Херувимский странник (fb2)


Настройки текста:



Ангелус Силезиус Херувимский странник

Перевод с немецкого

Н. О. ГУЧИНСКОЙ

АНГЕЛ СИЛЕЗСКИЙ И НЕМЕЦКАЯ МИСТИКА

Ангел Силезский (Anglus Silesius, настоящее имя — Йоханнес Шефлер) родился в декабре 1624 г. в Бреслау (ныне — Вроцлав, Силезия) в семье помещика, выходца из Польши, лютеранина по вероисповеданию, именно поэтому и перебравшегося в близлежащую Силезию, Оывшую тогда немецкой. Имя Ангел Йоханнес получил п 1653 г. при новом крещении, т.е. при переходе в католичество. Латинизированным псевдонимом Ангелус Силезиус (латинизация имен была модной в XVII в.), по-русски — Ангел Силезский (принято также Силезий), он подписывал свои поэтические сочинения.

После окончания Елизаветинской гимназии в Бреслау, с 1643 по 1648 г., Йоханнес Шефлер изучал медицину в Страсбурге, Лейдене и Падуе, а с 1649 по 1654 г. служил лейб-медиком герцога Виттенбергского и Эльского Сильвия Нимрода. Медицинскую карьеру он продолжил (и закончил) придворным медиком императорского двора в Вене, где пробыл десять лет (с 1654 по 1663 г.) и где, помимо медицины, занимался «практической» мистикой, сблизившись с некоторыми деятелями этого движения. В 1661 г. Ангел Силезский вступил в орден францисканцев и был посвящен в священнический сан. Затем, вернувшись в Бреслау, получил титул и место гофмаршала при архиепископе Силезском (в 1666 г.), возглавлявшем в этой земле движение Контрреформации. Будучи ярым поборником возвращения Церкви в лоно католицизма, Силезий деятельно предался новой миссии: сохранилось свидетельство, что во время одной из процессий он, надев терновый венок и взвалив себе на спину крест, в экстатическом подражании Христу прошел по улицам Бреслау, не взирая на насмешки протестантов.

С 1667 г. Силезий оставляет практическую деятельность, посвящая себя писательскому труду: в своих полемических сочинениях он также проповедует возврат к католицизму. Скончался он 9 июля 1677 г. в Бреслау, в монастыре Святого Матфея, где и был похоронен.

Главное сочинение Ангела Силезского, опубликованное в 1657 г., «Остроумные речения и вирши» («Geistreiche Sinn- und Schlussreime»), при втором издании в 1675 г. получило название, ставшее знаменитым, — «Херувимский странник» («Cherubinischer Wandersmann»). В отличие от первого издания, в котором было 5 книг, во втором появилась и шестая, озаглавленная как «Приложение».

Основная поэтическая форма сборника — монодистих, т. е. афористический двустрочник, написанный александрийским стихом. Александрийский стих (пришедший в Германию из Франции, где александрийским стихом назывался двенадцатисложник с цезурой посредине каждого стиха-строки) в немецком, т. е. тоническом, варианте представлял собой шестистопный ямб с цезурой посредине, — классический размер, воспринятый барокко и связанный, как правило, с возвышенным содержанием. Помимо монодистихов, в «Херувимском страннике» встречаются также четырех- и шестистрочные строфы, астрофические стихи и сонеты.

Наряду с «Херувимским странником» в том же 1657 г. Ангел Силезский опубликовал сборник лирических стихотворений под названием «Святая страсть души, или Духовные пасторали влюбленной в своего Иисуса Психеи» («Heilige Seelenlust oder Geistliche Hirtenlieder der in ihren Jesum verliebten Psych») — чувственно-набожное сочинение, не имевшее такого успеха, как «Херувимский странник», который, будучи вершиной мистики XVII в., оказал влияние на последующее развитие немецкой литературы, о чем речь пойдет ниже. Это уникальное произведение переведено на многие языки, хорошо известно как в богословских, так и в поэтических кругах, однако на русском языке до сих пор не появлялось, за исключением сборника избранных афоризмов, изданных в Берлине в 1926 г. H. Н. Белоцветовым, стремившимся передать их религиозный смысл, и отдельных двустиший, публиковавшихся в разных изданиях, например, в сборнике «Поэзия Тридцатилетней войны» (в переводе Л. Гинзбурга), в отрывках из романа Г. Келлера «Зеленый Генрих» (в переводе Е. Эткинда), в сборнике «Всемирная эпиграмма», вышедшем в 1998 г. (в переводах Л. Гинзбурга, В. Васильева и моих). Мне также известно, что «Херувимского странника» переводил С.В.Петров, знакомый современному читателю и как автор своих собственных стихов, и как переводчик, в частности, К. М. Бельмана и Р. М. Рильке.

Прежде чем говорить о самом «Херувимском страннике», необходимо охарактеризовать эпоху, в которую жил Ангел Силезский, включая и те многообразные влияния, которые он, как поэт-мистик, испытал на себе.

XVII век в истории богословия, культуры и поэзии — век мистики и барокко, которое, придя в Германию из романских стран, в частности через Францию, где в то время царил классицизм (эпоха Буало, Корнеля, Расина и Мольера), именно в Германии, стране «туманной» и романтической, нашло себе наиболее подходящее пристанище. «Барокко» (исходное значение этого португальского слова — «жемчужина неправильной формы») означает изысканный, вычурный, изощренный, подчас витиеватый стиль, подходящий для выражения скорбных мотивов и апокалиптических настроений. Memento mon — девиз барочной поэзии, как нельзя более соответствующий философско-меланхолической созерцательности немецких поэтов и мыслителей.

Территориально направление барокко связано с Силезией, где родился Йоханнес Шефлер, с так называемой Второй Силезской школой, возглавлял которую утонченнейший поэт Кристиан Хофманн фон Хофманнсвальдау (1617—1679). Главной темой его лирики была преходящесть славы мира сего, внешнего блеска и красоты, а поэтика стиха изобиловала многочисленными перифразами, метафорами, риторическими фигурами, повторами и украшениями всякого рода. Ангел Силезский отчасти примыкал к этому направлению, и его стиль временами отличается (преимущественно в многострочных текстах) усложненностью, риторикой, перифрастическим «плетением словес», метафорическими неологизмами и другими фигурами, требуемыми не только барочной, но и классицистической поэтикой.

Основными жанрами барочного стиха являются ода и сонет, доставшиеся барокко от поэтики классицизма, в частности от поэтики Мартина Опица (1597—1639), возглавлявшего Первую Силезскую школу и написавшего «Книгу о немецком стихосложении» («Buch von der deutschen Poeterey», 1624). Размером как оды, так и сонета был вышеупомянутый александрийский стих, шестистопный ямб с цезурой посредине. Не останавливаясь на жанре оды, представляющей собой у немцев свободную, астрофическую форму, скажу несколько слов о строгой форме сонета.

В Германию сонет попал в конце XVI в. как явление позднего петраркизма, исконно же он является ренессансной, романской формой стиха, основанной на силлабике и пятиударной строке, состоит из 14 строк, разделяющихся на два катрена и два терцета, которые объединены друг с другом определенным типом рифмовки: катрены построены на опоясывающих и одинаковых для обеих строф рифмах (авва), в терцетах строки могут рифмоваться по-разному. Для классического сонета, кроме того, характерно отсутствие повторяющихся без нужды (т. е. не обусловленных композиционно-смысловым заданием текста) слов и, наоборот, наличие повторов, играющих композиционно-смысловую роль, в том числе расположенных параллельно друг другу и отличающихся единоначатием. Принципом построения барочного сонета является также наличие сплошных перечислительных рядов, — в немецкой же лирике все это представлено в гиперболизированном виде.

Сонеты, включенные в «Херувимского странника» наряду с монодистихами, обладают всеми перечисленными особенностями (за исключением первой строфы второго сонета, построенной на парных рифмах); однако и сами двустишия являют такой же барочный стиль, несколько приглушенный эпиграмматическим характером и мистической глубиной текста.

Богословская мистика XVII в., которая в историколитературном смысле представляет собой разновидность барокко, не является единой, а разделяется на несколько течений. Среди них наиболее влиятельными были: пиетизм, движение розенкрейцеров и собственно богословская мистика во множестве своих вариаций.

Основателем пиетизма (происходит от латинского pietas, что значит благочестие, сострадание, жалость, милосердие, почитание, любовь, набожность) был Ф.Я.Шпенер (F.J. Spener, 1635—1705). Уже семантика этого слова указывает на сущность всего движения.

Будучи хронологически последним из мистических течений XVII в., пиетизм представляет собой своеобразную секту внутри протестантизма, противопоставившую себя официальной (лютеранской) Церкви; для пиетизма, основанного на особом экстатическом чувстве верующих, на личном переживании Бога, характерны отход от соборности, аскеза, требование сугубой нравственной чистоты, самоуглубления, внутренней молитвы. Йоханнес Шефлер оказал на пиетистов большое влияние, особенно восторженно он был принят Г. Арнольдом (Gottfried Arnold, 1666—1714) и Г. Терстеегеном (Gottfried Tersteegen, 1697-1769).

Движение розенкрейцеров началось с анонимного сочинения, появившегося в 1613 г. и имевшего название «Fama Fratemitatis, или Открытие братства достохвального ордена Розенкрейца». Автор этого сочинения, ссылаясь на некоего Кристиана Розенкрейца, который жил якобы в ХГ в., повествует о способах познания Бога через познание тайных сил природы, результатом чего должно быть установление Царствия Божия на земле. Повествование является своеобразным научным трактатом, оно насыщено алхимическими, астрологическими и цифровыми символами.

Но самым знаменитым творением розенкрейцеров считают «Химическую свадьбу Иоанна Розенкрейца», написанную поэтом-мистиком Иоанном Валентином Андрее (Johann Valentin Andraee, 1586—1654) не без влияния тюбингенского профессора Кристофа Безольда (Christoph Besold, 1577—1638), одного из первых розенкрейцеров. Сочинение изображает лествицу восхождения героя к Богу, познание Христа, исполненное разных, в том числе и алхимических, символов: голубь ведет Кристиана Розенкрейца через испытания, очищение, покаяние и крещение в некий замок, находящийся в макрокосме, где Кристиан вступает в орден Посвященных и участвует в мистической свадьбе, т.е. сливается с Божеством. Розенкрейцеры сочетали в своих воззрениях христологию с теософским оккультизмом, усматривая в именах тайнопись, в частности, обыгрывая имя легендарного создателя секты — Розенкрейца — как крест, увитый розами (в переводе это имя и означает «Розовый крест», в отличие от «Розового венка», розария, т.е. четок, которые по-немецки звучат как Rosenkranz). В мистико-христологической традиции роза — символ Богоматери или ран Христовых. У розенкрейцеров роза означает тайное познание Божественного, но имеет и конкретную историю: на печати Валентина Андрее был изображен Андреевский крест, увитый четырьмя розами. Он и стал гербом последующих розенкрейцеров.

Великим богословским мистиком XVII в. был Яков Бёме (Jakob Boehme, 1575—1624), известный в России как благодаря деятельности масонов, в частности Н. И. Новикова, так и благодаря русской религиозной философии (о нем с почтением и с восторгом упоминают, например, В. С. Соловьев и Н.А. Бердяев), а также своими сочинениями, переведенными на русский язык, — «Аврора, или утренняя заря в восхождении» и «Христософия». Ближайшими предшественниками Я. Бёме, повлиявшими на него, были Каспар фон Швенкфельд (K.von Schwenkfeld, 1489-1561), Парацельс (Ph. F. Th.В. von Hohenheim, 1493—1541) и Валентин Вайгель (V. Weigel, 1533-1588). Первый из них был сначала сторонником, затем противником М. Лютера; второй, единственный из трех названных, чье имя известно русскому читателю, наряду с естественными науками занимался алхимией и тайнознаньем; третий же (о коем речь впереди) представлял пантеистско-гностическое направление в богословской мистике и оказал значительное влияние на Ангела Силезского.

Мистика Бёме имеет, однако, более глубокие корни, восходя в Германии к богословию позднего Средневековья, к Мастеру Экхарту (Meister Eckhart, ок. 1260-ок. 1327/1328), в свою очередь развивавшему идеи немецких мистиков ХІІ-ХІІІ вв. — Мехтхильды Магдебургской (Mechthild von Magdeburg, 1212—1282) и школы Давида Аугсбургского (David von Augsburg, род. между 1200-1220).

Что такое средневековая мистика и где ее истоки? Прежде всего, следует отличать практическую, или психологическую, мистику от богословской. Практическая мистика — это мистика личного опыта, собственного, внутреннего, интуитивного познания Бога, слияния с Ним. Такими мистиками, или тайноведами (ибо мистика и значит «тайнознанье»), можно считать уже отшельников и пустынников; мистиком был знаменитый Франциск Ассизский, монахини-бегинки, монахиня-бенедиктинка Хильдегарда Бингенская в Германии (Hildegard von Bingen, 1089—1179), испанская кармелитка XVI в. Тереза Авильская и др. Личный мистический опыт, опыт «пути ко Христу», был, как правило, связан с экстазом, выходом из себя и потусторонним, незримым для других познанием Божественного (unio mystica).

Пользуясь понятием «мистика» для обозначения такого интуитивного, личного, тайного знания, мы должны, однако, иметь в виду, что никакая религия вообще без мистики не обходится. Бог — великая тайна, и связь человека с Ним не только лично, но и соборно совершается в таинствах. Будучи сущностью единой, Соборной и Апостольской Церкви, мистика в равной мере свойственна и Восточной, и Западной кафолическим Церквам, исторически же сложилось так, что мистика как явление соборное осталась принадлежностью Церкви восточной (подробно об этом см. работу В. Н.Лосского «Опыт мистического богословия Восточной Церкви». М., 1991), западный же мистический опыт был скорее «индивидуальным», и самая мистика на Западе приобрела в конце концов внецерковный характер.

Это же относится и к богословской западной мистике, которая сконцентрировалась в Германии и в конце концов привела к Реформации в XVI в., дабы затем снова противостоять ей. В отличие от практической богословская мистика есть своеобразная умозрительная, мыслительная система (включающая в себя и философствование), основывающаяся на Священном Писании и творчески толкующая его.

От богословской мистики следует отличать схоластику (догматику, норматив, школу). Так, например, учение Фомы Аквинского есть схоластика, в то время как мистика обладает вольным стилем рефлексии, индивидуального осмысления Божества.

В связи с этим влияние предыдущей мистики на последующую есть непрерывный процесс, цепочка опосредованностей: повлияв на Бёме, богословие Мастера Экхарта повлияло и на Ангела Силезского.

Экхарт читал проповеди и писал трактаты. Сохранились как латинские рукописи, так и немецкие (изданные нынче в Германии). Небольшая часть из них переведена на русский язык М. Сабашниковой, однако с некоторыми искажениями, касающимися, в частности, проповеди «Блаженны нищие духом».

Следуя за Мехтхильдой, Экхарт разделяет Бога и Божество. Бог для него — сущность неисповедимая, непознаваемая и неопределяемая, т.е. познаваемая в отрицательных категориях. Идея отрицательного (апофатического) богословия идет от Дионисия Ареопагита и заключается в отрицательном определении Бога, т.е., по существу, в познании его непознаваемости, в постепенном погружении во тьму, из которой внезапно, как Откровение, вспыхивает свет Божественного Бытия. Знание это дается как дар, без участия воли человеческой, как свойство отрешенности, обретенной праведным житием. Путь к отрешенности лежит для человека через смирение (homo, humilis Экхарт определяет как «смиренный»); отрешенность есть свойство Бога, смирение — человека. Божество, исходящее из Бога, — это выявление Божьей сущности, нисхождение Божественных энергий, Духа Божьего на человека, который должен зажечь в душе своей «искорку», дабы Божественный свет, притянутый ею, с ней соединился. Зажегший в своей душе искорку человек восходит к Богу по семи ступеням добродетели (Экхарт ссылается здесь на блаженного Августина, отца западного богословия), постепенно достигая отрешенности и бесстрастия (АЬgeschiedenheit и Gelassenheit — два немецких слова-термина, введенных Экхартом).

Эти семь ступеней предписывают: 1. Жить по примеру праведных людей; 2. Просить совета и искать мудрости только у Творца, отвергнувшись всего тварного; 3. Обрести независимость и самостоятельность («сойти с материнских колен»), отринув страх перед людьми и возлюбив только Богово; 4. Столь укрепиться в любви к Богу, дабы бесстрастно терпеть страдания; 5. Пребывать в покое собственной мудрости; 6. Слиться с Божественной сущностью, забыв все тщетное и преходящее, вернуться в Божий образ, став чадом Божиим; 7. И, как следствие, вкушать радость и покой. Таково восхождение к внутреннему человеку, к новому Адаму, которого Экхарт, вслед за Августином, противопоставляет человеку внешнему. Внутренний человек есть человек духовный, обоживший духом и свою плоть (ставший духовной плотью). Внешний же — человек плотский, суетный, умертвивший в себе и дух плотскими страстями.

Это разделение внутреннего и внешнего человека проходит через всю мистику Экхарта и распространяется на его понимание жизни деятельной и жизни созерцательной (vita activa и vita contemplativa), которую он демонстрирует на примере евангелического эпизода о Марфе и Марии (проповедь «Intravit Jesus in quoddam castellum», Евангелие от Луки, 10, 38—42). Марфа, которая хлопочет по хозяйству, олицетворяет жизнь деятельную, Мария же — созерцательную. Мария избрала себе «благую часть», но путь к этому благу, к отрешенному бесстрастному созерцанию, лежит через земные деяния: будущая Мария должна пройти сначала путь Марфы.

Отрицательное богословие сказалось у Экхарта и в знаменитой проповеди «Блаженны нищие духом» («Beati pauperes spiritus, quoniam ipsorum est regnum caelorum», Евангелие от Матфея,5, 3). Речь в ней, вслед за Евангелием, идет только о духовном нищенстве, т. е. о нищенстве внутреннего человека, которое состоит в том, чтобы «не хотеть», «не знать» и «не иметь». Отрицательное местоимение «ничего» здесь принципиально.невозможно. Важно не что-то, чего не надо хотеть и что предполагает отказ от желаемого предмета, а вообще отсутствие воления как такового, имения как такового, знания как такового. Отрешение от воли вообще и подчинение ее воле Божией приводит, однако, к «неволению» и самого Бога, к отрешенности от Него (покуда не было тварей, говорит Экхарт, Бог был не-Бог, а был тем, чем Он был; после же сотворения Бог стал не «Богом в Самом Себе», а «Богом в тварях»). Тем не менее следует иметь в виду, во избежание дальнейших спекуляций, сближающих Экхарта и с дзен-буддизмом и даже с Ницше, что Экхарт не говорит, будто Бог есть «Ничто», однако пантеистическую мысль, безусловно, он высказывает.

Постоянное понятие экхартовского богословия — вещь (Ding). Все, от Бога до твари, — вещи. Бог — высшая вещь (hoechste und oberste dine — на средневерхненемецком, на котором писал Экхарт), душа — великая вещь (groz dine). Будучи единосущными в своем истоке, вещи превращают мир в единую множественность, единство свое получающую в Боге. Бог — Единство всех вещей. Все перед Богом равны — равноценны, равноедины. Единство множественности выступает как троичность, поэтому и все вещи распределяются по троичной ипостаси: тварь/вещь—человек—Бог. Скрепляет эту связь любовь: природа этой любви, по Экхарту, такова, что она превращает (wandelt) человека в ту вещь, которую он любит. Если Бог возлюбил человека, а человек — Бога, то в этом сокрыта возможность и обожения, и очеловечивания, и духовного превращения. Свой исходный тезис — аз в Боге, Бог во мне (соотношение, осуществляемое любовью в духе) — богословская мистика (и Мастер Экхарт в том числе) черпает из Евангелия, из слов самого Спасителя и Апостолов, провозгласивших богочеловеческий синергизм, крестообразное взаимодействие Бога и человека: «Кто исповедует, что Иисус есть Сын Божий, в том пребывает Бог, и он в Боге. (...) Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1-е Послание Иоанна, 4, 15—16). Малейший выход из духовности и вхождение в чувственный образ грозит полным превращением, пантеистическим слиянием Творца и твари.

В 1326 г. комиссия, состоявшая из влиятельных кардиналов и богословов, подвергла ревизии сочинения Экхарта, но папская булла, объявившая 17 положений Мастера еретическими, а 28 сомнительными, появилась только в 1329 г., т.е. уже после его смерти.

Итак, внутренний и внешний человек, чередование деятельной и созерцательной жизни, равнозначность всех вещей (как в явлении, так и в сущности), единство мира видимого и невидимого, взаимопроникновение тварного и Творческого, отрешенность и бесстрастие, любовь как взаимоотношение Творца и твари вплоть до их взаимного преображения и даже возможного превращения друг в друга — вот те мистико-богословские мысли, которые повлияли на поэтическое богословие Ангела Силезского.

К школе Экхарта принадлежали Йоханнес Таул ер (Johannes Tauler, 1300—1361), Генрих Зойзе, или Сузо (Heinrich Seuse, Suso, 1295-1366) и Иоанн ван Рюйсбрук (Johann van Ruysbroek, 1293-1381). Первые два — немцы, третий — фламандец. Первые два — доминиканцы, как и сам Экхарт, третий — августинец, как в будущем и М. Лютер.

Наибольшее влияние из всех троих, влияние непосредственное, на Ангела Силезского оказал Таулер. Он не углубляет богословскую мистику Экхарта, а делает ее более доступной для практического применения. Главное положение его проповедей — человек должен вернуться в Божий образ через бесстрастие, отказаться от воли, от самого себя через Преображение, которое Дух Святой дает человеку. Душа человеческая — обитель Божия. Человек рождает в себе (в духе) Бога, продолжая предыдущие два Рождества: от Отца прежде всех век и от Богоматери во плоти. Смирение Девы Марии, которую призрел Господь, должно явиться примером и для христианина, желающего духовно родить в себе Бога. Путь к Богу — путь внутрь, путь личного духовного опыта, путь разумный; однако и простое следование за Христом, подражание страданиям Его, мукам крестным, — также необходимы для обожения, преображения верующего в Него христианина.

Приближая богословские рассуждения Экхарта к земному бытованию человека, т.е. к человеческому житию в мире, Таул ер уточняет три положения своего учителя: о внутреннем человеке и внешнем, о деятельной и созерцательной жизни и о духовном нищенстве. Если у Экхарта внутренний человек — это Адам до грехопадения, т. е. совершенный человек, в котором дух и плоть составляют единство^ гармонию, сливаюсь во плоти «духовной», а внешний — Адам после грехопадения, т. е. человек, в котором и дух и плоть суть во грехе, то у Таулера это взаимопроникновение приобретает характер дихотомии духа и плоти: внутренний человек — это человек только духовный, т.е. праведник, отвергший мир, а внешний — человек плотский, мирской, суетный. Такое разделение свойственно и Силезию, отвергающему необоженное мирское как дьявольское, и может привести к дуализму, что впоследствии, уже после XVII в., отразилось на мистических воззрениях немецких романтиков.

Антиномию деятельной и созерцательной жизни, введенную Экхартом, Таулер толкует проще: образно, в одной из проповедей, он сравнивает деятельную жизнь с весенними работами, а покой (т. е. предпосылку созерцания) — с летней жатвой. Более того, не философствуя, подобно Экхарту, о двух типах служения Богу, Таулер считает практические дела совершенно необходимыми для каждого христианина и весьма благоразумно пишет о том, что некоторые христиане склонностью к созерцанию прикрывают свою лень.

Наконец, духовное нищенство — неволение, неимение и незнание — Таулер «рационализирует», говоря о ничего-не-волении, ничего-не-имении и ничего-незнании. Что, собственно говоря, в таком виде и вошло в богословскую, уже несколько обмирщенную мысль лютеровской и послелютеровской эпохи.

У другого последователя Экхарта, Сузо, наряду с идеями подражания Христу, составляющими содержание его «Жития» («Vita»), явлена (в другом произведении, «Книжице премудрости») идея софиологическая, которую русские религиозные философы Серебряного века связывают с «теософией» Якова Бёме. София-Премудрость у Сузо есть некая жена, невидимо стоявшая у Креста Господня, сорапинаемая, умирающая вместе с Ним и затем воскресающая. Эта жена есть сама Премудрость Божия, отделившаяся от Него; но эта жена есть одновременно все то человечество, начиная с жен-мироносиц, которое уверовало во Христа и тем самым стяжало Воскресение. Идея В.С.Соловьева о Софии-Премудрости как «великом Существе» или «Человечестве» («le Grand ’Etre») — чрезвычайно близка символическому образу Генриха Зойзе.

Что касается Рюйсбрука, то его Силезий знал хорошо. Более того, в предуведомлении читателю, сопровождающем «Странника» в издании 1657 г., Силезий указывает на него как на одного из своих предшественников.

В главном сочинении Рюйсбрука «Украшение духовной свадьбы», мистическом трактате о любви Божией к человеку и человеческой к Богу, любовь представлена как алчное желание «проглотить» возлюбленного, сочетание же деятельной и созерцательной жизни — как моргание глазами: открытый глаз — действие, закрытый — созерцание. Таким образом, одно из исходных положений мистического опыта и мистического богословия, идущего от блаженного Августина и еще глубже уходящего в само Священное Писание — экстатическая любовь к Богу, пронизывает сочинения и тех мистиков, которые принадлежали к школе Мастера Экхарта.

Что касается Бёме, то он был самоучкой, по профессии — сапожником, по вероисповеданию — лютеранином. Видение света, поглотившего тьму (случай с закопченной кастрюлей, на которую упал луч солнца), было тем откровением, которое раскрыло в Бёме дар мистического, интуитивного познания. Писал Бёме по-немецки. Главные его сочинения: «Аврора, или утренняя заря в восхождении» («Aurora oder die Morgenroethe im Aufgang»), «О трех принципах» («De tribus principiis», «Beschreibung der drei Prinzipien goettlichen Wesens»), «О рождении и обозначении всех сущностей» («De signatura rerum, Von der Geburt und Bezeichnung aller Wesen»), «Христософия. Путь ко Христу» («Christosophia. Der Weg zu Christo»).

Из событий его жития важно вспомнить самую его смерть: легенда повествует о том, что в момент смерти он слышал небесную музыку, а последними его словами были: «Се, аз возношусь в рай» («Nun fahre ich hin ins Paradies»).

Романтики окрестили Бёме «немецким (тевтонским) философом» («philosophus Teutonicus»), а сам Бёме разделял свою «философию» (которую именуют иногда произвольно теософией, богомудростью, богопознанием) на собственно философию, изучающую силы Божества; астрологию, проникающую в силы природы; и (іогословие, постигающее Царствие Христа. Символом же и средством познания Великой Тайны — Бога — была для Бёме «Утренняя заря».

Завершенной системы у Бёме нет; более того, в некоторых случаях он, увлекшись собственной рефлексией, даже противоречит самому себе.

Бог у Бёме — безосновная, точнее, всеосновная сущность (Ungrund). Слово Ungrund неверно переводят как «бездна» (это — его прямое словарное значение). На самом деле немецкий префикс un может и усиливать смысл стоящей за ним основы. Стало быть, Бог у Бёме — безосновная основа всего сущего, а не Ничто, точнее, и все, и ничто, — сущность всех сущностей (Wesen aller Wesen). И сам Бог, и природа рождаются, согласно Бёме, из некоей матрицы (Matrix), родоначальницы всего сущего, обрисованной весьма туманно. Матричные сущности собираются сначала в Ббге как (іезосновной основе, которого Бёме характеризует семью признаками, из них пять — чувственных: всемогущий, всезнающий, всевидящий, всеслышащий, всеобоняющий, всевкушающий, всеосязающий. Будучи сконцентрированы в Боге, они затем изливаются (истекают) на тварный мир. Грань между Творцом и тварью проведена у Бёме нечетко. В одних случаях он говорит, что Творец не создан, но создал мир из ничего (догматическое воззрение) или из себя самого; в других, в порыве поэтической фантазии, — что Творец и тварь имеют единую природу, — т.е. сближается с экхартовским мистическим пантеизмом. Уже на уровне самого Бога происходит «надлом», «распад», «ожесточение» (Ergrimmtheit). Бог (Божество) истекает мукой (Quai) на тварный мир (в этом метафорически выражена идея страдания как сущности отпавшего от Бога и идущего ко Христу человечества), из чего вырастает знаменитый ономатопоэтический (т.е. семантически сближающий созвучные слова) «афоризм», непереводимый на русский язык: die Quai quellt (буквально: мука истекает). Надлом в Боге, на небесах, соответствует общедогматическому представлению об отпавшем от Бога сатане, сброшенном в преисподнюю, и вот это-то единство всей множественности от Бога до преисподней представлено «теософией» Бёме. Множественность фрагментарных явлений-вещей в мире, постепенно дробясь все больше и больше, есть следствие распада, идущего от небес; промысел же этого распада, возникший до сотворения мира, осуществился и в отпадении сатаны, и в грехопадении человека; в распаде — основа греха, который может быть преодолен только восхождением ко Христу, восстанавливающим единство, собирающим разрозненные части в единое целое. В этом распадевосхождении участвуют все сферы мироздания — качества, элементы и духи: физическое, химическое, чувственное, духовное. Одно рождается из другого и тоже «истекает» из него. Из сил Бога — небо, из неба — звезды, из звезд — элементы, из элементов — земля и твари. И качества, и элементы, и духи у Бёме разделены также весьма нечетко. Однако некое единство можно увидеть и здесь. Так, качества — это огонь, горечь, соль; духи, они же качества, их семь (здесь Бёме снова поэтически сближает созвучные слова, обыгрывая одинаковое звучание слов Quellgeister, «истекающие духи», и Qualitaeten, качества) — терпкий, сладкий, горький, горячий, любовь, звук, природа. Любовь — пятый дух, или quinta essentia. Звук — шестой, это — само Божество (Бог явился Моисею только в звучащем Слове, оставаясь невидимым); седьмой — природа, она же Бог, который всех духов в себя вбирает. Венец природы — человек, андрогин, разделившийся на мужчину и женщину после грехопадения, микрокосм, состоящий из чувства, рассудка и разума; внутреннее строение человека представляет собой столб, соединяющий землю с небом, через который проходит идущее с небес, от звезд разделение на добро и зло; из природы во главе с человеком, концентрирующим в себе добро и зло, выделяются элементы (из коих состоит природа), сопричастные своими качествами человеческим чувствам, как благим, так и греховным: воздух — жар и гнев; вода — холод, смирение; огонь — в Боге свет, во зле — горечь, мука; земля — терпкость и т.д. Мука, впрочем, присутствует везде, во всех качествах. Вся эта фрагментарная множественность имеет у Бме троичную систему: две основные троичности — Бог—природа—тварь, огонь—горечь—соль — соотносятся друг с другом как антиномия самих сущностей и их качеств. Качества выступают при этом как превращения вещей, их инобытие. Пользуется Бёме и алхимической терминологией: семь духов, рождающихся один из другого, концентрируются в алхимической троичности — сера, ртуть и соль (Sulphur, Mercurius, Sal). В совокупности эти три алхимических элемента-символа составляют то, что Бёме называет Salniter, неким средоточием, из которого и в котором происходит рождение превращающихся друг в друга вещей (вспомним взаимопревращение вещей у Экхарта). Откровение Божества в природе есть «Великая тайна», «Mysterium Magnum». Таким образом, Бог присутствует у Бёме в природе и как нечто равное ей (мистический пантеизм), и как трансцендентная сущность, изливающаяся на мир и явленная миру как Божество. Все переходит во все, превращается друг в друга, рождается друг из друга. Премудрость же выступает у Бёме как некое самостоятельное качество, одинаково присущее и Богу-Творцу, и Иисусу Христу, и Деве Марии. София-Премудрость — это свойство самой Троицы (сравним с рассуждениями В. Соловьева, о. С. Булгакова и о. П. Флоренского), но она и невеста Божия; следовательно, Премудрость есть Дева Мария, которая благодаря этому становится Христу не только Матерью, но и Невестой, ибо Христос в Троице — единосущен Отцу.

Весьма оригинальные мысли, также основанные на троичности, Бёме высказывает в «Трех принципах», где он несколько иначе излагает то, о чем писал в первом сочинении «Аврора», в то же время продолжая и уточняя его. Первым принципом Бёме считает «муку тьмы» («Quai der Finstemis»), вторым — «силу света» («Kraft des Lichtes»), третьим — «изрождение из тьмы силою света» («Ausgeburt aus der Finsternis durch Lichteskraft»). Свет и сила света — Бог, изрождение (исхождение) из тьмы — Дух Святой, тьма — человек, блуждающий во грехе. Смысл этой троичности — обожение человека, восхождение его ко Христу, — вытекает из всей троичной системы христианства. Разумеется, Бёме со свойственной ему фантазией «пропускает» эту троичность через свою вещественно-качественную систему, о которой говорилось выше, предлагая новую рефлексию на ту же тему.

Весьма интересна работа «Об обозначений вещей», посвященная, в сущности, вопросу о происхождении языка. Имена вещей — футляры (Behaelter), воспроизводящие, повторяющие в своей явленной форме сущность вещи, т.е., говоря лингвистическим языком, раскрывающие их внутреннюю, этимологическую форму. Имена, таким образом, равносущи вещам, полностью замещают их. Рождаясь изнутри друг друга, вещи тут же получают свои имена, становясь именами-вещами и представляя собой процесс, зеркально отражающий сотворение мира Словом Божиим: из Божьего Слова — мир, из вещей мира — слово человеческое (по аналогии с 1-й главой Книги Бытия). Будучи в свою очередь рефлексией того, о чем Бёме писал ранее, эта работа является наиболее глубоким и цельным его сочинением; именно в ней он приближается к раскрытию «Великой тайны», формулируя ее следующим образом: «Итак, следует вдуматься во все вещи, ибо первоисток всех вещей есть единая сущность, оная же есть Тайна всех сущностей и Откровение безосновности в основе» («Also ist allen Dingen nachzusinnen, denn all Dinge urstaenden aus einem einigen Wesen; dasselbe ist ein Mysterium aller Wesen und eine Offenbarung des Ungrundes im Grund»). Это высказывание можно считать выводом из всех рассуждений Бёме, без которых не состоялась бы и немецкая классическая философия.

Последняя работа «немецкого философа» — «Христософия» — завершает его богословскую систему. «Путь ко Христу» вполне согласуется у Бёме со святоотеческой традицией, если не считать очередной рефлексии на тему символико-химического построения мира. Главные идеи христианской нравственности для Бёме суть отказ от себя (от «самости», Selbst), смирение и покаяние. Необходима христианину и Церковь: сначала в собственной душе, затем в соборности всех уверовавших во Христа и только потом уже в храме как непременном следствии и условии закрепления веры. Церковь для Бёме, таким образом, — не просто каменное здание (в которое она отчасти выродилась в современном Бёме догматическом лютеранстве), а духовный собор верующих, чем, собственно, она и является.

Будучи изложена в символико-метафорической форме, «теософия» Бёме есть система поэтическая, «сотворяющая» мир через слово. «Словотворение» состоит у Бёме не только в ономатопоэтической игре, но и в обилии символов, фантастических аллегорий и сравнений, сополагающих земное и небесное, которыми он живописует «открываемое» им мироздание. На фоне этой экстатической фантастики и внутри нее возникают настоящие откровения, на что, например, указывал Н. Бердяев в «Смысле творчества»: «Гениальные, превышающие время антропологические прозрения открываются у величайшего из мистиков-гностиков всех времен — Якова Бёме».

Пример символического (аллегорического) языка, характерного для Бёме, можно привести из пролога к «Авроре», где изображено дерево как аллегория мироздания. Сад, в котором дерево растет, — мир, поле за садом — природа, ствол дерева — звезды, ветви — элементы, фрукты — люди, а сок — Божество. Фантастичность этой аллегории очевидна. Логика в ней произвольная. Важна здесь сама идея всесвязанности — Божественного, природного, элементарного и человеческого.

Влияние Бёме на последующее развитие философии и поэзии было огромным. На русскую религиозную философию он смог повлиять только благодаря тому, что был предшественником философии немецкой. В свое время, т.е. в XVII в., лютеранская Церковь считала его схизматиком, в XVIII в. он продолжал «тайно» жить в сочинениях мистиков — Г. Г. Гамана или Э. Сведенборга. По-настоящему открыли его романтики, в частности Л. Тик; он-то и определил язык Бёме как «ономатопоэтический». «Бёмистской» была натурфилософия Ф. В. Шеллинга, входившего в Романтическую школу, многое заимствовал у Бёме Г. В. Ф. Гегель, восторженно писавший о нем. Весь немецкий романтизм (это величайшее эстетическое явление мировой культуры) представляет собой своеобразное перетолкование философии Бёме (вплоть до развоплощений Э.Т. А. Гофмана). Фантастика романа Новалиса «Генрих фон Офтердинген», связывающая природу с поэзией, «голубой цветок» со «сказкой» через систему мистических символов, в котором участвуют и люди, и цветы, и минералы, — представляет собой «бёмистский» стиль. Изучение тайн природы, которыми заняты у Новалиса «Ученики в Саисе», происходит в духе Якова Бёме, дополняясь мистикой эллинистической: вся элементарно-вещественная множественность видимого мира, все разрозненные фрагменты суть внешне разные, но единосущные явления единой тайны, которую скрывает богиня жизни-смерти Изида: раскрыть эту тайну, приподнять покрывало Изиды — значит узреть духовную суть все того же, рядом с тобой и внутри тебя расположенного мира. «Фауст» И. В. Гёте, созданный в Германии в эпоху романтизма (хотя и написан в рамках другого литературного течения — классицизма), — произведение не столько пантеистскоязыческое, как принято считать, сколько «бёмистское», что дало повод романтикам называть Гёте «веймарским Бёме». В первом монологе, где Фауст восклицает: «Мир духов рядом, дверь не на запоре,/Но сам ты слеп, и все в тебе мертво./Умойся в утренней заре, как в море,/Очнись, вот этот мир, войди в него» (пер. Б. Пастернака) — за идеями Э. Сведенборга явно проступает влияние его предшественника, Я. Бёме. В XX в. М. Хайдеггер, повторяет «ономатопоэтику» Бёме, через соположение созвучных слов пытаясь вернуться к их этимологическому истоку и тем самым — к истоку бытия.

Непосредственными последователями Бёме в XVII в, были Абрахам Франкенберг (Abraham Franckenberg, 1593-1652) и Квирин Кульман (Quirinus Kuhlmann, 1651—1689); опосредованно (через указанных выше) — поэт Даниэль Чепко (Daniel Chepko, 1605—1660) и, конечно же, — Ангел Силезский.

Судьба «бёмиста» и лютеранина Квирина Кульмана, религиозного деятеля и поэта, весьма трагична: приехав в Московию, он, по одной из версий, пытался проповедовать там смешанное лютеранско-бемистское учение, в которое входила и проповедь Царствия Божия на земле, и в 1681 г. был сожжен за ересь.

Абрахам Франкенберг знал Бёме лично и в 1651 г. написал первую его биографию.

В своих «Теософских посланиях» («Theosophische Send-Schreiben») Франкенберг провозглашает равноценность конфессий, считая всех людей равными друг другу в едином Духе. Храм Божий — это сам человек, и не книжная премудрость составляет сущность христианской веры, а единство верующих во Христе. Франкенберг приводит высказывания как католических, так и лютеранских авторитетов, подтверждающих его мысли. Саму же Церковь, и ту и другую, он подвергает критике. В лютеранстве он критикует педантизм, сухость и догматическую приверженность букве Священного Писания, преувеличенное почитание церковной обрядности, т.е. как раз все то, что раздражало Лютера в римско-католической Церкви и что проявилось у лютеран уже после него. В католичестве его отталкивают пышные празднества, анонимная исповедь, безразличие к личности христианина: внешнее, формальное благочестие в любой конфессии он считал одинаково мертвящим.

Почему же в таком случае Йоханнес Шефлер — Ангел Силезский — перешел в католичество? Внешняя причина (здесь сказалось влияние Франкенберга) — лишь бы уйти из лютеранства (все-таки католичество с его соборностью «теплокровней»). Другая причина — более глубокая, и связана она с особенностями самого мистического опыта.

Как говорилось выше, этот мистический опыт на Западе (в Германии как сердцевине мистики) постепенно отходил от Церкви, переживался лично и даже индивидуально: познание Бога — дело интуиции, дается откровением в отрешенности от земного и «непостижно уму», лютеранство же с его рационализмом мало способствовало чувству мистического, в то время как литургию католицизма отличало чудесное и тайное, соответствующее христианской символике, и в период Контрреформации, забыв об «извращениях» римско-католической (папистской) Церкви, вспомнили именно о се мистическом характере. В то же время и внутри лютеранства намечался мистический отход от церковности к внутреннему познанию Бога — в пиетизме. Сам Франкенберг был склонен к пиетизму, «католический» же выбор Силезия был не только разновидностью церковного диссидентства, но и совершенно искренним стремлением остаться в лоне изначального католичества: судя по шестой книге «Херувимского странника», Ангел Силезский был верным оруженосцем кафолической Церкви.

Таким образом, если вернуться к определению западной мистики как явления внецерковного, то мистику Ангела Силезского можно в любом случае представить как отход от лютеранства.

Кроме непосредственного влияния, роль Франкенберга для Силезия заключалась и в том, что он, по-видимому, познакомил его как с творениями средневековых мистиков, так и с сочинениями Я. Бёме.

Среди мыслителей, привлекавших Ангела Силезского, наряду с Франкенбергом, называют Валентина Вайгеля, священника из Чоппау, о котором уже говорилось выше. Сочинения его сохранились в значительном количестве. Вот важнейшие из них: «Три части основательного наставления и руководства начинающего и немудреного христианина в истинном учении Божием» («Drey Theile einer gruendlichen Anweisung und Anleitung des anfahenden und einfaeltigen Christen zu der echten Schulen Gottes»), «Простое обучение молитве» («Einfaeltiger Unterricht von Gebeth»), «Познай самого себя», в трех частях («Erkenne dich selbst»), «Основательный трактат об истинном бесстрастии» («Gruendlicher Traktat von der wahren Gelassenheit»), «Справочник, или краткое наставление, как посредством трех вещей можно по узкой стезе прийти ко Христу» («Informatorium oder kurtzer Unterricht, welcher Gestalt man durch drey Mittel den schmalen Weg zu Christo sich kan fuehren lassen»), «Универсальная наука» («Studium universale»), «Маленький душеполезный трактат о местоположении мира» («Еіп nuetzliches Traktaetlein von Ort der Welt») и др.

В существующих исследованиях роль Вайгеля в создании «Херувимского странника» представлена подробно и зачастую преувеличенно. Однако именно в этой связи считаю необходимым остановиться на некоторых положениях его гностического богословствования.

Бог — Солнце, светящее для всех и дарящее свой свет «прежде, чем ты пожелал»; хотя наши грехи заранее прощены во Христе, но без молитвы ни один христианин не придет к спасению; богословие — не в книжной премудрости, а в познании Бога через веру и любовь; идя к Богу, не Его «тормоши», а самого себя; единственная истинная Церковь — католическая, стоящие вне ее — схизматики; в христианине присутствуют и Адам и Христос: Адам есть наше непослушание, Христос — следование воле Божией, которое заключается в отвержении тварного мира; соотношение человека и Бога подобно соотношению капли и моря, глаза и всей (обоженной) плоти; познание может быть внутренним и внешним и подчиняется небесным светилам, которые в иерархии — солнце, луна, звезды, червь, рыба, змея, птица, лев, телец, человек (картина постепенного сотворения мира) — занимают высшее положение; бесстрастие — превыше всяких других добродетелей, заключает их в себе и есть по существу единственная добродетель (в этих же словах и Силезий говорит о добродетелях); путь ко Христу лежит через три «вещи»: молитву, лествицу Якова и ключ Давида; молитва — это аскеза чувств, лествица — аскеза сердца, ключ — созерцание райского древа в основе, причинной сущности его; познавая одну вещь — познаешь все; потребна такая астрология (учение о мироздании, подчиняющемся небесным светилам) и такое богословие, кои были бы понятны всем — и даже неграмотным. Предлагая астрологическую картину мира, Вайгель опирается на гностику Парацельса, а в богословии выделяет три познавательные сущности: самого Христа, милость Божию и бесстрастие.

Что касается названного выше лирического поэта Даниэля Чепко, то его следует отделить от других богословов, ибо он, подобно Ангелу Силезскому, но до него, писал двустишия («Sexcenta Monodisticha Sapientium», «Шестьсот рассудительных монодистихов», 1640—1647), повествующий о соотношении человека и Бога, и, безусловно пробудил у Ангела желание «состязаться» с ним. Однако двустишия Чепко уступают стиху Шефлера и в количестве, и в глубине мысли, и в словесной изобретательности, не говоря уже о том, что вовсе Чепко был первооткрывателем этого жанра, а француженка Жоржетт де Монтнэ (Georgette de Monteney) выпустившая в 1571 г. сочинение «Emblemata christiana» («Христианская мозаика»), переведенное затем на семь языков, сочетавшее христианские доктринальные мысли с мистическим прозрением. И сам Франкенберг, и его друг Иоанн Теодор фон Чеш (Johann Theodor von Tschesch, 1595—1649) также любили зарифмовывать свои богословские мысли, соединяя их попарно. Чеш, например, в тот же период, что и Чепко (в 1644 г.), опубликовал латинские стихи под названием «Vita cum Christo sive Epigrammatum sacrorum Centuriae XII» («Жизнь со Христом, или двенадцать сотен сакральных эпиграмм»), которые в свою очередь не могли не повлиять на окончательное издание (1647 г.) монодистихов Чепко.

Так мы подошли к главной особенности мистики Ангела Силезского — ее поэтичности оформленной как стихотворный текст.

«Херувимский странник» произведение лиро-поэтическое, завершающее богословскую мистику Средневековья; богословие, облеченное в форму лирического афоризма. К нему нельзя относиться как к иллюстрации «теософии» Бёме, оно есть самостоятельное творчество с собственной системой мистических воззрений, стекающихся к тому же первоистоку из которого происходят откровения и Бёме и Экхарта, и Вайгеля, и Таулера, т.е. мысли, составляющие сущность самой мистики.

Основной мистической идеей «Херувимского странника» является общая идея о слиянии Бога и человека, об их «интимной» близости (unio mystica). Слияние Творца и твари, если его вывести за пределы обожения и рассматривать как взаимопревращение (см. экскурс об Экхарте), окажется мыслью вполне еретической, связанной в то же время с гуманизацией богословской науки. Начало ее, параллельное зарождению средневековой мистики, можно увидеть в рациональных идеях Возрождения и гуманизма. Изучение античности, провозглашенное Петраркой (studia humanitatis), а после него — Эразмом Роттердамским, вело к очеловечиванию Божественного, т.е., по существу, к человекобожеству. Равенство богов, творцов вселенной, и человека характерно именно для языческой античности: рождающиеся от богов люди были человекобогами. Идею богоравности, переосмысленную через личный экстаз, переживание, рождение Бога в себе, — иначе говоря, через чувственное познание Бога, — отчасти принес и повлиявший на христианскую мистику платонизм. У мистиков Бог рождается внутри твари и меняется с ней местами. Это есть извращенная, крайняя, чувственная форма обоженности, болезненное подражание Христу, но в этом проявляется и поэтизация богословских идей — как чувственное их преображение.

Поэтизация богословских идей весьма ярко, как было сказано выше, проявилась в сочинениях Бёме, но вершины своей достигла у Силезия, став в прямом смысле стихотворным текстом. Именно с творчества Бёме и Ангела Силезского в немецкой литературе началось то слияние поэзии с богословием и философией, которое было осознано и провозглашено романтиками и всей последующей романтической философией в Германии — от Ф. Шлегеля до Ф. Ницше и М. Хайдеггера — и которое позволяет говорить не только о поэтическом богословии (философии), но и о богословии (философии) как поэзии.

Поэзия понимается здесь в изначальном, греческом смысле этого слова, т.е. как творчество языка. В Книге Бытия говорится, что Господь привел к человеку всякую тварь, «чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей» (2, 19). Идея человеческого языка как творчества, как творческого называния вещей, как закрепления смысла вещи, образа ее и знака развивалась и Платоном, и богословием, и филологией, начиная с отцов Церкви (например, св. Григорием Нисским), И. Г. Гердером, И. Г. Гаманом, в новое время Новалисом, Я. Гриммом, В. Гумбольдтом, их преемником М. Хайдеггером, а в России, в частности, А. А. Потебней.

Лирика понимается при этом как поэзия вторичная (тоже в греческом смысле), как художественное мусическое творчество, как искусство. В этой связи «Херувимский странник» Ангела Силезского есть лирическая богословская поэзия.

Поэзия в первичном смысле этого слова, т.е. языкотворчество, охватывает все богословие, начиная от Священного Писания. Сама Библия (и это декларировали как Гердер, так и Гаман) есть создание поэтическое, т.е. толкование Божьего Слова средствами языка человеческого. Сравнения, аллегории, развернутые символы и повторы, которыми изобилует библейский текст, суть частичные проявления этой поэзии.

Следующей ступенью в толковании Слова Божьего были творения отцов Церкви, опиравшихся на Священпое Писание. Их богословие представляло собой, таким образом, дальнейшую поэтическую рефлексию одного и того же Единого Слова. Как писал В. Н.Лосский в «Догматическом богословии», ссылаясь на св. Григория Богослова (см. вышеуказ. издание, с. 218), «только поэзия способна в словах явить потустороннее». Поэшя выступала как рефлексия и в качестве таковой пользовалась поэтическими средствами для проникновения в невидимый мир — уже не только символами, связанными с религиозным сознанием, но и языковыми метафорами. Повторы, параллельные соположения слов и предложений, единоначатия, инверсии, будучи сущностным признаком библейского текста, в творениях отцов Церкви становились ведущим средством поэтической выразительности.

Следующей ступенью богословской поэтизации можно считать гимнографию и молитвословие, связанные уже с литургической деятельностью Церкви и преизобилующие повторами, перечислениями, гомиоелевтами (единообразно оканчивающимися словами, принадлежащими к одному морфологическому классу слов, — см. об этом: С С. Аверинцев «Поэтика ранневитнтийской литературы». М., 1997), перифразами — т.е. всем богатством нарочитого поэтического лиризма (ср.: « Канон молебный Богородице», «Акафист святителю Николаю» и др.). Предшественником этого вида литургической поэзии можно считать естественное языкотворчество Псалмов.

Третьей ступенью богословской поэтизации явилась мистика высокого Средневековья (XIII—XVI вв.), охотно пользовавшаяся символическим языком, вбирающим в себя и язык метафор (в широком понимании мого слова, т.е., по существу, весь ансамбль образных средств). Мистики — Экхарт, Таулер, Сузо, Рюйсбрук и другие — применяли при этом образность в прямом смысле этого слова, т. е. развернутые картины, наглядно растолковывающие богословскую идею. Например, объясняя слова Иисуса Христа «следуй за мной», Экхарт приводит три варианта «следования», рассуждая от противного, т. е. описывая три воображаемых ситуации: следования рядом, когда человек, идущий бок о бок с Иисусом, поворачивает голову к Нему, не замечая дороги и вместе с тем дерзко приравнивая себя Учителю; опережения Иисуса, когда человек, не видя, куда идет Господь, сбивается с пути и попадает во тьму; и, наконец, следования сзади, т. е. за Христом, когда «следующий» повторяет все движения Его и идет путем истинным. Тот же наглядный, образный смысл приобретает у Экхарта «искорка» как символ человеческого духа (перифраза, метафора, аллегория одновременно), или метафорические образы у Таул ера и Сузо (так, София-Премудрость у Сузо имеет образ аллегории жены), или чувственные перифразы Рюйсбрука — «заглатывание» Христа в экстазе любви к Нему; моргание глазами как символ деятельной и созерцательной мистики.

Весь этот язык, который не может быть подробно проанализирован в рамках данной статьи, свидетельствует о том, что богословие не существует вне поэзии, вне образов чувственных, ибо человек, как уже говорилось, не способен воспринимать потустороннее иначе, как через метафору, и что эта поэтичность продолжает в сущности религиозную, литургическую символику, понимающую символ как реальность слияния невидимого и видимого, воплощения невидимого в видимом, небесного в земном. Земное должно осуществлять небесное. Наилучшим примером литургического символизма является церковное богослужение вообще, что весьма выразительно показано в работе о. П. Флоренского «Храмовое действо как синтез искусств» или в «Размышлениях о Божественной литургии» Н. В. Гоголя.

Итак, поэтическая система богословия (и особенно (югословской мистики как индивидуального богословского творчества) зиждется на символике самого религиозного сознания и на символе литургическом.

Следующей, четвертой ступенью поэтичности можно считать искусственную поэтизацию, присущую индивидуальным богословским трактатам, прежде всего мистическим, сочиненным как в стихе, так и в прозе. Повторяясь, напомню, что эта поэтизация в немецком богословии связана с эпохой барокко: поэтическими были прозрения прозаика Бёме и фантазии Валентина Андрее, до них — хотя и в более сухой и скучной, поучительной форме — богословствования В. Вайгеля и А. Франкенберга, а также вся религиозная лирика XVII в. и далее, в XVIII в. — фантастические видения Э. Сведенборга, восторженные теории И. Г. Гамана о поэтической сущности Библии или о поэзии как «родном языке человеческого рода». Сама поэтическая теория происхождения языка есть детище мистического богословия как поэтической деятельности. Объединение поэзии, философии и богословия, свойственное романтической школе, определение поэзии Новалисом как «чувственного познания сверхчувственного» есть признание того, что философия (богословие) идет к раскрытию истока бытия, пользуясь поэтическими средствами, а поэзия приобретает в том восходящем нисхождении философское содержание.

Лирическую поэзию Ангела Силезского следует понимать в контексте и собственно поэтическом, и в поэтико-богословском (философском в широком смысле этого слова).

Помимо Силезия (а также упомянутых Квирина Кульмана, Чеша и Чепко), в XVII в. внутри барокко были и другие религиозные поэты: например, Абрахам а Санта Клара (Abraham a Santa Clara, 1644—1709), Катарина Регина фон Грайфенберг (Catharina Regina von Greiffenberg, 1633—1694) и Пауль Герхардт (Paul Gerhardt, 1607—1676). Но их лирика принципиально отличается от богословской лирики Ангела Силезского: это лирика не познания, а чувства, в ней важна личность самого поэта, сосредоточенного на собственном религиозном переживании. Таково, например, обращение Пауля Герхардта «К лику Иисуса», представляющее собой оплакивание ран и страданий Спасителя в словесных выражениях, соответствующих пышной поэтике барокко: Герхардт описывает чело Христа, «цвет Его ланит», «алость уст», сменившуюся «смертельной бледностью», и т.д.

