КулЛиб электронная библиотека 

Кровожадный Карнавал [Лемони Сникет Дэниэл Хэндлер] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Лемони Сникет Кровожадный Карнавал (Тридцать три несчастья — 9) Lemony Snicket. The Carnivorous Carnival (2002)

Дорогой читатель!

Слово «кровожадный», которое присутствует в названии книги, относится к тем существам, которые «жаждут крови», и достаточно прочесть это свирепое слово, чтобы дальше уже не читать. В этой кровожадной книге рассказывается столь прискорбная история, что содержимое ее может оказать гораздо более тошнотворное действие, чем даже самая нездоровая пища.

Во избежание расстройства желудка я лучше не буду перечислять будоражащие ингредиенты этой истории, в частности зашифрованную карту, личность с равнодействующими руками и ногами, буйную толпу, деревянную доску и Волчонка Чабо.

Как это ни печально для меня, я провожу время, исследуя и записывая все огорчительные и даже удручающие события 6 жизни бодлеровских сирот. Но бы можете заполнить ваше время чем-то более аппетитным, например поедать овощные блюда или кормить ими кого-нибудь другого.

С должным почтением, Лемони Сникет
Посвящается Беатрис

Наша любовь разбила сердце мне и остановила твое

Глава первая

Когда мой рабочий день закончен и я уже захлопнул блокнот, убрал перо и просверлил дырки во взятом напрокат каноэ, чтобы оно утонуло и не выдало моего местоположения, я люблю поболтать вечерком с немногими оставшимися в живых друзьями. Порой мы ведем литературные разговоры. Иногда говорим о людях, пытающихся нас погубить, и о том, есть ли способ спастись от них. А порой беседуем об опасных, наводящих страх диких животных, которые, возможно, водятся поблизости. И эта тема всегда вызывает разногласия: мы спорим о том, какая именно часть зверя наиболее опасна и внушает страх. Одни говорят — зубы, потому что зубами можно загрызть ребенка, а то и родителей, а потом сгрызть их кости. Другие говорят — когти, поскольку когтями можно разорвать человека в клочья. А третьи утверждают, что опаснее всего шерсть, так как она заставляет чихать людей с аллергией.

Я же всегда настаиваю на том, что самая страшная часть дикого зверя — его чрево: если вы видите чрево, иначе говоря, брюхо зверя изнутри, значит, вы уже познакомились с его зубами, когтями и даже шерстью и теперь вы попались и вряд ли можете на что-то надеяться. Вот почему выражение «у зверя в чреве» означает «в некоем ужасном месте, откуда едва ли можно рассчитывать благополучно выбраться», и случая применить это выражение вряд ли кто-нибудь ждет с нетерпением.

С сожалением должен сказать, что в книге, которую держите в руках, выражение «у зверя в чреве» будет использовано три раза. Я не считаю двух разов, когда я уже успел его применить: я просто хотел предупредить, что выражение «у зверя в чреве» будет употреблено в книге трижды. Трижды на протяжении моего повествования главные персонажи окажутся в ужасных местах, откуда у них будет мало шансов спастись. Вот почему я бы отложил эту книгу в сторону и таким образом поскорее благополучно спасся, ибо эта горестная история настолько мрачна и уныла, что читающему может показаться, будто он сам находится у зверя в чреве (этот раз тоже не считается).

Бодлеровские сироты как раз находились у зверя в чреве — в данном случае в темном и тесном багажнике длинного черного автомобиля. Если вы не являетесь небольшим портативным предметом, вы, вероятно, предпочитаете во время поездки сидеть, откинувшись на мягкую спинку сиденья, поглядывать в окно на пробегающий мимо пейзаж и, накрепко пристегнувшись ремнем, чувствовать себя в полной безопасности. Но Бодлеры-то не имели возможности откинуться назад, тела их ныли от того, что вот уже несколько часов они лежали, плотно притиснутые друг к другу. Окон, чтобы выглядывать наружу, не было, лишь несколько дырок от пуль в стенках багажника говорили о каком-то вооруженном столкновении, расследовать которое я не решился. И дети никоим образом не ощущали себя в безопасности, когда думали об остальных пассажирах внутри машины, и старались представить себе, куда машина направляется.

За рулем сидел некий Граф Олаф, злобный тип с одной-единственной бровью вместо двух, обуреваемый жаждой денег, вместо того чтобы быть обуреваемым уважением к другим людям. Впервые Бодлеры познакомились с Графом Олафом после того, как узнали о гибели своих родителей во время ужасающего пожара, и очень скоро поняли, что его интересует только громадное состояние, оставленное им родителями в наследство. С неиссякаемым упорством (что в данном случае означает «где бы дети ни очутились») Граф Олаф преследовал их, используя один за другим разные подлые методы, для того чтобы наложить лапы на их наследство. До сих пор ему это не удавалось, хотя большую помощь ему оказывали его подружка Эсме Скволор, особа не менее злобная, но более приверженная моде, сидевшая сейчас рядом с ним на переднем сиденье, а также сборище разнообразных помощников, включая лысого с непомерно длинным носом, двух женщин, имевших обыкновение покрывать лица белой пуд-рой, и гнусного типа с крюками вместо рук. Все они сейчас сидели на заднем сиденье, и до детей сквозь рев мотора и шуршание колес по каменистой почве доносились их разговоры.

Казалось бы, зачем Бодлерам такая скверная компания? Им стоило бы выбрать какой-то другой способ путешествовать, а не забираться в багажник. Но дело в том, что дети хотели избегнуть еще более устрашающей и опасной ситуации, чем поездка с Олафом и его пособниками, поэтому привередничать не приходилось. Однако, по мере того как продолжалась поездка, Вайолет, Клаус и Солнышко испытывали все большее и большее беспокойство. Солнце, заглядывавшее в пулевые отверстия, начало гаснуть, дорога стала еще более каменистой и тряской, и Бодлерам оставалось только гадать — где они едут и что будет, когда они доедут до места. Долгую тишину прервал голос крюкастого:

— Ну, скоро?

— Я тебе говорил, перестань спрашивать! — рявкнул Олаф. — Когда доедем, тогда доедем, и все тут.

— А нельзя сделать короткую остановку? — попросила одна из женщин. — Я заметила знак — место отдыха в нескольких милях отсюда.

— Некогда останавливаться, — отрезал Олаф. — Надо было в туалет зайти до отъезда.

— Но ведь больница уже горела, — жалобно отозвалась женщина.

— Да, давайте остановимся, — поддержал ее лысый. — Мы с ланча ничего не ели, в животе урчит от голода.

— Мы не будем здесь останавливаться, — заявила Эсме. — В Пустошах нет модных ресторанов.

Вайолет, старшая из Бодлеров, с трудом высвободила руку, положила ее Клаусу на занемевшее плечо и покрепче прижала к себе младшую, Солнышко, словно желая без слов сообщить им что-то важное. Эсме Скволор вечно твердила про что угодно — модно, не модно вместо слов «элегантно, стильно». Но детям сейчас было интересно услышать совсем другое — где они едут. Пустоши, обширная пустынная местность, начиналась далеко от окраины города, и в ней на сотни миль вокруг не попадалось ни одной деревушки. Родители Бодлеры давно уже обещали свозить туда детей полюбоваться тамошними знаменитыми закатами. Клаус, ненасытный книгочей, прочел вслух описание этих закатов, и с тех пор вся семья мечтала туда попасть. А Вайолет, наделенная изобретательским даром, даже начала создавать работающую на солнечной энергии печь, чтобы всем вместе лакомиться запеченными сандвичами с сыром, пока солнце будет медленно опускаться за далекие снежные Мертвые Горы и зловещий темно-синий свет заливать кактусы. Дети и представить себе не могли, что окажутся в Пустошах одни, без родителей, в тесном багажнике автомобиля, принадлежащем злобному негодяю.

— Босс, а ты уверен, что безопасно забираться в такую даль? — осведомился крюкастый. — Если за нами сюда явится полиция, тут нигде не спрячешься.

— Что нам стоит опять замаскироваться? — отозвался лысый. — В багажнике все для этого есть.

— Нам незачем прятаться, — ответил Олаф, — и маскироваться тоже. Благодаря глупой репортерше из «Дейли пунктилио» весь мир думает, что я мертв, забыли?

— Ты мертв, — Эсме противно хихикнула, — а трое бодлеровских отродий — убийцы. Нам незачем прятаться, надо это отпраздновать.

— Праздновать рано, — возразил Олаф. — Осталось сделать еще два дела. Первое — уничтожить последнюю улику, из-за которой мы можем угодить в тюрьму.

— Сникетовское досье, — добавила Эсме, и дети вздрогнули. Они нашли одну страничку из сникетовского досье, и она сейчас лежала в кармане у Клауса. Конечно, по одной страничке трудно судить, но, видимо, все досье содержало какую-то информацию о ком-то, уцелевшем во время пожара, и Бодлеры мечтали найти остальные страницы раньше, чем их найдет Олаф.

— Само собой, — поддакнул крюкастый, — надо найти досье. А какое второе дело?

— Найти Бодлеров, болван! — рявкнул Олаф. — Без них не заполучить бодлеровское наследство, а тогда все мои планы пойдут насмарку.

— А я не нахожу, что насмарку, — вмешалась одна из напудренных женщин. — Мне в них участвовать — сплошное удовольствие, хоть наследства мы пока и не заполучили.

— Думаешь, всем троим соплякам удалось выбраться из горящей больницы? — поинтересовался лысый.

— Эти отродья на редкость везучие, — отозвался Граф Олаф. — Скорей всего, они живехоньки, но было бы, конечно, проще, если бы один или двое сгорели. Нам для наследства живым требуется только один.

— Надеюсь, это будет Солнышко, — сказал крюкастый. — Вот потеха была, когда мы ее в клетку посадили. С удовольствием засажу ее туда еще разок.

— Я лично надеюсь, что уцелела Вайолет, — возразил Олаф, — все-таки она хорошенькая.

— А мне наплевать, кто из них уцелеет, — заявила Эсме, — я хочу знать одно — где они.

— Вот это и будет знать Мадам Лулу, — ответил Олаф. — С помощью хрустального шара она нам скажет, где сироты, где досье и вообще все, что мы захотим узнать.

— Я никогда не верила в хрустальные шары и всякое такое, — заметила одна из напудренных женщин, — но когда эта Мадам Лулу стала сообщать, где искать Бодлеров, каждый раз, как они сбегали, я поверила в гаданье.

— Держись меня, и узнаешь уйму нового, — заявил Олаф. — А-а, вот и поворот на Малоезженную дорогу. Мы почти доехали.

Машина резко вильнула влево и Бодлеры вильнули вместе с ней, перекатившись на левую сторону багажника, и туда же перекатилось изрядное количество предметов, которые Олаф возил с собой для выполнения своих гнусных планов. Вайолет еле удержалась, чтобы не закашлять, когда одна из олафовских фальшивых бород попала ей в рот. Клаус заслонил лицо рукой, чтобы перекатившийся ящик с инструментами не разбил ему очки. А Солнышко плотно сжала губы, чтобы в зубах у нее не запуталась грязная нижняя рубаха Олафа. Мало-езженная дорога оказалась еще ухабистее, чем главная, по которой они до этого ехали, и машина так грохотала, что дети перестали слышать разговоры внутри машины. Наконец Олаф нажал на тормоза и автомобиль со скрипом остановился.

— Еще не доехали? — послышался голос крюкастого.

— Разумеется, доехали, болван, — огрызнулся Олаф. — Видишь — вывеска: «Карнавал Калигари».

— А где Мадам Лулу? — осведомился лысый.

— А ты как думаешь? — фыркнула Эсме, и все расхохотались.

Дверцы автомобиля со скрежетом открылись, и машина снова накренилась, когда все стали вылезать.

— Доставать вино из багажника, босс? — спросил лысый. Дети замерли.

— Нет, — ответил Олаф, — у Мадам Лулу найдется для нас угощение.

Дети лежали не шевелясь и прислушивались к удалявшимся шагам Олафа с его труппой… Шаги становились все тише, тише, и когда наконец они совсем стихли и лишь вечерний ветерок засвистел, залетая в дырки от пуль, дети наконец осмелились заговорить друг с другом.

— Что нам делать? — прошептала Вайолет, отпихивая бороду.

— Меррилл, — выпалила Солнышко. Подобно многим людям ее возраста, младшая из Бодлеров иногда употребляла слова, которые людям посторонним было трудно понять. Но ее старшие брат с сестрой сразу догадались, что она хочет сказать нечто вроде «Хорошо бы выбраться из багажника».

— И как можно скорее, — согласился Клаус. — Ведь мы не знаем, когда вдруг вернутся Олаф с труппой. Вайолет, не изобретешь ли что-нибудь, чтобы открыть багажник изнутри?

— Думаю, большого труда это не составит, тут столько всего напихано. — Вайолет протянула руку и стала ощупывать все вокруг, пока не нашарила механизм, запиравший багажник. — Я знакома с этим типом замков, — сказала она. — Чтобы открыть его, нужно сделать петлю из чего-то крепкого вроде шпагата. Поройся тут, Клаус, не найдется ли чего-нибудь такого.

— Что-то обмоталось у меня вокруг левой руки, — сказал, поворочавшись, Клаус. — Похоже на то, из чего был сделан олафовский тюрбан, когда Олаф изображал Учителя Чингиза.

— Он слишком толстый, — возразила Вайолет, — а мне надо просунуть его внутрь замка.

— Семжа! — воскликнула Солнышко.

— Это шнурок на моем башмаке, Солнышко, — отозвался Клаус.

— Оставим его на крайний случай, — сказала Вайолет, — иначе если придется бежать бегом, ты будешь спотыкаться на каждом шагу. Погодите, кажется я что-то нащупала под запасной покрышкой.

— Что это?

— Не знаю. Похоже на тонкий шнурок с чем-то круглым и плоским на конце.

— Бьюсь об заклад, это монокль, — обрадовался Клаус. — Помнишь — такая занятная штука, Олаф вставлял ее в глаз, когда притворялся аукционером.

— Наверно, ты прав. Вот и хорошо — монокль помог Олафу выполнить свой замысел, а теперь он поможет нам. Солнышко, я попробую открыть замок.

Солнышко, извиваясь, отползла подальше, и Вайолет, протянув руку поверх брата и сестры, просунула шнурок от монокля в замок. Все трое прислушивались, пока Вайолет водила своим изобретением туда-сюда внутри замка, и через несколько секунд услышали тихое «щелк!» — и крышка багажника с долгим медленным «кряк!» отскочила. Внутрь ворвался прохладный воздух, но дети продолжали лежать не двигаясь — они опасались, как бы скрип открывающейся крышки не привлек внимания Олафа, однако тот со своими пособниками был, очевидно, уже далеко. Дети слышали лишь стрекотание вечерних сверчков и далекий собачий лай. Бодлеры переглянулись, щурясь в сумеречном свете, затем Вайолет и Клаус без дальнейших слов выбрались из багажника и вынули оттуда младшую сестру. Уже наступил вечер. Знаменитый закат в Пустошах подходил к концу, и все вокруг было окутано густо-синим светом, как будто Граф Олаф завез их в глубины океана. Они увидели на столбе поблизости вывеску с надписью «Карнавал Калигари» ( Доктор Калигари — зловещий персонаж немого фильма 1920-х гг. ), выведенную старинным шрифтом, и с выцветшим изображением льва, преследующего испуганного мальчугана. За столбом стоял киоск с объявлением о продаже билетов и телефонная будка, поблескивающая в синем свете. Дальше возвышались громадные американские горы — то есть крутые и страшные сооружения, по которым вверх и вниз по рельсам на маленьких прицепленных друг к другу тележках неизвестно зачем катаются люди. Даже в убывающем свете было видно, что на них давно никто не катался — и рельсы и тележки заросли плющом и прочими вьющимися растениями, отчего аттракцион казался врастающим в землю. По другую сторону американских гор стояли в ряд большие палатки, дрожавшие на вечернем ветру, точно медузы, а рядом с каждой палаткой стоял крытый фургон, то есть повозка, которая служит домом на колесах для тех, кто много путешествует. Стены фургонов и палаток были всячески разрисованы, но Бодлеры сразу догадались, какой фургон принадлежит Мадам Лулу, так как на нем красовалось изображение громадного глаза. В точности такого же, как на татуировке на олафовской левой щиколотке, которую Бодлеры повидали уже много раз за свою жизнь. Они содрогнулись при мысли о том, что этот глаз следит за ними даже в Пустошах.

— Так, — сказал Клаус, — из багажника мы выбрались, теперь надо выбираться из этих мест. Олаф с труппой могут вернуться в любой момент.

— Но куда мы пойдем? — в недоумении проговорила Вайолет. — Мы же в Пустошах. Сказал ведь помощник Олафа, что тут негде спрятаться.

— Значит, надо найти такое место, — возразил Клаус. — Там, где Олафа любят и принимают, бродить опасно.

— Глаз! — подтвердила Солнышко, показывая пальчиком на фургон Мадам Лулу.

— Но и плутать по всему краю опасно, — запротестовала Вайолет. — В прошлый раз мы вздумали скитаться в незнакомой местности и сами знаете, что это плохо кончилось.

— А может, удастся позвонить в полицию из здешней телефонной будки? — предложил Клаус.

— Драгнет! — заявила Солнышко, что означало «Но ведь полиция считает нас убийцами!»

— Пожалуй, можно попробовать дозвониться до мистера По, — предложила Вайолет. — Правда, он не ответил на нашу телеграмму о помощи, но вдруг с телефоном больше повезет.

Трое детей обменялись безнадежным взглядом. Мистер По был вице-президентом отдела большого городского банка; отдел занимался дела-ми сирот в Управлении Денежных Штрафов, и поэтому мистер По ведал бодлеровским наследством после пожара. Сам он не был злым человеком, но совершал ошибку за ошибкой, неоднократно погружая их в пучину зла, поскольку отдавал в руки таких злокозненных личностей, что и сам почти не отличался от настоящих злодеев. Поэтому детям не особенно хотелось снова обращаться к нему, но ничего лучше они придумать не могли.

— Конечно, надежда на то, что он как-то поможет, слабая, — заключила Вайолет, — но что нам терять?

— Ну, не будем думать о худшем. — Клаус пошел к телефонной будке. — А вдруг мистер По на этот раз выслушает наши объяснения до конца?

— Вериз, — произнесла Солнышко, что означало нечто вроде «Чтобы позвонить, нужны деньги».

— У меня нету. — Клаус пошарил в карманах. — А у тебя, Вайолет? Та покачала головой:

— Попробуем соединиться с телефонисткой и узнать, нельзя ли заказать раз-говор бесплатно.

Клаус кивнул, открыл дверцу, и все трое втиснулись в будку. Вайолет сняла трубку и набрала ноль, а Клаус приподнял Солнышко, чтобы она тоже слышала весь разговор.

— Оператор слушает, — раздался голос телефонистки.

— Добрый вечер, — начала Вайолет, — мы с братом и сестрой хотели бы заказать разговор.

— Пожалуйста, опустите соответствующую монету.

— У нас нет соответствующей монеты, — ответила Вайолет, — у нас вообще нет денег. Но ситуация чрезвычайная.

В трубке послышался слабый свистящий звук, и Бодлеры поняли, что телефонистка вздыхает.

— Какого рода чрезвычайность?

Вайолет взглянула на обращенные к ней лица брата и сестры и увидала в очках у Клауса и на зубах у Солнышка отражение последних синих отблесков заката. В обступившей затем темноте чрезвычайность ситуации показалась им такой непомерной, что потребовалась бы целая ночь, чтобы объяснить все телефонистке как следует. Поэтому старшая из Бодлеров постаралась сообразить, как бы суммировать все покороче, иначе говоря, «рассказать их историю так, чтобы убедить телефонистку разрешить им бесплатно поговорить с мистером По».

— Так вот, — начала она. — Меня зовут Вайолет Бодлер, рядом мой брат Клаус и моя сестра Солнышко. Может быть, наши имена вам немного знакомы: газета «Дейли пунктилио» недавно напечатала статью, там нас называют Вероника, Клайд и Сьюзи и утверждают, будто мы убили Графа Омара. Но на самом деле Граф Омар — это Граф Олаф, и он вовсе не умер. Он подстроил свою смерть, убив другого человека с такой же татуировкой, и свалил убийство на нас. Пытаясь нас поймать, он сжег больницу, но потом мы спрятались в багажнике его машины, когда он уезжал со своими соумышленниками. Сейчас мы выбрались из багажника и очень хотим связаться с мистером По, чтобы он помог нам раздобыть сникетовское досье. В нем мы думаем найти разгадку букв Г.П.В. и понять, действительно ли кто-то из наших родителей уцелел в пожаре. Я знаю, история очень запутанная и может показаться вам невероятной, но мы в Пустошах совсем одни и не знаем, что делать.

История была такой ужасной, что Вайолет даже всплакнула немножко во время своего рассказа, но потом смахнула слезы и приготовилась слушать ответ телефонистки. Однако телефон молчал. Бодлеры старательно прислушивались, но в трубке звучал лишь едва слышный фон.

— Алло? — сказала наконец Вайолет. Телефон молчал.

— Алло? — повторила Вайолет. — Алло? Алло?

Телефон ничего не отвечал.

— Алло? — сказала она еще раз, так громко, насколько смела.

— Наверно, лучше повесить трубку, — мягко посоветовал Клаус.

— Но почему никто не отвечает? — возмутилась Вайолет.

— Не знаю. Думаю, телефонистка нам не поможет.

Вайолет повесила трубку и открыла дверцу телефонной будки. Теперь, когда солнце зашло, в вечернем воздухе похолодало, и Вайолет дрожала на ветру.

— Кто же нам поможет? — спросила она. — Кто о нас позаботится?

— Придется самим позаботиться о себе, — ответил Клаус.

— Эфраи, — проговорила Солнышко, разумея под этим «Вот теперь наши дела действительно плохи».

— Еще бы, — отозвалась Вайолет. — Мы находимся невесть где, спрятаться тут невозможно, и весь мир считает нас преступниками. А как должны преступники заботиться о себе в Пустошах?

И словно в ответ Бодлеры тут же услышали взрыв смеха. Смеха еле слышного, но в вечерней тишине заставившего детей вздрогнуть. Солнышко показала пальцем, и все трое увидели свет в одном из окошек фургона Мадам Лулу. За стеклом мелькали тени, и дети представили себе, как там, внутри, болтают и смеются Граф Олаф и его компания, в то время как бодлеровские сироты дрожат от холода в полной темноте.

— Пошли посмотрим, — сказал Клаус. — Поучимся, как должны заботиться о себе преступники.

Глава вторая

«Подслушивать» здесь означает «прислушиваться к интересным беседам, участвовать в которых вас не приглашали». Подслушивать — очень полезное занятие, а зачастую и приятное, но подслушивать считается невоспитанным, и, как большая часть невоспитанных поступков, подслушивание неизменно влечет за собой неприятности, если вас застигнут за этим занятием. Однако бодлеровские сироты, как вам известно, имели в этом отношении богатый опыт и научились не попадаться. Они знали, как бесшумно прокрасться на территорию Карнавала Калигари, как притаиться под окном фургона Мадам Лулу. Случись вам оказаться там в этот зловеще-синий вечер (а ничто в моих расследованиях не указывает на ваше присутствие), вы бы не услышали ни малейшего шороха, когда Бодлеры подслушивали разговоры своих врагов.

Зато Граф Олаф со своей труппой шумели вовсю.

— Мадам Лулу! — заорал Граф Олаф как раз, когда дети прижались к стенке фургона, стараясь стать как можно незаметнее в вечернем сумраке. — Мадам Лулу, налей-ка нам вина! После поджога и бегства от полиции меня всегда мучит жажда.

— А мне хочется пахтанья ( сыворотка, остающаяся при сбивании сливочного масла ) в бумажном стаканчике, — потребовала Эсме. — Это новый модный напиток.

— Пять бокалов вина и стаканчик пахтанья, сейчас, пожалуйста, — ответил женский голос со знакомым акцентом. Совсем недавно, когда Эсме Скволор была опекуншей Бодлеров, Олаф изображал человека, который плохо говорит по-английски, и для этого объяснялся с якобы иностранным акцентом, очень похожим на тот, который они услышали сейчас. Бодлеры попытались заглянуть в окно, чтобы увидеть гадалку, но занавески у Мадам Лулу были плотно сдвинуты.

— Я испытываю радость, пожалуйста, видеть тебя, мой Олаф. Добро пожаловать ко мне в фургон. Какая твоя жизнь?

— Дел по горло, — ответил крюкастый, имея в виду, что они «беспрерывно гоняются за невинными детьми». — Никак не изловить этих троих сирот.

— Не волнуйтесь про детей, пожалуйста, — успокоила гостей Мадам Лулу. — Хрустальный шар говорит: мой Олаф одолеет.

— Если это означает «прикончит невинных деток», — вмешалась одна из напудренных женщин, — то это будет самая радостная новость за сегодняшний день.

— «Одолеет» значит «победит», — отозвался Олаф, — но в данном случае слово имеет смысл «прикончит Бодлеров». Когда именно, говорит хрустальный шар, это произойдет?

— Очень скоро, пожалуйста. А какие подарки ты мне привез, мой Олаф, после путешествия?

— Хм, давай посмотрим, — ответил Олаф. — Есть премилое жемчужное ожерелье, я его украл у медсестры в больнице.

— Но ты обещал отдать его мне — перебила Эсме. — Отдай ей одну из вороньих шляп, которые ты прихватил в Городе Почитателей Ворон.

— Должен тебе сказать, Лулу, — продолжал Олаф, — ты потрясающая гадалка. Я бы нипочем не додумался, что Бодлеры скрываются в том дурацком городишке, а вот твой шар сразу сообразил.

— Магия есть магия, пожалуйста, — отозвалась Лулу. — Еще вино, мой Олаф?

— Спасибо. А теперь, Лулу, нам снова нужно, чтобы ты погадала.

— Бодлеровские отродья опять улизнули, — пояснил лысый, — вот босс и думает, не сможешь ли ты сказать, куда они делись.

— А заодно, — добавил крюкастый, — нам надо знать, где сникетовское досье.

— И еще надо знать, действительно ли остался в живых кто-то из бодлеровских родителей, — раздался голос Эсме. — Так считают сироты, но твой шар мог бы сказать наверняка, так это или нет.

— А я хочу еще вина, — добавила одна из женщин с белым лицом.

— Много просьб, пожалуйста, — проговорила Мадам Лулу. — Мадам Лулу вспоминает время раньше, тогда мой Олаф приезжал для моей компании.

— Сегодня не до того, — поспешно ответил Олаф. — Не могла бы ты поспрашивать свой хрустальный шар прямо сейчас?

— Ты знаешь правило шара, мой Олаф, — отозвалась Лулу. — Ночью хрустальный шар обязан спать в гадательной палатке, а на восходящем солнце можно спросить один вопрос.

— Значит, утром я задам первый вопрос, — распорядился Олаф. — И мы будем тут жить, пока я не получу ответы на все вопросы.

— О нет, мой Олаф, — запротестовала Мадам Лулу. — Карнавал Калигари имеет плохие времена, пожалуйста. Поместить Карнавал в Пустошах давал плохой бизнес, мало людей идет и смотрит Мадам Лулу и хрустальный шар. Фургон сегодня имеет негодные сувениры. У Мадам Лулу, пожалуйста, мало уродов для Шатра Уродов. Ты приезжаешь, мой Олаф, и твоя труппа, живете много дней, пьете мое вино и едите все закуски.

— Жареная курочка прямо восхитительна, — одобрил крюкастый.

— Мадам Лулу не имеет деньги, пожалуйста, — продолжила Лулу. — Гадать для тебя трудно, мой Олаф, Мадам Лулу такая бедная. Крыша в моем фургоне течет, Мадам Лулу необходимо много денег, пожалуйста, делать ремонт.

— Я уже тебе говорил — как только приберем к рукам бодлеровское наследство, так Карнавал получит уйму денег.

— Ты говорил так же самое про наследство Квегмайров, мой Олаф, — не сдавалась Мадам Лулу, — и про состояние Сникет. Но Мадам Лулу не видела ни один пенни. Надо думать, пожалуйста, чтобы в Карнавал Калигари ходил большой народ. Мадам Лулу думала, чтобы труппа моего Олафа сделала такой шоу вроде «Удивительная свадьба», — тогда придут много людей.

— Боссу некогда возиться театром, — заметил лысый. — Составление планов полностью занимает его время.

— А кроме того, я отошла от шоу-бизнеса, — заявила Эсме. — Теперь я хочу быть только подружкой Графа Олафа.

Последовало молчание, из фургона Лулу до детей донесся лишь хруст — кто-то грыз куриные косточки. Затем послышался долгий вздох, и Лулу произнесла тихим голосом:

— Ты не говорил, мой Олаф, что Эсме тебе подружка. Возможно, Мадам Лулу не станет разрешать тебе и твоя труппа оставаться в моем Карнавале.

— Ну, будет, будет, Лулу, — проговорил Граф Олаф, и подслушивавшие дети похолодели — Олаф заговорил тоном, который дети слышали много раз, когда он старался кого-нибудь одурачить, выдавая себя за доброго порядочного человека. Даже плотно задернутые занавески не помешали Бодлерам представить себе, как Олаф улыбается Мадам Лулу, выставив все свои зубы, и как глаза его горят ярким блеском, как будто он собирается отпустить шутку. — Рассказывал я тебе, каким образом я сделался актером?

— История увлекательная, — вставил крюкастый.

— А то как же, — подтвердил Олаф. — Налей-ка мне еще винца, и я тебе расскажу. Так вот, когда я учился в школе, я был самым красивым среди учеников, и вот один раз молодая директриса…

С Бодлеров этого хватило. Они столько времени провели в обществе этого негодяя, что знали: раз уж он начал говорить о себе, то будет продолжать вечно, что в данном случае означает «пока не кончится вино». Поэтому они отошли на цыпочках от фургона и крадучись направились обратно к машине, чтобы все обсудить, не боясь быть услышанными. В вечерней темноте длинный черный автомобиль выглядел как громадная дыра, и детям казалось, что она вот-вот засосет их. Они принялись придумывать, что делать дальше.

— Пожалуй, лучше отсюда уйти, — нерешительно проговорил Клаус. — Тут очень опасно, но куда денешься в Пустошах, ума не приложу. На мили и мили вокруг полное безлюдье, мы можем умереть от жажды или подвергнуться нападению диких зверей.

Вайолет поспешно огляделась вокруг, как будто сию минуту ждала нападения, но единственным диким зверем поблизости был нарисованный на вывеске лев.

— Даже если мы кого-нибудь встретим, — возразила она, — они, чего доброго, решат, что мы убийцы, и вызовут полицию. Да и Мадам Лулу обещала завтра утром ответить на вопросы Олафа.

— Неужели ты думаешь — хрустальный шар и вправду отвечает на вопросы? — удивился Клаус. — Мне еще ни в одной книге не попадалось никаких подтверждений, что гадание — реальная вещь.

— Но ведь Мадам Лулу все время подсказывает Графу Олафу, где нас искать, — возразила Вайолет. — Берет же она где-то информацию. Если она в самом деле способна обнаружить, где сникетовское досье, или выяснить, жив ли кто-то из наших родителей…

Она не договорила, но ей и не требовалось договаривать фразу до конца. Все трое понимали, что ради возможности выяснить, уцелел ли кто-то во время пожара, стоило рискнуть и остаться тут.

— Сандовер, — проговорила Солнышко, имея в виду «Значит, остаемся тут».

— Так и быть — на эту ночь, — сдался наконец Клаус. — А где мы спрячемся? Если где-нибудь не укрыться, нас могут узнать.

— Ургон? — вопросительно произнесла Солнышко.

— Нет! Люди в фургонах работают на Мадам Лулу, — возразил Клаус. — Кто знает, захотят ли они нам помочь?

