитель Вэйл?

Студентки сыпали вопросами, они были обеспокоены и не давали ни Ифалии, ни Сьерре вставить и слова. Парням, видимо, было не так интересно. А вот Иф действительно растерялась от сотни девичьих вопросов.

— Нет причин для беспокойства, леди, — к карете подъехал Таск, — мы сумеем решить любую проблему, чтоб вы чувствовали себя в безопасности.

Выглядел он как сказочный принц, с этой его статной осанкой, глубокими синими глазами и бархатным голосом. На щеках всех студенток без исключения тут же появился румянец, и они поспешно спрятались назад в кареты, поблагодарив учителя за беспокойство. Из карет тут же послышалось девичье хихиканье и бурное обсуждение. На плечо Таска спустилась Тилуан.

— На твоём месте, я бы призвала перевертыша, — сказала она и тут же обратилась к Ифалии, — а ты призови Ровену. Рэйна ускакала вперед проверить дорогу.

— Так это ведь просто прекрасно, — слащавый голос послышался со стороны зарослей шипастого кустарника.

Таск тут же напрягся, одним движением активировав печать на руке. В лиловой дымке появилась Лелия. Рядом с ней в чёрном дыму возникала Ровена. Тут же появились и два других фамильяра: кайт-ши львица по имени Киара, принадлежавшая Сьерре Фрей и черная горгулья Адэн Лорсана. Фамильяры и их хозяева тут же приняли боевую стойку. Когда из кустарника показалась фигура в мутно-зелёном плаще, окутанная серыми лентами дыма.

— Вы совсем не гостеприимны, — пролепетала она.

— Кто ты? И что тебе нужно? — крикнул Лорсан.

— Так, всего лишь скромный исполнитель воли своего господина, — все так же сладко проговорила фигура.

Таск анализировал. Голос принадлежал женщине, едва ли старше тридцати лет. Крыльев нет, значит, это не кафо. Энергия маны не была схожа ни со сприганами, ни с древними. Значит, это ойо, но пока он еще не понимал, какого вида, ведь под плащом не было видно зверопризнаков. Наёмники-ойо это большая редкость, но Таск не понаслышке знал, на что они способны, когда их намерения серьезны.

— Это было очень опрометчиво, — тихо сказал Таск, — приходить сюда одной, миледи.

— А кто сказал, что я одна? — из-под уголка капюшона показалась хищная ухмылка и пару лазурных чешуек.

Послышалось рычание и из лесной чащи медленно, подкрадываясь стали появляться багресты, черные призрачные псы. Их класс был слабее легендарного Черного пса Рэйны, но это не делало их менее опасными. И было их достаточно много. Таска словно парализовало. Этот голос, ухмылка, чешуя. Он знал эту наёмницу.

— Защищайте студентов! — рявкнул Таск, — не дайте ни одной шавке прорваться через барьер!

Сьерра и Ифалия тут же подняли барьеры вокруг карет. Студенты запаниковали. Кто-то визжал, кто-то плакал. Парни старались храбриться, но сейчас, они впервые столкнулись с реальной опасностью. Они еще не понимали, насколько все серьезно, но уже чувствовали, что их жизням что-то угрожает. Ифалия успокаивающе улыбнулась.

— Постарайтесь успокоиться! — сказала она, — все будет хорошо! Оставайтесь в каретах!

Лорсан и его горгулья крыльями разбрасывали псов. Те скулили, но были словно одержимы, не убегали и продолжали нападать. Таск в свою очередь бросился на фигуру в плаще. Лелия работала с ним в паре, блокируя удары или нападая после блока. Фигура словно играя, вальсировала в этом бою. Она использовала средней длинны изогнутый клинок с зазубринами на лезвии. В свою очередь, Таск ловко орудовал чарками, что гораздо усложняло его положение.

Градом посыпались удары. Чакра больше метательное оружие и боец, вооруженный ими, имеет преимущество с небольшой дистанцией. Но чешуйчатая не давала ему такого преимущества, словно знала, что Таск специализируется больше на метательном оружии. Он был силен на расстояние, но в ближнем бою явно уступал. Ударить по врагу с силой достаточной, чтобы сбить с толку, оглушить, отступить, повернуться и снова ударить, снова отступить, ударять и отступать, пока враг не будет измотан, затем исчезнуть. Такова стратегия боя чакрами в ближнем бою. Но с таким противником, как эта чешуйчатая ойо, нужно было действовать быстро, иначе он рисковал проиграть.

Пока они кружились в этом урагане ударов, позади Лорсан пытался отогнать багрестов от карет. Псы были агрессивны, бросались толпой, горгулья и две кайт-ши едва успевали отбиваться и защищать своих хозяев. Ифалия, удерживающая первый барьер резко перенаправила его на одну, последнюю карету.

— Ты что творишь?! — заорала Сьерра, — мы должны защитить всех!

— Твоего барьера хватит! — крикнула ей Иф, — посмотри! Эта свора нападает только на одну карету! Остальные их словно не интересуют!

Сьерра немного остыла. И правда, основная масса псов бросалась на карету, в которой ехала группа Леарлес. И только пара-тройка псов рычала на первые кареты, в которых находились другие студенты.

— Иф, — Лорсан взлетел, — удержи барьер! Я ударю пряжей!

Он вытянул руки вперед. В его ладонях завертелся вихрь золотистой и алой пряжи.

— Нить мироздания, пронзи пространство и исполни мой приказ. Обрати в пепел!

Огненный столп сорвался с его ладоней, выжигая на своем пути всё. Псы, попавшие в огненный столп, взвыли, заскулили. Но даже когда их тела вспыхивали они, на подгибающихся лапах они продолжали рваться в бой. Лорсан воссоздал еще один огненный столп. Багресты выли так, что кровь в жилах стыла, но все еще продолжали ползти. Уткнувшись мордами в блок-пряжу Ифалии, они скалились и пытались подкопать под неё, но тут их встречали когти и клыки кайт-ши. Горгулья отмахивалась от пылающих зверей когтями.

Таск все еще сражался с чешуйчатой. Сприган приказал Лелии помочь другим фамильярам отбиться от псов. Но сам явно сдавал позиции. От ударов чакр об лезвие её изогнутого клинка отлетали искры. Сприган чувствовал, как начинает выдыхаться. Ему нужно было отойти на достаточное расстояние для броска. Но противница не давала ему такой возможности, постоянно нападая в лоб. Нанося яростные удары один за другим она оттесняла его к каретам, тем самым пытаясь завалить его план отвести её подальше от студентов.

— Это не просто фамильяры, — усмехнулась она, — думаю ты это уже понял.

— Это ведь гибриды, — Таск увернулся от очередного удара и метнул одну из чакр в сторону деревьев у себя же за спиной, — я думал эти эксперименты свернули.

— Пока ты думал, мы делали, — съязвила чешуйчатая, — что-то ты окосел. Я здесь!

Она рванулась на него. Но чакра срикошетила от ствола дерева и описав дугу, со свистом пролетела прямо у чешуйчатой около щеки, глубоко порезав её и тем самым сорвав капюшон с головы. Признаться, Таск рассчитывал зацепить глаз или ухо, чтоб обезвредить противника и атаковать с расстояния второй чакрой, но это ему не совсем удалось. Более того, он остался без одного оружия. Чакра, пролетев за спину наёмницы немного дальше, упала в сухую траву.

Но противник и правда на несколько секунд был дезориентирован. Чешуйчатая схватилась за окровавленную щёку и метнула яростный взгляд в спригана. Это был взгляд змеи, ярко желтые, с узким, вертикальным зрачком. Из-под капюшона вылетели темные, неестественно фиолетовые волосы, сплетенные в десяток мелких кос и перевязанных черным шнурком. Переливающиеся всеми оттенками зеленого чешуйки спускались от глаз и до шеи, скрываясь в складках плаща. Она оскалилась, обнажив белые клыки.

— Поразительно, изгнанник дома Пламеннокрылых, в этот раз даже оцарапать меня смог! — прошипела она вызывающе.

— Давно не виделись, Нагайна, — Таск отскочил в сторону.

— Да-да, давненько… соскучился по мне, сприган?

— Не думаю…

Таск лихорадочно перебирал в голове варианты действий. У него остался один шанс. Один единственный. Последний шанс. Он наконец-то смог отскочить на достаточное расстояние, чтобы метнуть чакру и попасть. Но Нагайна смотрела прямо на него, её желтые глаза следили за каждым его движением. А это значит, что как бы он сейчас не попытался напасть, она молниеносно отразит удар. Всё тело было напряжено. Но… Нагайна даже не планировала дать ему возможность замахнуться. Стоило Таску отвести руку в сторону, она резко оттолкнулась от земли, замахнувшись клинком.

— Медленно! — хохотнула она, опуская лезвие.

Заверещали студентки, осмелившиеся выглянуть из окон карет. Что-то закричала Ифалия. Взвизгнула Лелия. Звон метала, рычание псов, крики. Всё слилось в единое полотно, в ушах зазвенело. Таск отшатнулся назад. Прямо перед своим носом он увидел скрещенные клинки Рэйны, в переплете которых застрял зазубринами изогнутый клинок Нагайны.

— Смотреть противно, — фыркнула девушка.

— Ммм… ты… — прошипела змеиная ойо, — он говорил о тебе… Ты пахнешь так, как он и рассказывал!

— Он? — на секунду Рэйна ослабила напор и Нагайна приблизилась прямо к её лицу и вдохнув её запах.

Рэйна отшатнулась и спиной уперлась в Таска. Воспользовавшись этим, Нагайна высвободила свой клинок и отпрыгнула в сторону. Её змеиные глаза уставились на Рэйну игриво.

— А про это он не сказал… да вы кровь к крови моей, госпожа Рэйна? — усмехнулась она.

— Не понимаю, о чем ты, — рыкнула Рэйна.

— Вот как, — хищная ухмылка не сходила с лица Нагайны, — как же это интересно!

Она вся трепетала, в её глазах пылал неподдельный интерес к Рэйне, нездоровый интерес. Она попятилась к лесу, из которого пришла.

— В любом случае, ты не входила в мои планы, Белая Волчица, — сказала она, — я откланяюсь. Но мы еще встретимся. Приди, всепоглощающий туман!

— А ну стоять! — Рэйна было кинулась к ней, но её перехватил за плечо Таск.

— Туман, Рэй! — он кивнул на ядовито-зеленую дымку, в которой скрылась Нагайна.

Туман и правда был всепоглощающим. Все, что попадало в поле его действия пузырилось и растворялось, словно колбы от неудачных зелий неопытных алхимиков. Благо, он быстро исчезал. Вместе с Нагайной отступили и псы, позволив Ифалии, Сьерре и Лорсану выдохнуть. Фамильяры тут же были отправлены осмотреть дорогу и лес. Лорсан приземлился на землю, наконец расслабив крылья, Ифалия тут же принялась успокаивать напуганных студенток, а Сьерра — поседевших кучеров.

— Что за дьявольщина только что произошла?! — взорвался Лорсан, — кому придет в голову нападать на кортеж со студентами королевской академии? Да и кто мог знать об этой поездке? Рэйна, что скажешь, я дума…

Но Рэйна его даже не слышала. Спрятав клинки, она тут же набросилась на Таска.

— Поверить не могу что ты не смог справиться с одной! Одной наёмницей, Таск!

— Ты хоть знаешь кто это?! — огрызнулся парень, — Змеиная дева Нагайна! Да если бы она решила сражаться в полную силу, нас и двоих тут не хватило бы!

— О небо! Прекрасно! Значит, она еще и не в полную силу сражалась и ту умудрился слиться ей!

Их перепалка длилась где-то около десяти минут. Все это время, Лорсан наблюдал за Рэйной.

— Эй, Сьерр, между этими двумя… — Лорсан замялся, подбирая правильные слова, — что-то произошло?

— Как знать, — пожала плечами львица, — думаю, раз они готовы глотки друг другу перегрызть с его появления в академии, то что-то случилось.

— Странно это. Когда мы были студентами, они были очень дружны, — задумчиво произнес Лорсан.

— Да тебе-то что? Разве так не лучше? — приподняла бровь Сьерра, — ты же с первого курса сохнешь по ней.

— Это не так… — Лорсан тут же залился краской, — просто Рэйна, она… ну понимаешь, она такая… подруга! Друг!

— Да-да, — отмахнулась Сьерра, — теневая королева академии, помню.

Глава 9. Белая волчица

Ближе к закату кареты все-таки доставили студентов в поместье Лоу-Фей. Там кучера помогли выгрузить вещи студентов перед вратами поместья и отчалили, оставив только трёх красавцев-коней, на которых добирались Лорсан, Таск и Рэйна.

Все были измотаны и дорогой, и нападением. Студенты, большинство из которых воспитывались в тепличных условиях богатых поместий, были на грани истерики. Но вот группа Рэйны напротив, держалась очень даже храбро и стойко. Да, полуночники и присоединившиеся к ним светлоносцы тоже перепугались. Но старались храбрится друг перед другом, в этом немом соперничестве никто не мог себе позволить показать испуг противнику.

Преподаватели скомандовали студентам взять свои вещи и внести в дом. И этот приказ был встречен чуть ли не скандалами со стороны светлоносцев, но Сьерра очень быстро урезонила своих студентов. Да и сами они тут же поутихли, после того как Дара и Виа первыми схватили свои сумки с гордым видом прошествовали мимо.

— Грош цена тем аристократам, кто боится напрячь свои руки, — язвительно заметила Дара.

Поместье Лоу-Фей в темноте представляло собой мрачное двухэтажное здание, с немного потрескавшимся фасадом, оплетенными диким виноградом, словно зловещими щупальцами. Ко входу вела мощенная дорожка, четыре ступеньки и небольшая терраса. Большая дверь со скрипом поддалась, впуская толпу студентов в просторный холл. На первом этаже располагались просторная гостиная, небольшая библиотека, учебный кабинет, большая столовая и кухня, а еще много небольших кладовых. На втором этаже находились жилые комнаты и две комнаты отдыха. Одну было решено оставить студентам, другую — преподавателям. У поместья была и пристройка на заднем дворе. В пристройке были две большие купальни.

Когда студенты распределились по комнатам и спустились в холл, Ифалия огласила порядок проживания в поместье. Студентов делили на пять групп, по группе на преподавателя. Помимо занятий, у каждой группы ежедневно были свои задачи, такие как уборка дома, территории и готовка. Первый вечер преподаватели пообещали студентов побаловать и приготовить ужин. Но дальше все распределилось честно: в первую неделю готовкой займется группа Рэйны, уборкой первого этажа — студенты Лорсана, второй этаж достался студентам Ифалии, передний двор — группе Таска и задний — группе Сьерры.

Дети аристократов, не привыкшие к такой работе, готовы были возмущаться и скандалить. Но падать в грязь лицом перед каким-то там факультетом полуночников они не хотели. Раз с этим справятся полуночники, то справятся и светлоносцы. Но, уборка и готовка — это не самое сложное, что ожидало студентов. С большим опасением они ожидали занятий физической подготовки госпожи Леарлес и учителя Таска.

Когда небольшое собрание закончилось, преподаватели отправились на кухню. А после ужина — студенты были отправлены на боковую. Ближе к полуночи все уже спали. Только вот Шира и Тэйн сидели в комнате отдыха на втором этаже и пытались передать друг другу эмоции прошедшего дня. Компанию им составили Соран, Дара и Виа.

— Как думаете, зачем она нюхала госпожу Леарлес? — спросила Шира, — выглядело дико.

— Нужно было спросить у лиса, — усмехнулась Виа, — он же тоже ойо.

— Да мне-то откуда знать? — нахмурился Соран, — я другого вида. Да и она какая-то… не такая ойо.

— Меня больше озадачила её фраза «кровь к крови моей», — задумчиво произнес Тэйн, — если не ошибаюсь, так ойо обозначают своих, разве нет? Так почему она сказала это учителю Леарлес?

Дара цыкнула.

— И это вас она учит… — тяжело вздохнула она, — вы что, совсем ничего о ней не знаете?

— Ну, я знаю, что она не пьет кофе, но очень любит чай. И не начинает его пить, пока чайный цветок полностью не распуститься, — весело отозвалась Шира.

— Мдэ… — закатила глаза Виа, — вы действительно ничего не знаете о ней.

— Рэйна Леарлес только наполовину древняя. А на вторую — ойо. Она полукровка, — тихо сказала Дара, — поверить не могу, что вы этого не знали.

— Да быть того не может! — вскочила Шира, — но в нашем мире полукровок нет!

— Почти нет, — тихо заметил Соран, — на самом деле, ни в одном королевстве, кроме Шайлон, не запрещены межрасовые союзы. Но, зачастую, мало кто рискует. Боятся больше осуждения и тому подобное.

— В общем, мама госпожи Леарлес — из волчьих ойо, — сказала Виа, — а отец древний.

— Но ведь у неё нет никаких признаков зверя!

— С полукровками это немного не так работает, но признаки зверя у них тоже есть. В определенные моменты.

Повисла неловкая пауза. Шира, Тэйн и Соран переваривали информацию. За окном луна выплыла из-за тяжелых туч, осветив комнату.

— Все-таки, поверить не могу, что вам преподает такая как она! А вы понятия не имеете, какая она, — сокрушительно покачала головой Дара, — простите. Я не хочу никого обидеть, правда. Я за свою агрессию уже получила… просто, когда я узнала, что в этом году она будет вести занятия, я больше всего на свете хотела учиться у неё!

— Слушай, — Тэйн откинулся на спинку дивана, — мы все же из других государств. Может, расскажешь нам о ней? Просвети, так сказать.

— Вы слышали о Волчьем отряде? — начала Дара, — отряд, выполняющий личные приказы его Величества и Её Высочества принцессы Эмилии. Элитный военный отряд! И возглавляет его Белая волчица. Благодаря её отряду были предотвращены нападения на королевский двор, на семьи аристократов, спасены из плена члены королевской семьи, а об их похищении даже не успела узнать вся дворцовая стража! Благодаря Волчьему отряду были остановлены перевороты, даже не начавшись.

— Белая волчица — это госпожа Леарлес? Это объясняет её безупречное владение клинками, — улыбнулся Соран.

- Два года назад, меня похитили прямо из сада нашего поместья, — неожиданно сказала Дара, — той, кто спасла меня, была госпожа Рэйна. И именно она сказала мне, что я могу! Я смогу стать боевым ткачом, как она. Все смеялись и советовали готовится к замужеству. А она поддержала меня! Поэтому, моя цель — достичь её! Стать боевым ткачом, который однажды сможет идти с ней плечом к плечу.

— Поэтому ты так восхищаешься ею? — спросила Шира.

— Да, — честно ответила Дара.

— Эй, — в дверях возникла сама Рэйна, — брысь спать.

Студенты тут же подскочили и метнулись по комнатам, не задавая лишних вопросов. Глаза Рэйны в темноте светились, поэтому, спрашивать о чем-то её не хотелось. Леарлес же усмехнулась и вернулась в гостевую комнату преподавателей, где её ждал Лорсан.

— Что там, Рэйна?

— Да ничего… Дара Ладор рассказывала о Волчьем отряде, — отмахнулась Рэйна.

— Элитный боевой отряд? Ты ведь его возглавляла? — спросил Лорсан.

— Да, возглавляла.

— Вы прям легенда, отряд спасителей Фарлеза, — улыбнулся кафо.

— Хм… — Рэйна опустилась в кресло, — скорей отряд элитных головорезов.

— Что?

— Да ничего.

Пауза. Лорсан прищурился.

— Рэйна… — наконец решился он спросить, — как ты там оказалась? Тебе нравилось там?

— Нравилось ли мне? — задумала Рэй, — вряд ли кому-то такое понравится. Скорей, там я чувствовала себя на своем месте. Не кажеться тебе, что ровно то же самое ты спрашивал меня по дороге сюда и ответила я тебе то же самое?

— Извини, я, наверное, лезу не в свое дело, — Лорсан замялся, — но я не знаю, что случилось во время последнего экзамена. Слухи, конечно, поползли. Но все тут же замяли и по сей день о происшествии знают только те, кто там присутствовал. Ну и еще семьи… а ведь именно после того экзамена все изменилось. Ты вот, к примеру, исчезла. Даже на выпуск не пришла. А потом я вижу тебя на параде имени Его Величества. Ты во главе элитного отряда. А я, признаться, скучал по тебе…

— Лорсан… — Рэйна мягко улыбнулась, — не думай об этом. Я спать. Спасибо, что составил компанию.

Оставив кафо в гостевой, Рэйна направилась по узкому коридору к своей комнату, но путь ей преградил Таск. Сприган навис над ней и заглянул в янтарные глаза. Рэйне было непривычно смотреть на него снизу вверх. Но Таск был значительно выше, шире, сильнее.

— Чего тебе?

— Я хочу поговорит, Рэйна, — сказал он, — просто хочу поговорить. Пожалуйста.

— Надеюсь, это что-то важное, — хмыкнула девушка, — я спать хочу.

— Да, это о сегодняшнем нападении, — кивнул Таск.

— Тогда входи, — Рэйна сделала приглашающий жест рукой, проходя в свою комнату.

Все комнаты второго этажа были двухместными, но так как их было достаточно много, учителя не делили жилплощадь друг с другом. Комната Рэйны была достаточно просторной. Две широкие кровати, высокий резной шкаф, письменный стол у окна. К слову, окно было достаточно большим.

Таск сел на одну кровать, Рэйна — на другую, напротив. В лунном свете её волосы сверкали серебром. Таск про себя отметил, что она стала ещё более женственной. Каждый изгиб её тела был словно нарисован влюбленным художником. Она выглядела как самая прекрасная аристократка, какую только можно было себе выдумать. Сложно было даже предположить, что эта девушка — один из опаснейших боевых ткачей континента.

— Нагайна пришла за юной госпожой, — начал Таск, — безусловно, Эльйо из Дома Парящих.

— Да, ты прав, — кивнула Рэйна, — я нашла это на развилке, когда отъехала от вас вперед, чтоб разведать насколько безопасна дорога впереди.

Рэйна протянула запятнанный бурыми брызгами конверт со сломанной печатью. Печать была без герба, она имела просто обод из мелких точек.

— Немая печать, — прошептал Таск, — печать заказчика, значит…

— Заказчика? — не поняла Рэйна.

— Да. Немая печать или печать заказчика — это печать, которой пользуются высокопоставленные чиновники Шайлон, чтобы скрыть свою принадлежность к какому-либо дому. Обычно немыми печатями запечатывают письма любовницам или свитки для нелегальных договоров. Но иногда, немая печать превращается в печать заказчика, когда письмо адресовано наёмнику.

— Значит, Нагайна — наёмная убийца, — подвела итог Рэй.

— Не совсем. Вполне возможно, её наняли, чтоб похитить Эльйо. Нага, конечно, убийца. Но больше она специализируется на похищениях, запугиваниях и пытках, — покачал головой сприган, — она очень опасный противник. И сегодня она просто проверяла нас. Значит, она может вернуться, когда угодно.

— Не зря я, значит, отправила Тэру и Ёру на патрулирование, — вздохнула Рэйна.

— В академии они ведь патрулировали каждую ночь, — сказал Таск, — хотя, в академии полно големов-защитников.

— Ага, — фыркнула Рэйна, — полно големов защитников, а полудохлого спригана и его фамильяршу они пропустили словно по приглашению.

— Не пойми неправильно, — Таск почесал затылок, — я все эти пять лет не на заднице сидел, знаешь ли. Пришлось развивать и навыки сокрытия, и умения обходить защиту любой сложности. Думаешь, как я вообще попал в ту чертову библиотеку? Жизнь наёмника не такая сахарная, как у придворных…

— Придворных? — Рэйна приподняла бровь, — что ты вообще знаешь о жизни «придворных»?

— Ничего, — развел руками Таск, — абсолютно ничего. Но, то, что говорили студенты о Волчьем отряде больше похоже на красивую сказку для народа. Я ведь прав?

— Прав, — кивнула Рэйна, — элитный отряд, завершающий войны еще до их начала. Благородно звучит, правда? Эти дети так верят в это, в меня верят. Хотелось бы, чтоб так было и дальше…

— Рэй, — Таск заглянул ей в глаза, — как тебя туда занесло?

Луна вновь скрылась за тучами. В полутьме глаза Рэйны сверкнули янтарём. Она улыбнулась, обнажив острые клыки. На мгновение Таску показалось, что за её спиной мелькнул пышный волчий хвост.

— Ты же знаешь, кто я, — прошептала она, — чистокровные ойо с рождения имеют в себе то, что называется ядро зверя. Именно это ядро позволяет телу жить в гармонии с духом зверя. Я рождена от союза ойо и древнего, поэтому, я лишена этого ядра. По иронии судьбы дух зверя во мне хищный и я вынуждена держать его под контролем постоянно. Каждый день, каждый час, каждую минуту. И это сложно. Старик наложил на меня сложную печать. Она надежная. Её минус один. Я сама же могу её снять.

Она сделала паузу. Собрала волосы и принялась плести косу.

— Знаешь, — продолжила она, — я очень старалась на службе при королевском дворе. У меня хорошо получалось. И вести дела, и заключать сделки на межрасовом уровне. А потом я подралась с рыцарем из личной охраны Её Высочества, принцессы Эмилии. Конфликт возник на ровном месте, он назвал меня «девчонкой с влиятельным дедом». Сказал, чтоб я проявила к нему уважение, ведь без защиты таких как он рыцарей, я не протяну и дня. И все само как-то… Я очнулась, когда тянулась клыками к его горлу. Проявились и когти, и уши, и хвосты. Само собой, клыки тоже. Я сидела у него на груди, а он был весь в подтеках крови. Я исполосовала ему лицо когтями. Потом, рыцари шепотом шутили, что я укусила его за зад.

— А ты не кусала?

— Нет, конечно! — Рэйна засмеялась, — это слишком, даже для меня. Сама Эмилия схватила меня за хвост и потянула. Представляешь? Принцесса схватила волчицу за хвост. И волчица отреагировала. Я остановилась, пришла в себя. После этого меня отстранили. Ровно на три дня. А после Его Величество вызвал меня к себе. Мне предложили возглавить Волчий отряд. Не стали долго объяснять почему именно я, и так ясно было. Я проявила себя как зверь. Волчий отряд нуждался именно в звере.

И снова Рэйна замолчала. Таск выжидающе смотрел, не перебивал и лишних вопросов не рисковал задавать. Его и так удивило то, что Рэйна решила поделиться с ним этими воспоминаниями.

— Для того, чтобы закончить войну не начав, нужно ликвидировать первоисточник заговора. Думаю, ты и сам понимаешь, что пленить, перевоспитывать и переубеждать взбунтовавшихся — бесполезно. Первое время, мы даже пытались быть более лояльными. Давали испытательные сроки, пытались убирать только главных из бунтовщиков, давая уйти простым подчиненным. Бесполезно. Спустя некоторое время снова плелись интриги. Тогда мы перестали заморачиваться. Хочешь закончить войну, не начав — уничтожь первоисточник. И мы убивали. Иногда одного или двоих, иногда накрывали целые подпольные организации. Не щадили никого. Но тогда, когда мы входили в комнаты… я чувствовала себя такой… свободной! Мне не нужно было себя контролировать. Хищник внутри меня наконец-то был удовлетворен. А потом меня отстранили. И притащили сюда. Когда на нас напали, больше всего на свете я боялась, что эти дети увидят меня такой.

— Но ты справилась… — Таск взглянул ей в глаза, — как всегда.

Рэйна опустила взгляд. На несколько минут повисла пауза. Девушка смотрела в окно, сприган смотрел на девушку. И тут он резко вскочил, потянулся к ней и коснулся губами её лба. Рэйна на секунду растерялась. Отпрянула в сторону. На щеках её проступил еле заметный румянец. А затем последовал хлопок пощечины и краткое «Пошел вон!». Но стоя в коридоре, прижавшись спиной к двери, Таск чувствовал, что она так же стоит, прижавшись к двери и глупо улыбается. Пусть она выставила его вон, но пропасть между ними сегодня стала чуточку меньше.

Лекция третья. Пылай, девичье сердце

Глава 10 Закон сприганов

— Чего плетемся? Давайте, девочки, бегом! Бегом!

Голос учителя Леарлес звучал издевательски. Казалось, что от происходящего она получает невероятное удовольствие. Заканчивалась первая неделя в поместье Лоу-Фей. День начинался в шесть утра с пробежки. Погода не имела значения, будь за окном дождь или ветер, Рэйна Леарлес была безжалостна. Но, стоило отдать ей должное, в отличии от других преподавателей академии, она бежала вместе с группой. И, как правило, вместе с ней постоянно бежали учитель Лорсан и учитель Таск. Последний, правда, всегда в конец группы бегущих. Как выражалась Леарлес «прикрывать спины… мало ли что».

Сегодня учитель Лорсан не пришел. Его группа была ответственна по кухне, поэтому он готовил завтра. Всю ночь лил дождь, поэтому, дорожка по которой они обычно бегали, прекратилась в грязевое месиво. Студенты то и дело спотыкались, падали. Девушки начинали капризничать как малые дети, парни возмущаться, что в такую погоду заставлять их упражняться — преступление. Но, Рэйна была неумолима, пообещав нытикам дополнительный круг вокруг поместья.

Молчалива и упорна была лишь группа самой Леарлес. Они бежали в начале колонны, стараясь не отставать от своего лидера. Впереди бежали Айо Морблан и Шарнон Тамиру. У этих двоих с первого дня в поместье образовалась эта странная, построенная на нелепом соперничестве, мужская дружба. Поэтому, бежали они плечом к плечу, не давая себя обогнать. Шарнон то и дело цеплял Айо крыльями, но тот отмахивался, не сбавляя темпа. Шарнон, кстати, делала это совсем не специально. Несмотря на свой юный возраст его крылья не уступали в размерах крыльям взрослых кафо, так что, он не только цеплял Морблана, но и попутно сносил все низко растущие ветки.

Позади них бежали Шира и Тэйн. Для себя Рэйна отметила, что сприган не ровно дышит к огневласой кафо, что её, собственно говоря, очень настораживало. Она не понаслышке знала том, чем могут обернуться эти любовные взгляды для нежного девичьего сердца. Позади них бежали Джерали, Соран и Эльйо. Последняя не сводила взгляда со своего кровного хранителя, что настораживало Рэйну еще больше. За таким взглядом не следовало ничего хорошего. Соран же цеплялся своим пушистым лисьим хвостом за все кусты и постоянно отвлекался.

Последними из группы Леарлес бежали Дара и Виа. Обе аристократки совершенно не привыкли к такого рода занятиям. Они спотыкались, падали, но все равно упрямо поднимались и бежали за своими товарищами стараясь не сбавлять темп.

Обычно после утренней пробежки, Рэйна давала своим студентам полчаса на то, чтоб привести себя в порядок, перевести дух и спустится к завтраку. После трапезы начинались занятия с другими преподавателями с перерывом в десять минут между каждым. Ближе к обеду Рэйна и Таск проводили занятия по боевой пряже. Это же занятие они проводили и после полудня, но уже только для желающих.

Студенты наконец-то достигли двора поместья. Рэйна дала команду отдышаться. Шира, особо не церемонясь, плюхнулась на мокрый выцветший газон и запрокинула голову.

— Аааааааааааааа! — прокричала она, — учитель Леарлес и раньше была строгой. А сейчас так вообще дьявол во плоти!

— Хах, — Шарнон согнулся пополам, пытаясь отдышаться, — а нас же предупреждали. Хотя, я вот не жалею ни о чем! Так, не дергайся, я уберу ветки с твоих крыльев. Ты что, весь лесной хлам на себя собрала?

— На свои посмотри! — буркнула Шира, отмахнувшись от брата, — разберись сначала со своими крыльями!

— Хмм. А ведь и правда, — протянул Ширнон, оглядывая свои крылья, — эй, Морблан! Подсобишь?

— Ты и правда насобирала много веток и листьев в крылья, — рядом с Широй на корточки присел Тэйн, — позволишь мне убрать их?

Шира кратко кивнула и повернулась к нему спиной, распушив свои крылья. Тэйн принялся выбирать из них лишний мусор. Все это время Эльйо сверлила их взглядом. Когда сприган закончил, он опустился рядом с Широй на газон. Тут же рядом с ними сели Морблан и Джерали.

— Учитель Леарлес — демонесса! — кратко констатировала Джерали, — но я ни о чем не жалею.

— А я говорила, — рядом приземлилась Дара, — она сильный ткач.

Рядом с сестрой села Виа, а возле неё Соран. Последними к компании присоединились Шарнон и Эльйо. Сприганша бесцеремонно втиснулась между Широй и Тэйном, что не осталось незамеченным всеми присутствующими.

— У нас сегодня первый настоящий спарринг друг с другом на занятии по боевой пряже, — сказала Эльйо громко, — вы хотя бы помните об этом?

— А ведь точно! — хлопнул себя по лбу Шарнон, — Морблан! Смахнёмся?!

— А тебе лишь бы махаться, — покачала головой его сестра.

— А что не так-то? Смахнемся, Айо?!

— А смахнёмся! — вспыхнул Морблан, — я тебе покажу наконец-то кто тут главный!

— А я бы сразилась с Широй еще раз! — усмехнулась Дара, — на этот раз без дурости!

— Не думаю, что нам разрешат, — замахала руками Шира, — да и ты очень опасный противник, Дара.

— Ну вот, — надула губы старшая Ладор, — а я так хотела отыграться.

— Соран, а ты? — спросила Джерали, — ты такой тихий. Хочешь с кем-то в спарринг?

— Если честно, мне все равно, — добродушно улыбнулся лис, — ну, в смысле, без разницы с кем сражусь, все равно проиграю. Я в бою не силён.

— А что скажет наша снежная королева? — обратился вдруг Шарнон к Эльйо, — с кем махаться хочешь?

— С ней, — Эльйо ткнула пальцем в Ширу.

— Со мной? В смысле… в спарринг со мной хочешь? — растерянно заморгала та.

— Чего расселись? — над группой нависла Рэйна, — у вас что, много свободного времени? Пол часа до завтрака. Время уже пошло. А ну живо поднялись!

Все тут же вскочили. Тэйн хотел подать руку Шире, но в его ладонь вцепилась Эльйо и не выпуская её из своих рук потащила его прочь, напоследок зыркнув на рыжеволосую кафо. Шира в недоумении смотрела им в спины, пока неожиданно кто-то не подхватил её за шиворот и рывком поднял с земли.

— Тебе что, особое приглашение нужно? — взгляд учителя Леарлес пылал, — послушай, Тамиру…

— Да?

— Что бы там у тебя в голове не крутилось, это — Рэйна кивнула в сторону отдаляющегося Тэйна, — плохая идея. Шагом марш в комнату.

Шира не оглядываясь побежала. К Рэйне подошел Таск и протянул ей чистое полотенце.

— Что-то случилось? — спросил он.

— Да нет, — девушка вытерла лицо от пота, — просто стала интересно, был ли у меня такой же идиотский взгляд тогда…

***
— Сегодня ваш первый настоящий спарринг. Ваша задача использовать новоприобретенные навыки в бою. Делитесь на группы по четыре человека. Двое в спарринг, двое — судьи, — Рэйна по-солдафонски прохаживалась мимо выстроенных шеренгами студентов, громко отдавая приказы, — роль судей очень важна. Правильное и честное судейство — это показатель того, насколько хорошо вы выучили теорию. Не забывайте о том, что пряжа обретает форму по вашей воле. И сила пряжи напрямую зависит от вашего навыка, запасов энергии нитей и силы воли.

— Когда первая пара заканчивает спарринг, они меняются местами с судьями! — закончил за Рэйну Таск, — разрешено использовать только пряжу первого уровня. Учителя и фамильяры будут наблюдать за спаррингами, но вмешиваться мы не будем.

Таск и Рэйна разошлись по разные углы поля. Тут же были учитель Харлен и Фрей, Лорсан Вэйл ходил кругами вокруг поля. Фамильяры тоже бродили вокруг, особо нигде не задерживаясь. Тиллуан парила над полем, Тэра и Ёру сидели у ног Рэйны. Ровена шастала между студентов, Киара и Адэн прохаживались по краям поля. Лелия облюбовала себе удобную ветку и сидела там.

Студенты разбились на группы. Шарнон и Айо взяли в качестве судей Дару и Джерали, Виа наотрез отказалась, так как потом ей бы пришлось встать в спарринг с сестрой. Поэтому, Виа встала в пару с Сораном и вместе они оказались судьями Ширы и Эльйо. Наследница правящего дома сприганов не спрашивала, хочет ли Шира с ней драться или нет. Она просто решила, что они партнеры по спаррингу, а кафо не сопротивлялась.

И вот обе стояли друг напротив друга. Пряжа Ширы была стихии воздуха, полупрозрачная, с золотистым отливом. Пряжа Эльйо — стихии земли, мерцающая бирюзовая. Кафо расправила крылья и приняла боевую стойку. Она походила на грифона, стиль боя у неё формировался звериный, как у Рэйны. Эльйо же напротив имела вид танцовщицы, её лиловые волосы были связаны в тугой пучок, а стойка была изящной, словно она не сражаться собиралась, а танцевать.

— Покажи мне свои намерения, — сказала она Шире.

И, прежде чем кафо успела что-то сказать, Эльйо взмахнула острыми крыльями.

— Первозданный элемент! Услышь и подчинись! Сковать!

Пряжа Эльйо приобрела форму хлыстов и направилась к кафо, Шира отскочила в сторону. Массивные крылья одним взмахом подняли столп пыли, девушка взлетела и атаковала в лоб. Эльйо увернулась. Несмотря на свою внешнюю избалованность и капризность, юная госпожа Дома Парящих была очень рассудительна и хитра. Она знала, что в рукопашном бою ей не победить физически сильную кафо. Размах крыльев Ширы был больше и сильнее, тягаться с ней в скорости тоже не вариант, а вот в маневренности Эльйо ей не уступала. Она проскальзывала мимо рук Ширы, опутывая её своей пряжей.

— Первозданный элемент! Услышь и подчинись! Избавь от пут! — выкрикнула Шира, разрывая нити Эльйо.

— И это все? Нападать-то будешь? — сприганша вытянула руку вперед, её пряжа приняла форму лука, — первозданный элемент! Услышь и подчинись! Выстрел!

Шира не увернулась. Стрела попала в левое плечо и растворилась. Девушка пошатнулась, но тут же выровняла свой полет и метнулась к Эльйо, пытаясь зацепить её крыльями. Одним резким взмахом, она заставила Эльйо прикрыть лицо руками и тут же нанесла удар по ребрам. Сприганша потеряла равновесие и начала спускаться все ниже и ниже.

— Меня своими слабыми стрелами не прошибешь, Эль, — усмехнулась Шира.

— Ты не победишь, не нападая! — прошипела Эльйо, — первозданный элемент!..

— Услышь и подчинись!

— Обожги!

— Обездвижь!

Огненный шар сорвался с ладоней Эльйо, но не достигла цели, столкнувшись с сетью Ширы. Ударная волна была настолько сильной, что обе девушки приземлились на землю. Шира не совсем удачно приземлилась, прорыв ногами две тормозные полосы на сырой земле, Эльйо приземлилась изящно. Девушку сцепились на земле, их борьба была странной. В них чувствовалась неопытность. Эльйо не жалела сил атакуя, Шира же напротив, только защищалась, чем свою партнершу явно злила.

— Сражайся! — рявкнула сприганша, — что за жалкие потуги?! Как ты собираешь победить?!

— Да что с тобой не так? — Шира поставила пару блоков от прилетевших ударов, — это же спарринг. Не война!

— Думаешь? — Эльйо подскочила к Шире почти впритык и схватив её за плечи, одним рывком перебросила её через себя.

От неожиданности кафо даже парировать не успела. Виа и Соран с широко раскрытыми глазами не знали, что предпринять и входит ли это в рамки спарринга. Так-то Рэйна и Таск показывали эти приёмы раньше, да и приказ был применить новые приёмы. Соран хотел было вмешаться и остановить бой, но его остановила Тэра. Она покачала головой и кивнула в сторону Рэйны. Та пристально наблюдала за боем кафо и спригана.

— Ты совсем одурела?! — прорычала Шира, вскакивая на ноги, — воевать вздумала!? Со мной?!

— Воспринимай меня всерьез, Шира! — рявкнула Эльйо, — я серьезный соперник!

— Да о чем ты?!

— Не будешь серьезна, он так никогда и не поймет! — прошипела сприганша, — не будешь серьезна, я тебе никогда его не уступлю!

— Совсем из ума выжила? — Шира пригнулась к земле как зверь, перья на её крыльях встали дыбом, — соперница, говоришь?..

Глаза девушки замерцали. Одним прыжком она набросилась на сприганшу. Посыпались яростные удары. На этот раз парировать пришлось уже Эльйо. Одну за другой она создавала защитную пряжу, но Шира пробивала её. Она окутала свои руки своей пряжей, что усилило её удары. Девушки снова взмыли в небо.

— Это уже не похоже на спарринг, — глядя на них проговорила Виа, — они сцепились… как звери. Что это с ними?

— Бабы… кто их разберет, — не особо корректно выразился Шарнон, подошедший к Сорану.

Удары сыпались один за другим. Эльйо парировала, била. Её пряжа вновь приняла форму хлыста. Она безжалостно хлестала ним Ширу по крыльям, та в свою очередь отвечала её ветряными лезвиями. Через пару минут, на теле каждой уже стали проявляться заметные ссадины, а их яростный спарринг в воздухе привлек внимание всех студентов и преподавателей. Кто-то кричал в поддержку Эльйо, кто-то поддерживал Ширу.

Обе девушки были уже порядком измотаны. И решающим моментом стала именно выдержка. У Ширы её было больше. Сделав над собой усилие, Шира направила потоки пряжи в крылья, чем разделила ветрянную пряжу на сотни маленьких иголок, которые сорвались с кончиков её перьев. Именно эти иглы и заставили Эльйо приземлиться и признать поражение. Шира рухнула, вновь прорыв в ней траншеи ногами. Она была очень зла и готова продолжать бой. Но тут вмешалась Рэйна.

— Достаточно! — она хлопнула в ладоши, — с вас двоих хватит. Теперь вы судьи.

Девушки переглянулись. Но перечить преподавателю не стали. Виа и Соран вступили в бой. Эйльо следила за каждым их движением. Шира смотрела на Эльйо.

— Ну и черт с тобой… все равно, ничего из этого не выйдет, — неожиданно произнесла сприганша, — сприган не может быть ни с кем, кроме спригана.

— Что? — не поняла Шира.

— А ты не знала? — Эльйо усмехнулась, — это один из законов Шайлон.

— Что ты такое говоришь?..

— Ммм… значит тебе все-таки не всё равно? — Эльйо впервые посмотрела Шире в глаза.

Это был взгляд победителя. А потом, случилось это… Небо неожиданно затянуло алой пеленой. Подул сильный ветер, вздымая клубы пыли и грязи. И каждый, кто стоял на этом поле услышал в своей голове этот голос.

— Прекрасно! Прекрасные эмоции! Обида! Недопонимание! Растерянность! Сколько вас здесь… такие прекрасные эмоции!

— Нить мироздания! Пронзи пространство! Исполни мой приказ! Барьер! — в один голос скомандовали Таск и Рэйна.

— Откуда голос?! — Ифалия нервно вертела головой, — Ровена! Обнаружение!

— Уже работаю! — прошипела кайт-ши.

Барьер, поднятый Таском и Рэйной моментально дал трещину. Давление было невероятной мощи. Безумный голос продолжал свою пламенную речь.

— Я до каждого доберусь! Каждого поймаю! Все ваши страхи, ваши печали, ваша боль… Ваши неокрепшие сердца!

— Этот голос… — Таск взглянул на Рэйну, — не может быть…

Студенты оглядывались. Но больше всех была поражена Шира. Она стояла, словно скованная невидимыми цепями. Взгляд её был затуманен, губы дрожали. Рэйна бросилась к ней, но была отброшена мощным порывом ветра.

— Тц-ц-ц, — голос издевательски цокал, — куда же ты, Рэйночка?

— Рэйночка?! — девушка тут же вскочила на ноги, призвав свои клинки, — тот, кто называл меня так, мертв!

— Правда? — голос, казалось, был обижен, — ты даже не искала меня, Рэйночка?

— Да чтоб тебя… покажись! — рявкнула девушка, — выходи!

— Эх, как же жаль, как жаль… Мне так грустно! Моя Рэй меня даже не искала! Но, я не сержусь, Рэйночка! Я пришел не за тобой, не сегодня, — продолжил голос издевательски, — у вас есть кое-что моё. И я хочу это забрать!

Неожиданно за спиной Рэйны взвыл Таск. Словно раненый зверь. Он упал на одно колено, прижимая ладонью печать на своей руке. Лелия в панике металась вокруг него, не зная, что предпринять. Рядом стояла напуганная Ифалия. Рэйна оскалилась. Ключ от Врат Андхакара. Ему нужен ключ.

— Таск, ты поставил такую сильную печать? Как всегда, мешаешься мне, сприган… — злобно прошипел голос устами Ширы, — но, тебе придется её снять. Иначе, девчонка свернет себе шею. Она такая красивая, с такими большими крыльями. Жалко ведь.

— Да быть того не может… — Рэйна опустила руки с клинками, — не может быть! Не может этого быть!

— Рэйна… — Таск корчился от боли, рука его горела алыми нитями, которые переплетались с почерневшими венами, — без сомнения… Это он. Это его пряжа…

— Элиас! — заорала Рэйна озлобленно, — покажись! Ты не можешь причинить вред своей кукле! Поэтому угрожать Шире бесполезно!

— Ох, Рэйночка меня по имени назвала! Раз поняла, то выбора нет! Взломаю печать Таска силой, а девочку подержу при себе. Все равно, я могу вывести в лес, где её разорвут мои друзья.

— Не вынуждай мен, Эл… — Рэйна озлобленно оскалилась.

— Посоревнуемся? Кто быстрее? Ты или я? Найдешь меня раньше, чем я взломаю печать?

Таск заскулил, как раненый пёс. Алая пряжа потянулась к его печати активней. Рэйна прикусила губу. Ничего не оставалось, только это. Она подошла к Таску и положила ему ладонь на плечо.

— Ты потерпи еще совсем чутка, — сказала она, вымучено улыбнувшись, — сейчас я найду его.

— Рэйна, не нужно! Я сдерживаю его! — Таск попытался ухватить её за руку.

— Иф, — Рэйна обратилась к подруге, — защитите студентов. Тэра, Ёру.

— Рэй, — Тэра увеличилась в размерах, — я позабочусь тут обо всем. Ты можешь…

— А я против, — Ёру не уступал в размерах Тэре, ощетинившись, он осуждающе смотрел на Рэйну, — но я остановлю тебя вовремя.

Рэйна благодарно кивнула. Ифалия собрала всех студентов позади себя. Ей помогли Сьерра и Лорсан. Последний раскрыл свои огромные крылья, прикрыв ими и учительниц. Студенты были взволнованы. Особенно, нервничал Тэйн, даже больше Шарнона. Рэйна стояла напротив Ширы. Она подняла руку над головой, на её ладони собиралась путанная пряжа бледного лилового цвета.

— Сейчас я тебя вытащу, маленькая дурочка… — прошептала Рэйна, — нить мироздания… Пронзи пространство! Исполни приказ! Снять печать!

Яркий столп лилового пламени вонзился в ладонь Рэйны и пронзил её насквозь. На её руках, ногах и шее проявились мерцающие кандалы, в свете вспышки они щелкнули и упали на землю, рассыпавшись пылью. В ярком свете взметнулся волчий хвост, дернулась пара острых белых волчьих ушек. Когти на руках стали настолько длинными, что их студенты заметили даже издалека. Клыки Леарлес тоже стали значительно заметней, когда она оскалилась.

— Найди! — прорычала Рэйна.

От её пальцев сорвалась одна нить и вылетела за пределы барьера. Рэйна оттолкнулась ногами от земли и исчезла.

— Вы видели? Не читая заклинания!

— Какое заклинание? Она ойо? Вы видели когти?!

— Шира! Шира, очнись! — прокричала Эльйо из толпы, — из-за тебя что ли вся эта каша?! Если да — то не уступлю тебе ни за что!

— Шира! — Тэйн хотел было подбежать к ней, — но его за шиворот схватил Лорсан.

— Стой на месте, — грозно сказал он, — даже не смей.

Впервые Лорсан Вэйл был настолько серьезен. Добродушный преподаватель-кафо никогда не повышал тона, никогда не злился. Но сейчас он был очень напряжен и смотрел на Тэйна очень строго. Поэтому, юный сприган не рискнул двигаться дальше. Шира все так и стояла истуканом с невидящим взглядом. Словно она была совсем не здесь. И неожиданно в лесу раздался вопль. Громкий, отчаянный. Тэра ответила этому крику леденящим душу воем и разбив барьер, убежала в лес. За ней бросился Ёру, прорывая под лапами землю. И вой отдалялся. И Шира упала. А рука Таска перестала сверкать алой пряжей.

— Шира! — Тэйн сорвался с места и подбежал к рыжей, подняв её к себе на колени, — Шира! Ответь мне, Шира!

— Тэйн? — девушка приоткрыла глаза, — ты чего?

— Таск, — Ифалия подбежала к спригану, — ты как?

— Рэйна… — Таск с трудом поднялся с земли, — Лелия! Пятая форма!

— Таск, ты еле на ногах стоишь! — попыталась образумить его Иф.

— Лелия! — отмахнулся от Иф сприган, — пятая. Форма!

Очертания девы Лелии поплыли и собрались в форму высокой, изящной лошади. Таск запрыгнул ей на спину и мгновение спустя, они скрылись в чаще леса.

— Ведите студентов в поместье, — скомандовал Лорсан, — это переходит все границы…

***
— Рэйна! — звал Таск, — Рэйна! Отзовись!

— Таск! — рядом из зарослей выскочила огромная Тэра, — вам нужно уйти!

— Ни за что!

— Таск, прошу!

— А я не прошу! — дорогу Лелии прегради здоровенный черный пёс, — поворачивайте, пока целы!

— Ты знаешь, что вам не победить нас! Наша разница в силе колоссальна, — умоляюще произнесла Тэра, — уходите!

— Рэйна там! — Таск соскочил со спины Лелии, — мне нужно к ней!

— Я не хочу причинять тебе вред, Таск! — Тэра подняла огромную лапу над головой спригана.

- А я хочу! — проревел Ёру, — так что, канай отсюда пока цел!

— Я не уйду! Там ведь Рэйна!

— Ну заладил… — Ёру оскалился и приготовился к прыжку.

— Лелия! Форма третья! — скомандовал Таск и фамильяр приняла форму кота.

— Ты смеешься надо мной, сприган?! — взревел Ёру, — разорву!

— Не недооценивай меня! — прошипела Лелия и вцепилась псу в морду.

— Лелия! Рассчитываю на тебя!

— Стоять! — Тэра преградила ему путь, — Таск, не нужно!

— Тэра! Она ведь… там совсем одна!

— Она слишком долго держала зверя под контролем, Таск. Ты не переживешь этой встречи!

— Этот зверь — это и есть Рэйна, Тэра! — закричал на волчицу Таск, — неужели вы этого так и не поняли?! Вы ведь все время рядом с ней! Она там одна, в этой темноте! Пропусти меня Тэра! Прошу…

Волчица отступила.