У Катарины Грайфенберг описательность сочетается с более глубоким мистическим созерцанием Христова Света, который в не менее, чем у Герхардта, вычурных выражениях, сложных словах, перифразах и метафорах предстает в ее многочисленных сонетах, носящих название «Духовных», как у Герхардта его высокопарные стихи названы «Духовными молитвами». Такой же экстатически-пиетистский стиль характерен для поэзии Квирина Кульмана. Более глубокое, познавательное переживание Божественного свойственно Абрахаму а Санта Клара, однако все это вариации одного и того же религиозного лиризма, в то время как «Херувимский странник» представляет собой богословскую мистику, облеченную в лирическую форму.

В целом «Херувимский странник», продолжая идеи Дионисия Ареопагита, блаженного Августина, Мастера Экхарта и Якова Бёме, перифразирует лейтмотив Евангелия от Иоанна: Бог-Отец — в Сыне, как и Сын в Отце; как Я (Христос) в Отце, так и вы во мне пребываете. Вот некоторые цитаты: «... истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также» (5, 19); «Ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца» (6, 38)? «Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день» (6, 40); «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем; Как послал Меня живый Отец, и я живу Отцем, так и идущий Меня жить будет Мною» (6, 56—57).

Следует обратить внимание на то, что сам Христос нигде в своем учении не говорит о равенстве полном, о слиянии своем с Богом, а говорит о равенстве деяний; что же касается человека, то его обожение совершается только через причастие (евхаристию), ни в коем случае не через уравнивание, а всего лишь через уподобление, преображение. Человек как образ и подобие Божие получает образ свой по творению, а подобие — по становлению в Боге (ср. учение св. Григория Паламы).

Ангел Силезский, следуя учению Христа, но толкуя его поэтически, переходит грань уподобления и говорит о равенстве Творца и твари наряду с вполне догматическими суждениями об обожении человека, тем самым чувственно реализуя (как это свойственно поэтической метафоре) апостольские слова о соотношении Бога и человека, которые частично уже приводились в связи с Мастером Экхартом: «Кто исповедует, что Иисус есть Сын Божий, в том пребывает Бог, и он в Боге. И мы познали любовь, которую имеет К нам Бог, и уверовали в нее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1-е Послание Иоанна, 4, 15-16). «...Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос» (Послание к Галатам, 2, 19-20).

Если обобщить идеи «Херувимского странника», то их можно представить в следующем виде. «Бог во мне, я — в Боге» имеет вариации: как Бог рождает меня в себе, так и я в себе рождаю Бога; Я становлюсь Христом в Духе, как Он стал мною во плоти; Бог и человек через Сына (т.е. во Христе) могут меняться местами; если я рождаю в себе Христа, то я духовная Дева Мария; все «человеки» — невесты Христовы? и «аз есмь невеста Христова». Мистика Силезия углубляет и запечатлевает этими безоговорочными заявлениями пространные и противоречивые рассуждения и Мастера Экхарта, и Бёме: аз есмь одновременно и мать Сына Божия, и Отец (коли рождаю Его в себе), и невеста, значит, и жена; будучи, таким образом, родней Богу, — аз есмь и дщерь, и брат, и сестра. Слияние в такое Единство возможно только в опыте мистическом, духовном, переходящем в поэзию как продолженную духовность: «Дух дышит, где хочет». В Духе, преображенном поэтической свободой, возможно, по Силезию, любое равенство. Можно даже, гиперболически, над Богом вознестись (кн. 1, стих 3).

Сближение с Богом, таким образом, идет в «Херувимском страннике» по трем стезям: обожение, рождение в себе и духовное превращение. Вспомним Экхарта: в превращении все становится единой вещью, внутри которой отдельные вещи (а вещью мистики называют все явления в мире, в том числе и абстрактные) выступают не только как вариации друг друга, но и как взаимозаменяемые части целого, ибо все перед Богом равны. Для того чтобы сравняться с Богом, нужно до нетей умалиться, унизиться, дабы было откуда подниматься ввысь. Осуществимо это пребывание в Боге только через любовь в Нему твари (лейтмотив Посланий Апостолов): любовь же Творца к своему творению, пребывающему во Христе, есть любовь Бога к Самому Себе через Своего Сына. Возникает вязь переходов из одного в другое, перемещений, происходящих внутри единой вещи, развоплощающих Божью суть ее.

Превращениями вещей друг в друга «руководит» не только любовь, но и премудрость. Премудрый преодолевает грех, отрекаясь от мира, ищет не земных, а духовных, небесных благ. Премудрый блажен, чист сердцем, смирен, кроток, бесстрастен. Тот же, кто суетен, кто копит земное злато, кто подвержен страстям, — тот просто глуп.

Система мироздания у Силезия троична, что соответствует единосущной Троице, постепенно проявляющейся и пронизывающей собой все в природе и в человеческом мире. Идея этой иерархической троичности идет от Я. Бёме; пользуется Силезий и символикой Бёме, включающей в себя алхимические символы, во многом общие у «немецкого философа» с розенкрейцерами.

Важным для понимания «Херувимского странника» является различение понятий «Бог», «Божество» и «Господь», как и вообще вся его терминология, создающая трудности при переводе, который в понятийном смысле должен быть так же точен, как оригинал. Почти всегда Ангел Силезский называет Творца «Богом» и «Божеством» («Gott», «Gottheit») и реже — «Господом» («Herr»). При этом «Божество», понимаемое в традиции западной мистики как явление Божьей сущности, функционально, в непременном единстве сущности-явления может выступать равноценной заменой «Бога»; если в качестве таковой замены выступает «Господь», то он всегда несет с собой оттенок лиризма, душевности, «очеловеченности».

Необходима точность и в передаче общебогословской терминологии: «Троица», «Отец», «Сын», «Дух Святой», «троичность», «дух» человеческий, «душа», «сердце», «ум», «мудрость» и др. остаются неизменными и строго отграниченными друг от друга, в то время как весь разнообразный тварный мир может предстать единой вещью, будучи в то же время не только одушевленным, но и очеловеченным.

Об аде, бесах, сатане Силезий пишет много. Стерегущий человека грех, возмездие, проклятие, ад — для Ангела Силезского как католика весьма важны; эти образы рассеяны по всему произведению, но сконцентрированы в сонетах в пятой и шестой книгах.

Все шесть книг «Херувимского странника» представляют собой замечательный памятник словотворчества, непрерывного варьирования одной и той же темы, так что по содержанию их трудно отделить друг от друга и распределить по каким-то рубрикам. Но некоторую тенденцию все же можно выделить.

Первая книга посвящена наиболее общим вопросам Бытия Божия и бытия человеческого в Боге, соотношениям души и тела, времени и вечности, взаимопревращению вещей, экстатическому восхождению человека к Богу, а также смирению, кротости, равноценности всего сущего, мудрости, Богорождению, обожению, созерцанию, Троице и троичности, Богосыновству, бесстрастию, неволению, Царствию Божию внутри нас, чинам небесным и т.д. Таким образом, первая книга содержит в себе, как в экспозиции, все темы «Херувимского странника».

Вторая книга варьирует эти же темы, добавляя к ним размышления о Божьем Свете, о грехе, о добродечании, о благодати, о суетности мира сего и, будучи насыщена реалиями Священной Истории, ссылками на Новый Завет и прямыми цитатами из него.

В третьей книге, «прядущей ту же нить», появляются новые образы, связанные, например, с таинством Креста, или с младенчеством Иисуса и с Его Рождеством: Богоматерь, ясли, пастухи, вертеп. Особое место занимают надписи и посвящения святым (святому Франциску, Гертруде, Мехтхильде и др.). Третья книга отличается также обилием многострочных стихов, которые, наряду с монодистихами, рассыпаны по всему тексту «Странника».

Четвертая книга, будучи вариацией на те же темы, дополняет их мыслями о Рождестве и крестной смерти Спасителя, о Боговоплощении и новом духовном рождении Иисуса Христа в человеке. Вот россыпь мотивов, представленных здесь: имя Божие, Агнец, Богоматерь, Божия Невеста, раны Христовы, подражание Христу, Апостолам, святым, единение души с Боом, образы (излюбленные впоследствии пиетистами) раненного любовью к Спасителю сердца, жертвенная и блаженная смерть, равенство великого и малого и г. д.: созерцательный экстаз перемежается здесь с реальными эпизодами из Евангелия и из житий святых.

Пятая книга, повествуя о всемогуществе Божием, углубляет тематику предыдущих и еще ниже спускается к человеческому, которое через единство своей множественности поднимается ко Христу; в варьированной форме (по отношению к другим книгам) в ней говорится о самодостаточности Бога, о преодолении человеческого в обожении, о духовном и вечном рождении, о радости, о благодати, о троическом единстве солнца, любви и красоты, о преимуществах любви перед мудростью, о лицемерии, о нахождении всего и вся в Боге, об интуитивном познании, о непостижимости, «бесформенности», бесконечности Бытия Божия, о пути слияния с Ним в первоистоке и т.д.

Десять сонетов, которые приложены к пятой книге, как уже говорилось, и по содержанию, и по форме представляют собой барочный стих. Каждый сонет развивает единую тему (как и полагается классическому сонету), имеет одинаковые рифмы в катренах (опоясывающие, за исключением первой строфы второго сонета) и следующую рифмовку в терцетах: первые две строки рифмуются попарно, четыре дальнейшие снабжены либо опоясывающими, либо перекрестными рифмами. Антитеза как одно из основных явлений барочного стиха и здесь составляет принцип композиционного строения. Всем десяти сонетам, посвященным сущности греха и благодати, покаяния и возмездия, свойствен риторический лиризм, чувственное переживание, рационально осмысливающее эмоции по поводу проклятия и прощения и нарушающее мистическую самоуглубленность, характерную для всего сборника, что не мешает им быть по-своему выразительными в поэтическом смысле.

Шестая книга, «Приложение», начинается с астрофического 11-го стихотворения (десять, долженствующих быть в начале, суть только что упомянутые сонеты, помещенные в конец пятой книги первого издания «Странника»). Стихотворение это также отличается перифрастическим стилем, типичным для барокко. Здесь можно выявить замечательную закономерность: чем длиннее стихотворный текст, тем больше он выводит из внутреннего созерцания во внешнюю риторику, и наоборот, именно афоризм вводит в глубь, к «внутреннему» человеку. Афористические стихи шестой книги посвящены в основном вопросам греха, покаяния, добродетелям мудрого и порокам глупца и скряги, отрешенности от мира, погрязшего во зле, чистоте сердечной, католической теме «воина Христова», слиянию с Богом и т.д.

В той книге в большей степени, чем в других, проявляется одна из особенностей «Херувимского странника»: «собирание» афоризмов по тематическим группам. Так, например, тема «воина» занимает стихи с 52 по 58, тема «мудрости» — с 177 по 183.

Следуя языковым принципам сакральных текстов, «Херувимский странник» насыщен символами и символическими (метафорическими) сравнениями и перифразами: душа сравнивается с золотом и скалой, покаяние источает аромат, а грехи — зловоние, добродетели ходят прямо, пороки же хромают; сердце отличается белизной, по чистоте своей, и алостью, будучи пропитано кровью Христа; грешник сравнивается с заблудшей овцой, праведник — с лозой Христовой; беспрерывно возникают символы розы и лилии (вслед за Бёме Силезий противопоставляет лилию розе розенкрейцеров), моря и капли, философского камня, точки и круга как взаимоотношения Божественного и человеческого, символы чисел, особенно нуля, единицы, тройки и десятки (вообще в «Страннике» все сосчитано: если «вещей» или их признаков пять или шесть, то их количество непременно нужно сохранить в переводе); постоянны символы животных; Христос, в соответствии с библейской традицией, называется родником и т.д. В сакральных и подражающих им поэтических текстах символ есть не просто средство образности и наглядности, а являет собой реальность духовного слияния человека с Богом, подобно реальной символике литургических Таинств.

Символы «Странника» строятся не только на перифразах и образных сравнениях, но вырастают из прямых словесных значений, тем самым отражая два языковых пласта — два смысла — в самом тексте Писания: «аллегорический» (рациональный аналог «символического») и так называемый грамматический, прямой, являющий реальность происходящего как она есть. В «Страннике» «грамматичность» усиливается «повседневно-разговорным» стилем, насыщенным просторечной лексикой, как бы отражающей доступностъ человеку Бытия Божия. (Таков, например, афоризм 72 из 3-й книги, 80 из 4-й, 32 из 5-й, 196 из 2-й и др.)

Символична и сама форма афоризма как композиционной структуры, заключенной в парные двустишия, написанные размером александрийского стиха и представляющие собой диалог с читателем, христианином, праведным или грешным, которого Силезий именует «ты», иногда заменяя на «я» или «он». Лирика, будучи сжатой, лаконичной, «собранной» формой поэзии, получает в афоризме свое концентрированное, формульное выражение: две строки составляют минимальное стихотворное единство, благодаря своей краткости стремящееся наиболее точно и остро выявить сущность заключенной в нем мысли, приобретающей поэтому характер остроумия. Две строки и на языковом уровне отражают соотношение земного и небесного, Божественного и человеческого, подчеркнутое словесными повторами и параллельными конструкциями, так что сам язык оказывается здесь слепком бытия. То же самое касается и полустиший, продолжающих антиномическое раздвоение—соединение видимого и невидимого, заданное самим монодистихом. Разновидностью симметричного параллелизма, повторности выступает в ) гих стихах либо антитеза, заключающая в себе противоположность греха и добродетели, суеты и созерцания, мудрости и глупости и т.д., либо перекрестная структура, в поэтике называемая хиазмом, отражающая, в свою очередь, превращение вещей друг в друга, взаимозамецение их, исходной темой коего является идея «Бог — но мне, я — в Боге» (по структуре — хиазм). Хиазмом является и постоянный параллелизм: «время — вечность, вечность — время» и др. Сущность мистического познания — духовное вхождение в невидимое, слияние с Богом в Духе, равенство всех вещей в Боге, интуитивпое постижение Света Божьего через душевную «искорку» — в языковой форме «Херувимского странника» получила свое словоявление. Если у Бёме семантически сближаются созвучные слова, то у Силезия — одинаковые грамматические формы, которые образуют своеобразные «контекстуальные синонимы»: воспринимаемые в духе, все вещи являют собой одно и то же. Так, самая языковая форма «Херувимского странника» представляет собой наиболее адекватное выражение мистического познания.

Влияние Ангела Силезского, наряду с влиянием Бёме, испытал на себе, прежде всего, немецкий романтизм: на «Херувимского странника» обратил внимание Ф. Шлегель, в 1819 г. написав анонимную заметку «Исходные пункты христианского раздумья над изречениями „Херувимского странника”» («Anfangspunkte des rhristlichen Nachdenkens nach den Spruechen des „Cherubinischen Wandersmanns”»); Ф. Рюкерт, по его собственным словам, через Ангела Силезского пришел к мистике брахманизма; А. Шопенгауэр в главном своем произведении «Мир как воля и представление» называл его «достойным восхищения и необозримо глубоким» («bеwunderungswuerdig und unabsehbar tief»). Романтики не просто указывали на Ангела Силезского, все их учение и творчество пронизано его мистикой.

Силезий был предшественником романтизма как поэт-богослов, как поэт-философ, еще до романтиков осуществивший идею поэзофилософии (Dichtungsphilosophie). Философствовали же, или «симфилософствовали», по слову Ф.Шлегеля, романтики в жанре фрагмента, афоризма, хотя внешне и прозаического, но по сути своей такой же поэтической форме философской рефлексии, какую ввел Силезий. Вот некоторые из афоризмов Новалиса: «Жизнь есть начало смерти. Жизнь совершается ради смерти...»; «Душа находится там, где внутренний мир и мир внешний соприкасаются друг с другом. Там, где они проникают друг друга, она находится в каждой точке этого проникновения» («Цветочная пыль», перевод мой. — Н.Г.); «Жрецы и поэты были вначале одно...»; «Чувство поэзии имеет много общего с чувством мистического. (...) Оно представляет непредставимое, зрит незримое, чувствует неощутимое и т.д.» («Фрагменты», перевод Т. И.Сильман).

Ф. Шлегель: «Французская революция, наукоучение Фихте и „Мейстер” Гете — суть величайшие тенденции нашего времени» (здесь и далее перевод мой. — Н.Г.). Не сополагаются ли в этом фрагменте разнородные явления, имеющие единую духовную суть, т.е. равноценные друг другу?

«Научный идеал христианства есть характеристика Божества в бесконечных вариациях» («Фрагменты»). И «Херувимский странник» есть не что иное, как характеристика Божества в бесконечных вариациях.

«Мы познаем человека, если познаем центр Земли». «Кто не изучает природу посредством любви, тот никогда не изучит ее». «Философия — эллипс. Один ее центр, к которому мы в настоящий момент приближены, есть самозакон разума. Другой же есть идея универсума, и в оном философия соприкасается с религией» («Идеи»). Толкованием данных афоризмов ретроспективно может служить весь контекст «Херувимского странника».

Непосредственно же творение Ангела Силезского повлияло на «Часослов» Райнера Марии Рильке. «Часослов» (см. русское издание: СПб.: Азбука, 1998. Перевод С. В. Петрова) написан от лица русского инока, обращающегося к Богу и жаждущего познать Его. Внизу этой лествицы познания расположен человек, вверху — Бог. Познание Бога совершается в круговороте вещей, превращающихся друг в друга, меняющихся местами, вовлекающих Бога в себя, делающих Его равноценным и вещам, и человеку. В этом мистико-пантеистическом круговороте не только вещи, но и человек и Бог меняются местами. Бесконечное кружение вещей-фрагментов, имеющих духовную общность друг с другом (unio mystica Средневековья) представлены у Рильке, по аналогии с Яковом Бёме, в символе дерева, всегда изображаемого на обложке «Часослова» в виде фонтана, символизирующего круговращение жизни и смерти, «смертожизнь», или, по Новалису, — жизнь как начало смерти. Элементы дерева символизируют у Рильке единую природу от твари до Творца: ветви — человека, само дерево — Бога и т.д. Бог у Рильке — и мал, и велик: Он и домовой, и крестьянин, и «слог псалма»; человек же, в свою очередь, — и сандалия Бога, и башня, и песнопение, и сосуд в Божиих руках. Вот некоторые примеры: «...и кто же я — сокол, иль буря в бору,/иль великий псалом?» («...und ich weiss noch nicht: bin ich ein Falke, ein Sturm/oder ein grosser Gesang?». Ср. с Ангелом Силезским: «Кто я? Ни тварь, ни вещь, ни круг, ни точка в нем»). «Но, погрузясь в себя до тьмы исподней,/я чую: ощупью Он ищет пищу — /мой Бог. Во мне темнея, словно в яме,/Он — молча алчущее корневище. И попросту из теплоты Господней/расту, на самом дне шурша ветвями» («Doch wie ich mich doch in mich selber neige:/Mein Gott ist dunkel und wie ein Gewebe/von hundert Wurzeln, welche schweigsam trinken./Nur, dass ich mich aus seiner Waerme hebe,/mehr weiss ich nicht, weil alle meine Zweige/tief unten ruhn und nur im Winde winken»). «Не сетуй, Боже, тихий мой Сосед,/когда стучусь порой во тьме беззвездной:/ведь редко слышно мне, как Ты в трапезной/вздыхаешь, одинок и сед» («Du, Nachbar Gott, wenn ich dich manchesmal/in langer Nacht mit hartem Klopfen stoere, — /so ist’s, weil ich dich selten atmen hoere/und weiss: Du bist allein im Saal»). «Я ничтожно мал, но ничтожества недостало мне,/чтоб Тебе я, как вещь, предстал/в мудрой тьме» («Ich bin auf der Welt zu gering und doch nicht klein genug,/um vor dir zu sein wie ein Ding,/dunkel und klug»). «Ты всюду мне живешь вещами всеми,/с которыми я сам по-братски прост./Ты в малых тихо теплишься, как семя,/в великих предстаешь в великий рост» («Ich finde dich in alien diesen Dingen,/denen ich gut und wie ein Bruder bin;/als Samen sonnst du dich in den geringen,/und in den grossen gibst du gross dich hin»).

Так продолжается поэтическая рефлексия, так лирическое познание Бога предстает в разнообразных формах, подтверждая свою изначальную причастность поэтическому языкотворчеству.

Несколько слов о дополнительных языковых особенностях двустиший в связи с их переводом.

Лексика двустиший, как уже говорилось, сочетает в себе два контрастных пласта: возвышенно абстрактный, связанный с тематикой сборника, и разговорный, которому в умеренной степени присущи ирония и парадокс; синтаксис в одних дистихах весьма прост, в других — усложнен, насыщен инверсиями, обособленными конструкциями, вводными словами, придаточными предпожениями, обращениями, риторическими вопросами, восклицаниями, что вполне соответствует стилю барокко. Следует также иметь в виду, что это — язык XVII в., хоть и новонемецкий, но изобилующий либо архаическими, либо неустоявшимися формами даже в употреблении одного и того же слова. То же самое относится и к русскому языку этого периода, для которого характерно смешение историко-языковых пластов, русского и церковнославянского. Поэтому для сохранения исторического колорита в текст в умеренном количестве введены церковнославянизмы. Те из них, которые могут быть трудны для понимания, объясняются в примечаниях.

В немецком оригинальном тексте сохранена орфография XVII в.

В заключение мне хотелось бы выразить благодарность поэту-переводчику Владимиру Ефимовичу Васильеву за поддержку и помощь при работе над текстом перевода.

ХЕРУВИМСКИЙ СТРАННИК[1] (остроумные речения и вирши)

КНИГА ПЕРВАЯ[2]

1. Что злато — не прейдет

Что чище золота? Прочнее, чем алмаз?
Прозрачней, чем кристалл? — Душа живая в нас.

2. Вечная обитель

Почто печешься ты, в какой лежать могиле?
Надгробием каким украсят сверток гнили?
Работа у меня едина и проста:
Навек обресть покой у Господа Христа.

3. Блаженство в Боге быть

Прочь, серафимы, прочь, мне ваших благ не надо,
И вы, святые, прочь, не в вас моя услада:
Я обойдусь без вас и вижу смысл в одном —
Чтоб кануть в Божество и раствориться в Нем.

4. Божественным пребудь

Служа Тебе, Господь, по ангельскому чину,
Иль в равенстве богов, служу наполовину,
Мне жалок их восторг и ревность не нова,
Служение Тебе — превыше Божества.

5. Не ведаешь, кто ты

Себя я не познал в познании своем,
Кто я? Ни тварь, ни вещь, ни круг, ни точка в нем.

6. Пребудь таким, как Бог

Чтоб ведать свой предел и знать свои истоки,
Я должен Бога зреть — в себе, себя же — в Боге
И внити[3] в суть Его: стать в Боге Божеством,a
Во Славе Славою и во Христе Христом.

a Thaul. instit. spir. C. 39[4]

7. Превыше Бога стань

Где я и где мой дух? Не в нашем бренном теле.
Свой собственный предел в каком искать приделе?
Он там, где несть его. Так что мне предлежит?
Превыше Бога стать,b уйти в надмирный скит.

b i.e.[5] обо всем, что можно о Боге уразумети или помыслити об отрицательном созерцании — ищи у мистиков.

8. Бог без меня не жив[6]

Аз вем, что без меня и Бог почиет вскоре,
Умру — испустит Дух и Он в смертельном горе.*

* См. в «Предуведомлении».

9. От Бога взял и Богу дал

Бог присно[7] потому в блаженстве пребывает,
Что я — Его, а Он — меня в себе скрывает.

10. Я — как Бог, а Бог — как я

Никто — ни Бог, ни я — не мал и не велик.
Тянусь ли я к Нему, иль Он ко мне приник?

11. Бог во мне, я — в Нем

Бог — это мой огонь, я — блеск Его огня,
Таким же, как Он сам, Бог сотворил меня.

12. Духовно воспари

Над бренным и земным духовно воспаряй
И ты и здесь, и там себе стяжаешь рай.

13. Я — присночеловек

Я с вечностью сольюсь, покинув жизнь телесну,
И Бога воскрешу, и в Боге сам воскресну.

14. Христианин — как Бог

Все Богово — мое: скажу я без прикрас,
До малого штриха все общее у нас.

15. Превыше Божества

О Боге что речем — пустые все слова.
И жизнь во мне, и свет — превыше Божества.

16. Любовь принудит Бога

Коль Бог меня вознесть над Богом не рассудит,a
Так что ж? Любовь моя Его к тому принудит.

аVid. по. 7.[8]

17. Христианин — как Божий Сын

Я Бога моего единородный Сын:
Едины плоть и кровь, и дух у нас един.

18. И аз воздам, как Бог

Мне — Богова любовь, Ему — любовь моя,
По мере по Его[9] Ему воздам и я.

19. Блаженное молчание

Воистину блажен не ведый, не хотяй[10],
Кто Бога (разумей) не хвалит невзначай.*

* Denotatur hic Oratio silentij, de qua vide Maximil. Sandae. Theol. mystic, lib. 2. comment. 3.[11]

20. Блаженство — в тебе самом

Ты, человече, сам достичь блаженства можешь,
Коль тщанья капельку ты к этому приложишь.

21. Бог такой, как волишь ты

И своем даянье Бог всем равно воздает:
Чего б ни попросил, получишь без хлопот.

22. Доверие

В той мере, в коей ты предался Божьей воле,
И Он тебе воздаст, не мене и не боле.

23. Духовная Мария

Чтоб богородцем быть, Марией нужно стати,
Коль Бог сподобит тя превечной благодати.

24. Отринься от себя, не будь и не хоти

Хотяй иметь и знать и жить своим умом,
Ей-Богу, все еще тащится под ярмом.

25. Бог есть непостижим

Бог — вечное Ничто, Нигде и Никогда:*
Явиться не успел — уж сгинул без следа.

* і. е. Время и пространство.

26. Тайная смерть

Преблагодатна смерть, чем власть ее сильней,
Тем радостнее жизнь, таящаяся в ней.

27. Без смерти жизни нет

Мудрец, привыкший жить, стократно умирая,
По истине живет, стократно жизнь стяжая.

28. Всеблаженнейшая смерть

Кто в Господе почил, воистину блаженный,
Он плоть свою сгубил для радости нетленной.*

* і. е. Во имя Бога отдавай тело и душу в крайнюю погибель: как соделывали Моисей и Павел и от иных многии святии.

29. Вечная смерть

Ту смерть, что по себе семян не сеет в землю,
Ту смерть из всех смертей я меньше всех приемлю.

30. Смерти несть

Я верю — смерти несть: кто ю[12] стократ познаше[13],
Обрете[14] и живот еще полней и краше[15].

31. Всегдашнее умирание

Я в вечной жизни — Бог, а Бога векованье —
Мое всегдашнее для Бога умиранье.*

* mystice i.e. resignare.[16]

32. В нас Бог почиет и живет

И смерть моя, и жизньа — от Бога суть оне,
И я не сам живу, а Богb живет во мне.

a quia originaliter ad ipso profluit virtus mortificationis. Item secundum Paul: 2. Cor. 4. 10. mortificationem Jesu.[17]

b vivo, jam non ego, sed Christus in me.[18]

33. Ничто без смерти не живет

Тебе даруя жизнь, Бог должен сам умрети,
А ты, не умерев, как мыслишь жить на свете?

34. Смерть обожит тя

Я в Боге буду жить, как только мир покину,
Навечно приобщась к Божественному чину.

35. Смерть — лучше всех вещей

Лишь смерти приобщась, я волю обретох[19],
Смерть — лучшая из всех вещей, что создал Бог.

36. Без жизни нет и смерти

Аз вем, что смерти несть, есть новое рожденье,
Ведь только умерев, обрящешь Воскресенье.

37. Твой непокой — в тебе

Что мучает тебя? Ведь грех — в тебе самом,
Покоя от него ни ночью нет ни днём.

38. Коль все тебе равны, в тиши пребудешь ты

Коль мера у тебя для всех вещей одна,
То и в твоей душе пребудет тишина.

39. Незавидный покой

Того, кто и в аду не замечает ада,
Не ждет ни в небесех, ни на земли награда.

40. Бог — то, чем хощет быть

Бог — чудо, у Него вся воля — в бытии.
Он в сущность перевел хотения свои.

41. Бог бесконечен — несть Ему конца

Не можеши постичь всю бесконечность Бога,
Да и Ему своя неведома дорога.

42. Где мера Бога?

Бог мера есть без мер, причина без причин,
Сие постигнет тот, в ком с Богом Дух един.

43. Любить можно, не познав

Едину вещь люблю, не ведая о ней,
А потому люблю ее еще сильней.

44. Про то да се забудь

Кто любит то да се, не любит ничего,
Бог — это разве вещь? Спроси-ка у Него.

45. Могущая немогущесть

Кто ни любить, ни знать не хочет, ни иметь,
Тот знает, любит все и может все хотеть.

46. Блаженное ничто

Блаженному «аз есмь» я предпочту ничто,
Чтоб стать всему чужим, не ведать ни про что.

47. Земное — горнее

Меж горним и земным не проводи черты,
Что Бог соединил, не разделяй и ты.

48. Божий Алтарь и Храм

Бог — жертва сам себе, аз Богу всякий час
Алтарь его и Храм, Престол, иконостас.

49. Тишина — высшее благо

Все благо — в тишине, не будь Господь наш тих,
Я сам бы за Него, закрыв глаза, затих.

50. Божий Трон

Где Бог, ты хощешь знать, и где Его Престол?
Где Сыном Он тебя в тебе же и обрел.

51. Богоравность

Кто в счастье ли, в скорбех бесстрастен и смирен
Подобен Богови[20] и истинно блажен.

52. Дух — горчичное зерно

Мой дух — горчичное зерно, еще немного —
И, изнутри светясь, он дорастет до Бога.[21]

53. Праведность в покое

Коль праведность тебе дается тяжело,
Ты все еще в себе не победисте[22] зло.

54. Главная добродетель

Кто праведен и чист, тот случая не знает:
Он праведность свою из истины черпает.

55. Источник — в нас самих

Что к Богу вопиять? В тебе самом исток,
Не затыкай его, чтоб он все время тек.

56. Неверие отвергает Бога

Коль в Бога своего ты веруешь, не веря,
Ты сам Его отверг, и Он — твоя потеря.

57. В слабости кроется Бог

Тот, кто расслаблен, хвор да и глазами плох,
Гляди вокруг себя — не здесь ли скрылся Бог?

58. Поиск самого себя

Те, кто от Бога ждут всего лишь тишины,
По-прежнему рабы, а не Его сыны.

59. Как хощет Бог, так ты хоти

Без Бога мне зачем богоподобный лик?
Уж лучше стать червем, но с Ним пробыть хоть миг.

60. Плоть, душа, Господь

Твоя душа — кристалл, ее огонь — Господь, Сокровищница их — твоя живая плоть.

61. Стань богородцем сам

Пусть дева тыщу раз рождает Бога Слово,
Спасет тебя Оно, в тебе родившись снова.

62. Спасенье — не извне

Голгофский Крест тебя не защитит от злого,
Пока его в себе ты не воздвигнешь снова.

63. От смерти сам восстань

Нет, не спасет тебя Христово Воскресенье,
Коль в мыслех и делех одно лишь прегрешенье.

64. Духовная жатва

Бог — это сеятель, а Слово Бог — зерно,
Дух Божий — это плуг, а человек — гумно.

65. Кто беден — в том и Бог

Кто самый бедный — Бог. Гляди — Он бос и наг:
Поэтому и ты божественен, бедняк.

66. Аз есмь для Бога печь

Бог для меня — огонь, аз есмь для Бога — печь,
Чтоб было, где дрова моей гордыни жечь.

67. Младенец кличет мать

Как малое дитя не спит, все кличет мать,
Так и моей душе о Боге горевать.

68. Из бездны аз воззвах

Из глубины воззвах я к Божьей глубине,
Чья глубже — та, где Бог, иль глубина во мне?[23]

69. Молоко с вином — обожжет огнем

Мы — как бы молоко, а Бог — вино для нас,
Смешай одно с другим — и будет в самый раз.[24]

70. Любовь

Бог в сущности — любовь, Он ею мир обожил,
Блажен тот человек, кто жизнь с любовью прожил.

71. Любовью нужно стать

Любовь — не малый труд, что толку — лишь любить?
Не лучше ли, как Бог, самой любовью быть?

72. Как узреть Бога?

Обитель Бога — свет, мелькнул — и снова нет:
Найдешь его, лишь сам светясь Ему вослед.[25]

73. Человек жил прежде в Боге

Аз Божьей жизнью бых[26], пока не стал собой:*
А потому и Он мне предан всей душой.

* Joh. I. Quod factum est in ipso, vita erat.[27]

74. Вернись к истоку

Бог душу в мя вдохнул, создав меня живого,
Я выдохну* ее, к Нему вернувшись снова.

* Истинно, совершенно, сокровенно, т.е. сущностное возвращение — как у Blosio instit. с.З num. 8.[28]

75. Кумира сотворил

У Бога просишь ты себе каких-то крох?
Будь ты хоть трижды свят, Он твой кумир, не Бог.

76. От воли отрекись, чтоб Богу равным быть

Бог — вечность и покой, не знает Он забот,
Отречься от всего настал и твой черед.

77. Малость вещей

Как мелок человек, что судит о великом
И мыслит, будто днесь сольется с Божьим ликом!

78. Тварь — всего лишь точка

Для духа моего так мал весь этот мир,
Что он внутри меня, как точка, как пунктир.

79. У Бога — совершенные плоды

Я совершен как Бог, кто в это верит мало,
Пусть с Божьего куста меня сорвет сначала.[29]

80. Каждый — в своей стихии

Для рыбы дом — ручей, для камня — мягкий мох,
Для птицы — облака, а для меня — сам Бог.

81. Цветы на Божиих ветвях

Коль Богом ты рожден, Его родил и ты,
И Божество в тебе — как ветка и цветы.

82. Твой рай — в тебе самом

Беглец — куда спешишь? В тебе самом твой рай,
Ища его опричь[30], упустишь невзначай.

83. Как насладиться Богом

Наш Бог в себе един, чтоб этим насладиться,
Ты должен вместе с Ним в Него же и вселиться.

84. Как богоравным стать?

Чтоб Богу ровней стать, неровней стань для мира,
Отвергни сам себя и не твори кумира.

85. Как услышать Божье Слово?

Дабы внутри тебя звучало Божье Слово,
Внимай ему в тиши, страшась всего земного.

86. Я, словно Бог,широк

Подобен широтой я Богу самому,
И не объяти мя (о чудо!) никому.

87. Клад — во главе угла

Где камень ищешь ты? Он — во главе угла,
В нем — злато, свет и жизнь и тайны ремесла.[31]

88. Все — в тебе самом

Почто у Бога ты чего-нибудь да просишь?
Ведь ты в самом себе и жизнь, и Бога носишь.

89. Душа подобна Богу

Уж коль моя душа — от Бога, вне времен,
Я сам — и Божий мир, и Бог, и Слово в Нем,

90. Бог — это ветвь

Я — ветка Божества, и каждый мой цветок —
Святаго Духа дар, и плод Его, и сок.

91. И слава, и осанна

Коль Богу ты поешь осанну то и дело,
И душу сохранишь, и немощное тело.

92. Кто весь обожен Богом

Кто, не родившись, жизнь свою живет иль прожил,
Того, о благодать! Сам Бог собой обожил.

93. В самом себе прислушивайся к Слову

Кто ладит сам с собой, тому и Слово в лад,
Что б он ни говорил, и даже невпопад.

94. Смирение

Смирение — твой дом, защита, твой приют,
Все добродетели твои хранятся тут.

95. Свет

Лишь через Бога я преображусь как свет,
Оглянешься вокруг — а Бога вовсе нет.

96. Помощник Богу — я

Бог без меня создать не сможет и букашку,
Едва попробует — и совершит промашку.

97. Кто с Богом крепко слит, тот ада избежит

Кто с Богом заодно, жив милостью Господней,
Чтоб вместе с ним и Он не сгинул в преисподней.

98. Для воли — волю умертви

Я волю умертвил, чтоб Божьей волей стать,
И Богу выбрал сам и суть Его, и стать.

99. Покорности подобает покорность

Я Богу предан весь, пусть Он меня замучит,
В ответ одну любовь он от меня получит.

100. Одно держит другое

Бог мною дорожит, и Он мне всех дороже,
И в сущности своей мы очень с Ним похожи.

101. Христос

О чудо! Сам Христос — и пастырь, и овца,
Коль Бог Его во мне рождает без конца.

102. Духовное злато

Чтоб златом стал булат, а истиной — закон,
Я в Бога должен быть лишь Богом превращен.

103. О том же

Аз грешный есмь металл, горнило — Божий Дух,
А сам Христос — елей, чтоб пламень не потух.

104. Еще раз о том же

Едва расплавит Бог меня своим огнем,
Как тут же я вольюсь в Него и сгину в нем.

105. Божья плоть и кровь

Аз — Божья плоть и кровь, Свои увидеть стати
Он сможет лишь во мне или в моем собрате.

106. Один — в другом

Моя обитель — Бог, Его обитель — я.
Я блеск Его и свет, Он — красота моя.

107. Все — в нем размещены

Коль Бог из недр своих излил свое творенье,
Зачем же служит Он ему как помещенье?

108. Роза

На розу погляди, не отрывая глаз,
Ее ведь создал Бог превечно, прежде нас.*

* ideater.[32]

109. Божьи твари

Коль всяческая тварь вместилась в Божье Слово,
То уж не выпасти ей из такого крова.

110. Что ищет тварь

От сотворенья дней и ныне — без конца —
Покоя ищет тварь у своего Творца.

111. Бог — сущее Ничто

Бог утончен в Ничто, без верха и без дна,
Тому, кто зрит Ничто, вся Божья суть видна.

112. Блажен, кто в Солнце сый

Кто в самом Солнце сый[33] — тому всегда светло,
А для бродящих вне оно, увы, зашло.

113. Йегова — это Солнце

Йегова — Солнце, Он — тебя преображает,
Кто примет свет Его, тот благодать стяжает.

114. Что боле Солнца есть?

Кто Солнцем осиян, уже на то не сетуй,
Что Бог еще создал Луну или планету.

115. Ты должен Солнцем стать

Я должен Солнцем стать и так светить при этом,
Дабы бесцветный мир раскрасить разным цветом.

116. Роса

Роса поит поля, чтоб мне росой омыться,
Ей надобно из ран Спасителя излиться.

117. Несть слаще в мире сем

Коль что-то в мире сем ты сладким называешь,
Ты сладости Того, чье имя Бог, не знаешь.

118. Дух пребывает свободным

Хотя бы Ты меня и в цепи заковал,
Я б, сидючи в цепях, еще свободней стал.

119. Вернись к истоку

В источнике вода прозрачна, как кристалл,
Вернись скорей к нему, пока ты не пропал.

120. Жемчужина — в росе

Улитка пьет росу, мне — кровь Христа роса,
Одна и та же в них рождается краса.

121. От человека к Богу

Чтоб Бог тебя питал своей росой жемчужной,
Найди сперва в ней то, что человеку нужно.

122. В мирском прельщенье — грех

Кого прельщает мир, его нарядный вид,
Тот, ослепленный им, и ся не разглядит.

123. Бог плачет по невесте

О суженом своем голубка плачет, стонет,
А Бог о том, что Он тебя в Себе хоронит.

124. Ты должен снова Богом стать

Бог человеком стал, тебе чтоб Богом стать
И чтоб из-за тебя не умер Он опять.

125. Равенство не знает горя

Кто равносущ всему, того не мучит страсть,
Хотя б ему пришлось и в самый ад попасть.

126. Хотение — в терпенье

Коли о том, о сем еще ты Бога просишь,
Его в самом себе ты все еще не носишь.

127. Для Бога все равны

Для Бога все равны, Он не вмещает зла,
Ему родня и ты, и муха, и пчела.

128. Кто сможет — тот воспримет

Коли захощет Бог во мне Христа узрети,
Он тут же воплотит во мне хотенья эти.

129. Зло лишь в тебе самом

У Бога — все добро, и что зовешь ты злом —
Страданье, ад и смерть — все лишь в тебе самом.

130. Безгрешный — в Боге есть

Как радуется Дух в объятьях Жениха!
Он и в самом себе, и в Боге — без греха.

131. Рай — в скорбех

Коль веруеши ты, что Бог един и свят,
Ты рай обрящешь там, где у другого — ад.

132. Готовым надо быть

Хотящих внити в рай могу предостеречь,
Что путь туда лежит через огонь и меч.

133. Бог пребывает днесь

Коль присносущный[34] Бог на мир излился днесь,
То Он во мне, а я в Нем помещаюсь весь.

134. Несовершенное смертостояние

Пока тебя влечет мирская суета,
Ты все еще не Бог и не познал Христа.

135. Все, что от Бога — Сын

От Бога ты рожден и сам, как Божество,
Единородный Сын, — и плоть, и кровь Его.

136. Почиет Бог в тебе

Пред Господом явись как свет преображен,
Себя в тебе узрев, здесь и почиет Он.

137. У Бога нету зла

В чем Бога ты винишь? Ты сам — источник зла,
А Божья доля в нем, поверь, совсем мала.

138. Чем больше ты даешь, тем больше даст ти Бог

Чем больше из себя ты изливаешь веры,
Тем больше Бог в тебя вольет — без всякой меры.

139. Он несет меня — а я Его

То Слово, что несет всех нас — тебя, меня,
И я в себе несу, лелея и храня.

140. В тебе — весь мир

В тебе сокрыт весь мир; частичку потерял —
И не заметил сам, как неимущим стал.

141. На небе солнц не счесть

На небе, скажешь ты, одно лишь Солнце есть,
А я тебе скажу, что солнц на нем не счесть.

142. Милее Богу тот, кто больше отдает

Почто милей червя для Бога Серафим?
Милее он Ему усердием своим.

143. В себялюбивом — ад

Коль выйти из себя сам сатана бы смог,
Уже бы и сидел у самых Божьих ног.

144. То может лишь Творец

Не думаешь ли ты, что можешь звезды счесть?
Лишь самому Творцу дана такая честь.

145. Все есть в тебе самом

В тебе и рай, и ад, и боль, и благодать,
К твоим услугам все, ты волен выбирать.

146. Бог любит мир лишь во Христе

Кто свет Христов приял, любезен Богу тот,
А нелюбезен — в ком его недостает.

147. Девственница Земля

На свете краше нет Земли с ее красами,
И чада от нее родятся мудрецами.

148. Единая Троица

Троичность — Разум, Дух и Слово — знать велит,
Что в Боге (кто постиг) троичный смысл сокрыт.

149. Вселенная — не круг

Вселенная кругла, твердишь упорно ты,
Что ж, не познал еще ты Божьей широты.

150. Одно в другом

Доколе плоть моя живую душу прячет,
Дотоль душа в себя плоть помещает, значит.

(понимай идеально)

151. Человек — от века

В начале породил Бог Сына — Бога-Слово,
А нас избрал, чтоб мы Его родили снова.

152. Стань Агнцем Божьим

Бог — Агнец, прав ли ты, о мой христианин,
Покуда Агнцем сам не стал, как Божий Сын?

153. Стань малым, как дитя

Стань малым, как дитя, ведь нет широких врат,
Которые ведут в обитель Божьих чад.[35]

154. Тайное девство

Кто первозданно чист и светел, как кристалл,
Того наш Бог себе невестою избрал[36].

155. Всему начало — здесь

Коль волиши в веках ты Божьим Агнцем стать,
Себя ты должен днесь к сему приготовлять.

156. Бог — пастбище для нас

О чудо! Вышний Бог для нас такая близь,
Что можем мы на Нем, как на лугу, пастись[37].

157. Чудесное родство с Богом

Скажи, Владыко Бог, не прав ли я сто крат,
Что я Тебе дитя, невеста, мать и брат?

158. Кто жизни воду пьет?

Не будешь там вкушать от живоносной влаги,
Коль не избудешь здесь к земным соблазнам тяги.

159. Девство — словно Бог

Покуда девствен ты, в тебе — ручей живой:
Так вечность на земли являет образ свой.

160. Бог жаждет, напои Его

Бог жаждой иссушен, и ты Его не мучай,
А помянуть потщись с самаритянкой случай![38]

161. Вечный свет

Я вечный свет, и я свечу и там и тут,
Фитиль во мне — сам Бог, мой дух — Его сосуд.

162. Дитятей Богу стань

Коль хочешь Бога ты своим Отцом назвати,
Себя признай сперва Его родным дитятей.

163. Возлюбим человека

Людей любить нельзя, особенно иных,
Мы любим не людей, а человека в них.

164. Взирай на Бога, отводя глаза

На Бога Херувим взирает, восхищен:
Но взгляда оторвать, как я, не может он.

165. Премудрость

Премудрость где искать? И где ее жилье?
Среди детей своих. Там и ищи ее.

166. Премудрости зерцало

Премудрость в зеркалах своих отражена.
Себя и иже с ней в них узнает она.

167. И Божьей мерою, и мерою твоей

Бог — мера для тебя, и ты измерен Им,
Все поровну, поверь, ты разделяешь с Ним.

168. Христос — во всем

О чудеса! Христос — и истина, и суть,
Свет, Слово, хлеб, вино, твой кров, паломник, путь.

169. В бесстрастье — благодать

Святые потому блаженный мир вкушают,
Что больше ничего в сем мире знать не знают.

170. Вверху ли Бог, внизу?

Кто думает, что Бог глубок или высок,
Тому и Божие учение не впрок.

171. Найдешь ты Бога, не ища

Допытываться днесь, где Бог, твое ли дело?
Не свяжешь ли Ему ты этим Дух и Тело?

172. Помыслить не успел — уж Бог уразумел

Когда бы Вышний Бог не знал все мысли сразу,
Он дал бы мне намек, а я б закончил фразу.

173. Не хлебом единым жив человек

Ты в хлебе ешь не хлеб и не от хлеба сыт,
В нем Слово, жизнь и Дух — вот что тебя живит.

174. Бог — вовсе не в благах

Коль неких благ просить у Бога ты изволишь,
Ты молишь не Творца, а тварь его ты молишь.

175. Быть Сыном мне довольно

Из слов, что Бог речет, мне Сын всего любезней,
Едва услышу «Сын» — хоть целый мир исчезни.

176. Одно стоит другого

Коль станет в мире сем ад райским вертоградом[39],
То и небесный рай (о диво!) станет адом.

177. По сути — все одно

О мире судишь ты, о вечном и земном,
Но что такое мир, и миг и вечность в нем?

178. Вина — в тебе самом

Коль Солнце с высоты взор ослепляет твой,
То разве Солнце? Нет, ты сам тому виной.

179. Ключ Божий

Чтоб лился Божий Дух через меня потоком,
Я должен быть Ему и руслом, и истоком.

180. Христианин есть храм

Так кто же — камень я? Иль храм на камне сем?
Я Богу должен стать и жертвой, и жрецом.

181. Достигнешь этого усильем

Любимцем внидешь в храм, лишь все преодолев,
Иначе твой удел — конюшня или хлев.

182. Не всяк, кто служит — сын

Радеешь Богу ты, мечтая о награде?
Люби Его, как сын, а не корысти ради.

183. Тайное обручение

О радостная весть! Бог прежде всех времен
С Невестою Своей чрез Духа обручен.

184. Бог — все, что я хочу

Бог — посох мой и цель, мой свет, игра, стезя,
Мой сын, отец и брат — всего назвать нельзя.

185. Не ты, а мир — в тебе

Не ты вместился в мир, а мир в тебя вмещен,
Извергнешь ты его — обрящешь вечный Трон.

186. Премудрости дворец

Премудрость из меня созиждет терем свой:
Чтоб и она, и я в нем обрели покой.

187. Пространственность души

Мир тесен для меня, и мал небесный свод,
Где ж для себя простор душа моя найдет?

188. Время и вечность

Ты, временность презрев, о вечном все твердишь,
Но, человече, в чем ты их несходство зришь?

189. Ты время сам творишь

Ты время сам творишь — твоими чувствы всеми,
Останови завод — и остановишь время.

190. Равносущность

К чему я призван днесь? Все любо для меня:
Миг, вечность, радость, боль, ночь и сиянье дня.

191. Чтоб Бога зреть, будь совершен

Кто сам несовершен, удел того — мгновенье,
Не скажет Богу он: «И аз — твое творенье».

192. Кто днесь обожествлен

Коль совершен как свет ты сделался отныне,
Ты Богу равносущ и пребываешь в Сыне.

193. Обитель твари — Бог

Не собственная плоть, а Бог — для твари дом:
Преставившись, она почиет вечно в Нем.

194. Что перед Богом ты?

Гордишься ты зело, что Богу порадел?
Деяния святых — и те от Божьих дел.

195. Свет состоит в огне

Из света создан мир, Бог в свете обитает,
Но Бог — огонь, — и свет, не будь Его, истает.

196. Сосуд для манны и священный ковчег

Коль сердцем и душой ты светел, человек,
Для манны ты — сосуд, для Бога ты — ковчег.

197. Ты — в Боге совершен

Бог всемогущ, сему не верит только тот,
Кто совершенным в Нем меня не признает.

198. И Слово, как огонь

Недвижимый никем, огонь в вещах бурлит,
И Слово — как огонь: всем движит, все творит.

199. Бог — вне тварей и вещей

Неслышное — услышь, незримое — узри,
Лови беззвучный звук и с Богом говори.

200. Нетварный Бог — Ничто

Бог Сам в Себе Ничто, но станет сущим Он,
Коль будет он во мне как в Сыне воплощен.

201. Почто рождается Бог?

Непостижимо! Бог до нетей умалился
И потому во мне Он заново родился.

202. Высшая благодать

О благодать! Сам Бог оставил свой Престол
И в образе Христа меня туда возвел.

203. Всегда един

Я стал, чем был всегда, я есмь, чем был превечно,
И, обновив себя, пребуду бесконечно.

204. Человек — весь мир

Мне в мире все мало, я сам как целый мир,
Ведь без меня и Бог в Себе и нищ, и сир.

205. Мир — Божья мысль

Едины мысль и мир, но коли мир — не свет,
(Избави, Боже, нас!) — и Слова-Мысли нет.

206. Как имя нового человека?

Как человека звать, что днесь родится снова?
У Бога расспроси, как имя Бога-Слова.

207. Преблагодатный пир

О сладкий пир! в вино сам Бог пресуществлен,
Застолье, брашно, гимн и виночерпий Он.

208. Блаженная полнота

Чрезмерным быть грешно! Противна полнота:
Но в Боге я б хотел жить полнотой Христа.

209. По губам и вино

Блудница Вавилон пьет кровь и смерть свою:
Аз, грешный, кровь пия, и кровь, и Бога пью.

210. Чем преданней, тем божественней

Духовностью отцы, от Бога данной, пьяны
И потому их жгут Его святые раны.

211. Небесное Царствие усилием берется

Не с неба Божий дар, но он — в тебе самом,
Коль ты его берешь усильем и умом.

212. Я как Бог, Бог как я

Бог есть един Господь, аз есмь единый аз:
Познаше одного, познал обоих нас.

213. Грех

Хоть жажда и не вещь, но сколь же мучить может:
Кольми же паче[40] грех, что днесь понурых гложет.

214. Смиренье

Смиренье — бархат, пух, сам Бог почил на нем
И тя благодарит за свой пушистый дом.

215. Справедливость

Что справедливость есть? Она одна для всех:
В лишеньях на земли, в дарах на небесех.

216. Обожение

Бог — кровь моя, мой дух, Он — плоть и кость моя:
Могу ли, Херувим, не быть обожен я?

217. Творить и созерцать — для Бога наравне

Творить иль созерцать — что Бог тебе велит?
А ты гляди, как Он — и мыслит, и творит.

218. Божественное зрение

Кто в ближнем Бога зрит и отрока Его,
Глаз у того — как свет, явивший Божество.

219. Простота

Вся мудрость — в простоте, коль Бог ее лишен,
Не Бог Он, и не Свет, и не Премудрость Он.

220. Я тоже слился с Богом

Спаситель для того, как смертный, умалился,
Чтоб я, воскреснув в нем, с Ним снова в Боге слился.

221. Вера

В ком вера — с зернышко, — тот и скалу свернет,
Кольми же паче ты, чья вера — зрелый плод!

222. Надежда

Надежда — твой канат, надеется и грешный,
Что вытащит сам Бог его из тьмы кромешной.

223. Доверие

Кто верует — блажен, а кто доверчив — благ,
Но для того, кто зол, и вера — злейший враг.

224. Бог мне то, что я Ему

Я в Боге — тварь и Бог, Бог — тварь и Бог во мне,
Мы окормляем с Ним друг друга наравне.

225. Антихрист

Антихриста ищи в себе, а не окрест,
Иначе, маловер, тебя сей хищник съест.

226. Вавилон

Извергни из себя свой Вавилон[41], блудник,
Не то сам сатана в тебя вселится вмиг.

227. Памятозлобие

Памятозлобный знай вертит веретено,
Но как бы ни вертел, устанет и оно.

228. Отвращение от зла

Коль скорпиона ты в самом себе узрел,
Гляди, чтоб аки бес ты сам себя не съел.

229. Гнев

Гневливый — аки бес, скорей огонь туши,
Покуда Дух Святой не вышел из души.

230. Легко достичь блаженства

Не легче ль воспарить на небо, в жизнь нетленну,
Чем бремя грешных дел тащить с собой в геенну?

231. Богач, возлюбивший мир

Скорей, чем внити в рай удастся богатею,
В игольное ушко я вдеть канат сумею.

232. Господи, да будет воля Твоя[42]

Из всех твоих речей что Богови дороже?
Коль скажешь ты, любя: «Всему быть волей Божьей»

233. Божий отзвук

И я, и тварный мир — все отзвук Божьей воли,
Когда взываем мы к Нему в своей юдоли.

234. Единый Бог

Ты любишь мя, Господь, и мне прожег всю душу:
Завета я с Тобой вовеки не нарушу.

235. Все — вместе с Богом

Я Богови молюсь, и вместе с Ним, и в Нем:
Он для меня и Дух, и Слово, и Псалом.

236. Дух замещает нас

Бог любит сам себя, величит, славит, чтит,
Себе поклоны бьет, в молитве предстоит.

237. Молитва — внутри тебя

Ты хочешь знать, какой молитва быть должна?
Дух, что внутри тебя, то ведает сполна.

238. Насущная молитва

Христа приявший чист и сердцем, и умом,
Молиться может он теперь в себе самом.

239. Хвали Бога в тишине

О грешник, мнишь ли ты, что вопль истошный твой
И есть хвала Тому, кто возлюбил покой?