— У меня идея. — Вайолет подошла к багажнику, подняла крышку, которая издала «кряк», и заглянула внутрь.

— Чушь! — выпалила Солнышко. Она хотела сказать «По-моему, Вайолет, это не очень здравая идея».

— Солнышко права, — поддержал ее Клаус. — Олаф со своими пособниками могут вернуться в любой момент, чтобы взять вещи из багажника. Там нельзя прятаться.

— А мы и не станем прятаться. Ведь Олаф и члены его труппы никогда не прячутся, а их все равно не узнают. Мы замаскируемся.

— Габроха? — спросила Солнышко.

— Почему не получится? — отозвалась Вайолет. — Олаф постоянно меняет обличья, и ему удается всех обмануть. Если нам удастся обмануть Мадам Лулу и она примет нас за кого-то другого, мы сможем остаться тут и получить ответы на наши вопросы.

— Рискованный план, — заметил Клаус, — но прятаться не менее рискованно. За кого мы себя выдадим?

— Давайте посмотрим, какие здесь есть костюмы, — предложила Вайолет, — может, что-то и придумаем.

— Придется не смотреть, а пробовать на ощупь, — сказал Клаус. — Что тут увидишь в такой темноте?

Бодлеры выстроились перед багажником и запустили в него руки. Как вы, на-верное, знаете сами, когда копаешься в чужих вещах, неизбежно узнаешь об их владельцах много интересного, о чем раньше не подозревал. Вы, скажем, просматриваете письма, полученные вашей сестрой в последнее время, и вдруг узнаете, что она собирается бежать с эрцгерцогом. Или вы роетесь в чемоданах, принадлежащих попутчику в поезде, и выясняете, что сосед тайно фотографировал вас последние полгода. Недавно я заглянул в холодильник одной моей недоброжелательницы и узнал, что она либо вегетарианка, либо притворяется ею, либо у нее в гостях несколько дней жила вегетарианка. Так и Бодлеры, роясь в олафовском багажнике, открыли много неприятного для себя. Вайолет нащупала часть бронзовой лампы, знакомой ей по тем временам, когда они жили с Дядей Монти, и поняла, что Олаф, мало того что убил их несчастного опекуна, еще и обокрал его. Клаус нашел большой мешок из-под покупок в модном бутике и выяснил, что Эсме Скволор все так же помешана на модной одежде, как и раньше. А Солнышко нашла пару колготок, усеянных опилками, и поняла, что Олаф так и не удосужился выстирать свой маскарадный костюм регистраторши. Но самым удручающим из всего, что узнали дети, обыскивая багажник олафовской машины, явилось невиданное обилие маскарадной одежды. Тут была и синяя шапочка, которую носил Олаф, изображая моряка, и бритва, которой он, очевидно, обрил себе голову, чтобы изобразить лаборанта. Дети обнаружили дорогие кроссовки, в которых Олаф щеголял в качестве учителя гимнастики, и спортивные туфли, которые носил, когда притворялся детективом. Но кроме того, дети нашли еще множество маскарадных костюмов, которых не видали раньше. У них создалось впечатление, что Олаф так и будет переодеваться, повсюду следуя за Бодлерами, и, появляясь в каждом новом месте в новом обличье, никогда не будет разоблачен.

— Мы можем переодеться буквально кем угодно, — сказала Вайолет. — Глядите, вот в этом парике я буду похожа на клоуна, а вот в этом — на судью.

— Да. — Клаус приподнял кверху маленький сундучок с несколькими ящичками. — Кажется, это гримировальный набор. Тут полно всяких фальшивых усов, бровей и даже парочка стеклянных глаз.

— Туичо! — Солнышко подняла длинную белую вуаль.

— Нет уж, спасибо, — сказала Вайолет. — Я один раз уже надевала эту вуаль, когда Олаф на мне чуть не женился. Больше не хочу. Да и откуда тут в Пустошах взяться невесте?

— Посмотри, какое длинное одеяние, — сказал Клаус, — оно подошло бы раввину, только вряд ли Мадам Лулу поверит, что ее среди ночи вздумал навестить раввин.

— Джинон! — провозгласила Солнышко, обматываясь с помощью своих четырех зубов спортивными брюками. Младшая из Бодлеров имела в виду что-то вроде «Все эти вещи мне очень велики». И она была права.

— Они даже длиннее, чем костюм в полоску, который тебе купила Эсме, — добавил Клаус, помогая сестре выпутаться из брюк. — Никто не поверит, будто пара спортивных штанов разгуливает сама по себе.

— Вся одежда нам велика, — заключила Вайолет. — Посмотрите на бежевое пальто. Если мне его надеть, я буду урод уродом.

— Уроды! — выкрикнул Клаус. — Вот оно!

— Оно — что? — спросила Солнышко.

— Мадам Лулу говорила, что в Шатре Уродов уродов не хватает. Если мы нарядимся во что-то уродское и скажем, что ищем работу, может, она наймет нас для участия в Карнавале?

— Но что они, собственно, делают, уроды? — поинтересовалась Вайолет.

— Я читал книжку про одного человека, его звали Джон Меррик. У него от рождения были ужасные физические недостатки и страшно уродливый вид. На од-ном карнавале его взяли и выставили напоказ в Шатре Уродов, и люди платили деньги, чтобы поглазеть на него.

— А зачем людям хочется смотреть на врожденное уродство? — проговорила Вайолет. — По-моему, это жестоко.

— Это и было жестоко, — ответил Клаус. — В мистера Меррика часто чем-нибудь кидали и всячески его обзывали. Боюсь, Шатер Уродов не очень приятный сорт развлечения.

— Казалось бы, кто-то должен положить этому конец, — сказала Вайолет. — Но и Графу Олафу тоже следовало бы положить конец, однако никто этого не делает.

— Радев. — Солнышко пугливо оглянулась. Под словом «радев» она разумела «Скоро покончат с нами, если мы поскорее не переоденемся».

Старшие мрачно кивнули в ответ.

— Вот нарядная рубашка, — сказал Клаус. — Вся в оборках и бантиках. А вот огромные штаны с меховыми манжетами.

— А мы сможем влезть в них вдвоем? — спросила Вайолет.

— Вдвоем? — удивился Клаус. — Да, наверное, сможем, если не снимать своей одежды, чтобы олафовская сидела плотнее. Каждый будет стоять на одной ноге, а другую спрячет внутрь штанины. На ходу придется прислоняться друг к другу, но может и получится.

— И с рубашкой поступим так же, — подхватила Вайолет. — По одной руке просунем в рукав, а другую прижмем под рубахой к себе.

— Но голову-то нам не спрятать, — напомнил Клаус, — и если у нас будут торчать обе головы, мы будем выглядеть как…

— …двухголовый человек, — закончила Вайолет, — а двухголовый человек — именно то, что требуется для Шатра Уродов.

— Отличная мысль, — одобрил Клаус. — Двухголового человека никто не высматривает. Но тогда нам и лица нужно изменить.

— Для этого у нас есть гримировальный набор, — ответила Вайолет. — Мама, когда она играла в той пьесе про убийцу, научила меня наводить поддельные шрамы.

— А вот банка с тальком, — сказал Клаус. — Мы можем напудрить себе волосы.

— Как ты думаешь — заметит Граф Олаф, что это вещи из его багажника? — сказала Вайолет.

— Сомневаюсь, — ответил Клаус. — Там такой беспорядок. Некоторыми костюмами он, видно, давно не пользовался. Думаю, если взять все, что нужно для двухголового человека, Олаф и не хватится.

— Бериу? — поинтересовалась Солнышко. Она хотела сказать «А как насчет меня?»

Да, все эти костюмы сшиты на взрослых, — заметила Вайолет, — но что-нибудь тебе подберем. Может, ты поместишься в башмаке, получится голова на одной ноге. Вполне уродливо.

— Челиш, — отозвалась Солнышко, желая сказать приблизительно «В башмак я уже не помещусь».

— Верно, — согласился Клаус, — прошло то время, когда ты была величиной с башмак, ты за последнее время подросла. — Он засунул руку в глубину багажника и вытащил что-то косматое, похожее на енота. — Может, вот это подойдет. По-моему, это фальшивая борода, которую носил Олаф, когда притворялся Стефано. Борода длинная, получится короткая маскарадная одежда.

— Давайте все примерим и выясним, что получится, — предложила Вайолет, — и побыстрее.

Бодлеры устроили быструю примерку и всего за несколько минут выяснили, насколько легко превратить себя совсем в других существ. Вайолет, Клаус и Солнышко, конечно, обладали некоторым опытом по части переодеваний: Клаус и Солнышко использовали медицинские халаты, когда находились в больнице и пытались спасти Вайолет, и даже Солнышко помнила, как они все трое наряжались в разные костюмы для собственного развлечения, когда жили с родителями в своем большом особняке. Однако на сей раз Бодлеры чувствовали себя прямо-таки Графом Олафом и членами его труппы, когда быстро и бесшумно уничтожали черты своей индивидуальности. Вайолет, порывшись в гримировальном сундучке, нашла несколько карандашей, которыми обычно делают брови более выразительными, и хотя нарисовать шрамы на лице Клауса было операцией простой и безболезненной, старшей сестре показалось, что она нарушает обещание, давным-давно данное родителям, — всегда заботиться о младших брате и сестре и уберегать их от бед. Клаус помог Солнышку завернуться в фальшивую бороду Олафа, но когда увидел выглядывавшие из спутанных косм глаз и кончики зубов, ему показалось, будто он скормил свою сестричку какому-то голодному зверьку. А когда Солнышко принялась помогать своим старшим застегнуть нарядную рубашку и присыпать тальком волосы, чтобы они выглядели седыми, ей показалось, будто Клаус и Вайолет утонули в олафовской одежде. Трое Бодлеров внимательно вгляделись друг в друга, и им почудилось, будто Бодлеров теперь нет, а есть только двое незнакомцев — один с двумя головами, а другой с головой, покрытой мехом, — и они очень одиноки, одни, совсем одни.

— Мне кажется, мы совершенно неузнаваемы, — Клаус с трудом повернулся и посмотрел на старшую сестру, — может, дело в том, что я снял очки, но, по-моему, мы абсолютно непохожи на себя.

— А ты сможешь видеть без очков? — спросила Вайолет.

— Если прищурюсь, то да, — ответил Клаус и прищурился. — Читать я не смогу, но налетать на предметы не буду. Я боюсь, что в очках Граф Олаф меня узнает.

— Тогда ходи без очков, а я не стану завязывать волосы лентой.

— Голоса нам тоже надо изменить, — продолжал Клаус, — я постараюсь говорить как можно более высоким голосом, а ты, Вайолет, низким.

— Отлично, — произнесла Вайолет самым низким голосом, на какой была способна. — А тебе, Солнышко, пожалуй, лучше всего просто рычать.

— Гррр, — попробовала Солнышко.

— Очень похоже на волка, — произнесла для тренировки своим новым голосом Вайолет. — Скажем Мадам Лулу, что ты полуволк-получеловек.

— Тяжело тебе придется, — проговорил Клаус самым высоким голосом, каким сумел. — Хотя и с двумя головами справляться тоже будет не легче.

— Мы объясним Лулу, что у нас до сих пор была очень тяжелая жизнь, но теперь, если мы будем работать на Карнавале, она, как мы надеемся, изменится к лучшему. — Вайолет вздохнула. — И тут нам не придется притворяться: у нас действительно была тяжелая жизнь, и мы действительно надеемся, что теперь она изменится к лучшему. Мы уже стали почти такими же уродскими, какими притворяемся.

— Не говори так, — сказал Клаус нормальным голосом, но тут же спохватился и пропищал: — Не говори так. Мы вовсе не стали уродскими. Мы как были, так и остались Бодлерами, хоть и носим одежду Олафа.

— Да, знаю, — низким голосом произнесла Вайолет, — но как-то странно притворяться совершенно другим человеком.

— Гррр, — согласилась Солнышко.

Дети убрали ненужные им олафовские вещи назад в багажник и молча побрели к фургону Мадам Лулу. Передвигаться вдвоем в одних штанах было неудобно, а Солнышку приходилось то и дело останавливаться и отбрасывать с глаз шерсть. Было и в самом деле странно притворяться кем-то совсем другим, хотя Бодлерам давно уже не приходилось быть самими собой. Вайолет, Клаус и Солнышко не считали себя детьми, созданными для того, чтобы прятаться в багажниках автомобилей или маскироваться под кого-то другого или добиваться работы в Шатре Уродов. Но им уже и вспомнить было трудно то время, когда они жили беззаботно и занимались тем, что им больше всего нравилось. Кажется, прошла целая вечность с тех пор, как Вайолет могла просто сидеть и спокойно размышлять над изобретениями, вместо того чтобы лихорадочно создавать нечто, способное срочно вызволить их из неприятностей. Клаус с трудом вспоминал, какую книгу в последний раз читал просто для своего удовольствия, а не как средство изыскать способ расстроить очередной злодейский план Олафа. Солнышко же много, много раз использовала свои четыре зуба, чтобы выпутаться из трудных ситуаций, но очень давно не кусала ничего просто для своего развлечения. По мере того как дети приближались к фургону, каждый неуклюжий шаг, казалось, уводил их все дальше от их реальной жизни в качестве Бодлеров и приближал к притворной жизни карнавальных уродов. И это было в самом деле до чрезвычайности странно.

Когда Солнышко постучала в дверь, Мадам Лулу окликнула: «Кто там?» — и впервые в жизни вопрос их очень смутил.

— Мы — уроды, — ответила Вайолет своим новым, низким голосом. — Трое… то есть двое уродов. Мы ищем работу.

Дверь со скрипом открылась, и перед детьми предстала Мадам Лулу. На ней было длинное мерцающее платье, которое переливалось всеми цветами радуги, когда она двигалась, а на голове — тюрбан, очень похожий на тот, который носил Граф Олаф в бытность учителем Пруфрокской подготовительной школы. У нее были темные глаза, пронизывающий взгляд и выразительные брови, которые она вопрошающе приподняла, с подозрением оглядывая вошедших. За спиной у нее за небольшим круглым столом сидели Граф Олаф, Эсме Скволор и олафовские сотоварищи, и все они с любопытством взирали на детей. Мало того, кроме всех этих любопытствующих глаз на Бодлеров смотрел еще один глаз — стеклянный, висевший на цепочке на шее у Мадам Лулу. Глаз как две капли воды походил на тот, что был нарисован на фургоне, и на тот, что был вытатуирован на щиколотке у Графа Олафа. Именно этот глаз словно преследовал Бодлеров повсюду, затягивая их все дальше в глубину зловещей тайны, которая окутывала их жизнь.

— Зайдете, пожалуйста, — проговорила Мадам Лулу на своем странном английском, и замаскированные дети повиновались. Стараясь выглядеть как можно более уродскими, бодлеровские сироты вошли внутрь и оказались на несколько шагов ближе ко всем этим пристально глядящим на них глазам и на несколько шагов дальше от той своей жизни, которую оставляли позади.

Глава третья

Помимо получения за один день нескольких газетных вырезок или устного известия о том, что кто-то из вашей семьи продался вашим личным врагам, одно из самых неприятных испытаний в жизни — это собеседование перед устройством на работу. Рассказывать, что ты умеешь делать, рассчитывая на оплату этого умения, — большая нервотрепка. Однажды у меня было очень трудное собеседование с работодателем: я рассказывал о том, как попадаю стрелой из лука в оливку, что способен выучить наизусть целых три страницы стихов, а также определить, не пробуя, положен ли в сырную массу для фондю( блюдо из расплавленного сыра ) яд, и все это я должен был еще и демонстрировать. Лучшая стратегия при этом — быть предельно честным, так как худшее, чем может окончиться собеседование, это что вы не получите места и проведете остальную жизнь, добывая пищу в дикой местности и укрываясь под деревьями или под навесом бездействующего кегельбана. Но собеседование бодлеровских сирот с Мадам Лулу перед устройством на работу было куда более тяжелым. Честными они ни в коем случае быть не могли — они притворялись совершенно другими людьми. Самым худшим исходом было бы то, что их разоблачат Граф Олаф и его труппа и оставшуюся часть жизни проведут в столь ужасных условиях, что и думать про это было невыносимо.

— Садитесь, пожалуйста, Лулу будет побеседовать с вами про карнавальную работу. — И Мадам Лулу махнула рукой в сторону круглого стола, где сидели Олаф с компанией. Вайолет и Клаус с трудом уместились на одном стуле, а Солнышко взобралась на другой, и все присутствующие молча следили за ними. Актеры сидели, опершись локтями на стол и хватая угощения прямо руками. Эсме Скволор тянула свое пахтанье, а Граф Олаф, откинувшись на спинку стула, очень, очень пристально глядел на Бодлеров.

— Что-то в вас есть знакомое, — заметил он.

— Наверно, ты и раньше встречал уродов, мой Олаф, — сказала Лулу. — Какие ваши имена?

— Меня зовут Беверли, — ответила Вайолет своим новым, низким голосом, придумав себе имя с такой же быстротой, с какой изобрела бы, к примеру, гладильную доску. — А вторую голову зовут Эллиот.

Олаф протянул через стол руку, чтобы поздороваться, и Вайолет с Клаусом пришлось очень быстро соображать, чья рука у них торчит из правого рукава.

— Очень приятно познакомиться, — сказал Олаф. — С двумя головами, надо думать, живется нелегко.

— Ох да, — пропищал Клаус самым высоким, каким только мог, голосом. — Вы себе не представляете, до чего хлопотно найти подходящую одежду.

— Я заметила, какая на тебе рубашка, — проговорила Эсме. — Очень модная.

— То, что мы уроды, не мешает нам следить за модой, — отозвалась Вайолет.

— А как вы принимаете пищу? — осведомился Граф Олаф. Глаза его горели ярким блеском. — Надо думать, это весьма затруднительно?

— Н-ну… я бы сказал… мы… — растерялся Клаус, но прежде чем он нашелся что ответить, Олаф схватил с тарелки большой початок кукурузы и сунул его детям под нос.

— А ну-ка поглядим, как ты справишься! — прорычал он, и приспешники его захихикали. — Ешь кукурузу, двухголовый урод!

— Да, — поддержала его Мадам Лулу, — так лучше всего проверять, как работать на карнавале. Ешь кукурузу, ешь!

Вайолет и Клаус обменялись взглядом и протянули каждый одну руку, чтобы взять початок у Олафа. Они неуклюже держали перед собой кукурузу. Вайолет нагнулась, чтобы откусить кусок, но при этом нечаянно выдернула початок из Клаусовой руки, и кукуруза упала на стол. Зрители разразились бессердечным хохотом.

— Вы поглядите на них! — со смехом прокричала одна из напудренных женщин. — Даже кукурузу не могут есть! Вот уроды так уроды!

— А ну еще разок, — с гадкой усмешкой приказал Олаф. — Подбери со стола кукурузу, урод!

Дети повиновались и снова поднесли к губам кукурузу. Клаус скосил глаза и попытался откусить кусок, но когда Вайолет попробовала продвинуть початок поближе к Клаусу, чтобы помочь ему, кукуруза ударила брата по лицу, отчего все вокруг (кроме, естественно, Солнышка) опять захохотали.

— Какой ты смешной, — проговорила Мадам Лулу. Она так смеялась, что у нее потекли слезы, и когда она вытерла глаза, одна из ее выразительных бровей слегка размазалась и над глазом появилось что-то вроде синяка. — Попробуй еще раз, Беверли-Эллиот!

— Ничего смешнее не видывал, — проговорил крюкастый. — Я всегда думал, что люди с врожденными физическими недостатками чувствуют себя несчастными, а оказывается, они весельчаки.

Детям очень хотелось указать ему, что человеку с крюками вместо рук, вероятно, тоже пришлось бы туго, доведись ему есть кукурузный початок, но они понимали, что собеседование перед устройством на работу — не самое удачное время для дискуссий, поэтому они проглотили свои доводы и принялись поглощать кукурузу. Укусив початок несколько раз, дети несколько освоились, что в данном случае означает «начали постигать, каким образом двое людей, пользуясь каждый одной рукой, могут есть один и тот же початок кукурузы одновременно». Но все равно задача была очень трудная: початок был скользким от масла, масло оставляло влажные потеки на губах, стекало с подбородков. Иногда положение початка было идеальным для одного из детей, но при этом он утыкался в лицо другому. А время от времени початок и вовсе выскальзывал у них из рук, и окружающие опять принимались хохотать.

— Да это будет веселее, чем детей похищать! — заключил лысый помощник Олафа, весь сотрясавшийся от смеха. — Чтобы поглазеть на это, люди издалека валом повалят, а тебе, Лулу, вся затея обойдется в один початок кукурузы!

— Правда, пожалуйста, — согласилась Мадам Лулу и посмотрела на сидящих за столом Вайолет и Клауса. — Людям нравится, чтобы неряшливо ели. Вы наняты в Шатер Уродов.

— А вон с тем что делать? — спросила Эсме, хихикая и стирая с губ пахтанье. — Он похож на меховой воротник

— Чабо! — проворчала Солнышко, обращаясь к сестре с братом. Она хотела сказать что-то вроде «Конечно, все это унизительно, но зато наш маскарад, кажется, удался». Вайолет поторопилась замаскировать смысл ее рычания.

— Это Чабо, девочка-волчонок, — произнесла она низким голосом. — Ее мать была охотницей и влюбилась в красивого волка — это их горемычный ребенок.

— Вот уж не думал, что такое бывает, — сказал крюкастый.

— Гр-р, — заворчала Солнышко.

— Забавно бы поглядеть, как она станет есть кукурузу, — сказал лысый и, схватив еще один початок, помахал перед самым носом у младшей из Бодлеров. — А ну, Чабо! На, хватай.

Солнышко широко разинула рот, и лысый, увидав кончики зубов, торчащие сквозь длинную шерсть, в страхе отдернул руку.

— Ух ты! Да она дикая!

— Да, пока еще немножко диковатая, — подтвердил Клаус своим высоким голосом. — По правде говоря, все наши страшные шрамы на лицах оттого, что мы ее дразнили.

— Грр, — еще раз проворчала Солнышко и куснула ложку, чтобы показать, какая она дикая.

— Из Чабо будет привлекательный номер на Карнавале, — объявила Мадам Лулу. — Людям всегда нравится жестокость. Ты тоже взятая на работу, Чабо, пожалуйста.

— Только держите ее подальше от меня, — вставила Эсме, — а то, чего доброго, порвет мой наряд.

— Грр! — заворчала Солнышко.

— Теперь пошли, — распорядилась гадалка. — Мадам Лулу покажет ваш фургон, пожалуйста, там будете спать.

— А мы еще посидим и выпьем вина, — заявил Граф Олаф. — Поздравляю с приобретенными уродами, Лулу. Я знал, что тебе повезет, раз я рядом.

— Всем везет, — сказала Эсме и чмокнула Олафа в щеку.

Мадам Лулу нахмурилась и вывела детей наружу, в темноту.

— Уроды, пожалуйста, за мной, — сказала она. — Вы будете жить, пожалуйста, в фургоне с другими уродами. Хьюго, Колетт и Кевин — уроды все тоже. Каждый день будете показывать себя в Шатре Уродов. Беверли-Эллиот ест кукурузу. Чабо пугает публику, пожалуйста. Хотите спрашивать вопросы, уроды?

— А нам будут платить? — спросил Клаус. Он решил, что деньги пригодятся, если они получат ответы на свои вопросы и после этого им удастся сбежать.

— Нет, нет, нет, — пролепетала Мадам Лулу. — Мадам Лулу не будет давать деньги уродам, пожалуйста. Если урод, то должен быть довольным получать работу. Посмотрите на человека с крюками вместо рук. Он благодарен делать работу для Графа Олафа, хотя Олаф не даст ему деньги из богатства Бодлеров.

— Граф Олаф? — переспросила Вайолет, делая вид, будто их злейший враг ей незнаком. — Это господин с одной бровью?

— Да, он, — ответила Лулу. — Блестящий мужчина. Но не думайте сказать ему что-то неправильное, пожалуйста. Мадам Лулу считает, всегда надо давать людям, что они ждут. Вы всегда говорите Олафу, что он блестящий.

— Мы будем помнить об этом, — отозвался Клаус.

— Хорошо, пожалуйста. Вот фургон уродов. Добро пожалуйте в новый дом.

Гадалка остановилась возле фургона с небрежно написанным крупными буквами словом «УРОДЫ». Буквы стерлись, краска кое-где размазалась, как будто еще не просохла, но все слово настолько выцвело, что Бодлерам стало ясно: надпись на фургоне делали много лет назад. Рядом стояла обтрепанная палатка с дырами в парусине с вывеской «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ШАТЕР УРОДОВ» и небольшим изображением девочки с тремя глазами. Мадам Лулу миновала палатку и постучалась в деревянную дверь фургона.

— Уроды! — позвала она. — Пожалуйста, проснитесь, пожалуйста! Тут новые уроды хотят здороваться с вами.

— Одну минутку, Мадам Лулу! — послышался из-за двери голос.

— Никаких минутка, пожалуйста! Сразу! Я — хозяйка Карнавала!

Дверь распахнулась, и показался сонного вида горбун, то есть «человек с бугром между лопатками, придававшим ему асимметричный вид». На нем была пижама, нарочно разорванная на спине, чтобы освободить место для горба. В руке он держал маленькую свечку и при ее свете пытался разглядеть гостей.

— Я знаю, что вы хозяйка, Мадам Лулу, — сказал он, — но сейчас глухая ночь. Разве вы не хотите, чтобы ваши уроды выспались?

— Мадам Лулу нет различия, спят уроды или нет, — надменно ответила гадалка. — Скажи новым уродам, пожалуйста, как готовить себя к представлению утром. Который с двумя головами — будет есть кукурузу, пожалуйста, а волчонок нападает на зрителей.

— Агрессивность и неряшливая манера есть, — заключил горбун и вздохнул. — Пожалуй, толпе это понравится.

— Понравится, конечно, — подтвердила Лулу, — и тогда Карнавал заработает деньги.

— И, может быть, тогда вы нам заплатите? — спросил горбун.

— И не ждите, пожалуйста, — отозвалась Мадам Лулу. — Спокойной ночи, уроды.

— Спокойной ночи, Мадам Лулу, — попрощалась Вайолет. Она бы предпочла, чтобы ее называли по имени, пусть даже вымышленному, а не просто «урод». Но гадалка уже ушла, не оборачиваясь. Бодлеры постояли минутку в дверях, наблюдая, как Лулу растворяется в ночном мраке, а потом повернулись к горбуну и представились ему по-настоящему.

— Меня зовут Беверли, — сказала Вайолет. — Мою вторую голову — Эллиот. А это Чабо-Волчонок.

— Грр! — заворчала Солнышко.

— Меня зовут Хьюго. Приятно познакомиться с новыми товарищами по работе. Заходите, я познакомлю вас с остальными.

Все еще передвигаясь с огромным трудом, Вайолет с Клаусом неуклюжей поход-кой последовали за Хьюго, а Солнышко поползла за ними на четвереньках, считая, что так больше подходит к ее волчьей половине. Внутри фургона было тесновато, но, насколько позволяло видеть свечное освещение, чисто и опрятно. В центре стоял небольшой деревянный стол и несколько стульев, на столе возвышалась стопка домино. В одном углу помещалась вешалка с одеждой, в том числе целым рядом одинаковых пальто, и висело большое зеркало — чтобы причесываться и проверять, прилично ли выглядишь. В другом углу стояла небольшая плита для приготовления пищи, над ней громоздились кастрюльки и сковородки. Вдоль окна, где было больше света, выстроилось несколько горшков с цветами. Вайолет с удовольствием добавила бы к этому верстак для работы над изобретениями. Клаус с удовольствием бы прищурился на книжные полки, а Солнышко с удовольствием увидела бы запас сырой моркови или иной пищи, которую приятно кусать. Но в остальном фургон выглядел вполне уютным. Единственно, чего там не хватало, это постелей. Но когда Хьюго прошел в глубину помещения, дети увидали три гамака, то есть длинные и широкие полосы материи, используемые для спанья. Они были подвешены к стене, и один из гамаков был пуст, из чего дети заключили, что там спал Хьюго. Во втором гамаке лежала и глядела сверху на Бодлеров высокая худая женщина в кудряшках, а третий гамак занимал мужчина с очень морщинистым лицом. Он спал.

— Кевин! — позвал Хьюго. — Кевин, проснись! У нас новенькие, мне нужна твоя помощь — надо подвесить гамаки.

Мужчина, проснувшись, нахмурил брови и обратил сердитый взгляд на Хьюго.

— Зачем ты меня разбудил, — недовольно проворчал он. — Мне приснился чудесный сон — будто я вовсе не урод и со мной все в порядке.

Бодлеры всмотрелись в Кевина, когда он спустился на пол, но не заметили в нем ничего уродского. Зато он уставился на Бодлеров, как будто увидел привидение.

— Ничего себе, — проговорил он. — Да вы такие же уроды, как я.

— Повежливее, Кевин, — остановил его Хьюго. — Это Беверли-Эллиот, и еще девочка-волчонок Чабо.

— Волчонок? — переспросил Кевин, пожимая Вайолет-Клаусу их общую правую руку. — Она опасна?

— Она не любит, когда ее дразнят, — сказала Вайолет.

— Я тоже не люблю, когда меня дразнят. — Кевин повесил голову. — Но где бы я ни показался, люди сразу начинают шептаться: «Вон идет Кевин с равнодействующими руками».

— Равнодействующими? — переспросил Клаус. — Значит, вы одинаково владеете и правой, и девой рукой?

— Так вы обо мне слышали? — обрадовался Кевин. — Поэтому и приехали сюда, в Пустоши? Чтобы увидеть человека, который пишет свое имя любой рукой — что левой, что правой?

— Нет, — ответил Клаус. — Просто я знал слово «равнодействующий», я прочел его в одной книжке.

— Мне так и показалось, что вы смышленые, — сказал Хьюго. — В конце концов, у вас вдвое больше мозгов, чем у других людей.

— А у меня только один, — с грустью заметил Кевин. — Один мозг, две равно-действующие руки и две равнодействующие ноги. Что я за урод!

— Все-таки это лучше, чем горб, — возразил Хьюго. — Руки у тебя, может, и уродские, зато плечи и спина абсолютно нормальные.

— Что толку, — отозвался Кевин, — руки-то от них отходят равнодействующие, любая может держать нож и вилку!

— Ох, Кевин! — Женщина вылезла из гамака и погладила его по голове. — Я знаю, такое уродство переносить трудно, но попробуй взглянуть на это с хорошей стороны. Все равно тебе лучше, чем мне. — Она повернулась к Бодлерам и застенчиво улыбнулась. — Меня зовут Колетт, и если вам хочется посмеяться надо мной, посмейтесь прямо сейчас, и покончим с этим.

Бодлеры уставились на Колетт, а потом друг на друга.

— Р-ренаф-ф, — проворчала Солнышко, желал сказать что-то вроде «В вас я тоже ничего уродского не вижу, но в любом случае не стала бы смеяться — это невежливо».

— Наверно, у волков такой смех, — сказала Колетт. — Но я не обижаюсь на Чабо за то, что она смеется над женщиной-змеей.

— Женщиной-змеей? — переспросила Вайолет.

— Да. — Колетт вздохнула. — Я могу изгибаться как угодно и принимать самые невероятные позы. Глядите!

И Колетт, еще раз вздохнув, принялась демонстрировать все возможности женщины-змеи. Сперва она согнулась пополам и просунула голову между ногами, потом свернулась клубком на полу. Затем, опершись одной ладонью об пол, приподняла все тело на нескольких пальцах, а ноги заплела спиралью. Под конец она прыжком перевернулась в воздухе, постояла чуть-чуть на голове и переплела руки и ноги вместе, точно моток шпагата, после чего с печальной гримасой взглянула на Бодлеров.

— Ну, видите, какой я урод? — сказала она.

