КулЛиб электронная библиотека 

Золотой скорпион [Сакс Ромер] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Сакс Ромер Золотой скорпион

ГЛАВА I ПРИЗРАК В РЯСЕ

Кеппел Стюарт, доктор медицины и член Королевского общества естествознания, вздрогнув, проснулся и обнаружил, что все его тело покрыто холодным потом. В окно светила луна, но ее свет не падал на кровать и, следовательно, не мог его разбудить. Он лежал, некоторое время прислушиваясь к каждому незнакомому звуку, который смог бы объяснить, чем внезапно прерван его обычно крепкий сон. С нижнего этажа дома не раздавалось ни звука. Окна были широко открыты, и он мог слышать неясные звуки, такие обычные для ночного Лондона; изредка даже можно было расслышать, как сталкиваются буфера вагонов на запасных путях около железнодорожной линии, ведущей в Брайтон, где велась сортировка составов, а временами раздавался вой сирен с Темзы. Никаких других звуков слышно не было.

Он бросил взгляд на светящийся циферблат своих часов. Была половина второго. Приближался рассвет. Ночь, казалось, стала изнурительно жаркой, и именно этому Стюарт был расположен приписать как свое пробуждение, так и ощущение неприятного напряжения, которое он начал теперь осознавать. Он продолжал прислушиваться и, ничего не слыша, с яростью почувствовал, что напуган. Кто-то или что-то враждебное было рядом с ним, возможно, скрываясь в тени в комнате. Это жуткое ощущение росло в нем все больше и больше.

Стюарт сел, медленно и осторожно оглядываясь вокруг. Он вспомнил, что однажды, когда он жил в Индии, он так же вот проснулся и обнаружил огромную кобру, свернувшуюся у него в ногах. Не увидев в комнате ничего необычного, он встал на пол.

Послышался слабый звон. Стюарт замер. Звон повторился.

— Кто-то есть в моем кабинете на первом этаже! — пробормотал Стюарт.

Он начал понимать, что охвативший его страх был настолько велик, что если он не начнет немедленно действовать, то вскоре не будет способен ни на что; он вспомнил, что, несмотря на освещавший спальню лунный свет, на лестнице было совершенно темно. Стюарт босиком подошел к туалетному столику и взял лежавший там электрический фонарик. Он давно им не пользовался, поэтому нажал на кнопку, чтобы убедиться в его исправности. Яркий пучок света пересек комнату, и в этот момент снова раздался звук.

Стюарт не смог определить, послышался ли он с нижнего этажа, из соседней комнаты или с улицы. Но он снова почувствовал непонятный страх, от которого, казалось, стыла в жилах кровь. Этот звук походил на низкое протяжное завывание, непостижимо грустное, непохожее ни на один звук, который он слышал прежде. Оно было настолько отвратительным, что производило странное действие.

Обнаружив, что свет от фонаря пляшет по комнате, так как у него дрожала рука, Стюарт решил, что он был разбужен именно этим кошмаром и что этот дьявольский вой есть не что иное, как результат воображаемых страхов, и именно поэтому он проснулся в холодном поту.

Он решительно подошел к двери, рывком открыл ее и, направив луч фонаря на лестницу, начал осторожно спускаться. Не было слышно ни звука. Он резко открыл дверь и осветил фонариком кабинет.

Пучок света пронзил темноту и высветил письменный стол — довольно изящную вещь эпохи короля Иакова I; в его верхней части имелось бюро со множеством отделений и ящичков. Стюарт не смог обнаружить ничего необычного на загроможденном вещами столе. Здесь стояла табакерка и лежала трубка в футляре. Бумаги и книги были неаккуратно разбросаны — так же, как он их оставил, около лотка с трубками, покрытого пеплом. Потом он неожиданно обратил внимание на то, что один из ящиков бюро был наполовину открыт.

Стюарт замер и внимательно посмотрел на стол. В комнате стояла полная тишина. Медленно он поводил фонариком по столу справа налево. Его бумаги были кем-то тщательно изучены. Все ящики стояли как и прежде, но он почувствовал, что все они были просмотрены. Выключатель верхнего света был расположен около двери. Стюарт прошел к нему и зажег двухрожковую люстру. Обернувшись, он осмотрел ярко освещенную комнату. Кроме него, в ней никого не было. Он опять выглянул в прихожую. Ни один звук не нарушал тишины. Но его не оставляло жуткое ощущение, что рядом кто-то есть.

— У меня расшатались нервы! — пробормотал он. — Никто не прикасался к моим бумагам. Должно быть, я сам оставил ящик открытым.

Он выключил свет и направился к двери. Он как раз выходил, намереваясь вернуться в свою комнату, когда почувствовал легкое дуновение. Он замер.

Кто-то или что-то, враждебное и осторожное, казалось, снова было вблизи него. Стюарт повернулся и осознал, что с испугом пристально смотрит в сторону открытой двери кабинета. Он снова начал утверждаться в мысли, что кто-то там прячется. Схватив кочергу, которая лежала на стуле в прихожей, Стюарт снова обернулся к двери. Он сделал шаг в кабинет и остановился, внезапно парализованный таким сильным страхом, какого не испытывал никогда в жизни.

Окно в сад, доходящее до полу, скрывали белые занавеси… а за ними в свете луны вырисовывались очертания высокой фигуры. Это был человек, одетый в рясу.

Этот призрак в рясе выглядел бы достаточно устрашающим, если бы его облик не наводил на мысль о принадлежности к Милосердным Братьям или на то, что его владельца в эту поношенную одежду нарядили инквизиторы.

Сердце Стюарта бешено стучало, и казалось, с каждым мгновением его биение учащается. Он попытался закричать от ужаса, но только слабо захрипел.

Психология паники сложна и плохо изучена. Присутствие страшной фигуры в рясе подтвердило точку зрения Стюарта на то, что он — жертва какого-то ночного кошмара.

Как раз когда он взглянул на призрак человека в рясе, тот шевельнулся и отступил назад, в сад.

