Прогулка по истории (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Глава 1

Помни не от солнца, от тебя тень!

Павел Воля

Тишину ночного города разрушали приглушенные звуки современной музыки, которые прорывались взрывами смеха и громких голосов. Фонари разрушали ночную темноту, но не давали тепла в прохладном городском муравейнике. Раздраженно перекинула волосы через плечо за спину. Особенно раздражало то, что они сильно пропахли табаком и пивным запахом злачного места. Не люблю, когда волосы пропитываются запахами окружающей среды. Поежилась от внезапно налетевшего ветерка, который казалось провел рукой по влажной спине. Решительно двинулась вперед. Не хотелось оставаться на месте ни минуты дольше.

— Анжела! Энж, да ладно, детка, не сходи с ума. — Патрик попытался схватить меня за руку, что взбесило меня еще больше. Какого черта я вообще променяла мою любимую Москву на этот чертов Лондон. Кто мне это посоветовал? Мужики везде одинаковые. Хотя я не ради них преодолела океан.

— Пошел на хер! — по русски прошипела я, понимая, что он не сможет понять ни слова, дигройд. Пусть ловит интонации, от моей у него должны были побежать мурашки, как минимум. Всю ярость вложила в свой голос.

— Энжи, я понимаю, что ты расстроена, но ты же знаешь, что я не понимаю твоего языка? — заныло это подобие мужчины. Понимай жесты, хотелось огрызнуться мне. Но я ведь воспитанная девушка, временами.

— Знаешь, Патрик, попробуй перевести следующее, — по английски сказала я, перебегая дорогу, парень остался на противоположной стороне, так как ему посигналила проезжающая машина. И показала ему средний палец. Нет, я понимаю, что жду от него слишком многого, но это международный жест. Так сказать вне горизонтов.

— Ладно, Энжи, — зло прокричал он. — Завтра одумаешься и сама ко мне приползешь! Слышишь? — Но я уже заворачивала за угол. — Ненормальная! Я еще подумаю прощать тебя или нет!!!

Хотелось вернуться и сильно по-русски врезать ему по лицу кулаком. Но, боюсь, тогда он подаст на меня в суд за побои и меня депортируют. Бесит. Еще два месяца назад он мне казался просто мечтой после русских парней. Страшно представить, я здесь всего лишь полгода, но такой чувство, что минимум столетие. Как же меня бесит эта английская чопорность, лицемерие и невежество. Нам в России кажется, что здесь в Англии рай земной, но это далеко не так. Я с трудом тянула здесь лямку только потому, что у меня ненавистный контракт. Но ничего он всего лишь на год, через шесть месяцев я буду свободна и вернусь в свою однушку в спальном районе Москвы-матушки.

Как я докатилась до жизни такой? Хотела стать дипломатом в МИДе, успешно прошла стажировку после учебы в институте и получила предложение о работе в международной компании в офисе Лондона. Я ухватилась за эту возможность словно кто-то толкал меня на это. Хотя Маринка, моя закадычная подружка, отговаривала меня всеми правдами и неправдами. Ее папа работал в английском представительстве и рассказал ей о нравах этого тухлого мирка, но я идеалистка. Была. Наверно за полгода из меня выбили всю романтическую чушь, что я вычитала в романах Шекспира. Его потомки наверно заставили бы старика крутиться в гробу своим поведением. Лицемерные, мерзкие и еще, ко всему прочему, алкоголики, каких только поискать.

Ну не понимаю я этой традиции каждую пятницу всем офисом накидываться в самом дешевом пабе. Вот и сегодня я пошла за компанию только потому, что Патрик, мой уже бывший парень, уговорил меня. И какая «радость» для меня была увидеть его тискающего свою бывшую подружку из Швеции. Она год назад так же по контракту работала в нашем офисе, но у нее случились какие-то проблемы с визой и она уехала, и вот неделю назад вернулась. И все коллеги мерзко хихикали, что теперь Патрик снова при деле. Я не реагировала на шутки и ехидство, но всякому терпению приходит конец.

Где-то в глубине души я чувствовала некоторое облегчение и сама себе вынуждена была признаться, что рада нашему расставанию. Я больше не могла терпеть этого парня около себя, но как любая русская баба, терпела. Стерпится-слюбится. Очарование парня пропало после второй недели наших «официальных» отношений, которые начались с того, что Патрик поцеловал меня на виду у всех коллег в пятницу в баре. Да, как символично: пятница-бар. Хотелось посмеяться, но это смахивает на истерику.

Сама страна очень красивая, к городу у меня претензий нет. Я шла по очень чистой улочке пригорода. Городок Винчестер. Графство Гемпшир. Серая булыжная мостовая, как на красной площади. Что-то я очень скучаю по своему городу, все с ним сравниваю. Мы большой компанией на нескольких автомобилях отправились в этот тихий прекрасный городок, который когда-то был, подумать только, столицей Британии, чтобы по зависать в каком-то «крутом» кабаке с историческими корнями. Когда-то это была таверна в которой любил отдыхать сам Артур со своими рыцарями. Я хмыкнула. У англичан вообще все связано с королем Артуром и его свитой. Как будто он вообще на всем острове отметился. У нас в России хоть былинных богатырей и князей побольше. Хотя на самом деле меня вообще не интересовали легенды англичан. Они абсолютно все с каким-то сортирным юмором. Такое чувство, что доблестью у них было увести и обрюхатить чужую жену, обокрасть какого-нибудь простофилю и подраться. Неправильные это рыцари. В первое время я просто посмеивалась, но сейчас понимаю, что они на полном серьезе все это считаю подвигами. Нет, в этом деле я за Геракла. Этот парень хоть конюшни почистил.

Так я и брела по чистым улочкам старого города. Мне оставалось пройти через западные ворота (старинные между прочим, остались еще с 10 века), которые мне очень нравились, свернуть налево, пройти два квартала до хостела в котором мы остановились, собрать вещи и свалить. Как хорошо, что я поехала на своей машине (точнее машина выделена мне работодателем на время, пока я работаю здесь), а не с Шерил, как уговаривал Патрик.

Когда я проходила под аркой старых замковых ворот, захотелось притронутся к этим старинным камням. Я воровато огляделась, вокруг не было ни души. Еще было не очень поздно, но темнело сейчас рано. Я подошла вплотную к стене и провела рукой по теплым от дневного солнца серым выщербленным камням. Они хранили вековую историю и свои секреты. Когда-то именно через эти ворота, наверно, проезжали настоящие рыцари, которым бы было стыдно за своих потомков. Если они не были точно такими же гадами.

Я положила обе ладони на один, испещренный какими-то надписями, камень в кладке на уровне моих глаз и попыталась прочесть, что там написано, но моего английского оказалось недостаточно. Возможно это надпись на старо английском. Я попыталась произнести слово в слух, подумав, что так мне станет более понятен его смысл. Было даже ощущение, что это не английский, а старославянский. Одна буква напоминала нашу письменноесть, которую я видела в исторических книгах. С удивлением хмыкнула:

— А если по русски, то IACTREB. Ястреб что ли. — удивленно вожу по начертанному явно кириллицей слову. — Хм, здесь был ястреб. — Почти рассмеялась я. Тут ветер из прохода резко кинул волосы мне на лицо, загораживая слово. Там было что-то еще написано, но в наступающих сумерках было не прочесть. — Очень интересно, но мне пора.

Не понятно к кому обратилась я и отняла наконец ладони от стены. Тут свет, словно от фар проезжающего автомобиля на миг ослепил меня, я поморщилась и шагнула в проход. Не хватало еще, чтобы меня приняли за сумасшедшую, что обнимается со стенами.

Я достала из заднего кармана джинсов свой мобильный телефон, посмотрела время, оно мигнуло и 23:59 превратилось в 00:00. Замечательно. В ночь я точно не поеду в Лондон, лучше закроюсь на нашем с Патриком номере и не пущу мерзавца ночевать.

Сначала хотела написать Маринке, но подумала, что у нее два часа ночи и точно не стоит будить подругу. Завтра обо всем ей расскажу. Да и что она скажет, я представляю: «Ну, Анжи, я же тебе говорила, — как в живую представляю, как подруга закатывает глаза и поджимает пухлые губы. — Эти английские мужики не стоят твоего внимания. Вот вернешься домой я тебя с таким мужиком познакомлю, закачаешься». У меня даже ее манера растягивать гласные в голове прозвучало, невольно улыбнулась. Да, последний раз мы виделись полгода назад, но по скайпу общались часто.

Я отвлеклась от своих мыслей и посмотрела вокруг. Не пойму что меня сначала смутило, но когда огляделась, поняла. Нет света фонарей, точнее вообще никакого света нет. Словно его враз выключили. С удивлением покосилась кругом. Развернулась назад, там так же не было света. Я с трудом угадывала арку прохода с двумя фонарями по бокам, но что странно фонари были не электрическими, в них горел огонь. С удивлением откинула с лица пряди волос, с которыми играл ветерок. Как я раньше этого не замечала? Может электричество вырубилось во всем городе. Но это не меняло того, что впереди не было домов, словно я вышла в голое поле. Так, неужели я заблудилась?

Глава 2

Стоит вернуться в паб и все же пойти в хостел со всеми. Как бы я не злилась на Патрика, но плутать одной ночью мне было элементарно страшно. Я развернулась и бодро потопала обратно к арке прохода. В моей легкой рубашке было прохладно, даже в июле в Англии по ночам холодновато. Буквально пробежав сквозь арку только сейчас поняла, что появились деревянные створки, которые открыты настежь. Удивленно оглянулась, но не придала этому большого значения, почти побежала по булыжной мостовой. Как хорошо, что на мне легкие кеды, а ведь вначале хотела одеть короткое платье и босоножки на каблуке. Все словно изменилось за какие-то пару секунд, но я списывала это на отсутствие света, именно из-за этого не подсвеченные здания казались ниже, отсутствие горящей рекламы делало городок мрачнее. Я выбежала из-за поворота и увидела знакомый паб, в котором горел свет, похожий на свет от свечей и громко играла музыка, но другая, словно вышедшая из средневековья. Были слышны голоса гуляющих внутри людей.

— Да, пить отсутствие электричества никак не может помешать, — Презрительно хмыкнула я. — И когда успели столько свечей зажечь?

У паба оказались привязаны четыре коня. С удивлением посмотрела на это чудо.

— Что за? — но мне никто не ответил, животные мирно ели зерно из корыта. Я попятилась. — Странно. «Чем дальше, тем страньше, Алиса» — вспомнила я Льюиса Кэрролла. Не смотря на шок, буквально взлетела на крыльцо и со всей силы толкнула двери паба, вламываясь внутрь. Сказать, что я остолбенела, ничего не сказать. Я истуканом встала при входе. Вместо достаточно светлого зала с большой барной стойкой и несколькими деревянными столиками, я оказалась в пабе под средневековье. Стояли большие длинные столы и приставленные к ним лавки, вместо люстр видели огромные железные колеса со свечами в них. Открываю и закрываю рот.

«Может я заблудилась?» — мелькнула и умерла мысль. Почему умерла? Да потому, что все мужчины и немногочисленные женщины были одеты так, словно сошли с картин о средневековье. Сказать, что я привлекла внимание, значит приуменьшить. Мое появление было ярким и громким, так как за спиной дверь громыхнула так, что меня слегка контузило от звука. Я попятилась к двери под многочисленными взглядами удивленных посетителей паба. Но тут за моей спиной дверь предательски открылась и со всего маха врезала мне по спине, от чего я буквально отлетела и рухнула на пол. Из меня вышибло весь дух, не могла понять, жива ли я. Болело все, буквально.

— Простите, — мужской баритон раздался над моей головой с извиняющимися нотками и меня легко вздернули вверх. От такого голоса волоски на моих руках встали дыбом. Он буквально пропитывал воздух вокруг меня электричеством. — Я Вас не заметил. — С трудом перевожу взгляд на державшего меня на весу мужчину. Он держал меня подмышками с такой легкостью, словно я ничего не весила. Нет я не к тому, что много вешу, а к тому, что ни малейшего напряжения не было в его лице. Я смотрела в его желтоватые глаза и не могла произнести ни слова. Он был выше меня как минимум на двадцать сантиметров, а то и больше. Широк в плечах, черные кудри были коротко пострижены, но одна непослушная прядь так и норовила упасть на глаза. Его лицо было смуглым от солнечных лучей. Было видно, что на солнце и свежем воздухе он бывает чаще, чем в помещении. Прямой крупный, но аккуратный нос и разлет черных бровей, делал его лицо еще более мужественным, как и ямочка на подбородке, которую оттеняла щетина. Но он не выглядел неопрятно, скорее щетина придавала его образу сексуальности. Пока я разглядывала мужчину перед собой, он так же внимательно рассматривал меня. И все больше и больше хмурился. К нам подбежал какой-то человек. Он низко поклонился рыцарю, явно избегая смотреть в мою сторону. Как бы извиняясь за мое нахождение в его престижном заведении.

— Сэр Гавейн, рад Вас видеть, я провожу Вас к остальным. — Он подобострастно склонился и указал рукой в сторону двери в углу комнаты. Я думала, что меня наконец-то поставят на пол и оставят в покое. Вместо этого мужчина одной рукой скинул с себя плащ, придерживая меня за плечо другой, вдруг закутал меня в него и, не говоря ни слова, потащил вслед за круглым мужичком в сторону закрытой двери. Я попыталась упереться ногами в пол и вырвать руку, но на меня даже не взглянули, только перехватив рукой за талию и подталкивая вперед.

Мы вошли в отдельную комнату. Я осмотрелась. Это была просторная светлая столовая. Все в этой комнате было деревянным, даже стены. У дальней стены горел камин. Множество свечей под потолком в железных колесах, деревянные балки на потолке. За длинным столом стояли все те же длинные лавки. Атмосфера старинной таверны в лучших традициях Англии. В такой, думаю, просиживало не одно поколение англичан. До нашего прихода там шел оживленный разговор. Но мужчины прервали свой диалог на полуслове. Все взгляды были обращены на меня, точнее на нас.

— О, вот и Гавейн. — Из-за длинного стола встал высокий крепкий мужчина с коротко стриженными пепельными волосами и аккуратной бородкой-эспаньолкой. Его голубые глаза казалось улыбались, хотя лицо было серьезным. На висках волосы были стрижены более коротко, чем на макушке. Плечи были широкими, руки, которые уперлись в столешницу, мускулистыми и сильными. Простая холщовая ткань рубашки не скрывала сильного тела, явно привыкшего к физическим нагрузкам. Все в этом человеке говорило о том, что это сильный лидер. Даже легкая полуулыбка и посадка головы выражала уверенность в себе. — Мы уж заждались. С кем это ты? — Он слегка нахмурился, словно только сейчас заметил меня, высунувшую нос из-под плаща. Укрытие было теплым и позволило мне немного согреться после забега по холодным улицам Винчестера.

— Кого это ты нам привел, дружище? Это подарок мне? — Развязно хмыкнуло гороподобрый мужчина, который сидел с торца стола и поглаживал рукой свою рыжую бороду, заплетенную в две косицы. Его прищуренные карие глаза с интересом осматривали мою фигуру, закутанную в плащ. Я много раз видела такое похотливое выражение лиц, поэтому быстро вцепилась обоими руками в предплечье стоящего рядом мужчины и спряталась за него. Кстати, странный мужчина уже успел отпустить меня и я действительно доходила ему только до плеча.

— Ты пугаешь леди, болван. — Вступился за меня пылкий голубоглазый юноша, который сидел рядом в рыжим. Он поспешно вскочил, пригладил свои белокурые волосы, которые пышной шапкой топорщились на юной голове, и хотел ринуться в мою сторону, но я опять судорожно сжала руку своего провожатого, практически вжимаясь в него. Я чувствовала себя затравленным зверьком от того, что не понимала что происходит. Мужчина, который находился рядом со мной казался мне единственным якорем в вихре окружающих событий. Именно этот якорь я сейчас готова была обвить всеми конечностями, если потребуется. Единственным надежным прикрытием от окружающей действительности для меня сейчас казался именно он, хотя объяснить разумно с чего я так решила, я бы не смогла. — Не беспокойтесь, леди, Вам здесь ничего не угрожает. — Юноша даже поднял руки, показывая, что они пусты. Он пытался говорить тихим ласковым голосом, что вполне шло его светлому и возвышенному образу. Весь он казался мне именно тем пылом юности, который принято изображать на светлых полотнах эпохи возрождения. Я услышала насмешливое фырканье сбоку и перевела глаза на того, кто только что приволок меня сюда.

Глаза сэра Гавейна смеялись. Он многозначительно посмотрел на мои ладони, которые стиснули его конечность.

— Брось, Оуэн, наша леди уже выбрала себе защитника и менять его судя по всему не намерена. — Светловолосый властный мужчина улыбнулся, но как-то криво, словно был не согласен с моим выбором. — Так что скажешь Гавейн? — Требовательно спросил он.

— Леди со мной, я за нее отвечаю, Артур, поэтому можешь ничего не опасаться. Я, можно сказать, только что спас леди. — Я возмущенно хмыкнула и вскинула глаза, чтобы столкнуться с внимательно следящими за мной хитрыми глазищами. Мне подмигнули. Я поджала губы, чтобы не сказать лишнего. — Вот видишь, леди полностью со мной согласна. Правда дорогая? — не дожидаясь от меня какого-либо комментария, он шагнул к столу, я двинулась следом, сжимая одной рукой тяжелый плащ, он волочился за мной по полу.

— Гавейн, присутствие посторонних не предвиделось на нашем собрании, ты же понимаешь? — Артур нахмурился, но присел обратно. Всего за столом я насчитала восемь человек, не считая меня и Гавейна.

— Все, что будет сказано в этих стенах не выйдет за их пределы, не так ли, леди? — на меня пристально посмотрели все, кого я минуту назад так внимательно разглядывала, я поспешно закивала. Тот, кого мой рыцарь назвал Артуром, перестал хмурится. — Так мы ждем еще Ланселота и Ламарка?

— А что Бедивер не присоединится к нам? — Спросил человек-гора.

— Нет, брат сейчас отправился с отцом в поход. Он будет отсутствовать какое-то время. — Хмуро произнес мужчина. Я сидела на скамье между мужчиной с ничего не выражающим лицом и Гавейном, который сел с края стола. Так как мужчину слева я вообще не знала, то жалась ближе к знакомому «незнакомцу».

— Жаль, твой брат был нам нужен. Да, мы ждем Ланселота и Ламарка. Они должны быть тут, но, как и ты, слегка задержались. Надеюсь свои причины задержки, они не приведут с собой. — Насмешливо произнес этот мужлан, так понимающе ухмыляясь, что я еще ближе придвинулась к желтоглазому. Над столом пронесся оскорбительный смех. Вот прямо кожей ощущаю их глумление. Я фыркнула и вздернула подбородок, опровергнуть что-то, значит загнать себя в ловушку объяснений. А я сама еще не понимала что происходит. В ухо мне фыркнули и шепотом произнесли:

— Если вы еще ближе придвинетесь, то просто сядете на мои колени. — От его шепота мурашки побежали по спине.

— Может и сяду. — Так же тихо прошипела я, не поворачивая головы. Мне в ухо хохотнули. Затем сильная рука легла на мою талию, обнимая и прижимая к сильному горячему мужскому телу. Ни одного мягкого места у этого мужлана не было, меня словно впечатали в скалу.

— Я не против, но боюсь другие завидовать будут и попытаются Вас отвоевать. — Я понимала, что он шутит, но не могла избавиться от отголосков паники. Меня начало трясти, внутренняя дрожь не желала прекращаться, не смотря на то, что в шерстяном плаще мне было уже жарко. А может жарко мне было от горячего мужчины рядом. — Что же Вы такая пугливая? — Со вздохом произнес мужчина. За столом велась непринужденная болтовня, остальные не обращали на нас внимания, хотя я ловила на себе заинтересованные взгляды. От сидевшего слева рыцаря меня отделяли приличные сантиметров десять. Гавейн влился в мужской разговор. Я не понимала о чем они говорят, да даже и не вслушивалась. В голове роилось столько мыслей и предположений, что в горле порядком пересохло от волнения.

Как я уже говорила ранее за столом было восемь мужчин, не считая нас. Все они были разные, но чем-то неуловимо похожи. То ли посадкой гордой головы, то ли каким-то налетом властности. В общем, это не были простые обыватели, они были воинами. Даже человек-гора не выглядел грузным, он был мощным. Его рыжие волосы доходили ему до лопаток и разметались нечесаной гривой, а карие глаза с насмешкой встретились с моими. Он так же разглядывал меня, как и я его. Его лицо было квадратное, ресницы, как и брови были рыжими, в каждом его жесте чувствовалась мощь бывалого воина. Но теперь он мне не казался страшным и похотливым, просто подозрительным. Я отвернулась и перехватила взгляд Артура. Его глаза пронизывали, как льдинки и обдавали холодом. Он поверил своему рыцарю настолько, насколько мог. Но он был политиком, а значит не доверял никому, особенно незнакомой девке, которая неожиданно появилась рядом с его человеком. Мне казалось, что я вижу все его сомнения в голубых полупрозрачных глазах, хотя сейчас они были больше серыми чем голубыми. Они пронзали меня внимательным взглядом, пока Гавейн перешучивался с мужчиной сидящим напротив, которого, как я поняла зовут Уриенс. Артур задумчиво пригубил из своего кубка не сводя с меня своего тяжелого взгляда. Но мне нечего было скрывать. Хотя, конечно, было, но в число моих тайн предательство не входило. Я понимала, что если сейчас отведу глаза, то меня заподозрят бог знает в чем.

— Гавейн, ты так и не представил нам леди. — Насмешливо произнес человек-гора.

— Персиваль, ты ведешь себя грубо, вдруг леди скрывает свое имя. — Оуэн, я почти обожаю этого пылкого малыша с непослушной белокурой челкой. Он похож на рыцаря куртуазных романов. И явно благородства в нем хватит на всю компанию, я улыбнулась своему защитнику и глядя только ему в глаза произнесла:

— Ангелина. — И все большего от меня не дождутся. Я коварно улыбнулась и с вызовом приподняла брови и посмотрела в прищурившиеся глаза Артура. Если они думают, что я не видела, как Артур кивнул Персивалю, а тот после этого задал свой вопрос, то они меня за полную дуру держат. У каждого в этой компании своя роль и они распределены задолго до моего появления. Мужчина пригубил из кубка и кинул взгляд за мою спину. Я тоже невольно обернулась. Как появился этот персонаж я не слышала, он словно возник из воздуха. Я посмотрела в эти завораживающие синие озера. У стариков не бывает таких невероятно живых и ярких глаз. Выглядел мужчина, как старик, которому перевалило за сотню. Густая и длинная до пояса седая борода, длинные седые патлы, сухощавое телосложение, непонятная хламида с капюшоном подпоясанная перевязью с мечом. Во всем образе не хватало только остроконечной шляпы и посоха. Хотя нет, посох все же имелся. Но вот глаза никак не сочетались с этим образом.

— Приветствую благородных рыцарей. Леди. — Он слегка склонил голову, обращаясь ко мне. Я прищурилась, голос тоже выбивался из общей картины. Он был густым и грудным. Ну не вяжется этот мужественный голос с образом старика, он скорее бы подошел Оуэну.

— Мерлин, не ожидал тебя сегодня увидеть, старый друг, что привело тебя? — Хмыкнул Артур, поднимаясь. Король явно намеревался поговорить с пришедшим наедине. Но волшебник удивил всех. Он направился напрямую ко мне, я сглотнула, но не пошевелилась. Все замерли.

— Мой ангел, я могу поговорить с Вами? — Спокойно сказал этот совсем не старик. Я вздрогнула, но не посмела отказать. Поднялась, вложила свою ладонь в его крепкую руку. Гавейн поднялся, но Мерлин пригвоздил его взглядом, качнул головой. — Я верну Вам девушку в целости через пару минут. — Страха я не испытывала. Меня пробирало любопытство. Оно просто искрилось внутри, как пузырьки шампанского в бокале. Я посмотрела на Гавейна, который, казалось, собрался возразить, положила руку на его ладонь и улыбнулась, успокаивая своего рыцаря. — Так то лучше, — Как-то насмешлива проговорил «старик». — А то повадились тут противоречить. Хамы высокородные.

— Мерлин, — одернул его Артур.

— Что Мерлин, я уже много лет Мерлин, а никакого уважения к старости. — Я поспешно перешагнула через скамью, плащ, который я прекратила держать, соскользнул с меня и остался там, где сидела я, кто-то за спиной подавился и закашлял. Я удивленно обернулась. Глаза мужчин просто вылезли из орбит, рассматривая мои джинсы в районе попы, которая так удачно была обтянута. Мерлин хохотнул. Я пожала плечами. Гавейн схватил плащ и явно собирался снова меня укутать. Но волшебник щелкнул пальцами и мы переместились.

Я поморгала, меня снова ослепило.

Глава 3

Мы стояли у той самой арки — Западные ворота. Но теперь они были именно воротами, причем закрытыми на огромный засов и охраняемые двумя рыцарями в железных латах.

— Как я понимаю, Вы пришли к нам именно через этот ход? И насколько далеко он простирается во времени? — Видя, что я только удивленно хлопаю глазами, он нахмурился. — Из какого ты века?

— Из 21. — Спокойно произнесла я. — 2018 год, если вас интересует более точный год. Как прошла не знаю. Прочитала слово, начертанное на одном из камней, меня ослепило и я попала сюда.

— Слово на камне, интересно. — Он почесал свою бороду, которая, судя по всему, его раздражала.

— Зачем вы стариком представляетесь? — Вдруг вырвалось у меня. Мерлин с удивлением перевел взгляд с арки на меня. — Да ладно. — Фыркнула я. — У вас молодые руки, молодые глаза и голос. Я видела достаточно стариков, чтобы понять разницу.

— У Вас много стариков? Многие доживают до 50-ти? — Склонив голову на бок спросил он.

— Пятьдесят у нас еще не старость. В основном до восьмидесяти пяти — девяноста доживают. — Глаза собеседника округлились. — Не пойму почему я перенеслась сюда? Я никогда не увлекалась романами о короле Артуре и рыцарях круглого стола. И вообще не поклонник английского эпоса и англичан. — Пожала я плечами раздраженно.

— Почему английского? Артур — валлиец. — Снова почесал бороду старик.

— Сбрасывайте маску уже, вижу, что Вас она раздражает. — Усмехнулась я. — А валлийцев, как отдельной расы, уже нет. Есть британцы или англичане, как кому нравится.

— Королевства объединились? Их Артур объединил? — Живо заблестели синие глаза. Я покачала головой. — Жаль. Значит еще не скоро. Я надеялся на Утера — не срослось, теперь Артур — тоже неудачно. Что ж. Видно мой век будет очень длинным. — Мужчина печально посмотрел на меня, ожидая ответ.

— Я не большой знаток английской истории, простите. Когда королевства объединятся и под чьим руководством мне неизвестно.

— А ты откуда, чужеземка? У тебя странный акцент? — Хмыкнул псевдо-старик.

— Я из России. Сейчас скорее всего вы знаете ее под наименованием Русь, из Московии. — Мерлин нахмурился и почесал в затылке. — Судя по всему вы знаете еще меньше, чем я. Покажите карту и я покажу откуда я.

— Это не суть важно. — Глубокомысленно воздел палец к небу мужик. Я хмыкнула. Не понравилось, что я его невеждой считаю. Вот как обиделся. Я демонстративно посмотрела туда, куда указывал он пальцем и перевела на него скептический взгляд. — Ты почему так неприлично раздета? — Вдруг спросил он.

— Нормально я одета для своего века, даже очень прилично, многие более откровенно одеваются. — Скрестив руки на груди надулась я. Подумаешь, ханжа.

— Так нам нужно понять для чего ты появилась. В нашем мире не бывает случайностей, пока ты не исполнишь своего предназначения, ты не сможешь вернуться обратно. — Начал говорить Мерлин, подходя к стене. Он снова щелкнул пальцами и стражники застыли, как куклы. Я торопливо пошла за ним, понимая, что он ищет ту надпись о которой я говорила. — Где ты говоришь была эта надпись?

Я подошла ближе, присмотрелась.

— На уровне моих глаз, где-то здесь. — Но камни выглядели иначе и я никак не могла найти нужного мне, испещренного временем.

— Не трудись, не найдешь. Та надпись была только для тебя, наверняка на твоем языке. — Он вопросительно посмотрел на меня.

— Скорее на старорусском. Но да, что-то вроде. — Нахмурилась я.

— Отсылка к веку, куда тебя перекинуло. Но если бы ты не прочитала надпись ничего бы не случилось, значит ты была готова к переходу. — Он хмыкнул. — И это мы тоже выясним. Ладно, наше время вышло, скоро тебя хватятся рыцари, а их пристальное внимание нам ни к чему. Позже постараемся разобраться. — Он протянул мне руку, я вложила свою ладонь. Мы отошли, он щелкнул пальцами. Стражи очнулись и посмотрели на старика, словно не замечая меня. Хотя может действительно не видели. Он опять щелкнул пальцами, меня ослепило. И вот я стою посреди той же комнаты, мою руку держит Мерлин, появилось два новых рыцаря. Это я поняла сразу, как только глаза стали видеть после ослепляющего света перехода. Так как один из них что-то рассказывал, но прервался, увидев меня, почему не Мерлина, не пойму, но именно меня так плотоядно рассматривал этот красавчик, даже не уделив толики внимания волшебнику. И тут меня снова закутали в плащ и прижали к себе. Я уже узнаю этот запах и нахальные руки. С улыбкой посмотрела вверх. А кто-то ревнует. Но мой рыцарь смотрел на Мерлина, а не на меня.

— Что-то Вы долго, — Проворчал этот кудрявый. Старик хмыкнул, но ничего не пояснил. — Что-то удалось понять? — И он посмотрел на меня. Я пожала плечами, всем своим видом давая понять, что ничегошеньки не знаю.

— Разберемся. — Буркнул Мерлин. — Как же все не вовремя. — Он недовольно посмотрел на меня. Я обиделась.

— Хэй! — Я ткнула в него обвинительный палец, но старик сверкнул улыбкой.

— Ладно, мне пора, береги нашего ангела. Неспроста все это. — И этот недо-старик растворился в воздухе.

— Нет, ну ты это видел! — Зло воскликнула я. — У меня между прочим много вопросов к этому «старику»! А он! — я повернулась к рыцарю, который все еще отгораживал меня своим телом от остальных. И замолчала. Этот желтоглазый буквально распял меня своим изучающим взглядом.

— «Ангел» значит? — Этот вопрос произнесли за спиной моего рыцаря. Я удивленно выглянула из-за широкого плеча и посмотрела на красавчика, который и задал этот вопрос. Мне не понравился его тон и я обиделась, если честно. Столько сомнения было в тоне. Но выделялся он среди своих собратьев, словно топ-модель среди строителей. Он был среднего роста, довольно гармоничного телосложения, средней длинный белокурые волосы слегка вились, что придавало ему романтичный флер. Глаза были ярко-синими, лицо заостренное, но волевое. Прямой хищный нос, густые длинные ресницы на зависть любой барышни, как и брови вразлет были чуть темнее волос, словно подкрашены. Пухлые губы наводили на мысли о поцелуях. Да, хорош зараза. Таких в моем веке любят телеэкраны, фотографы глянца и фанатки.

— Ланселот, значит. — Утвердительно произнесла я, осматривая его с головы до ног, постаралась вложить во взгляд все свое презрение. Вспомнились все фильмы и истории об этом любителе чужих жен. Вот никогда он мне не нравился, как персонаж легенды. Всегда было жаль, преданного самыми близкими людьми, Артура. А еще этот иуда сидит по правую руку от Артура, у предатель. Я готова была во всеуслышание заявить какой он редиска, когда меня отвлек смешок справа от Ланселота, чем-то отдаленно похожий на Персиваля молодой рыцарь, но более изящного сложения и с насмешливыми сине-зелеными глазами не выдержал и рассмеялся.

— Смотри-ка, Ланселот, нашлась леди, которая не пала пораженная чарами твоего очарования. Даже не верится. — И он хлопнул холеного блондинчика по плечу.

— Может он сегодня свое очарование не одел, когда выходил утром из дома? — Ехидно спросила я. Тут хохотнули еще несколько человек. Я мельком посмотрела на Артура, не злится ли, что унижаю его рыцаря, но тот только сцеживал улыбку в кубок, явно наслаждаясь перепалкой.

— Смотрите-ка у кого голосок прорезался, это наш Мерлин постарался расколдовать молчунью? — Не мог смолчать Персиваль.

— У, язва рыжая. — Мне показалась, что я так только подумала, но когда грохнул всеобщий смех, поняла, что не сдержалась.

— А это у нас семейное, — проговорил, утирая слезы зеленоглазый и подмигнул мне.

— От язвы белобрысой слышу, — не остался в долгу человек-гора. Мне стало стыдно за свою невоздержанность. И я уткнулась лицом в грудь своего рыцаря, прячась за ним. Меня обняли в ответ и погладили по волосам.

— Ну вот расстроили леди, — Недовольно проворчал Оуэн, его я узнавала по голосу. — Не обращайте на них внимания, леди Ангелина, они просто ужасно воспитаны, но в целом не плохие люди. — Я хмыкнула. — Вы проголодались? Только что принесли горячее.

— Пойдем. — Меня повели к столу, но теперь мы уселись прямо напротив Артура. Точнее меня посадили напротив короля, который специально указал на это место. Интересно, что хочет понять этот явно умный политик. Или просто рассмотреть меня хочет. Теперь я оказалась между Гавейном и мужчиной с интересными чертами лица. В его лице было что-то знакомое, черты лица были крупные, но гармоничные, волос темно-русый прямой до плеч, то тут, то там заплетенные в мелкие косицы. Он был не таким мощным, как Персиваль, но лишь чуть уступал ему в габаритах. Глаза, вот что меня заворожило, мне показалось, что я смотрю в зеркало. Я не могла отвести свой взгляд.

— Русич, — произнесла я на своем родном языке. Мужчина вскинул брови, слегка вздрогнув.

— Да быть не может, — Так же по-русски произнес он. — Ангелина, вы славянка. — Я сверкнула улыбкой. — Борис. — Представился мужчина, целуя мою руку. — Здесь меня зовут Бор.

— А вы откуда? В смысле из какой части Руси? Боже, это просто невероятно. — Я развернулась всем корпусом к мужчине, даже не замечая какая тишина установилась за столом. Мне на талию легла рука ревнивого рыцаря. Я погладила его ладонь и слегка откинулась на плечо, чтобы некоторые чересчур ревнивые не мешали разговаривать.

— Я из Новгорода, но достаточно давно в Британии, чтобы сейчас очень удивиться появлению русской княжны на своем пути. — С улыбкой произнес мужчина.

— Ой, а я из Москвы. — Взахлеб произнесла я, к земляку у меня было безоговорочное доверие, как только я увидела тот же цвет глаз. Это было просто потрясающе. Не та яркая зелень, что у рыжего, что сверлит нас взглядом, а словно болотная тина в затененном пруду.

— Бор, будьте добры изъясняться на понятном окружающем языке. — Грубо прервал нас Артур. Я хмуро и недовольно посмотрела на короля.

— Прости, Артур, просто не ожидал встретить землячку, так далеко от своих мест, так давно не говорил на родном наречии, вот и нахлынуло. — Он с улыбкой посмотрел на меня. — Потом поговорим. — По-русски произнес он. Артур нахмурился. Я извиняться не собиралась. И вообще то, что он король не дает ему права все время затыкать меня. Села прямо и хмуро посмотрела на короля Артура. А я еще сочувствовала этому мрачному типу. Хотя было что-то в нем. И это не ореол власти или гордость. Я невольно сравнила его с Ланселотом, который сейчас привлек внимание короля каким-то своим рассказом. И все же если выбирать между этим идеальным красавчиком с голубыми пронзительными глазами и идеальными скулами (я даже не знаю с кем сравнить этого легендарного рыцаря, потому что все актеры моего времени просто блекли на фоне этой идеальной херувимской внешности), и королем Артуром, который лет на десять был старше, его мягкие черты были не так идеальны, но взгляд полный достоинства. Ум, вот что привлекало в нем, не дюжий ум и сила характера, который прослеживался в каждом скупом движении, в наблюдении за каждым человеком в этом зале, по поведению всех рыцарей, они словно цветы к солнцу тянулись к своему королю, желая привлечь его внимание. Только мой рыцарь не торопился присоединиться к всеобщему броуновскому движению и еще один мрачный юноша чем-то неуловимо похожий на Артура, но словно его темное отражение.

— Ты очень пристально рассматриваешь короля, — Прошептал мне на ухо Гавейн. Я вздрогнула, да задумалась. Незаметно накатила усталость. Все же слишком много впечатлений за один вечер.

— Прости, просто задумалась. — Я виновато положила голову на плечо мужчины, с удовольствием вдыхая приятный запах. Мою спину погладила сильная горячая ладонь.

— Устала? — Спросил он, целуя меня в макушку. С ним было так уютно. Я никогда так быстро не проникалась доверием к мужчине настолько, чтобы позволять с первой минуты такой близкий телесный контакт. В его руках у меня было ощущение, словно я вернулась домой. Ничто меня не пугало, хотя по идее, сейчас я должна биться в истерике от ужаса.

— Немного. — Призналась я. — Долгий день. — Я с улыбкой посмотрела на своего собеседника. Он так же внимательно смотрел в мои глаза.

Глава 4

— Гавейн! — Чувствую не в первый раз окликали мое рыцаря. Он недовольно перевел взгляд на Персиваля. Я продолжала смотреть на своего рыцаря и улыбаться. Но заговорил не человек-гора, а Артур.

— Гавейн, если ты хочешь покинуть нас сегодня, я не против, все равно без Бедивера дальнейшие планы обсуждать не стоит. Ланселот принес нам тревожные вести. Стоит дождаться твоего брата.

— Согласен Артур, не спокойно мне от этого неожиданного похода, — Мой рыцарь прижал меня покрепче, но я понимала, что он даже не осознал это. Я нахмурилась, он правда взволнован.

— Ничего страшного противопоставить им старый интриган не сможет, — Успокаивающе произнес Бор.

— Пелинор — сильный противник, но он просто развлекается этими стычками, — Хмыкнул Персиваль. — Кому, как ни мне его сыну знать об этом. Все будет нормально, Гавейн, не волнуйся.

— К тому же Бедивер далеко не простак, — поддержал брата Ламарк. Гавейн кивнул, но напряжение их его тела не пропало. Я обняла рыцаря, отеревшись щекой о его плечо. На меня удивленного глянули. Я молча ответила на взгляд, никак больше не выражая свою поддержку.

— Что же, действительно пора расходится, — Произнес бодрым голосом Бор. — У меня есть еще дела. Да и остальным предстоит долгий путь домой.

— Гавейн, мы можем воспользоваться твоим гостеприимством? — Спросил Ланселот. Мне не понравился его взгляд, брошенный на меня. Что надо этому гаденышу? Но не успела я возразить, как мой рыцарь уже согласился. Вот не нравится мне его излишнее благородство. Хотя мне грех жаловаться, мне оно на благо. Но что еще больше меня озадачило, так это то, что я уже считала однозначно рыцаря своим, и не хотела делить его внимание с другими. Меня не взволновал вопрос, а может ли Гавейн привести меня к себе, есть ли у него жена или невеста. Я словно знала, что он мой. Я слегка нахмурилась, обдумывая свои страхи. Может спросить прямо? Язык не поворачивается.

Пока я хмуро размышляла о бренности своего существования, меня аккуратно подняли и подтолкнули к выходу. Я неловко изобразила реверанс перед Артуром, на что тот только махнул рукой.

— Здесь можешь не расшаркиваться. — Как-то досадливо произнес он.

— И не собиралась, — Отворачиваясь произнесла я. — Просто дань уважения. — Беря за руку своего рыцаря произнесла я.

— И чем же я заслужил твое уважение молодая княжна? — Спросил этот хитрый политик, показывая, что прекрасно понимает русский язык.

— Умом, король, который просто невозможно скрыть за маской грубости. — Я даже не повернулась. Гавейна так хлопнули по спине, что даже я вздрогнула.

— Тяжело тебе с этой язвой будет, если не справишься, скажи, я помогу, — И этот невозможный Персиваль подмигнул мне. Захотелось по-детски показать ему язык.

— Спасибо за беспокойство, но помощь мне не потребуется. — Холодно произнес рыцарь.

— Простите его за грубость, — мою руку подняли и поцеловали, Оуэн, кто бы сомневался, я тепло улыбнулась мальчишке. Но мне уже надоели эти прощания, поэтому отвернулась от направляющегося явно к нам Мордреда (темноволосый юноша, похожий на Артура).

— Гавейн, мы можем покинуть столь воодушевляющую компанию сейчас? — Практически повисая на рыцаре произнесла я мученический.

— Конечно, простите, господа, нам пора. Ланселот, Ламарк, — он указал головой на дверь, те кивнули и направились вперед.

— Что ж, за уважение спасибо, проницательность оценил. — Артур поцеловал мне руку. — Не смею задерживать.

Мы раскланялись с королем и быстро направились в темноту. Меня, как пушинку закинули в седло. При этом плащ распахнулся, я поторопилась его поправить. Такая высота, божечки мой. Гавейн, давай ты уже рядом сядешь, мне страшно. Я уже не чувствовала рук, которыми вцепилась в луку седла, когда рыцарь наконец-то простился с друзьями. Он одним слитным движением вскочил в седло и прижал меня к своему телу. Я со вздохом прижалась поближе. Мне нравилась его надежность и сила. И вообще, черт возьми, нравился мне именно вот этот мужчина с твердым подбородком, насмешливыми желтыми глазами, обрамленными густыми черными ресницами и упрямыми губами, которые хотелось поцеловать. Да, вот такая я развратная, хочу поцеловать совершенно незнакомого мне мужчину. Но это желание не вызывало у меня протест.

— Ты так меня разглядываешь, — улыбнулся этот невозможный мужчина.

— Как? — Спросила я лукаво.

— Словно съесть хочешь. Ты голодна? — Он поиграл бровями, словно спрашивая о моих тайных желаниях. Я рассмеялась. Захотелось поиграть.

— Может быть, — Протянула я, настроение было игривое. — Ты можешь утолить мой голод. — Как бы размышляя произнесла я. Словно сомневаясь снова посмотрела на мужчину, его глаза смеялись. Ему нравилась наша игра. Но нас прервали.

— Гавейн, как давно твой брат покинут Винчестер? — Ланселот ехал справа, я прожгла его недовольным взглядом прищуренных глаз, но меня проигнорировали. Моего рыцаря стараются отвлечь от меня, только дурак не поймет это. Тут подоспел Ламарк и Гавейна с двух сторон атаковали вопросами и разговорами. Мне было откровенно обидно, нет не так, они меня разозлили и этот их навязчивый разговор тоже. Все это они обсуждали уже за ужином, снова задают те же вопросы. Я чувствовала, что внутри Гавейна зреет то же глухое раздражение, поэтому погладила его руку. Потом слегка повернулась, перекинула ноги на его колено, обняла обоими руками за талию и положила голову поудобнее на грудь мужчины. Закрыв глаза, я поняла, что наступила тишина. Что я веду себя слишком вольно? Да плевать мне на их мнение. Мне удобно и хорошо, а то весь зад отобью, пока доедем. Не знаю, как долго мы ехали, но я умудрилась немного задремать.

Глава 5

Я чувствовала себя, как в детстве, когда случайно засыпала на диване и папа уносил меня в кровать. Сейчас меня тоже нес кто-то сильный и надежный, а еще от него странно пахло. Тут в моей голове наконец-то забрезжила здравая мысль. От моего носителя пахло лошадиным потом.

Мои глаза сами распахнулись и я увидела перед собой твердый подбородок с отросшей щетиной. Кто-то давно не брился, отчего-то именно эта мысль сейчас занимала меня. Конечно я знала кто таскает меня на руках. Пусть несет. Когда еще меня так побалуют?

Я наконец обратила внимание на окружающую обстановку, мы шли по двору замка. Рядом молча шествовали мрачные сопровождающие: Ланселот и Ламарк.

— Как ты планируешь представить девушку леди Моргаузе? — С каким-то скрытым ехидством спросил Ланселот.

— С чего я должен отчитываться перед матерью. Она сейчас в замке Тинтагель, как и всегда в это время года, когда отец затевает очередную военную компанию против соседа.

— Я слышу, что ты не одобряешь его? — Вмешался в разговор Ламарк.

— Ему не требуется мое одобрение, как и Бедиверу. Бомейн вот также собирается присоединится к матери после нашего собрания. — Устало вздохнул мой рыцарь.

— А ты присоединишься к матери или к отцу? — Все же постарался выяснить Ламарк.

— Ни в коем случае не приму ни ту ни другую сторону. Кому-то же нужно сохранять здравый рассудок в этом горячем семействе. — Хохотнул Гавейн. — А так я вроде нейтральной полосы между равными противоборствующими сторонами.

— Не боишься, что к моменту, когда ты станешь наследником, наследовать будет нечего? — Хмуро спросил Ланселот. — Каждая компания твоего отца и ремонт Тинтагля, который затевает ему в отместку твоя мать разъедает твое наследство, как кислота.

— Что ж, стану странствующим рыцарем короля Артура, звучит неплохо. — Пожал плечами этот невозмутимый человек.

— Ты слишком добр к ним. — Проворчал Ламарк.

— Я вот своего родителя скоро просто прикончу или отравлю. А я младший сын и не очень-то могу претендовать на наследство. Персиваль вот тоже злиться, но ему Артур хоть замок личный за заслуги перед короной презентовал. — Он от избытка чувств клацнул зубами.

Мужчины надолго замолчали. Мы зашли в замок, где мужчин приветствовал кто-то из слуг.

— Ричард, распорядись на счет комнат для сэра Ланселота и сэра Ламарка. Прикажи подать в мои покои ужин и горячую ванну.

— А комнату для леди, сэр Гавейн. — Дребезжащим голосом спросил слуга.

— Напротив моей. — Так же быстро приказал он. — Спокойно ночи, господа.

— Спокойной, — хмыкнул кто-то из этих оболтусов. — Не дашь нам и шанса на завоевание красотки? — Беззлобно поддел Гавейна Ланселот. — Сразу стеречь ее собрался, как дракон? И дверь напротив? Еще и охрану поставишь? — Ехидно произнес этот смазливый.

— Нужно будет, поставлю. — Непререкаемым тоном произнес ревнивец. Было до безобразия приятно, что меня так охраняют. Захотелось обнять желтоглазого и обязательно поблагодарить, но я притворилась, что сплю. Может еще что интересное услышу.

— Доброй ночи, Гавейн, — позевав произнес Ламарк, — Приятных снов твоей леди. Пойдем дружище, не стоит злоупотреблять гостеприимством. — Меня уже несли наверх, перепрыгивая через ступеньки. Мне стало любопытно, я открыла глаза и посмотрела вокруг. В сильных руках было очень уютно, поэтому я и не думала проситься на волю.

— И как давно ты проснулась, — Подозрительно спросил у меня этот носитель прекрасного. И я не о себе, а о воспитании.

— Не знаю, — Я пожала плечами. — Наверно, когда к замку подходили.

— Понравилось быть центром распри рыцарей? — Зло прищурился ревнивец.

— Какой распри? — Удивленно спросила я. — Это ты о Ланселоте? Так он специально тебя подначивал, чтобы вывести из равновесия. И я тут совершенно не при чем. Была бы другая дама, грызлись бы из-за другой. — Пожала я плечами.

— Мы еще никогда с Ланселотом не пререкались из-за леди. — Не согласился со мной Гавейн. — Да и вообще впервые пошли на открытый конфликт.

— Ты что раньше всегда уступал ему? Даже не пытался оспорить его поползновений? — Удивилась я.

— С чего это ты решила, что уступал я? — Пока мы разговаривали меня уже принесли в явно мужскую спальню.

— Ну этот самовлюбленный индюк вряд ли привык делиться. — Хмыкнула я, когда меня опустили в мягкое кресло у ярко пылающего камина. — Не производит он впечатление жертвенного самаритянина. — В ответ мне хмыкнули. — Так ты впервые отстаивал свое право на даму? — Не сдавалась я.

— А у меня есть право на эту конкретную даму? — этот нахал навис надо мной, опираясь на подлокотники кресла.

— Эта конкретная дама уже заявила на тебя права, — Рассмеялась я. — Причем очень наглядно и перед многочисленными свидетелями. — Я откровенно забавлялась его показному удивлению. — И эта конкретная дама категорически не приемлет, чтобы ее с кем-то делили. Я достаточно ясно изъясняюсь.

— Вполне. — Он обжег меня своим дыханием. — Но учти, ты развязала мне руки и теперь я с полным правом, которое ты мне только что даровала, могу называть тебя своей леди и претендовать на безраздельное внимание.

— Вот об этом я и толкую уже несколько минут, но не так витиевато, как некоторые. — Ухмыльнулась я.

— Не пожалеешь? — С кривой усмешкой спросил этот неуверенный в себе мужик. Нет нормально? Я тут ему карт-бланш на полное владение мной даю, а он еще сомневается.

— Что заставило Вас, сэр Гавейн, подумать, что я не дружу со своей головой? — Холодно посмотрела на него, но этот гад не впечатлился, только хмыкнул. — Я получу сегодня поцелуй или нет? — Пришлось вести себя ну очень нагло, иначе до этого средневекового истукана так ничего и не дойдет. Мужчина коварно улыбнулся.

— Пожалуй Вы не заслужили поцелуй, леди Ангелина. — Произнес этот коварный тип. Я даже задохнулась от возмущения.

— Знаешь что! — Начала я. Но договорить мне не дали, закрыв рот коротким и требовательным поцелуем. Я не успела войти во вкус, как его прервали.

— Знаю. — Констатировал мужчина и пошел открывать дверь, так как в нее настойчиво стучали, как я не услышала? Хотя наверно от возмущения кровь в ушах стучала громче, чем тот, кто принес ужин и горячую воду.

Воду понесли куда-то за боковую дверь, а ужин поставили на столик, который разделял кресло, в котором я сидела и его брата близнеца напротив. Мне было неловко. Еще бы. Мне впервые кто-то прислуживал, хотелось сорваться и начать помогать накрывать на столик. Но я из последних сил сдерживала себя, цепляясь за подлокотники массивного кресла. Не прошло и десяти минут, как слуги удалились.

— Что предпочтешь сначала: ужин или ванну? — Спросил этот искуситель с коварной улыбкой. Не успела я ответить, как в дверь снова постучали. Мужчина нахмурился, но открыл.

— Милорд, комната для леди готова. Позвольте проводить даму? — Вопросительно произнес упертый старик.

— Не позволю. — Хмыкнул Гавейн. — Сам провожу, когда посчитаю нужным. — И захлопнул дверь перед носом возмущенного старика. Я не сдержалась и захихикала.

— Как все волнуются за твой моральный облик, негоже оставлять тебя наедине с леди, вдруг она тебя соблазнит. — Ерничала я. — Но леди пока желает принять ванну, есть большая простыня или халат? — Вопросительно произнесла я, выпутываясь из массивного плаща. А в ответ тишина. Уже сложив плащ и примостив его на подлокотнике, повернулась, чтобы выяснить чего мой рыцарь так молчалив, как столкнулась с жадным взглядом, который практически оглаживал мои формы. — Эх, мужик потерян для реальности. — С притворной грустью произнесла я, подходя вплотную. Двумя пальцами подняла его подбородок вверх, посмотрела в глаза и улыбнулась. Да, не искушен мужчина десятого века. Даже жаль этих бедолаг немного. Вот видели бы они бикини на пляже, вообще бы дар речи потеряли. Да некоторые купальники настолько неприличны, что нудисты отводят глаза. — Есть халат? Полотенце? Простыня? — С расстановкой произнесла я.

— Конечно, все в купальне, — Кивнул он на дверь справа. Улыбнулась. — Нам нужно многое обсудить.

— Непременно, — Пропела я, проходя мимо. Уже скрываясь за плотной дверью, услышала очередной стук, не смогла скрыть смешок, подслушав ворчание мужчины.

Когда дверь плотно была закрыта ни звука не проникало с той стороны. Поэтому подслушать очередного визитера я не смогла.

Чувствовала я себя очень грязной, казалось вся пыль дорог была в моих волосах и на моей коже. Человеку двадцать первого века просто не понять, что это ехать на лошади по не мощенным дорогам. Пыль скрипела на зубах и забивалась в нос. Отвратительное чувство. Насколько бы я не любила лошадей, все же прекрасные и умные животинки, но запах пота просто отвратительный. Аккуратно свернула свою одежду и положила с другой стороны ванной, точнее это сооружение можно было назвать огромной лоханью, вырубленной из цельного дерева. Интересно где они раздобыли такого исполина? Ствол из которого сделана ванна просто поражал своими размерами, лохань получилась такая тяжелая, что ее просто невозможно было даже сдвинуть с места. Не то чтобы я пробовала, но впечатление она производила монументально. Нашла простынь и халат на стуле сбоку от ванной и потрогала воду рукой, она приятно обжигала, как раз такая температура, чтобы помыться и еще немного поваляться с удовольствием, когда я уже намыливала волосы каким-то раствором, отдаленно напоминающим наше жидкое мыло, жаль тут не предусмотрены этикетки с составом, будем надеяться, что он экологичный и волосы у меня не вылезут, я подумала, что ванна скорее всего рассчитана на омовение нас обоих, так как таскать в нее воду дважды просто кощунство, решила поторопиться с омовением и не дать воде слишком остыть. Все же мне уступили очередь на омовение, а это дорогого стоит. Хмыкнула. Я могла бы даже предложить свою помощь в омовении хозяина этого замка, с насмешливой улыбкой подумала я, все же это у них считается приличным, если дама одета. Представила себя в одной простыне моющей Гавейна и слегка облизалась. Да, я все таки чересчур развратна в своих представлениях. Что со мной не так, обычно я не облизываюсь на мужиков, да и вообще мало ими интересуюсь, а тут просто не могу выкинуть мысли о сексе и всему сопутствующему с этим священнодействием. Хмыкнула, погрузилась с головой под воду, как же трудно промыть мои длинные волосы этим отвратительным шампунем. Я даже слегка устала их полоскать. Задержала дыхание, наверно поэтому и не услышала, что кто-то зашел. Меня бесцеремонно за предплечье вздернули вверх. Удивленно округлила глаза.

— Ты решила утопиться? — Хмуро произнес Гавейн, поддерживая меня над водой. Я рассмеялась.

— Нет, просто поплавать под водой. С чего такое предположение? — Все еще улыбаясь произнесла, убирая мокрые пряди с лица. Меня отпустили и смущенно отвели глаза.

— Я постучал, но ты не отвечала, а когда зашел, ты была под водой, причем продолжительное время.

