Этот пост модернизм (fb2)


Настройки текста:



Я на дороге. В центре ее. Я невысокого роста и темной кожей просвечиваю местность. Я/мне плохо. Я согнулся и рот раскрылся как если бы должна была начаться тошнота, и тогда из меня выскочил человек совсем маленького роста и он побежал вперед по дороге. Я же смотрел ему уходящему вслед. Все завертелось.

Толстая черная гнилая редкостно пакостная дорога была однако она эта тропа оскверненная духами мертвых не нашедших покоя прижатых головами к земле когда рубили их голову она еще была живая и теплая кровь красное как утреннее небо догорающее криками тех кто не нашел гнезд под солнцем рубимая острым из стали с дальних островов куда плыл флот нагруженный 267-ю бравыми удалыми молодцами которые могли при желании обернуться мухой и улететь не делая этого он доезжал до этого островка где не покладая рук каждый из них отдавался работе со всем сердцем которого у них и не было вырезанное еще в раннем детстве в возрасте трех лет оно переходило как дар к избранным рукам старейшин на которых были одеты желтые перстни со знаком л и которые они мыли и тщательно оберегали сердце полагалось хранить на протяжении долгих десяти лет впоследствии закапывалось в черную землю как дань некий налог матери приближенно касающегося полуденного отблеска улыбалась им улыбались они в ответ тем ближе начало истории этой головы которая катилась как колобок все больше растя все дальше убегая от нас когда мы пытались словить ее легкими движениями голеностопов и маленьких толстых лимфоузлов касания наши были сенсобильны и прямонаправлены вперед передаваемые из рук в руки знатным господам в светящихся пиджаках постройки 2000 на подносах которых были дорогие и очень надежно спрятанные в подземелье охраняемые стаей ворон вход который вел через золотые ворота с гравировкой узорами по всей длине иногда прерывающиеся для того чтобы начаться вновь через маленькие щели в губах между ртом как будто отпуском выходило письмо запечатанное мы отпечатывали на станках М2 на страницах 424-421 на странах южного полушария где белые медведи загорали на солнце и пили кофе через узкую трубку ночного неба которого была как дымоход как труба соединяющая грани между разорванных пространств а иногда и просто обволакивающая нас как косточки винограда я/он посадивший дерево и не ожидавший буйного роста и благодати почвы целовал землю на одной колени протягивая руку с цветком розы в правой и затем падал пораженный в спину мечом и кровь тогда медленно вытекала душа освобождала свои тесные рамки и земля забирала свою долю насыщаясь и становясь еще более черной чем было до большого взрыва между пропастями двух узких перепончатых труб гвоздечко наковальня стремечко молоточек катехизис павшие правыми бравыми и левыми безхребетными движимыми тогда в тумане густой колючки которая чувствовала свою силу через броненные доспехи через неважно что она знала о победе также как и живность всяко разная на четвертый день летала очертив их аурой и также через как колючечка болючечка как гномик седьмой улицы со своими лапами в лаптях дергал он своими ножками одетые в шерстяные носки так и она также и даже больше того прежне сказанного норовила влететь в самые глубины который как у змеи также был ядовитым это было будто сок брызнули в кровь затем она везде и ты сгораешь снаружи жаропонижающими изнутри бредом тлетворного сказаний о давних углах памяти всего прошлого не сказанного до конца сновидения моей матери где где-то стучали наши сердца признавая победу пусть даже и за врагом глупые камушки все пытались уйти подпрыгивая и не желая собираться в собрание четверга хорошим вариантом плохим вариантом кожура банана отделилась от себя и упала передо мной своим голым телом где было много еще написано объявлений о продаже покупке сдаче найме торговле съеме методе схеме исчисления методов рациональности методов чистого опыта каждого пережитого тобой мгновения все мы все мы вместе дружные друзья отряда Дружба ээх эхей браво молодцы молодцы чудны стройны нежны будто спозаранку свежевыпаханная грядка для деградации будущего поколения бумерангом летящее в наши остатки от оболочки вечно кажущей и вечно ищущей

Истины незнания спущенной трамплином по грязи протоптанных жаб химер змей медуз кальмаров плотников держащих стропила вверх ресторанов и кафе вычисляемых из списка путем нажатия клавиш белый черный черный белый пропущенные сквозь призму желаний зубов дробящего мясо дракона горгулий сфинкса сфинктера парой пачек сигарет пижонов в пижаме офисных клерков мелководье плавающего кота окна из которого на нас взирал дагон все можно было перерасчитать и переосмыслить в кажущейся пене дней высадка на которой произошла в субботу охваченные паникой громкое жюри ставило оценки выкрикивая лот лот лот через рот проходили движения тканей медленно уплывающих и долго ждущих собак своих хозяев в обратном порядке построенных предложений и ракет прорывающих стратосферу в намордниках и смирительных рубашках рабы плантаций днями тащили белые золотые тяжелые каменные блоки минутами ели сухой хлеб на прогорклом масле оливы с соседнего двора вечерами слагали песни о моряках уплывших за море за 27 земель от юнги в футболке с тавром кассандры любившего играть футбол в перерыве между сигаретой и сексом который был долгим как его член из которого выходили все новые события истории на кирпичиках которой как и в известной игре если правильно подобрать соотнесение будет равно и тогда исчезновение и плюс бальная балка балалайка твердо принялась за свое дело и начала звонить трелью летних колокольчиков и церковных колоколов щепки которых разлетелись в пространстве времени спущенные доберманом штаны все также висели возле уха любимой голой прикасаемой вводимой объятой нечленораздельной навъюченной терпкой сладкой лимонной соком мышцами трясущая напоказ выставленная гордость охватившая пламенем полгорода взятками пытающихся ублажить тщетное самолюбие негритянки в смуглом образе которой угадывались забытые фотографии когда-то виденные многими из нас прихожанами завсегдатаями местных посиделок пришельцами из космоса которые изучали ее тело со своей планеты в телескопы писателей на пишущих машинках которых застревали объедки не допитых чашек с кофе где было три чайных листика как возведенный самому себе меморандум из приемника продолжалась песня билли билли бииилли допевала она растягивая последнею ноту на которую не хватало до конца отведенной струны допивала она быстро одевшись перегнувшись через палку одеяло на палубе между дворнягами матросами гордо смотрела на море которое волновалось раз волновалось два и врывалось к ней попутно снимая с нее всю одежду и прижигая утюгом две красные точки на факельном небе циклонов испивая цианид до потери сознания перемешивал знания песни кажущейся простоты всех этих которых ему говорили наречий предлогов союзов корней зла корней мандрагоры когтей мандража шарах шарах тебя кричит он вниз вниз слышен его крик тогда пульс замедляется и на смену удовольствию приходит унижение и понимание собственной незначимости в этой игре где сцена пир а мы все рим он был великий город он был великий империя империальный ты наш малыш понимаешь ли меня кричит он цезарь клавдия да август в июле да значат ли вообще эти имена для тебя что-то или же это пустой звук скатерти самобранки для тебя юдоль отвечай же отрок поклонясь он выходил идя задом наперед к воротам серой скамьи все время махаю ему рукой в знак прощального печального минутного события когда он не смог оценить величие Рима и игроков в кости броссаааать завертелись прыгая вышло два и четыре с таким счетом он держал малую несуразную но все же победу над главарем банды ондекилл не знаешь кто это дурень яростно шепнул он да они круче твоих асасинов и фильма на три часа пополудни когда солнце прыжками заскочило а затем подбежав ко мне поцеловала пропасть между нами я успел кончить назло его наглой роже прямо на него барахтающегося в грязном болоте всеми способами дзюдо айкидо таэквондо и тэй-цу которые не помогли но благородный япошка всегда как жертвоприношение для самого себя оставив мир на плечи других и забыв о трехлетней дочери высмаркивал подробности своих приключений на острове двадцати лет обитания для жизнеспособности влажных от слез флагов

И беря горсть черной земли в руки кричал вплотную на максимум

приблизив свое желтое узкое лицо с веселым глазом и веселым газом понимаешь ли ты вопил он это суть всего суть меня суть тебя сука ты сука кричал он и затем проглатывал землю и жадно жевал ее будто это прям конфетки какие или мармелад думал я выпуская пар из своих штанов которые на самом деле были паровозом и везли нас на распродажу и угадайте конечно же кого конечно же нас милых маленьких светлых добрых щекочащих пушистых ангелочков под коричневым макияжем фиолетовой пудры выпотрошенной каждоднением одной особы которая в гневе вынесла этот дом на руках вместе с тремя конями гнедым бурым и саврасым а один в это время купался в реке покупался по тв специалистом в области ядерных разработок рц кц тц цц цц цц ццццццццц она укусила меня укусила падает на листья сухой пальмы из которой крутят самокрутку на дальние дистанции а меч яростно сверкает в его руках в его пасти в его глазах и режет его насквозь тогда кишки падают красивым узором на грудь доблести на ухо ярости на кулак гордости на ноги мне безпринципный кулачный бой охватил нас в памяти где по каждому удару звуки голоса щебчущей пташки говарашки какашки именно так ее звали перебиравшей сотню имен выбравшей это ссылаясь на то что она один из лучей восходящего солнца только лето могло быть уложенно именно так говорила она только она/оно меня знает вопреки вашим замыслам юноша в синей рубашке и белым галстуком сэр уинн джонсон старший как его еще называли когда он поперхнувшись выползал из своей норы с тремя палочками четыремя руками и пятью ногами четырьмя ими двигался на велосипеде по склону ветримаросса словно пилигрим на дальнее плавание собравшийся громоздкий экипаж ездоков квентина повторявшего жимолость жимолость жимолость бедный квентин бедная квентина бедные детишки бедная земля рассказать чтобы жить или жить чтобы рассказать вот вопрос то наверняка по вашу душу сложный и двусмысленный омываемый водами четырех морей юный гипербореец взошедший на вершину горы и снявший печать затем сделавший шаг чтобы сорваться в полете и этом полете ласточки почувствовавать воздух почувствовать ветер почествовать свободу дыхания пара изо рта вмиг падаемый длящийся миг бывший все это время мишенью для мира игрушкой в тире мигренью пылью наростом кочергой ударившей философа обретает свою минуту независимости пусть и не в доме родном где он вырос долгие годы убаюканный трелью соловья грудкой снегиря из окна на дереве сирени которая цвела весной мая он нес букет в черном костюме и ложил на могилу чтобы помнить о сказках о добрых/злых героях не нашедший место в мире сам теперь становившийся героем разбивавшегося на тысячу себя в зеркале в зеркальном отражении морей которые все это видели и моря заплакали ведь он был им другом который когда если случалось что ловил золотых рыбок всегда отпускал их да и прочих также и море так как не умело еще в те годы говорить ласково кидало в него волной из скрюченных медуз омаров осьминогов одного из которых он взял себе и назвал кряскен ракушек в которых он находил жемчуга на долго теперь все в памяти только не его а моря бессознательное движение засмеялся он другой он и выловил море и вытащил душу следил за ней в клетке изучал под микроскопом деля на детали ядра атомы клетки позитроны нейроны это было занятие для нервных для кого-то в ближайшем будущем разделенных от нас световыми годами инерцией невидимой плазмы которая скрывает щеки его будущего населения оно и будет нужно думает он приглаживая свою мятую бороду оставшуюся в таком виде после третьей мировой юрисдикции и подписания конвенкции презумкности векторной скалярности радиоуправляемых светлячков под тонной белого макияжа асбест фаянс опак говорил он своей желтой ладонью где заметно выделялась выскобленная буква М и лихие завитки говорившие для кого-то судьбу вершители еёйной благо ли или же не благо мои вирши для вас вершины ли возносимые гладящие скалящие

Дрожащие в перебранке битой посуды и криком уносимые за горизонт ложноосведомленцы сути вещей скрываемые толщей под навесом бугров при приближении же принимающие узнакомый вид сказки на ночь которая была нежна под сенью деревьев вырванных после толстыми руками и намест которых архитектор строил/кроил новый монумент его величества смерти с косой которой косили траву и черепом в правой меж глазами в глазницах зорко увиденные переливающие ряби желтого помутнения сознания вытащенных мечом написавших на дереве трехдневную легендарную байку о бравых молодых вышедших на песок взявших бритву и ножом пресекаемые прыгающие через заросли ножом ножом хрипел он когда лезвие нержавеющей стали проходило через все волокна в теле опутывая окутывая все глубже оптовее продаж никогда не бывало правильно возьмись за курс дела курсивом постучал по клавише вышло ой ю ми ойюми повторил он ой ю ми где-то он слышал это имя перед ним там стояла черточка вышедших за грани геологов мертвенно бледных зоологов и зуботехников с самым настоящим сверлом за пазухой жизни впрыскивай ему яд слышна колыбельная встречных дорог встречающихся навстречу навстречке как колечки голодных плавающих овечек сьюзен биг биг биг прыгала она на скакалочке бигуди качались в разновес весеннему желтому платью тырыц тырыц ты рыцарь доблести альгин альбеол призрак сумерек ты интерпритация интерполяция себя самого на дороге между звездных брошенных найденных вечный скиталец паучьими дорожкам проклавший путь в высоту на долготу и широту бросить азимут и уйти за горизонт к простонародью в лес к этому ли на самом деле призывал дух внутри тебя а вышедший после смерти каков он где ищет теперь дом пастбище магазин двери изнанка тебя проволка головоломка постигла всю окраину мроса малый камень упал сверху камедь стекала темным блеском губ девушки целованных в ноябре темного старого забытого прошлого да надобно бы надобно бы прошелестел мне цветок пропел мне одуванчик проговорил мне вепрь да только куда там пышно распустилось в памяти как летний загар пара памяти это параплан допустить что есть четко начерченный план нарисовать его на бумаге и следовать за ним по дороге ниточкой черной ниточкой красной бежевой оранжевой сиренево рубцовой пламени выкинутой на три ярда вперед надобно ли оно искомому как принадлежность определения к большему параличу конечностей плавников акулы плавников спинки Грызки паштетом выходящая из нее все больше серым все больше чередой камней начальника в печени камней в желудке камней на склоне горы тащивших влачивших кативших шачивших блеск маленькой черной дыры в иссиня черном облеклом заранее предусмотренном звездами событии праздника дня рождения кануна рождества приходившийся им четвертым сыном малым пролазком струпьем опилкой после дерев которые были надл были пилн были крутость самих себя соковыжимающей машины с зубами больше чем у бегемота больше чем у бородавочника со вкусом боярышника пышного грудью выталкивал свой скелет целился щурился чадился пятился пытался исцелиться пытался стать народной медициной пытался стать налоговложением пытался натыкался пытался значит голым остался пытался значит яслатып ты яслатып он яслатып она яслатып оно яслатып а они нет они яслатыпы со вкусом мигрени со вкусом кукурузных палочек и завернутого в твой язык боярышника прыснущего со смеху начальника он уже под столом закатал рукава спустив колеса призрака открытую черную дубовую дверь чернейшей комнаты пламени касающейся язычком готики вылепленной в ренессанс дедушкой леонардо портрет которого висел на стене у леопарда вышедший на перекресток ста дорог дрогнувший от первого набора гитар ездившего на фестиваль скромной посуды породы оникнилс шкурой мамонта залепивший пластилин свой вход в первый класс средней школы да он пил это не секрет это не тайна не тайга даже не канделябр не бюреточная установка по запуску ядерного оружия что да он пил ядреный квас был жив всегда живее многих сверкающих насекомых по имени К к нему стучали орудия смерти орудия любви плачущие гирингирки пойдут вслед за тобой ложно подло подменять красный на голубой лютая стремглав голова бежала от

Опричны царя где царят царря зарря ни свет царапины кисы ларисы иксы логариксы где на печи тепло а из колодца ловится щучье веление пиротехники последнее явление грандиозного как цветы гладиолуса как цветы ириса на воде кувшинки отпустить лягушачью печень как принцип дозволенности как понятие обусловленности врожденной чепухрой лезущей из ушей враждебных коневедов враждебных садоводов в кимоно в пижамах спящих как удар пушки так падают навзничь зеркалами облепленные поезда сахарки коалобомбианады играющего с автоматом солдата в коричневом сером небе моего дружеского плеча раздающаяся автоматная очередь равнобедреных пирамид он обнимает меня он прижимает к себе мое тело и торжественно говорит я торжественно отвечаю

-друг что с тобой

- со мной все в порядке

-ты мертв

- о нет, нет! Санчес я жив я парю над облаками устремляя туда свой взор уставших плеч снискавших повиновение у императорских ног пушечной гаубицей выстреливаемый спозаранку млечный сок млечный путь кассиопеи андромеды андрогинов андроидов операций по насадке на крючок на леску перочинного ножа глазастую скумбрию духом ледяного леса являющуюся нимфурию с дрожащей пеной у лица моря сжатая двумя крпекими паралитиками на причале бушующего тайфуня являющегося собой зевесом мироздания цепей соскобленных с самосона под завалами древнего сожженого храма халлиодионийской стихии прасковьечей в простонародье именуемой как казнь через повешение на гильотину пляшущих человечков их господ их немытых рабов их томов их риваресей реверсов сотни раз окликанных народом оплеванных маленькими детьми обухоженных стаей голубей нелицеприятных лиц с узким длинным носом лисицы скачущей на пустынной поляне кочуещей в избытках недостатка глиняных роз птенцов скворца первенцов палитры мира вышедших из себя нашедших покой на небесомом сиянии старого дома который мне пришлось стражить два года вместе с семьей семью семени проползающим из меня металлом каленого железа которым тебе прижгут рот которым закроют твои зубы которым на твоем теле оставят рабское клеймо серпантиновой мешанины двуличие мещанина собирающего листья под дубом старого борца с технологиями с прогрессом греющее иждевение законадательства пара пустых ручек да рулон бумаги на черном небе все это выстиланное снаряжение потерявшегося бойца рожденного росшего среднеземно среднестатистически погоняемыми брошенными оброненными кем-то потерянными погонами блеск ослеплчющий глаза так преклони же колени мой юный друг на склоне ветки сидящий дружелюбный унылый тайный ожидающий все на свете лишь легкое прикосновение помазкой на зеркале трепещущее еле ощутимое слабое угасающее брошенные доспехи я не буду их убивать таков выбор мой таков выбор небес верховнейшего златалатуса увиденного мной во сне приближением прижавшийся голос извне окруживший меня и звучавший всюду покаракто я предавался любованием местности горгз вмещающей все мои мысли о красоте природы этих незыблемых и буйных высот сочившихся из меня все больше шире как будто спозаранку проснулся и не увидел дня солнца рожденного для кого-то на заре угасания мира оно вырезало обрубало свои палочки для считалка говорило оно для счита считы и твоего тщеславия на ярмарке и тогда я говорил один говорил два говорил три и меня слепило напрочь слепило полностью понимаешь мой Санчес я был поражен тем что вокруг из всего шел свет тусклой свет нестерпимой боли ран кусков человечины пришедшей с неба под каверзную нервовыворачивающую мелодию каблуков ботинок туфель безногих кроссовок берцеющих сапог резины всего падаемого на меня лежащего кроссовером как будто я для них был банкой хранилищем защитным сейвом голосующего механизма в танцующей пандемии пиров свадеб дней рождений лопастей режущих тортилы куски в ротозевр идущие шагом марш други все смешалось со мной все другие голоса все другие комнаты все стрелки перевернулись в старинном сальваторе ричини плавающих в болотнистой местности камерами являющихся протекторами жизни прожекторами любви ректоратами смерти в скелетной тишине выходившей и касавшейся легонько мизинцем меня меня меня снова меня когда я уже был не в силах кричать она

Успокаивалась и улетала и перемещалась и к следующему и к последнему и к первому и в каждом она была внутри в последний миг всегда разрывая его/нас/каждого/меня вот собственно наверно мне тут нужно сказать все или же по другому и начать вот собственность ежика ее он сторожит вот собственность зайчика ею он дорожит вот собственность лемура ее он смешит вот собственность гризли ее он словить норовит вот собственность ее она грызть собиралась да задумалась о тягрине о ромаяни и кардивари и парипанигах гурсельм дырюбонс крадхейн идштиц аге руаван гиенмнон каршивиц роззен я закончил Санчес прими же тело мое как дар и отнеси его куда полагается теперешним не следуй вынеси его к моему дому исполнивши эту прозьбу да будешь благ ты и дети твои и дети детей твоих во веке веков. Смерть я слышу ее шум , она уже близка к моей голове, прощай.