Стюарт ринулся через комнату, откинул занавеси и внимательно посмотрел на залитую лунным светом лужайку, обрамленную высокой живой изгородью. Одна из створок окна-двери — «французского» окна — была широко открыта. На лужайке никого не было, стояла мертвая тишина.

— Миссис Мак-Грегор ругается, что я всегда забываю закрывать эту дверь на ночь! — пробормотал он.

Он закрыл створки, опустил засов, мгновение постоял, глядя на пустынную лужайку, и вышел из кабинета.

ГЛАВА II ВОЛЫНКА МАК-ГРЕГОРОВ

Проснувшись на следующий день, доктор Стюарт попытался припомнить, что произошло ночью. Он взглянул на часы шесть утра. В доме было тихо; он поднялся и надел купальный халат. Он чувствовал себя замечательно и не обнаруживал никаких симптомов нервного потрясения. Стюарт вышел на лестницу и, спускаясь по ней, на ходу завязал пояс халата.

Дверь кабинета была заперта, а ключ торчал снаружи. Он вспомнил, что сам же ее и запер. Он отпер дверь, вошел в кабинет и оглядел его свежим взглядом. Стюарт почувствовал себя несколько разочарованным. Несмотря на то, что на столе были беспорядочно разбросаны бумаги, в кабинете все осталось так же, как и прежде.

Неудовлетворенный поверхностным осмотром, Стюарт особенно тщательно изучил те бумаги, которые, как он счел во время своего ночного приключения, подверглись тайному досмотру. На них не было никаких следов, свидетельствовавших о том, что к ним прикасались. Через занавеси, висевшие на «французском» окне, проникал солнечный свет, который был гораздо ярче того бледного освещения луны, при котором он увидел человека в рясе. Отдернув занавеси, он исследовал оконные запоры. Они были в сохранности. Если окно и было открыто ночью, то, должно быть, он сам его не закрыл.

— Это был один из удивительных ночных кошмаров! — пробормотал Стюарт.

Он решил тотчас же, как умоется и закончит свой утренний туалет, составить об этом сне отчет для общества, занимающегося изучением психики. Через полчаса, когда послышались шаги проснувшихся жильцов по соседству, он сел за письменный стол и начал писать.

Кеппел Стюарт был темноволосый представительный мужчина тридцати двух лет, беззаботный холостяк, пока не имевший чрезмерных запросов, и, несмотря на это, он был великолепный врач. Прежде он работал в Ливерпульской школе тропической медицины и провел несколько лет в Индии, изучая змеиные яды. Покупка им этой скучной пригородной практики была продиктована желанием приобрести дом для девушки, которая в последнюю минуту отказалась выйти за него замуж. С тех пор пролетело два года, но это событие наложило отпечаток на жизнь Стюарта, оно проявлялось в апатичной, почти безразличной манере поведения при посещении им больных.

Закончив отчет о своем сне, он положил его в отделение для бумаг и выбросил это дело из головы. Этот день казался ему скучнее, чем всегда, и время тянулось томительно. Он чувствовал какое-то беспокойство. Он ожидал чего-то или кого-то. Он предпочел не анализировать состояние своей психики. Сделай он это, объяснение было бы простым и однозначным, но он не осмелился взглянуть фактам в лицо.

Вчера, около десяти вечера, его вызвали к больному; вернувшись домой, он сразу, как обычно, прошел в кабинет и бросил свой светлый плащ и мягкую шляпу на диван рядом с саквояжем и тростью. Лампы были зажжены, и комната, вдоль стен которой стояли шкафы с книгами (что указывало скорее на усердие, чем на богатство бакалавра), выглядела довольно весело, а пламя, горевшее в камине, отражалось мебелью.

Миссис Мак-Грегор, седая шотландская дама, одетая чрезвычайно аккуратно, в этот момент как раз занималась камином; услышав, как вошел Стюарт, она обернулась и взглянула на него.

— Пламя сегодня слишком сильное, миссис Мак-Грегор, — сказал он. — Мне такой жар неприятен.

— В мае погода очень неустойчива, мистер Кеппел, — ответила старая экономка, которая знала его очень давно и относилась к нему, как к сыну. — Стоит потратить несколько сухих поленьев, чтобы сохранить здоровье. К этому я хотела бы добавить, что если вы намекаете на то, что отказались от шерстяных вещей и перешли на летнюю одежду, то мне нечего сказать, кроме того, что я искренне надеюсь, что ваши пациенты благоразумнее вас.

Она поставила его домашние туфли на решетку камина и взяла с дивана шляпу, трость и плащ.

— Большинство соседей проявляют мудрость, воздерживаясь от того, чтобы стать моими пациентами, миссис Мак-Грегор.

— Это не мудрость, а скорее предубеждение.

— Предубеждение, — воскликнул Стюарт, плюхаясь на диван.

— Да, — ответила уверенно миссис Мак-Грегор, — предубеждение! Они вовсе не глупы и хорошо знают, кто самый лучший врач в этом районе, они не идут ни к кому другому, кроме как к доктору Кеппелу Стюарту, когда заболевают и чувствуют, что умирают, но вы никогда не будете иметь той практики, которой заслуживаете, мистер Кеппел, никогда, до тех пор пока…

— До каких пор, миссис Мак-Грегор?

— До тех пор пока вы не прислушаетесь к советам старой женщины и не найдете себе жену.

— Миссис Мак-Грегор, — воскликнул Стюарт с горечью. — Вы не имеете в виду, что собираетесь меня покинуть? Скажите мне, сколько лет вы меня знаете, миссис Мак-Грегор?

— В прошлый четверг, когда я ходила на исповедь, исполнилось тридцать лет; я качала вас на коленях! Вы были такой хорошенький! Прости Господи, но мне хотелось бы видеть, как вы преуспеваете, чего вполне заслуживаете, но этого никогда не будет, несмотря на то что вы — бакалавр.

