С Заклинанием в Одном Месте (Хентайное Фэнтези - 1) (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Глава 1

Протяжный сладострастный стон разносился под сводами Цитадели Мрака, отражаясь от колонн из черного мрамора и постепенно теряясь в окружающем пространстве. Больше ни один звук не осквернял просторы зала. Молчали и орки из Сумеречной Стражи, и многочисленные слуги, стремящиеся остаться незамеченными, и даже сам Моргебиус, правая рука и управляющий могущественного темного лорда Гордаза, безмолвно смотрел на своего повелителя.

Стоны вырывались изо рта очередной рабыни, в данный момент трепыхавшейся в могучих руках Гордаза. Темный властелин, практически не обремененный одеждой, сидел на троне и мощными толчками входил в лоно своей пленницы. Легкий перезвон тонких серебряных цепочек, сковывавших руки рабыни, время от времени разбавлял стоны и крики. Несмотря на то, что девушка пребывала под действием заклятий, Гордаз все равно не обходился без дополнительной подстраховки. Он помнил, как полтора столетия назад пленница в самый ответственный момент внезапно превратилась в чешуйчатого ядовитого монстра, доставив тем самым волшебнику несколько неприятных минут.

Внешне лорд мало напоминал повелителя тьмы. Его могучее тело, более подходящее для мужественного варвара севера, казалось, целиком состояло из мускулов. Впечатление усиливали глаза серо-голубого цвета, длинные светлые волосы и семифутовый рост. Даже в бой он выходил, не облачаясь в ужасающего вида доспехи, а прикрываясь обычным плащом. Противники, завидев здоровяка, вооруженного гигантским топором, обычно робели, поэтому Гордазу оставалось только звать на битву самых достойных воинов. Находилось немало рыцарей, принимавших вызов в надежде в одиночку сразить ужасающего повелителя тьмы. Все они, как правило, сразу же и проигрывали, поскольку волшебник не особенно торопился махать топором, а пускал в ход заклинания, по части которых он был настоящим мастером.

Окружающие, впрочем, наблюдали иную картину: великий и ужасный Гордаз могучим ударом своей смертоносной секиры разрубает очередного наглеца на две части. Лишь волшебники видели сквозь эту иллюзию, но, увы, они не могли развеять укоренившийся миф о темном маге, сражающемся как воин. И тысячи рыцарей напрасно убивали годы своей жизни на бессмысленные тренировки, стремясь рано или поздно сокрушить хозяина зла.

Это было вполне в духе темного властелина. В свое время он лично распустил слух о том, что лишь девственница, осененная знаком звезды, сможет лишить его сил. Со всех окрестных стран сотнями потянулись девушки, которых посчитали избранными, дабы спасти свои народы, усладив чародея. Гордаз беззастенчиво пользовался этим, после чего отправлялся на завоевания стран, пославших "спасительниц". Время от времени, развлекаясь, маг притворялся, что пророчество оказывалось верным, и он действительно лишился сил. Но, к сожалению сил света, поспешивших обрадоваться, властелин тьмы в самый радостный момент всегда раскрывал свою мощь и сокрушал соперников.

Впрочем, у Гордаза был один весьма могущественный враг, о котором знал лишь верный Моргебиус. Враг, с которым он мог справиться с величайшим трудом, и то не побеждал, а лишь на время отгонял. Имя этого сурового противника - скука. Только она могла ввергнуть темного мага в пучину мрачных мыслей. С тех пор, как Гордаз обрел бессмертие и сравнялся по силе с богами, ему все чаще и чаще приходилось бороться со скукой. Именно из-за неё он не стал захватывать весь мир, ограничившись краешком континента. Именно благодаря ей, он завоевывал земли светлых территорий по маленькому кусочку, стремясь каждый раз открывать новый способ захвата.

Будучи изначально большим любителем женских прелестей, волшебник, достигнув высоты своего величия, не избавился от прежних привычек. Поэтому в обязанности "правой руки" последнюю сотню лет входил и поиск новых кандидаток, способных хоть ненадолго развлечь темного господина. Вот и сейчас Моргебиус стоял в ожидании очередных приказаний, наблюдая за тем, как его господин изволит получать удовольствие в свете Ока Бога, установленного на подлокотнике трона.

По расчетам помощника до конца процесса было еще далеко, но вдруг Гордаз приподнял рабыню на руках и бросил её вниз, к подножию трона. Девушка только взвизгнула в ожидании удара о каменные плиты пола, но один из стражей рефлекторно поймал её.

- Моргебиус, - прогремел под сводами недовольный голос владыки. - Позови кого-нибудь из бездельников, что шатаются вокруг и прикажи отвести эту... - он на мгновение запнулся в попытках подобрать слово. - В общем, её. Пусть её отведут в казармы орков. Те, думаю, будут не против расслабиться.

- Слушаюсь и повинуюсь, мой господин, - "правая рука" склонился в легком поклоне и тут же приступил к раздаче распоряжений. Правда, несколько мгновений спустя, он обеспокоенно поинтересовался. - Но господин, мы доставили её всего неделю назад. Неужели она уже успела вам надоесть?

- Надоела, - буркнул мрачно Гордаз. - Обещали жрицу любви, знающую почти полтысячи способов ублажения, а в итоге я получил какую-то повизгивающую дуру.

- Возможно, это из-за заклинаний, - предположил Моргебиус. - Они подавили её волю и лишили инициативы.

- А не будь их, она наверняка визжала бы от ужаса, - возразил чародей.

- Значит, надо найти чары, заставляющие самих пленниц на вас набрасываться.

- Чары-то такие есть, - мрачно пробурчал владыка. - Я еще в юношестве их разработал. Вот только это как-то неинтересно.

- А насиловать женщин, подавляя их волю, это интересно? - из всех слуг лишь "правая рука" мог позволить себе некоторые вольности, не опасаясь ответного гнева.

Гордаз немного нахмурил брови, обдумывая слова своего управляющего, после чего ухмыльнулся.

- В чем-то ты прав, надо будет попробовать. Ладно, когда у нас там ожидается прибытие послов Ланойской империи?

- Через полтора часа, мой господин.

- Значит, успею. Давай, приведи сюда ту, кучерявую, что я отыскал на днях.

- Прошу прощения, владыка Гордаз, но это невозможно, - извиняющее покачал головой управляющий.

- Почему? - удивился маг.

- Вчера утром вы побывали в своем гареме и остались крайне недовольны тем, как вас там принимали. После чего приказали отправить всех рабынь к оркам.

- Это я, видимо, спросонья был, ничего не помню, - пробурчал темный владыка после короткой паузы и тяжело вздохнул. - Похоже, вновь пора приступать к поискам.

- Откуда желаете получить новых пленниц? - поспешил поинтересоваться Моргебиус. - Местных или из иных миров?

- Давай снова иномирянок, а то мне надоело, что местные поголовно разбираются в заклинаниях влечения и усиленного сладострастия. Их ничем таким не удивишь, и реакция обычная... Кстати, я так понимаю, ты уже изучил ассортимент?

- У меня все готово. В настоящее время наш мир находится в сопряжении еще с тремя, поэтому мы можем работать напрямую. Для начала хочу представить чешуйчатокожих красавиц с Вижарада.

- Сразу нет, - мрачно покачал головой Гордаз.

- Но почему? - удивился управляющий. - Их тела отличает невероятная гибкость, и они очень хорошо работают мышцами.

- Вот только на ощупь они словно мой дракон Малыш. Я боюсь в самый ответственный момент представить своего любимца перед глазами, что может вызывать легкое помутнение рассудка.

- Тогда феи из Картацала, - между рук Моргебиуса появился образ зеленоволосой девушки. Из ее спины росли огромные цветные крылья, наводя на мысли о бабочках.

- Эти хороши, - уже благодушно пробормотал владыка. - Вот только на спину их не положишь, крылья обломать можно. А без крыльев феи сразу начинают плакать и ничего больше не замечают. Можно, конечно, сверху, но тогда у меня обе руки окажутся занятыми, а я этого, как ты помнишь, не люблю. Получается, единственная удобная поза - это сзади, но я предпочитаю смотреть на лица.

- Их, наверное, можно подвесить, - внес предложение помощник.

- Дополнительные усилия, - отмахнулся волшебник. - Ну, и кто у тебя остался?

- Мир Иноскире, полностью технологический. Насколько мне помнится, вы не раз заимствовали оттуда идеи.

- Это да, - оживился Гордаз. - Жаль, что наши физические законы так отличаются, я бы многое оттуда взял, но...

- Но их машины не будут работать у нас, - закончил его фразу Моргебиус.

- И девушки, как мне помнится, там хороши, в магии не искушены, да и высокой моралью не отличаются.

- Я приготовил список, можете изучить.

Темный властелин с интересом пробежался взглядом по изображениям, замелькавшим между рук помощника. Несколько секунд он мучительно закусывал губу, после чего весело ткнул пальцем в одну из картинок.

- Рыжая, с косичками. Как раз таких я и люблю.

- Хороший выбор, - улыбнулся Моргебиус, вызывая уже полноразмерное изображение претендентки в обнаженном виде. - Девятнадцать лет, красива, умна...

- Я её не для философских бесед вызывать хочу, - прервал поток словоизлияний Гордаз. - Девственница?

- Нет, мой господин.

- Это хорошо, а то у меня нет времени на дополнительное обучение. В таком случае, давай мне её координаты, и начнем обряд.

Чародей, накинув на плечи плащ, подошел к начертанной подле трона пентаграмме, и та моментально засветилась загадочным зеленоватым светом. Пара пассов рукой - и над центром фигуры возникло черное облако. Гордаз остановился в нескольких шагах от него и пробормотал:

- Использую цепное заклинание, так будет лучше.

- Это как, повелитель? - поинтересовался Моргебиус.

- Несколько заклинаний в одном - так проще. Портал с путевой нитью, чтобы перенести её сюда, заклинание повышенного вожделения, чтобы от одного взгляда на мужчин она растекалась по полу, знание языка, защита от болезней, ну и "суккубочка" в комплекте.

- После него она будет испытывать такой оргазм, что может и помереть от наслаждения, - улыбнулся управляющий.

- А может и не помрет. Ладно, не мешай, я её уже зацепил.

Из рук мага вырвался тонкий красный луч, устремившийся в центр облака. Моргебиус с интересом наблюдал за процессом. Самое сложное в этом заклинании заключалось в поддержании наводящей нити, без которой жертву могло закинуть куда угодно. На глазах у управляющего нить из красной стала оранжевой, затем желтой и, наконец, окрасилась в зеленый цвет. Последнее свидетельствовало о том, что кандидатка в рабыни успешно преодолела межмировой барьер. Еще минута-другая, и можно будет насладиться её напуганным лицом. Но тут за спиной управляющего послышался подозрительный шорох, он обернулся и...


***


Нить прыгала в руках Гордаза, грозя вырваться, и темный волшебник мрачно щурился, пытаясь сохранить нужную концентрацию. Именно за подобные фортели он не любил это заклинание, но все равно был вынужден часто им пользоваться. Что поделать, увлечения и страсть требовали жертв, и волшебник, истекая потом от натуги, продолжал удерживать в руке упрямые чары. Он достиг предельной концентрации, поэтому даже предупреждающий крик Моргебиуса не сразу дошел до его разума. Лишь боль от вонзившегося под лопатку стального клинка вывела его из транса.

В первую секунду тело мага содрогнулось от нахлынувшей боли, но затем инстинкты взяли свое. Два молниеносно произнесенных заклинания разложили проникшую в тело сталь на атомы и моментально заживили рану. После этого волшебник, наконец, обернулся, чтобы взглянуть в глаза наглецу, осмелившемуся на подобный поступок. К его удивлению, это оказался один из слуг. Правда, не из простых слуг. Десять лет назад темный властитель лично взял в плен этого эльфийского принца и заклинаниями подчинил себе его разум. До сегодняшнего дня Гордаз был искренне уверен в своих чарах, но теперь, разумеется, решил пересмотреть данный вопрос.

- Впечатляет, - ухмыляясь, произнес волшебник, глядя на то, как бунтарь медленно отступает к подножию трона.

Орочья стража возбуждено зашевелилась, обнажая ятаганы, и даже верный Моргебиус извлек кинжал из ножен, но владыка движением руки остановил их всех.

- Я так понимаю, ты лишь притворился сломанным, а на самом деле все это время вынашивал план моего убийства?

- Угадал, повелитель зла, - мрачно ответил эльф, смело глядя в глаза своему врагу.

- Но ты проиграл. Подобным меня не убить, и ты должен был это хорошо знать. Как-никак уже столько лет крутишься подле меня.

- Если бы я хотел убить тебя кинжалом, я бы сделал это в первый год, - внезапно ухмыльнулся эльф. - Нет, я хотел, чтобы перед смертью ты увидел мое лицо. Кинжал лишь отвлек твое внимание, дав мне возможность осуществить мой план. За эти годы я узнал, в чем заключается твоя сила, и теперь она в моих руках! - с этими словами бунтарь раскрыл зажатую ладонь, демонстрируя удивленному Гордазу маленький светящийся шарик - Око Бога!

Короткий взгляд, брошенный волшебником на подлокотник трона, подтвердил тот факт, что артефакт был похищен.

- Ну, и что ты с ним сделаешь? - удивленно поинтересовался темный повелитель. - Он подчиняется только мне и...

- Я уничтожу его, - вскричал эльф и швырнул шарик в открытый портал.

Гордаз инстинктивно сплел магический аркан, попытавшись перехватить утраченный артефакт, но все испортил один из стражей. Молодой орк, бросившийся наперерез, попытался перехватить летящий артефакт и тем самым подставился под удар аркана. На пол, заливая его кровью, рухнули две половинки разрубленного тела, а волшебнику только и оставалось наблюдать за медленным угасанием света внутри портала. Прошло несколько утомительно долгих секунд, после чего маг мрачно повернулся к бунтарю.

- И это все? - тяжело вздохнув, поинтересовался он.

- Но, - эльф ошарашено заозирался. - Разве это ни должно было тебя убить? Неужели я ошибся?! В этом камне, несомненно, заключалась твоя сила!

- У меня три таких камня... было. Да и вообще это не более чем игрушка, способная помочь, если что, - произнёс маг и грустно посмотрел на осиротевший подлокотник. - Хотя досталась она мне не так просто. Видимо, придется немного повозиться, чтобы её вернуть, ну, и собрать оставшиеся Глаза. Так, на этом наш разговор закончен, уведите его к оркам. Я слышал, там сейчас появилось несколько экземпляров, которые эльфов любят, правда, весьма экзотическим способом.

И не дожидаясь, пока крики обреченного затихнут, Гордаз развернулся к порталу. Тот, лишенный поддерживающей силы, медленно распадался. Следов наводящей нити не наблюдалось. Похоже, потенциальная жертва выскользнула из пут темного властелина. При этом он испытывал двойственные чувства. С одной стороны, досаду из-за потери артефакта и пленницы, которая ему весьма приглянулась, а с другой, удовлетворение от того, что в его жизни по прежнему хватает неожиданностей, способных разрушить скуку.

- Она в нашем мире, повелитель, - сказал Моргебиус. - Мы можем поискать её.

- Пока не стоит, - отмахнулся чародей. - Скорей всего, мы больше о ней ничего не услышим. Но, если выживет, второй раз я её уже не упущу, - и, немного подумав, добавил. - Кстати, остальные заклинания я успел наслать, поэтому счастлив будет тот мужчина, что окажется рядом с ней. Ну, если он, конечно, ни предпочитает мальчиков.

- До прибытия посольства еще сорок минут, - напомнил повелителю управляющий. - Что будем делать?

- Материализую несколько цепей над троном, - загадочно улыбнулся Гордаз. - И призову сюда эту фею. В подвешенном состоянии ей не стоит бояться за свои крылья, а я, наконец, смогу нормально расслабиться.

Между рук Моргебиуса вновь замелькали изображения потенциальных кандидаток, а темный маг уже начал готовить свое новое заклинание. Он отлично представлял, чем займет себя ближайшие сорок минут.


***


Когда мир вокруг вдруг становится на дыбы и принимается выделывать невероятные фортеля, в мозгу обычно включается защитная реакция, чтобы не сойти с ума. Не стала исключением и Катя Собакина, которая поначалу решила, что просто спит.

А начиналось все до ужаса банально: девушка шла домой, возвращаясь с учебы и попутно размышляя о тягостях реального мира. Так вышло, что в её жизни настала полоса разочарований в противоположном поле. Три дня назад она рассталась со своим парнем, причем по его вине. А нечего в огромной компании хвастать о том, какая у тебя "безотказная подстилка, выполняющая любые команды лучше, чем дрессированная собачка", тем более когда там присутствуют две её подруги и три недоброжелательницы!

В итоге девушка в тот же вечер узнала все и, не медля ни секунды, закатила жуткую сцену, после которой оборвала все связи с бывшим кавалером. Тот, правда, продолжал ошиваться поблизости, то умоляя, то, напротив, угрожая, но Катя его к себе и на пушечный выстрел не подпускала. В данный момент она окончательно утвердилась в мысли, что все мужики - козлы, да еще и похотливые, и лучше уж умереть, чем вновь позволить задурить себе голову. И именно на этой мысли девушку и окутала тьма.

Первое время Катя не воспринимала это как реальность. Ей показалось, что она уснула и теперь видит очередной красочный сон. Тело летело сквозь мрачное и темное пространство. Впрочем, на абсолютно темное оно не тянуло, поскольку повсюду мелькали мириады сияющих звездочек, но их света было недостаточно, чтобы развеять мрак.

Катя продолжала лететь, пытаясь понять, что происходит, и вдруг увидела странную звезду. В отличие от остальных, висевших в отдалении, эта двигалась ей навстречу. Правда, её курс пролегал чуть в стороне, но девушка из любопытства потянулась к ней правой рукой. А через секунду случилось чудо, поскольку звезда резко сменила направление и устремилась навстречу протянувшейся конечности. Не прошло и пары ударов сердца, как перед лицом Кати промелькнула яркая вспышка и тут же погасла, растворившись в ладони. Рука вдруг очень слабо засветилась, но этого хватало, чтобы немного разогнать темноту вокруг. Правда ничего особенного разглядеть так и не удалось. Девушка продолжала лететь сквозь пустоту и даже не успела осознать того момента, когда мрак вновь окутал её со всех сторон.

На этот раз причиной послужил обморок. Кате доводилось с таким сталкиваться, правда, когда она открыла глаза, тьма и не думала исчезать. Хотя ощущение полета исчезло, в нос ударил странный запах затхлости и гнили. Девушка попыталась встать на ноги, но поняла, что не может пошевелиться. Нет, ноги свободно болтались, ударяясь о каменный пол, а вот руки явно к чему-то прилипли. Легкий холодок страха пробежал по телу, и внезапно вокруг немного посветлело.

Окружающая обстановка еще больше напугала Катю. Она находилась в темной и сырой пещере, плотно затянутой толстыми нитями паутины. К одной из таких сетей она и прилипла и сейчас была вынуждена беспомощно болтаться, размахивая ногами. Ужас тут же обрушился на девушку мощным потоком, и чем сильнее она боялась, тем больше видела вокруг. Свет становился все ярче, показывая дальние уголки пещеры. Катя разглядела несколько нор, куда освещение распространялось с трудом. Подсознание моментально предоставило картины жутких чудовищ, обитающих там, а легкое шевеление обрывков паутины и мерное покачивание коконов под потолком заставляли фантазию работать на полную катушку.

Катя открыла рот, собираясь позвать на помощь, но осознав, кто к ней, скорей всего, придет, тут же его захлопнула. Вместо этого девушка попыталась аккуратно отлепить руку от паутины. И в этот момент она обнаружила еще один сюрприз: именно правая рука и позволила изучить пещеру. Свет струился из ладони то притухая, то усиливаясь до рези в глазах. Но это не могло помочь освободиться от паутины, нить оказалась слишком прочной и не рвалась, а её липкая поверхность явно превосходила суперклей по возможностям.

Через полчаса безуспешных попыток девушка сдалась. Хотелось зарычать и завыть, но в очередной раз представив, кто приползет на шум, она как можно плотнее сжала губы. Еще раз оглядевшись в поисках чего-нибудь, что может выручить, Катя внезапно затаила дыхание. По одному из проходов по направлению к пещере двигался яркий огонек, и перемещался он с высокой скоростью. Сердце Кати радостно затрепетало в надежде, и она нетерпеливо следила за приближением возможного спасителя.

Через пару минут стало ясно, что огонек представляет собой источающую свет небольшую сферу, несомую... человеком? Катиных познаний в компьютерных играх и фэнтези-литературе хватило, чтобы определить расу стоящего перед ней существа. Темный эльф или, как их еще называют, дроу, чья кожа по цвету могла соперничать с углем, а цвет волос напоминал свежевыпавший снег. Уверенность в том, что она всего лишь спит, стала еще сильнее, ведь вряд ли в реальности можно встретить темного эльфа, одетого в одни короткие шорты, но при этом с саблей за спиной.

Дроу на несколько шагов подошел к пленнице, и его красные глаза зловеще сверкнули в полумраке.

- Так-так, - его голос оказался шипящим, как у змеи. - Кто это у нас? Шпионка левордантов или просто искательница приключений? В любом случае ты уже попалась в мою ловушку и выбраться из неё тебе не удастся. Надеюсь, ты понимаешь свое отчаянное положение? Судя по страху в глазах, понимаешь.

В данном случае эльф ошибся. Чувство, которое испытывала Катя, нельзя было назвать страхом. Едва девушка смогла рассмотреть своего пленителя, как внутри у неё разгорелся огромный пожар эмоций. Она хотела этого дроу здесь и сейчас. Желание затопило весь её разум, вытеснив все иные мысли. И чем дальше, тем сильнее становилась страсть, пока эльф задавал вопросы.

- Судя по наряду, ты все-таки искательница приключений. Надеялась пробраться в одну из наших сокровищниц? Молчишь? Ну, ничего, наши допросники мигом вытянут из тебя все, что ты знаешь. И то, что не знаешь, тоже вытянут. Если признают бесполезной, может, даже поживешь у меня, а то совсем туго со слугами стало. Хотя, скорей всего, после встречи с допросниками мне только и останется продать тебя магам на опыты.

В этом месте Катя застонала от осознания своего бессилия. Паутина цепко держала её, не давая никакой возможности наброситься на стоявшего перед ней мужчину и сотворить с ним одну из сладостных гадостей, которые услужливо подсовывала ей фантазия. Дроу вновь истолковал её реакцию по-своему.

- Что, страшно стало? Сама виновата, раз к нам полезла. Ну, а если виновата, умей отвечать. Так что готовься к тому, что света солнца ты больше не увидишь, - сказав это, эльф подошел вплотную и положил свою руку на грудь Кати, от чего девушка резко дернулась и застонала.

Дроу лишь коварно улыбнулся.

- А может, мне начать наказывать прямо сейчас? Я смотрю, ты симпатичная, хотя и молчаливая.

- Да начни уже, наконец! - до Катиных ушей внезапно донесся её собственный голос.

Эльф ошеломлено отпрыгнул в сторону.

- Так тебе этого надо? - удивился он. - Наслушалась легенд о мужественности подземных жителей и решила лично в этом убедиться?! Ну, так знай, сейчас ты узришь настоящего мужчину!

- Пока что я вижу лишь болтуна! - простонала девушка, не в силах больше сдерживаться.

В глазах эльфа блеснул нехороший огонек, после чего он, не говоря больше ни слова, ловко и аккуратно раздвинул ноги девушки в стороны, прилепив их к ближайшей паутине. Теперь пленница оказалась окончательно обездвиженной, но на этом дроу не закончил. Вытянув саблю, он короткими отточенными движениями приступил к срезанию одежды.

В нормальном состоянии Катя, наверное, ужаснулась бы создавшемуся положению. Но сейчас она со странной смесью любопытства и восхищения смотрела на то, как её джинсы превращаются в груду тоненьких ленточек. Эльф, словно издеваясь, нарезал их снизу маленькими лоскуточками, время от времени бросая взгляды на пленницу, видимо, в расчете увидеть ужас. Ужаса он так и не заметил, поэтому, закончив со штанами, приступил к майке. Через минуту девушка лежала перед ним в одном нижнем белье, заставив дроу на некоторое время отвлечься.

- Судя по этому, - он плашмя провел саблей по её трусикам. - Ты из благородных. Но это вряд ли послужит тебе защитой.

С этими словами эльф срезал последние куски ткани, прикрывавшие наготу пленницы, и тут же разделся сам.

Уровень томления к этому моменту уже зашкаливал, но Катя и представить не могла, что случится через мгновение. В её мозгу словно взорвался фейерверк. Ей казалось, что она может разглядеть всю вселенную от края до края. Водопады и вихри чувств разрывали её тело на части, а ведь эльф только приступил к работе. Яростно закусив губу, он обхватил руками тело девушки, стараясь не касаться паутины, и планомерно наращивал темп.

- Да-да... - только и могла шептать Катя. - Быстрее... не останавливайся...

По лбу дроу уже текли капельки пота, и он, несмотря на звериную похоть, время от времени бросал на девушку недоуменные взгляды. Такая страсть вместо страха, похоже, его удивляла. Изумляло это и саму Катю, которая окончательно потеряла контроль как над разумом, так и над телом. Перед глазами нарастало сияние тепла и блаженства, в которое и погружалось её тело.

Но свет видела не только она. Внезапно эльф резко прервался и отскочил назад, поднимая брошенную на каменный пол саблю. В его красных глазах плясали огоньки тревоги, и он явно испытывал нешуточное волнение.

- Великая богиня, что это у тебя?! - его голос сбился на визг.

Катя из последних сил приоткрыла глаза и, чуть скосив голову направо, тут же их закрыла. Рука испускала настолько яркое сияние, что было больно смотреть. Видимо, это и имел в виду эльф, но девушке было все равно.

- Не прекращай, - умоляюще протянула она. - Продолжай.

- Ну, уж нет, - дроу отошел еще на пару шагов назад. - Не знаю, что ты за существо, но больше я к тебе не притронусь. Пусть маги решают, кто ты.

Слова эльфа моментально вызвали новую бурю эмоций, и главное место среди них занимал гнев. В ушах Кати, словно наяву, послышался голос бывшего, рассказывающего про "безотказную подстилку". Все это наложилось на то, что она сама предложила себя эльфу, а тот её отверг. Ярость моментально подчинила себе остатки разума и потребовала выхода. И выход нашелся.

Сияние на руке внезапно вспыхнуло сверхновой звездой, растворяя в себе все окружающее: паутину, остатки одежды и перекошенное от ужаса лицо темного эльфа. А через мгновение вновь наступила темнота, и Катя ощутила сильный удар по спине и ягодицам. Зашипев от боли, она инстинктивно протянула руку, чтобы схватиться за больное место, и с удивлением осознала, что свободна. Сияние, внезапно сменившее уровень яркости до минимума, показывало, что вся паутина, находившаяся вокруг девушки, пропала, словно её никогда не было.

С трудом Катя встала на ноги и осмотрелась. Вокруг не наблюдалось ни малейших следов дроу, кроме валявшейся на каменном полу сабли. Больше не осталось ничего, исчезли покрывавшие стену мхи, висящие под потолком коконы и даже нарезанная на мелкие куски одежда. В любом случае нужно было выбираться отсюда. Недоуменно озираясь, Катя подобрала саблю, показавшуюся ей крайне тяжелой, после чего сделала несколько неуверенных шагов в сторону ближайшего выхода. Там она наткнулась на неожиданно уцелевший плащ темного эльфа, в который тут же и укуталась. Свет руки позволил разобрать очертания остальных выходов. В коридор, откуда пришел дроу, соваться она побоялась, а из остальных выбрала тот, откуда веяло более-менее свежим воздухом. Все так же неуверенно ступая, Катя встала на выбранный путь, с радостью понимая, что разум постепенно очищается от заполнившего его желания. Оставалось надеяться, что дальше особых проблем ей не встретится.


***


Деревья бескрайнего Ксетонкского леса вяло шуршали листвой. Легкий ветерок проносился между веток, раскачивая их и создавая тем самым слабый шум. Впрочем, опытное ухо с легкостью могло бы определить фальшь в этом шорохе. Два голоса, один высокий и напористый, а другой низкий, мощный и оправдывающийся, вели агрессивный спор. Если быть точнее, спорил лишь обладатель высокого голоса, одетый в походный костюм серо-зеленого цвета, среднего роста мужчина с длинными золотистыми волосами, изумительно тонкие черты лица которого наводили на мысли о родстве с эльфами. Он, размахивая длинным луком, кричал на своего собеседника, явно не отличавшегося интеллектом. Несмотря на превосходство в росте почти в два раза, тот лишь виновато вздрагивал после каждой фразы оппонента. Меховая жилетка и штаны, а так же огромная палица в руках лишь усугубляли впечатление.

- Модо, еще раз повторяю, - упорствовал лучник. - Ты осознаешь, что натворил? Или мне еще раз пересказать?

- Модо все понимает, - вяло отозвался здоровяк.

- Нет, по-моему, он ничего не понимает. Давай я еще раз уточню. Значит, эта женщина подошла к тебе, сказала, что по объявлению, и продемонстрировала свои навыки, так ведь?!

- Да, - лаконично ответил варвар.

- И что она тебе показала?

- Огонь на пальце зажгла. Воду в кружке нагрела.

- И ты сразу слюни распустил! Я же тебе говорил, если найдешь подходящего кандидата, сразу зови меня, не надо никакой самодеятельности.

- Ты говорил, что нам нужен маг, - попытался возразить варвар.

- Нужен, но не тот, кого ты встретил. Рассказывай, что было дальше.

- Она попросила аванс, и Модо ей его дал.

- Лучше бы ты ей юбку задрал и натурой расплатился! Я тебе для чего кошелек вручил, помнишь?

- Чтобы Модо его охранял.

- Правильно, потому что с твоей рожей можно небольшой разбойничий отряд разогнать, даже драку не начиная. Но как мне помнится, я не давал тебе инструкций подарить все наши сбережения первой попавшейся вертихвостке, лишь потому, что она чего-то там колдует.

- Модо заколдовали, - уже жалобно прогундосил здоровяк.

- Если и заколдовали, то явно еще в младенчестве, - вяло отмахнулся лучник. - Когда наградили тебя скудоумием. А я-то наивный еще поверил в твою интуицию! Кто меня убеждал, что ваше варварское чутье за милю распознает любую каверзу? Или его тоже заколдовали? Можешь не отвечать, и так все вижу. Одного не пойму, я же объяснял, сколько и на кого мы должны потратить. Зачем ты отдал ей все деньги?

- Она сказала, что приведет остальных.

- Ага, чтобы поржать, глядючи на твою растерянную морду.

- Модо очень жаль...

- Мне тоже жаль, - лучник устало вздохнул и присел на лежавшее рядом дерево. - Ты пойми, насколько обидная сложилась ситуация. Мы почти год работали, чтобы собрать эти деньги. Искали потерянных кошечек и собачек знатных дам, порой сами и похищали этих зверюшек, чтобы потом вернуть за вознаграждение. Брались за охрану богатых домов от воров или же сами грабили на заказ. Ломали руки, ноги и головы за деньги, и все ради чего? Ради того, чтобы иметь возможность самим нанять подобных нам деятелей, с которыми, наконец, сможем взять солидный куш.

- Модо понимает, - варвара заклинило на одной фразе, правда, он уже не смотрел на собеседника, предпочитая изучать окрестности.

- Конечно, понимает, и я все понимаю. Разумеется, есть шанс, что Гробница Радуги еще год простоит нетронутой. Но моя интуиция говорит, что скоро все узнают её секрет, как и я. Оказаться в хвосте многочисленных искателей приключений совсем не хочется, - лучник снова тяжело вздохнул. - Будь у нас в отряде маг, я бы с легкостью раздобыл недостающую сумму. Как раз есть на примете пара дел, способных принести неплохой начальный капитал, а вдвоем мы их не потянем. Но где же нам взять чародея, достаточно сильного, чтобы справиться с заданием, и достаточно глупого, чтобы работать без предоплаты?

- Там пещера! - внезапно буркнул варвар, тыкая пальцем в сторону горы, у подножия которой и находился лес.

- Знаю, - отмахнулся лучник. - Скорей всего, один из входов в страну дроу. Но поверь мне, там мы найдем не мага, а кучу проблем. Ну, есть у тебя дельные идеи, где нам раздобыть помощников для взлома гробниц?

- Модо справится и сам! - варвар, обрадованный тем, что его больше не ругают, поспешил выставить себя в лучшем свете.

Впрочем, лучник отнесся к этому заявлению с явным скептицизмом.

- Вдвоем мы дальше второго круга не пройдем, а там и до нас уже все разграблено. Настоящие сокровища лежат на пятом уровне, но ты сам понимаешь, какая там охрана. Нам необходимо еще несколько бойцов, но для их найма нужны деньги, которые, как мы помним, кое-кто отдал на благотворительность.

- Ограбить? - внес очередное предложение Модо.

- Кого?! - скривился лучник. - Купцы стали умные, все кладут в банк или в Хранилище. Искать дурака, таскающего огромные суммы в своих карманах, нам удачи не хватит. Чтобы пошариться в сейфах гномов, требуется еще больше народа, чем для проникновения в гробницу. Нет, это тоже не вариант. Видимо, придется вновь искать заработки.

- Из пещеры кто-то вышел, - внезапно встрепенулся варвар.

Лучник криво ухмыльнулся, но тут же ловко взобрался на ближайшее дерево для лучшего обзора. Буквально через минуту он слетел вниз, и на этот раз его лицо выглядело заинтересованным.

- Модо, - довольным тоном произнес он. - Возможно, мы нашли очередную неприятность на свою голову, а, быть может, и решение всех проблем. Кстати, прими мои извинения, похоже, я зря так негативно высказался по поводу варварского нюха. Он у тебя что надо. Идем за мной.

Варвару иных слов не требовалось. Он привык действовать без вопросов и, подхватив палицу, устремился вслед за командиром.


***


Выбраться из пещеры живой и невредимой Кате помогли три вещи: светящаяся рука, которая позволила разглядывать и обходить попадавшиеся на пути нити паутины, эльфийская сабля и плащ. Особенно ей пригодился плащ. Первые несколько шагов по каменистому полу пещеры позволили сделать печальный вывод. Загадочная вспышка, отправившая дроу в небытие, уничтожила не только остатки её одежды, но и кроссовки с носками, а ходить босыми ногами по камням было не очень-то приятно.

Несмотря на легкое помутнение рассудка, девушка сообразила отрезать саблей от плаща пару кусков ткани, которые и накрутила на ноги. Получилось что-то вроде толстых носков, не самая надежная обувка, но лучше, чем ничего. Закутавшись в остатки плаща, Катя продолжила свой путь. Саблю пришлось пускать в ход еще несколько раз, когда проход перегораживали сплошные стены паутины. Клинок на удивление легко справлялся с толстыми нитями, поэтому к выходу девушка добралась без особых проблем.

Внезапно появившийся проем, открывавший вид на верхушки деревьев, изрядно приободрил Катю, и она почувствовала прилив сил. Несколько минут девушка блаженно рассматривала пейзаж, радуясь тому, что пещерный тлен и прочие ужасы остались позади, однако, изучив стену деревьев под собой, вновь испытала приступ отчаяния. Она ведь оказалась в незнакомом месте, почти без одежды и еды! Впрочем, стояние на месте ничего не меняло, и Катя, стараясь прогнать тяжелые мысли, начала спуск.

Ей повезло сразу наткнуться на нечто, похожее на тропу. По крайней мере, вместо полета кубарем девушка смогла потихоньку добраться до того места, где склон, наконец, принял более пологие очертания. Здесь тропинка стала более отчетливой, и Катя с осторожностью приступила к её изучению. Девушка миновала несколько деревьев и немного углубилась лес, когда с легким чпокающим звуком прямо перед её носом в землю воткнулась стрела.

- Ну, и что делает в этой страшной чащобе такая молодая и красивая девушка, вооруженная темноэльфийским оружием? - раздался откуда-то сверху звонкий и приятный голос.

Катя дернулась в сторону, чтобы тут же наткнуться на здоровяка с грубым каменным лицом. Тот, впрочем, не проявлял особой агрессии, ограничившись тем, что перекрыл девушке дорогу к бегству.

- Кто вы?! - сорвалась на писк Катя.

- Тише, Модо, не пугай нашу гостью, мы ведь не разбойники какие-то.

На этот раз голос раздался буквально из-за спины, и девушка обернулась. Прямо перед ней стоял смазливый светловолосый парень, сжимавший в руках лук и пару стрел. Увидев лицо Кати, он приветливо улыбнулся и слегка поклонился. Такой типаж никогда не нравился девушке, даже пещерный насильник и то больше соответствовал её вкусам. Тем не менее, одного взгляда голубых глаз блондинчика хватило, чтобы она ощутила очередной прилив огня желания. И не будь её тело разбито многочасовыми странствиями по пещере, она бы прямо сейчас уселась верхом на красавца лучника.

- Кто вы такие?! - вновь повторила свой вопрос девушка.

- Мы? - удивленно улыбнулся незнакомец, медленно поглаживая тетиву большим пальцем. - Всего лишь скромные искатели приключений, которых заинтересовала неприкаянная душа, странствующая по нашему любимому лесу. Проще говоря, мы сами хотели бы выяснить, кто ты такая, прекрасная незнакомка. Почему у тебя столь неподобающий вид? Где ты взяла зачарованное оружие темных эльфов? Ну, и самое интересное, что происходит с твоей рукой?

Про руку девушка к тому времени уже успела позабыть. На свету мерцание стало совсем тусклым, но, судя по заинтересованному взгляду лучника, для него она светила словно прожектор в ночи. И тут стресс, усталость и желание определиться со своей судьбой окончательно обессилили Катю, и она в слезах упала на колени. В течение последующих десяти минут двум незнакомцам пришлось выслушать рваную, скомканную, перемежаемую причитаниями об обеспокоенных родных, но относительно полноценную версию появления девушки в этих краях. Затем лучник сделал доброе дело, подсунув Кате под нос свою флягу, и девушка сделала несколько глубоких глотков. Напиток оказался сладким, бодрящим и моментально удалил с её лица остатки слез.

- Вы мне, наверное, не верите, - наконец, устало пробормотала странница между мирами. - Я бы в такой бред не поверила.

- Почему не верим, - пожал плечами золотоволосый. - Очень даже верим. У нас это в порядке вещей.

- Правда?! - удивилась Катя.

- С чего бы мне врать?! Архимаги постоянно кого-то таскают, то ли на опыты, то ли тайны других миров выведывают. Да и обычные чародеи таким балуются: кто рабов призывает, а кто и избранных для спасения мира. Вон, три года назад, когда собиралась объединенная армия трех континентов, чтобы сокрушить царство подлого Гордаза, волшебники для усиления морального духа призвали человека из иного мира. Тот потом долго кричал, что его знаний хватит для уничтожения повелителя тьмы.

- И он уничтожил? - история ненадолго отвлекла девушку.

- Конечно, нет, - заржал лучник. - Гордаз через месяц прислал его голову тем самым чародеям, прикрепив к ней записку, в которой от имени трупа приносил свои извинения, что оказался слишком плохим избранным. Впрочем, не будем о грустном, тебе, как я понимаю, очень хочется вернуться домой?

- А это возможно?! - встрепенулась Катя.

- Если найти подходящего мага, то проблемы это не составит. Правда, скорей всего, придется дожидаться очередного сопряжения сфер... ну, или как там у них это называется. В общем, он сам тебе все и расскажет.

- Тогда мне нужно срочно найти такого чародея!

Девушка обрадовано вскочила с места, мигом забыв про усталость. От недавней безнадеги, давившей на душу, не осталось и следа. Впрочем, лучник не разделял её энтузиазма.

- Найти чародея не проблема, в крупных городах таких полно, - сурово промолвил он. - Вот только чем ты будешь с ним расплачиваться за такую услугу?

- А это дорого?

- Ну, - немного подумав, золотоволосый снял со спины весьма объемную сумку. - Потребуется примерно столько алмазов, сколько может вместить в себя этот мешок.

- Что?! - поразилась Катя. - Так дорого?!

- А чего ты хотела? Все-таки заклинание не из простых, ингредиентов редких требует, да и риск для произносящего немалый. Так что за меньшую цену вряд ли кто возьмется.

- Тогда я погибла, - девушка как подрубленная вновь упала на траву. - Таких денег я никогда не заработаю.

- Есть два варианта, - проговорил лучник, вновь зажигая в душе девушки лучик надежды. - Первый - это идти в бордель. С твоей фигурой, внешностью и необычной историей есть вероятность подцепить аристократа, который, глядишь, и раскошелится. Но, как ты сама понимаешь, шансы на это очень малы, да и сомневаюсь, что работа в подобном заведении тебе понравится.

С этим утверждением Катя могла бы поспорить. Огонек страсти в её душе быстро набирал силу, и сейчас она была не против поработать и проституткой.

-Второй вариант, - продолжил блондин. - Это присоединится к нам.

- К вам? - недоуменно пробормотала девушка. - Но зачем?

- У меня, как ты видишь, небольшой отряд, который занимается всякого рода делами, в том числе и сомнительного характера. В данный момент мы готовимся к делу, которое, если выгорит, принесет нам в несколько раз больше средств, чем требуется тебе для возвращения домой. Как ты понимаешь, если пойдешь с нами, нужная сумма будет получена.

- Ты не ответил на мой вопрос, - чуть успокоившись, произнесла Катя. - Какая польза вам от меня?

- Для удачного завершения нашей миссии нам нужен сильный маг. И ты, думаю, нам вполне подходишь.

После этих слов под кронами деревьев ненадолго воцарилась тишина. Катя недоуменно переваривала полученную информацию, после чего раскрыла рот, чтобы потребовать объяснений, но лучник уже предугадал все её вопросы.

- Судя по свету из твоей руки, ты являешься источником сильной магической энергии. Да, я его вижу, есть у меня такой дар, хотя сам я волшебством не владею. Тот факт, что ты убила дроу и завладела его оружием и вещами свидетельствует, что эта сила тебе подвластна. Большего нам и не надо.

- Но я даже не знаю, как этим пользоваться, - Катя вновь почувствовала, что начала терять почву под ногами.

- Мы можем немного подождать, пока ты научишься. Ну, так что, ты согласна? Или мне порекомендовать тебе самый лучший бордель?

- Наверное, я пойду с вами, - устало пробормотала девушка. - Все равно я никого здесь не знаю.

- Скоро узнаешь. Кстати, как тебя зовут?

- Катя.

- Хорошее имя, короткое и красивое. Этого здоровяка за твоей спиной зовут Модо, а мое имя Лазурель. И не надо смеяться, несмотря на имя и внешность, эльфийской крови во мне не наберется и сотой доли.


***


В первую очередь Лазурель поспешил выбросить куда подальше клинок дроу, объяснив, что меч проклят, а темные эльфы очень мстительны и могут через него выйти на убийцу сородича. Плащ, к счастью, сия участь не постигла. Впрочем, лучник долго и очень скептично изучал наряд Кати, прежде чем пришел к выводу, что девушку надо приодеть.

- А для начала нам нужно заработать немного денег, - весело добавил он. - А то даже поесть не на что.

- Модо поймал кроликов! - тут же возмутился варвар, уже разжегший костер.

Но Лазурель проигнорировал его высказывание.

- То есть как нет денег? - удивилась девушка. - Ты же сказал, что у тебя свой отряд.

- Прости, дорогая, но буквально сегодня мы лишились всех наших средств по причине, которую я бы назвал врожденным тупоумием, - лучник мрачно глянул на своего товарища, после чего вернулся к девушке. - В любом случае, надо что-то делать с твоим нарядом. Твоя специфичная обувка не выдержит даже пары часов похода, а до нужного нам города идти не менее суток.

- И где её взять?

- Попробую сплести из коры. Раньше я такое делать умел.

- А что за дело ты хочешь мне предложить? - наконец, решилась задать вопрос девушка.

- Примерно в трёх неделях пути на восток, - начал Лазурель. - Расположены Радужные гробницы. Место упокоения семи великих паладинов.

- Как это радужные?

- Каждый из семи паладинов носил доспехи, соответствующие одному из цветов радуги. На картинах это смотрится красиво, а в реальности, думаю, зрелище было довольно забавное. Но, как бы то ни было, паладины обладали незаурядной силой и быстро прославились на весь мир. Через некоторое время они основали Радужный орден, и сильные мира сего заваливали их дарами, дабы защитили они их страны от зла.

- И чем же все закончилось?

- Как обычно, - хмыкнул лучник. - Семерка решила бросить вызов Гордазу, а для него нет никакой разницы, с кем сражаться: с паладином, магом или крестьянским ополчением. Остатки ордена с трудом вынесли тела своих павших лидеров. Темный маг напоследок пошутил, склеив их доспехи в одно целое, причем именно в том порядке, в каком расположены цвета в радуге. Лучшие кузнецы потом неделю их расковывали. В итоге всех семерых погибших товарищей, их друзей, слуг и учеников похоронили в специально отстроенной гробнице. Остатки ордена добровольно пожертвовали своими жизнями, чтобы стать стражами могил и не пускать осквернителей к телам павших. Учитывая, что в гробницах собрали почти все богатства ордена, мера предосторожности оказалась нелишней. С тех пор, кстати, прошло уже почти пятьдесят лет.

- И их так до сих пор и не разграбили? - удивилась Катя.

- Частично потрепали, но строили их не дураки. Сами гробницы представляют собой комплекс из пяти колец. В первом хоронили слуг, и сама понимаешь, что даров им положили немного, а охрану установили слабую. В итоге первое кольцо растащили очень быстро. Во втором упокоились послушники ордена, в третьем - рыцари, в четвертом - самые близкие друзья и родичи радужной семерки, а так же сильнейшие из воинов. И, наконец, в пятом находятся могилы основателей ордена. Как я уже говорил, расхитители изрядно потрепали первый круг, хорошо почистили второй и отметились в третьем. Я слышал, что и из четвертого унесено все мало-мальски ценное, но это только слухи. Но вот то, что до центра никто не добирался, известно точно.

- И как же мы туда попадаем?

- Хороший вопрос, но отвечать на него я пока не стану. Пусть это будет моим маленьким секретом. Скажу лишь, что для успешного проникновения нам нужно еще несколько человек. Если сейчас удастся понять, как научить тебя пользоваться силой, думаю, мы без проблем заработаем достаточно средств для найма бойцов. А теперь извини, я оставлю тебя наедине с моим мускулистым другом. Поищу материал для твоих башмаков.

С этими словами лучник скрылся в ближайшем кустарнике. Катя проводила его грустным взглядом, после чего зябко поежилась. Эльфийский плащ на деле оказался не настолько хорошим, хотя, скорее всего, он просто не был предназначен для ношения на поверхности. Недолго думая, девушка перебралась поближе к костру, довольная тем, что может расслабиться и согреться. Молчаливый Модо, не обращая на спутницу никакого внимания, флегматично варил суп из кроликов.

Некоторое время Катя просто сидела в размышлениях, пытаясь понять, во сне она или в реальном мире и правильно ли поступает, присоединяясь к авантюристам. Но иного выхода не оставалось. Эти двое, в отличие от пещерного насильника, протянули ей руку помощи, и оставалось лишь влиться в их команду, принося пользу.

А через пять минут все мысли разом исчезли. Девушка невольно повернула голову в сторону варвара и застала момент, когда он сбросил с себя меховую жилетку, повесив её на ближайший сучок. Тело Модо, конечно, не отличалось изящными линями, но грубая варварская красота в сочетании с безудержной мощью моментально заставили Катю потерять остатки разума. Словно некая сила двигала её телом, вынудив сбросить плащ на землю и медленным осторожным шагом двинуться в сторону здоровяка. Пламя страсти, пылающее в её глазах, отсекло от Модо все его недостатки, оставив лишь впечатляющие достоинства.

Сам варвар и не подозревал о посягательстве на свою честь, пока ни обнаружил руки девушки у себя в штанах. Взглянув вниз, он не стал возмущаться и задавать лишних вопросов, а одним движением развязал ремень, поддерживающий эту деталь одежды. Через мгновение он предстал перед Катей полностью обнаженным. Девушка к этому моменту двигалась на автомате. Расширенными от восторга глазами она изучила огромное достоинство варвара, после чего осторожно взяла его в руки.

По лицу Модо было сложно что-либо понять. Он просто молча стоял и смотрел за тем, как юная красавица, работая руками и языком, пыталась возбудить неподъемный орган варвара. К удивлению Кати, он никак не реагировал, несмотря на то, что она уже вся взмокла от упорного труда. А затем варвар просто поднял её на руки, так крепко сжав, что Катя пискнула от боли, и, развернув к себе спиной, прислонил к дереву. Через пару секунд девушка вновь пискнула, но уже от восторга. Её пылающее от внутреннего жара тело с радостью откликалось на каждое движение Модо, несмотря на то, что варвар не отличался изысканностью, действуя очень грубо.

Через минуту протяжные вздохи заполнили всю поляну, улетая все дальше и дальше в лес. Девушка моментально забыла про все свои заботы. Про то, что её мир, семья, друзья остались где-то там, что у нее нет ни денег, ни знаний, как их заработать. Вселенная сократилась до этой полянки, до дерева, о которое Катя опиралась, и могучего варвара, чей член все яростней и яростней вонзался в партнёршу.

Внезапно девушка открыла глаза, которые зажмурила еще в тот момент, когда руки Модо обхватили её. Открыла, чтобы вновь сомкнуть веки как можно плотнее. Прямо перед глазами Кати находилась упирающаяся в дерево правая рука, которая в данный момент сияла ярче, чем солнце. Но думать о таком феномене не хотелось, и девушка вновь отдалась страсти. Однако именно тогда Катя и почувствовала сильное неудобство. Как раз под её рукой из дерева торчал неприятный сучок, и если в первые минуты девушка не обратила внимания на такой пустяк, то чем дальше, тем больнее ей становилось. Она физически начинала чувствовать, как дерево раздирает кожу, заставляя кровь течь тонкой струйкой. Это ощущение возбуждало и раздражало одновременно, но ничего нельзя было поделать, ведь варвар с такой силой прижал Катю к стволу, что сдвинуть руку не представлялось возможным.

Гнев, постепенно нараставший в её разуме, стал вытеснять страсть. Мысль о том, что какое-то дерево мешает её счастью, затопила рассудок. А вместе с гневом пришла и сила...

Вспышка света резанула по глазам Кати даже сквозь сжатые веки. А через мгновение девушка завизжала, осознав, что падает. Впрочем, с землей ей повстречаться не довелось: могучие руки варвара подхватили её на полпути и поставили на ноги. Катя растеряно открыла глаза и недоуменно уставилась на круг взрыхленной земли, оставшейся на том месте, где только что было дерево. Судя по бормотанию Модо, для него подобное явление тоже было в новинку. Зато для Лазуреля, чей довольный голос донесся как обычно из-за спины, это оказалось весьма приятной новостью.

- Просто великолепно! - голос лучника сочился энтузиазмом. - Похоже, я понял, как это действует! Это значит, не надо ждать, пока тебя обучат! Можно уже сейчас приступать к работе!

- Правда?! - пискнула усталая Катя, чьи мысли сейчас были только о том, как бы закончить дело, начатое с варваром.

Впрочем, Модо, увидев возвращение командира, тут же отпустил девушку и стал одеваться.

- Правда-правда! И если я все правильно понял, тебе даже должно понравиться!


***

Глава 2

***


- Но почему именно так? - обиженным голосом бормотала Катя.

Её мучители даже не обратили внимания на слова девушки, что-то обсуждая вполголоса. Зато час назад все было наоборот. Лазурель, ничуть не смущаясь, помог девушке одеться и преподнес ей в дар пару весьма грубых сандалий, чем-то напоминающих лапти. После вся троица уселась у костра, утоляя уже давно мучивший голод. На расспросы Кати лучник с загадочной улыбкой ответил, что ему надо вначале всё обдумать, но поклялся, что не будет делать ничего, не испросив сначала разрешения.

Катя, увлеченная едой, не обратила внимания на то, как Лазурель шепотом отдал Модо несколько распоряжений. И уж точно ей в голову не могло прийти ничего плохого, когда хитрый командир попросил её снять плащ, якобы с целью переделывания под походные условия. Прежде чем девушка успела хоть что-то сообразить, могучие руки варвара крепко сжали её, а лучник обмотал ей запястья и локти тонкой, но прочной веревкой. Через пару минут туго спеленатую Катю завернули в её же плащ и, закинув на спину Модо, потащили куда-то вглубь леса. На протестующие крики парочка бандитов внимания не обращала, по крайней мере, до поры до времени.

- Куда вы меня тащите? - Катя уже охрипла, и на этот раз Лазурель снизошел до ответа.

- Продавать в рабство, конечно же!

- А как же все эти разговоры про совместную миссию? - в шоке пробормотала девушка.

- А ты нам поверила?! Наивная! Наткнулась на двух здоровых лбов и развесила уши. Нам всего-то и надо было узнать про тебя побольше, дабы убедиться, что тебя никто не будет искать. Впрочем, ты не волнуйся, мы на тебе неплохо заработаем.

- Два золотых шетонга, не больше, - внезапно буркнул варвар.

- Это много или мало? - полюбопытствовала пленница.

- Ну, как сказать, - Лазурель зашел за спину Модо, и теперь его ехидное лицо красовалось аккурат перед глазами Кати. - За мой лук, например, дадут десять.

- То есть я так дешево стою! - возмутилась девушка.

- Нет, это просто лук такой дорогой.

На этом пленница уже не могла выдерживать издевок и разрыдалась. Наглая физиономия Лазуреля, то и дело попадавшаяся на глаза, вводила в бешенство, и через пару минут в адрес лучника полетели бранные слова. Последний, продолжая улыбаться, никак не реагировал на поведение пленницы.

- Ладно-ладно, я пошутил, - внезапно произнес командир, когда Катя уже начала уставать. - На самом деле мы идем выполнять наше первое задание.

- А почему же я нахожусь в таком виде?

- Ну, согласись, если пленница зайдет в разбойничий лагерь, мило беседуя со своими хозяевами, это будет не очень естественно выглядеть. А вот если принести её связанную, зарёванную, явно измученную борьбой - это другое дело. Извини, конечно, но я пока не особо доверяю тебе и не знаю, насколько хорошо ты умеешь играть. Поэтому и пошел на такие меры.

- А зачем нам разбойничий лагерь?

- Там мы продадим тебя одному из местных авторитетов. Ну, а дальше уже начнется твоя работа.

- И в чем она будет заключаться?

- Для начала краткий экскурс в историю этого леса, - тоном наставника начал Лазурель. - Ксетонкский лес расположен на территориях четырех стран. По крайней мере, раньше располагался. А еще через него проходят два крупных торговых тракта. Если на пересечении таких дорог выстроить город, можно получить неплохое доходное место. Но лидеры четырех государств так и не смогли договориться на этот счёт. Постепенно развязалась долгая война.

- И как долго она длилась?

- Лет тридцать, правда, с перерывами. Скажу так: лес и горы - не самое лучшее место для ведения боевых действий. Особого успеха никто так и не достиг. Стоило кому-нибудь захватить перекресток, как остальные тут же объединялись и выгоняли наглеца, после чего сами начинали грызться между собой.

- А причем здесь разбойники?

- Подожди немного, сейчас дойдем и до них. Как я уже говорил, война шла долго, очень долго. А где война, там и дезертиры. Когда у королей кончались деньги на наемников, они просто собирали всех попадавшихся под руку бродяг и крестьян, вооружали их чем попало и отправляли в бой. Мало кому хотелось сражаться при таких условиях, поэтому при первой же возможности эти вояки сбегали и прятались в лесу. Ксетонкский лес большой, а лишних людей для поиска беглецов ни у кого не было. В итоге в скором времени купцам, чьи пути проходили через лес, пришлось туго. Бывшие дезертиры объединялись в шайки и, чтобы выжить, хозяйничали на обеих дорогах. На их поимку, понятное дело, никого не посылали, ведь был риск, что соседи примут это за очередное вторжение.

- За пределами леса тоже, - подал голос варвар.

- Спасибо за дополнение, Модо, - улыбнулся лучник и продолжил. - Разбойники очень быстро изучили весь лес и нашли немало надежных убежищ, в том числе в горах. Долгое время они представляли собой множество разномастных банд, пока пятнадцать лет назад в лесу ни появился Хоран Замугин.

- Бывший верховный маршал королевства Вивиция, - снова перебил Лазуреля Модо.

- Да, верховный. Никто не знает, что он не поделил с королем, но дело закончилось арестом, побегом, еще одним арестом и еще одним побегом. В итоге военачальник оказался в весьма специфичной среде. Правда, тут он быстро почувствовал себя как рыба в воде и сумел добиться лидерства в одной из самых сильных банд. Шайка под его управлением быстро разрослась и сумела вобрать в себя почти всех разбойников леса. А дальше началось самое веселое.

- Хоран объявил войну всем близлежащим королевствам. Модо тогда сражался как наемник, - и вновь варвар не смог сдержаться.

- Была очень большая заварушка. Все четыре королевства объединились, чтобы наказать наглеца, но оказалось, что среди разбойников немало бывших бойцов, как новичков, так и ветеранов. Да и лес они знали как свои пять пальцев. В итоге все армии, входившие на территорию, контролируемую Хораном, моментально оказывались в ловушке. Засады следовали одна за другой, и солдаты начинали разбегаться, попадая в руки разбойников. Те начинали агитировать и убеждать дезертиров, заставляя их переходить на свою сторону. По итогам войны армия Хорана после всех сражений не стала меньше, а удвоила свою численность.

- Я уже устала, - пробурчала Катя, у которой действительно разболелись все кости и мышцы.

- Если бы ты шла пешком, устала бы еще быстрее. А твоя обувка не продержалась бы и мили: как оказалось, обувь я плести все-таки не умею, - усмехнулся Лазурель. - Ладно, нам осталось недолго, и история уже подходит к концу. Прогнав все вражеские армии, Хоран взялся укреплять свои территории, вывел войско из леса и захватил своё бывшее королевство, заставив прежнего сюзерена принести ему клятву верности. Через пару лет авторитет Хорана возрос еще больше после того, как его армия поддержала императора Ланима Пятого в битве Зеленых Слонов. Император объявил Замугина своим личным другом, и с тех пор оставшиеся три страны даже не претендуют на Ксетонкский лес.

- И я все равно не понимаю, причем здесь разбойники, - заныла Катя.

К этому времени девушка уже подглядывала на лучника голодным взглядом, понимая, что лишь веревки сдерживают её от неразумного поступка.

- Хоран обезопасил лес, взяв почти всех разбойников в свою армию или на государственные должности. На перекрестке торговых трактов он выстроил город, ставший его столицей. Но за ним пошли не все, кое-кто остался в скрытых убежищах. Нынешний владыка леса знает об их существовании, но из-за множества планов и дел не может выделить силы, достаточные для ликвидации. Поэтому он назначил награду для желающих самостоятельно разобраться с этим вопросом. Однако, есть проблема: награда не настолько значительна, чтобы ею заинтересовался крупный отряд наемников, а небольшие команды, едва вникнув в проблему, понимают, что она им не по силам. Так же долгое время думал и я, пока ни увидел твои возможности.

- Но я же еще не обучена, - возмутилась девушка, осознав, к чему её готовят.

- Но уничтожать ты умеешь. Ты возненавидела дерево - и оно исчезло. То же самое с тем дроу, о котором ты рассказывала. Значит, ключ к твоей силе кроется в эмоциях.

- А свет в руке?!

- Он символизирует уровень твоей силы, которая, похоже, возрастает во время соитий. Кстати, поверь мне, там, куда мы идем, завалить тебя возжелают многие.

- Я не согласна! - запротестовала Катя.

Даже несмотря на разгорающееся желание, предложение лучника казалось ей аморальным.

- Уже поздно, мы почти пришли, - флегматично отозвался Лазурель. - Теперь тебе стоит помолчать, а лучше... Модо, заткни ей рот!

Варвар снял брыкающуюся девушку с плеча и завязал ей рот кожаным ремнем. При этом Катя, наконец, смогла увидеть, куда они шли: скалистая стена, уходившая вверх, но куда именно, девушка рассмотреть не успела. Лучник со своим напарником направились именно к скале, и, едва они приблизились к ней, как из кустов донесся командный крик на незнакомом языке. Лазурель ответил, выкрикнув несколько непонятных слов. Модо вновь снял Катю с плеча, и та увидела двух высоких парней с лицами, испещренными шрамами.

- И что здесь понадобилось эльфийскому лучнику? - грубо поинтересовался один из незнакомцев, чьи короткие волосы украшал головной убор из перьев.

- Я не эльф, - ухмыльнулся Лазурель. - А причина проста: я хочу участвовать в аукционе. У меня есть товар.

Он кивнул на связанную девушку. Судя по взглядам, брошенным привратниками на Катю, она их особо не впечатлила.

- Похоже, ты совсем опустился, коли докатился до этого, - наконец вымолвил второй. - Мне говорили, что ты перешел на легальные дела.

- Говорили, но, как видите, не выгорело. Ну что, я могу пройти?

- Пускай её осмотрит Дедок, так, на всякий случай, - вновь взял слово первый.

- Какой дедок? - насторожился Лазурель.

- Недавно к нам прибился. Беглый маг. Он тут всякие опыты проводит, артефакты на заказ делает и заодно проверяет, кто что тащит. А то месяц назад один умник пытался несколько полуактивированных элементалей огня пронести, думал весь лагерь выжечь и награду забрать. С тех пор атаман перестраховывается.

- Ладно, проверяйте, - буркнул Лазурель, и в его голосе Кате послышалось беспокойство.

Один из привратников свистнул, и из кустов выбежал нелепый мужичок в огромном сером балахоне на пять размеров больше нужного. Путаясь в полах и что-то бормоча под нос, он быстро оказался рядом и вопросительно посмотрел на своих начальников. Девушка удивилась тому, что волшебник оказался вовсе не стариком. Он выглядел лет на тридцать - тридцать пять, и было непонятно, откуда взялось такое прозвище.

Не говоря ни слова, привратник с перьями ткнул пальцем в Катю, и маг шагнул к пленнице. Равнодушным взглядом он скользнул по её лицу и груди, торчащей из-под плаща, флегматично провел рукой над телом девушки, и вдруг та почувствовала, как её что-то легонько щиплет изнутри. Правда, прежде чем Катя успела возмутиться, это ощущение исчезло, а волшебник быстро склонился над её правой рукой. В его глазах внезапно вспыхнуло пламя, а физиономия приняло странное выражение. Это не ускользнуло от глаз его начальников.

- Ты что-то обнаружил?! - требовательно спросил второй.

- Да, - возбужденным голосом ответил маг. - Она... Она... Эта... В общем, весьма интересная девушка!


***


- Пять золотых шетонгов! Нет, семь! Даю за неё семь!