240. Безмолвная молитва

О Боге что сказать? Ведь Он невыразим:
Молись Ему в душе, без слов беседуй с Ним.*

* Vid. Max. sand. Th. myst. 1. 2. com. 3. per tot. & Balthas. Alvar, in ejus vita Ludovic, de Ponte conscripta.[43]

241. Телесность Бога

Я весь (о благодать!) из Божьей плоти сделан,
Он может жить во мне, когда б ни захотел Он.

242. Дверь оставляй открытой

Оставь открытой дверь, Дух Святый внидет в дом,
Бог Сын и Бог Отец, все три лица в одном.

243. Дом Божий

Кто возлюбил Христа в смирении своем,
Того призрел сам Бог и поселился в нем.

244. Алхимия любовь

Любовь — алхимия, творяй[44] из ничего:
Во прахе злато зрит, а в твари — Божество.

245. Едино быть должно

Дабы любовь могла тебе бесстрастье дать,
Ты должен Божеством, Бог — человеком стать.

246. Превращение

Дух Святый разожжет, Отец — испепелит,
А Сын возьму золу и в злато превратит.

247. Ветхое — позади

Как золоту не быть ни черным, ни железным,
Так человечьих лиц нет в Царствии Небесном.

248. Равцосущное единство

Как злата и Свинца союз нерасторжим,
Так неразлучен Бог с тем, кто обожен Им.

249. Зологонос и Богонос

Золотоносный чист, а Богоносный благ,
А ты лежи в грязи, коль все тебе не так.

250. Где златость, там и благость

Как злато злость льет, густея и блестя,
Так благоносный Бог блаженством полнит тя.

251. Возлюбленное чадо Бога

Что нужно, дабы ты любимым Сыном стал?
А нужно, чтоб Отец в тебе Себя признал.

252. Божественное сыновство

Коль с Божеством моим я в сердце не един,
То не Отец он мне? и я Ему не сын.

253. Ибо их есть Царствие Небесное[45]

Доколе, как дитя, не умалишься весь,
Дотоль и Царствия ты не обрящешь днесь.

254. Младенец и Бог

Коль Божество свое в младенце Бог явил,
То мне и самый Бог, и сам младенец мил.

255. Дитя и Бог

В младенце явлен Бог: ты скажешь мне: «Дитя»
И Богом наречешь обоих нас, шутя.

256. Незаконное сыновство

Мне Бог — Отец и Сын, но Сын Ему и я:
Мы оба — как же так? — Друг другу сыновья.

257. Tpoичность в природе

Троичность Божества скрывается во всем,
Так сера, соль и ртуть во всех вещах — втроем.

258. Серебрение

Как серебрят металл — подробней замечай,
Чтоб знать, Каким путем и ты обрящешь рай.

259. Божие и человечье

Лишь в человечестве и существует Бог,
А без него бы Он пропал, иссяк, засох.

260. День спасения днесь

Восстань! Грядет Жених[46], не поспешишь теперь,
Другие внидут вонь[47] да и захлопнут дверь.

261. Агнца брачный пир

Готова трапеза у Агнца кровь на ранах:
Но избраны на пир, увы, не все из званных[48].

262. Бравый хитон

Твой свадебной хитон соделан Духом Божьим:
Наденешь ты его, и станешь вмиг пригожим.[49]

263. Неисчерпаем Бог

Столь необъятен Бог и в мыслех, и в делех,
Что не познал и Сам Своих деяний всех.

264. Все твари — Божий глас

Безгласных тварей нет, всяк вторит Божеству,
И славя, и хваля, во сне и наяву.

265. Единство

О человек, внемли, как птицы гомонят,
Все разное поют, а попадают в лад.

266. Насмешнику ничто не впрок

Соловушка и тот любой кукушке рад:
А я как петь начну, все, скажешь, невпопад.

267. Не все, что хором — лад

Когда мы завопим, сойдясь в нестройном хоре,
Какую песню ты услышишь в этом оре?

268. Инакость — благолепна

Чем больше голосов соединится в песне,
Тем чище станет звук и песнь сама чудесней.

269. Для Бога все равны

Любезно Богу все: и кваканье лягух,
И жаворонка трель Ему ласкает слух.

270. Глас Божий

Все твари — это глас, произволенье Слова:
Оно поет, звенит то нежно, то сурово.

271. Нетварный Бог

Ты Бога разобрал и любишь по частям?
Что ж, Бог тебе не Бог, ты это знаешь сам.

272. Человек — подобье Божье

Что жаждет Бог хотеть в сем мире или том,
Он зрит уже во мне, подобии Своем.

273. Достигни святости

Святой угодник благ: кто святости достиг,
Тот с Богом и людьми поладил в тот же миг.

274. Гони случайность прочь

Случайность прочь гони, ее игра — обман:
Естественным пребудь, без блесток, без румян.

275. Человек всех ведет к Богу

Всяк, возлюбив тебя, вокруг тебя хлопочет:
Всяк устремлен к тебе, кто Бога узреть хочет.

276. Один другому — начало и конец

Бог — это мой конец, Его начало — я,
Бог — сущность моего, я — Божья бытия.

277. У Бога есть конец

Я не согласен с тем, что Богу несть конца:
Не я ли смысл Его и штрих Его лица?

278. Двойник Бога

Мы с Богом двойники, во мне Себя он зрит,
Подобье, образ Свой, — чем стать мне предстоит.

279. Сам ничего не сумеешь

Ты норовишь все сам найти — и то, и это:
Не лучше ли на все ждать Божьего ответа?

280. Истинный философский камень

Где камень ты нашел? Не во главе угла.
Тот — злато мудрецов, а твой — песок, зола.

281. Заветы Его легки

Коль в Боге ты живешь и в Боге смерть приемлешь,
Ты без усилия Его заветам внемлешь.

282. Бог — лучшая обитель

Что толку от того, что звезды хвалят Бога?
Меня ведет к Нему не через них дорога.[50]

283. Наш Бог — всесвят

Что ангелы поют, понятно и без слов:
Святее всех святых Господь наш, Саваоф[51].

284. Над всяким знаньем вознесись

Мне мало тайны той, что знают Херувимы,
Есть тайны выше тех, что в небесех хранимы.

285. Кто познает — тот будет познан

Непознаваем Бог, един и неделим.
Ты познаешь себя и в Нем, и вместе с Ним.*

* ita quque Divus Rusbr. quod contemplamur, fumus & quod fumus contemplamur.[52]

286. Все дальше ввысь

Марию всякий чтит. Но коли я сумею,
Превыше вознесусь и воспарю над нею.*

* Наша высшая цель есть Христос.

287. Красота

Свет, что горит в тебе, — источник красоты,
Погаснет он — и все, уродом станешь ты.

288. Невольная красота

Цветочки на полях как хороши — взгляни,
И Богу по душе, и ангелам сродни.a

а Ибо они о своей красоте не пекутся.

289. Не ведают, зачем

Не спрашивай у роз, в чем тайна их цветенья,
Они цветут — и все, без смысла, без значенья.

290. Оставь заботы Богу

Нарцисс цветенью рад и лилия не вянет.
Кто думает о них? А ты собой лишь занят.

291. Праведник

Что праведник растет, как пальма — не дивись,
Лишь место бы нашлось, куда тянуться ввысь.

292. Награда блаженных

Стяжавшим благодать награда какова?
Лилея[53] — только в ней сиянье Божества.

293. Когда обожен ты

Коль ни любовь тебя, ни страсти не влекут,
Ты в Господе обрел, а Он в тебе приют.

294. У Бога воли нет

Мы молимся: «Господь, твоей мы волей живы»:
А Он не волящий:* Он вечно молчаливый.[54]

* Разумей волю случайную, ибо чего хощет Бог, того хощет существенно.

295. Начальный рай — в тебе

Коль изначальный рай совсем не ведом ти,
Не обретешь его и в пакибытии[55].

296. Кто Богу ближе всех

Лишь Деве Пресвятой и Сыну своему
Доверил Бог Себя, а больше — никому.

297. Не наг и не одет

Безбожна нагота, и все же мой хитон[56]
Не нужен мне в раю: там незаметен он.

298. Царствие Божие внутри нас

Куда же ты спешишь? Ведь рай в тебе самом,
А ты, христианин, в чужой стучишься дом.

299. В молчании внимай

В тебе, ни в ком другом, звучит Господне Слово,
Вмолчись в Него и ты Его услышишь снова.

300. Пей из своего источника

Не глупо ли из луж любую воду пить,
А в собственном дому источник перекрыть?

301. Божии Сыны

Ведь Божии Сыны единым Духом живы,
А сами по себе они чуть-чуть ленивы.

302. Остановиться — вспять обратиться[57]

На Божиих стезях не тормози свой бег,
Оборотишься вспять — и пропадешь навек.

КНИГА ВТОРАЯ

1. Любовь сильней, чем страх

Похвален Божий страх, любовь — благословенна:
Но всех блаженней тот, кто в Боге жив нетленно.

2. Моя любовь — магнит

Любовь — живой магнит и к Богу мя влечет:
И даже в смерть мою Его с собой несет.

3. Человек — в Боге, Бог — в человеке

Во мне родился Бог, но узрит кто Его?
Кто в Боге зрит себя, в себе же — Божество.

4. Вечные есть и несть

Бог — Истина, а бес — едина ложь да лесть:
«Аз есмь»,* — глаголет БОГ, а беса вовсе несть.

* allusio ad Nomen Dei.[58]

5. Свет — еще не Бог

Свет Господу — хитон, исчезнет он из глаз,
Не рцы[59], что, мол, в тебе и самый Бог погас.

6. Сверхблаго есть Ничто

Сверхблаго есть Ничто, иссякни Божий Свет:
«Ничто» утешит тя среди мирских сует.

7. Истинный Свет

Бог — Истина и Свет, а ты лишь блеск стекла,
Коль пламенем Его ты не сожжен дотла.

8. Познаеши в молчанье

Молчальником пребудь, — исполнишься молчанья,
И Бог тебе воздаст сверх всякого желанья.

9. Жена, поправшая Луну

in Apocal.[60]

О чем горюешь ты? В лучах грядет жена,
Луну стопой поправ. Твоя душа она.

10. Милее всех — невеста

Из Боговых детей, что вкруг Него сидят,
Я более всего невесте был бы рад.

11. Первозданность

Душа моя, усни: тогда на Божьих ранах
Обрящешь ты покой, как в рощах первозданных.

12. Девственность

Что значит девственность? Что значит Бог — спроси:
Познаше чистоту, обрел двоих еси[61].

13. Божественность и девство

У девства с Божеством едино естество,
Лишь девственность познав, познаешь Божество.

14. Едино возлюби — стяжаешь Жениха

Кто волит и познал и любит лишь Одно,
На пире с Женихом пьет брачное вино.

15. Тайная нищета

Кто нищий человек? Кто ум имеет свой,
Кто несть ни тварь, ни Бог, ни мертвый, ни живой.

16. Престол Божий

Покуда не постиг ты Божье Божество,
Не сядеши вовек ты с Ним на Трон Его.

17. Бог блага всем дает

Бери, вкушай и пей, все до мельчайших крох,
Хозяином сидит за трапезой сам Бог.

18. Премудрый Соломон

Как? Для тебя мудрец един лишь Соломон?
Ты тоже можешь стать премудрым, как и Он.

19. В молчанье — высший смысл

Похвально дело знать, похвальней дел — молиться:
Но выше всех похвал в молчанье с Богом слиться.

20. Книга Жизни[62]

Бог — Книга Жизни, аз в Него записан кровью,
Как Агнца своего Он дарит мя любовью.

21. Ты — выше всех начал

И ангелов, и мир объяла суета:
Лишь я как человек несу в себе Христа.

22. Превыше стань себя

Кто над собой себя не сможет вознести,
Тот не достоин днесь родиться во плоти.

23. Воспрянешь во Христе

Превыше Херувим[63] вознесся мой Спаситель:
И аз, егда хощу, ступлю в Его обитель.

24. Средина сущего

Кто сердце бытия жильем себе избрал,
Единожды взглянув, все сущее объял.

25. Тревоги — все в тебе

Ни Бог, ни Божья тварь твоих забот не множит,
Лишь суета сует тебя, глупец, тревожит.

26. Свобода

Свобода — горний дар, и тот, кто ей не служит,
Не любит и того, кто отроду с ней дружит.

27. О ней же

Свободный Бога чтит: кто в Бога погружен,
Отвергнув тварь и вещь, — свободой одарен.

28. Равноценность

Быть равноценным — дар: кто смог его стяжать,
Обрел и Царствие, и Божью благодать.

29. Смерть и Бог

Смерть — золото греха, Бог — праведных венец:
Кто не добыл сего, ту вземлет под конец.[64]

30. Случайность и сущность

Существенным пребудь: когда иссякнет свет,
Случайность отомрет, а сущность мира — нет.

31. Божественная радость

Чтоб в Боге радость зреть и стать Его частицей,
Стань утренней звездой, затмись в Его деннице.

32. В молчанье — дивно петь

Твой голосок совсем не ангельское пенье,
В молчанье Богу пой — вот лучшее решенье.

33. Кто старше Бога есть

Кто дольше вечности хотя бы день прожил,
Тот Бога самого на вечность пережил.

34. От верной пользы — вреда нисколько

Кто все еще чужой у Бога на пиру,
Тот пользы для себя не сыщет и в миру.

35. Бог цену знает всем

Кто твердость, блеск и свет у бриллианта взял,
Тот в Божиих очах таким же ценным стал.

36. Книга совести

Аз в Божией любви и страсе[65] пребываю,
И эту заповедь от века соблюдаю.

37. В едином Слове — все

Коль Божье Слово взять и записать в закон,
В Нем Агнцем буду я навек запечатлен.

38. Жених — слаще

Ты Бога своего звать Господом изволишь:
Аз многогрешный чту в нем Жениха всего лишь.

39. Молитвенник в Духе и Истине

Кто в Бога над собой в себе вселиться смог,
Тому воистину молитва будет впрок.[66]

40. Бог есть велик и мал

Наш Бог велик и мал! Он так ничтожно мал,
Что может стать велик, егда б ни пожелал.

41. Благой обмен

Кто Бога возлюбил, тот Богу полюбился:
Вознесся он, как Бог, а Бог к нему спустился.

42. Что снизу — не помеха

Тому, кто выше гор сидит во облацех,
Ни молния, ни гром не создадут помех.

43. Подмога не нужна

На что подмога ми? Чтоб зреть свое сиянье,
Для зренья моего не надо строить зданье.

44. Суть человека

Где человека суть, ты у меня спроси:
Превыше ангелов, а проще — в небеси.

45. Бог любит лишь себя

Бог любит лишь Себя и больше никого,
А в ком-нибудь ином — лишь Сына Своего.

46. Кто Бог — тот Бога зрит

Чтоб Света Божьего узрети естество,
Я сам, как Божий Сын, преображусь в Него.

47. Люби, но без похвал

Коль Бога любишь ты, чтоб Он тебя хвалил,
То истинной любви еще ты не вкусил.

48. Бог явлен нам в творенье

Бог, сокровенный Бог, являет свой секрет
В созданиях своих, они — Его портрет.

49. Бог любит девственность

Бог млеком девственным питается, творя,
Ведь девство — суть Его, оно — Его заря.

50. Бог — малое дитя

Безмерно умалясь, в дитя облекся Бог:
Блажен, коль в Нем себя я чадом обретох!

51. Не выразить в словах

Что тщишься Бога звать ты именем земным?
Он в вечности веков и то невыразим.

52. Новый Ерусалим

Дабы для Бога стать Ерусалимом Новым[67],
Из Духа возродись, стань Рождеством Христовым.

53. Все дело лишь в тебе

Когда б твоя душа вдруг колыбелью стала,
То Сына Божьего она б в себе качала.

54. Свой образ уничтожь

Свой образ уничтожь, коль волишь Божьим стать:
Дабы в себе и мир, и Царствие стяжать.

55. Бог — сущ, он не живет

Бог — сущ в себе Самом, любовью Он живет,
Не то, что я и ты и тварь иных пород.

56. Бедность и богатство

Кто в нищенстве своем богатств не может счесть,
Тот нищенством богат и нищ богатством есть.[68]

57. Расти из Самого

Кто выше стал себя и тварность перерос,
Тот в естестве своем есть Божий Сын, Христос.

58. В Боге умереть и в Боге жить

Что лучше — в Боге жить иль в Боге умереть?
Едино то и се, лишь стоит захотеть.

59. Не Бог ли человек?

Кто, не познав, познал, и любит, не любя,
Тот может Богом звать и самого себя.

60. О любви

Ты, волю усыпив, как воли ждешь любви:
Ты волей не своей, а Боговой живи.

61. Себя покинешь — Бога обретешь

Кто потерял себя и от себя свободен,
Утешен в Боге тот и Богови угоден.

62. В обоих пребывай

Избави, Господи, меня от стужи лютой!
Согрей, как человек, как Божество укутай!

63. Глухой, но слышит Слово

Как волишь: верь иль нет, пусть я и нем, и глух,
Но слышу, как молчит во мне Превечный Дух.

64. Вздохнул — и все изрек

Коль ты, едва вздохнув, застонешь Ах да Ох*,
Началом и концом окажется твой вздох.

*α & ω.[69]

65. Вечность — не измеришь

Не хочет вечность знать ни лет, ни дней, ни суток:
Так как же в ней найти хоть малый промежуток?

66. Одно влечет другое

Спаситель мой есть Бог, я — часть Его Творенья:
Оно во мне нашло, я — в Боге помещенье.

67. Мир иной

Поскольку мир иной — не общий никому,
Бесстрастным должно стать и девственным ему.

68. В молчанье говори

Ты сущность бытия определить потщился?
Молись, чтоб говорить ты прежде разучился.

69. Духовное плаванье

Мир — море для меня, а кормчий — Дух Святой,
Плоть — мой корабль, на нем душа спешит домой.

70. Свет совершенный

Свет совершен и несть ни чувств, ни красок в нем:
Безобразен и чист, как Бог в Себе Самом.

71. Кто сущий человек?

Тот сущий человек, кто в вечность вознесен
И также, как она, не ведает времен.

72. Кто в хоре ангелов поет

Кто над самим собой, как херувим, витает,
Тот Богови хвалу и славу распевает.[70]

73. Грешнику

Ах, грешник, обернись, чтоб Бога видеть четче:
Аз вем, узрев Его, и ты воскликнешь: «Отче!».

74. Обоженным предстань

Довольно ль мне того, чтоб просто в Боге быть?
Мне сока надобно из недр Его испить.

75. Потщись плодоносить

Кровь Господа пия, не плодоносишь ты?
Как та смоковница[71], лишишься красоты.

76. Возможеши и ты

О благородный дух, пари, срывая цепи:
И Бога обретешь в Его великолепье.

77. Две буквы — A и B

В Язычник говорлив: кто в Духе молит Бога,
Пусть скажет A и B* — две буквы и два слога.

*ABBA.[72]

78. В одной любви суть две

Когда моя душа и Бог вольются в Дух,
Не об одной любви, а речь уже о двух.

79. Духовный Божий храм

Ступени в город Твой — жемчужин светлых ряд:
Каким же заревом мой дух — Твой храм — объят!

80. Духовный Сион[73]

Воздвигни, Господи, Свой мирный Град, Сион,
В нем Сын почиет Твой, премудрый Соломон.

81. Масличная гора[74]

Коль Божий страх тебя от горестей избавит,
Масличною горой он дух в тебе восставит.

82. Сердце

Низ сердца узок есть, а верх его широк,
Чтоб в Бога я вошел, а мир в меня не смог.

83. Духовная гора

Аз — Божия гора, по ней всхожу я к Богу,
Но узрю лик Его, пройдя лишь всю дорогу.

84. Осиянность

На гору вознесись, в огонь Христовых молний.
Тройной Фаворский Свет[75] своим лицем дополни.

85. Ты сам себе тюрьма

Не мир всему виной, ведь мир — в тебе самом,
Тебя же он в тебе — и держит под замком.

86. Усильем все возьмешь

От дивных Божьих дел тебе какой же прок,
Коль в Боге свой венец ты заслужить не смог?

87. Духовный птенец

Плоть — скорлупа моя, я в ней — птенец живой,
Его высиживал от века Дух Святой.

88. О нем же

Птенец пищит, клюет, чтоб выйти из меня,
Сияя красотой превечного огня.

89. На Солнце обернись

Ты сможешь в Божестве узрети Солнца ясь,
На раннюю зарю, мой друг, оборотясь.

90. Подчиненность

Сын Божий молнией мгновенно осветит
Того, кто всей душой Ему принадлежит.

91. Терпение

Терпенье — выше благ и Бога укрощает
И всем, чем Он богат, и мя обогащает.

92. Сокровеннейшее бесстрастье

Бесстрастный Бога зрит: а Божие всевластье
Вмещает мало кто — лишь тот, чья суть — бесстрастье.

93. Тайный поцелуй Бога

Коль Бог, как Дух Святой, меня облобызал,
Он Сына Своего, Христа, во мне признал.

94. Одно утешится в другом

Бог — Свет среди светил, а Солнце — мой Спаситель,
Мария — свет Луны, аз — ихняя обитель.

95. Кто агнец, тот и лев[76]

Тот, кто смирился весь, себя преодолев,
Есть не един, а два — и агнец он, и лев.

96. Дух — голубь есть[77]

Дух голубем парит, ты спросишь — почему?
Чтоб кротцым голубком ты сделался Ему.

97. Где голубь свил гнездо

Коль ты, как голубок, — и кротцый, и не злой,
Ты в сердце у Христа обрел себе покой.

98. Надежнее всего

Ищи, мой голубок, покой в душе Христовой,
Надежнее нигде ты не отыщешь крова.

99. Два голубка — в одном

О чудо! Бог есть мой, я — Божий голубок:
Мы оба, Он и я — один единый Бог.

100. Дари покой — сам отдохнешь

Коль в сердце у тебя Бог голубем почил,
То сердце Божие и голубь ти открыл.

101. Тайный покров

Бог у меня внутри, Дух — надо мной витает
И Бога Сущего во мне одушевляет.

102. В сем утешенья несть

Зачем мне Гавриил[78], что шлет Марии весть,
Коль мне такую же он не окажет честь!

103. Духовное рождение

Коснется Божий Дух своею сутью тя,
И ты в себе родишь бессмертное дитя.

104. Духовное оплодотворение

Кабы Мариею душа твоя была,
То Бога в тот же миг она бы зачала.

105. Дитя и исполин

Коль в сущности моей родится Божий Сын,а
То я — и чадо есмь, и я же — исполин.

a Воистину. Как сущностное покаяние у Thaul. instit. с. I.[79]

106. Дверь Богу распахни

Дверь сердца распахни, Бог внидет в этот ларь:
Ты — Царствие Его, Он — твой Небесный Царь.

107. Новое рожденье

Коль вновь родился ты, а изнутри не нов,
То в рождестве твоем не явлен лик Христов.

108. Богова невеста

Невестой Бога будь в усердии своем:
Возлюбленным твоим Он станет, Женихом.

109. Непреходящий мир

Конечен этот мир и несть конца ему,
Бог разрушает в нем не все, а только тьму.

110. Преображение

Се вспыхнет плоть моя пред Богом, как гранат,
Коль мерзости ея в сем пламени сгорят.

111. Мария

Марию славишь ты превыше прочих лиц?
И для меня она Царица из цариц.

112. Вне и внутри, рождаться и рождать

Коль Бог тебя родил и сам тобой рожден,
Ты у Него внутри и вне преображен.

113. Разумно поступай

Ты жаждою томим? Сосуд — перед тобой,
В разумии своем испей воды живой.

114. Все твари хороши

Ты ноешь, что тебе несносна всяка тварь:
А мне явился в ней сам Бог, Небесный Царь.

115. Духовная охота

Блажен бегущий прочь от своры кобелей:
Он сукой Божией стал волею своей.

116. Лучшее собранье

Я сборищ не терплю: и лишь Пречистой рад,
Коль рядом с Ней Дитя и голубок сидят.

117. Одиночество

Ти одиночество потребно есть: ну что ж:
Пустыню ты всегда в себе самом найдешь.

118. Жизнь в Боге

Коль жизни Божьей аз в себе не обретох,
Пусть вразумит меня в сем праведный Енох.*

* Енох означает «преданный Богу».[80]

119. Богоравность

Кто Богу предался, тот равнотих Ему
И бродит в мире сем, как у себя в дому.

120. Ты Бога яшь и пьешь

Коль ты обожествлен, ты Бога яшь и пьешь,
И оттого тебе любой кусок хорош.

121. Частичка плоти — плоть

Коль плоть, душа и дух[81] в тебе не Божьи суть:
О части во Христе навеки позабудь.

122. Духовная лоза

Я в Сыне — виноград[82], Отец — садовник мой,
А зрелые плоды — Единый Дух Святой.

123. В терпении — весь смысл

Христианин, терпи страданья, крест и боль,
Чтоб в Иисусову и ты вошел юдоль.

124. Бог Солнцем осиян

Коль праведника лик преображен, как Свет,
Бог Солнцем осиян за праведником вслед.

125. Будь Богу равносущ

Бог — Царство в небесех: чтоб в небеса шагнуть,
В тебе самом должна светиться Божья суть.

126. Сердечность — естество

Почто христианин свободен, тих и леп?
У агнца разузнай, почто он не свиреп.

127. Что есть приятнее всего?

Спроси, моей душе какой удел приятен?
Отвечу за нее: быть безо всяких пятен.

128. Небес открыты двери

Восстань, христианин! Небес открыта дверца,
Но внидешь ты в нее, не замыкая сердца.

129. Что каждому дано

Повадкой красен зверь, аз, человек, — умом,
Очами херувим, а Бог — всем существом.

130. Все золотом одень

Христианин, дела свои позолоти:*
Не то Господь ни им не будет рад, ни ти.

* Злато любви.

131. Возьми и удержи

Ты в Боге узрел свет, усладу и покой?
А что как все прейдет — что станется с тобой?

132. Свойство Бога

Что свойство Бога есть? Чтоб в тварь живую влиться,
Не знать, и не хотеть, и не иметь,* а длиться.[83]

* Понимай как аксидентальность или случайность; ибо то, что Бог ведает и волит, Он ведает по существу. И оттого-то Он ничесоже не имет (по свойству).

133. Бесстрастие

Поверь, коль Бог меня на небо не возьмет,
Останусь на земле, а может быть, и под.

134. Равность

Кто не рожден нигде и с каждым не в ладу,
Пристанища себе не сыщет и в аду.

135. Бесстрастие

Зачем мне власть и свет и знанья мудреца?
Я одного хочу: быть в сердце у Отца.

136. О том же

Ты — вне, а Бог — внутри, ты мертв, но жив, как Он:
Чтоб Он пребыл, не будь — исполниши Закон.

137. Писание вне Духа есть Ничто

Писание молчит. Утешитель мне — Дух
Превечным Словом Он мой наполняет слух.

138. Кто краше в небесех?

Хоть на земли душа почти и не видна,
Богиней в небесех зато наречена.

139. Как в ангелы попасть?

В чин ангельский войти ты сможешь без помех:
Недосягаемо живи, вдали от всех.

140. Само-уничижение

Возвышен будешь ты в ничтожестве своем:
Ничтожно умалясь и ставши Божеством

141. Бесстрастный человек

Кто страсти усмирил — в ладу с самим собой:
И разницы меж ним и Богом никакой.

142. Стань Божьим чадом сам

Вопрос о Боге лишь безбожнику под стать
И се — не надобно на оный отвещать.

143. Все то, что в Боге — Бог

Все то, что в Боге — Бог: и меньший из жучков
Для Бога — не один, а целый сонм богов.

144. Что есть бесстрастье?

Что есть бесстрастие? Скажу без лищних слов:
Когда твоей душой владеет Дух Христов.

145. Божья суть

В чем Божья суть? Спроси из мрака своего,
Услышишь ты в ответ: в над-сущности Его.

146. Бог — это тьма и свет

Бог светом осиян и темнотой одет,
Чтоб осветить ее, ничтожен тварный свет.

147. Избранник вечности

Во мне сомненья несть: кого сам Бог родил,
Бессмертие уже при жизни получил.

148. Кто духом нищ

Тот, кто взаправду нищ, тот ничего не ждет:
Отдайся Бог ему, он Бога не возьмет.

149. Весь мир — в тебе самом

Чего желаешь ты? В тебе, христианин,
И небо, и земля, и весь небесный чин.

150. Смирение нужно

Смотри точнее вниз: увидишь свет земной,
Сего не разглядев, как различишь иной?

151. Злато христиан

Что есть для христиан их тайный золотник?
Быть Господу Христу подобным каждый миг.

152. Божественней всего

Божественней всего (в ком хватит разуменья)
Жить ныне и вовек без всякого движенья.

153. Вечность

Что вечность есть? Она не это и не то,
Ни днесь, ни здесь, нигде и просто невесть что.

154. Единая звезда — как Солнце

Не надо мне светил — ни тысячи, ни ста,
Аз быти звездочкой хочу в очах Христа.

155. Коль можешь — поспешай

Едва помыслил ты, скорее поспешай,
Чрез Бога вознесись, чтоб первым внити в рай.

156. Бог явлен через Солнце

Бесцветен Солнца блеск и ложна яркость дня:
Бог, молниевый свет, — вот Солнце для меня!

157. В себе ты Бога зришь

Бог на кого похож? К зерцалу стань — и ты
Тотчас же разглядишь в себе Его черты.

158. Душа от Бога есть

Душа моя — огонь, зажженный Божьим светом:
Ах, не сгорела бы она в сиянье этом!

* inteige creaturaliter.[84]

159. Дух пребывает в сути

Мой дух как бытие: подобен сути он,
Из коей он возник — начальницы времен.

160. Дух будет жив всегда

Дух жив самим собой: хотя бы свет потух
(В проклятье обратясь), не умрет все же Дух.

161. Благая жизнь — внутри

Дух сущности моей и сущность духа в том,
Что я построил в них себе уютный дом.

162. Свой пламень обрати

Едва лишь пламень свой душа преобразит,
Как молнию одну с другой соединит.

163. Бог — то же, что огонь

Разъяв, огонь сольет: в первоисток попав,
Твой дух с Божественным в един сольется сплав.

164. Невинный не сгорит

Виновность снимет Бог: невинность же — как щит:
В какой ни брось костер — ни в коем не сгорит.

165. И капля хороша

Хоть капельку одну вкуси Христовой крови,
И растечешься с Ним блаженно в Боге-Слове.

166. Грех сущности не имет

Коль Агнчьей кровью ты, о человек, омылся,
Ты прежде всяких век безгрешным народился.

167. Целитель — Иисус

Лишь Иисус Христос излечит боль мою:
Аз, кровь Его пия, с ней вместе Бога пью.

168. Все по летам равны

Младенец, что почил, едва родясь на свет,
Древней, чем Мафусал[85], проживший тыщу лет.

169. В единстве Бога зришь

Кто в миге вечность зрит, а в вечности — лишь миг,
Тот удостоен зреть Возлюбленного лик.

170. Свой выбор соверши

Невинность — золото, от примесей чиста,
Чтоб ею стать, входи сквозь узкие врата.

171. Орел взмывает ввысь

Коль ты орел, взметнись в рывке неудержимом,
Сквозь тысячу небес прорвешься к Серафимам.

172. Как Феникс возродись

Я Фениксом хочу для Господа сгореть,
Дабы меня никто не разлучил с Ним впредь.

173. Пусть слабый подождет

О бедный птенчик мой! Раз ты еще не птица,
Повремени — сперва ты должен опериться.

174. Усердным нужно быть

Дерзай, мой голубок: трудись, чтоб много знать:
Возненавидишь лень — стяжаешь благодать.

175. Дух приведет в пустыню

Коль Духом снизойдет и на тебя Спаситель,
Возьмет тебя к Себе, в пустынную обитель.[86]

176. Надежным надо быть

Упрямцу не спастись, но кто во благо стал,
Как палица, прямым, — тот верный путь избрал.

177. Не все судимо есть

Кто с Богом во Христе неразличимо слился,
Тот смерть и Страшный Суд пройдя, не опалился.

178. Весь мир — лишь ты да я (Творец и тварный мир)

Весь мир лишь ты да я: не будет нас с тобой,
И Бог тогда не Бог — и Солнце станет тьмой.

Смотри в конце «Взыскующего».[87]

179. Едины быть должны

Ах! Был бы я в Тебе, а Ты во мне — одно,
Что небо небо есть — мне было б все равно.

180. Бог — все, а человек — ничто

Аз есмь ни Аз, ни Ты, но Ты — во мне,
Аз — в ти,
А потому для мя Единый Бог в чести.

181. Кто грешен — тот слепой

Кто грешен — тот слепой: чем суетливей он
В отдельности своей, тем больше ослеплен.

182. Бог постоянно днесь

Ни до, но после несть: а что нас ждет в грядущем,
То Бог нам предписал законом присносущим.[88]

183. Кто в центре, видит все

Стань в самый центр вещей, увидишь жизнь свою,
Что будет здесь и там, и нынче, и в раю.

184. Лишь Бога Ангел зрит

Кто днесь ни на кого, а лишь на Бога зрит,
Тот, словно херувим, Престолу предстоит.

185. Сын и Его Престол

Прочь, ложный пьедестал: Единородный Сын —
Се Искупитель мой, Престол и Господин.

186. Не надо Бога искушать

Будь благонравно тих: кто без ума живет,
Того Небесный Царь низвергнет и сожжет.

187. Мне прозорливость не нужна

Поскольку я и сам, мой друг, провижу тьму,
Твой прозорливый дар мне вовсе ни к чему.

188. Нельзя измерить суть

Ничто не началось, конца не будет тоже,
Ни середины несть, ни круга, — ничесоже.

189. Начало зрит конец

Когда сойдется Бог со мной в одном лице,
Начало разглядит себя в своем конце.

190. О Боге

Вкушает Бог себя, но Он собой не сыт,
Поскольку лишь в себе Он завершенность зрит.

191. Запретного беги

Кто плода не вкусил, что Богом запрещен,
Из рая ни за что не будет изгнан вон.

192. Стань ладным

Создай себя, ведь ты не призрак и не тень?
Ты должен сущностно меняться каждый день.

193. В победе сущность вся

Волением своим аз много ль обретох?
Потщись-ка побеждать безволием, как Бог.

194. Познанье дарит свет

Заметь восход звезды: когда забрезжит свет,
Ты сможешь разглядеть — что дивно, а что нет.

195. Кто властвует, тот царь

Кто царь своих страстей, и радостей, и зол,
Тот в Божьем Царствии наследует Престол.

196. Смиренье благо есть

Почто мне быть царем? Но коли стану им,
Тотчас же, Господи, паду к стопам Твоим.

197. Отрину сам себя

Назад, о Господи, златой венец возьми:
Я собственности чужд, он Твой, зачем он ми?

198. Для Бога тварь — игра

Для Бога все игра, и тварный мир создав,
Он сотворил его лишь для своих забав.

199. И Бог отверг Себя

Святому говоря: ты, ты меня постиг,
Бог как бы от Себя отрекся в тот же миг.*

* Матф. 25. Оттого, что дал Бог ему для сего благодать и силу; или соделал это человеку Духом своим в нем.

200. Самоотдача

Кто душу потерял в ее служенье многом,
В блаженстве может жить, себя равняя с Богом.

201. Человек и другой Бог

Какая между мной и между Богом связь?
Я просто есмь Его другая ипостась.

202. Живи один, как Бог

Кто вечно одинок, отшельник, нелюдим,
Тот, если и не Бог, то вскоре станет им.

203. Смиренный выше всех

Кто в Божьей глубине смиренно пребывает,
Тот ярче всех светил на небесех сияет.

204. Иммануил

Кто сладил со змеей в себе и с крокодилом,
Тот Иисусом стал, Христом-Иммануилом[89].

205. Добро отдели от зла

Отведай маслица и Божьего медка,
И где добро, где зло — узришь наверняка.[90]

206. Ты отрок, ты и муж

Не отрок зрелый муж:: но ты не будь досужим,
Дабы из отрока родиться зрелым мужем.

207. Бог, что в тебе, есть жизнь

Живя, не сам живешь: создание мертво.
Жизнь, что тебя живит, зовется — Божество.

208. Бесстрастным вечно будь

Хоть ты и не в раю, не торопись тонуть,
Без Бога, с Богом ли, всегда свободным будь.

209. Свобода в Истине

Свобода — как сосуд: храня в себе нектар,
И знать не знает он, какой скрывает дар.

210. Божья святость

Воистину, мой друг, ты только захоти,
И праведность Творца сумеешь обрести.

211. С чем святость мне сравнить?

С чем святость мне сравнить? С сосудом золотым,
Что безупречно чист. Иди, любуйся им.

212. Шесть тварей — все в одной

Узнай — как человек, Господь, младенец, царь,
Овца и лев сошлись в одну едину тварь.

213. Словечки «вне» и «внутрь»

Два слова — «вне» и «внутрь» милей всех прочих мне:
Аз есмь Христа внутри, себя и блуда — вне.

214. Несть разницы в делех

Несть разницы ни в чем: се Ангел, вестник Божий,
Ему что сор убрать, что петь — одно и то же.

215. И ты приноровись

К восходу обратись, чтоб Бога увидать,
Тогда заря в тебе взойдет, как благодать.

216. Про ангельскую жизнь

Кто светел, чист, смирен: взирает, любит, служит,
Воистину блажен и с ангелами дружит.

217. Кто восемь раз блажен

Будь нищ, убог и тих, чист, кроток, сир, смирен,
Ради Христа гоним: и будеши блажен.

218. И мудрость под судом

Нет, мудрость не судья,a она сама скорей
Судима сим да тем по тварности своей.

a И увидел Бог, что все, что Он сделал, хорошо.[91]

219. Добрые дела

Корми, пои, жалей, делись одеждой, ложем,
В печалях утешай, и станешь Агнцем Божьим.[92]

220. Пост, бденье и молитва

Три вещи соблюди в духовном восхожденье,
Чтоб Богу угодить: молитву, пост и бденье.

221. Господь две вещи зрит

Две вещи зрит Господь — козла и агнца, мя:
Огонь любви — се грань меж этими двумя.

222. Ты должен расцвести

Цвети, плодоноси, свои таланты множи:
Кто был усердным днесь — тот и избранник Божий.

223. Невинных любит Бог

Невинность — Божий дар, и все подвластно ей:
Сравни один тюльпан и тысячу лилей[93].

224. Любвеобильное раскаяние

Коль ты, мой друг, решил обзавестись женой,
То Магдалиною и никакой иной.

225. Крещение огнем

В Крещении весь смысл: огонь и Дух прияв,
Не захлебнешься днесь, в любую топь попав.

226. Крещение

Не стал ли чище ты, о грешник, окрестясь?
И лилия в грязи — не лилия, а грязь.

227. О том же

Водой умылся ты? И что же? Все без толку,
Коль собственную грязь вкушаешь втихомолку.

228. Едино хощет Бог

Един глагол речет Бог ти и ми, всем людям —
Любовь: лишь возлюбив, Ему по нраву будем.

229. Свой образ чти

Ты ловишь образы, чтоб собственный забыть?
А как без оного ты мыслиши прожить?

230. Древо Жизни

Чтоб с деревом живым не помышлять о тризне,
Ты в Боге должен сам восстать как Древо Жизни.

231. Солнцеворот

Дивишься ты, что я вещей не замечаю?
Я к Солнцу, что во мне, все взоры обращаю.

232. Зеленый, белый цвет — вот истинный букет

Два цвета я ценю, ища их во Христе:
Зеленый — в истине[94], а белый — в чистоте.

233. У добродетели вся жизнь — в любви

О добродетели что вем? Она — в любви,
И ты, подобно ей, с любовию живи.

234. Что хочешь избери

Любовь царица есть, а добродетель — дева,
Служанки суть дела — кто справа, а кто слева.

235. Тайная соразмерность

Кому все вещи впрок и кто их вкусу верен,
И Богу* в том числе, тот, право, соразмерен.

* denotatur hic gula Spiritualis.[95]

236. Миротвор[96] — Божий Сын

Ни Ангел я, ни трон, ни херувимский чин:
Я Миротвором* быть хочу, как Божий Сын.

* beati pacifici, quoniam filij Dei vocabuntur.[97]

237. Бог любит совершенных

Расти, взрослей, дитя: чтоб в Боге пребывать,
Потребно не юнцом, а зрелым мужем стать.

238. Мир — в добродетели

Мир — добродетели исход, основа, дар,
Блаженство, связь ее, — не то прейдет, как пар.

239. Внутренний мир

И с Богом, и с людьми в себе единым стать —
Се высшее из благ, блаженство, благодать.

240. Божественный мир

Кто в Боге цель свою, свою субботу[98] видит,
Тот в мир и в тишину преображенным внидет.

241. Четырехкратная победа

Терпеньем, ловкостью, смиреньем и умом
Ты обретешь себя, и мир, и Бога в нем.

242. Все есть Ерусалим

Кто в сердцевину вник, позор и стыд презря,
Тот есть Ерусалим, Престол и град Царя.

243. Кротцыи суть агнцы

Мне в кротости ни Бог, ни дьявол не подмога,
Аз в Агнце Агнец есмь и Бог внутри у Бога.

244. Отринутый блажен

Отринут, осмеян, страдалец в житии,
Убог, ничтожен, нищ — се милости мои.

245. Бог мне Отец и мать

От Бога я рожден: как этого не знать?
Не спрашивай меня, кто мне отец и мать.

246. Бес

Бес слышит только треск, умен лишь в шуме, гаме:
Так одурачь его молитвой и постами.

247. Прощение врагу

Воспламенись, дитя, Божественным огнем:
Чтоб почернел Ваал[99], испепелившись в нем.

248. Суть вечности — не тишь

Ничто, забвенье, тишь — все есть ничто, не боле:
А значит, с ними аз слился в единой воле.

249. Не узрит света бес

Окутай Богом ся, сокройся в Божестве:
И тя не узрит бес, я в том клянусь Яхве[100].

250. Смирение есть знак

Коль на твоей двери олива[101] с позолотой,
То сам ты — Божий храм, а дверь — его ворота.

251. Бог есть сему причина

Когда светильник мой лучами золотится,
То это из Тебя, Христе, елей струится.

252. Высшее благословение

Так Бога никогда никто не прославлял,
Как тот, кого себе Он в сыновья избрал.

253. Отринутый блажен

Отвержен и презрен, отринут и гоним,
Ты — странник страждущий и Божий пилигрим.

254. Жизнь серафимская

Ходить, дышать и петь, любить неудержимо —
И означает жить по нравам Серафима.

255. Бог пятеричен[102] есть

Бог пятеричен: раб, сын, друг, сестра, жених:
Того уж и не счесть, кто идет дале сих.*

* annihilatur, seipso diffluit, deficit & с. sc: moraliter.[103]

256. Бог любит чистоту

Преобразись, мой друг, в сиянье чистоты,
Как Иисус Христос, — и Бога узришь ты.

257. Смерть за Него и ты прими

Смерть Господа Христа тебе не будет впрок,
Коль за Него и в Нем ты умереть не смог.

258. Вечность

Коль вечность для тебя длинна, а время — нет,
Ты не в блаженстве сый, а в суете сует.

КНИГА ТРЕТЬЯ

1. Ясли Иисуса

Не краше ли вертеп, чем Соломонов трон[104]?
В нем Иисус Христос, Спаситель наш, рожден.

2. О вертепе

У Вифлеемских стен останься, пилигрим,
Не лучше ли вертеп, чем град Ерусалим?
В нем Иисус Христос, Превечное Дитя,
С Невестой-Матерью и Девой примут тя.

3. Деве Марии

Скажи, о Госпожа, ты ль избрана была
Смиреньем — перед тем, как Бога родила?
Иной и несть стези, чтоб стать еще сегодня
Невестой, Девою и Матерью Господней.

4. Вздох сожаления

Бог, человеком став, на сене почивал:
Ах, кабы сеном я или соломой стал!

5. К ученому

Писаньем увлечен, наукой хощешь сей
Познать, что есть Христос? Избавься поскорей
От этой страсти, сам спеши в вертеп к дитяти:
Устами прикоснись к Господней благодати.

6. Простота угодна Богу

Заметь в смиренье толк! Взгляни на простоту!
Ведь пастухи пришли всех раньше ко Христу.
Не узришь Бога ты ни в том, ни в мире бренном,
Коль не захочешь сам стать пастухом смиренным.

7. Омытое росой

У сена, что ест скот, нет сладостнее вкуса,
Чем ежели оно слезинкой Иисуса
Омыто, как росой. Лишь в этой пище прок:
Ах, кабы я ее вкушать вседневно мог!

8. Благая ночи тишь

Заметь, в тиши ночной рождается Христос,
Дитя, что на себе Адамов грех[105] понес;
Коль и твоя душа, как ночь Творца, тиха,
Бог воплотится в ней — и снова несть греха.

9. К пастухам

Скажите, милые, вы что так робко пели,
Когда вошли в вертеп, младенца в колыбели
Божественного зря? И я, мой Иисус,
Пастушьим гимном к ти, как славой, вознесусь.

10. Неслыханное чудо

На Деву погляди, кормящую дитя,
Она поит нас всех — себя, меня и тя.

11. Бог, облеченный в плоть

Людское млеко пьет, а дарит Бог вино[106]:
Что Он облекся в плоть — ничуть немудрено.

12. Несет и сам несом

Глагол, что держит мир и даже Бога-Старца, —
В ладонях Девы днесь стал легким — легче ларца.

13. Причина — во мне

Дитя, не я ли есмь твоих причина слез?
Ты, на меня взглянув, ответил на вопрос.

14. Желанье поцелуя

Позволь, к Тебе припав, мое Дитя, мой Боже,
Поцеловать родник, что мне всего дороже.
Едва лишь до меня дотронешься слегка,
Как прекратится вмиг моя, твоя тоска.

15. Хвалы достойней несть

Песнь, ангельская песнь! И тысячеязыко
Не восхвалити мне младенческого лика.
И пусть я голоса лишусь и языка,
Но лучший гимн Ему спою наверняка.

16. Он — мне, я — Ему

Бог — и мое дитя, и Девою рожден,
Чтоб я обожился, возвысился, как Он.

17. Чем ближе, тем краше

Роднею Богу стань, как Дух, вода и кровь[107],
Чрез Бога Бога ты из Бога изготовь!
Обнимет Господа не просто друг един,
Но тот, кто в сей же час Ему и мать, и сын.

18. Живейшая музыка

Взгляните на дитя, Его слеза — как мед!
Как будто из глубин сама душа поет.
Пусть мой сольется вздох с твоим в едину славу
И Богу боле всех окажется по нраву.

19. Блаженное Преображение

Как отрок Иисус, таким же стать попробуй,
Коль возжелал в себе избыть мирскую злобу.
Кого сам Иисус из ада изведет,
Во Иисуса же преобразится тот.

20. Бог — человек

Моею плотью став, Бог принял много бед,
Чтоб Богом стал и я, к Нему на Трон взошед.

21. Бог — отрок есть, почто?

Превечный Божий Сын лишь днесь младенцем стал,
Как если бы Отца Он прежде и не знал:
Почто случилось так? Тому причиной мать,
Чтоб все Его могли дитятей величать.

22. Чудо из чудес

О чудо! Прежде век[108] Сын народился Божий,
А рождшая Его на целый век моложе.

23. Духовная Божья Мати

Мариино призрев смиренное житье,
Так восхитился Бог, что Сыном стал Ее:
Коль, умалившись весь, ты Девы принял стать,
То Бог — твое дитя, а Богови ты — мать.

24. Младенцу Иисусу

Величить как тебя, Дитя, любовью малой,
Когда ты мир объял любовью небывалой?
Но хоть ты и Дитя, но всяк — и стар, и млад,
Муж, отрок, Бог и царь — тебе молиться рад.

25. Младенцем сладко быть

Коль пребывает Бог и малым, и большим,
Сколь сладостно мне быть младенцем рядом с Ним.

26. Всех лучше человек

Бог, человеком став, явил мне во плоти,
Что у Него лишь я, из прочих душ, в чести.

27. Имя Иисус

Мне имя Иисус, как мед на языке,
Как свадебная песнь, луч Солнца в ручейке.[109]

28. Круг в точке

Когда во чреве Бог у Девы почивал,
Вмещала точка круг в себя или овал.

29. Великое в малом

Великое, речешь, не может в малом быть,
Не можешь небеса в земную каплю влить.
На Сына Девы зря, ты узришь в колыбели
И малый мир земной, и мир небесный велий[110].

30. Се — ясли Иисуса

Се — Девы первоцвет, бесценное дитя,
Услада ангелов, всеслава жития,
Коль хочешь чрез Него спастись, обожествиться,
Ты у Его яслей старайся поселиться.

31. Пустое сердце — лучше пригодится

О горе! Бог в хлеву![111] его приют — сарай!
Весь хлам из сердца вынь, и Богу место дай.

32. Земные небеса

На землю небеса сошли, чтоб слиться с нами:
Когда ж земля, восстав, сольется с небесами?

33. Приимешь Бога ты

Приимешь Бога ты, когда откроешь дверцу
Для Девы, чтоб прижать Ее с любовью к сердцу.

34. Кресту Спасителя

Что дерево сие от древа Жизни пьет,
Узнать легко, с него — свисает жизни плод.

35. Пресладостней всего

Ни сладкий виноград и ни полей нектар,
Ни хлеб Израиля, небес священный дар,
Ни серафимский лик, в экстазе предстоящий,
Сладчайших ран Твоих, о Господи, не слаще.

36. Превосходящая любовь

Непостижимо! Бог лишь из одной любви
Чрез Деву Женихом моим себя яви.
Но что могу сравнить я с тем Его уделом,
Который Он приял, за ны распнувшись телом.[112]

37. Влюбленный Бог

Бог, возлюбив меня, так за меня страшится,
Что умереть готов, но не меня лишиться.

38. Целебная рана

Из-за меня Господь смертельно ранен был
И кровью и водой своей меня омыл:
Вкусив от них сполна, я раны лучшим самым
Нектаром исцелю и истинным бальзамом.

39. Стоянье лучшее — под Божиим Крестом

Той кровью, что из ран Господних истекла,
Мы, как живой росой, очищены до тла:
Чтоб, влагой окроплен, ты цвел, не увядая, —
Не убегай, стой здесь, на Крест Его взирая.

40. Кресту Христову

Из-за грехов твоих, гляди-ка, сам Христос
Безжалостную смерть, Распятье перенес.
Но ты свою тоску по Магдалине мерь —
И будешь у Креста стоять уже теперь.

41. Избегающему Креста

Ах, милое дитя, тебе пора бы знать,
Что на груди Христа весь век не пролежать.
Ему любезен тот, кто делит Крест и боль,
И смерть и ужас с Ним как общую юдоль.

42. Грешнику

Восстань, христианин, от смерти, — пеликан
И кровью, и водой кропит тебя из ран.[113]
Коль примешь ты сей дар, свои уста раскрыв,
То исцелишься вмиг и вечно будешь жив.

43. Пасхальный Агнец

Еврею агнчья кровь[114] была пасхальной пищей,
Но, убивая, он не становился чище:
Мой Агнец, за меня заклан который был,
И кровию меня из ран своих кропил, —
Мой Бог, Господь, Жених, брат, друг, что мне послушен:
Так кем я быть могу убит или задушен?

44. Надгробие Иисуса

Здесь Тот, кто есть и бысть[115] — еще до воплощенья:
Кто победил врага, приняв за ны мученья.
Чтоб равным стать Ему и победить свой грех,
Терпи, страдай, смирись и в страсти и в скорбех.
Он незнаком тебе? Се смысл Его тройной:
Он человек, Он Бог, Спаситель мой и твой.

45. Эпитафия святой деве Мехтхильд(е)[116]

Здесь дева Божия, Мехтхильд, погребена —
Для сердца Господа — покой и тишина.

46. Ей же

Блаженная Мехтхильд лежит под сей плитой,
Все любят ю — Отец и Сын и Дух Святой.

47. Перед надгробием Франциска[117]

Под этою плитой почиет Серафим,
О чудо, камень цел под пламенем таким!

48. Единый день

Вечор — день первый, днесь — второй, а ютро — третий:
Но коли днешний день вечор хранит в секрете,
О завтрашнем забыв, то аз в един их слих,
И се, еще не быв, уж оным в Боге жих.[118]

49. Эпитафия Праведнику

Здесь праведник лежит, он жаждою томился
И только то и знал, что к истине стремился,
Всегда ненасытим. Свершилось, ныне он
В сладчайшей вечности Всевышним окормлен.

50. Великое в малом

О Боже, как же я, в ничтожестве своём
Могу вместить Тебя, бездонный водоём!

51. Невеста и Жених

Назваться Женихом, пожалуй, много чести,
Не большая ли честь прильнуть к своей невесте?
Но мне милее брак, где б аз невестой бых,
А суженым моим — Божественный Жених.

52. Эпитафия святой девственнице Гертруде[119]

В сей яме погребен, поверь, один скелет,
Гертруды же самой здесь и в помине нет.
Не в сердце ль у Христа лежит ее могила?
Или она Его в своем похоронила?

53. Кто Богу всех милей

Сильнее прочих всех Бог Деву полюбил
И, плодом став ее, в ней Сына воплотил:
Чтоб Божьей милостью при жизни насладиться,
Стань девою и ты, сумей преобразиться.

54. К изображению младенца Иоанна[120] с младенцем Иисусом

Та нежность, с коей здесь Христос предстал очам,
И с коей Иоанн и Агнец явлен нам,
Сердечно мя влечет и Иоанном стать,
И в той же чистоте, как Агнец, воссиять.

55. Грешнику

О грешник, погляди на бренные дела,
С бессмертными сравни и излечись от зла.

56. О жаждущем Бога

Кто Бога жаждет, тот и точку жизни сей
До вечности продлит, где ни ночей, ни дней.

57. О воине Христовом

Учению Христа, с врагом сражаясь, следуй
И побеждай его лишь рыцарской победой.
Твое оружье — дар смиренья и любви:
Ударов избегай и милость прояви.

58. В бореньях обретешь

Кто не стяжал небес, труждаясь и борясь,
Того уж не спасет Господь, Небесный Князь.

59. Лишь Бога возлюби

Чтоб небеса стяжать, трудов не нужно много:
Ты их обрящешь днесь, когда возлюбишь Бога.

60. Величье и любовь

Кабы любовь была с величием в разладе,
Как бы остался Бог царем в Небесном Граде?

61. В смиренье крепок будь

Не возвышай себя, жить надобно смирясь:
Храм без земных опор[121] однажды рухнет в грязь.

62. О святом Лаврентии[122]

Нимало не дивись, что и огнем объят,
Глаголить истину святой Лаврентий рад:
Тот пламень, что ему внутри все сердце сжег,
Его от углия снаружи уберег.