— О, — теперь уже со смехом воскликнул Стюарт, — именно так. Не могли бы вы найти мне какую-нибудь бедную безобидную девушку, которая разделила бы со мной мои заботы?

Миссис Мак-Грегор понимающе кивнула.

— У нее не было бы много хлопот. Я знаю, вы думаете, что я — старомодная, мистер Кеппел, может быть, я и такая, но, уверяю вас, я бы уж сумела пригласить к себе в гости молодого красивого бакалавра, если бы увидела, что это угодно Господу Богу!

— Э, миссис Мак-Грегор! — прервал ее Стюарт, изображая притворное недовольство, — совершенно верно! Я полагаю, что мы обсуждали эту тему раньше, и, как вы заметили, ваши взгляды немножко, совсем немножко не в духе времени. И я полагаю, в частности, именно по этому пункту. Но я очень вам благодарен, искренне благодарен за вашу бескорыстную доброту, и если бы я даже последовал вашему совету…

Миссис Мак-Грегор перебила эту речь, указав на его ботинки.

— Разве вы не легкомысленны, если сидите в мокрых ботинках?

— В действительности они совершенно сухие. За исключением небольшого дождя, прошедшего этим вечером, в течение нескольких дней было сухо. Однако я могу их и снять, так как я не собираюсь опять выходить.

Он начал развязывать шнурки на ботинках, в то время как миссис Мак-Грегор задернула белые занавеси на окнах, а затем направилась к выходу. Ее рука лежала на ручке двери, когда она снова повернулась к Стюарту.

— Полчаса назад заходила какая-то иностранка, мистер Кеппел.

Стюарт перестал расшнуровывать ботинки и поднял голову; в его глазах зажегся интерес.

— Мадемуазель Дориан! Она не оставила записку?

— Она сказала, что, возможно, зайдет позднее, — ответила миссис Мак-Грегор и после небольшой паузы добавила: — Она с образцовым терпением ждала вашего возвращения.

— Действительно, я огорчен, что задержался, — заявил Стюарт, снова завязывая шнурки на ботинках. — Итак, как давно она ушла?

— Да только что. Буквально перед вашим приходом. Я полагаю, что состояние ее здоровья ничуть не ухудшилось.

— Не ухудшилось!

— Эта девушка, кажется, очень хотела вас повидать.

— Вы полагаете, миссис Мак-Грегор, что она ушла уже далеко?

— Вполне возможно, мистер Кеппел, — ответила пожилая леди, — она уехала в большом шикарном автомобиле.

Стюарт изобразил недоумение, чтобы скрыть свое смущение.

— Миссис Мак-Грегор, — сказал он с видимым сожалением, — вы следите за мной так же внимательно, как это делала бы моя родная мать. Я заметил некоторую сдержанность в ваших манерах всякий раз, когда вам приходится иметь дело с мадемуазель Дориан. Чем она отличается от любой другой пациентки? — Произнося эти слова, в глубине души он знал, что с ней не может сравниться ни одна женщина в мире.

Миссис Мак-Грегор презрительно фыркнула.

— Какая другая ваша пациентка носит меха и забывает оплатить счета за лечение, мистер Кеппел? — спросила она.

— К сожалению, большинство моих пациенток носит шали ярких цветов. Тем больше оснований для того, чтобы я благословлял тот случай, который привел к моей двери мадемуазель Дориан.

Миссис Мак-Грегор выдала свое любопытство и явное подозрение, тихо пробормотав:

— А она — пациентка?

— Что? — спросил Стюарт, удивленно взглянув на нее. — Конечно пациентка. Она страдает бессонницей.

— Меня это не удивляет.

— Что вы имеете в виду, миссис Мак-Грегор?

— Теперь, мистер Кеппел, голубчик, вы на меня рассердились, как на какую-нибудь старую надоедливую болтушку. Но я знаю, что готов сделать мужчина ради девушки с привлекательным личиком; к несчастью, я уже дважды слышала предупреждение.

Стюарт поднялся в недоумении.

— Простите, миссис Мак-Грегор, но я вас не понимаю; что еще за предупреждение, о котором вы говорите?

Сидя на стуле перед письменным столом, миссис Мак-Грегор задумчиво покачала головой.

— Что бы это ни было, — сказала миссис Мак-Грегор, — но я слышала звуки волынки Мак-Грегоров.

Стюарт пересек комнату и оперся на угол стола.

— Звуки волынки Мак-Грегоров? — повторил он.

— Да. Говорят, что волынка Роб Роя предупреждает об опасности, которая угрожает кому-либо из Мак-Грегоров или кому-либо из тех, кого они любят.

Стюарт сдержал улыбку, но заметил:

— Благонамеренная, но мрачная женщина.

— Так же ясно, как я слышу вас сейчас, я услышала звуки волынки в тот день, когда одна женщина пересекла порог моего дома почти тридцать лет тому назад в Инверари. И так же ясно, как тогда, я услышала их в первый же вечер, когда мадемуазель Дориан появилась в этом доме!

Испытывая живой интерес и искренне развеселившись, Стюарт сказал:

— Если я не ошибаюсь, мадемуазель Дориан впервые пришла к нам неделю назад, сразу же после того, как я вернулся из лазарета.

— У вас прекрасная память, мистер Кеппел.

— А когда именно вы услышали это предупреждение?

— Через две минуты после того, как вы вошли в дом, а теперь я услышала его снова.

— Что! Вы услышали его сегодня вечером?

— Когда я его услышала, то выглянула в окно.

— И удалось вам заметить волынку Роб Роя?

— Голубчик, вы смеетесь над старой женщиной. Нет, я ее не заметила, но я увидела, как мадемуазель Дориан отъехала в своей машине, а две минуты спустя вы появились из-за угла.

— Если бы она подождала еще несколько минут, — пробормотал Стюарт. — Но, возможно, она еще вернется. А были еще случаи, когда вы слышали эти таинственные звуки, миссис Мак-Грегор?