- Уймись, Дедок, - ухмыльнулся Лазурель. - Если хочешь купить её, участвуй в аукционе.

- Мне не везет в аукционе, - отчаянно прошептал волшебник. - Продай сейчас, прошу! Ты все равно там больше не заработаешь!

- Кто знает, может, и заработаю, - ухмыльнулся лучник, после чего повернулся к молчащим привратникам. - Ну что, мы прошли проверку?

Прежде чем ответить, первый повернулся в сторону мага и мрачно спросил:

- Ты точно уверен, что это "чистый" товар?

- Уверен-уверен, - подтвердил чародей. - Но это не отменяет того факта, что я хочу купить её. Это весьма интересный объект для изучения.

- У нас тут не рынок, - недовольно пробурчал второй. - Если хочешь заключать сделки, то лезь вместе с ними наверх. Хотя лучше немного подожди, мне не нравится шевеление на западной тропе. Проверь там своими способами, а потом можешь идти.

- Да проверю-проверю, - проворчал волшебник, послушно следуя в указном направлении.

Катя не заметила, чтобы стражники подавали знак, но вдруг сверху опустилась небольшая клеть. Толстый канат, удерживающий её, уходил куда-то в скалы. Теперь стали понятны слова Лазуреля о том, что разбойничьи убежища оказались не по зубам даже талантливому полководцу. Внутри поместились все трое, хотя здоровенная туша Модо заполнила собой почти половину пространства. Девушку болезненно придавили к решеткам, но выразить свое возмущение она могла лишь недовольным мычанием. Лучник, впрочем, сразу все понял и передвинул свою добычу в сторону.

- Какого орка у них этот Дедок появился? - недовольно пробурчал Лазурель. - Я уж думал, что нам конец.

- А откуда ты все тут знаешь? - поинтересовалась Катя, которой, наконец, удалось вытащить кляп изо рта, зацепив его за выступ на решетке.

- Пришлось провести тут пару лет, заодно опыта набрался. А когда Хоран начал лес завоевывать, ушел на вольные хлеба. Тогда-то с Модо и встретился.

Долго их не тащили, клетка быстро остановилась и, обернувшись, Катя увидела широкую пещеру. Через секунду толстый крюк зацепился за один прутьев и втянул всю конструкцию внутрь. Лазурель и Модо выбрались наружу, не забыв захватить с собой и потенциальный товар. Здесь их уже никто не встречал. В темноте туннеля девушка сумела разглядеть фигуры работников, занимавшихся подъемным механизмом, также промелькнуло несколько вооруженных до зубов людей, но троицей гостей никто не заинтересовался. Похоже, самой главной задачей было преодолеть привратников внизу, а дальше предоставлялась свобода передвижения. Правда, судя по нахмуренным бровям Лазуреля, расслабляться не стоило.

Через пару поворотов они вышли на открытое пространство, и тут Катя смогла узреть разбойничье убежище во всей красе. С плеча Модо открывался неплохой вид. Убежище напоминало огромный амфитеатр, каждый уровень которого имел высоту по крайней мере двух этажей. Стены всех уровней были изрезаны многочисленными пещерами, возле которых толпился народ. По большей части навстречу попадались люди бандитского вида, со свирепыми взглядами, изуродованными лицами и вооруженные до зубов. Однако встречались и индивиды, солидно одетые, вальяжно вышагивающие и смотрящие на всех с горделивым превосходством.

- Контрабандисты и теневые купцы, - пояснил лучник, заметив заинтересованный взгляд девушки. - В этом месте им может улыбнуться удача. Некоторые за гроши покупают ценности, приносящие потом целые состояния. Среди местного населения слишком мало тех, кто может дать нормальную цену тому, что разбойники добывают грабежом.

Но Катю сейчас беспокоили вовсе не купцы. Девушка подметила это еще в лесу, но не придала особого значения, тем более, тогда всё казалось естественным. Но здесь она сразу поняла, что что-то не так. Несмотря на то, что некоторые люди находились на расстоянии нескольких десятков метров, Катя очень хорошо слышала их разговоры, и многие её сильно пугали.

- ...Значит, дверь у него прочная, и запоры так просто не взять, зато в погреб можно пролезть без проблем. Пробираемся, вылезаем, всех ножом по горлу и...

- ...Мне плевать, что он просит отсрочки. Пусть или платит или идет на корм рыбам...

- ...Отлично, оригинал работы самого Музилани получен практически даром. Похоже, хозяин действительно сможет собрать всю коллекцию...

- ...И я её, в общем, сбиваю с ног, она пытается встать, и тут-то Сивый её между ножек стула и зажал! Она орёт, а вырваться не может, а я тем временем не теряюсь, задираю ей юбку и...

Огромное количество диалогов просто кружило голову. Катя почувствовала, что сейчас её стошнит, правда, трудно было понять от чего именно: от содержания бесед или от мерных покачиваний варвара. Впрочем, это хоть ненадолго отвлекло, и девушка не заметила, как они добрались до цели.

- Мы пришли, - проинформировал лучник, резко остановившись.

Модо снял девушку с плеча, а Лазурель, достав нож, перерезал ей путы на ногах, дав, таким образом, хоть какую-то возможность самостоятельного передвижения. Правда, пока двигаться с места они не торопились, предпочтя вести наблюдение.

Когда лучник завел разговор про аукцион, Катя представила себе некое огромное помещение, заполненное народом, и здоровенную сцену, на которую распорядитель вытаскивает разные вещи на продажу. В реальности все оказалось куда проще: небольшой деревянный помост, по которому бодро расхаживал бравый разбойник, разодетый в кружевные наряды. Широкополая шляпа и повязка на левом глазу придавали ему большое сходство с пиратом.

Зал тоже выглядел жалко. Всего несколько скамеек, на которых сидело с десяток купцов и их телохранителей. В углу кучковалась небольшая группа разбойников, но их явно больше занимал процесс созерцания, нежели участие. На данный момент торги заканчивались, и распорядитель хрипловатым довольным голосом объявлял победителя:

- И стальная шкатулка достается многоуважаемому Авеину за шесть с половиной золотых шетонгов.

Один из телохранителей подбежал к помосту, вручил деньги распорядителю и, забрав шкатулку, отнес её хозяину. Последний, не говоря ни слова, вежливо раскланялся с остальными участниками и направился в сторону выхода. Катя сумела расслышать, как он бормотал сквозь зубы:

- Наивные глупцы. Она стоит не меньше пяти тысяч. Интересно, они когда-нибудь поумнеют, а то мне даже стыдно на них наживаться?

- А зачем разбойникам аукцион? - удивилась Катя

- В былые времена тут установились строгие нравы. Пьянство, разврат и азартные игры были под запретом, вот и развлекались, как могли. Кто-то в шутку выставил награбленный товар на торги, а дальше понеслось. Дошло до того, что, как видишь, и купцы стали съезжаться.

Девушка не смогла больше ничего спросить, поскольку Лазурель вновь завязал ей рот ремнем и, многозначительно прижав палец к губам, потащил всех за собой. Направились они, впрочем, не к самому помосту, а к небольшой каморке в стороне от него. Туда как раз зашёл распорядитель, сбежавший со сцены. Лучник бесцеремонно открыл дверь и ворвался внутрь.

- Ну, кто еще? - раздался бурчащий голос. - А, это ты, Эльфеныш. Ну, и чего пожаловал? Я слышал, ты нашу братию больше не уважаешь.

- Срочное дело, Симар, очень срочное. Мне нужно, чтобы ты прямо сейчас толкнул один товар.

- Эту деваху что ли? - хмыкнул Симар. - Сразу видно - потасканный товар. Больше пятерки за неё никто не даст. Или она из знатных? Ну, тогда я умываю руки, даже связываться не хочу.

- Меня это устроит, - согласился Лазурель. - А насчет товара не беспокойся, чистый, как слеза младенца. Её точно никто искать не будет, да и жаловаться тоже.

- Неужели так приперло?

- Скажем так, я сильно поиздержался.

- Хорошо, прямо сейчас и выставлю. Но только на многое не надейся. Сам видишь, времена не те, и покупателей у нас мало. Разве что кто-нибудь из местных себе купит, чтобы постель греть. Кстати, чего это ты ей рот завязал? Кусается что ли?

- Слишком много говорит, я уже устал слушать.

- А, понимаю, среди баб немало болтливых. Ладно, сделаю все, что могу. Но ты помнишь, десять процентов мои.

- Я этого никогда и не забывал, - ухмыльнулся лучник, и они с варваром исчезли из поля зрения.

А через минуту для Кати наступил момент жуткого позора. Прежде чем она успела что-то понять, Симар ловко втащил её на помост. Мало того, когда она забиралась по лестнице, эльфийский плащ зацепился за гвоздь. Будь у девушки свободны руки, она бы сумела удержать накидку, но сейчас ей пришлось предстать перед немногочисленной публикой в обнаженном виде. Стыдливо покраснев, она попыталась спрятаться за распорядителя, но тот ловко ушел ей за спину, выставив на самый край. Впрочем, публика особого интереса не проявила, словно вместо голой девушки им показали уличную кошку. Разве что компания разбойников стала проявлять чуть больше любопытства.

- Прекрасная рыжеволосая красавица из суровых северных варварских земель! - Симар начал расхваливать несуществующие прелести Кати. - Грациозная как пантера, прекрасная как бутон нежной розы и невинная как капля утренней росы!

- Ну, насчет последнего ты загнул, папаша! - раздался хохот одного из разбойников. - Нам и отсюда видно, что кобылка-то уже объезжена, и не раз!

- За два шетонга мы, впрочем, её возьмем! - добавил его товарищ с нахальной рожей.

- Два шетонга? - ухмыльнулся распорядитель. - С каких пор у тебя в кармане стали водиться деньжата?

- А мы вскладчину на четверых скинемся! - подмигнул наглый удалец.

- Даю три, - внезапно пробормотал один из купцов.

Началась вялая перебранка. Разбойники считали свою мелочь и пытались перебить цену совсем небольшими повышениями. Купец также не проявлял особого энтузиазма. Катя чувствовала, что начинает замерзать. Поднявшийся ветерок заставил её поежиться и еще больше пожалеть о потере плаща.

В какой-то момент показалось, что последнее слово будет за разбойниками. Одному из них удалось найти в кармане пару монет, о которых он, похоже, и не подозревал, а купец уже начинал терять интерес к торгам. И вдруг к помосту подбежал уже знакомый волшебник. Тяжело дыша и вытирая крупные капли пота со лба, он радостно улыбнулся, увидев, что товар еще не продали, и хриплым голосом поднял ставку:

- Пять золотых шетонгов!

- Пять шетонгов! - донеслось до ушей Кати со стороны разбойников. - А Мулису она зачем? Он же вроде бабами не интересуется.

- Семь шетонгов! - отреагировал ближайший купец и тут же шепнул на ухо своему партнеру. - Похоже, тут что-то интересное, раз сам Мулис решил поучаствовать.

Разбойники тоже сдаваться не собирались.

- Берем в долг у всех, у кого сможем. Если мы её сейчас купим, то потом продадим Мулису в три раза дороже, - и через секунду над площадкой прогремел свирепый рык. - Девять шетонгов!

- Десять! - взвизгнул волшебник.

Аукцион моментально оживился. На шум сбежались все, кто находился поблизости, и уже начал подтягиваться народ с других уровней. Многие, не успев даже вникнуть в дело, сразу вступали в торги, еще больше задирая цену и заставляя волшебника бледнеть от беспокойства. Что же касается Кати, то она, наконец, оценила достоинства кляпа. Не будь его, девушка бы уже сотворила какую-нибудь глупость вроде призывов поскорее купить её и делать, что угодно. От такого обилия мужчин её голова шла кругом, и она постепенно начинала терять контроль над собой. Даже холод вдруг стал несущественной вещью, а морозные пупырышки сменились капельками пота.

- Семьдесят пять шетонгов! - затравленно пробормотал Мулис.

Судя по отчаянному выражению лица волшебника, это был максимум, который он мог предложить. Впрочем, и народ вокруг выглядел озадаченным. Похоже, таких денег у большинства присутствующих с собой не было. А если у кого-то и имелись, то рисковать они не хотели. Волшебник довольно улыбнулся, радуясь, что на этот раз удача улыбнулась ему, и вдруг над толпой раздался суровый командный голос.

- Сто пятьдесят!

Мулис нервно икнул, народ вздрогнул, и даже распорядитель немного растерялся. А Катя почувствовала, что сейчас потеряет сознание. Прямо к ней, расталкивая народ в стороны, словно ледокол льдины, шел мужчина её мечты: мускулистый красавец с черными, как крыло ворона, волосами, способный крепостью тела потягаться с Модо, но явно превосходящий его в интеллекте. В карих глазах незнакомца горела властность, которая притягивала несчастную девушку, заставляя почувствовать дрожь в коленках. А по толпе тем временем ползли тревожные шепотки.

- Сам атаман!

- Чего ему здесь надо?!

- Реджальд Дракон!

- Ну, все, аукцион закончен! - довольным тоном прошептал Симар, явно шокированный таким результатом.


***


- Отдай её мне, ну, пожалуйста! - канючил волшебник, прыгая вокруг атамана. - Скажи, что ты хочешь, и я дам тебе это взамен!

- А зачем она тебе? - ухмылялся главарь разбойников. - Тебе ведь вроде женщины по боку. Или все-таки засвербило?!

- В ней есть то, что я хочу исследовать, - пробурчал сквозь зубы Мулис.

- Так скажи, что именно, я вырежу, и обследуешь это на досуге, - хохотнул Реджальд.

- Нет! - побледнел чародей. - Мне она нужна вся, живая!

- Ну, раз нужна, так выкупи её, - атаман продолжал издеваться над подчиненным, явно получая от этого удовольствие - Всего триста шетонгов - и она твоя.

- Триста, но, - Мулис побледнел еще больше. - Мне потребуется время, чтобы собрать такую сумму.

- Ну, вот как соберешь, так и приходи. А я пока придержу при себе твой объект для опытов.

С последними словами Реджальд толкнул Катю, указывая ей направление, и девушка послушно пошла, не испытывая ни малейшего желания сопротивляться. Она лишь молча пожирала глазами фигуру великана, в эту минуту Катя воспринимала его только так. Учитывая, что голова девушки едва доставала до груди атамана, это было вполне уместное сравнение.

Где-то за спиной надрывался Мулис, проклиная богов, пославших Реджальда на аукцион. Рядом с помостом мелькал Лазурель, получая от распорядителя свои деньги. А Катя шла через разбойничий лагерь, ничего не замечая. Девушку даже перестало беспокоить то, что все пялятся на её обнаженное тело. Напротив, ей хотелось, чтобы все увидели её триумф. Прикажи ей сейчас атаман броситься в пропасть, и она бы сделала это без промедлений.

Впрочем, долго это не продлилось. Всего через пару поворотов Реджальд свернул в очередную пещеру, и пленница последовала за ним. Внутри оказалось достаточно просторно. Каменные стены были завешаны коврами, что создавало атмосферу уюта, но атаман не стал задерживаться. В углу имелся проход в еще одно помещение, на этот раз заваленное шкурами. Особо не церемонясь, Реджальд толкнул Катю на эти шкуры, и девушка моментально утонула в них.

Несколько секунд она отчаянно барахталась, пытаясь выпутаться из слоев меха, и тут рука атамана крепко сжала её грудь. Девушка замерла, не в силах издать ни звука. В какой-то момент атаман сдавил её с такой силой, что из глаз Кати хлынули слезы, и тут Дракон улыбнулся.

- Если честно, - произнес он вкрадчивым шепотом. - Вначале я хотел тебя хорошенько расспросить и выяснить, что именно в тебе заинтересовало нашего чародея. Но сейчас, видя, как ты на меня смотришь со смесью злости и ужаса, я просто не могу сдерживаться.

В оценке эмоций Кати атаман сильно ошибся. Сейчас девушка не злилась, а, наоборот, взглядом умоляла своего хозяина осчастливить её. И тот не заставил себя долго ждать. В первую минуту Кате показалось, что её тело подхвачено могучим ураганом, который несет её куда-то в небеса, сквозь тучи и молнии. Та ярость, с которой Реджальд стал терзать её, воспринималась девушкой как эквивалент ядерного взрыва. Казалось, что еще немного, и от её сущности не останется ни единого клочка.

Перед глазами быстро пронеслись все её прошлые парни: Модо, безымянный дроу-насильник, нахальный Димка Бояринов, назвавший её подстилкой. Даже вместе они не стоили и кончика мизинца могучего Дракона. А то, что она лежала под атаманом абсолютно беспомощной, еще больше обостряло все ощущения. Буря страстей смешалась с пламенем желания, вызывая тем самым настоящий огненный ураган, терзающий тело девушки.

Казалось, что это длится бесконечно, и Катя потеряла счет времени. Но вдруг она осознала, что суровое лицо атамана, нависавшее над ней, исчезло. Девушка устало повернула голову в сторону и встретила ехидный взгляд Реджальда, усевшегося рядом. Атаман невозмутимо разминал мышцы.

- А ты интересная штучка, - хмыкнул он. - Любишь, когда с тобой грубо? Не ожидал. Впрочем, мне больше ничего не надо. У меня есть пара заместителей, думаю, им понравится работать над твоим телом, пока дурак Мулис ни принесет выкуп. Заодно, может, и узнают, что именно ему надо.

Катю словно ошпарило, и она недоуменно уставилась на Дракона. Ей казалось, что их души уже связаны тонкой незримой нитью, и в этот момент она четко услышала звон, с которым та лопнула. Атаман заметил разочарование пленницы и удивленно хмыкнул.

- Решила, что сможешь своим телом покорить мою постель? Прости, милая, но у меня уже шесть жен, которым ты и в подметки не годишься. Очередная обуза варварка мне не нужна.

Последних слов Катя уже не слышала, поскольку слезы душили её. То, что её бросили, едва познакомившись, девушка еще как-то могла принять, но сравнение с другими женщинами в худшую сторону было невыносимо. Нескольких секунд хватило, чтобы её разум поддался воле гнева. Катя яростно желала смерти Реджальду, всем его подручным, тем разбойникам, что гоготали на аукционе, и флегматичным купцам, изучавшим её тело. Она желала смерти распорядителю аукциона, магу, привратникам и, конечно же, той коварной парочке, что затащили её сюда.

И хотя девушка ничего не могла видеть, она четко ощущала сияние, исходящее в этот момент от её руки. Свет становился все сильнее и сильнее, заполняя собою всю пещеру. На мгновение Катя увидела перекошенное от ужаса лицо атамана, осознавшего горькую истину, а через секунду волна смерти обрушилась на лагерь разбойников.


***


- Модо, признай, что я гений!

- Ты гений.

- А ты знаешь, почему я гений?

- Модо не знает. Он просто хвалит.

- Потому, что я продумал план, который сработал, как надо.

- Модо считает, что нам повезло.

- Везение - есть продукт деятельности разума, продумывающего каждую мелочь. И в данном случае мой разум проделал просто идеальную работу.

Эту беседу лучник с варваром вели, неспешно взбираясь по канату, на котором была подвешена клеть. Разумеется, Лазурель в глубине души признавал, насколько им повезло, что Катя атаковала именно в тот момент, когда они уже добрались до земли. Нанеси девушка удар раньше - изрядно бы проболтались в воздухе, опоздай - пришлось бы идти запасным путем, занимающим не меньше трех часов, а так они уже почти достигли пещеры.

Магический всплеск оказался внезапным и для двух привратников, выбежавших из леса. Правда, спросить они ничего не успели. Первый сразу же получил от Лазуреля метательный нож в горло, а на голову второго опустилась тяжелая палица Модо. После расправы над разбойниками лучник и варвар и приступили к опасному подъему.

- А ведь правильно я в свое время поступил, когда напросился на обучение к тому чокнутому чародею-отшельнику, - болтал Лазурель, взбираясь вверх. - Он практически сразу выяснил, что я даже огонька на пальце зажечь не смогу, зато хорошо вижу чужие заклинания. Я потом специально среди волшебников крутился, чтобы узнать побольше. Это поначалу мой дар кажется бесполезным, но потом начинаешь понимать все его преимущества. Кстати, Модо, ты в курсе, что девушка-то наша заколдована?

- Модо этого не знает. Модо не шаман. Но она все равно нравится Модо.

- Она и должна тебе нравиться, ведь на ней лежит проклятие "суккубочки". Не знаешь такого? Очень коварная вещь. Обычно женщины сами просят волшебников наложить на них эти чары, после чего все мужчины, оказывающиеся рядом с заколдованными таким образом дамочками, теряют свою волю, становясь их верными рабами. А в придачу "суккубочки" получают повышенную чувствительность, некоторых женщин это даже с ума сводило. Представляешь, умереть от удовольствия, вот смех-то!

- Модо не представляет. И Модо не хочет становиться рабом.

- А ты им и не станешь. У нашей подруги фокус заклятия несколько смещен в сторону, что даёт весьма интересный эффект. Я так понимаю, мужчин она не подчиняет. Любой приблизившийся к ней просто чувствует повышенное желание, даже если она не в его вкусе. Зато личная чувствительность возрастает на порядок. Я даже не хочу это представлять, подобное граничит с безумием, но, похоже, Кате нравится.

- Модо её жалко.

- Мне тоже жалко. На ней также "вожделение" висит. Это значит, что любой самец, показавшийся ей хоть немного привлекательным, сразу становится потенциальным объектом для соития. Но и это еще не все. Из разговора с ней я понял, что она на мужчин очень сильно обижена и сейчас не особо хочет иметь с нами дел. А мой наставник объяснял, что если заклинание входит в противоречие с образом мыслей заколдованного, чаще всего это вызывает нестабильность в разуме. Теперь-то ты меня понял? Катя не любит мужчин, но заклинание толкает её к ним, что вызывает хаос в её голове!

- Модо понимает с трудом.

- Ладно, не пытайся этого понять... А еще эта её рука. Не знаю, что за сила там заключена, но знание того, что во время "процесса", она возрастает, мне пригодилось. Требовалось только дождаться эмоционального срыва и настроить её соответственно. Думаешь, я издевался над Катей, когда заставил участвовать в аукционе в столь непотребном идее? Просто мне было нужно, чтобы она возненавидела это место и захотела его уничтожить. А заставить ненавидеть проще всего через публичное унижение.

- А если бы не сработало?

- Тогда бы мы сейчас не лезли наверх. Кстати, пещера уже рядом, одолжи-ка свои плечи. Мне нужна опора, главное, чтобы нога не соскользнула

Оттолкнувшись от плеча варвара, Лазурель с легкостью перепрыгнул узкую, но глубокую расщелину, после чего поднял с пола крюк и, зацепив канат, подтянул варвара к себе.

- Я был прав, Модо, - торжествующе произнес он, указывая на трупы обслуги. - Она их всех убила. Нам повезло вдвойне, что её купил Реджальд. Я думал, она попадет в какую-нибудь компанию, где её пустят по кругу, и через несколько часов Кате это настолько надоест, что разум попросит крови. Но ты же помнишь, как наш атаман любил всех унижать, особенно женщин? Благодаря ему, нам не пришлось ждать так долго.

- Модо мог сам зарядить её силой.

- И я тоже мог, но где гарантия, что и мы не попали бы под удар? Потому я и поспешил сбежать подальше. Вот в этой части плана мы как раз и рисковали, но, как видишь, не зря. Дарю тебе прогноз: благодаря этой девушке, все Убежище вымерло.

Лазурель оказался прав. Едва они вышли на поверхность и осмотрелись по сторонам, как сразу поняли, что попали в царство смерти. Мертвы были все: купцы и контрабандисты, разбойники и рабы, гулящие девки и домашние животные. Сила Кати никого не пощадила.

- Я же говорил, Модо, - прошептал лучник. - У нас все получилось. Теперь осталось забрать отсюда самое ценное. Да, и девушку, если она осталась жива, тоже надо найти. Ты сходи проверь жилище казначея, есть ли что в его сейфе, а я загляну в гости к покойному атаману. Наверняка наша подруга сейчас там, если, конечно, еще не сбежала.

То, что сбежать Катя не могла, Лазурель увидел, едва приступив к обыску логова Дракона. Девушка отыскалась в одной из спален. Мыча сквозь кляп, с зареванным лицом, Катя усиленно работала ногами, пыталась выбраться из-под тяжелого трупа Реджальда. Вес исполина превышал её физические возможности, а множество шкур снижали маневренность. Понаблюдав пару минут за этой чудесной сценой, лучник, наконец, соизволил прийти на помощь.

- Ты - скотина, - устало произнесла Катя, размазывая слезы по щекам. - Использовал меня, чтобы самому не напрягаться.

- А кто из нас волшебник? - состроив невинное лицо, изумился Лазурель. - Моя задача заключалась в составлении плана, и, как видишь, все прошло просто отлично.

- Мне нужно раздобыть одежду, - пробурчала девушка. - Этот бугай что-то говорил про своих жен.

- Гарем находится рядом, за стеной, - улыбнулся лучник. - Но, боюсь, там тебе ничего не подойдет.

Едва войдя в помещение гарема, Катя изумленно открыла рот: Лазурель оказался прав. Все жены Дракона лежали вповалку в пещере, также заваленной мехами, и каждая из женщин по комплекции могла соперничать с покойными атаманом. Неудивительно, что при таких вкусах Реджальд нелестно отозвался о Кате.

- Возьми вот это, - Лазурель кинул девушке плотную шаль. - Закутайся, и пойдем изучать добычу. Возможно, тебе нормальную одежду найдем.

В первую очередь лучник обыскал покои атамана и почти сразу же разразился площадной бранью, потрясая перед лицом Кати толстым бронзовым цилиндром, украшенным рунами.

- Что это? - удивилась девушка.

- Ключ Хранилища, - недовольно пробурчал Лазурель, слегка остыв. - Фактически это личный портал, дающий доступ к персональному сейфу. Кладешь деньги, называешь пароль, и твои богатства переносятся в надежное место. Забираешь аналогично. Это плохо, значит, на богатую добычу нам рассчитывать не приходится. У казначея, скорей всего, тоже ключ.

- Ты же говорил про награду от местного полководца, - девушка припомнила рассказанную историю.

- Там всего-то пятьсот шетонгов, - отмахнулся лучник. - Я рассчитывал собрать здесь не меньше десяти тысяч, но...

- Купец, что ушел перед нами, говорил, что купленная им шкатулка стоит пять тысяч.

- Да? - тут же заинтересовался Лазурель, но моментально снова погрустнел. - Боюсь, тот купец уже далеко отсюда, и нам его не догнать. Попробуем поискать здесь хоть что-нибудь.

Поиски затянулись надолго. Катя принципиально отказалась обыскивать трупы, предоставив это занятие Модо и Лазурелю. Зато по многочисленным вьюкам и сумкам она пробежалась с не меньшим удовольствием, чем во время похода по магазинам родного города. Правда, совершенно не разбираясь в ценности местных предметов, она отставляла в сторону то, что просто больше всего ей понравилось. Позже командир раскритиковал её за это в пух и прах.

- Так не пойдет! - ворчал лучник. - Подобного барахла везде хватает, а нам нужно что-то редкое и дорогое. Ладно, чего я тебя мучаю, ты все равно в этом ничего не понимаешь... Кстати, я нашел тебе наряд, примерь.

Одеяние состояло из коротенькой ярко-красной юбчонки, едва прикрывающей задницу, и кружевного полупрозрачного черного корсета. В иной ситуации девушка бы призадумалась о том, стоит ли облачаться в подобное, однако хождение голышом в течение суток заставило железной хваткой вцепиться в предложенный комплект, благо он пришёлся впору.

- А не странно ли я в нем выгляжу? - пробормотала Катя через десять минут, искренне жалея об отсутствии зеркала.

- Это наряд брискенской амазонки! - довольным тоном возразил Лазурель. - Увидев тебя, любой поймет, что ты не простушка из деревни, а член боевого отряда.

Удовлетворенная этим ответом, Катя настолько увлечённо продолжила обыск, что, даже несмотря на свой обострённый слух, не обратила внимания, как варвар укоризненно выговорил командиру.

- Это же цирковой наряд.

- Зато, если что, снимать не надо. Ты ведь помнишь, что я говорил про заклинания? Думаю, через пару часов одному из нас придется помочь ей скинуть напряжение.

Варвар, немного подумав, согласился с командиром, но не успели они вернуться к работе, как девушка пробежала мимо них с жутким криком.

- Там есть кто-то живой! - вопила она, показывая на ближайшую пещеру.

Лазурель привел лук в боевую готовность, а Модо покрепче сжал палицу.

- Эй! - крикнул лучник. - Выходи, а то хуже будет!

- Не убивайте, я без оружия, - раздался лепечущий голосок, и все удивленно переглянулись. Из темноты тоннеля, ковыляя и дрожа от страха, навстречу боевой троице вышел отрядный маг Мулис.


***


- Это все доспех Пицана, он спас меня от Волны Смерти, - маг с грустью продемонстрировал нечто похожее на пончо, только сотканное из металлических нитей.

- Вот, значит, как она называется, - пробормотала себе под нос Катя.

- И ты заранее знал, что она применит? - насторожился Лазурель, продолжая держать Мулиса на прицеле.

- Нет, - тут же замотал головой волшебник. - Но ты ведь помнишь, какую цену назначил за девушку Реджальд. Я, конечно, зарабатываю хорошо, но большая часть денег уходит на закупку артефактов и нужных ингредиентов. Перерыв все, я с трудом набрал около ста шетонгов. Пришлось доставать те свои артефакты, которые прилично стоят. Доспех Пицана лежал у меня на изучении с того момента, как атаман приказал сделать дюжину таких же, чтобы с их помощью взломать одну из магических башен. Я собирался запаковать Доспех в мешок, но он плохо складывался, вот я и надел его на себя. И тут все началось. Мне повезло, что артефакт поглотил почти всю силу атаки, и я лишь потерял сознание...

- Если этот доспех такой хороший и дорогой, думаю, он нам пригодится, - улыбнулся лучник.

- Не пригодится, - Мулис медленно стянул с себя пончо и отбросил в сторону. - Он остановил Волну Смерти, но потратил на это весь свой заряд. Теперь это не более чем тяжелое одеяние.

- Жаль, - хмыкнул Лазурель. - Ну, и что ты теперь намереваешься делать? Будешь мстить нам или просто отправишься, куда глаза глядят?

- Если позволите, я хотел бы присоединиться к вашей команде, - внезапно выдал волшебник.

Модо и Катя удивленно на него посмотрели, а Лазурель усмехнулся.

- Ну, это логично. После того, как мы уничтожили всю банду, тебе просто больше некуда идти.

- Нет, ты не прав! - резко возразил Мулис. - Я просто хочу изучить Око Бога! Я никогда не слышал, чтобы его вживляли в тело, и надеюсь, что смогу раскрыть немало тайн!

- Око Бога? - удивился лучник. - Что это?

- Вы не знаете?! - брови волшебника изумленно поползли вверх. - Но эта девушка столь уверено использует его силу, что...

- Я ничего о нём не знаю, - опередив Лазуреля, пробурчала Катя. - Всё само по себе происходит.

- Расскажи подробнее, - попросил лучник, опуская, наконец, оружие. - Что это за Око и в чем его сила?

- По легенде в древности существовал бог по имени Дазун, - охотно начал Мулис. - У него было пять глаз, каждый из которых имел огромную силу. Один лишь вид человеческих чувств наполнял бога невероятной мощью. Неважно, радость это была или горе, но каждая крупинка эмоций давала Дазуну нужную энергию. Онажды ему захотелось больше сил, и мир стали терзать войны, смертельные болезни и всевозможные катастрофы. Миллионы живых существ мучились от страшного горя, а бог ходил между ними, наблюдал и усиливал свою мощь. И чем сильнее он становился, тем больше насылал бед.

- Какой веселый был бог, - прокомментировал Лазурель. - Но я понимаю, на него нашлась управа?

- Да, несколько героев узнали тайну Дазуна и заманили в ловушку, где вырвали его глаза, и лишенный силы бог умер. Магические глаза герои разделили между собой и вскоре тоже поняли, какое могущество в руках каждого из них. Один глаз, разумеется, слабее чем пять, кроме того теперь сила шла не от эмоций всех попавших в поле зрения, а лишь от переживаний хозяина, но и этого хватало для свершения великих дел. Одним из владельцев такого Ока стал безродный мальчишка оруженосец, и уже через несколько месяцев он завоевал свое первое королевство, а спустя ещё три года создал сильнейшую в мире империю Ланой.

- И что стало с этими глазами? - поинтересовалась Катя.

- Этого никто не знает, - горестно развел руки чародей. - Многие хотели овладеть Оком Бога, но не каждому оно подчинялось в полной мере. Их обладатели умирали загадочными смертями, а сами артефакты пропадали. Со временем следы божественных глаз окончательно затерялись, и остается лишь гадать, где они... Ну, за исключением того, что абсолютно точно заточен в твоей руке. Еще поговаривают, что темный повелитель Гордаз владеет одним или двумя Очами, но это только слухи.

- Вот значит как, - задумчиво произнес лучник. - Око берет силу из эмоций. Ага, все сходится: в процессе близости Катя получает огромный заряд, а если добавится пробуждающийся гнев...

- Ты о чем говоришь? - пробормотала покрасневшая девушка, но Лазурель её не слушал.

- Дедок, ты можешь снять с неё проклятия?

- Проклятия, какие? - удивился Мулис, но, внимательно осмотрев девушку, покачал головой. - Надо же, как все тонко свито! Какой искусный мастер поработал, да и сильный в придачу! Нет, боюсь, это мне не по силам. Тут надо к магистрам обращаться, да и то не факт, что...

- Проклятия? - резко перебила мага Катя.

- Твоя тяга к мужчинам, - буркнул Лазурель. - Неужели ты считала, что это естественно?

- Ну, мне это казалось странным, но...

- Теперь будешь знать. Кстати, если припрет, сразу говори мне, Модо или этому волшебнику, а мы уж постараемся помочь сбросить пар, не вызвав твоего гнева.

- Нет, на меня не рассчитывайте, - замотал головой все понявший Мулис. - Я еще в юности провел один неудачный эксперимент, поэтому...

- Ну, значит, остаёмся мы с Модо, - пожал плечами Лазурель.

- Модо справится, - заверил варвар.

- Но кто мог меня так проклясть? - удивилась Катя. - Кому я нужна?

- Видимо, кому-то оказалась нужна, - Лазурель вновь задумался. - Вряд ли тот дроу, он, похоже, ничего не знал. Надо как можно подробнее изучить этот вопрос, но лучше сейчас заняться делом. Эй, кудесник, Кинжал Атамана все еще висит на своем месте? Там ничего не меняли?

- Нет, а чего там менять? Над ним очень хорошо поработали, и мое вмешательство...

- Тогда вы с Модо продолжите обыск лагеря на предмет ценностей, а мы с красавицей прогуляемся на нижний уровень.

Катя, потрясённая открывшимися фактами, даже не стала задавать вопросов. Погрузившись в свои мысли, девушка не заметила, как они быстро пробежали все уровни, достигнув самого дна амфитеатра. И только тут она, наконец, пришла в себя и, осмотревшись по сторонам, уставилась на весьма нелепое сооружение, стоявшее в центре. Оно напоминало гигантскую виселицу, только вместо повешенного в петле на высоте около десятка метров болтался здоровенный валун, который на первый взгляд мог потянуть на несколько сотен килограмм. Каменюка ничем не отличалась от здешних скал, разве что из небольшой трещины сбоку торчала рукоять кинжала.

- Что это? - удивленно пробормотала девушка.

- То, ради чего мы сюда и пришли. Кинжал Атамана, - с гордостью ответил Лазурель. - Ты ведь не задумывалась, как именно мы докажем Хорану, что уничтожили одно из разбойничьих гнезд?

- Ну, наверное, надо голову атамана принести. Или все головы?

- Неправильно. Головы атамана и всех его приближенных ничего не значат. Хоран может заподозрить, что в банде произошел переворот, и конкуренты решили поживиться на телах. Но вот если мы принесем ему тот кинжал, что торчит из булыжника, нам сразу поверят.

- А для чего он нужен?

- У него много функций, но самая главная - это предохранение от дальновидения волшебников. Маг, решивший изучить своим третьим глазам это место, наткнется лишь на серую хмарь. А при отсутствии этого ножика приближенные чародеи Хорана тут же смогут убедиться, что мы не лжем.

- А почему он так странно расположен?

- Защита от кражи. Чтобы достать кинжал, нужно опустить валун и разбить его. От магии это место надежно защищено, а сделать всё по-тихому грубой силой вряд ли получится из-за постоянного обзора стражи, да и просто любопытных. Зато когда вокруг покойники, нам никто не помешает.

С этими словами лучник подобрал валявшийся на земле короткий меч, выпавший из рук одного из убитых разбойников, и изо всех сил рубанул по узлу. Веревка лопнула, и камень рухнул на землю, с треском расколовшись и вызвав тучу пыли. Кинжал при этом отлетел в сторону Кати, и девушка с опаской подняла его.

- Такой маленький и невзрачный, - разочарованно протянула она.

- Его сила не в красоте, - довольно ухмыльнулся Лазурель, забирая оружие у девушки. - Кстати, у тебя взгляд немного помутнел. Устала или...? - он намекающе подмигнул.

- И то, и другое, - пробурчала Катя. - У меня нет сил, но при этом страшно даже смотреть в твою сторону.

- В таком случае предлагаю компромисс. Уровнем выше располагается несколько комнат для отдыха приезжих, где стоят кровати. Ты можешь там отдохнуть и снять напряжение.

- Я согласна, - протянула девушка обреченным тоном приговоренной к смерти, но вдруг всполошилась из-за проникшего в разум страха. - Блин, да если так и дальше пойдет, я и залететь могу!

- Не можешь, - успокоил её Лазурель. - На тебе еще и заклинание "панацеи" лежит, а оно защищает почти от всех болезней.

- Беременность - не болезнь.

- Маг, придумавший эти чары, считал иначе.

Последние слова немного успокоили Катю, и она послушно пошла за своим командиром, уже даже не пытаясь бороться с внутренней силой, берущей её тело под контроль.


***


Многие считали, что Цитадель Мрака стоит на вершине горы лишь потому, что так будет сложнее её захватить. Но истинная причина заключалась совсем в другом. Дело в том, что с такой высоты Гордаз мог спокойно созерцать свои владения и наслаждаться их красотой и мощью. Глупые эльфы называли эти земли мрачными и безжизненными, даже не подозревая о том, сколько усилий приложил чародей для превращения своей страны в цветущий сад.

У Гордаза ушли десятки лет для создания сложной ирригационной системы, наполняющей сухую глинистую почву плодородием, а затем ещё столетия на развитие у орков собственной культуры и построения сложного многосословного общества. И теперь со своей башни чародей смотрел на бескрайние зеленые поля, обильно плодоносящие сады, прекрасные и могучие города, в которых имелось все, что нужно для нормальной жизни: от оружейных заводов и до культурных учреждений.

Возможно, кто-то посчитал бы это безумием, ведь имея такие возможности, проще захватить уже развитое государство, чем возводить все с нуля. Но Гордаз как раз и любил подобные трудности, преодоление которых позволяло ему ощущать свое величие и превосходство над всеми остальными странами и народами. И сейчас он, ухмыляясь, стоял на балконе и глядел вдаль, продумывая очередной план, который унизит врагов и прославит темного властелина.

На секунду Гордаз отвлекся и с нежной улыбкой посмотрел вниз. У его ног стояла на коленях та самая юная фея из Картацала, раскинув в стороны руки, прикованные к перилам. Испуганная и дрожащая, с трепещущими на ветру тонкими крыльями, она медленно и равномерно ласкала языком могучее достоинство владыки. На этот раз чародей обошелся почти без контролирующих заклинаний, ограничившись распоркой во рту пленницы. Конечно, даже если бы ей в голову пришла мысль откусить его орган, для Гордаза не составило бы труда вырастить новый. Но зачем мучиться над тем, что можно заранее предотвратить?

Пленница, несмотря на её практически нулевой опыт и панический ужас в глазах, чем-то приглянулась темному магу. За последние сутки он простил ей немало ошибок и даже обошелся без наказаний. Такое благодушие иногда на него находило, что, впрочем, вовсе не сулило рабыне легкой жизни. Рано или поздно все женщины приедались властелину. Но сейчас он, ещё раз улыбнувшись, погладил девушку по голове и резко развернулся в сторону своих покоев.

- Моргебиус, хватит там прятаться, выходи! - прорычал Гордаз.

- Прошу прощения, владыка, - произнёс "правая рука", выходя из скрывавшей его тени. - Но я не хотел отвлекать вас от дела и...

- Уже одно твое присутствие отвлекает меня. Впрочем, хорошо, что ты здесь. Три дня назад я изучал поля своим всевидящим оком и на сорок втором участке обнаружил нашествие долгоносика. До сих пор там никто даже не почесался и не принял мер, поэтому приказываю послать туда отряд, чтобы всех наказать. Рабочих выпороть, а управляющего скормить дракону.

- Прошу прощения, но сорок вторым участком занимается Вирран Башкогрыз, а он уже неделю лежит в больничных покоях со сломанной ногой. Так что всеми делами там заправлял его заместитель.

- Тогда обоих скормить дракону, - отмахнулся Гордаз. - Заместителя за халатность и разгильдяйство, а Виррана за неумение подбирать персонал.

- Будет исполнено, мой повелитель. Это все?

- Я еще города не изучал, через пару часов отдам нужные указания. Не верю, чтобы там все было нормально. Кстати, ты зачем пришел? Что-то случилось?

- За последние сутки я организовал мероприятия по поиску Ока Бога. Это оказалось не так сложно, поскольку вскоре после исчезновения было отмечено первое проявление его силы. Всего я уловил три вспышки и даже локализовал их.

- По твоему тону я чувствую, что это еще не все, - ухмыльнулся Гордаз, придерживая голову рабыни, которая сбилась с ритма.

- Не все, - подтверждающее склонил голову Моргебиус. - Ради любопытства я решил проверить район выхода призванной вами девушки. Зная вектор её перемещения и момент обрыва нити, я вычислил место выброса. И надо же было такому случиться, что эта точка совпала с точкой фиксации первого проявления силы Ока!

- Хочешь сказать, оно попало в руки моей жертвы? - ухмыльнулся темный маг. - Это становится интересно. И где все происходит?

- Ксетонкский лес, вы же помните это место?

- Глушь знатная. Куча мелких феодалов, грызущихся друг с другом, практически на задворках империи Ланой. Интересно, сумеет ли девица там выжить, учитывая все те "подарочки", что я ей вручил?

- С подобными "подарочками" её шансы достаточно велики. Одного только Ока Бога, даже без умения контроля, ей вполне хватит, чтобы заполучить хорошего покровителя. Кстати, в школе демонов как раз начались экзамены. Может, поимку девушки стоит ввести в качестве испытания?

- Это хорошая идея, - кивнул Гордаз. - Но, боюсь, если мы выпустим всю молодежь порезвиться, наши соседи заподозрят что-нибудь нехорошее. Лучше выбери из демонов пяток самых талантливых и пообещай хорошие оценки, если справятся. Хотя нет, лучше посули льготы при поступлении в академию, тогда они шеи себе свернут, но сделают все возможное и невозможное.

- Какие им дать указания?

- Найти девицу и доставить ко мне, не причиняя ей вреда и, самое главное, не пугая. Учитывая свойства Ока, страх вполне может оказаться её союзником, - и немного подумав, чародей поинтересовался. - Но почему ты предложил отправить новичков, а не бывалых профессионалов?

- Я знаю вас, владыка, - слегка улыбнулся Моргебиус. - Если предложу профессионалов, услышу в ответ, что это дело слишком простое и мелкое для них.

- Тут ты прав. Пусть молодежь развлечётся, а мы понаблюдаем. Заодно будет интересно посмотреть на поведение девчонки.

- Будет выполнено, владыка. Я могу идти?

- Подожди, - снова нахмурился Гордаз. - На пятнадцатом участке два канала пересохли. Разберись, кто виноват, и на основе этих данных составь меню для Малыша.

- Приму во внимание. Кстати, насчет вашего гарема. Указаний по его пополнению пока не будет?

Перед тем, как ответить, Гордаз вновь посмотрел на заплаканное личико рабыни. Девушку резко затрясло, причем, похоже, не столько из-за проделываемой работы, сколько от услышанного. Темного мага эта ситуация очень забавляла.

- Нет, меня устраивает то, что есть. Займись лучше беглянкой и Оком. Как разведаешь что-нибудь интересное, сразу беги ко мне.

- Думаю, скоро мы все узнаем.

С этими словами Моргебиус вновь склонил голову и поспешил покинуть покои своего повелителя.

Владыка ещё раз задумчиво оглядел окрестности, после чего принял решение. Изучение ситуации в городах дело, конечно, важное, но надо же и развлекаться хоть иногда. Через пару минут нагая пленница, по-прежнему с распахнутыми крыльями и закованная в цепи, висела над кроватью Гордаза. Девушку ждал очень долгий день и не менее долгая ночь.


***

Глава 3

***


Хотя Лазурель и заверял, что замок Хорана находится в полутора днях пути, в реальности дорога заняла около трех дней. Виновниками столь медленного темпа передвижения стали девушка и волшебник, не имевшие большого опыта длительных переходов по лесам и поэтому очень быстро устававшие. Кроме того, отряд тормозили и проклятия, лежащие на Кате.

Первое время девушка жутко стеснялась и предпочитала терпеть. Впрочем, Лазурель по нарастающему сиянию руки и каменному лицу спутницы быстро понимал, в чем дело, и со вздохом начинал действовать. В этих случаях отряд, к радости Мулиса, делал привал, и парочка удалялась в ближайшие кусты, где лучник стелил плащ и укладывал юную волшебницу. Новый наряд девушки действительно оказался удобен: не требовалось возиться с раздеванием и одеванием, что значительно сокращало время стоянок.

Катя сочла, что ей очень повезло в плане знакомства с Лазурелем. Тот оказался нежным и осторожным любовником, и единственное, что огорчало девушку, его холодная отстраненность. Но, тем не менее, командир ловко помогал Кате спускать пар, попутно тренируя новые способности. На второй день похода он сумел отвлечь её разговором, и очередной приступ гнева обрушился на несчастные сосны. Множество молний и огненных шаров, полетевших в деревья, моментально превратили часть леса в пылающую гору щепок, однако Лазурель, сидевший рядом с Катей, не получил ни царапины.

Правда, время от времени лучник уходил в разведку, и в этом случае его обязанности приходилось выполнять Модо. Впрочем, неразговорчивость варвара в данном случае являлась большим плюсом. Он просто молча делал свое дело, а потом уходил как можно дальше, оставляя девушку одну, давая ей возможность выплеснуть злость. И больше всего её злило, что она постепенно втягивалась в процесс. Чем дальше, тем сильнее Катя чувствовала себя падшей женщиной и прокручивала в голове сотни казней для того, кто "наградил" её этими проклятиями.

Но, в общем и целом, путешествие проходило без проблем. Погода стояла хорошая, и непривыкшая к походам девушка не мерзла по ночам. Дикие звери и грозные разбойники, которыми еще в первый день запугивал Лазурель, так и не побеспокоили отряд. В итоге единственной неприятностью стали синяки на коленях, заработанные во время случайных падений.

За разговорами путешественники узнали часть подноготной Мулиса, в том числе и причины, по которым маг присоединился к банде. Оказалось, раньше он работал вполне легально, занимаясь изучением и изготовлением артефактов. Но мало кто знал, что истиной страстью чародея являлась работа с живыми существами, и на досуге в тайной лаборатории он проводил опыты над животными. Впрочем, на это никто не обращал внимания. Ну, подумаешь, исчезли с улицы несколько бродячих собак и кошек, кому до этого есть дело?

Но Мулис не остановился на достигнутом и вскоре добрался до экспериментов с людьми. Пара трупов бродяг, найденных в канавах, также не привлекли особого внимания, ведь кроме чародея хватало и других доброжелателей, готовых прирезать ближнего своего за кусок хлеба. Но тут в городскую стражу пришел новый офицер, сын какого-то знатного сановника, исполненный рвения и желания принести пользу. Начальство, чтобы сплавить энтузиаста от греха подальше, предложило ему провести расследование убийства. Никто и не думал, что новичок развернет настолько бурную деятельность, что уже на следующий день сумеет выйти виновника. В этом парень проявил недюжинный ум и сноровку, но то, что он полез арестовывать чародея всего с полудюжиной стражников, не заполучив поддержки гильдии магов, перечеркнуло все его достоинства.

Мулис, напуганный вторжением городской стражи, выпустил из клеток всех созданных им химер и вынужден был бежать, поскольку если при наказании за убитых бродяг и четырех стражников он мог еще получить хоть какие-то поблажки, то убийство командира лишало даже малейшего шанса на снисхождение. И после недолгих мытарств мага приютили в разбойничьем логове, сразу обнаружив его пользу для лесного братства.

Эти сведения вполне удовлетворили Лазуреля, и он окончательно утвердил волшебника в качестве члена отряда. Правда, пока лучник не стремился раскрывать свои планы. В одном из разговоров наедине он шепнул Кате, что сам пока все обдумывает, но после получения награды, скорей всего, определится с дальнейшими действиями.

Замок Хорана не особо поразил девушку. Нет, сама крепость, построенная над перекрестьем путей, выглядела солидно, но вот множество убогих лачуг, разбросанных вокруг, значительно портило впечатление. Дороги тоже были разбитыми, и следовало поблагодарить местных богов, что сейчас не шёл дождь. Лазурель не стал тратить время на любование видами и сразу направился к крепости.

Дальше дело пошло довольно быстро. Несколько слов, сказанные начальнику стражи, последующая демонстрация кинжала - и уже через минуту отряд пустили внутрь крепости. Правда, далеко пройти не удалось. Суровые молчаливые стражи завели их в какую-то тесную комнатушку и, забрав кинжал, удалились, велев ждать и никуда не высовываться. Пришлось подчиниться. Кате в тот момент пришлось очень тяжело, поскольку присутствие суровых мужчин в броне заводило её еще быстрее и сильнее.

Минут через сорок за путниками пришёл ещё один офицер и так же молча повел всех за собой. Катя решила, что их ведут в тронный зал, но ошиблась. После нескольких коридоров и переходов они оказались в комнате, где их встретил лысоватый старичок, сидевший за столом. Правда, взгляд старца излучал такую мощь и властность, что девушке моментально захотелось отдаться ему прямо на том же столе.

- А, Лазурель Эльфеныш, - ухмыльнулся старик, заметив лучника. - Давно я тебя не видел.

- Я рад, Ваше Величество, что вы помните мою скромную особу, - склонил свою голову Лазурель.

- Еще бы не помнить паренька из обоза, которого я лично вырвал из толпы разгоряченных отморозков.

Хоран поднялся и, заложив руки за спину, медленно прошел перед строем из четверки гостей, разглядывая их лица. Катя инстинктивно выпрямилась, встав по стойке смирно, вызвав у старика нечто, похожее на улыбку. Обойдя всех, он вновь сел на свое место и поинтересовался:

- Ну, и как у вас всё получилось? Рассказывайте с подробностями.

- Это было не так просто, Ваше Величество, - Лазурель тяжело вздохнул и приступил к повествованию, которое, как и следовало ожидать, очень отличалось от реальных событий.

Так, Мулис стал засланцем в лагерь разбойников, где должен был изучить местность и подготовить почву для заклинания. Кроме того, гениальный замысел командира позволил внедрить юную и сильную волшебницу в окружение атамана Реджальда в качестве рабыни. Чуть позже Лазурель рассчитал необходимое время, и волшебники, сработав изнутри, уничтожили банду одним заклинанием, а лучник с варваром добили тех, кто пытался удрать. Таким образом, им четверым удалось уничтожить крупную банду, освободив одно из убежищ.

- Звучит красиво, хотя чую, не все ты мне сказал, - ухмыльнулся Хоран. - Впрочем, главное, что работа выполнена чисто. Я уже отправил туда своих людей. Что касается награды, - старик минуту рылся в ящике стола, прежде чем достал увесистый кошелек и бросил его в руки Лазуреля. - Вы это заслужили. Но я сразу хочу сделать еще одно предложение. Это гнездо - одно из семи, остальные шесть по-прежнему существуют и распадаться не намереваются. Что скажете, если я предложу вам помочь мне в их ликвидации? В этом случае награда может и возрасти.

- Мы подумаем, Ваше Величество, - осторожно ответил Лазурель. - Все-таки дело довольно сложное, а мы очень устали.

- Думайте. Если что, я прикажу пускать вас ко мне без очереди в любое время суток. И кстати, чего это бедное дитя смотрит на меня такими глазами? Я, конечно, сталкивался с проявлениями человеческой любви и обожания, но подобного взгляда, по-моему, не всякий бог удостаивается.

Действительно, к этому моменту Катя уже начала терять связь с реальностью. Ей хотелось изнасиловать великого полководца, невзирая на его почтенные лета. Остатками разума девушка благодарила Мулиса, наложившего на её руку чары маскировки. В противном случае Хорана наверняка заинтересовало бы странное свечение.

- Это моя вина, - поспешил оправдаться Лазурель. - Я так много рассказывал ей о ваших деяниях и подвигах, что, похоже, девушка заочно в вас влюбилась. Впрочем, не обращайте на это внимания, её разум еще крайне неустойчив, поэтому объекты влюбленности меняются каждую неделю.

На этой фразе лучник не так уж и погрешил против истины. Однако Хоран все равно улыбнулся и, вновь запустив руку в стол, вынул оттуда небольшое изящное кольцо.

- Мой подарок для юной особы. Всё-таки в моем возрасте, даже при том, что я - монарх, не часто удаётся видеть подобный взгляд. А теперь прошу меня простить, но ваше время вышло. Надеюсь на дальнейшее сотрудничество.

Команду Лазуреля уговаривать не пришлось, и, вежливо поклонившись, они поспешили покинуть кабинет. Разве что Катю утащили волоком, поскольку она пыталась оказать сопротивление. Но куда ей тягаться с силой варвара.


***


Девушка пришла в себя лишь в номере гостиницы. Её затуманенный разум все же подсказал ей, что на этот раз приступ сладострастия оказался настолько сильным, что Модо пришлось помогать своему командиру. Им потребовалось около часа, чтобы сбросить заряд, а потом лучник еще полчаса гладил рыдающую Катю по волосам, заверяя, что она хорошая и все её любят не только из-за вредных заклинаний. И лишь убедившись, что вся энерговолна на этот раз ушла в воздух, Лазурель оставил девушку одну отдыхать в постели.

С трудом поднявшись, Катя на негнущихся ногах вышла в общую комнату, где и застала всех членов отряда. В данный момент они пересчитывали добычу. Пока девушка приходила в себя, Лазурель и Модо оббежали пару ближайших лавок и обратили найденные сокровища в звонкую монету.

- В целом, мы получили неплохую сумму, - довольным тоном подытожил лучник. - Пятьсот шетонгов награды и еще семьсот от мародерства. Не меньше трёх лет ушли бы на то, чтобы заработать столько законными способами.

- И как будем всё это делить? - поинтересовался Мулис.

- Для начала выдвину предложение. Королевское вознаграждение трогать не будем, отправим его в отрядный бюджет, из которого будем платить новым членам и приобретать снаряжение.

Возражений не последовало, хотя по лицу Мулиса было понятно, что этим деньгам он бы нашел совсем иное применение. Что касается Кати и Модо, они уже знали о планах командира.

- А ценности, добытые в лагере Реджальда, разделим по справедливости. По двести шетонгов получаем Катя, Модо и я. Остальные сто уходят Мулису, который, хоть и не участвовал в нашем плане, но здорово помог консультацией, так что будем считать эти деньги своеобразным авансом.

- Ты, помнится, еще на аукционе неплохо заработал, - мрачно пробормотал волшебник, который, впрочем, согласился с таким дележом.

- Ну, это мои личные деньги, - ухмыльнулся Лазурель.

- Но заработанные на моем теле, - откликнулась Катя.

- Ладно, половину отдам тебе. Конечно, Симар снял свои проценты, но я же потом забрал их обратно. Другой вопрос, как мы будем хранить наши деньги? Отдавать все на хранение Модо я бы не советовал, как оказалось, он не столь надежен в этом деле.

- Ты говорил про какое-то Хранилище, - вспомнила девушка.

Лучник недовольно поморщился.

- Хранилище, конечно, надежная организация, но там требуют ежемесячную плату за услуги. При наших сбережениях один шетонг в месяц не столь уж и большая цена, но...

- Сколько мне требуется, чтобы вернуться обратно? - резко перебила командира Катя.

Лазурель повернул голову и вопросительно посмотрел на Мулиса. Волшебник поморщился, прищурил глаза и принялся беззвучно шевелить губами, подсчитывая что-то.

- Из какого ты мира? - наконец спросил он.

- Я с Земли.

- Мне плевать на ваши местные названия. Нужно общеупотребительное.

- Но я не знаю, - растерялась девушка.

- Ладно, надо будет на карте миров изучить. Но по приблизительным расчётам это будет стоить не менее трех миллионов шетонгов.

- Сколько?! - Катя потрясенно вытаращила глаза. Лазурель, конечно, предупреждал её о крайней дороговизне данного предприятия, но чтобы настолько!

- Много, - заключил лучник. - Хранить эти деньги при себе не самая лучшая идея. Значит, всё-таки придётся арендовать сейф, а то и не один. Если все пройдет нормально, они нам пригодятся.

- Так у вас в планах есть более денежное дело? - заинтересовался волшебник.

- Радужные Гробницы, - бросил Лазурель.

- Дело стоящее, но рискованное, - покачал головой помрачневший Мулис. - У нас нет шансов.

- Будут, когда мы наймем новых членов отряда. Прежде всего, нам нужен ещё один воин, опытный наемник или странствующий рыцарь, поскольку Модо хорош в нападении, но крайне слаб в защите. Также требуются вор и убийца. И если я все правильно рассчитал, мы без особых проблем доберемся до пятого круга.

- Ладно, я с вами, - вздохнул волшебник. - С такими деньгами я смогу, наконец, перебраться на южный материк и легализоваться в местной гильдии. Где будем искать остальных бойцов? Здесь?

- Нет, предлагаю отправиться в Вивицию. После того, как этот город присоединился к владениям Хорана, он стал местом паломничества наемников различных мастей. Там пополним наш отряд и приступим к основной задаче.

Катя облегченно вздохнула. Возвращение домой начинало казаться всё более осуществимым. Ради этого можно было потерпеть приятные муки зловредного заклинания.


***


Путь до Вивиции занял еще одну неделю, но Катиной вины в этом не было. Причина крылась в печальном последствии войны, которое Хоран до сих пор не мог преодолеть: в плохих дорогах. Работа над ними велась, но пока что очень вяло. Однако, несмотря на это, транспорт действовал регулярно. Из новой столицы еженедельно уходил небольшой караван из повозок, напомнивших девушке автобусы: огромные кареты на пятнадцать посадочных мест, с минимумом удобств, но зато за приемлемую цену. Запрягали в них разработку местных магов - странный гибрид коня и ящерицы, выглядевший как жеребец, покрытый чешуей и с хитро изогнутыми ногами. Это позволяло животному лучше цепляться за землю и набирать высокую скорость даже на неровной местности.

Несмотря на то, что комфортом подобное средство передвижения не отличалось, по пути следования заботились о пассажирах. Периодически встречались небольшие станции, где путешественники могли отдохнуть, поесть, попить, привести себя в порядок. Во время одной из остановок Катя, наконец, смогла купить себе нормальный наряд: симпатичный зеленый костюм, очень похожий на тот, что носил Лазурель, но более изящный. В комплекте шла шапочка с пером, что окончательно покорило девушку. Правда, и от первого одеяния она избавляться пока не спешила, тем более что лучник заверял, что оно еще не раз пригодится.

Кроме того, остановки делались достаточно часто, и девушка могла сбросить накопившуюся энергию и немного попрактиковаться в магии. Правда, Лазурель начал сбавлять темп, видимо, подобная женская ненасытность оказалась для него в новинку, и теперь все чаще командира подменял Модо.

Чем ближе они приближались к цели, тем лучше становилась дорога, и начали попадаться полноценные поселения. Некоторые издалека казались очень знакомыми, создавалось впечатление, что Катя, наконец, вернулась на Землю и сейчас находится где-то за родным городом. Точно такие же бревенчатые избы, покосившиеся заборы, огороды, колодцы, сарайчики...

Но стоило увидеть лица местных жителей, как подобное ощущение сразу пропадало. Высокие зеленолицые орки со свирепым оскалом и мрачными взглядами; надменные эльфы с кожей белее снега; низкие и шустрые гоблины, постоянно ругающиеся и ворчащие как старые бабки; широкоплечие и кряжистые бородатые гномы, способные за минуту перепробовать весь спектр эмоций; веселые и дружелюбные хоббиты, всё время улыбающиеся, но имеющие дурную привычку проверять карманы собеседников - наличие такого обилия рас не позволяло Кате расслабиться и забыть о том, как далека она теперь от дома. А ведь попадались и более причудливые существа, о которых девушка и знать не знала: трехголовые, покрытые шерстью, с крыльями, с щупальцами, уродливые или завораживающе прекрасные. Подобные твари так часто возникали перед глазами Кати, что она быстро взяла в оборот Мулиса и Лазуреля с целью объяснений.

- А чего тут объяснять? - удивился чародей. - Ты же сама знаешь, миров много, и они постоянно соприкасаются. Где-то волшебник откроет портал, где-то произойдёт стихийный выброс, и в итоге куча загадочных существ шастает здесь, как у себя дома.

- Ну, не обязательно, как дома, - загадочно улыбнулся лучник. - Лет пятьдесят назад портал открылся в Дирлановой долине, и туда нахлынула целая орда разумных гусениц. Как позже выяснили ученые, мир этих гусениц погибал, вот они и спасались, как могли. Однако в той долине обитало небольшое племя, у которого любимым лакомством были всякие червяки, гусеницы и прочие ползающие твари. То, что их пища вдруг выросла до семи футов и пытается как-то странно мычать и чертить на земле загадочные знаки, аборигенов ни капельки не смутило: мало ли в природе чудес происходит, главное, что еды стало навалом! В общем, когда маги и ученые добрались до Дирлановой долины, почти все гусеницы уже упокоились в желудках сытых и довольных дикарей. Оставшимся насекомым выделили небольшой островок и до сих пор ведут просветительскую работу, что никто не собирался устраивать такую кровавую резню, и произошло просто досадное недоразумение.

- Хорошее недоразумение, - хмыкнул Мулис. - Впрочем, и обратных примеров немало.

Катя бы с удовольствием ещё послушала спор, но к этому времени её вновь начало охватывать нестерпимое желание, и лучнику пришлось звать Модо. Последнего тоже не особо радовали эти обязанности, хотя, по идее, свирепого варвара не должны заботить подобные мелочи.