63. Святой Кларе[123]

Кто так тебя нарек, дал имя во Крещенье,
И в именах знал толк, и в Божьем Промышленье.

64. Святому Августину[124]

Раз к Богу вознесен ты пламенем своим,
То лучше бы тебя назвали Серафим.

65. О Марии Магдалине

На Магдалину зри, как, восскорбев о Бозе,[125]
Она своей слезой Христу омыла нозе,
Всем сердцем источась: и как ей слез не лить,
Когда ее стезя — сплошной слезою быть.[126]

66. О всеблаженнейшей Деве

Плоть Девы, в коей хлеб небес[127] пресуществлен,
Не может умереть и превратиться в тлен.
Не увядает кедр: и праведен ли храм,
В котором места несть Божественным дарам?

67. Святому Бернару[128]

В сердечности рекут твои, Бернар, уста,
А потому ты весь — сияние Христа.

68. Блаженство

Что значит благодать? Сплошное наслажденье?
Блаженство Бога зреть? Любовь и вечный свет?
Иль поцелуй Христа? Иль жизнь, где смерти нет?
Блаженство — с Женихом быть каждое мгновенье.

69. Богатство святого

Будь нищим в мире сем, святой, отринь себя
И тело бренное свое носи, скорбя.

70. Бог самый щедрый есть

Бог отдается ти по жажде по твоей,
Чем больше жажда, тем дары Его полней.

71. Земной Серафим

Чтоб Серафимом стать еще до жизни вечной,
Сплошной любовью стань во глубине сердечной.

72. Вечная жизнь в мире сем

Кто Бога хвалит днесь делами и трудом,
Бессмертие познал уже и в мире сем.

73. Святой Варфоломей[129]

Помыслить можно ли мученья, тех страшней,
Что в жизни претерпел святой Варфоломей?
На смерть шли многие во имя славы Божьей,
Но кто из них, как он, пожертвовал и кожей?

74. Что имут кротцыи и те, кто злы

Кто кроток и смирен, тот нищий в мире сем,
А кто гордыни полн, тот нищий в мире том.

75. Бесценная могила

Ценнее гроба нет со времени Адама,
Чем Лазарев[130], что взят на лоно Авраама:
Я ж почести такой иную предпочту:
На лоне Спаса быть, вернуться ко Христу.

76. Душа есть Божий лик

Лик Божий у тебя в душе запечатлен,
Кто сей серебреник лелеет — тот блажен.

77. Розенобль (талант)[131]

Не глупо ль золото превыше Бога чтить,
А в собственной душе талант не различить?

78. Духовная Суламифь[132]

Я Богу — Суламифь, а Он мне — Соломон,
Прияв мою любовь, мне отдается Он.

79. Духовная свадьба

Душа и Божий Сын — невеста и Жених:
Священник — Дух Святой, Трон Божества для них —
Алтарь, где брак вершат: вина хмельная влага —
Кровь Жениховых ран: все брашна предо мной —
Его безгрешна плоть: светлица и покой
И ложе — лоно суть Отца Его Живаго.

80. Помощник Богу — аз

Бог, сотворивший мир и могущий разрушить,
Дабы родиться вновь, меня лишь должен слушать.

81. Лучший мытарь[133]

Мне мытарь люб, он с Ним делил свое мытарство,
И потому теперь стяжает Божье Царство.

82. Каждый о своем

Моряк — о кораблях, охотник — о собаках,
Скупой — о золоте, ну а солдат — о драках:
Я, будучи влюблен, об этом не тужу,
А имя Божие с любовию твержу.

83. Лестный титул

Кто дать моей душе желает титул лестный,
Зови: невеста, жизнь, алмаз, цветок небесный.

84. О розах[134]

Хоть и прекрасен куст из ало-белых роз,
Но тоже в терниях, как мой Жених, Христос.

85. Стань белым и алым

Созижду сердце аз в белейшей чистоте
И алым сотворю, как кровь Твоя, Христе.

86. Под тернием цвети

Христианин, прими страдания как честь
И алой розою в блаженстве будешь цвесть.

87. Раскройся, словно роза

То сердце благостно и в том Господь живет,
Чье сердце розою для Божества цветет.

88. Распятье претерпи

Кто хочет в мире том срывать одни лишь розы,
Не забывай шипов, умей пролить и слезы.

89. Красота

Краса отрадна мне, но лишь тогда красна,
Когда под тернием скрывается она.

90. Цветения пора

Оттай и расцвети, ведь май стучится в дверь:
Замерзнешь в смерть, егда не расцветешь теперь.

91. Тайная роза[135]

Не роза ли душа? А терние — не блазнь?
Весна — не Божий дар, а стужа — Божья казнь?
В цветенье смысл ее, шипы ей — не преграда,
Добро — ее краса, небесный рай — награда:
Коль время ей дано — цвести, пока весна,
То Божьей розою повинна быть она.

92. Всего блаженнее, но и всего гнусней

Блаженней только Бог души благой моей:
Отринь она его — и несть души гнусней.

93. Превыше всех святынь

Что есть святей всего на этом свете белом?
Безгрешная душа в родстве с невинным телом.

94. Почетнее всего

Достойнейшую вещь хотелось мне назвать бы!
Се человек, кому не нужно вовсе свадьбы.

95. Губительней всего

Противен Богу грех да и тебе не впрок,
Сам сатана не знал, как вред его глубок.

96. Бедняк из бедняков

Как дьявол ни богат, а крошки несть своей:
Кольми же паче ты, служа ему, бедней!

97. Невинные грехи

Лишь те твои грехи покажутся невинны,
Чьи семена взрастут в душе у Магдалины.

98. Не притворяться — значит, не грешить

Что значит — не грешить? Скажу без проволочки:
Попробуй расспросить молчащие цветочки.

99. Кто сердцем чист, тот Бога зрит

Не отвращая взгляд, на Солнце зрит орел:[136]
А тот, кто сердцем чист, на Огненный Престол.

100. Земля — смиренья дар

Ты о клочке земли с усердием хлопочешь:
Смирясь, получишь в дар всю землю, если хочешь.[137]

101. Живой мертвец

Кто ликом удался, а в сердце прячет ложь,
Тот, хоть и жив, на гроб повапленный[138] похож.

102. Путь к Творцу

Ах, грешник! Жалок ты, почто же столь чрезмерно
Ты миром увлечен, его житейской скверной?
Творенья лепота всего лишь узкий путь,
Ведущий нас к Творцу, чья благолепна суть.

103. Кто праведен — блажен

Блажен, кто, плоть свою и душу с чувством, с толком,
Как светлой ризою окутал белым шелком.

104. Эпитафия святой душе

Невеста Божия покой здесь обрела,
Она Христова честь, величье и хвала.

105. Как Божье злато приобресть

Чье сердце — золото и словно мед — уста,
Чьи очи — Солнце, тот — любезен для Христа.

106. Грешнику

Ах, грешник, не спеши, на Магдалину зря,
Что Бог избавил ю, надежду ей даря:
Ты не сравнялся с ней: не верь своей надежде,
А нозе Господа омой слезами прежде.

107. Превыше Ангелов безгрешный человек

Не выше ль человек, чем Ангел, коли злом
И ложью он себя не замарал ни в чем?

108. Безгрешный грустен есть

Почто христианин печален всякий час?
Умрети должен он на дню по многу раз.

109. И тело почитай

Плоть сохраняй в чести, она — благой сосуд,
В ней образ Божества нашел себе приют.

110. Блаженный грешник

Никто столь благостно не умирал доныне,
Как тот, кому Господь простил, как Магдалине.

111. Сердце человека

Вселились в сердце мне: Бог, дьявол, мир и тварь:
И потому оно святится, как алтарь.

112. Безмерно сердце есть

То сердце, что живет лишь суетою дней,
Не может распознать безмерности своей.

113. Храм Божий

Аз есмь Господень храм, Святая же святых —
Ларь сердца моего, егда он пуст и тих.

114. Преображение

Коль мною станет зверь, я — ангелом блаженным,
Тот — Богом, значит, мир стал ныне совершенным.

115. Сначала соберись

Чтоб Агнец и сам Бог служили храмом ти,
Ты сердце им свое сначала посвяти.

116. Духовный жертвенник

Коль сердце — мой алтарь, то воля — жертва, дар,
Душа — священница, любовь — огонь и жар.

117. Твой камень — во главе угла

Кто ищет золото не во главе угла,
Не станет мудрецом и не избегнет зла.

118. Камень мудрецов — в тебе[139]

Чтоб золото сыскать, спустись в свои глубины,
За камнем мудрецов не идут на чужбины.

119. Строй во главе угла

Что в камне мудрецов? Не злато, а зола:
Чтоб устоял твой храм — строй во главе угла.

120. Лучшая тинктура[140]

В тинктурном мастерстве искуснейший лишь тот,
Кто сердце в золото для Бога перельет.

121. Блаженней ангельского путь

Путь ангелов блажен, а наш с тобой — блаженней,
Не может с Богом в брак вступить бесплотный гений.

122. Чудесней всех чудес

Такого дива я не видывал от века:
Бог погрузился в грязь, сойдя до человека.

123. У Бога есть изъян

Бог всем богат, Ему не нужно ничесоже:
Что ж сердце ти мое понадобилось, Боже?

124. Духовное низвержение

Когда ты от греха свое очистишь лоно,
Архангел Михаил[141] низвергнет в ад дракона.

125. Спесь и кротость

Мир ненавидит спесь, а кротость возлюбил:
Что ж, грешник, тешась той, сию ты позабыл?

126. Путь к святости

Наикратчайший путь к святому житию
Смиреньем выложен, постом и кротостью.

127. Покой и вечность на земле

Кто сам себя в себе и в Боге соберет,
Тот нынче же покой и вечность обретет.

128. Владей собой — чтоб стать царем

Кто поборол в себе все мысли, чувства, страсти,
Тот удостоится по праву царской власти.

129. Стезя прямая к жизни

Кто хощет в рай попасть прямехонькой стезей,
Ошую[142] мир оставь и весь обычай свой.

130. Напиток Бога

Напиток, Господу любезней всех иных, —
Вода, что от любви течет из глаз моих.

131. Тайное Царствие

Аз есмь Господень Град, а сердце — трон, алтарь,
Душа царица есть, а Божий Сын есть Царь.

132. Сердце

Хранимый сердцем Бог и сам его хранит,
А потому оно — железо и магнит.

133. О святой Терезе[143]

Страданье или смерть — а боле ничесоже —
Тереза избрала, чтоб стать невестой Божьей.

134. Кто Богом избран есть

Кого же Бог избрал из времени сего?
Кто Крест и боль несет в честь имени Его.

135. Бог в сердце помещен

Безмерен ты еси — сие мы вемы, Боже:
Но в сердце у меня Ты уместился все же.

136. Путь к святости

Коль дух твой выпрямлен, в душе — покой и лад,
А в сердце — чистота, — воистину ты свят.

137. Все добродетели — в любви

Обилен дар любви, кто с нею обручен,
Обрящет не одну — сонм непорочных жен.

138. Любовь мертва

Ах, ах, любовь мертва! Но что же с нею стало?
Без ласки, без тепла — взяла да и пропала!

139. Что ищешь — то и обрятешь

Богатый ищет клад, а бедный — Божество:
Глянь, клад нашел бедняк, тот — пепел от него.

140. Княжеская жизнь

Кто усмирил свою, отдавшись Божьей воле,
Тот восседает днесь на княжеском Престоле.

141. Нам Богом должно стать

Бог в ны преображен, Он нашим жив желаньем:
О горе, коли мы таким, как Он, не станем.

142. Бог в кротости живет

Умилосердись днесь: ведь Божие явленье
Не ветер, не огонь и не землетрясенье.[144]

143. Светильник пусть горит[145]

Ах, дева, поспеши, пусть твой светильник светит:
Не то, придя, Жених тебя и не заметит.

144. Аврора и душа

Не краше ли душа, чем свет зари небесной?
Коль Божий луч ее пронзит во тьме телесной.

145. Сладчайший фимиам

Что Богу сладостней, чем благовонный дым?
Хвала из уст того, кто сердцем — Херувим.

146. Власть души

Душа — владычица и Богу госпожа,
Они живут вдвоем, друг другом дорожа.

147. Бог волит быть един

Ты сердце отвори лишь Богу одному,
И будет Он в тебе как у себя в дому.

148. Бог — фокус мой и круг

Бог — точка, фокус мой, коль я того желаю,
И круг, коль я в него любовь свою вливаю.

149. Готовь брачную одежду

Разверзлись небеса, Жених грядет в сиянье,
Невеста, что же ты не в брачном одеянье?

150. Крест Господа и плен

Крест Господа — как пух, как бархат — Божий плен.
На чьих он раменах[146] — воистину блажен.

151. Святой печалям чужд

Святой в душе почто ничем не омрачен?
Страдает ли, скорбит, но Бога славит он.

152. Бессмертье в бренности

Кто благонравно тих, смирен, чистосердечен,
Кто Бога возлюбил — бессмертьем днесь отмечен.

153. Раб, дитя и друг

Бог для рабов — судья, для друга Он — любовь,
А для детей своих — Он сердце, плоть и кровь.

154. Святой Игнаций[147]

Игнация задрал медведь, склевали птицы?
Его смолол сам Бог, как зернышко пшеницы.

155. Путь к радости небесной

Лишь сердце, в коем Бог, и плотские мытарства
Тебе откроют путь, ведущий в Божье Царство.

156. Любовь превыше знанья

Не лучше ль с Богом быть, с Ним в поцелуе слившись,
Чем мнози вещи знать, Его любви лишившись?

157. Эпитафия св. Агнессе[148]

Агнесса здесь лежит, невинна и чиста,
Святая, Женихом избравшая Христа,
Ах нет, она не здесь! Чтоб ю узрети въявь,
Ты к Агнцу Божию свои стопы направь.

158. Девство должно плодоносить

Бог, девство возлюбя, плоды его ласкает,
Но к лику Своему отнюдь не подпускает.

159. Музыка сладкая

Для Бога сладостней музыки несть, чем та,
Когда одно рекут и сердце, и уста.

160. Про вечную любовь

Надежде есть предел и в вере суть сомненья,
Умолкнет речь, язык, все наши устроенья
Со временем прейдут: любовь лишь будет жить:
Так станем же мы ей уже теперь служить.[149]

161. Кого не знает Бог

Бог знает обо всем, Ему родня — весь свет, —
Но не беспутный муж иль дева-пустоцвет.

162. Попрыгун

Кто без любви живет, не внидет в Божий храм:
Как попрыгунчик он, торчит то здесь, то там.

163. Тайное Возрождение

Из Бога ты рожден и во Христе умрешь:
В Святом же Духе вновь рожденье обретешь.

164. Любовь — душевность веры

Пустая вера — смерть, чтоб стать живою кровью,
Пускай в нее душа войдет своей любовью.

165. Желание того, кто Бога возлюбил

Аз быть тройным хощу: сиять, как Херувим,
Светиться, как Престол, гореть, как Серафим.

166. Крест

Проклятьем и стыдом Крест почитался встарь:
А днесь Его несет в своей короне царь.

167. Скупой не так уж плох

Скупому что ни день — то к выгоде мирской,
Ах, кабы к Горнему нам ревности такой!

168. Божество

Вся тварь — из Божества, оно — родник, фонтан,
Сам льющийся в себя, а значит — в океан.

169. Раскаяние

Раскаянье — поток: смирит волною пенной
И Божий гнев, и тот, что разожжен геенной.

170. О власти вечного

Ты ищешь вечности, чтоб властвовать над ней,
А я — покой обресть: что лучше и нужней?

171. Глупец и там, и сям

Мудрец единым жив, он к Богу устремлен:
А глупый мелочен, тщетой порабощен.

172. Чем благороднее, тем ближе всем

Чем благороднее, тем ближе нам предмет:
Как, например, сам Бог и Солнце, Божий Свет.

173. Сей признак есть любовь

Что общего с тобой в любом единоверце?
Несущи оба суть любовь в руках и в сердце.

174. Лишь Бога вопрошай

Не сам, не друг, не враг, а только Божья честь
Ответит на вопрос, что было и что есть.

175. Что делал Бог от века

Что делал Бог, пока Он в нетях почивал?
Лелеял Сам Себя и Сына порождал.

176. Оставь едину тварь

Отринься тварного и слушай Божье Слово,
Коль мыслиши обресть Творца всего живого.

177. Долгое мученье

Свидетелям Христа[150] судьба послала счастье:
За Бога умереть, воскреснув в одночасье:
А мы во всякий час, в теченье жизни всей
Страдаем. От кого? От жадности своей.

178. Кто в Господе богат, тот мне любимый брат

Хоть мне и мил бедняк, но я люблю богатых:[151]
На небе разместят их в княжеских палатах.

179. О любви

В сем мире у любви исход — в тоске сердечной:
Любуйся посему красою жизни вечной.

180. Не знает Бог, где у Него начало

Ты вопрошаешь: Бог, как долго Он пребыл?
Так долго, что о сем и Сам уже забыл.

181. О Боге же

Не будет Бог, не есть и не был никогда,
Но если мир прейдет — пребудет и тогда.

182. Борись

Дерзай в борьбе, смельчак, обрящеши венец:
А проиграешь бой — позорный ждет конец.[152]

183. Упорно ожидай

Что надобно тому, кто ищет благодать?
Ступить на путь добра и ю упорно ждать.

184. Потерпи еще

Смирись, моя душа: в сияющий хитон
В убогом мире сем никто не облачен.

185. Начало мудрости, средина и исход

Начало мудрости — страх Божий, кротость есть,
Исход ее — любовь, средина — разум, честь.

186. Любовь и ненависть

Возненавидя зло, аз благо возлюбих,
И ненависть в любовь, гляди-ка, превратих.

187. Ввысь устремись

В своих земных делех аз лишь к тому стремлюся
Чтоб стать апостолом, невестой Иисуса.

188. И днесь родится Слово

Воистину и днесь родится Слово-Бог,
Да где ж? Где я, себя лишившись, обретох.

189. На лоне — Иоанн[153]

Чье имя — Иоанн, тот весь свой пыл и страсть
Учителю отдал, чтоб Им упиться всласть.

190. О грешнике и Духе Божьем

Дух Господа Христа всю Землю полонит:
Сыщу ли грешника, что этого не зрит?

191. Любовь к Богу ненасытима

Кто Бога возлюбил без цели, всей душой,
Не числит сласть свою ни малой, ни большой.

192. Три слова мя страшат

Я трех имен страшусь: навечно, навсегда,
Всечасно, а еще — тьмы, ада и суда.

193. Любовь — превыше всех вещей

В сем мире для меня нет лучшего искусства,
Чем, Бога возлюбив, отдать Ему все чувства.

194. Премудрость — лучшая жена

Невесту, чтоб была богата и нежна,
В Премудрости ищи, — она воздаст сполна.

195. Мир Девой сотворен

Весь поднебесный мир от Девы сотворен*
И Девою одной он снова воскрешен.

* Премудростью.

196. Премудрость и любовь

Премудрость Бога зрит, любовь целует Бога:
Ах, кабы мне любви и мудрости немного!

197. Совета Божьего у мудрости спроси

О тайнах расспросить ты хочешь Божество?
К Премудрости иди, советнице Его.

198. Сей семя без оглядки

Пшеницу сеешь ты на поле без оглядки:
Вот так засаживай в себе и Божьи грядки.

199. Воздействие святой Троицы

Всевластье держит мир; премудрость правит им;
Добро его хранит: не Бог ли в этом зрим?

200. Речь мудреца блага

Речь мудреца блага, врачует и целит,
Хоть в ней и мало слов, но многий смысл сокрыт.

201. Бог на даянья щедр

Бог милости свои дарует в изобилье:
Лишь мы, убоги суть, для них сердца закрыли.

202. И Бога можно ранить

Бог не раним, Ему болеть, страдать не гоже:
И лишь моя душа терзает сердце Божье.

203. Для Бога аз велик

Величье — наш удел! Надмирный Серафим
В одеждах Бога зрит, се аз стою нагим.

204. О вечности забыв

Увы! На суету себя ты расточил:
А горнее стяжать — и недостало сил.

205. Кто боле всех влюблен, тот боле всех и свят

Святее прочих тот, кто боле всех влюблен:
К святым через любовь он будет приобщен.

206. О совести

Кто совестливый — тих, а злой шумит, кричит,
Как будто пес цепной, никак не замолчит.

207. О знанье

Хоть лестно много знать, но сделал первый шаг,
Соблазнами прельщен, да и попал впросак.

208. Мудрец — золотодел

Из камня и руды мудрец творит алмаз,
Из праха — золото и ангелов — из нас.

209. Бог — мой небесный хлеб

Что ни вкушаю аз — мне Бог вкусней всего:
Небесный хлеб, елей — вот имена Его.

210. В аскезе пребывай

Будь терпеливым, друг: кто Богу дал обет,
В пустыню поспешай на целых сорок лет.[154]

211. Строение души

Ум — это стать души, желанья — суета,
Молитва — речь ее, терпенье — в рай врата.

212. Скот чувствами живет

Кто чувствами живет, тот равносущ скоту:
Того же, в коем Бог, я как святого чту.

213. Премудрость — ключ живой

Премудрость — ключ живой, чем чаще припадать,
Тем будет он живей струиться и играть.[155]

214. Кто свят — измерил Бога

Кто в Божью глубь проник, в высь пламенем подъят?
Измерил рост и ширь? Тот, кто блажен и свят.*

* Эфес. 3.[156]

215. Кто бысть, кто есть и кто грядый, (по Апокал.)

Отец до века бысть, Сын в вечности живет,
А Дух Святой с Небес в день Славы снизойдет.

216. В тебе играет Бог

Бог — это всё и вся, Он первым задал тон,
Играешь ли, поешь — в тебе играет Он.

217. Бог всюду и нигде

Помысли — Саваоф везде, всегда, во всем,
И все же Он нигде, ни здесь, ни там, ни в чем.

218. На небе — ни мужей, ни жен

Несть ни мужей, ни жен на небесех — так кто же?
Лишь Божьи Ангелы и девственницы Божьи.

219. Отринув, обретешь

Раздай свое добро и не бери назад,
Отринувший сей мир вернет его стократ.[157]

220. Высокий сан души

Никто не достигал еще высот таких,
Как смертный, кто в душе торжественен и тих.

221. Покоя злому несть

О чудо! Всяка тварь к спокойствию стремится,
Но пуще всяких зол его злодей страшится!

222. Небесный зов и крик в аду

Осанна в Вышних[158] — се поет Небесный лик:
У бесов же в аду стенанья, вопли, крик.

223. Поможет воля ти

Не бойся, не робей, доверься доброй воле,
Ни бурь и ни страстей у тя не будет боле.

224. О материнстве девства

Достойна девственность, но та, что плодородна:
Что толку от земли, которая неплодна?

225. Грядущему внемли

У Бога вечный пир, у дьявола — тоска:
Что, грешник, ты избрал, чтоб взять с собой в века?

226. Один и не один

Хоть от людей бегу, но я не одинок:
Жить без Спасителя я вовсе бы не смог.

227. Тройной приход Христа

В грядущем бысть и есть и се — грядет Господь,
Он Слава Божества, и Дух Его, и плоть.

228. Два ока у души[159]

Два ока у души: на мир глядит одно,
Другое же затем, чтоб вечность зреть, дано.

229. Ненависть в себе

Я друг себе и враг, веду войну с собою,
Чтоб одолеть себя, хитрю, готовясь к бою:
Стараясь умертвить, удары наношу.
И я уже не я. А кто? Я вас спрошу.

230. Вера, надежда, любовь и молитва

Бог верой достижим, в надежде явлен Он,
Любовию объят, молитвой — поглощен.

231. Жемчужина

Бог Царствие Свое с жемчужиной сравнил,
Чтоб ты Его берег получше и ценил.

232. Не ставь себе границ

Каким бы ты ни стал, не прекращай движенья:
Из образа ступай в его преображенья.

233. У человека — три врага

Се три врага твои — сам, Вельзевул и мир:
Из них, кто первый сущ, — всех дольше правит пир.

234. Всего ценней — душа

Мне собственной души несть ничего дороже:
Искуплена она от века кровью Божьей.[160]

235. Троякое лобзанье Бога

Трояким способом все Бога лобызают:
К стопам служанки льнут, девицы длань ласкают,
Невеста жгучею любовью пронзена:
Лобзает сладость уст, прильнув к Нему, она.

236. Приметы бесов, ангелов, скотов и человека

Поносит Бога бес, скоты Его не чтят,
Величит человек, для ангелов Он свят.
Се признак, дабы знать, в каком кто ходит чине,
Кто скот, кто человек, кто бес, кто ангел ныне.

237. Кто равен есть Христу

Кто ровня Господу? Любви достало в ком,
Чтоб за врагов молить, злу воздавать добром.[161]

238. Внутри рожденный Бог

О радость! Плотью став, родился Бог сегодня!
И где? Во мне, я сам стал Матерью Господней.
Быть Девою Святой душа имеет честь,
Яслями — сердце. Плоть — вертеп, пещера есть.
Ученья новый Свет — простынки и пеленки:
Иосиф — Божий страх, душевное тепло —
Восторги ангелов, сиянье — их чело,
А кротость — пастухи, стоящие в сторонке.[162]

239. Что значит имя Иисус

Есть имя — Иисус, славнее всех других,
Оно — бесценный дар, сокровище благих.

240. Три духовных мудреца

Три мудреца во мне Христу несут дары:
Плоть — смирну кротости, душа — любови злато,
Дух — фимиам молитв, их тихие костры,
За радость мудрым быть — плачу тройною платой!

241. Тайное бегство души

Царь Ирод — враг, злодей: Иосиф же — с умом,
Опасность он прозрел в видении одном.
Мир — это Вифлеем, Египет — пустынь, скит:
Беги, душа, беги, от горя, от обид.[163]

242. Чудесное Рождество

Мария есть кристалл, а Сын — Небесный Свет:
Пронзив Ее собой, Он не оставил мет.

243. Чудесное превращение

О чудо! Божий Сын для радости родился,
А во страстех однех из мира удалился:
Мы входим в мир в слезах — в конце, наоборот,
Смеемся: истинно — в нас Божий Дух живет.

244. Остерегайся, бди

Став матерью, смотри, будь осторожной, дева,
Храни свое дитя от дьявольского зева.

245. Неслыханное обращение

Мир — обращений круг: храм размещен в пещере,
Господень трон — в яслех, день вышел из ночи,
У девственницы — Сын, и, лишь похлопочи,
Как сердце и душа откроют Духу двери.

246. О яслех

Мне ясли Господа — как ларь, хранящий клад,
В них Иисус лежит, сокровище, гранат.

247. О Деве Марии

Жене любезен муж, а дева предана
Герою — как его невеста и жена.

248. Жемчужин рождество

Перл — детище росы, морских жемчужниц житель,
Зачат в них и рожден; а кто имеет слух
И зренье — разумей: роса есть Божий Дух,
Жемчужница — душа, а перл — Христос, Спаситель.

249. Конец года

Год старый под конец, каким бы ни был даром,
Уж исчерпал себя: так разумеют те,
Кто обновился весь, родившись во Христе:
А коли нет, живи и оставайся в старом.

КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ

1. Бог станет тем, чем не бывал

Невыразимый Бог таким явился днесь,
Каким Его никто не знал ни там, ни здесь.

2. Творец явится в твари

Несотворенный Свет себя излил в творенья,
Чтоб тварь через Него избавилась от тленья.

3. Младенцу Иисусу

Тебя, мой Отроче, цветок из Назарета,
Я с лилией[164] сравнил: но так тебя назвав,
Я поспешил зело и вовсе был не прав:
Краса и род благой — не одного ли цвета?

4. Тайный Назарет и Духовное Благовещение

Мария, Назарет, архангел Гавриил
Душа и сердце суть и Свет, что Бог явил:
Коль сердце у меня — цветущая долина,
Душа — смиренница, девица благочинна,
Что поселилась в нем. А милостивый Свет —
Глагол, который Бог в душе моей речет.

5. Младенец Иисус на материнском лоне

На сене родился Спаситель наш Христос!
Куда ни погляди — убожество, хаос!
Но Он доволен всем, хоть здесь и неказисто,
Не сладостно ли быть на лоне у Пречистой!

6. Бог на соломе

Недаром для Него соломки Бог припас!
Не Он ли, умалясь, стал Агнцем ради нас?

7. Евин грех — причина, отчего Бог стал человеком

В наш опустелый мир пришел Господь Превечный,
От девственных сосцов Он пьет напиток млечный.
Но кто же причинил такую боль Ему?
Греховная жена причиною тому.

8. Имя Иисус

Ах, имя Иисус елеем истекает:
И светит, и целит, и душу окормляет.[165]

9. Не выразить в словах

Невыразимое, что называют Богом,
Нам открывается в Едином Слове строгом.

10. Совершенная благодать

Блаженства полного вовек не обретешь,
Пока различия единством не сотрешь.

11. Молчаньем Бога чтут

Величью Божества как оказать почтенье?
Хвали Его и славь в немом благоговенье.

12. Единое спасет

В Едином для меня спасенье и покой:
Единому отдах вещей суетных рой.

13. Свойства трех сословий

Мольбою грешники, безгрешные — хвалой,
Невесты Бога чтут любовию святой.

14. Великое в ничтожном

Бери, что Бог дает: великое в ничтожном,
В отбросах — золото, но буди осторожным.

15. Эпитафия святой Агате[166]

Се — чистая душа, с сердечной простотой
Служившая Христу, народ спасая свой.

16. Снег на солнце

Как дивно снег блестит: небесное светило
Своим лучом его, раскрасив, озарило.
Так и моя душа, как белый снег, блестит:
Когда ее восход небесный озарит.

17. К Господу Иисусу

К Тебе иду, Господь, на лучезарный свет,
Я им обласкан, жив, зажжен им и согрет,
Коль ты Свои стопы к моей приблизишь дверце,
Наступит вешний день в моем ожившем сердце.

18. Цель праведности — Бог

Бог — праведности цель, и кормчий, и маяк,
Единый смысл ее, награда, тайный брак.

19. Благая совесть

Что значит нрав благой, что Божьему под стать?
В веселье присном быть и вечно пировать.

20. Мирская сладость

Вся сладость жизни сей кончается тоской:
Почто же предан ей ты с ревностью такой?

21. Нераспознанный Бог[167]

Бог несть ни Свет, ни Дух — как распознать Его?
Ни Истина, ни ум, тем паче Божество:
Ни мудрость, ни любовь, ни благо и ни воля,
Ни вещь и ни не вещь, ни мужество тем боле,
Он то, чего ни аз, ни ты и ни они,
Еще не быв, — кто Он, не знали искони.

22. Святому Августину

Стой, Августин: ти Бог откроется не ране,
Чем сможешь сосчитать все капли в океане.[168]

23. Божественное созерцание

Свет, что светлей, чем свет, в сей жизни тем виднее,
Чем помещение, где мы сидим, темнее.

24. Преображение

Ты должен плотью в Дух, а Духом в Бога влиться,
Чтоб, как и хощешь ты, к веселью приобщиться,

25. Зрящий Бога

Что совершает тот, кто нынче Бога зрит?
То, что другой не днесь, а в вечности творит.

26. Моисей

Был Моисеев лик сплошное совершенство,
Когда в кромешной тьме он вечный Свет узрел!
Каким же должен стать блаженных душ удел,
Коль узрят Бога лик в день вечного блаженства?[169]

27. Блаженные

В чем смысл деяния блаженных, спросишь ты?
Он в созерцании Превечной Красоты.

28. Святые и безбожники

Святые Богу суть сладчайший аромат:
А злые грешники — проклятие и смрад.[170]

29. Любовь

Любовь — она как смерть: все чувства днесь хоронит,
На части тело рвет и дух из тела гонит.

30. Бог выше всех даров

Как часто, Господи, я Тя прошу о многом,
А обладать хочу одним Тобой лишь, Богом.
Чего б ни дал Ты мне, о чем бы ни поведал:
Коль не отдашь Себя — то ничего Ты не дал.

31. Блаженная праздность

На персях — Иоанн[171], у ног Его — Мария,
Да суть ли у святых занятия иные?
Ах, кабы стал и я столь празден и блажен,
Я б жил не шевелясь, забыв про мир и тлен.

32. Стихия каждого

У рыбы дом — в воде, у птиц — под облаками,
У дерева — в земле, у Солнца — в небесех:
Стихия саламандр — негаснущее пламя:
Аз в сердце у Христа очаг себе призрех.[172]

33. Рай на земли

Взыскуешь рая ты, он — все твое стремленье,
Ты чаешь в нем найти покой и утешенье.
Но, сердце усмирив до полной чистоты,
Таким же раем стать и днесь возможешь ты.

34. Боголюбивый прежде всех

Иной пусть изберет себе мирскую славу,
Пусть Соломонов ум кому-нибудь по нраву:
Авессалома пусть красою блещет он:
Могучим будет пусть и сильным, как Самсон;
Иль, Креза превзойдя, иной пусть богатеет,
Как Александр, венцом всемирным пусть владеет:[173]
Будь оным или тем — будь даже хуже всех:
Боголюбивому простится всякий грех.

35. Высь Бога, глубь, длина и широта

Премудрость Божья — глубь, а милость — широта,
Всевластье — высь Его, а вечность — долгота.

36. Божественное созерцание

Будь чистым, зла беги, молчи, войди во тьму,
И узришь надо всем Божественность саму.

37. Кротость

Судья души твоей есть мера кротости:
Кто не блюдет ее — у Бога не в чести.

38. Бог есть ничто и все

Бог есть огонь и Дух, и свет и существо:
И ни один не есть из этого всего.

39. Кто предан, тот блажен

Кто Богу предался и зрением, и слухом,
Блаженным стал в миру и плоть наполнил Духом.

40. Невеста Богова

Невестой Бога стать любой душе под силу:
Егда бы днесь она лишь Духови служила.

41. Вечеря Агнца[174]

У Агнца трапеза бывает ввечеру:
Чтоб уж дродолжиться на Божием пиру.

42. Мария

Мария — Божий трон и скиния Его,[175]
Ковчег, обитель, храм, родник и вод зерцало,
Луна, звезда и холм, восход на небе алый:
Что ж странного? Она — от мира не сего.

43. Любимый ученик

Кто бренный мир отверг, наскучив суетой,
И свят во Господе и телом, и душой,
Не умрет, не прейдет, не будучи прощен.
Ты спросишь, почему? Апостол Бога он.

44. Красное и белое

Должна как роза рдеть душа от ран Христа
И быть, как белый снег, невинна и чиста.

45. О Марии Магдалине, стоящей у Креста

Почто прильнула днесь Мария ко Кресту?
Ей Иисуса зреть на Нем невмоготу.

46. О ранах Господа

Мне раны Господа — ворота в рай Небесный,
Пять разных мест[176] ведут одной дорогой Крестной.
И все же к Богови какой прямее путь?
Сквозь нозе, руце сквозь пронзив до сердца грудь.

47. Там — по-иному все

Здесь Агнец на Кресте, там — вознесен на Трон,
Здесь — тернием, а там — как Царь увенчан Он;
Здесь он — смиренный раб, а там — Господь всевластный:
Тишайший здесь, а там — вещатель велегласный:
Здесь — слезы, тамо — смех: утешь себя, дитя,
Ты облегчишь свой крест, суть Агнца обретя.

48. Крест

Из всех сокровищ Крест я для себя избрал,
Ведь он для тела — плуг, а для души — причал.

49. Христова слава в мире сем

Его корона — терн, жезл — трость или копье,
Престол — смертельный Крест, убранство — гвоздие:
Порфира — кровь из ран, а свита — кровопийцы,
Придворные Его — подонки и убийцы:
Напиток — горечь, желчь, музыка — брань, хула:
Се нынче Богови — и слава, и хвала![177]

50. Лобное место

Се — место лобное? Но отчего ж тогда
В нем роза с лилией* не вянут никогда?
А древо жизни, вод родник четырехструйный?[178]
Все это есть в раю: по мне бы — и пускай:
Но место лобное мне все равно, что рай.

* Мария и Иоанн.[179]

51. Терновая корона

Шипы, под коими Спаситель изнемог, —
Се мой венец, се мой молитвенный венок:
Елей на раны мне из ран его течет:
Я Крест Его несу и муку пью, как мед.

52. Изобретение любви

Распяли Господа! Отдали на мученье!
Да кто же на позор Его такой обрек!
Чтоб в страсе быть Ему! Чтоб умереть Он мог!
Здесь чуда нет, сие — любви изобретенье.

53. Его облобызай

Почто такую скорбь выносит Иисус,
На рамена свои взвалив столь тяжкий груз?
Сквозь ужас и тоску низринув в смерть Себя?
Он ждет, чтоб ты Его облобызал, любя.

54. Мир вешним сотворен

Возобновляется весною мир земной:
Не потому ли он и сотворен весной?

55. Духовное Воскресение

Воскреснуть в Духе ты и ныне бы сумел,
Егда б отвергнулся своих греховных дел.

56. Тайное Вознесенье

Кто, выше став себя, живет по воле Бога,
Тот в Духе вознесен до Горнего чертога.

57. Духовное опьянение

Дух — сикер и вино: огнем любви нисшед,
Он в пламя превратил, Зиждитель, Параклет,
Сердца Апостолов: здесь истина одна, —
Они исполнились духовного вина.[180]

58. Потерянная драхма[181]

Душа, Господень лик, — пропавшая монета,
Потухшая свеча Божественного Света:
Премудрость есть жена, он ею вновь зажжен:
Блажен тот человек, кто ею обретен.

59. Заблудшая овца

Я — бедная овца, заблудшая в пути,
Как верную стезю я сам смогу найти?
Кто мне укажет путь к источнику живому?
Ах, кабы проводил меня Христос до дому!

60. Блудный сын

Покайся, блудный сын, вернись к Отцу, домой:
Ведь голод доведет тебя до смерти злой:
Какую бы Он брань ни слышал от тебя:
Едва лишь прийдешь ты, Он примет тя, любя.

61. Трое потерянных и вновь обретенных

Се грош, овца и сын — иль Дух, Душа и Тело,
Соседствуют во мне, теряясь то и дело.
Святая Троица их ищет, как обычно:
Грош Духом обретен, заблудший сын — Отцом,
Овца потерянная Пастырем, Христом.
Потерянный втройне, я обретен троично.

62. Точка, линия и плоскость

Бог —- точка в небесех, Бог Сын, из точки той
Исшед, есть линия, их плоскость — Дух Святой.

63. О богаче

Богатому никто ни капельки бы не дал:
Он в жизни сей вина достаточно отведал.

64. О нем же

Как вышло, что богач приметил бедняка?
Он узрел наконец изнанку лепестка.

65. Бедный Лазарь

Смерть разная у всех! Се Бедный Лазарь — он
Стараньем ангелов на небо вознесен.
А смерть для богача — мучения одни:
Не лучше ли тому, кто беден искони?

66. О Марии Магдалине

Какая дума жжет Марию Магдалину,
Несущую к стопам Христа главу повинну?
Не спрашивая, зри на очи — пламена:
Любовью велией она опьянена.

67. Марфа и Мария[182]

Попотчевать Христа — тут Марфа расстаралась,
Мария праздна, ей благая часть[183] досталась —
Сидеть у ног Его: Он ей — Спасенья сок,
Но и она ему — живительный исток.

68. Мария Магдалина

Мария Господу несет свои страданья,
И се — безмолвствует, о милости прося.
Да как она без слов ему являет ся?
В потоке бурных слез и в муке покаянья.

69. Грех

Не что иное грех, как если отвращен
От Бога человек и к смерти обращен.

70. Человек

Един лишь человек есть чудо из чудес:
Он по своим делам то Бог, то сущий бес.

71. Небо — везде

Все в Боге жизнь ведет, любая даже тварь:
Почто же в небесех ты ищешь свой алтарь?

72. Невеста жаждет Жениха

Дивишься ты, что мне потребен Бог на небе?
Невеста в Женихе нуждается, как в хлебе.

73. Днесь гражданином стань

Здесь, на земли потщись стать гражданином неба:
И там, на небесех, вкусишь того же хлеба.

74. Напрасно не мечтай

О Божьем Царствии мечтай, но не напрасно,
И девы оное теряют ежечасно.[184]

75. Слово утешения

Как может Иисус Христос утешить тя?
Сказав: Прийди к ми, блаженное дитя.[185]

76. Из терний виноград

Кому завистник люб, кто чтит своих врагов,
Находит виноград средь терний и шипов.

77. Смерть в Духе

До смерти до своей умри, чтоб не умрети
В неотвратимый час, — иначе канешь в нети.[186]

78. Надеждою живи

Надеждой аз живу, не то б давно уж бых
В могиле, оттого, что не со мной Жених.

79. И лучший друг, и враг

Мне тело — лучший друг и худший из врагов:
Не вырваться вовек мне из его оков.
Как эту ненависть-любовь покину вскоре?
В велицей радости, но и в велицем горе.

80. Путь к милости — в любви

Коль грешник спросит тя, где к милости дорога,
Ответствуй: путь один — любить всем сердцем Бога.

81. Смерть

Мне безразлична смерть: я встречусь с ней лишь там
Где, испустив свой дух, себя душе отдам.

82. Священное Писание

Подобно пауку, что яд из розы пьет,[187]
И Слово Божие лукавый переврет.

83. Трубный глас

Услыша трубный глас, восстану от земного
И плоти своея владыкой стану снова.[188]

84. Божий лик

Того блаженней несть, кто узрел Божий лик:
А кто отвергнуг им — в сердечной боли сник.

85. Врач хворому слуга

Взгляни на Господа — се грешники при нем,
Не так ли верный врач печется о больном?

86. Святой Павел[189]

Знал Павел лишь Христа[190] и чтил Его распятье
И пребывал меж тем в небесной благодати.
Как мучился Господь, не ведал разве он?
Святой в Распятого был весь преображен.

87. Любовь

Любовь отмирная хлопочет для себя,
А Божия для всех, лишь ближнего любя:
Любовью истинной зовут лишь эту, Божью,
А ту, отмирную, — лишь завистью, корыстию безбожной.

88. Из «Песни Песней»

Царь в винные ведет невесту закрома[191],
Чтоб выбрала вино она себе сама.
Невестой Бога став, и ты вкусишь от вин,
Бог все тебе отдаст, чему Он господин.

89. Девственницы и дети

Никто мне так не мил, как девы или дети:
Почто? Других и несть на небе — только эти.

90. Добродетель

Для добродетели мудрец — хвала и честь:
Хоть он и преходящ, но уж таков, как есть.

91. Боголюбивое одиночество

Ты скажешь, Теофил[192] затворником живет:
Но с птичкою орел знакомство не ведет.

92. Время суток

День сущ на небесех, а в бездне — ночь царит,
Здесь — вечер, сумерки: блажен, кто это зрит!

93. Об Иоанне Крестителе

Во вретище одет, не ест, да и не пьет,
В пустыне Иоанн отшельником живет.
Уж как ни праведен — Христу целует нозе:
Чем праведней святой — тем ревностней о Бозе.

94. Мир

Бог к Богу приведет, а к бесу — блудный мир:
Почто же держит тя, о грешник, сей кумир?

95. Конец — делу венец

Конец венчает все: умреши, яко жил:
Прекрасна смерть того, кто Богу угодил!

96. Кто тварен — преходящ

Отмирный человек на время сотворен:
Что ж бренной красотой ты столь заворожен?[193]

97. Мне оба хороши

Весь к небу устремясь, я возлюбил и землю,
Я Богу своему на ней усердней внемлю.

98. О лилиях

Гляжу на лилии и мучусь всякий раз,
И все же радуюсь, не нагляжусь подчас.
Мне в муку, что я днесь утратил благолепье,
Которым я в раю сперва украшен был.
А в радость — что Христос, родившийся в вертепе,
Былую лепоту мне тут же возвратил.

99. О святом Алексии[194]

Какое мужество приспело Алексею,
Что вмиг расстался он с невестою своею?
Какой же он жених? Ведь он невеста — сам,
Помолвлен и вручен Превечным небесам.

100. Лишь каясь, огнь зальешь

Ты молвишь, адский огнь пылает день-деньской:
Покаешься — зальешь слезинкою одной.

101. О смерти

Смерть все же хороша: прознал бы ад о смерти,
Ложились бы во гроб еще живыми черти.

102. О ней же

Алкаю смерти я и избегаю ону:
Гам следуя греху, здесь — робости закону.

103. Жизнь и смерть

Несть краше смерти той, что жизнь в себе несет
И жизни, что в веках из смерти восстает.

104. Смерть святых

Для Бога смерть святых в особенной чести:
Как этакую смерть, скажи, приобрести?

105. Смерть благостна и зла

Смерть — благостна для тех, кто в Господе почил
И тягостна для тех, кто жизнь без Бога жил

106. О мучениках

О житии святых написано не много:
За добродетели — и честь им, и хвала,
Но не житийность их прославлена — для Бога
Важней, какая смерть венчает их дела.

107. Полезные мысли

О смерти помышляй, о прочем — что радеть?
Полезней размышлять о том, как умереть.

108. Человек — Ангел втройне

Царь — в Боге сый, пред ним витает Херувим
Любовию к нему расплавлен Серафим.
Душа — вот где они слились в единый лик
Воистину святой трехангельски велик.

109. Мудрец

Мудрец уходит в скит, чтоб избежать Содома:
Он в мире — как в тюрьме, на небесех он — дома.

110. Доступнее всего

Как щедро дарит Бог свое Господне лоно!
Для тех, кто кается, довольно и поклона.

111. Влюбленному в себя

Нарцисс любил себя и утонул в колодце.
Смеешься, себялюб[195]? Речь о тебе ведется.

112. О сердце святой Клары из Монтефалько[196]

В нем и венец, и столб, и губка, и копье,
В нем и Господень Крест, и бич, и гвоздие:
Из трех щаров — един соделался алтарь,
Не сердце — Божий Град, страданий Божьих ларь.

113. Лукавство за лукавство

Лукавством одолел нас, грешных, мира князь,
И мы сразим его, лукавством с ним борясь.

114. Дракона Агнец укротил[197]

Дракона с легкостью повергнешь, в Бога веря,
Раз Агнцу удалось сковать такого зверя.

115. Запоздалое покаянье

Бродя по сей земли, Бог мало чести знал:
А как вознесся Он, одумалися вси,
Что чтили, мол, не так, как чтут на небеси.
Не глуп ли мир, что днесь Его не распознал?

116. Одно уступает другому

Одно другого есть источник и исход.
Когда родится Бог — Адаму смерть придет.[198]

117. Мир и Новый Иерусалим

Мир круглый, словно шар: недолго быть ему:
Квадратен Божий Град и вечен посему.[199]

118. Зерцало

В зерцале отражен лишь твой наружный вид:
Как жаль, что внутренний, как ни гляди, сокрыт.

119. Сосуду — чистым быть

Из сердца рухлядь вынь, очисть его до дна,
Чтоб было Господу куда налить вина.

120. Взыскующий небес

Взыскующий небес для тварного — мертвец,
Почто? Его живит лишь Бог, его Творец.

121. И в небесех животным место есть

Ты скажешь, места несть животным в небесех:
А кто ж те четверо, что Богу ближе всех?[200]

122. Бог выше ся не зрит

Бог выше ся не зрит: не возвышай себя,
Дабы из виду Бог не потерял тебя.

123. О св. Марфе хлопотливому

Господь речет: одно лишь нужно: всем хорош
Путь Марфы — ясен, благ и праведен — и все ж
Он видит в нем изъян. Кто хлопотлив, — заметь:
Не сможешь ничего, раздав себя, успеть.

124. О Боге

В чем Божья благодать? Чем Бог тебе родней,
Тем Он желанней ти и любит тя сильней.

125. Беда влюбленных в Бога

Влюбленный в Бога муж не знает горших бед,
Чем если рядом с ним его Любимца нет.

126. Неведомая причина

Бог сам себе есть все — и небеса, и рай:
Зачем Он создал ны? Поди же, угадай.

127. Жилище Бога

Бог сам в себе живет, в себя Он помещен:
И Божество свое с собою носит Он.

128. Влюбленному в мирское

Душа, что создана для вечности одной,
Покоя не найдет средь суеты земной:
Почто же этот мир ты возлюбил зело,
Отдав себя тому, что есть распад и зло?

129. Немногословней всех

Никто еще, как Бог, столь краток не бывал;
Идиным Словом он про вечность все сказал.

130. О суете сует

Отвороти свой лик от блеска суеты:
Завороженный им, с пути собьешься ты.
И все ж поглядывай, чтоб не попасть впросак,
Иначе пропадешь — и не заметишь как.

131. О справедливости

Где справедливость? Где? Ушла на небо, в нети,
Так опостылело ей все на этом свете.
Поступок правильный. Ведь задержись она,
Па поругание была бы отдана.

132. Потеря и награда

Моя награда — смерть, а жизнь — ущерб, потеря:
И все же Бог явил мне милость, жизнь доверя.
Я возрастаю днесь, заветный дар храня,
А потому и жизнь — награда для меня.[201]

133. Ты, человече, угль

Ты, человече, угль, Бог — твой огонь и свет:
Ты хладен, черен, сер, коль в Боге не согрет.

134. Сила возвращения

Коль ты, моя душа, назад вернешься, в тишь,
Ты станешь, чем была, что любишь ты и чтишь.

135. Ручей стал морем

Здесь в Бога я теку рекою временной:
Чтоб влиться в море там блаженною волной.

136. Луч станет Солнцем

Свой дух я в Божий влил, став благодатью Божьей:
Се — Солнце и лучи — суть не одно ли то же?

137. Искра из огня

Кто разглядеть в огне сумеет искры мнози?
И кто назвать меня, искрящегося в Бозе?

138. Кто любит — тот любим

Невеста жениху чем может угодить?
Отдавшися ему, еще сильней любить.

139. Утопленник блажен

Коль в море Божества направил ты свой чёлн,
Счастливец, егда ты потонешь в лоне волн.

140. Молитва благостна

Молитва благостна, егда молящийся
О чем ни молится — в то превращает ся.

141. Что слаще, чем любовь?

Такого блага нет и нет таких страстей,
Чтоб превзошли любовь по сладости своей.

142. Достойно страха и любви

Кто Бога возлюбил, пьет Духа сладкий сок:
А в ком един лишь страх — от Божества далек.

143. Наисладчайший звук

Музыки сладостней на свете не найти,
Как если в лад звучат и Бог, и сердце в ти.

144. Святое Преображение

Престолом станешь ты, в бесстрастии молясь,
Архангелом — любя, и Господом — смирясь.

145. Превыше Серафим

Я выше Ангелов и паче Серафим:
Не станут мной они, я — уподоблюсь им.

146. Человека высший чин

Я стать могу и днесь персоной благородной,
И князем, и царем, и Богом, — кем угодно.

147. Неописуема ширь человека

Кто мне укажет, сколь я долог и широк,
Раз Бесконечный (Бог) в меня вместиться смог?

2 Кор. 6.

148. Что расширяет душу

Что может широту душе и сердцу дать?
Им Божия любовь дает такую стать.

149. Без любви — зловоние

Кто без любви живет, того оставь, не тронь:
Без запаха ее все Богу — злая вонь.

150. Чем Богу порадеть?

Чем Богу порадеть? Быть на него похожим,
Жить, следуя Христу и заповедям Божьим.

151. Истинная мудрость

Премудрость, что тебя приводит к небесам, —
В согласье состоит с любовью пополам.

152. Любовь, пожирающая грехи

Как пожирают ткань горящие поленья,
Так и любовь сожжет любые прегрешенья.

153. Море в единой капельке

Как в капельку, в меня, заметного едва,
Вместилось полностью все море Божества?

154. Бог всюду совершен

Бог не сравним ни с чем! Бог совершен и здесь,
Во мне и вне меня, и в вечности, и днесь.

155. Бог в человеке

Что более души и разума превыше?
Дух Божий, сый в тебе и под твоею крышей.

156. О том же

Бог столь велик во мне, как если б океан
Вместился полностью в один единый гран.

157. Бог внутри и вне меня

Я — чаша Божества, наполненная Им:
Оно — морская глубь, в которой я храним.

158. Великое сокрыто в малом

Круг в точку помещен, плод в семени сокрыт,
А в мире — Бог: сколь мудр, кто внутрь вещей глядит.

159. Все во всем

Как узрел Бенедикт[202] весь космос в уголечке?
Все скрыто есть во всем и собрано, как в точке.

160. Свет Божий — всюду сый

Пылинка, пятнышко, — прекрасен всякий штрих:
Премудрый Бога зрит, светящегося в них.

161. В Едином все

Горчичное зерно — кто хочет, разумей, —
Скрывает лик земных и неземных вещей.

162. Одно в другом

Яйцо ли в курице иль курица в яйце
В одном являют два, а двух — в одном лице.

163. Все — из сокрытого

Подумать мог ли кто, что свет из тьмы и что
Из смерти жизнь течет, а нечто — из ничто?

164. Слепок Божий

У Бога слепок есть: Он нам Себя явил
(Лишь разглядеть сумей) — во всем, что сотворил.

165. Бог все еще Творец

Бог все еще Творец: ты удивлен зело?
Не различает Бог: есть, будет и прошло.

166. Покой Божий и его дела

Бог не усердствовал, но был всегда в движенье:
Он в отдыхе творил, а отдыхал — в творенье.

167. Крест Божий не тяжел

Ты под ярмом своим, христианин, не гнись:
Ведь Божия любовь и Бог в него впряглись.

168. Непостояннее всего

Заметь, что у тебя среди услад ли бед
Непостояннее, чем сердце, вещи нет.

169. За ум похвалит всяк

Богатством дорожи. Купец, что знает счет
Накопленным деньгам, за образец слывет.

170. Лекарство для больных — любовь

Сердечную любовь никто не исцелит,
Покуда сердце Бог, изранив, не пронзит.

171. Любовь растопляет

И сердце хладное, и воск любовь растопит:
Хотяй познать сие, пусть сам поставит опыт.

172. Благость покойного сердца

Мне сердце — брачный одр, коль Бог почиет там;
Коль внидет Дух в него, в нем — Соломонов храм.

173. Высший покой

Что есть покой души и как им насладиться?
Всем помыслом своим и волей с Богом слиться.

174. Высшая радость блаженных

Блаженных Бог поит столь ревностно вином,
Что не оно — они пресуществились в нем.

175. Предивный брак

Гляди, сколь дивный брак! Господь, царящих Царь,
В невесты душу взял, смиреннейшую тварь.

176. Брак Агнца

Коль к Богу вниду я, неся лобзанья пыл,
То, значит, Агнец в брак со мной во мне вступил.[203]

177. Чудо Божьей близости

Не чудно ли, что мя — грязь, прах, золу, песок —
Сам Бог так ласково к себе приблизить смог?

