КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Три желания (сборник) (fb2)


Настройки текста:



Annotation

Небольшой сборник рассказов.

Сказки и не совсем сказки, а так же совсем не сказки.

Феи, принцессы и любовь присутствуют!


Ярошинская Ольга


Ярошинская Ольга


Три желания



Фее досталась волшебная палочка с изъяном, исполняющая только самые сокровенные желания, а не те, которые люди произносят. Сможет ли фея сделать счастливым любимого человека и сделать мир чуточку лучше?



Фея сдвинула чахлые кактусы в сторону и с ногами забралась на широкий кухонный подоконник. Поджав к груди острые коленки и обжигаясь крепким кофе, она любила наблюдать за людьми, которые деловито спешили внизу по каким-то своим важным делам. Но сегодня лил дождь, так что девушка видела лишь яркие зонтики, скользящие по земле как экзотические букашки. Фея проследила тонким пальцем след от капли на стекле и нахмурилась. Скоро истекало полгода с тех пор, как она исполнила три желания. Пришла пора выбрать следующего счастливчика, а подходящих кандидатов не было. Мама учила ее, что при выборе человека надо быть очень осторожной, ведь их семейная волшебная палочка была с изъяном. Мало того, что она исполняла всего три желания, так еще и не те, которые люди загадывали, а самые сокровенные - такие, в которых люди иногда не признаются самим себе. Больше всего на свете Фея боялась, что желания могут оказаться злыми, и тогда, сама того не желая, она причинит кому-то вред. Она мечтала, что однажды на ее пути попадется человек, который захочет сделать этот мир лучше, и болезни исчезнут, а у всех детей будут любящие родители. Но люди - ужасные эгоисты...

Девушка достала потрепанную тетрадку, которую она прятала за батареей. В последний раз ее выбор был очень удачным. Фея старательно вписала имя. Людмила Ивановна Королева была ее соседкой, несчастной одинокой женщиной, измученной бытом и своими сопливыми сорванцами. Фея долго за ней наблюдала, терпеливо выслушивала ее жалобы на жизнь и однажды, взмахнув волшебной палочкой, вызвала в памяти ее образ. На следующий день к Людмиле Ивановне вернулся муж. Ее дети за последние полгода ни разу даже не чихнули. Вписывая третье желание, фея сконфуженно скривилась - Людмила Ивановна неожиданно стала блондинкой. Ее волосы, раньше напоминавшие мышиный хвостик, вдруг заискрились золотом, пошли в рост и теперь роскошной волной ниспадали до самого пояса. Поставив точку, фея спрыгнула с подоконника и положила тетрадку на прежнее место. Она влезла в любимые джинсы, прихватила плеер и зонтик и вышла из квартиры - ничем не примечательная девушка с лохматой стрижкой и грустными глазами.

- Доброе утро! - поздоровалась она с дворничихой, выйдя из подъезда.

- И тебе добренького, золотая ты моя, - улыбнулась ей в ответ старушка.

Мимо, весело галдя, пронеслась стайка школьников. Один из мальчишек на ходу развернул жвачку и запихнул ее себе в рот, бросив обертку под ноги.

- Уууу, голодранцы! - заорала вслед дворничиха, потрясая метлой. - Чтоб вам всем пусто было!

Фея втянула голову в плечи и поспешила прочь. В битком набитом автобусе ее прижали к широкой кожаной спине, и девушка, повиснув на поручне, успела задремать по пути на работу.

- Простите, что беспокою, но я сейчас выхожу, - обладатель кожаной куртки неловко вывернул шею и улыбнулся.

Девушка встрепенулась, оказывается, автобус уже был полупустой, а она так и спала на плече незнакомца.

- Простите, - извинилась она.

- Ничего страшного, мне даже было приятно, - усмехнулся парень.

Автобус резко повернул, и пассажиры едва удержались на ногах:

- Смотри куда рулишь, каз-зёл! - злобно прорычал парень в сторону водителя. - Чтоб у тебя руки отсохли!

Фея пулей выскочила из автобуса, благо как раз была ее остановка. Она работала в отделе кадров большого завода, который славился не столько своей продукцией, сколько тем, что уже десять его работников выиграли джек-пот в лотерею. Пройдя знакомый лабиринт коридоров, она вошла в кабинет. Ее коллеги уже были на месте.

- А вот и наша Фея! - Светлана перестала полировать свои ухоженные ноготки и крутанулась на стуле.

Незнакомый паренек привстал, теребя в руках шапку, которая, по-видимому, была очень теплой - его светлые волосы взмокли и прилипли ко лбу.

- Здрасьте, - буркнула фея.

- Доброе утро, - поздоровался парень, топчась у ее стола. - Меня Димой зовут. Я вот на работу устраиваюсь, мне сказали к вам обратиться. Ваше имя на самом деле Фея? - выпалил он на одном дыхании.

- Фелиция, - сурово поправила его девушка. - Давайте ваши документы.

- А представь, если бы ты была настоящей феей, а? Вот классно было бы, - мечтательно протянула Светка. - Жанна, что бы ты загадала?

Жанна оторвалась от экрана монитора, на котором красовался мускулистый мужской торс, и заложила руки за голову. Такая поза и обтягивающая кофточка позволяли ей продемонстрировать свою грудь во всей красе. Обычно заводские рабочие теряли дар речи от ее пятого размера, мычали, пытаясь вспомнить, за какой справкой они зашли, терялись и красные и вспотевшие пятились из кабинета.

- Переспать с Брэдом Питтом, ясен пень! - ответила Жанна. Дима не реагировал на ее грудь, значит, гей, определила она для себя, так что и стесняться его нечего.

- Но ведь у него жена и дети, - робко заметила фея.

- Во-первых, официально он не женат, - возразила Жанна. - А во-вторых, у него помимо жены и детей есть шикарная задница.

- А я бы загадал что-нибудь хорошее, для всех, - сказал Дима.

- Ну-ну, миру мир, - съязвила Жанна. - Вы, Дмитрий, справку о доходах с прошлого места работы принесли?

- Вроде да, где-то тут была.

- Так вот, берите ее и идите в бухгалтерию, по коридору направо. И не мешайте нам работать.

Дима исчез за дверью, а фея с любопытством принялась изучать его анкету. Сухие цифры и факты "жил-учился-работал" выстраивались у нее в голове в стройную картину. С фотографии три на четыре на нее смотрело открытое лицо, белесые брови и ресницы были почти незаметны, что странным образом притягивало внимание к глазам - пронзительно-голубым, таким чистым, какие бывают только у маленьких детей. "Надо узнать его поближе", - подумала девушка.

После работы Фелиция задержалась на проходной, сделав вид, что неожиданно заинтересовалась правилами пожарной безопасности, висевшими на стенде. Приметив Димину белобрысую макушку, похожую на летний одуванчик, фея нарочито медленно пошла к выходу. Как она и рассчитывала, Дима ее догнал.

- Ваше имя означает "счастливая", - сказал он.

- Откуда вы знаете? - удивилась фея.

- В интернете нашел.

- Вот как, значит, свой первый рабочий день вы провели на развлекательных сайтах?

Дима слегка покраснел:

- Мне сказали осваиваться пока... Почему у вас такие грустные глаза?

Девушка пожала плечами и улыбнулась:

- Наверное, я слишком много знаю.

Выяснилось, что Дима живет в том же районе, что и она. Когда Фелиция предложила ему немного прогуляться, он с радостью согласился. По дороге фея как профессиональный психолог распутывала переплетения его характера, что было не так уж сложно. Окрыленный ее вниманием, Дима как на духу поведал о своем нелегком детстве в интернате, откуда он сбегал раз десять. Потом пожаловался, что никак не может отучить свою собаку грызть мебель, из-за чего его уже трижды выгоняли из съемных квартир. Затем похвастался, что умеет очень вкусно жарить картошку. Когда они подошли к подъезду дома, где жила фея, ей казалось, что она знает его как облупленного. Но мама учила ее, что нельзя полагаться на первое впечатление, поэтому на следующее утро Фелиция очень обрадовалась, заметив его у подъезда.

Как-то само собой сложилось, что Дима провожал ее домой с работы и встречал у подъезда по утрам. Фелиция привыкла к совместным прогулкам, к тому, как он размахивал нескладными длинными руками, увлеченно рассказывая очередную историю, она научилась приноравливаться к его неровной походке. Ее ежедневный кофейный ритуал сошел на нет - как только она замечала внизу долговязую фигуру, пулей летела на улицу.

Когда подошло время, Фелиция достала из старой шкатулки волшебную палочку. Перед ней стояла серьезная дилемма. Она не была глупой и умела разбираться в людях, в том числе и в себе самой. Дима стал ей дорог как никто другой. А мама говорила, что не стоит исполнять желания близких людей. "Ты можешь разочароваться в человеке, или потерять его", - объясняла она. Но девушке так хотелось, чтобы Дима стал счастлив. Пусть даже она снова станет одинока! Фея зажмурилась, взмахнула волшебной палочкой и подумала о нем... Вдруг она почувствовала головокружение, а затем ощутила мягкое прикосновение чужих губ к своим губам. Она распахнула глаза и увидела лицо Димы прямо перед собой. Судя по всему, ей удалось сделать его счастливым - его по-детски чистые глаза сияли.

- Не могу поверить в это, - прошептал он ей на ухо и поцеловал ее еще раз. - Ты согласилась. Любимая моя... Моя жена... - неуверенно произнес он.

Они были в маленькой церквушке, из высоких узких окон которой лился солнечный свет. Димины волосы золотым облаком сияли вокруг его лица. А сам он был одет в белоснежный костюм. "Как ангел", - подумала Фелиция и сжала его руку. Она уже не боялась признаться самой себе, что ее заветное желание совпало с Диминым. Фея ошарашено осмотрелась. На ней было элегантное белое платье, но простота его явно была обманчива, на пальце сияло золотое кольцо с крупным бриллиантом. "Значит, второе его желание - это богатство, - сообразила фея. - Ну что ж. Не так уж и плохо. У меня есть муж, который искренне хотел на мне жениться и которого я люблю всем сердцем. И он богат. Так что я смогу тратить деньги на благотворительность. И, возможно, у меня получится сделать этот мир лучше, если не с помощью волшебства, то посредством денег. Интересно, какое его третье желание..."

Фея долго терзалась в неведении, что, впрочем, не мешало ей наслаждаться семейной жизнью. Она отслеживала все новости, но войны так и не прекратились, а ученые не нашли никакого чудесного лекарства. Она уже готова была забыть все мамины наставления и спросить Диму напрямую, но ей все стало ясно, когда сборная России выиграла чемпионат мира по футболу.


***


Спящий красавец


Сказка о правильных подарках и сложном выборе умных женщин.


Две маленькие феи сидели на деревянных перилах детской кроватки и болтали пухлыми ножками в крохотных башмачках.

- Какой милый ребенок, - сказала фея в золотом платьице. - И имя красивое - Настенька.

Вторая фея, в розовом, согласно кивнула.

- Просто ангел.

Новорожденная девочка, которая спала в кроватке, по правде сказать, на ангела не смахивала. Красненькая и морщинистая, она больше напоминала крошечную обезьянку.