— Я похожа на суицидницу? — С интересом посмотрела на покрасневшего мужчину. Он нахмурился, явно не понимая моего вопроса. — Перефразирую: с чего это я вдруг захотела бы утопиться? — Откинувшись на бортик лохани произнесла я терпеливым тоном. На меня внимательно посмотрели и пожали плечами.

— Я не знаю чем мотивированы все твои поступки, так как не могу тебя понять. Когда я жду от тебя определенных действий и поступков, ты рушишь все мои представления о поступках леди. Мне казалось я достаточно знаю о дамах, чтобы понимать мотивы их поступков. — Он задумчиво склонил голову набок, разглядывая меня.

— Разговор обещает быть захватывающим, а воду остужать не стоит, так как тебе тоже необходимо помыться. Поэтому я встаю и уступаю тебе место. — Предупредила я, а то вдруг опять порву все его шаблоны в пух и прах своим поведением. Мужчина отвернулся. Я хмыкнула, вышла из лохани, промокнула волосы и завернулась в простынь на манер римской тоги, перекинув на одно плечо край и подоткнув его. Подхватив свои вещи направилась к выходу. Рыцарь провожал меня задумчивым взглядом, он не торопился раздеться. — Может тебе потереть спинку, окинув его взглядом через плечо с улыбкой предложила помощь.

— Зачем? — Не понял он.

— У темнота, — Воздела очи к небу, точнее к потолку комнаты. — Тяжело с тобой флиртовать, сэр рыцарь, очень тяжело. — Я уже прикоснулась к ручке двери, когда меня догнала его фраза.

— На моей кровати платье для тебя, приступай к ужину, я постараюсь справиться поскорее.

Да, заигрывать с серьезным мужчиной, который не принимает твои правила игры не благодарное дело. С разочарованием прикрыла дверь с другой стороны. А я была настроена пофлиртовать, но крылышки моего вдохновения обрубили грубым тесаком прямолинейного рыцаря. Вздохнула, положила свои вещи на кровать и рассмотрела это «приличное» платье. Оно было коричневым. Фу. Не люблю этот цвет. Хотя чего я ждала в этом времени существования человечества. Но уж лучше серый в самом деле или льняной. Но не до капризов. Нужно сказать спасибо, что мне вообще выделили платье. Скинула простынь, натянула свое белье, ну их с панталонами, которые какой-то заботливый человек положил под платье. Я с удивлением повертела их и нижнюю рубашку в пол. Что я должна делать с этой хламидой в два раза больше меня и длиннее на десять сантиметров, чем мне требовалось. Решила использовать ее, как ночную сорочку. Отложила к своим джинсам и рубашке, туда же кинула панталоны, на крайний случай, как шорты использую, только предварительно нудно раздобыть веревку, чтобы их подпоясать. Платье порадовало тем, что в обоих боков у него имелась шнуровка, которую можно было затянуть, чтобы оно сидело по фигуре. Но огорчало тем, что явно не по моей фигуре. Начиная с того, что оно мне было очень длинным, заканчивая тем, что даже утянув его до невозможности, оно болталось на талии, хотя было как раз в груди. Я как раз рассматривала завязки, прикидывая, может обвязаться или еще и по кругу, приподняв платье, когда дверь купальни открылась и из нее вышел мужчина в халате. Он хмыкнул, наблюдая за моими попытками приподнять платье. Я развела руками и скорчив рожицу посмотрела на хозяина комнаты.

— Что ж, хорошего об этом платье могу сказать только то, что шили его добротно. — Хмыкнула моя наглая персона. — Но явно никто не рассчитывал, что девушка может быть настолько маленькая, как я. — Махнула рукой, приподняв подол пошла к камину, где стоял столик с ужином.

— У нас довольно мало женщин с такой комплекцией, как у тебя. — С удивлением отметил рыцарь. — Большинство валлиек высоки ростом. У тебя комплекция, как у моей кузины, а ей двенадцать. — Он задумчиво скрестил руки на мощной груди, от чего халат слегка распахнулся, приоткрыв моей нимфоманской натуре прекрасную накачанную грудную клетку.

— Моя вполне развитая грудь с тобой не согласится, — Рассмеялась я, поправив двумя руками обсуждаемый предмет. Мужской взгляд с явным удовольствием скользнул по предмету демонстрации.

— Сколько тебе лет? — Сглотнув спросил этот сноб. Я вскинула брови, у них прилично спрашивать девушку о возрасте, боясь попасть впросак, так как понятия не имею, какой возраст у них считается приличным, и куда я со своими двадцатью восемью, в старые девы или в строго охраняемые дуэньей невесты?

— Столько не живут, — Попыталась отшутиться я. На меня недоуменно нахмурились. Вот как можно одним движением бровей передать столько эмоций. Я поразилась, насколько выразительная мимика у этого рыцаря, а ведь все они должны быть с каменными лицами или нет? Я запуталась. От ответа на вопрос меня спас очередной стук в дверь. Мне кажется у меня скоро начнется истерика от этого паломничества в опочивальню моего рыцаря. Я с чистой совестью принялась кушать запоздалый ужин, во-первых я ничего не ела в таверне, так как под пристальным взглядом такого количества мужчин просто кусок в горло не лез, во-вторых я была зверски голодной, а в-третьих, такими темпами мы никогда не дойдем до еды, так как у моего рыцаря слишком много вопросов.

Прожевав вкуснейшую лепешку и запив ее каким-то компотом, с удовольствием откинулась на спинку кресла. Очередного собеседника не пустили в комнату, точнее предпочли выйти в коридор. Это любопытно. Я подождала для приличия еще пару минут, но любопытство было слишком сильное. Встала и не скрываясь направилась к двери, которая была приоткрыта.

— Что ты о ней знаешь? Тебя не интересует откуда она взялась? — Этот голос я узнала — ловелас года — Ланселот.

— Мне достаточно того, что Мерлин ей доверяет, если бы не доверял не вернул бы в наше общество. — Спокойно произнес мой защитник.

— Вы с Артуром просто фанатично верите этому Мерлину, — Раздраженно фыркнул Ланселот. — А стоит ли ему доверять? Пока это было выгодно, он поддерживал Утера, но как понял, что там дело проиграно так переметнулся к Артуру.

— Ты все искаженно представляешь. Как ты выразился, Мерлин метнулся к Артуру когда все было плохо только с его приходом в наш стан мы стали побеждать. Если ты этого не помнишь, то я был свидетелем этих событий.

— Это не важно. — Отмахнулся мужчина недовольно. Судя по всему возразить было нечего. — Но он ни слова не сказал об этой даме. Он просто сказал, что разберется, но в чем? Она может быть опасна! — Настойчиво прошипел этот змей. Так смотри и убедит моего единственного здесь защитника. Ну уж нет. Я открыла дверь и привалилась плечом к косяку, нагло скрестив руки на груди. Но мое появление нисколько не смутила этого змея.

— Как я понимаю Вы, господа, обсуждаете меня? — Я демонстративно посмотрела на свой маникюр, затем встретилась со злым взглядом Ланселота. — Можете все свои претензии предъявлять глядя мне в глаза, а не за спиной? Так подразумевает кодекс чести, насколько я помню? Или открытого противостояния с женщиной вы боитесь? — Я нарывалась и сама понимала это, но рядом с Гавейном чувствовала себя в безопасности и меня подстегивала какая-то иррациональная злость на этого смазливого хлыща.

— Рыцарь никогда не сражается с леди, это ниже его достоинства, — Самодовольно произнес Ланселот, выпячивая грудь.

— А шипеть за ее спиной значит в порядке вещей? — Насмешливо фыркнула я.

— Вы не имели право подслушивать наш приватный разговор. Это неприлично и недостойно леди. — Этот змей явно развлекался, но ничего мы и не таких обламывали.

— Ваше шипение просачивалось ядом даже сквозь дверное полотно, досточтимый сэр, я просто не могла оставить без внимания ваше старание, которое по всей видимости было рассчитано именно на мои уши, иначе вы бы обсудили меня в другом месте, — Я прищурилась. — Ну и как добились желаемого? Меня вы вывели из себя однозначно, но думаю не этой цели Вы добивались, сэр Ланселот. Или я не права? Чего же вы хотели? — Задумчиво постучала пальцем по нижней губе. — Может Вам очень хотелось поговорить со мной, но вы не получили разрешения от Гавейна, поэтому решили Выманить меня хитростью и заставить оправдываться? Но в чем? Ваши подозрения просто смешны? Заставить меня защищать Мерлина, доказывая, что он хороший, так как только он сейчас моя защита против ваших нападок? Думаю я близка к правде, — Следя за выражением его лица произнесла я. Мужчина слегка поморщился. Но больше ничем не выказал своего отношения к моей речи.

— У вас богатая фантазия, леди. — Издевательски изогнул губы этот позер. Многие назвали бы его чертовски сексуальным в этот момент, он даже сделал шаг в мою сторону и Гавейн ничего не предпринял, чтобы остановить друга или соратника, черт знает, кем они приходились друг другу. А вот это меня разозлило. Я прищурилась и поджала губы, брезгливо отстранившись.

— Может в Вашем окружении дамы и не привыкли пользоваться своим мозгом, то не стоит унижать меня приписывая мне глупость, которой я не обладаю. — Ланселот оказался слишком близко к моей тушке. — Только попробуй ко мне прикоснуться и я живого места на твоем смазливом лице не оставлю, я предупредила. — Прошипела я похлеще кошки. Тот слегка отшатнулся.

— Я не собирался, — Он ошарашенно посмотрел на меня, затем на расстояние между нами, которое очень сократилось. — Не собирался я к Вам прикасаться. — Он посмотрел на меня исподлобья. — Мне это не нужно.

— Вот и не собирайтесь дальше, не нарушайте мое личное пространство. Вы мне откровенно не симпатичны, если не сказать резче. — Я фыркнула, демонстративно встав на одинаковом расстоянии от обоих мужчин, на Гавейна я была откровенно зла, так как спектакль явно устроен с его молчаливого одобрения. От обиды захотелось по детски хлопнуть дверью, но я не у себя дома и домой попаду не скоро. Я пыталась угомонить свой норов, но не могла с собой справится.

— Ангелина, — Попытался рассудительно начать Гавейн, полыхнула на него взглядом. Сжала руки в кулаки, пряча их в складках объемного платья. Специально ведь втроем отправились со мной в замок Гавейна. А я еще поверила в его хорошее отношение ко мне. И наверняка с подачи этого интригана короля Артура, политик мать его.

— Где Ваш третий игрок, давайте уже перейдем к третьему акту марлезонского балета. — Я демонстративно посмотрела по сторонам. Мужчины хмуро переглянулись. — Где Ламарк? Ждет своего выхода в третьем акте? Ау! Где же ты мой герой, отзовись? — Притворно милым голоском произнесла я. — Если Гавейн играет роль доброго самаритянина, обманутого в лучших чувствах, Ланселот злого гения, то какая роль досталась Ламарку? Защитника и утешителя униженных и оскорбленных? — Меня просто трясло от эмоций, не терплю несправедливости, особенно к себе. Услышала аплодисменты, повернулась на их звук.

— Браво, леди Ангелина, а ведь эта схема работала без сбоев столько лет. — Он вышел из-за поворота., улыбаясь в свою рыжеватую бороду. — Ваш ум мы не приняли в расчет, да и с чего бы, если не знали о наличии оного. — Он вдруг перестал улыбаться, словно солнце резко выключили. Вот кто самый опасный противник в этой давно сыгранной тройке и самый умный, как я понимаю. — А теперь давайте поговорим серьезно. Дверь справа от покоев Гавейна распахнулась передо мной. Ламарк услужливо показал мне на проход. Я выпрямилась до хруста в позвоночнике и вскинула подбородок. Они подозревали меня бог знает в чем и не имело смысла оправдываться или рассказывать свою историю, мне не поверят. Это я прочла в убийственно серьезных глазах Ламарка, которые до этого казались шутовскими и насмешливыми. С таким талантом к перевоплощению можно быть только шпионом или палачом. Я прошла вперед. Мою гордую поступь портило только платье, которое тащилось за мной шлейфом, чтобы не запинаться я подняла подол.

— Почему ты босиком? — Хмуро спросил Гавейн. Я даже не повернулась к нему, проигнорировав вопрос. Мои кеды остались в купальне. Я как-то забыла о них. Ступни замерзли еще тогда, когда я подслушивала, но от возмущения, я и не подумала вернуться и обуться.

— Не ты, а Вы. Мы не настолько близки, чтобы фамильярничать. — Зло прошипела я.

— Даже так? — С усмешкой спросил Ламарк, когда я проходила мимо. Что почувствовал от моей отповеди Гавейн я не могла видеть, но этот иуда явно ликовал.

— И никак иначе с этого мгновения, сэр Палач. — Спокойно произнесла я, позволив себе ехидную ухмылку произнесла я. Помирать так с музыкой, гореть, так на костре. Я оказалась в просторном кабинете с камином, парой кресел перед ним. Обстановка была мрачная. У окна стоял массивный письменный стол, перед ним пара стульев. На один из них мне полагалось сесть, как я понимаю. Нет, господа, играть по Вашим правилом я больше не буду.

— Отчего же Палач? — Ворвался голос Ламарка в мои размышления, он вошел в след за мной, явно намереваясь пройти за стол, отодвигая боковой стул для меня. Но я направилась в кресло у камина, которое лицом стояло к письменному столу, забралась на него с ногами, который поджала под себя и закрыла подолом, согревая ступни.

— Если не возражаете, я сяду у камина, — Выпрямившись произнесла я, окидывая мужчин, которые рассматривали меня, как насекомое под лупой, — Хотя даже, если возражаете. — Спокойно улыбнулась я. Всем своим видом старалась вывести их из себя, заставить нервничать. Сейчас моей защитой выступало только слово Мерлина, которые эти рыцари, не смотря на все их бахвальство и браваду, бояться, но перегибать тоже не стоило, так как прихлопнут и скажут, что так оно и было. А мне себя жалко, я еще жить хочу. Кстати, Ламарк все же сел в кресло за стол, заваленный какими-то бумагами, Ланселот, немного помялся, потом прошел и сел в кресло напротив меня. Его я не удостоила даже взглядом. Бесил. Сильно. Гавейна почему-то не оказалось в комнате.

— Так почему Палач? Чем я заслужил такое имя.

— Оно подходит к Вашему взгляду, в котором я уже читаю свой приговор, и никакие наши разговоры и мои слова Вас ни в чем не убедят. Вы для себя все решили. Сейчас я с Вами беседую просто из желания понять, Вы исполняете волю Артура или это Ваша личная инициатива? — Я склонила голову к плечу с прищуром рассматривая собеседника.

— Короля Артура, — Поправил меня Ланселот.

— Артур Ваш король, не мой. — Ухмыльнулась я, откровенно нарываясь. — Для меня он максимум Артур Пендрагон, но не более.

— И кто же Вы, чтобы это утверждать? Он Вам не ровня. — Зло прошипел этот змей с ангельским лицом. Я проигнорировала вопрос.

— Вернемся к вопросу… — Начала я, в это время дверь открылась и вошел Гавейн с туфлями, как я понимаю для меня. Я отвернулась и никак не отреагировала на это проявление заботы. Хватит, больше я на это не куплюсь. Туфли были поставлены у моего кресла, хотелось провести рукой по влажным кудрям мужчины, я прикрыла глаза. Он тоже предатель, который уже разжигает огонь под столбом к которому я привязана. Пока Гавейн брал стул и ставил его рядом с моим креслом, все молчали, включая меня. Ланселот хмурился, Ламарк наблюдал за этими движениями с бесстрастным лицом. Я приподняла брось.

— Как видите не все из присутствующих здесь готовы, как Вы выразились, казнить Вас. — Я тряхнула волосами, не позволяя отвлечь себя. Гавейн нахмурился.

— О какой казни идет речь? — Хмуро произнес все же мой рыцарь.

— Леди вообразила, что я Палач. Разубедить ее не получится, как я понимаю. — Он насмешливо посмотрел на меня.

— Попробуйте, кто я такая, чтобы прерывать так хорошо отрепетированный и годами проверенный спектакль, даже посмотрю его молча и поаплодирую в финале. — Я откинулась на спинку кресла, словно предлагая мужчинам продолжить.

— Анжела, — Начал Гавейн продолжая хмурится. — Никто не в чем тебя не обвиняет.

— Слабо, без изюминки играешь, как сказал бы Станиславский: «Не верю!». Видишь своего друга за письменным столом, который обложился бумажками. Он как раз обвиняет. А вот этого рыцаря в кресле напротив, он здесь суд присяжных, тобишь будет внимательно смотреть на меня, чтобы видеть все мои эмоции, не вру ли я случаем. И вернемся к Вашей персоне, сэр Гавейн, исходя из вашего расположения — вы мой защитник. Так чем же это не судилище, господа? — Я рассмеялась, но в моем смехе слишком отчетливо послышалась истерика, поэтому я оборвала его достаточно резко. — Хватит шутовских поклонов и расшаркиваний. Задавайте свои вопросы. Этот день тянется для меня бесконечно. Скоро вместо допрашивания Вы получите бессознательное тело в глубоком обмороке от переутомления.

— Леди Ангелина, вы все извращаете. — Начал Ланселот.

— Сэр Ламарк, приступайте к своим вопросам. Как я поняла, Артур в курсе происходящего, более того с его одобрения весь этот бред сейчас и происходит. Можете не отвечать, это очевидно. — Я прикрыла глаза и потерла переносицу, голова просто раскалывалась. — Значит Артур не доверяет Мерлину. Или хочет получить от него больше, чем старик хочет давать. Вы, благородные воины, — с сарказмом произнесла я, — Решили, что с меня, как с пособницы, сообщницы, соратницы (нужное подчеркнуть) великого волшебника информацию стрясти будет легче? Дайте догадаться, мой странный наряд при нашем знакомстве, дал Вам повод думать, что я владею информацией, которая Вам нужна. Но что же Вы хотите знать, уважаемые? — Я потерла подбородок. — Чего же так желают рыцари круглого стола, чтобы пытать леди?

— Вы преувеличиваете, леди Ангелина, никто Вас пытать не собирается. — Произнес Ланселот.

— Говори за себя, — Хохотнул Ламарк. — А вот я бы после произнесенной пламенной речи очень хотел попытать леди на предмет ее столь глубоких знаний о природе нашего собрания. И на предмет появления на нем как раз перед приходом Гавейна.

— О, это была закрытая вечеринка? — Деланно возмутилась я. — Так я не напрашивалась и даже намеревалась покинуть злополучный трактир до того, как увидела столь досточтимую компанию, но кое-кто настойчивый просто внес меня на это тайное вече. — Я хмуро покосилась на Гавейна.

— Так-то оно так на первый взгляд, — Протянул Ламарк.

— Это было так, я столкнулся с Ангелиной и привел ее в отдельную трапезную, она выходила из трактира. — Мужчина вытянул и скрестил ноги.

— И что же тебя побудило так поступить? — Вскинул брови Ланселот.

— Это к делу не относится. — Хмуро покосился на меня мужчина. Я криво усмехнулась.

— Скорее всего мои штаны, не так ли? Уж очень они заинтриговали сэра Гавейна. Как я погляжу, у Вас леди в таких не ходят. — Я посмотрела в огонь, голова болела все сильнее.

— А у Вас? — Спросил Ланселот.

— Часто ходят. Это удобно, особенно в путешествии. — Пожала я плечами ни на кого не смотря.

— Да что же в этом удобного? Ноги обтянуты, как вторая кожа, все на виду. — Возмущенно зашипел Гавейн. Я бы рассмеялась, но сил не было. Я думаю проблема была еще и в том, что мои джинсы светлого цвета, этот так же очень смущало рыцаря. — Я сначала решил, что леди вообще без низа наряда, пока не увидел карманы на… — Он замялся. Я все же хохотнула.

— На попе, сэр Гавейн, давайте называть все своими именами. Но мы слишком углубились в мой гардероб. К таким балахонам я не привычна, — Я кивнула на платье. Мужчины с удивлением посмотрели на меня.

— И это возвращает нас к вопросу откуда Вы, леди Ангелина? — Сухо произнес Ламарк.

— Из леса вестимо, — Неудачно пошутила я. Видя, как вытянулись лица мужчин, что они себе напридумывали. — Я жила на Руси и в Англии недавно.

— Но как Вы оказались на территории Уэльса? Англия — это не Уэльс. — Подозрительно произнес Ланселот.

— На Руси мы весь материк называем английская земля, неважно. — Махнула я рукой на хмурые лица. — Только здесь я узнала, что это не так. Путешествую я, изучаю языки. — Смотреть на мужчин не хотелось. Да и что им рассказать.

— Одна? — Подозрительно спросил Гавейн.

— Почему одна? — Притворно удивилась я. — Это как-то относится к сути Вашего допроса? — Перевела я тему.

— Назовите ваше полное имя? Ваш род, княжна?

— Это ничем Вам не поможет и ничего не даст. — Я спокойно посмотрела в глаза следователя.

— Мы слышали, что Вы из Московии, с какой целью Вас послали сюда?

— Знать бы, — Печально улыбнулась я.

— Как вы познакомились с Мерлином?

— Вы все это видели.

— Вы не выглядели, как незнакомые люди. Вы спокойно пошли с незнакомым колдуном. — Возразил мужчина.

— А кто отказывает колдуну? Я бы посмотрела на Вас, возражающих Мерлину, — Рассмеялась я. В ответ только увидела хмурый взгляд.

— Леди, вы увиливаете от ответов почти на все вопросы. — Продолжал хмурится Ламарк.

— Должна же быть в женщине хоть какая-то загадка, Вам, господа, было бы скучно так просто получить ответы на все вопросы. — Я устало улыбнулась. Откровенно хотелось зевать. — К тому же Вы задаете не те вопросы. Все это не существенно. Спрашивайте уже то, ради чего затеяли все это? — Я неопределенно обвела рукой обстановку.

— Ну не скажите, все вопросы достаточно важны, чтобы увидеть всю картину в перспективе. У нас слишком мало сведений о вас.

— Обо мне Вам знать ничего не нужно, да и неинтересно это. — Я снова потерла ладонями лицо. — Раз вы никак не переходите к главному. Я сама все скажу. С Мерлином я до сегодняшнего дня не встречалась и не общалась никогда. В Вашем городе оказалась случайно, сбившись с пути. Путешествовала я с большой компанией друзей, хотя… скорее коллег, может даже случайных попутчиков. Но я отбилась от общего движения и попала сюда. Мерлину известно обо мне достаточно, чтобы предложить помощь в возвращении, но он пока не разобрался, как это лучше сделать, а пока попросил помочь по мере моих не грандиозных сил. С чем он не объяснил. Магией я не владею. Если Вы этим вопросом задавались. Воспитана в других условиях. Вашей истории не знаю. Больше ничего Вам знать обо мне не нужно.

— Даже так. — Хмыкнул, Ламарк и посмотрел на Гавейна, который задумчиво тер подбородок, рассматривая меня. Я откинулась на спинку кресла и сцедила зевок в ладони.

— Уже слишком поздно, продолжим разговор завтра. — Решил мой рыцарь.

— Последний вопрос на сегодня, как скоро вы собираетесь покинуть нас? — Смотрел Ламарк при этом не на меня, а именно на Гавейна, который поднялся. Я тоже посмотрела на мужчину, но он смотрел на друга.

— Это будет зависеть от Мерлина, как только он найдет путь. — Я была предельно осторожна, выбирая выражения. Плечи мужчины напряглись от моих слов.

— И в чем сложность найти этот путь? Скажите куда Вас доставить и мы сопроводим Вас. Любой рыцарь почтет за честь помочь даме в пути. — Поспешно предложил Ланселот. — Даже в Московию, если потребуется. Думаю Бор не откажет в такой малости, Вы ему понравились. — Улыбнулся этот козел, он явно мечтал от меня избавиться.

— На сегодня разговор окончен, — Вдруг прервал своих друзей, хмурый Гавейн. Он быстро пересек разделяющее нас расстояние, наклонился, подхватил меня на руки на направился к двери. Я даже слегка испугалась, столько решительности было в этом лице.

— Гавейн, — Проворчал Ламарк.

— Нет, я все сказал ранее, но Вы не слышите. Я был терпелив достаточно долго. Но теперь вы перешли грань моего терпения и гостеприимства. Завтра я прошу покинуть мой дом. — Я обнимала своего рыцаря за шею и ничего не могла разглядеть на его лице. Обычно такое живое и подвижное, оно сейчас не выражало ни единой эмоции. Выражение морда кирпичом в исполнении Гавейна страшное оружие. Я бы впечатлилась на месте его друзей. Но они были не робкого десятка.

— Гавейн, ты же все прекрасно понимаешь…

— Я все сказал, вы меня не услышали. Или предпочли пропустить мои слова мимо ушей. — Его голос звенел от негодования. Так я что-то пропустила. Это он вот сейчас о чем.

— У нас более важная миссия, чем… — Ламарк явно себя оборвал. — Артур одобрил. И ты согласился. — Оборонительно произнес он.

— Я выдвинул свои требования, на которые Артур так же согласился. И не стоит делать такое лицо, словно Вы не понимаете о чем я. — Он распалялся и это плохо.

— Я вот не понимаю и мне это не нравится? Уважаемые рыцари, Вы вот сейчас явно меня обсуждаете, но так, что даже с моим удивительно хорошим английским, что ни черта не понимаю! — Раздраженно произнесла я. Непроизвольно постаралась посильнее выгнуться, чтобы увидеть лицо мужчины, который держал меня на руках.

— Не вертись, — Криво усмехнулся он. Но ничего не пояснил, я обиделась.

— Нет, вы явно ругаетесь, но из-за чего? — Я с любопытством переводила взгляд с одного бесстрастного лица на другое. Но эти партизаны молчали. — Ну и ладно, сама разберусь, не такие уж Вы конспираторы. — Мою отповедь испортил зевок, который я не смогла физически сдержать, поэтому уткнулась в плечо Гавейна и потерлась о него замерзшим носом.

— Пора спать, спокойно ночи, господа. — Он толкнул плечом дверь и вынес меня в коридор. Насколько я помнила мне приготовили комнату напротив покоев хозяина, но Гавейн судя по всему забыл об этом. Он открыл дверь своей комнаты.

— Мне туда, — Указала я на противоположную дверь.

— Зачем тебе в покои Ланселота, я думал он тебе не нравится? — Хмыкнул мужчина.

— Ты сказал слугам приготовить комнату для меня напротив твоей. — Напомнила я этому тугодуму.

— У нас мало свободных комнат сегодня. — Отмазался этот шут гороховый, я же видела ухмылку в уголках его губ.

— Да ладно! — Протянула я прищурившись. — Настолько мало, что не можешь выделить мне отдельную? Пусть Ламарк и Ланселот, как истинные рыцари уступят мне одну, а сами ютятся в одной. — Предложила я.

— Ты особа опасная и не можешь оставаться в покоях одна. — Возразил этот нехороший рыцарь, уже не скрывая улыбку.

— Поэтому тебе тем более опасно находиться со мной в одной комнате. — Возразила я. Но меня уже посадили на кровать.

— Хватит препираться, Ангелина, просто готовься ко сну. А я пока устрою своих гостей. — Устало произнес мой рыцарь. — Обещаю не покушаться на твою честь. У меня тоже был долгий день.

И он просто ушел. Нужно понять что они обсуждали. Но на все мои вопросы может ответить только Ламарк, он не будет юлить и ерничать, как и скрывать от меня нелицеприятную правду, боясь задеть мои чувства. Но взамен он потребует ответы на свои вопросы, а вот это уже страшно.

Ладно, спать хотелось уже смертельно. Я быстро скинула платье и натянула ночную рубанку в пол, освободившись и от белья. Свои вещи я положила на подоконник, проверила телефон и выключила его, не хотелось, чтобы зарядка села полностью, так как этот телефон был моим единственным якорем в сумасшедшем вихре окружающих меня событий.

Посмотрела на окружающую обстановку, пылал камин, но уже не так ярко, как в начале, но в целом в комнате было прохладно. Кровать была огромных размеров, нам, современным людям такие и не снились, в ней можно было спать, как вдоль, так и поперек. Разместилось бы минимум пятеро и не теснили друг друга. Пожала плечами, ничего страшного не случится, если потесню хозяина. Откинула большое одеяло и забралась в холодную постель. По телу побежали мурашки, свернулась калачиком, как только голова коснулась подушки, глаза сами собой закрылись и я буквально провалилась в сон.

Сквозь сон почувствовала, что где-то за спиной появилось что-то большое и теплое, не открывая глаза, подползла к источнику тепла и буквально вжалась в него.

— Ангел, — Едва слышно прошептал над головой приятный баритон. Хотелось спросить где? Но я только уткнулась холодным носом в приятно пахнущую грелку, обнимая руками — Замерзла? — Почувствовала, как на спину легка большая теплая ладонь, блаженно хрюкнула, прижимаясь поближе и закидывая ноги. Глаза не открывались, голова отказывалась выныривать из приятной полудремы. Я снова провалилась в сон, который стал более глубоким и спокойным. — Что же ты такая соблазнительная. — Вздохнул мужчина, прижимая мое тело поближе к себе и укутывая плотнее меховой накидкой и теплым одеялом.

Глава 6

В следующий раз я проснулась от того, что кто-то тяжелый буквально навалился на меня. В первые минуты в голове зародилась паника, открыв глаза, я посмотрела на мужскую руку крепко приковавшую меня к матрасу, повернула голову и всмотрелась в лицо спящего мужчины. Он навалился на меня всем телом, да не привыкла я делить с кем-то кровать. Слегка выползла, но руку не убрала, повернулась, передвинула конечной на свой живот и внимательно всмотрелась в спокойное лицо. Занимался рассвет и в его золотистых лучах оно казалось настолько одухотворенным и возвышенным, что было страшно прикасаться, казалось, что даже от моего дыхания это видение может растаять. Темный кучерявый локон упал на лоб, губы были слегка приоткрыты, скулы оттеняла легкая щетина, тень от черных ресниц придавала какой-то беззащитный и усталый вид этому гордому рыцарю. Крупная, но изящная ладонь приятно согревала живот. С любопытством протянула руку и потрогала упрямый локон, он был жестким, как и характер этого мужчины. Провела пальцем по небритой щеке и упрямому подбородку. Перевела взгляд за окно. Как давно я не встречала рассвет? Наверно как минимум с выпускного из школы. Это так прекрасно, встречать рассвет в объятиях мужчины, как отдельный вид искусства. Наверно я снова задремала. Так как, когда снова открыла глаза, рядом уже никого не было. Протянула руку и пощупала простынь. Она все еще хранила тепло, да и солнце не успело высоко подняться. Откинула покрывало. Хотелось завизжать от холода, но я сдержала себя. В этом огромный минус жить в каменном замке, тут даже в самую жару отвратительно холодно. Лучше жить в маленьком деревянном домике или с центральным отоплением, как минимум. Повздыхала, натянула свои кеды, которые вчера кто-то заботливо поставил с моей стороны кровати. Отодвинула штору, посмотрела на вещи, раздумывая, что бы одеть. Платье было просто отвратительно огромным. Джинсы и рубашка были неуместны. Слегка погрелась в лучах восходящего солнца, которое падало через оконное стекло. Вот и еще одно подтверждение, что Гавейн не простой рыцарь, стекло в эти времена стоило просто баснословных денег, а в этом замке все окна, которые я видела — стеклянные. Задумчива провела зажмурилась, подставляя лицо утренним летним лучам. Со стороны дверей послышалось сдавленное покашливание, слегка повернула голову. Оказывается Гавейн ходил умываться и только вышел из купальни с мокрыми волосами. Он мылся холодной водой? С ужасом по моей коже побежали мурашки.

— Доброе утро, — Улыбнулась я мужчине. — Вот решаю что одеть, но пока не пришла к однозначному выводу. — Потянулась, тряхнула волосами. Настроение было просто потрясающим. Мужчина крякнул. С удивлением перевела на него взгляд. Он покраснел.

— Доброе утро, Ангелина. — Одеть что-то все же стоит. Если Вам не нравится это платье, я попрошу принести другое. — Ханжа, сам вот без рубашки, а я вообще-то в длинной хламиде неопределенного размера, которая скрывает все.

— А можно мне что-то поменьше размером и светлое? — Продолжила улыбаться я и пошла в сторону мужчины. Он явственно сглотнул, схватил рубашку и торопливо стал отступать к двери.

— Я распоряжусь. — Не успела я услышать окончание фразы, как дверь за ним закрылась. Удивленно осталась стоять посреди комнаты. А кто вчера такой смелый тащил меня в свою комнату? Или это он с утра такой нелюдимый. Удивленно пожала плечами и направилась в купальню. Да, Гавейн действительно купался в холодной воде, разочарованно подтвердила я свои подозрения. Быстро умылась, Обернулась в стене и только сейчас заметила большое зеркало. С удивлением осмотрела себя. Затем рассмеялась. Да, теперь понимаю, почему благородный рыцарь мылся в холодной воде и сбежал, словно за ним гнались демоны. Все же он не монах. Моя с виду очень скромная ночная бесформенная огромная рубашка была практически прозрачной, словно сделанная из тюля и органзы. Затвердевшие от холода соски были отчетливо видны, а на фоне света из окна вообще не оставляло простора для фантазии. Схватила халат, накинула его, он приятно пах мужчиной. С улыбкой вышла из умывальни и столкнулась лоб в лоб с Ланселотом. А его кто сюда звал? Подозрительно нахмурилась, мужчина только зашел и уверенно направился к кровати, или к окну на котором были видны мои вещи?

— И вам доброе утро, сэр Ланселот. — Ехидно произнесла я. — Что-то потеряли? — Он даже не постарался скрыть своей досады.

— Доброе, думал, что застану Гавейна. — Нагло врал этот хмырь.

— Ага, особенно когда услышали, что он громко хлопнул дверью, выходя из комнаты. Не вешайте мне лапшу на уши. — Я скрестила руки на груди, перегораживая ему проход в комнату. Что-что, а к своим вещам я этого подозрительного типа не пущу.

— Не ожидал, что Вы будете здесь. — Хмыкнул он еще менее убедительно.

— А где мне положено быть? — Удивленно спросила я.

— В отдельной комнате, как и полагается благородной леди, делящей кров с малознакомыми мужчинами. — Уел меня этот гад.

— Чтобы Вы беспрепятственно зашли в эту отдельную комнату, пока я сплю и пошарили в моих вещах? — Усмехнулась я. — Нет уж, я не настолько доверяю Вам, сэр.

— А Гавейну значит доверяешь? — С ехидной улыбочкой произнес он. Я обиделась. — Он наверняка проверил твои вещи, пока ты спала. Только не говорит, что нашел.

— А вы решили проверить, что же такого интересного он нашел? Любопытство сгубило кошку. У меня белье красивое, но Вас это не касается. — Я уперла руки в бока, изображая сахарницу. — И отвечая на Ваш вопрос, да я доверяю Гавейну. Пока он во всяком случае не обманывал моего доверия.

— У Вас какое-то предвзятое мнение обо мне. Кто выставил меня перед Вами в таком неприглядном виде? — Он выпрямился. — Все знают, что я благородный рыцарь.

— В Вашем рыцарстве я не сомневаюсь, только в кодексе, которому Вы следуете. А чтобы понять Ваши представления о чести мне не нужно было ни у кого ничего спрашивать, достаточно было просто понаблюдать и послушать. — Я хмыкнула.

В дверь робко постучали и вошла молодая девушка, практически девочка с длинной рыжей косой, в белом чепце и переднике.

— Простите, хозяин просил передать. — Робко пискнула она, не смея поднять взгляд на рыцаря, она быстро метнулась ко мне.

— Доброе утро, спасибо. — Я приняла сверток из рук девчушки. — а ТЕПЕРЬ, СЭР Ланселот, прошу оставить меня. Мне необходимо одеться. — Я указала рукой на дверь. У девчушки, которая мялась около меня округлились глаза, и казалось стали, как у аниме с пол лица.

— Мы не закончили наш разговор, — Предупреждающе произнес мужчина.

— А мне кажется я достаточно четко высказала свои позиции и далее аргументировать свое отношение к Вам не готова. — С вызовом произнесла я. — Смиритесь с тем, что Вы мне просто неприятны. Бывают встречаются два совершенно незнакомых человека и между ними возникают непримиримые противоречия, которые вызывают взаимную антипатию. Это о нас с Вами. Давайте просто сведем наше общение до необходимого минимума, скоро я исчезну из Вашей жизни, так что не забивайте свою голову такими пустяками, у Вас, наверняка есть заботы поважнее.

— И куда же Вы собираетесь исчезать? Или Вы мне предлагаете сократить до минимума общение с Гавейном? Так я Вас расстрою, мы довольно близкие друзья, и я являюсь частым гостем в доме дорогого друга. — Он самодовольно улыбнулся и скрестил руки на широкой груди.

— А при чем здесь сэр Гавейн и его дом? Можете навещать своего друга когда Вам заблагорассудится. Это меня нисколько не касается. — Удивленно вскинула я брови.

— Мне кажется, леди Ангелина, Вы либо лукавите, либо чего-то не понимаете в сложившейся ситуации. — Нахмурился мужчина.

— И чего же я не понимаю? — Хмыкнула я.

— Гавейн принес Вас в свою спальню? — Я кивнула подтверждая его слова, служанка так и замерла на пороге открытой двери, жадно прислушиваясь, но мне было не до нее. Я действительно не понимала к чему клонит этот невозможный мужчина. — Вы провели ночь в одной кровати?

— А вы видите здесь другую? — Насмешливо произнесла я, нисколько не выказывая беспокойство, это для этих средневековых ханжей это событие века, но не для меня, уроженки двадцать первого века. Да для нас сейчас и секс ничего не значит и после зачатия ребенка пара может спокойно расстаться и больше даже не переписываться. А тут подумаешь, спали в одной кровати.

— В том то и дело, что нет. — Я пожала плечами. — Леди Ангелина, вы понимаете, что теперь Ваше имя опозорено и Вы либо выходите замуж за Гавейна, либо никто не посмеет принять Вас в своем доме. — Я рассмеялась.

— Меня ваши средневековые правила не интересуют, в моей культуре все совершенно не так. Знаете, Ланселот, открою Вам страшную тайну, которую Вы обязаны хранить, не смотря на Ваше пуританское воспитание и личную неприязнь ко мне. — Я подмигнула.

— У меня нет… — Начал он, но нас прервали.

— Что здесь происходит? — Прогремел Гавейн. Я раньше не слышала от него такого грозного голоса и удивленно округлила глаза. Он хмурился. Под его взглядом служанка сжалась и опрометью бросилась на выход. Ланселот гордо выпрямился, но слегка растерял свою браваду. — Ангелина, ты почему еще не одета? И почему Ланселот в этой комнате, когда ты не одета? — Он окинул мою закутанную в его халат фигуру недовольным взглядом.

— О, уважаемый кем-то, сэр Ланселот, явился сюда, чтобы любезно ознакомить меня с правилами и обычаями Вашего общества, не принимая во внимание, что у меня совершенно другое воспитание и представление о приличиях. Так что я решила отказаться от его просветительских услуг. А одеться для приема посетителей я еще не успела. — Я нисколько не была смущена, халат закрывал меня надежно. Гавейн хмурился, но теперь уже на Ланселота. — И чего вы все прикопались к тому, как я одета? Нормально я одета, черт побери.

— На Вас мужской халат, — Ехидно уточнил Ланселот.

— Чем богаты, тем и рады. Нужно было повременить с приходом, я бы успела натянуть платье.

— Спасибо, что не в ночной рубашке, — С облегчением выдохнул Гавейн. Вот гад. Я сделала вид, что не поняла. — Или она тоже нормальная? — Уточнила эта ехидна.

— Не заметила, чтобы тебе не понравилось, — Съязвила в ответ.

— Мне да, но она не для Всех. — Хмыкнул мужчина.

— А всех я не звала, — Ткнула я неприлично пальцем в Ланселота. — Кстати, — Протянула я. — Ты рылся в моих вещах? — Подозрительно прищурилась я.

— С чего такие мысли? — Возмутился мужчина причем довольно искренне.

— Ты даже не проверил ее вещи? — Возмутился уже Ланселот. — Вот как знал, что нужно взять это на себя.

— Подойдешь к моему нижнему белью и я ударю тебя чем-то тяжелым, извращенец. — Прокомментировала я. — Так, рыцари, мать его, развернулись и потопали в коридор, мне нужно одеться. А то больно много смотрителей на одно мое маленькое тельце. — Я хмыкнула и пошла в сторону кровати. Я даже слышала, как Гавейн схватил Ланселота за шкирку и вытащил из комнаты. Обернувшись поняла, что слух меня не подвел, так как Ланселот уже был в коридоре, а Гавейн прикрывал дверь с той стороны. Они о чем-то возмущенно заспорили, но дверь отрезала все звуки.

Я достала платье и приложенные к нему вещи из свертка. Черт опять панталоны. Я такое не ношу. Но не ходить же совершенно без белья? А одни трусики носить все время все же не стоит, свои я простирнула, но они влажные и их не оденешь сейчас. Я решила попробовать надеть платье без бюстика. Оно было приятного песочного цвета, из ткани, похожей на бархат и явно новое. Это радовало. К нему прилагалась короткая нижняя рубашка и кружевные панталоны. Хихикнула, надевая это безобразие. Панталоны оказались на бантиках-завязках, поэтому не сваливались. Для тех, кто живет в моем веке — это тихий ужас. Но ничего так, веселенькие рюшечки у коленей предполагали завязки для чулок скорее всего, поискала в свертке, точно есть. Но вот это безобразие я точно напяливать не собиралась, обойдусь. Обула свои кеды и подумала, что и так сойдет. Но вот если я задержусь здесь до зимы, нужно будет что-то придумывать или я буду под платье одевать мужские кальсоны, все лучше, чем эти жуткие, нисколько не тянущиеся гольфы. А в панталонах по центру имелось отверстие, судя по всему, чтобы ходить в туалет не снимая обозначенный предмет гардероба. Накинула платье. Это безобразие, в груди оно мне жало. Да уж, зато не нужен бюстик, платье, как корсет само держало грудь. Еще немного поправила его и решила снять нижнюю рубашку, она мешала. Снова надела платье, так приятнее к телу. Затянула боковую шнуровку и платье село, как влитое, подчеркивая талию. Но вот в длину опять оказалось великовато, но теперь не слишком критично. Так слегка подметала подолом пол, но это ерунда по сравнению в коричневым вариантом. Хотя подол было откровенно жаль. Покрутилась перед зеркалом и махнула рукой. Еще минут пять потратила на поиски расчески, которую так и не обнаружила в комнате мужчины. Это хорошо, что мои волосы вчера высохли до того, как я легла в кровать, иначе сейчас получила бы на голове воронье гнездо. Пригладила волосы руками. Свернула свою одежду, положила в бумагу, в которой мне принесли новое платье и спрятала сверток под кроватью, уже подойдя к двери, поняла, что сглупила, вернулась, достала сверток и запихала его в дальний угол шкафа, где хранились вещи Гавейна. Уж тут искать не должны. Коричневое платье так и осталось лежать на подоконнике, вмести с чулками, странными балетками местной моды. Свои трусики я оставила в ванной так и не придумав где еще их посушить. Ладно, все не спрячешь. Главное сохранить джинсы и телефон, остальное можно заменить. Еще раз провела пальцами по волосам в жалкой попытке пригладить их и решительно распахнула дверь. Дорогу вниз я помнила плохо, так как меня несли на руках. Но направилась в сторону, куда убегала служанка, справедливо предположив, что убегала она вниз. Я как раз нашла лестницу, когда меня решили проверить, как я понимаю. Так как внизу лестницы, держась за перила стоял Ламарк.

Глава 7

— Доброе утро, леди Ангелина. Позвольте заметить, Вам очень идет это платье. — Куртуазно поклонился мужчина. Сегодня от выглядел опрятным, вежливым и предупредительным. Но я никогда не смогу вычеркнуть из памяти вчерашний допрос с пристрастием. В моих глазах он изменился навсегда. Я больше не поверю в маску веселого балагура и шутника. Но я решила не заострять на этом внимания. Мне это было не выгодно.

— И Вам, сэр Ламарк, доброго утра. Спасибо за комплимент, мне бы пригодилась Ваша помощь в настоящий момент. — С легкой вежливой улыбкой произнесла я, спускаясь по лестнице, мне протянули руку, чтобы помочь преодолеть последние ступени. — Но не в спуске по ступеням, с этим я справлюсь сама, — Рассмеялась я непринужденно, хотя легкости наедине с рыцарем не испытывала, но я так же умею притворяться.

— Чем же я могу помочь леди? — Удивленно спросил рыцарь, внимательно присматриваясь ко мне.

— О, подвига от Вас я не попрошу, достаточно будет сущей мелочи, — Я сделала театральную паузу, чтобы вплотную приблизиться, он склонился ко мне, желая услышать о чем же я попрошу, при этом непроизвольно заглянув в вырез моего платья. — Мне нужна от вас… расческа. — Проследив за направлением его взгляда закончила я. Прикрываться и краснеть даже не думала, хочет смотреть, пусть смотрит.

— В этом я, пожалуй, могу Вам помочь. — Улыбнулся этот мужлан. — Но позвольте полюбопытствовать, отчего Вы не воспользовались гребнем Гавейна? — Усмешка мне не понравилась, словно он решил, что я нарочно обратилась к нему с просьбой.

— Сообщу прискорбный факт, я его не нашла, а хозяина рядом не было, чтобы уточнить где находится этот предмет. — Я развела руками, как бы показывая свое бессилие. И мстительно добавила. — А у Вас, как у самого длинноволосого рыцаря из присутствующих, наверняка всегда с собой гребень. — И гаденько улыбнулась. Вот так, знай наших, нечего тут губы выпячивать. Он хмыкнул, но шпильку проглотил безропотно. И действительно достал небольшой гребешок из кармана. Я чуть не стала издеваться в открытую, но он действительно меня удивил. Но подавить улыбку не смогла. Подавая мне гребешок, рыцарь спросил:

— За столь малую услугу, могу ли я попросить ответную? — С поклоном предложил мне руку, чтобы сопроводить. Руку я приняла, как гребешок.

— Попросить можете. — Спокойно заверила я, одной рукой приподнимая платье.

— Но ответить согласием сразу Вы и не подумаете? — Спросил он прекрасно понимая подоплеку такого аккуратного ответа.

— Мне нравятся сообразительные мужчины, — Довольно произнесла я, когда мы уже входили в высокую залу. Явно что-то в виде столовой на большое количество народа, но за большим столом в самом его дальнем конце видели только двое и явно ожидали нас.

— Но я все же рискну попросить. — Хмыкнул мой сопровождающий, я только кивнула. — Будете моей парой на Белтейн? — При этом мужчина смотрел не на меня, а на Гавейна, который стиснул кубок в руке, больше он ничем не выразил своих чувств. Судя по всему друзья моего рыцаря сменили линию поведения, теперь они решили прикинуться славными парнями и увести меня подальше от рыцаря с моего согласия и по моей инициативе. А вот обломайтесь хитропопые мужчинки. Я искоса посмотрела на Ланселота, который улыбался, но старался не смотреть на нас.

— Что ж, я ответила любезностью на любезность, — Улыбнулась я, даже не смотря на мужчину. Он остановился, не дойдя до главного стола, где для меня уже был приготовлен завтрак, выжидательно посмотрел, я была вынуждена так же остановиться и прямо посмотреть на провожатого. — Позволив Вам попросить меня об этом. — Нахально улыбнулась. Ламарк явно понял мой намек. Но я решила озвучить совершенно другое. — Но, позвольте, когда проходит Белтейн? Я думала, что весной? — Я слегка нахмурилась, в моем мире сейчас был июль.

— Совершенно верно, — Ответил мне Ланселот. — Сегодня тридцатое апреля. В ночь с тридцатого апреля на первое мая и проходит празднование. Вы раньше не были на таком празднике? — Я покачала головой, забрала свою ладонь из хватки Ламарка и, обойдя его по кругу, хмуро направилась к месту слева от Гавейна. Тот встал, отодвинул для меня стул.

— Вы прекрасно выглядите, — Произнес он с улыбкой. Причем смотрел мужчина не в вырез моего платья, а в глаза. Это я отметила, хотя не отреагировала. В моей голове было столько мыслей, что я ни одну не могла поймать за хвост.

— Спасибо, вашими стараниями. — Постаралась вернуть на лицо улыбку, садясь на место.

— Платье это только вещь, красота, вот что преображает вещи. — Пафосно заметил Ланселот, но на его речь я так же не отреагировала, только кивнув своим мыслям, точно сговорились.

— Так сегодня будет праздник? Во сколько же он начнется?

— Как только зажгут костры. — Спокойно произнес хозяин замка. — Люди уже готовятся к веселью, недалеко от замка установили майский шест, приготовили кострища, слуги готовят пир для вечерних посиделок.

— Леди Ангелина, вы ведь не побоитесь отметить с нами Вальпургиеву ночь? — Коварно произнес Ламарк. — Обещали прибыть все ваши вчерашние знакомцы. В этот раз праздновать решили в Оркнейском замке, — Я непонимающе нахмурилась. — В этом замке Вы сейчас находитесь, это замок, который принадлежит Лоту Оркнейскому, отцу Гавейна. Вы этого не знали? — Нахмурился мужчина.

— Я знаете, не особо интересуюсь знатью и историей Уэльса, простите. Я здесь только случайный гость. — Улыбнулась. Гавейн откинулся на спинку сиденья и пригубил из кубка. Мужчины переглянулись. — Я чужестранка, если Вы не забыли.

— Ваш английский иногда позволяет забыть об этом, но некоторые ваши высказывания довольна странные даже для славянки. — Констатировал Ламарк.

— А много ли ВЫ славянок знаете, сэр Ламарк, — Весело рассмеялась я.

— Я с уверенностью могу сказать, что ни одна славянка не носит таких облегающих штанов, как Вы. — Сказал он строго.

— А вот тут я с Вами категорически не согласна, но это мое право. Какие хочу, такие штаны и ношу. — Хмыкнула я. — Вас это не касается.

— Меня может и не касается, но Вашего будущего мужа и отца должно касаться. — Хмуро произнес он.

— Мой отец спокойно относится к моему выбору одежды, хотя ворчит иногда, но только для вида. А вот будущим мужем я не обзавелась, так что и спрашивать мнения некого. — Я наконец потянулась к куску хлеба, который чуть не выпал из моих рук, когда Ламарк сказал:

— Тут Вы заблуждаетесь, Вам есть чье мнение спрашивать, леди Ангелина.

— Вы ко мне с той же речью, что и сэр Ланселот? — Рассмеялась я. — Да, каюсь, я скомпрометировала Вашего друга, но в моей вере нет такого закона по которому я после проведенной ночи с ним обязана брать его в мужья, уж простите, но Ярило благосклонно смотрит на добрачную связь, если она обоим в радость. А Мокошь благосклонно относится к девам своим и позволяет свободную любовь. — Я нахально врала, так как понятия не имею чего там хотели старославянские языческие боги. Но я бы и дальше придумывала на ходу, чтобы только видеть вытянувшиеся лица собеседников. Достали, моралисты хреновы. Сами небось зажимают служанок по углам, а мне видите ли нельзя спать в одной кровати с мужчиной.

— Хватит, Ангелина, пошутила и остановись. Сейчас договоришься до того, что проводишь ритуалы в честь богини, о которой ничего не знаешь. — Спокойно прервал меня Гавейн.

— Отчего это не знаю? — Обиделась я. — Мокошь богиня плодородия и ткачества. — Но больше ничего из своей памяти вытянуть так и не смогла. Гавейн только улыбнулся. Потом наклонился ко мне вплотную, положив на тарелку большой кусок мяса и принялся его разрезать.

— Можешь не продолжать, тебя никто ни к чему не принуждает. — Его улыбка мне показалась очень хитрой, но я не понимала к чему она относится.

— Я говорила, что мне нравятся умные мужчины? — Вопросительно посмотрела я на молчаливых зрителей, Ламарк кивнул. — Так вот, я поторопилась. Не нравятся мне умные.

— Ешь, язва. — И мне натурально заткнули рот кусочком мяса, он меня еще с рук кормит будет. А мясо оказалось очень вкусным, поэтому я очень быстро прожевала кусочек, но тут же получила второй.

— Когда она молчит, то просто картинка, глаз не оторвать, но как рот откроет, все очарование пропадает. — Пожаловался Ланселот. Я спешно дожевывала, чтобы высказать все, что о них думаю. Но стоило мне прожевать, как к губам поднесли кубок, причем кубок принадлежал Гавейну, хотя мой стоял рядом. Я не посмела оттолкнуть его руку. А вино вкусное. Так в молчании мы и вкушали некоторое время еду. Точнее меня кормили с рук и не давали больше вставить и слова. Наконец я откинулась на спинку стула, так как больше в меня точно не влезет. Даже половину приготовленной мне Гавейном порции я не осилила, он посмотрел на меня, затем на тарелку.

— Стоп, я больше не могу есть. И так не уверена, что смогу идти после такого обильного завтрака.

— Леди Ангелина, Вы ведь ничего не знаете о наших обычаях? — С улыбкой спросил Ламарк. Не понравилось мне это начало.

— Хватит, — Вдруг прервал его Гавейн. — Устроили настоящий допрос с пристрастием. То что я разрешил отмечать здесь Белтейн, еще не значит, что я забыл вчерашний вечер. — Я нахмурилась. Не понравились мне намеки Ламарка и реакция на них Гавейна.

— Вот чувствую, что меня где-то подставили, но понять не могу где. — Протянула я, подозрительно поглядывая на окружающих.

— Так Вы пойдете на празднование Белтейна? — Спросил Ланселот.

— Лаааадно, — Протянула я, поочередно поглядывая на каждого с прищуром. — Я то пойду, но как бы Вам не пожалеть об этом, уважаемые рыцари его величества короля Артура. Я, конечно, не злопамятная, но память у меня хорошая. — Я встала и это уже была маленькая победа. — Да, после такого завтрака, впору одевать коричневое платье. — По-детски проворчала я.

— Да уж куда там, не в коня овес, — Громко прокомментировал Ламарк.

— Хэй! — Возмутилась я.

— Тебя проводить? — поднялся Гавейн.

— Куда? — Удивилась я. Он слегка растерялся.

— Ты же куда-то собралась?

— Ага, собиралась по слоняться по замку и его окрестностям, растрясти не успевшие осесть на талии килограммы. — Пожала плечами. Мужчины с удивление переглянулись. — Прогулка самое то после завтрака, полезно для здоровья и продолжительность жизни увеличивает, знаете ли. — И я направилась к выходу, так и не ответив на предложение. Сопровождение я заметила только после того, как тяжелая дверь во двор отворилась передо мной без моего участия. Удивленно посмотрела на руку, потом на ее обладателя.

— Прошу, — Вежливо предложил он мне руку, на которую я оперлась. По внутреннему двору замка мы шли уже вдвоем и Гавейн рассказывал мне что где находится.

Уютный двор средневекового замка кипел своей жизнью, сам огороженный двор был небольшой и включал в себя кроме здания замка-крепости, каменные одноэтажные казармы, конюшню, кузню и еще пару хозяйственных построек, необходимых для обслуживания замка, в случае военной осады. Да, мрачноватая перспектива. Мы вышли в открытые ворота, на которых стоял всего один часовой, за стенами замка оказалась широкая дорога, которая вела к деревушке неподалеку, расстояние между замком и деревней было настолько несущественным, что до окраинных домов можно было дойти пешком минут за пятнадцать, с другой стороны было широкое поле. Вот как на картинах Шишкина или Левитана. Захотелось пробежаться, как в детстве, срывая травинки. Уже начали цвести мелкие цветочки, отчего полу наполнилось буйной смесью желтых, белых и зеленых красок. Прекрасная картина. Я с удовольствием полной грудью вдохнула чистый прекрасный деревенский воздух, наслаждаясь тишиной. За руку потянула своего кавалера в сторону ромашкового поля. Надеюсь, что это ромашки, он не сопротивлялся, только с интересом исследователя поглядывал на меня. А я не могла не улыбаться, это как получить билет в босоногое детство, которое я провела у бабушки в Подмосковье. Мамина мама пока была жива каждое лето забирала меня к себе, говоря, что нечего ребенка портить городским воздухом. Прекрасное время было, жаль она умерла, когда мне было всего семь лет. Бабушка по отцовской линии всегда была строгой и нелюдимой. Хотя ничего удивительного, она дочь репрессированного английского атташе, которого надолго посадили, а они с матерью были вынуждены практически существовать в послевоенной Москве. Хотя мою семью многое связывает с Англией. Как ни удивительно очень многие мои предки были так или иначе связаны с этой страной, что очень не нравилось советскому правительству, отчего карьера моего отца так и не сложилась, проработав в Лондоне в посольстве чуть более двух лет, он был отозван за слишком тесные контакты с местным населением. Именно с такой формулировкой, мама тогда смеялась, говоря, что он слишком засиживался в местных пабах, за что и поплатился от коллег, которые ему завидовали. Вот и я к разочарованию матери пошла по его «стопам», слишком тесно общаясь с местным населением в пабе. Что тоже для меня аукнулось. Грустно вздохнула и сорвала ближайший ко мне цветок.

— Что так сильно расстроило тебя, Ангелина? — Вот странно, что у них здесь нет манеры сокращать имя. Коллеги меня называли Энжи, как и друзья впрочем. Родители Анжела. Хотя мое полное имя Ангелина, но так меня никто не называл. Я улыбнулась.

— Да так, ностальгия. Мое детство прошло примерно в такой обстановке, — Я умолчала, что замка на заднем фоне, конечно, не было. — И поняла, что довольно давно не была в селе, где раньше жила моя бабушка. Хотя родители не продали ее домик. И вообще давно не видела своих родителей. — Я вздохнула.

— Не грусти, я уверен, что скоро ты с ними встретишься, — Произнес он утешительно и пожал мою руку.

— А я вот не уверена. — Я обняла себя руками. — Даже если я покину Вас скоро, то мне необходимо прожить еще шесть месяцев в Лондоне, прежде чем я смогу отправится домой. — Я пожала плечами и стала вертеть в руках цветок. Затем вспомнила о гребне, который засунула в карман. Не зря же я его выпросила. — Не будем о грустном.

— Что за обязательства держат Вас в Лондоне? — Сощурившись спросил мужчина.

— Работа. — Постаралась обойти скользкую тему я, но врать не хотелось, даже в малости. — У меня контракт на оказание услуг переводчика с английского на русский. Он составлен сроком на год, шесть месяцев уже истекли. — Я улыбнулась.

— И Вы отправились в путешествие в Уэльс со своими сослуживцами, чтобы выполнять здесь свою работу? — Взгляд мужчины был задумчивый.

— Нет, мы отправились в свой выходной, чтобы отдохнуть, у одного из знакомых был здесь дом или родственники, я не сильно вдавалась в подробности. — Я принялась расчесывать волосы, приседая на траву. Было приятно вдыхать запах лугового разнотравья.

— Вам ни стоит сидеть на земле, она еще холодная в это время года. — Проворчал рыцарь, но тем не менее сел рядом, согнув одну ногу в колене и положив на нее локоть. Он сорвал травинку и принялся ее жевать, внимательно разглядывая, как я расчесывая свои спутавшиеся волосы. — Ангелина, вы так себе все волосы вырвите. — Усмехнулся он. Я устало опустила гребень, волосы действительно очень сильно запутались и недовольно посмотрела на него. Мужчина рассмеялся. — Давайте помогу, когда сестренка была маленькой я часто распутывал ее колтун. Он поднялся и одним слитным движением оказался у меня за спиной, забирая гребень из моих рук. Я с удовольствием передала ему расческу, пусть мучается с моими волосами, он всяко будет аккуратнее, чем я, так как терпения у меня никогда на это не хватало. Иногда очень хотелось подстричь волосы коротко и не мучатся, но в последний момент становилось жаль, волосы у меня были густые, длиной ниже лопаток, пшеничного цвета. Действительно жаль было обрезать такую красоту, не смотря на то, что большую часть времени я ходила с косой, расставаться с ней не поднималась рука.

Глава 8

Мужские руки были очень ловкими и практически невесомыми, разбирая мои волосы прядь за прядью.

— Ангелина, ты так и не ответила на вопрос: пойдешь на Белтейн? — Спросил этот рыцарь, когда я расслабилась и от удовольствия даже зажмурилась. Солнышко припекало, его копошение в моих волосах практически заставляло мурлыкать от удовольствия.

— Ммм? — Протянула я вопросительно. — С Ламарком не пойду. — Капризно надула я губы.

— А в качестве моей леди? — Спросил он со смешком. — Я, конечно, не настаиваю, ты можешь пойти и без пары, но тогда пару придется выбирать на празднике, — Он защекотал дыханием мое беззащитное ушко.

— Если ты приглашаешь меня, то я с радостью пойду с тобой на праздник. Только предупреждаю сразу, — Я подняла палец кверху и, обернувшись, посмотрела на мужчину. — Я ничего не знаю о ваших традициях, об этом празднике и что такое Вальпургиева ночь и почему ее стоит бояться? — Мужчина коварно улыбнулся, склонился чуть ниже.

— Стоит тебя просветить, конечно, но тогда это испортит тебе все впечатление от празднества. А это довольно старый кельтский праздник и он очень интересен. Особенно в первый раз. Обещаю, ничего страшного там не будет, просто забава, замешанная на древних верованиях.

— Магия ночи, — Рассмеялась я на его таинственный тон. — Хорошо, убедил, идем сегодня веселиться. — Я рассмеялась, слегка откинув голову. Именно в этот момент он и наклонился, чтобы поцеловать меня. Я не противилась, тем более, что поцелуй был практически невесомым.

— Вот и все, я справился с твоими волосами. — Он вернул мне гребень, который я спрятала в карман. Мне подали руку и подняли с земли. Да, она была не настолько прогрета солнцем, чтобы долго сидеть на ней. Мы побрели в сторону замка, держась за руки. Гавейн рассказывал о забавных случаях на празднике, который приключались с ним ранее. Из рассказа следовало, что там царят достаточно свободные нравы. Но я только улыбалась. Гавейн вдруг умолк и обернулся и только тогда я заметила, что вдали по дороге к нам направляются минимум восемь или десять всадников на полном скаку. Мужчина задвинул меня себе за спину, так как скрыться за воротами замка мы явно не успеваем, он схватился за перевязь, но меча там не оказалось. Гавейн тихо выругался. Я не могла понять, что так его встревожило, ведь должны были приехать его соратники во главе с Артуром, но может это не они. Я выглянула из-за его плеча и постаралась рассмотреть.

— Это Артур? — Спросила я у рыцаря.

— Сейчас узнаем, из-за дорожной пыли не узнаешь заранее, но мои часовые не проявляют беспокойства, так что скорее всего это именно король. — Произнес Гавейн, обернувшись и посмотрев на любопытную меня. Чувства опасности у меня не было и я была уверена, что права в своих предположениях.

— Вы рады скорой встрече с королем? — Спросил он, я не поняла к чему был этот вопрос и только пожала плечами, с чего бы мне радоваться королю. Ну приехал и что? Вот если бы приехал Мерлин и сказал, что знает, как отправить меня домой. А так, что? Король и король. Мне в общем-то и без него не плохо было.

— Это Ваш гость и Вы должны быть ему рады. — Просто произнесла я. — Мне по большому счету все равно.

— С ним Мерлин, — Всматриваясь в меня, произнес мужчина. Теперь я перевела взгляд за его спину и жадно начала вглядываться в практически подъехавшую к нам кавалькаду, но старика не заметила, вопросительно перевела взгляд на Гавейна.

— Вы ошибаетесь, его там нет. — Разочарованно произнесла я. Он хмыкнул, проверял, гад такой, мою реакцию. Ведь он даже не глянул на приближающихся гостей, когда сказал это, а я попалась на его удочку. Обидно. Очень обидно. Но я и не скрывала своего отношения к волшебнику, а все их выводы на основании этого меня не интересовали. Всадники уже остановились перед нами, придерживая норовистых коней, мне хотелось развернуться и уйти, но кое-кто наглый держал меня за руку, все еще задвигая за спину. И какую опасность он сейчас разглядел? Я снова высунулась, когда хозяин обменивался приветствиями с королем.

— О, язвочка, и ты тут. — Хохотнул справа Персиваль. Ну кто бы сомневался.

— И тебе привет, сер Грубиян. — Улыбнулась я. — Давно не слышала твоих столь радующих мою язвительную натуру речей, и еще столько бы не слышала, — Я продолжала улыбаться под дружный хохот мужчин, причем сам Персиваль нисколько не обиделся, тоже посмеиваясь. Оуэн, быстро спешился и поклонился мне, я искренне улыбнулась юноше. Вот кто действительно был мне рад.

— Не обращайте на него внимания, леди Ангелина, ему сказать гадость ничего не стоит. А я просто счастлив видеть Вас.

— Да, и он очень рвался встретить с Вами Белтейн, — Рассмеялся сэр Галахад, спрыгивая со своего скакуна рядом с покрасневшим юношей. — И так как он не решиться, я сделаю это за него, — Его попытались заткнуть, но он увернулся. — Будете его парой на празднике? — Отступая и защищаясь все же произнес этот, по большому счету, тоже юнец. И дался им этот праздник. Это как будь моей Валентиной на четырнадцатое февраля. Я удивленно приподняла брови. — Но если Вы не хотите идти с ним, может пойдете со мной? — Рассмеялся мальчишка, но увернуться от следующего удара не успел и все же получи по уху, от чего взвыл.

— Прекратите балаган, леди уже пригласили, и она дала свое согласие, — Хмуро прервал их возню Гавейн.

— Ну вот, я же говорил, что стоит поспешить, — Улыбнулся нисколько не расстроенный Галахад. Мне нравился его веселый нрав. — Вот ты на правах хозяина под суетился, не мог дать нам шанс?

— Не мог, — Отрезал рыцарь, чуть заводя мою руку себе за спину. Чего это он? Я точно прятаться за него не собираюсь.

— На празднике будет много девушек, так что думаю, такие прекрасные рыцари никак не останутся без внимания, — С улыбкой произнесла я. — Но за столь пылкое приглашение, спасибо, я польщена, при других обстоятельствах непременно согласилась бы, но меня действительно уже пригласили. Рада встрече, сэр Оуэн, сэр Галахад. — Я слегка поклонилась.

— А мне вы рады, леди Ангелина? — Строго произнес король Артур.

— Как я уже однажды говорила, мне очень импонируют умные мужчины, поэтому всегда рада Вас видеть, сэр Артур. — Спокойно улыбнулась я. Не дождется от меня расшаркивания. — Прекрасно увидеть Вас всех вновь, но не могли бы мы уже обмениваться приветствиями в помещении, прохладно сегодня.

— Когда вы сидели на лугу, Вас это не смущало, — Поддел Персивать.

— Ну, сэр, так в том-то и дело, что я успела замерзнуть, сидя на лугу, так что пора двигаться к теплу. — я недвусмысленно указала на ворота.

— Плохой из тебя кавалер, Гавейн, если твоя леди замерзла, — С подтекстом ухмыльнулся Персиваль.

— Достаточно, Персиваль, действительно мы слишком задержались на входе, не к чему собирать толпу зевак. — Бор спрыгнул, взял своего коня под уздцы и направился ко мне, поцеловал свободную руку и указал перед собой. Гавейн отпустил вторую мою руку, беря под уздцы лошадь короля. Я пошла впереди Бора. — Как ваше здоровье, Ангелина? — Спросил он озабоченно.

— Достаточно неплохо. — Удивленно приподняла я брови.

— Простите, но после допросов Ламарка и Ланселота мало кто чувствует себя хорошо, вы не подумайте, я был уверен, что Гавейн не даст Вас в обиду, иначе настоял бы на своем присутствии, но все же, — Хмуро закончил он.

— Я так понимаю, что все в курсе того, что эти двое меня допрашивали, — Нахмурилась я.

— Ну все не все, но для них это обычная практика, и когда вместе они направляются с кем-то, то можно предположить для чего. — Пожал плечами мужчина. — Прямого приказа короля не было, но молчаливое одобрение так же развязывает им руки. Вы простите их, после Моргаузы нам нелегко проникнуться доверием к женщине, особенно внезапно оказавшейся рядом с Гавейном.

— Кто такая Моргауза? — Спросила я с удивлением.

— А да, Вы же не в курсе. Она была подопечной Мерлина, владеет магией, кое-кто называет ее фея, но по мне так ведьма она чистой воды. Оуэн — ее сын, и тот не одобряет ее поступков, говорят, что она родила от Утера, и он брат Артура, но мне в это верится с трудом. Утер всю жизнь любил Ингрейм, даже когда она была замужем за другим. Они тайно встречались. За это их и наказали боги, совместного ребенка у них так и не появилось.

— А Артур? — Удивилась я.

— Артур сын Утера от первого брака, но его мать умерла при родах, а у Ингейм есть сын от первого мужа — Кей.

— Как все запутано, и все они вместе рыцари круглого стола. Ужас, сколько тайн. Тут все друг другу родственники? — Удивилась я. Слуги забрали коня мужчины, и мы уже поднимались по ступеням, когда меня добило новое откровение.

— Более того, Гавейн племянник Артура, — Рассмеялся Бор.

— Хорошо хоть не сын, — Вырвалось у меня прежде, чем я поняла, что несу. — Нет мыльная опера какая-то. — Я покачала головой.

— Да, у меня тоже по первости голова шла кругом, вроде все друг другу чужие, но как копнешь поглубже, все родня. Я это выяснил далеко не сразу. Да и Вам не стоит об этом распространяться. Я все это говорю Вам не для того, чтобы поделиться сплетнями, а чтобы предостеречь Вас давать ложные обещания Оуэну или Галахаду, который кстати сын Ланселота от сестры Моргаузы — Элейн. Я бы посоветовал Вам вообще ото всех рыцарей круглого стола держаться подальше, целее будете, проклятые они какие-то, но на них это проклятие не действует, только на женщин, что пытаются быть рядом. Знать бы точно, но чувствую, что это Моргана постаралась и прокляла в свое время Артура. Да и Мордред не смотря на свою безупречную репутацию не вызывает у меня доверия, хотя он сын Артура, воспитанный им вдали от его матери Морганы, средней сестры Моргаузы. Как вы понимаете, все запутано.

Сказать, что я была в шоке, ничего не сказать. Во сколько тут обзаводятся детьми, черт побери, они же все практически ровесниками выглядят. Допустим мальчишки акселераты, но им минимум лет по восемнадцать, раньше рыцарское звание не получить. В шестнадцать только оруженосцем можно стать. Это я узнала из сегодняшних баек Гавейна.

— А есть среди рыцарей сын Гавейна? — С ужасом спросила я. Бор рассмеялся.

— Да бросьте, Ангелина, он же еще мальчишка, нет у него детей. Ну насколько я знаю. — Хмыкнул в бороду мужчина. Я посмотрела в его смеющиеся зеленые глаза и слегка успокоилась. Но и Ланселот выглядит «мальчишкой», а у него вот какой взрослый сын. Видя, что не развеял моих сомнений, Бор добавил. — К тому же он не рос при дворе Утера, где были слишком свободные нравы, как остальные.

Мы вошли в главную залу, где у камина сидели Ланселот и Ламарк, я не могла теперь спокойно смотреть на Ланселота, мой глаза были наверно величиной с блюдца, потому что мужчины, после того, как поздоровались с Бором посмотрели на меня подозрительно.

— Что-то случилось, леди Ангелина? — Спросил Ланселот, которого я продолжала рассматривать.

— Нет, — Пискнула в ответ, потом прокашлялась, — Ничего не случилось кроме того, что приехали гости на празднование Белтейна.

— Может у меня выросли рога, раз Вы меня так рассматриваете. — Улыбнулся Ланселот.

— Может быть, — Растерянно произнесла я, уж эта Элейн вряд ли хранила ему верность, ведь он спутается с Гвиниверой. Хотя в свете последних событий, они там все друг с другом скорее всего спали.

— Что? — Удивленно прокаркал рыцарь.

— Я говорю, может быть. Я же не знаю чем занимается Ваша леди в данный момент, может наставляет Вам рога с любовником. — Я отошла от рыцаря подальше, чтобы не отгрести за свои слова, Бор укоризненно покачал головой, ведь он поделился секретом, который скорее всего ни для кого, кроме меня не секрет.

— Так вы знакомы с леди Элейн? — Предположил Ламарк, нисколько не сомневаясь о ком я.

— Я нет, просто предположила. Я бы хотела сесть поближе к огню, можно Вас попросить уступить мне кресло? — Я подошла вплотную к сидевшему у камина рыцарю, он встал и торопливо отошел.

— Нет мне все же интересно, с чего такие предположения? Вам кто-то что-то рассказал? — Довольно грубо спросил меня Ланселот, нависая над моим креслом.

— Кто ей мог что сказать, Ланселот? — Прервал его Бор.

— Например Мерлин, он часто общается с семьей моей супруги. — Хмуро отмахнулся от него Бор. Я поняла, что пора переводить тему, иначе подставлю земляка.

— Это была неудачная шутка, сэр Ланселот, и я извиняюсь за нее, вы заговорили за рога, вот я и сказала про леди, я даже не знала, что Вы женаты. — Я пожала плечами и перевела взгляд на камин. Огонь весело потрескивал в нем, когда я увидела маленькую красную ящерку в нем, она уютно устроилась в самом центре пламени и подмигнула мне. Я удивленно приоткрыла рот, я читала про саламандр, но никогда в них не верила и даже не надеялась когда-либо увидеть это чудо, но тем не менее.

— Что еще пришло Вам в голову? — Подозрительно проворчали из кресла напротив. Я хмуро посмотрела на Ланселота, который изучал меня. Ящерка тоже посмотрела на него недовольно.

— Расслабьтесь, Вам не идет образ ревнивого мужа, — Постаралась ехидно ответить. Я понимала, что он не видит ящерку, а она тем не менее проказливо показала ему язык. Я старалась ничем не выдавать своего шока. Тут только два предположения, или я сошла с ума или я ее вижу только из-за того, что я не из этого времени. Ящерка снова посмотрела на меня своими глазами бусинками и свернулась в клубок.

Глава 9

Смотря в камин, пыталась понять не привиделась ли мне эта животинка, она была неподвижна и очень сейчас походила на уголек. Но периодически ее хитрые глазки открывались. Нет это полное безобразие, я уже хотела обратиться к Бору, который что-то оживленно рассказывала Ламарку, когда в зал шумной толпой вошли рыцари. У стола уже суетились служанки, накрывая его. Вот что странно, кроме служанок я более не одной женщины в замке не заметила, хотя Гавейн говорил о матери и сестре. Где прочие женщины? Почему рыцари проводят праздники в чисто мужской компании, не считая меня, хотя меня сложно считать, ведь я неизвестная переменная в данном уравнении. Первоначально рыцари, я уверена, хотели провести праздник в узком мужском кругу. Хотя их бы развлекли служанки, в этом сомнений нет, но своих спутниц они не пригласили с собой, хотя многие, как, например, Ланцелот, женаты. Да и где Гвиневра? Или они еще не встретились с королем Артуром? Насколько я помню из незабвенного фильма об этой «великой» любви с Ричардом Гиром и Шоном Коннери, король и леди встретились, когда последнему было много лет, хотя может это вольная интерпретация режиссера. Хотя Артур сейчас выглядит молодо, но я не знаю сколько ему лет. Мужчины подошли к камину, пока я размышляла. Я вставать из теплого кресла не собиралась, посмотрев на меня, это понял и Ланселот, поэтому он соскочил, уступая место королю, который с удовольствием присел напротив, Гавейн встал рядом с моим облюбованным креслом. Он положил свою руку на спинку, таким образом, что его ладонь оказалась около моего виска и ненавязчиво играла с локоном, прикрывающим ушко. Мне было приятно от неожиданной ласки и поддержки. Артур ответил на какой-то вопрос Ламарка, я не вслушивалась в их речи, сверля взглядом ящерку, которая еще старательнее прикидывалась угольком или полешком.

— В это время года не безопасно путешествовать, как твоя мать решилась на эту поездку, да еще прихватив с собой дочь? — Вопрос Артура вырвал меня из размышлений, я повернула голову в сторону хмурого Гавейна. Рыцарь смотрел на короля, но я видела, как он поморщился.

— Матушка не любит кельтские праздники с их традициями, — Гавейн покосился на меня, я недовольно нахмурилась, какая подстава еще меня ждет с этими традициями? — Поэтому она увезла Гвиневеру в свой родовой замок. — Я удивленно округлила глаза, я ведь не ослышалась? Гвиневеру? Этот мир все страньше и страньше. Может эти рыцари собрались здесь именно из-за девушки? Вот каким недовольным выглядит Артур. Может как раз из-за девушки и кельтских традиций он и собрал здесь своих рыцарей. Насколько я понимаю, девушка еще молодая, раз Гавейн так недоволен вниманием к ней короля. Ведь он пусть и старается это скрыть, но именно что недоволен вопросом Артура. Артур перевел взгляд в камин, вдруг встрепенулся и всмотрелся внимательнее в огонь. Я подалась вперед неосознанно. Неужели он тоже видит саламандру? Гавейн положил ладонь мне на затылок, я перевела взгляд на него и получила короткое отрицательное покачивание головы, приподняла брови, но мужчина отвернулся, я откинулась обратно, рука мужчины вернулась к моему виску, продолжая поглаживать ушко. Внимание на себя перевел Персиваль, рассказывая какую-то байку из его очередных приключений, от которой все дружно смеялись, но я снова не вслушивалась, как и Артур. Я перевела взгляд на ящерку, она претворилась мертвой, я вдела, как по ее шкурке даже проходили искорки от напряжения. Мне захотелось перевести внимание короля с животинки. Видишь как уставился.

— Ваше величество, а почему Вы решили отметить Белтейн именно в замке Гавейна, а не в своем, например? — Во-первых, мне действительно было любопытно, во-вторых, животинка уже откровенно дрожала.

— А почему бы мне не встретить праздник с друзьями здесь? — Улыбнулся король. Я приподняла брови, краем глаза наблюдая, как ящерка приоткрыла один глаз, посмотрела на окружающую обстановку и ринулась подальше в огонь, чтобы юркнуть в дымоход. — К тому же мы впервые за долгое время собрались вместе в одном городе. Грех не воспользоваться таким шансом.

— Вы могли собрать всех рыцарей у себя в любое время, — Возразила. Я расслабилась, когда ящерка сбежала от пристального внимания, сама не поняла отчего так переживала за нее, но просто шкурой чувствовала, что не к добру внимание Артура к ней.

— Леди Ангелина, не смотря на то, что я король, я предпочитаю не отрывать своих рыцарей без нужды от их дел и обязанностей. В настоящее время Гавейн не может себе позволить покинуть свой замок, — Я покраснела, — И дело не только в вашем появлении, — По доброму усмехнулся мужчина. — Просто он остался единственным его защитником, который сейчас не покинул замок, но у нас сейчас не спокойно и дом покидать всем его защитником одновременно не стоит. К тому же Ламарку и Ланселоту проще было добраться сюда, да и быстрее, если честно. Да и мне полезно покидать свою берлогу. — Он слегка поморщился.

— Особенно, когда туда съехалось все женское население страны, чтобы окольцевать не женатого короля, — Рассмеялся Бор. Он подмигнул мне, а до меня дошло, что Артур просто прячется от своего двора. Да, такова доля монархов. Посмотрела в огонь, туда же перевел взгляд Артур и нахмурился, он заметил пропажу, теперь перевел подозрительный взгляд на меня, но не один мускул не дрогнул на моем лице.

— Что же, предлагаю пройти к столу и отужинать перед самим празднованием, ночь будет долгой, всем стоит подкрепиться.

Меня, как единственную леди за столом, усадили по левую руку от короля, Гавейн сел по правую, как хозяин замка. От того, что нас разделили мне стало неуютно, я понимала, что этого требовали правила этикета. Но раздражалась, с другой стороны от меня сел Ланселот, от чего у меня вообще кусок в горло не лез, особенно когда мужчина попытался за мной ухаживать, вообще хотелось ему по рукам надавать. Не понимала я их традиций и от этого вообще не знала как реагировать на поведение окружающих, вдруг если я позволю подложить себе мяса или подлить вина это воспримут, как благосклонное отношение, поэтому я только цедила вино из кубка и никак не решалась есть. Ланселот пытался быть услужливым и милым, от этого сводило челюсти, или от желания съехидничать, что я нисколько не забыла допрос, пусть я с легкостью простила его Гавейну, но не его друзьям. Отчего-то злиться на Гавейна не получалось. Напротив сидел Оуэн и пытался втянуть меня в общую беседу, но я отделывалась общими фразами, ну не было у меня настроения беседовать, даже с этим замечательным юношей.

— Что же Вы, леди Ангелина, совершенно не притрагиваетесь к еде? — Хотелось сказать, что боюсь быть отравленной, но прикусила свой длинный язык.

— Не успела нагулять аппетит, Ваше величество. — С улыбкой соврала я.

— Мне казалось, что именно для этого Вы с Гавейном и выходили на прогулку, или я не прав — С улыбкой произнес Ламарк. Я скосила глаза, рыцарь сидел напротив Гавейна.

— Вы правы, но нашу прогулку прервали. — Спокойно вступил в беседу Гавейн. Я услышала холодок в его голосе.

— Но самое важное-то ты успел спросить? — С любопытством выглянул из-за меня Ланселот. Мне не понравились их намеки.

— Самое главное? — Нахмурилась я.

— С кем Вы идете на ночь Белтейна, леди Ангелина? — Спросил у меня Ламарк, вместо ответа.

— Да, Ламарк, я пригласил леди Ангелину и она согласилась пойти со мной, если ты об этом. — Недовольно за меня ответил Гавейн, эти рыцари явно чего-то добивались от моего мужчины, но пока я не могла понять суть их завуалированных намеков. Ланселот рядом хмыкнул и осмотрел меня с ног до головы. Я поставила кубок на стол, и это прозвучало настолько громко, что сама же вздрогнула. Артур откинулся на спинку кресла. Он задумчиво смотрел отчего-то именно на Ламарка и был явно недоволен рыцарем. Но я не была столь наивна, чтобы подумать, что недоволен король обстоятельством моей занятости на праздничную ночь. Ему не нравилось, что Гавейн со мной. И это явно должны были предотвратить его друзья, я поморщилась и посмотрела на Оуэна. Вот по чьему лицо с легкостью можно было читать эмоции, он тоже заметил недовольство сюзерена, но не понимал в чем его суть.

— Я могу сопровождать леди Ангелину на празднике, — Предложил он. — Вы не подумайте ничего, леди, все будет невинно, я просто предлагаю свою персону для танцев, не более. — Начал он путано говорить, видя мой нахмуренный взгляд. Что за тайны черт возьми.

— Оуэн, твое предложение неуместно, леди является моей парой, это не обсуждается, — Он так же как и я грохнул кубком. Они вывели Гавейна, это я чувствовала, он понимает что здесь происходит и почему, от этого просто бесится. Хотелось положить руку на его ладонь и успокоить, но мне самой очень не нравилось происходящее. Откровенно было обидно.

— Если мое присутствие на празднике не устраивает, короля Артура, я могу избавить Вас от своей компании, — Холодно произнесла я, поднимаясь. Было откровенно обидно, что я сделала этим мужланам. Я уже сделала шаг в сторону, когда Артур достаточно сильно схватил мою руку.

— Не делайте скоропалительных выводов, леди Ангелина, Ваше присутствие на празднике меня вполне радует. — Даже не взглянув на меня, произнес этот политик. Страха перед Артуром у меня не было, нерациональная злость требовала выхода, точнее оскорбленное самолюбие. Я выдернула руку из ладони мужчины, теперь он посмотрел на меня удивленно. Ранее явно ни одна женщина не смела противоречить королю. Я вскинула подбородок, слова получились четкими и яростными, даже мне показалось, что я перегибаю, но отчего-то не получилась сдержаться:

— Так как не понимаю какой именно смысл Вы все вкладываете в этот праздник, вынуждена отклонить щедрое приглашение на мероприятие. Я не готова разделить эти традиции в Вами, так как не знаю их. А теперь прошу простить меня, я побуду наверху. — Резко развернувшись, я направилась к ступенькам, которые позволяли спуститься с помоста, на котором мы сидели.

— Анжела, — Резко вскочив с места, меня перехватил Гавейн. Он был недоволен моим ответом, но я не собиралась обсуждать его при всех. Я покачала головой, меня отпустили. Понимая, что как хозяин рыцарь вынужден остаться, пока король не соблаговолит отпустить всех. — Нам нужно поговорить. — Тихо произнес мужчина, пока я проходила мимо.

— Поговорим, не сомневайся, — Так же тихо ответила я. И в голосе было столько угрозы, на сколько я могла ее показать. Но вместо испуга, заслужила только улыбку, но не насмешливую, а довольную. Словно ему понравилось мое отношение к его скрытности. Да и вообще он выглядел довольным, если я еще не сошла с уме. Чему радуется этот ненормальный?

— Я провожу, леди Ангелину, — Поднялся со своего места Ланселот, я поморщилась, уже собираясь запротестовать, но опоздала.

— Сядь, — Спокойно произнес Артур, — Умей с достоинством принимать отказ. Леди неприятно твое общество. Княжна может быть свободна, — Насмешливо произнес этот, этот политик. Он показал всем, что я действую с его одобрения, одной фразой, и показал мне, что не хочет меня видеть на Белтейне или на празднике рядом с Гавейном? Вот с этим стоит разобраться. Чем же так недоволен Артур? Сама я вызываю только безразличие и легкое раздражение, но мое нахождение рядом с Гавейном вызывает недовольство. А еще интерес Артура к Гвеневере, тут понятно. Что за саламандра такая любопытная и сообразительная? Я уже скрылась из вида рыцарей за поворотом, но не успела пройти и пары шагов, как услышала довольно громкий раздраженный голос Гавейна, я остановилась. Никогда не слышала от него столь грозного тона, даже слегка поежилась, как хорошо, что таким тоном он обращается не ко мне:

— Артур, ты забываешься, я не твой подданный и мне не требуется твое одобрение, — Он явно пытался сдержаться. — Да, я твой рыцарь, но не твой вассал. Я все же сын своего отца.

— Я помню, Гавейн, что мы с тобой равны по происхождению и никогда не забывал об этом, — Спокойным голосом произнес король Артур, — Но мой тебе совет, как другу, оставь эту девушку. Она не твоя и твоей не станет. Придут время и Мерлин вернет ее домой. — Стул Гавейна с грохотом отъехал от стола, я вздрогнула от его скрипа.

— Это мы еще посмотрим. Я услышал тебя, Артур, и вот мой тебе совет, как друга, — Он насмешливо произнес последнюю фразу. — Не пытайся навязать мне свою волю. И не приближайся к Ангелине, это касается всех. Я был терпелив, друзья мои, только из-за уважения к Вам. Но при последней нашей встрече я высказался достаточно ясно, чтобы пояснить мое решение. — Он стоял. Я хотела посмотреть, хоть одним взглядом, что там происходит, но не смела даже пошевелиться.

— Да брось, Гавейн, — насмешливо произнес Персиваль, уж его голос я узнаю. — Ну с чего ты взял, что твои сны не происки ведьм? Может это все ловушка. Девушка, что ты знаешь о ней? — Рыцарь явно хмурился.

— Я дал возможность твоим подчиненным допросить Ангелину, о чем сейчас очень сожалею, я потворствовал вашей паранойе, более того, я терплю Ваше нашествие в мой замок, хотя Вы прекрасно знаете, что я терпеть не могу принимать гостей без матушки. И более того, я терплю твое, Артур, пристальное внимание к моей сестре Гвеневере, хотя считаю, что она молода для тебя.

— Терпишь? Не ожидал, я думал любой будет рад моему вниманию к своей родственнице. — Хмыкнул король.

— Ты знаешь мое мнение, мы разговаривали об этом единожды, более я повторяться не намерен. Ты проигнорировал этот разговор, но это твое право и право моего отца. Но если моя сестра обратиться ко мне за помощью, чтобы я избавил ее от Вашего, король, внимания, я помогу ей. — Я представила, как Гавейн насмешливо кривит губы.

— И я поддержу тебя, брат, — Судя по всему это произнес Бомейн. — Но сейчас речь не о Гвеневере. Не смотря на то, что ты считаешь ее ребенком, она может постоять за себя. И выглядит, пожалуй, более взрослой и самостоятельной, чем твоя леди. Все что я наблюдал сегодня меня привело в замешательство. Девушка наивна и невинна, в чем-то она сущий ребенок, обидчивый ребенок.

— Не обманывайтесь на счет леди, господа, — Мне кажется это произнес Ламарк. — Мы имели счастье пообщаться вчера с дамой, Гавейн даже не вмешивался по нашей просьбе во время всего разговора. Но девушка сильна духом и многое скрывает. Я уверен, что мы не получили от нее даже долю правды во вчерашнем разговоре. Она не та за кого себя выдает, или просто не хочет с нами делиться, или не доверяет.

Глава 10

— Я ставлю и на то и на то, — Ланселот. — Но нужно отдать должное леди, она способна заткнуть в разговоре любого и играет на эмоциях мужчины очень хорошо.

— Или Вы все себе сами придумали. — Спокойно произнес Бор, — Я вот что спрошу Вас, рыцари, с чего даме доверять Вам, если она знает Вас чуть более суток? Вы показали себя заносчивыми, грубыми и не внушающими доверия собеседниками. Я более чем уверен, что Ланселот пытался очаровать и соблазнить девушку, а Ламарк запугать и разозлить. И после этого вы ждали откровенности и веры в вашу честь? — Он кинул на стол что-то железное. — Она славянка и явно воспитана в наших традициях, а не в вашей придворной клоаке. Ей симпатичен Гавейн, что она явно демонстрирует, а тут его друг пытается соблазнить ее. Кроме отвращения ты ничего вызвать не мог. На агрессию мои соотечественники отвечают агрессией, а никак не лицемерными улыбками и трепетом. Так что ни один из вас просто не мог разговорить девушку по определению.

— Может ты хочешь попробовать? — Явно обиженно произнес Ламарк.

— Возможно и хочу, мне девушка по крайней мере уже доверяет, если ты не заметил. Но с чего мне делиться с Вами знанием ее секретов? Свои выводы я о княжне сделал еще после первого общения, так что мне дополнительные проверки не нужны, чтобы доверять девушке.

— И какие же ты выводы сделал, Бор? — Артур судя по голосу был недоволен. Я бы слушала и дальше, но тут большая входная дверь, что была прямо напротив лестницы, начала открываться. Я спешно и как можно тише направилась наверх, не хватало еще быть застуканной за подслушиванием. Про себя я чертыхалась, ну кого потянула припереться в самый неподходящий момент. Хотя может и к лучшему, может мне не понравится какие выводы обо мне сделал Бор. Все же для русского моя душа не была такими потемками, вот как точно охарактеризовал мое отвращение к друзьям Гавейн, пытающимся совратить меня или запугать.

Теперь, когда я отказалась посетить праздник, стало грустно. Все же мне было любопытно посмотреть, что он собой представляет. Но никто не помешает мне переодеться. Натянуть на себя темный плащ и посмотреть издалека. Все же не хочется упускать такое зрелище, так как праздник наступает после захода солнца, то у меня было как минимум несколько часов, стоит немного поспать, чтобы быть бодрой ночью. Платье откровенно сдавливало грудь, поэтому я решила переодеться в ночную рубашку и залезть под одеяло. Все же в замке прохладно. Камин не был зажжен. Быстро забравшись под одеяло и меховое покрывало, постаралась выкинуть все из головы и уснуть, но мысли одна тревожнее другой теснились в измученном загадками мозгу. Дрема очень медленно накрывала меня, наконец почувствовала покой.

Проснулась я от того, что кровать рядом со мной прогнулась. Со спины меня обдало жаром, приоткрыла глаза и посмотрела через плечо.

— Прости, не хотел тебя будить. — Спокойно произнес Гавейн, лежа на боку, подпер щеку рукой. — Устала? — Я перевернулась на спину, практически подкатившись под бочок к мужчине.

— Нет, просто решила отдохнуть впрок, — Улыбнулась я, скрывать от мужчины, что собираюсь тайком пойти на праздник, я не собиралась. К тому же он так защищает меня, что просто преступление врать ему.

— Впрок? — Он снисходительно смотрел на меня.

— Конечно, уж не думал же ты, что я действительно испугалась недовольства Артура и пропущу развлечение? — Я приподняла брови. — Я просто не буду попадаться рыцарям на глаза, тем более их общества я не ищу, а вот с простыми людьми, которые меня не знают, будет весело. — Я мечтательно улыбнулась.

— Вот даже как? А меня ты в известность ставить не собиралась? — Мужчина слегка нахмурился.

— Только что поставила в известность, — Я закатила глаза, но вот начинается.

— А если бы я не поднялся в комнату перед праздником? Тогда с чистой совестью пошла бы без меня? — Он наблюдал за моим лицом, но я не чувствовала себя виноватой.

— Наверное да, но ты ведь пришел. Я почему-то была уверена, что ты зайдешь, — Моя улыбка была откровенно насмешливой. — Думаю не в твоих правилах принимать отказ, особенно от меня, — Я даже хрюкнула от смеха. Он был такой смешной, когда обижался.

— С чего ты сделала такие выводы? — Его брови взметнулись вверх.

— Ну, когда я постаралась отойти от тебя в кабаке, ты не только не отпустил меня, но и довольно спокойно понес в отдельный кабинет, ты совершенно не интересовался моим мнением, когда вез меня в свой замок, абсолютно не спрашивал моего мнения, когда нес в свою кровать, — Я загибала пальцы на своей руке. Мужчина вдруг наклонился и поцеловал меня. Сначала я опешила, но потом обняла его лицо руками, углубляя поцелуй. В душе бурлило возбуждение, которое разбегалось искорками по всему телу и достигало кончиков пальцев. Когда дышать стало нечем, Гавейн оторвался от моих губ и выжидательно посмотрел в глаза. Сейчас я абсолютно не могла вспомнить о чем мы говорили до этого, даже под угрозой смерти. Мое лицо пылало, но я не опускала ладони, продолжая удерживать его лицо напротив.

— Отказ, это последнее с чем я готов смириться, — Улыбаясь своим мыслям, произнес мужчина. Я удивленно округлила глаза, он негромко рассмеялся, его рука убрала волосы с моего лица. — Ты права. Но на праздник ты пойдешь открыто и в моей компании, и мне наплевать, что думает Артур и все остальные. Ты обещала составить мне пару. К тому же я приготовил тебе наряд, как раз к Белтейну.

— Даже не представляю когда ты успел это сделать? Я спала очень долго? — Я повернулась к окну, там действительно солнце собиралось скрыться за горизонтом.

— Собраться ты успеешь, мы не торопимся. Прислать служанку тебе на помощь? — Спросил он, поднимаясь. Я разочарованно вздохнула, хотелось еще понежиться в объятиях этого мужчины. Затем потянулась, выгнувшись. — Или может ну его этот праздник, что я там не видел? — Гавейн снова присел на кровать, наблюдая за мной. Я улыбнулась искренне греясь в его теплом взгляде.

— Ты может и все видел, а я ничего не знаю об этом празднике, — Рассмеялась я, скатываясь с другой стороны кровати. Ночная рубашка съехала с одного плеча, я поправила ее и подошла к окну, любуясь закатом.

— Рискуешь в этом году так же ничего не узнать о нем, — Хрипло произнес рыцарь.

— Почему это? — Я искренне удивилась и повернулась к нему.

— Ты ведь даже не догадываешься, что в закатном солнце твоя ночная рубашка абсолютно не оставляет простора для мужской фантазии, а я все же не железный, и у меня уже просто не остается силы воли, чтобы держать себя в руках. — Он со стоном откинулся на кровать и закрыл лицо руками. Я откровенно рассмеялась.

— По-моему, в соседней комнате так и не вынесли холодную воду, — Ехидно произнесла я.

— Конечно не вынесли, я запретил беспокоить тебя. И судя по всему ее вообще не нужно выносить, чтобы я не тушил периодически пожар своего вожделения, — Он приоткрыл один глаз. — Ты все еще не прикрылась, бесстыжая. — Мужчина с притворным ворчанием встал, показал мне на сверток с платьем и направился в ванную комнату. Мне было радостно, веселье буквально пузырьками шампанского разливалось по моей крови, заставляя вести себя игриво. Все же очень приятно быть желанной, когда это проявляется в такой милой манере. Никакой пошлости и грубости, только умопомрачительный, сводящий с ума флирт, от которого кровь просто закипала. Я уже готова была сама окунуться в холодную воду, но боялась простудиться.

Любопытство взяло верх, я развернула сверток, в нем оказалось зеленое бархатное платье. Цвет был изумрудный, в свертке так же оказалась тончайшая нижняя рубашка, чулки, панталончики из такой же невесомой полупрозрачной ткани. Я прикрыла рот рукой, чтобы не захохотать в голос. Но этот экземпляр был пожалуй даже сексуальным. Платье было довольно интересного кроя, с квадратным вырезом, двойными рукавами, внутренние плотно облегали руку, зато внешние были широкими и доходили до колена изящным клином. По бокам было две шнуровки, которые делали платье приталенным, чуть расклешенный подол падал мягкими складками к ногам. Мне очень понравилось. Мои кеды не будут выглядывать из-под подола. Я уже одела нижнее белье и прикидывала, как лучше закрепить чулки, когда Гавейн как раз вышел из смежной комнаты, судя по его лицу он брился. Мужчина просто замер посреди комнаты, наблюдая за моими руками, закрепляющими подвязки чулок.

— Женщина, ты меня просто убиваешь, я ведь только успокоился, — Хрипло произнес он.

— Вот в чем заключается сложность от проживания с леди в одной комнате, — Притворно сочувственно произнесла я.

— В этом заключается неодолимая прелесть и привилегия проживания и просто нахождения в одной комнате с тобой, Энжи. — Возразил он серьезно. — Но нам необходимо поторопиться, если хотим успеть к началу танцев под майским деревом.

— Я уже почти готова, — Улыбнулась, натягивая через голову платье, поправив подол, я затянула шнуровку с обоих сторон, это платье было мне впору, в коей-то веки оно не было узким или длинным. Проведя пару раз гребнем по волосам, я залюбовалась обнаженной спиной мужчины, которая отражалась в зеркале. Гавейн как раз переодевал рубаху, отвернувшись от меня, под кожей перекатывались сильные мышцы, руки просто чесались провести по его спине руками и проложить дорожку из поцелует вдоль его позвоночника. Никогда еще я так не реагировала на мужчину. Но было что-то в этом рыцаре, что завораживало меня. Его сдержанность была так же одним из факторов моей распущенности.

— Энжи, ты подожжешь меня своим взглядом, — не оборачиваясь произнес рыцарь, я улыбнулась.

— Ммм, это и было моей задумкой, — Со смешком произнесла я. Он уже подпоясал перевязью для клинка рубашку из того же материала, что и мое платье. Мужчина приблизился и притянул меня к себе за талию, я улыбнулась в его губы, которые уже накрывали мои. Мне определенно нравится его властная манера целовать меня. Растворяясь в ласке его губ, я прижалась к нему, практически слившись в одно целое, когда в дверь сильно постучали. Я хмыкнула, но мужчина не стал прерывать поцелуя, только одна его ладонь переместилась мне на затылок, а вторая прижала попу ближе к телу разгоряченного мужчины. Стук в дверь стал настойчивее.

Глава 11

— Гавейн, я знаю, что ты меня слышишь, открывай уже, мне нужно поговорить с леди Ангелиной, — За дверью явно стоял Артур. Гавейн с раздражением посмотрел на дверь.

— Может ну его? — Со смешком произнесла я. Рыцарь простонал и уткнулся лбом в мой лоб, обнимая за плечи.

— Хотелось бы послать его, но…

— Гавейн, я все еще жду, когда ты откроешь дверь, я не уйду. — Пригрозил Артур.

— Но его величество не понимает намеков, — закончил Гавейн. — Придется поговорить с ним. — Он отпустил меня и пошел к двери. Я отвернулась к зеркалу и принялась расчесывать волосы спутанные рыцарем.

— Ну наконец-то, — Ворчливо протянул Артур, отстраняя Гавейна. — Что за манеры держать короля за закрытой дверью.

— Что за манеры врываться в чужую спальню, — В тон ему ответил Гавейн, — Не мог подождать нас внизу, как остальные? — Насмешливо закончил мой рыцарь, я улыбнулась и покачала головой.

— Как вижу, леди Ангелина, — Проигнорировал его Артур, — Вы не вняли моему предостережению и все же согласились составить нам компанию на празднике Белтейн? — Он недовольно поджал губы.

— Нет, уважаемый, тут вы заблуждаетесь, я согласилась составить компанию только сэру Гавейну, в наш уговор не входили Вы и ваша свита. — Насмешливо встретилась я со взглядом короля в зеркале, продолжая неторопливо водить гребнем по длинным волосам.

— Но мы так же присутствуем на этом празднике, — Растерялся этот политик, мне нравилось выводить его из состояния равновесия.

— Что не обязывает меня общаться с Вами, как и Вас со мной, раз вы столь не хотели видеть меня на этом празднике, то не смотрите, — Я откровенно злила Артура и сама понимала это.

— Вы не совсем правильно поняли мои намерения, леди, мне всегда приятно видеть столь прекрасную молодую леди. Просто скоро Вы с помощью Мерлина вернетесь домой, а Ваше появление с Гавейном на данном празднике вызовет определенные слухи…

— Артур, — Предупреждающе прорычал Гавейн.

— Я просто обязан предупредить, даму, уверен ты ей не рассказал о последствиях вашего совместного появления на празднике, тем более в одинаковых нарядах. Как понимаю ты подготовился? Но леди не имеет понятия о наших традициях, поэтому я просто обязан ввести ее в курс дела. — Произнес король хмуро. — Поверьте мне самой неприятна данная миссия.

— И что же такого страшного произойдет, если мы придем на праздник в одинаковых цветах и проведем его вместе? — Внимательно сверля взглядом Артура, произнесла я.

— Белтейн он же Вальпургиева ночь имеет свои традиции. Это день костров, великий праздник плодородия, день когда выбирается Майская королева и Король. Гавейн, как сюзерен этих мест скорее всего будет выбран Королем, а Вы, как его спутница, королевой, — Как страшную тайну поведал мужчина мне.

— И это плохо, поточу что? — Подтолкнула его я.

— Вы ведь понимаете, что плодородие нужно вымолить у богов? А чем вымаливают плодородие, леди Ангелина? — Я подала плечами, откуда мне знать. — Подношениями, дарами и ночью любви между Королем и Майской Королевой. И я спрашиваю Вас, Вы к этому готовы? — Он самодовольно скрестил руки на груди. Хорош, не спорю, но его самодовольство бесило. Гавейн недовольно смотрел на своего друга.

— Не все так страшно и однозначно… — Начал Гавейн.

— А знаете, ваше величество, — Перебила я Гавейна, с улыбкой. — Зависть еще никого не красила. И отвечая на Ваш вопрос, ночь с Гавейном не кажется мне чем-то страшным, но я благодарна Вам за заботу о моем благополучии, хотя считаю ее чуточку лицемерной. Мой совет, просто отпустите ситуацию и получайте удовольствие от праздника. — Я направилась к подоконнику, посмотрела вдаль, где уже горели костры, что-то весело напевали и кричали люди. Многие рыцари уже направились на праздник.

— Я пытался предупредить, не более.

— Артур, ты выполнил свой долг, теперь можешь идти на праздник. — Хмуро произнес Гавейн. — Мы спустимся через минуту и присоединимся ко всем, может быть. — Добавил тихо мужчина. Артур ушел стремительно и практически неслышно. — Если хочешь, можешь остаться в замке.

— Вот уж точно нет, если ты подумал, что Артур напугал меня или заставил передумать, то заблуждаешься. Думаю… — Я обернулась, мужчина подошел неслышно и я просто уперлась носом в его грудь.

— О чем? — Спросил он напряженно.

— Думаю нудно одеть плащ, там наверняка будет прохладно, — Я подняла голову, ожидая поцелуя. Но его не последовало. На меня просто напряженно смотрели, словно не веря в мои слова. — Гавейн, я правда так думаю. Все что я сказала. Уж чего, а ночи с тобой я точно не боюсь. — Я немного нервничала, признаваясь в этом. Пусть я не была девственницей, но слишком волновалась, чтобы казаться равнодушной. Он погладил меня по щеке.

— Ты права, нужно идти и веселиться. — Задумчиво произнес он. — А плащ непременно нужен.

Глава 12

Ночной воздух был, как парное молоко, он гладил легким теплым ветерком по лицу, когда мы, держась за руки, покинули замковые ворота и направились к пылающим кострам. Я на миг посмотрела на небо, закинув голову, такого количества звезд я нигде не видела. Небо было бархатным, цвета индиго. Оно не было черным. Звезды словно подмигивали с высоты, создавая игривый и романтичный настрой. Было разведено множество костров и костерков. Где-то что-то готовилось, стоял просто божественный запах. Несколько деревьев на заднем фоне были наряжены на подобии наших новогодних елей. Еще днем крестьяне установили несколько майских шестов, украшенных длинными развивающимися лентами, вокруг которых сейчас водили веселые хороводы. Как рассказывал мне Гавейн, пока мы шли к веселящимся людям, этому празднику придавалось особое религиозное значение. Он был посвящён богу солнца и плодородия Беленусу, которому приносили символические жертвы друиды, кельтские жрецы. Существовало поверье, что в дни праздника его можно увидеть спустившимся на землю. Участники праздника проходили между кострами или прыгали через них для ритуального очищения. Также между костров проводили скот для его очищения от зимних хворей и защиты в новом сезоне. С праздником Белтейн, также связана традиция Майского Шеста, вокруг которого водят хороводы.

Сельские жители умели веселиться, они играли на разных инструментах пели песни и танцевали. Не успели мы подойти к одному из костров, как моего спутника схватила за руку какая-то селянка и повлекла к хороводу танцующих, он не отпускал моей руки, поэтому меня вместе с ним закружило в хороводе смеющихся людей, через несколько минут мне стало очень жарко, я скинула плащ и пристроила его на одном из бревен у ближайшего костра, когда опять была перехвачена каким-то незнакомым юношей, который закружил меня в очередном танце. Я улыбалась и смеялась над их шуточными песенками очень похожими на наши частушки или куплеты, ритм был незамысловатый, как и сами танцы. В их основе лежало хождение в хороводе по типу «ручеек», парные прыжки и кружения. Я уже не запоминала лица партнеров по танцу, пока из вихря кружения меня снова не выхватил Гавейн. Я прижала разгоряченный лоб к груди мужчины, пытаясь отдышаться. Он просто позволял мне передохнуть, когда кто-то попытался снова затянуть нас в фейерверк хаотичного движения тел, он мягко, но настойчиво увлек меня в тень.

— Запыхалась? — Улыбнулся рыцарь.

— Еще бы, такого взрыва веселья я просто не ожидала, — Я с удовольствием повернулась в его объятиях, прижалась спиной и продолжала наблюдать за веселящимися людьми, рыцари не отставали от обычных селян и так же с удовольствием кружились в танцах, сидели у костра, кушали руками мясо, в общем мало чем отличались от остальных, без кольчуг и доспехов в них не сразу можно было угадать благородных людей. Несколько раз я танцевала то с тем, то с другим из них, но никто даже не пытался заговорить со мной, что радовало.

— Тебе здесь нравится? — Спросил меня спутник.

— Очень, — Радостно улыбнулась я, повернув лицо к рыцарю. Он легка приподнял мой подбородок и поцеловал уголок моих губ. Я потерлась щекой о его плечо. — Рада, что мы все же пошли вместе.

— Я тоже рад, что ты здесь сегодня со мной, — Улыбнулся он.

— Леди, позволите? — Перебили наш разговор. Я удивленно обернулась. Румяная девушка, которая недавно приносила мне платье, протянула свою ладонь. Я приняла руку, Гавейн неохотно разжимал свои объятия, но девушка со смешком тянула меня на себя. — Ну же, милорд, скоро мы вернем Вам леди. — И Гавейн со вздохом прекратил шуточное сопротивление. Я оказалась в чисто женском хороводе, который опять затянул меня в самую гущу событий, мы кружились между майскими шестами, когда одна из женщин затянула что-то очень похожее на молитву или призыв к богам:

«О, Мать Богиня, Королева ночи и Земли,

О, Отец Бог, Король дня и леса!

Я славлю ваш союз вместе с природой,

которая радуется в буйном кипении жизни и красок.

Примите мой дар в честь вашего союза, Мать Богиня и Отец Бог!» — Повесьте символ на дерево (мне протянули красную и зеленую ленты, которые я привязала на майский шест). — Под вашей рукой весенние силы жизнь обновятся,

Изобилие живых существ покроет землю,

И ветры подуют, чистые и сладкие.

Древние Боги, я праздную вместе с вами»

Девушки смеясь рассыпались полукругом.

— Мы выбрали Майскую королеву, но кого же королева выберет в свои Короли? — Весело проговорила та же девушка, что вывела меня в круг танцующих. Видя, что я никуда не собираюсь идти, — Ну что же Вы, леди, теперь Вы должны выбрать себе спутника на эту благословленную богами ночь.

Я улыбнулась, взяла из руки девушки красную ленту и направилась в сторону костров, мужчины все в шутку и всерьез предлагали себя на роль моего Короля, но я только смеялась и отпрыгивала, когда ко мне тянулись более настойчивые руки. Дорогу мне преградил Артур, не знаю намерено или случайно.

— Что, леди Ангелина, я тоже не гожусь на роль короля? — Это была провокация, и будь я придворной дамой, я бы стушевалась, но…

— Майская королева сама решает кому быть ее королем, — Нагло улыбнулась я, обходя его по дуге, — И это не Вы, король Артур. — Гавейн стоял ровно там, где я его и оставила, его фигура была напряжена, как я понимаю Артуру сейчас противоречить могла только я. Последним препятствием перед моим рыцарем стал Ланселот, который постарался схватить меня за руку, но ему это не удалось, в последний момент, я крутанулась на месте, от ветра, поднятого моим взметнувшимся подолом, искры посыпались от костра, кто-то с криком отшатнулся. Я погрозила пальцем рыцарю и буквально прыгнула в объятия Гавейна, который с облегчением прижал меня к себе, повязала ленточку на его запястье и, привстав на носочки, поцеловала.

— Майская королева выбрала своего Короля, — Радостно галдели женщины, начались улюлюканья и смешки, меня подхватили на руки и, закутав в плащ, унесли подальше от света костров. Веселье продолжилось, заиграла музыка, люди продолжили петь.

— Это было рискованно, отказать Артуру, — Усмехнулся мужчина. В темноте я практически не различала его лицо, только обнимала за горячую шею.

— Он сам виноват, не за чем так откровенно навязываться девушке, которая очень явно обозначила свои предпочтения. — Я беззаботно рассмеялась. — На что он рассчитывал?

— Что ты не сможешь ему возразить, как королю, — Хмыкнул рыцарь.

— Он не мой король, я всегда делаю, что хочу, а не то, что приказывают. — Нахмурилась в ответ.

— Это радует. — Меня поцеловали в висок, за разговором я не заметила, что мы уже подошли к воротам замка, которые в честь праздника были открыты настежь.

Гавейн уже поднялся на ступеньки крыльца, когда мы услышали торопливый конский топот за спиной. Мужчина аккуратно поставил меня на ноги и задвинул за спину, поворачиваясь к въезжающим. Всадников было несколько. Я постаралась выглянуть, но широкие плечи перекрывали весь обзор, тут я со страхом осознала, что в замке никого нет, все на праздничном гулянии, а у рыцаря нет с собой оружия, вообще никакого. Отчаянно пытаясь сообразить что предпринять, я не заметила, как вцепилась в ладнь, удерживающую меня позади. Лошади остановились прямо напротив нас, когда Гавейн расслабился и позволил мне посмотреть на прибывших. Я несмело прижалась к плечу рыцаря, обнимая его руку. Перед нами было четыре всадника, в одном из них я узнала Бомейна, брата Говейна, хотя я даже не заметила, что его не было на празднике. Судя по всему он успел съездить за леди, которой сейчас помогал спешиться. Я поморщилась, не было у меня радужных представлений об изнеженных леди того времени. Интересно кто она? Так как дама была завернута в объемный плащ, я даже не могла понять какого она возраста. Пока я пыталась разглядеть даму, на первые ступеньки уже поднялся Мерлин с интересом разглядывая меня:

— Леди Ангелина, вам очень идет платье. — Улыбнулся молодой человек, который упорно носил личину старика. — И Вам доброго времени суток, сэр Гавейн. — Он оперся на свой посох, становясь напротив меня. Я улыбнулась, чуть выступив вперед и протягивая руку для пожатия. Но старик удивил меня, вместо этого поцеловав ее и задержав в своей, он подмигнул мне.

— Добрый вечер, Мерлин. — Произнесла я. Дискомфорта от его действий я не испытывала. Тем более он был мне интересен, его загадка постоянно занимала мой ум.

— Мерлин, рад приветствовать Вас в ночь Белтейна в моем замке. Хотя признаюсь удивлен. — К чести Гавена, он не стал одергивать нас или пытаться прекратить пожатие рук, просто приподнял левую бровь. Мерлин прокашлялся, словно скрывая смех.

— Я объясню свое присутствие на празднике чуть позже, а сейчас, леди Ангелина, уделите мне пару минут для личной беседы? — Он потянул меня в сторону замковых ворот. Гавейн явно собирался воспротивится, когда его перехватила девушка. Она наконец откинула капюшон и оттуда на меня посмотрела очень красивая блондинка лет восемнадцати, хотя с их нравами ей с легкостью могло быть как тридцать, так и тринадцать.

— Гавейн, а меня ты не хочешь приветствовать? — И она со смехом притянула мужчину, ее лукавые карие глаза посмотрели на меня. Но Мерлин сильнее потянул меня и я буквально слетела вниз по ступенькам. Еще чуть-чуть и я бы пропахала носом землю, но мужчина успел подхватить меня за талию и повести дальше, краем глаза я успела еще заметить кудрявого юношу, который о чем-то беседовал с Бомейном. Эти двое были чем-то похожи, пожалуй цветом волос, только у более взрослого рыцаря они были длиннее, овалом лица и разрезом глаз. Брат? Или сын? Кто их разберет этих рыцарей Круглого стола. Взять к примеру того же Ланселота, сын которого уже сам является рыцарем Артура. Отвлеклась от разглядывания мужчин, так как мы уже вышли за ворота.

— Неужели необходимо так далеко уходить, чтобы побеседовать со мной? — Недовольно посмотрела я на мужчину, который уверенно увлекал меня дальше в противоположную сторону от костров, мы обходили замковую стену справа, между тем поля с гуляющими оставались слева. Я молча шла за спутником, ожидая когда он уже удовлетвориться расстоянием. Хорошо было одно, что от замка мы не удалялись, просто шли вдоль стены. Наконец я увидела тропинку, которая серебрилась в лунном свете. Мы вышли к озеру. Сейчас было не разобрать какой оно величины, из-за игры света и тени, оно казалось бесконечным и необъятным.

Наконец волшебник остановился, в темноте мне были видны его ярко-синие светящиеся глаза. Именно сейчас я в полной мере осознала, что не смотря на то, что глаза молодые, они мудрые.

— Да, леди Ангелина, нам действительно было необходимо уйти так далеко от окружающих. То что я сейчас Вам расскажу и покажу, Вам может не понравится, но я бы не хотел делиться этим знанием на виду у не посвященных. — Он серьезно посмотрел на меня и получил одобрительный кивок. — С Вашего позволения я предстану перед Вами в своем истинном облике, — Он слегка улыбнулся. — Таким меня не видел ни один рыцарь или леди, присутствующий здесь. Да и не стоит им видеть меня таким. Я бы и перед Вами не раскрылся, но в ночь Белтейна, когда потоки силы настолько нестабильны сложно удерживать постоянный морок. — Он слегка встряхнулся и маска старика словно сползла с него. Я вдруг поняла, что отчетливо вижу в темноте, но не понимала с чем это связано.

— У Вас глаза светятся, — Невпопад произнесла я.

— У Вас тоже, леди Ангелина, — Рассмеялся он молодым голосом. — Поверьте такова наша с вами особенность. Вот поэтому я и могу себе позволить, наконец, немного расслабиться и раскрыться перед так сказать «коллегой».

— Вы о чем? Как мы можем быть коллегами? Насколько я знаю, Вы волшебник. — Улыбнулась я недоверчиво, считая, что меня разыгрывают.

— Не переживайте, Ангелина, поживете с мое и не только волшебство освоите. Но у нас с вами немного разные жизненные ситуации. Вы из будущего, как я понимаю там совершенно забыли о заветах предков и магические ритуалы более не практикуют? — Вопросительно произнес он, тем временем расстилая на земле плащ и рукой предлагая присесть. Я плюхнулась рядом с ним, кутаясь в плащ Гавейна. Все же ночь была не слишком жаркая.

— Никто не практикует магию, нет способностей у современных людей, или они о них не знают и не верят в них, — Спокойно произнесла я.

— Даже в Британии? — Удивился мужчина.

— Даже в Англии, — Поддержала я.

— Обидно, я так старался, чтобы магия осталась хотя бы в легендах, хотя о чем это я, мне было видение, что так оно и будет. — Мужчина перевел взгляд на воду. Я посмотрела на него, Мерлин был высоким и худощавым, черные как смоль волосы коротко подстрижены, густые прямые брови делали темно-синие глаза еще более выразительными, прямой нос был пожалуй великоват, лицо слегка вытянутое, большие уши и крупные бесформенные губы довершали картину. Он не был красив, но определенное обаяние присутствовало, ему как-то хотелось верить. Он располагал к себе. Тонкие кисти рук и длинные пальцы казалось были предназначены для игры на музыкальном инструменте или к занятиям магией.

— В легендах магия и осталась, — Постаралась утешить я его. — В легендах о великом короле Артуре, его рыцарях Круглого стола и самом могущественном волшебнике всех времен — Мерлине. — Я улыбнулась, он с надеждой смотрел на меня. — Но в мое время это воспринимают, как сказки, да прекрасные и волнующие, но сказки. Многое, скорее всего просто переврали, что-то добавили от себя, а что-то сделали более красивым, чем оно есть на самом деле. — Я посмотрела на лунную дорожку, согнула ноги в коленях и положила на них голову.

— Ну хоть что-то осталось в памяти потомков, — Хлопнул он себя по коленке ладонью. — Но я хотел поговорить с Вами не только и не столько об этом. У меня для Вас две новости…

— Хорошая и плохая? — Привычно для себя спросила я с сарказмом.

— Почему? Суть новости будет зависеть от вашего отношения к ней, какая из них вас расстроит, а какая порадует, я не знаю. Поэтому расскажу Вам суть. Я исследовал место вашего перехода, надписи там нет, как я и предполагал с самого начала, она была видна только для вас. Эта надпись являлась ключом для перехода и объяснением вашей миссии. Дело в том, Ангелина, что я тоже попал в этот мир из другого времени, только не будущего для современников Артура, а прошлого, когда был Авалон в своем праве и драконы парили в этих небесах. Там магия как раз была доступна многим, хоть я и был жрецом своего бога, от природы мне было дано чуть больше, чем многим. Вот при переходе у меня было свое предназначение, которое я, к сожалению, до сих пор не исполнил. Когда мы исполним свое предназначение, нам будет дан шанс вернуться в свое время. Именно в тот момент из которого нас выдернула наша матушка природа. Плюс, пожалуй, в том, что пока Вы не исполните свое предназначение, ваши биологические часы не пойдут.

— Что это значит?

— Вы не постареете ни на минуту с того времени, как попали сюда, но для вас еще маленькая особенность, вы не сможете забеременеть, ваши биологические часы замерли.

— В чем подвох? — Спросила я напряженно.

— Убить вас здесь могут. Тогда Вы не вернетесь, а для своих близких просто пропадете без вести. Ваше предназначение откроется только Вам, когда я не в силах подсказать. Мое мне открылось спустя пять лет. Но думаю, у Вас оно не столь глобально, — Увидев мои округлившиеся глаза, быстро произнес мужчина. — Я просто не хотел замечать очевидного, а ответ всегда был у меня под носом. Но могу дать подсказку, ответ явно связан либо с сэром Гавейном, либо со всеми рыцарями Круглого стола, так как первыми кого Вы увидели были именно они. Вас выбрасывает именно туда и к тем людям, которым вы нужны. Отсюда и временное смещение.

— Да, в мое время уже жаркое лето, а здесь только весна. — Кивнула я.

— Это подтверждает мою теорию. С возвращением все понятно? — Я кивнула. — К прочему, постепенно в вас будет просыпаться магия. В ваше время ее совершенно заблокировали технологии, но в это время она еще возможна, а в вас она есть, иначе вы бы не смогли попасть в другой временной поток. Значит не все еще потеряно. Вы не будете против помочь мне по мере своих сил и знаний? — Он выжидательно посмотрел на меня, я кивнула головой.

— Все же я очень затянул с выполнением своего предназначения и силы мне пригодятся, как и советы. — Он криво и невесело усмехнулся. — Думаю вы уже знаете, что моя миссия неким образом объединить Британь? — Я кивнула. — Утер меня очень сильно подвел, стоит ли рассчитывать на Артура, я еще не решил. — Проворчал Мерлин, — Уж слишком он спесив и горяч. Порой это мешает делу.

— Не сомневайтесь, Артур именно тот король, который поможет Вам вернуться домой, — Улыбнулась я. Ворчал он все же как старик. Мерлин довольно хлопнул себя по коленям вновь. — Но я не большой знаток истории туманного Альбиона…

— Как вы назвали Британь? — Поперхнулся собеседник.

— Так именуют его сами британцы — Туманный Альбион. — Я с удивлением приподняла брови.

— Вот это мне, пожалуй, стоит обмозговать, надо же, они возомнили себя приемниками Альбиона? Правда? Моего волшебного города? — Он даже рассмеялся. — Да вы кладезь полезных знаний. Вот с этим уже стоит поработать. Черт побери, они станут Альбионом, по крайней мере я сделаю все, чтобы это случилось. — Он вскочил. Я поднялась следом, но волшебник вдруг затормозил. — А почему туманный?

— В Англии довольно часто случаются туманы или облачности, климат такой, — Пожала я плечами. — А в мое время добавился еще смог.

— У меня к вам, Ангелина, миллионы вопросов, но боюсь сейчас мое время истекло. Вас доверили мне только ссылаясь на мой почтенный возраст, — Он криво усмехнулся, — Но не стоит злоупотреблять доверием сэра Гавейна.

— Гавейн был спокоен, когда отпускал меня и нисколько не возражал. — Нахмурилась я.

— О, не заблуждайтесь на счет сэра Говейна, он способен вполне однозначно высказать свое видение ситуации. Я получил лишь небольшой кивок, что означало недолго и недалеко. Думаете почему мы не отходим от стен замка. Магия не чужда и Гавейну. Особенно охранная. — Мужчина уже накинул на себя облик старца и подал мне руку.

— Охранная? А при чем здесь охрана? Гавейн самый спокойный рыцарь из всех, кого я знала.

— Не обманывайтесь, Гавейн самый яростный и беспощадный воин из всех рыцарей Круглого стола, то что Вы видите его только с положительно стороны, говорит лишь об одном, он выбрал вас. Вы его дама сердца, для Вас он станет только рыцарем в сияющих доспехах. Даже Артур боится открыто конфликтовать с принцем крови. Вся магия крови отца и матери передалась старшему наследнику. Остальные дети унаследовали только крохи с той или иной стороны. Но в этом рыцаре вся мощь крови дома короля лота Оркнейского и дома его матери леди Лотианской. Мне стоило больших трудов склонить его на сторону Артура. При помощи моей магии войны Артура выступили против сэра Говейна и с большим трудом разбили его отряд. Только тогда гордый рыцарь посчитал Артура достойным королем и присягнул ему на верность. Но Гавейн не считает Артура своим королем, они равны по происхождению и древностью крови Гавейн, пожалуй, превосходит Артура. — Мы тем временем уже подходили к повороту каменной стены. — И если он выбрал тебя, то я очень не хочу, чтобы даже моя тень пала на твою репутацию, гнева Гавейна стоит бояться.

— Но его друзья всеми правдами и неправдами пытались соблазнить меня, даже сам Артур почти в открытую предложил мне провести эту ночь с ним. Гавейн был терпим и не сказал им ни слова. — Возразила я.

— Думаю, он все же предупредил их, не так ли? — Лукаво улыбнулся старик. Я задумалась, что-то такое я слышала. Пожалуй, его фраза: я был терпелив и позволил Вам попытаться, как раз из разряда такого предупреждения. Пока я размышляла, мы подошли к воротам и Мерлин отпустил мою руку. В тени пролета стоял Гавейн и мрачно вертел в руках травинку. Сейчас я готова была поверить старику. Но при виде меня его лицо мгновенно разгладилось и приняло бесстрастное выражение.

— Мы обстоятельно побеседовали, — Мерлин слегка поклонился. — Думаю, что смогу попробовать вернуть леди Ангелину не ранее чем через год, когда планеты вновь сойдутся подходящим образом, — Начал он нагонять туман. — А пока…

— Я позабочусь о леди, — Прервал его Гавейн.

— Что ж, это хорошая мысль. А теперь я бы хотел присоединиться к празднующим, если Вы не возражаете, — Гавейн кивнул, но Мерлин демонстративно повернулся ко мне. Я слегка растерялась.

— Конечно, вас наверно стоит подкрепиться. — Улыбнулась я, а мне весело подмигнули молодые глаза. Только сейчас я обратила внимания на скрипнувшего зубами рыцаря. Мерлин уже удалялся, а его сгорбленную спину (вот притворяется зараза) провожал очень грозный рыцарь. Я поспешно подошла к нему и положила ладони на грудь, руки мужчины моментально оказались на моей талии, прижимая к своему сильному телу. Складка между черных бровей разгладилась. — А кто еще сопровождал Мерлина, помимо твоего брата Бомейна? — Спросила я с любопытством.

— Это мой младший брат Бедивер и сестра Гвеневера. — Спокойно произнес рыцарь, поглаживая мою поясницу. — Я познакомлю тебя с ними завтра. Ты замерзла?

— Пожалуй да, — Я передернула плечами, после чего меня подхватили на руки и стремительно понесли вглубь замка. Если нас еще кто-то остановит, то клянусь, я сама загрызу незваных гостей. Покрепче прижимаясь к разгоряченному телу, подумалось мне. Но слава всем богам, больше никто не попытался нас остановить и мы благополучно добрались до совместных покоев.

Глава 13

Меня усадили в кресло, а рыцарь начал разводить огонь в камине, без него бы действительно в комнате было очень прохладно. Я продолжала кутаться в складки платья. Кстати, вот любопытно, как Мерлин разглядел платье, если я была замотана в плащ. Загадка или это просто фигура речи, платье — имеется в виду сам средневековый наряд? Но я махнула рукой на эти рассуждения, внимательнее следя за языками пламени, которые играли на задумчивом лице моего спутника. Кто-то не торопится переходить к активным действиям по соблазнению меня любимой. Или этого и не предполагалось? Я была удивлена. Мне что предлагают самой соблазнить рыцаря?

В помещении стало ощутимо теплее, я встала, скинула плащ, когда рыцарь словно очнулся и вмиг оказался рядом.

— Прости, задумался. — Прошептали мне в приоткрытые губы.

— О чем? — Спросила я тихо, так как терялась рядом с этим мужчиной.

— О будущем. — Неясно прозвучало в ответ. Больше мне не позволили произнести ни слова. То что я раньше считала поцелуями, было детским лепетом. Своими губами он буквально пил мое дыхание, воспламеняя каждую клеточку моего тела. Такого дикого и необузданного возбуждения я не испытывала никогда. Сама не замечала, как срываю одежду с Гавейна. Только когда мои руки были остановлены в лихорадочном движении, дергающем завязки на его штанах, я немного пришла в себя. Причем мое платье было не тронуто. Я жадно глотала воздух, пытаясь перевести дыхание, когда Гавейн исследовал своими губами мою шею, технично выверенными движениями развязывая мое платье и избавляясь от своих штанов. На секунду он застыл разглядывая меня в одном прозрачном нижнем белье. Глаза его пылали, это был странный огонь, словно он сиял внутри, а не отражал пламя камина, от которого мы так и не отошли. Меня подхватили на руки, окончательно лишая последних покровов. Мужчина был уже абсолютно голым и его мощное тело прижимало меня к меховому покрывалу. Я обняла его ногами, позволяя прижаться плотнее, давая доступ к своему телу, чем незамедлительно и воспользовался властный хозяин положения. Меня словно током пронзало удовольствие от каждого его толчка. Чувство безграничного полета в невесомости, финалом которого стало падение на мои личные небеса экстаза. Такого оргазма у меня никогда не было. Мне казалось, что я отключилась. Пришла в себя от поцелуя в ушко, легкого покусывания. Гавейн с насмешкой в глазах смотрел на меня, он все еще был внутри и по прежнему напряжен. Я потянулась к его губам, притягивая лицо к себе, мужчина с желанием подался вперед и продолжил ввинчиваться в меня на большей скорости, чем в начале. Я снова поднималась к своим небесам, которые впервые познала с этим мужчиной. Я абсолютно потеряла счет времени, мне казалось, что мы выпали из него. В очередной полет я прихватила с собой и Гавейна, который в пылу страсти прикусил мою губу. Затем перекатился, чтобы не придавить меня своим весом и прижал к себе мое бесчувственное тело. Сейчас мне было настолько хорошо, что двигаться не хотелось. Я была благодарна Гавейну за то, что он укрыл нас обоих покрывалом, позволяя мне уплывать в сон, распластавшись на нем.

Глава 14

Второй раз просыпаюсь с рассветом, но не солнце разбудило меня в этот раз, очень красноречивый член мужчины, который упирался мне в попу, говоря «доброе утро» без слов. Я посмотрела на руку, сжимающую во сне мою грудь и красную ленту, до сих пор повязанную на ней. Да уж, плодородием мы обеспечили эту землю как минимум на два сезона подряд. Я попыталась сдержать смех, но у меня слабо получалось, я все же хихикнула.

— Что же тебя так развеселило? — Хрипло прошептал мужчина в самое ухо, прикусив мочку. Никогда не подозревала, что мое ухо является эрогенной зоной, скорее всего это только благодаря этому мужчине. Но от его действий у меня мурашки побежали по коже.

— Доброе утро, — с улыбкой повернулась я в его объятиях, принимая свой долгожданный утренний поцелуй. — Да вот подумала, что плодородия мы жителям твоей земли обеспечили на пару сезонов вперед. — Я лукаво провела ладонью по небритой щеке. Мужчина рассмеялся, откидываясь на спину. Он прикрыл локтем глаза. Я приподнялась, забираясь на него верхом. — Или мы недостаточно старались? — Для убедительности я похлопала глазами, на меня подозрительно посмотрели из-под руки. Гавейн недоверчиво переспросил:

— Думаешь, я с халтурил? — Голос у него был подозрительно веселый.

— Ну не знаю — протянула я задумчиво, упираясь локтями в его грудную клетку. Меня ласково оглаживали горячие ладони.

— Может повторим? Для закрепления результата? — Глаза его просто смеялись. Я слегка поерзала, ощущая его между своих ног.

— Нужно позаботиться о благополучии твоего народа, а то будут сетовать, что ты совершенно о них не заботишься. — Я наклонилась и поцеловала его смеющийся рот. Инициативу мужчина быстро перехватил, позволяя оседлать себя, но двигался от настолько мощно и яростно, что вскоре мы перекатились по кровати, и он оказался сверху.

Я потянулась, как довольная кошка, поглядывая в окно, в котором уже золотился солнечный свет. Гавейн рисовал замысловатые узоры на моей коже своим пальцем и целовал периодически то тут, то там. Мы все еще валялись в кровати и ас даже никто не беспокоил. Затаились все или просто устали вчера. Я не слышала, чтобы кто-то возвращался в замок. Но вчера я бы не услышала даже стадо слонов, не говоря уже о гостях замка.

Я уже начала снова заводиться от медленных поглаживаний и поцелуев, когда в дверь постучали. Гавейн явственно чертыхнулся. Он перекатился на кровати, встал, натянул штаны и направился к двери. Я внимательно следила за его передвижениями, натянув покрывало и простынь на плечи. Кого там принесло? Если это Артур, то я точно выскажу ему все, что думаю. Но в дверях стол явно не Артур, так как Гавейн спокойно посторонился и пропустил гостя, точнее гостью внутрь. Это был Гвиневера. И она была чем-то очень недовольна.

— Гвен, мы можем поговорить позже? — Спросил мужчина.

— Нет, мне нужно поговорить с тобой сейчас. — Она недовольно пожала губы. — Доброе утро, Ангелина, прости что так врываюсь, но это просто невыносимо. Вместо того, чтобы сесть в кресло, девушка плюхнулась на кровать и подползла поближе ко мне. Сказать, что я была в шоке, ничего не сказать, Гавейн так же пребывал в легком ступоре. А девушка тем временем жаловалась на Артура, причем рассказывала о его приставаниях и намеках она мне, а не своему брату. В какой-то момент мне действительно стало обидно за девушку, ну действительно, ей всего семнадцать, а ему, боже ты мой, сорок. Да в ее глазах он глубокий старик, одной ногой в могиле, ну чего он прицепился к девчонке. А ей между прочим нравится Ланселот, который, она просто уверена, сделал бы ей предложение, если бы не противный Артур. Я подтянула простынь повыше и села.

— Гвен, ну я не думаю, что Ланселот сделал бы тебе предложение в любом случае, так как он женат, — Рассудительно начала я. Эта девчонка только презрительно хмыкнула.

— Да леди Элейн уже старая, ее сын мой ровесник, к тому же они давно не живут вместе. Я красивее. — Выдала она самый убийственный свой аргумет. Я хмыкнула.

— Возможно ты права, я не отрицаю, так как не видела эту леди и совершенно не знаю предпочтений Ланселота, но у них семья, какая бы она ни была. И есть сын. Тебе безразлична судьба и чувства Галахада. Насколько я знаю, он прекрасный молодой человек и уверена развод родителей разобьет его сердце. — Попыталась прощупать почву я.

— Галахад рыцарь, значит по определению силен духом и переживет такое. — Пожала плечами эта эгоистка. Я недовольно поморщилась.

— То что кто-то силен духом, не значит, что его чувства можно ранить на право и налево, — Резко ответила я. — Ведешь себя, как избалованная дрянь. Может Артур и будет тебе хорошей парой, он политик, ты избалованный ребенок, — Никогда не умела разговаривать с детьми, особенно подростками переходного возраста. Я встала с кровати, стащить покрывало или простынь не получилась, поэтому я решила не стесняться и с трудом отыскав на полу ночную рубанку, натянула ее. Девушка как рыба глотала воздух, придумывая что бы такое мне ответить.

— А тебя вообще никто не спрашивал. Вот! — Она отвернулась и посмотрела на брата. — Подумаешь, откуда ты такая умная взялась?! — Она начала заводиться.

— Гвен! — Прикрикнул на нее Галахад. Девушка явно собиралась оскорбить меня, но одного окрика ей стало достаточно, чтобы виновато опустить голову. — О твоих чувствах к Ланселоту мы уже разговаривали. Артуру я тоже все высказал, если он переступил черту, я вызову его на поединок, — Спокойно скрестил руки на груди мужчина. Малявка побледнела.

— Конечно он не посмел перейти черту. — Поспешно произнесла она. — И вообще Вас внизу уже заждались. — Она быстро встала с кровати и, не оглядываясь, поспешила к выходу. Я покачала головой.

— Не обращай внимания, она по существу еще ребенок, избалованный ребенок. Этот разговор у нас случается с периодичностью в пару месяцев и по сути заканчивается одинаково. Не пойму что такого Артур разглядел в ней. — Он пожал плечами, наблюдая за тем, как я одеваюсь.

— Наверняка Артуру нравится ее смазливое личико, — Хмыкнула я.

— Он не так поверхностен. — Покачал головой Гавейн.

— Тогда он разглядел упорный характер, с которым твоя сестра добивается Ланселота. Она пришла поговорить не о приставаниях Артура, а получить одобрение на соблазнение твоего друга Артура, интриги по способствованию его разводу и женитьбе на Гвен. Вот вся суть претензий девочки. Теперь вот я не пойму, что такого дамы видят в Ланселоте, что вешаются на него все и смотрят глазами коровы? — Удивленно подняла взгляд на засмеявшегося мужчину.

— Только ты не попала под обаяние этого прохвоста. Он умеет быть обаятельным, когда ему это выгодно, цепляя своей внешностью и харизмой. Помимо этого он преданный соратник и храбрый войн, если не считать, что он и впрямь был бы выгодным зятем, так как его земли граничат с замком моей матушки, который по наследству перейдет Бедиверу. Хорошо бы там иметь защищенные рубежи. Но, как ты верно заметила, он уже женат. А леди Элейн не так проста, как многим кажется. — Спокойно улыбнулся он.

— Твоя сестра рано или поздно добьется своего, Ланселот обратит на нее внимание. Но и Артур тоже получит твою сестру в жены, в этом даже не сомневайся. — Я недовольно отвернулась и пошла умываться.

— И что должны значить твои слова? — Донеслось мне в след.

— Только то, что я сказала. Не ищи тайный смысл.

Глава 15

Когда я привела себя в порядок, в комнате уже никого не было. С раздражением поняла, что не в привычках Гавейна дожидаться свою даму в комнате. Как я понимаю мне самой предложили решать спускаться к гостям или нет. Вот это откровенно злило. Да мужчина является хозяином замка и ему просто необходимо присутствовать на завтраке, но пока нас не посетила его сестра, Гавейн не торопился покидать постель. Или мне так намекнули, что все, что от меня хотел, он получил? С удивлением понимаю, что чувствую себя ненужной и одинокой. Может этот так проявляется стресс. Судя по всему, мужчина позаботился о моем гардеробе, так как на кровати меня ждало очередное платье, на этот раз оно было голубым и совершенно простого покроя, но к нему так же прилагалось тонкое нижнее белье, состоящее из маячки и шортиков. Язык не поворачивался назвать эту прекрасную вещь грубым словом панталоны. Приступ слезливости и жалости к себе не прошел. И вообще настроение было паршивое. Но желудок требовал своего, поэтому я оделась, расчесала волосы, заплела их в косу для которой требовалась лента, но найти ничего подходящего просто не смогла. Вспомнила, что в кармане джинсов была резиночка для волос и полезла в шкаф за своими вещами. Они лежали там же, где я их оставила. А именно на дне шкафа прикрытыми коричневым платьем. В джинсах нашла не только резинку для волос, но и телефон. Погладила свой любимый гаджет, решила, что нужно поднимать себе настроение, а для этого хочу послушать свою музыку, пусть недолго, пока не сядет зарядка. Решено, после завтрака постараюсь уйти подальше или спрятаться где-нибудь со своим любимым телефончиком. Подумала где его спрятать, оставалось только в лифе платья, решила одеть под платье джинсы и туда спрятать телефон. Слегка подогнула их, чтобы даже при приподнятом подоле платья их не было заметно. Платье было из плотной ткани, так что в любом случае они будут не слишком заметны. Да и кто будет ощупывать мою пятую точку? Решив так, спрятала телефон в передний карман, и направилась на выход. В дверях столкнулась с Мерлином, который, судя по всему, собирался прийти ко мне. Улыбнулась, вот кому действительно не наплевать на меня.

— Доброе утро, — Произнесла с радостью.

— Доброе, Ангелина, а я все ждал, что Вы спуститесь, но никак не мог дождаться. Завтрак практически подошел к концу. Что Вас так задержало? Гавейн не смог пояснить. — Он с любопытством посмотрел на меня. Я покраснела.

— Долго не хотелось просыпаться, — Произнесла с улыбкой, — Да и собиралась долго. Сегодня я что-то очень ленюсь, все же вчера стоило лечь спать раньше, — Пожала плечами я, беря под руку старика. Он с удовольствием подставил свое предплечье и мы направились вниз. — Зачем Вы ждали меня? Что-то хотели обсудить?

— Можно на ты, Ангелина, я же позволяю себе называть тебя по имени, — Произнес он спокойно.

— Хорошо, Мерлин, ты хотел поговорить со мной?

— Да, я хочу объявить рыцарям, что ты мой официальный представитель и в мое отсутствие выражаешь мою волю. — Он хмуро посмотрел вперед.

— Зачем? — Удивилась я.

— Хочу попросить тебя помочь мне в одном неоднозначном поиске. Сам я не уверен в его успехе, но он требует сосредоточения, которое я сейчас не могу себе позволить, Утер отнимает много моего внимания своими нападениями. В общем я объясню тебе чуть позже суть своей просьбы. Скажи, ты согласна стать моим помощником? — Он остановился посреди лестничного марша и мне так же пришлось остановиться.

— Что ж, если покинуть это время я могу только через год, а сидеть без дела я просто не умею, то мне нужна какая-то цель, поэтому я с радостью и воодушевлением принимаю твое предложение. Но как мы будем поддерживать связь на расстоянии? — Я нахмурилась, раздумывая.

— Этот вопрос мы решим чуть позже. У меня только два дня, чтобы все обсудить с тобой, проработать план действий, так что давай покончим с формальностями определения твоего статуса, среди моих рыцарей, — Он подмигнул мне и улыбнулся. Я приподняла брови и округлила глаза. — А что? У Артура есть рыцари круглого стола, почему бы мне не обзавестись своими? Тем более, что ты действительно достойна этого звания. Ты самая смелая девушка, каких я когда-либо встречал.

— Я польщена, но вряд ли соответствую похвале, — Рассмеялась я. Вот умеет этот прекрасный человек поднять настроение одним своим присутствием.

— Позволь мне не согласиться и оставь право самому решать, — Он погрозил мне пальцем.

— Кто же еще является твоим рыцарем? — Улыбнулась я.

— О, я тебя удивлю, это леди Моргана. Не смотря на ужасные слухи, что ходят об этой леди, она прекрасный помощник для меня, как видишь мои рыцари — прекрасные леди.

— Тайное общество. Знаешь, в мое время самые прекрасные шпионы и соглядатаи — девушки. Этим никого не удивишь. — Я усмехнулась.

— Что ж, приятно, мое второе имя Пророк. — Ехидно усмехнулся мужчина. — Я Вас непременно познакомлю, но не ранее Самайна. Сейчас ты нужна мне в другом месте. Так, мы и так задержались, пора разобраться со всеми возражениями, которые будь уверена выслушаешь в огромном количестве, но не принимай их на свой счет, просто рыцари несколько закостенели в своих представлениях.

— Самайн — это когда? — Удивилась я.

— Да, в следующий раз мы скорее всего увидимся только в первые дня ноября и при дворе Артура. Более я приехать сюда не смогу, да и ты тут не задержишься, а уж куда тебя занесет моя просьба, даже я пока не представляю, но я верю в тебя, мой верный рыцарь, — Он весело похлопал рукой по моей ладони и начал спускаться вниз, стягивая меня за собой вниз по лестнице. Я приподняла подол платья и поспешила следом. Заинтриговал меня мужчина, это отодвинуло подальше мою депрессию и истерику. Какую же загадку он для меня приготовил?

Мы вошли в столовую, когда мужчины уже покушали и просто что-то оживленно обсуждали и перешучивались. Они явно кого-то ждали и сильно сомневаюсь, что меня, так как при нашем с Мерлином совместном появлении рука об руку, реакция у рыцарей была разная, но никак не радостная. Гавейн встал с места, но Артур удержал его за руку, остальные замолчали, за столом не было Гвиневеры. Она уже позавтракала или просто не захотела сидеть рядом а Артуром? Чем-то мне все же не нравилась эта девчонка. Хотя может это просто ревность. До ее появления я была единственной женщиной в мужском коллективе, пусть внимание не всегда было приятным, но оно неизменно принадлежало мне. Хотя по своей природе я не любитель такого внимания со стороны окружающих, вообще то предпочитая уединение. Но с мужчинами мне всегда было проще, чем с женской частью коллектива.

Мерлин остановился напротив Артура, заставляя остальных рыцарей повернуться к нам. Я уловила пару ехидных улыбочек, думаю, относящихся к моему вчерашнему статусу Майской королевы и ночи с Гавейном. В их глазах я стала доступной, так как потеряла статус неприкосновенной леди. Ну что же, меня это не должно касаться. Только пара присутствующих смотрели на меня доброжелательно: Оуэн, Галахад, на удивление Мордред и Бор. Я опасалась смотреть на Гавейна, который все еще стоял, поэтому пристально посмотрела на Артура и вскинула голову. Мой осмотр окружающих не занял и пару секунд, но Мерлин выждал паузу, наконец Артур перевел взгляд с волшебника на меня, словно спрашивая причину моего появления. Они что ожидали, что я испарюсь после ночи с Гавейном? Или не покажусь больше им на глаза от стыда? Такой нескрываемый вопрос крылся в холодных голубых глазах. Или я накручиваю себя? Но я не собиралась ничего говорить, сейчас речь должен произнести Мерлин.

— Такое ощущение, старик, что ты хочешь представить нам леди Ангелину, как свою невесту? — Не выдержал мхатовской паузы Персиваль, нервно откинув от себя салфетку. — Не томи, говори уже. У нас еще есть дела, если ты помнишь.

— Я прекрасно помню о своих делах, Персиваль, и в напоминаниях не нуждаюсь, — Громыхнул Мерлин старческим дребезжащим голосом. Я удивленно посмотрела на него, но меня проигнорировали. — Твоя торопливость всегда вредила тебе. Учись выдержке у своего брата, вот достойный пример. — Он указал на Ламарка, который сидел боком к нам и сверлил меня взглядом, он даже не перевел взгляд на волшебника, вообще никак не отреагировал на его похвалу. Я встретилась с горящим взглядом своего персонального палача, но только усмехнулась, чуть скривив нос, вот уж кого примером я бы не назвала. Плохой из него актер, по крайней мере со мной он не смог доиграть роль добродушного друга до конца. Но я не задержала на нем взгляд ни на минуту. — Мы с Ангелиной пришли сюда именно из-за нашего дела, как ты изволил выразиться. Я решил предоставить вам более действенную помощь, чем мое редкое присутствие на советах. В настоящее время я не могу посвятить себя нашим поискам, поэтому попросил Ангелина помочь мне. — Поднялся такой шквал из голосов, что я невольно отступила на шаг, но локоть мужчины зажал мою ладонь. Артур молчал, как молчал и Мерлин, позволяя высказаться своим рыцарям. Ожидаемо громче всех возмущался Персиваль, Ламарк, Ланселот и, неожиданно, Бомейн, которого поддержал Бедивер. Я покачала головой, да с родственниками Гавейна мы никогда не станем друзьями, так как я не злопамятная, конечно, но долгопомнящая. А вот таких высказываниях, на грани с оскорблениями я не забуду никогда. Тут Уриенс, мрачный рыцарь с ямочкой на подбородке и хмурым взглядом, усомнился в здравом рассудке старика, когда терпению Мерлина пришел конец. Он зло пыхнул и над головами присутствующих мигнула молния и раздался гром, грохот которого заставил замолчать всех. Я похлопала его по ладони, которая сжимала мою руку, пытаясь успокоить. Все же маг его уровня в гневе, это я вам скажу впечатляющее зрелище.

— Не обращай на них внимание, темнота средневековых мужчин не стоит твоего гнева. Это их право остаться при своем мнении. — Я улыбнулась, глаза волшебника из грозовых, стали небесными, он хохотнул.

— Тут ты права, моя леди, их исправит только могила. Но я никогда никому не прощаю пренебрежительного отношения к себе, прости, — Он поцеловал мою ладонь, — Тем более не прощу неуважительного отношения к тебе, ты этого не заслужила. — Я пожала плечами, как бы говоря, что мне все равно. Свой взгляд я направила сквозь присутствующих передо мной мужчин. Я была зла.

— Что это за представление? — Артур поднялся и оперся руками на столешницу. Гавейн стоял и сверлил взглядом меня, я просто чувствовала, как его глаза хоронят меня. Он чувствует себя обманутым, в этом я уверена. Но мне это безразлично.

— Если бы вместо того, чтобы высказывать свое невежество и грубость перед леди, Вы выслушали меня, не пришлось бы демонстрировать то, что вы кажется все благополучно забыли. — Мерлин словно стал выше ростом. — Я не ваш друг, я не ваш слуга, и никогда не стану равным вам, рыцари Камелота. — Его голос казалось сгущал атмосферу зала.

— Мерлин, может стоит просто сбросить личину? — Предложила я с улыбкой. — Люблю эффектные жесты. — Мужчина покачал головой, но не отрицая мою идею, а как бы говоря, что они не достойны этого. — Я только предложила. — Как можно равнодушнее ответила я, глядя сквозь присутствующих, вдаль. На лице моем была маска абсолютного спокойствия, только волшебник чувствовал мою стиснутую в кулак ладонь, спрятанную в складках его мантии.

— Я ожидал сопротивления, но не таких низменных слов и откровенной грубости. Иначе никогда бы не позволил Ангелине присутствовать при своем заявлении. Я оказываю Вам огромный вотум доверия и показываю свое высшее расположение позволяя Ангелине помогать Вам. — Он поднял руку, запрещая разговоры. — Она является моим рыцарем, если такая аллегория будет вам более близка. Моим голосом, ее решение — мое решение. Так как через два дня я покину вас и не смогу вернуться до Самайна, то хотел помогать хоть на расстоянии. Но сейчас я не готов вам доверить своего человека. Вы не достойны ее внимания, хотя это личное одолжение Ангелины для меня, своего друга. — Он повернулся ко мне, заставляя посмотреть в глаза, — Прости меня, я не подозревал насколько они узколобые. — Я кивнула.

Глава 16

— Мерлин, боюсь твоя идея не дошла до нас. Что ты пытаешься нам сказать? — В тишине произнес Артур, он жестом запретил своим людям разговаривать. Я оглядела сидящих за столом и нахмурилась, а хочу ли я ввязываться в это «дело», которое еще недавно предложил Мерлин. В этом море недовольных и злых лиц, я чувствовала себя откровенно неуверенно и напряженно. От них исходила угроза и злость. Я кожей это ощущала, по которой бежали мурашки, казалось все волоски на моем теле встали дыбом от электричества в воздухе. Теперь с интересом и положительными эмоциями на меня смотрели только Оуэн и Галахад. Бор оставался равнодушен, как будто ждал разъяснений, прежде чем делать выводы. Остальные были напряжены и злы. Даже Артур выглядел злым. Я наконец позволила себе посмотреть на Гавейна, взгляда которого откровенно боялась, но мне нужно было понимать чего ожидать от мужчины, которым я еще недавно откровенно восхищалась. Он был напряжен и не сводил своих глаз с моей руки, лежащей на сгибе локтя мага. Но в нем не чувствовалась злости, казалось он обдумывал слова волшебника.

— Я пытаюсь Вам сказать, что через два дня покину вас и не смогу вернуться до Самайна. Это первое. — обстоятельно начал Мерлин. Я кивнула, словно подтверждая слова волшебника, ведь мне он сказал ровно то же самое.

— Утер наращивает силы? — Быстро спросил Артур, отталкиваясь от столешницы. Он скрестил руки на груди.

— Не только, сейчас нам нужно переживать не за Утера, точнее не столько за него, сколько за дочерей Саломеи. — Устало прикрыл глаза волшебник.

— Моргауза? — Напряженно подался вперед Мордред. Мерлин хмуро посмотрел на него.

— Фею Моргаузу поддерживают, как Моргана, так и Элейн. — Он подчеркнул слово фея.

— Мы можем повлиять на мать, — Поднялся Оуэн, мне было жаль мальчишку. Он еще верил в силу слова. Мерлин покачал головой.

— Ты не отвечаешь за свою мать, повлиять ты на нее не можешь, она сформировалась, как личность со своей волей задолго до твоего рождения. — Оуэен расстроенно сел, но ему нечего было возразить.

— Леди Элейн никогда в открытую не поддерживала планы феи Моргаузы, — Покачал головой Галахад.

— Еще бы она в открытую высказала что-то против Артура, чьим рыцарем является ее сын и муж. — Рассмеялся Ланселот, Галахад вспыхнул.

— Это не меняет расстановки сил. Сестры за одно, не стоит обольщаться, надеясь на другое. Они мечтают отомстить за смерть своего отца, как Утеру, так и Артуру, но в их представлении, Артур сейчас более опасен, чем пошатнувший свою власть Утер. Так по крайней мере убедила их Ингрейм.

— Вот змея, — прошипел Мордред.

— Она в своем праве, она защищает своего мужчину, — Не поддержал его слова сэр Кей, молчавший до этого.

— Тут я с Вами соглашусь, каждый сражается за того, кто ему дорог. — Спокойно произнес волшебник, — Но от этого моя жизнь проще не стала. — Он устало усмехнулся. — Дальнейшее обсуждение предлагаю все же провести в моем кабинете, устал я что-то. Позволишь, Ангелина, я воспользуюсь твоим резервом? Обещаю, что на обратную дорогу расходую свой, который восполнится к тому моменту. — Я кивнула, не совсем понимая о чем он, но предполагая, что это относится к нашему вчерашнему разговору о том, что во мне постепенно просыпается магия. Меня взяли за руку и перед нами открылся портал, в котором был виден широкий и массивный рабочий стол и кресло с высокой спинкой. Мы шагнули первыми. Следом за нами потянулись остальные. Пока все проходили волшебник держал меня за руку, силы постепенно покидали меня, я ощущала это так, словно из мира уходили краски. Уже мушки закружились перед глазами, когда меня с недовольным лицом от волшебника оторвал Гавейн. Проход захлопнулся, а я покачнулась.

— Ж…

Достаточно, не видишь, что переборщил. — Он прижал мою голову к своему плечу и со мной на руках присел в кресло, что стояло сбоку от массивного стола хозяина помещения. Мерлин прошелестел мантией в нашу сторону и пощупал мой пульс, затем заглянул в глаза.

— Прости, Ангелина, я как-то не рассчитал. Все таки твои каналы восстанавливаются не так быстро, как мне бы хотелось. Или дело в твоем спутнике? — Подозрительно нахмурился волшебник. — Не стоило пускать все на самотек, но в этом я сам виноват, разберемся. — Он погладил меня по голове. Усталость уже начала проходить, я попыталась встать, но сильные руки стальным обручем приковали меня к мужскому телу.

— С чем это ты собрался разбираться? Со мной или нашей связью? — Мужчина практически рычал.

— О нет, Ангелина сама тебя выбрала, она вольна в своих решениях, а разбираться я собираюсь с ее магическими каналами и скоростью их восполнения, только и всего. Да, два дня это очень мало, но ничего мы справимся, — Мерлин уверенно посмотрел в мои глаза, я все же выпрямилась.

— Конечно справимся, — Улыбнулась я неуверенно, — Где наша попаданческая братия не пропадала? — Мне было весело, чувствовала себя немного пьяной. Нахмурилась.

— Не переживай, сейчас твое тело ускоренно поглощает окружающую магию, поэтому ты чувствуешь легкую эйфорию. Это пройдет, как резерв наполнится. — Мужчина отошел от нас и сел в свое кресло.

Кресел на удивление оказалось много, они стояли полукругом, на всех рыцарей хватило. Не хватало только круглого стола, подумалось мне. Я улыбнулась с ехидством. Тоже мне рыцари.

Так как выбора мне не оставили, то я откинулась на мужскую грудь и постаралась устроиться удобнее.

— Ангелина, я задолжал тебе объяснение. Благодарю, что согласилась помочь мне в слепую. Я это ценю, правда. — Он кивнул мне. Я улыбнулась, принимая благодарность. — Так вот твоя миссия будет заключаться в следующем: ты будешь моими глазами и ушами, не постоянно, конечно, — Заверил он, видя мои поднятые брови. — Но по мере необходимости. Так же мне необходим твой ум и смелость в разгадывании одной весьма интересной легенды, она возникла еще в мое время, но в данный исторический период обрела немного иное звучание. Пока не представляю, знакома ли ты с ней, но я поведаю тебе легенду, дам все свои ключи к ней и всю помощь, которую способен оказать.

— Мерлин, почему ты считаешь, что леди справится с данным поиском успешнее, чем все мои рыцари вместе взятые? — Артур наклонился вперед, напряженно скрестив кончики пальцев. — Мы бьемся над разгадкой уже шесть месяцев, пусть ты не мог помогать нам все время, но так же не оставался в стороне…

— Ангелина обладает именно тем складом мышления, которого не хватает нам, забронзовевшим в своей древности и…

— Махровом шовинизме, — Прошипела я. Мерлин со смешком посмотрел в мою сторону.

— Пожалуй соглашусь, хотя думаю, что нашим собеседникам не понятно твое высказывание. Ты довольно образно мыслишь. — Он откинулся на спинку кресла. — Оставим эти разговоры, перейдем к сути. За два дня, что есть у меня я постараюсь ввести леди в курс нашей проблемы, наладить канал нашей персональной связи, чтобы дать вам шанс. Как ты, Артур, верно отметил, за шесть месяцев мы не продвинулись в разгадке этой легенды ни на дюйм и все ваши предположения оказались неверны. Я прав, Бедивер? — Он перевел взгляд на мрачного рыцаря, который с недовольством поднялся с кресла и отошел к окну. — Как я понимаю, это утвердительный ответ.

— На острове его не оказалось. — Проворчал мужчина.

— Как я и говорил с самого начала, это было неверное решение. — Спокойно улыбнулся старик. — Тому острову меньше сотни лет, уж поверьте мне, человеку, который жил во времена его возникновения.

— Этот замок соответствовал трем критериям. — Упрямо посмотрел на нас рыцарь, тряхнув каштановыми кудрями. Он был так мил в своем ослином упрямстве, что я улыбнулась. За что получила яростный взгляд, постаралась тут же спрятать неуместную улыбку.

— Соответствовал ли? — Мерлин отвернулся ко мне. — Ангелина, сейчас я не буду пересказывать легенду, скажу только одно — мы ищем святой Грааль, который даст Артуру право быть властелинам Британии.

— Святой Грааль — это волшебный или точнее сказать легендарный сосуд из которого Иисус испил воду на последней трапезе? Как он может помочь Артуру воцариться на острове? — Я нахмурилась, подалась вперед. Удерживать меня не стали.

— Ты знаешь эту легенду? — Мерлин довольно потер руки. — Так будет легче.

— Я знаю о сосуде в общих чертах, никогда особо не интересовалась религией и сказками, — Отмахнулась я, вставая с колен Гавейна. Я подошла к столу. — Я думаю, что сильная армия и лучшие рыцари больше помогут Артуру, чем мифический Грааль.

— Тут ты не права, Ангели, не хмурься, я поясню. — Он поднял руку, призывая меня к молчанию. — Армией Артур, конечно завоюет все племена острова, как Утер в свое время, подчинит себе пиктских принцесс и свободных горных королей, но, как и отец не сможет их объединить и начнутся стычки, которые перерастут в междоусобные войны, которые в свою очередь приведут к развалу королевства. Это думаю, тебе понятно?

— Это я прекрасно понимаю, но исходить из того, что легенда о чаше Грааля позволит объединить народы мне не внушает доверия, с тем же успехом народ можно объединить легендой о том, что Артур вынул легендарный меч королей из камня, или тем, что чаша у него есть. Зачем искать что-то, если можно создать легенду? — Я уперлась руками в столешницу, как до этого делал Артур.

— Знаешь, в этом что-то есть. — Мерлин задумчиво посмотрел на меня. — Я про меч из камня. Думаю, тут нам поможет леди озера. Есть у нее такой камушек с мечом королей древности. Но суть Грааля именно в его объединяющей силе и доказательстве того, что Артур посланник бога на земле. Что он благословлен на подвиги во имя объединения острова. И просто сказать об этом недостаточно, это необходимо продемонстрировать. Исцеляющие свойства Грааля.

— Для того, чтобы объединить народы острова под одно знамя необходим один общий враг. — Качнула я головой.

— А леди дело говорит, — Хмыкнул Персиваль.

— Но у нас нет общего врага для всех племен, — Возразил Уриенс. — Именно поэтому мы и ищем повод в старых легендах, как вы изволили указать нам.

— Леди не верит в то, что Грааль существует? — Галахад с жадностью смотрел на меня. Раньше я мельком читала эту легенду и, насколько я помню именно ему выпадет честь найти этот священный сосуд. И, как не прискорбно, Персивалю. Я посмотрела в глаза этому чистому и неиспорченному юнцу.

— Я верю, сэр Галахад, что Вы верите в него, для меня Вашей веры достаточно. А я от природы скептична. — Я развела руками. — Я верю, что Иисус существовал, что была тайная вечеря, что он пил воду или вино из кубка, но… — Я обернулась к Мерлину. — Я не верю в его чудодейственную силу. На месте господа я бы давно разочаровалась в детях своих и перестала являть им свои чудеса. — Мои губы горько скривились.

— Что же разочаровало Вас так в людях, леди Ангелина? — Кисло усмехнулся Ланселот.

— Люди, сэр, люди. Их поступки, решения, мнения. — Не оборачиваясь, произнесла я.

— Ангелина, ты веришь мне? — Спросил Мерлин, гипнотизируя меня своими синими глазами.

— Я верю в тебя, Мерлин, но не в твою теорию. Подумай все же о моем предложении с мечом. — Я вздохнула, покачала головой. — Но я приложу все силы, чтобы найти сосуд. Только с одним условием, — Я пристально всмотрелась в глаза волшебника, он кивнул. — Команду я выберу сама. Тех, кто пойдет со мной в этот крестовый поход. Так же от тебя все первоисточники по легенде, карта, местоположения, песни и придания. — Начала перечислять я.

— По другому и быть не может, ты должна доверять своим сопровождающим, а, как я понял, не всем присутствующим ты доверяешь? — Рыцари возмутились.

— Скажем вежливо, мне бы не хотелось бояться за свою спину. — Я обошла стол Мерлина по кругу и встала по правую руку от волшебника.

— Что ж Вы, леди, так оскорбляете недоверием моих рыцарей? За каждого из них я готов поручиться своей головой. — Артур откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди.

— Мне ваша голова без надобности, — Хмыкнула я, — В быту она, знаете ли, не пригодится.

— Леди! — Возмущенно начал Бедивер, который все еще стоял у окна.

— Я думаю, мой король, что камень в наш с Ланселотом огород. Не так ли леди? — Ламарк холодно улыбнулся.

— Вы правы, свою спину я Вам не доверю, уж больно вы актеры хорошие. Простите за цинизм, но лицедеям я не доверяю.

— Не поверю ни на секунду, что вы поверили хоть на грош в нашу игру. Не держите нас за болванов, уверен, что вы предполагали допрос с моей стороны с первого мгновения нашего знакомства. Весь концерт с обидой Вы разыграли специально для Гавейна. — Он с улыбкой победителя откинулся на спинку своего кресла.

— О, не приписывайте мне вашего коварства, досточтимый рыцарь, — Выплюнула я это слово, как ругательство. — Я даже не предполагала всю глубину вашего падения, была, скажем так, очень впечатлена пропастью и темнотой вашей предприимчивости. Я бы даже поаплодировала вам тогда, да боюсь, вы бы не оценили.

— Что произошло между вами? — Строго спросил Артур, хмуря светлые брови.

— Да бросьте, — Всплеснула я руками. — Я умею складывать два и два. Уже после допроса, устроенного мне вашими людьми, я припомнила и ваши переглядывания, когда я уезжала и кивки друг другу. Пусть я не самая сообразительная, но в логике мне еще никто не отказывал. Сейчас строить невинность и незнание не стоит, это не делает вам чести, господа рыцари. — Мои губы кривились от омерзения.

— Мне не понятны ваши намеки, леди. — Возмутился Артур. Настоящий политик стоит до последнего. Я прищелкнула языком и похлопала в ладоши.

— Вот за всю мою жизнь в уме мне еще ни разу так откровенно не отказывали. Пусть я блондинка, но не дура. Закончили на этом, всегда знала, что от правителей истины не добьешься никогда. — Я махнула рукой. Мерлин хмурился, Гавейн откровенно был зол.

— Теперь я полностью поддерживаю твое стремление защитить свою спину. — Сказал волшебник. — Я бы доверил всем этим рыцарям жизнь Артура, но не твою. Для них ты чужая. Поэтому доверять им не стоит.

— Ты забываешься, старик. — Артур соскочил с места.

— Эти молокососы воспитаны тобой и шага без тебя, Артур, не ступят, так что уж мне-то не клянись в своей невиновности. Я запомню это, король Камелота, и сделаю соответствующие выводы. Я делаю скидку только на то, что не сказал вам ранее о статусе леди Ангелины, что моя вина. Но более у вас нет такой отговорки. Теперь любое посягательство на леди равнозначно объявлению войны мне. Я ясно выражаю свои мысли? — Он был спокоен и холоден, глядя прямо в глаза королю этого мира.

— Хочу добавить, Артур, что покушение на мою женщину я так же восприму, как покушение на себя и отвечу соответствующим образом. — Теперь с места встал Гавейн, он был чернее тучи. Бомейн хотел что-то сказать, но мужчина прервал его движением руки. — Я не прикрываюсь именем рода, я говорю только от своего имени.

— Ты уверен в своих словах? — Холодно произнес Артур.

Глава 17

— Более чем. Я не позволял думать о себе, как о легкомысленном рыцаре. — Гавейн и Артур мерились взглядами. Меня пробрал озноб. Бред, полный бред. Последнее я произнесла в слух, так как на меня посмотрели все.

— Нет. Я сдаюсь. Честно. Мне не понять мужскую логику. Проще голову сломать. Мне кажется, что мы сильно отвлеклись. — Я повернулась к Мерлину. — Остановились мы на том, что сопровождение я выбираю сама. — Последовали комментарии, я повысила голос. — Будем считать, что все молча со мной согласились, списав на женский каприз. Хватит! Ничего не хочу от вас слышать! Никаких оправданий! Речей! Заверений! И защитных монологов! Будем считать, что каждый остался при своем мнении. Мое вы не измените, доказывать кому-то что-то я не буду. Со мной поедет пять рыцарей: Персиваль, Бор, Мордред, Оуэн и Галахад. Кто не согласен, тот не едет, дополнительно никого не приглашаю. Никто не захочет, поеду одна. Справлюсь. — Я хмуро посмотрела на окружающих.

— Благодарю за доверие, — Оуэн поднялся и поклонился мне. — Я несомненно буду сопровождать Вас, леди Ангелина.

— Во мне так же не сомневайтесь. — Галахад поклонился, оставаясь в кресле. Бор просто кивнул. Мордред задумчиво смотрел на Артура, я уж подумала, что он откажется. Не спокойно мне было оставлять его при Артуре. Глядишь и прикончит короля до моего появления с Граалем.

— Я буду защищать Вас, леди Ангелина, ото всех, включая отца. — Задумчиво произнес он в тишине. А папа у нас кто? Артур, мама дорогая. Это я его к бунту с подвигла? Мне уже сейчас бояться? Он пока чистый неиспорченный идеалист или уже прожженный матерый предатель? Я с удивлением посмотрела в черные глаза. Но в них была только решимость и никакого коварства. Или мне хочется так думать? Артур выпрямился, словно от пощечины, но смолчал. Я перевела взгляд на Персиваля, который единственный не высказался. Что ж четверо уже есть, от его решения уже ничего не зависит, хотя я помнила, что в легенде ему отведена немалая роль. Но этот рыжий меня ужасно злил и раздражал.

— Неожиданно, что тут скрывать. Считал, что меня позовешь в последнюю очередь, — Он усмехнулся в бороду. — Но я никогда не отказывался от приключений. — Хохотнул он.

— На свою задницу, — Проворчала я, как думала тихо, но услышали все. Первым хохотнул именно рыжий. Чем хоть немного разрядил обстановку.

— И на нее тоже, что уж скрывать. — Хлопнул он себя по коленке.

— Признаюсь, выбор неожиданный и для меня. Но вы мне потом расскажете, чем руководствовались при столь интересном решении. — Произнес задумчиво Мерлин.

— Чистые, незамутненные предрассудками умы, искренние порывы и хитрость некоторых рыжих, нам пригодится. — Спокойно пояснила я выбор для всех.

— Так значит? — Хмуро произнес Гавейн. Он скрестил руки на груди и встал напротив меня, всем своим видом требуя пояснить свое отсутствие в моем отряде. Было стыдно признаться при всех, что его я не назвала только потому, что он отвлекал меня очень и затуманивал, как раз таки, мой ум. Ну не могу я рядом с ним рационально думать. Он вызывал у меня нервную дрожь. Каждой клеточкой своего тела я чувствовала где он находится, в каком настроении. Это выводило из равновесия. Постоянно хотелось находится рядом. — Это недоверие? Или мой разум замутнен предрассудками? — Усмехнулся он, давая понять, что без ответа уйти не получиться. Я покраснела. Затем качнула головой. Я взрослая самостоятельная женщина или где? Слегка кашлянула.

— Тут несколько обратный аргумент, — Вздернула подбородок повыше. — Мне так же нужна ясная голова, не замутненная отвлекающими обстоятельствами. — Сказала и покраснела еще больше. Я просто чувствовала, что щеки опалил румянец. Видела краем глаза, что Мерлин, старается спрятать улыбку. Хохотнул, кто бы сомневался, Персиваль.

— Вот это, я понимаю, честность. Ну что же, раз леди не желает отвлекаться, — И этот гад натурально заржал.

— Как я понимаю, все вполне осознают, что я так же поеду с вами, — С нажимом произнес Гавейн, я упрямо поджала губы и скрестила руки на груди, всем своим видом демонстрируя, что против. — Не пыхти так явственно, я все равно поеду. — Усмехнулся Гавейн. Вот какой он рыцарь после этого? Рыжий так и не перестал смеяться.

— Я не возражаю, — Веско произнес Мерлин и потрепал меня по локтю. — Ты справишься, я уверен, а мне спокойнее будет, что с вами Гавейн. Да и он участвует в поисках с самого начала.

— Теперь перейдем к сути вопроса, — Отмахнулась я от комментариев и недовольства, — Мне нужны источники информации. Легенды, карты, расчеты, ваши рассуждения, что уже посмотрели?


Мерлин сразу стал серьезней, развернул передо мной старинный пергамент, на котором был изображен туманный Альбион, как принято поэтически называть Английский берег в моем времени, за исключением земель Шотландии, более подробно был изображен Уэльс и Сассекс. Я нахмурилась, пытаясь по памяти соотнести показанную мне карту с той, которую помню по урокам истории. Получалось не слишком удачно, но пробелы по карте я примерно представляла и что там находится. Как и то, каких замков и названий в современной Англии уже нет. Большее внимание на старинной карте было уделено названию замков и прилегающих к ним землях.

— Те замки, которые обведены кругами — это места предполагаемого нахождения святого Грааля, земли так или иначе связанные с рыцарями, которые могли похитить и вывезти святыню из земель иудейских. Зачеркнуты, проверенные рыцарями замки, в которых нет даже намека на священный предмет. Мы руководствовались древним приданием, писанием, легендами и песнями старого иудейского мира, которые попали нам из библиотеки фивских правителей, разграбленной рыцарями-тамплиерами. Свитки являются подлинными. Это я гарантирую, как и свидетельства в них имели место быть. Особенно мне кажется полезным вот эти два свитка, — Он рукой указал на лежавшие с краю пергаменты. Я потянулась к одному из них, развернула и поняла, что совершенно не понимаю о чем он. Нахмурилась. — Прочти мой перевод, он настолько точен, насколько может быть точен перевод современника, написавшего это послание человека, — Как-то грустно произнес Мерлин и протянул мне книжицу в кожаном переплете. Я с любопытством открыла ее и увидела ровные строчки, написанные каллиграфическим почерком. С уважением посмотрела на мужчину. Он увлеченно смотрел на карту. — Как я понимаю, в замке Тингаль пусто? — Он посмотрел на Бедивера, тот качнул головой, подтверждая.

— А хорошая была попытка. Король-рыбак, который и построил данный замок вполне мог бы вывезти этот кубок, так как он как раз во времена Иисуса был в иудейских землях и упомянут в одном из сказаний по апостола, который лицезрел воскресшего Иисуса. — Проворчал Персиваль.

— Да, версия была жизнеспособной, — Мерлин зачеркнул один из замков по правую руку. Но не отмеченные на карте были как минимум 20 замков, я присвистнула, приглядевшись. Им жизни не хватит с их скоростью передвижения, чтобы объехать все.

— Многие же рыцари после крестовых походов воровали кубки? — Удивленно произнесла я.

— Это только те, кто известен нам. На крестовых походах разбогатело множество рыцарей, которые впоследствии построили свои замки и привозили награбленное со святой земли. — Пожал плечами Артур. Я посмотрела на его равнодушное лицо. Вот все англичане так спокойно относятся к воровству? Они считают почему-то это благородным. Мне этого не понять. Но и современники считали крестоносцев, которые грабили и убивали на святой земле, самоотверженными борцами за веру. По мне так это лицемерие. Но не мне судить их в рамках истории. Но я, как минимум, не одобряла, но предпочитала помалкивать об этом. Историю вообще пишут победители. И я не слишком уверена, что Утер, побежденный Артуром при помощи Мерлина, так уж плох. Но историю я кроить не собиралась. Только помогу осуществиться уже начертанной исторической линии.

— Эти замки слишком далеко, добираться будем долго, точно нет сведений о том, что Грааль за пределами острова? — Спросила я, указывая на самые отдаленные земли, которые ближе к границам с Шотландией и Ирландией. Я была уверена, что кубок где-то на валлийских землях. Не зря же именно с героями этой страны связаны все поиски и легенды о легендарном Граале.

— Тут я согласен, я так же отсекаю дальние земли, но на первый взгляд, — Он задумчиво погладил подбородок.

— Я бы не был столь категоричен, — Нахмурился Артур. Он поднялся и шагнул к карте, расстеленной на столе. — Вот эта вероятность мне кажется очень большой, — Он указал на границу с Шотландией. Я прочитала название земель, но они ничего не сказали мне и я только покачала головой. Мимо, такого имени не было в легенде моего времени. С королем согласился Ланселот, рассказывая историю рыцаря этих земель. Из которой я еще больше уверилась, что это пальцем в небо. Не наш герой. Но в открытую спорить с будущим королем не стоило. Поэтому я решила сначала прочитать перевод первоисточников, чтобы понять ход их размышлений. Я обошла стол и села на свободное кресло, с которого недавно встал Гавейн, чтобы так же подойти к карте, он не высказывал свое мнение, просто внимательно вглядывался в земли.

— Анжела, если не затруднит, зачитай легенду с третьей страницы, ее я считаю ключевой, и хочу вместе с тобой освежить ее в памяти. — Произнес маг. Я пожала плечами, открыла третью страницу и начала читать:

Глава 18

Святого Мунсальвеша стены

Катары и ночью и днем стерегут.

Святой Грааль хранится в нём,

Он излучает свет волшебный!

Но как попасть в Граалево братство (царство)? (пометка между строк рукой мага)

Видение Грааля придет к тебе,

Надпись на камне сумей прочитать!

Она появляется время от времени,

С указанием имени, рода, племени,

А также пола того лица,

Что призван Граалю служить до конца.

Чудесная надпись ничем не стирается,

А по прочтении, за словом слово,

Гаснет, чтобы появиться снова

Дальнейший список в урочный час,

И так же, прочтённый, погас…

— Святой Мунсальвеш? — Вопросительно протянула я.

— Этого названия не носит не один замок. Вообще ни один рыцарь ни в одной легенде или действительности не носил такого имени. Никогда. — Спокойно произнес Гавейн, опираясь бедром на подоконник и оттуда, смотря на всю компанию. Мерлин и Артур утвердительно кивнули. Я постучала пальцем по нижней губе.

— Анаграмма? — Предположила. Получила кучу заинтересованных взглядов на незнакомое слово. — Перестановка букв в слове? Созвучие? Как написано на языке оригинала? — Я встала и подошла к столу, мне указали пальцем на слово, взяла перо и перерисовала закорючки рядом. Но мне это ничего не дало. Я ведь не знала языка Фесалии. Подумала, перевела взгляд на Мерлина, он отрицательно покачал головой. — Может перевод? Значение? Язык мертвых? — С азартом стала предлагать я. Кто-то фыркал. Кто-то говорил, что все уже перепробовали.

— Мунсальвеш — это волшебный замок, — Произнес нехотя Персиваль. Я посмотрела на него, ожидая продолжения мысли. Но он замолчал.

— И? На этом вы сдались? Еще предположения? — Подтолкнула я его.

— В котором под охраной тамплиеров хранится Грааль. Это какое-то их логово. Беда в том, что это очень закрытый орден, мало кто знает об их существовании, а об их местах встреч вообще не посвященным никак не узнать. Как ты понимаешь, среди нас нет посвященных. — Он хмуро откинулся на спинку стула.

— Ерунда, все знают это место, просто нужно повспоминать, место наиболее частого пересечения всех рыцарей. Где сходятся все дороги? Какой замок стоит на перекрестке, образно выражаясь. Где чаще замечены большинство рыцарей? Такое сложно скрыть, если знаешь кто эти рыцари. А вы их знаете, как показывает мне карта. Я уже могу отсечь половину ваших замков. — Я взяла перо, обмакнула в чернила и обвела Уэльс, отсекая остальную часть острова. Внутри круга осталось порядка двадцати замков. — Многовато. Давайте думать дальше.

— Замок назван Мунсальвеш на немецком Munsalvasche, от французского Monsalvage — «мое спасение». Предположительно регион Бретани, Альп или Богемии. Мунсальвеш состоит из ряда метагородов: Гейдельберга, Кембриджа и Веймара. Основателем Мунсальвеш является Титурэль. — Галахад возбужденно встал со своего кресла и принялся наматывать круги около меня. Было видно, что он очень много размышлял об этом.

— Но эти территории слишком отдалены друг от друга, — Возразил Мордред, так же довольно привычно.

— Подождите, покажите мне на карте эти три точки, — Азартно перебила я. Галахад взял у меня перо и отметил довольно далеко отстоящие друг от друга точки, я побарабанила пальцами по записной книжке.

— Об этом я и говорю, — Удовлетворенно произнес темный рыцарь. Я покачала головой. Потом подняла палец и провела им от точки к точке, получился треугольник в котором оставалось около семи замков. Если соединить их в центр, то там был город. Там замков не значилось.

— Что ты хочешь понять? — С любопытством спросил Галахад, следя за моими движениями по карте. — Это город Сиде, он принадлежит Орнекийской земле. Там нет крупных строений, обычный промышленный город. — Я постучала пальцем по этому городу. Дороги, вот что меня смущало, дороги из семи замков, что в центре треугольника так или иначе сходились в городе Сиде.

— Что еще Вам известно? — Задумчиво произнесла я.

— Замок Грааля очень напоминает таинственные замки, жилища королей сидов в потустороннем мире под холмами на острове, в мире духов и мертвецов, в языческом ирландском «рае». — Произнес Бор и задумчиво посмотрел на карту. Город Сиде и сиды — не простое совпадение, не так ли. Я снова перевела взгляд на карту.

— Ну да. В ирландской литературе есть специальный жанр эхтра — о посещении героями иных миров; предполагается, что посещение замка короля-рыбака восходит к кельтским сказаниям типа эхтра. Эхтра, в свою очередь, довольно близки к имрама, то есть описанию морских странствий, поскольку в кельтской мифологии преобладают островные элизиумы. Пересечение моря замещалось в рыцарском романе рекой или рвом, так же, как морской бог мог превратиться в рыбака, сидящего над рекой с удочкой; именно таким видится в первый раз властителя замка Грааля. В качестве параллелей указывают на эхтра Арта, сына Конна, и Кормака, сына Арта, а замок Грааля сравнивается с крепостью Курой.

В них есть ведьмин расколотый волшебный котёл Керидвен. Хранится он в некоем замке, куда попасть могут только совершенные люди с чистыми помыслами. А прочим он не виден. Место это именуется Аннун:

«Аннун — это одновременно и изначальная мировая Бездна, место, где смерть сильнее жизни и где всё существующее порождено смертью, но где рождается всё живое, и Иной Мир, где обретаются боги и где проходит Дорога на чудесный остров западных морей — Авалон…» — Оуэен увлеченно процитировал явно прочитанный им ранее эпос.

— И это возвращает нас к легендарному Авалону. — Произнес Артур, с упреком поглядывая на Мерлина.

— Нет вы углубились не туда, — Покачал головой волшебник. — На Авалоне не может быть Грааля, так его магия никак не монтируется с магией волшебного острова. Я уже говорил Вам.

— Я согласна с Мерлином, не туда, — Я покачала головой. — Слишком сложно. Не могут наследники крестовых походов знать об истинном местоположении Авалона.

— А вы знаете мне сейчас пришло в голову, что в тех же кельтских преданиях есть и другой миф, связанный с камнем Граалем. Это был особый камень, который умел кричать. Криком он признавал истинного короля и был установлен в древнеирландской столицеТаре. Верными хранителями которой были тамплиеры, прямо происходившие от Сионской Общины. — Вспомнил Ламарк.

— Что ты хочешь этим сказать? — Вперед наклонился Ланселот.

— Сионская община начиналась с королей сидов. Я думаю, что это не просто совпадение. Сиды и город Сиде, я раньше не задумывался, это не просто совпадение. Я не знаю истории возникновения города, только то, что там производят лучшую сталь в Британии.

— Я бы не исключал все семь замков треугольника. — Покачал головой Гавейн.

— Это слишком долго. У нас нет столько времени, чтобы посетить все семь и сам город. Предлагаю начать с города. — Произнесла я задумчиво, рисуя на нем звездочку. Гавейн нахмурился.

— Что ж, я возможно соглашусь с вашими рассуждениями, — Мерлин откинулся на спинку кресла и провел рукой по усталому лицу. — Начните с города. Там вы окажетесь не ранее Лугнасада, осмотрев его, вы успеете по дороге посетить два замка, они стоят на дороге к этому городу. Затем, как раз к Самайну успеете приехать в Камелот. Как-то так. Надеюсь с вожделенной добычей. — Он наконец отнял ладони от лица и посмотрел на меня. — Свои записи я оставлю тебе, добавишь свои наблюдения. Прочти все, может эта писанина так же наведет тебя на какие-то мысли по дороге.

— Путь будет нелегким, — Нахмурился Артур.

— Никто этого и не предполагает, — Возразил Персиваль.

— Я к тому, Мерлин, ты уверен, что леди Ангелина, — Он сделал ударение на слове «леди», — Выдержит этот путь. Тем более ты ставишь достаточно сжаты сроки для их путешествия.

— У нее не так много времени, да и нам нужно торопиться, поверь мне. — Он постукивал пальцами по столу. Я присела. — Если Анжела окажется далека от истины, то дальнейшие поиски пойдут без ее участия. — Твердо произнес маг. Я тревожно погрызла перо. Что-то во всех наших рассуждениях мне не нравилось. Мы многое упускали и притягивали за уши те факты, которые собрали все исследователи. Да и времени действительно мало. Путешественник из меня никакой. Как я поняла из речи Мерлина до города Сиде мы доберемся в августе, до Камелота в декабре. Это получается, что в седле мне предстоит путешествовать примерно шесть-семь месяцев и содрогнулась. Мужчины уже разрабатывали план путешествия, я не вмешивалась, чем я могу им помочь? Но одно стоит выяснить на берегу.

— Проблема заключается в том, что я не смогу путешествовать верхом на такие большие расстояния. Да и всадник из меня не очень. — Откашлявшись, произнесла я. Мерлин только кивнул.

— Я это предусмотрел, поэтому и поставил такие сроки, с учетом того, что путешествовать ты будешь в повозке, да и многое в дорогу вам придется взять. — Он посмотрел на Гавейна, но ответил Галахад.

— Мы можем останавливаться периодически на ночлег, думаю, что это не слишком замедлит передвижение, — Он посмотрел на Артура, тот кивнул.

— С этим не возникнет трудностей. — согласился Оуэн.

Глава 19

Рассуждения затягивались и день, постепенно сменился сумерками. Я зевнула. Все заметки Мерлина я уже прочитала. Да и мужчины уже составили план путешествия. Сейчас они активно обсуждали военные и политические действия против Утера и сестер Морганы. Интересная она девушка, кстати, мне уже захотелось с ней познакомиться. Судя из рассуждений мужчин она стояла почти за всеми интригами. Неординарная личность, прямо скажем. А она еще и тайный агент Мерлина, прямо тройной агент какой-то. Врет всем. Надеюсь, в конечном итоге, она хотя бы Мерлину не врет. Хотя по мне, так помогать сестрам у нее больше резона, чем бывшему любовнику (это я про Артура).

Незаметно для себя, я уснула. Поняла я это только тогда, когда ощутила себя невесомым призраком, который подвластен воле ветра. Ветер нес меня над широкими трактами, полями и лугами, мимо густого леса, который уже начинали золотить краски осени в промышленный серый городок. И такой нереальный контраст был между прекрасной яркой палитрой красот осеннего леса и серыми, мощеными булыжником, улочками города, что это отталкивало. Хотелось обратно в леса, но ветер был неумолим. Он закружил меня воронкой над ратушей. Я была в этом городке, давно, в другой жизни. Именно его мы проезжали в своем «большом» путешествии по городкам Англии. Это был мой первый приезд в страну, которая стала для меня вторым домом. Тогда с родителями мы просто осматривали маленькие самобытные городки. Я помню это место. В современности здесь есть памятная плита на могиле безымянного рыцаря. Никто доподлинно не знает кто в ней похоронен и похоронен ли там кто-то, но существует красивая легенда. Во времена короля Артура (кто бы сомневался) бедный странствующий рыцарь путешествовал по стране в поисках своей любви. Но не везло страннику. Не мог он влюбиться. Не находил достойной девушки. И вот проезжая мимо этого городка, он услышал прекрасный голос, который пел о потерянной любви. И так понравился рыцарю этот голос, что он свернул в городок. Но песня оборвалась, стоило ему пересечь черту города. Рыцарь решил осмотреться и поспрашивать горожан о прекрасной певунье. Но никто не слышал этой песни. Рыцарь расстроился, но решил задержаться в городке в надежде услышать еще этот завораживающий голос. На следующее утро он проснулся от песни, что прославляла рассвет. Он ринулся на голос, но песня снова оборвалась, стоило ему покинуть пределы города. Рыцарь в растерянности стал расспрашивать прохожих. Но снова никто не слышал никакой песни. Тогда рыцарь стал искать незнакомку переходя от порога к порогу. Но никто не мог похвастаться таким тембром. Отчаялся рыцарь и решил покинуть на рассвете этот обманчивый город. Оседлал он своего верного коня, но выезжая из города вновь услышал песнь. И так прекрасны и печальны были слова песни, что расплакался рыцарь, поехал на голос. Но слезы застилали ему глаза, он не заметил, как заехал на высокий холм и пришпорив коня рухнул с него вниз. При падении и конь и рыцарь разбились. Рыцаря похоронили во дворе ратуши. А прекрасную песнь назвали зовом несбывшейся мечты.

Такова была легенда. Мне она показалась в тот момент абсурдной, но врезалась в память подростка надолго. Сейчас я летела над этой церковью и любовалась ее, не тронутыми временем, фасадами. Что меня привлекло сюда, мне было непонятно. Я спустилась к боковой дверце в стене. Это явно был тайный ход. Но расположен он был как-то странно, с наружной стены. Обычно тайные ходя были защищены внутренней стеной замка. И хотя вход был прикрыт с одной стороны холмом, а с другой вьющимся плющом, он казался открытым для всех. Странный способ спрятать дверь. Мою душу словно затягивало внутрь. Я позволила себе провалиться в черное зево прохода. Но в темноте вдруг что-то качнулось и я испуганно вскрикнула, пробуждаясь.

— Прости, не хотел напугать. — Темнота передо мной расступилась и я увидела склоненное ко мне лицо Гавейна. — Я принес тебя в кровать, но думаю, что стоит переодеться перед тем, как лечь спать. — Я осмотрелась. Мы были в комнате рыцаря, камин пылал. Я привстала.

— Да, пожалуй, так будет лучше. — Голос был хриплым, то ли от испуга, то ли от того, что я все еще была под впечатлением ото сна. — А где записная книжка? — Я пошарила рукой, но не обнаружила искомого. Нужно было записать легенду и сон, пока я помнила его. Мне казалось это очень важным.

— Держи, мне протянули книжку, которая до этого лежала на столике.

— А можно мне перо и чернила? — Я вопросительно посмотрела на хозяина комнаты.

— Для этого нужно идти в кабинет, в спальне я их не держу. Это может подождать до утра? — Спросил со вздохом мужчина, но я уже поднялась и направилась за искомым. — Как понимаю, нет. — Он так же пошел за мной.

— Я найду, можешь остаться в комнате. — Махнула я рукой, сосредоточенно вспоминая сон.

— Ну уж нет, неизвестно в чем еще постараются тебя обвинить, если увидят бродящей в одиночку по моему замку и шарящей в моем кабинете, — Проворчал мужчина. Я остановилась в дверях и удивленно посмотрела на него.

— А в чем меня уже обвиняют? — Искренне недоумевала я.

— Я этого повторять не буду. Но выслушивать новые обвинения не хочу. Надоело. — Он пожал плечами, открыл передо мной дверь и пропустил вперед. Я решила не заморачиваться по этому поводу, тем более, что все мое внимание было поглощено ратушей и ее тайным ходом. Мне отодвинули стул в кабинете, дали перо и чернильницу. При мерцании свечи, я как могла, схематично зарисовала ратушу и тайную дверь. Затем записала сказание, по возможности дословно, как его рассказывал нам экскурсовод. Зарисовала могильную плиту во дворе. Удовлетворенно вздохнула и только потом осмотрелась. Гавейн сидел чуть в стороне у камина, он был вполоборота повернут ко мне и, подперев голову рукой, смотрел задумчиво на пламя. Мужчина явно хотел спать, но все же терпеливо ждал меня, не мешая и не поторапливая. Внутри меня проснулась щемящая нежность. Не делают таких в мое время. Захотелось погладить его по голове и прижать к груди. Какая-то материнская нежность. Тряхнула головой, отложила перо и встала. Гавейн встрепенулся.

— Можем отправляться в постель? — Спросил он поднимаясь, он потянулся, разминая мышцы и все материнские инстинкты сдохли на корню. Теперь хотелось запустить свои загребущие ручонки под рубашку к этому шикарному мужику. Ну как можно одним движением сбить девушку с праведного пути? Преступно быть таким сексуальным. Я усмехнулась.

— Определенно, можем, — Практически промурлыкала я, нисколько не скрывая заинтересованности. Но мужик оказался глух к моим бархатистым ноткам, и вообще, судя по всему не расположен к флирту. Так дело не пойдет. Мы определенно так не договаривались. У меня только игривое настроение проснулась, понимаешь ли. Пока я размышляла, как бы побыстрее соблазнить объект, мы уже пришли в спальню и он, то есть объект соблазнения, спокойно ушел в ванную комнату. Нет, ну не в какие ворота. Что за несправедливость вселенская? Я ворча потопала к шкафу, стянула джинсы и вместе с телефончиком надежно спрятала в шкафу. Затем сняла все остальное и надела полупрозрачную ночную рубашку. Рыцарь вышел из смежной комнаты, но даже взглядом меня не удостоил. Я обиделась. Нет ну правда! Это что еще за нафиг? В расстроенных чувствах, я прошла мимо устраивавшегося в кровати мужчины, все же умыться не помешает. Когда я вернулась в комнате был полумрак, Гавейн лежал под одеялом спиной ко мне. С грустью посмотрела на это безобразие, но будить усталого мужчину не позволяла совесть. Вздохнула, прошла к кровати с противоположной стороны, посмотрела на спокойное лицо рыцаря. Когда я уже забралась в кровать и натянула одеяло до подбородка, меня сгребли в охапку сильные руки. Я вскрикнула от неожиданности и посмотрела в эти блестящие от смеха глаза.

— Не нужно так тяжело вздыхать, — Насмешливо пробасил этот индивид. Я хотела что-то возмущенно ответить, но задохнулась от жаркого поцелуя, который словно опалил мои губы. С удовольствием обвила руками шею мужчины, притягивая его еще ближе к себе. В процессе поцелуя я обнимала его уже не только руками, но и ногами. — Так-то лучше, — Прошептали мне в ухо, кусая за мочку, — а то отвлекающий элемент, помеха. — Насмешливо произнес он. Это что мне так молчаливо мстили за мои слова? Я была возмущена. Вот и говори после этого правду. Но под градом поцелуев в шею обида прошла мгновенно. Я как кошка выгибалась под его умелыми ласками, впивая когти в широкую спину. За что получила болезненный укус в плечо. Он вошел в меня стремительно и наполнил до краев. Меня пронзило словно током, все тело стремилось прижаться еще ближе, ответить толчком на каждый выпад тела мужчины. Стоны невозможно было сдержать, но мне было все равно. Пусть слышат, если кому-то не спится, это не мои проблемы. Апогей страсти заставил меня провалиться в забытье. До этого мужчины мне казалось, что этот прерогатива только сильной половины человечества. Но сейчас, как никогда, мне хотелось после секса просто уснуть. Пристроившись под горячим боком Гавейна, я соскользнула в очередной сон.

Просыпалась я с трудом, от того, что мне стало не комфортно. Пошарила руками вокруг себя, пусто, простынь еще теплая. Приоткрыла один глаз. За окном занимался рассвет и окрашивал комнату в красноватые оттенки. Гавейн еще пересекал комнату, направляясь в ванну, мне было холодно без его горячего тела под боком. С недовольны ворчанием подтянула его подушку к себе, обнимая. Мужчина замер, обернулся и покачал головой, наблюдая за мной.

Глава 20

Хорошо, что промолчал. С утра я не бываю доброй, особенно когда меня будят.

Когда я спускалась вниз по лестнице, в замке полным ходом шли сборы. Люди сновали туда-сюда, как пчелы в улье. Удивленно приподняла брови, оставаясь на последней ступеньке лестницы. После того, как Гавейн ушел, поцеловав меня перед этим, я с чистой совестью, опять уснула. Проснулась вновь я уже, когда солнце вошло в свои права. Ну не ранняя пташка я, ничего с этим не поделаешь. По моим внутренним ощущениям было часов девять. Но по ощущениям окружающих, думаю самый разгар дня. В большом зале столы были уже убраны, следовательно все позавтракали. Мой желудок недовольно поворчал на меня. Пошла на кухню. Там мне удалось выносить одну из служанок и выпросить завтрак. Да, с этим нужно что-то делать. Не умеют они нормально готовить. Я задумчиво жевала хлеб с сыром, запивая это молоком, так как кашу, которую мне предложили я бы не в жизнь не подала даже голодной собаке. Жуткий клейстер непонятного содержания. Одним словом, фу. Задумчиво пережевывая не очень вкусный хлеб, я смотрела в окно. Там собралось много рыцарей. Из конюшни вели несколько лошадей. Кто-то явно уезжал. И одним из тех, кто уезжал, был Мерлин. Закинула последний кусочек сыра в рот и побежала прощаться. Я действительно практически слетела с крыльца, так как мои юбки подхватил ветер, кружа их вокруг меня.

— Думаю, что леди не меня провожать так торопится? — Проворчал Артур. Персиваль хохотнул.

— Да уж точно не тебя, — он хлопнул сюзерена по плечу.

Я не обратила на их слова внимания, пытаясь отдышаться. Мерлин вышел вперед, я на полном ходу обняла старика. Тот даже не шелохнулся от нашего столкновения. А интересно, хоть кто-то верит, что он старик?

— Я уж думал, что ты так и не выйдешь проводить меня, — Беззлобно поддел волшебник. Я чуть отстранилась и улыбнулась, пожимая плечами.

— Меня сложно назвать жаворонком, — Старик хмыкнул.

— А кто-то пытался назвать тебя пташкой? — Удивился Ланселот. Я закатила глаза.

— Я к тому, что не люблю ранние подъемы. — Гавейн улыбнулся, многозначительно приподняв брови.

— Мы заметили, — Проворчал Артур.

— Когда успели? — Удивилась я. Хмуро посмотрев на Гавейна, как на предателя. Он поднял руки, опровергая мое молчаливое обвинение. Мерлин привлек мое внимание.

— Не важно, просто помни о нашем разговоре. У вас время до Самайна. Тогда я жду тебя в Камелоте. Будут проблемы, свяжись со мной.

— Как? — Перебила я его.

— Странные картинки рисуешь ночью, — Усмехнулся волшебник. Я непонимающе нахмурилась. — Легенды непонятные на сон грядущий в голову волшебнику транслируешь. — Намекнул он снова. Я удивленно приподняла брови. Так все что я пишу в записной книжке Мерлин видит.

— Да неужели? — Прищурилась. А раньше сказать не судьба. Я же там много чего написать могла, что для его ума не представлялось нужным. Волшебник только кивнул, подтверждая догадку. Он обнял меня еще раз и отстранил. Затем все рыцари и волшебник сели в седла. Остались во дворе только те, кто отправится со мной в путь. На ступенях крыльца стояла Гвенивера и с тоской смотрела в след отъезжающему Ланселоту. Она даже не заметила каким оценивающим взглядом ее проводил Артур, когда развернулась и прошла в замок. Да, эта история скучной не будет. Ну да все ее герои достойны той истории, в которую вляпаются. Ни к одному из них я не испытывала сочувствия. С грустью провожала взглядом Мерлина — единственного друга в этом времени, который знал все мои тайны, с которым можно быть откровенной. На душе скребли кошки. Ветер трепал волосы, кидая мне их на глаза. С раздражением убрала их от лица, только сейчас понимая, что непозволительно долго стою посреди двора. Мужчины уже поднимались по ступеням. Я отправилась следом, догоняя процессию. Когда они вошли в зал, я обратилась к Гавейну, так как, судя по всему, именно он являлся главным в нашем путешествии.

— Гавейн, когда мы отправляемся? — Окликнула я мужчину. Он повернулся ко мне лицом.

— Завтра до рассвета, — Хмуро произнес мужчина. Я не понимала, что его так огорчило, но он явно был чем-то озабочен.

— Что не так? — Напрямую спросила я, подходя ближе.

— Ты явно огорчена расставанием с магом, пташка, — Проскрипел Персиваль. Я удивленно вскинула брови. Это причина расстроенных чувств Гавейна? Но врать ради его спокойствия я не стану.

— Естественно я огорчена расставанием с другом, причем на длительный срок. Это причина для недовольства? — Я скрестила руки на груди.

— Как быстро вы сдружились, — Продолжал ехидно посмеиваться Персиваль. Это меня злило.

— С некоторыми дружить так же легко, как дышать, а некоторые отвращают от себя, стоит им только открыть рот, — Прошипела я. Персиваль продолжал улыбаться. Мои слова его нисколько не задели, толстокожий болван.

— Причина моего настроения, не ваши отношения с Мерлином, а предстоящая поездка, — Хмуро отрезал Гавейн, взглядом останавливая Персиваля. Мне не понравилось, как он произнес слово «отношения», но при всех я не стала заострять на этом внимания. Постаралась собраться и вести себя по деловому.

— Что не так с отъездом? — Я прошла вперед и присела на кресло у камина, остальные стояли именно там.

— Что даже не станешь отрицать, что у вас с магом «отношения»? — Съязвил Персиваль. Я нахмурилась. Чего добивается эта язва.

— Так что не так со сборами? — Отмахнулась я от слов рыцаря.

— Повозка. Как настаивал Артур, для Вас есть, но она будет очень замедлять наше передвижение, — Вступил в разговор Оуэн, извиняющий взгляд которого грел мое самолюбие.

— Есть другие варианты? Карета? Двуколка? Две сменные лошади? — предлагала я. Мальчишка только качал головой. — Облегченная упряжка как для гонок на колесницах в древнем Риме? — В шутку предложила я. На меня заинтересованно посмотрели все.

— Вы умеете такой управлять? — С восторгом и ужасом одновременно спросил Галахад. Я рассмеялась.

— Нет, но попробовать стоило, — Я задумчиво прикусила нижнюю губу. Затем решительно встала. — Покажи мне так огорчившую тебя повозку, — Подходя вплотную к Гавейну попросила я. Персиваль хмыкнул.

— Можно подыскать другой вариант по дороге, — Предложил разумный, на мой взгляд, выход Бор. Гавейн указал мне дорогу, чтобы я пошла вперед. Остальные пошли следом. Его теплая ладонь опустилась на мою поясницу, подталкивая. Через несколько минут мы снова оказались на пронизывающем ветру двора и направились к конюшням. Когда я увидела то, в чем они предлагали мне путешествовать, то не смогла сдержать смех.

— В такой телеге вы мне еще гроб положите и сверху заколотите, — между смешками произнесла я, после чего поймала заинтересованный взгляд Персиваля и посерьезнела. — Это чуда плотнического искусства не выдержит и сутки пути. Бор прав, можно выехать на лошадях, пару дней я в седле продержусь, потом по дороге присмотрим что-то. — Хмуро посмотрела я на Гавейна.

— А если мы ничего не найдем? — Спросил он.

— Значит будем путешествовать верхом, просто останавливаться чаще, — Предложил Мордред. Рыцарь покачал головой, показывая, что это не выход. Я начала злиться, после того, как они начали обсуждать как же все таки удобнее меня перевозить.

— Я вам не сундук с книгами, господа рыцари, меня не нужно перевозить. Я сама умею путешествовать, — Скрестив руки на груди произнесла я.

— Видели мы, как ты путешествуешь, Анжела, — Произнес Бор, я удивленно посмотрела на него. Раньше он не позволял себе фамильярности. Но суд по всему, придется привыкать, скоро все перестанут мне выкать. Как я понимаю, они освоились в моем присутствии, а я не напоминаю им о правилах приличия. Ну что же, пусть будет так. Нам все же долго быть рядом. — Даже сюда тебя вез Гавейн.

— Я умею ездить верхом, Бор, если ты к этому ведешь. Просто никогда не ездила на дальние расстояния. Но это поправимо. Я быстро учусь. Давайте прекратим на этом наш спор, — Строго произнесла я. — Не вижу проблему там, где вы ее раздуваете. — Я развернулась и пошла в сторону замка. Через минуту меня догнал Оуэн.

— Анжела, позволите так Вас называть? — Тихо произнес парень. Я кивнула. — Это действительно не легко. Мы не преувеличиваем. Ехать верхом пару миль на прогулке — легко, а вот весь день с перерывом на обед и сон, все тело с непривычки будет ломить. Это очень неприятно. — Он сочувственно посмотрел на меня.

— Устану, запрошу массаж, — Поддела я паренька, который покраснел. — Своей пятой точки. — Я нарочно смущала его, похлопав по плечу. — Вы же рыцари, придете даме на помощь?

— Я тебе такой массаж пятой точки устрою, если ты кого-то всерьез об этом попросишь, что сидеть в принципе месяц не сможешь. — В самое ухо прошептал мне Гавейн. Я даже вздрогнула от неожиданности. Не заметила, что остальные нагнали нас, преследуя по пятам. Повернувшись, я улыбнулась ему и подмигнула. — А если не смогу сесть на попу, так как натру большие мозоли, то заберусь к кому-нибудь на ручки. Будете меня по очереди везти, — Хохотнула я. — Уворачиваясь от загребущих рук Гавейна, со смехом прячась за покрасневшим Оуэном. — Даже Персиваль не отвертится от этой ноши.

— Что и мне доверишь свою тушку? — Притворно удивился охальник.

— Еще и в наглую ручки-ножки свешу, так и знай. — Погрозила я ему пальцем, в очередной раз проскальзывая под рукой Гавейна. Но на этот раз мне вырваться не удалось, так как впереди замаячили ступеньки и это стало просто не безопасно. Сильная рука притянула меня под бок рыцаря.

— А что, я не против пообжиматься с наглой девчонкой. — Рассмеялся рыжий. Гавейн продолжал хмуриться, но мыслями явно был далеко от нашего разговора. Я махнула рукой на юмориста и заглянула в лицо своего рыцаря.

— Что еще тебя волнует? — Спокойно произнесла я.

— Наша безопасность, — Ответил за него Бор. — Выезжать нужно как можно скорее Гавейн, спокойнее не станет. Сейчас везде обстановка только накаляется. Мы вчера уже это обсуждали. — Я нахмурилась. Видно я многое проспала. Рыцарь только кивнул. Я обняла его за талию, пытаясь утешить. Обо мне ведь беспокоится. Больше допытывать не стала.

Галахад припомнил наш разговор с Мерлином и стал допытывать у меня, что за легенду я поведала волшебнику на сон грядущий. Я отмахнулась, рассказала мужчинам сказку, они только посмеялись над недотепой рыцарем. Затем Мордред интересовался средством связи с волшебником, я не стала говорить об этом. Если Мерлин сам не рассказал, то зачем мне выдавать все тайны.

Слуги стали накрывать на стол, время обеда за разговорами пришло незаметно. В конце трапезы Гавейн наклонился ко мне:

— Прогуляешься со мной? — С улыбкой предложил рыцарь. Я только кивнула. Нужно развеять его страхи, иначе мы так долго не выедем, а у меня было такое чувство, словно время утекает сквозь пальцы.

Гвенивера за столом была грустной и тихой. Что всех напрягало, я чувствовала, как атмосфера вокруг нее сгущается. Рыцари пытались расшевелить девушку, но натыкались на стену отчужденности. Я пожала плечами, не мои проблемы. Она свою судьбу сама выбрала. Пусть будет, как должно быть. Я буду молчать. Мордред явно был не равнодушен к девушке, но старался быть ненавязчивым. Я с удивлением наблюдала за этими танцами вокруг да около со стороны. Как причудливо сплетаются человеческие судьбы. А уж не женское ли лицо у ненависти Мордреда к Артуру будет? Ну да история все расставит на свои места. Мое дело — Грааль. И ничто иное не должно отвлекать меня.

Глава 21

Гавейн подал мне руку и я ухватилась за нее, поднимаясь. Обед снова оставил мен полуголодной. Ну не могу я питаться их пищей. Мой желудок более привычен к обработанной промышленно и сдобренной большим количеством разнообразных специй еде. Так что простая кухня средневековья вызывает у меня брезгливое отторжение. За красотой блюда тогда не гнались, только за его сытностью. Но это скорее всего только рыцари, привыкшие к неприхотливой пище, но наблюдая за Гвеневерой, понимала, что это сугубо моя проблема, так как девушка ела с аппетитом. Да не избалованные они. Со вздохом обвела взглядом всех рыцарей. Я ополовинила отряд доверенных рыцарей Артура. Мне предложили локоть для прогулки, но я ухватила ладонь и переплела наши пальцы. Возможно это было излишне интимным жестом в понимании правил приличия этой эпохи, но мне не хватало тепла человеческих отношений. Я уже несколько часов мучила себя размышлениями, а не слишком ли я привязываюсь к своему рыцарю? Да, в моем мире переспать с мужчиной не равнозначно связать с ним жизнь. Ноя воспитана в несколько консервативных традициях. Мне нужно как минимум довериться человеку, чтобы разделить с ним постель. Но Гавейн стал тем, кому я поверила безоговорочно с того самого мгновения, как увидела его глаза. Такого со мной еще не случалась. Я не представляла сколько нам отмерено времени быть вместе, но не хотела терять ни минуты. Я была уверена, что однажды вернусь в свое время, потому что знала, что ничего случайно не происходит, как сказал Мерлин — мы пришли в это время с какой-то миссией и как только ее выполним, то окажемся в своем времени в своем мире. Это заставляло меня грустить. Я уже не была уверена, что хочу расстаться с моим рыцарем, меня останавливали только мысли о родителях, которые будут раздавлены известием о пропаже дочери. Единственный ребенок — это такая ответственность.

Пока меня посещали грустные мысли, Гавейн молча прижимал наши переплетенные ладони к своей груди и вел меня по двору замка, в котором кипела жизнь. Как я понимала, его родители должны были вернуться завтра, но мы с ними разминемся. В замке после нашего отъезда останутся Бомейн и Гвеневера, но это не добавляло спокойствия моему рыцарю. Я переключилась на его профиль, когда мы миновали ворота. Он был хмур и задумчив. Что-то не давало ему покоя.

Мне захотелось разрушить эту стену отчуждения. Какой-то обреченной задумчивой тоски.

— Что волнует тебя, Гавейн, помимо тяжелого пути и опасности дороги? — Я слегка пожала его пальцы. Он перевел взгляд с дороги на меня и повернул на тропу вдоль замка, этот же путь недавно мы преодолели с Мерлином.

— Ангелина, многое тревожит меня, мысли одна мрачнее другой так и теснят мою голову, но сегодня наш последний спокойный день и не о тревогах хотел я поговорить с тобой. — Он серьезно смотрел на меня. Не было игривости или легкости в его серьезном тоне. — Завтра ты отправишься в путь с шестью мужчинами. Не смотря на то, что мы все рыцари — это испортит твою репутацию. Ты понимаешь к чему я веду? — Он опустил наши ладони и продолжил спуск к озеру, которое при свете дня оказалось не таким огромным, как представлялось мне ночью. — Я вижу, что тебя это не пугает, так как ты или не задумываешься об этом или не отдаешь себе отчета..

Я дернула его за руку, заставляя остановиться. Таким образом он замер, что наши глаза остались на одном уровне, так как я стояла на пригорке, по которому он уже начал спуск.

— Гавейн, твое волнение согревает меня, — Начала я, но поняла, что не могу нести эту высокопарную чушь и насмешливо фыркнула. — А знаешь, неправда. Мне абсолютно все равно, что обо мне думают твои рыцари, твои родные, придворные Артура, да и вся твоя страна. — Я пожала плечами с улыбкой. — Мне важно только то, что ты думаешь обо мне?

— Ангелина, мы будем останавливаться на ночлег в постоялых дворах, в замках высокородных господ, чтобы облегчить тебе это путешествие. Там нам будут, естественно, предлагать раздельные комнаты и я не посмею запятнать твою репутацию, но это не остановит сплетни от путешествия леди без сопровождения или родственников…

— Вот уж черта с два ты будешь спать отдельно, — Раздраженно прервала его я. Брови мужчины приподнялись. — Знаешь, о раздельном проживании нужно было думать с самого начала, сэр Тугодум. Теперь я уже не смогу спать в ваших холодных каменных домах без своей двухметровой грелки, — Я положила руки на его плечи, обнимая за шею. Хотелось улыбнуться, но я понимала, что для него это серьезный разговор. — Ну хочешь я скажу, что Бор мой дядя, или Оуэн мой двоюродный брат? Думаю они оба не будут против. — Я позволила своим пальцам запутаться в его кудрях. Его руки легли на мою талию, притягивая к себе.

— Нет, они однозначно не будут твоими родственниками, иначе они просто каждый день будут вынуждены вызывать меня на дуэль, потому что я не собираюсь отказываться от удовольствия целовать тебя. — Что мне с наслаждением и продемонстрировали. Хотелось замурлыкать от избытка эмоций. Обо мне заботились, но я не позволю этой заботе отлучить меня от тепла и ласки выбранного мной мужчины. — Анжела, — Простонал он с угрозой. — Ты мастерски отвлекаешь меня от разговора.

— А я думала, что мы погулять вышли, оказывается поговорить? — Ехидно спросила я, слегка отклоняясь, чтобы лучше видеть его.

— Я хотел поговорить с тобой перед нашим путешествием. Ты действительно намерена после путешествия покинуть нас? — Нас или тебя? Вот что было в вопросе. Он сделал безразличное лицо, но именно это и выдало его с головой, это именно тот вопрос, который мучил его все это время. Ни отсутствие подходящей телеги, ни моя репутация так не волновали его, как то, что совсем скоро я покину его.

— С самого начала мы говорили о том, что Мерлин вернет меня домой. — Попыталась отстраниться я, но сильные руки сжали меня в тисках. — У меня там родители, — Просительно произнесла я, заглядывая в непроницаемы глаза. — Я единственный ребенок.

— Девушка рано или поздно покидает семью, чтобы прийти в семью супруга, это неизбежно. Думаю, что твои родители знали это и морально готовы…

— Одно дело, знать, что твой ребенок замужем и счастлив, пусть и на другом континенте. А совершенно другое дело, когда он пропадает без вести. Ты не понимаешь где он, что с ним и никак не можешь найти. Чувствуешь разницу? — Я посмотрела на его холодное лицо.

— Мерлин может сообщить им о твоем местоположении, — Не согласился он со мной. Я понимала по его позиции, что сейчас не одно мое слово не пробьется в его сознание, но не могла остановить попыток. — А если бы Гвеневера пропала? Ты бы искал ее? Поверил посланию незнакомца, что с ней все хорошо и где-то там она счастлива, но ты никогда ее больше не увидишь и не поговоришь? — Привела я последний аргумент.

— Я готов к тому, что однажды сестра выйдет замуж и возможно я ее никогда больше не увижу. — Пожал он плечами. — Это судьба большинства девушек.

Я вздохнула и перестала убеждать его в чем-то, просто притянула к себе и уткнулась в плечо.

— Ты со мной не согласна?

— Нет, — Глухо произнесла я, не отрывая своего лба от его плеча. — Но убеждать ни в чем не буду. Мы по разному относимся к нашим семьям. И воспитаны по разному. И я не хочу ругаться.

— Я не хотел тебя расстраивать, просто пытаюсь сказать, что тебе не нужно уходить. — Он отстранил меня от своего тела. — Я хочу, чтобы ты осталась. Здесь. Со мной. — Размерено произнес он. Я видела, что эти слова нелегко дались моему рыцарю, поэтому обняла его лицо руками, приподнялась на цыпочки и поцеловала. Иногда поцелуи намного лучше слов. Особенно, когда эти слова звучат: прости, но я намерена оставить тебя и вернуться домой. Он не стал больше возвращаться к неприятной для меня теме, просто ответил на мой поцелуй.

Через некоторое время мы вернулись во двор, так как необходимо было закончить приготовления к путешествию. Азарт охватил все мое существо. Я должна была создать для себя комфортные условия. Но так, как в дороге все же необходимо было путешествовать верхом, я решила усовершенствовать современный гардероб, внести в него нотку модерна.

С воодушевлением направившись к служанкам, я попросила у удивленных девушек принести мне несколько широких крестьянских юбок и рубах, затем попросила одну из горничных разрезать юбки и сшить из них штаны. Мне казалось, что девушка от такого кощумства просто впала в оцепенение. Но слушала мои объяснения и на удивление довольно хорошо справилась с поставленной задачей. Уже перед заходом солнца у меня было две пары юбок-брюк, сшитых так, что когда стоишь, кажется, что это вполне приличная юбка с широким подолом и множеством складок, к тому же мне вшили приличной вместительности карманы. А при посадке на лошадь на мужской манер, она не стесняла движений и казалась вполне приличными брюками. Так же я получила пару рубашек, похожих на мужские со шнуровкой на груди и пару жакетов из плотной ткани для более прохладного времени, которые прилично одевать девушке для верховой езды. Они мне напоминали фраки: короткие спереди с длинными фалдами сзади, но смотрелись довольно оригинально с моими новыми штанами. Мне принесли большие седельные сумки в которые нужно было упаковать вещи. Я с радостью вниз затолкала свои джинсы, телефон и белье. Постаралась так же побольше затолкать местного сменного белья. Если в одной юбке я могла проходить и всю неделю, то вот белье предпочитала менять ежедневно, даже в походных условиях. Вот где мне пригодился мой талант складывать в маленький чемодан половину квартиры. Как любила говорить моя лучшая подруга: впихнуть невпихуемое это твой конек. Хмыкнула от воспоминаний. Хотелось пореветь. Это скорее всего гормоны перед менструальным циклом. Вот черт! Как же я здесь без средств гигиены. С паникой понеслась к Гвеневере, нужно же узнать, как они в это время справлялись с такой проблемой. На меня посмотрели дико. Оказывается приличные девушки не спрашивают об этом открыто, да еще и в присутствии Бедивера, который покраснел, как рак, извинился и выбежал из общей гостиной. Пожала плечами. Главное, что мне выделили мягкую ткань, которую, о ужас, необходимо было разделить на полоски, которые использовались для гигиены и стирать их в дороге мне придется самой, так как к слугам я с такой просьбой, пожалуй, никогда не обращусь. Сгорю ведь со стыда. Поблагодарила и хмуро направилась прятать столь необходимый теперь мне аксессуар. Последним сверху затолкала пару лент для волос и гребень, который приватизировала у Ламарка. Раздобудет себе другой.

С затаенной тоской смотрела на закат солнца, который подкрался незаметно. Лето прекрасно тем, что световой день увеличивается с каждым днем. Красиво здесь, нетронутая природа кругом. В современном мире практически нереально увидеть такой пейзаж. Даже природа в большинстве случаев облагорожена, ей придан определенный вид и форма. Но это не добавляет красок и красоты первозданного луга или леса.

За размышлениями не услышала, как сзади подошел Гавейн, он обнял меня и положил подбородок на мое плечо.

— Бедивер сообщил мне, что у тебя начались «женские» дни. — С улыбкой сочувствия произнес он. Удивленно вскинула на него глаза. — Тебе что-то нужно? Может отложим путешествие?

— Бедивер неправильно все понял, точнее убежал раньше, чем я задала свой вопрос. — Рассмеялась я. — Просто, когда я собирала вещи, мне пришло в голову, что «эти» дни тоже придут во время путешествия, поэтому нужно заранее припасти средства гигиены. Мы ведь будем путешествовать не один месяц. А это не болезнь и из-за нее не стоит откладывать путешествие. Как ты выразился. — Нахмурилась я.

— Просто у многих дам в такой период слабое здоровье и они предпочитают не выезжать из дома, многие даже не выходят из своей комнаты. — Спокойно произнес мужчина.

— А еще многие прикрываются этой причиной, чтобы не направляться туда, куда ехать не хотят или не видеть того, кого видеть не хотят. — Хмыкнула я, разбивая розовые очки моего рыцаря. Он приподнял брови, задумавшись. — К тому же у меня нет таких проблем. Тебя смущают «женские» дни? — Удивилась я.

— Меня? С чего бы? — Спросил он удивленно.

— Знаешь, некоторые в такие периоды предпочитают спать с женщиной в разных кроватях, — Припомнила я рассказ одной своей коллеги.

— Если ты меня не прогонишь, то я бы не хотел таких ограничений. — Поморщился Гавейн, оставляя все же право выбора мне. Стало тепло на душе. Заботиться.

— Я уже сегодня высказывалась по поводу раздельных кроватей, — Проворчала.

— Да, я помню, — Рассмеялся мужчина, предпочитаешь просыпаться с теплой грелкой под боком. — Меня поцеловали в ушко, затем в шейку.

— Мммм, — Промычала от удовольствия. — Правильно мыслишь. Тебе доверена высочайшая честь обогревать меня. — Насмешливо произнесла я. — И свою персональную грелку я никому не уступлю.

— Даже так? — Улыбнулся мужчина, покусывая мое ушко. И далось оно ему. Но тут он оставил игривый тон. — Я нашел тебе смирную кобылку для путешествия. Завтра придется выехать до рассвета. Знаю, что ты не любишь просыпаться так рано, но так мы избежим толчеи при выезде из города. И проделаем большее расстояние до обеденного привала.

— Можешь не объяснять. Я не капризная барышня и все прекрасно понимаю. Просто разбуди меня, чтобы я успела одеться. — Я со вздохом повернулась в его руках и улыбнулась. — Сейчас ты уйдешь обсуждать с рыцарями наш маршрут? — С тоской спросила, мужчина только кивнул. — Ладно, иди уже. — Оттолкнула его загребущие ручищи. — Быстрее начнете, быстрее закончите, может еще и успеешь поспать сегодня. — Проворчала я, направляясь в купальню, чтобы умыться. Там меня ждала теплая вода для мытья. Когда в следующий раз получиться нормально помыться, не представляю. Меня перехватили посреди комнаты покружили и выразили свое одобрение поцелуем, затем мужчина стремительно покинул комнату, чтобы не увлечься взаимными ласками. Такой ответственный, даже бесит. Хотелось еще поцелуев, но я шикнула на разбушевавшиеся гормоны и приготовилась ко сну.

Глава 22

Утренний поцелуй это, конечно, прекрасно, но не вдохновляет, когда на дворе еще ночь. Проворчала о рани несусветной, услышала над головой мужской смех.

— Просыпайся, соня. Нам пора собираться. Я и так откладывал выезд на сколько было возможно. — Произнес этот изверг.

— Я даже не слышала, как ты вчера вернулся, — потягиваясь поняла я вдруг.

— Я только что вернулся. — Произнес от из купальни.

— Как это? Ты вообще не спал? Вы все не спали? — С ужасом осознала я.

— Мы закончили за полночь, но я не хотел тебя будить, так как дорога не из легких, а спокойно спать я бы тебе не дал. — Он лукаво посмотрел на меня, когда я вошла следом за ним в купальню. С его мокрых волос стекала вода на обнаженную спину. Подхватила полотенце и принялась вытирать их, вода же ледяная.

— То-то мне было так холодно спать, — Притворно попеняла я.

— Не справляюсь со своими обязанностями? — Спросил он весело, обнимая мое теплое ото сна тело.

— Ты можешь исправить упущение, поцеловав меня. — Напыщенно произнесла я, за что получила выпрашиваемый поцелуй. Мне нравились эти наши почти семейные игры. Я получала истинное наслаждение от поддразнивании мужчины.

— Тебе пора одеваться. Жду тебя внизу через десять минут. — Обозначил сроки этот командир, шлепнув меня по попе перед тем, как покинуть купальню. Хмыкнула и принялась умываться и заплетаться. Все же меня ждал не только Гавейн, но еще и пять не выспавшихся мужчин, большинство из которых снисхождения ко мне не проявят из-за задержки. Торопливо натянула рубашку и штаны, которые еще с вечера приготовила. Следом надела сюртук и застегнула его на все пуговицы. Туго заплетенную косу перекинула через плечо и направилась за своими седельными сумками, но Гавейн уже предусмотрительно забрал их. Поэтому гребень я затолкнула в карман и поспешила на выход. Мужчины уже сидели за столом, который для завтрака накрывали позевывающие служанки. На мое бодрое приветствие они ответили нескладных гулом голосов. Персиваль готов пыл уснуть прямо за столом, Оуэн же напротив был бодр и весел. Такое приключение для его неугомонного молодого духа. Понимаю какие чувства бурлят в нем. Я чувствовала примерно то же. Остальные были в примерно одинаковой степени помятости и сонности. Гавейн оставался собран, он коротко улыбнулся мне, когда я уселась рядом. Ни его сестры, ни братьев, которые наверняка еще спят, не было за столом. Но отсутствие Гвеневеры даже благосклонно сказывалось на общей атмосфере. Ко мне рыцари уже не относились с таким пиететом, они воспринимали меня, как «своего парня» или что-то сродни. Вели и чувствовали себя свободно. Это почему-то радовало меня. Хотя при Гвеневере они все вспоминали о правилах приличия и старались показать свою куртуазность и рыцарские качества, меня это больше раздражало, чем радовало, даже когда их поклоны и реверансы были в мою сторону. А сейчас мы седели как-то даже по-домашнему, что было приятно. Хотелось потрепать ерзающего Оуэна по волосам и намазать маслом бутерброд для зевающего Галахада. Они оба выглядели мальчишками, даже взъерошенный Мордред, который не отрывал своего взгляда от чашки с напитком.

— Чему вы так улыбаетесь, Анжела? — С интересом спросил Бор. Хмыкнула, все взгляды обратились на меня.

— Ехидничает, понятно же, она одна из всех нас выспалась. — Проворчал Персивать.

— Стареешь, дружище, когда это то, что ты лег за полночь так подрывало твое состояние? А ты ведь даже не пил! — Рассмеялся Гавейн.

— Да ну тебя, не дал даже повеселиться, зануда. — Махнул рукой этот нытик.

— Тебе было невесело с нами вчера? — Ехидненько произнес Мордред. — А мне показалось, что ты получаешь истинное удовольствие от спора с Гавейном о лучшем пути через заповедную рощу. Ведь именно на это ты потратил добрый час времени, так необходимого нам для сна.

— Ворчишь, как старая бабка, я спорю только тогда, когда прав… — Гордо вскинулся мужчина.

— А прав ты всегда.. — Издевательски протянул Бор.

— Как сам считаешь, — Закончил за Бора Оуэн. Мужчины прыснули, смотря на подавившегося от возмущения рыцаря. Я рассмеялась вместе с мужчинами. От моего смеха они отчего-то притихли. Я почувствовала их напряжение.

— Простите, леди Ангелина… — Начал Оуэн.

— Да ладно тебе, Оуэн, нам вместе полгода путешествовать, можете все называть меня Анжела. И радовалась я именно тому, что Вы перестали при мне зажиматься и жеманничать, а начали вести себя естественно, не разочаровывай меня. — С недовольством покачала я головой. С минуту стояла тишина.

— Зря ты это им позволила, Анжела, теперь они сядут тебе на шею и совершенно перестанут соблюдать правила приличия. — Проворчал Гавейн.

— И слава Богу! — В сердцах воскликнула я, чем вызвала смешки у самого молодого члена нашей команды. — Меня жутко напрягают все эти расшаркивания. Бррр. — Я притворно поежилась.

— Хорошо, но только пока мы наедине, при посторонних соблюдаем субординацию. — Согласно кивнул головой Гавейн.

— Ага, и ты нам первый подашь пример и не прикоснешься прилюдно к Анжеле, — Рассмеялся Персиваль.

— Не дождешься, — Проворчал Гавейн. Это разрядило обстановку и все посмеялись. Что ж, лед тронулся. И хорошо, теперь можно свободно путешествовать. Все же не удержалась и протянула бутерброд Галахаду, уж больно у него голодный вид был. Парнишка слегка покраснел, но от бутерброда не отказался. С улыбкой наблюдала за окружающими, попивая горячий отвар каких-то трав. На чай похоже не было, но что-то близкое. Откинулась на спинку кресла.

— Поела? — С теплотой спросил Гавейн. Я кивнула. — Что ж, рыцари, пора по коням. — Он поднялся и подал мне руку, с готовностью направилась за ним во двор, знакомиться со своим транспортным средством. Передо мной стояла маленькая, по сравнению с остальными оседланными лошадями, аккуратная рыженькая красавица с белой звездочкой во лбу.

— У нее есть имя? — Спросила я у наблюдавшего за мной мужчины.

— Нет, можешь придумать сама. — Разрещил он.

— Что ж, ее будут звать Звездочка. — С улыбкой погладила по теплому носу лошадки. Остальные тоже собирались вскочить на лошадей.

— Тебе помочь? — Предложил Гавейн. Я покачало головой, вставила ногу в стремя и подтянулась. В детстве я занималась верховой ездой. Даже имела некоторые успехи, но потом мы переехали, начались экзамены и лошади были мной забыты. Но навык остался, которому я была благодарна. Я с некоторым волнением посмотрела на окружающих мужчин, а они во всю пялились на мои штаны. Что удивлены? А чем они думали, крепя мужское седло на мою лошадку? Хотя широкие юбки местных дам должны были прикрыть еще и лошадь, как я понимаю, некоторые еще носили длиннющий шлейф. Но вот до таких штанов додумалась только я, судя по вытянувшимся лица мужчин.

— Немного приспособила одежду для путешествия. — Пожала я плечами. — Путь обещает быть нелегким, предпочитаю комфорт в дороге. Мы едем? — Невинно поинтересовалась я у Гавейна, который поправлял на моей ноге чуть приподнявшийся подол и недовольно ворчал на некоторых изобретательных леди (это я смягчила), от которых одна головная боль. Нет я не поняла, это он к чему сейчас? Все же нормально? Или они рассчитывали любоваться на мои ноги всю дорогу? Хотя кто их разберет, этих рыцарей.

Глава 23

Первым должен был предстать перед нами замок лорда Дрейка. Интересная фамилия не находите? Вот и я всю дорогу думала об этой фамилии. Не представители этого ли рода в последующем станут знаменитыми корсарами, как романисты называют пиратов? Что ж мне предстояло об этом узнать. Отчего-то мне казалось, что это не наш замок. То есть не тот замок, в котором мог бы находиться святой Грааль. Но решила, что высказываться по этому поводу все же не стоит. Да и путь до этого замка занимал всего лишь два дня, с остановками на ночлег в приличной таверне.

Утром третьего дня мы подъехали к огромной крепостной стене. Еще на расстоянии километра замок мне показался не просто готическим, а сошедшим прямо из книги Толкина о двух башнях. Он был компактным, но очень высоким. Стены были глухие и сложены из темного камня, напоминающего гравий. Темно-серый, почти черный цвет, заставлял уважительно поглядывать на строение.

Вокруг замка было голое поле, даже кустика не росло в радиусе километра. С бойниц и стен замка четко просматривалось все окружающее пространство, что несомненно давало преимущество при охране замка. Я была уверена, что заметили нас издали.

Мои спутники явно бывали здесь не первый раз, поэтому на них замок не произвел такого впечатления, как на меня.

— Сэр Дрейк довольно общительный малый и любит принимать гостей, как и его супруга. Особенно путешественников, которые могут рассказать новости. — Посвятил меня Бор. — Я бывал здесь не раз. Леди Талисс особенно любит истории о моей родине. — Он слегка насмешливо улыбнулся мне. Я скривилась. Мне нельзя рассказывать о своей родине то, что я знаю.

— Говорят, что леди Талисс — ведьма, — Зловеще произнес Первисаль, желая меня впечатлить.

— Ты не прав. Многие говорят, что она эльфийская полукровка. — Возразил Мордред.

— Кому, как не полукровке фейри знать об этом, — Зло усмехнулся Персивать. Мордред вскинулся, но Гавейн поднял руку.

— Прекратите, мы уже подъехали. Не смейте вести такие разговоры в замке. Дрейк очень не любит такие разговоры.

— Да брось, он сам любит подшутить над гостями и, вот увидишь, в первый же вечер предложит, чтобы его супруга предсказала нам будущее, особенно когда поймет цель нашего визита. — Персиваль самодовольно погладил подбородок, пряча улыбку. — Да и его дражайшая супруга та еще штучка.

— Персиваль, заткнись. Ты говоришь о леди. — Галахад скрипнул зубами. Его очень коробили речи старшего товарища. Вот истинный рыцарь своей эпохи. Ведь не зря именно ему маг настоятельно рекомендовал поехать. Я была просто уверена, что именно этот прекрасный мальчик достоин обрести святыню. С улыбкой посмотрела на его хмурое лицо. Возвышенный профиль, светлые глаза, которые всегда лучились добротой и светлые вихры волос. Но и остальные рыцари не были такими злобными и прожжеными, как хотели казаться. По сравнению с моими современниками, они все были невинны и, в какой-то степени, наивны. Для них слово «штучка» уже считалось неуважительным. Слегка улыбнулась. В моем мире иногда и матерное слово можно было воспринять, как комплимент.

Разговоры рыцарей были прерваны появлением всадника в открытых воротах. Он слегка приблизился к нам, я поняла, что это сам Дрейк. Так держаться мог только предок великого пирата. Я была уверена, что его потомки будут точно так же стоять на капитанском мостике, гордо выпятив грудь, как этот мужчина держался в седле. Он подскакал напрямую к Бору и, как старого друга, приветствовал того. Мой земляк, только склонил голову, он как обычно был немногословен.

После короткого приветствия и разговора Джон Дрейк кивнул нам на ворота и направился вперед.

Я изучала окружающую обстановку, с удовольствием разглядываю замковые стены, когда на самом верху одной из башен увидела светлый женский образ, она стояла на краю стены и разглядывала прибывших, особое внимание, как мне показалось уделяя именно Бору. Это показалось мне любопытным. Что же скрывает мой молчаливый спутник, помимо…. Да он, пожалуй, скрывает очень многое. Я криво усмехнулась. Это самый закрытый человек из всех, кого я знаю в этом времени.

Глава 24

Было что-то необычное в том, как ветер развевал светлые одежды женщины. И ее взгляд, казалось прожигал все тело насквозь, хотелось спрятаться за спиной одного из спутников, чтобы укрыться от этого пронизывающего взгляда. Эх не к добру эта встреча, да еще и в самом начале пути. Что она нам принесет?

С удивлением понимала, что нервничаю. Хотя никаких предпосылок не было. Хозяин весело переговаривался со старыми знакомыми, с интересом поглядывая в мою сторону. Пришло время спешиться. Сказать, что конная поездка прошла для меня легко, значит соврать. Очень сильно соврать. Все тело ломило, я мечтала о горячей ванной, в которой проведу, как минимум сутки, отмокая от трехдневного пути. Мои спутники были ко мне снисходительны. Они задали вполне легкий темп. Путешествие должно было показаться легкой прогулкой. Тому, кто с детства в седле и приучен к таким путешествиям. Но не мне. До ужаса хотелось попросить добить меня, но я скрипела зубами и терпело. Было как-то стыдно признаваться спутникам в том, что мое тело абсолютно изнежено.

Не успела перекинуть ногу через круп своей смирной звездочки, как уверенные, но чужие ладони, придержали меня за талию.

— Леди предусмотрительно одела в дорогу брюки? — Как-то разочарованно произнес мужчина за моей спиной. Вздрогнула и постаралась поскорее отойти от неожиданного помощника. — Простите, нас не представили должным образом… — Начал расшаркиваться этот франт.

— Джон, ты как всегда не позволил этого сделать. — Оттесняя от меня мужчину произнес Гавейн. — Леди Ангелина, позвольте представить Вам сэра Джона Дрейка.

— Приятно познакомиться, сэр. — Тихо пролепетала я, немного ближе подходя к Гавейну, чтобы оставить себе место для маневра, если меня снова постараются схватить. Легкую нервозность во мне вызывал хозяин замка.

— Мне намного приятнее, леди Ангелина. — Подмигнул этот ловелас. — Ангелина, как ангел? — Рассмеялся он. — Вы похожи на ангела. Это имя очень вам подходит.

— Сомневаюсь, — Персиваль разбавил наш тесный кружок. — Не покупайся на эти нежные глазки, характер у леди еще тот. — Он похлопал сэра Джона по плечу.

— Сэр Персиваль, вы незаслуженно обижаете нашу леди. — Вступился Галахад. Я покраснела, мне было мучительно неловко от такого пристального внимания окружающих. Вскинула взгляд на стену, но там уже никого не было. Казалось, что хозяйка замка увидела все, что ее интересовало и не торопилась приветствовать своих гостей. Хотя хозяин прекрасно справлялся со своими обязанностями. Он, наконец, предложил нам пройти в замок.

Я держалась в тени Гавейна, по крайней мере старалась не привлекать внимание. Особенно внимание хозяина, но то и дело ловила на себе его насмешливый взгляд. Нам предложили с дороги освежиться и проворный слуга побежал впереди нас, указывая дорогу. Отдельную комнату предложили только мне, мужчин расположили в общей, насколько я поняла. Гавейн попросил для меня ванну. За что я была искренне благодарна рыцарю.

В моей небольшой комнате через пару минут слуги организовали большую бочку и сноровисто натаскали горячей воды. Все происходило так, словно нас уже давно ждали и знали о чем мы попросим. Может хозяйка этого замка действительно предсказательница? Чего ждать от предстоящей встречи я не могла вообразить. Старалась управиться с мытьем и переодеванием быстро, так как мне не обозначили сроки за которые я должна была спуститься вниз и представиться, наконец, хозяйке дома.

Моя комната не запиралась, что заставляло меня нервничать и прислушиваться все время, проведенное за купанием. Эта странность мне не понравилась. Надежда была на одно, что спать в мягкой кровати я буду не одна и меня будет кому защитить. Предусмотрительная хозяйка даже предложила мне платье через слуг. И что самое удивительное, оно было моего размера. Либо мне сказочно повезло, либо хозяйка знала мой размер. Я уже уверена она волшебница, особенно такого мнения я стала придерживаться, ощущая себя чистой и расслабленной. Хмыкнула. Расчесала волосы и оставила их распущенными. Пусть просохнут.

Я подошла к окну и посмотрела во двор, где суетились слуги. Наших лошадей уже увели. Во дворе сновали без остановки, такое чувство, что смотришь на муравейник. Множество людей бегали туда сюда и все даже не смотрели друг на друга. Задумалась. Они даже не болтали во дворе, не обсуждали сплетни. Все молча занимались своим делом. Вот что значит иметь хозяйку, которая обо всем знает.

Сделав кое-какие свои выводы, решила все же не дожидаться, когда меня пригласят, как скорее всего следовало, а самой направиться вниз. Уверена, что мои спутники уже спустились. Преодолев по памяти коридор и лестницу двинулась в помещение, которое нам показывали, как общий зал. Хорошо, что массивные двери комнаты были распахнуты настежь, такие массивные самостоятельно мне бы не удалось открыть. Шагнула в зал, мои шаги отдались гулким эхом.

— Вот и наша леди, а вы волновались. — Раздался веселы голос Персиваля. Мои рыцари обнаружились у камина, что-то обсуждая. Хозяина и хозяйки не было. Они оставили гостей одних? Или не были уверены, что мы так быстро спустимся? Что удивительно. Я была уверена, что уж хозяйка точно в курсе того, что мы здесь. Значит нас предоставили самим себе. Понять бы еще почему. Я улыбнулась мужчинам. У многих были влажные волосы. Они так же не захотели сидеть в комнате.

— Вам очень идет голубой, леди Ангелина. — Оуэн потянулся и поцеловал мою руку. Я смутилась.

— Спасибо. — Подойдя ближе.

— Присядете, леди Ангелина. — Нарочито выделяя мое имя протянул Мордред. Удивленно посмотрела на мальчишек. Что не так? Но вслух озвучивать не стала.

— Спасибо, сэр Мордред. Но мне кажется, что я насиделась на долго время вперед и сейчас предпочитаю постоять, если вы не против.

— Тогда нам всем лучше встать. — Произнес недовольно Персиваль, который только с большим удовольствием умастился на широком кресле у самого огня.

— Не стоит утруждаться, сэр Персиваль. То что Вы сидите нисколько меня не обижает, и признаться честно, даже устраивает. — Я лукаво посмотрела на рыцаря, ожидая его вопроса, который не преминул последовать.

— Это еще от чего, леди? — Он смешно скривился.

— Так я чувствую себя высокой и в кои-то веки, могу посмотреть на Вас свысока, сэр. — Выделяя обращение произнесла я. От двери раздался хохот. Я вздрогнула и с удивлением обернулась. Но, как понимаю, ни для кого из моих сопровождающих не было неожиданностью появление хозяев.

— Вы мне очень нравитесь, леди Ангелина. Так подшутить над сэром Персивалем он может позволить только даме. Истинное удовольствие наслаждаться вашими пикировками, надеюсь Вы и в дальнейшем порадуете меня. Если бы этот рыцарь такое услышал от меня, то я бы получил в морду. Уж больно горд наш рыцарь. Не так ли сэр Персиваль. — Он насмешливо изогнул бровь. Но я не обращала внимание на довольного хозяина и во все глаза рассматривала хозяйку, как и большинство моих спутников.

— Ты прав, старый друг, такого я стерпеть не смог бы от мужчины. — Персиваль поднялся. — Прекрасная леди, рад вновь видеть Вас.

— Взаимно, сэр Персиваль, рада приветствовать гостей в моем доме. Мы с Вами проведем незабываемые два дня. — Она улыбнулась светло и легко, но какое-то коварство виделось мне в этой улыбке. Я приподняла одну бровь и скептически посмотрела на предсказательницу.

— Мы не планировали задерживаться на два дня, леди Эллинель. — Спокойно произнес Гавейн. Мне хотелось улыбнуться, но я постараюсь скрыть свою улыбку. Хозяйка попыталась сделать загадочное лицо. Может на моих спутников это и произвело впечатление, но не на меня. Я стольких псевдо гадалок и соответственно шарлатанок повидала, что даже умилилась. Казалось, что она сейчас скажет: «Вах, дорогой, зачем обижаешь!». Постаралась сдержаться.

— Сэр Гавейн, вы ведь приехали в наш замок за ответами. Чтобы получить ответы на свои вопросы, Вам необходимо погостить у нас пару дней. Разве это большая цена? — Она стрельнула глазами в Бора. Ох не проста эта королева драмы. Еще как не проста. И хорошо, что цена всего два дня, а не пара лет. Затем ее взгляд метнулся к Персивалю, который произнес.

— В вашем обществе, леди Эллиниэль, это будут самые прекрасные два дня. — Он слегка поклонился. Это что, этот гад только со мной такой «гад», а с другими леди он мил? Я удивленно воззрилась на несносного рыжика.

— Об этом я и толкую. Вам понравится. — Сделав ударение на первом слове, улыбнулась дама вполне искренне, но как-то подловато. Затем стрельнула не таким веселым взглядом на Мордреда и на меня. — Может не всем, но понравится.

Что же нам с парнем явно пообещали неприятности, как я поняла. Мы переглянулись. Парнишка тоже заметил ее взгляды. И во всей моей компании только он не относился к этой бледной моли тепло. По глазам вижу — не нравится ему эта стерва. А ведь я совсем недавно была полна положительных эмоций к хозяйке. Что же меня настораживало. Рыцари принялись на перебой увещевать хозяйку, что просто счастливы погостить в таком замечательном замке. Все это время сэр Джон Дрейк милостиво улыбался и посматривал на всех снисходительным взглядом, словно он знал какую-то шутку, но не мог рассказать ее окружающим, так как она неприличная. Я постаралась придать своему лицу непроницаемое выражение. Хотелось подойти поближе к Мордреду. Он единственный сейчас внушал доверие. Все остальные казались околдованными прекрасной леди. Выглядела она, нужно признаться, великолепно: миниатюрная, светлокожая (о такой коже многие поэты говорят — фарфоровая), тонко костная, длинные золотистые волосы спускались на спину и широким покрывалом спускались практически до колен, их придерживал только золотой венец, отдаленно по плетению напоминавший гнездо. Глаза были необычного серого цвета, практически белесые, что придавало из без того утонченным чертам лица в форме сердечка одухотворенный вид. Единственное, что ее портило, по моему сугубо пристрастному мнению, это тонкие бледные губы. Не хватало деве красок. Но ушки определенно были человеческие, а не эльфийские. Но миф о том, что она эльфийка, по моему предположению, распространяла сама дама. И еще ее холодный взгляд, в котором не отражалось тепло улыбки и добрых слов. Было в ней что-то отталкивающее, и это был не ее дар. Скорее настораживало. Какая-то гнильца в таком прекрасном плоде. На деве были белоснежные шелка, мягко облегающие высокую грудь и мальчишеские бедра, она была тонкая, как тростиночка. Я, не отличавшаяся крупной комплекцией, на ее фоне казалась слонихой. Именно это и старалась всячески подчеркнуть хозяйка замка. Слово дом уже никак не ассоциировалось с местом, где была такая госпожа.

Нас проводили за стол и позволили занять места по обе стороны от хозяев. Причем мне сразу указали место по левую руку от хозяина. Не отдавая себе отчета, я поймала взгляд Мордреда и кивнула на место рядом. Парень согласно кивнул. В моем полку единомышленников — он был единственной опорой. Гавейн непонимающе хмыкнул, но не высказался по поводу нашего маневра. Рядом с хозяйкой был приглашен присесть Персиваль. Что, признаюсь меня слегка озадачило. Бор сел рядом с ним. Ох не спроста такое место нам с Персивалем уготовано. Хозяйка тут же принялась развлекать свою половину, а хозяин нас. Причем мне доставались практически все его двусмысленные шутки и фразы, что было на грани приличия, но придраться формально было не к чему. Я прилепила к своему лицу улыбку и постаралась не доводить ее до оскала. Даже наши подвыпившие матросы шутят более нейтрально, чем этот субъект. И все его поползновения в мою сторону хозяйка благополучно игнорировала. Так мне казалось вначале. Но когда рука Дрейка, как бы невзначай в процессе разговора, скользнула по моему колену, я поймала ее прищуренный взгляд. Он стрельнула глазами. Мне показалось, что в мою сторону полетело проклятие. Мордред невзначай положил руку на мое плечо. Я удивленно посмотрела на парня, ожидая его вопроса или слов, но он только улыбнулся хозяйке, глаза которой еще больше сощурились и губы скривились. Но она тут же потеряла ко мне интерес. Джона отвлек разговором Оуэн. Милый мальчик, нужно будет поблагодарить при случае. Я тихонько наклонилась к соседу по несчастью.

— Что это было? — Прошептала я на грани слышимости.

— Проклятие. — Так же шепотом поведали мне. — Но я сын фейри, смогу защитить нас всех. По крайней мере тех, кто это позволит. — Со стоном произнес парень, кивком головы указывая на Персивала, из которого рекой лились комплименты и слова восхищения. Казалось, что рыцарь захмелел. Он высказывался громко и заглушал практически все голоса за столом.

Хозяин замка извинился перед собравшимися и покинул нас, оставив леди Эллинель развлекать гостей. Время близилось к полночи, но никто не торопился покидать замок. Мне хотелось спать, но я не рисковала оставлять своих спутников наедине с леди. Сердце чуяло подвох.

Леди Эллинель пила из золотого кубка, который любовно поглаживала, привлекая внимание к его инкрустации драгоценными камнями. Галахад поинтересовался столь драгоценным кубком, на что получил ответ, что он из приданного леди, подаренного отцом и матерью, которых уже нет в живых и только этот кубок напоминает о них. Мужчины прониклись. Я хмыкнула. Ага, особенно своими бриллиантами и изумрудами. Уверена, что стоимость этого кубка ровняется стоимости замка. Что же у нас за родители, прекрасная леди? Кем бы они ни были, они точно не эльфы. В этом я была уверена. Ничего эльфийского в дамочке не было при ближайшем рассмотрении, как и особых возможностей.

Поток моих ядовитых мыслей прервало громоподобное появление великана. Нет, это был человек, но он был просто огромного роста. Ни один мой спутник не мог достать ему даже до плеча. Одет великан был в золотые доспехи. Во время его появления Персиваль как раз разразился речью о том, что такая леди, как наша несравненная Эллинель, достойна только такого прекрасного кубка, чтобы пить своими сахарными устами. Меня чуть не стошнило от всей этой патоки, как думаю и великана, потому что он практически гаркнул:

— Здесь есть кое-кто по достойнее, чтобы пить из такого прекрасного кубка!

С этими словами он выхватил кубок из рук леди и допил его содержимое. Держа его в руках, с громовым смехом вышел из залы, покидая нас. Я была ошарашена, как и большинство окружающих, кроме леди.

— О нет, мой кубок! — Вскричала дама. — Этот проклятый на этот раз забрал мой кубок! — От ее крика мне заложило уши. — Вы должны вернуть его! — Она молитвенно прижалась к Персивалю. Я прищурила глаза. Что за показательное выступление?

— Позвольте мне, леди, вернуть Ваш кубок! — Моментально соскочил рыцарь. — Я доставлю Ваш кубок немедленно!

Он поспешил кинуться из зала.

— Персиваль, стой. Возьми оружие и доспехи. Как неразумный мальчишка, честное слово! — Прокричал Бор, вскакивая следом.

Презрительно посмотрев на товарища, Персиваль сказал:

— Остерегайся меня, когда я вернусь! За оскорбление, нанесенное мне, я отомщу таким способом, о котором вы еще долго помнить будете.

Тут поспешил он из зала, мы кинулись следом. Но Персиваль уже вскочил на, словно приготовленного заранее, коня и ускакал со двора. Я подозрительно посмотрела на слугу, который склонив голову, быстро побежал в конюшни.

— Что это за великан? — Спросила я, подозрительно посмотрев на хозяйку. Она словно ждала этого вопроса и картинно вскинула руки.

— О, это наше проклятие! Вы посланы нам с неба, чтобы избавить нас от него. — Она масляно обвела глазами рыцарей. — Он терроризирует нас уже месяц. Мы не знаем откуда он появился, но каждый вечер, в полночь он стучится в наш дом. Сегодня мы не запирали ворота, так как знали, что вы остановите вандала. Но я не ведала, что он покусится на мое наследство.

Я не поверила ни одному ее мученическому жесту. Что же это за проклятие, если столько слуг и хозяин… Кстати, а где хозяин?

Я осмотрелась, только хотела заговорить об этом, как хозяйка всхлипнула и картинно, припав к плечу Бора, зарыдала. Он приобнял женщину и увел внутрь. Остальные разрывались между стремлением последовать за хозяйкой и кинуться за товарищем. Я задумчиво прикусила губу.

Что происходит?

Глава 25

Персиваль ехал значительно быстрее великана в золотых доспехах.

— Повернись, вор! Повернись и защищайся! — Прокричал Персиваль.

— Ха! Почему ты хочешь, чтобы я остановился? — Золотой великан захохотал.

— Сегодня ты украл у леди кубок! Отдай мне его немедленно! И перестань терроризировать замок моего друга! — Грозно прорычал рыцарь.

— Дерзкий, рыцарь! Ты просишь смерти, получай же ее! — Рыкнул великан.

Великан в золотых доспехах наставил на рыцаря копье и ринулся с ним на Персиваля. Он словно лавина спускался с холма, неотвратимо приближаясь к герою. Воин изловчился и спрыгнул со скакуна.

— Трус! — Прокричал Персиваль, когда великан проскакал мимо него, удаляясь вниз по склону в сторону леса. — Сначала ты пытаешься напасть с копьем на безоружного, а затем улепетываешь по склону холма.

С проклятием великан повернул своего коня и снова двинулся на Персиваля. Персиваль достал кинжал и внезапно точно метнул его в шею великана. Кинжал вонзился ему точно в горло, как раз над краем доспехов и великан замертво свалился с коня.

Персиваль с победным видом склонился над поверженным врагом и вытащил из его сумки золотой кубок леди Эллинель. Но когда он попытался снять золотые доспехи, его постигла неудача. Потому что не было застежек на доспехе, казалось, что они цельные. Несколько попыток вытащить мертвеца через шейное отверстие так же не привели к успеху.

Персиваль решил оставить доспех на покойнике и вернуться в замок. Так как самая желанная добыча была в его руках. Но как только он сделал шаг к своему коню, кубок выпал из его рук. Вместо кубка на земле во все стороны стал разрастаться красный замок. Персиваль в ужасе отбежал в сторону.

Вокруг бушевала буря, деревья практически пригибало к земле. Конь в ужасе встал на дыбы, рыцарь сильной рукой принудил того встать смирно. Островок спокойствия царил только у его ног. Затем ворота странного замка открылись и в проходе показался силуэт женщины в белом. Она просто стояла в проеме и не шевелилась. Буря стихла. Тело великана в доспехах исчезло.

Белая дама поманила рукой рыцаря. Персиваль, оглядываясь, направился на призыв. Вслед за женщиной он прошел во двор, оставил коня на привязи и поднялся в сам замок. Там женщина указала ему место за широким пустым столом. Рыцарь молча проследовал в указанном направлении. Вдруг громыхнуло и открылась противоположная дверь. Из нее прошествовали три дамы с ног до головы закутанные в белые покрывала. На подносе первая несла окровавленный кинжал, вторая золотое блюдо, на третьем подносе белой тканью был прекрыт кубок, от которого шел нестерпимы голубой свет.

— Недалек тот день, когда Святой Грааль, который вы с друзьями ищете, явится достойнейшему из вас. Не спрашивай более, ибо еще не время рассказывать тебе об этом более. Вы должны побывать в остальных замках, такова ваша судьба и предназначение. Вы в этом замке хотели найти ответы, но в черном замке вы получите только вопросы, ибо хозяйка его утратила понимание дара своего, используя его во вред другим. Но, Персиваль, вы благославеннее, чем Грааль, ибо с ним придет и конец славы нашей, а с Вами придет слава Камелота. Отправляйтесь к друзьям и отправляйтесь в путь, ибо в день, когда Галахад займет Гибольное сиденье, Вы снова увидите Святой Грааль.

— Леди, он ли достойнейший из нас? Галахад? — Спросил Персиваль, поднимаясь с кресла. — Я отправлюсь на поиски Грааля, чтобы возвысить Камелот! Я сумею найти его. Ибо нет подвига более славного, чем сражаться во имя Артура, короля круглого стола.

— Это верно. Но твоя гордыня погубит тебя. Одумайся, пока не стала поздно. — Она кивнула первой даме в саване. — Или вот это копье станет судьбой твоей, если призришь ты друзей своих. — Затем она кивнула на вторую даму, на пустой ранее золотой чаше находился флакон с ядом. — Или ты жаждешь оставаться глух к советам женщины? Тогда такая судьба уготована тебе.

Она хлопнула в ладоши и все три женщины исчезли.

— А теперь оставь этот замок, оставь свое бохвальство, рыцарь. Никто не сомневается в твоей доблести, кроме тебя самого.

— Хорошо, я смирю нрав, я буду одним из тех, кто найдет Грааль. Этого мне достаточно, я прислушаюсь к твоему совету. — Он поклонился, приложив руку к груди.

— Я не даю советов. — Холодно произнесла хозяйка, указывая на дверь. Я показываю варианты твоего будущего. Решения ты принимаешь сам. Для меня все пути едины. Но ты вернешься ко мне, когда подойдет к концу это путешествие. Вот тогда я дам тебе совет, которого ты жаждешь. — Ее глаза сверкнули золотом в полумраке замка, который стал растворяться. — Запомни. Ты вернешься ко мне.

— Я не забуду. — Персиваль поклонился, в траве мелькнул кубок, он подобрал его. В небе заклекотал ястреб и спикировал на луку седла его коня, который мирно пасся внизу холма. Казалось, что прошло мгновение, но судя по небу, солнце клонилось к закату, а выехал из черного замка Дрейка он ночью. Прошел как минимум день. И рыцарь был удивлен, отчего его друзья не искали его, не примчались к воротам внезапно образовавшегося красного замка? Может они уже оплакали его? Или это магия? Тело великана в золотом доспехе исчезло. В чем же было проклятие черного замка и его обитателей?.

Пока Персиваль задумчиво посматривал на своего коня и ястреба на его спине, в его сторону из стен замка поскакали три всадника. В одном из них мужчина с удивлением увидел леди Ангелину.

— Вот уж не думал я, что именно Вы озаботитесь мои исчезновением? — Насмешливо прокричал Персиваль вместо приветствия. Девчонка почти на скаку спрыгнула со свое лошадки и повисла на нем. Рыцарь крякнул.

— Безумный пустобрех! — Проворчала она. Потом отстранилась и со всего маха всадила кулак ему в плечо. — У тебя вообще голова на плечах есть? Тебя небыло почти сутки! Сутки! — Прокричала она, перекидывая косу за спину. Рядом спешился Гавейн и Мордред. Странная компания.

— Тише, тише, девочка. Все хорошо. — Он потрепал ее по голове. — Со мной все в порядке, к тому же я с новостями. Где остальные?

Рыцари и девушка переглянулись, Ангелина и Мордред как-то мрачно. А Гавейн виновато.

— Что у Вас произошло? — Настойчиво спросил мужчтна.

— Ведьма у нас случилась. По милости которой сначало ты исчез, а потом остальные забыли, что ты вообще с нами был или что ты вообще существуешь. — Проворчала девушка. Персиваль нахмурился.

— Гавейн? — Недоверчиво возопил рыцарь.

— Прости, дружище. Но я не мог вспомнить о тебе, пока не увидел. Я приехал с Ангелиной и Мордредом только потому, что не мог отпустить девушку. — Персиваль потрясенно посмотрел на него.

— То есть вы не видели, что здесь из ниоткуда появился замок? Все забыли о великане в золотых доспехах? — Он неверяще смотрел с одного лица на другое.

— Как только ты скрылся из вида, так все словно выкинули из головы произошеднее. Даже леди Эллинель мгновенно забыла про свой кубок. — Начал Мордред.

— И что странно про своего супруга она забыла еще раньше, чем про кубок. — Проворчала Ангелина. Персиваль хмыкнул.

— Она никогда особо про него не вспоминала и прошлые наши визиты, как впрочем и он о ней. — Хохотнул здоровяк.

— Милая «леди». — Констатировала Ангелина. Мордред пересказал, что ему пришлось охранять дверь в спальню Ангелины, пока его товарищи внизу напивались, так как исчезновение Дрейка волновало не только девушку, но и самого парня. Гавейна словно подменили и он не вспоминал об Ангелине. Что как видел Персиваль сильно сказалось на их отношениях. Между ними сейчас стоял Мордред и это явно устраивало леди Ангелину, которая бросала горящие взгляды на мужчину. Затем Мордред, как самый спокойный, пересказал продолжившийся на следующий день пир и то, что большинство рыцарей сейчас пьяны, кроме Галахада, Гавейна и Мордреда.

— Даже Оуэн? — В ужасе переспросил Персиваль. — Этот мальчишка никогда не пил.

— Все случается впервые. — Философски произнес Гавейн, поглядывая в небо.

— Я тебя, философ недобитый, сейчас впервые отпинаю и ты мне за это ничего не сделаешь! — Сорвалась девчонка и кинулась на него, видно накипела. Мордред ловко перехватил ее, видимо не в первый раз.

— Тише, девочка, тише. — Попытался уговорить ее Пурсиваль, хотя самому хотелось надавать другу по шее. Ведь Гавейн самый рассудительный и вменяемый из них. А тут такая безответственность. — это магия, не иначе. Мне суждено было выслушать белую леди и получить от нее предсказание.

— Ты тоже получил предсказание? — Успокоилась вмиг девушка. — Потому что меня тоже наградили таким, точнее его! — Она зло ткнула пальцем в Гавейна. — Ему видите ли суждено потерять «свою леди». Выбор у него будет между истинным долгом чести и любовью. И этот олух только тупо твердит, ты должна быть осторожнее. А то что его до этого всю ночь это абсолютно не волновало — нормально? Хорошо, что у меня есть вменяемые друзья. — Она сложила руки на груди.

— Ангелина, ты не права. Леди Эллинель хотела предостеречь и помочь… — Начал Гавейн.

— О! Заткнись! Пока не схлопотал! — Прорычала девушка. — Что за предсказание получил ты? Надеюсь белая дама была более конкретна в формулировках, чем эта мелкая шарлотанка? — Она зло пыхтела и была похожа на всклокоченного птенчика. Ястреб вдруг сорвался со спины коня и ринулся на девушку, словно атакуя. Рыцари одновременно ринулись на защиту девушки. Гавейн прижал ее к себе, укрывая от хлопающих крыльев.

— Чертова птица! — Заорал Персиваль, махая на нее руками. Но ястреб уже улетел.

— Это не простая птица, Персиваль, это шпион леди Эллинель. — Смотря вслед улетающей птице произнес Мордред. — Мне сразу показалась она подозрительной, но я подумал, что эта птица как-то относится к твоему предсказанию.

— Поедем в замок, пора собирать наших друзей и покинуть столь гостеприимных хозяев. — Лениво поглаживая бороду, произнес Персиваль. Остальные только согласно кивнули. — Как только покинем замок и все будут в адекватном состоянии, я расскажу Вам о предсказании. Да и кубок стоит вернуть.

Гавейн помог Ангелине сесть на лошадь, сам вскочил на своего коня и поехал рядом. Девушка задумчиво смотрела в небо, словно ища взглядом птицу. Но ястреба в поле видимости не было заметно. Гавейн раздраженно забрал поводья у Ангелины.

Глава 26

Я просто не хотела возвращаться в замок.

Во-первых, меня пугал хозяин дома, который по словам Мордреда ночью попытался проникнуть в мою комнату, затем исчез и к концу этого дня так и не проявлял себя больше.

Во-вторых, мои спутники вели себя совершенно не адекватно. Даже малыш Оуэн. Они были очень агрессивные, не в меру развязные и грубые. Такого я не замечала даже за Персивалем, который к слову очень негативно относился ко мне до сих пор. Но в парнях словно проявилось все самое плохое. Бор стал еще более замкнутым, практически не разговаривал, просто смотрел на пламя огня. Оуэн вел себя агрессивно, нарывался на драку и пытался всем доказать, что он уже взрослый. Гавейн был необычайно весел и игрив, только от меня отмахивался, как от надоевшей мухи, что очень обижало меня. Галахад был очень галантен и любвеобилен, что меня с одной стороны веселило, с другой раздражало. Хорошо, что Персиваля не было, потому что не могу даже представить какой он мог выкинуть финт. Еще меня очень радовало, что Мордред оставался собой, был в здоровом уме и так же, как и я пытался достучаться до наших спутников. Но, как он объяснил, если человек сам не хочет, чтобы его вытащили, то он не в силах снять мороки. А проблема была еще и в том, что наших спутников вполне устраивало их состояние.

Хозяйка замка, которую я больше бы не назвала леди, получала истинное удовольствие от происходящего.

Мне даже в какой-то момент показалось, что она похорошела, краски прилили к ее бледному лицу и глаза засияли. И это мне не нравилось. Я волновалась за Персиваля, когда солнце стало клониться к закату, мое сердце не выдержало и, попросив Мордреда, который в это время пытался что-то объяснить Гавейну, сопроводить меня к стенам замка. Мне нужно было выбраться из этого душного плена. Парень согласился, именно тогда за нами увязался Гавейн. Который и рассказал мне о предсказании или проклятии белой ведьмы. Мне хотелось ударить его, сделать ему больно. Так как такого от рыцаря я просто не ожидала. Он меня разочаровал. Вот так поддаться на бредни этой шарлатан и раскиснуть. Видите ли он не может быть со мной, так как из-за этого предает свой долг и честь. Да больно нужна мне его честь.

Я пару раз писала Мерлину в его дневнике, но так и не получила от него ответ. Скорее всего маг был очень занят, но мне очень был нужен его совет.

Моя смирная лошадка уже ждала меня и я с удовольствием потрепала ее по бархатистому носу. Вот кто никогда не разочаровывает — животные. Умнейшие создания.

После того, как мы нашли Персиваля, от избытка чувств, я обняла этого увальня. Он впервые мне показался самым адекватным из всего сопровождения. Честное слово не ожидала от себя такого порыва, как впрочем и мужчина, так как он выглядел еще более ошарашенным, чем я.

Мне не терпелось узнать, что с ним все же произошло, но после нападения хищной птицы, я поостереглась расспрашивать о чем-либо.

Когда мы приехали в замок и вошли в главный зал, хозяйки там не оказалось. Персиваль попытался расспросить слуг, но они только шарахались от нас.

— Ну все, это ни в какие рамки. — Всплеснула я руками, наблюдая, как Оуэн сползает под стол, в явном алкогольном опьянении. Бор, как ты можешь это допускать. От тебя я точно такого не ожидала? И не говори мне о загадках славянской души! Я сейчас от своей богатой и загадочной славянской души, как возьму у кого-то ремень или прут и, как маленьких детей, отхлещу вас всех, и в угол поставлю. Не будите во мне зверя. Это отнюдь не хомячок! — Я погрозила пальцем русичу, который виновато перевел взгляд на парнишку.

— Ангелина… — Начал он растягивая гласные.

— Я с рождения Ангелина, ты мне зубы не заговаривай. Взял ребенка под мышку и спать в комнату, прихвати с собой этого голубоглазого пьяницу, что по правую руку от тебя. — Я указала на Галахада. И сегодня я ночую в вашей комнате, после того, как прослежу, что вы умылись перед сном и прополоскали рот. Не хотите вести себя, как взрослые, буду нянькаться с вами, как с детьми.

— Ангелина, — Начал строго Гавейн, нахмурив брови.

— Ты вообще со мной сегодня не разговаривай, пока у меня желание убить тебя не прошло, близко не подходи. Я такого ожидала от Персиваля, в крайнем случает от Мордреда, но не от тебя. — Я покачала головой. — Знала бы, никогда не согласилась брать тебя с собой. — Отвернулась и пошла в сторону Бора, подталкивать его к более активным действиям, хотя он уже сделал половину дела, поднялся и перестал со мной спорить. Но не отошла и на шаг, как мужчина схватил меня за руку.

— Ты разочарована во мне? — Спросил он хмуро. Это был не праздный вопрос. Он уже давно протрезвел, еще в тот момент, когда увидел Персиваля. Но я понимала, что предсказание ведьмы он воспринял всерьез и теперь считает, что я угроза для выполнения его долга и для его чести. А это очень обижало меня.

— Нет, Гавейн, я не разочарована в тебе, как в рыцаре, но не готова с тобой сейчас общаться, как с мужчиной. Будь рыцарем где-нибудь там, где я тебя не вижу. Мне нужно о многом подумать и кое-что переосмыслить. Ты поверил в пророчество леди, вот тебе мгновенный ответ кармы — его исполнение. А теперь помоги мне отправить мужчина наверх.

Я перевела дух, рыцари притихли. Это меня порадовало.

— Мне тоже нужно о многом подумать, Агелина. И мы еще вернемся к этому вопросу. — Мрачно заверил меня Гавейн, подхватывая Оуэна с другой стороны. Хотелось съязвить, но я прикусила язык. Не с ровесником из своего времени разговариваю.

Вечер обещал быть томным, а утро злым и бодрым. Еще до заката я смогла уговорить, кого добрым словом, кого угрозами, а кого-то и пинками умыться, лечь спать. Странную спальню предоставили моим спутникам, больше похожую на казармы моего времени. Хотя там, насколько я знаю, кровати двухэтажные. Здесь они были одноярусные, но стояли рядочками у стен, справа и слева. Были и свободные койки, чем я и воспользовалась. Перед тем, как мои спутники умылись, я сходила в комнату, которая выделена мне, забрала оттуда свои вещи и переоделась в брюки и свободную рубашку. Юбку я не стала натягивать поверх, в таком виде и предстала перед рыцарями. От вида моих обтянутых ног покраснел, кажется и Персиваль.

— Ангелина! — Возмущенно взревел этот детина.

— Быстро рас сортировались по кроваткам и на боковую, через минуту потушу свечи. — Гаркнула я, чтобы привести их в тонус. — Нечего мои ноги разглядывать. Считаю до трех. Кто не успеет лечь и прикрыть глазки, получит кулаком по лбу.

Мужчины недовольно заворчали и поплелись к кроватям, норовя улечься ближе к двери.

— Ну нет, по порядку, ближе к окну, я за всеми наблюдаю. Давайте, рыцари, дисциплинированнее. — Я строго хмурилась, хотя от их ворчания хотелось улыбнуться. Подошла и поправила одеяло на Оуэне, который даже не приходил в себя. Затем стала задувать свечи.

— Ангелина, я лягу у входа, нужно оставаться на чеку. — произнес Мордред.

— Нет, ты вчера не спал, думаю, этого достаточно. Мы с тобой сейчас подопрем одной из пустых кроватей дверь, если ее захотят открыть, то мы услышим, я как самая ответственная буду на шухере.

— Это как? — Не понял парень.

— Буду бдить. — Поправилась я.

— Тебе стоит выспаться, до следующего замка дней пять в пути.

— А я смогу поспать и оставаться на страже. Не спорь со мной. Сегодня я немного покомандую, а как все протрезвеют, передам бразды правления следующему командиру. — Улыбнулась я. Парень покачал головой, но направился к свободной койке, которая стояла перед той, что оставили для меня. Я знаю, кто так заботливо отогнул одеяло для леди, но я на него все еще зла, поэтому ни в коем случае из вредности туда не лягу. Проверила плотно ли придвинута кровать и легла на крайнюю, игнорируя приготовленную для меня. Послышалось недовольное пыхтение, я задула свечу. — Надеюсь вы не храпите. — Пробормотала в темноте.

— Даже не надейся, я храплю.

— Кто бы сомневался, Персиваль. — простонала я. — Спи уже.

— А мне не спится. — Этот вредный мужик меня изведет.

— Тебе сказку рассказать? — Недовольно проговорила я.

— Я бы тоже послушал. — Вдруг подал голос Гавейн.

— Нет, честное слово, как в пионерском лагере себя ощущаю. — Простонала я.

— Это как? — Спросил Мордред.

— Это когда много маленьких детей ходят в поход, сидят у костра, ночуют в палатках и рассказывают ночью страшные истории. — Пояснила я. — И если вы сейчас не закроете рот и не попытаетесь уснуть, я расскажу вам страшную сказку.

— Рассказывай, мне интересно. — Снова подал голос Персиваль.

— Вот как так? Ты не спал два дня и тебе все еще не спится? — Простонала я.

— Адреналин. — Пояснил этот неугомонный.

— Ну что ж сами напросились. — Начала я, вспоминая страшилки из моего пионерского детства. Начала рассказывать про темную комнату. Но она их не испугала. Ожидаемо. Пересказала про красных колпаков-людоедов. Тоже не впечатлила. Перешла к пересказу фильма «Зеркала», который меня в свое время впечатлил, только с адаптацией к их реальности. Притихли. Сначала обрадовалась, но потом они засыпали меня уточняющими вопросами. Вот хорошо, что хоть Бор и Оуэн спят. Не выдержала, рассказала им еще один ужастик про пиковую даму, потом про Бугимена. Да когда они уже угомонятся? У меня запас страшных фильмов не бесконечен. Я вообще ужастики не очень смотреть люблю. Триллеры еще куда не шло, но в триллерах главное зрелищность и когда рассказываешь сюжет — он не пугает. Проверяла ранее на друзьях.

— Все, последняя история на сегодня. — Хрипловатым голосом произнесла я. И почему-то рещила рассказать им историю Стивена Кинга. Не знаю что меня вдохновило, но я рассказала им сюжет книги «Керри». Это не ужасы в моем понимании. Много пришлось переврать, да простит меня автор, но она совершенно не кантуется с действительностью моих слушателей. Замолчала. Ответом мне была тишина. Может я скучно рассказывала? Или слишком увлеклась.

— Странные у тебя истории, Анжела. — Выдал вердикт Гавейн.

— Какие есть. — Обиделась я.

— Но не страшные. — Проворчал Персиваль. — Вот я сейчас тебе расскажу настоящий ужас. Я уже просто не могла говорить, так как болело горло. Где-то на пятой минуте истории рыцаря, я заснула. Он все никак не мог подойти к сути рассказа.

Мне снились красные великаны, маленькие колпачки, летающие ястребы и любимые карие глаза. Они были грустными. Я постаралась выкинуть их из головы и перевернулась на другой бок.

— Просыпайся, соня, плохой из тебя охранник. Мимо тебя несколько раз прошли шестеро рыцарей, со скрежетом передвинули кровать на место и вынесли все вещи, а ты все спишь. — Гавейн сидел на моей кровати. Я потянулась, с хрустом во всех позвонках, довольно сощурилась.

— Я и не говорила, что хороший охранник. — Я улыбнулась. Его глаза загорелись. Он наклонился и поцеловал меня. Я не возражала. Но после поцелуя напомнила. — Я все еще злюсь на тебя.

— Вредина. — Поддразнил мужчина, слегка поглаживая мою щеку пальцами. Согласно прищурилась. — Одень юбку. Мы должны спуститься в зал.

— Зачем? — Нахмурилась.

— За завтраком и прощанием с хозяевами. — Мужчина выпрямился.

— А они почтят нас своим присутствием или предпочтут отсидеться где-то? — Проворчала я, откидывая одеяло.

— Позавтракать в любом случае нужно. Потом пустимся в путь. — Он встал с кровати и направился к двери. — Юбку, Ангелина. — Напомнил этот не раскаявшийся нисколько хам, закрывая за собой дверь.

Глава 27

Несколько замков прошли для нас в приятном и размеренном пути. Многи хозяева были нам рады. Некоторые с удивлением вообще впервые узнавали о такой реликвии, как Святой Грааль. Предсказание, оставленное белой женщиной ничуть не приблизило нас к разгадке места нахождения реликвии, но изменило рыцаря. Он стал более сдержанным, обдумывал слова окружающих и вообще, казалось, что его поменяли местами с Оуэном. Теперь парнишка стал просто невыносим. Он стал капризным, раздражительным и всегда старался настоять на своем. Бор часто осаживал его, но делал это достаточно корректно. Мерлин довольно редко отвечал на мои вопросы в дневнике, отделываясь общими фразами, я больше вела его, как путевые заметки с зарисовкой маршрутов и описанием замков с их хозяевами. На все вопросы о месте хранения реликвии получала только холодное: «Это не то место, Ангелина, двигайтесь дальше.» или «Доверяй своей интуиции, Ангелина, ты ведь сама видишь, что это не то место». Вот еще перл: «Ангелина, не разочаровывай меня. Ты ведь знаешь, что это не оно.». Нет, ну откуда мне знать? Я что сама этот Грааль прятала? Вот и я о том же. Раздражает. Но я понимала, что волшебнику некогда мне отвечать, так как у них там война, а он на первой линии атаки и всеми силами надеется, что на этот раз выбрал верную сторону. Да и легкого пути мне кто не обещал. Разве нет? Вот и я старалась не дуться. Но чем дольше продолжалось путешествие, тем я больше была уверена, что изначальное мое утверждение было верным, да и Мерлин знал, что в замках мы ничего не найдем. Тогда для чего нам вся эта экскурсия по средневековью? Меня грамотно увели с места основного действия? Или этих рыцарей отлучили от сражений? Допустим Мордред — опасен для Артура, Галахад и Оуэн — еще дети. Персиваль слишком непредсказуем. А Бор и Гавейн при чем? Они грамотные войны, хорошие стратеги и были бы прекрасным подспорьем своему королю. Почему их отправили на прогулку?