Когда повозки, наконец, пересекли границы Вивиции, все вздохнули с облегчением. Город показался Кате более солидным, чем столица Хорана, но в тоже время очень тесным и вонючим. Зато Мулис чувствовал себя как дома. Оглядевшись по сторонам, он прошептал, что здесь находится одна из его старых лабораторий, которую он организовал во время своих скитаний. Чародей заверил, что помещение всё еще принадлежит ему, и предложил остановиться там, чтобы сэкономить деньги на проживании.

Тайная лаборатория оказалась разваливающимся домиком, правда, с двумя этажами, находившимся в глубине трущоб. Уже один вид местных обитателей заставил Катю поверить, что разбойники Реджальда были куда более высокоморальными и цивилизованными. А вонь, ударившая в носы, когда волшебник открыл входную дверь, окончательно убедила оставшуюся троицу, что лучше потратить несколько монет, чем травить свои организмы.

Договорившись с Мулисом о встрече, они направились в центр, где, по словам Лазуреля, находилось место, притягивавшее наймитов из всех пограничных стран. Этим местом оказалась огромная и шумная таверна, носившая название "Демонический Топор". Лучник быстро отыскал хозяина, здоровенного детину с густой черной бородой, снял пару комнат на всех и заказал поесть.

- И как же мы будем искать спутников в этой толпе? - спросила Катя, мрачно обводя взглядом галдящую ораву.

Народа в таверне собралось немало, и их облик свидетельствовал о личностях, тёртых жизнью. Обходить и опрашивать каждого, в надежде найти нужного кандидата, не особо хотелось.

- Это делается очень просто, - ухмыльнулся Лазурель и, перехватив пробегавшего мимо хозяина, поинтересовался. - Нам еще нужно три работника: дворник, мойщик и трубочист.

- Поспрашиваю, - грубо отозвался хозяин.

- Это код? - догадалась девушка.

- Он самый, - с довольной физиономией ответил Лазурель. - Мечник, убийца и вор.

- Как романтично, - внезапно развеселилась Катя. - Просто запахло приключениями: тайные знаки, темное дело и мы, горстка храбрецов, идущих навстречу неведомому.

- Это хорошо, что я тебя порадовал. Правда, идем мы к не настолько уж неведомому, из храбрецов у нас только Модо, а знаки эти - туфта полная. Я мог и прямым текстом сказать, просто решил впечатление произвести. Хорошо, хоть хозяин занятой, а то мог бы и послать, куда подальше, потребовав говорить по-человечески.

- Вот оно как, - погрустнела девушка.

- Да, представь себе, вот так, - грубо оборвал её Лазурель. - Сейчас идем наверх, ужин нам туда принесут. Так что поскорее надевай свой наряд амазонки и готовься.

- Готовлюсь с нетерпением, - улыбнулась девушка. - Наконец сможем делать это на нормальной постели.

- Ты не о постели думай, а о том, как впечатлить кандидатов, - тяжело вздохнул командир. - Я же ради них стараюсь, а не ради тебя.


***


Ждать пришлось долго. Успели поесть, дождались Мулиса, разобравшегося со своими делами, а Катя покувыркалась с Лазурелем в спальне, довольная тем, что всё произошло в кровати, а не в колючих кустах или опираясь на дерево. Лучник сегодня явно был не в форме, поэтому девушка вскоре начала чувствовать, как яростное и пламенное желание к ней возвращается. А недовольный командир, не обращая никакого внимания на Катю, ходил из угла в угол и возмущенно бормотал:

- Нет, я понимаю, воры и убийцы - товары штучные, их так просто не найдешь, но в зале находилось не меньше двух десятков отчаянных рубак! Даже если учесть, что старый Кумпа хорошо знает мои требования и не станет рекомендовать первого попавшего юнца, я все равно удивлен, что мы так долго ждем.

- Модо устал сидеть, - добавил варвар. - Модо хочется прогуляться.

- Надеюсь, Модо еще немного подождет, - с грустью произнес Лазурель, и в этот момент в дверь постучали.

Обрадованный командир уселся в низкое тяжелое кресло, приняв серьезный вид, а недоуменный варвар, изображая привратника, открыл дверь.

В комнату медленно и степенно вошел мужчина лет тридцати пяти, с короткими черными волосами, густыми усами и щетиной на подбородке, в которых проблескивали седые волоски. Его серые глаза смотрели на мир так, словно хотели пронзить его насквозь, и Катя ощутила, что её внутренний костер полыхнул новой, неизвестной ей доселе силой. Строгий черный костюм и манера держаться делали воина идеалом мужчины, во всяком случае, для Кати. Что же касается Лазуреля, он оценивал незнакомца по иным параметрам. Взглянув на медальон в виде сцепившихся драконов, висевший у рыцаря на толстой нашейной цепи, лучник усмехнулся и произнес:

- Для нас большая честь принимать здесь вольного паладина.

- Вольного паладина? - по инерции переспросила Катя.

- Паладины - это воины церкви, которые делятся на два типа, - не меняя интонации, объяснил Лазурель. - Орденские, которые объединены в крупные группы и товарищества, представляющие собой целые армии, и вольные, благословленные иерархом какого-либо храма. Паладины творят добрые дела во славу своего бога, получая за это покровительство от церкви. Правда, при этом они вынуждены отдавать храму половину своего дохода.

- Треть, - поправил лучника паладин.

- Значит, меня неправильно информировали, - Лазурель улыбнулся и поинтересовался. - А какому богу вы посвятили свое служение?

- Гимсому.

- Но это же покровитель скота и земледелия. Паладины обычно получают благословение от жрецов солнечного Игрула или бога воинов Шарфана.

- К сожалению, других храмов поблизости не оказалось, - улыбнулся рыцарь. - Пришлось брать то, что было.

- Ладно, оставим эту тему. Лучше расскажи о себе побольше. Конечно, Кумпа первого встречного нам бы не послал, но хотелось бы и собственное мнение составить.

- Зандукей Хумпфа, тридцать семь лет. В ратном деле с пятнадцати лет. Участвовал в Грацкой компании, штурмовал крепость Слез, зачищал пиратские острова от нашествия червей. Дюжина мелких походов, охрана караванов, защита Никумской цитадели в течение двух лет. Также довелось побывать в Зеленом Ущелье.

- Насколько мне помнится, в той битве выжил лишь каждый десятый, - с уважением произнес Лазурель.

- Это небольшое преувеличение.

- Ладно, а с чего это ты решил в паладины пойти?

- Слишком много думаю. Лет пять назад осознал, что все, с кем я начинал, уже давно остепенились. Кто на ферме осел, кто свое дело завел. Многие женились и детишек завели, и лишь я один мечом махаю. И самое страшное, что и завязать не могу: ну, не вижу себя в мирной жизни. А тут еще вдруг на своё прошлое взглянул по-иному. Все-таки крови на моих руках хватает: кого убил, кого ограбил, кого изнасиловал. Так что, с одной стороны, и уйти не мог, а с другой, с каждым новым боем чувствовал себя все более и более грязным. Знакомый жрец, с которым я на эту тему разговор завел, вначале посоветовал бросить все и пойти к ним в храм грехи замаливать. А когда я ответил, что это невозможно, предложил иное решение: если посвящу свою жизнь божественному служению, то все зло, что я натворил, со временем спишется. Вот я и стал паладином. Хотя, если честно, ничего не изменилось: как был наемником, так им и остался.

- А как же служение добру? - ухмыльнулся лучник.

Зандукей оказался не так прост.

- Жрец объяснил, что и добро и зло - понятия относительные. И даже в самом кровожадном и ужасающем поступке можно найти зачатки доброго дела. Поэтому, когда я рублю очередного противника, просто знаю, что это во имя добра, и больше не переживаю.

- Мне нравится такая логика. Кстати, озвучь свои требования.

- Один шетонг в неделю, в походе - три, во время боевых действий - пять. Задания повышенной сложности за договорную цену. Каковы условия дележа добычи?

- Половина идет в бюджет отряда, другая половина распределяется между членами отряда соответственно проделанной работе, - ответил Лазурель.

- Меня это устраивает. Будут ещё вопросы или испытания?

- Испытания, - лучник посмотрел на Катю, млевшую от созерцания мужественного воина, и, улыбнувшись, вновь переключился на Зандукея. - Ты что-то упоминал про изнасилования.

- Было дело по молодости.

- В таком случае, изнасилуй эту девушку, что сидит рядом.

- Вы это серьезно?! - паладин впервые с начала разговора проявил сильные эмоции.

- Серьезней некуда.

- И в чем тут подвох?!

- Если я скажу, то это уже не будет испытанием, - усмехнулся Лазурель и обратился к Кате. - Ты иди готовься, а я постараюсь убедить нашего отважного паладина решиться на этот поступок.

- Уговаривать меня не надо, - ничуть не обиделся рыцарь. - Я просто удивился, а у работодателей попадались требования куда страннее. Мне прямо здесь начинать?

- Лучше в спальне. Не хочу вас смущать.

На последней фразе командира Катя, слегка покраснев от смущения, вскочила с места и бросилась в свою комнату. Её сердце бешено колотилось от возбуждения. Трясущимися руками она прямо на ходу начала снимать корсет, благо застежки позволяли сделать это быстро. Через пару секунд следом полетела юбка, и обнаженная девушка упала на кровать.

Зандукей пришел через минуту. Несколько мгновений он изучал лежащую Катю, после чего без лишних слов начал раздеваться. Во рту у девушки моментально пересохло, едва она увидела это мускулистое тело. Обилие старых шрамов, полученных в различных битвах, делало его еще более соблазнительным объектом.

- Я не знаю, в чем подвох, - пробормотал паладин, присаживаясь на кровать. - Но пока будем исходить из того, что он просто отсутствует, а дальше посмотрим по ситуации.

С этими словами он крепко сжал грудь Кати, от чего девушка легонько вскрикнула. Впрочем, это было только начало. Похоже, за время своих долгих странствий рыцарь многому научился, поскольку действовать грубо он не собирался. Обхватив груди девушки, он нежно касался сосков языком, медленно водя им по спирали. С каждым прикосновением разум Кати улетал все дальше и дальше, а внутренний жар, наверное, мог с легкостью расплавить Кольцо Всевластья.

Зандукей продолжал свои ласки. Его руки метались по всему телу девушки, с легкостью находя наиболее чувствительные точки. Это было сладкой пыткой, потому что Кате хотелось большего. И вот лицо паладина приблизилось к её лицу, и их губы соприкоснулись. Борода и усы легонько кололи, но сейчас девушка не обратила на это ни малейшего внимания. Крепко обхватив тело воина, она слилась с ним в долгом и страстном поцелуе.

Момент был настолько захватывающим, что Катя даже не заметила, как Зандукей вошел в неё. Всё произошло очень неожиданно, и девушка закричала. Но в этом крике был не страх, а страсть. А через мгновение Катя растворилась в потоке захлестнувших её чувств. Каждый из её предыдущих любовников, даже случайных, имел какие-то свои достоинства: безымянный дроу был напорист, Модо - прямолинеен и стремителен, Реджальд - агрессивен и силен, а Лазурель, напротив, невероятно нежен. Но Зандукей, как оказалось, смог сочетать в себе все эти противоречивые качества. Кате казалось, что она находится в объятиях могучего океана, чьи волны способны сокрушать города и переворачивать корабли, но в то же время могут сладко и нежно убаюкивать.

Последующие полчаса казались девушке прекрасным сном. Её горло охрипло от постоянных стонов и криков, а руки расслабленно упали, не в силах больше обнимать могучего рыцаря. Зандукей же, напротив, не выказывал признаков усталости, продолжая крутить девушку, словно игрушку, заставляя её покорно принимать удобные для него позы.

Все закончилось внезапно. В какой-то момент Катя почувствовала, как наслаждение постепенно переходит в боль. А через мгновение она осознала, что источником боли является её рука. Похоже, сила эмоций оказалась настолько огромной, что накопленная энергия просто не могла больше удерживаться в теле. В иное время девушка поспешила бы разнести все вокруг, но сейчас, когда она находилась на вершине блаженства, ей не хотелось никаких разрушений. Но гнев, зарождающийся внутри, требовал выхода. А еще через секунду Катя поняла, что она больше всего жаждет уничтожить. Блаженно улыбнувшись рыцарю, она выкрикнула его имя, и сила вырвалась наружу, устремившись к назначенной цели.

Нельзя сказать, что паладин ничего не почуял. Он резко остановился и отскочил в сторону, но Катя была на него не в обиде. Напротив, она мило улыбнулась Зандукею, призывая его к себе одними губами. И паладин, неожиданно улыбнувшись, подошел к девушке и нежно поцеловал её в лоб.

- Не знаю, что это было, - прошептал он. - Но мне понравилось.

- Мне тоже, - прошептала Катя, стараясь вложить в эти слова все оставшиеся у неё чувства.

Следующие два часа они провели за разговорами. В основном паладин рассказывал про свои походы, а девушка слушала. Несколько раз и она вспоминала забавные истории из своей жизни, хотя сейчас ей больше всего хотелось просто молчать, опершись на могучее и сильное плечо.

Видимо, Лазурель просто не выдержал такого долгого ожидания и бесцеремонно ввалился в спальню. Изучив представшую его взору картину, лучник ухмыльнулся и, игнорируя разгневанное лицо Кати, обрадовал Зандукея.

- Похоже, ты принят. Это хорошо.

- Надеюсь, теперь мне объяснят, в чем заключался смысл испытания? - поинтересовался паладин.

- Конечно, объясню. Но лучше не здесь, рекомендую вам одеться и вернуться в зал.

Разочарованно вздохнув, грустная Катя принялась напяливать свои развратные шмотки. В данный момент ей даже не хотелось возвращаться домой. Впрочем, тот факт, что рыцарь остается с ними, заставлял её сердце радоваться и ликовать.


***

Глава 4

***


Кончики крыльев Мантузора слегка дрожали на ветру. Вообще знающий человек (или иное существо) удивился бы тому, что могучее тело демона поддерживают в воздухе два таких хрупких отростка. На самом деле в противовес законам физики в дело вступала магия полета, а крылья служили лишь для облегчения маневра. И теперь Мантузор с легкостью выбирал среди воздушных потоков самый легкий и удобный путь, ведь нельзя было терять время.

Следом за ним тем же курсом, держа ровный строй, следовали еще четверо демонов. Все - порождения "инферно", дети смертоносного огня, готовые погибнуть, но осуществить поручение грозного Гордаза. Однако сильнее всех исполнить задание темного владыки рвался сам Мантузор.

Он не забыл давних дней своей мрачной юности. Он хорошо помнил пылающий жар раскаленных докрасна камней глубинного "инферно", где находили свое убежище сотни юных демонят, как и он, исторгнутые смертоносным пламенем. Там они искали пропитание и прятались от старших товарищей, могучих демонов, для которых были просто едой. Выживали немногие демонята, и это при том, что пламя ежедневно порождало сотни новых чад преисподней. Для детей оставался лишь один выход: становиться сильней, пожирая своих товарищей и присоединяясь к высшим.

Неизвестно, стал бы Мантузор жертвой или, отринув принципы, превратился в безумного зверя, но судьба его сложилась совсем иначе, потому что однажды в преисподнюю ворвался могучий черный маг Гордаз. Он намеревался покорить её, но старшие демоны были против. Завязалась кровавая битва, в которой чародею удалось победить и подчинить своей воле сотни инфернальных существ, но в итоге силы оказались не равны. Демоны изгнали Гордаза обратно в его мир, не подозревая, что у чародея был и резервный план.

Пока шла битва, верные слуги мага сумели добраться до дна "инферно", где и нашли множество юных демонят. Слабые и плохо понимающие, что творится вокруг, они были желанной целью чародея. Пользуясь устроенной Гордазом суматохой, его приспешники перетащили из одного мира в другой почти пять тысяч детей, в число которых попал и Мантузор.

Там, в ином мире они нашли новый дом, друзей, наставников и, наконец, поняли, что жизнь может очень отличаться от существования среди камней. Несмотря на то, что орки-наставники временами были грубы и не скупились на затрещины, по сравнению с отношениями в "инферно" это казалось отцовскими поглаживаниями по голове. Свирепый дракон, на котором владыка любил внезапно появляться в небесах, изучая свои владения, воспринимался как сказочная зверушка, которой стоило лишь восторгаться. Ну, а Темная Империя казалась раем, который для несчастных демонов был и по сей день закрыт.

Гордаз, однако, притащил с собой детей не для демонстрации широты своей души. Каждого из прибывших демонят тщательно изучали, а затем производили сортировку. Не отличавшиеся умом, но выделявшиеся физической силой, отправлялись на попечение гвардии, чтобы в дальнейшем стать командирами и знаменосцами тёмного воинства. Тех же, кто проявил хоть капельку ума и смекалки, посылали в особые демонические школы.

Мантузор чуть ни взорвался от счастья, когда узнал, что лучшие из выпускников попадут в специально созданную для них академию, в которой получат достаточно знаний, чтобы стать личными наместниками и исполнителями воли своего господина. Демоны, в благодарность за избавление, готовы были в лепешку разбиться и погрузились в изучение наук и развитие физических способностей.

Учеба давалась нелегко, наставники отличались суровостью и не обращали внимания на происхождение своих подопечных. Впрочем, учитывая, что среди учителей имелись два самых настоящих лорда-призрака, жестокость преподавательского состава не вызывала удивления. Тем не менее, демоны усердно трудились и учились.

Объявление Моргебиуса, что из учеников отберут пятерку самых выдающихся для выполнения особого задания, взбудоражило школу. Каждый хотел оказаться в том списке, и многие горевали, что оценки вряд ли им это позволят. Мантузор, поднявшийся до десятого места, искренне верил, что окажется среди достойных. Большинство находившихся в рейтинге выше него делали ставку на знания, забросив развитие тела. А для особого задания требовался не только острый ум, но и умение постоять за себя. Поэтому, когда управляющий вызвал его и еще четверых, стоявших чуть ниже по списку, демон ничуть не удивился.

На первый взгляд особое задание казалось простым. Требовалось отыскать какую-то девушку (портрет и описания прилагались) и, стараясь не пугать и не применять грубую силу, доставить в Цитадель. Также необходимо следить за тем, чтобы добыча не получила физических повреждений, по крайней мере, таких, которые могут помешать её дальнейшему существованию. Больше никаких указаний не было.

- А что произойдёт, если мы захватим её силой? - не удержался от вопроса Мантузор.

Управляющий лишь улыбнулся загадочной улыбкой, которую скопировал у своего господина.

- Может многое произойти, а может и не произойти. Чтобы не рисковать, постарайтесь решить все мирно. Вступать в конфликты с местным населением тоже нежелательно. А впрочем, разбирайтесь сами: это ваше самостоятельное задание, и никакого контроля с нашей стороны не будет.

Обрадованные демоны поспешили готовиться к дороге. Правда, изучив карты местности и прикинув маршрут, они немного погрустнели: из-за того, что для маскировки придётся облетать стороной все густонаселенные районы, путь займёт не меньше недели. Но слуги Гордаза не привыкли роптать и, собрав все самое необходимое, незамедлительно отправились в путешествие.

Полет прошел без особых трудностей. Правда, один раз в хвост пристроились несколько волшебников на метлах, явно заинтересованные нарушителями, пытающимися пересечь границу. Пришлось скрываться от них в облаках. Однако летуны оказались не промах и организовали такое тщательное прочесывание, что демонам с трудом удалось вырваться из их сетей. Из-за этого инцидента было потеряно несколько часов. Впрочем, в настоящий момент они уже были на месте.

- Ксетонкский лес, - доложил обстановку Стрептидор, шустрый демон, близкий друг Мантузора. - Просторное место, долго придется здесь летать.

- Постарайтесь найти хотя бы одного человека, - скомандовал командир. - Будем опрашивать всех. Я думаю, женщина, необходимая повелителю, не из простых, поэтому о ней должны знать многие.

Вопреки прогнозу Стрептидора на поиски не ушло много времени. Лиздаран, обладавший мощнейшим зрением, позволявшим видеть даже сквозь кроны деревьев, доложил, что ему удалось засечь людей. Решено было устроить им допрос прямо на месте, благо конспирация в такой глуши при этом не страдала.

Двое разбойников, мирно обедавшие в тени дерева, чуть не умерли от страха, когда их окружила упавшая сверху орда демонов. Конечно, по сравнению со своими старшими товарищами, оставшимися в "инферно", Мантузор и компания выглядели не так эффектно, ведь они были подростками, которым предстояло ещё расти и матереть. Но разбойникам вполне хватило семифутовых фигур, огненной кожи, пылающих взглядов и закрученных рогов на головах.

- Я задам вопрос, - медленно начал Мантузор, разворачивая в руках огненный кнут. - И от вашего ответа зависит то, сколько вы проживете в этом мире.

- Спрашивайте, господин, - заикаясь, пробормотал побледневший разбойник.

Его товарищ, разинув рот, словно окаменел, и от него начало не очень приятно попахивать.

- Эта женщина, вы видели её?!

Командир кивнул Стрептидору, и у того в руках возник объемный портрет цели. Разбойники, едва взглянув на изображение, перевели полные ужаса взоры на Мантузора и отчаянно закивали.

- Я видел её, господин. Неделю назад наш атаман купил её на аукционе, - вновь ответил первый. Ко второму дар речи возвращаться не спешил.

- И где я могу встретиться с этим атаманом?

- Наверное, у вас дома, - разбойник попытался хихикнуть, но под суровым взглядом демона тут же осекся. - Это шутка была. Атаман-то помер у нас. Как раз эта девка его и убила, а с ним и всю банду.

- Как это случилось?! - Мантузор проявил недюжинный интерес. Похоже, управляющий был прав насчёт аккуратности и осторожности в обращении с жертвой.

Впрочем, разбойники ничего не могли рассказать.

- Так мы и не видели. В тот день как раз уходили на стражу ну и разглядели, как Дракон (это атамана нашего так звали) купил ту девку. Ушли мы, значит, на свой пост и тут вдруг чуем - шибануло чем-то. Прибегаем, а все мертвые лежат, а девка ходит и среди трупов ковыряется. Тут товарищи её подошли, и мы расслышали из разговоров, что девка колдовать умеет, вот её и подсунули, чтобы она атамана прикончила. Ну, мы решили судьбу не испытывать и сбежали.

- И где она сейчас может быть? - продолжал допрос демон.

- Наверное, на Перекресток ушли к старому Хорану. Раз его войско заняло Убежище, значит, на него они работали.

- Где нам найти этого Хорана?

Разбойник оказался весьма словоохотлив. С опаской поглядывая на кнут, он начертил на земле довольно подробную картосхему. Посмотрев на неё, Мантузор довольно кивнул. Похоже, пока никаких проблем не предвиделось, ведь девица оставляла широкий след, по которому не составляло труда её найти. После этого демон вновь перевел взгляд на людей и презрительно поморщился. В "инферно" единственной пищей детей являются огненные черви, низшие примитивные твари, также живущие среди камней. Но глядя на пленников, командир решил, что по сути своей они стоят куда ниже тех червей. Одна только мысль, что в мире, который его господин наполняет любовью и терпимостью, могут существовать подобные мерзкие создания, вызывала у демона отчаянную брезгливость.

- Гуляйте, - буркнул Мантузор, и в ту же секунду его кнут рассёк обоих разбойников на несколько частей. И глядя в глаза явно удовлетворенных товарищей, он добавил. - А я и не обещал, что благодаря правильным ответам они проживут дольше.

- Что дальше? Постараемся навестить и допросить Хорана? - с ехидной хрипотцой в голосе поинтересовался Гаторуф, славившейся своей беспричинной жестокостью.

- Нет, - немного подумав, ответил Мантузор. - Похищение правителя может обернуться неприятными сюрпризами. И если узнают, кто это сделал, по всему миру начнется паника. А за это Владыка нас по головке не погладит. Нет, у меня иной план.


***


- Так я был на волосок от смерти? Вы это серьезно? - недоверчиво переспросил Зандукей.

- Серьезней некуда, - отозвался Лазурель. - По крайней мере, некий Реджальд Дракон и его банда в этом убедились.

- У неё жестокая непереносимость мужчин в сочетании с проклятием, которое наоборот толкает её к противоположному полу, - мрачно добавил Мулис. - А учитывая Око Бога, дающее ей просто океан силы, девушка является, наверное, самым смертоносным существом в нашей команде.

- Однако со мной ничего не случилось. Из этого можно сделать вывод, что я показался ей не настолько отвратительным, - заметил паладин.

- Скорей всего, - улыбнулся лучник. - Мне лично приходилось перенаправлять её на какой-нибудь другой объект. А с тобой она и сама нашла иную цель.

- И кто же этот неудачник?

- Их много, - голос чародея был настолько мрачен, что Катя даже вздрогнула. - Видимо, нашей девице очень не понравились трущобы, и она поспешила от них избавиться. По крайней мере, я недавно туда бегал, проверял свое жилье. Мой дом уцелел, но буквально в нескольких футах от него начинается ровная земля.

- А жители? - поинтересовался Зандукей.

- Я же сказал: ровная земля, гладкая, похожая на поверхность камня. О каких жителях здесь вообще может идти речь? Она испарила целый квартал, и никто даже охнуть не успел. Весь город на ушах стоит, но вроде бы мы вне подозрений. Теперь ты понимаешь, чем опасны постельные игры с этой девушкой?

- Зато городской совет будет доволен, - поспешил всех успокоить Лазурель. - Они давно искали добровольцев для сноса этого района. Но в нашем положении идти просить награду будет неразумным поступком. Кстати, раз Катя на тебя так запала, ты же не будешь против расслаблять наше юное дарование? Проклятье заставляет её каждые четыре-пять часов начинать поиски существа, способного её удовлетворить, и если таковое не будет найдено, может случиться беда похлеще, чем конец света.

- Я нанимался как воин, а не как постельный слуга, - недовольно заявил паладин, и Катя почувствовала, как внутри у неё что-то оборвалось.

- Воин нам тоже нужен. Но ты должен понимать, с кем и на каких условиях тебе предстоит работать. Незнание особенностей своих соратников может и к смерти привести.

- Ладно, - немного подумав, ответил Зандукей. - Мне уже стало интересно, что вы замыслили, учитывая состав команды.

- Ну, поскольку ты принят, всё расскажу. Но ты должен сохранить это в тайне.

- Я не первый год служу и болтливостью не страдаю.

- И это просто замечательно, - ухмыльнулся лучник. - Потому что нашей целью являются Радужные Гробницы.

Рыцарь даже не вздрогнул и лишь на мгновение нахмурил брови.

- Из внешних кругов вынесли всё, что смогли отковырнуть, значит, вашей целью являются внутренние круги, - подытожил он. - Насколько велики шансы?

- Они есть. Подробности все узнают прямо перед проникновением.

- Такой секрет лучше держать при себе, понимаю. Кто-то еще войдёт в состав команды?

- Нам нужны убийца и вор. Кумпа пообещал поискать, но это - штучный товар.

- С убийцами дел особо не имел, но знакомый вор на примете есть, - внезапно заявил рыцарь. - Я могу связаться с ним, возможно, он вам подойдет.

- Надеюсь квалифицированный? Не желторотый мальчишка, не знающий, как правильно держать отмычку?

На этот вопрос рыцарь ухмыльнулся и ответил.

- Думаю тот, кто взломал Алокамское Хранилище, должен вас устроить.

- Но я ничего об этом не знаю, - удивленно почесал затылок Лазурель.

- А я слышал кое-что краем уха, - внезапно подал голос Мулис. - Гномы очень негодовали и старались не допустить утечки информации, но кое-какие слухи все-таки ходили. Поговаривали, что виновного сумели найти и посадили в Лидрунгскую крепость.

- Надежная тюрьма, - кивнул головой Лазурель. - Всего три побега за всю историю.

- Третий случай как раз на счету моего знакомого. После полугода отсидки он чуть ли ни из щепок и соломы понаделал отмычек и очень чисто покинул крепость. Охрана спохватилась только через сутки.

- Интересная личность, - заинтересовался командир.

- С этим не поспоришь. Правда, странностей у него хватает, но, думаю, в команду впишется.

- Странности нас не пугают. Главное, чтобы специалистом хорошим был.

Все это время Катя сидела, едва дыша, и даже не слушала, о чем идет беседа. То, что Зандукей воспринял обязанность ублажать девушку как оскорбление, очень сильно обидело её. А ведь Катя уже решила, что встретила надежного мужчину, и вдруг такой поворот. Однако сердце всё ещё отказывалось смириться с этим фактом, и оставалось лишь одно: задать рыцарю прямой вопрос.

Разговор постепенно подходил к концу. Паладину удалось заверить всех, что его товарищ наиболее подходящий кандидат. Убедившись, что Лазурель согласился со всеми доводами, Зандукей встал и направился к выходу. Правда, далеко пройти рыцарю не удалось, поскольку Катя шустро загородила ему дорогу.

- А как же я? Как же мы? - залепетала она, пытаясь подобрать нужные слова. - Что с нами дальше будет?

- Время покажет, - Зандукей улыбнулся, заставив сердце девушки подскочить от радости. - Все мы игрушки в руках судьбы. Сегодня она свела нас вместе, а завтра раскидает по разным мирам. Поэтому лучше не загадывать, пытаясь представить, что тебя ждет дальше.

- Но это же так страшно: жить, зная, что рано или поздно придется расстаться, - с грустью прошептала Катя.

- Живи, как я, - рыцарь склонился к уху юной волшебницы. - Не думай, что случится завтра. Сосредоточься на происходящем здесь и сейчас и постарайся получить от сегодняшнего дня все, что он может тебе дать.

- Это твой девиз?

- Нет, это принцип жизни наемников. А поскольку ты тоже стала одной из наших, советую сделать и своим принципом, - паладин вновь улыбнулся и, потрепав девушку по голове, внезапно подмигнул ей. - И вообще, жди меня тут. Хотя ты и опасная штучка, но весьма интересная. Скоро я вернусь, и мы продолжим с того места, на котором нас прервали.

Через мгновение входная дверь захлопнулась, но Катя почувствовала себя куда лучше. Её жизнь начинала налаживаться. И Зандукей был прав: его точка зрения идеально соответствовала нынешним реалиям. Оставалось лишь одно: воспользоваться ею.


***


Следующие два дня Катя сочла самыми счастливыми в своей жизни. Она практически не вылезала из постели, проводя с Зандукеем дни и ночи напролет. Паладин, похоже, тоже был доволен сложившейся ситуацией. По крайней мере, он очень старательно расслаблял девушку, а его истории просто сводили её с ума.

На какое-то время исчезла даже затаившаяся ненависть ко всем представителям мужского пола. Теперь сила, пробуждавшаяся после каждого постельного акта, уходила на создание красочных спецэффектов за окном. В итоге Мулис не выдержал и попросил Катю умерить пыл, а то горожане, глядя на многочисленные радуги, переплетенные друг с другом, парящих призрачных драконов и небо, ежесекундно меняющее цвет, уже начали сходить с ума, посчитав это дурным предзнаменованием. Вдобавок в Вивиции уже объявилось больше двух дюжин пророков разных мастей, толкующих эти знаки каждый на свой лад. По совету волшебника Катя постаралась отправлять все свои заклинания далеко за город. Крестьянам и фермерам, конечно, придется поволноваться, но вряд ли при этом с ними случится что-то дурное.

Попутно девушка пыталась уговорить рыцаря завязать с военным делом и остаться жить с ней. Но тут Зандукей оставался непреклонен. Хмуро улыбаясь в усы, он молча гладил девушку по голове, но в один прекрасный момент все же соизволил пролить свет на сложившуюся ситуацию.

- На самом деле я дважды был женат, - огорошил он Катю.

- И что стало с твоими женами? - прошептала шокированная волшебница.

Паладин лишь недоуменно пожал плечами.

- Думаю, живут где-то.

- И тебе даже не интересно, как они?

- Иногда бывает, - отозвался рыцарь, затем на минуту задумался, но все же начал рассказывать. - Первый раз я женился двенадцать лет назад. Как раз закончился Леровой поход, жаркое было дело, но всё-таки мы победили. Наш командир оказался таким шустрым, что сумел выбить тройной гонорар: и от короля, которому мы служили, и от купеческой гильдии и от сообщества магов, для которых мы спёрли какой-то артефакт. В общем, у меня на руках оказалась немалая сумма. Кроме того, и добыча попалась на удивление достойная. Под конец похода у меня накопилось около трех тысяч шетонгов. Иному крестьянину хватило бы на целую жизнь.

- И что дальше?

- Мы остановились в уютном городке, и на меня положила глаз дочка местного купеческого старейшины. А я, уставший от похода и обрадованный свалившемуся богатству, подумал, что это боги дали мне знак зажить мирной жизнью. У меня в детстве была мечта: открыть свою хлебопекарню. Мои родители жили рядом с одной такой, и запах свежей выпечки по утрам меня с ума сводил. И решил я исполнить детскую мечту. Ушел из отряда, через неделю женился, а через месяц обзавёлся домиком с садом и пекарней, на которой усердно трудились полдюжины пекарей. И вот так я прожил полгода.

- Ты прогорел, и из-за этого жена тебя бросила?

- Нет. Просто понял, что тихая семейная жизнь не для меня. Заметил, что по утрам вместо того, чтобы проверять работу подчинённых, предпочитаю поднимать тяжелые камни и отрабатывать удары мечом. Я словно боялся полностью погрузиться и утонуть в мирной жизни. Я начал бегать по городу в поисках заварушек и влезал в каждую из них. В конце концов, понял, что ничем хорошим это не закончится, оставил всё имущество и сбережения супруге и тихо ушёл. Благо бывший отряд находился в соседнем городе.

- А вторая жена?

- Хм, пожалуй, не совсем верно называть те отношения браком. Пять лет назад я снова неплохо заработал, хотя и гораздо меньше, чем перед покупкой пекарни. В последнем бою я получил серьёзное ранение, и командир отправил меня в долгосрочный отпуск, приказав подлечиться на местных горячих источниках. Там я и познакомился с Ладеной, хозяйкой гостиницы. В общем, несколько месяцев мы жили вместе, пока у меня ни кончились финансы. Думаю, она осталась бы со мной и безо всяких денег, но я испугался, что повторится история с первой женой. Поэтому в одну дождливую ночь так же тихо ушёл.

- Но, быть может, в этот раз...

- Лучше не думать об этом, - ответил паладин, закрыв ей рот поцелуем, и Катя вновь провалилась в океан страсти, безумия и нежности.

Время от времени Зандукей куда-то уходил, говоря, что по своим личным делам. Поскольку каждый раз он оставлял Катю уставшей от любовных игр, у девушки не было сил интересоваться, что же это за дела. Но на исходе второго дня паладин исчез довольно надолго. Солнце скрылось за горизонтом, и члены отряда, за исключением снова сбежавшего Мулиса, собрались за столом поужинать, а рыцаря всё не было. Впрочем, кроме девушки никто из-за этого не переживал.

Лазурель вообще выглядел энергичным, довольным и даже немного возбуждённым, рассказывая всем, как отметил День Покровителя. Судя по его словам, он гулял не меньше суток, но волшебница, увлечённая любовными похождениями, даже не заметила его исчезновения. Командир пытался объяснить ей, что это праздник в честь богов, покровительствующих каждому месяцу года, но все эти местные легенды и обычаи сейчас были девушке по барабану. Катя волновалась всё сильнее. То, что Зандукей задерживался, означало, что ей придется тащиться в постель Лазуреля. После опытного паладина девушка пришла к выводу, что лучник в данном плане ему сильно проигрывает.

Стук дверь вызвал было вздох облегчения, но, едва Катя увидела вошедшего, как её брови удивленно поползли вверх. На пороге стоял гном, причем весьма крупный. Его макушка достигала плеча девушки, а широкие плечи делали фигуру квадратной. Русые волосы незнакомца были заплетены в толстую косу до пояса, длинные пышные усы достигали чуть ли ни ушей, а вот борода оказалась коротко подстриженной. Мрачно оглядев собравшихся, гном грубо пробурчал:

- Вора заказывали?

- Было дело, - ответил ничуть не удивившийся Лазурель.

- Ну, вот я и пришел, - проворчал незнакомец, впрочем, уже потеплевшим тоном. - Зандукей просил передать привет и велел сообщить, что его задержали старые дела, но к утру он будет.

- Значит, ты - тот самый легендарный взломщик? - улыбнулся лучник.

- А ты хочешь это проверить? - хмыкнул гном.

- Открыть сможешь? - спросил Лазурель и протянул ему массивный замок.

Вор схватил предложенный предмет и изучил его брезгливым взглядом.

- Талайская работа, - проворчал он. - Две обманки и одна ловушка. Мне даже инструмент не нужен.

И с этими словами гном выдрал из усов волос и что-то прошептал над ним. Полминуты ничего не происходило, но потом испытуемый принялся быстро крутить волосок в пальцах и с ловкостью придал ему нужную форму, словно куску проволоки. Засунув эту отмычку в замок, вор повертел ею немного, после чего раздался щелчок, и дужка отошла в сторону.

- Впечатляет, - пробормотал Лазурель.

- Ерунда, - отмахнулся вор. - В следующий раз берите замки из Кандурии. Там ловушек нет, но даже мне требуется не менее десяти минут, чтобы вскрыть один такой. Кстати, меня зовут Вальдемар Трусельберг Четвертый, потомственный мастер над замками, запорами и прочими преградами.

- Из Лидрунгской крепости ты так же сбежал? - поинтересовался командир.

Гном смерил лучника недоуменным взглядом.

- Кто бы мне позволил там колдовать? Пришлось отмычки из подручных материалов делать. Хотя сложнее всего было выбраться из камеры, а дальше началось сплошное веселье.

- Верю на слово. Кстати, каковы твои условия?

- Пятнадцать шетонгов в день, - Вальдемар взял быка за рога. - Зандукей сказал, что в отряде будет семь бойцов, поэтому сразу оговариваю себе седьмую часть добычи. И вне зависимости от исхода дела пятьсот шетонгов премиальных. Торговаться не советую, если вам не нравится такая цена, можем сразу прощаться.

- Цена высока, но, приглашая мастера, я предполагал, к чему готовиться, - ухмыльнулся Лазурель. - Еще условия будут?

- Я умею стрелять из арбалета, владею ножом и удавкой, но в случае драк и конфликтов буду держаться в стороне. Это я заранее предупреждаю. Мое дело замки и ловушки, а боевые действия оставляю другим. Конкуренты, кстати, будут?

- Будут, и немало, - подтвердил Лазурель.

- Хм, значит, я правильно догадался. Идете к Радужным Гробницам?

- Ты там был? - заинтересовался командир.

- Два раза, но дальше третьего уровня не заходил, хотя и хотелось. Вы, как понимаю, решили обчистить четвертый?

- Бери выше - пятый.

- Значит, я мало запросил, - недовольно хмыкнул гном. - Впрочем, насколько мне известно, добыча там ожидается знатная. Считайте, что я в деле.

- Ну, и последнее испытание, - расплылся в коварной улыбке Лазурель.

Катя недовольно скривила лицо. Она как раз пребывала в мире фантазий, где верный паладин клялся ей в вечной любви, и разрушение таких грёз столь грубой реальностью, казалось ей ужасным. Впрочем, гном, похоже, придерживался иного мнения.

- Я в курсе, - Вальдемар перевел взгляд на волшебницу. - Зандукей мне рассказывал о данной проблеме.

Поражённая в самое сердце Катя вздрогнула. Одна только мысль о том, что возлюбленный мог продать ее, словно вещь, казалась девушке кощунственной. Лазурель тоже недовольно хмыкнул, хотя и по иной причине:

- Надо сделать ему выговор. Если будет слишком много трепать языком, придется ему его укоротить.

- Зандукей почти ничего не говорил, - возразил вор. - Даже о цели похода я сам догадался. Что же касается испытания, думаю, он поступил правильно, объяснив мне условия, поскольку бойцов, подобных Зандукею, можно заменить, а вот я - товар штучный. Случись что, искать другого будете долго.

- Значит, ты пришел подготовленным? - подытожил лучник.

Вальдемар загадочно улыбнулся и проворчал:

- Вторгаясь в чужие дома, я часто совращал служанок, чтобы в нужный момент они открыли нужную дверь. И ни одна из тех женщин не осталась недовольной.

- А вот я останусь, - внезапно пробурчала Катя. - Мне не нравится эта затея.

- Судя по раскрасневшемуся лицу, - заметил Лазурель. - Тебе срочно нужна разрядка.

- Но не с ним, - отрезала девушка.

Она вновь оглядела гнома и поняла, что ей не нравится не столько его внешность, сколько жестокие глаза. Вальдемар смотрел на Катю как на добычу. Даже у Реджальда взгляд был куда добрее.

- Лучше уж ты или Модо!

- Модо устал, - раздался голос варвара.

- Увы, - развёл руками лучник. - Но тебе придётся это сделать с Вальдемаром. Как говорится, всё во благо команды.

- В таком случае, - гневно прошипела Катя. - Не огорчайтесь, если во благо команды я распылю его на атомы!

- Не распылишь, - возразил гном. - Я считаюсь опытным мастером обольщения, и еще ни одна женщина не смогла мне отказать.

- Ну, посмотрим, что ты запоешь после общения со мной, - пробурчала волшебница, направляясь в спальню.

В общем-то, Лазурель был прав: Катя держалась из последних сил. Однако гном внушал девушке сильное отвращение и неприязнь, и она твёрдо решила, что даже не подпустит его к себе, и неважно, насколько важен он для отряда. Катя была готова ежедневно по нескольку раз отдаваться Модо (который, правда, почему-то не особо горел желанием), чем ложиться в постель с этим коротышкой.

Впрочем, гном, вошедший следом, тоже не стремился переходить к активным действиям. Встав у двери, он хитрым взглядом принялся изучать девушку и вдруг произнес:

- Когда Зандукей рассказал, что именно мне предстоит, я не терял времени даром. Я прекрасно понимаю, что ты совсем не рада меня видеть, поэтому для разрушения стены непонимания между нами прими этот скромный подарок, сделанный моими руками.

Гном раскрыл поясную сумку, достал оттуда небольшую шкатулку и протянул её девушке. Катя, заинтригованная столь неожиданным поворотом событий, открыла подарок и замерла от восхищения. Её взору предстали четыре серебряных браслета очень тонкой работы. По внешней стороне украшений шла изящная руническая вязь, больше напоминавшая изысканный узор. Даже несмотря на ситуацию, девушка почувствовала, как её начинает захватывать восторг.

- Как красиво! - воскликнула она.

- Нравятся? - с довольной улыбкой поинтересовался Вальдемар. - Носи на здоровье. Те, что пошире, ножные, а узкие надеваются на руки. Только тут замки хитрые, давай, я сам их на тебя надену.

Гном взял первый браслет, который легко раскрылся в его руках. Катя, словно зачарованная, позволила его застегнуть на себе, после чего продолжила рассматривать. Хотя браслет и был сделан из металла, но на руке совсем не ощущался. Девушке показалось, что украшение легче пуха, и это было странно.

Вальдемар, пользуясь тем, что Катя отвлеклась, быстренько нацепил на неё остальные браслеты, после чего отошёл в сторону и с довольным видом оглядел девушку. Катя сразу же вспомнила, зачем они сюда пришли, сильно покраснела и съёжилась на кровати, обхватив ноги руками.

- Тебе не нравится мой подарок? - в голосе вора слышалось искреннее недоумение.

- Нравится, - буркнула девушка. - Но этого мало, чтобы я прониклась к тебе симпатией.

- Грустно, - разочарованно выдохнул гном и отошел к двери. - Какими же капризными стали девушки в наше время! Ты одариваешь её дорогими подарками, а она все равно нос воротит и смотрит на тебя, как на коровью лепешку. А между тем подарок-то волшебный.

- И что за волшебство в нем заключено? - заинтересовалась Катя.

- Хочешь посмотреть? Пожалуйста!

Гном громко и артистично щелкнул пальцами, и девушка почувствовала, как какая-то сила резко дернула её за все конечности. В первые мгновения Катя даже не могла сопротивляться, поэтому, прежде чем успела хоть что-то понять, уже лежала распятая на постели. Завертев головой, девушка недоуменно уставилась на полупрозрачные мерцающие цепи, выходившие из браслетов. Загадочное волшебство гнома заставило их приковать руки и ноги девушки к спинке и изголовью кровати.

- Это нечестно! - пискнула она, пытаясь высвободиться из оков.

- Знаешь, все служанки и дочурки богатеев, пустившие меня в дома после получения в подарок подобных браслетиков, заявляли нечто подобное, - лицо гнома скривилось в коварной ухмылке. - Но, как ни странно, потом ни одна не жаловалась.

"Я его убью", - мысленно решила Катя. Такая подлость по отношению к ней окончательно взбесила девушку. Сосредоточившись на браслетах, она дергалась изо всех сил, пытаясь освободиться, и совсем не заметила того момента, когда гном, раздевшись, запрыгнул на неё.

В первую секунду Катя взвыла от боли и осыпала гнома потоком крепких матерных слов. Но тут в действие вступило заклинание, и девушка погрузилась в океан истомы. Несмотря на все заверения Вальдемара, действовал он грубо и напористо, превосходя в этом даже Модо.

Сознание девушки словно раздвоилось. Одна часть просто наслаждалась текущим моментом. Осознание собственной беспомощности и доминирования могучего мужчины, диктующего условия её телу, лишь сильнее возбуждало Катю. Другая же половина выдумывала самые жестокие кары для насильника. Но чем дальше, тем сильнее эмоции первой половины затмевали разум, загоняя его все глубже и глубже.

Гном, словно безжалостный зверь, терзал тело девушки. Его руки, привыкшие работать с кузнечным молотом, крепко сжимали её груди, вызывая все новые и новые стоны. Несколько раз он хватал её за волосы и, оттягивая голову назад, злобно рычал:

- Давай, скажи, что ты этого хочешь! Скажи!

- Да, продолжай... Не останавливайся... - стонала Катя, чувствуя, как слабеет её воля.

И Вальдемар продолжал свой яростный напор, заставляя свою жертву и кровать издавать все новые стоны и скрипы. К этому моменту девушка практически позабыла план убийства гнома. Кате просто хотелось, чтобы эта сладостная пытка никогда не кончалась, и она была готова провести прикованной к кровати всю свою жизнь.

Тем не менее, всё завершилось внезапно. Гном резко остановился, и девушка, находившаяся на пике вожделения, вдруг поняла, что её мучитель больше не возвышается над ней. Еще несколько секунд ушло на то, чтобы прийти в себя и жалобно простонать:

- И все?!

- Мне хватит, - улыбаясь, проворчал гном. - Я и так пришел сюда не в духе и не имею ни малейшего желания ублажать взбалмошную девицу, тем более против её воли.

- Но ты же первый на меня полез! - из горла Кати вырывались уже не слова, а рычание.

- По просьбе моих нанимателей, - отозвался Вальдемар, который, не обращая на пленницу ни малейшего внимания, уже начал одеваться.

- Ну, знаешь! - потоки гнева моментально смели все вожделение и сладострастность. - После того, что ты со мной сделал, я тебя... Я тебя убью!

- На это будет очень интересно посмотреть, - лишь продолжал ухмыляться гном.

Его улыбка окончательно вывела Катю из себя. Дни и ночи, проведенные с Лазурелем и Зандукеем, позволили немного освоиться и почувствовать нынешнюю силу, и теперь девушка четко осознавала, какая мощь в данный момент содержится в её правой руке. "Волна Смерти, - промелькнула мысль. - Убью его и весь город в придачу. Не могу больше выносить такого позора". Оставалось лишь сконцентрироваться и направить свою волю. И собрав всю ненависть, девушка нанесла удар.

На секунду перед глазами мелькнула яркая вспышка, в отсветах которой Катя разглядела ошарашенное лицо гнома. А затем раздался резкий звон, и во все стороны полетели распадающиеся призрачные осколки цепей. Почувствовав свободу, девушка вскочила с кровати, стряхивая с правой руки остатки браслета. На остальных конечностях, как ни странно, украшения сохранились в целости. Но думать о причине случившегося не хотелось, благо у девушки хватало иных проблем. Несмотря на всю выпущенную волшебницей силу, Вальдемар остался живым и здоровым, разве что выглядел изрядно удивленным.

- Ты уцелел? - недоуменно пробормотала Катя.

- Как видишь, да. Хотя в какой-то момент мне показалось, что зря я с тобой связался.

- Это браслеты! - догадалась девушка.

- Они самые. Зачарованный мифрил, - Вальдемар подошел к своей жертве и приступил к изучению правой руки. Оглядев натертую кожу, он объяснил мрачным голосом. - Как-никак подобные вещи мне приходилось и с волшебницами проделывать, а их силу блокировать надо. Но ты оказалась чересчур мощной, накопитель аж на куски разлетелся. Надо потом это учесть.

- Если думаешь, что я позволю тебе снова надеть на меня что-то подобное, - начала было Катя, но Вальдемар её перебил.

- Лучше посмотри на свою руку.

Девушка наклонилась и ужаснулась. Пока она продумывала высокопарную речь, гном успел заменить поврежденный артефакт на новый.

- Не волнуйся, - продолжил Вальдемар. - Пока я их не активирую, можешь пользоваться своей силой. Однако когда попадёшь в мои руки, помни, что я люблю беспомощных и страдающих девочек.

- Ясно, - Катя печально склонила голову, осознав, что в случае с гномом она потеряла все свое преимущество.

- Не грусти, в следующий раз будет куда веселей, - усмехнулся гном и, обернувшись к уже стоявшему у дверей Лазурелю, поинтересовался. - Ну что, я прошел испытание?

- Прошел, хотя и весьма оригинальным способом, - довольным тоном ответил лучник. - Но советую нарастить мощь накопителей, иначе когда-нибудь их силы не хватит, и мы замучаемся собирать тебя по кусочкам.

- Я уже думаю об этом.

После этих слов гном покинул комнату. Лазурель внимательно изучил девушку, по щекам которой уже текли слезы, и вежливо поинтересовался:

- Тут Зандукей пришел, сказать ему, что ты нуждаешься в утешении?

- Нет! - рявкнула Катя, всё ещё не простившая того, что её практически продали. - Не хочу видеть ни его, ни кого-либо ещё! Убирайтесь все вон!

- Намек понял, - хмыкнул командир и тут же испарился, закрыв за собой дверь.

Катя тут же дала волю своим эмоциям и, рыдая, упала на кровать. Ей хотелось всего двух вещей: немедленно оказаться дома и мучительно прикончить шутника, проделавшего с ней такое. И в данной ситуации последнее было выполнить гораздо проще. Оставалось лишь выяснить, кто стоит за всем этим.


***


Огромные кожистые крылья в сочетании с магическими чарами надежно удерживали Серадийона в воздухе. Могучий демон нарезал круги над Вивицией, внимательно изучая город. Где-то там находилась его цель, то, за чем его послал Гордаз и к чему сам демон очень давно стремился.

Наивный Мантузор, посылая подчинённого на разведку, даже и не догадывался, что творится у того в голове. Действительно, разве можно ожидать каких-то сюрпризов от демона, который искренне считал их повелителя высшим богом и был готов в день по десять раз возносить ему хвалу? Но на самом деле Серадийон был вовсе не таким. Один из немногих, он стал свидетелем битвы темного владыки Гордаза с повелителями "инферно" и видел, как чародей сокрушал могучих архидемонов, но не выдержал натиска высших лордов Пламени. Именно тогда Серадийон понял, что Гордаз вовсе не всемогущ.

Зачисление в демоническую школу только обрадовало юного беса. Именно здесь он рассчитывал получить необходимые ему знания и силу и не прогадал, за несколько лет изучив многое, в том числе и неведомое сокурсникам. Серадийона интересовала сила, демон гнался за ней, и полученное задание казалось долгожданной наградой за все вложенные труды, ведь только он знал правду о сущности Ока Бога.

В свое время он очень удивился, узнав, что владыка Гордаз использует такой могущественный артефакт всего лишь как источник освещения тронного зала. Такое расточительство никак не укладывалось в голове демона, и он долго строил планы, как бы забрать Око себе. Но вмешалась великая судьба, которая выбрала Серадийона для выполнения задания по поиску этого самого артефакта. То, что к нему прилагалась какая-то смертная девушка из иного мира, демона не волновало.

Он также знал, что эмоции порождения "инферно" напитают Око невиданной мощью, которая позволит бросить вызов своему владыке. Требовалось лишь найти артефакт раньше товарищей, хотя Серадийон и в этом случае был уверен в успехе. Во-первых, ему не составило труда убедить Мантузора и остальных отправить его на разведку. А во-вторых, посвятив себя изучению Ока Бога, Серадийон сумел обнаружить заклинания, позволявшие видеть проявления силы артефакта, что давало огромную фору.

Впрочем, через полчаса активных поисков демон уже не был столь уверен в своих силах. Весь город пропитался эманациями энергии Ока Бога, и даже небеса были заполнены проявлением его высвобожденной сущности. Похоже, нынешняя владелица активно использовала его мощь на полную. Следовало быть осторожным при встрече с ней, хотя Серадийон продолжал надеяться на успех.

Наконец, один из городских кварталов привлек его внимание. В этом месте концентрация силы была особенно велика, и, спустившись пониже, демон понял причину. Здесь смерть сурово правила свой бал. Целый квартал превратился в ничто, распыленный на атомы могучей силой. Впрочем, демона больше заинтересовали многочисленные души местных жителей. Похоже, сила артефакта ненароком закрыла им дорогу в иной мир, где они могли обрести посмертие. Серадийон коварно улыбнулся: сейчас перед ним была еда, и такое обилие душ позволяло демону закатить шикарное пиршество.

Одну за другой он поглощал души, и, насыщаясь, приходил в благостное расположение духа. Такого прилива сил, как Око Бога, дать они, конечно, не могли, но все равно Серадийон изрядно набрал мощи и после такого обеда мог с легкостью расправиться со всеми своими товарищами. Или, на худой конец, объяснить им, кто теперь здесь главный. Сила играла в демоне и требовала выхода. Из интереса оглядевшись по сторонам, он сразу же обнаружил объект, на котором мог её испробовать.

Буквально на самой границе между царством смерти и миром живых притулился полуразвалившийся домик, от которого, тем не менее, ощутимо разило магией. Серадийон терпеть не мог магов. Едва попав в школу, он, по своей демонической привычке, попытался зло подшутить над преподавателем, даже не подозревая, что тот является одним из темных магистров. Холод боли, поглотившей его огненную натуру, и удары посохом по измученной заклятиями спине демон запомнил на всю жизнь. С того случая прошло уже много лет, и Серадийон сам овладел основами магии, но чародеев продолжал ненавидеть всей своей пылающей душой. И сейчас ему так удачно представился случай отомстить этому племени!

Дверь оказалась зачарована, но колдун явно не думал, что в его обитель может ворваться кто-то серьезней окрестных попрошаек. Демон злобно ухмыльнулся и сорвал дверь с петель, после чего бросился внутрь. К его глубокому сожалению помещение оказалось пустым. Похоже, своим обострившимся после поглощения душ чутьем демон уловил лишь остаточные эманации от раннего колдовства. Впрочем, огорченный Серадийон не спешил покидать этот дом, а решил пройтись по нему в надежде отыскать что-нибудь интересное.

Комната, примыкавшая к гостиной, оказалась захламленной лабораторией. Судя по скопившимся кучам грязи, ею уже давно не пользовались, и демон двинулся дальше. Внезапно он ощутил еще один источник силы, быстро нашел лестницу, ведущую в подвал, и, спустившись по ней, с удивлением уставился на необычный объект. Большую часть помещения занимал гигантский, наполовину вкопанный в землю котел, закрытый тяжелой крышкой. Серадийон даже стукнулся головой о крюк, свисавший с лебедки, которой, похоже, данную крышку и поднимали.

Однако крышка не интересовала демона, в отличие от содержимого котла. Заключенная в ёмкости агрессивная сила совершенно не была похожа на простой ужин, и Серадийон поспешил открыть тяжелую крышку.

Несколько секунд он простоял в ступоре, с ужасом изучая то, что предстало его взору. Увы, эти секунды оказались роковыми. Не успел демон сделать и пары шагов в сторону, как вырвавшееся из заточения щупальце обвило ему горло. Серадийон захрипел, осознавая, что не может ни кричать, ни говорить, и попытался разорвать поганый отросток своими когтями, но сидевший в котле тоже не дремал. Еще две пары щупалец крепко обхватили демона, лишив его возможности двигаться и летать, и потянули внутрь котла.

Серадийон сопротивлялся из всех своих демонических сил, но в данном случае ему попался достойный противник. Щупальца резко подняли беспомощного демона в воздух и одним рывком втянули в темное пространство. Напоследок еще одно щупальце ловко зацепило крышку за край и задвинуло её на место, тем самым заглушив прорвавшийся наконец рёв демона.

Последующие полчаса прошли достаточно тихо. Местные бродяги, стараясь оставаться незамеченными, осторожно лазили по горам мусора, время от времени с ужасом посматривая в сторону, где еще пару дней назад располагались трущобы. Среди них уже зарождалась легенда, правда, пока ещё не получившая подтверждения, о случившейся тут битве двух могучих богов. Правда, кое-кто утверждал, что на самом деле виноват местный колдунишка со своими экспериментами, но на таких с ужасом шикали, заставляя замолкать. Действительно, даже если всё это сделал местный чародей, то как он отреагирует, когда узнает, что его раскрыли?

Впрочем, в ту ночь у местного народа появился ещё один источник для сложения баек. Внезапно крышу дома того самого чародея разорвало на куски, и в небо взмыла крылатая огненная фигура, издающая громкий и протяжный рев. Жители трущоб тут же с ужасом вжались в землю, ожидая второго раунда битвы богов, но его не последовало. Пламенный ужас, описав круг над городом, быстро удалился в сторону гор, откуда донесся мощный грохот, и всё кончилось. После этого все принялись обсуждать, что трущобный чародей Мулис не просто захудалый колдунишка и шарлатан, а могучий архимаг, держащий в заточении зловещих демонов.

Что же касается Серадийона, то он просто сгорал от стыда, и это пламя было куда сильнее его огненной души. Яростно шарахаясь из стороны в сторону, не в силах признать всю глубину унижения, он просто уничтожал всё на своем пути: разрушил несколько скал и повалил участок леса площадью в несколько квадратных миль. Успокоился демон, лишь вскипятив своим пылающим телом небольшое горное озеро. Обнаружив себя сидящим в окружении свежесваренных рыб, он, наконец, смог подняться на ноги и зареветь изо всех сил.

- Я отомщу! Сурово и жестоко отомщу! Но сначала, - демона просто трясло от злобы. - Я оторву этой девчонке руку и достану Око Бога! Да, с ним меня никому не одолеть!

На этой суровой клятве его метания закончились. Но никто и никогда, включая темных богов, так и не узнал, что же случилось с Серадийоном в глубинах мрачного котла. Если, конечно, не считать ту загадочную сущность с щупальцами.


***


Утро началось достаточно позитивно, и его не могло омрачить даже ворчание Мулиса в адрес неизвестных, снесших крышу с его дома. Катя сидела у окна и, зевая, пила уже третью кружку чая. Ночь выдалась довольно бурной, поскольку Зандукей все-таки пришел извиняться. Правда, поскольку наемник не знал о том, что прощение следует вымаливать, стоя на коленях, процесс извинения больше напоминал совращение. Впрочем, в данных условиях девушке хватило и этого, и сейчас она с довольной улыбкой вспоминала и смаковала подробности. Ночь так расслабила девушку, что она даже поленилась одеваться в свой наряд амазонки (цирковую тайну которого паладин ей всё-таки раскрыл) и напялила одну из рубашек рыцаря, размер которой позволял с натяжкой считаться платьем.

Зандукей же присоединился к компании Вальдемара, Лазуреля и Модо и теперь играл с ними в глюск. Из кратких объяснений Катя поняла, что эта карточная игра напоминала земной покер, хотя выглядела куда сложней. В любом случае у девушки не было ни малейшего желания вникать в правила, и она предпочла просто сидеть у окна и наслаждаться хорошим утром.

- Значит, ты уверен в том, что нам удастся добраться до пятого круга? - как бы вскользь спросил гном.

- Абсолютно уверен. Если сработаем как надо, то доберемся без проблем, - отозвался Лазурель, не отрывая глаз от карт.

- Надеюсь, твоя уверенность основана не на старой карте, купленной за пару медяков у пьяного бродяги?

- Можешь не волноваться, - улыбнулся командир. - Ни старых карт, ни рукописей, найденных под обложкой книги, ни умирающих старцев, требующих выполнить последнюю волю, в моей истории нет. Зато есть самый обычный расчет на основании всем известных сведений. Поэтому я так и спешу, боюсь, что кто-то сможет додуматься до того же, что сумел вычислить я.

- Учитывая, что тебе в отряд нужен убийца, я просто теряюсь в догадках, - продолжал ворчать гном. - Надеюсь, ему не придется убивать еще раз всех семерых паладинов?

- Убийца нужен... для другого, - вздохнул Лазурель и, наконец, посмотрел на собеседника. - В общем-то, я, Модо и Зандукей сможем сработать вместо него, но у нас не получится чистой работы. И, кстати, твой ход.

- Ладно, поверим, - буркнул гном и погрузился в игру.

Внезапно раздался стук в дверь. Бродящий по комнате неприкаянный Мулис, ворча, повернул ручку и отскочил в сторону, поскольку на пороге стоял хозяин таверны.

- Просили уборщика, забирайте, - мрачно пробормотал, оглядев всех присутствующих, после чего резко развернулся и хлопнул дверью.

На несколько мгновений все недоуменно замерли. Лазурель открыл рот, собираясь поинтересоваться, что это было, когда перед его лицом пронеслась тень. Лучник отшатнулся и быстро выхватил из-за пояса кинжал. Паладин уже стоял во всеоружии, Модо схватился за стул, а гном спрятался в углу, сжимая в руках неведомо откуда взявшийся небольшой арбалет.

Лишь Катя и Мулис удивлённо смотрели по сторонам, пытаясь понять, в чем же дело. Краем глаза девушка несколько раз заметила мелькавшую тень, но каждый раз та ускользала от прямого взгляда. А через пару секунд волшебница пронзительно завизжала и отпрыгнула в сторону.

- Оно у меня там! - прокричала Катя недоумевающим бойцам, пытаясь натянуть рубашку еще пониже.

- Кто?! - ошарашено переспросил Лазурель.

- Существо, - пробормотала Катя.

Её рубашка внезапно зашевелилась в районе живота. Странная выпуклость стремительно поползла под одеждой прямо вверх. Девушка еще раз взвизгнула, когда пуговицы в районе груди отлетели, и прямо перед лицом возникла пара огромных глаз, напоминающих кошачьи.

- Ну, и было бы с чего кричать, - раздалось мягкое дружелюбное шипение. - Всего-то один раз за задницу ущипнул. Она у тебя, кстати, тощая, другой бы пальцы переломал. А вот грудь мягкая, уважаю такие.