— Нет, мистер Кеппел Я уверена, что вам что-то угрожает. Эти звуки разбудили меня, едва я заснула прошлой ночью, и я долго лежала без сна и дрожала.

— Как необычно. Вы уверены, что у вас не разыгралось воображение?

— Голубчик, вы не принимаете меня всерьез.

— Миссис Мак-Грегор, — он наклонился через стол и положил руки ей на плечи, — вы для меня как вторая мать, ваша забота заставляет меня снова почувствовать себя ребенком, и в эти грустные дни мне это очень помогает. Не подумайте, что я над вами смеюсь. Это удивительное предание, живущее в вашей семье, связано с какой-то трагедией, поэтому оно заслуживает уважения. Но не бойтесь мадемуазель Дориан. В первую очередь она для меня только пациентка, а во-вторых, я — всего лишь бедный врач из пригорода. Спокойной ночи, миссис Мак-Грегор. И ложитесь спать. Скажите Мари, чтобы она сразу проводила мадемуазель ко мне, если та все-таки вернется.

Миссис Мак-Грегор поднялась и медленно направилась к двери.

— Я сама провожу к вам мадемуазель, мистер Кеппел, — сказала она, — и сама провожу ее до порога.

Она вышла и очень тихо закрыла за собой дверь.

ГЛАВА III ХВОСТ СКОРПИОНА

Сидя за письменным столом, Стюарт начал механически раскладывать свои бумаги. Затем, находясь в глубокой задумчивости, он взял табакерку и набил трубку. Он размышлял не о звуках волынки, а о мадемуазель Дориан.

До тех пор пока он не встретил эту невероятно очаровательную женщину, он думал, что его сердце навсегда останется равнодушным к быстрым взглядам сверкающих глаз. Мадемуазель разрушила его иллюзии. Она была восхитительно красивым созданием, прежде он таких еще не встречал; сразу же, как он ее увидел, ее пленительный образ запал ему в душу. Он пытался смеяться над собственным безумием, затем сам на себя рассердился, но в конце концов с ужасом осознал, что страстно влюбился.

Он не знал, кто такая мадемуазель Дориан, он даже не знал, какой она национальности, но он сильно подозревал, что в ее венах течет восточная кровь. Хотя она была довольно молода (на вид ей было чуть больше двадцати), она одевалась, как женщина, не стесненная в средствах, и, хотя все ее посещения происходили ближе к ночи, он заметил большой автомобиль, который так раздражал миссис Мак-Грегор.

Держа трубку во рту, уперев подбородок в руки и не отрывая взгляда от пламени, он думал о том, что она всегда приезжает ночью и всегда одна. Он предполагал, что она — француженка, но незамужняя французская девушка из хорошей семьи не наносит поздних визитов без сопровождающего, даже врачу. Возможно, что он нечаянно стал участником шальной выходки какого-нибудь непослушного члена благородной семьи? С первого же взгляда он проницательно заметил, что нездоровье мадемуазель Дориан воображаемое. Странное, однако, имя — мадемуазель Дориан.

«Мне легко представить себе, что она — переодетая принцесса», — подумал он сердито.

Поймав себя на том, что он издал слабый вздох, Стюарт кашлянул, чтобы прийти в себя, и протянул руку к отделению для бумаг за своей незаконченной рукописью «Змеиные яды и их противоядия». Случайно он вынул свой небольшой отчет, написанный этим утром, — о своем кошмарном сновидении — и задумчиво его прочитал.

Отчет не был закончен. Некоторая неясность мысли, отмеченная им при пробуждении, несколько его портила. Его воспоминания об этом сновидении отличались неточностью. Даже теперь, признавая, что некоторые детали этого сна отсутствовали в отчете, он не мог определить, какие именно. Из памяти выпали события, предшествовавшие обнаружению за занавесями человека в рясе. Необходимо было получше сосредоточиться. К нему вернулся его извечный скептицизм, и он начал методично исследовать содержимое ящиков стола. Вскоре он нетерпеливо прервал свое занятие.

— Какого дьявола, что, достойное того, чтобы быть украденным, может прятать в своем столе бедный доктор, — сказал он громко. — В будущем мне лучше не есть на ночь холодного лосося и огурцов.

Он перестал думать о ночном происшествии и занялся своей научной работой. В дверь постучали.

— Войдите, — сказал Стюарт раздраженно и в следующее мгновение живо посмотрел на вошедшего слугу.

— Пришел инспектор Данбар, сэр.

— Хорошо, — сказал Стюарт, подавив еще один вздох. — Проводите его сюда.

Вскоре вошел человек огромного роста, сухощавый, с квадратной фигурой и прямоугольным лицом. Одет он был небрежно, а его седые волосы — взлохмачены. Его жесткий рот был едва прикрыт усами На его чеканном лице выделялись темно-желтые, как у льва, глаза, которые могли быть яростными, задумчивыми, а часто и доброжелательными.

— Добрый вечер, доктор, — сказал он. У него был приятный, неожиданно мягкий голос — Надеюсь, что я не помешал.

— Ну что вы, инспектор, — заверил его Стюарт — Пожалуйста, располагайтесь в кресле поудобнее и набейте себе трубку.

— Благодарю, — сказал Данбар. — Я так и сделаю. — Он достал трубку и протянул руку к табакерке. — Я пришел к вам, чтобы узнать не могли бы вы нас проконсультировать.

— Что-нибудь по моей специальности? — спросил Стюарт, и мгновенно его взгляд приобрел профессиональную сосредоточенность.

— Полагают, что мы имеем дело с отравлением, хотя этот случай мне и непонятен, — ответил детектив, которому превосходная осведомленность Кеппела Стюарта о ядах уже помогла в прошлом. — Но даже если это и не так, то все равно — это очень важный случай.

Отложив наполненную табаком, но не зажженную трубку, инспектор Данбар достал из внутреннего кармана своего твидового пальто туго набитый бумажник и извлек из него небольшой предмет, завернутый в папиросную бумагу. Развернув бумагу, он положил предмет на стол.