— Вау! — воскликнула Солнышко.

— По-моему, это потрясающе, — призналась Вайолет. — И Чабо такого же мнения.

— Вы очень вежливые, — проговорила Колетт, — но мне стыдно, что я женщина-змея.

— Но если вам стыдно, — спросил Клаус, — почему же тогда не двигаться нормально?

— Потому что я работаю в Шатре Уродов, Эллиот, — ответила Колетт. — Никто мне не будет платить, если я не буду извиваться.

— Интересная дилемма, — проговорил Хьюго, употребив затейливое слово вместо «проблема», но Бодлеры знали это слово из книги про законы, стоявшей в библиотеке судьи Штраус. — Мы тут все предпочли бы быть нормальными людьми, а не уродами, но завтра утром в Шатер явится народ смотреть, как Колетт извивается и принимает невероятные позы, как Беверли-Эллиот ест кукурузу, Чабо рычит и кидается на толпу, Кевин пишет свое имя и той и другой рукой, а я надеваю одно из этих вот пальто. Мадам Лулу говорит, что людям надо давать то, чего они хотят, а они хотят видеть представление уродов. Ну все, уже очень поздно. Кевин, подай-ка мне руку помощи, повесим гамаки для новеньких, а потом попробуем немного поспать.

— Я подам тебе две руки помощи, — мрачно отозвался Кевин. — Обе действуют одинаково. Ах, как бы я хотел быть либо только правшой, либо только левшой.

— Постарайся приободриться, — мягко посоветовала Колетт. — А вдруг завтра случится чудо, и все мы получим то, о чем мечтаем.

Больше никто в фургоне не произнес ни слова. Но пока Хьюго с Кевином вешали два гамака для трех Бодлеров, дети размышляли над тем, о чем сказала Колетт. Чудеса похожи на тефтели: не существует единого мнения относительно того, из чего они сделаны, откуда взялись и как часто возникают. Одни считают, что восход солнца — чудо, так как в нем есть нечто таинственное, и он часто бывает очень красивым. А другие считают восход солнца обыкновенным явлением природы, так как он случается каждый день и к тому же чересчур рано. Одни считают телефон чудом, ибо разве не достойно удивления, что разговариваешь с человеком, находящимся в тысячах миль от тебя. А другие считают телефон просто механическим продуктом фабричного производства, изготовленным из металлических деталей, состоящим из электронной схемы и проводов, которые очень легко перерезать. И, наконец, одни считают, что улизнуть из отеля — чудо, особенно когда вестибюль наводнен полицейскими. А другие считают это обыденным фактом, поскольку это случается каждый день. Таким образом, можно вообразить, будто на свете так много чудес, что не перечесть, или, наоборот, так мало, что и упоминать о них не стоит. Но это уже зависит от того, проводите ли вы вечер, любуясь красивым закатом, или же спускаетесь с задней стороны дома на веревке из гостиничных полотенец.

Однако чудо, о котором размышляли Бодлеры, лежа в гамаках и силясь заснуть, было несравненно чудеснее любых тефтелей, встречающихся на свете. Гамаки скрипели оттого, что Клаус и Вайолет ворочались, пытаясь устроиться поудобнее в одной рубахе и штанах на двоих, а Солнышко старалась пристроить олафовскую бороду так, чтобы она не царапала ей лицо. И все трое размышляли о чуде, столь удивительном и прекрасном, что сердца у них сжимались до боли. Чудо, разумеется, заключалось в том, что кто-то из их родителей жив и либо отец, либо мама каким-то образом уцелели во время пожара, который уничтожил их дом и положил начало злополучным скитаниям сирот. То, что на свете, возможно, существует еще один живой Бодлер, было бы столь непомерным, не-вероятным чудом, что дети прямо боялись и мечтать о нем. И все-таки мечтали. Они размышляли о словах Колетт — мол, вдруг случится чудо и они все получат то, чего больше всего желают, — и ждали утра, когда хрустальный шар Мадам Лулу вдруг подарит им чудо, о котором они мечтают. Наконец встало солнце, как встает каждый день, и наступило раннее утро. Трое Бодлеров спали очень мало, ибо все время мечтали, наблюдали, как в фургоне постепенно светлеет, слушали, как ворочаются в своих гамаках Хьюго, Колетт и Кевин, и предавались размышлениям — вошел ли уже Граф Олаф в шатер гадалки и узнал ли что-нибудь новое. И как раз когда ожидание сделалось совсем невыносимым, они услышали торопливые шаги и гром-кий металлический стук в дверь.

— Просыпайтесь! Просыпайтесь! — раздался голос крюкастого. Однако прежде чем написать, что он сказал еще, я хочу упомянуть еще об одной черте, общей для чуда и тефтелей: и то и другое может выглядеть чем-то одним, а на поверку оказаться чем-то совсем другим.

Так однажды случилось со мной в кафетерии, когда в поданном на ланч блюде у меня обнаружилась маленькая фотокамера. Так случилось и с Вайолет, Клаусом и Солнышком, хотя в тот момент они еще не знали, что сказанное крюкастым обернется чем-то совсем иным, а вовсе не тем, о чем они подумали, когда услыхали голос за дверью фургона.

— Просыпайтесь! — опять закричал крюкастый и замолотил в дверь. — Вставайте, да поживее! У меня прескверное настроение, мне с вами некогда возиться. Работы по горло. Мадам Лулу и Граф Олаф уехали по делам, поэтому я отвечаю за Шатер Уродов. Хрустальный шар обнаружил, что один из проклятых Бодлеров-родителей жив. А в фургоне с сувенирами почти не осталось статуэток.

Глава четвёртая

— Что? — спросил Хьюго, зевая и протирая глаза. — Что вы сказали?

— В фургоне с подарками почти закончились статуэтки, — повторил из-за двери крюкастый. — Но это вас не касается. Народ уже собрался, так что, уроды, чтоб через пятнадцать минут были готовы.

— Подождите минутку, сэр! — Вайолет вовремя спохватилась, что должна говорить измененным, низким голосом. Они как раз вылезали с Клаусом из гамака, по-прежнему деля на двоих одну пару штанов. Солнышко уже ждала на полу, изумленная до такой степени, что даже забыла поворчать. — Вы сказали — кто-то из родителей Бодлеров жив?

Дверь фургона приотворилась, и в нее всунулась голова крюкастого с выражением подозрения на физиономии.

— А вам, уроды, какое дело? — осведомился он.

— Так ведь мы читали про Бодлеров в «Дейли пунктилио», — нашелся Клаус. — Нас очень заинтересовало дело этих малолетних жестоких убийц.

— Да вот, понимаете, — отозвался крюкастый, — родители их считались мертвыми, но Мадам Лулу поглядела в свой хрустальный шар и увидела, что один из них жив. Это длинная история. Но все это значит, что у нас куча новых хлопот. Граф Олаф и Мадам Лулу с раннего утра уехали по важным делам и оставили Шатер Уродов под моим присмотром. Теперь я распоряжаюсь вами, так что шевелитесь и будьте готовы к представлению.

— Грр! — заворчала Солнышко.

— Чабо полностью готова, — объяснила Вайолет, — а нам собраться недолго.

— Мой вам совет — поторопитесь. — Крюкастый начал было закрывать дверь, но вдруг остановился. — Странно, один шрам у вас вроде как стерся.

— Шрамы заживают, вот и стираются, — ответил Клаус.

— И очень плохо, — отрезал крюкастый, — вид делается не такой уродский. — Он захлопнул дверь, и дети услышали удаляющиеся шаги.

— Жалко его, беднягу, — заметила Колетт. Она спрыгнула на пол и завинтилась винтом. — Каждый раз, как они с этим Графом приезжают, жалость берет, как посмотрю на его крюки.

— Все равно ему лучше, чем мне, — проговорил Кевин, зевая и расправляя свои равнодействующие руки. — Наверняка у него один крюк сильнее другого. А у меня обе руки и обе ноги действуют одинаково.

— А у меня они изгибаются в любом месте, — вставила Колетт. — Ладно, давай— те лучше делать, как он велит, — готовиться к представлению.

— Вот и правильно, — согласился Хьюго. Он протянул руку к полке рядом с га-маком и достал зубную щетку. — Мадам Лулу говорит, мы всегда должны давать людям, что они хотят, а этот человек хочет, чтобы мы были готовы как можно скорее.

— Слушай, Чабо, — Вайолет бросила взгляд на сестру, — давай помогу тебе поточить зубы.

— Грр! — согласилась Солнышко, и старшие Бодлеры сообща нагнулись, взяли на руки младшую сестру и отошли в угол, где висело зеркало, чтобы пошептаться, пока Хьюго, Колетт и Кевин совершают утренний ритуал, иначе говоря, «пока они делают все необходимое, чтобы начать свой карнавальный трудовой день».

— Ну и что вы думаете? — спросил Клаус. — Может так быть, чтобы кто-то из наших родителей остался жив?

— Не знаю, — ответила Вайолет. — С одной стороны, трудно поверить, что хрустальный шар Мадам Лулу в самом деле магический. С другой стороны, она всегда извещала Графа Олафа, где нас искать. Не знаю, что и думать.

— Тент, — шепнула Солнышко.

— Да, ты, наверно, права, Солнышко, — прошептал Клаус. — Если бы удалось проникнуть в Гадальный Шатер, может, мы бы и сами обнаружили что-нибудь полезное.

— Вы ведь обо мне шепчетесь, правда? — окликнул их Кевин с другого конца фургона. — Наверняка говорите: «Ну что за урод этот Кевин — то он бреется левой рукой, то правой, и никакой разницы нет — руки-то абсолютно одинаковые»

Нет, Кевин, мы не про вас разговаривали, — ответила Вайолет. — Мы обсуждали историю с Бодлерами.

— Ничего про них не слыхал, — отозвался причесывавшийся Хьюго. — Кажется, вы упоминали, что они убийцы?

— Так напечатано в «Дейли пунктилио», — ответил Клаус.

— О, я никогда не читаю газет, — заявил Кевин. — Газету приходится держать перед собой обеими одинаково сильными руками, и я при этом ощущаю себя уродом.

— Тебе лучше, чем мне, — вставила Колетт. — Я так способна извернуться, что могу подобрать газету языком. Вот это действительно уродство!

— Интересная дилемма. — Хьюго снял с вешалки одно из висящих там одинаковых пальто. — Но я считаю, мы все в равной степени уроды. Так, а теперь пошли и дадим отличное представление!

Бодлеры вышли из фургона следом за своими товарищами по работе и направились к Шатру Уродов, где у входа их с нетерпением поджидал крюкастый. В одном из крюков он держал что-то длинное и мокрое.

— Заходите внутрь и дайте им отличное представление, — приказал он, показывая на откинутую полу шатра, служившую входом. — Мадам Лулу сказала, что если вы не дадите зрителям того, что они хотят, мне разрешается использовать вот эту огромную тальятеллу гранде.

— А что это такое? — поинтересовалась Колетт.

— Тальятелла — такая итальянская макаронина, — крюкастый размотал длинный мокрый предмет, — а «гранде» по-итальянски значит «большая». Тальятеллу гранде сделал для меня сегодня утром один работник на Карнавале. — Олафовский приятель начал крутить большой макарониной над головой, и Бодлеры с товарища-ми услышали мягкое свистящее шуршание, будто рядом прополз большой земляной червь. — Не будете слушаться, — продолжал крюкастый, — я вас отлуплю тальятеллой гранде. Ощущение, говорят, не из приятных, более того, даже очень и очень противное.

— Не беспокойтесь, сэр, — проговорил Хьюго, — мы все-таки профессионалы.

— Рад это слышать. — Крюкастый на-смешливо хмыкнул и последовал за ними в Шатер Уродов. Внутри шатер казался еще больше и просторнее оттого, что там стояло мало вещей: несколько складных стульев на деревянной сцене, над ней полотнище с надписью из крупных, неаккуратно выведенных букв: «Шатер Уродов». За небольшой стойкой одна из женщин с напудренным лицом продавала прохладительные напитки. В шатре в ожидании представления уже слонялось человек семь-восемь. Мадам Лулу, правда, упоминала, что дела на Карнавале Калигари идут не блестяще, но все-таки Бодлеры ожидали на представлении уродов больше народу. Когда дети и их коллеги поднялись на сцену, крюкастый заговорил, обращаясь к этой небольшой кучке людей так, будто перед ним толпа:

— Леди и джентльмены, мальчики и девочки, юноши и девушки! Спешите купить вкуснейшие прохладительные напитки. Сейчас начнется представление уродов!

— Ты погляди на них! — хихикнул немолодой мужчина с крупными прыщами на подбородке. — У этого крючья вместо рук!

— Я вовсе не из числа уродов, — зарычал крюкастый. — Я просто работаю на Карнавале.

— Ой, простите, — извинился мужчина. — Не в обиду вам будет сказано, приобрели бы лучше парочку искусственных рук, никто бы и не ошибался.

— Невежливо критиковать чью-то наружность в присутствии этого человека, — сурово заметил крюкастый. — А теперь, леди и джентльмены, смотрите на горбуна Хьюго и ужасайтесь — вместо обыкновенной спины у него большой горб, поэтому и вид у него уродский!

— Да, верно, — подтвердил прыщавый. Видно было, что ему все равно над кем — только бы посмеяться. — Ну и урод!

Крюкастый покрутил в воздухе тальятеллой гранде в качестве противного напоминания Бодлерам и их коллегам.

— Хьюго! — рявкнул он. — Надевай пальто!

Под хихиканье зрителей Хьюго вышел к краю сцены и попытался натянуть пальто, которое держал в руках. Обычно люди с необычной фигурой заказывают портному перешить одежду так, чтобы она сидела удобно и улучшала фигуру. Но когда Хьюго стал напяливать на себя пальто, стало ясно, что никакого портного никто не нанимал. Пальто сперва сморщилось на спине из-за горба, потом растянулось, а в конце концов лопнуло, как только Хьюго застегнул пуговицы. За какие-то считанные минуты пальто превратилось в лоскутья. Хьюго покраснел, отошел в глубь сцены и уселся на складной стул, в то время как немногочисленная публика разразилась хохотом.

— Ну, разве не весело? — вскричал крюкастый. — Даже пальто ему не надеть! Вот урод так урод! Но это еще не все, леди и джентльмены! — Пособник Олафа снова потряс тальятеллой гранде, а другим крюком залез себе в карман. С гадкой улыбкой он вытащил оттуда кукурузу и показал публике, подняв высоко вверх. — Вот простой кукурузный початок, — провозгласил он. — Его может съесть любой нормальный человек. Но на Карнавале Калигари нет Шатра Нормальных Людей, а есть Шатер Уродов, и наш новенький урод сейчас покажет, какой он уморительный грязнуля.

Вайолет и Клаус со вздохом вышли на середину сцены, и, думаю, не стоит описывать дальнейшее утомительное зрелище. Вы и сами догадаетесь, что старшим Бодлерам пришлось опять поедать початок кукурузы под хохот небольшой кучки зрителей. А Колетт пришлось извиваться и принимать всякие невообразимые позы. Кевину пришлось писать свое имя и левой и правой рукой по очереди. И под конец Солнышку пришлось-таки рычать и кидаться на публику, хотя по природе своей она отнюдь не была агрессивной и предпочла бы вежливо поздороваться со зрителями. Вы также сумеете вообразить, какова была реакция публики каждый раз, как крюкастый объявлял очередного выступающего и заставлял проделывать все перечисленное. Эти семь-восемь человек хохотали и выкрикивали всякие обидные прозвища и отпускали отвратительные, безвкусные шутки, а одна женщина даже запустила бумажным стаканчиком с прохладительным напитком в Кевина, как будто если у человека одинаково хорошо действует и правая и левая рука, следует перепачкать ему рубашку чем-то липким и мокрым. Но вот чего вам не вообразить, так это всей унизительности участия в подобном представлении. Вы можете подумать, что унижение, подобно езде на велосипеде или разгадыванию зашифрованных посланий, переносить легче после того, как вы испробовали это разок-другой. Над Бодлерами потешались больше, чем разок-другой, однако от этого им не стало легче переносить происходящее в Шатре Уродов. Вайолет помнила, как над ней смеялась и всячески обзывала девчонка по имени Кармелита Спатс, когда Бодлеры учились в Пруфрокской подготовительной школе, но сейчас, когда крюкастый представил ее как уморительную грязнулю, прозвище все равно обидело ее. Клаус не забыл, как оскорбила его Эсме Скволор в доме 667 по Мрачному проспекту, но его все равно бросало в краску, когда зрители хихикали и показывали на него пальцем каждый раз, как он ронял кукурузный початок. А Солнышко помнила все случаи, когда Граф Олаф смеялся над Бодлерами и их несчастьями, но все равно она испытывала смущение и даже тошноту, слыша, как зрители кричат ей вслед «уродский волчонок», когда она выходила вместе с остальными лицедеями из палатки после окончания представления. Бодлеровские сироты, разумеется, знали, что они не двухголовое чудище и не волчонок, но сейчас, сидя со своими товарищами в фургоне, дети испытывали унизительное чувство, будто они и в самом деле именно те уроды, за которых их принимают.

— Не нравится мне здесь, — сказала Вайолет Кевину и Колетт, сидя на одном стуле с братом, пока Хьюго варил горячий шоколад на плите. Вайолет так расстроилась, что чуть не забыла про низкий голос. — Мне не нравится, что на меня глазеют, не нравится, что надо мной смеются. Если кому-то кажется смешным, когда роняют кукурузу, сидели бы дома и роняли кукурузу сами.

— Кивуун! — согласилась Солнышко, забыв, что должна ворчать. Она имела в виду что-то вроде «Я думала, сейчас заплачу, когда те люди называли меня уродом». К счастью, поняли ее только брат с сестрой, так что она себя не выдала.

— Не волнуйтесь, — успокоил Клаус сестер. — Думаю, мы тут надолго не задержимся. Гадальный Шатер сегодня закрыт, потому что Граф Олаф с Мадам Лулу уехали по важному делу.

Среднему Бодлеру не требовалось добавлять, что сейчас самое время пробраться в палатку и выяснить, действительно ли хрустальный шар способен давать ответы на вопросы.

— Что тебе за дело — закрыта палатка Аулу или нет? — спросила Колетт. — Ты урод, а не гадалка.

— И чем вам тут не нравится? — добавил Кевин. — Карнавал Калигари в последнее время не слишком популярен, но ведь уроду податься больше некуда.

— Почему некуда? — удивилась Вайолет. — Люди с равнодействующими руками, Кевин, требуются повсюду: торговцы цветами, регулировщики уличного движения, да мало ли кто.

— Ты правда так думаешь? — спросил Кевин.

— Разумеется, — ответила Вайолет. — То же самое и люди-змеи, и горбуны. Все мы могли бы найти какую-то другую работу, где нас не считали бы уродами.

— Сомневаюсь! — крикнул Хьюго, не отходя от плиты. — Думаю, что двухголового человека повсюду сочтут уродом.

— Наверно, и того тоже, у кого равнодействующие руки, — вздохнул Кевин.

— Попробуем забыть про наши неприятности и сыграем в домино. — Хьюго принес на подносе шесть дымящихся кружек с горячим шоколадом. — Я решил, что обе головы захотят пить по отдельности. — Он улыбнулся. — Тем более что шоколад не совсем обычный. Волчонок Чабо добавила туда немножко корицы.

— Добавила? Чабо? — переспросил Клаус, и Солнышко со скромным видом заворчала.

— Да, — ответил Хьюго. — Сперва я подумал: что хорошего можно ожидать от уродского волчонка? Но оказалось, это очень вкусно.

— Удачная идея, Чабо, — похвалил Клаус и через силу улыбнулся.

Казалось, совсем недавно младшая из Бодлеров и ходить-то еще не умела и умещалась в птичьей клетке, и вот сейчас она уже проявляет собственные вкусы и может сойти за полуволка-получеловека.

— Ты должна гордиться собой, — подтвердил Хьюго. — Не будь ты уродом, Чабо, ты могла бы стать отличным шеф-поваром.

— Она и так может им стать, — возразила Вайолет. — Эллиот, ты не хочешь выйти — полакомиться горячим шоколадом на воздухе?

— Отличная мысль, — быстро ответил Клаус. — Я всегда считал, что горячий шоколад — уличный напиток. А потом заглянем в фургон с подарками.

— Грр, — заворчала Солнышко, и брат с сестрой поняли, что она хочет сказать «И я с вами». При этом она подползла к стулу, с которого неуклюже поднимались Вайолет с Клаусом.

— Только не задерживайтесь, — посоветовала Колетт. — Нам не разрешается бродить по территории Карнавала.

— Мы только выпьем шоколад и вернемся, — пообещал Клаус.

— Надеюсь, вы не наживете себе неприятностей, — напутствовал их Кевин. — Не хотелось бы, чтоб вам дали как следует по обеим головам тальятеллой гранде.

Только Бодлеры хотели возразить, что удар тальятеллой гранде, возможно, совершенно безболезнен, как вдруг услыхали шум куда более пугающий, чем свист большой макаронины в воздухе. Даже находясь внутри фургона, дети узнали этот оглушительный скрежет, знакомый им по долгой поездке в Пустоши.

— Похоже, вернулся друг Мадам Лулу, — заметил Хьюго. — Узнаю его машину.

— Я слышу и другие звуки, — прибавила Колетт. — Прислушайтесь.

Дети прислушались и поняли, что женщина-змея права. Кроме рева автомобиля слышался другой рев, более густой и более грозный. Бодлеры знали, что нельзя судить о чем бы то ни было по звукам, которые оно издает, как нельзя судить о человеке лишь по его внешнему виду. Но этот рев был такой громкий, такой свирепый, что дети и подумать не могли, что он возвещает о чем-то хорошем.

Здесь я должен прервать свое повествование и рассказать другую историю, сообщив при этом кое-что важное. Эта другая история — вымышленная, ее кто-то сочинил, в противоположность бодлеровской, которую некто лишь записал, делая это преимущественно по ночам. Называется эта другая история «Повесть про Королеву Дебби и ее дружка Тони». И вот как приблизительно она выглядит:

Повесть про королеву Дебби
И её дружка тони
Жила — была вымышленная королева по имени Дебби и правила она страной, в которой и случилось данная вымышленная история. В этой вымышленной стране повсюду росли леденцовые деревья, вымышленные певчие мыши делали всю черную работу и свирепые вымышленные львы охраняли дворец от вымышленных врагов. У Королевы Дебби был друг по имени Тони, и жил он в соседнем вымышленном королевстве. Оттого, что они жили так далеко друг от друга, Дебби и Тони встречались не очень-то часто, но все-таки изредка встречались и шли куда-нибудь пообедать или в кино посмотреть новый фильм — или делали ещё что-нибудь столь же вымышленное.

Наступил день рождения Тони, но Королева Дебби была занята королевскими делами и не смогла навестить его. Вместо этого она послала ему красивую открытку и скворца в блестящей клетке. Воспитанный человек, получив подарок, естественно, пишет письмо с благодарностью, но Тони был не очень воспитанным, поэтому позвонил Дебби и пожаловался.

— Дебби, это я, Тони, — сказал он. — Я получил твой подарок, но он мне совершенно не нравится.

— Жаль это слышать, — ответила Королева Дебби и сорвала с дерева леденец. — Я специально выбрала для тебя скворца. А что бы ты хотел получить в день рождения?

— Я хотел бы получить от тебя горсть бриллиантов, — заявил Тони, который был личностью столь же жадной, сколь и вымышленной.

— Бриллиантов? — удивилась Королева Дебби. — Но ведь скворцы способны развеселить вас, когда вам грустно. Их можно приучить садиться к вам на руку, а иногда они даже умеют говорить.

— А я хочу бриллиантов, — заупрямился Тони.

— Бриллианты — вещь ценная, — сказала Королева Дебби. — если я пошлю их тебе почтой, их могут украсть, и тогда ты останешься без подарка.

— Хочу бриллиантов, — заныл Тони, становясь невыносимо занудливым.

— Я знаю, что сделаю. — В голосе Королевы Дебби послышалась улыбка. — Я дам проглотить мои бриллианты королевским львам, а потом пошлю львов в твоё королевство. Никто не посмеет напасть на свирепых зверей, так что бриллианты дойдут в целости и сохранности.

— Только поскорее, — ответил Тони, — всё-таки день этот для меня особенный.

Поторопиться Королеве Дебби ничего не стоило, поскольку певчая мышь, жившая во дворце, проделала всю подготовительную работу, и Дебби оставалось только быстренько скормить львам горсть бриллиантов, спрятав их в тунца, чтобы львы согласились их проглотить. После чего велела львам отправиться в соседнее королевство и передать подарок.

Тони в нетерпении торчал весь день на улице, поедая мороженое и праздничный торт и дразня скворца. Наконец, перед самым закатом, он увидел приближающихся львов и подбежал к ним, чтобы забрать подарок.

— Давайте сюда бриллианты, глупые твари! — крикнул Тони…» И что было дальше, рассказывать незачем. Мораль этой истории достаточно ясна: «Дареному льву в пасть не лезут». А главное вот что: бывают случаи, когда появление целой компании львов — хорошая новость, особенно если история вымышленная, а львы ненастоящие и скорее всего ничего плохого не сделают. А бывают случаи, как, например, в истории с Королевой Дебби и ее другом Тони, когда появление львов предвещает, что дальше все пойдет намного интереснее.

С сожалением, однако, должен предупредить, что случай с бодлеровскими сиротами совсем иного толка. История с Бодлерами протекает совсем не в вымышленной стране, где на деревьях растут леденцы и певчие мыши делают всю черную работу. История Бодлеров протекает в совершенно реальном мире, где над людьми смеются только из-за того, что они обладают физическими недостатками, где дети вдруг оказываются одни на целом свете и пытаются разгадать окутывающую их зловещую тайну. И в этом реальном мире появление львов обещает, что дальше все пойдет еще гораздо хуже, и если вам не по вкусу такая история (так же, как львам не по вкусу бриллианты, не вложенные в тунца), вам лучше всего повернуть назад и бежать в другую сторону. А именно этого захотелось Бодлерам, когда, выйдя из фургона, они увидели, что привез с собой Граф Олаф, вернувшийся из деловой поездки.

Граф Олаф промчался в своем черном автомобиле между рядами фургонов, едва не задавив нескольких посетителей, затормозил около самого Шатра Уродов и только тогда выключил мотор. После чего рычание, которое узнали дети, оборвалось, но не прекратилось другое, более злобное. Оно звучало и после того, как Олаф в сопровождении Мадам Лулу вышел из машины и взмахом руки указал на трейлер, прицепленный к автомобилю. Вернее, это была металлическая клетка на колесах, и между прутьями клетки Бодлеры увидели то, на что показывал негодяй.

В прицепе было полно львов. Их набилось туда так много, что дети даже не разобрали, сколько именно. Видно было, что львам плохо и неуютно в этой тесноте, они скребли прутья когтями, огрызались зубастой пастью друг на друга и невообразимо громко и яростно рычали. Вокруг стал собираться народ — кое-кто из олафовских приспешников, а также несколько посетителей, любопытствующих, что происходит. Олаф попытался сказать что-то, но львиный рык заглушил его слова. Негодяй нахмурился, достал из кармана хлыст и хлестнул львов сквозь прутья клетки. Подобно людям, животные, если их как следует стегать хлыстом, тоже пугаются и готовы делать, что им приказывают. Поэтому львы постепенно притихли, и Олаф смог наконец сделать свое заявление:

— Леди и джентльмены, мальчики и девочки, уроды и нормальные люди! Карнавал Калигари с гордостью объявляет о прибытии свирепых львов, которые примут участие в новом аттракционе.

— Это хорошая новость, — сказал кто-то в толпе, — а то сувениры в подарочном фургоне довольно паршивые.

Да, новость хорошая, — со злобой прорычал Олаф и обернулся к Бодлерам. Глаза у него ярко блестели, и под его пристальным взглядом дети задрожали в своих маскарадных костюмах. — Потом он перевел взгляд на собирающуюся толпу и продолжал: — Теперь тут все пойдет гораздо веселее.

И бодлеровские сироты поняли, что его обещание — чистейший обман.

Глава пятая

Когда происходящее кажется чем-то на удивление знакомым, словно это уже происходило с вами ранее, такое ощущение французы называют «deja vu » ( Уже виденное (фр.) ) . Подобно многим французским выражениям (как, например, «ennui» — жеманное словечко вместо «невыносимая скучища», или «la petite mort», передающее ощущение, будто что-то в вас умерло), выражение «deja vu» относится к чему-то не слишком приятному, поскольку от ощущения, будто вы уже слышали или видели нечто подобное, становится как-то не по себе. Так же и бодлеровским сиротам было не очень приятно стоять около фургона для уродов, слушать Графа Олафа и испытывать тошнотворное чувство, определяемое словами «deja vu».

— Львы станут самым волнующим аттракционом на Карнавале Калигари! — объявил Олаф, между тем как любопытные, заслышав шум и рев, все прибывали. — Если только вы не полные идиоты, то вам известно: даже упрямый мул двинется в требуемом направлении, если держать перед ним морковку, а позади палку. Он хочет получить в награду морковку и не хочет, чтобы его больно наказали. Так же будут вести себя и львы.

— Что происходит? — спросил у детей Хьюго, выходя из фургона. За ним пока-зались Колетт и Кевин.

— «deja vu», — с горечью проговорила Солнышко.

Даже младшая из Бодлеров помнила жестокую историю про упрямого мула с той поры, как они жили у Олафа. Тогда злодей рассказывал про упрямого мула, чтобы вынудить Вайолет выйти за него замуж, но, к счастью, тогда план его в последнюю минуту сорвался. Сейчас та же история служила ему для того, чтобы привести в исполнение какой-то новый замысел, и дети, наблюдая, как он это делает, испытывали тошноту.

— Эти львы сделают то, что я им велю, — продолжал Граф Олаф, — так как хотят избежать наказания кнутом! — Он снова замахнулся и хлестнул по львам через прутья. Львы съежились. Кое-кто из зрителей зааплодировал.

— Если кнут — палка, то что будет морковкой? — спросил лысый.

— Морковкой? — повторил Олаф и рассмеялся особенно гадким смехом. — Наградой послушным львам будет вкуснейшая еда. Львы — плотоядные, то есть они питаются мясом. И здесь, на Карнавале Калигари, они получат мясо самого лучшего качества. — Он повернулся и ткнул хлыстом в сторону фургона уродов, где у входа стояли Бодлеры и их товарищи по работе. — Уроды, которых вы видите перед собой, не являются нормальными людьми, они ведут никчемную жизнь. Поэтому они будут счастливы развлечь публику.

— Конечно, — отозвалась Колетт. — Мы каждый день так и делаем.

— В таком случае вы не откажетесь сыграть главную роль в львином шоу, — продолжал Олаф. — Мы не станем кормить львов в их привычные часы, поэтому к началу представления они очень, очень проголодаются. Ежедневно вместо представления в Шатре Уродов мы будем наугад выбирать одного из уродов и смотреть, как его пожирают львы.

Все опять захлопали — все, кроме Хьюго, Колетт, Кевина и троих детей, застывших от ужаса.

— Вот потеха будет! — выкрикнул прыщавый. — Представляете, агрессивность и неряшливая манера есть одновременно! Зрелище получится роскошное!

— Целиком с вами согласна! — подхватила стоявшая рядом женщина. — Умора была глядеть, когда двухголовый урод ел кукурузу, но еще занятнее, когда будут есть его самого!

— Нет, а я бы предпочел полюбоваться, как будут есть горбатого, — возразил кто-то из толпы, — он такой потешный! И спина не такая, как у всех!

— Веселье начнется завтра днем! — возвестил Граф Олаф. — До завтра!

— Прямо не знаю, как и дождусь, — проговорила женщина, когда толпа начала рассасываться, что означает здесь «зрители отправились покупать сувениры или стали расходиться по домам». — Сразу всем знакомым расскажу.