Да я смерть я явилась за своей черной чередой трупных окочененей в котором травлю пир пиршествия пироги булочки ватрушки валенки да еще связку дров в придачу к пламени костра на котором был сожжен загадочный еретик провозгласивший тайную ересь подпольной империи кардиганов влекомый ничем лишь жаждой своей правды и давший рассвет плодам топинамбура вовлекший в эту суету всех своих близких которых было десять главного не стало их осталось девять их осталось ничего их суть пыль и пепел которой властвую я которая с каждым днем на сантиметра шаг ближе к нему слышевшего мой шум все ближе мой шум водопад насосоопорных костей двигателей механизма в печи в домне в канцелярии в крематории вышедшей бантиком а бывшей выпускником академии чародееев на часах летавшая конопля на рубашке оставшийся лен на плохиша жаба идет выпячивая кадыкрык я сегодня к нему долгождущему меня у тому кто в своей каморе душной всегда двенадцать часов дня выпускавший свою линию красоты с джоржем из хорошей семьи с джорджем не паси свиней а просто присмотри с джорджем перекати поле с джорджем у тебя красивая с джорджем доминиканцем с джорджем лабрадором с джорджем фокстерьером и конечно же самое главное с джорджем лайкой джоржем старше тебя но ниже меня угадай мою загадку нежна в запрудье камня стекшего вода полинасыщенная взятыми из нее облаками становившимися молниями и влетающие в наш дом в наш очаг в наш приют в наш интернат для детей инвалидов в наш интернетноактивныйполимонодебатный бахчисарайский фонтан в котором рано утром нашли подложенца подкидышыдыша попаданца из один один два ноль восемь девять сорок три года обвернутого в солому обвернутого в клеенку обвернутого в рубашку в клетку в рубашку в крапинку в друшлаг для поливки огурцов набралась вода семеновический решил будет хороший урожай семиновический решил хорошая земля хороший ходатай принц для своей соточки лоточеченки сотником бывший был сооружен улей в котором пчела в котором медуза в котором гастри в котором мед который секрет который тайна который причина смерти ни в чем не повинного старика орудовавшего батареей орудовавший батальоном орудовавший батончиком шоколадного черного мелкозернистого глупого умного боязливого трусливо озирающего банкетного батона белого серого ржаного грубого помола вышедшего из мельницы катившегося по лесу ушедшего от дедушки ушедшего от бабушки родившегося в поколении икс поколении пи по колени в воде болота у нашего дома украденного похитителями жвачки съеденного обитателями холмов высранного из юноши бледного со взором горящим прошедшего огонь медь железо латунь кадмий бывший спиралью в вольфраме отошедший от гетероциклических аминных групп уходящий в позиции 4s3d являющийся также консолидатом явившийся также в снах всем святым всем больным всем детям всем избранным отключенным от железобетонной матрицы от толстокрошечных кактусов от путов мирных воинов от моего солипсизма в спирали уходящих дней календарей рим Григорий рис майя риз уизерспун уимблдон у ног кимберли простирается до конечных выделений в слизи конечных выделений в связи с преждевременной natura морта в сказанных vita пивших вино под гроздью гневного винограда патрициев пораженных ярким светочем светоконечем фотофобиями на 16 на 9 на 128 сооруженных чудесах плывущей

На маяк семьи рисующей картину лилианны пьюр с вытяжкой у оконных колец сердца прихотью влекомой гордоны призраками замка смутнейшей ересийной чушеплети которой били выстилая все ковры выстирая вы запятая чурень любимейший знатный облокатимый на минус плюсы гибкий интерактивный просто гипер индефферентный как будто являющийся сахаром блаженный пастырь пастилавший пастилы и пасший патву пруеманчиками и принанками выдеросных руавилейных роз розз роззг да движимо поблекло теперь внутри него как будто дождь перестал идти а это же лишь начало дожди идут всегда не прекращая зонтов из брюк черных брюк камерных брюкв ежевик дождевик боровик лопаточка теперь вошла глубже в песососочек и строила пирамидки говоря ух да ага мыр мурр урумчи катун каталаун бой без правил серебряное лезвие гладкая подмышка пышрак член член совета член половой выросший когда под столом сидела маленькая тень животная тень прышивичная тень калейдоскопных мазков на картину грязи катающейся по ней телу отпечатанная на стенке серегиновая лазурь дружныгирных паниксов рожденных оо зачатых в ыы клизмах под капельницами плоды прелестной гнили мертвого человека пациентарного плацентарного планетоотвлеченного кузнечика под травой пижмы прижатого щеками к куску хлеба на дорожном знаке с лопатой выкидывающей землю вникнувшей в проблемы взрослооских взрывополетных вдрызгогибельных путешествий на край земли к центру земли к пизде земли к полюсу поллюции полдюжины полкусочка пол под путешествие к юго северо западу грации с земли на луну с земли на марс с земли на заповедник с земли на землю из америки в американо дабы да бы на дыбы высадиться на остров населенных воарками гурепидоподносными свечений из дома в квартире номер семин был семинар по обнаружению плутких ядерных чернил но их не нашедших а нашедших письмилища в белесых канвертинах под скрепонами зверей на рогах в виде узоров гурчн бэрчн мэнчн гонококки со временем ставшей стрепто а из нее аско а из нее осто протовидействующим гельмитом проникающим сквозь в из к надолго прикасается к уху новорожденного путешественника бифидобактерии новогоднего поздравления новоприданного говоруна спермацета мобильного дикаина прокрастинации червиных гиен прушеечных плазм и блистательных киндерменшей в шоколадном сиропе из фабрик вилли где я был с чарли чарли в цилиндре чарли мальчиком из деревни деревьев полученного письма и хромой боли в левом сердце правой ноге центральной коре которой делалась растопка навъюченного канистрами говна из скрижалей пудры и яркого румянца алебастрового на щеках пыльной пылки дааааст вдувалось в ее щеки внутри которых было много конфет конфетных палочек и сиропа сахххаррры блин да наверно можно было бы и у к в из в и снова в в к ром кола рюмка коала и кроули в кругу близких друзей мигающего светляченка моего лучшего друга защитившего грудью от огня пуль мой пульс пультом от тв и пулеверизатора гладкой мускулатуры неровных нервных волокон в каютах на ченселере где повар все таки прятал мясо в своих подпольных записях бывший бес бывший экзорцист бывший эзотерик встретились как-то в баре и младший спрошал старшего что такое Х что такое хорошо что такое П и что такое плохо охолп был всего лишь охраной здания постройки денверченского периода в данвиче вместе с черным котом левшего евшего крыс в стенах тбил и ии был ии был ил была сырость и протекшая грязь ватных колобоченков в суше семи стихий вода огонь земля небо все вместе приходящая в упаднический декаданс красивого портрета на стене все вместе являющейся миром мирозданием повелевающих рук господ господи господинов в лакированных сапогах с носком утконоса носильщика баржи баррельной нефти гласившей о том как людям хорошо жить в гармонии с собой и природой инь природой янь диалектическим конфуцианством доширами дожирами транжирами капиталистического манифеста аранжировщиками мятой клумбы пиперита говорившей менталь говорившей синяя вода черная всегда из-за промышленности промыслового стиля жизни в дырявом коромысле дыоявом сите несшим свои ошибки свои сподручные средства и консрукторы пластмасс контуры семейных драм драммных басов грохота визжащей

Селезенки разрыва с бывшей ставшей причиной смерти огнедышащего дракона охраняемой принцесс ти от нападков злых гирионов из которых сильный запах сильный зловонлилий колеблещущее маятником тайной организации на деле вырезаемой оккамммом покамест мест нет то в оклахоме время пить чай время собирать камни время сеять время пожинать вышедшее а вышедшего не много ни мало три коробка в куртечке да это не то что сейчас это не то что раньше запоминай красавица раз уж так получилось и урожай не урод урожай не уродился и не уродился то значит одна тебе дорога на юг к племени диккки с тремя метрами гинкги со всей оборудованностью пригги правда пишущими молоком кормящие детей кокосовым мороженным чахохбили с пиццей выйти с пиццей зайти получись распишись от это он это он пачтальллион ленниграда гирлянды игрушек на елке которую хотел попасть маленький бездомный с худым телом который просто замерз потом к девочке читавшей книги девочке ставшей другом лучшим это не собака вам не волокна не вам отсюда валить не вам пить валиум не вам волга не вам волгоград не вам водонапор вместо воды не вам табак и не вам табаки на белых скатерти где выставил процесс йозефоида рубиного бывшего самым большим бриллиантом во миреканском меркантиле мерилом мерзных и мерзлых кусонечков от сони с мармеладом вместо губ убаюканной губкой с хлороформом под бинтами очнувшегося побитого битами больного сумасшедшего сходящего от вырезаемой печени гноем крови кашлем полыни кашлем буерака который там был часто которого там было много что он почти в каждой главе в каждой траве голове ударившей мочевины брызнувшей шерсти состриженной с лопаток не стекаемого с гуся вода из дании написавший сказулю о двадцати пяти о речных наречиях суахилессовых с длинными волосами с кольцами на шее с сырым мясом вместо ног ползущей земли уползающих мгновений номер семьдесят в возрасте приходилось слышать не разноплановая разработка микросхем не наноботексы не помогут в спальне барокканской эпохи багровых тонов в спальне с кроватью шире голоса в спальне с кроватью убивающей себя убаюкивающей под чебурашку под чебурек под чехорду пяти колец на машинописи звуковая дорожка за золото за серебро за разные прелести прижатых к дыханию астмотических легких осмотической слезной жидкости в глазах черных в воспоминаниях всегда умирающих как герой который один в поле один победитель всегда во время конкурса по курению еловых шишек елдовых дорог каждому был дорог мужик который сумел накормить двух генералов летающей на небе стрелки спустить третью ступень ракеты и узнать что в капкан поймалась стальная крыса из франции убежавшей из нотрдамдепариона разглагольствующей о темных сторонах материи вселенной все время рвущей и перестраивающей себя во время коллапсов на борту корабля андромеды был экипаж из шести человек один был компьютер один был геркулес один был женщина один был ниагарский водопад они летали все время и сражались с плохими дядями которые хотели захватить борт но у них всегда выходил аборт за борт за ворот кружечку заворот заговор заного схватил за ногу а роль мессии сложилась как нельзя удачно в последний момент угасающих слов зэ энд я прихожу и обворачиваю собой покоящегося теперь навсегда бывшего но теперь уже навсегда спокойного человека.

Санчес встал с черной земли. Санчес дослушал песнь смерти. Санчес курит. Санчес знает что должен теперь делать. Санчес достает веревку. Санчес с одной стороны веревки делает петлю. Санчес с другой стороны веревки делает петлю. Санчес одевает один конец петли на шею умершего друга. Санчес другой конец петли одевает на шею себе. Санчес идет по дороге вперед. Санчес говорит с собой.

Кто я что я откуда я почему я здесь почему меня зовут Санчес а не Алехандро а родись я в самой большой то меня бы звали Александр а родись в самой жаркой я бы носил серьги а родись я на самом маленьком то был бы охотником и писал записки о моих путешествиях как-то раз когда ночью заблуждал у костра пришел к костру раскрывал готику но я здесь почему-то наверно я слишком прост наверно пальба дыма меня просветлит наверно есть что-то еще чего я не знаю я маленький мальчик

Я маленькая девочка мои руки снега на горе в лавине моих дней тел моих друзей друзы оксалатов кальция вспомнил я последний упорядоченный порядок распорядка расписания дня тяжелая зарядка обледенелой руки растирать а в пустынях пить воду из колодца и залезать туда в него если он высох выссох высох преждевременно как возвещание возвещение введение в степень в степь бурых лесов таежных полей дыхательных масок дефибрилярных щитов мутовчатых корней корнеплодов свекличных свеч светличных светлячков сверхличных возможностей пишущей машинки у моей эриксон эриксон потерявший память эриксон скрывающий данные киберогический деспот мой хороший знакомый но но но не мой лучший друг этот другой не путайте пожалуйста мою с меня и меня с мою тебе хорошо ты структура а я деструктивен ты идеал я материал пришедший к пещерным имевший честь пусть и немного но говорить с ними и жить пиная мячи одевая желтую форму капитана корабля играть фут играть бас играть лап играть хок играть ган играть играть игр играть тигр играть вригу играть в лиге играть значит пидр играть значит набирать очки играть значит собирать землянику играть значит плавать играть это рыдать играть это рычать играть это рыгать играть это рыбачить а значит игра это рыбка синяя рыбка красная икра головастая плавник золото жабра серебро поплавок гелий молчит как рыба в воде говорили не обо мне а в окружении десяти человек десяти друзей десяти врагов контроль не был потерян все равно рано или поздно обретение себя как приход к себе как приход как проход как поход закрученный узелок узлы рок уз ел ок с добавлением специй кунжута и ванили то тогда они привлеченные запахом внимания говорящего оружия говорящих ружей голосящих глоков уплывающих левиафанов из которых выходят новые порции матросов взором флагмана оглядывающие пространство готлиба испытывающие наваждение люмаса эмпиристичные в гомеопатии радующие солнце радужными оболочками цепочками гиен горстью гиней копившие их долгие годы на шинель на украденные украдкой шины выпотрошенные и выпрошенные у богов древнего рима четвертого рима в четверг у риммы насладиться пельменями внутриживущих обитателей на съедение на право ведение съемки леса чашелистиков вскрывемых плодов орешков из греции приплыла сюда явилась ко мне блеском блесками порезами на груди на сосках на шее на запястьях на губах со шрамом с видом вечно смеющегося человека приговоренного к казни к проказам в казне к проказе к показу новой одежды к стыду к совести бывшего когда-то настоящим человеком вечного мельмонта вечного крабата вечного ученика лекаря вечно слабодействующего лекарства вечного печного вечного беспечного вечного тучного вечного овечного вечного млечного вечного подождущего и вечного поторопящегося в сенях на сенах в сенне и геенне прозрачно прокатившегося к моим ногам без зуб без рук полно дуб дум белесого парня в пижаме из хлопка с южных полей солуса в точках соуса помидоречного спелого налива обращенного лицом вниз как котопесья драка за углами домов он был моим сейчас проносящимся воспоминанием о котором я все знал ведал которым творил своими руками подобно скульпторам подобно фидиям подобно чашам подобно кувшину который не пустой который не опускают но если упастить то пребудет вода вода вода кричали их голоса они хотели пить на самом деле что такое вода это просто два связанных всего их три ничего усложненного найди один найди два совмести и пей говорил я им цингам ццииннггаамм тверже повторял я чтобы они наконец поняли положение противоборствующих сил здесь не равноправно оно склоняется оно чаша весов оно как солнце оно как фемида оно движение оно помутнение сознания оно сорванное соревнование стрел оно все также с нами хоть и чужое хоть и запах хоть и мертвая смерть оно сейчас здесь внутри тебя кусочком а уйдет оно из головы из выхода звезд из телескопического видения все выше к парам созвездий проносящихся параллаксом двойных близнецов ближневидных туманов заглушин и оврагов меж которых лежали мертвые тела живые тела приносили еду приносили поклонение деревуну столокнянному облокотившегося на сестру таланта он был когда-то проповедник морали

Добра спустя много лет же он стал пожирателем детей повелителем мух утонченным люцифером гремучей змеей пушечным мясо на зеркальных осколках гранаты выдвиженцем третьей полки автором мемуаров из кармана порядочной гейшей многим другим что не имело форму не имело слов было наваждением для меня в тумане когда я закрывал глаза когда из меня выходил желудь выходила монетка которая катилась гранью к самим светлостям к самим прошащим возле дома к самим прикрепленным саням тащившего щуку для ухры пунктами смазанной любви пантексической одежды лексической ошибки которую не нашел в словаре дали для постоянства памяти плачу его младенца у тициана утереть щеки вытереть капелю слизы капелю слизи капель звона каплю из которой выходила жизнь одевал перед зеркалом дома перед незнакомцем снимал шляпу выходил почему-то гвоздик у гвоздики и гвоздедера было много общего оба они на Г оба лучшие друзья лучшие любовники лучшие в спортивном плавании кролем барсеточные минусы были минутами доброго хлебного пива у которого произошло столкновение атомов он припозднился и опаздал получилось как будто налили соком а ушли прикасаясь к полу то есть слегка взлетая платье чертит фигуры соединенные линией навигаторов к конкистадорам раскинувшегося безволосия марты патрикеевны для которой я был как сын но на самом деле был двоюродный племянник от треугольного дяди положившего на нас положившего все на красное сложившего оружие пившего холодные письма и пишущего горячий чай в темнице сырой припозднили с обедом припозднили с еблей для чего и была цель этого тогда немного нервы немного смех немного не в себе смеясь задрожал вырвал и ушел в лес разбив цепочки на шее каменные вериги для плодотворной лени в народной сказке как долго идти так и получилось как пришел набор значит пришел отвар значит комплект рабства дружного строя насладился печенью прискакал на серых конях забрал меня оставил с ними я с ними три месяца я с ними полгода я с ними всю жизнь я с ними интрига намекающая на но ошибочный еррор эррор не даст вам это узнать сегодня и завтра и послезавтра и может потом в конце только но не ручаюсь можется все в корне измениться куда я дойду с ним вернее сколько протерплю в таком положении да шее душно а по другому не так не эдак может если поменяться с ним веревами что впрочем как мне кажется не приведет к чему-то более лучшему я думаю о пышных грудях о малых грудях о взаимопощи взаимопонимании и взаимосвязи с наркотворениями подкрепиться бы найденным случайно по дороге игроком в народы о прикасаемая голубочка воскликнул я приветик пивет пвет пет это такой поэт же выходивший в ежевидельнике где на четырнадцатой странице всегда был сонник я открывал ведь мне приснились толстые быки бычки нет быки символ плода и родия хорошо говорю я а что такое родий родий выдает мне страница попугая поисковика 278-ой элемент таблицы брадивариса обладает супер способностями возвращать мертвых к жизни на дружбе и на воде как раньше так всегда было наше время то да старость а туда молодость как будто гончие псы пси психи мы психи же все ты что не думал не знал смотри ведь он ползает и говорит с вымышленным собой еще сомнения есть внимание шутка кричит он родальф больше не пидр это не смешно ну это совсем не очень говорю я попробуй другое юмореска не для тебя жаркого погода да погода жаркий как будто жаркое я хочу зима я хочу снеговик я хочу варежка свой открыть да только не сейчас ричардсон обогащай уранию лучше все досвидосния в том смысле что и пока и в том что я улетаю в досвидоснию а ты там не был еще хуй так что ах блядь как же нам еще долго идти с ним как же мне долго еще его тащить.

Я летаю над ними. Я слушаю его. Я надеюсь что он справится. Я в абстракции поэтому я не думаю и не говорю хоть и хочу думать и говорить и поэтому у меня получается так.