— Если бы она отдала приказ, — тихо сказала она, — мне пришлось бы убить тебя. А так… сейчас она убьет тебя сама, Таск. Хотя, ты вроде, везучий.

И волчица направилась в сторону черного пса, который пытался откусить Лелии хвост. Драка их была смешна и нелепа. Ёру не хотел навредить Лелии, но и сдаться ей так просто не мог, хотя и был в разы её сильнее.

В лесном ущелье, под покровом обваленных деревьев, Таск нашел Рэйну. Глаза её горели огнем, с клыков капала кровь. Руки её были в ссадинах, белоснежный хвост был в грязи и бурых пятнах. А вокруг были разбросаны тела. Раз, два, три… четверо. Четверо неизвестных, в мантиях ткачей-заклинателей, разбитый магический кристалл. Такой обычно использовали для ментального переноса. Устанавливаешь такой неподалеку от своей цели, тело твоё остается в безопасности, а вот вся твоя энергия, всё твоё «я» переносится к кристаллу. Но, это высокоуровневая пряжа. Здесь же было целых четыре ткача. Какой же силы была та сущность, которую они перенесли?

Рэйна, увидев Таска, оскалилась и по-звериному зарычала. Сприган сделал шаг к ней, она прищурилась, дернула волчьим ухом, отпрыгнула назад, продемонстрировав острые когти. Таск сделал еще шаг.

- Первозданный элемент, — прошептал он, — услышь и подчинись! Удержи!

С ладоней его сорвались две лозы, которые тут же опутали тело Белой волчицы. Та озлобленно зарычала и попыталась разорвать путы. Видимо, в таком состоянии воссоздать пряжу она не могла. Таск, убедившись в этом, потянул лозы на себя. Волчица, поняв, что бежать не выйдет, набросилась на своего врага напрямую, вцепившись клыками в его плечо. Таск поморщился, но вместо того, чтоб оттолкнуть девушку, он крепко прижал её к себе. Волчица рычала, впивалась клыками всё глубже в плоть. А сприган все сильнее прижимал её к себе. Кровь тонкой струйкой потекла по его груди, по её подбородку и шее. Сприган, которому и так не слабо досталось от алой пряжи ткача-похитителя, опустился на колени утаскивая на землю волчицу.

— Все хорошо, Рэйна, — он гладил её по серебряным волосам, — хорошо… страшно было?.. Ты не одна теперь, я здесь.

Так они и сидели. Грозовые тучи нависли над лесом, вскоре начался дождь. Под покровом леса ощущалась лишь сырость и лишь одинокие капли проходили сквозь старые хвойные ветки. Таск прижимал к себе Рэйну, его тело уже начинала пробивать мелкая дрожь. Но он не отпускал её и все так же спокойно бормотал о том, что все будет хорошо. Не отпускал, пока рычание не стало тише и в итоге не сменилось тихим всхлипыванием. По щекам Рэйны покатились горячие слезы. А сама она просто уткнулась лбом в плечо Таска.

— Страшно было? — снова спросил Таск тихо.

Девушка кивнула.

— Теперь я с тобой, — Таск поднялся с земли и поднял Рэйну, — я теперь буду с тобой.

Рэйна подняла на него свои потухшие янтарные глаза. Он вытер слезы с её щек и накинул на неё свою учительскую мантию.

— Я поставлю печать? — осторожно спросил он.

И снова немой кивок. Таск положил руки ей на плечи. Пространство вокруг них замерцало.

— Нить мироздания, пронзи пространство, исполни мой приказ! Запечатать!

Кандалы, что рассеялись на поле, вновь замкнулись вокруг запястий Рэйны, на её ногах и на шее. Хвост, когти, уши исчезли, словно их и не было. Клыки стали меньше. Таск убрал руки и посмотрел на девушку. Все-таки, Рэйна была девушкой. Каким бы сильным бойцом она не была, какой бы искусной убийцей она не была, она девушка. И она тоже боится. Она тоже нуждается в защите. Даже если она не подпускала его к себе раньше, сейчас она не оттолкнула его. А значит, он ей нужен. Так ему показалось в этот момент.

***
Тэра и Ёру не разговаривали. Черный пёс был неистово зол на волчицу. Лелия была зла на них обоих. Ровена смотрела на всех троих как на идиотов. Горгулья Адэн и кайт-ши Киара к ситуации отнеслись равнодушно. Ифалия и Сьерра с трудом уговорили Лорсана, не докладывать о нападении в академию, ведь студентов тут же отозвали бы назад. Было принято решение о нападении сообщить на последней неделе обучения, чтоб за студентами помимо карет выслали еще и оборонный отряд. На всякий случай.

Таск и Рэйна вернулись из лесу подозрительно тихие и изрядно потрепанные. На плече Таска алела свежая рана, Рэйна была в царапинах и ссадинах. От обоих воняло дымом и копотью. В волосах пепел, словно что-то жгли. Их фамильяры шикали друг на друга и рычали. И если на счет Тэры и Лелии вопросов не возникало, то рычание между Тэрой и Ёру было аномальным.

Ближе к вечеру вернулась Тиллуан и о чём-то долго докладывала Рэйне. Со студентами провели длительную лекцию о том, что им придется прервать обучение и вернутся в академию. Встретив шквал возмущения и протестов, Ифалия и Сьерра выдохнули. Значит, они не зря переубедили Лорсана. Сам Вэйл это тоже понял. Студенты были готовы даже создать небольшие отряды для патрулирования. Лишь бы продолжить обучение в таком ритме.

Рэйна убедила всех молодых и горячих в том, что в патрулях нет необходимости. С контролем территории справятся фамильяры. А им стоит сконцентрироваться на обучении.

— Сегодня вы проявили себя очень хорошо, — сказала она, — вы не поддались панике, не устроили истерики, как при нападении на наш кортеж! Вы стали более уверенны в своих силах. Но, прошу вас, чувствуйте землю под ногами. Вы стали гораздо сильней, но все еще на первом уровне изучения пряжи. Даже если ваша пряжа стала сильнее и боевой навык повысился, это все еще колдовство первого уровня, не забывайте об этом. Тот, кто напал на нас сегодня, просто пришел поздороваться, заявить о себе. И его колдовство высокого уровня. Если кто-то вдруг почувствует опасность, вы должны позвать кого-то из старших. Это моя личная просьба. Нет, не так. Приказ. Не предпринимайте ничего самостоятельно, для своей же безопасности.

Позже Рэйна сидела в гостевой для преподавателей и говорила с коллегами.

— Мы не можем быть уверенны, — тихо сказала она, — но это был точно голос Элиаса. Возможно, это пряжа метаморфозы, но я точно почувствовала его присутствие…

— Да быть того не может, — Лорсан нахмурился, — Элиас Шеритан погиб! Мы с семьей были на его похоронах!

— Больше тебе скажу… я видела, как упало его тело, — еще тише сказала Рэйна, — но там в лесу… я готова поклясться, что видела Калиопсу!

— Магическую возлюбленную? — Ифалия поставила на стол чашку с чаем, — да быть этого не может…

— Не может, — согласился с ней Таск, — но, это его пряжа. Я почувствовал её. Из всех выпускников Полуночного факультета он единственный в идеале овладел ею, пряжей контроля.

— Но, нити Элиаса имели совсем другой цвет, — выпалила Иф, — она была небесно-голубая. А эта была красной…

— Но это была его пряжа, Иф, — твердо сказал Таск.

— Элиас умер! — упрямо повторила Иф.

— Или же мы только так думали, — подвела итог Рэйна, — так или иначе, мы в сложном положении. Если сообщим в академию сейчас — студентов могут отозвать. Скорее всего, так и будет, особенно если дойдет до родителей. А если ничего не предпримем, они могут пострадать. Шира до сих пор приходит в себя.

— К слову о сложном положении, — заговорила молчавшая до этого момента Сьерра, — вы, мутная парочка, ничего нам рассказать не хотите? Поделится там соображениями, например. А то, как я погляжу, вы не особо перепуганы. Говорите со знанием дела, обсуждаете ситуацию, как что-то естественное. Так что? С кого начнем? Ты нам, Таск, расскажешь, что запечатано в твоей руке? Или Рэйна поведает нам о том, кто орал в лесу?

Таск с Рэйной переглянулись. Сьерра была не на шутку взбешена. Ей не нравилось, что её держат в неведении. Но она в этом была не одинока. Хоть Лорсан и Ифалия промолчали, думали они явно так же. И рассказать им таки пришлось. Конечно, Рэйна упустила момент с сожженными в лесу телами, а Таск промолчал о своем изгнании. Но в общих чертах сприган и полукровка обрисовали сложившуюся ситуацию вокруг юной госпожи Дома Парящих.

— Эльйо значит, — присвистнул Лорсан, — вот кто бы мог подумать.

— Тогда почему ментальная атака настигла Ширу? — озадачено проговорила Сьерра.

— Возможно, Эльйо он просто не достиг, — предположила Ифалия, — ладно. Чем голову ломать, лучше давайте еще выпьем чаю. Да спать разойдемся. Первыми в патруль заступают Киара и Ровена, осмотром займется Лелия. После их сменят Тэра и Ёру…

— Эмм… нет, — замялась Рэй, — не сменят.

— Да ладно! — хлопнула себя по лбу Иф, — сильно же они поцапались. Не помню такого раньше. Тогда пускай Тэра идет с Тилл, а Ёру с Адэном.

Рэйна поднялась с кресла и вышла из гостевой. Студенты на своей территории о чем-то бурно разговаривали полушепотом. В коридоре её нагнала Шира.

— Учитель… что вы имели в виду сегодня утром? — прямо спросила она.

— А? — не поняла сначала Рэйна, — а, ты об этом. Я имела в виду именно то, что и сказала. Влюбляться в спригана — плохая идея.

— Так закон и правда существует? — тихо спросила Шира.

— Это не то, чтобы закон, — задумалась Рэйна, — скорее, это их обычай, который они не нарушают поколениями.

— И совсем-совсем нельзя?.. — подавленно прошептала Шира, скорей уже сама себе.

— Эй, — Рэйна потрепала её по рыжим волосам, — ты тут мне эту кислую мину не строй, а? Сказала же тебе, не закон это. Не закон. Да и этот острокрылый к тебе явно неровно дышит. Не ной. Тебе и так повезло больше, чем мне.

— А вы тоже?.. — Шира подняла наполненные слезами глаза на Рэйну

— Я не тоже! — выпалила та в ответ, — так, убери эту сырость и иди спать. Давай, давай…

Рэйна вышла на крыльцо поместья, на плечо её сел маленький сокол.

— Ну и? Как обстоят дела? — спросил сокол голосом ректора.

— Дед, — устала выдохнула Рэйна, — ты вот когда мне мои обязанности озвучивал, ты не упоминал о том, что мне придется еще и их любовные терзания разгребать.

— Работа учителя очень комплексная, Рэйна, — важно изрек сокол.

— Дееед, — протянула девушка, — да у меня у самой этого любовного опыта…

— Эх… Моя милая девочка, — любовно произнесла птица старческим голосом, — если бы я только мог тебе помочь, если бы уделил тебе больше внимания, пока ты была маленькой…

— Ну и как бы ты мне помог в этом вопросе? — усмехнулась Рэй.

— Я бы тебе сказал, что все мужчины — обманщики и идиоты! — выпалил сокол, — особенно сприганы!

Рэйна рассмеялась.

— Да, дедуль, — сказала она, — тут бы я тебе поверила охотно.

— Ладно, держи меня в курсе событий, хорошо? Я отзываю фамильяра, — махнув на прощание крылом, сокол растворился в темном небе.

Рэйна хотела было возвращаться в дом, но голоса на заднем дворе привлекли её внимание. Осторожно подкравшись, она увидела на балконе второго этажа Тэйна и Таска.

— Учитель Таск! Я хотел бы с вами поговорить!

— Чем я могу помочь тебе? — добродушно спросил Таск.

— Снимите маску, учитель, я знаю кто вы, — оборвал его юный сприган, — я хочу поговорить с вами как со сприганом, а не как с учителем.

— Что ж, — голос Таска тут же заледенел, — и давно все понял?

— Сразу же, — честно ответил Тэйн, — меня предупреждали о возможных нападениях на Эльйо. А также сказали, что к ней приставят еще одного теневого хранителя. И тут появляетесь вы, первый и единственный учитель-сприган в академии. Сложно было промахнуться. Это могли быть только вы.

— Чего же молчал?

— Понимаете… — голос Тэйна дрогнул, — учитель Таск, я влюблен в Ширу Тамиру!

— Чего?! — Рэйна не видела лица Таска, но его голос в этот момент утратил свой лёд.

— Ширу… люблю… — повторил Тэйн, — с первого взгляда влюбился!

— Эээээ… — Таск завис, Рэйна под балконом затаила дыхание.

— Скажите, вы ведь тоже влюбились не в сприганшу! — продолжил Тэйн и Рэйна почувствовала, как начинают гореть её щеки, — это сложно не заметить! Скажите, как вы?..

— Так! Стоп! — резко оборвал его Таск, — с чего ты вообще это?.. Что за разговор странный?!

— Учитель, — Тэйн запнулся, — почему у нас, сприганов, есть этот дурацкий закон?.. Я хотел ей признаться. Прямо сегодня, вот сейчас! А она… даже смотреть на меня не хочет.

— А Эльйо? — спросил Таск, — что с ней?

— Я просто хранитель Эльйо, вот и все, — честно признался Тэйн, — весь её интерес ко мне основан на том, что так хотел её отец. А она же идеальная дочь, помните?

— Сприган может быть только со сприганом… — проскандировал Таск с насмешкой в голосе, — знаешь, парень, а я тебе даже завидую.

— Вы? Мне?.. — Тэйн не понял, — я пришел спросить совета. Хотел узнать, как вы обошли закон, чтобы иметь право любить другую…

Повисла пауза. Рэйна изо всех сил старалась сидеть тихо. Но холодной осенний ветер заставлял её зубы стучать друг о друга. Таск тяжело вздохнул.

— Знаешь, парень, если бы я был настолько же честен в своих чувствах, как ты сейчас, то, возможно, не натворил бы таких глупостей, — сказал он тихо.

— То есть, вы не обошли закон?.. — разочарованно спросил Тэйн.

— Не то чтобы… раз ты знаешь, кто я, то и должен понимать, что теперь законы Домов на меня не особо действуют. Вопрос только в том, хочешь ли ты такой жизни?..

— Если бы я только мог уйти с Широй, мне было бы все равно!

— А давай по-другому! — неожиданно в голосе Таска запылала искра, — ты изменишь этот закон сам!

— Чего?! — от неожиданности вскрикнул Тэйн.

— Да не ори ты! — зашипел на него Таск, — ты ведь кровный хранитель не кого-нибудь, а самой наследницы! Ты же знаешь законы. Новый правитель и его кровный всегда должны приносить в свою эпоху правления что-то новое. Стань сильнее, докажи свою силу и решимость. И измени этот закон вместе с Эльйо. Она, кстати, первая, кого ты должен убедить.

— Учитель… — Тэйн, казалось, прослезился.

— Это долгий путь, — сказал Таск, — и тяжелый. Но он верный. И это докажет искренность твоих чувств.

— Спасибо, учитель! — Тэйн еще пару минут благодарил Таска, после чего ушел с балкона.

Черноволосый сприган подошел к краю балкона и облокотился о перила.

— Долго еще будешь там прятаться? — тихо спросил он, — замерзла же вся.

— Я не пряталась, — фыркнула Рэйна, — просто прогуливалась. И так уж вышло…

- А он… смелее в своих чувствах, чем я когда-то… — задумчиво произнес Таск.

— Да, — кивнула Рэйна, — она тоже.

Глава 11. История двух наследниц

Тэйн объяснился с Эльйо на следующий же день, в обеденное время. Вернулся в поместье подавленный и с покрасневшей щекой, сил на пощечину Эльйо не пожалела. До следующего занятия из комнаты он так и не вышел. На лекции сидел на заднем ряду один. Лезть к нему с расспросами никто не стал. Эльйо же напротив была очень активной и делала вид, что ничего не произошло. Так или иначе, под тяжелым взглядом Ифалии, Рэйне так и пришлось идти и разбираться со сложившейся ситуацией.

— Я на это не подписывалась, — простонала Рэй, уныло шагая по ступенькам.

— Ты подписалась быть преподавателем! Это часть твоей работы, направлять их на путь истинный. Комплексная работа! — толкала её в спину Иф.

— Вы с дедом сговорились что ли?.. — недовольно скривилась Рэйна.

— Не трынди! Действуй! — прямо перед дверью в комнату Эльйо, Ифалия хлопнула подругу по спине с такой силой, что та буквально печаталась лбом в дверь.

Ифалия быстро сбежала еще до того, как Эльйо открыла дверь. Про себя Рэйна пообещала догнать и прибить, но как-то попозже. Эльйо смотрела на неё немного удивленно, но не теряя все того же аристократического важного взгляда. Делила она комнату с Дарой и Виа, но девчонок в комнате не было.

— Учитель Леарлес?

— Ну… — Рэйна не знала, что должна сейчас сказать, слова побирались с большим трудом, — составишь мне компанию? Хочу осмотреть территорию вокруг поместья.

— Я думала, этим занимаются фамильяры, — с подозрением произнесла Эльйо.

— Так… из далека не получилось… — вздохнула Рэйна, — значит будем прямо. Тащи свою задницу за мной. Есть разговор.

И вот спустя пару минут, они уже вышли за врата поместья, сопровождаемые перешептывание студентов и пристальными взглядами Лорсана и Таска. Под ногами потрескивала промерзшая земля. Зима приближалась неумолимо быстро и с каждым днем становилось все холоднее. Эльйо куталась в свою мантию, плелась за Рэйной очень нехотя. Когда они отошли на приличное расстояние от Лоу-Фей, Рэйна остановилась. Ветер трепал её серебряные волосы в разные стороны, Эльйо подсознательно сравнила длину своих волос с длинной её. У сприганов считалось, что красота женщины заключена в волосах. Поэтому, свои лиловые волосы Эльйо берегла и лелеяла. Правда, росли они у неё очень медленно. Намного медленней, чем у её сестер и матери. В 15 лет они еле прикрывали лопатки, в то время как её двенадцатилетняя сестренка хвасталась роскошными локонами, что ниспадали ей до пояса.

У Рэйны Леарлес были волшебные волосы, достойны аристократки сприганов. Длинной почти до бедер даже в собранном виде, они всегда выглядели роскошно. Струились по плечам словно шелк, сверкали будто лунное серебро. И признаться, Эльйо немного ей завидовала. Да и к тому же, Леарлес была красива, ей не хватало только изящных крыльев за спиной.

— Учитель, — наконец обратилась к ней Эльйо, — скажите, ваш хвост…

— Ммм? — Рэйна обернулась, — ты про снятие печати на тренировочном поле?

Эльйо кивнула.

— Ну, я полукровка, — пожала плечами Рэйна, — я не то, чтобы скрывала это когда-то. Просто не афишировала.

— А таких как вы, полукровок, много? — спросила Эльйо.

— Нуууу… — протянула Рэй задумчиво, — не думаю, что много. Так-то на континенте не приветствуются межрасовые союзы. Но, сердцу же не прикажешь.

— Хотите сказать, ваши родители последовали зову сердца?

— Ага, — Рэйна поправила волосы, — именно так они и сделали. Моя мать из рода волчьих ойо, а отец — древний.

— Но ведь… вы принадлежите к главной ветви семьи Коё, — нахмурилась студентка, — как мог глава семьи мог такое допустить?

— О, все были против, — усмехнулась Рэй, — только глава и поддержал. Думаю, он больше желал счастья своему сыну, чем думал о том, как такой брак отразится на репутации семьи Коё.

— Немыслимо… — Эльйо была поражена услышанным, — и семья Коё все равно остается одной из важнейших и уважаемых семей Фарлеза. Так погодите. Учитель Леарлес, вы прямая наследница семьи Коё?

— А? Ну да, — безразлично ответила Рэй.

— Тогда вообще не понимаю… — Эльйо опустилась на ствол поваленного дерева.

К этому моменту они вышли на небольшую поляну, посреди которой маленькое озерцо покрывалось еле заметным тонким льдом. Рэйна вскочила на кривой камень и устремилась взглядом в небо.

— Знаешь, полукровки рождаются не такими, как чистокровные, — сказала она в небо, — не то, чтобы я этим гордилась. Это, скорее, проклятие, чем дар. Но именно у полукровок пробуждаются самые аномальные способности. Я, к примеру, получила способность контролировать нескольких фамильяров без вреда для себя. Многие ткачи тренируют тело и закаляют дух, развивают свой запас маны, чтобы овладеть хотя бы двумя фамильярами. Самые великие ткачи нашего континента могли управлять лишь тремя фамильярами сразу. А я в пятнадцать троих призвала. Аномально? Аномально. Так что, мне кажется, что все эти запреты на межрасовые отношения лишь для того, чтоб таких как я было как можно меньше. Ведь чем ты сильнее — тем опасней.

Эльйо словно завороженная смотрела на свою преподавательницу. Ей просто не верилось в том, что она только что услышала. Это противоречило всему, чему её учили с детства. Но, слушать Рэйну было так интересно, она была такая простая и открытая. В ней не было какого-то лишнего пафоса и этой учительской важности, манерности и желания поучать с важным выражением лица.

— А что на счет тебя, наследница Дома Парящих? — Рэйна взглянула на девушку, — за что кровного хранителя побила?

— Так вы и это знаете, — потупила взгляд та.

— Работа у меня такая, Эль, — развела руками Рэйна, — теперь хочу узнать, что же между вами произошло.

— Да вам-то зачем?..

— Говорю же, работа у меня такая, — Рэйна спрыгнула с камня, — разбитое сердце?

— Да куда там, — усмехнулась девушка, — разозлил он меня, да и все. Пришел и сказал, что влюбился и хочет ради этой девушки пометь устрой государства. Подумать только… ради своих чувств!..

Эль осеклась. Щеки её вспыхнули.

— Знаете ведь, этот дурацкий закон не просто так придумали. Сприганы уступают своей численностью всем расам во много раз. Нас очень мало, сами ведь знаете. Поэтому, браки в Шайлон заключаются для создания сильных союзов, а от женщин ждут, что она посвятит себя наследникам. Моя мама родила пятерых и все девочки. Я старшая, поэтому, мне отведена немного другая участь, чем моим сестрам. Но я с детства знала, что мой долг связать свою судьбу с наследником другого значимого Дома в Шайлон.

Эльйо как-то грустно взглянула на Рэйну. В её глазах отражалась какая-то знакомая безысходность. Как у человека, который знает, как правильно поступить, знает, что именно этого от него и ждут, но отчаянно хочет воспротивится. Такой был взгляд бирюзовых глаз Эльйо из Дома Парящих.

— Мама отца никогда не любила. Её выдали замуж так же, как и всех аристократок. Выгодная партия. Поэтому, сколько я её помню, она всегда была грустная и раздраженная. И меня, первенца, она не особо и любила. А вот отец меня обожал. Всегда поддерживал во всём, баловал, проводил со мной много свободного времени. От этого, наверное, мама еще больше отдалилась от меня. Но знаете, учитель, когда она родила Айну, а за ней Шейлу, то стала чуточку веселее. С ними она по-настоящему выглядела счастливой. Думаю, к моменту рождения близняшек, она уже окончательно смирилась со своей судьбой. Поэтому, приняла решение сделать детство своих дочерей счастливым. Ну, младших дочерей. Они её сокровище, её дети. А я так и осталась ребенком от нелюбимого мужчины. Поэтому, когда меня познакомили с Тэйном, я решила, что должна полюбить его во что бы то ни стало. Я не хотела жить так, как живет моя мать. И решила, что смогу заставить себя полюбить того, кого для меня избрали и влюбить его в себя. Ведь так нам было бы намного проще, верно?

— Нуу… — протянула Рэйна задумчиво, — не думаю, что можно заставить кого-то полюбить. Да и разве можно заставить себя полюбить кого-то?

— По началу, у меня получалось, — призналась Эльйо самодовольно, но голос её тут же потух, — но длилось это не долго. Тэйн и правда мне очень нравился. Он всегда был рядом со мной, мы всегда находили общий язык, с ним было интересно и я не чувствовала себя чужой рядом с ним. Но, чем дальше, тем больше эти чувства перерастали в родственные. И я поняла, что очень дорожу Тэйном, как старшим братом, которого у меня никогда не было. И тут появилась другая, совершенно дурацкая проблема! Нельзя ведь лечь в постель с братом!

— Ого, — присвистнула Рэйна, — ты так далеко зашла в своих рассуждениях…

— А как иначе то? За меня всю жизнь продумали. Все мои цели расписали вместо меня. Единственное, что осталось лично мне, так это решить, как мне двигаться к той или иной цели. Мне ведь придется выйти замуж. А с мужем ведь… — Эльйо густо покраснела.

— Тааааааак! — Рэйна поймала себя на том, что её бледные щеки тоже покраснели, — не заходи так далеко. Тебе сначала вопрос с замужеством бы решить.

— А что решить? Я поняла, что мне будет не так сложно, как моей маме. Ведь хоть я и не люблю Тэйна, а он не любит меня, мы хотя бы не ненавидим друг друга. Я смирилась с этим. Потому что так нужно. Потому что это ради Шайлон, ради наших Домов. Чтоб не опозорить отца, показать матушке, что я стою её внимания… А он!.. Он!!! Приходит и так нагло заявляет мне, что, видите ли, он влюбился! И хочет попытаться поменять устрой целого государства! Ради Ширы!

Девушка вскочила с коряги и со злостью пнула валяющийся мелкий камушек. Камушек отлетел почти к берегу озерца.

— Ааааааа! — Эльйо подняла голову в небо и закричала, — совсем обнаглел что ли?!

— Пни еще что-то? — предложила Рэйна, предусмотрительно отходя немного в сторону.

И Эльйо пнула. С такой силой, что коряга, на которой она сидела, рассыпалась в труху. Сприганша бесновалась минут десять. Кричала что-то неподобающее аристократке и наследнице правящего дома. Ругалась на Тэйна, на Ширу, на чертову Леарлес с её дурацкими идеями шататься по лесу и давать волю эмоциям. Летели щепки, пыль, мелкие камешки. И в какой-то момент, она засмеялась. Девушка запустила обе ладошки себе в волосы и растрепала их.

— Вы же изначально знали, почему я разозлилась, да? — улыбнулась она.

— Это более, чем очевидно, — кивнула Рэйна.

— Да, — Эльйо поправила растрепанные волосы, — такая странная зависть. Он ради неё готов пойти против своей семьи. А ради меня никто такого не делал. И, я уверена, не сделает. Наверное, нужно очень сильно влюбиться… Поэтому, когда он сказал мне об этом, я злилась больше на себя и на свою судьбу, а не на него. Мне нельзя поддаваться эмоциям и забываться в любви. Я не хочу повторить историю прошлой наследницы, которая настолько утонула в своих чувствах, что напрочь позабыла о своем долге.

— Ты про Лейлу из Дома Пламеннокрылых? — осторожно спросила Рэйна, хотя и так знала ответ.

— Да, — ответила Эльйо, — она опозорила свой род и стала причиной падения великого Дома Пламеннокрылых. Возможно, мне стоило бы сказать ей спасибо за то, что теперь мой Дом является правящим в Шайлон. Именно её действия привели к тому, что мой дед захватил власть. Но… теперь её судьба стала моей судьбой. И за это я её никогда не смогу простить.

— Слушай… — Рэйна хмуро взглянула на девушку, — скажи, Эльйо, а что вам рассказывают о ней? О Лейле?

— Говорят, её возлюбленный отверг её и она попыталась насильно подчинить его при помощи запретной темной пряжи, — задумалась Эльйо, — у неё не вышло. И она повредилась рассудком.

— О как… — Рэйна вздохнула, — ладно. Слушай, Эльйо, а ты сама чего хочешь?

— Я?

— Ну не я же. Ты. Есть у тебя желания?

— Я хочу быть достойной дочерью своего отца, — упрямо повторила Эль, но тут же тихо добавила, — но править достойно можно ведь и с мужчиной, которого я люблю…

— Да, можно, — усмехнулась Рэйна, — вот от того, что я полукровка, род Коё особо не пострадал. Как видишь, до сих пор один их столпов Фарлеза.

— Угу, — кивнула Эль.

— Ладно, если ты спустила пар, тогда возвращаемся.

— Учитель.

— А?

— Спасибо.

— Это еще за что?

— Ну как же. Мне стало легче после разговора с вами. И кажется я поняла, что вы имели в виду, когда говорили о цели нашего обучения. Я свою вот сформулировала почти.

— Вот как, — Рэйна положила ладонь ей на макушку и потрепала по волосам, — смотри тогда, упорно трудись ради своей цели. Я проконтролирую.

Глава 12. Точки

Последующие пять дней тренировки и занятия проходили по плану. Холод усиливался с каждым днем, ветер становился все яростней. Все предзнаменовало приближение зимы. Небо было с каждым днем все темнее и темнее. А сегодня утром выпал первый снег, чему студенты, несмотря на весь свой аристократизм и надменность, радовались как малые дети.

Группа Рэйны была дежурной по кухне, поэтому, на пробежку студентов увёл Таск. Рэйна же методично припрягла полуночников кухонной работой, а сама по-тихому сбежала на задний двор. Оттуда — в лес. Там она призвала оба клинка и приступила к своей привычной тренировке.

Словно взмахи крыльев взмахи клинков рассекали воздух. Она, словно искусная танцовщица, рассчитывала каждый выпад, каждый поворот. Шаг вперед, шаг назад, выпад, блок, шаг назад, шаг вперед. Раз, два, три, раз, два, три. В тишине леса под её ногами был слышен хруст маленьких веточек, еле различимый ледяной звон её клинков, рассекающих воздух. Девичья грудь вздымалась от каждого вздоха. Её ровное дыхание было в такт её движениям. Порыв ветра сорвал ленту с её волос, разметав их по плечам, но она даже не обратила на это внимания. Продолжая кружить в своем замысловатом танце.

Тишина была нарушена звонким ударом клинка о другой клинок. Рэйна пробудилась от своих раздумий и увидела перед собой Лорсана. В руках он крепко сжимал широкий одноручный меч. На лезвии его были высечены фамильные руны, как принято у кафо. Кафо молчал, Рэйна молчала. Взмах второго клинка был так же блокирован. Девушка прогнулась под лезвием его клинка, он увернулся от её попытки выбить меч из его рук. Её тело изгибалось как лоза, он старался повторять движения за ней, став партнером в этом странном танце. Его крылья поднимали с земли маленькие снежинки, создавая вокруг них настоящий снежный вихрь. Их оружие еле соприкасалось, но ледяной звон разносился по всему лесу. Таков был танец Лорсана и Рэйны. Таково было признание в любви Лорсана.

Рэйна остановилась и немного рассеяно посмотрела на кафо. Клинки она опустила, и они рассыпались сверкающей пыльцой.

— Это… я… — замялась она, — Лорсан, я не…

— Я знаю, — прервал её кафо, — я с самого начала знал, что ты не ответишь мне взаимностью, Рэйна. Но это ничего!

— А зачем ты тогда… признался? — немного растерялась Рэй.

— Ну как же… чтоб расставить все точки! — горячо ответил Лорсан, сжав её ладони, — понимаешь, когда тебе еще не ответили, ты мучишься в раздумьях. И не знаешь, что тебе делать дальше. Но когда ты получаешь четкий отказ, ты понимаешь, что с тобой были искренни, а значит, можешь поставить точку и двигаться дальше. Понимаешь, о чем я?

— Кажется, понимаю… — грустно улыбнулась Рэй, — прости, Лорсан, я не знала…

— Да брось ты! — нахмурился парень, — ты честно и прямо отказала мне! И это значит, что ты видишь во мне мужчину и считаешь меня достойным искреннего ответа. Ты все еще дорогой моему сердцу друг, Рэйна. Я влюбился в тебя еще в академии и никак не мог смириться с тем, что так и не смог признаться тебе на выпускном. Поэтому, я признался сегодня. И теперь я буду двигаться дальше.

— Лорсан… — Рэйна немного сжала его ладони в ответ, — я…

— Как всегда жестока, — прозвучал голос позади, заставив Рэйну вздрогнуть, — ты с такой легкостью разбиваешь сердца, Рэйночка.

— Ты… — Рэйна отскочила от Лорсана и призвала клинки.

В тени деревьев стояла фигура в темном балахоне. Рэйна размахнулась двумя клинками, скрестив их и направив в лезвия нити пряжи. Взмах создал ударную волну, которая своим порывом сдернула капюшон с головы фигуры.

— Уууу… Рэйна, ты совсем не рада встрече?

Под капюшоном скрывалось бледное лицо, исполосованное рванными шрамами. Это был юноша с искаженной безумной ухмылкой, алыми горящими глазами и седыми, приглаженными назад волосами. Один шрам шел от края губ по правой щеке к уху, второй поперек лба, третий от подбородка и по горлу.

— Элиас… — Лорсан сделал шаг к нему, — ты жив? Как же ты… Элиас! Я так рад!

— Молчать, — седовласый взмахнул рукой, с пальцев его сорвались алые нити, заставив Лорсана согнутся.

— Элиас! — Рэйна оскалилась, — что происходит?! Объяснись наконец!

— Ты совсем не скучала, — покачал головой Элиас, — мы ведь так давно не виделись…

— Мы похоронили тебя! — Рэйна сжала сильнее рукояти клинков, — я видела, как твоё тело вынесли под простынями! А теперь ты являешься сюда. Нападаешь! Ведешь себя как враг!

— Нет! Нет, Рэйночка! — парень замахал руками, — я совсем не враг тебе! Я пришел спасти тебя от этого мира несправедливости и лицемерия. Я хочу помочь тебе! И всем… таким же, как мы!

— Таким же… как мы? — Рэй опустила руки, — Элиас… Где твои крылья?..

Она спросила это тихо, глядя на него исподлобья. Элиас, словно ожидавший этого вопроса, самодовольно вскинул голову и расплылся в неприятной, холодной улыбке. Резко раскинув руки в стороны, он пропустил сквозь свое тело паутину лиловой пряжи. Паутина сошлась у него на груди и растворилась под кожей. В этот момент за его спиной распахнулись черные, полупрозрачные крылья. На первый взгляд, это были все те же оперенные крылья кафо. Но если приглядеться, каждое перо выглядело как маленькое островатое крыло спригана, мерцающее и прозрачное. От этого создавалось впечатление, что крылья Элиаса созданы из драгоценных кристаллов.

— Я больше не нуждаюсь в лживых крыльях, Рэйна, — торжественно проговорил он, — откажись и ты от лживой печати!

— Да что ты… — Рэйна отступила на шаг назад.

— Знаешь, Рэйночка, — Элиас пошел к ней, — ты ведь и не подозревала, да? Я был так рад, когда случайно узнал, что ты тоже… такая же, как и я, полукровка. Я был так счастлив. Я сразу же понял, что нам суждено быть вместе. Но ты так жестоко поступила со мной.

— Полукровка?.. — Лорсан с трудом поднялся с земли, — этого не может быть! Ты из благородной семьи кафо! Семья Шеритан…

— Госпожа семьи Шеритан не может иметь детей, — резко оборвал его Элиас, — я сын любовницы, как ты мог уже понять. И, конечно же, этот факт сокрыли, ведь это важная семья Шеритан. Даже рождение моё уже было полно лжи и лицемерия. Свою родную мать я в жизни не видел. От нее мне достались крылья. Крылья спригана. Но знаете, меня любили, даже такого. Правда, только отец и госпожа. Остальные сторонились, боялись. Хотя, я был просто ребенком с другими крыльями! Но, разве мои крылья не красивей, чем крылья обычного кафо?

— Они прекрасны, Элиас, — осторожно сказала Рэйна, — но, я не понимаю…

— Ох, милая Рэйна, — Элиас приблизился к ней почти вплотную, — как я уже сказал, я был поражен, когда увидел тебя. Семья Коё так нахально объявила о твоём происхождении. Наследница одного из столпов общества — полукровка. Да еще и какая странная кровь! Древний полюбил ойо, и они совершенно этого не скрывали. В то время, как мое происхождение сокрыли, а на мои истинные крылья наложили печать.

— Никто и никогда не афишировал мое происхождение! Да и на мне тоже печать! — резко возразила Рэйна.

Но под взглядом Элиаса она словно сжалась вся, не шевелилась, руки безвольно повисли, а клинки постепенно теряли свое очертание, рассыпаясь сверкающей пылью. Лорсан попытался оттащить её от противника, то был отброшен еще одной немой атакой.

— Я уже тогда решил, что ты будешь моей, Рэйна, — продолжил Элиас, — так должно было быть. Такие как мы должны держаться вместе, думал я. Но ты была так холодна ко мне, никогда не замечала моих чувств. И знаешь, если бы не Калиопса, я бы оставил всякую надежду. Отпустил тебя. Но она объяснила мне, что это неправильно! И что мы можем все исправить. Открыть тебе глаза на правду…

— На правду? Открыть мне глаза?.. — Рэйна просто повторяла за ними слова, не открывая взгляда от его лица.

— Да! Я нашел соратника в лице Лейлы, — кивнул крылатый, — думал, она чувствует то же, что и я. Ведь этот сприган, как и ты, отказывался видеть истину. Он, как и ты, хотел сбежать от своей сущности, от своих обязанностей, от своей судьбы. Тогда мы с Лейлой решили, что докажем вам обоим, что не стоит пренебрегать правилами и традициями. Тогда, все было бы хорошо. Лейла получила бы своего спригана, они стали бы единым целым и ты, моя прекрасная полукровка, поняла бы, что все должны быть там, где им и место. Сприганы со сприганами, древние с древними, а полукровкам стоит держаться вместе. Мы с Калиопсой все подготовили, но… мы просчитались.

— О чем ты сейчас говоришь? — непонимающе смотрела на него Рэйна, — что ты такое говоришь, Элиас?.. Все подготовили? Просчитались?

— Да, знаешь, — почесал затылок седовласый, — Лейла оказалась не просто влюбленной в своего кровного хранителя. Она была одержима им. И это безумие захлестнуло её полностью. Она не совладала с Вратами Андхакара.

— Так это ты?.. — глаза Рэйны налились кровью, — ты сделал это с Лейлой?

— О чем ты? — сдвинул плечами Элиас, — мы просто дали её ключ…

Вокруг Рэйны начала хрустеть земля. Клинки вновь приобрели свой первозданный вид. Руки девушки сжались так, что костяшки побелели. Лорсан, пришедший в себя, на подкашивающихся ногах встал и попробовал позвать девушку. Но она не откликнулся. Вокруг нее волнами вздымались нити пряжи. Черной, лиловой, алой, серебристой. Элиас все так же нависал над ней, вглядываясь в её глаза.

— Давай! Пробудись, Рэйна! — прошептал он ей прямо на ухо, — стань собой!

— Элиас! — прорычала Рэйна.

— Сломай печать! Давай же! — безумно вскрикнул Элиас.

Нити пряжи разлетелись кольями, яркая вспышка озарила лес, но тут же погасла. Элиас стоял разочарованный в нескольких метрах от Рэйны. Вокруг него обвилась мерроу, видимо, она оттащила его от эпицентра выброса энергии. Рэйна стояла все так же на месте, печать не была сорвана. Вокруг девушку сомкнул свои огромные крылья Лорсан.

— Нет, Рэйна, — тихо говорил он, обнимая её за плечи, — слушай мой голос. Ты не подчинишься ему.

Глаза Рэйны потухли, когти вновь спрятались, оскал пропал. Элиас скривился. Калиопса что-то принялась чертить ему, он нехотя кивнул. Мерроу развела руки в стороны, создав одним этим движением разлом в воздухе. Пряжа переноса мерцала всеми цветами радуги.

— Я не отступаюсь, Рэйна, — усмехнулся Элиас, прежде чем ступил в разлом и исчез.

Лорсан и Рэйна стояли неподвижно еще несколько минут, пока девушка окончательно не успокоилась. Сердце её перестало бешено колотится, а руки немного расслабились и выпустили клинки. Лорсан сложил крылья за спиной, выпуская Рэйну из своеобразного купола.

— Ты как? — спросил он осторожно.

— Нужно рассказать остальным, — только и сказала Рэй, — нужно рассказать Таску…

***
— Значит, Элиас, — Сьерра плюхнулась в кресло гостевой комнаты, — жив, здоров и почему-то обозлен. Эй, Рэй, ты не хочешь просветить?

— Рэй, — Иф осторожно толкнула задумавшуюся подругу, — думаю, им стоит рассказать.

— А что рассказывать-то? — хмуро отозвалась девушка, поправляя серебряные волосы, — мы думали, он погиб. А он взял и не погиб. Конец.

— Рэйна, прошу, — Лорсан накрыл своей ладонью её руку, — мы хотим знать больше… раз уж мы тут вместе…

Щеки девушки окрасились нежно розовым румянцем. В тот же момент Таск бесцеремонно упал рядом с ней на диван, тем самым заставив девушку слегка отклонится от кафо. Лорсан особо не смутился этому и сел рядом с Рэйной с другой стороны.

— Раз уж тебе так интересно, я тебе расскажу, — холодно сказал Таск, — просто, знай, что официальная версия вам не понравится.

***

Рэйна не всегда была такой. Не была она резкой, язвительной и циничной. Характер её всегда был взрывным и вспыльчивым, но при этом, она была веселой, улыбчивой и открытой. Несмотря на свое происхождение, она не ставила вокруг себя барьеры. Хоть и была той еще хулиганкой, учителя с факультета полуночников любили её, она нравилась и сверстникам, и старшим, и младшим. Благовоспитанная девица из знатного рода, которая делала все, чтоб не казаться занудной и скучной.

И Рэйна была влюблена. Влюблена в спригана. Как самая обычная девушка, она смущалась и краснела при виде своего объекта воздыхания. Хотя и всячески старалась это скрыть. Так уже получилось, что объектом воздыхания оказался Таск Пламеннокрылый. И несмотря на то, что вся академия уже негласно поженила Таска и Лейлу, парень оказывал знаки внимания Рэйне. Пропасть между Рэйной и Лейлой росла.

И пускай Таск и Рэйна проводили много времени вместе, тренировались, учились и даже в свободное время много общались — никто из них своих чувств не раскрывал, да и не собирался. До той поры, пока во все это не ворвалась Ифалия.

— Признайся ему уже, а?! — вцепилась она в Рэйну мертвой хваткой, — не видишь, что ли? Он же тупит так же нещадно, как и ты! Года идут, а вы все так же в друзей играете.

И тогда Рэйна решила, что признается. Ну и что, что закон сприганов? Он ведь не совсем официальный закон. А если он её и отвергнет, то какая уже будет разница? На носу последний экзамен и выпускной. Вот отвергнет он её, а она возьмет и пойдет на выпускной хоть с Элиасом! А после выпуска они разойдутся и больше никогда друг друга не увидят. Чувства поутихнут и, возможно, когда они снова встретятся, то смогут вновь общаться как друзья. План был идеальный.

В тот вечер в саду было тихо. После заката здесь всегда тихо и спокойно. Весна пришла рано и с каждым днем становилось все теплее. Рэйна ждала Таска под глицинией. Там они всегда тренировались вместе. Там они часто обедали, делали задания на занятия. И она решила, что именно это место будет идеальным, чтоб признаться в любви. Таск пришел немного с опозданием. Был он нервным и раздраженным, по нему это было сразу заметно. Но с Рэйной он старался скрывать это, словно боялся задеть или показаться грубым. Но, Рэй слишком давно его знала.

— Что-то случилось? — спросила она осторожно.

— Да это всё Лейла, — нехотя ответил Таск, — вновь завела эту песню…

— О вашем долге?

— Не только. Какого-то дьявола решила напомнить мне об этом чертовом сприганском законе! И к чему бы это вообще! Можно подумать, я не знаю, что сприганам нельзя любить никого, кроме сприганов…

Он сказал это так небрежно, словно что-то естественно полагающее. И продолжил возмущаться, что Лейла отчитывает его как какого-то школьника. Но в ушах Рэйны это прозвучало как выстрел. Она застыла, глядя на него невидящим взглядом. А слова его проходили мимо. Она поняла, что только что её отвергли, даже не выслушав признания.

В тот вечер Рэйна так ничего и не сказала Таску. А утром они снова встретились в главном зале. Суть последнего экзамена была в создании пряжи призыва самостоятельно. Этот экзамен был не обязателен, да и не все желающие могли его сдать. Он был, скорее, дополнительный и был создан для того, чтоб проверить потенциал выпускников. Единицам удавалось призвать второго фамильяра. Обычно, проходил не один год работы над собой и тренировок, прежде чем ткач мог призвать второго фамильяра. Но все же, талантливые студенты были во все времена. И преподаватели Полуночного факультете с неподдельным интересом ожидали этого экзамена. Ведь вызвавшая трех фамильяров первогодка подросла и теперь она хочет попробовать призвать еще одного фамильяра. К тому же всем было интересно, сможет ли наследница Дома Пламеннокрылых призвать более сильного фамильяра чем силки. И сможет ли она вообще. Вся академия была на ушах. Все ждали результатов этого экзамена.

Наблюдателей было совсем мало. Это был закрытый экзамен, поэтому присутствовали только выпускники факультета полуночников и четыре преподавателя, одним из которых был профессор Ордак. И все должно было быть хорошо. Сейчас все попробуют вызвать второго (ну а кто четвертого) фамильяра. У кого-то получится, у кого-то нет. Так или иначе, после этого дополнительного экзамена учеба будет официально закрыта. Дальше следует неделя трепетной подготовки и волнительное ожидание выпускного. Девушки будут примерять платья и сворачивать волосы в замысловатые прически, парни будут краснеть в попытках пригласить даму сердца на этот чудный вечер. Все должно было быть именно так. Но первой на призыв вышла Лейла…

Она вызвалась сама. Вышла в центр зала и принялась за черчение круга. Чертила она его пряжей, прямо в воздухе. Нити были идеальными, светлыми, золотистыми. Все завороженно наблюдали за Лейлой, но в одно мгновение, стоило ей дорисовать круг, она подняла руку к губам и с такой силой укусила себя за руку, что брызги крови запачкали её щеки и подбородок. Она резко взмахнула рукой, разбрызгивая капли по нитям круга призыва. Из сияющего золотого круг призыва превратился в пульсирующий алый.

— Остановись немедленно! — приказал ей профессор Ордак и хотел было подойти к Лейле.

Но в этот момент вокруг студентов поднялся полупрозрачный водный барьер такой мощи, что преподавателей просто отбросило. Рэйна с Иф переглянулись. Обстановка накалялась. Рэйна заметила, как Элиас что-то шепчет себе под нос, а его фамильяр обвернулась вокруг него длинным рыбьим хвостом и что-то выводит пальцами в воздухе, но не придала этому никакого значения. Ведь то, что случилось дальше, зацепило её гораздо сильнее.

Лейла подняла руки вверх и начертила полосу поперек круга призыва, открывая разлом для фамильяра. В руке её сверкнул странный металлический предмет, который она вогнала в сам разлом.

— Остановись, девочка! — в барьер ударил кулаками профессор Ордак, но опять был отброшен мощным импульсом.

Лейла словно не слышала его, она направила руку в сторону Таска и произнесла короткую команду.

— Подчинись мне!

— Что?! — Таск ошеломленно уставился на неё, — Лейла, что ты творишь?!

— Я все делаю правильно, Таск! — улыбаясь произнесла Лейла, — мы станем единим целым! Нам судьбой уготовано быть вместе!

— Лейла, что ты несешь?! — Таск отшатнулся от неё, — что происходит?! Что за разлом такой?!

— Я тренировалась, Таск, — почти что пропела девушка, — я так долго тренировалась! Сильный фамильяр, которого я так хочу — это ты!

— Ты с ума сошла…

— Но это так! Как только ты пройдешь через разлом, врата поставят на тебе печать фамильяра! — словно безумная, продолжала говорит Лейла, — ты станешь моим, а я твоей, так как и должно быть. Больше не будет никаких разногласий, не будет проблем, не будет ничего и никого, кто мог бы помешать нам!

— Лейла, что с тобой?! — в разговор вмешалась Рэйна, — это же безумие! Врата убьют Таска! Мы ведь учили…

— Молчать! — рявкнула сприганша, — заткнись! Нас учили… враньё все это! Я открыла не простой разлом!

— Это Врата! Врата Андхакара! — прокричал Ордак через барьер.

По ту сторону барьера преподаватели тщетно пытались пробить защиту. Рэйна пыталась призвать фамильяров внутри барьера, но ни Тэра, ни Ёру не могли пробиться к ней. Элиас стоял в стороне и наблюдал за всем словно завороженный. Ифалия запаниковала, её трясло. Таск все еще пытался достучаться до Лейлы, но бесполезно. Девушка злилась все больше и больше. Голос её становился все безумнее, а взгляд все мрачнее.

— Ты не хочешь быть со мной?!

— Лейла, ты не понимаешь, я не могу стать фамильяром, я же…

— Не хочешь?! — Лейла метнула две нити пряжи в Таска, и парня согнуло от боли. Она тянула его к себе, к Вратам.

— Лейла, остановись… — Таск сопротивлялся как мог, упирался, пытался так же призвать фамильяра. Но Лелия была там же, где Тэра и Ёру, за барьером.

Одна из нитей пряжи лопнула. И Таск по инерции упал на пол. Лейла опустила руки.

— Не хочешь со мной… с ней хочешь, да?! Почему она?! — взвыла девушка не своим голосом.

Все. Контроль над вратами был потерян. Лейла выла и плакала. Разлом Врат то и дело выплёвывал сгустки пряжи, несформированные комки нитей и первозданной энергии. Она была черная, фиолетова, бурая, болотная. Стены в зале задрожали. Рэйна попыталась ухватить Лейлу за руку, чтоб оттащить от Врат, которые пытались затянуть её. Но что-то больно впилось в бок и отбросило её в сторону. Открыв глаза, девушка увидела, как вокруг Элиаса вновь обвернулся хвост Калиопсы, её плавник был окрашен в красное.

Прижимая руку к боку и чувствуя, как кровь греет ладонь, Рэйна старалась не запаниковать. Ифалия забилась в угол и плакала. Таск, пытаясь добраться до Лейлы, но его хлестали невидимые плети, вылетающие из Врат. Вой стоял такой, что уши закладывало.

— Я не понимаю… Как это все могло произойти? Что-то не так… — Элиас подошел к Рэйне поближе, взгляд его был пуст, — должно было быть по другому.

Он пошел в сторону Врат. Мерроу, словно паразит, обвилась вокруг него, она словно сама вела его в эти врата. Лейла продолжала верещать, крик её с одиночными всхлипываниями, был похож на крик запуганного, отчаявшегося животного. Она уже утратила контроль над Вратами, над разломом, над своей пряжей и даже над самой собой. Она просто кричала, тело её содрогалось от конвульсий. И в этом хаосе, Рэйна неожиданно поняла, что взывает к самим Вратам… Она подползла к кругу, который начертила Лейла.