— А я пойду позвоню той репортерше из «Дейли пунктилио», — сказал прыщавый мужчина, направляясь к телефонной будке. — Карнавал станет теперь очень популярным, может и в газете про него напишут.

— Вы были правы, босс, — сказал крюкастый. — Теперь дела тут пойдут на лад.

— Конечно, он прав, пожалуйста, — подтвердила Мадам Лулу. — Он блестящий, храбрый и щедрый мужчина. Он блестяще придумал представление со львами, пожалуйста. Он храбро бьет львов хлыстом, пожалуйста. И он щедрый — подарил Лулу львов.

— Он тебе их подарил?! — раздалось вдруг где-то поблизости. В голосе слышалась угроза. — Так львы — подарок?!

Большинство зрителей отправилось восвояси, и Бодлерам стала видна Эсме Скволор, которая, оказывается, стояла у входа в соседний фургон и теперь направилась к Графу Олафу и Мадам Лулу. Проходя мимо прицепа со львами, она провела своими длиннющими ногтями по прутьям клетки, и львы в страхе заскулили.

— Так, значит, ты подарил Мадам Лулу львов? А мне что ты привез?

Граф Олаф со смущенным видом почесал голову костлявой рукой.

— Ничего, — признался он. — Но если хочешь, пользуйся моим хлыстом.

Мадам Лулу чмокнула Олафа в щеку.

— Он подарил мне львов, пожалуйста, за то, что я сделала такое прекрасное гаданье.

— Да, надо было это видеть, Эсме, — подтвердил Олаф. — Мы с Лулу вошли в Гадальный Шатер, выключили свет, и тогда хрустальный шар начал издавать магическое гудение. Затем над головой у нас сверкнула магическая молния, Мадам Лулу велела мне как следует сосредоточиться, я закрыл глаза, а она посмотрела в хрустальный шар и сказала, что кто-то из бодлеровских родителей жив и скрывается в Мертвых Горах. И за это я ей подарил львов.

— Выходит, Мадам Лулу получила свою морковку? — фыркнул крюкастый.

— Завтра прямо с утра, — продолжал Олаф, — Мадам Лулу еще раз задаст вопрос шару и скажет мне, где именно находится этот старший Бодлер.

Эсме бросила злобный взгляд на Лулу.

— И что тогда ты еще ей подаришь, Олаф?

— Будь благоразумна, мое сокровище, — попытался урезонить свою подружку Граф Олаф. — Львы сделают Карнавал Калигари популярным, так что Мадам Лулу сможет больше времени посвящать гаданию и обеспечит нас сведениями, с помощью которых мы наконец приберем к рукам бодлеровское наследство.

— Мне неловко вносить поправки, — робко заметил Хьюго, — но нельзя ли сделать Карнавал популярным, не скармливая нас львам? Признаюсь, эта перспектива меня как-то волнует.

— Слыхал, как публика приняла мое сообщение о новом аттракционе? — спросил Граф Олаф. — Они ждут не дождутся, когда львы сожрут уродов. А ведь каждый из нас должен выполнить свою роль, чтобы дать людям то, что они хотят. Ваше дело — вернуться сейчас же в свой фургон и оставаться там до завтрашнего утра. Остальные займутся своим делом — будут копать яму.

— Яму? — удивилась одна из женщин с напудренным лицом. — Зачем нам яма?

— Мы будем держать там львов, — ответил Олаф, — чтобы они съедали только того из уродов, который туда спрыгнет. Копать будем около американских гор.

— Отличная идея, босс, — одобрил лысый.

— Лопаты в фургоне, там инструменты, — сказала Лулу. — Я покажу, пожалуйста.

— Я не собираюсь копать, — заявила Эсме, когда остальные приготовились идти. — Еще ноготь сломаю. И потом, мне надо поговорить с Графом Олафом. Наедине.

Ну, хорошо, хорошо, — согласился Граф Олаф. — Пойдем в гостевой фургон, там никто не помешает.

Олаф с Эсме удалились в одну сторону, а Мадам Лулу повела олафовских приспешников в другую. Дети и их товарищи по несчастью остались одни.

— Что ж, пошли в фургон, — заметила Колетт. — Может, сумеем придумать, как не быть съеденными.

— Ох нет, не будем думать об этих страшных тварях. — Хьюго вздрогнул. — Давайте лучше поиграем в домино.

— Мы с моей второй головой и с Чабо сейчас придем, — сказала Вайолет. — Только допьем горячий шоколад.

— Желаю получить удовольствие, — мрачно отозвался Кевин, скрываясь вслед за Хьюго и Колетт в фургоне уродов. — Может, пьем его в последний раз.

Кевин обеими руками закрыл дверь, а Бодлеры отошли в сторонку, чтобы их никто не подслушал.

— Добавить корицу в шоколад была замечательная идея, Солнышко, — проговорила Вайолет. — Только что-то мне мешает получать от него удовольствие.

— Ификат, — ответила Солнышко, что означало «Мне тоже».

— Новый замысел Графа Олафа оставил у меня неприятный привкус во рту, — добавил Клаус. — И боюсь, корица тут не поможет.

— Надо пробраться в Гадальный Шатер, — сказала Вайолет. — И сейчас это, возможно, наш единственный шанс туда попасть.

— Думаешь, это правда? — спросил Клаус. — Думаешь, Мадам Лулу действительно что-то видела в хрустальном шаре?

— Не знаю, — ответила Вайолет. — Но я изучала электричество и знаю, что молнии в палатке взяться неоткуда. Что-то там творится загадочное, и необходимо выяснить, в чем дело.

— Чоу! — добавила Солнышко, имея в виду «До того как нас бросят на съедение львам».

— Но ты думаешь, там все по-настоящему? — настаивал Клаус.

— Не знаю! — вспылила Вайолет. Слово «вспылила» означает здесь «своим нормальным голосом, забыв от расстройства и тревоги про маскарад». — Я не знаю, умеет ли гадать Мадам Лулу. Не знаю, откуда Графу Олафу всегда известно, где мы. Я не знаю, где сникетовское досье, почему у кого-то еще была татуировка, как у Олафа, и что значат буквы Г.П.В., и откуда взялся тайный туннель, ведущий к нашему бывшему дому, и…

— …живы ли наши родители, — перебил Клаус. — Как ты считаешь — кто-то из наших родителей в самом деле жив?

Голос среднего Бодлера задрожал, сестры обернулись к нему (что Вайолет, по-прежнему делящей с братом одну рубашку на двоих, далось нелегко) и увидели, что он плачет. Вайолет наклонилась вбок и прислонила свою голову к его голове, а Солнышко, поставив кружку на землю, подползла поближе и обхватила колени Клауса, и Бодлеры постояли немножко, не двигаясь.

Горе — это, так сказать, печаль, охватывающая человека, когда он потерял кого-то дорогого ему, и штука это неуловимая, ускользающая. Горе может на долгое время исчезнуть, а потом вдруг возвращается, когда меньше всего этого ожидаешь. Когда я выхожу ранним утром на Брайни-Бич в самое удобное время для поисков необходимых материалов в деле Бодлеров, океан такой мирный, что я испытываю умиротворение, как будто и не горюю о женщине, которую любил и которую никогда больше не увижу. И вдруг, когда я, промерзнув, забегаю в чайную, где меня поджидает владелец, мое горе, стоит мне потянуться к сахарнице, неожиданно возвращается, и я начинаю так громко рыдать, что другим посетителям приходится просить меня рыдать потише. Что касается бодлеровских сирот, то их горе было, казалось, тяжелой ношей, которую они несли по очереди, чтобы не плакать всем одновременно. Но иногда она становилась чересчур тяжела для одного, и тот один начинал плакать, и поэтому сейчас Вайолет и Солнышко прижались к брату, словно напоминая, что ношу они могут нести сообща, пока наконец не обретут безопасное пристанище и не сложат ее с себя.

— Прости, Клаус, что я вспылила, — проговорила Вайолет. — Мы не знаем столь многого, что трудно размышлять обо всем сразу.

— Читви, — пискнула Солнышко, и это означало «Но я не могу не думать о родителях».

— Я тоже, — призналась Вайолет. — Неужели действительно кто-то из них жив?

— Но если так, — вступил в разговор Клаус, — почему они прячутся неизвестно где? Почему не пытаются нас найти?

— А может, и пытаются, — тихо сказала Вайолет. — Может, они ищут нас в самых разных местах, но не могут найти — ведь мы так давно прячемся сами или выдаем себя за кого-то другого.

— А почему мама или папа не свяжутся с мистером По? — не успокаивался Клаус.

— Но мы же пытались связаться с ним, — возразила Вайолет, — он не отвечает на телеграммы, а дозвониться ему по телефону тоже не удалось. Если кто-то из наших родителей и уцелел, может им так же не везет, как и нам.

— Галфускин, — вмешалась Солнышко. Под этим она разумела что-то вроде «Все это одни предположения. Пошли в Гадальный Шатер, посмотрим, не найдется ли там чего-нибудь более определенного. И делать это надо как можно скорее, пока остальные не вернулись».

— Правильно, Солнышко. — Вайолет поставила свою кружку рядом с кружкой сестры. Клаус тоже поставил кружку на землю, и трое Бодлеров, недопив горячий шоколад, двинулись прочь — Вайолет и Клаус неуклюжим шагом в своих общих штанах, приваливаясь на ходу друг к другу, Солнышко — ползком, стараясь выглядеть полуволком на тот случай, если кто-то наблюдал за ними, пока они шли по территории Карнавала в сторону гадальной палатки. Но никто не наблюдал за бодлеровскими сиротами. Посетители разошлись по до-мам, торопясь рассказать знакомым про завтрашнее львиное шоу. Товарищи по фургону сидели внутри, оплакивая свою судьбу, то есть в данном случае «играя в домино, вместо того чтобы поразмыслить над выходом из трудного положения». Мадам Лулу и помощники Олафа копали яму рядом с тележками, заросшими плющом. Граф Олаф и Эсме Скволор ссорились в гостевом фургоне, на дальнем конце Карнавала, где много лет назад останавливались мы с братом. Остальные работники Мадам Лулу прибирали Карнавал на ночь и мечтали когда-нибудь работать не в таком дрянном месте.

Так что никто не видел, как дети подошли к палатке рядом с фургоном Лулу и замерли на минуту перед входом.

Гадального Шатра больше нет на Карнавале Калигари, да и вообще нигде. Бродящий по этой безлюдной почерневшей местности вряд ли догадался бы, что здесь когда-то стояли палатки. Но даже если бы все выглядело точно так же, как при Бодлерах, путешественник едва ли понял бы смысл орнамента на палатке, ведь в наши дни экспертов в этой области осталось очень мало. Те же, кто еще жив, пребывают в ужасных обстоятельствах или, пытаясь, как я, исправить положение, лишь усугубляют весь его ужас. Но бодлеровские сироты, прибывшие, как вы помните, на Карнавал только накануне вечером и не видавшие Гадального Шатра при дневном свете, разглядели орнамент и остановились пораженные.

На первый взгляд рисунок на палатке показался им просто изображением глаза. Такого же глаза, какой украшал фургон Мадам Лулу и щиколотку Графа Олафа. Такие глаза встречались детям повсюду, куда бы они ни попадали, начиная со здания в форме глаза, когда они работали на лесопилке; глаза на сумочке Эсме Скволор в те времена, когда Бодлеры скрывались в больнице, и кончая целым роем глаз, чудившихся им в кошмарных снах. Хотя Бодлеры не очень-то понимали, в чем смысл всех этих глаз, они им так надоели, что дети не стали бы специально останавливаться, чтобы смотреть на них. Однако бывает так, что многое в жизни приобретает совсем иной смысл, если всмотреться подольше, и вот, пока дети медлили перед входом в Гадальный Шатер, изображение стало постепенно меняться и превратилось в некую эмблему. Эмблема — это своего рода значок, который символизирует какую-то организацию или бизнес. Эмблема может быть самой простой — в виде, скажем, волнистой линии, что указывает на какое-то отношение организации к рекам и океанам. Эмблема может иметь форму квадрата, что ассоциируется с геометрией или с кубиками сахара. Иногда это изображение какого-то предмета, например факела, что указывает на возгораемость организации; в данном же случае изображение трехглазой девочки на наружной стенке Шатра Уродов означало, что там, внутри, демонстрируют дико-винных людей. Эмблема порой представляет собой часть названия организации — скажем, первые несколько букв или начальные буквы составляющих слов. Бодлеры, естественно, не занимались никаким бизнесом, если не считать того, что выдавали себя за карнавальных уродов, и, насколько они знали, не принадлежали ни к какой организации, и никогда не бывали в Пустошах до тех пор, пока их не завез сюда по Малоезженной дороге олафовский автомобиль, однако трое детей продолжали стоять, не отрывая взгляда от рисунка на палатке Мадам Лулу, так как понимали, что он для них очень важен: казалось, кто-то, рисуя эмблему, знал, что они сюда попадут, и хотел завлечь их внутрь.

— Ты думаешь… — начал Клаус, но не договорил.

— Я сперва не заметила, — сказала Вайолет, — но когда я присмотрелась…

— Волу… — начала Солнышко.

И не сговариваясь дети приоткрыли клапан палатки и заглянули внутрь. Не увидев там никого, они сделали несколько шагов вперед. Если бы кто-то следил за ними, то он бы заметил, как дети робко, стараясь ступать как можно бесшумнее, вошли в па-латку. Но за ними никто не следил. Никто не видел, как за ними закрылся дверной клапан, отчего слегка дрогнула вся палатка; никто не заметил, как при этом дрогнуло изображение на наружной стенке. Некому было наблюдать за тем, как бодлеровские сироты приближаются к ответам на все свои вопросы и к разгадке всех тайн в их жизни. Некому было и вглядываться в изображение на палатке и увидеть, что это не глаз, как могло показаться при первом взгляде, а эмблема организации, известной детям как Г.П.В.

Глава шестая

Много на свете вещей, которые трудно скрыть, но тайна не принадлежит к их числу. Трудно, например, спрятать самолет, потому что для этого надо найти глубокую яму или гигантский стог сена и глухой ночью запихать туда самолет. Но тайну, касающуюся самолета, скрыть легко, нужно только записать ее на маленьком клочке бумаги и прилепить снизу к матрасу, как только очутитесь дома. Трудно спрятать симфонический оркестр, так как сперва, как правило, приходится арендовать звуконепроницаемое помещение и запастись большим количеством спальных мешков, но тайну, касающуюся симфонического оркестра, скрыть легко — стоит только шепнуть о ней на ушко надежному другу или музыкальному критику. Трудно также спрятаться самому, поскольку приходится иногда втискиваться в багажник автомобиля или сооружать себе маскарадный костюм из подручных средств. Но скрыть тайну, связанную лично с вами, от тех, кто не должен ее знать, легко — расскажите о ней в своей книжке и надейтесь, что книга попадет в нужные руки. Дорогая моя сестра, если ты прочтешь эти строки, знай — я пока жив и держу путь на север, чтобы разыскать тебя.

Если бы бодлеровские сироты искали в Гадальном Шатре самолет, то, войдя туда, они бы смотрели, не торчит ли кончик крыла из-под длинной черной скатерти в блестящих серебряных звездах, покрывавшей стол в центре помещения. Если бы они искали симфонический оркестр, то прислушались бы — не закашляется ли кто, не стукнется ли кто о гобой, прячась в углах шатра, где висели тяжелые драпировки. Но дети не искали воздушные средства передвижения или профессиональных музыкантов. Они искали тайну, но палатка была так велика, что они не знали, где смотреть. Не спрятаны ли, скажем, известия о бодлеровских родителях в шкафу, стоящем недалеко от входа? Не запихнута ли информация о сникетовском досье в большой сундук, стоящий в одном из углов? И удастся ли им раскрыть значение букв Г.П.В., поглядев в хрустальный шар, помещенный в середине стола? Вайолет, Клаус и Солнышко обвели взглядом палатку, потом посмотрели друг на друга. Им казалось, что касающиеся их тайны могут таиться где угодно.

— Где, ты думаешь, надо искать? — спросила Вайолет.

— Не знаю. — Клаус, щурясь, огляделся вокруг. — Я даже не знаю, что именно надо искать.

— Ну, может, последуем примеру Олафа, — предложила Вайолет. — Он же рассказал по порядку, как происходило гаданье.

— Да, помню, — подтвердил Клаус. — Сперва он вошел в шатер. Мы тоже вошли. Потом, он говорил, хозяйка выключила свет.

Бодлеры подняли голову и впервые заметили, что весь потолок усеян маленькими лампочками в форме звездочек, таких же, как на скатерти.

— Щелк! — Солнышко показала на пару выключателей, прикрепленных к одному из столбов, поддерживающих палатку.

— Молодчина, Солнышко! — похвалила ее Вайолет. — Пойдем, Клаус, я хочу рассмотреть выключатели.

Старшие Бодлеры, неуклюже переваливаясь, подошли к столбу, но, оказавшись к нему вплотную, Вайолет нахмурилась и затрясла головой.

— В чем дело? — спросил Клаус.

— Жаль, нет ленты, — ответила Вайолет. — Я бы завязала волосы. А так мне плохо думается — напудренные волосы лезут в глаза. Но моя лента осталась где-то в боль…

Голос ее замер, и Клаус увидел, что она сунула руку в карман олафовских брюк и вытащила ленту, как две капли воды похожую на ее собственную.

— Ерц, — выпалила Солнышко.

— Да это и есть моя лента. — Вайолет осмотрела ее. — Наверное, Граф Олаф сунул ее в карман, когда готовил меня к операции.

— Я рад, что ты получила ее обратно. — Клаус поежился. — Противно представлять, как наши вещи трогает Олаф своими грязными лапищами. Помочь тебе завязать? Одной рукой, наверно, трудно справиться, а вытаскивать другую руку из рубашки не советую. Не хотелось бы нарушать наш маскарад.

— Пожалуй, я справлюсь, — сказала Вайолет. — Ну, вот и все. Так я себя чувствую уже не столько уродом, сколько Вайолет Бодлер. Теперь посмотрим. Оба выключателя соединены с проводами, идущими вверх к потолку. Один явно включает и выключает лампочки, а вот зачем второй?

Бодлеры опять задрали головы кверху и заметили на потолке кое-что еще. Между звездочками виднелось небольшое круглое зеркало, прикрепленное к металлической трубке под каким-то странным углом. От трубки длинная резиновая полоса вела к большому клубку из проволок и зубчатых колесиков, а клубок, в свою очередь, был прикреплен к зеркальцам, расположенным в виде колеса.

— Что? — спросила Солнышко.

— Не знаю, — ответил Клаус. — Не похоже ни на что, о чем мне приходилось читать.

— Интересное устройство, — заметила Вайолет, внимательно изучая все сооружение. Указывая на различные части непонятного механизма, она стала говорить вслух, но скорее для себя, чем для брата с сестрой: — Резиновая полоса похожа на приводной ремень, который передает усилие от автомобильного двигателя для охлаждения радиатора. Но зачем… ах, понятно. Он вращает зеркальца, а они… но как же… погодите. Клаус, видишь в верхнем углу палатки Дырку?

— Без очков не вижу.

— Ну все равно. Там небольшая прореха, — объяснила Вайолет. — Если стоять лицом к дыре, то что будет в той стороне?

— Дай подумать. Вчера вечером, когда мы вылезали из машины, садилось солнце.

— Ийрат, — подтвердила Солнышко, желая сказать «Я помню — знаменитый закат в Пустошах».

— А машина там. — Клаус повернулся кругом и потянул за собой старшую сестру. — Значит, там запад, а дыра обращена на восток.

— А на востоке всходит солнце, — с улыбкой подсказала Вайолет.

— Верно, — отозвался Клаус. — Но при чем тут это?

Вайолет ничего не ответила. Она стояла и улыбалась, и Клаус с Солнышком улыбались, глядя на нее. Несмотря на фальшивые шрамы, нарисованные у Вайолет на лице, младшие Бодлеры мигом узнали ту улыбку. Именно так улыбалась Вайолет, когда ей удавалось разрешить трудную проблему, связанную обычно с каким-нибудь изобретением. Так она улыбалась, когда они все сидели в тюремной камере и Вайолет придумала, каким образом кувшин с водой поможет им вырваться на свободу. Такая улыбка появилась на ее лице, когда она нашла в чемодане улику, способную убедить мистера По в том, что их Дядю Монти убили. Именно так она улыбалась сейчас, поглядев вверх на странное устройство на потолке, а потом вниз — на два выключателя.

— Смотрите внимательно, — сказала она и щелкнула первым выключателем. Немедленно зубчатые колесики начали вращаться, длинная резиновая полоса поехала вниз — и расположенные венком зеркальца превратились в крутящийся круг.

— И к чему это все? — осведомился Клаус.

— Слушайте, — сказала Вайолет, и все трое услыхали тихий гул мотора. — Вот про это гудение и рассказывал Граф Олаф. Он думал, что гул исходит от хрустального шара, но он исходил от этого устройства.

— А я еще тогда подумал, что слова «магическое гудение» звучат как-то неправдоподобно.

— Легрор? — спросила Солнышко, что означало «А откуда молния?»

— Видите, под каким углом прикреплено большое зеркало? — спросила в ответ Вайолет. — Оно расположено таким образом, чтобы отражать свет, падающий через щель в потолке.

— Но никакой свет оттуда не падает, — возразил Клаус.

— Сейчас — нет, дыра ведь обращена на восток, а сейчас вторая половина дня. Зато по утрам, когда Мадам Лулу соглашается гадать, встает солнце и свет попадает прямо на большое зеркало, оттуда отражается в маленьких зеркальцах, которые приводит в движение ремень…

— Погоди, — остановил ее Клаус. — Я не понимаю.

— Ничего страшного, — отозвалась Вайолет. — Граф Олаф тоже не понимает. Когда он утром входит в палатку, Мадам Лулу включает это устройство и комната наполняется мерцающими бликами. Помнишь, я использовала закон преломления лучей, когда сооружала сигнал бедствия на озере Лакримозе? Тут то же самое, только Лулу выдает это за магическую молнию.

— А если Граф Олаф поднимет голову и увидит, что это не магическая молния?

— Не увидит, если свет выключен. — Вайолет щелкнула другим выключателем, и звезды у них над головой погасли. Плотная ткань, из которой была сделана палатка, не пропускала наружный свет, так что Бодлеры очутились в полной темноте. Это напомнило им спуск в шахту лифта в доме номер 667 на Мрачном проспекте, только там стояла тишина, а здесь их окружал гул механизмов.

— Жуть, — проговорила Солнышко.

— Да, жутковато, — согласился Клаус. — Немудрено, что Олаф принял гудение за что-то магическое.

— Вообразите, как тут все выглядит, когда в палатке сверкает молния, — сказала Вайолет. — Такого рода фокусы и одурачивают людей и заставляют верить в гаданье.

— Значит, Мадам Лулу обманщица, — сказал Клаус.

Вайолет щелкнула обоими выключателя-ми, свет зажегся, а механизм отключился.

— Конечно, обманщица, — подтвердила она. — Не сомневаюсь, что хрустальный шар — простое стекло. Она обманом заставила Графа Олафа поверить, будто она гадалка, чтобы он покупал ей всякие вещи — львов, новые тюрбаны.

— Чезро? — Солнышко подняла лицо и вопросительно поглядела на брата и сестру. Под словом «чезро» она подразумевала «Но если она обманщица, то откуда она знает, что кто-то из наших родителей жив?», и старшие даже не сразу решились ответить ей.

— Она и не знает, — наконец тихо проговорила Вайолет. — Сведения Мадам Лулу такие же фальшивые, как и магическая молния.

Солнышко издала короткий тихий вздох, который старшие еле расслышали из-за бороды, окутывавшей личико девочки, и покрепче обняла ноги Вайолет и Клауса. Тельце ее задрожало от огорчения. Наступила ее очередь нести тяжесть их общего горя. Но долго ей не пришлось этого делать, поскольку Клаус вспомнил кое-что, отчего Бодлеры сумели взять себя в руки.

— Постойте-ка, — сказал он, — Мадам Лулу, может, и обманщица, но ее информация, очевидно, бывает настоящей. Ведь она всегда сообщала Олафу, где мы находимся, и всегда говорила правильно.

— Это верно, — спохватилась Вайолет. — Я и забыла.

— В конце концов, — Клаус с трудом добрался до кармана собственных брюк, — мы ведь тоже поверили, что кто-то из наших родителей жив, когда прочли вот это. — Он развернул листок бумаги, и сестры узнали тринадцатую страницу сникетовского досье. К странице была прикреплена фотография, на которой стояли Бодлеры-родители, рядом с ними — мужчина, которого дети мель-ком встречали в Городе Почитателей Ворон, и еще один человек, незнакомый детям, а под фотографией была написана фраза, которую Клаус выучил уже наизусть, и ему не требовались очки, чтобы прочесть ее. «Основываясь на фактах, обсуждаемых на странице девять, эксперты подозревают, что в пожаре скорее всего уцелел один человек, однако местонахождение оставшегося в живых неизвестно», — процитировал Клаус. — Может, Мадам Лулу об этом знает?

— Откуда? — усомнилась Вайолет.

— Так, давайте подумаем, — ответил Клаус. — Граф Олаф сказал, что после появления магической молнии Мадам Лулу велела ему закрыть глаза, чтобы дать ей сосредоточиться.

— Там! — Солнышко показала на стол с хрустальным шаром.

— Нет, Солнышко, — возразила Вайолет. — Шар не мог ей ничего сказать. Он не магический, ты же помнишь?

— Там! — продолжала настаивать Солнышко, и пошла к столу. Вайолет и Клаус неуклюжей походкой поковыляли за ней и увидели, на что она показывает. Внизу из-под скатерти что-то белело. Они с трудом встали на колени в своих общих штанах и увидели край бумаги.

— Как удачно, что ты ближе к полу, чем мы, Солнышко, — сказал Клаус. — Мы бы не заметили.

— Что же это? — Вайолет потянула за белый уголок.

Клаус опять с трудом добрался до кармана, достал очки и водрузил их на нос.

— Так я больше чувствую себя самим собой, а не уродом. — Он улыбнулся и принялся читать вслух: «Милейшая герцогиня, Ваш бал-маскарад обещает быть изумительным, я с нетерпением жду…» — Голос Клауса замер, и дальнейшее он пробежал глазами. — Просто записка о каком-то званом вечере, — проговорил он.

— А почему она под столом? — с недоумением сказала Вайолет.

— Мне она не кажется важной, — ответил Клаус, — но очевидно, ее сочла важной Лулу, раз спрятала ее здесь.

— Давайте посмотрим, что еще она там прячет. — Вайолет приподняла край скатерти — и все трое Бодлеров ахнули.

Читателю может показаться странным, что под столом у Мадам Лулу скрывалась целая библиотека, но, как уже знали бодлеровские сироты, библиотек бывает почти столько же видов, сколько и читателей. Детям уже встречалась личная библиотека — в доме судьи Штраус, — которой им очень не хватало; научная библиотека в доме Дяди Монти, которого им больше никогда уже не видать. Они побывали в учебной библиотеке в Пруфрокской подготовительной школе, видели библиотеку на лесопилке «Счастливые Запахи», которая, правда, была недоукомплектована, что в данном случае означает «состояла всего из трех книг». Существуют на свете публичные библиотеки и медицинские библиотеки, тайные и запрещенные, библиотеки пластинок и аукционных каталогов, а также архивные библиотеки, или, правильнее говоря, «хранилища досье и документов». Такие архивы обычно имеются в университетах, музеях и в разных других тихих местах — под столом, например. В архивы люди могут всегда зайти и просмотреть любые документы и газеты, для того чтобы получить нужные сведения. Глядя на стопки бумаг, запиханные под стол, бодлеровские сироты поняли, что библиотека Мадам Лулу вполне может содержать информацию, которую они ищут.

— Вы только посмотрите, — сказала Вайолет. — Тут и газетные статьи, и журналы, и письма, и досье, и фотографии — все виды документов. Мадам Лулу велит людям закрыть глаза и сосредоточиться, а сама роется в бумагах и находит ответы.

— А шуршания бумаг никто не слышит, — подхватил Клаус, — из-за гудения механизма для молнии.

— Это похоже на сдачу экзамена, — добавила Вайолет, — когда шпаргалки с ответами на все вопросы у тебя в парте.

— Жулик! — выпалила Солнышко.

— Да, она обманщица, — подтвердил Клаус, — но нам это может все пригодиться. Смотрите, тут статья из «Дейли пунктилио»: «Город Почитателей Ворон примет участие в новой опекунской программе», — прочла вслух Вайолет, глядя через плечо Клауса на заголовок.

— «Совет Старейшин вчера объявил, что возьмет на себя заботу о трудных бодлеровских сиротах, — прочел Клаус, — в порядке участия городской администрации в новой программе, вдохновленной афоризмом „Чтобы вырастить ребенка, целый го-род нужен“.

— Вот каким образом Граф Олаф разыскал нас! — вскричала Вайолет. — Мадам Лулу сделала вид, что хрустальный шар сообщил ей, где мы, а на самом деле она просто прочла про нас в газете!

Клаус продолжал рыться в бумагах, пока не наткнулся на фамилию Бодлеров.

— Смотрите, список новых учащихся в Пруфрокской подготовительной школе. Каким-то образом он попал в руки Мадам Лулу, и она сообщила об этом Олафу.

— Мы! — Солнышко показала своим старшим на какую-то фотографию. Те взглянули и поняли, что младшая сестра права: на маленьком неясном снимке трое Бодлеров сидели на краю Дамокловой пристани, куда только что приехали, чтобы поселиться у Тети Жозефины. На заднем фоне виднелся мистер По, который поднимал руку, подзывая такси. Вайолет мрачно заглядывала в бумажный пакет.

— Мятные лепешки. Нам их дал мистер По, — тихо сказала Вайолет. — Я и забыла про них совсем.

— Но кто сделал снимок? — произнес Клаус. — Кто за нами следил в тот день?

— Сзади, — сказала Солнышко и перевернула фотографию. На обороте стояла неразборчивая надпись.

— По-моему, тут написано «Отсюда может выйти волк», — пробормотал Клаус.

— Или «толк», — поправила Вайолет. — Да, по-моему, скорее, «может выйти толк». И подписано одной буквой — не то «Л», не то «М». Но кому понадобилась наша фотография?

— Прямо дрожь берет, когда я думаю: кто-то нас снимал, а мы и не знали, — проговорил Клаус. — Значит, нас вообще в любой момент кто-то может сфотографировать.

Бодлеры торопливо огляделись — не прячется ли фотограф в углах палатки, но никого не заметили.

— Давайте успокоимся, — посоветовала Вайолет. — Помните, как родители ушли куда-то вечером, а мы смотрели жуткий фильм? Мы потом всю ночь нервничали, вздрагивали от любого шороха. Нам казалось, что сейчас в дом проникнут вампиры и утащат нас.

— А может, кто-то и проникал в дом, чтобы нас утащить. — Клаус показал на снимок. — Бывает же, что-то происходит у тебя под самым носом, а ты об этом и не подозреваешь.

— Мурашки, — произнесла Солнышко. Она хотела сказать нечто вроде «Давайте скорее уйдем отсюда. У меня прямо мороз по коже».

— У меня тоже, — сказала Вайолет. — Но надо забрать с собой все бумаги. Возможно, мы ухитримся их где-нибудь просмотреть. Вдруг да найдем нужную информацию.

— Не можем мы забрать с собой все материалы, — возразил Клаус. — Тут кипы бумаг и газет, это все равно что проглядеть все до одной книги в библиотеке, чтобы найти единственную, которая тебе нужна.

— Набьем их в карманы, — предложила Вайолет.

— У меня и так карманы битком набиты, — отозвался Клаус. — Там тринадцатая страница из сникетовского досье, обрывки страничек из квегмайровских записных книжек. Их я не могу выбросить, а больше в карманы ничего не влезет. Бумаг тут столько, как будто в них заключены все тайны всего света, но откуда нам знать — какие брать с собой?