— Доктор, скажите мне, что это такое, — попросил он, — и я буду вам очень признателен.

Стюарт склонился к предмету, лежавшему перед ним, чтобы получше его рассмотреть. Это была золотая вещица замысловатой формы с искусной гравировкой, сделанной каким-то необыкновенным способом. Она была меньше дюйма длиной и состояла из шести овальных сегментов, соединенных один с другим так, что они образовывали полумесяц, шестой сегмент заканчивался спиралью с острием на конце Первый и самый большой сегмент имел неровный край, очевидно, в этом месте украшение было разорвано, если, конечно, этот предмет составлял часть украшения Стюарт поднял глаза и нахмурился, размышляя.

— Это — часть очень странного украшения, возможно, изготовленного в Индии, — сказал он.

Инспектор Данбар прикурил трубку и бросил спичку в огонь.

— Но что оно из себя представляет? — спросил он.

— О, я не случайно сказал, что это — часть странного украшения, потому что я не могу себе представить, чтобы какая-нибудь женщина надела такую ужасную вещь. Это — хвост скорпиона.

— А! — воскликнул Данбар, и в его желтых глазах промелькнуло волнение. — Хвост скорпиона! Я так и думал! А Сауэрби полагал, что это — шип кактуса или опунции!

— Не такое уж плохое предположение, — ответил Стюарт. — Имеется некоторое сходство — не в размерах, конечно, в которых они встречаются в природе, но в форме, особенно в том уменьшенном виде, в каком эта часть сделана. Однако он не прав. Могу я спросить, откуда у вас эта вещь?

— Доктор, должен вам сказать, что теперь, когда я знаю, что это — хвост скорпиона, то я знаю также и то, что это дело недоступно моему пониманию. Вы путешествовали по Востоку и жили там, это две очень важные вещи. Когда вы были в Индии, Китае, Бирме и в других странах Востока, случайно не слышали о религии или о культе, почитающих скорпионов?

Стюарт глубокомысленно нахмурил брови и потер подбородок мундштуком своей трубки. Данбар не спускал с него глаз.

— Угощайтесь виски с содовой, инспектор, — сказал Стюарт рассеянно. — Вы все найдете на столике для закусок, вон там.

Инспектор Данбар кивнул, поднялся, пересек комнату и взял в руки графин и сифон. Затем он вернулся с двумя полными бокалами и поставил один из них перед Стюартом.

— Что вы скажете, доктор? — спросил он.

— Мне нечего ответить. Я не знаком с какой-либо сектой, почитающей скорпиона, инспектор. Но однажды, в Китае, в Су-Чау, со мной случилось странное происшествие, которое я никогда не был способен объяснить, но которое может вас заинтересовать. Как-то раз, когда до заката солнца оставалось несколько минут, я торопился попасть домой до наступления сумерек. И поэтому я поторапливал своего боя, тянувшего рикшу. Я велел ему переехать через канал по мосту Ву-Мен. Он быстро побежал в этом направлении, и мы как раз находились на подъеме, ведущем к мосту, когда внезапно бой опустил оглобли, упал на колени и закрыл лицо руками. «Господин, закройте крепко глаза! — прошептал он. — Скорпион идет!»

Я изумленно уставился на боя, что было вполне естественно, не на шутку рассердившись за его неожиданный поступок: я едва не вывалился из коляски головой вперед. Но он припал к земле и замер; я поднял глаза на дорогу и увидел, что на ней никого нет, за исключением странной фигуры человека, который в этот момент проходил под сводами моста, направляясь в нашу сторону. Это был человек высокого роста, с величавой поступью, китаец, а возможно, и нет, но одетый в китайскую одежду. Во внешности незнакомца была одна чрезвычайно необычная особенность: он был закутан в плотное зеленое покрывало!

— Скрывавшее лицо?

— Да, оно совершенно скрывало его лицо. Я изумленно уставился на него, и бой, кажется, угадав, что незнакомец приблизился, прошептал: «Отвернитесь! Отвернитесь!»

— Он имел в виду человека с покрывалом?

— Несомненно. Конечно, я не стал этого делать, но было совершенно невозможно различить черты лица незнакомца за материей, хотя он прошел близко от меня. Он не успел отойти от нас и на три шага, а бой уже схватил оглобли и устремился через мост с такой скоростью, словно за ним черти гнались! Однако была в его поведении одна странность: мне никогда впоследствии не удавалось склонить его к разговору об этом происшествии! Я запугивал его и предлагал деньги, но все было бесполезно. И несмотря на то, что я, должно быть, спросил более чем у сотни китайцев, от мандаринов до нищих, что из себя представляет этот «Скорпион», но все без исключения выглядели непонимающими и вежливо заверяли меня в том, что они ничего об этом не знают.

— Хм! — сказал Данбар. — Конечно, это очень странный случай. Как давно приключилась эта история, доктор?

— Около пяти лет тому назад.

— Возможно, это связано с моим делом. Несколько месяцев тому назад, в начале зимы, в Скотланд-Ярде мы получили инструкции обратить особое внимание на упоминания в прессе, в разговорах, которые ведутся в театрах и кафе, но особенно в кварталах, где часто случаются преступления, о скорпионе (или о чем-нибудь в этом роде) Я был так удивлен, что спросил об этом у комиссара, но он мало что смог добавить. Он сказал, что сообщение об этом пришло из Парижа, но что и в Париже, кажется, знают об этом не больше нас. Это как-то связано с внезапной гибелью нескольких заслуженных общественных деятелей, происшедшей незадолго до того, но так как ни в одном из этих случаев не было заметно никакой связи со скорпионом, то я так и не понял, что все это значит. Затем, шесть недель тому назад, в фойе театра в Вест-Энде умер сэр Фрэнк Нэркумб, хирург, вы помните?

— Конечно, это был очень странный случай. Следовало бы произвести вскрытие.