178. Что есть пред Богом тварь

Что значит капелька пред ликом бытия?
И что перед тобой, мой Боже, значу я?

179. Как может Бог всем сердцем возлюбить

Бог опечалится, любя тебя сердечно,
Узнав, что ты Его не возлюбил навечно.

180. Полдень и заря души

Заря души есть Бог отмирного житья,
А полдень — Он же сый в день Славы Своея.

181. О блаженном

Блаженная душа не знает перемен:
Тот в Славе Божией сияет, кто блажен.

182. Символ Божией радости

Как отличишь ты мед от грязи и золы?
Как Божию зарю от сладострастной мглы.

183. Все то, чего ты ждешь — в тебе

Все то, чего ты ждешь — в тебе заране есть:
Осталось лишь сие в движение привесть.

184. Предивная тайна

Несть тайны ни одной, что столь же хороша:
У Бога и святых единая душа.

185. Как в Боге тварь

Кто в гравии огонь, в орехе древо зрит:
Тот тварь в ее Творце легко вообразит.

186. Ничто не для себя самого

Не для себя ни дождь, ни Солнце в небесех:
И ты был сотворен не для себя — для всех.

187. Дарителя прими

Не к Божиим дарам, а к Богу поспеши:
Оставшись при дарах, не обретешь тиши.

188. Кто радостнее всех

Стяжает радость тот без меры и числа,
В ком Божия любовь всю душу обожгла.

189. У грешных радость не полна

Хоть грешник на земли живет одним весельем, —
Душа у грешника витает в страсе вельем.[204]

190. Крест явит то, что сокрыто

Среди услад и нег не распознаешь ся:
Каков ты изнутри — поймешь, лишь крест неся.

191. Легко покинуть все

Коль сразу бросить все, дабы сей мир не видеть,
То и любовь свою легко возненавидеть.

192. Премудрый человек

Мудрее несть того, кто о вещах благих
Радеет всей душой, взыскуя только их.

193. О чем вопиет вся тварь

О Бозе вопиет вся тварь: люби Его!
Коль ты к сим воплям глух, то все в тебе мертво.

194. Что Богу по сердцу

Что Богу сладостней из прочих дел творить?
Едва замыслит Он — Христа в тебе родить.

195. Как Богу угодить

Как Богу угодить и что Ему по сердцу?
Скорее распахнуть, когда Он снидет, дверцу.

196. Деяние святых

В чем более всего святой преуспевает?
Когда он Богови всего себя вверяет.

197. Чего Бог требует от человека

Что Богу от тебя потребно? Тишина:
Другое Он и сам отдаст тебе сполна.

198. Что такое духовный покой

Бог хощет от меня, чтоб аз безгрешно тих,
Бесстрастен и глубок, смирен и нежен бых.

199. Каким должно сердцу быть

Коль сердце Бог твое к себе захощет взять,
Он должен в нем Христа едина разпознать.

200. Как время скоротать

Коль тяготишься ты земным житьем-бытьем,
То к Богу обратись, чтоб поселиться в Нем.

201. Почему душа вечная

Бог есть превечный Свет, аз — луч Его горящий:
И оттого свечу для Божьей славы вящей.

202. Луч без Солнца

От Солнца отломясь, луч потеряет свет;
Без Бога Твоего и в та свеченья нет.

203. Как ищут, так и обретают

Ищи — и обретешь: попросишься войти,
На просьбу и на стук всегда откроют ти.[205]

204. Кто с Богом неразлучен

Кого захощет Бог родить себе как Сына,
Того не отлучить вовек от Божья чина.

205. Точка блаженства

Блаженства точка есть и состоит лишь в том,
Дабы от Бога быть рожденным в мире сем.

206. В ком Божий Сын рожден

Кому среди вещей едино все и вся,
Тот Сыном Божиим от Девы родился.

207. Примета Сына Божьего

Того, кто, в Боге сый, в Него влюблен и тих,
Соделал Бог одним из сыновей своих.

208. По смерти не творят

Твори, покуда жив, соделывай свой рай:
По смерти по своей никтоже не творяй.

209. Веруй по мере сил

Хоть истинно, что Бог нам душу сотворил:
Но помогал и ты Ему по мере сил.

210. Что есть нищенство духовное

Кто Духом нищ — живет, лишь истину любя,
От мира отрешась и даже от себя.

211. Свобода — в нищете

Свобода состоит в богатстве нищеты:
Став Духом нищ, тотчас освободишься ты.

212. Исток всей праведности — нищета

Порок закован в цепь, а праведность — вольна:
Не в нищенстве ли суть ее заключена?

213. Кто благородней всех

Из мыслимых существ всех благородней тот,
Кто искренен и чист и в нищете живет.

214. Прекрасная смерть

Прекрасна смерть того, кто умер для мирского
И, Духом нищ, живет произволеньем Слова.

215. Для бренности непостижима вечность

Доколе для тебя лишь бренный мир хорош,
Ты мира вечного и Бога не поймешь.

216. Зачавшая душа

Душа, став девою, ся Богу отдает,
Едва подумает — и вновь Его зачнет.

217. Распрямленный Дух

Кто в Боге прям стоит и распрямил свой дух,
Приемлет вечный Свет, пока Он не потух.

218. Знак Божией невесты

Невесте люб Жених, а более никто:
Потщись невестой стать, любя иное что.

219. Кочующий ковчег Бога

Душа, где Бог живет (блажен сей человек!),
Есть славы Божией кочующий ковчег.

220. Бог заботится о всякой твари

Господь без устали печется обо всем,
И ночью думает, и вечером, и днем.

221. И крохотный зверек

Сколь глубоко зверек себе ни роет норку,
Бог сыщет и его, подав — хотя бы корку.

222. Легко провидит Бог

Кто верует, что Бог во всем являет ся,
Тот зрит, сколь Он легко провидит все и вся.

223. Бог должен душу знать

Как в государстве царь, а господин — в дому:
Бог знает душу тех, что подданы Ему.

224. Единства — как достичь?

Коль скоро узришь ты, что множественность — ложь,
В едином Божестве Единство обретешь.

225. Божий сад блаженств

Всю радость вечности вместих лишь аз един:
Почто? Я — вертоград из роз и терпких вин.

226. Величье человека

Аз есмь сын Вечности и возвеличен сим,
По естеству я царь, по чину — Херувим.

227. Кто есть цветок небесный

Кто в Боге родился душевно и телесно,
Воистину лишь тот и есть цветок небесный.

228. Пришествие для нас

Пришествием Христа Бог много дел явил,
Свое служение Он в нас преосуществил.

229. Служащий Богу — благ

Мне служит целый мир: а я лишь одному
Царю превечному: сколь благ я посему!

230.Высшая хвала

Так Бога никогда никто не восхвалял,
Как Тот, кого себе Он в сыновья избрал.

КНИГА ПЯТАЯ

1. Дабы Единым стать

Все — из Единого, дабы Единым стать,
А не в разладе, раздвоившись, пребывать.

2. Число — из единицы,а тварь — из Бога есть

Как единица есть начало исчисленья,
Так и Единый Бог — исток всего творенья.

3. Бог во всем есть сице[206], как числа в Единице

Как единица есть во всяческом числе,
Так и единый Бог — в вещах на всей земле.

4. Ничто не есть без единицы

Как чисел не было и несть без единиц,
Так без Единого, без Бога, несть и лиц.

5. Ноль впереди — ничто[207]

Ничтожнейшая тварь, спеша пред Богом сесть,
Не стоит ничего. За Богом — дивна есть.

6. В Одном едино все

В Одном едино все: и, раздвоясь, оно,
Единой сущностью пребудет все равно.

7. Святые суть един святой

Святых — не множество, а все — един святой:
Их сердце, ум и дух суть во плоти одной.

8. Тайное число-венец

Десятка — числ венец: в ней лишь один да ноль:
Где Бог и тварь слились, там и она, — изволь.

9. Всяк должен стать Христом

Хоть Божий Сын, Христос, у нас всего един,
Но оным должен стать и ты, христианин.

10. Божьи палаты

Бог сам себе Престол, Его палаты — рай,
Зал тронный — небеса, а шар земной — сарай.

11. Зло — только во грехе

Зло — только во грехе: не будь грехов отныне,
И зла как будто нет и не было в помине.

12. Бдящий глаз зрит

Господней Славы свет сияет из нощи.
Во бдящем сердце зрак, что зрит его, ищи.

13. Добро земли — навоз

Добро земли — навоз, а нива — те, что нищи:
Возделавший ее сбирает хлеб для пищи.

14. Исход — истока ради

Исход лишь тем хорош, что в нем источник бродит:
Из сердца выну все — пусть Бог туда заходит.

15. Проклятье — в сущности самой

Кто проклят, хоть бы он и был на небо взят,
В самом себе несет своих мучений ад.

16. Над Богом власти нет

Что хощешь избирай — проклятье ли, покой:
Для Бога ни вреда, ни пользы никакой.

17. Высшее чудо

Чудес вокруг полно. Но выше нету чуда,
Чем если, в гроб сойдя, воскресшим встать оттуда.

18. Духовные времена года

Зима — грехи, весна — раскаянья черед,
Прощенье — летний день, а осень — спелый плод.

19. О них же

Зимою все мертвы, весною восстают,
А летом, осенью, воскресшие, живут.

20. Упрямая скала

Муж добродетельный устойчив, как скала,
Какая бы вокруг погода ни была.

21. И праведности свойство, и греха

Дух покаянья благ, а грех смердит жестоко,
Не гнется праведность, — грех ходит кособоко.

22. Невинность взаперти

Невинность заперта и не видна снаружи,
Что у нее внутри — не узрит взгляд досужий.

23. Время не торопится

Про время говорят — летит, кто видел это?
Оно задумано недвижной точкой света.

24. Не очи Бога зрят

На Бога своего безобразно смотри:
Бог виден не извне, а только изнутри.

25. Лучшее в благодати

Что в благодати есть всего дороже мне?
Что все у ней внутри и ничесоже — вне.

26. По нам и Бог

Бог даст, что ты возьмешь, а разливай уж сам,
Его мерило — ты, по чаше и бальзам.

27. Путь к вечности

Распутье пред тобой: куда податься ти?
Палево — потерять, направо — обрести.

28. Чем занят Бог весь день?

Чуть свет — гуляет Бог, при ярком Солнце — спит,
Под вечер — странствует, а среди ночи — бдит.

29. Став на вершину, узришь глубину

Бог — глубина глубин, но теми лишь и зрима,
Кто в Горних зрит ее очами Херувима.

30. Бес тоже ведь не плох

По сути по своей бес сотворен, как ты.
Лишь своеволен он и полон суеты.

31. Спесь и смиренье

Противна Богу спесь, смиренность же мила:
Одна — как золото, другая — как зола.

32. Своеволие все рушит

Имей Христос чуть-чуть от своего воленья:
И Он бы, как ни свят, а не обрел спасенья.

33. Когда Богу с нами хорошо

Несть слаще сладости для Господа, чем та,
Когда Он к ти зашел — а горница пуста.

34. Бог любит лишь себя

Бог любит лишь себя и больше никого;
И верит лишь в свое едино Божество.

35. Присуще Богу «более», чем «мене»

Бог всемогущ во всем. Не смейтесь, маловеры:
Он Бога не создаст, богов — сверх всякой меры.

36. Богов много, Бог един (1 Кор. 8, 5)

Бог разве не един? Почто же мнози суть?
Бог просто всех вместил в свою едину суть.

37. Бог смотрит в глубину

Бог чтит не что, а как ты делаешь добро:
Он зрит не на орех, а в корень и в ядро.

38. Бог с терний сбирает финики

Бог с терний финики, с колючек плод душистый
Сбирает, если в нас готовит душу чистой.[208]

39. Блаженных глад не утолить

Блаженных истомил неутолимый глад!
По и алкать для них превыше всех услад.

40. Христос — скала

Преткнувшись о Христа, скалу, — разбился в прах,
Восшедши на нее — устойчив стал в веках.[209]

41. Чем больше знанья, тем меньше пониманья

В богопознании ты преуспел не много:
Чем больше познаешь, тем меньше знаешь Бога.

42. Бог любит сам себя

Бог — высшее добро и сам себе по нраву
И должен дорожить собой — другим на славу.

43. Почто Господь столь справедлив

Бог справедливость чтит. Стой кто-нибудь над Ним,
Склонился бы Он Сам пред Господом своим.

44. Бог возлюбил себя не как себя

Бог не себя в себе, а благо возлюбил,
Что приказал себе, то Сам и совершил.

45. Пороки — ложный блеск

Пороки — в золоте, а праведность бедна,
В тех — лепота извне, а в этой — не видна.

46. Ты — первый грешник

Греховны для тебя лишь Ева и Адам?
Не согреши они, ты согрешил бы сам.

47. Духовное огниво

Благая воля — трут, а сердце есть огниво:
Внутрь искру кинет Бог — все тело вспыхнет живо.

48. Одно не без другого

Потребна двоица: коль мне потребен Бог,
То Богу — дабы аз от смерти убегох.

49. Лучшая мудрость

Не возносись зело, — что суетиться зря?
Премудрость в том, чтоб жить, нимало не мудря.

50. Сам Бог не праведен

Сам Бог не праведен, но праведности ключ:
Гак в озере — вода или в деннице — луч.

51. Все — по образу Божию

Бог — зодчий всех вещей от самого начала,
Их образ: оттого — ничто Ему не мало.

52. Стань небесами сам

На небо не взойти (коль не потщимся сами),
Представ в самих себе живыми небесами.

53. Вечное избрание

Бог равно делит всех: готовит злым геенну,
А добрых поместил от века в жизнь нетленну.

54. Из чего состоят добродетели и пороки

В благих деяньях — тишь, в пороках — суета:
Внутри у этих — боль, в тех — благость разлита.

55. Бог грешника щадит

Бог грешных не корит: сам грех — им хуже кар,
Страх, смерть, мученье, скорбь, как добродетель — дар.

56. Бог не скорбит о гибели твоей

Как Солнцу все равно, спиной ли ты к Нему,
Так Богу все равно, летишь ли ты во тьму.

57. Коль хочешь — стань блажен

Ты в Божье Царствие в любое время вхож:
Захочешь — и тотчас блаженство обретешь.

58. Для Бога мера — ты

Как Солнце плавит воск и грязь ссушает в ком,
Так Бог и смерть и жизнь творит в тебе самом.

59. Господня милость длится вечно

Что милость Господа вовек не истощится,
Докажут небеса, где милость вечно длится.

60. Путь на небеса

О выси, пилигрим, ты возмечтал небесной?
Но все пути туда ведут дорогой крестной.

61. Все совершенно

Несовершенства нет, рубин и в щебне зрим:
И жаба хороша, как Ангел, Херувим.

62. Высший дар человека

Для Бога высший дар — земная добродетель:
Гладишь — конец, ан нет — исправит вновь Содетель.

63. У Бога несть времен

Для Бога час един как будто тыща дён.
Кто может — разумей: у Бога несть времён.[210]

64. Себе мы служим, а не Богу

Не Богу служишь ты постом, молитвой, бденьем:
Ты самого себя спасаешь сим служеньем.

65. Не может скрыться Бог

Не может скрыться Бог, как ты о том твердишь:
Вот разве сам нору Ему ты сотворишь.

66. Бог — в нас самих

Вся милость Божия, Его добротолюбье
Здесь, в сердце у тебя, в твоей душевной глуби.

67. Как долог в небо путь

Па небеса, мой друг, совсем недолог путь:
Тебе придется лишь единожды шагнуть.

68. Мудрец не чает рая

Премудрый, умерев, не чает в рай попасть:
Он им при жизни сей уже упился всласть.

69. Отличье доброго от злого

Злой — блудный огонек, а добрый — свет в ночи:
Он сам горит, а тот — заемные лучи.

70. Блаженным стать — труд невелик

Блаженство вечное нетрудно обрести:
Бесстрастия глоток — вот что поможет ти.

71. Покаяться легко

Путь к покаянью прост, Бог сам ти даст прощенье,
Хоть торопи, хоть нет Господнее терпенье.[211]

72. Бог близок всем

И Ангел Богу мил, и Вельзевул — родной,
Когда б сам Вельзевул не встал к Нему спиной.

73. Не может Бог уйти

Уйти не может Бог, Он вновь и вновь творит:
Незрящий Божьих дел пусть сам себя корит.

74. Несть вечности в аду

Помысли: вечность есть единый час Творца, —
У беса же в аду час длится без конца.

75. Жизнь радостью долга

Жизнь радостью долга, и Бог собой доволен,
Иначе бы Он был, как листик чахлый, болен.

76. Какова община, таков и общник

К кому ты приобщен, того испил до дна:
Ты в Божьем доме Бог, в аду же — сатана.

77. Грешнику

Поносишь вора ты у каждого порога:
А сам, как тот людей, обкрадываешь Бога.

78. Почто не многие в ворота жизни вхожи

Почто не многие в ворота жизни вхожи?
Лохмотья ветхие иным куда дороже!

79. Всего надежней — Крест

Нет в мире ничего блаженней крестных мук:
По ти на этот одр взобраться недосуг.

80. Кто беден — всех богаче

Дар бедности таков, что всех сокровищ паче:
Кто в Духе беден, тот всех богачей богаче.

81. Бог явлен в чистоте

Ты вздумал Бога зреть на том и этом свете:
С'начала сердцем стань зеркально чист, как дети.

82. Всех слаще крестная любовь

Где отыскать любовь, самой любви любовней?
Изойди на Крест и стань Возлюбленному ровней.

83. В страданье — радость есть

Христианин скорбям, Кресту, страданью рад:
Гак радость с мукою в одном раду стоят.

84. Единознание в чести

От многознанья — спесь, но выше всех похвал
Тот, кто Распятого в своей душе познал.

85. Не ведый есть блажен

Егда бы не вкусил Адам от древа знаний,
Сидел бы да сидел себе в раю, как ране.

86. Творец в творении

Творенье — книга: кто прочел ее толково,
Тому во всех вещах открылось Божье Слово.

87. Едина книга — лучше всех

От многих книг — печаль: одну прочтя сердечно
(По имени Христос), излечишься навечно.

88. Переставь себя

Плоть в дух переведи, возвысься духом в Бозе,
Коль помышляешь в Нем стяжать блаженства мнози.

89. Днесь Царствие стяжай

Днесь заверши себя: и аз не встретил тех,
Кто, Царства не стяжав, царит на небесех.

90. Что временно — не Бог

Не длится миг. Так что ж? Хоть в нем и нету дленья,
Бог до начала дней не прожил и мгновенья.

91. В каком году был создан мир

Когда был создан мир, какой писали год?
От первозданности годов ведется счет.

92. Не прозорливец Бог

Не прозорливец Бог:* и не хули Его,
По меркам меряя прозренья своего.

* Бог ничесоже не зрит наперед: но Он от века зрит все в настоящем, как оно свершается ныне, а не как свершится после или свершилося есть.

93. Не гневается Бог

Бог вовсе не гневлив, как мы твердить вольны:
Да мыслимо ль, чтоб Бог разгневался на ны?

94. Бог недвижим

Тот, кто твердит, что Бог от грешных отвращен,
Себя лишь выдает: не знает Бога он.
Заметь: не Бог отвращен, а сам грешник отвращается от Бога.

95. Бог для блаженных и для проклятых

Для тех, кто благостен, Бог — долгожданный гость,
Тому ж, кто проклят Им, Он словно в горле кость.

96. Ад только жжет

Я ада не страшусь, хоть век я в нем гори:
И жжет не он, а то, что у тебя внутри.

97. Кто мудр — тот плачет о гресех

Мудрец, глаголющий о муках да несчастьих,[212]
Рыдает о гресех — не о других напастех.

98. Бог воле не помеха

Бог всемогущ, но Он не запретит мне все же*
Желать того, сего, не воля ничесоже.

* Своей вложенной в души властью. Хотя Он и может воспретить воле свершать то, что она волит.

99. Что любит Бог вкушати

Бог любит ясть сердца: вручи, Ему в усладу,
Свое — и Он тебе даст Царствие в награду.

100. Как приготовить Богу сердце

Чтоб был у сердца вкус, его потребно сжать,
Отбить, позолотить — и уж потом подать.

101. Бог сердце любит целиком

Ты сердце не дели для Бога на две части:
Он только целиком его умеет ясти.

102. Почто сердце не в ангельском чине

Святое сердце несть из ангельского чина:
Оно не чья-нибудь, а Божья сердцевина.

103. Не крестной смертию вначале умер Бог

Сперва не на Кресте толпа Христа распяла:
Он в Авеле себя дал умертвить сначала.

104. Христос был прежде, чем Он стал

Чем был Христос всегда и даже прежде века,
Показывает нам спасенье человека.

105. Укради небеса

Кто благо сотворил, раздав добро украдкой, —
Тот выкрал небеса великолепной хваткой.

106. Жизнь впиши в самого себя

Коль Жизни Книгою твое не станет сердце,
То и Господь тебя к своей не пустит дверце.

107. Христос вчера, сегодня, завтра

Мессия есть вчера, бысть завтра, есть и ныне,
Есть присно и вовек, сокрыт и явлен в Сыне.

108. Едина вера есть пустой сосуд

От веры без любви ввек проку не бывало,
Она — пустой сосуд: бренчит, а толку мало.

109. В ком Бог — у того с Ним все едино

Бог — делатель всего: кто сам себе делец,
Вот уж воистину и дурень и скупец.

110. Все твари идут за Творцом

За тем, в ком жив Творец, все устремляет бег,
Свет, тьма, огонь, земля, ручей и человек.

111. Вне Бога жизнь есть смерть

Уверуй, человек: кто в Боге жив едва,
Живи он тыщу лет — душа его мертва.

112. Не все добро — добро

Не всякое добро — добро, хоть верь, хоть нет:
Что не любовь зажгла — то есть фальшивый свет.

113. В ущербе выгода

Что делать богачу, чтоб выгоду стяжать?
С ущербом для себя добро свое раздать.

114. За честью гнаться глупо есть

Не стыдно ли глупцу за честию гоняться?
Бог даст ее тому, кто с ней не хочет знаться.

115. Опыт лучше знанья

Вкуси, а не болтай о корне Иисуса.
Сам не отпробуешь, не распознаешь вкуса.

116. Будь первым в небесех

Спеши, христианин, коль хощешь рай стяжать:
Не отдыхай в пути, чтоб первым прибежать.

117. Смиренного не судит Бог

Смиренно-кроткого не осуждает Бог:
Чатем, что для Него никто ни мал, ни плох.

118. Бог милосерд, тем паче справедлив

Какого Бога тот, кто мудр, пред Богом чтит?
Того, кто милосерд, но правый суд вершит.

119. Воздействие Святых Даров

Хлеб, камнем мудрецов соделав в нас, Господь
И златом сотворит, когда расплавит плоть.[213]

120. Две личности в одной

Две личности во мне: одной потребен Бог:
Другой же — мир и ад и смерть — едино в трех.

121. Душа — прекрасней всех вещей

Прекрасней, чем душа, на свете нет вещей.
Почто? Запечатлен сам Иегова в ней.

122. Святые — не святы

Скажи по совести, а много ли святых?
Ведь Иисус Христос — единый сый из них.

123. Символ Святой Троицы

Троичен Бог: Отец — колодец, Сын — родник,
Святой же Дух — река, текущая из них.

124. О Боге больше лгут, чем истину рекут

О Боге что речешь, все выдумано, ложно,
Твоею мерою лишь тварь измерить можно.

125. Время — благородней вечности

Не время ль вечностей, хоть тыщи, благородней?
Ведь я ступаю здесь, не там стезей Господней.

126. Коль аз в тебе иссох — обрящет силу Бог

Коль умрет аз во мне, иссохнет — в сей же час
Величье обретет во мне Господень Аз.

127. Безвременна душа

Дух вечности, душа, над временем парит:
Уже и днесь она Свет Невечерний зрит.

128. В душе — всегда заря

Мне дивно, что ты ждешь, когда взойдет светило!
В моей душе оно еще не заходило.

129. У внутреннего во внешнем нет нужды

Кто страсти усмирил и в сердце и в уме,
Тот слышит речь без слов и Солнце зрит во тьме.

130. Духовный магнит и сталь

Не есть ли сердце сталь, а сам Господь — магнит?
Едва дотронется — да так и приманит.

131. Сколь значим человек

Сколь значим человек, что Бог приял его:
Он даже Ангелам не сделал бы сего.

132. Бесстрастному урона нет

Кто собственность в корысть не обращает, тот,
Урона не несет, — хоть рухни дом его.

133. Не ропщет тот, кто мудр

Мудрец и средь скорбей в унынье не впадает:
Он Бога всякий час о новых умоляет.

Он молится: Отче, да будет воля Твоя.

134. Служа Богу добром, будь слугой и царем[214]

Чтоб Богу угодить и верой, и добром,
Будь сам себе слугой и сам себе царем,

135. Готовность притупляет чувства

Почто у мудреца несть ни скорбей, ни бед?
Он к встрече сих гостей готов уж много лет.

136. Мудрец доволен всем

Мудрец в тиши своей любой доволен долей:
Не выйдет по его, — по Божьей выйдет воле.

137. Бог слышит и немых

Коль Бога Своего ты славословишь сухо,
Молитвою немой Его достигнешь слуха.

138. Кого не может Бог проклясть

Того, кто следовать за Господом горазд,
Бог вечному суду и смерти не предаст.

139. Всех благороднее

Сколь благороден аз! И Ангел служит ми, —
Ревнуя, сам Творец сидит перед дверьми.

140. Кто мудрый — попадает в цель

По цели по любой мудрец стрелять не плох:
Ведь глазомер его есть то, что волит Бог.

141. Мир играет трагедию

Мир соизволит быть таким, как сотворен:
И все ж трагедию разыгрывает он!

142. На небе каждый волен делать все

Днесь укроти себя, смирив земную волю:
Тогда на небесех ты ей отдашься вволю.

143. Нечувственный — превыше Ангелов

Кто днесь не мучится телесностью своей,
Стал выше Ангелов еще при жизни сей.

144. Любовь к себе вредней, чем легионы бесов

Твой враг — в тебе самом. Собой отягощенный,
Опасней ты себе, чем бесов легионы.

145. Вражда и ненависть сопутствуют Христу[215]

Ты мнишь, что во Христе всегда любовь да лад?
Там, где Христос, вражда и ненависть царят.

146. Мир от века сый

Коль мир творяше[216] Бог превечно, вне времен,
То ясно, что сей мир от века сотворен.

147. Едино в Боге всё

Едины в Боге все: любое существо
Приравнено Христу и Матери Его.

148. Все в вечности равны

Там, в вечной жизни, все свершается тотчас:
Ни до, ни после нет: не так, как здесь, у нас.

149. Все люди — единый человек

Многообразие у Бога не в чести:
Потребно во Христе единство обрести.

150. Все — общее на небесех

На небе — рай: никто ничем не дорожит:
Кто чем-то завладел, то всем принадлежит.

151. Каждый вкушает от всей благодати

Марии благодать и сладость Иисуса
Не отличаю я от полного их вкуса.

152. Чего достиг святой, достигнет и другой

Чтоб в мире стать святым, потребен труд велик,
А святость в небесех в единый дастся миг.

153. На небесех один радеет о другом

Святейший из святых радеет всякий час
Столь сильно обо мне, сколь рад ему и аз.

154. Кто ищет мира, оглядись

Ты мира истинна не обретешь, доколе
Жить будешь по своей, а не по Божьей воле.

155. Христос и первый, и последний человек

Последний человек и первый есть Христос:
Все вышло из Него, но все и в Нем сошлось.

156. Кто копит впрок — тот нищ, убог

Умеренный богат. А тот, кто копит впрок,
Дает уразуметь, что нищ он и убог.

157. Воистину богатый нищ

Богач, глаголющий, что в бедности живет, —
Поверь и ты ему — воистину не лжет.

158. Смерть — одинокая вдова

Вдове подобна смерть — отшельница она:
Как одинокая безмужняя жена.

159. Мучения Христа не кончились и днесь

Не до конца Христос мученья претерпел:
Страдать и мучиться и днесь Его удел.

160. Ты должен завершить страдания Христа

Ты должен Павлом стать и завершить деянье,
Христа продолжив путь — любви и покаянья.

161. Наперсник Христа — един Иоанн[217]

Коль ты, как Иоанн, о чадо, не восста,[218]
Не станеши вовек наперсником Христа.

162. Хвала грешника

Коль хвалит Господа неправедный и злой,
То Богу лай собак покажется хвалой.

163. Кто грешен больше всех, тому поможет Бог

Все грешники — больны, Христос же лечит грех:
И лучше всех того, кто грешен больше всех.

164. Лишь агнец — Божий Сын

Бог в каждом хощет зреть любимейшего Сына:
Но агнцам лишь дано сего достигнуть чина.

165. Кто Бога зрит

Бог — молниевый свет, лишь тот Его увидит,
Кто образом своим в Сыновний Образ внидет.

166. Кто зол — не во Христе

Озлобленный едва ль добьется благодати:
Для агнцев, не козлищ, Бог дал себя распяти.

167. И грех несет добро

И грех несет добро, служа смиренным чадам,
Дабы они цвели для Бога вертоградом.[219]

168. Блага грешник не творит

Пусть даже тем, кто нищ, ты помогал стократы,
Коль ходишь во гресех, не сотворил добра ты.

169. Как ходить пред Божеством

Кто хочет предстоять бесстрашно Божеству,
Пусть ходит в чистоте и преклонив главу.

170. Бог во всех вещах един

Бог равно ценит все: святой, когда он пьет,
Все так же Богу люб, когда и гимн поет.

171. Все добродетели в ладу

Все добродетели в ладу между собой,
И кто нашел одну, украшен и другой.

172. Все добродетели — одна

Все добродетели не мнози, а одна:
Не праведностью ли она наречена?

173. У Бога мыслей нет

У Бога мыслей несть. Начни Он размышляти —
В сомнения впадет, что уж совсем некстати.

174. То, что вершит святой, в нем совершает Бог

Святой свершает то, что Бог вершит в святом:
Бог ходит, яст, стоит, лежит и бдит при том.

175. Совесть указует путь

Ты совесть вопроси, заблудши по дороге:
Без промедления свой путь обрящешь в Боге.

176. Христос был Книгой Жизни

Чтоб Книгу Жизни мы уразуметь сумели,
Христос на сей земли и в Слове жил, и в деле.

177. Кто Книгу Жизни чтет

Кто в мыслех и делех Спасителю радеет,
Тот Книгу Жизни чтет и от нее умнеет.

178. Христос был тем, что рек

И в том, что рек Господь, и в том, что Он творил,
Он Своего Отца и сам Себя явил.

179. Бог новшеств не творит

Бог нови не творит, нова она — для нас:
От века создал Бог все то, что есть сейчас.

180. Лишь в чистом сердце Бог

Жених прилепится к душе, своей невесте,
Когда ей прийдет срок лилеями расцвести.

181. Кто алчет больше всех

Сколь алчно сердце есть! И будь миров мирьяды —
Все заглотило бы, не находя услады.

182. Из сердца сердце вынь

Для Бога сердце вынь: в него не внидет Он,
Покуда из себя оно не выйдет вон.

183. Нрав христианина

Зло одаряй добром, умей страдать невинно,
Врагов благодари — се нрав христианина.

184. Святой зрит себя в другом

Святой охотно зрит себя в лице ином:
Сие случается, коль все слились в одном.

185. Мудрец не копит, оттого и не теряет

В хозяйстве мудреца не может быть пропажи:
При бедности своей он не страшится кражи.

186. Причина зла — лишь в себялюбье

Общенье дарит мир: а кто себе лишь рад,
Тот сеет войны, скорбь, смятенье и разлад.

187. Где Бог утешит ны

Господь утешит ны во Царствии своем:
Друг другу тамо зрим мы в сердце прямиком.

188. Есть множество блаженств

Есть множество жилищ и благодатных келий:
Хотя б единую вы заселить сумели.

189. Бог извечно влюблен в свое великолепье

Столь благолепен Бог, что сам пленен собой:
В извечной радости на Лик взирает свой.

190. Блаженство в жизни сей

Все впрок для тех, кто свят: дана им благодать
Всю милость Божию в сей жизни испытать.

191. Блаженный и проклятый

Блаженный — тот, кто жив едино волей Божьей,
А проклятому все, что Бог дает, негоже.

192. В деянье Богу помогает тварь

Адама первого Бог сам творил, без нас:
А во втором Ему сотворствовал и аз.

193. Бог любит одного, как всех

Бог возлюбил мета, как всех, в ком Он явился:
Не народись Он сам, во мне бы народился.

194. Деянья всех святых одно деянье суть

Под силу одному деянья всех святых:
Предаться Богови — всего-то дел у них.

195. Обрящешь Бога, сбросив суету

Приблизишь Бога ты, отбросив суету:
А не гонясь за Ним в одышке и в поту.

196. У Бога мнози имена — и ни едина несть

Как Бога ни назвать — Он в имени любом:
Не умещается, однако, ни в одном.

197. Бог есть ничто и все

Бог есть ничто и все — как это разъяснить?
Но что Он есть — скажи — и чем не может быть?

198. Все меряй по Христу

Ты восхотел себя соделать храмом Божьим?
Измерь себя Христом, став на Него похожим.

199. Стремление любви

Любви стремление — свет пакибытия:
Иное что любить — нелепо для нея.

200. Что любишь — в то и превратишься (бл. Августин)[220]

Что любишь, тем и стал в своем раденье многом,
Темное — стал землей, Божественное — Богом.

201. Любовь — по чину

Чтя Бога выше ся, людей — как тварь едину
И ниже — прочих всех, ты любишь всех по чину.

202. Единство с Богом всех преобразит

Все то, что ты вершишь, во злато превратится
Когда с деяньями Христа соединится.

203. Всяк смертный ослеплен

Отверзи очи, зри, чтоб Горний мир открылся:
Ты оттого и слеп, что миром сим упился.

204. Бог милосерднее, чем разумеем мы

Бог милосерден к нам и несказанно благ:
Зовем ли не зовем — Он придет к нам и так.

205. Там, где Бог, изъянов нет

Неистощим Творец: Он тысячи веселий
Вливает в ны — егда мы их бы взять сумели.

206. Смиренный — Богу приобщится

И бесы милости Господней приобщатся
Когда, покаявшись, к Нему оборотятся/

207. Лучшее из дел

Из дел твоих одно достойно Бога есть;
Без дел Его любить и в Нем покой обресть.

208. Новая плоть

Ты новой плотию сумеешь стать спроста,
Коли смиришь себя смирением Христу

209. Несть выше благодати

Воистину, мой друг, несть выше благодати,
Чем, от сует почив, Всевышнему предстати.

210. Новая и старая любовь

У молодой любви страсть пенного вина:
А старая любовь всегда тиха, ясна.

211. Серафимская любовь[221]

Любовь, что нарекли любовью Серафима,
По тихости своей для внешних глаз незрима.

212. И круг любви, и сердцевина

Любви средина — Бог и Он же круг ея:
В покое Божием всяк равный для нея.

213. Престол Господень — в тишине

Приют того, в ком Бог покоится на троне,
В Ерусалиме сый и на горе Сионе.

214. Бог — все во всем

Бог во Христе есть Бог, во Ангелах Он Ангел,
В нас смертных — человек: в любом, кой хощешь, ранге.

215. Бог все во всех творит

Бог все творяй во всех: Он любит в Серафимах,
В Престолах властвует, почиет в Херувимах.[222]

216. Бог — живой ручей

Бог — как живой ручей; любовью в тварь лиясь,
Он полнит и свою едину Ипостась.

217. В Боге зримо все

Мой друг, на Бога зря, ты сможешь сразу зреть
Все то, что без Него вовек не разглядеть.

218. Бог не желает зла

Не злонамерен Бог: Спасенье, а не месть
Он грешнику сулит, на то Он Бог и есть.

219. Плоть смертную покинь

Плоть смертную покинь для Горнего чертога:
Лишь боги обретут пристанище у Бога.

220. Как Бога обрести

Чтоб Бога обрести, беречь себя негоже,
Не то тебе вовек не узреть стати Божьей.

221. Не слышат мертвецы

Умерший человек, какою бы хулой
Ни поносить его, — молчит. Ведь он глухой.

222. Прежде радости — страданье

Чтоб в радость Божию на свете том войти,
Ты должен вместе с Ним весь Крестный путь пройти.

223. Кто праведен, как Иисус Христос

Кто с Господом Своим в едину сущность врос,
Тот столь же праведен, как Иисус Христос.

224. Для мертвых все мертво

Кто омертвел душой, для тех, мой друг, увы,
Все твари и весь мир и все дела мертвы.

225. Некрестные кресты

У мира многий крест, но мира назначенье
Не оному радеть, а оного раденье.

226. Природа святости

Природа святости — в сиянии любви:
Кто хощет быть святым — сияние яви.

227. Равноценность

Святым едино все: болезнь ли Бог пошлет,
Он, как и в здравии, Ему хвалу поет.

228. Человек — внутри у зверя

Покинь свой плен, мой друг, твое жилище — зверь:
Не выйдешь вон — и Бог ти не откроет дверь.

229. Гордыня — смертный грех

Нимало не гордись, что чем-то лучше всех:
Похвастался — гляди — уже и впал во грех.

230. Все зло — в тебе

Бог — доброты исток, все доброе — лишь в Нем:
А корень зла — в тебе: все зло в тебе самом.

231. Истинная любовь верна

На Бога уповай, егда и нищ еси:
Коль возлюбил Его — любя и скорбь неси.

232. Прекраснейшая вещь

Несть вещи краше мя — среди мужей ли, жен,
Раз красота сама, сам Бог в меня влюблен.

233. Егда человек — сам Бог

Пока не бых собой, аз в Боге Богом бе:[223]
Восстану снова Им, лишь сам умря в себе.

234. Все возвращается к истоку

Плоть, детище земли, опять в нее и канет:
Не сице ли душа, от Бога, Богом станет?

235. Нам вечность врождена

Нам вечность столь близка и столь вродилась в ны,
Что даже нехотя мы ею стать должны.

236. Одно несет другое

Мой дух вмещает плоть, а духу — плоть жилище:
Разладится их связь — и оба станут нищи.

237. Крест несет и радость, и страданья

Крест и страдания, и радости ковчег:
Страданье длится миг, а радость — целый век.

238. Мое, твое — несет проклятье

Ад разверзает пасть, готовя тем жилье,
Кто знай твердит: «Мое, твое, мое, твое».

239. Пример для Бога — в Нем самом

Бог сотворил меня по своему примеру?
Да где же было взять ему другую меру?

240. Когда вернешься ты на лоно Божества

Вернуться вздумал ты на лоно Божества?
В тот образец, что Бог ти дал, вернись сперва.

241. Любви подвластно все

Любовь царит во всем: и Троический лик
Превечно из любви Божественной возник.

242. Высшее благо — любовь

О высшем благе все рядят и так и сяк:
Любовь — я вам клянусь — есть Высшее из благ.

243. Что есть Бог

Бог есть любовь, он весь — в деяниях любви:
Стать Богом восхотев — любовию живи.

244. Любовь — и Богу благодатна

Любовь духотворит и тварь, и Бога — всех:
Иначе как бы Он царил на небесех?

245. Лучшее имя для Бога — любовь

Не вемы имени, чтоб Богу подошло,
Лишь в имени «любовь» есть благо и тепло.

246. Бог ищет в нас себя

Бог есть сама любовь, в ней все деянья Божьи,
И потому от нас Он требует того же.

247. Бог не умеет ненавидеть

Будь к Богу справедлив: Он тварь не ненавидит:
Он бесов, даже тех, нимало не обидит.

248. Троякий сон

Трояко твари спят. Кто грешен — смертным сном,
Природным — кто устал, кто любит Бога — в Нем.

249. Тройное Рождество

Мария Сына днесь рождает во плоти:
Аз — в Духе, Бог Отец — в превечном бытии.[224]

250. Духовное и вечное Рождество едины суть

То Рождество, что аз духовно обретох,
Чрез Сына Своего являет присно Бог.

251. Родится вечно Бог

Бог Сына Своего рождает вне времен,
И потому сей миг до вечности продлен.

252. Божий Сын рождается в тебе

Потщись, и Бог в тебе пресуществит свой лик,
Чрез Сына своего рождаясь каждый миг.

253. Для всех исток хорош

Вода в источнике, а роза на кусте:
Огонь в костре хорош, а дух мой — во Христе.

254. Душа без Бога

Заблудшая овца, плоть, что мертвым-мертва,
Родник иссякший, се — душа без Божества.

255. Боль приносит благодать

Война приносит мир и в распрех радость есть:
Проклятие прими, чтоб благодать обресть.

256. Назад взглянуть — и снова потеряться

Содом оставя днесь, беги спасенья ради,
Не вздумай посмотреть, что делается сзади.

257. Сладчайшая жизнь

Чтоб небо узреть днесь, покой вкушая сладкий,
Бесстрастию в любви отдайся без оглядки.

258. Бог и блаженство суть одно

Блаженство — Бог, и Бог — блаженство для меня:
Не будь одно другим — мне б не прожить и дня.

259. Бог станет мной, коль я был до Него

Бог станет мной в веках, мою Он примет плоть:
Все оттого, что аз бых прежде, чем Господь.

260. Бог, Господь, Отец и Жених

Бог — господин для слуг, Отец для чад своих,
Избрав невестою, Он для меня — Жених.

261. Бог — в каждой из вещей и ни в одной не есть

От Бога до вещей бывает длинен путь:
Но Божьей сущности и в бесах есть чуть-чуть.

262. Нижайшее смирение

Смирение тебя в такой низвергнет мрак,
Что даже бес его не выдержит никак.

263. Не бойся в ад сойти

В пасть адскую спустись, покуда днесь живешь:
При жизни недосуг — по смерти попадешь.

264. В чьем сердце Иисус Христос

Чье сердце словно воск и в ком душа чиста,
В том сердце Божий Дух запечатлит Христа.

265. Кто пленник Божией любви

Душа, что всякий час о Боге помышляет,
В сетях Его любви блаженно пребывает.

266. Истинная жизнь души

Та истинна душа, где есть для Бога место,
Что отдалась ему всем Духом, как невеста.

267. По школе и ученье

Все школы в мире сем о Боге учат много:
А Дух Святой — одно: любить и славить Бога.

268. Не жалуясь, твори

Свет Солнца все творит без жалоб, без тревог:
Как и душа, когда в ней пребывает Бог.

269. Кто рядом с Богом — зрит Его

Лик Жениха узреть, невесто, хощешь ты?
Пройди вдоль Бога — вмиг узришь Его черты.

270. Спасение — от Бога

Бог из любви стал мной, я, милостию, — Им:
Обязан я ему спасением своим.

271. Отринув человека, станешь Богом

Коль человек свое отринул естество,
Бог, человеком став, несет и Крест Его.

272. Лик Божий — дарует блаженство

И тянет, и влечет магнитом Божий лик:
Единожды взглянул — и Горняя постиг.

273. Где не творит Христос — там несть Его

Где не творит Христос, Его еще там нет,
Будь и прославлен Он тобою и воспет.

274. Блаженный в мире сем

Кто сердцем и душой Кресту и муке рад,
Обрящется и днесь среди блаженных чад.

275. Страдание полезней радости

Когда б ты ведал, сколь в страданье блага есть,
Ты б радостем его задумал предпочесть.

276. Дела святых — не по закону

Святой творит добро, не глядя на закон,
А только потому, что Бога любит он.

277. У праведника нет закона

Закон — для тех, кто зол, благому вряд ли нужен,
Он с Богом и людьми и без закона дружен.

278. Движенье духа вспять

Вниз опустись, чтоб ввысь подняться, человек:
Не шаг и не рысца — здесь нужен быстрый бег.

279. Что на месте мира было до него.

На месте том, где мир, — что было до него?
Бог, место, Слово, Мысль — и больше ничего.

280. Себя не может Бог измерить

Хоть необъятен Бог — себя измерить дабы,
Он, будь и дважды Бог, забыл бы все масштабы.

281. Чем Бог всеблаг, пречуден и красив

Пречуден и премудр Бог тем, что прозорлив,
Терпением — всеблаг, а правдою — красив.

282. Бог — как Солнце

Подобен Солнцу Бог: кто взглянет на Него,
Весь будет осиян и узрит лик Его.

283. Отчего у Бога радость и покой?

В единстве Троицы для Бога мир да лад:
Мир — от единства, лад — от тройческих услад.

284. Едва возжаждешь — Бог в тебе

Коль Богом истомясь, ты следуешь за Ним,
Он сый в тебе, и ты — как Сын возлюблен Им.

285. Духовная горлица

Аз, грешный, — горлица, и в мире — как в пустыне:
Супруга нет со мной — гнезда же и в помине.

286. Простоте нужен острый смысл

Я простоту ценю, но ту, что с остротой:
А без нее она всего лишь звук пустой.

287. Свойство простоты

У простоты одно есть свойство — не лукавить,
А, кротце[225] умалясь, себя к добру направить.

288. Любовь отмирная и горняя любовь

Любовь отмирная вниз тянет прямиком:
Любовью горнею ты к Богу, ввысь влеком.

289. Праведность без любви — ничто

Простая праведность у Бога не в чести:
Ты красотой любви ее обогати.

290. Любовь — огонь и вода

Любовь — поток и жар: коль сердце ею дышит, —
Она и грех сожжет, и Божий гнев утишит.

291. Достоинство — от любви

За мудростью чужой за море не спеши:
Едино от любви достоинство души.

292. Вся красота — в любви

Вся красота — в любви: и даже Божий лик,
Не будь он ею люб, погас бы в тот же миг.

293. Награда за любовь

Награда высшая любви — сам Бог, Творец,
Он вечный дар ее, и слава, и венец.

294. Ум без любви — ничто

Ты умником слывешь, а Бог тебе не люб?
Тебе я предпочту того, кто трижды глуп.

295. Полней любовь — полнее благодать

Блаженство следует любовью измерять:
И чем любовь полней, тем больше благодать.

296. Божья любовь в нас есть Дух Святой

Любовь, что явлена в тебе как Божество,
Есть сила Божия, огонь и Дух Его.

297. Без Бога Бога возлюбить нельзя

Егда б в тебе сам Бог себя не возлюбил,
Свою любовь к Нему ты вовсе бы забыл.

298. Любовь страха не имет.

Бесстрашная любовь и смерти не страшится:
Скорее Бог себя и Божества лишится.

299. По лицу и награда

Невесты поцелуй Бог ценит выше дел,
Хотя бы ты Ему до смерти порадел.

300. Кто истинно боголюбив

Боголюбив лишь тот, кто презирает ся:
А ты любовь свою — чем мерить собрался?

301. Радость, идущая за Богом

Влюбленная душа — се радость после Бога:
Сколь сладко быть Ему внутри ее чертога!

302. Быстрее всех

Быстрее всех вещей — любовь: рывок един
И ты перенесен уже в небесный чин.

303. Признаки ложной любви

Чем ложная любовь от истинной отлична?
Взыскует лишь себя и гибнет горемычно.

304. Любовь поверяется Крестом

Бросают злато в пещь, чтоб вызнать чистоту,
А вызнать свет любви доверено Кресту.

305. Любовь к Богу сущностна

Суть боголюбия — не сладостный елей:
Случайность сладостна, любовь же — суть вещей.

306. Неизраненное сердце — хворо

Коль в сердце нету ран от Божией любви,
Его, хоть скрыта хворь, здоровым не зови.

307. Богу любовь родней, чем мудрость

У Бога для любви всегда свободен вход:
Высокоумье же в сенях подолгу ждет.

308. Сколь Бог доступен всем!

Господь доступен всем! Крестьянке ли, тебе ли.
Как лобызать себя — всех учит он доселе.

309. В чем радость высшая души

Се радость высшая: душа приемлет зрак
Невесты Божией, вступившей в вечный брак.

310. Лобзанье Бога-Жениха

Лобзанье Жениха — всемилостивый Лик,
Что сладостью своей всего тебя проник.

311. Душа без Бога есть ничто

Как лютня, мастером не тронута, молчит,
Так и твоя душа без Бога не звучит.

312. Любовь — как золото

Златое правило, что для всего дано, —
Люби: и в истину откроется окно.

313. Возвышеннейший ум

Душа возвышенней ли есть на свете сем,
Что Богу предалась, — себя же мнит червем?

314. Милосердие откроет небеса

Будь с милосердием, о чадо, заодно:
В чертог блаженнейших тебя введет оно.

315. Величье — в малости

Безмерно умались, чтобы великим стать
И чтоб, презрев себя, достоинство стяжать.

316. Евангельский пастырь

Мой пастырь — Божий Сын, а Божество есть поле,
Где Он меня, овцу, пасет в любви и холе.

317. Плоды добродетелей

Смиренье тянет ввысь, кто нищ, тот и богат,
Из Горних — девственность, любовь — из Божьих чад.

318. Как узреть небеса

Всевышнего лице не разглядеть отсюда,
От мира отвратись: и совершится чудо.

319. Несть выше благодати

На свете для меня несть выше благодати,
Чем та, что Божью сласть дарует ми вкушати.

320. Кратчайший к Богу путь

Любовь — кратчайший путь, что к Господу ведет:
Идя путем наук, не избежишь хлопот.

321. В чем есть покой души

Моя душа покой вкушает оттого,
Что с Богом у нее едино естество.

322. Лишь в высшем благе благодать

Блаженство дарит ти одна лишь благодать:
Почто же бросить ю, чтоб меньшего искать?

323. Почто Бог дает вечную награду

Бог жалует святых наградой в мире вечном:
За то, что чтут Его служением сердечным.

324. Корона праведных

Корона праведных — блаженство в мире том,
Стяжают же его терпеньем и постом.

325. День Вознесения

Бог в ти — и Рождество, и смерть, и Воскресенье:
Возрадуйся: за сим грядет и Вознесенье.[226]

326. У всех — различная душа

Душа у грешных спит, у кающихся бдит,
У праведных она творить добро спешит.

327. Почто Богу царствовать не в тягость

У Бога в Царствии — любовь, покой и благость:
А оттого Ему и царствовать не в тягость.

328. У Бога нет греха

Как мучается Бог грехами чад своих:
В своем же Божестве не отмечает их.

329. Вся троица приводит к благодати

Власть Божья пестует, премудрость ум дарит,
А через благо мне на небо путь открыт.

330. Когда глаголет Бог

Коль весь твой помысл — Бог, в себе Его услышь:
Молчи — и будет Он глаголати сквозь тишь.

331. Чего Бог не сотворил — тем и недоволен

Бог должен быть концом, началом, средостеньем,
Чтоб Он доволен был любым своим твореньем.

332. Куда попадет человек, что в Бозе опочил

Аз, в Бозе опочив, вернусь туда, где бых,
Егда еще Господь не ведал дел своих.

333. Дьявола убойный скот

Душа, чей смертный грех венчает смерть едина, —
Позор! Для дьявола — убойная скотина.

334. Бог ценит все по существу

Сон праведника Бог куда как боле чтит,
Чем пенье грешника, что молится и бдит.

335. Три разных света

Денница для меня — сиянье Славы, Царь,
Ее лучи — добро, а отраженье — тварь.

336. Единым оком узришь цель

Душа, ты Бога зреть желаешь изнутри?
Зажмурив левый глаз, единым (правым) зри.

337. Тварь — радость для Творца

Творение Отца и Сына торжество,
Аз есмь покой и Дух и смысл Креста Его.

338. Чем вечность дольше, тем и непроглядней

Чем больше в вечности духовных кораблей,
Тем меньше что-либо они увидят в ней.

339. Тварь не постигнет глуби Божества

До глуби Божества тварь Божья не достанет:
Сама душа Христа в тьму этой бездны канет.

340. Бог тоже должен заслужить

Что Бога Женихом себе я взять потщился,
Он заслужил лишь тем, что Сам ко мне явился.

341. Где время долее всего

Чем удаленней Бог, тем больше суета:
Суётность же в аду — сплошная долгота.

342. Как стать придворным Бога

Придворным Бога стать ты восхотел, дитя,
Пускай же Дух Святой сему научит тя.

343. Духовный орган

Бог — органист, а мы — орган, что создал Он,
Вдувая в ны свой Дух, Он задает нам тон.

344. Нищета — в Духе

Духовна нищета: будь я и в царском чине,
Я буду так же нищ, как праведник в пустыне.

345. Кто жив в Христовых ранах

Дух, коий радость зрит в страданьях, вечно новых,
А в боли — благодать, исшел из ран Христовых.

346. Дитя пьет молоко

Бог крепкое вино лишь мужу подает:
А ти, мое дитя, лишь молоко и мед.[227]

347. Имеяй[228] Божью глубь

Дух, коий с Богом слит в Единое одно,
Имеет ту же высь, и той же глуби дно.

348. Как измерить Бога

Безмерен Бог, но ты найдешь Ему мерило,
Измерив сердце мне, что Бога в ся вселило.

349. Дай милости войти

Для искры внутренней пространство приготовь:
Ее в тебе зажет святой огонь — любовь.

350. Сам ободри себя

Христианин, проснись, дай сбыться Божьей воле:
Не соберешься днесь, а после и тем боле.

351. Внутри все чувства суть одно

Все чувства суть одно, коль их объемлет Дух:
Зря — запахи вкушай, прощупывай на слух.

352. И Сладость Высшая, и благодать

Что сладостней для нас, чем Сыном Божьим стать?
И что блаженнее, чем вновь Его рождать?

353. Лик Божий полнит и пьянит

Лик Божий совершен. Кто это Солнце зрит,
Того оно собой и полнит и пьянит.

354. Путь в небеса — путь Крестный

Не избегай Креста: не дашь себя распять —
И Царствия тебе во веки не видать.

355. Почто святые не равны

Творяй по естеству, Бог делит тех, кто свят,
На скорбных в радости и тех, кто скорби рад.

356. Для совершенного несовершенство — ложь

Для совершенного несовершенство — ложь:
Став совершен, как Бог, — как человек прейдешь.[229]

357. Чтоб Бог излился в сердце

Коль сердце у тебя — долина, Бог вольется
В него своим дождем, переполняя кротце.

358. Бог — все, чем волит стать

Бог есть превечный Дух: что волит, тем и стал,
Но уж таков, как есть: без форм и без начал.

359. Троица подобна Солнцу

Плоть Солнца — Бог Отец, Бог Сын — Отцовский Свет,
Лучи от этих уз — Дух Святый, Параклет.[230]

360. Кто смерти Господа причастен

Друг, коли умереть при жизни я потщусь,
То смерти Господа тотчас же приобщусь.