— Может, все-таки быстро просмотрим бумаги прямо здесь, — предложила Вайолет, — и возьмем с собой только те, где упоминаются наши имена.

— Не лучший метод исследования, — заметил Клаус, — но, пожалуй, другого способа не остается. Ну-ка помоги мне приподнять скатерть, чтобы виднее было.

Вайолет с Клаусом начали сообща приподнимать скатерть, что в их маскарадном наряде было непросто. Так же, как и поедать кукурузу, поднимать скатерть, находясь в общей рубахе, оказалось делом более сложным, чем можно было думать. Пока старшие Бодлеры сражались со скатертью, она ерзала туда-сюда, а как вы наверняка знаете, если дергать скатерть туда-сюда, то предметы, находящиеся на ней, тоже будут ерзать вместе с ней. И поэтому хрустальный шар Мадам Лулу все ближе и ближе подвигался к краю стола.

— Крах, — проговорила Солнышко.

— Солнышко права, — согласилась Вайолет. — Надо быть осторожнее.

— Правильно, — сказал Клаус, — мы же не хотим…

Чего именно они не хотели, он не успел договорить, потому что послышался глухой «бряк», а вслед за тем громкий и звонкий «дзынь!», тем закончив за него фразу.

Одна из самых досадных вещей в жизни заключается в следующем: от того, что тебе хочется или не хочется, совершенно не зависит то, что происходит или не происходит на самом деле. Например, вам хочется быть автором, который спокойно сидит себе дома и работает. Но случается нечто, отчего вы становитесь автором, который лихорадочно работает в чужих до-мах, причем зачастую без ведома хозяев. Вы, скажем, хотите жениться на любимой женщине, но случается нечто такое, что препятствует вашему желанию, и вы никогда больше не видите друг друга.

Вы хотите узнать что-то важное о ваших родителях, но случается нечто такое, отчего вам еще долгое время не доведется этого узнать. И в данном случае вы очень хотите, чтобы хрустальный шар не скатился со стола и не разбился вдребезги, а если это случилось, то чтобы звонкий треск не привлек ничьего внимания. Однако печальная истина состоит в том, что ваши желания не имеют никакого значения, недаром она и зовется печальной. Несчастья могут следовать за несчастьями в жизни любого человека независимо от того, хочет он чего-то или не хочет, и хотя троим Бодлерам вовсе не хотелось, чтобы клапан па-латки открылся, в тот момент, когда день на Карнавале Калигари начал клониться к вечеру, в шатер вошла Мадам Лулу, то есть произошло именно то, чего бодлеровские сироты очень не хотели.

Глава седьмая

— Что вы делаете тут, пожалуйста?! — крикнула Мадам Лулу. Она бросилась к детям, глаза у нее засверкали так же злобно, как сверкал глаз, висящий у нее на шее. — Что делают уроды в шатре, пожалуйста? Что делают уроды под столом, пожалуйста? Ответьте, пожалуйста, сию же минуту, пожалуйста! Иначе вы очень, очень пожалеете, пожалуйста, спасибо!

Бодлеровские сироты подняли головы и уставились на поддельную гадалку, и тут произошла странная вещь. Вместо того, чтобы задрожать от страха, или вскрикнуть от ужаса, или прижаться друг к другу, услыхав крики Лулу, дети проявили непомерную стойкость, иначе говоря, «совсем не испугались». Теперь, когда они знали, что у Мадам Лулу на потолке устроен механизм, производящий молнию, а под столом — газетная библиотека и она с ее помощью изображает из себя таинственную чародейку, как она для них превратилась просто в женщину со странным акцентом и плохим характером, которая владеет важными для них сведениями. Мадам Лулу продолжала бесноваться, а Вайолет, Клаус и Солнышко наблюдали за ней, не испытывая при этом ни малейшего страха. Мадам Лулу все вопила и вопила, но дети-то злились на нее не меньше, чем она на них.

— Как вы посмели, пожалуйста, ступать в шатер без разрешения Мадам Лулу?! — кричала она. — Я хозяйка Карнавала Калигари, пожалуйста, вы должны повиновать мне каждую минуту вашей уродской жизни! Никогда, никогда, пожалуйста, я не встретила уродов таких неблагодарных к Мадам Лулу! Теперь вы попали в пребольшую беду, пожалуйста!

Лулу между тем успела дойти до стола и увидеть сверкавшие вокруг осколки битого стекла.

— Вы разбивали хрустальный шар! — завопила она, тыча в Бодлеров длинным грязным ногтем. — Вы должны стыдить себя, уродов! Хрустальный шар очень ценная вещь, пожалуйста, у него магическая сила!

— Обман! — крикнула Солнышко.

— Этот хрустальный шар не был магическим! — сердито перевела Вайолет. — Он из простого стекла! И вы никакая не гадалка! Мы осмотрели ваше устройство для молнии и нашли ваш газетный архив!

— Тут все сплошное надувательство. — Клаус обвел рукой палатку. — Это вам должно быть стыдно!

— Пожа… — начала Мадам Лулу, но тут же закрыла рот. Она посмотрела на Бодлеров, глаза ее широко раскрылись, она хлопнулась в кресло, положила голову на стол и заплакала.

— Да, я стыжусь самой себя! — запричитала она без всякого акцента. Она подняла руку, быстрым движением размотала тюрбан, так что длинные светлые волосы упали по сторонам ее заплаканного лица. — Я безмерно стыжусь себя, — выговорила она между всхлипами, и плечи ее затряслись от рыданий.

Бодлеры переглянулись, а потом опять уставились на сидящую перед ними плачущую женщину. Порядочным людям бывает трудно сердиться на плачущего человека, вот почему бывает полезно расплакаться, когда на вас кричит порядочный человек. Трое детей наблюдали, как Мадам Лулу продолжает плакать, изредка вытирая глаза рукавом, и им самим невольно взгрустнулось, хотя гнев их и не остыл.

— Мадам Лулу, — начала Вайолет твердым тоном, хотя и не таким твердым, каким бы ей хотелось, — почему вы…

— О нет! — взвыла Мадам Лулу, услышав свое имя. — Не называйте меня так! — Она поднесла руку к горлу и дернула шнурок, на котором висел глаз. Шнурок лопнул, и она бросила его на пол в кучу осколков, продолжая рыдать. — Меня зовут Оливия, — выговорила она наконец и прерывисто вздохнула. — Я не Мадам Лулу и не гадалка.

— Тогда зачем вы притворяетесь? — спросил Клаус. — Почему вы в таком наряде? Почему помогаете Графу Олафу?

— Я стараюсь помогать всем, — печально ответила Оливия. — Мой девиз: «Давайте людям то, что они хотят». Потому-то я здесь, на Карнавале. Я притворяюсь гадалкой и говорю людям то, что они хотят услышать. Если сюда приходит Граф Олаф или кто-то из его соучастников и спрашивает, где находятся Бодлеры, я говорю им. Если заходит Жак Сникет или кто-то другой из волонтеров и спрашивает, жив ли его брат, я говорю им.

У Бодлеров в голове толпилось столько вопросов, что они не знали, с которого начать.

— А где вы берете ответы? — Вайолет показала на горы газет под столом. — Откуда все эти материалы?

— В основном из библиотек. — Оливия вытерла глаза. — Если хочешь, чтобы люди считали тебя гадалкой, ты должна отвечать на их вопросы, а ответы на почти все вопросы где-нибудь да записаны. Просто для этого требуется какое-то время. Мне пришлось долго собирать свою библиотеку, но у меня пока еще нет ответов на все вопросы. Поэтому изредка, если я не знаю ответа на чей-то вопрос, приходится его придумывать.

— А когда вы сказали Графу Олафу, что один из наших родителей жив, — спросил Клаус, — вы это придумали или знали ответ?

Оливия нахмурилась:

— Граф Олаф не спрашивал меня про родителей карнавальных уро… Постойте. Голоса у вас звучат по-другому. Беверли, у тебя лента в волосах, а у второй головы очки. Что происходит?

Трое детей удивленно взглянули друг на друга. Они были так увлечены разговором с Оливией, что совершенно забыли про свой маскарад. Но теперь маскарад был, пожалуй, уже ни к чему. Детям требовалось, чтобы на их вопрос ответили честно и правдиво, и, как им казалось, Оливия скорее даст честные ответы, если они сами будут честны и правдивы. Поэтому, ничего не ответив, Бодлеры встали и сняли маскарадное одеяния. Вайолет и Клаус расстегнули свою общую рубаху, освободили спрятанные внутри нее руки, вышли из брюк с меховыми отворотами, а Солнышко выпуталась из окутывавшей ее бороды. Не прошло и двух минут, как Бодлеры оказались в своей обычной одежде — все, кроме Вайолет, на которой оставался больничный халат с тех пор, как она находилась в хирургическом отделении. А рядом с ними на полу лежала кучка маскарадной одежды. Старшие Бодлеры да_ же потрясли энергично головами (в смысле «стряхнули с волос пудру») и потерли лица, так что исчезли шрамы, изменявшие их наружность.

— Я не Беверли, — проговорила Вайолет, — и это не вторая голова, а мой брат. И это не Волчонок Чабо. Это…

— Я знаю, кто она, — прервала ее Оливия, с изумлением их разглядывая. — Я знаю, кто вы такие. Вы — Бодлеры!

— Да, — подтвердил Клаус и улыбнулся, и сестры тоже улыбнулись. Казалось, прошло лет сто с тех пор, как их называли Бодлерами, и теперь, когда Оливия догадалась, кто они такие, они словно наконец стали самими собой, а не карнавальными уродами или еще какими-нибудь поддельными личностями. — Да, — повторил Клаус, — мы Бодлеры, и нас пока трое. Возможно, хотя мы не уверены, существует еще и четвертый. Мы предполагаем, что кто-то из наших родителей жив.

— Не уверены? — переспросила Оливия. — Разве об этом не сказано в сникетовском досье?

Клаус опять вытащил из кармана тринадцатую страницу.

— Мы стараемся отыскать остальные страницы раньше, чем их найдет Олаф. На последней говорится, что предположительно во время пожара уцелел один человек. Известно ли вам — правда это или нет?

— Понятия не имею, — призналась Оливия. — Я сама ищу сникетовское досье. Гоняюсь за каждым листком, который проносит мимо ветер.

— Но Графу Олафу вы сказали, что один из наших родителей жив, — запротестовала Вайолет, — и прячется в Мертвых Горах.

— Это только моя догадка. Но если и вправду кто-то из ваших родителей жив, то, скорее всего, прячется именно там. Где-то в Мертвых Горах находится последний уцелевший штаб Г.П.В. Впрочем, вы это и сами знаете.

— Нет, не знаем, — ответил Клаус. — Мы даже не знаем, что означают буквы Г.П.В.

— Тогда как вы догадались замаскироваться именно так? — удивилась Оливия. — Вы использовали все три приема маскировки, которым обучают членов Г.П.В.: вуалирующую — у вас на лицах поддельные шрамы, костюмную — различные виды маскарадной одежды, и поддельную голосовую — вы говорите не своим голосом. Я вижу на вас даже маскарадные вещи вроде тех, что хранятся у меня в маскировочном сундуке.

Оливия встала и перешла в угол, где стоял сундучок. Она достала из кармана ключ, отперла сундук и начала в нем рыться. Дети следили за тем, как она вынимала одну вещь за другой, и все вещи казались детям знакомыми. Сперва она достала парик, похожий на тот, который носил Граф Олаф, когда притворялся женщиной по имени Ширли. За ним последовала деревянная нога, которую Олаф носил, когда изображал морского капитана. Потом Оливия вынула две кастрюли, которыми громыхал его лысый помощник, когда Бодлеры жили в Полтривилле. Дети узнали мотоциклетный шлем — точь-в-точь такой, как у Эсме Скволор, переодетой капитаном полиции. И наконец Оливия подняла кверху мужскую рубашку с нарядными оборочками — точно такую, какая лежала на полу у ног Бодлеров.

— Вот видите, — сказала Оливия, — та же самая, что была на вас двоих.

— Но мы ее взяли из багажника Графа Олафа, — сказала Вайолет.

— Это объясняется просто, — ответила Оливия. — У всех волонтеров одинаковый комплект маскарадных принадлежностей. По всему свету люди в такой одежде пытаются найти Графа Олафа и отдать его под суд.

— Как? — выпалила Солнышко.

— Да, и я тоже совсем запутался, — проговорил Клаус. — Мы все ничего не понимаем, Оливия. Что значат буквы Г.П.В.? Иногда члены Г.П.В. кажутся хорошими людьми, а иногда плохими.

— Не все так просто, — с грустью ответила Оливия. Она достала из сундука хирургическую маску и показала детям. — То, что лежит в этом маскировочном сундучке, Бодлеры, просто вещи, и больше ничего. Можно пользоваться ими, чтобы помочь людям, а можно — чтобы принести вред, и многие используют их и для того, и для другого. Иногда трудно решить, какой маскарадный костюм выбрать, а уж если надел его, то как применить.

— Не понимаю, — отозвалась Вайолет.

— Есть люди вроде тех львов, которых привез Олаф. Поначалу они хорошие, но скоро незаметно для себя они изменяются. Эти львы были благородными существами. Один мой приятель научил их распознавать запах дыма, что в нашей работе очень полезно. Но сейчас Граф Олаф перестал их кормить, и завтра они, возможно, сожрут кого-то из уродов. Мир — такое сумбурное место.

— Сумбур? — переспросила Солнышко.

— Сложный и беспорядочный, — объяснила Оливия. — Рассказывают, когда-то давно мир был простым и тихим, хотя, наверное, это только легенда. Но однажды в рядах Г.П.В. возник раскол — великая схватка между многими членами Г.П.В., и с тех пор я в растерянности — как себя вести. Никогда я раньше не думала, что стану помогать злодеям, а теперь помогаю. А вам разве не приходилось делать что-то такое, на что вы раньше не считали себя способными?

— Пожалуй, приходилось, — ответил Клаус и обернулся к сестрам. — Помните, мы выкрали ключи у Хэла в Хранилище документов? Я никогда не думал, что стану вором.

— Флинн, — подтвердила Солнышко, желая сказать «А я никогда не думала, что стану агрессивной, но дралась же я на шпагах с доктором Оруэлл».

— Да, мы делали то, чего раньше не предполагали делать, — заключила Вайолет. — Но у нас всегда была достаточно веская причина.

— Все считают, что у них есть достаточно веская причина поступать так, а не иначе, — возразила Оливия. — Граф Олаф считает, что присвоить ваше наследство — веская причина, чтобы убить вас. Эсме Скволор считает, что быть подружкой Графа Олафа — веская причина для того, чтобы вступить в его труппу. А когда я сообщила Олафу, где найти вас, у меня тоже была достаточно веская причина, поскольку мой девиз — «давайте людям то, что они хотят».

— Сомнение, — высказалась Солнышко.

— Солнышко не уверена, что это достаточная причина, — перевела Вайолет, — и, признаюсь, я с ней согласна. Вы причинили много горя, Оливия, многим людям, и все для того, чтобы дать Графу Олафу то, чего он хочет.

Оливия кивнула, на глаза у нее опять навернулись слезы.

— Я знаю, — подтвердила она с несчастным видом. — Мне очень стыдно. Но я не знаю, что мне еще делать.

— Вы могли бы перестать помогать Олафу, — сказал Клаус, — и вместо этого помогать нам. Вы могли бы рассказать нам все про Г.П.В. и проводить нас в Мертвые Горы, чтобы проверить — вправду ли жив кто-то из наших родителей.

— Не знаю, — отозвалась Оливия. — Я так давно веду себя плохо. Но не исключено, что я могла бы еще измениться. — Она встала и с грустью оглядела полутемное помещение. — Когда-то мне было свойственно благородство. Как вы думаете — могла бы я снова стать такой?

— Не знаю, — ответил Клаус. — Давайте проверим. Мы могли бы уйти прямо сейчас, все вместе, и двинуться на север.

— Как это? — удивилась Оливия. — У нас нет ни автомобиля, ни мини-фургона, ни лошадей на четверых, ни катапульты и никакого другого способа выбраться из Пустошей.

Вайолет поправила ленту на голове и, уставившись в потолок, погрузилась в размышления.

— Оливия, — проговорила она наконец, — тележки на американских горах еще действуют?

— Тележки? — переспросила Оливия. — Вроде бы да. Колеса крутятся, но на каждой тележке свой моторчик, и они, по-моему, заржавели.

— Мне кажется, я сумею восстановить мотор с помощью вашего устройства для молнии. В конце концов, резиновая полоса немного похожа на…

— Приводной ремень автомобильного мотора! — докончила Оливия. — Отличная идея, Вайолет.

— Я проберусь к американским горам сегодня ночью, — продолжала Вайолет, — и примусь за работу. Мы уедем рано утром, когда все еще будут спать.

— Лучше не сегодня ночью, — остановила ее Оливия. — Граф Олаф или его помощники всегда шныряют по ночам. Лучше бежать днем, тогда все будут в Шатре Уродов. А ты можешь заняться мотором рано утром, когда Олаф явится сюда ко мне — узнавать про вас у хрустального шара.

— И как же вы поступите? — поинтересовался Клаус.

— У меня есть запасной шар. Они время от времени разбиваются.

— Я не это имел в виду, — возразил Клаус. — Вы ведь не скажете Графу Олафу, что мы здесь?

Оливия помолчала, а потом покачала головой.

— Нет, — ответила она, но голос ее звучал не очень уверенно.

— Обещание? — спросила Солнышко. Оливия, не отвечая, долго смотрела на младшую из Бодлеров.

— Да, — произнесла она наконец очень тихим голосом. — Обещаю, если вы обещаете взять меня с собой, чтобы найти Г.П.В.

— Обещаем, — сказала Вайолет, и другие двое кивнули. — Так, а теперь начнем сначала. Что означают буквы Г.П.В.?

— Мадам Лулу! — послышался снаружи скрипучий голос. Бодлеры с испугом переглянулись, услышав поддельное имя женщины, стоящей рядом. — Мадам Лулу! Где ты?

— Я в гадальной палатке, мой Олаф, — отозвалась Оливия, перейдя к своей прежней манере с такой же легкостью, с какой Бодлеры могли влезть в рубаху с оборочками. — Не входить, пожалуйста. Я делаю тайный ритуал с моим хрустальным шаром.

— Ладно, только поскорей, — раздраженно пробурчал Олаф. — Яма готова, меня мучит жажда. Иди налей нам вина.

— Одну минуту, мой Олаф, — проговорила Оливия, поднимая с полу ткань, чтобы свернуть тюрбан. — Почему тебе не принять душ, пожалуйста? Наверно, ты вспотел, пока копал яму. Ты примешь душ, и мы как раз вместе будем пить вино.

— Не болтай ерунду, — огрызнулся Граф Олаф. — Я принимал душ всего десять дней назад. Пойду подушусь одеколоном и буду ждать у тебя в фургоне.

— Хорошо, мой Олаф, — крикнула Оливия и принялась сооружать тюрбан на го-лове. Потом обернулась к детям и прошептала: — Прервем наш разговор. Вас начнут искать. Когда завтра мы отсюда уйдем, я вам расскажу все, что вы хотите.

— А нельзя рассказать сейчас хоть немножко? — спросил Клаус. Бодлеры еще никогда не оказывались так близко к получению ответов на свои вопросы и просто не в состоянии были терпеть дальше.

— Нет, нет, — решительно заявила Оливия. — Давайте я вам лучше помогу одеться как раньше, а то вас разоблачат.

Дети обменялись взглядом и вынуждены были согласиться.

— Пожалуй, вы правы, — уступила Вайолет. — Нас могут хватиться.

— Проффко, — выговорила Солнышко, что означало «Пожалуй, верно», и принялась обкручивать себя бородой. Вайолет с Клаусом натянули штаны с меховыми отворотами и застегнули пуговицы на рубахе. А Оливия тем временем снова надела ожерелье и стала снова Мадам Лулу.

— А шрамы-то, — спохватился Клаус, глядя на лицо сестры. — Мы же их стерли.

— И волосы надо напудрить, — напомнила Вайолет.

— У меня есть гримировальный карандаш, пожалуйста, — Оливия полезла в сундучок, — и пудра.

— Пока не обязательно говорить с акцентом, — заметила Вайолет, снимая ленту с головы.

— Практика полезна, пожалуйста, — возразила Оливия. — Я обязана думать о себе как о Мадам Лулу, а то, пожалуйста, забуду о своем маскараде.

— Но вы не забудете о наших взаимных обещаниях? — спросил Клаус.

— Обещаниях? — переспросила Мадам Лулу.

— Вы обещали не рассказывать Графу Олафу, что мы здесь, — сказала Вайолет, — а мы обещали взять вас с собой в Мертвые Горы.

— Конечно, Беверли, — отозвалась Мадам Лулу. — Я буду сдержать обещание уродам.

— Я не Беверли, — запротестовала Вайолет, — и не урод.

Мадам Лулу улыбнулась и, нагнувшись, нарисовала шрам на лице старшей из Бодлеров.

— Но сейчас пришло время для маска-рада, пожалуйста, — сказала она. — Не забывайте менять голос, а то вас узнают.

— Мы не забудем про наш маскарад, — пообещал Клаус, убирая очки в карман. — А вы не забудете про свое обещание, так ведь?

— Конечно, пожалуйста, — ответила Мадам Лулу и выпустила детей из Гадального Шатра. — Не надо беспокойства, пожалуйста.

Выйдя наружу, Бодлеры окунулись в знаменитый темно-синий закат в Пустошах. Свет придал каждому из них какой-то иной, новый облик, он словно накинул на карнавальную одежду синие одеяния. Пудра на волосах Вайолет осветилась таинственным бледным светом. Поддельные шрамы на лице у Клауса выглядели в сумраке более темными и зловещими. А Солнышко казалась маленьким синим облачком, в котором посверкивали в последних солнечных лучах искры — ее зубы. И Мадам Лулу стала снова походить на гадалку — закатное солнце блестело на драгоценном камне, украшавшем тюрбан, и таинственным светом освещало ее длинное платье.

— Доброй ночи, мои уродцы, — сказала она.

И Бодлеры, глядя на эту загадочную женщину, невольно задались вопросом — действительно ли она переменила свой девиз и станет благородным человеком. «Я сдержать свое обещание», — сказала Мадам Лулу. Но бодлеровские сироты оставались в неведении — говорит ли она правду или просто говорит то, что они хотят услышать.

Глава восьмая

К тому моменту как бодлеровские сироты добрались до фургона уродов, Хьюго, Колетт и Кевин их уже поджидали. Колетт и Кевин как раз заканчивали партию в домино, а Хьюго успел сварить кастрюлю «том ка гаи» — восхитительного супа, который готовят в Таиланде. Но хотя Бодлеры и сели за стол и приступили к ужину, они совершенно не были расположены глотать и переваривать смесь курятины, овощей, непонятных грибов, свежего имбиря, кокосового молока и водяного ореха, приготовленную горбуном. Гораздо больше их занимало переваривание полученной информации, что в данном случае означало «обдумывание всего услышанного от Мадам Лулу». Вайолет взяла в рот ложку горячего супа, но так глубоко задумалась об архиве под столом у Лулу, что даже не заметила непривычно сладкого вкуса. Клаус сжевал водяной орех, но при этом так усиленно размышлял о штабе в Мертвых Горах, что не оценил его привлекательной хрустящей фактуры. А Солнышко правда наклонила миску, чтобы сделать глоток, но ее больше волновало содержимое маскировочного сундучка, и поэтому она не заметила, что полощет в супе бороду. Все трое съели суп до капли, но им так хотелось услышать что-нибудь еще от Лулу про тайну Г.П.В., что они встали из-за стола более голодными, чем до ужина.

— Что-то все сегодня притихли, — заметила Колетт, просовывая голову под мышку, чтобы оглядеть сидящих за столом. — Хьюго и Кевин, вы сегодня как в рот воды набрали, от Чабо я ни одного ворчания не услышала, да и ни от одной из голов тоже.

— Сегодня как-то нет охоты болтать, — отозвалась Вайолет, не забывая говорить самым низким голосом. — У нас есть о чем подумать.

— Еще бы! — поддержал ее Хьюго. — Я вовсе не в восторге от того, что меня завтра, может быть, съест лев.

— Я тоже, — сказала Колетт. — Зато сегодняшние зрители в упоении от предстоящего нового аттракциона. Оказывается, всем по вкусу агрессивность.

— И неряшливая манера есть. — Хьюго вытер салфеткой рот. — Интересная получается дилемма.

— Не нахожу ее интересной, — Клаус покосился в сторону своих коллег, — по-моему, она ужасная. Ведь завтра днем кого-то ждет смерть.

Он не добавил, что сами Бодлеры намерены к тому времени быть уже далеко от Карнавала Калигари, на пути к Мертвым Горам, передвигаясь в изобретении, которое соорудит ранним утром Вайолет.

— Не представляю, что тут можно поделать, — сказал Кевин. — С одной стороны, я бы предпочел и дальше выступать в Шатре Уродов, а не быть скормленным львам. Но с другой стороны… у меня, например, равнодействующие руки, а у Мадам Лулу, как известно, девиз «давать людям то, что они хотят», а хотят они, чтобы Карнавал был кровожадным…

— Я считаю этот девиз отвратительным, — проговорила Вайолет, и Солнышко заворчала в знак согласия… — В жизни можно делать куда более интересные вещи, а не только что-то унизительное и опасное для развлечения абсолютно незнакомых людей.

— Например? — спросила Колетт.

Бодлеры переглянулись. Они не решались раскрыть свой план коллегам, из боязни, что кто-нибудь из них донесет Графу Олафу и побег сорвется. Но не могли они и проявлять полное равнодушие, зная, что товарищей их ожидает страшная участь из-за того, что Хьюго, Колетт и Кевин чувствуют себя обязанными работать в качестве уродов и вести себя в соответствии с девизом Мадам Лулу.

— Никогда не знаешь, какая работа может вдруг подвернуться, — нашлась наконец Вайолет. — Причем в любой момент.

— Ты правда так думаешь? — с надеждой спросил Хьюго.

— Да, — ответил Клаус. — Нельзя знать, когда судьба постучится в дверь.

Кевин оторвался от супа и посмотрел на Бодлеров. В глазах у него засветилась надежда.

— И какой рукой она постучится?

— Судьба может постучаться любой рукой, — ответил Клаус, и в ту же минуту послышался стук в дверь.

— Уроды, откройте! — Услыхав этот нетерпеливый голос за дверью фургона, дети вздрогнули. Как вы, конечно, поняли, когда Клаус употребил выражение «Судьба постучится в дверь», он имел в виду, что его коллегам подвернется какая-то работа получше, чем прыжки в яму с голодными львами ради того, чтобы неизвестные люди получили то, что они хотят. Клаус не имел в виду, что в дверь постучится подружка отъявленного негодяя и подаст еще более опасную идею. Но, к моему огорчению, должен сказать, что именно Эсме Скволор постучалась в дверь, царапнув ее длинными ногтями. — Открывайте! Мне надо с вами поговорить.

— Одну минутку, госпожа Скволор! — откликнулся Хьюго и направился к двери. — Постараемся соблюдать хорошие манеры, — посоветовал он остальным. — Не так часто с нами хотят побеседовать нормальные люди. Мне кажется, нам стоит наилучшим образом использовать эту возможность.

— Мы будем вести себя хорошо, — пообещала Колетт. — Я не приму ни одной диковинной позы.

— А я буду пользоваться только одной правой рукой, — добавил Кевин. — А может быть, только одной левой.

— Отлично, — одобрил Хьюго и отпер дверь. В проеме показалась Эсме Скволор с противной улыбочкой на лице.

— Я — Эсме Джиджи Женевьев Скволор, — представилась она, как поступала, даже когда окружающие и так прекрасно знали, кто она. Она вошла внутрь, и Бодлеры увидели, что она нарядилась соответственно, то есть «надела по этому случаю особенный наряд, чтобы произвести впечатление». На ней было длинное белое платье, такое длинное, что доходило до пола и лежало вокруг ног, и казалось, Эсме стоит в большой луже молока. На груди сверкающими нитками было вышито: «Я люблю уродов», правда слово «люблю» заменяло огромное сердце — символ, порой употребляемый людьми, которые не видят разницы между словами и фигурами. На одном плече у Эсме висел большой коричневый мешок, на голове красовалась странного вида круглая шляпа, из макушки которой торчала черная нитка, а спереди было изображено большое сердитое лицо. Дети предполагали, что этот наряд, вероятно, очень моден, иначе Эсме ни за что бы не оделась так, но они не представляли, кому могло бы понравиться такое одеяние.

— Какой прелестный наряд! — сказал Хьюго.

— Спасибо, — отозвалась Эсме. Она ткнула своим длинным ногтем Колетт, и та послушно встала, уступая Эсме свой стул. — Как вы можете судить по надписи на платье, я люблю уродов.

— Правда? — сказал Кевин. — Как мило с вашей стороны.

— Вот именно, — подтвердила Эсме. — Я заказала это платье специально, чтобы показать, как я их люблю. Глядите — мешок на плече должен напоминать горб, а шляпа придает мне такой вид, будто у меня две головы, как у Беверли-Эллиота.

— Да, у вас вид и впрямь вполне уродский, — согласилась Колетт.

Эсме нахмурилась, как будто совсем не это хотела услышать.

— Ну, конечно, на самом-то деле я не урод, а нормальный человек, — продолжала она, — но мне хотелось вам всем показать, как я вами восхищаюсь. А теперь, пожалуйста, дайте мне пакет пахтанья. Оно теперь в моде.

— Пахтанья у нас нет, — ответил Кевин, — но, кажется, есть клюквенный сок. А могу сварить вам горячего шоколада. Вон Чабо научила меня добавлять корицы, получается очень вкусно.

— Том ка гаи! — протявкала Солнышко.

— Да, у нас еще есть суп, — добавил Хьюго.

Эсме бросила на Солнышко хмурый взгляд.

— Нет, спасибо, — сказала она. — Но все равно вы очень любезны. Право, уроды, вы так любезны, что я считаю вас не просто работниками на Карнавале, куда я заехала погостить. Я считаю вас в числе моих ближайших друзей.

Бодлеры, разумеется, понимали, что ее нелепое высказывание так же фальшиво, как ее вторая голова. Однако на их товарищей оно произвело сильнейшее впечатление. Хьюго широко улыбнулся Эсме и выпрямился насколько мог, так что горб стал почти незаметен. Кевин покраснел и опустил глаза вниз, на свои руки. А Колетт совсем разволновалась и, не удержавшись, изогну— ла тело таким образом, что оно стало похожим и на букву «К» и на букву «3» одновременно.

— Ох, Эсме, — сказала она, — вы правда так считаете?

— Разумеется. — Эсме показала себе на грудь. — По мне, лучше быть тут с вами, чем с самыми знатными людьми на свете.

— Вот здорово! — сказал Кевин. — Еще ни один нормальный человек не называл меня другом.

— А как же иначе! — Эсме нагнулась и поцеловала Кевина в нос. — Все вы мои уродские друзья. И мне так грустно думать, что завтра кого-то из вас съедят львы. — Бодлеры следили, как она сунула руку в карман платья, достала белый платочек с такой же вышивкой, что и на груди, и вытерла глаза словом «уроды». — Видите, у меня даже настоящие слезы текут при мысли об этом.

— Ну, будет, будет, наш близкий друг. — Кевин похлопал ее по руке. — Не грустите.

— Ничего не могу с собой поделать. — Эсме отдернула руку, как будто боялась, что равнорукость заразна. — Но вам предоставляется благоприятная возможность, которая сделает нас всех очень, очень счастливыми.

— Благоприятная возможность? — переспросил Хьюго. — Интересно. Беверли-Эллиот как раз только что говорил о том, что благоприятный случай может подвернуться в любой момент.