- Давай сделаем ей подарок! - предложила фея в золотом. - Надоело одаривать только королевских отпрысков.

- Обстановка тут не королевская, - согласилась вторая фея. - Но что ты хочешь от обычного постоялого двора? - Она решительно встала на краешек деревянных перил и оправила пышную розовую юбочку. Прозрачные крылышки мелко-мелко дрожали, помогая фее сохранить равновесие. Она достала из кармана волшебную палочку и взмахнула ею:

- Дарю тебе красоту, Настенька! Твои волосы будут сиять ярче золота, а губки будут сочнее вишен. Лебединый стан, грациозность кошки, белоснежная кожа и глаза как два океана - все это будет у тебя, Настенька! - С этими словами с волшебной палочки посыпались мелкие розовые сердечки, укутавшие спящую девочку.

Фея в золотом платьице ревниво взглянула на свою сестру и достала свою волшебную палочку.

- А я дарю тебе удачу! - при этих словах с волшебной палочки слетели золотые звездочки. - Тебе всегда будет везти в жизни, ведь на одной красоте далеко не уедешь. - Розовая фея только хмыкнула в ответ.

Окно в комнате скрипнуло, открываясь, послышались приглушенные ругательства, и в комнату грузно влетела еще одна фея. Она неуклюже плюхнулась рядом со своими сестрами, те вздрогнули от неожиданности, а затем виновато потупили глаза.

- Ну что, снова вы за старое? - спросила третья фея. - Снова эти нелепые отговорки вроде "Ах, мы не хотели тебя беспокоить, ах, ты была так увлечена чтением, мы не хотели тебя отвлекать"?! - она отряхнула крошки, прилипшие к синей юбке, и поправила сползающие с носа круглые очки, одна дужка которых была перевязана какой-то веревочкой. - Ну да ладно, уверена, я ничего интересного не пропустила, кроме, разумеется, лебединой походки и кошачьих волос, или что вы там обычно дарите? - Она решительно взмахнула волшебной палочкой и произнесла. - Дарю тебе ум!

- О нет! - закричала розовая фея. - Это же девочка, зачем ей ум?!

Синяя фея только ехидно хмыкнула:

- Ты-то уж точно не знаешь, зачем.

Синие искры усыпали Настеньку, и она сладко улыбнулась чему-то во сне.


***

Отец Настеньки называл ее своей счастливой звездой. С ее рождением жизнь всей семьи переменилась. Самые важные гости почему-то выбирали именно их постоялый двор, частенько задерживались гораздо дольше выбранного срока и оставляли щедрые чаевые. Со временем отец Настеньки выстроил пять гостиниц в разных частях города, и ни одна не пустовала. А Настя выросла настоящей красавицей. Как только ей исполнилось шестнадцать, к ее отцу потянулись вереницы женихов. И рыцари, и торговцы, и ученые мужи - кого только не было среди претендентов на ее руку и сердце. Но любящий отец всем отвечал одинаково:

- Молода еще Настенька, а вырастет - пускай сама выбирает, - и усмехался в усы. - Мозгов-то у нее побольше чем у меня...

И был прав. Настя с детства давала ему такие ценные советы, что он только удивлялся, а потом и вовсе сложил ведение бизнеса на ее хрупкие плечи, а сам лишь выполнял дочкины поручения.

Однажды, когда Настя развешивала картины в большом холле гостиницы, туда вошла старуха. Ее скрюченные пальцы сжимали клюку, на вид такую же древнюю, как и ее хозяйка, из-под капюшона свисали нечесаные лохмы, а стоптанные башмаки оставляли на блестящем паркете грязные следы. Настя нахмурилась, но потом пожала плечами.

- Чем могу вам помочь? - спросила она.

Старуха подняла на нее глаза и попятилась.

- С вами все в порядке? Вам нужна комната?

- Да, пожалуй, - ответила старуха. - Но у меня нет денег.

- Ничего, - ответила Настенька. - За счет заведения. - Девушка сама в душе недоумевала, с чего это она сегодня такая добрая, но она привыкла доверять своей интуиции. Настя провела старуху в большую комнату на первом этаже, чтобы не утруждать пожилую гостью лестницами. Старуха присела на край кровати и неуверенно улыбнулась.

- Принести вам ужин? - поинтересовалась девушка.

- Спасибо, милая.

Настя отправилась на кухню, собрала нехитрый, но вкусный ужин и отнесла все старухе.

- Посиди со мной, деточка, - попросила та ее. Настя покорно присела на стул. Старуха принялась за трапезу, противно чавкая беззубым ртом, но девушка и бровью не повела.

- Я хочу рассказать тебе кое-что, милая, - поведала старуха, наевшись. - Я впервые вижу такую прелестную и воспитанную девушку, и это немного примирило меня с жизнью. Когда-то очень давно, когда я была так же молода как ты, я считала себя самой красивой девушкой на свете. Однажды мне повстречался прекрасный принц, и я влюбилась в него без памяти. Как я была счастлива тогда... Мне казалось, что он тоже любит меня, мы собирались пожениться. Видела бы ты, какое у меня было роскошное свадебное платье! Но за день до свадьбы он сказал, что передумал на мне жениться!

Настя возмущенно охнула.

- Да-да. Он сказал, что не собирается менять свою свободу на всего одну лишь женщину, ведь в принца были влюблены все девушки королевства. Я на коленях умоляла его передумать. Но он отверг меня, сказал, что не любит, и что никогда не воспринимал меня всерьез, что он просто играл со мной, притворялся, что я его не достойна... - старуха шумно высморкалась. - Я не могла поверить в то, что можно найти кого-то лучше чем я, но сейчас, глядя на тебя, вижу, что это вполне реально... И впервые я раскаиваюсь в своем поступке...

- Что вы сделали? - заинтересовалась Настя.

- Я заколдовала его, - призналась старуха. - В моей семье все женщины немного волшебницы. Я усыпила принца древним заклятьем, снять которое можно только поцелуем девушки, еще прекраснее чем сама колдунья. Многие девушки пытались расколдовать бедного принца, но он так и не очнулся.

- А как же его королевство, его подданные, что стало с ними?

Старуха пошарила в своей котомке и достала небольшой сверток. Она развернула его, и в ее заскорузлых руках засиял маленький серебряный колокольчик, обернутый ватой.

- Все королевство прекрасного принца заснуло вместе с ним. Разумеется, их целовать необязательно, надо лишь позвонить в этот колокольчик, и они проснутся как ни в чем ни бывало. Я дарю его тебе, милая девушка. Заколдованное королевство находится в самой середине дремучего леса, про него давно уже все забыли. Иди по заячьей тропке, и она приведет тебя к принцу. Эх, как он хорош, подлец. Сахарные уста, густые ресницы, а ямочка на подбородке... мммм... - старуха мечтательно закатила глаза. - Ну все, ступай, я хочу спать.

Настя вышла из комнаты, задумчиво сжимая в руках колокольчик, а старуха тут же захрапела так, что девушке на миг стало страшно за стены гостиницы.

На следующее утро Настя заглянула в комнату таинственной гостьи, но ее и след простыл. Тогда девушка собрала необходимую поклажу, попрощалась с отцом, соврав ему, что отправляется на конференцию по гостиничному бизнесу, и отправилась в лес. Настя немного беспокоилась по поводу заячьей тропинки, но ей как всегда повезло. Стоило девушке зайти поглубже в лес, как на пути у нее стали появляться чуть ли не заячьи стада, которые гуськом бежали впереди нее. Девушка забиралась все дальше в чащу, ночевала под пушистыми елями, пила родниковую воду, дышала чистым воздухом и размышляла о том, что неплохо бы наладить в их царстве экотуризм. Портило настроение лишь то, что ее съестные запасы таяли на глазах. Но когда Настя решила, что ей придется питаться одними ягодами, лес расступился, и перед девушкой появился огромный дворец. Купола тускло блестели благородным золотом, вокруг дворца рассыпались аккуратные домики, а в них, да и прямо посреди дороги застыли люди. Поначалу Насте было жутковато обходить эти безмолвные статуи, но потом она привыкла и почти перестала их замечать. Тем более что многих обвивали цветы и ползучая трава, так что они почти слились с пейзажем. Широкая дворцовая лестница заросла травой, которая нагло пробивалась через щели в камнях. Птицы свили себе гнездо в высокой прическе какой-то дамы, которая застыла на лестнице, кокетливо прикрываясь веером от галантного кавалера, который стоял, склонив спину.

- Ох и сложно наверное тебе будет разогнуться, - сказал Настя и вздрогнула от гулкого эха, разнесшегося под высокими сводами дворца.

В большом зале на широком троне сидел принц. Он на самом деле был прекрасен. Насте показалось, что они чем-то похожи: те же золотые волосы, нежная кожа и пухлые губы... Девушка нервно облизнула свои губки и приблизила лицо к принцу...


***

По всей земле разнеслась весть о том, что королевство, наконец, удалось расколдовать. Возобновились давно стертые торговые маршруты, самые талантливые ремесленники отправились туда, так как знали, что прекрасная королева Анастасия умеет ценить хороших работников. Музыканты почитали за честь сыграть в чудесном дворце с золотыми куполами. А художники умоляли королеву согласиться позировать для портретов. Народ же просто боготворил свою властительницу, которая правила ими справедливо и мудро, хотя и побаивались ее тоже - не зря к ее поясу был привязан тот самый волшебный серебряный колокольчик, которым она иногда грозила нерадивым слугам.

У королевы была лишь одна странность. В самой высокой башне дворца была тайная комната, надежно запертая на несколько замков. Люди предполагали, что там находятся королевские сокровища, или какое-то страшное чудище... А в секретной комнате на узкой кровати лежал прекрасный принц. Настенька решила его не целовать.


***


Зернышко


Сказка о том, как вырастить прекрасного принца, выбесить принцессу и важности правильной рецептуры.


В некотором царстве, в некотором государстве жила-была принцесса Елена Прекрасная. Она была так красива, что принцы всех близлежащих королевств мечтали жениться на ней. Но каждый раз принцесса отказывала женихам. Один был недостаточно высок, у другого плечи узковаты, а третий так вообще - весь в веснушках.

- Когда же я встречу настоящего принца? - вопрошала Елена. - Такого принца, который был бы так же прекрасен, как и я!

Ее Верный Рыцарь, сидящий на ступеньках возле трона, вздохнул:

- Нет на свете больше таких прекрасных созданий.

Елена Прекрасная нахмурила брови.

- Принц должен быть! Тем более мне давно пора замуж. Придворный Мудрец, а ты что скажешь?

- Пожалуй, я могу помочь тебе, - ответил Мудрец, поглаживая белоснежную бороду. - Есть у меня волшебное зернышко. Посади его в большой горшок, наполненный лепестками роз, брось туда золотых монет, драгоценных камней. Ну и навоза от хорошего жеребца. Поливай зернышко вином, береги его, и тогда из него вырастет такой прекрасный принц, который еще никогда не ступал по этой земле!

Принцесса ахнула и трепетно приняла в ладони крохотное зернышко.

- Ты слышал? - воскликнула принцесса.

Верный рыцарь кивнул.

- Я принесу все необходимое, Елена.


***


Утром принцесса, едва разлепив глаза, бросилась к цветочному горшку. Она увидела крохотную фигурку, мирно спящую в цветочных лепестках.

- Какой прелестный малыш, - умилилась Елена.

Принц вскочил и испуганно воззрился на нее.

- Не бойся, маленький, - нежно сказала принцесса.

- Я и не боюсь, гражданочка, но вы могли бы не орать спозаранку. Да и зубы вам не мешало бы почистить, прежде чем вести светские беседы, - отчитал ее принц.

Принцесса вскочила и мигом помчалась в ванну. Она умылась, причесалась и облачилась в свое самое красивое платье. Удовлетворенно полюбовавшись своим отражением, она вплыла в покои и тут же услышала истошный писк принца.

- Солнце! Я горю!

Елена бросилась к окну и задвинула портьеры.

- Ты с ума сошла? Я зачахну в этой кромешной мгле! - плаксиво пожаловался принц.

Принцесса слегка отодвинула одну штору.

- Так-то лучше, - кивнул он. - Тебя как звать?

- Елена Прекрасная, - ответила принцесса.

- Прекрасная, говоришь? - усмехнулся принц. - А что это за прыщик на подбородке, а?

- Нет там ничего! - возмутилась Елена. - Так, пятнышко красненькое.

- Ага, пятнышко. Это считай фурункул!

Принцесса схватила зеркальце со своего туалетного столика и вперилась в свое отражение. Она вынуждена была констатировать, что крохотный прыщик действительно появился на ее нежной коже.

- А как тебя зовут? - решила она переменить тему.

- Елисей.

- Елена и Елисей, красиво звучит, - обрадовалась принцесса.

- А здесь кормят вообще или ты решила меня голодом заморить?- поинтересовался принц.

Елена позвонила в колокольчик и в комнату вошла служанка.

- Я буду трапезничать в своих покоях, - уведомила ее принцесса. - Пусть подадут фруктов, творожка и соков.

- А мяса? - недоуменно спросил принц. - Мужика собралась творожком кормить, недотепа! Хочу куропаток, и чтоб в апельсиновом сиропе. А еще молодого барашка.

- Куда тебе столько? Ты ж вон от горшка два вершка!

- Это потому что ты меня плохо кормишь, - парировал Елисей.

После сытного завтрака принц довольно откинулся на кучку лепестков и благосклонно посмотрел на Елену.

- А ты, в общем, ничего, - похвалил он принцессу. - И на физиономию смазливая, и с фигурой, и украшения вижу не подделка. Спой мне что ли, чтобы пища лучше усваивалась.

Принцесса с готовностью достала серебряную арфу, села на низкий стульчик и принялась перебирать струны своими тонкими пальчиками. Чтобы усладить привередливый вкус принца, она выбрала самый любимый свой ноктюрн, при звуках которого все ее поклонники обычно принимались рыдать от восхищения. Она никогда не играла лучше, ее пальчики порхали невесомыми бабочками, и, пожалуй, впервые в жизни печальная мелодия затронула и сердце принцессы. Она почувствовала, как непрошеные слезы наворачиваются на глаза, но вдруг услышала непонятный звук. Елена повернула голову. Принц храпел, уютно устроившись в гнезде из лепестков.

Принцесса осторожно, чтобы не разбудить Елисея, поставила арфу на место и подошла к горшку. Определенно, принц вырос. Девушка рассмотрела его строгий профиль, нежные ямочки на щеках - малыш чему-то улыбался во сне, длинные золотистые ресницы очаровательно загибались, бросая тень на щеки, покрытые персиковым пушком. Елисей беспокойно заворочался, и Елена испуганно отпрянула. Она забралась на свою кровать и уснула.


***

- Эй ты! Хватит спать! Алё!

Принцесса взметнулась, не сразу сообразив, в чем дело. На краю горшка, свесив ножки вниз, сидел Елисей. Он подрос, но все еще оставался маленькой пародией на принца.

- Проснулась, соня. Мне душно. Я хочу на свежий воздух!

Елена распахнула двери, ведущие на террасу. Она задумчиво посмотрела на принца:

- Сама я не справлюсь, наверное.

Девушка вышла из комнаты и наткнулась на своего Верного Рыцаря.

- Вот ты-то мне и нужен, - Елена провела его в покои и указала на горшок. - Он хочет на террасу.

- Надо же, какой хорошенький, - изумленно заметил Рыцарь.

- Ты не стой, как болван, а делай, что велено, - процедил принц. - Ох, беспорядок тут у вас, ну ничего, вот вырасту, я вам покажу...

Рыцарь легко поднял горшок с принцем и вынес его на террасу, а затем поцеловал принцессе руку и ушел, оставив ее наедине с Елисеем.

- Что за фамильярности? - вознегодовал принц. - Какой-то мужлан тебя лобызает, а ты стоишь, как будто так и надо?

- Он не мужлан, - принялась оправдываться принцесса. - Он королевских кровей.

- А чего это он здесь ошивается?

- Он сделал мне предложение когда-то, я ему отказала, но он вымолил позволения остаться во дворце, чтобы быть рядом со мной.

- Слюнтяй, - вынес свой вердикт Елисей. Он окинул взглядом окрестности и глубоко вдохнул. - А хорошо здесь, птички поют, солнышко светит. Большое у тебя царство?

- Вон там, на горизонте, видишь лесок? - показала принцесса. - Он весь мой, тянется на пять верст. А в ту сторону аж до моря. На восточных границах горы высятся, а на западе непроходимые болота.

- Угу, угу, - прикидывал что-то в уме принц. - То бишь территория маленькая, но расположение выгодное.

Елена пожала плечами.

- Мне нравится, - сказала она. - Я здесь родилась и выросла.

- То, что ты дальше своей деревни нигде не была, это сразу видно, - чистосердечно выдал Елисей. - Лоска в тебе нет, Ленусик. Ну да ничего, вырасту, манерам тебя научу, так что через год-другой не стыдно будет с тобой и в люди показаться.

Елена залилась румянцем от негодования и посмотрела на принца. Тот невинно улыбался, хлопая ресницами. Девушка вдруг заметила, какой необыкновенной красоты у него глаза - ярко-изумрудного оттенка, золотистые у зрачков.

- Хорош, да? - самодовольно поинтересовался Елисей, заметив восхищение в ее глазах. - Давай неси меня в комнату, а то простужусь еще. Только сама, а то этот в черном, с мрачной рожей, мне не по душе. Изжога у меня от его кислого вида.

Принцесса, кряхтя и охая, втащила горшок в комнату и устало села на пол.

- А теперь почву взрыхли хорошенько, - скомандовал принц.

Принцесса принялась ковыряться в земле.

- Жемчуга повыше перемести, навоз глубже, а золотишко сюда, под левую ногу. Рубины мелкие насыпала, больше не нашлось? - бубнил Елисей.

Когда, наконец, принцесса сделала все как надо, он потребовал вина. Сделав глоток из хрустального кубка, принц поморщился и мотнул головой.

- Со мной выпей, - прохрипел он. - А то что я один пью.

Елена взяла бокал.

- Давай выпьем за меня, - предложил Елисей. - За мои алые уста, зеленые очи, золотые кудри и чистое сердце!

Он залпом осушил свой кубок и налил себе второй.

- Давай до дна пей. За такое грех не выпить, - приказал он Елене. - Второй тост я хочу посвятить моему прекрасному телу. Ты не смотри, что я пока мелковат, как подрасту, я тебе покажу, что у меня все пропорции идеальны. А вот тебе не помешало бы пресс подкачать. Пока молодая, да в корсет затянутая, оно вроде и ничего, но через лет пять-десять расплывешься, мать... И целлюлит небось уже есть?

Третий тост был за его левый глаз, следующий - за правый... До глубокой ночи принц пил, выдумывая тосты в честь себя, красивого. Елена машинально поднимала кубок вместе с ним. В конце концов, Елисей потребовал себе шелковое одеяльце и уснул, приказав принцессе следить, чтобы он во сне не раскрывался.


***

Утром принцесса проснулась и застонала, поднимаясь с пола. Елена поплелась в ванную, и взахлеб выпила пол кувшина ледяной воды, предназначенной для умывания. Она мрачно посмотрела на себя в зеркало и вдруг вспомнила - принц! Принцесса осторожно подошла к горшку. Возле него, засунув в горшок левую руку и крепко сжимая пригоршню золотых монет, спал самый прекрасный принц, которого она когда-либо видела. Его лицо одновременно было и удивительно нежным, и мужественным, широкие мускулистые плечи туго обтягивала атласная рубашка, а губы были сложены в легкую улыбку. Елисей беспокойно заворочался и распахнул глаза. Елена ахнула от восторга, снова увидев это изумрудное чудо.

Принц легко вскочил на ноги, оказавшись выше Елены на целую голову. Он подошел к зеркалу и восхищенно присвистнул.

- Каков, а? - он покрутился возле зеркала, одобрительно пощупал свои ягодицы и ослепительно улыбнулся отражению.

- Ты прекрасен, - выдохнула Елена.

Принц повернулся к ней и окинул девушку критическим взглядом.

- Слушай, Ленка, я конечно в курсе, что ты меня для себя растила, но ты же сама понимаешь...

- Что? - не поняла принцесса.

- Я идеален. А ты толстовата слегка, и прыщик...

- Он прошел уже! - воскликнула девушка.

- А еще у тебя в спальне мужики шляются.

- Верный Рыцарь? Да у меня с ним ничего не было, что ты!

- Все вы так говорите. А что у тебя с руками, скажи на милость?

Елена посмотрела на свои руки и ужаснулась - один ноготь сломан, под другими темная каемочка.

- Это же я тебе землю рыхлила, - вспомнила она. - Навоз, наверное, забился...

- Фу, - брезгливо сморщил свой идеально прямой нос принц. - К тому же ты пьешь!

- Я? - задохнулась от возмущения Елена.

- Ага, вчера напилась как сапожник, - утвердительно кивнул принц. - В общем, с моими внешними данными я мог бы найти невесту и получше. Однако, принимая во внимание твои заслуги, я так и быть согласен. При условии, что ты приведешь себя в божеский вид и закодируешься от алкоголизма.

Принцесса растеряно посмотрела на Елисея, а потом бросилась в ванную, схватила швабру и, замахнувшись, хорошенько огрела принца по макушке.

- Вот тебе! - крикнула она. - Это тебе за прыщик! Это за целлюлит!

Принц бежал от нее, прикрываясь руками, перепрыгивая через ступеньки.

- Это за отсутствие лоска! - вошла в раж Елена. - Это за толстую!

Елисей выбежал из дворцовых ворот, а принцесса швырнула ему вслед швабру как копье и осталась стоять на пороге, выбившись из сил.

- Проваливай отсюда! Свинья неблагодарная! - заорала она ему вслед.

Принц отбежал на безопасное расстояние и отряхнулся.

- Дура! - крикнул он. - Упустила свое счастье!

- Пошел вон! - Елена с силой захлопнула ворота, показав Елисею на прощание неприличный жест.

Она пригладила растрепавшиеся волосы и разревелась. Верный Рыцарь подбежал к ней и взволновано схватил за руки.

- Что случилось, Елена?!