361. Не иссякает Божья благодать

Исходит благом Бог, как теплотою печь:
Приближься, чтоб тепло скорей могло истечь.

362. Высшее блаженство

Из благ, что Бог дает, едино есть блаженство,
Чтоб, Богом став, достичь Его же совершенства.

363. Деянье мудреца

У дурня много дел: мудрец Же выбрал три,
Но лучших: почивай, люби и Бога зри.

364. Кто покоен, творит

Мудрец, что сверху вниз сам на себя глядит,
Покоен в действии, покоясь же — творит.

365. Лже-человек

Кто на любую блазнь бросается, как скот,
Не человек — а ложь: при свете — пропадет.

366. Божия Псалтирь

То сердце, в коем Бог вкушает свой покой, —
Послушная псалтирь под Божией рукой.

367. Кто едино искусен

Кто, Бога потеряв, сумеет вновь обресть,
Тот истинный герой единственно и есть.

368. С кем Богу хорошо

Кто в Боге так же сущ, как во плоти — рука,
Тому и Троица соделалась близка.

369. Душа вне своего истока

Как искра вне костра и капля вне зыбей —
Таков и человек в бездомности своей.

370. Всё — в Боге

Воления души лишь Бог пресуществит:
А своеволие — погубит, умертвит.

371. Кого не вымолить и Богу самому

Без Бога смерть прияв, иного и не жди:
И Бог не вымолит из тьмы, что впереди.

372. По Жениху — невеста

Израню сам себя. Почто же? Дабы сице
С Превечным Женихом, Спасителем сравниться:
Какой мне в этом прок? Невесте не к лицу
Неровней быть тому, кто ю ведет к венцу.

373. Блаженнейшее сердце

Зряй[231] Бога — сердцем чист, Его вкушаяй — свят:
В боголюбивого и Бог вселиться рад.
Блажен радеющий о том, чтоб сердцу быть
И чистым, и святым, — и Господа любить.

374. Обрящешь, отрешась

Соблазн ума гони, что любо — выбрось вон,
Не будеши ни сыт, ни благ, ни защищен.
Превечной сладости вкушали бы мы чаще,
Когда бы тленная нам не казалась слаще.

К СЕМУ ПРИСОВОКУПЛЯЕТСЯ ДЕСЯТЬ ЗВОНОРИМОВ, ИЛИ СОНЕТОВ

Первый Бог в святой душе

Ты спросишь, как в душе Бог Слово обитает?
Узри, как Солнца свет вместился в мира тьму
И как жених себя ведет в своем дому:
Или как в царстве царь на троне восседает.
Как пастырь, как отец, что в сыне пребывает:
Как драгоценный клад[232], не зримый никому:
И как любезный гость в роскошном терему,
Или алмаз в венце, что золотом блистает.
Или как лилия[233] средь неги луговой,
Или бряцанье струн на трапезе ночной:
Коричные масла, зажженные в лампаде:
Или небесный хлеб, что собран в чистый ларь:
И как фонтан в саду или вина янтарь.
Скажи, что подыскать еще в подобном ладе?

Второй Деве Марии, лилее сокровенной

Лилея, кто с твоей сравнится красотою?
Хоть обыщи весь рай, пройдя любой тропою.
Блистаешь ты, как снег, когда в полдневный час
Он златом окроплен, что Фаэтон[234] припас.
Свет Солнца, звезд, луны — все меркнет пред тобою:
Твое обличье, стать — так не был облачен
В дни славы своея премудрый Соломон.
Престолы пали ниц перед Твоей стопою:
Твой нежный аромат Вселенную поит
И всяку вещь и тварь, что Богу предлежит.
Всю прелесть девственниц собой ты увенчала,
Надежда страждущих, сокровище святых.
Лилея, дай вкусить и мне от рос Твоих,
Чтоб созерцать в Тебе превечное начало.

Третий Падшая душа

Бых создан ангелом, а днесь я зверь из стада:
В Эдеме пребывах, блаженством озарен:
А днесь к скорбем земным грехами пригвожден:
Коснуться не могла меня вся ярость ада:
Днесь плавлюсь от жары и изнемог от хлада
И тысячи невзгод. Владыкой бых времен:
Днесь время правит мной. Я свой несох хитон,
А днесь — в чужой красе заемного наряда.
Мне Бог благоволил как чаду своему:
Днесь в гневе гонит прочь в мученья и во тьму.
Меня объемлет страх и злобный червь терзает:
Аз узрех своея всю мерзость нищеты:
Диавол мне уже геенну отверзает:
Ах, бедная душа! Что натворила ты?

Четвертый Оправданный грешник

Бых дьявола рабом, в плену бесовской страсти:
Весь красный от кровищ, урод грехов своих:
Валяхся в блуде аз, ища сластей плотских:
Тщеславья тяжкий дух венчал мои напасти.
Собрахся в бездну плыть, уже готовил снасти:
Аз, яко сущий скот, и Бога позабых,
Не человек, а тень, мертвец среди живых.
Вдруг сызнова ожих, предавшись Божьей власти
И во Христе восстав: низвергнут сатана,
Оковы пали, вновь душа моя вольна.
Ищу лишь Бога аз с усердьем и раденьем
И лишь Ему служу. За все Его дела,
И ныне и вовек — и слава и хвала.
Дай, Боже, устоять пред горшим прегрешеньем!

Пятый Анафема осужденным[235]

Прочь от моих очей, кто проклят небесами,
Кто напоил меня, кто накормил из вас?
Пригрел и приютил, иное что припас?
Прочь в адскую купель, кишащую бесами!
Одна награда вам — карающее пламя!
Гром, молния, чума, погибель всякий час.
Прочь — в Царствии моем не чаю встретить вас.
А ваш удел — стенать и лаять вместе с псами,
От глада, жажды тлеть — ваш червь не знает сна,
Та огненная пещь, где вам гореть, — без дна.
В тоске сгниете вы, в ее зловонной тине.
Се — по заслугам вам. Довольно плоть моя
От вас терпела зол. Я сам себе судья.
Прочь, проклятые, прочь — мой приговор отныне.

Шестый Надпись осужденным

Здесь вечный мрак царит, о смехе позабыли,
Стенанья, вздохи, скорбь, тоска — спасенья нет!
Несется вопль — почто мы родились на свет!
А рядом — трус[236], потоп, обвал и груды пыли.
Се — василиск[237] в кольце чудовищных рептилий,
Драконов, змей и жаб: мраз лютый дует вслед,
Жар расплавляет плоть: хула, злоречье, бред,
Но выхода не жди из этой адской гнили,
Здесь смерть без смерти, но и смерти несть конца.
Здесь ярость, буйство, гнев, клянут, хулят Творца.
Грызутся, ссорятся, как кошки и собаки:
Бранятся с бесами и затевают драки:
Жрут серу, дым, помет, смолу и всякий хлам:
Покайся днесь, пока не очутился там.

Седмый Осужденный злодей

О горе мне! Где аз? Среди исчадий ада,
Левиафану[238] в пасть, в бесовский сброд попал:
В болото огненно, где вместо дна — провал!
О горе, вовсе мне родиться бы не надо!
Для блага избран бых, мне жизнь была — услада:
Отверстым небо зрел и с точностию знал
Про то, что хощет Бог — завета не сдержал,
Навечно изгнан днесь в юдоль тоски и смрада!
О проклятая плоть, что натворила ты!
Проклятая душа — обитель суеты!
О горе, горе мне! Что толку от блистанья,
Тщеславья и страстей? Где добрые дела?
Уж поздно каяться, Бог не приемлет зла,
Мне уготован ад и вечные страданья.

Осмый О блаженных

О вы, блаженные, примите в дар корону,
Ее стяжал Я вам и жизнью, и Крестом:
Примите радость в дар во Царствии моем,
Приближьтесь навсегда к Божественному лону.
Давали ясть и пить Мне, гладну, утомленну,
Сочувствуя скорбем, к себе впускали в дом,
Старались обогреть, как Я учил о том,
Ступайте ныне же к заслуженному трону,
К сиянью своему: там воля и покой,
За тщанье верное всегда пребыв со Мной.
Все доброе, что вы сим малым сотворили,
Вы сотворили Мне. И присно и вовек
Обрящите сполна, чего б ни попросили,
Вкусите ж полноту Моих блаженных нег.

Девятый Надпись блаженству

Здесь нощи вовсе несть, здесь царствует денница,
Здесь страха, бед, скорбей, печалей — не видать:
Сплошная нега здесь, сплошная благодать,
Здесь все блаженствует и радостью искрится.
Здесь можно у Христа воды живой напиться.
О времени забыв, в покое восседать.
Одежды брачныя с себя не совлекать.
Что каплею текло, потоком здесь стремится.
Здесь лик Божественный во всем сиянье зрим,
Преобразившись в Нем, здесь всякий — Херувим.
Здесь, у Него в плену, Его лобзает каждый,
Любовью полнится, Им услаждает вкус.
И, славя, молится — сладчайший Иисус,
Благоволи и мне сего вкусить однажды!

Десятый Блаженный, почивший в Бозе

Свершилось, Господи, прошли мои мученья,
Где скорби и тоска? Печали, где оне?
Уж никакая боль не гложет сердце мне:
Избавилась душа от своего плененья.
Сей мир соблазнов Я отверг без сожаленья:
Все, что зовется злом, исчезло, как во сне:
Унынью места несть в моем блаженном дне.
Здесь истинный покой и радость умиленья.
Небесный льется свет и ангелы спешат
Меня забрать с собой, к тем, кто блажен и свят.
Столь хорошо мне здесь, что я от счастья млею:
Имею, что хочу, и что хочу — имею:
Сбылось, я вознесен туда, где нету слез,
Где ждет меня Жених, сам Иисус Христос.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Шестая книга «Остроумных речений и виршей» [названных в издании 1675 г. «Херувимским странником»].

Отсутствующие 10 стихотворений — сонеты из пятой книги издания 1657 г., перенесенные в издании 1675 г. в шестую книгу.

11. Блаженный мудрец

Тот человек блажен, кто всю любовь свою
Не бренности отдал, а пакибытию!
Кто, будь он млад иль стар, но созерцать привык
Премудрости чертог, что Бог Отец воздвиг.
Кто Слово для себя державою избрал,
А не в чужом песке, как дуралей, застрял.
Кого ни дом, ни двор, ни злато не влечет
И кто своим годам счисленья не ведет.
Кто,не бежит, мечась, за счастием слепым,
Чужой воды не пьет, тщеславием гоним.
Ничем не угнетен, с суетством не в ладу
И не стремится быть у мира на виду!
Он мирови[239] — дитя, и всякий град знаком
Ему, как и царю, который правит в нем.
Свободою дыша, он смотрит только ввысь,
Где он и иже с ним от света родились.
Он не считает лет, что в мире сем прожил,
Денница и в его заглядывает сад,
Еще и ввечеру ему ласкает взгляд.
Он Древо Жизни зрит, духовностью томим,
К Нему прямой стезей идя, как пилигрим.
Его бесстрастия ничто не омрачит,
Что б ни случилось с ним, он, ясно зря, не зрит,
Он смел и бодр, врагом его не отпугнуть,
Пусть мир и ад и плоть в одну сойдутся суть.
(Иной бы, суетясь, все тратил в беготне).
Се — и стезя и жизнь: по нраву мне оне.

12. Тайный олень и его ручей

Олень спешит, ища прохладный ручеек,
Где сердце бы свое он упокоить мог.
Душа-избранница к колодцу припадает,
Из коего вода живая истекает.
Ключ — Иисус Христос[240], Он в ны ручьем течет
И верой напоит, и от греха спасет.
Пребуди здесь, чтоб пить почаще из колодца,
И на тебя, душа, блаженство изольется.

13. Грешная душа

Град, выжженный дотла, разрушенный дворец,
Трон, превращенный в прах, поверженный венец,
Владычная жена, что сделалась рабыней,
Се есть душа, греху предавшаяся ныне.

14. Святая душа

Ерусалим, дворец, восставший из руин,
Держава, что врагам внушает страх един.
Раба, сумевшая в богиню превратиться,
Се есть душа твоя — Небесная Царица.

15. Сын назван именем Отца

Какое имя, рцы, Господь для нас избрал?
Из тех, что Сыну Он возлюбленному дал?
Коль ты речеши — Бог, то Богу нас тем паче
Пристало нарицать богами — не иначе.[241]

16. Тайное Воскресение

Гордынею мирской и плотскими страстьми
Душа и плоть и дух истерзаны вельми[242],
А коли пост держать, жить в воздержанье строгом, —
Душа и дух и плоть опять сроднятся с Богом.

17. Одно желание другое гасит

Чем боле человек от мира ждет услад,
Тем мене у него на Горнее затрат.
Зато чем боле он о Горнем помышляет,
Тем мене места в нем земное занимает.

18. Вечность ставят ни во что

Глупец! За бренный миг ты жизни не щадишь!
А как о вечном речь, — все шутишь и трунишь!

19. Глупейший из глупцов

Ты предал вечное, о временном радея:
Мир отродясь не знал такого дуралея.

20. Все временное — дым

Все временное — дым. Лишь в дом его впусти,
Он перехватит дух и выест очи ти.

21. Лишь вечного ищи

У мира бренного и честь невелика:
Лишь ту ищи, что тя перенесет в века.

22. Химеру глупо обнимать

Сколь глупо в пустоте химеру обнимать!
Сколь глупо на тщету земную уповать!

23. Не ведая блага, ты алчешь мирскаго

Что за мирскую честь ты бьешься, бедолага?
Еще про Божии не слыхивал ты блага.

24. Что есть внутри — не ищут вне

Кто имет честь внутри, не ищет ю снаружи.
Ищяй же честь в миру, глядит на о ну вчуже.

25. Мудрец не ищет чести вне

На что тому, кто мудр, тщеславная возня?
Довольно и того, что Богу он родня.

26. Честь — сущность мудреца

Мудрец живет в чести. Почто? Так Бог решил,
Чтоб чести истинной он вечным храмом был.

27. У грешных чести нет

Кто грешен, тот скотам и бесам лучший дом:
И чести оттого нимало нету в нем.

28. Богатый грешник — в позолоте грязь

Хоть золоченая — кому по нраву грязь?
И грешник в золоте — отнюдь еще не князь.

29. Кто грешен — грязь и прах

Святой возвысится, обожась и светясь,
А грешник попадет прямой дорожкой в грязь.

30. Кто хощет чтимым быть — стань Богом

Никто не чтим, как Бог, — ни здесь, ни в высшем чине:
Стань тем же, что и Он — и честь стяжаешь ныне.

31. Себя восстави сам

Себя восстави сам. Сие не в Божьей власти,
Пока еще тебя влекут земные страсти.

32. И червь позорит ны

Позор! Ничтожный червь, что шелк прядет, летает:
А человек, как червь, земную персть глодает.

33. Изменись

Все изменяется. Лишь ты един от всех
Все так же, как чурбан, коснеешь во гресех.

34. Кто видит вечный Свет

Свет пакибытия сияет и в нощи.
Кто зрит его? Сей Дух лишь в святости ищи.

35. Приближься и смотри

Луну и Солнце зреть ты хощешь в небеси?
Почто ж ты спину им поворотил еси?

36. Открытым оком зри

Открытым оком зри, закрыл его — и вот,
Восхощешь Бога зреть — а сам слепой, как крот.

37. Без Солнца света несть

Без Света денного Луна не хороша:
Без Солнца своего не лучше и душа.

38. Оборотись — обрящешь свет

От Солнца своего Луна берет свой свет,
А ты — от своего; меж вами розни нет.

39. Духовная Луна и ее Солнце

Аз есмь Луна для тя, ты — Солнце, Иисусе,
От радости твоей и аз преображуся.

40. Солнце просветит

Денница светит всем, светила бы она
И сатане, когда б крестился сатана.

41. Кто Солнца не зрит, того и нет

От Солнца всем тепло и даже глыбе льда:
А кто им не согрет — тот сгинет без следа.

42. Кто безучастен — миру чужд

Свет Солнца будит всех и звезды вводит в танец,
Кто безучастен днесь — тот в мире чужестранец.

43. Того, кто невидим, нет

Где грешник? Несть его. Да вот же он стоит:
При свете истинном никто его не зрит.

44. Что истлевает, изойдет в ничто

Что истлевает днесь, не может устоять,
К погибели спешит, дабы ничем не стать.

45. Упрямство к Богу не ведет

Что потеряла плоть — лобзают ли уста?
Заметь, в упрямстве сый: ты потерял Христа.

46. Что с целым общего у тех, кто отделен?

У сброшенной листвы иль капельки вина —
Что с древом общего и с чашей, что полна?

47. Есть время, чтоб спастись

Вернись домой, овца, сучок, потщись расцвесть!
Прийди и созрей, покуда соки есть.

48. Примером увлекись

Вожатый[243] тя ведет, храня от бед и зол:
А ты, христианин, ленивый, как осел.

49. Презреннейшая падаль

Кто дастся дьяволу, тому скажи с укором:
Ты пес, замученный гнуснейшим живодером.

50. Позорный пленник

Что вижу я: жена, презренней коей несть,
Паучьей сеткою спешит тебя оплесть!

51. Продажнейшая тварь

Коль тело для тебя — твой господин и царь,
То и душа твоя — продажнейшая тварь.

52. Позорная смерть

Прочь, дьявол, мир и плоть, — какой же ты герой,
Коль жил, дабы они глумились над тобой?

53. Сим победиши

Молитвой — дьявола, постом строжайшим — плоть,
Мир — отрешенностью ты сможешь побороть.

54. Победу имаши[244] после

Без боя побеждать — невелика услада,
Чтоб одолеть врага, сперва сражаться надо.[245]

55. Венец в сраженье обретешь

Мир — поле битвы. Жезл, корону и венок
Стяжаеши, коль честь в победе уберег.

56. Награда — первому

Спеши за лаврами! Но чтоб добиться их,
Забудь об отдыхе и обгони других.

57. Едина честь

Тому, кто вел полки, — досталася и честь:
И ты, приявши бой, сумеешь ю обресть.

58. Краткая сеча — вечный триумф

Как сеча коротка! Как триумфатор рад,
Что одолел врага — и мир, и плоть, и ад.

59. Честь лишней не бывает

Честь вовсе не ничто. Кто ю считает лишней,
Покоя не найдет ни в жизни сей, ни в вышней.

60. Где честь — а где позор

На небесех царят блаженство, честь да лад;
Позор, унынье, стыд заполонили ад.

61. Врагов страшащийся смешон

Смешон и тот солдат, что мчится от врага,
И тот христианин, что дьяволу слуга.

62. Получше выбирай

Солдат, восстани днесь! Не лучше ли привал,
Когда закончен бой, чем после сна — провал?

63. Душа у грешника глупейшая из всех

Ты муку вечную избрал себе, греша,
Так что такое дурь, коль не твоя душа?

64. И впрямь дурында

Завидев грешника, что мчится в пекло, инда
Весь запыхался — рцы: «Вот уж и впрямь дурында!».

65. Два странных дурака

О горе, тот спешит и угождает в ад;
А этот ленится стяжать Господень Град.

66. Неловкий в мире сем

Почто с такой алчбой ты мир в себя вбираешь?
Неловко что глотнешь — и лавры потеряешь.

67. Мирское благо — бремена

Свой узел сбрось. Борясь и побеждая в сече,
Мошну с монетами не взваливай на плечи.

68. Порицай себя

Смеясь над воином, что учинил разбой,
Уж лучше, в славе сый, посмейся над собой.

69. В ком нет сноровки — в небо не войдет

Постись, чтоб исхудать, так мал небесный вход,
Что в ком сноровки нет, в него и не войдет.[246]

70. Останешься стоять — оборотишься вспять

На Божиих стезях, мой друг, нельзя стоять.
Чуть остановишься — и обратишься вспять.

71. Благой и скверный путь

Как славен путь того, кто не дался врагу:
Как скверен мой, егда аз Господа бегу.

72. Ленивым небо не стяжать

Ленивец, встань! Почто валяешься в постеле?
Ты ждешь, чтоб небеса ти сами в рот влетели?

73. Ничто не дастся даром

Ты, в ад спеша, готов терпеть любые муки
И мнишь, что небеса даются даром в руки.

74. Усилием небо берется[247]

Усилье выше прав. Способный на усилье
Блаженства райские получит в изобилье.

75. Покой — в победе есть

Сражайся лишь затем, чтоб побеждать в сраженье
И сим обрёсти мир, покой и утешенье.

76. Мир избирает зло

Бог славой воздает, а дьявол — срамотой,
Но мир, таков, как сый, не хощет славы той.

77. Грешник смерти ищет

Ах, грешник! Ты скорей своей души лишишься,
Но Богом в Боге стать нимало не потщишься.

78. Что есть потерянность?

Что есть потерянность? Овечку расспроси,
Невесту, ведь Жених у ней — на небеси.[248]

79. Потерянность навеки

Не сыщется овца, заблудшая навеки!
Не сыщет душу Бог в заблудшем человеке.

80. Что днесь потеряно — того не ищет Бог

Найдет ли Бог, ища? Ведь Он ищяй[249] в веках,
И уж совсем не то, что днесь истлело в прах.

81. Кого Бог проклял — не найдет

Кто проклят Богом, тех — не отыскать Ему же:
По воле собственной все потонули в луже.

82. По воле потерял

Что волей потерял — отыщешь волей снова,
Она — свободный дар, она же — и окова.

83. Взыскующему злата

Глупец! Ты гонишься за благом сей земли?
Утонешь невзначай не в луже — так в пыли.

84. Высшее богатство и высшая прибыль

Богатство высшее — к богатству не стремиться.
А прибыль высшая — его совсем лишиться.

85. Что хвалят — сами не творят

За воздержание всех славят, хвалят, чтят;
Почто же сами-то чумное все творят?

86. Кому все мало — вовсе неимущ

Кто неимущ — богат. А те, кому все мало —
У тех и колоска худого не бывало.

87. Кто словно Солнце или Бог

Кто раздает добро — вплоть до последних крох,
Тот благ, как Солнца свет и милосерд, как Бог.

88. Кто нищим подает — становится богат

Кто нищим подает — богатым станет сам:
Почто же так? Кто нищ — тот ближе к небесам.

89. Скряга

Все у тебя, речешь, от Бога. Экой скряга!
Едва лишь придет Он — убьешь Его, Живаго.

90. Богатый Бога не впускает в дом

Бедняк и нищий — Бог: но богатей с трудом
Такого нищего к себе впускает в дом.

91. По вере и дела

Дающий благостен — кто в этом усумнится?
А ти как бы не дать, а как бы взять словчиться.

92. Твори лишь то, что и тебе творят

Коль сладостно тебе даянья получать,
Привычкой для тебя пусть станет подавать.

93. Мудрое и глупое собирание

Кто скуп — тот глуп, в запас он собирает прах;
А щедрый — мудр, ища нетленного в веках.

94. Кто милосерд — свободен, а кто скуп — в цепях

Кто милосерд — растет, а скряга — сжат в комок:
Обрящет волю тот, а сей — един острог.

95. Где сокровище — там и сердце

Где сердце мудреца? У Бога, в Божьем Царстве:
А сердце скряги где? В деньгах, в земном мытарстве.

96. Продастся и глупцу

Радеешь миру ты, мня, что ты всех умней?
Мир ладит и с глупцом в продажности своей.

97. Вечность вмещает не всех

Гляди, суетный мир завел с жидами шашни;
Торгуясь обо всем, но не о Божьем брашне.

98. Яд заменяет сахар

Бог сахар подает, а дьявол — яд, отраву:
На сахар не глядят, а горечь — всем по нраву.

99. Ларь мудреца и скряги

Мудрец богат с умом; он деньги в ларце прячет,
А скряга — за душой, се — оттого и плачет.

100. Мудрец опережает вора

Мудрец на то и мудр, дабы не ждать разора:
Он грабит сам себя, опережая вора.

101. Избудь вожделенье — придет избавленье

Избавься от любви к вещам, избудь земное,
Тогда и вещь сама убудет вдвое, втрое.

102. Ни глаз, ни сердце не должны страдать

Живое сердце — глаз, песчинка попадет —
И уж она его терзает, колет, жжет.

103. Брось в море лишний груз

При шторме на судах не держат грузов лишних:
Ты ж, златом нагрузясь, как мнишь достигнуть Вышних?

104. Отбрось соблазн мирского

Коль хочешь ты достичь небесного причала,
То от земной любви избавься изначала.

105. Всё за всё

Блаженство — это всё. Хотящий всем владети,
Пусть прежде всё отдаст за всё на этом свете.

106. Ничто пожнет ничто

Ничто пожнет ничто. Кого Ничто венчает,
Тот радость вечную ничтоже и стяжает.

107. Глупая потеря

Лишишься одного — Господь воздаст сторицей:
Не глупо ли, что ты не жаждешь разориться?[250]

108. Кто не изжил страстей

Коль ты в плену страстей, не льсти себе. Ей-ей,
Ты не изжил в себе ни мира, ни вещей.

109. Сам о себе раб

Ты мнишь, что ты не раб в хвастливости своей?
Увы, христианин: ты раб своих страстей.

110. Обиднейшее рабство

По воле быть рабом — обидней рабства несть.
Не в сем ли, раб греха, ты полагаешь честь?

111. Духовная собачья конура

Что есть ничтожнее и что позора паче,
Чем велией душе стать конурой собачьей?

112. Постыднейшая служба

Всего постыднней — грех. Помысли о стыде:
Псом верным за тобой он следует везде.

113. Обманутый по своей же воле

Грех есть сплошная ложь. Кто волю дал ему,
По воле и спешит в пасть аду самому.

114. Солдат любит палку

Какой же дух готов себя в оковах зреть?
Для тела палкой стань, коль можешь боль терпеть.

115. Небрежность не приводит к Богу

Ты волишь Бога зреть и вечный Свет Его?
Глупец, не узришь днесь, не узришь ничего.

116. Кто не алкает, того Бог не знает

Кто лика Божьего не алчет ныне зреть,
Тому и в вечности Его не разглядеть.

117. Без муки несть любви

Порыв творит печаль: любви без муки несть,
Но сердце ли твое сим прожжено — Бог весть.

118. Любовь несет к Возлюбленному

Любовь есть тяга, вес: кто любит Бога страстно,
Того она к Нему притягивает властно.

119. Душа в Боге и безбожная душа

Душа, в которой Бог, на Бога лишь и зрит:
А в коей несть Его, о Нем и не болит.

120. Не жаждать — значит не любить

Ты пса, что люб тебе, не гонишь от себя.
Как мыслиши любить ты Бога, не любя?

121. Без смерти жизни нет

В ком воли к смерти несть, тот и живет неволей:
Жизнь, что дана тебе, дается смертной долей.

122. Двойная глупость

Согласен умереть ты за пустую славу:
А смерть для высших благ ти вовсе не по нраву.

123. Глупец избирает, что похуже

Сколь глуп, кто не чертог, а столб себе избрал;
Он славу Божию на тщетность променял.

124. Кто для чего предназначен

Работник любит хлев, свинарь — свиное стадо,
А для господ, как ты, почище место надо.

125. Любят то, что сами суть

Всяк любит суть свою: червь любит землю есть,
Ты любишь болтуна: ведь сам болтун и есть.

126. С кем знаешься — таков и сам

Упряжку выбирай. Кто водится с глупцом,
Тот глуп и сам: сей мир с величьем незнаком.

127. Смерть для любви и скорбь

Моя любовь есть Бог: вблизи Его не зреть
Для сердца — скорбь, тоска, а для души и смерть.

128. Для Бога Богом стань

Для Бога Богом стань: не общник Бог таким,
Кто в Боге Богом стать не хощет вместе с Ним.

129. Кто волит, Богом и рожден

Рожденный Богом — Бог: коль соизволит Он
Тебя Собой родить, иди к Нему в полон.

130. Ничем не стать — Богом стать

Что прежде было — несть: ничем не став сперва,
Не будешь ты рожден вовек от Божества.

131. Высшее Рождество — высшая радость

Из радостей, что мне Господь предоставляет,
Всех слаще та, что Он меня в Себе рождает.

132. Бога единое блаженство

Блаженство — в Рождестве. Для Бога благодать
Есть Сына Своего от вечности рождать.

133. Как Божие блаженство обрести

Блаженнейший есть Бог. Ты внидешь в часть Его,
Когда проникнешь сам в Христово Рождество.

134. Родиться от Бога — Богом стать

Сын Бога — только Бог: родившись Сыном в Нем,
Ты Богом в Боге стал, среди царей — царем.

135. Стань Богом в Боге — и все разделишь с Ним

Кто в Боге — присно Бог, тот делит радость с Ним,
Блаженством, Троном став и Царствием одним.

136. Вечная честь и вечный позор

О честь! О благодать! Подобьем быть Христа!
Подобьем дьявола — позор и срамота.

137. Неразумие грешника

Ни святости тебе не нужно, ни блаженства.
Глупец! Лишь тот, кто свят, достигнет совершенства.

138. Деревенщина

Ты идешь к королю, одевшись, как на брак,[251]
О деревенщина! А к Богу — кое-как?

139. Не внидешь во дворец — не внидешь в небеса

Кто ко дворцу нейдет, за прах хватаясь цепко,
Не внидет тот и в рай — рай, право, не прищепка.

140. Возненавидь сей мир, дабы его оставить

О сколь обманут ты, завороженный миром:
Не он тобой, а ты оставлен сим кумиром.

141. Невольнику Креста

Кому свой крест тяжел и причиняет боль,
Пусть пригвоздит себя противу всяких воль.

142. Оставленному миром

Есть вещи от нужды. И ты оставил мир,
Услышав сердца глас, что ты в сем мире сир.

143. Спесивому

Себя назвал червем Сын Божий, умалясь,[252]
А ты, спесивый червь, воссел на трон, как князь.

144. Гордыня ничижит

Гордятся ль небеса, что дали жизнь земле?
А ты собою горд — вот и подобен тле.

145. Редкая добродетель

Глаголет Бог: кто мал, тот будет возвеличен:
Но дабы делать так, днесь мало кто привычен.

146. В творенье явлен мастер

Сколь добронравно сесть и в мысли погрузиться:
Твори, коль нравом добр — и юным станешь сице.

147. Скорбь приносит радость

Кто скорбь священную в вечернем хлебе яст,
Тому от Чаши Бог и на пиру подаст.

148. Кто здесь насытился, там ясть не может

Обжорство не ведет к участью в брачном пире,
Оно насытилось уже и в этом мире.

149. Пьяницу Бог не напоит

Тому, кто в жажде сый, — Бог ясть дает и пить,
Тебе же, если тя удастся отрезвить.

150. Ничто даром не дается

За все потребна мзда, а ты решил, простак,
Что Царство Божие дается просто так.

151. Божий торг

У Бога лавка есть, Он небо продает.
Одну стрелу[253] любви Он за него берет.

152. Бог — наша цель

Что б ни был Бог, но Он — цель сердца моего,
Едва лишь захочу, и попаду в Него.

153. Сверхвозможное возможно

Твоя стрела, мой: друг, денницы не достанет,
Моя же вечную шею стрелами изранит.

154. Бог делает все Сам

Бог выбирает лук и Бог влагает стрелы
И сам спускает их: се — аз стрелок умелый.

155. Чем ближе к цели — тем верней

Приблизив цель к себе — награды близкой жди:
Лишь к сердцу Божьему поближе подойди.

156. Молитву грешника не слышит Бог

Кто грешен, Бога зрит, отворотив лице;
Возможно ли, что он найдет Его в конце?

157. Как обратиться к Богу

Святое житие, сдаятая страсть потребны,
Чтоб к Богу приступить, — а не одни молебны.

158. Духовная защита

Чье сердце — ствол ружья, любовь же — порох, лот,
Благая воля — трут, тот в Бога попадет.

159. Сердце нужно зарядить

Получше заряжай, чтоб был от пули прок,
Зарядишь кое-как — и попадешь в песок.

160. Всё — из сердца

Не устье огнь дает, — но чтоб ружье стреляло,
Ты должен взять — его и зарядить сначала.

161. Сердце вычисти и прибери

Коль ствол и камера не вычищены, в саже,
А ты спустил курок, — то попадешь в себя же

162. Отравленное сердце не подымется ввысь

Стой! Не порань себя, сперва прочисти ствол,
Покуда ты его на небо не навел.

163. Ненависть влечет ненависть

Кто Богу ненависть и злость несет на пробу,
Тот вымолит себе лишь ненависть и злобу.

164. Что посулишь — то будет и тебе

Что ближнему сулишь, то и Господь тебе.
Погибель посулишь — испросишь смерть себе.

165. Как ты подашь — подастся и тебе

Ты Божья Царствия от Бога восхотел?
А нищему подать — весь белый стал, как мел.

166. Стяжавший Царствие не может бедным стать

Внутри нас Царствие. Кто приобщился ныне
Его Святых Даров — тем не к лицу унынье.

167. Воистину богатый

Имущий — не богат. Богат и славен тот,
Кто все свое добро без боли раздает.

168. У мудрых ларец пуст

У мудреца ни ларь, ни закром не полны:
В том, что легко терять, нет для него цены.

169. Будь тем, чего не хочешь потерять

Дар мудреца — он сам. Не хочешь потерять
Жемчужину небес — сам должен ею стать.

170. Двоякая потеря самого себя

Теряю сам себя. Не в смерть ли? Смерть есть зло,
А в Бозе кто почил — блаженный стал зело.

171. В море каждая капля — море

Попав в морской прибой, и капля морем станет:
И Божеством — душа, коль Бог ее поманит.

172. В море каплю не различить

Коль в море различишь ты каплю сиротливу,
Сумеешь распознать и в Боге душу живу.

173. В море и капелька — море

Все в море — море есть, до капелек, до крох:
Не сице ли душа, что в Боге суща, — Бог?

174. В море все — едино

Из капель — море есть, а хлеб — из многих крох:
Мы все, что днесь есмы, — один Единый Бог.

175. Единство с Богом обрести — легко

Не проще ль с Божеством единство обрести,
Чем глаз закрыть-открыть — была бы воля в ти.

176. В желанье Бога — и покой и мука

Душа, возжаждав быть единой с Божеством,
В бесстрастии живет и во страстех при том.

177. С кем водится глупый и мудрец

Глупец — всегда в толпе, а мудрый — все один:
Тот — каждому родня, а сей — лишь Богу сын.

178. Мертвых больше, чем живых

Все дышит и живет; но тех, кто жив, увы,
Едва ли больше тех, которые мертвы.

179. Как поступает скряга и как — мудрец

Скупец свое добро здесь норовит оставить,
А мудрый весь багаж заране в рай отправить.

180. О том же

Мудрец все раздает собратьям во Христе,
А скряга что скопил — то дьявол обрете.

181. Глупец и мудрец

Глупец у райских врат, а все с мошной стоит:
А мудрый бедняком себя при злате зрит.

182. Скупость — от неверия

Дающим Бог воздаст сверх меры, без числа:
Почто же мир столь скуп? Бо вера в нем мала.

183. Мудрец не ищет благ

Мудрец не ищет благ, он сам в блаженном чине:
И в Боге целый мир он приобрел уж ныне.

184. Нас губит все, что не есмы

Что ищешь, тем и стань: коль сим не станешь сам,
Все опостылеет — и обратится в хлам.

185. Богатство — внутри нас

Все, чем богат, — внутри, когда душа пуста,
И мир, и то, что в нем, — лишь бремя, маята.

186. Бог — твое богатство

Твое богатство — Бог, кто днесь Его достиг,
Стяжает нынче же свой благодатный миг.

187. Неразумный скряга

Коль не единый Бог тебе в сем мире люб,
Ты, значит, скареден и беспросветно глуп.

188. Ищущий глупец

Коль ты, взыскуя благ, не в Боге ищешь я,[254]
Ни Бога не найдешь, ни пакибытия.

189. Всего хотеть — ничесоже не иметь

Поверь, кто восхотел всего в своей алчбе,
Тот и убог, и нищ, и пуст в самом себе.

190. Вне Бога все — ничто

Коль Бог есть все для тя, то все иное — несть:
Пускай бы и не всё — Он грядет, бысть и есть.

191. Мир потерять — не много потерять

Все в мире сем — ничто; ты мало что успел,
Егда из чувств своих сей мир изъять сумел.

192. Себя избудешь — что-нибудь избудешь

Возненавидь себя, избудь в себе кумира:
Поверю, что и ты избыл частицу мира.

193. Дай умертвить себя

Всему закланну быть. Бог не заколет ны, —
Тогда потщится смерть закласть для сатаны.

194. Умерщвляющий себя и собой живущий

Убьешь себя в себе — пребудешь кротким Агнцем,
А будешь жить — умрешь, став дьявола посланцем.

195. Иксионам[255] несть числа

Ославлен Иксион — о сем кричат повсюду:
И все же верует толпа пустому чуду.

196. Нарушенный мир

Коль собрался пахать ты вместе с Иксионом,
В едином колесе вертеться будешь с оным.

197. По труду и награда

По тщанью своему ты будешь награжден:
Получишь или кнут — или венец и трон.

198. Затворничество от многого хранит

Невесто, восхотев отвадить женихов,
Закрой скорей окно и двери на засов..

199. Хранить себя — не грех

Хранить себя — не грех. Сколь многие б не пали,
Когда бы двери чувств получше охраняли.

200. Храбриться — навредить

О, дево, не храбрись. Кто лезет на рожон,
Одними кознями и страхом окружен.

201. Не чающий забот — ничтоже обретет

Стой, бди, постись, молись; не чающий забот
Чертога вечности вовек не обретет.

202. Избегни трех вещей

Страшись, беги стремглав от жен, вина и тьмы:
Уж не единый муж погиб от сей чумы.

203. Сердце в темноте не зрит

Поддерживай огонь. Когда загаснут свечи,
Не сможешь узрети и Жениха при встрече.

204. Духовное Слово — ключ

Ключ-Слово есть любовь: в чье не упала сердце,
Тому не подойти вовек к небесной дверце.

205. Погибший часовой

Погибнет часовой, заснувший на часах:
Погибнет и душа, забывши вражий страх.

206. Не подпускай врага телесно

Друг, бди и не зевай, бес бродит под ногами,
Споткнешься о него — и захлебнешься в яме.[256]

207. Дьявола одолеть легко

Напрасно не робей: посты, молитвы, бденье
Помогут одолеть и дьявола в сраженье.

208. Красота умная и глупая

Девица умная в самой себе красна:
А дура лишь тогда, когда наряжена.

209. Внешний наряд цены не прибавляет

Все то, что вне тебя, то вовсе не в цене:
Ни плащ на рыцаре, ни сбруя на коне.

210. Кто изнутри богат, не ищет внешних благ

Кто благом внутренним украшен и богат,
Не ищет внешних благ, пустым дарам не рад.

211. Мир слеп

Сей мир безумствует в погоне за тщетой.
О чадо, не дивись: он болен слепотой.

212. Лишь вера не глупа

Глупец! Ты веруешь в бессмертие Христа,
Но ослеплен лишь тем, чье имя — суета.

213. Кто мал — тому все велико

О чадо, вырастай: тому, кто мал зело,
Велицым кажется все то, что днесь мало.

214. Бог — больше всех

Бог боле всех для мя. Душа, предавшись Богу,
И небеса почтит за хижину убогу.

215. Гляди на себя сверху вниз

Не важничай зело: себя из выси мерь;
И узришь, глядя вниз, какой ты гадкий зверь.

216. Вблизи лучше видно

Поближе к Богу стань: величит только близь,
Едва приступишь — Он взрастет и вширь, и ввысь.

217. Муравьиная душа

Мир для тебя — вся ширь, песчинка — глубь зыбей,
Кротовый дом — гора, бо сам ты муравей.

218. На земле все — малость

Земля для неба есть лишь крошечный комок:
А ты, безумец, в ней все ищешь некий прок.

219. Не зримо — и не чтимо

Почто же мир не чтит небесной благодати?
Чтоб узреть Горняя — потребно созерцати.

220. По зримости — любовь

По зримости — любовь. На Горния взирая,
Возлюбишь тотчас их, иное — презирая.

221. На мир не гляди

Отвороти лице: на мир лишь кинув взгляд,
Был не один герой пленен им и заклят.

222. Мир должно разглядеть

К суетности мирской оборотись лицем,
Не разглядишь ее — и пропадешь совсем.

223. Осмеивая мир, оплакивай его

Коль хочешь ты всерьез на этот мир взглянуть,
То Демокритом, друг, то Гераклитом будь.

224. Детям жалко кукол

Тебе смешон малыш, что куклу пожалел,
А сам все с куклами — других и нету дел.

225. У мудреца крадут лишь кукол

Кто мудр, тому смешно, что вещи-де украли,
Не кукол ли однех злодеи отобрали?

226. Оценишь истинно — не будешь удручен

Кто цену всем вещам в их истинности знает,
Тот от суетности в унынье не впадает.

227. Огорчение мудреца

Все в радость мудрецу, он счастлив тем и сим.
Единым лишь смущен, что мало Бог любим.

228. Огонь от Божьей наковальни

Усердие — огонь: раздуй его любя —
И Бог из гроз Своих любовь метнет в тебя.

229. Мудрец не любит разделять

Мудрец, не мудрствуя, все делит пополам:
Никто не знать ему, и мене всех он сам.

230. Деянье мудрых и глупцов

Все дело мудреца — обожась, Богом быть:
Глупец же занят тем, чтоб в смрадной яме гнить.[257]

231. Святыня мудреца

Святыня мудреца — что он в душе есть Слово,
В делех есть праведник, а сам — лоза Христова.

232. Предки мудреца

Три члена Троицы — се предки мудреца:
От Духа он рожден, от Сына и Отца.

233. Тайное благое Рождество

Из Бога я рожден, от Сына сотворен,
Дух освятил меня — се мой венец и Трон.

234. Действие Святой Троицы

Бог Сын спасает ны, Дух Святый оживляет,
А всемогущий Бог, Отец, обожествляет.

235. О том же

Сын возведет на Крест, Дух Святый воскресит,
А Бог Отец возьмет и ны обожествит.[258]

236. Стать Божьим Сыном — в Горних восседать

Сын Божий — Бог, у них с Отцом Престол един,
Кто в Горних равен ми, коль сам я оный Сын?

237. Кто Богу дщи[259], невеста или мати

Для Бога всякий дщи, невеста или мати,
Коль Бог ему Отец, Жених иль Сын по стати.

238. Лобзанье божества

Себя лобзает Бог, лобзанье — Дух Его:
А лобызает Он лишь Сына Своего.

239. Жалоба к Богу

Бог — яростный поток: Он дух и плоть вместил,
Ах, что же Он меня собой не затопил!

240. Богаче всех — мудрец

Богаче всех — мудрец: ту Божью благодать,
Что вместо злата в йкм, и смерти не отнять.

241. Мудрец не умрет днесь

Мудрец не умрет? Он давно уж омертвел
Для суеты мирской и для безбожных дел.

242. Мудрец не одинок

Мудрец не одинок, И коли он один,
С ним рядом Бог — вещей и тварей Господин.

243. Лишь мудрый — общник Богу

Сколь мудрый духом смел! Усердием одним
Он стал Царю царей и близким и родным.

244. Ступи на путь Христа

Ступи на путь Христа: кто не восстанет ныне,
Прилипнет, словно чіервь, к сырой земле и глине.

245. Любовь сулит отвагу

В любви отвага есть, кто Божьих ласк взыскует,
Припав к Его стопам, пусть их любя целует.

246. Любовь проникла все

Любовь проникла все; в укромнейший покой,
Куда не вхож никто, Бог ю берет с собой.

247. Созерцать — блаженным стать

Блажен, егда ступил на созерцанья путь:
Ты созерцаешь днесь Божественную суть.

248. Не узришь Господа — не узришь ничесоже

Ты разъезжаешь все, чтоб поглазеть, — без дел!
Не узришь ничего — коль Бога не узрел.

249. Блаженнейшее знанье

Счастлив, для коего все знанье — Иисус,
Несчастлив, у кого иной в познанье вкус.

250. Что есть блаженство

Блаженство ни в добре мирском, ни в вящей славе,
А в добродетелех и в милосердном нраве.

251. Своенравному

Все мнения — песок, кто глуп, тот строит в нем;
На мненья опершись — как станешь мудрецом?

252. Для умного святые не мертвы

Святые, ты речешь, как не горюй, мертвы:
Глупцам речет мудрец: кто мертв — так это вы.

253. Лишь кафолический[260] христианин

Премудрым не хвались, хотя ты и не глуп:
Лишь кафоличество приявший Богу люб.

254. Мудрец приемлет только Божье

Мудрец — лишь в Горних сый. Он не любой товар
Приемлет в ларец свой — а только Божий дар.

255. Мудрейший не грешит

Мудрейший не грешит. Те добрые дела,
Что он с умом творит, его хранят от зла.

256. Мудрец не ходит вкривь

Мудрец не ходит вкривь. Его стези лишь те,
Что к Вечной Истине приводят во Христе.

257. Кто есть мудрец

Мудрейший — кто познал и свой, и Божий Дух,
А неразумный тот, в ком сей огонь потух.

258. Как мудрым стать

Коль хощешь мудрым быть и ся обрести в Боге —
Испепели сперва в себе соблазны многи.

259. В чем мудрость мужа есть

Мудрейший — кто вкусил от Божьей благодати,
Подобьем Сыну став по нраву и по стати.

260. Кто миру чужой — тот Богу родной

Бог вземлет тех, кто чист! От тварности земной
Очистись, как кристалл, чтоб Богу стать родней.

261. Кто в Истине — мудрец

Все Истиной живет. Кто с нею незнаком,
Тот не имеет прав назваться мудрецом.

262. Земля — песчинка

Почто на сей земли невидим Бог для нас?
Песчиночка она: от ней мутнеет глаз.

263. Заключение

Сего довольно, друг. Кто хочет вести новой,
Потщись Писаньем стать и сущностью Христовой.
КОНЕЦ

ПРИМЕЧАНИЯ

Издание Георга Эллингера (Georg Ellinger), по которому сделан перевод, считается одним из лучших. Оно повторяет издание 1675 г., т. е. первое издание с титулом «Херувимский странник». Помимо него следует также назвать издание X. JI. Хельда в трех томах, с подробной документацией: SchefflerJ. Saemtliche poetische Werke: in 3 Bd / Hrsg. von H. L.Held. Muenchen, 1924. Более поздние издания представляют собой репринт публикации 1675 г. с редакторскими поправками.

Нижеприведенные примечания к тексту объясняют реалии, латинские сноски самого Силезия к стихам, особо скрытые смыслы и аллюзии на Священное Писание, вышедшие из употребления церковнославянизмы (в том числе и их грамматические формы), а также дают ссылки на соответствующие места Ветхого и Нового Завета. Слова, понятные из контекста, а также всем известные имена и эпизоды как Священной, так и всеобщей истории не поясняются.

Для книг Священного Писания приняты следующие сокращения: Бытие — Быт.; Исход — Исх.; Книги Царств (2-я, 3-я) — 2, 3 Цар.; Песнь Песней — П.П.; Притчи — Притч.;

Книги пророков: Исаии — Ис., Иеремии — Иер., Иезекииля — Иез., Даниила — Дан.; Псалмы — Пс.; Евангелия: от Матфея — Мф., от Марка — Мрк., от Луки — Лк., от Иоанна — Ио.; Деяния апостолов — Деян.; Послания: Иакова — Иак., Иоанна (1-е, 2-е) — 1, 2 Ио., Петра (1-е, 2-е) — I, 2 Петр., Павла к Римлянам — Римл., к Коринфянам (1-е, 2-е) — 1, 2 Кор., к Тимофею (1-е, 2-е) — 1, 2 Тим., к Филиппийцам — Фил., к Евреям — Евр.; Откровение Иоанна Богослова (Апокалипсис) — Откр., Апокал. Первая цифра означает номер главы, вторая — стиха.

СПИСОК ТРУДНЫХ ДЛЯ ПОНИМАНИЯ ЦЕРКОВНОСЛАВЯНИЗМОВ, ВСТРЕЧАЮЩИХСЯ В ТЕКСТЕ ПЕРЕВОДА

бе — был (аорист 3 л., ед. ч., несов. в.)

Богови — Богу Бозе (о Бозе, почить в Бозе) — Боге

бысть — был (аорист 3 л., ед. ч., сов. в.)

бых (жих и т.д.) — был, жил (аорист 1 л., ед. ч., сов. в.

велий, велицый, вельми — большой, великий, весьма

ведый (творяй, зряй и т. д.) — знающий, творящий, зрящий

вертоград — сад

внити — войти

вонь — внутрь

дщи — дщерь, дочь

имаши — будущее время от имати, иметь

имеяй — имеющий ищяй — ищущий

кольми — особенно, тем более

кротце — кротко

мирови — миру

ны — нас (вин. Пад.)

обрел еси — обрел (2 л., перфект)

обрете, обретох — обрел (аорист 3 л., 1 л. )

опричь — снаружи

ошую (ошуюю) — слева

пакибытие — вечность

паче — больше, лучше, выше

победисте — победил

повапленный — покрашенный

познаше, творяше и т.д. — познал, творил

присно — всегда присносущий (-ный) — вечный

рамена — плечи

рцы — говори

сице — так, таким образом

сый — сущий

страсе (гресех ) — страхе, грехах

трус — землетрясение

ю — ее

ютро — завтра

я — их

яслех (делех, мыслех и т. д.) — яслях, делах, мыслях и т. д.

Примечания

1

«Херувимский странник». — «Странник» подразумевает паломника, идущего к Богу по лествице познания от земли к небу.

Херувим (евр.). — Один из высших чинов ангельских. Основатель мистического (апофатического, отрицательного) богословия Дионисий Ареопагит, или Псевдо-Дионисий, который жил либо в I—II, либо в V—VI вв., автор ставшего известным в VI в. «Корпуса Дионисия Ареопагита» («Corpus Areopagiticum», см.: Дионисий Ареопагит. О небесной иерархии. Пер. М. Г. Ермаковой. СПб.: Глагол, 1997) различал 9 чинов ангельских: 1. Серафимы, Херувимы, Престолы. 2. Господства, Силы, Власти. 3. Начала, Архангелы, Ангелы. «Троица» первого чина, находясь у Престола Божия, созерцает Всевышнего в Вечном Свете Его, второй чин являет собой отрешенность от земного и уподобление Божественному, третий осуществляет связь Божественного, Небесного, с Земным. Серафимы значат (евр.) «пламенеющие», Херувимы — «изливающие мудрость», а Престолы — «превознесенные над земным», «устремленные ввысь». Стать Херувимом для Силезия значит обрести мудрость, слиться с Богом в непосредственном созерцании, стать Светом в Свете Его.

(обратно)

2

Первую книгу Ангел Силезский написал за 4 дня.

(обратно)

3

внити (црквнсл.) — войти.

(обратно)

4

Таул[ер], наставления] дух[овные]. Гл. 39 (лат.).

(обратно)

5

i.e. — сокращение союза «то есть» (лат.).

(обратно)

6

См. в «Предуведомлении». — Оба издания (1657 и 1675 гг.) Й. Шефлер предварил «Предуведомлением читателю», в котором разъясняет идеи «Странника», ссылаясь на св. Бернара Клервоского, Бонавентуру, Таулера, Рюйсбрука, Людовика Блозиуса, а также анонимного автора «Немецкого богословия» (см. о них во вступительной статье и дальше в примечаниях). Лучше всего, как он пишет, его идеи представлены самим стихотворным текстом «Херувимского странника», однако считаю целесообразным остановиться на «Предуведомлении». Вот основные мысли, высказанные в нем: мы суть Божии сыны не по природе, а по милости; как чада Божии мы должны иметь единую сущность со Христом; чада Божии суть, безусловно, не сам Бог, но «то, что Бог есть» дух человека, возлюбив Бога, теряет сам себя и сливается с Божьим сиянием (Klarheit); единство человека с Богом, основанное на взаимной любви Творца и твари друг к другу, даруется милостью; любящая Бога душа растворяется в Нем и теряется в «бесконечной пустыне и тьме Божества». Исходящее из себя человеческое превращается в Божественное, будучи притянуто Богом, подобно тому как раскаленное железо приобретает форму огня и превращается в него; душа сгорает в огне этой несотворенной Божией любви. Обожение есть уподобление (в духе) Богу и Его «сверхблаженному блаженству» — тоже по милости. Ставший с Богом «дух един» и обретший Богосыновство во Христе, человек обретает и славу свою, и величие. Заканчивается предуведомление славословием обожествленной душе и Царю Небесному, после чего Силезий снова обращается к читателю, желая ему мудрости и любви в Боге и Божественного созерцания.

Бонавентура. — Джованни ди Фиданца (1217—1274), францисканский богослов, именуемый «серафическим доктором», с 1273 г. — кардинал, католический святой. Итальянец по происхождению, закончил Университет в Париже, в 1243 г. вступил в орден францисканцев, а с 1257 г. стал его генералом. В своем мистическом богословии опирался на учение бл. Августина; считал, что мудрость дается Божьим Светом, который изливается на экстатически верующего христианина. Спиритуализм Бонавентуры оказал значительное влияние на западное мышление.

«Немецкое богословие» («Theologia Deutsch»). — Анонимное сочинение конца ХГ в., изданное в 1 5 1 8 г. с восторженным предисловием М.Лютера. Написанное некиим священником Тевтонского ордена, оно содержало идеи апофатического

А богословия, следовало доминиканской мистике Экхарта и его школы и имело большой успех как в XVI, так и в XVII в., в частности у пиетистов. Несмотря на мистико-пантеистические элементы, «Немецкое богословие» было вполне ортодоксальным и признавалось католической Церковью.

(обратно)

7

присно (црквнсл.) — всегда.

(обратно)

8

См. № [стих]7 (лат.).

(обратно)

9

По мере по Его... — Перифраза библейского выражения.

(обратно)

10

ведый, хотяй (црквнсл.) — причастия от «ведать», «хотеть»: знающий, хотящий.

(обратно)

11

Подразумевается молитва безмолвная, каковую имел в виду Максимил. Санде. Мистич. теол., кн. 2, коммент. 3 (лат.).

Максимилиан(ус) Сандеус (Maximilianus Sandaeus) — современный Силезию новокатолический мистик.

(обратно)

12

ю (црквнсл.) — ее;

(обратно)

13

познаше — познал;

(обратно)

14

обрете — обрел;

(обратно)

15

живот — жизнь.

(обратно)

16

мистически, т. е. в отрешенности (лат.) (у Силезия — неопределенная форма глагола).

(обратно)

17

Ибо из Него изначально истекает добродетель телесной мертвости. Так же и у Павла: 2-е Послание к Коринфянам, 4, 10 «[...носим в теле] мертвость [Господа] Иисуса...» (лат.). (Далее в русском каноническом тексте: « чтобы и жизнь Иисусова открылась в теле нашем»).