Вот такие вопросы мучили меня всю дорогу. По истечению третьего дня пути я перестала дуться на Гавейна, он заслужил мое прощение своим терпением и заботой. Но осадок глубоко в душе остался как у меня, так и у рыцаря от предсказания ведьмы. Мне не хотелось в него верить. Но смогу ли я остаться? Пойдет ли он со мной? Что нас ждет по завершении путешествия? Я нервничала по этому поводу, но старалась получить максимум от наших отношений здесь и сейчас. На всякий случай. Чтобы потом не было мучительно больно за упущенное время, которое неумолимо проходило сквозь пальцы. Часы сменялись днями, дни неделями.

Еще один запоминающийся замок встретил нас в дебрях густого английского леса. Казалось, что здесь нет места для замка, но Бор уверенно вел нас леской дорогой, постоянно сверяясь с картой.

Замок, который нам предстояло посетить, раскинулся на зеленых холмах, что окружала чаща леса. Рядом текла небольшая речушка, на ее берегах были разбиты виноградники, а вино из этого винограда славилось далеко за пределами этих земель. Белокаменный замок герцога был увит плющом, что создавало впечатление словно природа поглощает его. Гордые флаги реяли на шпилях замка, и затейливый герб украшал ворота.

В последнее время ходили слухи о жуткой нечисти, что терроризировала данные земли, ибо в одном из походов хозяин здешних земель — славный рыцарь Лоэнгрин — в одном из своих последних походов потревожил могилу, проклятую богами, в поисках великого сокровища.

Местность вокруг замка менялась и перемены не предвещали людям ничего хорошего.

В безлунные ночи вереницы призраков принимались ходить по окрестностям, привнося ужас в сердца жителей.

Был у хозяина оруженосец, который по ночам дежурил на стенах замка. Когда по дорогам слонялись темные фигуры, во дворе поднимался колокольный звон.

Чтобы оградить своих подданных от такой беды, рыцарь на территории замка начал строительство церкви, только это строительство все время приостанавливалось по разным причинам. И не было видно конца этой многолетней стройке. А последние лет пять строительство вообще прекратилось и на фоне прекрасного белокаменного замка недостроенный храм, выглядел, как развалины, разрушенные великаном.

Все окрестности замка представляли собой буйство природы, только церковь зелень обходила стороной, словно не смея препятствовать великому замыслу.

— В заброшенной мельнице возле стен замка обнаружили чернокнижника и сожгли его в прошлом году, но с тех пор разгул нечисти стал намного больше. — Рассказывал нам Персиваль. — Я знаю хозяина этих земель, он присутствовал на собрании рыцарей. Это достойный человек. Люди стали уходить из этих мест.

— Тогда зачем мы едем туда? — Спросил Оуэн.

— Так как наш путь пролегает мимо этого замка и других распоряжений от Мерлина не поступало, то мы посетим эти владения. — Спокойно произнес Бор. — Ничего страшного в призраках нет. Причинить вред физически они тебе уже не могут. Это просто души умерших людей.

— Или ты боишься? — Усмехнулся Мордред. Мальчишки радовались любой возможности подшутить.

— Ничего я не боюсь. — Встрепенулся Оуэн. — Просто не верю, что рядом с Граалем могут разгуляться духи.

— Да ну? — Ехидничал Мордред.

— Угомонитесь. — Шикнул на них Гавейн. Он был спокоен и собран, но взгляд цепко осматривал окружающую обстановку.

Мне не нравилось то, о чем рассказали рыцари. Ну не настолько я храбрая, чтобы не бояться призраков. Но говорить что-либо было бессмысленно.

Замковые ворота, к которым мы приблизились, были открыты настежь. Во дворе замка никого не было. Это очень напрягало и бросалось в глаза.

— Что-то слабовата охрана. А где встречающие? Где хозяин? — Нахмурился Галахад.

— Мне тоже это интересно. — Персиваль первым спешился, остальные последовали его примеру. Я не торопилась отходить от своей Звездочки, поглаживая ее по носу. Было неспокойно. Мужчина уверенно взбежал по лестнице и на пороге выхватил за шкирку какого-то мальчишку. — Вот ты где паршивец. Что же не встречаешь чужаков? А если мы с плохими намерениями?

— Если бы с плохими не доехали бы. Да и зачем? Красть у нас нечего. Ворота всегда настежь. Да и сами такому хозяйству рады не будете. — Паренек затравлено за озирался. Персиваль отпустил его. Парнишка подхватился, ловко забрал поводья наших лошадей и повел их в конюшню.

С тоской посмотрела на свою лошадку и направилась в след за мужчинами.

Когда я вошла в зал, Персиваль уже приветствовал хозяина. Тот был достаточно колоритной личностью: на вид лет шестьдесят, может чуть меньше, крепкий старик, заросший бородой, которую сейчас поглаживал. Его волосы были взъерошены, взгляд блуждающий. Он осматривал нас с ног до головы, молча принимая слова воина, словно вообще не вслушиваясь в них. Он внушал опасения. Я не понимала, до этого ни один хозяин замка не вызывал у меня таких эмоций. Даже маг Мерлин — не заставлял меня трепетать. Что-то было не так.

Глаза хозяина остановились на мне, даже с такого расстояния я поняла, что они зеленые. Его волосы, казавшиеся мне сначала седыми, вдруг стали коричневыми. Он лукаво подмигнул мне, когда я округлила глаза. Затем откинулся на спинку высокого стула, больше смахивающего на трон.

— Что ж, путники. Вы пришли к моему порогу и по законам гостеприимства я обязан принять вас хотя бы на эту ночь. — Он внимательно осмотрел каждого. — Но скажу сразу — у меня нет того, что вы ищете.

— Мы не говорили, что ищем что-то. — Произнес хмуро Галахад.

— Мальчик, мне не нужно что-то говорить, я и так знаю все ваши мысли, вы в моем доме. Здесь я хозяин. А хозяин знает обо всем, что происходит в его мире. — Он с улыбкой наклонился в сторону хмурых рыцарей. Я непроизвольно сделала шаг в сторону, за что заслужила насмешливой улыбки.

— А знает ли хозяин, что с его земель бегут его люди? — Хмуро спросил Гавейн. Взгляд переместился с меня на него.

— Глупый рыцарь, мои «люди» при мне. А те что бегут — не мои.

— Тогда где твои люди? — Спросил Персиваль.

— Занимаются своими делами, чего и вам желаю. — Усмехнулся хозяин. — Знаю я с чем и зачем вы пожаловали. Поэтому вот вам мое слово: гостеприимство мое распространяется на этот день и эту ночь. Завтра с рассветом вы покинете мои земли, если не хотите последствий для себя.

— Ты угрожаешь нам? — Недоверчиво переспросил Персиваль.

— Я никогда не угрожаю. Я сразу перехожу к наказанию. — Хохотнул хозяин.

— Чем же мы не угодили тебе, хозяин, что ты гонишь нас? — Спросил Бор. До этого он предпочитал молчать, но сейчас загородил меня своей широкой спиной, чему я признаться была очень рада. Не нравился мне блуждающий взгляд хозяина, который проникал в душу и, уверена, в мысли. Осмотрелась по сторонам. Все помещение предстало мне увитым плющом. Везде прослеживались следы растений, что было очень странно для замка. Рыцари не любили растительность и у них не было культуры выращивать растения в горшках. Но, как я успела заметить, растения в этом замке произрастали из самих стен и пола. Чем больше я изучала окружающую обстановку, тем больше поражалась.

Бор вел неспешную беседу, в которую я не вслушивалась, напрасно, как я поняла через пару минут, так как рыцари договорились о комнатах на ночлег и ужине, собираясь покинуть зал.

Меня не обрадовала перспектива остаться в этом замке. Уж лучше в чистом поле и подальше от нашего «гостеприимного» хозяина. Мою спину сверлил тяжелый взгляд, когда Бор, настойчиво пряча меня за собой, подтолкнул меня к лестнице на второй этаж. Дорогу нам показывал все тот же паренек. На этот раз он был спокойным.

Нас проводили в комнату с большими окнами и оставили одних.

— Наш хозяин не прост, не так ли Ангелина? — Бор настойчиво посмотрел на меня, словно я должна была подтвердить его слова. Я поежилась. — Вот уж не ожидал так далеко от своей родины столкнуться с представителем своего эпоса. — Он нервно запустил руку в шевелюру. — Да и вообще не ожидал увидеть хозяина леса. Думал все это сказки старого мира. — Он стал нервно ходить из стороны в сторону.

— Что ты пытаешься нам сказать? — Персиваль прошел вглубь комнаты и уселся на софу. Остальные рыцари постарались разместиться кто где. Комната представляла собой что-то вроде маленькой гостиной с несколькими диванчиками, больше похожими на широкие лавки со спинками. Из этой комнаты выходило несколько дверей, как я предполагала в спальни.

— Лучше ы нам убраться отсюда. — Поморщилась я и обняла свои плечи руками. Бор согласно кивнул.

— Да, я бы по доброй воле тоже тут не остался, но хозяин нам обозначил рамки пребывания и мы ими воспользуемся, чтобы передохнуть. С первыми лучами рассвета мы оседлаем коней и поскачем отсюда не оглядываясь.

— Да объясните толком, что происходит? Чего Вы всполошились? Ну не рад гостям сэр Лоэнгрин, ну так не выгнал е нас. Да еще и покормить обещал. — Персиваль недовольно хмурился.

— Знаешь друг мой, кто бы перед нами не сидел — это точно не твой старый знакомый — сэр Лоэнгрин. Я тебя уверяю, что он помимо того, что не рыцарь, так еще и не человек. — Мордред хмуро смотрел в окно. Он стоял там давно.

— Что ты несешь? — Возразил Персиваль. — Я помню как выглядит рыцарь и не спутаю его ни с кем.

— Сколько лет сейчас должно быть твоему знакомцу? — Спросил Бор. Персиваль задумался. Я подошла к окну и тоже постаралась понять что разглядел Мордред, не доверять суждению парня у меня не было повода. Да и мои ощущения не давали мне покоя.

— Лет пятьдесят, может больше. — Задумчиво произнес Персиваль, что-то прикидывая.

— А мне кажется ему должно быть лет восемьдесят, как моему деду, вроде они были ровесниками, Если это тот рыцарь, что на спор плавал на лебедях? — Вопросительно произнес Оуэн.

— Он самый. — Рассмеялся Персиваль, вспоминая историю. Мне было любопытно, но спрашивать я не стала.

— А вам не показалось странным, что выглядит он от силы на сорок? — Спросил Галахад. — Да и его намеки про наши поиски.

— Бор, скажи, что за выводы ты сделал из разговора с нашим хозяином? — Спросил Гавейн.

— Именно, что с хозяином. — Мужчина вздохнул и подошел к нам с Мордредом. Мы уже пару минут наблюдали интересную картину: за окном несколько деревяшек, очень похожих на людей, странным образом перемещались по заднему двору замка. Было не понятно чем они занимаются, но это настораживало. — В моих землях этих существ называют хозяин леса или Леший. Опасные существа. Я так предполагаю, что твой знакомый умер довольна давно, не оставив после себя наследников. Его место занял Леший. Только этим можно объяснить буйство природы, которое явно отвоевывает территорию у людей уже довольна долгое время, чтобы вьюн так разрушил камень нужны десятилетия. Да и люди ушли, согнать со своих земель крестьян не просто. Здесь хозяйничает нечисть.

— Нужно его уничтожить! — Запальчиво предложил Оуэн.

— Не связывайся с Лешим на его территории, никогда. А это его территория. Да и зачем нам это? Нам не угрожают и даже позволили отдохнуть. Не гневи хозяина леса. Нам еще покинуть его нужно, желательно целыми и невредимыми. — Бор покачал головой.

— Это трусливые речи. — Проворчал паренек.

— Разумный подход. — Произнесла я. — Ни нам тягаться с нечистью. Да и для чего? Нам не угрожали? Людей, требующих защиты здесь нет. К чему ссориться с хозяином? Но я бы уехала до рассвета.

— Согласен, — Произнес Мордред.

— Чего вы все испугались?

— Сражение ради сражения не приносит чести рыцарю. — Спокойно произнес Галахад. — Я согласен с Бором и Ангелиной — нам стоит отдохнуть и покинуть замок до рассвета.

— Хорошо, — Произнес Персиваль, поднимаясь. — Давайте освежимся и спустимся к ужину. Поесть не мешает, пока нам предложен стол.

— Только никаких напитков, кроме воды. — Предупредил Бор.

Глава 28

Рыцари настороженно спускались в главный зал. Пришло время ужина, но никто не знал как нас встретит хозяин. Когда мы увидели его во главе стола, но напряглись. Воздух, окружающий нас, можно было есть ложкой, настолько он был густым.

Когда все рассаживались по местам, мне было уделено особое внимание со стороны Зеленого рыцаря, что очень насторожило моих спутников. Мне указали персональное место по левую руку от хозяина. Место по правую руку от него пустовало.

— Моя супруга спуститься через несколько минут. — Произнес на наши вопросительные шепотки хозяин. Рядом со мной сел Бор. Это что-то значило в расстановке сил рыцарей. У них был какой-то план, как выбраться из этой авантюры с наименьшими потерями. Я знала, что они бы предпочли, чтобы я сидела на противоположной от хозяина замка стороне, но подчинились правилам игры. Мы на чужой территории. Расторопные слуги быстро разносили еду и напитки. Они были похожи на людей, но что-то в их движениях неуловимо говорило о том, что это не так. Может то, как ловко они уходили от малейшего соприкосновения с нами или то, как ловко вывернулся какой-то паренек из под локтя Персиваля, который неловко повернулся в один момент. Неловко ли? Или это тоже своего рода проверка с их стороны?

— Не знал, что вы женились повторно. — Сказал громко Персиваль, которого усадили в самом дальнем углу от хозяина. — Мои поздравления.

— Ты давно не интересовался моими делами, нужно полагать, так как женился я давненько. — Хрипло рассмеялся рыцарь. — И не повторно, а единожды. — Хозяин погладил свою бороду, откинувшись на спинку стула. Он был расслаблен и весел.

— Но, когда мы виделись в последний раз, ты был одинок. — Возразил Персиваль и нахмурился. — А до этого ходили слухи, что ты женился на голландской принцессе Эльзе.

— Ты сам сделал вывод о том, что я одинок. Не припомню, чтобы ты спрашивал меня об этом. — Улыбнулся невозмутимый рыцарь. — Я не разводился с Эльзой, и она не покидала меня.

— Но отчего же при дворе никто не видел вас вместе? — Спросил неугомонный Персиваль. Мне хотелось ударить его, так как хозяин нахмурился и его печаль передалась и мне.

— Так сложились обстоятельства, мы были вынуждены какое-то время жить порознь. Но теперь мы вновь рядом, что утешает мое сердце.

— И дает покой моему! — Раздался звонкий и холодный голос от порога зала. Все свечи в комнате встрепенулись, словно по ним пробежался легкий ветерок. Мы повернули голову на прекрасную женщину. Она была воистину принцесса. Высокая, статная, с гордой посадкой головы, серебряными волосами, заплетенными в шикарную толстую косу, которая перекинута через одно плечо и достигала талии. Ее кожа была бледной, а глаза сияли льдистой глубиной. Казалось, что от всего ее образа сыплются искры и снежинки. Такой в детстве я представляла Снежную королеву. Прекрасна и холодна. Ни одной эмоции не отражалось на ее лице. Мы с ней были чем-то неуловимо похожи. Хозяин поднялся и протянул руку к своей супруге. Она плавно поплыла в нашу сторону. — Представь меня нашим гостям. — Голос вызывал мурашки.

— Милая, позволь тебе представить путников, которые остановились у нас на эту ночь. К сожалению дольше задержаться они не могут, так как идут влекомые поисками великого сокровища.

— Для чего же им это сокровище? — Проявила интерес дама.

— Они считают, что оно спасет их и их страну. — Он ехидно улыбнулся и усадил ее на кресло рядом с собой. Казалось на этом ее интерес был исчерпан.

— Что ж, вера позволяет многим идти по жизни. — Она никак не выразила своего истинного отношения к этому утверждению, но мне показалось, что она насмехается.

Вспомнилась моя любимая фраза из детства, которая была произнесена, как шутка: «вера, братья и сестры мои, спасет человечество, Дюймовочка верила, что ей подойдут туфли сорок пятого размера». Это было что-то из КВН. Но теперь фраза в исполнении принцессы не казалась такой веселой. Я задумалась: а действительно не были ли мы теми «дюймовочками», которые цепляются за ложные надежды? Ведь Грааль просто кубок, как он спасет короля? Я поднесла к губам кубок, но не успела сделать глотка, как мою руку остановил Бор, рядом раздалось недовольное шипение. Вздрогнула и посмотрела на раздосадованного хозяина.

— Опять твои игры, Лоэнгрин. — Холодно произнесла Эльза. — Ты ведь знаешь, что я этого не одобряю. — Ее лицо было скорбным, но нам стало понятно, что вмешиваться в игры мужа она не станет. Просто с маской безразличия покачает головой.

— Дорогая, если эти люди хотят воспользоваться моим гостеприимством, то могу я хотя бы поиграть? Это моя плата за свободный проход.

Я вздрогнула. Вот уж его игрушкой я становится абсолютно не хотела.

— Ты в своем праве. — Кивнула принцесс. Я отодвинулась поближе к Бору.

— Во что же ты хочешь сыграть, Хозяин? — Вступил в диалог мужчина. Глаза Зеленого рыцаря заиграли азартом. — Предлагаю карты. — Не дав ответить хозяину, произнес Бор.

— Хитрый! — Прошипел рыцарь. — Пахнет от тебя моей родиной, рыцарь И хитрость та же. Догадался? — Спросил он, скидывая маску старика. Перед нами сидел молодой зеленоглазый и белокурый мужчина, похожий на сказочного витязя из русских сказок. — Впрочем от вас двоих русью пахнет. — Он указал на меня и на Бора. Сладкий запах. Поэтому и позволил остаться. Интересно. Как вас занесло сюда?

— А ты, Хозяин, как сюда попал? — В свою очередь спросила я.

— Давно меня так не называли. — Расплылся тот у хитрой улыбке. — Ну да это долгая история, а мы хотели сыграть…

— Во время игры и поделимся историями. — Вступил Бор.

— Сначала ужин. — Оборвала нас принцесса. На холодно посмотрела на окружающих.

— Ты права, любимая. — Произнес Зеленый рыцарь. — Впрочем, время еще есть, я подожду.

Молчаливая трапеза продолжилась, но сама леди не ела. Я делала вид, что ем, но кусок не лез в горло. Мои спутники молча жевали. Повинуясь невидимому сигналу слуги приносили смены блюд, напитков. Мне принесли воду, я усмехнулась. Играть на меня они по крайней мере передумали, надеюсь.

— И все же, что меня выдало? — Спросил Хозяин у Бора. Русичь улыбнулся.

— Моему другу были знакомы истории из жизнь сэра Лоэнгрина…

— Какое знакомы, я Персиваля видел только пару раз и тогда он был юнцом безусым, не мог я так запасть ему в память. — Возмутился Хозяин. — Зеленым рыцарем был я. Сражался ранее тоже я, ко двору Пендрагона приезжал так же я. Да и хозяином этих земель я стал, когда вас всех даже в мыслях у ваших родителей не было. — Возмутился Леший. — Сам себя выдал? — Размышлял он в слух расстроено.

— Странности ваших слуг, странности самого места, буйство природы… — Начала я, пытаясь успокоить огорченного рыцаря. Он посмотрел на меня хмуро. — Запах, запустение, отсутствие людей. — Нахмурилась я, уже жалея, что влезла.

— Да, люди. — Нашел он рационально звено в моей речи. — Это да, они не любят нас, уходят. Сами! — Зло глянул он на собравшихся. — Я по началу еще пробовал прикидываться их хозяином, но потом просто махнул рукой. А когда Эльза все же пришла ко мне, тогда так стало даже лучше. — Он нежно коснулся руки принцессы, она впервые улыбнулась. Я поняла, что они любят, причем давно. Но что-то в самой леди не так, не живая она в привычном смысле этого слова.

— Но как принцесса может жить здесь? — Спросил Персиваль. — Без слуг-людей?

— Мне не требуются слуги, больше. — Она спокойно посмотрела на нас. — Да и «живу» довольно условное понятие в моем случае. Лоэнгрин расскажи гостям нашу историю, иначе они не успокоятся. А мне пора. — Она встала и не дойдя до выхода растворилась. Я ахнула. Признаюсь не сдержалась и наблюдала все время за этой загадочной женщиной.

— Как только она выходит из моего поля, то теряет плотность. — Грустно произнес Хозяин и залпом выпил бокал вина. Это очень сильно огорчало его. — Наша история настолько стара, что сейчас мало кто помнит об этом, иначе услышав имя Эльзы вы бы поняли что к чему. Раньше слава о ней шла впереди самой принцессы, все боялись ее и вместе с этим жаждали заполучить себе. — Он с гордостью посмотрел на нас. — Она была старшей дочерью своего отца от первой жены и была наследницей, к тому же слыла ведьмой. Ее боялись и ей восхищались, она встала во главе своего народа, когда ее отца убили в сражении и возглавила воинов. Она стала править своими землями, что не нравилось ее соплеменникам. Однажды они подговорили сильного вождя гуннов захватить принцессу, они сами открыли ему ворота, но принцесса не желала сдаваться. Она бежала в лес и просила помощи у духов. Я не мог остаться в стороне. Предложил помощь в обмен на свадьбу с этой гордой и прекрасной принцессой. Мы полюбили друг друга и у меня было только одно условие: она никогда не должна была узнавать кто я на самом деле. Я не имел права жить человеческой жизнью, это было нарушением. За свой поступок я лишился своего царства — своего леса. Какое-то время были счастливы, принцесса соблюдала наш уговор. Она не пыталась узнать откуда появился ее супруг. В народе ходило много легенд обо мне. Особенно мне нравилась та, в которой я появился в озере на лодке запряженной лебедями, когда услышал рыдания прекрасной девушки.

Рыцари посмеялись, мне было не весело. Я чувствовала, что дальше в истории будет такое большое неприятное «но». В подтверждении моих мыслей, Леший продолжил.

— Но с годами у Эльзы появлялось все больше вопросов, на которые я не желал отвечать. Она начала искать ответы самостоятельно. Однажды она пришла ко мне с тем, что ей удалось выяснить. Я рассказал ей правду, после чего мне пришлось уйти. Я переплыл океан и оказался на этом острове, пытаясь все начать сначала. Эльза не могла оставить своих людей. Она прожила долгую жизнь и была лучшей правительницей, которую знали ее люди, когда пришла пора проститься со своей земной жизнью, она пришла ко мне. С тех пор мы вместе.

— То есть она призрак? — Ошарашенно произнес Оуэн. Этот ребенок меня в могилу сведет, ну кто говорит неприятные вещи в лицо раздосадованному представителю потусторонних сил.

— Призрак, дух, душа. Называй, как хочешь. — Хозяин отсалютовал кубком побледневшему юнцу. — Суть в том, что мы связаны и связь эту не оборвет смерть одного из нас.

— Прекрасная легенда. — Проворчал Мордред. — Что из этого истина?

— Все до запятой, сын Моргаузы. — Рассмеялся Зеленый рыцарь. — Ты чувствуешь недосказанность, но то, что за рамками моего рассказа вас не касается. Я озвучил тебе конву рассказа, а ее детали тебе ничего не дадут.

— Вот так и рождаются сказки о любви. — Грустно произнесла я. — Остается прекрасная, как кружева, конва рассказа, а наполняющие ее некрасивые сцены вырезаются и редактируются рассказчиком. Никогда не верила в эти чудесные сказки из детских книжек. — Мое настроение было испорчено.

— Тебе, красавица, очень не понравятся подробности. — Я вздрогнула, так как хозяин произнес мне это в самое ухо. Он так резко оказался рядом, что я шарахнулась в сторону, чуть не свалившись со стула. Гавейн вскочил, явно озабоченный моими действиями. — Сядь! — Грубо окрикнул его Хозяин. — Не растает твоя принцесса от небольшого стресса. — Он потер ладони. — А теперь игра!

— Карты. — Поправил Бор, спокойно пожимая мою руку. Мое сердце все еще билось в горле, дыхание было прерывистым.

— Карты это прекрасно. Но играть будем на моих правилах, Хозяин я или где? — Зеленый рыцарь радостно поднялся из-за стола и поманил нас всех к камину.

Глава 29

Игра представляла сс собой что-то вроде «двадцати одного». Правила мне были понятны, как и мужчинам, которые ранее явно играли. Но карты были своеобразные, они были не похожи на современные и понятные мне. Картинки больше походили на китайский маджонг, со странной системой счета. Меня, Оуэна и Галахада не допустили до игры, что очень радовало меня и огорчало парней. Но ставки в игре были не самые приятные и в большинстве конов я просто молилась, чтобы мои рыцари вышли победителями.

От волнения я искусала все губы, но Бор неизменно оказывался победителем в большинстве конов. Хозяин даже злился, но никак не мог понять в чем причина его проигрыша. Мои нервы уже были на пределе, казалось, что еще один проигрыш и нас всех уничтожат. Уже готова была попросить Бора поддаться хоть единожды, но ставки всегда были настолько высоки, что не смела открыть рта.

— А сейчас я сыграю с вами последний раз, — Радостно оскалился Зеленый рыцарь, — Но и ставка будет высока. Если выигрываете Вы, то я дам Вам подсказку где искать Грааль. И мы здесь слышим о такой диковинке, как великий божественный сосуд. А если выиграю я…. — Он замолчал и хитро усмехнулся.

— Что ты хочешь взамен? — Спросил Персиваль, откинувшись на спинку кресла.

— Ваша спутница останется у меня навсегда. — Сказал он уверенно. Кровь отхлынула от лица.

— Нет. — Громко произнес Гавейн на выдохе, мужчины шумно возражали, но хозяин был молчалив. Он только улыбался.

— Это не сопоставимые ставки, Хозяин. — Пресекая разговоры произнес Бор. — Информация о нахождении святого Грааля не стоит жизни нашей леди, да и не вправе мы распоряжаться ее жизнью.

— В таком случае я сыграю с дамой. — Коварно усмехнулся этот нелюдь. Я сглотнула. — Ну так что скажешь, Ангелина? Согласна?

— Это будет один кон, одна игра, и за меня будет играть Бор. После этого ты позволишь нам отдохнуть и с миром отпустишь. Никаких подводных камней, дополнительный условий, подводных камней. Если ты слукавишь — прокляну так, что твои скитания тебе раем покажутся. Обещаю. — Мой шепот переходил в шипение. Гавейн соскочил, запуская руку в волосы. Но мое слово было произнесено, забрать его назад не получиться. Во власти Хозяина либо принять ставку, либо отказаться от игры.

— Умеешь убеждать, красавица. Один кон — одна душа. — Рассмеялся самоуверено Зеленый рыцарь. И я поняла, что Бор проиграет. Вот не спрашивайте меня почему, но я уверена, что этот нелюдь специально разыграл карты именно так. Я подошла вплотную к своему спутнику и села на подлокотник его кресла, собираясь участвовать в решении своей участи напрямую и не сдаваться ни на минуту. Не позволяла себе бояться.

— Напрасно, Ангелина. — Удрученно произнес Бор. — Он же играл с нами все это время. — Мужчина покачал головой. — Этот шулер много веков играет в эту игру.

— Не я установил правила. — Развел руками лесной хозяин.

— А я попрошу принцессу Эльзу быть судьей данной игры. — Вдруг громко произнесла я. — Как та, чья судьба решается, я имею на это права.

Лоэнгрин поморщился, но засунуть мне мои слова в горло уже не получиться, так как я почувствовала, что Снежная королева материализуется рядом со столиком. Из всего его рассказа я уяснила одно — эта леди не потерпит принуждения женщины и нечестности по отношению к нам.

— Я готова присутствовать, господа. И прослежу за честным соблюдением правил. — Мужчины нахмурились.

Игра началась.

Я напряженно следила за картами, запоминала выбывшие, вспоминала выигрышные комбинации. Сказать, что мы играли по крупному, значит уменьшить накал вдвое. Теперь уже было не понятно на чьей стороне преимущество, так как мужчины играли всерьез. Остался последний сброс карт. Я напряженно заглянула в карты друга, прикинула какие карты должны были остаться у противника, в моем желудке что-то оборвалось, по всем статьям мы должны были проиграть. Оба мужчины хмурились. И тут мне вспомнился один момент из фильма про игроков — можно ведь вызвать неуверенность противника своей уверенностью и заставить того выбросить заранее выигрышную композицию. Я заставила себя расслабиться и довольно улыбнуться, как бы пытаясь скрыть победную улыбку. Внутреннюю дрожь успокоила силой сознания, хотя руки были ледяными. Я победно посмотрела на Хозяина. Он нахмурился. Вытянул карту, снова посмотрел на меня. Я подмигнула. Рыцари зашушукались, посматривая на меня с разной долей волнения. Я не была уверена, что мой блеф удастся, если они будут так сверкать глазами, поэтому попыталась заставить их улыбнуться, словно внушая всем своим видом уверенность. Еще пара заменяемых карт. Я улыбнулась уже ехидно.

— Что ж, господа, пора заканчивать игру. — Самодовольно протянула я, покачивая в курах бокал с водой, хотя мне бы не помешал виски.

— Черт знает что! — Воскликнул хозяин, выкидывая карты. — Впервые проигрываю вот так. — Он неопределенно указал на всех, затем отошел к камину. Бор не шелохнулся и не показал своих карт.

— Лоэнгрин, ты признаешь, что проиграл? — Спросила холодно я, выпрямив спину.

— Да уж куда я денусь, признаю. — Вздохнул Зеленый рыцарь.

— Принцесса, Вы засвидетельствовали нашу победу? — Спросила я настойчиво. Все недоуменные взгляды были направлены на меня. Даже Хозяин обернулся от камина, удивленный моей настойчивостью. Глаза призрака весело вспыхнули, но она не улыбнулась.

— Я признаю, что мой супруг признал себя проигравшим, следовательно вы победили, леди. — Подчеркнула она последнее слово. Только тогда я позволила себе откинуться на спинку стула и рассмеяться. Никогда не думала, что мне удастся блеф.

— Леди, я понимаю, что Вы так радуетесь победе, но может поделитесь с нами причинами такого безудержного веселья? — Проворчал Персиваль. Бор аккуратно положил карты на стол, стараясь их не светить перед остальными.

— Это просто облегчение, господа. — Я утерла слезы, выступившие на глаза. Гавейн быстро подошел ко мне, выдернув из кресла, прижал к себе. Его сердце отчаянно громыхало в груди.

— Леди Ангелина, когда Вы покинете нас, позволите мне рассказать супругу причину его проигрыша? — Спокойно попросила принцесса. Я взглянула на нее и кивнула. — Только после этого не проезжайте больше через его земли. — Посоветовала она.

— Они смухлевали? — Насторожился Хозяин.

— Игра была честной от начала до конца. — Холодно произнесла принцесса. — Не думаешь ли ты, что МЕНЯ можно обмануть? — Грозно произнесла она, в комнате похолодало. Хозяин расслабился.

— Нет, конечно, любимая. Тебя невозможно обмануть.

— Так-то лучше. — Кивнула она. — Теперь выполни свою часть уговора.

— Совер. Что ж я дам совет. Дайте возможность самому чистому рыцарю в вашей компание вести ваши поиски. И еще на озере не стоит пугать женщин, они придут с хорошей вестью и за чистую душу дадут достойную награду.

— А прямо сказать где реликвия? — Устало спросила я, прижимаясь к Гавейну.

— Ну нет, красавица, я не имею права раскрывать такие секреты. Да и не моя это битва. Я из другой «сказки». А теперь прощайте. Утром вы должны покинуть мой замок. — С этими словами он исчез вместе с принцессой.

— Так в чем была шутка? — Спросил Оуэн.

— Не здесь. — Оборвал Бор. Только когда мы покинем эти места, я все расскажу.

Глава 30

Путешествие уже длилось практически все лето, я даже привыкла к их неспешному ритму передвижения и то, что они практически весь день проводят в седле. Звездочка подчинялась мне беспрекословно и вообще была очень смирной девочкой. Никаких проблем в дороге не испытывала.

На закате очередного длинного знойного дня они приближались ко второму замку перед городом Сиде, в котором, как уверена была я и находился святой Грааль. Но этот замок так же нужно было проверить. Он был меньше предыдущего и был не таким мрачным. Даже можно сказать, что его серые башенки, обтянутые с одной стороны зеленым плющом или мхом, били милы. Ворота замка были гостеприимно распахнуты и они со спутниками беспрепятственно въехали внутрь, где спешились в пустующем дворе. На встречу им вышел хозяин замка. Это был высокий мощный мужчина с добродушным улыбчивым лицом. Он стоял на ступенях и улыбался.

— Ну здравствуйте, путники. Я хозяин Зеленого замка, рад приветствовать Вас в моем владении. С чем пожаловали? — Спросил он густым басом.

— Здравствуй, хозяин, мы путешествуем в город Сиде, ночь застала нас в дороге перед твоим замком и мы просим твоего позволения переночевать под твоей крышей, так как с нами леди. — Гавейн поклонился хозяину. Тот внимательно проследил за мной, когда я с любопытством прошла чуть вперед.

— Что ж, если Вы приехали в мой дом с добрыми намерениями, то я рад Вам. Проходите. Тем более завтра нас ожидает празднование, начинается Лугнасад, а в наших краях так редко бывают гости, что моя супруга будет счастлива гостям. Теперь вы просто обязаны погостить у меня неделю. Возражений я не принимаю. — Насмешливо произнес он на подавшегося вперед Гавейна, когда я приняла руку хозяина и последовала за ним. Мне понравился этот насмешливый зеленоглазый великан.

— Что такое Лунгасад? — Спросила я с любопытством. На меня посмотрели большие насмешливые глаза.

— Откуда же такая прелестная малышка, что не знает наших кельтских праздников? — Спросил он с улыбкой.

— Я из Руси, совершенно недавно в ваших краях. — Соврала я не глядя. Он хмыкнул в бороду.

— Русь. Слышал о такой. Прекрасный край, рождающий прекрасных дев и грозных воинов, — При этих словах он зыркнул именно на Бора. Как он сразу догадался, что мы земляки? — Что ж, леди…

— Ангелина, — Подсказала я.

— Ангелина? Ангел? — Он осмотрел меня как-то по другому, с ног до головы. Я почувствовала волну возмущения от Гавейна, ее почувствовал и хозяин, так как усмехнулся. — Вам подходит, милая леди. Можете звать меня Грин.

— Зеленый? — Удивилась я. Зеленый замок, зеленый хозяин и леди замка тоже будет зеленой? Глаза хозяина смеялись.

— Нет, леди, Грин. — Повторил он. Я промолчала. — Лугнаса́д — название месяца август, кельтский языческий праздник начала осени; его название переводится как «сборище Луга» или «свадьба Луга». По легенде, его установил бог Луг в честь своей приёмной матери, богини Тайльтиу после её смерти. Отмечается 1 августа, как начало сбора черники и изготовления пирогов из зерна нового урожая. В честь этого праздника я обычно устраиваю охоту в своих угодьях. Приглашаю ваших рыцарей присоединиться ко мне. И, конечно, празднество в течение трех дней. Дорогая, посмотри кого я привел тебе. — Он выставил меня перед женщиной, которая сидела в кресле, словно королева, как приз. — Ангел. Правда она похожа на ангела? — Спросил он игриво. Глаза женщины были равнодушными. Они были черными, как и волосы, что красивыми волнами падали на полную грудь. Вообще все в этой женщине было красивым, словно она сошла с полотна о прекрасных королевах прошлого. — Грязелла, эта прекрасная девочка пришла в нашему порогу вместе с сопровождающими ее рыцарями, — Весело продолжил хозяин, только после слов о рыцарях, глаза женщины загорелись огоньком. Мне не понравился этот заинтересованный взгляд.

— Ты слишком возбужден, мой лорд. Объясни толком, что произошло. — Напевным голосом произнесла она, приподнимаясь из кресла. Все ее движения были настолько плавными, что любая одалиска из гарема паши позавидовала бы. Она обошла нас с хозяином и с улыбкой, от которой у меня руки зачесались (врезать некоторым) оглядела моих рыцарей. — У нас гости. — Констатировала она напевным голосом. О, мои мальчики поплыли. Они и так то в восторге от леди, а после такого устоять просто невозможно. Нужно отдать должное Гавейну, он смотрел только на руку хозяина, сжимающую мою ладонь и взгляд был недобрым. Это заметила и хищница и сделала стойку именно на него. Я просто кожей почувствовала, что она тянет коготки к моему мужчине.

— Проходите же. — Приглашающе промурлыкала эта кошка и схватила за руку Гавейна, потянув в сторону помоста со столом. Расторопные слуги уже накрывали на стол. — Вы наверняка проголодались с дороги. Прошу. — Она усадила его рядом с собой, ее супруг усадил меня рядом с собой. Остальные сели как придется. Я ревниво слушала щебет этой канарейки о том, как прекрасно, что мы появились на их пороге как раз в канун Лунгасада. И теперь мы просто обязаны задержаться на празднование. — У нас так редко бывают гости. И если Грин еще хоть куда-то выбирается, то я постоянно сижу в стенах замка. Мне так скучно. Вы ведь не оставите меня здесь в праздник одну, — Она практически легла на руку моего рыцаря. Нет ну где это видана, вешается на чужого мужика прямо при супруге. Но этот хозяин вместо возмущения, которым я просто полыхала, радостно поддакивает и усмехается. Я не видела Гавейна из-за мощной фигуры хозяина, который все время норовил наклониться ко мне и что-то спросить. Я даже периодически теряла нить разговора от возмущения.

— Вы наверно устали, — Произнес хозяин замка, когда я в очередной раз не ответила на его вопрос. — Грязелла, покажешь нашим гостям их покои. Утром я приглашаю рыцарей на охоту, продлиться она весь день. В награду лучшему охотнику достанутся подарки по случаю праздника от моей супруги. — И так хищно сверкнули глаза этого странного великана. А его супруга еще более тесно прижала свою грудь к руке Гавейна. Нас проводили наверх, указав каждому на дверь его комнаты, моя спальня оказалась самой первой, но я проследила в коридоре, пока все не разойдутся по своим комнатам. И считайте меня параноиком, но комната Гавейна оказалась аккурат около спальни Грязеллы, которая (вы будете удивлены) спала отдельно от супруга, который ужасно храпит. И все это было сказано Гавейну таким мурлыкающим голосом, что я готова была врезать по ее идеальному лицу. Дверью я решила не хлопать. Я знала, где комната Гавейна, но спать он будет не один. Что бы кто не думал в этом убогом замке, но мой мужчина спит только со мной. Я металась по комнате, выжидая пока пройдет приличное время, чтобы все улеглись спать и я смогла спокойно пойти в комнату к Гавейну, когда дверь моей комнаты отворилась и я встретила насмешливые глаза своего мужчины.

— Так и знал, что ты не спишь, — Произнес он с улыбкой, закрывая за собой дверь.

— Тебе смешно? — Прищурилась я угрожающе. — Я этой кукле готова все волосы вырвать, а тебе смешно? — Уперла руки в бока. Гавейн приблизился ко мне. — Она практически повисла на тебе. Тебе понравилось да? — Фыркнула я.

— Еще бы, мне понравилось, как ты фырчишь и пыхтишь, стоит этой леди только приблизиться ко мне, — Рассмеялся этот мужлан.

— Так да? — Я уже хотела запустить в него чем-нибудь, когда меня захватили в сильные, но нежные объятия.

— Только тогда ты оторвала взгляд от зеленоглазого великана и, наконец, уделила внимание мне. — Проворчал он. Я поняла всю абсурдность ситуации и фыркнула. Провела руками по его груди, обнимая за шею.

— Специально позволил ей висеть на себе, чтобы я ревновала? — Я промурлыкала не хуже хозяйки этого дома. Приподнялась на цыпочках и наклонила мужчину к себе для поцелуя. Мне в губы фыркнули, но поцеловали. — Но ты, надеюсь, не забыл, что спишь только с моей кровати? — Перебирая кудри на его затылке произнесла я с улыбкой.

— О большем и мечтать не могу, моя госпожа, — Хохотнул мужчина, приподнимая меня над полом. — И в кого же ты у меня такая ревнивая?

— В тебя, — Рассмеялась я. — Сам-то. Простое любопытство от интереса отличить не можешь.

— Любопытство, значит. — Проворчал мужчина, роняя меня на кровать. Его поцелуи обжигали мое ухо, затем шею, декольте, медленно продвигаясь по освобожденному от шнуровки корсажу. Дальше нам было не до разговоров. Сильные руки привычно и быстро избавляли меня от одежды, пока пои оглаживали сильные плечи и пытались справиться с рубашкой. Уже полностью обнаженная я наблюдала, как мужчина торопливо избавляется от своей одежды. Призывно распахнула свои объятия, видя, как рыцарь замер на секунду, явно любуясь мной. В его глазах плескалось столько чувств, что я не испытывала ни капли стеснения от своей наготы. Когда купаешься в штормовом море обожания, что граничит с безумием, сложно не расстаться с рассудком самой.

Это была страстная ночь, сдобренная обоюдной ревностью, что только подогрела ласки. Когда Гавейн уснул, обнимая меня, я захотела освежиться. Выскользнув из горячих рук, натянула рубашку мужчины. Возвращаясь обратно, я услышала шаги в коридоре и приоткрыла дверь. Из-за моей двери был прекрасно виден коридор, как и то, что по нему прокралась хозяйка замка. Кто бы сомневался, что она поскреблась в дверь к Гавейну и, подумав, что он спит прокралась внутрь. Со злорадством подождала и была вознаграждена яростным вскриком разочарования. Затем все стихло.

— Что ты увидела? — Сонно спросил мужчина над моим ухом, обнимая сзади за талию. — Тебя долго не было. — Пояснил он. Я прижала руку к его губам, призывая к молчанию. Именно в этот момент из его покоев вышла хозяйка замка с полупрозрачной ночной рубашке. Мужчина поперхнулся воздухом и только моя рука заглушила этот звук. Эта дама не из робких, следующая комната в которую она поскреблась, была комната Персиваля. Насколько я помнила. Мои глаза округлились, когда за ней закрылась дверь. Я затолкала мужчину обратно в комнату.

— Эта женщина совершенно потеряла стыд? — В шоке произнес мужчина. Его явно поразило поведение Грязеллы.

Я рассмеялась, наблюдая выражение его ошарашенного лица. Так просто, не получилось переспать с одним мужчиной, пошла к другому. И все это при супруге.

— Что смешного? — Не понял рыцарь.

— Всех твоих рыцарей я не буду собирать в своей спальне, мой господин, чтобы защитить от этой хищницы. Право слово, я рада, что она выбрала Персиваля, а не Оуэна, тот хотя бы сможет постоять за себя и не будет в шоке, как мой мальчик. — Я покачала головой.

— Тебя только это волнует? А ты не подумала, что хозяин в чьем доме мы находимся, когда узнает, что творилось под его крышей, будет в ярости и снесет нам всем головы? И он будет в своем праве. — Гавейн покачал головой.

— Дуэль возможна, но не со всеми. Хотя они оба странные. — Покачала я головой. — Пойдем спать. Как говориться в моих сказках, утро вечера мудренее. Будем решать проблемы по мере их поступления. Ты же не ворвешься в спальню Персиваля и не вытряхнешь из его кровати леди? — Спросила я с интересом. Мужчина только хмыкнул и покачал головой.

— Ты опять босиком на холодном камне, — Проворчал он, поднимая меня на руки и неся в кровать. Я уснула, стоило только прижаться к теплому боку своего рыцаря.

Глава 31

Утро встретило меня нежным поцелуем, на который я с удовольствием ответила, обнимая сильную шею.

— Пора вставать, птичка, солнце встало и хозяин зовет всех на охоту. — Произнес Гавейн довольным голосом.

— То есть ты уже согласился, прямо в моей комнате предложение принимал? — Недовольно проворчала я, отпуская его шею. Судя по довольно жмурящиеся глаза, так оно и было. — И скажи еще, что был раздет?

— Тебя что-то смущает, птичка? — Спросил он в притворном удивлении.

— Почему птичка? — Вдруг дошло до меня. — Ты меня никогда так не называл.

— Потому что ты не жаворонок — это точно. — Рассмеялся этот шутник, припоминая мои слова. — Я тебя минут пять пытаюсь разбудить, слушая твое ворчание.

— А мне обязательно на эту вашу охоту? Можно я еще посплю, пока есть такая возможность? — Я просительно протянула губы для нового поцелуя, перебирая кудри на его затылке (мое любимое занятие).

— Хорошо, можешь не вставать, — Меня поцеловали. — Только тогда ты останешься одна в замке, за исключением слуг, так как хозяйка так же едет на охоту. — Поддел он.

— Ну и пусть едет, а я отдохну к следующему ночному приключению. — Рассмеялась я. Гавейн приподнял брови. — Прослежу к кому сегодня ночью постучится наша хозяйка. Предупреди наших мальчиков, я буду очень расстроена, если она разочарует или застанет врасплох Оуэна или Галахада. Но, чует мое сердце, следующая по коридору комната Бора, ему и привечать хозяйку.

— Отчего ты решила, что она опять не проведет ночь с Персивалем? — Хмыкнул, наблюдающий за мной Гавейн.

— Такая кошка гуляет сама по себе, и расселила она рыцарей по своему усмотрению. Так как моя спальня самая дальняя, надеюсь ко мне она не нагрянет, а вот вас распределила по мере своего интереса. Чтобы удобнее было гулять по ночам. Ты не видел каким оценивающим взглядом она по вам блуждала, пока поднимались по лестнице. Неделя обещает быть интересной.

— Ты у меня такая развратная девочка, — Рассмеялся он. Я дверь постучали. — Что же, посмотрим насколько ты права. Оуэна и Галахада я предупрежу. Но позже. Это можешь сделать ты, если хочется.

— Думаю от меня они не захотят такое услышать, — Нахмурилась я, вспоминая некоторую застенчивость Оуэна и чувствительность Галахада. В дверь постучали более настойчиво. — Тебе пора. Вечером увидимся. — Я еще раз поцеловала рыцаря. Он хмыкнул и пошел к двери, а я уткнулась в подушку, на которой он спал. Она сохранила его запах.

— Леди Ангелина не сопровождает нас? — Услышала я удивленный голос хозяйки замка от двери. Кто бы еще так бесцеремонно ломился в нашу дверь, как ни эта женщина. Хищница одним словом. Вот как мурлыкает для моего мужчины. Но ты зря стараешься, ведьма, в своем рыцаре я уверена. А вот мальчиков жалко. Нужно придумать как защитить их, но при этом не обидеть своей опекой. От печальных мыслей сон испарился без следа. Вот ведь ведьма, даже поспать спокойно не дала. С раздражением поднялась, умылась, натянула свою одежду и принялась расчесывать волосы, которые спутались после бурной ночи. Мы с Гавейном соскучились друг по другу, а взаимная ревность еще и подогрела наши чувства, теперь я со счастливым вздохом распутывала пряди длинных волос.

Охота прошла очень плодотворно для охотников, практически для всех. Вот охотящейся за моим мужчиной хищнице ничего не досталось. Я с улыбкой встречала охотников, которые возвращались, во дворе, в который только вышла прогуляться. Мой рыцарь был дерганным и хмурым, пока не увидел меня. Я радостно помахала всем. Гавейн демонстративно обнял и поцеловал меня на глазах у всех. Мальчишки покраснели и поторопились увести лошадей, хозяин рассмеялся. Я удивленно посматривала на окружающих. Дело в том, что Гавейн никогда не позволял себе вольностей при посторонних. Максимум, что он себе позволял — обнять меня. Но демонстрировать наши отношения не торопился.

Видимо хозяйка так его достала на охоте, что он не представлял, как отделаться от нее.

Вечер в кругу хозяев и друзей прошел весело. Много историй мы услышали и о поездках хозяина, который снисходительно наблюдал за тем, как Грезелла флиртовала со всеми мужчинами разом. Я не понимала его спокойствия. Ему не была безразлична супруга, но он спокойно относился к ее изменам. Я видела, что он прекрасно осведомлен о похождениях супруги. И только посмеивался. Я непонимающе нахмурилась. Посмотрела на Персиваля, которому сегодня уделяли меньше внимания, он был спокоен и так же не реагировал на заигрывание любовницы с другими. Я ничего не понимала. Неужели у них нет ревности?

— Может прогуляемся? — Спросил Гавейн. Я с улыбкой согласилось. Хотелось романтики. Уверена, что и моему рыцарю тоже. Вообще бархатная теплая погода августа сама располагала к длинным вечерним прогулкам с любимым человеком. Мы держались за руки и медленно брели по тропинке вдоль замка. Полумрак делал окружающую действительность еще прекраснее. Мы обсуждали дальнейшее путешествие, соглашаясь, что недельное пребывание в гостях нас не слишком задержит. Мы уже были уверены, что именно в городе нас ждет Грааль. Я так же была уверена, что он находится где-то близко к озеру или водоему, найти его предстоит именно Галахаду. Так как я уже очень долго и близко общаюсь со своими рыцарями, то понимаю, что какими бы все они не были замечательными, самый чистый душой именно этот мальчик. Не смотря на свой возраст он оставался незапятнанным мирской суетой и, думаю, стал бы прекрасным святым отцом. Было в его понимании мира много возвышенного и его простота суждений давала умиротворение. Именно такой человек достоин найти святой Грааль. А все мы только орудия в руках его, что помогаем приблизиться к заветной цели. Мерлин думал примерно так же, так как я постоянно делилась с ним своими наблюдениями. Он иногда отвечал мне, у нас выходили неплохие по результатам рассуждения и волшебник уже наметил наш дальнейший путь и даже посоветовал где оставить парня одного, чтобы он смог наконец услышать сосуд. Я была в чем-то не согласна с волшебником и откровенно боялась оставлять парня одного. Но придется.

Хотя я уже не так рвалась вернуться в свое время и меня прекрасно устраивало мое положение возле Галахада. Но я обещала Мерлину помощь и не могла подвести его. Он очень хотел вернуться в свое Авалон. А я не имела права отнимать у него этот шанс.

Так что наша остановка в Зеленом замке — приятная передышка в нашем путешествии.

Даже странные хозяева не напрягали.

Вот наша вторая ночь в замке, я снова наблюдаю из своей двери, как хозяйка крадется к двери Бора. Улыбаюсь. Что ж, я была права. Беспрепятственно проникнув внутрь, она затихла.

— Насмотрелась? — От кровати спросил рыцарь. — Ты опять босиком на холодном полу. — Проворчал мужчина. Я уже забиралась к нему под бок. — Чему ты так радуешься?

— Я была права, сегодня Бор и нам нужно уехать через два дня.

— Почему? — Спросил Гавейн, силясь понять мою логику.

— Мордред хорошо проведет с ней время, Оуэну пожалуй стоит приобрести первый сексуальный опыт, а вот до Галахада допускать ее мы не имеем права. Мальчик долго будет переживать, а мы уже очень близко к нашей цели и нам нужен сильный не смятенный дух парня.

— Почему именно Галахада? — Нахмурился мужчина.

— Я уверена, что именно ему предстоит увидеть сосуд, да и Мерлин со мной согласен. — Похвасталась я.

— Ты общаешься с магом? — Нахмурился мужчина.

— Естественно. Я переписываюсь с ним ежедневно. — Подтвердила я.

— Вот как. И все ему рассказываешь? — Он был хмур.

— Все что касается поиска и путешествия. — Поправила я осторожно.

— А про нас? — Еще более пасмурно спросил он.

— Что именно про нас я должна говорить волшебнику? — Вскинулась я. — Он не моя подружка, чтобы обсуждать с ним личное. — Раздраженно отвернулась от него и укрылась одеялом.

— Так он не в курсе о наших отношениях? — Я не могла понять с какой интонацией это было сказано.

— О нас я ему не пишу, если тебя это волнует. — В ответ была тишина. Я тоже предпочла уснуть.

Утром я проснулась с первыми лучами солнца. Гавейн еще спал. Я некоторое время любовалась его расслабленным лицом. Хотелось обвести рукой его чувственные губы. Провести игриво пальцами дорожку по груди и животу. Но я сдержала себя. Я влюбилась в этого сильного и красивого мужчину. Таких я не встречала раньше. Или просто такие раньше не попадались на моем пути? Ни один мой парень не давал мне таких эмоций? Может просто дело в том, что они были мальчиками, а сейчас со мной мужчина? Я наслаждалась тем, как утренние лучи ползут по его лицу, заставляя слегка морщиться. Просыпаться мужчина не хотел, но солнце не спрашивало его желания. Потянулась и все же поцеловала эти искривленные губы, которые под моими губами вмиг стали жесткими и требовательными.

— Мммм…Доброе утро. — Простонал мужчина.

— Очень доброе.

— Хочу всегда так просыпаться, — Произнес он и с грабастал меня в медвежьи объятия. Отчего-то от его слов мне стало грустно. Было предчувствие, что его желанию не суждено сбыться. Хоть я и горячо разделяла его. Но об этом я поговорю с Мерлином, если удастся.

Этот день снова порадовал нас охотой для мужчин, веселыми застольями и даже пикником в саду, который очень порадовал хозяйку. Я была задумчива. Мне казалось, что мы что-то упустили. Меня не покидала тревога.

Я наблюдала за тем, как ведут себя мужчины, Бор и Персиваль были вялыми и какими-то пресытившимися, как довольные коты. Хозяйка становилась все более цветущей. Хозяин был как и прежде спокоен и улыбчив. Он не делал никаких попыток флиртовать со мной, разговаривал со всеми доброжелательно и рассказывал о традициях праздника.

Только один разговор заставил хозяина нахмуриться и перестать улыбаться: разговор о родителях. Он с грустью поведал, что у него была только мать, которая умерла именно в этот праздник много лет назад. Грязелла перестала флиртовать и с сочувствием обняла мужа. Именно тогда я поняла, что не смотря на все свои измены — она искренне любит мужа и сочувствует его потере.

Все ее сочувствие не помешало ей провести эту ночь в объятиях Мордреда. С удивлением поняла, что ничего не понимаю в людях и отношениях.

Следующий день встретил меня одинокой постелью. Следующая охота, как я понимаю. На этот раз меня даже не стали будить.

Я спустилась вниз и столкнулась с Галахадом, который один сидел у камина.

— Доброе утро, почему ты не на охоте? — Спросила с удивлением.

— Доброе утро, Ангелина. — Улыбнулся парень. — Знаешь, мне не дает покоя наша остановка, такое чувство, что мы теряем время. Не могу я охотиться, когда меня так настойчиво тянет быть в другом месте. Нам пора уезжать. — Он печально смотрел в камин.

— Я тоже так думаю. — Произнесла я, присаживаясь напротив. Тем более, что я знаю куда нам направиться. Думаю, что стоит выехать сегодня. — Вздохнула я.