— Прошу… — взмолилась она, — кто-нибудь… приди на мой зов! Откликнись! Будь ты хоть сам дьявол! Приди и подчинись моей воле!

— Рэйна, остановись! — закричал Ордак, — ты не ведаешь что творишь!

— Подчинись мне!!! — рявкнула Рэйна с такой силой, что горло заболело, а во рту появился металлический привкус.

— А ты забавная… — прозвучал голос в её голове, — не дай мне помереть от скуки, девчонка.

Из врат вырвался мощнейший поток воды, заполняя купол, словно огромный аквариум. Мерроу оторвалась от зачарованного Элиаса и метнулась к расколу. Её шипение свидетельствовало о том, что она пытается кого-то удержать за пределами этих чертовых Врат. Но, видимо, ей не хватило на это сил. Калиопсу отшвырнуло в барьер, по которому она сползла и обмякла. Из раскола вырвался огромных размеров скакун, сотканный из переливающейся всеми цветами радуги воды. Он одним прыжком достиг прыжком достиг Рэйны и под её ошеломленным взглядом трансформировался в высокого черноволосого мужчину. Одним резким движением он схватил её за руку и укусил за запястье. Брызнула кровь. Он довольно облизнулся. То же самое он проделал и со своей рукой, проведя окровавленными пальцами по губам девушки.

— Контракт заключен! — торжественно произнес он насмешливым тоном, — приказывай, госпожа.

— Останови это… — мрачно изрекла Рэйна, наблюдая как поднявшаяся мерроу шипит и скалиться.

— Все для тебя, госпожа, — мужчина вновь принял форму водного скакуна.

Вода стала наполнять купол быстрее. Ифалия в ужасе начала создавать пряжу воздуха, которая помогла бы ей не захлебнутся. Рэйна схватила Таска за плечи и оттащила к стенам купола. Парень не сопротивлялся. Вода заполнила весь купол почти до верху. Затих крик Лейлы. Шум, который издавал разлом, тоже поглотила вода.

Рэйна с трудом заставила себя открыть глаза. Вода казалась прозрачной и чистой, если бы не подтеки крови, поднятая пыль и осколки мраморного пола. Лейла словно парила, раскинув руки в стороны, глаза её были широко открыты. Ифалия с трудом удерживала себя в сознании для того, чтоб не отпускать созданную пряжу воздуха и дышать. Таск вцепился в руку Рэйны и зажмурился. Он боялся воды с детства. Поэтому, даже не шевелился, сжав руку девушки настолько крепко, что она невольно поморщилась. Рэйна не видела ни Элиаса, ни его мерроу. В центре купола парил все тот же молодой мужчина. Высокий, черноволосый, с островатыми чертами лица и хитрым, самодовольным взглядом. Он обвел взглядом всех запертых в созданной им ловушке и усмехнулся.

— Закрой глаза, госпожа, — прозвучало в голове Рэйна.

Щелчок. Грани купола захрустели и пошли трещинами. А в следующее мгновение — купол с треском лопнул. Осколки разлетелись в разные стороны и хлынула вода. Рэйна рухнула на мраморный пол словно выброшенная на берег рыба. Таск все так же сжимал ее руку. Вода же, словно сопротивляясь всем законам мироздания, собралась в один огромный водный пузырь и вернулась за во Врата, после чего разлом исчез, словно его и не было.

— Леарлес! — к Рэйне тут же подбежал профессор Ордак и поднял её с мокрого пола, — какого черта ты вытворяешь!? Ты хоть понимаешь, что произошло!?

— Я вызвала четвертого фамильяра, — Рэйна подняла руку и продемонстрировала укус и появившийся на предплечье новый символ.

— Ты хоть понимаешь, ЧТО ты вызвала? — сокрушенно покачал головой Ордак.

— Меня, — фыркнул возникший за его спиной конь, — меня она вызвала.

— Представься, — Рэйне наконец-то удалось избавится от мертвой хватки Таска, она встала перед скакуном, всем своим видом демонстрируя, что она госпожа не только на словах.

— Дагон, — хмыкнул конь.

— Тот самый Дагон… — ужаснулся Ордак.

— Тот самый Дагон… — задумчиво произнес конь, — вот как меня здесь называют. А ты, юная госпожа, не такая слабачка, как я думал. У меня не выйдет убить тебя сейчас.

— Вынуждена разочаровать тебя, Дагон, — мрачно изрекла Рэйна, — у тебя не выйдет меня убить ни в ближайшем, ни в дальнейшем будущем.

— Я умею ждать, — конь сменил обличие, перед Рэйной вновь стоял мужчина, — а пока, не дай мне умереть со скуки.

— Договорились, — Рэйна подняла руку, руна на предплечье замерцала, Дагон исчез.

И только когда его самодовольное лицо исчезло, девушка рухнула на колени. Она огляделась по сторонам. Ифалию поднимали и успокаивали два преподавателя, которым тоже не помешал бы кто-то, кто успокоил бы их. Таск сидел на полу, обхватив голову руками, происходящее никак не укладывалось в его сознании. Лейла пыталась протащить его через раскол призыва, который каким-то непонятным способом открыл Врата Андхакара. А Элиас, опять же, по совершенно неясным причина, отдал приказ своему фамильяру поднять барьер, который помешал преподавателям вмешаться в происходящее. Сам Элиас… Его тело лежало поодаль, отброшенное возникшей волной, его фамильяра нигде не было. А недалеко от него поднималась с пола Лейла.

Взгляд Рэйны словно затуманило. Не помня себя от ярости, он заставила себя подняться и направилась к сприганше. С мокрой одежды капала вода вперемешку с кровью. Рана, нанесенная плавником мерроу, была неглубокой и несерьезной, но кровоточила и ныла. Рэйна подошла к Лейле, ухватила за плечи и что было силы тряхнула её.

— Ты хоть понимаешь, что ты натворила?! — рявкнула Рэй и тут же замерла, слова застряли в горле.

Лейла смотрела на нее совсем непонимающим взглядом. Мокрые волосы растрепались и прилипли к её лицу. Слезы градом катились по её щекам, а сама она улыбалась.

— Такие одинокие… они там… — бормотала Лейла, глядя сквозь Рэйну, — такие одинокие, такие как вы…

— Что ты… несешь… — Рэйна отпустила её, руки безвольно опустились.

Лейла прошла мимо неё, пошатываясь, спотыкаясь, совсем не глядя перед собой. И только тогда Рэй опустила взгляд к Элиасу. Его бездыханное тело так и лежало в стороне. Фамильяра не было, признаков жизни тоже. Ифалия хотела подойти, но её перехватил профессор Ордак. Рэйна же стояла ближе всех. Она первая поняла, что Элиас мертв.

А дальше было все как в тумане. Всех студентов из академии немедленно эвакуировали. Зал, в котором происходил экзамен призыва, опечатали. Созвали совет профессоров, вызвали ректора, а еще много стражи и королевский отряд, призванный урегулировать любые проблемы с ткачами. Первый в Фарлезе отряд, воины которого были обучены сражаться против ткачей.

Было много разбирательств, скандалов с преподавателями и ректором. Рэйну допрашивали, Таска допрашивали. Лейлу осматривали лекари и целители. Родители Ифалии были в бешенстве, родители Элиаса в ужасе. Когда вести донесли до Дома Пламеннокрылых, глава Дома дал ответ, что сам прибудет за своей дочерью и за её хранителем.

На месте вызова были найдены следы крови, след нитей двух водных фамильяров, а также ключ от Врат Андхакара. Артефакт лежал на месте раскола так, словно это был какой-то совершенно посредственный предмет, а не сильнейшая на континенте реликвия, что повергло в ужас ректора. Рэйне пришлось несколько раз в красках рассказывать произошедшее, так как именно её глава королевского отряда посчитал самой вменяемой и, что не маловажно, самой опасной из тех, кто находился на месте открытия Врат. Её заставляли призывать Дагон несколько раз, просто чтоб убедиться в том, что она способна его контролировать. Проверяли следы нитей, чтоб доказать, что это не Дагон убил Элиаса. И даже вопреки свидетельствованию профессора Ордака, Рэйна была первой подозреваемой. Четыре фамильяра, смешанная кровь, сохранила хладнокровие. Какие еще нужны причины?

В общем несмотря на все разбирательства, не мало сил было положен на то, чтоб скрыть все произошедшее в том зале. Основная версия была таковой: вовремя призыва фамильяра, пряжа одной из студенток вышла из-под контроля, отдача была достаточно сильной, чтоб нанести увечья и отправить студентку на больничную койку, а зал обратить в руину. После этого, все преподаватели, что присутствовали на экзамене кроме профессора Ордака, подали в отставку. Полуночный факультет на «некоторое время» был вынужден прекратить свое существование. Семьям студентов пришлось пройти через многое, но все почти сразу согласились с тем, что разглашение подобного не очень хорошо отразиться ни на репутации академии, ни на репутации семей. К тому же, под огромным ударом стоит весь Сеттен-Хейл, ведь именно кафо последние десять лет были хранителями Ключа от Врат Андхакара.

Ситуацию старались замять насколько это только было возможно. Хотя, слухи и поползли. В основном первый посыл к этому был в том, что никто из полуночников не явился на выпускной бал. А на прощальной церемонии появились только двое: Ифалия и Рэйна. И обе мрачнее тучи. Тогда никто не знал, что Лейла Пламеннокрылая сошла с ума. Никто не знал о смерти Элиаса Шеритана и побеге Таска. Никто не знал, что на предплечье Рэйны появилась новая руна, а Ифалия, возможно впервые в жизни, пожалела о том, что выбрала обучение в академии вместо замужества по расчету. О том, что Элиаса Шеритан умер, стало известно через несколько дней после выпуска. Причину никто так и не раскрыл. Ифалия отправилась на службу при королевском дворе. А Рэйна… некоторое время была там же.

***
— Вот и сказочке конец, а кто слушал — молодец, — развел руками Таск, — такие вот у нас драматические судьбы.

— Ой, да заткнись ты, — Рэйна попыталась пнуть его ногой, но промазала.

— У нас другая проблема, — вздохнула Ифалия, — ты говоришь, он сказала что-то вроде «такие как мы». Помнишь, Лейла что-то подобное бормотала в тот день?

— Да, так и сказала «такие как вы», — подтвердила Рэйна, — думаю, речь шла о полукровках.

— Значит, Элиас вернулся с того света только ради… ради чего? — озадачено проговорила Сьерра, — ради того, чтоб свершить месть за разбитое сердце? Или ради какой-то более высокой цели касающейся вашего с ним происхождения?

— Он говорил что-то о справедливости, лицемерии и полукровках, — сказал Лорсан.

— Осталось только выяснить, как это все связано с оппозицией Шайлон, — добавил Таск, — быть того не может, чтоб это все не было как-то между собой связано.

— Есть предположение, — спустя пару минут молчания, осторожно начала Рэйна.

— Валяй, — махнула рукой Сьерра.

— С вашего позволения, — съязвила в ответ Рэй, — парочка Эльйо и Тэйн. Они чем-то, пускай даже отдалённо, не напоминают вам Лейлу и Таска?

— Одержимая своим хранителем наследница? — приподняла бровь Ифалия.

— Не совсем, — покачала головой Рэйна, — но история имеет схожие черты. Эльйо, хоть и не влюблена в Тэйна, видит в союзе с ним исполнение своего долга. Тэйн, в свою очередь, влюблён в Ширу Тамиру, которая уже осведомлена о законах Шайлон и отвергла его любовь, полагаю. Так или иначе, с небольшими изменениями, но мы получаем такой же любовный треугольник, как и в прошлом.

Рэйна сказала. И тут же осеклась, с опаской посмотрев на Ифалию. Та лишь скривила губы в насмешливой ухмылке.

— Разве где-то в истории Таска и Лейлы был любовный треугольник? — непонимающе взглянул на Рэйну Лорсан.

— Сказано же тебе, с небольшими изменениями, — вмешался Таск и Рэй выдохнула.

— Думаешь, Элиас хочет повторить открытие Врат руками студентов?

— Возможно. Может, я и ошибаюсь, но Эльйо все же наследница Шайлон и все так же в опасности.

— Значит, у нас две задачи, — наконец-то поднялась с места Сьерра, — защитить детей и по возможности, выяснить, что на уме и вернувшегося покойника.

— Задачка… — скривилась Рэйна.

«Со звездочкой…» — подумал Таск.

Глава 13. Возвращение в академию

Как и было условлено, о нападении на тренировочный лагерь было сообщено в академию. Был оповещен ректор и его круг приближенных, а также родители студентов. В поместье Лоу-Фей прислали не только кареты, но и целый отряд стражников академии. И несмотря на воодушевленных и вполне себе довольных поездкой студентов, родители, что встречали их в академии, этого энтузиазма не разделили.

К счастью для Рэйны, родители не всех студентов прибыли в академию. Здесь были мамы некоторых девушек, отцы или же старшие представители семей. Здесь же был отец Ширы и Шарнона Тамиру, старший представитель Дома Ветрокрылых и, теперь уже к огромному несчастью для Рэйны, госпожа Ладор.

— Это возмутительно! Я отдала дочерей в вашу чертову академию только потому, что её считают самым престижным и элитным учебным заведением! Я была уверенна, что мои дети будут здесь в безопасности! — орала госпожа Ладор.

— Немыслимо! Да кто позволил вам вывозить детей за территорию академии! — поддерживал её отец семейства Тамиру.

Родители наперебой выкрикивали свое недовольство, обрушивая шквал возмущения на Рэйну, которая предусмотрительно прогнала четверку своих коллег, которые были с ней. Сьерра и Лорсан сопротивлялись более вяло, чем Ифалия и Таск, но вовремя подоспевшая Клара остудила их пыл и пообещала отвести в то место, где им будет отлично слышно все, что будет происходить в кабинете. Рэйна приняла весь удар на себя, просто руководствуясь простым правилом: идея была её, да и все сопутствующие бумаги и разрешения на вывоз студентов написаны её рукой.

Таск, Ифалия, Лорсан и Сьерра столпились под дверью. Рядом с ними пристроилась Шира, Тэйн, Дара с Виа, да и, собственно, вся группа Рэйны. Таск удивленно уставился на них.

— Вы какого черта тут делаете? — спросил он.

— Это же госпожа Леарлес, — жарко начала Дара, — мы должны!..

— Там твоя маман, — грубо прервала её Ифалия и Дара тут же побледнела.

— Позвольте нам остаться, — попросила тихо Виа, — нам и правда не все равно!

— Да стойте, что уж там, — кивнула Иф, — выгребать все равно нам.

— Ей… — резонно заметил Таск, — она сама приняла на себя все это… даже не разрешила помочь.

— Ну, хоть давайте посмотрим, — осторожно предложила Сьерра, — Нить мироздания, пронзи пространство и исполни мой приказ. Открой сокрытое.

На двери появилось сотканное из пряжи небольшое окошко. Видно его было только со стороны заклинателя. В кабинете все были слишком заняты криками, чтоб почувствовать сотканную пряжу. Да и кроме ректора и Рэйны почувствовать этого никто не мог. В кабинете продолжались крики и вопли. Родители были в ярости и даже размеренный голос ректора не мог успокоить их. Рэйна стояла перед ними виновато кланяясь и не переставая извиняться.

Таск и Ифалия переглянулись. Признаться, они видели Рэйну разной. Злой, испуганной, веселой. Ей не раз доводилось извиняться. Но только сейчас она вела себя настолько покорно и учтиво, настоящий учитель. Перед ней стояли разозленные родители и она понимала, что от её поведения зависит судьба её студентов. Никогда еще ни Таск, ни Ифалия не видели её столь кроткой.

— Да чтоб я еще раз!.. Я доверила вам своих детей! Объяснитесь! Объяснитесь, леди Леарлес! На каком основании мои дочери были вынуждены покинуть территорию академии!

— Госпожа Ладор, — тихо начала Рэйна, — поездка в поместье Лоу-Фей была запланирована с целью повышения навыков студентов. Тренировочный лагерь во многом повысил их знания и умения

— То есть, вы хотите сказать, что программа академии недостаточно хороша? — продолжала нападать мамаша Ладор.

— Нет! — отрицательно качнула головой Рэйна, — просто курс Полуночного факультета и факультета Светлоносцев отличается. Студенты изъявили желание присоединится к курсу полуночников после демонстрации боевых навыков во время дуэли.

— Боевых навыков?

— Да. В тренировочном лагере работа группы преподавателей была сфокусирована на повышении боевого навыка и навыка самозащиты студентов!

— Что за вздор! — крикнула Ладор, — зачем это факультету Светлоносцев?! Зачем это дворянским детям?!

— Но как же… — замялась Рэйна, — чем сильнее они будут, тем выше их шансы добиться успеха на том пути, который они изберут для себя в будущем. Тем более, в тренировочном лагере мы делали акцент не только на физических навыках, но и на теории, которая…

— Я перефразирую! — перебила её Ладор, — зачем это моим дочерям?!

— Сейчас будет взрыв… — покачал головой Таск за дверью.

— Нет, рано, — шепнула Ифалия.

— Дара и Виа очень талантливы, — спокойно продолжила Рэйна, — их потенциал нельзя не отметить Уверена, что они…

— Моим дочерям ни к чем боевые навыки! — снова перебила её маменька Ладор, — нет, ну вы слышали? Путь, который они для себя изберут! Их путь будет избран их отцом и матерью! Это касается каждого ребенка, родившегося в дворянской семье! В одном только нашем семейном поместье стражи хватит, чтоб ни к Дарии, ни к Вианетте никто даже приблизиться не мог!

— Но вы… — Рэйна попыталась возразить, но её опять бесцеремонно перебили.

— Первостепенная задача благородной девицы — понравится семье жениха, не посрамив свой род! — фыркнула Ладор, от чего у Дары за дверями сжались кулаки, — они в этой академии только потому, что окончание этого Лоу-Фа делает их более привлекательными невестами! Вот и все! Девушка должна знать своё место! Очень жаль, что наследница великого рода Коё об этом забыла!

В кабинете повисло гробовое молчание. Молчали родители, стоящие позади мадам Ладор. Не все разделяли её точку зрения. Многие ужа даже остыли и начинали трезвым умом оценивать ситуацию. Ну, к примеру, они уже понимали, что преподаватели не виноваты в нападении. Более того, они его смогли отразить и ни один студент не пострадал. Но вот мадам Ладор разбушевалась не на шутку, и никто не хотел встревать в этот её конфликт. Но стоило ей сказать о долге перед семьей, о «своём месте», как взгляд Рэйны Леарлес из покорного и виноватого переменился во взгляд хищника. Восседавший за столом ректор убрал аквариум со Стефаниусом и передал его стоящей от него по правую руку Кларе. Клара с аквариумом отошли в другой угол кабинета.

— Сейчас? — Таск посмотрел на Ифалию, та сделала шаг от двери.

— Ага, — кивнула она, — воооот сейчас.

— Да чего ж вы такая толстолобая-то… — Рэйна наконец-то подняла голову.

— Что ты сказала?!

— Сказала, что у вас отвратительное плоское мышление! — с вызовом ответила Рэйна, с каждым словом голос её становился все тверже и уверенней, — стража, говорите?! Два года назад ваша стража где была?! Когда вашу старшую дочь похитили из вашего личного, окруженного стражей, сада? Тогда я чудом оказалась рядом! Случайность! И знаете, я уверена, что повторись эта ситуация сегодня, вы получили бы тот же результат! Вашу Дарию опять бы похитили из сада, окруженного первоклассными стражниками-истуканами! Но теперь… благодаря этому тренировочному лагерю и желанию вашей дочери стать кем-то большим, чем вещью, которую выменяет семья на дополнительные привилегии при дворе, если бы Дару схватили сейчас, у нее был бы шанс вырваться от похитителей самостоятельно! Ну или хотя бы выиграть время до того, как ваша хваленая стража пришла бы к ней на помощь!

— Да как ты смеешь! — взвизгнула мадам Ладор.

— Рэйна, — скрывая усмешку, попытался вмешаться ректор.

Но Рэйна уже была настроена на войну.

— Ох, простите великодушно! Я совершенно забыла, что вы-то, мадам Ладор, хорошо знаете свое место! И только «благодаря» этому, вы и стали такой озлобленной, узко мыслящей стервой, которая настолько ненавидит собственную жизнь, что не дает своим дочерям и шанса на то, чтоб их жизнь была не такой! Как же там? Ваша семья сделала выбор за вас, семья вашей матери сделала выбор за нее. И вы продолжаете этот бесконечный цикл несчастных, неудовлетворенных собственной жизнью женщин. Браво! Вы достойны звания мать-героиня!

— Да как ты!.. Да я!.. Тебя!.. — задыхалась от негодования Ладор.

— Что?! Отстранят от преподавания? Выгонят из академии? — рассмеялась Рэйна, — мадам, меня приволокли сюда против моей воли, заставили заняться преподаванием! Вырвали меня из моей привычной жизни! В последствии чего я должна заниматься разбирательством в душевных терзаниях этих детей, а как бонус — еще и защищать их от нападения! И все это за оклад учительницы! Увольнение?! Да бросьте, мадам, я о нем мечтаю!

Мадам Ладор искала взглядом поддержки хоть у кого-нибудь в кабинете. Но родители кто стыдливо, кто насмешливо глядели на неё и отводили взгляды. Ректор же в свою очередь молча выжидал.

— Хотите испортить жизнь своим детям? Ваше дело. Устраивайте истерики, приводите глав семей, судите меня, — Рэйна уже говорила просто ни к кому конкретно не обращаясь, — все это не имеет никакого значения в сравнении с тем, что случится, если мы и дальше будем фокусироваться на этих совершенно бессмысленных скандалах!

— Довольно, Рэйна, — остановил её ректор, четко давая понять, что этот разговор не для всех, — спасибо за твой отчет.

— Я свободна?

— Можешь идти.

Рэйна повернулась на каблуках и направилась к двери. Слушатели заметались в разные стороны. Стоило двери открыться, Сьерра едва успела снять пряжу, Дара и Виа застыли как статуи, Шира уставилась в стену, остальные студенты растянулись по коридору, застыв в самых неестественных позах. Таск внимательно разглядывал висящий на стене гобелен, Ифалия изучала оконную раму, а Лорсан смотрел в потолок.

— Вы совсем не выделяетесь, — сощурилась Рэйна.

— Просто шли мимо, — пожал плечами Лорсан.

— Это тупиковый коридор, — сказала Рэй, — здесь «мимо», это если вы планировали выйти в окно.

— Просто скажи, что это только что было вообще? — подскочила Сьерра, — так разговаривать с самой Эвелиной Ладор. В лучшем случае тебя и правда завтра же выгонят из академии.

— Да и дьявол с ней, — отмахнулась Рэйна, — проблема действительно не в этом.

***
Зима была совсем рядом. Об этом напоминал иней по утрам и мороз, который приходил с наступлением темноты. Снег тонкой коркой покрывал землю, ветви деревьев. А выходя на улицу изо рта шёл пар. А сумерки наступали совсем рано и, почему-то, хотелось спать сразу же с наступлением темноты.

В это время года Рэйна особенно часто вспоминала своё детство. Огромный зал, высокий камин в котором потрескивали поленья. Отец сидел в кресле, мама на мягком диване рядом. Её роскошный белый хвост лежал на складках шелкового голубого платья, а уши всегда настороженно подрагивали, улавливая каждый шорох. Отец и мать всегда читали. Иногда он читал ей в слух книги древних, иногда она ему книги ойо. А бывало, что оба они читали что-то своё, но даже глядя в книгу, они держались за руки. Маленькая Рэйна вместе с Лейлой и Таском играла у камина, на ковре с длинным и мягким ворсом.

В поместье всегда было много игрушек. И если Лейла всегда выбирала кукол, то Рэйну, как и Таска привлекали деревянные мечи и щиты. Вместе с маленьким сприганом Рэйна часто устраивала дуэли прямо на ковре. И Рэйна всегда проигрывала. А потом плакала, что Таск жульничал, ведь у него есть крылышки, а у неё нет. Отец всегда смеялся, матушка смотрела неодобрительно. Меньше всего на свете она хотела, чтоб её маленькая хрупкая Рэйна занималась чем-то подобным. Она всегда ставила ей в пример Лейлу, само воплощение изящества. Думая об этом, Рэйна грустно улыбалась сама себя.

— Вот так я и облажалась, мам… — тихо проговорила она.

— Чего? — не понял сидящий рядом Таск.

— Да ничего… — отмахнулась девушка.

Сегодняшний вечер был схож с вечерами детства только наличием камина в гостевой комнате. Рэйна сидела в кресле, поджав под себя ноги, проверяла работы студентов, которые они написали в качестве отчета о проделанной в лагере работе. Таск ей в этом помогал. Он валялся на диване, закинув одну ногу на спинку, а другую на подлокотник, поэтому тетради то и дело падали ему на лицо, когда он пытался перевернуть страницу. Рэйну это смешило.

Они были в комнате одни. Камин издавал привычный ему треск, за окном еле слышно подвывал ветер, в комнате было тихо. Этот вечер был очень спокойным, в сравнении с утренним шоу, которое всем пришлось пережить. После разговора с ректором родители отправились на встречу со своими детьми. Кто-то пытался выпытать, что произошло на самом деле, кто-то просто проведать решил и убедиться, что с чадом все в порядке. Отец семейства Тамиру напротив, первым делом догнал Рэйну, извинился за неподобающее поведение и высказал слова благодарности за то, что она серьезно относится к обучению его детей.

— Я возлагаю большие надежды на своих детишек, — сказал он, — не скрываю, подумывал над тем, чтоб удачно выдать замуж Ширу, но после вашей пламенной речи даже как-то устыдился.

— Ну что вы, — Рэйна мягко улыбнулась, — мне не следовало говорить нечто подобное. Договорные браки являются неотъемлемой частью дворянской жизни, и я понимаю их важность, господин Тамиру. И все же, разве ваши дети не заслуживают на счастливую жизнь?

— Да, тут вы правы, — улыбнулся мужчина.

Рэйна про себя отметила, что Шарнон очень похож на отца. Роуг Тамиру был высоким, широкоплечим кафо с длинными и густыми рыжими волосами, приглаженными назад и связанными в хвост. Если у сприганов длинные волосы считались залогом красоты женщин, то у кафо — показателем социального статуса мужчины. Юнцам стригли волосы до их первого полета, а после — разрешали отпускать волосы до плеч. Волосы по лопатки свидетельствовали о том, что парень — первый сын и наследник. Но если перед вами стоит кафо с длинными, связанными в хвост или сплетенными в косу волосами, значит это глава семейства и лидер. Традиция эта была стара как мир и не во всех семьях кафо её придерживались. Ну, к примеру, Шарнон свои волосы обстригал коротко, вопреки тому, что отец его традиции следовал.

— Знаете, леди Леарлес, — продолжил Роуг Тамиру, — мы с женой выросли вместе и были влюблены. Поэтому, когда наши семьи объявили о помолвке, мы были счастливы. Как-то и в голову сразу не пришло, что у Ширы может быть по-другому. Но, она никогда не выказывала особой привязанности к кому-либо из своих друзей из Астерса. Возможно, она найдет свою любовь в академии, как считаете?

— Эээ… — Рэйна замялась, вспоминая пламенный взгляд Тэйна, намеревающегося перевернуть устрой своего государства ради крылатой, — да, вполне возможно!

Они еще поговорили, и отец семейства Тамиру откланялся. После этого Рэйна отправилась к себе, а студенты по очереди прибегали и приносили свои тетради с докладами. Не то, чтобы они очень хотели поскорее отдать их на проверку. Но всем хотелось проверить, в норме ли их преподаватель и не отстранили ли её от преподавания. А ближе к вечеру ректор вызвал её к себе снова.

Рэйна выслушала о том, чего ему стоило оставить её в академии. О том, что Эвелина Ладор была готова немедленно призвать отряд королевской стражи только ради того, чтоб заключить её, Рэйну, в темницу за оскорбление знати. Но в это все вмешался старший представительно Дома Ветрокрылых, заявив, что подобные методы обучения являются более эффективными, чем простоя зубрежка за партами. И ей, как матери двух юных аристократок, следовало бы знать о том, что умная женщина всегда более привлекательная для мужчины, чем красивая кукла, с которой не о чем поговорить. А Рэйна Леарлес как раз и занимается тем, что перевоплощает её капризных дочерей в настоящих женщин.

Эвелина Ладор покинула академию в бешенстве, даже не встретившись с дочерями. А ректору Коё довелось провести несколько часов над извинительными письмами, которые он рассылал в каждую семью, чей ребенок был в тренировочном лагере. А также, составляя документ, который убеждал бы королевский двор в том, что Рэйна Леарлес понесла наказание за то, что подвергла опасности группу студентов. Но не жаловаться он её вызвал к себе в кабинет.

— Скажи, Рэйна, — тихо начал Коё, — все, что поведали мне учителя Вэйл, Фрей и Харлен, это ведь правда? На вас и правда напала Змеиная дева?

— Да, это была Нагайна. А с ней чуть больше десятка фамильяров, — ответила Рэйна, — сложно поверить, что кому-то такое под силу.

— Ты вызвала троих на первом курсе, милая, — усмехнулся ректор, — почему же кто-то не может контролировать десяток?

— Это немыслимо, — покачала головой Рэйна, — понимаешь, эти фамильяры… они словно зомбированы были. Когда их атаковали огненной пряжей, они горели живьем, но не останавливались. Продолжали нападать даже умирая. Даже самый слабый фамильяр имеет хороший инстинкт самосохранения. Но у этих он словно был подавлен. К тому же Нагайна вовсе не была похожа на сильного ткача, который специализируется на призыве фамильяров. У нее не было связи с этими псами. Она безусловно сильный боевой ткач. Хоть она ни разу и не использовала пряжу, её оружие было усилено очень искусно несколькими видами плетений. Я не уверена, что она была одна в том лесу. К тому же я не видела её основного фамильяра.

— Думаешь, тех псов призвала не она? — нахмурился ректор.

— Вероятней всего. Но она назвала меня «кровь к крови моей». Она могла почувствовать, что я наполовину ойо, — задумчиво произнесла Рэй, — или же он ей рассказал.

— Элиас Шеритан? Думаешь, они работают вместе?

— Скорей всего, — кивнула Рэйна, — правда, одного я не понимаю. Что же такое он пытался мне донести. Для меня вообще не понятен ход его мыслей. Элиас вырос в семье, где его любили. Я видела его родителей, так как они смотрели на него, не могут смотреть на того, кого не любят. И как они скорбели, как плакала его мать на похоронах. Хотя, он и утверждает, что она ему не мать. В общем, я хочу сказать, что не понимаю, что стало катализатором в его обращении к темной пряже и действия его кажутся мне очень нелогичными…

— Видимо, пора тебе кое-что объяснить, — Теодор Коё достал из верхнего ящика стол небольшую книгу в кожаном переплете и положил перед Рэйной.

Рэйна взяла её в руки. Кожаная обложка была мягкой, хоть и очень старой, кое где надорванной. Обложка завязывалась на шнурок, никаких надписей или символов на ней не было. Книжка была рукописной. Страницы в неё словно вклеивали, они торчали из-под потрепанной обложки в разные стороны. Рэйна быстро пролистала книгу. Некоторые страницы были порваны, на некоторых застыли какие-то бурые пятна. Некоторых страниц не хватало, словно их вырвали впопыхах. Рэйна повертела книгу в руках и в недоумении посмотрела на старика.

— Это «Дневник очевидца», — кратко сказал Коё, — если совсем кратко, в этой книге кроется ответ на вопрос о том, почему полукровок недолюбливают.

— Недолюбливают, — скептично повторила Рэйна, — да нас самую малость побаиваются.

— Если прочтешь его, возможно, поймешь, почему Элиас перешел на темную сторону, — пожал плечами ректор, — займись этим, обязательно.

— Как скажешь, старик, — кивнула Рэйна, — но как это поможет нам его выследить и остановить?

— Возможно, если мы поймем причины его поступков, нам будет проще.

— Знаешь, когда я возглавляла Волчий отряд, мы просто выслеживали. Он враг, какое мне дело до его причин? Он напал на моих студентов. А значит, как найду — порву, — резко возразила Рэйна.

— Не сомневаюсь, — усмехнулся ректор, — но мне кажется все намного сложнее, чем ты думаешь. Просто пообещай мне прочесть этот дневник.

— Как скажешь.

Рэйна поднялась и направилась к двери.

— Рэйна, — окликнул её Коё.

— А?

— Ты посетишь поместье во время зимних каникул?

— Это обязательно?

— Нет, но Риас скучает по тебе. И твой отец…

— Я приеду, — кратко бросила Рэйна и закрыла за собой дверь.

И вот теперь Рэйна сидела на кресле, смеялась с того, как Таск ронял на себя тетради и думала о том, как же её студенты через полторы недели будут призывать своих первых фамильяров. «Дневник очевидца» лежал на столе в комнате, на нём расселась Тилуан, так, на всякий случай. Тэра и Ёру, как всегда, патрулировали территорию.

— Эй, Таск, — окликнула спригана девушка, — чем планируешь на зимних каникулах заняться?

— Что? Каникулах?

— Да, каких-то полторы недели и призыв фамильяров, зимний бал и студенты на две недели отправляются по домам.

— Так быстро… — задумался Такс, — что буду делать… останусь здесь. Мне особо некуда податься.

— Вот как.

Рэйна замолчала и вернулась к проверке тетрадей. Таск последовал её примеру. Опять повисло молчание.

— Я думаю, тебе стоит поехать в поместье со мной, — не отрывая взгляда от студенческих работ сказала Рэйна неожиданно.

Таск выронил кипу тетрадей себе на лицо и вскочил с дивана.

— Чего, прости? — не понял он.

— Что не ясно, — Рэйна старалась не смотреть в его сторону, — предлагаю поехать со мной в поместье. У тебя в руке запечатан этот чертов ключ, мало ли что случится, если ты останешься здесь один. А так, вряд ли кто-то осмелится напасть на поместье Коё.

— Вот как, — улыбнулся Таск, — спасибо, Рэйна.

— Ой, да заткнись ты, — отмахнулась девушка, — просто из вежливости предложила.

— Я поеду, спасибо, — сказал сприган, все так же улыбаясь.

— Ну и все, — буркнула ему Рэй в ответ, — и прошу, убери эту дурацкую улыбочку с лица.

Глава 14. Тот самый зимний вечер

Зима на континенте всегда приходила вовремя. Быстро покрывалась слоем пушистого снега земля, ледяной коркой затягивало реки и озера. С моря дул ледяной ветер, но само море было спокойным и тихим. В горах холода наступали гораздо быстрее, а снега там всегда было больше. Хвойные леса на склонах гор становились похожи на снежные пещеры, ведь сквозь кроны, притрушенные снегом, не было видно даже неба.

В академии Лоу-Фа с приходом зимы приходило и волнение. С первыми холодами все этом чувствовали, приближались экзамены. А для первокурсников, пожалуй, самый важный этап на пути их становления как ткача — вызов фамильяра. Все суетились. Готовились, читали, вспоминали то, чего отродясь не учили. Студенты менялись конспектами, штудировали учебники, тренировались на переменах, во время обеда, после занятий и даже перед сном. Этот мандраж не обошел стороной и Полуночный факультет. Шира ежедневно тренировалась в создании пряжи призыва и подбирала правильные слова для призыва. Эльйо вместе с Сораном без конца устраивали спарринги на заднем дворе общежития. Оба были уверены, что чем воинственней будет их настрой, тем сильнее фамильяра они смогут призвать. И юная госпожа Парящих, и юный Киц надеялись заполучить боевых фамильяров класса А. Они не стеснялись об этом говорит. Шарнон и Тэйн устраивали соревнования между собой. То на скорость, то на силу. Рэйна и Таск просто наблюдали. Ифалия еще как-то пыталась читать лекции за ужином о том, что не стоит перенапрягаться и сильно нервничать. Иногда в общежитие полуночников приходили Светлоносцы. Джерали и Айо или же Дара и Виа. Когда составить компанию в тренировках, когда просто поболтать.

Иногда заходили Лорсан и Сьерра. Происшествие в тренировочном лагере постепенно отошло на задний план. Нет, никто и не думал забывать об Элиасе и наёмнице Нагайне. Но в период экзаменов и в преддверье церемонии призыва первого фамильяра об этом думалось как-то меньше. «Дневник очевидца» так и лежал на столе в комнате Рэйны. На нем то спала Тилуан, то он был погребен под тонной студенческих тетрадей. В общем, у Рэйны так и не нашлось времени его прочесть. Таск посвящал все свободное тренировкам на крыше общежития, вдохновляя студентов тренироваться усерднее.

В день церемонии призыва, Рэйна, Ифали и Таск стояли в зале на одной из начертанных на полу граней пиктограммы для призыва и наблюдали за своими студентами затаив дыхание. Ректор, присутствующий на церемонии, самолично вызывал призывающего в круг. Рэйна поймала себя на том, что сердце её почти что замерло. Перед глазами стоял все тот же зал, раздробленный мраморный пол, вода, Дагон…

Но все это волнение оказалось пустым. Церемония призыва прошла успешно для всех. Все студенты полуночники призвали фамильяров класса А, призыв прошел без проблем, размеренно и спокойно, как и каждый год. Никаких сверхъестественных событий не произошло.

- Соран Киц! Фамильяр — кицунэ Каял!

- Шира Тамиру! Фамильяр — песчаная гарпия Род.

— Шарнон Тамиру. Банши, Рира.

— Эльйо из Дома Парящих! Сильф, Тифания.

— Тэйн из Дома Ветрокрылых! Сумеречный дракон, Град.

Рэйна выдохнула, когда огласили весь список. Таск выглядел очень довольным, Ифалия, как показалось, гордилась своими студентами. Сами же полуночники были счастливы. По их счастливым и самодовольным улыбкам это легко читалось. Выйдя из зала, они наперебой рассказывали, что почувствовали, какие эмоции испытали. Церемония стала для них самым настоящим событием.

А потом был бал. Тот самый, который Рэйна на своём первом курсе провела, танцуя то с Лорсаном, то с Элиасом, то с Таском. Ведь никто так и не удосужился её пригласить. Протокол требовал, чтоб Таск сопровождал Лейлу. Элиас не осмелился, да и Лорсан струсил. Шира и Эльйо готовились к балу ответственно. Примеряли наряды, весело обсуждали, кого пригласит Шарнон. А потом к ним в комнату постучал Соран и заикаясь пригласил на бал Эльйо. Сприганша на мгновение опешила от его предложения, но быстро совладав с собой манерно ответила ему согласием. А вечером того же дня, Тэйн все-таки набрался смелости пригласить Ширу.

Рэйна, как и обещала старику ректору, надела платье. Совершенно не соответствующее ни статусу аристократки, ни статусу преподавателя элитной академии. «Возмутительна вульгарщина», именно так обозвала её наряд мадам Мален поздно вечером, когда уже изрядно хлебнула малинового шампанского. Но, Рэйна ничуть не смутилась. Её алое платье, что плотно облегало фигуру и расходилось шлейфом, имело глубокое декольте и вызывающий разрез от бедра, приковывало к себе фактически все мужские взгляды в зале.

— Если ты хотела привлечь его внимание, у тебя получилось даже слишком хорошо, — шепнула Рэйне на ухо Сьерра, которая в отличии от неё была в платье более закрытом.

— Его? — не поняла сначала Рэйна, а потом непроизвольно взглянула на Таска. Он не отводил от неё взгляда.

Бал, казалось, длился всю ночь. Рэйну приглашали на танец и профессор Ордак, и опьяневший он успеха с фамильярами Шарнон, и опьяневший от вина Лорсан. А потом часы пробили полночь и бал закончился как в старой сказке, написанной еще до начала времен.

***
— Когда ты в последний раз была дома? — спросил Таск Рэйну, когда они вместе ехали в карете, сопровождаемой личной стражей семьи Коё.

— Хм… — вопрос заставил Рэйну задуматься, — сложно сказать. Где-то года два назад.

— И все это время ты не видела родителей? — Таск ужаснулся, — совести у тебя нет.

— Слушай, ты, мышь летучая, — оскалила Рэйна белые клыки, — ты то своего старика когда в паследний раз видел?!

— Лет пять назад, — признался Таск, — но… что?! Летучая мышь?!

Мышь летучая. Так Рэйна называла Таска, когда проигрывала ему бой на мечах в детстве. Постоянно. Крылья Таска почему-то напоминали ей крылья летучей мыши, хотя это было и не так на самом деле. Но именно эта дразнилка пришла ей в голову, стоило только карете пересечь границу угодий рода Коё.

Так или иначе, Таск был почти прав. С родителями за эти два года Рэйна виделась только мельком. То при дворе, то во время каких-то заданий успевала пересечься с отцом или же перекинутся парой слов с мамой. А так, последний её длительный визит в поместье продлился целых шесть часов, после чего она со скандалом поместье и покинула. Речь зашла о замужестве, диалог прошел не очень гладко, потенциальный жених назвал Рэйну «неплохим материалом для воспитания хорошей жены», после чего на его голове была разбита ваза. Отец хохотал до слёз, мать была шокирована, а бабушка со стороны матери обещала лишить наследства. Рэйну это особо не напугало, но скандал все же состоялся.

Фамильное поместье Коё находилось на утесе над морем. Пейзаж из окон открывался восхитительный в любую сторону. С одной стороны, простилалось море, что часто меняло своё настроение и переливалось всевозможными красками. С другой чистые холмы, такие бескрайние как само море. И лес, густой и таинственный. Рэйна почему-то вспомнила, как еще ребенком, она специально пыталась заблудиться в лесу, чтоб заставить маму с папой её поискать. Но волчье чутьё ойо постоянно приводило её назад. И что интересно, не разу не подвело.

Во дворе поместья карету встречал целый отряд слуг во главе с домоправителем и главной горничной. Норман и Астра Рошель работали в поместье столько, сколько Рэйна себя помнила. Эта уже не молодая супружеская пара верно служила роду Коё с незапамятных времен. И это были одни из немногих слуг, которые поддержали молодого господина в его любви к ойо. Норман был высоким и худым стариком, с седыми волосами и такими же седыми, но достаточно роскошными, усами. Он идеально управлялся со всеми вопросами, что касались домоуправления. На него всегда можно было положиться в любом вопросе, будь то подготовка к большому празднику или просто плановый ужин с семьей. Что касается его жены, пышной и низенькой Астры, она создавала в доме такой уют и чистоту, что даже королевский дворец мог показаться пыльным и неухоженным в сравнении с поместьем Коё. Она не просто контролировала работу горничных. Она обучала их, работала вместе с ними, помогала, подсказывала. В общем, эта парочка не давала поместью пасть в уныние даже когда хозяев не было.

— Добро пожаловать, юная госпожа! — хором отозвалась вся прислуга, стоило Рэйне спустится с подножки кареты.

Девушка сдержано кивнула и бросила быстрый взгляд на домоправителя и главную горничную.

— Я очень рада видеть вас в здравии, Норман, Астра, — с теплой улыбкой сказала она.

— Мы рады приветствовать юную госпожу дома, — сказала Астра, склонив голову.

— Наконец-то, — язвительно добавил домоправитель шепотом и тут же получил локтем в ребро от жены, — кхем… очень рады вашему возвращению.

— Не уж то госпожа привезла жениха? — усмехнулась Астра, когда из кареты осторожно высунулся Таск.

— Нет, госпожа не привезла жениха, — тут же вспыхнула Рэйна.

— Не господин Таск ли это? — брови Нормана поползли вверх от удивления, — вас я в последний раз видел, когда вы были совсем мальчишкой!

— Здравствуйте, Норман, мадам Астра, — Таск учтиво поклонился.

— Пройдемте же в дом, юная госпожа, — Астра указала рукой на поместье, — госпожа Риас заждалась.

— Отца дома нет? — словно невзначай поинтересовалась Рэй.

— Ваш отец прибудет к ужину, — ответил Норман, — пройдемте.

Таск и Рэйна проследовали за супругами Рошель к дому через живой коридор из горничных и слуг, что склонились в уважительном поклоне перед молодой госпожой. Таск подошел к Рэйне поближе.

— Из-за твоих солдафонских замашек иногда я напрочь забываю о том, что ты аристократка, — шепнул он её, — если бы не твои длинные волосы, наверное, забывал бы и о том, что ты девушка.

— Как жаль, что я не могу пнуть тебя прямо сейчас, — ответила ему шепотом Рэйна сквозь натянутую улыбку, — напомни, пожалуйста, мне об этом вечером. Я с радостью ударю тебя туфлей, ну так, чтоб по-женски.

Поместье Коё было построено очень просто и без лишней помпезности. Никаких мраморных статуй, золотых фресок, пафосных витражей и мозаики из драгоценных камней, как было принято у аристократов Фарлеза. Огромный холл был светлым и уютным. Множество канделябров со световой пряжей, большие вазы, наполненные лилиями и гортензией, однотонные светлые ковры. Широкая белая лестница вела на второй этаж. По разные стороны от лестницы были двери в гостиную комнату. Всё в комнатах было украшено тонкими шелковыми лентами с еле заметным растительным узором, как это принято у ойо.

Риас Коё, дочь клана Леарлес, жена наследника дома Коё и мать юной госпожи Рэйны, ожидала в холе. В который раз Таск поражался красоте этой женщины. Время её словно не касалось. Риас Коё была прекрасна. Она обладала мягкими и приятными чертами лица, красивыми, проницательными глазами цвета золотого мёда. И у нее были такие же светлые волосы, как у Рэйны, такие же шелковистые и сверкающие словно серебро. Правда, у неё они были коротко стрижены на манер её народа. У ойо не относились к волосам так, как например относились к ним сприганы или же кафо. Красота ойо заключалась в них самих, в их силуэтах, в их взглядах, манерах. И в признаках зверя. У Риас они были роскошны. Эта женщина обладала пушистыми, острыми волчьими ушами и длинным хвостом с гладкой и мягкой шерстью. Как правило, когда она спокойно стояла, её хвост обвивал её ноги, а когда сидела — он всегда лежал по правую сторону от нее, немного свисая со стула или дивана. Когда Риас нервничала или злилась, кончик хвоста нервно подрагивал, а когда была счастлива — хвост еле заметно качался из стороны в сторону. И сейчас, увидев дочь, Риас действительно была рада.

— Рэйна, — она подошла к ней и обняла, — я думала, что и в этом году пропустишь семейный ужин в честь Ночи перемен! Как же я была рада, когда господин Теодор сообщил мне, что ты приедешь!

— Я тоже рада тебя видеть, мам, — Рэйна улыбнулась ей, — я привезла гостя.

— Да, да, — усмехнулась Риса, — позволила себе наблюдать за вами из окна. Конечно, я знаю, что это неподобающее поведение, но мне уж очень хотелось. Я рада тебя видеть, малыш Таск.

— Госпожа Риас, — Таск поклонился, — рад видеть вас в здравии. Спасибо, что позволили присоединится к праздничному ужину в этом году.

— Ну что ты! Ночь перемен — это ведь такой важный праздник! Не гоже проводить его в одиночестве! — покачала головой госпожа Коё, — что ж, я думаю, вы устали с дороги.

Она обернулась к двум стоящим за её спиной горничным.

— Соня, Коли, проводите наших гостей до комнат, их вещи сейчас принесут.

***
Ночь перемен считалась самым радостным праздником на континенте. И праздновать его полагалось в семейном или дружеском кругу, с пышно накрытым столом и обмениваясь подарками. По приданию, в эту ночь один год сменялся другим и в праздничный вечер следовало загадать желания о переменах.

В семье Коё этот праздник перестали отмечать всем семейством сразу после свадьбы Риас Леарлес и Эрика Коё. Скажем так, семья Коё, славилась чистотой своей крови, благородством и силой своих сыновей, благовоспитанностью и целомудрием своих дочерей. И не все в этом древнем роде были готовы принять такие перемены, как невестка другой расы. Тем более, расы ойо, волчьего клана. Поэтому, молодого наследника тут же попытались поставить на путь истинный все его дяди, тётушки, сёстры и братья, и даже несколько племянников и племянниц. Но Эрик не поддался и Риас официально вошла в род Коё, получив право на жизнь в поместье и на родовое имя Коё. Год спустя жизни в главном поместье в центре столицы Фарлеза, Эрик принял решение увезти Риас в другое поместье, находящееся почти на границе с Шайлон. С ними отправились только самые верные слуги, включая супружескую чету Рошель. А еще год спустя родилась Рэйна, что окончательно укрепило позиции Риас в семье.

Но, не все приняли Риас, да и Рэйну тоже. Поэтому, на праздник в поместье приезжали не все родственники. Обычно, приезжала семья матери, сестра Риас Шинья со своим мужем и сыном. А со стороны отца только старик Коё и пару близких родственников. В этом году приехал кузен отца Солис со своей семьей. А также, кузина отца, Мирабель. И Солиса, и Мирабель Рэйна просто обожала. А вот с бабушками у нее отношения были натянутые. И с одной, и с другой.

Праздничный ужин прошел очень спокойно, в приятной, дружеской атмосфере несмотря на регулярные попытки бабушки выпытать у Рэйны, когда же она соизволит исполнить свой долг как наследница и женщина и выйдет замуж за достойного мужчину. Отец не опоздал к ужину, мама не упрекала в том, что Рэйна почти два года не проводила в поместье больше, чем пару часов. Мирабель все пыталась подколоть Таска по поводу его влюбленного взгляда и выпытывала, кто же эта счастливица. Ну и главной темой для обсуждения была преподавательская практика Рэйны. В семье все знали, что Рэйна состояла в королевском отряде специального назначения. Но, к счастью, никто кроме деда и родителей не знал, чем этот отряд занимается. Поэтому то, что Рэйна из боевого ткача по какой-то непонятной всем причине переквалифицировалась в преподавателя, казалось всем очень интересным событием.

Вот так и прошел вечер. В улыбках, простой и легкой болтовне. Рэйна на какое-то мгновение даже забыла о том, что еще недавно она сражалась с наёмницей и пыталась спасать студентов. На пару минут её удалось улизнуть на кухню к прислуге, где она сидела на столе и жевала сладкое шоколадное печенье, которое готовила Астра лично. Прислуга Рэйну любила. Они всегда наперебой рассказывали ей все новости, которые происходили в поместье и во владениях господина Коё. Астра и Норман всегда старались их приструнить и напомнить, что они все-таки разговаривают с юной госпожой, но Рэйне это даже нравилось. Она чувствовала себя дома, в безопасности.

После полуночи гости, довольно утомившись и опьянев, разбрелись по своим комнатам. Рэйна еще некоторое время сидела с родителями у камина и рассказывала о том, что в жизни её все хорошо и им не о чем волноваться. А после, отправилась в свою комнату. С её последнего визита ничего не изменилось. Все та же кровать с балдахином, все тот же резной письменный стол и все тот же гардеробный шкаф. Большое зеркало, куча одежды, легкие шторы, прикрывающие дверь на балкон. Рэйна распахнула двери и вышла на свежий воздух. Тут же поежилась от холода. Она подошла к перилам балкона и облокотилась на них.

Морская волна билась о скалы, морской воздух приятно путался в волосах. Рэйна вдохнула полной грудью. Она скучала за этим местом, за этим шумом, за этим запахом. Кто-то положил на её плечи теплую накидку. Она обернулась и увидела Таска. Его крылья еле заметно сверкали в темноте, это значило, что именно ими он и воспользовался.

— Решил проветриться? — спросила Рэйна.

— Поговорить хотел, — признался Таск, — точнее, даже не так. Хотел отдать подарок.

Он протянул ей небольшую коробочку. Рэйна открыла её. На темной бархатной подушечке лежал плоский медальон из светящегося алого кристалла. Внутри кристалла застыл крохотный цветок.

— Это алая гортензия, — сказал Таск.

— Не шутишь?.. — Рэйна не верила своим глазам.

Алая гортензия — редчайший магический цветок на континенте. Волшебные свойства этого цветка настолько поразительны, что его можно использовать и для создания лекарства, и для создания ядов, и даже для создания оружия. А в соке этого цветка было настолько много первозданной энергии, что, опадая цветок кристаллизировался словно в каплях крови. Случалось такое очень редко. А еще реже такие кристаллы находили. Такой кристалл по истине считался мощнейшим артефактом с самыми непредсказуемыми способностями. И сейчас этот кристалл лежал на ладони Рэйны.

— Ты правда даришь его мне?

— Ну, я ради этого по балконам тут прыгал, — пожал плечами Таск, — давай помогу.

Он завязал тонкий шелковый шнурок на шее Рэйны. А потом наклонился и коснулся губами её плеча. Девушка вздрогнула, но не оттолкнула его.

— Рэйна, я люблю тебя, — сказал Таск, на мгновение затих, а потом продолжил, — так я хотел признаться тебе на выпускном.

— А сейчас? — неожиданно для самой себя спросила Рэйна, не оборачиваясь.

— А сейчас это не считается, — сказал Таск, — сейчас, я хочу донести до тебя свои чувства. Не того студента, что сбежал, не Таска Пламеннокрылого. А Таска из Дома Тени. Наёмника, который один раз уже облажался. И я донесу свои чувства, если ты их примешь.

— Хорошо, — ответила тихо Рэйна, — я подожду.

— Доброй ночи, юная госпожа… — шепнул он ей на ухо.

А когда Рэйна обернулась, Таска уже не было.

Лекция четвертая. Окунувшись в прошлое

Глава 15 Осколки разбитой души

— Твоё сердце переполняют такие тёплые чувства… так почему же оно болит, Элиас?

— Посмотри на неё, Калиопса. Она такая красивая, так улыбается…

— От чего же ты тогда грустишь?

— Румянец на её щеках появляется только рядом с ним. Пусть она это и скрывает, я ведь вижу, она влюблена в Таска. А я влюблен в неё. И мне грустно от того, что ни я, ни она так и не получим желаемого.

— Почему? Разве так сложно просто признаться в своих чувствах другому? Не признавшись, не получить ответа.

— Законы нашего мира не позволяют нам признаваться в чувствах просто так.

— У вас очень странный, глупый мир.

***
— Элиас… Элиас, я поняла! Я все поняла!

— Что, Калиопса?

— Ты получишь желаемое.

— Мы уже говорили об этом, Кали, я не могу…

— Но ведь ваш мир так устроен! Кафо для кафо, сприганы для сприганов… значит, полукровки для полукровок, Эл. Ты должен взять своё, потому что именно так и предписано законами вашего мира.

— Чувств одного недостаточно.

— Тогда, мы донесем суть этого мира до неё. Она поймёт. Но… нам нужен союзник. А еще… тебе нужно кое-что достать. Я помогу. Я ведь могу для тебя все!

***
— Почему… почему это происходит?! Кали, почему это происходит? Почему она в крови? Почему он не хочет принять свою судьбу? Кали, ответь мне.

— Элиас…

— Как холодно. Помоги мне… Калиопса! Где ты? Я не слышу тебя… Кали!.. Темно… холодно… задыхаюсь…

— Элиас…

— Кали?..

— Слышишь? Этот вой…

— Словно плач… от этих воплей так больно. Так тускло на душе… я угасаю вместе с ними… с теми, кто так кричит… Где мы, Калиопса?

— За Вратами…

— Хах… неужели вместо него сюда затянуло меня?..

— Ты сам принял решение войти сюда. Ты пошел сюда на их крики… ты хотел узнать. Хотел понять…

— Как мне вернутся?..

— Тело твоё осталось по ту сторону врат, поэтому, возвращение почти невозможно, если только…

— Кали, почему они сопротивлялись? Они так и не поняли нас? Ни она, ни он…

— Они не приняли законов этого мира. Не захотели их признать.

— Значит… я должен сдаться…

— Если хочешь…

— Разве у меня есть другие варианты…

— Ты можешь получить желаемое.

— Но она не подчинилась правилам!

— Значит напиши новые!

— Думаешь, это просто?

— Если ты достаточно силён!

— Но я слаб… да еще и здесь застрял!

— Нет. Ты силён. Твоя настоящая сущность по истине сильна! Хватит, Элиас! Достаточно! Хватит прятаться за своей печатью! Дай волю своей крови. Услышь крики фамильяров, которых предали! Вслушайся в их вопли! И пойми, что ты такой же, как и они! Они такие же как и ты. Отвергнутые из-за своей невероятной силы. И как только ты примешь свою истинную форму, мы вернемся. Вернемся и перепишем к чертям весь этот мир. Все эти правила! Больше никто не будет диктовать тебе, кому и кого любить! Больше никто не будет изгонять сильных, словно они прокаженные. Сильные, подобные тебе, наконец-то станут во главе этого мира и смогут показать, что остальные ошибались!

— Калиопса…

— Поэтому ты здесь! Чтобы освободить себя! Освободить нас… Всех нас, Элиас.

***
— Добро пожаловать назад, Элиас. Как чувствуешься себя?

— Крылья… ужасно болят. Больно. Голова… глаза… они все еще воют… как же больно. Как больно…

— Потерпи, мой прекрасный экземпляр. Кали, ты молодец… ты невероятна, как всегда. Он прекрасен.

— Что происходит? Кали, кто это? Калиопса, ответь! Калиопса! Как же больно…

— Ох, милый, потерпи немного. Это пройдет. Дня три, может пять. Может даже неделя. Но если вытерпишь это, не пожалеешь. Ты ведь жаждал переродиться. Потерпи уж немного.

— Жжется… словно огнем! Помоги мне! Кем бы ты ни был… помоги! Помоги! Помоги мне!!! Спина… мои крылья… мои крылья горят! Их кто-то режет… кто-то вырывает мои перья! Помогите!!! Молю…

— Какой он шумный… Говоришь, его мать из сприганов?

— Да. Поэтому, он особенно ценный… ну, сам ведь знаешь.

— Калиопса?! Это ведь ты… твой голос! Калиопса, помоги мне! Помоги! Мне так больно…

— Эй, может полегче с ним?

— Это проходят все. Если он не способен вынести этого — он нам не нужен. Хотя, будет очень жаль, ведь пока что это наш самый ценный экземпляр.

— Пожалуйста… остановите это… крылья… так больно…

— Вот видишь? Уже не орет, просто скулит. Еще немного и просто будет стонать. Тихо, как побитая собака. Видишь, просто потерпеть.

— Пожалуйста… пусть это прекратиться… Калиопса… Кали… Кали… Рэйна… Рэй… Рэйна…

— Взываешь к другой?.. Мужчины…

***
— Элиас?

— Да, Калиопса.

— Как ты себя чувствуешь?

— Как никогда прежде.

Глава 16. Обитель боли

Комната была настолько светлой, что Рэйна прищурилась. Белые стены, белый ковер на полу, белые занавески на окнах. Вся мебель была светлого молочного цвета, все подушки и даже балдахин над кроватью. И даже хозяйка комнаты сидела в белоснежном платье из кружев. Единственное, что выделялось на этом фоне — её волосы, цвета спелого персика и такого же цвета большие крылья.

Девушка смотрела в окно отсутствующим взглядом. Несмотря на свою юность и красоту, взгляд её бирюзовых глаз был потерян как у невидящей старухи, которая уже и себя не помнит. Иногда она протягивала руку и окну, тянулась к снежинкам, что пролетали за стеклом, что-то невнятно бормотала. У её кресла стояла маленькая и худенькая девочка, лет 15 на вид. У нее были кукольные голубые глаза и пухлые губы, круглые щеки, золотистые локоны колечками. Одета она была в такой же кружевной наряд, как и сидящая в кресле девушка, только вся в оборках и складках. Взгляд её был тоскливым, словно у брошенного питомца. И когда Рэйна вошла в комнату, девочка даже немного ожила.

— Госпожа Рэйна! — воскликнула она, — вы все-таки приехали!

— Я приезжаю сюда каждый год, — еле заметно улыбнулась Рэйна уголками губ, — что должно было случиться в этот раз?

— Я слышал, вы проводите эти праздничные дни в кругу семьи, — склонила голову на бок девушка.

— Медмель, — Рэйна подошла к ней поближе и положила руку на плечо, — каждый год.

Девушка немного повеселела, а Рэйна подошла к сидящей в кресле и присела на соседнее кресло.

— Привет, Лейла, — сказала она тихо и взяла девушку за руку.

Лейла никак не отреагировала, лишь немного вздрогнула от прикосновения холодной ладони. Рэйна вздохнула и вновь обратилась к Медмель.

— Как она?

— Уже… уже лучше, госпожа, — ответила та, — она больше не кричит по ночам. Не плачет при виде дождя, а еще… Еще она смотрит на меня и улыбается, словно вспомнила, кто я. И её постоянно тянет на улицу. Она всегда пытается куда-то уйти, словно её кто-то зовет. Когда я в последний раз попыталась её остановить, она устроила истерику. Самую настоящую истерику, госпожа Рэйна. Мне пришлось звать прислугу, чтоб они её увели в дом. Вот с тех пор она здесь…

— Вот как, — Рэйна откинулась на спинку кресла и посмотрела на Лейлу, — значит, теперь вы взаперти… А я вот, знаешь, я со службы была вынуждена уйти. Точнее, не уйти. Меня ушли! При чем без моего согласия. Отстранили меня от службы, чтоб я преподавала в академии! Знаешь, Лейла, академия почти не изменилась. Профессор Ордак вот, к примеру все такой же мрачный тип, как и во время нашей учебы. А вот профессор Мален меня теперь боится. Такая странная. Хотя, она вроде всегда была паникершей? Но знаешь, у меня очень забавные студенты. Есть брат с сестрой из Сеттене-Хейл. Братец та еще заноза, хотя и сестрица не проще. Боевая такая. А есть наследница Дома Парящих и её кровный хранитель из Ветрокрылых. Они чем-то похожи на вас с…

Рэйна осеклась. Медмель отвела взгляд в сторону. Упоминать Таск в присутствии Лейлы было запрещено. Её семья посчитала, что для неё так будет проще и все старались следовать этому правилу. Правда, Рэйна так и норовила его нарушить.

— В общем… еще есть очень интересный кадр. Соран зовут. Он из ойо-лис, но вырос в Фарлезе. Очень робкий парниша, но очень способный. Его уровень контроля пряжи поражает. В этом он преуспел пока больше всех. Кстати, все мои студенты вызвали фамильяров класса А на призыве. Талантливые ребятишки, правда?

Рэйна поймала себя на мысли, что гордится своими студентами и вообще, весь её рассказ сводится к тому, что она рассказывает об их успехах, а Медмель все это время с подозрением на неё косится.

— Эээ… — замешкалась Рэй, — о! Точно. Лорсан Вэйл и Сьерра Фрей тоже преподают в этом году. Они тоже преподаватели. И Ифалия! Ну, Иф то ты должна помнить, верно?.. Хотя… ты меня-то помнишь, Лейла?..

— Госпожа Рэйна…

— Ничего, — девушка тут же хлопнула себя ладонями по щекам, — это ничего! Знаешь, Лейла, а ведь я найду способ как тебя вернуть в прежнее состояние. Вот возьму и верну. Если этот чёрт пернатый смог… то и ты сможешь!

— Простите, но о чем вы? — Медмель удивленно взглянула на неё, — что вы имеете в виду?

— Я… ну… тут такое дело… — Рэйна замешкала с ответом, — не знаю даже, что и сказать… Но, мне кажется, я нашла того, кто может знать, как вернуть Лейлу… в общем, кажется виновника нашла. В том, что произошло тогда…

— Быть не может… — Медмель отшатнулась, — виновника?..

— Тише, Мед, прошу! — Рэйна вскочила с кресла и зажала Медмель рот ладонью, — цыц!

Златовласка утвердительно кивнула. Рэйна убрала руку.

— Послушай, я встретила кое-кого, — сказала Рэйна тихо, — я считала его мертвым. Все считали. Думаю, если можно вернуться с того света, то и поврежденный рассудок можно починить. Ну это если вкратце.

— Госпожа Лейла сможет сновать стать такой как прежде? — глаза Медмель наполнились влагой.

— Очень хочу в это верить, — успокаивающе улыбнулась Рэй, — просто, дай мне еще немного времени. И я постараюсь все исправить.

— Госпожа Рэйна… — Медмель всхлипнула, — но ведь это из-за меня все! Потому что я такой слабый фамильяр…

— Ну что ты, Медмель! — Рэйна вспыхнула, — ну что за глупости?! Лейла очень любила тебя! И все еще очень любит, я уверена! Просто у нее, как бы это сказать, сейчас проблемы с выражением своих чувств.

— Вы правда так считаете?

— Конечно, считаю!

Рэйна погладила Медмель по плечу. Златовласая силки всегда выглядела как ребенок, даже студенты Рэйны выглядели немного старше. Поэтому несмотря на том, что Медмель была фамильяром, Рэй всегда испытывала непреодолимое желание защищать её и опекать, как дитя. С того момента, как Лейла призвала её, Медмель всегда старалась быть полезной. Её магической силы едва ли хватало на выполнение элементарных поручений, но она все равно очень старалась. А когда Лейла потеряла рассудок, много кто из Дома Пламеннокрылых посчитал, что причиной тому именно слабость Медмель. «Она хотела более сильного фамильяра, поэтому и согласилась на эту дурость с Вратами» — так говорили в Доме Пламеннокрылых. Но Рэйна никогда в это не верила, ведь она видела, как Лейла относится к Медмель, она всегда очень тепло и бережно относилась к ней. Вопреки тому, что фамильяр — это исполнитель воли хозяина, у Лейлы и Медмель были очень дружеские отношения.

После происшествия в академии, Лейлу и Медмель забрали в Шайлон, к семье. Правда, дальнейшая судьба наследницы правящего Дома была отнюдь не завидной. Из-за случившегося, в Шайлон произошла резкая смена власти. Главы Домов посчитали, что раз наследница не смогла справиться со своими страстями и повредилась рассудком, последовав на поводу у собственных желаний, значит Дому Пламеннокрылых больше нельзя доверять правление государством. К тому же кровный хранитель наследницы после случившегося как в воду канул, что вызывало еще больше вопросов и подозрений. А тот факт, что Лейла открыла Врата Андхакара просто от того, что хотела привязать к себе спригана, что не ответил взаимно на её чувства, послужил поводом для лишения её любых притязаний на правящую позицию даже в том случае, если она придет в себя. Хотя, от части это было не законно. И прийдя в себя Лейла могла это оспорить.

Но она в себя так и не пришла. Ни через месяц, ни через год. Её осматривали лекари со всего континента. Потерявшая власть семья Пламеннокрылых не потеряла своих богатств, так что первое время тратила их на тщетные попытки привести в чувство свою павшую наследницу. Спустя год безрезультатных лечений было принято решение отвезти Лейлу в домик у моря на границе с Фарлезом, якобы для того, чтоб поправить её физическое здоровье. Дышать морским воздухом, прогуливаться в саду, гулять по мягкому песочному берегу. Но на самом деле, Лейлу просто сослали подальше от Дома. Ведь нужно было налаживать дела, а тронувшаяся старшая дочь, шатающаяся по поместью словно приведение, лишь напоминала о том позоре, которым покрыли семью.

И Лейлу вместе с Медмель и горсткой прислуги отправили в этот белоснежный обитель боли. В доме этом было красиво, но пусто и одиноко. Прислуга с Лейлой старалась даже не говорить. Её переодевали, кормили, мыли, укладывали в постель, но даже в глаза ей не смотрели. Медмель была единственной, кто в этой белоснежной клетке разговаривала с Лейлой, выводила её на улицу гулять, пыталась взывать к её погрузившемуся в небытие сознанию. Иногда в этот дом приезжала мать Лейлы или её младшая сестра, не испытывавшая ни единого теплого чувства к ней.

А еще сюда приезжала Рэйна. Каждый год в один и тот же день. Садилась в кресло рядом с ней, говорила. Рассказывала о том, как протекает жизнь там, за пределами поместья. Описывала пейзажи, которые видела. Рэйна была той нитью, которая связывала Лейлу с реальным миром несмотря на то, как глубоко личность её погрузилась во тьму. И это очень радовало Медмель, несчастную, брошенную силки. Иногда ей было очень горько от того, что Рэйна может посещать их только раз в год. Но раз Рэйна пообещала, что попытается вернуть Лейлу, она готова была её отпустить сейчас.

Рэйна еще немного посидела рядом с Лейлой и поднялась. Попрощавшись с Медмель, она направилась к выходу. Слуги молчаливо проводили её до выхода из дома, а у ворот поместья Рэйну нагнала мрачная главная горничная этого поместья.

— Госпожа Коё, — обратилась она к ней, — я понимаю, что вы посещаете её в дань вашей дружбе в прошлом. Но ваши визиты могут повлиять на вашу репутацию при дворе! Не подобающе юной госпоже семьи Коё…

— Госпожа Коё — это моя мать, — оборвала её Рэйна, — я старший лейтенант Леарлес. И знаете, Жоржет, нравится вам это или нет, я буду вести себя как… как вы это между собой называете? Как «солдафон», вот, а не как благородная леди. Поэтому, оставьте эти беспокойства о моей репутации.

Резко развернувшись, Рэйна направилась к экипажу, услышав, как в спину ей доносится обреченное:

— Верно говорили… это сущий дьявол…

***
— И как она? — спросил Таск, глядя в окно.

— Ну, есть прогресс, — вздохнула Рэйна, — спустя пять лет она больше не орет по ночам.

— Вот как… — Таск тяжело уставился на Рэйну, — могла и помягче как-то.

— Мягче некуда… — Рэйна отвернулась, — каждый год…

Глава 17. Дневник очевидца

Наше с вами спокойствие и благодать построена на крови.

М.Д.


День 1

Я чувствую трепет в своей груди. Сегодня я приступлю к работе в секретной исследовательской лаборатории. Это просто невероятно, что именно я со всего курса удостоился такой чести. Видимо, комиссию в самом деле заинтересовали мои работы. К тому же, обо мне хорошо отзывались преподаватели. Столько проделанной работы ради этого дня!

Лаборатория строго засекречена, ведь в ней проводят опыты с опаснейшими сплетениями пряжи. И все ради того, чтоб улучшить жизнь на континенте. И я стану частью всего этого уже совсем скоро. Кто знает, возможно когда-то мой дневник будут цитировать в учебниках по высшей алхимии.

Без лишней скромности отмечу, что я и правда продвинулся в изучении сплетений пряжи. Я провел бессчетное количество часов в библиотеке, штудируя самые древние учебники, изучал все то старье, которое не преподают на основном курсе. И все для того, чтоб стать лучшим студентом и получить эту возможность. Возможность прикоснуться к исследованиям пряжи и алхимических печатей высшего уровня.

И вот уже сегодня начнется мой путь!

***
Признаюсь честно, лаборатория выглядит многообещающе. Огромное количество книг, алхимических составов, ингредиентов. Но, есть в ней что-то мрачноватое. Из западной части лаборатории так и веет холодом. Возможно, из-за того, что я все еще не свыкся с новым местом, мне показалось, что я слышал какие-то стоны.

Почти все профессора и исследователи носят маски, которые закрывают лица, оставляющие лишь глаза. Все, кроме профессора Кросс. Она неподражаема. Пускай она намного старше меня, но так красива. А еще, очень умна. Она возглавляет то самое «зловещее» западное крыло. Не думаю, что под руководством такой женщины может происходить что-то дурное.

***
Профессор Кросс пригласила меня присоединится к западному исследовательскому крылу. Сказала, что ознакомилась с моими работами, а также слышала, что обо мне хорошо отзывались в алхимическом сообществе.

Все еще кажется, что я сплю. Подумать только, обо мне говорят в алхимическом сообществе, я в самой секретной лаборатории, а еще красивая профессор приглашает меня в своё подразделение. Правда, от западного крыла у меня все еще мурашки по спине, но что я за исследователь, если не приму её приглашение?

***
Я не знаю, как описать сегодняшний день. Оказалось, в западном крыле ведутся исследования, которые не поддаются моему пониманию. Профессор Кросс ввела меня в курс дела, но я все еще растерян. Оказывается, что они исследуют всевозможные проявления первозданной энергии у полукровок.

Верится с трудом, ведь межрасовая связь под большим запретом. Откуда бы взяться материалу для исследований? Но Кросс пообещала все мне показать. Она говорит, что их исследования могут повлиять на наше будущее, на будущее всего континента. И я охотно ей верю. Вполне возможно, тут я смогу понять, почему межрасовые отношения запрещены. А возможно даже смогу избавить континент от этого странного правила. Кто знает…

***
Списки ингредиентов. Алхимические формулы. Названия книг.

***
Их сегодня привезли. Я лично принимал. Привезли в клетках, словно каких-то животных. Но, возможно, все правильно. Ведь их никогда не должно было быть на этом свете. Это нарушение законов нашего мира. Их никогда не приняло бы наше общество, а значит, им нет места среди нас.

Кросс говорит, что то, что мы сделаем — это милостиво для них. Их жизни не будут напрасны. Хотя, когда я только взглянул на них, моему сердцу стало очень больно. Они ведь просто дети. Выглядят как дети.

Но я должен взять себя в руки. Я же ученый! Я алхимик! И я не должен упасть в грязь лицом, особенно перед профессором Кросс. В её взгляде не следа колебания. Она уверенна в том, что мы делаем правое дело. Значит и мне не стоит колебаться.

***
Образец № 1 мы назвали Чи. Это девочка, её лет 5. Не особо разговорчивая. У неё достаточно интересное слияние: мать древняя, а отец — кафо. Внещне это проявилось лишь в маленьких крылышках. Слишком маленьких для того, чтоб её приняли среди кафо, и недопустимо большие, чтоб её приняли среди древних.

Но у этой крохи безграничный потенциал как ко владению пряжей стихии воздуха, так и с пряжей стихии земли. При чем, если развить её талант, она сможет летать. Невероятно, но ей доступно все навыки, которыми может овладеть и древний, и кафо. Этот образец не опасен, что доказывает тот факт, что связь между кафо и древним — безопасна.

Чувствую себя гораздо лучше, ведь наши исследования уже сейчас принесли позитивный результат. Мы можем заявить о нем.

***
Образец № 2 меня расстроил. Мы называем его Кей. Мальчику 7 лет, видимо, он до конца не понимает, что родители от него отказались. Постоянно пытается сбежать, проявляет агрессию. Мать его была из ойо, а отец кафо. Эти кафо неразборчивые такие ребята, скажу я…

Я провел исследования, связавшись пряжей с его телом. Видимо, у образца отсутствует то, что называют «ядро зверя»…

***
Семь образцов спустя мы так и не нашли ни у одного то самое ядро зверя. Совершенно не важно, кто будет партнером ойо. Ядра зверя у полукровок нет, поэтому, чем сильнее звероплемя, к которому относился один из родителей — тем опасней такой ребенок. Одно дело, если это безобидные ойо, совсем другое — если это хищники вроде львиных или волчьих ойо. Ядро контролирует разум и тело Полукровки же живут инстинктами, жаждой, желаниями.

Правда, мне удалось воссоздать ядро искусственно, в лабораторных условиях. Я использовал сплетение пряжи, которыми давно уже никто не пользовался, если бы мне удалось внедрить это ядро в тело образца, возможно, мы бы создали этот контроль над звериным началом искусственно. Правда, я не думаю, что мне позволят…

***
Привезли новый образец. Сложно сказать, какие эмоции я испытал, увидев этого ребенка. Нам впервые привозят кого-то с кровью спригана. Не просто спригана! А ребенка от отца-спригана и матери-ойо. Это невероятно редкий экземпляр! Сприганы настолько озадачены своей численностью, что у них этот запрет воздвигнут в основу их общества. Сложно представить, что кто-то из этих темных нарушил закон, который они так чтят… Но, для меня этот образец просто находка! Я хочу получит разрешение на исследование искусственного ядра именно на нем.

Он идеален. Его внешность поразительна. Глаза разного цвета, крылья спригана, лисий хвост и уши. Он невероятен. И держится очень манерно, словно из семьи аристократов. Хотя это и исключено, Ма́ри говорила, что нам поставляют только те образцы, от которых отказались родители. Поэтому, он никак не может быть аристократом.

Ему на вид лет 10, пока что он самый старший из всех, кого нам привозили. Но помимо того, что у него нет ядра ойо, у него нет первозданного барьера спригана! Подумать только, насколько это опасный союз — сприган и ойо. Этот ребенок не может не только контролировать свое звериное начало, но и не имеет первозданного барьера, которым обладают сприганы. А это значит, что попробуй этот ребенок освоить темную пряжу — тьма завладела бы им, подчинила бы его разум. Но даже так, он был бы невероятно сильным и могущественным. И безумным.

Интересно, получится ли у меня воссоздать этот барьер

***
Несколько страниц рисунков. Красивый портрет женщины. Островатый нос, выделенные скулы, короткая стрижка. Очень знакомое лицо. Подпись: Мари Кросс.

***
Поверить не могу, Мари выхлопотала мне разрешение на мои исследования! Я смогу испытать своё ядро! И если получится, я не только прославлюсь. Я спасу этих детей! Они больше не будут опасны для нашего общества.

***
Эксперимент провалился. Образец № 1, Чи, погибла. Тело разорвало на кусочки. Зрелище ужасное. Кровь, повсюду кровь. Ошметки тела, комки волос…

Меня рвало несколько часов. Я убийца…

***
Потребовалось несколько дней, чтоб прийти в себя. А еще для того, чтоб отмыться от запаха крови.

Я просчитался. Я облажался. Но Мари… Мари Кросс… верит, что, если я подкорректирую ядро — я справлюсь. И смерь Чи не будет напрасной.

День 69

Образец № 2 — мертв.


День 72

Образец № 3 — мертв.


День 75

Образец № 4 — мертв.


День 84

Образец № 8 — мертв.


День 97

Образец № 13 — мертв.


День 138

Образец №… - мертв.


День 165

Образец — мертв.

***
Несколько страниц рисунков. Чертежи. Формулы. Снова рисунки.

***
Я не могу смотреть на себя в зеркало. Я захожу в лабораторию заранее зная, что вновь выйду забрызганный кровью образца. Что-то идет не так. Что-то не так с моим ядром. Я корректирую своей пряжей малейшие отклонения, которые наблюдаю. Но столько образцов спустя, мне так и не удалось найти причину, по которой их тело не принимает то, что я создал…

Я хочу оттянуть эксперимент с этим образцом. Мари поддерживает меня, он слишком ценен. Она пообещала заняться этим.

Меня стали посещать все более странные мысли. Что за государство станет финансировать и покрывать лабораторию, в которой творится нечто ужасное… и ведь я сам… все это делаю… Своими руками…

***
Я стал разговаривать с ним. Он очень умён. Не по годам хитер. Ему 11 лет и зовут его Ален. Почему-то я спросил о его семье. Он ответил, что родители не могли его отдать, ведь это было бы глупо. Они долгое время скрывались только ради того, чтоб иметь возможность жить вместе, семьей. Поэтому, он не верит в то, что они могли так просто отдать его.

Этот ребенок так слепо верит в своих родителей…

Сначала именно так я и подумал. А потом… уж слишком убедительно он говорит. Не похоже, что до того, как он попал к нам, у него было плохое детство.

Хочу спросить у Мари…

***
Мари не появлялась в лаборатории почти месяц. А когда вернулась, отказалась разговаривать со мной на тему поставок образцов. Сказала, это не моё дело. Моё дело — воссоздать идеальное ядро.

***

Вырванные страницы. Формулы. Графики. Какие-то каракули. Много страниц текста перечеркнуто. Перечеркивали в порыве ярости, некоторые страницы порваны продырявлены насквозь грифелем. Опрокинутые чернила на несколько страниц.

***
День …

Я не знаю, сколько времени я провел здесь… не помню, когда в последний раз я видел солнечный свет. Я даже не уверен, какое сейчас время года. Я почти не ем, почти не сплю… я превращаюсь в живого мертвеца.

Я захожу в комнату Алена каждый день в одно и то же время. Мы с ним говорим, я приношу ему книги и немного упражняюсь с ним в создании пряжи. Ох, он был бы первоклассным ткачом. Но. Когда я пришел к нему сегодня, он усмехался. Это была усмешках. Ухмылка, которая могла бы принадлежать только убийце, который встретился со своей ничего неподозревающей жертвой. От этого взгляда мне стало не по себе. А потом, когда я уже уходил, он окликнул меня.

— Я знаю, что случилось со всеми теми… с другими. Ни один не вернулся. Я уже это понял. И меня ждет та же участь, верно?

Он сказал это все с той же ухмылкой, и я на секунду усомнился в том, что он здесь жертва. Я почувствовал такую непреодолимую жажду крови, такое желание убивать. И эта кровавая аура исходила от этого ребенка. От маленького мальчика…

***
У меня получилось!

Не верю, что могу написать это! Я не знаю, какой сейчас день недели. Не уверен даже в том, что знаю какой сейчас месяц. Но очередной образец прошел испытание!

***
Дальше много пустых, запачканных чем-то бурым, страниц. А на последней символ — три рваные полосы, словно следы от когтей. И короткая надпись.

***
Жертвами все это время были мы…

Глава 18. Пряжа связи

Рэйна задумчиво глядела на последнюю фразу. Нацарапанную в дневнике. Бурые пятна явно были кровавыми отпечатками пальцев. Видимо владелец дневника был ранен, когда писал свои последние слова. А еще он очень спешил. И дело было даже не в том, что он умирал от кровопотери. Он боялся, что тот, кто нанес ему рану, не даст ему дописать. Его преследовали? Нападавший не хотел, чтоб владелец дневника оставил какое-то послание? Хотя… если бы это было так, нападавший сжег бы дневник или забрал его. Вероятней всего, ему было плевать на дневник. Может, он о нём даже не знал. А вот загадочный М.Д. оставил послание. Правда, что оно значило, Рэйна пока еще не понимала. Нарисованный знак показался ей знакомым, а вот последнюю фразу она не поняла. Какие жертвы, к чему жертвы.

— Ну, уважаемый М.Д., - вздохнула Рэйна, — то, что вы уже давно на том свете я поняла. Что ж вы хотели донести-то, а?

— Он повторяет это слово несколько раз, — отозвался Ёру, — ну, слово «жертва». Вроде, главой или двумя ранее.

— А ведь точно, — отозвалась с полки Тил, — отлистай назад!

— Да, вы правы, — хмыкнула Рэйна, — малец ойо-сприган. Он чувствовал себя его жертвой. Ну, по крайней мере, так написал.

— Не кажется вам, что это странно? Боятся ребенка, который в клетке? — спросила Тэра.

— А кто сказал, что он сидел в клетке? Их же вроде только доставляли в клетках! — возразила Тил.

— Да какая разница, — Рэйна откинула дневник на стол и запустила ладони в волосы, взъерошив их, — старик сказал, что, когда я прочту дневник все станет ясно. Вот только мне ничего не ясно. Я еще больше запуталась. Какая связь с Элиасом. Судя по виду этого дневника, ему лет 25–30. Он не датирован, но можно судить по пожелтевшим страница и по выцветшим чернилам. Он действительно старый. Элиас мой ровесник, то есть, даже если предположить, что дневнику 25 лет, Эл в то время только родился и не мог находиться даже среди образцов. К тому же, в дневнике четко обозначено, что мальчишка был единственным, в ком была кровь спригана. А Элиас сын спраганши и кафо. Пока не вижу связи.

— Возможно, связь есть между лабораторией и Элиасом? Что если то, что там случилось в прошлом, как-то связано с тем, что происходит сейчас? — предположила Тэра.

— Вполне возможно, — согласился Ёру, — что если то, что произошло в лаборатории в прошлом, как-то повлияло на наше настоящее? Повлияло на Элиаса.

— То есть, из этого дневника мы узнали о том, что нам нужно искать лабораторию, — Рэйн откинулась на спинку стула, — блестяще. Мы словно пазл собираем.

— То есть, нам нужно найти засекреченную алхимическую лабораторию, — подвела итоги Тил, — что ж, это становится куда интересней чем все наши предыдущие задания.

— Кстати, да, — согласился Ёру, — обычно, мы всегда знали где наша цель и как к ней добраться. Теперь же, я даже не уверен, что у нас есть цель.

— Есть, — Рэйна поднялась с места, — наша цель — отловить Элиаса.

— Мы понятия не имеем, где его искать, — Тил села на плечо девушки, — ни поисковой пряжи не наложили, ни каких-либо зацепок.

— Зацепка есть, — не согласилась Тэра, — дневник очевидца! И лаборатория. Разберемся, что случилось тогда и сможем разобраться, что происходит сейчас. Не знаю почему, но я в этом просто уверена.

— Мне б твою уверенность, — усмехнулась Рэйна, — но видимо у нас больше нет других вариантов. К тому же, не уверена, что старик подсунул бы мне эту книженцию, не будь он уверен в её полезности в этом деле.

— Ну так… с чего начнем? — спросил Ёру.

— С М.Д., - ответила Рэйна, — нужно выяснить, кто это. Он выпускник академии. Хоть он и не указал какой, я уверенна, речь о нашей. Ну кто бы еще так гордо рассказывал о себе, как не выпускник Королевской академии Лоу-Фа? Я просто уверенна, что он выпускник факультета Алхимии. Поэтому, для начала отправляйтесь в архив и переберите списки выпускников за последние 50 лет. Ищите парня с инициалами М.Д. На всякий случай переберите все факультеты, но уделите больше внимания алхимии.

— 50 лет… это ж сколько нам там сидеть?! — возмутилась Тэра, — неделя уйдет!

— Поэтому я и отправляю вас троих, — пожала плечами Рэй, — быстрее управитесь, если будете работать сплоченно.

— А ты чем будешь заниматься?

— А я преподаватель. Преподавать буду!

***
— И вот мы снова встретились, — Рэйна опустила тяжелый талмуд на учительский стол так, что все остальное подскочило, — надеюсь, хорошо отдохнули на каникулах, потому что новый семестр будет адским. Я вам это обещаю.

Студенты были полны энтузиазма. За каникулы они даже малость изменились. Шира вот немного отрастила волосы. Рэйна заметила это потому, что ранее она подстригала их каждые две недели, волосы росли очень быстро. А сейчас они достигали ей почти до плеч. А еще, как ей показалось, она старалась подражать Эльйо в движениях, осанке, жестикуляции. Старалась быть женственной.

Эльйо же стала выглядеть еще более уверенной в себе, целеустремленной и благородной. И что забавно, свои волосы она стала укладывать на манер Рэйны. Собирала волосы на макушке кое-как одной шпилькой, но выглядела при этом особенно обворожительной.

Тэйн и Шарнон самую малость возмужали. Шарнон все так же казался хулиганом, а вот Тэйн все более походил на благородного рыцаря. К слову, Соран от него не отставал. По его мышцам, что стали более рельефны, было заметно, что на каникулах он вовсе не отдыхал. Но несмотря на приобретенную мускулатуру, Соран был все так же робок и стеснителен. Хотя и не заикался больше, держался более уверенно.

Рэйна оглядела их с ног до головы, прежде чем начала занятия. За каникулы она тоже немного изменилась. В частности, волосы её подросли и были теперь немного ниже бедер. Она больше не скалилась и не бросалась на Таска, хотя их разговоры и были все еще резковатыми, язвительными, но уже не конфликтными. А на груди у нее алел кристалл, подаренный сприганом.

— У меня для вас есть пару новостей, — начала она, — первое. У вас теперь будут занятия с фамильярами. Минимум теории, максимум практики. Вы должны научиться понимать друг друга без слов, должны быть единым целым. Чем лучше ваши отношения — тем сильнее ваш дуэт. Второе: в конце этого месяца в академию прибудут группы первогодок Высшей школы боевой магии Йорланд и Университета заклинателей Сеттен-Хейл. Знаете, что это значит?

— Что в академии появится еще с десяток нудных студентов и их нудные преподы? — хохотнул Шарнон.

— Два. Два десятка, — Рэйна пропустила его шутку мимо ушей, — в каждой группе по десять человек, каждую группу сопровождает два преподавателя. И значит это, что раз у нас самое пустое общежитие, одна из групп будет жить с нами на время всего этого мероприятия. Ваша задача не облажаться, понятно?

— Да вроде как, — Шарнон подпер кулаком щеку, — а нам обязательно будет с ними нянчиться? Ну там экскурсии проводить по академии или еще чего подобное.

— Нет. Не обязательно, — отмахнулась Рэйна, — можете с ними даже не разговаривать, если на то уж ваша воля. Чем меньше контакта — тем меньше вероятности возникновения конфликта.

— Но разве цель совместного экзамена не в том, чтоб укрепить связь с другими академиями? — осторожно спросила Шира.

— Вообще-то да, — ответила Рэйна, — но, если вы ни с кем не подеретесь — это уже будет замечательно.

— Да что ж вы о нас думаете-то так плохо? — усмехнулся Тэйн.

— Да ну? — Леарлес подняла со стола слегка помятый свиток и развернула его, — Шарнон Тамиру. Драка с Айо Морбланом, Светлоносцем. Драка с Грегори Квен, факультет Алхимиков. Драка с третьекурсниками во время перемены. Конфликт с ругательствами с второкурсниками во время вечерней прогулки. Продолжать?

Шарнон покраснел, Шира хихикнула.

— Чего лыбишься? — Рэйна взяла другой свиток, — Шира Тамиру. Конфликт с Дарией Ладор во время занятий по алхимии. Не утвержденный спарринг с Исидорой Риф. Конфликт с Шарлис Вильгенфорт.

— Да я же просто… — Шира покраснела еще гуще брата, — я ж не…

— Дальше поехали, — оборвала её Рэй, — Тэйн Ветрокрылый. Драка с Шарноном Тамиру. Драка с Шарноном Тамиру. Драка… Драка… о! Драка с… черт, с Шарноном Тамиру. Че ж вы не поделили-то, братцы… Так, дальше у нас конфликт с третьекурсниками, словесная перепалка с второкурсниками… Короче говоря, самые невинный тут Соран и Эльйо. И то, только потому что все пакости, которые сделала Эльйо не доказаны!

— А я ничего и не делала, — отвернулась Эльйо, — вообще ничего.

— Ты подожгла волосы Лисель Ольх, — приподняла бровь Рэйна, — понимаю, что не пойман — не вор. Но мы обе знаем, что эта твоя проделка только вершина айсберга.

Группа немного притихла. Соран выглядел так, будто ему стыдно быть таким правильным, Рэйна это заметила.

— Но, знаете, — усмехнулась она, — вы не самая проблемная группа. Когда я училась, тут был кадр, который украл табурет мадам Сей и ей пришлось прыгать за трибуной во время речи. Так что, с вами еще не все потеряно. Ладно, давайте вернемся к занятию. Вызывайте фамильяров. Тэра! Ёру! Тилуан!

В хлопке возникли три фамильяра Леарлес. Морды у них были очень недовольные.

— Мы будем там копаться до скончания веков… — обреченно начала Тэра.

— Цыц, — прервала её Рэйна шепотом, пока студенты были заняты вызовом своих фамильяров, — отбудь этот урок спокойно и возвращайтесь.

— Ааааа… занятия, — протянула волчица, — ну ладно.

— И так, — начала Рэйна, — сейчас я вам кое-что покажу. Это первый этап на пути установления настоящего контакта с вашими фамильярами.

Тэра и Ёру стали по обе стороны от неё, Тилуан села на книжную полку над её головой. Рэйна раскинула руки в стороны и прошептала:

— Тонкой пряжи нить, ответь на мой зов…

От отметин на её руках оторвались тончайшие, еле заметные сплетения пряжи. Каждое сплетение тянулось к фамильяру. Первые два — обвились вокруг шеи Тэры и Ёру, словно поводок и ошейник, третья — вокруг лапки Тилуан. Три сплетения из трех нитей. В каждом из них была мерцающая лиловая нить. Вторая нить двух сплетений была золотистой, в оставшемся третьем сплетении — серебристой. И наконец третья нить у каждого сплетения была разной. У Тэры — сверкающе белая, у Ёру — пульсирующая темная, у Тил — цвета бирюзы.

— Контракт с фамильяром — это не просто договор, подписанный кровью. Это клятва, которая связывает вас настолько прочно, что разрыв может убить, нанести непоправимый ущерб, — Рэйна пропустила пряжу между пальцами, словно обычные нити, — то, что вы видите — это ваша связь. Буквально. Первая нить — нить вашей первозданной энергии. Это часть вас, ваша душа, тело, ваша жизненная энергия. Моя — лиловая и есть она в каждом сплетении, как видите.

— Почему ваша нить лилового цвета? — подняла руку Эльйо.

— Обычно, цвет пряжи зависит от того, какая стихия выбрана для заклинания. Но, что касается цвета первозданной энергии, тут все неоднозначно. Сначала считалось, что цвет зависит от расы. Потом решили, что цвет зависит от того, какую стихию больше всего использует ткач, — на ладонях Рэйны появился сотканный из лиловой пряжи цветок, — но так и не придя к общему мнению, исследователи пряжи и энергии решили, что цвет энергии каждого — это цвет души. Поэтично, красиво и не требует каких-то сложных объяснений. Так что отвечу так же. Такого цвета моя душа.

Рэйна уловила то, как завороженно на неё смотрят студенты. Признаться, ей это очень нравилось. Когда на неё смотрели с восхищением.

- В общем, первая нить моя. Вторая — фамильяра. У Тэры она светлая. Тэра фамильяр элемента света. Кстати, заранее не обманывайтесь. Элемент света — это не обязательно пушистые крылышки, милые и мягкие зверушки. Это может быть что-то устрашающее, вроде Тэры.

— Эй, — фыркнула волчица возмущенно, — я, между прочим, тоже могу быть милой.

— Ты милая, Тэра, — выкрикнула Шира из-за парты и тут же закрыла себе рот ладонями, — простите.

— Ничего, — Тэра вильнула длинным хвостом, — ты мне нравишься. Тебя я не съем.

— Элемент света, как правило, используется в высшей целительной пряже. Светлая пряжа сложная и запутанная. Её вы начнете учить только к концу второго курса. Пряжа элемента света по большому счету для защиты, разного рода барьеров и оберегов. Ну и для целительства. Но это вовсе не значит, что она не опасна, — продолжила Рэйна, — существует особый раздел в изучении пряжи любого элемента. Боевая пряжа. Она доступна не всем и не факт, что вас допустят до её изучения даже на третьем курсе. Но это именно тот подвид пряжи, который способен превратить любой элемент в оружие и элемент света не исключение. Отсюда делаем выводы — боевые фамильяры с элементом света очень редкие. И они обладают не только высоким боевым потенциалом, но также, в силу своей природы, своего элемента, еще и неплохими защитными способностями. К примеру, одну и таких способностей Тэры вы уже видели во время неудачной попытки Дары Ладор прочитать высокоуровневое заклинание пряжи.

— Она увеличилась в размерах во много раз, — Эльйо задумчиво посмотрела на фамильяра, — это и есть способность? Изменение размеров?

— Не совсем, — поправила Тэра, — в моменты опасности я могу не просто изменить свои габариты, но и прочность моего тела и физическая сила растут вместе со мной. Эта способность называется «живой щит». Собой я могу закрыть хозяина, не пострадав при этом. Есть, конечно, и у меня предел. Но я способна выдержать достаточно сильные атаки.

— Спасибо, Тэра, — улыбнулась Рэйна, — все верно. Теперь к Ёру. Его нить элемента тьмы. Тут, казалось бы, все просто. Боевой фамильяр, чего гадать. Но не тут-то было. Элемент тьмы хорош не только для нападения. Пряжа, в которой используется элемент тьмы, как правило, используется для затуманивания разума, создания иллюзий и ловушек. Элемент тьмы, безусловно, идеален для разрушения. Но это не единственная его особенность. И, наконец Тилуан. Её нить бирюзовая в соответствии со стихией, к которой она принадлежит, стихией воздуха.

— Стихия воздуха — единственный элемент в пряже, который используется только для поддержки. Это правда? — спросил Шарнон.

— Почти так, — кивнула Рэйна, — почти все заклинания пряжи воздуха обращены в поддержку и усиление. Ускорить, усилить. Но есть еще одна особенность. Пряжа воздуха используется для связи.

— Ну, вроде понятно, — Соран пристально вглядывался в сотканную пряжу, один конец которой все еще выходил из рук Рэйна, а второй обвивался вокруг фамильяров, — первая нить хозяина, вторая фамильяра. Что с третьей?

— Это нить мира! — выпалила Шира, сама испугавшись своих громких слов, — ну… так ведь?

— Так, — утвердительно кивнула Рэйна, — третья нить мира, к которому принадлежит фамильяр. И эти нити четкие. Имеют свой цвет. Фамильяры приходят к нам из расколов. Но в зависимости от того, какой силой обладает призыватель, он или она может открыть разные расколы. Первый раскол — раскол нашего мира. Все фамильяры нашего мира имеют серебряную нить пряжи, как у Тил. Это значит, что призыватель подчинил существо из этого мира. Обычно это птицы, животные и все существа, которые можно встретить в этом мире. Второй разлом — Сумеречный. Это мир существ, которые перерождаются. К примеру, кайт-ши. Рожденные ведьмами в нашем мире и переродившиеся в Сумеречном мире большими ведьмиными кошками. Такие фамильяры имеют сапфировые нити. Раскол Иного мира, пожалуй, самый загадочный. Оттуда приходят существа невероятной силы, но у нас таких не встретишь. У них золотые нити. Из Иномирья пришли Тэра и Ёру.

— Но мы ведь и так знаем, из какого мира наши фамильяры, — заметила Эльйо, — песчаные гарпии водятся в Сеттен-Хейл, значит фамильяр Ширы из нашего мира, сильфы — духи воздуха с озер Шайлон, значит Тифания тоже из этого мира…

— Что на счет банши? Кицунэ? Сумеречного дракона? — Рэйна склонила голову на бок, — восстановить связь с фамильяром нужно не только для того, чтобы узнать из какого он мира. Вы показываете ему свои намерения укрепить вашу связь. Фамильяр не видит связь так же, как не видите вы. И пробудив её, вы покажете ему не только его нить и нить мира. Вы покажете ему нить своей души. Это высший уровень доверия.

— А что, если… эта пряжа порвется? — неожиданно спросила Шира.

— Это невозможно, — резко ответила Рэйна, но голос её дрогнул, — что это я… Возможно. Порвать эту пряжу можете только вы сами. Если рвется нить мира — фамильяр теряет связь с первозданной энергией и не может черпать её от вас. Он теряет силу и когда она иссякнет, вернется в свой разлом, вы больше никогда его не увидите. Когда рвется нить фамильяра — ваш контракт считается разорванным. В этом случае, у фамильяра только два пути: заключить новый контракт в течение трех дней или дать поглотить себя другому, более сильному фамильяру. Как правило, лучше дать подчинить себя снова, хотя я и не берусь судить. На этот вопрос вам лучше Тэра как-то ответит. Или Ёру. Все же, слово фамильяра здесь более весомое, чем моё.

— А что с нитью души? — нетерпеливо спросил Тэйн.

— Если порвется нить души — вы умрете, — отведя взгляд в сторону, сказала Рэйна, — а фамильяра поглотит раскол Врат Андхакара. Исход не благоприятный для обеих сторон.

— Но… если это так, и, если разорвать нити могут только призыватель и фамильяр, что такого должно случиться, чтоб кто-то захотел порвать эту пряжу связи? — растерянно спросила Шира.

— Поэтому, я и говорю вам, что фамильяр — это не слуга, — тихо ответила Рэй, — это ваш товарищ. Товарищ, которому вы должны быть готовы доверить жизнь. Поэтому, ваша задача — открыть эту связь, проявить её, показать фамильяру и увидеть самим. Это не просто визуализация пряжи, это целый ритуал. И именно от этого зависит то, насколько вы можете вырасти, стать сильнее. И именно этим вы будете заниматься в моё отсутствие. Пока вы не справитесь с этим заданием, к следующим вы не перейдете.

— Погодите… — Шарнон прищурился, — в ваше отсутствие?

— Да, — Рэйна отвернулась к столу, — я покидаю академию.

— На долго? — вскочила с места Шира, — вы вернетесь?

— Зависит от стечения обстоятельств, — уклончиво ответила Рэйна, — в моё отсутствие с вами будут заниматься учитель Харлен и учитель Таск. Ну и еще учителя Фрей и Вэйл. Так что, постарайтесь.

Прошла неделя с последнего занятия. Рэйна собирала вещи, в то время как её фамильяры сутками напролет искали упоминания хоть о каком-то М.Д. в архивах академии. Но все, что они находили не соответствовало предположительному возрасту загадочного автора дневника. Иногда Рэйна приходила в архив, чтоб помочь фамильярам. Ежедневно она перелистывала дневник, искала малейшую деталь, которая могла бы стать подсказкой. Но ничего не находила. А еще она могла часами рассматривать портрет женщины, который нарисовал автор дневника. Чернила выцвели и поблекли, много деталей было смазано, но портрет все равно был красивым. Женщина на портрете была красивой, а еще почему-то очень знакомой.

— Никак не пойму, — говорила Рэйна глядя в потолок, — кого она мне напоминает.

— Я точно знаю женщину, с которой ты точно не виделась, — пробормотала Тэра.

— Это с какой же?

— С госпожой Совестью, — фыркнул Ёру насмешливо.

— Совесть… — хмыкнула Рэйна, — совесть, говоришь. Секундочку.

Рэйна вскочила с места и принялась мерить шагами комнату, создавая сквозняк. Тил приземлилась на взлетевшие бумаги и прижала их к полу когтями своих маленьких лапок.

— Ты бессовестная девчонка, — лихорадочно бормотала Рэйна себе под нос, — бессовестная. Только она произносила эту фразу. За всю мою жизнь, только она называла меня бессовестной. Точно… как же я сразу-то не поняла! Нам не нужно искать М.Д. для того, чтоб найти лабораторию! Нам нужно было изначально искать Мари Кросс!

— Мы даже не знаем, или она жива! Не знаем, или это настоящее имя! Если лаборатория была засекречена, нет никаких гарантий, что эта леди назвалась своим настоящим именем!

— Нет, это её имя… — Рэйна вылетела из архива, громко хлопнув дверью.

Пока она бежала по каменной лестнице, все ругала себя за потраченное время. Мари Кросс. Ответ был так близко. Чуть не сбив с ног мадам Мален, Рэйна промчалась мимо ошеломленной Руруки и одним ударом распахнула двери ректорского кабинета.

— Мари — сокращенно от Мариэль! — выпалила она прямо в лицо старику.