— Странно, что вы об этом упомянули, доктор; мы сразу же заявили то же самое прессе, но у друзей Фрэнка Нэркумба огромное влияние, и мы не смогли ничего добиться. Однако дела обстояли именно так. Я работал днем и ночью и допросил всех, кто мог быть как-нибудь причастен к этому делу, я перерыл горы бумаг, пытаясь найти какую-нибудь связь между сэром Фрэнком Нэркумбом и скорпионом! Затем из Парижа пришло еще одно сообщение! Конечно, я не нашел никакой связи со скорпионом. Это была дьявольская работа, потому что я на самом деле не знал, что следует искать. Я начал думать, что охота за скорпионом — это гигантский розыгрыш, когда вчера ночью речная полиция выловила из воды труп человека — значительное событие для рубрики «Происшествия». Он был ужасно изуродован, вероятно, он попал под винты судов. В конце концов была обнаружена только одна вещь, по которой его можно было идентифицировать: на запястье, на цепочке, он носил металлический диск, на котором стояли инициалы «Г. М.» и номер 49685, вот и все.

— А это? — спросил Стюарт.

— Хвост скорпиона был воткнут в разорванную подкладку кармана пиджака.

ГЛАВА IV МАДЕМУАЗЕЛЬ ДОРИАН

Зазвонил телефон. Стюарт протянул руку к аппарату и взял трубку.

— Да, — произнес он. — доктор Стюарт слушает. Инспектор Данбар здесь. Не вешайте трубку. — Он передал аппарат Данбару, который сразу же поднялся, когда услышал свое имя. — Инспектор, с вами хочет говорить сержант Сауэрби из Скотланд-Ярда.

— Алло, — сказал Данбар, — это вы, Сауэрби? Да, я приехал сюда совсем недавно. Что случилось? Макс? Вы сказали — Макс! Боже праведный! Что все это значит! Вы уверены, что 49685 — это его номер? Бедный малый, ему следовало бы работать вместе с нами, а не в одиночку. Но он всегда так работал. Подождите до моего приезда. Я присоединюсь к вам через несколько минут. Я возьму такси. И послушайте, Сауэрби! Совершенно очевидно, что это дело связано со скорпионом. Небольшая вещица, найденная на трупе, это не шип кактуса, а хвост скорпиона!

Он положил трубку и повернулся к Стюарту, который слушал этот разговор с растущей тревогой. Данбар с силой ударил ладонью по столу.

— Мы проспали! — заявил он. — Гастон Макс из парижской службы работал в Лондоне в течение месяца, а мы ничего об этом не знали!

— Гастон Макс! — воскликнул Стюарт. — Значит, это действительно сложное дело.

Будучи студентом, он изучал криминалистику, и ему было хорошо известно имя знаменитого француза, самого выдающегося следователя Европы. Он поймал себя на том, что по-новому, с возросшим интересом, смотрит на золотую вещицу.

— Бедный малый, — повторил Данбар. — Это было его последнее дело. Его тело вытащили из воды.

— Что! Тело Гастона Макса?

— Париж только что телеграфировал, что от Макса перестали поступать отчеты неделю тому назад. Кажется, он занимался делом сэра Фрэнка Нэркумба, а я ничего об этом не знал! Но я уже давно предупреждал, что Макс злоупотребляет своей привычкой работать в одиночку Они прислали данные для идентификации Обнаруженный опознавательный диск принадлежит ему. К несчастью, в этом нет никаких сомнений Лицо трупа не поддается опознанию, но трудно представить, чтобы было два одинаковых диска с инициалами «Г. М.» и номером 49685. Теперь я ухожу Не желаете ли пойти со мной, доктор?

— Инспектор, я жду пациента, — ответил Стюарт, — это особый случай. Но я надеюсь, вы будете держать меня в курсе событий.

— Я не настаиваю, чтобы вы ехали в Скотланд-Ярд, если вы этого не хотите. Факты говорят за то, что дело о скорпионе, кажется, связано со тщательно подготовленным убийством посредством какого-то неизвестного яда. Я пришел бы вас повидать уже потому, что вы не раз помогали мне в прошлом, но сегодня вечером у меня есть для вас предложение от нашего комиссара. Он проинструктировал меня прибегнуть к вашим услугам, если это будет полезно для дела.

— Я польщен, — заявил Стюарт. — Но в конце концов, инспектор, я всего-навсего обычный врач из пригорода. У меня пока нет заслуженной репутации. Не обратиться ли вам к доктору Хейлсауну? Это — известный врач.

— Но если сэр Фрэнк Нэркумб действительно был отравлен, как, кажется, считают в Париже, то тогда он — полный невежда, — грубо возразил Данбар. — Он считает, что смерть наступила от язвенного эндокардита.

— Возможно, он прав?

— Если он прав, — сказал Данбар, взяв в руки со стола золотую вещицу, — то зачем она была нужна Гастону Максу?

— Может быть, нет никакой связи между расследованием Макса и смертью сэра Фрэнка.

— А с другой стороны, может быть, и есть! Не будем больше говорить о докторе Хейлсауне; вы согласны стать в этом деле нашим экспертом?

— Конечно, с готовностью.

— Доктор, ваш гонорар вы определите сами. Если не возражаете, то я позвоню вам позднее или утром.

Данбар завернул хвост скорпиона в листок папиросной бумаги и собрался снова положить его в бумажник. Затем, подумав, сказал:

— Я оставлю его у вас, доктор. Я считаю, что так будет разумнее, вы сможете, если захотите, исследовать его, когда у вас будет достаточно свободного времени.

— Очень хорошо, — ответил Стюарт. — Гравировка очень мелкая, я взгляну на нее позднее через увеличительное стекло.

Он взял вещицу у Данбара, который снова ее развернул, открыл ящик письменного стола, в котором он хранил свою чековую книжку и несколько драгоценностей, положил туда это странное золотое изделие и запер ящик.

— Я провожу вас до стоянки такси, — сказал он, поймав себя на том, что чем-то встревожен. Затем они оба вышли из кабинета; по пути Стюарт потушил свет.