- Ты кто? - ошарашено пробормотала девушка, разглядывая непонятный меховой шарик, нагло разлегшийся прямо в декольте.

Это существо немного напоминало кошку, вот только ни у одной кошки нет таких тонких, напоминающих спички ручек и ярко-красного носа картошкой. А вот зубастая улыбка наводила на мысли о Чеширском Коте.

- Я? Хуур З'Алдуни Магнирон. Можно просто Хур. Пришел предложить вам свои скромные навыки мастера бесшумных убийств.

- Живой крульп! - синхронно раздались потрясённые крики Лазуреля и Мулиса.

Остальные посмотрели на существо со странной смесью восторга и ужаса.

- Кто? - вновь переспросила Катя.

- Крульп, - на этот раз ответил только Мулис. - Очень загадочная раса, хотя довольно широко распространенная. В народе их называют домовыми, и часто они выполняют функции хранителей дома. Я был уверен, что все крульпы привязаны к месту, и даже не думал, что среди них встречаются странствующие особи.

- Я из Малакони, - прокомментировал Хур.

Все, кроме Кати, приняли понимающий вид.

- Насколько мне помнится, - подал голос Вальдемар. - Тамошний герцог изгнал всех домовых со своих земель после того, как те отказались раскрыть ему тайну рождения второго ребенка. Он подозревал жену в измене, а крульпы по своей природе должны были знать правду.

- Так оно и было, - подтвердил Хур. - Согласно нашему внутреннему кодексу мы не имеем права раскрывать секреты хозяев дома. В итоге пришлось изрядно постранствовать, и немало наших тогда погибло, все-таки к внешним условиям мы не приспособлены. Как видите, мне пришлось сменить профессию, но это слишком грустная и личная история, поэтому рассказывать её не буду.

- Двигаешься ты быстро, - задумчиво пробормотал лучник. - А чем еще владеешь?

- Яды. Могу подбрасывать в пищу и воду, могу использовать отравленные иглы. Владею магией своего народа и, если есть время, на её основе создаю ловушки. Ещё умею перерезать горло или иные части тела, - в тонкой ручке крульпа на мгновение блеснуло маленькое, но острое лезвие, которое тут же исчезло. - В общем, пока что никто не жаловался.

- Меня это устроит, - Лазурель кивнул, спрятал кинжал и довольно улыбнулся. - Каковы твои требования? Я никогда не слышал, чтобы твой народ нуждался в деньгах или иных материальных благах.

- Это да, мы обычно работаем за еду, - мохнатая морда крульпа растеклась в загадочной улыбке. - Но в данном случае дополнительным условием будет возможность как можно чаще прикасаться к телу этой юной дамы.

- Зачем? - недоуменно пробормотала Катя.

- Мы создания-паразиты, - непосредственно отозвался Хур, и из его рта неожиданно высунулся длинный тонкий язык, обвившийся вокруг правого соска девушки. - Мои собраться паразитируют, пожирая энергию, выделяемую людьми. Обычно они собирают ту часть, что абсорбируется по жилищу, но во время долгих странствий я научился пить силы напрямую. И, надо заметить, мне это очень понравилось - так опьяняет и сводит с ума.

- Да ты вампир, - дрожа от возмущения, пробормотала девушка.

Поглаживания лохматого монстра, к её ужасу, вызвали легкое возбуждение, а знание о навыках убийцы не позволяло размазать пушистый комок по ближайшей стене.

- Не совсем, - ответил крульп. - Вампиры выпивают большую часть или вообще всё, лишая свою жертву сил. Я же предпочитаю питаться выделяемыми телом эманациями, которые и без того бесцельно разлетаются по окрестностям. Другое дело, что чем ближе к телу я буду находиться, тем меньше эманаций пропадет даром, - он резко втянул свой язычок внутрь и довольно зажмурил глаза. - А ты - сладкая. И сила твоя просто сводит с ума. Думаю, мне будет приятно с тобой поработать.

- Я окружена извращенцами, - устало пробормотала девушка, садясь обратно на стул.

- Это жизнь, и извращения в ней часто являются нормой, - произнёс Хур. - Впрочем, еще одно условие я, пожалуй, выдвину. Конечно, это больше из области занудного эстетства, но я бы хотел включить сей пункт в свой контракт.

- И какой же? - Лазурель вновь включил деловой тон.

- Прикупите ей несколько комплектов нижнего белья, - бесцеремонно отозвался наглый экс-домовой. - Если уж я буду жить на её теле, пусть оно будет красиво украшено.

На этих словах Катя истерически расхохоталась. После всего пережитого ей не хватало только мехового пушистого шарика, страдающего фетишизмом. Правда, судя по лицу командира, он воспринял это требование всерьез, а паладин задумчиво почесал затылок и внезапно выдал:

- Думаю, это не проблема. Я знаю, где достать то, что нам нужно.

Глава 5

***


В магазин отправились вчетвером: Лазурель, знаток города и мастер по хитростям и уловкам, Зандукей, знающий адрес магазина, Хур, эстет и специалист, ну и сама покупательница. Идти пришлось недалеко. Уже через два квартала паладин остановился напротив роскошного дома, напоминающего дворец.

- Богато продавцы живут, ничего скажешь, - хмыкнул лучник, изучая здание.

Катя мысленно согласилась с командиром. Не будь в окнах дома выставлены манекены с образцами одежды, она решила бы, что перед ней жилье кого-то из городской элиты. Кстати, модели, представленные на витринах, выглядели как земные аналоги. Девушка, опасавшаяся, что придется покупать панталоны до колена, даже облегченно вздохнула.

- И почему мы стоим? - тут же поинтересовалась она. - Нам ведь внутрь?

- Вряд ли нас здесь обслужат, - внезапно улыбнулся Зандукей. - В такие магазины пускают только представителей знати, а, насколько я понимаю, ни у кого из нас даже захудалого дворянства не имеется.

- Есть подозрение, что я - бастард графа Мулинарского, но это только слухи, - задумчиво добавил Лазурель. - И боюсь, этого не хватит, чтобы нас пустили внутрь.

- Значит, нужно идти в другой магазин? - нахмурилась девушка.

- А других и нет. Да если бы и были, ситуация бы повторилась. Только знатные люди имеют право покупать нижнеё бельё.

- Что это за идиотское правило? - изумилась Катя?

- Все претензии к старому императору, - отмахнулся лучник. - А точнее к его фаворитке.

Зандукей на этих словах ухмыльнулся и добавил:

- Занятная тогда история произошла.

- Какая история?

- Как обычно, во всём оказался виноват Гордаз, - флегматично начал Лазурель.

- Он, я смотрю, у вас тут всегда крайний.

- Ну, а что ты хочешь, все-таки уже больше тысячелетия правит своей империей. Но не будем отвлекаться. Лет тридцать назад император Ланоя решил покончить с могуществом Гордаза. Прекрасно понимая, что сил одной, пусть и большой, страны окажется недостаточно, император решил найти союзников. С этим проблем не возникло, поскольку темных никто не любил, и в итоге был создан так называемый Союз Дюжины, куда вошло, соответственно, двенадцать государств.

- И причем тут нижнее белье? - изнывая от нетерпения, спросила Катя.

- Не торопись, всему свое время. Гордаз действовал, как всегда, очень экзотично. Чтобы разрушить союз, не стал уничтожать его членов поодиночке, а просто послал своих слуг с целью похищения из каждой страны по несколько самых знатных и красивых девушек. Всего заложниц набралось около сотни.

- Если верить книгам, тогда случился страшный скандал, - снова включился в беседу паладин.

- Именно. Половина правителей, убедившихся, насколько уязвимы их собственные дворцы, поспешили в страхе разорвать договор. Другие государства, напротив, стали наращивать мощь, но поскольку от Гордаза постоянно приходили угрожающие послания, что это была только демонстрация его возможностей, со временем и они отказались от агрессивных намерений. В итоге в союзе остались только две страны, и император Ланоя, осознав, что этого мало, лично переслал темному владыке свои извинения. На этом всё закончилось, и заложниц вернули.

- Так что же с бельём?

- Как оказалось, Гордаз не терял времени даром и отлично повеселился с пленницами. Темный властелин вообще очень падок до женщин и постоянно придумывает новые затеи. В тогдашней истории он развлекался тем, что заставлял захваченных девушек ходить только в подобных нарядах, - Лазурель кивнул головой в сторону витрины. - Вернул он их, понятное дело, в таком же виде. Многие бывшие заложницы поспешили сжечь непристойные тряпки, но вот императорская фаворитка, похищенная одной из первых, сразу заметила заинтересованный взгляд своего повелителя.

- И, будучи в курсе озабоченности императора, с целью получить преимущество над остальными любовницами главная фаворитка поспешила убедить его утвердить закон, согласно которому такие наряды имела право носить только она, - вновь добавил Зандукей.

- Как сама видишь, ничего у неё не вышло. Остальные придворные дамы, узнав об этом, поняли, чего добивается наглая фаворитка, и подняли такой шум, что императору пришлось распространить действие закона на всех знатных особ, - закончил объяснение Лазурель. - Потом и остальные страны подтянулись. Но в каждой свои правила: где-то, как в нашем случае, незаконная продажа в руки не дворян наказывается высокими штрафами, а где-то могут и отрубить голову, ибо это считается незаконным присвоением атрибутов высшего сословия.

- Смертная казнь за ношение трусов, - изумилась Катя. - Да, весело вы живете. Кстати, а чего мы ждем?

- Его, - Зандукей кивнул головой в сторону худощавого низенького человечка, выбежавшего через главный ход. Заметив пришельцев, он быстрым шагом двинулся на задний двор. Весь отряд тут же последовал следом.

C тыльной стороны здание уже не так впечатляло. На краске тут явно сэкономили, да и про украшения забыли. Поэтому, несмотря на единый стиль с фасадом, выглядело здесь всё скучно и серовато. Впрочем, Катя сюда пришла не ради наслаждения архитектурой. Загадочный человек, за которым её потащили соратники, стоял у входа в небольшое подсобное помещение и нетерпеливо барабанил пальцами по двери.

- Что так медленно? - пробурчал незнакомец, сверля всю компанию пронзительным взглядом. - Думаете, раз знак подали, я вас еще и дожидаться должен?

- Прошу прощения, - взял слово Лазурель. - Небольшая заминка.

- Вижу, что небольшая. Ладно, заходите внутрь. На кого берёте, на неё? - и он кивнул в сторону Кати.

- На неё, а что?

- Да ничего, просто вспоминал, есть ли нужный размер.

Войдя внутрь, девушка неожиданно почувствовала странное ощущение, словно земля стала уходить из-под ног. И дело было в не богатстве ассортимента, а в том, что в первую очередь её взгляд упал на груду до боли знакомых коробочек. Такие можно было найти на полках супермаркетов, но уж никак не в параллельном измерении в каком-то сарае. Земное происхождение товара подтверждали и надписи, сделанные на латинице.

- Откуда это у вас? - удивленно пробормотала девушка.

Продавец лишь невозмутимо пожал плечами.

- Спрашивайте хозяина, где он всё это достает. Мое дело - продавать.

- И воровать, - вполголоса добавил Лазурель.

Продавец бросил на лучника недовольный взгляд, но в перепалку вступать не стал и вместо этого обратился к клиентке.

- Надеюсь, ты знаешь свой размер?

- Знаю, - обрадовано произнесла Катя, но тут же осеклась, поскольку на столе внезапно появился Хур и, схватив ближайшую к нему коробочку с кружевными стрингами, кинул её девушке.

- Бери вот это! - бесцеремонно произнес мохнатый убийца.

- Но я не ношу такое! - возмутилась Катя.

- Бери, иначе я расторгну наш договор!

- Послушай его, милая, - шепнул ей на ухо Зандукей. - Иначе мы навсегда застрянем в этом городе.

Кате оставалось лишь тяжело вздохнуть, а затем вспомнить очень важную вещь.

- А сколько всё это стоит?

- Вот это, - продавец обвел рукой груду коробочек, а так же свисающие с потолка бюстгальтеры. - По три шетонга за штуку. Там в углу эльфийские по девять и гномьи по семь.

- Ограничусь этими, - пробормотала Катя.

Быстрого взгляда, брошенного в указанном направлении, хватило, чтобы оценить модные веяния иных рас. В ярком эльфийском нижнем белье можно было произвести фурор на бразильском карнавале, а гномы, похоже, считали трусы и лифчики разновидностью доспехов.

- Я тоже так думаю, - добавил довольным тоном Хур.

Катя оглянулась и снова обомлела. За время короткого разговора покупательницы с продавцом, мохнатый шарик умудрился перетащить на край стола несколько десятков образцов товара. И судя по наглому взгляду огромных глаз, экс-домовой вовсе не собирался предлагать выбирать.

- Я же разорюсь, - простонала девушка, мысленно вспоминая, сколько у неё сейчас лежит в сейфе.

- Да? - удивился убийца. - Ну ладно, я сам оплачу. Сделаю тебе такой подарок.

С этими словами Хур, покопавшись в своей шерсти, достал небольшой, размером с горошину, невзрачный серый камень. Правда, увидев его, продавец нервно икнул и покрепче ухватился за стол, а Зандукей с Лазурелем застыли, словно статуи.

- Прошу прощения, но мне просто нечем дать сдачу, - немного заикаясь, пробормотал продавец и с истеричными нотками в голосе добавил. - Я даже не могу это оценить!

- Сдачи не надо, - лениво отозвался Хур.

- Но, может, вы возьмете что-то еще?

- Мы идем в поход и, боюсь, больше унести не сможем, - ответил убийца, оглянулся и взмахом тоненькой лапки приказал паладину и лучнику забрать покупки.

Что касается продавца, то он, пуская слюну от восторга, вцепился в загадочный камушек и больше не выпускал его из рук.

- Лисский камень, - пробормотал Зандукей. - Откуда он у тебя?

- Места надо знать, - отмахнулся Хур. - Главное, что его хватило для покупки.

- Его бы хватило, чтобы скупить всю эту лавочку вместе с дворцом.

- Он настолько дорогой? - удивилась девушка.

- Ещё какой! - Лазурель, наконец, пришёл в себя. - Если бы мы его продали, то полученных денег хватило бы для отправки тебя домой, а остаток обеспечил всем нам немало лет безбедной жизни. Ладно, камень все равно ушел, отправляемся в гостиницу.

Лишь на улице Катя сообразила, что, потрясенная напором и расточительностью Хура, даже ничего и не примерила. Впрочем, возвращаться назад уже не хотелось. Спутники рассовали купленное нижнее белье по сумкам и, посетовав на то, как тяжело работать носильщиками у озабоченных магов, пошли обратно в таверну. Хур вновь исчез, хотя Катя подозревала, что он спрятался у неё под одеждой. Оставалось надеяться, что всё купленное придется впору.


***


Несмотря на то, что все члены команды уже не раз видели её голой, примерку Катя решила провести в одиночестве, благо в её комнате имелось нормальное зеркало. Как ни странно, первые пять комплектов ей подошли и отлично смотрелись на фигуре. Удивленная девушка даже пробормотала это вслух и, к своему удивлению, услышала ответ.

- А чего ты хочешь, у меня глаз наметан!

Взволнованная Катя повернулась в сторону источника звука и нахмурилась. В углу сидел Хур и, попивая сок из бокала, пялился на неё своими бесстыжими глазами.

- Я, по-моему, велела всем удалиться, - девушка постаралась придать своему голосу максимально ледяной тон, но мохнатый убийца на него никак не отреагировал.

- Поскольку всё это приобретено на мои средства, я имею право первого просмотра.

- Ты еще скажи, что имеешь право поселиться в моих трусах, - буркнула Катя и тут же осеклась.

Взгляд Хура стал особенно пронзителен, и плюшевый убийца коварно улыбнулся.

- А мне нравится эта мысль! - воскликнул крульп.

Девушка вскрикнула, но было уже поздно. Через комнату стремительно пронеслась тень, и через секунду Катя ощутила прикосновение к своим ягодицам.

- Вылезай оттуда! - взвизгнула она.

- И не подумаю, - отозвался наглый голос. - Мне тут нравится, у тебя такая нежная кожа. Да и тепло тут. Кстати, и не пытайся меня вытащить, в моём распоряжении набор парализующих игл, поэтому жди на это негативной реакции.

- Скотина, - буркнула девушка, понимая, что попалась в ловушку.

- Посмотри на это другим взглядом, - продолжил наглец. - В непосредственной близости от тебя будет жить один из самых опасных убийц этого мира, неужели тебе не нужна такая надёжная защита? Кроме того, я - знаток человеческого тела и могу не только отправлять людей на тот свет, но и наоборот возносить живьем в рай.

Катя вздрогнула, почувствовав, как горячая волна прошла по её телу. Где-то на грани подсознания она почувствовала, как язык крульпа вошел в её тело, нащупывая самые нежные точки. Чтобы не упасть, девушка присела на кровать, но все новые и новые ощущения заставили её опрокинуться на спину.

- Вот так правильно, - продолжал проникать в её мозг вкрадчивый шепот убийцы. - Не надо противиться. Просто наслаждайся моментом. Кстати, как тебе понравится это?

Девушка застонала практически против своей воли. Хур действительно разбирался в чувствительных точках, моментально превратив Катю в нечто безвольное. Ей хотелось только одного, чтобы это ощущение никогда не кончалось, и крульп не подводил. Его язык то проникал внутрь, то ласкал снаружи. Легкая шершавость делала его особенно искусным, заставляя волшебницу метаться по постели.

- Ласкай себя, - вновь раздался шепот. - Я не могу дотянуться до сосков, но твои руки до сих пор лежат без дела.

Словно зомби, Катя обхватила ладонями свои груди и застонала еще больше. И хотя паладин доставлял куда больше наслаждения, в сочетании с работой языка крульпа ощущения всё равно были феерическими. Девушка чувствовала, что ей хочется ласкать себя, тем самым помогая мохнатому убийце. Через секунду её пальцы забегали по телу, отыскивая самые нежные участки.

- Продолжай, - прошептала она.

- Мне нравится твой настрой, и поверь мне, я только начинаю.

Стоны раздавались все чаще и чаще. Катя окончательно потеряла связь с реальностью. Где-то на грани подсознания крутилась мысль: "Я извращенка, позволила плюшевой игрушке совратить себя". Но тут Хур сумел нащупать особо восприимчивое место, и все мысли девушки моментально исчезли.

- А вас не учили, что подглядывать - не хорошо, - эти слова крульпа явно были адресованы не Кате.

Поскольку меховой убийца внезапно прекратил ласки, девушка сумела немного прийти в себя и увидела стоящих в дверном проеме остальных соратников, нахально улыбающихся. Каким образом они сумели открыть запертую изнутри дверь, стало понятно сразу: все-таки Вальдемар являлся мастером по замкам и запорам. Сейчас гном, скрестив руки на груди и нагло ухмыляясь, с интересом наблюдал за тем, как девушка себя трогает.

- Да как вы смеете?! - взвизгнула Катя и тут же осеклась.

- Вообще я несколько иначе представлял себе процесс переодевания, - с серьезным выражением лица начал Лазурель. - Услышав подозрительный шум, решил, что случилось что-то нехорошее, ну, а дальше ты сама все понимаешь.

- Я тоже все понимаю, - добавил Вальдемар. - Ты явно заскучала без мужской ласки, как-никак паладин всего лишь человек. Но если хорошо попросишь, я могу...

И тут Катя не выдержала. Накопленных эмоций хватило для создания мощного энергетического заряда, предназначенного, чтобы стереть противного гнома в порошок. Но вор не дремал и резко щелкнул пальцем. В ответ на это браслет на руке девушки внезапно ярко засиял и нагрелся, моментально переключив её внимание. Вся энергия тут же испарилась, словно в никуда.

- Хорошее средство, - прокомментировал происходящее Лазурель.

- Хватит еще на один раз, - покачал головой гном. - Я никак не могу собрать новый накопитель. Хочу добавить функцию сброса излишков энергии, чтобы не менять их так часто.

- Ладно, технические детали обсудим позже, - и, повернувшись к Кате, лучник добавил. - Раз уж у тебя хватает времени на игры, предлагаю все-таки заняться делом. У нас сейчас идет обсуждение маршрута, присоединяйся.

С унылым лицом и завернувшись в одеяло, девушка проследовала за товарищами. Мысленно она отметила, что Хур так и не покинул своего места и, судя по легким щекочущим прикосновениям, все еще сидит в трусах. Но в данный момент настроение волшебницы было испорчено, и даже подбадривающая и намекающая улыбка Зандукея не могла его восстановить.

- Для начала хочу спросить, - Лазурель, убедившись, что все сели за стол, развернул карту. - Кроме меня и Вальдемара кто-нибудь проникал в Радужные Гробницы?

Ответом ему стало молчание. Правда, гном, некоторое время задумчиво поглаживавший свои усы, вдруг поинтересовался:

- А ты далеко прошел?

- Первый круг, - сказал лучник. - Плевок каменной змеи - весьма паршивая штука. Хорошо, у нашего лекаря было противоядие, но все равно я четыре дня лежал в кустах, приходя в себя. Это, наверное, меня и спасло, поскольку все остальные, войдя внутрь, назад так и не вернулись.

- Каменная змея - это опасно, - согласился вор. - На нас, гномов, её яд действует слабее, но все равно больно. Пока добрался до третьего уровня, я два раза на них нарывался.

- Значит, кроме нас никто там не был. Ладно, сразу скажу, что в былые времена добраться до тех мест из Вивиции можно было за девять суток. Два дня пути на северо-восток до небольшого городка Снежная Головешка, а оттуда по старой карьерной дороге на запад. Но после сооружения гробниц, пусть стал немного длиннее.

- Если так можно выразиться, - улыбнулся Вальдемар.

- Да, ты прав. Чтобы всякие посторонние личности не шлялись вокруг, над дорогой поработали всевозможные маги. Друиды хорошо поколдовали над той частью, что идет через лес. Теперь там растет противный кустарник: плотный и колючий, так что через него не протиснешься; гибкий и упругий, поэтому рубить бесполезно. Кроме того, в заросли напустили кучу ядовитых змей и прочих вредных тварей. Вырубать и выжигать - бесполезно, очень быстро всё вырастает заново. Отдельные умельцы даже пытались перекапывать землю и поливать кислотой, но, как вы понимаете, ничего не получилось.

- А некоторые говорят, что кустарник пожирает тех, кто забрался вглубь и застрял, - добавил гном. - Я сам этого не видел, но на брехню не похоже.

- Возможно, так и есть, - согласился Лазурель. - Но кусты - еще не самое опасное, в крайнем случае, можно пройти через лес по звериным тропам. А вот то, что по пути нам встретится множество рек, мосты через которые, понятное дело, перестали существовать, может доставить проблемы.

- Через быстрые речки мы переберемся, - взял слово Зандукей. - Но я слышал, что реки, отличающиеся медленным течением, стали рассадником всяких плотоядных тварей.

- И это тоже проблема, - с грустью согласился Лазурель. - Придется искать решение на месте. В горах нас тоже ждет немало веселого. Придется идти по дороге, на которой множество ловушек. Кроме того, в тех краях бродит немало диких племен: огры, орки, гоблины, поэтому надо держать ухо востро.

- Нам даже големы встречались, - задумчиво проговорил гном, почесывая свои усы.

- Про големов я не слышал. Но в любом случае знайте, что легкой прогулки не будет. В былые времена на разграбление гробниц отправлялись армии.

- А не опасно ли идти туда таким маленьким отрядом? - устало спросил Мулис.

- Опасно, но у нас же есть она, - взгляды всех мужчин сосредоточились на Кате, и та моментально залилась румянцем. - Исходя из того, что мы знаем, по силе она способна тягаться с архимагом, и, значит, при правильном использовании Кати большую часть ловушек мы минуем без проблем.

- Что значит "при правильном использовании"? - насторожилась девушка.

- То самое, - ехидно ухмыльнулся Лазурель, и Катя покраснела еще больше, тем более, что именно в этот момент Хур вновь начал её щекотать. - Хотя если ты научишься нормально пользоваться своей силой и накапливать энергию иным способом, мы будем только рады.

- До гробниц мы доберемся, но что дальше? - поинтересовался упрямый гном.

- Это я расскажу уже на месте. Пока что предлагаю провести инвентаризацию всех наших вещей. К тому же нужно закупить провизию. Чую, дорога займет не меньше месяца, а питаться подножным кормом совсем не хочется.

После этих слов Лазуреля все заметались и стали перебирать вещи. Даже крульп покинул свое местообитание и умчался в неизвестном направлении. Кате оставалось лишь развести руками: из вещей у неё были только одежда, кольцо Хорана и ключ от ячейки в Хранилище, а всё остальное принадлежало товарищам. Понимая, что в данный момент она будет лишь помехой, волшебница решила прогуляться. Бросив одеяло на кровать, Катя вновь натянула на себя так полюбившуюся рубашку Зандукея и вышла в коридор.

Еще в первый день она обнаружила лестницу, ведущую на крышу. Там находился небольшой балкончик, с которого отрывался неплохой вид на улицу, а также горы, начинавшиеся прямо за городом. Время от времени девушка поднималась туда, чтобы очистить разум от посторонних мыслей и просто полюбоваться окрестностями.

Вот и сейчас Катя облокотилась на перила и тяжело вздохнула. Она уже окончательно запуталась во всех своих отношениях. Хотелось хоть какой-то определенности, в то время как судьба, словно издеваясь, подкладывала её под каждого встречного. И ладно, если бы это были только люди. Оставалось надеяться, что поход увенчается успехом и девушка, наконец, сможет избавиться от проклятия и вернуться домой.

Несмотря на то, что до вечера было еще далеко, внезапно стемнело. Мрачная дождевая туча медленно наползала на город, сверкая яркими молниями. В воздухе запахло дождем, и Катя, поежившись, уже решила вернуться под крышу, когда прямо перед её глазами полыхнуло яркое пламя. Девушка недоуменно вытаращила глаза и нервно сглотнула: в воздухе висел обнаженный мускулистый мужчина, чье тело было словно соткано из языков пламени, голову украшала пара массивных рогов, а глаза полыхали суровой яростью. И даже еще не до конца знакомой с устройством этого мира Кате стало ясно, перед ней самый настоящий демон.

- Пойдем со мной, - донесся до её ушей сердитый шепот. - Пойдем, и я дам тебе то, что ты хочешь.


***


Серадийон не мог сдержать своей радости. После вчерашнего провала ему составило немалых трудов уговорить Мантузора дать второй шанс. Хорошо, удалось скрыть истинную причину провала, запудрив мозги командира рассказом о магической ловушке, и клятвенно заверить, что такое больше не повторится. Тем не менее, узнав, что ему даны всего одни сутки, демон сильно расстроился, чувствуя, что добыча ускользает из рук.

Даже его чутья вряд ли бы хватило для проверки всего города за столь короткое время, но судьба внезапно преподнесла подарок. Во время облёта центра Серадийон почувствовал короткую и мощную вспышку силы, в которой он без проблем опознал Око Бога. Через пару минут он висел в воздухе над трехэтажным зданием, попутно обдумывая свои дальнейшие действия.

Демоническая кровь требовала мгновенных действий, и Серадийону хотелось ворваться внутрь, устроив дикую резню, добраться до нынешней хозяйки камня, разорвать её на куски и скрыться с добычей. Но предварительное наблюдение показало, что место, в котором находилась добыча, не совсем обычная таверна. Вокруг неё крутилось множество до зубов вооруженных личностей, среди которых присутствовали обладающие магическими способностями. Чтобы проникнуть внутрь, требовалась как минимум сила архидемона, в противном случае Серадийона ждал бы печальный финал. Оставалось только висеть в воздухе и следить.

Терпение никогда не было сильной стороной демона. Напротив, он с трудом держал себя в руках, осознавая, что его цель находится буквально на расстоянии броска. К тому же погода начинала портиться, и Серадийон недовольно поморщился. Его огненное тело плохо переносило дождь, и требовалось тратить силы на лишнюю защиту.

Демон подумал было найти убежище, откуда можно вести наблюдение, когда судьба преподнесла ему еще один подарок. На крыше внезапно появилась полураздетая девушка, и Серадийон затрясся в возбуждении. Даже без особого чутья он понял, что это и есть его цель. Он рванулся было к ней, но резко остановился: Око Бога было заряжено, не очень сильно, но даже этого хватило бы для абсолютной дематериализации демона. И вспомнив наставления Гордаза, Серадийон принял решение действовать более тонко.

Из всей полученной информации о девушке он вспомнил, что она не принадлежит этому миру. Демон на мгновение ей даже посочувствовал. Вырванный из пламени "инферно" он часто скучал по своему, пусть и неуютному, дому. Жалость вышла сиюминутной, зато этого времени хватило для принятия решения. Девушка должна поверить, что Серадийон может помочь ей, и сама пойти к нему в руки, а дальнейшее - дело техники. Заметив, что его цель, испугавшись начинающегося дождя, собирается вернуться под крышу, демон совершил резкий рывок, тем самым привлекая внимание.

Вблизи девушка не представляла из себя ничего особенного: волосы рыжие и спутанные; лицо довольно симпатичное, но обильно покрытое веснушками, которые демон считал отвратительными. Кроме того, девушка отличалась сильной худобой и даже не тянула на нормальную пищу. В общем, Серадийон так и не смог понять, что именно в ней привлекло внимание Гордаза. Заметив на лице жертвы явный страх, он мысленно улыбнулся, но постарался придать голосу мягкую интонацию и произнес:

- Пойдем со мной. Пойдем, и я дам тебе то, что ты хочешь.

- Что я хочу? - недоверчиво и испуганно пробормотала девушка. - О чем ты говоришь?

Демон выругался про себя. Мало того, что цель не отличалась красотой, так еще и страдала слабоумием.

- Ты хочешь вернуться домой, - прошипел он. - Я могу тебе помочь.

- Но зачем? - в голосе собеседницы прозвучали нотки недоверия.

Серадийон снова мысленно выругался, на этот раз в свой адрес. Решив, что девушка непременно подпрыгнет от восторга, услышав данное предложение, демон даже не мог подумать, что та подвергнет его слова сомнению. Теперь требовалось импровизировать.

- Твое существование грозит равновесию миров, - пробормотал он первое пришедшее в голову, мысленно уже прикидывая, как поудобнее схватить цель. На то, что девушка поверит в такую чушь, демон даже не рассчитывал.

- Правда?! - к его удивлению собеседница посмотрела на него с надеждой. - Но что я должна делать?!

- Возьми меня за руку, - прошептал Серадийон.

Демон вновь согласился с первоначальным выводом о тупости этой особи. А судя по тому, что она поспешила сделать шаг ему навстречу и протянула руки, вывод действительно оказался верным. Теперь оставалось только схватить свою жертву и, не давая ей опомниться, разорвать на куски. Где находится камень, Серадийон уже видел и знал, что если оторвать руку, девчонка станет обычной безобидной смертной.

Через мгновение хрупкая ладошка девушки оказалась в руке демона, и он, потрясенный, замер. На мгновение ему показалось, что по телу пронесся поток холода, моментально сбивший внутреннее пламя. Время словно остановилось для Серадийона, он смотрел в прекрасные зеленые глаза девушки, не понимая, как мог только что ненавидеть её. Повинуясь порыву, второй рукой он обхватил её талию, и в ту же секунду их губы соприкоснулись.

До этого момента демон считал, что нет ничего жарче пламени "инферно", которое он познал. Но тот жар, в который его бросили объятия и поцелуи жертвы, доказал, насколько сильно он ошибался. Пламя в его душе усилилось в несколько десятков раз, прорывая всю защиту. В горячих объятиях Серадийона одежда девушки моментально превратилась в пепел, но на её коже не осталось ни единой отметки. Мало того, сама девушка начала покрываться языками голубого пламени, которое охватывало демона с головы до ног, вызывая у того дикие желания.

Время так и не спешило продолжать свой бег. Серадийон не мог точно определить, прошла пара секунд или целая вечность. Как-то безвольно он отметил, что его крылья, продолжая мерно работать, подняли слившуюся парочку на высоту в несколько сотен футов. Но для демона сейчас это не имело никакого значения. Его пылающий язык вел безмолвную борьбу с языком партнерши, и обоим было без разницы, кто победит.

С какого-то момента Серадийон осознал, что понимает девушку даже без слов. Хватило всего одного быстрого взгляда, и демон сразу сделал то, чего от него хотели. Его хвост обвил партнершу вокруг пояса, освободив таким образом руки, после чего Серадийон перевернул девушку вниз головой. Через мгновение он почувствовал, как её руки и рот плотно обхватили его мужское естество. Демон взревел, почувствовав, как большая часть его пламени устремилась вниз, и тут же погрузил свой язык в лоно партнерши.

Это было сплетение двух огненных стихий. Каким-то образом демон знал, что его пламя тоже обжигало девушку, но этот жар не причинял боли, напротив, он наполнял тело новой силой и энергией. И на стыке двух огней возникало новое, ранее неведомое для Серадийона чувство. Он не хотел останавливаться, не хотел, чтобы это прекращалось. А сила его рвалась наружу, поэтому из горла демона продолжал раздаваться протяжный рев.

Руки и рот девушки обжигали его достоинство, и Серадийон не выдержал. Оторвав свою партнершу, он вновь перевернул её. Девушка резко вскрикнула, когда член демона вторгнулся в нее, но уже через мгновение над городом пронесся её сладострастный стон. Но партнер её не слышал. Погруженный в свои чувства, охваченный огнем он просто не мог остановиться. Да, демону доводилось и раньше иметь дело с женщинами, но ни одна из них не вызывала таких эмоций. Честно признаться, большинство его любовниц очень быстро превращались в хорошо прожаренные тушки, о чем Серадийон, впрочем, не особо и жалел. Но сейчас все было по-другому.

Демон то ускорял темп, то замедлял, раз за разом разбрызгивая свое огненное семя. Но вдруг Серадийон понял, что окончательно иссяк. Сила, которой обычно хватало для уничтожения небольшого городка, теперь полностью уходила лишь на поддержание двух тел в воздухе. Удивительно, но на девушку израсходовалась большая часть энергии "инферно", однако Серадийон даже не думал об этом. В его голове крутилась только одна мысль: "Не отдам! Я брошу вызов Владыке, богам, "инферно", всему миру, но эта женщина моя!"

- Твоя?! - раздался у него над ухом весьма неприятный голос.

Демон, наконец, смог сосредоточится и удивленно уставился на лицо девушки. Та, обхватив партнёра руками за шею, смотрела на него прямо в упор, и взгляд её не предвещал ничего хорошего.

- То есть ты хочешь всего лишь попользоваться мной?!

- Я хочу, - слова застряли в горле Серадийона, но девушка лишь улыбнулась, оскалив зубы.

- Я знаю, чего ты хочешь. Но поверь мне, ты этого больше не получишь!

Демон открыл рот, собираясь крикнуть, что она не так его поняла, но осознал, что вместо слов и рева из горла вырывается лишь слабое шипение. Голубое пламя, что охватило его в самом начале, резко усилилось, пожирая огонь "инферно", из которого состояло тело Серадийона. Демон словно таял, но при этом не чувствовал физической боли. Боль была в его душе, поскольку женщина, которую он внезапно полюбил, возненавидела его. И лишь осознание того, что ему хоть и недолго, но было хорошо, делало демона чуточку счастливее.

А через мгновение Серадийон перестал существовать. Его огонь исчез, оставив только пепел. И последним, что демон услышал, был жуткий вопль девушки, до которой дошло, что ей предстоит очень долгий полет вниз.


***


Катя летела, истошна визжа. Свободное падение смыло пелену, застлавшую её разум, и девушка моментально поняла, что ситуация испортилась прямо на глазах. Без поддержки демона ей предстояло пролететь пару сотен метров и шмякнуться об отнюдь не мягкую мостовую. В данном случае Катю могло спасти только чудо. Впрочем, кто сказал, что чудеса являются прерогативой только богов?

Паника и страх сделали свое дело, напитав Око Богов необходимой энергией, а желание выжить заставило эту силу материализоваться. Через несколько секунд Катя уже не падала, а плавно планировала над городом. Недоуменно оглядевшись по сторонам и назад, девушка обомлела от восторга: прямо из её спины росли широкие белые крылья, в данный момент и обеспечивающие безопасность в воздухе.

Снизу доносились потрясенные голоса тех, кто задрав головы, натыкался взглядами на обнаженную летунью. Но Катя не обращала на них никакого внимания, ведь её захватил полет. Она стремительно неслась над домами, улицами, постепенно снижаясь. Уже можно было разглядеть лица отдельных людей, когда эмоции сыграли с девушкой дурную шутку.

На мгновение утратив контроль, она почувствовала, что её опора стала рассыпаться. Через пару секунд падение вновь возобновилось, но боги в тот день явно благоволили юной волшебнице. Пролетев буквально несколько метров, Катя грубо шлёпнулась в кучу тряпья, лежавшую на крыше дома. Совсем безболезненным такое приземление назвать было трудно, пару синяков девушка точно заработала, но, учитывая обстоятельства, это тоже казалось чудом.

Правда, поднявшись на ноги и потирая ушибленный локоть, она осознала, что на этом её беды не кончились. Судя по открывавшемуся виду, неуправляемый полет занес девушку в самую глубь трущоб: с крыши хорошо просматривалась очищенная от домов площадь, созданная Катей несколько дней назад. А снизу уже доносились возбужденные голоса. Девушка прекрасно понимала, что находится криминальном районе, без одежды и спутников, и ей требуется срочно искать друзей и просить помощи.

Страх вновь придал ей сил, наполнив артефакт энергией. К этому моменту Катя уже поняла принцип фокуса, поэтому крылья раскрылись мгновенно. Теперь девушка летела крайне осторожно, тем более она не понимала, как управлять всей этой конструкцией. С трудом развернувшись назад, волшебница медленно и неуверенно приступила к поискам нужной таверны.

Дело осложнялось плохим знанием города, но удача вновь оказалась на стороне Кати. Нечаянно заметив знакомую крышу, она изо всех сил устремилась к ней и буквально через минуту уже заливалась слезами, уткнувшись в мускулистую грудь Зандукея. Паладин, только что выбежавший на крышу, выглядел недоуменным, но поспешил утешить девушку и, укрыв её своим плащом, увел обратно в номер.

Там по-прежнему проходили предпоходные сборы. Кроме нахмуренного Мулиса никто даже не посмотрел на Катю, от чего та еще больше разревелась. Зандукей, видимо, догадавшись, что дело тут нечисто, шепнул пару слов командиру, и через секунду весь отряд, за исключением отсутствующего Хура, обступил девушку со всех сторон.

- Рассказывай, что там случилось, - бесцеремонно начал нахмуренный Лазурель, изучая лицо пострадавшей. - И только не говори мне, что опять сломала ноготь.

- Демон! - сквозь всхлипы и слезы сумела выдавить Катя. - Пытался меня похитить!

- А я же говорил, что мне не почудилось, - пробурчал волшебник. - Это точно был выплеск "инферно". А вы еще отмахивались!

- Демон? Так далеко? - удивился Лазурель, и его лицо помрачнело. - И он точно пришел за тобой?

- Да, - тревога командира передалась и девушке, от чего она тут же перестала плакать. - Сначала он предложил мне помощь в возвращении домой, а потом ревел, что не отдаст меня какому-то властелину и заберет себе.

- Дело портится на глазах, - покачал головой Лазурель. - Если в деле замешан сам Гордаз.

Вслед за командиром разом помрачнела и остальная команда.

- Это действительно он, - взял слово Зандукей. - Ну, кого еще демоны могут называть властелином?

- Может, речь шла о владыках "инферно", - вынес предположение гном, но Мулис тут же заткнул его.

- В нашем мире есть лишь один владыка, повелевающий демонами, как комнатными собачками!

- Но сразу возникает вопрос, зачем она ему? - задумчиво произнес Зандукей.

- Око Бога, - безапелляционно заявил чародей. - Оно ему нужно!

- По твоим словам, у него уже есть несколько, - поспешил напомнить лучник.

- Значит, хочет собрать их все! Возможно, планирует страшное чародейство и...

- Ты говорила, что получила Око, пролетая между мирами? - повернулся Лазурель к недоумевающей Кате.

- Да, его ко мне словно притянуло, - пробормотала девушка.

- И перемещение между мирами и проклятия, которые на тебя наложили, явно работа одного колдуна. Похоже, все сходится. За твоё появление в этом мире ответственен сам Гордаз.

- Но почему? - удивилась Катя. - Зачем я нужна вашему темному властелину?

- Позже расскажу, - отмахнулся командир и, повернувшись к остальным, добавил. - Видимо, уходить придётся не утром, а прямо сейчас. Возможно, поблизости есть еще демоны, и я хотел бы как можно быстрее отдалиться от них.

- Через несколько часов стемнеет, - поспешил напомнить Вальдемар.

- Переночуем в лесу. Кстати, что случилось с тем демоном, который на тебя напал?

- Он не напал, - покраснела Катя. - Он... В общем, я его убила.

- Это хорошо. Если у него есть соратники, им придется потратить время, чтобы нас найти. Главное, пока не использовать силу Ока, подозреваю, что это оно нас выдает.

- Да, его вполне можно отследить по остаточным эманациям, - подтвердил слова лучника Мулис.

- Поэтому не активируй его и вообще постарайся сдерживать свою тягу к мужчинам хотя бы в течение суток.

- Я попробую, - мрачно отозвалась Катя.

- В крайнем случае, воспользуемся моими цепями, - ехидно добавил гном. - Так она точно ни на кого из нас наброситься не сможет. Да и силу Ока поглотить сумеют.

- Цепи это на крайний случай, но, если что, придется применить. А пока ищем Хура, собираем вещи и уходим, - Лазурель вновь повернулся к Кате и мрачно добавил. - И, кстати, сделай со своими глазами что-нибудь, они меня пугают.

- Пугают? - удивилась Катя. - Чем именно?

Ответ предоставил паладин, бесцеремонно взявший девушку за руку и подтащивший к единственному зеркалу в комнате. Катя недоуменно взглянула на своё отражение и тут же в ужасе отшатнулась. Нет, лицо её было в порядке, да и с глазами, на первый взгляд, ничего страшного не случилось. Вот только зрачки слегка поменяли форму. По крайней мере, до этого момента она не помнила, чтобы они выглядели как карточные масти. Левый глаз украшал зрачок в виде масти "трефы" правый же был "пиковым". Это стало последней каплей для измученных нервов Кати, и девушка поспешила провалиться в спасительный обморок.


***


- Покажи зубы, быстро!

Побледневший тролль оглянулся на своих не менее испуганных сородичей и, трясясь мелкой дрожью, покорно раскрыл рот.

- Так, и что мы тут видим? - Гордаз бесцеремонно притянул за челюсть своего подданного и презрительно изучил рот. - Я тебе говорил чистить зубы? Говорил? У тебя тут все гниет так, что ты дыханием уже убивать можешь похлеще дракона!

В ответ тролль замямлил что-то невнятное, но владыка был неумолим.

- Еще раз замечу, что ты забросил свои зубы, сгною в рудниках, - и, повернувшись к Моргебиусу, Гордаз добавил. - Приставь к нему пару орков, чтобы проследили за выполнением приказа!

- Слушаюсь, мой повелитель. Но вам не кажется, что, скорее всего, он просто их сожрет?

- Значит, поставьте тех, кого не жалко. Не состоит же моё войско полностью из идеальных бойцов, верно? Вот и отправьте тех, кто провинился, пусть знают, что у меня служба - не мёд.

- Пятая рота в последнее время очень развязно себя ведет, - задумчиво произнес Моргебиус. - Думаю, это будет хорошим наказанием для самых неуправляемых.

- В общем, сам разберись, - отмахнулся Гордаз.

- А почему, собственно, это стало такой проблемой? - рискнул поинтересоваться управляющий. - Неужели гниющие зубы так плохо влияют на боеспособность?

- На экономику они плохо влияют, - буркнул владыка и, увидев на лице помощника откровенное недоумение, тут же приказал. - Хрузд, Гырмар, Друлюн, быстро ко мне!

Тролли, чьи имена назвал повелитель, вздрогнули. Их кожа моментально сравнялась по цвету с меловой побелкой на стенах, но противиться воле Гордаза они не стали.

- Откройте рты, - отдал новый приказ владыка и поинтересовался у управляющего. - Ну, как?

- Впечатляет, - медленно произнес Моргебиус, прищурив глаза. - Очень качественно сделано.

Во рту каждого тролля, отбрасывая блики, расположился целый частокол золотых зубов.

- Качественно, - грустно усмехнулся Гордаз, отсылая троллей назад. - А одной такой нижней челюсти вполне хватит, чтобы подкупить коменданта заурядной приграничной крепости. И ведь троллей в моей армии несколько тысяч. Если верить записям, то половина моих золотых рудников работает для снабжения рабочими материалами мастеров зубного дела.

- Можно приказать им вставлять зубы из более дешевого материала. Например, из железа.

- Не поможет, тролли - очень гордый народ со своими принципами. Даже если я это прикажу, они скорее умрут, чем послушают. Тех же, кто согласится ставить железо, они просто засмеют, - и, немного подумав, владыка добавил. - Это еще ничего, старейшины вообще делают себе зубы из драгоценных камней. Но за руководством проще проследить, их немного, а вот пока всех этих обойдёшь, замучаешься.

- Я обдумаю этот вопрос, - склонил голову управляющий. - И постараюсь найти решение.

- Уж постарайся, - нетерпеливо отмахнулся Гордаз.

Раздражение владыки объяснялось очень просто: два часа назад верные вампиры наконец-то доставили давно ожидаемую добычу, которой он пока не мог воспользоваться. История с ней вышла весьма занятная. Три месяца назад в королевстве Кутания проходил пышный бал-маскарад, на котором один из лордов осмелился похвастаться, что в одиночку может сразить ужасного Гордаза. О том, что на балу может присутствовать лично сам темный властелин (естественно инкогнито), наглец даже не подумал. Впрочем, чародей даже не обиделся, поскольку за тысячелетие успел привыкнуть к подобным заявлениям, а вот юной и прекрасной дочерью хвастуна он заинтересовался.

К сожалению, за время, ушедшее на решение дел, ради которых маг и прибыл на бал, лорд с дочерью успели покинуть дворец и столицу. Расстроенный Гордаз тут же создал несколько поисковых отрядов из упырей и чернокнижников, дав им конкретное указание: без девушки не возвращаться. И вампиры с магами, тяжело вздохнув, приступили к выполнению задания. И вот надо же было в тот момент, когда девушка уже лежала у ног владыки нагая и беспомощная, заметить этот проклятый доклад!

Впрочем, расставаться со своей добычей даже на такой короткий срок чародей не спешил. Сейчас она находилась за его спиной, надежно спутанная зачарованной цепью, и с ужасом взирала на девятифутовых монстров. Того, что сами тролли стараются держаться как можно дальше, девушка явно не замечала. Моргебиус посмотрел на пленницу, тяжело вздохнул и перевел взгляд наверх.

С феечкой Гордаз тоже не собирался разлучаться и взял её с собой. В последнее время та много рыдала, умоляя дать полетать, и владыка, наконец, освободил ей крылья, правда, предварительно сковав руки и ноги. В итоге в данный момент феечка парила под потолком, не в силах улететь дальше положенного. От её ошейника тянулась еще одна цепочка к руке чародея, что напоминало оригинального и извращенного воздушного змея.

Троллей фея боялась не меньше новенькой, но высокий потолок и длина цепи позволяли сохранять безопасную с её точки зрения дистанцию. Завязанные рты не давали пленницам возможности высказать свою точку зрения, поэтому Гордаз без зазрения совести таскал их за собой по всем мрачным закоулкам замка.

- Какие еще новости? - вновь пробурчал чародей, которому, судя по нетерпению в голосе, очень хотелось уединиться с новенькой.

- Мантузор прислал сообщение, - ответил управляющий. - Похоже, мы потеряли Серадийона.

- Каким образом? - удивился Гордаз.

- Неизвестно. Он был отправлен на разведку и, похоже, нашел цель, но что случилось дальше, никто не видел. От его тела осталось лишь немного пепла. Мантузор снял остаточный фон на месте гибели сородича и уверяет, что не обошлось без Ока Бога.

- Жаль, хороший был демон. Честолюбивый, конечно, к силе стремился, меня хотел с престола сбросить, но если бы направил свою энергию в нужное русло, мог далеко пойти. Надеюсь, он недолго мучился.

- У Мантузора сложилось впечатление, что Серадийон умер счастливым. И это самое странное.

- Это не странное, это моя забывчивость, - недовольно поморщился Гордаз. - Ты ведь в курсе, какие заклинания я накладывал на эту девушку?

- Да, конечно, вы активировали портал, а затем...

- Там была "суккубочка", - резко перебил слугу чародей. - С измененной полярностью, разумеется, но я её включил в основной комплект. А ты должен помнить, что модифицированная сукуббочка" заставляет её носительницу саму искать мужской ласки. Но это работает только с низшими расами, а с демонами все иначе.

- Они не чувствуют изменения полярности, - сообразил Моргебиус. - И для них это заклинание является полноценным.

- А учитывая, что "суккубочка" как раз и берет начало в демонической магии, бедняга Серадийон почувствовал такую тягу к этой девушке, что фактически лишился воли. Надо передать остальным, чтобы при контакте с целью включали защиту на максимум.

- Но если Серадийон попал под действие этого заклинания, то значит... - пробормотал управляющий.

- Да, скорей всего он попытался совратить девушку, и поскольку на неё это заклинание действует как положено, я уверен, что ему это удалось.

- Но тогда бы она превратилась в шашлык, - недоверчиво покачал головой Моргебиус.

- У неё есть Око Бога, которое защищает своего владельца. Думаю, за это время девица с ним сроднилась, и теперь оно может выполнять приказы, отданные даже на грани подсознания.

- Это осложняет дело.

- Но зато делает игру куда веселее, - Гордаз, наконец, коварно улыбнулся и направился к выходу, таща за собой пленниц. - Передай Мантузору все предупреждения, пусть будет более осторожен.

- Передам. В данный момент они потеряли цель, но примерно представляют направление.

- Вот и ладно, а пока займись троллями. Негоже им расходовать мой золотой запас.

- Будет исполнено, владыка, - управляющий вновь склонил голову. - Еще распоряжения будут?

Гордаз ухмыльнулся и внезапно как можно крепче обнял новенькую рабыню. Девушка взвизгнула сквозь кляп и тут же расплакалась, что, впрочем, не смутило темного властелина.

- Будут. Пусть никто не беспокоит меня пару часов. Разве что демоны начнут штурм моей цитадели. Хотя, - чародей посмотрел на парящую феечку и ещё шире улыбнулся. - Лучше три часа, у меня появилось несколько замечательных идей.

Моргебиусу оставалось лишь выполнять приказ. Он давно уяснил истину: хороший владыка - это довольный владыка, а удовольствие Гордаз сейчас получал только одним способом.


***

Глава 6

***


- Расскажите мне побольше о Гордазе, - пробормотала съёжившаяся в повозке Катя. - Хочу узнать, зачем я ему.

Девушке сейчас было нелегко: тело под воздействием заклинаний требовало любовных игр, а Лазурель пока не снял своего запрета. Да еще и её переживания из-за изменения глаз... В общем, приходилось отвлекаться посредством разговоров.

- Я про него знаю не так много, - развел руками лучник. - За подробностями обращайся к Мулису.

- Если надо, я могу рассказать хоть всю его биографию, - внезапно заговорил сидевший впереди Зандукей.

Мулис и Лазурель недоверчиво хмыкнули, и паладин поспешил дать объяснения:

- Мы полгода обороняли Шиамский монастырь. Девок не было, выпивки не было, азартные игры запретили, зато библиотека имелась богатая. В битвы мы там почти не вступали, поэтому к концу осады даже неграмотные научились читать сказочки про рыцарей.

- Весьма неожиданная подробность биографии, - пробормотал управлявший повозкой Вальдемар.

- Самое интересное, что в молодости Гордаз не увлекался никакой магией, - сказал паладин. - Если верить записям, полторы тысячи лет тому назад он был обычным наемником варваром, работал на всяких лордов и в итоге оказался достаточно компетентным, чтобы возглавить собственный отряд.

- Этого я не слышал, - удивился Лазурель. - Ну, и как варвар стал черным магом?

- Там, где сейчас располагается Цитадель Тьмы, раньше находилось Пустоземелье. Говорили, что боги, сражаясь друг с другом, уничтожили ту землю, сделав её бесплодной.

- И вовсе не боги, а маги, - подал голос Мулис.

Волшебника вообще не было слышно со вчерашнего вечера, когда он уговорил всех заглянуть напоследок в его дом. Оттуда он унес много разных приспособлений, а в финале заставил Модо вытащить небольшой, но крайне тяжелый котел. С этим котлом маг и обнимался всю ночь и утро.

- Архимаг Люганион Жестокий решил, что это самое удобное место для дуэлей, и на протяжении нескольких столетий волшебники выясняли отношения именно там.

- Об этом я ничего не знаю, - покачал головой паладин. - Но в любом случае Пустоземелье на тот момент являлось крайне неприятным местом: каменистая земля, почти полное отсутствие растительности и крупных животных, отравленные водные источники. Многие преступники сбегали туда в надежде укрыться от гнева правосудия, однако в столь суровых условиях выживали лишь единицы, которым чудом удавалось найти хоть какой-то кусочек жизни. Кроме того, в горах обитало немало свирепых племен троллей и орков. Там условия были куда лучше, чем в долине.

- Не очень симпатичное местечко, и чего его туда потянуло? - пробурчала Катя.

- Как и всех героев - подвиги, - улыбнулся Зандукей. - Ну, и золото, конечно. Так уж вышло, что в Пустоземелье кроме бандитов и беглых крестьян обосновался еще и один отшельник, очень сильный маг, решивший сбежать от мирской суеты.

- Или из-за каких-то грехов, - прокомментировал Вальдемар.

- Кто знает, - пожал плечами паладин и продолжил. - Слухи об отшельнике разошлись широко, и Гордаз решил его навестить, поскольку в сплетнях присутствовали забитые золотом и драгоценными камнями сундуки. Он, разумеется, отправился не в одиночку, а со всем отрядом. И как показала реальность, сотня наемников ничего не смогла противопоставить опытному магу, который к тому же еще и ждал вторжения.

- Слишком уж яркие подробности, - в голосе Лазуреля слышалось недоверие. - И кто же сообщил такие сведения?

- Оставшиеся в живых. Чародей решил использовать уцелевших наглецов в качестве материала для опытов. Тогда-то он и заметил в Гордазе скрытый потенциал и принял решение учить варвара.

- И наверняка после окончания обучения тот прибил своего наставника, - буркнула Катя и в очередной раз поморщилась, понимая, что разговор не может полноценно её отвлечь.

- Нет, маг официально признал Гордаза своим наследником и даже представил его в Академии Магов, ради чего на время прервал отшельничество.

- Будущий темный владыка несколько лет даже преподавал в той Академии, - неожиданно проговорил Мулис. - И пара учебников, написанных им, до сих пор в ходу.

- Дальше было веселее, - Зандукей ничуть не обижался на то, что его постоянно перебивали. - После Академии Гордаз собрал оставшихся бойцов, вернулся обратно в Пустоземелье и начал постепенно его завоевывать. Сперва он взял под своё крыло несколько мелких оазисов, где жили беглые, затем подчинил горные племена и начал возвращать земле жизнь.

- Титанический труд, - пробормотал Мулис. - Наши академики говорили, что сразу махнули рукой на те земли, поскольку восстановление заняло бы несколько столетий. А вот Гордаз, вопреки прогнозам, сумел справиться за сто пятьдесят лет, причём приложил немало усилий, чтобы превратить столь неуютное местечко в подобие рая.

- И такой человек считается у вас темным властелином?! - искренне изумилась Катя.

- Тогда не считался, но затем, - Зандукей сделал драматическую паузу и продолжил. - В один прекрасный день мелкие государства, находившиеся по ту сторону гор, окружавших Пустоземелье, подверглись атаке диких племен. Нападение было таким яростным и агрессивным, что никто не успел оказать сопротивление. Но зато очень скоро стало известно, что эти захваченные земли перешли владыке Гордазу. И тот вовсе не думал останавливаться. Очень быстро собрав новые силы, он организовал завоевательный поход. Одна за другой страны падали к ногам Гордаза, и, казалось, ничто не сможет остановить поступь его могучей армии.

- И как же его остановили? - полюбопытствовали одновременно Катя и Лазурель.

- Он сам остановился. Увеличив территорию своей империи раз в пять, владыка внезапно перешел к обороне, укреплению границ, тренировке войск. Соседи, опасавшиеся новых походов, пытались организовать союзы, но Гордаз с легкостью разбил их армии.

- А дальше что?

- Ничего, - внезапно остановился паладин. - С тех пор ситуация мало изменилась. Гордаз очень медленно захватывает окрестные земли, хотя имеет в своем распоряжении силы, способные покорить все континенты. Ему прислуживают демоны, вампиры, драконы, призраки и многие другие силы, но тёмный властелин предпочитает лишь укреплять свои земли, издеваться над соседями и предаваться всяким утехам. Бывали случаи, когда он даже уходил с захваченных территорий, чтобы потом снова их завоевать.

- А как же зверства? - удивился Лазурель. - Обычно в рассказах про Гордаза особый акцент делают на его жестоком отношении ко всем врагам. Да он даже слуг своих держит в постоянном страхе.

- Об этом в книгах ничего не говорилось, - пожал плечами Зандукей, затем зевнул и улегся рядом с Катей.

- Хорошая история, - пробормотала девушка. - Но она не объясняет, зачем я ему понадобилась.

- Теперь, наверное, придется объяснять мне, - не выдержал лучник. - У Гордаза есть одна слабость, хотя с её помощью никто пока не смог его подловить. В общем, эта слабость - женщины.

- Причем еще с молодых лет, - добавил паладин. - В одной книге рассказывалась история короля Шумалы, замок которого штурмом взял Гордаз, ещё будучи командиром наемников. Поскольку Шумала тоже любил женщин и даже держал немаленький гарем, они с Гордазом быстро нашли общий язык на этой почве. Слово за слово возник спор, и варвар похвастался, что сможет удовлетворить всех дочерей короля, вошедших в брачный возраст, а таковых насчитывалось два десятка. Король принял вызов. По условиям спора, если Гордаз проигрывал, то добровольно уходил из замка не солоно хлебавши, ну а если побеждал, Шумала признавал себя его вассалом.

- И Гордаз победил? - с интересом спросила Катя.

- Нет, его хватило всего на семнадцать девушек. Зато силы после этого распределять научился.

- Все равно могуч, - уважительно произнес Лазурель. - Кстати, он до сих пор не изменился. Владеет постоянно пополняемым гаремом, про который ходит множество слухов. Согласно одним сплетням, чародей отдает всех надоевших ему женщин на поругание оркам или на корм дракону. Другие наоборот заверяют, что многие пленницы впоследствии возвращаются к родным. Если вспомнить историю с нижним бельем, думаю, в этом есть доля истины.

- А еще Гордаз стал первым и, безусловно, лучшим мастером межмировых порталов, - вновь проскрипел Мулис. - Именно после него пошла мода тащить оттуда все, что под руку подвернется.

- Опять же по слухам, - добавил Лазурель. - Устав от местных женщин, он временами переключается на особей из иных миров. Так что, наверное, в какой-то момент ты попалась ему на глаза, и наложенные на тебя проклятия подтверждают мою версию.

- Но почему я попала не к нему, а очутилась в пещере дроу?

- Это знают только боги и Гордаз. Впрочем, помехой могло стать Око Бога. Но, боюсь, истину мы узнаем не скоро, если узнаем вообще. Ну что, твоё любопытство удовлетворено?

- Вполне, - выдохнула девушка и перевернулась на бок, пытаясь задремать.

Увы, история про чародея-бабника лишь еще больше распалила её воображение. Мозг рисовал картины прекрасного мускулистого варвара, обладавшего силой Модо, чуткостью Зандукея, красотой Лазуреля, мозгами Мулиса и нахальством Вальдемара. Катя даже застонала от разочарования, ведь в реальности вряд ли возможно встретить такого мужчину. И даже теми, кто был под рукой, она не могла довольствоваться из-за дурацкого приказа командира. Оставалось надеяться, что это ненадолго, а то девушка опасалась, что может сойти с ума.


***


Гнев и ярость с удвоенной силой гнали Мантузора и его товарищей на поиски цели. Гибель Серадийона сильно ударила по чувствам членов отряда. Даже командир оказался потрясен до глубины души, пусть погибший демон никогда не был ему другом, но он оставался его подчиненным и сородичем по "инферно". Эмоции требовали суровой мести, а холодный разум подсказывал самые долгие и мучительные способы.

Мантузор уже принял решение. Девушку он, как и положено, отдаст Гордазу, но после того, как владыка с ней наиграется, попросит себе в подарок. И тогда та узнает, что значит вызвать гнев "инферно", уж Мантузор постарается приложить все силы, чтобы смерть её не была быстрой и безболезненной. И если Серадийон умер счастливым, это ещё не обязывает оказывать подобную милость и его убийце.

Впрочем, сладкие мысли о расправе над девкой пришлось временно отложить, поскольку сейчас требовалось решать совсем иную задачу. Дело в том, что цель покинула Вивицию и скрылась в неизвестном направлении. Учитывая, что из города выходило пять дорог, поиски могли затянуться надолго. После недолгих размышлений командир принял решение пока оставить без внимания тракт, по которому их добыча сюда приехала. На каждый из оставшихся путей было послано по демону.

Всю ночь Мантузор носился как угорелый, опрашивая свидетелей. Зачищая следы, пришлось сжечь трех крестьян, пару бродяг и одного купца. Под утро командиру всё-таки повезло, и он наткнулся на забулдыгу, который, приняв демона за свое очередное видение, дружелюбно поведал ему о недавно проехавшей мимо повозке с толпой разношерстного народа.

- Девка с ними была, видать, похитили, - смачно добавлял он подробности.

- Почему так думаешь? - заинтересовался демон.

- Дык она все дергалась и умоляла ей помочь. А её чуть ли ни силой держали, угрожая привязать к повозке, если не успокоится.

Вообще-то хватило бы и описания спутников. Сразу после гибели Серадийона Мантузор проследил его путь по оставшимся сгусткам энергии и вышел на таверну, в которой, как оказалось, и обитала их цель последние несколько дней. Демону не составило труда уговорить первого попавшегося оборванца войти внутрь и навести справки. Мужик согласился после того, как демон пообещал ему бессмертие в обмен на душу тёщи, и блестяще справился с заданием, в подробностях расписав состав отряда. Заполучив нужную информацию, Мантузор прибил ненужного свидетеля вместе с его тещей, которую тот притащил за собой, чтобы сразу одарить демона.

Теперь, узнав от пьянчуги, куда движется цель, демон поспешил развернуть бурную деятельность. Этого забулдыгу он убивать не стал, поскольку тот так добродушно уговаривал демона еще раз навестить его и поболтать, что у Мантузора рука не поднялась. Чтобы избавиться от ненужного чувства неловкости, командир вновь собрал отряд воедино и продолжил поиски.