Ыгырывичные припухлости плодорднейшего омерзения в теле червя навъюченная былоциклоном в инжевичном сахаре просто помешивай пасмишище на пастбе простопомешанный рункинвини та исть румпель в сказке оно я не уметь не должен знать его имени в следствии припадка в следствии удара головой о низам о наизаветнейшие бирюлеченки в

В конденсационной тиши миржи они должны летать как пуша как пудя как эклипт эквивалентарная значимость моего тела увеличелась в наде в вереине в любави к галупям призначного компаса золотого кампуса навигации на южно адриатическое столокнение столпов земли я должен говорить пытать хотя бы правильно следуя правилам языка он превзошел себя и небо он не гниль он слабость раньше теперь он эфир сгусточонок на шкуре лисицы льястящая льнущая к подбородку не гнушающая аппетитом рыжня волосатая как смирч аплодисменты мне я ж не я в уже к тому чтобы очень много об этом было сказано и написано там куда барода так что я пропущу эти таймы дабы не утруждать читателя любимого обильным полисловием на каждого читающего на каждую страницу чтобы не выходило двадцать пять в квадрате шестнадцать в квартире чтобы при чтении он не умножал триста тридцать три на два чтобы он не забыл полить цветы на балконе чтобы он не сердился а сразу же после вернулся к чтению меня к решению проблематики книги моих слов что я хочу сказать своими словами могут ли они быть без смысла как мыться без мыла в душной душе поднесивает чем-то неприятным непрямолинейным бисквитом в желтках был цыпленок цыца и цыпленок цыцавит но проблема одна на двоих одна голова но сами они грустили из-за другого причина была в том что один и них был золото а другой ртуть тогда повар опус нигредо решил позаимствовать знания у флумвеля от радости начал танцевать румбаи кричать эвризийский эвризийский континента надвое разделилась когда голова зашла в печь когда гондвана вывела сумереки богов когда бородатый в очках перевернул последнею страницу заката европы ушел тогда от него последний евро но он провозгласил что это зло и открыл глаза на мир работу и материализм спичечного коробка ушатающего полушария мозга на письмом седьмом подписанном юриком стояла пичальная пичать с цифрой пять в разрезе получалось два с пять десятых пять десятых он отдавал два оставлял себе себерия дикая страна где пынжичка играла на труаяне и стирала шорты со шнурком для шеи заляпанного раба запахнутого в халат в халадильник в халадец в леденец со вкусом миндаля со вкусом ее миндалин мидалей темезы благочестивой кружевной россыпалии в ушах седого беженца трин тран тик так транспортная колесница привозила рейсы с выходившими чертевгамичами из чертевгамичтана улыбались они успадали снизу вверх сверху вниз к стене сбоку набок слева направо справа налево в любых позах изменяли себе как чунтка призовая местообиталище лонг гримсона все в баре собрание друзевилей старых сочных молодых рыжих алых племенных седовласых и прямых прямой наводкой на водокучу нам пришла телеграмма телеграфа телеизвестие телепережиток телообщества телепортация и да как еще сказать телемская все они пришли к нам они стали в ряд дружно распахнулись и из каждого вышли сопроводители вредители копролители стеклокопатели стеклодувщики каменщики гении и злодеи глупцы старики проходимцы верные преданные любовники любовницы кидалы шарфовые умники и умницы киберроботы робокиборы шпроты трюфеля си сичитыре медуза осьминог кальмары а за нею каракатица я побаялся я немного отошел тогда в нужню они быстро говорить и никто ничего не понимать тогда они бросили слова и все начали собирать их кусая чтобы отличить на вкус и правильно ложить по корзинам изогнутого полевым въюнком вереса изрек вы все врете вруши врушилки сушилки вагинальные таблетки ванилиновые канфеты от животворной сущности безмятежности вышедшей от вас так и я ухожу до свидания сказал он и хлопнул дверью дверь оооооо нет нет только не описание двери как у как у кааааакуууу дверь представляла собой дерево франканглобритскодатских лесорубов позолоченная по краям с нашивкой в виде белки сзади была окружена страхом быть открытой спереди была нужна для открытия америки с ручкой на которой была неправильная карта сбоку в дверь были вбиты два человека два тайкица с ровным лбом короткими волосами они выполняли работу за три монеты или гинеи или пенса ээм пениса или рупия для разнообразия можно было все они таскали дверь когда ее нужно было открыть глазом они мигали седлокому диггороалому который с

Братом строил городок на устье угрюмой реки в сердечных муках с сердечными волками один из которых был сердцежором головогрызом сенбернаром и ухожором этой нашей двери которая пахла воском пахла дубом пахла пазолиниными фильмами пахла пазором пахла пазлом речной ракушки которой я сделал разлом перелом открытый открытия васко для басков а другой попросил привезти аленький цветочек вместе с тюльпаном фанатом ролевых игр обреченных на поражение нищих купающихся в грязи отбеливателей трясогузки и кровохлебки выцарпанной на орбиту смещения плоских полюсов ежедневного местообитания моего нынешнего я здесь здеся до сорока дней а потом он доставит меня к месту перевозом перевозчиком стиксохароном на место мне перегной и червяк вылезает из глаза черепа змеи чередуя черствую землю плоть на далеко на даль полуокружен я сейчас всем миром я в надежде да услышат меня все.

Санчес устал. Санчес скрылся. Санчес хотел лечь. Санчес лег. Санчес наступил на вечер. Санчес чувствует холод земли. Земля чувствует.

Снова лег еще один холод и жара сырость и тьма опухшая усталость позвонка моего высверливает все ниже ты плоская ты круглая ты для них мать ты для них твердь ты для них обиталище вечного покоя касающегося в тишине дерева ты терпение ты память копание ограды оградившая от себя собирание чудес в норе у кроллов жило не один не два а целое семейство обильных сытых вечером на охоту за медведем и медом за мелодией от крыс которой шел запах порошка белого это может мука или для кого-то мука не знаю но я видела некоторых они были остров сокровищ флагом и у некоторых упала рука я преждевременно наверно наверно я на верно и не верю в веру и бремя поросло высохшим убийством давним четвергом тем самым когда он был человек и шел тоскливый дождь он брал меч он брал мечты он брал мачете он врал всем про то что скоро про то что весной выйдет на поля гор спустится с них покрывало одуванчика и запах мяты накроет всех выходило друг ое вспоминал тот день у него брали интервью для интерьера тощей лопатки дизайнера лопаточки в песке ребенка песочницы нагруженной сбором спелого треугольника машины игрушка делала переворот получалась форма из формы выходило свойство которое строилось в категорию для пользы всем было полезное народное средство а запах говорил он это был запах коровяка сгнившего вот так бывает приехал в лес там пень а под ним мох и мель зной и хмель подушка и рой пчел осы и жала шпаги и салаты на стол трифорсы и маятники и муравьи по рукам вышедшая тупость ножа отразилась в зеркале и в его теле долгим ударом долгим падением ника под настоящим именем стивен который знал вселенную и пошел дальше махая рукой под муравьем был еще и еще я закрыл я ушел он ушел а я все видел тем более подкидывал идеи почему я пишу о себе в мужском роде порции пунши пунктиры сабли края по самый бежит удольщик удочник тряпочник шляпочник колготочник много точек строится вверх много точек вниз внимание оборот обернись переводя слова для каждого на новый язык пчел язык скал которые видели как он уцепился и не упал не уплыл вскарабкался быстрее достиг уцепился вылез отряхнул одежду поднял вверх руки в благодарность своей пижаме которой он поклонялся подумал как дуб как будто призрак питекантропа в нем взошел дух неандерталевского андера под который он быстро начал придумывать стихи с рифмой сложной и играли барабаны и он пел и все пели и он танцевал и все танцевали саливасу саднящую в заднице промежуточность жутейшей милости которой была обращена на меня взором истины нерукотворной паперти много говорила она много слов сыпались из ее рта как бусы еще много и конец для меня и тут я взрыв всегда и постоянно для нового рождения в начале претерпеваю тишину претерпеваю овидия жду игру жду свою первую цивилизацию с палкой горящего дерева в руке а до нее появляется плесень появляется растение появляется кит появляется лошадь потом кашалот потом много разных знаменитых и больших тех которые замерзнут когда их аттракцион придет в неисправность когда будут висеть как каловое говно как готовое блюдо для братишки и вот тогда палка изменяется и становится наконечником который летит

Прямо в деревянные ворота и слышен крик ворота ломаются и врываются они быстро очень самый смелый лезет на самый верх и перерождается в того кто говорит предсказания он громко кричит а когда вниз то он уже в доспехах бога он перелетает и превратился в коня конь стал шахматами шахматы стали пиздой и родился ребенок ребенок был очень высокого роста он собрал круг он приобрел меч на базаре он приобрел мечты на лазури лазера лазаря скоропостижно для кого-то а для нет меня я исчез я невидимка я герберт я не стал ждать окончания этой кучи истории которая должна была идти еще 500 л л л е е е т т т а просто строю машину сажусь и оказался в хорошо знакомом нам месте порцией пирожного которое разрыхлили и посадили семечки кактуса но кактус не вырос а выросло только везде игла длинная игла которая могла уколоть тогда поле сожгли нахуй до свидания типа как будто я теперь не тот человек каким был каким было каким была я сама земля и я знаю что я творю и желаю творить для всех вас мои дорогие тапулечки и мантечки не верите откройте аптечку там для вас мой падарок как падагра на самом деле там набор мантия скатерть и горбунок все для вас детки все для вас и вашей радости он опять перевернулся он такой тяжелый а его друг еще тяжелее открыть бы и упадь они но я слишком добрая и не могу долго злиться на сапиенса хотя помню сасопенс меня не впечатлил это слишком устарело я думаю сколько же им еще идти и куда он тащит его мне все ровно как уравнение как угрызение как паника я не знаю таких слов я ведь без чувств без душ без дум без я бездумье долго и если считаешь что у меня есть мысли проверься у доктора с длинным клювом на рукаве и порядковым номером в голосе путник да здравствует дорога шепчу я в их взгляды и сыплю свои черные зерна быстро спать.

Утро встало с Санчеса. И он побрел дальше, таща свою собачку на привязи. Местность где они были перешла теперь от пустыни к лесу. Санчес зашел в лес. Санчес медленно идет. Санчес треск под ногами. Санчес не слышит оглушающий взрыв. Санчес порвался. Туловище с привязанным к шее другом идет дальше прямо. Ноги Санчеса уходят на на север. Ноги умеют говорить.

Мы ноги а не руки мы идемка мы идиома мимика идиотизм ваших лиц панты панто плантации а мим это мима мимоходом стервятник а выше панкреатит пробрался к телу телесому включил на раз два исключил себя из списка наследников гари гарибляди шара позолоченного пущей пущенного спинга на моей спинке отпечаталась кератитом облюдение просто полное название происхождения видов из шлюх шхун шлях блях крях он кряхтит он кряк он кря кря уточка по воде летает по небу плывет самодурцем самобичевания вьюга плетей на спине порезами от головы лезвия мыслей это уже скоро совсем наступает наступит ногой тупой кит посмотрит сады эфемские обратит внимание на сиськи Афродиты и жопу Артемиды его на маяке по по поп приветствует мысль о сексе взбудораженный холодным огнем спелого солнца он побежит как будто в триумфе ворвется к ней в комнату и станет ее обладателем навсегда а все почему по чему это дательный падеж потому что скажете вы ты выты тоже так скажут выты это дикари с гор которые совершали набеги на нашу стоянку на наш двадцать девятый легион на самом деле все это благодаря мне он ты онты хорошее племя которое нам помогало выты и все остальные местоимения могли ходить могли делать набеги могли соблюдать правила дорожного движения могли срссспатьки спатьки всегда такие деловые длинные и в колготках шелка как принцесса Китая с чаем сняла свои и завязала туго теперь это была красота а не какие-то там ресницы и брови густотой леса смесью корицы и винограда и имбиря в сметанном йогурте пальшегузием ветра с муссона бизоном на гербе такой же строгий как кастельянша обводившая взглядом с взглядом б взглядом х и кричавшей наааааа выхоооооод дурррррры как будто это преждевремено как будто отрезок матрицы которую трансплант и реплик в новый орган сфинкса новый он новые мы новые незнакомы вкусных блюдес в блюзе танцуют в блюзе только гееподобные в ритме все все выволакивается и тащится из него все пиииз все отлецдец во рту растаял леденец свинки пепепеперинки с крылышками

На голове как вожди гвозди кожи забитые деревяшки деребляшки я другого не знаю как дать им имя такому чувству такому стерпению такой икоте таким плавающими образам типа храбрый коршун удушающий питон оо питунья тетя или там быстрый тигр падающая саранча световосток моя света проснулась разбудила рассветы световоском который уже поплыл по полной который уже плавнился долго три часа сорок семь минут ловких девять секунд на семерке число ириланддяндии ириски во рту ириски цветка в саду горшком для посадки горшком для срадки горошком ирокезом на ее платье в дискотеке вечерних огней в дисконтной карте на последние капли денег ради этой выпускновпускной тряски с запахом алко с запахом нико с запахом нарко с запахом бдсм обвязанных со всех сторон шипами шибари облегченных наконец-то невыносимой легкостью в очнувшемся диспансере где я кто я дальней дистанции папа мама в диссертации десерта в сладком горькое в горьком сладкое в горьком усы и шляпа бороды гнома толина паручается за него поручается и получается брызг дрызг бык быконики баклажана колец септьсельдерейной трунки стружалки кружов для меня как медаль за отвагу и храбрость перед заслугам за отечеством матери материала материть строитььь стрроительльььь ный материал я клетка цитоплазмачная вакуоль терегин терпенгидрата распустить тити тигра нити тетиву под стук колесом выходит что так называемое ваше благо очередное говно и калость к самим себе многоуважаемые мои сэры вот если бы не было у вас меня увертюры уверток дабы окрасить себя белым милосердия тогда бы вы признали мою правость сейчас я левость четыре эль замещенного изомера в обратном направлении кручусь верчусь обманустисть вас хочу я как желтый воздушный шарик набитый всяким тем что из меня выходит клавдий ливий клавдия мельпа это понимала находиться среди в среде в среду очень глубокомысленное занятие петер петр мой камень тетер мой камень детергегент для вас публичный лсколок в ваш мозго наступил приходко наступил тринко наступил колоколоколо оооолоо оооооооо лллллллл ыыыввыыыв даааааааааааа какое счастье какой кайф я так рад у меня есть трып хочу сказать ыыы и говорю иииии вновь продолжается мой бой с дорогой куда я иду так я пожалуй вернусь к хозяину назад пусть и говорят так и надо и дурная голова не дает мне покоя все же лучше быть со своей второй половинкой.

Туловище Санчеса ползет. Туловище Санчеса еле. Туловище Санчеса устало. Туловище говорит.

Оромото симото кириун дуаян пирин каренми шмахт ишикир рушинба прусан дляй мимиро исимба тарен суапли хойян пиругван фент роуамбчи торепиди кхиткхгоэнди

Туловище Санчеса вздыхает. Туловище Санчеса просит возвращения ног Санчеса у небес. Туловище Санчеса внезапно слышит шум. Туловище Санчеса оборачивается. Туловище Санчеса видит как бегут к нему ноги Санчеса.

Ноги Санчеса задыхаясь кричат ра раа раааа раааааааааааааааа ро роо роооо роооооооооооооооо. Свисток на горе.

Ноги Санчеса от радости не расчитывают и прыгают ему на голову. Ноги Санчеса кричат рагнарек росемон открытый ворота страна игл мой родной мой второй половин половик я там был я там пил по ногам текло но не попало в хуй и вот я снова с тобой мы вновь целая часть одного большого светлечейшего будущего будуара царицы шамхи да даа даааа в пасти ротазявра нас прямиком чередом с чередой черенком не в бровь а в ребро люциференка была такая вся милость вся преобразилась в очереди за клубничным запахом за черносливной солью месячных жалований за кварту за пинту за хату за рату заплатанная фата красна коня к подходившим берегам занавески застегивались замком зерном злака злоключениями бравого солдата храброго доброго императора злого пожирателя земей укротителя змей искусителя девственниц трахальщика пальм диких пороков где мое легкое бремя выпадало белым осадком серебра калувена калевалы вальгалов вальсов собак вуаля виерон выходивший с моветоном со стволом в руке выходивший раз в год еженик был ежегодником дамским угодником джакомо он бальтас он же бальтазар он же коза с молоком которое было красным он же кал и богиня и острый меч хитрого манипуляционого алхимика в перерождении вышло два в предрождествии

Еще более того чем нам приходится быть чем нам приходит страдать напуская на себя глупую помпезность внимания сердобольного смеха от икоты задыхавшаяся катерина не могла придумать лучше чем обвязать вокруг своей шеи шарфик леопарда шарфик с мехом и сказать раб сказать ты действительно этого хочешь тэйкуан на что он начал быстро кивать головой словно он болванчик болванка болван гуаран ван дер гоген ундер вебрер постепенно освоил вербальную адаптацию щек вербальную адаптацию пухлого языка который выскакивал изо рта набок съехав словно по перилам лестницы по перине постели его переферического центра трям крям сошедшего с ума с язвой в желудке с язвинкой в усмешке таков был его язык на который она уставилась выпучив базедовы глаза с черным смердом с красным смехом внутри прозвучал его голос тогда у нее произошло дрожание между позвонков третьего отдела расследования убийств где висело дело номер сорок два которое на самом деле было ловким обманом дьявола в которого люди подумали что его нет там у нас внутри он ушел а обещал вернуться вместе с теми преданными и даст всем по заслугам по заду в котором уже разожгли огонь причиной которого стала маленькая искра внутри меня и эта искорка очень рада что мы вновь вместе мой дорогой милый друг я говорю привет тебе и говорю здравствуй грусть.

Ноги Санчеса сползают ниже. Ноги Санчеса соединяются с Туловищем Санчеса. Санчес цел. Санчес жив. Санчес идет со своим другом за спиной на шее все дальше. Санчес видит дом. Санчес видит что дом перевернут. Крыша внизу. Крыша дверь. Крыша открылась и вышло двое. Один был густой. Второй был весьма худощав. Санчес хочет попросить у них еды и кусочка хлеба. Они не замечают его. Они спорят. Густой в гневном настроении.

Шгхрт Фргх вирдштвацен минкин. Худощавый спорно выпадая дает свою оценку.

Ми ми муаля референци висан пинаби винклав.

Крыша а вернее пол открывается и оттуда выходит полуголый седой старик блядунище с хорошей бородой и показывает пальцем вверх. Все умолкают. Санчеса уже и след простыл.

Следовательно раз след простыл у него теперь температура темпора морес сухой кашель бухойвный можжевельник духовный резонанс апокалипсический настрой апоклептический удар апокрифный дизбаланс амудареечный кризис среднего возраста среднего бизнес класса каши для детей в климаксе в пирогах пижамы на которой тот самый простывший след тут же начинается расследование узнают что дело может стать очень громким в ушных барабанах жести девочка мальчик мальчик девочка которую укусила оса с фабрики по производству донникового меда и прочих пчелиных выделений таким образом я оскорбил пчел пчелы обиделись и укусили меня именно поэтому я и простыл а след я оставил можешь ближе к земле присесть и увидеть слегка подмятую сапогом почву.

Это было предрождение предрождество предпочтение моего тела на аппарате рулонов рукописных бумаг синих словно бьющая моря волна приносила тоску в этот дом это поместье крон этот магический поселок этот район эту улицу берез этот город эту страну этот мир этот кошмарный сон соскочив увидят которые зрители содрогались в ужасной дрожи колен погнувшихся погибелью полувурдалака соседней семьи открывшей ключи входа в нэтинг в серую пустошь где сиял огромный знак стрелы вверх знак рогатки рогалика рогов розг роз рефлексии которая значилась в списке как исключенная за ненужностью обитель седовласых и таких как я для гринов гринго не многим более значимый чем упавшая весенняя сапель чем оползень и легкое наводнение крыш закрывавшей полотно плаща под открывалом покрывалом тонкого сумерка падающего на глаза вечера вызвавшего в ней отвращение тела извращение вкуса поглощение проносящего ветера виени истощение себя своей худобы для полноты жизни в цветных красках оставался один скелетный прыжок вниз одна надежда одно внимание на себя сверху внимание снизу через черточки перепрыгивала сквозь тире тиникинов и находила спасение для себя лишь в начале абзаца этой забавной истории.