Теодор Коё оторвался от кормления Стефаниуса мелкой крошкой и поправил овальные очки на переносице.

— Ты дочитала дневник, — констатировал он, взглянув на внучку поверх стёкол.

— Очевидно же, — раздраженно отмахнулась Рэйна, — подумать только. Я столько времени потеряла. Нельзя было сразу сказать?

— А как же интрига? — старик поднялся с места и взял в руки круглый аквариум с крошечным лососем мудрости, — как думаешь, Стефаниус, много ли времени она потратила на работу с материалом? Я вот думаю, что мизерно мало. Ведь если бы она была более внимательной, она заметила бы раньше.

— Старик… — прошипела Рэйна, — где она?

— Если выедешь этим вечером, успеешь застать её в поместье Сепфор. Юная госпожа рода Сепфор родила сына. По сему поводу в поместье пышные гуляния уже несколько дней. Я должен был присоединиться к этому балагану завтра к обеду, но знаешь, не люблю такие мероприятия. Можешь воспользоваться моим приглашением.

— Дай угадаю, — Рэйна тяжело вздохнула, — если бы не этот приём, она бы и на порог меня не пустила?

— Ты слишком сурова, Рэйна, она…

— Да, да, — Рэйна повернулась к двери, — подпиши все бумаги. Я уезжаю.

***
Рэйна вывела скакуна сефалии из стойла и повела под уздцы в стороны ворот. Уже смеркалось, было холодно и тихо. Девушка подняла меховой воротник. У самых ворот Рэйна заметила пару огоньков от фонарей. Вся группа полуночников преградила ей дорогу.

— Это еще что? — удивилась девушка, — комендантша съест вас живьем, если во время планового обхода не обнаружит вас в общежитии. А потом еще и Таску с Ифалией достанется.

— Учитель Леарлес, — первой заговорила Эльйо, — вы вернетесь?

— Я уже говорила…

— Эльйо не правильно начала! — перебил её Шарнон, — учитель Леарлес, пообещайте вернутся!

— Вы должны вернуться! — подхватила его речь Шира, — это ведь вы сделали нашу группу такой… особенной!

— Никто не научит нас лучше, чем вы! — поддержал Соран, — вы ведь еще столько нам не рассказали!

— Послушайте… — Рэйна попятилась, — я же не учитель, сами знаете… Я не сделала вас особенными. Вы сами по себе особенные. Я просто дала вам шанс показать это всей академии. Вам бы ценить себя больше…

— Нет! — выпалил обычно тихий Соран, — как же вы не понимаете…

— Пожалуйста, учитель Леарлес! — Шарнон сделал шаг ближе, — вернитесь.

Рэйна сама не заметила, как начала улыбаться. Глядя в глаза студентов, слушая их просьбы, она сама не поняла, почему вдруг стало так тепло на душе. Но на душе и правда потеплело и это тепло растекалось по всему тело, от макушки до кончиков пальцев. Приятное чувство. Чувство осознания, что ты нужен кому-то.

— Так, все, — Рэйна подняла руку, — не пугайте лошадь. Возвращайтесь в общежитие, не доставляйте проблем Харлен.

— Но…

— Никаких возражений, — Рэйна вскочила в седло и проехала мимо студентов, уже у ворот она приостановила коня и обернулась, — как вернусь, проверю все, что задавала!

Студенты просто воссияли и хором прокричали:

— Мы ждем с нетерпением!

— Цыц, — Рэйна приставила указательный палец к губам, — всю академию перебудите.

И пришпорив скакуна, она отправилась в свой путь. Правда, буквально через несколько минут ей пришлось сделать еще одну остановку. На опушке леса, что обрамлял академию, её ждал еще один наездник.

— А это что? — приподняла бровь Рэйна, — разве тебе не надо завтра вести занятия?

— Я взял отпуск, — хмыкнул Таск, поправляя свою меховой плащ, — неужели ты думала, что поедешь одна?

— А как насчет того, что тебе нужно быть в академии дабы защищать наследницу и Ключ, который впечатан в твоё тело?

— Буду откровенен, единственное, что могло защитить меня в академии — это ты, — усмехнулся Таск, — а что касается Эльйо, думаю, ей ничего не угрожает, пока она в пределах барьера академии.

— Хотелось бы, чтоб это было правдой, — вздохнула Рэйна.

Глава 19. Мари Кросс

— Объясни еще раз, — не унимался Таск, — то есть, чтоб поговорить с этой самой Мари Кросс нам нужно разодеться и заявится на званый прием?

— Ага.

— Серьезный разговор, касающийся секретной алхимической лаборатории.

— Ага.

— Произнесу это в слух для ясности. Мы зайдем в зал под руку, в окружении твоих фамильяров, привлечем к себе уйму внимания, чтобы поговорить наедине с одной женщиной?!

— Ага.

— Рэйна, я тебя умоляю… — взмолился Таск, — я сейчас вот вообще не понимаю, как это должно работать.

— Это тебя просто смокинг раздражает? — Рэйна выглянула из-за ширмы, — а то пока тебя в него не затянули, ты вел себя спокойней.

— Я и правда не понимаю, как это должно сработать, — покачал головой парень, — как вообще этому помогут мои крылья?

— Не нуди, — отмахнулась девушка и вновь скрылась за ширмой, — ты замечательно выглядишь. Крылья это подчеркнут.

— Да с каких пор тебе стало дело до того, какие на мне тряпки?! — вспылил Таск.

Но его отражение в зеркале только подтверждало слова Рэйны. Рубашка на нем и правда была слишком затянута из-за рельефных мышц, но пиджак это надежно скрывал. Черные волосы, обычно беспорядочно растрепанный, были приглажены назад. А три пары заостренных крыльев, лиловых, полупрозрачных, только дополняли его образ, добавляя в него некоторой загадочности.

Спустя пару минут из-за ширмы таки появилась Рэйна. Её серебряные волосы были свернуты в изящную прическу, украшенную двумя алыми и одним белым цветком. Локоны небрежно выбивались из общего пучка и аккуратными завитками спускались по её плечам. На ней было пышное атласное платье в пол кроваво красного цвета. На нем не было ни оборок, ни камней, ни страз, ни кружев. Юбка шелестела складками, несколько подъюбников сковывали движения девушки, но держалась она гордо и достойно, как истинная аристократка.

- Ты выглядишь прекрасно, — на выдохе произнес Таск.

— Спасибо, — кивнула ему Рэйна, — все помнишь?

Таск утвердительно кивнул.

— План дурацкий, — фыркнула Тэра, у которой на шее красовался роскошный ошейник из трех серебряных цепей, — и штука эта дурацкая.

— Поддерживаю, — отозвался Ёру, на котором был такой же ошейник.

— Не нудите, — отозвалась Тил, у которой на голове была крохотная шляпка, — мне вот нравится.

— Ну конечно, у тебя-то не ошейник, — фыркнул Ёру.

— Расслабься, у меня такой же есть, — фыркнул Таск, оттягивая свою бабочку.

***
В поместье Сепфор их встретили очень дружелюбно. Уже на входе, после предъявления приглашения на имя Коё, к ним отнеслись очень благосклонно. Сама юная госпожа с супругом вышли на встречу. Рэйна и Таск учтиво поклонились, и игра началась.

— Я прошу прощения, у вас леди Сепфор и у вашего супруга, — слащаво начала Рэй, — мой дедушка слишком занят делами академии, поэтому не смог присутствовать. Я и мой спутник заменим его сегодня на торжестве.

— О, что вы, леди Коё, — леди Сепфор всплеснула руками, — нам так лестно, что наследница одного из столпов Фарлеза почтила нас своим присутствием! Это честь для нас.

— Ну что вы, — улыбнулась Рэйна, — конечно же, мы не с пустыми руками. В экипаже подарки малышу!

— Пускай слуги займутся багажом, — господин Сепфор указал рукой на большие двери, — один только вопрос… не сочтите за грубость…

Он покосился на сидящих у ног Рэйны фамильяров.

— О, вы должны понимать, — ответила Рэйна, — должность требует. Но, уверяю вас, они спокойны.

— Что ж, — с легкой ноткой недоверия в голосе ответил Сепфор, — тогда добро пожаловать.

— Леди Коё и её спутник Таск Острокрылый — громко объявил дворецкий.

Зал затих, все взоры были обращены на дверь. Таск ввел Рэйну в зал под руку, крылья его сверкали и переливались в свете огней. Платье Рэйны словно искрилось как столп пламени. По обе стороны от них важно вышагивали Тэра и Ёру словно рыцари-хранители. Все взгляды были прикованы к ним, а вот взгляд Рэйны метался по всему залу. Наконец, она нашла что искала и направилась сквозь толпу к цели. Шла она уверенно, казалось, что уже не Таск её, а она его ведет. Гости расходились в стороны, пропуская её, даже музыканты немного затихли, заинтересованные сим действием. Словно актриса вышла на большую сцену. Занавес была поднята.

Наконец Рэйна остановилась перед пожилой женщиной в изысканном изумрудном платье. Седые волосы были собраны в тугой пучок и украшены одной единственной драгоценной заколкой. Женщина выглядела дорого и благородно. А взгляд её ледяных глаз пронизывал до костей. Именно таким взглядом эта благородная мадам одарила Рэйну, но та даже не дрогнула. Напротив, она лучезарно улыбнулась и присела в реверансе.

— Дорогая бабушка, — прощебетала она, — я так рада видеть тебя!

— Я тоже рада нашей встрече, дитя, — произнесла женщина спокойно, но в голосе её звенела сталь, — какой сюрприз увидеть тебя здесь!

— Мы так давно не видели, бабушка, — продолжала улыбаться Рэйна, — не выпить ли нам по бокалу шампанского, раз нас удалось повидаться?

— Полно тебе, дитя, — губы женщины растянулись в вынужденной улыбке, — мы ведь на празднике, стоит уделить внимание и другим.

— О, бабушка, — Рэйна взяла её под руку и приблизилась совсем близко, — всего пару минут.

— Ты что творишь, — прошипела сквозь зубы «бабуля», когда Рэйне все же удалось оттащить её в сторону к столу с напитками, — что за представление ты здесь устроила, Рэйна Коё?! Явилась под именем рода! Со сприганом и фамильярами! На званый приём!

— У меня срочный разговор, — на губах Рэйна появилась хищная ухмылка, — а при других обстоятельствах ты бы и слушать меня не стала.

— Мы не разговаривали три года. Не стоит нарушать прекрасно сложившиеся отношения бабушки и внучки, — старуха развернулась и направилась назад к гостям.

— И все же, тебе придется уделить мне немного времени, Мари Кросс… — выпалила Рэйна ей в спину.

Старуха остановилась и медленно обернулась. В глазах её застыл неподдельный ужас.

— Что ты?..

— Мариэль Коё, урожденная Кросс, — прошептала Рэйна одними губами.

— По окончанию торжества жду у себя в покоях.

Резко, даже слишком резко для старушки, Мари Кросс развернулась на каблуках и направилась назад к гостям, попутно раздавая свою холодную улыбку направо и налево. Таск коснулся плеча Рэйны.

— Ты в порядке? — спросил он.

— Лучше не бывает, — ответила та, — потанцуем? Мы ведь на празднике.

И она, взяв Таска за руку, вывела его в зал. Тэра и Ёру наблюдали за ними со стороны, Тил куда-то затерялась. Ёру недовольно наблюдал за тем, как Таск уверенно кладет свою руку на талию Рэйны и ведет её в танце.

— Ты, кажется, недоволен, — отметила Тэра.

— Тебе не кажется.

— Ну и в чем же дело?

— Она снова начинает влюбляться в него.

— И что в этом такого?

— Помнишь, что было в прошлый раз?

— Не думаю, что сердце можно разбить дважды.

— Не хотелось бы проверять это.

— Так или иначе, в одном ты точно ошибся.

— И в чем же?

— Она не влюбится снова. Она просто не переставала его любить.

А Таск и Рэйна кружились в танце. И ничего не могла нарушить этой идилии.

***
Гостевой домик поместья Сепфор находился на заднем дворе. Оно было намного меньше главного здания поместья, но выглядело так же дорого. Стены из красного камня, темная крыша з загнутыми краями, веранда с красивыми резными перилами. У гостевого домика было всего два этажа. Таска и Рэйну поселили в две соседние комнаты второго этажа. Покои госпожи Коё были дальше по коридору.

Гости постепенно разъезжались по домам. У главных ворот стояли экипажи с символикой многих знатных домов Фарлеза. Пьяные и уставший господа грузились в кареты, раздавая прощальные пожелания хозяевам дома. Прислуга учтиво кланялась, помогая господам взбираться на поножи карет, хозяева дома устало прощались. В главном зале слуги торопливо убирали со столов, собирали грязную посуду и скатерти. А музыканты складывали свои инструменты в чехлы и впервые за вечер пили приготовленное специально для них вино. Оставшиеся гости отправились отдыхать в заранее приготовленные им комнаты в гостевом домике. А Рэйна вместе с Таском стояла перед дверями комнаты госпожи Коё в нерешительности. Словно ощутив их присутствие, Мариэль открыла дверь и смерив обоих неприветливым взглядом, впустила в покои.

— Теодор все же отдал тебе дневник Магнуса, — госпожа Коё опустилась в кресло и выжидающе посмотрела на внучку, — интересно, что послужило поводом.

— Случилось нечто, что не мог предвидеть никто, — Рэйна выдерживала её взгляд абсолютно спокойно, а вот Таску было немного не по себе от этой властной женщины.

— И что же тебе нужно от меня?

— Я хочу знать все, — просто ответила Рэйна, — кто такой М.Д., что за лаборатория, где находится и что произошло в тот день, когда была оставлена последняя запись.

— И с чего бы вдруг я должна тратить свое время на то, чтоб рассказать это тебе? — Мариэль взяла с высокого столика бокал вина и надпила.

— Потому что грядет что-то страшное, в опасности может оказаться академия. Даже не так. Весь Фарлез, мирная жизнь народа. И я не смогу это предотвратить, если не буду обладать информацией!

— Кем ты себя возомнила? — насмешливо фыркнула Коё, — остановить угрозу? Если то, что должно случиться затронет всё государство, что можешь сделать ты?!

— Вы знаете, на что я способна, — резко возразила Рэйна, — кому как не вам знать.

Мариэль Коё застыла. Лицо её в свете свечей показалось восковым. На неё застыли не самые приятные эмоции. Пренебрежение, презрение, брезгливость и, Таск видел это отчетливо, в глазах её на долю секунды мелькнул страх. Она смотрела на Рэйну с неподдельным ужасом, хотя и старалась это скрыть. Всего несколько секунд ей потребовалось, чтоб полностью совладать с собой.

— Алхимическая лаборатория Химлай была создана теми, кого волновало будущее наших государств, — хрипло начала Мариэль, — эксперименты и опыты что мы проводили там были, мягко говоря, не гуманными. Народ бы явно их не оценил, начались бы волнения, недовольства, это могло привести к мятежам. А в то время и так неспокойно был. В Шайлон был переворот за переворотом, посягательство Сеттен-Хейл на границы Фарлеза, Райкон воюющий со всеми сразу. В общем, эти эксперименты не могли придаваться огласке. Но если бы не эти опыты, мы бы не продвинулись так в исследовании пряжи. Ткачи все еще вызывали бы низкоуровневых фамильяров, не зная, как раскрыть разломы. Алхимия и целительство были бы на низшем уровне. Исследования, что проводили в Химлай дали старт новому поколению ткачей. Но, это было не все, чем мы там занимались.

— Учитывая то, что я прочитала в дневнике, вы проводили исследования над детьми, — тихо сказала Рэйна, — какова была цель таких исследований?

— О, это были не просто дети. Межрасовые браки никогда не приветствовались, знаешь ли, — усмехнулась Коё, — но никто не пытался разобраться, почему. А мы попытались. Цель у нас была простая. В эпоху Магических конфликтов все государства как одно преследовали одну цель — создание сильнейшего бойца. Кому-то вдруг пришла в голову идея, что полукровок могут проявиться способности обеих родителей. А может, они могут быть даже сильнее. Покровители лаборатории были достаточно могущественными, чтоб спонсировать и покрывать наши эксперименты, снабжать нас материалами и образцами. Так что, мы приступили к работе. Именно тогда в лабораторию прибыл Магнус Дарсис.

Коё сделала паузу, чтоб отпить еще вина. Теперь она старалась не пересекаться взглядом с Рэйной. Смотрела то в потолок, то в стену, то на Таска, видимо, воспринимая его как предмет интерьера.

— Магнус был выдающимся алхимиком. Невероятно талантливым, я не встречала таких как он ранее. Он все видел насквозь. Любую эссенцию, любой ингредиент, любое зелье. Он был способен улучшить формулу, повысить результативность. Гений, что тут сказать. И я пригласила его присоединится к западной лаборатории. Я была уверена, что с ним наша работа продвинется гораздо быстрее и в этом я не ошиблась. Результат первых исследований не просто подтвердил догадки о силе полукровок, но и ужаснул в то же время. Как оказалось, вместе с невероятным потенциалом, у этих детей кое-что отсутствовало. Союзы древних с кафо были абсолютно безобидными, в то время как из любого союза с ойо рождался истинный зверь, чудовище. О, не смотри на меня так, сприган. Думаешь, она впервые это слышит?

— Да как вы можете… — выдохнул Таск.

— Что? Я говорю, как есть, — отмахнулась Мариэль, — думаю, про «ядро зверя» ты слышал, мальчик. И вот у этих детей этого ядра не было. В порыве ярости, во время эмоциональных всплеском, напуганные, они вели себя как животные. Мы не могли их контролировать. Они сами себя контролировать не могли. Но от нас ждали, что мы преуспеем в создании хорошего бойца. К тому же полукровки-ойо обладали очень высоким боевым потенциалом. Непозволительно было прекратить попытки. И мы попытались воссоздать ядро сами. Мы рассчитывали на способности Магнуса. Очень рассчитывали. Но… он все ошибался и ошибался. Мы уже со счета сбились, сколько образцов разорвало на части, кто захлебнулся собственной кровью, кто бросался головой о стены, чтоб все прекратить. Никто не мог пережить приживление ядра. Но мы не планировали сдаваться. Ведь это было во благо. Создай мы это ядро и у таких детей был бы шанс на счастливую, спокойную жизнь. Благими намерениями, знаете ли…

Таск обратил внимание, как Рэйна сжала кулаки. Она сидела неподвижно, лицо её не выражало ровным счетом никаких эмоций. Но он видел, как побелели костяшки её пальцев.

— Мы продолжали эксперименты. Образцы погибали, мы проводили работу над ошибками, пробовали снова. Единственный, кого мы не трогали, был Ален. Самый ценный наш эксперимент. Сприган-ойо! Какой он был… не поддавался описанию. Он был не по возрасту умен. И он не боялся. Все дети плакали, кричали, пытались сбежать. Но не он. Все его наблюдатели… покончили с собой. Он словно околдовывал, заставлял их это делать, подчинял своей воле. Рядом с ним я чувствовала себя жертвой. Слабой, уязвимой. Словно это не мы его здесь заперли, а нас заперли с ним. Но он был очень ценен. Единственным, кто мог с ним общаться без страха вскрыть себе вены после разговора был Магнус, — Коё глубоко вздохнула, — а потом это случилось. У нас получилось приживить ядро образцу. А потом еще одному. И мы решили, что сможем приживить ядро и Алену. Мы были не осторожны.

Мариэль Коё поежилась. По её лицу было видно, что её захлестнули воспоминания того дня.

— Сприган без барьера в голове — это могущественный ткач темной пряжи, пряжа подчиняет его волю. Если это сприган еще и на полову ойо без «ядра зверя», мы получаем невероятно сильного и озлобленного монстра. А Ален был именно таким. Загадка, как ребенок, которого никогда не обучали пряже, смог сделать то, что он сделал… Когда его привели в лабораторию, он улыбался. Он посмотрел на Магнуса и произнес «теперь поиграем». А потом, мы все потеряли сознание. Я видела нити черной пряжи, ядовитой пряжи. А когда мы пришли в себя лаборатория горела. Он поджег все! Кроме одного выхода. Мы были как крысы в лабиринте. Но любую крысу в конце лабиринта ждет кусок сыра. Нас же ждал монстр. Он убил почти всех. Кроваво, жестоко. Ломал кости, протыкал когтями, кусал, рвал плоть клыками. И смеялся, хохотал словно безумец. Обещал, что все мы еще пожалеем… — Мариэль вздрогнула, — я не помню, как мне удалось сбежать. Все словно в тумане. Но я помню, этого монстра. Его когти, крылья. Я очнулась в лесу. Не знаю, бежала я сама или меня кто-то выбросил в лесу. Но от лаборатории осталось одно лишь пепелище. Позже я узнала, что кроме меня было еще трое выживших. Все они были невменяемы, бредили. Нашли их прямо на развалинах лаборатории. А Ален исчез, вместе с ним исчезли те двое, которым мы привили ядро зверя. Я всегда знала, что эти монстры где-то по близости…

— Вы сами создали этих монстров, — обозленно прошипел Таск, — это все результат ваших исследований! Разве нет?

— Не смотри на меня как на монстра, сприган, — прошипела Мариэль, — мы занимались благим делом!

— Это вы так думаете! Вам так проще думать, чем признать, что вы хладнокровно убили столько детей…

— Если бы мы не делали этого, эти дети бы выросли и стали бы еще более опасными! Понимаешь ты это?! — Мариэль покраснела от злости, — нет… не понимаешь. Когда мой сын привел в дом ойо и заявил, что женится на ней, я была в ужасе. Просто в ужасе. Я знала, какие дети рождаются от такого союза. Я видела этих детей, этих маленьких зверенышей. Но он и слушать не хотел! И Теодор поддержал его! А потом… потом родилась ты!

Мариэль злобно покосилась на Рэйну.

— Такая кроха, милая, маленькая крошка Рэйна! Тогда они и вовсе перестали меня слышать. И Теодор создал печать. Признаюсь, он выдающийся ткач. Невероятно сильный. Возможно, сильнейший во всем Фарлезе. Он пошел на безрассудство, чтоб создать сложнейшую печать! Ради дочери ойо!

— Она ваша внучка! — вскочил Таск.

— Да что ты! — Коё прищурилась, — мой сын старший отказался прислушаться к матери. Мой горячо любимый супруг встал на его сторону. И все это из-за вертихвостки ойо, которая родила её! Она напоминание о том, что двое любимых мною мужчин предпочли не меня. Вот и все. Надеюсь, сегодня вы услышали все, что хотели. Выметайтесь.

Мариэль Коё встала с кресла и резким движением руки указала на дверь.

— Спасибо, дорогая бабушка! — Рэйна слегка склонила голову, — мы услышали достаточно. Прощайте.

Когда они вернулись в комнату Рэйны, где их ждали Тэра и Ёру, Таск положил руку на плечо девушки. Она не обернулась, но он почувствовал, что её тело пробивает мелкая дрожь. Рэйна упала на кровать и уставилась в потолок.

— А я-то думал у тебя с дедом натянутые отношения… — усмехнулся Таск, устраиваясь поудобней на полу возле кровати.

— Со стариком? — отозвалась Рэйна, — я уважаю его, правда. Очень уважаю. Он ведь единственный поддержал отца. Даже тогда, когда вся семья отвернулась, от заботился о нас. О маме, обо мне. Благодаря ему хоть часть рода Коё приняла нас.

— А жена его, конечно, то еще чудовище… — обозленно произнес Таск, — как можно быть такой…

— Она такая, какая есть, — оборвала его Рэйна, — этого достаточно. Но, теперь мы знаем, что случилось в лаборатории. Осталось только теперь понять, к чему нам эта информация.

Глава 20. История одной полукровки

Утром после бала по поводу рождения первенца в семье старшего сына семьи Сепфор, Рэйна и Таск распрощались с добрыми хозяевами и отправились в ближайший городок. Там экипаж был отправлен назад в академию Теодору Коё. А путники отправились на поиски ближайшей лавки с одеждой. Февраль стоял морозный и даже не думал уступать место весне, ветер подвывал в каждом закоулке городка. На главной торговой улице Рэйна заметила нужную им лавочку и потащила туда спригана. Тэра и Ёру остались у входа. Тил наблюдала за городом сверху и подавала сигналы о патрулях. Сейчас важно было слиться с толпой и ничем не выказывать себя.

Одежду, в которой они гостили у Сепфор, сменили на простую дорожную, не броскую. Позаботились так же о хороших теплых плащах. Дальше по плану была продуктовая лавка. Нужно было запастись провиантом в дорогу. Пока они переходили от одной лавки к другой, Рэйна обратила внимание на то, что народу на улицах совсем мало, а в жилых домах плотно закрыты окна. Но, Таску она ничего не сказала, решив, что сейчас нужно сфокусироваться на деле.

— Отправляетесь в путь? — удивленно вскинул брови торговец, складывая вяленое мясо в мешочек, — и это сейчас-то?

— Да, — кивнула Рэйна, — торопимся.

— На тот свет? — усмехнулся мужчина по-доброму, — вы бы переждали эту ночь в городе. Идет буря.

— Буря? Старик, такой ветер совсем не предвестник бури, — прищурился Таск, — как-то да и управимся.

— В этих местах бури приходят очень неожиданно и вовсе не ветер их предвестник, — покачал головой торговец, — но дело ваше. Моё же дело предложить. Но если что… на склоне горы есть хижина. Там часто останавливаются те, кто не слушает совета местных жителей. Буря нагонит вас в любом случае. Просто постарайтесь немного её опередить. Лучше, чтоб она нагнала вас в той хижине, чем в лесу.

Расплатившись с торговцем и поблагодарив его за информацию, Рэйна уже на пороге лавки обернулась и посмотрела на мужчину.

— А с чего вы взяли, что мы идем к сторону горы? — спросила она.

— Все чужаки, что проходят через наш городишко идут в сторону горы, — улыбнулся мужчина, — мёдом там помазано или что…

Торговец не соврал. Буря и правда их догнала. Началась она еще у подножья горы. Ветер постепенно набирал силы, срывая куски льда с замерзших ветвей. Холод пронизывал до костей. Ветер срывался такой, что казалось, сейчас сорвет кожу с лица. Рэйна заставила фамильяров скрыться в печатях на её руке, а сама плотнее куталась в походный меховой плащ. Таск следовал её примеру. Лошади устали, устали и всадники. Нужно было где-то остановиться.

— Таск, — Рэйна обернулась к нему и тут же что-то обожгло её щеку так сильно, что в глазах на мгновение потемнело.

— Кто это тут к нам забрел? — услышала она издевательский хохот, — неужто это Рэйна? Красотка Рэйна, ты пришла поиграть с нами?

— Покажись! — рявкнула Рэйна во тьму.

Но вместо ответа последовала очередная очередь ударов. Девушка слетела с лошади и рухнула в сугроб. На снег упали капли крови. Рэйна вытерла порезанную щеку и выдернула из плеча то, что в неё метнули. Это было перо, острое, словно стальное. Благодаря плотному походному плащу, плечо особо не пострадало. Рэйна вскочила на ноги и огляделась. Таст тоже спешился и бежал к ней. Противника не было видно. Новый, незнакомый голос звучал ото всюду. Издевательский, леденящий душу хохот.

— Ты в порядке? — Таск ухватил её за плечо, — откуда напали? Ты видела?

— Нет, — Рэйна с трудом переводила дыхание, буря становилась настоящей проблемой, — осторожней!

Пару перьев-кинжалов вылетело из-за деревьев. Острия перьев грустно звякнули о лезвия призванных Рэйной клинков. Руки ужасно мерзли, примерзали к рукоятям, заставляя испытывать боль. Таск призвал свои чакры. Став спиной к спине, они вглядывались во тьму окутанного бурей леса. Хохот становился невыносимым, то приближался, то отдалялся.

— Вы пришли играть? Играть?

Перья-кинжалы полетели новой волной, сливаясь с летящим снегом. Уклонится было сложно, Рэйна и Таск с трудом успевали отбивать их оружием, но удача была не на их стороне. Противник скрывался во тьме, ветер и снег не давали рассмотреть летящие кинжалы, холод пронизывал до костей. Буря разыгралась не на шутку.

— Таск, нужно снять печать! — прокричала Рэйна сквозь вой ветра, — его нужно найти!

— Нельзя! — крикнул в ответ Таск, — в таком положении, как я смогу вернуть тебя?! Я призову Лелию!

Лелия явилась мгновенно и тут же приняла облик огромного бурого медведя. От неё исходила такая мощь, что Рэйна невольно попятилась. Фамильяр был разъярен, был в бешенстве. Лелия вертела головой направо и налево, в поисках хотя бы тончайшей нити пряжи, которая могла бы привести её к нападавшему. И она её нашла. Взревев, медведица бросилась напролом в лесную чащу, проламывая кусты и деревья. Таск побежал за ней, Рэйна же попыталась поймать лошадей.

— Ёру! — крикнула она.

От одной из отметин на её руке появилось слабое свечение. Ёру явил себя почти сразу. И тут же оскалился.

— Отвратительный смрад, — прорычал он, — хорошо, что Таск не дал тебя снять печать. Ты бы с ума сошла.

— Я чувствую эту вонь, — призналась Рэйна, — не так, как в воплощении зверя, но чувствую. Это?..

— Тела, — кивнул Ёру, — ты должна догнать Таска и Лелию. Ваш противник… от него исходит такая же первозданная энергия, как исходила от Змеиной девы… Призови Тэру…

— Ёру, поймай лошадей, — скомандовала Рэйна, — Тил! Найди нам укрытие!

Рыжая сова появилась на плече Рэйны и тут же взмыла над лесом. Несмотря на то, что Тил выглядела как маленький рыжий сыч, она была сильнейшим связующим фамильяром, так что лететь сквозь порывы такого ветра она могла. С трудом, но могла. Рэйна отправилась по следам Таска. Следы были более чем заметны. В облике медведицы Лелия оставляла за собой настоящие траншеи, разломанные в щепки стволы деревьев, подмятые кустарники. Она обладала такой мощью, что под её лапами сквозь снежный покров была видна разрытая земля.

Рэйна нагнала их на утесе. Таск и Лелия смотрели куда-то вверх. Там, среди сухих ветвей деревьев кто-то сидел. Кто-то ослепительно белый. Рэйна прищурилась. На верхних ветвях восседал парень, выглядел он не старше их самих. Ежик белоснежных волосы, глаза цвета льда. И у него были крылья. Крылья кафо, но словно стальные. Перья с легкостью отделялись от крыла и летели словно управляемые пряжей в свои цели.

— Что за?.. — Рэйна прищурилась, — еще один полукровка?..

— Нага сказала не убивать вас, — усмехнулся беловолосый, — но, если вы упадете с утеса, то получится, как бы вы сами погибли, верно?

— Как тебя зовут, пернатый? — с вызовом спросил Таск.

— Шай, — ответил крылатый.

— Спасибо, — кивнул Таск, — очень хотел узнать имя того, кого сейчас общипаю как мелкую куропатку! Спускайся!

— Нет уж, спасибо, — беловолосый словно издевался, — вас там двое, еще и фамильяр. К тому же, если верить нашим информаторам, вы до одури сильные, так ведь? Зачем испытывать судьбу!

Внезапно вокруг зажглись огоньки. Огоньков было больше десятка, все они двигались к Рэйне и Таску из лесной чащи. Сияющие глаза черных багрестов. Псы были настроены агрессивно, их было по меньшей мере дюжина. Рэйна пригляделась.

— Таск, это ведь такие же! Такие же багресты напали на экипаж!

— Здорово, правда? — хохотнул Шай, — я могу вызывать их десятками! А когда они погибают, я просто собираю их заново. Невероятно? Еще бы! Понимаю ваше удивление. Здорово быть мной!

— Что тебе от нас нужно?! — прорычала Рэйна.

— Я просто страж этих мест, — расправил крылья Шай, — и хоть мне и приказали оставить вас в живых, тут же никого нет, чтоб это проконтролировать. Верно?

Псы сорвались с места. Завязалась неравная битва. Рэйна размахивала клинками словно тесаками. Её движения были точны, целенаправленны. Она с легкостью рубила плоть и кости, откидывая ошметки псиных тел во все стороны. Но погода делала своё дело. Уставшая и замерзшая воительница быстро слабела, клинки казались ужасно тяжелыми, рычание псов эхом раздавалось по всему лесу, а ветер все так же безжалостно хлестал по лицу. Рэйна чувствовала, как сил в её руках уже не хватает. Но псы и не думали сдаваться. Таск метал чакры. В умелых руках такое оружие становилось по настоящему смертоносным. Описывая дугу, чакры сносили на своем пути головы и лапы. Кровь яркими брызгами окропила поляну, парень тяжело дышал. Он тоже выбился из сил, утопая по колено в снегу. Рядом с ним ревела и бесновалась медведица Лелия, прикрывая спину хозяину.

Шай наблюдал за ними сверху. Он без интереса смотрел, как десяток его фамильяров был разрезан на части. Псы прижали Рэйну и Таска с медведицей почти к краю утеса, но те все еще могли сражаться. Когда осталось всего два пса, он одним движением выпустил из своих крыльев огромное количество перьев-кинжалов.

— Осторожно! — крикнул Таск и бросился к Рэйне.

Все случилось слишком быстро. Рэйна лишь успела вскинуть голову к верху и заметить, как к ней летит несколько острых перьев. В следующий момент её заключил в свои объятия Таск, и девушка услышала характерный звук. С таким звуком обычно оружие пронизывает плоть. Обоих отбросило назад, потеряв равновесие, они упали с утёса. Взревела медведица. Рэйна чувствовала, как тело Таска обмякает и покрепче ухватилась за него одной рукой. Вытянув правую руку вверх, она что было есть сил закричала.

— Тэра!!!

Из печати ударил луч света. Волчица материализовалась мгновенно. Так же молниеносно она увеличилась в размерах, обхватила хозяйку и её товарища лапами и свернулась клубком. Их встретила темнота ущелья…

***
Рэйна очнулась. Вокруг было темно. В темноте она не сразу нащупала Тэру, которая уже приняла свой привычный размер. Волчица обеспокоенно смотрела на хозяйку. Рэйна потрепала её за ухом словно обычную, большую собаку и с трудом поднялась. Таск лежал рядом, он был без сознания, а под ним растекалась небольшая лужа крови. Было ужасно холодно. Несмотря на то, что волчица все это время пыталась согреть её, необходимо было разжечь костер.

— Тэра, нужно найти укрытие, — прошептала Рэйна, — и осмотреть его.

— Там ниже по тропе есть пещера. Я пойду разведаю, — кивнула волчица.

Рядом с Таском сидела Лелия в облике черного ворона. Она грустно смотрела на хозяина, а потом перевела свой тоскливый взгляд на Рэйну. Девушка присела рядом.

— Ничего, все будет хорошо, — сказала она, — сейчас мы разожжем костер и осмотрим его. Он жив, дышит.

Через несколько минут вернулась Тэра. Вместе с Лелией они перетащили Таска в укрытие. Пещера оказалась на удивление сухой и уютной. Сюда не достигал воющий ветер, все выступы были покрыты толстым слоем пушистого мха, а над головой мерцали необычной красоты кристаллы. Рэйна и Лелия, принявшая облик девушки, быстро соорудили «постель» из плащей на мхе и положили туда парня. Леарлес тут же развела костер и поддерживала его при помощи пряжи. Пещера в мгновение ока наполнилась теплом.

Рэйна стянула с Таска одежу и осмотрела раны на спине. Раны были неглубокими. Видимо, удары смягчил плотный плащ и куртка из плотной кожи. Порезов было пять, четыре было неглубоких. Пятый под лопаткой сильно кровоточил. Парень был бледным и холодным. На этот раз целебная пряжа давалась Рэйне с трудом. Она умела оказывать только первую помощь, излечить серьезные раны она не могла. Целебная пряжа в неумелых руках могла стать настоящей катастрофой, поэтому, тут на помощь ей пришла Лелия.

— Я чувствую его как никто другой, — сказала она тихо, — я направлю твою пряжу. Но ты должна полностью довериться мне.

Перевертыши славятся умением захватывать тела. Эти фамильяры получили такое название не только за свой талант перевоплощения, но и за то, что они способны стать кем-то другим буквально. Перевертыши обладали поразительными навыком, проникать в тела, принимать изгибы пряжи и управлять её потоками в теле. В бою этот навык не применить, ведь проникновение в чужой поток пряжи требует времени и не абы какого навыка. Но для разведки, слежки, поручений, требующих скрытности — этот навык был незаменим. И сейчас Лелия на полном серьезе хотела занять тело Рэйны. Не то, чтобы Рэйна не доверяла ей. Если умрет хозяин — погибнет и фамильяр. Но, ни Рэйна, ни сама Лелия не знали, что случится если перевертыш проникнет в сплетение пряжи полукровки.

— Сделай это, — кивнула Рэйна наконец.

Это длилось всего пару минут, но Рэйне показалось, что прошла вечность. Когда нить пряжи Лелии слилась с потоком пряжи самой девушки, она словно начала падать. Падение в никуда. Она чувствовала, что это её тело, но оно уже не было ей подвластно. Она словно отдалялась от себя и падала, падала в мириадах тонких сверкающих нитей. И падение это было таким легким, простым. Неожиданно все показалось совершенно неважным. Не важной была и эта миссия, и мотивы Элиаса уже были не интересны. Безразличным стал холод, она больше не ощущала ни мороза, ни ноющей боли в свежих порезах. Мерцающая фиолетовая нить обвила её ногу и потянула. Рэйна обернулась. Среди ниспадающих водопадами нитей пряжи, рядом с ней проплывала большая волчица, сотканная из невесомой первозданной энергии.

— Кто ты? — спросила Рэйна.

— Я — это ты, — ответила волчица, вильнув хвостом, — ты ведь и так это знаешь.

— Ты — та самая кровожадная я? — уточнила девушка.

— Фу, — фыркнула волчица, — это ты кровожадная я.

— Ты ведь та часть меня, которая от ойо, — Рэйна удивленно вскинула бровь, — часть души зверя.

— Да, так и есть, — кивнула волчица, — но это вовсе не значит, что я зверьё какое-то агрессивное. Видишь, мы ведь с тобой нормально здесь беседуем.

— То есть, ты хочешь сказать, что это не из-за тебя схожу с ума, когда спадает печать?

— Конечно нет, — качнула головой волчица, плавно переплывая со стороны в сторону, — я всего лишь источник звериной силы в тебе. Все остальное — дело самоконтроля. Сейчас же я не кажусь тебе агрессивной?

— Сейчас мне кажется, что разговор с самой собой — это настоящее сумасшествие, — Рэйна усмехнулась, — но ведь я и правда зверею, когда падает печать. У меня нет «ядра зверя». Я не могу контролировать свое звериное начало.

— Это тебе кто сказал?

— Я с этой печатью с детства. И каждый раз, когда я её снимаю, ничего хорошего не происходит. Да и в дневнике очевидца написано, что дети без «ядра зверя» не могут… Не могут контролировать зверя внутри себя.

— А ты хоть раз пробовала?

— Какой в этом смысл? Сказано же, не могу.

— Ты пробовала и у тебя не получилось? Или тебе сказали, что у тебя не получится и ты не стала пробовать вовсе? Вспомни, когда этот сприган прижимал тебя, ты пришла в себе. Не сразу, но все же…

— А ведь ты говорить разумные вещи… — задумчиво произнесла Рэйна, закинув руки за голову.

— Я это ты, — напомнила волчица.

— И я чертовски хорошо, — Рэйна засмеялась.

— Нам пора, — тихо произнесла волчица.

— Куда? Мы ведь впервые так говорим, — Рэйна провела ладонью по потоку нитей, задумчиво их рассматривая, — может, говоря сама с собой я найду больше ответов…

— У тебя нет времени. Возьми себя в руки, избавься от печати и будь целой. Возьми под контроль своего зверя. И просыпайся. Иначе она сейчас нас убьет…

— Рэйна!!! Пожалуйста!

Пощечина была явно не первой. Порез от первого пера на щеке открылся и кровоточил. Рэйна почувствовала, как кровь течет по подбородку. Лелия приняла облик девушки и напугано смотрела на неё. Ладонь Лелии была в крови.

— Ты сдурела?! — окончательно придя в себя, Рэйна прочувствовала в полной мере несколько жжет порез и как сильно болит щека, — ты меня тут что, избивала? Убить решила?

Лелия растерянно хлопала ресницами.

— Ты отключилась, — вмешалась Тэра, — сидела словно зачарованная. Стоило Лелии отделится от тебя, ты как в транс впала.

— Я перепугалась, — заговорила наконец Лелия, — такое бывает. Иногда такое бывает, что те, кем завладел перевертыш, не возвращаются из глубин своего сознания. Но я была уверена, что не сильно переплетаю наши нити. Поэтому, я и правда испугалась, что ты утонула в собственном сознании. Поэтому и пыталась привести тебя в чувство так…

— Как Таск? — Рэйна вспомнила, зачем уступала своё тело перевертышу.

— Раны я залечила. Но он слишком замерз, холодный. И в себя не приходит.

— Что ж, — Рэйна сняла с себя плащ, — пока эта буря не закончится, все равно никуда не пойдем.

Она легла возле парня и прижалась к нему всем телом. Тэра понимающе кивнула. Лелия смущенно отвернулась.

— Я пойду отыщу Ёру и Тил, приведу их сюда, — сказала волчица, — Лелия, защищай эту пещеру.

— Могла и не говорить, — Лелия вновь приняла облик медведицы и села у входа.

Рэйна же укрылась меховым плащом, плотнее прижалась к Таску и прикрыла глаза. Волчица в её сознании говорила очень убедительно. К тому же она не соврала. Девушка ни разу не пробовала взять под контроль свою агрессивную сторону, которая пробуждалась с падением печати. Она всегда считала, что эта жажда крови от того, что в ней есть звериное начало ойо, но нет «ядра», которое помогает держать разум кристально чистым и контролировать его. Ну как, считала, ей так рассказывали всю её жизнь. Старик проверял целостность печати каждый месяц. Любезная бабушка Мариэль постоянно твердила о том, что зверя никак не приручить, он на то и зверь. А семья мамы даже не пыталась в это все вмешиваться. Так или иначе, род Коё — род знати, а семья Леарлес — обычная семья из Райкон. К тому же, вместе с печатью должно было прийти и спокойствие за состояние самой Рэйны. Но потом случилось то, что случилось. Происшествие на выпускном экзамене, поступление на королевскую службу, жажда. Рэйна убедила деда научить её контролировать печать. Впрочем, он и сам планировал сделать это рано или поздно. Звериная натура Рэйны была отличным способом самозащиты. Главное, чтоб под боком всегда был кто-то, кто мог восстановить эту печать.

Таск умел восстанавливать любые печати. Он мог даже не знать её структуры. Ему достаточно было один раз увидеть, как снимают или накладывают печать, чтоб понять как она устроена. Это был его особый талант, которым он прославился еще во время учебы. Дом Пламеннокрылых гордился этим его даром. Именно поэтому, он смог восстановить печать после нападения Элиаса. Но, в то время, когда Рэйна находилась на службе в отряде Таска под боком не было. Был кое-кто другой, кому Рэйна доверила свою печать. Но она никогда не пыталась жить без печати.

В этих размышления Рэйна не заметила, как провалилась в сон.

***
Когда Рэйна открыла глаза, было еще темно. Вне пещеры все еще бесновалась буря, а за спиной девушки мирно потрескивал костер. Таск, судя по всему, в себя так и не приходил, но Рэйна почувствовала, что тело его горячее, щеки покраснели, а дыхание стало тяжелым. У него был жар. Рэйна поднялась и плотнее укутала его в плащ, пропустив сквозь него пару нитей огненной пряжи, чтоб было теплее.

Мысли путались в голове. Целительной пряжей она не владела. Вроде и занятия никогда не прогуливала, но единственный навык, которым она овладела в идеале — это штопать рваные раны, чтоб продержаться в сознании до того, как прибудет настоящий целитель. А парня, судя по всему, лихорадило. Он весь покрылся испариной, руки его подрагивали. Рэйна запустила ладони в волосы и растрепала их. «Думай… думай, что делать» — говорила она сама себе. И в этот момент она поняла, что кроме треска костра и воя вьюги она слышит еще кое-что совершенно не характерное для ситуации, в которой они оказались. Это был храп. У входа в пещеру громко хропела медведица, немного в стороне в два клубка свернулись Тэра и Ёру, а в их шерсти уютно устроилась Тилуан. Даже скакуны, которых таки привел черный пес, и те спокойно спали. И сон этот был совершенно не нормальным.

Рэйна резко обернулась. У костра сидела женщина и внимательно на неё смотрела. У неё были каштановые волосы, такие же длинные как у Рэйны, сплетенные в свободную косу, мягкие черты лица, большие карие глаза. На левой щеке у нее были три рваных отметины, как на руке у Таска от ключа Врат. Шея и плечи женщины тоже были исполосованы шрамами, словно от когтей. А за спиной у нее было два больших крыла. Одно обычное крыло кафо, с рыжеватыми и черными перьями. Второе — такое же как было у Элиаса, полупрозрачное, словно из стекла, повторяющее форму первого крыла, но имеющее очертания крыльев сприганов. Женщине на вид было не больше тридцати лет, на коленях она держала оружие Рэйны, которое та не успела спрятать, ведь была слишком занята Таском.

— Здравствуй, — осторожно начала женщина, — не смотри на меня так, я друг.

— Друг? — с подозрением переспросила Рэй, — ты усыпила всех фамильяров. Как такое возможно вообще?

— Не усыпи я их, они бы меня разорвали, — пожала плечами женщина, — с другой стороны, была бы я врагом, то уже перебила бы вас всех. Разве не логично?

— Кто ты? — Рэйна медленно подошла к костру, на ходу застегивая на себе одежду.

— Меня зовут Лей, — ответила женщина, — я живу в этой пещере.

Рэйна только сейчас обратила внимание на одежду женщины. Она была простой, темной и сшитой руками. Не очень умелыми руками.

— Значит, мы вторглись в твой дом?

— Грустно называть это место домом, но да, так и есть, — кивнула Лей, — и вам нужна помощь.

— С чего ты взяла, что она нам нужна? — нахмурилась Рэйна.

— У спригана жар, — ответила Лей, — вы столкнулись с Шаем пару часов назад. Его перья не просто острые, они ядовиты. В малых количествах яд не опасен. Тебя вот особо не задело, но думаю, ты чувствуешь, как жжет твоя щека. Спригану повезло меньше. У него несколько ран, некоторые глубокие. Угадала ведь? Ты залечила внешние повреждение с помощью своей пряжи, но яд уже в теле. Он не смертельный, если оказать ему помощь. Если не оказать, сначала он его парализует, а потом сократит ему годы жизни, если не убьет до вечера.

— Какой подлый яд, — прошипела Рэйна, — стоп. А ты откуда знаешь?

— Слушай, я все тебе расскажу, — женщина поднялась с места и сделала шаг к Рэйне, но та отшатнулась назад, готовая напасть даже без оружия.

Лей покачала головой.

— Вот, держи, — она протянула Рэйне её же клинки на вытянутых руках, — ты чувствуешь себя совершенно не уверенно без этих железяк.

Рэйна с опаской потянулась к оружию и забрала его у незнакомки. Та повернулась к ней спиной.

— Это очень опрометчиво, не думаешь? — Рэйна повесила оружие на ремнях на пояс, — отдать оружие и повернутся ко мне спиной?

— Ты не нападешь со спины. Слишком благородная.

— Ох, я бы не была в этом так уверена, — девушка коснулась оцарапанной щеки и задумалась о том, как нападал её Волчий отряд.

— Так или иначе, я могу помочь вам. Я отведу вас в своё жилище, окажу помощь спригану и буду отвечать тебе на все вопросы, пока он не придёт в себя.

— Я думала, ты живешь в этой пещере.

— Ну не прямо же здесь. Пещера глубже, чем ты думаешь.

— Я должна доверять тебе?

— Я отдала тебе оружие и разбужу фамильяров. Разве это не повод хотя бы попробовать? Что я смогу против тебя и трех зверей?

— Резонно. Буди их. И я пойду за тобой.

***
Жилье Лей выглядело скромно и странно одновременно. Здесь была самодельная мебель, сколоченная из древесины и камней. Был здесь и стол с одиноким стулом, и небольшая кровать, выглядевшая очень даже уютно. Но что больше удивило Рэйну, так это изобилие полочек всевозможной формы и размеров. Полочки отнюдь не пустовали. На них можно было увидеть кучу разнообразных пробирок, колбочек, баночек, небольших бутылочек, наполненных разноцветными эликсирами и отварами. Что-то пузырилось, что-то испускало тонкие струйки пара, а некоторые пробирки даже слабо светились и от них отскакивали еле заметные искорки. Пахло здесь травами, запах был мягким, приятным и успокаивающим.

Тэра, на чьей спине лежал Таск, проследовала за Лей. Женщина помогла Рэйне переложить парня на свою кровать. Пока она шли сюда, Таск на какое-то мгновение пришел в себя и тут же отключился, жар усиливался. Тэра и Ёру сели у входа в жилье Лей, а Лелия приняла облик ворона и вместе с Тил уселась на одной из полок. Лей была спокойной. И, как показалось Рэйне, слишком медлительной.

— А ты не могла бы?.. — девушка глубоко вздохнула, — сделать так, чтоб он не помер раньше, чем ты ему поможешь?

— Успокойся, — Лей пошарила руками среди пробирок на одной из полок и достала маленький пузырёк, — у меня есть готовое противоядие. Так что нужно просто залить его ему в рот. Ты же умеешь это делать?

— То есть… почти как… при поцелуе? — Рэйна малость покраснела.

— Скорее, как при кормлении птенцов, — усмехнулась Лей, — не кривись. Хочешь, это могу сделать я?

— Я сама, — Рэйна выхватила пузырек у Лей из рук и вытащила пробку, — ему станет лучше?

Лей кивнула. Рэйна зажмурилась и опрокинула пузырёк. Её губы осторожно коснулись губ Таска. Они были горячими. И при других обстоятельствах это, возможно, был бы очень романтический поцелуй. Но нет, Лей не соврала, процесс был малоприятным. Рэйна несколько минут вглядывалась в лицо парня, пока её не окликнула женщина.

— Пускай отдохнет, — сказала она, — все будет хорошо. А у тебя, вероятно, есть много вопросов.

Лей вытащила из-за кровати еще маленький табурет и приставила к столу, пригласив Рэйну присесть.

— Ты не голодна? Могу предложить грибного супа, — сказала она.

— Нет, спасибо, — Рэйна уселась напротив, — лучше расскажи, кто ты такая и почему помогла нам? И как ты вообще смогла усыпить фамильяров?!

— Я сама в некотором роде фамильяр.

— Что, прости?

— Вы же лабораторию ищите, верно?

— Ты слишком много знаешь для той, кто живет в пещере.

— Ну я не по своей воле тут живу, — пожала плечами Лей, — я образец.

— Образец? Ты из той лаборатории? То есть, такая же полукровка, как я?

— Не совсем, — покачала головой Лей, — ты не пробужденная. Я пробужденная насильно. К тому же ты подконтрольна самой себе, а меня проволокли сквозь разлом Врат Андхакара. То есть, формально, я фамильяр.

— Не понимаю. Пробужденная? Не пробужденная? Что это все значит? — Рэйна непонимающе моргала.

— Как бы так объяснить. Ты ведь не просто так идешь в ту лабораторию. Ты что-то о ней знаешь, верно?

— Да, знаю про эксперименты над детьми-полукровками и про то, что там случилось что-то ужасное. Много алхимиков погибло и детей…

— Ну, дети погибали еще до происшествия, — вздохнула Лей, — у некоторых даже имен не было, а они уже… В общем, кое-что ты и правда знаешь. Думаю, моя биография не сильно поможет тебе в твоей миссии, поэтому, я кратко объясню тебе, кто я, почему в этой пещере и что произошло.

Рэйна приготовилась слушать. Почему-то это малознакомая её женщина вызывала у нее теплые эмоции и даже немного жалость. Лей начала свой рассказ.

— Все полукровки имеют два начала, первое — от отца, второе — от матери. В раннем детстве мы способны выбирать «единое начало», которое будет преобладать над другим, а второе — скрыть глубоко в себе. Вопреки тому, что они там рассказывали, эти алхимики, так могут все. И те, в ком кровь сприганов, и тем, в ком кровь ойо. Просто таким детям сложнее, намного сложнее справится с этим, ведь есть такое понятие как «ядро» у ойо, и «барьер» у сприганов.

— Погоди, погоди! — прервала её Рэйна, — то есть, полукровка в детстве может выбрать, кем ему быть? К примеру, древними или ойо?

— Почти, — кивнула Лей, — для этого ребенка нужно учить и воспитывать, само собой это не происходит. Объясню на примере. Допусти, мать ребенка — ойо-лисица, а отец — кафо. У малыша могут проявиться как звериные признаки вроде хвоста и ушек, а могут проявиться крылья. А может и то, и другое. Физиологические признаки принадлежности к тому или иному роду можно скрыть только при помощи пряжи иллюзий. Ты должна знать, насколько это сложная пряжа и её постоянно нужно поддерживать. Но, предположим, этот ребенок будет жить с матерью. Тогда ему стоит веси себя как ойо. А значит, с рождения его следует воспитывать как ойо. В таком случае, чисто подсознательно он начинает ощущать себя чистокровным ойо, вырабатывается алгоритм поведения. А все, что касается «звериного начала» поддается самоконтролю. Это не так просто, даже если обучать этому с малых лет. Но это возможно. И даже если этот ребенок будет жить с матерью и отцом, и никто не будет скрывать его происхождения, ему все равно придется выбрать один алгоритм поведения, чтоб научится самоконтролю. Он может научиться драться когтями, вести себя как ойо-лис и при этом летать как кафо, но держаться свое звериное начало под полным контролем.

— Но, это очень хрупкая перспектива, знаешь ли, — задумчиво произнесла Рэйна, — никто не застрахован от «срыва», к примеру.

— Да, — согласилась Лей, — но это лучше, чем то, что делали с нами.

Она сглотнула. Было видно, что воспоминания не из приятных.

— В лаборатории считали, что мы не должны жить среди чистокровных. Целью исследований было не адаптировать нас для жизни в обществе. А наоборот, показать обществу, что мы монстры. Даже те из нас, кто были безобидны, дети кафо и древних. Они были совершенно обычными. Если бы не их магический потенциал и невероятная сила, они не отличались бы от обычных кафо внешне. Да и что там, даже такая как я могла спокойно трансформировать свои крылья в крылья кафо. Но, им это не нравилось. Каждый месяц приходили древние, такие, в белых рясах. Они проверяли, как идут эксперименты. И если вдруг, кому-то из образцов удавалось выглядеть и вести себя как обычному ребенку, эти белые рясы были в ярости. Они считали, что алхимики любой ценой должны доказать, что мы зло. Тогда в западной лаборатории придумали нас пробуждать. Пробуждение — это переход в две формы сразу. Когда ты принимаешь облик обоих сторон своей сущности. Был там один алхимик, Магнус. Он создал ядро для тех, кто был наполовину ойо. И они пытались приживить его. Многие погибли. Я со счета сбилась, сколько тел вынесли и сожгли… А потом у них это вышло. С Нагайной.

— Нагайна? Змеиная дева Нагайна?! — Рэйна подскочила на стуле, — она была в этой лаборатории образцом?! Она полукровка?!

— Да, да, — грустно улыбнулась Лей, — Нагайна была первой, кому привили это чертово ядро. Первая, кого полноценно пробудили. Она выжила и изменилась. Она больше не могла скрывать ни свои глаза, ни чешую.

— Но она похожа на обычную ойо. В чем тогда был смысл?

— Они тоже были в ярости, белые рясы, — тихо произнесла Лей, — не понимали, как чудовище может выглядеть как чистокровная ойо. Поэтому, приказали её уничтожить. Они называли это «утилизацией», словно мы были каким-то мусором. В то же время получилось приживить второе ядро другому образцу. Это был Шай. В этом случае они были очень довольны, ведь он был ребенком кафо и ойо-ящера, ядовитого ящера. Признаков зверя в нем почти не было, но его крылья изменились, стали словно покрыты чешуйками, и они были отравлены. Не знаю, какие цели преследовал Магнус, но он явно не разделял идеалов белых ряс, кем бы они ни были. Ему не нравились их приказы, но он не защищал нас. Но он защищал Алена.

— В дневнике было написано, что Ален был первым и единственным, кто попал к ним с кровью спригана, — прервала её Рэйна, — ты тогда кто?

— Кафо и сприган, — ответила Лей, — в лаборатории были уверены, что я наполовину кафо, а наполовину древняя. Только Ален понял. Он тренировался каждый день создавать пряжу. Кто-то тайком приносил ему разные книги и рукописи, я не знаю кто. Но он учился неустанно, а все, что ему приносили, прятал в дырке в полу, что была под его кроватью. И в тот день, когда он усыпил всех ученых, я думала, он наш спаситель. Я верила, что могу выйти на улицу, дышать воздухом, смотреть на небо. Я думала, сейчас мы все убежим. Нас ведь и осталось то всего пятеро. Я и Ален, Шай, Нага и Кей. А потом я обернулась. Ален не собирался бежать. Он расправил крылья и ждал всех, кто приближался к выходу. И убивал. Убивал с особой жестокостью, при помощи пряжи. Рубил на части, отрывал конечности. Это была настоящая бойня. И сначала он сказал, что это за всех тех, кто погиб из-за их экспериментов. Нага и Шай его поддержали, но мы с Кеем были напуганы. Мы не хотели этого всего. Но нам некуда было бежать, мы бы не выжили.

Она перевела дыхание и продолжила.

— Мы прятались в лесу, не помню точно сколько. Спустя какое-то время на место пожара прибыли белые рясы. Все осмотрели, ужаснулись, вывезли все тела или то, что от них осталось и наложили печать скрытности на это место. Но Ален разгадал пряжу печати, и мы смогли войти. Когда белые рясы уехали, Ален провел нас назад в лабораторию. Он был гениален, мы следовали за ним как за спасителем. Пускай он был ненамного старше нас, но смог быстро организовать для нас место, где мы могли жить. Мы добывали еду, учились выживать самостоятельно, а место, что было нам тюрьмой стало домом, который надежно скрывал нас от посторонних благодаря наложенной печати. Ален учил нас пряже, мы все учились сражаться. Но, чем старше мы становились, тем больше вопросов появлялось. Почему мы не можем покидать это место? Почему Ален так обеспокоен нашими боевыми навыками? Почему мы не можем вернуться в общество и попытаться жить как все? Отыскать своих родителей… В общем, мы этого не понимали и пока пытались разобраться, Ален нашел свитки, в которых подробно описывалась церемония вызова фамильяра. Думаю, именно тогда все и закрутилось, когда он вызвал её.

— Её? — Рэйна мельком взглянула на Лелию и Тил.

— Мерроу. Хитрый водных дух, который постоянно был рядом с Аленом. Он и шагу без неё не ступал. Вместе с ней от начал изучать свитки о расколах, разломах, о Вратах. В общем, это была очень необычная мерроу. Он экспериментировал. Не над ней, а вместе с ней. Она добровольно давала проводить над собой опыты. Он разорвал нить мира и мерроу не могла больше черпать энергию из этого мира, а потом разорвал нить фамильяра. И их контракт был разорван. Она была необычным фамильяром. Могла возвращаться назад в разлом, заключать новые контракты с другими хозяевами. И черпать энергию из них. Но она всегда оставалась фамильяром Алена, ведь между ними так и осталась не разорвана нить души. Как-то Ален рассказал нам, что она ключевая фигура в его плане. Она должна была возвращаться в разлом и выискивать полукровок. Становится их фамильяром и приводить их Алену. Тогда это казалось безумием…

— Как звали того фамильяра? — осторожно спросила Тил с полки.

— Кали или как-то так. Он называл её Кали.

— Что ж, начинает проясняться, — покачала головой Рэй, — и что дальше?

— А дальше на наш дом набрел небольшой отряд правящего Дома Шайлон. У них был очень интересный герб, крылья, объятые огнем. Они просто проезжали мимо и наткнулись на лесной тропе на Нагайну. Они просто спросили, как выехать из леса. Нага убила их. Всех убила. И сказал, что это была отличная тренировка. Шай словно обезумевший бросился на неё. Но не потому, что ему стало жаль тех солдат. Он кричал, что она не поделилась и он тоже хотел поиграть с ними… Мы с Кеем попытались их разнять.

— Не очень удачно, да? — участливо произнесла Рэй.

— Совсем не удачно, — Лей закатала рукава, продемонстрировав покрытые паутиной шрамов руки, — я не понаслышке знаю о том, что перья Шая ядовиты. Они с Нагайной избивали нас пока не вернулся Ален. Кею повезло больше. Он скончался от множественных переломов, ран и потери крови. Я же… умоляла отпустить меня. Ален и правда оттащил меня от тех двоих, вылечил мои раны, я быстро встала на ноги благодаря тому, что он овладел целебной пряжей. Он ежедневно учился чему-то новому, книг было предостаточно. Подземелье лаборатории было нетронутым. И он научился исцелять. А когда закончил, когда затянулась моя последняя рана, он сказал, что у меня прекрасные навыки выживания и что сама я живучая, раз они меня не убили. Сказал, что Кей был слабаком, поэтому и умер, а слабакам не место в команде сильных. А еще сказал, что мой боевой потенциал даже выше, чем у Нагайны, ведь она бы не выжила, получив столько повреждений, сколько получила я. Значит, в бою я буду куда надежней. Но, сказал он, ты очень своенравная и, видимо, не совсем понимаешь, для чего я вытащил вас из этой клетки. И он открыл разлом.

— Разлом Врат?

— Да. Решил, что для того, чтоб я стала его воином, нужно подчинить меня. И протащил через раскол. Вот такая вот история.

— Погоди. Просто взял и протащил?! Как это?!

— Ну, это сокращенная версия. Если быть точнее, меня связали, три дня почти не кормили, а потом устроили церемонию призыва, открыв раскол Врат Андхакара и с его помощью, наложили на меня печать фамильяра.

— То есть, ты его фамильяр? Как же ты здесь-то оказалась?

— Такой контракт отличается от того, который ты заключила со своими фамильярами. Все-таки я и сама могу использовать пряжу. Я получила способности фамильяра. Я могу воздействовать на других, так я и смогла усыпить волчицу, черного пса и птичек. Но, эта печать… — она отодвинула воротник и показала черную отметину на ключице, — она подчиняет. Ты все еще мыслись, разум твой все еще принадлежит тебе. А тело — нет. Ослушаешься и тебе сделают больно. Очень больно. Поверьте мне.

— Не сходится, — хмуро произнесла Рэйна, — если ты фамильяр, он должен знать где ты находишься, постоянно. Фамильяр не может просто так сбежать от хозяина.

— Это одно из отличий. Так как я способна использовать пряжу самостоятельно и у меня с рождения есть связь с первозданной энергией, я не нуждаюсь в том, чтоб черпать энергию из источника хозяина. А значит, если я отдалюсь от него, меня это не ослабит. Другое дело — он и правда может найти меня, где угодно. Именно поэтому я уже несколько лет в этой пещере. Посмотри вверх.

Рэйна подняла взгляд. Те самые мерцающие кристаллы, что она видела в начале пещеры над головой, были и здесь. Они мерцали, переливались, от них исходило приятное мягкое свечение. И тут, девушка заметила то, что не замечала ранее. Маленькие цветочки, застывшие в полупрозрачных гранях кристаллов. Она коснулась кристалла у себя на шее.

— Это лунная гортензия, — улыбнулась Лей, — она, конечно, уступает в магической силе алой гортензии, но это преуменьшает её свойств. Кристаллы, что застыли в этой пещере надежно скрывают любое проявление первозданной энергии, своей мощной аурой они перекрывают все, в том числе и меня, и вас тоже. Поэтому, я не выхожу отсюда. Поэтому, я живу в этой пещере столько лет.

Повисло тяжелое молчание. Лей налила себе в деревянную чашечку воды и залпом осушила её. Видимо, она ужа давно так много не говорила. Рэйна прониклась к ней каким-то чувством жалости, ей хотелось помочь этой женщине. Хотелось забрать её из этой пещеры.

— Так, кое-что мне до сих пор не понятно, — девушка прищурилась, — вот эта вся твоя история, конечно, очень грустная. И мне правда хочется помочь тебе, если ты мне не врешь. Но… я так и не поняла. С какой целью он все это делал? Ален… с какой целью он собирает полукровок? С какой целью он тебя обернул фамильяром?

— Он собирает армию, — ответила Лей.

— Пфф… — отозвалась Тэра, — армию? Полукровок на континенте можно по пальцам пересчитать. Ну, то есть… все же сделано для того, чтоб их было как можно меньше. Запреты, предостережения и прочее… Он так до следующей жизни будет собирать.

— Ну, не совсем, — возразила Лей, — понимаешь, одна плохо обученная полукровка, просто играя уничтожила небольшой отряд опытных стражников.

— Ему не нужна большая армия… — с ужасом прошептала Рэйна, — ему хватит пару десятков полукровок, чтоб сравнять с землей Фарлез.

— О, он не остановится на Фарлезе. Он хочет захватить весь континент. Он хочет мстить. При чем очень жестоко мстить. Он говорил, что мечтает о мире полукровок, где чистокровные, которые расценивали нас как угрозу, будут вынуждены не просто считаться с нами, а боятся и почитать, — Лей поднялась с места и подошла к Таску, — ну вот, уже и жар спал. Мои противоядия действуют очень быстро.

— Где ты этому научилась? — Рэйна подошла к ней.

— О, когда я бежала, прихватила с собой рукописи. Много рукописей. Мне-то и брать с собой больше нечего было.

— Слушай, есть еще один вопрос… На тот момент, как ты сбежала, сколько полукровок уже было вместе с вами?

— Всего пятеро. Двоих привела Нагайна, одного Шай и еще двоих мерроу.

— Был ли среди них кафо по имени Элиас?

— Ох, да… — Лей помрачнела, — он… мне жаль его.

— Мне тоже, но давай я сначала выслушаю твою версию.

— Элиаса, как и меня, протащили через Врата Андхакара, — Лей посмотрела Рэйне прямо в глаза, — но не так, как меня. Прошло только его астральное тело. Его душа сильно пострадала. И тело, которое было здесь, в нашем мире, не могло принять его. В том разломе… ты меняешься. И его астральное тело прошло эти изменения. Он принял себя как спригана и принял себя как кафо. Но тело его… он пережил самое мучительное преображение. Он так долго кричал… и кажется, немного повредился рассудком. Теперь он глотает все, что вливает в него мерроу. А мерроу, как я уже упоминала, контролирует Ален.

— То есть, он марионетка?

— Все мы марионетки Алена. Даже ты, Рэйна Леарлес. Он был так взволнован, когда узнал о твоем случае… Тебя признали в обществе еще до рождения. Общество признало союз твоих родителей. И он… возжелал тебя.

— Он же мне в отцы годится… — скривилась Рэйна.

— Серьезно?! Тебя только это смутило? — подскочил Ёру.

— Вообще-то, время над ним не властно, — сказала Лей, — выглядит он ненамного старше тебя.

— И все равно это как-то… А что значит «возжелал»?

— Он захотел, чтоб его королевой в новом мире стала «Признанная королева», так он сказал. К тому же дитя зачатое от полукровки и полукровки…

— Аааааа! — Рэйна зажала уши руками, — стоп! Старый извращенец!

— Тебя и правда только это смутило… — Ёру прикрыл лапой глаза, — ты меня добьешь…

— Чего вы расшумелись? — вдруг в диалог вмешался голос Таска.

— О, гляди, не помер, — фыркнул черный пёс, — а ты живучий.

Таск поднялся на кровати и окинул взглядом место, в котором находился. Взгляд его остановился на Лей, он её внимательно изучил и перевел вопросительный взгляд на Рэйну.

— Да, сейчас самое время ответить на пару вопросов… — вздохнула девушка с облегчением.

Глава 21. В заточении

— То есть, Ален жаждет мирового господства и Рэйну, а ты что-то вроде полукровки полуфамильяра. Значит, пока все остальные его прихвостни шастают по континенту собирая армию, ты прячешься здесь и прокачиваешь навык целителя. И пока все это происходит, королевская семья Фарлеза устраивает королевскую охоту, правящий Дом Шайлон никак не может помириться с оппозицией, а Сеттен-Хейл и Райкон и вовсе понятия не имеют, что происходит вокруг их государств. Все правильно? — подытожил Таск всё услышанное, пока Рэйна осматривала его раны.

— Ну, вроде да, — произнесла Лей, — только я не знаю, что значит «прокачивать».

— Все равно что «повышать», повышаешь навык, — отмахнулся Таск, — одного не понимаю. Мы-то зачем вообще в это пекло лезем?!

— Этот старый изврат воскресил Элиаса, — ответила Рэйна, — если может воскрешать значит и рассудок Лейле вернуть сможет.

— Что?! — Таск так резко обернулся к девушке, что вся спина заколола.

— Не дергайся, — насильно отвернула его Рэй, — раны откроются. Я сказала, что раз он мог воскресить…

— Технически, Элиас не был мертв, — вмешалась Лей, — его астральное тело, то, что из сплетений пряжи и первозданной энергии, отделилось от тела во время разлома. Тот, кто контролировал раскол, потерял этот контроль. Полагаю, это и была ваша Лейла? Она потеряла контроль над разломом, Элиаса туда затянуло. Выглядело это как смерть, но чисто технически…

— Так, — прервала её Рэйна, — если можно отделить душу от тела, можно ли отделить разум? Сознание?

— Ну, чисто теоретически — да. Думаете, сознание вашей подруги затянуло в разлом, как и душу Элиаса? — удивилась Лей, — впервые о таком слышу, но, если это правда, я ей совсем не завидую. Это еще печальней, чем прятаться несколько лет в пещере от неадекватных товарищей.

— В общем, мы любыми способами должны заставить его…

— Рэйна, — Таск ухватил вновь ухватил обернулся и на этот раз ухватил её за руку, — нас отделал один! Один его прихвостень!

— Была буря! Если бы не это…

— Хорошо, а Нагайна? Мы вдвоём не смогли с ней справиться! А это она еще не старалась!

— Я пришла не вовремя!

— Рэйна, мы не можем справиться даже с одним его бойцом, даже с учетом того, что ты тоже полукровка!

— И что ты предлагаешь!? Бросить эту затею?! Оставить все как есть?!

— Нет! Ты ведь состоишь в королевском отряде! Ты подчиняешься лично Её Высочеству принцессе Эмилии! Ты сообщишь! Мы соберем войска!

— Таск, ты хоть понимаешь, о чем ты говоришь?! Как только этим займется Волчий отряд, все пленные тут же станут собственностью королевского двора! Нам не позволят использовать Алена в своих личных целях, даже если речь будет идти о таком благом деле, как спасение Лейлы!

— А что ты предлагаешь тогда?! Ворваться туда и сдохнуть?! Как это поможет Лейле? Их там много, они сильны!

— Я тоже!

— Рэй, трое из них учились убивать с самого детства! Для них это так же естественно, как дышать! Ты же слышала, что тебе рассказывали. Читала «Дневник очевидца». Полукровки сильны! Чудовищно сильны!

— Тогда я им ничем не уступаю! — обозленно бросила девушка, — забыл, да? Я тоже полукровка. Та, которая без «ядра зверя».

— Неприятно это признавать, Рэй, но сприган прав. Это самоубийство, — отозвался Ёру.

— Слушайте, — осторожно, почти шепотом, встряла Лей, — но ведь для того, чтоб попытаться вернуть рассудок вашей подруги, вам не обязательно нужен сам Ален.

— Продолжай, — тут же отреагировала Рэй.

— Как-то же Лейла открыла Врата, верно?

— У неё был ключ. Ключ от Врат Андхакара.

— Значит, вам нужен этот ключ. Вы можете сами вернуть её рассудок из Врат. Только, вам нужен проводник. Сейчас… где-то это было в рукописях!

Лей вскочила и бросилась к завалам из свитков и книг в углу своего жилья.

— Вот! — она торжествующе подняла над головой старый потрепанный свиток, — я думала, это какая-то старая церемония призыва темных фамильяров. Но это может помочь.

Рэйна взяла в руки свиток и развернула его. С каждой новой строчкой лицо её становилось все светлее. И в какой-то момент снова стало хмурым.

— Ну что там? — нетерпеливо спросил Таск.

— В общем, то, что написано в свитке и правда похоже на какой-то темный ритуал, — призналась Рэйна, — здесь указано, что мы можем сами пройти за Врата.

— А про то, как вернуть разум?

— Да погоди ты. Все по очереди. Чтоб оказаться в том же пространстве Врат, что открыла Лейла нам нужно открыть раскол в том же месте, где открыла она. То есть в академии. Но это полбеды. Для того, чтоб найти «утерянное за Вратами» тот, кто утерял, должен находиться у раскола. «И нити его души укажут дорогу к утерянном».

— Нам ни за что не позволят привезти Лейлу в академию…

— И это еще не самом страшное. Нам и правда нужен проводник. А если точнее — два. «И пусть обитатель мира сего проведет вас сквозь врата» и «гость, что не пожелал остаться», то есть, кто-то кто уже побывал в этом мире и вернулся, если я правильно понимаю, — дочитала Рэйна, — то есть, даже если мы и выкрадем Лейлу из её обители одиночества, это будет бесполезно, если не найдем проводников.

— «Обитатель мира сего», — задумчиво произнес Таск, — это может быть фамильяр, призванный из Врат.

— У нас такой имеется, — заметила Тэра, но голос её был напряжен, — даже не знаю, хорошо ли это.

— Ты про Дагон? — спросил Таск, — тот фамильяр, которого ты вызвала в тот день?

— Да, — кивнула Рэйна, — но Тэра права, это больше плохо, чем хорошо.

— Почему?

— Дагон, как бы так сказать, — ответил Ёру за всех, — специфический.

— Вот как… — протянула Лей, — а я думала, что фамильяры не могут ослушаться хозяина.

— Могут, — вздохнула Рэйна, — поэтому, лучше быть фамильяру больше другом, чем хозяином.

— Как ты и твои фамильяры?

— Да, как-то так.

— Тогда почему ты не смогла стать другом Дагон? — неожиданно спросила Лей.

— Как сказать… — Рэйна затруднялась ответить.

Её история с Дагон была достаточно сложной и запутанной. Рэйна вызывала его крайне редко, в крайних случаях. Дагон обладал невероятной мощью. Мог помочь при побеге или в защите. А еще, он был незаменим там, где было много огня. Так или иначе, Дагон был очень хитер и больше походил на демоническую сущность, чем на фамильяра. Хотя, ткачу темной пряжи вроде Рэйны он подходил даже больше, чем Тэра и Ёру в комплекте с Тил.

— В общем, даже если у нас и есть один из проводников, нет второго, — продолжила Рэй, — нам нужен Элиас. «Гость, что не пожелал остаться». Он ведь был там, за Вратами. И ушел.

— А ты, Лей? Могла бы ты быть проводником? — спросил Таск женщину.

— Вряд ли, — покачала головой та, — меня просто протащили через разлом против моей воли. Я не провела за Вратами и пяти минут.

Таск поежился, вспомнив, как тащило его к вратам прочной пряжей. Как горели глаза Лейлы, в каком ужасе он был, как метались осколки мраморного пола. Рэйна заметила это и осторожно толкнула коленом, отвлекая от этих мыслей.

— Значит, нам нужен Элиас, — хмуро констатировала Рэйна, и добавила, — а ведь какой странный пергамент. Старый, как мир. Но, найди я его еще до всего случившегося, то, наверное, и не поверила бы в то, что такое возможно.

— Значит, наши цели меняются? — спросил Таск, — нам не нужно проникать в лабораторию, нужно просто выманить Элиаса и доставить его в академию. Потом туда же доставить и Лейлу. И мы сможем вернуть ей рассудок.

— Хорошо бы, — усмехнулась Рэй, — а психа, желающего мирового господства предпочтем игнорировать?

— Рэй, мы сейчас против него бессильны. Ты должна это понимать! Мы ничего не можем сделать вдвоём. Даже с твоими фамильярами, со всеми. Нам нужно доложить обо всем Её Высочеству.

Рэйна хмуро уставилась в сторону. Сначала она посмотрела на Тэру, потом на Ёру и остановила свой взгляд на Тил.

— Тилуан, разузнай, что творится вокруг, — приказала она кратко, — мы засиделись.

Рыжий сыч встрепенулся, взмахнул крыльями и скрылся в темноте пещеры. Рэйна потянулась и тяжело вздохнула. Неожиданно, её внимание привлек каменный завал в самом дальнем углу жилища Лей. Камни были прикрыты смятой тканью.

— Я все хотела спросить, — начала девушка, — Лей, как ты сбежала?

Лей проследила за её взглядом и усмехнулась.

— Этот туннель соединен со сгоревшим западным крылом лаборатории, — сказала она, — но, если проникнуть сквозь него в лабораторию, о нем тут же станет известно.

— То есть, если использовать его как вход — нас тут же обнаружат. А если использовать его как выход из лаборатории, то даже и не заметят?

— Такую пряжу на него наложил тот, кто создавал этот туннель. Я смотрела сплетения. Если зайти через него — то защитная пряжа Алена тут же сработает. Но если сквозь этот туннель выйти, пряжа туннеля скроет не только его существование, но и энергию того, кто в него вошел. Этот туннель идеально подходит для побега.

— Я слышала что-то о таких туннелях, — отозвалась Лелия, — да-да, слышала! Туннель побега и туннель проникновения! Это магические туннели, которые создавались в прошлом первыми ткачами в королевских дворцах и в поместьях знати на случай, если нужно будет бежать или если поместье захватят, то союзное войско могла проникнуть незаметно и прийти на помощь.

— То есть, если здесь есть туннель побега, значит есть и туннель проникновения, — сказала Рэйна, — Лелия, ты знаешь, где стоит искать?

— Нет, этого не знаю. Могу сказать только то, что обычно эти туннели расположены по разные стороны от того места, в которого и из которого ведут.

— Рэйна, мы не станем проникать сейчас в лабораторию! — разозлился Таск, — почему ты меня не слышишь?

— Когда мы вернемся сюда с войском, хотелось бы знать, куда мы ведем королевских солдат, Таск, — фыркнула девушка, — но в одном ты прав. Мы никуда не пойдем. Я пойду. Ты ранен и не можешь сражаться в полную силу. Я найду чертов туннель, проникну в лабораторию, найду Элиаса и выйду с ним через туннель побега.

— Это безумие, Рэйна! — Таск подскочил с места, но девушка схватила его за руку.

— Когда ты был в отключке, ты был поспокойней, — улыбнулась она, сквозь её ладони пробежались нити серебристой пряжи.

— Что ты… Рэйна… ты… пожалуйста… Ты погибнешь!.. — ноги у парня подкосились, — ты боец… но они… они убийцы…

Тело парня обмякло и Рэйна осторожно положила его на кровать. Лей понимающе кивнула и прикрыла усыпленного пряжей спригана.

— Я не боец, Таск, — Рэйна погладила его по щеке, — я головорез…

***
Рэйна нашла вход в туннель проникновения, как и предполагала Лелия, совершенно противоположной стороне от пещеры Лей. Тэра получила приказ охранять Таска. Ёру получил приказ охранять их обоих и предотвратить любую попытку спригана отправится за ней. Тил же получила указание просто ждать сигнала, по которому она должна была подготовить остальных к побегу.

Пробираясь через промерзший и обледенелый туннель, Рэйна думала о том, что же скажет Таск, когда она вернется. Ей не хотелось так поступать со сприганом, но его состояние все еще было не стабильным. Хоть она и затянула его раны вместе с Лелией, хоть Лей и дала ему противоядие, он все еще был ослаблен. Рэйна думала о том, что ей следовало бы быть осторожней, ведь это прикрывая её пострадал Таск. Он бросился закрывать её от перьев Шая и был ранен, отравлен. Если бы не он, она, вероятней всего, погибла бы. Или была бы ранена гораздо сильнее. К тому же, падая с утеса, если бы Рэйна была в отключке, а не Таск, то на помощь не смогла бы прийти Тэра и её форма защитницы. Но, от мысли, что Таск был готов пожертвовать собой ради её спасения, почему-то очень грела душу девушки.

Рэйна думала о Лейле. Что случится, если они все-таки вернут ей рассудок. Примет ли их девушка, будет ли она благодарна. Да и после рассказа Лей, Элиас уже не казался такой злобной сволочью. Теперь Рэйне было его даже жаль. Совсем немного, но она даже задумывалась о том, чтобы они могли сделать для того, чтоб вернуть его.

Туннель был достаточно просторным для того, чтоб по нему мог пройти небольшой отряд воинов. Такой мобильный отряд спасения, как Волчий отряд Рэйны с легкостью поместился бы здесь и смог бы проникнуть в лабораторию совершенно незамеченными. Рэйна задумала о том, что давно не видела никого из своих товарищей. Интересно, кто в её отсутствие стал во главе отряда. Как они сейчас выходят на задания. Выходят ли вообще?

В голове прозвучали последние слова Таска. «Рэйна, ты боец. Да какое там боец. Знал бы ты, что мы делали с целями» — невольно проговорила сама себе Рэйна. Хоть Волчий отряд и считался элитным королевским отрядом воинов, на самом деле, это был отряд наёмников, которые выполняли ту работу, выполнить которую были не способными благородные рыцари. Грязную работу. Работу убийц. Рэйна, возглавлявшая отряд по личному приказу принцессы Эмилии, знала, на что способен каждый её солдат. И она знала, на что способна она сама, Белая волчица Рэйна.

Туннель сужался и вскоре Рэйна смогла выйти на залитую лунным светом площадку. Вокруг были стены. Она оказалась словно в башне без крыши. Девушка на какое-то мгновение подумала, что тот, кто создавал эти туннели самый настоящий идиот. Как можно было туннель проникновения провести в запертую башню?! А потом она задумалась о том, что она еще даже не попыталась найти выход из башни. Сделав шаг в перед, она поняла, что кто-то пристально смотрит на неё. «Вот тебе и древняя пряжа» — промелькнуло в голове девушки. В углу башни действительно кто-то сидел. И этот кто-то смотрел на Рэйну. Смотрел и молчал.

— Значит, ты все-таки пришла, — услышала она хриплый, но достаточно знакомый голос.

— Эл? — растерялась Рэйна.

Клинки в её руках слабо мерцали. Она смотрела на Элиаса, чьи крылья руки и горло были скованы стальными цепями. Он смотрел на Рэйну отрешенным взглядом, губы его застыли в кривой усмешке.

— Так происходит каждый раз, когда я просыпаюсь, — сказал он.

— Проснуться? — Рэйна осторожно приблизилась, — ты чего тут делаешь вообще?

— А что, есть варианты? Я здесь заточен, — сказал парень, — видишь? Стены, цепи.

Рэйна присела напротив закованного в цепи бывшего товарища и вгляделась в его лицо. Ни безумия в глазах, ни издевательской усмешки. Только измученный взгляд, прерывистое дыхание, синяки под глазами.

— Чего пришла, Рэйна? — нарушил тишину Элиас, — ты же в курсе, что он только тебя и ждет?

— Я за тобой пришла, — честно призналась Рэйна.

— А, месть, — понимающе кивнул Элиас, — тогда ты вовремя. Пока я в своём уме, мне даже грустно. Я даже сожалею о содеянном. К тому же, я и сопротивляться не могу. Давай, мсти.

— Много чести, — фыркнула девушка, — если ты думаешь, что я пришла сюда тебя побить, то ты ошибаешься. Хотя, соблазн велик.

— Ох, да ладно, Рэйночка, — хмыкнул Эл, — не строй из себя это благородство, оставь это для Таска. Мы оба знаем, на что ты способна. Скажи, ты не испытывала угрызений совести за то, что сделал с моими заклинателями?

Рэйна замахнулась кулаком, но остановилась. Выдохнула. Снова села напротив Элиаса.

— Выкладывай. Чем ты Алену не угодил?

— И с чего бы мне тебе о чем-то рассказывать?

— С того, что я, возможно, единственная, кто хочет тебя послушать. Воспользуйся этим подарком судьбы. А то сдохнешь так и не исповедавшись.

— Тц… Ты стала еще красивей, чем в день нашей последней встречи, ты в курсе? Тогда, в академии, на церемонии призыва. Волосы длиннее стали. Ты так их и не обрезала? Все пыталась подражать женщинам сприганов? В бою не мешают?

— Не мешают, — ответила Рэйна, успокаивая дрожь в груди, — ты будешь говорить или нет?

— Я поддался, Рэйна. Поддался на этот шепот в темноте, — развел руками Элиас, — разум мне, конечно же, твердил, что я должен оставить попытки завоевать тебя. Но там, за Вратами, когда ты плаваешь словно в вечности, не чувствуя сам себя, ты готов поверить во что угодно, послушать кого угодно. А моим единственным собеседником в этом мраке была Калиопса. Знаешь, она была тем шепотом в темноте, который позвал за собой. И я поддался. И, дьявол, как же я облажался. Когда она рядом со мной, я не чувствую ничего. Знаю только то, что у меня есть желания и я готов пойти по трупам, чтоб воплотить эти желания в жизнь. Ничего не имеет значения, кроме моих желаний, когда она со мной. А моим желанием была ты. Не смотри на меня так. Чему ты удивляешься? Ты всегда была так добра ко мне, так мила, мы так здорово дружили. Помнишь? Я думал, что нам, полукровками, стоит держаться вместе. Хоть ты и не знала, что я… в общем, не важно. Пока со мной Калиопса, я чувствую лишь жажду. Но стоит ей покинуть меня надолго и все чувства, словно ураган, врываются в моё сознание, разрывают моё тело. Чувство вины, чувство справедливости, отчаяние и страх, желание жить, вернуться к семье, спастись из этого кошмара… Тогда, они заковывают меня в цепи и ждут её возвращения. И все начинается сначала…

— То есть, сейчас тебе жаль?

— О, да, Рэйна. Мне очень жаль. Жаль, что не получилось провернуть все так, как я планировал, — Элиас откинулся на стену, — знаешь, если бы Лейла таки подчинила Таска, а я смог бы остаться рядом с тобой, всего этого бы не было.

— Ты действительно такой идиот, Эл, — покачала головой Рэйна, — самый настоящий идиот.

— Я кажусь тебе жалким?

— Да, есть такое, — призналась Рэй, — совсем немного. Ты примкнул к психу, желающему совершить переворот на всем континенте.

— А ты подалась в головорезы, когда твой возлюбленный сбежал. Даже не знаю, что тупее, — усмехнулся Элиас.

Рэйна поймала себя на том, что улыбается.

— И все же, госпожа Леарлес, — снова стал серьезным Элиас, — почему ты здесь?

— По правде говоря, я здесь для того, чтоб забрать тебя.

— Сумасшедшая, — тихо произнес Эл, — тебя схватят и будешь мое сокамерницей. Вот что случится. К тому же я твой враг, помнишь?

— Мой враг Ален. К тому же, у тебя есть шанс вымолить прощения.

— Прощения?

— Мы вернем рассудок Лейле.

— Ты точно спятила…

— Может и так, мне все равно. Но пока ты снова ты, без этого твоего истерического смеха и посягательств на мою честь, мы обязаны это сделать. Так что, подними задницу и рассказывай, как нам незамеченными проникнуть в сгоревшее западное крыло.

***
— Ты очень наивная и доверчивая. Как-то не сходится с тем, что я слышал о монстре, именуемом Белой волчицей, — заметил Элиас, когда они вместе с Рэйной крались по каменному коридору.

— А ты продолжай испытывать моё терпение, — прорычала ему в ответ девушка.

— Ну сама посуди. Что если Ален знал, что ты придешь? Посадил меня в камеру, я усыпил твою бдительность, сыграл на чувствах, пробудив воспоминания минувших дней и вот ты уже освобождаешь меня от цепей, а я веду тебя прямиком к нему!

— И так благоразумно треплешься об этом сейчас, не закончив свою миссию, да? — оскалилась девушка, — начнем с того, что ни на каких чувствах ты не сыграл. Я пришла сюда именно за тобой, потому что ты нужен мне для спасения Лейлы. И если бы Ален знал о том, что я приду, не логичней было бы встретить меня лично? Если слухи не врут, он чертовски силен, он бы мог со мной совладать. А ты…

— Я не в лучшей форме сейчас, — обиженно сказал Элиас, — но я не слабее тебя!

— Не будем проверять это сейчас. Веди давай.

В чем-то Элиас был прав. И эта правда больно уколола самолюбие девушки. Она и правда даже не подумала о том, что это все может быть ловушкой. В любой другой ситуации она бы проверила каждый угол, приставила бы клинок к горлу пленника, выпытала бы всю информацию силой, даже если бы ему нечего было рассказать. Но лишь потому, что это был Элиас, Рэйна совсем забыла про осторожность. Там, закованный в цепях был вовсе не тот Элиас, который издевательски хохотал и насмехался над тем, что случилось с Лейлой. Это был тот Элиас, которого Рэйна видела в последние дни своей жизни при академии Лоу-Фа. Того самого крылатого парня, с немного грустным, но добрым взглядом. Пускай крылья его изменились, но рядом с ним Рэйна почувствовала тоже самое, что чувствовала тогда, когда они проводили время вместе в саду академии. Тепло. И пускай этот Элиас не тот, что был пять лет назад, но он и не тот, кого она увидела в лесу за поместьем Лоу-Фей. А это уже значило много. Значит, она еще может побороться за этого парня из прошлого.

Рэйна уже думала о том, как они прибудут в академию. Как избавят его от гнетущей печати Алена и жестокой мерроу. А потом спасут Лейлу. И их компания полуночников вновь объединиться. На какое-то мгновение девушка даже забыла о том, как сильно она хотела вернуться в свой Волчий отряд. Рэйна слишком увлеклась этими мыслями и не заметила, как за углом замерцали огоньки фонаря. Элиас обернулся к ней и прижал к стене, накрыв своими огромными крыльями. Оба затаили дыхание, надеясь, что проходящий их не заметит. По словам Элиаса, в самом убежище сейчас находились 7 полукровок. Четверо Рэйне были известны, это сам Элиас, закованный в цепи, Нагайна и Шай, и сам Ален. Еще трое примкнули к ним совсем недавно, но уже успели проникнуться целью Алена. Еще четверо находились на заданиях в Фарлезе, Шайлон и Сеттен-Хейл, цель заданий Элиасу была не известна.

И несмотря на свою малую численность, полукровки были очень опасны. И они это отлично знали, поэтому не боялись ни вторжений, ни побегов. А потому, коридоры никто не патрулировал. Изредка, кто-то проходил мимо, направляясь по своим делам, да и только. На стене стоял один лишь дозорный и каждый три часа он менялся. Башня, в которой держали Элиаса находилась в противоположной стороне от сгоревшей западной лаборатории и пробираться к ней предстояло не только по коридорам, но и через общий зал. Хоть Эл и убедил Рэйну в том, что в это время зал обычно пустует, приближаясь к нему девушка увидела тени. В зале кто-то был.

— Ты уверен, что другого прохода нет? — прошептала Рэйна, пытаясь рассмотреть в дверную щель кто находится в зале.

— Либо через зал к западной лаборатории, либо так, как тебе совсем не понравится… — скривился Элиас.

— Вам в любом случае уже не понравится, — прошипел кто-то прямо над ухом Рэйны.

Их обоих вытолкнули в зал. Довольная собой Нагайна обошла их и вышла вперед, словно охотник, хвастающийся добычей. Она была все такая же, как и в день их первой встречи. Чешуйки на её коже поблескивали в свете огней, а змеиные глаза все так же пронзительно смотрели на Рэйну.

— Смотрит, Ален, — усмехнулась она, — я таки привела тебе то, чего ты так желал.

Рэйна подняла голову и с вызовом посмотрела на того, к кому обращалась Нага. И застыла. В большом резном кресле перед ней седел мужчина, который выглядел едва старше её. У него были черные, как смоль, волосы, связанные в свободный хвост атласной лентой. Правый глаз его был такой же как у Рэйны, медового цвета, левый — сравнился бы с драгоценным сапфиром. У него были аристократические черты лица, выразительные скулы, островатый нос, весьма стройное телосложение. Он поднялся с кресла и расправил плечи. За спиной у него встрепенулись два сприганьих крыла, переливающихся всеми оттенками синего. На голове красовались два лисьих уха, цвета серебра. А длинный лисий хвост медленно покачивался из стороны в сторону у его ног. Ален был красив. Но в этой красоте Рэйна чувствовала холод, безжалостность, жестокость. Ален улыбнулся ей, от чего по спине побежали мурашки.

— Рэйна Коё, — голос его был вкрадчивым, идеально подходящий лису, — я уже думал, ты не почтишь меня своим визитом и мне придётся нанести визит тебе самому. Но вот ты здесь. Чем я обязан такому подарку судьбы?

Рэйна молчала.

— Ох, ну брось, — Ален подошел к ней совсем близко, их взгляды встретились, — у тебя ведь столько вопросов. Поговори со мной.

И все еще Рэйна молчала.

— Ну что ж, — Ален перевел свой взгляд на Элиаса, — тогда ты. Мы ведь уже говорили об этом, Эл. Тебе не сбежать. Тебе не достает силы, которая есть у Нагайны, поэтому, она всегда приводит тебя назад. Тебе не достает хитрости и проворства, которые были у Лей, поэтому, ты никогда не можешь сбежать по-тихому. И наконец, куда тебе бежать? Ты слишком запятнан, Элиас. Запятнан кровью и безумием. Тебя никогда не примут те, кого ты предал. Ведь так, моя леди? Все еще молчишь?

И снова Рэйна ничего ему не ответила.

— Я бы просто вернул тебя назад в твою клетку, Элиас. Ты бы дождался любимую Кали, она бы снова вернула тебя в нужное состояние. Тебе же это нравится, не чувствовать боли и угрызений совести. Нравится, не отрицай. И я бы позволил Кали вернуть тебе эту свободу. Но я, пожалуй, не стану этого делать. Ведь ты только что пытался лишить меня такого удовольствия, заполучить её, прекрасную Белую волчицу. Ты хотел уйти вместе с ней. И я решил, что за это, Элиас, я тебя убью, — голос Алена был беспристрастным, он был спокоен и улыбался, словно речь идет вовсе не об убийстве.

Элиас побледнел, но не смел даже шелохнуться. Он молча наблюдал за тем, как на ладони Алена начинает проявляться целый клуб черной, синей, алой и фиолетовой пряжи. Он поднес ладонь к горлу Элиаса. Нити пряжи рванули к телу парня, словно голодные звери к мясу. Он тут же упал на колени, все тело его содрогалось, он задыхался.

«Тебе нужна моя помощь».

— Останови это! — Рэйна рванула к Алену, но её перехватила Нагайна, — хватит! Он ведь такой же как ты!

— О, кровь к крови моей, ты заговорила со мной? — усмехнулся Ален и щелкнул пальцами.

Пряжа, словно живая, вернулась в его ладони. Элиас упал на пол и тяжело дышал, хватаясь руками за горло. Ален подошел к Рэйне и своей рукой взял её за подбородок.

«Я нужен тебе сейчас».

— Ты и правда красивая, — сказал он тихо, — в тебе столько всего неизведанного, интересного. Черты лица древней, глаза ойо, уверен, что без печати у тебя прекрасные уши и хвост. Твои клыки прекрасны даже сейчас, их не скроет ни одна печать.

Он взял её ладонь в свою и прижал к своей щеке. Внутри Рэйны все содрогалось, когда он касался её.

«Да будет тебе… ну же! Сейчас»

— Твои руки такие мягкие, — шептал он, — и они так пахнут кровью. Ты ведь рвала когтями врагов, правда ведь? Этот так здорово! Ох, твой взгляд… ты так сильно меня ненавидишь? От этого ты становишься еще более желанной, Белая волчица.

Элиас смотрел на Рэйну. Та, как могла, старалась скрыть ужас, который подкатывал к ней волнами, с каждым новым прикосновением Алена. Лицо её стало совсем бледным, руки её еле заметно подрагивали. Наконец, Ален провел ладонью по её щеке и взял прядь её волос, пропуская их сквозь пальцы.

«Не упрямься, глупая! Я помогу!»

— Одного не пойму, — задумчиво произнес он, — лицо древней, глаза ойо, а волосы сприганов. Ты так стремилась понравится тому юноше, что отрастила такие прекрасные волосы? Они не мешают тебе в бою, Рэйна? Я бы от них избавился… Это ведь будет постоянно напоминать мне о том, что эта красота предназначалась не для меня…

Он резко рванул её на себя, ухватив за волосы и одним оборотом намотав их себе на руку. Рэйна вскрикнула и схватилась за голову, упав на одно колено. Элиас попытался подняться и бросится на помощь, но Нагайна приложила его ударом ноги так сильно, что у парня потемнело в глазах. В свободной руке Алена пряжа приняла форм кинжала.

— Таск… помоги… — тихо всхлипнула Рэйна.

«Призови меня, идиотка! Сейчас!»

— Не нужно здесь его имени, ты ведь уже здесь и со мной, — кривая усмешка исказила лицо Алена.

— Таск… — прошептала Рэйна, чувствуя, как тело её пылает от обиды, унижения и страха.

«Призови! Меня!»

— Сейчас мы избавимся от этого недоразумения! — взмахнул рукой Ален.

— Дагон!!! — закричала Рэйна так громко, как только могла.

Алена отбросило от девушки мощнейшим потоком воды. Нагайна в тот же миг была заточена в водный пузырь. Дагон, в своём человеческом облике, поднял с пола Рэйну и разъяренно встряхнул за плечи.

— Чем ты думала?! — рявкнул он, — он мог вас обоих убить! Почему ты не призвала меня раньше?!

— Ты… — начала вяло оправдываться Рэйна.

— Я твой фамильяр! — прорычал Дагон, — понимаешь?! Эй, ты, пернатый. Планы меняются. Вы сбежите по небу.

Он обращался к Элиасу, которого вода привела в чувство. Тот, не понимая, что произошло, удивленно уставился на незнакомого мужчину. Дагон закатил глаза и толкнул Рэйну к Элиасу. Очертания его тела поплыли, он вновь принял облик водного духа, мутно синего коня.

— Бери госпожу на руки и вылетай в ближайшее окно! — крикнул он, — в скрытности уже нет никакого смысла. Вас уже видели и слышали. Давай, живо! Я их задержу!

Ален поднимался с пола. Выглядел он крайне обозленным. Первым делом, его нити пряжи вновь изменили свою форму, на этот раз — это был хлыст. Одним ударом он рассек пузырь, в котором уже почти захлебнулась Нагайна. Дагон бил копытом.

— Ну же! — крикнул он, — живее!

Элиас подхватил Рэйну на руки. Один мощный взмах крыльев оторвал их от земли. Они устремились прямо в потолок. Закрыв Рэйну своими крыльями, словно коконом, Элиас рванул что было сил, пробивая на своем пути стены. Его крылья, словно кристаллизировавшись, не пропускали ни одного камня, смягчая удары и разбивая все преграды на своем пути. Оказавшись над лабораторией, Элиас раскрыл крылья.

— Куда дальше!? — спросил он, — долго не протяну, в глазах темнеет… эта змеища хорошо мне врезала…

— Тил!!! — позвала Рэйна, сова тут же откликнулась мысленно, — планы меняются! Выводи всех! Рвите когти к тому городку, в котором мы делали покупки! Немедленно!

Она посмотрела на Элиаса.

— Ты дотянешь туда?

— Дотяну, но это глупо! — возмутился парень, — нам не скрыться от него в том городишке!

— Тот городок совсем крохотный, — согласилась Рэйна, — но это перевалочный пункт почти у самой границы! Там казармы армии Фарлеза! Он ведь не идиот объявить войну королевству!

Элиас согласился и взмахнул крыльями. Рэйна видела, как позади них мелькает одна единственная фигура. Шай бросился вдогонку почти сразу, как только они сбежали. Но, бежавший из лаборатории Дагон явно сбил ему все планы. Было очевидно, что келпи не станет в одиночку противостоять Алену и Нагайне, его задачей было задержать и он с этим справился. Нагнав Рэйну и Элиаса по земле, он внимательно следил за небом, чтоб предотвратить любые попытки погони. Но больше этого не потребовалась.

Элиас прижимал к себе девушку. Рэйна чувствовала, как колотится его сердце, чувствовала, как он постепенно выдыхается. Когда до города оставалось совсем немного, крылья все-таки его подвели. Носом пошла кровь, кровоточила разбитая губа, они потеряли высоту. Элиас, как мог, старался смягчить падение. Но приземление было жестким. Потеряв сознание, парень просто рухнул в снег на опушке леса, не долетев до городка совсем чуть-чуть. Но, до последнего момента, он закрывал Рэйну своими крыльями.

Глава 22. Твоя причина

Рэйна сидела на низеньком табурете у окна и смотрела на заснеженную улицу. Таск молча промывал её исцарапанные руки. Элиас лежал на кровати, укутанный в два одеяла, любезно предоставленные хозяйкой постоялого двора. Рэйна тащила его на себе до городских стен, где и встретила своих фамильяров. Сейчас же Тэра и Ёру сидели у входа в комнату, Тил и Лелия осматривали окрестности, Дагон исчез. Лей бежать с ними отказалась, ведь стоило ей покинуть пещеру, в которой её защищали кристаллы, и она снова будет подвластна Алену.

Таск, который пришел в себя и понял, что Рэйна все равно поступила по-своему, был в бешенстве. Он готовил пламенную речь, полную негодования, но увидев девушку, просто помог ей дойти до постоялого двора, забрав Элиаса на свои плечи. Хозяйка гостиницы была женщиной средних лет, с добрым, понимающим взглядом. У неё часто гостили не совсем обычные гости, поэтому, годы работы в городке научили её не задавать лишних вопросов. Так она и поступила, увидев на пороге странную троицу. Фамильяров она пропустила без особых препираний, хотя и тонко намекнула, что других постояльцев могучие звери могут напугать.