— И он прав, — ответила Эсме. — Я предоставляю вам случай оставить работу в Шатре Уродов и присоединиться к труппе Графа Олафа.

— А что мы конкретно будем делать? — поинтересовался Хьюго.

Эсме улыбнулась и начала перечислять положительные аспекты работы у Графа Олафа, что означает здесь «представляя возможности гораздо более благоприятными, чем они были на самом деле, подчеркивая положительные стороны и почти не упоминая отрицательных».

— Это театральная труппа, — объяснила она. — Поэтому вы будете наряжаться в разные костюмы, разыгрывать сценические этюды, а иногда совершать убийства.

— Этюды! — воскликнул Кевин, прижимая обе руки к сердцу. — Я всю жизнь мечтал играть на сцене!

— А я всегда мечтал носить театральный костюм! — присоединился к нему Хьюго.

— Но ты и так выступаешь на сцене, — возразила Вайолет, — и каждый день носишь неподходящий костюм в Шатре Уродов.

— Если вы присоединитесь к нам, то будете ездить по разным увлекательным местам, — продолжала Эсме, метнув злобный взгляд на Вайолет. — Члены труппы Графа Олафа побывали и в Конечном Лесу, и на берегах озера Лакримозе, и повидали ворон в Городе Почитателей Ворон, хотя сидят они всегда на заднем сиденье автомобиля. А что самое главное — вы будете работать на Графа Олафа, одного из самых блестящих и красивых мужчин на земле.

— Вы в самом деле думаете, что такой нормальный мужчина, как он, захочет работать с такими уродами, как мы? — спросила Колетт.

— Конечно, захочет. Графу Олафу нет дела до ваших физических недостатков, для него важно, чтобы вы повиновались его приказаниям. Сами увидите: в олафовской труппе никому дела нет — уроды вы или нет. И денег получите — целое состояние. Во всяком случае, Олаф получит.

— Вау! — отозвался Хьюго. — Вот это, я понимаю, благоприятный случай!

— У меня было предчувствие, что вы обеими руками за него ухватитесь, — сказала Эсме. — Не в обиду тебе будь сказано, Кевин. А теперь, если предложение вас заинтересовало, от вас требуется только одно.

— Собеседование перед приемом на работу? — нервно спросила Колетт.

— Моим близким друзьям незачем подвергаться такой неприятности. Нет, вы должны выполнить одно простое задание. Завтра днем во время львиного шоу Граф Олаф объявит, кому из уродов прыгать в яму со львами. Но я хочу, чтобы тот, на кого падет выбор, вместо этого столкнул в яму Мадам Лулу.

В фургоне воцарилась тишина, все обдумывали услышанное.

— Вы хотите, — наконец произнес Хьюго, — чтобы мы убили Мадам Лулу?

— Не думайте об этом как об убийстве, — возразила Эсме. — Думайте как о сценическом этюде. Это явится сюрпризом для Графа Олафа и доказательством вашей храбрости и послужит основанием для вступления в его труппу.

— Столкнуть Лулу в яму со львами не кажется мне таким уж храбрым поступком, — отозвалась Колетт. — Это жестоко и нехорошо.

— Как может это быть жестоким и не-хорошим, если даешь людям то, чего они хотят? — возразила Эсме. — Вы хотите вступить в труппу Графа Олафа, публика хочет видеть, как кого-то съедят львы, а я хочу, чтобы Мадам Лулу столкнули в яму. Завтра один из вас получит замечательную возможность дать всем то, чего они хотят.

— Гр-р-р, — заворчала Солнышко, но лишь брат и сестра поняли, что она имела в виду «Всем, кроме Лулу».

— Когда вы представляете дело таким образом, — задумчиво проговорил Хьюго, — то это звучит не так уж скверно.

— Разумеется. — Эсме поправила фальшивую голову. — А кроме того, Мадам Лулу выражала горячее желание видеть, как вас всех съедят львы, так что вам должно быть приятно столкнуть ее в яму.

— Но почему вы хотите, чтобы ее сбросили в яму? — спросила Колетт. Эсме нахмурилась:

— Граф Олаф мечтает сделать Карнавал популярным и чтоб Мадам Лулу помогала нам своим хрустальным шаром. Но, на мой взгляд, нам ее помощь не требуется. И потом, мне надоело, что мой дружок все время дарит ей подарки.

— Но, по-моему, это недостаточная причина, чтобы отдавать ее на съедение львам, — осторожно проговорила Вайолет своим измененным голосом.

— Я не удивляюсь, что у такого двухголового существа с соображением обстоит неважно. — Эсме протянула обе руки с длиннющими ногтями и похлопала Вайолет и Клауса по щекам, покрытым шрама-ми. — Ну ничего, вступите в труппу Олафа, подобные уродские мысли перестанут вас волновать.

— Только подумать, — сказал Хьюго, — завтра мы перестанем быть уродами и будем подручниками Графа Олафа.

— И подручницами — вмешалась Колетт.

Эсме одарила всех широкой улыбкой, затем поднесла руку к плечу и развязала коричневый мешок.

— Чтобы отпраздновать ваше новое место работы, я принесла каждому подарок.

— Подарок каждому! — воскликнул Кевин. — Мадам Лулу ни разу нам ничего не дарила.

— Это тебе, Хьюго. — Эсме достала пальто громадного размера, и Бодлеры узнали то самое пальто, в котором крюкастый изображал консьержа. Длинные рукава закрывали тогда его крючья, и сейчас, когда Хьюго примерил пальто, оно оказалось ему впору, так как прикрывало искривленную фигуру. Хьюго поглядел в зеркало, а затем перевел радостный взгляд на своих коллег.

— Оно скрывает горб! — воскликнул он с ликованием. — Я выгляжу нормальным человеком, а не уродом!

— Вот видите? — заметила Эсме. — Граф Олаф уже делает вашу жизнь лучше. А ты, Колетт, смотри, что я принесла тебе.

Наблюдавшие за ней Бодлеры увидели, как она вытащила из мешка что-то длинное и черное — платье, которое уже попадалось им в багажнике автомобиля.

— Оно мешковатое, — пояснила Эсме, — ты сможешь в нем извиваться как угодно, и никто не заметит, что ты женщина-змея.

— Сбывается моя мечта! — воскликнула Колетт, выхватывая платье из рук Эсме. — Да за такое платье я готова сто человек спихнуть в яму со львами

— А ты, Кевин, — сказала Эсме, — видишь этот кусок веревки? Повернись, я привяжу тебе за спину правую руку, и ты не сможешь ею действовать.

— И я стану левшой, как нормальный человек! — Кевин соскочил со стула и встал на свои обе одинаково крепкие ноги. — Ура!

И равнорукий Кевин весело повернулся к Эсме. Она привязала ему правую руку за спину, и он вмиг превратился в человека с одной полезной рукой вместо двух.

— Я и вас обоих не забыла. — И Эсме улыбнулась троим Бодлерам. — Чабо, вот тебе опасная бритва. Граф Олаф ею пользуется, когда ему для маскарада надо побриться. Мне думается, ты могла бы тоже воспользоваться ею, чтобы немного подстричь свою безобразную волчью шерсть. А тебе, Беверли-Эллиот, я дарю вот что.

Эсме отцепила с плеча мешок и с торжествующим видом протянула его старшим Бодлерам. Вайолет и Клаус заглянули в него, но увидели, что он пуст.

— Мешок отлично закроет вам одну из голов, — объяснила она, — и вы будете выглядеть как нормальный одноголовый человек, который просто положил на плечо мешок. Разве не потрясающе?

— Да, пожалуй, — промямлил Клаус своим поддельным, высоким голосом.

— Что с тобой? — удивился Хьюго. — Тебе предлагают интересную работу, дарят щедрый подарок, а обе твои головы недовольны.

— И ты, Чабо, тоже, — обратилась Колетт к Солнышку. — Я сквозь шерсть вижу, что ты не очень-то рада.

— Боюсь, от этой возможности нам придется отказаться, — проговорила Вайолет, и брат с младшей сестрой закивали, соглашаясь с ней.

— Что такое? — резко сказала Эсме.

— Тут нет ничего личного, — торопливо вставил Клаус, хотя нежелание работать на Графа Олафа было как нельзя более личным. — Предложение вступить в театральную труппу звучит, конечно, очень заманчиво, тем более что Граф Олаф такая потрясающая личность.

— Так в чем дело? — поинтересовался Кевин.

— Дело в том, — ответила Вайолет, — что мне не по душе толкать Мадам Лулу к львам в яму.

— Как вторая голова — я того же мнения, — добавил Клаус. — И Чабо тоже с нами согласна.

— Ручаюсь, она согласна только наполовину, — предположил Хьюго. — Ее волчья половина, небось, мечтает полюбоваться, как будут поедать Мадам Лулу.

Солнышко покачала головой и заворчала как можно умильнее. Вайолет подняла ее и посадила на стол.

— Мне это кажется несправедливым, — продолжала Вайолет. — Мадам Лулу, конечно, не самая приятная из тех, кого я встречала в жизни, но все-таки мне кажется, она не заслуживает, чтобы ее сожрали.

Эсме одарила старших Бодлеров широкой фальшивой улыбкой и, нагнувшись, потрепала каждого по голове.

— Не ломайте себе головы насчет того, заслуживает она быть съеденной или нет. — Эсме улыбнулась, глядя на Чабо. — Ты ведь тоже не заслуживаешь быть получеловеком-полуволком, правда? Люди не всегда получают то, что заслуживают, — добавила она.

— И все-таки это было бы нехорошо, — проговорил Клаус.

— Я так не думаю, — возразил Хьюго. — Ведь это значит дать другим людям то, что они хотят. Так и Лулу сама говорит.

— Подумайте до утра — утро вечера мудренее, — предложила Эсме и поднялась из-за стола. — Сразу после представления Граф Олаф едет в Мертвые Горы, ему там надо уладить кое-какие важные дела. И если к тому времени Мадам Лулу будет съедена, вам разрешат поехать с ним. Решайте к утру — хотите вы стать храбрыми членами театральной труппы или трусливыми уродами захудалого Карнавала.

— Мне не надо дожидаться утра, — заявил Кевин.

— Мне тоже, — поддержала его Колетт. — Я принимаю решение прямо сейчас.

— Да, — согласился Хьюго. — Я тоже хочу работать у Графа Олафа.

— Рада это слышать, — отозвалась Эсме. — Может, вам удастся убедить ваших товарищей присоединиться к вам в вашем решении присоединиться ко мне для того, чтобы присоединиться к Олафу. — Она кинула презрительный взгляд на троих детей и открыла дверь фургона. Закат в Пустошах погас, и над Карнавалом не осталось и следа синевы. — Поразмыслите еще, Беверли-Эллиот, и Чабо тоже. Может, бросать Мадам Лулу в яму с кровожадными львами и нехорошо, — Эсме сделала шаг наружу, и в полной темноте в своем длинном белом платье и лишней фальшивой головой показалась детям привидением, — но если вы не присоединитесь к нам, то куда вы денетесь?

У Бодлеров не нашлось ответа на ее угрожающий вопрос. И Эсме сама ответила на него и рассмеялась долгим гадким смехом.

— Да, если вы не решитесь на нехороший поступок, то что вам останется делать?

Глава девятая

Если вас отсылают спать, говоря при этом «утро вечера мудренее», подразумевая под этим, как вы, несомненно, знаете, мол, «ложитесь спать и хорошенько подумайте, а к утру решение должно быть принято», то о сне не может быть и речи. Вы думаете задачу всю ночь напролет, ворочаетесь с боку на бок, воображая разные ужасы и пытаясь решить, что же делать, и вряд ли это будет способствовать сну. Как раз сегодняшней ночью мне не давала покоя необходимость принять решение относительно глазной пипетки, жадного ночного сторожа и подноса, уставленного чашечками со сладким кремом, и сейчас, утром, я чувствую себя таким усталым, что с трудом печатаю эти строки.

Так было и с бодлеровскими сиротами той ночью, когда Эсме Скволор посоветовала им принять к утру решение — столкнуть ли Мадам Лулу в яму к львам и присоединиться ли затем к труппе Графа Олафа. Дети, разумеется, вовсе не собирались вступать в шайку злодеев или сбрасывать кого бы то ни было в гибельную яму. Но Эсме задала им вопрос, что они станут делать, если не присоединятся к олафовской труппе, и именно этот вопрос и заставил детей ворочаться всю ночь напролет в га-маках, а гамак совершенно неподходящее место, чтобы в нем ворочаться. Вместо того чтобы присоединяться к Олафу, Бодлеры мечтали уехать через Пустоши в моторизованной повозке, то есть переделанной руками Вайолет тележке с американских гор, и вместе с ними должна была ехать Мадам Лулу в своем настоящем обличье Оливии с газетным архивом из-под стола гадальной палатки. Они все отправятся в Мертвые Горы в надежде найти в штабе Г.П.В. кого-то из бодлеровских родителей, причем живыми и невредимыми. Однако план был таким сложным, что дети боялись, как бы он не провалился. Вайолет размышляла об устройстве, производившем молнию, которое она собиралась превратить в ремень вентилятора, но волновалась, что у такого мо-тора не хватит силы, чтобы двигать тележку куда надо. Клаус волновался, что в архиве Мадам Лулу не окажется конкретных инструкций, как найти дорогу в штаб и они заблудятся в горах, которые, по слухам, громадны, со множеством запутанных троп, и полны диких зверей. Солнышко волновалась, что в Пустошах не будет вдоволь еды. И все трое волновались, что Мадам Лулу не сдержит обещания и выдаст их, когда наутро про них Граф Олаф задаст вопрос. Они волновались всю ночь и, — в отличие от меня, которого повар, готовивший десерт, сумел разыскать в гостинице и постучать в окно как раз вовремя, перед рассветом, — бодлеровские сироты с наступлением утра не заметили, чтобы оно стало мудренее вечера. Они лишь пришли к заключению, что их план — весьма рискованный, и притом единственный, который приходит им на ум.

Когда первые солнечные лучи упали через стекло на горшки с цветами, Бодлеры потихоньку вылезли из гамаков. Хьюго, Колетт и Кевин, объявившие вечером, что готовы присоединиться к труппе Графа Олафа и им незачем ждать утра для принятия решения, спали крепким сном, как это часто бывает с людьми, которые не считают утро мудренее вечера. Они даже не проснулись, когда дети покинули фургон, чтобы приняться за исполнение своего плана.

Граф Олаф с труппой успели выкопать яму для львов вдоль полуразрушенных американских гор, да так близко к ним, что детям пришлось ступать по самому краю, чтобы подобраться к покрытым плющом тележкам. Яма была не очень глубокой, стены достигали как раз такой высоты, чтобы сброшенный в яму не мог выбраться из нее.

И не очень велика, поэтому львы теснились в ней так же, как в прицепе. Подобно бодлеровским коллегам, львам тоже очевидно не требовалось ночью решать проблемы, и они пока еще дремали на утреннем солнышке. В спящем состоянии львы не казались особо свирепыми. Гривы у них свалялись: видно, их давно не расчесывали. Иногда у кого-то во сне подергивалась нога, словно ему снился приятный сон о лучших днях. На спинах и животах у них виднелись отчетливые шрамы — следы ударов олафовского хлыста, и Бодлерам невольно стало жаль их. К тому же почти все львы выглядели очень, очень худыми, как будто давно не ели как следует.

— Мне их жалко, — сказала Вайолет, разглядывая одного тощего как скелет льва. — Если верить Мадам Лулу, эти львы раньше были благородными животными, а теперь смотрите, к чему привело жестокое обращение с ними Графа Олафа.

— Они выглядят заброшенными, — Клаус заглянул в яму и грустно нахмурился, — может быть, они тоже сироты.

— А может, у них остался кто-то из родителей где-нибудь в Мертвых Горах, — предположила Вайолет.

— Идасерк, — проговорила Солнышко, подразумевая нечто вроде «Может, нам когда-нибудь удастся их спасти?»

— А пока попробуем спастись сами, — со вздохом сказала Вайолет. — Клаус, давай посмотрим, нельзя ли распутать плющ на передней тележке. Нам, возможно, понадобятся две тележки — одна для пассажиров, другая для библиотеки Мадам Лулу. Солнышко, не отдерешь ли плющ со второй тележки?

— Легко, — отозвалась Солнышко, показывая зубы.

— Все фургоны имеют колеса, — заметил Клаус. — Не проще ли подсоединить к устройству, производящему молнию, один из фургонов?

— Нет, фургон чересчур велик, — возразила Вайолет. — Чтобы сдвинуть с места фургон, надо прицепить его к автомобилю или запрячь в него несколько лошадей. Счастье будет, если мне удастся привести в действие моторы тележек. Мадам Лулу сказала, что они заржавели.

— Похоже, мы сделали ставку на весьма рискованный план. — Клаус оторвал несколько стеблей плюща единственной свободной рукой. — Хотя, наверно, он не рискованнее многого другого, что мы делали, например когда украли парусную лодку.

— Или взбирались по шахте лифта, — напомнила Вайолет.

— Уэйк, — квакнула Солнышко с полным ртом листьев, но сестра с братом поняли, что она имела в виду: «Или притворялись хирургами».

— Вообще-то план, может, не такой уж и рискованный, — проговорила Вайолет. — Поглядите, какие оси у этой тележки.

— Оси? — переспросил Клаус.

— Стержни, на которых сидят колеса, — объяснила Вайолет, показывая на днище те-лежки. — Они в отличном состоянии. Это хорошая новость — нам эти колеса очень нужны, ехать придется далеко.

Старшая из Бодлеров оторвалась от работы и бросила взгляд на горизонт. На востоке вставало солнце, скоро уже лучи начнут отражаться на зеркальцах в Гадальном Шатре. Но к северу квадратными уступами возвышались Мертвые Горы — больше похожие на лестницу, чем на горную цепь. На самых высоких местах виднелись пятна снега, а верхние уступы скрывались в густом сером тумане.

— Подъем займет много времени, — сказала Вайолет, — а по дороге вряд ли найдется много ремонтных мастерских.

— Интересно, что мы там найдем? — сказал Клаус. — Я никогда не бывал ни в каких штабах.

— Я тоже, — отозвалась Вайолет. — Клаус, наклонись-ка со мной вместе, я хочу взглянуть на другой мотор.

— Если б мы знали побольше про Г.П.В., — проговорил Клаус, — мы бы знали, чего ожидать. Ну и как выглядит мотор?

— Неплохо. Правда, некоторые поршни совсем заржавели, но я, наверное, сумею заменить их вот этими защелками с бортов тележки. Устройство, производящее молнию, сослужит службу приводного ремня. Но нам понадобится кое-что еще вроде шнурка, проволоки, чтобы связать между собой обе тележки.

— Плющ? — предложила Солнышко.

— Хорошая идея, — одобрила Вайолет. — Стебли плюща на вид достаточно прочные. Если ты поотрываешь листья с нескольких стеблей, Солнышко, ты окажешь громадную помощь.

— А мне что делать? — осведомился Клаус.

— А ты помоги мне перевернуть тележку колесами вверх, — попросила Вайолет. — Только смотри не оступись. Не хватает еще, чтобы ты упал в яму.

— Или кто бы то ни было упал в яму, — подхватил Клаус. — Как ты думаешь, кто-нибудь столкнет Мадам Лулу к львам?

— Не столкнет, если мы успеем справиться вовремя, — мрачно ответила Вайолет. — Попробуй помоги мне согнуть задвижку, Клаус, так, чтобы она вошла в паз. Нет, нет, гни в обратную сторону. Хотелось бы надеяться, что Эсме не заставит их столкнуть вниз кого-нибудь другого, когда мы вчетвером сбежим.

— Вполне может заставить, — отозвался Клаус, сражаясь с задвижкой. — Все-таки не понимаю, как это Хьюго, Колетт и Кевину хочется быть заодно с людьми, которые способны совершать такие поступки.

— Наверно, они рады, что кто-то обращается с ними как с нормальными людьми, — предположила Вайолет, заглядывая в яму. В этот момент один из львов зевнул, вытянул лапы и приоткрыл один сонный глаз, но, видимо, не заинтересовался тремя детьми, которые трудились поблизости. — Может, именно поэтому и крюкастый работает на Графа Олафа. А также и лысый с длинным носом. Может, когда они пытались работать где-нибудь в другом месте, над ними все смеялись.

— А может быть, им просто нравится совершать преступления, — предположил Клаус.

— Не исключено. — Вайолет сдвинула брови, всматриваясь в днище тележки. — Вот бы мне сейчас мамин ящик с инструментами. У нее там был миниатюрный гаечный ключ, я всегда им восхищалась. Он бы мне сейчас очень пригодился.

— Наверное, от мамы помощи было бы больше, чем от меня, — заметил Клаус. — Я абсолютно не разбираюсь в том, что ты делаешь.

— Ты прекрасно справляешься, — похвалила его Вайолет, — особенно если учесть, что мы. с тобой в одной рубашке. Как у тебя подвигается со стеблями, Солнышко?

— Лезойнт, — ответила Солнышко, что должно было означать «Почти кончила».

— Молодец, — одобрила Вайолет и взглянула на солнце. — Не знаю, сколько у нас осталось времени. Граф Олаф, должно быть, уже в Гадальном Шатре, спрашивает у хрустального шара, где мы. Надеюсь, Мадам Лулу сдержит обещание и он не получит того, что хочет. Не дашь ли мне вон тот кусок металла, Клаус? Видишь, лежит на земле? Похоже, это обломок рельса, я хочу его использовать в качестве руля.

— Лучше бы Мадам Лулу дала нам то, что мы хотим. — Клаус передал сестре кусок металла. — Мне бы хотелось, не блуждая по горам, узнать, жив ли кто-то из родителей.

— Мне тоже, — сказала Вайолет. — Но даже и там мы можем никого не найти. А вдруг они где-то тут, внизу, ищут нас?

— Помнишь железнодорожную станцию? — спросил Клаус, и Вайолет кивнула.

— Эзубак? — спросила Солнышко, протягивая стебли плюща. Под этим словом она разумела нечто вроде «А я не помню», хотя она и не могла никоим образом помнить, так как еще не родилась в то время, © котором вспомнили старшие. Семья Бодлеров решила тогда съездить на выходные дни в виноградники, иначе говоря, на своего рода ферму, где выращивают виноград для изготовления вина. Эти именно виноградники славились виноградом с особенн о восхитительным запахом. Было очень приятно устраивать пикник на полях, когда в воздухе разносился аромат винограда, а знаменитые ослы, развозившие корзины с виноградом во время уборки урожая, спали в тени виноградных лоз. Чтобы добраться до той местности, Бодлерам пришлось ехать не одним поездом, а двумя, сделав пересадку на оживленной станции недалеко от Полтривилля. В тот день, который имели в виду Вайолет с Клаусом, они потерялись в сутолоке во время пересадки. Вайолет и Клаус, тогда совсем еще дети, решили искать родителей в лавках, расположенных вокруг площади позади станции, и вскоре местный сапожник, кузнец, трубочист и компьютерщик уже помогали испуганным детям искать маму и папу. Немного погодя семья Бодлеров воссоединилась, и отец дал детям ценный совет: «Если потеряли нас — стойте где стояли».

— Да, — поддержала его мама, — не ходите и не ищите нас. Мы сами придем и найдем вас.

Тогда Вайолет и Клаус торжественно пообещали так и поступать. Но обстоятельства переменились, ведь когда бодлеровские родители говорили «Если вы нас потеряли…», они имели в виду — если дети потеряли их в толпе, как случилось в тот день на станции. Несколько недель назад я побывал там, съел ланч и поговорил с сыном сапожника про то событие. Родители тогда говорили не о том случае, когда дети потеряли их во время страшного пожара, который унес по крайней мере одну жизнь. Бывают обстоятельства, когда надо стоять где стоял и то, чего ты ждешь, придет к тебе само. А бывает, когда надо отправляться в мир и найти то, что надо, самому. Подобно бодлеровским сиротам, я, бывало, оказывался в таких местах, где стоять где стоишь было бы крайне неразумно, потому что крайне опасно. Однажды мне пришлось стоять в универмаге, и вдруг я увидал кое-что написанное на ярлыке с ценой и понял, что надо немедленно бежать, но только в другой одежде. Как-то раз я сидел в аэропорту и вдруг услыхал по громкоговорителю нечто, подсказавшее мне, что я должен лететь в тот же день, но позже и другим рейсом. И еще я стоял около американских гор на Карнавале Калигари и знал уже то, чего не знали Бодлеры в то тихое раннее утро. Я глядел на тележки, сплавившиеся в комок и покрытые золой; я глядел в яму, выкопанную Графом Олафом и его приспешниками, и видел кучу обгорелых костей; я рылся в осколках зеркал и хрусталя на том месте, где раньше стоял Гадальный Шатер, и все мои изыскания сказали мне одно и то же. И если бы каким-то образом мне удалось вернуться во времени назад с такой же легкостью, с какой я могу выскользнуть из моего теперешнего обличья, я бы подошел к краю ямы и поведал бодлеровским сиротам о результатах моих находок. Но это, разумеется, невозможно. Я могу лишь выполнить свой священный долг и напечатать на машинке всю эту историю как можно лучше, всю до последнего слова.

— Стово, — произнесла Солнышко, когда старшие Бодлеры рассказали ей историю про железнодорожную станцию. Под этим она разумела нечто вроде «По-моему, нам не надо стоять где стоим. По-моему, надо бежать сию же минуту».

— Нет, пока нельзя, — сказала Вайолет. — Руль, правда, готов, и повозки на-крепко привязаны друг к другу, но без приводного ремня мотор работать не будет. Лучше пойдем в Гадальный Шатер и снимем устройство, производящее молнию, с потолка.

— Олаф? — вопросительно произнесла Солнышко.

— Будем надеяться, что Мадам Лулу уже отделалась от него, — ответила Вайолет, — иначе дело наше плохо. Мы должны закончить наше средство передвижения до начала шоу, иначе придется на глазах у всех садиться в тележки и уезжать.

Из ямы донеслось негромкое рычание, и дети увидели, что все львы проснулись и с недовольным видом озираются вокруг. Некоторые попытались кружить по тесной яме, но наталкивались на других львов, что еще больше их разозлило.

— У них голодный вид, — заметил Клаус. — Наверное, представление скоро начнется.

— Аклек. — Солнышко хотела сказать «Пора идти». И Бодлеры двинулись прочь от американских гор в сторону Гадального Шатра. Проходя по территории Карнавала, дети убедились, что там набралось уже не-мало зрителей, и некоторые при виде Бодлеров захихикали.

— Глядите-ка! — с насмешкой показал один из них на детей. — Уроды! Надо непременно зайти попозже на львиное шоу. Может, кого-то из этих съедят.

— Надеюсь, так и случится, — отозвался его спутник. — Зря что ли мы тащились в такую даль — через все Пустоши.

— Билетерша сказала мне, что журналистка из «Дейли пунктилио» уже пожаловала, она потом должна сообщить в газету, кого съели, — проговорил мужчина в спортивной футболке с надписью «Карнавал Калигари», видимо купленной в сувенирном фургоне. — «Дейли пунктилио»! — воскликнула его спутница, которая шла с ним рядом. — До чего интересно! Я несколько недель читаю про этих убийц, про Бодлеров. Обожаю агрессивность

— А кто не обожает? — отозвался мужчина. — Особенно когда она сочетается с неряшливой манерой есть.

Как раз, когда Бодлеры достигли гадальной палатки, им преградил дорогу какой-то человек. Подняв глаза, дети увидели прыщи на подбородке и узнали того самого зрителя, грубияна из Шатра Уродов.

— Ха, глядите-ка, кто идет, — протянул он. — Волчонок Чабо и двухголовый урод Беверли-Эллиот.

— Очень приятно вас видеть, — быстро пробормотала Вайолет. Только она хотела обойти его, как он ухватился за их с Клаусом общую рубашку, и Вайолет поневоле пришлось остановиться, чтобы мужчина не порвал рубаху и не раскрыл обман.

— А вторая голова чего молчит? — издевательским тоном спросил прыщавый. — Ему тоже приятно меня видеть?

— Да, конечно, — ответил Клаус, — но мы немного торопимся, так что извините…

— Уродов не извиняю, — заявил прыщавый. — Для них извинений нет. Почему вы не носите мешок на одной из голов? Тогда вы казались бы нормальными.

— Гррр! — огрызнулась Солнышко, приближая зубы к коленке прыщавого мужчины.

— Пожалуйста, отойдите подальше, — попросила Вайолет. — Чабо привыкла защищать нас, она может укусить, если вы подойдете слишком близко.

— Ручаюсь, против компании свирепых львов она не устоит, — отозвался прыщавый мужчина. — Прямо не могу дождаться, когда начнется шоу. И моя мать тоже ждет не дождется.

— Ты прав, родной, — проговорила пожилая женщина, стоявшая неподалеку. Она подошла ближе и наградила сына звучным поцелуем. Бодлеры обратили внимание на то, что прыщи были, очевидно, фамильной чертой. — Когда начнется шоу, уроды?

— Прямо сейчас!

Прыщавый и его мамаша обернулись на новый голос, но Бодлерам не надо было и оборачиваться: они и так знали, что голос принадлежит Графу Олафу. Негодяй стоял у входа в Гадальный Шатер с хлыстом в руке, глаза его блестели особенно злобно. И хлыст, и блеск дети безошибочно узнали: хлыстом этим Граф Олаф стегал львов, чтобы они рассвирепели, как это делал накануне, а блеск этот они наблюдали бессчетное количество раз. Такой блеск появляется в глазах людей, когда они отпустили удачную шутку. Но у Олафа блеск означал, что его очередной умысел успешно претворяется в жизнь.

— Представление начнется прямо сейчас! — объявил он собравшимся вокруг зрителям. — Мне только что предсказали судьбу, я выяснил, что хотел. — Граф Олаф указал хлыстом на Гадальный Шатер, а потом, повернувшись, — на замаскированных Бодлеров и ухмыльнулся, глядя на толпу. — А теперь, леди и джентльмены, пора отправляться к львиной яме, чтобы все вы тоже получили то, что хотите.

Глава десятая

— Я сразу иду к яме! — крикнула в толпе какая-то женщина. — Надо занять место, чтобы хорошо было видно!

— Я тоже иду, — отозвался ее сосед. — Какой смысл в львином шоу, если не видеть, как львы кого-то едят.

— Да, надо поторопиться, — согласился прыщавый. — А то уже целая толпа набежала.

Бодлеровские сироты огляделись и увидели, что он прав.

Новость о львином аттракционе на Карнавале Калигари, должно быть, разнеслась за пределы Пустошей: в этот день зрителей набралось больше, чем накануне, и с каждой минутой они все прибывали и прибывали.

— Я сам поведу вас туда, — заявил Граф Олаф. — В конце концов, львиное шоу — моя идея, и я должен возглавлять шествие.

— Так это ваша идея? — переспросила женщина, которую дети узнали, поскольку видели ее в больнице. Она была в сером костюме и, говоря в микрофон, жевала жвачку. Дети вспомнили, что она репортерша из «Дейли пунктилио». — Мне бы хотелось написать про это в газете. Как ваше имя?

— Граф Олаф! — гордо ответил Граф Олаф.

— Я так и вижу заголовок: «Граф Олаф — автор идеи львиного шоу». Вот погодите, когда прочтут про это читатели!

— Погодите, — вмешался какой-то зритель. — Я думал, Графа Олафа убили трое детей.

— То был Граф Омар, — объяснила репортерша. — Кому и знать, как не мне. Ведь это я писала о Бодлерах для «Дейли пунктилио». Графа Омара убили трое детей Бодлеров, и они все еще на свободе.

— Ну, если когда-нибудь попадутся, — подал голос еще один зритель, — мы их бросим в львиную яму.