— Куда Вы торопитесь? — Вдруг произнес над нашими головами надменный голос хозяйки замка. Она выглядела прекрасно, но уж очень откровенно. Казалось, что она собиралась соблазнить именно Галахада, так как только мы твое (не считая слуг) находились здесь. Но я опять помешала ей, так как меня прожгли таким взглядом, что захотелось окунуться в воду.

— Прекрасная хозяйка, мы благодарны Вам за гостеприимство, но больше не можем себе позволить промедление. — Галахад вежливо поцеловал руку Грязелле и поклонился, совершенно не обращая внимание на ее огромное декольте. Он был задумчив и тих.

— Но вы обещали, что останетесь на неделю. — Начала хозяйка. Мальчишка покраснел.

— Простите нам, нашу спешку. Но мой друг прав, нам стоит поторопиться, многие ждет окончания нашего путешествия. — Я встала рядом с парнем.

— Что ж, по крайней мере, выедете завтра утром. Сегодня охотники вернуться поздно. — Самодовольно произнесла она. — Я сейчас распоряжусь на счет обеда…

— Не будем вам мешать, мы как раз собирались прогуляться. — Я быстро потянула парня на выход.

— Но вы не завтракали, я приказала накрыть в зале. — Начала откровенно злиться эта женщина.

— Мы не голодны, подождем остальных и отобедаем вместе. — Я практически вытащила парня за дверь.

— Как то не вежливо получилось. — Запинаясь произнес он.

— Не вежливо отвлекать хозяйку от ее хлопот по дому. — Соврала я и парень успокоился. — Мне вот что интересно, что ты думаешь по поводу озера и дам «с хорошими намерениями»?

— Подсказка от Лешего? — Галахад задумчиво предложил мне локоть мы пошли по тропинке в сторону леса. — Да, я думал об этом. Я понимаю, почему ты спрашиваешь именно меня. — Его улыбка была доброе и несколько насмешливой. — Понимаю, что большинство решили, что самый достойный каждый из них. Но вижу, что ты думаешь, что это буду я. Мне очень льстит твое мнение, Ангелина. — Он похлопал меня по ладони, словно был умудренным жизнью стариком. — И очень хочу соответствовать твоему представлению обо мне. Я просто чувствую, что должен найти Грааль. Я не объясняю это своей избранностью, просто верю в то, что это мое предназначение.

— Вот я думаю о том, что будет после того, как мы найдем сосуд? — Я задумчиво посмотрела на небо.

— Ты так уверена в том, что мы его найдем? — Удивился он. — Раньше никому этого не удавалось, не смотря на то, что у них так же были подсказки.

— Я знаю, что тебе суждено его найти. И кто, если не ты заслуживаешь права прикоснуться к святыне?

— Я не святой, Ангелина, меня тоже одолевают страсти. — Спокойно произнес Галахад.

— Тебя от остальных отличает то, что ты прекрасно видишь свои страсти и умеешь сдерживать. Думаю, что суть не в том, чтобы быть святым, а в том, чтобы быть достойным. — Я пожала плечами. — Но давай не будем это обсуждать, каждый останется при своем мнении. Давай поговорим о месте нахождения сосуда.

— Знаешь, Ангелина, возможно ты права. Мне было видение о том, что я нахожу Святой Грааль, но я не мог держать его в руках долго, так как он пылал в моих руках. Я видел, что остальные просто не могут его видеть, но чувствуют его присутствие. И только иы спокойно смотрела на него, затем держала в своих руках. Может суть в том, что именно тебе суждено владеть этим сосудом? — Спросил он взволновано.

— Думаю, что владеть сосудом невозможно. Мое предназначение довести тебя до Грааля, помочь перевезти его к Мерлину. Хотя, кто знает. — Я пожала плечами. Мы задумчиво брели вперед некоторое время, когда увидели что охотники возвращаются с добычей — большой черный вепрь был привязан двумя веревками между коней. Мне показалось это слишком жестоко и мрачно. Я остановилась и нахмурилась. Хозяин весело смеялся.

— Смотрю охота прошла удачно для охотников и неудачно для дичи. — Пробормотала я, поморщившись.

— Леди Ангелина! — Издали прокричал Оуэн. — У нас такая удача. Мы загнали вепря.

— Я бы поздравила вас, сэр Оуэн, да что-то не хочется. — Прокричала я в ответ.

— Отчего же? — Удивился Бор, подъехавший ближе.

— Нет вдохновения. — Помрачнела я, наблюдая, как кровь сочится из распоротого горла животного.

— Женщины, такие чувствительные создания и жалостливые. — Поморщился хозяин. Он с Персивалем проехали мимо.

— Гуляете? — Спросил Гавейн, спешиваетесь. Я пожала плечами, к чему говорить очевидное. — Галахад, ты не против увести моего коня, пока мы прогуляемся с Ангелиной?

— Конечно. — Произнес рыцарь и вскочил на коня.

Только он отъехал, Гавейн притянул меня к себе.

— Не стал будить тебя утром. — Меня поцеловали. — Знаю, что ты не любишь рано вставать, птичка.

— Я сейчас кого-то покусаю. — Проворчала я в губы этого шутника.

— Этот кто-то не против. — Рассмеялся он.

— Давай утром уедем? — Попросила я, обнимая рыцаря. Он отстранился и вопросительно посмотрел. — Галахад тоже со мной согласен, нам пора.

— Если ты так считаешь, то я не против. Думаю, что мы несколько расслабились в гостях. Тем не менее все готовы покинуть гостеприимных хозяев.

— Лишь бы хозяева были готовы с нами попрощаться. — Я поморщилась. — Мы сказали об этом Грязелле, она такую нам показательную истерику закатила.

— Им ничего не останется, кроме как позволить нам уехать. — Спокойно произнес он, погладив меня по щеке. — Даже если они постараются нам помешать, то мы все равно уедем.

Глава 32

Город Сиде уже предстал на горизонте, но ночь наступит быстрее, чем они доберутся до города. Персиваль предложил остановиться в храме, что находился на окраине города. Он представлял собой общину монахов, которые давали приют путникам.

Отъезд из замка был поистине фееричным. Хозяйка была на грани истерики, так как они не исполняют свое обещание погостить у них неделю и покидают их так рано, хозяин был искренне огорчен, что они не поедут с ним на охоту.

Утренние сборы были рекордно короткими, так как всем хотелось уехать как можно быстрее, чтобы не выслушивать новых упреков.

Я надеялась только на то, что обратно нам не нужно будет возвращаться тем же маршрутом. То что обратный путь будет долгим, но не таким утомительным вызывал небольшое вдохновение.

Я вышла на прогулку, так как не могла заставить себя уснуть в узкой келье, которую предложили каждому из нас монахи. Мы были очень тепло встречены, нам предложили кров и скромный стол. Мужчины выглядели вымотанными, поэтому сразу после трапезы нам предложили отдохнуть. Я сочувствовала мужчинам, но сама выглядела такой же измотанной.

Но уснуть так просто возможности не было, от близости окончания нашей миссии все тело прошибала нервная дрожь.

Медленно прошла по внутреннему двору монастыря. Вечерние сумерки опустились на сад. Плодовые деревья были сплошь усыпаны яблоками. Потянулась и сорвала одно, затем присела на скамейку под яблоней.

— Ты голодна после ужина? — Насмешливо спросил Персиваль. Вздрогнула.

— Это десерт, — Улыбнулась я. Мужчина подошел и присел рядом.

— Не спится? — Спросил он, поглядывая на небо.

— Не могу расслабиться, кажется что мы уже на пороге открытия, а я никак не могу унять нервную дрожь. — Призналась я, вгрызаясь в яблоко. Оно оказалось ужасно твердым и кислым, поэтому я выбросила его за спину.

— Ужас, так и убить можно кого-нибудь. — Из-за спины послышался насмешливый голос Гавейна.

— Вам что всем не спится? — Усмехнулась я.

— Есть такое. — Мужчины переглянулись. — Думаю, что большинство наших спутников сейчас в этом саду.

— Думаю, что в тиши кельи молится только Галахад, — Рассмеялся Мордред.

— Тут ты не прав, дружище. Галахад вообще-то пошел на озеро. — Оуэн спрыгнул с одного из деревьев, я видел его двадцать минут назад, он шел в той стороне.

— Это оно! — Громче, чем хотела, произнесла я. Мужчины вопросительно столпились около меня. — Точно говорю. Кто вам сказал, что нам нужно в сам город? Сколько лет этому монастырю? Он наверняка тут появился еще раньше, чем основали сам город. Я понять не могла отчего мне так не спокойно.

— Так давайте пойдем за ним! — Воскликнул Оуэн, собираясь бежать по тропе.

— Нет, стой, — Персиваль схватил паренька за плечо. — Он должен сам найти кубок. Если через пару часов он не вернется, то мы сами пойдем туда. А теперь остается только ждать.

— Ненавижу ждать! — Простонал парень.

У меня сдавали нервы, на третьец минуте ожидания, я стала нервно ходить около скамьи. Мужчины обсуждали планы и варианты развития событий. Еще через пару минут я замерла.

— Что? — Вскинулся Персиваль.

— Тихо что-то. — Нервно вслушиваясь в пространство произнесла я.

— Так и должно быть. Это же монастырь. — Проворчал мужчина в ответ.

— Нет, я так больше не могу. Любопытство меня погубит. — Я развернулась, с намерением пойти по тропинке к озеру, и тут же была перехвачена сильной рукой, которая прижала меня к своей груди.

— Успокойся. Подождем еще немного, потом проверим. — Прижалась в ответ и уткнулась лицом в оласть сердца, его размеренный стук успокаивал.

— Гавейн, а тебе не кажется верхом наглости тыкать нам в лицо своим счастьем? — Послышался напряженный голос Персиваля. — Нет, я все понимаю, любовь и прочее. Но и ты пойми нас, пятерых одиноких мужчин, которые путешествуют с вами двумя сталько месяцев. Нам даже нравилось, когда Вы были в ссоре. Но сейчас это просто невыносимо.

— А ты не носи, раз не можешь вынести. — Рассмеялся рыцарь. — Не понимаю суть претензии?

— Суть претензии в зависти. — Произнес спокойно Бор. — Мы все завидуем, вот и все.

— Когда это Вы успели все это обсудить? Спелись? — Проворчал Гавейн, но так и не разжал объятия.

— Да мы и не обсуждали, просто так сложилось. — Пожал плечами Оуэн.

— Я никого не держу, каждый вполне волен обзавестись любимой дамой и тогда обсуждать будете свои отношения. — Насмешливо произнес он.

— Где же мы еще одну Ангелину возьмем? — Рассмеялся Бор. — Такие девушки, знаешь ли, на дороге не встречаются.

— Мне встретилась. Все равно делиться не намерен, как и прятаться по углам от своих чувств в угоду вашим ранимым душам, тоже. — Мне было лестно слышать такие отзывы от своих спутников. Да и их слова не вызывали неприязни. Но вообще-то их попытка сменить тему не дала нужных результатов. Я все равно могла думать только о Галахаде.

— Свет! — Вдруг вскрикнул Оуэн. Я оттолкнулась от Гавейна и посмотрела на озеро, затем вывернулась из его теплых рук и припустила по тропинке. За моей спиной раздались быстрые шаги остальных. На той стороне озера было видно сильное голубое свечение, в круге этого света стоял наш друг, а вокруг него, словно хоровод водили остальные тени.

— Что он там делает? Что это за свет? — Нервно произнес Оуэн.

— Ты не видишь? — Спросила я напряженно. — Он держит в руках кубок, предполагаю, что это и есть Святой Грааль.

— Не вижу я никакого кубка. — Возразил юноша, обгоняя меня на повороте.

— Подойдем увидишь. — Проворчала я.

Пока мы оббегали небольшое озеро по периметру, яркость света все набирала обороты, уже тела четырех девушек в полупрозначных одеяниях были хорошо видны, они не делали попытки приблизиться к мужчине, но и не отходили. Словно небольшой хоровод вокруг елки в новый год. Я напряженно приблизилась, чуть отставая от остальных мужчин. Меня задвинул за спину Гавейн, который не давал выйти вперед.

Персиваль первым подошел к Галахаду.

— Ты нашел его? Это он? — Напряженно пророкотал мужчина.

— Да, Персиваль, это Святой Грааль, только я не уверен, что смогу выйти из круга нимф. Они не возражали, когда я поднял кубок со дна. Но теперь не дают мне сделать и шага. И я не понимаю, что они хотят. Он молчат и не отвечают на мои вопросы.

Персиваль попытался пройти к парню ближе, но одна из девушек преградила ему путь.

— Попробуем зайти с разных сторон, их всего четверо. — Предложил воин.

— Не стоит, думаю, что тогда они нападут. — Предположил Галахад.

— Стоит попробовать, они так и так рано или поздно нападут. — Возразил Оуэн и метнулся под руку Персиваля, проскользнул в круг. Он схватился за огонек и вскрикнул, словно обжегся. Одна из нимф тут же за шкирку выкинула его из круга

— Не достоин, не достоин, не достоин! — На разные голоса запричитали девушки еще интенсивнее бегая по кругу. Рыцари действительно стали обходить по кругу, окружая девушек и самого Галахада.

— Что значит не достоин? — Спросил Персиваль.

— Не может притронуться, не достоин! — Повторила самая высокая. — Этот смог — достоин. Но свет — не может охранять. Не для него!

— Как это не для него? — Удивился Гавейн, чуть отходя в сторону.

— Не для него! — Настойчиво повторила вторая, зашипела, когда Бор попытался ее схватить. Она, как гибкая лиана, выскользнула из рук рыцаря и хлестнула его по щеке, образовался глубокий порез на месте удара. Мужчина отошел.

— Вы выпустите меня? Я должен отнести сосуд тому для кого он предназначен — королю Артуру. — Гордо произнес Галахад.

— Нет. Только достойный и предназначенный сможет унести. Тебе не предназначен. Не отпустим. — Высокая подошла вплотную к Мордреду и попыталась ударить, тот отклонился, отпрыгнул на пару шагов и задумчиво смотрел на свет.

— Кто из Вас видит кубок? — Спросил Мордред хмуро.

— Я вижу его. — Удивленно произнес Галахад. — А Вы не видите?

— Я — нет. — Уверенно произнес Мордред. — Я вижу только свет. Вот я и спрашиваю, кто кроме тебя и Ангелины видит сам кубок.

— Никто. — Припечатал Персиваль. — Мы видим свет.

— Думаю, что все понятно, кто должен взять кубок. — Проворчал Мордред.

— Нет. — Возразил Гавейн и снова загородил меня.

— Мне тоже это не нравится. Но выхода нет. — Произнес Мордред. — Если мы хотим мирно забрать кубок. Нужно чтобы это сделала Ангелина.

— Они могут ее покалечить. — Произнес мужчина с рыком. Я обошла его по кругу и скользнула между Персивалем и высокой нимфой. — Ангелина! — Раздраженно произнес рыцарь. Но я уже была рядом с кубком, со страхом взяла его обоими руками, как только Галахад отпустил его, он погас. В мои руки лег просто мощный высокий золотой кубок с причудливыми сценами, явно библейскими. Он был холодным. Ничего не говорило о том, что он особенный. Просто тяжелый золотой кубок.

— Избранная. — В голос пропели девушки, поклонились и направились в озеро. Одна за одной они исчезали под водой.

Рыцари окружили меня, но никто не видел того, что я сжимала в ладонях.

— Это невероятно, теперь и я не вижу кубок. — Произнес с придыханием Галахад. Хотя под водой и минуту назад вполне отчетливо видел.

— Может стоит прикоснуться к нему, чтобы увидеть? — Спросил Оуэн и снова протянул руку, он снова обжегся, чего и следовало ожидать. Но каждый из рыцарей попробовал прикоснуться к кубку. Все, кроме Галахада обожглись, только от прикосновения Галахада и Персиваля кубок загорался светом. Персиваль несколько раз попытался взять кубок, но неизменно обжигался. Это было странно.

— Думаю, что Галахад не обжигается, так как ему было суждено найти святой Грааль, а Ангелина видит его, потому что ей суждено привезти его королю? — Предположил Бор. Остальные промолчали. Думаю, что каждый из них был разочарован тем, что их посчитали «не достойными». Каждый в тайне мечтал быть тем, кто найдет и преподнесет реликвию королю. С тоской посмотрела на замкнутые лица. У меня было такое чувство, словно я их обидела.

— Хорошо, теперь мы можем пойти поспать. — Предложил Галахад. — Завтра решим по обратному пути ко двору. Обсудим все детали и после завтра на рассвете отправимся в путь. А теперь действительно нужно поспать. — Он аккуратно подтолкнул меня вперед по тропинке. Я опустило голову и прижала кубок к груди.

Нервно оглядываясь, я прошла в свою келью и затолкала кубок в сумку. Хотелось придвинуть к двери стул, но такого предмета мебели не было в комнате. Легла, укутавшись одеялом с головой. Аукнется мне эта «избранность». Чувствовала муторное беспокойство на душе. Что для себя решили рыцари? Что любая баба может прикасаться и видеть эту штуку? Или то, что меня лучше не касаться, я теперь как прокаженная? Думаю, что завтрашний день принесет мне много разочарования в своих спутниках. Уже сегодня я во многих взглядах чувствовала, что не справедливо получила такое право.

Утро встретило меня перезвоном, за окном было еще темно, но монахов собирали либо к молитве, либо к трапезе. Хотелось завернуться в одеяло и снова уснуть. Но я не могла себе этого позволить в монастыре. Недовольно проворчала и поплелась умываться. Спала я в одежде, так как вчера даже не подумала раздеться, настолько была расстроена. Умываться пришлось в холодной воде, во дворе. Мне предоставили отдельную бадью для умывания за поворотом и предложили помолиться отдельно в часовенке для путников. Я не возражала, так как хотелось морально подготовиться ко встрече со спутниками и побыть одной. Некторое время я посидела в узенькой келье. Практически уснула, клевала носом. Но, услышав новый звук колокола, отправилась в трапезную. Мои спутники встретили меня мрачными кивками и общей напряженной атмосферой, только Галахад радостно улыбался, да и Оуэн был рад мне. Остальные просто предложили присесть и продолжили яростный спор каким путем предстоит добираться до двора короля Артура. Я не вмешивалась и даже не вслушивалась, так как мало того, что была не в настроении, но даже и не понимала места и замки, которые они обсуждают. Одно я поняла, что по крайней мере двое не осуждают меня. Это принесло некоторое облегчение, но без привычного и дающего тепло внимания Галахада было очень грустно.

Я постаралась быстро перекусить и отправиться на прогулку. Мне обозначили сроки. Выезжаем мы завтра утром, так что за вечерней трапезой спрошу время, да и вряд ли меня забудут. А теперь мне хотелось только сбежать.

Я молча покинула спорящих мужчин. Когда я сидела в саду, ко мне подошел отец настоятель.

— Доброго дня, леди. Вы сегодня очень задумчивы. Могу я Вам чем-то помочь? — Он присел рядом.

— Нет, просто жду. Ожидание всегда тягостно для меня. — Спокойно улыбнулась мужчине.

— Отчего же Вы не присоединитесь к своим спутникам за обсуждением пути? — Спросил настоятель.

— Стараюсь не мешать, так как помочь или ускорить принятие решения не могу. — Улыбка вышла горькой.

— Очень разумно с вашей стороны. Мало кто понимает, что если не можешь помочь, то лучше не мешать. — Рассмеялся мужчина. От его смеха не было обидно. — Может Вы хотите что-то почитать? Чтобы скрасить Ваше ожидание?

— Пожалуй не откажусь. — Я встала вслед за мужчиной и пошла в его кабинет. Мы уже поднимались по лестнице, когда меня окликнул Персиваль, он выходил из столовой.

— Ангелина, мне нужна твоя помощь, не могла бы ты подойти? — Произнес он сумрачно. Я извинилась перед стариком, который предложил зайти к нему, если книги все же понадобятся, и спустилась вниз.

— Ты зачем пошла к настоятелю? — Подозрительно зашипел на меня мужчина. — Ты ему что-то рассказала? — Меня грубо схватили за локоть. Я дернулась.

— Ты за этим меня позвал? — Я выдернула руку. — Я не делюсь всем происходящим в своей жизни, и не тоскаю с собой кубок. Теперь спокоен?

— Я буду спокоен, пока буду видеть где ты. — Хмуро произнес мужчина.

— Я теперь обязана всегда находится на виду? — Спросила я раздраженно.

— Желательно. — Припечатал он. Я с тоской вздохнула и поплелась за ним.

Все время совещания рыцарей, я сидела с краю и старалась не отсвечивать. Через пару часов меня потянудо ко сну. Справо от меня сидел Галазал. Непроизвольно я облокотилась от парня, понимая, что уплываю, решила обнаглеть и прилегла на плечо. Судя по тому, что меня не разбудили и я по прежнему слышала громкие голоса, кроме Галахада никто не заметил моего саботажа.

Через какое-то время меня аккуратно уложили, с тревогой открыла глаза, оказалось, что лежу в келье, которая была предназначена для меня.

— Ангелина, если ты хочешь отдохнуть, то просто можешь подняться в комнату. — Спокойно произнес Галахад. — Мы не изверги и понимаем, что тебе нет толька сидеть с нами, что бы не думал по этому поволу Персиваль. Остальные согласны со мной.

— Хорошо, — пробормотала я и снова окунулась в дрему.

Глава 33

Обеденное время я проспала. Не знаю, что послужило спусковым крючком моей сонливости, общая усталость или не желание встречаться со спутниками. Вечером меня решили разбудить и не дать пропустить очередную трапезу.

Гавейн был хмур и молчалив, но его рука неизменно согревала мою. Он о чем-то напряженно думал, и это были отнюдь не мои страхи и переживания. Рыцарь только вечером понял, что не видел меня с самого завтрака. Я понимала, что сама накрутила себя, глядя на его задумчивое лицо. Гавейна волновала только безопасность обратной дороги, а о том, кто повезет кубок его мысли были в последнюю очередь.

— Мне не нравится, что ты не спустилась к обеду. — Первые слова, которые я услышала от него. — Нам предстоит тяжелый путь и тебе не стоит голодать.

— Я не морю себя голодом, я просто спала. — Пожала я плечами. За что была удостоена косого взгляда и недовольно поджатых губ.

— Сделаем вид, что я тебе поверил. Но впредь такого не должно повторяться. — Он вошел в общий зал и замолчал. Хотелось поговорить с мужчиной откровенно, но я понимала, что сейчас не время и не место. Ужин был столь же скромным, как и завтрак, поэтому особого аппетита не вызывал.

Медленно пережевывала, чтобы потянуть время. Уж лучше перекусить яблоком в саду, чем жевать эту недоваренную субстанцию. Особого восторга пища не вызывала и у рыцарей, которые были мрачнее тучи. Хмыкнула. Мне еще не так тяжело, так как я прекрасно помню недельные моно-диету, которые уговаривала меня пройти вместе с ней моя неугомонная подруга. А вот мужчина, да еще занимающийся активной физической деятельностью нуждается в мясе, ну и по крайней мере в плотном питании, а не в субстанции на водичке. Чувствую, что завтра мы выедем еще затемно, чтобы успеть в ближайшую таверну на завтрак.

— Я хочу выехать сегодня. — Простонал Мордред, ковыряя ложкой в своей тарелке.

— Я бы так же не отказался от ужина в таверне, что в четырех часах пути отсюда. — Произнес хмурый Оуэн. Бор и Персиваль согласно кивнули.

— Ангелина, ты выспалась? — Невинно спросил Оуэн. Я утвердительно кивнула, с недоумением поглядывая на парня. — Вот! Ничто не мешает нам сейчас отправиться в путь.

— Поддерживаю. — Произнес Галахад. Мужчины напряженно смотрели на меня, я удивленно приподняла брови, переглянулась с Галахадом, который ненавязчиво указал глазами на Гавейна. Повернулась. Мужчина хмурился и смотрел в стол.

— Гавейн, — Мягко позвала я. Мужчина недовольно посмотрел на меня. — А давай свалим отсюда сейчас? — Почти промурлыкала я, проваливаясь к его руке. — Еще одну такую гостеприимную ночь я тут не переживу. — Чуть слышно продолжила, заставляя его склонить ко мне голову. — Я не могу тут уснуть, да и еда для рыцарей не пригодна. Она слишком скромная для мужчин-воинов. — Задумчиво произнесла я. — Хотя я бы тоже не отказалась от мяса.

— Можешь не продолжать соблазнять меня. Я совершенно согласен со всеми вами. — Произнес он со вздохом. — Сколько вам нужно на сборы.

— Я не разбирала свои вещи. — Тут же открестилась я.

— Да и спала одетой. — Проворчал мужчина, оглядывая меня с ног до головы. Я покраснела.

— Мне не спокойно спать одной в помещении, где нет засовов и невозможно закрыться. — Чуть слышно произнесла я, хотя остальные явно прислушивались.

— Стоило сказать, я бы… — Начал Гавейн.

— Что? Спал бы с девчонкой под крышей монахов? — Рассмеялся Персиваль. — Тут и женатым парам вместе спать нельзя.

— Завидуй молча. — Прошипела я.

— Скоро выспишься. — Поддел этот засранец. — Или не выспишься.

— Я вот сейчас ложкой в лоб кому-то запущу! — Начала я кипятиться.

— Да ладно, никогда не поверю. А с виду такая благовоспитанная девочка, даже настоятель тобой восхищается. Может предложить тебя здесь оставить? — С лукавством произнес мужчина.

— Ага, в мужском монастыре? Меня одну? Ну-ну, мечтала об этом всю жизнь. — Проворчала я, хотя и понимала, что это только шутка.

— Ах ты развратница, а я подозревал. — Развеселился Персиваль.

— Угомонитесь и уже идите собираться, кто хотел уехать сейчас? Я пойду прощаться с настоятелем, — Проворчал Гавейн. Мне очень хотелось показать одному рыжему язык за спиной у командира, но меня насильно подняли из-за стола и повели с собой «прощаться». Я удивленно посмотрела на сопровождение, конвоировавшее меня к главному столу. Но меня даже не удостоили взгляда. К нашему приближению за столом воцарилась тишина.

— У Вас вопрос ко мне, сыр Гавейн, леди Ангелина? — Поднялся настоятель. Его добрые карие глаза были заинтересованы.

— Мы с моими спутниками решили не ждать утра и отправиться сейчас в путь. Тем более, что до города пара часов пути.

— Понимаю, я думал, что из-за леди Вы не захотите путешествовать в сумерках, но раз вы так решили… — Начал покачивая головой настоятель.

— Думаю, что шесть рыцарей в состоянии защитить леди, тем более, что она отдохнула и не против путешествия. — Гавейн начал раздражаться. Монах с заботой смотрел на меня.

— Спасибо за беспокойство, но нам все же лучше продолжить путь сейчас. — Скромно потупила взгляд. Мне не нравилось такое пристальное внимание постороннего человека. Внимание никогда не оборачивалось для меня чем-то хорошим.

Наши сборы оказались рекордно короткими. Мерлину я рассказала о том, что мы нашли то что искали — Святой Грааль, уже, когда были на привале. Волшебник довольно скупо прокомментировал находку. Радость его была какой-то смазанной. Пожелал нам легкого пути и предупредил, что вряд ли еще напишет. Я старалась понять и простить, но обида глубоко в душе засела. Мне казалось, что все окружающие, включая Гавейна, отгородились от меня. Они были сдержаны, все наше путешествие мы прерывались только на сон и принятие пищи. В тавернах и монастырях мы останавливались крайне редко, ни в один замок больше вообще не заезжали.

Мы давали лошадям передышку, но снова гнали их к цели. Никаких новостей у нас не было, рыцари волновались. Теперь любое промедление казалось нам потерянным временем. Я уставала настолько, что перед сном меня хватало на умывание, проверку кубка и ужин. Днем я ела редко, иногда предпочитая просто пить. Иначе я бы просто не вынесла такого темпа. Самое большое желание было лечь и уснуть.

На исходе отведенного нам времени мы наконец въехали в замок короля Артура.

Глава 34

Что самое интересное для современной девушки, которая никогда не входила в высшее общество и не посещала пафосных мероприятий? Вся прелесть от того, что попала в прошлое — это посетить бал. Хотя балы — это скорее применимо в 18 веку. А начало десятого века даже неизвестно, что может принести. Этим и любопытны пирушки при дворе. Я никак не могла даже представить чего от этого мероприятия ожидать. Стоя в комнате, которую мне выделили в замке, когда ночью вместе с сопровождением прибыла, принюхивалась. Да, замок короля Артура не такое место, которое ожидала. Камин был холодным, в нем пепел от прогоревших дров давно следовало вымести. Матрас на деревянной кровати, рассчитанной, как минимум человек на трех, был комковатый. Да, не сравнить с ортопедическими матрасами или даже с перинами русских деревень. Портьеры над кроватью были тяжелыми и скорее всего когда-то красными, теперь представляли жалкое зрелище. Их нужно было постирать еще в прошлом году. Небольшая шкура непонятного животного была расстелена перед камином, но не придавала теплоты спальне. Благо только одно, как понимала я, это то, что окна (или если быть точной бойницы) были застеклены мутным стеклом. Свет в комнатке был только от нескольких подсвечников, что стояли на каминной полке и некотором подобии прикроватного столика. Комнатка была маленькой, но при отсутствии центрального отопления, это скорее плюс, чем минус. Из мебели в ней были только кровать и массивное кресло с одной стороны от камина. С другой стороны лежала аккуратная стопка поленьев для очага.

Хмыкнула, потерла свои замерзающие плечи. Да уж. Стоило ли так торопиться попасть в замок накануне праздника, если их все равно не пустили к Артуру. Они, как и остальные гости, буду присутствовать на завтрашнем пиру. Именно тогда они и преподнесут свой самый главный подарок. Святой Грааль. Сколько нужно было преодолеть препятствии и пережить приключений, чтобы добыть этот священный предмет. И каково было удивление всех мужчин, когда священный предмет оказался не кубком, как все предполагали, а камнем. Это был потрясающий по своей чистоте голубой аметист, прозрачный, как слеза Богоматери. Именно этим не самым крупным камнем и был украшен кубок Христа на тайной вечере. Но от этого камня была просто невероятная энергия. Даже его хранителю — Галахаду — было сложно с ней справиться, поэтому переменно его несли в своих седельных сумках на обратном пути все рыцари отряда. Но завтра на мероприятии именно ей, Ангелине, выпала честь преподнести его Артуру. Мерлин сейчас отсутствовал в замке и должен был появиться уже во время празднования, поэтому никакой возможности встретиться с волшебником заранее и показать камень ему — не было. Они до конца не были уверены тот ли артефакт нашли. Даже Галахад не был уверен, что этот именно он. Да камень. Да обладает силой. Но мало ли вообще артефактов. Но, когда я писала в дневнике Мерлину об их находке и догадках, то он ответил только одной размашистой строчкой:

«Теперь пазл сошелся. Направляйтесь к Артуру. Я буду уже на самом празднике.».

И все. Что бы после этого не писала, в ответ — тишина.

Я уже начала волноваться. Прошло две недели пути. И тишина. Никто не знал, где волшебник. Как я поняла из разговора Галахада с Ланселотом, который их встретил во дворе замка.

При встрече не узнала этого рыцаря. Он сильно изменился, взгляд стал хмурым, лицо осунулось. Весь его внешний вид говорил о том, что в его жизни что-то изменилось. Счастливым точно не назовешь. Но насколько не было бы мне любопытно, не могла себе позволить спросить о причинах.

Сейчас, когда оглядывала комнату, в которую меня проводили, мужчины встретились с отсутствующими товарищами из отряда. На встрече сейчас не хватало только Артура, на сколько я была в курсе. Даже братья и родители Гавейна приехали на предстоящее мероприятие.

Ангелину, как хрупкую, уставшую после дальнего путешествия, девушку отправили отдыхать. Хотя я и рада была бы уснуть беспробудным сном, но непонятное беспокойство не давало сидеть на месте. Пройдя пару кругов по маленькой комнате от окна к двери, замерла, прислушиваясь к шагам, направляющимся в сторону покоев. В дверь постучали.

— Войдите, — Глухо произнесла, перекидывая растрепанную косу за спишу. Дверь распахнулась и вошел Гавейн.

— Ты еще не спишь? Хотел проверить, как ты устроилась? Может хочешь поужинать? — Он вопросительно смотрел на меня теплыми карими омутами. Слегка нервно улыбнулась, все тело трясло от непонятной нервной дрожжи.

— Да, не откажусь. Какие новости? — Спросила, шагнув вперед. С непривычки подол платья слегка мешал. Я уже сожалела, что поддалась на уговоры и вчера выехала в дорогу в платье, которое теперь не давало того тепла, как привычные для путешествия брюки и куртка оруженосца (типичный ее костюм во время всего путешествия по Англии).

— Пойдем, расскажу, когда ты перекусишь и согреешься. — Он положил руки на талию, слегка подталкивая вперед. Они прошли по темному каменному коридору, который освещал всего один масляный факел, который к тому же жутко чадил. От теней, отбрасываемых пламенем в воображении так и вспыхивали тени за каждым углом, казалось что за нами подглядывают и подслушивают. Здравствуй паранойя. Читай на Книгоед.нет

Почувствовав мою дрожь, мужчина покрепче прижал к себе, чтобы согреть. Мы повернули направо, прошли еще один длинный полутемный коридор и мужчина распахнул передо мной дверь. За дверью было что-то вроде кабинета. В центре был длинный стол (и ничуть не круглый, усмехнулась про себя), вокруг него стояли кресла с высокими спинками. Большинство из них было занято. Атмосфера в комнате была напряженной. Многие рыцари приветствовали девушку кивками. Бедивер приподнялся, отодвигая мне стул, рядом с собой. Кивнула в знак признательности. Не успела опуститься на предложенный стул, как в двери постучали и слуги занесли ужин на нескольких огромных подносах. Я заметила, как некоторые слуги с удивлением смотрят на меня, окруженную мужчинами. Я снова нарушила негласное правило. Нельзя девушке оставаться в окружении мужчин без дуэньи или матери. Махнула на происходящее рукой. Мне и так не избавиться от слухов и сплетен о себе, так что одним больше, одним меньше. Я одна путешествовала через всю Англию в сопровождении мужчин в течении нескольких месяцев. После того, как слуги удалились, Бор пристально посмотрел на Гавейна, который сел справа от меня.

— Думаю, Анжеле стоит сказать о том, какая подстава ее ожидает. — Он посмотрел на мое удивленное лицо и нахмурился.

— Я думал, что сначала стоит поесть, а потом уже обсуждать неприятные подробности. — Хмыкнул недовольно брюнет.

— То есть, если бы я отказалась от ужина или спала, то Вы не стали бы мне ничего рассказывать? — откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди, с возмущение осматривая собравшихся.

— Не стоит тебя заранее беспокоить, может мы зря нагнетаем атмосферу. — Вступил в разговор Оуэн, напряженно и выжидательно оглядывая мужчин. Но судя по лицу большинства, он надеялся напрасно. И ждала их всех большая *опа.

— Так, Ланселот, рассказывай! — пристально уставилась на рыцаря, который сидел справа от Бора, понимая по его виду, что он является центральным персонажем всех неприятностей. До обращения он вообще не смотрел на окружающих и просто крутил в правой руке бокал с янтарной жидкостью. От моих слов мужчина вздрогнул и вскинул глаза, словно только теперь осознавая, что все взгляды за столом направлены на него.

— Почему именно он? — Вскинулся Ламарк, который находился рядом с другом, как и всегда.

— Не начинай. — Фыркнула я, замечая, как тот положил руку на плечо друга, словно поддерживая его. Но они напряженно молчали, только Ланселот снова уткнулся в тарелку. — Сегодня, когда я встретила Ланселота во дворе, он выглядел похудевшим и осунувшимся, счастьем не сиял. Следовательно что-то произошло. Оглядев ваши хмурые физиономии, я заметила, что при словах о неприятностях многие невольно косились на него, а сам «виновник торжества» не поднимает глаз от своего напитка, соответственно, я хочу знать историю из первоисточника, а не пересказ, чтобы понять в какую бездну мы все провалились на этот раз. — За столом упорно молчали. Нервы сдали от такой траурной атмосферы. — И где, черт побери, Марлин?! — Ланселот вздрогнул и посмотрел в упор на девушку с затаенной иронией.

— Я бы хотел это спросить у тебя? — Он приподнял одну брось. В светлых глазах была тоска.

— Я бы не задавала этот вопрос, если бы у меня был ответ.

Глава 35

Все рыцари собрались на пир. Не хватало только волшебника. Но я была уверена, что Мерлин появиться очень эффектно. Как впрочем и всегда.

Первые три дня ноября праздновался Самайн он прочно ассоциировался со сверхъестественным. Во время празднования жгли костры. Друиды при помощи оставляемых огнём на костях убитых животных рисунков предсказывали будущее. При принятии христианства Самайн трансформировался в День всех святых, празднующийся 1 ноября, после которого, 2 ноября, идёт День поминовения. Длилось празднество семь суток

Я вспоминала все, что знала об этом празднике. Выходило не много информации и жутковатое послевкусие от того, что приходило в голову. Да и у всех моих спутников было очень подавленное настроение, не смотря на то, что наше путешествие все же завершилось победой. Победа выходило со вкусом полыни. Я отделилась от своих спутников и, повинуясь молчаливому жесту Мерлина, шагнула в тень и оказалась подле него в другом конце зала.

Но вот очутилась в зале чаша в которой находился святой Грааль под белым парчовым покровом, однако никому не дано было видеть её и ту, что её внесла. Только наполнилась зала сладостными ароматами, и перед каждым рыцарем оказались яства и напитки, какие были ему более всего по вкусу.

С волнением несла я чашу между рядами двух столов к возвышению в центре и казалось, что весь зал замер. Все смотрели по сторонам, ожидая чего-то. Только Гавейн смотрел прямо на меня, не отрывая взгляда. Напряженный и прямой, как тетива, натянутого лука. Он был обеспокоен. Я шла к Мерлину, который стоял у массивного камня. По другу сторону стоял Артур. В руках у волшебника был длинный меч, его рукоять была похожа на свитую лиану, а все лезвие испещрено странной надписью. Я прошла между двух высоких чаш с пламенем, которое вспыхнуло при моем приближении высокими столбами. Таким образом я прошла словно в двери огня. И только тут окружающие заметили меня и ахнули. Я сама напряглась, так как чаша в моих руках светилась. Камень сиял.

— Леди Ангелина, — Почтительно поклонился Артур мне, я присела в ответном реверансе.

— Король Артур, — Произнесла я глухим голосом, который с трудом слушался меня. — Хочу преподнести Вам святой Грааль в дар и в надежде, что он принесет Вам величие и так долгожданную вашими подданными победу. Окончание всех раздоров и мудрость править своими землями. — Торжественно произнесла я. Мерлин одобрительно улыбнулся. Король сдернул покрывало с чаши, с удивлением посмотрел на камень.

— И Грааль принесет победы своему владельцу, — Торжественно произнес маг. Затем достал камень из чаши, продемонстрировал его собравшимся и жестом фокусника, присоединил его к мечу. Он встал, как влитой, словно для этого и был создан. Без магии не обошлось. Кто-то из впечатлительных ахнул. — Теперь этот мечь сделает своего владельца непобедимым. — Я ожидала, что волшебник передаст его Артуру, как и сам король. Но тот нагло улыбнулся и меч, исчезнув из его рук, оказался у камне. Я с удивлением приподняла брови. Артур нахмурился. — А теперь прошу Вас леди и тебя, Артур, присесть за стол. Мне необходимо кое-что объяснить.

Я прошла вслед за Артуром к столу и присела между Оуэном и Гавейном. Мой рыцарь с выдохом прижал мою руку к своему сердцу.

— Леди Ангелина, вы так неожиданно появились в арке огня, что я просто задохнулся от восторга. Как Вам это удалось? — Восторженно блеснув глазами, спросил Оуэн.

— О чем ты говоришь? Анжела шла с чашей от самого входа. — Нахмурился Гавейн. Я тоже кивнула.

— А вот и нет. — Нахмурился Оуэн, обидившись, что его держат за дурака. — Я внимательно следил за входом, где должна была появиться Ангелина, мы с Галахадом даже забеспокоились, что она так долго не выходит, когда вспыхнула арка и мы увидели леди, как и все окружающие.

— Что за ерунда, я видел, как она идет все это время. — Нахмурился Гавейн.

— Я так же не видел леди, пока не вспыхнул огонь, Гавейн, уж мне-то ты веришь? — Насмешливо произнес Артур, который сидел с другой стороны от рыцаря. Непонимающе посмотрела в обеспокоенные глаза мужчины и подала его пальцы своими холодными руками.

— Меч, что Вы сейчас видите в камне, мне передал волшебный народ. Они согласились предоставить непобедимый меч в мои руки только во временное пользование, так как я своим словом, словом потомка Авалона, его гражданина, клятвенно пообещал им, что меч попадет только в достойные руки и будет использован во блага народу, туманного Альбиона. — Мерлин поднял руки, чтобы успокоить взволнованный ропот людей. Многие впервые слышали о том, что Авалон существует и является родиной Мерлина. — А теперь пришло время начать празднование.

— Ангелина, пришло время исполнить обещание, которое я дал тебе. — Мердин продолжил стоять на возвышение, за его спиной сверкал святой Грааль спаянный с волшебным мечом и воткнутый в гранитный камень.

Я поднялась со своего места, что было рядом с Гавейном и пошла в сторону волшебника.

— Для чего ты воткнул меч в камень, Мерлин? — Задала я мучивший меня на протяжении всего ритуала вопрос.

— Это было одним из условий волшебного народа. Волшебный меч, который подарит победу английскому народу, победу и единение, сможет вынуть из гранита только достойный правитель этих земель.

— Это дает тебе гарантии в том, что ты не ошибся? — С пониманием произнесла я. Ведь, если Мерлин поможет победить недостойному, то навсегда потеряет возможность вернуться на Авалон. А однажды он уже ошибался и больше не намерен доверять только своему чутью. Ему нужны гарантии.

— Но это уже не твои заботы, Ангелина, ты выполнила свое обещание и помогла мне, как никто и никогда. За это я буду вечно признателен тебе и выполню свою часть сделки, девочка. — Он поклонился и поцеловал мою руку. Я смутилась. Затем мне в руки передали черную кошку. Удивленно посмотрела на него. Но маг только улыбнулся. — Для эффекта.

Полыхнула чаша с огнем, которую принесли до этого для ритуала. Удивленно сделала шаг назад. Мне и после предыдущего ритуала со святы Граалем было нехорошо, а теперь просто подтряхивало и для успокоения я поглаживала теплую кошачью спинку.

— В эту ночь открывается граница миров. Я приветствую тебя, ночь Самайна. Пусть в эту ночь духи снизойдут на землю. Добро пожаловать домой. — С улыбкой произнес Мерлин и протянул руку в огню.

Черная кошка задрала свой хвост в ужасе, сбегая от меня. Я бы тоже куда-нибудь убежала, но меня в своем плене держали ярко горящие глаза Мерлина. Он по прежнему стоял напротив и улыбался.

— Не бойся, тебе нечего бояться: Я зажигаю огонь на моем алтаре. Погрейся в Новогоднюю ночь. В темном небе плывет Луна. Сонмы духов спускаются в мир. Между жизнью и смертью открываются двери. Я приглашаю в свой дом добрых духов. Готов священный пирог для шабаша. Я приглашаю вас разделить эту пищу со мной. — Его рука указала на стол с собравшимися за ним гостями, которые напряженно молчали. Они внимали речи старика, ожидая развязки, ведь он пообещал им победу. А слова Мерлина всегда сбывались. Если он решил провести какой-то ритуал над незнакомкой, то это его право. Я так же успела заметить, как Гавейна держать его товарищи. Бедивер стоял за его спиной и удерживал за плечи. Артур и присевший на мое место Персиваль держали за руки. — Чистая вода есть символ крови Рогатого Бога, Который уходит в подземное царство. Самайн — время перехода от дня к темной ночи. Самое темное время суток, время Дикой Охоты. Колесо года вращается неустанно. Я приветствую тебя, ночь Самайна. Будьте с нами в эту ночь, о Бог и Богиня! Ведьмы верхом на метлах летят к Луне. Начинается шабаш. Да будет слово мое крепко, да будет воля моя исполнена. — Волшебник шагнул ко мне. Последнее, что я услышала до того, как Мерлин коснулся моего лба, было мое имя в отчаянии произнесенное Гавейном.

Все поплыло перед глазами, я проваливалась в небытие.

Глава 36

Я с трудом подняла веки. Чья-то теплая рука погладила мой лоб. Заботливо и тепло. Мама. Я попыталась сфокусировать взгляд.

— Анжела? — С придыханием прошептал родной голос. — Она очнулась. — Уже громче и в сторону произнесла мама.

— Слава Богу. — Выдохнул отец и скрипнуло сиденье кресла. Мне наконец-то удалось увидеть их лица. Я попыталась спросить что происходит, но только невнятно прохрипела.

— Милая, тише. Тебе сейчас сложно говорить. Сейчас я дам тебе воды. — Торопливо поднимаясь произнесла мама. После того, как вода опустилась в мой пустой желудок, мне удалось произнести.\

— Что? Где? — Я не могла произнести полный вопрос, но надеялась, что они меня поймут.

— Что произошло? — Переспросила мама, я моргнула в знак согласия. Во всем теле была слабость. — Ты не помнишь? — Она всплеснула руками. — Нет, оно и понятно. Такое несчастье.

— Дочка, тебя сбила машина, когда ты возвращалась в отель после бара. Ты помнишь, как с друзьями поехала в другой город на выходные? — Я снова моргнула, подтверждая. Казалось, что это было тысячу лет назад. Но это ведь действительно было тысячу лет назад? А было ли все это? Или мне все это померещилось после сотрясения мозга?

— Как? — Снова попыталась я.

— Как ты здесь оказалась? — Папа поправил мое покрывало. — Тебя перевезли в Лондон, в больницу недалеко от посольства. Это я настоял. Ты не приходила в себя три дня. Нам сообщили в тот же день, как ты поступила в больницу. Мы прилетели ближайшим рейсом.

— Что со мной? — Я посмотрела на гипс на руке и ногу, явно забинтованную до бедра.

— Все не так страшно, милая, как кажется. — Попытался успокоить меня папа.

— О, не говори ерунды. — Перебила его мама. — У тебя сломана правая рука, разодран весь правый бок, но там только глубокие порезы, швы быстро заживут. А вот сотрясение мозга заставило нас поволноваться. — Она по деловому собрано перечислила все мои раны. — Думаю, что тебе понадобиться реабилитация как минимум полгода, а то и год. — Я в шоке смотрела на ее деловое и собранное лицо. Ничего себе мирно вернулась домой? Мерлин, скотина. Так меня уделал, что я просто в ярости на него. Он должен был вернуть меня в тот самый момент, как я пропала.

Но ведь я пропала по дороге из бара в отель. Может он и вернул меня именно в тот момент, но именно тогда на меня и несся этот горе водитель. Я скривилась.

— Детка, ты хочешь пройти реабилитацию здесь, в Англии, или вернуться в Россию? — Спросил папа напряженно. Я перевела на него хмурый взгляд. Больше всего на свете мне сейчас хотелось вернуться к Гавейну. Но я понимала, что это невозможно. Если бы меня можно было оставить там, то волшебник предложил бы мне выбор? По крайней мере, я не считала его жестоким. Уверена, что он понимал, что я захочу остаться? Он же понимал? И не спрашивал ни меня, ни Гавейна. Который, я в этом уверена, предпочел бы остаться со мной. Пошел бы он за мной, если бы у него была возможность? Но что рыцарю делать в нашем времени? Я могла остаться там и приспособиться, даже возможно не жалея ни о чем. Но смог бы Гавейн бросить все и остаться здесь со мной? Думаю, что нет. Он слишком ответственный. У него там долг. Раз он не может пойти со мной, а я не могу остаться, значит что толку спрашивать наше мнение? На глаза выступили слезы от несправедливости.

— Милая, я понимаю, что ты не хочешь уезжать. У тебя здесь парень. Ты можешь остаться. — Неверно истолковав мои слезы, произнесла мама, поглаживая мою здоровую руку. Я покачала головой.

— Мы расстались до аварии. — Произнесла я полушепотом.

— Тогда понятно почему его ни разу не было в больнице. А я уж думал, что это черствое ничтожество не достойно моей дочери. — Проворчал отец. Присаживаясь на край больничной койки.

— Ты прав. — Улыбнулась я, вытирая слезы. — Мне лучше вернуться в Россию, так как на работе меня никто полгода, а тем более год дожидаться не будет.

— Не переживай. Найдется другая работа. Может дома? — С надеждой спросила мама. Она никогда не хотела меня отпускать. И эта авария только укрепила ее стремление увезти меня домой.

— Может. — Со вздохом произнесла я. Сейчас мне не хотелось думать о том, что я буду делать дальше. Хотелось немного пожалеть себя. Оплакать свою несостоявшуюся любовь. Да и просто по ныть над болью, что была как физической, так и душевной. Теперь я точно знала, что такое разбитое сердце. Что это не просто метафора. Сердце действительно болело, словно его разорвало на маленькие осколки и каждое из них впилось в подреберье. Было трудно дышать и хотелось выть. Но родным я не хотела рассказывать о том, что со мной произошло.

Да наверняка я никому никогда не признаюсь о том, что увидела. Просто хотелось спрятать эти драгоценные воспоминания далеко и доставать промозглым осенним вечером с любовью перебирая каждое. Каждый день наполненный и проведенный с моим рыцарем.

Стоило закрыть глаза и я до мельчайших подробностей могла вспомнить каждую черточку его лица, каждую морщинку, выражение глаз, когда он смеялся или любовался мной. Жаль что у меня нет фотографии, хотя бы маленького снимка, на котором он изображен. Ведь память со временем станет стираться и останется приукрашенный фантазией образ, который уже с такой точностью не будет передавать его черты. Жаль я не художник, сейчас, пока память еще свежа, я бы с большим удовольствием нарисовала его портрет. Таким, каким видела его в последнюю нашу ночь. Было нестерпимо больно.

Поэтому я притворилась спящей и вскоре действительно задремала. Эта глава моей жизни подошла к финалу. Меня ждет новая глава и возвращение домой.

Сколько горечи в этом слове.

Я шла по набережной родного города. Сегодня была прекрасная погода. Мне наконец-то сняли гипс. Я так этого ждала. Жаль было, конечно, выбрасывать автографы всех моих друзей. Но я вдоволь их нафотографировала, так что с легким сердцем рассталась с ненавистной штукой. Я рассматривала свою бледную руку, особенно по сравнению со второй — загорелой. Мы с родителями недавно вернулись из отпуска на море, поэтому контраст был просто очевидный. Я так задумалась, что не заметила мужчину, с которым столкнулась, я бы отлетела и упала, если бы сильные руки не схватили меня за плечи.

— Осторожнее. — Недовольно произнес приятный баритон. Я замерла, не смея верить своему слуху. Да быть того не может.

— Прости, — Едва слышно пролепетала я, поднимая глаза и всматриваясь в родное лицо. — Этого не может быть. Просто потому, что быть не может. — Мое сердце готово было разорваться на месте. Ноги подкосились.

— Девушка, с Вами все в порядке? Девушка? — Он не отпускал меня, так как я практически рухнула к ногам мужчины. Это был ОН, и не он одновременно. — Давайте я вас доведу до скамейки? Вам плохо? Скажите что-то.

— Голова кружится. — Пролепетала я, пытаясь объяснить свое поведение. Теплые карие глаза смотрели на меня с тревогой. Другая прическа, южный загар, современная одежда. Но я могла поклясться, что это мой Гавейн. — У Вас нет родственников в Англии? — С непонятной тоской спросила я.

— Нет. — Отмахнулся он. — Может Вам воды принести? Я сейчас. — Мужчина отошел к ларьку, который был неподалеку. Я провожала его взглядом и не могла отвести глаз, словно стоит мне моргнуть и он исчезнет. Мое видение. Или галлюцинация? Может мне все только мерещиться из-зи тоски? Не прошло и дня, чтобы я не вспоминала Гавейна. Ни ночи, чтобы мне не снились эти глаза. Мужчина вернулся.

— Держите. — Он хмуро осматривал меня, его взгляд перешел на руки и он прищурился. — Вы девушка с гипсом? — Вдруг хмыкнул он. — Я Вас помню, вы были на рентгене месяц назад. Значит сегодня сняли гипс. — Утвердительно произнес он. Мои брови взлетели вверх. — Я Александр, Алекс, я практикант в больнице. Я делал вам рентген.

— Тебе. — Поправила я.

— Тебе, — С улыбкой повторил он. — Ты все время суетилась, помню, подруга с тобой громкая была. Я улыбнулась.

— Анжела, — Я протянула руку для рукопожатия. Нас обоих тряхнуло, словно током, от соприкосновения. Он удивленно вскинул глаза.

— Ну что, Анжела, с избавлением тебя. — Он криво усмехнулся. Я недоуменно округлила глаза. — От гипса. — Пояснил он.

— Спасибо.

— Но на солнце много бывать не советую, как врач. — Усмехнулся серьезный парень. — Может в кафе?

— Пойдем. — Не задумываясь, согласилась я. Отпускать его не входило в мои планы. Он ответ на мои просьбы к Мерлину. Моя воплотившаяся в реальность мечта. Ответ на мои ночные грезы.

Не знаю было ли правдой то, что произошло в Британии. Или все это было только моей грезой от сотрясения мозга. Сейчас по прошествии полугода я не была не в чем уверена. Может все это время мне просто снился Алекс, чтобы я была готова встретить его и полюбить? Сейчас не уверена ни в чем, но так хочется верить, что это новая прекрасная глава моей жизни. Зажмурилась и возблагодарила высшие силы за еще один шанс на любовь.


Послесловие

Ты однажды проснёшься моей,

Потревоженная листопадом,

И наверно не будет родней

Ничего, чем дыхание рядом.

Улыбнёшься в осенний рассвет,

Тронешь пальчиком край одеяла…

"А счастливее меня нет!" -

Ты вчера мне в плечо прошептала.

И ещё, прижимаясь щекой,

Промурлыкала кошкой — колючий!

Вот скажи, почему ты такой…

Почему ты такой самый лучший?

Я улыбку губами ловил,

И доверчивую обнимая,

В твои волосы всё говорил:

Ну, скажи, почему ты такая…?!

Может, осень некстати пришла,

Может, лето не в срок попрощалось,

Но однажды меня ты нашла,

Или просто сама отыскалась…

…А наутро густой листопад

Ломким золотом выстлал планету,

Я проснулся минуту назад,

Я из пачки достал сигарету…

Всё, что с нами случится вчера,

Мы ведь завтра напишем с тобою?

…Я хочу, чтобы ты с сентября

Согласилась моей стать женою.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Послесловие