Санчес пора завершать полет. Санчес приземляйся. И Санчес шел все дальше и дальше и не

Знал никто когда же он и его друг дойдут и что их ожидает. И не было счета у этого времени. Был один бесконечный день. Была одна бесконечная ночь.

Рассвет приблизился барабаном в затылок спящих двигая их железодорогой цепочкой в пище журавлей носивших шезлонги для барахтающихся вечеров задверья. Санчес с восторгом пел.

Мы в гневе

в смерти

двух огней затеряны

тонем в пене

с тарелок

подросток был и мал и мерзок

о бедре

тишине ночи нам сказали

не о огне

ожил ребенком

тебя издалека

плач покоя никому

двери отворить

Кинжал

с песней

до зари

станешь кормом

Лесов

Идущих

в костюмах вшей

Таких израненных

не плачь сейчас

под солнцем в деве

душа

болезнь

ИХГУД зверь.

Санчес приближается. Санчес видит вдалеке. Высокая узорная надпись "Таверна 777". Санчес входит в таверну со своим грузом. Человек с медведицей на цепи.

Э ээ эээ ээээ эээээ эээээээ эээээээ ээээ эээээээ эээээээ эээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээ куда ты летишь куда ты ползешь пощечина убойная узорная уборная слева от тебя для преклонений снятия своих грязных брючел что фуфечел фура ты просто просто грубо так всегда у меня для таких как ты выходит выволачивается из моего тельца с рожками диаболополиса этого городка с тремя домами четырех этажей и пяти окон переверни домокл переведи догов переверни дом пожалуйста говорили они когда я вытаскивал из карманов медюху проржаво переворачивал пуниган вцепляясь томичем старым в наследственность мне доставшийся антигена гиена гена пенадий первый среди первых пушок сошел с него мокрым заморозком на окне приклеенного жевательными делениями воарка на стене клевера сентября тряслась моя милая старушка честных сводов для себя своей свободы и почерком старика хама старика хогаба старика в ста париках одетого как доступного благородного проститута принципа института инсультов по изучению паранормальных явлений в связке с двумя коммунистами и космонавтом на орбите таких почерков даже не почерков а пописулек сосулек и было это убранство скромно одетого меня тогда я был в углу стола я писал о важных вещах о душе человека о тайнах ее пытался понять почему например добрый малый убил раскается ли он растает ли его шелковое сердце в знак зодиака добра для хеопсового труда промышлеников шпионажа в темном беррете карцера ласкается ли любимая причастиями и оборотами дее деетического деебетного стона в каналах узкой реки аналов истории аналог похоти добра сердечного вьющего ложа на убранстве тяжелых постелей где я был рожден в малом зачаточном состоянии меня вложили в узкий стеклянный сосуд где я и научился всему тому что сейчас способен делать все эти трюки глотания текста фокусы самокопания душевных были выписаны мной именно там тогда в тот момент я выскочил из и двинулся в лес бежа бега меня настигала беда бледная достопочтенная как шпиль я бева бегатин все быстрее я шагом легким прискококом скрестив отвесив задом наперед наперед задом все бежал покуда не пришел сюда в эту таверну это обиталище великих но потерянных душ дум в меня хотели сделать выстрел затем передумка и мне оказали уважительность с моим я увлажнение с моими ногами увядание моих ран уделение работы с медведями было подобие дрессировки кожаных усов кожного меда галилеи галилео галатеи на картине масло падало жиром в меня я быть старание я быть получение имени феодор зови меня так отныне и до скончания веков и говори свою историю чужак чужестранец ты чужд здесь нам ты чужая страница чужая еда чужой труд чужое влагалище чужая пена чужая чума чужая болезнь чужая аллергия чужая стопа ступившая стакан серого сердца сеттера чужое дыхание чужой ум чужеродное тело в моем организме текста чужеродность вселенной чужеродость материи чуниканочка ты чуешь это эта вещь зовется чупа чума чупс чмокни его черным черешком черемухи чертыхнись черточкой в четвертую четверть четверговых чик чириков чирем чем и будешь тогда понят моими бравыми друзьями коллегами капюшонов каллегией калек коллегией коликов кончечнных полностью конечных уже ныне в своем деле по этой же причине сижущие здесь тонкой узкой дамской сигой ждут свой час сигны из родильного дома где был крик девочки К

Раздумиями о нашей маленькой жизни восемь лет вместе сколько вмещается такого в нас скольким мы это скажем или готовы сказать а сами все лежим вдвоем и смеемся накрытые волнами юговых из окна солн лучечец и рассыпается по нашим голым телам вместо того чтобы встать и сказать мне кто ты что здесь делаешь зарываешься в меня плотнее тканью я будто и не твоя теперь а теперь девочка школьница будет отвечать урок смущенно выйдя к доске расскажет сотню песен поет их серым голосом ломающимся словно палочки для еды тресковный марш будоражит сознание берега светом тепла светом доброты светлой истории жизни семей для просто клянусь что это просто ведывать истории о той кто вышла за цветочками но как и я потерялась в жизни а ты смотри на меня сейчас смотришь о да помню этот твой взгляд вошел в мою комнату вошел в мою книгу сотней голосов тысячами страниц изранил мою душу маленького колоска растения в саду выросло большее чем можно было ожидать предвидеть в нашей жизни много лет раз сказанная сказка будет в твоем сердце в твоем теле надолгие века спокойной ночи всего доброго и свет вспых а затем пых и еще раз пых пых пых рых рых.

Уиллемом внезапно врывается.

Пых пых пых свет свет рых рых рых свет ых ых ых свет прервал звучание снаружи и засел в голове расползся голосом тягучим грубым гласногромким баснополким голосом говоривший один говоривший два говоривший три и влетал в меня синей клюшкой по голове черепом ударка прялка расползлась оползнем выползла нитью нагишом нагетса средней прожарки в тарелку полилась соусом я повторил тогда соус соус соус я не знал что делать как собрать мысли выходящие из меня стройной веревкой для убийства себя своего тела по земле я тогда упал прошелся выпадом ломанного голоса гроша ничего не стоившего в центре города на побелку на помелке вышло что то что говорила она в моей голове жизни было ее сердцем ее душой смотрящей на меня сейчас в этом взгляде чувствовал падение себя в ее руки холодные зимой снегом белым как слива спелый падал все падал все упадал выпадением выпаданием своей выдержкой вырежкой вырезом на ее платье где виднелась слегка приоткрытая грудь тяжелая словно невыносимая легкость моего сердца разрывающегося на сотню голосов внутри меня вырежкой винца налитого в бокалы стекла треснувшего прямо в моих твердых руках когда я увидел измену увидел взгляды увидел неизбежность приближающуюся точкой вдалеке затем все ближе и в грудину ударом вышло боль вышла боль больше чем представление в голове разыгравшегося театра сердо больная сердо ликая севда сказал я кара это мне теперь приходится быть приходится есть вместо вашего выпада о угрызении совести добре открытого в комбре в середине июля жаркое солнце лодыжкой вползло в меня снующим всюду ветром рвущего дерево и дерево делает падь падь падь долгь долгь долгь долгь для будто бы вас на самом деле мальчику пятнадцать парню придавило теперь цементирование чувств получится сущим пустяком в сравнении с душевной мукой испытания катарсиса испытаний катаракты въюнка полевого в центре поля в середине фиолетового лепестка палубы глубины моря источение имеет большой вид большой выбор моделей для сборки мне например выпало 62 66 67 68 69 96 973 454 547 848 983 456 548 281 1124 аааааааааааааааааааааааааааааааааааассааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа соус соус соус соус соус соус повторял я и соус падал все сильнее в открытые голодные пасти жритежриц стадо зрите гибкость ждите гибель ворвавшуюся в дом треугольным глазом пятиконечно перевернутого бафы под метами под циклоперидазолами под циклонами вьюг словно циклопы вопрошали их громом привязав цепями к столбам горы стопам горя столпам земли вам стол нужен давно уже сказал он мне вы стоите и говорите сами с собой а я лишь сумел повторить повторять давно уже врезавшиеся осколки в памяти

вечно молодого дикого рывкого дикаря в хижине лесу в хижаре хибабе хиджабе хижре годом ранее написавшего голоса внутри нашего стойкого потока стройного сознания упадания гена трансформации внутри и я лишь очень много хотел очень много на сотню страниц говорить не прекращая всем вам до утра до вечера дня ночи тысячи и один

Вылезли ее крики вылезли кишечные внутренности очень красивым блеском слепящего орнамента в паутиночке будто паук разошелся в своей игре и брызнул большое количество яда в сознании ее кричащей и также еще вывалившейся наполовину я зарываюсь с головой в ее внутренности теперь я понял что значит быть в этой шкурке.

Пелоглазый.

Она такая ко мне подходит когда я вечером в баре и говорит привет привет птенчик желтый что за мысли что за грусть почему-то не знакомишься я ей отвечаю что не люблю лишних фруктовых нарезок в голове тогда она зовет меня к себе уже в машине она за рулем в не совсем нормальном состоянии снимает с себя всю одежду летит из окна телом ее футболка в постели оказывается уже мокрым душем и жадно сосет конфеты на подносе закинув ногу на ногу ножки на кошки ношпу на порошок в ноздри на посошок ногти в меня я в тот день был ее библиотекарем и водил по всем полкам много томных страниц стонов звонов шлепков падающего словаря весны ожидания календаря скрюченной цепи для цели она роль исполняет талантливая актриса сегодня цапля и стоит голой на одной ноге и шлет поздравления в квадратный ящик ведь она телеведущая новостей много людей узнают ее когда она идет по улицам маленького города она на одной ноге а другой хватает лапой тихой тихой сапой мальчика уже уснувшего восьмым сном в девятом колене и наутро мальчик увидит скорее чем узнает ее длинный мечевидный шрам на лице и тогда мальчик полюбит эту девушку больше всего.

Михаиломовски.

Я спрыгнул с повозки и срыгнул на землю мать черную матушку родимую нашу жизнь давшую цветение пшенице зашел в хату на печи поздоровался с лежащим батькой он огрел меня тяжелым ударом назвав сукиным сыном подонком мерзавцем сказал что я для него теперь голомраз и кинул мне мою собранную сумку с вещами я взял вещи и молча вышел побрел до танюхи эй эхэй гаркнул я в дверь затем в окно затем влез на крышу и проревел в дымоход вероятнее всего дома не было никого не танюхи не матушки нашей я влез в дымоходную трубу и словно святая барбара оказался дедушкой черным из нигро де ниро ле лиры уже на протяжении многих лет сел на деван на девайс устройства этого дома таким же черным и ждал их когда они пришли танюха сказала отказать желание пребывания тани тани тани пропел я голубушка идем со мной а тани пела ой ой ой ой ой еще еще еще еще еще чего ты захотел от Татьяны проси в январе самым младшим приходи через три года я с артемом артемоном я вошел в ее дом в ее жизнь черным а вышел белым закрыв громко ее дверь поплевал травой как в игре долгий и тонкий плевок это был яд я зашагал быстрее и размашистой походкой патлатого ландуха индепендент полный в моем кармане билет ложкой лежит сел в вагон и пришел в город горды там обзавелся домиком мастерской и стал вольным художником мазков краски тогда на холст я ляпался своим голым телом рыпался членом рылом в тазик с краской и обмазывал бумагой лицо которое затем вешал на сушку ветра с дырочкой в середине стройной тани которая все же поняла меня и вернулась парусом.

Крики.

Я выпрыгнулся

Я выпрыгнулся

Я выпрыгнулся

Я выпрыгнулся

Я выпрыгнулся

Я выпрыгнулся

Я выпрыгнулся

Я выпрыгнулся

Я выпрыгнулся

Я выпрыгнулся

Я выпрыгнулся

Я выпрыгнулся

Я выпрыгнулся

Я выпрыгнулся

Я выпрыгнулся

Я выругнулся

Я выругнулся

Я выругнулся

Я выругнулся

Я выругнулся

Выругнулся

Выругнулся

Выругнулся

Выругнулся

Выругнулся

Я выпрыгнулся

Выпрыгнулся

Выпрыгнулся

Выпрыгнулся

Выпрыгнулся

Выпрыгнулся

Я вы

Я вы

Я вы

Я вы

Я вы

Я вы

А вы

А вы

А вы

Вы а

Вы а

Вы а

Вы а

Вы б

В в

Вы Г

Вы д

Вы е ё ж з и й к л м н о п р с т

Уууууууууу ааа оооо точки....запятая моя младшая дочка точка.

Долгим тонким слоем речка побежала на меня лежащего и я лишь слегка сумел прикрыть лицо руками вместо вышедших слов огневой очередью очерком мне казалось жизнь так быстро меняется я не могу поймать их вчера например сегодня я был другим а сейчас я уже другой в иной форме чем прежде все люди в другой форме чем всегда они проживают свою жизнь думая стать лучше и в этом их ошибка того

Что нет разграничений между и где им быть где готов отдать себя в жертву ради жизни ради смерти ради повиновения преклонения до преклонного возраста считать себя деловой бумагой с подписью главного булки хлеба который рассыпался на крошки для птиц с парка летящих сегодня особенно устало ведь им тоже надоела эта жизнь.

Мысли Мишеля.

Я хотел представиться этому господину рассказать ему о себе о своих делах детстве когда я был малышка но я не мог этого сделать сегодня я не мог этого сделать никогда я не умел говорить и я лишь умел мыслить немного но старательно я сейчас и всегда думаю не правильно не так как надо надо думать а я собираю у уу ууу ууу муур мой дорогой я рад тебя видеть сегодня здесь в такое время в таком наряде грязно выстиранного сочитающегося со своим хозяином должный ромбик я ипохондрик в хандре в долгом движении я рассыпался и лежал на земле такими кристаллами думал поднимут меня а этого никто не думал делать и я лишь чувствовал как сила во мне становится больше вырываясь из плаща брезента в которое было завернуто мое мертвое тело мое дело вам говорить ваше дело слушать речи немого безумца уже мертвого уже наполовину сгнившиего он вещает закрытым ртом чрееево чревовещатель древо познания куклу сделали ротик открывался настежь зрители в изумлении тогда в тот момент монетки сыпятся в руки мальчугана гавра в широких штанинах лесенкой он выводил своих зверей на страницы письмен в его кабинете каморке жгло ночным фонарем и светлячек летел на этот светик семицветик становясь пеплом мотылька его мотыгой землю уровняли для возведения вышло очень красиво так говорили люди которые побывали там в радости в словах было то что я говорил после пытался объяснить радость смех желание дело творец склеп скальпель скала сумрак сунна сура в надежде всегда я был открывющей тогда я был святой коровой в тишине и мне носились свечи и ложились на плечо оставались немым затмением становились тупым сгустком я им закричал карамели они меня кинули в русло они меня захотели узнать а после этого захотели убить они всегда искали яд что внутри них самих был всегда и именно они понадеятся на олесю они не вспомнят юных нас они укажут перст и порежут рукав на ножи в ножах будет ножна парик нужная дрожь и автостарик автострадик унылый в тени скворца тянул лебединый гвоздь превзошел ожидания нахлобучил панаму в пене сознания ждало их утро всегда теперь стрекоза полетит в небеса.

Генри Гарри.

Меня зовут Генри Гарри это значит Генри Гарри бедный карим божественное карри бледный камень бездна дрожи звезд полна раскрылась мне навстречу планетарная планетоотвлеченная песня вселенной в которой я наблюдал в телескоп на самом деле за раздевающейся перед окном девушкой деброй джойнс джейн оставшейся у меня в феврале на долгую экскурсию прижимала тяжелый живот к моему телу говорила красиво когда смотрела на андромеду хотела больше меду больше мета больше нету выше неба мы с ней поднимались смотрели в ее глаза осторожным блеском желания тайны дневника на страницах ох да девочка звезда на планете смерть на планете жизнь вышла следующим номером небрежности постелей прошлась шелестом взяла шест и устроила шоу бом шок для двоих перекрасилась в розовый и теперь была надеждой на лучшее сознание большую разницу в разрезе ее зада скрывала льдинка откуда она там взялась кто ее сотворил желал я поразмыслить но ее крик забил фонтаном мою боль дебора в дебри дебора в дрызги дебора в дерби со мной а я обнаружил кольцо и сделал запись открытия чайны.

Мистер Икс.

Умопомешенный просто просто въехавший в нас был этот человек в маске желтой обнаглевший блядун устроивший на показ всем свой блядский танец теперь сидя здесь пытался выставить себя скромником эдаким я ему въехал в ухо въехал поездом черки вагоном япий купе юпий отсеком пинадия ведь он полный черокки чероки я ему так и сказал семь раз широки широки в тишине лога дыр лого много для вля гля зля жля нля кля фля фляжку набитую до краев водой на биту пришелся удар разлома черепа вышла поседевшая повседневность и указала на олимп где стены бока покрыты трещиной еще немного пару минут и он сыпется на ходу разрушаясь

Превращаясь в руины хорошо что там в тот момент никого не было через три часа выскочит не умеющий ходить из угла этого текста и запрыгает к обломкам и будет хотеть собрать из кусочков черепка череповечной глины себе маленькую чашу в которую он будет собирать себе монеты а вечером она будет его любимой посудой для чая в которой чавкая будет плавать его беззубый рот тимона тимми тимьяна выросла уже стала взрослой женщиной когда мимо него шла он видел лишь ноги и краешек ее черной юбки он думал я сейчас здесь до вечера а она идет к своему который ее накормит и думал он долго и страдал долго от того что не в силах накормить сейчас эту женщину а ведь так хотелось стать защитой ей.

Гюставушка.

Зовите меня Гюставушка ведь я еще совсем маленькая девочка и плакса не хорошая стараюсь перевернуть вас выхожу слезой на дорогу ложусь панегриком на панели одеваю самое узкое и самое короткое что только нашлось в моем лексиконе а его не так уж и много желтая тропа красная дорожка желтая стрела красная природа преступлений моего времени в тянувшейся перевозке грузов я была самой юной именно поэтому мне хотелось всегда любви любви повторяла я про себя вслух тысячу раз любви слышали все меня и моя любовь разлеталась в раскрытые рты жадных скупых таких нищих на любовь и благородные чувства вчуемку хочу сильно себе для игры с собой для разных б м хехехе хохохо конечно же я шучу это была всего лишь малая шуточка маленькой девочки но не о любви о любви я никогда не шутила и сейчас я подробно расскажу о том что это значит любовь это шестибуквенная тряса с пятью зубами а на деле звуков всегда еще больше которую придумали надменные юнцы с не закончившей еще своего существования романтикой призванной лишь для восторжения безвкусная сентиментальная трагедия достойная эсхила в восторженном сомнении представляющаяся собой еще большую глупость при тщательном рассмотрении есть величайший символ в одном ряду с добродетелью нравственностью гуманизмом милосердием это маленькая чашка в океане чувств однако наполненная до краев колышется все еще сейчас по сей день и притягивает взоры все больших мы в вечном поиске любви и понимания не станем теперь собаками когда поймем это чувство сумеем ухватить его лапаруками и изменимся в виде станем хорошими и наоборот при течении любви в обратном порядке мы теряемся в смыслах хотим оградить себя от большего довольствуясь меньшим превращаясь в жалкое зрелище часто я думаю о том что мужчин и женщин не равно числом на всей земле а значит есть например мужчины и женщины без любви это плохо я думаю ведь из-за этого они любят мужчин а женщин женьшень я бы хотел их спасти и помочь им добавив например им немного любви и тогда они будут лмужщина лженщина стройная в опадающем ивой платье надменность прикасалась ко мне звонами любви именно так как я ее всегда хотела видеть и тогда любовь была везде и все любили это все были довольны и радостны а чаша любви выливалась из краев и все понимали что пришел час любви и в радости предавались танцу огней на своих ложах а подрастающие только начинали писать первые письма и с еще неуверенной радостью читали первое признание призвание первое высота нас зовет солнцем зовет тебя зовет нас зовет к себе мой первый стих а для меня в этот момент любовь закончилась и я не могла понять было ли это наваждением или же я и вправду написала здесь и сейчас об этом в любом случае что бы я вам не сказала сейчас выше все это лишь было моментом несдержанности не думайте об этом всерьез ведь кто всерьез относится к словам маленькой девочки которая даже не сделала еще свои первые шаги.