— Превосходная мысль, — одобрил Граф Олаф, — но до тех пор львы полакомятся одним — из уродов. За мной — нас ждет зрелище агрессивности и неряшливой манеры есть!

— Ура! — закричало несколько голосов. Олаф поклонился и повел за собой толпу к полуразрушенным американским горам, где ждали львы.

— Пошли со мной, уроды, — скомандовал Граф Олаф, указывая на Бодлеров. — Мои помощники ведут остальных. Все уроды должны присутствовать на церемонии избрания.

— Я их буду вести, — вызвалась Мадам Лулу на своем ломаном языке, появляясь из Гадального Шатра. При виде Бодлеров глаза ее расширились, и она быстро спрятала руки за спину. — Ты ведешь толпу к яме, пожалуйста, и даешь по дороге интервью газете.

— Да, да, — поддержала ее репортерша. — Так и вижу заголовок: «Эксклюзивное интервью Графа Олафа, а не Графа Омара, который умер». Вот погодите, когда прочтут читатели «Дейли пунктилио»!

— Они прочтут обо мне с захватывающим интересом, — заявил Граф Олаф. — Хорошо, я иду с репортершей, Лулу. А ты ведешь уродов, но не отставай.

— Да, мой Олаф. Идемте со мной, мои уроды, пожалуйста. — И Лулу протянула руки Бодлерам, как будто была матерью, переводившей своих детей через улицу, а не поддельной гадалкой, ведущей их к яме со львами. Дети успели заметить, что на одной ладони у нее грязное пятно, а другая почему-то сжата в кулак. Детям не хотелось браться за ее руки и следовать к яме со львами, но вокруг было столько людей, жаждущих агрессивного зрелища, что выхода у них не было. Солнышко взялась за правую руку Лулу, Вайолет за левую, и они побрели в виде какой-то странной неуклюжей группы по направлению к раз-рушенным американским горам.

— Оли… — начал было Клаус, но, оглянувшись на толпу, сообразил, как неуместно было бы произнести вслух ее настоящее имя. — То есть Мадам Лулу, — поправился он и, перегнувшись через Вайолет, заговорил как можно тише: — Давайте идти помедленнее. Может, еще ухитримся вернуться назад, заскочить в шатер и открепить устройство для молнии.

Мадам Лулу ничего не ответила и только еле заметно покачала головой, давая понять, что сейчас не время говорить о таких вещах.

— Приводной ремень, — тихонько напомнила Солнышко, но Мадам Лулу опять молча покачала головой.

— Вы ведь сдержали свое обещание, да? — пробормотал, почти прошептал Клаус. Однако Мадам Лулу продолжала смотреть вперед, как будто не слышала. Клаус толкнул локтем старшую сестру внутри их общей рубахи. — Вайолет, — отважился произнести он ее настоящее имя, — попроси Мадам Лулу идти помедленнее.

Вайолет мельком взглянула на Клауса, потом на Солнышко, как бы желая уловить ее взгляд. Младшие Бодлеры посмотрели на старшую и увидели, что та еле заметно качнула головой, как перед этим Мадам Лулу, а потом перевела взгляд вниз, на руку гадалки, за которую держалась. Между пальцами Вайолет брат с сестрой разглядели кончик резиновой полосы, которую они тотчас узнали. То была часть устройства, производящего молнию, похожая на приводной ремень, — то есть именно та штука, которая была необходима Вайолет для того, чтобы превратить тележки с американских гор в средство, доставившее бы Бодлеров из Пустошей в Мертвые Горы. Однако вместо того чтобы обрадоваться при виде этого в высшей степени важного предмета в руке у Вайолет, дети испытали совсем другое, гораздо менее приятное чувство.

Если когда-либо вам случалось испытывать смутное ощущение, будто происходящее с вами уже происходило с вами раньше, то это ощущение французы называют «deja vu». Как большинство французских выражений — например, «ennui»( Скука (фр.) ), жеманное словечко, означающее жуткую скучищу, или «la petite mort»( Маленькая смерть (фр.). ), когда вам кажется, будто часть вас умерла, — выражение «deja vu» относится к чему-то не очень приятному, и бодлеровским сиротам было действительно не очень-то приятно оказаться на краю ямы со львами и испытать тошнотворное чувство уже виденного. Пребывая в кошмарной клинике, дети очутились в операционном зале, окруженные толпой, которая жаждала увидеть что-нибудь агрессивное, например производимую кому-то операцию. Когда дети жили в Городе Почитателей Ворон, они однажды очутились на площади, окруженные большой толпой, жаждущей увидеть что-нибудь агрессивное, например сжигание кого-то на костре. И сейчас, когда Мадам Лулу отпустила их руки, дети снова очутились перед громадной и чем-то знакомой толпой, жаждущей чего-то агрессивного. И снова Бодлеры опасались за свою жизнь. И снова причиной всего этого ужаса был Граф Олаф. Дети поглядели вдаль, мимо ликующей толпы и увидели тележки, подготовленные руками Вайолет для побега. Для то-го чтобы тележки сдвинулись с места, требовался только приводной ремень, и дети продолжили бы поиски своих родителей. Но глядя на ту сторону ямы на две тележки, связанные между собой стеблями плюща и приспособленные Вайолет для поездки по Пустошам, Бодлеры испытали тошнотворное чувство deja vu и заподозрили, что их ожидает несчастливый финал очередного приключения.

— Добро пожаловать, леди и джентльмены, это будет самый волнующий день в вашей жизни! — провозгласил Граф Олаф и хлестнул львов, теснящихся в яме. Длинный хлыст достал до взбудораженных животных, голодные львы послушно зарычали и залязгали зубами. — Эти кровожадные звери уже готовы съесть любого урода. Кого же мы выберем?

Толпа расступилась, и появился крюкастый, за ним гуськом шли сотоварищи Бодлеров, направляясь к яме, где на краю стояли дети. Очевидно, Кевину, Колетт и Хьюго велели одеться в обычные уродские костюмы, а не в подарки Эсме. Они с боязливой улыбкой взглянули на Бодлеров, а потом нервно уставились на рычащих львов. Как только уроды заняли свои места, из толпы начали выходить сообщники Графа Олафа. Эсме Скволор в полосатом костюме и с небольшим солнцезащитным зонтиком послала улыбку зрителям и уселась на стул, принесенный лысым помощником. Он принес также длинную и довольно широкую доску и положил ее на край ямы так, чтобы она торчала над льва-ми на манер выдающегося над бассейном трамплина для прыжков в воду. Наконец вперед выступили две женщины с напудренными лицами, они держали в руках деревянный ящичек с дырой на крышке.

— Я так рад, что сегодня в последний раз надеваю эту дурацкую одежду, — пробормотал Хьюго Бодлерам, показывая на свое неуклюже сидящее пальто. — Только подумать — скоро я стану членом труппы Графа Олафа и никогда больше не буду выглядеть уродом.

— Если только вас не бросят львам, — не удержался Клаус.

— Ты шутишь? — прошептал Хьюго. — Если выбор падет на меня, я столкну в яму Мадам Лулу, как предлагала Эсме.

— Посмотрите внимательно на этих уродов, — крикнул Граф Олаф. Несколько зрителей хихикнули. — Поглядите на нелепую спину Хьюго. Подумайте, до чего глупо, что Колетт может извиваться и принимать всякие неестественные позы. Посмейтесь над нескладными равнодействующими рука-ми и ногами Кевина. Похихикайте над двухголовым уродом Беверли-Эллиотом и похохочите до упаду над Волчонком Чабо.

Толпа разразилась гоготом, люди показывали пальцем на тех, кто им казался смешнее других.

— Посмотрите на дурацкие зубы у Чабо! — закричала женщина, у которой волосы были выкрашены в разные цвета. — Вид у нее самый что ни на есть смешной!

— А по-моему, Кевин смешнее! — возразил ее муж, который ради жены тоже выкрасил волосы. — Надеюсь, именно его бросят в яму. Вот смеху будет, когда он попробует отбиваться обеими руками и обеими ногами!

— А я надеюсь, это будет урод с крюками вместо рук! — заявила женщина, стоявшая позади Бодлеров. — Так будет еще агрессивнее.

— Никакой я не урод! — раздраженно огрызнулся крюкастый. — Я сотрудник Графа Олафа.

— Ой, простите, — извинилась женщина. — Тогда пусть это будет мужчина с прыщавым подбородком.

— Я — зритель! — возмутился прыщавый. — Я не урод. У меня просто кожа неважная.

— А вон та женщина в дурацком костюме? — продолжала зрительница. — Или вон тот тип с одной бровью?

— Я — подружка Графа Олафа, — сообщила Эсме, — и костюм у меня модный, а не дурацкий.

— А мне наплевать, кто тут урод, а кто нет, — выкрикнули в толпе. — Главное, увидеть, как львы будут кого-нибудь пожирать.

— Скоро увидите, — пообещал Граф Олаф. — Сейчас состоится избирательная церемония. Имена всех уродов написаны на бумажках и опущены в ящик, который держат две эти очаровательные дамы.

Две женщины с напудренными лицами подняли кверху ящичек и сделали реверанс.

Эсме бросила на них хмурый взгляд.

— Я не считаю их очаровательными, — заявила она, но из-за громких одобрительных криков толпы ее почти никто не расслышал.

— Сейчас я засуну туда руку, — продолжал Граф Олаф, — вытащу одну бумажку и прочту имя урода вслух. Затем названный урод пройдет по деревянной доске и спрыгнет в яму, а мы все будем наблюдать, как львы его пожирают.

— Или ее, — добавила Эсме. Она поглядела на Мадам Лулу, потом на Бодлеров, а потом на их сотоварищей. Затем она на минуту отложила зонтик, подняла кверху ладони и сделала едва заметное движение, как бы толкая что-то. Этим она хотела напомнить о своем плане.

— Или ее, — повторил Граф Олаф, с любопытством поглядев на Эсме. — Так, есть вопросы или можно начинать?

— Почему именно вы достаете бумажку с именем? — поинтересовался прыщавый мужчина.

— Потому что идея всего представления принадлежит мне, — ответил Граф Олаф.

— У меня вопрос, — сказала женщина с пестрыми волосами. — А это законно?

— Да не порти ты удовольствия, — остановил ее муж. — Ты же хотела сюда прийти и посмотреть, как львы будут есть людей, вот я и взял тебя с собой. Коли собираешься задавать всякие умные вопросы, лучше иди и жди меня в машине.

— Пожалуйста, продолжайте, ваше сиятельство, — проговорила репортерша из «Дейли пунктилио».

— И продолжаю, — отозвался Граф Олаф и еще раз хлестнул львов, прежде чем запустить руку в деревянный ящик. Взглянув с жестокой улыбкой на детей и их коллег, он долго шарил в ящике, пока наконец не вытащил записку, сложенную в несколько раз. Зрители подались вперед, чтобы лучше видеть, а Бодлеры вытянули шеи, чтобы смотреть поверх голов взрослых. Однако Граф Олаф не сразу развернул бумажку. Вместо того он поднял ее как можно выше и одарил публику широкой улыбкой.

— Я буду разворачивать бумажки очень медленно, — объявил он, — чтобы продлить напряженное ожидание.

— Как мудро! — восхитилась репортерша, в возбуждении громко щелкая жвачкой. — Так и вижу заголовок: «Граф Олаф усиливает остроту ожидания».

— Я научился овладевать вниманием зрителей за долгое время моей знаменитой актерской карьеры. — Граф Олаф улыбнулся репортерше, все еще держа кверху записку. — Не забудьте написать об этом.

— Непременно, — задыхаясь, пообещала она и поднесла микрофон к его губам.

— Леди и джентльмены, — вскричал Граф Олаф, — я отворачиваю первую складку!

— Ух ты! — закричало несколько голосов. — Первая складка! Ур-ра!

— Остается пять складок, — объявил Олаф. — Еще пять — и мы узнаем которого урода бросят львам!

— Я так волнуюсь! — воскликнул муж-чина с крашеными волосами.-Сейчас я упаду в обморок!

— Смотри не упади в яму, — отозвалась жена.

— Я отворачиваю вторую складку! — объявил Граф Олаф. — Остается всего четыре!

Львы нетерпеливо зарычали, как будто им надоела эта возня с бумажками, но тол-па приветствовала усиление напряжения и, не обращая внимания на зверей, не спускала глаз с Графа Олафа, который рассылал вокруг улыбки и воздушные поцелуи.

Бодлеры перестали смотреть через головы зрителей на Олафа, который проделывал свои трюки, что означает здесь «усиливал напряженное ожидание, медленно развертывая записку, на которой было на-писано имя того, кому предстояло спрыгнуть в яму со львами». Они воспользовались тем, что никто на них не смотрит, и подошли друг к другу как можно ближе, чтобы никто не подслушал их разговоров.

— Как ты думаешь — могли бы мы прокрасться на другую сторону ямы, где тележки? — спросил Клаус.

— Думаю, тут слишком много народу, — ответила Вайолет. — А вот нельзя ли сделать так, чтобы львы никого не загрызли?

— Нет, уж очень они голодные. — Клаус, прищурившись, заглянул в яму на рычащих животных. — Я прочел книгу про крупных хищников из семейства кошачьих, там говорилось, что если они проголодались, то съедят кого угодно.

— А больше ты там ничего полезного для нас не вычитал?

— Пожалуй, нет. А ты можешь изобрести еще что-нибудь полезное из приводного ремня?

— Боюсь, что нет, — ответила Вайолет упавшим от страха голосом.

— Дежа вю, — шепнула Солнышко, глядя вверх на старших брата и сестру. Она хотела сказать нечто вроде «Должны же мы придумать хоть что-нибудь для своего спасения. Нам не раз удавалось спастись от кровожадной толпы».

— Солнышко права, — сказал Клаус. — Когда мы находились в кошмарной клинике, нам удалось обмануть толпу и оттянуть операцию, которую задумал сделать тебе Олаф.

— А когда мы жили в Городе Почитателей Ворон, — подхватила Вайолет, — мы узнали кое-что о психологии толпы. Это стало возможным благодаря тому, что жители жутко возбудились и перестали соображать. Но что мы можем сделать с этой толпой? Как быть сейчас?

— То же, — пробормотала Солнышко и заворчала на тот случай, если их подслушивают.

— Я снова развертываю записку, — радостно прокричал Граф Олаф.

Ну и вероятно, не требуется повторять, что он еще раз предупредил об оставшихся трех складках или что толпа снова приветствовала его криками, как будто он сделал что-то очень смелое или благородное. Мне, вероятно, не требуется сообщать вам, что он объявлял о последующих трех складках с таким торжеством, будто это были невесть какие волнующие события, или что толпа каждый раз кричала «ура!», с нетерпением ожидая агрессивных действий и неряшливой манеры есть. И мне, вероятно, не надо даже и говорить, что именно было написано на бумажке: если вы дочитали эту злополучную книгу до этого места, то, значит, хорошо знакомы с Бодлерами и уже знаете, каково их уродское везение. Люди с нормальным везением прибыли бы на Карнавал с комфортом, например в двухэтажном автобусе или на слоне, и скорее всего получили бы массу удовольствия от карнавальных развлечений, и к концу пребывания там были бы довольны и счастливы. Но Бодлеры-то прибыли на Карнавал Калигари в багажнике автомобиля, вынуждены были надеть неудобные маскарадные костюмы, принять участие в унизительном представлении, поставили себя в опасные условия и, в полном соответствии с их уродским везением, даже не выяснили того, что хотели узнать. Так что вае, вероятно, не удивит, когда вы услышите, что на бумажке не стояло ни имени Хьюго, написанного рукой Графа Олафа, ни имени Колетт, ни Кевина, который нервно сжимал обе свои равноумелые руки, пока Олаф разворачивал последнюю складку. И вас не удивит, что, когда Граф Олаф объявил имя на записке, глаза всех присутствующих обратились на замаскированных детей. Но если вас и не удивит сообщение Графа Олафа, то, наверное, все-таки удивит заявление одного из детей сразу после этого.

— Леди и джентльмены! — провозгласил Граф Олаф. — Сегодня львам будет брошен двухголовый урод Беверли-Эллиот.

— Леди и джентльмены, — провозгласила Вайолет Бодлер, — мы в восторге от того, что выбор пал на нас!

Глава одиннадцатая

Я знаю еще одного писателя, которого многие считают, как и меня, умершим. Имя его — Уильям Шекспир, и писал он пьесы четырех родов: комедии, любовные пьесы, исторические пьесы и трагедии. В комедиях персонажи, естественно, много шутят и налетают на разные предметы. В любовных пьесах люди влюбляются и даже порой женятся. В исторических пересказываются события, происходившие в действительности, как и у меня в повести о бодлеровских си-ротах. В трагедиях же обычно сперва все идет вполне благополучно, но постепенно обстоятельства ухудшаются, и под конец всех персонажей либо убивают, либо ранят, либо причиняют им те или иные неприятности. Смотреть трагедии вообще не слишком весело, — как из зала, так и находясь на сцене. Но из всех шекспировских трагедий наименьшее веселье доставляет «Король Лир», где рассказывается о короле, который сходит с ума, и о дочерях, которые в это время замышляют убить друг друга, а также некоторых других людей, действующих им на нервы. В конце пьесы один из шекспировских персонажей говорит: «…доживем мы до того, что люди станут пожирать друг друга, как чудища морские», иными словами: «Как печально, что люди кончают тем, что нападают друг на друга, как будто они свирепые морские чудовища». И когда со сцены звучат эти горькие слова, зрители частенько плачут, или вздыхают, или дают себе обещание в следующий раз пойти на комедию.

С огорчением должен поведать, что история бодлеровских сирот достигла той точки, когда уместно воспользоваться удручающей шекспировской фразой, чтобы описать, как чувствовали себя бодлеровские си-роты, обращаясь к толпе, собравшейся на краю ямы со львами, и пытаясь продлить историю своих приключений, не превратив ее в трагедию, хотя все вокруг, казалось, жаждали напасть друг на друга. Граф Олаф и его сообщники жаждали видеть, как Вайолет и Клаус спрыгнут вниз, где их ожидала смерть от съедения, для того чтобы популярность Карнавала Калигари выросла и Мадам Лулу продолжала бы предсказывать Графу Олафу судьбу. Эсме Скволор жаждала, чтобы в яму столкнули Мадам Лулу, а тогда все внимание Олафа досталось бы только ей одной. А бодлеровские коллеги готовы были помочь Эсме в ее замыслах, так как жаждали присоединиться к олафовской труппе. Репортерша из «Дейли пунктилио» и публика жаждали видеть агрессивное поведение и неряшливую манеру есть, чтобы посещение Карнавала не прошло зря. Львы же, которых били хлыстом и морили голодом, жаждали пищи.

Казалось, все представители человечества, собравшиеся в этот день около американских гор, жаждали каких-то ужасов, и когда Вайолет с Клаусом двинулись к доске, притворяясь, будто и они жаждут того же, они все трое чувствовали себя ужасно.

— Спасибо вам, Граф Олаф, за то, что выбрали мою и другую голову первыми жертвами львиного шоу, — торжественно произнес Клаус писклявым голосом.

— Хм, на здоровье, — отозвался Граф Олаф с некоторым недоумением. — Ну, прыгайте в яму, а мы все посмотрим, как вас будут пожирать львы.

— И побыстрее! — добавил мужчина с прыщами на подбородке. — Чтоб я не зря пришел на представление!

— А разве не интереснее смотреть, если кто-то другой столкнет урода в яму, а не сам он спрыгнет? — Вайолет лихорадочно придумывала, что сказать. — Так было бы гораздо агрессивнее.

— Гррр! — заворчала Солнышко, выражая согласие.

— А что, неплохая мысль, — задумчиво заметила одна из женщин с напудренным лицом.

— Да! Да! — закричала женщина с разноцветными волосами. — Я хочу увидеть, как двухголового урода сбросят львам!

— Согласна, — Эсме кинула злобный взгляд на двух старших Бодлеров, а потом на Мадам Лулу, — я бы тоже хотела видеть, как кое-кого сбросят в яму.

Толпа разразилась одобрительными криками, многие захлопали. Солнышко не спускала глаз с брата и сестры, которые сделали шаг к доске, нависавшей над ямой, где в ожидании томились голодные львы. Есть такие зануды, которые твердят, что если вдруг вы оказались в трудном положении, следует остановиться и сообразить, как правильнее поступить. Но трое детей и так знали, как правильнее было бы поступить: броситься к американским горам, впрыгнуть в тележки, пристегнуть приводной ремень и мчаться в Пустошах вместе с Мадам Лулу и ее газетной библиотекой, сперва спокойно объяснив собравшейся толпе, что кровопролитие — не лучший способ развлекаться и что Графа Олафа вместе с его труппой следовало бы немедленно арестовать. Однако в нашем безалаберном мире выпадают моменты, когда сообразить, как поступить правильно, не трудно, но вот поступить соответственно — нет возможности, и тогда приходится поступать как-то по-другому. Трое Бодлеров, стоявших в своих маскарадных костюмах посреди толпы, которая жаждала агрессивности и неряшливого обжорства, знали, что не могут поступить правильно, но они думали, что сумеют до-вести толпу до белого каления и во всеобщей сумятице попытаются улизнуть. Они, правда, не были уверены, правильно ли сейчас применять свое знание психологии толпы и умение оттягивать главное событие, но другого способа им в этот момент не приходило. Но правильно это было или нет, только план их начал срабатывать.

— Потрясающе! — возбужденно выкрикнула репортерша. — Так и вижу заголовок: «Уроды сброшены в львиную яму!» Подождите, вот прочтут это читатели «Дейли пунктилио»!

Солнышко издала самое громкое рычание, на какое была способна, и показала пальчиком на графа Олафа.

— Чабо хочет сказать на своем полуволчьем языке, что столкнуть нас в яму должен Граф Олаф. Ведь именно ему принадлежит идея львиного шоу, — объяснил Клаус.

— А ведь и правда! — воскликнул прыщавый. — Пускай Олаф столкнет Беверли-Эллиота в яму!

Граф Олаф бросил свирепый взгляд на Бодлеров, а потом оскалил свои грязные зубы в улыбке, глядя на толпу.

— Я бесконечно польщен вашим предложением, — он слегка поклонился, — но, боюсь, с этим ничего не получится.

— Почему это? — осведомилась женщина с пестрыми волосами.

Граф Олаф с минуту помедлил, а потом издал короткое пронзительное «апчхи», такое же искусственное, как ворчание Солнышка.

— У меня аллергия на всех кошачьих, — объяснил он. — Слышите? Я уже чихаю, хотя еще не ступил на доску.

— Почему-то аллергия не мешала вам бить львов хлыстом, — заметила Вайолет.

— Верно, — вставил крюкастый. — Первый раз слышу, что у вас аллергия, Олаф.

Граф Олаф сверкнул глазами на своего пособника.

— Леди и джентльмены… — начал он, но толпа больше не желала слушать никаких речей.

— Давай толкай урода в яму, Олаф! — раздался крик, и все одобрительно зашумели.

Граф Олаф нахмурился, но все же схватил Клауса за руку и подвел старших Бодлеров к доске. Толпа вокруг ревела, львы внизу рычали. Бодлерам стало ясно, что Графу Олафу не больше их хочется приближаться к голодным львам.

— Вообще-то сбрасывать людей в ямы не моя работа, — нервно сказал Граф Олаф, обращаясь к толпе. — Я, собственно, актер.

— У меня есть идея, — неожиданно проговорила Эсме фальшиво-сладким голосом. — Мадам Лулу, почему бы вам не пройти по доске и не столкнуть ваших уродов вниз?

— Не моя работа тоже, пожалуйста, — запротестовала Мадам Лулу, с беспокойством глядя на детей. — Я гадаю, а не сбрасываю уродов в яму.

— Не скромничайте, Мадам Лулу, — проговорил Граф Олаф с гадкой усмешкой. — Конечно, идея львиного шоу принадлежит мне, но вы самое главное лицо на Карнавале. Займите мое место на доске, а мы все посмотрим, как кто-то будет падать в яму, где его ждет смерть.

— Какое любезное предложение! — вскричала репортерша. — Вы удивительно великодушный человек, Граф Олаф!

— Сейчас посмотрим, как Мадам Лулу сбросит Беверли-Эллиота к львам! — закричал прыщавый, и все опять поддержали его одобрительными возгласами.

По мере того как начинала срабатывать психология толпы, возбужденные зрители становились все более управляемыми, и гадалку встретил громкий взрыв аплодисментов, когда она, нервничая, заняла место Олафа. Доска затряслась под тяжестью такого количества людей, и Бодлеры с трудом удержались на ногах. Толпа ахнула в напряженном волнении, а затем застонала, когда двум замаскированным детям удалось устоять.

— Ах, как волнующе! — взвизгнула репортерша. — Может, и Лулу тоже упадет?

— Да, — процедила Эсме, — может, и упадет.

— Мне наплевать, кто свалится! — заорал грубиян, раздосадованный задержкой зрелища агрессивности и неряшливого обжорства. Он швырнул стакан с холодным напитком в яму, облив нескольких животных. Недовольные львы зарычали. — По мне так, дамочка в тюрбане такой же урод, как двухголовый. Мне все одно, кто это будет.

— Мне тоже! — присоединился к нему зритель в шляпе, на которой красовалась надпись «Карнавал Калигари». — Прямо не терпится, чтоб шоу началось! Надеюсь, у Мадам Лулу хватит храбрости столкнуть урода в яму.

— При чем тут храбрость? — хихикнул лысый олафовский приспешник. — Все обязаны делать то, чего от них ожидают. Разве у них есть выбор?

Вайолет с Клаусом достигли конца доски. Они изо всех сил старались придумать ответ на вопрос лысого. Под ними толпились рычащие голодные львы, так тесно прижатые друг к другу, что они казались клубком когтистых лап и разинутых пастей; кругом сгрудилась ревущая людская масса, и на лицах зрителей застыли выжидающие улыбки. Бодлерам удалось-таки довести их до белого каления, но пока не представлялось никакой возможности улизнуть в сумятице, и похоже было, что благоприятный случай вряд ли представится. Вайолет с трудом повернула лицо к брату, а Клаус скосился на нее, и Солнышко разглядела слезы в глазах брата и сестры.

— Кажется, наше везение кончилось, — шепнула Вайолет.

— Головы, прекратите шептаться! — страшным голосом приказал Граф Олаф. — Мадам Лулу, сейчас же столкните их!

— Мы стараемся усилить напряжение! — в отчаянии крикнул Клаус.

— Напряжения и так хватает, — с нетерпением в голосе ответил мужчина с прыщавым подбородком. — Надоела мне вся эта тягомотина!

— И мне тоже! — закричала женщина с пестрыми волосами.

— И мне! — крикнул кто-то, стоящий поблизости. — Олаф, хлестни-ка Лулу! Живо перестанет тянуть!

— Одну минуту, пожалуйста. — Мадам Лулу сделала шаг к Вайолет и Клаусу. Доска снова закачалась, львы зарычали, надеясь наконец заполучить свой ланч. Мадам Лулу взглянула на старших Бодлеров безумным взглядом, и дети заметили, что она еле заметно пожала плечами под мерцающей тканью.

— Хватит! — крюкастый в нетерпении шагнул вперед. — Похоже, у одного меня хватит храбрости это сделать!

— Ну нет, — проговорил Хьюго, — у меня тоже хватит, да и у Колетт и Кевина тоже.

— Чтоб уроды были такими храбрыми? — фыркнул крюкастый. — Не смеши меня.

— Мы в самом деле храбрые, — настаивал Хьюго. — Граф Олаф, дайте нам это доказать, и тогда вы наймете нас на работу!

— Найму вас? — Граф Олаф нахмурился.

— Чудесная идея! — воскликнула Эсме, как будто не она сама это придумала.

— Да, — подтвердила Колетт, — нам бы так хотелось заняться чем-то другим, а этот случай дает нам чудесную возможность.

Кевин выступил вперед и вытянул обе руки.

— Я знаю, что я урод, — сказал он Олафу, — но думаю, что смог бы приносить вам такую же пользу, как человек с крюками вместо рук или ваш лысый помощник.

— Что-о-о? — вскинулся лысый. — Чтобы такой урод, как ты, приносил пользу, как я? Не мели чепухи!

— Я могу быть полезным, — настаивал Кевин. — Сейчас увидите!

— Хватит пререкаться! — раздраженно перебил их прыщавый. — Не для того я пришел на Карнавал, чтоб слушать, как обсуждают свои рабочие дела.

— Вы отвлекаете меня и мою вторую голову, — своим низким, измененным голосом вмешалась Вайолет. — Давайте мы сойдем с доски и все спокойно обсудим.

— Не хочу я ничего спокойно обсуждать! — возмутилась женщина с разноцветными волосами. — Я это у себя дома могу делать.

— Вот именно, — поддакнула репортерша из «Дейли пунктилио». — «Люди спокойно обсуждают проблемы» — какой скучный заголовок! Кто-нибудь, столкните наконец кого-нибудь в яму, и мы все получим то, что хотим!

— Мадам Лулу это сделает, пожалуйста, — объявила Мадам Лулу звучным голосом и схватила Вайолет с Клаусом за рубаху.

Бодлеры подняли лица кверху и увидели слезинку, катившуюся у нее по щеке. Она нагнулась и тихо, без малейшего акцента, пробормотала: «Простите меня, Бодлеры», после чего протянула руку и отобрала у Вайолет приводной ремень.

Солнышко так разволновалась, что забыла ворчать.

— Тренчет! — крикнула она, желая сказать нечто вроде «Как вам не стыдно!» Но если поддельная гадалка и испытывала в душе стыд, то никак этого не обнаружила.

— Мадам Лулу всегда говорит: всегда надо давать людям, что они хотят, — величественно произнесла она с деланным акцентом. — Она будет бросать прямо сейчас, пожалуйста.

— Не говорите глупостей! — Хьюго с энтузиазмом рванулся вперед. — Это сделаю я!

— Это ты говоришь глупости! — Колетт изогнула тело в сторону Лулу. — Это сделаю я!

— Нет, я! — закричал Кевин. — Моими обеими руками!

— Это сделаю я! — крикнул лысый, загораживая дорогу Кевину. — Не хочу я работать с уродом в одной компании!

— Это сделаю я! — крикнул крюкастый.

— Я сделаю! — закричала одна из женщин с напудренным лицом.

— Нет я! — крикнула вторая.

— У меня найдется кому это сделать! — крикнула Эсме Скволор.

Граф Олаф развернул хлыст и громко щелкнул у всех над головами. Оглушительный свист заставил всех съежиться, что в данном случае означает «присесть и нагнуть голову, чтобы увернуться от удара».

— Тихо! — рявкнул страшным голосом Олаф. — Стыдитесь, вы все! Ведете себя как скопище детей! Я сию же минуту желаю видеть, как львы кого-то пожирают! У кого хватит смелости выполнить мой приказ, тот получит особую награду!

Речь эта, само собой разумеется, являлась очередным образцом однообразной философии Графа Олафа насчет упрямого мула, который идет в нужном направлении, если перед мордой у него держат морковку. Обещание особой награды окончательно раззадорило толпу. В мгновение ока карнавальная публика превратилась в орду добровольцев, рвущихся к яме, чтобы наконец сбросить хоть кого-то на съедение львам, Хьюго прыгнул вперед, намереваясь спихнуть Мадам Лулу, но налетел на ящик, который держали две женщины с напудренными лицами, и все трое попадали друг на друга на самом краю ямы. Крюкастый бросился вперед, чтобы схватить Вайолет и Клауса, но зацепился крюком за шнур от микрофона репортерши и безнадежно запутался. Колетт изогнула руки так, чтобы схватить Лулу за щиколотки, но вместо того нечаянно ухватила за щиколотку Эсме, и руки ее обвились вокруг высоченного каблука одного из модных туфель. Женщина с пестрыми волосами тоже решила попытать счастья и нагнулась, чтобы столкнуть старших Бодлеров, но они отступили в сторону, и женщина повалилась на своего мужа, а тот от толчка нечаянно ударил по лицу прыщавого, после чего эти трое затеяли громкую перебранку. Стоявшие вокруг (а их было не-мало) решили тоже принять в ней участие и, подойдя поближе, начали выкрикивать оскорбления прямо в лицо друг другу. За какие-то секунды после последнего заявления Графа Олафа Бодлеры оказались в гуще разъяренной массы людей, которые, не обращая на них внимания, орали, толкались и нападали друг на друга, подобно морским чудищам, между тем как в яме рычали в бешенстве львы.