- Красивый он, видите ли, идеал... - гнусаво ответила принцесса, шмыгая носом. - Не нужен мне такой задавака, хватит и меня самой... Вот ты как думаешь, я толстая? - спросила она.

- Что ты?! - искренне возмутился Верный Рыцарь. - Ты само совершенство!

- Хорошо, - удовлетворенно кивнула она. - Пойду, отдам распоряжения насчет нашей свадьбы.

- Рыцарь, твоих рук дело? - недоуменно спросил Мудрец сияющего от счастья Рыцаря, когда принцесса отошла. - Ты навоз хорошего жеребца взял?

- Ага, как же, - ухмыльнулся рыцарь и подмигнул старику. - Самого свежего в свином хлеву нагреб.


***


Подарок на Рождество


Анна Леонидовна шла домой из магазина. Снег под ногами хрустел, деревья мягко светились синевой праздничной иллюминации. Женщина улыбнулась семейной паре, тащившей за собой санки с румяным малышом. Жаль, Витенька не смог приехать ни на Новый год, ни на Рождество. Новый год Анна Леонидовна привыкла встречать одна или с соседкой. Готовила себе несколько любимых блюд, включала концерт по телевизору, любовалась фейерверками за окном. А вот Рождество - семейный праздник, и она так хотела встретить его с сыном, но он решил отпраздновать с невестой. Что ж, дай Бог, все у них сложится. Анна Леонидовна привыкла быть одна - раннее вдовство, потом единственный сын уехал учиться в Европу. Ее не томило одиночество, но все же иногда, на праздники, хотелось, чтобы дома ждал еще кто-то, кроме наглого рыжего кота Атамана, который все время норовил поточить когти о кресло и уснуть на хозяйской подушке.

Поднимаясь по ступенькам к квартире, Анна Леонидовна вдруг встревожилась - а есть ли для Атамаши корм? Вроде бы оставался, но он ведь такой обжора. Она даже подумала, не вернуться ли в магазин, когда ее окликнули.

- Здрасьте, - произнес женский голос. - А мы вас уже заждались.

Анна Леонидовна увидела перед собой смутно знакомую молодую женщину: зеленые глаза, черные волосы, на щеке родинка...

- Маша! - узнала она бывшую одноклассницу Вити. - Какими судьбами?

А потом женщина посмотрела на мальчика, выступившего из-за спины мамы, и оперлась о стенку, чтобы не упасть. Она лихорадочно вынула из сумки очки, нацепила на нос - перед ней стоял маленький Витя, только с зелеными глазками.

- Привет, баба Аня! - сказал мальчик. - Я есть хочу.


Анна Леонидовна сновала на кухне, выставляя на стол все, что нашлось в холодильнике.

- Да успокойтесь вы, - не выдержала Маша и поставила кошачьи консервы обратно на полку. - Я ж говорю - только на два дня. Безвыходная ситуация. Родители мои умерли, подруга в последний момент отказалась. А вы все же бабушка, да и я вас еще со школы помню, вы всегда с детьми ладили.

- Почему же раньше не сказала? - голос Анны Леонидовны сорвался.

- Гордая была, - ссутулилась Маша.

- А... Витя знает? - спросила женщина, и по тому, как подобралась, окаменела Маша, с ужасом поняла - знает!

- Мне пора уже, - сухо ответила та.

Она быстро рассказала ошарашенной Анне Леонидовне распорядок дня мальчика, вручила пакет с одеждой и игрушками и исчезла за дверями. Женщина села на обувной ящик. Ей надо было собраться с мыслями. Рождественский ·подарок свалился как снег на голову. Тут Атаман выбежал из кухни, выпучив глаза, и юркнул под трюмо, а потом раздался грохот. Женщина бросилась на кухню - мальчик стоял, балансируя на стуле, который взгромоздил на стол. На полу красовалась разбитая банка варенья, красные потеки стекали по стенам и шкафчикам.

- Что ж ты не попросил, я бы тебе сама достала! - ахнула она, стаскивая внука со стула.

- Баба Аня, есть хочу!

- Сейчас, сейчас, - засуетилась женщина. - Как хоть тебя зовут? - встрепенулась она.

- Колька.

Колька обладал способностью быть везде и повсюду одновременно. Он исследовал квартиру Анны Леонидовны со страстью Миклухо-Маклая, не останавливаясь ни на секунду. Женщина металась по квартире, то подхватывая наклонившуюся вазу, то снимая Кольку со шкафа, то спасая Атамана из цепких ручонок. Вечером, когда она обессилено лежала в кресле, наблюдая, как внук забирается на спинку дивана, с гиканьем спрыгивает на пол и тут же залазит обратно, в дверь позвонили.

- Ты что это, подруга, по квартире скачешь? - возмутилась соседка, живущая этажом ниже. - Шейпингом заняться решила? Ну пять минут, ну десять, но грохот уже полчаса стоит!

- Внучек, - выдохнула Анна Леонидовна.

- Откуда? - насупилась соседка. - Надолго?

- От Вити, ясное дело. На пару дней, - ответила женщина. Из зала донесся страдающий кошачий вопль, и она бросилась на выручку Атаману.

На ужин Колька смел макароны с котлетой, попросил печеньку к чаю, потом потребовал пену в ванну, так что Анне Леонидовне пришлось пожертвовать своим шампунем, потом долго не соглашался спать и хотел к маме, сказка на ночь тоже была не та... Когда он, наконец, уснул, Анна Леонидовна только успела подумать, что надо бы помыть пол в ванне, заляпанный пеной, и тут же отключилась.

Утром, покормив и одев Кольку, она повела его на улицу в надежде, что так квартира меньше пострадает. Она слепила с внуком корявого снеговика, побросала снежками в голубей, потом сама получила снежком в глаз и решила, что хватит с нее подвижных игр. Она завела Кольку в магазин, накупила фломастеров, альбомов и цветной бумаги, и, радуясь собственной сообразительности, повела мальчика домой.

Внук пообедал, в очередной раз порадовав аппетитом бабушку, а потом уселся за стол творить. Анна Леонидовна же достала с антресолей альбом с фотографиями и принялась рассматривать детские кадры Витеньки. Жаль, очки где-то запропастились, но она и так видела: внук был копией сына - так же сжимал в кулачке фломастер, высовывал от усердия кончик язычка. Незаметно для себя Анна Леонидовна уснула. Она распахнула глаза от душераздирающего вопля Атамана и схватилась за сердце. Полчаса тишины достались ей немалой ценой - все обои в зале были разрисованы аккурат по рост Кольки и еще сверху - докуда мог дотянуться ручкой.

- Атамася, выходи! - позвал Колька кота, который ошалело смотрел на Анну Леонидовну со шкафа. А женщина увидела свое отражение в зеркале и снова схватилась за сердце. Заботливый внук постарался, чтобы бабушка никогда больше не потеряла очки - он нарисовал ей их фломастером прямо на лице: зеленая дужка на переносице и два кривых синих овала вокруг глаз. Анна Леонидовна опустилась на диван и посмотрела на часы - до приезда Маши оставалось четырнадцать часов...

Лосьон практически смыл с лица фломастер, оставив лишь легкие сиреневые круги под глазами. Анна Леонидовна вышла из ванной, замирая в ожидании новых сюрпризов, но Колька мирно сидел на диване, глядя в экран телевизора.

- Садись сюда, баба Аня, - похлопал он рядом с собой, - а то мне страшно.

Он прижался боком к женщине, всунул теплую ладошку ей в руку.

- Там баба Яга, - сообщил Колька. - Иванушка ее победит, правда?

Анна Леонидовна обняла мальчика, легонько поцеловала в пушистую макушку.

- Конечно, победит.

Тем вечером Колька быстро уснул, Анна Леонидовна включила рождественский концерт, который ждала уже несколько дней, но вскоре выключила телевизор и вошла в комнату к мальчику. Она подоткнула одеяло, села рядом. Колька улыбнулся во сне, и у Анны Леонидовны вдруг защемило сердце от нежности.


Маша приехала даже раньше обещанного, влетела в квартиру, подхватила в объятия сына. Она привезла Кольке новую машинку, Анне Леонидовне - красивый шарф, и все щебетала о своей поездке.

- Знаете, Анна Леонидовна, мне, возможно, скоро еще придется поехать в командировку, - потупилась Маша, - и, может, вы согласитесь...

- Да, - перебила ее женщина. - Да!


***


По лунной дорожке


Алина стояла по колено в воде и отстраненно наблюдала, как стайка маленьких рыбок кружится вокруг ее щиколоток. Ветер брызнул в лицо соленой водой, теплой рукой взъерошил волосы. Алина Сергеевна, заместитель директора по коммерческим вопросам, гордилась своей прической. Волосок к волоску, золотистое каре напоминало блестящий шлем, и она знала, что за глаза ее называют Афиной. Может, виной тому был ее воинственный нрав или острый как копье язык, но сейчас женщина чувствовала, как ее блестящая броня покрывается трещинами, а прочные доспехи смывает морскими волнами. Она так устала. И эта поездка стала для нее настоящим подарком.

Когда Алине позвонили из турагентства, в которое она обращалась в прошлом году, и предложили горящую путевку за смешную цену, она согласилась, не раздумывая. Наконец-то судьба сделала ей подарок. Всю жизнь она выбивала себе место под солнцем, выгрызала свое у других, молодых и наглых, даже мужа пришлось отбирать... Теперь-то и вспомнить трудно, за что боролась, таким он сделался мямлей. И вот ей хоть в чем-то повезло! Две недели моря и солнца без авралов, бурчания мужа и нытья сына-подростка.

В первую же ночь в отеле Алина изменила мужу с молодым турком. Но на следующий день, когда стало ясно, что он собирается ходить за ней по пятам, как верный пес, она пожаловалась охране отеля, и его выдворили за территорию. Парень по-щенячьи озирался на Алину темными глазищами, но женщина была непреклонна. И сам так себе, и секс ни о чем. Такое у нее и дома есть. Алине хотелось почувствовать себя слабой женщиной, податливой и покорной, ей надоело быть сверху и в жизни, и в постели...

Мимо задумавшейся Алины прошел высокий мужчина, слегка скользнув по ней взглядом. Испуганные рыбки бросились врассыпную, а женщина замерла. Мужчина без всплеска вошел в воду, как крупная хищная рыба, и поплыл баттерфляем, мощными движениями взлетая над волнами. К красавцу устремилась стайка молоденьких девушек в ярких бикини, и Алина, вздохнув, вернулась на шезлонг. Она подставила солнцу спину и успела задремать, когда ее разбудил низкий голос:

- Это ваш крем?

Она обернулась и увидела того самого пловца.

- Да, берите, если надо, - Алина обворожительно улыбнулась.

- Я не обгораю, - сказал мужчина. - А вот у вас плечи уже розовые.

Он выдавил белую кляксу крема себе на ладонь и широкими движениями растер крем по спине женщины. Прохладные тяжелые руки по-хозяйски гладили ее тело, и Алина испугалась, что он сейчас почувствует, как быстро забилось ее сердце. Поэтому она вывернулась и протянула ему руку. Обручальное кольцо предательски блеснуло.

- Алина.

- Меня Никита зовут.

- Надо же, как моего сына.