Правда, очень скоро выяснилось, что, даже зная точное направление, очень сложно найти искомое, будучи демоном. О том, чтобы идти по дороге, не могло быть и речи, а с небес очень сложно обнаружить то, что очень хочет оставаться замеченным. Мантузор подозревал, что причиной столь поспешного отъезда цели послужило знакомство с Серадийоном, и, похоже, противники догадывались о погоне и могли пойти на любые хитрости и уловки. В итоге демонам пришлось изучать каждый подозрительный участок. Скорость полёта при этом, разумеется, снизилась, хотя у повозки, если она продолжала движение той же дорогой, всё равно не было никакой возможности удрать.

Теоретически демоны могли на полной скорости долететь до ближайшего города, обогнав девку и её спутников, и встретить их там. Но Мантузор решил перестраховаться, тем более его смущало отсутствие защиты от чар цели. Согласно переданной им информации, любой контакт с девчонкой приводит к тому, что демон моментально становится её верным рабом. Подобная перспектива пугала весь отряд, и теперь каждый из товарищей Мантузора размышлял о способах противодействия.

- Остановитесь, проклятые порождения "инферно", - внезапно раздавшийся громовой голос заставил демонов затормозить и недоуменно закрутить головами. - А не то мой карающий меч завершит ваш земной путь прямо здесь и сейчас!

Мантузор недовольно поморщился и заскрипел зубами, ведь дело приобретало весьма неприятный оборот. Из-за ближайшего облака прямо перед ними вынырнуло нечто крылатое, окутанное лучами света.

Любой из смертных, увидев это чудо, непременно завизжал бы от восторга и забился в экстазе, читая молитву, поскольку именно так внизу представляли себе небесных посланников. Но демон уже достаточно пожил на свете и знал немало, чтобы опознать одного из самых смертоносных соперников - серафима.

В книгах описывалось, что раньше они были родственными народами, вышедшим из единого огня, но однажды вспыхнула война, разделившая миры. Демонам досталось всепожирающее пламя "инферно", правда, успевшее прихватить у их антагонистов способность к порождению жизни, а серафимы получили жизнетворящее пламя "лучезарного", способное, впрочем, и испепелять врагов на месте. Эти миры враждовали с такой яростью, что высшие силы поспешили растащить их как можно дальше друг от друга. Поэтому встреча со старым врагом стала для Мантузора неприятным сюрпризом.

Через мгновение ему вновь пришлось заскрипеть зубами от ярости. Ослепляющий свет рассеялся, и перед четверкой демонов предстал их соперник, а точнее, соперница, прекрасная светловолосая женщина в кольчужном платье и с огненным мечом в руке. Её голубые глаза метали молнии, лицо выражало суровую решимость, а белые крылья, широко распахнувшись, загораживали путь. И, похоже, дело вряд ли удастся решить миром.

- Это не твоя территория, - начал переговоры Мантузор. - Освободи дорогу!

Перед тем, как ответить, девушка смерила его ледяным презрительным взглядом, после чего продолжила:

- Да будет тебе известно, мерзкое порождение темного пламени, что сей мир находится под личным покровительством лорда-протектора Эуллихима, наместника "лучезарного". И мы не допустим никакого поругания этого мира!

- У нас частная миссия, - дружелюбным тоном поспешил успокоить разбушевавшуюся воительницу Мантузор. - Мы не планируем вносить искажение в этот мир.

- Я знаю, кому ты служишь, - презрительно бросила девушка. - Ты - одна из шавок мерзкого Гордаза. Можешь вернуться к своему господину и доложить, что Око Бога ему не достанется. Оно находится под "небесным покровительством"!

- Даже так.

Демон нахмурился: дело осложнялось на глазах. "Небесное покровительство" являлось самой сильной способностью серафимов, предоставляя защиту выбранному ими объекту. Защита эта, конечно, не отличалась абсолютностью, но не давала никакой возможности атаковать в лоб. Впрочем, тут Мантузор сообразил, что соперница сама подарила ему ключ к решению проблемы.

- Значит, вы предоставили "небесное покровительство" этой девке?

- Хранитель Ока обладает немалой силой, но даже ему иногда нужна помощь! Мы дали ему все, что только могли. А что касается вас, то последний раз предупреждаю, уходите прочь!

- У меня будет иное предложение, - Мантузор коварно улыбнулся и тихонько, чтобы слышали только свои, шепнул. - Схема номер семнадцать, - и уже в полный голос произнёс. - Ты предоставишь нам всем свое "покровительство", после чего мы мирно забываем о твоем существовании.

- Ах ты, наглец! - чуть ни задохнулась от возмущения серафима. - Но это хорошо, тем легче будет тебя убить!

Вспышка света, сорвавшаяся с её меча, столкнулась с огненным потоком из хлыста демона, вызвав мощный взрыв. Мантузор, не теряя ни секунды, нанес новый удар, а за ним еще. Воительница с легкостью их отбила, после чего контратаковала. Новый сгусток света приближался с огромной скоростью, и демон закрутил хлыст по спирали, создавая огненный щит.

На этот раз удар был куда мощнее. Щит задрожал и разлетелся на огненные осколки, а Мантузора отбросило назад. Зашипев от боли, он ринулся в новую атаку, благо серафима уже нацелилась на его товарищей.

- Упорный! - прокричала воительница. - Но вот это будет для тебя достойным уроком!

Новые потоки света внезапно пошли по дуге и, словно змеи, оплели демона со всех сторон. Верный хлыст отбил треть, но остальные вонзились в тело демона и взорвались. На этот раз боль была такой, что Мантузор заревел во всю глотку. Решив, что с одним покончено, серафима вновь переключилась на остальных, на секунду повернувшись спиной к врагу.

Это стало её ошибкой. Лишь в самый последний момент девушка сумела увернуться. Хлыст врезался ей в бок, надорвав кольчугу. Правда, судя по отсутствию крови, броня спасла свою владелицу.

- Бегите! - взревел Мантузор, и оставшиеся три демона бросились врассыпную.

- Думаешь меня задержать?! - ухмыльнулась серафима. - Напрасный труд. Я быстрее вас и, покончив с тобой, без особого труда нагоню их!

- Ну, это мы еще посмотрим! - прошипел демон и бросился в атаку.

Последовал новый обмен ударами, и чем дальше, тем больше Мантузор жалел, что ввязался в эту драку. Демон явно проигрывал сопернице в скорости и силе. Пока что его спасала естественная огненная броня, но надолго её хватить не могло. Кроме того, демон подозревал, что девушка больше забавлялась с ним, нежели сражалась всерьез, и в любую секунду он ожидал боя в полную силу.

- А ты - крепкий, - тут же подтвердила его мысли воительница. - Но этого недостаточно, чтобы противостоять мне! - и схватив меч обеими руками, она воздела его над головой. - Отведай Кары Небес!

- Кричишь название атаки? - сквозь зубы процедил Мантузор. - Какая пошлость!

- Кто бы говорил, - ухмыльнулась серафима, но в ту же секунду извилистый хлыст обвил её запястья, остановив замах.

Пара мгновений ушли у девушки на то, чтобы оценить ситуацию и попытаться перерезать огненные путы клинком, но к этому моменту Мантузор уже нанес свой удар. Хлыст надёжно опутал рукоять меча, после чего демон резким рывком выдернул оружие из рук хозяйки.

- Со мной это не сработает! - прошипела воительница, пытаясь высвободиться, и тут же взвизгнула. Еще два хлыста вылетели, словно из ниоткуда, и обвились вокруг её ног.

- Можете появиться, - приказал командир и, повинуясь его воле, вокруг серафимы тут же материализовались остальные демоны.

- Но они же сбежали, - удивленно пробормотала плененная девушка.

- Сбежали иллюзии, а настоящие ребята просто хорошо спрятались, - отмахнулся демон и переключился на подчиненных. - Теперь зафиксируйте её покрепче.

Троица изо всех сил натянула хлысты, распяв тело серафимы и раздвинув ей ноги. Настала очередь воительницы шипеть от боли.

- Предупреждаю, если со мной что-нибудь случится, "лучезарное" не оставит этого просто так, - приступила она к угрозам, но демоны лишь засмеялись.

- Конечно же случится, - произнёс Мантузор. - Мы для того тебя и пленили, чтобы что-нибудь случилось. Начнем с самого простого.

В руках демона вновь мелькнул хлыст, который обрушился на сияющую броню. Серафима дико завизжала, а Мантузор довольно улыбнулся. Во-первых, ему удалось с одного удара превратить суровые доспехи в кучу жалких лохмотьев, не повредив при этом тела пленницы, а во-вторых, выяснилось, что без защиты гордая воительница становится беспомощной.

- Вы за это ответите, - жалобно пропищала она.

- Если бы ты сразу согласилась на мои условия, - растягивая слова, проговорил демон. - То этого бы не случилось. Значит, всё, что сейчас произойдет, целиком и полностью твоя собственная вина.

- Чего вам надо? - голос пленницы дрожал всё сильнее.

- Я же сразу сказал, что нам нужно "небесное покровительство". Если наша цель имеет такую хорошую защиту против нас, неплохо бы и нам приобрести иммунитет к её чарам. Но раз ты не хочешь отдавать нам его по-хорошему, придется использовать один полузабытый, но очень действенный метод.

Серафима в ужасе вытаращила глаза, когда потоки пламени, являющиеся частью одежды демона, постепенно стали исчезать, обнажая тело Мантузора, в частности, его возбужденное достоинство.

- Нет, не надо! - вновь забилась она, пытаясь вырваться из лап демона. - Вы - звери, злыдни!

- Нет, - уже без улыбки ответил командир. - Мы просто выполняем свою работу.

В ту же секунду он резко вошел в девушку. Судя по отчаянному крику боли, до этого момента она еще не познавала мужчин. Будь на месте Мантузора покойный Серадийон, он наверняка бы начал глумиться над пленницей, наслаждаясь её страданиями и муками, забыв про общее дело. В отличие от него командир не давал воли эмоциям, молча делая свое дело.

Мантузора не волновали крики, стоны и вопли о пощаде. Совершая механические движения, он внимательно следил за тем, как из тела девушки выходят потоки голубого пламени, охватывая его тело. Будь у неё сила, подобная Оку Бога, она вполне могла усилить свой огонь, чтобы сжечь насильника дотла, как и случилось с Серадийоном. Однако серафима была лишь рядовым воином, как и сам Мантузор, и не могла похвастаться запредельным могуществом.

Подняв голову, он увидел возбужденного Гаторуфа. Свирепый демон сердито пыхтел, натягивал свою плеть, не давая девушке сбежать, и, судя его по взгляду, уже предвкушал тот момент, когда начнет развлекаться с пленницей. Командир недовольно хмыкнул, но ничего не сказал по этому поводу, лишь предупредив:

- Ты будешь после меня. Постарайся не причинять лишних увечий, она нужна нам живой.

- Будет сделано! - весело отрапортовал демон. - Ну, а потом-то можно будет с ней позабавиться? Живой-то зачем отпускать, она же сородичей своих на нас натравит?

- Нет, - покачал головой Мантузор, вспоминая еще одно почти забытое заклинание и морщась от забивающего уши визга. - У меня имеются планы насчет неё.


***


Катю пришлось заковать в цепи. В какой-то момент девушка окончательно потеряла контроль над собой и попыталась голыми руками разломать доспехи Зандукея, чтобы его раздеть. Паладин потом рассказывал, что даже поверил в успех её попытки. Но в итоге волшебницу всё-таки скрутили, засунули как можно глубже в повозку, чтобы не привлекала внимания, и постарались занять разговором.

Увы, но девушка уже окончательно перестала воспринимать реальность. Еще и Мулис занервничал, заявив, что засек мощный выброс демонической магии. Пришлось срочно сворачивать с дороги и прятаться в лесу. Тут Хур, все это время прятавшийся в трусах Кати, не выдержал и, решив помочь девушке, приступил к ласкам. В итоге она разразилась настолько сильным взрывом эмоций, что все защитные браслеты гнома разлетелись на осколки.

Вальдемар в этот момент оказался рядом. Он был единственным, кто остался у повозки, когда остальные ушли на разведку. Гном, недолго думая, надел на еще не пришедшую в себя девушку новые браслеты, после чего приковал к ближайшему дереву и оторвался на полную. Под конец, когда Катя уже очухалась, вор принялся ещё больше глумиться над ней. Волшебница ревела и проклинала коротышку-садиста, но ничего сделать не смогла, поскольку вся её магия растворялась в браслетах, которые лишь слегка нагревались.

Спасли девушку Лазурель и Зандукей, остановившие вошедшего в раж гнома, который уже перешёл к экспериментам с позами и специальными игрушками. Рыдающую Катю отцепили от дерева, после чего настало время спасать уже Вальдемара. Впрочем, вору очень повезло: волшебница уже потратила все имеющиеся у неё силы на попытки высвободиться из оков и ограничилась только базарной бранью. Как ни странно, но после такого рабского секса глаза девушки внезапно пришли в норму, вызвав очередную волну вопросов без ответов.

Убедившись, что все успокоились, Лазурель поспешил обрадовать отряд новостью, что удалось обнаружить еще одну дорогу, старую и заброшенную, но еще вполне годную для передвижения. Три часа ушло, чтобы перетащить туда повозку, после чего поход продолжился. Поскольку, несмотря на то, что Катя несколько раз воспользовалась силой Ока, демоны так и не появились, лучник снял свой запрет. Правда, при этом он наказал гному держать её браслеты активированными, чтобы девушка не распыляла силу в пространстве.

Поскольку Зандукею удалось успокоить Катю, та была согласна на что угодно, лишь бы её любовник был рядом. Попутно она уговорила его после окончания похода отрубить гному голову. На последнее паладин согласился с великой радостью, чем окончательно поднял девушке настроение.

Вместо запланированных двух дней до Снежной Головешки они добирались все три. Но зато их ничего не побеспокоило, кроме далёкого волчьего воя и одного кролика, перебежавшего дорогу. Правда, Лазурель нервничал, опасаясь засады, поэтому перед тем, как заехать внутрь, приказал Зандукею зарядить Катю на полную мощь. Девушке же было велено держаться изо всех сил, но не расходовать силу. Волшебнице это далось нелегко, хотя она и привыкла к силе Ока, жжение изнутри изрядно осложняло жизнь. Катя уже начала мечтать о том, что демоны нападут на них сразу за городскими воротами, чтобы можно было расслабиться. Но, увы, внутри отряд ждали лишь пыльные улицы и сонное население.

В отличие от Вивиции, где жизнь била ключом, в Головешке не было даже намека на какие-нибудь развлечения. Небольшой городок, со слов паладина, оживал лишь во время крупных ярмарок, а все остальное время вел весьма унылую жизнь. Лазурель быстро нашел местный аналог кафе, хотя Кате это заведение больше напомнило шашлычную, и, прихватив с собой Модо, поспешил удрать на разведку. Девушке пришлось сквозь зубы попросить Вальдемара об активации браслетов, чтобы сбросить излишек силы, уж слишком она устала к этому моменту от внутреннего напряжения.

Нахмуренный лучник вернулся через час. Даже не притронувшись к еде, он сел рядом со всеми и задумчиво уставился в небо. Видимо, услышал то, что ему крайне не понравилось. Остальные с нетерпением ждали новостей.

- Плохо дело, - наконец пробормотал командир. - Если верить местным, вчера в сторону гробниц ушли три небольших, но очень хорошо вооруженных отряда. Я слышал про них и раньше, поэтому могу уверенно заявить, что у нас появились новые проблемы.

- Что за отряды? - поинтересовался Зандукей.

- "Хромоножки", "Детки" и "Весельчаки".

- А "Танцующих Скелетов" с ними не было? - внезапно задала вопрос Катя.

- Ты откуда про них знаешь? - насторожился Лазурель.

- Только что я слышала, как два каких-то типа говорили, что эти "Скелеты" встали за городом и на рассвете удалились в сторону гробниц, - неуверенно ответила девушка.

- И где ты это слышала? - удивился Зандукей.

- Так они только что у того забора стояли.

Вся команда недоверчиво посмотрела в указанную сторону, после чего мрачно обернулась к Кате.

- До него три сотни шагов, - пробормотал Мулис.

- А еще что-нибудь ты можешь услышать? - тут же перебил его лучник.

- Нууу... - неуверенно пробормотала девушка, обводя взглядом площадь и немногочисленных прохожих. - Мясник Шакруль собирается продать двух коров за полцены. Какой-то Кимак переспал с Дарухой, и за это ему хотят переломать ноги. Купцы у повозок обсуждают подорожание зерна.

- Достаточно, - остановил вошедшую в раж девушку Лазурель. - Занятно, что у тебя вдруг проявилась такая способность.

- Разведки всего мира должны кусать локти от зависти, что у них нет такого сотрудника, - добавил ухмыляющийся Вальдемар. - Две коровы за полцены. Жаль, что я не крестьянин, а то бы поспешил купить.

- А демонов ты не чувствуешь? - неожиданно поинтересовался Мулис.

- Демонов? - Катя на несколько секунд закрыла глаза, сосредоточилась, после чего неуверенно ткнула в сторону юга. - Там я чувствую что-то злое. Не очень далеко, по-вашему, миль пять будет.

- Они двигаются?

- Нет, остаются на месте.

- Значит, нам на месте оставаться не стоит, - напрягся Лазурель. - Не знаю, что они там задумали, но дистанцию лучше увеличить. Тем более припасов у нас хватает, и ничего закупать не будем.

- Отправляемся к карьерной дороге? - уточнил маршрут Зандукей.

- Нет, там могут быть наблюдатели. В прошлый раз мы двигались через лес, там есть пара удобных тропинок. Потом, правда, придется выйти на дорогу, но если перед нами прошли четыре отряда, думаю, некоторое время она будет свободна от растений и ловушек.

На этом и порешили. Через пять минут повозка с отрядом уже направлялась в сторону восточных ворот, а через полчаса уже въезжала на найденную Лазурелем тропу. Скорость передвижения резко упала, но зато в каком-то плане они оставались незамеченными для потенциальных врагов.

Остаток дня прошел в мучениях. Повозка несколько раз застревала, и выручали только физическая сила Модо и хитрости Вальдемара. Катю периодически мучили, заставляя на слух искать врагов или указывать местонахождения демонов. С наступлением темноты девушка совсем озверела, поскольку кроме писка мышей, воя волков и кряхтения совокупляющихся кроликов ничего не слышала.

И лишь когда они, наконец, остановились на привал, волшебница встрепенулась и настороженно посмотрела в темноту. Некоторое время Катя морщилась, пытаясь понять, ни послышалось ли ей, но в итоге подошла к Лазурелю и предупредила его:

- В той стороне слышатся какие-то шорохи и шёпот. Слов я не разобрала, но такое ощущение, что за нами следят.

- Разберемся, - отозвался лучник и, кивнув Зандукею, отправился в указанную сторону.

Следом запрыгал Хур, покинувший свое обиталище на теле Кати. Оставшиеся члены отряда настороженно озирались, готовясь к бою.

- Не отходи далеко, - пробурчал Вальдемар, видя, что девушка изучает окрестные кусты.

- Там нет врагов, - весьма смутившись, ответила она. - И я всего на одну минутку.

- Если что, кричи или молниями бей.

Девушка поспешила заверить, что все будет в порядке, и рванула в кусты. Она ужасно обрадовалась, что Хур убежал, иначе пришлось бы убеждать нахального мохнатика на время выбраться из её одежды и отвернуться. В такой момент Катя уже не думала о проблемах и на подозрительный шорох не обратила внимания, решив, что имеет дело с очередным кроликом. Но едва девушка стала натягивать штаны, как её рот зажала сильная рука, а свет перед глазами померк.


***


Судя по ударам веток и метаниям из стороны в сторону, похитители несли девушку куда-то напрямую через лес. Учитывая, что её держали сразу две пары крепких рук, Катя даже не пыталась вырваться, предпочитая постепенно накапливать силу. Демонической или какой-то иной магической энергии она не ощущала, и это означало, что тащат её обычные люди.

Мешок на голове сильно искажал восприятие времени. Девушка не могла понять, сколько именно её несли, казалось, что целую вечность. Но внезапно муки закончились. Катя почувствовала, как её положили на что-то твердое и теплое. Волшебница попыталась подняться, однако сильные руки удержали её на месте. Еще через мгновение Катя поняла, что её к чему-то привязывают, и жалобно застонала. В последнее время ей начинало казаться, что она попала в какой-то эротический театр абсурда.

Зафиксировав девушку, неизвестные содрали с её головы мешок, правда, оставив кляп во рту. Но теперь она хотя бы могла осмотреться по сторонам. Впрочем, увиденное ни капли не радовало. Катя лежала на каком-то камне, покрытом мхом и очень напоминающем алтарь. Судя по развалинам, которые она хорошо различала даже в тусклом свете факелов, её притащили в какое-то старое святилище.

Пленители в количестве трех человек крутились рядом. Лица их были скрыты под масками, причем, весьма странными. У двоих они походили на шапки в виде початка гигантской кукурузы, а лицо третьего скрывало схематичное изображение солнца. В сочетании с развалинами храма это наводило на мысли о попадании в лапы служителей какого-то культа.

Уже через секунду Кате пришлось серьезно обеспокоится, ведь в руках троицы опасным блеском сверкнули ножи. Сердце девушки затрепетало, но, к счастью, на её жизнь пока никто не посягал. Неизвестные радикальным путем освободили пленницу от одежды, заставив Катю от возмущения замычать сквозь кляп. Этот костюм обошелся ей слишком дорого и, хотя в её багаже лежало еще два подобных, терять одежду девушке не хотелось.

Нижнее белье ненадолго остановило похитителей, видимо, те знали, кто имеет право на ношение подобных изделий. Но, немного посовещавшись в полголоса, они бесцеремонно срезали оставшиеся кусочки ткани, оставив девушку на алтаре в одних сапогах. После этого, проверив еще раз крепость узлов, жрецы на время оставили Катю в покое, переключившись на разжигание чаш с огнем.

Развалины потихоньку наполнялись светом, и чуткие уши девушки уловили все нарастающий шум. Судя по всему, к храму подходила толпа народа, и через минуту волшебница убедилась в своей правоте. Из темноты леса на площадку вокруг алтаря один за другим потянулись люди. На лицах всех были надеты маски, как и у похитителей, причем обладатели кукурузных шапок очень хмуро поглядывали на "солнцеликих". Вошедшие разделились на две группы, каждая из которых встала со своей стороны алтаря. Еще пара минут пролетела в возбужденных перешептываниях, из которых Катя ничего толком не поняла, а затем на сцене появилось новое действующее лицо.

Судя по комплекции фигуры, это был мужчина, но вместо навороченной маски на нём красовался балахон с капюшоном в стиле Ку-клукс-клана. В правой руке вошедший держал нож, а в левой - кукурузный початок. Оба эти предмета он небрежно положил рядом с девушкой, и она невольно отшатнулась. Нож, правда, не представлял собой ничего особенного, а початок был изготовлен из дерева и покрыт лаком, но Катя все равно почувствовала невнятную угрозу, исходящую от них.

Судя по бурной реакции толпы, этого человека они ждали с нетерпением. Гул голосов нарастал. И тут незнакомец в капюшоне резко вскинул руки, и наступила тишина. А через мгновение он заговорил.

- Братья! - его голос отразился от уцелевших колонн и улетел в темноту. - Наконец мы дождались этого момента! Много лет вы воевали друг с другом в битве за урожай, но теперь настало время единения! Вы, - он повернулся в сторону "кукурузоголовых", которые принялись размахивать зажатыми в кулаках початками. - Всегда считали, что для обеспечения хорошего урожая необходимо ритуальное совокупление с девственницей, символизирующей богиню плодородия Ненкос. И чем больше мужчин выпустят своё семья в её лоно, тем богаче будет урожай. А вы, - оратор посмотрел на "солнцеликих", вскинувших в воздух кинжалы. - Верующие в солнечного бога Лучерада, знали, что для плодородия полей требуется пролить кровь целомудренной жертвы, посвященной сияющему лику. И тогда земля наполнится силой, дающей хорошие и обильные плоды.

- Так и должно быть! - заявил один из "солнцеликих", явно лидер группы.

- И поскольку храм всего один, вы всегда враждовали. Но теперь войне пришёл конец. Сегодня мы впервые проведем совместный обряд, в котором будет принесена одновременная жертва Ненкос и Лучераду.

Взгляды служителей культа устремились на Катю. Девушка нервно захихикала сквозь кляп, хотя находившимся вокруг это, наверное, показалось попыткой мольбы о пощаде. В любом случае волшебнице было весело, поскольку при поиске девственницы похитители явно совершили ошибку. Кроме того, было интересно узнать, как ей собираются пускать кровь после многочисленных соитий. Как оказалось, данный вопрос интересовал не только Катю.

- Девушка всего одна, - заявил лидер "солнцеликих" - И как же мы будем её делить? Получается, если они возьмут её первой, нам она достанется не девственной.

- А если первой её возьмут они, - возмущенно начал низенький и толстенький лидер "кукурузоголовых". - Нам придется совокупляться с трупом.

Хор возмущенных голосов за спиной толстяка выразил свою поддержку. Обстановка резко накалилась и вот-вот могла перейти в открытый конфликт, но тип в капюшоне явно знал свое дело.

- Первой её возьмете вы, - мягким голосом обратился он к "кукурузникам".

Со стороны солнечников послышались крики возмущения, и главный тут же повернулся к ним.

- Формально жертва достанется вам как раз невинной и целомудренной.

- Это еще почему? - послышались возгласы удивления.

- Сказано же в Книге Ненкос, что избранная быть воплощением богини сохранит свою невинность, пока будет длится её служение! Разве прекрасная Алудара ни отдавалась своему мужу тысячу раз? И каждый раз он брал её невинной девой! А вспомните историю принцессы Кулиад, которая была женой тридцати могучих царей, и все они подтвердили её целомудрие. Ну, и наконец, - тон человека в маске внезапно стал мягким и коварным. - Если принести в жертву живое воплощение богини, разве это ни порадует Лучерада больше, чем первая попавшаяся девка?

- Точно!

- Это выход!

- Как мы раньше ни подумали! - раздались со всех сторон возбужденные голоса.

Речь лидера сумела разрушить атмосферу недоверия, и теперь обе группы смотрели друг на друга с куда большим дружелюбием.

- Так начнем же обряд! - воскликнул главный жрец, хватая с алтаря деревянный символ кукурузы. - Этим жезлом плодородия я посвящаю сию невинную деву в живое воплощение богини Ненкос! Да снизойдет она к нам!

И прежде чем Катя успела что-то сообразить, он широко раздвинул ей ноги и засунул деревянный початок внутрь.

Девушка охнула от боли. Несмотря на то, что заклинания Гордаза значительно облегчали проникновение, делая секс действительно приятным занятием, подобный инструмент оказался большим даже для неё. Правда, уже через несколько секунд Катя ощутила волну блаженства. Неровная поверхность фаллоимитатора очень приятно ласкала её изнутри, и волшебница томно закрыла глаза, наслаждаясь процессом. Впрочем, долго это не продлилось. Жрец быстро прочитал молитву, резко извлек свой инструмент, вызвав гневный стон жертвы, после чего повернулся к своей пастве и провозгласил:

- Возрадуемся, ибо богиня с нами! Она снизошла со своего небесного чертога и теперь готова почтить всех своих мужей! Кто хочет назвать себя её мужем, разоблачайтесь!

Бурный вопль восторга был ему ответом. Все "кукурузники" и несколько "солнцеликих", видимо на время сменивших конфессию, принялись сдирать с себя одежду, оставаясь в одних масках. Катя невольно уставилась на обнаженные тела. Большая часть собравшихся не могли похвастаться накачанными фигурами, будучи худощавыми, однако отличались своеобразной крепостью. Зато лидера "кукурузников" выделяло неприятное белое свисающее брюхо. Девушка поморщилась, представив как "это" будет залезать на неё. Кроме того, в толпе обнаружился еще один жирдяй, а так же тип с ярко-красной кожной сыпью по всему телу.

Волшебница почувствовала нарастающий в душе гнев, а вместе с ним и прилив сил. И пусть заклинание Гордаза сводило с ума, вызывая желание отдаться всей это толпе, остатки гордости не могли допустить, чтобы её тела касались руки подобных личностей. Глаза девушки злобно сверкнули, и через мгновение с неба ударили молнии, на месте испепелив всех, кто не соответствовал её стандарту. Тело лидера "кукурузоголовых", впрочем, не пострадало, зато его маска разлетелась на куски, обнажив лысую башку, что вызвало у Кати очередную гримасу.

На мгновение толпа в ужасе оробела. Пронеслись шепотки о гневе богов, и кое-кто даже попытался удрать. Но главный жрец вовсе не собирался так позорно заканчивать церемонию. Несмотря на явную неуверенность в голосе, он постарался успокоить свою паству.

- Богиня сделала свой выбор, - прокричал он. - Ей нужны сильные мужчины, не испорченные лишним весом, уродством и болезнями! Остались только избранные ею!

Бегство тут же прекратилось, и избранники богини медленно потянулись назад. Вокруг Кати выстроилось кольцо из неуверенных в себе мужчин. Судя по переглядываниям, на этот раз никто не хотел быть первым, и каждый стремился уступить эту честь своим товарищам.

Как ни странно, но первые добровольцы вышли из рядов "солнечников". Девушка даже заерзала в нетерпении, стремясь улечься поудобнее, насколько ей позволяли путы. Тело служителя культа нависло над ней и навалилось всей массой. В прорезях маски сверкнули пылающие глаза, и Катя резко охнула. Через секунду она снова застонала, но уже от разочарования. К удивлению девушки, религиозный насильник не знал, что делать с телом жертвы. Он ёрзал, пытаясь попасть внутрь, но получалось очень плохо.

Из толпы послышались едкие смешки, из-за чего "солнцеликий" начал нервничать, совершая еще больше ошибок. В итоге после нескольких неудачных попыток его в буквальном смысле слова стащили с жертвы. Следующий "муж богини" дело явно знал, но расслабиться девушке все равно не дал. Едва Катя успела настроиться, как вдруг почувствовала, что партнер уже всё закончил. При этом по внутренним часам девушки прошло чуть больше минуты.

Страшная правда озарила её разум. Под масками суровых жрецов и насильников в развалины храма притащилась толпа страдающих спермотоксикозом подростков, стремящихся замаскировать свою извращенную деятельность под религиозный обряд. Видимо, из-за суровых условий жизни в этом мире юнцы выглядели старше ровесников с Земли, поэтому Катя поначалу и подумала, что имеет дело с взрослыми мужиками. Нет, возможно, среди "жрецов" первоначально и присутствовали бывалые мужчины, но кое-кого девушка уже прибила, а остальные пока не спешили проявлять себя.

За последующие пять минут через тело волшебницы прошло еще три человека, двое из которых повторили подвиг второго насильника, а один - первого. Неумелые юноши либо просто не знали, как обращаться с девушкой, либо, перевозбудившись, сразу кончали. Катя почувствовала, как внутри неё снова накапливается гнев. Но на этот раз ей не хотелось смерти, нет. Она желала проучить этих наглых мальчишек, чтобы впредь они знали, как вести себя с женщинами.

Очередного кандидата в мужья внезапным порывом ветра снесло с его законного места. По остальным как пытавшимся, так и ожидавшим, тоже ударили потоки воздуха. Катя, войдя в раж, наносила удары один за другим, и тела визжащих служителей культа покрывались шрамами, синяками и порезами. Особенно досталось главному жрецу, пытавшемуся успокоить разбегавшуюся паству. Удары ветра прошлись по его спине подобно плети, превратив кожу в кровавое месиво, и в итоге жертва свалилась в обморок от боли.

Попутно девушка сыпала проклятиями, правда, не будучи уверенной, сработают они или нет. Не имея возможности озвучить их вслух, она ограничивалась мысленными призывами. Похитителям стоило посочувствовать: разгневанная Катя, имея в своем распоряжении могучий артефакт, насылала на них вечную импотенцию, пассивный гомосексуализм и зоофилию. А тому, самому первому неудачнику, досталось проклятье не знать женщины, пока не сумеет довести до оргазма первое попавшееся дерево.

Впрочем, даже в этом море хаоса оставались островки спокойствия. Лидер "солнцеликих" и двое его помощников в самом начале безумия успели скрыться за колонной и теперь внимательно за всем наблюдали. В какой-то момент в руках у них мелькнули клинки, и, пригнувшись, чтобы оставаться незамеченными, жрецы ринулись к алтарю.

Их задумка удалась. Катя все еще гоняла подростков, когда над ней выросли три фигуры и со злобой занесли кинжалы. Девушка взвизгнула, осознавая, что не успевает, но в этот момент лидер отлетел в сторону. Его напарники недоуменно оглянулись. Топор в голове их командира говорил о том, что в дело вступили вполне земные силы, но осмыслить этого жрецы уже не успели. Один за другим в глаз каждого из них вонзилось по арбалетному болту, и "солнцеликие" с глухим звуком свалились на землю.

Катя восторженно обернулась. Из темноты развалин выскочил широкоплечий Модо и забрал свой топор. Следом за варваром шел, помахивая арбалетом, ухмыляющийся Вальдемар, похоже, забывший про свое условие не вступать в битвы. А вот Зандукея, к великому сожалению девушки, с ними не было, хотя она мечтала о том, что именно отважный паладин станет её освободителем. К этому моменту на площадке возле алтаря не осталось ни одного жреца, и оба спасителя вальяжно остановились около Кати.

- А хитро они продумали, - начал гном. - Пошумели в одном месте, чтобы наши основные силы ушли в погоню, а затем заслали самых шустрых парней с тыла. Хорошо, Лазурель сообразил, что к чему, но тебя к тому времени уже схватили.

- Модо виноват, - пробормотал варвар, хотя Катя хорошо понимала, что он не причем.

- Искать следы в темноте - гиблое дело, поэтому разделились на команды, - продолжал гном. - Нам повезло: увидели огни, подобрались поближе и успели как раз к началу собрания. Веселое, однако, было представление!

В этом месте Катя недоуменно вытаращила глаза. Выходит, товарищи предпочли наблюдать, как неизвестные её мучают, и ничего при этом не предпринимали!

- Модо хотел спасать, - варвар словно прочитал мысли девушки. - Но гном велел ждать момента.

- Ну, дождались же, - отмахнулся вор. - Зато и повеселились хорошо. Жаль, под масками их рож не видно было. Кстати, Модо, найди Лазуреля и передай, что пропажа нашлась.

Варвар согласно кивнул и, перехватив своё оружие, удалился в лес. Катя нахмурилась, чувствуя недоброе, и поняла, что оказалась права. Её браслеты внезапно засветились знакомым светом, а гном принялся раздеваться.

- А пока спасители шастают по лесам, - пробормотал он вкрадчивым тоном. - Почему бы нам, дорогая, немного ни повеселиться?

Лишь протяжный стон был ему ответом. Но вор уже привык к такой реакции девушки и, ухмыляясь, приступил к своему грязному делу.


***

Глава 7

***


Демоны не плачут, для них этот процесс физически невозможен, но в данный момент Мантузор жалел об этой способности. Стрептидор и Лиздаран стояли рядом, склонив головы и исподлобья изучая небольшой обугленный комок, который еще недавно был Гаторуфом. Командир лишь молча скрипел зубами, что обычно выражало крайнюю степень гнева. И самое страшное, что в гибели товарища он мог винить только себя.

Забрав у серафимы её силу, командир даже представить не мог, к каким последствиям это приведёт. Решив, что огонь не может быть врагом огню, Мантузор просто забыл о том, что даже внутри одной стихии существуют враждебные составляющие. И отряду демонов довелось познать это на собственных шкурах.

Уже на окраине города пламя защиты вдруг стало нестерпимо жечь. Демоны начали терять над собой контроль, и лишь самоотверженность Мантузора их спасла. Загнав всех своих подопечных на дно глубокого оврага, расположенного неподалеку от города, командир сумел на скорую руку соорудить какое-никакое убежище, после чего сам свалился без сил.

Два дня четверка изнемогала от боли, наполняя окрестности жутким ревом. Хорошо, хоть место оказалось достаточно глухое, мимо проходили только несколько крестьян, да и те поспешили сбежать. Демоны не замечали ничего вокруг и, корчась в судорогах, пытались побороть чужую силу. И в очередной раз им пришлось положиться на знания командира.

Мантузор, как и подчинённые, кричал, метался, завывал, но какой-то долей разума изучал враждебную энергию. На исходе вторых суток он сумел найти нужную закономерность и начал подстраивать токи своих жизненных сил под колебания пламени серафимы. На третий день командир сумел встать и разъяснил остальным, что именно требуется для выживания. После этого дела пошли на подъем, правда, не у всех.

Насилуя воительницу, Гаторуф переусердствовал и вобрал в себя слишком много пламени "лучезарного". Его организм мужественно боролся, но, увы, силы оказались не равны, и на утро четвертого дня его тело окончательно обуглилось, а жизнь, дарованная пламенем "инферно", покинула юного демона. К этому времени остальные уже пришли в себя и были вынуждены лишь беспомощно наблюдать, как умирает их товарищ.

- Он погиб, - наконец устало пробормотал Мантузор. - Мы еще не достигли цели, а потеряли уже двоих.

- Мы должны отомстить! - рявкнул Стрептидор, пылающий праведным гневом.

- Кому? - устало отмахнулся командир. - Нам самим, что забрали силу, которую не умели контролировать?

Демон сразу поник, осознав правдивость слов начальника. Но тут слово взял Лиздаран.

- Мы не должны сворачивать с нашей дороги. Владыка ждет результата.

- Задание отменять нельзя, - жестко ответил Мантузор. - Продолжаем путь.

- Но нам нужны силы, а то даже взлететь не сможем, - простонал Лиздаран.

Три дня борьбы и отсутствие еды сильно ослабили троицу. Несколько пойманных кроликов не смогли насытить порождений "инферно", которым требовалась духовная пища.

- Рядом город, - прошептал Стрептидор. - Много душ.

В иное время Мантузор возразил бы, ведь их миссия требовала незаметности. Но сейчас ярость душила командира, требовала от него разрядки, и отсутствие сил являлось достаточным поводом, чтобы нарушить режим скрытности. Стиснув зубы, демон оглядел своих подчиненных и согласно кивнул. И бросив последние взгляды на то, что когда-то являлось телом их соратника, тройка порождений "инферно" направилась к городу, благо идти было недалеко.

Стражи у ворот Головешки оказались первыми жертвами. Огненные хлысты пронзили тела прежде, чем люди успели что-то предпринять, и по пламенным потокам к демонам хлынула столь нужная им энергия. Конечно, обычные человеческие души дали не так много сил, но зато теперь тройка охотников могла действовать в открытую.

Сразу за воротами Мантузор поджог ближайшие жилые дома. Оттуда с воплями и визгами хлынули их обитатели, даже не подозревавшие, кто ждет их на выходе. Стрептидор и Лиздаран мерно наносили удары, за секунду выпивая душу очередной жертвы и тут же разворачиваясь в сторону новой. Пара людишек, выбравшихся через окна, достались командиру.

Но даже этого было мало. Изможденным телам демонов требовалось еще больше пищи, и они продолжали свой кровавый поход. Дома вспыхивали один за другим, и катастрофический пожар охватил небольшой город. Люди разбегались в разные стороны, пытаясь найти безопасное место, но стремительные огненные хлысты настигали их повсюду. Недаром Мантузор так много времени уделял развитию своих магических способностей, теперь он при желании мог видеть сквозь стены и чувствовать души разумных существ даже на значительном расстоянии.

Первым раскрыл крылья Лиздаран. Захваченных душ ему хватило, чтобы взлететь, и уже с воздуха продолжить охоту. Следом присоединились и товарищи. Внизу тем временем нарастала паника, хотя уже начали возникать очаги местного сопротивления: в огненной броне Мантузора сгорела пара стрел, а Стрептидор, спустившийся пониже, получил по голове брошенными вилами. Демон отделался лишь испугом, но данный эпизод свидетельствовал о том, что самая легкая часть охоты закончилась.

Внезапно кожу Мантузора обожгло холодом. Командир завертел головой и едва успел увернуться от новой ледяной молнии. Похоже, в городе оказался волшебник, а то и не один, судя по тому, что по другим демонам тоже пронеслись разряды. Мантузор зловеще улыбнулся: людишки даже не подозревали, какую услугу они ему оказали. За обычными крестьянами можно гоняться до бесконечности, и получать силу таким образом - всё равно, что наполнять бочку чайной ложкой. Другое дело - душа мага, представляющая собой просто океан силы. И не медля ни секунды, демон бросился в атаку.

Противником Мантузора оказался сухопарый старичок с тяжелым посохом. Похоже, дедок был магом сильным, но неопытным в сражениях. По крайней мере, увидев демона вблизи, волшебник опешил, поэтому не зарядил очередную молнию достаточным количеством силы, чтобы пробить пламя "инферно". В свою очередь Мантузор не растерялся и пронзил тело чародея хлыстом, после чего застонал от восторга. В его тело хлынул поток энергии, возвращая демону прежнюю силу.

Где-то поблизости аналогичную процедуру проделали его товарищи, и через мгновение в небо взмыла тройка охотников. Теперь они могли сражаться в полную силу, и пусть души уже наполнили демонов до отказа, гнев, вызванный потерей товарищей, никуда не делся. Снизу раздались вопли ужаса, когда на город обрушилась волна пламени.


***


Катя с грустью изучала содержимое своего вещевого мешка. Вернувшись в лагерь, она сразу же полезла за запасным бельём и одеждой, и тут ей открылась страшная правда. Оказалось, что Хур, пользуясь своей быстротой, маленькими размерами и извращенным вкусом, решил поработать модельером. В итоге армейские штаны девушки превратились в очень короткие шортики, едва прикрывающие задницу. Досталось и рубашке, которая, по мнению крульпа, должна была оголять всё, что только можно и нельзя. Получившийся наряд отлично подходил для отдыха на пляже, но совершенно не годился для похода к затерянным гробницам.

Кроме того, на беду девушки сейчас всем было плевать. Лазурель допрашивал двух пленённых сектантов, выясняя подробности похищения. Модо пытался примирить разругавшихся Зандукея и Вальдемара. Дело в том, что гном, измываясь над Катей, очень увлекся и не заметил появления паладина. Того уже изрядно достали домогательства коротышки до его любовницы, и в итоге правый глаз вора украсился великолепным фингалом. Вальдемар сразу вспылил и объявил, что разрывает контракт и покидает команду, но внезапное зарево на полнеба и визг девушки о том, что появились демоны, заставили гнома отказаться от поспешного решения. Тем не менее, эти двое пока не помирились и продолжали цапаться, пытаясь выяснить, кто же из них имеет больше прав на тело волшебницы.

Гном заверял, что раз его браслеты сдерживают силу Кати, то он может пользоваться девушкой в своих интересах. В ответ паладин со злобой отвечал, что прежде чем кем-то овладевать, неплохо хотя бы разрешения спросить. Судя по наглому лицу Вальдемара, даже дюжина запретов или отказов не была способна его остановить.

Мулис, как обычно, сидел в обнимку со своим горшком, бормоча невнятные заклинания, а Хур исчез неведомо куда, хотя Катя догадывалась, где именно он мог находиться. Еще раз тяжело вздохнув, девушка одела всё, что ей оставила бурная фантазия мохнатого стилиста, и повернулась к остальной компании. За это время Лазурель разобрался со своими подопечными, оттащил Зандукея в сторону и вел с ним приватный разговор. Точнее приватным он был для всех, кроме всеслышащей Кати.

- Ну, и что они тебе сказали? - мрачным голосом поинтересовался паладин.

- Ничего особенного, - весело ухмыльнулся лучник. - Просто молодежь из окрестных деревень развлекается. Раньше, как я понял, здесь действительно проходили религиозные разборки, и детишки на основе их отголосков устроили игру. А потом и несколько взрослых, недовольных своей личной жизнью, в это включились. Если что, и оправдание для жены имеется: участвовал в религиозном обряде. А организовал всё это какой-то заезжий дворянин, видимо, тоже от скуки.

- Значит, Гордаз тут не причем. Обидно. Кстати, убить-то её хотели по-настоящему, на игру это совсем не тянуло.

- Вот тут и начинаются загадки. Эту троицу с клинками пленники не знают. Впрочем, ребятки уверяют, что в некоторых деревнях никогда не были, так что убийцы могут быть оттуда. Но вот лидер у "солнечных", со слов обоих, раньше был другой, вроде бы как раз ученик кузнеца. В идеале, надо остаться и провести расследование, но времени нет, - поморщился Лазурель. - Еще и демоны эти на хвосте. Будем надеяться, что они не сразу поймут, куда мы направились.

- То зарево - наверняка от пожара в Головёшке, - паладин продолжал мрачнеть. - Боюсь, там мало что осталось.

- Обратно всё равно другим путем возвращаться, - немного подумав, заявил лучник. - Хотя город жаль, унылое местечко, но получше, чем те же горы. У тебя еще вопросы есть?

- Есть, - паладин внезапно понизил голос до шёпота, однако девушка слышала всё так, словно говорили ей на ухо. - Почему варвар женщин сторонится? Мог же спокойно взять нашу чародейку там, на алтаре, отогнав гнома, а он даже смотреть в её сторону не хочет. Он из этих что ли?

- Нет, - весело хихикнул Лазурель. - Модо - нормальный мужик, просто ему один раз очень не повезло. Ну, или повезло, это с какой точки зрения посмотреть. Ты только особо не распространяйся, наш варвар этого не любит. В общем, несколько лет назад присоединился он в качестве наемника к орде великого Джавалуна.

- Легендарный король гоблинов, решивший сокрушить эльфийские леса,- ухмыльнулся паладин. - Но вроде бы вся его армия погибла в лесу Длизираух. Эльфы никого не оставили в живых.

- Всех гоблинов они перебили прямо на месте, даже в плен брать не стали. Наемникам повезло больше: их продали в рабство, благо у остроухих оно хоть и неофициально, но существует.

- И кто же его купил?

- Одна из волшебниц местного магического совета. Модо изрядно струхнул, когда его привели в лабораторию и приковали к алтарю, думал, что будут в жертву приносить, а в итоге пришла абсолютно голая хозяйка и принялась устраивать с ним сам понимаешь что. Варвар потом жаловался, что такие развлечения продолжались часами, поскольку эльфийка оказалась очень ненасытной. А уж когда она подруг с собой приводила, про сон Модо вообще забывал.

- Но он силен, - в голосе паладина слышалось неподдельное восхищение и уважение.

- Ну, с его слов, когда мужская сила иссякала, волшебница начинала втирать какой-то очень жгучий порошок. Удивительно, но именно это обижало варвара больше всего. Его госпожа любила оставлять ему на груди мелкие порезы ножом и пила кровь как вампирша, порола кнутом, прижигала кожу раскаленным прутом, но Модо счёл это нормой вещей. А вот всякие стимуляторы его бесили.

- И как же такой ценный экземпляр отпустили?

- Он сбежал. Эльфийку пригласили на бал, но она не смогла поехать без своего дорогого раба. По дороги они проезжали через реку, и Модо, которому надоело рабское существование, решил утопиться. Ему удалось порвать одну из цепей и прыгнуть с моста, но об воду варвар чудом не разбился, а проплывавшее мимо дерево не дало утонуть. Так и спасся.

- И после этого не может смотреть на женщин?

- Почему? Может, и нормально, но та эльфийка сильно запала ему в душу. С тех пор Модо и вздыхает по ней втайне от всех. И, если честно, он и в поход подрядился, чтобы на полученные сокровища собрать нормальную армию, сжечь Длизираух, а с волшебницей проделать всё то же самое, что и она с ним. Я считаю, нормальная цель.

В этом месте соратники, наконец, заметили, что их подслушивают, и поспешили свернуть разговор. Но Катя теперь смотрела на Модо совсем иными глазами, осознав, что у них с варваром немало общего. Хотелось даже утешить здоровяка, но это могло нарушить тайну. Как девушка поняла, Лазурель вовсе не хотел, чтобы историю Модо узнали многие.

Через полчаса отряд продолжил путь, и очень быстро выяснилось, что дорога через лес тоже малопроходима. Лазурель ругался, когда прямо посреди тропы обнаруживались вековые сосны или овраги. Каждый раз приходилось искать обходной путь, но уже через пять часов командир не выдержал.

- Похоже, заклинание добралось и сюда, - пробурчал он. - Поэтому пойдем по старой дороге.

- Ты же говорил, что она непроходима, - удивился Зандукей.

- Перед нами прошло три отряда, поэтому в течение ближайших суток она будет вполне проходима. Тем более мы уже рядом с ней.

Впрочем, оказалось, что на этот тракт выйти крайне тяжело. Заросли созданного друидами кустарника надежно преграждали путь. Катя с интересом исследовала растительность и мрачно покачала головой. Внешне это напоминало переплетение жутких колючих лиан. Попытки проложить дорогу при помощи тесака окончились провалом - как и рассказывал Лазурель, ветки пружинили под ударами, отказываясь рубиться. Решение проблемы внезапно нашлось у Мулиса. В его запасе оказались несколько зажигательных бомб, которыми маг и расчистил путь. Кустарник, несмотря на жар, обугливался плохо, поэтому удалось проделать лишь небольшой проход, в который едва-едва могла проехать повозка. Зато на дороге сразу стало полегче. Конкуренты выжгли растительность на всю ширину проезжей части, и теперь поход стал куда более комфортным.

Правда, из земли уже пробивались новые ростки. По словам Лазуреля, растениям требовалось около суток, чтобы сделать проезд затруднительным, поэтому надо было спешить. В ускоренном темпе отряд преодолел несколько миль, прежде чем наткнулся на очередную проблему. Точнее, на тень проблемы, но весьма существенную. Дорога оказалась заваленной трупами. Пришлось останавливаться и изучать местность.

- Это "Детки", - сразу заявил Зандукей, показывая на ближайшее тело. - Видите оскаленного младенца, вышитого на плаще? Насколько мне помнится, это их любимый символ.

- И их даже толком не обчистили, - удивился Вальдемар, вытащивший у трёх трупов довольно тугие кошельки.

- Устроившие эту резню не хотели терять времени даром, - вздохнул Лазурель, затем немного прошелся по полю боя и свистом подозвал всех к себе. - Смотрите, один из мифов можно считать реальностью.

В кустах, уцелевших после выжигания, валялось несколько тел наемников, и, судя по искаженным ужасом лицам, умирали они долго и мучительно. Каждого плотным слоем оплетали ветки кустарника, и иглы уходили глубоко под кожу. Паладин ради интереса отрезал одну из ветвей и поморщился, поскольку из отрубленной части тут же закапала кровь.

- Похоже, их туда забросили и оставили умирать в объятиях колючек, - прокомментировал Вальдемар. - Могу сказать, что наши противники обладают изрядной фантазией.

- По крайней мере, одним конкурентом меньше, - мрачно буркнул Лазурель.

Поход продолжился. Через пару часов они пересекли первую из обещанных рек. К всеобщему удивлению, особых проблем это не вызвало. Берега соединял мост, сделанный словно бы из целого куска хрусталя. Правда, Мулис опознал в материале обычный лёд, только слегка укрепленный. По его словам, требовалось переправиться как можно быстрее, иначе мост мог растаять.

Заодно с интересом посмотрели на то, что осталось от попытавшихся форсировать реку вплавь. У самого берега лежали обломки плота, а между ними на мелководье хорошо просматривались куски мяса. Причина катастрофы также чётко бросалась в глаза: несколько крупных зубастых рыб терзали оторванные части тел, а из глубин на поверхность пару раз выплывали настоящие монстры. Даже Кате, в свое время посмотревшей немало фильмов ужасов, стало не по себе.

Тем не менее, у противоположного берега путешественники увидели еще несколько целых плотов. Похоже, не для всех переправа прошла столь печально. Членов отряда этот факт изрядно огорчил, ведь количество конкурентов должно быть сведено к нулю.

Ночевать пришлось прямо на дороге. Кустарник по обочинам кое-где уходил в глубину леса на сотню шагов, и тратить драгоценные заряды на выжигание совсем не хотелось. Помня, что случилось с наемниками, ночевали прямо в повозке, потому что никому не хотелось проснуться опутанным колючими лианами.

К утру кустарник на дороге уже поднимался до уровня лодыжек, и скорость передвижения резко упала. Пришлось обвязать копыта лошади тряпками, чтобы хоть как-то защитить её ноги от болезненных колючек. Сами растения оказались очень коварными и частенько росли не вверх, а по горизонтали, свиваясь в петли. И если закованному в доспехи паладину падения были не страшны, то остальным пришлось вспомнить немало ругательств, особенно после вытаскивания застрявших колючек из различных частей тела.

Что касается Кати, то в её модифицированном костюме идти пешком даже не стоило и пытаться. Поэтому девушка молча ехала на телеге, жадно пожирая паладина взглядом. Тяжелая дорога не давала ей возможности расслабиться, да еще и эти проклятые демоны за спиной. Не стоило забывать и гнома, управлявшего повозкой и вполголоса отпускающего неприличные предложения.

К полудню они набрели на еще одно поле боя. На этот раз победители явно никуда не спешили, поскольку тела были тщательно обобраны. Похоже, один из отрядов встал здесь на ночлег (кустарник в этом месте был выжжен и за пределами дороги), а конкуренты сумели нанести внезапный удар. И, как и в прошлый раз, не обошлось без издевательств.

Нескольких выживших привязали к деревьям, растущим вдоль обочины, после чего обвили шипастой лозой. Почти все они уже были мертвы, но, когда Лазурель приблизился к месту расправы, крайний боец слабо застонал. Паладин и Модо сработали максимально быстро. Раненого освободили от пьющих кровь шипов и уложили на повозку, где Мулис влил ему в рот одно из своих бодрящих зелий.

- Вы из какого отряда? - поспешил приступить к допросу Лазурель.

- "Хромые", - слабым голосом ответил пострадавший от коварных растений и тут же добавил со всеми эмоциями, на какие был способен - Эти порождения демонов, "Весельчаки", обманули нас. Предложили идти вместе, а сами сманили обоих магов и затем ударили в спину.

- Сколько их всего? - поинтересовался паладин.

- С полсотни будет. Отряд разношерстный, но бойцы там хорошие. Магов, учитывая наших, целых три, правда все середнячки, - ответил раненый и, с трудом осмотревшись по сторонам, поинтересовался. - А вы кто такие?

- Тоже конкуренты, - весело ответил Лазурель.

"Хромой" его веселья не разделил.

- Вас всего шестеро. Не советую дальше идти, проиграете.

- Думаю, у нас есть шансы, - отмахнулся лучник и повернулся к Зандукею. - Ну, и что с ним делать?

- Прибить, - внезапно сурово ответил паладин. - Взять его с собой мы не можем, будет нас сковывать. А назад он сам не дойдет, сил не хватит. Оставим на дороге, и кустарник быстро всю работу сделает.

- Не позволю! - внезапно взорвалась Катя. - Мы и так кучу народу положили.

- И что ты предлагаешь? - ехидно поинтересовался Вальдемар. - Тащить его на своем горбу?

- Помогите добраться до леса, - внезапно внес свое предложение раненый. - За пределы действия Демонической Лозы. Оставьте поесть, а я постараюсь отлежаться и набраться сил. Сейчас это всё, что вы можете для меня сделать, - и, немного подумав, добавил. - Идти с вами я не хочу, не имею ни малейшего желания снова встречаться с этими ублюдками. И если уж назад вы сворачивать не хотите...

- Модо, - резко перебил Лазурель. - Отнеси его подальше от дороги, найди надежное место. Возьми еды и воды на несколько дней, пусть человек в себя придет. Может, и сумеет отсюда вырваться.

Варвар, как обычно, безропотно приступил к выполнению приказа. Остальные посмотрели ему вслед и приступили к дальнейшему обсуждению. Тот факт, что вскоре им придется иметь дело с превосходящими силами, явно обеспокоил паладина.

- Нас семеро, но бойцов у нас четверо. Волшебница магией пользоваться не может, ну, разве что в крайнем случае. Значит, остаются стрелок, три бойца ... или два, - в этом месте Зандукей мрачно посмотрел на Вальдемара. - И один маг, не являющийся специалистом по боевым заклинаниям. А против нас в десять раз больше народа.

- Я бы предложил продолжить поход в надежде, что рано или поздно конкуренты столкнутся с горными племенами, - пробормотал Лазурель. - Но мне кажется, что это плохая затея. На месте "Весельчаков" я бы оставлял позади сигнализирующие заклятия, чтобы отслеживать потенциальных преследователей. Значит, такими темпами нас скоро ждет засада.

- Я могу помочь! - подал голос Мулис. - У меня есть средство, которое может уравнять силы, не прибегая к магии Ока Бога.

- И что же это? - полюбопытствовал командир.

Вместо ответа чародей несколько раз тяжело вздохнул, после чего подошел к лучнику и начал что-то шептать ему на ухо. К разочарованию Кати, она не смогла разобрать ни единого слова, наверное, маг поставил какие-то защитные чары. Под конец его речи лицо Лазуреля озарила яркая и искренняя улыбка. На этом обсуждение окончилось. Секретов Мулиса раскрывать не стали, и отряд, дождавшись возвращения Модо, продолжил путь.

Часа через три им снова пришлось пересечь реку. На этот раз магический мост выглядел изрядно покосившимся, поэтому переходили его по одному и с крайней осторожностью. Тем более из воды на них смотрели очень голодные глаза, и периодически высовывались усеянные острыми зубами пасти.

Дорога продолжила петлять по темному и мрачному лесу. Правда, судя по тому, что ростки кустов снова стали малозаметными, путники постепенно нагоняли ушедших вперед конкурентов. А через несколько поворотов отряд внезапно наткнулся на лагерь "Весельчаков". Судя по перегороженной дороге и направленным в лица арбалетам, их уже давно ждали, подтверждая слова Лазуреля. Лучник тут же приказал остановиться и, демонстративно сложив руки на груди, встал перед баррикадой. Некоторое время ничего не происходило, но вдруг перегородившие дорогу повозки разошлись в стороны, пропуская путников внутрь лагеря.

Провожаемые мрачными настороженными взглядами они доехали до центра, где пришельцев уже поджидало местное начальство. Катя с интересом изучила здоровяка, закованного в тяжелый доспех, двоих суровых бойцов, лица которых не очень-то соответствовали названию отряда, и мага, судя по его балахону.

- Ну и кто вы такие, орк бы вас побрал? - грубо начал командир "Весельчаков".

- Свободный отряд "Любовников Прекрасной Девы", - весело отозвался Лазурель, подмигивая покрасневшей от смущения Кате.

- Деву вижу, отряд - нет, - в том же духе ответил командир и, повернувшись к волшебнику, поинтересовался. - Маги среди них есть?

- У девушки есть своеобразная, но крайне нестабильная сила, - невозмутимо ответил тот. - Определить её не могу. А вот парень с горшком имеет уровень магистра, правда, судя по ауре, на боевика не тянет, максимум артефактник.

- Значит, недомаг, - начал делать заключение командир "Весельчаков". - Рыцарь, варвар, юнец, косящий под эльфа, гном и распутная девка. И вы еще называете себя отрядом?

- В наших силах уничтожить вашу игрушечную армию, - мягко ответил Лазурель. - Поэтому предлагаю договориться.

После этих слов вражеский командир заржал во весь голос, и к нему присоединились его соратники.

- Это же Лазурель Эльфёныш, - внезапно выкрикнул один из мрачных помощников. - Я про него слышал! Он в банде Дракона состоял, причем, по слухам, в качестве подстилки самого Реджальда.

- Ну, с такой впечатляющей биографией как раз и можно мне условия ставить, - продолжил смеяться военачальник. - Хотя, если попросишь пощады, могу принять тебя в отряд. У нас как раз маркитанток не хватает. Да и девку твою пристроим.

- Моё предложение таково, - спокойно продолжал лучник, абсолютно проигнорировав слова "Весельчаков". - Вы идете впереди и расчищаете нам дорогу, а мы за это не станем вас уничтожать и даже поделимся найденными сокровищами. Процентов десять вас же устроят?

Очередной взрыв хохота был ему ответом. Катя тут же занервничала и мысленно сконцентрировалась на своей руке. Демоны не демоны, но если вдруг станет жарко, ей придется продемонстрировать все, на что она способна. Впрочем, Лазурель, похоже, пока что держал ситуацию в своих руках.

- Вот что, мальчик, - командир, наконец, прекратил смеяться и вновь стал суровым воякой. - Возвращайся домой к своей мамочке или к любимому Дракону и благодари богов за то, что они сохранили твою жизнь. Я сегодня добрый, благо мы с утра уже наигрались.

- Я вижу, - лучник внезапно принял грустное выражение лица. - Вам надо было расстрелять нас ещё у баррикады, но что поделаешь. Мулис!

Все моментально встрепенулись, услышав этот крик. Бойцы обнажили мечи, а в ладони у мага "Весельчаков" зажегся огонь. А вот Мулис внезапно улыбнулся, словно довольный жизнью кот.

- Я не только артефактник, - внезапно выкрикнул он. - Я еще и химеролог! И у меня с собой имеется образец моей блестящей работы!

- Убейте их! - рявкнул полководец, но было уже поздно.

Мулис, не прекращая улыбаться, снял с котла крышку.


***


Зубец на крепостной стене разлетелся на куски, раскидывая в стороны укрывавшихся за ним орков. Уцелевшие попытались найти иное убежище от сыплющихся с небес молний, но черная тень, кружившая над цитаделью, тут же обрушила поток смертоносных заклинаний на новую цель. Упали еще несколько орков, но остальные успели спрятаться в казарме.

Моргебиус, скрючившись в три погибели, прятался за телегой с провиантом и лишь бессильно скрежетал зубами. Он хорошо видел противника, осмелившегося напасть на Темную Цитадель, но ничего не мог сделать. Над крепостью, размахивая магическим жезлом и неся с собой разрушение и смерть, кружила еще одна фея, но в отличие от пленницы Гордаза, эта была старше, да и выглядела серьезней. В строгом черном костюме, закрывавшем все тело, она выглядела словно дух возмездия, посланный небесами.

Небольшой отряд троллей, прикрываясь щитами, постарался сбить наглую летунью из тяжелых арбалетов. В ответ они получили несколько молний, раскрошивших щиты в щепки и заставивших стрелков тоже броситься на поиски укрытия. Затем настала очередь дракона Малыша, попытавшегося неуклюже достать противника огненным плевком. Ответные молнии сбили несколько чешуек с его брони, и Малыш, жалобно заревев от боли, поспешил спрятаться в своей драконятне.