Не прошло и двух минут после их ухода, как перед домом остановилась машина, и миссис Мак-Грегор ввела в комнату, недавно покинутую Стюартом и Данбаром, молодую леди и включила свет.

— Доктор только что вышел, мадемуазель Дориан, — сказала она холодно. — Я очень сожалею, что вам не везет. Но я полагаю, он через несколько минут вернется.

Девушка, к которой обратилась проницательная старая шотландка, по ее мнению, принадлежала к тому типу женщин, от которых могут быть только одни неприятности. Это была стройная восточная красавица, которая переняла элегантность Запада. Черты ее лица напоминали европейские, но в то же время в них чувствовалось что-то восточное. У нее были продолговатые миндалевидные глаза египтянки, свои волосы она носила в свободной живописной манере, что напоминало прически, принятые в гареме. Когда на волны ее пушистых волос падал свет, то они светились бледно-желтоватым цветом.

Она носила плащ из пурпурного вельвета с воротником из песца, крепившимся на золотых шнурках. Под плащом на ней было надето двухцветное платье, сшитое из белой и золотистой ткани и отличавшееся классической простотой линий. На поясе оно было стянуто затейливым восточным пояском. Белые чулки и бледно-золотистые туфли демонстрировали наилучшим образом ее очаровательные маленькие ножки и стройные щиколотки. При себе она имела сумочку индийской работы, вышитую бисером. Мадемуазель Дориан выглядела так, что была способна разжечь воображение любого мужчины и навсегда запечатлеться в его памяти.

В поведении миссис Мак-Грегор, когда она провожала гостью к креслу, чувствовалась некоторая напряженность.

— Вы очень любезны, — сказала посетительница после недолгого колебания. При этом в ее голосе можно было уловить очаровательный, едва заметный акцент, отличавшийся музыкальностью. — Я подожду, если вы не возражаете.

— Кеппел, Кеппел, — пробормотала миссис Мак-Грегор, начиная орудовать кочергой в камине, — он, конечно, позволил пламени погаснуть! Пламя потухло? Нет… я вижу искорки!

Когда пламя начало разгораться, она поставила кочергу вертикально и с триумфом повернулась к мадемуазель Дориан, которая смотрела на нее с легкой улыбкой.

— Через несколько минут пламя разгорится, мадемуазель, — сказала она и направилась к двери.

Но девушка задержала ее, спросив:

— Не могу ли я поговорить недолго по телефону? Поскольку доктор Стюарт отсутствует, то я должна предупредить, что я задерживаюсь.

— Конечно, мадемуазель, — ответила миссис Мак-Грегор, — телефон в вашем распоряжении. Но я думаю, что доктор скоро вернется.

— Я очень вам благодарна!

Миссис Мак-Грегор направилась к выходу, не преминув напоследок взглянуть на элегантную фигуру в кресле. Мадемуазель Дориан сидела, уперев подбородок в руки, опиравшиеся локтями на ручки кресла, и пристально глядя на дым, поднимавшийся от красных угольков в камине. Дверь закрылась, и шаги удаляющейся по коридору миссис Мак-Грегор смолкли.

Мадемуазель Дориан соскочила с кресла и достала из сумочки несколько небольших ключей, соединенных кольцом. Крадучись, она пересекла комнату, все время внимательно прислушиваясь, и скинула свой плащ на спинку стула, который стоял перед письменным столом.

Бело-золотистое платье плотно облегло ее стройную фигуру, когда она склонилась над столом и попробовала три ключа, чтобы открыть замок ящика, в котором лежала чековая книжка Стюарта и куда он недавно положил фрагмент загадочного золотого украшения.

Третий ключ подошел, и мадемуазель Дориан открыла ящик. Она увидела сначала чековую книжку, рядом с которой лежала бухгалтерская книга, а затем вынула находившийся в глубине ящика конверт размером тринадцать на семнадцать дюймов, запечатанный красным воском, на котором рукой Стюарта был написан адрес:


Отделение потерянных вещей

Столичная полиция

Скотланд-Ярд


Она издала приглушенное восклицание, когда что-то блеснуло рядом с чековой книжкой, и с изумлением пристально посмотрела на неожиданно ею замеченное небольшое украшение. Она взяла его в руки, и в ее глазах мелькнул ужас. Мгновение она колебалась, затем положила эту золотую вещицу и большой конверт на стол и взялась за телефон. Не сводя глаз с закрытой двери кабинета, она назвала номер Ист 89512 и в ожидании, пока ее соединят, нервно прислушивалась. Внезапно она стала говорить низким голосом:

— Да!.. Говорит Мёска. Слушайте! Один из новых ключей подошел. Конверт у меня. Но в этом же ящике я нашла сегмент, оторванный от золотого скорпиона. — С каждым мгновением она волновалась все сильнее и сильнее. — Следует ли мне забрать конверт? Он очень большой. Я не знаю…

Откуда-то с улицы раздался низкий протяжный вой; если бы его услышал Стюарт, то он, конечно, его узнал бы: точно такой же он слышал прошлой ночью и как раз о нем забыл упомянуть в отчете.

— А! — прошептала девушка. — Я слышу сигнал! Доктор возвращается. — Она испуганно прислушалась к словам своего собеседника. — Да, да!

Не спуская глаз с двери, она положила трубку, взяла большой конверт в руки, на мгновение замерла, когда ей послышался звук приближающихся шагов. Нервничая, она попыталась засунуть конверт в свою маленькую сумочку, но если бы она сложила его в несколько раз, то он бы распирал сумочку, что привлекло бы внимание. Она подбежала к камину и бросила конверт на тлеющие угли; при этом стоявшая вертикально кочерга со звоном упала на кафельную плиту.

Она стремительно вернулась к столу, взяла украшение и собиралась убрать его в открытый ящик, когда дверь кабинета резко открылась и вошел Стюарт.