(обратно)

18

«И уже не я живу, но живет во мне Христос» (лат.) (Послание к Галатам, 2, 20).

(обратно)

19

обретох (црквнсл.) — обрел (1 л.).

(обратно)

20

Богови (црквнсл.) — Богу.

(обратно)

21

Ср.: Мф, 13, 31; Лк., 13, 19 (далее сокращение «ср.» — «сравните» — при ссылках на Библию опускается).

(обратно)

22

победисте (црквнсл.) — победил.

(обратно)

23

Пс., 41, 8.

(обратно)

24

П.П., 5, 1.

(обратно)

25

1 Тим., 6, 16.

(обратно)

26

бых (црквнсл.) — был (1 л.).

(обратно)

27

Евангелие от Иоанна, гл, 1 (по одной из редакций Вульгаты, латинского перевода бл. Иеронима): «Что начало быть в Нем, была жизнь». В русском каноническом переводе: «...и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь...» (ст. 3—4).

(обратно)

28

Наставления] Блозия, гл. 3, № 8 (лат.). Блозий Людовик, Людвиг (Ludovicus Blosius) — современный Силезию новокатолический мистик.

(обратно)

29

Ио., 15, 5.

(обратно)

30

опричъ (црквнсл.) — снаружи.

(обратно)

31

Мф., 21, 42; Мрк., 12, 10; Лк., 20, 17 и др. места.

(обратно)

32

Идеально (т. е. в духе) (лат.).

(обратно)

33

сый (црквнсл.) — сущий.

(обратно)

34

присносущный (црквнсл.) — всегда сущий, вечный.

(обратно)

35

Мф., 18, 2 и сл.; Мрк., 10, 13 и сл.

(обратно)

36

...невестою избрал. — В мистическом богословии все христиане — невесты Бога (см. вступительную статью).

(обратно)

37

Что можем мы на Нем, как на лугу, пастись. — Согласно мистико-пантеистическому воззрению Бог равен созданной Им природе. У Силезия же этот образ поэтизирован.

(обратно)

38

Намек на встречу с самаритянкой у колодца Иакова (Ио., 4, 6-15).

(обратно)

39

вертоград (црквнсл.) — сад (буквально — зеленый град).

(обратно)

40

кольми паче (црквнсл.) — особенно, тем более.

(обратно)

41

Вавилон. — Название этого города в немецком языке женского рода, как и в еврейском (Бавель): в христианской традиции — собирательный образ блуда, аллегорически представленный в виде жены (в Апокалипсисе — «блудница Вавилон», гл. 18). В Книге пророка Иеремии сказано (гл. 51, ст. 37): «И Вавилон будет грудою развалин, жилищем шакалов, ужасом и посмеянием, без жителей». См. также в Книге пророка Даниила (гл. 5) о знаменитом пире Валтасара, последнего вавилонского царя.

(обратно)

42

Да будет воля Твоя. — Цитата из молитвы Господней (Мф., 6, 10).

(обратно)

43

см. Мист. теол. Мдкс. Санд. 1. 2. комм. 3 весь. И Бальтаз. Альвар. в его житии, описанном Людовик. Понтийским (лат.).

Макс. Санд. — Максимилиан Сандеус (см. прим. к стиху 19).

Мист. теол. — «Мистическая теология», сочинение Максимилиана Сандеуса, на которое он ссылается в другой работе: «Ключи к мистической теологии» («Pro theologia mystica clavis»).

Бальтаз. Альвар. — Альварес Бальтазар (Alvarez Baltasar, 1533—1588), испанский иезуит, духовник святой Терезы Авильской, автор нескольких духовных сочинений, в том числе «Трактата об уединенной душе» («Tractatus de anima separata»).

Людовик Понтийский (Ludovik, Luis de Puente), описавший житие отца Альвареса, — испанский священник.

(обратно)

44

творяй (црквнсл.) — творящий.

(обратно)

45

Ибо их есть Царствие Небесное. — Мф., 5, 3, третье «блаженство» (макаризм) из Нагорной проповеди: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное». (Цитаты из Священного Писания даются в русском переводе).

(обратно)

46

Грядет Жених... — Сюжет евангелической притчи: Мф., 25, 6.

(обратно)

47

вонь (црквнсл.) — внутрь.

(обратно)

48

Но избраны на пир, увы, не все из званных. — Перифраза евангелического текста: «...ибо много званных, а мало избранных» (Мф., 20,16).

(обратно)

49

Мф., 22, 11 и сл.

(обратно)

50

Пс., 148, 3.

(обратно)

51

Саваоф, Цваот (евр., мн. число от «цава», воинство). — Единый Бог евреев и христиан, одно из имен Яхве, Иеговы; обычно в христианской традиции переводится как «Господь Господствующих».

(обратно)

52

Так же говорит и Божественный Рюйсбрук. Что мы созерцаем — дым, а то, что дым — созерцаем (лат.).

(обратно)

53

Лилея. — Символ чистоты, Богоматери, самого Иисуса Христа, неоднократно появляющийся в тексте «Странника» (см. также вступительную статью). В Ветхом Завете («Песнь Песней») — повторяющийся образ красоты, женственности, любви.

(обратно)

54

Мф., 6, 10.

(обратно)

55

Пакибытие (црквнсл.) — вечность.

(обратно)

56

Хитон (греч.) — рубашка. У греков — род нижнего платья любой длины, и с рукавами и без рукавов, всегда препоясанного. Здесь—общее обозначение одежды.

(обратно)

57

Остановиться — вспять обратиться. — Ставшее крылатым выражение восходит к б л. Августину, но используется и другими мистиками (Бернаром Клервоским, Таулером, А.Франкенбергом).

(обратно)

58

аллюзия на имя Божье (лат.). — См.: Исх., 3, 14.

(обратно)

59

рцы (црквнсл.) — говори.

(обратно)

60

Перед стихом лат. ремарка — по Апокал.: «И явилось на небе великое знамение — жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, а на главе ее венец из двенадцати звезд» (ст. 12). Видение жены толкуется в христианстве как символ Церкви.

(обратно)

61

обрел еси (црквнсл,)-обрел (перфект 2 л., ед. ч.).

(обратно)

62

Книга Жизни. — Образ из Откровения ( 1 0 ; 1—2, 10): «И видел я другого ангела сильного... В руке у него была книжка раскрытая... И взял я книжку из руки Ангела и съел ее; и она в устах моих была сладка, как мед; когда же съел ее, то горько стало во чреве моем». У Силезия «Книга Жизни» понимается в мистической традиции как Бог и мир Божий, через Агнца (Иисуса Христа)идущий к спасению.

(обратно)

63

Превыше Херувим. — «Херувим» здесь — церковнославянская форма родительного падежа. Словосочетание «превыше Херувим» заимствовано из молитвы Богородице. Ср. также: Евр., 1, 1 и сл.

(обратно)

64

Рим., 6, 23; Иак., 1,15,

(обратно)

65

страсе (црквнсл) -страхе.

(обратно)

66

Ио., 4, 23.

(обратно)

67

Новый Ерусалим (Иерусалим). — Образ Откровения (21, 1 0 и сл.). Означает новую Церковь Христову, единый Божий Храм всех спасенных в конце времен, возникший вместо разрушенного Града Божия-Иерусалима.

(обратно)

68

1 Кор., 7, 29 и сл.

(обратно)

69

α & ω — Альфа и омега, первая и последняя буквы греческого алфавита. Означают начало и конец, т. е. абсолютность бытия Божия. Ср.: Откр. (1, 8): «Я есмь Алфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель».

(обратно)

70

Лк., 2, 14.

(обратно)

71

Смоковница. — Евангелический эпизод: Мф., 21, 19.

(обратно)

72

АВВА (лат. норма произношения — «b»). — Ласковое обращение к Богу-Отцу в арамейском: Отче. Ср.: Мрк., 14, 36, а также стих 73 данной книги.

(обратно)

73

Духовный Сион. — Сион — одна из гор Иерусалима и его синоним, крепость «града Давидова». Святая гора, где обитал Господь. Также — небесная обитель Бога, Иерусалим Небесный, прообраз Церкви земной. Иерусалим значит «мирный город» (Иез., 13, 16; Евр., 12, 22).

(обратно)

74

Масличная гора, Оливковая гора. — Гора напротив Иерусалима, по ту сторону долины реки Кедрон, у подножия которой расположен Гефсиманский сад. Символизирует божественную силу и благодать. На Масличную гору Христос часто ходил со своими учениками, с нее он вознесся на небеса.

(обратно)

75

Тройной Фаворский Свет. — Фавор, или Табор, — гора в восточной части Галилеи, близ Назарета. Согласно традиции именно на горе Фавор произошло Преображение Иисуса Христа (Мф., 17; Мрк., 9; Лк., 9). В связи с этим Свет и назван тройным, ибо с небес сошел на Иисуса Дух Святой (в виде голубя) и прозвучал глас с неба: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный; Его слушайте» (Лк., 9, 35).

(обратно)

76

Кто агнец, тот и лев. — Лев в христианской традиции — символ царской власти, аллегория, часто появляющаяся в Библии: львом умирающий Яков называет сына своего Иуду (Быт., 49, 9), от которого пошел и род Христа (Мф., 1, 2—3). Видение льва присутствует в Книгах пророков Иезекииля и Даниила, а также — он первый из четырех животных Откровения, сидящих вокруг Престола (4, 7). Поэтому Христос — и Агнец, и лев: отданный на заклание Царь Иудейский.

(обратно)

77

Дух — голубь есть. — См. прим. к стиху 84. Голубь как символ Духа — постоянный образ Священного Писания, начиная с Книги Бытия.

(обратно)

78

Гавриил. — В иудео-христианской традиции один из трех архангелов, наряду с архистратигом Михаилом, предводителем Небесного воинства, и архангелом Света Рафаилом. Сила Божия, муж Божий. Послан был Господом пророку Даниилу (Дан., 8, 16; 9, 21), отцу Иоанна Крестителя Захарии (Лк, 1, 11, 19) и Деве Марии с благой вестью (Лк., 26 и сл.).

(обратно)

79

Ссылка на Таулера (лат.) (см. прим. к стиху 6 и вступительную статью).

(обратно)

80

Енох,Ханох (евр.). — Библейский персонаж, первоначально упоминаемый в Книге Бытия (5, 18 и сл.). Праведник, обличавший грехи людские, пророчествовал о судном дне Господа: об этом в своем послании говорит и брат Господень Иуда (Новый Завет), называя Еноха «седьмым от Адама». В XIX в. была найдена Книга Еноха, где пророчества о суде Божьем и о Мессии совпадают со словами Апостола Иуды.

(обратно)

81

Плоть, душа и дух. — Человеческая троичность, в которой дух есть частица Божьего Духа, обретающая жизнь во плоти через живую душу как синоним и символ «жизни», О части во Христе... — Ср.: 1 Кор., 6, 15.

(обратно)

82

Я в Сыне — виноград. — Лозой виноградной называет себя Иисус Христос: «Я есмь истинная виноградная Лоза, а Отец Мой — Виноградарь; Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода; Вы уже очищены чрез слово, которое Я проповедал вам» (Ио., 15, 1—3). Во вторичном смысле виноградная лоза является символом созревания в Боге, обретения Царствия Божия, благодати.

(обратно)

83

Не знать, и не хотеть, и не иметь... — Мысль, принадлежащая мистике Мастера Экхарта (см. вступительную статью).

(обратно)

84

понимай тварно (лат.).

(обратно)

85

Мафусал. — Библейский персонаж, сын Еноха (см. прим. к стиху 118), живший дольше всех людей, — 969 лет (Быт., 4, 18; 5, 21).

(обратно)

86

Мф., 4, 1; Мрк., 1, 12; Лк., 4, 1.

(обратно)

87

«Взыскующий». — «Взыскующий, или сокровище души». Мистический трактат, вышедший в 1578 г. в Диллингене и в 1610 г. в Кельне, на который, по-видимому, Силезий ссылается. В «Предуведомлении», однако, он так же именует и свой собственный стихотворный сборник «Святая страсть души» (см. о нем во вступительной статье).

(обратно)

88

Присносущий (црквнсл.) — вечный. Ср.: стих 133 книги 1.

(обратно)

89

Христос-Иммануил. — В Евангелии (Мф., 1, 23—25), приводящем пророчество Исаии (7, 14), читаем: «„Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил, что значит: с нами Бог”. (...) Она родила Сына Своего первенца, и он [Иосиф] нарек Ему имя: Иисус». Иисус значит в переводе: «Господь спасает», так что оба имени можно считать синонимами.

(обратно)

90

Иез., 7, 15.

(обратно)

91

«И увидел Бог, что это хорошо» (Быт., 1, 25).

(обратно)

92

Мф., 25, 35.

(обратно)

93

Лилея. — См. прим. к стиху 292 книги 1.

(обратно)

94

Зеленый — в истине. — В немецком тексте не «истина», а «справедливость». Символ, встречающийся, помимо Силезия, у Мехтхильды Магдебургской (упоминаемой во вступительной статье, см. также прим. к стиху 45 книги 3), как правило, во взаимодействии с белым цветом. Зеленое в сочетании с белым означает у немецких мистиков Преображение-Бо- гоявление: чистые сердцем Бога узрят. Самостоятельно зеленый цвет символизирует веру, но может указывать и на зелень листьев, окружающих розу, и на цвет винограда как символ обретения Божества, и на зелень природы вообще, вбирающей в себя Бога, — т. е. не исключает и пантеистического смысла.

(обратно)

95

разумеется голод духовный (лат.).

(обратно)

96

Миротвор. — Так переведено, с опорой на Евангелие, немецкое имя Фридрих, в свою очередь перевод еврейского «Соломон», буквально означающее «богатый миром, исполненный покоем». Без перевода имени мысль стиха осталась бы непонятной.

(обратно)

97

Блаженны миротворцы, ибо они сынами Божиими нарекутся (лат.) (Мф., 5, 9).

(обратно)

98

Суббота, шабат (евр.) — покой. В Книге Бытия сказано (2, 2—3): «И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал. И благословил Бог седьмый день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал». У христиан седьмым днем покоя (первым) почитается воскресенье.

(обратно)

99

Ваал, Бааль (евр.), имеет также формы Бел, Вил (асс.-вавил.) или Веель (сир.). — Одно из главных божеств западных семитов (хананеев и финикиян), бог созидания и разрушения. Поклонение Ваалу сопровождалось распутными оргиями и даже человеческими жертвоприношениями. В Библии символ тьмы, зла, блуда, греха.

(обратно)

100

Яхве (евр.), Иегова (см. также прим. к стиху 283 книги 1). _ Имя Единого Бога, заключенное в четырех согласных (тетраграмма: JHVH). Означает «Я есмь Сущий {Иегова)» (Исх., 3, 14). Иегова — греколизованная форма от «Яхве».

(обратно)

101

Олива (Маслина). — Символ радости (Ною голубь принес оливковый лист), благодати (в Псалмах Давида), красоты и силы (у пророков Иеремии, Осии). Соломон использовал оливу для отделки храма (3 Цар., 6, 23, 31 и сл.).

(обратно)

102

Бог пятеричен. — «Пять» — в иудео-христианской, в том числе мистической, традиции — символ человека, а также Сына Человеческого, Мессии, т. е. Христа, а также символ гармонии и воли Божией.

(обратно)

103

Уничтожается, само из себя истекает, приходит к концу и т.д.: конечно, в духовном смысле (лат.).

(обратно)

104

Соломонов трон. — Ср.: 3 Цар., 10, 18—20. У алхимиков символ высшего совершенства.

(обратно)

105

Адамов грех. — Ср.: 1 Кор., 15, 45 и сл.

(обратно)

106

...дарит Бог вино. — Вино, как и виноград, — символ благодати, опирающийся на евангелические образы. Так экзегеты толкуют, например, пресуществление воды в вино в Кане Галилейской (Ио., 2).

(обратно)

107

Дух, вода и кровь. — Ср.: 1 Ио., 5, 6—8.

(обратно)

108

Прежде век. — Догмат христианской Церкви. В Символе веры говорится: «Верую... во Единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единородного, иже от Отца рожденного прежде всех век».

(обратно)

109

Стих представляет собой воспроизведение одного из гимнов Бернара Клервоского (см. о Бернаре прим. к стиху 67 данной книги).

(обратно)

110

велий (црквнсл.) — большой, великий.

(обратно)

111

Бог в хлеву. — Вертеп (пещера, см. стих 1 данной книги), ясли (для корма скоту), хлев, пастухи (см. стих 6), реалии, связанные с Рождеством Христовым, — принадлежат и Писанию, и преданию. В Евангелии (Лк., 2, 7 и сл.) говорится только о яслях и пастухах: «И родила Сына Своего первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице». Пастухи, сторожившие стадо в поле, услышали от Ангела радостную весть о рождении Спасителя и пение Небесного воинства: «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение», — и пришли к Марии и Иосифу и увидели младенца, лежащего в яслях.

(обратно)

112

яви (црквнсл.) — явил; ны — нас.

(обратно)

113

Пеликан. — Псалмопевец говорит: «Я уподобился пеликану в пустыне» (Пс., 1 0 1, 7). В мистической христианской традиции пеликан — символ Иисуса Христа. Легенда приписывает пеликану горячую любовь к своим детям: когда дети подрастают, они клюют своих родителей, и те, защищаясь, невольно умерщвляют их. Через три дня пеликанша распарывает себе бок и кровью окропляет мертвых детей, после чего они оживают. С этим и связана символика: воскресший на третий день Иисус Христос окропляет кровью чад своих, оживших в вере к Нему.

(обратно)

114

Агнчья кровь. — На еврейскую Пасху закалали агнца (ягненка). Так как Иисуса Христа распяли на еврейскую Пасху, то новым пасхальным Агнцем стал Он.

(обратно)

115

бысть (црквнсл.) — был (аорист 3 л., ед. ч.).

(обратно)

116

Мехтхильд (нем.) — Мехтхильда. Либо Магдебургская, которая уже упоминалась во вступительной статье и в примечаниях (см. прим. к стиху 232 книги 2), либо Мехтхильда фон Хакеборн (1242—1299). Мехтхилъда Магдебургская — одна из первых немецких мистиков, которую можно отнести не только к практической, но и к богословской традиции; повлияла на Экхарта, Бёме и Силезия. Она первая разделила Бога и Божество (трактат «Истекающий Свет Божества», «Das fliessende Licht der Gottheit»). Мехтхилъда фон Хакеборн — цистерцианка монастыря в Хельфте близ Айслебена. О ее мистическом опыте повествует «Книга особых милостей» («Das Buch der besonderen Gnaden»). Сборник отрывков из нее и из книги ее сестры Гертруды (см. прим. к стиху 52 данной книги), изданный в XVI в., А. Франкенберг подарил Силезию в 1652 г.

(обратно)

117

Франциск — Серафим. — Знаменитый итальянский мистик Франциск из Ассизи (Ассизский, 1182—1226), основатель францисканского монашеского ордена. Экстатическая (пламенная) любовь ко Христу, братская, умилительная любовь к природе, служение нищим, самоотрешенность сделали его одной из самых поэтических фигур среди католических святых.

(обратно)

118

ютро (црквнсл.) — завтра; слих, жих — слил, жил (1 л.).

(обратно)

119

Гертруда. — Гертруда из Хельфты (Тюрингия), немецкий мистик, монахиня-бенедиктинка (или цистерцианка), называемая также «великой» (1256—ок. 1302), сестра Мехтхильды фон Хакеборн. Вела созерцательную жизнь, сопровождаемую различными видениями, которые она описывает в своей книге «Legatus Divinae Pietatis» («Посланник Божественной милости»). Одна из первых участниц движения «Святого Сердца», с чем, очевидно, и связан образ данного монодистиха. Культ Гертруды установился в 1606 г., хотя официально она не была канонизирована.

(обратно)

120

Иоанн. — Имеется в виду Иоанн Креститель, или Иоанн Предтеча, родившийся на полгода раньше Христа (Лк., 1).

(обратно)

121

Храм без земных опор. — Ср.: Мф., 21, 33; Мрк., 12, 1; Лк., 14, 28.

(обратно)

122

Святой Лаврентий (ум. 258). — Один из самых почитаемых святых римско-католической Церкви, диакон. Отказался отдать сокровища Церкви по приказу римского префекта, раздав их нищим, на которых он указал как на настоящие церковные богатства. Был замучен при императоре Валериане. О его смерти Силезий и повествует в своем дистихе.

(обратно)

123

Святая Клара (1194—1253). — Последовательница Франциска Ассизского, создательница ордена «Кларисс», распространившегося по всей Европе (и просуществовавшего до эпохи Реформации). Имя «Клара» означает «ясная», «чистая», что и обыгрывает Силезий.

(обратно)

124

Святой Августин, Аврелий (354—430), называемый также (в православной традиции) блаженным. Родился и умер в Африке, в последние годы своей жизни был епископом города Гиппона (нынешнее название — Бона). Считается учителем западной Церкви и основателем западного богословия. Боролся с ересями, особенно с манихейством, преодолевая его в себе (сочинение «Исповедь»). Главное его писание — «О граде Божием». Сильнейшее влияние оказал на немецких мистиков, которые беспрерывно на него ссылаются (см. вступительную статью). Изображается либо с пылающим сердцем, либо с сердцем, крестообразно пронзенным двумя стрелами.

(обратно)

125

.. о Бозе (црквнсл.) — о Боге. Ср.: почить в Бозе.

(обратно)

126

Лк., 7, 37 и сл.

(обратно)

127

Хлеб небес. — Небесная манна, которую Бог послал израильтянам во время их исхода из Египта (Исх., 16), т. е. хлеб небесный, — аллегорически переносится на Иисуса Христа: сошедший с небес на землю Спаситель и есть хлеб небесный, или духовный.

(обратно)

128

Святой Бернар, Бернар (Бернард) Клервоский (1090 — 1153). — Один из самых почитаемых деятелей и богословов западной Церкви. Вступил сначала в орден цистерцианцев (в городе Сито, по-латыни Цистерциум, под Дижоном, где родился), затем на основе цистерцианского создал свой собственный монастырь, основав тем самым новый орден бернардинцев. Автор ряда мистических сочинений, посвященных вопросам интуитивного, даруемого экстатической любовью, слияния с Богом. Повлиял на немецкую, особенно на женскую, мистику. С именем Бернара связано освящение религиозных войн во славу христианства. Будучи фанатиком католицизма, участвовал в осуждении Абеляра в 1140 г.

(обратно)

129

Святой, Варфоломей. — Один из двенадцати Апостолов, упоминаемый в Евангелии (Мф., 10, 3; Мрк., 3, 18; Лк., 6, 14). Само имя Варфоломей означает «сын Фоломея»; собственное имя Апостола, Нафанаил, названо у Иоанна (1, 45—51; 21, 2). Согласно церковному историку Евсевию, между 150 и 200 г. Варфоломей посетил Индию, где обнаружил Евангелие от Матфея на еврейском языке. Умер мученической смертью (как и явствует из монодистиха) в Армении.

(обратно)

130

Лазарь. — Нищий Лазарь, лежавший у дома богача и питавшийся крошками с пиршественного стола (Лк., 16, 20 и сл.). Умерев, он попал на лоно Авраамово, в Царствие Божие. Богач же не был принят туда и умолял Господа послать к нему Лазаря, чтобы тот облегчил его страдания в аду. Так Лазарь стяжал себе после смерти богатство благодати, а богач — нищенство проклятия.

(обратно)

131

Талант (греч.) — золотая или серебряная монета, бывшая в ходу у древних евреев и упоминаемая в Новом Завете. Знаменитая притча о талантах (Мф., 25, 14—28) послужила основой и для переносного смысла, в котором это слово, как правило, употребляется.

(обратно)

132

Суламифь. — В славянской и русской Библии Суламита из «Песни Песней» (7, 1), возлюбленная Соломона.

(обратно)

133

Мытарь. — В Священном Писании сборщик налогов, вызывающий всеобщее презрение, но вовсе не отвергаемый Христом. Сын Божий не только сам общался с мытарями, но и один из его первых Апостолов, евангелист Матфей, был мытарем. У Силезия перифразируется знаменитая притча о мытаре и фарисее (Лк., 18, 10).

(обратно)

134

Розы, алая и белая. — Аллюзия на «Песнь Песней» (5, 10) и «Исход» (4, 25). Оба библейских отрывка прообразовательно относятся к Иисусу Христу. Взаимодействие цветов — характерный символ и немецкой мистики (ср. прим. к стиху 232 книги 2).

(обратно)

135

Тайная роза. — Пример аллегории, типичной для Силезия. Роза здесь является символом невесты Христовой.

(обратно)

136

...на Солнце зрит орел. — Согласно средневековой животной символике («бестиариям»), орел мог не мигая смотреть на солнце.

(обратно)

137

Ср.: Мф., 5, 5: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю».

(обратно)

138

Повапленный (црквнсл.) — покрашенный. Вапа (црквнсл.) — краска.

(обратно)

139

Камень мудрецов (буквально с немецкого — Weisensteп). — В русском языке соответствует «философскому камню», при помощи которого алхимики добывали золото.

(обратно)

140

Тинктура. — Здесь — алхимический термин. Означает тайную эссенцию, пронизывающую всю материю, разделяющую ее на части и снова соединяющую.

(обратно)

141

Архистратиг Михаил идентифицируется традиционно с Ангелом из Откровения, 20, 1—3.

(обратно)

142

Ошую (црквнсл.) — слева.

(обратно)

143

Святая Тереза. — Тереза Авильская (1515—1582), называемая также Терезой Иисуса, испанка, монахиня-кармелитка и мистик. Главное ее сочинение — «Путь совершенства», но знаменита она в основном своей экстатической любовью ко Христу. Смыслом этого экстаза был для нее так называемый мистический брак с возлюбленным — Христом. Отсюда у Силезия и образ невесты Христовой, стремящейся к своему Жениху.

(обратно)

144

Аллюзия на 3 Цар., 19, 11 и сл.

(обратно)

145

Светильник пусть горит. — Притча из Нового Завета (Мф., 25, 1 — 1 2 ).

(обратно)

146

Рамена (црквнсл.) — плечи.

(обратно)

147

Святой Игнаций. — По всей вероятности, Игнаций, епископ Антиохийский (ок. 35—ок. 107), называвший себя либо «богоносцем», либо «богорожденным» (по-гречески). Был чрезвычайно популярен в XVII в. благодаря переводам на латинский язык. Мученическая смерть Игнация, о которой, в частности, повествуется у Силезия (существует пять разных версий), остается легендой.

(обратно)

148

Святая Агнесса. — Римская святая, девственница, мученица (Г в.). Смерть ее окружена легендами. Изображалась с агнцем (на что, безусловно, повлияло и само имя — «агница»).

(обратно)

149

1 Кор., 13, 8.

(обратно)

150

Свидетели Христа. — Таково первоначальное значение греческого слова «Martiros», переосмысленное затем как «мученик», ибо все они свидетельствовали о Христе: либо непосредственно, как Апостолы, либо исповедуя Христа, т. е. верой своей, принимая за него мученическую смерть.

(обратно)

151

...я люблю богатых. — Духовно богатых.

(обратно)

152

Аллюзия на 1 Кор., 9, 25 и сл. ; 2 Тим., 4, 7 и сл.

(обратно)

153

Иоанн. — Любимый ученик Христа, св. Апостол и евангелист Иоанн Богослов, наперсник Спасителя.

(обратно)

154

В пустыню поспешай на целых сорок лет. — В переводе — аллюзия на Марию Египетскую (V в. ), блудницу, отвергнутую храмом, которая, услышав глас, отправилась в пустыню заиорданскую и провела там сорок семь лет — в молитве и покаянии — и тем самым обрела святость. У Шефлера этот образ связан также с проповедями Таулера, считавшего, что только после 40 лет аскет начинает приобретать духовный опыт.

(обратно)

155

Притч., 14, 27; 18, 14.

(обратно)

156

Послание Апостола Павла к Эфесянам, гл. 3 (лат.).

(обратно)

157

Мф., 19, 29.

(обратно)

158

Осанна в Вышних. — Ср.: Мф., 21, 9; Мрк., 11, 9; Ио., 12, 31.

(обратно)

159

Два ока у души. — Общее место в сочинениях мистиков. Образ встречается и в «Немецком богословии» («Theologia Deutsch»), и у Экхарта, и у Таулера.

(обратно)

160

1 Кор., 6, 20; 7, 23.

(обратно)

161

Мф., 5, 44 и сл.

(обратно)

162

Красочный пример духовного преобразования реалий Нового Завета как вариант библейской аллегорезы.

(обратно)

163

Мф., 2, 1-23.

(обратно)

164

Лилия, Лилея. — см. прим. к стиху 292 книги 1. Следует еще раз обратить внимание на поэтическую многозначность этого символа в творениях мистиков. Смысл всего стихотворения заключается, по-видимому, в том, что Христа следует сравнивать не только с лилией, которая есть символ благородства, но и с розой, являющей собой символ красоты. Лилия и роза вместе составляют смешанный, бело-алый цвет (ср. коммент. к стиху 232 книги 2).

(обратно)

165

П. П., 1, 3.

(обратно)

166

Святая Агата — Мученица, принявшая смерть в Катании (Сицилия). Начиная с V в. — весьма почитаемая святая, жизнь которой овеяна легендами, а дата смерти неизвестна. Считается патронессой Катании и хранительницей города от пожара.

(обратно)

167

Пример отрицательного, апофатического (по Дионисию Ареопагиту) определения Бога.

(обратно)

168

Согласно легенде Августин, гуляя по берегу моря, увидел, как ребенок пытался вычерпать воду из выкопанной в песке ямки. Августин сравнил свои попытки исчерпать Бога с безуспешными стараниями ребенка.

(обратно)

169

Исх., 34, 29 и сл.

(обратно)

170

2 Кор., 2, 15.

(обратно)

171

Иоанн. — Имеется в виду Апостол Христа и евангелист.

(обратно)

172

Подобное же четверостишие Силезий поместил под одним из портретов Я.Бёме, заменив в последней строке «себя» на имя Бёме:

У рыбы дом — в воде, у птиц — под облаками,
У дерева — в земле, дом Солнца — синева,
Стихия саламандр — не гаснущее пламя,
А Яков Бёме сущ на сердце Божества.
(обратно)

173

Авессалом, Самсон, Крез, Александр. — Авессалом, Авшалом (евр.) — сын Давида и Маахи, отличавшийся необыкновенной красотой (2 Цар., 14, 25); Самсон, Шимшон (евр.) — библейский персонаж из Книги Судей (гл. 13—16), боровшийся против филистимлян и обладавший непомерной силой, заключенной в его волосах; Крез (560—547 до н. э.) — последний лидийский царь, владевший не только несметными богатствами, но и известный своей щедростью; Александр — Александр Македонский.

(обратно)

174

Вечеря Агнца. — Тайная вечеря Иисуса Христа.

(обратно)

175

скиния (греч.) — сень, шатер, ковчег. Святая святых израильтян до постройки Храма.

(обратно)

176

Пять разных мест. — Пять ран распятого на Кресте Спасителя. Аналогия пяти чувствам, воротам к познанию Божества (образ, используемый и Мехтхильдой Магдебургской).

(обратно)

177

Пример ярчайшей аллегорезы поэтической мистики, облеченной в форму барочного стиха.

(обратно)

178

...вод родник четырехструйный. — «Из Едема выходила река для орошения рая; и потом разделялась на четыре реки». (Быт., 2, 10).

(обратно)

179

Роза и лилия. — В авторской ремарке указано, что это Мария и Иоанн; имеется в виду Иоанн, Апостол Господень.

(обратно)

180

Деян., 2, 13: «А иные насмехаясь говорили: они напились сладкого вина».

(обратно)

181

Потерянная драхма, заблудшая овца, блудный сын. — Три притчи из Евангелия от Луки (гл. 1 5 ), рассказанные подряд и символизирующие отпавшего от Бога, но раскаявшегося и прощенного грешника.

(обратно)

182

Марфа и Мария — Лк., 10, 38 (см. вступительную статью, экскурс о Мастере Экхарте).

(обратно)

183

...благая часть. — Цитата из Евангелия (Лк., 10, 42).

(обратно)

184

Намек на притчу о десяти неразумных девах (Мф., 25, 1-13).

(обратно)

185

Скрытая аллюзия: Мф., 25, 34.

(обратно)

186

Мф., 5, 44 и сл.

(обратно)

187

Тема популярной в XVII в. эмблематики: паук пьет из розы яд, а пчела собирает мед.

(обратно)

188

1 Кор., 15, 35 и сл., особенно 52.

(обратно)

189

Святой Павел. — Один из двух первоверховных Апостолов, наряду с Петром.

(обратно)

190

Знал Павел лишь Христа. — 1 Кор., 2, 2.

(обратно)

191

Из «Песни Песней». — Винные закрома; вино — аллегорические аллюзии на «Песнь Песней». Там сказано: «Он ввел меня в дом пира, и знамя его надо мною — любовь» (2, 4).

(обратно)

192

Теофил (греч.) — «друг Божий».

(обратно)

193

1 Кор., 7, 31.

(обратно)

194

Святой Алексий, Алексей. — Алексий, Божий человек. Родился и жил в период правления в Риме императоров Аркадия и Гонор ия, отцом его был богатый и благочестивый римлянин по имени Евфимиан. Преставился Алексий в 411 г., в царствование Гонория. Житие его сообщает, что после обручения с девицей из знатного рода он вернул ей золотое кольцо и, оставив ее попечению Господа и облачившись в нищенские одежды, отправился в странствия, терпя нужду и лишения, и вскоре приобрел славу праведника, человека Божия. Избегая мирского почитания, он, оставив Эдессу, где жил при храме Пресвятой Богородицы, сел на корабль и снова попал в Рим, поселившись на этот раз у дверей дома отца своего Евфимиана. Когда же Господь призвал его к вечной жизни, он, попросив у слуги чернил и хартию (папирусный лист), описал свое житие, прося мать, отца и невесту не обижаться на него. Родные прочитали это уже после его смерти, с трудом вынув написанное из рук умершего. Одр с телом святого поставили посреди города, и подходившие к нему тут же получали исцеления.

(обратно)

195

В немецком тексте «себялюб» соответствует латинизированному греческому «Philautus» с тем же значением.

(обратно)

196

Святая Клара из Монтефалько (Clara de Montefalco, 1268—1308). — Аббатисса августа некого монастыря Святого Сердца (Santa Сгосе) в Монтефалько недалеко от Сполето в Умбрии (Италия). Особо почитала Святую Троицу. После смерти вскрыли ее сердце: согласно легенде и собственному пророчеству Клары на одной его стороне обнаружили изображение Христа со всеми инструментами пытки (терновым венцом, копьем, гвоздями и губкой), на другой — наряду с позорным столбом и бичом — желчный пузырь с тремя одинаковыми камнями (символом Троицы).

(обратно)

197

Дракона Агнец укротил. — Образ из Откровения: «И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним» (12, 9).

(обратно)

198

Когда родится Бог — Адаму смерть придет. — Имеется в виду греховный Адам, ибо новый Адам — Христос. Здесь можно усмотреть совпадение с В. Вайгелем (см. вступительную статью).

(обратно)

199

Квадратен Божий Град. — В Книге пророка Иезекииля (гл. 47) и в Откровении ( 2 1, 16) при описании града Иерусалима подчеркивается его квадратность: «Весь отделенный участок в двадцать пять тысяч длины и в двадцать пять тысяч ширины, четыреугольный, выделите в священный удел, со включением владений города» (Иез., 48, 20); «Город расположен четвероугольником, и длина его такая же, как и широта» (Апокал., 21, 16).

(обратно)

200

А кто ж те четверо... — Видение четырех «животных» из Откровения: «...и посреди престола и вокруг престола четыре животных...» (4, 6). Первое животное подобно льву, второе — тельцу, третье — человеку, четвертое — орлу. Сходное видение было у пророка Иезекииля (1, 5—28). Ср. также символы евангелистов: Матфей — человек, Марк — лев, Лука — телец, Иоанн — орел.

(обратно)

201

Фил., 1, 21.

(обратно)

202

Бенедикт, Венедикт (ок. 480—ок. 550). — Бенедикт Нурсийский, основатель западного монашества (ордена бенедиктинцев, первый монастырь которых был расположен у горы Кассино). Составил правила монашеской жизни, которые предписывали пост, воздержание, нищенство, служение ближнему как условия для достижения совершенной жизни во Христе.

(обратно)

203

Откр., 19; 7, 9.

(обратно)

204

...в страсе вельем (црквнсл.) — в великом страхе.

(обратно)

205

Мф., 7, 7; Л к., 1 1, 9.

(обратно)

206

сице (црквнсл.) — так, также, таким образом.

(обратно)

207

Ноль впереди — ничто. — Аллегорическое представление Единого Бога как единицы, нуля — как твари. Нуль, поставленный перед единицей (01), есть ничто, после единицы — может превратить ее в десятку (10).

(обратно)

208

Мф., 7, 6; Л к., 6, 44.

(обратно)

209

Мф., 21, 42-44.

(обратно)

210

2 Петр., 3, 8.

(обратно)

211

Лк., 1 8, 10—14.

(обратно)

212

несчастъих (црквнсл.). — «...их» — окончание предложного падежа.

(обратно)

213

Алхимики действие философского камня приравнивают воздействию Святых Даров в таинстве евхаристии.

(обратно)

214

Служа Богу добром, будь слугой и царем. — Собирательная перифраза слов Иисуса Христа, произносимых им неоднократно: «...а кто хочет между вами быть бблыним, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф., 20, 26—28). «Больший из вас да будет вам слуга: ибо кто возвышает себя, тот унижен будет; а кто унижает себя, тот возвысится» (Мф., 23, 11—12).

(обратно)

215

Вражда и ненависть сопутствуют Христу. — Перифраза из Евангелия (Мф., 10, 34—36): «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч; ибо Я пришел разделить человека с отцем его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку — домашние его».

(обратно)

216

творяше (црквнсл.) — творил.

(обратно)

217

Иоанн. — Апостол и евангелист.

(обратно)

218

восста (црквнсл.) — восстал.

(обратно)

219

Вертоград (црквнсл.) — см. прим. к стиху 176 книги 1. Символ Царствия, благодати Божией.

(обратно)

220

Что любишь — в то и превратишься (бл. Августин). — О святом блаженном Августине см. прим. к стиху 64 книги 3. Эту мысль Августина перенял затем Мастер Экхарт: «Природа любви такова, что она превращает человека в ту вещь, которую он любит».

(обратно)

221

Серафимская любовь. — Ф.Шлегель (см. вступительную статью) подчеркивал, что Серафим для Силезия воплощает всю полноту любви, тогда как Херувим — всю полноту света.

(обратно)

222

Серафимы, Престолы, Херувимы. — См. в начале примечаний о чинах ангельских.

(обратно)

223

бе (црквнсл.) — был (аорист несов. в.).

(обратно)

224

Влияние Таулера, который в Рождественской проповеди говорил о тройном рождении Христа.

(обратно)

225

кротце (црквнсл.) — кротко.

(обратно)

226

Вознесенье. — Последовательный ряд земного пути Христа: на сороковой день после Воскресения Спаситель вознесся на небеса.

(обратно)

227

1 Кор., 3, 2; Евр., 5, 13.

(обратно)

228

Имеяй (црквсл.) — имеющий.

(обратно)

229

1 Кор., 3, Ю и сл.

(обратно)

230

Параклет (греч.) — Утешитель. Так в Евангелии от Иоанна Иисус Христос называет Духа Святого: «Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам» ( 1 4, 26). Также: 15, 26; 16, 7. Ср. молитву Духу Святому: «Царю Небесный, Утешителю, Душе Истины...».

(обратно)

231

зряй (црквнсл.) — зрящий.

(обратно)

232

Драгоценный клад. — Ср.: Мф., 13, 44.

(обратно)

233

Лилия. — П. П., 2, 1; 6, 2.

(обратно)

234

Фаэтон. — «Сияющий». Одно из имен бога солнца Гелиоса, а также сын его. Управляя солнечной колесницей, он не справился с конями, произвел сильнейший пожар и, сраженный молнией Зевса, низвергнулся в реку Эридан.

(обратно)

235

Мф., 25, 31—46: о Страшном Суде.

(обратно)

236

Трус — землетрясение.

(обратно)

237

Василиск. — Страшный мифический змей. Убивал и уничтожал все своим взглядом или дыханием и даже сам погибал от собственного отражения (спастись можно было, поднеся к нему зеркало). Имел гребень в виде диадемы и поэтому назывался «царь змей». По средневековым поверьям, рождался из петушиного яйца, высиженного жабой; изображался с головой петуха, туловищем жабы и хвостом змеи.

(обратно)

238

Левиафан. — Персонаж, встречающийся в разных книгах Священного Писания (Ис., 27, 1 ; П с., 103, 26 ; 73, 14), а также в апокрифах, но особенно в книге Иова (40; 41, 2—26). Чудовище, напоминающее огромного змея или дракона, олицетворяющее первозданный хаос, враждебный Богу (одна из модификаций всеобщего зла), над которым Бог еще до сотворения мира одерживает победу.

(обратно)

239

мирови (црквнсл.) — миру.

(обратно)

240

Ключ — Иисус Христос. — Постоянный образ Евангелия. Иисус Христос сам называет себя источником воды живой: «А кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную» (Ио., 4, 14).

(обратно)

241

Мф., 10, 35-36.

(обратно)

242

вельми (црквнсл.) — весьма, очень.

(обратно)

243

Вожатый. — Инспирировано духовной символикой Игнация Лойолы.

(обратно)

244

имаши (црквнсл.) — будешь иметь, получишь.

(обратно)

245

Военная символика, которой широко пользуется Силезий (ср.: стих 64 книги 1; стихи 57 и 58 книги 3; стихи 140 и 336 книги 5, стихи 48 и 151 книги 6 и др.), была весьма распространена в XVII в.

(обратно)

246

Мф., 7, 1 3 и сл.; Лк, 13, 24.

(обратно)

247

Усилием небо берется. — Ср.: Мф., 11, 12.

(обратно)

248

Мф., 18, 12—14; Лк, 15, 3—7; П.П., 3, 2 и сл.

(обратно)

249

ищяй (црквнсл.) — ищущий.

(обратно)

250

Мф., 19, 29.

(обратно)

251

...как на брак. — Брак, брачный пир — постоянный евангелический образ, символ соединения с Богом. Являться на брачный пир нужно было в особо праздничных одеждах, т. е. духовно собранным (например, Мф., 22, 11—14).

(обратно)

252

Себя назвал червем. — Скрытая цитата из Пс. 21, 7: «Я же червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе». Ср. также: Пс., 21, 2: «Боже мой! Боже мой! для чего Ты оставил меня? (... ) „Он уповал на Господа, — пусть избавит его; пусть спасет, если он угоден Ему”». Слова эти повторяются в Евангелии: в первом случае их говорит сам Иисус Христос, во втором — они к Нему относятся (Мф., 27; 43, 46).Горообразовательный смысл Псалма объясняет и тот перенос, который использует Силезий.

(обратно)

253

Стрела. — Характерный для XVII в. духовный символ.

(обратно)

254

...не в Боге ищешь я. — Я (црквнсл.) — их.

(обратно)

255

Иксион. — Мифический царь лапифов в Фессал и и, пытавшийся соблазнить Геру. Зевс окутал его облаком (Нефелой), похожим на Геру, и Иксион стал отцом первого кентавра и прародителем этого рода существ. В наказание за свою дерзость был в Тартаре привязан к вечно вертящемуся огненному колесу.

(обратно)

256

1 Петр., 5, 8.

(обратно)

257

Все дело мудреца — обожась, Богом быть;

(обратно)

258

А Бог Отец возьмет и ны обожествит. — Об обожении и обожествлении см. вступительную статью.

(обратно)

259

Дщи (црквнсл.) — дщерь, дочь.

(обратно)

260

Лишь кафолический христианин премудр. — Кафолический (греч.) — соборный,всеобщий, универсальный; как говорится в Символе веры, «едина Святая, Соборная и Апостольская Церковь». Конфессиональному католицизму это не противоречит, в переводе же обыгрывается специально.

(обратно)