Крики.

Убей себя

Убей себя

Убей себя

Убей себя

Убей себя

Убей себя

Убей себя

Убей себя

Убей себя

Убей себя

Полнейшее терзание над формой и смыслом захватило все пространство и долго еще не могло привлечь к себе обретение в чарующей скатерти обретение было на последнем месте.

Обретение.

Я обретение смысла мной пользуются когда хотят выставить что-то цельным я бываю везде прыгаю краешком в описании определяю себя с начала проскакиваю в середине ставлюсь жирной точкой в финале однако думаю не везде я нуждаюсь в скромном

Имении у озера чаще листком или же склоном к слонам для воды где я много все становится понятно с самого начала первого предложения когда же меня нет то что было написано пустое думаю я должна быть в финале с четко определяющей формой и нечто тем что больше чем просто больше чем пустость края выжженная выражает выживание внутри вулкана вершиной времени в веночках в венах венечки времечка колечки я уйду сейчас но обязательно являюсь в финале там где вы меня не увидите я буду очень плотной и я переварюсь в тебе.

Джорджи.

Вырос я в бедном квартале в белом кафтане с желанием карфагена внутри смотрел я на эти домики взглядом усталости заселенные нищетой дети в равном для всех халате толпились перед окнами стараясь в них заглянуть внутри было убранство серый бархат рока рококо изнеживал светлые полосы вдаль становясь ложащейся тенью вальса скрюченную напрасно песенку под легкие движения дамы что задумалась да так и застыла с гроздью винограда над распахнутым ртом ее поставили как в кино на паузу в позу быка ждущего колющего удара тореадора боец протыкает плоть и кровь падает быстрым ручейком в снаряжение отданное дали мягкие холмы покачиваясь вырастают из земли в сущем порядке безмятежного сна на них взошла грусть усталая путешественница мать присела и раскрыла походный рюкзачок вытащила кое какую еду на перекуску для разогрева понадобился легкий дым огня опоясав вокруг сплетение вечера начал путь вверх подымая тяжелые путы дикого коня уходил в небо табором с тавром с товаром лоскутков порезанной на тысячи материи из которых по прибытии они делали себе новые платья сарафаны кафтаны кокошники джинсы футболки блузки колготки мягкие туфли серые пиджаки белые воротники дождевые плащи и конечно рубашку в клетку через которые поглядывал за родителями ничего не знающий не ведающий мальчик совершенно слеп был он руками касался стены срастался с ней и отделялся от нее тонкой кишкой в которую был уложен его аккордеон уроженец теплых светлых полей италии где девушка в длинном подоле кричала ему эго эго эго в своей расплавленной трансцендентции хохолком петушка поутру все люди в квартале просыпались и шли на работу а над головой все также сияло солнце.

Крики танцев и бессвязное движение.

Из четырех углов начали выпрыгивать жабы

Они подняли вверх руки

И встали на задние лапы

И встали в два ряда

Как лягушата которые хотели пить

Начали ходить

Жабы сзади налево

Жабы сзади направо

Вот такая получалась игуана

Вот такой незаметный игумен

Проскользнул

И запел

Затараторило все вокруг

Кто мой друг

Где мой друг

Положись на плечо

Анзор зоркий

Ростбиф мне дай

Подай мне его калачом

Такой каламбур затерялся среди них

Оказалось я уже у них внутри

Пока вы читали это

Они меня съели

И теперь я хорошая еда

Переваренная внутри

Оказавшаяся окозябра

Эдакая сатана

Во плоти

Дьявол начал танцевать

Дьявол начал кричать

Ддд ддд ддт

Да мне то точно нужен ддт

Для таких вредителей

И ценностей осквернителей

Провозглашай маяк

А я пока смотаюсь за угол

За угла

Тут это недалеко

И если че подходи

Не стой как будто не свой

Не из своей своры будто

Смотри

Вон она

Благоухающая свобода выбора

Такая близкая

Такая невыносимая

А собачку назовем как из книги.

Прошел самый шумный час в баре и время близилось к ночи и многие уже спали тогда в разговор вступает она.

Амель.

Амель я а для кого-то просто сельдь которую выловили из моря сложностью пришла в руки ищущему открыла собой новый век технологий и сотни механизмов завертелись вокруг узором ковра на стене с оленями щипающими траву близостью колесиков в голове утреннего просыпания будильного звона который нужно было ударить либо же кинуть далеко за угол в другую комнату закрыть ее на ключ повернув три раза налево и также его выкинуть из окна упасть на сонойку мертвым сном потухания для того чтобы проснуться через пару минут встать с постели увидеть что на тебе нет одежды искать ее под над в углах и затем понять что она в той комнатке куда улетело время ты открываешь комнату идешь босой ножкой а время все громче кричит зайдя в комнату ты проверяешь мелкие счета на столике и находишь свое

Белье залезая в которое чувствуешь себя в баночке порывистой георгиной смотришь в зеркало ведь вся наша жизнь это большой тест на беременность и только на себя обратить взгляд как уже прошла жизнь и выросли ручки у детей и понесли они тебя на них гордо подняв вверх в последний огонь и ты горишь.

Приятного чаепития уважаемые пока вы тут читаете это или же разговариваете с другом или же аль алиже лижи лежи дорогой мой я уйду на пару минут весело виселовски только бывает один раз.

Зубная щетка играет с зубной пастой. Нервная не ровная осанка упавшего зуба. Жгут сто свечей. Мыслей нет. Не дать пройти атаке. Направляется одев. Вижу. Окружает. Готова.

В транскрипции обращеной на нас мы понимаем что это соединения неба и земли в высших мирах есть большая гармония находящаяся в кабле ле рабле одухотворенность соединяет все точки которые разошлись во все концы света и присевшей усталостью садится половыми органами на закрученные символы они вылезают ночью в памяти белой тропой по которой проходится путешествие между мирами и миры открылись когда почес вышел и приняли в себя всю твою гордость. Хотелось бы закричать но крик здесь удалился связкой и на всем зеркале остался лишь кусочек бледного пара.

Плот.

Меня зовут Плот я расскажу свою историю ведь это мой пар остался на зеркале кусочек моего бледного бедненького пара остался на зеркале и душа внутри почувствовала себя запертой в клетке спертой воздухом барокамер синих птенцов выпрыгивающих от жизни из гнезда обуреваемые сомнением нежити ли они или есть другой выбор вариант вариация на эту тему начинает играть они выходят стопками исписанных бумаг и падают на столы джентльменов в пиджаках и черных галстуках в которых они видят цель своего нынешнего существования своего существа не чувствуемого сейчас для них является чем-то важным не дающим им признания узелок галстука все туже давит шею не скажет им что их существо глупость и они отнюдь не в силах сказать dasein сказать goodbye my boy в синей рубашке вернись ко мне сегодня вечером подари жар своего тела влейся в меня ведь я в тоске не я а моя якобы душа признает свое заточение в пещере серых тонов гнилых обломков кальция сталакготов окружен войском таких же как и я сталакгот скоро падет ударной волной в уши ждущих перцепции как насчет оускульдтации вашей души пальпации члена совета директора или его дочурки лет четырнадцати все может быть мой милый друг говорит он мне обняв меня за плечи а через пару часов каким-то образом лежит в моей постели на белой простыни на волосатой руке пару шрамов родинок лицо скрыто туманом абсолютно безличное и не запоминающееся в толпе за такое ты не ухватишься ежели вздумаешь тонуть и выкинешь окажись на волне твоя белая роза чайная роза красная роза плывущая в тишине между миров делает перепрыги перебирания из хаоса в уют пентаграм кубриков замызганных водой сердечная тоска вояжем приходит в знак благодарности добра помнящему любящему схоронившему тело на память оставайся с нами жизнь даже если и я нахожусь в клетке считаю что моя душа повреждена вероломными каверзными людскими штыками не могу не подумать о мысли что за гранью ничего нет мое отсутствие не придаст кому либо смысла в вяжущей тине мое присутствие также не замечено за праздничным столом поставят много свеч но мое отсутствие никто не вздумает ставить во главу стола как и мое присутствие мое то что я сейчас вам говорю мое племя мою песню которую всегда пел уставшим жизнь это цикл за его началом конец и в этом конце начала быть может что либо великое не уподобаясь скажу что это не самая лучшая из мыслей и очнувшись от нее словно в каком либо сне полусне по весне отгоняю слетевшихся на меня насекомых мух и червей в такой гнили я пробуждаюсь и меня посещает великая мысль и я подымаю руку высоко вверх и тогда огонь видят во всех уголках страны.

Трапеза. (Исполняется ансамблем из десяти душ в народных костюмах )

Трапеза

Трапеза

Трапеза

Пришла сегодня к нам

Мы немного

Мы чуть

Мы встрепнулись

Парой рук

Паро пор Паро пор

Уведет нас паровоз

Чук Чук Чук

Геч Геч Геч

Моя жизнь глупый смерч

Висились всю жизнь

Василиса.

Василиса.

Что за песня образовалась таким образом песня камня огня льда пламени воды земли и моего имени звучащая тянущаяся череда камешков и грубых голосов разбудили мою голову в баре привстав телом приподняв голову огляделась все люди продолжали говорить свои истории незнакомцу у которого за шеей на веревке тянулось в паре шагов тело его друга можно было бы подумать о том с какой надобности он избрал данный способ ведь он довольно сложен долгий путь пешим с грузом однако я не решилась делать распрос а лишь еще более сильнее прониклась легким уважением к этому человеку хотелось бы проникнуть в его душу узнать что скрывается под маской путника со впалыми глазами оловянная тоска металлическая доска моего тела обратилась бы посмешищем посмей сказать что либо более сильное более глубокое чем теперешнее мое положение в обществе приходиться им невидимкой в плаще золушей без туфелек когда для кого-то желала быть спящей дездемоной мокрым дементором под пуховым одеялом все это терялось во мне ближним ударом времени и уже уходившая мечта лишь иногда делала мне напоминания таким образом и я повторила про себя свое имя Василиса или Василиск и вновь подумала о том как хотелось бы быть для него или его или вот его например базиликом впрочем внимание их кажется вновь было приковано к очередному рассказу и я лишь вновь стала невидимкой поймав себя на мысли он мне нравится он петля он друг на его шее.

Симото.

Я огляделся вокруг и увидел что улица пустынна кое где ветер обрывал цветочки сакуры и уносил их вдаль в своем танце на сером асфальте были видны старые трещины мокрыми пальцами по которым шла облезлая кошка с прямым хвостом упиралось в небо мой взгляд продолжал наблюдать сквозь незаметное движение всего вокруг рукой меня коснулся ветер и завел домой говорить о нашей семье брат сухо кашлял в одеяло с животными а мать мешала в котле эбису в своем старом халате добавляла лавр где он воскресший пинал пластиковый пакетик с лапшой долго ли коротко ли она будет варить впрочем неизведанного было много меня посещала мысль когда собрав свой небольшой рюкзак и езжал на работу в автобусе что я каким-то образом связан с семьей и не могу ее покинуть сейчас хоть все и решалось за меня все вокруг предлагало мне убежать от них уехать в Токио и там просто затеряться они не найдут тебя говорил мне голос это несомненно был бэньши и я отгонял его свечой недавно купленной мной у старика в лавке он собирался уже умирать и увидев меня вдруг просиял и словно меня и ждал вскочил с циновки и принялся танцевать вокруг меня сказочно улыбаясь при этом зуб у него зашатался и издал треск а свеча оказалась уже завернутой в бумаге или же в моем отверстии кто может знать такие подробности кроме меня сейчас пишущего это сейчас и особенно иногда в такие важные моменты я чувствую что здесь на бумаге управляю этим театром кукол и даже той куклой что зовется мной допустим меня все же переделали и они некая незнакомая скажем группа молодых людей явилась в мой дом и узрели лишь древний ужас сотканный из городских легенд легендрическая конвульсия бутафории забилась тогда в моем смехе в моем взгляде на них испражняя себя домыслами о судьбе спешу поздравить моих дорогих с праздником теплый вечер опустил ся упала на мою голову и где-то за много су вдалеке закашлял в одеяло с животными мой брат.

Лицо пожелавшее остаться неизвестным.

А чтож скажетс Семен войдя сюда скажем увидит тело не молодой женщины конечно закашляет вздумает убеждать что не сильно уж и был влюблен в нее оно и правда был он человеком ученым в свое время объездивший вену Цюриха и получивший добрейшие знания по гете сейчас был весьма скромен хоть и одевал весьма эффектный плащ который придавал ему схожести с городским полицмейстером либо по крайней мере знатным дворянином и сейчас Семен как раз не знал что же ему делать упасть ли в припадке сподобиться ли подлецу и бежать с места так называемого преступления пропускающего другого человека назовем его Михаил будет он точно таким же на вид и одежду как Семен лишь с учетом того что волнения его дум направлены будут в иную сторону сопереживание душе пусть даже уже и убитой

Замкнет в Михаиле замочной застежкой и встрянет прикусив его нижнею губку с эмблемой тросточки змеи и кондора забеспокоются в этом случае унылые лица и много будет мыслей тогда так много что окажись на моем месте умудренный опытом математик он бы не стал делать такую торжественную церемонию на тысячу страниц а выстроил бы их в одну линию и включив записывающее устройство мигом дал бы им команду говорить в один голос и весь этот поток будучи записанным на ленту вытащить сделать ее изо сделать ее разборку вытаскивая каждый голос в отдельности принимать участие в их понимании начнем что говорит нам голос под номером один

Диковинная вещь человек затерялся среди подобных ему животных и желает быть услышанным долгое сердце страдает без дела возьми не опомнись и уже не уйти клятвой тебя заклинает о голову бьется улетевшая пыль селя видишь этот фокус живет такой человек на свете и всех он ненавидит каждому готов насолить покрепче и не единожд таков человек много таких на нашей земле батюшка ою как много ой как ою как запричитала марфа ты говорит мне как что увидишь так сразу к начальству с добротой бойся таких твердит мне ничего хорошего в человеке нет ни в каком он есть мелочь и сорняк пшеницы не засеешь ты марфуша верно я говорю а коль так и есть тебе нечего будет и пить и деткам твоим также а муженек твой Кирилл вознегодует ударит тебя зимой на холод вдобавок выгонит а все из-за чего дело то думать то решила в муженьке твоем да вовсе и не так марфуша в человеке все дело тут в том с которого началось все это нелепица несуразица ай назови как хочешь думаешь придешь ты к нему да падешь в ноги к нему да скажешь так мол и так дорогой ты мой родненький пожалей меня да помоги мне с тебя-то ведь и началось все это а он пнет тебя как собаку плюнет через плечо и в храм даже не вздумает сходить забудет о тебе через пару часов а может и менее того времени ибо ненавидит такой человек всех и вся плевать хочется ему на вас и дело здесь не в божьем творении или же как у нас сейчас это модно ныне приписывать такое среди ученейших так называемой науке о жизни и теориями о том что в предков такой пошел были скажем у него предки такие ранее также злые а он в них и пошел да только злости по боле добавилось да не так все это марфуша скажу тебе я не в этом причина а дело здесь в других людях поступили они когда-то с ним не правильно обидели убили человека в нем вот он и стал таким как говорится око за зуб а марфуша завопит запричитает да чтожс делать с таким аль не выгнать бесовщины из него марфуша марфуша говорю я выгонишь ты да что с того изменится иль те кого он погубил ты решила что простят его грусть грусть марфуша нечего с таким человеком я тебе скажу делать не надо и ненавидеть его не надо и любить ненадобно а умрет собакой так туда ему и могила вырыта от нее ты лучше слезы вытри свои воды выпей не думай боле а насчет убийства мог ли смог бы я тебе отвечу и смог и мог за копейку такой выстрелит да и за просто могетон покарать таких как он уверен что это он боле некому всех ненавидят такие нет в них божеского не плачь марфуша то что она тебе была близким человеком знаем то все а с ним разговор у нас короток будет недолго ему слюной своей нахальной брызгать этот свет осталось

Что говорит нам голос номер два

Все равно бессмысленно это от слова бес и слова смысл а учитель скажет как так что-же ты говоришь такое озвончение забыл ударность забыл з на с менять помнишь от без происходит ликбез вникаешь вникла серочка моя пристальная вникла без смысла бессмысла а теперь внимание я меня зовут не имеет значения назови меня К в городе М воткни в меня пристальный взгляд и слушай жил я рос как сподобится любому знатному и не знал я грусти пока однажды не увидел похоронную процессию и горечь охватила меня и заперся я в келье своей да и не вздумал выходить оттуда десять лет шли годы время убегало а затем я вышел и сказал что глупость это все то что называется человечекая жизнь не знают куда и от кого бегут хотят счастья в том чего нет и вышел я так и молвил им слово свое огрели меня палкой дубовой да выровнять хотели с землей не будь сестра заступница

Вышел бы я маленьким холмиком а теперь собираюсь здесь стою и говорю с вами при желании могу помочь советом да только или же советы мои однообразны либо прозьбы ваши сил нет слушать сотый раз о том как тебе тяжело а ведь я говорил старый добрый выход выход убить себя тяжелым предметом по голове и пройдут страдания и душа твоя вылетит да приобщится к мировому духу потребления огромному духу который питается нашими чувствами и для которого ты всегда был зарядом теперь становишься ему частицей в течении или е может быть так что видите вы и вижу я сам добро мое мое дело смелое правое на пользу было пошло признаюсь я убил дабы облегчить эту старую немощную забытую подругами забытую детьми забытою собой горбилась и лица не было видно обращено вниз а как заговорит так голос у нее ломаный нежить одним словом а раньше помню ее молодой помню ее среднего возраста смеялась рассыпалась на комплименты для нее толпа желала всякого хорошего да только быстро время уходит не остаться ей теперь уже недолго если бы решилась а не решилась бы никогда слишком много для нее выпало слишком не по силам пришлось а истину о том что загнанных лошадей пристреливают я говорю очень часто вот вам еще одно доказательство в мою сторону не правда ли дважды мне если позвоните я вам еще больше таких истин скажу мне это весело знаете с ли