***

Собираясь вечером в ресторан, Алина долго крутилась перед зеркалом. В ее серых глазах светилось ожидание счастья, но на дне их плескалось недоумение. Алина Сергеевна в свои почти сорок выглядела очень неплохо. Стройная фигура, блестящие волосы, большие серые глаза - перечисляла она в уме свои козыри. Но на пляже полно молодых девушек, с нежными персиковыми щечками, свежим румянцем, яркими глазами. В конце концов, она решила, что это продолжается ее полоса везения. Алина побрызгалась духами и собиралась выходить из номера, когда ее телефон зазвонил.

- Привет, Никита.

- Мам, как отдыхается?

- Прекрасно!

- Слушай, мам, вот я решил вместо Турции поехать с Витькой в деревню, значит, я кучу денег сэкономил, да?

- Это значит, что ты предпочел обществу родной матери своего ненаглядного Витьку.

- Не, ты дослушай. Я бы эти сэкономленные мною деньги потратил на что-нибудь полезное. Вот, к примеру, мотоцикл...

- Что? - Алина поперхнулась от возмущения. - Ты уже достал со своим мотоциклом. Я тебе тысячу раз говорила, только через мой труп!

- Ну мам!

- Все, мне пора.

Алина нажала на отбой и вздохнула. Все настроение испортил! Она еще раз посмотрелась в зеркало и вышла из номера.


***

Сидя напротив мужчины, Алина аккуратно водила вилочкой по тарелке, улыбалась к месту и не очень и изо всех сил старалась не пялиться на Никиту слишком откровенно. Как же он хорош! Ее заводила его сдержанность, даже холодность, но она видела, что он тоже внимательно за ней наблюдает. Когда принесли шампанское, ее любимое, телефон тренькнул, но Алина, посмотрев на экран, нажала отбой. Снова будет приставать со своим мотоциклом!

- Сын. Потом перезвоню.

Никита кивнул и поднял бокал.

- За тебя - женщину, которую я искал.

Алина выпила бокал до дна и отвела взгляд. Ей вдруг стало не по себе. Что пряталось в его серых глазах - сдерживаемая страсть, интерес, опасность? И от того, что он тезка ее сына, неприятно царапало в груди. Женщина посмотрела на море. Их столик стоял в отдалении от шумной толпы, почти у самых волн, казавшихся черными и такими плотными, что ей захотелось побежать по блестящей дорожке, а затем оттолкнуться и, подпрыгнув вверх, уцепиться за край сытой луны. Она бы подтянулась и заглянула туда, в круглое желтое окно, и увидела другой мир, где все залито золотым светом и все совсем по-другому, и она там была бы легконогой девчонкой, умеющей улыбаться просто так и любить по-настоящему, всей душой, а не довольствоваться редкими радостями тела...

После ужина Никита властным движением взял ее под руку и предложил пойти к нему. Алина не стала ломаться, она для себя все решила еще до ужина.


***

Молодой следователь протянул всхлипывающей женщине стакан воды. Второй следователь, старший и по возрасту, и по званию, откинулся на спинку стула и заложил пальцы за ремень, подперев руками внушительный животик.

- В социальных сетях, значит, увидели фотографии...

Женщина достала из сумочки флешку, но не удержала ее и уронила на пол. Ее колотило.

- Посмотрите сами, я не могу... - она зарыдала, уткнув некрасивое покрасневшее лицо в ладони.

Весь офис стоял на ушах - Афина-то выкинула фортель, связалась с каким-то турком, да и не вернулась домой! Щелкнув по лаконичному названию "Турция 2013", Лена с интересом просмотрела первые несколько кадров. А Афина-то хороша, совсем не похожа на себя в офисе. Лицо расслабленное, и прическа молодежная, слегка небрежная, не то, что ее любимое каре, на которое столько лака вылито, что и дубиной не сомнешь. Странно, что на всех фотках она смотрит не в объектив, а куда-то в сторону, будто и не видит, что ее снимают. Видать, решила, дурочка, что в профиль она интереснее. Ленка хмыкнула про себя, щелкнула на следующий кадр и застыла. На фотографии Алина Сергеевна была полностью обнажена, руки раскинуты, словно распяты на смятой кровати, а на лице... страх? Или просто плохое освещение? Неужели случайно выложила? Ленка быстро скопировала фотографию. Модераторы удалят, и ей никто не поверит. Она лихорадочно перелистнула фотографию и несколько секунд тупо смотрела на экран. А потом закричала. На фотографии в глазах Алины Сергеевны не было страха, в них не было ничего. Холодная мертвая пустота.

Выпроводив свидетельницу, молодой следователь повернулся к начальнику.

- Значит, Сан Саныч, не пропала наша Алина Сергеевна Бусько...

- Угу, - кивнул тот, листая файлы, - убили, а тельце закопали в скалистых берегах. Или утопили. Или... А ничего такое тельце, кстати, - он повернул голову, рассматривая фотки. - Но трупа нет, Серега, а значит, и дела нет.

- На последнем кадре явно труп.

- Сейчас возможности грима знаешь какие? Да и фотошоп... Может, это она мужу голову запудрить хочет, мол, не ищи меня, дорогой.

- У нее же и сын есть.

- Мы, конечно, съездим, поищем, - кивнул следователь. - В связи с новыми уликами нам уже от ворот поворот не дадут. Только ты ж понимаешь, отель большой, текучка народу бешеная. Улик нуль. Да и ты сам видел описание того турка, с которым она путалась, по словам охранника - молодой темноглазый брюнет. А, загорелый еще.

- Послушай, Сан Саныч, - оживился Сергей. - В прошлом году такое же дело было. Только в Египте. Краснобаев занимался. Тоже женщина пропала, а потом фотографии в интернете появились. И похожа один в один - блондинка, глаза серые, и по возрасту...

- Так, - сурово прервал его начальник, - ты мне серию сюда не приплетай. А то придется дело отдавать. Краснобаеву, мать его... А так мы с тобой смотаемся в теплые края за казенный счет.

Сан Саныч прикрыл глаза и задумался.

- Вот же сволочь, - протянул он.

- И не говорите, - поддакнул молодой. - А если родные увидели эти фотографии до того, как страничку прикрыли? Такой шок, особенно для ребенка...

- Да я не про то, - отмахнулся старый. - Пропала она когда? Больше месяца назад. А фотки он выложил только сейчас. Уже не сезон. Море холодное, фруктов, небось, нету... Чего ждал, козел?

Сергей пожевал губу, а потом выпалил:

- Так скидки зато, наверное!

Сан Саныч с интересом приоткрыл глаза.

- Хм, верно мыслишь! В несезон скидки должны быть. Может, дубленку своей присмотрю. Вот я сразу понял, что толковый ты парень! - обрадовался он. - Ладно, почесал я к начальству. Держи пальцы, чтобы не сорвалась наша поездочка.


***

Светлана улыбнулась сероглазому мужчине, сидевшему напротив нее. Он ей нравился, еще как, но что-то не давало ей покоя. А может, просто коробило, что он - тезка ее сына. Телефон зазвонил, и она ответила, схватив трубку:

- Олежка, все в порядке?

Поговорив с сыном, она виновато посмотрела на спутника.

- Все было чудесно, но мне надо идти. Сын просит скинуть ему пару рецептов, изголодался там без меня.

Мужчина галантно отодвинул ее стул, помог Светлане встать и взял ее за руку.

- Если захочешь продолжить вечер, ты знаешь, где я живу. Я показывал тебе бунгало в глубине парка. Я буду ждать тебя.

Женщина неловко высвободила ладонь, поцеловала его в щеку, встав на цыпочки, и быстро пошла по направлению к отелю.

"Вот дура, - ругала она себя, чувствуя при этом странное облегчение, - в кои-то веки подвернулся нормальный мужик, а я сбегаю, как престарелая Золушка. Может, вернуться?" Телефон снова зазвонил, и она, чертыхаясь, выудила его из сумочки.

- Записывай, горе ты мое луковое, берешь картошку... Сколько? Сколько съешь... Мужчина вошел в маленький домик, прячущийся в тени лохматых пальм, и, помешкав, оставил дверь приоткрытой.


***


Кулинарный шедевр


Однажды моя старшая сестра Наташа взяла меня за руку, усадила на табуретку на кухне и открыла глаза на то, как тяжело живется нашей бедной мамочке.

- И работа у нее с утра до вечера, а потом надо тетрадки проверять, а еще нас надо накормить и спать уложить... - проникновенно рассказывала она. - И наша святая обязанность помогать ей, что есть сил.

Помню, мне стало так жалко нашу маму, что я чуть не разревелась. И когда Наташка предложила испечь маме торт, я, конечно же, с энтузиазмом согласилась.

- Представляешь, как она обрадуется! - говорила сестра. - И станет добрая-предобрая... И сразу все нам простит...

Сейчас-то я понимаю, что прилив дочерней любви случился у Наташи в связи с тем, что мама пошла на родительское собрание, где каждый раз припоминали выходки моей сумасбродной сестрички, которая в третьем классе отличалась отнюдь не примерным поведением. И Наташа решила таким хитрым путем задобрить маму. Но я была еще совсем малявкой, ходила в садик, и такие сложные умозаключения были мне не по плечу.

Как делать торт мы тогда представляли очень слабо. Рецепт того теста я помню смутно. Мы все клали на глаз. Яйца, мука, побольше сахара, варенье, какая-то завалявшаяся карамелька (Вот мама удивится - сразу и торт, и конфета!)... Когда тесто было готово, мы призадумались - зажигать духовку мы не умели.

- Ничего! - бодро заявила Наташа. - Сделаем блинчик!

Сказано-сделано! Мы вылили тесто на сковородку, зажгли огонь и стали ждать чуда. В сковороде что-то злобно шипело и плевалось. Мы накрыли это крышкой, чтобы было поспокойнее. Когда из-под нее пошел дымок, Наташа решила, что чудо-блинчик-дивный торт уже готов. От сковороды он отлепился на удивление легко, получилась эдакая упругая лепешка, но выглядела она весьма непрезентабельно - серая, плоская и с горелыми комьями снизу. Карамелька образовала холм, гордо возвышающийся посередине блина как перезревший прыщ.

Все наши творческие силы были брошены на украшение торта. Сначала мы густо обмазали его смородиновым джемом, который отлично замаскировал неаппетитный цвет блина. Пошарив по кухонным шкафчикам, Наташа обнаружила целую банку тыквенных семечек, которые нам каждый год заботливо передавала наша украинская бабушка, как она выражалась, "вид глыстив" (от глистов то бишь). Мы полупили штук двадцать семечек и разложили их красивым кружочком поверх джема.

- И красиво, и для здоровья полезно, - с умным видом сказала Наташа. Но наша фантазия все еще требовала выхода, и в ход пошел мандарин. Его рыжие дольки на красном фоне джема в окружении белых семечек смотрелись очень эффектно, и мы с сестрой решили, что шедевр готов, и что-то еще может его испортить.

В общем, наша мама - героическая женщина. Она таки откусила кусок этого торта, прожевала и проглотила, а как же иначе, ведь две пары заботливых дочерних глаз внимательно за этим следили.

- Какие вы у меня хозяюшки, - ласково похвалила нас слегка позеленевшая мама, - я сейчас не голодна, пожалуй, остальное оставлю себе на завтрак.