Управляющий продолжал мысленно костерить себя всеми словами, но поделать ничего не мог. В последнее время в империи Гордаза творилось слишком много всего, и Моргебиус просто не знал отдыха. Буквально пару дней назад взбунтовались пленные эльфы на одном из рудников. Восстание показалось очень серьезным, поэтому на его подавление управляющий забрал с собой всех свободных демонов, вампиров и личей. С такой мощью он быстро расправился с бунтовщиками, но, едва только вернулся с отчётом о проделанной работе, как столкнулся с новой проблемой в лице бешеной феи. После битвы с эльфами у Моргебиуса почти не осталось магических сил, что автоматически переводило его в стан наблюдателей.

Тем временем фея разогнала практически всех храбрецов, осмелившихся оказывать сопротивление, и опустилась до уровня башен. То и дело в её сторону пускали стрелы, но цель была слишком верткой, и достать её не получалось. Зато, слетев пониже, она сразу заметила управляющего и обрушила на него потоки молний.

Моргебиус бросился бежать, благо первая молния разнесла несколько мешков с мукой, создав, таким образом, некое подобие завесы. Пока фея высматривала в искусственном тумане бегущего мага, тот успел добежать до входа в башню и рванул наверх. Сейчас только один человек мог остановить столь сильного врага. И хотя самому владыке подобное может не понравиться, иного выбора не оставалось.

Преодолевая бесчисленное множество ступеней, Моргебиус с грустью представлял, что услышит от Гордаза в свой адрес. Тем более, как оказалось, владыка - мастер и по части ругательств, три дня назад он долго высказывался насчёт Мантузора в очень жёстких и витиеватых выражениях. Управляющий в тот день даже испугался, когда ему доложили, что над цитаделью кружит гигантская стрекоза с огромным коконом в лапах. Впрочем, маг напряг память и сумел распознать одно устаревшее почтовое заклинание, использовавшееся в незапамятные времена.

Приманив стрекозу и разорвав кокон посылки, управляющий струсил во второй раз. Внутри находилась бесчувственная крылатая девушка. Распознав в ней обитательницу высшего мира, Моргебиус почувствовал пробежавший по спине холодок. Гордаз уже вдоволь навоевался с "инферно", и конфликт еще и с "лучезарным" - это перебор даже для владыки. Впрочем, темный маг такому подарку сначала обрадовался и первые минут пять не выходил из состояния эйфории. Однако, обнаружив, что именно Мантузор и компания сотворили с новой рабыней, Гордаз моментально сменил милость на гнев, и управляющий струхнул в третий раз.

- Они её сломали! - ревел как раненый дракон темный владыка. - Это уже не разумное существо, а бесчувственная кукла, которая сделает все, что ей прикажут! Если Мантузор провалит свою миссию, обратно может не возвращаться, а то я его в ледышку превращу и с его же стрекозой отправлю обратно в "инферно"! - а чуть позже, немного остыв, он добавил. - У любой жестокости должны быть свои пределы. Нельзя причинять боль, если твоей целью является лишь желание потешить собственное достоинство.

С этими словами Гордаз обрушил плеть на спину и задницу своей предыдущей добычи. Девушка, закованная в цепи, визжала и стонала, но владыка не думал останавливаться.

- Мне придется поместить серафиму в свой гарем и медленно восстанавливать ей разум, - решил он, в конце концов, судьбу девушки.

Плохое настроение владыки как раз и явилось причиной, почему Моргебиус поспешил покинуть цитадель с целью подавления восстания. И вот не успел он вернуться, как возникли новые трудности. Последние ступени управляющий пробежал, готовясь принять саму страшную кару.

Внутри покоев господина его ждала очень веселая картина. На огромной кровати лицом вниз лежала скованная дочка лорда из Кутании, которая в последнее время была любимой жертвой владыки. Но вместо самого господина сейчас рядом с ней стояла феечка. Личная рабыня Гордаза, по-прежнему обнажённая, выглядела довольной и размахивала хозяйской плетью, опуская её на ягодицы своей партнерши. Била она не очень сильно, орки бы назвали это поглаживанием, однако её жертва кричала и стонала, извиваясь в путах и моля о пощаде.

Моргебиуса больше напрягло отсутствие оков на феечке. На господина время от времени находили подобные мягкость и милосердие, когда рабыня якобы начинала к нему привязываться. Всё это продолжалось до тех пор, пока девушка ни пыталась его прикончить, после чего в ход снова шли цепи и порабощающие заклятия.

К радости управляющего владыка находился здесь же, развалившись в кресле возле окна и с интересом изучая творящиеся внизу безобразия. Судя по бочонку пива и полной кружке, Гордаз пребывал в благостном состоянии духа и явно не собирался учинять немедленную расправу.

- А, Моргебиус, - довольным тоном произнес чародей. - Я смотрю, у вас там очень весело.

- Прошу прощения, владыка, - низко склонил голову управляющий. - Но мы не смогли её остановить.

- Я вижу. Кто у нас командует гарнизоном?

- Генерал Хазур, владыка.

- Публично передай ему мое порицание за плохо организованную оборону. А лично поблагодари, я смотрю, бойцов он хорошо вымуштровал для борьбы с магами и чародеями. Другое дело, что здесь не их уровень. Кстати, мне эта бабочка кого-то напоминает. Лиин, пойди сюда.

Феечка, услышав своё имя, тут же бросила увлекательное занятие и одним прыжком приземлилась к ногам владыки.

- Я здесь, мой господин, - промурлыкала она голосом, в котором звучало всё: от вожделения и страсти до покорности и нежности.

Гордаз поднял девушку на руки и поднес к окну.

- Ты случаем не знаешь, кто это? - спросил владыка.

Лиин посмотрела вниз и вскрикнула. Лицо феечки смущенно порозовело, и она отвернулась.

- Это моя бабушка, - тихим голосом прошептала девушка.

- Бабушка? - искренне удивился Гордаз. - А выглядит, как старшая сестра. Слушай, как думаешь, если я предложу ей присоединиться к нашему веселью, она согласится?

Услышав это предложение, Лиин вздрогнула и отшатнулась.

- Ни за что, - пролепетала она. - Моя бабушка - главный блюститель морали и чести нашего клана!

- Вот даже как, - улыбнулся чародей. - Это меняет дело. Кажется, твоя подруга заскучала в одиночестве, иди поработай над ней.

Феечка радостно вспорхнула и поспешила к своему рабочему месту, а Гордаз, в очередной раз приложившись к кружке, повернулся к управляющему.

- Моргебиус, спрячься куда-нибудь. Я собираюсь снять защиту с башни, так что скоро здесь будет очень жарко.

Управляющему не надо было повторять дважды, и он скрылся за ближайшей колонной, с интересом наблюдая за полем боя. На его глазах владыка убрал мощное поле, защищавшее башню от вторжения, после чего спокойно уселся на свое место. Не прошло и минуты, как окно разлетелось вдребезги, и в комнату ворвалась грозная воительница. Жёстким взглядом изучив обстановку, она в первую очередь обратила внимание на внучку, испуганно застывшую возле кровати с плетью в руке.

- Лиин'но Сардаан, что ты творишь?! - суровый голос моментально заполнил всё помещение. - Клан сходит с ума, пытаясь понять, что с тобой случилось, я просто места себе не нахожу, поскольку твоё исчезновение пахнет черной магией, а ты тут развлекаешься?! Ну, уж нет, я этого просто так не оставлю!

- Бабушка, я... - тихо пискнула Лиин, но её перебил вальяжный Гордаз.

- Не стоит винить свою внучку, тем более приглашение в гости было сделано в такой форме, что она никак не могла отказаться.

- Значит, за этим стоишь ты, - старшая фея с придирчивой ухмылкой оглядела чародея. - Знай, наш клан не прощает посягательства на честь!

- Мне уже заранее страшно, - ничуть не изменившись в лице, ответил Гордаз.

- Я пришла покарать тебя, чтобы смыть грязное пятно позора с чести семьи, - продолжала патетическую речь суровая воительница.

- Может, просто выпьем? - предложил чародей. - Посидим, поговорим, а там, глядишь, и расслабимся. Благо в моей постели места хватит и пятерым, лично проверял.

- После твоей смерти я сожгу это гнездо порока! - с яростно оскаленным лицом ответила фея на его предложение. - Поэтому готовься к смерти!

На этих словах Гордаз даже заулыбался и довольно щелкнул пальцами.

- Моя любимая фраза! - радостно воскликнул он. - Я так часто её слышу, что даже стал записывать для коллекции. Вот, послушай.

Он снова щелкнул пальцами и под сводами помещения повторно пронеслось громоподобное восклицание воительницы: "Готовься к смерти!"

- Не скажу, что у тебя самое лучшее исполнение, но все равно впечатляет!

- Ты смеешься надо мной? - возмутилась фея.

- Если честно, то да. Наверное, стоит добавить громоподобный хохот, но я еще недостаточно пьян, чтобы в открытую ржать над такой прекрасной женщиной, как ты. Так что присядь и выпей. Если не хочешь пива, у меня и вино есть, лучшие эльфийские сорта.

- Хватит! Умри!

В ту же секунду с жезла сорвалась яркая молния и устремилась к чародею. Моргебиус отвернулся, наблюдая лишь краем глаз, и ужаснулся. Гордаз даже не стал ставить защиту, с улыбкой принимая разрушительное заклинание всем своим телом. На мгновение владыка вспыхнул, но быстро погас. Управляющий, затаив дыхание, следил за тем, как в стороны разлетаются потоки дыма, открывая взорам присутствующих практически не пострадавшего Гордаза. Единственными повреждениями, которые заметил Моргебиус, стали разбитая кружка, залитая её содержимым грудь чародея и немного обугленная одежда.

- И это всё? - ехидно поинтересовался темный властелин. - Только не говори, что это была твоя самая сильная атака, не то я обижусь, что меня не воспринимают всерьез.

- Эта была лишь проверка твоих сил, - сквозь зубы процедила изумленная фея.

В ту же секунду воительница воздела жезл над головой, и воздух вокруг неё сгустился в тёмную тучу.

- Вот так гораздо интересней, - обрадовался Гордаз. - Я даже позволю тебе набрать сил по максимуму и ударить еще раз.

Моргебиус поморщился: благородство хозяина временами изрядно раздражало. Тем не менее, участие в этом сражении было управляющему не под силу, поэтому оставалось довольствоваться только ролью пассивного наблюдателя. Фея, тем временем, физически расслабилась, сосредоточившись на мысленной концентрации своих сил. Вокруг навершия её жезла мелькали молнии, и их треск неприятно действовал на нервы. Уровень мощи боевого артефакта нарастал на глазах и, судя по зловещему лицу волшебницы, она была практически готова обрушить её на своего врага.

Гордаз все это время спокойно сидел. В его руке появилась новая кружка, и чародей, не торопясь, заливал в неё из бочонка пенящийся хмельной напиток. Сделав пару глотков, владыка скептично посмотрел на свою противницу и внезапно взмахнул рукой. Треск молний сменился мощным хрустом, и в ту же секунду жезл феи разлетелся на куски. Энергетические разряды, вырвавшиеся наружу, моментально оплели её тело и отбросили волшебницу к стене. Впрочем, распахнувшиеся крылья затормозили полет, а свирепый взгляд, брошенный на чародея, не сулил тому ничего хорошего.

- Я жива! Я покараю... - рявкнула была она, но резко осеклась, так и замерев с открытым ртом.

Строгий, плотно облегающий тело брючный костюм вдруг начал пылью осыпаться к её ногам. Не прошло и полминуты, как фея стояла перед Гордазом абсолютно голой.

- Моя одежда, - произнесла воительница, приходя в себя. - Ты заплатишь за неё!

- Она такая дорогая? - невозмутимо поинтересовался волшебник. - Если что, готов возместить ущерб из своей казны.

Лишившись одежды, волшебница густо покраснела, прямо как её внучка, и стала прикрываться руками.

- Ты - подлец! Ты обещал мне возможность нанесения удара!

- И ты поверила? - искренне удивился Гордаз. - Неужели я кажусь таким мазохистом, что с радостью позволю себя избивать?! Так что, девочка, впредь будь внимательней.

- Я не девочка, я разменяла уже четыреста лет.

- Ну, а я уже второе тысячелетие размениваю. Кстати, раз ты разделась, может, сразу и без лишних уговоров в постель?

- Лучше убей! - на этот раз голос волшебницы дрогнул.

- Зачем? Я не разбрасываюсь красивыми женщинами. Особенно, если они голые и в моей спальне. Ну, давай, лети ко мне!

- Только для того, чтобы уничтожить тебя! - внезапно рявкнула фея и, сжав оставшийся обломок жезла, словно кинжал, бросилась в атаку.

Правда, хватило её всего на один рывок. Гордаз снова взмахнул рукой, и в воздухе материализовались длинные цепи, которые сковали запястья и лодыжки волшебницы, подвесив её в воздухе. В ту же секунду чародей поднялся с кресла и, плавно пролетев по воздуху, завис перед распятой жертвой.

- Если кричишь, что уничтожишь, - ласково произнес он, поглаживая фею по лицу. - Ты должна быть уверена в своих силах. Но, увы, сейчас ты беспомощна, ведь без жезла твоя сила не так уж и велика. Кстати, на всякий случай я её заблокировал.

- Делай, что собрался, грязное животное, - злобно прорычала воительница. - И не заморачивай мне мозги.

- Хочешь, чтобы я тебя изнасиловал? Да еще и говоришь таким тоном, словно приказываешь мне? Ну, нет, это неинтересно. Гораздо забавней будет, если ты, стоя на коленях, будешь умолять взять твоё тело, и вот тогда я ещё подумаю. Ну, а для начала устроим небольшое представление. Лиин, лети сюда.

Молодая феечка послушно вспорхнула в воздух и зависла напротив своего господина, правда, испуганно косясь на свою бабушку. Впрочем, через секунду весь её страх куда-то испарился. Гордаз сжал юную хрупкую девушку в крепких объятиях и впился своими губами в её губы. Феечка бурно ответила на поцелуй и вскоре начала издавать сладострастные стоны, поскольку мускулистые руки чародея принялись грубо терзать её тело.

- Лиин! Не смей! Подумай о гордости нашего кла..., - старшая фея резко замолчала на полуслове, поскольку во рту у неё материализовался кляп. А стонов и мычаний явно не хватало, чтобы достучаться до рассудка внучки.

Моргебиус тяжело вздохнул. Повелитель в буквальном смысле кувыркался под потолком со своей рабыней, принимая самые невообразимые, с человеческой точки зрения, позы. Стоны, ахи и вздохи раздавались все чаще, и, поскольку владыка, разобравшись с проблемой, приступил к развлечениям, управляющему оставалось только одно: вернуться к своей работе. Требовалось восстановить урон, нанесенный свирепой бабушкой, пересчитать потери, наказать виновных, да и просто поднять боевой дух гарнизона. С этими мыслями Моргебиус и покинул покои своего хозяина, предчувствуя очередную бессонную ночь.


***


"Весельчаки" пытались убежать, но условия местности не позволяли этого сделать. Колючий кустарник, растущий по обочинам дороги, представлял собой непроходимую стену, прямо за лагерем дорога упиралась в очередной разрушенный мост, сзади же... Катя ожидала от мага многого, но реальность перечеркнула самые смелые её представления. Девушка просто потеряла дар речи, когда из котла вылетели десятки щупалец и создали вокруг отряда непроницаемый барьер. Ну, а дальше началась бойня.

Наёмники, стоявшие ближе всех, были моментально разорваны пополам. Уцелел только командир отряда, да и то за счет самопожертвования своих людей. Два мрачных бойца загородили своего начальника и погибли на месте, пробитые насквозь щупальцами. Командир рванул наутёк, но тут в игру вступил Хур. Покинув своё жилище, крульп черной молнией бросился к убегавшему и одним ловким движением перерезал тому горло.

Отрядный чародей тоже не смог долго продержаться. Он силовым щитом отбил два метнувшихся в его сторону отростка, после чего попытался огненным шаром поразить чудовище. К удивлению мага, пламя просто растеклось по плоти монстра, не причинив никакого вреда. А через мгновение щупальца нашли свою цель, пронзив наглого волшебника.

К этому моменту чудище уже покидало убежище. Оно было не больше средней собаки, но, окончательно выбравшись, на глазах изумленных бойцов моментально раздулось до размеров слона. Мулис уселся верхом на химеру, представлявшую собой гигантский комок плоти с бесчисленными отростками, и отправил её в атаку.

Чудовище быстро внесло опустошение в ряды наёмников. Оказалось, создатель твари превратил её щупальца в очень страшное оружие. На некоторых имелись костяные наросты, с легкостью пробивающие даже доспехи, другие же, отличаясь гибкостью и мышечной силой, душили врагов, ломали им шеи, спины и конечности или проникали внутрь, используя естественные отверстия.

Но нельзя сказать, что наемники падали под ударами химеры безо всякого сопротивления. В монстра дождём летели стрелы, впрочем, не причинявшие особого вреда. Кому-то даже удалось отрубить одно щупальце, но этим успех безымянного солдата и ограничился. Прижатым к берегу реки воинам приходилось выбирать между возможной гибелью в бурных водах и гарантированной смертью в объятиях порождения колдуна. Некоторые предпочли нырнуть в реку, после чего вода окрасилась в красный цвет. Похоже, Лазурель, заявивший, что в быстрых водах нет хищных тварей, всё-таки ошибся.

Впрочем, не все "Весельчаки" попали под атаку чудовища. Основная их масса скопилась перед мостом, явно намереваясь навести переправу, но человек десять врагов обнаружилось и в тылу отряда, поэтому оставшимся товарищам Кати пришлось показать всё, на что они были способны. Лучник сразу засунул девушку как можно глубже в повозку, рявкнув, чтобы она не смела высовываться. Рядом в качестве телохранителя уселся Вальдемар. Катя поморщилась из-за того, что условия боя опять разлучили её с любимым паладином.

Модо и Зандукей в это же время смело ринулись в лобовую атаку. Лазурель натянул тетиву лука и, заняв удобную позицию, стал прикрывать их издалека. Противникам очень быстро пришлось уяснить, что, поскольку варвар и стрелок давно работали вместе, они отлично координировали свои действия. Лазурель, метко посылая стрелу за стрелой, мешал наемникам навалиться на Модо всей толпой, что позволяло варвару биться с ними поодиночке.

Зандукей с легкостью влился в этот слаженный механизм. Не обладая силой варвара, он, тем не менее, превосходил его в скорости, да и опыта у паладина было на порядок больше. Трое наемников, атаковавших Зандукея, явно не ожидали, что им достанется настолько тяжелая добыча. Старый боец одним ударом отсек первому нападавшему руку, ловко подсек и оглушил второго, а затем практически без остановки снес голову третьему. На этом работа паладина и закончилась, поскольку в бой вступил Хур.

Мохнатый убийца какое-то время носился рядом с Мулисом и помог ему прикончить двух оставшихся чародеев, после чего решил, что на этом участке справятся и без него, и перебросил силы на другой фронт. "Весельчаки" даже не успевали понять, в чём дело. Они видели лишь мелькающую с бешеной скоростью тень, а потом один за другим валились на землю, заливая её кровью, текущей из перебитых артерий.

На этом битва и окончилась. Катя недоуменно оглядывалась по сторонам, понимая, что вокруг не осталось никого живого, кроме их отряда. Полсотни человек были убиты меньше, чем за минуту. Такой результат впечатлял, даже Вальдемар завистливо крякнул, созерцая поле боя. Впрочем, гном быстро вспомнил о своих обязанностях и приступил к мародерству.

Остальные содрогнулись от ужаса, потому что вернулся Мулис. Впрочем, его тварь очень быстро уменьшилась в размерах. Чародей, не долго думая, закинул монстра себе на спину, словно мешок. Короткие щупальца, замелькавшие над плечами, в сочетании с безумным взглядом мага, придали ему довольно жуткий вид.

- Я поражен, - наконец, смог произнести Лазурель. - Оказывается, ты не только разные истории знаешь, но и таких монстров создавать умеешь.

- Это труд всей моей жизни, - важно ответил чародей. - Точнее трёх её последних лет. Конечно, было рискованно оставлять химеру без присмотра на долгое время, но я не мог ни ждать, пока она вырастет, ни взять с собой. Но у меня всё-таки получилось! Теперь и я принесу немалую пользу в бою!

- Мощь этого создания, конечно, впечатляет. Оно даже к магии устойчиво, - с уважением проговорил Зандукей.

Мулис в ответ удивленно развёл руками.

- Чего не закладывал, того не закладывал. Если честно, сам не понимаю, откуда это в нёй взялось. Не будь я стопроцентно уверен, что химера не покидала моего дома, я бы решил, что она где-то напилась чужой силы.

- Она еще и силу пить может? - удивилась Катя.

- А как еще ей запасы пополнять? Своего резерва у химеры нет. Сейчас она берет силу у меня, однако, ей не очень-то хватает, потому что я много потратил за последние дни, подкармливая её. Теперь потребуется как минимум неделя, чтобы химера снова смогла трансформироваться и сражаться полную силу.

- Неделя? - напрягся Лазурель. - Но через три дня мы дойдем до гор, где нас ждут орки, огры и прочие неприятности. Нужно, чтобы твое эээ... "существо" было готово еще раз продемонстрировать столь впечатляющие способности.

- Я могу попробовать взять силу от Ока, - предложил Мулис. - В этом случае подзарядка не займет много времени. Правда, она сопряжена с некоторыми трудностями.

- Мы можем подождать, - успокоил его Лазурель. - Думаю, среди инвентаря покойных магов есть немало артефактов для прожигания дороги.

- В таком случае, прошу просто смотреть и не вмешиваться.

Мулис повернулся к Кате, и у той по спине побежал холодок. Девушке ужасно не понравилось, как чародей на неё посмотрел. Обычно такой похотливый взгляд был у Вальдемара, но с чего вдруг чародею, не интересующемуся женщинами, подражать гному?

- Прошу тебя, не бойся, - прошептал Мулис, и Катя после этих слов ещё сильнее испугалась. - Я постараюсь не сделать тебе больно.

Ужас охватил девушку, она рванулась, пытаясь убежать, но почувствовала, что её держат за ногу. Из-за этого волшебница споткнулась и, зажмурившись, устремилась носом к земле, но резко остановилась. В тот момент она почувствовала, как её другую ногу и обе руки также сжало неведомой силой. Осторожно приподняв веки, Катя поняла, что опутана щупальцами, которые и удержали её от падения. А через секунду они потащили девушку прямо в руки чародея. Правда, Мулис вовсе не собирался сжимать её в своих горячих объятиях.

Щупальца приподняли Катю на пару метров над землей. Девушка продолжала дергаться, но добилась лишь того, что от чародея к ней метнулось еще несколько отростков, которые обхватили её так крепко, что ни о каком сопротивлении уже не могло быть и речи. Но на этом Мулис не собирался останавливаться. Волшебница с ужасом поняла, что несколько особо наглых щупалец проникли под её рубашку, а ещё парочка сумела расстегнуть шорты.

- Хур, на помощь! - истерично заорала девушка.

- Я всегда здесь, - нагло отозвался крульп, в ту же секунду материализовавшийся на её левом плече. - Только кому помогать надо: тебе или ему?

- Мне, конечно! - чуть не плача, воскликнула Катя.

Хур нырнул девушке под рубашку, но не успела она обрадоваться столь быстрой подмоге, как выяснилось, что убийца несколько по-иному трактует слово "помощь". Одним движением своего ножа он срезал все пуговицы и заодно раскроил бюстгальтер. Груди девушки, уже обвитые тонкими и скользкими щупальцами, вывалились наружу, а крульп-извращенец бросился вниз и стянул до колен своей жертвы её шорты и трусы.

Закончив свое грязное дело, Хур уютно устроился между грудей волшебницы и, раскинув тонкие ручки в стороны, схватился пальцами за оба соска. Катя вскрикнула, чувствуя, что начинает возбуждаться, тем более что и щупальца, ласкающие её в разных местах, с удивительной точностью находили самые яркие точки. И в данном случае девушку больше унижало не само изнасилование мерзким волшебником, вдруг превратившимся в осьминога, а тот факт, что всё происходит на глазах у других, в том числе и её возлюбленного, который предпочел просто отвернуться. Катя знала, что потом простит ему это, но сейчас такой поступок Зандукея вызывал у неё боль и ненужные эмоции.

- Сволочь, - проревела она Мулису. - Я распылю тебя!

- Боюсь, не получится, - улыбнулся отрядный чародей. - Вальдемар уже активировал твои браслеты. Мне придется постараться, чтобы перенаправить потоки от них ко мне.

- Ты - чудовище, - крикнула Катя, после чего издала сильный стон, не в силах бороться с вожделением, вызванным магией. - Мерзкое, грязное и противное!

- Насчет двух последних пунктов могу поспорить, а в остальном согласен. Да, я - чудовище и я омерзителен. Вот только это ничего не меняет, - усмехнулся Мулис, и в его глазах полыхнул опасный огонек. - А сейчас готовься! Я ждал этого момента многие годы!

- Чего ждал? Возможности меня изнасиловать?! - воскликнула ничего не понимающая девушка.

- Когда-то я хотел обрести огромную силу, - начал объяснять чародей. - Я изучал химер и решил преобразовать своё тело, чтобы оно заполучило их способности. Но, к сожалению, эксперимент пошел не так, и у меня ничего не получилось. Более того, я потерял свои репродуктивные способности, став евнухом. Но именно тогда возникла новая идея. Зачем пытаться делать химеру из себя, если можно создать такую, с которой потом сольёшься воедино?

- Что?! - только и смогла вымолвить Катя.

- Сейчас это, - Мулис указал на бурдюк с щупальцами за своей спиной. - Не самостоятельный организм, а часть меня. Все, что чувствует оно, чувствую и я. И в данный момент мы оба хотим одного: тебя!

Девушка ощутила, как несколько мелких щупалец проникли внутрь неё, а через мгновение уже не могла сдержать себя. Это даже сложно было сравнивать со взрывом бомбы, это казалось бесконечным и беспрерывным фейерверком эмоций. Воля к борьбе и ненависть к Мулису моментально испарились. Теперь тело и душа Кати желали только одного, и волшебник сразу же откликнулся на её безмолвную просьбу.

От его бурдюка отделилось еще одно щупальце, толще остальных и более светлого окраса. Медленно и плавно оно двигалось вдоль тела девушки, мягко погладило бедро, скользнуло по животу, обвилось вокруг левой груди, а потом резко устремилось вниз, навстречу своей цели.

Катя вздрогнула и закричала так, что с ближайших деревьев сорвались все птицы, а её соратники рефлекторно шагнули назад. Да, чародей оправдывал свою профессию, творя самое настоящее волшебство с телом девушки. Его щупальца оказались просто идеальным инструментом. Еще никогда раньше Катю не ласкали во всех возможных местах одновременно. При таких условиях перестал ощущаться даже дискомфорт от беспомощного положения. Да и Хур не прекращал своих манипуляций, с изумительной точностью чувствуя, какую силу надо приложить в каждое мгновение.

И вновь время остановилось для девушки. Ей казалось, что она превращается в какую-то аморфную массу, растворяющуюся в мировом эфире. Катя словно перестала существовать в этом мире и одновременно была им. Она стала целой вселенной, и каждое движение щупальца вызывало в её разуме взрывы тысяч сверхновых.

Пару раз девушка засекала, что Мулис, пользуясь её беспомощным состоянием, крутил её тело, как хотел. Самодовольное выражение лица мага словно говорило о том, что, будь у него больше щупалец, он бы их все засунул в Катю. Волшебница прекрасно понимала, как сильно унижена, но уже не обращала на это никакого внимания, полностью отдавшись покорившей её стихии.

Надо заметить, что чародей четко чувствовал не только горячие точки, но и нужные моменты. Когда у Кати уже совсем не осталось сил, он плавно опустил её на землю. Многочисленные щупальца резко втянулись в бурдюк, который Мулис поспешил прикрыть плащом, что создало эффект горба. Хур спрыгнул с бесчувственного тела, быстро отбежав в сторону. Все с интересом следили за реакцией девушки, и она не заставила себя долго ждать.

- Больно, скотина! - слабо взвизгнула Катя, приходя в себя. - Ты же меня прямо на шипы положил!

- Извини, не заметил, - пробормотал Мулис, вновь прямо на глазах превращаясь в дерганного и забитого чародея.

А Лазурель облегченно вздохнул и приказал:

- Обыскиваем трупы и идём вперед. Нам нельзя задерживаться. Нельзя...

Глава 8

***


- Забавный артефакт, - пробормотал Мулис, крутя в руках золотой череп с высунутым языком. - Я про такие только слышал, но никогда не видел.

Череп не превышал размеров кулака, но был выполнен с филигранной точностью. Несмотря на угрожающий облик, оказалось, что предназначался он для исключительно мирных целей. Волшебник объяснил, что с помощью подобного артефакта создаются мосты, причем в мгновение ока.

- Так вот как они переправлялись через реки, - довольно ухмыльнулся Лазурель. - А ты сам сможешь им воспользоваться?

- Смогу, но энергии в нем мало. На один мост еще хватит, а потом придется ждать, пока зарядится.

- И долго ждать?

- Сутки, не меньше.

- Ну, тогда все в порядке, - расслабился командир. - Нам до следующей переправы больше суток идти, а с учетом местности, возможно, и больше.

Мулис лишь кивнул, недовольно бросив взгляд на противоположный берег. Перебив наемников, они столкнулись с одной серьезной проблемой: теперь предстояло пробивать проход через заросли самим. И даже несмотря на то, что Вальдемар отыскал немало артефактов, предназначенных именно для этой цели, следовало ожидать заметного снижения скорости передвижения.

Сбор трофеев все еще продолжался. Гном, проявив навыки профессионального мародера, значительно повысил бюджет отряда. Зандукей тоже не отставал от него, демонстрируя большой опыт обыскивания мертвецов. Лазурель уже начинал опасаться, что им придется продолжать дорогу с перегруженной повозкой.

Единственной, кто не принимал участия в этой забаве, была Катя. Мулис, в качестве извинения за свой грубый поступок, быстренько обучил девушку заклинанию огненного шара. Вообще-то волшебница и сама могла справиться, но обычно она вкладывала всю силу в единственный файерболл. Чародей же проинструктировал девушку, как правильно перераспределять силы, и теперь Катя срывала злость на колючем кустарнике, благо Мулис пришел к мнению, что такие слабые заклинания, энергия которых не превышает естественного фона Ока, демоны учуять не смогут.

Небольшие огненные разряды срывались с пальцев волшебницы, проделывая просеки в переплетениях колючих ветвей. Эмоции переполняли девушку, но, в общем и целом, сейчас она не хотела ничего, и это пугало. Катя вынуждена была признать, что даже возвращение домой не вернет все на круги своя, слишком уж она изменилась. Оставалось лишь двигаться вперед, в надежде найти выход, или еще глубже погрузиться в пучину разврата.

- Грустишь?! - поинтересовался внезапно запрыгнувший на плечо Хур.

- Отвали, - буркнула Катя. - Никакого от тебя толку.

- А какой от меня должен быть толк? - искренне удивился крульп.

- От демонов не спас, от сектантов не спас, даже от этого необузданного кальмара и то не стал спасать.

- Хм, а разве была какая-то угроза жизни? Ну, по крайней мере, в последней ситуации я такого не заметил. За остальные же случаи готов извиниться, и обещаю, что отныне буду неотлучно находиться рядом с тобой сутки напролёт.

- А откуда мне знать, что в следующий раз ты вместо того, чтобы спасать, ни попытаешься под шумок меня трахнуть? - мрачно поинтересовалась Катя.

- Ну, последнее я физически не могу осуществить, - беззаботно ответил убийца. - Вот сделать тебе приятное или довести до исступления - всегда пожалуйста. В этом у меня немалый опыт.

- После подобного заявления я начинаю сомневаться, что ты - убийца.

- Не волнуйся, мы, крульпы, редко бываем талантливы в чем-то одном. Я, как видишь, могу убивать, делать приятное женщинам, а ещё вышивать крестиком и готовить.

- Умеешь готовить? - удивился подошедший Лазурель. - Надо будет задействовать тебя и в этом качестве.

- Я не против, - отозвался Хур. - Главное, чтобы Катя была рядом. Кулинария - это искусство, а женщины меня неплохо вдохновляют.

Девушка не выдержала и засмеялась. Мысль, что она может стать кулинарной музой для бывшего домового, показалась ей ужасно смешной. Впрочем, Лазурель не разделил веселья волшебницы, а наоборот очень серьезно заявил:

- Через полчаса выдвигаемся дальше. Сейчас Мулис постарается навести мост, а дальше нас ждет крайне тяжелая дорога. Кстати, Катя, ты демонов не чувствуешь?

Та отрицательно помотала головой.

- Отлично. Возможно, нам удалось от них оторваться. Думаю, через денёк-другой можно будет позволить тебе пользоваться своей силой на полную, - лучник еще немного подумал и напряженно добавил. - Меня еще беспокоит исчезновение "Скелетов". По этой дороге, кроме погибших отрядов, больше никто не проходил. Вопрос: куда делись "Скелеты"? Неужели нашли иной путь?

На этом разговор закончился, и девушка, оставив кусты в покое, вернулась к остальным. Мулис и Зандукей как раз заканчивали изучение трофеев и отбор необходимого, после чего отряд продолжил путь. С мостом проблем не возникло, артефакт сработал, как надо. Правда, строение получилось немного кривым и шатающимся. Мулис принялся оправдываться, что дело не в недостатке его магического мастерства, а в дефиците энергии артефакта, и в итоге золотой череп был отправлен на подзарядку.

Переправа прошла без проблем, несмотря на многочисленные зубастые пасти, выглядывавшие из воды. Чародей, будучи в хорошем расположении духа из-за вновь обретенной способности иметь дела с девушками, разоткровенничался:

- Если честно, существуют способы справиться с этими тварями, не прибегая к магии. Нас в академии такому учили.

- Рассказывай, - потребовал Лазурель.

Остальные поспешили навострить уши.

- У этих стражей есть один существенный недостаток. Будучи искусственно созданными химерами, они все равно являются живыми существами, а значит, нуждаются в пище. Если вся эта толпа будет постоянно обитать в одном месте, то рано или поздно они сожрут всё в пределах досягаемости, а потом либо друг за друга возьмутся, либо от голода передохнут.

- Хорошо бы, - буркнул Вальдемар.

- Поэтому маги, обеспечивающие подобные заграждения, поступают двумя способами. В первом случае стражей рассредоточивают на большой площади, чтобы еды хватило на всех. Но стоит только врагу приблизиться к преграде, как все химеры получают сигнал и собираются в одном месте. Второй вариант попроще: стражи впадают в спячку и просыпаются при попытке нарушителя пересечь границу.

- Ну, а что же нужно делать, чтобы сразить стражей? - нетерпеливо перебил волшебника Зандукей.

- Есть несколько схем. Начнем с простой: дойдя до преграды, следует остановиться и ждать. Заклятие не позволяет тварям разбежаться или уснуть, а питаться им надо, поэтому вскоре они начнут есть друг друга. В конце остаются только самые сильные стражи, но они, как правило, уже уставшие, да и если следить за ними, можно понять тактику и найти слабые места.

- И почему же маги, зная о такой слабости, ничего не предпринимают? - недоверчиво пробормотал Лазурель.

- Чаще всего нет смысла что-либо предпринимать. Заграждение выполняет свою задачу, поскольку те, кому требуется преодолеть его, вынуждены ждать несколько дней, а то и недель, на что могут пойти единицы. Некоторые чародеи, впрочем, поступают хитрее, и их стражи после пары дней ожидания все же впадают в спячку, которая прекращается в случае прохождения через преграду. Но чтобы выйти из спячки, требуется время, поэтому, если всё правильно организовать и быстро перебраться, проблем не возникнет.

- Какие еще варианты есть? - снова поинтересовался лучник.

- Ну, есть более сложный, но и более эффективный. Он требует немалых затрат, зато процесс занимает меньше времени. Короче, надо просто обильно накормить стражей. Обычно используются стада быков или коров. Восточные кочевники, впрочем, отдают предпочтение пленникам и рабам, а в некоторых случаях пускают вперед слаборазвитые племена, обещая им добычу и ничего не говоря о ловушках. Сытые стражи перестают обращать внимание на тех, кто пытается пройти мимо, а если и реагируют, то сами становятся лёгкой добычей из-за потери в скорости и силе.

- Надо взять на заметку, - хмыкнул Зандукей.

Катя тоже постаралась запомнить этот метод.

- Имеется еще один приём, - продолжал волшебник. - Его применяют, если есть возможность оставить часть отряда в тылу, а граница имеет достаточную протяженность. В этом случае выделяется несколько небольших групп, которые рассредоточиваются вдоль преграды. Стражи, чувствующие врага, но не способные понять, где его настоящие силы, а где фальшивка, мечутся туда-сюда, тем самым ослабляя основной заслон.

- Как-то все просто, - разочаровано пробормотал гном. - Умные маги нашли бы способ преодолеть подобные слабости.

- Умные маги ставят настолько сложные ловушки, что обмануть их практически невозможно, - возразил чародей. - А преградами занимаются самые заурядные чародеи, не задумывающиеся о том, что им могут противопоставить. Да и правильно, всего предусмотреть нельзя. Вот разве знали те, кто заселил эту реку всякими химерами, что через неё можно возвести ледяной мост?

Так за разговорами прошел день. Нельзя сказать, что дорога давалась очень легко, но и особых трудностей пока не возникало. Жезлы огня, добытые в лагере, оказались неплохим средством для преодоления заслона из растительности. Мощные потоки пламени создавали достаточно широкую просеку, по которой могла проехать повозка. Правда, обычно требовалось подождать, пока все ветки прогорят, чтобы не идти по раскаленным углям.

Работали попарно: Модо с Лазурелем или Зандукей с Вальдемаром уходили вперед и выжигали просеку длиной в одну милю, именно настолько хватало пары жезлов. После этого мужики возвращались назад, попутно разгоняя всю прячущуюся в кустарниках живность вроде змей и ядовитых пауков. Дойдя до повозки, они менялись со следующей парой, а сами отдыхали, поскольку постоянная работа с огнем сильно выматывала. Если же проход оказывался недостаточно широким, то в дело вступала Катя и, используя новоприобретённые знания, доводила его до нужного размера.

В целом, как ни странно, эта часть похода оказалась довольно однообразной. Все сводилось к монотонной работе, и даже хищные звери, обещанные Лазурелем, не попадались на их пути. Правда, один раз Вальдемар вернулся с окровавленной рукой и пожаловался, что на него напал очень свирепый ёж. Но кто это был: сторожевая химера или просто местный обитатель, установить так и не удалось.

Единственный скучающим без дела был Хур, но и он скоро нашел себе занятие. Крульп, доказывая, что его слова об умении шить не просто хвастовство, сумел частично реабилитироваться в глазах Кати, сшив из подручных материалов плащ и куртку. Девушка очень обрадовалась, поскольку ночи становились все холоднее, и даже внутренняя магия и регулярный секс согревали недостаточно.

Зато вечера проходили весело. Несмотря на жесткие ограничения по времени, Лазурель решил, что команде всё же стоит давать немного времени на расслабление. И пользуясь тем, что в качестве добычи им достался походный бар командира наёмников, искатели сокровищ каждый вечер доставали оттуда пару-тройку бутылок. Нашлась даже гитара, и оказалось, что Зандукей - неплохой певец. Правда, репертуар его состоял в основном из похабных армейских песен, но Кате хватало и этого. Обычно после посиделок она сразу набрасывалась на паладина, и тот уносил её в повозку, после чего следовала очередная самая прекрасная ночь в жизни девушки. А наутро всё начиналось сначала.

Реки удалось пересечь без проблем, благо заряжённый череп работал безотказно. Поэтому, когда дорога устремилась вверх и деревья с кустарниками постепенно стали исчезать, все удивились. По словам Лазуреля выходило, что они одолели уже две трети пути, но, если не считать стычек с конкурентами, дорога не преподнесла никаких существенных неприятностей, хотя все же утомила.

- Будьте осторожны, - произнес командир, приближаясь к входу в широкое ущелье. - Здесь нас могут ждать орки.

- Они уже здесь, - на удивление невозмутимо заметил паладин и показал наверх.

Возле бровок правого и левого склонов действительно стояли местные племена: сотни орков в одеждах, сшитых из шкур и кожи. Аборигены молча смотрели на повозку, не предпринимая никаких агрессивных мер, но после рассказов Лазуреля искателям сокровищ стало неуютно.

- У меня достаточно силы, - возбужденно начал Мулис. - С моими щупальцами я...

- Стоит тебе только выпустить щупальца, и они столкнут на нас камни, - прервал его пламенную речь Вальдемар. - Я же вижу, что вон те глыбы не всегда стояли на своих местах. Ты уверен, что сможешь их отбить, когда...

- Ведем себя тихо и скромно, они идут на переговоры, - резко перебил гнома Лазурель.

Со склона спускались трое орков. Катя с интересом принялась их изучать - здоровенные, ростом почти два метра, с развитой мускулатурой, зеленоватой кожей и лицами неандертальцев, одетые в плащи, меховые жилеты и кожаные юбки до колен. А вот их оружие выглядело очень пристойно. У всех троих на поясах висели двуручные мечи, а у главного из-за спины торчал огромных размеров топор, при виде которого даже Модо что-то уважительно пробурчал.

- Приветствую вас, путники, на землях "Небесных Топоров", - внезапно начал главный орк, остановившись в нескольких шагах от повозки.

- И тебе привет, о отважный вождь, - миролюбиво ответил Лазурель.

- Вы вошли на наши земли, - на этот раз в голосе посла послышались агрессивные нотки. - Но мы никому не позволяем пересекать их просто так. Если хотите пройти дальше, то платите!

- Мы готовы заплатить вам, - прежним тоном продолжал лучник. - Но какую вы возьмете плату? Золотом или оружием?

Орк презрительно сплюнул.

- По землям "Небесных Топоров" ходило немало существ, отказывавшихся платить, а у них было золото и оружие. Теперь оно всё принадлежит "Небесным Топорам". Нет, нам нужна иная плата, - взгляд орка скользнул по путникам и остановился на Кате. - И в качестве платы мы выбираем её!

- Её?! - изрядно удивился Лазурель. - Вы хотите в качестве платы нашу спутницу?!

Орк закивал с довольной улыбкой. Девушка шокировано распахнула глаза, но предложение аборигена оказалось сущей мелочью по сравнению с ответом командира. Лазурель, широко улыбнувшись орку в ответ, произнёс:

- Ну, так забирайте её.


***


Легкий ветерок раскачивал ветки деревьев, что изрядно мешало передвижению Стрептидора. Демону, летевшему под кронами, приходилось очень часто координировать направление полета, из-за чего, естественно, страдала скорость. К тому же необходимость тщательного наблюдения за деревьями то и дело заставляла выпускать из внимания реку, находившуюся где-то справа. Поскольку водный поток сейчас являлся путеводной нитью, следить за ним требовалось очень внимательно. Стрептидор уже несколько раз терял его и был вынужден убивать драгоценные минуты на поиск ориентира.

Если честно, демон удивлялся тому, что до сих пор жив. Последние несколько дней прошли в диком напряжении и постоянном беге. Всему виной, как и следовало ожидать, оказался их ужасно глупый поступок. Уничтожение города, совершенное в приступе гнева, привело к весьма негативным последствиям. Демоны едва успели скрыться в лесу, поскольку прорыв "инферно" привлек пристальное внимание "лучезарного".

Крылатые воины, налетев со всех сторон, приступили к прочесыванию территории. Впрочем, Мантузор предположил, что их больше интересовала пропавшая соратница. Но поскольку в любом случае вся вина ложилась на демонов, встреча с крылатыми конкурентами была крайне нежелательной. К счастью, способностей командира хватило, чтобы укрыть всех троих от посторонних взоров. По крайней мере, демоны так считали, пока на сцене ни появились местные боевые маги.

В отличие от гостей из "лучезарного", считавших демонов всего лишь досадной помехой, маги расценивали их как серьезную угрозу, соответственно и поиски проводили с куда большей тщательностью. Опытные маги оказались не четой старичкам, пожранными троицей в пылающей Головёшке, и через несколько часов дети "инферно" поняли, что такими темпами их обнаружат в самое ближайшее время. Осознав масштаб проблемы, демоны принялись срочно искать пути решения.

Выход, как обычно, обнаружил находчивый Мантузор. Его план был прост и эффективен. Покинув убежище, командир специально показался перед глазами охотников, после чего с максимальной скоростью устремился к Вивиции. Разумеется, преследователи тут же бросились за ним, прекратив поиски и оставив, таким образом, двух демонов в покое.

Надо заметить, что сам Мантузор очень пожалел о своем решении. Боевые маги оказались достаточно настойчивыми, и оторваться от них было не просто. Несколько раз его броня разлеталась под ударами боевых заклинаний, и благо, что у демона после уничтожения города хватало сил вновь её восстанавливать.

В конце концов, ему удалось вырваться и даже немного пошуметь в окрестностях города. А затем в ход вновь пошли маскировочные чары, надежно скрывшие Мантузора от глаз и заклинаний преследователей. Правда, он не думал, что подобным образом ему придется провести три дня. Внезапно вернулись крылатые воины света и с удвоенными силами взялись за поиски. Демону не хотелось объяснять им, что их соратница в данный момент развлекается в объятиях величайшего мага этого мира, поэтому он предпочел затаиться как можно сильнее.

Едва только "лучезарные" покинули Вивицию, Мантузор рванул назад в лес, где всё ещё отсиживались его товарищи, но всё равно время было потеряно. Это ужасно злило командира, ведь за неделю их цель могла скрыться, где угодно. Нечего было и пытаться искать её силами троих, на плечах которых к тому же висела и погоня. Но удача внезапно улыбнулась демонам. На их убежище случайно наткнулись двое мальчишек, и Стрептидор вместо того, чтобы убить их на месте, расспросил о возможном знакомстве с рыжеволосой девкой. К его удивлению, оба парня знали эту девицу и даже пытались с ней развлечься несколько дней назад, правда, неудачно.

Прибывший позже Мантузор оказался гораздо настойчивее и даже сумел вычислить приблизительное направление, куда могла уйти девка, после чего задумался. Он немало слышал про Радужные Гробницы, в том числе и про ловушки, расставленные для незадачливых кладоискателей. Если бы троицу не преследовали крылатые воины и маги, демоны с легкостью добралась бы до могильников по воздуху, где и перехватили бы свою цель. Но в данный момент ситуация складывалась неблагоприятно, и приходилось вновь переходить в скрытный режим.

Сожрав души мальчишек, Мантузор восполнил запасы сил и приступил к изучению карт местности. Требовалось отыскать наиболее короткую дорогу. Внимание командира привлекли протекавшие через лес реки. Три из них брали начало в расположенном в горах крупном озере, от которого было рукой подать до гробниц. Оставалось лишь скрытно добраться до водоёма, и у Мантузора быстро созрел очередной план. Требовалось пролететь через лес, не поднимаясь над верхушками деревьев, используя в качестве ориентира одну из рек. Чтобы увеличить шансы, командир вновь разделил команду, до озера каждый должен был добраться самостоятельно. Демоны разобрали маршруты и, не теряя времени, устремились к своей цели.

Так уж получилось, что река, направлявшая Стрептидора, находилась ближе всего, и демон быстро понял, что, скорей всего, прилетит к озеру первым. Дух соперничества, ярко пылавший в его душе, требовал, чтобы эта мысль стала действительностью, и демон с максимально возможной скоростью несся вперед. Несмотря на многочисленные преграды и трудности ориентирования, он уверенно приближался к горам. Очень скоро Стрептидор заметил, что деревья стали заметно ниже, поверхность земли постепенно идет вверх, а горный склон, до этого с трудом просматривавшийся, уже легко различается сквозь переплетение ветвей. Начинался самый опасный и трудный участок полета.

Стрептидор с осторожностью вылетел из-под лесного полога на открытую местность и огляделся по сторонам. Следов светоносного воинства и враждебных магов он пока не замечал, но, зная, насколько силён и хитёр враг, не спешил расслабляться. Возможно, потенциальные наблюдатели просто дожидались, пока все демоны соберутся вместе.

Используя полученные в школе знания и врожденные способности, демон приступил к изучению местности. Процесс оказался долгим и занудным, но вроде бы не показал никаких признаков присутствия врага. Все следы магии, что удалось нащупать, лежали так далеко, что не представляли ни малейшей угрозы.

Осторожно, ожидая вражескую атаку в любую секунду, Стрептидор полетел над рекой. Впрочем, удара всё-таки не последовало, и уже через несколько минут демон стоял у подножия гор. Река в этом месте срывалась со скалы высоким и мощным водопадом, который требовалось перелететь, чтобы добраться до искомого озера.

Полюбовавшись пару минут красотой падающей воды, Стрептидор поднялся вверх. Восходящие потоки воздуха помогали развить максимальную скорость, и через несколько мгновений он уже мог созерцать зеркальную поверхность горного озера.

Демон просто оцепенел, потрясенный открывшимся зрелищем. Озеро было идеально круглым, словно миска, бортиками которой служили окружающие скалы. Тихие воды, словно зеркало, отражали всё, что находилось вокруг, и водоем казался таким спокойным и незыблемым, что представитель хаотичного "инферно" почувствовал себя здесь чужим.

Завороженный Стрептидор опустился к воде и, присев на ближайший камень, сосредоточился на её поверхности. Взгляд демона застыл, а разум моментально наполнился рифмами. Про это мало кто знал, но огонь, пылавший внутри каждого творения "инферно", разжигал в них до предела какую-либо страсть. Именно это пламя заставляло Мантузора отдавать все силы служению своему владыке, Серадийона искать власти, а Гаторуфа жестоко мучить всех встречных. Страстью же Стрептидора была поэзия.

Он никому не рассказывал про свои стихи и предпочитал хранить их в голове, считая, что это сделает их еще сильнее, когда придет время. Впрочем, эльфийские или человеческие поэты, услышь эти стихи, испытали бы немалый шок, ведь демон воспевал вовсе не любовь, а разрушение. Каждая новая строфа описывала хаотическое проявление "инферно", стремящееся уничтожить все, что несло ему угрозу. И даже беспечные воды глубокого озера преобразовывались в глазах Стрептидора в могучие, всесокрушающие потоки.

Приступ поэзии длился недолго. Стих сам собой зародился в сознании и ушел в глубины разума дожидаться своего часа, а демон, не колеблясь, вступил в озеро. Вода сразу зашипела, столкнувшись с огнем, на поверхность всплыло несколько свежесваренных рыбок, и Стрептидор был вынужден усилить защиту. В отличие от большинства своих сородичей, воспринимавших воду как враждебную среду, он очень любил процесс купания. В такие минуты ему казалось, что омывающий холод словно уносит с тела и души что-то нехорошее. Что именно, Стрептидор не мог сформулировать, да и не хотел.

Несколько могучих гребков - и демон оказался за пару сотен шагов от берега. Здесь он, наконец, расслабился и, перевернувшись на спину, приступил к созерцанию неба. Нахождение на границе двух стихий обостряло пламя Стрептидора до максимально возможной точки. Чуть прикрыв глаза и мерно покачиваясь на воде, он, на время забыв о своей миссии, начал слагать стихи.

Легкий смешок над ухом моментально вывел демона из расслабленного состояния. Повернув голову вправо, он ошеломлённо вскинул брови: на расстоянии вытянутой руки из воды торчала девичья голова с ехидной усмешкой на лице. Осознав, что её обнаружили, девушка еще раз хихикнула и внезапно выпрыгнула из воды, обрушив на демона сонмы брызг. Стрептидор изумился еще сильнее: вместо ног у девушки был рыбий хвост, правда, не чешуйчатый, а кожистый. Впрочем, демона больше удивил сам факт наличия русалки в таком месте, ведь в книгах говорилось, что эти существа предпочитают моря.

- И что же привело такого горячего мужчину в наши воды? - нежным голоском поинтересовалась русалка. - У нас очень редко бывают гости, и кто-то настолько необычный сразу привлекает к себе внимание.

- Я просто пролетал мимо, - очень грубо ответил Стрептидор, продумывая, как поудобнее схватить нахалку, чтобы уничтожить одним ударом.

- Ты хочешь меня убить, - русалка внезапно догадалась о его намерениях и с грустью покачала головой. - Но зачем? Я же ничего тебе не сделала? Или ты боишься, что мы кому-нибудь о тебе расскажем? Но здесь никого не бывает.

- Мало ли что, могут и появиться, - поморщился демон, сетуя, что теперь его задача усложняется.

- Но тогда, может, напоследок позволишь мне доставить тебе удовольствие?

Русалка резво подплыла вплотную, и её губы соприкоснулись с губами демона. Стрептидор опешил, ведь до этого ему не доводилось встречать женщин, готовых предложить своё тело просто так. Этим и воспользовалась наглая русалка. Быстрая и гибкая, она покрывала поцелуями горячее тело, постепенно переходя той его части, что скрывалась под водой.

Демон оказался настолько шокирован, что даже не стал оказывать сопротивление. А через пару мгновений он осознал, что по его телу прошла волна возбуждение. Огонь в душе полыхнул с особой силой, вызывая горячее желание и сильное вожделение. Русалка действовала очень искусно, но через пару минут она вновь вынырнула с грустным лицом.

- Ты слишком горячий, - прошептала она. - Я долго не выдержу.

- Что?! - возмущенно рявкнул Стрептидор, готовый разорвать русалку на дюжину частей. - Ты смеешь идти на попятную?!

- Я помогу своей сестре! - раздался за спиной новый звонкий голос.

Несколько секунд спустя ему уже вторил целый хор.

- И я!

- Меня тоже не забывайте!

- Он пылает?! Я люблю горячих мужчин!

Стрептидора окружила толпа русалок. Их гибкие тела нежно терлись о его пылающую кожу, а умелые руки просто творили чудеса. Через несколько минут демон уже даже и не пытался найти в этой толпе ту самую, что сумела его завести, а просто отдался на милость озерных девушек.

Русалки, приближаясь, ласкали тело гостя до тех пор, пока могли терпеть жар, исходящий из него, после чего отплывали, уступая место другим, те, в свою очередь, третьим, и так до бесконечности. Стрептидор выл, рычал, стонал и ругался от восхищения. Он хотел их всех, но какой-то долей разума понимал, что обладание девушкой приведет к её смерти. Кроме того, демон даже не знал, как совокупляться с русалками, пока они сами ни подсказали ему.

- Ты уже готов, - прошептала Стрептидору на ухо очередная дева, поглаживая рукой его достоинство. - Быть может, и ты попробуешь сделать нам приятное?

- Но это же убьет вас, - простонал демон, понимая, что уже не может сдерживаться.

В ответ раздался легкий смешок.

- А что мешает нам и здесь сменять друг друга? Твой огонь поначалу не причиняет боли и даже приятен.

Остальные русалки издали подтверждающий вопль.

- Но как... - начал было Стрептидор, но собеседница уже поняла, что он имеет в виду. Хихикнув еще раз, она выпрыгнула из воды, продемонстрировав изумленному демону пару прекрасных длинных ног и самое главное то, что находилось между ними.

- В минуты страсти и желания, - воскликнула она. - Боги даруют нам людские тела! И лишь удовлетворив нашу похоть, мы можем стать прежними!

Дальше девушке объяснять не пришлось. Демон набросился на неё и, повернув к себе спиной, словно яростный зверь вторгся в её тело, заставив русалку заорать. Стрептидор не понял, кричала она от боли или от удовольствия, да и не собирался понимать. Кровь кипела в его жилах в буквальном смысле этого слова, заставляя работать в усиленном темпе. Даже чужеродная среда не мешала ему, силы и ловкости демона хватало, чтобы получать удовольствие, даже будучи стесненным новыми условиями.

Внезапно русалка выскользнула из его сильных рук, но её место сразу же заняла другая, а за ней еще и еще. Демон, повинуясь бушующей в нём силе, не мог остановиться, а окружающие его девушки и не хотели, чтобы он останавливался. Ожидая своей очереди, они терлись о его тело, прижимаясь своими маленькими грудями к спине, рукам, ногам и прочим частям тела Стрептидора.

Он уже потерял счет времени, воспринимая происходящее как некий адский водоворот, как бурю, порождённую пламенем "инферно", которая подхватила своё дитя и забросила в самый эпицентр страсти и наслаждения. Но всё рано или поздно заканчивается, и в какой-то момент демон просто упал на поверхность воды, будучи не в состоянии продолжать дальше. Даже его сил оказалось недостаточно, чтобы справиться с такой ордой вожделеющих девушек.

- Вы были великолепны, - прошептал он, глядя в безбрежную небесную синеву. - Даже жаль вас покидать.

- Не волнуйся, - вновь раздался над его ухом нежный голос. - Ты не покинешь нас. Мы просто не можем этого допустить.

Недоумевающий Стрептидор попробовал повернуться, но внезапно понял, что легкие прикосновения и поглаживания его тела превратились в стальную хватку. Множество русалок, окружавших его, одномоментно ухватились за разные части туловища, не давая пошевельнуться. Сначала демон только ухмыльнулся и снял защиту, готовясь зажарить обнаглевших рыбешек, заманивших его в ловушку. Каков же оказался его шок, когда вместо ожидаемого пламени получился лишь жалкий пшик.

Горечь осознания моментально промелькнула в его разуме. Русалки специально заставили демона выложиться на полную, чтобы лишить всех сил. Пламя "инферно" больше не защищало своё создание, и окруженный множеством врагов, в чужой для себя стихии Стрептидор оказался абсолютно беззащитен. Впрочем, у него еще оставалась недюжинная физическая сила, поэтому демон вовсе не собирался так легко сдаваться.

Как по команде, все русалки разом потянули его на дно. Десятками они нависли на всех конечностях и крыльях, не давая бывшему любовнику вырваться. Стрептидор напрягся и рванул изо всех сил. Ему удалось прокусить пару держащих его рук и, освободив свою руку, разбить несколько вражеских черепов. Острые когти разорвали живот еще одной русалке, загрязнив чистую воду облаками крови, но это было всё, на что демона хватило.

Девушки вновь сомкнули свой строй. Мало того, теперь они держали не только Стрептидора, но и друг друга. Все новые и новые русалки выплывали из глубин озера, облепляя образовавшееся скопление и создавая из своих тел причудливый кокон. Стрептидору удалось нанести еще пару ударов, но особого эффекта они не дали. Даже будучи мертвыми, русалки все равно плотно прижимались к телу своей жертвы, не давая ни малейшей возможности бежать.

Тьма постепенно окутывала разум демона. Девушки утаскивали его все глубже и глубже, туда, куда не попадал свет солнца. Толща воды давила на Стрептидора, и надежда постепенно покидала его сознание. План русалок оказался чересчур хорош, и даже могучему организму демона не удалось ничего ему противопоставить.

И вдруг Стрептидор улыбнулся. Да, он не мог спастись и убежать, зато в его силах было умереть, забрав с собой убийц. Будучи поэтом, демон не хотел погибать погруженным в ледяную толщу воды, а стремился вернуться в породившее его пламя, ведь огонь, дававший рифмы, показывал и путь к "инферно". Стрептидор давно это понял, и теперь, когда иного выхода не оставалось, он мог ненадолго распахнуть врата своей родины. И закрыв глаза, демон перестал сопротивляться.

В то же мгновение вода в озере вскипела и взорвалась, разбросав тела девушек в разные стороны. Поверхность забурлила, теряя свою идеальную невозмутимость. Теперь озеро покрывал ковер из трупов рыб и русалок, а также останков демона. "Инферно" ответило своему чаду и на мгновение сумело проникнуть даже в ледяные глубины.

Именно такая картина открылась перед Мантузором и Лиздараном. Товарищи Стрептидора опоздали всего на полчаса и уже ничем не могли помочь собрату. Склонив головы в знак почтения того, кто сумел хотя бы отомстить за себя, они продолжили путь. Ведь цель была так близка.


***


В первое мгновение Катя просто не поверила своим ушам, но наглая рожа Лазуреля не оставляла сомнений. Командир действительно уже в который раз продал её, словно корову на базаре. Впрочем, судя по удивленному лицу орка, тот тоже не ожидал такого развития событий.

- Знаешь что, - зверским шёпотом начала Катя, но лучник остановил девушку, приложив палец к губам.

- Тихо, это все для пользы дела. Помнишь Реджальда? Здесь то же самое.

Волшебница тяжело вздохнула. Повторялся старый сценарий: ей предстоит стать игрушкой для орочьих утех, чтобы потом истребить их всех одним ударом. Не самая приятная перспектива, но план Лазуреля не оставлял иного варианта.

- А если я не справлюсь? - вновь зашептала она.

- С тобой пойдет Хур. Если понадобится, он подстрахует, - успокоил командир.

На этом церемония прощания завершилась, и Катя с мрачным лицом отправилась к оркам. Вслед ей раздались слова командира, которые в данной ситуации звучали как издевательство:

- Ты была хорошей подругой, и мы не забудем ночей, проведённых с тобой. Постарайся не разочаровать новых хозяев.

- Вы за ней следите, кормите хорошо и работой не нагружайте, - вторил ему ехидный Вальдемар, обращаясь уже к оркам.

А вот Зандукей, напротив, промолчал, что вызвало у Кати вздох облегчения. По крайней мере, хоть паладин не стал измываться над ней.

- Мы выполнили своё условие сделки, - произнес Лазурель в ту минуту, когда Катя встала возле посла. - И ждем, когда вы выполните своё.

В какой-то момент девушка понадеялась, что орки откажут её спутникам в праве прохода, и им придется пробиваться с битвой. Опасно, конечно, но все-таки лучше, чем попытка в одиночку перебить все племя. Однако, к разочарованию волшебницы, орк мрачным тоном ответил:

- Можете пройти. Но знайте, в этих горах живут другие кланы, которым тоже может не понравиться ваше присутствие.

- Будем иметь это в виду, - поспешил раскланяться Лазурель, и отряд продолжил путь.

Катя устало проводила повозку взглядом, после чего повернулась к своему новому хозяину. Тот, не обращая внимания на добычу, поспешил полезть наверх, и девушке не оставалось ничего иного, как последовать за ним.

Подъем оказался достаточно крутым, а орк был довольно шустрым, поэтому к тому времени, когда волшебница добралась до вершины, там уже разгорелся бурный спор.

- Ты не имел права их отпускать! - ревел молодой орк, размахивая копьем, на наконечнике которого висел здоровенный рогатый череп. - Их согласие на сделку означает лишь то, что они - бесчестные твари. Разве можно так поступать со своим товарищем?! Да я их голыми руками растерзаю!

- Остынь, Рызун, - покачал головой его собеседник, весь покрытый застарелыми шрамами. - Они выполнили наше требование. "Небесные Топоры" не опустятся до того, чтобы нарушать данное ими слово. Пусть другие кланы занимаются этими пришельцами.

- О чём идет речь? - недоуменно поинтересовалась Катя у посла.