Голос под номером три

Знаете с ли я немного грубо опять немного не в себе а все же простите меня не со зла я так распорядился душой человеческой нет не так душой божьей от любви я от любви нет ненависти во мне все что от ненависти злость незаслуженная костная вся она а я сколько помню любовью был проникнут ко всему иду бывает вижу цветок пташка деревце и радость во мне и любовь большая и идет человек бывает девушка бывает мужчина бывает старый бывает бедный бывает богач бывает радостный бывает грусть бывает смерть бывает и не видит меня да только я ведь вижу сколько же сколько я таких разных видывал на своем веку и все бог от бога все шло большое всепоглощающее распространяющееся везде моя вселенская большая любовь подошел бы обнял выслушал бы с удовольствием все вокруг становилось для меня тяготением и думал я любовью надо этими людьми управлять скажи с любовью и любая змея покажется из пещерки большой была моя любовь и знавать бы ее каждому хотел всегда я улыбался всегда был рад любому и не было для меня такого что обидел кто аль вывел из себя слал я свою любовь всюду с собой на три шага вперед от меня и вспыхнувшее на миг было перед моим взором когда злодей некий скажем уже показывал что и в нем есть чуточка добра тепла капелька любви а убить вы теперь наверно должны понимать я бы никогда не смог не такой я человек некоторые гнушаются видят испуг и отпрыгивают в сторону мне же надобно более сильное средство более сильное впечатление от увиденного убить кого-то ради дешевой выгоды не мог бы уж простите хотя говорилось из чьих-то ушей убей себя убей отца убей мать умри да только я не собираюсь этого делать люблю я уж очень этот мир и должен одарить его своим добром и большой любовью позволить им увидеть своего бога который всегда рядом всегда в их сердцах и я будто стою в центре площади на трибунах и взмахиваю платком и все тогда любовь получается не знаю откуда она взялась во мне пытался искать ей выхода и любил каждого своим сердцем а любви становилось все больше и уже не знал а многие не видели еще большой любви и начинали грустную песню как двое предыдущих до меня граждан они и есть убийцы вероломные твари пускающиеся в пляс от любой руки я же не таков любовь моя иная и больше всего того что они называют этим словом

Голос под номером четыре

Стоял курил незаметный считал себя незаменимым внезапно увидел их трое недалеко говорят о чем они что-то есть тайна есть загадка истории хочу знать ее живой полосой о это уважаемые заговор тайный говор заговор на непонятном языке отворот приворот глупцов слышали ли вы их недавние слова ненависть любовь тлен а на самом деле они вместе едины в одном человеке нашли существование и лицемер пользуется им в случае надобности вытаскивает одного другого желающий обвести вокруг зоркий и

Пронырливый хитрец услышанный лишь мной о я знаю кто именно и каким образом совершил что это у меня это кровь кажется меня убили

Голос под номером пять

Явный самоубийца самоучитель с с суицидальными наклонностями проник в свой собственный дом с обедом где оскопил себя и перерезал свое горло тянущаяся струйка крови блеска убитого давно терзаемого тупой болью в сердце внутри себя в душе уже пустой почему-то когда то наполненной стремившийся убежать от глупого мира в иллюзию фокуса или же мир был иллюзией нельзя судить об этом с его точки зрения которая уже загадка надолго пусть будет просто он убил себя потому что устал и не мог жить в этом мире глупый мир плохой мир ленивый мир уйди от меня или я сам уйду ты становишься препятствием на моем пути к спасению и как мне выкинуться возможно выход в ноже резкий удар и прощай прекрасный мир вращайся без меня

Голоса под номером шесть

Суд выносит меня отправил в монастырь шел недалеко увидел первый ходил второй крутился третий что делают они очнись скажи мне кто это любовь убивает ненависть убивает тьма убивает не надо меня убивать я сам себя убью пожалуйста уйдите я видел они не ушли они много и много ножей и я тоже нож может чуть раньше может одновременно и я упал не надо мне уже все равно а монастырь все ближе колесами а она распахивает объятия сильно колени а уходит тело приходят голоса выносят приговор

Кларок.

Летал над звездным небом в своем космическом корабле бороздил бескрайние дали космоса синего увидел большую планету опустил свой космический корабль в центре жерла такая глубокая яма вылез оттуда в скафандре начал гулять по ней легко прыгая вышли жители подумали я божество и я прикинулся божеством стал божеством построил себе храм научил всему их им достаточному немногому жил сладко долгое время а затем улетел к себе

Человек в маске.

Если при прогулке по славному городу Ингр вы вздумаете внезапно сесть и рассмотреть архитектурную структуру старого замка в который никогда не могли попасть то прежде всего вы увидите рисунок бычьей головы в обличье вепря надетое платье его выпрямляется расправляет крылья и расплавляет ваше лицо круглое как яйца на сковороде например жарятся или когда яйца трутся о лицо твоей девушки и ты охватываешься внезапным порывом сердцебиенческого хербрэйкинга пытаешься схватить ее тонкую ткань налитую в бокал будущего усопшего поминовения выпрямляешь спину в поиске наживы забрасываешь крючок дабы поймать китика измаила на корабле теряешь равновесие шатаешься странным кольцом перенося его на вершину горы открываешь замечательный вид долины нет да серьезно весело весьма опрометчиво в разброс внезапно входит зашла стружка горы такая великая с таким холодным стоном что он отдает у тебя в ушах новой побелкой венкелей примадонны стародавняя старушка само ее явление здесь приходит тебе чем-то великим новым неописуемым торжеством стремглав будто тебе отрубили голову ты озираешь белую вершину с которой ниспадает длинная река которая забирает новый край и ведет к городу где люди пьют новую воду стирают шьют садятся на палки растят детей дети становятся детективами и расследуют убийства людей которых убили сами и когда слишком поздно едут на гору в отель из окна видят снег снег большой снег маленький растает будет живая вода живой достоевский живая доставка цветов которые раскинулись ниже идут узорами буквами по всему полю и закричишь и сорвется снега большой ком ты станешь снеговиком вот морковка в нос у щенка снежинки тают а пока они не растают морковь стала саблей и начала войну с весной и ее действия сильны занимает оборону в нужном месте до тех пор пока не придет апрель он всему положит конец во всех смыслах дурацких слов.

Крики.

Оглянись товарища

Друга увидишь

Не переживай

Переживешь

Этих баронов

Стремглав наполняй заботу

Жизнью

Смертью

Жизнью

Смертью

Пиу пиу пиу

Гирг говорит.

Молчание и ожидающая забота внезапно вокруг меня успел увидеть ее глаза полные тоски и радости утром подошло ко мне молчанием на улице и в моей постели оказалось черное пятно если растирать долго то появится белый огонек на который прилетят хорошие люди и сгорят

Не успев вспомнить перережут себя на полоски черные вот ты вглядывешься в них и занят созерцанием прекрасного мгновения подходишь к каждому в попытке быть узнанным и они вспомнят тебя скажут это ты тот человек и сольются в реку во всю ширь шира это какая-то гоночная установка покупать ей платье чтобы оно понравилось случайному который приподымет его вот так как я это сейчас и делаю все эти действия одна физика механический процесс в моей голове а был бы я другим то не стал бы говорить такое другому первому ведь он такой быстрый хочет обскакать на тараканах и тараном тараноидом тарасом оказаться передо мной в скупой слезе пустить жалобную грусть певенчика минутную слабость милосердия которое тут же меняется гневом вспыхивает прожектором несущей тени выплевывает апрх апрх апрх и апрх летит далеко и попадает на чье-то лицо чье-то вытирает свое лицо своей влажной тряпкой она же рука она же рубец она же заколка на счастье памятная дата она же разбрызганный в абстракции фонтан воспоминаний она же минута вечности минута молчания минута усопшего усохшего времени старика которым была надобность мочить чашелистики серого солнца оно есть выстрел оно есть будет была моя смерть мой маленький приказ на листке о немедленном расстреле немедленной капитуляции драмных дрянных счетов с собой давних во мне в тебе жизнь ты моя экзекуция ты моя любовь ты моя жена ты женщина ты мать ты то что осталось еще немного во мне ты радость ты боль ты большее чем был я до того как тебя встретил ты мой любимый цвет.

Брюкин.

То что я оказался здесь совершенно можно сказать случайность чистая я высунул голову из коробки оптикумены и приладил внутри свои механизмы бережным движением отодвинул верхний слой своей головы и рад был начать потрогав железные крючки внутри себя очень тихо забрался и начал лить масло от которой скрип маленькой шестеренки прошел и когда колесико начало движение двигая соседнее а оно левое то я закрыл обратно замазав тонким слоем после чего проделал это с сердцем членом и конечностями надел шляпу приклеил усы зашагал быстрым ходом видя цель в стекле кафе достал несколько пистолетных выстрелов от которых он упал и закашлялся кровью и кафе тут же начало плавиться и также падать сзади начали раздаваться взрывы я забежал за любой угол синусоиды где быстро снял с себя одежду и фальшивые большие надежды босиком по углям прошелся по обледенелому солнцу как раз вовремя в тот момент подоспела машина в которую упало мое тело а на заднем сиденье уже ждал меня мой кейс и когда я его открыл и за секунду до того как меня разнесло я успел подумать что это означает взрыв и маленький обман маленькую смерть.

Менестрель.

Тут все говорят очень много

Но это так не похоже на мою жизнь

Мне кажется обман

Я вспоминаю тебя

И твой нежный взгляд

Но что поделать

Ведь тут вновь очередная ложь

Очередная ложь

В моих сломанных ногах

Разбитых зеркалах

Треснула еще одна любовь

Еще одна любовь

А ты ложилась ко мне

И говорила

Ты самый лучший мой герой

И сейчас это далеко

Это очень далеко

Быть может быть впрочем не за чем

Незачем

Мои глупые стихи

Ведь я не умею их писать

Но все равно пишу

Пишу их просто так

А может быть и для

Того

Чтобы сохранить твой запах

И твой дешевый взгляд

Ты улыбнешься читая это

И подавишься слезой

От которой ты умрешь

Ведь ты слишком хороша

Для маленького мира в четырех стенах

И такой маленькой планеты

Жги

Но я буду помнить тебя всегда

Ты чаще приезжай

Из своего рая

В мой маленький мир

Что в моей голове

Ведь ты меня ждала

И это все что я хочу услышать от тебя

Все что я хочу

И только

Всего лишь.


Серебристая луна опустилась на поле

В твои объятия

Унывай моя милая молодость

Добро что и храбрость

Запятнана в ссоре

А мои руки для тебя

Хотят чуть чуть тепла

Немного


Глупый нежный наивный взгляд

Бабочке порезал крылья

Такая старая осень


Из кружки выплескался чай

Пятно на одежде напомнило прошедшие тридцать лет

Такой долгий дождь


Тут мороз

Прирос к голове

Отделяется ножом

Выкинутая рука берега

Не спасет моряков

На краю падения

В пропасти волос

Тонкая рука

Задушила

Мне некогда ждать

Задушила стаю слез

И я слез с тебя

Будто ты игла

И вырос мой мозг

Расширилась душа

Распахнулся роботоидный скандал

Пришлось шить

Она достала нить

Она нашла печать

Она сказала посмотрите-ка на меня

Посмотрите ка на меня

Посмотрите как я умею так срать

Роух Роуз Роден бохс

Был впечатлен тобой Селена

И отпечатал на своем заду татуировку с твоим именем.


Канатоходец споткнулся об маленькое тело и перестал дышать.


Долго ждал подождешь и под дождем.


Кусочек петли такой лакомый такой сладкий будто его намазали вареньем и окунули в жижу жидкой грязи и это не то что ты думаешь это не то что ты думаешь к сожалению это не то что ты думаешь как медвежонок с опухшей лапкой которого укусила вечером вчера пчела бзз бзз бэзэзэ и я говорю не надо вашего мела мне я ведь не белый а другого цвета но мел дают мне мелдают мне мелькают их лица в полупризраке мятой блядских тонов их гигрометра я не в ладах с сердцем я с ним не в ладах а ты опять объелась спермы ну как всегда прям и мой позвоночник вылезает из твоей прямой кишки сегодня опять сегодня снова опять сегодня поставил пять в дневнике уоу уоу уоу уоу воу это все вокруг меня и мусорка и свинья под капюшоном в телесном хаки лает на меня как хаски и смотрит как олдос хаксли ренегент решето серополис а я не вам Лиза так зовут не меня а мою сестру серую мышь о людях не принято плохо говорить о мертвых или хорошо или хорошо третьего не дано а это все переизбыток белой смородины я нанизываю я собираю в лукошко красные грибочки и дома я их чищу и мою очень тщательно мою жизнь готовлю в ржавом котелочке поскреблась печенка об печень и пришла печаль до меня пить чай а до нее у меня был игрушечный зилок который я завязывал в узелок спасибо родная что поздравляешь с двенадцатым мая на месяц позже других ты не лучше их ты не лучше жизнь


Ансамблистый зверь серопольного оскалодробия вытащиченский готоролябию из штановических приспособолюсов

бегунцов биксов бигситиливцов наливаниценв облако озари меня молнией в подбородок я упаду как ребро адама прямо в твой сапог и вырасту став кадыком зверя носорога игуаны и буду как игумен писать на бумажке тонну серых погибших кораблей и это только начало начал а я хочу конец концов как итог жизнь смерть жизнь смерть вытри сопли они лезут из твоих ушей из усов троллейбусной остановки остановилась собрать серую пыль с районов мой маленький полигон политик и полиглот и что-то еще на поли может наполи или на поле боя с красной дыркой в груди он вырвал сердце поздравим его ведь он молодец и просто хороший парень паренечек ложь моя на ложку ложится легкостью льна лена прильнула к правому и приравнялась серая полоса в мозг это адрес адреналиновой инъекции в валокреатив валовый креатив валовый коэффициент валовски просто я больше не могу ааа вя вя вя вя ууя вя громко блюдет на весь дом тик так тик так дружок.

Мистер Миссис.

Обрывочные воспоминания шлюх кружатся надо мной сменилась точка пространства вкатился паровой тролль который разбушевался и бил несколько не сложных неловкостей в костях константина была константа жила констанция процветала конституция кто-то из них начинал говорить жил был кто-то начинал жил да был парень молодой такая молодая ирагуа случается с некоторыми что вопрос внутри тебя растет грибом шляпой одетой как дурочка выглядишь с голыми дырками ровная моя линия обожаемая нимфа и голоса лезут в голову уберите их с ними не хорошо не хорошее чувство своего маленького мальчика его потерянности в большом мире животных зоопарков и в животе заболело сковалась дикая боль железом бетоном куском порубили на порции вот тарелка ее ставь на плиту жди десять минут выльется горячее стойкое к терме к теремкам терегинеза совпадаемая вялость унылый налив уловчатый грим стойкого на стойке настоятельно настойку обложило со всех сторон игральными картами получился небольшой домик гопса из которого вытаскивали детей для маленькой казни маленького стыда что был пойман найден в окружении врагов и бьющих веток клена такой получался треугольник что если я ее люблю то она любит меня но хочется другого вращения в шаре гарлемский гарем наполнился слюной обился водой объелся воском обиделся на маленькую шутку в тоне тонов прикрепил тонометр к ребру тонометр запищал клик-клак клаксон пустышка серая пустышка красная и словно секретарный агент взвода введен в солнцезащитные очки это ложь глупая подставка кричит он глупое подставление подножье ног многократное программа розыгрыши шоу масок театр трупорезок труппа актеровищных туш трушей трущобных ущербных садистов в жиру как способен понять другое так и первое вывезет его мертвецом в лодке выест и выставит на колеса обозрения что оборз совсем да так получалось в словах тишины дождегир прогноз на сегодня завтрашнего дня я оборачиваясь вокруг становлюсь рулетом опссс кажется меня ждут.


Как итог стал итогом так и завершение должно было стать им вечер проходил за днем менялся местами если не успевал просил чтобы вышли в его смену становился в ряд цифр дней годов в ожидании млечной весны и так было всегда сейчас же их истории казалось подошли к концу к такому концу что выглядел как краешек пореза на их лице и все они да да да да они обычные люди с не обычной историей но давайте придадим им более сносный вид соответствующий нашему сегодня приладим что нибудь к их голове как антенны и они будут посылать сигнал и кто нибудь увидит их по квадрату на экране может этот кто-то будет постмодерновый пропойца три и шестьдесят два или тот который почти такой но не совсем занес свою руку ударить жену а ребенок забился в углу пусть в этой истории ребенок не способен ходить из-за болезни что сделается еще более драмным он в обоянии своем узрил чудовищный быт и закрыл глаза закрыл уши только бы это не было рядом со мной сейчас я бы не стал об этом упоминать врожденный порок на экспорт шел в больших ящиках трюмов кораблей зеленая зыбкая грязь как же мне это противно и тошно так вот давайте присандалим им вид стол будет огромным кругом в полутьме а на всех них черные балахоны капюшон анораки и прочий символизм так уже лучше и Санчес (а некоторые уже забыли о нем ) все также стоит он простоял так пару дней но теперь истории этих людей подходят к концу в один миг они откидывают капюшоны и смотрят друг на друга счастливым лицом висельника а на столе лежит голая жертва да человек да животное да маленькая но все это будет смещением в другую сторону если я продолжу эту сказку а мне надо другое у меня история С и его друга на шее и я не должен отвлекаться от этого.

Теперь Санчес отступает на пару шагов назад начинает махать руками будто это крылья и таким образом оказывается у стойки которая чистое стекло в отражении замечена жизнь она прикладывает палец к губам и говорит тссс а бармен с длинным усом как у кита улыбается своей глупой доброй лыбой старичка с годами одетого в серый пиджакник это вообще получается у меня сейчас как поджопникский тремор конечностей и тут уже стоит вода С ее

Выпивает вода приятно обжигает горло своей свежестью и холодом веет холод этот замерзший трон пробуй на себя поднять раздается звук стук хруст хлопок шлепок сначала тихо затем чуть громче и из верха начало видно нам ногу ноги бедра живот грудь лицо лицо оказывается довольно красивым азиатско европейская смесь рыжий волос и японские глаза тело получается очень худым как будто отыгрался реквием она взгляд выражение удивление что как почему я ничего не знаю не видела не слышала пропустила ушла хотя все это маленькая игра конечно она все знает и раньше других наблюдала из окна за его за ним еще вдалеке теперь они смотрят друг на друга и пожираются обвившейся змеей вокруг посоха я добавляю туда пороха нейрофизиопсиходофаминтестостероэндорфин реакцию и происходит вспыхивание огня чувств и их маленькой истории.

С думает за десять секунд:

Что она кто будто я мне нравится кажется я бы очнулся но мне надо будто как и что-то сказать и что-то как-то узнать ее имя.

Она в десяти шагах.

С говорит старику с лыбой глупого малыша в пиждакнике : кто она эта милая девушка.

А старик... А СТАРИК.... Астарик... АСТАРИК!!!! Го во рит

Это же

Ведь

Неужели ты не знаешь

Кто она

Эта дэви

Это Клео Патрасская

Шлю Батр

Глубр захватр

Стрн оргамент

На ее органах

Сыграна вчера была оргия с карликами

Блин большой и желтый

Да я влип по полной сельди

И вошел дважды в одну реку

Будто это беляш или самса или самсон или самсунг или шангтсунг или французский шансон или шанс или шест или жест или тест или тесто или мне в мире мало места или невеста или новости горячие типа что-то где-то произошло случилось оказалось или невесть что или это ненависть или это зависть или корысть или кора или борная кислота или алюминий или кадмий или ванадий барий стронций резерфордий да точно это он как планета запустил пару атомов в юлу и начал наблюдать начал обстрел фольги и в космосе друг к другу приблизились две черные дыры как она произошел взрыв за его лупой увидел огромный штакет штыков и я проткнул насмерть насест произошла смерть наместника прямо на месте это была месть вот кто она эта девушка эта девочка смерть эта женщина лес паучк.

Паучок сидел в левом углу крыши и медленно из его толстого отверстия вылезала ниточка паутиночка белая ниночка белая ночь его начал спуск улыбаясь как блестящая заклепка приклеился и кто-то решит что он сейчас кого-то укусит своим зубом но это не так это был не ядовитый паук а паук вегетерианец из венеции а родители его были из Мексики и вот паук дополз до земли и куда-то побежал по своим делам быть может он побежал за картошкой а может за огурцами с помидорами чтобы приготовить из них салат еще второе название латук третье капустный лист четвертое коза пятое пергидроль шестое суббота седьмое декабрь. Я вспомнил жену декабриста это была женщина. Произноси вслух волшебные слова пим бим рим и готово. С произносит волшебные слова но они не хотят уходить волшебные слова встряли в горле начинают натирать его с С с кашляет сухим кашлем плачет мокрой плаксой размыляется мокрой кляксой разрыхляется добавлением стабилизатора размышляет о новой любви.