Стоит ли говорить, что когда мы проснулись, торта уже не было. Помню, мы тогда даже слегка обиделись на маму, что она с нами не поделилась. - Наверное, торт был ну очень вкусный, - вздыхали мы.


***


Бойся своих желаний


Надо уметь загадывать желания, ведь иногда они сбываются совсем не так, как хотелось...


- С Новым годом, - две подруги чокнулись бокалами с шампанским под бой курантов, стоя выпили и сели за праздничный стол.

- Ты что загадала? - спросила Светка.

- Любви хочу, чего ж еще, - вздохнула Надя.

Светка хмыкнула.

- Что ж ты отшила того парнишку в магазине? Он явно хотел к нам присоединиться.

- Это все не то, - покачала головой девушка. - Хочется романтики, чтобы цветы и звезды, серенады под окном, чтобы чувства... а не так, что давай переспим, а там глядишь чего и срастется.

- Еще шампанского? - Светка снова наполнила бокалы. - Тогда давай за любовь, пусть она нас наконец найдет. Мне лично звезд не надо, лучше денег побольше, и чтобы уехать из этой дыры в дальние края.

***

Первым утром нового года Света проснулась и тихонько застонала. "Бейлиз поверх шампанского явно был лишним", - подумала она, поднимаясь с кровати и стараясь поменьше шевелить головой. Она взяла сигарету и вышла на балкон. Сделав первую затяжку и поежившись, девушка посмотрела во двор. Стоянка под Надиными окнами, тщательно расчищенная дворником, была забита машинами. Одинокий ребенок хмуро копался красной лопаткой в грязном сугробе, собачка с большими острыми ушами сидела перед горкой мясных объедков и сыто облизывалась.

- Стоп! - Света перевела взгляд назад на стоянку.

На асфальте зеленой краской было выведено "Надя + Леша =", а завершало эту композицию кривое сердце. Света судорожно затушила сигарету и побежала в Надину комнату.

- Просыпайся, - бесцеремонно потрясла она подругу за плечо. - Ты должна это видеть!

Света вытащила Надю на балкон и ткнула пальцем.

- Вот!

Надя зевнула, протерла глаза и замерла.

- Надя плюс Леша равно сердце, то есть любовь, - ликовала Светка, - как ты хотела - романтика!

- По-моему, это больше на жопу похоже, чем на сердце, - мрачно изрекла девушка.

- Признавайся, кто этот Леша?

- А я почем знаю? - хмуро ответила Надя. - Это наверняка про другую Надю написано. Кто в здравом уме будет писать тридцатилетней тетке признания на асфальте? Пошли кофе выпьем, а то я совсем не соображаю после вчерашнего. Зря мы бейлиз открыли...


***

Проводив подругу, Надя принялась за уборку. "А вдруг это и вправду мне написано, - подумала она, моя посуду. - Кто же этот загадочный Леша?" Она перебирала в уме возможные кандидатуры. Алексей Иванович из отдела маркетинга? С его-то животом ползать по асфальту, возиться с краской в дорогущем костюме? Вон как он орал на официантку на корпоративе, когда та случайно капнула на него соусом. Сразу отметаем. Дизайнер Лешка? Сердце больно кривое. Да и он не был бы таким банальным. Он бы скорее нарисовал будильник, бейсбольную биту и бегемота, а потом долго и нудно объяснял свою концепцию, что только слова на букву "Б" могут отразить любовь, потому как она приносит боль, а все бы с ним согласились, только чтобы он наконец заткнулся. Лешка Лукин, бывший одноклассник, первая любовь? У него, насколько Надя знала, были уже жена, теща, трое детей, собака неизвестной породы, но исключительного ума и благородства, а еще теплица на даче и лысина. Все это он вывалил на Надю во время банкета на встрече одноклассников, ну кроме лысины - ее девушка сама заметила, при этом он горделиво улыбался и всячески давал понять, что его жизнь удалась, а Надя - дура, потому что отвергла его на выпускном и тем самым упустила свое счастье.

В дверь позвонили. Надя посмотрела в глазок, но на площадке никого не было. Она насторожилась, в голову сразу полезли непрошенные мысли о грабителях, которые таким нехитрым макаром вламываются в квартиры к одиноким доверчивым девушкам. Она затаила дыхание и замерла у двери. Целую вечность не происходило ровным счетом ничего, как вдруг на лестнице появился соседский мальчик из квартиры этажом ниже, резко нажал на звонок и убежал.

- Вот поганец! - Надя открыла дверь, чтобы высказать все, что она о нем думает, как вдруг увидела на своем коврике букет роз.

Она машинально подняла цветы, закрыла дверь и вдруг вспомнила. Соседского мальчика зовут Леша! Его толстая мать выходила по вечерам на балкон и что есть мочи орала "Леша, домой!", Надя всегда вздрагивала от этого рева и даже как-то собиралась идти к ней ругаться, но струсила. Девушка машинально развернула открытку с Дедом Морозом, вложенную в цветы. "Ты красивей всех цветов, Надя - ты моя любовь!"


***

Светка на ее новость отреагировала довольно равнодушно.

- Постой, а не тот ли это мальчик, который вчера с нами в лифте ехал, еще с Новым годом тебя поздравил? Он так покраснел, я думала, у него все прыщи от напряжения полопаются. Ему лет пятнадцать?

- Максимум шестнадцать.

- Воспитай себе мужа, - хмыкнула подруга. - В этом возрасте они еще податливые. А уж за секс вообще на все готовы.

- Я ж не педофилка! - возмутилась Надя.

- Ладно, мне пора. Пока. - Светка бросила трубку.

Девушка включила компьютер и залезла на свою страницу в одноклассниках. Она уже даже не удивилась, когда увидела на своей фотографии новый подарок - сердце, отправитель - Алексей Мухин. Она вздохнула, а пальцы уже сами набирали сообщение. "Алексей! Прости, но мы не подходим друг другу. Я старше тебя в два раза. У нас разные интересы, разные цели. Тебе еще надо закончить школу, получить образование, а мне... - Надя замерла на секунду, - а я хочу замуж, семью, детей. Найди себе другую девушку, своего возраста. И не беспокой меня больше. Надя."

- Вот так, - удовлетворенно кивнула она и нажала на "отправить".

Она заварила себе чаю и устроилась перед компьютером, предвкушая чудесный спокойный день наедине с собой - полазить по Интернету, посидеть на форумах, потом, может, пройти еще одну миссию в любимой игрушке, как вдруг окошко одноклассников замигало - новое сообщение. Надя щелкнула мышкой и замерла. "Выходи за меня".

Из анабиоза ее вывел звонок в дверь. Она посмотрела в глазок и в ужасе отпрянула. За дверью стояла Лешина мать. Надю начал разбирать нервный смех. "В сваты пришла, что ли?" - подумала она, но тут дверь затряслась ходуном.

- Открывай, проститутка! Я знаю, ты там! - мамаша заколотила в дверь, и Надя сжалась в комочек под вешалкой. - Вы послушайте, люди добрые, что делается! - с готовностью объясняла дородная тетка любопытным соседям, высунувшимся из своих норок в предвкушении зрелищ. - Шалава эта крашеная мальчика моего совратила! Хоть бы подождала, пока школу закончит. Я ж ему и репетиторов, и компьютер, чтоб учился, значит. А эта ... - Надя покраснела от хлесткого слова, - конечно, у ей уже поезд уходит, ей бы хоть в последний вагон успеть, так нашла бы какого разведенного, нет, ей невинных мальчиков подавай! - она снова заколотила в дверь. - Открывай, я тебе патлы белобрысые повыдергиваю.

- Мама, отойди от двери! - услышала девушка и осторожно посмотрела в глазок. - Я люблю ее! - Леша оттеснил свою мать. - Мы поженимся, хочешь ты этого или нет!

- А ну марш домой! У тебя еще уроки не сделаны, а уже жениться надумал! Кто вас поженит, ты еще несовершеннолетний. Слышишь, ты, несовершеннолетний он! - она снова забарабанила Наде в дверь.

- Когда Надя забеременеет, нас тут же поженят, только справку надо будет принести, - проявил осведомленность Леша.

Вопли на лестничной площадке постепенно прекратились.

- Пусть это будет страшный сон, - вслух сказала Надя. - Это просто бред!

- Надя, я люблю тебя, Надя! Я живу, в глаза твои глядя, подойду к тебе сзади, обниму тебя, Надя! - раздалось за окном нестройное пение.

- Сзади он ко мне подойдет, - истерично захихикала девушка. Она выглянула в окно. В центре нарисованного сердца стоял Леша с гитарой в руках и самозабвенно пел. Старушки на скамейке о чем-то шептались и неодобрительно тыкали пальцами в Надины окна.

- Надо что-то делать, - сказала девушка сама себе. - Может, попросить папу, чтобы с ним поговорил? - она представила себе, как ее интеллигентный сухонький отец сталкивается с разъяренной Лешиной мамашей, и вздрогнула. - Нет. Нанять кого-нибудь его побить? - Надя поежилась от собственной жестокости, а потом вдруг расплылась в улыбке. - А вот это можно попробовать.

Она зашла на сайт и через пять минут уже оформляла заказ.


***

Пару недель Надя передвигалась по местности исключительно ранним утром и поздней ночью, во избежание столкновения с Лешей и его мамой. Он еще присылал ей пару сообщений с клятвами в вечной любви, хотя песен больше не пел. Бабульки неодобрительно шептались, но к ним Надя привыкла быстро. Они и раньше цокали ей вслед, стоило лишь одеть юбку покороче. Но через месяц произошло то, чего Надя больше всего боялась - она потеряла бдительность, и следом за ней в лифт втиснулась Лешина мать. Двери закрылись, и девушка испуганно вжалась в стенку.

- Не боись, - миролюбиво сказала тетка. - Слушай, как человека прошу, закрути снова с Лешкой моим.

Надя недоуменно моргала.

- Ему какие-то диски привезли, так сам не свой стал. Сидит за компьютером и днем, и ночью, исхудал, глаза красные, а недавно бредить начал, говорит, эльф он, Леголас, - она жалостливо всхлипнула. - Я и подумала, пусть уж лучше с тобой, для здоровья полезнее. Да и под боком. Только предохраняйся! Рано мальчику детей заводить!

- Знаете что, у меня с вашим мальчиком никогда ничего не было! - заявила Надя, приосанившись. - И не будет. Ваш этаж.

Закрыв за собой дверь, она набрала Светкин номер.

- Закончилась мое новогоднее приключение, - радостно объявила она в трубку.

- Мое тоже, - призналась подруга. - Я когда от тебя возвращалась, познакомилась с Симбой. Представляешь, угандийский принц! Предложение мне сделал. Мол, увезу тебя в Уганду, принцессой будешь, солнце круглый год, финики, бананы там всякие. Я его и с родителями познакомила. Правда, мама сразу в обморок хлопнулась, а папа до сих пор в запое... А потом узнала, что у него пять жен уже есть, все черные, как и он. Я как представила, что они мне темную устроят... А ведь богатый и из дальних стран - как и хотела. Так что в следующий новый год будем загадывать желания осторожно, вдруг сбудутся. Надя положила трубку и выглянула в окно. Крупные снежинки кружились, мягко падая на асфальт, и нарисованное зеленое сердце постепенно исчезало под белым одеялом.