В комнате Таск тут же обработал раны Элиаса и принялся за исцарапанные руки Рэйны. Он так же обратил внимание, что волосы её были растрепаны, а шпилька, которая их удерживала, исчезла. Скорей всего, выпала где-то по дороге. Или же, ей помогли выпасть. Не понятно почему, но Таск ощущал, что к её волосам кто-то прикасался. Рэйна то и дело пыталась начать разговор, но слова застревали в горле. Наконец, она решилась нарушить тишину.

— Когда ты так молчишь, становится даже неловко, — виновато улыбнулась она, но ответа не последовало.

Таск продолжал протирать царапины, стараясь даже не пересекаться с ней взглядами.

— Лей отказалась идти, да?

И снова тишина. У дверей Тэра что-то тихо шепнула Ёру, тот покачал головой. Но оба фамильяра испытывали ту самую неловкость, которую обычно испытывают свидетели ссоры между двумя. Рэйна чувствовала себя уязвленной. Ей все казалось, что она должна что-то сказать. Она не считала, что поступила неправильно, но по какой-то непонятной ей причине, чувство вины сжигало её изнутри. Она понимала, что поступила правильно. Сприган бы её не отпустил, а действовать нужно было быстро. И вообще, она сильный ткач, прирожденный боец и последние пять лет занималась тем, что предотвращала дворцовые перевороты и бунты. Она убивала, чего таить! Она могла справиться с этой задачей. Она заклинательница фамильяров. Одна из сильнейших. Так почему же ей сейчас так не по себе от его взгляда, который проходит сквозь неё?

— Послушай, Таск, — начала она, — прости, я ведь хотела просто…

— Заткнись! — оборвал её сприган.

Голос его был настолько резким, что девушка вздрогнула.

— Если начнешь извиняться, я почувствую себя еще более жалким, — тише сказал он, — если ты так поступила, потому что считала это правильным, ты не должна извиняться, и я должен это принять. Но если же ты сделала это потому, что посчитала меня ненадежным напарником, потому что решила, что я слаб и не справлюсь с этим, что буду тормозить тебя… тогда лучше бы тебе замолчать сейчас и не унижать меня еще больше.

— Таск, все не так, ты… — Рэйна потянулась к нему, но он оттолкнул её руку.

— Я снял две комнаты. Ты можешь пойти отдохнуть в соседней, а я побуду с Элиасом, — сухо сказал он.

— Но…

— Рэйна, прошу, уйди.

***
Когда девушка и её фамильяры покинули комнату, Таск опустился на табурет и уставился в окно. Падал снег. Пускай зима уже клонилась к закату, но холод не собирался так просто отступать. Парень думал. С самого детства ему внушали, что его задача — защищать Лейлу. И для этого, каждый его день был наполнен тренировками. Его тренировки рукопашного боя начались едва он только научился бегать. В 6 лет он впервые взял в руки оружие. Старик хорошо потрудился над его воспитанием, как телохранителя.

Таск никогда не принадлежал к Дому Пламеннокрылых по-настоящему. Старейшина Дома нашел его младенцем на пороге одного из семейных храмов в тот день, когда родилась маленькая госпожа. Старик посчитал, что это знак. Поэтому, нарек малыша Таском и своим внуком. В Доме Пламеннокрылых эта идея не сильно приветствовалась, но никто не смел противостоять старейшине. И так, началась новая жизнь Таска Пламеннокрылого, кровно хранителя юной госпожи Лейлы.

Старик, вопреки возрасту, лично занимался воспитанием и тренировками телохранителя. Даже когда Таску и Лейле пришлось покинуть империю Шайлон, старейшина отправился с ними, как опекун. Ежедневно он занимался с Таском в рукопашном бою, оттачивал навыки владения оружием. Еще до того, как Таск определился, что хочет и будет сражаться при помощи чакр, он обучил его стрельбе из лука, метанию кинжалов. Таск с детства знал, что от того, насколько он силён, зависит безопасность его госпожи. И пускай они были с Лейлой очень близки и дружны, кое-что не укладывалось в его голове. А именно — Рэйна Коё.

Эта девчонка отличалась от Лейлы. Она была такой же маленькой, хрупкой и беспомощной. Она выглядела такой слабой. Но, когда она подала, оцарапав коленки и ладони, она не заливалась слезами, как Лейла. Она поднималась и старалась сдержать плач, как только могла. Она никогда не капризничала из-за нарядов, даже напротив, саботировала любые попытки натянуть на неё платье. Таск понимал, что это девчонка. Но не понимал, почему она так старается вести себя как мальчишка. Лейлу часто лазила по деревьям, пряталась в колючих кустарниках, лишь бы только понаблюдать за тем, как старик тренирует Таска. А когда им исполнилось по десять лет, она и вовсе заявила, что хочет тренироваться вместе с ним. Мать была в шоке, отец долго хохотал, Лейла отчитывала Рэйну за то, что юным леди не подобает держать оружие. А дед Коё и старик Пламеннокрылый решили, что это не такая уж и плохая идея. Во-первых, Рэйна должна уметь постоять за себя. Во-вторых, старик уже не мог сражаться с Таском в пол силы, от таких тренировок не было толку. Но и в полную силу он тренировать его не мог, это могло покалечить парня. Поэтому, обучать Рэйну было отличной задумкой.

С каждым годом Рэйна становилась все сильнее. К шестнадцати годам она уже почти не уступала в мастерстве боя Таску. Между ними оставалась лишь одна непреодолимая пропасть — физическая сила Таска значительно превышала силу Рэйны. Она никогда не могла его победить. И, признаться, Таска это успокаивало. Ведь при таком раскладе, он все еще ей нужен. Ведь при таком раскладе, он может защищать её. Хотя, он и тешил себя этой мыслью, призыв фамильяров только увеличил пропасть между ними. Уступая в физической силе, Рэйна с лихвой компенсировала это контролем своих фамильяров. И пуская она все никак не могла победить Таска в спарринге, сприган начала понимать, что это просто вопрос времени. В настоящем бою никто не станет следовать правилам. И столкнись Рэйна сейчас с настоящей угрозой, она бы с ней справилась не хуже Таска. Она могла бы быть телохранителем для Лейлы ничем не хуже, чем он сам. Тогда он впервые понял, что Рэйна не нуждается в его защите. Она равная ему. Тогда он впервые захотел к ней прикоснуться.

В своих скитаниях, целых пять лет Таск встречал разных женщин, сильных, слабых, властных. Но ни одна из них не была похожа на Рэйну Коё. Года три спустя после побега, на одном из своих заданий он встретил Нагайну. Честно говоря, тот день был не самым удачным. Он согласился исполнить одно поручение как наёмник. Нужно было зачистить шахту, которую захватили разбойники. Местный лорд собрал небольшую группку наёмников, обещал хорошо заплатить, если те перебьют оккупировавших шахту бандитов. Бандиты же оказались ткачами и очень даже сильными. Называли они себя Черные плащи, и все выкрикивали мутные лозунги о том, что не позволят Белым плащам бесчинствовать. Они были сильны. Половина наёмников погибла сразу же. Остальные сбежали. Остались лишь Таск и Нагайна. В тот день Таск благодарил судьбу за то, что они с ней на одной стороне.

Нагайна была до одури сильна. Её навыки владения оружием были безупречны, пряжа её была смертоносна. И сама она была безжалостна, словно свирепый монстр. Вместе они перебили всех, не дав бандитам и шанса на то, чтоб хоть как-то объяснится. И если Таск был настроен выслушать хотя бы одного, Нагайна убивала всех без раздумий. А потом, утерев лицо от брызг крови, она предложила завалится в ближайшую таверну и пропить все, что они сегодня заработали. Вместе они провели весь вечер выпивая и наедаясь лучшими блюдами в таверне. А после, провели вместе и ночь. Проснувшись на рассвете, Таск увидел, как Нагайна одевается.

— Было здорово, сприган, — усмехнулась она, — как-нибудь повторим.

И она исчезла. А Таск остался один на один со своим непонятным чувством пустоты и отвращения к самому себе. Он никому ничем не обязан. И проведенная со Змеиной девой ночь пришлась ему по душе. Но почему же было так тошно? В тот день даже Лелия не могла разобрать его эмоций, как ни старалась. А после, поступило новое задание. А потом еще, и еще, и еще. И на какое-то время он забылся, затерявшись в постоянных битвах и погонях.

Открыв глаза в комнате Рэйны, он впервые за несколько лет почувствовал себя в безопасности. Пускай он не сразу понял, где он. Но он ощущал, что здесь ему ничего не угрожает. И встреча с ней словно вернула его к жизни, пробудила от глубокого сна и… вновь напомнила ему о том, какая между ними пропасть. Пропасть, которую ни он, ни она, не готовы преодолеть. Таск был силен, невероятно силен и опытен в сражениях. Но Рэйна в нем не нуждалась.

— А ты и правда кретин, — послышался хриплый голос, оторвавший Таска от раздумий, — еще удивляешься, почему она тебе не доверяет.

— Лучше бы тебе закрыть рот, — прошипел сприган, — иначе, я за себя не ручаюсь.

— Ох, прошу тебя, Таск, — усмехнулся Элиас, поднимаясь на кровати, — неужели опустишься до того, чтоб напасть на раненого?

— Не тебе меня судить, — Таск отвернулся, — так что, заткнись и спи, мы выдвигаемся утром, а я не собираюсь волочить тебя на себе.

— Не волнуйся, я справлюсь, — ответил Элиас.

— Я ничуть не волнуюсь.

— А мне показалось, что волнуешься.

— Не за тебя, — рыкнул Таск, — если ты думаешь, что я хоть немного тебе доверяю, ты глубоко ошибаешься. Дернешься — прирежу.

— А ты совсем не изменился, Таск, — вздохнул Элиас, — все такой же не пробивной. И правда думаешь, что она бросила тебя, потому что решила, что ты слабый?! Ты был ранен. Да и сейчас бледный как смерть. Она не хотела подвергать тебя опасности, а ты даже не дал ей этого объяснить.

— Я не собираюсь выслушивать это от тебя.

— Возможно, именно от меня ты это и должен услышать! Чему ты удивляешься, не пойму! После случившегося она осталась одна! Один на один со случившимся! А где был ты?!

— Ты предал нас! Так что, тебе сейчас не следует открывать свой рот! Из-за тебя Лейла стала такой! Из-за тебя потерпел крах Дом Пламеннокрылых! Все это случилось из-за тебя!

— Ты мог остаться с ней! Но ты сбежал. Как трус.

— Ты понятия не имеешь, что бы со мной сделали! Если бы я остался, меня бы заперли вместе с Лейлой! В том чертовом одиноком поместье. Навсегда! И я бы никогда её не увидел!

— Но ты мог не скрываться от неё пять лет!

— Да какого черта ты меня отчитываешь!? Это все из-за тебя началось! Из-за тебя Рэйна осталась совсем одна!

— Я был под чарами! А у тебя какое оправдание?!

— Вы два идиота.

Таск и Элиас резко обернулись. Прислонившись спиной к двери, приняв свое людское обличие, стоял Дагон. Скрестив руки на груди, он сверлил их недовольными взглядом. Чужой фамильяр — это опасность. Дагон — это опасность даже для своей хозяйки. Но он был здесь один, без неё.

— Я бы мог вас убить одним взмахом. И больше вы бы не доставляли проблем моей госпоже, — сказал он, — но если с вами что-то случиться, она опять будет грустить. Я обязан тебе, полукровка. Хотя бы тем, что ты создал условия, при которых ей пришлось меня призвать. Признаюсь, по началу, я планировал использовать её для личных целей. Но она оказалась невероятно сильна. До сих пор парадоксально то, что при таком мощном уровне контроля фамильяров, она может кому-то уступать в пряже.

— Для личных целей?

— Да брось, я же порождение тёмной пряжи! Я, может, планировал мир захватить. А тут, оказывается, у меня уже есть конкурент. Кстати, тебя, сприган, мне не за что благодарить. Из-за твоего побега она была в таком трансе, что почти не призывала меня. Да и сейчас, вместо того, чтоб в момент опасности призвать меня, эта глупая госпожа все называла твоё имя…

— Моё имя? Рэйна звала меня?!

— Не гордись, — сверкнул глазами Дагон, — я пришел сюда сказать лишь одно. Если вы еще раз заставить её грустить, я переломаю вам позвоночники. Обоим.

С этими словами он развернулся и вышел из комнаты. Очень странно, что для этого он воспользовался дверью, но и Таску, и Элиасу стало легче, когда он ушел. Больше они в тот вечер не спорили. Через какое-то время Элиас снова уснул, а Таск провел пол ночи в размышлениях о том, что же все-таки происходит на Континенте. Что значит «был под чарами»? Почему Рэйна так отчаянно боролась за жизнь того, кто их предал? Перед самым рассветом, когда он почти уснул, Элиас неожиданно встал повернулся к нему.

— Знаешь, Таск, — сказал он сонно, — у меня была безответная любовь, которая позволила фамильяру свести меня с ума. А у тебя была любовь, которой ты так и не понял. Так что Дагон прав. Мы оба идиоты. Со своими дурацкими причинами…

Лекция пятая. С приходом весны

Глава 23 По ту сторону стены

Весна приходила в Фарлез всегда с опозданием. Если зимний холод приходил в королевство еще с осени, весеннее тепло начинало прибывать лишь к концу марта. Солнце слабо освещало землю, все еще сражаясь с тяжелыми серыми тучами за право распоряжаться небом. Снег постепенно таял, а на водоёмах трескалась ледяная корка. Пробуждались первые растения, возвращались первые птицы.

На территории академии сновали студенты в зимних мантиях. Обычно, в это время года они старались как можно меньше находиться на улице. Больше предпочитали проводить время в залах отдыха, библиотеке или же по общежитиям. Учеба текла размеренно, словно ничего и не происходило до зимних праздников. Словно не было никаких нападений, попыток похищения, драк и странных спаррингов. Для всей академии не изменилось совершенно ничего. И лишь маленькая группка студентов изо дня в день внимательно вглядывалась в горизонт.

Шира сидела на крыше общежития. Поэтому, приближающихся Светлоносцев увидела сразу. По каменной дорожке к общежитию Полуночного факультета медленно шли близнецы Ладор, Джерали Фрис и Айо Морблан. Последние о чем-то разговаривали. Дара первая увидела Ширу и помахала её рукой. Кафо сделала один взмах крыльями и спустилась к ним.

— Решили проведать вас в выходной, — оглядываясь по сторонам сказала Дара.

— Они еще не вернулись, — улыбнулась ей Шира.

— А, ясно, — Дара развернулась, — ну пока.

— Дара! — одернула её сестра.

— Шучу, шучу, — примирительно улыбнулась девушка, — но, признаться, прошло уже столько времени, я думала, им пора бы уже вернуться.

— Ну, от них даже вестей никаких нет, — пожала плечами Шира, — прошло уже больше месяца. А ведь даже учитель Харлен ничего не говорит. И я даже не знаю, не говорит, потому что не хочет или потому что тоже ничего не знает.

— Вы все так же идете по ускоренной программе? — уточнила Джерали.

— Да, как-то так, — ответила Шира, — без учителя Таска и учителя Леарлес процесс значительно замедлился, но мы стараемся. Тем более, мы готовимся снова сделать вас на экзаменах в конце весны!

— Да ты что! — у Дары дернулась бровь, — мы вам не уступим!

— Мы уже уделали вас на зимней сессии! — усмехнулась самодовольно Шира, — можем повторить!

— Айо! — из общежития вышел Шарнон, — махаться опять пришел?!

— Нет! — с вызовом ответил Морблан, — но можем и смахнуться!

— А эти в своём репертуаре, — вздохнула Виа, — кстати, а как дела у Сорана? Я что-то давно его не видела.

— Оу… — Шира замялась с ответом, — понимаете, тут такое дело. Когда учитель Леарлес уезжала, она оставила нам задание. И мы все с ним справились кое-как. У кого-то вышло лучше, у кого-то хуже. Но у Сорана вообще ничего не выходит. Как он не старается, но проявить нити не может.

— Нити? — удивилась Виа, — те, которые связывают фамильяра и хозяина? Зачем она дала вам такое странное задание?

— Кто ж её знает, — пожал плечами присоединившийся к разговору Шарнон, — она всегда учила не так, как другие преподаватели.

— В общем, у Сорана не получается, поэтому, он не слазит с чердака и все тренируется, тренируется…

— Давайте пойдем к нем? — предложила Виа.

— Это еще зачем? — удивленно вскинул бровь Шарнон, тем самым заставив Виа покраснеть. За что тут же схлопотал локтем в рёбра от сестры.

— А почему бы и нет? — поддержала Шира эту идею, — вам ведь тоже интересно, как это, проявить нити? Вы ведь такого не проходили?

— Да! — закивала Дара, — у нас это в программе только на втором курсе, но раз вам это задание дала она, я хотела бы тоже посмотреть!

— И поддержим Сорана. Наверное, это не легко, — добавила тихо Виа.

Всей компанией студенты зашли в общежитие, поднялись на чердак. Но Сорана там не было. Шира огляделась, заглянула за каждую балку, но лиса не было. Не было Сорана и в его комнате, и на территории общежития. Тревога, которая не покидала Ширу с того самого момента, как они не обнаружили его на чердаке, нарастала. Компания спустилась в гостиную и растеряно крутила головами, пытаясь понять, куда мог пойти лис. Здесь их и нашел Тэйн.

— Что-то случилось? — с порога спросил он, — что с вашими лицами?

— Ты не видел Сорана? — тут же спросил Шарнон, — нигде не можем его найти.

— Мне казалось, он на чердака, — ответил Таск.

— И как же это мы сразу не подумали, — язвительно отреагировала Дара, — обыскали все общежитие, а на чердак-то и не заглянули.

— Я видела, как он шел в сторону сада, — сказала Эльйо, спускаясь со второго этажа, — с ним была Каял.

— Он ушел тренироваться с фамильяром в сад? — задумчиво произнесла Виа, — может, найдем его там?

— Мне это не нравится, — тихо произнесла Шира, — Соран никогда не уходил один.

— Так он ведь не один, — возразила Эльйо, — теперь у него есть Каял.

— Все равно это странно, — не унималась кафо, — я пойду найду его.

— Я с тобой, — вскочила Виа, — все-таки, это моя идея была пойти и поддержать его.

— Да что уж там, пойдемте все вместе, — развел руками Шарнон, — Тэйн, с нами пойдешь?

— Останусь, — отмахнулся сприган, — еще не закончил доклад по семицветной алхимии.

— Ну, удачи, — пожал плечами Шарнон и направился к выходу.

Шира задержалась на пороге и обернулась. Тэйн сел в гостевой на диван и открыл книгу, на неё даже не взглянул. После того, как он попытался признаться её в любви и получил отказ, их общение некоторое время было очень натянутым. После зимних каникул Тэйн предпочитал делать вид, что ничего не произошло. Общался с Широй так же, как и со всеми. Хотя, даже теплее, чем с остальными. Был дружелюбен, приятен, всегда старался помочь и проводить больше времени вместе. Но он больше не проявлял никаких явных признаков симпатии, как раньше. Его отношения с Эльйо очень быстро выровнялись и стали такими же, как были раньше. Эти двое стали много времени проводить вместе, даже больше, чем раньше. И всегда они сидели за книгами. Но, никогда не оставались наедине. Стоило всей компании разойтись, расходились и они. И даже сейчас, когда все направлялись на поиски Сорана, Тэйн остался в зале на первом этаже, а Эльйо вернулась в свою комнату на втором.

Шира захлопнула дверь и поторопилась догнать остальных. Пришлось обойти половину территории академии, прежде чем они добрались до главного сада. Они миновали оранжерею, главный учебный корпус, общежития факультетов Целителей и Светлоносцев. В саду Шира поймала себя на мысли, что за все время, что она провела в академии, никогда не была в этом саду. Проходила мимо, но никогда не заходила в сам сад. Компания обошла весь сад, заглянула во все беседки, обошла вокруг все фонтаны, посмотрели за каждым деревом и под каждым кустом. Но Сорана не было и здесь.

— Эй, — позвала всех Джерали, — здесь следы!

— Слава не растаявшему снегу! — вознесла руки к небу Дара, — а точно это его отпечатки?

— Да, смотрите! — Шира склонилась ниже над следами, — во-первых, после следов снег сладкий, словно следы заметали. Это точно от хвоста Сорана! А еще здесь следы Каял. Посмотрите на эти лапки. Точно кицунэ ступала!

— Куда же он мог пойти? — озадачено произнесла Виа.

— А вот сейчас и посмотрим, — Шира уверенно направилась по следам в сторону зарослей колючего кустарника.

— Чертовски плохая идея, — вздохнул Шарнон, но пошел за сестрой.

Вся честная компания последовала за ними. Колючий кустарник в теплое время года был прекрасной лиловой розой, которая цвела с мая и почти до конца августа. Это было прекраснейшее украшение главного сада. Конечно, в глазах Рэйны Леарлес не было ничего прекрасней, чем глициния, окруженная зарослями гортензии в маленьком саду. Но лиловые розы были гордостью ректора, поэтому, в большом саду их было очень много. Но, без своей пышной листвы и ярких цветов, кустарники выглядели не только уныло, но даже пугающе. Листва скрывала тонкие стебли и опасные колючки. «Эти цветы показывают истинную женскую натуру, — любил говорить старик ректор, — они красивы, но это не значит, что не могут постоять за себя».

Команда Ширы пробиралась через кустарник по следам, пока не уткнулись в стену. Шира потыкала пальцем в каменное препятствие, словно пыталась убедиться в том, действительно ли это стена. Шарнон задумчиво смерил взглядом стену, прикидывая, за сколько секунд он сможет её преодолеть. Виа и Дара переглядывались. Джерали присела у стены и ткнула пальцем в след.

— Все, конец, — сказала она, — он испарился.

— Это ведь барьер, правильно? — Шира положила ладонь на стену, — ограда вокруг территории академии.

— Да, — кивнула Дара, — он пронизан защитной пряжей. Поэтому, никто не может проникнуть в академию без официального разрешения ректора или кого-то из старшего педагогического состава.

— А выйти? — посмотрела на неё кафо, — выйти можно?

— Не думаю, что можно выйти незамеченным, — ответила Дара, — барьер под постоянным наблюдением. Любое движение фиксируется и тут же проверяется. Да и кому это взбредет в голову? Покидать территорию академии…

— О, вы ищите того ойо? — послышался голос откуда-то сверху.

Все подняли голову. На стене, прямо над ними стояла девушка. Под удивленными взглядами группы она взмахнула своими тонкими, как у большой бабочки, оранжевыми крыльями и спрыгнула со стены. Сприган, красные волосы с седыми прядками, игривый взгляд золотистых глаз, лукавая ухмылка. Полуночники её знали.

— Шарлотта, — Шира постаралась говорить очень дружелюбно, — что ты здесь делаешь?

— Я гуляла, — ответила девушка, — все сидят в библиотеке, но это так скучно. Поэтому, я ушла.

— Что ты делала наверху? Ты разве не знала, что это запрещено? — вкрадчиво поинтересовалась Дара.

— Ходить по стене? — удивленно вскинула брови Шарлотта.

— Не совсем, — ответила Дара, — выходить за территорию академии. Это запрещено.

— Ох, — выдохнула Шарлотта с видом провинившегося ребёнка, — значит, зря это я…

— Что произошло, Шарлотта? — на этот раз заговорил уже Шарнон.

— Ну, я бродила по стене, а здесь был этот ойо, Соран, — просто ответила Шарлотта, — он тренировался вместе со своим фамильяром. Он так старался и был такой расстроенный тем, что у него плохо получалось проявить связующие нити, что я не могла просто пройти мимо.

— Что ты сделала, Шарлотта? — почти что по-змеиному прошипела Шира, — где Соран?

— Эм… — Шарлотта наиграно замялась, — я предложила потренироваться ему в лесу. Ведь для ойо это лучшее месте для тренировок, тем более для лиса. Тем более, что в этой части территории в барьере есть брешь. Здесь часто пролазит всякая мелочь, вроде диких лис… поэтому, никто особо не обращает внимание на шевеление барьера здесь. Ну вот я и…

— Ты сбрендила?! — ухватила её за плечи Джерали, — его же могут исключить!!!

— Да к черту… — отмахнулась Шира, — что более важно, вне стен академии он беззащитен! Если кто-то нападет!..

— А разве кто-то может напасть? — удивленно хлопала ресницами Шарлотта.

— Черт… — выругался Шарнон, — нужно его вернуть. Не думаю, что он ушел далеко.

— Поступим вот как! — выпалила Шира, — мы с Шарноном перелетим через стену и найдем его! Вернем его, пока никто не хватился.

— Но что, если там опасно?! Что, если на него кто-то напал? Или нападет на вас? — нервно заламывала руки Виа, — что же нам делать…

— Успокойся, Виа, — Дара была более рассудительна, на удивление всех, — Шира и Шарнон полетят на ту сторону и найдут его. А мы пойдем за учителем Харлен. Если они не вернутся через полчаса — мы все расскажем учителю Харлен.

— Да, так будет правильно, — кивнул Морблан, — послушайте, Шира, Шарнон. Если что-то пойдет не так — подайте знак, отправьте фамильяра.

— Хорошо, — кивнула Шира и тут же начертила пряжей в воздухе руну, — приди, Род.

Песчаная гарпия появилась рядом с Широй. Тут же появилась и банши Рира. Брат с сестрой расправили крылья и одним махом перелетели через стену, оставив друзей в кустарниках. Виа оглянулась.

— Куда подевалась Шарлотта? — спросила она растерянно.

Сприганши нигде не было.

***
Шарлотта из Дома Шепота прибыла в академию Лоу-Фа в группе первокурсников из Высшей школой боевой магии Йорланд империи Шайлон. Вместе с тремя преподавателями и еще девятью одногруппниками они поселились в общежитии Полуночного факультета. Шарлотта выделялась среди своих одногруппников. Во-первых, она имела страсть к замысловатым прическам. Её волосы то были свернуты в рожки, то сплетены в косы с бусинами, то подняты в какие-то странные спирали не от мира сего. Во-вторых, у неё было два фамильяра. Пускай, это были два фамильяра класса С, смотрящая сова Эра и маленькая колдовская кошка Миру, но их было два, что в принципе, уже было феноменально. И в-третьих, первым делом, стоило ей переступить порог общежития, она, проигнорировав всех, повисла на шее Тэйна, чем вызвала негодование и Эльйо, и Ширы.

Как оказалось позже, они с Тэйном и Эльйо знакомы с детства. Шарлотта принадлежала к Дому Шепота, главному оппозиционному Дому Шайлон. И сказать, что эти трое были друзьями, было очень сложно. Шарлотта явно забавлялась, заигрывая с Тэйном и наблюдая за реакцией Эльйо. В свою очередь, Эльйо не упускала момента задеть Шарлотту тем, что вызвала более сильного фамильяра, достойного наследницы. Тэйн в этом противостоянии был жертвой. Шарлотта не настораживала всех. Она была излишне дружелюбной. И каждый раз, когда она с кем-то разговаривала, казалось, она заглядывает прямо в душу. Под её взглядом любой рассказывал даже то, что не планировал.

Именно поэтому, Соран всегда старался держаться от неё подальше. Она его немного пугала. Такая властная, казалось, она может получить что угодно, подчинить кого угодно. Лис чувствовал это своим звериным нутром и это ему не нравилось. И когда она нашла его в саду, он старался сделать все, лишь бы не заговорить с ней. Но тщетно. Если уж Шарлотта решила, что они будут разговаривать, от него уже ничего не зависело. Соран и сам не понял, как она уже убеждала его, что тренироваться в лесу будет намного действенней, ведь он ойо, а в дикой природе ойо раскрывает свой потенциал куда быстрее, чем в стенах академии. Соране даже не пытался сопротивляться. Почему-то эта идея показалась ему невероятно удачной.

И вот сприганша уже помогает ему перебраться через стену. А через пару минут, она уже наблюдает за его тренировкой. Все это время Каял даже не старалась вмешаться, словно она была так же очарована сприганшей и тоже считала эту идею отличной. В какой-то момент парень понял, что Шарлотта действительно была права! Сначала проявилась нить фамильяра, второй — нить мира, и последней появилась нить души. Соран радоваться как дитя, Каял скакала как котёнок. Они наконец-то смогли это сделать. И фамильяр, пускай и была раньше благосклонна к хозяину, но в этот раз она по-настоящему его признала.

— Спасибо, Шарлотта! — выпалил Соран, обернувшись туда, где на ветке должна была сидеть Шарлотта.

Но сприганши не было. Она исчезла. А Соран и Каял в чаще остались совсем одни. В какой стороне была стена парень не знал. Барьер создан так, чтоб защищать академию от нежелательных гостей. Поэтому, если у тебя нет документа о том, что тебе разрешено входить, барьер не увидеть, пока не уткнешься в него лбом. А Соран свой знак студента, как на зло, оставил в комнате. Ведь он сегодня ну никак не планировал покидать академию. И вот он стоял посреди леса, Каял оглядывалась и принюхивалась. Шипение привлекло её внимание.

— Привет, малыш. Я знала, что найду тебя здесь, — прошептал голос прямо над ухом у Сорана.

Соран обернулся, но рядом никого не было. Со всех сторон к нему начал подступать зеленоватый дым. Каял зашипела. Соран испугано оглядывался.

— Что происходит?! Кто вы?!

— Одна из ваших учительниц кое-что забрала у нас. Я хочу это вернуть, — шипел голос.

— Я не понимаю… — Соран дрожал, — что вам от меня нужно?

— Ты будешь замечательной приманкой, разве нет? — из тени выступила фигура с мутно-зеленом плаще.

Соран попятился. Он запомнил эту фигуру.

— Я вас знаю… — отшатнулся он, — Каял, боевая позиция!

— Слушаюсь! — ощетинилась кицунэ.

— О, нет-нет-нет, — пролепетала Нагайна, снимая капюшон, — ну, где же это видано, первогодка и против наёмницы? Это себя не уважать, если напасть на тебя.

— Вы не благородный разбойник, — дрожащим голос проговорил Соран, — вы не щадите никого. Каял, укус! Первозданный элемент! Услышь и подчинись! Разряд!

Пучок нитей сорвался с пальцев Сорана и полетел в сторону Нагайны, но она с легкостью отбила его своим изогнутым клинком. С Каял так просто не получилась. Кицунэ значительно увеличилась в размерах, когти её стали словно стальные лезвия, она оскалила клыки и напала в полную силу. Нагайна отбивалась от её атак почти в полную силу и даже немного удивилась.

— Неужели такой хлюпик как ты умудрился призвать такого фамильяра, как она? — усмехнулась она злобно, — ну ничего. Нить мироздания, пронзи пространство и исполни мой приказ. Натиск!

Каял взывала, прижатая потоком сжатого воздуха, словно под прессом. Нагайна обездвижила фамильяра и направилась к Сорану. Тот не убегал, напротив, бросился к кицунэ и попытался освободить при помощи другой пряжи.

— Первозданный элемент! Услышь и подчинись!..

Договорить он не успел. Нагайна отфутболила его ногой и безжалостно пнула в живот. Соран, не намереваясь сдаваться, превозмогая боль таки дочитал заклинание и выпустил пучок пряжи прямо в лицо Наге, разбив её губу разрядом. Та оскалилась и ударила его ногой еще раз. Пинок пришелся прямо по рёбрам. Соран весь сжался. Нагайна озлобленно смотрела на него.

— Паршивец… — прошипела она, — убью! Нить мироздания! Пронзи пространство и исполни мой приказ! Разрыв!

Поток пряжи приобрел форму огромного ядовито-зеленого лезвия. Он летел прямо на Сорана, но у парня не было сил отскочить или даже перекатится. Рёбра ужасно болели, он тяжело дышал, к тому же чувствовал все, что чувствовала Каял под прессом пряжи Нагайны. Соран закрыл глаза.

— Я… умру?.. — мелькнуло в его голове.

— Да черта с два!!!

Кто-то крикнул это прямо над ним. Сначала ему обожгло лицо потоком горячего воздуха. Потом кто-то рывком поднял его и оттащил в сторону. Тут же пропало давление, которому подверглась Каял. Соран с трудом открыл глаза и увидел шелк серебряных, словно луна, волос. Два клинка ловко перерубили ядовито-зеленое лезвие из пряжи, заставив Нагайну рычать от злости. Над Сораном нависал учитель Таск, в полной боевой готовности. Но дальше атак не последовало.

— Тэра! Ёру! Догнать! Отследить! — скомандовал знакомый голос и два огромных фамильяра в два прыжка скрылись в лесной чаще.

Рэйна Леарлес обернулась и присела на колени рядом с лисом, заглядывая ему в глаза.

— Ну, привет, ходячее несчастье, — улыбнулась она успокаивающе, — и чего тебя вдруг понесло за пределы академии?

— Я… ну… я… — мямлил Соран, чувствуя, как слезы заливают ему глаза.

— О, ну пожалуйста, — взмолилась Рэйна, — ну только без истерик, прошу.

Она обняла парня, поглаживая его по голове и пушистым ушам.

— Ну что это такое, а? — спрашивала она, — уже все закончилось, не реви, неженка.

Соран заставил себя успокоится и посмотрела на своего преподавателя. Рядом с ним так же сидел учитель Таск. А позади него стоял незнакомец. Исполосованное шрамами лицо, седые волосы, красные глаза и очень странные крылья, выглядел он не дружелюбно, но и враждебным не был. Словно очнувшись, Соран тут же завертел головой.

— Каял! — позвал он.

Кицунэ тут же откликнулась и подошла к хозяину, ткнув его лапой в плечо. Она чувствовала его страх, и беспокойство о её жизни.

— Отзови её, — посоветовала Рэйна, — она быстрее восстановится.

— Соран!!! — неожиданно за спиной Леарлес с шумом приземлились Шира и Шарнон, — Соран, где ты был?! Почему ты здесь?!

— У меня все больше вопросов, — приподняла бровь Рэйна.

— Учитель Леарлес! — Шира, совершенно забыв про лиса, бросила обнимать учительницу, та чуть не упала под напором юной кафо.

— Шира! — Шарнон осуждающе посмотрел на сестру, — нельзя же так.

— Рэйна, мы зря расслабились, — мрачно произнес седой незнакомец, — смотри.

— Поверить не могу, — нахмурилась Рэйна, — она и правда это сделала.

Вокруг небольшой полянки, на которой стояли все присутствующие, неожиданно стал вновь собираться зеленый дым. Едкий, вонючий, он клубился и собирался в единую форму. Тэра и Ёру были далеко, вернутся они не успеют даже по приказу. Рэйна знала, что это за пряжа. Она видела такую лишь однажды, но это было отвратительно. Сейчас клуб дыма приобретет форму, воспарит над поляной и упадет, расплавив под собой всё живое. Рэйна думала. Защитной пряжи на подобный случай не существовало. Это была высокоуровневая пряжа и требовала она такого же высокоуровневого барьера. Нагайна хорошо подготовилась, поджидая их. И если бы здесь были лишь Рэйна и Таск, можно было бы просто сбежать при помощи переноса. Но здесь были и студенты.

— Госпожа Леарлес? — испуганно позвала Шира, — что делать?

- Спрячьтесь за нами! Живо! — скомандовала Рэйна, — Таск, Элиас! Помогите!

Вместе с Таском и седым незнакомцем они принялись читать заклинание третьего уровня. Ни Шира, ни Соран, ни даже Шарнон не могли разобрать слов. Было лишь видно, как у всех троих от ладоней отрывается совершенно разная пряжа. Но она сливается воедино, формируя высокий купол. Дым уже поднимался, а купол еще был не готов. Шира, Шарнон и Соран прижались друг к другу и зажмурились. Рэйна закусила губу. «Не успеваю… не успеваю!» — отчаянно кричало её сознание. И в этот момент яркая вспышка разорвала зеленый дым, и он рассеялся в небе, подобно рассеянному ветром облаку. Рэйна резко обернулась. На ветке дерева стояла девочка-сприган с красными волосами и женщина постарше, с золотыми крыльями стрекозы, черными глазами и кольцами каштановых волос.

— Вы меня разочаровываете, госпожа Леарлес, — бросила женщина, — я думала, вы сумеете разглядеть ловушку.

— И тебе привет… — только и смогла произнести Рэйна, — давно не виделись, Ванесса.

Глава 24. Решение

— У меня один вопрос, — подняла руку Рэйна.

— Да? — посмотрел на неё ректора.

— Что здесь делает эта выдра? — Рэйна кивнула на Ванессу.

— Госпожа Рэйна! — взвизгнула Рурука, — госпожа Ванесса преподаватель по обмену! Она прибыла с группой сприганов из с Высшей школы боевой магии Йорланд! Как вам не стыдно!!!

— Вот как, — приподняла бровь Рэйна, — преподавательница, значит. Простите, госпожа Ванесса.

— Рэйна, — тяжелый взгляд ректора заставил девушку отвернутся и замолчать.

Рэйна поручила Сорана Шире и Шарнону, брат с сестрой должны были доставить лиса в общежитие. Шарлотта была отправлена вместе с ними, а Ванесса навязалась вместе с троицей посетить кабинет ректора. Как заметил Таск, Рэйна и сприганша знали друг друга достаточно давно. И судя по их поведению, между ними что-то произошло.

Ректор не сразу поверил своим глазам, когда увидел Элиаса. Он несколько раз обошел его вокруг, оглядел с ног до головы. Попросил разрешения коснуться крыльев. Элиас молча кивал и позволял ректору изучать себя как подопытную зверушку. Молчал, потому что понимал шаткость своего положения. Еще недавно он нападал на Таска, взял в плен студентку по имени Шира Тамиру, чуть не заставил Рэйну сорвать с себя печать, причинил боль Лорсану Вэйлу. А потом Рэйна нашла его в таком жалком состоянии.

Элиас понимал, что в те моменты он был не более чем околдованной марионеткой, но все же ему паршиво. Пускай он и был безответно влюблен в Рэйну, но он никогда не желал ей зла. И уж точно не хотел допустить того, что произошло на экзамене. Последние пять лет, начиная с середины выпускного курса Элиас помнил словно в тумане. Он делал ужасные вещи, но словно не видел в этом ничего плохого. Потом Калиопса покидала его, он ненадолго приходил в себя. Собирался с мыслями, пытался сбежать. Но Кали возвращалась и вновь говорила с ним этим своим слащавым, пьянящим голосом. И он снова погружался в небытие.

А потом мерроу получила новое задание от Алена. Его, Элиаса, заковали в цепи еще до того, как он вновь пришел в себя. Мерроу покинула их обитель и отправилась завербовывать новую жертву. Еще одного полукровку, который мог стать полезен Алену на пути к его мировому господству. А Элиас сидел в холодной каменной башне, закованный в цепи, пронизанные пряжей. Там его и нашла Рэйна.

Сейчас же он стоял в кабинете ректора. На него внимательно смотрели Клара и Руру, его рассматривал Теодор Коё. Таск и Рэйна, уставшие с дороги, сидели позади него; Рэйна в кресле, Таск на его перилах. Ванесса, которая казалась ему достаточно знакомой, стояла у дверей и наблюдала за развитием событий. Её присутствие напрягало. Но, как отметил Элиас, не только его одного. Даже ректор очень тщательно подбирал слова, прежде чем что-то сказать в её присутствие.

Ситуация складывалась очень неоднозначной. С одной стороны, в кабинете находился преступник, предатель, который в прошлом спровоцировал открытие Врат Андхакара и по чьей вине была доведена до безумства наследница Дома Пламеннокрылых. С другой стороны, в этом же кабинете находился персонаж, при котором это все не хотелось осуждать. И, в какой-то момент, Элиас понял, что и Рэйна, и Таск, и даже ректор со своими подручными думают об одном: как избавиться от Ванессы из Дома Шепота?

— Так значит, на студентов напали в лесу прямо у барьера академии? — наконец начал ректор, — учитель Леарлес, не поведаете, как ваш студент оказался за пределами академии?

— По правде говоря, не имею ни малейшего понятия, — уклончиво ответила Рэйна, — вы ведь знаете, господин ректор, я вернулась в академию какой-то час назад. Это чудо, что мы оказались поблизости.

— Противник был вам знаком?

— Да, конечно, — ответила Рэй, — к сожалению, мы знакомы ближе, чем хотелось бы. Именно она напала на экипаж со студентами, когда мы направлялись в поместье Лоу-Фей.

— Что могло понадобиться ей от Сорана Киц? — хмуро поинтересовалась Клара, — парень даже не из семьи аристократов.

— Понятия не имею, — повторила Рэйна, словно заученную фразу.

— Возможно, её заинтересовал фамильяр Сорана, — предположил Таск, — парень вызвал фамильяра класса S, но даже не подозревает об этом сам. Он убежден, что кицунэ класса А.

— Думаешь, Нагайну или её заказчика мог заинтересовать фамильяр? Да это же напрочь лишено логики! — нервно проговорила Ванесса, — лейтенант, вы утратили свою рассудительность?!

— А у тебя есть другие предположения, Ванесса? — Рэйна устала перевела на неё взгляд, — я не вижу логики в этом нападении совершенно. Поэтому и рассуждения мои нелогичны. К тому же… Мне почему-то показалось, что Нагайна повела себя крайне неразумно, так убегать — это не её стиль.

— Да что ты? А ты хорошо её знаешь? — вспылила Ванесса.

— А ты? — Рэйна стрельнула глазами и сприганша тут же проглотила свой следующий возглас.

— Лейтенант Леарлес, — вспылила Ванесса, — вы стали отвратительно беспечны!

— В этих стенах, Ванесса, я учитель Леарлес. И должна делать учительские дела.

— Леди Леарлес, — обратился к Рэйне ректор, — давайте оставим подобные дела страже. Лучше расскажите, как вам удалось выполнить обещанное?

Рэйна растерянно хлопала ресницами. Судя по взгляду Клары, он говорит о чем-то очень естественном и совершенно обыденном. Но во взгляде Руруки читалось «импровизируй!». Таск так же непонимающе смотрел на Клару, и та поняла, что нужно подсказывать дальше.

— Вы обещали нам, что не вернетесь из своего путешествия без нового сильного преподавателя на Полуночный факультет, — произнесла она, — как же вам удалось заполучить этого господина? Мы так яро начали обсуждать нападение, что даже не представились друг другу.

Тут уж растерялся даже сам Элиас. Очевидно, что Ванесса никак не могла знать кто он и откуда, из всех присутствующих она была знакома только с Рэйной и то, история их знакомства все еще была покрыта мраком. На крылья его вновь наложили печать, которую соткал сам Таск Какую игру затеял ректор и его подручные пока было не понятно. Но и Таск, и Элиас, и даже Рэйна без какого-либо согласования тут же приняли решение в эту игру сыграть. Первым нашелся Таск.

— Вы знаете, госпожа Клара, — тут же затрещал он, — а ведь и права! Что это мы! Позвольте представить вам этого господина как следует! Его зовут Эл Фрай. Он преподавал в школе детишкам полёты, и мы подумали, что он неплохо справится с тренировками Тамиру, все же, кафо может научить кафо лучше, чем сприган. Горожане говорили, что раньше он был солдатом, поэтому, хорошо знаком с основами боевой пряжи.

— Ох, — вздохнула Рурука, — эти шрамы вы получили на каком-то задании, господин Фрай?

— Да нет, что вы, — не успел Элиас даже рта раскрыть, за него ответил Таск, — пьяная драка, знаете ли.

— Проблемы с алкоголем у бывшего солдата — частая проблема, — кивнула Рурука с пониманием, — но у вас, Таск, вероятно была причина приводить этого господина в академию?

— Да, конечно! — и тут Таск нашел что ответить, — мы с госпожой Леарлес посчитали, что в академии самое место раненой душе! К тому же Полуночный факультет сейчас в таком положении, что рад любому добровольцу.

Щеки Элиаса пылали. Он смотрел на Таска крайне озлобленно. Представить его, некогда кафо из благородной семьи, отставным солдатом-алкоголиком. Рэйна еле сдерживала смех.

— Вздор, — не выдержала Ванесса, — поверить не могу, что мы будем обсуждать столь незначительный вопросы, в то время как на академию совершили нападение!

— Душенька, — ректор поправил очки на переносице, — ну что же вы заладили. Это не дело преподавателей. Мы уже оповестили стражу академии и к утру отправим официальный запрос в королевскую администрацию. К тому же нападение было совершено вне стен академии. Более того, вы ведь даже не преподаватель нашей академии, вас это и вовсе не касается. Но, я так понимаю, вы как-то были задействованы в данном инциденте?

— Нет, нисколько! — резко ответила Ванесса, — я всего лишь вовремя пришла на помощь.

— Вот как, — кивнул ректор ей, — тогда не вижу смысла вас задерживать. Все равно, вам только предстоит отвечать на вопросы королевских военных.

— Это еще с чего? — в голосе Ванессы послышались нотки паники, хотя они и без того очень нервно реагировала на диалог.

— Ну конечно! — ответила Рурука, — мы ведь оправили запрос! Они, вероятней всего, если и вышлют подкрепление в академию, то захотят поговорить со всеми очевидцами.

— А, точно, — уже более спокойно ответила Ванесса, — тогда, с вашего позволения, я удаляюсь.

Ванесса покинула кабинет. Уже в пустом коридоре этажом ниже она дала волю эмоциям и со всей силы ударила кулаком по стене. В её голове никак не укладывалось увиденное и услышанное. «Идиоты! Какие же они идиоты! Поверить не могу, что хоть кто-то из них может быть проблемой…» — мысли в её голове путались, она была неистово зла, растеряна и обескуражена. Она ожидала, что Рэйна Леарлес поведет себя как боец королевской армии.

***
Когда Ванесса покинула кабинет, Элиас с трудом сдержался, чтоб не бросится на Таска с кулаками. Ухватив спригана за ворот, он притянул его к себе.

— Проблемы с алкоголем?! У меня?! Проблемы с алкоголем, Таск?! — взревел парень.

— Ой, прости, — сказал Таск насмешливо и развел руками, — рожа твоя просто такая, знаешь, словно ты неделями не просыхаешь.

— Таск! — рычал Элиас, но стоило ему занести руку для удара, засмеялась Рэйна.

Она хохотала так звонко, весело и искренне, что он тут же успокоился. Таск все так же усмехался, смех Рэйны тут же подхватили Рурука и ректор, Клара сдержанно улыбалась. Элиас отпустил спригана и оттолкнул от себя.

— Ну и черт с тобой.

— Давайте теперь серьезно, — успокоилась наконец Рэйна, — у нас есть реальная проблема и мы должны с ней справиться. Думаю, Элиаса вы все помните, верно?

— Тот, который считался мертвым последние пять лет? — прищурилась Клара, — и тот, который совершил два нападения на студентов академии?

— И тот, по чьей вине произошел инцидент пятилетней давности, — подтвердил их слова сам Элиас, — позволите, я расскажу свою историю?

— Ну, мы тебя сюда для этого и приволокли, — сдвинул плечами Таск, — так что, ты уж потрудись.

И Элиас поведал свою историю.

***
Как и у другого любого полукровки-спригана у него не было врожденного барьера, который помог бы противостоять ему силам темной пряжи. А именно эту пряжу так усердно ткала мерроу Калиопса. Была она фамильяром-гибридом, который принадлежал другому хозяину, но был способен возвращаться в разлом и заново заключать контракты с новыми.

Мерроу была водным духом, переменчивым и опасным. Она не была готова служить, была алчной и жаждала повелевать, а не подчиняться. Своего первого хозяина Калиопса убила. Именно так она и оказалась за Вратами Андхакара. Там она и скиталась в вязкости темной пряжи, пока не услышала новый зов. Сильный зов, настойчивый. И она откликнулась. Она пришла на этот зов. И по ту сторону разлома она встретила Алена. Необычного, совершенно неизвестного ей, источающего невероятную силу. Он предложил ей право управлять. Он пообещал дать ей способности подчинять ткачей, если она даст ему возможность изучить её нити и перестроить их. И она согласилась.

В будущем она стала «вербовщиком» Алена. Не только его фамильяром. Ей подарили способность возвращаться во Врата, находить полукровок по сильному зову и делать все, чтоб они примкнули к Алену. Прививать навязчивые мысли, направлять по неверному пути, околдовывать и подчинять своей воле, как волшебной возлюбленной.

С Элиасом было сложно. Он был высокоморален, он был влюблен. Любовь его была чиста, красива. И это светлое чувство было сложно обойти даже, учитывая то, что у парня не было барьера в сознании, как у сприганов. Для того, чтоб окрасить эти чувства в темный цвет, Калиопса почти 4 года. 4 года она потратила на то, чтобы обернуть Элиаса во тьму и заставить его «забрать своё» силой. Все шло так, как она и планировала. Оставалось только склонить к этому же плану девчонку-спригана с такой же неразделенной любовью. Они выбрали её не случайно. Наследницу правящего дома Шайлон нужно было отодвинуть в сторону, это было частью плана, это был четкий приказ.

Для этого все подготовил Ален. Достал ключ, воссоздал пряжу-ловушку, отключающую здравый рассудок. Вместе с мерроу они достигли в этом небывалых вершин. Свести с ума, навязать что-либо, убедить в чем угодно. Они потратили не один год на оттачивание этого мастерства. И вот все было готово. Оставалось лишь ждать.

Переход через Врата Андхакара, перерождение Элиаса. Вырванный крылья, пробужденные новые. Оставалась одна проблема — периодически пробуждающееся сознание Элиаса. Мерроу не могла позволить себе постоянно находиться радом с ним. Ведь необходимо было искать новых полукровок. Армию не соберешь без добровольцев. Поэтому, в те моменты, когда Элиас вновь пробуждался, его заковывали в цепи. Все остальное время — он слепо исполнял приказы Алена. Вместе с Нагайной и Шаем они нападали на торговцев и мелкие деревни, выискивали полукровок сами, убивали тех, кто активно сопротивлялся.

***
Присутствующие выслушали его молча, ни разу не перебив. Когда Элиас закончил свой рассказ, Клара в недоумении смотрела на парня, словно не верила ни единому его слову. Но спросила она следующее.

— Что значит «наследницу дома Пламеннокрылых нужно было убрать любой ценой»?

— Это было частью его договора, — сказал Элиас, — путь к власти — это не только военная мощь, но и полезные связи. Ален начал налаживать эти связи уже давно, у него есть «свои» в каждом государстве континента. И в империи тоже.

— Хочешь сказать, он заключил договор с кем-то в Шайлон?

— Да. Один из Домов империи пообещал поддержку Алену в обмен на уничтожение репутации Дома Пламеннокрылых. Проще всего разрушить репутацию Дома — это разрушить репутацию наследницы.

— То есть, Домом, который был в сговоре с Аленом, был Дом Парящих? — предположила Рурука, — ведь именно этот Дом занял правящую позицию сразу же после Пламеннокрылых.

— Не думаю, — покачала головой Рэйна, — Дом Парящих выступал за то, чтобы максимально смягчить наказание наследницы Пламеннокрылых. Более того, старейшина Парящих настаивал на том, чтоб Лейла, в случае исцеления, могла вернуться к обязанностям наследницы. Не думаю, что это они.