Клео Санчес хором хороводом:

Мы встретились внезапно

Шел ненастный дождь

Твой зонт был такой ненасытный

А мой дождь был такой ливень

И ты одел дождевик

До самого утра

Ра ра ра ра ра

Все хорошо ра ра ра ра ра ра ра


Ра.

Взошел утром сказал чтобы мне построили пирамиду помыли лодку одели лодочку постригли ногти выщипали брови намазали пудрой затерли охрой сказали ахрой замедлили ухрой такой ухой он был как глухой пухлый и бухой бух бушка маленький серый цвет черная туча стрекозы агентарная сводка денбилдинги пиукс ээ.

Случаются иногда странные истории в жизни как и здесь сегодня она располажилась полаглась наверно иногда что-то происходит быстро и ты не успеваешь это понять позже да но в этот момент ты теряешь контроль теряешь контроль мой мальчик и она как-то смотрит как-то уходит по своему выставляя ногу вперед забирая в свою ауру все пространство вокруг и тебя вместе с ней ты говоришь что не видишь что раздался крик но ведь крик не видят а его многоточие максимальная нагрузка

На голову. Добро. И лестница уходит в небо ее спустил добрый ангел и ее уже не видно а ты подымаешься вверх и исчезают ступени за тобой ты идешь не торопясь сейчас не торопя события не торопя время к тому же шею давит удушение мертвого друга не думал не пробовал снять с себя и дать передышку нет ведь ты обещал а это нельзя нарушить также как и наступать на трещины асфальта кафельной плитки кафедрального собора и кафетерия как в кофейне идет пар когда ты дошел до ее комнаты и открыл дверь этот пар этот туман эта мгла захватила всю комнату в моем магазинчике оказалась жевательная резинка моего города и горят свечи и кровать в виде пасти крокодила и обнаженная жертва в постели она мертвая девочка сейчас ведь ничего не говорит а глаза смотрят далеко да нет да нет да нет да Санчес подумал секс и Санчес получил секс перед этим случилась небольшая заварушка ватрушка в магазине оказалось что под ящиками прятались грабители с голыми пистолетами и они выстрелили в лоб продавца без капли жалости ведь ее у них не было но было жало да жало жжжжж ведь эти грабители были осы они сняли маску взяли мешок с деньгами и полетели в свой улей ведь это были другие осы и делали они совсем другой мет а между тем язык Санчеса оказался в горле Клео а печать обожгла жаром и оказалась раскрытой тайной дальше все пошло пошло скоро и быстро закончилось ведь секс когда за тобой на твоей шее друг сзади не самое лучшее получалось их как бы три но не совсем и Санчес на секунду закрыл глаза а когда раскрыл их то увидел у ног своего друга Василису которая целовала его ноги от этого голова у Санчеса немного закружилась и он сунул палец во временную дыру и попал в прошлое когда был еще совсем маленьким ребенком.

Спи мой маленький малыш

Засыпай сладким сном

Тебе напою песни рая

Не потревожит сегодня стрекоза

Ветка тени кажется огромным зверем в темноте

Моих глаз не видно

Ты убаюкан злым сном

Но навсегда с тобой

Внутри тебя добро

Добро пожаловать


Хахахаха она зовет меня к себе называет по имени одевает меня в желтые и красные тряпки в рот мне дают сосалоку я сейчас такой маленький локо оказался мягкостью своего тела хочу себе телефон на пару минут говорить чтобы крутить циферблат при котором слышан сухой треск взятой бастильны в ее глазах басня о трех окнах свет излучает крест на спине я околодован сегодняшним мигом то миг был произвел обстрел ту микс тумиг тумак томагавк в раннем детстве чуть позже чем хотел он быть одетым в черный костюм плаща супергероя плащаницы прощального ветра пепла из рта осыпавшая собой дорогу от его дома к большому поместью с широкими окнами из кирпичных краев которого выросли две железные руки и казалось дом захватил его в свои объятия маленькой трехступенчатой ракеты по которой он поднимался озираясь по сторонам прищурив глаза входил в широкую залу где восседала пожилая женщина в белом платье с огромной жемчужной серьгой в правом ухе спущенными волосами в тугом кх что такое кх никто не знал ответа на этот вопрос однажды кх приснилось мне там был китайский человек маленькая шкатулка он посмотрел на меня и громко сказал кх и больше я ничего не знаю об этом слове говоря здравие вам и делал легкий вежливый выпад а в голове у меня был в это время легкий латекс она выдохнула дым из своего легкого мне в лицо и я закашлял серым звоном добро пожаловать сказала она и я оказался в ее мирке проходить обучение точным наукам выделывать на доске точный и длинный ряд цифр к которым прижимал мел обучение истории средневековья учение стихов боэцельса знание о жизни человека и его внутренних процессах я был таким процессором набитым что когда вышел от нее забыл о материнской плате и вспомнив вернулся домой но дом оказался пустым маленькая война убила мою семью и на столе лишь и была пустая чаша с рисом я захотел плакать и наверное сделал бы так но вместо этого взял из чаши рис в свою ладонь и вылепил маленький круглый шарик вы знаете за чем может быть некоторые догадались но я не скажу что произошло с шаром скажу лишь что спустя три года он упал на тысячное войско воарков и раздавил их своей массой я как раз об этом думал масса умножить

На плотность делить на сопротивление и вышло это дальше нужно было что-то делать например порезать углы тангенсов в танце блестящей эзотерики с продовольствием хоть и выходили некие проблемы все же оставалось на несколько доль дольше обычного внимания к ближнему человеку к которому обычно было принято относиться как к продовольственному продукту конвеерной установки выходила новая порция подобных им пробных программ на выживание съесть самого себя дабы насладиться крошками с небес сияние кошек в жизни проходит одной полосой зэтсика к сердцу сервера распечатка газеты вышла якобы мы поехали обозревать мотоциклетную гонку цитоплазмичную жидкость выпили и полностью провалились в иное измерение забыв любовь и первую школу задышала на меня горячим паром сказала очнись чтобы я обнаружил себя за своим местом для этого ты так решила говорил я ей каждый раз напоминая при встрече а учение малых лет не большому знанию закончилось и меня выставили за дверь на сегодня навсегда в этот раз что делать если ты остался под дверью собачка допустим ляжет около и будет ждать открытия ты же перешагнешь через труп когда-то близкого тебе человека и пойдешь вдаль.

Вспомню детство как моя маленькая худая и бледная ладонь погружается в воду плещет ей во все стороны вода казалось накатывает каждый раз все большей волной мне же попадали ее соленые брызги я прищуривал глаза от летнего июльского солнца и замирал на миг с водой в ладони вода была добра ко мне я любил воду на озере был запах травы и мелочи хотели укусить тогда вот например нагнуться и пить ее словно ты сейчас должен стать волшебным животным это маленькое волшебство в лесу жили эльфиды и троллоиды угощавшие друг друга органами если ты попадешь к ним в гости они съедят тебя.

Вспомню детство как первый поцелуй в виде касания губ детство обретает форму улыбки это и твой поцелуй и твой и мой это поцелуй девочки поцелуй мальчика поцелуй животного поцелуй дождя поцелуй ветра поцелуй листа зеленого растения при котором ты таешь густым сиропом как ссс так у меня получалось только ппп только более глубже коснуться глубины изведать что такое есть сама суть частица мира частица тебя частично я космос а ты мой компонент если я композиция ты медленная дрожь дрожащая тварь посыпала дрожжи выросло пиворакское дежавю томления осыпавшийся лист сексуального наслаждения рассыпается при каждом нажатии становится пусковым крючком серой уличной панелью девочкой в черных колготках девочкой в короткой юбке девочкой в зеленом платье девочкой голой девочкой на тебе девочкой которая поет песни во время секса девочкой животным женщиной кошкой ногти которой до крови режут тебе спину и какой-то странный момент выстрела происходит тогда ее голова оказывается отошедшей от шеи глаза закрыты а из шеишеюшки шеюшки торчит пучок красных проводов и голос кибернетики говорит сеанс окончен сеанс окончен д2р37 пришел в неисправность от перевозгорания внутренних моторных и приносит извинения за содеянное ты обнаруживаешь в руке кожаную плеть и наверно сделал бы что-то если бы все было так было же все по другому она дышит она живая она спит она человек она Марта.

Вспомню детство как сурового человека эпохи который научил меня настольным играм за которыми я проводил долгие ночи детства вспомню как подушку с невзрачной внешностью и кривым ртом которая говорила спать не просыпаться спать посыпалось пеплом ее тело тепло ушло к другому больше я не видел свою подушку подумал про душу продать за душу или задушу и она захлебнется в улыбстве меня обвинят а только для того чтобы он бежал и догорала свеча на столе догорала догола в ее восковые ворота.

Вспомню детство если оно кузнечик в траве если оно пищит трава ломается голосом треугольника если я пишу это сейчас значит кузнечик сделал все правильно в тот день трава под моей рукой сгинается в бумажный самолетик отправляется в путь трель звона над самой землей он прилип к ростку и смотрит на меня широко открытыми глазами барчестерской башни для движения его необходим прыжок и он не успев его совершить оказывается в банке стекла под палящим солнцем три дня и

Он высох открыв банку перемолол в пыль и выкурил его душу под этим моя душа претерпела три изменения я стал муравьем я стал саранчой я стал кузнечиком и полетел на небо призывая товарищей и попутно огнеметом обстреливая яркие поля где черные точки глеба были их маленькие хижины в одном из которых жило племя майя племя инк племя инок инаков инаковерцев племя компранчинкьосов и круглый календарь в центре стал столбом столом стал беговой дорожкой жизни в который зашла барсимия и прогулялась делая полутораметровые шаги хроноса испепелило взором маленькое перышко в голове кукушки разрядами электра прошла с вилами в шее напрягаясь от булькающей крови в кровати кровля в кровати покой ты там обретаешь смерть и там же ты предаешься наслаждающему удовольствию там же слышан твой первый крик его услышал твой взор близких мать отец дедушка бабушка сестра тетя племянник дядя твой первый получился нелепым как сопли трясся в судороге узнал что это называется эпидепсия когда нагретая ложка с белым порошком оказалась в твоем рту ты это не ты это ведь совсем другой человек что я говорю то что я делаю что я сейчас пишу это не мое откуда я беру кто мне сейчас диктует этот текст почему я решил что должен написать его именно так почему внутри меня мысль что подобной истории не было ведь возможно диктофоны это записывающие устройства в мозгу кто знает сколько их поместили в меня при рождении в родильных домах моих клонов их также тысяча они ночуют сейчас рядом со мной они читают это они думают они решат они изменятся когда прочитают это ведь это апельсин порезанный на дольки он сок с косточкой в середине также как и то что я сейчас пишу публичная карикатура осколок упавшего сердца ты мы вы они это то было будет есть живет существует бытие отделяется седьмым стихом да будет день да будут ночи в нас неиссякаемы в приливах луны в кратерах шезлонга развалкой кольца жизнь есть смерть будет но не сейчас ведь сейчас он еще мал сидит за столом а чуть позже слишком взрослый для этого он уже лишь промежуточность а не человек безликий валик синей краски и он бы стал небом для большей радости ведь на праздниках одна свеча один большой кусок и еще больший выбор и из торта лезут дорожки варианты вариации которые он выберет до того как закроет глаза пасмурный хмурый дождь стучит по его голой спине он открыл глаза и видит в небе пролетающую ракету с буквами касикс этот жирный шрифт эта ровная рука того что дождь внезапный дождь заросль дождь мой онон анон онан огар огар дар тризны мне внесите венкели украсьте вензелем широкогретой ручки ото ото от Отто уходят двое одинаковых пятна а он берет стулешник он другой вырос и он чувствует что он еще больший сорняк он сор пыль из избы которую скребок потер стерев рисунок на бумаге мальчик рисовал стерео глазами серебристых рыбок в себе и мальчик уже взрослый мальчик уже старик мальчик милитаризм мальчик с пальчик знал людской образ видения ситуации знал оглашение знал звук знал голос внутри себя и просто не мог остановиться пока не кончал жирной точкой даты 23.12.

Он грубо обнял ее и нежно ударил от этого она упала и браслеты на ее руках которые до этого были металлом стали жемчугом она пыталась защитить себя распластав свое тело на полу пополу наполу по полу сука смотрела взглядом в потолок удивляясь прямым линиям которые вырастали из ее тела грейтхеновски март произошел ночью и столкнулся с апрелем пламенем маленькой пустышкой которой он был вырос заполнен в образе шута и всегда рядом двойник его на сцене маска образом повернутая обратной стороной карта связывающая нас внезапно оживает рассыпается становится самостоятельностью симпозиума что это это что такое да это же показ модного прямо сейчас в прямом эфире горги скажет что-то хорошее серги скажет что-то плохое действительно это изумление не сочетается с моим видом что это я вообще говорю тебе посторонний наблюдающий созрецатель соглядатай поручика речи речений вдоволь линий смерти гранд будь спокоен будь относителен к линии на которой стоишь и тогда ты произойдешь рука исчезает в ногах фокусника и выпремлением растет из его зада во рту дамы на голове которой

Сковорода в образе полковника со звездой тв грин заехал в грипп заерзал маленьким заюзал собакой свое письмо открытие открываши в меня и что со мной происходит что это я расту не по дням а по годам так заканчивается молодость.

Некий эпизод вставка по случаю мимолетный домик сцена немого театра оказавшаяся здесь совершенно случайно лишь по настоятельно рекомендуемой реакции того кто говорит мне это.

Человек с руками в чаше слов рассыпает их в поле на голое тело рисунка слова цветная гамма слова цветной грим слова цветовая сцена парадокса напоминаемого когда человек внезапно разбил стену и оказался на помосте оперы наблюдения громких голосов и он делает озирание по сторонам сирание по углам краям сложновыгнутой параллеограмитрепапентаъимидной комнаты и резко просыпается скачет на постели бежит и тянет с балкона прямо на асфальт его мокрое пятно Ж.

В общем-то пробуждение вроде бы сейчас.

Санчес задвигался нервным телом пробуждения от большей дозы медленно открывал глаз один быстро открывал глаз два видел над собой тяжелые мясные тела круглых людей их было трое а он один и все они без какой либо одежды мокрые от сезонного дождя надвигались на него взором своих черных глаз с бордовой точкой в середине в настроении городской тоски их взгляд стал широк а он улыбнулся им в ответ словно говорил я вернулся рулетом затем он все вспомнил и южный парус ветра ласково прошелся по их лицам с выражением слов об легко это так сносно кажется дорогим людям вы помните меня говорит он мы помним тебя говорят они но мы не помним кто мы как нас зовут и что мы здесь делали вы сейчас серьезно это вы не шутите вовсе нет купол фарса падает на сцену все мимики изменяются зеленым вареньем действие номер три или обратная сторона реальности говорит невидимый голос в такой миг вся комната оказывается сценой съезжаются помосты актеры расходятся по сторонам становятся видны камеры грим она едет все быстрее и много голосов мертвый человек мертвый друг делится на два и из него лезет вся эта мелочь и гниль оказывается все действие происходило внутри толстый человек нагнулся с очками и видит С видит А видит Н видит Ч кто-то кричит моторная съемка и лабиринт закручивается вновь мертвые тащат свои тела в зубах цепочки.

Санчес вновь на дороге он вспоминает таверну. Он обещал вернуться. Покидал он ее мутным блеском на своих брюках с буквами по краям. Чем дальше мы шли тем больше нас затягивало. Некий мертвец со мной сегодня моя лучшая компания. Солнце любит человека. Они светят глупым блеском тепла и тогда радость. Произведения могут уходить в сторону когда ты их печатаешь. Скользящие плечи голого тела. Порогинс вынделкин роуадигс.

Но нужно не сойти с ума. Я могу идти очень долго. Если засну сон приснится. В нем я на плите. А моя голова рядом смотрит на меня. Моя голова решила меня приготовить себе на вечер. Жаркие пустыни в которых горячий песок подымает пыль от моего ветра на ногах иголочка которая отбивает татуировки со слонами на глазах умных и благородных людей. Их много и их один стоят спиной ко мне. Я приближаюсь и заставив их обернуться на меня даю им себя узнать. Они узнают и прыгают со скалы разбив свои ноги. Большое синее море его мы на лодке покинем с нами есть дух поэтому перелетим ледяной остров. Коричневый лес пугает. В середине меня окружают звери. Они умеют говорить и хотят не выход нас из высокого.

З говорит мы покинем когда вы покинете пристанище душ и розовый айсберг вдалеке стреляет словами рапунцели касторовое скользко на сером меле осколок меня в моем пристанище дэнсинг скользит все скользит уплывает вдаль белыми пятнами а то что прыгает сзади хочет окружить и поймать меня в силки я расставление я расставание я окружность при просмотре крепкий отвар костей мертвых орлов через череду леса они выведут к обочине смысла где на камне застыл каменный человек по имени медный всадник он не ровный не громкий блеск если узнаю что это маска охотника побегу быстрее но лапка поранится побежит кровь станет лишь заей то что было написано с больших букв плавания.

В скажет я плохой проводник поводырь ведь меня самого забыли вывести на контуры серых

Очертаний когда приближался я становился больше а не ровная линия с правой стороны уходила вбок тогда мне приходилось показывать зубы и громко рычать некоторых кусать за локти белой кожи приглядывался точнее к этому процессу как они вырастали в моих руках мои девочки символом клетки было сливочное масло оно все сливалось из металлической трубки во рту беспомощного старика до обожания в некоторые минуты в секундах же это было исключением когда он мог взять квадрант и сикстент отмеривать нужные ему года до конца своей смертности которые в финале были пулями входили в тело длинной чередой потока а он даже не мог кричать.

Затем дикие звери разговаривают со мной и когда вечер прошел и наступило утро они говорят что теперь съедят меня. Они окружают меня плотным кольцом и отрывают мои кусочки а через несколько часов я поджарился и покрылся желтой корочкой. Но это было в секунду все когда я это представил. На самом деле я не успел даже испугаться как меня и моего друга подбросило вверх и мы оказались на небе. Я начал бежать по облакам. А затем внезапно провалился и упал на землю. И упали мы на землю. Мы колобочки.

Ну и что теперь что жизнь сказала она и обвила кольцом подобно змее и я не смог дышать. В прошлый год наблюдались странные космические сигналы с кассии.

Цветные люди вышли из кабины космооперы и протянув мне руку забрали меня с собой.

Вампир сзади укусил голодную шею с сырым блеском блаженства падал я и лилась кровь.

На столе натюрморт спустя три тысячи лет.

Мы нашли камень. Наше первое орудие убивает.

Произошел большой взрыв и звезды перестали существовать.

Фильмы заканчиваются тишиной.

То что было написано много лет назад со временем обрастает пылью.

Я продолжаю писать хоть и понимаю что отвлекся.

А о чем же я вообще писал все это время.

Ответь мне. Ты жестокость на цепи в ручной указке пробирающийся далее дирижорством занятый или приедаючи демонами во плоти кровяная плотва и долька яства к твоему носу услаждает твою гордыню приводит в действие механизм рецепторов на перцепции твоя ладонь свистит и с центра стекаются крупные капли крови. Я размазываю кровь по лицу. О боже. О господи. Я обожаю мыть лицо кровью. Я покупаю три и пять литров крови. Пакет. Продавец. Покупатель. Обмен. Покупатель приходит домой и на свете лампы пусть и таком тусклом однако достаточным для нас в это время рассматривает кровь. На следующий день он моет улицу кровью и облизывает ее языком после. Он ложится на одной из главных улиц. И. И. Ии. Иии. Иииииии. Иииииии. Он медленно растворяется. Он умирает. Его уносит ветер словно он очередная аллюзия здесь.