- Твои друзья оказались хитрее и наглее, чем мы думали, - мрачно ответил орк. - Мы - гордое племя и не любим нападать без причины, поэтому всем проходящим мимо ставим невыполнимое условие выкупа. Те, кто отказываются, наносят нам оскорбление, и мы можем смело смывать его кровью. Но ваш командир, похоже, догадался обо всём и сумел выкрутиться.

"Он здесь был и все знал", - неожиданно вспомнила девушка. Теперь она поняла, почему Лазурель так быстро среагировал и даже не стал возмущаться. Лучник ожидал подобной ловушки и заранее к ней подготовился, так что и через земли других кланов они, скорее всего, смогут пройти. Задумавшись, Катя едва ни пропустила обрывок орочьего разговора, посвященный ей самой.

- А кто она вообще такая? - недовольно буркнул Рызун, кивая головой в сторону Кати.

- Судя по диалогу и наряду, обычная маркитантка. Видимо, взяли с собой, чтобы развлечься, и избавились при первой же возможности.

- Вы слишком много говорите, - промолвил орк, покрытый шрамами. - Выдвигаемся в лагерь, нужно многое обсудить.

До этого момента Кате казалось, что она уже стала опытной путешественницей, с лёгкостью переносящей дорожные трудности, однако орки доказали, что это было заблуждением. Поход по горам стал просто адом для юной волшебницы. Её пленители двигались очень быстро, невзирая на крутые склоны и каменистые тропы, и девушке было тяжело поддерживать этот темп. Она часто падала, царапая локти и голые колени, от постоянных прыжков по камням дико болели лодыжки, и вскоре Катя умудрилась подвернуть одну ногу.

Пришлось сделать короткий привал, и местный шаман наложил исцеляющие заклинания, после чего командир, суровый израненный орк, выделил двоих бойцов, чтобы они периодически поддерживали девушку, и поход продолжился.

Сколько всё это продолжалось, Катя ответить не могла. Её внутренние часы говорили про несколько суток непрерывного бега, когда Хур поведал, что прошло чуть больше двух часов. Впрочем, рано или поздно всё кончается, и безумный бег орков завершился, когда они добрались до лагеря. Выглядел он внушающе, хотя и был довольно примитивным. На площадке у подножия одной из гор расположилось несколько десятков шатров, которые окружал плотный частокол, местами украшенный черепами и костями различных животных.

Катю сразу отвели в самый большой шатёр. Провожаемая взглядами многочисленных орков, девушка отдёрнула полог и с обреченным лицом вошла внутрь. К этому моменту волшебница так сильно устала, что в голове крутилась всего одна мысль - пусть побыстрее изнасилуют, после чего она перебьет все племя и сможет хоть немного поспать.

Но орки как-то не спешили набрасываться на юную беззащитную девушку. Мало того, они не обращали на неё ни малейшего внимания и вполголоса обсуждали какие-то свои дела. И Катя, наконец, не выдержала. Дождавшись очередной паузы в разговоре, она застенчиво поинтересовалась у своего хозяина:

- А что вы со мной будете делать?

- Скоро сюда придут наши женщины, приставим тебя к ним, - отмахнулся орк. - А там, может, продадим кому-нибудь.

- То есть вы не будете меня насиловать? - удивилась девушка.

Реакция орков, впрочем, изумила её еще больше. Все трое несколько секунд смотрели на Катю с искренним недоумением, после чего вдруг дружно захохотали.

- Скажи, Рызун, ты хочешь её изнасиловать?! - энергично гогоча, спросил её хозяин у молодого товарища.

- Нет, конечно, - ответил тот. - Бледная, тощая, уродливая! Да мне даже страшно к ней прикасаться!

- А ты, Мурхаз? Готов её трахнуть?!

- Меня жена не простит, - ухмыльнулся носитель шрамов. - И не потому, что изменил, а потому, что с такой образиной.

- Вот видишь, - хозяин вновь повернулся к Кате. - Никто из нас не хочет заваливать тебя. Можешь, конечно, пройтись по лагерю и поспрашивать, среди молодежи найдётся немало любителей чего-то нового и интересного. Хотя я сомневаюсь, что даже они способны позариться на человеческую самку.

- Через несколько дней с разведчиками вернется Гамблук, который имеет подобную склонность, - добавил Рызун. - Так что потерпи, вот он-то как раз может оторваться на тебе. Если, конечно, пожелаешь.

- Ладно, оставим её, пусть отдыхает. Людские женщины слабы и изнежены, поэтому толку от них никакого.

Троица орков ушла, и Катя, наконец, смогла дать волю слезам. План Лазуреля потерпел крах, но самое плохое заключалось в том, что проклятие вновь брало своё, и уровень вожделения у девушки повышался с огромной скоростью. В предыдущий раз это чуть ни обернулось безумием, но тогда её спас Вальдемар. Сейчас же гнома-извращенца рядом не было, и оставался только крульп. Убийца выслушал пожелание волшебницы, однако ответил отрицательно.

- Ничем не могу помочь. Моих сил и способностей хватит, чтобы завести тебя, сделать приятное и даже довести до оргазма, но структура заклятия такова, что для полного сброса энергии тебе требуется настоящий мужчина, на которого я никак не тяну.

- А если перебить все племя, - в отчаянии прошептала девушка. - Тогда бы мы смогли вернуться к остальным.

- Их три сотни, не меньше. Я такую толпу не потяну. А у тебя самой разве не хватит сил, чтобы всех перебить? Энергии Ока Бога...

- Иными путями оно долго заряжается.

- Но если я попробую тебя приласкать?

- Нет, - покачала головой Катя. - В этом случае проклятие будет еще больше сводить меня с ума, и я не смогу адекватно пользоваться силой.

- Как мне помнится, при нашей первой встрече после моих ласк ты выглядела вполне адекватно.

- Тогда со мной был Зандукей.

- Тяжелый случай, - прокомментировал убийца. - Как вариант, предлагаю сбегать за подмогой. Не думаю, что мы далеко ушли от дороги, поэтому мне не составит труда найти и привести сюда наш отряд, тем более, они наверняка ждут, когда ты выполнишь свою миссию. А уж совместными усилиями мы сумеем тебя спасти.

- Давай попробуем, - прошептала Катя.

Хур моментально испарился, а девушка без сил упала на застланный шкурами пол. Мысли метались в её возбужденном разуме, перескакивая с одного на другое. Катя попробовала бороться с охватившим её тело пламенем, лаская себя, но вышло еще хуже. Попытка представить вместо своих рук пальцы Зандукея тоже успеха не принесла. Заклинание упорно требовало мужской ласки, и Катя уже не знала, что делать.

В какой-то момент забрезжила надежда, поскольку в шатёр вошли двое молодых орков. Они бросили девушке еду и одежду, после чего начали насмехаться над ней. К их удивлению, вместо того, чтобы разрыдаться из-за злых шуточек, пленница внезапно набросилась на орков и попыталась содрать с них одежду, умоляя не сопротивляться. Подобное поведение изрядно напугало шутников, и они поспешили покинуть шатёр.

Постепенно разум девушки окутывал странный сладострастный туман. Она переставала замечать окружение, всё глубже и глубже погружаясь в пучины своего безумия. Чувственная истома обратилась тяжелой болью, и тело волшебницы превратилось в персональный ад для своей владелицы. Отчаянье, охватившее Катю, вкупе с проклятием Гордаза делали своё черное дело. Теперь девушка могла только лежать на полу и жалобно стонать, понимая, что еще немного, и она перестанет существовать как личность.

- Зря ты сопротивляешься, - внезапно донесся до разума волшебницы загадочный и очень наглый голос. - Поддайся этой силе, и тебе не придется страдать.

- Кто это? - беззвучно, одними губами, прошептала Катя.

- Это зло! - раздался новый голос, напротив, отличавшийся холодной надменностью, хотя в нём присутствовала и какая-то толика теплоты. - Не слушай его, борись, если хочешь остаться сама собой! Помни, помощь уже близко!

- Близко?! - вновь взял слово наглец. - Этому домовому придется потратить несколько часов, чтобы найти отряд, и еще столько же, чтобы вернуться. Нет, дорогая моя, у тебя остался всего один выход: ты должна слушать меня!

- Твои слова лишь уничтожат её сущность! Ты этого хочешь?!

- Я хочу лишь спасти её, а твои советы ведут к гибели!

- Кто вы?! - из последних сил спросила девушка.

- Мы - это части тебя, - отозвался нахал. - Две стороны твоей сущности. Правда, мы имеем искусственное происхождение.

- Получив в свое распоряжение Око Бога, ты приобрела защиту "лучезарного", - продолжил второй. - Мы не могли допустить возвращения камня в руки Гордаза, но и хранить его не имели права. Ты была избрана остановить зло, поэтому мы одарили тебя нашими благословением и защитой.

- В общем, эти типы решили превратить тебя в своего персонального киллера, чтобы чужими руками избавиться от набившего оскомину конкурента, - перебил своего оппонента наглец.

- А что нужно тебе? - заинтересовалась девушка.

- Мне нужно, чтобы ты жила, и ничего больше. Я - часть сущности демона Серадийона, которую он передал тебе со своим семенем. Увы, но из-за заклинания ты временно бесплодна, поэтому дитя от него понести не смогла. Зато теперь внутри тебя запечатана частица пламени "инферно", которая тебе очень благоволит, - немного подумав, голос добавил. - Похоже, перед смертью Серадийон влюбился в тебя, поэтому я сделаю все, чтобы защитить его любовь, пусть даже посмертно.

- Да что порождения зла могут знать о любви?! - истерично завопил голос представителя "лучезарного" - Вы знаете лишь смерть и насилие! Ваш путь - дорога беспрерывного разрушения во имя удовлетворения низменных похотей!

- Мы, по крайней мере, не прячем свои намерения за кучей красивых фраз! - отозвался нахал. - А вот вы творите всё то же самое, прикрываясь дешевой моралью!

- Я схожу с ума, - простонала Катя. - Похоже, я заработала раздвоение личности.

- Мы не претендуем на управление твоим телом, - тут же возмутился резидент "лучезарного".

- Да, мы лишь предоставляем тебе выбор, и только ты сама решаешь, какому пути отдать предпочтение, - добавил гость из "инферно".

- И что вы мне предлагаете?

- Защиту!

- Силу!

Оба голоса раздались одновременно, но наглый прозвучал убедительней. Катя прикрыла глаза и, пытаясь побороть боль, простонала:

- Чтобы вернуться домой, мне нужна сила. Меня и так уже достаточно защищали.

- Будь по-твоему.

Девушке показалось, что невидимый наглец коварно улыбнулся, и тут же её уши наполнил вопль посланца светлой стороны.

- Что ты наделала?! Ты обрекла мир на...

Крик резко оборвался, и частичка демона тут же поспешила пояснить:

- С этого момента будешь общаться только со мной. Этот зануда пока нам не помеха. Ну, ты готова?

- К чему? - устало спросила Катя.

- Получить силу, способную побороть твои муки и страсть! Научиться управлять своим телом так, чтобы никогда не знать страданий! Но учти, будет немного больно.

- Я готова! - в отчаянии выкрикнула волшебница и тут же заорала изо всех сил. Казалось, что она очутилась электрическом стуле, и тысячи молний пронзают каждый нерв. Боль скрутила волшебницу, заставив метаться по всему шатру, а затем... все прекратилось.

Катя встала на ноги, недоуменно оглядываясь по сторонам. Она ощущала небывалую легкость. Тело девушки словно было наполнено гелием, и она чувствовала, что малейшего усилия окажется достаточно, чтобы взлететь. Сладостная боль исчезла, словно её никогда и не было. Хотя желание осталось при девушке, оно подчинялось ей, словно послушный пёс. Мало того, разум Кати наполнился весьма необычными знаниями. Некоторые из них в былые времена заставили бы её покраснеть от стыда, но сейчас вызывали лишь лёгкую усмешку.

Волшебница случайно бросила взгляд на свою руку и замерла от удивления. Эта точеная кисть, выглядевшая шедевром гениального скульптора, не могла принадлежать ей, однако Катя осознавала её как собственную конечность. Девушка огляделась, но ничего похожего на зеркало обнаружить не смогла. Впрочем, через секунду до неё дошло, что выход есть. Сила Ока теперь с лёгкостью повиновалась волшебнице, и через мгновение в центре шатра возникло зеркало, сотканное из потоков воды и воздуха. Движимая любопытством Катя заглянула в него и ахнула.

Тонкие рыжие волосы, едва достигавшие плеч, теперь огненной гривой спадали до талии. Кожа очистилась от вездесущих веснушек, став ровного бледно-розового оттенка. Зеленые глаза увеличились в размерах, придавая лицу некую невинность. Правда, это впечатление портили уже знакомые зрачки в виде карточных мастей, но теперь девушка восприняла их как часть нового облика. Тело стало более стройным и подтянутым, уши слегка вытянулись и заострились на концах, ногти сильно отросли и больше напоминали когти, да и грудь значительно прибавила в размерах, грозя вывалиться из рубашки.

Завершали картину заострившиеся и вытянувшиеся клыки, небольшие и слегка изогнутые рожки на голове, а также черные кожистые крылья, плащом закрывающие спину. Катя захохотала, и в этом смехе не было прежнего веселья и беззаботности. Теперь это был смех могучего существа, осознавшего свои возможности. Девушка понимала, что в её руках оказалась поистине страшная сила, и она знает, как её использовать.

Полог шатра за спиной Кати взметнулся в воздух, и она обернулась на шум. В проем заглядывали несколько орков, явно заинтересованные исходящим из палатки странным звуком. Впрочем, они никак не ожидали увидеть столь странное существо. Девушка вновь злорадно засмеялась, обнажив клыки. Похоже, у неё появился подопытный материал для проверки новой силы.

Глава 9

***


Орки дрожали. Нет, не от страха, который, впрочем, тоже присутствовал в немалом объеме. Возбуждение, желание и страсть, пусть и против воли, охватили их тела. Почти три сотни "Небесных Топоров" пылающими глазами смотрели на свою повелительницу. Конечно, это преклонение возникло не из ниоткуда. Кате пришлось потратить немало сил, чтобы взять под контроль целое племя, зато теперь она могла не опасаться, что кто-то попытается убежать или взбунтоваться. Даже шаманы больше не могли противостоять силе юной суккубы.

В данный момент толпа орков заключила в кольцо новую хозяйку, и каждый из них, пуская слюни от восторга, с нетерпением ждал своей очереди. Катя в центре круга позволяла ублажать себя сразу четырем "Топорам", и её душа просто пела от восторга. В отличие от прежней сущности, новая получала неимоверное наслаждение от сложившегося положения. Ну, и приятным бонусом шла возможность изъятия всех сил у мужчин, решивших, что её тело - всего лишь добыча. Трое орков, которых девушка избрала своими первыми жертвами, безвольной грудой лежали где-то в стороне. Видимо, скоро туда же отправятся и её нынешние любовники, судя по их замедленным движениям.

Сила Кати позволяла просто ослаблять своих партнеров, но девушка, обиженная тем, что орки посчитали её уродиной, решила истребить всё племя, лишив их сил. И улыбнувшись новой клыкастой улыбкой, она крепко поцеловала одного из партнёров. С пылающими от любви и страсти глазами несчастный мешком свалился к ногам своей владычицы. Остальные партнёры тоже с трудом держались на ногах. Катя позволила им прилечь и тут же оседлала того, кто выглядел самым крепким, обхватив своими сильными ногами его бедра.

Она дала орку войти в неё, после чего зажмурилась от восторга. Помимо физически приятных ощущений девушка ощущала, как сила зеленокожего великана перетекает в её тело. И чем медленнее и слабее двигался орк, тем яростнее и резче скакала на нём Катя. Краем глаза она подметила, что жизни остальных любовников медленно покидали их тела. Это означало, что следовало выбрать новых жертв.

Поток жизненных токов резко остановился, и суккуба медленно встала с остывающего тела. Заинтересованным взглядом она принялась изучать окружившую её толпу, после чего недовольно поморщилась. На семерых орков она потратила около часа, значит, на истребление всего племени уйдёт около двух суток. Несмотря на всё удовольствие и веселье, Кате не хотелось торчать тут так долго. Требовалось найти выход, и её новая сущность довольно быстро его подсказала.

Суккубы были одними из самых слабых демонов, поэтому в их арсенал входило множество приемов, позволявших отвлекать внимание противника или просто не показываться на поле боя. Одной из таких техник было создание астральной копии, которая тоже могла ублажать мужчин и забирать у них силу. Правда, до оригинала при этом доходили жалкие крохи энергии, однако в случае с Катей дело обстояло несколько иначе.

Око Бога давало девушке силу, превосходящую возможности других суккуб, и когда волшебница прикоснулась к этому источнику, то сразу осознала, что её требования он сможет выполнить даже с излишком. Через несколько секунд вокруг Кати стояло два десятка её точных копий, причем не иллюзорных, а вполне себе материальных. С этого момента дела пошли куда веселее.

Каждая копия, повинуясь воле хозяйки, стала отбирать новых жертв, а Катя, широко улыбаясь, направилась к своему пленителю. Бывший посол был единственным, кто сохранил остатки воли и продолжал сопротивляться, поэтому демоница решила забрать его себе. Глядя в глаза, в которых читались одновременно вожделение и гнев, она обвила руками шею орка и расправила крылья. Через секунду они взлетели, оставив далеко внизу начавшуюся оргию.

Словно зеркальное отражение повторялось любовное приключение Кати и Серадийона над крышами домов. Только теперь демоницей была девушка, а орк, подчиненный чужой воле, послушно выполнял приказы своей повелительницы. И лишь тихие ругательства, вырывавшиеся из его горла, выдавали кипевшую в душе борьбу.

- Сволочи, - хрипел орк. - Надо было догадаться, что тебя не просто так нам подсунули... Надо было наплевать на законы чести и...

- Тихо, милый, - с нежностью прошептала Катя. - Сейчас тебе будет очень хорошо. Поверь мне, я постараюсь сделать твои последние минуты незабываемыми.

Она с удовольствием купалась в эмоциях и силе, получаемых от созданных копий. И наслаждаясь моментом, волшебница одним движением пальца содрала с орка все шкуры, служившие ему одеждой, после чего сомкнула свои руки на его стальном и могучем органе.

И вновь, подобно наезднице, суккуба обхватила ногами безвольное тело орка и, раскинув крылья, зависла в воздухе. Партнер на несколько мгновений даже перестал ругаться, потрясенный красотой и величием этой картины. А через секунду губы любовников сомкнулись, и орк окончательно потерял всю волю к сопротивлению. Возбуждённая демоница терзала тело партнёра, вонзая свои когти и клыки глубоко в его кожу, и умудрилась даже отхватить ему половину уха. Трясущийся, изнемогающий от боли орк, тем не менее, умолял свою мучительницу не прекращать пытки, и Катя продолжала вымещать на своём пленителе всё, что накопилось в её душе.

Волшебница не заметила, как это закончилось. Просто орк вдруг затих, когда девушка всё ещё терзала его тело. Лишь осознание того, что поток жизни, текущий в её тело, оборвался, заставило Катю прекратить бессмысленное занятие.

Посмотрев вниз, демоница заметила, что копии тоже справились со своей задачей. Доставшийся Кате орк оказался самым крепким и протянул часа два. Интуиция не подвела волшебницу, раз она сумела выбрать сильнейшего партнера.

Повинуясь силе хозяйки, копии исчезли, а суккуба вернулась с небес на землю и огляделась по сторонам. Бывший лагерь орков превратился в братскую могилу, повсюду лежали тела дикарей, чьи лица были искажены в предсмертном блаженстве. Однако девушка недовольно поморщилась. Разумеется, она ненавидела всех этих мужчин, но разглядывание их трупов тоже не считала приятным занятием. Впрочем, используя полученную силу, помноженную на мощь Ока Бога, можно было всё исправить.

Тела пропали, словно их никогда и не было, а вслед за ними исчезли шатры, ограда, черепа, шкуры и прочие лагерные приспособления. Катю окружала голая скала, и девушка вдруг придумала, что может здесь построить. С такой силой она просто обязана стать королевой демонов, а королеве необходим собственный дворец. И в очередной раз усмехнувшись, волшебница сосредоточилась на поставленной задаче.

Обломки скал, лежавшие вокруг, медленно поползли, повинуясь заклинаниям. Девушка призвала в этот мир духов земли и камня, и те спешили выполнить приказ. И пусть Катя не обладала архитектурными талантами, она была убеждена, что с помощью волшебства сумеет сделать всё, что хочет. Этой уверенностью разум наполняла огромная магическая сила, поэтому камни не прекращали двигаться и, сталкиваясь друг с другом, образовывали причудливые структуры.

Извращенная фантазия Кати привела к неожиданному результату. Итоговый дворец весьма напоминал Тадж Махал. Сложно сказать, почему девушка решила строить свою резиденцию в стиле мечети, но результат, что называется, был на лицо. Правда, строение получилось очень кривым, безо всякой симметрии, а с некоторых углов вообще казалось, что оно вот-вот завалится, но волшебница все равно осталась довольна. Отлетев на несколько сотен метров, она придирчиво изучила здание и уже приготовилась перейти к итоговой шлифовке, но тут мощный удар сбил её на землю.

Суккуба зашипела и перевернулась на спину, чтобы испепелить на месте наглеца, посмевшего посягнуть на неё. К удивлению волшебницы, этим наглецом оказался Модо. Варвар бесцеремонно навалился на девушку, прижав её руки к земле.

- Скотина, ты еще за это ответишь, - злобно прошипела Катя и тут же потянулась к своей силе, чтобы превратить варвара в послушного раба, но с ужасом поняла, что ничего не выходит. Браслеты, про которые волшебница успела забыть, внезапно активировались. Катя застонала от досады: ни потрать она большую часть силы на возведение дворца, ей бы не составило труда уничтожить артефакты наглого гнома. Но теперь вся магия утекала в них без остатка, не оставляя суккубе ни малейшего шанса.

- Оказывается, я могу еще и демониц укрощать, - довольным тоном промолвил появившийся из темноты Вальдемар, который поспешил прижать ноги Кати к земле.

Вслед за ним показались и остальные члены отряда. Лазурель скептически изучил новый облик боевой подруги и покачал головой.

- Я, конечно, слышал, что воздержание портит характер женщины, но чтобы настолько, - и, отойдя на пару шагов назад, добавил. - Давай, паладин, твой выход. Надо спасти её, нас и весь мир в придачу.

Девушка дергалась, пытаясь освободиться, но большая часть силы суккубы крылась в её магии, которой демоница оказалась лишена. Оставалось надеяться, что соратники совершат глупость и захотят, воспользовавшись ситуацией, овладеть её телом. В этом случае Катя сумеет вернуть себе утраченную мощь, чтобы наказать наглецов.

Пока суккуба рычала и предавалась сладостным мечтам о кровавой мести, рядом с ней присел Зандукей. Изучив тело девушки мрачным взглядом, он тяжело вздохнул и принялся копаться в своём кошельке. Довольно быстро паладин извлёк оттуда необычный предмет: небольшую металлическую окружность с перечеркнутой молнией в центре. Катя истерично завизжала, осознав истинный масштаб опасности, а Зандукей молча положил загадочный знак демонице на грудь, после чего молитвенно сложил ладони.

Тело суккубы задергалось от нестерпимой боли. Святой символ испускал волны, вызывающие сильное жжение, заставляя демоницу биться в судорогах. Катя пыталась сбросить мешающий ей знак и напряглась изо всех сил. В какой-то момент девушке показалось, что свобода уже близка, ведь варвар и гном уже не могли удерживать её тело, но внезапно в дело вступил Мулис, оплетя пленницу своими щупальцами. Паладин облегченно вздохнул и принялся читать молитву громче и чувственнее.

Однако финальный удар нанес вовсе не Зандукей. Катя сопротивлялась изо всех сил, подбадриваемая внутренним демоническим голосом, когда её голову чуть ни разорвало от свирепого рёва посланца "лучезарного".

- Изыди, порождение мрака! И оставь это тело в покое!

Голос "инферно" моментально потерял свою мощь, впрочем, сохранив наглость.

- Похоже, мне пора скрыться. Но если что, зови, я всегда рад хорошо развлечься.

Девушка с трудом осмыслила эти слова, продолжая бороться с болью. Правда, через несколько секунд мучительные ощущения резко уменьшились, и Катя с недоумением открыла глаза. Демоническая легкость покинула её тело, и все события, случившиеся в течение последних нескольких часов, казались сном. Девушка смогла осознать, что её тело вновь стало прежним, человеческим, и теперь она может даже не мечтать о возможностях порождений "инферно".

- Что это было? - слабым голосом поинтересовалась она.

- С возвращением. Честно говоря, не думал, что дойдет до такого, - улыбнулся Лазурель и махнул рукой, давая всем знак отпустить девушку.

- Ты нас изрядно напугала, - добавил Зандукей, вытирая пот со лба. - И скажи "спасибо" Хуру, что сумел нас найти и показать дорогу.

- Пусть "спасибо" говорит весь мир, - мрачно добавил Мулис. - Такая мощь даже меня напугала.

- Спасибо, - только и смогла выговорить девушка, после чего устало вздохнула и с грустью посмотрела на небо. - Хотя мне было так весело, а вы все испортили. Эх...


***


- Стрептидор и Гаторуф мертвы, - закончил свой доклад управляющий. - Думаю, имеет смысл отозвать Мантузора или хотя бы дать ему подкрепление.

- Нет, - вяло возразил владыка. - Пусть продолжает поиски. Я изначально планировал это как испытание молодёжи, поэтому Мантузор и Лиздаран либо провалятся, либо вернутся с победой.

- По-моему, они уже провалились, - недовольно нахмурился Моргебиус. - После истории с серафимой их можно смело отдавать под суд.

- Конечно, тогда Мантузор поступил очень глупо, но рациональное зерно в том поступке всё же есть, поэтому осуждать его не буду.

Управляющий тяжело вздохнул и огляделся по сторонам. В последнее время владыка явно начинал скучать, о чём свидетельствовала его попытка отойти от дел, на время покинув Цитадель. Эту прекрасную зеленую лужайку, с множеством цветов, парой водопадов и горячим источником для наиболее эффективного расслабления, Гордаз в своё время построил лично. Для создания этого места он специально выбрал склон горы, откуда открывался превосходный вид на его владения. Владыка время от времени выбирался сюда, чтобы очистить свой разум от грязных мыслей. Впрочем, мысли, касающиеся близких отношений с противоположным полом, Гордаз считал очень даже чистыми, поэтому для полноценного очищения таскал с собой весь гарем.

Сейчас в трёх шагах от Гордаза сидела грустная серафима, одетая в белое полупрозрачное платье, и играла на арфе. Чародею пришлось приложить немалые усилия, чтобы из глаз крылатой воительницы пропали страх и затравленность. Теперь девушка просто печально смотрела в пустоту, предпочитая общению музицирование. Но судя по намёкам, Гордаз намеревался побороть и этот её недуг.

Лиин выполняла обязанности виночерпия, что вызывало тревогу в душе Моргебиуса. Нет, то, что феечка прислуживала господину, управляющего не смущало, а вот внезапный переход владыки с любимого гномьего пива на эльфийские вина изрядно пугал. Это означало, что Гордаз находится на грани совершения очередной великой глупости, расхлебывать последствия которой придется уже Моргебиусу.

Нариоль, дочку лорда, наконец, освободили от цепей, и в данный момент её хрупкие руки разминали широкую мускулистую спину хозяина. Как выяснилось, девушка была неплохой массажисткой, и теперь Гордаз по полной программе эксплуатировал её способность.

- Больше Мантузор ни о чём не докладывал? - лениво поинтересовался владыка.

- Преследуя цель, он наткнулся на весьма интересное сооружение, - ответил Моргебиус. - Можете посмотреть на это сами.

- А что, занятно, напоминает архитектуру южных племён, хотя выполнено несколько грубовато, - Гордаз с интересом изучил возникшую между рук управляющего картину. - И кто же это сотворил?

- Советую изучить магический фон, особенно его спектр.

- Ага, вижу, - глаза владыки возбужденно загорелись. - Интересно, столько всего намешано. Призыв элементалей, легкий прорыв "инферно", управление стихиями. А ещё я вижу следы ауры Серадийона.

- Именно, но он же мертв, - в голосе Моргебиуса слышалось недоумение.

- Если я правильно понял, то перед смертью он вступил в связь с целью, - произнёс чародей и ненадолго задумался, анализируя ситуацию. - Тогда это многое бы объяснило.

- Прошу прощения, господин? - удивился управляющий, и Гордаз поспешил растолковать.

- Ты ведь никогда не слышал про лжедемонов? Так вот, иногда их относят к полукровкам, но это не совсем так. Возникают они, когда обычный демон, не инкуб и не суккуб, совокупляется с человеком, про другие расы я ничего не слышал. Как ты знаешь, пламя "инферно" во время этого процесса чаще всего убивает партнера, но если у того есть своя защита, он может подчинить демоническую силу себе. В общем, напоминает укус вампира. Правда, вампиры превращают жертву в себе подобное целенаправленно, а у демонов это обычно выходит случайно.

- То есть способности демона может получить лишь тот, кто изначально обладает немалой силой? - ухватил мысль Моргебиус.

- Да, и никак иначе. Похоже, Серадийон ненароком передал часть своей силы, и, судя по увиденному, моя избранница сумела достичь первичной трансформации.

- А сколько их всего?

- Три. Последняя может поставить на один уровень с архидемонами. Хотя про подобное я слышал только в легендах.

- Прошу прощения, владыка, но после всего сказанного вами я еще больше уверен, что Мантузора и Лиздарана надо отозвать. Вдвоём они не справятся. Посмотрите, насколько велика мощь этой девушки, если созданное ею здание по размерам не уступает вашей цитадели.

- Они должны действовать не силой, а уговорами, - вновь отмахнулся Гордаз. - А мощи девочке действительно не занимать, будет интересно с ней пообщаться. Установили, куда она направляется?

- Исходя из полученных данных, её отряд движется к Радужным Гробницам.

- Радужным Гробницам? - в голосе Гордаза послышалось искреннее изумление.

- Да, тем самым, где покоятся тела убитых вами паладинов. Кстати, простите мою дерзость, но меня удивляет жестокость, проявленная по отношению к ним. Я понимаю, враги, но чтобы так жестоко.

- Они меня оскорбили, - недовольно буркнул владыка. - Эти семь апологетов мужской любви посмели уговаривать меня присоединится к ним, а то им одного человека для образования четвертой пары не хватало. Вот я и вспылил немного, но они сами были виноваты. А вообще я очень удивлен, что их канонизировали.

- История умалчивает об извращениях, творимых ими, зато превозносит совершенные подвиги.

- Я бы написал книгу об их настоящих подвигах, но, боюсь, никто не поверит, - проворчал чародей.

Лиин пришлось срочно налить ему еще вина, а Нариоль ускорила движения своих рук. Благодаря совместной работе девушек, Гордаз быстро пришёл в доброе расположение духа.

- Зато теперь мне ясно, зачем она идет в Радужные Гробницы, - произнёс владыка.

- Вы это поняли? - удивился Моргебиус.

- Конечно. Девчонка хочет вернуться домой, но для этого нужны деньги. А самый лучший и быстрый способ их заработать - это ограбить гробницу паладина. Насколько мне помнится, туда свезли немало добра. Хм, а ведь в таком случае она действительно может сбежать от меня.

- Тогда надо послать Мантузору подкрепление, - упрямо повторил управляющий.

Но у его господина были свои мысли на этот счет.

- Я поеду сам, - выдал Гордаз и резко встал, чуть ни сбив девушек с ног. - Будет повод размяться и, - он коварно улыбнулся. - Вновь выпустить в этот мир меч Лазурного Дракона!

- Нет! - в отчаянии закричал управляющий, осознав, что его владыка все-таки решился на глупость, причем очень страшную. - В прошлый раз вы чуть ни потеряли империю. Думаете, вам снова повезет?

- Не волнуйся, - довольным тоном ответил владыка. - На этот счет я принял кое-какие меры. Во всяком случае, в этот раз всё будет куда веселее.

- Надеюсь, вы знаете, на что идете, владыка, - обреченно склонил голову Моргебиус. - Тогда я возвращаюсь в Цитадель, чтобы подготовить меч к вашему возвращению.

- Мечом я займусь сам, - возразил чародей. - А тебе будет особое поручение. Мне нужно пополнить гарем.

- Но у вас уже три девушки, - удивился управляющий. - Да и бабушка Лиин скоро падет под действием ваших чар.

- Хотелось бы еще, - упрямо заявил темный владыка. - У тебя на примете есть кто-нибудь из иномировых?

- Вы меня обижаете, владыка. Я постоянно изучаю соседние миры, и у меня всегда есть то, что вам нужно.

Между ладоней Моргебиуса вновь замелькала серия картинок, которые Гордаз принялся изучать. Это была привычная процедура, поэтому, едва заметив заинтересованный взгляд хозяина, управляющий сразу остановился.

- Она-то мне и нужна! - голосом, полным восхищения, воскликнул владыка.

Моргебиус бросил взгляд на изображение потенциальной жертвы, удивлённо приподнял брови, а затем виновато склонил голову.

- Простите меня, владыка, но я не помню этой кандидатки. Наверное, она попала в мой список по ошибке из-за сбоя поискового заклинания. Она больше напоминает ученого, чем девушку, способную вызвать желание.

Действительно, будущая рабыня выглядела не ахти: маленькая, худая, с коротко стриженными темными волосами, едва закрывающими уши, да еще и в очках. Картина изображала её читающей какую-то книгу, страницы которой были испещрены загадочными формулами.

- Зато хоть что-то оригинальное, - ухмыльнулся владыка, поглаживая по головам своих наложниц, явно расстроенных тем, что они не могут полностью удовлетворить хозяина. - И с ней можно будет поговорить о серьёзных вещах. В общем, приведи её ко мне, Моргебиус, а дальше уже не твоя забота.

- Слушаюсь, владыка, - покорно произнес управляющий, после чего направился в сторону впадины, находившейся рядом с лужайкой. Там ждал дракон Малыш, готовый в любой момент доставить своего наездника хоть на край земли. Впрочем, туда Моргебиусу пока не требовалось, и он направился обратно в Цитадель. Внезапно в голове управляющего возник очень хитрый план, как, не мешая владыке, дополнительно подстраховаться на случай угрозы. Очередного восстановления Цитадели он бы просто не перенес.


***


- Вот, значит, какие они, "Скелеты", - бормотал под нос Лазурель, изучая лагерь конкурентов.

Соратники стояли у него за плечом, с интересом разглядывая детали. В числе трофеев, попавших в руки Мулису, оказался артефакт, позволявший вести наблюдение за удаленными объектами за счёт возникновения своеобразного окна, в котором в сильном приближении и отображалась нужная местность. По словам колдуна, им достался неплохой образец, дающий стократное увеличение. Впрочем, Кате это мало что говорило. Девушка оказалась единственной, кто не захотел наблюдать за лагерем "Скелетов", предпочтя молча сидеть на камне и изучать ближайшую расселину.

Прошло уже три дня после инцидента с орками, а волшебница всё еще дулась на товарищей. Все их аргументы, что они действовали из благих целей, отвергались Катей на корню. Познав силу демона, она уже не хотела с ней расставаться, и то, что девушку насильно вернули в прежнее тело, ужасно её бесило. А ещё злила потеря последнего нормального походного костюма. Первый разрезали на алтаре, второй порвал щупальцами Мулис, а третий разлетелся на лохмотья после трансформации. В итоге пришлось вновь доставать наряд "цирковой амазонки".

Если не считать Катиных обид, в целом, дела шли очень неплохо. Отряду повезло наткнуться на орка разведчика, возвращавшегося в лагерь "Топоров". Лазурель сразу приступил к допросу, к которому подключились Зандукей и Мулис. После того, как маг пустил в ход свои щупальца, пленный рассказал немало интересного, в частности, о наличии тайной орочьей тропы, шедшей в обход владений других кланов.

Тропа оказалась достаточно широкой, чтобы по ней смогла проехать повозка, и уже через три дня отряд изучал долину, где находилась их цель. Правда, кроме самой гробницы их взору предстали и конкуренты. Около сотни наемников развернули немалых размеров лагерь и явно готовились к штурму могильников.

- Что-то не впечатляют меня эти гробницы, - пробурчала Катя, наконец, решившая перестать дуться. - Какие-то мелкие.

Вообще девушка ожидала увидеть что-то, напоминающее египетские пирамиды, а на деле её взору предстало небольшое здание, похожее на часовню.

- Это только вход, - ответил Лазурель. - Сами гробницы находятся под землей.

- Причем их точный размер установить пока не удается, - добавил Вальдемар. - Я думаю, они занимают всю территорию долины и даже уходят под горы.

- Кстати, настало время определиться, - перебил гнома Мулис, переходя сразу к делу. - Каким образом мы будем туда проникать?

- Думаю, теперь вы имеете право это знать, - охотно согласился Лазурель. - Но для начала немного истории. Все уже в курсе, что гробницы состоят из пяти уровней - кругов, и каждый последующий находится под предыдущим. Причем чем ниже, тем меньше размер круга.

- Эдакий конус, вкопанный в землю, - ухмыльнулся волшебник.

- Каждый из уровней представляет собой лабиринт, где запрятаны саркофаги с телами героев. Эти лабиринты - невероятно запутанные полосы препятствий, причем на разных этажах ловушки различаются по стилю и уровню сложности.

- И где какие располагаются? - проявила любопытство Катя.

- Первый круг - самый большой, но и самый простой. Известно о наличии одного открытого и двух тайных переходов на второй круг. Ловушки представлены различными механическими устройствами, вроде замаскированный плиты, наступив на которую получишь арбалетный болт в бок, булыжник на голову или провалишься в яму, полную каменных змей.

Волшебнице сразу пришли на ум фильмы про Индиану Джонса и Лару Крофт. На мгновение она даже ощутила невероятную гордость, что идёт по стопам двух таких легендарных, пусть и выдуманных, героев.

- Ловушки для простаков, - недовольно фыркнул Вальдемар. - Специально, чтобы глупцов отсеивать.

- Даже такие элементарные ловушки изрядно уменьшили число тех, кто добирался до гробниц, - парировал лучник. - Но переходим ко второму кругу. По размерам он ненамного уступает первому, известно об одном явном и одном тайном проходе вниз. Что касается ловушек, этаж заполнен разнообразными кровожадными тварями, с которыми не так-то легко справиться.

- Многие из них - химеры, - сказал гном. - Нашему отрядному чародею они должны приглянуться. Могу заверить, что фантазия их создателей не знала границ.

- Из того, что я изучил, - продолжил командир. - Можно сделать немало интересных выводов. Во-первых, все химеры ведут себя крайне непредсказуемо, во-вторых, постоянно перемещаются, а в-третьих, любят сидеть в засадах. Из-за этих их особенностей очень сложно предугадать, где может находиться ловушка.

- Вот идешь ты по коридору, и вроде все чисто. Возвращаешься назад, чтобы передать это своим товарищам, а проход уже затянут тонкой прочной паутиной, способной резать плоть, как нож масло, - вор ударился в воспоминания. - Здорово нам там досталось.

- Пугающе, - пробормотала Катя, лишь теперь осознавшая, во что её втянули.

- Третий круг, - как ни в чём не бывало, продолжал Лазурель. - Ведущий вниз проход всего один. В ловушках задействована высшая некромантия: ожившие скелеты, зомби, призраки-убийцы и прочие некротвари. Насколько я знаю, даже опытным некромантам там тяжело приходится.

- На этом мы и прокололись, - подтвердил его слова Вальдемар. - Привели с собой трех магистров с кафедры некромантии, а оказалось, что взять тамошних тварей под контроль они не могут. Пришлось использовать боевые артефакты, а их запас у нас был ограничен. В итоге повернули мы назад.

- А каковы особенности четвертого круга? - подал голос паладин.

- Слишком мало оттуда вернулось тех, кто мог это поведать. Впрочем, по слухам, тамошние ловушки отличаются особой изощренностью. Например, пол, который становится жидким под ногами тех, кто на него ступит. Человек просто тонет в камне, и даже товарищи ничем не могут помочь. Также мне рассказывали про комнату, попав в которую можно выбраться лишь ценой принесения кого-нибудь в жертву. Ну и ещё много чего веселого.

- А на пятом уровне никто и не бывал, - закончил Мулис. - Но чую, там стоит что-то ужасающее по своей мощи.

- И мы должны идти туда? - по спине Кати поползли противные мурашки. - Это же безумие!

- Ну, если ты думала, что нас ожидает легкая прогулка, то явно ошиблась, - ухмыльнулся командир. - Ладно, не волнуйся так, мы пойдем другим путем.

- Предлагаешь пробить туннель напрямую, используя силу Ока? - высказал предположение Мулис. - Но, насколько мне известно, паладины установили там очень мощную защиту.

- Нет, всё куда проще, - покачал головой Лазурель. - Если я прав, существует обходной путь, ведущий напрямую к главной гробнице.

- У меня всего два вопроса, - нахмурился Вальдемар. - Что навело тебя на подобные мысли, и каким образом мы будем искать эту дорогу?

- Отвечу сначала на второй. Искать её не требуется, поскольку я знаю, где она начинается. Правда, могут быть проблемы с поисками входной двери, но думаю, что вор такого уровня сможет её обнаружить.

- У меня нюх на скрытые ходы, - буркнул гном.

- Значит, эту проблему мы решим. Что же касается местонахождения... Когда я участвовал в походе к гробницам, меня вынесли с первого круга едва живым, а большая часть отряда полегла на втором. Нападение орков лишило нас большей части запасов, поэтому возвращение к цивилизации стояло под большим вопросом. Отсюда не видно, но вон за той скалой есть расщелина, по которой можно добраться до реки. У нас была небольшая складная лодка, и мы решили попытать удачи. Конечно, ходят слухи про русалок из проклятого озера, иногда спускающихся вниз по реке и питающихся плотью пойманных жертв, но иного выхода не оставалось.

- И что, встретил их? - поинтересовался Вальдемар.

- Нет, и слава светлым богам. Но зато увидел кое-что другое. Поскольку я без сил лежал на дне, то мог созерцать только скалистые стены и вершины гор. И вдруг мне показалось, что перед моими глазами промелькнули стены большого храма. Я решил, что мне это почудилось, но товарищи признались, что тоже заметили нечто похожее. Ну, а после завершения похода мне вспомнились слова нашего проводника, до этого уже бывавшего в гробницах, который искренне удивлялся, что часть ловушек изменила свое местоположение. И это меня начало наводить на мысли...

- Я даже догадываюсь, на какие, - перебил Лазуреля паладин. - Но продолжай.

- В первую очередь я постарался выяснить судьбу ордена "Радужных Рыцарей". Как оказалось, после смерти своих лидеров он не исчез, а сменил название, став орденом "Рыцарей Печали". Целей этой организации я так и не понял, зато узнал, что увиденный мною храм принадлежит им. Официально он существует для поклонения святым основателям ордена, но слишком уж тяжела для простого богомольца дорога в этот храм. Впрочем, обычных паломников там и не встретишь, все они выглядят очень подозрительно и больше напоминают профессиональных наемников. И, кстати, никто никогда не мог проследить их путь: они просто заходят в храм и исчезают.

- А что мешает замаскироваться под паломника и проверить, что же внутри? - удивилась Катя.

- Пробовали, - ответил командир. - Только всё бесполезно. Чужаков "Рыцари Печали" моментально распознают и дают им от ворот поворот.

- Прячут прямой телепорт, - мрачно произнёс Вальдемар, почесывая свою бороденку. - Который позволяет им организовывать нормальное снабжение даже в таком глухом месте.

- И неужели никто этого не заподозрил? - продолжала недоумевать Катя.

- Мне такие не попадались, - с горькой усмешкой ответил Лазурель. - Обычно вернувшиеся живыми не особо рвутся назад, и их не волнуют всякие странности и несуразицы. Возможно, кто-то и пытался что-то изучить, но связать воедино обрывки нити до последнего времени у них бы не получилось.

- Это еще почему? - в беседу, наконец, вступил Хур.

- Сведения про горный храм всплыли пару лет назад, когда один вор забрался в архив и по ошибке украл не тот документ. Мне повезло, что я наткнулся на того парня раньше всех и сразу понял, что в его руках находятся нужные мне данные. Каюсь, я совершил ошибку, решив его убить после того, как отобрал документ. Благодаря этой моей неудачной попытке вор понял, что бумага была ценной. Всю информацию он прочитать просто не успел, но кое-что потом сумел самостоятельно выведать, и сведения про скрытый храм просочились в народ.

- Значит, многие должны были прийти к тем же выводам, что и ты, - подытожил паладин.

- Возможно, кто-то из уничтоженных конкурентов это знал. Я не удивлюсь, если аналогичный план продумали и "Скелеты". Вообще первоначально я хотел отправить Мулиса, Зандукея и Модо в гробницы для отвлечения внимания, в то время как остальные бы штурмовали скрытый храм. Вор и убийца мне потребовались, чтобы взламывать скрытые двери и устранять охранников. Ну, а Катя своей магией могла оказать неплохую поддержку.

- Не самая лучшая тактика, - хмыкнул Хур. - Слишком много дыр, хотя всё же лучше, чем лезть в подземелья.

- Однако раз "Скелеты" полезли вперед нас, их можно считать отвлекающим маневром, поэтому на штурм храма пойдем полным составом.

- Где он, кстати, находится? - спросил Зандукей.

- Вон за той горой, - командир ткнул пальцем в скалу, располагавшуюся на другом конце долины.

Лица остальных членов команды приобрели весьма скептичные выражения.

- Чтобы туда добраться, потребуется несколько дней, - заметил гном. - Не идти же напрямую через долину, полную конкурентов.

- Я вас могу перенести, - внезапно заявила Катя. - Я вроде разобралась с полетным заклинанием. Правда, придется переносить только по одному, и, - девушка смутилась и покраснела. - Мне потребуется энергия. Много энергии.

- Энергией займется Зандукей, он и отправится последним, - распорядился Лазурель и, изучив предполагаемый маршрут полета, довольно кивнул. - В принципе, если полететь сначала влево, а потом скрыться за той скалой, можно перебраться незамеченными.

- Остался последний вопрос, - внезапно произнёс Вальдемар. - Для чего этим рыцарям такая морока? Если бы они хотели, чтобы могилы героев остались нетронутыми, просто возвели бы здесь крепость и пускали исключительно безобидных паломников. Однако вместо этого они усложняют ситуацию, создавая ловушки и договариваясь с местными племенами, которые обладают не столь уж и большой мощью. Для чего им такая головная боль?

Командир на эти слова мрачно усмехнулся

- Если верить словам захваченного в плен паладина, которого мы с Модо очень жестоко допросили, гробницы - лишь приманка для существ с алчной душой, - Лазурель возвёл очи горе и молитвенно сложил руки, пародируя истового праведника. - Зачарованные блеском золота они как мотыльки стремятся к богатству, чтобы сгореть в огне жадности, освободив, таким образом, мир от своего бренного существования. Короче, эдакая попытка сделать мир чище и добрее. Но чем дальше, тем мне сильнее кажется, что дело куда сложнее. Вот, посмотрите в долину, что вы видите?

Члены отряда тут же обернулись в сторону, указанную командиром.

- Почти сотню наемников, - хмыкнул Зандукей. - А что мы должны увидеть?

- Деньги! - неожиданно воскликнул лучник, глаза которого пылали яростным огнём. - Это не самые худшие бойцы, раз смогли добраться сюда; у них отменные дорогие доспехи и оружие; с ними маги, несущие бесценные артефакты, призванные помочь преодолеть препятствия; многие имеют ключи от хранилищ, которые, как мне кажется, можно взломать. И всё это останется в мрачных подземельях, принадлежащих ордену!

- Своеобразный источник дохода, - ухмыльнулся Хур.

- Даже если какой-то хитрец сумеет выбраться оттуда, вынеся кувшин с золотом или рубиновое ожерелье, - задумчиво произнес Вальдемар. - С тел его спутников можно собрать столько, что хватит на дюжину таких ожерелий и сотню подобных кувшинов. Я сейчас вспомнил удивление нашего проводника, обнаружившего в разграбленной комнате кувшин с серебром.

- Теперь понятно, почему схема ловушек постоянно усложняется. Жадность поживившихся на первом круге должна завести их на следующие уровни, где они гарантированно погибнут, - подытожил всеобщую мысль паладин. - А когда кто-нибудь вырывается, это еще больше усиливает желание остальных повторить его путь. Что же касается преград на дороге, они должны отсеять неумех и лопухов, с которых нечего взять.

- Думаю, после таких подозрений у нас нет права отступить, - упрямо заявил командир. - Давай, паладин, начинай наяривать Катю, чтобы мы могли перелететь и...

- Ложись! - внезапно рявкнул Зандукей, и весь отряд послушно упал на камни.

Несколько секунд все в недоумении лежали, а потом девушка приподняла голову, совсем немного, но достаточно, чтобы разглядеть долину, наемников и двух извергающих пламя демонов, пикирующих к входу в гробницы. Похоже, слуги Гордаза, пусть и слегка ошибившись, наконец, добрались до своей цели.


***

Глава 10

***


Катя сладострастно стонала, и её тело содрогалось от резких движений могучего паладина. Её груди довольно болезненно терлись о твердый камень, на котором она лежала животом. Не спасал даже подложенный эльфийский плащ, который мог надежно укрыть владельца от дождя, ветра и постороннего взгляда, но явно не был рассчитан на использование в качестве любовного ложа. Впрочем, к этому моменту девушка находилась в таком состоянии, что даже боль воспринималась ею как одна из составляющих личного счастья.

К сожалению, каменистая местность не позволяла устроиться с комфортом, а Зандукей не обладал навыками героев порнофильмов, поэтому, не мудрствуя лукаво, прислонил волшебницу к ближайшему обломку скалы. Правда, со временем мышцы рук у Кати задрожали от перенапряжения, и она просто легла на этот камень, позволяя паладину вытворять с ней все, что вздумается. Впрочем, особой фантазии тот уже не проявлял, потому как тоже утомился, проделывая это четвёртый раз за последние полтора часа.

- Все, я больше не могу! - тяжело выдохнул Зандукей.

- Передохни, милый, - устало улыбнулась Катя и на дрожащих ногах направилась к ожидающему за камнем Мулису.

По пути она посмотрела в сторону входа в гробницы. О располагавшемся там лагере наемников теперь напоминали лишь угли и пара десятков трупов. Поначалу члены отряда Лазуреля испугались, что демоны заметят и их и переключат свое внимание, однако те слишком увлеклись боем и особо не оглядывались по сторонам, поэтому можно было спокойно наблюдать за развернувшимся сражением со стороны. Благо посмотреть там было на что.

Первой огненной атакой демоны убили несколько наемников, но оставшиеся в живых быстро сумели дать отпор. Монстрам пришлось взлететь и повторить удар, но теперь с разных направлений. Какое-то время казалось, что солдаты вновь смогут отбиться, но внезапно один демон прорвался сквозь оборонительный заслон и нанес удар с тыла. Защита тут же рухнула и началась бойня. Впрочем, наемники и тут проявили свой профессионализм, организовав стройное отступление внутрь гробниц. Потеряв еще полтора десятка человек, они скрылись в подземелье, видимо, рассчитывая, что теснота коридоров позволит им обороняться куда эффективней. Но демонов это не смутило, и они незамедлительно последовали за наёмниками.

С тех пор на поверхности никто так и не появился. Лазурель, впрочем, ждать не стал и сразу потребовал от девушки исполнить её обещание и поработать транспортным средством. Пришлось подождать четверть часа, пока паладин наполнит её силой, после чего Катя приступила к подвигам.

Вначале ей показалось, что она переоценила свои возможности. По крайней мере, узнав, что первым ей придется нести Модо, девушка чуть было ни взяла свои слова назад. На глазок варвар весил под полторы сотни килограммов, и в обычных условиях, чтобы поднять его, а уж тем более нести, Кате пришлось бы очень долго заниматься штангой. Но теперь в ней текла кровь демонов, и хотя мощь суккуба покинула тело, кое-какие сведения ещё остались. В том числе и то, как повысить свой физический потенциал.

Знания не подвели, и в итоге вес варвара показался Кате сравнимым с весом маленького котёнка. Обрадованная таким успехом, волшебница подхватила Модо за ременную перевязь, расправила крылья и отправилась по указанному лучником маршруту. На этот раз полет прошел без проблем, девушка сумела разобраться с управлением и с легкостью донесла варвара до места высадки.

На обратном пути Катя так увлеклась, что еле успела заметить, как силы, задействованные для полета, подходят к концу. В итоге посадка вышла крайне жесткой, девушка сильно ушибла ногу, но Лазурель, не слушая оправданий, вновь потащил волшебницу к паладину. Требовалось срочно нести новый груз. Модо был выбран первым неспроста, потому как в случае нападения у него имелось больше всех шансов отбиться от врагов, но даже варвару вряд ли удалось бы долго продержаться в одиночку. Хур, не слезающий с Кати, наотрез отказался покидать своё местообитание, поэтому Лазурелю пришлось торопить волшебницу.

С лучником тоже всё прошло гладко, а вот гному чуть было ни довелось полетать без парашюта. Его остроты на тему возможности интимной близости на высоте изрядно действовали Кате на нервы. В какой-то момент раздражение достигло пика, и волшебница разжала пальцы одной руки. Вальдемар моментально понял настроение девушки и шутить перестал. Впрочем, обратно Катя всё равно вернулась в дурном расположении духа, и даже ласки Зандукея не особо подняли её настроение.

По сравнению с остальными Мулис оказался самым тяжелым, что очень удивило девушку. Волшебник был куда меньше Лазуреля и выглядел килограмм на пятьдесят, а на деле Кате почувствовала, что он весил раза в четыре больше, чем Модо.

- Это все химера, - поспешил оправдаться волшебник. - Она, конечно, изрядно уменьшает свой размер за счет работы с подпространством, но проделать этот фокус с массой куда сложнее. Если вес котла мне удалось магически уменьшить, то с живым телом не получается.

Вспомнив, что монстр мог поспорить размерами со слоном, Катя решила, что Мулис весит еще мало. Впрочем, нести его было всё-таки очень трудно, и магу даже пришлось прицепиться к девушке щупальцами. Так стало гораздо легче, правда, напрягало, что одно из щупалец залезло под юбку. И пусть оно там ничего не делало, девушка все равно чувствовала себя крайне неуютно.

На перевозку волшебника было затрачено столько сил, что обратно пришлось возвращаться как можно быстрее, на полной скорости, рискуя в любой момент упасть. Приземление вновь вышло жёстким, и Катя ударилась и другой ногой. Подвывая от боли, она упрямо похромала к паладину, в одиночестве сидевшему на камне.

- Остались только ты и я, - с нежностью произнесла девушка, уже позабыв про Хура, прятавшегося у неё под юбкой. - Можем немного отдохнуть.

- Боюсь, мне потребуется очень длительный отдых, - устало пробормотал Зандукей. - В ближайший час от меня будет мало толку.

- О, нет! - воскликнула волшебница, расстроенная, что любовные игры изрядно подкосили рыцаря. - Я помогу тебе!

Она бросилась к возлюбленному и развязала ему штаны. Паладин лишь грустно вздохнул и погладил Катю по голове, когда девушка взяла его достоинство в руки.

Будь с ней сила суккуба, вернуть Зандукея в форму не составило бы особого труда, но без демонической мощи девушка могла рассчитывать лишь на свои скромные познания. Увы, но сейчас их явно не хватало. Ласки руками и языком, нежные прижимания обвисшего органа к своей груди и сладострастные стоны никак не могли привести рыцаря в нужное состояние.

- Помощь нужна? - весьма нахально поинтересовался Хур, внезапно появившийся на Катином плече.

- Отвали, - грубо отмахнулась расстроенная девушка. - Не до тебя сейчас.

- Хамишь? А зря, я мог бы тебе помочь!

- Как? Только не говори, что у тебя пара таблеток "Виагры" завалялась.

- Не знаю, что это такое, но думаю, мой метод окажется не хуже. Отойди на пару шагов и начинай ласкать себя.

Девушка недоуменно отступила от рыцаря и, сев перед ним, обхватила свои груди. В ту же секунду крульп вновь скользнул Кате под юбку и провёл шершавым языком у волшебницы между ног. Та вскрикнула от неожиданности, но сразу отдалась процессу. Пушистый убийца хорошо знал свое дело, моментально заставив девушку потерять чувство реальности. Она теребила свои соски и гладила живот и бока, представляя, что все это с ней проделывает Зандукей. Язычок крульпа в это же время то вторгался внутрь, то ласкал Катю снаружи.

Сколько это продолжалось, волшебница не знала, но вдруг почувствовала сильный толчок. Недоуменно открыв глаза, она увидела перед собой лицо возлюбленного. Глаза паладина пылали яростью, и он набросился на Катю с такой силой, что девушка даже испугалась. Мелкие камни болезненно впивались в её голую спину, но рыцарь даже не слушал жалоб партнёрши.

- Я был прав, - раздался над её ухом голос Хура. - Твой парень большой любитель подсматривать, и это заводит его больше всего. То-то он рассказывал, что в захваченных городах никогда не насиловал женщин первым, пропуская вперёд более шустрых товарищей. А ещё он, несмотря на свой гнев, периодически позволяет гному терзать твоё тело...

- Уйди, скотина, - резко перебила крульпа Катя, в очередной раз отдаваясь на милость процессу. - Я сама с этим разберусь.

Несмотря на лёгкое разочарование в любимом, который оказался вовсе не идеалом, а таким же извращенцем, как все остальные мужики, волшебница чувствовала, как Око Бога наливается силой. Значит, очень скоро Катя вновь будет способна к полету.


***


Лиздаран пылал от гнева в прямом смысле этого слова, но сделать ничего не мог. Демон сам был виноват, что они угодили в эту ловушку, и не имело смысла гадать, что произошло бы, поступи он иначе. Однако осознание факта, что лишь его горячность помещала общему делу, жгло Лиздарана изнутри. Оставалось лишь идти вперед и надеяться, что удастся найти выход из сложившейся ситуации.

А начиналось все очень хорошо. В процессе поиска цели (когда и посчастливилось наткнуться на непонятное архитектурное сооружение) они, наконец, добрались до дороги, которая и привела их к гробницам. Здесь двух демонов ждал неприятный сюрприз в виде мощного военного отряда. Мантузор предложил просто вести наблюдение, но тут Лиздаран заметил среди врагов рыжеволосую женщину.

Ярость от осознания близости цели захлестнула его, и он бросился в атаку. Демон почему-то решил, что девушка захвачена в плен, и, если удастся её отбить, она с радостью пойдет со спасителями. К сожалению, вояки оказались не чета городским стражникам. Даже несмотря на то, что атаку бойцы заметили в последний момент, им удалось быстро организоваться, чтобы дать отпор. Демоны сумели убить и забрать души лишь шестерых человек и, попав под перекрестный обстрел, вынуждены были срочно ретироваться.

Рыжие волосы еще пару раз мелькнули в толпе, и Мантузор предложил сменить тактику. На этот раз они разделились и попытались напасть с двух сторон. Поначалу казалось, что и из этого ничего не выйдет. Наемники были вооружены зачарованными болтами, способными пробивать огненную броню, и Лиздарану пришлось уйти в сторону. Зато его товарищу, знатоку боевых заклинаний, удалось прорвать линию обороны и ворваться прямо в центр лагеря. Воспользовавшись суматохой, Лиздаран повторил атаку, и на этот раз она прошла успешно.

Хотя сражение больше напоминало избиение демонами наёмников, последние продолжали действовать слаженно. Им удалось выделить группу, отвлекающую нападавших прицельной стрельбой, в то время как остальные организованно бросились к входу в гробницы. Демоны потратили всего несколько минут, чтобы перебить защитников, но к этому времени на поверхности земли не осталось ни одного человека. Иного выбора не оставалось, и порождения "инферно" последовали за беглецами.

Внутри их ждала вполне предсказуемая засада. Воспользовавшись узостью прохода, солдаты перегородили его щитами и попытались навязать демонам бой на своих правилах. Мантузор, взревев, пробил проход одним ударом хлыста, а Лиздаран довершил его успех огненной атакой. После этого демонам оставалось лишь переступить через обугленные тела, чтобы проникнуть в наводящий ужас мрак подземелья.

Впрочем, на деле оказалось, что внутри достаточно светло, и многочисленные сияющие кристаллы позволяли с легкостью ориентироваться в каменном лабиринте. Демоны огляделись по сторонам, чтобы разобраться, куда попали. Их взорам открылась просторная зала, из которой имелось пять выходов. В данный момент все эти выходы были перекрыты вооруженными людьми, которые, впрочем, больше ничего не предпринимали.

Чувствуя, что здесь что-то не так, демоны направились к ближайшему из коридоров. В ту же секунду огненная броня Мантузора испепелила вылетевший из стены дротик. Следом за ним на порождений "инферно" обрушился град стрел, вырывавшийся из скрытых щелей.

- Ловушка! - рявкнул Лиздаран, но его командир лишь громко засмеялся, заставив врагов трястись от страха.

Пристыженный подчиненный замолчал, осознав, что такой мелочью их не остановить, и продолжил атаку. Наемники тоже поняли, что их план провалился, после чего поспешили нанести удар. Из-за спин щитоносцев полетели зачарованные болты, усиленные боевыми заклинаниями. Лиздаран получил пару болезненных царапин, которые тут же вывели демона из себя. Потеряв бдительность из-за злости, он наступил на еще одну ловушку, и на демонов рухнуло множество крупных камней.

Подземелье сотряс яростный рёв, и уже через секунду в ближайшую стену щитов полетел один из упавших каменных обломков. Лиздаран даже не успел осознать, как он схватил и бросил этот булыжник, но эффект превзошел самые смелые ожидания. Наемники разлетелись в разные стороны, и в открывшемся проходе, где-то в отдалении, вновь показалась знакомая рыжая шевелюра.

Демоны незамедлительно бросились вперед, и началась гонка в запутанном лабиринте подземелья. Наемники убегали, пытаясь загнать свою погоню в какую-нибудь из местных ловушек. Преследователи с легкостью прорывались сквозь капканы, не обращая внимания на отравленные стрелы и камни, сгоравшие в броне, а также проваливающийся под ногами пол, через который можно было просто перелететь.

Пару раз детям "инферно" попадались небольшие отряды, сквозь которые они проходили, как нож сквозь масло. Впрочем, свою роль смертники сыграли, ненадолго задержав врагов. В какой-то момент демоны просто потеряли свою цель, а, наткнувшись на развилку, были вынуждены разделиться. Азарт погони всё еще подстегивал Лиздарана, не давая задуматься о творящемся вокруг, поэтому демон не до конца осознавал, насколько серьезным стало его положение.

Ловушки вроде стрел и камней по-прежнему не представляли для него трудности. Один раз демона попытались сдавить стены, но силы "инферно" хватило, чтобы остановить смертоносный пресс. Другой раз на голову свалился клубок странных темно-серых змей. Необычность пресмыкающихся заключалась в том, что вместо моментального сгорания они медленно оплавлялись под жаром пламени демона. Подивившись такому чуду, Лиздаран бросился дальше и уже за ближайшим поворотом замер в шоке.