— Я тут вот о чем думаю, — задумчиво произнес Таск, — когда был отстранен Дом Пламеннокрылых, на главенство претендовали Дом Парящих и Дом Шепота. Дом Ветрокрылых сразу же уступил свои позиции Парящим, так как они рассчитывали на брак юной госпожи Парящих и третьего сына Дома Ветрокрылых. Поэтому, с заручившись поддержкой еще одного крупного Дома, Парящие заняли правящую позицию. Это Дом, который всегда разделял позиции Пламеннокрылых и оказывал поддержку. Что касается Дома Шепота, несмотря на то что это один из крупных Домов империи, они всегда получали мало поддержки от других Домов.

— Да, — согласно кивнул ректор, — что-то я такое припоминаю. Рэйна, когда ты еще занималась межрасовыми вопросами при королевском дворе, тот конфликт со сприганами, на западной границе?..

— Был спровоцирован Домом Шепота, — ответила Рэйна, — там была очень неуклюжая провокация. Будто бы кто-то из солдат Фарлеза повел себя не тактично и оскорбил солдата-спригана. Завязался спор, в котором доминировали оскорбления на расовой почве. Я еще тогда удивилась, настолько нелепый повод для военного вторжения. Я разрешила его очень быстро, даже не напрягалась особо. Только сейчас, после ваших слов, подумала о том, что это был ненатуральный, очень наигранный конфликт. Думаю, будь на моём месте кто-то более вспыльчивый и этот притянутый за уши конфликт действительно мог бы перерасти в сражение на границе.

— Кто-то более вспыльчивый чем ты? — прыснул Таск, — а так бывает?

— А ну цыц, — отмахнулась Рэйна, — подумайте вот о чем. Предположим, это действительно Дом Шепота. И Ален и правда убрал Лейлу для них. Дом Пламеннокрылых сдал свои позиции, но что-то пошло не так, и вместо Дома Шепота у власти встал Дом Парящих, с весьма внушительной поддержкой в лице Дома Ветрокрылых. Теперь у Дома Шепота новая преграда.

— Эльйо из Дома Парящих вовсе не влюблена в своего хранителя, — в слух размышлял Таск, — да и это глупо, попытаться провернуть тот же трюк дважды. Значит, остается её похитить и шантажировать главу Парящих.

— Или же, убить наследницу, выдать это за несчастный случай или же воспользоваться услугами наёмников вроде Нагайны, — мрачно сказала Клара.

— А вот это не очень логично, — покачала головой Рэйна, — у главы Дома Парящих еще есть дочери, Эльйо не одна. Погибнет она — на её место придет следующая. К тому же, с таким союзником, как Дом Ветрокрылых, они не сдадут позиций. Более того, смерть наследницы только укрепит их позиции, потому что по империи тут же поползут слухи. И даже если причастность Дома Шепота не докажут, доверие к ним будет окончательно подорвано. Так что, правильно похитить Эльйо, ведь отец её обожает. Он любит старшую дочь больше всего на свете и ради её безопасности сделает что угодно, даже пожертвует властью. Так что, похитить и шантажировать. Ну, я бы именно так и поступила…

— И правда, — усмехнулся Элиас, — ты в курсе, что на западе тебя называю вовсе не Белая волчица? Демонесса.

— Правда, что ли? — удивленно взглянула на него Рэйна.

— Особенно это закрепилось после дела с лордом Фэйтом, — кивнул Таск, — я еще тогда не особо понял, что это о тебе.

— Оооо, лорд Фэйт, — скривилась Рэйна, — это тот, который торговал собственными дочерями ради выгодных контрактов и связей?

— Ну. Торговал — это громко сказано, он просто выдавал их замуж, — поправила Клара.

— Против их воли, — недовольно произнесла Рэй, — мерзкий тип собирал силы для того, чтоб захватить власть в торговом городе Сето.

— Сето — портовый город Фарлеза, — сказал ректор, — захватить власть там значит контролировать торговлю во всем Фарлезе. Вы похитили его дочь? Сына?

— Нет, мы похитили его самого, — Рэйна со скучающим видом тыкала пальцем в стекло аквариума Стефаниуса, — конечно, мы пришли сначала поговорить. Он нам рассказал, куда нам следует идти и что делать. Ну мы и забрали его. Прямо из спальни его поместья. Оттащили в глубь леса, подвесили за левую ногу к ветке ольхи и намазали его зад медом, а голову окунули в лосиную кучу. Сами понимаете, слетелись и сползлись насекомые со всем округи. Он верещал как одержимый. Пришлось даже завязать ему пасть. Хоть мы и затащили его в самую чащу, да и ночь была, все же не хотелось, чтобы какой-то путник услышал его вопли. Орал и выл он до посинения, пока по нему все ползало. И рыдал как дитя. И к утру у него появилось пару прядей седых волос. В общем, после этого мы вернули его назад, в Сето, всё в ту же спальню поместья. Но пообещали вернутся и позаботиться о том, чтоб этот аттракцион с насекомыми повторился, если он не прекратит свои мерзкие делишки.

— Воистину, демонесса, — поёжился Таск.

— Но это подействовало, — пожала плечами Рэйна.

— Мы отвлеклись, — цокнула пером по столу Рурука, — все еще есть проблема, мы не знаем, как её решать.

— Ванесса, — Рэйна внимательно посмотрела на Клару, — она ведь прибыла вместе с группой по обмену из Шайлон, верно?

— Да, — ответила секретарша, — правда, мне это показалось очень странным. Ведь в Йорланде она числится как преподаватель меньше месяца. Словно её приняли на работу специально, чтоб отправить в Лоу-Фа.

— А так оно и есть, — Рэйна мимолетно коснулась пальцами кристалла на шее, — раньше она состояла в Волчьем отряде. Из неё такой же учитель, как и из меня.

— Что?! — подобное заявление удивило всех присутствующих.

— Да, да, — кивнула девушка, — раньше Ванесса состояла в Волчьем отряде и сражалась под моим командованием. Но, около года назад я отстранила её.

— Была причина? — спросил Таск.

— Поверь, была. Скажем так, она проявляла излишнюю кровожадность. Это было слишком даже для нашего отряда. Она не просто убивала, она издевалась над павшими. Я не могла закрывать на это глаза.

— И она, судя по всему, затаила на тебя обиду, — покачала головой Клара, — хотя, она в этом не одинока.

— В общем, Ванесса ведь тоже принадлежит к побочной ветке Дома Шепота, — продолжила Рэйна, — и прибыла она сюда с Шарлоттой. Наследницей Шепота. Нападение на Сорана было не случайностью.

— Хочешь сказать, они обе в этом замешаны?

— Хочу и говорю. Смотрите, Нагайна оставила ловушку на том месте, где тренировался Соран. Это была высокоуровневая пряжа растворения. Для её активации требуется заранее подготовленный набор рун. Таск, сколько времени занимает нанесение подобных рун?

— Около часа, — ответил сприган, — при высоком уровне навыка — не более получаса. Наносить руны при Соране она не могла, он бы сбежал. Для активации нужно пролить кровь ткача на контрольную руну, и каким-то образом нужно задержать жертву в атакуемой области. В общем, это очень сложная в исполнении пряжа. Нагайна подготовила её заранее, это точно. Случайно ли она выбрала это место? Нет. Кто-то должен был привести жертву именно на эту поляну.

— Шарлотта, — тихо сказала Рэйна, — это она привела Сорана, а перед самым нападением Нагайны она исчезла. Тут есть два варианта того, на что они рассчитывали. Возможно, они и правда хотели взять его в плен, чтоб обменять на Элиаса, ведь он им нужен, он часть плана Алена. Но тогда, какой интерес в этом Дома Шепота?

— Они обещали оказывать ему поддержку? — предположил Элиас, — он ведь исполнил свою часть договора.

— Не до конца, — сказала Рэйна, — Дом Шепота до сих пор не у власти. Что если они рассчитывали на то, что Сорана будет искать Эльйо? Таким образом заманить и атаковать, а пряжа для того, что ликвидировать того, кто придет ей на помощь.

— Но Ванесса спасла нас, — сказал Таск, — разве не странно? Эльйо с нами не было. Были лишь Шира и Шарнон.

— Да, это странно, — произнесла Рэй, — но опять же, они знали, где нас искать. Они пришли не просто так. Но пока, мне не ясно, что случилось.

— Ну, допустим, мы все это знаем, — наконец сказал Теодор Коё, — что нам с этим делать?

— Первое, что мы должны сделать — это обезопасить жизнь Эльйо. Убрать её из-под удара. Нужно создать им совершенно другую проблему.

— Что ты имеешь в виду?

— Нужен новый игрок, — Рэйна стала как-то странно улыбаться, — нужно создать ситуацию, к которой они не будут готовы. Нужна ситуация, которая поставит под удар союз Алена и Дома Шепота.

— Как ты планируешь это сделать, Рэйна?

— Мы вернем в игру Лейлу Пламеннокрылую.

***
— Учитель Таск! Учитель Леарлес!

Студенты чуть не сбили с ног Рэйну и Таска, когда они переступили порог общежития. На них тут же посыпался шквал вопросов. Почему так долго не возвращались? Где были? Как прошло их путешествие? Рэйна, не теряющая самообладания даже в самых жарких сражениях, растерялась и не знала, как себя сейчас вести. Таск охотно отвечал на вопросы студентов, выдумывая на ходу самые замечательные истории.

— А где тот господин, который прибыл с вами? — неожиданно спросил Соран.

Рэйна и Таск переглянулись. Элиас остался в главном корпусе. Ему выделили комнату, на которую наложили несколько уровней защитных рун. Руны должны были защитить не только Элиаса от внешних угроз, но и академию от самого Элиаса на случай предательства. Отдельно постарался Таск, нанося защитные руны от фамильяров. Студентам пришлось соврать, сказав, что господин прибыл погостить к ректору. А когда эмоции ребят поутихли, наконец до Рэйны и Таска добралась Ифалия. Взгляд её был очень недовольным.

— Нет, ну могли ведь хотя бы отправить почтовую пряжу или связаться через кристалл, — недовольно пробормотала она, — но я рада, что вы наконец-то вернулись, Рэйна, Таск.

— Даже мне рада? — лукаво улыбнулся сприган.

— Не порть момент, — отвернулась девушка, — скажите, вы нашли то, что искали?

— И даже больше, — Рэйна мягко коснулась её плеча, — я все расскажу тебе.

И вот настала ночь. Все истории были рассказаны. Студенты спали, Ифалия отправилась в свою комнату. Рэйна и Таск стояли на террасе и рассматривали ночное небо.

— Можешь ответить мне на один вопрос? — тихо спросил сприган, — почему ты так просто доверилась ему? Все это… случилось по его вине. Лейла, мой побег, нападение на студентов, захват Ширы. Но ты словно уже простила его и так стараешься ему помочь. А меня чуть не убила при первой встрече.

— При первой встрече я и его чуть не убила.

— Рэйна. Ты понимаешь, о чем я.

— Понимаю, — кивнула девушка, — я не простила его, и не доверилась ему полностью. Но я хочу поверить ему вновь. Потому что, чувствую, что мы с ним похожи. Он был один на один со своими страхами и слабостями. Никто не мог ему помочь.

— Он мог поговорить с нами! Я думал, мы были друзьями! А он предпочел справляться со всем один!

— Да что ты? Тогда почему же ты не поговорил со мной? Почему сбежал?

Сприган не нашелся что ответить.

— Я была одна. Последние пять лет. А потом вновь встретила Ифалию. Ты вернулся, а потом Элиас… и у нас есть возможность вернуть и Лейлу. И эти дети… Пожалуйста, Таск, — Рэйна обернулась к нему, в её глазах блеснули слезы, — пускай этот сон продлится еще немного…

Глава 25. Решительный шаг

Всю последующую неделю Рэйна провела в беготне от занятий до заполнения документов. Проверяла насколько хорошо справились с заданием студенты, знакомилась с группой по обмену, внимательно присматривалась к Шарлотте и бесконечно язвила Ванессе. Правда, приказом ректора, называть её выдрой при студентах было запрещено. Остальные преподаватели из Йорланда были более чем приятными сприганами, которые неподдельно восхищались методами обучения Рэйны, Таск и Ифалии. Так же они отметили, что ожидают невероятного выступления от Полуночного факультета на Фестивале весны. Но, наверное, об это стоит рассказать более детально.

Весенние экзамены в Лоу-Фа отличались тем, что проводились они в формате фестиваля. Каждая группа студентов готовила презентацию своих навыков, освоенных за год обучения. Это были представления с фамильярами, показательные спарринги, соревнования, демонстрация пряжи студентов. У каждого факультета была своя тематика представлений, у каждой группы была своё направление. И самое главное, на этот фестиваль всегда приглашали гостей из других учебных заведений, школьников, родителей. На фестиваль прибывали торговцы, выстраивая свои лавочки словно на ярмарке, что делало это мероприятие по настоящему праздничным. Фестиваль весны в Лоу-Фа был событием, которого вопреки ждали с нетерпением, даже несмотря на то, что это был сложнейший экзамен.

Учитывая, что всю неделю Рэйна была в бегах и видели её студенты только на занятиях, у них так и не выдалось возможности обсудить со своей преподавательницей, что именно их группа будет готовить на Фестиваль. И поэтому, сейчас студенты Полуночного факультета, затаив дыхание, ожидали, что же объявит их кураторша. Что представит на фестивале факультет полуночников? Каковы будут их тренировки и подготовка? С самого утра они столпились в гостевой комнате, рассевшись на диване и креслах и ожидая, когда же спустить учитель Леарлес. Но ближе ко времени завтрака по ступенькам спустился сонный учитель Таск и удивленно уставился на них. Выслушав группу, он виновато заулыбался.

— Как уехала?! Ну что значит уехала?!! — вопила Дара, когда они вместе с компанией полуночников встретились в столовой на обеде.

— Ну вот так, — развела руками Шира, — опять уехала по каким-то неотложным делам. Все-таки, она не просто учитель. Она ведь все еще имеет военное звание.

— А я говорила, что надо было вчера вечером еще зайти! А вы «нееет, не надо, у нас утром должны быть занятия»! — зашипела Дара на Джерали и Виа, — я всю неделю так ждала этой встречи! А она опять куда-то уехала!

— Вы хоть как-то готовитесь к Фестивалю? — поинтересовался Морблан, — а то весь скоро уже.

— Да, сегодня учитель Таск сказал, что они с учителем Леарлес и Харлен обсудили наше выступление на Фестивале, так что с сегодняшнего дня мы будем приступать к тренировкам, — ответил Шарнон, с аппетитом уплетая рисовый пудинг.

— А что готовите? — тут же спросила Виа.

— Кое-что особенное, — хитро сверкнула глазами Эльйо.

— Все сами увидите, — усмехнулась Шира, — поверьте, это и правда нечто невероятное.

***
— Ты и правда отправишься сама? — Ифалия смотрела на Рэйну осуждающе, — неужели этот ваш поход ничему тебя не научил, Рэйна?! Таск, скажи ей!

Таск молчал. Он стоял, прислонившись спиной к стене и скрестив руки на груди, и молча наблюдал за тем, как Рэйна протирала свои клинки. Делала она это очень бережно, специальной тканью. Она относилась к своему оружию очень трепетно и с неподдельной любовью. Таск её в этом понимал. На самом деле, сколько бы воинов не сражалось рядом с тобой, твоим самым настоящим партнером в бою было твоё оружие. И чтоб этот партнер тебя не подвел, он требовал ухода. Это касалось и клинков Рэйны, и чакр Таска.

— Есть задания, для выполнения которых достаточно одной меня, — отложила наконец клинки Рэйна, — к тому же, больше нельзя оставлять студентов без наблюдения. Теперь Эльйо по-настоящему в опасности. Раньше, они лишь прощупывали почву, проверяли, насколько мы готовы к их нападениям. Но теперь они настроены серьезно.

— Рэйна, ты не можешь тащить все на себе! — негодовала Ифалия.

— Именно поэтому, защиту студентов я оставляю на вас с Таском, — тут же ответила её девушка, — Ифалия, Фестиваль весны — идеальное время для нападения. Проникнуть в академию слившись с толпой гостей проще простого. Уверена, что именно во время Фестиваля они и сделают свой шаг. Поэтому, мы должны подготовиться еще до начала торжества. Нельзя оттягивать.

— Но почему ты не хочешь взять с собой подкрепление?! — не унималась Иф, — если на твоем пути станет кто-то из полукровок Алена? Вы вдвоем не смогли с одним справиться! А тебе нужно будет еще и Лейлу защищать!

— Во-первых, в академии должен остаться один сильный боец на случай, если с Элиасом будут какие-то проблемы, — вздохнула Рэйна, — а во-вторых, у меня есть Тэра, Ёру, Тил. И Дагон.

— Дагон?! Это твоё решение?! — казалось, сейчас Ифалия бросится на подругу и придушит её, — серьёзно?! Таск, ты так и будешь молчать?!

— Успокойся, Иф, — примирительно подняла руки, — все будет хорошо. Мне нужно просто забрать её из поместья и доставить сюда. Это не то, о чём следует волноваться.

— Ах, точно, — хлопнула себя ладонью по лбу Ифалия, — я забыла! Если тебя не убьет поездка, то убьет путешествие в разлом!

— Иф, прошу…

— Делайте что хотите! — Ифалия выбежала из комнаты Рэйны, громко хлопнув дверью.

— А она права, — наконец сказал Таск.

— Хочешь меня остановить?

— Даже не подумаю.

***
Дагон осторожно ступал по вязкой земле, проваливаясь копытами в грязь. Но это не доставляло ему никаких неудобств. Даже скакун породы сефалия спотыкался и нервничал в таких условиях. А это, между прочим, боевая порода лошадей. Но водный дух комфортно чувствовал себя даже шагая по колено в мутном болоте. Его не смущали ни сырость, ни грязь. Там, где была хоть капля воды, Дагон имел силу.

Тэра и Ёру поспевали за ним с трудом, увязая в грязи. Весна — это не только пробуждение природы, не только зеленые листики и цветочки. Весна — это когда тает снег и превращает все лесные дороги и тропы в болотистое месиво. Ранняя весна — это когда земля превращается в вязкую ловушку для лошадей и повозок. Поэтому сейчас Дагон был незаменим.

С этим фамильяром у Рэйны складывались очень сложные и непонятные отношения. Если с первой троицей все вышло само собой, и они быстро нашли общий язык, то что касается Дагон — все было не так-то просто. С Тэрой у Рэйны была самая прочная связь, ведь обе волчьей крови. С молчаливым и вдумчивым Ёру тоже было просто. Он всегда руководствовался здравым смыслом и логикой, и был совсем не агрессивен. Тил была фамильяром-связью между этими двоими. Такое случалось крайне редко, но Тэра и Ёру, которые прибыли из Иномирья, нуждались в проводнике из этого мира. Таким проводником стала сова Тилуан, которая так же служила отличным дозорным. В общем, с ними все было хорошо с самого начала.

Но не с Дагон. Дагон пришел из Врат Андхакара в момент глубокого отчаяния Рэйны. Он откликнулся на зов отчаяния и страха. И в первые же минуты пообещал её убить. Так просто, словно это было что-то обыденное. Он ни на миг не давал забыть о своём существовании. Даже будучи отозванным, печать Дагон всегда пульсировала, а когда он требовал его призвать, она жгла огнем, словно выжженое на теле клеймо. Дагон был покорен только в тех случаях, когда его призывали на заданиях Волчьего отряда. Ему нравилось запугивать, терзать, убивать, что особенно отпугивало всех, кто имел возможность за этим наблюдать. Это настораживало и саму Рэйну, но она не сдавалась и продолжала искать нити связи с ним. Ей удалось. Потребовалось несколько лет, но даже Дагон подчинился ей. Оставался, правда, еще один…

— Эй, Рэйна, — позвал Дагон, — мы на месте.

— Отлично, — Рэйна спрыгнула с мутно-синего коня, — действуем по плану.

Под покровом ночи Рэйна прокралась в поместье. Тэра пересекла защитную пряжу с одной стороны территории поместья, Ёру — с другой. Спровоцировав выброс энергии, фамильяры устроили переполох среди стражи. Учитывая, что охраны в поместье было совсем немного, этого хватило, чтоб комнату госпожи Лейлы оставили под наблюдение двух стражников и горничных. Двух охранников, молодых парнишек, которым едва по 18 исполнилось, Рэйна вырубила сразу. Горничные с воплями разбежались сразу же, не узнав юную госпожу дома Коё.

Открыв дверь в комнату, Рэйна увидела силки. Фамильяр держала в руках железный канделябр, который жег ей руки. Фамильяры не переносили железо. Но она стояла перед кроватью своей госпожи и готова была бросится на противника, нанеся ему удар железякой.

— Тише, Медмель, — примирительно подняла руки девушка, — это я, Рэйна.

— Госпожа Рэйна? Я не понимаю… — Медмель не опускала канделябр, направляя его на Рэй.

— Я забираю Лейлу, Медмель, — Рэйна спрятала оба клинка в ножны, — ты поможешь мне?

— Госпожа Рэйна, — Медмель наконец опустила своё «оружие», — зачем это все?

— Мы пробудим Лейлу ото сна, — улыбнулась Рэйна, — ты ведь желаешь этого?

— Больше всего на свете!

Силки быстро собрала кое-какие вещи Лейлы и помогла ей подняться с кровати. В окно заглянул черноволосый мужчина с жесткой щетиной, до чертиков напугав маленькую силки.

— Ну что? Долго вы еще?! — спросил он.

— Бери её, — Рэйна передала в его руки Лейлу.

Бывшая наследница сприганов, словно кукла, даже не сопротивлялась. Обернувшись вновь конем, Дагон позволил силки сесть ему на спину и придерживать Лейлу. Рэйна свистом позвала Тэру, уже выпрыгивая в окно, она обернулась и увидела в дверях комнаты мадам Жоржет. Та была ошеломлена, но не могла заставить себя сдвинуться с места.

— Я забираю её, Жоржет, — усмехнулась Рэйна, — остановите меня?

— Вы сошли с ума, госпожа Коё! — захлебываясь от негодования служанка.

— Госпожа Коё — это моя мать! — крикнула ей на прощание Рэйна и скрылась во тьме на спине белой волчицы.

***
— Поверить не могу! — ректор ревел, как зверь, — ты совсем сдурела! Ты ненормальная! Да что ты себе позволяешь?!

— У меня что, были какие-то другие варианты?! — кричала ему в ответ Рэйна.

— Ты могла подождать пока мы получим официальное разрешение семьи!!!

— И это я сдурела?! Думаешь, там нет своих шпионов, которые тут же доложили бы об этом в Дом Тени?!

— Рэйна!!! Ты похитила наследницу Дома Пламеннокрылых!

— Бывшую наследницу, старик!

— Да какая разница?! Тебя еще и служанка узнала, Рэйна!!!

Рэйна и Дагон стояли в кабинете ректора, обе покрытые слоем дорожной пыли и по колено забрызганные грязью. Белая волчица Тэра была вся была в пятнах, даже на черной шерсти Ёру можно было увидеть пятна. Белоснежное платишко силки Медмель было в грязи, в грязи была и сама похищенная наследница, которая тихо сидела в кресле и хлопала ресницами, не понимая происходящего.

— Ты сведешь меня в могилу, внучка, — ректор бессильно опустился в свое кресло, — ну скажи мне, что делать теперь?! Служанка доложит в Дом Пламеннокрылых. Они явятся сюда так или иначе.

— Ну и черт с ними, — отмахнулась Рэйна, — даже если Жоржет отправила к ним послание той же ночью, оно достигнет Дома Пламеннокрылых не ранее завтрашнего вечера. Пока они осознают произошедшее и решат, что делать, пройдут по меньшей мере сутки. Ну и пока они доберутся до нас пройдет около недели-полторы, в зависимости от того, какой группой они выдвинуться.

— То есть, по твоим подсчетам они будут здесь как раз к фестивалю?

— Именно.

— Что ж ты задумала, безумная ты девица? — лукаво усмехнулся Дагон.

— Цыц, — подняла руку Рэйна, — возвращайся. Восстанови силы. Завтра же мы приступим к исполнению нашего плана, Дагон.

Дагон манерно поклонился с той же хитрой усмешкой и растворился, печать на руке Рэй сверкнула.

Ректор смотрел на Рэйну хмуро. Ему казалось, что девушка уже достаточно рассудительна и принимает решения, думая о последствиях не только для себя, но и для семьи Коё, для академии. Этот её поступок никак не укладывался в его голове. Ему казалось, он что-то упускает. Чего-то он, старик, не понимает в её действиях.

— Скажи мне, Рэйна, — только и спросил он, — я могу доверять тебе?

— Более чем, — тихо ответила девушка.

***
Рэйна вернулась в общежитие полуночников измотанная и сонная. Лейла и её силки остались на попечении Руруки и Клары. Поселили их в соседнюю от Элиаса комнатушку, так же защищенную рунами. Элиаса Рэйне тоже не дали навестить и отправили отдыхать. Девушка зашла в общежитие задействовав все свои навыки скрытности, чтоб никого не разбудить. Но, уже на пути к ступенькам на второй этаж она поняла, что в зале кто-то сидит. Это была Шира Тамиру. И была она не одна. У неё на коленях спала Эльйо, в кресле дремал Тэйн, а на полу сидя спали Соран и Шарнон.

— Вы вернулись, учитель? — Шира сонно потерла глаза, — в этот раз быстрее, чем в прошлый.

— Что? Учитель вернулась? — тут же открыла глаза Эльйо, от её возгласа проснулись остальные.

— Тише, — Рэйна присела на пол возле них, — чего вы не спите?

— Мы хотели поприветствовать вас, — ответил Соран серьезно, — мы ведь не знаем, когда в следующий раз вы исчезнете.

— Соран, ребята, — Рэйна хотела потрепать парня по волосам, но вспомнила о дорожной грязи на своих руках, — я больше не уеду. Пока я точно никогда не собираюсь.

— Точно? — недоверчиво спросил Шарнон, — мы то думали, что вы и в тот раз быстро вернетесь.

— Точно, до конца этого учебного года я никуда больше не собираюсь, — улыбнулась Рэйна, — к тому же, кто как не Полуночный факультет будет защищать порядок во время Фестиваля весны? Надеюсь, вы с учителем Таском и с учителем Харлен усердно готовитесь к своему показательному выступлению?

— Конечно! — хором ответили студенты.

— Ну и замечательно, — произнесла тихо Рэйна, — я хотела бы поговорить с вами утром, но раз вы все здесь… вы ведь понимаете, что Фестиваль — самое благоприятное время для нападения на академию?

— Да, — кивнули все.

— Значит, вы должны быть готовы защищать тех, кто защититься не может, — Рэйна говорила очень серьезной, вглядываясь в лица своих подопечных. Они слушали ей внимательно, затаив дахание.

— Учитель Леарлес, — заговорила Шира, — что-то ведь происходит? Что-то странное закрутилось с тех пор, как на нас напали по дороге в поместье Лоу-Фей…

— Да, Шира, ты права, — кивнула Рэй, — что-то очень сложное, темное и загадочное. Но мы разберемся с этим. Положитесь на своих учителей.

Отправив студентов спать, Рэйна наконец-то добралась до своей комнаты. Набрала полную ванную. Скинув с себя одежду, девушка окунулась в горячую воду. Эхом во всем теле отозвался каждый порез, каждая царапина, каждый свежий шрам. Старый шрам, оставленный когда-то мерроу на боку, тоже ныл. Рэйна смывала с волос пену и думала. Воспоминания о том, как Ален схватил её за волосы, неожиданно всплыли в её сознании, заставив девушку поёжиться. Тело оцепенело, дышать стало трудно, руки задрожали. Вернулся тот самый страх, который сковал её в тот момент, когда он держал её в своих руках.

— Рэйна? — дверь рывком открыл Таск, — ты в порядке?

Девушка уставилась на него испуганным взглядом. Несколько секунд они так и пялились друг на друга.

— Таск, ты… — Рэйна сразу поняла, что у неё по щекам покатились слезы, а голос её дружит.

Сприган, густо покраснев, схватил первое попавшееся полотенце и, закрыв глаза, на ощупь укутал девушку и вынес из ванной на руках. Да, Рэйна была сильной. В бою ей почти не было равных. Белая волчица была сильна и на поле боя она без колебаний убивала, уничтожала, рубила. Её лицо не раз было забрызгано кровью, на её глазах ни раз умирали и противники, и союзники. Она боец. И она девушка. Девушка, которая осталась одна. И которая должна была стать сильной. Девушка, которая так много пережила. А сейчас, ей тоже страшно.

Таск стоял спиной к ней, пока она быстро переодевалась и обернулся только тогда, когда она сама позвала. Мокрые волосы прилипли к лицу, шее, плечам. Она сидела на кровати поджав под себя ноги. И ей было очень неловко. Таск присел на край кровати, заглянул ей в глаза. Он молчал. Рэйна пыталась утереть все никак не прекращающийся град слёз.

— Я… прости… сейчас… — всхлипывала она.

Но, вместо того, чтоб успокаивать её, Таск протянул руку к ней и уронил её себе на грудь.

— Ничего не вижу, — сказал он тихо, — и не слышу ничего.

И Рэйна плакала. А после уснула, а Таск остался сидеть рядом и думать о том, как горит его лицо рядом с ней.

Глава 26. Собирая душу

Круг был начерчен идеально, Таск своё дело знал. Зал, который был опечатан все пять лет, был вновь открыт и подготовлен к открытию Врат Андхакара. Круг был воссоздан, Лейла в центре и все так же непонимающе оглядывалась. Сейчас, когда её вытащили из заточения белых стен, она больше напоминала не старуху с отсутствующим взглядом, а наивное дитя, не старше трех лет. Хлопала ресницами, разглядывала всех, совершенно не понимала, что происходит. Когда она увидела Элиаса, то сначала испугалась, попыталась спрятаться за силки. Но уже спустя пару минут, дергала его за крылья, тыкала пальцами в шрамы и глупо хихикала. А вот к Таску отнеслась очень враждебно. Пряталась за Медмель, махала на него руками и начинала плакать, когда он приближался. Таска это явно задело, но он старался не подавать виду.

Помимо главных исполнителей плана в зале так же присутствовали Ифалия, Сьерра и Лорсан. Вчетвером с Таском они должны были поднять барьер их пряжи, который смог бы защитить академию от возможных последствий открытия. В центре зала стояли Лейла и Медмель, Элиас и Рэйна. Таск подошел к Рэйна и протянул ей небольшой рунный камень.

— Ключ от Врат, — сказал он, — ректор помог мне извлечь его и очистить. Пока что у него нет хозяина. Она должна открыть Врата, ты помнишь. Но, когда это закончится, я заберу его назад.

— Да, — кивнула Рэйна, — все будет именно так.

Все было готово. Рэйна открыла разлом, вложила ключ в ладошку Лейлы.

— Прости, — виновато улыбнулась она и надрезала ладонь Лейлы, окрасив камень её кровью.

Не успела Лейла и пискнуть, как Рэйна силой подняла её руку с камнем и погрузила в разлом. Пряжа и круги покраснели, почернели, пол начал трескаться. Все повторялось, как и в тот раз. Таск с остальными тут же подняли защитный барьер, а Элиас взял Рэйну за руку, что не утаилось от прищуренных взглядов Лорсана и Таска. Из груди Лейлы вышла тонкая красная нить пряжи и нырнула в разлом. Лейла тут же обмякла на руках силки.

— Позаботься о ней, — шепнула Рэйна. Медмель кивнула в ответ.

— Обещай, что не задержишься! Глупая Рэйна! — прокричала сквозь барьер Ифалия.

Рэйна улыбнулась. И вместе с Элиасом они шагнули в разлом.

***
Солнечный свет заливал поляну, словно мёд наполнял бочонок. Трава была высокой и мягкой. Её свежий аромат смешивался с ароматами душистых трав и цветов. Где-то поодаль звенел ручей, в ветвях раскидистых глициний резвились птицы, взмахивали своими прелестными крыльями бабочки.

Примяв траву, под глицинией спала белая волчица, а рядом с ней — черный пёс. Срываемые ветром лепестки цветов падали на их шерсть. Маленький рыжий сыч дремал на нижней ветке дерева. Рядом с ними сидела девушка. Серебряные волосы были сплетены в пышную косу, украшенную лентами и красивой заколкой с цветами гортензии. Девушка читала книгу. Её медовый глаза внимательно бегали по строчкам, не отвлекаясь ни на миг. Ветер игриво перелистывал страницы и ей то и дело приходилось их вновь переворачивать. Но она улыбалась. Улыбалась спокойной, безмятежной улыбкой.

— Я знал, что найду тебя здесь, — раздвигая цветущие ветки глицинии, к девушке подошел парень и сел рядом с ней.

Островатые черты лица, но мягкая, добрая улыбка, спокойный взгляд синих глаз. Его темные волосы трепал ветер, он пытался убрать их с глаз, закидывая некоторые особо непослушные пряди за островатые уши. На девушку он смотрел с нежностью. Сложив три пары полупрозрачных крыльев за спиной, он присел рядом с ней. Когда он появился, рядом с рыжим сычом на

— Значит, ты меня хорошо знаешь, — улыбнулась девушка и положила ему голову на плечо, — здесь так тихо и так спокойно. Я словно в раю.

— Правда? — парень накрыл своей рукою хрупкую ладонь девушки, — я рад.

Он склонился над ней и коснулся губами её лба. Девушка смутилась, но не отпрянула. Волчица и черный пёс все так же безмятежно сопели. Пара молча любовалась цветом глицинии и голубым небом. Девушка потянулась кончиками пальцев к ближайшей грозди цветов. На ней было белоснежное легкое платье, которое оголяло её плечи. Парень провел пальцами по её шее до ключицы.

— У тебя такая нежная кожа, — сказал он мягко, — гладкая, красивая.

Девушка зарделась.

— Не было бы этих шрамов, — стеснительно улыбнулась она.

— Каких еще шрамов?

— Да вот этих… — девушка приподняла рукав, но кожа на её руке была чистой.

Растерянная, она принялась осматривать со всех сторон, но кожа её была чиста, светла и без единого изъяна. Ни единого шрама.

— Но… как же так…

— У тебя нет никаких шрамов, — парень взял её за руку, — да и где бы ты могла получить их в таком тихом и спокойном месте?

— И правда… хотя, до того, как я сюда пришла… — девушка запнулась, — погоди… а откуда я пришла?

— Не знаю, — покачал головой парень, — разве ты сама не помнишь?

— Нет, не помню, — девушка перебирала пальцами ленты в своей косе, — я не помню, как пришла сюда, что было до того, как я оказалась здесь. Просто, я почему-то думала, у меня есть шрамы… Вот здесь.

Она положила руку себе на бок.

— Но это невозможно, ведь так? Я помню страшный рваный шрам. Такие шрамы не затягиваются, не оставляя следа.

Парень ничего не ответил. Глициния постепенно опадала, ветер усиливался. Голубое небо затягивало серыми тучами. Девушка, словно завороженная, смотрела на свои руки.

— Здесь были шрамы, — тихо проговорила она.

Шрамы и правда появились. Тонкие, словно паутина, еле заметные, светлые и темные. Не только руки. У неё были шрамы по всему телу. И самый большой — на боку. Словно кожу кто-то надорвал. Вокруг не было уже зеленой травы и ясного неба над головой тоже не было. Ветер выл всё громче, небо и вовсе потемнело. Она стояла одна на выгоревшем холме. Парень пропал, было рядом ни волчицы, ни пса. У подножья холма стоял черноволосый мужчина.

— Значит, ты все-таки проснулась, — произнес он, — тогда следуй за мной, Рэйна.

***
Здесь было… никак. Не холодно, не жарко. Просто никак. Воздух здесь был какой-то мертвый и тяжелый, двигаться было тяжело, словно падаешь в никуда. Элиас не сразу нашелся в этом мраке, Дагон выхватил его из чего-то вязкого, похожего на желе черного цвета. В отличии от Рэйны он пришел в себя моментально, словно просто на секунду закрыл глаза.

— Неужели поддался? — насмешливо посмотрел на него Дагон.

— Не дождешься, — ответил ему Элиас, — просто на секунду прикрыл глаза. Захотелось на мгновение забыть, зачем мы здесь.

— Потом обменяетесь любезностями, — остановила их Рэйна, — за Вратами Андхакара мне не по себе, так что, может поторопимся?

— Следуйте за мной, — махнул рукой Дагон, — место, в котором мы находимся, называется Передним краем. Попавший сюда чужак легко заблудится в тумане собственных желаний. Если не разбудить — сгинет, так и не поняв, что его убило. Считай, я спас тебя, госпожа.

— Спасибо, — сдавлено ответила Рэйна.

— За Передник краем будет зона перехода. Там нам нужно будет решить, в какую сторону нам двигаться.

— Я не уверена, что вижу здесь вообще какие-либо стороны, — Рэйна повертела головой. Впереди темнота, позади темнота, ни ориентиров, ни знаков.

— Поэтому, здесь есть я, — горделиво вскинул голову Дагон.

Рэйна так и не поняла, как долго они шли. Из-за того, что пейзаж вокруг совершенно не менялся, казалось, что они стояли на месте. Но уже через некоторое время мрак сменился серостью. И в этой серости раскинулся настоящий поток нитей. Словно горная река, потоки пряжи протекали над головами, под ногами незваных гостей. Пряжа здесь была хаотичная и никак не собиралась во что-то единое. Но если понаблюдать за ней, можно было заметить, что отдельные потоки пряжи не касаются друг друга. В каждом клубке пряжи, в каждом узле сверкало что-то принимающее очертания, но разобрать было сложно.

— Смотри внимательно, — скомандовал Дагон, — все это сущности, пленники этого места.

— Это все фамильяры?

— В основном да. Эти узлы пряжи, эта паутина, в общем, каждый потом пряжи — это отдельный мир, в котором они живут, это зовется «темница».

— Не совсем так я себе это представляла.

— Если бы мы не создавали эти мирки вокруг себя, то скорей всего, свихнулись бы давным-давно, — произнес Дагон мрачно.

— И ты жил в таком же мире? Своём? — не удержалась девушка от вопроса.

— Жил, — Дагон отвернулся, — нам нужно быстрее справиться с заданием, госпожа. Соберитесь.

Рэйна почувствовала легкий укол досады в груди, словно она спросила что-то запрещенное, и теперь чувствовала себе неловко. Элиас так же, как и Дагон оглядывал все без интереса, словно он уже на это все насмотрелся. Зона перехода казалась бесконечной и Рэйна не совсем понимала, куда они движутся.

— Дагон, что мы ищем? — спросила она, разглядывая темницы.

— Ты поймешь, — кратко ответил фамильяр, — просто смотри по сторонам внимательно.

Втроем они продолжали свой путь мимо темниц из пряжи изгнанных фамильяров. Вскоре, зона перехода уже не казалась Рэйне бесформенной, она больше стала напоминать огромный архив с длинными коридорами и лабиринтами из темниц. Рэйна порядком устала, время здесь совсем по-другому ощущалось. Но за очередным поворотом она увидела темницу, которая определенно выделялась на фоне остальных. Она не выглядела как хаотичные сплетения разных нитей. Это был многогранный кристалл. Лиловый кристалл, с множеством граней. И внутри этого кокона можно было увидеть силуэт.

— Это здесь, — завороженно разглядывая кристалл, произнесла Рэйна.

— Да, — кивнул Дагон, — как я и говорил, ты сразу поймешь, куда тебе нужно. Дальше ты пойдешь одна.

— Одна? — Рэйна настороженно взглянула на фамильяра.

— Обитатель мира сего — произнес Дагон, — нужен лишь для того, чтоб провести тебя сквозь врата. Гость, что не пожелал остаться нужен тебе для того, чтоб вывести тебя назад. Без меня ты бы так и блуждала в тумане собственных грез, а без пернатого врата не пропустят тебя назад. Мы просто ключи, сопровождающие. Там, куда тебе нужно войти, от нас нет толку. Да и пройти может только один.

— Но, войти-то как? — все еще не понимала девушка.

— Нить души Лейлы здесь. Связь её реального тела с астральным должна быть установлена. Тебе нужно почувствовать её. Мы будем ждать тебя. Удачи, госпожа.

Дагон и Элиас сделали шаг назад, а Рэйна подошла к кристаллу и коснулась его ладонью. Тонкая алая нить обвивала её запястье. Она пульсировала. Рэйна улыбнулась.

— Ты сопровождала меня, Лейла?

Кристалл стал мягким и вязким, словно желе и поглотил девушку.

***
Силки держала на руках обмякшее тело своей хозяйки. Тело Рэйны защищали Тэра и Ёру. Фамильяров девушка за Врата не взяла. Если верить словам Дагон, переход через разлом Андхакара мог сильно ослабить их или же вовсе убить. Поэтому фамильяры получили четкий приказ — охранять физическое тело хозяйки. Хотя они и были защищены барьеров, который подняла четверкой преподавателей, но волчица и пёс были настороже.

Таск смотрел на девушку сквозь пелену барьера. Что-то не давало ему покоя с самого начала всего этого ритуала. Какое-то неприятное чувство грызло его изнутри. Но он все никак не мог понять, откуда ждать подвоха. Подняв барьер, Ифалия о чем-то говорила со Сьеррой, а Лорсан так же, как и Таск, устроился поодаль и наблюдал за происходящим. Их взгляды пересеклись. Сприган сделал над собой усилие, чтоб не отвести глаз как мальчишка. Лорсан, видимо, испытывал тоже самое. Но, кафо все же поднялся с места и направился к своему негласному оппоненту.

— Ты тоже чувствуешь это? — спросил Лорсан, присаживаясь возле Таска.

— Да, — кивнул сприган, — что-то не так. Все складывается слишком удачно для нас. Разве это не странно?

— Учитывая, с какими силами мы столкнулись, это и правда странно, — согласился Лорсан, — меня не покидает это чувство с тех самых пор, как вы вернулись. Что-то произойдет.

— Значит, мы должны быть готовы, — Таск инстинктивно потянулся к чаркам, что лежали рядом с ним, — но сейчас, главное дождать её.

— Этот ритуал… — Лорсан задумался, — я слышал о нем раньше. Но в жизни бы не подумал, что это может быть реальностью. Мне и в голову не приходило, что кто-то может побывать за Вратами, а после вернуться в этот мир. Это поразительно.

— Не думаю, — хмыкнул Таск, — знаешь, Лорс, когда мы путешествовали, то встретили женщину. Её протащили сквозь Врата Андхакара против её воли. Теперь она вынуждена скрывать в кристальные пещеры, чтоб хозяин её…

Таск запнулся. Осознание пришло слишком поздно. Он вскочил с места и ринулся к барьеру. Тело Рэйны лежало неподвижно, Тэра и Ёру настороженно покосились на спригана. Лорсан растерянно смотрел на него. Ифалия и Сьерра оторвались от своего разговора.

— В чем дело, Таск? — Лорсан коснулся его плеча.

— Элиас… «гость, не пожелавший остаться», — в голосе Таска звучал неподдельный страх, — его тоже протащили через Врата.

— Да, но что не так?..

— Это значит, что у него тоже есть хозяин…

***
Оставив позади кристальный барьер, Рэйна шагала вперед. Нить вела её прямо, она чувствовала, что Лейла уже совсем рядом. Мир в кристалле очень напоминал ей реальность. Вокруг неё был густой лес, наполненный всеми соответствующими звуками и запахами. Хрустели под ногами сухие ветки и листья, трещали птицы. Солнце слабо проникало сквозь густые кроны деревьев. Нить вывела Рэйну на поляну. Такую до боли знакомую, что девушка едва не прослезилась. Она стояла на лесной опушке, а выше, на холме возвышался дом. Её родное поместье.

— Юная госпожа, не уходите так далеко от дома!

Рэйна увидела себя. Ей лет 10. Она бежит вниз по холму, а за ней несутся три служанки, подобрав подолы своих юбок. Девочка с серебряными растрепанными волосами и забрызганном грязью платье весело хохочет и бежит, широко расставив руки в стороны.

— Эй, Рэйна! Ну так нельзя! Нас отругают! — на холме стоит Лейла.

Маленькая принцесса Лейла. В платьице цвета спелой малины, в бусинах и цветах. Изящная, милая, нежная. Само совершенство. Идеальная леди. Она наблюдает за шальной Рэйной с долей осуждения во взгляде.

— Что сейчас случится?

— Я споткнусь, — улыбнулась Рэйна.

Маленькая Рэйна и правда спотыкается. Она кубарем летит вниз по холму, сдавленно вскрикивая. Служанки в ужасе. Они уже представляют, что с ними сделает главная горничная и какое наказание их ожидание. В этот момент мелькает молниеносная тень. Таск приземляется возле упавшей Рэйны, его крылья такие красивые, блестят на солнце. Он смотрит на Рэйну без осуждения, очень осторожно он протягивает ей руку и поднимает с земли. Рэйна сильно ударилась, она вся в царапинах и ссадинах, у нее разбит нос и содраны коленки. Маленький сприган уже тогда был выше её и во много раз сильнее. Он берет её на руки. И под причитания служанок несет маленькую Рэйну в поместье, поднимаясь по холму. Лейла торопится за ними, на ходу отчитывая Рэйну за безрассудство. Но, Рэйна её не слушает, она прижимается к Таску и всхлипывает.

— Неужели ты уже тогда была влюблена в спригана?

— Я… — Рэйна оборачивается.

На ветке сидит рыжая сова, маленький сыч. Но голос принадлежит не Тил. Сова смотрит внимательно, выжидающе. Рэйна попыталась призвать клинки, но ничего не получилось. Под взглядом этого существа она не смогла даже активировать пряжу.

— Спокойно, юная госпожа, — произнесла сова, — у каждой темницы есть свои правила.

— Правила?

— Именно, — кивнула сова, — разберешься в правилах, выйдешь из темницы.

— Кто ты?

— Когда есть правила, должны быть и те, кто следят за их исполнением, — ответила сова, — меня зовут Йоль. Я смотритель этой темницы. В вашем мире таких как я называют блуждающими огнями.

Рэйна была напряжена. Существо не выглядело опасным, но оно источало подавляющую ауру. Под его взором Рэйна чувствовала себе отвратительно слабой, но старалась не подавать виду. Оставив тщетные попытки вызвать клинки, она глубоко вздохнула.

— О каких правилах ты говоришь? — спросила она.

— Темница — маленький мирок, созданный пленником, чтоб не сойти с ума, в бесконечности Врат Андхакара. Каждый мир индивидуален. У кого-то он создан из воспоминаний, у кого-то из фантазий и надежд. Ты понимаешь, из чего состоит эта темница?

— Из воспоминаний, — тихо ответила Рэйна.

— Верно, — кивнула Йоль, — это первая подсказка. В каждом воспоминании есть что-то, что приведет тебя к следующему. Удачи.

— Но это не правила, — нахмурилась девушка, — это просто рекомендации какие-то…

Но Йоль уже исчезла. Рэйна почувствовала облегчение, но лишь на мгновение. Ведь стоило ей вернутся мыслями в этот мир темницы, как она поняла, что воспоминание вновь пошло по кругу. Вот маленькая она, вон маленькая Лейла. Маленькая Рэйна падает, Таск берет её на руки. Они поднимаются. Рэйна наблюдала за этим несколько минут. Что было такого особенного в этом воспоминании? Оно ведь совершенно незначительно. Здесь ничего особенного не происходит. Девушка поднялась на склон, туда, где стояла Лейла. Никто не обратил на неё внимания, после чего она сделала вывод, что эти призраки прошлого её не видят. А значит, она никак не может повлиять на них, а они на неё. Но что же в этом воспоминании могло дать её подсказку?

Рэйна обошла несколько раз вокруг места падения себя маленькой. Ничего особенного. Примятая трава, не более. Пыльца с крыльев Таска. Вернулась на холм к маленькой Лейле. Падение повторялось раз за разом. Когда маленькая Рэйна скатилась с холма пятый раз подряд, Рэйна взрослая выругалась. Никаких подсказок. Почему именно это падение?!

— Так, Рэйна, успокойся, — сказала она себе, — возможно, ты не туда смотришь! Возможно, дело не в падении. Оглянись. Ищи.

И она стала искать. Это воспоминание Лейлы. Значит?.. Смотреть нужно на Лейлу! Очевидно же! Почему же сразу не поняла. Это её воспоминания, значит, здесь она ключевая фигура. Вот Рэйна бежит, Лейла смотрит обеспокоенно, кричит ей что-то. Вот Рэйна спотыкается, и Лейла испугалась за неё. А вот мимо Лейлы пролетает Таск. В этот момент её взгляд меняется. Становится отрешенным, немного разочарованным и обиженным. Вот Таск несет маленькую Рэйну, проходит мимо Лейлы, она бежит за ним, обеспокоенно смотрит на них, что-то говорит. Таск уходит. Лейла замирает на несколько секунд. Поджатые губы, дрожащий подбородок. Что-то подает из её рук на землю, и она идет к дому.

Рэйна наблюдала за этим со стороны. В траве что-то блестело. То, что выпало из рук Лейлы, валялось на земле. Рэйна наклонилась и подняла это. К её удивлению, вещь была материальна, и она смогла прикоснуться к ней, в отличии от всего остального, что было в этом мире. Это был браслет из синих и красных бусин из камня кай. Бусины имели идеальную круглую форму, были гладкими и отшлифованными, между красными и синими бусинами висели две маленькие кисточки из нитей. Рэйна помнила этот браслет. Лейла делала его для Таска, хотела подарить перед тем, как он отбудет на тренировки со старейшиной. А потом она сказала, что потеряла его. И вот он здесь.

Стоило Рэйне коснуться браслета, как все вокруг поплыло серой дымкой. Девушка вскочила, сжимая украшение в ладони. Клинки все так же призвать не получалось. Но ничего плохого не случилось. Спустя мгновение дымка приобрела очертания главного поместья Дома Пламеннокрылых в Шайлон. Это был огромный дом, окруженный садом камней и маленькими прудами, в которых плавали разноцветные рыбы. Тут же росли замысловатой формы деревья, названия которых Рэйна никогда не могла запомнить. Лейла, здесь ей было лет 14, судя по всему, сидела у пруда и наблюдала за рыбами. Судя по погоде, было лето. Солнце ярко светило, играя лучами с гладью прудов, громко стрекотали цикады и прочие насекомые. Таск сидел на ветке изогнутого дерева, в тени и со скучающим видом вертел метательный кинжал в руке.

Волосы Лейлы были собраны в пучок, с выпадающими прядями и сколотые шпилькой. Шпилька была очень красивая, с двумя длинными зубцами и розовым цветком у основания, от цветка ниспадали тонкие нити крошечных бусин и кристаллов. Такая же шпилька была и у Рэйны, подарок Таска на день рожденья, только цветок был красного цвета.

— Эй, Таск, — услышала девушка голос Лейлы, — а ты влюблялся когда-то?

— С чего такие вопросы, госпожа? — зевая, обернулся к ней Таск.

— Я просто спросила, — отвернулась Лейла обиженно, — не хочешь, не отвечай.

— Да не то, чтобы не хочу, — Таск закинул руки за голову, — просто ответить нечего. Не скажу, что меня вообще интересует нечто подобное. Я об этом никогда не думал.

— Совсем скоро мы будет обучаться в академии Лоу-Фа, — продолжала Лейла, — там много красивых девушек.

— А мне какое до них дело? — Таск откровенно не понимал, к чему этот разговор, — моя работа — охранять вас, принцесса.

— Ненавижу, когда ты меня так называешь, — фыркнула Ле