-то есть вы полагаете что реки должны быть обездвижены а земли обезсушены в своем прибрежье

-что вы кто вы мы кто они кто я кто я зачем я почему я он некто

Некто иной без имени бывает заходит на порог держа в руке топор которым ухитрился рубить умышленно подготовленеую им в детстве иволгу стремглав бегая в черном старался попасть в краешек обитаемой планеты со своим планом вытащенным из кармана брошенным на рассмотрение мингерву броненосцу сопряженный с выпуском доселе невиданного размаха снежной глыбы.

-перестань , перестань тебе говорю, это бесполезно, ты всего лишь отсутствие, тебя нет и никогда не было, ты появился лишь в этот момент потому что так захотел твой автор твой отец , тебя придумали для выполнения этой роли , в прочем впрочем впрочерке и в этих впрочерхушечках ты оказался куда более полезнее населяющих это произведение массовых искусств ооук эээоррокг глрг

Опять длинный танец. На этот раз заметно что все люди разного цвета кожи.

Санчес чувствует как в тело вонзается игла и препарат с веществом МрГ-642 кусает его до неистовства. Он успевает потерять сознание. Происходит описанное выше. Это лишь краткое эссе. Мы не успеваем потерять сознание. Ведь мы бабочки-бульдозеры.

Если представить что человек сто лет назад обладал формой круга и был облачен в сферу следовательно в то время он мог кататься кубком с желтой стороны. Небо когда мы туда попали вернуло нас вниз в том наряде который должен был быть в началах. С и его друг стали долго кататься. Три дня и три ночи прошло.

Прошлись шерстяные дороги. Прошлись дороги в красном цвете краски и черного цвета траурного канкана. Прошли дороги морские. Прошли дороги райские. Прошли чистилищный нимб и восьмой круг. В кругах ада их запускали спиралью вверх. На цифре восемь они выпрыгнули и ветер начал нести дальше.

Отрывок из ниоткуда.

-грехопадание?

-грехопадение ?

И взгляд ее посмотрел вдаль а губы задрожали внутри ее рук словно она выпускала невидимый бокал запрокинула свою верхнею голову на стол и начала делать красный смех.

Мы все находимся в долгом сне мой друг. Снег опух и растаял на мертвой голове ребенка. Все сжалось и не хочет выпускать одного из нас. Меня словно наконец-то решили убить и от нехватки воздуха я растратил всю энергию планеты а воздуха все не было и когда появилось над планетой густое синее облако которое накрыло и все люди стали счастливы вопреки. Именно в тот момент казалось бы невыносимой легкости лестницы начали обрываться в середине. Но мне конечно стало легче. Мне шепнули на ушко. Я все также лежал не могясь пошевелить боясь потерять равновесие и ориентирование в плоскости эксликт сорок шестая глава самая скучная как вспомнить полоска прибыв в городок пэгрид вас встретит огромный погреб прямо на вашем выходе со сцены поезда вагона номера квартиры подложенный тоннель вы его стороной обойдите не кричите о том что холодно в осень жару лета вокруг вас маленькие дети маленькие люди вы и сами маленький обойдите эту выпуклость и идите дальше через двадцать четыре шага вас изнасилует девушка с особым для вас удовольствием через тридцать шесть шагов вас изнасилует мужчина с особым для него удовольствием через сорок восемь шагов вас порежут ножом через шестьдесят четыре шага вас убьют а после заберут ваш пакет через восемьдесят три шага когда случайный прохожий увидел ваш труп и решил отнести его к себе в дом вы воскреснете через сто один шаг вы тащите труп того кто тащил вас через сто двадцать четыре шага вы доходите до дома подымаетесь к себе и в этот момент ломаются все лестницы.

А что же там на небе ? Я например на небе и уже давно здесь есть все что я хотел. Но дело вовсе не в этом. Самое главное что я могу прыгать по облакам это ведь так здорово. За мной друзья. Мы разберемся со злом которого нет или же в случае надобности создадим маленькую искру но все это игры маленьких и вечером выпив молока с печеньем мы спим на одном из обломков. Я не могу здесь долго быть. Опасение настраивает на действия. Глава осталась не закончинной безе.

Я понял что связан в степи а открыв глаза убедился в этом еще более того краем заметив что ко мне ползут змеи. Змеи укусили бы меня если бы на них не пал светоч яркий багет бекона ударился в них и разогнал испепелив кожуру. На землю опустилось шарообр и из зеленых огоньков вышел высокий человек. Он подошел к связанному мне и начал ... а ведь до этого я много слышал о них в сводках хроник. Теперь и я стану одним из них...

Сказано было будь милосердным к людям

Было сказано и о любви к ближнему

Каждому недостаточно правды

А правда где она

В убийстве ли

В рабстве ли

В страдании ли

Поэтому и смотрит взор людской

Все более мутным взглядом на тебя

Что хочу

Желания

Многи

Старания

Зачем пришел сюда

Обдать гнилым знанием наконец дозревший плод

Теперь и ты будешь не таков как все после моих слов

И дело не в индейских кактусах

Кактусам сказано было вести себя хорошо

Расти выше но корень пускается в землю

Ты умрешь

Я твоя предсмертная записка на столе под пианино

Но они не узнают


Он начинает есть меня. А я наконец-то чувствую облегчение понимая что вот это оно , то самое долгожданное освобождение от того что называется жизнь.

Теперь я какая-то картина известного поэта.

Ах как бы хотелось вернуться к началу когда люди жили в гармонии с природой. Я засасывал воздух свежести. Я охотился на мелких зверей. Я сражался с огромным медведем который за тем оказался божеством когда горел. Мы строили семью в маленьком домики из сухих листьев и веток и я наблюдал как она кормит грудью голодного жадного ребенка который еще ничего не знает о этом мире. А затем я долго не могу уснуть и в меня что-то

Вселяется это что-то другое современное странное новое и вот я уже его неотъемлемая часть и старательно изменяюсь в то же время лихорадочно колллоочусь на своей кровати и кричу.

Какой замечательный фильм говорю я своему мертвому другу. Не правда ли что он замечателен и поднимает одни из самых наболевших вопросов такие как социальная жизнь маленького человека его нынешнее одиночество среди тысячи других таких же , а как замечательно главный герой бился на кровати с невидимым зверем режиссер авангардный артхаузинг впечатлил новым подходом к старым вопросам и попыткой дать на них ответы.

Нам нужно уходить отсюда , пора бежать оглядываясь назад поймать минуту расслабления а затем запустить одну из скоростей и стремглав взлетев от этого места от всех этих фильмов песен и танцев , ведь нам еще так далеко идти. Пора уходить.

Путешествие по городам.

Примечание автора - будь во всех городах , но помни откуда все начиналось.

А.

На берегу реки стоит город. Странный город. Маленький город. Спокойный город. Благородный город. Ворота раскрылись и впустили путников , вернее путника , ведь второй был мертв и болтался на его шее.

Через десять шагов вышла стража в железе с мечом , преградив путь она внимательно осмотрела их медленным взглядом и сказала.

Вы зашли в наш город добро пожаловать в наш город вас очень любит наш город для вас это теперь ваш город радуйтесь гаааар моооонии фоткайтесь с моникой длинной ланью на танцах и страстным взглядом веселитесь по вечерам пускайтесь быстро спускайтесь медленно обжигайтесь любите стройте планы становитесь собой а я... я... Мы не дослушаем его не дочитаем ибо неведомо говорить и писать подобно сказано было по образу а что же тогда я такой. Город А оказался ровным. Одна улица на тысячу миль и домики напротив себя. В центре конечно дворечник внутри которого каролечик. Он устал. Он сник. Он еле держится. Мы идем к нему навстречу. А это еще кто скажет он. Другой бы обезумел но ему уже все равно. Рядом его верные. От них мы узнаем что...

Произошло нападение смертельный раскол ожидания прервал гармонику и теперь она вылезала. Если взять город в круг или квадрат то теперь из каждого угла каждой точки лезет вражеский. Часть достает оружие. Она же сразу гибнет. По правилам раз уж мы сюда пришли , мы пришли сюда не случайно. Наверняка автор сделал это отправил нас свое семя в этот город дабы он был спасен. Да. Нет. На город начинают падать обломки. Мы взлетаем и уходим.

Б.

Сухой песок. Все хотят воды. Мы видим их. Их тела. Этот блеск. Они умрут. Тут нет воды. Нам надо уходить отсюда.

В.

Полуостров окруженный зеленью среди тысячи цветных птиц летящих из одного угла города в другой. Мы остаемся здесь на месяц.

Г.

Город у подножии холма спускается к нашим ногам такой маленький.


Так много городов. Они все разные. У каждого своя история , свое страдание , своя вера во что-то. Надо бы написать о каждом. Но я не хочу, ведь финал у любого города один , да и цивилиз жизни схож пусть и различ в хороносе. Авторы любят рассказывать о жизни некоторых людей города которые становятся их главными героями. Но мне интересен лишь я. Я люблю себя до крайней стадии эгоизма, не знаю что делать с этим , бороться с собой, с людьми , разве это плохо.

Точка я все больше росла. Точка я ты ничто. Ты портишь себя и тех кто тебя окружает , ты не достойна называния тебя. Ты угаснешь. Ты медленно растворишься.

Ноги незнакомой женщины оказались во рту. Попытавшись отбиться был съеден драконом. Кричал. Вопль уходил все шире.

Смеялся. Я долго смеялся смех был необратимостью жизни и обратимостью смерти кто знал лица тех кого скрыло волнистое облако набегающее со всех сторон , лишь смех был спасением. Перевернуться. А плачут девочки , я не плачу , я не девочка , а они плачут. Помню увидел испугался. Так и идет. Она в одном плачет я во втором смеюсь , затем мы меняемся местами. Ликующий красный смех старца с торца сторица обозначил мое имя. Конец сказки. И жили они. Конец сказки. Нет они не жили. Конец сказки. Начало сказки или продолжение давно начатой истории покрытой тонким слоем сюжетной линии.

Выйдя из некого города М они

Обнаружили железную дорогу пролегающую вдаль на много миль вперед. Ловко заскочили никто даже не обратил внимание на шею. Едем. Конечная точка пункта А. Вышли. Грызем ногти. Не смотрим на людей. Нельзя смотреть. Как оказаться сопротивлением. И больше всего раздражало когда он натыкался на препятствие в виде самого себя стоящего твердой стеной громкий крик души. Сколько бы я ни шел один или же без него или с ним или разделившись попалам тухлым куском я понимал что начинаю приобретать усталость нога истерлась река осталась но высохла дети выросли но повзрослели и я все больше понимал свое желание которое поднималось из глубин но не хотел признаться в том что я бы с радостью уже выкинул его или оставил здесь вот на этом самом месте и закончил бы все таким образом. Хотел стать птицей и улететь. Я сажу его рядом с деревом и разговариваю с ним.

О чем бы мы с тобой думали если бы взявшись за руки прошли по звездам оказались ли бы вторжением в их мир вот именно сейчас ты в их голове и им это не нравится они хотят избавления от тебя но читают о тебе лишь потому что сами себя ненавидят и им нужно примерить другую форму но моя не нравится ведь она расплавляется прямо на вашем теле тонким желанием истерикой сандры обувной помадкой горбатой девушки взявшей свое желание как движение когда встряла в моих ушах голосом неба и я нежно беру ее мертвое тело и несу к реке синего моря там я положу ее и она поплывет вот какой замечательный подарок о таком мечтает каждый пользователь серой тетради с кривым почерком он снова выводил слова опять и опять считать себя ничтожной гордостью или гордой ничтожности мне сказать рассказы? мне? все о чем я не желаю говорить в ее теле в ее сладком теле в ее уже сгнившем теле сырая материя оно же мертвое мясо оно же вирус которым заразился городок на берегу реки и мне сказали умертвить ее когда она будет спать этот нежный очаг желтой болезни лица и сделал это помню как при удушении она смотрела на меня тонким немым взглядом и тот момент когда я вынес ее тело на руках я посмотрел на лица всех этих людей и все они были желтые и нос становился расплющен я бежал к реке и выбегал из города держа в руках ее платок и бежал подпрыгивая я так все дальше пока земля не стала другим цветом и начали раздаваться громкие звуки и небо окрасилось в совсем иной цвет тогда-то я и встретил тебя.

Свин янь громко заорал парень напротив и упал лицом в газету которая была на луже и задвигал руками и ногами словно плыл а затем подпрыгнул и ударил меня несколько раз а затем обнял и громко прошептал мне на ушко чай чаппи чак дорогой для тебя мой друг юный равновесием определись и помог мне почистить одежду с серыми пятнами и начал везде ходить за мной даже ночами когда нужно было обязательно спать. А когда я собрался уезжать он не отпускал меня и все что-то говорил очень долго все собирался и собирался начать не останавливаясь затем вдруг в ярости сказал раз так ты решил раз так ты решило решил решил решил решил решил решил решил решииииииииллллл решил и отрезал свою руку и пришил ее к моему карману а сам словно теперь ему и самому стало неловко от этого побежал от меня прочь в лес махая своей одинокой рукой. Так мы и стали друзьями.

Если бы ребенок болел а он болел то его глаза смотрели бы на тебя этим самым взглядом. Они не должны болеть. И сам закашлялся на всей земле.

Да. Мы все выбегаем из их ртов. И не найти покоя на том месте где не было еще нас. Когда мы придем изменится мир. Изменится время. Это называется всего лишь ловкость рук , таким образом быстро на пульту переключать их довольные рты. Недавно обнаружил внутри себя тенденцию к разрушению. К чему бы это. Я вытаскиваю ее изо рта и она убегает от меня ко мне. Если поймаешь умрешь. Если прочтешь умрешь. А видимо был поражен и ничего не видел он и ничего не мог понять когда видел как она спускается по лестнице из мяса прикасаясь к его телу и с каждым таким дыханием дорога становилась уже и мне казалось моя дороти должна уже повзрослеть дабы окончательно приловчиться к жизни а вместо этого ее били по голове и он наслаждался ее кровью которая стекала буквой эм по ее эмлбу

Эмграцией выходила за пределы родины называла себя эмма и больше не хотела кричать в ее рот был заложен наушник она немного думала о жизни но ее длинные ноги говорили за нее что она всего лишь тонкая ветка которая выросла а ведь прогнозы обещали ураган и сильный ветер внутри нашей головы она еще немного думала и старалась всегда такая глупая дороти и когда ее обнимал из дома было слышно дороти дороти дороти дороти дороти моя дорогая птичка хватит уже быть в этой клетке для животных довольно этого ты должна быть в клетке для птиц понимаешь все это вокруг все это довольствие окружающим процессом набережных скал об которые голый рабенок порезал ножку с фонтанчиком кровка и моя кровать вновь напряглась когда перестал слышать ее пульс само небо казалось прикоснулось рукой и не желает страдания и вновь повторять твое имя в моменты безумной усталости в моменты безудержного веселья когда я был на виселице когда я танцевал в клубах когда я засыпал с тобой ты была самим временем и я все измерял вокруг в доротах в моей дороти квадратной банке которая всплеском окрасила лазуровое небо и стала женщиной стала главной героиней в безумном монологе года а календарные листы все отрывались и уносились вдаль словно теперь все наконец-то поняли. И закричали мы. Тут доктор ученый на минуту задумался как раз вчера он закончил изучать протоны кантов и теперь своей волосатой рукой читал книгу этот пост модернизм а почему мы кричим подумал он неожиданно для себя наверное этот крик есть оглашение о себе мертвый бледный он наблюдает за нами закипая на лице и улыбкой по нашему лицу стесняется уйти надгробной плитой за которыми зашел смуглого цвета парень обернувшись увидел смерть в венеции обернувшись увидел что плита с его именем. Да мой друг жизни со временем понял что не знаю о том хочу убить или быть убитым такие слова в руках меня чаша весов склоняется к неизбежному варианту. Помню я что-то должен был сделать а что именно и кто ты такой. И зачем я все это сейчас написал. Нет нет не неизбежность смерти а неизбежность жизни вот что должно страшить сердце вдумчивое , скажем ты был рожден , ты обязательно будешь рожден а вот умрешь ли ты это более сложный вопрос, как же избежать рождения в этом мире.

Я. Я. Я. Я. Я.

Я жив и существую а значит не должен умереть. Вот дома вот небо вот солнце. И оно живо. Ты услышал меня.

Прошел год. За это время я успел обойти землю но не нашел земного места для нас которое можно бы было назвать домом я уже не осторожен и не так смел как раньше я обезсилен и валяюсь рядом с ним на белого цвета земле а сверху нас огромные кристаллы заменяющие небо в этом месте. Кристаллы треугольной формы по краям зеленые и мне кажется что они могут упасть на нас. Так идти я уже не могу от скуки начинаю хлопать ладони и колени. Мне кажется время колено. Ночь не наступает. Это один большой день. Где мой выбор. Кого она ждет сегодня. С кем мне говорить. Желание близко. Пояса везде. Хотел бы сейчас на себя рубашку как в той книге чтобы перейти на прошлый уровень а впрочем я уже и без нее итак совсем готов к этому...

Проходит еще одна минута и издали слышен ветер. Он уже совсем рядом. Громкий порыв бьет меня по лицу и подымает нас вверх , этот ураган закручивает нас а затем выпрямив и подняв на несколько метров несет нас все дальше и дальше. В точке С он внезапно останавливается и мы падаем в красной пустыне прямиком около огромной синей воды. Я хочу пить воду. Я пью воду и наполняюсь силой. Я вновь готов к путешествию по выжженой дороге. Поднявшись думаю может и он мертвый хочет воды. Развязав узелок начинаю плескать ему в лицо воду. И он задвигался а кровь начала исчезать на его теле и лице. Он открыл глаза и посмотрел на меня. Я тоже посмотрел на себя и увидел что мои ладони тают. Я обнял его и мы растворились. Открыв глаза я увидел его стол его дом его семью. Жена что-то говорила. Семья что-то говорила. Он что-то говорил. Я вышел от них и оказалось что напротив дома стоит та самая таверна в которую я обещал вернуться. Я зову его и мы вновь оказываемся среди них. Они ждут нас за огромным длинным столом. Феодор теперь с пятью медведями обнимает нас. Я рассказываю что было. Клео обнимает нас. Василиса обнимает нас и превращается в Клео или Клео в нее. Не знаю. Их половинки лиц складываются в одно. Мы делаем несколько фотографий на память знакового события. Тогда затем уже в середине праздника кто-то просит меня сказать тост в честь праздника дня всех влюбленных и тогда соседний голос говорит что сейчас пост. А я говорю этот пост модернизм.


Часть 2.

Одна из фотографий вылетает в окно и падает на маленького человечка который все время это слушал, прижав его она все глубже втаптывает его в землю до тех пор пока он не исчез.


Часть 3.

Одна из фотографий вылетает в окно и падает на маленького человечка который все время это слушал их тут же хватает ветер и начинает нести все дальше и дальше назад во времени они пролетают все места где мы были все сильнее сворачиваясь трубкой выкатываются на дорогу и все летят ко мне, своему началу. Я еще издали заметил черную точку и от изумления громкого звука похожего на музыку раскрыл рот и тогда плотный комок влетел в меня и стал моей частью.


Часть 4.

Внезапный громкий шум отвлек меня от написания моей книги. Я посмотрел вниз и увидел как в мою маленькую копию влетает черная точка. Я на минуту задумался об этом а затем раздавил их ногой.


Часть 5.

И зашагал он вдаль.


Эпилог.

Постепенно приходит выздоровление от смутного сознания и доброе утро.

Перейти в конец истории

Выбрать файлы

Ещё

Напишите сообщение…




MyBook - читай и слушай по одной подписке