Оглавление

  • АНГЕЛ СИЛЕЗСКИЙ И НЕМЕЦКАЯ МИСТИКА
  • ХЕРУВИМСКИЙ СТРАННИК[1] (остроумные речения и вирши)
  •   КНИГА ПЕРВАЯ[2]
  •     1. Что злато — не прейдет
  •     2. Вечная обитель
  •     3. Блаженство в Боге быть
  •     4. Божественным пребудь
  •     5. Не ведаешь, кто ты
  •     6. Пребудь таким, как Бог
  •     7. Превыше Бога стань
  •     8. Бог без меня не жив[6]
  •     9. От Бога взял и Богу дал
  •     10. Я — как Бог, а Бог — как я
  •     11. Бог во мне, я — в Нем
  •     12. Духовно воспари
  •     13. Я — присночеловек
  •     14. Христианин — как Бог
  •     15. Превыше Божества
  •     16. Любовь принудит Бога
  •     17. Христианин — как Божий Сын
  •     18. И аз воздам, как Бог
  •     19. Блаженное молчание
  •     20. Блаженство — в тебе самом
  •     21. Бог такой, как волишь ты
  •     22. Доверие
  •     23. Духовная Мария
  •     24. Отринься от себя, не будь и не хоти
  •     25. Бог есть непостижим
  •     26. Тайная смерть
  •     27. Без смерти жизни нет
  •     28. Всеблаженнейшая смерть
  •     29. Вечная смерть
  •     30. Смерти несть
  •     31. Всегдашнее умирание
  •     32. В нас Бог почиет и живет
  •     33. Ничто без смерти не живет
  •     34. Смерть обожит тя
  •     35. Смерть — лучше всех вещей
  •     36. Без жизни нет и смерти
  •     37. Твой непокой — в тебе
  •     38. Коль все тебе равны, в тиши пребудешь ты
  •     39. Незавидный покой
  •     40. Бог — то, чем хощет быть
  •     41. Бог бесконечен — несть Ему конца
  •     42. Где мера Бога?
  •     43. Любить можно, не познав
  •     44. Про то да се забудь
  •     45. Могущая немогущесть
  •     46. Блаженное ничто
  •     47. Земное — горнее
  •     48. Божий Алтарь и Храм
  •     49. Тишина — высшее благо
  •     50. Божий Трон
  •     51. Богоравность
  •     52. Дух — горчичное зерно
  •     53. Праведность в покое
  •     54. Главная добродетель
  •     55. Источник — в нас самих
  •     56. Неверие отвергает Бога
  •     57. В слабости кроется Бог
  •     58. Поиск самого себя
  •     59. Как хощет Бог, так ты хоти
  •     60. Плоть, душа, Господь
  •     61. Стань богородцем сам
  •     62. Спасенье — не извне
  •     63. От смерти сам восстань
  •     64. Духовная жатва
  •     65. Кто беден — в том и Бог
  •     66. Аз есмь для Бога печь
  •     67. Младенец кличет мать
  •     68. Из бездны аз воззвах
  •     69. Молоко с вином — обожжет огнем
  •     70. Любовь
  •     71. Любовью нужно стать
  •     72. Как узреть Бога?
  •     73. Человек жил прежде в Боге
  •     74. Вернись к истоку
  •     75. Кумира сотворил
  •     76. От воли отрекись, чтоб Богу равным быть
  •     77. Малость вещей
  •     78. Тварь — всего лишь точка
  •     79. У Бога — совершенные плоды
  •     80. Каждый — в своей стихии
  •     81. Цветы на Божиих ветвях
  •     82. Твой рай — в тебе самом
  •     83. Как насладиться Богом
  •     84. Как богоравным стать?
  •     85. Как услышать Божье Слово?
  •     86. Я, словно Бог,широк
  •     87. Клад — во главе угла
  •     88. Все — в тебе самом
  •     89. Душа подобна Богу
  •     90. Бог — это ветвь
  •     91. И слава, и осанна
  •     92. Кто весь обожен Богом
  •     93. В самом себе прислушивайся к Слову
  •     94. Смирение
  •     95. Свет
  •     96. Помощник Богу — я
  •     97. Кто с Богом крепко слит, тот ада избежит
  •     98. Для воли — волю умертви
  •     99. Покорности подобает покорность
  •     100. Одно держит другое
  •     101. Христос
  •     102. Духовное злато
  •     103. О том же
  •     104. Еще раз о том же
  •     105. Божья плоть и кровь
  •     106. Один — в другом
  •     107. Все — в нем размещены
  •     108. Роза
  •     109. Божьи твари
  •     110. Что ищет тварь
  •     111. Бог — сущее Ничто
  •     112. Блажен, кто в Солнце сый
  •     113. Йегова — это Солнце
  •     114. Что боле Солнца есть?
  •     115. Ты должен Солнцем стать
  •     116. Роса
  •     117. Несть слаще в мире сем
  •     118. Дух пребывает свободным
  •     119. Вернись к истоку
  •     120. Жемчужина — в росе
  •     121. От человека к Богу
  •     122. В мирском прельщенье — грех
  •     123. Бог плачет по невесте
  •     124. Ты должен снова Богом стать
  •     125. Равенство не знает горя
  •     126. Хотение — в терпенье
  •     127. Для Бога все равны
  •     128. Кто сможет — тот воспримет
  •     129. Зло лишь в тебе самом
  •     130. Безгрешный — в Боге есть
  •     131. Рай — в скорбех
  •     132. Готовым надо быть
  •     133. Бог пребывает днесь
  •     134. Несовершенное смертостояние
  •     135. Все, что от Бога — Сын
  •     136. Почиет Бог в тебе
  •     137. У Бога нету зла
  •     138. Чем больше ты даешь, тем больше даст ти Бог
  •     139. Он несет меня — а я Его
  •     140. В тебе — весь мир
  •     141. На небе солнц не счесть
  •     142. Милее Богу тот, кто больше отдает
  •     143. В себялюбивом — ад
  •     144. То может лишь Творец
  •     145. Все есть в тебе самом
  •     146. Бог любит мир лишь во Христе
  •     147. Девственница Земля
  •     148. Единая Троица
  •     149. Вселенная — не круг
  •     150. Одно в другом
  •     151. Человек — от века
  •     152. Стань Агнцем Божьим
  •     153. Стань малым, как дитя
  •     154. Тайное девство
  •     155. Всему начало — здесь
  •     156. Бог — пастбище для нас
  •     157. Чудесное родство с Богом
  •     158. Кто жизни воду пьет?
  •     159. Девство — словно Бог
  •     160. Бог жаждет, напои Его
  •     161. Вечный свет
  •     162. Дитятей Богу стань
  •     163. Возлюбим человека
  •     164. Взирай на Бога, отводя глаза
  •     165. Премудрость
  •     166. Премудрости зерцало
  •     167. И Божьей мерою, и мерою твоей
  •     168. Христос — во всем
  •     169. В бесстрастье — благодать
  •     170. Вверху ли Бог, внизу?
  •     171. Найдешь ты Бога, не ища
  •     172. Помыслить не успел — уж Бог уразумел
  •     173. Не хлебом единым жив человек
  •     174. Бог — вовсе не в благах
  •     175. Быть Сыном мне довольно
  •     176. Одно стоит другого
  •     177. По сути — все одно
  •     178. Вина — в тебе самом
  •     179. Ключ Божий
  •     180. Христианин есть храм
  •     181. Достигнешь этого усильем
  •     182. Не всяк, кто служит — сын
  •     183. Тайное обручение
  •     184. Бог — все, что я хочу
  •     185. Не ты, а мир — в тебе
  •     186. Премудрости дворец
  •     187. Пространственность души
  •     188. Время и вечность
  •     189. Ты время сам творишь
  •     190. Равносущность
  •     191. Чтоб Бога зреть, будь совершен
  •     192. Кто днесь обожествлен
  •     193. Обитель твари — Бог
  •     194. Что перед Богом ты?
  •     195. Свет состоит в огне
  •     196. Сосуд для манны и священный ковчег
  •     197. Ты — в Боге совершен
  •     198. И Слово, как огонь
  •     199. Бог — вне тварей и вещей
  •     200. Нетварный Бог — Ничто
  •     201. Почто рождается Бог?
  •     202. Высшая благодать
  •     203. Всегда един
  •     204. Человек — весь мир
  •     205. Мир — Божья мысль
  •     206. Как имя нового человека?
  •     207. Преблагодатный пир
  •     208. Блаженная полнота
  •     209. По губам и вино
  •     210. Чем преданней, тем божественней
  •     211. Небесное Царствие усилием берется
  •     212. Я как Бог, Бог как я
  •     213. Грех
  •     214. Смиренье
  •     215. Справедливость
  •     216. Обожение
  •     217. Творить и созерцать — для Бога наравне
  •     218. Божественное зрение
  •     219. Простота
  •     220. Я тоже слился с Богом
  •     221. Вера
  •     222. Надежда
  •     223. Доверие
  •     224. Бог мне то, что я Ему
  •     225. Антихрист
  •     226. Вавилон
  •     227. Памятозлобие
  •     228. Отвращение от зла
  •     229. Гнев
  •     230. Легко достичь блаженства
  •     231. Богач, возлюбивший мир
  •     232. Господи, да будет воля Твоя[42]
  •     233. Божий отзвук
  •     234. Единый Бог
  •     235. Все — вместе с Богом
  •     236. Дух замещает нас
  •     237. Молитва — внутри тебя
  •     238. Насущная молитва
  •     239. Хвали Бога в тишине
  •     240. Безмолвная молитва
  •     241. Телесность Бога
  •     242. Дверь оставляй открытой
  •     243. Дом Божий
  •     244. Алхимия любовь
  •     245. Едино быть должно
  •     246. Превращение
  •     247. Ветхое — позади
  •     248. Равцосущное единство
  •     249. Зологонос и Богонос
  •     250. Где златость, там и благость
  •     251. Возлюбленное чадо Бога
  •     252. Божественное сыновство
  •     253. Ибо их есть Царствие Небесное[45]
  •     254. Младенец и Бог
  •     255. Дитя и Бог
  •     256. Незаконное сыновство
  •     257. Tpoичность в природе
  •     258. Серебрение
  •     259. Божие и человечье
  •     260. День спасения днесь
  •     261. Агнца брачный пир
  •     262. Бравый хитон
  •     263. Неисчерпаем Бог
  •     264. Все твари — Божий глас
  •     265. Единство
  •     266. Насмешнику ничто не впрок
  •     267. Не все, что хором — лад
  •     268. Инакость — благолепна
  •     269. Для Бога все равны
  •     270. Глас Божий
  •     271. Нетварный Бог
  •     272. Человек — подобье Божье
  •     273. Достигни святости
  •     274. Гони случайность прочь
  •     275. Человек всех ведет к Богу
  •     276. Один другому — начало и конец
  •     277. У Бога есть конец
  •     278. Двойник Бога
  •     279. Сам ничего не сумеешь
  •     280. Истинный философский камень
  •     281. Заветы Его легки
  •     282. Бог — лучшая обитель
  •     283. Наш Бог — всесвят
  •     284. Над всяким знаньем вознесись
  •     285. Кто познает — тот будет познан
  •     286. Все дальше ввысь
  •     287. Красота
  •     288. Невольная красота
  •     289. Не ведают, зачем
  •     290. Оставь заботы Богу
  •     291. Праведник
  •     292. Награда блаженных
  •     293. Когда обожен ты
  •     294. У Бога воли нет
  •     295. Начальный рай — в тебе
  •     296. Кто Богу ближе всех
  •     297. Не наг и не одет
  •     298. Царствие Божие внутри нас
  •     299. В молчании внимай
  •     300. Пей из своего источника
  •     301. Божии Сыны
  •     302. Остановиться — вспять обратиться[57]
  •   КНИГА ВТОРАЯ
  •     1. Любовь сильней, чем страх
  •     2. Моя любовь — магнит
  •     3. Человек — в Боге, Бог — в человеке
  •     4. Вечные есть и несть
  •     5. Свет — еще не Бог
  •     6. Сверхблаго есть Ничто
  •     7. Истинный Свет
  •     8. Познаеши в молчанье
  •     9. Жена, поправшая Луну
  •     10. Милее всех — невеста
  •     11. Первозданность
  •     12. Девственность
  •     13. Божественность и девство
  •     14. Едино возлюби — стяжаешь Жениха
  •     15. Тайная нищета
  •     16. Престол Божий
  •     17. Бог блага всем дает
  •     18. Премудрый Соломон
  •     19. В молчанье — высший смысл
  •     20. Книга Жизни[62]
  •     21. Ты — выше всех начал
  •     22. Превыше стань себя
  •     23. Воспрянешь во Христе
  •     24. Средина сущего
  •     25. Тревоги — все в тебе
  •     26. Свобода
  •     27. О ней же
  •     28. Равноценность
  •     29. Смерть и Бог
  •     30. Случайность и сущность
  •     31. Божественная радость
  •     32. В молчанье — дивно петь
  •     33. Кто старше Бога есть
  •     34. От верной пользы — вреда нисколько
  •     35. Бог цену знает всем
  •     36. Книга совести
  •     37. В едином Слове — все
  •     38. Жених — слаще
  •     39. Молитвенник в Духе и Истине
  •     40. Бог есть велик и мал
  •     41. Благой обмен
  •     42. Что снизу — не помеха
  •     43. Подмога не нужна
  •     44. Суть человека
  •     45. Бог любит лишь себя
  •     46. Кто Бог — тот Бога зрит
  •     47. Люби, но без похвал
  •     48. Бог явлен нам в творенье
  •     49. Бог любит девственность
  •     50. Бог — малое дитя
  •     51. Не выразить в словах
  •     52. Новый Ерусалим
  •     53. Все дело лишь в тебе
  •     54. Свой образ уничтожь
  •     55. Бог — сущ, он не живет
  •     56. Бедность и богатство
  •     57. Расти из Самого
  •     58. В Боге умереть и в Боге жить
  •     59. Не Бог ли человек?
  •     60. О любви
  •     61. Себя покинешь — Бога обретешь
  •     62. В обоих пребывай
  •     63. Глухой, но слышит Слово
  •     64. Вздохнул — и все изрек
  •     65. Вечность — не измеришь
  •     66. Одно влечет другое
  •     67. Мир иной
  •     68. В молчанье говори
  •     69. Духовное плаванье
  •     70. Свет совершенный
  •     71. Кто сущий человек?
  •     72. Кто в хоре ангелов поет
  •     73. Грешнику
  •     74. Обоженным предстань
  •     75. Потщись плодоносить
  •     76. Возможеши и ты
  •     77. Две буквы — A и B
  •     78. В одной любви суть две
  •     79. Духовный Божий храм
  •     80. Духовный Сион[73]
  •     81. Масличная гора[74]
  •     82. Сердце
  •     83. Духовная гора
  •     84. Осиянность
  •     85. Ты сам себе тюрьма
  •     86. Усильем все возьмешь
  •     87. Духовный птенец
  •     88. О нем же
  •     89. На Солнце обернись
  •     90. Подчиненность
  •     91. Терпение
  •     92. Сокровеннейшее бесстрастье
  •     93. Тайный поцелуй Бога
  •     94. Одно утешится в другом
  •     95. Кто агнец, тот и лев[76]
  •     96. Дух — голубь есть[77]
  •     97. Где голубь свил гнездо
  •     98. Надежнее всего
  •     99. Два голубка — в одном
  •     100. Дари покой — сам отдохнешь
  •     101. Тайный покров
  •     102. В сем утешенья несть
  •     103. Духовное рождение
  •     104. Духовное оплодотворение
  •     105. Дитя и исполин
  •     106. Дверь Богу распахни
  •     107. Новое рожденье
  •     108. Богова невеста
  •     109. Непреходящий мир
  •     110. Преображение
  •     111. Мария
  •     112. Вне и внутри, рождаться и рождать
  •     113. Разумно поступай
  •     114. Все твари хороши
  •     115. Духовная охота
  •     116. Лучшее собранье
  •     117. Одиночество
  •     118. Жизнь в Боге
  •     119. Богоравность
  •     120. Ты Бога яшь и пьешь
  •     121. Частичка плоти — плоть
  •     122. Духовная лоза
  •     123. В терпении — весь смысл
  •     124. Бог Солнцем осиян
  •     125. Будь Богу равносущ
  •     126. Сердечность — естество
  •     127. Что есть приятнее всего?
  •     128. Небес открыты двери
  •     129. Что каждому дано
  •     130. Все золотом одень
  •     131. Возьми и удержи
  •     132. Свойство Бога
  •     133. Бесстрастие
  •     134. Равность
  •     135. Бесстрастие
  •     136. О том же
  •     137. Писание вне Духа есть Ничто
  •     138. Кто краше в небесех?
  •     139. Как в ангелы попасть?
  •     140. Само-уничижение
  •     141. Бесстрастный человек
  •     142. Стань Божьим чадом сам
  •     143. Все то, что в Боге — Бог
  •     144. Что есть бесстрастье?
  •     145. Божья суть
  •     146. Бог — это тьма и свет
  •     147. Избранник вечности
  •     148. Кто духом нищ
  •     149. Весь мир — в тебе самом
  •     150. Смирение нужно
  •     151. Злато христиан
  •     152. Божественней всего
  •     153. Вечность
  •     154. Единая звезда — как Солнце
  •     155. Коль можешь — поспешай
  •     156. Бог явлен через Солнце
  •     157. В себе ты Бога зришь
  •     158. Душа от Бога есть
  •     159. Дух пребывает в сути
  •     160. Дух будет жив всегда
  •     161. Благая жизнь — внутри
  •     162. Свой пламень обрати
  •     163. Бог — то же, что огонь
  •     164. Невинный не сгорит
  •     165. И капля хороша
  •     166. Грех сущности не имет
  •     167. Целитель — Иисус
  •     168. Все по летам равны
  •     169. В единстве Бога зришь
  •     170. Свой выбор соверши
  •     171. Орел взмывает ввысь
  •     172. Как Феникс возродись
  •     173. Пусть слабый подождет
  •     174. Усердным нужно быть
  •     175. Дух приведет в пустыню
  •     176. Надежным надо быть
  •     177. Не все судимо есть
  •     178. Весь мир — лишь ты да я (Творец и тварный мир)
  •     179. Едины быть должны
  •     180. Бог — все, а человек — ничто
  •     181. Кто грешен — тот слепой
  •     182. Бог постоянно днесь
  •     183. Кто в центре, видит все
  •     184. Лишь Бога Ангел зрит
  •     185. Сын и Его Престол
  •     186. Не надо Бога искушать
  •     187. Мне прозорливость не нужна
  •     188. Нельзя измерить суть
  •     189. Начало зрит конец
  •     190. О Боге
  •     191. Запретного беги
  •     192. Стань ладным
  •     193. В победе сущность вся
  •     194. Познанье дарит свет
  •     195. Кто властвует, тот царь
  •     196. Смиренье благо есть
  •     197. Отрину сам себя
  •     198. Для Бога тварь — игра
  •     199. И Бог отверг Себя
  •     200. Самоотдача
  •     201. Человек и другой Бог
  •     202. Живи один, как Бог
  •     203. Смиренный выше всех
  •     204. Иммануил
  •     205. Добро отдели от зла
  •     206. Ты отрок, ты и муж
  •     207. Бог, что в тебе, есть жизнь
  •     208. Бесстрастным вечно будь
  •     209. Свобода в Истине
  •     210. Божья святость
  •     211. С чем святость мне сравнить?
  •     212. Шесть тварей — все в одной
  •     213. Словечки «вне» и «внутрь»
  •     214. Несть разницы в делех
  •     215. И ты приноровись
  •     216. Про ангельскую жизнь
  •     217. Кто восемь раз блажен
  •     218. И мудрость под судом
  •     219. Добрые дела
  •     220. Пост, бденье и молитва
  •     221. Господь две вещи зрит
  •     222. Ты должен расцвести
  •     223. Невинных любит Бог
  •     224. Любвеобильное раскаяние
  •     225. Крещение огнем
  •     226. Крещение
  •     227. О том же
  •     228. Едино хощет Бог
  •     229. Свой образ чти
  •     230. Древо Жизни
  •     231. Солнцеворот
  •     232. Зеленый, белый цвет — вот истинный букет
  •     233. У добродетели вся жизнь — в любви
  •     234. Что хочешь избери
  •     235. Тайная соразмерность
  •     236. Миротвор[96] — Божий Сын
  •     237. Бог любит совершенных
  •     238. Мир — в добродетели
  •     239. Внутренний мир
  •     240. Божественный мир
  •     241. Четырехкратная победа
  •     242. Все есть Ерусалим
  •     243. Кротцыи суть агнцы
  •     244. Отринутый блажен
  •     245. Бог мне Отец и мать
  •     246. Бес
  •     247. Прощение врагу
  •     248. Суть вечности — не тишь
  •     249. Не узрит света бес
  •     250. Смирение есть знак
  •     251. Бог есть сему причина
  •     252. Высшее благословение
  •     253. Отринутый блажен
  •     254. Жизнь серафимская
  •     255. Бог пятеричен[102] есть
  •     256. Бог любит чистоту
  •     257. Смерть за Него и ты прими
  •     258. Вечность
  •   КНИГА ТРЕТЬЯ
  •     1. Ясли Иисуса
  •     2. О вертепе
  •     3. Деве Марии
  •     4. Вздох сожаления
  •     5. К ученому
  •     6. Простота угодна Богу
  •     7. Омытое росой
  •     8. Благая ночи тишь
  •     9. К пастухам
  •     10. Неслыханное чудо
  •     11. Бог, облеченный в плоть
  •     12. Несет и сам несом
  •     13. Причина — во мне
  •     14. Желанье поцелуя
  •     15. Хвалы достойней несть
  •     16. Он — мне, я — Ему
  •     17. Чем ближе, тем краше
  •     18. Живейшая музыка
  •     19. Блаженное Преображение
  •     20. Бог — человек
  •     21. Бог — отрок есть, почто?
  •     22. Чудо из чудес
  •     23. Духовная Божья Мати
  •     24. Младенцу Иисусу
  •     25. Младенцем сладко быть
  •     26. Всех лучше человек
  •     27. Имя Иисус
  •     28. Круг в точке
  •     29. Великое в малом
  •     30. Се — ясли Иисуса
  •     31. Пустое сердце — лучше пригодится
  •     32. Земные небеса
  •     33. Приимешь Бога ты
  •     34. Кресту Спасителя
  •     35. Пресладостней всего
  •     36. Превосходящая любовь
  •     37. Влюбленный Бог
  •     38. Целебная рана
  •     39. Стоянье лучшее — под Божиим Крестом
  •     40. Кресту Христову
  •     41. Избегающему Креста
  •     42. Грешнику
  •     43. Пасхальный Агнец
  •     44. Надгробие Иисуса
  •     45. Эпитафия святой деве Мехтхильд(е)[116]
  •     46. Ей же
  •     47. Перед надгробием Франциска[117]
  •     48. Единый день
  •     49. Эпитафия Праведнику
  •     50. Великое в малом
  •     51. Невеста и Жених
  •     52. Эпитафия святой девственнице Гертруде[119]
  •     53. Кто Богу всех милей
  •     54. К изображению младенца Иоанна[120] с младенцем Иисусом
  •     55. Грешнику
  •     56. О жаждущем Бога
  •     57. О воине Христовом
  •     58. В бореньях обретешь
  •     59. Лишь Бога возлюби
  •     60. Величье и любовь
  •     61. В смиренье крепок будь
  •     62. О святом Лаврентии[122]
  •     63. Святой Кларе[123]
  •     64. Святому Августину[124]
  •     65. О Марии Магдалине
  •     66. О всеблаженнейшей Деве
  •     67. Святому Бернару[128]
  •     68. Блаженство
  •     69. Богатство святого
  •     70. Бог самый щедрый есть
  •     71. Земной Серафим
  •     72. Вечная жизнь в мире сем
  •     73. Святой Варфоломей[129]
  •     74. Что имут кротцыи и те, кто злы
  •     75. Бесценная могила
  •     76. Душа есть Божий лик
  •     77. Розенобль (талант)[131]
  •     78. Духовная Суламифь[132]
  •     79. Духовная свадьба
  •     80. Помощник Богу — аз
  •     81. Лучший мытарь[133]
  •     82. Каждый о своем
  •     83. Лестный титул
  •     84. О розах[134]
  •     85. Стань белым и алым
  •     86. Под тернием цвети
  •     87. Раскройся, словно роза
  •     88. Распятье претерпи
  •     89. Красота
  •     90. Цветения пора
  •     91. Тайная роза[135]
  •     92. Всего блаженнее, но и всего гнусней
  •     93. Превыше всех святынь
  •     94. Почетнее всего
  •     95. Губительней всего
  •     96. Бедняк из бедняков
  •     97. Невинные грехи
  •     98. Не притворяться — значит, не грешить
  •     99. Кто сердцем чист, тот Бога зрит
  •     100. Земля — смиренья дар
  •     101. Живой мертвец
  •     102. Путь к Творцу
  •     103. Кто праведен — блажен
  •     104. Эпитафия святой душе
  •     105. Как Божье злато приобресть
  •     106. Грешнику
  •     107. Превыше Ангелов безгрешный человек
  •     108. Безгрешный грустен есть
  •     109. И тело почитай
  •     110. Блаженный грешник
  •     111. Сердце человека
  •     112. Безмерно сердце есть
  •     113. Храм Божий
  •     114. Преображение
  •     115. Сначала соберись
  •     116. Духовный жертвенник
  •     117. Твой камень — во главе угла
  •     118. Камень мудрецов — в тебе[139]
  •     119. Строй во главе угла
  •     120. Лучшая тинктура[140]
  •     121. Блаженней ангельского путь
  •     122. Чудесней всех чудес
  •     123. У Бога есть изъян
  •     124. Духовное низвержение
  •     125. Спесь и кротость
  •     126. Путь к святости
  •     127. Покой и вечность на земле
  •     128. Владей собой — чтоб стать царем
  •     129. Стезя прямая к жизни
  •     130. Напиток Бога
  •     131. Тайное Царствие
  •     132. Сердце
  •     133. О святой Терезе[143]
  •     134. Кто Богом избран есть
  •     135. Бог в сердце помещен
  •     136. Путь к святости
  •     137. Все добродетели — в любви
  •     138. Любовь мертва
  •     139. Что ищешь — то и обрятешь
  •     140. Княжеская жизнь
  •     141. Нам Богом должно стать
  •     142. Бог в кротости живет
  •     143. Светильник пусть горит[145]
  •     144. Аврора и душа
  •     145. Сладчайший фимиам
  •     146. Власть души
  •     147. Бог волит быть един
  •     148. Бог — фокус мой и круг
  •     149. Готовь брачную одежду
  •     150. Крест Господа и плен
  •     151. Святой печалям чужд
  •     152. Бессмертье в бренности
  •     153. Раб, дитя и друг
  •     154. Святой Игнаций[147]
  •     155. Путь к радости небесной
  •     156. Любовь превыше знанья
  •     157. Эпитафия св. Агнессе[148]
  •     158. Девство должно плодоносить
  •     159. Музыка сладкая
  •     160. Про вечную любовь
  •     161. Кого не знает Бог
  •     162. Попрыгун
  •     163. Тайное Возрождение
  •     164. Любовь — душевность веры
  •     165. Желание того, кто Бога возлюбил
  •     166. Крест
  •     167. Скупой не так уж плох
  •     168. Божество
  •     169. Раскаяние
  •     170. О власти вечного
  •     171. Глупец и там, и сям
  •     172. Чем благороднее, тем ближе всем
  •     173. Сей признак есть любовь
  •     174. Лишь Бога вопрошай
  •     175. Что делал Бог от века
  •     176. Оставь едину тварь
  •     177. Долгое мученье
  •     178. Кто в Господе богат, тот мне любимый брат
  •     179. О любви
  •     180. Не знает Бог, где у Него начало
  •     181. О Боге же
  •     182. Борись
  •     183. Упорно ожидай
  •     184. Потерпи еще
  •     185. Начало мудрости, средина и исход
  •     186. Любовь и ненависть
  •     187. Ввысь устремись
  •     188. И днесь родится Слово
  •     189. На лоне — Иоанн[153]
  •     190. О грешнике и Духе Божьем
  •     191. Любовь к Богу ненасытима
  •     192. Три слова мя страшат
  •     193. Любовь — превыше всех вещей
  •     194. Премудрость — лучшая жена
  •     195. Мир Девой сотворен
  •     196. Премудрость и любовь
  •     197. Совета Божьего у мудрости спроси
  •     198. Сей семя без оглядки
  •     199. Воздействие святой Троицы
  •     200. Речь мудреца блага
  •     201. Бог на даянья щедр
  •     202. И Бога можно ранить
  •     203. Для Бога аз велик
  •     204. О вечности забыв
  •     205. Кто боле всех влюблен, тот боле всех и свят
  •     206. О совести
  •     207. О знанье
  •     208. Мудрец — золотодел
  •     209. Бог — мой небесный хлеб
  •     210. В аскезе пребывай
  •     211. Строение души
  •     212. Скот чувствами живет
  •     213. Премудрость — ключ живой
  •     214. Кто свят — измерил Бога
  •     215. Кто бысть, кто есть и кто грядый, (по Апокал.)
  •     216. В тебе играет Бог
  •     217. Бог всюду и нигде
  •     218. На небе — ни мужей, ни жен
  •     219. Отринув, обретешь
  •     220. Высокий сан души
  •     221. Покоя злому несть
  •     222. Небесный зов и крик в аду
  •     223. Поможет воля ти
  •     224. О материнстве девства
  •     225. Грядущему внемли
  •     226. Один и не один
  •     227. Тройной приход Христа
  •     228. Два ока у души[159]
  •     229. Ненависть в себе
  •     230. Вера, надежда, любовь и молитва
  •     231. Жемчужина
  •     232. Не ставь себе границ
  •     233. У человека — три врага
  •     234. Всего ценней — душа
  •     235. Троякое лобзанье Бога
  •     236. Приметы бесов, ангелов, скотов и человека
  •     237. Кто равен есть Христу
  •     238. Внутри рожденный Бог
  •     239. Что значит имя Иисус
  •     240. Три духовных мудреца
  •     241. Тайное бегство души
  •     242. Чудесное Рождество
  •     243. Чудесное превращение
  •     244. Остерегайся, бди
  •     245. Неслыханное обращение
  •     246. О яслех
  •     247. О Деве Марии
  •     248. Жемчужин рождество
  •     249. Конец года
  •   КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ
  •     1. Бог станет тем, чем не бывал
  •     2. Творец явится в твари
  •     3. Младенцу Иисусу
  •     4. Тайный Назарет и Духовное Благовещение
  •     5. Младенец Иисус на материнском лоне
  •     6. Бог на соломе
  •     7. Евин грех — причина, отчего Бог стал человеком
  •     8. Имя Иисус
  •     9. Не выразить в словах
  •     10. Совершенная благодать
  •     11. Молчаньем Бога чтут
  •     12. Единое спасет
  •     13. Свойства трех сословий
  •     14. Великое в ничтожном
  •     15. Эпитафия святой Агате[166]
  •     16. Снег на солнце
  •     17. К Господу Иисусу
  •     18. Цель праведности — Бог
  •     19. Благая совесть
  •     20. Мирская сладость
  •     21. Нераспознанный Бог[167]
  •     22. Святому Августину
  •     23. Божественное созерцание
  •     24. Преображение
  •     25. Зрящий Бога
  •     26. Моисей
  •     27. Блаженные
  •     28. Святые и безбожники
  •     29. Любовь
  •     30. Бог выше всех даров
  •     31. Блаженная праздность
  •     32. Стихия каждого
  •     33. Рай на земли
  •     34. Боголюбивый прежде всех
  •     35. Высь Бога, глубь, длина и широта
  •     36. Божественное созерцание
  •     37. Кротость
  •     38. Бог есть ничто и все
  •     39. Кто предан, тот блажен
  •     40. Невеста Богова
  •     41. Вечеря Агнца[174]
  •     42. Мария
  •     43. Любимый ученик
  •     44. Красное и белое
  •     45. О Марии Магдалине, стоящей у Креста
  •     46. О ранах Господа
  •     47. Там — по-иному все
  •     48. Крест
  •     49. Христова слава в мире сем
  •     50. Лобное место
  •     51. Терновая корона
  •     52. Изобретение любви
  •     53. Его облобызай
  •     54. Мир вешним сотворен
  •     55. Духовное Воскресение
  •     56. Тайное Вознесенье
  •     57. Духовное опьянение
  •     58. Потерянная драхма[181]
  •     59. Заблудшая овца
  •     60. Блудный сын
  •     61. Трое потерянных и вновь обретенных
  •     62. Точка, линия и плоскость
  •     63. О богаче
  •     64. О нем же
  •     65. Бедный Лазарь
  •     66. О Марии Магдалине
  •     67. Марфа и Мария[182]
  •     68. Мария Магдалина
  •     69. Грех
  •     70. Человек
  •     71. Небо — везде
  •     72. Невеста жаждет Жениха
  •     73. Днесь гражданином стань
  •     74. Напрасно не мечтай
  •     75. Слово утешения
  •     76. Из терний виноград
  •     77. Смерть в Духе
  •     78. Надеждою живи
  •     79. И лучший друг, и враг
  •     80. Путь к милости — в любви
  •     81. Смерть
  •     82. Священное Писание
  •     83. Трубный глас
  •     84. Божий лик
  •     85. Врач хворому слуга
  •     86. Святой Павел[189]
  •     87. Любовь
  •     88. Из «Песни Песней»
  •     89. Девственницы и дети
  •     90. Добродетель
  •     91. Боголюбивое одиночество
  •     92. Время суток
  •     93. Об Иоанне Крестителе
  •     94. Мир
  •     95. Конец — делу венец
  •     96. Кто тварен — преходящ
  •     97. Мне оба хороши
  •     98. О лилиях
  •     99. О святом Алексии[194]
  •     100. Лишь каясь, огнь зальешь
  •     101. О смерти
  •     102. О ней же
  •     103. Жизнь и смерть
  •     104. Смерть святых
  •     105. Смерть благостна и зла
  •     106. О мучениках
  •     107. Полезные мысли
  •     108. Человек — Ангел втройне
  •     109. Мудрец
  •     110. Доступнее всего
  •     111. Влюбленному в себя
  •     112. О сердце святой Клары из Монтефалько[196]
  •     113. Лукавство за лукавство
  •     114. Дракона Агнец укротил[197]
  •     115. Запоздалое покаянье
  •     116. Одно уступает другому
  •     117. Мир и Новый Иерусалим
  •     118. Зерцало
  •     119. Сосуду — чистым быть
  •     120. Взыскующий небес
  •     121. И в небесех животным место есть
  •     122. Бог выше ся не зрит
  •     123. О св. Марфе хлопотливому
  •     124. О Боге
  •     125. Беда влюбленных в Бога
  •     126. Неведомая причина
  •     127. Жилище Бога
  •     128. Влюбленному в мирское
  •     129. Немногословней всех
  •     130. О суете сует
  •     131. О справедливости
  •     132. Потеря и награда
  •     133. Ты, человече, угль
  •     134. Сила возвращения
  •     135. Ручей стал морем
  •     136. Луч станет Солнцем
  •     137. Искра из огня
  •     138. Кто любит — тот любим
  •     139. Утопленник блажен
  •     140. Молитва благостна
  •     141. Что слаще, чем любовь?
  •     142. Достойно страха и любви
  •     143. Наисладчайший звук
  •     144. Святое Преображение
  •     145. Превыше Серафим
  •     146. Человека высший чин
  •     147. Неописуема ширь человека
  •     148. Что расширяет душу
  •     149. Без любви — зловоние
  •     150. Чем Богу порадеть?
  •     151. Истинная мудрость
  •     152. Любовь, пожирающая грехи
  •     153. Море в единой капельке
  •     154. Бог всюду совершен
  •     155. Бог в человеке
  •     156. О том же
  •     157. Бог внутри и вне меня
  •     158. Великое сокрыто в малом
  •     159. Все во всем
  •     160. Свет Божий — всюду сый
  •     161. В Едином все
  •     162. Одно в другом
  •     163. Все — из сокрытого
  •     164. Слепок Божий
  •     165. Бог все еще Творец
  •     166. Покой Божий и его дела
  •     167. Крест Божий не тяжел
  •     168. Непостояннее всего
  •     169. За ум похвалит всяк
  •     170. Лекарство для больных — любовь
  •     171. Любовь растопляет
  •     172. Благость покойного сердца
  •     173. Высший покой
  •     174. Высшая радость блаженных
  •     175. Предивный брак
  •     176. Брак Агнца
  •     177. Чудо Божьей близости
  •     178. Что есть пред Богом тварь
  •     179. Как может Бог всем сердцем возлюбить
  •     180. Полдень и заря души
  •     181. О блаженном
  •     182. Символ Божией радости
  •     183. Все то, чего ты ждешь — в тебе
  •     184. Предивная тайна
  •     185. Как в Боге тварь
  •     186. Ничто не для себя самого
  •     187. Дарителя прими
  •     188. Кто радостнее всех
  •     189. У грешных радость не полна
  •     190. Крест явит то, что сокрыто
  •     191. Легко покинуть все
  •     192. Премудрый человек
  •     193. О чем вопиет вся тварь
  •     194. Что Богу по сердцу
  •     195. Как Богу угодить
  •     196. Деяние святых
  •     197. Чего Бог требует от человека
  •     198. Что такое духовный покой
  •     199. Каким должно сердцу быть
  •     200. Как время скоротать
  •     201. Почему душа вечная
  •     202. Луч без Солнца
  •     203. Как ищут, так и обретают
  •     204. Кто с Богом неразлучен
  •     205. Точка блаженства
  •     206. В ком Божий Сын рожден
  •     207. Примета Сына Божьего
  •     208. По смерти не творят
  •     209. Веруй по мере сил
  •     210. Что есть нищенство духовное
  •     211. Свобода — в нищете
  •     212. Исток всей праведности — нищета
  •     213. Кто благородней всех
  •     214. Прекрасная смерть
  •     215. Для бренности непостижима вечность
  •     216. Зачавшая душа
  •     217. Распрямленный Дух
  •     218. Знак Божией невесты
  •     219. Кочующий ковчег Бога
  •     220. Бог заботится о всякой твари
  •     221. И крохотный зверек
  •     222. Легко провидит Бог
  •     223. Бог должен душу знать
  •     224. Единства — как достичь?
  •     225. Божий сад блаженств
  •     226. Величье человека
  •     227. Кто есть цветок небесный
  •     228. Пришествие для нас
  •     229. Служащий Богу — благ
  •     230.Высшая хвала
  •   КНИГА ПЯТАЯ
  •     1. Дабы Единым стать
  •     2. Число — из единицы,а тварь — из Бога есть
  •     3. Бог во всем есть сице[206], как числа в Единице
  •     4. Ничто не есть без единицы
  •     5. Ноль впереди — ничто[207]
  •     6. В Одном едино все
  •     7. Святые суть един святой
  •     8. Тайное число-венец
  •     9. Всяк должен стать Христом
  •     10. Божьи палаты
  •     11. Зло — только во грехе
  •     12. Бдящий глаз зрит
  •     13. Добро земли — навоз
  •     14. Исход — истока ради
  •     15. Проклятье — в сущности самой
  •     16. Над Богом власти нет
  •     17. Высшее чудо
  •     18. Духовные времена года
  •     19. О них же
  •     20. Упрямая скала
  •     21. И праведности свойство, и греха
  •     22. Невинность взаперти
  •     23. Время не торопится
  •     24. Не очи Бога зрят
  •     25. Лучшее в благодати
  •     26. По нам и Бог
  •     27. Путь к вечности
  •     28. Чем занят Бог весь день?
  •     29. Став на вершину, узришь глубину
  •     30. Бес тоже ведь не плох
  •     31. Спесь и смиренье
  •     32. Своеволие все рушит
  •     33. Когда Богу с нами хорошо
  •     34. Бог любит лишь себя
  •     35. Присуще Богу «более», чем «мене»
  •     36. Богов много, Бог един (1 Кор. 8, 5)
  •     37. Бог смотрит в глубину
  •     38. Бог с терний сбирает финики
  •     39. Блаженных глад не утолить
  •     40. Христос — скала
  •     41. Чем больше знанья, тем меньше пониманья
  •     42. Бог любит сам себя
  •     43. Почто Господь столь справедлив
  •     44. Бог возлюбил себя не как себя
  •     45. Пороки — ложный блеск
  •     46. Ты — первый грешник
  •     47. Духовное огниво
  •     48. Одно не без другого
  •     49. Лучшая мудрость
  •     50. Сам Бог не праведен
  •     51. Все — по образу Божию
  •     52. Стань небесами сам
  •     53. Вечное избрание
  •     54. Из чего состоят добродетели и пороки
  •     55. Бог грешника щадит
  •     56. Бог не скорбит о гибели твоей
  •     57. Коль хочешь — стань блажен
  •     58. Для Бога мера — ты
  •     59. Господня милость длится вечно
  •     60. Путь на небеса
  •     61. Все совершенно
  •     62. Высший дар человека
  •     63. У Бога несть времен
  •     64. Себе мы служим, а не Богу
  •     65. Не может скрыться Бог
  •     66. Бог — в нас самих
  •     67. Как долог в небо путь
  •     68. Мудрец не чает рая
  •     69. Отличье доброго от злого
  •     70. Блаженным стать — труд невелик
  •     71. Покаяться легко
  •     72. Бог близок всем
  •     73. Не может Бог уйти
  •     74. Несть вечности в аду
  •     75. Жизнь радостью долга
  •     76. Какова община, таков и общник
  •     77. Грешнику
  •     78. Почто не многие в ворота жизни вхожи
  •     79. Всего надежней — Крест
  •     80. Кто беден — всех богаче
  •     81. Бог явлен в чистоте
  •     82. Всех слаще крестная любовь
  •     83. В страданье — радость есть
  •     84. Единознание в чести
  •     85. Не ведый есть блажен
  •     86. Творец в творении
  •     87. Едина книга — лучше всех
  •     88. Переставь себя
  •     89. Днесь Царствие стяжай
  •     90. Что временно — не Бог
  •     91. В каком году был создан мир
  •     92. Не прозорливец Бог
  •     93. Не гневается Бог
  •     94. Бог недвижим
  •     95. Бог для блаженных и для проклятых
  •     96. Ад только жжет
  •     97. Кто мудр — тот плачет о гресех
  •     98. Бог воле не помеха
  •     99. Что любит Бог вкушати
  •     100. Как приготовить Богу сердце
  •     101. Бог сердце любит целиком
  •     102. Почто сердце не в ангельском чине
  •     103. Не крестной смертию вначале умер Бог
  •     104. Христос был прежде, чем Он стал
  •     105. Укради небеса
  •     106. Жизнь впиши в самого себя
  •     107. Христос вчера, сегодня, завтра
  •     108. Едина вера есть пустой сосуд
  •     109. В ком Бог — у того с Ним все едино
  •     110. Все твари идут за Творцом
  •     111. Вне Бога жизнь есть смерть
  •     112. Не все добро — добро
  •     113. В ущербе выгода
  •     114. За честью гнаться глупо есть
  •     115. Опыт лучше знанья
  •     116. Будь первым в небесех
  •     117. Смиренного не судит Бог
  •     118. Бог милосерд, тем паче справедлив
  •     119. Воздействие Святых Даров
  •     120. Две личности в одной
  •     121. Душа — прекрасней всех вещей
  •     122. Святые — не святы
  •     123. Символ Святой Троицы
  •     124. О Боге больше лгут, чем истину рекут
  •     125. Время — благородней вечности
  •     126. Коль аз в тебе иссох — обрящет силу Бог
  •     127. Безвременна душа
  •     128. В душе — всегда заря
  •     129. У внутреннего во внешнем нет нужды
  •     130. Духовный магнит и сталь
  •     131. Сколь значим человек
  •     132. Бесстрастному урона нет
  •     133. Не ропщет тот, кто мудр
  •     134. Служа Богу добром, будь слугой и царем[214]
  •     135. Готовность притупляет чувства
  •     136. Мудрец доволен всем
  •     137. Бог слышит и немых
  •     138. Кого не может Бог проклясть
  •     139. Всех благороднее
  •     140. Кто мудрый — попадает в цель
  •     141. Мир играет трагедию
  •     142. На небе каждый волен делать все
  •     143. Нечувственный — превыше Ангелов
  •     144. Любовь к себе вредней, чем легионы бесов
  •     145. Вражда и ненависть сопутствуют Христу[215]
  •     146. Мир от века сый
  •     147. Едино в Боге всё
  •     148. Все в вечности равны
  •     149. Все люди — единый человек
  •     150. Все — общее на небесех
  •     151. Каждый вкушает от всей благодати
  •     152. Чего достиг святой, достигнет и другой
  •     153. На небесех один радеет о другом
  •     154. Кто ищет мира, оглядись
  •     155. Христос и первый, и последний человек
  •     156. Кто копит впрок — тот нищ, убог
  •     157. Воистину богатый нищ
  •     158. Смерть — одинокая вдова
  •     159. Мучения Христа не кончились и днесь
  •     160. Ты должен завершить страдания Христа
  •     161. Наперсник Христа — един Иоанн[217]
  •     162. Хвала грешника
  •     163. Кто грешен больше всех, тому поможет Бог
  •     164. Лишь агнец — Божий Сын
  •     165. Кто Бога зрит
  •     166. Кто зол — не во Христе
  •     167. И грех несет добро
  •     168. Блага грешник не творит
  •     169. Как ходить пред Божеством
  •     170. Бог во всех вещах един
  •     171. Все добродетели в ладу
  •     172. Все добродетели — одна
  •     173. У Бога мыслей нет
  •     174. То, что вершит святой, в нем совершает Бог
  •     175. Совесть указует путь
  •     176. Христос был Книгой Жизни
  •     177. Кто Книгу Жизни чтет
  •     178. Христос был тем, что рек
  •     179. Бог новшеств не творит
  •     180. Лишь в чистом сердце Бог
  •     181. Кто алчет больше всех
  •     182. Из сердца сердце вынь
  •     183. Нрав христианина
  •     184. Святой зрит себя в другом
  •     185. Мудрец не копит, оттого и не теряет
  •     186. Причина зла — лишь в себялюбье
  •     187. Где Бог утешит ны
  •     188. Есть множество блаженств
  •     189. Бог извечно влюблен в свое великолепье
  •     190. Блаженство в жизни сей
  •     191. Блаженный и проклятый
  •     192. В деянье Богу помогает тварь
  •     193. Бог любит одного, как всех
  •     194. Деянья всех святых одно деянье суть
  •     195. Обрящешь Бога, сбросив суету
  •     196. У Бога мнози имена — и ни едина несть
  •     197. Бог есть ничто и все
  •     198. Все меряй по Христу
  •     199. Стремление любви
  •     200. Что любишь — в то и превратишься (бл. Августин)[220]
  •     201. Любовь — по чину
  •     202. Единство с Богом всех преобразит
  •     203. Всяк смертный ослеплен
  •     204. Бог милосерднее, чем разумеем мы
  •     205. Там, где Бог, изъянов нет
  •     206. Смиренный — Богу приобщится
  •     207. Лучшее из дел
  •     208. Новая плоть
  •     209. Несть выше благодати
  •     210. Новая и старая любовь
  •     211. Серафимская любовь[221]
  •     212. И круг любви, и сердцевина
  •     213. Престол Господень — в тишине
  •     214. Бог — все во всем
  •     215. Бог все во всех творит
  •     216. Бог — живой ручей
  •     217. В Боге зримо все
  •     218. Бог не желает зла
  •     219. Плоть смертную покинь
  •     220. Как Бога обрести
  •     221. Не слышат мертвецы
  •     222. Прежде радости — страданье
  •     223. Кто праведен, как Иисус Христос
  •     224. Для мертвых все мертво
  •     225. Некрестные кресты
  •     226. Природа святости
  •     227. Равноценность
  •     228. Человек — внутри у зверя
  •     229. Гордыня — смертный грех
  •     230. Все зло — в тебе
  •     231. Истинная любовь верна
  •     232. Прекраснейшая вещь
  •     233. Егда человек — сам Бог
  •     234. Все возвращается к истоку
  •     235. Нам вечность врождена
  •     236. Одно несет другое
  •     237. Крест несет и радость, и страданья
  •     238. Мое, твое — несет проклятье
  •     239. Пример для Бога — в Нем самом
  •     240. Когда вернешься ты на лоно Божества
  •     241. Любви подвластно все
  •     242. Высшее благо — любовь
  •     243. Что есть Бог
  •     244. Любовь — и Богу благодатна
  •     245. Лучшее имя для Бога — любовь
  •     246. Бог ищет в нас себя
  •     247. Бог не умеет ненавидеть
  •     248. Троякий сон
  •     249. Тройное Рождество
  •     250. Духовное и вечное Рождество едины суть
  •     251. Родится вечно Бог
  •     252. Божий Сын рождается в тебе
  •     253. Для всех исток хорош
  •     254. Душа без Бога
  •     255. Боль приносит благодать
  •     256. Назад взглянуть — и снова потеряться
  •     257. Сладчайшая жизнь
  •     258. Бог и блаженство суть одно
  •     259. Бог станет мной, коль я был до Него
  •     260. Бог, Господь, Отец и Жених
  •     261. Бог — в каждой из вещей и ни в одной не есть
  •     262. Нижайшее смирение
  •     263. Не бойся в ад сойти
  •     264. В чьем сердце Иисус Христос
  •     265. Кто пленник Божией любви
  •     266. Истинная жизнь души
  •     267. По школе и ученье
  •     268. Не жалуясь, твори
  •     269. Кто рядом с Богом — зрит Его
  •     270. Спасение — от Бога
  •     271. Отринув человека, станешь Богом
  •     272. Лик Божий — дарует блаженство
  •     273. Где не творит Христос — там несть Его
  •     274. Блаженный в мире сем
  •     275. Страдание полезней радости
  •     276. Дела святых — не по закону
  •     277. У праведника нет закона
  •     278. Движенье духа вспять
  •     279. Что на месте мира было до него.
  •     280. Себя не может Бог измерить
  •     281. Чем Бог всеблаг, пречуден и красив
  •     282. Бог — как Солнце
  •     283. Отчего у Бога радость и покой?
  •     284. Едва возжаждешь — Бог в тебе
  •     285. Духовная горлица
  •     286. Простоте нужен острый смысл
  •     287. Свойство простоты
  •     288. Любовь отмирная и горняя любовь
  •     289. Праведность без любви — ничто
  •     290. Любовь — огонь и вода
  •     291. Достоинство — от любви
  •     292. Вся красота — в любви
  •     293. Награда за любовь
  •     294. Ум без любви — ничто
  •     295. Полней любовь — полнее благодать
  •     296. Божья любовь в нас есть Дух Святой
  •     297. Без Бога Бога возлюбить нельзя
  •     298. Любовь страха не имет.
  •     299. По лицу и награда
  •     300. Кто истинно боголюбив
  •     301. Радость, идущая за Богом
  •     302. Быстрее всех
  •     303. Признаки ложной любви
  •     304. Любовь поверяется Крестом
  •     305. Любовь к Богу сущностна
  •     306. Неизраненное сердце — хворо
  •     307. Богу любовь родней, чем мудрость
  •     308. Сколь Бог доступен всем!
  •     309. В чем радость высшая души
  •     310. Лобзанье Бога-Жениха
  •     311. Душа без Бога есть ничто
  •     312. Любовь — как золото
  •     313. Возвышеннейший ум
  •     314. Милосердие откроет небеса
  •     315. Величье — в малости
  •     316. Евангельский пастырь
  •     317. Плоды добродетелей
  •     318. Как узреть небеса
  •     319. Несть выше благодати
  •     320. Кратчайший к Богу путь
  •     321. В чем есть покой души
  •     322. Лишь в высшем благе благодать
  •     323. Почто Бог дает вечную награду
  •     324. Корона праведных
  •     325. День Вознесения
  •     326. У всех — различная душа
  •     327. Почто Богу царствовать не в тягость
  •     328. У Бога нет греха
  •     329. Вся троица приводит к благодати
  •     330. Когда глаголет Бог
  •     331. Чего Бог не сотворил — тем и недоволен
  •     332. Куда попадет человек, что в Бозе опочил
  •     333. Дьявола убойный скот
  •     334. Бог ценит все по существу
  •     335. Три разных света
  •     336. Единым оком узришь цель
  •     337. Тварь — радость для Творца
  •     338. Чем вечность дольше, тем и непроглядней
  •     339. Тварь не постигнет глуби Божества
  •     340. Бог тоже должен заслужить
  •     341. Где время долее всего
  •     342. Как стать придворным Бога
  •     343. Духовный орган
  •     344. Нищета — в Духе
  •     345. Кто жив в Христовых ранах
  •     346. Дитя пьет молоко
  •     347. Имеяй[228] Божью глубь
  •     348. Как измерить Бога
  •     349. Дай милости войти
  •     350. Сам ободри себя
  •     351. Внутри все чувства суть одно
  •     352. И Сладость Высшая, и благодать
  •     353. Лик Божий полнит и пьянит
  •     354. Путь в небеса — путь Крестный
  •     355. Почто святые не равны
  •     356. Для совершенного несовершенство — ложь
  •     357. Чтоб Бог излился в сердце
  •     358. Бог — все, чем волит стать
  •     359. Троица подобна Солнцу
  •     360. Кто смерти Господа причастен
  •     361. Не иссякает Божья благодать
  •     362. Высшее блаженство
  •     363. Деянье мудреца
  •     364. Кто покоен, творит
  •     365. Лже-человек
  •     366. Божия Псалтирь
  •     367. Кто едино искусен
  •     368. С кем Богу хорошо
  •     369. Душа вне своего истока
  •     370. Всё — в Боге
  •     371. Кого не вымолить и Богу самому
  •     372. По Жениху — невеста
  •     373. Блаженнейшее сердце
  •     374. Обрящешь, отрешась
  •   К СЕМУ ПРИСОВОКУПЛЯЕТСЯ ДЕСЯТЬ ЗВОНОРИМОВ, ИЛИ СОНЕТОВ
  •     Первый Бог в святой душе
  •     Второй Деве Марии, лилее сокровенной
  •     Третий Падшая душа
  •     Четвертый Оправданный грешник
  •     Пятый Анафема осужденным[235]
  •     Шестый Надпись осужденным
  •     Седмый Осужденный злодей
  •     Осмый О блаженных
  •     Девятый Надпись блаженству
  •     Десятый Блаженный, почивший в Бозе
  • ПРИЛОЖЕНИЕ
  •   Шестая книга «Остроумных речений и виршей» [названных в издании 1675 г. «Херувимским странником»].
  •     11. Блаженный мудрец
  •     12. Тайный олень и его ручей
  •     13. Грешная душа
  •     14. Святая душа
  •     15. Сын назван именем Отца
  •     16. Тайное Воскресение
  •     17. Одно желание другое гасит
  •     18. Вечность ставят ни во что
  •     19. Глупейший из глупцов
  •     20. Все временное — дым
  •     21. Лишь вечного ищи
  •     22. Химеру глупо обнимать
  •     23. Не ведая блага, ты алчешь мирскаго
  •     24. Что есть внутри — не ищут вне
  •     25. Мудрец не ищет чести вне
  •     26. Честь — сущность мудреца
  •     27. У грешных чести нет
  •     28. Богатый грешник — в позолоте грязь
  •     29. Кто грешен — грязь и прах
  •     30. Кто хощет чтимым быть — стань Богом
  •     31. Себя восстави сам
  •     32. И червь позорит ны
  •     33. Изменись
  •     34. Кто видит вечный Свет
  •     35. Приближься и смотри
  •     36. Открытым оком зри
  •     37. Без Солнца света несть
  •     38. Оборотись — обрящешь свет
  •     39. Духовная Луна и ее Солнце
  •     40. Солнце просветит
  •     41. Кто Солнца не зрит, того и нет
  •     42. Кто безучастен — миру чужд
  •     43. Того, кто невидим, нет
  •     44. Что истлевает, изойдет в ничто
  •     45. Упрямство к Богу не ведет
  •     46. Что с целым общего у тех, кто отделен?
  •     47. Есть время, чтоб спастись
  •     48. Примером увлекись
  •     49. Презреннейшая падаль
  •     50. Позорный пленник
  •     51. Продажнейшая тварь
  •     52. Позорная смерть
  •     53. Сим победиши
  •     54. Победу имаши[244] после
  •     55. Венец в сраженье обретешь
  •     56. Награда — первому
  •     57. Едина честь
  •     58. Краткая сеча — вечный триумф
  •     59. Честь лишней не бывает
  •     60. Где честь — а где позор
  •     61. Врагов страшащийся смешон
  •     62. Получше выбирай
  •     63. Душа у грешника глупейшая из всех
  •     64. И впрямь дурында
  •     65. Два странных дурака
  •     66. Неловкий в мире сем
  •     67. Мирское благо — бремена
  •     68. Порицай себя
  •     69. В ком нет сноровки — в небо не войдет
  •     70. Останешься стоять — оборотишься вспять
  •     71. Благой и скверный путь
  •     72. Ленивым небо не стяжать
  •     73. Ничто не дастся даром
  •     74. Усилием небо берется[247]
  •     75. Покой — в победе есть
  •     76. Мир избирает зло
  •     77. Грешник смерти ищет
  •     78. Что есть потерянность?
  •     79. Потерянность навеки
  •     80. Что днесь потеряно — того не ищет Бог
  •     81. Кого Бог проклял — не найдет
  •     82. По воле потерял
  •     83. Взыскующему злата
  •     84. Высшее богатство и высшая прибыль
  •     85. Что хвалят — сами не творят
  •     86. Кому все мало — вовсе неимущ
  •     87. Кто словно Солнце или Бог
  •     88. Кто нищим подает — становится богат
  •     89. Скряга
  •     90. Богатый Бога не впускает в дом
  •     91. По вере и дела
  •     92. Твори лишь то, что и тебе творят
  •     93. Мудрое и глупое собирание
  •     94. Кто милосерд — свободен, а кто скуп — в цепях
  •     95. Где сокровище — там и сердце
  •     96. Продастся и глупцу
  •     97. Вечность вмещает не всех
  •     98. Яд заменяет сахар
  •     99. Ларь мудреца и скряги
  •     100. Мудрец опережает вора
  •     101. Избудь вожделенье — придет избавленье
  •     102. Ни глаз, ни сердце не должны страдать
  •     103. Брось в море лишний груз
  •     104. Отбрось соблазн мирского
  •     105. Всё за всё
  •     106. Ничто пожнет ничто
  •     107. Глупая потеря
  •     108. Кто не изжил страстей
  •     109. Сам о себе раб
  •     110. Обиднейшее рабство
  •     111. Духовная собачья конура
  •     112. Постыднейшая служба
  •     113. Обманутый по своей же воле
  •     114. Солдат любит палку
  •     115. Небрежность не приводит к Богу
  •     116. Кто не алкает, того Бог не знает
  •     117. Без муки несть любви
  •     118. Любовь несет к Возлюбленному
  •     119. Душа в Боге и безбожная душа
  •     120. Не жаждать — значит не любить
  •     121. Без смерти жизни нет
  •     122. Двойная глупость
  •     123. Глупец избирает, что похуже
  •     124. Кто для чего предназначен
  •     125. Любят то, что сами суть
  •     126. С кем знаешься — таков и сам
  •     127. Смерть для любви и скорбь
  •     128. Для Бога Богом стань
  •     129. Кто волит, Богом и рожден
  •     130. Ничем не стать — Богом стать
  •     131. Высшее Рождество — высшая радость
  •     132. Бога единое блаженство
  •     133. Как Божие блаженство обрести
  •     134. Родиться от Бога — Богом стать
  •     135. Стань Богом в Боге — и все разделишь с Ним
  •     136. Вечная честь и вечный позор
  •     137. Неразумие грешника
  •     138. Деревенщина
  •     139. Не внидешь во дворец — не внидешь в небеса
  •     140. Возненавидь сей мир, дабы его оставить
  •     141. Невольнику Креста
  •     142. Оставленному миром
  •     143. Спесивому
  •     144. Гордыня ничижит
  •     145. Редкая добродетель
  •     146. В творенье явлен мастер
  •     147. Скорбь приносит радость
  •     148. Кто здесь насытился, там ясть не может
  •     149. Пьяницу Бог не напоит
  •     150. Ничто даром не дается
  •     151. Божий торг
  •     152. Бог — наша цель
  •     153. Сверхвозможное возможно
  •     154. Бог делает все Сам
  •     155. Чем ближе к цели — тем верней
  •     156. Молитву грешника не слышит Бог
  •     157. Как обратиться к Богу
  •     158. Духовная защита
  •     159. Сердце нужно зарядить
  •     160. Всё — из сердца
  •     161. Сердце вычисти и прибери
  •     162. Отравленное сердце не подымется ввысь
  •     163. Ненависть влечет ненависть
  •     164. Что посулишь — то будет и тебе
  •     165. Как ты подашь — подастся и тебе
  •     166. Стяжавший Царствие не может бедным стать
  •     167. Воистину богатый
  •     168. У мудрых ларец пуст
  •     169. Будь тем, чего не хочешь потерять
  •     170. Двоякая потеря самого себя
  •     171. В море каждая капля — море
  •     172. В море каплю не различить
  •     173. В море и капелька — море
  •     174. В море все — едино
  •     175. Единство с Богом обрести — легко
  •     176. В желанье Бога — и покой и мука
  •     177. С кем водится глупый и мудрец
  •     178. Мертвых больше, чем живых
  •     179. Как поступает скряга и как — мудрец
  •     180. О том же
  •     181. Глупец и мудрец
  •     182. Скупость — от неверия
  •     183. Мудрец не ищет благ
  •     184. Нас губит все, что не есмы
  •     185. Богатство — внутри нас
  •     186. Бог — твое богатство
  •     187. Неразумный скряга
  •     188. Ищущий глупец
  •     189. Всего хотеть — ничесоже не иметь
  •     190. Вне Бога все — ничто
  •     191. Мир потерять — не много потерять
  •     192. Себя избудешь — что-нибудь избудешь
  •     193. Дай умертвить себя
  •     194. Умерщвляющий себя и собой живущий
  •     195. Иксионам[255] несть числа
  •     196. Нарушенный мир
  •     197. По труду и награда
  •     198. Затворничество от многого хранит
  •     199. Хранить себя — не грех
  •     200. Храбриться — навредить
  •     201. Не чающий забот — ничтоже обретет
  •     202. Избегни трех вещей
  •     203. Сердце в темноте не зрит
  •     204. Духовное Слово — ключ
  •     205. Погибший часовой
  •     206. Не подпускай врага телесно
  •     207. Дьявола одолеть легко
  •     208. Красота умная и глупая
  •     209. Внешний наряд цены не прибавляет
  •     210. Кто изнутри богат, не ищет внешних благ
  •     211. Мир слеп
  •     212. Лишь вера не глупа
  •     213. Кто мал — тому все велико
  •     214. Бог — больше всех
  •     215. Гляди на себя сверху вниз
  •     216. Вблизи лучше видно
  •     217. Муравьиная душа
  •     218. На земле все — малость
  •     219. Не зримо — и не чтимо
  •     220. По зримости — любовь
  •     221. На мир не гляди
  •     222. Мир должно разглядеть
  •     223. Осмеивая мир, оплакивай его
  •     224. Детям жалко кукол
  •     225. У мудреца крадут лишь кукол
  •     226. Оценишь истинно — не будешь удручен
  •     227. Огорчение мудреца
  •     228. Огонь от Божьей наковальни
  •     229. Мудрец не любит разделять
  •     230. Деянье мудрых и глупцов
  •     231. Святыня мудреца
  •     232. Предки мудреца
  •     233. Тайное благое Рождество
  •     234. Действие Святой Троицы
  •     235. О том же
  •     236. Стать Божьим Сыном — в Горних восседать
  •     237. Кто Богу дщи[259], невеста или мати
  •     238. Лобзанье божества
  •     239. Жалоба к Богу
  •     240. Богаче всех — мудрец
  •     241. Мудрец не умрет днесь
  •     242. Мудрец не одинок
  •     243. Лишь мудрый — общник Богу
  •     244. Ступи на путь Христа
  •     245. Любовь сулит отвагу
  •     246. Любовь проникла все
  •     247. Созерцать — блаженным стать
  •     248. Не узришь Господа — не узришь ничесоже
  •     249. Блаженнейшее знанье
  •     250. Что есть блаженство
  •     251. Своенравному
  •     252. Для умного святые не мертвы
  •     253. Лишь кафолический[260] христианин
  •     254. Мудрец приемлет только Божье
  •     255. Мудрейший не грешит
  •     256. Мудрец не ходит вкривь
  •     257. Кто есть мудрец
  •     258. Как мудрым стать
  •     259. В чем мудрость мужа есть
  •     260. Кто миру чужой — тот Богу родной
  •     261. Кто в Истине — мудрец
  •     262. Земля — песчинка
  •     263. Заключение
  • ПРИМЕЧАНИЯ
  • СПИСОК ТРУДНЫХ ДЛЯ ПОНИМАНИЯ ЦЕРКОВНОСЛАВЯНИЗМОВ, ВСТРЕЧАЮЩИХСЯ В ТЕКСТЕ ПЕРЕВОДА