На полу посреди коридора лежала голова с теми самыми рыжими волосами. Не веря своим глазам, демон схватил её и несколько секунд, дрожа от ужаса, изучал черты лица. Затем последовал вздох, в котором смешались облегчение и разочарование: погибшая вовсе не являлась целью отряда Мантузора. Хотя для этого отряда она явно была важна, иначе с чего бы её так яростно защищали. Сбрасывая стресс, демон ударом хлыста перерубил устремившееся к нему смертоносное лезвие, до этого обезглавившее девушку и дюжину человек из её охраны.

На этом его работа закончилась, и Лиздаран повернул назад. Правда, тут же выяснилось, что с возвращением на поверхность придется подождать. Коридор, по которому он шел минуту назад, теперь перегораживала каменная стена. Гнев вновь полыхнул в душе демона, и его хлыст устремился к преграде, намереваясь разрушить её. То, что вместо груды обломков, его оружие оставило лишь жалкую царапину, очень удивило Лиздарана. Чтобы проверить свою догадку, он ударил по ближайшей стене, но результат вышел аналогичным. Создатели гробницы постарались на совесть, защищая её от мародеров и грабителей.

Демон витиевато выругался, после чего, немного подумав, решил пойти на крайние меры. Если Гаторуф славился своей страстью к причинению боли, Серадийон - поисковым нюхом, Стрептидор - близостью к "инферно" а Мантузор - разрушениями, то сильной стороной Лиздарана было умение покорять пространство. Правда, пока он стоял в самом начале пути познания, но уже умел создавать стабильные порталы, позволявшие перемещаться на небольшие расстояния. И теперь демон намеревался именно таким образом покинуть подземелья, ставшие столь недружелюбными.

Заклинание с легкостью повиновалось его воле, правда, обнаружились некоторые странности, но Лиздаран списал их на ауру подземелья. Демона окутал туман, на мгновение скрыв от его взора окружающее пространство, и через секунду рассеялся. К удивлению Лиздарана, его окружали не горы и небо, а всё ещё стены гробницы. Правда, вместо прежнего сероватого камня здесь преобладали зелёные оттенки, и почему-то в этом месте демон почувствовал себя ещё более неуютно.

Стало ясно, что создатели подстраховались и против мастеров порталов. Заклинания, вплетенные в стены, искажали мировые токи, не давая никому извне проникнуть внутрь, а пытавшихся бежать просто перебрасывали в другую точку лабиринта. Демону даже показалось, что сейчас он находится ниже, чем был изначально.

Но больше всего его пугала здешняя атмосфера. Если предыдущая часть лабиринта воспринималась как досадная помеха, то тут казалось, что каждый шаг будет сопряжен с риском для жизни. Напрягая все свои чувства, большинство из которых выходили за рамки человеческого понимания, демон медленно направился к ближайшему коридору.

По пути то и дело возникали отвороты в различные комнаты. Лиздаран видел внутри внушительные статуи, изображающие неведомых ему богов и героев, барельефы с непонятными изображениями и каменные гробницы. Несмотря на блеск золота и драгоценных камней, которые встречали демона на каждом перекрестке, он опасался входить внутрь. Правда, его заинтересовала комната, заполненная голубоватым туманом, и, нахмурившись, Лиздаран встал на пороге и бросил внутрь небольшой стеклянный шарик. На первый взгляд ничего не произошло, но демон с ужасом в глазах отступил на несколько шагов назад.

В шарике был запечатан слабый, но полезный дух-разведчик, и Лиздаран увидел его крайне мучительную гибель. Этого хватило, чтобы понять, насколько опасен данный туман. Войдя внутрь, демон, скорей всего, потерял бы свою душу. Перспектива превращения в растение никак не прельщала, поэтому Лиздаран направился дальше. Сразу за поворотом он чудом избежал еще одной западни, когда пол под ногами внезапно потек в стороны, превращаясь в трясину. Впрочем, крылья и на этот раз спасли демона, благополучно перенеся через опасный участок.

В следующий коридор он входил с крайней осторожностью. Интуиция предупреждала, что угроза здесь присутствует, но она какая-то отдаленная. Внимательно изучив проход, Лиздаран шагнул внутрь. По сути дела это был даже не коридор, а небольшая зала, имевшая вход и выход, и едва Лиздаран вступил в неё, у противоположной стены появилось свечение. Демон сразу же замер, но угрозы по-прежнему не ощутил. Да и непонятное явление не спешило приближаться.

- Приветствую тебя, усталый путник! - раздался в его голове тихий женский голос с оттенком легкой грусти. - И мои соболезнования, поскольку ты попал не в самое дружелюбное место.

- Я и так вижу, - проворчал Лиздаран, готовясь в любой момент броситься наутек. - А ты кто такая?

- Всего лишь невинная жертва, - голос в голове протяжно вздохнул, а свечение, наконец, преобразовалось в фигуру молодой обнаженной девушки. - Любовница и несостоявшаяся невеста одного из создателей этого лабиринта, получившая вместо счастливой жизни своеобразное бессмертие.

- И что же ты делаешь с теми, кто попадает тебе в руки? - насторожился Лиздаран.

- Ничего, - голос незнакомки ничуть не изменился. - Я должна была стать одной из "душеубийц", но не захотела. Мне противно отбирать чужую жизнь, а тем более душу. Поэтому я отпускаю всех, кто проходит через мои владения. Ты тоже можешь продолжить свой путь.

Светящееся тело девушки переместилось к стене, освобождая проход. Демон насторожено молчал. Его чувства по-прежнему говорили о неясной угрозе, но, похоже, они улавливали ауру всего лабиринта. Что же касается призрачной девушки, Лиздаран почему-то ей верил, но воспользоваться её предложением пока не спешил.

- Надеюсь, ты мне не лжешь, - наконец, промолвил он. - Поскольку если это ловушка, я сумею упокоить тебя навсегда. Это мне по силам.

И в подтверждении своих слов Лиздаран прикоснулся к силам "инферно". Девушка сразу отшатнулась.

- Я тебе верю, незнакомец. Можешь не волноваться, я не буду нападать.

Медленно и не сводя глаз с призрака, демон вступил в зал, направляясь к выходу. Девушка держала свое слово и не двигалась с места, провожая вторженца странным взглядом, полным грусти и тоски. Как ни странно, ничего так и не произошло, и, переступив порог, Лиздаран облегченно вздохнул.

- Постой! - вновь раздался печальный голос. - Я позволила тебе пройти, но, быть может, и ты окажешь мне услугу?

- Какую? - удивился демон.

- Я обитаю в этих гробницах уже почти шестьдесят лет и мечтаю лишь об одном - вновь ощутить мужскую ласку! Почувствовать себя женщиной, как во времена моей первой жизни!

- Здесь имеется проблема, - ухмыльнулся Лиздаран. - Ты как-никак приведение, а моих сил не хватит ни на то, чтобы материализовать тебя, ни на то, чтобы самому прикоснуться к призрачному миру.

- Есть способ, открытый мною не так давно. Я - убийца душ и могу соприкасаться с твоим духовным телом. На этом уровне мы можем ощутить всю полноту чувств.

- Как-то это настораживает, - демон сам не заметил, как, заинтересовавшись, сделал шаг обратно в зал. - А где гарантии, что ты не нападешь на меня в это время?

- Их нет!

Приведение очень резко приблизилось, и Лиздаран отпрянул назад. К его удивлению, спина встретилась со стеной, которой только что здесь не было, а призрак уже висел прямо перед носом. Чувство угрозы жалобно пискнуло, но предпринимать что-либо было уже поздно. Незнакомка вошла в тело демона и растворилась в нём.

А через секунду Лиздаран содрогнулся от нахлынувших чувств. Бушевавшее в нём пламя полыхнуло с силой, превышавшей все разумные пределы, а душа застонала от невероятного наслаждения. Никогда более в жизни он не ощущал ничего подобного.

- Что это? - прошептал демон, пытаясь справиться с охватившим рассудок наваждением.

- Я могу действовать прямо на твой мозг, - прозвучал знакомый шёпот. - Я касаюсь твоей души и центров удовольствия, и поверь мне, еще ни один мужчина не испытывал таких эмоций.

Демон попытался возразить, но не успел. Новая волна удовольствия захлестнула его тело, перепутав при этом все мысли. Особый экзорцизм, который Лиздаран начал было составлять, тут же затерялся в мешанине ощущений. А призрачная девушка не прекращала своей работы, и пусть её тело не могло воздействовать напрямую на тело партнера, она невероятно умело управляла чувствами. Лиздаран забился в волнах оргазмов, сотрясавших его плоть, не в силах поверить, что такое возможно в реальности.

Тем не менее, он еще пытался сопротивляться. Из последних сил демон потянулся к пламени "инферно", надеясь выжечь вторгшуюся в него сущность, но очередная вспышка наслаждения окончательно отключила разум. Лицо Лиздарана исказила глупая улыбка, и он, раскинув руки, безвольно свалился на пол. Отсюда он мог видеть замаскированные ниши в стенах, заполненные костями своих предшественников. Девушка сказала правду, она не любила убивать, зато делала всё возможное, чтобы её очередной избранник просто не мог покинуть этого места, полностью лишившись сил. А смерть от истощения - это уже не непосредственное убийство. Таким образом, Лиздаран был обречен. Демон всё это прекрасно понимал, но ничуть не огорчался, ведь будучи полностью подчиненным своей хозяйкой, он лишь стремился как можно дольше сохранять приятные ощущения.


***


Храм напоминал небольшую крепость и располагался на скале, нависающей над пропастью. С того места, где стоял отряд, невозможно было разглядеть ворота, поскольку они как раз и выходили в сторону обрыва. Любому замыслившему недоброе против паладинов пришлось бы идти по узкой дороге между стеной и пропастью. Удобные бойницы в случае штурма позволяли расстреливать атакующих, пока те добирались бы до ворот. И именно такие особенности архитектуры сразу вызвали ряд вопросов.

- Ну, и как туда пробраться, чтобы нас не увидели часовые? - настойчиво интересовался Зандукей у лучника. - Тут даже нет камней, за которыми можно спрятаться, не говоря уже о кустах и прочих естественных укрытиях.

- Пошлем вперед Хура, пусть он их тихонько вырежет, - беззаботно отмахнулся командир. - Надеюсь, стена для него не окажется проблемой.

- Стена - эта та же дорога, только ведущая в небеса, - философски отозвался мохнатый убийца. - Поэтому я даже не замечаю стен.

- Вот и отлично, - обрадовался Лазурель. - Хур снимет часовых, и мы сумеем незамеченными добраться до ворот. Там Вальдемар применит своё мастерство, чтобы преодолеть преграду, а дальше действуем по плану.

- По какому? - спросил Мулис.

Лучник всех удивил, достав из-за пазухи несколько мятых листков

- У меня есть схема храма. Как я понял из записей, внутри постоянно находятся около трех десятков паладинов и десяток слуг с оруженосцами. Сейчас они отвлечены штурмом гробниц, поэтому на нас внимание обратят не сразу. Мы тихонько входим внутрь и, ликвидируя всех встречаемых по дороге, занимаем главное святилище, которое, как видите, расположено в самом центре, - с этими словами Лазурель ткнул пальцем в соответствующее место на схеме. - Кельи местных стражей находятся в коридорах вблизи святилища, поэтому Хур и Зандукей, прикрывая друг друга, пройдутся по ним, вырезая всех, кого увидят.

- Убивать своих братьев паладинов? - мрачно ухмыльнулся рыцарь. - Эх, чего только ни сделаешь во имя добра.

- В случае тревоги вы возвращаетесь обратно, и мы даем бой в главном святилище. Наличие Мулиса и Кати является нашим козырем и дает преимущество, что наглядно продемонстрировал бой с наемниками у моста. После этого мы перемещаемся в тайное святилище, размещенное в подвале, и ищем из него вход в гробницы. Этим, ясное дело, займется Вальдемар. В общем, все просто и понятно.

- А что делать с шумом? - внезапно спросила Катя.

- С каким еще шумом? - удивился командир.

- В храме очень сильно шумят, - недовольно поморщилась девушка. - Вы же знаете, какой у меня слух, и сейчас я четко слышу вопли и стук железа.

- Что?! Этого не может быть! - воскликнул Лазурель. - Мулис, как там часовые?!

- Сейчас, - кивнул маг, после чего активировал свой артефакт для дальновиденья и сразу же побледнел. - Они все мертвы! Я вижу только трупы!

- Быстрее к воротам! - скомандовал Лазурель своему отряду, и все, не мешкая, бросились вперёд.

Бежать вдоль стен было тяжёло из-за постоянного напряжения, ведь приключенцы прекрасно понимали, что для их уничтожения достаточно пары вражеских лучников. Но, похоже, паладинам действительно было не до них. А распахнутые настежь ворота и разбросанные вокруг них трупы продемонстрировали, что план Лазуреля оказался не настолько уж оригинален, и неизвестные солдаты пришли к такому же решению.

Правда, погибшие паладины не безропотно легли под нож. За воротами обнаружилось пять трупов наемников, и еще один солдат удачи сидел у створок, перевязывая свою ногу. Завидев незнакомцев, он схватился за меч и попытался спрятаться, но рана не позволила ему даже сдвинуться с места. Зато Лазурель довольно улыбнулся и небрежной походкой подошел к противнику.

- Какая встреча, - елейным голосом произнес лучник. - Сам многоуважаемый Юппа. Смотрю, ты разобрался в документах, что я не успел забрать?!

- Эльфёныш, - недовольно поморщился раненый. - Зря меня убить пытался. Так бы я подумал, что просто перепутал хранилища, а после твоей стрелы решил, что в этих бумагах что-то есть.

- Я этого и боялся, но меня больше интересует другой вопрос. Сколько людей ворвалось в храм?

- Думаешь, я скажу? - вор попытался ухмыльнуться. - У вас всё равно нет шансов, их гораздо больше.

- О, ты скажешь. Ты нам все скажешь, иначе вот тот добрый маг, - Лазурель кивнул в сторону Мулиса, уже успевшего активировать химеру. - Запустит свои щупальца прямо тебе в мозг. Или отдам тебя вот этой красотке, - лучник показал на Катю. - Она на днях насмерть изнасиловала три сотни орков, и это не шутка.

- Пятьдесят пять человек. Некоторых, как видишь, уже положили, - мрачно ответил Юппа, нервно поглядывая в сторону щупалец. Катя его, похоже, не испугала, но вот волшебник явно привел в ужас.

- Вошли вы с шумом, - поморщился Зандукей. - Думаю, местные рыцари уже на ушах стоят.

- Они в меньшинстве, но поле боя - их территория, - подтвердил Лазурель. - Думаю, в данном случае силы равны.

- Сверху! - внезапно рявкнул Вальдемар, и все тут же задрали головы.

На уровне третьего этажа в центральном здании находилась открытая галерея, на которой сейчас проходила схватка. Боец ордена успешно отмахивался мечом сразу от троих наемников. Те изо всех сил пытались сразить врага, но больше мешали друг другу. Взглянув на это, Лазурель снял со спины лук, а гном натянул тетиву арбалета.

- Твой - высокий, мой - толстяк! - крикнул Вальдемар, и две стрелы устремились к своим целям.

Мастерства стрелков оказалось достаточно, чтобы не промахнуться с такой дистанции, и через секунду рыцарь остался всего с одним противником. Наемник на мгновение оторопел, и эта заминка стала для него роковой. Меч пронзил его грудь, и незадачливый охотник за золотом присоединился к своим товарищам. Удивлённый рыцарь отсалютовал своим внезапным спасителям, но тут же свалился, пронзенный стрелой.

- Прости, но для меня здесь все враги, - буркнул Лазурель, опуская лук, и, повернувшись к раненому вору, добавил. - Тебя это тоже касается.

Зандукей всё понял правильно и, особо не церемонясь, свернул Юппе шею. Катя выпучила глаза, шокированная таким обращением с захваченным врагом, но времени для предъявления претензий не осталось. Лазурель уже бросился внутрь храма, и отряд последовал за ним.

За центральными воротами начиналась просторная зала, выводящая к широкой лестнице. Именно тут и развернулось одно из главных сражений за храм. На полу и ступенях лежало не меньше дух десятков трупов. Похоже, несколько храмовников пытались задержать здесь продвижение врагов, но безуспешно. Тем не менее, наемникам тут тоже хорошо досталось, что не могло ни радовать.

- Слышишь что-нибудь? - обратился Зандукей к Кате.

- Тут везде шумят, - поморщилась та, словно от зубной боли. - Такое ощущение, что битва идет со всех сторон!

В подтверждение её слов из-за ближайшей колонны вывалилась пара залитых кровью бойцов. Сложно сказать, к какой из сторон они относились, тем более Модо двумя ударами укоротил на голову каждого из них. Сзади послышался звон стали: это Зандукей заметил, что со спины зашло еще трое врагов, и поспешил принять бой. Лазурель коротко выругался и рванул вперед, а остальным пришлось бежать за командиром.

Катя первой услышала новые звуки и, повернув голову вправо, увидела, как из незамеченного раньше выхода один за другим выбегают вооруженные люди. Не успев ничего понять, она инстинктивно воззвала к силе Ока, и в ту же секунду приоткрытые створки дверей захлопнулись, отбросив толпу назад. Единственного успевшего прорваться в зал прикончила арбалетная стрела, пущенная гномом. Кроме того, наконец, удалось справиться и с погоней. На помощь к Зандукею пришел Хур, и они вдвоем быстро решили проблему.

- Двигаемся к святилищу! - рявкнул Лазурель, заметив, что его войско несколько растянулось. - Там их главные силы!

Всемером они взлетели по центральной лестнице. Катя несколько раз поскальзывалась в лужах крови, заработав еще пару синяков, но старалась не отставать. Происходящее вокруг казалось ей частью какого-то сумасшедшего сна, и, что самое страшное, этот сон начинал ей нравиться. Где-то на периферии сознания вновь зазвучал хорошо знакомый ехидный голос, и девушка, войдя в азарт, сумела догнать Лазуреля. Теперь они бежали вдвоем, готовясь в любой момент нанести удар.

Лестница, дважды изогнувшись, привела их в короткий и широкий коридор, заканчивавшийся тяжелыми массивными дверями. Правда, сейчас одна из створок лежала на полу и дымилась, и в образовавшемся проеме хорошо просматривалось столпотворение в главном святилище. Похоже, наемникам удалось найти и обходной путь, поскольку они теснили уцелевших храмовников сразу с двух сторон. К этому моменту силы их примерно сравнялись, тем не менее, нападавшие не теряли темпа и с яростью набрасывались на защитников. С обеих сторон мелькали молнии и огненные шары, подтверждая наличие среди сражавшихся боевых магов.

Катя мельком отметила командира наемников, высокого накачанного парня с длинными рыжими волосами, который быстро исчез в толпе дерущихся. А через мгновение в бой вступил и их отряд. Лазурель крикнул, что в любой момент к ним с тыла могут зайти неучтенные солдаты, поэтому надо навязать бой на своих правилах. Первым делом командир прошелся из лука по строю наемников, благо те не ожидали атаки сзади. Его сразу же поддержал гном, тем самым окончательно нарушив свой принцип не ввязываться в бой.

Паладины радостно завопили, вновь приняв ватагу Лазуреля за свое подкрепление, но в этот момент за дело взялись Хур и Катя. Мохнатый убийца, пользуясь сутолокой, незаметно приближался в упор к каждому встречному рыцарю и вонзал в них ядовитые иглы. Волшебница действовала куда грубее. Храмовники заняли оборону, прижавшись к огромной, весьма специфичной статуе, изображавшей семерых рыцарей, стоящих кольцом и обхватывающих друг друга за плечи. Необычность скульптуры заключалась в том, что воины были обращены задами к зрителям, словно спортивная команда, совещающаяся перед ответственным моментом в матче. Впрочем, художественная ценность этой композиции не особо заинтересовала девушку, а вот идея одним магическим ударом раскачать статую и обрушить на всю толпу дерущихся показалась очень даже неплохой.

Своей атакой Катя прикончила десятка два противников, попутно вызвав мощное облако пыли, на некоторое время скрывшее поле боя от посторонних глаз. Правда, через секунду оттуда вылетел недовольный Хур, которому лишь чудом удалось увернуться от тяжелого обломка. Следом за ним выбежали еще несколько рыцарей, которых тут же встретили меч Зандукея и топор Модо.

Именно в этот момент в бой вступил державшийся в тени Мулис. Его щупальца резво устремились в пыльную мглу, и вскоре оттуда раздались вопли ужаса. Волшебнику не надо было видеть свою цель, достаточно было её нащупать, а уж объектов для тактильного контакта там хватало. Через пару минут, когда пыль улеглась, сражаться уже было не с кем. Разве что несколько раненых сумели отползти в сторону, тем самым вырвавшись из бойни. Среди них оказался замеченный Катей рыжеволосый здоровяк, к которому и устремился Лазурель.

- Сегодня просто день встречи старых знакомых, - пробормотал он. - Сначала Юппа, а теперь и Огненный Шамуд. Хотя да, вы же с ним какие-то дальние родственники. Но я не знал, что ты командуешь "Скелетами".

- Я не так давно занял этот пост, - несмотря на обильное кровотечение, командир наемников расплылся в нахальной улыбке. - А ты меня удивил, Лазурель Эльфеныш. Не думал, что тебе удастся набрать такую силу и...

- Марлуна тоже с тобой? - резко перебил противника лучник.

- Она в лагере у гробниц осталась, а что?

- На всякий случай приношу свои соболезнования, - с искренней грустью ответил Лазурель. - Лагерь атаковали демоны и, похоже, им удалось загнать всю твою армию прямо в лабиринт.

Лицо наемника сразу же потемнело и скривилось от боли.

- Демоны? Что им здесь надо? Ты видел наши потери?

- Потери немалые, и, думаю, на отряде можно поставить крест. Впрочем, это твоя забота. У нас здесь собственная цель, и, поскольку ты выбыл из борьбы, мы тебя покидаем. Приходи в себя, набирайся сил и спеши на помощь к сестре.

- Эльфеныш, - рявкнул Шамуд. - Я знаю, куда ты собрался! Да, я всегда тебя ненавидел, и ты меня - тоже, но прошу, если увидишь в гробницах Марлуну, постарайся спасти её!

- Сделаю все возможное, - сухо ответил Лазурель и повернулся к своему отряду. - Ну, что застряли? Бегом, а то кто знает, что нас еще ждет!

Вход в тайное святилище располагался здесь же, причем его даже не пришлось искать - в углу зала быстро обнаружилась узкая дверь. Похоже, последнее подкрепление к паладинам пришло именно оттуда, поскольку возле входа лежало несколько трупов наемников. Несколько витков узкой спиральной лестницы привели команду Лазуреля в еще один зал, являющийся копией главного святилища, только в уменьшенном масштабе. Так, статуя семи рыцарей здесь не превышала высоты человеческого роста.

- Нужно искать потайной проход, - озадаченно произнес Зандукей, на что Вальдемар презрительно скривил физиономию.

- А чего его искать! - буркнул гном и, подойдя к скульптуре, пнул её изо всех сил.

К всеобщему удивлению, вместо "танца отбитых пальцев" Вальдемар издал нечто, напоминающее победный вопль, а статуя крутанулась вокруг своей оси, обнажив скрытую под ней дыру, куда уходила еще одна винтовая лестница.

- Это работа нашего клана, - поспешил объяснить вор. - Поэтому никаких проблем.

На этот раз спускаться пришлось гораздо дольше. Лестница сделала десятка три оборотов, прежде чем отряд оказался в слабо освещенном, явно рукотворном туннеле. Но не успели приключенцы сделать и пары шагов, как из сумрачного пространства вылетел огромный огненный шар. Никто не успевал ни заблокировать удар, ни отскочить в сторону, но рефлексы Модо оказались на высоте. Варвар одним прыжком сбил всех на землю, в результате чего боевое заклинание лишь слегка обожгло Вальдемара и самого Модо, после чего расплескалось по ближайшей стене. Отряд приготовился к новой битве.

- Вам не пройти! - раздался громкий хриплый голос, и все, наконец, смогли разглядеть фигуру в темном балахоне. - Смерть презренным охотникам сребролюбцам, осмелившимся осквернить могилу великих героев!

- Извини, милая, но мы все-таки пройдем, - ухмыльнулся Лазурель.

Подчиненные удивленно посмотрели на командира, так сразу определившего пол незнакомца.

- Разве у женщины могут быть такие интонации? - с сомнением спросил Зандукей.

- Это специальное заклинание искажения голоса, - отмахнулся командир.

- Глупцы, вы все умрете! - вновь прохрипел голос, и в этот момент на врага пошли сразу трое.

Катя и Мулис, прижавшись к стенам, стали заходить с флангов, а Вальдемар откровенно полез в лобовую атаку. Такая тактика ошеломила незнакомца, и ему пришлось потратить пару драгоценных секунд, оценивая угрозу, чем и воспользовалась Катя, нанеся удар всеми наличными силами, которых оставалось не так уж и много. Девушка швырнула скопированный огненный шар в щит хриплоголосого, заставив его на мгновение перейти в оборону, а в это время щупальце Мулиса, скрытое во мраке, ухватило врага за ногу и бросило его прямо под ноги гному. Вор не растерялся и, словно ждал этого, быстро застегнул на запястье у поверженного один из своих браслетов, после чего сдернул капюшон.

Лазурель оказался прав. Приключенцам открылось миловидное женское личико, обрамленное светлыми кудряшками, но искаженное страхом, видимо, от осознания пропажи магической силы. Командир присел рядом с пленной и приступил к допросу:

- Мы, конечно, и сами можем все отыскать, но будет лучше, если ты подскажешь дорогу. Ты ведь знаешь, что нам нужно, или стоит подробно растолковать?

- Магистр Киезза Ларна Луэль никогда не опустится до того, чтобы выдавать священные тайны ордена всяким проходимцам! - гордо вскинув голову, ответила чародейка тонким голоском. - Можете убить меня, но вы не услышите более ни одного слова или вскрика!

- А зачем убивать? - искренне удивился лучник. - У нас имеются куда более действенные методы. Мулис, займись ею.

- С превеликим удовольствием! - радостно отозвался маг, из-под плаща которого уже торчал веер щупалец.

Отростки, получив команду, быстренько оплели тело пленницы, отчего та в ужасе завизжала, напрочь позабыв свое обещание хранить молчание. Тем временем Мулис уже избавил свою жертву от лишней одежды. Светловолосая волшебница оказалась очень маленькой и худенькой. Катя презрительно ухмыльнулась, увидев, что грудь у магистра Киеззы Ларны Луэль как у девочки подростка.

Впрочем, магу на такие мелочи сейчас было плевать. При помощи своих дополнительных конечностей он смог оплести эти маленькие бугорки, чтобы они хоть немного выпирали вперед, а затем грубо раздвинул Киеззе ноги и запустил внутрь пару тонких щупалец.

- Остановитесь, - голосом, в котором не осталось ни капли гордости, пискнула плененная чародейка. - Я все скажу!

- Мой вопрос ты знаешь, - сказал Лазурель. - Расскажешь, как туда добраться, и я тебя отпущу.

- Отправляетесь дальше по коридору, увидите лестницу. Спускаетесь до конца и идете в центральный туннель, там их всего три, - затараторила девушка. - Оттуда всего одна дверь, и она ведет в гробницу.

- А ловушки?

- Они настроены на тех, кто проникает снаружи. Идущие служебным туннелем автоматически определяются, как свои.

- Надеюсь, ты не соврала, - произнес Лазурель, и девушка бешено замотала головой из стороны в сторону.

- Она не врет, уж я-то это чувствую - хмыкнул Вальдемар, с плохо скрываемой завистью смотревший на мага. Похоже, гном сам был не прочь побаловаться с новой игрушкой, и лишь присутствие членов отряда его сдерживало.

- Значит, можем её отпустить, - буркнул лучник, но Мулис недовольно хмыкнул.

- Командир, я потратил много сил, а эта девушка неплохой аккумулятор, которым грех не воспользоваться.

- Да? Ну, в таком случае можешь подзарядиться.

- Но вы же обещали! - взвизгнула чародейка, однако Лазурель лишь пожал плечами.

- Ну, отпустим чуть позже. Видишь, у нашего мага свои потребности, и я не могу ему отказать.

На этом крик пленницы затих, поскольку Мулис заткнул ей рот одним из щупалец, явно обладавшим плотной структурой, раз у жертвы, несмотря на все попытки, не получалось его перекусить. Киезза могла лишь сдавленно мычать и дергаться, когда маг вошел внутрь неё и плавными движениями принялся выкачивать её силы, попутно поднимая себе настроение.

Катя смотрела на это зрелище со смешанными чувствами брезгливости и заинтересованности. С одной стороны, органы, созданные Мулисом, не отличались красотой и вызывали отвращение одним своим видом. Но с другой, если учесть, на что они способны... Сейчас Катя не отказалась бы повторить тот опыт, несмотря на все негативные воспоминания.

Киезза издала очередной писк, на этот раз от боли, поскольку бесцеремонный маг грубо бросил её на пол, после чего, расплывшись в нахальной улыбке, заявил:

- Я готов!

- Быстро ты, - пораженно свистнул Вальдемар.

- У неё было не так много сил, но я, по крайней мере, восстановил резерв.

- Отставить разговоры, нас ждут несметные богатства! - скомандовал Лазурель, и отряд вновь устремился вперед, оставив позади ревущего опозоренного магистра.

Они быстро добрались до лестницы, и тут их ожидал первый сюрприз. Сначала Кате показалось, что её накрыло волной, и воздух перестал поступать в лёгкие. Через пару секунд девушка пришла в себя, лежа на полу и пытаясь восстановить дыхание, а рядом с ней в разных позах валялись её соратники.

- Что это было? - только и смогла выдавить она.

- Магическое давление, - выдохнул Мулис. - Кто-то применил очень мощное заклинание, - в его голосе послышались нотки истерики. - Я даже не знал, что в мире есть чародей, обладающий подобной силой!

- Вперед! - рявкнул Лазурель. - Кто бы это ни был, от сокровищ нас отделяет всего несколько пролетов.

Золотая лихорадка поборола страх, и семерка бойцов с новыми силами рванула вниз по лестнице. Даже Катя, никогда не отличавшаяся выдающимися физическими данными, забыла про усталость, умудрившись на время выбиться в лидеры и потеснить Лазуреля. Лучнику пришлось поднажать, чтобы вновь опередить волшебницу, иначе она завела бы их в какое-нибудь ненужное место.

Время от времени от лестницы отходили туннели, но все помнили слова пленницы и не сворачивали до самого конца. Лишь оказавшись перед тремя отверстиями в скале, приключенцы смогли перевести дух, чтобы потом устремиться к своей мечте. Правда, здесь им пришлось сбавить темп. В воздухе витало что-то неуловимо опасное, и эта гнетущая атмосфера заставляла двигаться на цыпочках и говорить шепотом. Вход в гробницу возник словно из ниоткуда. Сумерки туннеля внезапно сменились очередным дверным проемом, к всеобщему изумлению, открытым.

Удивленно переглянувшись, члены отряда осторожно заглянули внутрь, чтобы, вздрогнув, отшатнуться. Им открылся небольшой зал, с семью радиально расположенными саркофагами, в центре которого стояла высокая фигура в черном плаще, сжимающая в руках меч, пылающий голубым огнем. Из-под капюшона сверкнули два свирепых глаза, и вся команда в ужасе застыла. Похоже, им предстояла еще одна битва с весьма суровым противником.


***

Глава 11

***


Мантузор очень сильно устал. Ему надоел этот лабиринт, поперек горла стояло задание хозяина, приведшее к гибели товарищей, и вообще он ненавидел весь мир. Но в данной ситуации демон ничего не мог поделать, поэтому продолжал брести вперед, продираясь сквозь сотни смертоносных ловушек. Поначалу это казалось забавным: Мантузор бежал по коридорам, отлавливая уцелевших противников и с легкостью отмахиваясь от летящих в него стрел, камней, копий и прочей шелухи. Но затем ситуация разом осложнилась.

Один из наемников сумел найти неплохую позицию в конце длинного коридора. Ловушка, выпускающая десятки острых стальных дисков, летящих с бешеной скоростью, находилась прямо у солдата над головой. Мантузор неосмотрительно подставился под один из дисков, рассчитывая на прочность брони, и заработал таким образом свою первую рану.

Чтобы продраться сквозь смертоносный рой, ему пришлось потратить минут десять, но наемник все равно сумел улизнуть, проскользнув в какую-то щель. Размеры демона не позволяли отправиться следом, и ему пришлось искать иные пути. Чуть позже, в ярости пнув безобразную статую, Мантузор искренне удивился, поскольку после удара в стене открылся скрытый проход. Ведущая вниз лестница не понравилась демону, но, услышав шорохи, он решил, что кто-то из беглецов пробрался и сюда, поэтому незамедлительно перешел на следующий уровень.

Источник шума обнаружился практически сразу. Его издавало странное существо, напоминающее восьминогую собаку с крыльями. Этот монстр сразу атаковал демона, попытавшись перегрызть ему горло. Огненная броня вновь сработала на славу, испепелив твари морду, но на предсмертный визг прилетело еще два десятка подобных тварей. Мантузор принялся избивать их хлыстом, но очень быстро выяснилось, что противники находятся в равных условиях. Клыки летающих уродов были бессильны против брони демона, но сами твари оказались слишком шустрыми и с легкостью уходили от ударов хлыста.

С трудом прибив пару монстров, демон плюнул на все и попытался вернуться назад, но именно в этот момент к летающим собакам подошло подкрепление в виде чудища, напоминавшего быка, которому добавили лишнюю пару сильных конечностей, чтобы хватать врагов и удушать в смертоносных объятиях. На Мантузоре он, правда, тоже обжегся, но сама атака оказалась настолько яростной, что демон не сразу смог оторвать руки соперника. За это время бык пронес противника через несколько залов, и когда Мантузор, наконец, смог разорвать тварь пополам, он с ужасом осознал, что не знает, как теперь выбраться обратно.

Ситуацию осложняло и то, что лабиринт постоянно изменялся. Ранее открытые проходы внезапно захлопывались или, напротив, появлялись новые, до этого спрятанные залы. Кроме того, не стоило забывать и об обитателях этого уровня. Поначалу демон по привычке просто шагал вперед, но очень быстро собрал солидную свиту всяких разных монстров. Некоторых получилось уничтожить, но большая часть тварей предпочитала держаться в отдалении, ожидая для нападения удобного момента, который вскоре и представился.

Заглянув в коридор, показавшийся безопасным, Мантузор угодил в ловушку. Здесь находилось логово трех гигантских пауков, которые сразу же попытались оплести демона тонкими, но прочными сетями. Впрочем, даже самая крепкая паутина не может устоять перед жарким пламенем, поэтому два паука погибли, прежде чем успели что-то понять. Третий оказался похитрей, бросился в ближний бой и, невзирая на многочисленные ожоги, пытался хоть как-то достать противника.

Именно этот момент и выбрали чудища, чтобы нанести удар в спину, и очень скоро Мантузор понял, что его сил не хватает для сдерживания такой орды. Отдельным тварям уже удавалось пробиться сквозь защитное пламя, а одному монстру, похожему на огромного кузнечика, даже удалось укусить демона за ногу. В ярости Мантузор истратил немало сил, чтобы одним ударом испепелить всю свору. После этого, поняв правила игры, он старался передвигаться осторожно.

Несколько раз демон натыкался на логова местных монстров, которых старался уничтожить сразу, без шума и пыли. Один раз не вышло, и пришлось спасаться бегством от толпы, поскольку могла повториться предыдущая ситуация.

Впрочем, это не могло продолжаться долго, и, в конце концов, Мантузор столкнулся с очень серьезными врагами. На этот раз чудовища напоминали кошек, размерами не превышающих рысей, но имеющих странные тела, подобные материализовавшемуся пламени. Впервые демону пришлось признать, что и его огненное тело можно обжечь.

Кошки прыгали на дитя "инферно" со всех сторон, с легкостью разрушая защиту и заставляя его корчиться от боли. Ответные удары демона не причиняли тварям ни малейшего вреда. Огненный хлыст оказался бессилен против родной стихии, а другими атаками Мантузор, увы, не владел. И вновь ему пришлось отбросить гордость "твари преисподней", чтобы попытаться спастись бегством.

Кошки, впрочем, оказались достойными противниками. Они упорно преследовали чужака, причем их количество увеличивалось на глазах. Мантузор прибавил ходу, когда осознал, что если порождения лабиринта обрушатся на него всей массой, то станут для демона настоящим крематорием. К сожалению, это не помогло.

В итоге его загнали в угол, а точнее прижали к широкой лестнице, уводившей, увы, вниз, а не вверх. Мантузор оказался в сложной ситуации. Сил на битву с таким серьезным врагом не оставалось, но и спускаться ниже, где, скорее всего, поджидает еще больше опасностей, он не хотел. Всё решил подход подкрепления: еще трех десятков кошек, дюжины крылатых собак, кучи странных насекомых и птиц и пятерки огромных пауков. После этого сомнения у демона исчезли, и он поспешил встать на ступеньку.

Твари остались наверху, не в силах пересечь незримую границу, а Мантузор проследовал на третий круг. Оказавшись в новом лабиринте, он сразу же захотел вернуться обратно наверх. Запах смерти оказался здесь очень силен, и демон сразу понял, что имеет дело с порождениями разума опытных некромантов. Данная стезя ему всегда плохо давалась, поэтому тут Мантузор почувствовал себя беспомощным. Но наверху поджидали сотни опасных тварей, и отпрыску "инферно" оставалось лишь продолжать свой путь в надежде найти другую дорогу, ведущую на поверхность.

Опасения очень быстро оправдались: Мантузор наткнулся на небольшой отряд бродячих скелетов, которые сразу атаковали вторженца. К счастью для демона, его хлыст вполне мог бороться с низшей формой нежити. В скелетах находилось некое подобие души, которую Мантузор с легкостью высасывал, тем самым восполняя силы. Это смогло ненадолго поднять его настроение. Но затем появились проблемы посерьезнее.

Вначале дорогу перегородили несколько поднятых троллей. Их каменную шкуру хлыст пробивал с большим трудом, а по силе они могли соперничать с порождением "инферно". Пытаясь улизнуть от зомби-троллей, Мантузор попытался скрыться в каком-то отнорке, что оказалось ошибкой, поскольку там обнаружилось существо, от одного вида которого демон испытал невероятный ужас. На первый взгляд это был просто скелет лошади, неторопливо бредущий, куда глаза глядят, однако аура смерти, испускаемая тварью, оказалась настолько плотной, что Мантузор поспешил вернуться обратно и прорываться через троллей.

Потом демон еще не раз натыкался на такие ужасающие костяки и предпочитал не ввязываться в бой, а скрываться в темных лабиринтах. Обычные скелеты являлись самой идеальной добычей Мантузора, и тот, кто управлял ими, поспешил сменить тактику. На демона была спущена орда костяных крыс, увидев которых Мантузор вначале засмеялся, но смех его быстро прервался.

Мелкие твари с легкостью проникали за огненную броню, вонзая клыки в плоть демона. Пламя действовало на них не очень эффективно, и требовалось некоторое время, чтобы кости одной особи превратились в пепел. А учитывая, что счет крыс шел на тысячи, они были способны обглодать демона, прежде чем он смог бы их всех истребить.

Мантузор взлетел, рассчитывая, что так его не достанут, но крысы оказались хитрее. Пользуясь способностью бегать по стенам и потолку, вся стая попыталась спрыгнуть на демона сверху. Отчаяние придало сил, и он сумел на секунду призвать пламя родного мира. На такое раньше был способен только Стрептидор, а сейчас получилось и у командира отряда.

Пламя поглотило несколько сотен крыс, но на подходе были новые легионы, поэтому Мантузору пришлось вновь спасать свою жизнь бегством. Сложно было сказать, сколько продолжались эти догонялки, но в итоге его окружили в каком-то огромном склепе. Демон оказался в центре толпы, в которой помимо десятка тысяч крыс были и три лошадиных костяка. Любая попытка вступить в бой приводила лишь к отсрочке смерти, но верный слуга Гордаза не собирался сдавать. Вокруг стояли десятки каменных гробов, которые демон поспешил использовать как оружие.

Один за другим он швырял их в приближающихся тварей, в надежде пробить проход в их рядах и улизнуть. Но местный некромант поработал качественно, и сбитые с ног зомби сразу же вставали, чтобы вновь сомкнуть строй. Им оставалось пройти несколько шагов, когда очередной гроб преподнес демону сюрприз. Под ним обнаружилась дыра и ведущая вниз винтовая лестница. Времени на раздумья не оставалось, и Мантузор поспешил броситься вниз, прежде чем быть заваленным кучей костей.

Новый уровень встретил его тишиной и атмосферой такого беспросветного ужаса, что демон с трудом удержался, чтобы ни побежать обратно. Его интуиция обострилась до предела, позволяя избежать смертоносных ловушек, но их насчитывалось слишком много, и очень скоро демон выдохся. Именно в этот момент он понял, что проиграл окончательно и бесповоротно. Владыка доверил ему очень важную миссию, а Мантузор её провалил, потеряв при этом всю команду.

То, что он остался один, командир знал точно. Скитаясь по лабиринту, он наткнулся на небольшое окошко, заглянув в которое, обнаружил Лиздарана. Тот лежал на голом полу, время от времени издавая слабый стон, а его глаза безвольно смотрели куда-то вдаль. Мантузор тут же испытал приступ ярости, но ничем не мог помочь. Его самые могучие удары оставляли на стенах только царапины, а найти вход в помещение с умирающим товарищем он так и не смог.

После этого командира охватила апатия. К чему все эти старания и попытки выслужиться, если впереди его все равно будет ждать смерть? Демон испытывал страстное желание войти в одну из ловушек, чтобы умереть, и лишь остатки силы воли не позволяли ему этого сделать. А затем Мантузор внезапно осознал, что стоит у очередной узенькой лестницы, ведущей вниз. Интуиция завопила, что там внизу находится самое страшное место в этом мире, но демон, полный безразличия ко всему, сделал шаг вперёд.

А в следующую секунду он испытал мощный толчок, сравниться с которым мог, наверное, только удар драконьего хвоста, под который Мантузор однажды попал по неосторожности. Демона прижало к полу так, что он был не в силах пошевелить ни одной частью своего тела. А затем давление исчезло, но зато появился восторг. Сын "инферно" внезапно осознал, кому принадлежит эта сила. Только один человек во всем мире мог одним ударом избавить его от душевных метаний и терзаний. Это был его повелитель.

Уже не думая ни о чем, Мантузор устремился вниз по лестнице к источнику этой невероятной мощи. Демона как магнитом тянуло туда, и он уже не обращал внимания на другие входы и отнорки, ведомый одним лишь нюхом. Наконец, перед его взором предстала очередная, довольно скромная дверь, которую Мантузор даже не стал открывать, снеся всем своим телом. И тут он остановился. Чутьё привело его в очередную гробницу, где находились несколько человек, один из которых держал в руках очень знакомый меч. Лицо Мантузора исказила зверская ухмылка. Похоже, боги, в конце концов, сжалились над ним, и теперь вместо смерти его ожидает жестокое веселье.


***


Несколько секунд члены отряда и незнакомец молча изучали друг друга. Лазурель и Вальдемар взяли его на прицел, Мулис потихоньку пустил щупальца вдоль стен, рассчитывая атаковать противника сзади. Даже Катя от волнения создала шаровую молнию на ладони и была готова в любой момент швырнуть её.

- Жалкие мародеры, - голос типа в балахоне был наполнен презрением и ненавистью. - Вы оказались достаточно наглыми и хитрыми, чтобы найти этот ход. Но вы опоздали, сокровищ больше нет!

- Как нет?! - удивился Лазурель.

- Их нет! Как нет и тел наших учителей! - на этот раз в голосе незнакомца послышались отчаяние и паника. - Этот негодяй, презренное отродье преисподней, посмел вторично поднять на них руку! Ему мало было убить "Радужную Семерку", он даже после смерти не захотел оставить тела в покое!

- Здесь был Гордаз? - спокойно поинтересовался Зандукей.

- Он пришел, чтобы надругаться над нашей святыней и сорвать наш замысел, - вздохнул незнакомец и сорвал капюшон, явив вторженцам суровое и волевое лицо. Только сейчас его искажали муки отчаяния, а из глаз текли слезы. - Шестьдесят лет труда пошли насмарку! Я был уверен, что во время моего главенства над орденом мы сможем достигнуть цели, а в итоге...

Магистр ордена, а больше ни у кого не оставалось сомнений, что это именно он, поднял меч и внезапно швырнул его на пол. Пламя на клинке тут же угасло, и оружие, покатившись по полу, остановилось у ног Кати.

- В итоге мы ничего не можем сделать и получаем в качестве издевки вот такой подарочек, - всхлипнул главный храмовник.

- И чего же вы хотели добиться? - недоуменно поднял бровь Лазурель.

Магистр презрительно усмехнулся, но всё-таки снизошел до ответа.

- Некоторые глупцы из нашего ордена считали, что мы хотим обогатиться. Не спорю, мы неплохо заработали на тех, кто поддался блеску золота и угодил в нашу ловушку. Но смысл затеянного был куда глубже, ведь мы хотели оживить наших учителей!

- Высшая некромантия! - воскликнул Мулис. - Огромное количество добровольных жертв, чтобы вернуть души в тела. Но где же тогда алтарь?

- Весь лабиринт и есть алтарь, - промолвил храмовник.- Но Гордаз разрушил его вместе с телами. А ведь мы были так близки, нам требовалось десять тысяч сильных душ. Десять тысяч человек, по своей воле взошедших на алтарь, пусть и не понимающих этого. Но все пропало ...

Катя не особо вникала в диалог между соратниками и магистром. Её больше интересовал меч, который она, невзирая на предупреждающий вскрик Зандукея, взяла в руки. Клинок заворожил девушку своей формой. Он был похож на японскую катану, с лезвием, напоминающим застывшее пламя, и имел своеобразную гарду в виде креста. Более детальный осмотр показал, что каждая из линий креста представляет собой дракона, изготовившегося к прыжку. По лезвию постоянно бежали руны, то исчезая, то появляясь в потоках пламени. Зандукей, стоявший рядом, лишь удивленно присвистнул.

- Меч Лазурного Дракона! Я думал, это всего лишь легенда.

- Ты знаешь про него?! - изумилась девушка.

- Позже, - отмахнулся паладин, кивая в сторону собеседника.

Действительно, сейчас было не самое подходящее время для обсуждения старинных легенд.

- Мы потеряли все: тела учителей, сокровища, собранные души! - продолжал свою речь храмовник. - Мы потеряли сам алтарь и смысл жизни! Но у меня еще осталась гордость, чтобы покарать вас. Поэтому не думайте, что раз сумели зайти так далеко, то и обратный путь проблем не доставит. Вы умрете в мучениях!

Мулис вскрикнул, поскольку его щупальца, уже коснувшиеся тела противника, вдруг начали обугливаться. Стрелы Лазуреля и Вальдемара исчезли, не успев сорваться с тетивы. Модо, Зандукей и Хур с криками попадали на пол, скорчившись от боли. Катя нервно сглотнула, готовясь принять свою участь, но тут на поле боя появился еще один участник.

Магистр даже не успел понять, что происходит, когда вылетевший из темноты огненный хлыст рассек его тело пополам. Мёртвый рыцарь-маг свалился на пол, а его место занял нежданный убийца. Здоровенный демон, пылающий от гнева, взобрался на гроб, до этого служивший помостом для храмовника, и с мрачным взглядом изучил собравшихся.

- Не люблю болтунов, - прорычал он. - Если уж собрался убивать, так сделай это немедленно, а не рассказывай глупые сказки.

- Тем не менее, у него почти получилось, - пробормотал себе под нос Лазурель, нервно перебирая пальцами тетиву. - Похоже, стрелы сейчас нам опять не помогут.

Катя сделала шаг назад, опасаясь, что демон её заметит. Как и следовало ожидать, эти страхи очень быстро сбылись.

- Ты! - палец демона указывал прямо на девушку. - Мне приказано сопроводить тебя к нашему повелителю. Надеюсь, ты не будешь дурачиться и отказываться от такого приглашения?

- Но зачем? - только и смогла произнести Катя.

- Владыка хочет извиниться, - внезапно улыбнулся огненный собеседник. - И исправить свой поступок, отправив тебя домой.

- Скорее он прикует тебя к своей кровати, - недовольно буркнул Вальдемар. - И я, к сожалению, не увижу того, что он будет с тобой делать.

- Передайте вашему хозяину, что я готова принять его извинения, но от приглашения откажусь, - сказала Катя, стараясь придать своему голосу максимум холодности. Получилось, увы, не очень, а демон осерчал от такого ответа.

- Я не для того прошел через столько мук и потерял всех товарищей, чтобы услышать отказ. И пусть мне грозит смерть, но ты либо пойдешь со мной, либо сдохнешь в этих подземельях, - демон свирепо зарычал. - По крайней мере, я смогу отомстить!

- Отомстить? За кого? - удивился пришедший в себя Зандукей.

- Владыка Гордаз послал пятерых, но до цели дошел только я один. Значит, мне и принимать решение. Впрочем, - оскалился демон. - Если ты пойдешь со мной, я попрошу владыку, когда он вдоволь наиграется, отдать тебя мне.

После этих слов всем стало ясно, что не остаётся иного выхода, кроме как драться. Но вступать в бой с существом, которое только что порвало на клочки мага, с легкостью одолевшего весь отряд, было безумием. Испуганная Катя продолжала пятиться, хотя прекрасно понимала, что сбежать все равно не успеет. Увы, страха оказалось недостаточно, чтобы наполнить Око, а имевшейся силы хватило бы только на пару-тройку молний. Можно, конечно, попытаться совратить демона, но девушка была уверена, что данный номер с ним сейчас не пройдет. Поэтому Кате оставалось лишь как можно крепче сжимать рукоять меча и надеяться на своих товарищей.

- Классное у тебя оружие, - внезапно в голове раздался знакомый нахальный голос. - Хотя проблем от него будет много.

- Ты что-то знаешь про него?! - обрадовалась девушка.

- Ничего не знаю, только чувствую. Но у нас сейчас иная проблема. Я так понимаю, нужна моя помощь?

- Но, - девушка замялось. - Ты же помнишь, что случилось в прошлый раз?

- Помню. Согласен, переборщил. Зря затеял полное слияние, когда ты к нему еще не была готова. Хотя в той ситуации оно оказалось очень уместным. Ладно, сейчас у нас обоих сил гораздо меньше, поэтому ограничимся малым.

- Не слушай его! - в разговор включился и зануда. - Моей силы хватит, чтобы обеспечить тебе надежную защиту!

- А ты в курсе, что войны всегда выигрываются в нападении? - парировал оппонент. - Поэтому какую бы защиту ты ни обеспечил, рано или поздно придётся атаковать.

- Это логика разрушителя! - возмутился было его соперник, но тут в спор вмешалась Катя.

- Давай мне силу "инферно"! - мысленно прорычала она. - Я хочу покончить с этим раз и навсегда!

Моментально тело девушки наполнила приятная легкость. Все проблемы и заботы внезапно потеряли свое значение, и даже злой демон, медленно приближавшийся к ней, не вызывал особых эмоций. Впрочем, где-то в глубине души Катя всё же признавала, что этот соперник куда серьезней горных орков.

- Пять минут! - прогремел голос. - На дольше малого слияния не хватит. Ну, или один удар, так что постарайся не промахнуться.

- Не бойся, у меня есть план, - улыбнулась девушка, после чего, покрепче сжав рукоять меча, вышла вперед.

- Мальчики, разойдитесь, - словно со стороны услышала она свой голос. - Оставьте этого здоровяка мне, уж очень хочется поразвлечься.

- Ты уверена? - изумился Лазурель, но Зандукей тут же оттащил его в сторону. Паладину хватило одного взгляда на изменившиеся зрачки девушки, чтобы понять ситуацию.

А Катя сделала еще несколько шагов и остановилась. Демон повторил её действия, и теперь их разделяло расстояние не более пяти метров. Несколько секунд противники с интересом изучали друг друга, после чего демон проревел:

- А ты смелая! За это я, пожалуй, подарю тебе легкую смерть!

- Жаль разочаровывать, но я не могу пообещать тебе того же. Ты будешь мучиться очень долго, - ухмыльнулась суккуба, принимая боевую стойку.

Что произошло дальше, мало кто понял. Только чувствительные к магии Мулис и Лазурель смогли что-то разглядеть, но и им пришлось долго думать, чтобы сложить картинку целиком. Сначала демон нанес удар хлыстом, который Катя парировала мечом. В следующее мгновение огненный бич обвился вокруг лезвия, и противник сделал мощный рывок на себя, стараясь вытянуть оружие из руки девушки. Похоже, это входило в замысел суккубы, которая, используя силу рывка демона, моментально сорвалась с места, сократив расстояние. Демон попытался нанести огненный удар рукой, но в этот момент Катя обрушила на него всю свою силу.

Для членов отряда эта атака выглядела, как вспышка света, заставившая их на несколько секунд ослепнуть. Но когда они прозрели, выяснилось, что ситуация не изменилась. Девушка и демон по-прежнему стояли напротив друг друга и не двигались. Затем Катя подняла голову и, сурово посмотрев противнику в глаза, спросила:

- Ты кто?!

- Я - никто, - механическим голосом ответил демон. - Всего лишь ваш жалкий раб.

- У тебя есть имя?

- Можете звать меня как вашей душе угодно. Я приму любое имя.

- Почему ты признал меня своей хозяйкой? - продолжала допрос Катя.

- Смысл моей жизни в служении. Я буду служить вам вечно.

- Во имя преисподней и святых орков, - на выдохе простонал Лазурель. - Она сумела стереть его личность и подчинить себе!


***


- Это было нетрудно, - отмахивалась Катя от всех интересующихся её методами чародейства. Учитывая, что девушка уже приняла нормальное обличие, никто, кроме паладина, так и не догадался, какую силу она при этом задействовала. - Демон оказался достаточно туп, чтобы подпустить меня на расстояние руки, а дальше уже дело техники.

- И как ты назовешь своего раба? - сухо поинтересовался лучник.

- Что-нибудь придумаю, - беззаботно пожала плечами волшебница, которую в данный момент больше интересовал меч. Она уже собиралась подступиться к Зандукею с расспросами об истории этого оружия, когда Вальдемар напомнил всем об общей цели.

- Ну, добрались мы до пятого круга, вот только Гордаз все драгоценности упер с собой! И что же нам остается делать?!

- На четвертом уровне лежит немало добра, - успокоил его Лазурель. - Он почти не тронут, а чародей, похоже, отключил все ловушки, так что мы спокойно сможем все там изучить. Конечно, придется повозиться, все-таки площадь четвёртого этажа большая, но...

- А что это за шум? - внезапно спросила Катя.

Члены отряда закрутили головами, пытаясь понять, что же именно услышала девушка. Раньше всех, в чём дело, сообразил гном. Видимо, его опыт подгорной жизни дал о себе знать.

- Это обвал! - рявкнул Вальдемар во всю мощь своих могучих легких. - Гробницы разваливаются!

Тем временем с потолка начала осыпаться пыль, а затем отвалилась каменная плита, расколотив пополам один из гробов. Ситуация ухудшалась прямо на глазах. Оставался всего один вариант спасения, который тут же был озвучен Лазурелем.

- Бежим! - крикнул лучник, толкая подвернувшуюся под руку Катю по направлению к выходу. Та сделала два шага и тут же в ужасе отскочила обратно. Плита, служившая потайной дверью, вдруг сама собой стала поворачиваться, закрывая проход. На раздумья не оставалось времени, и девушка, повернувшись к своему новому слуге, резко скомандовала:

- Держи дверь!

Послушный демон одним прыжком перелетел через всю гробницу и, обхватив руками плиту, уперся ногами в пол. Механизм протяжно застонал, но остановился. Приключенцы, не медля ни секунды, пробежали сквозь оставленную для них щель.

В туннеле тряска ощущалась в меньшей степени, но камни не прекращали падать с потолка. Один осколок до крови расцарапал лицо Модо, другой чуть ни пробил Вальдемару голову, но был остановлен шлемом. Впрочем, угроза обвала изрядно простимулировала членов отряда, заставив их бежать изо всех сил. Хитрее всех поступила Катя, приказавшая демону нести себя. Тому пришлось нелегко, поскольку большая часть силы уходила на сдерживание внутреннего огня, но, даже несмотря на это, девушке казалось, что она сидит на сковородке. Если бы ни остатки силы суккуба, волшебница скорей всего не выдержала бы и побежала сама.

До лестницы, ведущей наверх, команда добралась очень быстро. К этому времени шум обвала стал уже совсем невыносимым. Похоже, лабиринт складывался как карточный домик, заставляя окрестности ходить ходуном. Оставалось надеяться, что потайные сооружения храмовников выдержат подобную тряску. В противном случае выживание отряда ставилось под большое сомнение.

Камни продолжали падать, кое-где уже обвалился потолок, до середины засыпав ступени, но приключенцы всё-таки преодолели несколько витков лестницы, прежде чем добрались до относительно спокойного места. Тут они, по крайней мере, смогли перейти на шаг, не опасаясь удара по голове, да и шум обвала стал затихать.

- Даже не думал, что этим все закончится, - тяжело дыша, пробормотал Лазурель. - Гордаз, конечно, та ещё сволочь. Только я никак не пойму, что он сделал.

- Похоже, перебил манопреобразователи, - предположил Мулис. - Если лабиринт являлся алтарем, то его существование поддерживалось очень сложной магией. После прекращения притока силы вся конструкция стала разваливаться.

- А как же сокровища?! - жалобно заканючила Катя.

- Если есть желание, можешь выбраться на поверхность и покопаться в том, что осталось, - отрезал Лазурель. - Глядишь, лет через пять какой-нибудь камушек и найдешь.

- Добычи нет, - флегматично добавил Вальдемар. - Но мне и гонорара хватит.

- Мне тоже, - пожал плечами Зандукей. - Хотя обидно, я надеялся на обеспеченную старость.

- Но разве больше нет подобных мест? - продолжала стонать девушка. - Я согласна на еще один поход, лишь бы он принес свой результат.

- Если хочешь заработать всю сумму за один раз, - вновь жестоко ответил командир. - Объяви войну какому-нибудь королевству, чтобы завладеть его казной. Или сразу иди на штурм Темной Цитадели. У Гордаза в подвалах много чего ценного валяется, хватит на то, чтобы всех здешних орков по другим мирам раскидать.

Катя замолчала, пытаясь справиться с накатившей на неё обидой и злостью. Опять Гордаз ставит ей палки в колеса. Он разрушил её жизнь, перенеся в другой мир. Он проклял её, превратив из обычной девушки в озабоченную демоницу. Он послал по её душу отряд огненных убийц. И, наконец, он забрал из-под носа законную добычу, позволившую бы вернуться к нормальной жизни. Ненависть, разогреваемая ехидным голосом, нарастала в её душе, словно лавина. Кате хотелось крови и разрушений и, самое главное, увидеть причину своих несчастий униженным, раздавленным и побежденным. Сейчас это было её самым заветным желанием.

Эмоции оказались настолько сильны, что Око Бога наливалось силой с невероятной скоростью. Теперь мощи волшебницы хватило бы для победы не над одним демоном, а, как минимум, над десятью. Злоба, нараставшая внутри, требовала своего выхода, и девушка, наконец, нашла решение.

- Идем дальше! - к всеобщему удивлению в голосе Кати прорезались командные нотки. - Мы должны вернуться в храм!

- Зачем? - приподнял бровь Вальдемар.

- Поищем какие-нибудь ценности. Не удивлюсь, что храмовники хранили там часть своей казны.

- Хорошая мысль, - сразу согласился Лазурель. - А что дальше?

- А дальше? А дальше мы потом придумаем.

И не отвечая на последовавшие расспросы, Катя вновь оседлала демона и с триумфальным видом продолжила восхождение по лестнице. Из мешанины мыслей волшебница, наконец, начала выстраивать свой план. План мести темному властелину Гордазу!

Вместо Эпилога


Широкая долина, известная своим коварным лабиринтом, превратилась в котловину, заполненную грудой камней. Когда гробницы стали осыпаться, разрушения коснулись и верхних уровней, вслед за которыми рухнул потолок, а в образовавшуюся пустоту устремились верхние слои земли и камни. Наемники, успевшие выбраться на поверхность, большей частью были обречены. Один за другим они проваливались в образовавшиеся трещины, где их перемалывала каменная мясорубка. Лишь пять человек успели добежать до спасительных скал и найти там убежище.

А затем все стихло. Некоторое время тишину окружающего мира нарушал лишь грохот отдельных камней, теряющих свою опору и скатывающихся вниз, а также шорох оседаемого мусора, заполняющего пустоты. И лишь немногочисленные стервятники, кружащие над горами в поисках добычи, смогли увидеть появившуюся среди развалин огненную фигуру.

Лиздаран с трудом выбрался наверх, волоча за собой перебитые крылья. Он понимал, что его спасло лишь чудо. Неизвестное заклинание невероятной мощи изгнало овладевшую его телом душу, а так удачно возникшая в потолке трещина позволила демону выбраться с четвертого круга сразу на второй. Правда, там его все-таки побило камнями, лишив возможности летать. Но в итоге Лиздаран застрял между нескольких плит, которые, поддерживая друг друга, образовали большую нишу, в которой поместилась массивная туша демона.

Обвал здорово потрепал его, сломав несколько костей, но убить не смог, и когда все прекратилось, Лиздаран, используя остатки сил, хлыстом пробил дорогу к поверхности. И вот теперь искалеченный, потерявший былую мощь, однако все еще способный ходить демон лишь устало смотрел на бескрайнее небо.

Коварная душа озабоченной красотки что-то сотворила с его мозгом, лишив большей части воспоминаний. Лиздаран с трудом воскресил в памяти свое имя, но в остальном собственное существование оставалось для него полной загадкой. И как бы он ни пытался сосредоточиться, перед глазами все время всплывал волнующий образ рыжей девушки. Лиздаран почему-то знал, что связан с ней и должен непременно её найти. Но вот зачем?

- Мне надо идти, - пробормотал он окровавленными губами. - Мне надо отыскать её, чтобы она сказала, кто я есть... А потом, - демон попытался улыбнуться, хотя вышло плохо. - Я хорошо развлекусь.

Огненная фигура, спотыкаясь и ковыляя, направилась к трещине, через которую она могла выбраться из котловины. Там Лиздаран почувствовал присутствие нескольких представителей разумной формы жизни, чему очень обрадовался. Прежде чем начинать поиски, следовало пополнить запасы сил и исцелить раны, ведь при встрече с рыжеволосой нужно находиться в самой наилучшей форме.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11