Но тут вдруг дети услыхали какие-то новые звуки, доносившиеся снизу, — жуткий треск и хруст, и звуки эти были гораздо хуже рычания зверей. Зрители перестали ссориться и стали смотреть, откуда взялись эти звуки, но Бодлеры не желали ничего видеть, они попятились подальше от жутких звуков, прижались друг к другу и крепко зажмурились. Но даже и так до них снизу доносились жуткие, страшные звуки сквозь смех и радостные крики карнавальной публики, столпившейся на краю ямы, чтобы не пропустить долгожданного зрелища. Поэтому дети отвернулись от столпотворения и так, не открывая глаз, покинули, пользуясь сумятицей, это место. С трудом пробравшись через ликующую толпу, они наконец оказались вне опасности, что в данном случае означает «подальше от американских гор, чтобы больше не слышать и не видеть происходящего».

Но они, конечно, все равно могли представить себе, как все там происходит, и даже я могу это себе представить, хотя и не находился рядом в то время и только читал описания происходившего. В «Дейли пунктилио» сообщалось, что первой упала Мадам Лулу, но газеты всегда полны неточностей, поэтому неизвестно, так ли было в действительности. Быть может, первой упала она, а вслед за ней лысый, а возможно, Лулу ухитрилась спихнуть лысого, когда вырывалась от него, но пошатнулась и тоже оказалась в яме. А быть может, они как раз боролись друг с другом, когда доска сильно качнулась и до обоих допрыгнули львы. Возможно, я так никогда и не узнаю этого, как, вероятно, не узнаю, куда делся приводной ремень, сколько бы я ни возвращался на Карнавал Калигари. Сперва я думал, что Мадам Лулу выронила резиновую полосу неподалеку от ямы. Однако я обыскал весь этот участок с фонариком и лопатой и никаких следов его не нашел, да и никто из посетителей Карнавала, чьи дома я обыскал, явно не унесли ремень с собой в качестве сувенира. Потом я подумал — не подбросили ли его в воздух во время всей кутерьмы, а он упал, скажем, на рельсы американских гор. Но я облазал там каждый дюйм без малейшего результата. Существует, конечно, возможность, что приводной ремень сгорел, но поскольку устройства, производящие молнию, обычно делаются из особой, несгораемой резины, то такая возможность маловероятна. В общем, должен сознаться, что не знаю наверняка, где приводной ремень, и узнать это мне, скорее всего, никогда не удастся, равно как и то, кто упал первым — лысый или Мадам Лулу. Но я склонен предполагать, что резиновая полоса кончила там же, где и женщина, которая сняла ее с устройства для молнии и отдала бодлеровским сиротам, а потом, в последний момент, забрала обратно, — там же, где и приспешник Олафа, которому не терпелось получить особую награду. Если я зажмурю глаза, как зажмурили их Бодлеры, пока брели, спотыкаясь, прочь, подальше от трагических событий, то мне представляется, что приводной ремень вместе с лысым и с моей бывшей коллегой Оливией упал в яму, которую выкопал Олаф с сообщниками, и очутился в чреве зверя.

Глава двенадцатая

Когда бодлеровские сироты открыли наконец глаза, то увидели, что стоят у входа в гадальную палатку Мадам Лулу и на них уставились буквы Г.П.В. Все посетители давно отправились смотреть львиное шоу, так что дети остались одни. День уже начинал клониться к вечеру, и вокруг снова не было свидетелей того, как они стояли перед входом, и при этом дрожали и тихонько плакали. В прошлый раз, когда они вот так же долго не решались войти, они успели понять, что орнамент на палатке не изображение глаза, а эмблема организации, которая, возможно, могла бы оказать им помощь. Сейчас они опять стояли и смотрели, надеясь, что прямо у них на глазах опять что-то переменится и подскажет им, что делать. Но сколько они ни смотрели, ничего не менялось. На Карнавале стояла тишина, день все так же клонился к вечеру, а эмблема на палатке все так же пялилась на плачущих Бодлеров.

— Где же, интересно, приводной ремень? — проговорила наконец Вайолет. Голос был слабый и даже хриплый, но слезы прекратились. — Интересно, упал он на землю, или залетел на рельсы американских гор, или же очутился в чре…

— Как ты можешь сейчас думать о приводном ремне? — упрекнул ее Клаус, впрочем нисколько не сердито. Как и сестру, его все еще била дрожь внутри их общей рубахи, и он вдруг почувствовал сильную усталость, что часто бывает после того, как долго плакал.

— Это потому что я не хочу ни о чем другом думать, — ответила Вайолет. — Не хочу думать о Мадам Лулу и львах, не хочу думать о Графе Олафе и о толпе, и я не хочу думать, правильно ли мы поступили.

— Правильно, — мягко сказала Солнышко.

— Я согласен, — подтвердил Клаус. — Мы сделали все, что могли.

— А я не уверена, — возразила Вайолет. — Я держала в руке приводной ремень. Оставалось только закончить двигатель и бежать из этого ужасного места.

— Ты все равно не закончила бы двигатель, — не согласился Клаус. — Нас окружала толпа, все мечтали увидеть, как кого-то сбросят львам. Мы не виноваты, что вместо нас упала Лулу.

— И лысый, — добавила Солнышко.

— Да, но это мы раззадорили толпу, — настаивала Вайолет. — Сперва мы оттягивали представление, а потом использовали психологию толпы и взбудоражили зрителей так, что они готовы были кого угодно сбросить в яму.

— Всю эту жуть затеял Граф Олаф, — сказал Клаус. — В падении Мадам Лулу виноват он, а не мы.

— Мы пообещали взять ее с собой, — не успокаивалась Вайолет. — Мадам Лулу сдержала свое обещание и не выдала нас Графу Олафу, а мы свое обещание не сдержали.

— Но мы пытались, — запротестовал Клаус, — пытались сдержать.

— Пытаться еще недостаточно, — опять возразила Вайолет. — Мы ведь пытаемся найти кого-то из наших родителей? Мы пытаемся побороть Графа Олафа?

— Да, — решительно произнесла Солнышко и прижалась к ноге Вайолет. Та взглянула вниз, на сестричку, и глаза ее наполнились слезами.

— Почему мы здесь? — сказала она. — Мы думали, если мы замаскируемся, это поможет нам выпутаться из неприятностей. Но сейчас наше положение еще хуже, чем раньше. Мы не знаем, что означают буквы Г.П.В. Не знаем, где сникетовское досье. И не знаем, действительно ли кто-то из наших родителей жив.

— Да, кое-чего мы не знаем, — сказал Клаус, — но это не значит, что надо отчаиваться. Мы еще выясним то, чего не знаем. Мы что угодно можем выяснить. Вайолет улыбнулась сквозь слезы:

— Ты говоришь так, будто ты исследователь.

Средний Бодлер сунул руку в карман и вытащил очки.

— Я и есть исследователь, — сказал он и шагнул ко входу в шатер. — За работу!

— Гиди! — Солнышко хотела сказать что-то вроде «Чуть не забыла про газетную библиотеку!», и она последовала за старшими в палатку.

Как только Бодлеры вошли внутрь, они поняли, что Мадам Лулу успела основательно подготовиться к побегу вместе с ними, и им стало очень грустно при мысли, что она уже никогда не вернется сюда за приготовленными вещами. Гримировальный сундучок был уложен и стоял у самой двери. Ближе к буфету стоял картонный ящик с припасами на дорогу. А на столе кроме нового, взамен разбитого хрустального шара и деталей разобранного ею на части устройства для молнии лежал большой обрывок бумаги, порядком потрепанный, но, как сразу увидели Бодлеры, способный им помочь.

— Это карта, — сказала Вайолет. — Карта Мертвых Гор. Значит, и она была среди ее бумаг.

Клаус надел очки и внимательно всмотрелся в карту.

— Там в это время года должно быть здорово холодно, — сказал он. — Я и не подозревал, что там такая высота над уровнем моря.

— Не важно, какая высота, — прервала его Вайолет. — Ты можешь найти штаб, о котором упоминала Лулу?

— Попробую, — ответил Клаус. — Около Плоского Перевала стоит звездочка. На легенде звездочкой отмечен лагерь.

— Легенда? — переспросила Солнышко.

— Вот эти мелкие знаки в углу карты называются легендой, — объяснил Клаус. — Видишь? Легенда разъясняет каждый значок, чтобы карта не была беспорядочным нагромождением знаков.

— А вот тут, на Хребте Реомюра, — черный прямоугольник, — заметила Вайолет. — Видишь? К востоку.

— Черный прямоугольник означает место зимней спячки зверей, — отозвался Клаус. — В горах, видно, немало медведей. Гляди, вокруг Тихих Родников пять таких мест, и настоящее скопление их на вершине Пустого Пика.

— И еще вот тут, — показала Вайолет, — где Главный Перекресток Ветров. Тут, кажется, Мадам Лулу пролила кофе.

— Главный Перекресток Ветров! — повторил Клаус.

— Г.П.В.! — крикнула Солнышко.

Бодлеры впились глазами в карту. Главный Перекресток Ветров находился высоко в Мертвых Горах, где, вероятно, было холоднее всего. Там брал начало Порченый Поток и, спускаясь вниз, петлял крупными извивами через все Пустоши, уходя к морю. Зимних спячек на карте было отмечено множество. В центре же долины, где сходились вместе четыре горных про— хода и где, похоже, Лулу капнула кофе, никаких отметок не было.

— Как ты думаешь, этот перекресток имеет какой-то особый смысл? — спросила Вайолет. — Или буквы «Г.П.В.» здесь опять случайное совпадение, как и повсюду, где бы мы с ними ни сталкивались?

— Я все время думал, что буква «В» происходит от слова «волонтеры», — сказал Клаус. — Ведь именно эти буквы стоят на страничке из дневников Квегмайров, и то же самое нам говорил Жак Сникет.

— Уинноу? — спросила Солнышко, желая сказать «Где же тут может быть штаб? На карте больше нет никаких пометок».

— Ну, если Г.П.В. — тайная организация, — заметила Вайолет, — тогда вряд ли ее нанесли на карту.

— Или же ее пометили каким-то тайным способом, — предположил Клаус и нагнулся пониже, изучая пятно. — Может быть, это не случайное пятно, а тайный знак. Может, Мадам Лулу нарочно капнула здесь кофе, чтобы только она одна могла найти штаб и больше никто.

— Наверно, придется нам туда ехать, — со вздохом проговорила Вайолет, — и выяснять все на месте.

— А каким образом мы туда попадем? — спросил Клаус. — Мы же не знаем, где приводной ремень.

— Чего-то у нас, возможно, и не хватает, — возразила Вайолет, — но это не значит, что мы должны сдаться. Я сумею соорудить что-нибудь еще.

— Ты говоришь так, будто ты изобретатель, — заметил Клаус.

Вайолет улыбнулась и достала из кармана ленту.

— Я и есть изобретатель, — ответила она. — Я тут осмотрюсь, поищу, нет ли чего-нибудь полезного, чтобы использовать. А ты, Клаус, посмотри под столом газетную библиотеку.

— Тогда придется вылезти из общей одежды, — заметил Клаус, — делать разное одновременно мы не сможем.

— Ингреди, — вставила Солнышко, желая сказать «А я пока пороюсь в съедобном ящике, проверю, все ли тут есть для приготовления пищи».

— Хорошая мысль, — одобрила Вайолет. — Надо поторопиться, пока нас никто не нашел.

— Вот вы где! — раздался голос у входа, и Бодлеры вздрогнули.

Вайолет поспешно сунула ленту в карман, Клаус снял очки, и тогда только они повернулись лицом к двери, не боясь себя выдать. В дверях, обняв друг друга за талии, стояли рядышком Граф Олаф и Эсме, лица у них были усталые, но радостные, как будто это двое родителей вернулись домой после рабочего дня, а не злодей и его подружка-интриганка явились в гадальную палатку после того, как провели весь день, организуя агрессивное зрелище. Эсме Скволор сжимала в руке букетик плюща, очевидно поднесенный ей дружком, а Граф Олаф держал в руке зажженный факел, горевший так же ярко, как его злобные глаза.

— А я-то вас обоих везде ищу, — сказал он. — Что вы тут делаете?

— Мы решили дать всем уродам возможность присоединиться к нам, — вставила Эсме, — хоть вы и не проявили большой храбрости у львиной ямы.

— С вашей стороны очень любезно пригласить нас, — быстро ответила Вайолет, — но зачем вам в труппе такие трусы, как мы?

— Отчего же? — Граф Олаф гадко улыбнулся. — Мы теряем помощников одного за другим, так что всегда полезно иметь лишнюю парочку в запасе. Я даже пригласил продавщицу из фургона с сувенирами присоединиться к нам, но она слишком озабочена своими статуэтка-ми и шляпами и не поняла, что подвернулся благоприятный случай.

— А кроме того, — вставила Эсме, поглаживая Олафа по голове, — у вас нет выбора. Мы собираемся сжечь весь Карнавал, чтобы уничтожить все следы нашего пребывания. Большая часть палаток уже горит, посетители и работники Карнавала разбежались. И если вы не присоединитесь к нам, то куда вы денетесь?

Бодлеры в унынии переглянулись.

— Пожалуй, вы правы, — проговорил Клаус.

— Разумеется, правы, — подтвердила Эсме. — А теперь выходите отсюда и помогите нам уложить багажник.

— Погоди, — остановил ее Граф Олаф и подошел к столу. — Это что? — спросил он. — Похоже на карту.

— Это и есть карта, — признался Клаус, вздыхая. Он пожалел, что не спрятал ее в карман. — Карта Мертвых Гор.

— Мертвых Гор? — переспросил Граф Олаф, с жадностью разглядывая карту. — Как раз туда нам и надо! Еще Лулу говорила: если кто-то из Бодлеров-родителей жив, то прячется именно там! А штаб тут обозначен?

— Я думаю, эти черные прямоугольники и есть штаб, — сказала Эсме, заглядывая Олафу через плечо. — Уж в картах я хорошо разбираюсь.

— Нет, они означают площадку для лагеря, — поправил ее Граф Олаф, взглянув на легенду. И тут же лицо его расплылось в улыбке. — Постойте. — Он показал на пятно, которое только что рассматривали Бодлеры. — Давненько я его не видел. — И он погладил свой костлявый подбородок.

— Вот это коричневое пятнышко? — спросила Эсме. — Да ты его сегодня утром видел.

— Это пятно — специальный код, — объяснил Граф Олаф. — Меня еще в детстве учили пользоваться им на картах. Пятном отмечают какое-нибудь тайное место, и никто на него внимания не обратит.

— Никто, кроме потрясающего гения, — заключила Эсме. — Значит, мы направимся к Главному Перекрестку Ветров?

— Г.П.В. — Граф Олаф хихикнул. — Вполне подходит. Хорошо, пошли. Есть тут еще что-нибудь полезное?

Бодлеры кинули быстрый взгляд на стол, под которым скрывалась газетная библиотека. За черной скатертью, вышитой серебряными звездами, находилась важнейшая информация, собранная Мадам Лулу для того, чтобы давать клиентам то, что они хотят. Дети знали, что в кипах газет заключаются всевозможные секреты, и они содрогнулись при мысли, как использовал бы эти секреты Граф Олаф, если бы обнаружил их.

— Нет, — ответил, помолчав, Клаус. — Больше ничего нет.

Граф Олаф нахмурился и, встав на колени, приблизил свое лицо к лицу Клауса. Даже и без очков Клаус разглядел, что Олаф давно не мыл свою единственную бровь, и почуял его дыхание.

— Думаю, ты лжешь, — сказал злодей и помахал зажженным факелом перед носом Клауса.

— Моя вторая голова говорит правду, — вступилась за брата Вайолет.

— А это что за продукты? — И Олаф показал на картонную коробку. — Разве еду ты не считаешь полезной в долгом путешествии?

Бодлеры с облегчением перевели дух.

— Гррр! — проворчала Солнышко.

— Чабо хвалит вас за проницательность, — сказал Клаус. — И мы тоже, мы не заметили коробки.

— На то я и босс, — заявил Граф Олаф, — я проницательный, и у меня прекрасное зрение. — Он рассмеялся противным смехом и сунул в руку Клаусу факел. — А теперь ты поджигаешь палатку, а потом несешь ящик с едой к машине. А ты, Чабо, идешь со мной, уж я найду, во что тебе вонзить зубы.

— Гррр, — с сомнением заворчала Солнышко.

— Чабо предпочла бы остаться с нами, — пояснила Вайолет.

— Чихать я хотел на то, что она предпочитает, — огрызнулся Олаф и, схватив младшую из Бодлеров, поднял ее двумя руками, точно арбуз. — Давай пошевеливайся.

Граф Олаф и Эсме Скволор вышли из палатки, унося Чабо, а старшие Бодлеры остались наедине с горящим факелом.

— Сперва вынесем ящик, — решил Клаус, — а палатку подожжем снаружи. Пламя ее в один миг охватит.

— Мы в самом деле послушаемся его приказа? — Вайолет снова бросила взгляд на стол. — Возможно, в архиве Лулу нашлись бы ответы на все наши вопросы.

— Боюсь, у нас нет выбора, — ответил Клаус. — Олаф сжигает весь Карнавал. Поехать с ним — наш единственный шанс попасть в Мертвые Горы. У тебя уже нет времени что-то изобрести, а у меня — просмотреть архив.

— Мы могли бы найти кого-нибудь из работников Карнавала и попросить помочь нам.

— Все считают нас либо уродами, либо убийцами, — сказал Клаус. — Иногда я и сам так считаю.

— Если мы присоединимся к Олафу, — проговорила Вайолет, — мы можем еще больше стать похожи на уродов и убийц.

— Но если не присоединимся, — возразил Клаус, — то куда нам деваться?

— Не знаю, — печально ответила Вайолет. — Но ведь наше поведение нельзя считать правильным, правда?

— Опять сплошной сумбур, как говорила Оливия.

— Может, и так, — согласилась Вайолет.

Неуклюжей походкой она подошла с братом к картонному ящику и подняла его. И так — Клаус с факелом в руке — они покинули Гадальный Шатер в последний раз.

Когда они вышли наружу, им показалось, что настал поздний вечер — никакой синевы знаменитых закатов Пустошей, в воздухе было черно. Но тут же Вайолет с Клаусом догадались, что воздух наполнен дымом. Оглядевшись, они увидели горящие палатки и фургоны, как и предупреждал Граф Олаф, и в небо вздымались черные столбы дыма. Последние застрявшие на Карнавале посетители бежали, спасаясь от олафовского вероломства, а подальше слышался панический рев оказавшихся в ловушке львов.

— Такой вид агрессивности мне не нравится! — крикнул пробегавший мимо и кашлявший от едкого дыма прыщавый мужчина. — Мне больше нравится, когда другие подвергаются опасности!

— Мне тоже! — отозвалась репортерша из «Дейли пунктилио», бежавшая рядом с ним. — Олаф мне сказал, что пожар устроили Бодлеры! Я так и вижу заголовок: «Бодлеры продолжают преступную деятельность!»

— Что же это за дети, которые творят такие ужасы? — задал вопрос прыщавый, но ответа Вайолет с Клаусом не расслышали из-за окрика Графа Олафа.

— Эй, двухголовый урод, поторапливайся! Если сейчас же не явишься, мы уедем без тебя!

— Гррр! — в отчаянии зарычала Солнышко, и, услышав поддельный голос младшей сестры, старшие Бодлеры бросили горящий факел в Гадальный Шатер и кинулись бежать на голос Олафа, даже не обернувшись. Хотя если бы они и обернулись, то ничего бы не увидели: вокруг было уже столько огня и дыма, что лишняя горящая палатка разницы не делала. Разница заключалась в одном: тогда бы они знали, что этот пожар отчасти их собственных рук дело, иначе говоря, «они приняли участие в вероломстве Графа Олафа». Но хотя ни Вайолет, ни Клаус не увидели этого собственными глазами, в душе они это знали и едва ли могли когда-нибудь забыть.

Завернув за угол, старшие Бодлеры увидели, что олафовские приспешники собрались в ожидании около длинного черного автомобиля, припаркованного перед фургоном уродов. Хьюго, Колетт и Кевин уже втиснулись на заднее сиденье вместе с двумя напудренными женщинами, Эсме Скволор сидела впереди, держа Солнышко на коленях. Крюкастый взял у старших Бодлеров ящик с продуктами и бросил его в багажник, а Граф Олаф указал на прицеп хлыстом, который стал намного короче и неровным по краям.

— Вы двое поедете там, — распорядился он. — Мы прицепим фургон уродов к автомобилю.

— Разве нет места в машине? — нервно спросила Вайолет.

— Не говори ерунды, — с насмешкой отрезал крюкастый. — Там и без вас тесно. Хорошо еще, Колетт может свернуться клубком и лечь у нас в ногах.

— Чабо уже сжевала часть моего хлыста, так что его мы используем вместо веревки, — продолжал Граф Олаф. — Я привяжу фургон к автомобилю двойным скользящим узлом, и мы поедем прямо на закат.

— Простите, — сказала Вайолет, — я знаю узел, который называется Язык Дьявола. По-моему, он будет держать лучше.

— Если я правильно запомнил карту, — вставил Клаус, — мы должны взять курс на восток, пока не доберемся до Порченого Потока, так что ехать надо в сторону, противоположную закату.

— Да, да, да, — быстро отозвался Граф Олаф. — Я это и хотел сказать. Привязывайте фургон сами, если хотите. Я пойду заводить мотор.

Олаф швырнул Клаусу веревку, а крюкастый опять нырнул в багажник и вытащил оттуда два мобильных телефона, которые дети помнили с тех пор, как жили в доме у Олафа.

— Берите один. — Крюкастый вложил трубку в руку Вайолет. — Мы позвоним, если понадобится что-то вам сообщить.

— Быстрее! — рявкнул Граф Олаф, забирая второй телефон. — От дыма уже дышать нечем.

Злодей и его сообщники забрались в машину, а Вайолет и Клаус, встав на колени, начали привязывать фургон.

— Прямо не верится, что я завязываю этот узел, чтобы помочь Графу Олафу, — проговорила Вайолет. — Такое чувство, будто я со своим изобретательским мастерством участвую в чем-то скверном.

— Мы все участвуем, — мрачно отозвался Клаус. — Солнышко использовала свои зубы, чтобы превратить хлыст в веревку, а я использовал свое умение разбираться в картах, чтобы указать Олафу верное направление.

— По крайней мере, мы тоже туда попадем, — сказала Вайолет, — а там нас, может быть, ждет кто-то из родителей. Готово, узел завязан. Лезем в фургон.

— Лучше бы мы ехали вместе с Солнышком, — вздохнул Клаус.

— Мы и едем, — отозвалась Вайолет. — Не тем способом, каким хотели, но все-таки мы попадем в Мертвые Горы, а это главное.

— Будем надеяться, — пробормотал Клаус, и они с сестрой забрались в фургон уродов и закрыли за собой дверь.

Граф Олаф завел мотор, и фургон, подпрыгивая, двинулся вслед за автомобилем, удаляясь от Карнавала. Над головой у детей раскачивались гамаки, сбоку поскрипывала вешалка с одеждой, узел, завязанный Вайолет, выдержал, и машина с фургоном начали путь в том направлении, куда указал Клаус.

— Надо хотя бы устроиться поудобнее, — сказала Вайолет. — Ехать будем долго.

— По крайней мере всю ночь, — подтвердил Клаус, — а возможно, и почти весь следующий день. Надеюсь, они сделают остановку и поделятся едой.

— Может, позднее мы приготовим горячий шоколад, — добавила Вайолет.

— С корицей. — Клаус улыбнулся, вспомнив рецепт Солнышка. — А пока чем нам заняться?

Вайолет вздохнула, они с братом уселись на стул, и Вайолет положила голову на стол. Стол слегка трясся, в то время как фургон углублялся в Пустоши. Вайолет положила мобильник рядом с комплектом домино.

— Давай просто посидим и подумаем, — предложила она.

Клаус кивнул, и оба они сидели и думали остаток вечера, а между тем автомобиль увозил их все дальше и дальше от горящего Карнавала. Вайолет пыталась представить себе, как выглядит штаб Г.П.В., и надеялась, что там они обнаружат кого-то из родителей. Клаус пытался представить себе, о чем сейчас разговаривают между собой Олаф с труппой, и надеялся, что Солнышко не слишком напугана. И оба размышляли обо всем, что произошло на Карнавале Кали-гари, и гадали, правильно или нет они поступали. Они замаскировались, чтобы найти ответы на вопросы, но ответы сейчас горели под столом у Мадам Лулу, и газетная библиотека обратилась в золу. Они подстрекали своих сотоварищей найти себе другую работу, где бы их не считали уродами, и вот теперь те присоединились к преступной группе Графа Олафа. Они также обещали Мадам Лулу взять ее с собой, чтобы она помогла им найти Г.П.В. и снова стала благородным человеком, но она упала в яму со львами и стала их кормом. Вайолет и Клаус раздумывали над всеми своими неприятностями и гадали, вызваны ли они простым невезением или же это отчасти дело их собственных рук. Мысли были не самые приятные, и все же сидеть вот так и думать было куда приятнее, чем скрываться и лгать и лихорадочно строить планы. Сидеть просто так и думать было спокойно, даже когда фургон слегка накренился — они достигли Мертвых Гор и начали взбираться вверх. Было так спокойно просто сидеть и думать, что Вайолет и Клаусу показалось, будто они проснулись от долгого сна, когда в мобильнике вдруг раздался голос Графа Олафа.

— Вы там? — спросил Олаф. — Нажмите красную кнопку и говорите!

Вайолет протерла глаза и схватила трубку, держа ее так, чтобы брат тоже все слышал.

— Мы тут, — ответила она.

— Отлично, я как раз хочу вам сказать, что я узнал от Мадам Лулу кое-что еще.

— Что же вы узнали? — спросил Клаус. Наступило молчание, потом дети услыхали в аппарате взрыв жестокого смеха.

— Я узнал, что вы — Бодлеры! — торжествующе вскричал Граф Олаф. — Вы, трое щенков, последовали за мной и дурачили меня своими мерзкими переодеваниями. Но меня вам не перехитрить!

Олаф опять захохотал, но на фоне его смеха брат и сестра расслышали другие звуки, от которых их затрясло, как фургон: Солнышко тихонько скулила от страха.

— Не обижайте ее! — закричала Вайолет. — Не смейте ее обижать!

— Обижать? — огрызнулся Граф Олаф. — И не подумаю! Один-то ребенок, чтобы присвоить наследство, мне все-таки нужен. Сперва я должен удостовериться, что ваши родители мертвы, а затем я пускаю в ход Солнышко, чтобы очень, очень разбогатеть! Нет, об этой маленькой зубастой дряни я бы не беспокоился — пока. На вашем месте я бы беспокоился о себе! Попрощайтесь со своей сестричкой, Бодродья!

— Но ведь фургон привязан к вам, — сказал Клаус. — Мы едем вместе.

— А вы посмотрите в окошко, — посоветовал Граф Олаф и отключил мобильник.

Вайолет с Клаусом переглянулись, а затем неуверенно поднялись и отдернули оконную занавеску. Занавеска отъехала, как будто они смотрели пьесу, и я бы на вашем месте притворился, будто не читаю книгу, а смотрю пьесу, трагедию, возможно написанную Уильямом Шекспиром, и я поскорее покинул бы театр еще до конца спектакля, пошел домой и спрятался под диван, поскольку вспомнил некое выражение. Оно, к моему великому сожалению, должно быть использовано трижды в этой истории, и в третий раз будет использовано в тринадцатой главе. Глава эта очень короткая, потому что конец данной истории наступит очень быстро, и слов для описания его потребуется немного, но все же у меня возникнет необходимость в третий раз употребить выражение «в чреве зверя», и вы поступите мудро, уйдя до начала последней главы, потому что этот раз не считается.

Глава тринадцатая

Отодвинув занавеску, Вайолет и Клаус взглянули в окно и в ужасе ахнули. Впереди ехал длинный черный автомобиль Графа Олафа, следующий своим кривым, извилистым путем по дороге, которая вилась вверх, к вершинам Мертвых Гор. Привязанный к бамперу, за ним следовал фургон уродов. Детям не была видна младшая сестра, затиснутая на переднем сиденье между Олафом и его злодейской подружкой, но они легко могли вообразить, как она испугана и в каком отчаянии. Но зато они увидели еще кое-что, отчего сами испугались и сами впали в отчаяние. Кое-что, чего они раньше и вообразить не могли.

Из заднего окна автомобиля высовывался Хьюго. Его горб скрывало пальто большого размера, подаренное Эсме Скволор, и он крепко сжимал щиколотки Колетт. Та извернула тело кольцом, так что голова ее лежала на багажнике, как раз между двумя пулевыми отверстиями, через которые в багажник поступал воздух в тот раз, когда Бодлеров везли на Карнавал Калигари. Как и ее сотоварищ, Колетт тоже крепко сжимала щиколотки Кевина, так что трое бывших работников Мадам Лулу составляли, так сказать, живую цепь. Цепь кончалась руками Кевина, сжимавшими длинный ржавый нож. Кевин поднял глаза на Вайолет и Клауса, злорадно ухмыльнулся и с размаху ударил ножом по завязанному Вайолет узлу.

Язык Дьявола — очень крепкий узел, и при нормальных обстоятельствах потребовалось бы немало времени, чтобы нож, даже очень острый, перепилил узел. Но равная крепость рук Кевина придала ножу ненормальную, уродскую силу, и узел в одно мгновение оказался разрубленным надвое.

— Нет! — пронзительно закричала Вайолет.

— Солнышко! — завопил Клаус.

Теперь, когда их ничто не удерживало вместе, автомобиль и фургон понесло в противоположные стороны. Автомобиль продолжал подъем по виткам горной дороги, а фургон, оставшийся без тяги, покатился вниз, как скатывается грейпфрут по лестнице, если выронить его из рук. У Вайолет с Клаусом не было никаких способов остановить фургон или начать управлять им. Бодлеры опять закричали, все трое — Вайолет с Клаусом одни в дребезжащем фургоне, а Солнышко в машине, полной негодяев, а автомобиль и фургон все дальше и дальше уносило друг от друга. Но хотя при этом Граф Олаф оказывался все ближе и ближе к тому, чего хотел, а старшие Бодлеры все удалялись и удалялись от этого, детям казалось, что они все трое кончат в одном месте. Олафовский автомобиль уже исчез из виду, а фургон скакал вниз по каменистой дороге, но бодлеровским сиротам казалось, что все они мчатся прямо в чрево зверя и этот раз, к сожалению, считается в полной мере.

Моему любезному издателю

Надеюсь, вам удастся это проч… Здесь стоит такой холод, что лента моей пишущей машинки время от времени…

Тут, на Главном Перекрестке… дует ледяной… и результаты весьма…

Поскольку мои враги приближаются, было бы небезопасно поместить всю рукопись с описанием бодлеровских… под названием «Скользкий Склон» в… Поэтому я… каждую из тринадцати глав в разные…

«Мир так…

Она даст вам ключ, которым… первую главу, а также редкую фотографию целого роя… чтобы помочь мистеру Хелквисту иллюстрировать книгу. Ни при каких обстоятельствах вы не…

…ТРИС

Помните, вы… последняя надежда на то, что история… широкой…

Со всем… нием

Л…м…ни…ик…т

Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвёртая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая