Академия Северное сияние (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Академия Северное сияние

Вступление

Вашему вниманию предлагается несколько необычная книга. Чтобы ее написать, пришлось изучить достаточное количество материалов, мифологию и этнос северных народов. А самое главное — вспомнить, каково же живется там, на Крайнем Севере, где прошли мои детство и юность.

Ндеюсь, Вам это будет интересно.

В книге совершенно новые расы и новые сложные имена. Поэтому:

Для удобства читателей

Список персонажей с краткой характеристикой (субъективно моей))

Самылко и Негостай — Чахкли, первокурсники маги-погодники. Очень хозяйственные парни с устойчивой психикой. Кут и Весь — Мыши-оборотни, из обслуживающего персонала. Пронырливые и незаметныеХасавато — Тадебе, жадный самовлюбленный грубиян, имеющий некоторые тайныПири Йоккинен — Будущий маг-боевик, родом из Финляндии, Турку. Уровень силы чуть выше среднего. Родители маги. Уравновешенный и надежный. Лори Икко — Маг-погодник, первокурсница. Из Карелии. Петрозаводск. Уровень силы средний полностью компенсируется коммуникабельным характером и активной жизненной позицией. Сообразительна. Черт в юбке. Иленя Нэнець — Зверолюдь, погодник. Студент первокурсник. Слегка самовлюбленный шалопай. Зоя Алексеевна — Ректор Академии. Маг. Четкую специализацию выяснить невозможно. Высокий уровень силы и темное прошлое. Минлей — преподаватель Управления погодными стихиями, огромная Птица с металлическими крыльями. Характер сложный и неоднозначный. Сивмин Ере — преподаватель Погодных заклинаний. Хозяин семи ветров. Сэре Сармик — Декан Погодной магии и преподаватель Погодных рун. Оборотень полярный волк. Хынокад — преподаватель Музыки погоды. Мутратна тадебе — шаман-искусник. Специалист по иллюзиям. Чынгыз Хаан — преподаватель Защиты. Пантеон якутских богов. Бог судьбы людской. Одун Хаан — преподаватель Погодной техномагии. Пантеон якутских богов. Бог-изобретатель и строитель. Нум — верховное существо, Бог Верхнего мира. Пантеон ненецких богов. Нга — темное божество. Хозяин Нижнего мира. Пантеон ненецких богов. Хэхэ — Дух Деревянного дома. Урэр — мифический шаман, живущий в изоляции от остальных магических существ. Хэбидя Хо Ерв — Хозяин Священной березы. Ассоциируется с Хозяином Древа жизни. Ненецкий пантеон богов. По силе превосходит Нума. Ни во что обычно не вмешивается. Сэре Намдэ — оборотница, мать Сэре Сармика. Имя переводится как Белый Цветок. Умна, решительна, авторитарна.

Расы/боги/сущности

Чахкли — маленькие волшебные человечки, похожие на гномов. Карельский эпос. Тадебе — ненецкие шаманыЗверолюди — Существа получеловек, полу-животное. В периоды эмоциональной нестабильности животная сущность преобладает. Сиртя — маленькие люди, живущие на первом ярусе. По внешнему виду похожи на минидроу. Ненецкий эпос. Нгылекя — злые духи


Глава 1. Юлия


Одно из самых красивых метро в мире не вызывало у Юли никакого пиетета, особенно утром в час пик, когда вагоны превращались в подобие любимых с детства баночек с консервированной рыбкой под названием «Килька черноморская в томате». Главное, выбирать без рядовой укладки. Именно этот хаотический характер расположения маленьких рыбок в красном соусе и напоминали люди, спешащие каждый день на работу в Московском метрополитене. Сегодня час пик как-то особенно раздражал девушку. Может от того, что на улице третий день шел дождь, и вымокшие, пахнущие сыростью, парфюмом и испарениями мокрых тел люди случайно или неслучайно прикасались особенно неприятно. А может это просто влияло общее состояние депрессии, усталости и какой-то всеобщей обреченности попутчиков в этот ранний час. В любом случае, Юле было плохо.

Она ждала хорошую погоду и отпуск. Вот именно в таком порядке. Первым делом хорошую погоду, потом отпуск. С хорошей погодой в этом году вообще было как-то очень плохо. Весна не торопилась приходить в столицу, позволяя снегопадам в мае месяце устраивать реинкарнацию ноябрьских сугробов. Грозящее отключение горячей воды также не добавляло отличного настроения. Вот что за мода отключать горячую воду в самые холодные дни мая? Какому садисту от коммунальных систем пришла в голову эта массовая пытка?

А с отпуском вообще была беда. В небольшой дизайнерской фирме, где Юля честно-благородно трудилась на благо босса и немного своего личного кармана, наступили не лучшие времена. Глобальный экономический кризис локально повлиял на количество заказов и, как следствие, на зарабатываемые суммы самой Юли и ее коллег. А раз так, то отпуск превращался во что-то из разряда космической любовной фантастики. Именно космической и именно любовной. Так как романтическая душа Юльки к своим тридцати годам совершенно разуверилась как в космической жизни, так и в любви.

Как-то вот так получилось, что вечера она проводила за рукоделием или в общении с большим толстым рыжим нахальным котом, которого подобрала на улице маленьким блохастиком. Блохастик умело притворялся несчастным и требующим заботы, внимания и побольше вкусной еды. Впоследствии, уверившись в беззаветной любви Юли к нему, притворяться этот нахал перестал и теперь все небольшое свободное ото сна время проводил за разглядыванием птичек на балконе за окном, вылизывании собственных конечностей и воровстве колбаски со стола. Назвала она его не мудрствуя лукаво — Котом.

Из метро Юля выбралась на улицу, где промозглый ветер сразу же пробрался под пальто. Затянув воротник у шеи, девушка побежала к автобусной остановке. До работы оставалось ехать всего ничего. Какие-то двадцать минут в переполненном автобусе и вот она — родная дверь родного офиса.

Нырнула за свой стол, включила компьютер и уставилась на свою родную фотографию с прошлого отпуска, бывшего бог весть, сколько лет назад. С монитора на нее смотрела немного полноватая невысокая шатенка с вьющимися волосами, серо-голубыми широко распахнутыми глазами, вздернутым носиком и пухлыми губами. Ее сфотографировала подруга в минуту радости, от чего на щеках играли две очаровательные ямочки. С тех пор Юля больше не испытывала такого бесшабашного веселья, легкости в общении и эмоционального подъема.

— Как же давно я не выбиралась никуда в отпуск. — Подумала девушка, открывая мессенджер. Та самая подруга, сделавшая примечательное фото, как всегда светилась в сети. Юля огляделась, все были заняты собой. Босса еще не было, поэтому девушка рискнула немного времени потратить на приятное общение.

— Привет. Как дела? Что делаешь? — Почти без надежды на ответ написала она.

— Привет, Юлька! Куда ты запропала? Я как всегда неплохо! Кстати, ты чего в отпуске делать собираешься?

— А что такое отпуск? — Невесело пошутила Юля.

— Тааак, понятно, бросай хандрить. Бери отпуск, и поехали с нами сплавляться по реке.

В былые времена Юля пару раз ходила с этой неуемной подругой-энерджайзером в походы на рафтах по рекам. И всегда это был самый замечательный отпуск, пропитанный позитивом и простым человеческим отношением.

— Тань, куда я поеду? Никто меня не отпустит, да и денег как всегда кот наплакал.

— Не греши на своего кота. Он плакать не умеет. Юль, кроме шуток, поехали а… С деньгами помогу. Компанию в основном ты знаешь. Всё те же ребята.

— Не знаю, Тань. — Юля всегда была не очень решительной особой, поэтому чаще всего и ездила в самые отдаленные районы выполнять заказ, вечерами и в выходные.

— Юль, иногда надо просто взять, и перешагнуть через себя, через свои страхи и опасения. Ты же мне веришь?

— Верю. Я подумаю, Тань.

— Долго не думай. Нам билеты покупать и местным властям сообщение о составе тур. группы слать. Жду скорейшего согласия! — И Татьяна улетела по своим делам.

Закрывая окошко мессенджера, Юля думала о том, что то, что она имеет сейчас, совершенно не то, о чем мечтала. Начиная с работы, и заканчивая окружающими людьми.

Пока Юлька поддавалась внутренним метаниям, явился большой босс. Большой он был не по занимаемой должности, а по габаритам. Носил мужчина 62 размер одежды при росте чуть больше 160 сантиметров. Эдакий колобок, сверкающий лысиной. Настроение у босса было хуже некуда. Он потел, краснел, пыхтел и искал на ком бы сорваться. Блондинку Светочку обижать нельзя. Ее папа работает в городской архитектуре и периодически присылает клиентов. Алиска спит с боссом, что обеспечивает ей работу с выходными и праздниками. И тут на глаза начальнику попалась Юля.

— Юлия Владимировна! С проектом по Ильченковым! В мой кабинет! Немедленно! — Прорычал босс и, потрескивая обтягивающими зад брюками, пронесся в свой кабинет.

Тяжело вздохнув, Юля пошла на разнос. А ничего другого она не ждала. Ильченковы были семейной парой, заказавшей ремонт однокомнатной студии для дочери в пределах МКАДа. И ни один проект их никак не устраивал. Невозможно затолкать Версаль в 33 квадратных метра. Но понимать эту простую истину заказчики отказывались

— Пал Юрич, можно? — Робко постучала в дверь начальника.

— Входи и сразу рассказывай, что там с проектом?

Юля попыталась объяснить, на чем в этот раз не сошлись с заказчиком. Никак они не хотели понимать, что душевая кабина с гидромассажем не втиснется в крохотный санузел.

— Юлия Владимировна! Сколько можно??? Вы заваливаете наш заказ! Мы из-за вас теряем деньги! Еще раз заказчик откажется от проекта, и я наложу на вас штраф! Хватит! Надоело терпеть ваше разгильдяйство! — Начальник хлопнул ладонью об стол и указал Юле на выход из кабинета.

Заинтересованные взгляды двух офисных сплетниц встретили расстроенную Юлю.

— Орал?

— А то вы не слышали… — Юля села за свой стол, уткнулась взглядом в фотографию на мониторе, мотнула головой, словно решаясь на что-то, вытащила листок Снегурочки из початой упаковки и начала писать: «Прошу уволить меня по собственному желанию…».

Надо было видеть, с каким удовольствием она положила перед опешившим Пал Юричем свое заявление.

— Этто что?

— Заявление на увольнение.

— Чье?

— Моё. Подпишите.

— Не подпишу.

— Подпишите.

— Юлечка, если это из-за штрафа, так я погорячился. Давай все забудем, работай, как работала.

— А я не хочу.

— Что не хочешь? — Не понял шеф.

— Работать, как работала, не хочу. Без выходных, без праздников, без отпуска. НЕ ХО-ЧУ! Подписывайте! Или в трудовую инспекцию обращусь.

Пал Юрич струхнул. Вот только проверки от трудовой инспекции ему для полного счастья и не хватало. Он покраснел как помидор, налился кровью, прищурился и злобно посмотрел на отчего-то расхрабрившуюся девчонку.

— Не посмеешь. Расхрабрилась-то чего? К конкурентам уходишь? Или крышу заимела?

— Посмею и не ваше дело. Подписывайте! — Юлю словно понесло, как бронепоезд под откос, и остановить ее не мог уже никто.

— На! Подавись! И без отработки! Только сваливай поскорее отсюда! Расчет попроси Свету выдать! — теперь уже почти бывший босс устало рухнул в кресло. Юлька вышла из его кабинета с чувством победителя как минимум в Олимпиаде хоть летней, хоть зимней, значения не имело. Главное она сделала то, на что не могла решиться уже давно. С довольной улыбкой бухнула подписанным заявлением перед Светкой.

— Расчет выдай.

Светка растерялась как-то и, молча, вытащила из сейфа тоненькую стопочку денег.

— Вот. А ты, правда, уходишь? — Ее кукольные нарощенные реснички казалось, сейчас отвалятся от интенсивности морганий.

— Ухожу. — Ответила Юля, собирая свой небогатый скарб в коробку из-под бумаги.

— Куда?

— В лучшее. — Засмеялась девушка, и вышла на улицу, аккуратно закрыв за собой дверь. Вот не научили ее родители хлопать дверями и все тут.

Юлька шла через сквер к автобусной остановке, дождь прекратился, и из-за нависающих серых туч мелкими клочками проглядывало синее небо. В душе периодически поднимало голову чувство вины и опасения за свое будущее, но девушка задавливала его в зачатке, радуясь тому, что наконец-то в ее жизни будут перемены. И словно под кальку срисованные дни, которые она проживала в последнее время, обязательно сменятся чем-то хорошим.

Решив позвонить Татьяне, она поставила коробку на скамейку и вытащила смартфон. На заставке стояла фотография любимого Кота. Подмигнув ему, набрала номер подруги.

— Тань, я еду с вами. Сколько денег надо? Если что, я кредит возьму.

— Юлька! Ты молодец, что решилась! В общем, смотри, у нас завтра в 6 вечера общий сбор. Будем деньги на билеты собирать и инвентаризацию оборудования производить. Если тебе нужно, я на билеты денег подкину. Насчет денег на продукты даже не беспокойся. «Наш томатный спонсор» обещал устроить.

— А томатный спонсор — это кто? — Осторожно спросила Юля.

— Это, Юль, муж мой вообще-то. Он зам. директора агрохолдинга, если ты еще не забыла. А то могла ведь и забыть, в гостях у нас сколько не была?

— Всего-то полгода.

— Вот жизнь пошла, Юль. — Грустно пробубнила Таня. — Живем в одном городе, и общаемся только по телефону или в Мессенджере. Вот так и теряются социальные связи.

— Тань, не философствуй! Успеем еще. Где сбор?

— В клубе 21-й век. Это на Беговой. Доедешь и набери меня. Я подскажу куда идти. Договорились?

— Договорились!

И, подхватив коробку, Юля побежала домой, торопясь приготовить что-нибудь вкусненькое себе и своему Коту, отметить перемены в жизни.

Родители Юли семь лет назад переехали жить в Подмосковье, оставив дочери квартиру в безраздельное пользование, надеясь на скорейшую свадьбу и появление внуков. Время шло, а ни свадьбы, ни внуков не предвиделось. Мама устала намекать на необходимые перемены в жизни дочери, и теперь родители практически перестали наведываться в московскую квартиру.

Уснула в этот день Юля поздно, забыв о времени, перебирая и вытаскивая с антресолей все имеющиеся туристические принадлежности. Кот активно помогал, зарываясь в вещи, ползая в коробки, выскакивая из засады на Юлины руки, пока не притомился и не уснул, закопавшись в коробке с мягким инвентарем.

Утром Юля позволила себе проваляться почти до десяти. Это было ни с чем несравнимое удовольствие проснуться не по будильнику, понежиться минут двадцать для полного удовольствия, сварить не торопясь чашечку кофе и выпить ее, сидя на подоконнике, глядя с 15 этажа, на поздно начинающие зеленеть деревья.

Этот день она решила полностью посвятить получению положительных эмоций. Дождя не было, правда, низкое серое небо особо не способствовало повышению настроения, зато ощущение полной свободы несло Юлю словно крылья. Доехала до Чистых прудов, вышла из станции метро в город к Мясницким воротам и быстрым шагом дошла до памятника Грибоедову. Несмотря на рабочий день, у памятника уже крутились какие-то подозрительные личности, мимо которых девушка поспешила проскочить. И вот за памятником начинался тот самый Чистопрудненский бульвар, по которому так любила гулять она. Яркая, незапыленная зелень только распустившихся листьев создавала прозрачные зеленые облачка вокруг черных стволов и веток деревьев. Сладковато пахло новорожденными липовыми листьями. У самого пруда перешла на мощеную дорожку. На берегу сидел какой-то мужичок в брезентовой курточке с удочкой и рыбачил. Точнее бездумно смотрел на мерно качающийся на волнах поплавок, думая о чем-то своем мужицком.

— Неужели тут еще и рыба есть? — подумала Юля. В последнее время все чаще Чистые пруды в народе стали называть Грязными. И от осознания того, что еще одно красивое место изгажено человеческими руками, становилось очень грустно.

Отгоняя от себя негативные мысли, Юля отошла чуть подальше от рыбака и долго смотрела на водную гладь пруда, загнанную в бетонные берега. В какой-то момент ей показалось, что чей-то пристальный взгляд следит за ней. Оглянулась, не заметила никого и расслабилась. Постояла у пруда и направилась к Покровским воротам. Вспоминая известный фильм, улыбнулась, дала себе обещание обновить впечатления ночным просмотром этой старой, но такой доброй и чудесной картины.

Хотелось зайти в маленький и уютный Милютинский сад, куда мамы приводят гулять ребятишек, однако, взглянув на часы, заметила, что прогулка итак заняла больше времени, чем планировалось и она отказалась от этого желания. Вспоминались студенческие годы, когда она с одногруппниками любила такие вот пешие прогулки по культурным и историческим местам, во время которых ребята напитывались идеями для своих работ.

Выйдя на Яузский бульвар, окинула ласковым взглядом сверкающие купола Московского Кремля, добежала до Котельничской высотки и, через сквер мимо Академии медицинских наук, вышла на Солянку. Всего пара минут и вот уже метро Китай-город на Славянской площади. Перекусила в Шоколаднице, отметила, что время неумолимо приближается к шести и, перейдя на Таганско-Краснопресненскую линию, отправилась на Беговую.

Все-таки Юля опаздывала на встречу. Выбежала из станции метро и почувствовала, что телефон подпрыгивает в кармане, разрываясь от звонков. Бросила взгляд на экран и непроизвольно улыбнулась. Звонила Татьяна.

— Юлька! Твою душу! Ты где? — Кричала она в трубку. — Я тут как снеговик под солнцем стою и жду тебя, а ты, значит, и не торопишься?

— Танька, — засмеялась девушка, — а я будто знаю, что ты меня ждешь? Только звонить тебе собралась, чтобы дорогу узнать.

— А нечего мне звонить, выходи к автостоянке. Я там тебя жду. Серебристый Лексус номер три пятерки. И бегооом! — Не снижая громкости, орала она.

Юля подхватилась и поторопилась найти машину подруги, попадать Тане под горячую руку совершенно не хотелось. Несмотря на небольшой рост и щуплую фигурку, впечатление о ее хрупкости было весьма обманчиво. Таня работала в крупном охранном предприятии, правда начальником финансово-экономического отдела, но доносить свое мнение и отстаивать свои решения умела как никто другой. Все-таки место работы обязывает.

Серебристый Лексус со включенной аварийкой стоял почти на самом въезде на автостоянку и стало понятно, что Татьяна нервничала не без причины. Юля рыбкой скользнула в салон и пристегнулась.

— Наконец-то. — Буркнула подруга, выруливая в транспортный поток. Минут двадцать петляний и поворотов в разные подворотни и они остановились перед большой вывеской: Интеллектуальный клуб любителей книги 21-й век.

— Тааань, это что?

— А чего? Не все же попами трясти и водку пить. Тут интеллектуальное общение. Денискин друг владеет. Выметайся, идем уже. — Татьяна выскочила из авто и поцокала каблучками в сторону входа. Юля плелась за ней, опасаясь, что ей не будет комфортно в таком месте.

При входе в Клуб их встретил мужчина-администратор в смокинге, и Таня сразу же сообщила, что они по приглашению Игоря Андреевича на встречу. Администратор проводил их в уютный зал, где стояли несколько больших стеллажей с книгами. По периметру диванами с высокими спинками были огорожены четыре или пять приватных столиков, а остальные стояли вокруг небольшого подиума, на котором и вещал в данный момент Денис — муж Тани. На переносном экране шла презентация по туристическому маршруту и Юля с удивлением для себя осознала, что это вовсе не рядовое путешествие по реке.

Подергала подругу за рукав трикотажного платья.

— Тань, а куда это мы едем?

— Ямал, Юля. Ямал.

— Вы с ума сошли? Я ж не смогу.

— Пф! — Фыркнула подруга. — Еще как сможешь. Главное, что будет интересно.

Обе подруги уселись за столик, и к ним тут же метнулся вышколенный официант.

— Мне эспрессо, а девушке — указала на Юлю Татьяна, — латте с мятным сиропом. Не изменился вкус, пока мы не виделись?

— Нет. — Помотала головой Юля, продолжая вслушиваться в речь Дениса.

— Денька у меня умница. Даже презентацию подготовил. — Хвалилась мужем подруга.

Юля только и смогла, что молча кивнуть.

Денис показывал места стоянок, сложность и продолжительность каждого участка сплавного маршрута, близость жилых пунктов и возможности службы МЧС ЯНАО. Юля оглядывала сидящих за столами людей и с радостью узнавала знакомых по прошлым походам приятелей. Только несколько человек оказались неизвестными девушке.

Закончив с презентацией, Денис сделал объявление.

— В связи с тем, что в составе нашей группы произошли некоторые изменения, добираться до места мы будем иначе. Позвольте представить вам хозяина сети Интеллектуальных кафе и моего друга Игоря Берга.

На подиум вышел высокий темноволосый мужчина лет сорока, поджарый, хищный, сильный. Именно такое впечатление он производил на окружающих людей. Танька скосила глаза на подругу, стараясь уловить ее реакцию на этого брутального красавца. Юля, не отрываясь, разглядывала короткие темные волосы, густые черные брови, темные, всегда прищуренные глаза, острый, крупный с горбинкой нос и четко очерченные губы с волевым подбородком. Этого мужчину можно было легко представить в военной форме, но никак не за интеллектуальной беседой об искусстве 19 века.

И тут Игорь заговорил. Глубокий завораживающий голос лился по залу, проникая в самые отдаленные уголки. Вздох восхищения вырвался из груди трех дам, сидящих ближе к подиуму со своими мужьями, заядлыми туристами.

— Хорош да? — Горячо зашептала в ухо подруга. — И в разводе. А эти клуши, наверное, локти кусают, что сами не поехали. — Тыкая наманикюренным пальчиком в сторону вздыхающих дам, продолжала комментировать Таня.

— Хорош. Но не герой моего романа. — Подумала Юля, не сказав вслух, впрочем, ни слова. Она прекрасно понимала, что рядом с таким мужчиной должна быть женщина ему под стать. Такая же красивая, статная, ухоженная. Однако смотреть на него никто не запрещает, и Юля предалась этому удовольствию в полной мере.

Игорь говорил о том, что принял решение для поездки до места отправления в поход арендовать целый плацкартный вагон, чтобы прицепить его к составу и сохранить дух туризма. Причем это значимо экономит финансы группы. С учетом того, что сама поездка состоится в начале июля, у всех хватит времени подготовиться.

Юля задумалась, до поездки оставалось слишком много времени, чтобы потратить его на отдых и сборы. Придется искать работу на пару месяцев.

— О чем задумалась, подруга? Надеюсь о том, как Игоря захомутать?

— Тань, ну о чем ты? О работе я думаю. Два месяца еще. И чем-то их занять нужно. — Юля не стала скрывать истинную причину своих мыслей.

— Поняла тебя. Разберемся. — Таня яростно начала махать рукой, привлекая внимание мужа к своему столику.

Основные вопросы решили, и осталось время просто отдохнуть и расслабиться. На освободившийся подиум вышел симпатичный молодой человек и квартет со своими инструментами. Заиграла приятная музыка, а мужчина сел на высокий стул, раскрыл книгу и стал читать стихи.

Денис и Игорь подошли, присели за столик и Денис радостно облапил Юлю. Этот мужчина рядом с хрупкой Таней производил впечатление огромного бурого медведя. Широкие плечи, каштановые волосы, глаза цвета меда, добродушная белозубая улыбка и мягкие ямочки на щеках.

— Юлька! Рад, что ты с нами! — Денис выпустил ее из объятий и представил Игорю. — Наша надежная, близкая и боевая подруга Юлия. Прошу любить и жаловать. Обижать нельзя. Сначала Танька за нее прибьет, потом я. — Неловко пошутил друг.

— А это Игорь, мой давний приятель. И тоже спонсор всего этого безобразия. Впрочем, его я представил всем. — Продолжил Денис. — Ну что, останемся тут или к нам поедем? Знакомство отметим?

Юле было бы комфортнее вернуться домой, однако обижать друзей совершенно не хотелось. Таня заметила нерешительность подруги и решила, что на сегодня давления хватит.

— Посидим тут. Денька, а Юлька испугалась Ямала. Представь только!

Денис удивился.

— Юль, да ты что?!!! Ты не бойся. С нами инструкторы будут. Троих взяли, по количеству рафтов. Плюс связь никто не отменял. Все хорошо будет, не волнуйся.

— Да я вначале испугалась, а сейчас уже смирилась. — И девушка слегка смутилась под пристальным взглядом Игоря.

Посидев еще немного, Юля засобиралась домой. Игорь тут же вызвался ее отвезти, однако она отказалась и быстро сбежала, наспех попрощавшись с друзьями.

По пути домой Юля думала о прошедшем вечере. Явно Татьяна и Денис пытались свести ее с этим Игорем. Но она совершенно не питала иллюзий на этот счет, поэтому решила не придавать знакомству особого значения. И не поддаваться на провокации друзей.

Почти у самого дома зазвонил телефон. Снова Татьяна.

— Юль, ты добралась?

— Ага. Почти у дома уже.

— Юль, не пожалеешь?

— О чем?

— Что шанс не использовала?

— Тань, а был ли он? В любом случае, впереди поход. Если действительно нужен будет шанс, то чем не место и время для него?

— Ладно, Юль, как знаешь. Завтра позвоню. Есть у меня идея насчет работы тебе на пару месяцев. Расскажу. Пока, подружка.

— Пока. — Отключилась Юля.

Два месяца пролетели незаметно. Таня действительно подбросила работу: дизайн-проект интерьера детской комнаты для коллеги подруги. И Юля с удовольствием погрузилась в работу, создав целый сказочный мир для маленькой девочки. Работу закончили практически перед самым отъездом. И вечером Юля стояла на Ярославском вокзале в ожидании попутчиков. Поезд Полярная стрела сегодня увозил девушку навстречу приключениям.


Глава 2. Путешествие началось


Глава 2. Путешествие началось.

— Привееет!!!

Татьяна вихрем налетела на Юлю, закружила и увлекла в сторону платформы.

— А вещи?? — Успела крикнуть Юля.

— Денька и Игорь захватят! Расслабься!

Девушки бежали мимо стоящего состава. Поезд с таким красивым названием «Полярная стрела» оказался давно не мытым, чумазым и запыленным. Хмурые проводницы провожали взглядами проходящих мимо людей. Тяжело нагруженные пассажиры с трудом катили чемоданы и тащили сумки на посадку. Прицепной вагон, для их компании состоящей из двадцати одного человека, был самым последним и около него уже стояла внушительная толпа людей с не менее внушительным скарбом.

Татьяна влетела в толпу туристов и провожающих словно ураган. Денис и Игорь со своими вещами и поклажей Юли примостились сбоку.

— Привет, ребят. — Поздоровалась Юля. Игорь и Денис радостно кивнули и с интересом стали наблюдать за попытками неугомонной Тани систематизировать весь багаж и распределить по купе людей.

— Народ, все барахло тащим в конец вагона в последнее и предпоследнее купе. Личные вещи к себе под койку. — Кричала она, пытаясь пересилить гул голосов и вокзальный шум. — Девчонок у нас пять. Занимаем первую и вторую купешку. Мальчики разделятся сами. Вроде все.

И началась загрузка. Сначала сумки, рюкзаки и ящики, а затем пассажиры. Татьяна и Юля заняли второе купе, рассовали сумки и рюкзаки на свободные верхние полки и с чувством выполненного долга сели отдыхать. Девчонки из соседнего купе заглянули, предложили отметить начало путешествия коньячком, на что Татьяна высказала свое «Фи».

— Еще поезд тронуться не успел, а вы уже отмечать начали. Не рано ли, Вика? — Строго отчитывала она крашеную блондинку.

— Тань, всё поняла! Исправляюсь. — Посмеиваясь, Вика нырнула обратно в свой закуток.

Мягко тронулся вагон, перрон поплыл за окном, путешествие началось.

За окнами мелькал обычный среднерусский пейзаж, березки — осинки — сосенки, колеса мерно стучали, пару раз мимо пробежали проводницы. Юля смотрела в окно и ждала, когда Татьяна проверит всех и вся и уже можно будет выпить чашку чая с захваченными из дома пирожками.

Из мужских купе раздавался смех, в вагоне начало пахнуть едой. Татьяна без сил рухнула рядом с Юлей на полку.

— Притомилась я чего-то. Сейчас к мальчишкам ужинать пойдем. Кстати, ты Кота куда дела? — Вдруг вспомнила подруга.

— К маме увезла. Будет у него отдых в деревне.

— Ну, хоть расслабится мальчик. По кошкам прогуляется. А то все дома и дома. Таблеточками успокоенный. Злая ты хозяйка, Юлька.

— Тьфу на тебя, Тань. — Юля отвернулась в окно, себя она плохой хозяйкой не считала, и слова подруги оказались отчего-то обидными.

— Не дуйся, солнце. — Танька взъерошила волосы девушки и, подскочив, понеслась к мужу, торопить с ужином.

Через десять минут они с Юлей сидели в купе Дениса и с удовольствием уничтожали Юлины пирожки, Танину жареную курочку и вкуснейшую сырокопченую колбаску с отварной в мундире картошкой. По соседству уже звенели стаканы, ребята расслаблялись, пользуясь дальней дорогой и отсутствием незнакомых попутчиков. Стали слышны смех, громкие разговоры.

Юля предложила поиграть в Уно и Денис позвал скучающих девушек из первого купе присоединиться. Азартно выкрикивая «Уно», Юля краем уха услышала звуки гитары.

— О, кто-то дозрел до концерта. — Съязвила Татьяна.

— С музыкальным сопровождением веселее. — Добавила блондинка Вика.

Правда музыкальное сопровождение не задалось с самого начала. Этот кто-то терзал гитару, вынуждая ее стонать и выть под нетерпеливыми, грубыми пальцами. Вымученные звуки заставили Юлю поморщиться, причиняя почти физическую боль. Под громкий мужской хохот у незадачливого гитариста вырвали инструмент, и по вагону полилась удивительная музыка. Кто-то играл фламенко. Музыка доминировала, побеждала серость и обыденность окружающего мира. Минорная мелодия сменялась музыкальным взрывом эмоций, возносила на небеса и опускала в преисподнюю.

Это исполнение было прекрасно и Юля, положив карты на стол, встала и подошла к тому купе, откуда лились волшебные ноты. В синей футболке, обрисовывающей мускулы, сидел Игорь и, с нежностью держал в руках гитару. Длинные пальцы перебирали струны, щипали их, прижимали, извлекая страстные живые звуки. В его руках гитара плавилась и пылала, словно желанная женщина.

Рядом с Юлей появилась Татьяна и, молча, прижалась к ее боку, пораженная силой музыки, которую извлекал Игорь. Музыка набирала силу и скорость, становясь неудержимой, раскованной и свободной. Накал нарастал и в какой-то момент, гитара застонала, взлетая на самую вершину удовольствия, и затихла, в освобождении рухнув вниз.

В полной тишине Игорь поднял голову, столкнулся взглядом с Юлей, подмигнул и, уронив пальцы на струны, запел

Словно по небу ножницы: наступил сезон дождей.

Всё кружится и множится, проникая в глубь вещей.

Над моею дверью вышивает нить:

Кто во что поверит — так тому и жить.


Всё, всё куда-то движется в небесах и на земле.

Ты спишь, а сказка пишется — сказка о добре и зле.

Тихо шепчут перья, тонко вьётся нить:

Кто во что поверит — так тому и жить.


Всё, всё однажды сбудется, всё сплетётся в свой клубок,

Но во всемирной путанице уцелеет пара строк.

Вспыхнет озареньем солнечная нить:

Кто во что поверит — так тому и жить.



(Менуэт на тему Баха. Н.Воробьева)


Песня была незнакомая, но каждое слово падало в душу, словно живительные капли воды в пустыне. Юле хотелось, чтобы Игорь спел ещё что-нибудь такое, загадочное, незнакомое, со смыслом.

Но как только он закончил петь, вперед пробралась блондинистая Вика, решительно подвинув Юлю в сторону, присела на полку напротив Игоря и, хлопая ресницами, томно с придыханием проговорила:

— Игорь, а спойте «Милая моя, солнышко лесное».

Мужчина запел сначала эту песню, потом еще одну из общеизвестных, стоящие и сидящие рядом, подпевали нестройным хором. Было ощущение единения и общности, за что и любила Юля вот такие походы.

Таня весь вечер дергала Юлю за одежду, привлекая внимание к неприкрытому флирту со стороны Вики в адрес Игоря.

— Вот зараза крашеная! Смотри, лапает его коленку! Сейчас я ей ручки-то то поотбиваю! Нечего на чужое рот разевать! — Прошипела в какой-то момент Таня и рванула в гущу событий спасать друга мужа от загребущих ручек Вики.

Юля усмехнулась такому проявлению собственнической натуры подруги и пошла на свое место. Прибралась на столике, расстелила постель, умылась и взяла электронную книгу, собираясь почитать перед сном.

— Я не помешаю? — Игорь возник неожиданно, словно чертик из табакерки.

— Нет, что вы, присаживайтесь. — И Юля слегка подвинулась, освобождая место. Игорь осторожно сел рядом.

— Я вообще-то не пью. Сегодня только пару рюмок коньяка под настроение. — Сказал он.

Юля промолчала, не зная, что требуется сказать на такое замечание. Игорь тоже молчал. Разговор не клеился. Юля решилась все-таки прервать гнетущее молчание:

— А вы…

И Игорь одновременно сказал:

— Юля, вы…

Они засмеялись, и сразу ощущение неловкости и напряженности исчезло. Юля рассказывала про свои работу, показывала в смартфоне фотографии своих любимых мягких игрушек, шитьем которых она увлекалась. Игорь смеялся над Котом и умилялся Юлиным пушистым зайцам и мишкам.

— Ваши игрушки, Юля, должны очень любить дети. — Заключил он.

— Не знаю, наверное. — Вновь смутилась она.

— Юль, а у вас есть дети?

— Нет, что вы. Я даже замужем не была. — С легкой грустинкой ответила она.

Тут в купе забежала Таня, ойкнула и сбежала обратно. Юля поняла, что впереди ее ждет допрос с пристрастием. Но какая-то атмосфера открытости и легкости после появления Тани исчезла.

Игорь посмотрел на девушку и предложил:

— Юль, а давайте на «Ты».

— Хорошо. На «Ты» так на «ты». — Улыбнулась она.

— Тогда до завтра, Юль?

— До завтра, Игорь.

Он встал, посмотрел пристально на Юлю и ушел туда, откуда доносился звук разговора. Юля повернулась к окну и смотрела в сине-багровое закатное небо и черные силуэты верстовых столбов и деревьев, проносящиеся за окном вагона.

Уже в темноте пришла Таня и обняла лежащую подругу, прижавшись к ней своим тщедушным телом:

— Юлька, а Игорь на тебя запал! — Жарко прошептала в ухо.

— Да ну тебя, Тань! Опять придумываешь, — недовольно пошевелила плечом Юля.

— И ничего не придумываю. Это и Денька заметил. — Таня помолчала, потом вдруг сказала. — Игорь он хороший, только не счастливый. От него жена сбежала с ребенком. В Аргентину. Познакомилась по Интернету и сбежала.

Юля закрыла глаза и стала вспоминать, как сегодня пел Игорь и как его пальцы соблазняли гитару. С этими волнующими кровь воспоминаниями она и уснула.

Ночью она спала неспокойно, сквозь сон доносился чей-то далекий зов. Голос был совершенно незнакомый, и понять, кому он принадлежит, мужчине или женщине, а может и ребенку, девушка не могла.

Проснулась Юля в 7 утра от того, что вагон двигался какими-то толчками. Спросонья, не поняв, что происходит, она села на постели и выглянула в окно.

— Электровоз меняют на паровоз. — Подсказал стоящий в проходе перед их купе Денис. — Северная железная дорога не электрифицирована. Я на улицу. 28 минут стоим. Ты пойдешь?

— Неа. Я лучше еще посплю. — Отрицательно качнула головой девушка.

— Тебе ягод купить? Клубнику продают. Хочешь?

— Купи нам с Таней.

— Клубника без сливок не Танин вариант. Хотя куплю пару литров. Полакомитесь, может, сластены. — Денька ласково посмотрел на сопящую, завернувшуюся в покрывало как в кокон, жену и пошел к выходу.

Юля еще оглядела стоящие напротив окна вагоны и легла спать обратно. Следующая побудка пришлась на 9 утра, когда большинство вчерашних полуночников проснулось, и призраками бродило по вагону в поисках кофе или чая. Проводницы быстро сориентировались, и уже через десять минут по вагону поплыл бодрящий запах кофе и забегали активные молодухи с подносами, на которых дымились чашки с кофе и стаканы в металлических подстаканниках с чаем.

Заспанная Таня после умывания с удовольствием уплетала вчерашние пирожки с чаем и бутерброды с колбасой. В качестве десерта на «Ура!» пошла клубника, купленная Денисом.

— А у нас ягода уже отошла… — Проворчала не выспавшаяся Танька.

— А тут севернее, вот она еще только началась. — Денис заботливо смел со столика мусор и отправился к ребятам. Юля с умилением наблюдала за взаимоотношениями это пары. Казалось, что годы совместной жизни не влияют на силу их чувств.

Юля и Таня грызли кедровые орешки, глазели в окно и мыли кости всем знакомым. Мимо пару раз пронеслась накрашенная Вика с пакетиком какой-то домашней вкусняшки. Татьяна встала в стойку и свесилась с кровати в проход, наблюдая за тем, куда направилась блондинка.

— Нет, ты только посмотри а! К Игорю понеслась! Окучивает! — Подруга тут же возмущенно уставилась на Юлю. — Чего сидишь? Встала и пошла к мужику. Надо устранять соперниц в зачатке!

— Тань, успокойся.

— Как успокойся, когда лучшая подруга пропадает, а тут такой перспективный экземпляр?

— Перестань. Иначе мы поссоримся. Не надо нас сводить, Таня. — Юлю стала раздражать ситуация. — Игорь взрослый мужчина и сам решит, кто ему интересен.

— Дура ты, Юлька. Мужик может головой и решит, а вот другим органом потянется к той, кто ближе и быстрее. Вот так ты и остаешься со своими принципами одна. — Таню злило, что ее лучшая в мире подружка, добрейшая и честнейшая, живет до сих пор без мужа. — Отстала уже. Не пристаю. — Ворчала она.

Приближалось время обеда и в купе к Тане и Юле присели Денис и Игорь.

— Девчонки, а пойдемте в ресторан? Поедим горяченького… — Мечтательно произнес Денис.

— Денька, ты только вчера из дома, а уже по супчикам скучаешь. — Толкнула локтем в бок мужа Татьяна.

— Скучаю. И не только я. Игорю вот вообще врачи рекомендовали правильно питаться.

— Да, рекомендовали. Вот и питаюсь в кафешках. Неправильно. — И он состроил трогательно-щенячее выражение глаз.

Обреченно вздохнув, Юля сдалась.

— Пойдемте.

Девушки взяли сумки и направились к выходу из вагона. Пока мужчины толкались в проходе у купе Юли и Тани, Виктория подскочила уже собранная и подкрашенная.

— Ой, ребята, а можно я с вами? Уж очень хочется кушать. — И она пальчиками вцепилась в локоть Игоря.

Мужчины переглянулись, но, тем не менее, любезно согласились сопроводить и Вику в ресторан. Игорь и блондинка шли впереди. Вика, не переставая, щебетала на всякие отвлеченные темы.

Татьяна шипела и плевалась ядом в спину идущей впереди девушке.

— Это первый и последний раз она идет с нами в поход. — Таня дергала мужа за рукав. — Откуда она вообще взялась?

— Это подруга Маринки, дочери Бориса. Он дочку первый раз в поход взял и, чтобы ей было легче, подружку с ней — Успокаивающим тоном шептал Денис.

— Вот и сидела бы с Маринкой, а не клеилась к кому не надо клеиться. — Ворчала подруга. Юля только улыбалась, слушая эту перепалку. Похоже, что Татьяна решила всерьез заняться личной жизнью Юлии, а весь ее гениальный план теперь идет под откос из-за молодой девицы.

— Танюш, не бухти. Все хорошо. — Тихо прошептала продолжающей кипеть подруге.

В вагоне-ресторане было не так много свободных столиков. И вот тут крылась засада. Мест у каждого столика было четыре, а посетителей пришло пять. Видя это, Игорь растерялся и стал искать приемлемое решение. Однако Вика быстро сориентировалась и дернула его сесть за столик позади того, куда присели Юля и Таня с мужем.

Татьяна ожидаемо скривилась и снова начала шипеть, всячески демонстрируя свое недовольство.

— Танюшка, не порти аппетит. — Хихикнула Юля над подругой.

Сделав заказ, они принялись беседовать на отвлеченные темы, и Юля наконец-то рассказала историю своего увольнения. Причем, по прошествии времени, ее история стала выглядеть как смешное и забавное событие. Зная спокойный и выдержанный характер девушки, представлять, как она шантажировала босса, было очень необычно. И Татьяна с Денисом хохотали в голос. Игорь пару раз выглядывал из-за спинки своего кресла, чтобы узнать причину веселья и хоть как-то поучаствовать в разговоре. Вика в такие моменты начинала дуться, как капризная девочка.

Юля предложила не засиживаться в ресторане, скоро должна была быть остановка в Котласе, а перед остановкой поезд проходил по мосту через Северную Двину. И девушке очень хотелось сделать несколько фотографий из открытого тамбура вагона, о чем она уже заранее договорилась с проводницами.

Компания встала из-за стола, и Игорь поспешил взять под локоток Юлю.

— Идем? — Радостно улыбнулся он.

— Идем. — Согласно кивнула она.

К тому времени, как они добрались до своего вагона, пройдя почти весь состав, поезд широкой дугой уже подходил к мосту. Юля успела схватить фотоаппарат и выскочила в тамбур следом за проводницей. Та открыла дверь и отошла в сторону, позволив девушке спокойно фотографировать. Тепловоз уже заехал на большой металлический мост, по которому мог пройти только один состав. Широкая суровая река неспешно несла свои воды. Каменистый берег узкой косой вдавалась в водную гладь. Посередине реки длинным языком на мели проросла трава. Низкое небо с набрякшими дождем облаками вдалеке сливались с поверхностью реки, и казалось, будто небо напитывается этой чистой речной водой, проливаясь дождем на траву и кусты, растущие по берегам реки.

— Этот мост с историей, Юля. — Игорь прижался сзади, удерживая девушку за талию.

— Отпусти меня. — Попросила она.

— Пока фотографируешь, не отпущу. Считай, что я твоя страховка.

Юля сделала еще пару фотографий, а Игорь продолжил свой рассказ про мост.

— На строительство этого моста не хватало материала. И на него пошли металлоконструкции с разобранного в 44-м году Дома Советов в Москве.

— Ты много знаешь. — Сказала Юля.

— Подготовился, чтобы впечатление на тебя произвести. — На ушко сказал Игорь, не выпуская ее из объятий.

Они вернулись в вагон с ощущением совместной тайны, маленького чуда возникшего доверия. Ледяная стена, которую за много лет вокруг своего сердца воздвигла девушка начала истончаться. И, хотя все еще было страшно дать себе волю и отпустить эмоции, улыбаться в ответ Игорю, и только Игорю, Юля стала чаще.

В Котласе стояли 40 минут. За это время Игорь утянул Юлю к бывшему речному вокзалу, находящемуся прямо напротив железнодорожного. И они, стоя плечом к плечу у парапета, любовались рекой и притулившимися у какого-то самодельного причала моторными лодками.

— Давай вернемся к поезду.

— Боишься? — Ласково подтолкнул ее плечо своим мужчина.

— Опасаюсь. — Ответно улыбнулась она.

Игорь потянулся к девушке, и она не стала отодвигаться или сопротивляться, доверчиво подставив свои губы для поцелуя. Над ними низко пролетела какая-то большая черная птица, заставив их отшатнуться друг от друга, и пригнуть головы.

— Диверсант пернатый. — Проворчал Игорь, но повторить попытку поцелуя не попытался. И они быстрым шагом направились обратно в вагон.

Весь вечер Игорь и Денис сидели в купе Юли и Тани, играя в Уно, просто в карты в подкидного дурака. Позже к ним присоединились ребята, и вагон сотрясался от громкого смеха. Позже кто-то принес гитару, и снова начались песни из серии «Споемте, друзья»!

Последний день пути был солнечным и ясным. Синие горы Северного Урала величественно давали опору небольшим облакам, скользящим мимо вершин. Несмотря на лето, ближе к вершинам местами лежал снег. Растущий вдоль дороги рыжий мох служил подложкой для корявых тонких стволиков березок, лиственниц и осин. Рядом с железобетонными столбами линий электропередач стояли покосившиеся и прогнившие деревянные столбы. На многих из них так и остались провода, которые теперь провисли до самого болота. Извилистые речушки по каменистому руслу несли прозрачнейшую чистую воду. Кое-где виднелись прогнившие останки снегоудерживающих заграждений. Вся природа не давала забывать, что Северный край — суровое и одновременно удивительно красивое место. Поезд медленно двигался по пути, с двух сторон окруженному стенами с колючей проволокой. Приближалась конечная цель железнодорожного путешествия — станция Харп. За окном вагона виднелась одна из самых знаменитых зон Севера ИК-3. Вышки охранников, ряды заборов с колючей проволокой и прекрасный Храм, построенный заключенными на территории зоны.

Глядя на проплывающие мимо вышки с охранниками, Юля думала о том, что эти земли вот уже несколько веков служат, в том числе, и для изоляции преступников. Думала о тех, кого в сложные и кровавые довоенные годы выслали в эти места на верную гибель. Игорь, видя такое подавленное состояние девушки, в попытке поддержать, сжал ее руку. Юля улыбнулась.

— Пора одеваться? — Сказала она, почувствовав, что поезд замедляет ход.

— Пора. Юля, вы с девочками вещи не носите, мы все сами сделаем. — Ответил Денис, обнимающий жену.

Через двадцать минут вся туристическая группа со своим немаленьким скарбом оказалась на перроне и к ним подошли трое инструкторов, с которыми был заключен контракт на этот сплав.

— Василий. — Представился невысокий кудрявый крепыш с типичной внешностью жителя Крайнего Севера. — Вы со мной все переговоры вели. Мои помощники — Илья и Валентин. — Представил он своих спутников.

Валентин приветливо улыбнулся, обнажив прокуренные зубы. А Илья оказался нелюдимом и поэтому на открытый контакт идти не торопился.

— Грузимся в вахтовый автобус и едем к месту, где вас ждут сюрпризы. — Продолжал интриговать Василий.

— Что-то не люблю я незапланированных сюрпризов. — Проворчала нахохлившаяся Татьяна.

Василий услышал ее и, хмыкнув, раскрыл тайну:

— Шли дожди прошлую неделю, тундра сырая. На машине не доехать. Мы вас пересадим на вездеходы. И уже на вездеходах доедем до реки. Вот и весь сюрприз.


Глава 3. Пробуждение не всегда бывает приятным


Вахтовым автобусом оказался огромный автомобиль Урал, у которого вместо грузового кузова была пассажирская кабина с сиденьями. Вот в такой автобус загрузилась группа туристов, вещи везли на простой грузовой машине. Быстро и по вполне приличной дороге добрались до места, где уже ждали три вездехода. Кое-как разместились в них на лавках, идущих вдоль стен. Несколько мужчин остались сидеть наверху вездехода, устроившись на кузове. И начался самый тяжелый этап путешествия. Сто километров вездеходной поездки по разбитой, заполненной жидкой грязью дороге. Перед отъездом инструктора предупредили, что одеться нужно как можно теплее. В горах даже в июле температура ночью опускается до нуля.

Полярная белая ночь позволила ехать и в ночные часы. Грохот и постоянная тряска выматывали и не способствовали любованию природой. Летящая из-под гусениц грязь залепляла окна. Хотелось спать, но сильный шум не давал даже минимально расслабиться.

Игорь сел рядом с Юлей и, притянув ее за плечи, предложил лечь ему на грудь и подремать. Под злым взглядом Виктории, Юля воспользовалась предложением и прижалась к Игорю, щедро делившемуся теплом и пытающемуся создать хотя бы минимальные удобства. Ехать пришлось очень долго. Целых 9 часов. Пару раз делали технические остановки, чтобы перекусить и сходить девочкам направо, а мальчикам налево. Болото чередовалось с каменистой почвой, редким лиственным лесом, и вновь болотом. Несколько раз пересекали реки, и, когда вездеход плыл по руслу, а вода плескалась за бортом, Юля от страха прижималась к Игорю еще крепче.

Наконец-то добрались до Пятиречья и выгрузились на берегу небольшой реки, где росли почти такие же, как в Подмосковье, но гораздо более чахлые и тонкие деревья. Словно им не хватало жизненных сил, чтобы развернуть мощные корневища и кроны. Лагерь решили разбить прямо на месте выгрузки. Между деревьев установили палатки и, перекусив наскоро, завалились спать. Все-таки бессонная ночь давала о себе знать.

Ближе к обеду в лагере началось оживление. Засуетились мужчины, раскладывая катамаран и два рафта. Кто-то постучал по стенке палатки. Таня застонала, пытаясь залезть глубже в спальный мешок.

— Юль, гони всех в шею. Спать хочу.

— Вставай, душа моя, сонная! Надо что-то приготовить поесть и собираться уже. Не спать приехали все-таки. — Голос Дениса звучал откуда-то сверху.

Юля выползла из палатки на воздух, было достаточно тепло, чтобы ходить без курточки. И если бы не жужжавший надоедливый гнус, сразу забивающий рот и вгрызающийся в глаза, то Юля была бы полностью счастлива, получая удовольствие от приключения. Спустилась к реке, умылась и заметила, что трое мужчин чистили свежепойманную рыбу у воды. Подошла к ним поближе. Бородатый Борис, активно отмахиваясь от комаров и облепивших его мошек, с радостной улыбкой крокодила перекинул проблему готовки на опрометчиво оказавшуюся рядом жертву.

— Юлька! Ты же сваришь обед да? Спасешь бедных, несчастных, неприспособленных к кухне мужчин? — И глаза полные надежды, уставились просяще на девушку.

Юля засмеялась и, конечно же, согласилась.

— Борь, только воды в ведре принесите к костру. Договорились?

— Как прикажете, госпожа! — В притворном поклоне склонился он под смех коллег по чистке рыбы.

— Паяц. — Так же смеясь, Юля отправилась к костру.

На обед собрался весь лагерь. Денис заранее распределил народ по рафтам, чтобы не возникало проблем, девушек раскидали по разным рафтам. И совсем неудивительно, что Юля и Таня оказались на одном, где основными гребцами были Денис, Игорь, еще трое ребят и инструктор Василий.

После обеда распределились по рафтам и начали сплавляться до реки Танью. Сплав был несложным, гребли мужчины и Юля с Таней наслаждались высокими скалистыми берегами, живописными видами и отсутствием комаров и мошки на реке. Мужчины рассказывали анекдоты, забавные случаи из жизни. Юля и Таня смеялись над шутками.

Татьяна от скуки решила поговорить с инструктором.

— Василий, а расскажите нам какую-нибудь северную легенду или сказку.

— Что тебе рассказать, Таня? Хочешь легенду о том, как земля появилась?

— Хочу. Юль, ты хочешь? — Подначивала подругу Таня.

— Угу, хочу. — Пробормотала разомлевшая от тепла и мерного покачивания Юля.

И Виктор начал рассказывать:

— Жил когда-то Нум на небе со своим братом Нга. Нга — злой брат Нума и сейчас живет он в нижнем мире. А тогда еще не было ни суши, ни гор, ни людей. Была вода. И много было воды в мире. Каждый из них занимался своим делом. Все у них было. Вот только Нуму стало скучно. Решил Нум сделать для себя человека. Сделать-то сделал, а где поселить — не знает. Этот первый человек жил тогда на небе. Решил Нум для человека создать землю. Вокруг море плещется, а земля под водой находится. Как оттуда вытащить землю, Нум не знает. Долго думал над сложной задачей. Решил Нум отправить за землей своего первого человека. Сказано — сделано. Позвал он человека и говорит: «Ты сейчас спустишься под воду и принесешь немного земли. Я из этого ила сделаю тебе большую землю. Будет у тебя своя земля». Нум превратил первого человека в гагару. Нырнула гагара до самого дна и достала кусочек ила. Отдала она ил верховному божеству Нуму. Из этого ила Нум слепил землю. Нум создал солнце и растопил ледник. Нга создал луну. Когда ожили на земле люди, Нга решил вдохнуть в них душу, но Нум не позволил ему одному это сделать и они вдохнули вместе, с тех пор и соседствуют в человеке — добро и зло.

Когда Виктор закончил рассказывать легенду своего народа, над рафтом повисло молчание, нарушаемое только звуком плещущейся воды и ударов весел о водную гладь.

Юля откинулась на герметические мешки, сложенные в центре рафта, и уставилась в небо. В голубой вышине, расправив крылья, парила большая черная птица.

— Василий, а что это за птица? — Спросила она, указывая пальцем в небо.

Инструктор вскинул кверху глаза.

— Черный ястреб, однако. Птица священная. Посланец могучей птицы Минлей, вызывающей ветер и метель.

— Ух, ты, Василий, а про птичку расскажете? — Татьяна даже подскочила на месте от любопытства.

— Если только позже. Однако пора причаливать. Да и место подходящее. — Василий указал на плоский берег, покрытый небольшими камнями, за которым начинался выход скалистых пород, переходящий в высокую скалу, нависающую над рекой, проходящей излучиной под этой скалой.

Лагерь разбили очень быстро, сказывался опыт у большинства ребят в группе. Юля и Таня поставили свою палатку подальше от кострища.

— Спокойнее спать будем. — Ворчала уставшая Таня.

Бросив на дно палатки самонадувающиеся коврики и плотные теплые спальники, девушки отправились к месту общего сбора, взяв с собой складные походные табуретки.

Мужчины коптили свежепойманную рыбу, варили гречневую кашу с тушенкой. На деревянном полотне, служившем дном в одном из рафтов, расстелили клеенку и сделали импровизированный стол. Кто-то резал хлеб, кто-то раскладывал еду по мискам. В ведре кипятился чай.

Юля с удовольствием, приправленным голодом, ела пахнущую дымком кашу, запивая сладким чаем. Игорь сидел неподалеку и ловил Юлин взгляд. Появилась бутылка коньяка, которую быстро разлили по кружкам. Юля тоже выпила пару доставшихся ей глотков. Тепло разлилось по ноющим мышцам, расслабляя их и снимая напряжение.

— Танюш, твою миску вымыть? — Юля собралась идти к реке.

— Не. Я еще копчушку есть буду. Потом сама вымою. — Таня не отрываясь, смотрела на огонь.

Юля ушла к реке где, отгоняя вездесущую мошкару и комаров, отмыла речным песком металлическую плошку и ложку с кружкой. Решив унести все в палатку, прошла мимо кострища. Рядом с Игорем сидела Вика, и они чокались кружками с алкоголем.

Неприятное ощущение разлилось в груди, вызывая чувство, близкое к обиде или потере. Умом Юля понимала, что не имеет права ни обижаться, ни ревновать. Но где-то в сердце грыз червячок задетого чувства собственницы.

Вернувшись к костру, она села так, чтобы не видеть уже захмелевшую парочку. Ребята веселились, разговаривали, пили коньяк и водку, планировали завтрашний день, делились историями с прошлых походов. Борис с напарниками сбежали ото всех рыбачить. Если бы Юля умела рыбачить, то с удовольствием воспользовалась бы этим замечательным поводом уйти ото всех и от понимающего и сочувствующего взгляда подруги. Посидев еще немного, она отправилась в палатку, залезла в спальник и постаралась уснуть. Сквозь сон она слышала песни, крики, пока не провалилась в особо глубокий сон, в котором тот же далекий голос звал ее по имени.

Проснулась Юля рано утром, когда в лагере еще все спали. Осторожно выбралась из палатки, стараясь не разбудить Таню, натянула на себя курточку и, ежась от холода, пошла в сторону берега, поросшего кустами ивы. Быстро сделав дела, она решила подняться на скалу, чтобы осмотреть окрестности. Все равно в лагере еще все спали. Думая о чем-то своем, она шла в сторону небольшого леска из корявых тощеньких деревьев. Раздвинув кусты, она вдруг увидела лицо сидящей на изогнувшемся стволе березки Вики, с закушенной губой, постанывающей от удовольствия. В нее вколачивался темноволосый мужчина, в коротко остриженные волосы которого, она зарылась рукой.

Юля поспешила уйти, сделала шаг назад и предательская ветка хрустнула под ногой. Вика распахнула глаза, заметила смущенную Юлю и победно улыбнулась. Мужчина повернул голову на звук, и девушка увидела лицо Игоря.

Вспыхнув, Юля развернулась и побежала бегом дальше от лагеря, не желая хотя бы какое-то время встречаться с кем-либо. Взбегая на скалу, она уже задыхалась от непривычной нагрузки и от стресса. Подошла к краю скалы и встала на гладкую каменную плиту, оглядела окрестности.

Внизу виднелась петля реки, блестевшая в лучах северного солнца, на вершине деревьев почти не было, и небольшие кустики цеплялись на влажный набухший от воды мох. Кое-где виднелись ягоды начинающей краснеть брусники.

Юля смотрела на эту красоту и не могла отвести глаз ни от прозрачнейшей воды, ни от голубого неба, ни от синих гор, видневшихся вдали.

— Юля, Юль. Послушай меня. — Раздался за спиной голос Игоря.

Она резко обернулась. Растрепанный, помятый и растерянный мужчина стоял перед ней.

— Юль, она для меня ничего не значит. Это просто пьяный секс. — пытался что-то объяснить он.

Юля усмехнулась.

— Не надо ничего объяснять. Ты не должен это делать.

— Должен, Юль. — И Игорь сделал шаг по направлению к девушке.

Юля инстинктивно шагнула назад, нога заскользила по гладкому камню. Игорь с криком — «Юля, нееет!!» — кинулся к ней.

Девушка взмахнула руками, словно крыльями и, возможно, удержала бы равновесие, если бы в это время черная птица не налетела на нее сверху, ударив крылом по лицу. Последним, что видела Юля, было перекошенное лицо Игоря, удаляющееся от нее, синее-синее небо и прозрачная ледяная вода, смыкающаяся над ее головой. Сильный удар вышиб воздух из ее груди, и мир померк перед ее глазами

Было очень холодно, сводило ноги, трясло все тело. Юля пыталась собраться и поднять голову с камней, на которых лежала плечами и головой, ноги по-прежнему находились в воде, и девушка просто перестала их чувствовать.

— Оооо, из Срединного мира прибыла птичка, однако. — Над Юлей склонился щупленький седой мужичок в одежде из тонких выделанных шкурок, сшитой мехом внутрь.

Девушка попыталась хоть что-то произнести, но с ее губ сорвался только хриплый стон.

— Совсем замерзла птичка. — Заворчал мужичок, взял ее за намокшую курточку одной рукой, закинул себе на плечо и резво побежал подальше от реки. Юля не видела и не понимала, куда ее несут, мелькающие камни, кусты, мох и ручейки, сливались для нее в единую пеструю полосу.

Почувствовав, что с нее сдирают мокрую и холодную одежду, абсолютно напрасно попыталась протестовать. Вокруг было сумрачно, жарко и влажно. Нагую ее сгрузили животом на лежанку, покрытую сверху листвой и хвоей. Все еще ощущая каждой клеточкой холод, Юля, тем не менее, смогла оглядеться. Она находилась в странной круглой хижине без окон. В центре очаг, обложенный большими раскаленными камнями. Седой мужичок в одних тонких портках плескал на камни травяной настой, от чего клубы ароматного пара расходились по помещению, заползая в легкие и согревая. Создав требуемый ему уровень пара, мужичок схватил свернутую жгутом траву из шайки с каким-то горячим отваром, и стал растирать тело Юли. Он массировал, тер, поливал отваром, снова тер, каждый сантиметр ее тела. Перевернув на спину, он продолжил процедуру, периодически подливая отвар на камни очага. Нега и приятная слабость завладели девушкой. Юля закрыла глаза и забылась. Она не почувствовала ничего ни когда ее завернули в большое мягкое полотно, ни когда перенесли в другое место.

Девушка периодически приходила в себя, пила предложенный ей напиток с еле ощутимыми нотками горечи и засыпала снова. Иногда сквозь сон она слышала заунывное пение под звуки бубна. И спала — спала.

Наконец-то она проснулась с ощущением отличного самочувствия и прекрасного настроения. Подняла голову с мягкой подушки и столкнулась с проницательным взглядом удивительно синих глаз того самого худенького и невысокого незнакомца, который нашел ее в реке.

— Птичка проснулась. — Его голос был похож на скрип сухого дерева на ветру. — Как чувствуешь себя?

— Хорошо, спасибо. — Ее голос даже не дрогнул, настолько здоровой ощущала она себя. — Где я?

— У меня в гостях. Поедим вот, и покажу тебе мое жилище. — Улыбнулся хозяин дома и от его лукавых глаз на сморщенном, словно печеное яблоко, лице разбежались лучики-морщинки. Он вышел из комнаты, а Юля смогла осмотреть себя и оглядеться. Лежала она на широкой сколоченной из досок лежанке, на матрасе, набитом сеном. Поверх матраса постелено полотно из тонко выделанных шкурок неизвестного белого зверя, чей мех был коротким и мягким как бархат.

На Юле была надета простенькая холщовая рубашка из некрашеной ткани с завязкой под горлом. Обстановка в комнате показалась очень простой. Лежанка, на которой она спала, лавка у стола у окна, и табурет около лежанки. На табурете стопкой была сложена одежда. Видимо для нее.

Штаны темно-серого цвета, плотная рубашка, расшитый цветным бисером жилет овчиной внутрь, высокие вязаные полосатые носки и тонкие кальсоны на завязках по низу штанин и на поясе.

Рядом с импровизированной кроватью стояли забавные мягкие меховые тапочки на кожаной подошве. Юля быстро выскользнула из-под одеяла и оделась в предложенную одежду.

С дымящимся котелком в комнату вошел мужчина, увидел, что девушка успела одеться, усмехнулся по-доброму и показал рукой на дверь, в которую только что зашел.

— Выйдешь из дома и направо. Там туалет и умывальник висит. Не задерживайся. Голодная совсем.

Юля пулей выскочила во двор, испытывая непреодолимое желание уединиться. Сколоченный из досок сарайчик с характерным карточным сердечком на двери, как и представлялось, оказался туалетом системы «дырка в полу». Некоторое время спустя, девушка с удовольствием умывалась свежей холодной водой. Мягкое чистое полотенце висело рядом на вколоченном в столб гвоздике.

Юля огляделась и от удивления остолбенела. Крылечко, с которого так быстро слетела девушка в поисках деревенского санузла, вело к двери в большом стволе березы.

— Что за чёрт… — Удивилась она. — Дерево? Это какая-то шутка? Мне сейчас идти в дерево???

Дверь распахнулась, и на пороге показался насупленный хозяин.

— Ну и где ты ходишь? Суп стынет. Давай быстрее. — Мужчина призывно махнул рукой, и не став дожидаться действий девушки, шагнул внутрь.

Юля поспешила последовать за ним. В комнате разливался умопомрачительный аромат крепкого мясного бульона. Толстыми ломтями нарезанный ноздреватый ржаной хлеб на деревянной дощечке стоял посреди стола как самое главное блюдо. От глиняных плошек вился пар, подкрадываясь незаметно к носу и оглушая обонятельные рецепторы, заставляя рот заполняться слюной.


Села на указанное хозяином место и зачерпнула резной деревянной ложкой густой наваристый суп с плавающими кусочками нежного, мягкого, постного мяска.


Юля быстро и с удовольствием проглотила свою порцию. Мужичок подбадривающе подмигнул и подвинул к ней тарелку с нежными ломтиками слабосоленой рыбки.

— Ешь-ешь. Сейчас еще пирожки с грибками и с морошкой достану. — Встал он и быстро вышел за дверь. Не успела Юля расправиться с рыбным деликатесом, как перед ней образовалась горка румяных духовитых пирожков, и кружка травяного чаю.

— Я лопну. — Прошептала девушка.

— Не лопнешь. После болезни тебе есть много надо. Силы тратила однако. Теперь ешь. — И он подвинул ближе пирожки.

После трапезы Мужичок пригласил девушку на улицу. Они сели на лавочку у крыльца и, греясь в лучах солнца, начали нелегкий разговор.

— Мое имя тебе ничего не скажет. — Начал мужичок. — Его можно перевести на русский как Хозяин Священной Березы.

— Меня Юля зовут. А как звучит, если не переводить имя?

— Хэбидя Хо Ерв.

— А коротко как? — С мольбой в глазах смотрела на него Юля.

— Зови Хэбидя что ли. Ну, или Хозяин лучше.

— Хорошо, Хозяин.

— Так вот, Юля. Мы сейчас в Срединном мире, в том самом, в котором ты и живешь. Правда, мы в месте, где не бывают люди. Так просто сюда не попасть. — Он помолчал. — Ты же заметила, что мой дом странный? Это Семиствольная береза. Священное дерево для одного северного народа. А если уж совсем честно, то и не для одного.

— И как я сюда попала?

— Я принес.

— Спасибо, Хозяин. За все спасибо, но мне домой нужно. Меня же потеряли, наверное. — Она вскинула на собеседника просящий взгляд.

— Не получится тебе домой, птичка. — Грусть звучала в его голосе.

— Почему? — Прошептала она.

— Юля, меня простые люди не видят. Да и в дом мой людям не войти. — Он замолчал, ожидая реакции на свои слова.

— Я ничего не понимаю… — Шептала девушка, и сорвалась на крик. — Я!!! Хочу!!! Домой!!!

Она вскочила с лавочки и побежала к краю поляны, посреди которой и стояла удивительная береза. Казалось, что бежала она долго, быстро переставляя ноги, вымоталась и уже начала задыхаться, кода прямо перед носом возникла лавочка с мирно сидящим Хозяином. Юля развернулась, и снова побежала. И опять уперлась в ту же лавку. Когда из третьего круга она приползла на четвереньках, и упала перед крыльцом, Хозяин встал с лавки, закинул ее себе на плечо и понес в баню со словами:

— Хорошо побегала, спать лучше будет.

И действительно, спалось Юле просто отлично. Правда, под утро надоедливый голос во сне почему-то очень сердился.

Рано утром ее разбудил Хозяин. После молчаливого завтрака, понурив голову, Юля поплелась на улицу, послушно следуя за невысоким мужчиной. Хэбидя Хо Ерв в полном молчании провел девушку к большому озеру, скрывавшемуся за сплошной стеной ивняка, через который проходила неприметная тропинка до самой воды. Небольшая лодчонка, обтянутая кожей, покачивалась на волнах.

— Садись в лодку, Юля. — Указал Хозяин, и девушка покорно шагнула в не кажущуюся надежной конструкцию. Вопреки всему лодка выдержала обоих, и Хозяин, взяв в руки двухлопастное весло, выгреб на середину озера. На дне лодки лежала сеть с привязанными по верху поплавками.

Юля огляделась. Высокий берег, от которого они отплыли, порос серебристыми кустами ивы, а противоположный был пологим, и растущая на нем трава заходила в воду, создавая самые лучшие условия для щук, питающихся мелкими рыбешками, прячущимися в этой осоке. Вдали виднелась сопка, поросшая мхом. Звенел над ухом гнус, кричали птицы, капли воды, срывавшиеся с лопастей, со звоном падали в озеро. Молчание нарушил мужчина:

— Обиделась? — Спросил Хозяин, с хитрой усмешкой поглядывая на нахохлившуюся Юлю.

— Да нет, не обиделась. — Фальшиво бодро ответила она.

— Все-таки обиделась. — Как о свершившемся факте сказал он. — Юля, сейчас я буду ставить сеть на щуку, а потом мы проверим другую сеть. И буду говорить, а ты будешь слушать и не перебивать. Тебе понятно?

Юля кивнула, и настороженно уставилась на собеседника. Сеть постепенно опускалась в прозрачную холодную воду, обходя растущую траву. Поплавки покачивались на мелких волнах. Хозяин заговорил:

— Ты не сможешь вернуться сейчас к своим, Юля. Ты многого не знаешь, считаешь себя обычным человеком. А это не так. В тебе есть сила, которой ты не умеешь пользоваться. Не можешь управлять ею.

Юля попыталась что-то спросить, но мужчина тут же в предупреждающем жесте поднял руку.

— Все вопросы потом. Я не знаю, откуда у тебя сила, может кто-то из твоих предков был ею наделен. С этим разберешься сама и позже. Но тебя нельзя отпускать, не научив пользоваться этой силой. Ты опасна для окружающих, Юля. Для себя тоже. Но для окружающих больше. И ещё. — Он сочувствующе посмотрел на девушку. — Для всех ты пропала без вести. Сейчас пока тебя ищут. Хотя уже совсем скоро найдут твои вещи в крови, растерзанные животными. Думаю, этого будет достаточно, чтобы тебя объявили погибшей. И искать перестанут.

Горькие слезы потекли из глаз девушки, горло перехватило. От жалости к себе и к своим родным появилась сильная боль в душе. Она снова попыталась возразить, потребовать прекратить издеваться над ней, вернуть ее домой. Но Хэбидя Хо Ерв одним лишь взглядом пресек все попытки издавать любые звуки. В полном безмолвии она оплакивала свое горе.

— Не реви, Юля. — С мягкостью в голосе, как неразумному дитяте, говорил он. — Не реви. У тебя новая жизнь начинается. Ты только представь, если бы твоя сила проснулась не здесь, где я случайно недалеко оказался. Если бы она проснулась в твоем доме, ты могла бы послужить причиной гибели людей, разрушить их жилища, сломать их жизни. Выброс силы бывает невозможно контролировать.

Они доплыли до кустов, растущих в воде недалеко от тропинки, и Хозяин стал проверять стоящую недалеко сеть. Одна за другой серебристые крупные рыбки падали на дно лодки, трепыхались и бились, желая вырваться в родную стихию. Юля смотрела на их длинные округлые тела и думала о том, что и она вот так же бесполезно пытается вырваться из этого плена. Мужчина словно услышал ее мысли:

— Ты не в плену. Ты просто спасена от смерти. Юля, будь ты обычным человеком, ты погибла бы. И это я могу сказать честно. Только сила в твоей крови спасла тебя.

Хозяин сложил всю рыбу в простой холщовый мешок, сполоснул в озере руки, и сел в лодке ровно.

— У тебя же вопросы есть. Вот теперь и задавай их.

Все, что по ходу рассказа мужчины хотела спросить Юля, вылетело у нее из головы. Назревающая истерика вдруг затихла, и она задала всего один вопрос:

— Что со мной теперь будет?

— Учиться будешь, однако. — Не глядя на нее, сказал Хозяин. — А где и как, чуть позже узнаешь.

Причалив к берегу, он сначала выпустил из лодки Юлю, а затем вышел сам. Полчаса спустя, они вместе чистили рыбу, а Хозяин рассказывал Юле о том, что в мире существует множество разумных существ, которые не являются людьми. Все разумные делятся на владеющих магией и не магических существ.

— Ты, Юля, судя по всему маг. У тебя сила такая, особая, магическая.

— А вы? — Спросила Юля.

— Я? Я, Юля просто Хозяин. Я не Бог, не маг, не зверолюдь.

— Какой зверолюдь? — Юля даже опешила.

— Вы их оборотнями называете.

— Маги… Оборотни… Сюрреализм какой-то. — Высказала Юля, с хрустом отрезая хвост и голову рыбине.

Хозяин засмеялся, и тут же оборвал смех, сурово уставившись куда-то вдаль.

— Юля, у нас гость. — Отложил нож в сторону, вытер тряпицей руки и встал с пенька, служившего ему сиденьем.

— Пойдем-ка встретим, и ты со мной.

Они подошли к краю поляны, посреди которой росла Береза, и Хозяин взмахом руки снял ограждающий купол.

В небе росла темная точка, превращаясь в знакомую уже черную птицу. Птица села на столбик ограждения, и одним глазом искоса посмотрела на Хозяина.

— Мммм, как интересно. — Протянул Хозяин. — Черный Ястреб, что тебя привело ко мне?

Птица заклекотала, высовывая острый язычок в открытый клюв.

— Её? — Удивленно указал пальцем на Юлю мужчина.

Ястреб снова заклекотал, периодически расправляя крылья и опуская голову вниз.

— Минлею?? Не отдам! — Жестко ответил Хозяин.

Птица пыталась что-то еще проклекотать, но Хозяин поднял вверх выпрямленный указательный палец, и Ястреб сорвался с места и быстро исчез из виду.

Хозяин сложил руки на груди и пристально уставился на девушку.

Она чувствовала себя неуютно под этим взглядом, поежилась и, не выдержав, спросила:

— Что?

— Ничего. Интересная ты девушка, Юля. Ой, какая интересная. И с магией твоей не все просто. Однако, не бойся. Минлею не отдам.

— Минлей — это же птица?

— Птица, да не просто птица. Это сильно большая птица, говорят, что ее Верховный Бог Нум посылает по своим поручениям. Силы много у Минлея.

— Он злой да? Поэтому меня ему не отдаешь?

— Он не злой. И не добрый. Он сильно на уме себе. Никогда не знаешь, что он сделает. Добрый поступок или злой. Что еще от злого обиженного мальчишки ждать… — Проворчал Хозяин. — Пойдем, Юля. Будем уху варить. И я Зою вызову. Передавать тебя ей надо, однако.

И озабоченный мужчина отправился к дому-березе, что-то тихо бормоча себе под нос.

Уха была готова, когда Хэбидя Хо Ерв пошел встречать гостью. Юля накрывала на стол, ставя деревянные дощечки и миски, раскладывая ножи, ложки и двузубые вилки, когда в комнату за Хозяином вошла невысокая женщина лет пятидесяти, в длинной юбке и блузке под горло, завязанной бантом под подбородком. Темно-каштановые волосы без единого белого волоска скручены в низкий пучок. Женщина создавала впечатление строгой учительницы начала прошлого века.

— Зоя, это та самая Юлия. — Мужчина радушно предложил женщине присесть к столу. — Юля, познакомься, пожалуйста. Зоя Алексеевна Винтер — ректор Академии погодной магии Северное сияние.

Юля стояла под пристальным взглядом женщины и чувствовала себя так, словно ее просвечивают рентгеновскими лучами, которые открывают все тайны и секреты.

— Да, ты прав. Интересная девочка. — Зоя встала и обошла вокруг стоящей Юли. — Магия есть, величину пока не оценить. Активировалась совсем недавно. А вот специализация, да и природа магии…

Она обернулась к Хозяину.

— Я не могу понять. Зная, что к ней проявляет интерес Минлей… В общем, девочку я забираю.

Юля возмущенно сопела от осознания того, что ее обсуждают в ее присутствии так, словно она пустое место.

— А меня кто-нибудь спросит, что я сама хочу? — Все-таки не выдержала она.

— Смотри, зубки показывает. — Ухмыльнулась Зоя. — Хорошая девочка!

— Я не девочка. — Огрызнулась она, осознавая, что ведет себя по-детски.

— Сколько тебе лет? — Зоя заинтересованно склонила голову к плечу.

— Тридцать.

— Для мага — детский сад.

Хозяин предложил все-таки поесть и тогда уже все объяснить Юле. С огромным удовольствием Зоя Алексеевна дегустировала и уху, и запеченную в печи рыбу с чесноком и диким луком, и вкусный открытый пирог с клюквенным вареньем, запивая все брусничным морсом.

Завершив трапезу, Зоя постучала пальцами по столешнице.

— Юля, в Академии вы будете защищены. Мы научим вас работать с вашей силой, с вашей магией. Я предлагаю отправиться сейчас со мной. Год учебный уже начался, он у нас с марта начинается, но учитывая исключительность ситуации, я вас зачислю.

— А варианты есть? — Глухо спросила она.

— Есть. Умереть. — Зоя смотрела прозрачными глазами бутылочного цвета на Юлю и ждала ее решения.

Юля стерла ладонью набежавшие слезы.

— Я пойду с вами.

— Вот и молодец. Собирайся и я тебя жду. — Зоя Алексеевна встала из-за стола и вышла на улицу.


Глава 4. Остров Белый


Перед домом Хозяина облаком стелился густой туман цвета молока. Юля поняла, что пришло время прощаться, и несколько скованно поблагодарила мужчину. Все-таки ощущение, что ее лишили чего-то хорошего, родного и светлого не покидало.

Хэбидя Хо Ерв недовольно покачал головой, подошел вплотную к девушке и легонько стукнул ее по лбу.

— Юлька, отпусти ты прошлую жизнь. Живи легко, свободно, и камень с сердечка скинь. Все у тебя хорошо будет, птичка.

— Мы еще встретимся? — Спросила она.

— Обязательно. Обещаю.

Зоя развернулась вполоборота, и поторопила девушку:

— Нам пора, Юля. — И она, протянув холеную руку, крепко ухватила девушку за пальцы. Туман обволок их с головой, подул легкий ветерок и они оказались на небольшом острове, окруженном со всех сторон водой. Остров был покрыт невысокими кустиками, растущими прямо изо мха. Вдалеке стояли несколько деревянных домов, метеовышка, и весь видимый берег был усеян гнилыми сломанными досками, корявыми ржавыми железками и пластиковыми бутылками. По поверхности этого небольшого острова были разбросаны разной степени старины металлические бочки. Весь остров представлял собой огромную свалку.

— Мы где? — Спросила Юля.

— Это, Юлечка, священное место для северного народа. Остров Белый. Здесь самое лучшее место для того, чтобы переходить между мирами.

Заметив, что Юля не понимает ее, Зоя Алексеевна пообещала все рассказать подробнее чуть позже, когда они попадут в Академию.

— А сейчас мы из Среднего мира перейдем в Верхний мир. Точнее, на первый слой Верхнего мира.

И Зоя, сделав вычурный пасс рукой, вызвала луч света, упавший вертикально с неба, в который и шагнула, утаскивая за собой удивленную девушку.

Яркое солнце, красная тундра, покрытая ковром из мягкого ягеля с разбросанными яркими каплями морошки, предстали перед глазами прибывших.

— Кхм… — Кто-то за спиной негромко покашлял. Юля резко обернулась и увидела сидящего на красивом меховом ковре около брезентового шалаша похожего на вигвам старика. Седые волосы до плеч, синяя клетчатая рубашка и коричневые штаны, ноги обутые в вышитые кусочками разноцветного сукна и гладкого меха мягкие пимы. Старик сидел и мирно курил трубку, поглядывая из-под спутанных волос на Юлю и Зою.

Зоя приветственно склонила голову.

— Доброго здоровья, Сэрнго Ирико. — И ректор подтолкнула Юлю повторить ее жест.

— И чего пожаловала? — Старик уставился на девушку, с недобрым выражением лица.

За подсказкой и помощью Юля покосилась на Зою Алексеевну, но та сделала вид, что тут стоит со склоненной головой совершенно случайно, и к Юле никакого отношения не имеет. Подумалось: «Придется выкручиваться самой».

— Добрый день, — поздоровалась Юля, и выпрямила спину, прямо глядя в глаза. Зоя рядом что-то пыталась шипеть, но Юля ее не слушала, утонув в черных как ночь глазах старика. В самый укромный уголок души проникали эти глаза, узнавали потаенные мысли и желания.

— Учиться значит, хочешь, девочка? — Вынув трубку изо рта и сжав ее заскорузлыми коричневыми пальцами, спросил Хранитель Белого Острова.

— Хочу.

— Хорошо. А не боишься? — С хитринкой улыбнулся он, открыв крупные желтые зубы.

— Боюсь.

— И чего боишься?

— Всего боюсь.

— И все равно хочешь?

— Хочу.

— Глупая или смелая? — Задумчиво проговорил он. — Время покажет. Идите, Зоя, Юля принята на наш Остров и теперь под моей защитой.

Зоя, поморщившись, выпрямила спину и, взяв Юлю за руку, пошла по тропинке в сторону сопки, над которой было какое-то марево.

— Стара я уже стала для таких упражнений. — Потирая поясницу, жаловалась она.

Юля, молча, следовала за ней, ожидая чего-то интересного.

Когда они почти поднялись на сопку, Юле уже хотелось упасть от усталости и выпить как минимум ведро воды. Зоя с легкой насмешкой смотрела на пыхтящую, как паровоз, девушку.

— Юля, посмотри. — Зоя указывала рукой на верхушку сопки. Высокая бревенчатая стена шла по всей вершине, отсекая от посторонних глаз, стоящий за ней городок.

— Это и есть Академия. Входи. — И ректор зашла внутрь через открытые красивые резные ворота. — Здесь обучают в первую очередь природных магов и одаренных магической силой.

— А одаренные, они не маги?

— Они не маги, Юля. Они шаманы, зверолюди и другие волшебные существа. Со всеми познакомишься.

С любопытством и интересом Юля осматривалась вокруг. Прямо посреди городка стояло огромное голубовато — белое, ярко блестящее на солнце здание Академии.

— Оно изо льда, сохраненного в состоянии стазиса. Поэтому и не тает в любое время года и при любой температуре. — Продолжала знакомить с Академическим городком Зоя. — Это столовая. Запоминай всё.

Столовой оказался длинный дом из бревен, под черепичной крышей и с резными наличниками на окнах.

— А это жилые дома. Для каждого выбирают самый подходящий дом. Сейчас мы с тобой ко мне в кабинет пойдем. — И она легкой походкой направилась в сторону Академии.

Изукрашенные морозными рисунками стены, широкие лестницы, ледяные люстры, отражающие миллионы огней не хуже хрустальных, убранство холла было роскошным. Оббитые ярко синим бархатом мягкие диванчики на гнутых ножках были заняты молодыми девушками и юношами, с любопытством разглядывающими Юлю.

Мимо быстро пробежали невысокие чуть больше полуметра ростом человечки в разноцветных плащах с капюшонами. Заметив изумление Юли, ректор склонилась к ее уху:

— Я все тебе расскажу позже. Если не я, то твой куратор. — И она поторопила девушку.

Кабинет ректора оказался на втором этаже в левом крыле. Большая светлая комната с большим столом и уютным креслом за ним. Пара менее роскошных кресел для посетителей и диванчик у стены в одной бордовой цветовой гамме. Легкие воздушные портьеры не мешали солнечному свету проникать в кабинет, придавая белым стенам приятный теплый оттенок.

— Присаживайся, Юля. — Махнула рукой Зоя в сторону кресла для посетителей. Юля присела и продолжала оглядываться тайком.

Зоя коснулась красивой крупной серьги в левом ухе пальцем и позвала кого-то.

— Илона, занеси ко мне, пожалуйста, распределитель.

Дверь открылась, и молодая девушка в широкой юбке и обтягивающей пышную грудь блузке, цокая каблучками, вошла в кабинет. В ее тоненьких ручках была плоская планшетка чуть больше обычной книги.

— Зоя Алексеевна, вы просили. — Илона положила планшетку и вышла из кабинета, искоса взглянув на Юлю.

Зоя открыла футляр и вынула прозрачный плоский диск и положила на футляр сверху.

— Юля, подойди. Прикоснись большими и указательными пальцами обеих рук к распределителю.

Девушка выполнила указание. Легкое покалывание в кончиках пальцев не было приятным, однако особенно негативных ощущений не вызывало.

— Руки не убирай. — Предупредила ректор.

Покалывать стало сильнее, в глазах появились мелкие искры. В какой-то момент Юля подумала о том, что вот прямо сейчас ее шандарахнет током и на этом все. Закончится ее эпопея с осваиванием магии. Но напрасно Юля опасалась. Никто ее не шарахнул, более того, экзекуция закончилась сразу после того, как диск вспыхнул ровным бирюзовым светом.

— Как я и думала, погодная магия. Сейчас я тебя познакомлю с деканом, и назначим вместе с ним куратора.

Зоя снова коснулась сережки теперь уже в правом ухе, и, судя по всему, общение шло на уровне мыслей, потому что вслух не было произнесено ни одного слова.

— Зоя Алексеевна, а как я могу узнать, что с моими друзьями и родными? — Несмело спросила Юля.

Зоя, изучающе, смотрела на нее.

— А ты уверена, что хочешь знать?

— Уверена.

— Тогда подойди. — И ректор подошла к замерзшей в большой чаше воде. Щелкнула по ободку чаши и подтянула Юлю ближе к краю.

— Смотри.

В глубине ледяной линзы появился огонек. Юля вглядывалась в него все сильнее и вдруг соскользнула прямо в яркий свет, сквозь который возникло изображение кабинета Дениса. Перед ним сидел в кресле Игорь.

Денис неприязненно смотрел на собеседника.

— Думаю, что условия нашей помощи в реорганизации сети твоих, Игорь, клубов придется пересмотреть. Тем более, что договор между нами так и не был подписан.

Игорь ухмыльнулся:

— Не заместителю директора решать эти вопросы, Денис. Я напрямую к Изместьеву обращусь. С директором ты спорить не сможешь. А Изместьев мне должен. Не откажет.

Хищная улыбка Дениса расползлась на лице, обнажив все тридцать два зуба.

— Игорь, ты не забыл, что у холдинга есть владелец? Единоличный владелец, против которого даже Изместьев не пойдет. Как ты думаешь, мама Татьяны даст денег тому, кто помог погибнуть подруге ее дочери, девушке, которую она знает с малых лет?

Игорь побледнел.

— Денис, ты же мужик. Я же ничего особенного не сделал. Девушка предлагала, я взял. Ни к чему не обязывающие отношения. А Юлю я пальцем не трогал.

— А вот этого никто подтвердить не может. На скале вас видели двоих. Что там происходило, не знает никто. А Юлька…

Денис шумно сглотнул.

— Тебе лучше уйти, Игорь. Я очень виноват, что позвал тебя с нами. Уйди.

Игорь встал и неслышно покинул кабинет. Денис огромными ладонями стирал слезы, навернувшиеся на его глаза.

Юля подумала, что очень хочет увидеть маму и отца. И тут картинка сменилась. Поникшая пожилая женщина в черном платке сидела за столом и ладонью гладила небольшую фотографию Юли.

— Мама… Мамочка… Прости меня, родная. — Шептала Юля.

К женщине подошел грузный седой мужчина и обнял ее со спины.

— Анечка, пока мы ее тело не увидим, значит, она жива. А тряпки… Что тряпки. Тряпки — это не человек.

— Да, ты прав. — И она стянула с головы траурный платок. — Жива наша Юлька. И ждать ее будем.

Зоя трясла рыдающую девушку за плечи.

— Юля, очнись. Хватит, Юля. Выпей. — В руки девушке сунули стакан с прозрачной резко пахнущей жидкостью.

Юля отхлебнула большой глоток и закашлялась. Зато все слезы сразу прошли.

— Успокоилась?

Юля кивнула. Приняв от Зои белый платок с кружевной отделкой, Юля вытерла лицо и нос.

В дверь коротко стукнули, и вошел высокий мужчина с белоснежными длинными до пояса волосами, заплетенными в затейливую косу. Его раскосые, синие как сапфиры, глаза сразу остановились на Юле. Небольшой прямой нос сморщился так, словно он принюхивался. Узкие губы слегка скривились, и он потерял всякий интерес к девушке.

— Зоя, вызывала?

— Да, присаживайся. Это Юля. Способности к погодной магии. Уровень средний. Проводником был Черный Ястреб, судя по всему.

После этих слов, беловолосый вновь, уже с интересом, осмотрел девушку.

— Вы уверены насчет Ястреба? — Удивление в его голосе было совершенно неподдельным.

— Хэбидя Хо Ерв. Это его заключение.

Беловолосый опустил голову к груди, соглашаясь с тем, что это весомый аргумент.

— Что от меня?

— Куратор, поселение, азы. — Зоя была краткой. Видимо такая подопечная уже порядком утомила ректора.

— Понял. Сделаю.

— Юля, это Сэре Сармик. Декан твоего факультета Погодной магии. Куратора он тебе назначит. Все объяснит. Если появятся вопросы, с которыми не сможет справится Сармик, придешь ко мне.

Сэре Сармик встал, коротко поклонился Зое, и направился в сторону двери, у которой задержался, ожидая девушку. Юля поблагодарила ректора и последовала за деканом.

Кабинет декана был через дверь от Зоиного. Толкнув дверь рукой, Сэре Сармик вошел в свой кабинет. Юля последовала за ним. Насколько легким и светлым был кабинет Зои, настолько темным и мрачным оказалось рабочее место декана.

Он пристально смотрел на Юлю и указательным пальцем постукивал по слегка оттопыренной нижней губе, пребывая в задумчивости.

— Да уж, Юля. Задала ты мне задачку.

Юлька виновато вздохнула.

— Я к этому не стремилась.

— Верю. Ладно, будем со всем разбираться постепенно. Сейчас я тебе дам расписание, назначу личного куратора и направлю в дом, где займешь комнату. Кроме всего, для адаптации каждый день будешь приходить ко мне сразу после ужина. Буду рассказывать тебе все, что ты должна была знать ранее.

Взяв в руки листок с расписанием, Юля поняла, что жить становится просто некогда.

Понедельник

— Управление погодными стихиями

— Погодные заклинания

— Защита

Вторник

— Погодные руны

— Музыка погоды

— Защита

Среда

— Управление погодными стихиями

— Погодные руны

— Защита

Четверг

— Практика

Пятница

— Погодная техномагия

— Защита

— Защита


— Я выживу? — Огромные испуганные глаза молили о пощаде.

Декан, еле сдерживая смех, ответил:

— Только не в пятницу. В пятницу точно не выживешь.

Плечи девушки поникли.

Сармик тоже воспользовался капелькой серьгой, чтобы кого-то беззвучно пригласить.

Из-за полуоткрытой двери выглянула рыжая взлохмаченная голова с огромными карими глазищами на конопатой мордашке.

— Заходи, Самылко. — Декан пригласил неизвестного зайти.

В кабинет вкатился невысокий, до Юлиного колена ростом парнишка в вышитой рубашке, брючках и мягких сапожках.

— Юля, это твой куратор. Он чахкли. Кто это, прочитаешь, или Самылко расскажет, если сможете подружиться. Самылко учится на твоем курсе и поможет быстрее нагнать пропущенный материал.

Юля кивнула, не представляя как общаться с этим кукленышем.

А декан давал ценные указания малышу-чахкли.

— Отведешь в Деревянный дом. Он к ее магии больше всего подходит. Покажи тут все, расскажи. В общем, просвещай. А теперь идите. — И беловолосый красавец махнул длинной тонкой кистью руки в сторону двери.

Намек Юля поняла сразу и, не задерживаясь, выскочила из кабинета следом за рыжиком.

Оказавшись на улице, малыш встал перед ней, засунул руки в карманы штанов и, склонив голову на бок, уставился снизу вверх на девушку.

— Договариваемся сразу. Я не малыш, не детка, не пупсик. Я — мужчина! Взрослый мужчина! И не обзываться. Договор?

— Договор. Только, чур, не дылда, не каланча, не верзила и не оглобля.

Самылко ухмыльнулся и протянул короткопалую ладошку. Юля со всей серьезностью осторожно пожала ее.

— Селиться? — Подмигнул парнишка.

— Селиться. — Согласилась Юля.

Деревянным домом назывался большой рубленый терем, с просторной верандой, на которую вело резное крыльцо. Пройдя через веранду, Юля и Самылко сразу оказались в просторной комнате с деревянными невысокими лавками, заваленными мягкими разноцветными подушками. Украшением гостиной была большая красно-белая изразцовая печь.

Самылко покрутил головой в поисках кого-то.

— Кого ищем? — Полюбопытствовала Юля.

— Духа дома — Хэхэ.

Не увидев того, кого искал, Самылко запрокинул голову и заорал так, что Юля чуть не подпрыгнула от удивления. Она смотрела на тщедушное тельце и не могла поверить, что это существо издает такой громкий и резкий крик.

Сгорбленная старушка с двумя седыми озорными тощенькими косичками появилась, словно из-под земли.

— Нишкни, полоротой! — Цыкнула она на чахкли. — Чавой разоралси? Ишь, какой резвый! Хэхэ туда, Хэхэ сюда. Хэхэ чай пить некогда. — Ворчала она, хитро поглядывая на Юлю и ее спутника.

— Хэхэ, студентку привел. — Гордо ткнул пальцем в сторону Юли Самылко.

— И зачем мне студентка? Мне студентка не нужна. Некуда мне ее девать. — Продолжала ворчать вредная старушка.

— Распоряжение декана. — Самылко стал терять терпение.

— А что декан? Декан будет искать комнату? Кто такой декан? — Старушка не переставала плеваться ядом.

— Хэхэ!! — Громом прозвучал голос декана.

— Декан замечательный в Академии. — Вдруг елеем разлилась Хэхэ. — Сэре Сармик заботливый декан. Даром, что блохаст… оборотень настоящий.

Хэхэ обернулась и шикнула на Юлю и Самылко. — А ну, быстро за мной!

И тут же ласковым голосом продолжила петь:

— И умный-то он, и сильный-то он, и неженатый. Какая ж дур… Каждая девушка мечтает о таком женихе.

Юля пожала плечами и вместе с чахкли поплелась за завывающей старушкой.

Перед дверью, на которой резьбой вдруг проявилось «Юлия», старая вредина остановилась.

— Руку к имени приложи. Самылко, все покажешь. А я пошла. — Старушка развернулась и пошаркала разношенными меховыми тапочками по выскобленному добела полу.

Юля прижала ладонь к своему имени и дверь распахнулась. Чистая светлая горница с домоткаными дорожками на полу, изразцовой печью и столом, крытым вышитой скатеркой у большого окна. Лавки с мягкими сидушками у стола и свободной стены и красивые окованные железом сундуки. Из горницы две двери. Одна, в которую только что вошли Юля и Самылко, а вторая — в постельную (так назвал спальню маленький чахкли)

Юля прямым ходом прошла в спальню-постельную, большую часть которой занимала кровать с периной, пуховым одеялом и взбитыми подушками, словно раздутые паруса, превращавшими ложе в корабль. Неприметная дверка из спальни вела в уборную и небольшую душевую.

Юля вышла обратно в спальню и, с недоумением, уставилась на кровать.

— На этом же невозможно спать! — Изрекла она.

— Почему невозможно-то? — Самылко разбежался и, вскарабкавшись на мягкие перины, улегся в соблазнительной позе, закинув руки за голову, выпрямив одну ногу, и слегка согнув другую в колене.

Увидев это рыжее всклокоченное недоразумение в позе супермачо, Юля еле сдержалась, чтобы не рассмеяться в голос.

— Тебе удобно? — Хрипя от сдерживаемого смеха, спросила она.

— Тебе нравится? — Поиграл сросшимися бровями Самылко.

И тут терпение девушки лопнуло, захлебываясь от смеха, она сползла на пол и долго ухохатывалась, вытирая выступившие слезы.

Самылко надулся, слез с кровати и сел рядом с Юлей. Глядя на то, как открыто она потешается над его выходкой, парнишка присоединился к веселью. Нахохотавшись вдоволь, Самылко показал Юле, где хранится подходящая одежда, и отправил ее в душ, пообещав вернуться через полчаса.

Горячая вода творит чудеса. Отмокая под душем, Юля думала о том, насколько изменилась ее жизнь. Еще несколько недель назад, скажи ей кто-нибудь про оборотней, магов и чахкли, признала бы его ненормальным. А сейчас она в Верхнем мире, учится в Академии магии, сама маг, хотя пока и не знает, каково это быть магом.

— Кстати, надо спросить Самылко про декана… Оборотень… Интересно, какой? — Думала Юля.

Теплый пушистый махровый халат и пушистые тапочки грели душу, когда девушка добывала из сундуков нижнее белье совершенно обычного привычного вида. Учитывая пышность форм, Юля выбрала широкое трикотажное платье с длинным рукавом цвета горького шоколада и полусапожки без каблука.

Появившийся в горнице Самылко, скептически осмотрел Юлю и укоризненно покачал головой.

— Что? — Юля вопросительно смотрела на куратора.

— Да ничего. Работать еще над тобой и работать. — С видом вселенской усталости произнес он.

Парочка отправилась в столовую, разговаривая по дороге.

— Самылко, а декан и вправду оборотень?

— Вправду. — Важно ответил чахкли.

— И какой он оборотень?

— Волк. Большой белый полярный волк.

— Ничего себе! А зверолюдь — это ж то же самое?

— Не, Юлька. Не то же. Оборотни имеют вторую сущность. У Сармика это волк, а еще бывают песцы, лисы, медведи. А зверолюди… Они не похожи ни на одно животное, и человеком они не становятся никогда. Когти, пасти, клыки, шерсть — все это у них есть как у зверей, но все-таки они разумные и на людей остаются похожими.

Так, за разговорами, они дошли до столовой. Длинные деревянные столы с лавками стояли через всю комнату столовой. Народу было немного, и Самылко смело уселся на свободное место. Юля села рядом, чувствуя себя несколько неловко. На столе у каждого сидячего места лежала плотная карточка с меню.

— Выбирай, что тебе захочется. Просто тыкай пальцем на название и жди. — Получила инструкцию от Самылко.

Далеко не все названия были знакомы девушке. И она не стала рисковать, выбрав обычный борщ, картофель отварной с укропом и стаканом молока, а так же пирожки с брусникой. Самылко, увидев Юлин выбор, хмыкнул и, с хитрым выражением лица, нажал еще пару позиций.

В проходе показалась тележка, которую катила дородная женщина в красном сарафане и платке, завязанном большим узлом надо лбом. С тележки прямо под нос Юле сгрузили тарелку с борщом, большую кружку молока и блюдо с пирожками. Хлеб, нарезанный крупными ломтями, водрузили между Юлей и чахкли. Небольшой самовар с розетками с различным вареньем и баранками, висящими связкой на крутом блестящем боку также стоял посреди стола.

У Самылко кроме мясной похлебки была небольшая деревянная доска с тонко нарезанной до почти прозрачных ломтиков мороженой рыбой, и мелкаяплошка, смешанной с черным молотым перцем, белоснежной соли.

Загадочное выражение лица парнишки привлекло внимание Юли.

— Что задумал? — Спросила она, доедая вкусный наваристый борщ.

— Юль, попробуй строганину. — Ткнул он маленьким пальчиком в рыбу.

— Она ж сырая.

— И что? Строганина всегда сырая. Попробуй, это вкусно.

Девушка, пытаясь побороть брезгливость и подступающую тошноту, двумя пальцами взяла тонкий ломтик, макнула его в соль с перцем и положила в рот. Начала жевать и поспешила проглотить, чтоб не дай бог не оконфузиться.

— Ну как? — Выжидательно уставился на нее парнишка.

— Мммм… — Промычала Юля, закатывая глаза.

— Вот! Я же говорил, что вкусно! — Торжествующе радовался он. А Юля спешила запить свой эксперимент чаем, как можно скорее.

Иногда Юля ловила на себе чужие взгляды. Некоторые просто любопытные, а некоторые неприязненные.

— Юль, тебе сегодня к Сармику надо идти? — Уточнил чахкли.

— Не знаю. Я не совсем поняла.

— Сейчас выясним. — И он коснулся серьги-гвоздика в мочке уха.

— Надо, Юль. Пошли, отведу.

— Самылко, а это у тебя средство связи? — Юля показала на серьгу.

— Ага. Оно самое. В Верхнем мире не работает ни сотовая связь, ни радио. — Произнес он, вставая с лавки.

В скором времени Юля сидела в кабинете декана, а он вешал на стену какую-то карту.

— Итак, Юля. Сегодня расскажу про устройство мира. Ты жила в Срединном мире. Он такой, какой есть. Маги приходят из Срединного мира в основном. Магические существа появляются из Верхнего и из Нижнего миров. В Среднем мире магических существ очень немного. Им люди мешают там жить. Люди делают Средний мир малопригодным для жизни, поэтому в нем часто совершенно несбалансированная погода и стихийные бедствия.

— То есть, это Срединный мир мстит людям плохой погодой?

— Не всегда, Юля. Это черные маги, колдуны и просто Проклятия мира. Вот для борьбы с этими безобразиями и готовят погодных магов, но об этом мы поговорим позже. Верхний мир — мир света и добра. У Верхнего мира семь ярусов. Где-то там вверху живет Верховный Бог Нум.

— А почему «где-то там», а не точно, к примеру, на шестом ярусе?

— Потому что Нум не открывает, на каком ярусе ставит свой чум. — Словно ребенку улыбнулся Сармик. — Нижний мир, мир зла и темной магии. Там главный бог — брат Нума Нга. И Нижний мир тоже имеет семь ярусов. Чтобы братьям не было обидно.

Сэре Сармик отпил прозрачную чистую воду из высокого стакана и продолжил.

— Юля, я хочу, чтобы ты понимала. Не существует только добрых существ или только злых. В каждом есть и добро и зло. Даже Нга не самое плохое существо среди миров. Поэтому запомни: договориться можно с каждым, поэтому не стоит решать все силой. — Пригляделся к девушке. — Устала?

— Немного. День был длинный. — Улыбнулась она.

— Завтра на занятия пойдете с Самылко. И еще, по мирам путешествовать будешь обязательно.

— А в Срединный?

— И в Срединный.

— А к родителям? — И она с мукой в глазах посмотрела на декана.

— К родителям нельзя, Юля.

— Они не смирились… — Прошептала Юля.

— Знаю. Не переживай. Осваивайся, а дальше все определится и решится. Захочешь на друзей и родных посмотреть, приходи. Мой визоран к твоим услугам. — И Сармик махнул рукой в сторону чаши со льдом. — Только я не советую злоупотреблять. Тоска замучает.

Юля взглянула в холодные сапфировые глаза.

— Я могу идти?

— Иди. До завтра.

— До завтра.

Девушка вышла из кабинета декана и, еле переставляя ноги, поплелась в Деревянный дом.

На выходе из Академии на нее налетел здоровый крепкий мужчина, обвешанный побрякушками с ног до головы. Даже волосы, заплетенные в косу, перевиты ленточками и нитями бусин. И вот эта «новогодняя елка» чуть не сбивает девушку с ног.

— Не мешайся! — Грубиян оттолкнул ее с дороги, и Юля болезненно ударилась локтем о перила крыльца. Потирая ушибленный локоть, она чуть не плача от боли, шла дальше. Самылко стоял недалеко от входа с таким же, как он существом, но уже с черным цветом волос. Юля направилась к ним, когда ее кто-то ухватил за больную руку.

— Подожди, не убегай. Тебе же больно. — Светло-русый высокий парнишка с широким лицом, небольшим курносым носом и серо-зелеными глазами, озабоченно касался локтя. От ладони шло тепло, и боль уходила.

Самылко, услышав слова юноши, метнулся к Юле и, подпрыгивая, пытался разглядеть ее поврежденную руку.

— Пири, Пири, пусть она мне покажет. — Расстроенный голос чахкли был еле слышен.

— Да нечего показывать уже, Самылко. Все прошло. — Улыбнулась Юля. — Спасибо. Меня Юля зовут.

— Я Пири Йоккинен. И я из Турку.

— А я из Москвы.

Черноволосый чахкли подошел ближе.

— Мое имя Негостай. И я друг вот этого оболтуса. — Он положил руку на плечо рыжику.

— Вот и познакомились. Я в Деревянный Дом. — Юля ткнула пальчиком в сторону своего жилища.

— Я туда же. — Добрая улыбка Пири согревала всех вокруг.

— А мы в Земляном доме живем. — Чахкли показали на сооружение, похожее на большой муравейник, с кучей небольших дверок и норок.

— Ого. А там удобно? — Снова изумилась Юля.

— Очень. Потом покажем. — Чахкли помахали Юле и Пири маленькими ладошками и, задирая друг друга, побежали в свою норку.

— Пойдем и мы. Темнеть тут не темнеет еще, а спать нужно. — Пири подхватил Юлю под руку и они отправились по своим комнатам.


Глава 5. Несладок гранит науки


«Вот и началась учеба». — Думала Юля, собираясь на занятия в первый день. Самылко в нетерпении изнывал у двери.

— Ююююль, ты долго?

— Я ж еще только оделась. Погоди, хоть волосы расчешу.

Юля посмотрела на себя в зеркало. Вроде бы выглядела прилично и не броско, чтобы не привлекать лишнего внимания. Итак, его сегодня будет более, чем достаточно.

— Ююююль!!!

— Погоди, тетрадь и ручку возьму!

— Невозможная копуша ты, Юлька. — Ворчал чахкли. — Уж тогда и спортивную форму с кроссовками бери.

— А ее-то куда?

— А на Защите ты в чем собираешься заниматься???

— Самылко, — Юля встала перед ним, уперев руки в бока, — а ты мне про то, что Защита не лекции и не семинар когда сказать собирался?? Куратор называется.

— А я чё? Я забыл. Имею право, между прочим. — Смутился он. — Идем уже а… Опоздаем ведь. Минлей по головке не погладит.

Услышав знакомое имя, Юля выронила сумку с тетрадями из рук.

— Минлей??!!! Тут, да еще и преподает у нас???

— А чего ты удивляешься? По Управлению погодными стихиями лучше специалиста нет.

Подхватив свою сумку с пола, Юля вышла из комнаты и, в раздумьях, плелась следом за Самылко. Вредная Хэхэ уже вертелась внизу, отслеживая каждого студента, идущего на занятия.

— Опоздаете! — С неприкрытой радостью крикнула она Юле.

— Успеем. — Уверенно ответил чахкли и, дернув Юлю за руку, побежал в здание Академии.

Для занятий Управлением стихиями выделили целый этаж в ученическом крыле. Большой просторный кабинет манил студентов открытыми дверями. Далее по коридору была лаборатория и зал для медитаций.

Юля несмело вошла в кабинет, волнуясь и переживая. Как и в обычном ВУЗе, студенты шумели, переговаривались и перепрыгивали с места на место, общаясь между собой.

— Это весь наш курс. Тут немного студентов. — Шепнул Самылко. — Садись со мной, я тебе про всех расскажу.

— А Пири здесь?

— Он же боевик. У нас есть параллельные занятия. Но Управление стихиями они не проходят.

Кабинет для занятий оказался весьма необычным. Никаких рядов и парт. Мягкие уютные диванчики на двоих с выдвигающимися из подлокотников небольшими столиками для письма. Место преподавателя было обозначено большим черным кожаным креслом со столом, похожим на какой-то пульт управления. Рукоятки, кнопки, кристаллы, вмонтированные в столешницу, подмигивали разными цветами и привлекали к себе повышенное внимание.

На Юлю уставились шестнадцать пар глаз.

— Всего восемнадцать учеников на первом курсе? — Спросила Юля, склонившись к Самылко.

— Не, это только на нашем факультете. А еще факультеты боевиков есть, природников и мистики духа. Юль, давай потом расскажу про это. А то на нас косятся уже.

— Ага, хорошо. — Согласно кивнула девушка.

В какую-то секунду все разговоры затихли, и студенты уселись на свои места. Юля повернула голову в сторону входной двери. Высокий мужчина с длинными черными, как смоль волосами, горящим взглядом смотрел прямо на диванчик Юли и Самылко. Заметив, что Юля видит его, он прошел на место преподавателя и сел за стол.

— Всем хорошей погоды. — Обвел миндалевидными глазами аспидного цвета аудиторию преподаватель. — Вижу у нас новое лицо. Необычно, учитывая, что учебный год начался больше четырех месяцев назад.

Его губы недовольно скривились.

— Это Минлей? — Спросила Юля.

Самылко медленно кивнул.

— А вот разговаривать во время моей речи не стоит. — Его четко очерченные губы снова искривились в презрительной гримасе.

Юля поспешила придать глазам внимательное выражение и принялась рассматривать того, о ком слышала уже не раз. Смуглое узкое, даже красивое лицо совершенно не портил крупноватый острый нос. Отталкивающее впечатление производило только самодовольное выражение лица.

— Представьтесь. — Приказал он встать девушке всего одним жестом руки с длинными черными когтями. — Имя, раса, магическая специализация. Ну же?

Юля встала.

— Юлия Быховец. Человек. Природная магия.

— Вы не человек. Вы маг. Не вводите в заблуждение. Вы обучены основам магии?

— Нет. Я ни разу ею не пользовалась. У меня дар проснулся совсем недавно. — Юля пожала плечами.

В глазах Минлея вспыхнул огонь.

— Вам придется очень сильно постараться, чтобы не вылететь отсюда.

Он коснулся пары кристаллов, и в воздухе повисла иллюзия земного шара, с континентами, облаками, циклонами и антициклонами.

— Хасавато, напомните всем, особенно нашей…(он сделал небольшую паузу) гостье, с какими стихиями приходится нам работать?

Встал вчерашний нахал, толкнувший Юлю и зарядил отвечать скрипучим голосом.

— Ураганы, бури, шквалы, смерчи, вертикальные вихри, торнадо, морозы, снегопады, ливни, засухи.

— Это тадебе, ненецкий шаман. Держись от него подальше. — Прошептал еле слышно Самылко.

А Обвешанный амулетами шаман продолжал:

— Метели, наводнения, туманы…

— Достаточно. Еля, что значит управлять стихиями?

Миленькая невысокая девушка с круглым, как луна, личиком и узкими живыми глазами вскочила и, облизнувшись, ответила.

— Управлять стихиями можно с помощью нашей силы. Погодные маги могут либо препятствовать образованию стихии, либо направлять энергию стихии в другое русло, чтобы она не принесла разрушительных действий.

— А эта оборотница — северная лисичка песец. — Чахкли продолжал знакомить Юлю с однокурсниками.

Минлей довольно улыбнулся, и масляным взглядом огладил девушку, которая недовольно поморщилась. Мужчина ярким указующим лучом ткнул в атмосферное завихрение фантома Земли, которое стало более выраженным, превращаясь в ураган.

— Юля, остановите это стихийное бедствие. — И преподаватель поманил ее пальцем к своему столу.

Девушка вышла и в растерянности остановилась перед полупрозрачной Землей, висящей над полом. Она понятия не имела, как остановить этот ураган, как пользоваться своей силой.

— Ну что же вы остановились? Замерзли? Плохо себя чувствуете? — Продолжал издеваться Минлей.

— Я не знаю как. — Прошептала девушка.

— Не знаааетее. — Протянул мужчина. — Так за какие такие заслуги вас зачислили на обучение без экзаменов??

Девушка пожала плечами. Какой смысл что-либо объяснять тому, кому эти объяснения не нужны.

— Не слышу. Вы меня игнорируете? — Никак не отцеплялся Минлей.

— Почему бы вам не задать этот вопрос ректору Зое Алексеевне? — Юля вскинула голову и упрямо уставилась в глаза преподавателю. Заметив странную вспышку в его глазах, Юля не успела испугаться.

— Идите на место. Вам не грубить преподавателю нужно, а просиживать все время за учебниками. — И Минлей убрал ураган с фантома одним движением указательного пальца.

— Итак, студенты, сегодня мы с вами изучаем способы борьбы с ураганами. — Минлей развернул иллюзорную доску, на которой огненными буквами стали проявляться слова.

— Как не допустить образования урагана. Первое: не допустить перемешивания горячего и холодного воздуха. Этого можно достичь несколькими способами. Выровнять температуру потоков, развести разнотемпературные потоки, предупредить образование этих самых потоков. Второе: ураганы образуются при высокой влажности воздуха, значит необходимо уменьшить влажность либо препятствием конденсации, либо банально высушивая воздушные массы. Вы должны остановить воздушный насос, коим является ураган. — Минлей снова щелкнул каким-то переключателем и каждому на стол лег список магических заклятий. — Выучить магические плетения к следующему занятию.

Он с ехидным выражением лица оглядел уткнувшихся в бумаги студентов и объявил:

— А теперь пройдите в Зал для медитаций. Там проведем практическую часть занятия. И даже те, кто практически полный ноль. — Он с видом полного превосходства уставился на Юлю.

Ощущение обиды и чувство вселенской несправедливости захлестнули девушку, и она поняла, что начинает закипать. В ее жизни очень редко встречались люди, с которыми Юля была готова вступить в конфликт, и она не умела себя вести с ними. Но когда девушка начинала кипеть, то теряла над собой контроль и взрывалась так, что ей бывало очень стыдно потом за свои действия.

Почувствовав осторожное прикосновение к своей руке, Юля опустила глаза вниз. Самылко обеспокоенно смотрел на нее.

— Ты в порядке? — Тихо спросил он. — Идем в зал?

— Идем. — Обреченно выдохнула она.

Зал для медитации представлял собой большое помещение с высокими потолками и защищенными световыми щитами окнами. На полу в углу лежали стопкой маты, которые брали студенты и устраивались на полу вдоль стены.

Юля тоже взяла мат и отошла в сторонку, не желая навязываться соученикам, разглядывающим ее с настороженностью. Она села на мат и подтянула колени к груди. Самылко отбежал к девушкам, сидящим в противоположной стороне от их матов, и Юля осталась одна на короткое время, которого хватило, чтобы к ней подошел Хасавато.

Он встал над ней, скрестив руки на груди и расставив ноги шире плеч, подавляя ее своей массой и нахальством.

— И? — Юле надоело такое омерзительное отношение, да и внутреннее напряжение требовало выхода.

— Ты!

— Я. И?

— Кто ты такая?

— А тебе-то что?

Тадебе вспыхнул от такого ответа и склонился над девушкой, грозно нависая над ней.

— Почему тебя взяли учиться посреди года?

— А это тебя не касается, думаю. — Она дерзко не отрывала глаз от шамана.

— Меня касается все. Я лучший на курсе. — Хвастливо высказал Хасавато и еще больше сузил щелочки глаз.

Девушка смотрела на его плоское как блин лицо, кнопку широкого носа и торчащую кустиками щетину на щеках.

— Лучший в чем?

— Во всем! А ты слабая и никчемная. И лучше тебе не высовываться. Живи тихонько. И не зли меня. — Шипел он.

Юля начала тихонько хихикать, затем ее смех стал громче и вот уже она, не сдерживаясь, хохотала во все горло до икоты. Растерянный Хасавато присел на корточки рядом.

— Что с ней? — Спросил он у Самылко, прибежавшего разбираться с тем, что стряслось с его подопечной.

Тот пожал плечами и схватил Юлю за плечи.

— Успокойся! Юля, что случилось?

— Ой, Самылко, он сказал «Не зли меня», — девушка ткнула пальчиком в сторону шамана, — а сам выглядит как индюк надутый. Ой, смешной какой!

— Так ты надо мной смеешься??? — Заорал Хасавато. — Надо мной??? Как ты смеешь!!!

И мужчина размахнулся, желая залепить оплеуху девушке.

— Что здесь происходит? — Стальной голос, которым можно было резать возникшую в зале тишину, заставил Хасавато остановиться.

Сэре Сармик стоял в дверях, сложив руки на груди и попеременно сверлил взглядом сапфировых глаз Хасавато и Минлея, прислонившегося к стене с независимым видом.

— Ничего, господин декан. — Склонился в подобострастном поклоне тадебе. — Просто контакты налаживаю с новенькой.

— С помощью силы, студент Хасавато?

— Это не то, что вы подумали… — Заюлил студент. Остальные выжидающе и с интересом наблюдали за развитием ситуации.

Сэре Сармик развернулся к напрягшемуся Минлею.

— Прошу в мой кабинет. Мне явно нужны ваши комментарии к возникшему конфликту. — И оборотень резко вышел из кабинета, даже не усомнившись в том, что Минлей последует за ним.

— Да, Юлька, умеешь ты вляпываться. — Прошептал Самылко.

Хасавато сидел на своем коврике и изо всех сил изображал бурную медитативную деятельность, прикрыв глаза и шумно сопя.

К Юле и Самылко осторожно подобрался худенький высокий парнишка с длинными лохматыми волосами, бородкой и усами, что смотрелись нелепо на таком молодом лице. Издалека казалось, что он одет в курточку с меховыми рукавами, однако, когда он подошел, стало ясно, что рукавов у курточки не было, и это были вовсе не рукава, а поросшие шерстью руки.

Парнишка присел и широко улыбнулся, обнажив острые длинные клыки. Грубоватые черты лица и глубоко посаженные глаза полностью скрашивала открытая и несколько застенчивая улыбка, словно он боялся, что его оттолкнут.

— Привет, Юля. Я Иленя Нэнець. Зверолюдь. Можно просто Иль. Ты, надеюсь, меня не боишься? — И он так потупил глаза, словно придворная дама, что девушка хихикнула.

Чахкли хмыкнул и предложил Илю переместиться с ковриком ближе к ним. И уже через несколько минут троица сидели все вместе.

— Юль, а ты откуда?

— Из Москвы, это в Срединном мире.

Иль мечтательно поднял голову кверху:

— А я нигде не бывал, кроме Верхнего мира… А у вас как, Юль?

— У нас обычно. Никакой магии, зато есть телевизор, телефон, автомобиль.

— И что такое те-ле-фон? — С любопытством уставились на девушку чахкли и зверолюдь.

— Это такое средство связи. Почти как ваши серьги. Только уши колоть не нужно, их в руках носят. И они работают на электричестве.

С сомнением в голосе Иль протянул:

— Это же неудобно… Руки заняты, а если электричество закончится, то и связь всё?

— Всё! — Засмеялась Юля. — Зато у нас кино есть!

И Юля потратила несколько замечательных минут, объясняя, что такое кино и почему люди Срединного мира так любят это развлечение. Увлеченно рассказывая друзьям историю Джека Воробья, Юля не заметила, что Минлей успел вернуться и, словно карающий ангел, нависал над потешающейся над приключениями прибабахнутого пирата троицей.

— В наказание Юля к следующему занятию приготовит письменную работу про магические нити и их применение в плетении заклятий. Все свободны! — Процедил он сквозь сомкнутые зубы и вышел из зала.

— Ну вот, без вины нарвалась на штраф. — Вздохнула девушка.

— Мы поможем. Не переживай! — Иль взял ее и свой мат, и они поспешили сбежать из негостеприимного места.

— Юлька, бежим быстрее. Нас такое интересное занятие ждет! — В предвкушении подпрыгивал Самылко.

— Куда мы идем?

— На Погодные заклинания!

Иль восхищенно прицокнул:

— Мммм, Юляяя… Хозяин семи ветров тааакой мужчинааа… У нас все девушки от него в полном восторге!

— Иль, не пугай девушку! Ты сам сейчас ведешь себя как влюбленная Еля. — Самылко изобразил жеманные жесты оборотницы-песца.

Так подшучивая и хихикая, они дошли до кабинета, в котором их уже встречал высокий и стройный молодой мужчина.

Сказать, что он был красив, значит солгать. Слишком резкими были его черты лица, высокие скулы, кривоватый, будто сломанный, нос, полные чувственные губы, и светлые почти бесцветные глаза. Волосы длинной до середины шеи находились в художественном беспорядке, казалось, что он давно не попадал в руки парикмахера, и теперь непослушная шевелюра укладывалась так, как хотелось резкому холодному ветру. При всем этом, от мужчины просто расходился флёр обаяния и доброжелательности.

— О! Новенькая! Наслышан! Познакомимся? — И он шагнул навстречу, протягивая твердую мозолистую руку. — Сивмин Ере. — Представился он, улыбнувшись так, что девушку обдало волной тепла и спокойствия.

— Юля. — Положила руку в его ладонь она, и мужчина сухими губами коснулся ее пальцев.

— Вот так уже лучше. — Согревая ее ладонь, продолжил внушать уверенность он. — А теперь садитесь на свободное место, и начнем занятие!

Иль, Самылко и Юля сели рядом за один стол и приготовились слушать и внимать.

Сивмин начал пару необычно. Он подкинул вверх простое красное яблоко и пронзил его созданной заклинанием ледяной стрелой. Яблоко тут же заледенело и взорвалось на облако мелких как пыль кристаллов, разлетевшихся по всей аудитории, от чего в воздухе запахло морозной свежестью и яблоневым цветом.

— И темой нашего занятия сегодня будет что? — Он обвел взглядом студентов, и руку вверх подняла миловидная рыженькая девушка.

— Ледяная магия?

Еля чуть не съела взглядом рыжую магиню, злобно покусывая мелкими зубками пухлую нижнюю губку.

— Не угадала, Лори, не ледяная магия, а Ледяной взрыв.

— Это Лори Икко. — Она тоже, как и ты, погодный маг, снова подсказал Самылко.

— Рисунок плетения заклинания вот такой. — И Сивмин изобразил рукой затейливый узор. — А теперь повторите. — И перед каждым студентом зависло румяное сочное яблочко.

Юлины приятели легко справились с поставленной задачей, а вот сама Юля, как ни пыталась повторить рисунок, никакого ледяного взрыва получить не могла, и ее яблоко сохраняло первоначальную форму и цвет.

Хозяин семи ветров подошел к девушке, и наблюдал за ее работой.

— Юля, вы видите нити магии?

— Нет. Ничего не вижу.

Сивмин сморщил нос, встал за спиной девушки и кончики холодных пальцев положил на ее виски.

— Попробуйте еще раз.

Девушка попыталась изобразить рисунок снова. Сивмин, не отнимая пальцев, прижался к ее затылку лбом. И эта попытка провалилась опять.

— Юля, вы давно магию открыли?

— Совсем недавно. И я вообще ее не чувствую.

Преподаватель задумчиво смотрел на девушку.

— Сложно нам с вами будет, Юля. К сожалению, я не могу заниматься дополнительно вне рабочего времени. Поэтому придется вам самой тренироваться. А я буду выделять время для консультаций раз в две недели. Попробуем?

— Конечно, попробуем!

— А мы поможем. — Серьезными голосами откликнулись приятели.

— Вы уж поможете… — Скепсис в голосе преподавателя заставил Юлю удивленно посмотреть на него.

— Что, Юля, неужели вы им верите? Эти два прохвоста ставят на уши всю Академию с начала года! — Сивмин просто наслаждался ситуацией.

— Конечно, доверяю, как себе. А себе я доверяю не всегда. — Улыбалась Юлия.

— Вот, я так и знал! — Он картинно закатил глаза. Затем развернулся ко всем студентам. — Повторяем дома заклинание и доводим до автоматизма. А теперь, бегите все обедать!

Студенты радостным потоком побежали в столовую.

Уже на выходе из аудитории Юлю окликнула Лори.

— Юля, подожди. — Рыжеволосая девушка догнала компанию приятелей. — Хочешь, я с тобой позанимаюсь? Все равно я лучше этих охламонов в теме разбираюсь.

— Спасибо. Если тебе не сложно. — Юля благодарно коснулась руки Лори.

— Ничего, если будет сложно, я скажу. Обедать? — И ребята завалились на свободную лавку. Наскоро перекусив, и почти не пообщавшись, они отправились на Защиту.

Внутренне чувство подсказывало Юле, что ничего хорошего от этой дисциплины ждать не приходилось. Переодевшись в обычную спортивную форму и привычные кроссовки, Юля вышла на улицу следом за Лори.

Уже вся их группа выстроилась в одну линию, девушки подошли и встали с краю. Все с какой-то обреченностью ждали преподавателя.

— Сейчас опять зверствовать будет… — Пробормотала Лори.

— Буду. И зверствовать буду. И сейчас и потом. — На поле выкатился приземистый кривоногий мужичонка, с длинными усами и синеватым бритым подбородком. Мохнатая шапка закрывала его глаза, и сказать на кого именно смотрит преподаватель, было сложно.

— И чего стоим? Кого ждем? Быстро-быстро побежали! Мужики десять кругов, женщины пять. И быстро-быстро!

Юля никогда особо не дружила со спортом, поэтому уже после второго круга была готова выкашлять легкие, разрывающиеся от чрезмерной вентиляции.

— Дохляк… — Прокомментировал преподаватель, подкатившись к ней поближе. — Собралась и побежала-побежала!

Со стоном девушка плелась третий круг, а выйдя на четвертый, просто упала на дорожку и приготовилась умереть.

— И как в слабом теле ты ждешь сильную магию?

— Никак… Я уже ничего вообще не жду. — Юля лежала и постанывала от боли в ногах. Мужчина покачал головой и, склонившись над девушкой, плеснул ей в рот какую-то ядреную жидкость, продравшую до самых пяток. Юля вскочила и резво добежала четвертый и пятый круг, упав уже окончательно.

— Ой, как выдохлась, однако. Слабая женщина. Слабая-слабая. — Мужичонка покачал шапкой и покатился к остальным. Самылко и Лори попытались перетащить Юлю на скамейку, где она и лежала до конца занятия пока остальные выполняли какие-то упражнения. Несмотря на твердый лежак, Юля умудрилась задремать, почему и не заметила, как преподаватель подошел ближе и стал разглядывать ее.

— Каждый день бегай. Быстро-быстро. Иначе плохо тебе будет. Утром вставай и бегай. А теперь иди, отдыхай. И лучше бы тебе прогреться.

— Пойдем, Юля. — Самылко и Иль, морально и физически поддерживая Юлю, медленно передвигались в сторону Деревянного дома.

Почти у самых дверей их нагнала Лори.

— В сауну или на источники? — Спросила она.

— Юль, куда хочешь? — Самылко заглянул в глаза.

— Куда ближе? — Еле дыша, Юля переставляла ноги.

— Сауна. — Хором ответили парни.

— Значит сауна. — И с этими словами они ввалились в гостиную Деревянного дома.

На их беду внизу оказалась скучающая Хэхэ, мимо которой никак не могло пройти такое событие, как явление Юльки после первого дня учебы.

— Оюшки-оёюшки! Это кто же это у нас такой уставший домой пришел? — Аж подпрыгивая от любопытства, старушка рванула к живописной группе студентов, поддерживающих еле живую Юлю.

— Укатали деточку, упаластали ироды!!! — Запричитала она. — Ни живую, ни мертвую принесли! Это кто ж так издевался над бедняжечкой? Неужто сам Чынгыз Хаан ручку свою коротенькую приложил? Или ножкой кривенькой подгонял? — И с таким звуковым сопровождением Юлю вели до самой двери ее комнаты.

Лори предложила зайти за Юлей через полчасика, и уже с собранными принадлежностями для сауны, вместе идти расслабляться.

У Юли не было сил ни переодеваться, ни собираться. Однако она пересилила себя и, покачиваясь и скрипя коленными суставами, сложила в сумку банную простыню и полотенце. Через полчаса Лори подхватила уже обмякшую Юлю, и они вдвоем спустились в сауну.

Лежа на деревянных ароматных лавках, Юля и Лори грелись, млели и расслаблялись в сухом жаре, болтая на отвлеченные темы. Юля рассказывала о своей жизни, о том, чем она занималась раньше и о том, как попала в Академию.

Лори, услышав про Черного Ястреба и Минлея, даже присвистнула и подскочила на лавке.

— Юлька, это же не просто так! Тебе должны были прислать Проводника, как только у тебя магия плеснула даже минимально. А тебе Минлей свою птичку, похоже, отправил.

— Слушай, а зачем нужен Проводник? — Юля тоже заинтересованно села.

— Проводник… Он же учит основам, оттягивает на себя лишнюю магию, не давая устроить выброс. А этот, судя по всему, ничему тебя не учил. Только подталкивал к переходу в этот мир. Да, и, похоже, этого твоего мачо-чмо тоже не просто так подсовывали, торопился кто-то с тобой расправиться. — Лори увлеклась рассуждениями и размахивала пальчиком, очерчивая каждую свою мысль затейливым жестом.

— С кем бы нам поговорить… — Юля уже увлеклась идеей расследования настолько, что была готова бежать куда угодно и терзать кого угодно, лишь бы узнать правду.

— Надо к Сэре Сармику сходить… — Лори задумчиво почесала ногу.

— Сэре Сармик!!! Он же меня убьет!! — Всполошилась Юля.

— Из-за чего убьет?

— Да я к нему после ужина должна идти!!

И девушки сорвались с места, забыв о ноющих мышцах и усталости.


Глава 6. И снова неудача


В кабинете декана Юлю ждал неприятный разговор. Сармик был очень напряжен и не скрывал этого.

— Юля, что у тебя с Минлеем происходит?

— Я правда не знаю. Он меня воспринимает в штыки.

— И мне он ничего не рассказал. — Задумчиво произнес декан. — А расскажи-ка ты мне про то, как в твоей жизни появился Черный Ястреб?

И уже в который раз привычно Юля повествовала о том, как попала в поход, как первый раз увидела Ястреба и как познакомилась с Хэбидя Хо Ервом.

Сармик выслушал молча, иногда делая какие-то пометки в лежащем на столе блокноте. И, когда Юля закончила свой рассказ, декан начал спрашивать.

Первым делом он уточнил, кем являются родители Юли, и очень удивился, поняв, что никакого отношения к магии они оба не имеют.

— Юль, не понимаю. Абсолютно не понимаю, откуда в тебе сила.

Юля вздохнула от осознания того, что уж она-то не понимает еще больше.

Декан расхаживал по кабинету, периодически останавливаясь напротив девушки и рассматривая ее.

В конце концов, Юле это надоело, и она попыталась прекратить это изучение ее под лупой.

— Что? — Требовательно спросила она.

— Юль, а ты ведь совсем силой пользоваться не умеешь? И нити силы не видишь?

— Не умею и не вижу.

— Вот зашибись… — Сэре Сармик обреченно рухнул в свое кресло. — Не отказывайся ни от чьей помощи. Послушай меня.

— Не буду. Не в моих интересах. — Опустила глаза в пол.

— Вот и хорошо. У тебя какие-то вопросы есть? Что-то хочешь узнать? А то сегодня я уже не успею тебе рассказать все, что запланировал.

Девушка задумалась.

— Сармик, а расскажите мне о существах. — Попросила она.

— Хм… — Улыбнулся декан. — А ты лентяйка, Юля. Все есть в библиотеке. Но я все-таки расскажу тебе немного. О твоих приятелях. Хочешь?

— Хочу!

— Итак, чахкли. Я так понимаю, ты не удосужилась спросить куратора о его расе? — Девушка отрицательно помотала головой. — Я так и думал. Чахкли… Они родом из Карелии, впрочем, как и твоя новая знакомая Лори. Чахкли пришли сюда из подземного мира и принесли свою магию, совершенно отличную от всех остальных. Чахкли хранят подземные богатства, богаче их нет никого ни в одном из миров. Ты знакома с Самылко и Негостаем, а они уже адаптировались к общению с другими расами. В обычной же жизни, это вредные существа, которые любят зло шутить и дразнить людей и магов.

— А вот эти малыши, которые бегают стайками по Академии в плащиках с капюшонами и чирикают словно воробушки, это тоже чахкли?

— «Словно воробушки»… — Декан вытирал слезы, выступившие от смеха. — Юля, ты бесподобна! Бедные сиртя не знают, что их воробушками назвали! Нет, Юля. Это другие существа. Вот про них уж сама прочитай. А завтра без отлыниваний с утра бегать. Чингыз Хаан абсолютно прав. Физическое состояние тела влияет на состояние силы. Поэтому работать и работать тебе, Юля.

У здания Академии ее уже ждали Самылко, Негостай и Пири.

— Привет, ребята! — Поздоровалась Юля.

— Привет! — Негостай радостно ухватил девушку за руку. — Идем к нам. Дело есть.

— Идем. — Согласилась она.

Небольшая компания протопала к земляному холму, в котором располагались жилища подземных жителей. Уютная трехкомнатная норка на двоих встретила гостей ароматом свежевыпеченных пирожков и большим пузатым самоваром, стоящим посреди стола.

— Проходите, Юля, Пири. — Негостай гордился своим домом и своими кулинарными навыками.

— Так ты сам пек пирожки?? — Удивилась Юля.

Негостай смутился от такого повышенного внимания и выставил большой противень с малюсенькими пирожками с разнообразной начинкой.

— У меня в кухне печь. — Пояснил чахкли. — И я люблю стряпать.

— А я люблю есть! — Радостно возвестил Пири и ухватил с противня круглый пирожок с черникой.

Ребята пили вкусный сладкий чай и обсуждали первый учебный день Юли в Академии.

— Плохо, что ты никак не видишь нити. — Заглатывая очередной пирожок, пробубнил Пири. — Сейчас поедим и Негостайка попробует с тобой их посмотреть.

— Ага, наша сила другая. Может с ней получится. — Самылко согласно кивал головой и прихлебывал чай вприкуску с твердым кусочком сахара.

Устроившись на низкой лежанке, покрытой мягкими пушистыми одеялами, Юля оперлась о большую подушку, которую ей подсунули под спину и голову.

— Юля, закрой глаза. — Негостай присел рядом с ней и положил маленькую горячую ладошку на лоб девушки.

Послушно закрыв глаза, она погрузилась в полусонное состояние. Негостай сквозь сомкнутые зубы стал издавать монотонные ритмичные звуки, проникающие в сумеречное состояние психики. От ладошки на лбу шло тепло, заливающее глаза. Голос Негостая вызывал желание открыть глаза и увидеть его, но тепло ладони не давало это сделать.

Безумное, непреодолимое желание видеть окружающее нахлынуло на девушку. Она пыталась скинуть ладонь чахкли, прорваться через вязкую пелену, созданную голосом Негостая. Юле казалось, что она раздирает удерживающие ее путы и в один миг ее ослепляет яркий непереносимый свет. Она вскрикнула и забилась в болезненных судорогах.

Прохладная влажная ткань касалась ее лица.

— Юля, не открывай глаза пока. — Голос Самылко звучал глухо и взволновано.

— Что случилось?

— А понятия не имею. Все как-то не так пошло. Тебе хотели сумеречное зрение открыть. Не вышло. Но что-то вышло, что мы не знаем.

Пири сидел рядом, держал Юлю за руку и тихо ругался на неизвестном языке. Девушка понимала по эмоциям и экспрессии, звучавшей в словах, что это был именно ругательства.

— Пири, ты чего, ругаешься да? — Спросила она.

— Угу. Ругаюсь. А что?

— Слова незнакомые.

— Так это финский. — Влез в разговор Самылко.

— А где Негостай? — Юля не слышала второго чахкли.

— Спит. Выложился полностью. — Ответил ей Пири.

— Попробуем ей глаза открыть? — Любопытство звучало в голосе Самылко.

Они осторожно убрали с лица девушки мокрую ткань и в ожидании уставились на нее.

С нетерпением и внутренним желанием прикоснуться к чуду, Юля разлепила веки и…

И ничего. Никаких новых способностей девушка так и не обрела.

Разочарованно вздохнув, Пири встал со своего места.

— Пошли, Юль. Провожу в комнату.

Поддерживая ее под руку, Пири довел девушку до самой комнаты.

— Утром зайду. Бегать пойдем. — Он коротко кивнул девушке и, не оборачиваясь, ушел к себе.

Оказавшись наконец-то наедине с собой и со своими мыслями, Юля загрустила. Вдалеке от родных и близких, да еще и трудности с самого начала не терзали ее душу, горькие слезы, скопившиеся за последнее время, полились нескончаемым потоком. С наслаждением нарыдавшись и ужалевшись себя, Юля забралась в тесный душ, после чего рухнула спать как подкошенная, решив для себя сделать все возможное и невозможное, чтобы освоить таки эту такую сложную и капризную магию.

-------------------------------

Утро началось с яростного стука в дверь. Еле открыв глаза, девушка доплелась до двери.

— Кого нелегкая принесла? — Спросила она, глядя на часы, показывающие пять утра.

— Юль, это Пири. И мы идем бегать!

Распахнув дверь, девушка увидела жизнерадостное выражение лица молодого человека. Перед Пири же предстала девушка с припухшими глазами, взъерошенная и в смешной безразмерной пижаме с миньоном на груди.

— Ты нормально себя чувствуешь? — Обеспокоился он.

— Ага. Дай мне десять минут, и я буду готова.

С учетом вчерашнего занятия и больных мышц, утренняя тренировка превратилась в очередную пытку. Ноги еле передвигались, в голове шумело. Какая магическая сила? Тут обычной физической силы не хватало, чтобы доползти до края поля, по которому бегали они с Пири. Точнее бегал один Пири, а Юля пыталась передвигаться по дорожке со скоростью черепахи.

— Юлька, да ты совсем двигаться не можешь. — Заметил приятель, в очередной раз пробегая мимо еле плетущейся девушки.

— Не могу… — Согласилась она, держась за бок, задыхаясь и провожая взглядом удаляющуюся спину Пири.

— Дааа, Юль. Такими темпами нам с тобой с тренировок вообще вылезать не надо. — Снова обогнал он ее.

Юля скрипнула зубами, но даже не рискнула увеличить темп своего так называемого бега.

— Пииириии!!! — Взмолилась она, поймав пробегающего мимо парня. — Сил нет моих. Пойдем уже отсюда. Еще и на занятия успеть надо.

Пири засмеялся, подхватил ее на руки, закинул на плечи и начал приседать.

— Пири!!! Я тебе что??? Снаряд гимнастический??? Поставь меня на место!! — Приглушенно выдыхала она.

Пири бегом, так и не отпустив ее с плеч, добежал до Деревянного дома.

— Теперь в душ и дуй на занятия. — Подтолкнул девушку в сторону ее комнаты парень.

Первая пара была по Погодным рунам и вел ее декан. Занятие было размеренным и спокойным. Казалось, что все, чем занимается Сэре Сармик несет на себе отпечаток его личности. Спокойствие, основательность, надежность, уверенность.

Юле, имеющей художественное образование, запоминать руны и их сочетания было легко. И все ей было очень интересно.

Оказывается, с помощью рунного письма можно призвать дождь, снег, град. Можно установить теплую солнечную погоду, а можно вызвать ураган или бурю.

Само по себе руническое письмо привлекало Юлю. Рисовать угловатые значки ей очень нравилось, а уж названия рун, казались удивительными и загадочными.

Сармик стоял у доски и обычным ученическим мелом выводил:

— Хагал (Дождь) + Феху (Рывком) + Эйваз (Трансформируем) + Соуло (В солнечную погоду). — Декан обернулся, чтобы убедиться в том, что все успели записать формулу, и увидел скептическое выражение Юлиного лица.

— Юлия, ты в чем-то сомневаешься?

— Ну, как-то не верится, что вот эти четыре знака уберут дождь. — И девушка смущенно опустила глаза.

— Ты права. Сами по себе руны не изменят ничего. Но стоит их только наполнить силой… — Декан повернулся к доске и поднял руку, заставляя руны мерцать и наливаться светом. — И дождливый день… Где вы хотите исправить погоду, студенты? — Вновь обратился к аудитории он.

Лори выкрикнула:

— Петрозаводск!

Кто-то с заднего ряда назвал Усинск, звучали Печора, Москва, Санкт-Петербург…

Сармик улыбнулся:

— Дождь сейчас идет в родном городе Лори Петрозаводске. Вот там мы и подарим солнце. — Декан добавил еще немного своей силы в сверкающие словно огонь руны, слетевшие со школьной доски, закрутившиеся в воздухе в спираль и со звучным щелчком исчезнувшие в воздухе.

— А теперь смотрим в визоран. — И все уставились в чаши, стоящие на каждом столе.

Сильный дождь, заливавший город сплошной стеной, в один момент начал сходить на нет и сквозь разрывы в тучах начало пробиваться яркое солнце.

Юля в восхищении подняла глаза на преподавателя и уловила волну одобрения и симпатии с его стороны. Самылко заметил, как девушка вспыхнула и быстро опустила глаза.

— Юююль, а ты чего? — Прижался к ее боку чахкли и заглянул в лицо снизу-вверх.

— Все хорошо, Самылко! Все хорошо!

Занятие подошло к концу и Юля стала собираться на выход, когда декан подошел к ней.

— Юля, сегодня будем встречаться не у меня в кабинете. Ждите в гостиной вашего дома. Я зайду после ужина.

Девушка согласно кивнула.

В переходе во второй учебный корпус Лори подхватила Юлю под руку и, с видом заговорщицы, стала пытать о вчерашней встрече с деканом.

— Ты его про Минлея спросила?

— Спросила.

— И что??

— И ничего. Ничего он мне не сказал.

Лори остановилась как вкопанная.

— Это неправильно. С этим что-то нужно делать.

— Что предлагаешь? — Юля покосилась на подругу.

— Следить за Минлеем.

— Ты с ума сошла???

— Неа. Мы к нему следилку привесим. Даже знаю с кем поговорить надо.

Самылко от такого заявления потерял дар речи и так и шел до аудитории с открытым от удивления ртом.

В кабинете Музыки дул легкий ветерок, забравшийся через открытые настежь окна. И снова преподавателем был мужчина. Он с невозмутимым видом разглядывал каждого входящего в аудиторию, кивал ему головой и указывал место, куда студент садился. Как предупредил Самылко, на каждом занятии места менялись.

На Юлю он посмотрел с удивлением, сменившимся изумлением и неверием.

— Студентка, подойдите.

Юля оглянулась, опасаясь, что неправильно поняла.

— Вы меня? — Ткнула она себя пальцем в грудь.

— Вас-вас. Идите сюда. — Поманил он рукой.

Девушка с некоторой опаской подошла ближе. Мужчина разглядывал ее, а Юля воспользовалась ситуацией и безнаказанно пялилась на него. В преподавателе легко было угадатьпредставителя северного народа. Высокие скулы, небольшой чуть приплюснутый нос, узкие хитрые глаза карего цвета и тонкие губы на широком лице. Волосы перетянуты кожаным шнурком, несколько цветных веревочек вплетены в волосы и свисают на виски. Невысокий и мускулистый, он был как скала крепким и сильным.

— Вы не знаете кто я, правда? — Мужчина упивался осторожным любопытством девушки.

— Не знаю.

— Я тадебе.

Юля растерянно оглянулась на одногруппника, который по сравнению с этим скромно одетым мужчиной выглядел аляповато и глупо. Заметив красноречивый взгляд, преподаватель засмеялся.

— Я не просто тадебе. Я Мутратна тадебе — шаман-кудесник, чудотворец. И мне нет необходимости носить столько амулетов. Мне и без них силы хватает. — И он насмешливым взглядом одарил Хасавато. — Мое имя Хынокад. А ваше?

— А моё Юлия. Можно просто — Юля.

— У вас удивительная аура, Юля. Я подобное видел единожды много лет назад. — Девушка вдруг почувствовала себя неуютно. — Не пугайтесь, я вам позже расскажу. И подскажу кое-что. Вы же имеете сложности с вашей силой? Я не ошибся?

— Не ошиблись… И спасибо вам. Я обязательно к вам подойду за советом. — Юля благодарно склонила голову.

Шаман благосклонно ответил полупоклоном и отправил девушку сесть одной у окна.

— Музыка погоды… Все, кроме Юли, уже знают о музыке погоды. Поэтому сегодня мы сели так, чтобы не мешать ей осознать свою погодную музыку и ту стихию, что будет Юле помогать и поддерживать ее магическую силу. Пока Юля будет работать индивидуально, остальные слушают музыку ветра и записывают все, что сможете разобрать в его песне.

В тишине студенты сели с обреченным видом слушать завывания ветра, а Хынокад присел за стол рядом с Юлей.

— Приступим? — Коснулся он кончиками пальцев ее запястья. Юля отодвинула руку, постаравшись избежать лишних телесных контактов с преподавателем. Хынокад заметил это и радостно растянул губы в улыбке.

— Юля, не шарахайтесь от меня. Нам сейчас нужен контакт. Возьмите меня за руку и будем слушать вашу погодную стихию.

Его рука оказалась сухой, мягкой и горячей.

— Глаза закройте. — Девушка послушно закрыла глаза. — Слушайте!

В полной тишине завыл резкий сильный ветер, закрутил вихри, забросал ветки и песок. Вдруг, неожиданно, словно громкий выстрел, резко и пугающе прогрохотал гром и первые тугие капли дождя упали на землю, пришлепывая глухую пыль. Капли стучали все чаще, превращаясь в сплошную лавину дождя. Толстые водяные нити кнутами хлестали по земле, оконным стеклам и крышам домов. Не затихая рокотала небесная канонада, разрывающая тучи яркими молниями. И тут же все стихло. Опустилась звенящая тишина.

Юля восхищенно открыла глаза.

— Услышали? — Спросил Хынокад.

— Да. Гроза. — Счастливо прошептала она.

— Гроза… Я так и думал. — И преподаватель почтительно склонился перед девушкой.

Девушка сразу же захотела вывалить все возникшие вопросы, однако Хынокад отрицательно покачала головой и сделал знак молчания, приложив палец к сомкнутым губам.

Во время обеда Лори куда-то сбежала, оставив Юлю в растрепанных чувствах в столовой. Самылко и Негостай сидели рядом и пытались хоть как-то поднять ей настроение. А девушку не оставляло ощущение того, что шаман-кудесник что-то знает про ее силу, но в силу каких-то причин скрывает это. И Юле очень не хотелось оставлять эту ситуацию на смотек.

И снова «любимый» Юлин предмет Защита. С явным нежеланием девушка выходила на стадион. Радостный Пири стоял напротив выхода и ждал Юлю.

— А мы сегодня с вами!

— Кошмар… И что мы делать с вами будем? — Юля была явно не в восторге от перспективы совместного занятия с боевиками.

Мимо продефилировал Хасавато, демонстративно отбрасывая на спину звенящие монетками и амулетами косы. Бросил косой взгляд в сторону приятелей и презрительно сплюнул.

Самылко фыркнул вслед заносчивому тадебе.

— Гусь щипаный. — Друг не смог сдержаться несмотря на то, что Негостай дергал его за рукав, пытаясь его успокоить.

— Не связывайся с ним. От такого дальше — вони меньше. — Юля тоже не желала обострения конфликта с этим противным существом.

— Разумное решение. — Прозвучало из-за спины девушки, и она развернулась всем корпусом, чтобы уткнуться носом в довольное лицо преподавателя.

Чынгыз Хаан приблизился вплотную к лицу Юли и всмотрелся в ее глаза.

— Значит в пару с Хасавато тебя не ставить? — Он поднял высоко кустистые брови так, что они спрятались под мохнатой шапкой.

— Лучше не надо. — Улыбнулась Юля. — Не рационально это.

— Ну не надо, так не надо. — Заложив руки за спину, он удалился в центр стадиона.

— Это что такое было? — Удивленно спросил Пири.

— Понятия не имею. — Так же ответила Юля. Девушка обеспокоенно искала взглядом Лори, которая сбежала еще во время обеда и так с тех пор и не появлялась.

Лори бежала из раздевалки на ходу застегивая спортивную курточку.

— Ты где была??? — Юля от волнения даже забыла о том, что преподаватель уже на месте.

— Ходила к одному знакомому. Помочь просила последить за Минлеем. — Лори прыгала на одной ноге, застегивая кроссовку.

— Лори, ты с ума сошла??? — Шипела Юля, пытаясь образумить подругу.

— А чего он скрытничает?? Все равно узнаю. После занятия обсудим. — Шикнула она и встала в пару с Пири.

Юле достался незнакомый боевой маг с рабочей стихией Земля и Камень.

— Георгий. — Представился он, протянув огромную словно лопата ладонь.

— Юля. — Пискнула она.

— Эх, Юлька. Зажжем? — Боевик схватил ее руку своей лапищей и поволок на дорожку.

Ехидный смешок Чынгыз Хаана разнесся по стадиону. Пробежав два круга, Юля как обычно собралась сойти с дистанции, однако Георгий вновь захватил ее в плен своих ручищ, и девушке пришлось бежать через силу.

— А теперь упражнения! — Так же радостно провозгласил здоровяк. В его руках девушка чувствовала себя кукленышем, игрушкой без воли и желаний. Георгий выполнял все. Что им наметил преподаватель, не оглядываясь на интересы Юли.

Получив указание Чынгыза о спарринге, Юля поняла, что бороться с напарником она не сможет, так как все еще не владеет силой. Однако, Георгий и слышать ничего не хотел о том, чтобы прекратить тренировку. Он тряс землю под ее ногами, создавал овраги и ямки, когда она пыталась убежать от него, кидался в нее комками земли и мелкими камешками, создавая их прямо в руках. Каждую неудачу девушки Георгий сопровождал едкими комментариями, цепляющими ее самолюбие.

В очередной раз растянувшись на земле, попав ногой в дырку в земле, Юля разозлилась на хохочущего Георгия до такой степени, что ей до рези в глазах, до боли в сцепленных пальцах захотелось отомстить, сделать ему больно, стереть с его лица наглую ухмылку. Боль, возникшая в кончиках пальцев, становилась все невыносимее, превращаясь в яркий сверкающий огонек, который сорвался и полетел в сторону обидчика, врезаясь ему пониже спины.

Георгий подпрыгнул от неожиданности и побежал, подгоняемый жгучим огоньком, под смех студентов. Юля в растерянности смотрела на свои руки, пыталась повторить ощущение покалывания и жжения на кончиках пальцев, и у нее ничего не выходило. С растерянностью она оглядела стоящих рядом друзей.

— Ничего не получается…

— Не форсируй события, Юля. — Лори сочувственно погладила подругу по руке. — Всему свое время. Раз уж прорвало тебя, теперь не остановится.

Чынгыз с довольной улыбкой помахал раскрытой ладошкой Юле, как бы говоря, что это еще не конец, и Юлю ждет еще много тренировок и нагрузок на его занятиях.

Ужин ребята сорвали полностью. Юля объявила, что декан Сармик заберет ее сразу после ужина, а поговорить насчет затеи Лори было нужно, поэтому Негостай был откомандирован на кухню за бутербродами, а вся компания завалилась в комнату Пири.

— Лори, выкладывай. — Голодные до бутербродов и информации глаза уставились на девушку.

Хищно оскалившись, Лори объявила:

— Вы как хотите, а я объявляю операцию «Минлея на мыло» открытой!

Все недоуменно уставились на нее.

— И чего вы так смотрите? Вот кто лучше всех справится со слежкой и будет самым незаметным?

Ребята пожали плечами и всем своим видом показали незнание ответа на вопросы девушки.

— Эх вы… Я с Кутом о слежке договорилась.

Негостай тихонько захихикал, а Юле это имя ни о чем не говорило.

— С кем? — Спросила она.

— С Кутуйахом. Он оборотень. Оборотень-мышь.

— Ничего себе! Прямо вот так мышь? — Юля представила себе это существо и еле удержалась от смеха.

— Прямо вот так мышь. Маленькая и серенькая. Мало того, Кут не один будет следить. Ему поможет его братишка Весь.

— Лори, а если их поймают? — Забеспокоился Самылко.

— Вот поймают, тогда и будем думать. А сейчас нам хоть что-нибудь бы выяснить зачем ему Юлька понадобилась. — И Лори ухватила еще один бутерброд.

Пири с отсутствующим взглядом сидел тихонько в уголке, чем привлек к себе внимание Лори.

— А ты чего там изображаешь тень отца Гамлета? — Спросила она.

Парень вздрогнул от неожиданности и смутился.

— Я думаю про Юлькину силу. Неспроста она молниями швырялась. Видимо у нее все на эмоциях завязано.

— Угу. — Промычала Лори, жуя. — Теперь бы еще знать, какие эмоции ей нужны.

— Злобные и вредные! — Ответила Юля, кидая в подругу небольшую подушечку, лежащую в кресле.

— Кто бы сомневался, ведьма! — В ответ подруга швырнула и Юлину, и свою подушку. Перекидываясь подушками, девушки веселились еще минут пятнадцать, пока громовой голос декана не прозвучал в воздухе.

— Юля! А я тут тебя жду между прочим!

Юля испуганно пискнула и бегом рванула в гостиную Деревянного дома.

Декан стоял, сложив руки на груди и с трудом пряча улыбку.

— И откуда же мне пришлось тебя вылавливать, Юля?

— У Пири сидели. С друзьями. — Зачем-то добавила она.

— С друзьями значит. Понятно. Идем, Юля. — И Сармик вышел на улицу.

Пройдя мимо дома, сложенного из серых неотесанных камней, декан повернул к небольшому пруду, обсаженному деревьями по берегам.

Юля плелась за ним без особого желания. Сидеть у мини-пруда абсолютно не хотелось. Казалось, что Сэре Сармик читает мысли, потому что он хмыкнул и покосился на пыхтящую девушку.

На самом берегу оборотень обрисовал двумя пальцами правой руки круг на уровне груди и перед ним развернулся мерцающий портал.

— Идем же, быстрее. — Он схватил левой рукой девушку за рукав и втянул ее за собой.

Юля вывалилась из портала на высоком отвесном берегу широкой полноводной реки. За спиной росли елки и сосны, сплошной стеной подходящие к краю берега. Садящееся солнце окрашивало небо и воды реки в пурпурные и багровые тона. Тихо звенел комар, обдувал легкий ветерок, вдали слышался гудок парохода.

— Где мы? — Спросила девушка.

— Енисей.

— Зачем мы здесь?

— Спокойно поговорить и просто тут красиво.

— Очень красиво!

Юля поймала н себе взгляд внимательных синих глаз.

— Готова слушать?

Она согласно кивнула.

— Итак, ты сейчас учишься в Академии Северное сияние. В нашем заведении обучаются жители севера России, Карелии и Финляндии. Англия и Скандинавия — это Скандинавский университет имени Одина. Страны Европы создали Европейский магический университет. В Америке есть Североамериканская академия магии и Мексиканский магический институт. Азия учит своих магов в Сингапурском университете. Это все школы светлой магии. Все черные маги мира принимаются на обучение в Гаитянский институт черной магии. И только Кейптаунская академия обучает как белых, так и черных магов. Вопросы есть?

— Да вроде нет… Сэре, у меня сегодня магия проснулась. — Юля очень хотела поделиться и хоть немного узнать о своей силе.

— Ого. И как это было? — Интерес в пронзительно синих глазах зашкаливал.

— Весело и с присвистом. На Защите. — И Юля выложила как на духу подробности сегодняшнего происшествия.

Сэре Сармик внимательно осмотрел ее, провел рукой по своим глазам и еще раз осмотрел, пожал плечами.

— Ничего не понимаю. Я не вижу активацию твоей силы, Юль. Попробуй повторить то, что ты сегодня на Защите делала.

Девушка напряглась, но ничего не произошло. В очередной раз.

— Не грусти, Юль. Если уж получилось один раз, значит получится и не раз еще. — И декан ободряюще хлопнул ее по плечу.


Глава 7. Всегда играли детки в шпионов и в разведку


Этой ночью Юле снова приснился голос, который звал ее. В этот раз сон отличался от предыдущих. Наконец-то Юля поняла, что голос был мужской и, судя по интонации, владелец голоса был очень недоволен. И как всегда в снах, слов девушка разобрать не смогла. Проснулась с ощущением того, что с тайнами надо разбираться, иначе очень легко запутаться и потерять себя. Когда-то давно, влюбившись и растворившись в человеке, Юля уже себя теряла. Больше подобного ощущения она себе не хотела.

Утреннюю тренировку девушка провела одна. Пири почему-то не зашел, и бегать одной было тоскливо и скучно.

Взглянув на расписание, девушка чуть не взвыла. Первой парой стояли занятия у Минлея. Вот же не повезло-то… Сегодня с утра вообще ни с кем не хотелось разговаривать, и девушка одна отправилась на завтрак и на занятия.

На первом ярусе Верхнего мира всегда была хорошая погода, и даже короткие дожди шли под яркими лучами солнца, создавая радугу. Наскоро перекусив и не задерживаясь нигде, Юля поспешила на Управление погодными стихиями, где заняла свое место и уткнулась в тетрадь с записями.

Перед ее столом кто-то остановился и загородил свет, льющийся из окна. Девушка подняла голову и столкнулась с чернотой глаз преподавателя. Казалось, что тьма затопила его сущность, полностью не оставляя и капли добра и света в нем. От страха и ощущаемого холода Юля поежилась и опустила взгляд, не желая контактировать с Минлеем. Мужчина слышимо заскрипел зубами и, сжав бессильно кулаки, отошел к своему столу.

— Юль, давай посижу с тобой, пока Самылко не пришел. — Рядом нарисовался Иль, заметивший насколько неуютно девушке в присутствии преподавателя.

— Посиди, пожалуйста. — Прошептала она и друг с готовностью плюхнулся на диванчик рядом.

С появлением Самылко рядом, девушка почувствовала себя чуть увереннее и нашла в себе силы вновь взглянуть на преподавателя.

Минлей стоял у окна, заложив за спину сцепленные руки, а на подоконнике перед ним сидел его Черный Ястреб, неодобрительно косящийся на Юлю. Мужчина склонился к птице и что-то прошептал слышимое только ей. Ястреб сорвался с места и молнией взмыл в небеса, оставляя после себя резкий клекот.

Мужчина развернулся к аудитории, на его губах играла легкая ухмылка, от которой все внутри девушки оборвалось от страха. Юля сама не понимала, по какой причине настолько гипнотически действует на нее это существо.

Лори, сидящая за спиной, зашипела, заметив, что подруга снова погружается в транс.

— Саамыч!! Пни ее! Как цыпленок перед удавом!!

Самылко быстро сориентировался и болезненно ущипнул девушку за бок.

— Ты рехнулся???? — Потирая место, куда пришелся щипок, прошептала Юля, на что приятель виновато пожал плечами.

— Вы закончили? — холодно осведомился Минлей. — Тогда позвольте мне продолжить занятие. Осваиваем управление силой льда.

Он подошел к пульту управления и вновь повесил фантом посреди аудитории. На сей раз это было безликое существо, объятое язычками пламени.

— Для нейтрализации огня в любом его проявлении, вам потребуется сила воды или сила льда. Наша задача сегодня — выучить плетение нитей ледяной силы.

Юля внимательно смотрела и в первый раз в жизни видела нити силы, которые маг свивал в кружево заклинания.

— Алгоритм действия обычный. Изучаете плетение заклинания, плетете узор, закрепляете, подвешиваете на определенный знак и в случае необходимости в дальнейшем пользуетесь только знаком. — Комментировал каждое свое действие он.

Тщательно отслеживая каждое его действие, девушка прилежно переносила узор в тетрадь.

— А теперь — гасите огонь! — И с этими словами преподаватель отправил снежный вихрь прямо на огненный фантом. — Пробуйте сами.

Юля попыталась воспроизвести плетение, аккуратно потянулась к нитям силы, потянула за одну, затем за вторую, и вновь ничего не получилось. Пальцы просто проходили сквозь светящиеся разноцветные линии.

— Никак? — Над ухом пророкотал голос Минлея. Юля от расстройства скорчила гримаску и помотала головой.

— Бездарность. — Притворно печально выдохнул Минлей и прошел дальше по рядам под радостное хихиканье Хасавато.

— Не смотри на него. — Шепнул чахкли, однако Юля все же повернулась и уперлась взглядом в осклабившееся во весь рот лицо с подведенными черной краской глазами.

— Это что??? — Юля даже опешила от того, что парень накрасил глаза.

— Юль, это ритуальная раскраска. Он пытается увеличить свою силу. — Подсказал Самылко.

— Аааа, а я-то думала это он для красоты.

Хасвато услышал это, вспыхнул от гнева и запустил в девушку вновь сплетённое заклятие. Лори, Самылко, Иль вскочили, пытаясь хоть как-то защитить Юлю, еще пара студентов из группы попытались сбить заклятие в полете, сломав пару столов. Юля видела, как на нее несется круговерть мелких ледяных кристалликов, способных причинить пусть небольшие, зато весьма чувствительные порезы и совсем не гарантировано, что после этих ранений не останутся следы.

Громкий злобный рык ворвался в звуковой хаос, и огромная черная птица с металлическими крыльями закрыла собой девушку. Юля испуганно сжалась, когда жесткие глянцевые перья прижались к ее телу, а черные круглые глаза обеспокоенно заглянули в лицо.

— Почему? — Спросила она.

Птица непонимающе моргнула.

— Почему вы меня защитили?

Птица подернулась дымкой и через секунду перед ней стоял все тот же высокомерный Минлей.

— Зачем дразнить того, кто гораздо сильнее тебя?? — Выплюнул слова он, больно сжимая локоть девушки. — Жить надоело???

И мужчина откинул девушку от себя на диван.

— Хасавато!!! — Заорал он. — Живо к ректору!!! И от меня тоже получите наказание!!!

Бросив полный злобы взгляд на Юлю, тадебе выскочил из аудитории.

— Юля, ты снова сорвала занятие! Это уже становится плохой традицией! Я к ректору! Все свободны! — Преподаватель вышел следом за студентом.

Приятели поспешили покинуть кабинет, в котором все время что-то случается.

— Юлька, я его не понимаю! То он тебя прибить готов, то защищает! — Лори от возмущения сравнялась цветом лица с цветом волос.

— Лори, он же просто не дал мне пострадать. Видимо испугался последствий. Думаю, что Зоя ему бы не спустила с рук травму студентки.

— Ага, я тоже заметил, что он в основном пытается словами уязвить. — Иль опять что-то жевал. Лори намётанным взглядом усекла это и потребовала свою долю съестного.

— Илька, делись давай, проглот мохнатый!

Зверолюдь с неохотой протянул девушке горсточку вяленых яблок.

— Мммм, вкусняшка! — Лори с наслаждением закинула желтый ломтик в рот и зажмурилась. Юлька и Самылко тут же выхватили из ее пальцев по ломтику для себя и тоже с удовольствием угостились.

— Грабеж среди белого дня! — Хихикнула рыжеволосая девушка. Вдруг Лори замерла и в ее глазах загорелся подозрительный огонек.

— Ребята! Ведь Минлей сейчас у ректора. Кут мне тут стучит тихонечко, что Зоя Минлею допрос устроила.

— И? — Самылко от нетерпения тихонько заерзал.

— И ничего. Говорит, что отношение как к обычной неуспевающей студентке.

Задумавшийся зверолюдь — это что-то страшное. Человек с длинными руками и ногами повышенной лохматости отсутствующим взглядом смотрит в никуда. Вот с таким видом Иль сидел, пока все внимательно слушали новости от Кута.

Иль словно очнулся и выдал новую идею:

— А где живет Минлей?

— А тебе зачем? — Смылко напрягся от такого вопроса друга.

— Надо к нему домой забраться и там посмотреть. Может есть какая информация.

Приятели посмотрели на зверолюдя как на смертника.

— Залезть домой к сильнейшему магу. Ты это как себе представляешь? — Лори скептически прищурила глаза.

— Не, ты мне скажи, знаешь где его дом?

— Не знаю. Но выясню. Расскажешь, как дом обыскивать собрался?

— Неа. Должны же у красивых мужчин быть свои секреты. — Подмигнул Иль.

— Тьфу ты. — Скривился Самылко. — Ты себя в зеркале видел?

— Видел. — Мечтательно произнес Иль.

— И?

— Красотааа!!! — Простонал, закатывая глаза зверолюдь. — Аж влюбился с первого взгляда!

Юля и Лори смеялись, держась за бока, пока их большой и маленький друзья препирались по поводу канонов красоты.

Занятия по Погодным рунам прошли как всегда на полном позитиве. Сэре Сармик обстоятельно объяснял Юле особенности рунного письма. Его добрая понимающая улыбка помогали справиться со всеми сложностями на занятии. И пусть снова не удалось наполнить руны силой, Юля вышла из аудитории с хорошим настроением, которое традиционно померкло перед Защитой.

Лори пробегая мимо в самом начале занятия шепнула:

— Кут выяснил, где дом Минлея. Обсудим все после пары.

Занятие снова было спаренным с боевиками. Однако Пири издалека кивнул в знак приветствия, и подходить не стал. Чынгыз сразу это заметил и зловредно оскалил зубы.

— Юля, а сегодня тебе в пару Пири. — И он, потирая руки, приготовился развлекаться.

После традиционной пробежки еле живая Юля приготовилась к избиению младенцев со стороны боевого мага. Но Пири и тут показал себя только с лучшей стороны. Он стал объяснять девушке, как зацепить нити, для плетения заклятий.

Чынгыз подкрался незаметно, понаблюдал за парой студентов, и покачал недовольно головой.

— Пири, она не сможет так плести, как ты. Посмотри сам, не цепляется нить у нее никак. Юль, ты не пальцами ее цепляй. Ты ее мысленно попробуй уцепить. Вот представь, что у тебя не твердые пальцы, а энергетические гибкие… — он замялся. — Ну пусть будут щупальца. Так вот ты ими цепляй, а не пальчиками.

Юля прикрыла глаза, почему-то сквозь ресницы ей было легче видеть нити. Это Чынгыз Хаан тоже заметил и снова недовольно покачал головой.

— Что-то кажется мне, что ты с сырцовой энергией работаешь, а не с нитями силы. Тяни давай, хотя бы один узел сплети.

Тонкие радужные щупы вытянулись из пальцев Юли и поплыли к нитям силы. Завязав один узел, она вымоталась так, будто выгрузила вагон цемента.

— Не могу больше… — Простонала она и рухнула на поле.

Чынгыз присел рядом.

— Так и есть. Сырцом работает. — Похлопал девушку по спине, склонился к ней, обдав запахом пота и кислых шкур, и прошептал. — После занятия останься. Сама не справишься. Тебе помощь нужна.

После этого Чынгыз встал и отправился строить других студентов, а Юля обессиленно и уже привычно отползла дремать на лавочку у входа в раздевалку.

По окончании занятия Иль подошел к Юле и прошептал:

— Мы тебя ждем у столовой. Приползай, гусеничка!

Юля смотрела на преподавателя, ожидая хоть какой-то подсказки.

— Юль, я не буду крутить и ходить вокруг да около. Плетения ты практически освоить не сможешь. Только теоретически. Такое пользование силой бывает крайне редко и не у магов. — Он пристально смотрел на девушку.

— Кто так работает? — С волнением в голосе спросила она, боясь услышать правду от преподавателя.

— Я не могу тебе прямо ответить. У таких как я тоже есть то, что люди называют «корпоративная этика». И если от тебя скрыли информацию, значит так было зачем-то нужно. Хотя я со своими так никогда бы не поступил. — С грустью в голосе добавил он.

— Юль, я хочу послать тебя к одному шаману. Он тоже работает сырцовой магией и сможет тебя научить пользоваться ею без страха прибить себя или близких. Пойдешь?

— Куда мне деваться… Конечно пойду. — Согласилась девушка.

Хитрый Хаан вытащил из кармана штанов обычную костяную пуговицу на веревочке.

— Сожмешь ее в ладони и позовешь Урэра. Запомнила? Урэр!

— Запомнила. Спасибо!

— Ох, Юлька. Если бы мне так повезло… Никогда бы не допустил того, что с тобой сейчас происходит. — Пятерня Чынгыза растрепала и без того взъерошенную прическу девушки, превратив голову в подобие метлы.

Приятели ждали девушку, сидя у столовой на длинной скамье. Заметив издалека плетущуюся Юлю, Пири подскочил и, с тревогой во взгляде, подбежал к ней.

— Юль, что он тебе сказал?

— Что-то странное. Вроде как я не маг.

— Да быть этого не может. Ерунда. Кто ж ты если не маг. — И друг приобнял ее за плечи, слегка прижав к себе.

— Ну что, спрячемся ото всех где-нибудь? — Самылко хлопнул себя по коленкам и вскочил с лавки.

Вся компания стройными рядами скрылась от всеобщего внимания в комнате Негостая и Самылко.

Иль, хитро улыбаясь, устроился в груде подушек на низкой лежанке после чего принял заумный вид и глубокомысленно изрек.

— Ты, Юля, аномалия ходячая. Ясно, что с тобой ничего не ясно. И все-таки, я предлагаю идти на разведку в логово Минлея.

— Языка брать будем? — невесело хихикнула Юля.

— Не. Язык брать не будем, лучше подкинем ему кое-что. — От восхищения собственной хитростью, Иль повизгивал.

— Илька, колись давай, что задумал? — Лори начала тихо раздражаться от поведения самовлюбленного парнишки.

— Вот смотрите. — Зверолюдь вытащил из кармана небольшой шарик, плотно скатанный из рыже-черного волоса. — Это наш маленький шпион. И его кровь из носу как нужно подкинуть в жилье Минлея.

— Илечек, солнышко, радость моя. Это что за вещь такая? — Нежный, обманчиво ласковый голосок Лори звенел в небольшой комнате.

— Лоричек, солнышко, это наше семейное наследственное. — Таким же тоном Иль ответил подруге. И тут же обычным голосом продолжил. — Это действительно шпион-разведчик. И его практически невозможно обнаружить, потому что в нем обычной магии просто нет. Это особое умение нашего рода, Лор. И вообще-то это секрет…

Самылко подполз поближе и присвистнул от удивления.

— Ух ты!!! Это же тар посё!!! — Он восхищенно уставился на Иля. — И не жаль тебе такую редкость?

— Нисколько. — Покраснел от удовольствия Иль. — А теперь колитесь, где жилище нашего любимого преподавателя.

После этого вопроса Лори погрустнела.

— У него в Академии только временное пристанище. А где его дом постоянный никто не знает. Кут ни в один его дом попасть не может, хотя пытался.

— Тогда сегодня и попробуем? — Негостай осторожно коснулся руки Иля.

— Сегодня. Только Юльку с собой не берем. Ее опять к декану отправим. Пусть там светится, чтобы ее никто не заподозрил. — Лори составляла план операции так, словно всю жизнь занималась организации шалостей и пакостей. — Негостай, ты стережешь главный вход в Академию. Если появится Минлей, дашь знать. Кут конечно следит за ним, но лучше подстраховаться. Иль, ты сам будешь в дом пробираться или позвать братишку Кута?

— Лучше позови. Надежнее будет.

Лори коснулась красивой длинной сережки белого металла.

— Сейчас придет. Негостай, с комнаты защиту сними и доступ ему дай.

Через несколько минут в компании заговорщиков появился невысокий щупленький сероглазый мальчишка с совершенно невзрачной внешностью и мелкими чертами лица.

— Весик, привет. — Радостно помахала ему Лори. — У нас тут операция намечается. Илькин, покажи свою фиговинку мышонку.

— Лор, ты как всегда… — Поморщился зверолюдь, но все-таки показал на вытянутой руке тар посё.

Глазки мышонка сверкнули огнем обожания и восхищения. Мальчишка, закусив мелкими зубками от вожделения нижнюю губу, не дыша, кончиком указательного пальца осторожно коснулся шарика и счастливо выдохнул, вспыхнув румянцем до самых корней блёклых волос.

— Спасибо! Он прекрасен!!! — Малыш поклонился Илю и, отчаянно смущаясь, перебрался поближе к нему. После того, как Весь увидел удивленные лица Лори и Юли, понял, что девушкам требуется объяснение и обратился за помощью к своему кумиру.

— Концентрированная магия зверолюдей — вот что такое тар посё. Это целая вселенная в миниатюре. — Иль благосклонно позволил Весюлюбоваться шпионом-разведчиком без ограничений, чем заслужил огромную любовь мышонка.

Лори всем напомнила, что вообще-то они собрались планы строить, а не поклонников Илю зарабатывать. После чего, план проникновения в академический дом Минлея подвергся корректировке.

В окончательном варианте было решено следующее: Юля идет к Сармику, Негостай следит за входом в Академию, Самылко прячется у входа в преподавательский городок, Лори и Иль идут в дом Минлея. Кут следит за Минлеем, а Весь помогает Лори и Илю. Самое ответственное задание досталось Пири. Боевику придется залезть на башню Академии, чтобы оттуда видеть всё и координировать действия команды, в том числе отслеживая порталы и магические перемещения.

Еще раз все обсудили, и неисправимые авантюристы начали свое дело.

Юля чувствовала себя ужасно. Все ее мысли были там, вместе с друзьями, подвергающими себя в эту минуту опасности. Сэре Сармик заметил, что все мысли девушки были слишком далеки от истории магии и он решил просто поговорить с ней на отвлеченные темы. Однако, Юля вдруг решила спросить декана о том, кем является Чынгыз Хаан.

— Юль, а почему ты об этом спрашиваешь?

— Просто он мне про сырцовую магию говорил.

— А причем ты и сырцовая магия?

— Он говорит, что я с ней работаю, а не с нитями силы. У меня магия на его занятиях проявлялась.

Сэре Сармик прикусил щеку, чтоб не вскрикнуть от пронзившей его мысли. Он пораженно смотрел на девушку.

— Юля, а кто-то из преподавателей тебе еще что-нибудь странное говорил? — И декан склонился к самому лицу девушки, вглядываясь в ее глаза и пытаясь пробиться в мысли.

— Говорил. Хынокад сказал, что у меня аура странная.

Декан пригляделся к девушке и пожал плечами.

— Ничего странного не вижу. Хотя Хынокаду виднее. Сейчас все узнаем, Юль. — И Сармик пригласилпреподавателя в свой кабинет.

Хынокад прошел и сел в кресло, загадочно улыбаясь.

— Что Сэре, про ауру этой прекрасной девушки спросить хочешь?

— Хочу, Хынокад. Что с ней не так?

— Юля, вы позволите посмотреть более пристально на вас?

Девушка как зачарованная кивнула, соглашаясь со всем.

Хынокад встал напротив нее и притянул за руку Сармика.

— Смотри! Я помогу увидеть! — И шаман-кудесник бросил в сторону девушки облако светящейся пыли.

Реакция Сармика была абсолютно непредсказуема. Его глаза округлились, вспыхнули синим огнем и рот открылся в беззвучном крике.

— Это же невозможно!!!

В это время у дома Минлея. Преподавательский городок Академии.

Адреналин и бравада ушли, освободив место все более возрастающему страху. Иленя начал бояться. Все-таки Минлей был одним из самых сильных магов в Академии. Мало кто мог с ним сравниться в силе. Иль задумался, а кто вправду смог бы противостоять этой Птице? Пожалуй, только Зоя, как сильнейший погодный маг и Сэре Сармик, как оборотень, наделенный магией в гораздо большей степени, чем все остальные оборотни. Как можно было вообще решиться на такое опасное дело, Иль просто не понимал. Ему казалось, что Лори втянула его и заразила своей безбашенностью и энтузиазмом.

Еще больше запаниковав, парнишка оглянулся и увидел широко улыбающуюся зловредную рожицу девушки.

— Илька, ты чего, струсил что ли??

— Ну, немного если… — Иль виновато пожал плечами, а маленький Весик трепетно погладил его руку своей лапкой.

— Прорвемся! — Лори сидела под окном небольшого коттеджа, прижавшись к стене. Быстрым движением приподнялась и заглянула через окно в дом.

— Что?? — Иль нетерпеливо дернул подругу.

— Тшш! — Шикнула она в ответ. — Кут, где объект? — Спросила она через серьгу-амулет.

Получив ответ, успокоено кивнула и ткнула Иля в бок.

— Давай к двери!

Иль, встав на четвереньки, и передвигая руки и ноги по мягкой земле, полз мимо пышных кустов, цветущих мелкими белыми сильно пахнущими цветочками. Весь напряг свое маленькое тельце и перебежал на плечо Иля, уцепившись коготками в ткань жилетки. Зверолюдь пересек террасу, прокрался по каменным ступенькам, ведущим к голубой окрашенной двери.

Лори оглядывала окрестности, опасаясь попасться на глаза кого-либо из преподавателей.

В это время зверолюдь ползком добрался до входной двери, которая ожидаемо оказалась закрытой.

— Лорка-зараза! Тут закрыто! — Отсемафорил парень.

— Не бузи! Хоть какую-нибудь щель найди и запускай Веся.

— Понял! — И Иль стал пристально искать хоть какую-нибудь щелочку, пригодную для мышонка-диверсанта. Он уже по второму кругу обходил коттедж.

Казалось, что нет никакой возможности проникнуть внутрь коттеджа. Словно неприступная крепость, он не имел никакой даже мельчайшей щели. Уже отчаявшись, Иль захотел разбить окно и навлечь на себя гнев преподавателя, когда малыш Весь потрогал его щеку тоненькими пальчиками крохотной лапки.

Приглядевшись, парень заметил, что у задней двери, ведущей во двор, слегка отошел косяк.

— Веська, ты гений шпионажа! — Парень спустил мышонка на небольшой порожек и вручил прямо в лапки произведение магии зверолюдей. Взяв шарик, мышонок протиснулся внутрь дома и тут… Сработала сигнализация.

Все тоже время. Кабинет декана.

— Это же невозможно!!!

— Ага! — Радостно ответил Хынокад. — Я тоже думал невозможно. Ан нет. Уже второй раз вижу такую ауру.

— Какую??? — У Юли прорезался голос.

— Вернувшуюся из мира мертвых. — Шаман-кудесник с вниманием отслеживал реакцию девушки на такое известие.

— То есть??? — Она переводила взгляд с шамана на оборотня и обратно.

Сармик растерянно смотрел на нее, подлетел к ней и схватил ее лицо обеими руками, вглядываясь в глаза.

— Юль, когда ты умудрилась умереть?

Девушка потеряла дар речи от таких известий. Она не знала, что ответить на такой вопрос.

— Может в реке, когда со скалы упала? — Нерешительно отозвалась она.

Сармик поднял глаза на шамана и тот отрицательно покачал головой.

— Аура с тобой сроднилась. Значит это было давно.

Юля снова собиралась задать интересующий вопрос, когда в кабинете раздался громкий звук.

— Сигнализация сработала. Кто-то забрался в коттедж в Преподавательском городке.


Глава 8. Пытка неизвестностью


Вокруг коттеджа Минлея один за другим вспыхивали огни порталов из которых вываливались возбужденные преподаватели. Кто-то из оборотней уже обернулся в звериную ипостась, а кто-то в процессе трансформации. Маги с подвешенными на пальцах активированными боевыми заклинаниями, сверкая глазами искали противников. Словно грозовая туча, метая молнии глазами, завернутый в черный плащ вышел Минлей и сразу рванул ко входу в свой коттедж. Остановился у двери и раскинул широко руки, между которыми сверкнула синяя молния, окутавшая в секунду все здание мерцающим куполом.

Сармик подошел из-за спины к Минлею.

— Контур потревожен? — Спросил он.

— Пока не знаю. Кто-то точно крутился вокруг дома. Но вот проникли ли внутрь, не знаю.

— Охранка внешняя или внутренняя сработала?

— Сейчас. — И хозяин дома кинул в купол рваную темную клубящуюся материю.

Сияние, окружающее дом, потемнело и Минлей довольно осклабился.

— Только наружка.

Чувствительный нос Полярного белого волка уловил тонкий, еле различимый запах, сулящий кучу неприятностей одной неугомонной парочке. Поспешив кинуть заклятие, уничтожающее все следы, Сармик отправился обратно в свой кабинет. Ему совершенно необходимо было обдумать случившееся и принять важное решение.

******************

Минлей с осторожностью открыл дверь в свой академический дом. Коллеги в напряжении остались на площадке перед домом. Готовые в случае необходимости прийти на помощь. Мужчина обошел каждую комнату, заглянул в каждое подсобное помещение, проверил силой все, что только мог и, выйдя на улицу, успокоил преподавателей, поблагодарил их и закрыл дверь.

Он устало прошел в гостиную, подошел к бару, открыл его. Ищущим взглядом осмотрел стоящие там бутылки, кивнул своим мыслям и выбрал неприметную початую бутыль. Поднял до уровня глаз, скривился и плеснул в бокал. Устроившись в объемном кресле, медленно и со вкусом цедил небольшими глотками крепкий напиток, пахнущий травами. Беспокоила только одна мысль: кому все-таки понадобилось ходить около его дома? Он окинул взглядом гостиную, и уронил голову на спинку кресла, прикрыв глаза.

— Минлей! Ты слышишь меня? — Холодный безликий голос разорвал тишину. Мужчина вскочил с кресла и тихо опустился на колени.

— Я весь твой, мой господин. — Склонил он голову.

— Что с нашим делом?

— Я сделал что мог. Но ее не отчислят. Хаан проявил ее силу. Она работает сырцовой магией.

— Кто бы сомневался. Этот выскочка своего не упустит. — Голос молчал, а Минлей все ниже опускал голову, в страхе сжимаясь.

— Минлей, она должна попасть на практику в Верхний мир.

— Я сделаю это, мой господин.

И вновь в гостиную обрушилась тягучая тишина. Минлей встал с пола и из горла залпом допил содержимое бутыли.

**********************

Юля металась по своей комнате, ожидая хоть каких-то вестей от друзей. В дверь осторожно постучали, и девушка широко распахнула ее. Встревоженный и какой-то шальной взгляд Пири метнулся к ней.

— Заходи быстрее! — Втянула она парня в комнату и крепко обняла. — Где остальные?

Попыталась отстраниться, однако парень не спешил ее отпускать, не отводя глаз от ее лица.

— Пири, отпусти.

Маг вздрогнул и отошел к дивану.

— Где остальные? — Повторила вопрос Юля.

— Сейчас будут. — Взъерошил челку пятерней он.

— Их не поймали?

— Нет. — Захихикал Пири, вспомнив с какой скоростью прилетели преподаватели на место преступления.

Не успели ребята отойти от двери, как к Юле в комнату практически вломилась компания взбудораженных друзей.

— Юлька!!! У нас все получилось!!! — Кричал Самылко.

Иль вдруг стал серьезным и призвал всех к тишине. Он вытащил из кармана точно такой же тар посё, как и тот, который был подброшен в дом Минлея.

«— Минлей! Ты слышишь меня?

— Я весь твой, мой господин. — Голос Минлея был безжизненным и отстраненным.

— Что с нашим делом?

— Я сделал что мог. Но ее не отчислят. Хаан проявил ее силу. Она работает сырцовой магией.

— Кто бы сомневался. Этот выскочка своего не упустит.

— Минлей, она должна попасть на практику в Верхний мир.

— Я сделаю это, мой господин.»

Все ошарашено молчали. Растерянный взгляд Юли говорил сам за себя.

— Ребята, это же он обо мне? — Девушка явно испугалась.

— Твою ж дивизию… — Лори сползла по стенке на пол. — Это он с кем?

— Понятия не имею. — Пири с беспокойством кинулся к Юле и попытался взять ее за руку.

Юля обняла себя за плечи и отошла к окну.

— Иль, можно будет повторить еще раз этот разговор?

— Сколько угодно.

— Дай мне, пожалуйста, эту штуку. — Она протянула руку.

— Что ты задумала? — Лори не могла промолчать.

— Спасти свою шкуру я задумала. Дай!

Иль вложил в руку девушки тар пасё и аккуратно закрыл ее пальчики своими.

— Ты к кому? — Тихо спросил он, не отпуская ее руки.

— Ребята, для вас эта история закончилась. А мне явно пора взрослеть и самой принимать решения. Можете остаться в моей комнате. — И девушка решительно вышла из своей комнаты.

************

Сармик был более чем уверен, что переполох устроили Иль и Лори. Эта парочка в последнее время часто шушукались вместе с чахкли и Юлей. Он встал и прошелся по кабинету, разминая руки.

— Как бы узнать, что им было нужно от Птица?

От рассуждений отвлек стук в дверь.

— Войдите.

Вошла бледная и серьезная Юля.

— Можно с вами поговорить?

— Юля, что случилось?

Девушка раскрыла ладошку, на которой лежал редкий артефакт зверолюдей.

Подслушанный разговор заставил Сармика схватиться за голову от осознания того, что происходит в Академии.

Оборотень присел на корточки перед сидящей в кресле девушкой и сжал ее холодные ладошки своими руками.

— Юль, надо подумать, что делать. И не рубить с плеча.

— Согласна. Поэтому и к вам пришла, а не к Зое.

Сапфировые глаза искали в лице девушки страх и не находили. Сармик принюхался. От нее пахло решимостью и это очень не понравилось Сармику.

— А ну, говори, что придумала?

Юля покопалась в кармане и вытащила простую пластмассовую пуговку на веревке. Декан потянулся к ней и тут же отдернул руку.

— Это…???

— Это дал Хаан. И мне нужно к Урэру.

Декан встал, тряхнул головой так, что его белоснежная челка упала на глаза.

— Нужно так нужно. Но одна ты не пойдешь.

Юля встала следом за ним, подошла вплотную, вдохнула запах мороза и свежести, идущий от Сармика.

— Идем? — Спросила она, схватила декана за руку и сжала подарок Чынгыз Хаана.

Вокруг было настолько темно, что казалось зрение отказало напрочь. Юля не могла понять, что происходит. Она лежала на чем-то мягком, теплом и пушистом.

— Ничего не понимаю и не помню. — Простонала она и прижала руки к голове, пытаясь успокоить страшную боль, раздирающую виски и сверлящую глазные яблоки.

Мягкая подстилка под ней зашевелилась и издала глухой стон. Страх захватил все существо девушки, задержав дыхание, она отскочила в сторону, вломившись в кучу веток, которые тут же запутались в ее волосах и впились в ее кожу.

Кто-то невидимый подошел вплотную и обнюхал ее, ткнувшись чем-то влажным и холодным в щеку. Она вздрогнула и отшатнулась. Невидимое существо фыркнуло и немного отстранилось, стараясь не прикасаться к девушке.

В воздухе зрело напряжение, казалось, что совсем скоро произойдет что-то важное, что-то, что изменит многое в ее жизни.

Юля осторожно выпутывала веточки из волос, стараясь как можно меньше проредить шевелюру, и прислушивалась к дыханию невидимого напарника по ночному приключению. Хотелось выяснить кто он или что он. А также девушке не хватало понимания причины, по которой ее понесло ночью в какой-то лес. Мало того, последнее, что помнила Юля, было то, как она входила в Академию. Но с кем, зачем и к кому она шла — снова полный провал в памяти. Отделив последнюю прядку от назойливых тонких палочек, девушка рискнула попытаться хоть что-то выяснить про своего виз-а-ви.

— Привет. — И сама удивилась тому, насколько ее голос был тонок и слаб. Прокашлялась и продолжила. — Я — Юля. Я учусь в Академии. А ты кто?

Невидимый собеседник не произнес ни слова, зато как-то подозрительно хрюкнул, словно сдерживал рвущийся наружу смех.

— Вам смешно? Вы знаете, где мы? — Она все пыталась задавать интересующие ее вопросы. — Я не помню, как попала сюда. И не знаю зачем я здесь.

Судя по пыхтению, собеседник подобрался поближе и снова прислушался к девушке. Приняв его молчание за одобрение, Юля продолжила. Она рассказала ему всю свою жизнь, начиная со школы и заканчивая тем, как попала учиться магии. Не забыла и о том, что магия ей не дается легко. Особенно обидным ей казалось, что несмотря на неплохой потенциал, она так и не научилась почти ничему. Еще немного проболтав о своих чувствах по поводу капризной силы, Юля переключилась на обсуждение окружающих. В какой-то момент ей отчаянно захотелось заткнуть рот кулаком, лишь бы не выбалтывать о своем отношении к Хаану, Минлею, и самое главное к Сармику. Но язык, словно, не чувствуя никаких тормозов, продолжал вываливать в пространство все потайные мысли девушки и ее оценку действий и поступков каждого мужчины-преподавателей. Она выдала и раздраженность бесцеремонностью Хаана, все-таки отметив то, что он оказался внимательным и способным прийти на помощь.

— Да, помог, да пожалел. Но как же он меня бесит!! И что я сырцовой силой пользуюсь он единственный сказал. Остальные даже и не поняли. Но все равно бесит!! Бесит-бесит-бесит!! — Слова так и лились нескончаемым потоком из нее.

— А Сармик… Весь такой правильный, весь такой красивый. Как фарфоровая статуэтка. Совершенный и неприступный. Ледяной он какой-то. Будь он чуть менее правильным, я бы даже в него влюбилась! — Невидимый собеседник хрюкнул и, видимо, подавился воздухом. А Юле от такого откровения захотелось провалиться под землю. Это было так неправильно. Никогда в жизни она не любила открываться до такой степени перед кем-либо. Никогда не обсуждала качества других людей, предпочитая принимать всех такими, какими они были. И это ощущение неправильности происходящего дало ей спасительную возможность прекратить этот душевный стриптиз. Девушка запнулась на полуслове и ощутила вокруг себя что-то, что заставило ее потерять разум и сняло с нее моральные ограничения.

— Да что же это происходит! — закричала она, прорываясь сквозь вязкую пелену обволакивающую ее с головой. С негромким хлопком рассеялась темнота и нежный розовый свет встающего над горизонтом солнца приятно ласкал взор. Юля огляделась и увидела совсем недалеко от себя лежащего на лесной подстилке большого белоснежного волка с ярко синими глазами.

— Блиииинннн… Это же Сармик в звериной ипостаси. Вот это позооор… — Простонала мысленно девушка и уткнулась пылающим от стыда лицом в коленки. Волк широко открыл пасть и вывалил розовый язык, видимо пытаясь изобразить улыбку. — Ему еще и смешно. Как теперь в глаза смотреть декану, а? Да я сквозь землю провалиться готова.

И тут Юля с удовольствием предалась своему самому любимому занятию: самоедству и самобичеванию. А уж прожевать мысленно и не раз все, что было сказано, да обмусолить возможную реакцию собеседника на каждое слово, да построить мысленный диалог о том, что и как нужно было сказать, а как бы он еще и ответил… Кто не баловался со своим сознанием подобным образом хотя бы раз в жизни? Вот у Юли эти самые диалоги самой с собой и были самым любимым видом истязания собственной души.

Долго предаваться подобной ерунде ей просто не дали. Веселый молодой мужской голос ворвался в тягостные мысли девушки.

— Ну наконец-то! А я уж думал, что Чынгыз в тебе ошибся.

Подняв голову, Юля испытала огромный диссонанс между представленным образом говорившего, и его истинным обликом. Насколько молодым и звонким был голос, настолько пожилым и дряхлым был человек, стоящий перед ней.

Седые всклокоченные волосы паклей нависали над косматыми блеклыми бровями. Глубокие морщины избороздили лицо, узкие безжизненные губы, сжатые в кисет, и седая щетина, украшавшая впалые щеки незнакомца. И только глаза сверкали зеленью по-молодецки из-под набрякших век.

— Чего смотришь, девица? Понять не можешь, кто я? — Насмешливая ухмылка оживила его, и на миг сбросив тяжесть лет, проявилось лицо молодого беззаботного парнишки.

Волк зарычал, вскочил и бросился на защиту девушки, встав между ней и незнакомцем. Старик перестал улыбаться и резко бросил:

— А ты, оборотень, волком побудь еще, и не путайся под ногами. Если жить хочешь. Не со мной тебе тягаться.

Белый волк нехотя и словно на деревянных лапах отошел в сторону.

И все-таки девушка нашла в себе силы спросить старика:

— Кто вы? Ответьте, прошу!

— Тц-тц-тц. — Поцокал он языком. — Совсем плоха головой. Ты к кому, деточка, отправлялась?

— Мне был нужен Урэр. Чынгыз Хаан сказал, что…

Совершенно невозможный старик громко захохотал:

— Чынгыз много что сказать может. Но я Урэр и есть. А теперь поднимайся с земли, бери свою собачку и идем со мной.

Услышав про собачку, волк зарычал, прижав уши к голове.

Юля с трудом встала, ноги почему-то были словно ватные. Виновато посмотрела на Сармика и поплелась за шустро передвигающимся по лесной дорожке стариком. Они прошли через густой еловый лес, раздирающий острыми колючими ветками одежду на девушке и путающийся в шкуре волка. Девушка заметила, что перед стариком ветки словно расступались, путаясь у него за спиной, создавая препятствия на пути Юли и Сармика.

Дорожка нырнул в густой подлесок и вылетела на опушку леса, за которой простирался цветущий луг. Солнце поднялось над землей и согрело все вокруг своими теплыми лучами. Пахло разнотравьем, и большие мохнатые шмели шустро сновали с одного яркого цветка клевера на другой. Юля склонилась к голубому колокольчику и втянула носом тонкий нежный аромат. Краем глаза она заметила, что с ее спутником случилась беда. Волку в густой пушистой шкуре было не по себе. Он часто и громко дышал, высунув язык. Его яркие глаза потускнели и подернулись белесой пленкой.

— Урэр! — Крикнула в спину девушка. — Нам еще далеко? Сармику очень плохо. Ему здешний климат не подходит.

Не оборачиваясь, вредный старик ответил:

— А тебе-то что? Сейчас пострадает, потом оклемается. Он же тебе никто… Пес всего лишь.

Юля опешила. Как так можно относиться к живому существу??? Даже если бы это был не декан, не то существо, которое по-доброму отнеслось к ней, а любая другая животина, ито девушка не смогла бы промолчать. Волна возмущения подлым поступком Урэра поднялась из самой глубины ее сути, заколола огоньками магии на кончиках пальцев и слетела мощнейшим огненным шаром. Юля сама от себя не ожидала подобного и громко закричала, желая предупредить старика о приближающейся опасности. Сильнейший взрыв потряс землю и раскидал клочья травы и комья земли в разные стороны. Девушка рванула вперед, спеша оказывать первую помощь пострадавшему и увидела крепкого мужчину средних лет, покатывающегося от смеха.

Вспомнив всех предков старика до седьмого колена, и засомневавшись в их половой ориентации, Юля громко высказывала претензии несносному мужчине, скрывавшемуся под личиной старика и спровоцировавшего девушку на выброс силы.

— Ох, Юлька. Ну, и насмешила ты меня. — Промолвил он, икая и вытирая непрошенные слезы, выступившие от смеха.

Девушка надулась, сложила руки на груди и суровым взглядом сверлила обидчика. Урэр взглянул на нее и снова зашелся в смехе.

— Ты такая смешная, когда дуешься! Щеки как у хомячка. Пошли быстрее, будем твоего волка в порядок приводить. — И он развернулся к большому дому, стоящему прямо на краю леса и мимо которого они оказывается ходили кругами.

В ограде было прохладно и пахло вениками. В тонких солнечных лучах, проникающих через щели танцевали пылинки радуясь хорошему дню. Юля первым делом бросилась к колодцу и достала из него ведро прозрачной холодной воды.

— Много не пей, волк. Плохо станет. — Урэр стоял в дверном проеме, опираясь о косяк.

Сармик с удовольствием лакал воду из ведра, оставшуюся Юля вылила на него сверху. Волк отряхнулся, разбрасывая вокруг веер брызг и слабым шагом отполз в тень.

— Ничего, отлежится он. А если хочешь, научу с ним силой делиться, быстрее на ноги встанет. — И взгляд у Урэра стал такой испытующий.

— Хочу. — Юля пристально уставилась в глаза собеседника.

Мужчина присел рядом с обессиленным волком, взял руки девушки и положил ладошки на морду волка, обхватив ее с обеих сторон.

— А теперь смотри ему в глаза и представляй, как твоя сила течет через руки, через взгляд к нему. Чувствуй, как ему становится лучше, как пополняется его резерв. Чувствуешь?

Кончики пальцев кололо, жар, зародившийся в ее груди, прямо по рукам стекал в тело Сармика. Юля видела, как взгляд оборотня становился все чище, яснее. Он благодарно прикрыл глаза и уснул.

— И так можно со всеми делиться силой? — Спросила девушка.

— В принципе со всеми. Но с этим волком у вас есть связь. Уж очень легко он твою силу усвоил. Вот какая связь, не спрашивай. Не скажу. Не знаю потому как.

Они встали с пола, и хозяин дома предложил пройти в избу. Юля с сожалением оглянулась на оборотня. Ей совершенно не хотелось оставлять его одного в ограде.

— Урэр, а можно его обратно в человека превратить?

— Нет. Юля. Пока нельзя. Иначе он нам очень сильно помешает. Ты же видишь, я ему и магию заблокировал. Так-то по-хорошему тебе бы одной прийти сюда. Но раз уж вдвоем пришли, значит так оно и должно было быть. Зато задумаешься, как вы связаны. Проходи давай.

И девушка оказалась в обычной деревенской избе с большой печью посредине светлой комнаты с домоткаными цветными половиками, большой кроватью с лоскутным одеялом и деревянным столом со стоящими рядом четырьмя стульями.

— Иди к столу садись. Сейчас кваску духмяного дам. — И Урэр вытащил с ледника большую крынку с квасом. Напиток и вправду был духмяным, ржаным и мятным, холодным, освежающим. Уговорив две кружки, Юля почувствовала себя значительно бодрее. Хозяин сидел напротив и выжидательно смотрел на нее.

Девушка пальцем водила по рисунку волокон на столешнице. Каждую царапину, каждый след ножа она обводила ноготком, оттягивая разговор.

— И долго молчать будешь? — Насмешливый голос мужчины раздался среди тишины.

— Мне помощь нужна. Я силой пользоваться не могу. — Подняла печальные глаза Юля.

— Да уж видел, что не можешь. Что делать думаешь?

— Не знаю что. Чынгыз говорит физическую нагрузку надо увеличивать.

— Нагрузку вы с Хааном регулируйте. А от меня что хотите?

— Хоть как-то все поправить…

— Юль, вот дело то как оборачивается. Ты знаешь, что я тоже сырцом работаю. А почему знаешь?

— Нет конечно.

— Юля, а кем Хаан является случайно не знаешь? — Лукаво усмехнулся он.

— Неа. Не знаю. Но имя у него похоже на монгольского завоевателя Чингисхана.

— Ну так это он и есть. Хотя якуты его богом сделали. Бог он якутский, Юля. А я его потомок. Вот такие дела… А кто ты я не знаю.

Урэр смотрел на девушку, ожидая ее реакции, и видел перед собой немного испуганную, растерянную, но не желающую сдаваться симпатичную особу. То, как она выдержала испытания, как болеет и сейчас душой за оборотня, конечно понравилось хозяину дома. Но есть в этой девушке что-то такое, что-то неправильное, никак не укладывающееся в привычные шаману рамки. Да еще и эта непонятная связь с волком… Она даже не на эмоциональном уровне. Есть что-то в энергетическом плане, связывающее этих двоих. И все это не давало покоя сыну якутского бога.

Девушка в свою очередь тоже не торопилась продолжать разговор. Все эти тайны Мадридского двора ей очень не нравились. Она не понимала, почему вокруг ее скромной персоны вдруг закрутилась такая свистопляска, и что всем этим существам от нее нужно. Больше всего Юлю интересовало, что за проблема с ее умершей аурой и сырцовой энергией силы. И если для получения необходимой информации придется сидеть у этого странного Урэра и допекать его вопросами, она будет сидеть, будет делать все, что потребуется. Подумала еще немного и добавила: все, что не будет выходить за рамки ее морали и убеждений.

Вот так они сидели друг напротив друга и играли в гляделки, пока шаман не сдался первым.

— Ну, хорошо. Юль, ты понимаешь, что все, о чем я сейчас расскажу, не для активного обсуждения за рюмкой чая?

— Угу. — Буркнула она, ожидая прямо уж таких признаний, что впору подписывать Соглашение о неразглашении.

Урэр все еще мялся в нерешительности, видимо то, о чем он хотел рассказать и в самом деле что-то из ряда вон выходящее. Наконец он решился.

— Ты же знаешь, что боги они бессмертны. И каждый бог занимается тем, что входит в его обязанности. Если богу перестают возносить молитвы, перестают его вспоминать, то он переходит в категорию Забытых богов, теряет свою власть, силу, чахнет и умирает. Каждый новый бог отнимает последователей у имеющихся, а значит приближает их переход в Забытые. Новые боги не выгодны никому. Крайне редко богами становятся смертные, пройдя определенный жизненный путь и выполнив ритуал обретения божественной силы. Богом нужно родиться. Верховный Совет Богов (да-да, такой тоже есть) обсудил ситуацию, взвесил все риски и принял решение, под которым подписались все боги: Больше никаких детей.

— Вообще никаких?

— Ага, абсолютно никаких. А теперь слушай и не перебивай. Общую концепцию о рождении богов ты узнала, а теперь частности. Когда дитя рождается от двух богов, то это сразу получается божество с божественной силой. Если мать человек, а отец бог, рождается полукровка, который проявляет магическую силу со временем. И работает он не с божественной силой, а с сырцовой энергией. Как ты и я.

— Значит я полукровка??? Не может быть. Я на папу похожа! Очень!!! — В своем благородном возмущении столь крамольной мыслью Юля даже подпрыгнула. Как этому мужику в голову смогла прийти такая идиотская мысль? Юлина мама никогда даже повода не давала усомниться в себе. Да и Юля вместе с братом очень похожи на своих родителей. Это с самого детства все говорили.

— Не спеши же ты! Просил ведь помолчать. — Недовольно поморщился шаман. — С тобой вообще все не так! Слушай дальше. Иногда рождались дети, матерью которых были магические существа — оборотни, шаманки. Эти полукровки отличаются от человеческих. Они владеют и силой своего рода, и магией стихий. А вот тут есть одна хитрость, Юль. Многие оборотни сами по себе неплохие маги, то есть и стихией владеют и оборотом. Но у полукровок магия особая. Чаще всего она значительно выше по уровню, чем у самого сильного оборотня, да еще и в придачу ко всему, в их магии всегда есть оттенок божественной силы. И даже не думай, у твоего оборотня никакой божественной силы в магии нет. Я уже проверил. Сразу как твою сырцовую силу и вашу связь увидел. Воооот. — Протянул Урэр и налил себе и девушке еще по кружке кваса.

— Это я тебе рассказал о полукровках с отцом богом. А богини тоже шалуньи еще те. Рождаются полукровки и от матерей богинь. С ними вообще все плохо. Эти дети изначально растут как сироты. Хорошо, если усыновит кто. А если нет… Они чаще всего срываются на черную магию, чаще используют силу во вред себе и окружающим. И от матерей богинь рождаются чистые маги. Только очень сильные. А вот внуки и правнуки богов, рожденные от не богов, божественной силы не имеют, но магами сильными остаются. И весьма неплохими. А, впрочем, Юль, детей богов не рождается уже около трехсот лет.

— Почему?

И тут Урэр поник. В его глазах появилась такая тоска, такая боль, что девушке стало страшно.

— Их убивают еще до рождения. Или сразу после рождения. — Сдавленным голосом произнес Урэр.

— Как убивают??? Кто?? — Юля не могла поверить такой чудовищной вести. Убить ребенка, вытравить плод… Что это за чудовища такие, раз они так расправляются с беззащитными существами??

— Так и убивают. Совет назначает тех, кто эту… проблему устраняет. — Глухо, опустив глаза в пол, выдавил Урэр.

— А родители? — Потеряно спросила девушка.

— Богам не нужны конкуренты. Даже полукровки при стечении обстоятельств могут стать богами, причем гораздо легче, чем обычные существа. Вспомни хотя бы Геракла в Греции. Поэтому, Юля, ты не можешь быть полукровкой. Да и есть в твоей силе то, что отличает тебя от полукровки.

— Что? — Девушка не поднимала глаз, вытирая тыльной стороной ладони мокрые от слез щеки. Такого от богов она не ожидала. В ее понятии и представлении боги — высшие и справедливые существа, призванные облегчить страдания своим последователям, вдруг превратились в жадных до власти и безответственных сущностей.

— В твоей сырцовой энергии нет следа твоего божественного родителя. По моей магии сразу видно, чуть только крупными буквами не написано: сын Чынгыз Хаана.

— Скажи, а ты как появился на свет? — Юля все-таки взглянула на собеседника.

— А думаешь почему отец, один из главных якутских богов, вдруг учит защите обычных недомагов? — И выражение лица Урэра стало такое хитрое-хитрое, в его глазах светилась гордость за своего отца. — Его отправили в ссылку, лишив возможности привлекать себе новых последователей. Вот он и живет теперь впроголодь на том, что от других остается, да на эмоциях студентов. Он меня прятал, с самого начала как узнал о моем появлении. И воспитывала меня мать, правда отец часто наведывался, но всегда под видом простого смертного. А жить меня оставили на одном условии, что я поставлю блок на свою силу.

— И ты поставил?

— Нет конечно! — Смешок шамана был неожиданно злой. — Послал я их всех лесом. И деваться им некуда было. У меня неожиданная способность открылась. Когда я камлать начинаю, то могу по всем этажам миров гулять безо всяких переходов и телепортов. Вот и нагулял до того, что у каждого бога личную вещь увел и заклятие на нее наложил. Теперь, если они мне плохо сделать рискнут, то сами же и пострадают.

Юля смотрела в окно и молчала. Уже давно закончил свой рассказ Урэр и ушел готовить обед, а девушка все думала над словами шамана. Ясно, что с ней ничего не ясно. Юля всполошилась, вспомнив про декана и выскочила в ограду. Белого волка на месте не оказалось и она, встревожившись еще больше, вышла на улицу.

Сармик и Урэр сидели у уличного очага, на котором стоял чугунок с пыхтящим варевом.

— О! Наша подопечная очнулась! — В глазах Урэра плясали веселые чёртики. Белый волк склонил голову, ироническим синим взглядом встречая свою студентку.

Юля подобралась ближе к этой явно нескучающей парочке.

— Сидите? Козни строите? А я там волнуйся значит. — Буркнула она.

— Присаживайся давай, волнительная ты наша. — Шаман подвинулся, освобождая место на скамье.

— О чем говорите? — Юля старалась отвлечься и расслабиться, но это получалось очень плохо.

— Составляем план твоих занятий, чтобы не мешал учебе в Академии.

Девушка удивленно окинула взглядом две хитрющие личности. Это к гадалке не ходи, эти двое сговорились. Только вот чем грозит лично ей, Юле, такой сговор? С опаской она ожидала продолжения разговора.

— Я буду тебя учить осваивать твою магию. Но весь объем Академии тебе необходимо освоить, чтобы знать все о магии. Да, твой путь другой, но результат ты должна получить тот же, что и маги, работающие с нитями. И еще, Юля, мне Сармик рассказал про Минлея. — Серьезно, как никогда, произносил Урэр, и каждое его слово тяжелым камнем падало на весы ответственности. — Вы прекращаете всю вашу шпионскую деятельность. Нечего детям играть в опасные игрушки. Мы сами справимся. И это… Волк, давай уже, оборачивайся.

Тело белого волка заволокло туманом и с земли поднялся несколько растрепанный Сэре Сармик. Его белоснежные волосы рассыпались по плечам покрывалом до пояса. Мужчина выпрямился и стал тонкими длинными пальцами плести косу, по губам гуляла лукавая усмешка, а сапфировые глаза сверкали искорками смеха.

— Фарфоровая фигурка говоришь? — Все-таки не удержался от комментария он.

Девушка густо покраснела до самых корней волос, закусила губу и опустила глаза. Хотелось провалиться под землю, раствориться в воздухе, стать маленькой и невидимой. Это было унизительно, словно кто-то выставил сугубо личное на всеобщее обозрение.

Шаман недовольно нахмурился.

— Волк, а я бы посмотрел, что ты сам-то нес бы под действием моей магии. Глядишь сейчас тут гоголем не выхаживался бы. Скажи спасибо, что связан ты с ней чем-то, иначе ух и наказал бы тебя за спесивость.

Сармик смутился и покраснел так, что стал похож на помидор.

— Юль, извини. Я просто пошутить хотел. — И он присел перед девушкой, заглядывая ей в глаза и ища прощения.

— Да ладно, забыли… — Она рискнула взглянуть на декана и слабо улыбнулась.

— Так, дети, сейчас обедаем и вы отправляетесь обратно. А два раза в неделю ты, Юля, после занятий идешь ко мне. Сармика с собой не берешь. Нечего ему тут нам мешать. Понадобится если, сам позову.

Накормив гостей, Урэр проводил их к краю леса, попрощался, и Юля сжала пуговицу в руке.

Академия встретила их тишиной и темнотой. Была глубокая ночь. На чернильном небе светила яркая луна. Сармик держал девушку за плечи.

— Юль, все будет хорошо. Ты на меня можешь рассчитывать всегда. Мы справимся со всем. Вместе. Поняла?

Она кивнула в знак согласия и отправилась к себе.


Глава 9. И все-таки оно взрывается


Несмотря на позднее возвращение домой, Юля вскочила очень рано. Спать не хотелось абсолютно, и она решила выйти за пределы Академгородка. Она шла так, чтобы избежать лишнего внимания и любопытных глаз. Хотелось просто побыть одной и подумать обо всем.

Деревянные резные ворота оказались распахнуты настежь, и девушка безо всяких препятствий вышла на склоны сопки. Перед ней расстилалась бескрайняя тундра. Мягкий ковер из нежно-зеленого мха манил ступить на него и идти навстречу своей мечте. Упоительно-вкусный пахнущий багульником и влагой воздух пьянил сильнее вина. Нежные лучи утреннего солнца слегка касаются низких кустиков полярной березы с мелкими кругленькими листочками. И вокруг на многие километры звенящая тишина.

Каждый шаг давался легко и Юля словно летела, подгоняемая легким порывистым шаловливым ветерком. Впереди показались голубые зеркала небольших озер, чью гладь нарушал все тот же проказник-ветерок, устраивая небольшую рябь. Девушка подошла почти к самому краю такого озерца, заглянула в темную, настоянную на травах и мхе воду и увлеклась игрой небольших волн. Вот одна догоняет другую, перескакивает через травинку, растущую ближе к берегу, и разбивается о поросший невысокой травой берег.

Умиротворение и спокойствие царили в этом мире. Юля отдавала прекрасной природе свои негативные эмоции, которые та принимала с добротой родного и понимающего разума. В голове не осталось ни единой мысли, появилась приятная легкость, когда за спиной послышалось кхекание. Девушка с улыбкой обернулась. Уж очень узнаваемым был этот звук.

— Доброе утро Сэрнго. — И она слегка склонилась в поклоне.

— Здравствуй, Юля. Решила мысли проветрить? — И старик привычным жестом вытащил из-за пазухи деревянную трубку и набил табаком чашу. Узловатые грубые пальцы с желтыми от табака ногтями трамбовали крупно порубленные листья с такой ловкостью, что девушка любовалась каждым движением словно загипнотизированная. И очнулась она от наваждения только тогда, когда сизый дымок взвился вверх и хитрый старик уселся на свою незаменимую шкуру.

— Не промокнет? — Кивнула на любимую подстилку Сэрнго Юля.

— Так я же все-таки хоть чуть, но маг. Так что не промокнет. Присядешь? — и он слегка подвинулся.

— Присяду. Спасибо.

Сэрнго Ирико курил трубку и молчал, а Юля сидела рядом и молчала тоже. И так комфортно и уютно им было молчать вместе, что прерываться не хотелось совсем.

— Ну что, Юля, запуталась совсем? — Прервал затянувшееся молчание Хранитель Белого Острова.

— Запуталась, Сэрнго. Совсем запуталась.

— Распутаешься. Только не верь всем и каждому. И еще, Юля. — Старик наклонился к девушке поближе, пыхнул на нее ароматным табачным дымком и изрек. — Будь осторожна. Послушай старика, тебе нужен защитный амулет. Ты вот что, поговори с Богом судьбы, он с амулетом поможет. Без амулета ничего не делай. Веришь мне?

— Верю. — Слова Сэрнго совпадали с мыслями самой Юли. — А кто такой Бог судьбы?

Старик едко хихикнул.

— Да твой любимый Чынгыз Хаан. Ты это, приходи еще, когда мысли проветрить задумаешь. Да и рассказать не забудь, как выкрутишься. Теперь беги. Потеряли тебя уже. — Указал мундштуком трубки в сторону сопки с Академией.

Юля встала с мягкой теплой шкуры, повернулась сказать старику спасибо за совет, а его уже и след простыл, словно и не сидели только что с ним. Поэтому слова благодарности произнесла она в воздух, а в ответ ветер взъерошил ее волосы.

У столовой в панике бились Лори и Самылко, увидев Юлю они кинулись к ней с возмущением и беспокойством.

— И где тебя носит??? Вчера как с ужина ушла, так тебя больше никто и не видел. И в комнате тебя не было. — Самылко чуть не плакал от обиды на подругу. Он провел бессонную ночь, сперва в поисках девушки, а потом расстраиваясь от ее безразличия.

— Я по делам уходила с Сармиком вчера. А откуда вы узнали, что меня в комнате не было? — Улыбаясь спросила Юля. Она и подумать не могла, что ее вчерашнее путешествие с деканом вызвало такую реакцию.

— Хэхэ пришлось пытать. — Хмуро призналась Лори. — Сегодня день практики, а ты вообще неизвестно где.

Юля обняла друзей, попросила прощения за то, что не предупредила, и они вместе отправились на завтрак.

Практическое занятие сегодня вела сама Зоя Алексеевна. Первокурсники собирались перед Академией в рабочей одежде и обуви. Юля убрала волосы в пучок и завязала на голове платок. Хасавато как всегда явился с распущенными волосами и в расшитой бисером одежде.

— Вот павлин. — Тихонько бросила Лори и присела, завязывая шнурки высоких ботинок.

Зоя вышла на крыльцо Академии и оглядела собравшихся студентов, натолкнувшись на тадебе Хасавато, ректор нахмурилась.

— Студент Хасавато, вы уверены, что в подобном виде стоит идти на практику?

Горделиво расправив плечи, парень задрал нос и свысока ответил:

— Я всегда должен выглядеть подобающе! Не то что всякие там оборванки с минимальным даром. — И он покосился на Юлю.

— Вот козел. — Тихо закипала рыжеволосая магиня.

— Лори, да плюнь на него. — Иль придержал девушку за плечо.

Организованной компанией студенты отправились к переходу между мирами. Хозяин Белого острова проводил разношерстную команду под руководством Зои оценивающим взглядом.

— Зоя, всех вернуть не забудь. Не как прошлый раз! — Погрозил пальцем хитро усмехающийся старик.

— Не забуду, Сэрнго. — Подмигнула ректор.

Ребята один за другим шагали в луч света и исчезали из Верхнего мира. Последней в луч ушла Зоя.

Юля увидела уже знакомый Белый остров в Срединном мире. С прошлого раза ничего не изменилось, все те же бутылки, те же доски, те же бочки. С недоумением студенты оглядывались вокруг.

— Ну, что? Поле работ всем ясно? — Зоя натягивала на руки перчатки. — И магией не пользоваться. Только честный физический труд.

— И что это тогда за практика? — Раздался возглас недовольного из-за спин стоящих вокруг ректора студентов.

— Нормальная практика, нужная всем нам. Приступайте. И вы, тадебе Хасавато тоже.

Ребята разделились сразу на группы и начали приводить территорию в порядок секторами. В отдельные кучи складывали металлический мусор, дерево и пластик.

Казалось, что люди собрали сюда весь мусор Арктики. Горами он громоздился, разрушая и без того хрупкую природу. Студенты по двое носили листы ржавого железа. Маленькие чахкли собирали доски и мелкий мусор. Из некоторых ржавых бочек вытекало дизельное топливо и черный мазут, тут же расползающийся грязным пятном по исстрадавшейся тундре.

Зоя, видя это безобразие, качала головой и поджимала губы в бессилии.

— Почему нельзя пользоваться магией??? — Взъерошенный Иль встал перед ней с укором во взгляде.

— Не уровнем первого курса тут работать. После вас придут четверокурсники, вот они и займутся магической очисткой. И тут столько мусор, что, если работать только магией, ребята могут выгореть. — Отводя глаза в сторону ответила ректор.

От берега бежали трое магов.

— Нам эту цистерну не убрать!! — Прокричали они.

— Оставьте. Четвертый курс уберет. — Зоя качала головой.

В Юлином секторе попался остов сгоревшего транспортного средства, с которым не могли совладать зверолюдь, два чахкли и две девушки. Они пытались перевернуть эту рухлядь, тянули, выматывались, но сил не хватало. Команда из соседнего сектора, увидев, что ребята не справляются, безо всяких просьб кинулись помогать. Вдесятером они справились, вытащили металлолом и перетащили его в кучу. Уставшие, но довольные, они разбрелись по острову, собирая уже меньшие куски ржавого железа.

Почти без сил Юля, с трудом передвигая ноги, шла к валяющейся невдалеке от берега трухлявой доске, когда носком сапога запнулась за моховую кочку и почти рухнула носом вниз. Спасло ее только то, что она успела подставить руки.

Прямо перед ее глазами во мху что-то сверкнуло, и девушка уже целенаправленно принялась раздвигать длинные нити ягеля. Прямо внутри моховой кочки лежал обломок какой-то броши из желтого с чернением металла. Величиной чуть больше половинки грецкого ореха, с ажурным краем и сплошным центром, на котором эмалью был изображен голубой глаз, от которого осталась только половина. Юля разглядывала свою находку и в ее сознании появилась глубокая уверенность, что об этой броши никому не стоит говорить. Осмотрелась и увидела белого медведя, стоящего на берегу. Он смотрел прямо на девушку, словно пытался проникнуть в ее мысли.

Юля поспешила спрятать свою находку во внутренний карман курточки. Медведь отследил движение руки девушки и кивнул, словно одобрял ее решение. Желтоватый грязный мех хозяина Арктики свалялся в колтуны, на морде шрамы, и только черные глаза светились грустью и пониманием.

— Я вернусь к тебе! Обещаю! — Прошептала девушка.

Медведь мотнул головой еще раз, развернулся и медленно пошел вдоль полосы прибоя.

— Юль, ты чего тут застыла? — Чумазая Лори размазывала ладошками по замурзанным щекам грязь, пытаясь хоть как-то привести себя в порядок. В ее глазах плескался неприкрытый страх, и Юля не могла понять причину этого чувства.

— Лор, чего испугалась-то?

Лори недовольно хмыкнула:

— А отвечать вопросом на вопрос невежливо. Просто стоишь тут, в пустоту уставилась и молчишь как отмороженная.

«Странно. — Подумала Юля. — Получается Лори не видела этого медведя. И как долго будут продолжаться все эти загадки вокруг меня? Ну ведь честное слово достало все».

Девушка нахмурилась и, подхватив подругу под руку, побежала к месту общего сбора.

После такой практики студенты выглядели совершенно не как живые и здоровые люди. Казалось, что они только что сбежали с каторги и теперь глядят голодными уставшими глазами на свою учительницу-мучительницу.

Зоя пересчитала по головам своих первокурсников, уткнулась взглядом в Хасавато и не смогла сдержать улыбки. Всегда расфуфыренный парень выглядел так, словно его кошки драли и прической его занимался сумасшедший куафер. Грязный, оборванный, с заплывающим багрово-синей опухолью глазом, тадебе производил впечатление бродяги из подворотни.

— Кто его приложил так? — Поинтересовалась Юля у стоявшего рядом с ней Иля.

В ответ зверолюдь хихикнул, почесал переносицу, закрывая ладонью рот, чтобы никто не смог прочитать по губам.

— О!! Ты пропустила самое интересное. — Высокий парнишка наклонился еще ближе к девушке, чтобы лишние слов не долетали до чужих ушей. — Этот придурок решил выступать на тему того, что его в грязи копаться принуждают, ну и снова о своей исключительности запел. И так запел, что Михея вывел из себя. Вот он ему и вломил пару раз. И все вроде как случайно, не прикопаться. А потом Хасавато еще падал.

— Куда падал?

— А всюду падал. В лужи, с берега к морю по мокрому песку, в кучу мусора. И вот не поверишь, но все это совершенно случайно. Сам. Видимо с чувством равновесия проблемы у него. Не быть бедняжке космонавтом. — Продолжал потешаться Иль.

Девушка глазами поискала высокого крепкого оборотня, приехавшего из Якутии, второй сущностью которого был сохатый. Парень стоял, сложив руки на груди, рядом с Зоей, внимательно слушая каждое ее слово. Уловив взгляд Юли, Михей вдруг совершенно по-мальчишечьи подмигнул ей и растянул тонкие губы в широкой улыбке.

— Всем домой! — Объявила Зоя. — И мыться-мыться! — Недовольно сморщила нос ректор, учуяв сильное амбре от своих студентов.

Несчастный, утомившийся Самылко присоединился к компании друзей на выходе из светового луча.

— Ребят, может на источники сегодня а? Косточки погреем…. — Мечтательно протянул он.

Лори, глядя куда-то за спины сокурсников, как-то без воодушевления ответила, что можно и на источники. Тем более, что заслужили.

Зная, что сегодня ей опять грозит встреча с Сармиком, Юля поспешила предупредить, что ограничена во времени. На что получила уничтожающий взгляд со стороны друзей.

— Ну, хоть немного ты расслабиться можешь?? — Недовольно дернул ее за рукав Иль. — Успеешь после купален к декану. Возьми только с собой все, что потребуется.

И измученные студенты разбрелись по комнатам, чтобы привести себя в порядок перед внеплановым варварским набегом на столовую.

Быстро приняв душ и переодевшись в чистую одежду, Юля взяла лист бумаги и принялась чертить схему. Очень хотелось обдумать все и решить, кому можно доверять, а кому не стоит. Решив начать с преподавателей, как с тех, кто может оказать реальное влияние на ее обучение и уж что греха таить на ее жизнь, девушка выписала их имена и перед каждым начала рисовать плюсы и минусы, учитывая и свою интуицию.

Получалась интересная картина. Заинтересованность в ней выказали почти все, с кем пришлось уже столкнуться девушке. Пожалуй, кроме Зои. Ректор после того, как доставила девушку в академию больше не интересовалась ею и не пыталась контактировать. Даже на сегодняшней практике Зоя держалась отстраненно и иногда казалось, что женщина специально избегает ее.

Про Минлея вообще говорить не приходилось. Вот уж кто, по мнению девушки, был самым настоящим, не сказочным злодеем. Если бы еще удалось узнать, кому так преданно служит эта Птица… И, вспомнив о Минлее, Юля порадовалась, что сегодняшняя практика проходила в Срединном мире, а не в Верхнем, как требовал кто-то.

— Теперь Чынгыз Хаан… — И девушка обвела это имя в рамочку. Чынгыз вызывал только положительные эмоции, несмотря на то, что был редкостной занозой и регулярно цеплял Юлю. Ему и вправду была небезразлична она со всеми ее трудностями и проблемами. Поэтому девушка нарисовала ему жирный плюс, прислушалась к интуиции и добавила еще два.

Про декана ни думать, ни говорить лишнего не хотелось. Вот уж кому она доверяла как себе самой. Ощущение близкого и родного существа рядом с ним только усиливалось, а еще ей было неловко, после последнего приключения в гостях у Урэра. И ему досталось несколько жирнющих плюсов.

Что касается Хынокада, то мнение о нем у девушки было двояким. С одной стороны, он помог разобраться с аурой, подсказал кое-что. А с другой, уж как-то его интерес был похож на интерес ученого, наблюдающего через лупу за мошкой. Того и гляди крылышки оторвет и на результат посмотрит. И Хынокду пририсовала как плюс, так и большой знак вопроса.

Преподаватель по Погодным заклинаниям, уважаемый Сивмин Ере, вообще никакого особого интереса не проявил, поэтому ему полагался только скромненький усохший знак вопроса.

Оглядев получившуюся схему, девушка решила, что доверять может только Сармику и Чынгызу. А с остальными нужно держать ухо востро. Припрятав обломок брошки под матрасом, она собрала сумку с купальными принадлежностями и оправилась навстречу друзьям, которые уже были готовы штурмовать столовую. Съесть хотелось всё, и еще пол-всё. Однако Самылко строго следил за всеми и настойчиво рекомендовал не наедаться перед купальнями. Наскоро перекусив, компания вывались на площадку перед столовой.

— Ждем Пири! — Грозно объявил Негостай, неизвестно откуда выросший прямо перед девчонками.

— Не надо меня ждать. Я уже тут. — Улыбаясь нарисовался будущий боевой маг. При виде Юли, парень сурово свел брови и менторским тоном принялся отчитывать девушку:

— Ты сегодня утром пропустила тренировку. Ну, если для тебя обучение в Академии пустой звук, если ты не желаешь осваивать свою силу, тогда ради всех стихий, спи дальше и дольше.

Выглядел он при этом презабавно, о чем ему тут же и сообщили подружки, после чего Пири надулся и решил не разговаривать со зловредными девицами.

Так, подшучивая друг над другом, ребята дошли до стационарного общего телепорта в купальни.

— Эх, Юлька, аж завидую тебе! — Глаза Иля сверкали от предвкушения реакции девушки на пока неизвестное ей чудо.

Пара шагов и перед глазами встали Камчатские горы с белоснежными вершинами. Нагромождения камней, поросшие зеленым лишайником, прорезала узкая тропинка, по которой с трудом мог пройти только один путешественник.

— Нам туда! — Махнул рукой Самылко в сторону котлована, из которого временами вырывались столбы пара.

Безропотно Юля последовала за ведущим. По дну котлована бежала неглубокая горная речка, перекатывалась по камням, преодолевала порожки, чтобы разлиться широкой гладью перед небольшой запрудой. К левому берегу реки прилегает целое поле покрытых паром камней, между которыми периодически в воздух взлетает пахнущий серой пар.

— Сами источники там! — Махнул рукой в сторону камней Самылко. — Но вода там шибко горяча, обжечься легко. Вот туда горячий ручей течет. — И парнишка указал в сторону деревянного домика, от которого шли сколоченные из гладких досок трапики прямо к двум бревенчатым купальням, в которых горячая вода источников смешивалась с холодной водой горной реки.

Переодевшись в купальники и плавки в домике, компания с визгом и криками радости плюхнулась в горячую воду. Блаженное тепло разлилось по натруженным мышцам, смывая боль и усталость. Юля с наслаждением вытянулась, опираясь руками о бортик и прикрыла глаза. Рядом брызгалась в мальчишек Лори, на которую девушка поглядывала сквозь опущенные ресницы. Легкий запах сероводорода пьянил, пузырьки газа щекотали кожу, оседая на волосках жемчужинками. Такого блаженства Юля не испытывала уже очень давно. Остались где-то далеко и Москва, и родные, и боль, и неудачи. Откинув голову назад, она полностью отключилась от происходящего вокруг и медленно булькала ступнями в воде.

Ощущение опасности возникло внезапно и ниоткуда. Кто-то невидимый ухватил ее за щиколотки и дернул вниз, принудив погрузиться в воду с головой. Девушку охватила непреодолимая всепоглощающая паника, казалось, что в эти секунды уходят последние мгновения жизни, уже никогда не вдохнуть сладкий чистый воздух, не обнять маму.

Сердце стало биться с удвоенной силой, в легких появилось жжение, она изо всех сил заколотила руками и ногами по воде, вырываясь из липкого удерживающего захвата.

Вынырнув на воздух, она подтянулась на руках и вывалилась из купальни на трапик, жадно хватая воздух широко раскрытым ртом и отплевываясь от горько-соленой воды. К ней уже бежали Самылко, Пири и Иль из второй купальни. Лори вынырнула и уселась рядом с ней.

— Юлька!! Ты как?? Ты разве не знаешь, что нельзя засыпать в воде??? — Подруга трясла ее за плечи и встревоженно вглядывалась в лицо.

— Я уснула?? — Юля была удивлена, что никто не заметил того, что тонуть она стала не по своей воле. — А мне показалось, что меня пытались утопить.

— Спать ночами надо, а не на свидания с деканом бегать. — Возмущенно фыркнул Пири.

— Водички хочешь? — Заботливый Негостай протягивал бутылку с водой.

— Знаешь, мне кажется уже достаточно воды. — Девушка обхватила себя руками за плечи и отправилась в раздевалку.

«Неужели и вправду уснула? Я уже начинаю сходить с ума». — Думала она, вытираясь полотенцем. Наклонилась вниз и замерла, рассматривая на лодыжках начинающие наливаться кровью следы от чьих-то длинных пальцев.

Вечером после ужина, Юля волнуясь и переживая рассказывала об этом неприятном случае Сармику.

— Покажи следы. — Попросил он.

Юля несколько смущаясь, сняла кроссовки и стянула носки. Кожа на голенях был чистой и ровной.

— Я больше не могу. Это не поддается никаким разумным объяснениям. — Вскинула виноватый взгляд растерянная девушка. — Сармик, я не знаю, как это все произошло. Они были, а сейчас их нет… Я не вру.

— Да верю я тебе. Перестань оправдываться. Похоже у кого-то терпение закончилось, вот и начались активные действия. — Декан с беспокойством смотрел на девушку, не зная, чем еще помочь ей.

— А ведь Сэрнго мне говорил, что амулет защитный нужен… — В ее глазах проблеснула искра надежды.

Декан совсем не соответствующим высокому положению образом почесал затылок и уставился куда-то в стену.

— Ну конечно же!! Амулет!! Юля, это выход! Я сегодня поговорю с вашим преподавателем техномагии и завтра вы с ним все обсудите. Одун Хаан очень талантливый техномаг, он вообще бог изобретательства и строительства.

— Родственник Чынгызу? — С любопытством спросила Юля.

— Нет. И даже не однофамилец. Ты иди отдыхать уже, Юль. А у меня много-много дел нарисовалось. — И он увлеченно кинулся копаться в книжном шкафу.

Юля шла по пустым коридорам ночной Академии к выходу, когда ей преградил дорогу хмурый Пири. Парень прислонился плечом к стене, засунув руки в карманы брюк и буравил ее лицо колючим взглядом.

— Опять была у него? — От его голоса замерзли бы все ледники мира.

— У кого? — Юле совершенно не хотелось ввязываться в препирательства. Было только одно желание скорее доползти до кровати.

— У декана. Ты с ним уже и ночи проводишь… — Скривился парень от обиды.

Юля изучающе вгляделась в глаза парнишки, она пыталась понять, что это за выходка? О чем думает этот молодой человек? Это — простая дружеская ревность или что-то иное? Девушке катастрофически не хватало опыта в общении с противоположным полом, чтобы легко разгадывать такие загадки. Поэтому она безуспешно пыталась понять, какая мысля гуляет в его голове и главное, чем это грозит самой Юле.

Пири первым отвел глаза, словно признавая ошибочность своего поведения, и Юля сразу же с облегчением выдохнула.

— Пири, вот ты мне скажи, что это сейчас такое было? Что в твоей голове замкнуло, раз ты с такими претензиями меня тут встречаешь?

— Не знаю. — Еле слышно произнес парень. — Просто Сэре Сармик не тот мужчина, кто тебе нужен.

— Мммм, так ты знаешь какой мужчина мне нужен? — Иронично выгнула бровь она.

— Не знаю. Но точно не такой красавчик, на которого облизываются девчонки всех факультетов и всех курсов. — И парнишка съехал по стенке на пол, прижавшись спиной к стене.

Юля села с ним рядом и с удовольствием вытянула уставшие ноги.

— Эх, Пири-Пири… Напридумывал себе черт знает что, а меня спросить не догадался. Он мой преподаватель, один из немногих, кто готов помочь. И сегодня ночью мы не были вместе в том смысле, который тебя беспокоит. Мы вообще были не в Академии, а у того, кто станет моим наставником и поможет с моей магией разобраться.

— Прости. — Пири покраснел и опустил голову на грудь.

А Юля продолжала, словно, не замечая смущения приятеля.

— Знаешь, в той моей жизни мне не очень везло с отношениями. И я всегда хотела встретить кого-нибудь, с кем мне будет хорошо, спокойно и надежно, того, кого я смогу полюбить. А попав в академию, я поняла, что сперва хочу покорить свою непослушную силу, посмотреть мир, и магический и реальный, и вообще, мне есть чем еще заняться, Пири. — Она хлопнула ладонью по колену друга и, морщась, встала на ноги. — Пошли что-ли? Что тут сидеть…

Пири встал следом за ней, и они не торопясь поплелись в Деревянный дом.

Проснулась девушка от того, что какая-то известная бессовестная личность выставляла входную дверь в ее комнату.

Завернувшись в одеяло, с закрытыми глазами, девушка, едва передвигаясь, отправилась к двери.

— Кто там? Кому жить надоело? — Проворчала она, отпирая замок. В коридоре стоял свежий и цветущий Пири, словно это не с ним они вчера допоздна вели беседы в гостиной Дома.

— И чего тебе надобно? — Ворчливо встретила друга девушка.

— На тренировку бегом марш! — Потешаясь над сонной девушкой скомандовал Пири.

— Угу… Бегу уже. — Развернулась и пошла обратно к кровати.

— Ээээ, нет. Так дело не пойдет. — Завернул ее в сторону умывальни парнишка. — Быстро умываться и одежду я тебе туда сейчас кину.

— Ага, и не лень тебе в моем белье копаться? — С хихиканием обернулась через плечо девушка.

— Не ерничай, сама вчера ночью сказала, что на кресле все оставишь к тренировке. — Собрал аккуратно сложенную спортивную форму комочком Пири.

— Тьфу млин, ни одна отмазка не прокатила… Давай, чудовище, одежду. Пошла я готовиться. — И Юля с видом оскорбленного достоинства прошествовала с осанкой королевы в умывальню.

С удивлением осознав, что в этот раз тренировка прошла легче, чем обычно, Юля в отличном настроении быстро позавтракала в одиночестве, не дожидаясь друзей и бегом отправилась на Погодную техномагию.

Занятия проходили в защищенном от разрушений корпусе, соединенном крытыми коридорами с основным зданием. В кабинете было все организованно так, чтобы не приходилось бегать из одного угла в другой. Чистота и порядок как в операционной и индивидуальные столы, оснащенные каким-то незнакомым оборудованием. Каждому студенту был выделен отдельный шкаф с инструментами, сырьем и расходными материалами.

Юле как дизайнеру было очень любопытно оценить работу незнакомого коллеги, поэтому она вертела головой во все стороны и заглядывала во все углы и закоулки кабинета. Рассматривая очередное эргономическое изобретение, девушка не заметил, как к ней подошел очень приятный худощавый и невысокий мужчина с гладко выбритыми щеками и живыми глазами.

— Интересно? — Голос его был слегка тонковат для мужчины, однако не резал слух абсолютно.

— Да, очень! — С улыбкой ответила Юля. — А кто все это проектировал?

— Кабинет? Я. — Без малейшей доли смущения объявил мужчина.

— А вы, наверное, Одун Хаан?

— Значит вы Юля. Я не ошибаюсь? — Склонил слегка голову преподаватель.

— Она самая.

— Сейчас я выдам индивидуальные задания вашим коллегам, а потом мы с вами займемся общим делом. Договорились?

— Да, конечно. — Согласно кивнула она и поспешила занять место поближе к преподавательскому столу.

Вскоре собрались сокурсники и каждый получил задание по изготовлению различных техномагических приспособлений для диагностики погодных аномалий.

По соседству пыхтел над своим устройством Самылко. Взлохмаченный, рубашка выбилась из-под красивого плетеного кушака, ручки снуют над приборчиком как заведенные. Его разрумянившаяся рожица была серьезна и сосредоточенна. Выглядел он честно сказать препотешно и Юля не удержалась от улыбки.

Одун Хаан поспешил к столу девушки с какой-то картонной коробкой, очень похожей на коробку из-под обуви. Юля скептически посмотрела на вместилище для будущего амулета.

— Не спеши делать выводы. — Поймал ее взгляд преподаватель и снял крышку с коробки.

— Мы вчера с вашим деканом долго совещались и вот что придумали. — Его ловкие пальцы вытащили на стол странную конструкцию из узелков и камушков. — Это узелковое письмо, которое мы укрепили носителями магической силы и накопителями. Защита от большинства известных заклятий, проклятий и сглазов. Кристаллы будут стабилизировать вашу силу.

— И как этим пользоваться? — Решила все-таки уточнить девушка, так как вообще не представляла, каким образом вся эта конструкция должна взгромождаться на организм.

— Пользоваться просто. Носить. На шее. — И он с чистым и ясным взглядом протянул амулет.

— Как на шее??? — Юля чувствовала, что еще чуть-чуть и ее глаза смогут по размеру конкурировать с глазами кита.

— Просто. Позвольте. — И Одун легко накинул веревочки амулета на шею и расправил на груди тонкую замысловатую сеть. — Запомнили? А теперь спрячьте под одежду.

— Да, спасибо. Сейчас. — Девушка, отвернувшись, быстро от лишних глаз скрыла амулет под блузку.

— Вам сегодня простое здание. Выполните подготовку для создания подобного амулета вот по этому алгоритму. — И он положил перед ней на стол инструкцию.

На Защиту девушка бежала уже с радостью. Для этого было несколько причин. Во-первых, очень хотелось поблагодарить Чынгыз Хаана за знакомство с его сыном. Во-вторых, спросить, что он думает о природе ее силы. В-третьих, она просто соскучилась по этому самодуру.

Наскоро переодевшись, она выбежала на поле. Основная часть студентов уже бегала по дорожкам, наматывая круги. Занятие вновь было спаренным с боевиками, и Пири, пробегая мимо, умудрился помахать девушке ладошкой, что немедленно было замечено Чынгызом.

— Ой, Пири, не позорься, а… Тебе до этой девушки, как пешком до Луны! Не про твои ручки кривенькие она!

Юля вспыхнула, услышав подобную тираду от преподавателя. И поспешил отойти подальше от дорожек.

— Стоять! — Оклик Чынгыза прогремел за спиной. — А ну, иди сюда.

Юля встала пред ясны очи и приготовилась к отповеди, однако услышала совершенно не то, что ожидала.

— Юля, а давай-ка мы с тобой сегодня твою силу попытаем. Иди в закрытую зону и постарайся создать снежный шар. Разрешаю кинуть его в меня.

Девушка удивилась от такого «щедрого» предложения и даже растерялась, так как кидать снежком в преподавателя считала не лучшей идеей.

Заметив ее колебания, Чынгыз хихикнул:

— Ты сперва создай хоть что-нибудь, а потом я опасаться буду. Ну и под купол-то я не пойду.

Пожав плечами, она вошла в закрытую куполом безопасности зону и приготовилась создавать заклинание. Вспомнив слова Урэра, мысленно повторила плетение заклинания Снежный шар, и попыталась создать итоговый результат плетения из сырцовой магии. Вот вырисовалось белое кружево силы, мерцающее в центре и пульсирующее по краям. Заметив провал плетения с левого края, Юля добавила туда еще силы и начала скручивать силу в шар. Казалось, что пульсация в кончиках пальцев стала настолько сильной, что захотелось сбросить заклятье и подуть на пальцы.

Девушка еще немного подтянула сгусток сырцовой энергии и последним штрихом пустила универсальный закрепитель. Как только белоснежная пленка обтянула снежок, боль стала невыносимой и… Взрыв огромной силы разнес в клочья купол, смел стоящего у края зоны Чынгыза, сорвал покрытие на дорожке и уронил нескольких студентов, попавших под взрывную волну.

Пири, Самылко, Иль и Лори в ту же секунду рванули к месту трагедии. Никто не сомневался в том, что с Юлей случилась беда. И какого же было удивление и студентов, и уже вставшего Чынгыза, когда посреди всего этого безобразия они заметили всклокоченную, в копоти и кусках грязи, ободранную девушку, костерящую на все лады и магию, и защиту, и амулеты, и тот день, когда она вообще решила идти в поход.

— Дааа, все-таки она взорвалась… — Промолвил растерянный Чынгыз Хаан и рухнул без сознания.


Глава 10. Ночные гости по одному не ходят


Юля сидела на кровати около открытого окна палаты в лекарском крыле Академии. Ветерок, ворвавшийся в комнату наперекор запрету лекарей, ласково перебирал ее короткие волосы. Осторожно скрипнула дверь и в палату тихо крадучись просочился Самылко.

— Ох ты ж… — С горечью прошептал он. — Тебе пришлось постричься… Юль, ты не переживай, волосы можно магически нарастить, вот только до Лори доберемся. и отрастим тебе косу даже длиннее чем была. Тебе-то силой пользоваться запретили…

Девушка развернулась к другу и, мягко улыбаясь, одним жестом остановила его словоизлияния.

— Я не стану волосы отращивать силой. Пусть уж сами как-нибудь растут. А может так и оставлю короткими. Все голове легче. А что силой пользоваться нельзя… Знаешь, я ведь до сих пор не уверена, что это из-за моей силы такое непотребство стряслось. — Вздохнула она, испытывая тянущую боль в грудной клетке.

— Не хочу тебя расстраивать, но все-таки из-за твоей. По всем признакам это ты стадион разнесла по камушкам.

— По каким это таким признакам? Там что, написано крупными буквами: Сломано Юлей Быховец??? — «Да что это такое-то?? Взяли обвинили ни за что…» — Думала девушка, сжимая от злости в кулаке одеяло. Еще немного усилий и тонкая ткань пододеяльник грозила разойтись под напором ее пальцев.

— Ну почти так…. Там твоей силой все пропахло и цвет тоже твоей магии. Не отвертеться в общем.

Парнишка старательно отвел в сторону глаза и принялся ковырять пол носком ботинка.

Сосчитав мысленно до десяти и глубоко вдохнув для успокоения, она заметила, что с парнишкой происходит что-то странное.

— Друг мой, а что это ты от меня скрывать придумал? Что еще стряслось? — Юлю оказалось непросто провести и все происки маленького чахкли она видела насквозь.

Взгляд, отведенный в сторону, судорожно стиснутые пальцы рук, бледность лица Самылко говорили о том, что ему действительно есть что скрывать.

— Говори уже. Больных и пострадавших нервировать нельзя. — Девушка прикрыла глаза, ожидая, когда сдастся чаахкли. Наверняка его секрет является чем-то крайне интересным и занимательным.

— Эта… Ну, в общем… Как бы сказать-то… — Начал мямлить Смылко.

Юля вопросительно приоткрыла один глаз и состроила суровое выражение лица.

Ее собеседник понял, что без вменяемых пояснений его не выпустят, поэтому глубоко вдохнул и выпалил:

— К тебе Минлей пытался порваться! А его Сармик остановил! А Минлей Сармика плохим словом назвал! А Сармик ответил и теперь их к Зое вызвали и не знает никто что там происходит, но уже два часа от Зои никто не выходил!

— Оппаньки… И чего это Минлею от меня понадобилось? — Лежать резко расхотелось, и девушка напряжённо села на кровати.

— Это тебе лучше у Ильки спросить. Они там с Лоркой что-то опять по своему шарику зверолюдивому выслушали.

— Вот даже как… — Задумалась девушка и снова уставилась в окно, а чахкли бочком-бочком покрался к выходу. Но затормозил у самой двери.

— Юля, ты это… Никому не говори, что я болтун такой и все тебе рассказал. Иначе боюсь мне плохо придется. — Большие глазищи малыша уставились просяще на нее, и девушка не преминула улыбнуться.

— Конечно не скажу. Я буду их сама пытать, пусть сдаются и все мне выкладывают. А то я после травмы и мне нервничать не рекомендуется. А тайны — тайны меня нервируют.

Чахкли хихикнул и исчез за дверью, а девушка продолжила свои измышления. Амулет, сделанный Одун Хааном, остался полностью цел и, судя по всему, свою функцию выполнил, защитив девушке от взрыва. Да, в нем есть накопитель, но там же есть и стабилизаторы, которые не должны были позволить избыточному росту силы в заклинаниях. Тогда что же вызвало этот чертов взрыв?? Тем более, что в верности структуры заклинания девушка была уверена абсолютно.

Устав от мыслей, она откинулась на подушку, уснула, позволив себе расслабиться и проснулась только тогда, когда дородная лекарка средних лет пришла проверить ее самочувствие.

— Ну что, резерв силы не пострадал, физически совершенно здорова. Нервы и волосы восстановишь. Домой? — Спросила женщина, проверив ауру девушки еще раз.

— Ага. Если можно. — Юля осеклась., вскинул глаза и спросила. — А что с Чынгыз Ханом?

Женщина улыбнулась и на ее пухлых щеках расцвели ямочки.

— С ним все хорошо. Он уже давно сбежал домой. — Лекарка мечтательно закатила глаза. — Какой мужчина… Просто мечта!

— Кто мужчина?? — Недопоняла кому поются дифирамбы Юля

— Да кто же еще… Чынгыз Хаан, лаапочка!! — облизывалась женщин как кошка над миской сметаны.

Юля от удивления поперхнулась воздухом и принялась демонстративно оттирать невидимое пятнышко с запястья. Лишь бы не обсуждать особенности характера и манеры своего преподавателя. Ибо, каким бы он не был чудесным и замечательным, но нрав у него был вреднее всех вредных.

— И чего же ты ждешь? — Женщина уперла руки в бока и укоризненно посматривала на девушку. — Тебя уже ждут у выхода приятели, а ты все разлеживаешься. Беги уже.

Быстро натянув чистую одежду, неизвестно кем принесенную из ее комнаты, Юля выскочила из палаты со скоростью звука. Ее действительно ждали Лори, Пири и Иль.

— Надо поговорить. — Буркнул хмурый зверолюдь, направляясь прямо к комнате девушки.

Рассевшись на диване и креслах, ребята испытующе смотрели на Юлю.

— Что, тоже думаете, что это я сама такое устроила? — Вдруг с горечью в голосе спросила она. Недоверие друзей ранило больше всего.

Иль поморщился и выдал:

— Не думаем. И Сармик так не думает. — Парень вытащил из кармана уже знакомую следилку и активировал ее.

Послышался кусок разговора. Знакомый голос Минлея и все тот же неизвестный властелин Птица обсуждали случившееся на стадионе.

«Почему не сработало заклятье? — Сурово спросил незнакомец.

— На девушке оказался божественный амулет. Одун Хаан сам лично сделал. — Подобострастие просто лилось из преподавателя.

— Что-то слишком много богов вокруг нее вертится. — В голосе прорезались властные нотки, которые говорили о том, что этот мужчина не привык, когда с ним спорят. — Постарайся пообщаться с ней после взрыва. Посмотри, не поставил ли кто из них на нее свою метку. И что у нее с Сармиком?

— Я не знаю. Она говорит, что ничего. Однако волк бережет ее как зеницу ока.

— Иди и проверь ее. И узнай достоверно, что ее связывает с этим оборотнем. Постарайся не привлекать к себе внимания этих якутских божонков». — Презрение в голосе говорящего выплескивалось наружу, оставляя липкий след на всех, кто его слушал.

Все молча сидели и не знали, что сказать после выслушивания очередной шпионской информации, пока Лори не нарушила тишину.

— Юлька, ты кому дорогу перейти успела? Никак не могу понять, на кого же работает этот предатель? — Она бросила взгляд на друзей. — Думаю, никто не сомневается в том, что ничего хорошего Минлей и его хозяин Юле не желают.

— Даже мыслей таких нет. — Буркнул Иль. — Делать-то что будем?

Юля отошла к окну. Ей совершенно не хотелось втягивать друзей в неприятности, слишком опасной представлялась сложившаяся ситуация.

— Ребят, а давайте вы ничего делать не будете? Мы ведь уже обсуждали это и Сармик обещал взять этот вопрос на себя.

И тут взорвался Пири.

— Вот уж еще чего не хватало. Сидеть и ждать, когда тебя изволят грохнуть! Что за жертвенность, Юля? Это неправильно! Надо бороться и искать заказчика!

— Как искать предлагаешь? — Уже с интересом задала вопрос Лори.

Пири почесал нос, сморщился, словно съел ломтик лимона и нехотя выдавил:

— На живца ловить.

— Это я-то живец?? — Вскипела Юля. Справедливое возмущение выплескивалось из нее. — Я тебе сейчас такого живца устрою!!!

Девушка кинулась на приятеля словно разъяренная львица, размахивая шарфом, который бездумно крутила в руках до этого. Пири хохотал и уворачивался, голося о том, что ничего плохого с ней не случится. Ведь их больше, чем один Минлей.

Им всем была нужна разрядка после сегодняшнего происшествия. Просмеявшись, Юля и Пири обнялись и вернулись к ухмыляющимся друзьям.

Только они устроились поудобнее, чтобы продолжить разговор дальше, как в дверь кто-то осторожно постучал.

— Ты кого-то ждешь? — Поинтересовался Иль.

— Нет. — Девушка открыла дверь и в комнату вошел декан.

— Главные заговорщики в сборе. — Сармик сложил руки на груди, его белоснежные волосы были распущены и разметались по плечам. — Присесть позволишь? — Обратился он к Юле, стоящей словно соляной столп.

— Да, конечно. Присаживайтесь. — Пожала она плечами.

— Я тут пообщаюсь с твоими подельниками, а ты пока одевайся. Тебя Урэр обыскался.

Стоило только Юле скрыться за дверью спальни, как ледяной взгляд сапфировых глаз впился в компанию притихших друзей.

— А теперь быстро, пока Юли нет. Что вы наподслушивали? Бегом!! — Поторопил Сармик

Тихо, почти неслышно. Иль рассказал все, о чем удалось узнать из последнего разговора Минлея с загадочным господином. Декан нахмурил лоб и прикусил щеку, размышляя о том, что же сделать дальше, как остановить это странное внимание со стороны Птица. Сегодня он уже пытался привлечь к помощи ректора, однако она посчитала, что напряжение между двумя преподавателями носит сугубо личный характер и никак не может навредить кому-либо из студентов. Размышляя дальше о возможных выходах из ситуации, Сармик услышал, как скрипнула дверь в спальню, где собиралась Юля.

— Так, компания. Сейчас я отправлю Юлю к наставнику, а вы все в полном составе ко мне в кабинет. — Быстро прошипел информацию для ребят он, и откинулся на спинку кресла с отсутствующим видом.

***************

Урэр встретил девушку у своего дома и сразу же повел ее к берегу реки, протекающей неподалеку. Пока они шли узкой тропкой через луг, он спрашивал ее про успехи в Академии и девушка, не скрывая ничего, рассказала про взрыв на занятии по защите и про то, что все уверены в ее вине. Шаман задумчиво потер колючий подбородок и бросил косой взгляд на нее.

— Понятно. Понятно, что ничего не понятно. Есть предложение, давай мы с тобой сейчас на берегу посидим и подумаем, что именно случилось и кто в этом виноват.

Высокий обрывистый берег возник вдруг и неожиданно. Прямо под обрывом узкая полоска песка омывалась ленивыми темными волнами реки, неторопливо несущей свои воды. Небольшие птички носились над водой, ловя мошек и играя друг с другом.

Мужчина сел на поросший невысокой тонкой травой берег и опустил с обрыва вниз ноги, похлопав рукой рядом, намекнул Юле сесть поближе. Она со вздохом примостилясь рядом, опираясь на руки, чуть отставленные назад, и запрокинула голову, вглядываясь в синее-синее небо.

— Расскажи мне, что ты чувствовала, когда силой лепила заклинание. — Попросил Урэр.

Она все так же смотрела на безоблачное небо, сорвала травинку и прикусила ее зубами, почувствовав горьковатый травяной сок, села чуть сгорбившись. Ей была понятна цель этого вопроса и девушка старалась заранее как можно полнее сформулировать свой ответ.

— Чувствовала сперва легкое покалывание в кончиках пальцев, потом появилась пульсация. Сначала все было абсолютно терпимо и обычно, но в какой-то момент стало так сильно пульсировать, что мне хотелось просто все бросить и прекратить. А потом все взорвалось. Я правда не хотела причинять хоть какой-то вред и я не чувствовала ничего, что позволило бы создать настолько сильное заклинание.

— А вот еще скажи, в самом теле у тебя не было неприятных ощущений? Желудок не болел? — Урэр смотрел на нее настолько въедливо, что девушка начала беспокоиться о состоянии наставника. Каким это образом связан взрыв и боли в желудке? Этого девушка никак не могла понять.

— Нет, — отрицательно помотала она головой. — Никаких болей, жжений и вообще кроме пальцев ничего не страдало.

Шаман понял, что девушке требуются пояснения и поэтому он поспешил рассказать:

— Когда вычерпываешь свой резерв полностью, появляется боль. И чаще всего люди не сведущие в магических болезнях, сравнивают боль опустошения с болью в желудке. — Затем наставник решил уточнить. — И амулет защитный был на тебе?

— И амулет был на мне. — Согласно кивнула она.

Шаман недоверчиво хмыкнул и вдруг, спрыгнув вниз с обрыва, протянул к Юле руки.

— Прыгай, поймаю.

Девушка доверилась наставнику, прыгнув вниз. Сильные крепкие руки подхватили нехуденькую Юлю, словно пушинку и бережно поставили на песок.

— Обувь сымай. — Инструктировал Урэр. — И по воде босиком походи. Пусть аура почистится. Потом к месту силы пройдем. Обряд проводить буду. У духов совета спрошу. Не по нраву мне твоя история.

Послушно скинув кроссовки и носки, девушка осторожно ступила в темную воду, оказавшуюся неожиданно теплой. С удовольствием шлепая ступнями, она прошлась вдоль берега, периодически оглядываясь на наставника, не сводившего с нее пристального оценивающего взгляда.

— Вертайся. — велел он. Все так же не возражая и не споря, Юля развернулась и по воде пошла в обратную сторону.

— Руку давай. — Протянул ладонь шаман и девушка без опасений доверила ему свою ладошку.

Не успела она и моргнуть, как картинка вокруг резко изменилась.

Они оказались на небольшой поляне, окруженной со всех сторон высокими кустами ивы и ольхи.

Невысокая трава совершенно не скрывала странного сооружения посреди открытого пространства. Груду камней венчал голый череп оленя с раскидистыми рогами, украшенными разноцветными суконными и атласными ленточками. Пустые глазницы черепа смотрели на них, нагнетая и без того непростую напряженную атмосферу.

— Ты посиди тут. Просто посиди и помолчи. — Указал на небольшой чурбачок чуть в стороне шаман. А сам прямо из воздуха вытащил большой расписанный черной краской бубен и колотушку к нему.

Шаман опустился на колени перед каменной пирамидой и разжег небольшой костерок, в который бросил щепоть трав из небольшого замшевого мешочка. Сизый дымок взвился к небу, приглашая духов обратить свое внимание на просящего.

Прикрыв глаза и опустив плечи, Урэр завел однотонную песню на языке непонятном девушке, поднял бубен, провел им над столбом дыма, очищая от всего мирского и сел рядом с костерком. Песня становилась громче, и мужчина стал раскачиваться из стороны в сторону, призывая своих духов-помощников. Из дыма вылетели два сгустка энергии, один светился ярким красным светом, второй серый дымчатый. Это были Дух огня Ту-Ерв и Дух места ЯМал Вэсоко. Духи-помощники обычно призывались для связи с высшими силами, для защиты, для лечения, для помощи. Но за свои услуги они всегда брали плату. И зачастую эта плата была высока. Все зависело от того, что именно хотел получить шаман.

Удары по бубну стали чаще, песня Урэра набирала темп, и он встал на ноги, начав кружиться вокруг своей оси, притопывая и пританцовывая. Духи метались вокруг него, сливались с его тенью и пронизая насквозь его тело. Засмотревшись на шамана, Юля вдруг выпала из реальности. Ей казалось, что вокруг нее сгустились тени, окружили и поглотили ее полностью. Песня Урэра врывалась в ее мысли, вытесняя оттуда все постороннее. Только звук, только песня, только шепот теней. Тени звали ее присоединиться и полететь далеко-далеко. Туда, где нет страха, нет боли, нет ничего того, что делает жизнь человека живой, нет ничего, что может причинить боль. Она не заметила, как закрыв глаза и начав раскачиваться в такт танцу шамана, полностью отдавшись ощущениям, потеряла связь с окружающим миром и отключилась, свалившись во влажный мох.

— Что-то стало уже привычным валяться в обмороке с тех пор, как я уехала из Москвы. — Подумала девушка, придя в себя и открыв глаза. Уставший и изможденный Урэр сидел напротив девушки на мягкой оленьей шкуре, вытянув ноги и задумчиво уставившись вдаль. Юля поняла, что лежит не на мокром мху, а на такой же шкуре, защищающей ее от холода и влаги. Правда она совершенно не помнила, как и когда попала на это более чем удобное лежбище.

Шаман заметил, что девушка пришла в себя, и перевел взгляд на нее.

— Очнулась?

— Угу. Что со мной было? — Села она на шкуру, подогнув под себя ноги и отгоняя накатившую слабость.

— Было с тобой, Юля, общение с духами. Ну и переборщили они, выпивая твою силу, вот и потеряла ты сознание от этого.

— Вы узнали, что хотели? — Осторожно спросила девушка, не желая прямо спрашивать о результатах камлания.

Реакция Урэра была неожиданной. Он с жалостью и каким-то суеверным страхом смотрел на нее.

— Узнал. Девочка. Только сказать тебе не могу ничего. Слово я дал. Своею жизнью поклялся.

— Вообще ничего не скажете да? — разочарованно протянула она.

— Кое-что смогу сказать, не нарушая слова. Знаю я, кто ты есть и подозреваю, кто к тебе повышенный интерес имеет и почему. Знаю и чем и как вы с Сармиком связаны. Все знаю. Но сказать не могу. И поверь мне, я очень сильно тебе сочувствую. Врагу такого не пожелаю. — Урэр замолчал и задумался о чем-то.

Девушка тоже молчала, потом решилась и все-таки спросила.

— И ничего не сделать?

Шаман нахмурился, словно принимал какое-то важное решение. Потом решительно кивнул.

— Сделаем. Сейчас мы ко мне домой перенесемся, и я Сармика выдерну сюда. Юль, а ты кому доверяешь из преподавателей еще?

— Только Сармику и вашему отцу.

— А из приятелей своих?

— Лори, Самылко, Негостай, Пири, Иль… А что?

— Слишком много кому. Нам это не подходит. Одного кого-нибудь выбери.

— Пири. — Приняла нелегкое решение девушка.

— Значит Пири… Хорошо.

***************

В кабинете Сармика собралась вся честная компания и громко спорила о том, что следует предпринять дальше в стремлении хоть как-то решить проблему Юли. Сармик тихо улыбался, соединив пальцы рук, поставленных на подлокотники. Его забавляла горячность молодых людей и их готовность броситься на помощь подруге вопреки всем грозящим опасностям. Ему самому очень хотелось поскорее разобраться с проблемами этой девушки, чтобы затем в покое выяснить о том, чем это таким связаны они друг с другом.

Иль и Лори сцепились друг с другом не на жизнь, а на смерть, доказывая друг другу необходимость обнародовать результаты слежки.

— Зоя должна знать какое он чудовище! — Горячилась рыжеволосая девушка, забавно потрясая сжатым кулачком.

— А толку-то? Она вон на ссору Сармика и Менлея не отреагировала никак! Правда ведь? — И парнишка повернулся к декану, взглядом требуя подтвердить его версию.

Сармик благосклонно кивнул, побуждая продолжить мозговой штурм дальше.

— Вот! Я же говорил! — Вдохновился своим микроуспехом парнишка. — А значит, мы должны справиться своими силами. Может сообщить Совету Богов о его мерзопакостном поведении? Ведь должна быть какая-то управа на свихнувшегося мага!

— Не забывай, Минлей не просто маг. Он Птица в человеческом обличье. — Пири хмуро потер ладонями лицо.

— Получается, что он как бы оборотень? — Лори встала со своего кресла и подошла к окну.

— Ну не совсем оборотень. Он такая околобожественная сущность. Знаете откуда вообще появился этот Птиц?

Ребята синхронно отрицательно мотнули головами и декан продолжил.

— Когда-то очень давно жили рядом дети, мальчик и девочка, которые постоянно ссорились. И никак не могли они мирно сосуществовать. Однажды мальчик сорвался и убил девочку. Отец погибшей схватил его и потащил в лес, желая повесить убийцу дочери. Однако молил о пощаде мальчик, упрашивал, и пожалел его отец девочки. Воткнул в спину два ножа и стукнул по затылку. Обернулся мальчик птицей с железными крыльями, взлетел в небо и остался жить. Но от перенесенной боли зло поселилось в его душе. Хотя в память о той девочке он и добро делает. Но гораздо реже. — Закончив рассказ, Сармик напрягся. До него кто-то упорно пытался достучаться через пространственный кристалл связи. Он осторожно коснулся сапфирового кристалла в мочке уха и ответил на вызов.

— Пири, дай руку. — Строгий голос прервал вновь нарастающий спор. — А вы, честная компания, по койкам. Спать осталось недолго.

Сармик взял руку будущего мага-боевика, сжал ее, и они провалились в компактный портал, выкинувший их перед домом Урэра.

Мягко ступая, словно большой кот, Урэр подошел со спины к паре прибывших и, заговорив, умудрился напугать их.

— Вот и прибыли. Проходите что ли внутрь. Разговор есть.

В избе их уже ждали. Встревоженная Юля не находила себе места и металась по просторной светлой комнате. Ухмыляющийся Чынгыз Хаан неожиданно оказался без своей мохнатой шапки и стала заметна его приличных размеров лысина, окруженная начавшими седеть волосами, связанными в низкий жиденький хвостик.

— О! Вот и спасители наши явились! Сейчас всё за нас решат, все выходы найдут, и мир и спокойствие в веках обеспечат! — Не преминул поерничать преподаватель.

— Папа, не обижай моих гостей! — Попытался спрятать улыбку Урэр, приглашая Сармика и Пири занять место за накрытым столом. — Пусть в Академии уже ночь на дворе, а у меня самое время поесть. Ну или попить. Юля, угощай всех. Чай наливай, пирожки подкладывай.

Девушка метнулась тенью разливать чай и раскладывать пирожки, провожаемая удивленными взглядами декана и приятеля.

Когда все уселись и успели утолить первые голод и жажду, молчание стало напрягать. Сармик подметил, что Юля чем-то подавлена и пытается с трудом сдержаться от слез. А вот Урэр собран и решителен. Поэтому Полярный волк решил обратиться за разъяснениями именно к Урэру.

— Расскажешь? — Вопросительно поднял бровь Сармик.

— Не все. Жизнью клялся тайну хранить. Поэтому вопросы задавайте осторожно. — Урэр опустил глаза в стол и начал бросать в воздух фразы. — Пап, не совсем верна твоя мысль о происхождении Юли и природе ее силы. Не совсем, но что-то есть. Сармик, связь между вами сильная и неразрушимая. Пири, ты для Юли станешь напарником, и силу тренировать будете вместе. Твое отношение к ней поможет обуздать избыток магии. И да, взрыв устроила не она, но кто-то, имеющий сродство с ее силой. И последнее, что я могу сказать совершенно открыто, если хотите сохранить Юлю живой и такой, к какой вы привыкли, то Минлея нужно держать от нее подальше.

Чынгыз, прищурившись, смотрел на сына, потом на Юлю.

— Не совсем то… Да, загадал ты загадку сын. Ой загадал… Но я подумаю. А связь с Сармиком… Я сначала думал, что она его пара. Однако это никак не подтверждается. Ни со стороны Волка, ни с ее стороны. Что за связь тогда у них. Она не оборотень, чтобы считать ее родственницей. Да и природа сил у них разная. Насчет того, чтобы дать ей в пару стабильного мага, я уже думал. Хотя, не в обиду Пири, думал, что Лори будет ей ближе. А впрочем, сын, ты прав. У мальчика к ней и вправду есть определенные чувства. И для ее магии это будет полезнее.

Пири, слушая проникновенную речь бога-интригана, краснел и бледнел, особенно тогда, когда речь пошла о его отношении к Юле. Парень не мог сказать, что именно он чувствовал к девушке, но она была для него не просто другом, не просто подругой. И от этого такое выворачивание его души перед всеми оказалось очень болезненным.

Чынгыз словно не замечал, что его слова режут по живому и Юля и Пири готовы были провалиться сквозь землю, лишь бы только не слышать всего. Юля чувствовала, что ее снова начинает заносить и даже вжимание ногтей в ладони не помогло, она вскинула гневный взгляд и жестко высказала:

— Хватит! Вам никто не давал права полоскать наши мысли и чувства перед всеми! Не стоит лезть своими немытыми руками в наши души!

Чынгыз хмыкнул и осекся.

— Простите, дети. Я что-то увлекся. Ну да ладно. Давайте лучше думать будем, как Минлея обезвредить. А убирать его от Юли нужно.

Сармик хмыкнул:

— Мы с этими тимуровцами в моем кабинете как раз и обсуждали способ обезвреживания нашей Птички.

Чынгыз чесал подбородок и что-то бурчал себе под нос, шлепая губами. Потом он поднял глаза вверх, уставившись в потолок.

— Справиться с ним могут только боги, или Зоя. Боги своей божественной силой выше его, а Зоя как ректор Академии может просто-напросто вышвырнуть его из стен. Теперь вопрос, как убедить Зою встать на нашу сторону?

— А вы же бог, Чынгыз. Вы не можете его выгнать? — С надеждой уставилась на преподавателя Юля.

— Я, Юль, бог в ссылке. И возможности мои ограничены. — С гримасой боли ответил Чынгыз Хаан.

— А если все, что ребята подслушали Зое вывалить? — Предложил Сармик.

И тут Пири задумчиво изрек.

— На живца надо ловить. На Юльку.

И снова Юля вспылила:

— Пири, эта песня про живца у меня уже вот где!! — И он полоснул ребром ладони поперек горла. — Я вам что, малек бессловесный, чтобы на заклание себя отдать? Любому живому существу инстинкт самосохранения присущ, а у меня по твоему мнению совсем мозги отшибло? Я что, жить не хочу?? Нашли дурочку…

Юля была зла. Нет, не зла. Юля была ОЧЕНЬ зла. Идиотская идея с живцом не выходила из мыслей друзей, что вызывало у девушки желание разругаться с ними. Почему-то именно это сравнение с живцом было настолько обидным, что терпение просто лопнуло и она сорвалась в штопор, выплевывая в адрес Пири проклятия и кары небесные. Сармик и Чынгыз, глядя на беснующуюся от возмущения девушку, прыскали в кулаки и еле сдерживали смех. Урэра однако веселье не коснулось никоим образом. Он укоризненно посмотрел на мужчин и ласково обратился к девушке.

— Юленька, золотко, ты не горячись. Никто тебя не принуждает, но все-таки давай эту идею не станем отбрасывать. Да и не сказал бы я, что это на живца ловля. Скорее назвал бы я это провокацией. Что там Минлею требуется от девушки? — Последнюю фразу он адресовал уже Сармику и Чынгызу.

— Не ему, а его господину. В Верхний мир ее отправить он требовал, из Академии исключить тоже требовал, в лекарский корпус к ней пытался прорваться зачем-то, а больше его планов я не знаю. — Сармик пожал плечами.

В избе повисла гнетущая тишина. Все мысли о том, как ликвидировать из Академии Минлея не имели ничего общего с реальностью. Чынгыз пальцем рисовал на столешнице и что-то считал в уме, периодически шептал что-то себе под нос и заводил глаза к потолку.

— Слушайте, у меня идея! — Поднял палец кверху опальный бог. — А если нам сделать так: Сармик подготовит Зою к тому, что Минлей далеко не с любовью и дружбой относится к Юле, а саму Юлю в паре с Пири я отправлю на практику в Верхний мир. Охрану им Урэр обеспечит, он по этим мирам чуть только пешком не ходит. Ну и амулетами обвесим не хуже Хасавато, чтобы уж наверняка. Минлей точно этакого повода не упустит, чтобы Юле напакостить. А как только он переступит грань в приличном отношении к девушке, так мы тут как тут все вместе с Зоей и нагрянем.

— Детский сад какой-то… — Закрыла лицо руками девушка. — Вы с какого перепугу решили, что он на меня нападет? А если он меня к господину своему потащит?

— А мы на тебя поводок прицепим магический. И утащить он не сможет. — Не сдавался Чынгыз.

— Я ничего лучше придумать не могу. — В голосе Урэра звучала горечь.

— Я не готова так собой рисковать. — Сложила руки на груди в защитном жесте Юля.

— Не бойся! Амулеты тебя защитят! — Упирался Чынгыз, видя единственную возможность справиться с Птицем.

Девушка встала из-за стола и вышла в ограду. Ей совершенно не хотелось подставляться, особенно по такому сырому и наивному плану.

Крепкие руки обняли ее за плечи и голос Пири прошептал на ухо:

— Давай попробуем. Мы все будем рядом, вдруг это правда поможет?

— Хорошо. Попробуем. Но если я помру, то с того света достану вас всех так, что мало не покажется! — Воинственно вскину голову девушка и отправилась в Академию, решив не прощаться с этим собранием вымогателей и шантажистов.

В Деревянном доме все спали, и девушка тоже поспешила упасть в кровать и отключиться. Уснула она лишь только голов коснулась подушки. Сон был какой-то вязкий, тягучий, он обволакивал и мешал дышать, словно желе. И снова этот знакомый-незнакомый голос. Он звал, сердился, грозил какими-то карами. Юля пыталась задать ему вопрос, узнать кто он и что ему нужно от нее. Однако любая попытка связаться с хозяином этого голоса была безуспешна. И уже вынырнув из этого сна, Юля вдруг почувствовала чей-то чужой пристальный взгляд, который удивленно и недоверчиво рассматривал ее.

— Какого черта этим всем нужно в моем сне? Ладно голос. Я к нему уже как-бы привыкла… Так теперь еще и глаза в сон пробираются… Что дальше? Уши? Нос? — Ворчала девушка, нехотя выползая из постели.


Глава 11.Хорошие планы и плохое планирование


Опаздывая на очередную утреннюю тренировку, Юля в одном полотенце приплясывала у сундука, выискивая чистую одежду, когда из-под стопки сложенного белья на тканый половик выпал обломок найденного амулета. Девушка замешкалась, поднимая его и вновь вгляделась в половинку синего глаза. Разлом прошел прямо по середине зрачка, поделив брошь на две половинки. Перевернув диск обратной стороной, девушка разглядела обломок иглы, на которую крепилось украшение и часть клейма изготовителя, в котором на свету различался странный знак, похожий на букву неизвестного алфавита.

Осознав, что опаздывает она уже конкретно и безнадежно, девушка запихнула брошь почти на самое дно сундука, влезла в спортивную форму и кроссовки и бегом рванула в сторону полигона. Сильно запыхавшись, она ворвалась на дорожку и, не оглядываясь по сторонам, побежала, выравнивая дыхание.

— Проспала? — Догнал ее Пири.

Юле почему-то не хотелось с ним разговаривать. Та легкость, с которой вчера ее решили отдать на растерзание далеко не слабому магу с задатками маньяка-убийцы, не давала покоя девушке. Поджав губы, она решила до конца пробежки не отвечать и не поддаваться на провокации. Парень хмыкнул, но подстроился под темп бега девушки и так и бежал рядом с ней плечом к плечу.

Юля недовольно косилась на него, еле сдерживаясь чтобы не нагрубить.

«Вот и чего бежит рядом? Чего добивается? Вчера мне все про них стало ясно. Я для них только средство разобраться с противным Птицем. А обо мне, о моей безопасности они совершенно не заботятся». — Думала девушка демонстративно игнорируя бегущего рядом Пири.

Парнишка улыбался и беззастенчиво разглядывал пыхтящую от обиды девушку.

Завершив пробежку, Юля шла ровным шагом опустив глаза, закусив нижнюю губу, и считала про себя до ста, лишь бы только не начать разговаривать с боевиком. Неожиданно она уткнулась в твердую мужскую грудь.

— Ну и чего ты дуешься? — Пири стоял перед ней так основательно, словно скала перед морской волной.

— Я не дуюсь. — Стараясь не смотреть ему в глаза, попыталась обойти приятеля Юля.

— Дуешься. Как хомяк дуешься. — Не позволил осуществить задуманное Пири. — Поговорим?

— А давай поговорим! — Дерзко задрав подбородок выпалила она. — Что ты мне сказать хочешь? Кинете как котенка, чтобы посмотреть выплывет или не выплывет? Что, Пири, к вечеру от меня избавитесь или до завтра жить позволите? А я вас за друзей считала… — И она отвернулась, не в силах смотреть на ухмыляющееся лицо парня.

Слезы подступили незаметно и грозились пролиться обильным дождём. Юля нисколько не сдерживала себя и продолжила с упоением стенать о своей нелегкой судьбе пока ее не встряхнул друг.

— Закончила? — Суровый взгляд впивался в ее лицо, вынуждая не отводить глаза и выслушивать все, что он пожелает сказать.

Юля моргнула, показывая, что на этом всё, и Пири тихо, но жестко ответил на высказанные претензии.

— Никто тебя не станет подставлять, сама подумай, зачем нам это? Мы с Минлеем раньше вообще бы и не подумали связываться. Он никому из нас никаких гадостей не делал. Насчет того, что ты не готова, так я с этим согласен. И не только я, между прочим. И вообще, никто тебя ни сегодня, ни завтра с Минлеем не столкнет. Юленька, солнышко, мы с тобой начинаем активно работать вместе. Мы команда и должны научиться действовать в команде так, чтобы нам никакой Минлей был не страшен. Поняла меня? Услышала?

— Поняла… Прости меня. — От стыда девушка не знала куда деться. Раньше, в прошлой жизни, Юля не позволяла себе подобных срывов, а тут уже не в первый раз эмоции берут верх над разумом.

— Да за что простить-то? — Недоуменно пожал плечами парнишка.

— За недоверие, Пири. За недоверие… Идем? Мне бы не опоздать. Первая пара у Минлея.

— Пожалуйста, будь осторожна. Он не должен сорваться раньше времени.

— Я постараюсь…

*******************

Прошло два месяца. Наступил октябрь. В Срединном мире властвовала осень. Остров Белый засыпало снегом. В Академии по-прежнему было лето.

За это время изменилось многое. Юля и Пири почти не общались со своими друзьями, довольствуясь краткими встречами в столовой. Иль и Лори продолжали следить за притихшим Минлеем, который в свою очередь практически не давал поводов для беспокойства, однако регулярно докладывал своему господину все новости, касающиеся девушки.

И только ночные гости к Юле зачастили заходить в сны. Голос сердился все больше, звал Юлю все сильнее, угрожал все страшнее, не причиняя правда ей никакого физического вреда. А вот взгляд чужой становился все назойливее и любопытнее. Он не только пытался увидеть того, кто угрожает девушке, но и проявлялся перед ней серым туманом, из глубины которого исходило пристальное внимание. Разобраться со своей находкой девушка так и не успела, отложив до окончания истории с Минлеем.

Юля стояла у зеркала и смотрела на свое отражение, и оно ей нравилось.

Благодаря тому, что она и Пири упорно тренировались взаимодействовать друг с другом, тренировались не только магически, но и физически, Юля похудела, фигура девушки подтянулась, ее выносливость повысилась. В глазах появилась уверенность в том, что она сможет постоять за себя. Обтягивающие брюки подчеркивали ставшие неожиданно стройными ноги. Сармик настоял на том, чтобы девушка надела высокие сапоги на низком каблуке, вместо любимых ею кроссовок.

Сегодня она и Пири отправлялись в Нижний мир на первый ярус. Их заданием было найти злого духа Нгылекя и захватить его с собой для практического занятия на факультете Боевой магии. Это была проверка их способностей работать в команде. Одун Хаан снабдил их защитными амулетами и достаточным количеством полных накопителей. Время идти, решила Юля, накинула на плечи кожаную куртку с капюшоном, подхватила сумку с припасами и амулетами, посмотрела еще раз на себя в зеркало и вышла из комнаты.

Пири ждал ее у перехода между мирами. Как всегда, Сэрнго Ирико сидел на неизменной шкуре и курил свою любимую трубку.

— Здравствуйте, Сэрнго! — Склонила голову в приветствии девушка, улыбаясь старому знакомому.

— Ай, Юлька! Все хорошеешь! Смотри, ухватят тебя подземные духи и утащат к себе. — Погрозил пальцем Хранитель Белого острова.

— Ага, во лесок, под рябиновый кусток. — Хихикнула она.

— Ну уж под какой кусток не знаю, а в нору утащить могут. Поэтому осторожна будь. И этого — Кивнул в сторону Пири. — Этого держись. Он скорее сам помрет, чем тебя в обиду даст.

— И чего мне с ним мертвым делать? Пусть уж лучше живет. — Продолжала улыбаться Юля.

— Да пусть живет конечно. Ну а уж что с ним делать сама решай. — Подмигнул старик. — Ну все-все. Идите уже.

Первый ярус Нижнего мира встретил их мягким теплом. Рассеянный солнечный свет лился через перламутровые облака. Мягкая тундра, покрытая серебристым ягелем, манила прилечь и отдохнуть. Вдали виднелись сопки, поросшие невысокой травой. Юля осматривалась вокруг, не переставая удивляться. В этом мире все отличалось и от Срединного мира, и от первого яруса Верхнего мира.

— Юль, смотри! — Пири указывал в сторону далекой сопки, откуда шло стадо каких-то огромных животных. Медленно передвигались они по тундре, мерно покачиваясь, подходили ближе. Стало видно, что впереди шел самый большой зверь, покрытый бурой мохнатой шерстью. И тут Юля заметила, что морду зверя украшают два больших желтых бивня и хобот.

— Пири!!! Это же мамонты!!! — Развернулась к парню девушка. Ее глаза горели от восхищения, румянец окрасил щеки, и девушка чуть только не подпрыгивала от восторга. — Этого не может быть!!!

— Почему не может? — Смеялся парень. — Не все мамонты вымерли. Часть ушла в Нижний мир. И их здесь теперь разводят сиртя. Они их называют «я хора», что значит земляные олени.

— Это… Это так удивительно!!

Мамонты медленно прошли мимо, помахивая коротенькими мохнатыми хвостами.

Пири наблюдал за искренней, совершенно детской реакцией девушки и улыбался.

— Идем, Юль. Нас ждут в селении. — Потянул он ее за рукав.

Стойбище сиртя из двенадцати небольших чумов раскинулось на берегу небольшой реки. Приближающихся ребят встретили лаем небольшая стая разномастных собак. Пахло дымом и багульником. Из самого большого чум вышел невысокий человечек, чуть ниже Самылко и Негостая, одетый в красивую расшитую малицу с накинутым капюшоном и отправился навстречу Пири и Юле.

— Анитарова! — Приветствовал невысокий мужчина их. Маленькая рука поднялась и скинула капюшон. Девушка увидела удивительное лицо. Кожа темно серого цвета обтягивала высокие скулы, тонкий прямой нос и узкие губы очень сильно отличались от коренных жителей Ямала, с которыми уже успела познакомиться Юля. Но самым необычным в лице сиртя были глаза. Совершенно белые радужки, не отличающиеся от белков, с черным зрачком глаза притягивали взгляд.

— Анитарова! — Пири поклонился до земли старшему стойбища. — Мир вам! Пусть не гаснет огонь в вашем чуме!

— И вам мир! Я — Хабта, старший тут. Отдохните в моем чуме, разделите с нами пищу, расскажите новости миров. — Пригласил к себе сиртя.

Войдя в стойбище и проходя мимо чумов, Юля заметила, что на улице были только мужчины. Ни одной женщины, ни одного ребенка, играющего на улице. Девушка сдержала желание задавать вопросы, заметив чей-то любопытный взгляд из-за занавески на входе в дальний чум.

— Боятся нас. — Шепнул Пири и девушка согласно кивнула. Настороженные белые глаза маленьких сиртя следовали за магами по пятам, не оставляя их наедине ни на миг.

Чум оказался значительно меньше обычного, поэтому внутрь зайти не получилось. Хабта предложил расположиться рядом, благо что берег был сухим и плотным. Пири вытащил из сумки небольшой клочок плотной ткани и бросил ее на землю. Быстро сплетенное заклинание позволило увеличить ее до размеров, достаточных для того, чтобы два взрослых человека могли с удобством присесть. Мужчины сиртя быстро накрывали несколько низеньких столов, составленных в один большой. На столе появлялись небольшие ароматные хлебные лепешки, жареная рыба, рыба соленая, уха… Судя по тому. что на столе было много рыбы, именно река была основной кормилицей маленького народца.

Хабта сел напротив ребят и выжидательно молчал. Пири и Юля тоже молчали. Уха остывала. Никто не начинал разговор.

На сером лице старшего сиртя мелькнула понимающая улыбка и тут же погасла, белые глаза лукаво сверкнули, и он вновь спрятался за маской безразличия. Юля не понимала происходящего, но решила во всем следовать за Пири, чтобы не нарушить каких-то не известных ей правил. Откровенно разглядывать сидящих напротив сиртя она тоже не рискнула, поэтому украдкой бросала на них короткие взгляды. В какой-то момент девушка поняла, кого ей напоминают эти беловолосые серокожие создания. Они удивительно похожи на дроу, только в сильно уменьшенном варианте. От этой мысли Юле захотелось улыбнуться, однако она изо всех сил сдерживалась, пытаясь соответствовать моменту.

Молчание сильно затянулось. Эти микродроу с абсолютно невозмутимым видом разглядывали носки своих расшитых бисером меховых сапожек, не обращая внимания ни на Юлю, ни на Пири. Хабта задрал к небу голову, пристально посмотрел в нежные дымчатые облака, печально вздохнул и снова уткнулся взглядом в уже подернувшиеся пленкой остывшего жира плошки с наваристой ухой.

Девушка чувствовала, что их активно обсуждают прячущиеся за стоящими рядом чумами жители стойбища. Иногда до нее доносилось тихое хихиканье и шепоток. Уже очень хотелось послать всех подальше и уйти из этого странного селения. Пири чувствовал, что девушка начинает кипеть и уже начал побаиваться, что она сейчас взорвется. Юля осторожно покашляла и поерзала на подстилке, разминая затекшие ноги. Сидеть становилось все сложнее, и мысленно она решила, что вот еще совсем чуть-чуть и с нее хватит.

Тишину нарушил резкий громкий хлопок. Это Хабта хлопнул ладонями по коленям и громко засмеялся.

— Все, хватит. Ваше терпение не меньше нашего. Кто кого пересидит — не лучший вариант наладить отношения. — Хабта прошептал что-то подбежавшему к нему молодому сиртя, и тот, согласно кивая головой, куда-то быстро убежал.

Вихрем пронеслись над импровизированным столом небольшие ручки нескольких молодых микродроу, сметая остывшую и заветренную еду, и ставя на ее место горячую и свежую снедь. Когда суета прекратилась, Хабта продолжил:

— Духи довольны. Гости достойные пришли к нам. Что же привело вас к нашим очагам?

Белые глаза вызывали у Юли некоторую дрожь, поэтому она старалась не пересекаться взглядами с сиртя. Ей очень хотелось задать несколько вопросов этим загадочным существам, однако она опасалась хоть чем-то их обидеть. Но видимо выражение ее лица было настолько красноречивым, что Хабта громко рассмеялся:

— Юля, сейчас мы поедим и, после разговора, я отвечу на все вопросы. Или ответит мой сын Умин. — Сидящий неподалеку сиртя помоложе согласно склонил белоснежную голову.

Смутившись, девушка опустила глаза и принялась преувеличенно увлеченно отламывать от горячей лепешки небольшие кусочки и отправлять их в рот. Лепешка оказалась удивительно вкусной, мягкой и душистой, так что Юля не заметила, как прикончила ее в один присест. Поймав на себе насмешливый взгляд Умина, она вновь смутилась, а смешливый сиртя подавил улыбку, подмигнув ей. Покончив с едой, приступили к беседе.

Хабта обстоятельно расспросил Пири о цели путешествия. Узнав, что ребята прибыли за Нгылекя, старший недовольно покачал головой.

— Это очень непростая добыча. Нгылекя — злой дух без тела. Как вы его ловить будете? Как можно поймать то, что не удержит ни одна клетка, не поймает ни одна ловушка?

Будущий маг-боевик слабо улыбнулся, не решаясь раскрыть все козыри, имеющиеся у магов.

— Поверьте, Хабта, мы не с пустыми руками. Нам есть чем поймать и как удержать бестелесную сущность. Единственная помощь, какую мы просим от вас — это указать нам место, где Нгылекя обитает. Это будет самая большая помощь, какая нужна нам и мы будем вам благодарны за нее. — Руки Пири потянулись к его мешку и развязали завязки. Парень сунул внутрь мешка и вытащил небольшой сверток, с поклоном протянул его Хабте.

— Примите в благодарность и как знак нашей дружбы.

Старший сделал знак Умину и тот быстро развернул сверток, увидел там сложный амулет, обладающий мощными целительскими свойствами, и передал его отцу. Хабта довольно покачал головой и спрятал амулет за пазуху.

— Добрый подарок. Умин проводит вас к месту Нгылекя. Но чуть позже. Сейчас Пири, расскажи мне, чем живет Срединный мир, и какие новости в Верхнем мире. А Умин пока расскажет все, что интересует Юлю.

Девушка поняла, что от нее пытаются избавиться под благовидным предлогом и, кивнув в знак благодарности, встала с кошмы, на которой они сидели с Пири и пошла следом за Умином.

Молодой сиртя, все так же посмеиваясь, косился на идущую рядом Юлю. Парнишка вел ее к реке подальше от любопытных глаз.

— Присядем? — Предложил он, выйдя на берег. Река была очень спокойной, вялой, почти без волн, густая трава подходила к самой темной почти коричневой воде.

— Присядем. — Согласилась Юля.

— Что ты хочешь узнать? И почему ты думаешь о нас как о каких-то дроу? — С хитринкой спросил Умин.

Девушка уже в который раз почувствовала неловкость. Судя по заданному вопросу, Умин читал ее мысли, и это было крайне неприятным открытием.

— Ты читаешь мои мысли? — С обидой в голосе выдавила она.

— Прости, совсем чуть-чуть. Немножко. — Слегка склонил голову сиртя, не выказывая никакого стеснения или раскаяния.

— И так все могут?

— Неа, только я. — Подмигнул маленький вредина. — Так что такое дроу?

— Герои фэнтези. Темные эльфы, живут под землей. У них тоже темная кожа и белые волосы. Считаются самыми сильными и отчаянными бойцами. Только вы слишком маленькие для дроу.

— Ну и мы не бойцы. — Развел руки Умин. — Разочарована?

— Да нет, не разочарована. Можешь рассказать о том, кто вы?

Умин тяжело вздохнул.

— Это грустная история, Юля. Когда-то давно сиртя жили в Срединном мире. Смотрели на звезды и ловили губами дождь и снег. Сиртя берегли тундру, не убивали дичи больше, чем могут съесть, не брали рыбы больше, чем требовалось. И тундра любила и защищала их. Давала им золото и серебро. Сила была у сиртя, могли они туманами ходить по миру и на большие расстояния. Мир и покой был тогда на Ямале. Пока не пришли большие люди и не стали выгонять маленьких сиртя с обжитых земель. Пришлось уйти им в мир подземного бога. Так и живут с тех пор в Нижнем мире. И всегда скучают по звездам, снегу и северному сиянию.

Юля чувствовала грусть маленького народца, лишившегося родного дома и ей очень хотелось хоть что-то сделать хорошего для них. Умин с любопытством и интересом поглядывал на загрустившую девушку.

— Да, Юля, забавная ты. Но мне нравишься. — Сиртя своими белыми глазами заглянул девушке в самую душу. — Не бойся ничего. И волку доверяй и держись его. Он тебе в мире магии самое близкое существо. А в самый сложный момент, когда будешь считать, что выхода нет, просто позови меня в мыслях своих.

И Умин тонкими пальцами коснулся ее лба.

— Кто ты? — Спросила растерянная Юля. — Ты же не Умин.

— Не Умин. Парнишка мягкий и неразговорчивый.

— А ты болтун… Кто ты? — Повторила вопрос девушка. — Это же из-за нашего разговора меня вытурили из-за стола?

— Вот умная же девушка — горе мужу! — Съязвил кто-то в теле Умина.

— А я не замужем! — Улыбнулась она.

— Так это поправимо! — Подмигнул сиртя. — Запомнила? Позови меня.

— Звать Умина? — Лукаво усмехнувшись, спросила Юля.

— Зови Умина. — Широкая улыбка осветила лицо парнишки. — И да, познакомься с ним. Я ухожу уже.

Неуловимая тень проскочила по лицу молодого сиртя и немного бестолковое, и добродушное выражение расцвело на нем.

— Юля, хочешь сушеных ягод? Они вкусные. — Умин на ладошке протянул девушке бруснику.

— Спасибо. Пойдем уже? — Взяла она пару ягодок и закинула их в рот. О том, кто с ней говорил устами парнишки, девушка решила подумать по пути к убежищу духа.

Пири уже ждал собранный и готовый продолжить путь. Юля накинула на плечо свою сумку и, не оборачиваясь, пошла следом за Умином.

Они плелись по болоту уже второй час, проваливаясь в мягкий сырой мох по щиколотку, вода противно хлюпала, выпуская из мягкого вязкого плена сапоги. Сумка оттягивала плечо, с каждым шагом становясь все тяжелее и тяжелее. Сиртя прыгал с кочки на кочку легко, словно маленький ничего не весящий фей, не оставляя даже следов там, где прошел. Его мягкие сапожки не смочились болотной водой. Пири пер грозным тяжелым танком за ним, словно автомат переставляя ноги, не уставая и не запинаясь за кочки. Казалось ему совершенно нипочем ни стоящий не шевелящийся ветерком, воздух, ни влага, напитавшая воздух настолько, что вся одежда становилась влажной. И только Юля чувствовала себя смертельно уставшей и ослабевшей даже не дойдя до проклятого места, где обитал злой дух. Сил у нее почти не осталось и каждый шаг давался с трудом.

— Нам далеко еще? — С трудом вытаскивая ногу из очередной ямки, заполненной темной мутной водой, спросила она сдавленным голосом.

— Неа. Вон к той сопке. — Указал рукой Умин, продолжающий жевать что-то вытащенное из кармана брюк. У этого парнишки были поистине бездонные карманы. Сушеные ягоды, орехи, сухарики, и даже вяленая кусочками рыба находили себе место в его запасах.

Пири прикинул расстояние и осознал, что Юле так просто не дойти, поэтому все-таки решил устроить привал. Выбрал взглядом место посуше и повыше, и кинул непромокаемую подстилку на мох. Юля сбросила с плеча надоевшую сумку и плюхнулась на спину, закрыв глаза и максимально расслабившись. Хотелось просто тихо умереть, лишь бы только не вставать снова и не идти по этому бесконечному болоту.

— Пить хочешь? — Пири протягивал флягу с бодрящим отваром, и девушка сделала несколько жадных глотков. Кисловатая чуть теплая жидкость прокатилась по сухому рту, смочив ставший непослушным язык, прокатилась горячей волной по болезненным напряженным мышцам, расслабляя их и снимая боль, взорвалась яркой вспышкой в мозгу, принеся ясность мышления и снимая усталость.

— Ух ты, вот это сила! — Причмокнула девушка, смакуя последние капли напитка, попавшие на губы.

— Ага, а теперь полежи молча пять минут и пойдем. — Пири тоже припал губами к горлышку фляги и блаженно растянулся рядом с девушкой. И только Умину не требовался никакой отдых. Парнишка все с тем же невозмутимым видом разглядывал окрестности, продолжая что-то жевать.

Совсем немного отдохнув, ребята продолжили свой путь.

— А что на этой сопке? — Поинтересовалась Юля.

— Хальмер. Кладбище по-нашему. — Буркнул Пири, явно не спешащий поделиться с девушкой информацией.

Юля пожала плечами, не желая ссориться с парнем, и решила обдумать случившееся в стойбище. Явно с ней разговаривало какое-то высшее существо, способное легко войти в живое существо и без последствий покинуть его. Было понятно. Что существо к ней расположено и не замышляет ничего плохого. По крайней мере явно не замышляет. Хотя установку не верить никому, Юля не забывала. И снова ей намекают на Сармика как на единственного достойного полного доверия. Почему-то эти намеки стали ее раздражать, вызывая желание ограничить общение и вообще перестать обращаться к декану за помощью.

Приближающаяся сопка навевала навязчивое ощущение беды. Леденящий кровь ужас пронизывал каждую клеточку тела Пири и Юли. Сиртя благоразумно не стал подниматься на кладбище, и ребята в одиночку брели вверх по склону, поросшему редкими чахлыми кустиками полярной березы.

На самой верхушке холма стояли около десятка грубо сколоченных из досок ящиков длиной с рост маленьких сиртя. Несмотря на отсутствие ветра, висящие над коробами колокольчики пронзительно и печально позванивали, вызывая в душе Юли болезненное ощущение тоски и непоправимой потери. Белые голые черепа жертвенных оленей с раскидистыми рогами лежали у каждого ящика.

— Юлька, соберись. Это Нгылекя так на тебя действует. — Заметил растерянность девушки Пири и сжал челюсти с такой силой, что казалось сейчас зубы захрустят и осыплются мелкой крошкой.

— Собралась уже. Амулет доставать? — Она запустила руку в сумку и сжала камешек, обмотанный кожаными веревочками.

— Рано. Надо чтобы эта сущность на нас напала. — Поморщился Пири, вытаскивая из торбы бутылку со свежей оленьей кровью, и поливая темно-бордовой жидкостью вокруг себя.

Колокольчики звенели громче и чаще. Легкий ветерок пронесся мимо лица Юли, взъерошив волосы. И еще один порыв ветра сильнее, и еще один… Ветер становился все грубее, жестче, он сдирал с ребят одежду, задувал волосы в лицо, заставляя отворачиваться и прятаться от резких порывов.

— Готовь амулет!! — Донесся до девушки крик напарника, и она сразу же вытащила ловушку, которая должна была поглотить и заточить в себе духа.

С воем мимо Юли пронеслось нечто темное и злобное, от чего она еле успела уклониться. Что-то острое резануло ее по щеке и горячие капельки крови побежали по лицу, скатываясь на шею. Это было очень плохо, потому что горячая живая кровь давала дополнительную силу злому духу и это ставило под удар всю операцию. Девушка мазнула рукой по глубокой царапине и поняла, что без заживляющего зелья не обойтись. Времени катастрофически не хватало. Пири уже раскинул стабилизирующую сеть заклятья, покрывшую почти всю вершину сопки. Удерживать ее парню было достаточно сложно, бисеринки пота выступили на его лице, краска ушла со щек, закушенная от напряжения губа и, видя все это, Юля копалась в сумке, доставая флакон с заживляющим зельем. Сжатый в руке ловчий амулет не упрощал поиски, мешаясь и цепляясь за все.

Чертыхнувшись, девушка ускорилась, случайно наткнулась на гладкую холодную бутылочку, зубами рванула притертую пробку и подняла флакон, прижав его к лицу. Бурая липкая жидкость вытекла из горлышка на щеку и Юля отбросила бутылочку, чтобы освободить руку, которой она тут же размазала зелье изолируя ранку от воздуха.

Ветер завывал, крутился вокруг Пири и Юли, темная субстанция бросалась на магов, пытаясь смять их, уронить и сломать.

— Бросай ловца! Я не могу больше сеть держать!!! — Старался перекричать ветер Пири.

Девушка выждала, когда серое пятно оказалось как можно ближе к ней и бросила ловушку. Которая врезалась вглубь духа. В воздухе разлился душераздирающий вой, небо потемнело, дрогнула земля и наступила тишина.

Обессиленные Юля и Пири рухнули на мягкий мох, задыхаясь и ловя воздух открытыми ртами. Сиртя, увидев, что маги валяются почти без чувств, а от духа не осталось и следа, поднялся на сопку и принялся поить ребят укрепляющим отваром.

— Ой, беда… Ой устали. — Причитал он, вкладывая в рты магов сухарики и прикладывая фляжку с отваром.

Силы восстанавливались потихоньку и Пири уже смог сесть и есть самостоятельно. Через несколько минут Юля присоединилась к нему. С усилием Пири встал на ноги и медленно побрел за амулетом, ставшим темницей для Нгылекя.

— В Академию порталом. И не спорь. — Хриплый голос Юли резал слух Пири, словно ножом. Девушка была совершенно вымотана. Да, они смогли сработать как команда, но все равно они были слишком слабы магически, чтобы противостоять Минлею. И это требовало обсуждения с Сармиком и Чынгызом.

Из портала они вывалились прямо у входа в Академию. Чынгыз и Сармик подхватили ребят под руки и увлекли в кабинет декана. Выдав по кружке укрепляющего зелья и усадив их в кресла, Чынгыз потребовал отчета. Рассказ Юли о неизвестной сущности, говорившей с ней устами Умина, вызвал настороженную реакцию со стороны преподавателя защиты.

— Это точно был Бог. Божественная сущность. Но вот вопрос — Какой именно? И это очень важно. — Чынгыз уставился на Сармика.

— А скажи-ка мне, друг мой Волк, с какого перепугу тебя боги рекламируют?

Декан пожал плечами и недоуменно ответил:

— Клянусь, понятия не имею. Только вот Юля права. Они и вправду слабы даже вдвоем против Минлея. И я пойду с ними.

— Ты будешь заметен. — Недоверчивый взгляд Чынгыза буравил волка.

— Скорее всего мне потребуется артефакт невидимости. Я уже нашел его описание в книгах.

— Ну, от Минлея положим ты спрятаться сможешь. А вот от божественных сущностей — сомневаюсь. — Хаан не мог избавиться от скепсиса.

— Выбора же нет. Тебе нельзя этим заниматься. А мне не грозит особо ничего. Я всего лишь оборотень.

Юля не могла уже следить за разговором двух преподавателей и спокойно уснула, свернувшись клубочком, в уютном кресле. Пири тоже не стал бороться со сном и следом за девушкой закрыл глаза.

— Дрыхнут голубчики. — Скрестив руки на груди, Чынгыз смотрел на двух сопящих магов, которым в ближайшее время предстояло идти на опасное и сложное дело.

***********************

Тонкий, проникающий во все уголки комнаты, заползающий под одеяло, запах сдобы с ванилью щекотал нос, заставляя захлебываться слюной. Юля пошевелилась, ощущая покалывание в затекшей руке и вновь вдохнула в себя будоражащий аромат выпечки.

— Засоня!! Пора вставать!! — Знакомый голос шептал над ухом, принуждая открыть глаза и оторваться от приятного ничегонеделания. — Тебя ждут занятия!

— Неееет! — Простонала девушка, желая спрятаться под подушкой и не вылезать из блаженного тепла до тех пор, пока он не выспится на несколько лет вперед.

— Юлька, вставай! Сколько можно уже! — Неожиданно крепкие руки Лори вытряхнули Юлю из теплого одеяльного кокона. — У тебя сегодня куча дел. А Чынгыз велел накормить тебя в комнате и бегом к Одун Хаану. Он там вам с Пири какие-о навороченные амулеты накрутил.

— А где Иль? Где Самылко и Негостай? — Поинтересовалась девушка, медленно передвигаясь в сторону умывальни.

— Иль следит за Минлеем. У Самылко с Негостаем свое задание. Я даже не знаю про что оно. — Лори наливала горячий чай в две большие кружки и выставляла на стол крынку с домашним самосбитым маслом. — Иди давай завтракать! Сил уже нет эти запахи глотать!

Не торопясь и с наслаждением позавтракав, Юля оделась в удобный брючный комплект одежды, состоящий из брюк защитного цвета и такой же курточки, с кучей кармашков и замочков. Обулась в высокие ботинки на шнуровке, подхватила сумку и уже перед самым выходом расчесала чуть отросшие волосы. Лори, нетерпеливо постукивая носком изящного сапожка на высоком каблучке, закатывала глаза.

— Поторопись!!! Зое Сармик уже настучал про проделки Минлея. Она должна будет задание на практику раздавать скоро, а тебе еще амулеты у Одуна забирать!

— Бегууу! — Перепрыгивая через ступеньки Юля бежала к техномагу. За ней, посмеиваясь над такой горячностью подруги, пыталась поспеть Лори.

Неудержимым вихрем ворвалась в аудиторию к преподавателю техномагии взбудораженная девушка. На ее счастье никого из студентов в кабинете не оказалось и Юля, не скрывая радости от встречи, подлетела к Одун Хаану.

— Доброго утра! — Широкая радостная улыбка согревала все вокруг.

— О, у кого-то хорошее настроение! — Благосклонно кивнул преподаватель и вытащил из ящика стола небольшую коробку. — Здесь сложный амулет с защитой, накопителями и восстановителем для тебя и Пири. И еще несколько ловушек для высших созданий. Два маскирующих амулета и для тебя лично ментальная защита в виде кольца. Удачи, Юль. Надеюсь, что у вас все получится.

С благодарностью приняв результаты упорного труда техномага, девушка поспешила к декану, вновь сопровождаемая серьезной как никогда Лори.

У Сармика уже сидел Пири снаряженный для похода и заметно нервничал. Оставлось полчаса до сбора студентов у ректора.

Волк тоже приготовил для себя амулеты, которые Лори привесит к нему после оборота, что позволит оборотню сопровождать парочку магов незаметно даже для богов. Ну и наличие крупного накопителя на амулете для Сармика позволит ему пользоваться магией почти без ограничений.

— Готовы? — Пристальный взгляд декана уперся в Юлю и перешел на Пири.

— Почти. — Общее напряжение не оказало на Юлю никакого влияния, что почему-то напрягло Пири.

— С тобой все в порядке? — Он слегка коснулся руки девушки, ожидая хоть какой-то нервной реакции. Однако Юля была взбудоражена от предвкушения приключения, но совершенно не напугана.

— Пора. — Лори поспешила обнять подругу и хлопнуть по плечу друга перед дорогой. — Кстати, Минлей подслушивать распределение собрался. Илька предупредил.

Как было принято в Академии, студенты, отправляющиеся на практику, собирались у главного входа и ожидали распределения. Зоя вышла напряженная, но скрывающая волнение.

На эту практику все отправлялись по парам. С опозданием появились Лори и Иль, которые тут же получили разнарядку отправиться в срединный мир. Там снова случились погодные проблемы и в октябре в средней полосе России начались обильные снегопады. Активировать улавливающую нагруженные снегом тучи установку и послали неугомонную парочку.

Юля и Пири ожидали своей очереди, однако Зоя упорно их игнорировала, старательно избегая даже случайно устремить на них свой взгляд.

Убежали и Самылко на сей раз с традиционно напыщенным и недовольным Хасавато, и только после этого Зоя вытащила листок с распределением Пири и Юли.

— Ваше задание. — Протянула она чуть дрожащей рукой маршрут.

Ребята отошли и в стороне прочитали вслух, стараясь, чтобы сидящий неподалёку Черный Ястреб Минлея точно услышал маршрут.

— Третий и четвертый ярус Верхнего мира. Поиск стабилизирующей части для артефакта Теплого лета. — Юля вскинул взгляд на друга. — То есть кусок чего-то непонятного искать?

— Ну почему уж совсем непонятного. Смотри, тут прикреплен отпечаток силы артефакта. Вот по нему и будем искать. — Пири подхватил обе сумки и направился к переходу между мирами. Рядом почти неслышно трусил невидимый волк.


Глава 12. О сколько нам открытий чудных…


На третьем ярусе Верхнего мира солнце светило, словно какую-то дымку, легкий ветерок пах хвоей и теплой кожей. Юля с удовольствием вдохнула тонкий аромат и от удовольствия прикрыла глаза. Почему-то этот запах притягивал и вызывал какие-то смутные воспоминания. Вот что-то крутилось в памяти, казалось еще чуть-чуть и девушка поймает мысль за хвост и сразу же все вспомнит. К сожалению сделать это не получалось и Юля решила не зацикливаться на этом, просто наблюдая и получая новые ощущения.

Под ногами расстилалось ровное пространство, покрытое нежной невысокой густой травкой, образующей мягкий и плотный ковер.

Пири достал поисковый кристалл, через который можно было почувствовать хотя бы следы ауры стабилизатора. Парень, держа кристалл на раскрытой ладони вытянутой руки, оглядел через него окрестности. Девушке было любопытно наблюдать за тем, как будущий маг-боевик выполнял свою часть работы. Его брови сошлись к переносице, губы сжались в напряжении, выражение лица стало даже слишком сосредоточенным. Он не видел и не воспринимал ничего, кроме покоящегося на ладони прозрачного камня, тускло мерцающего в мягких лучах солнца.

Невидимый волк коснулся гладким носом опущенной вниз руки девушки, привлекая внимание к себе. Юля была рада, что Сармик пусть и невидимый, но находится рядом и оберегает ее.

— Есть слабый остаточный след. Если стабилизатор и здесь, то находится очень далеко. — Взгляд Пири потемнел и наконец-то обратился к напарнице. — Придется поднапрячься.

Девушка пожала плечами. Для нее уже стало почти все равно напрягаться или не напрягаться, она привыкла и к физическим нагрузкам, и к опасению за свою жизнь.

Идти по траве было комфортно. Почва слегка пружинила, отталкивая ноги и придавая легкое ускорение ходу, поэтому Пири и Юля преодолевали значимо большие расстояния по сравнению со Срединным миром. Равнина простиралась до самого горизонта, словно гигантское футбольное поле.

— Пири, здесь пусто. Нет ни сопок, ни холмов, ни озер и ни рек. Просто газон какой-то. — Разочарованно протянула Юля.

— Ну и что. Отклик есть, значит ищем. Не забывай, мы тут в роли приманки гуляем, а не просто как два студента.

— Да уж, наживки, млин. На налима… Толстого и жирного. — Ворчала девушка, краем уха слыша прысканье из пустоты. — Вот и ползай тут, Юленька…. Перебирай ножками, пока злой Пири следы какие-то там видит.

Парнишка шел, не оглядываясь. Он был абсолютно уверен, что, несмотря на свое нытье, Юля будет неотступно следовать за ним. И спину она ему всегда прикроет. Поэтому Пири совершенно спокойно отслеживал отблеск ауры артефакта, который возникал и исчезал вдали. Он сам прекрасно понимал, что на третьем ярусе его нет, но хотел дать возможность Минлею и его господину обнаружить их и сделать хоть какие-то шаги, которые развяжут руки на ответные действия.

— Внимание! — Прошептал Полярный волк.

Напарники завертели головами, силясь разглядеть то, что учуял оборотень. Зеленое море травы было по-прежнему спокойно, а вот в небе виднелась черная точка, неумолимо приближающаяся к ним.

— Пири… — Коротко бросила Юля.

— Вижу. Ментальный блок стоит? — Парень не сводил глаз с приближающегося пятна, приобретающего очертания уже знакомой Юле черной птицы.

— Стоит. Это Ястреб Минлея. — Девушка неосознанно запустила руку в сумку, роясь там в поисках атакующего амулета.

— Не глупи. — Пири с трудом успел сплести несколько заклинаний и подвесить их на самые кончики пальцев.

Черная птица парила над ними, не спеша снижаться или улетать.

— Следит. — Буркнула под нос Юля, косясь недовольно на Ястреба. — Значит теперь только ждать визитеров.

— Мы сейчас будем лагерь разбивать. — Голос Пири звучал как-то безжизненно. Только после этого Юля поняла, насколько тяжело дается другу это отслеживание ауры артефакта. И сразу же возник вопрос. А к чему вообще его отслеживать, если вся эта операция была задумана только ради того, чтобы вывести Минлея из Академии?

Пири остановился и с наслаждением освободил ладонь от кристалла и без сил рухнул на траву. Юля поспешила разложить палатку и спальный мешок, сняла обувь с него и с трудом втянула его внутрь палатки. Покопавшись в своем рюкзаке достала флягу с укрепляющим зельем и прижала ее к губам Пири.

Первые капли напитка упали на потрескавшиеся губы и скатились по подбородку. У парня даже не хватило сил просто сглотнуть целебную жидкость и Юля начала вливать понемногу зелье в рот, прикрывая его и не давая жидкости выливаться.

— Пей, Пири, пей. Сейчас поспишь, отдохнешь и покормлю. Тут нас никто не видит и не слышит. Я защиту поставила на палатку. — Юля говорила без остановки, боясь остаться в тишине. Сармик охранял их покой где-то за пределами палатки, и осознание этого несколько мирило девушку с необходимостью сидеть в роли подсадной утки.

Будущий боевой маг, выпив с помощью Юли зелье, наконец-то спал нормальным спокойным сном. Его широкое скуластое лицо расслабилось, темно-русые брови разошлись, и напряженная складка между ними разгладилась. Небольшой чуть вздернутый нос смешно наморщился, словно почувствовал что-то неприятное. Под глазами залегли глубокие тени, а около рта — скорбные складки. Парнишка действительно очень устал.

Юля накрыла его сверху своей курточкой и вылезла наружу из палатки. Метрах в двадцати от палатки сидел Черный Ястреб и косил в ее сторону. Девушка села прямо напротив птицы и принялась бесстрашно его рассматривать. Гладкие мелкие блестящие черные перья покрывали небольшую голову, забавно топорщась над желтоватым клювом. Белые полоски над глазами создавали впечатление суровых широких бровей. Прекрасные желтые глаза с черным зрачком расширенным настолько, что глаза казались черными, уставились на девушку с любопытством. Птица несколько склонила голову и расправила широкие округлые крылья, словно красуясь перед ней.

— Привет. У тебя есть имя? — Юля постаралась вложить в слова как можно больше доброжелательности и не спугнуть эту великолепную птицу. Девушка считала, что Ястреб не виноват, что его хозяин такой козел… В смысле нехороший маг.

Черная птица моргнула несколько раз и, склонив голову, заклекотала так, как будто бы засмеялась.

— Смешно тебе? А мне вот не смешно. — Продолжила девушка. — Ты за мной ведь много раз уже летал. Как мое имя знаешь. А я не знаю. Это же невежливо, не находишь?

Ястреб вновь сморгнул и теперь уже в другую сторону наклонил изящную голову. После выпрямился и, забавно переступая желтыми когтистыми лапами, сделал несколько шагов по направлению к девушке и вновь слегка склонил голову.

— Ты красивый! — Решила все-таки найти общий язык с Минлеевским шпионом Юля. — Ты умный. Жаль, что ты говорить не можешь…

Ястреб открыл клюв, высунул острый язычок и снова пронзительно отрывисто заклекотал, поднялся на крыло и полетел прочь.

— Ну, раз не хочешь общаться, то я пошла спать. — И девушка с обиженным видом отправилась в палатку.

Пири лежал на спине и слегка похрапывал. Юля съела кусок пирога с мясом, запила чаем из термофляги и залезла в свой спальник. Закрыла глаза и собралась подремать. О Сармике она не беспокоилась, так как знала, что тот всегда может перекинуться и у него на спине была приторочена сумка с едой и одеждой. Так что ни холод, ни голод ему не грозили.

Сон подкрался незаметно, ласково укутав девушку мягкими объятиями. Во сне снова Юля слышала голос. На сей раз, он торжествовал и радовался скорой встрече. Удивительно, но никакого страха она не ощущала, только предвкушение от скорого раскрытия тайны, которая терзала ее в последние месяцы.

Голос принадлежал мужчине. Он был достаточно громким, чтобы легко можно было различить каждое слово, приятный, с бархатным тембром, он мог бы понравиться Юле, если бы так не радовался скорой встрече с ней. И почему-то ей очень не хотелось с ним встречаться. От слова «Совсем». А хозяин голоса все больше и больше веселился и, в конце концов, разразился громким раскатистым смехом, от которого девушка проснулась.

Пири храпел так, что стенки палатки подрагивали. Юля поняла, что с таким аккомпанементом она точно не уснет и попыталась посвистеть, чтобы прекратить этот громкий зубодробительный храп. Она свистнула раз, потом еще раз. Пири громко всхрапнул и замолчал. Порадовавшись действию народной мудрости, Юля поспешила улечься поудобнее, но тут стенки палатки снова потряс громогласный звук. Пири храпел. Храпел еще громче. Юля вновь села и потянулась рукой к его носу, зажав его, девушка ожидала прекращения этого раздражающего звука. Тем не менее, храпеть парень так и не перестал. Помучившись еще какое-то время, Юля выбралась на волю и села недалеко от входа закутавшись в захваченный с собой плед. Невидимый Сармик подобрался к ней вплотную и прижался к ее плечу.

— Чего не спишь? — Прошептал он.

— Пири храпит. Просто адски храпит! — Мука в голосе девушки была неподдельной.

— Ого. Не повезло тебе. — Однако сочувствия в голосе декана не слышалось.

— Да ладно мне. Его жене не повезет. — Криво улыбнулась Юля.

— Если только он не женится на глухой. — В голосе Сармика слышался смех.

— Или на такой же храпящей.

— И будут они хором храпеть.

— Кто громче соревноваться.

Юля хрюкнула от смеха, представив себе живописную картину.

— Пири восстановился? — Сармик стал неожиданно серьезным.

— Почти. — Кивнула она.

— Поспи. Хотя бы здесь.

И Юля улеглась к мягкому теплому пушистому боку, набросив сверху на них теплый плед.

И вновь ей не дали спокойно поспать. Голос вкрадчиво забираясь под кожу оставил послание и растворился. Проснувшись, Юля попыталась вспомнить, о чем вообще говорил неизвестный ходок по снам, но воспоминание неумолимо ускользало.

Занавесь, закрывающая вход в палатку откинулась и из нее выполз помятый, но совершенно довольный Пири.

— Ох и отоспался я!! — Потянулся он с большим удовольствием так, что захрустели косточки.

— Рада за тебя. — Отозвалась Юля. — А вот я не очень хорошо спала.

Парнишка подскочил, обхватил ее и закружил на месте.

— Юлька, как же я сочувствую тебе, из-за твоих плохих снов. Но как же я выспался и полон сил!

И вот тут почему-то, неизвестно почему, девушке захотелось прибить одну конкретную особь самым неконкретным способом. Она поспешила высвободиться из захвата крепких рук и метнулась в сторону котомок с едой.

— Надо успеть поесть и пора выдвигаться. — Не поднимая глаз на напарника, доставала свертки с вяленым мясом, пирогами и фляги с напитками.

— Юль, что-то случилось? — Присел рядом на корточки Пири.

— У меня снова во сне был гость и что-то говорил опять. Но я не помню что именно. Хотя это что-то важное.

Девушка почувствовала холодный нос, ткнувшийся в ее руку. Неосознанно она погладила волка, тут же отдернув руку, вспоминая, что за ними могут следить.

Молча перекусили, выпили укрепляющий силы отвар, быстро сложили палатку и Пири вновь достал кристалл.

— Пири, не нужен кристалл. — Опустив глаза, произнесла Юля. Она была абсолютно в этом уверена и откуда-то знала, что далеко уйти им не дадут.

— Точно? — Вопросительно поднял бровь парень. Что-то в голосе девушки было такого, что не позволило сомневаться в ее словах. — Хорошо.

И парень убрал мешочек с кристаллом за пазуху. Напарники прошли совсем немного, когда тишину разорвал резкий громкий крик птицы. Девушка подняла голову и увидела, что над ними низко парит Черный Ястреб.

— Началось. — Вырвалось у Юли.

Поднялся сильный ветер, захлестал по глазам, засвистел пронзительно, поднимая полы одежды ребят. Летела по ветру вырванная с корнем трава, все выше взвивалась вихрями поднятая пыль, шурша, и перегоняя друг друга. Ветер подталкивал напарников в спину, заставляя бежать, запинаться и падать. Юля обернулась и увидела летящую в небе огромную птицу, резко взмахивающую крыльями. Каждый взмах нес новый порыв злобного ветра.

Юля крикнула, силясь пересилить свист и завывания, разносившиеся по равнине, но Пири ее не услышал.

Чувство паники и ужаса нарастало, лишая ее способности сопротивляться. И если бы не молчаливая поддержка невидимого Сармика, вцепившегося зубами в ее руку, прокусывающего кожу до крови, то девушка уже сдалась бы на милость Минлея.

Черная огромная птица неумолимо приближалась. Пири встал в оборонительную стойку, задвинув Юлю за спину.

— Подпитывай меня энергией! — Прокричал он ей на ухо, выстраивая атакующие заклинания и подвешивая их на пальцы для ускоренной активации.

Птиц снижался, его крылья загребали воздух, тормозя и останавливая большое тело. Огромные ноги упирались в почву, взбуровливая ее и разрывая зеленый ковер. Шаг, еще шаг и вот уже Минлей в облике человека стоит перед студентами, кривясь при виде готового к обороне Пири.

— И вы посмеете поднять руку на своего преподавателя? — Холодно бросил он.

— Я буду защищать ее до последнего. — Исподлобья смотрел на противника Пири.

— Защищай. Но ты не справишься. — Он вгляделся в стоящую за спиной напарника Юлю. — А тебя ждут. И давно ждут. И ты сама знаешь, что убегать и прятаться бесполезно.

И тут с полной отчетливостью она вспомнила ночное послание до последнего слова.

«Не убегай. Не прячься. Не избегай меня. Ты мне нужна и я пойду против всего мира, чтобы заполучить тебя к себе в гости. Придет проводник и позовет тебя. Иди с ним. Он приведет тебя ко мне. Иди одна. Своего спутника оставь. Иначе ему не жить».

— Пири, мне придется пойти с ним. — Тихо прозвучало из-за спины парня. — У меня нет выбора. Да и объективно, он сильнее нас обоих.

— Не дури. Мы справимся. У нас с собой куча артефактов. — И парнишка активировал часть подвешенных заклинаний.

Предвкушающая улыбка заиграла на лице Минлея. Этот маньяк ждал боя, желал его, провоцировал на него. Жажда крови сверкала в его глазах. Видя все это, Юля поспешила выйти из-за спины мага и сделать несколько шагов к одному из сильнейших магов современности.

Минлей ехидно засмеялся, подхватил девушку под локоть и исчез в дымящемся портале. Пири обессилено рухнул на колени, уронив голову на руки.

— Сармик, ты здесь? — Глухо спросил он.

Тишина была ему ответом.

**************

Юля входила через покрытые золотом высокие двустворчатые двери в светлое помещение, сверкавшее, словно само солнце. Белые мраморные полы без единого изъяна блестели, отражая лучи света. Ажурная резьба вилась по белоснежным стенам, отливая золотом и перемежаясь прозрачнейшими хрустальными окнами от пола до самого верха. Потолок был настолько высок, что терялся в легкой дымке. Щебет ярких, экзотических птиц, перелетавших с места на место, услаждал слух. Прекрасные цветы, растущие в напольных вазонах, распространяли тонкий аромат.

Девушка остановилась посреди комнаты, не зная, куда идти дальше, и принялась разглядывать цветы и птиц.

— Ну, вот мы и встретились. — Знакомый по снам голос прозвучал из-за спины.

Юля резко обернулась и увидела невысокого полного человека в белых балахонистом пиджаке и брюках. Его пухлые влажные губы подрагивали от довольной улыбки, однако темно-серые глаза были холодными и злыми.

— Долго ты от меня пряталась. — Мужчина подошел ближе и продолжил беззастенчиво пялиться на нее. — Пришлось Минлея заставить привести тебя.

— Кто вы? — Выдавила через силу девушка.

— Я? Нум. Бог Верхнего мира.

— И какое отношение ко мне имеет Бог Верхнего мира? — С интересом спросила Юля.

— Самое непосредственное. У тебя есть кое-что, принадлежащее мне. — Мужчина продолжал улыбаться, оставаясь таким же холодным. — Пройдем в соседний зал. Там накрыт стол. Пообедаем и спокойно поговорим.

В столовой их встретил Минлей, поклонился в пол Нуму и так и остался склоненным, ожидая дальнейших указаний. Нум прошел мимо, словно бы не замечая согнувшегося в три погибели Птица.

У накрытого стола стояли два стула с высокими спинками.

— Присаживайся. — Нум устало упал на свое место, махнув рукой на стул напротив.

— А вы не позволите Минлею выпрямиться? — Спросила Юля, бросая сожалеющий взгляд на мага.

— А? Что? Минлей тут? — Ненатурально удивился Бог Верхнего мира. — Минлей, друг мой, что же ты стоишь так неудобно. Иди же на кухню скорее, не смею задерживать!

Минлей поднялся из поклона и, стрельнув глазами в сторону стола, вышел из столовой с непроницаемым выражением лица.

— Итак, Юля. Тебе, конечно же, интересно, зачем ты мне потребовалась. Начну издалека. Давным-давно богам запретили рожать детей. О, вижу, ты об этом знаешь. — Отметил Нум, наливая в бокалы прозрачное янтарное вино. — А вот что ты не наверняка не знаешь, так это ненецкую легенду о рождении людей. Мать рожает только тело, а вот душу ребенку даю я. Что же общего у запрета на детей, рождения человека и тебя? Юля, в тот день, когда ты родилась, должна была родиться и моя дочь, которую сразу бы уничтожили по решению Совета. Я должен был сохранить ее душу и не дать убить мое дитя. Подробности опущу. Но факт остается фактом, я смог спрятать душу, соединив ее с другой душой. В общем, Юля, в тебе сейчас живет душа моей родной дочери. И я хочу получить ее обратно.

Ощущение нереальности происходящего накрыло девушку с головой. Чужая душа в ней? И что дальше? Что будет, если эту душу вынуть из нее? Останется ли она жива и что станется с ее силой? Столько вопросов сразу навалилось и Юля в полной растерянности молчала, уткнувшись в белоснежную скатерть.

— И чего же ты молчишь? — Вкрадчивый голос Нума забирался под кожу, проникал в самые отдаленные уголки души и глушил брыкающееся подсознание, упорно стремящееся сбросить морок и вломить подлому мужичку по полной программе, и плевать, что он Бог…

Юля собралась с мыслями и перестала бороться за независимость от родного подсознания, позволив ему выступить с ответной речью.

— Эмм… Как бы помягче сказать… А с какого перепугу вы решили, что можете отнять у меня душу? Или вы пытаетесь мне сказать, что это процедура безопасная и все в моей жизни будет замечательно?

Нум даже как-то растерялся и несколько опешил от такого напора. Он от удивления приоткрыл рот и негромко ответил:

— Я в общем-то не задумывался о том, что с тобой будет потом. Мне главное душу вытащить. А раз она с твоей сплелась, то думаю, что это будет финал твоей жизни.

— В таком случае я против. — Девушка встала из-за стола и направилась к выходу. — И до нескорых, надеюсь, встреч.

Совершенно не понимая происходящего, Нум ошарашенно смотрел ей вслед.

— Стоять! Совсем заговорила меня. — Бог подпрыгнул со своего стула и кинулся к выходу из столовой, преграждая путь девушке. — Никуда не пойдешь. Мне нужна душа моей дочери, и я ее возьму.

Нум надвигался на нее с неотвратимостью айсберга, потопившего Титаник. В его глазах плескалась глухая бессердечная злоба.

— Минлей! Ко мне!! — Закричал он и пару секунд спустя появился суровый Птиц. Не смеющий даже посмотреть на своего хозяина.

Юля остановилась и перевела взгляд с Нума на Минлея и обратно. Увиденное позволило ей понять, что убраться подобру-поздорову не выходит и требуются какие-то решительные действия ля спасения души.

— Давай ее на стол! — Скомандовал пухлый тиран, вцепившись в Юлю и не давая ей сбежать, его карманный Птиц сдернул со стола скатерть, уронив посуду и еду с напитками на пол.

Уложив девушку на стол лицом кверху, Минлей зафиксировал ее руки. Нуму досталось держать ноги, которыми Юля отпинывалась от этих двух маньяков.

— Нам вдвоем не справиться. — Нум уже схлопотал сапогом в живот и без особого энтузиазма уворачивался от последующих пинков.

— Справимся. Сейчас я ее зафиксирую силой и звук выключу. — И Минлей выпустил нити силы, жестко закрепившие руки и ноги в неподвижном состоянии. — Можете работать, Хозяин.

И Птиц поклонился зловредному Богу.

Нум встал сбоку от стола и с благословенным видом возложил обе руки чуть ниже ключиц. Мучительная, невыносимая, сводящая с ума и раздирающая грудную клетку, сильнейшая боль скрутила девушку. Она перестала понимать кто она, где она и что с ней происходит. Из ее груди потянулась кверху светящаяся дымка. Ни Пири, ни Сармик, ни хваленые амулеты не смогли ей помочь. Казалось, что из нее грубо выдирают что-то, без чего Юле будет не жить. Она неожиданно вспомнила слова маленького сиртя и мысленно проорала: «УУууумииииин!!!». Это была последняя надежда.

Звуки аплодисментов прозвучали словно гром среди ясного неба. Нум вздрогнул и перестал тянуть душу из Юли и ощущение боли прекратилось. Она с облегчением вздохнула и скосила глаза ко входу, где оперевшись плечом на косяк стоял высокий красивый накачанный брюнет в футболке и потертых джинсах.

— Братишка, ты снова творишь незаконные дела? — Мужчина снял солнцезащитные очки, открыв яркие сапфировые нахальные глаза. Чувственные губы скривились в презрительной ухмылке, и он подошел ближе к столу с распятой на нем Юлей.

— Нга, братец, какими судьбами? — Елейным голоском пропищал толстяк. — А мы тут слегка балуемся.

— Да уж вижу. — Нга прищелкнул пальцами и Юля почувствовала, как невидимые путы спали с нее, и она обрела вновь способность говорить. — Нум, ты спятил? Похитил будущего мага, студентку Академии, попытался отнять душу. Я уж не говорю о том, что ты от совета пытаешься скрыть факт рождения твоей дочери.

Вкрадчивый голос Нга звучал негромко, однако Нум даже не рискнул сказать что-либо против слов брата. Он просто опустил руки и потеряно уставился в пол.

— Я не могу потерять мою малышку. А душа и сущность Юли поглощают ее. Еще немного, и доченька погибнет.

Нга обнял брата за плечи и уставился в его глаза.

— С чего ты взял, что она погибнет?

— Я перестаю ее чувствовать. Я ж не предполагал, что в ней — и он кивнул головой в сторону Юли, — начнется слияние. А обретение силы делает этот процесс необратимым. Нга, у тебя же есть сын, ты сам знаешь, каково это прятать ребенка от Совета.

— Ты способ выбрал не лучший, Нум. К чему было душу отправлять в уже занятое тело?

— Выбора не было. Ребенок был уже в руках Совета. — Бог Верхнего мира отвел глаза.

— А вот с чего ты взял, что сможешь сейчас вычленить душу дочери, если она почти слилась с душой Юли?

— Я надеялся… — Прошептал толстяк подозрительно моргая.

Брюнет прижал к себе брата, похлопал его ладонью по спине.

— Нум, пока жива Юля, душу твоего дитя никто не тронет, ты сам посуди, всю ее жизнь душа малышки тоже будет жить и мало того, Совет до нее не доберется.

— А как же слияние?

— Ты веришь мне? Я же с мертвыми работаю, а не ты. — Нга грустно улыбнулся. — Когда Юля дойдет до счастливого конца своей жизни, то ее душа и душа твоей дочери освободятся и разделятся. Не убивай обе души. Это ошибка. Ты на это не имеешь права.

Нум грустным взглядом окинул сидящую на столе девушку, несмело подошел к ней и коснулся ее лица кончиками пальцев.

— Береги мою девочку. А я тебе во всем помогу. И прости старика… — Нум повернулся к брату. — Ты попросишь моего племянника присмотреть за своей кузиной? Не опасаешься открыть ей свою тайну?

Нга покачал головой и, ухмыляясь, бросил в воздух:

— Сынок! Иди сюда! Познакомься со своей сестренкой!

Рядом с ним проявился большой Полярный волк с глазами цвета сапфиров.

Юля удивленно хлопала ресницами, когда Сармик встал перед ней с недовольным выражением лица и уже расстроилась, приняв на свой счет его недовольство, когда оборотень выдал отцу:

— И почему таким издевательским тоном? Думаешь не догадывался я ни о чем, когда ее сырую силу увидел? Да и твоя выходка с сыном старшего сиртя все сомнения отмела. Правда я больше склонялся к тому, что, Юля мне по отцу сестра, а не кузина. Но и так весьма неплохо.

Брюнет даже поперхнулся от наглости собственного отпрыска и возмущенно пыхтя уставился на него с укоризной на глазах у потешающегося Нума.

— Совесть есть так с отцом разговаривать? Все-таки Боги тут перед тобой, да и постарше тебя будем.

— Уж кто бы о совести говорил. — Фыркнул Сармик. — Сами же знаете, чем опасно рождение детей богов, ан нет, все равно то один, то второй правила нарушаете. А о последствиях не думаете, каково этим детям всю жизнь без вины виноватыми быть, шкуру свою спасать, да еще и вас выгораживать. А вам все игры. Так и кажется, что правила нарушаете лишь бы доказать, что власти над вами Совет не имеет.

Глаза оборотня гневно сверкали словно звезды в ночном небе, заставляя ежиться от страха. «Видимо крепко в этой жизни досталось декану, раз прорвало его на такие откровения». — Подумала Юля, опуская ноги вниз и пытаясь незаметно слезть со стола. Стыдно признаться, но ей было очень страшно и очень хотелось спрятаться от всех этих богов и их заигрываний с Советом. Ощущение того, что она всего лишь пешка в играх Высших существ не прибавляло уверенности в себе, как и осознание того, что она пользуется чужой силой, чужой магией и вообще, не заслужила всей этой волшебной жизни.

Девушке нестерпимо захотелось вернуться домой, в обычный мир, где есть просто мама и папа, есть подруга Танька с ее тараканами, и пусть там скучная работа и нет никакой личной жизни, но и вот такая свистопляска ее тоже не устраивает. Да и личной жизни тоже никакой напрочь нет. Так, занимаясь самокопанием и анализом своей никчемности в собственных глазах, Юля потихоньку подкралась к выходу и уже занесла ногу над порогом, когда чья-то жесткая рука легла на ее плечо, пригвоздив к месту.

— Госпожа, а вас никто не отпускал. — Холодный голос Минлея заставил замереть и медленно развернуться.

— Я не госпожа! — Пискнула она, удивившись звучанию своего голоса. Она переводила взгляд на каждого, присутствующего в комнате, отмечая про себя то, насколько разнообразные чувства отражались на лицах.

Тщательно скрываемые злость и раздражение Минлея разбавлялись бесшабашным весельем Бога Нижнего мира Нга, а праведное возмущение и обида Сармика смотрелись неуместными на фоне печали и какой-то обреченности Нума. Видимо Бог Верхнего мира никак не мог смириться с тем, что не может получить душу дочери прямо сейчас и немедленно.

Потирая ладошки в нетерпении, Нга подскочил поближе к Юле и ухватил ее под локоток.

— Нум, а чего бы нам подзакусить? Да и поговорить бы не мешало. Девочка явно заслуживает объяснений.

— Так мы это… Намусорили тут немного. — Неожиданно смутившись произнес Бог Верхнего мира. — А давайте пройдем на террасу. Минлей, друг мой, попроси, чтобы нам на четверых накрыли там.

По-хозяйски радушным жестом открыл стеклянную дверь на террасу и пригласил пройти внутрь Нум.

Как и все помещения в жилище Нума это тоже было в бело-золотой гамме и на искушенный дизайнерский вкус Юли просто кричало об излишней показной роскоши.

Круглый стол, накрытый скатертью, и стоящие вокруг него стулья словно ждали гостей.

— Присаживайтесь. — Как-то обреченно вздохнул Бог Верхнего мира.

Юля села напротив Нума, рядом с Сармиком и Нга и принялась разглядывать отца соседствующей с ее душой души. При тщательном осмотре заметила сетку глубоких морщин, разбегающихся от усталых глаз, скорбно опущенные уголки губ. И почему-то Юле стало его очень жаль. Вот у Нга какой чудесный сын, а Нуму ждать придется до самой смерти Юли, да и потом душу перепрятать придется.

Бог Верхнего мира заметил, что девушка его разглядывает и улыбнулся ей.

Нга заметил эти переглядывания и решил воспользоваться ситуацией пока перед ними расставляли блюда с яствами.

— Нум, а вот теперь расскажи всю историю с самого начала. Юля заслужила знать все без прикрас и откровенно.

Толстячок замялся, потом выпил залпом содержимое хрустального с золотом бокала и начал свою нелегкую историю.

— Когда Милита забеременела, я испугался. Она — человек, я — Бог… Родиться должен полукровка, которого сразу уничтожит Совет. И я сбежал. Смалодушничал. Родилась девочка и ее конечно же забрали представители Совета. Милита позвала меня. И я не смог остаться в стороне. Совесть замучила. — Нум отвел глаза и потер пухлой ладошкой лоб. — Когда я добрался до Совета, было уже поздно. Меня просто сухо уведомили, что несколько минут назад моя дочь перестала дышать.

Голос Бога дрогнул, сорвался и он налил себе еще янтарного напитка из графина. За столом никто не ел, потрясенные рассказом. Нум продолжал.

— Я выбежал из зала Совета в отчаянии, хотелось убить всех, каждого из Совета, рвать их зубами, развеять над морем. От горя и ненависти к себе, к своей слабости я сошел с ума и воспользовался древним обрядом призыва души. За неимением свободного тела пришлось подселить душу к тому дитю, кто родился в момент призыва. Не повезло тебе, Юля. Когда ты сделала первый вдох, в тебя вселилась и душа моей дочери. — Виноватый взгляд метнулся в сторону девушки. — Я не учел одного, того, что душа малышки станет сливаться с твоей и пробудит в тебе силу. Необходимо было изъять ее из тебя и пришлось вмешаться. Минлей в человеческой ипостаси на одном бизнес-мероприятии подсказал твоему знакомому Денису маршрут турпохода на Ямал. Чтобы ты не отказалась пойти, пришлось подсунуть романтического героя как из любимых женских романов.

— Вообще не в моем вкусе. — Недовольно буркнула Юля. Сармик довольно улыбнулся, услышав реакцию сестры.

— Правильно, Юль. Нам такое «Г» не нужно. Теперь мы копаться и выбирать будем. — Подмигнул он девушке.

Юля уронила голову на руки, лежащие на столе.

— Вот елки зеленые… Я потеряла свою жизнь, своих родителей, своих друзей… Все изменилось…

— Не расстраивайся. Да, твоя жизнь изменилась. Но стала ли она хуже? — Нум погладил ее по голове.

— А в сны вы ко мне приходили? — Спросила она Нума, подняв голову.

— Да. Я звал тебя.

— И не смотрели на меня?

— Нет, Юль. Не смотрел. — Нум настороженно не сводил глаз с нее. — К тебе приходит кто-то еще?

— Да, Юля, к тебе кто-то ходит в сны? — Нга склонился вперед, вглядываясь в ее глаза.

— Кто-то ходит. Смотрит. Я думала это вы. — Она бросила короткий взгляд в сторону Нума.

— Мужики, надо будет обсудить. — Нга переглянулся с братом и сыном. — Юль, у тебя еще есть вопросы?

— Есть. — Она требовательно спросила. — Что с Минлеем?

— А что с Минлеем? — Удивился Нум.

— Он меня терпеть не может. И он мой преподаватель.

— И что? Он будет тебе хорошим наставником.

Слыша это, Сармик недовольно поморщился. Ему казалось, что черного кобеля не отмоешь добела. Даже если кобель — Птиц. А значит, Юля все равно будет в опасности. Да еще и неизвестный гость ночной. Сармик думал о том, что его отец все-таки умнейший Бог, раз пытается вызвать отцовские чувства к Юле у Бога Верхнего мира. Лишним еще один защитник не будет.

Юля устало зевнула, прикрывая рот ладошкой и Нум это заметил и заботливо потянулся к ней.

— Устала?

Она кивнула.

— Мальчики и девочка, предлагаю воспользоваться моим гостеприимством и отдохнуть у меня. Согласны?

— Мы — За! — Переглянулись отец и сын.

— Мне все равно. Я как Сармик. — Пробормотала Юля, чувствуя, как закрываются глаза.


Глава 13. Возвращение


Мягкая подушка и теплое одеяло уговаривали не покидать их ни под каким предлогом. Хотелось закутаться полностью как куколка и спать-спать-спать. Голова тяжело отрывалась от гладкой приятной на ощупь наволочки, однако Юля заставила себя сесть на кровати и открыть глаза. Спальня ей досталась все в том же помпезном любимом стиле Нума. Золото и мрамор. Мрамор и золото. Ну и хрусталь. Куда же без него. Вся эта «красотишша» начинала раздражать и девушке нестерпимо захотелось вернуться домой, в свою комнатку в Деревянном доме с теплыми, пахнущими чистой древесиной полами, разноцветными ткаными половиками и такой уютной и родной кроваткой. Юля поймала себя на том, что свою комнату она начала считать своим домом и с грустью вспомнила о родителях.

«Надо попросить у братишки визоран. Хочу увидеть их…» — Подумала девушка, подходя к огромному во всю стену зеркалу, и улыбнулась, ощутив, как легко выскочило это слово «братишка» в адрес Сэре Сармика. Он действительно стал за это время родным существом, гораздо ближе напарника или друзей. Казалось, что она сама раньше почувствовала между ними пусть и тонкую, но родственную связь.

Девушка встала перед зеркалом и придирчиво осмотрела себя. Волосы уже стали отрастать и торчали после сна во все стороны, как перья у взъерошенного воробья. Следы усталости и нервного перенапряжения на лице не прошли от одной относительно спокойной ночи. Разгладив холодными пальцами кожу на лице, она наклонилась вперед, чтобы ближе рассмотреть красные прожилки в белках глаз. «Надо больше спать» — Промелькнула мысль в голове и ускакала маленьким упругим мячиком.

Девушка уже собиралась перестать выискивать несовершенства в собственной персоне и отойти от зеркала, когда вдруг заметила в зеркальном отражении еще одну девушку. Юля развернулась. За спиной не было никого. Вновь взглянула в зеркало. Девушка так и стояла за ее плечом. Еще раз убедившись, что в комнате пусто инезнакомка видна только в отражении, спросила:

— Кто ты?

— Мне не успели дать имя. Но я живу в тебе.

— Ты дочь Нума? — Любопытство зашкаливало и Юля с интересом разглядывала свою невольную сожительницу. Девушка была очень красива. Не просто очень красива, а нереально красива! Можно было начинать комплексовать сразу же. Белоснежная фарфоровая кожа словно светилась изнутри, огромные голубые глаза, опушенные густыми темно-коричневыми ресницами, густые тонкие брови вразлет, небольшой чуть вздернутый ровный носик, слегка округлые щечки и пухлые ярко-розовые влажные сочные губки. Все это великолепие словно рамкой обрамляли золотистого цвета крупные локоны ниспадающие на покатые плечи, едва прикрытые легким газовым платьем, не скрывающим аппетитную грудь и тонкую талию.

И это совершенство стояло и смотрело на Юлю со смешанными чувствами, которые так легко читались на ее личике.

— Да, я его дочь. — Журчал нежнейший голосок. — Я рада, что, хотя бы здесь могу поговорить с тобой.

Юля улыбнулась. Ей определенно нравилась девушка и она была рада познакомиться с той, чью душу пришлось скрывать от Совета.

— А ты раньше не могла со мной поговорить да? — Все-таки это здорово, когда есть всегда рядом вот такое чудо, с которым можно пообщаться, поделиться своими бедами и проблемами.

— Нет. Я спала как бы. И только здесь в доме отца проснулась. И скоро меня не будет… — Красавица загрустила и по ее щекам скатилось несколько слезинок, заставив Юлю замереть от жалости к этой девушке.

— Подожди, может можно что-то сделать? Ведь не бывает безвыходных ситуаций.

Девушка ухватилась за слова Юли и начала говорить быстро-быстро, словно боялась, что ее перебьют и не дадут высказаться.

— Конечно есть выход! Я именно о нем и хотела поговорить! — Девушка ожидала реакции на свои слова, хлопала ресницами, смотрела своими голубыми словно ясное небо глазами и продолжала говорить то, от чего глаза Юли стали округляться.

— Ты должна уступить мне это тело. К чему тебе оно? Магией ты пользуешься очень плохо, никак ее освоить не можешь, а все потому, что она заемная у тебя! Любимого у тебя нет и не предвидится, родителям ты тоже не нужна теперь. Друзья сами по себе. Посмотри сама! У тебя нет никого, кто бы жалел о тебе. Никого, кому бы ты была нужна. Не то что я. Я смогу твоему телу придать мой родной вид. У такой девушки сразу же появится любимый. А то и не один поклонник. Мой папа — Бог, значит я ни в чем не буду нуждаться. Да и с магией у меня получше твоего будет.

— А что со мной? — С нарастающей неприязнью спросила Юля продолжающую живописать свои перспективы девицу.

— А что с тобой? Тело моё, а душа просто подпитает мою. Жить буду дольше. Я не могу ждать! Я хочу жить здесь и сейчас, а не когда-нибудь потом! — Пожала красивыми плечиками золотоволосая девушка.

Негодование вскипало в душе Юли, как посмела эта девица вести себя подобным образом? С какого перепугу она решила, что имеет больше прав на Юлино тело, чем его хозяйка? Да и планы на ее родную душу… Нет, то, что запланировано в отношении души этой девушки гораздо более честное и правильное решение. По крайней мере, обе души будут в сохранности. Да, не сейчас. Да, позже. Но жить она будет. О, как же она разозлилась! Глядя прямо в пустые кукольные глаза, Юля сжала кулаки и выкрикнула:

— Никогда! Ты слышишь? Никогда этого не будет! Мое тело — только моё! И ты не имеешь на него никаких прав!

Красивая мордашка девицы исказилась злобой, превратившись в одну секунду в кошмарную личину. Ее змееобразное лицо с узкими разрезами ноздрей и блеском потемневших глаз ощерилось кривым ртом с текущей из уголка потерявших весь цвет губ тонкой струйкой слюны. Пальцы рук скрючились, превратившись в когтистую птичью лапку и потянулись к шее Юли. Тишину прорезал душераздирающий визг. Юля отшатнулась от неожиданности и тем самым не дала вцепиться в себя злобному существу, еще недавно бывшему юной девушкой.

Входная дверь с грохотов распахнулась и в комнату вбежали встревоженные Нга и Сармик настроенные на битву с неизвестной опасностью, за их спинами маячил недовольный Нум.

Сармик быстро осмотрел комнату, заглянул под кровать и за занавеси. Юля, опешив, молча смотрела на него. Нга подошел к ней и вгляделся в ее глаза, приподняв лицо девушки за подбородок.

— Каак интееерееесноо! — Протянул он и резко обернулся к брату. — Ты мне ничего не хочешь сказать?

Сармик встал рядом с девушкой, готовый в любую минуту перекинуться в волка, и не спускал с дядюшки напряженного взгляда.

— А чё интересно-то? Чё интересно? — Замельтешил Бог Верхнего мира, отводя глаза.

— А вот то и интересно, как ты додумался девочку в эту комнату поселить? — Глаза Нга сверкали гневом, словно молниями в ночном небе.

— Я чё, я просто комнату предложил.

— С Зеркалом Души! — Прошипел Нга хватая братца за грудки и приподнимая над полом его тушку. — Ты чем думал, придурок??? Все договоренности сейчас пошлю далеко и надежно! Шиш с маслом тебе, а не душа дочери по окончанию времени Юли! Ты нас всех подставил! А если Совет прочухает про твою выходку??? Я своим сыном рисковать не намерен! Я же пообещал тебе помочь!! — Бог Нижнего мира с отвращением откинул от себя совсем размякшего мужчину.

— Я должен был попытаться… — Прошептал Нум, не пытаясь встать и опустив низко голову.

— Юля, мы уходим! — Сармик взял ее за руку и аккуратно вывел из спальни. Они быстро шли по коридору, опасаясь того, что их могут остановить. Юля почувствовала затылком пристальный взгляд и обернулась. Черным призраком стоял Минлей, заложив руки за спину, и провожал убегавших кузенов задумчивым взглядом.

— Надеюсь, ты не станешь мне мстить. — Прошептала одними губами она и Минлей, слегка улыбнувшись, подмигнул ей. Развернулся и пошел по коридору, удаляясь от входа.

Сармик и Юля выбежали на улицу, где их уже ожидал неулыбчивый Нга.

— Дуйте в Академию, ребята. Там вы в безопасности.

Высадившись у ворот Академии, Юля и Сармик попали в самый эпицентр спасательной операции под девизом «Искать, найти и вернуть любым путем», устроенной Лори и Илем. Магичка и зверолюдь методично и сверяясь по списку складывали в большую кучу посреди двора притаскиваемые маленькими чахкли припасы и оборудование. Лори была одета в походный костюм и обвешана амулетами с ног до головы как новогодняя елка. Иль постоянно скатывался в свою звериную ипостась, с трудом возвращая себе человеческие черты. Судя по всему, эмоциональная нестабильность выбивала его из адекватного состояния. Изможденный и похудевший Пири, понурив голову, мрачно вешал сплетённые атакующие заклинания на специальные удерживающие артефакты, висящие на широком кожаном поясе.

Видя все это безобразие, Сармик удивленно открыл рот и уже собирался обозначить свое появление, как Юля схватила его за руку и попросила накинуть заклинание невидимости.

— Зачем тебе это? — Тихо прошептал на ухо оборотень.

— Неужели тебе самому неинтересно посмотреть, что они замыслили? — Ответила Юля, еле сдерживая улыбку.

— Юль, они волнуются за тебя. Нехорошо так с ними поступать.

— Пожалуйста, совсем чуть-чуть! Правда очень любопытно посмотреть. Мы недолго, а потом сразу и появимся. Ну пожааалуйста! — Канючила девушка.

Укоризненно покачивая головой, Сармик сдался, испытывая чувство вины по отношению к своим студентам и к Юлиным друзьям.

Решительным шагом к уже собравшимся в дорогу друзьям приближалась одетая в походную одежду Зоя.

— Так, все готовы? Накопители у всех есть? Амулетов достаточно? Самылко, Негостай, ребята, вы у сиртя взяли амулет перехода между мирами как я просила? — Она требовательно смотрела на маленьких мужчин.

Серьезные как никогда чахкли с ощущением собственной значимости кивнули и Самылко вытащил из-за пазухи какой-то корявый обломок старого подгнивающего дерева.

— Отлично. — Зоя уже переключилась на собранную кучу. — Сейчас я это безобразие упакую в пространственный карман и по коням. Пири, проводишь нас на место, откуда забрали Юлю.

— Да, конечно. — Парень поднял болезненные красные глаза и скривился, словно испытывал сильнейшую боль.

Состояние всей компании вызывало гнетущее ощущение беды и острейшей потери, с которой ребята справлялись с трудом, держась только на желании сделать все возможное и невозможное для возвращения подруги.

— Юля, все, достаточно. Нельзя так с ними. Я открываюсь. — Сармик высвободил руку из ладошки девушки.

— Прости. Конечно открывайся. Плохая идея. — Юля покаянно опустила голову. Детское желание подглядывать за друзьями вылилось в злую шутку.

Когда спало заклинание невидимости и Юля с Сармиком появились ниоткуда перед ошалевшими студентами и ректором, показалось, что тишина взорвалась общим криком радости.

Лори и Иль, Самылко и Негостай, Пири кинулись к девушке и декану со всех ног. Юле вдруг почудилось, что они знают о ее глупой шутке и сейчас она за нее схлопочет в полном объеме. И тем удивительнее ей было ощущать огромную радость от встречи и облегчение от того, что она живая и здоровая стоит тут перед ними. Слезы раскаяния и радости полились из ее глаз.

Сармик подошел к улыбающейся Зое и что-то тихонько сказал, после чего она отправилась к Юле. С идеально прямой спиной и высоко поднятой головой Зоя создавала впечатление императрицы, спустившейся к своим подданным. Она мягко улыбнулась девушке и слегка коснулась ее локтя своей рукой.

— Рада, что все закончилось хорошо. Общайтесь с друзьями, отдыхайте. А после обеда жду у себя. — И уже обращаясь к декану бросила. — А вы идёте со мной и никаких отговорок.

С видом нашкодившего школьника Сэре Сармик поплелся за строгой, но справедливой женщиной, поминутно оглядываясь на Юлю, словно ища у нее защиты.

— Ох и достанется ему. — Поймал их переглядывания Иль.

— За что? — И стало так тревожно за брата…

— За авантюру. И за то, что студентку защитить не смог. И что смылся и никаких вестей не подавал. Вас неделю не было, Юль! — Лори чуть не кричала, сглатывая набежавшие слезы.

— Неделю?? Да не может быть! Нас не было пару дней! — Пораженно распахнула глаза девушка.

— Неделю, Юля. Мы здесь с ума сходили. Пири себя считал виноватым в том, что не смог защитить. Спать не мог, есть почти перестал. Все заклятия создавал и Зое мозг выносил со спасательной операцией. — Иль никак не мог выпустить девушку из объятий, словно боялся. Что она может исчезнуть в любой момент. Пири чуть отошел и не моргая следил за Юлей. Парень еле сдерживался. За его внешней невозмутимостью бушевала целая буря эмоций. К сожалению, Юля так и не смогла понять каких.

— Ребят, мне бы домой. — Несмело попросилась она. И только после ее слов Лори обратила внимание на странную широкую белую с золотой оторочкой хламиду, в которой щеголяла на улице Юля.

— Я тебя провожу. — Тут же прицепилась как клещ подруга и, не выпуская девушку из крепких прилипчивых лапок, потащила ее к Деревянному дому.

Оказавшись в своей родной комнате, Юля почувствовала, что с нее упал груз пережитого в последние дни и она расслабленно упала на кровать.

Лори требовательно взирая свысока стояла рядом, скрестив руки на груди.

«Притворюсь, что сплю». — Подумала Юля в надежде, что подруга вдруг поимеет совесть и уйдет, не станет устраивать допрос. Однако, надеждам было не суждено осуществиться.

— Не прикидывайся. От разговора не уйдешь. — Сурово произнесла рыжая магичка.

— Ведьма, ты Лорка. И совести у тебя нет. — Кряхтя Юля села на кровати. — Погоди хоть от хитона избавлюсь и в душ схожу.

— Это хитон? — Удивленно выгнула бровь Лори. — А я думала чья-то ночнуха тебе не по размеру досталась.

— Точно ведьма… — Уже у входа в душевую буркнула Юля.

Через полчаса девушки сидели в горнице за столом и пили обжигающий сладкий чай с баранками и морошковым вареньем. Юля подробно и обстоятельно рассказывала о своих злоключениях. Отхлебнув очередной раз чаю из большой расписной чашки, Юля поведала о том, как ее душу пытался уничтожить Нум, отнимая душу своей дочери. Про то, что Сармик сын Нга и по совместительству брат, девушка решила умолчать. Как и о том, что душа дочери Нума не исчезла окончательно.

— Юль, то есть ты дочь Нума? Правильно понимаю? — Лори с тревогой смотрела на подругу. Эта перспектива совершенно не радовала девушку.

— Нет, мне осталась только сила. Душа моя поглотила ее с концами.

Лори облегченно вздохнула.

— Ты же знаешь, что дети Богов не живут?

— Знаю, Лор. И тоже радуюсь, что я просто маг. Пусть и с заемной силой. — Криво усмехнулась девушка, пряча негативные эмоции, всплывшие при воспоминании о словах дочки бога Верхнего мира. Кинула взгляд на часы и увидела, что стрелки неумолимо приближаются ко времени встречи с Зоей. Лори уловила изменение настроения подруги и тут же отреагировала на это.

— Идти не хочешь?

— Не хочу. Не хочу снова все это пересказывать кучу раз. Мне еще ребятам повторить придется.

— Я им основное расскажу, а ты потом на вопросы ответишь. Идет?

— Лорка, ты настоящий друг. — Юля обняла подругу, крепко прижав к себе и поняла, что пока в жизни есть такие вот надежные товарищи, то ей ничего не страшно. Даже Нум с Минлеем.

**********

Зоя встретила Юлю непривычно приветливо у самых дверей, проводила к столу и налила чашечку черного чая и подвинула поближе к ней тарелочку с нежными воздушными пирожными. От такой доброжелательности девушка напряглась и с опаской косилась на ректора.

Совершенно непроницаемое, улыбающееся лицо Зои казалось Юле маской, скрывающей истинные чувства, маской, скрывающей мысли и планы одной из самых сильных магов современности. Зоя выжидала и не начинала разговор первой, продолжая медленно понемногу пить чай, не поднимая глаз на сидящую напротив студентку.

«Ага… Что-то проверяет». — Подумала Юля, порадовавшись тому, что не сняла амулет ментальной защиты. Эта гнетущая тишина, прерываемая только бряканьем чашки по блюдцу и звуками глотков, стала раздражать с каждой минутой, и девушка начала ощущать все более возрастающее желание сделать хоть что-нибудь, лишь бы разорвать это молчание.

Еле сдерживаясь, она вдруг заметила короткий почти невидимый взгляд, брошенный Зоей в ее сторону и поняла, что несмотря ни на что нужно молчать и делать вид, что питие чая — самое большое ее желание. С преувеличенным наслаждением Юля допила чай и перевернула чашку кверху дном, показывая тем окончание чаепития.

Зоя заметила этот жест и усмехнулась.

— Неужели больше не хочется чаю, Юля? — Вкрадчиво поинтересовалась она.

— Благодарю вас, но достаточно. — Слегка поклонилась девушка и уткнулась взглядом в сложенные перед собой руки.

— И вы ничего не хотите мне рассказать? — Поинтересовалась Зоя.

— А должна? Насколько я знаю декан вам все, что произошло рассказал. Он все время был рядом. — Девушка старательно избегала прямого визуального контакта с ректором. Ей совершенно не хотелось дать хоть какие-либо сведения против себя и Сармика в чужие руки.

Зоя хмыкнула и насмешливо уставилась на девушку.

— Все, сдаюсь. — Подняла она руки ладошками кверху. — Сармик многое рассказал, но мне все-таки остались непонятными несколько моментов. Пояснишь?

«Вот, опять ей что-то непонятно. Только бы лишнее не сказать». — Метались мысли в голове девушки. Она сжала кулачки и неопределенно пожала плечами. Очень хотелось сбежать от пристального лишнего внимания и спрятаться где-нибудь подальше ото всех любопытных.

— Значит не очень хочешь пояснять… — Поняла Зоя и широко открыто улыбнулась. — Хорошо. И никому ничего не поясняй, не объясняй и не рассказывай. Все, что было, оно прошло и быльем поросло. Было похищение, тебя спасли. Все. Никаких подробностей.

— И даже друзьям? Хотя бы усеченную версию? Они же итак много знают.

— Юля, ни слова про происхождение Сармика и спящую в вас душу. Надеюсь. Вы понимаете всю важность сохранения этого в тайне? Да и по Нума с Нга, про этих братцев-кроликов тоже не стоит упоминать. — Зоя продолжала смотреть на Юлю как на не совсем адекватную особу.

— Все поняла. — Решила не трепыхаться лишний раз девушка.

— Зайдите к Сармику. Он вас ждет. — Кивком головы Зоя показала на дверь, давая понять, что разговор закончен.

Идя по почти пустым коридорам Академии, Юля замечала, что на нее никто из немногих встреченных ею существ не обращал никакого внимания. Ее словно бы не замечали, старательно обходя и огибая. Даже вездесущие сиртя пронеслись мимо нее, словно мимо пустого места. Вот после этого девушка насторожилась. Эти маленькие человечки никогда не оставляли ее без внимания в стенах Академии. И вдруг такое…

В недоумении и растерянности она ввалилась в кабинет декана, где была сразу же подхвачена на руки хихикающим Сармиком.

— Ты такая забавная, когда не понимаешь, что происходит! Да на тебе отвод глаз висит. Зоя видимо поставила!

— Я что, настолько громко думаю? — Надулась Юля, пытаясь высвободиться из цепких рук брата.

— Неа. Настолько все на лице написано! Юлька! Все закончилось! — Кружил он ее по своему кабинету, грозя зацепить стол, стулья или свалиться вместе с ней, запнувшись за ковер.

— Пусти ненормальный! — Смеялась девушка, уворачиваясь от опасно стоящей мебели. — Сармик, ты уверен, что все позади?

— Абсолютно. — Поставил ее на пол и вытащил из шкафа два стакана, которые наполнил голубоватым напитком из красивой граненой бутылки. — Пей! Зоя сказала, что теперь тебя никто даже пальцем не тронет. Уж она об этом позаботится.

Юля пила прохладный освежающий напиток, пахнущий зимней свежестью и приятно кисливший, и любовалась братом. С таким лицом и фигурой он мог бы быть звездой подиумов, героем фотосессий или стать знаменитым актером. Она задумалась о том, что не хотелось бы ей настолько красивого парня в спутники жизни, иначе все время придется от него ведром поганым поклонниц отгонять.

— Юлька, проснись! Я тут распинаюсь о твоих перспективах, а ты витаешь в облаках. — Сармик потешался над виноватой мордашкой девушки. — Вы с Пири будете тренироваться в паре и дальше. Занятия с Урэром не прекращаются, ты должна полностью освоить и подчинить свою силу.

— И к чему такая интенсивность? — С подозрением спросила она.

— Вы готовитесь к Внутриакадемическим соревнованиям. — Обезоруживающе улыбаясь, выдал этот нехороший нечеловек.

— Не-не-не. Какие соревнования? О чем ты? Я же слабая… А Пири средний маг. Как мы справимся?

— Вы попытаетесь. — С уверенностью сказал Сармик и рванул в сторону стола, на котором стоял визоран. — А сейчас тебе стоит кое-что увидеть.

И он выставил чашу на стол. Привычно вглядываясь в воду. Юля испытывала волнение и предвкушение в ожидании пусть и односторонней встречи с родными. Из глубины проявилось изображение кухни в доме родителей Юли и Таня с ее мамой и папой. Танька сидела как-то смущенно улыбаясь, а Юлина мама утирала счастливые слезы.

— Если родится девочка, я бы хотела назвать ее Юлей. — Танькины слова прозвучали хоть и тихо, но как гром среди ясного неба.

Юля не слышала больше ничего из того, что отвечала мама, что говорил папа и как плакала Таня. Юлька счастливо улыбалась, радуясь за подругу и за своих родных, нашедших силы чувствовать крупицы счастья в сложное для семьи время.

Сармик гладил девушку по спине, обнимал ее за плечи, поддерживая и успокаивая.

— Ты в порядке? — Участливо заглянул ей в лицо.

— В полном! — Стирая скупые слезы со щек, улыбнулась в ответ. — Я устала, братишка.

Оборотень поцеловал ее в лоб.

— Пойдем ко мне, переночуешь у меня. Если хочешь конечно.

— Нет, я домой. — Покачала головой Юля. — Нам не нужны лишние разговоры.

И девушка выскользнула из кабинета декана, подмигнув ему на прощание.


Глава 14. Неприятный сюрприз. Он же подлянка обыкновенная


Перед сном сидя за столом, Юля вновь разглядывала найденный обломок броши и в который раз обещала себе, что завтра обязательно отправится в библиотеку Академии и будет там до потемнения в глазах искать информацию про такие артефакты. Девушка крутила в пальцах загадочный артефакт. Край, разделивший целую вещь на две, был неровен и казался даже не обломанным, а обрубленным чем-то острым. Небольшие зазубрины по краю царапали кожу и цеплялись за ткань скатерти. Металл, из которого был создан артефакт, не нагревался в руках и приятно холодил подушечки пальцев. В эмали что-то слегка блеснуло и Юля поднесла ближе к глазам обломок броши, чтобы получше разглядеть рисунок. Продолжая покачивать из стороны в сторону, она пристально вглядывалась в сколы артефакта, пока вдруг не выронила его из рук. Поймав обломок уже почти у самого пола, она почувствовала, что острый металлический край полоснул по ее ладони и алая кровь большими каплями начала падать на пол, ночную рубашку и заливать половину глаза из эмали.

— Вот черт. — Ругнулась Юля и бросила на стол обломок, послуживший причиной ее травмы. Порез промыла проточной водой в душевой. Тонкая полоска с разошедшимися краями, идущая через ладонь, моментально наполнялась кровью.

— Черт! Черт! Какого дьявола??? — Девушка намотала на ладонь полотенце, которое на глазах начало промокать алой жидкостью. Она вышла из душевой и, проходя мимо стола, заметила, что испачканный ранее в крови обломок светился мерцающим голубоватым светом. — Это что еще такое???

Юля подошла ближе к столу и склонилась к броши. Крови на ней не было и следа, зато половинка изображения глаза светилась и это свечение создавало полупрозрачное изображение недостающей части артефакта. Глаз в целом виде был совершенно не похож на изображения египетских амулетов. Ничего общего с глазом Гора… Ее пораненная рука сама собой потянулась к артефакту и помимо воли девушки взяла брошь ладошкой. Глаз светился все ярче и ярче, освещая всю комнату, излучая свет без тени, притягивая взгляд.

— Что же ты такое? — Завороженно промолвила растерявшаяся девушка. Она уже тысячу раз пожалела о своей лени и несобранности, помешавших ей узнать хоть что-то о своей находке. Несомненно, одно — это не просто какое-то украшение, это явно какой-то артефакт. И вот только что она сама, не желая, активировала его своей кровью. И последствия своего поступка придется Юле еще расхлебывать, судя по всему. Как-то за все время своего знания о существовании магического мира, девушка поняла, что ничего тут просто так не бывает и без последствий не обходится.

С тоской вздохнув, она заставила себя положить брошь обратно на стол и отправилась перебинтовывать раненую руку. Размотав пропитанное кровью полотенце, она пораженно уставилась на совершенно чистую ладошку безо всяких следов бывшего ранения.

«Так… Похоже этот светящийся кошмар все сам и залечил». — Подумала она, сжимая и разжимая кисть руки.

Свечение броши, лежащей на столе стало утихать, и призрачная часть артефакта начала бледнеть, размываться, пока не пропала полностью. Все тот же обломок, неказистый и несущий на себе печать былой красоты, мирно лежал на испачканной скатерти, прикидываясь мусором.

— Не обманешь ты меня. — Осторожно двумя пальцами подняла она артефакт и перенесла его на дно сундука.

Усталая, вымотанная прошедшими событиями и этим случаем с артефактом, девушка прямо в испачканной ночной рубашке навзничь рухнула на постель и забылась неспокойным поверхностным сном.

Если и были тихие надежды на спокойный сон, то они не оправдались абсолютно. Снова к Юле во сне пришло ощущение чужого взгляда, пронзительного и рассерженного. И это точно был не Нум. В этом девушка была абсолютно уверена. Она не видела глаз смотревшего, но чувствовала их присутствие во тьме, клубившейся вокруг нее в это мучительном и повторяющемся сне.

Всю ночь металась по кровати, сбив постель и уронив на пол подушки и одеяло. Проснулась совершенно не отдохнувшая и с осознанием того, что эти сны пострашнее Нумовских криков будут.

Юля заставила себя встать, умыться и одеться как можно незаметнее и скромнее. Как-то не хотелось совершенно привлекать к себе внимание окружающих. И поспешила в одиночестве выпить кружку утреннего кофе.

Чашка ароматного крепкого и несладкого кофе взбодрила ее и придала сил. Мысленные метания активизировались и начался бег идей в голове. Куда кинуться с найденным артефактом? К кому? И кому довериться? Не подставит ли она брата, обратившись к нему? А с другой стороны, кому же еще верить, как не ему? И пусть он ей не по крови брат, а по духу, по душе, но Сармик самый близкий и родной… нет, не человек, но существо. И то, что он оборотень, не имеет никакого значения.

Приняв такое решение, Юля поспешила в Главное здание Академии в кабинет декана. Слегка задержалась перед дверью в нерешительности, занеся кулак и собираясь постучать. Дверь распахнулась и ухмыляющийся Сармик жестом пригласил ее войти.

— Я уж думал ты так и уснешь перед дверью. — Хихикнул он. — Как спала?

— Вот про это я и хотела с тобой переговорить. — Опустив глаза вниз, пробубнила она.

— Тааак… Садись-ка, рассказывай. — Усадил ее в мягкое кресло и сунул в руки кружку с горячим дымящимся какао.

— Я не хочу… — Попыталась откреститься от навязанного напитка девушка.

— Тебя не спрашивают. Пей. — Бросил в кружку ей пару маршмеллоу.

Юля грустно улыбнулась и размякла от такой простой заботы. Сделав глоток сладкого лакомства, она призналась во всем. И как нашла обломок, и как прятала его ото всех. И как ей стал во сне чудиться чей-то взгляд, и самое главное, как вчера она поливала кровью артефакт, а он в свою очередь залечил ее рану.

— Юлькааа, — простонал Сармик, закрывая руками лицо. — Вот как ты умеешь вляпываться во всякие беды и неприятности!!! У тебя просто талант не закопанный!!

— Есть такое дело. — Скромно ответила девушка, разглаживая несуществующие складочки на длинной коричневой юбке.

Сармик ошалев не сводил с нее глаз.

— Эээммм…. Боюсь спросить даже, дорогая, а это что за образ кающейся Магдалены ты на себя нацепила?

— Ну вот как-то после вчерашнего хотелось спрятаться и быть незаметной. — Не поднимая глаз тихо молвила она.

— Аааа, понятно. А я уж беспокоиться начал, что это действие артефакта такое. Желать быть мышью серой.

— А чем плохо, а? — Возмущенно вскинулась девушка, желая запустить в потешающегося мужчину уже пустую кружку из-под какао, стоящую на столике рядом с ее креслом. Она была потрясена его бездушным и чёрствым поступком. Как он мог?? Юля пришла к нему за помощью, поделилась своими переживаниями и бедами, а он, как и все мужчины, не понял ее опасений и теперь просто издевается.

— Юлька, не пыхти! — Сармик понял, что перегибает палку в своем желании отвлечь девушку от гнетущих мыслей о своем ночном преследователе. — Сейчас возьмем твой артефакт и к Одун Хаану рванем. Вот ему и покажем твою находку. Идет?

— Как скажешь. — Поджав губы, девушка встала и пошла к выходу с идеально прямой спиной, показывая насколько сильно она обижена выходкой братца.

Оборотень подхихикивал за ее спиной.

— Дорогая, а может порталом? — Приторно вежливым голоском произнес молодой мужчина. И это было последней каплей, переполнившей чашу терпения Юлии.

— Вот же ты зараза, Сармик. — Резко развернулась к нему и громко расхохоталась, увидев шкодное выражение лица уважаемого декана.

Он одним мановением руки открыл портал в Деревянный дом, и они шагнули прямо к двери в комнату Юли.

Выложив на стол перед братом загадочный артефакт, Юля стояла, сложив руки на груди, и следила за реакцией оборотня на красивую, пусть и сломанную, вещь.

Сармик со всех сторон оглядел находку девушки и протянул к ней руку, желая взять в руки. Яркая синяя молния сорвалась с половинного изображения глаза на эмали и ударила потянутую к броши руку. С руганью оборотень отскочил от стола, потрясая обожжённой рукой и обещая опасной вещи пройти все круги ада в наказание за удар молнией.

— Юлька, ты как ее берешь?

— Ручками, Сармик, вот этими самыми ручками. — Девушка аккуратно взяла брошь и вопросительно взглянула на декана. — Куда?

Все еще чувствующий жжение от ожога, Сармик вновь открыл портал, и они шагнули в кабинет в домике Одун Хаана.

— Мы незваные гости. — Улыбнулась Юля.

— Неправда. Я сообщил Одуну, что мы зайдем. — Буркнул Сармик.

Одун приветливо поздоровался и предложил разделить с ним чашку чая. Юля чувствовала себя как тот самый водяной из мультфильма с водицей внутри. Но обижать отказом якутского бога не рискнула и давилась сладким черным чаем, вымученно улыбаясь, пока Сармик пересказывал Юлины приключения с артефактом и свою неудачную попытку взять его в руки.

— Ну, дайте же мне посмотреть на это чудо! — Одун воодушевленно протянул обе руки раскрытыми ладонями кверху девушке.

— Не боишься? — Заинтересованно поинтересовался Сармик с насмешливой ухмылкой ожидая, что вредная брошь отделает и этого мужчину.

— Ты не умеешь общаться с женщинами, мой друг. — Ласково ворковал техномаг над перемещающейся в его руки ценностью.

Артефакт в его ладонях мягко засветился и снова создал проекцию утерянной части.

Одун Хаан сидел со счастливым лицом, словно увидел свою мечту, о которой грезил всю свою жизнь, боясь коснуться лишний раз до артефакта. На его лице отражалась буря эмоций. От неверия, до восхищения. В его глазах стояли слезы, когда он произнес:

— Я знаю, что это такое, Юля. Но что вам с этим делать я не представляю.

— И что же это такое? — Напряженно спросил Сэре Сармик и тут же получил от Одуна щелчок по носу.

— Слишком любопытный ты. Эту вещь кто нашел? Юля. Вот теперь это ее проблема. Я сейчас вообще занудствовать собираюсь между прочим. Так что усаживайтесь удобнее. — С видом важным и неприступным техномаг начал лекцию. — Что вы знаете об амулетах в виде глаза?

— Ничего.

— Вообще ничего.

Одновременно высказались Юля и Сармик.

— Вооот! — Подняв палец кверху, промычал Одун. — Глаз вообще очень сильный амулет сам по себе и чаще всего несет в себе защитные свойства. Хотя у каждого из них есть свои маленькие плюшки. К примеру Глаз Гора — это египетский амулет, который коме того, что защищает от неудач, от сглаза, так еще и привлекает удачу. Примерно такими свойствами обладает Глаз Фатимы — турецкий амулет. Правда он больше семейный очаг защищает, но и носителю защиты достаточно. Амулет Божье око вообще масонский символ. Он усиливает интуицию, «шестое чувство», дает способность видеть скрытое, смотреть в самую суть вещей, замечать обман, помогает принять верное решение и не сбиться с правильного пути. Про Глаз Одина вообще мало кто знает. А ведь это мощный, древний и могучий символ. Он дает владельцу силу, мудрость и решительность, защищает от неудач и бед. Но главное — он исполняет все желания. Ну по крайней мере говорят так.

— Но ведь это не амулет! — Ткнула в сторону своей находки Юля.

— Не амулет. Это самый настоящий артефакт. Правда не целый, но судя по всему стремящийся стать целым. Юль, не перебивай. Сейчас расскажу все, что знаю. Конкретно этот глаз — это Глаз Дракона. Да, тоже имеет защитные свойства, но! Кроме всего прочего этот артефакт дает возможность видеть будущее и самое главное — он даёт владельцу силу дракона и устойчивость к магии как и у всех драконов. Вот за последнее его свойство, Юль, тебя с косточками слопать могут.

— Я на такое не подписывалась. И лопать меня не надо. Как понимаю, пока он не целый, то и свойства его работают. Так? — Юля напряженно ломала пальцы, понимая, что с этой вещицей вляпалась по самые уши.

— Да вся сложность в том, девочка моя, что этот артефакт активирован твоей кровью. И теперь я не знаю, что тебя ждет впереди и как изменится твоя жизнь из-за этой штучки. — Одун пальцем аккуратно провел по краю артефакта опасаясь повредить кожу. — Да еще и сны твои меня беспокоят. Судя по всему его ищет предыдущий хозяин, а возможно у него вторая половина в наличии. Так что, дорогая, ты снова нашла приключений на свою з… на свой носик.

Сармик и Юля вышли из дома Одуна. Девушка была в отвратном настроении. Ей так хотелось нормальной спокойной жизни, а тут снова нежданные осложнения.

— Не хочу на занятия. — Буркнула она под нос, не ожидая от Сармика никакой реакции, но оборотень ее удивил.

— Юль, а пойдем со мной. От занятий я тебя сегодня освобожу, так уж и быть. Но ты мне пообещаешь повести сегодня день там, куда я тебя отведу.

— Да согласна я, конечно же. — Как-то обреченно выдохнула девушка. Она в задумчивости кутила отрастающий локон на палец и чувствовала себя совершено растерянной и разбитой. Теперь еще и это желание Сармика стаскать ее неизвестно куда.

Внимательный взгляд оборотня ни на секунду не отрывался от лица девушки. Сармик понимал, что все пережитое Юлей, должно когда-нибудь выйти наружу, прорваться слезами ли, истерикой ли, или депрессией. И ему очень хотелось найти другой, альтернативный выход этой негативной энергии. Поэтому он позвал ее туда, где не бывало ни одно живое существо из его знакомых и друзей.

— Идем? — Протянул руку девушке и дождался, когда она вложит свои холодные почти ледяные пальчики в его ладонь. Слегка сжав их, Сармик выстроил портал и с улыбкой утянул за собой Юлю.

Снежные равнины окружали декана и его студентку со всех сторон. Плотный наст сверкал под лучами холодного зимнего солнца, невысоко висевшего над горизонтом. От морозного свежего воздуха перехватило дыхание и Юля закашлялась, начиная замерзать. Сармик спохватился, щелкнул пальцами по телу девушки прошла волна теплого воздуха согревая и оберегая ее от мороза.

— Юля, сейчас я перекинусь, и ты сядешь на меня верхом. И не спорь! — Предупреждая возражения, поднял руку вверх он.

Контур тела Сармика поплыл и перед девушкой встал большой белоснежный Полярный волк. Девушка подтянула кверху юбку и села на оборотня, погрузив пальцы в густую теплую шерсть. От него пахло свежестью и зеленой травой. Юля прижалась к шее Сармика и прикрыла глаза. Оборотень мчался по снежной равнине к стоящим неподалеку жилищам из труб которых вился сизый дымок.

Сармик вошел в поселение и медленно двигался по центральной улице под пристальным взглядом нескольких стоящих около домов оборотней. Юля начала волноваться, слишком неприветливо выглядели эти мужчины и женщины. Полярный волк остановился около большого бревенчатого дома с высоким крыльцом, тряхнул шкурой, давая Юле понять о том, что пора с него спуститься и обернулся все тем же беловолосым красавцем.

— Где мы? — Юля попыталась поймать взгляд сапфировых глаз.

Сармик не успел ответить, когда дверь распахнулась, выпустив клубы пара, на крыльцо выбежала худенькая девушка-блондинка в синем теплом платье и маленьких валяных тапочках и бросилась на шею декана с криком:

— Сармик!!! Как же я соскучилась! Тебя так давно не было!

Девушка даже не обратила внимания на стоящую рядом Юлю, покрывая лицо оборотня короткими поцелуями.

«А у братца похоже есть поклонница!» — Хихикнула про себя девушка, наблюдая как покрасневший Сармик пытается отцепить от себя прилипчивую красавицу.

— Лэмор, опусти меня! Да что о нас Юля подумает! — После этого девушка смутилась и спряталась за спину декана. — Идем в дом, а то зима все-таки на улице.

Юля пошла следом за смутившейся девушкой и усмехающимся оборотнем. В доме пахло теплом и печеным тестом. Оборотень развернулся и, видя волнение спутницы, взял ее за руку и провел в большую просторную гостиную, где у окна стояла высокая улыбающаяся женщина. Она была очень красива. Снежного цвета волосы, черные вразлет брови над широко распахнутыми серыми глазами, ровный прямой нос, скульптурные скулы и небольшие розовые губы.

— Здравствуй, сынок! Давно ты к нам не забегал. — Она сделала шаг навстречу и распахнула объятия. Молодой мужчина обнял женщину и уткнулся в ее шею. Минуту в комнате стояла тишина, которую боялись нарушить и Юля, и эта прилипчивая девчонка.

— Матушка, хочу познакомить тебя кое-с кем. Это Юля. И нам бы с тобой поговорить наедине. — Сармик обернулся к девушке. — Юля, это моя мама — Сэре Намдэ.

— Можно просто Намдэ. — Улыбнулась приветливо красавица и строгим голосом обратилась уже к девчонке. — Лэмор, отправляйся на кухню и распорядись насчет чаю. И не торопись возвращаться. Молодой оборотнице не к лицу такие эмоциональные срывы, дочь моя.

Девчонка вспыхнула и выскочила из гостиной, глотая выступившие слезы.

— Сурово ты с ней, матушка. — Качнул головой Сармик.

— Иначе нельзя. Ее волчица слишком нестабильна, а из-за эмоций она постоянно срывается. Ну, так что у вас за секреты, дорогие мои?

— В Юле магия и душа дочери Нума. — Как с обрыва в реку бухнул оборотень.

Красавица вплотную подошла к девушке и заглянула в глаза.

— Кузина значит. Интересно… И не только. Сынок, а сила драконов в ней откуда, не подскажешь? — Повернулась она к опешившему Сармику. Юля стояла ни жива ни мертва.

— А это она артефакт отрыла на Белом и вчера умудрилась его активировать. — Сдал девушку с потрохами маменькин сынок.

Намдэ вновь повернулась к Юле.

— Мда уж… Не повезло тебе, девочка. Слишком лакомый кусок для любого сильного мага ты теперь. Сырую энергию можно черпать практически бесконечно, а значит магическое истощение тебе не грозит. Одно это повышает твою цену до самых высот. Да еще и сила драконов приятным бонусом… — Она повернулась к Сармику и произнесла то, от чего Юля чуть не упала прямо на пол. — Сын, ей нужен очень сильный муж, тот, кто сможет защитить от поползновений всяких мерзавцев от магии. Ты меня понимаешь?

— Я не собираюсь замуж! — Решила вставить свои пару слов девушка.

— Тогда будь готова в какой-нибудь не совсем прекрасный день очнуться в постели мага или колдуна, или даже Бога в роли батарейки с дополнительными опциями. Хочешь этого? Ты сама себя защитить не сможешь. Да и Сармик боюсь тоже с этим не справится.

Юля скисла от разворачивающихся перспектив.

— Мам, хоть что-то можно сделать?

Намдэ подошла к окну, сложила руки на груди и задумалась.

Юля почувствовала, что в носу предательски защипало, слезы подкрадывались все ближе и ближе. Сармик подошел и взял ее за руку, поддерживая и оберегая.

— Значит так, сейчас придет мой муж и я с ним кое-что обсужу. А дальше думать будем. — Вдруг она мягко улыбнулась девушке и погладила ее по плечу.

— Все будет хорошо. Отобьемся.

Женщина вышла из комнаты, оставив Юлю и Сармика одних. Девушка сжалась, закрываясь ото всех. Ей ужасно хотелось остаться наедине с собой, скрыться ото всех и предаться своему любимому делу — самобичеванию. Впрочем, как и всегда.

Она обняла себя за плечи и отошла к окну, разрисованному морозными узорами. За окном жила своею жизнью деревня оборотней. Белый пушистый снег лежал пышными шапками на крышах, сугробами закрывал деревянные заборы. Утоптанная дорога перед домом сверкала под солнцем, словно отлитая из драгоценного стекла. На снежной целине виднелись дорожки звериных следов, ведущие за околицу мимо соседского дома. В домах топили печи, готовили еду, пекли хлеба и занимались обычной домашней работой. Жизнь текла размеренно и спокойно. И только приезд Сармика и Юли выбивался из обыденности, послужив своеобразным камнем, брошенным в тихую гладь пруда. Поэтому мимо дома матери Сармика нет-нет да проходил кто-нибудь из любопытных жителей, останавливаясь и вглядываясь в окна в попытке хоть что-нибудь разглядеть за раскрашенными морозными узорами стеклами.

Юля продолжала молчать, закрывшись в себе, даже тогда, когда Сармик попытался ее растормошить. Она не слышала ничего из того, что пытался ей сказать оборотень, не реагировала на его прикосновения. Ее тонкий пальчик легко скользил по заледеневшему стеклу, стирая мерцающие в солнечном свете кристаллы льда, делая их прозрачными. И с каждым тающим кристаллом все яснее и прозрачнее становились ее мысли. Не сдаваться, не сдаваться любой ценой, не прогибаться и не пасовать перед испытаниями, уготованными ей судьбой.

Девушка обернулась на звук открываемой двери. В гостиную вошла Намдэ с высоким крепким русоволосым оборотнем с пронзительно зелеными глазами. Мужчина был далеко не красавец. Черты лица крупные, рубленные. Крупный нос с горбинкой, кустистые брови, но от него просто расходились во все стороны волны силы и ощущения надежности. Хозяйка дома остановилась посреди комнаты и, обращаясь к Юле, представила своего спутника:

— Мой супруг и вожак стаи Северных волков альфа Сур Бере. И у нас к вам предложение, дети. Присядьте, пожалуйста.

Юля подошла и села рядом с Сармиком, ощущая его тепло и поддержку рядом. Видя такое трогательное отношение девушки к своему двоюродному брату, губы холодной оборотницы тронула слабая улыбка и глаза стали чуть теплее.

— Смотри, к сильному за поддержкой и защитой тянется. — Слегка склонив голову в сторону мужа, промолвила она и перевела взгляд серых глаз на сына и в дальнейшем говорила только с ним, словно Юли и рядом не сидело. И это несколько напрягало девушку, вызывая сильное желание высказать свои претензии по поводу такого пренебрежения ее персоной. Сармик успокаивающе гладил пальцем ее запястье и периодически сжимал ладошку, призывая не ерепениться и просто ждать результата переговоров.

— Сын, ситуация сложная. Сам понимаешь, ты один не справишься с защитой девочки. Да и тебя в опасности оставить я не могу. Слишком дорогой ценой твоя безопасность мне досталась. — И она судорожно сжала рукой платье, безжалостно комкая его. — Скажи, кто еще может разделить твою ответственность за нее?

— Чынгыз Хаан, Урэр, я — Сармик замялся на несколько мгновений и виновато продолжил. — Ну и Нга.

По лицу неприступной красавицы пробежала тень, на секунду снимая маску отстраненной и уравновешенной женщины, являя сильнейшую сердечную боль, и тут же ее лицо приняло то же выражение, что и до упоминания имени Хозяина Нижнего мира.

Сур Бере накрыл своей огромной ладонью хрупкую руку женщины и похлопал ее так, будто давая ей понять, что он рядом и всегда разделит с ней все трудности.

— Негусто. — Его голос был глубоким и негромким. — Родная, ты права. Ей нужна защита рода. Это немного, но все же любой волк всегда встанет на ее защиту, да и с животными ей проще общаться будет. Она хоть что-то понимать в их звуках сможет. Мелочь, но иногда и мелочь может спасти жизнь.

— Сынок, Юле придется пройти ритуал принятия в наш род. Ты понимаешь все риски и пользу от этого? — Намдэ склонилась к сыну и в напряжении ожидала ответ.

— Мама, мы можем обсудить это с Юлей?

— Конечно, сынок. Сейчас попьем чай, а потом вас отведут в приготовленные комнаты. К вечеру жду ответа. Тянуть нам некуда.

В гостиную осторожно заглянула белобрысая голова Лэмор и пригласила всех к столу, заставленному вкусностями. Непринужденный разговор между матерью, сыном, отчимом и сестрой Сармика лился рекой, и только Юля не могла участвовать в беседе. Все ее мысли были связаны с необходимостью проведения ритуала. Или все-таки отказаться? Так, не получив никакого удовольствия от пирожков и ароматного травяного чаю, она вышла из-за стола и последовала за Сармиком на второй этаж дома, где их ждали две соседние комнаты с мягкими уютными постелями и теплой изразцовой печью.

Оказавшись наедине с собой, она без сил рухнула на коврик перед печью, закрыла лицо руками и забылась в кратком мучительном сне. И вновь чужой пристальный взгляд, и вновь странный туман, вновь ощущение чужой злости и нетрпения. Из этого кошмара ее вырвал голос Сармика, тормошащего девушку, уговаривающего открыть глаза, проснуться, вернуться к нему.

Она с трудом вырвалась из этого состояния, судорожно хватаясь за руки брата.

— Юлька, опять кошмары да? Все, моя хорошая, все закончилось. Тшшшш. — Он укачивал ее на своих руках. — Тихо, моя хорошая, тихо родная.

Она цеплялась за него как за единственный якорь, удерживающий ее в сознании.

Успокоившись, выпуталась из его объятий и села на густой теплый ковер, лежащий перед печью.

— Спасибо. Что-то сегодня меня накрыло…

— Ты просто перенервничала, вот и сдулась твоя ментальная защита. — Сармик сел рядом с девушкой перед теплой печью.

Они сидели спина к спине, держась за руки, и разговаривали о чем угодно, кроме вступления в род и Юлиных кошмаров. Сармик завел разговор о деле первым:

— Знаешь, я ведь в этой стае всегда был чужой. Лэмор конечно сестра мне, но она больше видит во мне красивого самца волка, чем мага или человека. Поэтому и ревнует дико. Да и слишком большая разница у нас в возрасте, чтобы были доверительные отношения. В общем, до твоего появления я вообще был очень одинок. И когда почувствовал к тебе симпатию, даже испугался, что это что-то лишнее для нас обоих. Что-то, что может нас оттолкнуть друг от друга. Твое появление — это вообще лучшее, что случилось за последнее время со мной. С того времени я уже не один. И ты сейчас не одна, и никогда не будешь одна. Представляешь, как я был счастлив, когда отец сказал мне, что ты моя сестра?

— Не представляю. — Улыбнулась довольно Юля. — Но я очень рада, что ты есть у меня. Даже не так. Я не просто рада, я счастлива! — Юлька чуть повернулась корпусом и чмокнула Сармика в щеку. Довольный оборотень продолжал:

— Мама вышла замуж за Бере чтобы спрятать меня, чтобы защитить от Совета. Ни о какой любви между ними речи даже не идет, только взаимовыгодные отношения. А тут… Оборотню нужен был наследник. А я что… Я не родной. И он меня прижимал, пока мама не видела. Говорил, чтобы я не рассчитывал на место альфы. Мне это место конечно и не нужно было никогда. Но все-таки, я ж его отцом считал. Тянулся к нему. А он всегда меня отталкивал. Это было очень обидно, для ребенка особенно. — Сармик замолчал, видимо вспоминая свои детские обиды.

— А почему твоя мама не осталась с твоим отцом? — Задала интересующий вопрос Юля. — Она ведь и сейчас к нему неравнодушна, да и он, похоже, ее не забыл.

— Юль, это все из-за меня. Она сразу как поняла, что беременна, вышла замуж за альфу. Меня скрыть от Совета иначе не получилось бы. Ну и пришлось мне как неродному пройти через обряд принятия в род сразу после рождения. Отчим ведь всегда знал, что я не его сын. Правда кто именно мой отец он и не догадывается. — Скривился оборотень. — Тебе стоит пройти этот обряд. Твоя аура будет прикрыта всеми волками стаи, и ты не будешь светиться как огонек в ночи своими возможностями.

— Ты уверен в этом, братишка?

— Абсолютно.

— Я тебе верю.

— Тогда пойдем? — Он поднялся на ноги и протянул руку сестре.

Так, держась за руки, они спустились вниз, вошли в гостиную, под пристальным злым взглядом насупившейся Лэмор, и, встав перед альфой, Сармик объявил:

— Юля пройдет ритуал.


Глава 15. У ритуала нет смысла, но есть цель


Сур Бере склонил голову, принимая принятое решение.

— Тогда завтра его и проведем. — Альфа скупо кивнул головой и покинул гостиную.

Хозяйка дома широким жестом пригласила присесть. И вновь, как и днем, она не замечала Юлю, как будто та ее совершенно не интересовала, и весь разговор велся только с Сармиком. Лэмор забралась с ногами в кресло, стоящее в углу и зыркала оттуда ревнивыми глазищами.

— Сын, ты должен понимать, что наш род дает защиту твоей сестре только потому, что ценит тебя и заботится о тебе. Мы опасаемся, что ты из-за нее попадешь в неприятности. — Она помолчала несколько дольше, чем требовалось для того, чтобы перевести дух. — Я не могу потерять тебя.

Обида полоснула по сердцу Юли. Ей совершенно ясно дали понять, что сама по себе она совершенно не интересна стае, она не нужна тут, она лишняя. Девушка напряглась, желая встать и уйти, дабы не навязываться. Не хочется, ой как не хочется подставлять брата, делать его еще более обязанным стае и конкретно этому альфе.

— Мама, не стоит быть столь суровой с Юлей. Она такого не заслужила. — Сармик еле сдерживался, чтобы не сорваться и не нагрубить матушке. Хотя именно из-за этой ее суровости да из-за нелюбви отчима и бывал редко в доме, где родился. А уж такое несправедливое отношение к Юле задело его до глубины души.

— А чем она заслужила иное отношение, сын? — Выгнула вопросительно бровь Намдэ.

И эти слова вызвали настолько яркий отклик в душе Юли, настолько большую обиду, что она встала и негромко сказала, сжав кулаки:

— Благодарю за теплоту, за кров, за ваше предложение дать мне защиту. Пусть и только из-за заботы о вашем сыне. — Девушка давила в себе кипящие чувства и желание взорваться и отпустить на волю эмоции. — Если бы не опасение за Сармика, я бы даже не подумала принять защиту рода. А услышав, как вы говорите с сыном, я все-таки откажусь от этой сомнительной чести. Сармик, ты можешь отправить меня в Академию?

— Мы уходим вместе. — Декан встал с диванчика и потащил за собой Юлю.

— Мам, мне она тоже не нравится. Но это же Сармик! — Лэмор вскочила со своего кресла и бросилась к матери. — Пожалуйста! Не дай ему уйти!

Женщина встала. На ее красивом лице не дрогнул ни один мускул, только в газах промелькнуло странное выражение.

— Сармик, не делай поспешных поступков! Вам никто больше не даст защиту. Не спешите. Уйти вы всегда сумеете. — И она быстро вышла из комнаты, громко хлопнув дверью.

Лэмор сжимала кулачки в бессилии, ее попытка заступиться за интересы противной подружки брата далась ей нелегко и она ждала хотя бы какого-нибудь знака внимания от Сармика. Однако он вновь не замечал девочку, обсуждая с Юлей дальнейшие планы.

— Юль, все понимаю, но тебе, правда, нужна эта защита. — Держал он ее за плечи, вглядываясь в глаза. — Давай уж перетерпим вечер позора и неприятных ощущений. Будь умницей. Я с тобой. Что бы ты ни решила.

Глаза худенькой девчонки наполнялись слезами, а в сердечке поселилась черная горечь. Ее самый красивый брат предпочел какую-то чужую девицу и ему новая сестра важнее и нужнее старой. Девочка бросилась к дверям, оттолкнув стоящую на пути Юлю.

— Сармик, тебе нужно с ней поговорить. Она не хочет тебя делить ни с кем. А тут я… Не хочу, чтобы девочка плакала.

— Хорошо, Юль. Пойдем, я провожу тебя до комнаты и схожу, поговорю с семьей. Ты не против?

— Конечно не против!

Наскоро приняв душ, Юля легла спать на мягкой удобной кровати и очень быстро уснула, практически не видя никаких сновидений.

Утром Сармик с трудом поднял ее с кровати и чуть ли не на руках оттащил в умывальню.

— Изверг, сатрап, тиран и деспот! — Ругалась девушка, которую запихивали под холодный душ прямо в пижаме. — Я самаааа!!!!

— У нас времени нет! А ты просыпаться не желаешь! — Упорный оборотень мужественно терпел пинки и вопли разъяренной девушки. Юля попыталась вывернуться в очередной раз и с ее пальцев слетели искры какого-то заклинания. Сармик замер, будто его заморозили.

— Сааармик! Сармичек! Что с тобой? — Мокрая и замерзшая девушка перепугалась не на шутку. Дорогой и любимый брат свирепо вращал глазами, замерев в крайне неудобной позе стоя на одной ноге. Она была уверена в том, что никаких готовых заклинаний не было подвешено у нее на пальцах. И это странное оцепенение родственника получилось совершенно случайно.

Вытащив чуть более сухого, чем она Сармика в спальную, она взгромоздила его на кровать и накрыла одеялом, чтобы тот не простудился. В отчаянии металась Юля по комнате.

«Что же делать? Как помочь ему? Что за странное дурацкое заклинание?» — В бессилии она села на коврик прямо у кровати.

— Сааармик, а Сармик! Что делать-то? Как отменить все напрочь?

Декан яростно подмигивал левым глазом, словно что-то желал сказать, дать какой-то знак, но девушка никак не понимала его глазного символизма.

— У тебя нервный тик… Да что я за недомаг такой! — Слезы текли по ее щекам. Девушка испугалась, что не сможет помочь, не сможет снять это заклятье и кузен до конца своих дней будет такой вот скрюченной корявкой глазками моргать, о чем не преминула сообщить жертве своей магии.

Хрюканье и писк послышались с кровати в ответ на монолог страдания девушки. Ужаснувшись сложившейся ситуации и испугавшись, что мужчине совсем плохо, она сподобилась заглянуть под одеяло, пытаясь оценить масштаб катастрофы.

Сармик лежал все в той же скрюченной позе, однако его глаза смеялись, а губы предательски расползались в улыбке.

— С ума сошел. Я так и знала… — Девушка начала страдать еще больше и уже решила рвануть за помощью в лице хозяйки дома, ожидая собственного убийства в отместку за страдания сыночка, когда Сармик начал завывать от хохота. Его лицо обрело прежнюю подвижность, и он уже не смог сдерживаться, потешаясь над реакцией девушки.

Чуть заторможено он хрипло произнес:

— Юууль, этто сырая сила… Фррроззен… Ззаморроззка. Ббывваетт. Нне ппаниккуй. Пперреоденься ллуччше.

— Вот зараза! Я тут совестью мучаюсь, а этот паразит смеется надо мной! — Юля подлетела с пола как ужаленная и понеслась переодеваться, на все лады костеря коварного родственничка.

Минут через двадцать они оба чистые, умытые, причесанные и главное — сухие, стояли у входа в столовую, где их уже ждали.

— Готова, Юль? — Горячие тонкие пальцы слегка коснулись прохладных ладошек девушки.

— Нет, но это не важно. Идем.

И они решительно шагнули в пахнущую едой и травяным чаем комнату, приветствуя всех присутствующих.

Три пары глаз уставились на них с интересом, настороженностью и безразличием.

— Доброе утро, дети. Все ли у вас хорошо? Из комнаты Юли утром раздавались странные крики, но раз вы помощи не просили, то мы и не рискнули заходить. — Поздоровалась хозяйка дома.

— Все отлично, матушка, спасибо. — Сармик как идеальный сын подошел к матери и поцеловал ее в щеку.

— Присаживайтесь. После завтрака я заберу Юлю. Нужно ее подготовить к вечернему обряду. Сармик, ты выступишь поручителем или доверишь кому-то из местных? — Намдэ вновь была холодной и неприступной.

— Конечно я, матушка. Кому еще я могу доверить Юлю? — Улыбнулся он.

— Угу. Такую обузу никто из наших не потянет. — Бурчала Лэмор так, чтобы мать ее не услышала. Глаза Сармика гневно сверкнули, но он не вымолвил ни слова, удерживаемый рукой Юли под столом.

Далее завтрак продолжался в тишине, прерываемой только звуком посуды и жующих существ.

По окончании завтрака Намдэ встала и кивком пригласила Юлю идти за ней.

Пустым коридором без окон они прошли в рубленое деревянное помещение, пахнущее вениками и теплом.

— Это баня. Но прежде чем идти очищать тело, я хочу просветить тебя о ходе ритуала.

Девушка послушно кивнула и присела на широкую лавку, стоящую в светлом и духмяном предбаннике.

— Подготовка займет весь день. И не шарахайся от меня, пожалуйста. Я тоже не в восторге от необходимости быть с тобой. Но Сармик не сможет сделать все необходимое для подготовки. Не принято как-то мужчину в баню к незамужней девушке пускать. — Криво усмехнулась она, а потом очень серьезно выложила все без прикрас. — Перво-наперво, очистить следует тело. Поэтому парная с веником будет началом подготовки. И обязательно окатываться будешь водой с солью и в снегу купаться.

— А с солью-то зачем? — Недоумение просто светилось на лице девушки.

— Соль — это кристаллы, верно? Кристаллы больше всего имеют сродство к энергии. Ими и будем убирать энергетическую грязь с твоего тела. Снег для этих же целей кстати. Ну и приятно разгоряченным телом в снегу поваляться. — Подмигнула она. — Потом будем пить отвары разные укрепляющие и очищающие, и дышать разными ароматами. Очистим твой дух, ну и еще тебе придется вытерпеть одну неприятную процедуру. Юля, нужно пройти со мной к нашему тотему, чтобы Зов Арктики услышать.

— А это что такое и чем грозит? — Проснувшееся любопытство требовало удовлетворить его во всех мыслимых и немыслимых смыслах.

— А ты нетерпеливая. — С осуждением посмотрела женщина. — Зов Арктики вычистит из твоей души все наносное, все лишние чувства и откроет сердце для вступления в наш род. Если Арктика не пожелает тебя позвать, тогда в ритуале нет вообще никакого смысла. Так что молись своим богам, чтобы все получилось.

Юля пожала плечами. О чем и кого молить, если она до сих пор не понимала смысла в этом ритуале? От кого защищаться и зачем? Кто вообще может знать про ее способности? Не все же видят ее связь с Глазом Дракона… Впрочем, — думала она. — Иногда помутнение сознания бывает… Ведь так легко мать Сармика и ее муж увидели действие артефакта. А значит, могут быть и другие. Так что придется смириться и терпеть.

— Заснула что ли? — Тряхнула за плечо сильная женская рука. — Снимай одежду, закутывайся в полотно. — Указала она на лежащий сверток на краю лавки.

В дверях, ведущих в моечное помещение и парную, стояли две крепкие оборотницы в войлочных шапках и завернутые в простыни. Одна с любопытством смотрела на девушку широко открытыми глазами, а вот вторая с настороженностью и недоверием.

— Это Рие и Лина. Иди с ними. Я присоединюсь чуть позже. — Намдэ налила в высокий стакан рубиновую жидкость и с наслаждением начала пить.

Юля решила не спорить и не портить еще сильнее и без того натянутые отношения, поэтому беспрекословно скинула с себя одежду под оценивающими взглядами хозяйки дома и неулыбчивой банщицы, накинула на себя мягкую ткань наподобие римской тоги и сдалась на милость победителей.

В парной был приятный приглушенный свет и широкие двухуровневые лавки напротив большой каменки, заполненной гладкими крупными камнями.

— Ложись. — Велела серьезная Лина и Юля, послушно скинув простынку, расположилась на струганных досках, пахнущих горячим деревом. На свободной лавке стояли емкости с заваренными душистыми травами и большая шайка с запаренными березовыми вениками. Рие ковшиком плеснула пихтовый запар на раскаленные камни, и в воздух взметнулся ароматный пар, заполняя всю парную лесной свежестью. Горячий ласковый веник прошелся вдоль спины, вбивая горячий воздух в напряженные мышцы и уставшие позвонки, задержался на загрубших от долгой ходьбы и постоянных физических упражнений пятках, и вновь запорхал вверх, прогревая плечи.

Присоединился второй веник и уже в четыре руки банщицы парили начавшую расслабляться Юлю.

— Беги, ополаскивайся, шайка в мыльне стоит и в предбаннике для тебя на столе красная кружка. — Лина шлепнула Юлю веником пониже спины, и девушка шустро соскочила с полка, чуть не столкнув входящую в парную Намдэ.

— Осторожно, торопыга. — Хмыкнула она.

Лия и Рие с красными распаренными потными лицами легко засмеялись вслед выбежавшей Юле.

Прохладный травяной отвар с медом она выпила в один миг и тут же пролилась обильным потом. После парной и отвара накатило ощущение полного расслабления, и она легла на широкую лавку, покрытую белой мягкой кошмой, закрыв глаза. Дремота подкралась незаметно и мягкими кошачьими лапами убаюкивала девушку. Было тихо и спокойно.

— Юююль, просыпайся, соня. Иди в парную обратно. — Раскрасневшаяся Намдэ пила квас с мятой и улыбалась, глядя на сонную девушку. Обе банщицы были тут же и сидели на лавках, вытирая пот с лиц.

— Думаете пора? У меня в теле ни одной косточки уже нет. Может, хватит париться не? — С трудом села на лавку Юля.

— Не хватит. Тебе еще на морозце в снегу валяться.

Девушка застонала в предвкушении от подобной перспективы, но нашла в себе силы поплестись в жаркую парную. И вновь веники, и вновь пар, теперь уже хлебный, квасной дух щекотал ноздри. И вновь жаркий воздух, пробирающийся до каждой клеточки, согревающий и очищающий.

В этот раз ее просто вытолкнули на морозный обжигающий воздух и повалили в снег. Будто дух вылетел из тела в одну секунду вместе с истошным криком и тут же вернулся в слабое тело, давая силу и энергию. Она вбежала в предбанник с горящими глазами и румянцем во всю щеку, радуясь ощущению свежести и удовольствию от этого контрастного развлечения.

— Пей. — Намдэ подвинула еще одну кружку.

— Я себя чувствую бочонком с водой. — Пыталась возразить девушка.

— Это ты еще не все выпила, что тебе положено.

— Так и почки прополоскаю… — Прошипела Юля, через силу вливая в себя теперь слегка горчащий отвар.

— Теперь иди в мыльное отделение и ложись на лавку. Парить больше тебя не станем. — Матушка Сармика отправилась в парилку, а с Юлей осталась Рие, которая большой намыленной вехоткой быстро прошлась по всему телу девушки, прорабатывая каждый огрубевший участок и разминая прогретые мышцы.

Юля растекалась желейкой по лавке, не чувствуя ни единой косточки, расслабляясь и приходя в идеальное состояние духа. Вылитая сверху шайка прохладной воды слабо привела ее в чувство, и девушка, с трудом передвигаясь, передислоцировалась все на ту же удобную лавку, где ее накрыли плотным полотном и оставили дремать некоторое время.

— Намдэ, у меня сил нет никуда идти… — Прошептала она в ответ на предложение хозяйки одеваться и идти обедать.

— Надо, Юля, надо. — И ее настойчиво подняли с такой уютной, ласковой и приятной лавочки.

Надев широкую сорочку из тонкого льна и боле плотное верхнее шерстяное платье, Юля села к столу, на котором дымилась тарелка янтарной ухи. Вдохнув аромат и сглотнув тугую набежавшую слюну, она быстро выхлебала содержимое тарелки и удовлетворенно припивала сладкий травяной чай с медом.

— Отдохнула? — Намдэ наблюдала за девушкой, словно натуралист за экзотическим зверьком. Но Юлю это почему-то перестало волновать, и она совершенно спокойно кивнула.

— Тогда пойдем. — Женщина встала и властным жестом руки указала следовать за ней. — Нас ждет тотем.

И вновь слепые коридоры, ведущие к дому. Вновь ощущение холодного пола даже через мягкие валяные тапочки. Наброшенный на плечи тулуп и выкопанный в снегу проход к высокому резному столбу.

Страшная оскаленная морда волка в навершии столба была измазана жертвенной кровью животных. Цветные ленточки, привязанные к шесту, колыхались на слабом ветерке, создавая ощущение нереальности происходящего. У тотема стояли оборотни. Много оборотней разного возраста. Мужчины и женщины, старики и дети. Они стояли и ждали примет ли Дух Арктики эту человеческую девушку под свое покровительство. Даст ли ей дозволение вступить в сильный и древний род Северных волков.

Юля подошла к небольшой площадке, со стоящим посреди тотемом, с осознанием важности происходящего. Обвела взглядом всех присутствующих и заметила Сармика рядом с альфой стаи. Брат ободряюще улыбался ей, но его глаза выдавали высочайшую степень накопившегося напряжения и волнение о судьбе доверившейся ему девушки.

Намдэ шепнула ей со спины:

— Скидывай тулуп и иди к тотему. Возьмешь у Сура Бере нож и разрежешь ладонь. Кровью обмажь тотем в любом удобном тебе месте. И жди. Иди. — И оборотница легонько подтолкнула девушку в спину.

Скинув тулуп, Юля даже не почувствовала холода. Она делала шаг за шагом, ощущая, как колотится ее сердце, готовое выпрыгнуть из груди. Она видела только два сапфировых огня, горевших для нее и обещающих поддержку и братскую любовь. Юля шла туда, где сейчас решалась ее судьба.

Сур Бере протягивал ей поблескивающий тонким лезвием кинжал с резной костяной рукояткой. Альфа смотрел с предвкушением, словно ожидал подарка на Новый год. И это предвкушение уж очень не понравилось девушке, от чего она пристально вгляделась в его зеленые глаза. Оборотень хмыкнул и не стал поддерживать эту борьбу взглядов, выразительно намекнув взять холодное оружие.

Дрожащими от нервного напряжения и пронизывающего холода руками Юля приняла протянутый кинжал и приблизилась почти вплотную к старому тотему со следами многочисленных предыдущих жертв.

Нанести порез на ладони? Да легко! Кому-то другому. В другой истории и в другом месте. Девушка никак не могла решиться сделать разрез. Раз за разом она заносила кинжал, зажатый в правой руке, и не могла опустить его на кожу ладони. Ощущая спиной насмешливые взгляды, слыша нарастающий гул голосов и редкие смешки, она понимала насколько выглядит смешно для этих решительных существ.

Вновь глубоко вдохнув, она широко замахнулась, зажмурилась и полоснула по ладони, ощутив жгучую боль и горячие струйки, стекающие по ее руке. Открыв глаза, она сделала всего лишь один шаг, практически уткнувшись в резной столб, мазнула по нему яркой алой кровью и в ожидании чуда подняла голову вверх. Все присутствующие замерли, в воздухе стояла гулкая тишина, изредка нарушаемая скрипом снега под ногами стоящих и шелестом висящих на шесте ленточек. И ничего… Никаких чудес. Юля разочарованно выдохнула и развернулась к ожидающим оборотням.

Время остановилось… Через черный небосвод полыхнули небесные огни северного сияния, зеленовато-белые с изредка розовыми полосами всполохи переливались играя прекрасную не слыханную никем доселе музыку. Юля вертела головой, не понимая, почему замерли оборотни, Сармик, его мать и отчим. Полосы северного сияния метались по небу, создавая причудливые арки, и вдруг яркой дорогой одна из них опустилась прямо под ноги девушке.

Юля не понимала, что же делать дальше, почему эти небесные огни легли перед ней, словно приглашая в путь. Осторожно, считая себя сошедшей с ума, она одной ногой попробовала ступить на полупрозрачное полотно. Шаг, еще шаг, и вот уже она поднимается над тотемной площадью, над деревней, над снежной равниной. Яркие мерцающие звезды висели так низко, что казалось она сможет достать до них рукой.

В душе девушки поднималось чувство огромного восторга, приводящего в состояние близкое к счастью. Юля начала кружиться над землей, разглядывая созвездия и узнавая их. Млечный путь яркой полосой пересекал небо… А вот Андромеда… А это созвездие Ориона и три звезды в ряд — его пояс. Юля вспоминала почти забытые названия и радовалась как ребенок. Большая медведица… Малая… Полярная звезда…

— Нравится? — За спиной неожиданно прозвучал вкрадчивый глухой голос.

Девушка от неожиданности вскрикнула, резко обернулась, запутавшись в платье, чуть не упала и замахала руками.

— Надо же. Птичка какая. — Смешок издавал огромный белый медведь с лоснящейся густой шубой. Маленькие черные глаза смеялись, глядя на девушку, замшевый нос морщился. Юля готова была отдать раненую руку на отсечение — медведь смеялся над ней.

— А… Э… Ммм… — Она не могла вымолвить ни слова, чувствуя, как внутри поднимается неконтролируемая паника.

— Да ты, милая, небось, онемела от страха? — Продолжал потешаться медведь, а девушка с удивлением наблюдала за тем, как из очерченной черными губами пасти вылетали обычные человеческие слова.

Она потрясла головой, надеясь, что наваждение сгинет.

— Не исчезну. Зря мозг нервируешь. — Медведь сел на дорогу и слегка наклонил голову на бок, выжидая следующий шаг со стороны девушки.

— Ты кто? — Способность говорить все-таки вернулась к Юле, но видимо, не способность думать.

— Медведь.

— Да вижу, что медведь. Ты кто в смысле там… Ну тотем или еще кто? — Девушка неопределенно крутила руками, пытаясь изобразить неизвестный элемент.

— Ну, недогадливая ты все-таки. — Сокрушался таинственный собеседник, лукаво поблескивая глазами. — Ты кого вызывала тут?

— Ты дух Арктики?? — Недоверчиво протянула она.

— Я Дух Арктики. — Медведь явно не был впечатлен реакцией девушки на свою великолепную персону. — И ты меня не узнала. Вот так всегда! Симпатичные девушки и не узнают. Обидно…

— Э нет, не увиливай! — Призвала к порядку девушка. — Откуда я тебя знать должна? В зоопарке видела что ли?

— Ну, ты и нахалка. Не в зоопарке. На острове Белый.

— Не может быть!! На острове был изможденный грязный больной медведь! А ты вон какой красавец! — Не поверила Юля.

— Юля, Срединный мир люди загадили настолько, что чистого места даже в Арктике осталось очень мало. Везде бросают мусор, выливают нечистоты в мои реки и озера. Сдирают нежную тундру гусеницами тракторов и вездеходов, обнажая вечную мерзлоту для солнечных лучей. Уничтожают все живое мазутом и соляркой. Люди убивают меня, мой дом и мой мир. Я не успеваю там восстановиться. Поэтому и Дух Арктики в Срединном такой вот… Как это у людей принято говорить — Непрезентабельный…

Грусть, тоска и огромное чувство жалости захватили Юлю, и она очень осторожно подошла к медведю и с опаской, преодолевая себя, обняла его за шею.

— Ничего-ничего. — Холодный нос уткнулся в ее шею. — Я не жалуюсь. Но люди… Они такие люди. Хотя нам не об этом говорить нужно. Выслушай меня.

И он отстранился от девушки, давая ей возможность сесть удобнее.

— Юля, тебе не стоит принимать защиту рода Северных волков. Сармик хороший оборотень. Но он совершенно нетипичный оборотень. Он никогда не переступит через мораль в интересах рода. А остальным верить не стоит. Только интересы стаи в приоритете. Ты попадешь в эти жернова, и тебя перемелют и выплюнут. — Медведь перевел дыхание. — Тебя убедили в том, что стая в тебе не заинтересована. Что защиту предложили только ради Сармика. Юля, включи мозг! Сармик стае чужой! С чего бы им всем подписываться защищать до смерти какую-то девчонку? Нет, моя дорогая. Тебя уже взвесили, оценили и ценник повесили. Да тебе уже мужа подобрали такого, кто заинтересован в магически одаренных волчатах. Не хочешь узнать кого?

Девушка хриплым срывающимся голосом спросила:

— И кого?

— Ты станешь младшей женой альфы и родишь ему наследника. Правда, хорошая идея?

— Это какой-то бред… Мать Сармика этого не позволит.

— Девочка, это она сделает легко. Власти ты не получишь и толику, а наследника мужу родить она не смогла. Дочка для роли наследного принца не подходит. А Сармик чужак… Убедил?

— Нет, но зерно посеял. — Юля все еще не могла осознать, что ее опять пытались использовать.

— Сейчас сама увидишь. — И перед нею развернулось зеркало изо льда, в котором виднелась комната в доме вожака стаи Северных волков.

Хозяйка дома разминала обнаженные плечи сидящего на краю кровати оборотня.

— Если она станет членом стаи, то ты будешь в полном праве взять ее второй женой. Тебе нужен наследник, милый, а после того как родит, сможешь ее отлучить от своей постели. Или оставить. Как ведь пожелаешь.

Мужчина плотоядно усмехнулся и, обхватив жену за талию могучей рукой, повалил ее на кровать. Изображение в зеркало померкло, оставляя Юлю в состоянии растерянности.

— Что мне делать? — Еле слышно прошептала она.

— Идти обратно, забирать брата и бежать в Академию.

— А с альфой и матерью Сармика?

— Ничего. Они тебя тронуть не посмеют. Неужели же ты думала, что я тебя оставлю без защиты перед сильнейшим кланом волков? — И медведь лизнул девушку в лоб.

— А разве меня не захватит какой-нибудь сильный маг? Ну, в качестве батарейки… — Смутилась она.

Медведь громко расхохотался.

— Ты смешная такая, Юлька. Нет, ты конечно лакомый кусочек. Но замуж пойдешь совершенно по собственному желанию. А вот артефактец твой замылить захотеть могут. Сила Драконов — одна из самых желанных для магов. Только вот у тебя половинка артефакта. А чтобы овладеть силой полностью — артефакт нужен целый.

— Все равно у меня только половинка.

— Да я уж знаю. Самолично подбрасывал.

— Почему? — Спросила девушка, пристально вглядываясь в глаза медведя.

— Потому что, дорогая. Потому что. Ты попала в сферу моих интересов. И твои способности действительно для моих целей значимы. Но я вредный. И ничего тебе заранее не скажу. Наслаждайся!

И медведь одним взмахом когтистой лапы оборвал плетение северного сияния, послав девушку обратно к тотемному столбу.


Глава 16. В пламени скандала


Юля стояла на том же месте, откуда некоторое время назад отправилась в свое путешествие по северному сиянию, и смотрела на оскаленную морду волка на верхушке тотема. Неуловимо вздрогнуло время, и пространство ожило, шум и гул за спиной девушки грохнул по барабанным перепонкам оглушая и причиняя боль. Яркие огни осветили клыки тотемного животного и громким голосом альфа озвучил:

— Дух Арктики позвал ее! Зов услышан! Ритуал состоится в полночь на этом же месте!

Юля резко развернулась, сдерживая импульсивный порыв вцепиться в глаза Суру Бере прямо тут, посреди площади на глазах у его соплеменников. Она шла к нему, не разрывая зрительного контакта с наглыми зелеными глазами альфы, в которых вдруг мимолетно появилась какая-то неуверенность и тут же пропала, уступив место насмешливому убеждению в собственной неуязвимости. И даже понимание того, что девушка в курсе подлога одобрения Духом и явления Зова Арктики, не заставляло сильного оборотня отвести глаза.

Юля помнила и понимала, что такие гляделки с вожаком стаи могут выйти ей боком, могут обернуться большими неприятностями, как для нее, так и для Сармика, но не могла оставить выходку альфы и его жены без ответа. И уж тем более, после того как ей стали известны планы на ее будущее, не собиралась вступать в род.

— Сармик, нам нужно поговорить. Это срочно. — Ее голос звучал непривычно спокойно и ровно.

— Что-то случилось? — Он попытался взять ее за локоть и прекратить это противостояние.

— Случилось. Цирк и зоопарк в одном флаконе. Иллюзионисты местного разлива млин… — Юля отвернулась от Сура Бере и прижалась крепко к боку брата, мелко дрожа от холода и нервного напряжения.

Декан бросил настороженные взгляды на напрягшегося и выпустившего клыки и когти отчима и на бледную мать, стоящую рядом и сжимающую бессильно кулаки.

— Пойдем, Юля. Ты мне сейчас все расскажешь. — Скинул с себя теплую куртку и одел ее девушке на плечи.

Пара шла к дому, молча, и тут Сармик резко обернулся и пристально посмотрел на своих родных, так и не ставших ему близкими людьми, словно ожидая, что они сейчас все объяснят сами, попросят прощения, признают свои ошибки. Но они так и стояли, глядя молодым людям вслед.

Войдя в дом, Сармик все так же, не выпуская зябкой ладошки девушки, отвел ее в выделенную ему комнату и щелчком активировал заклинание неслышимости.

— Рассказывай. — Усадил он Юлю в уютное кресло у печи и присел, напротив, на подоконник.

И Юля рассказала все. И про медведя Духа Арктики и про его Зов, и про опасность вступления в род, и о планах на ее тушку у семьи альфы.

С каждым словом молодой мужчина становился все мрачнее и мрачнее. Его сапфировые глаза потемнели до черного цвета и губы сжались в тонкую бескровную полоску. Ярость клокотала в его груди, грозя выплеснуться наружу, и смести все на своем пути.

— Идем. — Схватил он девушку за руку и увлек за собой, быстрым шагом проносясь по коридорам большого дома. Дверь в кабинет он открыл пинком и встал разъяренным зверем перед матерью и отчимом, ожидающими разговора в напряжении и с каким-то плохо скрываемым страхом.

— Вот вы где. Очередную интригу плетете, значит? И как вы собирались мне объяснить то, что планировали устроить Юле?

Вожак стаи рвано выдохнул и бросил на жену короткий взгляд, обнажил клыки и выпустил когти.

— Щенок, кто тебе позволил тявкать на вожака? — Зарычал он, поднимаясь на ноги огромной грузной тушей. Серая густая шерсть пробивалась на его лице и руках. Волна подавляющей силы разошлась от него по комнате как круги от брошенного в воду камня, и Намдэ сжалась, опустив глаза.

Сармик скривился и с презрением бросил:

— Решил меня силой альфы подавить? Не выйдет. — И от Сармика повеяло такой силой, от которой вожак схватился обеими руками за голову, стараясь справиться с сильнейшей головной болью. Серый оборотень заскулил, и из его носа потекла тонкая струйка крови.

— Кто ты? — Насмешливо Сармик ткнул пальцем в оборотня. — Всего лишь Северный серый волк, который травил маленького щенка за закрытыми дверями. Думаешь, я забыл?

— Ее признал Дух и был ей Зов. Она должна войти в род. — Попытался перевести разговор на другую тему Сур Бере, утирая тыльной стороной ладони кровь с лица.

— Ложь. — Выкрикнула Юля. — Дух Арктики мне всю вашу аферу показал, защиту свою обещал и запретил вступать в ваш род. Так что все ваши фокусы с тотемом полное вранье!

Альфа дернулся от слов девушки, словно ему залепили оплеуху.

— Значит Дух в курсе… Это конец. — И вожак сел обратно на диван, сгорбившись и обмякнув, словно из него выпустили воздух. Спорить с Духом Арктики мог только безумец. А Сур Бере таковым не был.

Все это время хозяйка дома сидела, молча, опустив глаза в пол, и от каждого слова сына сжималась еще сильнее, однако увидев состояние мужа, встрепенулась и бросилась на его защиту.

— Сынок, ты должен роду. Тебя тут растили, одевали, защищали. Ты принадлежишь роду. И этой… — Она презрительно мотнула красивой головой в сторону Юли, — этой ты смог бы отблагодарить нас за все. Сур Бере как альфа имеет право на одаренную человеческую самку, на ребенка от нее. Ему нужен наследник. Ты должен понять… Ты же член рода.

— О как! Матушка вспомнила, что я член рода! А мне с самого детства ты говорила, что я другой. И то, что я в роду — просто формальность. Ты никогда не могла мне простить того, что отец отправил тебя в стаю, желая спасти меня от Совета. — Боль и затаенная детская обида звучали в голосе Сармика. — Вы, сильные взрослые оборотни, не могли принять маленького щенка. Я пришел за помощью к вам, привел ту, за кого отвечаю. Надеялся, что хотя бы из чувства справедливости и, помня о своем отношении ко мне, вы поможете мне пусть только советом. Просто поддержите и поможете согреться у семейного очага. Нет! Вы как всегда лелеяли свои планы укрепить свое положение и хапнуть еще больше власти!

Сармик выпрямился, его плечи развернулись. Он сорвал с шеи висевший под одеждой амулет и с силой сжал его.

— Призываю свидетелей! Нга, Дух Арктики, Нум и Хранитель рода Северных волков! Придите!

Свет от горящих в помещении ламп мигнул, словно его коснулась мягкая воздушная лапа, и перед потерявшей возможность произнести хотя бы слово девушкой из темноты шагнул во всем черном сурово глядящий на присутствующих Хозяин Подземного мира. Тонким солнечным лучом проявился рядом с ним как всегда одетый в белое с золотом не менее хмурый Нум. Призрачный белый медведь прыгнул в комнату прямо из окна, и сразу стало катастрофически мало места для всех. Альфа так и не рискнул поднять голову, и только его жена стояла перед ним, готовая кинуться на всякого, рискнувшего хоть как-то навредить вожаку.

— Прячешься за спину женщины? — Едко бросил Нга, старательно не смотря на бывшую возлюбленную. Теперь уже точно бывшую. Предавшая своего ребенка не достойна его любви, еще одна в череде многих… Еще одна выбравшая власть и благополучие…

Последним в кабинет вошел большой серый волк, который покаянно опустил голову перед Юлей, и, пристально посмотрев в глаза Сармику, отошел в сторону.

— Вот все и собрались. — Мертвым голосом произнес беловолосый мужчина с пустым взглядом темных глаз. Юля подошла к нему со спины и перехватила его руку, не давая остаться наедине с собой, делясь душевным теплом. Он благодарно сжал ее пальцы в ответ.

— В присутствии свидетелей хочу объявить о своем желании выйти из рода Северных волков. — Глухо произнес Сармик.

— Причина? — Спросил Хранитель рода.

— Я Полярный белый волк. Меня и мою сестру предали Серые волки. И я не чувствую связи с родом. — Не меняя интонации, звучал голос мужчины.

Белый медведь зевнул, широко раскрыв черную пасть.

— Так ты и не в роду, мальчик. И нечего тут просить о том, чего эти дать не могут. Да и сестра твоя не в роду. Девочку я не дал принять в род, а тебя из рода вывел сразу, как ты учиться уехал. А то с развитием твоей силы ты стал мешать своему отчиму. Он конкурентов не терпит. Это в натуре альфы вообще-то и будь ты просто серым волком, вмешиваться я бы не стал. Стая есть стая. Но конкретно твоя жизнь, мальчик, слишком дорога твоему отцу да и мне тоже. — Медведь повернул голову к Хранителю рода и подвигал маленькими аккуратными ушками. — Ты же знал обо всем? И о том, что эти двое уже помешались на власти? Почему не пришел и не попросил помощи?

Серый волк опустил голову еще ниже.

Медведь укоризненно покачал головой.

— Дети, идите домой. Юля, я тебя сам найду позже. Нга, Нум проводите. А у меня тут несколько вопросов к этой парочке и к Хранителю тоже.

Нга подошел к сыну и, не глядя на оборотницу, кинул:

— Дура. Жадная идиотка.

Женщина дернулась, но так и не посмела поднять голову и увидеть того, кого любила, кого считала виноватым во всех своих бедах, того, кто как она считала, предал ее.

Открылся портал, в который шагнули два бога и их дети.

Медведь встал, отряхнулся, расправив плечи, и, медленно переступая огромными лапами, подошел вплотную к вожаку стаи.

— И как же это сильный и благородный волк стал таким подлым и малодушным? Сур Бере, ты же был таким прекрасным оборотнем… Что с тобой стало, парень? — Оборотень не смел поднять глаз, опуская голову все ниже.

— Кто же отравил твою душу? Посмотри мне в глаза.

Альфа поднял голову и перехлестнулся с умным проницательным взглядом Духа Арктики. Они молчали и смотрели глаза в глаза.

— Ты слышал Зов Арктики, оборотень. И твои помыслы и душа были отравлены ложью, наветами, и сладкими речами, которые лишили тебя воли. Что же ты так… Свою женщину не смог держать в рамках. — Покачал головой медведь и обернулся к Хранителю рода, стоявшему неподалеку с видом полного раскаяния и в ожидании наказания. — Стае нужен вожак. Лучшего пока не найти. Хранитель, найди ему хорошую, добрую, честную оборотницу в жены. А ты, Сур Бере, должен исправить все свои ошибки, а уж достойного наследника зачать я тебе помогу.

— Теперь с тобой. — И Дух Арктики обратил свой взор на ожидающую своей участи потеряно сидящую оборотницу. — Ты очерствела душой, позволила самым низменным порокам захватить разум и сердце. Ты как скверна заражаешь все, чего коснешься. Сына потеряла, мужа испортила… Власть застила тебе глаза. Поэтому я накажу тебя. И накажу сурово, Намдэ. Я отправляю твою душу на перерождение. Ты родишься вновь и постараешься стать хорошим человеком. Да-да, именно человеком. Без магии и сил. Только руки, только сердце, только разум и только твои чувства будут вести тебя по жизни. И я очень надеюсь, что в своей следующей жизни ты будешь наконец-то счастлива.

Женщина подняла на медведя полные слез глаза и почти бесшумно прошептала:

— Спасибо…

В подворотне одного из московских домов вспыхнул синим светом компактный портал, из которого вывалились тое мужчин и одна девушка. Высокий красавец в черном по-хозяйски огляделся и жестом пригласил спутников следовать за ним. Девушка вдруг остановилась как вкопанная, и предводитель небольшой компании резко обернулся, явно недоумевая, что же ее могло задержать.

— Что смотрите? Ну не могу я в этой понёве идти на Арбат. Мы же в Москве? — Юля спрашивала Нга с видом ребенка, крадущегося к новогодней елке и лежащим под ней коробкам.

Хранитель Нижнего мира громко захохотал, распугивая дворовых кошек и случайную парочку, тихонько уединившуюся на детской площадке.

— Понёва говоришь? Это ты так обозвала уникальный образчик хенд-мейдной моды?

Девушка сложила руки на груди и укоризненно уставилась на потешающегося бога. Однако помощь пришла вовсе не от него. Нум раздраженно взмахнул рукой и на девушке появились белые джинсы и белый же тонкий кашемировый свитер с золотой отделкой. Валяные тапочки трансформировались в опять же белые сапожки на удобном каблучке.

— И чего трагедию устроили? — Ворчал теперь уже Бог Верхнего мира. — Один взмах и девочка одета как принцесса.

— Во все белое и с золотом. Как всегда в твоем безвкусном репертуаре, брат! — Фыркнул Нга и быстро одним щелчком перекрасил джинсы в темно синий цвет, сапоги переформатировал в аккуратные черные замшевые ботинки на высоком каблуке. Посмотрел, прищурившись в стиле Джона Гальяно, и добавил на плечи ярко-алое пальто.

— Мой вариант лучше был! — Задрал нос Нум, и обиженно пыхтя, отправился в сторону сверкающих витрин.

Сармик подхватил Юлю под руку, и они отправились прямым ходом в уютный ресторанчик с застекленной террасой. Юля с внутренней дрожью вдыхала московский воздух и остро понимала насколько сильно она соскучилась по этой бегущей куда-то толпе, шуму, музыке, по этому тяжелому далеко не свежему воздуху, по запаху сигарет и по не всегда хорошо поющим уличным певцам. Она шла в компании экзотических мужчин, в которой каждый был по-своему привлекателен и местами даже красив. Улыбка играла на ее лице. Хотелось самой петь и смеяться.

Нга одобрительно поглядывал на нее и подмигивал сыну.

— Держи крепче. А то точно уведут.

Юля действительно чувствовала себя уверенной в себе и красивой молодой женщиной. И особенно она была благодарна Богу Нижнего мира за созданный им стиль.

— Юля? Это ты? — Окликнул ее недоверчивый знакомый голос. Девушка повернулась к говорившей. Светочка… Собственной персоной. В коротенькой пушистой шубке и высоких ботфортах, ярко накрашенная девушка выглядела аляповато и простенько.

— Да, Света. Я. — С неохотой остановилась Юля. Сармик терпеливо стоял рядом, ожидая, когда Юле надоест играть в вежливую девочку с теми, кто не особо и заслуживает этого.

— Ух ты какая стала… Похудела. Операцию что ли сделала? Да и одета так… — Светочка скривилась, изображая свое впечатление от гардероба бывшей сотрудницы. — Еще бы… Вон какого мужика себе отхватила. Непонятно, правда, как и за что.

Юля молча развернулась и пошла туда, где ее ждали два бога с интересом наблюдающие за кричащей что-то вслед Сармику и Юле девицей.

— Поклонница да, Юль? — Хихикнул Нга.

— Скорее наоборот. Призрак прошлого.

В ресторане играла тихая музыка, и подавали вкуснейший стейк. Мужчины не стали лишать себя возможности пожевать истекающий розовым соком кусок говядины, а Юля заказала горячие вафли с мороженым и большую кружку латте с мятным сиропом.

— У тебя пищевые девиации. — Покосился на нее сразу после озвучивания заказа язвительный Нга.

— Ага. И девиации, и фрустрации, и прострации и вообще любые ации… — Буркнула она, провожая взглядом обтянутую узкой черной юбочкой попку официантки, которой она активно крутила, явно стараясь привлечь внимание красавчиков, так несправедливо доставшихся в сопровождающие одной девице.

— Юлька, ты ориентацию сменила? — Опять съязвил Нга.

— Нет, смотрю, на что это тут вы слюни пустили… — Хихикнула она, потешаясь над тем, как Нум отслеживал каждое движение аппетитной пятой точки.

— Я не пускал слюни. — Обиделся Сармик, продолжая листать меню.

— А я про тебя и не говорю. Тут два престарелых ловеласа скоро до инфаркта доглядятся. — Юля устала и была несколько раздражена. Все-таки настолько эмоционально богатый день не проходит даром.

— Хорошо. Давайте о деле. Дорогая почти дочь, а ты не хочешь ли почти папе объяснить, что делает в тебе сила драконов? Да и дядюшка любящий послушает заодно. — Нум с трудом оторвался от лицезрения симпатичной девушки.

Юля тоскливо вздохнула. «Да что же это такое-то. В который раз приходится историю рассказывать. Уж проще было на диктофон записать и послушать им всем давать». — Подумала она, но вслух рассказала уже заученный текст о найденном куске артефакта и активации его кровью. Рассказывая о своем ночном госте, Юля смотрела на сложенные перед собой руки, поэтому ошалевшие глаза собеседников оказались для нее сюрпризом.

— Что? — Спросила она, не дождавшись от них ни вопросов, ни уточнений, ровным счетом ни-че-го!

Нум помотал головой, словно прогонял наваждение и выдал:

— Ну, ты, дочушка, даешь! Я такого таланта влезать в приключения уже много тысяч лет не видел.

Нга тоже хотел высказаться, но тут симпатяжка-официантка принесла заказ, и пришлось провести в молчании несколько минут, пока все утоляли первый голод.

Нга отложил приборы и пристально вгляделся в девушку.

— Братец, а ведь как-то неслучайно она во все эти божественные игры попала. Тебе не кажется? И эти ночные гости меня беспокоят очень.

— Вот-вот. — Дирижировал вилкой и ножом Нум. — Неспроста. А с ночными гостями тебе придется разбираться. Это твое время.

— Да ладно! — Деланно удивился Нга. — Тебе же не мешало ей во сне всякую ерунду вещать!

— Вещать это одно. — Назидательно погрозил вилкой брату Нум. — А отследить и подслушать диверсанта только темный Бог сможет. Вот тебе и карты в руки.

Юля слушала препирательства божественных братьев, получая какое-то болезненное наслаждение от наблюдения за их пикировками.

— Они всегда так? — Спросила она у молчаливого Сармика, медленно и обстоятельно пережевывающего сочные кусочки мяса.

— Постоянно. — Поднял он взгляд на продолжающих состязаться в красноречии богов. — А у Юли, может быть, вопросы есть.

— Ой, прости, девочка. Спрашивай, конечно! — Нум смутился и приготовился отвечать.

— Есть у меня вопросы. — Припивая свой странный напиток молочно-зеленого цвета, она задала главный вопрос, на который очень хотела получить ответ. — Почему никто не рискнул спорить с Духом Арктики? И по какому праву он суд вершил даже над Хранителем рода оборотней?

Бог Верхнего мира хихикнул и подмигнул ей как особе неразумной и не понимающей очевидных фактов.

— Юлька, ты даже ведь не понимаешь, какое полезное знакомство завела и чью защиту получила? — Он просто наслаждался растерянным выражением лица девушки. — Вот ты как думаешь, кто старше, боги или Дух?

— Боги, наверное.

— И ошиблась! Дух появился намного раньше, когда еще и не пахло никакими жизнями в этой Вселенной! Он создал этот мир. А когда зародились Боги, то он просто отошел от дел на заслуженный отдых и теперь как твои родители на дачном участке, так и он в Арктике порядок поддерживает. В остальное не лезет, пока Боги худо-бедно справляются.

— А если не справятся? — Тихо спросила девушка.

— А вот этого нам всем лучше никогда бы не видеть. — Совершенно серьезно ответил Нга, и Юля почему-то не рискнула уточнить почему.

— Я сегодня ночую у тебя. — Поставил перед фактом девушку Бог Нижнего мира.

— Я бы лучше ночевала одна. — Попыталась избавиться от этого сомнительного предложения девушка.

— Я не спрашиваю. Я констатирую факт. — Мужчина свел брови к переносице, всем видом показывая, что спорить с ним бесполезно.

*************

Они шли к выходу, не замечая пристального взгляда мужчины, сидящего за столиком в углу зала с яркой брюнеткой. Он не сводил глаз с девушки в красном пальто, идущей в сопровождении двух красавцев и одного представительного полного мужчины.

— Игорь, ты чего? — Спросила спутника брюнетка, положив руку с длинными красными коготками на его ладонь.

— Нет, ничего. Показалось, наверное. — Он сдержал порыв кинуться за необычной компанией, не веря в чудеса.


Глава 17. Покой нам только снится


Они стояли у входа в комнату Юли, и она никак не могла решиться открыть замок.

— А может я одна поночую? — С надеждой всматривалась она в одинаковые сапфировые глаза отца и сына, умоляя взглядом оставить ее в покое.

— Без вариантов. — Лениво процедил Нга, вальяжно опираясь плечом на стену в коридоре и глядя на девушку как на весьма любопытный экземпляр, требующий присмотра и контроля.

Сармик тихонько ловил смешки ладонью, наблюдая безуспешные попытки девушки избавиться от навязанного соседства.

— Вымогатели… — Сдалась девушка и, открыв дверь, вошла внутрь. Мужчины последовали за ней.

Юля замерла прямо посреди гостиной, открывая рот, из которого не вылетало ни одного звука. Сармик проследил за ее взглядом и увидел на столе большую совершенно черную розу.

— Откуда??? — Смогла выдавить из себя растерянная девушка. Бог Нижнего мира просочился мимо молодых людей и аккуратно подкрался к столу. Не касаясь цветка, низко наклонился над ним, разглядел все до мельчайшей точки на листке, принюхался, поискал видимые и невидимые следы того, кто сделал такой необычный презент. И ничего не нашел.

— Дорогая племянница, скажи, что это ты сама такую штучку на стол положила. — Он вопросительно смотрел на нее.

Юля медленно качнула головой, показывая жестом, что понятия не имеет, откуда это и как попало на стол в ее жилище.

Тут же Сармик отмер и выскочил из комнаты, не сказав ничего отцу и девушке.

— А этот-то куда рванул? — Недовольно буркнул Нга, решившись все-таки взять злополучный цветок в руку. Он крутил в длинных пальцах прекрасный загадочный цветок, вдыхал его тонкий аромат.

— Не понимаю. — Вскинул он взгляд на Юлю. — Правда, не понимаю. В чем смысл этого дара?

Девушка без сил опустилась в кресло и прикрыла глаза.

— Уж я-то точно не знаю ничего.

Из коридора послышался визгливый голосок, переходящий на ультразвук. Дверь распахнулась, и Сармик втащил за собой упирающуюся взлохмаченную старушку, поливающую свой буксир такими непристойными и пристойными словами, каких Юля не слыхала вообще. Русский ненормативный лексикон перемежался ненецкой руганью. Декан вывел свой прицеп на середину комнаты и потребовал:

— Вот и расскажите всем, как возможно в отсутствие хозяина войти в комнату?

Нга освободил руки, положив розу туда же, откуда он ее взял, вытер ладошки о брюки и тоже подключился к опросу:

— Да, уважаемая Хэхэ, поясните нам этот щекотливый момент.

Завидев Бога, старушка подобралась, улыбнулась щербатым ртом, сузив и без того узкие глаза, бочком подошла ближе.

— Ой, какой хорошанький. Эта чей такой будешь, красавчик? — Хэхэ растекалась речью как масло на сковороде.

— Бабка, не бузи. — Поморщился Нга и подбавил в голос божественной суровости, для усиления впечатления сверкнув в полутьме комнаты глазами. — Как в комнату попасть можно?

— Как-как. — Весь налет придурковатости слетел со старушки в один момент. — А никак. Охранка полностью замыкается на хозяйку.

— Проверить можно проникал ли кто? — Сармик смотрел на старушку с явным подозрением.

— Чего ж не можно-то? Уже проверяю. — И старушка оглядела комнату через сложенные домиком ладони. — Не было тут чужих.

И снова включила «глупую Хэхэ»

— Ой красавчики писаные и не только… В смысле хороши больно оба-два. Подикося пойдет старушка подобру-поздорову? — И бочком-бочком к двери, притопывая пимочками.

— Стоять! — Гаркнул Нга так, что старушка подпрыгнула на месте и вытянулась как заправский солдат. — Если какие-нибудь только признаки взлома или слежки за комнатой Юли будут, сразу сообщишь декану. Ясно?

— А как не ясно. Все ясно. Два красивых мужика ночью в комнате незамужней… — Ворчала себе под нос престарелая вредина, выходя из комнаты.

— Время не меняет старушку Хэхэ. — С лукавой усмешкой провожал ее взглядом Нга. — Как была старой сплетницей, так и осталась ею. Ладно, сын. Ты к себе, а мы с племянницей тут спать обустраиваться будем.

Сармик коротко кивнул и ушел в портал. Юля уже тихонько дремала в уютном кресле, когда Нга потряс ее за плечо.

— Переодевайся и дуй в кровать.

Девушка подняла на него заспанные глаза, мельком отметив уже переодевшегося в мягкие домашние штаны и не застегнутую рубашку бога.

— А ты как?

— Юль, за меня не беспокойся. Как в кровать упадешь, свистни меня. Я тебя смущать не стану, чуть защиту твою ментальную расшатаю и рядышком пристроюсь.

— Куда пристроишься?? — С девушки аж слетела вся сонливость, и величина ее глаз могла конкурировать с девушками из японских мультфильмов.

— Да рядом с кроватью твоей себе лежанку организую!

Через пятнадцать минут Юля уже лежала под теплым одеялом, а подошедший Нга быстрым движением коснулся указательным пальцем ее лба.

— А теперь спи. — И он рухнул в кокон из плотного серого тумана, как в пуховую перину и тут же отключился.

Этой ночью сон на удивление был спокоен, пока ближе к утру вновь не появилось это ощущение чужого взгляда. Прямо перед лицом девушки висел сгусток тьмы, из которого вдруг проявились пронзительные черные глаза с неправдоподобно белоснежными белками. Глаза смотрели на девушку с интересом, изучая ее, ощупывая взглядом. Они пытались проникнуть в голову Юли, узнать ее мысли, почувствовать эмоции.

Девушка начала бояться этих глаз. Не зная, чьи они, кто их хозяин, и что вообще от нее требуется. Юля почувствовала во сне присутствие еще одного живого существа. Глаза мгновенно расширились, подмигнули Юле и пропали.

Нга будил Юлю отчаянно, зло, громкими криками и потрясывая ее за плечи.

— Юлька, просыпайся! Просыпайся, давай! Да что хоть это такое!! Юляяя!!!

Девушка со стоном открыла глаза.

— Не ори… Спать хочу.

— Какое спать. Я не смог его отследить! Ты представляешь? Не смог! — Бог Нижнего мира взъерошил волосы руками и забегал по комнате.

— Надо что-то делать.

Нга выскочил из спальни и уже из гостиной раздались ругательства. Девушка поднялась с кровати, накинула на себя халат и вышла к исторгающему проклятия богу.

— И что ж ты такой шумный-то? — Зевая, спросила она.

— Ты только посмотри! — Мужчина пальцем тыкал в лежащие на столе две черные розы. — Это откуда???

— А я-то почем знаю. И что за намек??? Два цветка… На поминки что ли принес?

— Какие поминки… Это у людей в Срединке такая примета. А у магов никаких таких примет.

— Вот! — Юля назидательно подняла палец кверху. — Мы знаем, что он маг!

Нга даже перестал бегать и суетиться:

— От ты умная какая! То-то мы раньше не знали, что он маг!

Нга и Юля сели в кресла и уставились на появившиеся ниоткуда розы.

— Сармика зовем? — Предложила Юля.

— И чем нам поможет мой нерадивый сын? — Нга вопросительно поднял бровь.

— Ну хоть чем-нибудь… До подъема еще три часа. А уснуть я уже не усну. Так пусть и он не спит. — Девушка устроилась в кресле удобнее, закутавшись в плед, и приготовилась бодрствовать.

Бог Нижнего мира установил перед креслами низкий столик и поставил две кружки с какао.

— Посидим, поокаем… Юлька, а расскажи мне, чего это глазки тебе подмигивать придумали?

— А ты у них спроси… — Какао оказалось вкусным и согревающим.

— А они от меня сбежали… — Капризным голоском пропищал собеседник.

Юля помолчала, зажмурившись и наслаждаясь ароматным напитком, открыла глаза и покосилась на задумчивого Нга.

— Слушай, все хотела тебе вопрос задать. — Она пристально уставилась на почти дядюшку. — Можно?

Тот настороженно покосился, но вопрос задать дозволил. Девушка набралась решительности и спросила:

— Нга, только не обижайся, ладно? Ты живешь уже бешеное количество лет, а до сих пор как мальчишка умеешь веселиться. Как тебе это удается?

Нга помолчал какое-то время, разглядывая причудливые узоры, нарисованные какао на дне и стенках кружки, а потом тихо произнес, так и не взглянув на собеседницу:

— Вот ты, Юля, говоришь, живу я давно. Да, это так. Живу. И действительно давно… А где я живу, не задумывалась? Ведь Нижний мир — это совсем не только дом для милашек сиртя. Это место, где живут и скрываются злобные сущности, где живут болезни, уносящие сотни тысяч жизней, лишающие людей разума. И это место, где обитают души умерших. А ведь большинство живых существ не хотят умирать. Представляешь, какой у них эмоциональный фон? А есть еще души тех, кто умирал тяжело, страдал и мучился при этом. А души маньяков-убийц, садистов, преступников? Все зависит от того, на какой уровень погрузиться, тех и встретишь. И за всеми сущностями, душами, да и живыми обитателями моего мира должен следить я, чувствовать их эмоции, их намерения. Как думаешь, Юль, долго ли я могу сохранить ясность ума и не скатиться в психоз при всем при этом? Вот и шучу, придуряюсь, скрываю ото всех и от себя, насколько сильно я устал чувствовать всю эту боль. — Он одним движением отправил на стол многострадальную кружку из-под какао и откинулся на спинку кресла, закрыв глаза. — Устал я, Юлька. И вообще, я радуюсь, общаясь с тобой и моим сыном. Вы моя семья. И Нум еще, хотя он и паразит знатный. Вам троим от меня ничерта не нужно, кроме меня самого. Только у меня к тебе просьба, Юля, оставайся такой как есть, обещаешь?

На девушку с ожиданием смотрели такие знакомые глаза удивительного сапфирового цвета, какой есть только у этих замечательных отца и сына.

— Куда же я денусь от вас. И ты и Сармик мне родные, пусть не по крови, зато душою. — И она решила все-таки вздремнуть хоть немного перед занятиями, поэтому повозившись в кресле, закрыла глаза. И где-то на уровне подсознания услышала:

— Не по крови говоришь? Да уж… Ты сильно удивишься, но теперь и по крови тоже… Спи, солнце наше.

*******

Главным не совсем ожиданным сюрпризом для Юли стала пара Управлению погодными стихиями. Она плелась на занятия, еле переставляя ноги. Сказался ночной недосып и очень большое нежелание видеть «любимого» преподавателя.

У входа в аудиторию ее поджидала переживающая компания. Словно большой медведь Иль накинулся на девушку, сжимая ее в дружеских объятиях с такой силой, что ребра потрескивали и из груди вырывался тонкий писк.

— Да отпусти ты эту интриганку. — Лори с недовольным видом сидела на подоконнике, поджав одну ногу под себя.

— С чего это я интриганка вдруг стала? — Обиделась Юля.

— А молчишь много, значит, скрываешь что-то, а раз скрываешь, значит, задумала что-то, а раз задумала и не говоришь, точно интригуешь. И это нам обижаться надо. Вроде друзьями считались… А теперь все с Сармиком и с Сармиком. — Лори соскочила с подоконника и подошла вплотную к подруге. — Юль, мы же вроде проверенные люди и нелюди, чтобы от нас скрываться. Ты подумай.

И она отправилась в аудиторию, не оглядываясь и не утягивая как обычно девушку за собой. Юля тоскливо вздохнула. Как она могла открыть все друзьям? А полуправда и полурассказы только запутывали все и усложняли.

Пири подхватил сумку Юли и кивнул головой в сторону кабинета.

— Идем, подумаешь потом одна, разберешься в себе и расскажешь, что посчитаешь нужным. Я от тебя не требую полного погружения меня в твою жизнь. Но нам с тобой доверять друг другу нужно. Мы же напарники. Да и соревнования впереди. Тренировки будут с утра до вечера.

— Это поэтому ты сегодня со мной на занятия идешь?

— Ага, а Самылко и Негостай к нашим прицеплены и с ними на занятия ушли.

— А Лори?

— А она с Илем в паре. Прикольно да?

— Угу. Конечно прикольно. Только я, кажется, друзей теряю. — Вздохнула с горечью Юля.

Пири приобнял ее за плечи и шепнул: — Не грузись. Все хорошо будет.

И они прошли в кабинет под пристальными взглядами соучеников.

Минлей на удивление был можно сказать душкой. Он всего пару раз прошелся по неуклюжести Юли в изучаемой дисциплине и всего однажды назвал ее бестолковой пользовательницей своей силы. От такой любезности известной язвы и любителя поиздеваться над студентами, все ученики впали в ступор и благополучно провалили практическую работу, после чего подверглись разбору полетов каждого. Минлей жестко показывал ошибки и вынуждал находить любые пути для их исправления. В конце занятия он объявил:

— Скоро соревнования. А ваши знания и навыки оставляют желать лучшего. Вы наивно надеетесь отсидеться на академическом этапе? Так вот, ничего у вас не выйдет! Каждая команда два раза в неделю ко мне на индивидуальные занятия! И будьте готовы: пять лучших пар Академии идут на Магическую Универсиаду. А пройдет она в этом году у нас. Вопросы?

Вопросов как обычно не было. Нет, конечно, у кого-нибудь в душе и могло возникнуть пагубное желание сделать такую глупость и задать вопрос, но все давили такие желания в самом зачатке.

Занятие закончилось и все поспешили покинуть кабинет. Юля вместе с Пири шли к выходу, когда твердые пальцы преподавателя впились в ее руку.

— Задержитесь, Юля. На пару минут. Верный оруженосец подождет вас снаружи. — Метнул он взгляд в сторону Пири.

Недовольный парень встал у двери и обернулся:

— Юля, я прямо за дверью.

Она кивнула ему в ответ. Минлей насмешливо хмыкнул и дождался звука щелкнувшего замка.

— Поговорим?

— Если пожелаете. — Не опуская взгляда, она сдерживала себя изо всех сил, лишь бы только позорно не рухнуть на пол из-за трясущихся коленок.

— Конечно, пожелаю. — Его взгляд стал холодным как лед, а на лице появился рисунок перьев. — Ты везучая девушка, Юля. Первый раз тебе повезло, когда Нум выбрал твое тело для души своей дочери, второй раз, когда проснулась магия. Третий раз тебе вообще несказанно повезло, когда удалось сохранить свою жизнь и свое сознание с душою вкупе.

Он заводился все сильнее и говорил все громче, временами срываясь на крик и потрясая кулаками.

— Ты не понимаешь, что тебя ведут по жизни как оленя на жертвенник, и в этом тоже твое счастье. Тебя не настораживает, что готовы помогать с какого-то перепугу тебе не просто маги, но и Боги. Как твой разум не понимает, что такого просто не бывает в жизни? Не бывает бесплатного сыра кроме как в мышеловке. А ты никак не желаешь сама себя обезопасить! Носишься по каким-то странным местам и мероприятиям, тратишь время в разговорах с приятелями, вместо того, чтобы развивать свой дар и уметь защищать себя самой! Без всех этих напыщенных снобов и ложных приятелей!

В его глазах сверкал безумный огонь, и девушка от страха стала терять самообладание. Она кинулась в сторону двери и открыла ее, не дожидаясь разрешения уйти. Вслед ей неслось:

— Никогда и никому не доверяй! — Она выскочила за дверь и не слышала последних слов, которые Минлей произнес перед самым оборотом в Птицу. — Никому… Иначе закончишь жизнь как я… Бесправным рабом… Игрушкой…

Волнующийся друг ждал ее за дверью и сразу же утянул в сторонку, желая выяснить все подробности разговора с Минлеем. Юля недоуменно пожала плечами:

— Вот веришь, сама не поняла, что он от меня хотел. Предупреждал, чтобы никому не доверяла, а сам себя как сумасшедший ведет.

— Он и есть сумасшедший. — Пири чмокнул девушку в макушку. — Нам на тренировку пора. Угадай, кто наш индивидуальный наставник?

— Даже и предположить боюсь. — Закатывая глаза, пробурчала Юля.

— Ага. В верном направлении мыслишь, товарищ. Именно он самый. Чынгыз Хаан. Он сам нас с тобой выбрал в качестве регулярных жертв.

Ребята шли к тренировочному полигону с противоречивыми чувствами. С одной стороны очень хотелось встретиться с неунывающим хитрецом, а с другой, и Пири и Юля опасались методов тренировки преподавателя.

Того, что их ожидало на полигоне, не могли предположить ни Юля, ни Пири и вообще никто из здравомыслящих существ. Но уважаемый Чынгыз Хаан не был «здравомыслящим» в общепринятом смысле этого слова. Да и как можно было считать здравомыслящим человека, в прошлом завоевавшего половину Евразии и создавшего Великое Монгольское ханство.

Огромная жаркая пустыня без конца и края, наполненная мифическими существами, часто нечувствительными к магии. Сам хозяин всего этого безобразия стоял у входа на полигон, скрестив руки на груди и ухмыляясь. С опаской и желанием смыться ребята подошли к наставнику.

— Какие люди почтили своими наглыми физиономиями мою презренную обитель! — Приветствовал студентов Чынгыз.

— И вовсе не презренную! — Возмутилась Юля, предпочитая не замечать подталкивающего ее локоть Пири. — Замечательную обитель!

— Ну, раз замечательную, тогда валите в эту реальность и пройдите ее за полчаса. — Хаан буквально втолкнул парочку на полигон и закрыл за ними дверь.

Юля и Пири в мгновение ока очутились под палящим солнцем, утопая ногами в мелком красном песке.

— И воды у нас с собою ни шиша. — Простонал Пири.

— Варианты? — Юля мотала на голову и лицо кофту с длинным рукавом, выбранную ею сегодня в качестве верхней одежды.

— Поисковое заклинание? — Ожидание светилось в глазах напарника.

— Запускай.

— Что ищем?

— Выход, Пири, выход. — Юля содрала с приятеля курточку и тонкую водолазку. Курточку велела одеть обратно, а водолазкой замотала его голову, оставив снаружи только глаза.

— Бережем дыхательные пути и кожу лица. — Пояснила она.

Пири согласно кивнул и продолжил вырисовывать поисковик. Выпустив заклинание, он присел прямо на песок и тяжело задышал.

— Пирь, тяжело далось? — Девушка попыталась поддержать друга и увидела его плывущий взгляд. Пири страдал от обезвоживания, перегрева и нехватки магической силы.

«Такими темпами мы не только не пройдем симуляцию, но еще и здоровьем друга рискнем». — Думала она, пытаясь сплести заклинание снегопада. Юля вспомнила, что сырцовая сила практически бесконечна, главное ее правильно использовать. Снегопад не получился, зато заключить друга в кокон и снизить температуру в конкретном коконе у нее получилось легко.

— Таак, теперь из воздуха вытянем влагу, и сконденсируем немного воды. — Девушка вновь использовала свою силу и уже через пару минут Пири пил прохладную воду.

— Юль, а ты? — Парень чувствовал себя неловко.

— И я тоже пью. — Несколько глотков освежили и сделали пребывание в пустыне несколько комфортнее.

Пири уловил данные от поисковичка и проложил маршрут следования.

— Идем? — Он чувствовал себя гораздо лучше, а точка выхода светила впереди неугасимым маячком.

Проваливаясь в песке по колено, идти оказалось очень тяжело, мучительно и очень быстро выматывающе.

— А если морозить песок под ногами? — Спросила идущую впереди спину девушка.

— А если мозг включить? Горячий песок и мороз. Тут никаких сил не хватит. — Даже не обернулся напарник, лихорадочно выискивая из известного арсенала заклинаний хотя бы одно подходящее к ситуации. Левитация? Так сил не хватит два взрослых тела тащить. Стеклянный пол? Пока переплавленный в стекло песок остынет, времени в жаре пройдет слишком много. Пири хотелось руководить, быть ведущим в их паре. Он же ж мужчина. А значит, он должен найти выход и предложить решение.

Глядя на то, как напарник морщится и что-то выдумывает, Юля решила позволить ему сходить с ума самостоятельно и принялась вертеть головой из стороны в сторону.

И только повышенное девичье любопытство позволило ей заметить пылевое облако, несущееся в их направлении со стороны солнца, куда смотреть-то вовсе и не хотелось.

— Пири! Слева!!! — Закричала она, тут же выставляя защитное поле, закрывающее их сверху и с боков. И можно было бы успокоиться в ожидании готовности атакующих заклятий Пири, но какое-то чувство неудовлетворенности грызло девушку изнутри, заставляя сомневаться в верности принятого решения.

Пылевое облако почти достигло приготовившихся обороняться студентов и упало на поверхность бархана, исчезнув на месте.

— Исчез? — Пири неверяще обернулся к подруге.

Песок прямо под ними задрожал и провалился, образуя песчаную воронку, утаскивающую за собой ребят.

Юля испугалась настолько, что с громким криком создала воздушную петлю, подхватившую и ее и Пири в самый последний момент и выбросившую их в сторону от воронки.

Опешившие и растерянные ребята с ужасом увидели, что воронкой оказалась пасть огромной мерзко-розовой слепой твари, вылезшей из песка в охоте за ними. Короткие щупальца вокруг ротового отверстия противно шевелились, и с них на песок капала ярко алая жидкость, создавая впечатление капель крови.

— Бежим! — Крикнула Юля, вскакивая на ноги и дергая друга за рукав.

Пири отрицательно мотнул головой.

— Не сбежать от этой твари. Посмотри, какая скорость.

И он был прав. Тварюшка унырнула обратно в песок, и под их ногами вновь начала образовываться воронка.

— Твою ж блин! — Вырвалось у Юли. — Пирька, держись за меня!

И она, полностью отключившись от окружающего мира, вспомнила занятия с Урэром. Воздух под ними уплотнился до состояния желе и настойчиво устремился кверху, унося приятелей от разочарованно пищащей твари.

— Отпускай нас! Не хватало еще тебе выгореть! — Пири тряс подругу и вглядывался в ее глаза.

— Прекрати. Ничего со мной не будет. — Девушка чувствовала себя совершенно стабильно и безопасно. — Где точка выхода?

Парень указал в сторону горизонта.

— Там.

— Ну, тогда устраивайся удобнее. Будем передвигаться с комфортом. — Юля замкнула на себя автоподкачку заклятия, не давая ему развеяться, и постоянной порцией силы поддерживала стабильность воздушной площадки.

— Ничего рассказать не хочешь? — Голос Пири был обманчиво спокоен.

— Да ты почти все знаешь. Сырцовая сила. Правда ее оказывается можно брать практически бесконечно. Вот на ней и передвигаемся.

— Ну да, ну да. Почти верю. — Недоверие так и задержалось в глазах друга.

Они почти уже добрались до точки выхода, когда громкий нудный монотонный писк ударил по ушам, заставляя сжимать руками голову, ощущая, как вскипает мозг, как горячая струйка крови бежит из носа по губам и подбородку. Спасительная темнота бессознательности уже поглотила Пири и он безвольной куклой прилегна воздушной платформе.

Задыхаясь от боли и ужаса, девушка с трудом разлепила глаза и заставила себя через силу осмотреться. Вход в точку выхода виднелся чуть севернее того места, над которым зависли Юля и Пири. До него добраться в том состоянии, в каком оказались ребята, было просто невозможно. У девушки сил хватало только на то, чтобы поддерживать платформу в стабильном состоянии. Утирая бегущую кровь с губ и подбородка тыльной стороной ладони, она искала источник смертоносного звука.

Чистая ровная пустыня лежала до самого горизонта. Ни одной живой души ни в небе, ни на песке девушка не увидела. Однако звук никуда не исчезал, наоборот его интенсивность только нарастала, сводя Юлю с ума, и она впервые в жизни позавидовала валяющемуся без чувств Пири.

Глаз зацепился за дохлое корявое растение, торчащее посреди бархана. Его тонкие изломанные веточки колыхались на ветру. Узкие, словно тонкие длинные ленточки, листья подрагивали.

— Вот дрянь! Это ты!!! — Девушка даже задохнулась от осознания того, что это невзрачное растение явилось причиной их мучений. Она попыталась сплести хотя бы какое-нибудь атакующее заклятие, но силы ей почти не повиновались. Она пошатнулась. В глазах потемнело. Очень не хотелось умирать вот так бесславно и тащить за собой друга. Юля вздрогнула, опускаясь на колени. Сырцовая сила оказалась недоступна.

— Кто? Какая зараза мне говорила, что у меня сила драконов?? Где же она, когда так нужна?? — Девушка злилась. Злилась настолько, что внутри начала закипать всепоглощающая ярость. Юля запрокинула голову, открыла рот и громко закричала, выпуская наружу эту ярость, боль, гнев, желание уничтожить противника и главное желание — выжить. Она кричала долго, пронзительно и отчаянно. Теряя сознание, каким-то чудом уловила стену ярко-красного огня, сметающего все на своем пути.

Приходила в себя она долго и мучительно, то ныряя в темноту, то снова выходя на свет. Нестерпимо хотелось пить. Саднило изодранное криком горло. Чьи-то руки гладили ее по голове и баюкали, стараясь хоть немного облегчить боль.

— Юля, Юль… Давай, приходи в себя уже. — Девушка уловила знакомые нотки в хриплом голосе. Пири… Он жив и он рядом.

Она открыла глаза и была совершенно не готова увидеть вокруг на многие километры сверкающую бриллиантовым блеском абсолютно ровную зеркальную поверхность. Словно кто-то вылил тонкий слой льда на пустыню.

— Это что за фигня? — Удивленно спросила Юля, пытаясь оттереть засохшую кровь с лица.

— А я думал, что ты мне расскажешь, что это за фигня… — Пири вытащил из кармана монетку и запустил ее вниз. Металлический диск покатился по стеклянной пустыне, позвякивая.

— Это стекло?? — В голосе девушки звучало недоверие. Она никак не могла уяснить, что должно было случиться такого, чтобы пустыня в одно мгновение превратилась в зеркальную равнину. — Что ты видел, когда очнулся?

Парень почесал грязными руками с обломанными ногтями подбородок.

— Не поверишь, но ничего. Когда я пришел в себя, ты лежала рядом без сознания. А вокруг было вот это.

Юля потерла уставшие глаза.

— Пошли домой. Что-то меня эта симуляция утомила.

И они поспешили к точке выхода.

Наставник сидел на мягком надувном кресле и пил чай с молоком из большой пиалушки.

— Чынгыз! Да елки-моталки! У тебя совесть есть??? Мы же там чуть не сдохли!! Оба!! — Юля подлетела, словно фурия, к наставнику и орала на него уже сорванным ранее голосом, срываясь на хрип, писк и скрип.

Мужчина невозмутимо с прикрытыми глазами отхлебнул напиток и почмокал губами, выражая удовольствие. Лениво приоткрыл глаза и уставился на двух, стоящих перед ним оборванцев.

— И чего кричим? Претензии имеем? — И он кинул в рот кусочек медового чак-чака.

Онемев от возмущения, Юля просто была готова разреветься от обиды, от бессилия и злости. Она топнула ногой и совершенно по-детски потрясла сжатыми кулачками.

Насмешливый взгляд божественного хитреца осчастливил напарников.

— Не истерии, Юлька. Вы оба сплоховали. Задание запороли. Симуляцию мою идеальную изгадили. Животинок моих любимых изничтожили. Идите отсюда, варвары! Отмоетесь и завтра придете, разбирать ошибки ваши будем. И тактику разрабатывать. Все, чтобы через минуту вами тут даже и не пахло.

Пири и Юля плелись по направлению к своему жилищу. Каждый встречный шарахался от них, напуганный видом студентов.

— Эй, вы двое! Вас что, злые духи подрали? — Хасавато стоял с видом оскорбленного достоинства. Его достойнейшее чувство прекрасного было оскорблено этими чумазыми соучениками.

Юля вдруг осознала, что парнишка нарвался. Вот просто попал под горячую руку. И ее понесло…

— Красавчик, мы хотя бы бьемся и прокачиваем свое мастерство, а ты только и делаешь, что маникюр, педикюр и бусинки в косички вплетаешь. Масечка, не забудь во время схватки со злым духом кинуть в него сапогом и убежать с криком «Прааативный».

Хасавато оскорблено покраснел, надулся, словно воздушный шарик, открыл рот, желая оскорбить ненавистную человечку, как вдруг выдохнул, сдулся и, сгорбившись, пошел дальше.

— Зря ты с ним так, Юль. Он же если честно слабый тадебе. И только благодаря своим амулетам может магичить. Ему места в своем роду с такими слабыми возможностями нет, тем более, что его младшая сестра оказалась более сильным шаманом. И теперь Хасавато нужно либо искать род, который примет такого шамана, либо становиться простым оленеводом. А значит, и попрощаться с магией, пусть даже такой слабой.

Юле стало стыдно. Стыдно, что сорвалась на того, кто был не виноват в ее состоянии и просто попал на пути. Стыдно, что била словами вот так по больному. Стыдно, потому, что никогда ранее она себе не позволяла подобных поступков. Решив для себя о том, что необходимо извиниться перед одногруппником, она практически вползла в свою комнату под вопли и оханья Хэхэ.

С огромным удовольствием Юля отмывалась в душе. И после чувствовала себя словно заново родившейся. Очень хотелось есть, но сил идти в столовую у девушки не было вообще. И она просто упала на мягкую постель и отключилась.


Глава 18. Погнали наши городских


Юля не проснулась даже тогда, когда в ее комнату громко колотились два обеспокоенных мужчины. Не проснулась она и тогда, когда Сармик притащил Хэхэ и принудил вскрыть комнату. И даже тогда, когда эти два заговорщика принялись сторожить ее сон, надеясь перехватить таинственного гостя.

О том, что в ее комнате кроме нее спящих еще пара, Юля узнала только тогда, когда в ее сногляделки с незнакомцем беззастенчиво вломились разъяренные отец и сын. Глазастый незнакомец раздраженно закатил глаза и в очередной раз смылся в неизвестном направлении.

Юля проснулась от громких мужских криков, проклятий и ругани. Нга с остервенением пинал кокон для сна, в то время как Сармик раздраженно впивался пальцами в свою шевелюру.

Девушка закуталась в одеяло и сонно уставилась на возмущенную парочку.

— Вы успокоитесь когда-нибудь? — В ее усталом голосе было только огромное желание поспать, и чтобы никто ее не трогал.

— Когда-нибудь конечно успокоимся. Сармик, сходи-ка в гостиную посмотри, есть у нас сегодня сюрприз от этого с глазами?

Мужчина, молча, отправился в гостиную, и оттуда послышались сдавленные ругательства. Юля бегом выскочила из спальни, желая видеть то, что так разозлило родственника. Последи комнаты стояла большая корзина черных роз, из которой Самик вытаскивал карточку: «Ты никуда от меня не денешься».

— Ого-го. Да он совсем с тормозов слетел. — Нга выхватил каточку из рук сына и смял ее пальцами. — Прибью заразу. Сегодня, Юля, никуда без нас спать не ложишься! Сегодня будет ему кирдык! Собираем всех, и он вот у меня где будет!!

Потрясал сжатым кулаком Бог и кривился от возмущения. Сармик, глядя на все это безобразие, укоризненно покачал головой.

— Юля, собирайся и давай на тренировку. Мне тут еще бога одного успокаивать, а то Нижний мир пострадать может.

Девушка хмыкнула и отправилась в умывальню, оставив мужчин в гостиной одних.

Умывшись и надев спортивную форму, она постаралась незаметно проскочить мимо напряженных молчащих мужчин и сбежала от них на полигон.

Нга проводил ее взглядом и обратился к сыну.

— Мне не нравится, что этот уродец так легко ходит по ее снам, учитывая еще и то, что у девочки ментальная защита. Сын, я таких способностей не знаю у магов.

Задумчиво вытянув губы в трубочку и пожевав нижнюю губу, Сармик решился посмотреть на отца:

— Считаешь это кто-то из богов?

— Не уверен. Но единственное в чем я уверен — он не от большой любви к Юле ходит. Это опасное существо. Он вырвался из Захвата мертвых. — В голосе Нга прозвучало откровенное беспокойство.

— Ты использовал Захват мертвых?? Ты с ума сошел?? Это же запрещенное плетение! — Молодой мужчина от возмущения терял выдержку и опасался, что сорвется. — Ты же мог навредить носителю сна!

— Не мог бы. Ты не увидел, а я на себя петлю замкнул. Я этой девочке плохого не сделаю. Поэтому и предлагаю сегодня уже окончательно разобраться с этим… Не хочу говорить плохих слов. — И Нга улыбнулся такой мальчишеской светлой улыбкой, которая совершенно не вязалась с образом Хранителя Нижнего мира.

Сармик с удовольствием смотрел на лицо отца, которое сияло молодостью и счастьем. Все-таки для него родственные связи имели огромное значение, и для своей семьи этот Бог мог сделать очень и очень многое.

— Что делать будем, пап?

Бог Нижнего мира даже зажмурился от удовольствия — не так часто сын называет его таким простым словом.

— Делать предлагаю вот что: собираем всех, кому можем доверять. Юлю укладываем спать, следим за сном, ловим уродца, вырываем ему ноги и отбиваем желание ползать в сны к незамужним девушкам. Усилимся артефактами, а ловить предлагаю Захватом мертвых и Световой петлей.

— Раз Световой петлей, значит, зовем Нума? Чынгыза и еще кого?

— Сына Чынгыза не забудь позвать. Урэра. — Нга разглядывал маникюр и вспоминал, достаточно ли у него накопителей и амулетов силы для того, чтобы не опозориться еще и этой ночью.

Отец и сын отправились готовиться к ночной охоте, а Юля в это время бегала по полигону и анализировала вчерашний симулятор и их с Пири ошибки. И что-то ничего конкретного ей в голову не приходило. Не заметила она особых ошибок, а вот кто песок расплавил, знать бы ей очень хотелось.

Когда она вернулась в комнату, гостей уже не было, и после душа девушка поспешила через столовую на занятия. Одун Хаан встретил студентов с улыбкой. Пири уже ждал Юлю, сидя на месте, ранее занимаемой Самылко.

— Впереди у вас соревнования. Что может потребоваться паре, участвующей в соревнованиях? Ваши предложения напишите на листках. И я помогу вам создать необходимый индивидуальный амулет для вашей пары.

Юля покусала кончик обычной ручки и решила, что ей необходим амулет, создающий самый сильный щит, какой только может быть вообще. А Пири возжелал амулет, стабилизирующий его магию. Ребята думали каждый о своем и, прочитав их записки, Одун недовольно покачал головой.

По окончании занятия он попросил Юлю и Пири задержаться.

— Ребята, вы же пара. А амулеты каждый для себя попросил. Давайте договоримся так, вы сегодня вместе подумаете над своим амулетом, а на следующем занятии жду ваше предложение.

Ребята как два китайских болванчика покивали головой и поспешили на разбор полетов к Чынгыз Хаану.

Преподаватель вновь был невозмутим и грыз большое красное яблоко.

— О, притащились два недоразумения!

— Здравствуйте, наставник! — Почтительно поклонилась Юля.

— Обдумали ваше безобразное прохождение симуляции? — Чынгыз усиленно делал вид, что он совершенно не интересуется стоящими перед ним студентами.

— Да вроде прошли же. — Пожал плечами Пири.

— Прошли??? Да вы чуть не померли там и симуляцию мне в хлам разнесли!!! Неужели не поняли, что вы провалили задание?

— Вроде поняли… — Опустила виновато глаза Юля.

— Вы не пара. Не напарники. Не команда. Вы играли каждый сам за себя. Вот что ты должна была сделать, Юля, когда Пири стал выдыхаться?

— Начать вместе с ним отбиваться от этого звука.

— Вот балда… Не надо было ему давать сливать свою магию непонятно на что. Вы должны были объединить силы и создать вокруг себя звукопоглощающую сферу. А не высаживать резерв до нуля одному, и не плавить мой песок другой!

— Я не плавила песок! — Возмутилась девушка.

— Плавила! — Рявкнул Чынгыз. — Что с твоей силой? Откуда такие способности, моя дорогая? И какого лешего ты их не скрываешь?

Она растерялась, смутилась и не могла подобрать слов, чтобы хоть как-то ответить. Пири ободряюще приобнял ее за плечи:

— Да, мы сдурили. И вправду у нас не получилась команда. Но мы оба хотим выиграть. Очень хотим. Поможете?

Чынгыз смотрел прямо на Юлю, а она отводила глаза, потому что не знала, как рассказать про амулет и Силу Драконов, учитывая то, что Пири рядом. А потом как-то собралась, подумала, что терять еще и друга она не готова. Поэтому и выдала все на духу другу и преподавателю. Пири услышав про артефакт и про силу, обхватил голову руками и присвистнул.

— И снова ты вляпалась, напарница.

— Вообще-то это все неплохо. Вот честное слово неплохо. Только надо все это стабилизировать и освоить. — Чынгыз почесывал подбородок, глядя на приближающегося декана.

Юля уставилась на говорящего Чынгыза и выдала:

— Угу. Главное нАчать, а затем расширить и углУбить. Именно в таком порядке.

За спиной девушки раздался тихий смех, она обернулась и увидела потешающегося Сармика.

— Дорообо! — Поздоровался на якутском он с Чынгызом. — Все заинтересованные лица здесь. Я правильно понимаю, Юль, ты им про амулет рассказала?

— Угу. Можешь ругаться. — Отвернулась от брата она.

— И не собираюсь. А про поклонника своего ночного не рассказала?

Юля покраснела от смущения.

— Да какой поклонник??? Маньяк какой-то во сны приходит и пялится на меня глазами своими нагло черными!

— А мы его с Нга поймать не можем. — Декан, не отводя глаз, смотрел на Якутского Бога.

Пири подавил смешок, а вот Чынгыз был совершенно серьезен, и сильнейшее беспокойство проявлялось в его взгляде.

— Хоть что-то есть? — Спросил он.

— Только черные глаза и способность легко приходить в сон и удирать оттуда. — Просветил Сармик. — И мы хотели позвать тебя, Чынгыз, и Урэра присоединиться сегодня к нашей засаде.

— Я с вами! — Вскочил Пири.

Сармик сверил взглядом парнишку и подумал, что иногда даже мельчайшая песчинка может склонить чашу весов в нужную сторону. Поэтому кивком позволил ему войти в этот заговор взрослых мужчин.

— Вечером, в одиннадцать к Юле в комнату. Собираемся все там. С собой накопители и все амулеты, что могут пригодиться.

Девушка закатила глаза, сложила руки на груди и, ворча себе под нос, удалилась с полигона.

— Юля, завтра опять симуляция, не опаздывай!!!! — Вслед ей провопил Чынгыз Хаан.

Она пожала плечами и так и пошла, не оборачиваясь. Что-то ей стало неуютно в собственной комнате в последнее время. Зато все чаще хотелось просто побыть одной и наслаждаться тишиной.

Сбежав ото всех, она отправилась в библиотеку, надеясь узнать побольше про свою полуброшь. В Академии была замечательная библиотека, надо отдать Зое должное. Книги по всем направлениям магического искусства стояли от пола до потолка на длинных стеллажах. Библиотекаря в этой библиотеке не было, зато имелись духи-помощники находящие нужные тома и доставляющие их читателям. Выносить книги было можно, однако требовалось вернуть книгу ровно в указанный срок, и ни минутой позже. Иначе срабатывало заклятие возврата, книга отправлялась на место, а виновник задержки получал наказание вкупе с запретом выносить книги из библиотеки.

Юля сидела в читальном зале за столом с уютно горящей настольной лампой. Чем-то эта библиотека напоминала читальный зал в Ленинке. Столы на два стула, зеленовато-серая столешница и зеленый абажур, и ти-ши-на!

Перед ней стопкой лежали пять толстых старинных книг, у которых хотя бы упоминался Глаз Дракона. Про свойства ей ранее рассказал техномаг Одун, а вот все остальное было ей очень интересно.

Две книги пришлось отложить сразу же по причине того, что там были только какие-то непроверенные слухи относительно свойств амулета. А вот в третьей книге она наткнулась на легенду о появлении этого амулета.

«На заре веков, когда земля была еще совсем юной, и на ней еще не было множества людских племен, из другого мира прилетел Ледяной дракон. Он был слаб и сильно ранен. Упал дракон на берегу озера в человеческом облике без сознания. Из ран на теле сочилась кровь, унося с собой силу и жизненную энергию. Так и погибнуть мог молодой дракон, если б не нашла его человеческая девушка.

Слаба она была телом и не смогла утащить дракона в свое жилище, потому поставила над ним шалаш и принесла много одеял, чтобы согреть. Промыла его раны и перевязала. Выхаживала она его почти месяц. Поила отварами лечебных трав. Ловила рыбу и варила рыбный суп. Полюбил ее дракон и взял в жены. Но век человека недолог и стала стареть жена дракона. Каждая морщинка на ее лице ложилась раной на сердце дракона, с каждым ее седым волоском все сильнее болела его душа.

И выплавил Дракон амулет в своем пламени, закалил своею кровью. Из собственной чешуйки создал рисунок глаза на амулете и передал своему созданию часть своей силы. С радостью и счастьем спешил он к своей любимой, чтобы вручить ей средство для их долгой совместной жизни. Встретила его жена с улыбкой, любуясь своим красавцем-мужем. Но не взяла амулет от мужа она. Отказалась. Растерянный супруг спросил:

— Почему?

— Я уже стара и нет у нас детей. И жить долго пожилой женщиной без потомства — это значит мучиться и страдать. Прости, но я устала жить.

И умерла она от старости. Остался Дракон один. И долго он страдал. Пока не встретил девушку мага, родившую ему сына. Но не стал предлагать ей свой амулет Дракон, а утопил его на дне большого озера».

Юля находилась под сильным впечатлением от прочитанного. Значит это неудавшийся дар от любящего супруга любимой. Но почему ее амулет такой половинчатый? Кто посмел разделить такую вещь? Как ее достали со дна озера? И где теперь Ледяной дракон? Вопросов меньше не стало.

Четвертая книга оказалась достаточно новой. И это была почти столетняя подшивка газет, издающихся только в магическом мире для магов, оборотней и других волшебных существ. Поисковое заклятие открыло подшивку как раз на той странице, где была статья про восстание на острове Гаити.

— А это причем?? — Удивилась она, но решила все-таки довериться поисковичку и прочитать найденную статью.

Это было интервью с американским этнобиологом и антропологом Уэйдом Дэвисом, который изучил способности черных магов Гаити, которых там называли бокорами, создавать зомби. Уэйд очень кратко и малословно рассказывал о своем знакомом бокоре, самом сильном маге острова Сэмюэле Орно, у которого этот самый антрополог видел сломанный амулет с глазом.

Девушка выронила подшивку из рук. Значит у гаитянского бокора либо вторая половинка амулета, либо та, что теперь хранится у нее. И вот этой новостью нужно было поделиться с любителями посидеть в засаде как можно скорее. Она почти без сожаления оставила непрочитанной последнюю книгу, в которой были какие-то сведения об амулете, и поспешила домой, куда уже стали потихоньку собираться ее защитники.

Юля вбежала в свою комнату, где уже устраивались на ночь Нга, Нум и Сармик и ожидали Урэра, Чынгыза и Пири.

— Я нашла, кому принадлежал мой или принадлежит вторая часть амулета! Это гаитянский темный маг бокор Сэмюэль Орно!

— Откуда? — Нга даже постукивал носком ботинка по полу от нетерпения. И девушка рассказала все, что ей удалось выцарапать в библиотеке.

Нум рассеяно почесывал живот, уставившись в одну точку. Сармик, нервничая, грыз ногти. А

Нга в очередной раз призывал проклятия на голову «Ходячего мертвеца».

В таком растрепанном состоянии их и застали Чынгыз и его спутники.

— Ну, рассказывайте. Не просто так Хранитель Нижнего мира в истерике бьется, а Бог Верхнего мира просто в ступор впал. Сармик, выплюнь каку. — И он чувствительно стукнул декана по пальцам, выбивая их изо рта. — Вот и не сомневался никогда в таланте нашей подопечной, скрести себе неприятности на все выдающиеся части тела. Что-нибудь кто-нибудь знает про этого бокора?

— Никто и ничего. Нет такого на Гаити. — Нум переключился на почесывание затылка. — По крайней мере, быстрый поиск информации результата не дал.

— Ну, на наши планы это мало повлияет. — Сармик опечаленно разглядывал испорченный маникюр.

— Влияет. — Хмурый Урэр активировал серьгу в ухе, связываясь с кем-то мысленно.

— Кого ты там зовешь? — Поинтересовался не прекращающий истерить Нга.

— Одуна. И все его амулеты и артефакты. И не спорить! — Рыкнул он на что-то пытающегося вякнуть Пири.

— Это не комната, это бедлам. — Возмутилась Юля. — Я иду спать, а вы тут что хотите, то и воротите!

— Иди-иди! — Но не пугайся, если мы тебя тут подвигаем чуток. — Буркнул раздраженно Чингыз.

Одун появился буквально на пять минут, свалил в кучу принесенные амулеты и удалился. Он всего навсего техномаг, артефактор, а не боевой маг, и нападать и защищать не мог. И лучше создавать нужные вещи, чем мешаться под ногами.

Юля успела заснуть к тому моменту, когда собравшимся в ее комнате мужчинам пришло в голову создать рунную ловушку, в середину которой срочно потребовалось установить кровать со спящей девушкой. Вот от громкого шепота и передвижения ее кровати в пространстве она и проснулась.

— Мужики, я все понимаю, конечно, но Я ХОЧУ СПАТЬ!!! — Разъяренной фурией она сидела на кровати, сцепив руки в замок и метая молнии глазами.

— Юлька, не мешай! У нас идея! — Пыхтящий Нга дергал кровать за ножку, в то время как другие участники безобразия спорили, куда изголовьем необходимо водрузить эту мебель для сна.

— Может я слезу, а вы пустую кровать таскайте. Все легче… — Девушка попыталась слезть на пол, однако на нее шикнули сразу все и велели не путаться под ногами, и не мешать мужчинам воплощать свои замыслы в жисть.

Через энное количество времени кровать заняла нужное место внутри круга исписанного рунами и выложенного несколькими амулетами.

— И как мне спать теперь прикажете? — Юля с оскорбленным видом сидела на кровати, разглядывая упахавшихся мужчин.

— Просто спать. Ложишься, глазки закрываешь, ручки под щечку и сопишь носиком. И спишь и не болтаешь. И главное — не мешаешь нам работать! — Нга утирал бегущую по носу каплю пота и прикрикивал на девушку. — Спи уже!

Юля постаралась улечься поудобнее, накрылась с головой одеялом и в небольшую щелочку принялась подглядывать за утихающей вспышкой бурной деятельности.

Маги уселись кружком вокруг ее кровати, Пири обошел всех и раздал кружки, в которые тем же манером разлил бутылку принесенного Нумом вина, взял свою кружку и сел на место.

— Ну что, мужики! — Пророкотал громким шепотом Чынгыз. — Вздрогнем!

Они отпили вина из кружек и завели неторопливый разговор. Пири еще пару раз обошел сидящих с бутылкой, разливая вино по кружкам. Мужчины обсуждали ситуацию на магическом рынке, падение курса акций трансконтинентальной магической корпорации, погодные аномалии на территории России и перешли на обсуждение женских характеров и их чрезмерной вредности. Под мерное бормотание Юля уснула.

Ей снился дом, мама на кухне жарила блины, а отец читал перед телевизором в гостиной газету. Юля вошла в кухню и смотрела в спину мамы, и ей очень хотелось подойти и обнять, прижаться, поцеловать.

Запах блинов щекотал ноздри и вызывал слюноотделение. Непрошеная слеза скатилась по щеке девушки. Она потянулась ладошкой, чтобы стереть соленую влагу, как прямо перед ней появился кружевной платок, который держала мужская рука. Длинные тонкие пальцы контрастно выделялись на белой ткани, запястье покрывала тонкая вязь татуировки. Юля поняла, что ее зацепило в этой руке — кожа цвета шоколада.

Она медленно повернулась, чтобы увидеть того, кто так нагло вломился в ее сон. Рядом стоял высокий чернокожий мужчина в фиолетовой с белым просторной одежде. Короткая фигурно оформленная седая бородка, пухлые губы, изогнутые в лукавой улыбке, типичный негроидный нос и такие знакомые черные глаза. Короткие седые волосы покрывала шапочка таблетка из той же ткани, что и костюм, расшитая цветным бисером.

Очень сильно захотелось наорать на него и высказать все, что только пришло в голову, однако он приложил длинный палец с идеальным маникюром к ее губам, призывая молчать, и сам вытер слезы на ее щеках. Взял ее за руку и утянул за собой в туман.

Они оказались на возвышенности, и у них под ногами сверкал огнями город на берегу залива. Колесо обозрения лениво крутилось справа ближе к воде, а левее три высоких многоэтажных здания были накрыты сверху одной удлиненной крышей, словно космический корабль на стапелях и у подножия этих зданий плескались синими огнями три волны и цвел прекрасный огненный цветок. Пахло жарой, океаном и цветами.

— Где мы? — Голос Юли прозвучал в ночи хрипло.

— Во сне. Пока в твоем, но я соединил с твоим свой сон. — Мужчина говорил так, что его голос обволакивал, забирался под кожу, проникал в каждую клеточку, заставлял думать только о нем, тянуться к нему.

— Зачем? Зачем ты преследуешь меня?

Он повернулся к ней и широко улыбнулся, обнажая крупные белые зубы.

— По нескольким причинам. Первая — ты интересна мне, очень интересна. А вторая — мне нужна твоя часть амулета. — И его улыбка стала настолько дружественной, такой располагающей к себе, как будто ближе этого мужчины никого в ее жизни нет.

— Кто ты?… — Голос Юли становился все слабее и тише.

— Ты же знаешь, кто я. И зачем спрашиваешь? — Он провел кончиками пальцев по ее щеке.

— Не знаю. — Ее ноги стали слабеть, зашумело в ушах, и она пошатнулась.

— Знаешь. Бокор Самюэль Орно. Знаешь ведь, правда? — Его ладонь опускалась по ее шее, а большой палец ласкал нижнюю губу, сминая ее и не отводя горящего взгляда от ее глаз.

Она кивнула головой и начала заваливаться на бок. Ее подхватили сильные мужские руки, и над ухом раздалось вкрадчиво:

— Амулет где?

Юля не успела даже открыть рот, чтобы ответить, как рядом проявились Нга, Нум, Сармик, Чынгыз, Урэр и Пири.

Нга и Нум действовали, словно были отражениями друг друга, синхронно набрасывая ловчие заклятия на бокора. Пири подхватил Юлю, не давая ей рухнуть на землю. Самюэль отбивался от нападающих с такой силой, что мужчины были вынуждены задействовать все накопители. Бокор начал плести заклятия пальцами левой руки, пряча ее от магов.

— Уйдет! — Сармик перекинулся в Полярного волка и вцепился зубами в кисть бокора, не давая ему доплести заклятие.

Нга и Нум затягивали ловчую сеть, Чынгыз и Урэр атаковали противника, не давая ему сосредоточиться и высаживая его магический резерв.

Пири поднял голову, оторвавшись от созерцания бессознательной Юли, и, бросив взгляд на бокора, заметил как тот, отряхивая Сармика с руки, вытащил узкий небольшой кинжал откуда-то из рукава, и, коротко размахнувшись, нацелился волку в глаз. Парнишка понял, что Сармик не заметил угрозы и подвергся смертельной опасности, понял, что привлечь внимание к действиям бокора он просто не успевает и скинул заранее заготовленное огненное заклятие прямо в держащую кинжал руку.

Бокор завыл от боли, выронил кинжал и испарился из Юлиного сна, оставляя после себя крупные капли крови.

Юля застонала от боли в голове, приходя в себя на своей кровати. На полу рядом лежали и постанывали вымотанные маги.

— Вы как? — С тревогой в голосе спросила она, глядя на своих защитников.

— Нормально. — Проскрипел позеленевший Нга, лежащий на полу. — Что он тебе сказал?

— Ему нужна моя часть амулета.

— Кто бы сомневался… — Хриплый голос пытающегося подняться на четвереньки Чынгыза послышался откуда-то сбоку.

— А я хочу зубы почистить. — Сармик брезгливо вытирал рукой язык.

— Потусили, мужики… В следующий раз давайте просто соберемся выпить. Без таких приключений. — Нум приложил ко лбу холодную пустую бутылку и пытался улечься удобнее на домотканом половичке.

И только Пири чувствовал себя полным сил, вследствие чего и был отправлен старшими товарищами обустраивать спальные места для всех.

Через полчаса все улеглись и наконец-то уснули безо всяких сновидений спокойным сном.

Поутру со стонами и полным нежеланием подниматься вся компания лицезрела посреди гостиной новое послание от бокора — очередную корзину черных роз с очередной карточкой «В сны ходить не буду, но скорую встречу организую».

— А не вломить ли нам ему, мужики? Принаглел уже. — Хмурый Чынгыз тыкал пальцем в ненавистную карточку и желал испепелить ни в чем неповинные цветы.

— Согласен. Принаглел. Вешаем на Юлькину комнату всю возможную и невозможную защиту. — Раздраженный Нум сам от себя не ожидал, что настолько из себя выведет его этот навязчивый поклонник. А если учитывать, что он один против шести далеко не слабых магов и богов выстоял, то такой противник становился чрезвычайно опасным. И он ни в коем случае не должен заполучить Глаз Дракона.

— Придется привлекать Совет… — Безо всякого энтузиазма в голосе отозвался Нга, грязно выругался и отправился ставить защиту на жилище девушки.


Глава 19. Дорожка к истине — правильная последовательность задаваемых вопросов


Юля сбежала от компании своих защитников со скоростью света прямо на полигон и, бегая по дорожкам, анализировала всю имеющуюся информацию о Глазе Дракона и о Сэмюэле. Было совершенно понятно, что вся картина им до сих пор не известна. Не хватало исходных данных. И эти следовало добыть любым путем. Что касается поклонника, то Сэмюеля она почему-то не боялась. Может, это было и самонадеянно с ее стороны, рассчитывать, что этот мужчина не причинит ей вреда. Но то, что он с упорством безумца взламывает защиту ее комнаты ради цветов, оказалось очень приятным и вызывало у нее улыбку.

Пробегая очередной круг, она заметила стоящего в расслабленной позе Пири. Парнишка провожал ее задумчивым взглядом не спеша присоединяться к пробежке. Девушка притормозила, поравнявшись с ним.

— Чего стоишь? Побежали! — И, не дожидаясь реакции, поспешила дальше. Сегодня предстояло занятие в паре у Минлея, а опаздывать к нему не рисковал никто. И каково же было удивление Юли, увидевшей удаляющуюся спину друга. Что-то как-то не получилось дружить у нее… Сначала Лори с Илем отошли, точнее Лори, а Иль за ней потянулся. А вот теперь и Пири отдаляется. Проклятые тайны…

Перед занятием она даже не зашла в столовую. Отчего-то после утренних мыслей не хотелось видеть отстраненно-холодную Лори и виноватого Иля. Самылко и Негостай вообще в Академии отсутствовали. Их с напарниками отправили на полевые испытания, откуда они еще не вернулись.

Запах грядущих неприятностей витал в воздухе, заставляя рыскать взглядом вокруг, прислушиваться, чувствовать малейшие признаки неправильного. У аудитории стоял Пири, обняв себя за плечи, и смотрел через окно на улицу. Юля подошла к нему со спины, но не рискнула привлечь внимание к себе. Пири казался таким потерянным, отстраненным, что-то происходило в его душе. Что-то, что мучило его и терзало. В конце коридора показался Минлей и девушка поспешила дернуть друга за край толстовки, призывая его зайти в кабинет. Пири криво улыбнулся и подтолкнул ее вперед.

Минлей встал перед сидящими за столом студентами.

— Ну что, вы намерены проиграть соревнования?

— Откуда такая идея? — Злобно сверкнул глазами Пири.

— Может оттуда, что вы завалили симуляцию Чынгыза, между вами кошка пробежала, и вы никак не выгладите единой командой? — Минлей даже и не подумал скрывать ехидства, звучащего в его голосе.

На это у ребят не нашлось слов для ответа. Они еще более хмуро повесили головы и принялись разглядывать пятнышки и пылинки на обуви.

— Встать! — Негромко, но властно произнес преподаватель, и ребята подскочили с места против своей воли. — За мной!

Он развернулся на каблуках и вышел из аудитории. Юля и Пири следовали за ним, словно мышата за музыкантом с дудочкой. Без сомнений, колебаний и без сопротивления. Не оглядываясь назад, Минлей открыл портал и шагнул в него, напарники так же, не останавливаясь, отправились за ним.

Вокруг не было ничего. Пустота, белая мерзкая пустота, звенящая отсутствием звуков и запахов. Минлей развернулся и дернул за руки Пири и Юлю, развернув их лицами, друг к другу.

— Вы будете висеть здесь вечно, если не сможете разрешить все, я подчеркиваю — все ваши разногласия! Иначе вы никогда не сможете не то, что победить, вы просто не сможете выступить на соревнованиях.

После этой прочувствованной тирады преподаватель удалился, оставив болтаться в этом самом ничем надувшихся напарников.

Первое время они молчали, обиженные непонятно на что. Затем стали ругаться на Минлея, в чем сильно сошлись и даже нашли друг в друге единомышленников в построении планов мести своему мучителю. Еще через пару часов они принялись искать пути выхода из ничего, или хоть какую-то возможность связаться с теми, кто был снаружи этого нигде.

Устав и поняв всю бесперспективность метаний, ребята уселись спина к спине, опираясь друг на друга, и Юля все-таки завела неприятный разговор:

— Пири, когда мы стали терять дружбу? — Почти неслышно спросила она.

— Да мы вроде бы и не теряли. — Его ответ тоже был еле слышен.

— Но ведь все не так как было вначале.

— Не так, Юль. Не так…

— Минлей прав, мы должны доверять друг другу. А доверия нет. — Девушка отвела руку назад и коснулась руки друга. Помолчала и решилась. — У меня есть тайны. Кое-что ты знаешь, а кое-что нет.

— И у меня есть тайна. — Голос парня дрогнул. — И хорошо, что я тебя не вижу… Иначе не рискну сказать.

— Ты уверен, что мы должны раскрыться друг другу?

— Абсолютно. Для этого нас сюда этот придурок притащил.

Девушка хмыкнула.

— Я почти дочь Нума. Точнее моя душа и душа его дочери слились. И теперь до конца моей жизни они неразделимы. Отсюда и сырая энергия у меня.

— Это не тайна. Ты же говорила об этом. Моя тайна хуже. — И он замолчал. Юле уже начало казаться, что Пири уснул, но нарушать тишину она не рискнула. И вновь тихий неуверенный голос. — Я к тебе отношусь не как к другу. И очень ревную тебя к Сармику. Вы все время вместе. И у вас явно есть какие-то отношения. Я вчера видел, как он о тебе заботится… И мне было очень больно. Сам не ожидал… — Голос парня прерывался от волнения, хрипел и срывался на шипение.

Девушка закрыла рот ладошкой, страшась вскрикнуть от неожиданности, глубоко вдохнула. Что же сказать ему, как не обидеть? Как же не вовремя это признание…

— Пири, ты замечательный, добрый, надежный. — Начала она говорить медленно и тщательно отслеживая реакцию парня. — Ты можешь стать счастьем той, что тебя полюбит. Пири, ты мне друг, самый близкий друг и всегда будешь другом.

— Значит я прав… Ты с Сармиком… — Прошептал он.

— Да нет же! Сармик мой брат! И это вторая моя тайна! — С жаром выкрикнула она и развернулась к другу, вцепляясь в его плечи и вглядываясь в его лицо. — Нет у меня никого. Я никого не люблю и не знаю, смогу ли полюбить кого-то! Не надо разрушать нашу дружбу! Она мне слишком дорога!

Из всего сказанного Пири услышал только то, что Сармик брат и что девушка никого не любит.

— Брат! Юлька, прости меня, я идиот! Юль, у меня есть хоть какая-то надежда? — Сжимая ее ладошки в своих руках, вглядывался он в ее глаза.

— Ты меня не слышишь… — Разочарованно прошептала девушка. — Я не хочу любви, не собираюсь влюбляться, мне хорошо и так!

— Юлечка, милая, я подожду! Я буду ждать столько, сколько понадобится! Я дождусь, поверь мне!

— Пири, нам надо справиться с соревнованием. И давай больше не станем скрывать друг от друга ничего. Прошу тебя. Есть еще что-то, о чем я должна знать? — Решила расставить все точки над i она.

— Есть, Юль. Лори… Она настраивает ребят не поддерживать дружбу с тобой.

— За что мне это, Пири?

— Ревность. Когда ты была несчастной магичкой с непонятным даром и преследуемая всеми, она тебе покровительствовала. Ей нравилось тебя спасать, помогать тебе. Она чувствовала себя выше и главнее тебя. А когда узнала про Нума… Надеюсь, что у нее хватит ума не портить нам выступление на соревнованиях.

— Значит говорить с ней бесполезно… А я хотела попытаться помириться.

— Не стоит, поверь мне.

— Пири, у меня еще кое-что осталось. Это половинка амулета Глаз Дракона. И я про него не все еще знаю.

— Я понял, что именно его ищет этот сноходец.

— Ага. Его. Но в библиотеке осталась только одна книга, где есть хоть какие-то упоминания об этом артефакте.

— А давай вместе почитаем, и вообще, вместе все обдумаем. Одна голова хорошо, а две лучше. — И он растрепал ей волосы на макушке.

— А я согласна! — И Юля обняла своего вновь обретенного друга.

— Наконец-то договорились. Долго же вы. Вас там уже Чынгыз ждет. Впрочем, что я ждал от двух самовлюбленных болванов? — Минлей пожал плечами, выглядывая из портала. — Бегом за мной!

Над полигоном висела полусфера, закрывающая его от посторонних глаз, и у входа маячил раздраженный Чынгыз Хаан.

— Где? Где вы пропадаете? Бегом на симуляцию! — И он широко махнул рукой, подгоняя напарников.

Юля и Пири нырнули в проход и тут же опустились по колено в противную чавкающую жижу. Девушка осмотрелась, чтобы оценить ситуацию. Велением преподавателя они очутились прямо посреди болота. Монотонно жужжал гнус. Низко висящее солнце почти не освещало поросшее низкой травой и мхом болото. Небольшие оконца чистой воды подергивались следами от выходящих на поверхность газовых пузырей, лопающихся с противным звуком.

— Етическая сила! — Ругнулся парень. — В какую дыру нас заслали??

Неудачно попытавшись вытащить ногу из липкой жижи, Юля вцепилась в тонкие искореженные веточки растущего неподалеку куста, подтянулась и выбралась на плотную кочку.

— Пирька, давай руку и иди ко мне. Будем думу думать.

Парнишка не стал отказываться и уже через полминуты сидел рядом, выливая грязную воду из кроссовок.

— Такие кроссы испортил… Все-таки Чынгыз маньяк. — Расстроено простонал он.

— А ты как думал. Конечно маньяк. Смотри, вот там кочки образуют дорожку, по которой мы сможем выбраться отсюда. — Юля пальцем показывала на единственно возможный путь. — И лучше нам поспешить, пока еще светло.

— Работаем парой, Юлька. — Пири натягивал тяжелые от воды кроссовки, решив, что в них все лучше, чем босиком.

Парень привязал к шлевке джинсов Юли свой ремень и держался за свободный конец. Первой шла девушка, как самая легкая. Аккуратно перепрыгивая с кочки на кочку, она медленно, но верно приближалась к краю болота.

Облако гнуса метнулось к ним и окружило со всех сторон. Мошка и мелкие комары нещадно залепляли глаза и рот, мешая дышать и смотреть вокруг. Девушка пыталась отмахиваться от них, протирать глаза, пытаться хоть как-то защитить себя.

— Не могу больше!!! — Простонал Пири и пустил огненный вихрь, желая сжечь навязчивое облако мелких насекомых.

— Не жечь!!! — Закричала Юля, но увидев, что она опоздала с предупреждением, одним рывком уронила напарника в воду, скрываясь и сама от огненной вспышки с которой взорвался болотный газ.

— Ты что творишь!!! — Пири вынырнул с выпученными глазами, хватая воздух открытым ртом. Однако увидев, что от растительности на болоте остались только обгоревшие угольки и зола, осекся и удивленно воззрился на девушку, которая с укоризной во взгляде смотрела на него, сидя на грязной кочке.

— Пири, солнышко мое незакопанное, — обманчиво мягко и нежно пропела она, постепенно повышая громкость и срываясь в конце на крик, — ты какого чёрта тут армагеддец устроил? Пузыри видел лопаются? Это же метан! Так зачем ты открытый огонь тут зажег???

— Блин, Юлька, я, правда, не хотел. — Парнишка, пачкаясь в саже, карабкался на соседнюю кочку.

— Вы, два урода! Вас судить надо!!! — Из-за спины девушки раздался истошный крик. Ребята уставились на пузатого лохматого мужичка с острыми, как иглы зубами в широком безгубом рту. — Да чтобы я, да еще хоть раз, да ни за что!!

— Эммм… Дяденька, а вы кто? — Никогда в жизни Юля не видела ничего подобного, и понятия не имела, что за существо сейчас перед ними.

— Болотник я. Чынгыз меня уговорил болото ему в аренду сдать для подготовки неучей. А гнус, я и кикимора должны были попугать вас. А теперь что? Что, я вас спрашиваю? Кто мне возместит все это? — И пузан горестно взвыл, заламывая тоненькие ручки.

— Эммм… Нам, наверное, пора. — И Юля утащила за собой Пири, спеша покинуть эти негостеприимные места.

Добежав до леса под аккомпанемент воя и ругани, доносящихся с болота, они скинули с себя грязную одежду, выполоскали ее в ручейке, впадающем в болото, и развесили у костра, который организовал Пири.

— До точки выхода еще пилить и пилить. — Художественно постукивая зубами, сообщил парень.

— Справимся. — Буркнула Юля, представляя вокруг них кокон с теплым воздухом внутри и напитывая силой свою фантазию.

Высушив одежду и согревшись, напарники оделись и поспешили вглубь темного леса.

— Пирь, это нерационально в темноте идти.

— Нерационально запороть симуляцию. Нас Чынгыз за промедление не погладит по головке. — Пири шел сквозь лес как танк напролом, снося перед собой мешающий подлесок и перелетая через валежник. Юле деваться было некуда, и она безвольно болталась за спиной друга, удерживаемая за руку.

Девушка ощущала, что Пири тратит большое количество силы на этот марш-бросок, поэтому тихонько и незаметно делилась с ним своим резервом.

Вдали послышался звериный вой, и Юля вздрогнула, предчувствуя опасность.

— Стой! Защиту активируй!! — Еле успела она предупредить друга, как перед ними словно из-под земли выстроилась стая волков.

Парень затормозил, едва не врезавшись в вожака, и тут же выстроил защитную сферу, закрывшую их со всех сторон. После пустынных приключений ставить полусферы они больше не решались, стараясь обеспечить себе полную безопасность.

— Стратегия? — Кинул в воздух Пири.

— Ты бьешь, я подпитываю тебя и держу защиту. — Юля перехватила идущую от напарника магическую нить.

С хрустом размяв руки, плечи и шею, парень начал сплетать одно заклятие за другим и подвешивать их на пальцы.

Волки окружили их со всех сторон. Вожак вышел вперед и в свете восходящей луны его глаза засветились серебром.

— Оппачки. А собачка-то у нас непростая. — Парнишка понял, что простыми атакующими тут не справиться. Все, что ему было известно о таких волках, так это то, что они устойчивы к магии. Эти создания древнего как мир колдуна имели изощренный ум, они всегда охотились стаей и раздирали свою жертву всегда живой. — Юлька, мы попали.

— Не паникуй. Я не спец конечно, но сырая сила может, будет более действенной?

— Не знаю. Рискнешь?

— Тогда перехвати защиту. — И девушка запустила комок сырца в вожака. Переливающийся серым дымом сгусток врезался в широкую грудь волка и стек по нему как снежок по стеклу.

— Плохо дело, напарница. Сколько мы так можем просидеть? — Пири почесал затылок, ощущая, что его порядком потраченный резерв долго не протянет.

— Держи защиту, сколько сможешь. Я постараюсь поднять эту сферу в воздух. Как ту платформу в пустыне. Снимать ее нельзя. Бросятся ведь… — И девушка принялась за сложную и почти невыполнимую работу.

Первым делом пришлось из сферы убрать захваченную почву, чтоб не держала у земли. Затем укрепить стенки пузыря. Она чувствовала, что это оказалось самым сложным. Основой была магия Пири, которую будто бы пропитывала сырцовая сила девушки. Укрепляла, замещала, прорастала, становясь плотной и физически ощутимой. Очень сложно делать нематериальное реальным. Руки дрожали, пот заливал глаза. Она понимала, что прерываться даже на секунду отдыха нельзя, иначе все придется начинать с самого начала. В ушах появился шум, и металлический привкус во рту сказал о том, что она прикусила до крови губу и совершенно этого не почувствовала.

Юля пошатнулась, обрывая поток силы, идущий к сфере.

— Пири, отпускай. Теперь надо этот мыльный пузырь поднять. Левитируй, а я подпитаю. Сил на еще это плетение у меня мало.

Парень согласно кивнул, и при поддержке Юли медленно-медленно стала подниматься сфера вверх. Волки кинулись на них, пытаясь ухватить и удержать, но их клыки и когти соскальзывали и большие звери падали на землю, словно переспевшие ягоды с ветки.

Точка выхода светилась маячком неподалеку, и они счастливые и уставшие с радостью вывалились на полигоне.

Пыхтящий словно вулкан Камчатки Чынгыз встретил их таким трехэтажным народным фольклором, что уши ребят начали сворачиваться в тонкие трубочки.

— Вы вновь изгадили мою симуляцию!!!! Вы это специально да??? Я вас сейчас выпорю!! Обоих!!

И он рванул за убегающими чумазыми и паникующими напарниками.

Они бежали, бежали быстро и не оглядываясь, бежали и тогда, когда за спиной уже не было слышно пыхтения и ругани, бежали, пока не закололо в боку, пока не стало отчаянно не хватать воздуха. Юля ухватилась за согнувшегося, но все еще стоящего на ногах друга. Силы у нее как-то неожиданно закончились, и она пыталась любым способом удержаться от того, чтобы принять горизонтальное положение прямо на улице.

— Эй, вы двое! Вы откуда такие отбросы явились? — Красивый, чистенький и благоухающий как цветочный магазин Хасавато стоял неподалеку и с брезгливостью потомственного английского лорда взирал на замурзанные лица парня и девушки.

— А с полигона. — Пропыхтел измученный Пири. — Тоже хочешь? Или готов проиграть соревнование красивеньким таким? Тогда не забудь еще волосики на бигуди накрутить. Точно красоткой прослывешь на все времена.

Тадебе вспыхнул, гневно встряхнул блестящими гладкими локонами и поспешил смыться от странной парочки, пока общение с ними не вылилось во что-то, угрожающее его идеальному виду и самочувствию.

— И кто-то мне ранее намекал, что я с бедным мальчиком сурова. — Хихикнула Юля, размазывая грязь по лицу. — Давай, дорогой друг, в душ уже поползем, хочется смыть с себя все это. И она широким театральным жестом обвела свое тельце.

Парень хмыкнул, подставил плечо подруге, и они медленно поковыляли до своего гостиной, откуда направились каждый в свою комнату. У самой лестницы, ведущей наверх, Юля обернулась и бросила вслед другу:

— Пири, если вдруг оживешь, может, посидим в библиотеке перед сном?

От неожиданности парень замер и, не веря услышанному, оглянулся. Широкая светлая улыбка осветила его лицо.

— Конечно, Юль. Я зайду через час?

Она кивнула ему в знак согласия и наконец-то отправилась в комнату, мечтая о душе.

Слегка ожившие и чисто вымытые, ребята встретились через час и, взяв с собой нехитрый перекус, отправились добывать информацию. Библиотека встретила их тишиной и темнотой. Духи-хранители выдали все пять источников информации о глазе Дракона, и Пири увлеченно принялся читать то, что Юля уже успела узнать. Сама девушка ухватила единственную непрочитанную ею книгу и забралась в мягкое кресло с ногами, уложив фолиант на согнутые колени.

Старинная коричневая кожа приятно ласкалась к рукам и пахла приятно теплом и можжевельником, вызывая желание вдыхать этот аромат вновь и вновь. Девушка закрыла глаза и втянула ноздрями чуть терпкий запах, отозвавшийся где-то в глубине души ощущением защищенности и легкой ноткой возбуждения.

— Удивительная книга. — Прошептала она, водя пальчиком по корешку. Аккуратно, бережно, нежно она раскрыла книгу там, где было упоминание об искомом артефакте. Книга словно отозвалась на неожиданное восхищение и каждая страничка, словно бы, подсвечивалась изнутри. Затейливо выписанные черной тушью буквы складывались в слова, начавшие звучать в ее голове распевным женским голосом. Юля закрыла книгу и голос исчез. Открыла — и Песня зазвучала вновь.

— Пири, а тут у меня чудеса творятся. — Негромкий голос вырвал молодого человека из задумчивого состояния, возникшего в момент прочтения статьи про бокора. — Смотри, страницы светятся, и поет кто-то.

Он подошел к креслу, в котором сидела девушка, и присел на подлокотник, разглядывая совершенно обычную страницу с совершенно банальным рукописным текстом.

— Ничего необычного не вижу. — Пожал он плечами.

— Очень странно. Я вижу, как светятся страницы, и слышу голос в голове. И это не шизофрения! — Поспешила предупредить Юля, видя скептическое выражение лица друга.

— Верю, тогда рассказывай, что тебе напела эта книга. — И он постарался устроиться удобнее, насколько это было возможно в случае с узким подлокотником.

Юля взглянула на титульный лист… «Летописи клана Стюарт в переводе В.Хлебникова». — Прочитала она и вернулась к интересующей их теме, суфлируя для друга.

— Клан Стюартов вел свою сложную родословную от сына того самого Ледяного Дракона. Но далеко не все потомки имели в своих жилах кровь с примесью драконьей. Те, у кого она была, становились тайной клана. Об их принадлежности к драконьему племени молчали, всю информацию прятали, скрывали, они были надеждой на возвращение драконов в Шотландию. В ком же не проявлялась кровь драконов, имели удачу, смелость и благословление богов, чтобы принять корону королей. Браки с человеческими женщинами привели к тому, что все реже рождались потомки драконов. Пока колдун Кеннет Маккензи не получил откровение богов о том, как помочь Стюартам в этой беде.

Пири остановил Юлю одним движением руки.

— Юль, погоди, про артефакт же пока ни слова.

— Ага, ни слова. И не понимаю я к чему мне про эти шотландские заморочки знать. Послушаем еще?

— Давай, переводи дальше. У тебя неплохо получается. — И парень погладил ее по плечу, стараясь хоть как-то поддержать контакт.

Девушка вернулась к книге, и ее тихий голос лился в полутьме библиотеки, погружая ребят вглубь времен.

— Для крови драконов в клане спасением служил тот самый артефакт, который Ледяной Дракон бросил в озеро Лох Морар, где его охранял монстр Мораг. Долгие годы лежал Глаз Дракона в ожидании того дня, когда его хитростью выманил у Морага воин из клана Стюарт, потомок того самого Ледяного дракона. Колдун Кеннет Маккензи был рядом с воином в тот день. И именно этот самый колдун открыл истинную ценность артефакта. Будучи целым, этот артефакт давал кроме защиты огромную силу Дракона носителю. Но стоило его разделить, то эта защита делилась надвое, и сила Дракона значимо слабее, но тоже была у каждой части артефакта.

Однако самое ценное качество артефакта для Стюартов было в том, что брошь, переданная носителю драконьей крови, когда приходил срок ему вступать в брак, делился на две части. Одна оставалась у наследника, а вот вторая переносилась к той, брак с которой даст потомство с драконьей кровью. И две части одного целого будут тянуться друг к другу, не давая разминуться суженым.

Прозвучали последние слова, и в воздухе повисла звенящая тишина.

— Юууль, а Юль. — Пири почесал затылок. — Это что же это получается, бокор твой суженый что ли?

— Пири, какой из бокора шотландец, ты издеваешься что ли? — Вспылила девушка, захлопнув книгу и злобным взглядом пытаясь прожечь напарника. Как у него вообще хватило ума этого Самюэля обозвать шотландцем, потомком Ледяного дракона? Да из этого гаитянца шотландец такой же, как из бегемота балерина!

— Ну как какой? Черный. Черный шотландец — это же экзотика! Есть афроамериканцы, а это афрошотландец. — Парнишка нес чушь с задумчивым выражением лица, демонстративно уперев указательный палец в нижнюю губу.

Терпение у девушки лопнуло. Она, конечно, подозревала, что друг просто издевается, однако врезать ему за подобные речи хотелось нестерпимо. Шипение вырвалось из ее груди:

— Пири, друг мой, прекрати нести чушь! — Она встала с кресла и направилась к выходу. — Я хочу собрать всю команду Чипа и Дейла и все им рассказать.

Парень подскочил и бросился за ней:

— Все как всегда! Ты шуток вообще не понимаешь! Ты домой да? Меня жди!!


Глава 20. Приходи на посиделки, чай соскучились давно!


Ближе к полуночи в комнате Юли собралась вся команда ее друзей-защитников. К сожалению среди них не было Лори и Иля, да и Самылко с Негостаем до сих пор не вернулись с практики. Как-то стали расходиться пути-дорожки между некогда близкими и надежными друзьями. Видимо не всякая дружба выдерживает испытание временем. Так думала о своих друзьях Юля и от этих мыслей очень болезненно щемило сердце. Как-то не готова она оказалась к такому.

Девушка размышляла о своем, а ее комната жила своей жизнью. Нум и Нга по уже устоявшемуся у них распорядку разливали по бокалам терпкое вино. А Чынгыз с сыном мелкими глотками пили сладкий черный чай с молоком. Все казалось спокойным и размеренным. Если бы не бушевавшая в душе девушки буря. Она смотрела на расслабляющихся мужчин и тихо закипала.

— Все расселись? Готовы меня услышать? — Держалась она из последних сил лишь бы не сорваться на крик. Эти их собрания постепенно из спасительно-защитных превратились в подобие клуба для избранных, где можно выпить вина или чаю, пообщаться, провести время в приятной компании, обсудить новости да и просто отдохнуть. И вот когда у Юли действительно важные новости, вся эта тусовка никак не могла сосредоточиться и заняться тем, ради чего они вообще и стали собираться. Пири наблюдал за всем этим бедламом с плохо скрываемой усмешкой. Зная подругу, он ждал, на сколько минут хватит ее выдержки и она все-таки сорвется на крик.

Мужчины отмахнулись от нее как от надоедливой мухи и продолжили свои разговоры. И тут громкий вопль прервал их неспешную беседу.

— Какого черта тут происходит??? Я вас для чего собрала? Наблюдать как вы тут болтологией занимаетесь?? Я между прочим сама поговорить люблю, но когда дело важное имеется, то о развлечениях забываю!

— Да-да, Юленька! Ты что-то хотела? — С ласковой улыбкой доброго дяди-доктора развернулся к ней Нум.

— Мы с Пири тут выяснили кое-что насчет моего артефакта. Я вам битый час пытаюсь об этом рассказать. — Как бы не старалась скрыть истинное отношение к случившемуся, но обида все-таки проскользнула в голосе девушки. — Мы нашли книгу, в которой как раз и рассказывается, что целый артефакт — сильнейшая защита и полное владение силой дракона. Но, когда приходит время наследнику драконов обрести пару, так артефакт сам собой делится на две части, и защита и сила тоже делятся поровну. Одна часть артефакта всегда остается у хозяина, а вот вторая переносится наиболее подходящей для этого самого потомка дракона паре. И вот эти две половинки тянутся друг к другу, обеспечивая соединение половинок артефакта в одно целое.

— А при чем здесь бокор? — С недоумением выдал Чынгыз.

— Видимо он хочет захватить артефакт в свои цепкие руки. Думаю, что никто не будет сомневаться в том, что этот гражданин не является шотландцем. — Урэр почесал в задумчивости переносицу и обвел взглядом всех присутствующих. — Весело получается однако. Теперь главный вопрос: Что делать с этим нешотландцем и где искать шотландца?

— Шотландец-то нам каким боком сдался? — Хмурый голос Пири раздался из угла, где парень пристроился на подушках вдалеке от сильных магов, дабы не пришибли в процессе возмущения. — Нам лично, шотландец не нужен.

— Как не сдался-то? Он вроде как потенциальный жених нашей Юльки! Пристроим девчонку и голова не болит! — Все еще веселящийся Нга поднял бокал и отсалютовал им Нуму.

— А меня никто спросить ни о чем не хочет? Я вообще что, права голоса не имею? — Глаза девушки сверкали в полумраке комнаты словно два огня, голос звенел от возмущения. — Мне! Никто! Не! Нужен! И никаких женихов мне не нужно! Вам все понятно?

Мужчины поспешили опустить глаза и утаить свои ухмылки, улыбки и смешки. За то время, что они общаются с девушкой, она умудрилась стать им близкой, родной и поэтому они позволяли себе и подшутить и поддразнить. Вот и сейчас Нга и Нум упивались тем, как искренне обижалась и возмущалась Юля. Не хватало этим могущественным богам впечатлений и эмоций. И только с появлением девушки их тысячелетняя жизнь стала непредсказуемой и полной событий и приключений.

— Хорошо-хорошо, детка. Не волнуйся. Как ведь скажешь. — Нум подошел к ней и приобнял ее за плечи. — Давай сейчас все обсудим, а потом выгоним всех и останемся вдвоем. Посидим и поговорим как и положено в семье, хорошо?

— Угу. — Слабо улыбнулась девушка и уткнулась носом в плечо Бога Верхнего мира. Тепло и чуть сладковатый запах, идущие от Нума, действовали на нее успокаивающе, заставляя расслабиться и довериться. Глядя на этих взрослых умудренных годами мужчин, она вдруг поняла, что теперь это ее пусть немного бестолковая, пусть странная, но это ее семья. Вот такая как она есть, со своими недостатками и своими тараканами, однако как только Юле потребовалась их помощь, как все они тут же оказались рядом. И даже их подшучивания и мелкие уколы не приносят боль, а только слегка щекочут нервы.

Нум развернулся к приятелям:

— Что думаете обо всем этом, дорогие друзья-товарищи?

Чынгыз вытащил из-за пазухи трубку и сунул в рот чубук, не зажигая утрамбованный в чаше табак.

— Думать нечего. От гаитянца защиту мы поставили, что однако не мешает ему присылать в обход этой самой защиты цветы. А драконий наследник подозреваю сам нарисуется, деваться ему некуда. Так что наша задача — избавиться от Самюэля.

— Я бы добавил ко всему этому вот еще что, — задумчиво протянул Урэр, — эти двое — он кивнул на Юлю и Пири — должны попасть на Всемирные магические игры. Тогда они попадут под защиту Совета, а это самый высший уровень. И никто, даже супер-пупер прокачанный бокор не доберется до нашей девочки.

— Мне нравится эта идея! — Нга вновь наполнил бокал и кинулся с ним наперевес к Нуму. — Предлагаю за это выпить!

Сармик демонстративно закатил глаза: — Папа, да успокойся ты уже! — И обратился уже ко всем. — Будем справедливы. Они не вытянут даже академический этап соревнований. А вы о Всемирных играх речь ведете.

И тут из своего угла вышел разъяренный Пири. До сегодняшнего дня Юля и подумать не могла, что ее уравновешенный и спокойный друг способен на такую вспышку ярости. Казалось от его дыхания сейчас воспламенится все вокруг, а от его взгляда покроется льдом. Сжатые до бела кулаки он держал перед собой, готовясь встретить лицом любое неприятие, встал рядом с девушкой, позволяя ей ощущать свое плечо.

— Почему вы решили, что мы никчемная пара? Кто вам дал право судить нас? Да Юлька вот еще только-только о магии узнала, а уже много что может! Нам совсем немного не хватает для того, чтобы мы смогли не только бороться на равных с остальными парами, но и побеждать! А ваше неверие в нас — оно убивает. Лучше бы помогли чем-нибудь… — И его воодушевленная речь сошла на нет.

Юля с благодарностью сжала руку друга. А Чынгыз спрятал в бороде довольную ухмылку.

— Ну раз просят помочь, так почему бы и вправду не помочь ребяткам? — Широко и хищно улыбнулся Урэр, одним большим глотком допил свой чай и поднялся с коврика, расстеленного на полу. — Защиту на комнату мы поставили всю, какую смогли. Но все равно кто-нибудь из нас будет у тебя тут оставаться ночью на всякий случай.

Тяжелая теплая рука крепче прижала к груди Нума девушку.

— Если никто не против, то я сегодня подежурю. Тем более, что я обещал семейный вечер ребенку. А теперь мы отсюда с Юлей удалимся, когда вернемся, чтоб и духу вашего тут не было. — Со смехом Бог Верхнего мира открыл блистающий золотом портал, в который и утянул за собой Юлю.

Вышли они на берегу широкой медленно текущей равнинной реки, на котором стоял одинокий чум. Небо над головой было подернуто дымкой, солнечного диска словно бы и не было, только рассеянный теплый свет лился с низкого неба. Мягкая невысокая трава пружинила под ногами. Ни одного порыва ветерка не было в этом странном месте. И тишина. Полная, всеобъемлющая и оглушающая.

— Где мы? — Спросила девушка.

— Это шестой ярус Верхнего мира. Тут не действует никакая магия, кроме моей. Поэтому все переговоры и важные дела я предпочитаю обсуждать тут.

Мужчина шагнул к занавеси, закрывающей вход в жилище и откинул ее в сторонку:

— Проходи, Юль. Кроме нас тут никого. Вот и поговорим спокойно.

Девушка нагнулась и вошла в полутемное помещение. Она первый раз оказалась в таком жилище. У сиртя тоже стояли чумы, но ее внутрь не приглашали, поэтому Юля с любопытством разглядывала внутреннее убранство.

Небольшая металлическая печурка посреди чума, труба, ведущая в отверстие вверху, деревянный пол, низкая лежанка, покрытая шкурами в дальнем углу и столик недалеко от печи.

Юля остановилась в растерянности.

— Ээээ… А куда можно сесть? — Она оглядывалась в поисках хотя бы какого-то сидячего места и не находила его.

Нум тихонько захихикал и с лежанки вытащил две большие подушки из какой-то нежной мягкой кофейного цвета шкурки. Бросил их на пол и подставил столик поближе к подушкам.

— Вот и садись. Сейчас чаю сделаю. — Он так ловко расставлял посуду, наливал чернущей, пахнущей дымом заварки, что Юля просто залюбовалась своим недопапашкой. И все это время он продолжал говорить.

— Я люблю здесь ото всех прятаться, отсиживаться так сказать. Здесь спокойно, тихо и хорошо. И главное, дочка, здесь меня никто не может достать или найти. — Он выставил плошку с морошковым вареньем и бросил на девушку быстрый короткий взгляд. — Никто, кроме тебя. Ты меня где угодно и когда угодно можешь позвать. И я всегда к тебе приду. Помни об этом.

Он слегка коснулся пальцем ее носа, обходя вокруг и выставляя на стол блюдо с пряниками и сушками.

— Пей давай. — Присел он на вторую подушку, ухватил со стола сушку двумя пальцами, отправил ее в рот и, зажмурившись от удовольствия, вкусно со смаком ею захрустел.

Юля не стала ждать, чтобы ее уговаривали и тоже со вкусом вгрызлась зубами в небольшой мятный пряник, щедро политый белой сахарной глазурью. Знакомый с детства вкус напомнил о доме и родителях и у девушки от сдерживаемых слез вдруг перехватило горло. Хозяин чума заметил, что настроение собеседницы резко изменилось, он аккуратно вытащил из ее рук кружку с чаем и отставил в сторонку.

— Не грусти, шишок. Все хорошо будет. — Прижал ее голову к своей груди и успокаивающе гладил ее по волосам. — Когда своей силой овладеешь полностью, мы найдем способ с родителями встретиться. Ты мне веришь?

И Юля ему верила, потому что очень хотела хотя бы когда-нибудь потом, в далеком будущем встретиться с мамой и папой.

— Слушай, а ты сможешь объяснить, почему Самюэль настолько легко обходит вашу защиту? Три бога и два ваших сына не могут закрыть ему доступ ко мне… Странно как-то получается. — Девушка отстранилась от теплой груди мужчины и постаралась спрятать покрасневшие глаза.

Бог Верхнего мира тяжело вздохнул и взял вторую сушку. Однако не отправил ее сразу в рот, а стал крутить в пальцах, словно собирался с мыслями, пытаясь не сказать лишнего.

— Понимаешь, в твоем вопросе сразу есть два посыла, которые требуют пояснения. Первый — насчет нашей силы. Мы действительно сильны и каждый сам по себе и вместе еще сильнее. Пожалуй, объединившись мы впятером стали самой сильной командой на всем магическом пространстве. Пробить нашу защиту сейчас сможет только объединившаяся сила Совета. А вот теперь и главный второй посыл — как этому темному удается пробить защиту. Ему нелегко, совсем нелегко это сделать. И я по определенным причинам не хотел тебе рассказывать как ему это удается, но ты ведь не отстанешь? — И он с надеждой посмотрел на Юлю.

Девушка, ожидая чего-то очень серьёзного и явно совсем не того, что ей будет приятно слышать, закусила губу и отрицательно качнула головой.

— Я так и думал… Бокор Самюэль Орно сильный темный маг, очень сильный темный маг. Но! Он не сильнее ни одного из нас.

Юля попыталась задать вопрос, возмущенно вскинув глаза, но Нум предупреждающе поднял палец не дал прервать себя.

— Юль, ты знаешь как можно на короткий момент поднять силу мага?

Девушка задумалась. Ей действительно было известно несколько таких способов, это возможность использовать артефакты, объединить силу магов и последний — использование жизненной силы. О чем она и поспешила сообщить. Нум слегка нахмурился, осознав, что как-то не очень тщательно готовят в Академии студентов.

— Юленька, а по твоему как жизненную силу маг использует?

— Ну свою силу тянет.

— Угу… Свою тянет глупый маг. А больше силы и безопаснее будет только после жертвы. Когда у живого существа жизнь отнимают. — Он помолчал, а затем тихо сказал. — Человеческая жизнь дает максимум силы. А чтобы пробить нашу защиту бокор должен получить прорву такой силы.

От осознания того, что каждый подаренный им цветочек оплачен не одной человеческой жизнью, Юля сжалась и прикрыла от ладошкой, удерживая рвущийся с губ крик. Она смотрела на Бога Верхнего мира с ужасом.

— Ты уверен? — Еле выдавила она из себя.

Тот в ответ кивнул, отпил уже остывший чай, отвернулся от девушки и продолжил.

— Мне довелось знать одного такого мага, который утопил тундру в реках крови. Это было много тысяч лет назад. Он был совершенно молод и горяч. Сила пьянила этого мага и ему хотелось стать Властелином всего мира, самым сильным могущественным. Вот он занял жизненной силы у миллионов людей. И вздрогнула земля, небо закрылось тучами, разрушились горы и перекрыли устья рек. Потекли реки новыми путями, сметая на своем пути города и поселения. Загорелась тундра и вышли на землю из Нижнего мира язва, проказа и гнилая смерть. Много свободной силы носилось тогда в воздухе. Не все смог пожрать молодой маг. Выпало мне его остановить. Идти на него с магической битвой было глупо и безрассудно. Пришлось схитрить. Я собрал накопителями свободную силу и сделал из нее приманку, на которую и клюнул обжора. Переполнился он силой как ведро с водой, но сбросить излишек не дал, поставив на нем блокирующую печать. Теперь он переполнен силой и под страхом лопнуть словно мыльный пузырь, я взял с него клятву служить мне. Теперь уже много лет он служит мне, а я подновляю блокирующую печать на нем. Так сильнейший маг в истории жизни на Земле оказался моим мягко говоря подчиненным, а я узнал, что человеческие жертвы — самый лучший источник свободной силы.

— Ты это по Минлея рассказал да?

— По него. Видимо его пример ничему не научил бокора Самюэля.

— А думаешь он знает?

— Уверен в этом.

Девушка почувствовала озноб и обняла себя за плечи. Вот тебе Минлей… А ведь от него и вправду не знаешь чего ожидать. Хотя конкретно ей он помог. Особенно найти общий язык с напарником.

— Ты не боишься, что он сможет освободиться от печати? — Спросила Юля. — Ведь он же по сути раб твой, а все рабы ненавидят своих господ. Это исторический факт.

— Не боюсь. Моя печать хранит его жизнь. А жить хотят все.

Нум выплеснул из кружек остывший чай и предложил возвращаться в Академию.

— Завтра вам с Пии достанется. Тренировки вас ждут адские. Пока мы с тобой тут общались, Урэр с Чингызом составили новый план. Минлей с вами тренируется половину понедельника, еще половину вторника Нга вами занимается. В четверг полдня мои. Остальные половины дней и полная пятница отданы Чынгызу. А всю среду вы у Урэра будете. В субботу конечно бы вам выходной нужен. Но и отдых у вас будет особенный. За это Сармик отвечает. Поэтому не будет времени лениться. Вы должны победить. И победить честно.

Они вышли из чума и вновь через золотой портал отправились в комнату девушки.

Комната встретила их идеальной чистотой. Мужчины поспешили убраться во всех смыслах. Нум занялся организацией спального места для себя проверкой защиты, а Юля прямиком в душ. После горячего душа стало как-то полегче и осадок от узнанного этим днем стал не настолько горьким. Надев пижаму, она встряхивала влажные волосы и подбиралась к кровати только с одним желанием — упасть и уснуть. Занесенная над покрывалом рука вдруг остановилась. Незнакомый амулет лежал прямо на подушке. От страха, что это очередной подарок от бокора, руки девушки задрожали и она отшатнулась от кровати с криком.

Одним прыжком к ней подскочил Бог Верхнего мира и рывком забросил ее за свою спину от чего Юля не удержалась на ногах и плюхнулась на пол.

— Чего кричишь? Это Сармик тебе оставил. Спать в нем будешь, чтобы потоки энергии нормализовать. Напугала ты меня. — Держа амулет в руках, Нум подходил к сидящей на полу девушке с мягкой улыбкой. — Ох и расшатал я тебе нервы своим рассказом похоже. Ты решила, что это от Самюэля?

Опешившая девушка закрыла ладошками глаза и разрыдалась как маленькая девочка. Все накопленное за последние дни напряжение выливалось вместе с этими слезами. Нум сидел рядом, обнимал ее и не пытался остановить поток слез, понимая, что иногда лучшим способом успокоить девушку будет просто дать возможность ей прореветься. Так и сидели они до тех пор, пока пижама Нума не промокла, а слезы Юли не закончились. После чего она с амулетом на шее забралась под одеяло и уснула спокойно без снов.

Поутру Нум встал раньше ее и уничтожил стоящий в гостиной букет черных роз, раздавая проклятия в адрес ненормального бокора. Выползшая сонная Юля одарила счастливой улыбкой почти-папу, радуясь тому, что никаких подарков нет и можно начать день в хорошем настроении.

Нум улыбнулся в ответ. Он нисколько не пожалел о том, что уничтожил эти проклятые розы и хотя бы сегодня девочка встретит день без страха.

— Беги завтракать. Сегодня вы с Пири к Урэру на весь день отправляетесь. И остались бы вы там ночевать. Заодно он бы приглядел за тобой. Ты же знаешь, что в жилище Урэра нет дорог. И там тебя никакой бокор не достанет.

— Ты меня еще туда с концами пересели. — Хихикнула она, а Нум задумался над этой соблазнительной идеей. Заметив это задумчивое выражение лица мужчины, Юля начала тихо паниковать. Ей совершенно не нравилась мысль жить вне времени и пространства, поэтому она рискнула остановить мыслительный процесс почти-папы.

— Не-не-не. Показывать врагу, что его боишься — последнее дело! Не в наших это правилах! — И она встала в позу Наполеона, свысока поглядывая на Нума и широко улыбаясь.

— Беги уже! Чуть только опаснее станет и как маленькая к Урэру переселишься. — Притворно строго выдал он.

Радуясь прекрасному дню, девушка бежала в столовую, где ее уже ждал Пири. Парнишка сидел рядом с Лори и Илем переговариваясь и посмеиваясь в ответ на какие-то шутки. Юля подошла к ним ближе и поздоровалась. На лицо Лори сразу опустилась маска отстранённости и пренебрежения. Девушка, не отвечая на приветствие встала, кинув Пири слова прощания, взяла Иля за руку и не замечая Юли направилась к выходу. Зверолюдь кинул виноватый взгляд на бывшую подругу и последовал за своей напарницей, по-видимому ему тоже эта ситуация была неприятна.

— Как же это тяжело… — Прошептала девушка, присаживаясь рядом с другом. Есть уже не хотелось и настроение упало ниже плинтуса.

— Постарайся не обращать внимания. Я вот о чем поговорить хотел. Нам нужно, чтобы наши тренировки на полигоне никто не видел. Все они наши противники и союзниками уж точно не станут. А давать им возможность изучить наш стиль и заранее разработать тактику очень не хочется.

— Я согласна. Ты уже знаешь наше новое расписание? — Уточнила она.

— Естественно. Я вчера сам поучаствовал в его создании. — С гордостью хмыкнул друг. — Уверен, что мы справимся.

— Конечно справимся. Деваться нам некуда. — Согласилась Юля.


Глава 21. Будь готов! Всегда готов!


И началась «веселая» жизнь. Тренировки с утра до вечера. Все слилось в единое однообразие изредка разбавляемое краткими яркими моментами отдыха. Ребята отдавали все силы и все время совершенствованию своих навыков и срабатыванию пары. Очень много сил и времени потратили они именно на то, чтобы стать настоящей боевой единицей. Не просто напарниками, а одним целым, чтобы интуитивно чувствовать то, что собирается делать другой, отрабатывали связки заклятий до автоматизма. Они настолько спаяли свои сознания, что чувствовали друг друга и на расстоянии, ощущали эмоции, боль, страх.

Самый большой вклад в создание такой ментальной связи в их паре сделал Минлей, что было для Юли самым удивительным, учитывая историю этого преподавателя и его рабское положение по отношению к Нуму. Минлей всегда с видимой неохотой занимался с ребятами, однако каждое занятие было продуктивным, чем не мог похвастаться Сармик. Все попытки декана организовать полноценный отдых для ребят проваливались в самом начале. Белый волк срывался на нравоучения и занудство от чего парочка неугомонных друзей сбегали от него и развлеклись сами по себе.

Они умудрились угробить еще две симуляции Чынгыза, после чего он стал ходить вместе с ними, следуя молчаливым укором по пятам и предупреждая любые необдуманные действия напарников. Только уверившись в том, что больше его трудам ничего не грозит, Чынгыз выпустил их одних в симуляцию морского дна, где они справились на «Ура». После этого знаменательного события ребята и их наставники устроили веселое отмечание успехов. И этот праздник запомнился всем больше, чем прошедший мимо Новый год. Особенно успеху ребят радовался Урэр, добившийся объединения Юлиных сил — сырой и дракона. Причем в получившейся смеси опознать исходные силы не мог никто из пытавшихся и это было замечательно, потому что скрывало силу дракона, которую так хотел заполучить бокор.

Кстати о бокоре. Он так и не перестал присылать подарки. Правда теперь к букетам прилагались маленькие милые безделушки и карточки с четверостишиями, посвященными Юле. И если бы не знать какой ценой Самюэль доставляет эти подарки…

За три месяца таких тренировок пара Пири и Юли изменилась настолько, что даже скептично настроенный Сармик уже не опасался провала на академическом этапе соревнования, до которого осталось только три дня. Вся Академия гудела в ожидании начала игр. Нервы игроков были на пределе. Студенты разделились на группы поддержки и устраивали провокации соперникам, правда не выходя за рамки дозволенного, за чем пристально следила Зоя.

По доброй традиции в комнате Юли вновь собралась ее тренерская команда. Несмотря на внешне приятную легкую атмосферу общения, в воздухе неприметно разносилось напряжение от предстоящего соревнования.

Нга и Нум как всегда дегустировали очередную бутылку вина из коллекции Хранителя Нижнего мира, а Урэр и Чынгыз цедили на сей раз китайский зеленый чай. Юле и Пири выдали банальную коробку апельсинового сока для детского питания, сообщив, что у них нос не дорос до взрослых напитков. Ребята уже пообвыклись с подобными выходками своих наставников, поэтому практически не реагировали на них, чем немало портили настроение великовозрастным шутникам. Сармик сидел чуть в стороне от всех и тихо грыз орешки в глазури, посмеиваясь над всеми.

Ребята со своим соком перебрались поближе к Сармику и уселись на потрепанный надувной диван, притащенный откуда-то Нга, и разлили оранжевую ароматную жидкость по стаканам.

— Завтра будет жеребьевка команд. И вам стоит остаться до конца жеребьевки. — Сармик закинул в рот пару орешков и оглушительно громко захрустел ими. — Знать составы команд всегда полезно.

— А кто составляет программу соревнований? — Поинтересовалась Юля и подозрительно уставилась на Чынгыза.

Тот пожал плечами.

— А я причем? Я не причем. Чуть что так сразу Чынгыз. А Чынгыз к заданиям отношения не имеет. Все задания артефакт Совета создает независимо от желания руководства, тренеров, преподавателей и конечно же студентов.

— Что-то мне становится страшно. — Понурилась Юля и покачала в руках стакан с соком.

Нум и Нга переглянулись и Хранитель Нижнего мира напрягся.

— Только не надо нервничать дааа… — Протянул он. — Все не так страшно как кажется. Да и вы подготовлены на все сто пятьдесят процентов. У меня тут вот какое предложение созрело. Завтра сразу после жеребьевки всех приглашаю в Нижний мир. У меня там тааакой СПА-салон имеется! Вот там и снимем напряжение, заодно и нервишки поправим. Согласны?

Нестройным хором голосов было высказано всеобщее согласие на общий отдых. Когда тоненьким голоском Нум пропищал о желании еще пожарить шашлыки, все засмеялись и напряжение несколько спало.

Наступил день жеребьевки. Все участники выстроились командами на большой площади перед главным зданием Академии. Зрители заняли весь периметр, а сразу перед входом на возвышении стоял постамент с прозрачным кристаллом. Из Академии вышла Зоя и следом за ней весь профессорско-преподавательский состав.

Ректор оглядела стоящих перед ней студентов, улыбнулась так, что в уголках ее глаз разбежались лучики и начала:

— Приветствую вас, дорогие наши студенты, коллеги, на открытии Внутриакадемических магических соревнований! Участие в магических соревнованиях требует значительных сил, ловкости, и высокой концентрации на протяжении всей дистанции! Соревнования будут разнообразными и смогут позволить проявить каждой команде свои самые лучшие магические качества! — Зоя пристально вгляделась в каждого участника соревнований.

Юля напряглась, когда взгляд ректора остановился на пару секунд на ней, и сразу же почувствовала горячую тяжелую ладонь своего напарника и верного друга на плече. Такая молчаливая поддержка была ей очень необходима и важна, особенно учитывая то, что рядом стояли команды тех, кто уже послезавтра выйдет на этапы вместе с ней и против нее.

— Проверка ваших сил и навыков во время соревнований закаляет характер, развивает самосознание, дает уверенность в собственных силах! Пять пар победителей Академического этапа соревнований будут удостоены чести принимать участие во Всемирных магических играх, которые в этом году пройдут в нашей Академии! Уверена, что предстоящие соревнования позволят проверить не только магические возможности, проявить силу воли и стойкость, испытать на себе высокое напряжение и страсть магической борьбы, но и продемонстрировать товарищескую выручку, приобрести новых друзей! Желаю участникам соревнований продемонстрировать свои лучшие качества, мастерство и волю к победе, а зрителям — зрелищных и увлекательных игр!

Площадь утонула в шквале аплодисментов, которыми наградили ректора участники, зрители и преподаватели.

Ректор подняла руку, призывая всех к тишине.

— В качестве наблюдателей и судей хочу представить вам членов Верховного совета Богов, которые и проведут жеребьевку.

К ней подошли три высокие фигуры в плащах с капюшонами. Стоявший посередине и самый высокий сделал шаг вперед и снял капюшон. Белокурый длинноволосый мужчина с голубыми глазами и чётко вырубленными чертами лица даже не посмотрел ни на кого из присутствующих.

— Мое имя Юмоу. Имена моих спутников не скажут вам ни о чем. Все контакты будут только со мной. — Его голос был глубок и притягателен. Казалось, что в этом голосе была настолько сильная мужская харизма, что все мужчины вокруг просто терялись на его фоне. — Вас пятнадцать команд. На каждый этап будут выходить по пять пар. Сейчас каждая пара получит свой порядковый номер.

Мужчина развел широко руки, подняв их ладонями кверху на уровне груди, открыв на обозрение идеальную мужскую фигуру, затянутую в черный кожаный костюм. С его ладоней в небо всплыли пятнадцать светящихся шариков, которые завертелись в воздухе над стоящими участниками. Блондин свел руки ладонями над головой и хаотическое движение светлячков остановилось. Спустя секунду они устремились к командам, опускаясь на плечо и высвечивая на форме порядковый номер. Юле и Пири достался номер 9.

Гудение пронумерованных студентов прекратилось в один момент, стоило только главному судье провести раскрытой ладонью в направлении соревнующихся.

— Обратите внимание на цвет вашего номера. Пятерки команд уже созданы и сейчас вы перестроитесь по цветам номеров. Итак, красный! — Он указал место, куда следовало перейти пяти парам студентов. В красную пятерку из знакомых попал Самылко со своим боевым магом.

— Зеленый!

Среди зеленых мелькнул и Негостай с напарником.

— Голубой!

И Юля с Пири направились в указанное место. С удивлением девушка отметила, что в их пятерку попали команды Лори и Иля, и Хасавато и его оборотня.

— Да уж. Хуже быть не могло. — Прошептала она другу, уткнувшись ему в курточку носом.

А на трибуне продолжалось действо, и Юмоу направился к кристаллу. Его длинные тонкие пальцы аккуратно коснулись верхушки кристалла, и над площадью поплыл нежный хрустальный звон. Юля почему-то не могла сосредоточиться и понять, какие этапы будут у команд других цветов, видимо это была какая-то магия Высшего совета, и очнулась она только тогда, когда прозвучал цвет их команды.

— Голубой! Первый этапом будет полигон, вторым — поисковый этап, третьим — творческий конкурс, четвертым — симуляция. Вы зарабатываете баллы, что будет повышать ваш рейтинг, штрафные баллы снизят его.

— Эх, Юлька. Вот и нагнал нас пушистый белый северный зверек. — Выдохнул Пири в самое ухо девушки. — С такой компанией и на самый сложный этап. Ладно, киснуть не будем. А теперь давай сбежим с празднования открытия. Думаю, что нам у Нга в его СПА полезнее будет.

Метнулась взглядом на судей и заметила, что Юмоу уже нацепил свой капюшон обратно, скрывшись ото всех, и вместе со своими спутниками отошел на задний план. Зоя стояла, сжав губы так, будто ее что-то беспокоило, и пристально вглядывалась в кристалл. Все-таки, что-то во всей этой ситуации было неправильное. Но что именно, девушка не понимала, да и понимать особо не хотела. Игры сильных магов лучше избегать, как и их интриги и загадки.

Она подняла руку и коснулась руки напарника:

— Пойдем.

Сделав шаг в сторону выхода с площади, вдруг неожиданно почувствовала странное навязчивое внимание, идущее со стороны преподавателей. Резко оглянулась, но не заметила ничего подозрительного и поспешила за Пири покинуть скопление народа. Когда за спиной остался шум и гам студентов, Юля вздохнула с облегчением.

Вечер дня жеребьевки прошел замечательно, оставив после себя приятные впечатления и ощущение полной расслабленности. Всё предыдущее напряжение снялось под маленькими, но крепкими и сильными ручками сиртя. Эти мини-дроу обладали воистину талантом в области массажа, обертываний, термальных ванн и косметологии. Поэтому проведенное в Нижнем мире время было потрачено не напрасно.

Юля чувствовала себя вновь родившейся, когда собиралась на следующий день на заключительную тренировку. Полная решимости выложиться на все сто, она явилась с утра на стадион, где ее встретили озабоченные Пири и Сармик. Не глядя на ее широкую улыбку они с хмурыми лицами направились к ней навстречу. Девушка никак не могла понять, что же такого могло произойти за ночь и часть утра, что прекрасное настроение мужчин оказалось настолько испорченным.

— Валим. — Неожиданно напарник и брат подхватили ее под руки с обеих сторон и бегом утащили прочь.

— Что случилось? К чему такой побег? — Поинтересовалась она, как только троица оказалась за пределами Академии.

— А нас на стадионе пасли. Мы следящие заклятия обнаружили, и за трибуной пряталась парочка зеленых. — Пири задумчиво ковырял ногтем подсохшую ранку на ладошке и делал вид, словно ему все равно на происходящие события.

— Так, спрячемся у Урэра, и еще там все наши соберутся. Будем думу думать и мыслями мыслить. Надо ваших соперников по группе обсудить. — Сармик на удивление был спокоен и собран, отчего легко и подшучивал над студентами, развлекаясь за их счет.

Собрание заговорщиков в доме Урэра закончилось достаточно быстро. Обсудив всех и выслушав доводы ребят, быстро наваяли блок-схему с потенциальными способностями и возможностями участников игры. И по всему выходило так, что из голубой пятерки самыми опасными признали пару Лори и Иля, а также пару малознакомых магов: проклятийника с факультета Мистики и духа и боевого мага. Пара природника и погодника показалась откровенно никакими, а Хасавато и оборотень традиционно воспринимались ребятами как слабаки. За что и подверглись сразу критике со стороны Чынгыза, который напомнил о том, что нельзя недооценивать противников, а потому и эту пару нельзя выпускать из внимания.

Совет по тактике и стратегии оказался весьма полезным и ребята остальную часть дня посвятили отработке сложных заклятийных связок, наполнению накопителей, подготовкой амулетов и подвешиванию заклятий на закрепители. Юля подготовила комбинезоны на завтра и вытащила совершенно шикарные ботинки на шнуровке для бега по пересеченной местности, которые прикупил для их пары щеголеватый Нга. Именно благодаря Хранителю Нижнего мира, пара была экипирована продуманно и функционально.

Ночевать в этот день они остались там же. И вообще, все решили, что на время соревнования не стоит ребятам ночевать в Академии во избежание лишней нервотрепки и риска для здоровья и магической силы. Никто не исключал злого умысла по отношению к Пири и Юле. Недобросовестная конкуренция была известна и в магическом мире.

И вот наступило утро первого дня соревнований. Напарников после сытного завтрака Урэр и Чынгыз переправили прямо к полигону, благословив и пожелав удачи. Ребята шли к старту собранные и внешне спокойные. Их черные защитные костюмы плотно облегали фигуры, однако, не выставляя их напоказ. Единственными цветными пятнами на их одежде были голубые значки с девятками на плечах и спине.

Пять команд выстроились на старте на достаточно далеком расстоянии друг от друга и безуспешно попытались хоть что-то разглядеть, весь полигон скрывался за завесой невидимости. Никто ни с кем не общался и не переглядывался. Все сосредоточились на собственных ощущениях.

Зрители, сидящие на трибунах, в знак поддержки команд-любимиц запускали в небо сияющие шары, огненные вихри, выписывающие заветные номера, дудели в магические дудки, издавая трели и свист. Зрелище было увлекательным и грандиозным. На центральной трибуне в ВИП-зоне сидели преподаватели. Лучшие места занимали трое судий и ректор Академии.

Зоя Алексеевна встала со своего места и над полигоном повисла такая тишина, что казалось, были слышны звуки стука сердец участников и зрителей. Громкий голос ректора был магически усилен и слышен каждому сидящему на трибунах.

— Все на старт!

Команды настроились на начало прохождения, завеса дрогнула и сквозь туман стали проглядывать конструкции полосы препятствий.

— Приготовились! Внимание!

Над полигоном повис большой красный световой шар, подрагивающий в ожидании старта.

— Пошли!

Шар взорвался, и красная вспышка дала сигнал к началу этапа.

На старте Юлия несколько замешкалась и первыми на маршрут убежали погодник и природник. Резво перебирая коротенькими ногами, они неслись на всех парах к расползающемуся туману и спешно нырнули в него, скрываясь от глаз соперников.

Лори и Иль воспользовались магическим ускорением и вихрем умчались в туман, оставляя после себя взрытую поверхность.

Пири непечатно ругнулся, и тут с напарницы спало оцепенение. Туман перед ними уже просто расступался, ничего не скрывая и не давая никакого преимущества перед соперниками. Твердая ровная почва неожиданно закончилась выросшим внезапно высоченным частоколом, покрытым прозрачной коркой льда.

В голове девушки мелькнула быстрая мысль о том, что в обустройстве полигона участвовал кто-то, кто хорошо владеет погодной магией, а значит именно ей и придется поднапрячься. Ведь напарник все-таки больше по боевой магии работал и в очередной раз мысленно поблагодарила Урэра, спаявшего из их сил единую команду.

Молча, Пири кинул в направлении земли заклятие воздушной плети, а Юля влила в него недостающую смешанную силу, добавив горячего воздуха и заставив таять ледяное покрытие деревянной стены. Легко, словно две пушинки ребята взлетели наверх и пронеслись над заостренными верхушками брусьев, служащих основой частокола. То, с какой легкостью они преодолели первое препятствие подняло в душе уверенность в успехе и в своей победе. И тут будто насмешка над их надеждами встретила дальнейшая задумка мастеров. Опустившись за препятствием, ребята угодили ногами в какую-то вязкую отвратительную субстанцию, начавшую затягивать их вглубь. Жижа не просто тянула в себя ноги, она высасывала и магические силы, опустошая резерв. Надо было срочно выбираться.

Пири сделал знак пальцами правой руки, сложив из них символ тверди и Юля согласно кивнула, предоставляя полный доступ к оставшемуся у нее резерву. Положение казалось ужасным. Это был всего лишь второй этап, а резервы уже опустошены почти наполовину. Она почувствовала как из нее тонкой струйкой потекла сила. Острые белоснежные иглы кристаллов натролита разошлись в стороны от ног ребят, порастая сквозь мерзкое вещество, уплотняя его, выталкивая ботинки наверх. Всего пара минут и напарники уже стояли на серой гладкой поверхности, по которой шли как по асфальту. К сожалению слышать реакцию трибун участники соревнований не могли. Организаторы позаботились и об этом, желая чтобы никто и ничто не влиял на способности соревнующихся и их мотивацию к победе.

Впереди их ждал туннель. Пири необходимо было знать как далеко подвинулись соперники, однако и здесь все было скрыто. Соседние полосы препятствий были скрыты заклятием невидимости, однако легко можно было определить, где походит граница выделенной команде полосы по бликующему мареву. Все это отличалось от того, как проходили данные соревнования ранее. В этом году устроители сделали ставку только на силу и умение игроков. Парень вытащил из кармана летуна и подкинул его вверх. Мелкое крылатое существо бесшумно взмыло к небесам и, теряясь в высоте, скрылось из глаз. Летуна придумала Юля и они потратили почти две недели на его изготовление. Это сложное заклинание способно не только летать на разной высоте, но и отслеживает все крупные живые объекты вокруг. Именно летуном и планировали следить за соперниками.

— Странно, Юль. — Пири получил на свой следящий артефакт сигнал от летуна.

— Что не так? — Девушка разглядывала начало следующего препятствия.

— Соседей не всех видно. Только пары погодника с природником и боевика с проклятийником. А еще мы. И все. Остальные вообще словно уже слились.

Юля пожала плечами и направилась к дыре в земле.

Туннель представлял собой конструкцию, созданную из материала блокирующего свет, звук и магию. Первой в зияющее отверстие входа нырнула девушка и сразу же за ней боевик. В ту же секунду появилось ощущение нехватки воздуха. С каждым пройденным метом грудь сжимало все больше, все больнее вдыхать. Веки сжимались, в какой-то момент ни он ни она не смогли ни вдохнуть ни выдохнуть. В ушах зазвенело, а в голове появился шум. Противный кислый вкус во рту и вязкая густая слюна забивающая глотку. Ужас, нестерпимый, проникающий в каждую клеточку организма, хочется вдохнуть, хочется жить, хочется разодрать горло, чтобы хотя бы в сделанные ногтями дыры хлынул живительный воздух. И боль… Боль!!! БОЛЬ!!! Раздирающая, злобная, жадная и непереносимая. Юля с трудом дотянулась рукой до воротника и попыталась расстегнуть его. Пальцы бессильно соскользнули по гладкой ткани. Сил почти не осталось и только ноги на каком-то вросшем в кровь упрямстве продолжали двигаться, проталкивая девушку дальше по проклятому тоннелю.

В любой момент каждый из участников мог сняться с дистанции. Достаточно было всего лишь коснуться нашивки с номером или попасть в ситуацию, угрожающую жизни. И раз ни ее, ни Пири до сих пор не выкинуло из игры, значит и угрозы как таковой не было. Осознав эту простую истину, Юля толкнулась ногами изо всех сил и вывалилась на холодный, сладкий, дарующий жизнь воздух, который жадно и со слезами счастья хватала полным ртом и не могла надышаться. Лишь только в голове стало чуть яснее, девушка поняла, что напарник до сих по находится в трубе. Переборов страх и вопреки полному нежеланию, Юля сунулась вперед руками обратно в узкий лаз. И вновь ее накрыло чувство страха.

— Пири! Не сдавайся! Ползи! Только ухватись за мои руки и я тебя вытащу! Ну же… — Она шептала пересохшими растрескавшимися губами, звала хриплым сломанным голосом, пока ее пальцев не коснулась холодная как лед рука друга. — Да! Хороший мой! Держись!

Она тащила его изо всех сил, обдирая ногти, срывающиеся с его рукавов, глотая слезы и задыхаясь. Тащила к воздуху, к жизни, тащила своего друга и напарника, дорогого ей человека.

И когда они оба валялись без сил, кашляли и смотрели в купол над полигоном, Пири проскрипел:

— А на травке да под небом голубым было бы романтичнее.

Каркающий, хриплый смех, перемежающийся кашлем разнесся над полигоном. Ребята смеялись просто радуясь жизни, возможности дышать и вот так валяться вдвоем.

Как только дыханию удалось восстановиться, Юля перекатилась на живот и с трудом встала на четвереньки.

— Пирька, подъем! Нас ждут великие дела! — И со стоном она выпрямилась, придерживая поясницу и морщась от боли.

— Красааавица! — Глумливо потянул друг, вставая с земли в позе буквы «Зю».

Юля в ответ показала напарнику язык и они поковыляли к глубокому и широкому рву, который следовало преодолеть по тонкому длинному бревну. Силы были растрачены значительно, резерв опустошен и счастье, что с собой у них было достаточное количество накопителей. Да и амулеты против усталости активировать следовало.

— Нужно восстановиться. — Девушка знаком показала на накопитель, лежащий в наружном кармане комбинезона.

Пири согласно кивнул и сжал между пальцами резную пластинку. На глазах его щеки порозовели и выглядеть он стал гораздо лучше.

— Перелетим? — Предложил парень сделал шаг к краю рва, заглядывая вниз. Присвистнул. Юля подошла ближе и тоже опустила взгляд на дно. Глубоко внизу поблескивала вода, отвесные стены лоснились от грязи.

— Перелетим. Туда падать нельзя ни в коем случае. Обратно не вылезти. — Скептически скривила губы девушка.

— Вылезти, но сложно. Платформа с тебя. — И парень принялся плести заклятия уже на следующий этап. Тем более, что по всем признакам именно за рвом начиналась огневая полоса.

Юля создала воздушную платформу по всем правилам, с учетом домашней заготовки времени и сил это почти не отняло. Поежившись от неприятного предчувствия, она перепроверила всё еще раз.

— Пора! — Юля шагнула на плотную воздушную площадку. Друг встал рядом и платформа медленно поплыла надо рвом. Они уже разглядывали следующий блок, видимый из их положения, когда уплотненный воздух под их ногами дрогнул и стал расползаться как салфетка в воде. Судорожно проверяя плетения, Юля металась из стороны в сторону. Пири попытался хоть как-то зацепиться воздушными плетями за края рва и перекинутые через него бревна. Было чувство, что их заклинания просто перестали действовать.

Последнее, что видела девушка перед тем как рухнуть на дно рва были растерянные глаза напарника.

Обжигающе холодная вода вышибла дух из нее. Вынырнув, она огляделась в поисках друга. Пири нигде не было видно. Подплыв к почти отвесной стене рва, девушка безуспешно попыталась зацепиться пальцами за осклизлую стену. Сцепив зубы и выругавшись под нос, она попыталась нарастить на пальцах острые длинные ледяные когти, которые с размаху впечатала в подающуюся с трудом вертикальную поверхность.

Ощутив, что рука закрепилась, попыталась подтянуться и удержать себя для того, чтобы вколотить в стену теперь вторую руку. Когти трещали, мышцы тянуло, Юля смертельно замерзла. Но согревающее заклинание использовать было никак нельзя из-за ледяных когтей. До края рва оставались пара метров, когда воздушной волной ее оторвало от стены и сбросило вниз.

Упав обратно в воду, Юля поняла, что это явно было чье-то постороннее вмешательство.

— Кто здесь? Помогите! — Голос бился о вертикальные стены и пропадал в вышине. — Пири!! Где ты?

Не услышав ни слова в ответ, девушка вновь попыталась подняться вверх по стене, надеясь на то, что в этот раз все получится.

От усталости она уже плохо понимала, что делает. Прокушенная губа саднила, но самые болезненные ощущения приносили сведенные судорогой пальцы, которыми она продолжала цепляться за стену. По всем признакам уже должна была сработать защита, выводящая ее из соревнования. Однако, время шло, состояние девушки становилось все хуже, но она все еще ползла по этой стене.

— Не могу больше. — Прошептала она. Пусть потом будет стыдно, плохо, главное пусть просто будет это потом. И желательно побыстрее…

Медленно, очень медленно, давая себе время передохнуть, она продолжала ползти по вертикальной стене. Почти добравшись до верха, подняла голову и увидела лицо Лори, склоненное над рвом.

— Лори! Помоги! — Крикнула из последних сил Юля и с облегчением вздохнула. Наконец-то… Сейчас все закончится и она окажется на поверхности. А там останется только сигнализировать о просьбе помощи и найти Пири.

К удивлению Юли Лори не спешила ее вытаскивать.

— Лори… Помоги… — Шептали непослушные губы, глаза смотрели в расцветающую на таком знакомом лице злобную ухмылку.

— Сдохни. — Негромко ответила бывшая подруга и одним жестом отправила воздушную волну, отрывающую пальцы от стены.

Неверящим взглядом смотрела вверх Юля, медленно падая обратно на дно рва, когда ее подхватила воздушная петля и потащила вверх. Лори коротко вскрикнула и ее лицо исчезло из виду.

Петля была какая-то неправильная, она подрагивала и с трудом поднималась вверх, словно тот, кто ее создал, находился на грани истощения.

Мужская узкая ладонь показалась над краем и схватила Юлю за руку.

— Держись. Хватайся. У меня сил нет больше на петлю. — Карие глаза и волосы со множеством бусинок, веревочек и перышек бросились в глаза девушке.

Она ухватилась за него крепче и рухнула рядом.

— Почему? — Спросила она первым делом у Хасавато.

— Потому что то, что она делала было подло. — Ответил измученный тадебе. Неподалеку лежала спеленатая заклинаниями Лори, которую продолжал упаковывать напарник шамана.

— Пири? — Поискала глазами друга Юля.

— Вон он. Оглушила его эта красавица. — Мотнул головой оборотень и хищно усмехнулся, обнажая крупные острые клыки и ответил на невысказанный вопрос Юли. — Медведь я. Сейчас вытащим вас, ребята.

И девушка позволила себе закрыть глаза и потерять сознание.


Глава 22. И снова маска. Без души


В кабинете ректора стояла напряженная тишина. Зоя Алексеевна с трудом сдерживая резкие слова, пристально вглядывалась в стоящие перед ее столом три высокие фигуры, скрытые под широкими серыми плащами с глубокими капюшонами.

— Вы получили распоряжение Совета? — Глухой голос средней фигуры заставил Зою почти незаметно вздрогнуть.

Она согласно кивнула головой. Действительно, утром поступила бумага, которая предоставляла самые широкие полномочия судьям соревнований, а так же право на арест виновных и доставку их на Высший суд. Это распоряжение значительно ущемляло права ректора и уменьшало независимость учреждения.

— Я готова содействовать уполномоченным Совета. — Зоя встал со своего места и освободила его для центрального лица.

Юмоу, а это был именно он, занял предоставленное ему место. По бокам от него примостились на жестких стульях его спутники.

Голубые глаза мужчины посветлели до почти белого цвета и он негромко попросил ректора:

— Пригласите Лори Икко. И вам придется остаться тут в качестве свидетеля. Это не входит в сферу конфликта интересов?

— Да и нет. — Ответила женщина.

— В смысле? — Непонимающе вскинулся главный судья, а теперь еще и дознаватель.

— Да — останусь. И нет — конфликта не имеется. — Бросила Зоя через плечо, открывая дверь и делая знак находящимся за дверью охранникам, сторожащим девушку.

В кабинет вошла поникшая, ставшая ниже ростом Лори. Спутанные волосы закрывали исцарапанное лицо и болезненно воспаленные красные глаза с яркими синими полукружиями под глазами.

Она встала посреди комнаты напротив сидящих дознавателей и подняла лицо, глядя прямо в глаза Юмоу. Зоя поставила за спиной девушки стул и, слегка надавив на плечи, велела присесть на него.

— Доброе утро, Лори. Как вы себя чувствуете? Нет ли у вас пожеланий о встрече с лекарем? — Дознаватель был очень доброжелателен, до зубовного скрежета и приторности.

Девушка отрицательно помотала головой, не издав ни одного звука. Казалось, что вместо живой, веселой и непосредственной рыжеволосой магички, на стуле в кабинете ректора сидит сломанная кукла, не способная говорить и улыбаться.

— Хорошо. — Улыбнулся кончиками губ Юмоу. — Вы должны понимать, что нам необходимы ответы на наши вопросы. И от степени вашей вины будет зависеть ваша расплата за содеянное. Поэтому ответьте вслух, пожалуйста.

— Я готова. — С трудом разлепила ссохшиеся губы подозреваемая.

Дознаватель перекладывал пальцами с идеальным маникюром какие-то бумажки на столе и будто бы перестал замечать Лори. В комнате повисла тишина, нарушаемая только звуками дыхания и шелестом бумаг.

Зоя в нетерпении покусывала нижнюю губу. Случившееся вчера на полигоне вообще было за гранью разумного и бросало тень на безупречную репутацию Академии. Время шло, но старший не спешил задавать вопросы. И когда терпение ректора было уже на исходе, как гром среди ясного неба прозвучал первый вопрос:

— Как вам удалось скрыться от наблюдателей и следящих устройств?

Лори вздрогнула и сжалась, опасаясь сказать что-то лишнее. Однако, вовремя вспомнила о том, что отвечать ей придется в любом случае.

— Я позаимствовала артефакты невидимости у Одун Хаана.

— Позаимствовала? — Насмешливо выгнул бровь Юмоу.

— Украла. — Еле слышно ответила она.

Сидящий справа судья безжизненным голосом произнес:

— Правда…

— Отлично. Теперь следующий вопрос. Что вы ожидали в итоге вашего поступка во время прохождения рва командой Пири и Юлии?

— Смерть. Я хотела смерти Юле. Но не Пири. — Слова были почти не слышны. Однако их услышали все. Зоя вздрогнула от того, насколько злой и ощерившейся была Лори, говоря это.

— Правда…

Юмой довольно потер ладошки друг о друга. Все складывалось как нельзя лучше. Подозреваемая очень быстро становилась виновной. И все дело было только в том, насколько велика вина этой девушки.

— И третий вопрос! — Он поднял указательный палец кверху. — Почему? Почему вы так поступили с вашей подругой?

Лори вздрогнула, словно ей влепили оплеуху. Ее щеки зарделись словно по ним кто-то с пристрастием бил.

— А что вас удивляет? Как только она появилась в Академии все вокруг нее стали прыгать и возиться с ней. Сперва Сармик. Потом Чынгыз Хаан, Одун Хаан. Да все! Один Минлей был к ней пристрастен. И что из того, что она только-только обрела магию? Теперь все должны были падать ниц и обеспечивать ей самую благоприятную обстановку? Почему? За что? Мне не помогал никто!

— Но вед