***


Аттракцион


Аттракцион "Почувствуй себя женщиной" заклинило и ГГ вышел из него со сбитыми "настройками". Как дальше сложится его жизнь?


Петр Семенович гулял по парку аттракционов со своей новой секретаршей Анечкой. Она ела розовую сахарную вату, Петр Семенович нес выигранного в тире плюшевого мишку, и со стороны они казались идеальной картинкой. Вернее, Анечка была идеальной - пухлые розовые губки, золотые кудри и бесконечные ноги.

- Ой, поглядите, Петр Семенович, новый аттракцион! - воскликнула девушка.

- Анечка, когда мы одни, можешь обращаться ко мне на "ты", - ласково поправил ее мужчина.

- Хорошо, - она запнулась и добавила, - Петя. Давай, попробуй, будет весело!

Петр Семенович растаял от интимного обращения и полез в розовую кабину, украшенную цветочками и сердечками. Анечка улыбнулась ему, прижимая мишку к груди, осенний ветер задрал ее и без того короткую юбку, и Петр Семенович заметил, что девушка в чулках. Это окончательно выбило его из реальности, он бросил жетон в щель, и на экране появилась надпись: "Почувствуй себя женщиной!"

- Чегооо? - протянул Петр Семенович, но ремешки уже обвили его объемистый живот, кабина наполнилась клубами сиреневого тумана. Голова закружилась, и мужчина откинулся на спинку кресла.

На него хлынули ощущения: вкус горького шоколада во рту, капли дождя на лице, в животе приятно щекотало, теплый ветер ерошил волосы. Захотелось плакать и смеяться одновременно, и Петр Семенович растопырил пальцы на ногах, чувствуя поднимающуюся волну наслаждения, когда вдруг что-то щелкнуло, загудело, кабина закачалась, мигая лампочками, и остановилась.

К аттракциону подбежал работник парка, помог открыть заклинившую дверь.

- Ты в порядке? - спросила Аня.

Петр Семенович вытер лицо, с удивлением обнаружив на нем слезы, глубоко вдохнул, пытаясь унять сердце, колотившееся будто в припадке.

-Да, все хорошо, - ответил мужчина.

Он заметил вывеску бара и предложил Ане зайти, чтобы присесть и успокоиться. Аня заказала коктейль, он - зеленый чай. Она посасывала напиток через соломинку, а Петр Семенович с раздражением заметил, что Анечка бросает многозначительные взгляды на бармена, когда думает, что ее спутник не видит.

- Скажи, что между нами происходит? - выпалил Петр Семенович.

- А?

На соломинке, выпавшей из Аниного ротика, остался след помады.

- Что ты чувствуешь ко мне? Кто я для тебя?

- Петр Семенович... Петя... Что это с тобой? Мы прекрасно проводим время, ты мой начальник...

- И это все? Я твой босс? Туго набитый кошелек, возможность устроиться потеплее, - Петр Семенович скомкал салфетку и с ужасом почувствовал, как дрожат его губы. - Ты не видишь во мне человека! Тебе плевать на мои чувства! Заигрываешь с каким-то молодчиком, стоит лишь мне отвернуться!

Он швырнул салфетку и выскочил из-за стола. Выбежав из бара, он запрокинул голову к небу.

- Это что сейчас было? - спросил Петр Семенович набежавшие тучи. Он поднял воротник пальто и вспомнил, что не заплатил по счету. Ничего, сама заплатит, зарплата позволяет. Он взял такси, нырнул на заднее сиденье. Водитель - толстый потрепанный мужик - крутанул радио, и из магнитолы полилась печальная мелодия. Таксист потянулся переключить.

- Оставьте, пожалуйста, - попросил Петр Семенович. Его обуяла хандра. Он и не ждал, что Аня испытывает к нему сильные чувства, но хотелось верить, что он ей нравится... Петр Семенович уткнулся носом в воротник, губы сами подпевали песне. - But I"m a supergirl. And supergirls don"t cry...

Он поймал недоуменный взгляд таксиста в зеркале заднего вида и умолк.

Дома он увидел записку от жены, по старинке оставляющей бумажные послания у зеркала в прихожей. "Поехала к Оле, переночую у нее. Картошка в духовке. Не забудь выпить таблетку. Целую. Маша"

Мужчина прошел на кухню, открыл духовку. От аромата румяной картошечки с кусочками курицы рот наполнился слюной. На столе уже были разложены столовые приборы, на салфетке лежала таблетка от давления. Петр Семенович сел на табуретку, вынул из кармана мобильный телефон.

"Спасибо, любимая", - написал он и только взялся за вилку, как телефон зазвонил.

- Петя, ты пьяный? - спросила жена суровым голосом. - Тебе же нельзя! Давление!

- Маша, трезвый я, чего ты?

- А что за эсэмэска?

- Поблагодарил тебя за вкусный ужин и заботу, что такого? Как там Оля? Как внуки?

Он поговорил с женой, а когда положил телефон, обнаружил, что ужин уже остыл.

На следующий день Аня поджидала его у дверей в холле.

- Петр Семенович, здравствуйте! - официально поприветствовала его девушка, но ее улыбка говорила о большем.

- Доброе утро, а почему вы здесь, а не на рабочем месте?

- Хотелось подняться с вами вместе, - прошептала Аня, придвинувшись ближе. Голова мужчины закружилась то ли от аромата ее духов, то ли от воспоминаний о прошлой их поездке в лифте.

К ним подошел еще один сотрудник, коротко кивнул, став рядом. Петр Семенович заметил, что на коллеге такое же пальто, как и у него. Окинув взглядом свое отражение в зеркальной стене лифта, мужчина окончательно расстроился. Если на коллеге пальто смотрелось строго, как военный мундир, то на нем рыхло оттопыривалось, словно халат уборщицы. С каждым этажом настроение Петра Семеновича ухудшалось, и из лифта он вышел, расстегивая на ходу пуговицы. Надо срочно пройтись по магазинам. Ему совершенно нечего носить!

- Сделайте мне чай, пожалуйста, - попросил он Аню, направляясь в кабинет.

- А может кофе, покрепче и погорячее? - она хитро улыбнулась.

- Мне нельзя. Давление, - отрезал мужчина. Он обернулся, убедился, что никого нет рядом, и добавил. - И давайте не будем смешивать работу и личную жизнь. Принесите заодно вчерашний отчет.

Аня весь день из кожи вон лезла, чтобы привлечь его внимание. Она роняла документы и нагибалась за ними как можно ниже, заглядывала в кабинет по поводу и без, а когда она якобы случайно пролила чай на брюки Петра Семеновича и бросилась их вытирать, мужчина не вытерпел:

- Так! Прекратите сейчас же!

- Что именно? - спросила Аня, глядя на него снизу вверх.

- Всё! Все эти ужимки и наклоны с демонстрацией трусов! Впредь потрудитесь носить на работу юбку до колен. И застегивайте пуговки на блузке! Здесь вам не публичный дом. Сюда люди работать приходят!

- Петя! Да что случилось? - девушка чуть не плакала. - Тебя будто подменили! Это все после того аттракциона! - вдруг поняла она.

- Не Петя, а Петр Семенович! Не мелите ерунды, Аня, или можете начинать искать себе другую работу.

Секретарша выпорхнула, хлопнув дверью, а Петр Семенович задумался. Он и сам понял, что с ним творится что-то неладное. Он залез в интернет и быстро нашел интересующую его информацию - аттракцион "Будь мужиком!" открылся еще в прошлом году в соседнем парке. Сейчас уже поздно, а вот завтра надо будет туда наведаться, привести в порядок "настройки". Петр Семенович хмыкнул, закрыл ноутбук и вышел из кабинета.

Анечка отвернула зареванное личико, и мужчина смягчился. Он подал ей платок, по-отечески похлопал по плечу.

- Будет вам, Аня. Вы молодая девушка, красивая, умная, зачем вам старый толстяк вроде меня?

- А вы меня не уволите? - она подняла заплаканные глаза, и Петр Семенович почувствовал, как его скрутило от стыда в узел.

- Конечно, нет. Работайте, выполняйте свои обязанности, большего я от вас не требую. До завтра!

Вернувшись домой, мужчина почувствовал теплую волну ванильного аромата.

- Петя! Ты сегодня рано! - жена выглянула из кухни. - А я пирог решила испечь. Сегодня наша годовщина, помнишь?

Петр Семенович осел на обувной ящик в прихожей.

- Я забыл, Маша!

- Что случилось? - женщина выбежала из кухни, обеспокоенно заглянула в глаза. - Забыл и ладно, у тебя забот полон рот, то совещания, то планерки, то командировки...

Петр Семенович порывисто обнял жену, уткнулся головой ей в живот. Она гладила его по седым волосам, незаметно пощупала лоб.

- Давай валерьяночки, а? - предложила Маша. - А лучше - коньячку тяпнем по рюмашке. Довели на работе. Вот сколько уже твержу - давай в отпуск махнем, сто лет уже не были на море.

- А давай! - воскликнул Петр Семенович. - И коньячку, и море! - он вытер глаза, похлопал себя по щекам. - Завтра же передам все дела Сергею - и в отпуск!

- Правда? - Маша засияла. - Ты серьезно?

Она помогла ему снять пальто, провела на кухню. Усадив мужа на стул, она хлопотала вокруг, расставляя тарелки, пододвинула рюмку с янтарной жидкостью, подняла свою.

- Ну, за нас?

- За нас, Машенька. За тебя!

Опрокинув рюмку, Петр Семенович почувствовал обжигающее тепло в груди.

- Дочки звонили, поздравляли, - говорила Маша, вынимая пирог из духовки. - Оле премию дали, обещают повышение. Ленка вся загадочная, не иначе к свадьбе у них там дело с Лешей идет.

Они проболтали с женой до полуночи. Петр Семенович достал с антресолей фотоальбом со свадебными фотографиями, потом со снимками детей. Он вспоминали былое, то заходясь в смехе, то умолкая, деля тишину пополам... Когда Петр Семенович выключил свет и лег в постель, то вдруг услышал, что жена плачет.

- Маша, ты чего? - встревожился он и осторожно обнял женщину.

- Да просто ты всегда занят, как дела - нормально, а сегодня вдруг такой, как будто открылся, а мне ведь это так важно - знать, что и я для тебя что-то значу, - всхлипывала Маша.

- Маленькая моя, ну ты что, - он гладил ее по спине, слова сами вылетали изо рта, и Петр Семенович запоздало понимал, что все сказанное им - правда. - Ты для меня все. Я ж тебя так люблю. И за то, что ты такая красавица, умница, и за детей, и просто так. Ты ж родная душа моя, Машка, я раньше не понимал, а сейчас вижу, как же мне повезло с тобой.

Женщина повернулась к мужу, уткнулась носом ему в грудь. И они так и уснули, обнявшись. Утром Петр Семенович прошел мимо рекламы аттракциона "Будь мужиком!", лишь на мгновение замедлив шаг. У него слишком много дел - договориться насчет отпуска, заказать тур. Он поправил новый шарфик, подчеркивающий голубизну глаз, поймал на лету кленовый листок. Впереди замаячила спина коллеги в таком же пальто, что и у Петра Семеновича. Мужчина помрачнел, а потом кивнул сам себе - надо узнать, где сейчас распродажи, и совместить отпуск с шопингом, Маша одобрит. Он состроил козу пухлому малышу в коляске и пошел дальше, перепрыгивая лужи.


***


Гоа - М.Ползуны


Юмористический рассказ о каникулах в деревне.


- А Витька на каникулы в Гоа улетел, - сказал я.

Не то, чтобы я обижался на маму. Где взять денег разведенной учительнице географии? Вот если бы мать была математичкой, или вообще - англичанкой, могла бы репетиторством заработать на отдых единственному сыну, а география кому нужна? На крайняк, можно и в гугл заглянуть, если понадобиться узнать, где, к примеру, это Гоа. Я так и сделал - Гоа расположился на самом берегу Индийского океана, там плещут лазурные волны, белый песок обжигает пятки, а смуглые индианки в ярких сари подают туристам экзотические коктейли, загадочно улыбаясь краешками полных губ.

- Ой, Леша, видела я передачу про Гоа, наркота и разврат, - прервала мои грезы мать.

- Ну почему, - возразил я, хотя она двумя словами описала идеальный отдых студента. - Индия - страна с уникальной культурой, там можно встретить далай-ламу, прикоснуться к вековой мудрости, найти себя...

- Себя найти можно и дома, необязательно для этого ехать за тридевять земель в холерные джунгли. Кстати, иди в своей комнате прибери, а то в твоем бардаке точно потеряться можно.

- Витьке родители поездку оплатили за то, что сессию без троек сдал...

- Ну а ты поедешь в Малые Ползуны, - ошарашила меня мать. - Вот билеты на завтра.

- Блин, мам, ну что я в тех Ползунах забыл?

- Проведаешь бабушку.

- А папа там?

- Нет, все еще на заработках.

Пару лет назад отец уехал в Москву за большим рублем. Вернулся через пол года пьянющий, грязный и с порога затребовал у матери тыщу. Не добившись желаемого, он вытряс заначку из старого глобуса и исчез. Мать тогда в сердцах глобус выкинула. А на следующий день малышня играла в войнушку, надев половинки глобуса вместо шлемов.

- Раз вы с отцом развелись, то она теперь мне вроде как бывшая бабушка, - предпринял я слабую попытку.

- Родная кровь бывшей не бывает, - строго одернула меня мать. - Побудешь пару дней - и домой. Смотри, не проспи, поезд рано утром отправляется. А я у тети Нади заночую, у нее день рождения.

- Ладно, - согласился я. - Съезжу, проведаю бабулю.


***

Утром, едва разлепив глаза, я понял, что проспал. Так и есть - уже десять. Кажется, сквозь сон я выключал будильник, чтобы поспать еще пять минуточек. Полный мрачных предчувствий, я поплелся на вокзал. Кассирша, вялая, как рыба в жаркий полдень, сообщила, что следующий поезд будет завтра.

- Эй, мальчик, - окликнул меня дед в соломенной шляпе. Обычно я игнорирую таких старперов, они вечно норовят рассказать всю свою унылую жизнь, поругать правительство или поклянчить денег, но опоздание выбило меня из колеи, и я обернулся, хотя мальчиком себя уже давно не считал. Как минимум с дискотеки, когда взасос целовался с Настькой из параллельного класса.

- В Малые Ползуны автобус идёть, - радостно поведал дед. - Айда со мной, веселей будет.

"Точно, поеду автобусом, - решил я. - А то мать весь мозг вынесет, если узнает, что на поезд опоздал".

Оставив старпера в шляпе позади, я рысцой двинул к автовокзалу.

- Последний, - обрадовалась девушка-кассирша, подавая мне билет. - Повезло вам, молодой человек.

В автобусе я занял место у окна, с тоской наблюдая, как люди утрамбовывают в автобус коробки, садовый инвентарь и мешки с подозрительным запахом. Рядом со мной плюхнулась тетка с курицей в корзине.

- Галина, - пробасила она, пристально глядя на меня. Глаза у нее были круглые, как у курицы.

- Алексей.

- Ко-ко-ко, - курица тоже жаждала общения.

- Значит так, Алексей. У меня дочка есть. Наталка. Хорошая девка. Работящая. Познакомлю.

Я отвернулся к окну и встретился взглядом с дедом в соломенной шляпе, который понуро брел от автовокзала. Заметив меня в окне, тот встрепенулся и бросился к автобусу.

- Красивая? - повернулся я к тетке. С улицы долетали обрывки дедовой речи. Что-то про последний билет, мать и дальнюю дорогу.

- На меня похожа, - тетка продолжала буравить меня взглядом. Но отворачиваться было некуда, краем глаза я видел подпрыгивающую в окне шляпу и дедовский кукиш.

- Обязательно познакомлюсь, спасибо, - согласился я. Тем временем дед пробрался в автобус и сунул что-то водителю в руку. Я вжался в кресло, но дед лишь зыркнул из-под соломенных полей и завязал беседу с полноватой блондинкой. Та радостно смеялась дедовым шуткам, колышась всем телом.

Автобус тронулся. Дорога не должна была занять больше двух часов. Однако три часа мы только тащились по городу, подбирая пассажиров на всех углах. На окраине в автобус ввалилась группа музыкантов в национальных костюмах.

- Со свадьбы едем, - дыхнул перегаром баянист. - Заказываем музыку, пассажиры.

- Вот свезло! - обрадовался дед. - Сердючку могешь?

Баянист пренебрежительно повел плечами, подмигнул блондинке и растянул меха. Пассажиры как по команде грянули песню.

- А я майская роза, - басила тетка с курицей, подпихивая меня локтем. - Подпевай, зятек!

Музыкант с бубном - мрачный мужик с тараканьими усищами и взглядом серийного убийцы - отбивал ритм прямо над ухом.

Мобилка тренькнула эсэмэской: "Чета Индия не вставляет. Куча народу и жарко как в пекле". "Ну-ну, - подумал я и набрал ответ. - Ты не знаешь, что такое ад."

К Малым Ползунам добрались, когда уже стемнело. Дед в соломенной шляпе галантно подал руку блондинке, а меня из автобуса вынула тетка.

- Я скажу Наталке, что ты завтра в клубе будешь. Или пусть лучше к тебе зайдет?

- Встретимся в клубе, - я не на шутку испугался, - как я ее узнаю?

- Она тебя сама найдет, - то ли пообещала, то ли пригрозила Галина.


***

Бабка долго меня рассматривала, а потом недовольно заметила:

- На мамку похож.

- Угу, - согласился я. - А отец где?

- Да хто его знает, - погрустнела бабка. - Не звонит, не пишет. Я тебе на печке постелила.

Я долго ворочался на комковатом матрасе, представляя, как Витька нежится в пятизвездочном отеле. На чердаке что-то подозрительно шуршало, бабка оглушительно храпела за стенкой, большой черный кот уселся в ногах и гипнотизировал меня желтыми глазищами. Утром я проснулся со странной тяжестью на голове, и не сразу понял, что это кот расположился прямо у меня на макушке. Спихнув наглое животное, которое даже не проснулось, я вышел во двор. Приведя себя в порядок, огляделся. Бабки не было видно. Зато в соседнем дворе на лавке курил дед. Он неспешно подносил ко рту самокрутку, глубоко затягивался, жмурился и гладил длинную редкую бороденку. Сизый дым оседал у него в ногах, и дед казался джинном, парящим на облаке. Он заметил меня и кивнул. Приняв этот жест за приглашение, я перемахнул через забор. Дед молча протянул косячок, и я не стал отказываться. Самокрутка оказалась забористая, и я присел на траву. Дед как фокусник уже раскуривал вторую.

- Крепкая, зараза, - просипел я.

- Крепко, оно не слабо, - кивнул дед.

Я не нашелся, что возразить. Мы выкурили по сигарете, и дед тут же скрутил еще по одной. А потом еще. И еще...

Помню, как бабка отскребала меня с травы и цветисто материлась. Перед глазами все плыло, дед в соломенной шляпе бил в бубен, Галина с кружочком меж бровей махала над головой корзинкой, из которой выглядывала курица с головой папани... В сознание я пришел ближе к вечеру.

Бабка протянула мне ковш с ледяной водой, я отхлебнул пару глотков, а остальное вылил себе на голову.

- Куда за Антосем погнался? Выкурил одну, и хватит.

Я потряс головой. За забором колыхалось облако дыма, бывшее дедом Антосем.

- Он что, все время курит?

- А как кота ему подарили, так и курит.

- Не понял.

- Внук к ему приезжал, - принялась объяснять бабка. - На джипе. Привез котенка в подарок. Котейка, конечно, справный: кисточки на ушах, толстые лапы, хвост метелкой. Да внучок рассказал, сколько за кота отдал. Хорошую корову можно было взять. А той кот еще и мышей боится. Пищит и убегает. Вся деревня смеялась. А Антось тронулся слегка. Сидит, осмысливает.

- Кот - не корова, - подал голос дед и глубокомысленно кивнул. - А корова - не кот.

- Встретила я тут Галину Парсюкову, - вспомнила бабка. - Говорит, ты с ее Наталкой сегодня встречаешься. Хорошая девка, здоровая. И приданое за ей - три козы и телушка. Только она еще Гришке хромому нравится. Так что когда он к тебе в клубе драться полезет, ты лучше беги. У его кулаки тяжелые, его все зовут, кому кабанчика забить надо.

- Ох, мама, - обхватил я голову.

- Чи давай я Наталку к нам позову, с Галиной.

Мобилка звякнула. "Накурился травы, пойду снимать телочек. Индия прекрасна!"

В конце концов, бегаю я быстро. А сидеть весь вечер с Галиной, бабкой и неведомой Наталкой, наверняка страхолюдиной, мне не улыбалось.

Одевался я как в последний бой: светлые джинсы, белая рубашка. Некстати вспомнилось, что в Индии белый - цвет траура. Выйдя на крыльцо, посмотрел в соседний двор, но Антося там не было. Жаль. Пара затяжек, и перспектива быть битым хромым Гришкой перестала бы казаться такой ужасной. Или не идти? И остаться с котом на печи? В то время как мой друг зажигает с индианками, я буду покрываться плесенью на старом матрасе? Я вздохнул и сделал шаг вперед. Навстречу Наталке, Грише и приключениям. Нога поехала, я плюхнулся на землю и съехал с горки до самых ворот. У забора я поднялся и осмотрелся. Похоже, на мои штаны налипла половина Малых Ползунов. И ногу потянул. Доковыляв до крыльца, я присел на ступеньки. В небе зажглись звезды, где-то вдали тоскливо выла собака, воняло навозом, похоже, от моих штанов. Щеку обдало теплым дыханием, я повернулся и шарахнулся от коровьей морды. Корова обижено отвернулась.

- Малые Ползуны - не Гоа, - сказал я. И кивнул. Корова грустно вздохнула. Что ж, по крайней мере, в моей жизни появилась цель - успеть на поезд домой.




MyBook - читай и слушай по одной подписке