ГЛАВА V ЗАПЕЧАТАННЫЙ КОНВЕРТ

— Мадемуазель Дориан! — радостно воскликнул Стюарт, устремляясь к ней и уже на ходу протягивая ей руку. Она стояла не двигаясь, опираясь спиной о стол, и глядела на него. Внезапно он заметил открытый ящик. Он остановился. Выражение его лица изменилось; теперь на нем читались изумление и гнев. Когда он оказался напротив нее, тонкие пальцы девушки конвульсивно схватились за край стола.

— Я не слишком рано вернулся, мадемуазель Дориан? — сказал он с горечью.

— О! — прошептала она и отодвинулась от него, когда он подошел ближе.

— Теперь, к моему огорчению, становится понятно, почему в качестве лечащего врача вы выбрали такого не пользующегося популярностью доктора, каким я являюсь. Мне легче было бы поставить диагноз, если бы я связал симптомы вашей болезни с содержимым моего стола или с тем, что вы оттуда взяли, — сказал он задумчиво. — Дайте мне все, что вы украли, и спокойно ждите прибытия полиции.

В своем разочаровании Стюарт был жесток. Это объяснялось тем, что он был романтик; переодетая принцесса оказалась обыкновенной воровкой.

— Я ничего не взяла! — крикнула она. — О, отпустите меня. Пожалуйста, пожалуйста, отпустите меня!

— Умолять бесполезно. Что вы украли?

— Ничего, посмотрите! — Она бросила небольшое золотое украшение на стол. — Я взглянула на него, но не собиралась его красть.

Она подняла на него свои прекрасные глаза, и он почувствовал, что колеблется. Невозможно было предположить, что она познакомилась с ним для того, чтобы украсть этот фрагмент золотого скорпиона, когда она пришла к нему впервые, его еще здесь не было. Он безнадежно запутался и почувствовал себя очень несчастным.

— Как вы открыли ящик? — спросил он сурово.

Она взяла связку ключей, лежавших на столе, и откровенно показала ему тот ключ, который подходил к замку. Ее руки тряслись.

— Откуда у вас этот ключ и почему?

Она внимательно на него посмотрела, ее губы дрожали, а глаза были полны слез. Он не мог оставаться к этому равнодушным.

— Если я скажу вам правду, вы меня отпустите?

— Я ничего не обещаю, я не могу верить ничему из того, что вы мне скажете. Ложью вы вкрались в мое доверие, а теперь посредством другой лжи вы, кажется, намерены заставить меня простить вашу попытку преднамеренной кражи. — Он сжал кулаки. — Господи! Теперь я никогда не смогу вам верить!

Она вздрогнула, как от удара, и жалобно на него посмотрела. Он отвел взгляд.

— Пожалуйста, выслушайте меня, — прошептала она. — Сначала я солгала вам, это верно.

— А теперь?

— Теперь я скажу вам правду.

— Вы — мелкая воровка?

— Ах, вы так жестоки, у вас совсем нет жалости! Вы судите обо мне так, словно я — англичанка. Возможно, что я не могла поступить иначе. На Востоке женщина — рабыня и не имеет собственной воли.

— Рабыня, — воскликнул Стюарт насмешливо. — Вы совсем не похожи на восточных рабынь. Несомненно, в ваших жилах течет восточная кровь, но вы получили образование, вы знаете иностранные языки, вы видели мир. Что хорошо, а что плохо, знает самый последний дикарь.

— А что, если он знает, но не в его власти поступить иначе?!

— Вы просто пытаетесь склонить меня на свою сторону, — сказал он с горечью. — Но вы не сказали ничего, что бы заставило меня слушать вас дальше. Кроме того, я до сих пор потрясен, обнаружив, кто вы есть на самом деле, причем мне совершенно непонятно, что вы хотели украсть. Я — небогатый человек. Все имущество, которое находится в моем доме, если его продать, стоит не больше нескольких сотен фунтов И в то же время вы рискуете своей свободой, обыскивая мое бюро. В последний раз спрашиваю, что вы взяли из этого ящика?

Она стояла, опершись о стол, и вертела в руках фрагмент золотого скорпиона, не спуская с него глаз. Ее длинные ресницы отбрасывали тени на щеки, которые снова слегка порозовели. Стюарт внимательно ее рассматривал, в его глазах читалось восхищение, он был готов забыть все ее недостатки и в глубине сердца не сомневался в том, что он никогда не сможет сдать ее в руки полиции. Все больше и больше в нем росло удивление от того, что он чувствовал сейчас, и неожиданно он поймал себя на мысли, что думает о необъяснимом происшествии, случившемся этой ночью.

— Вы не ответили, — сказал он. — Я задам вам еще один вопрос: пытались ли вы открыть этот ящик когда-либо раньше?

Мадемуазель Дориан быстро подняла на него глаза, и ее щеки покрылись румянцем.

— Я уже дважды пыталась, — призналась она, — но неудачно.

— А кто еще пытался это сделать?

Она мгновенно побледнела и пристально посмотрела на Стюарта расширившимися, испуганными глазами.

— Кто еще? — прошептала она.

— Да, кто еще? Мужчина… на котором было надето что-то вроде рясы…

— О! — воскликнула она, выбрасывая в мольбе руки. — Не спрашивайте меня о нем! Я не смею ответить, я не смею ответить!

— Вы уже ответили, — сказал Стюарт с такой интонацией, что сам остался ею недоволен, так как в ней явственно слышались удивление и страх. Они незаметно сменили высокомерный гнев, испытанный им, когда он обнаружил эту красавицу роющейся в его вещах.

Тайна ее поступков тонула в еще более глубокой и страшной тайне. Ужас, испытанный Стюартом этой ночью, был не сном, а удивительной реальностью. Теперь перед ним был агент человека в рясе, он понял, что каким-то образом оказался замешанным в это дело, гораздо более сложное и серьезное, чем мелкое воровство.

— Золотой скорпион как-то связан с этим делом? — спросил он резко.

В глазах очаровательной женщины он прочел ответ. Она опять вздрогнула, как и тогда, когда Стюарт обличал ее как воровку, но он безжалостно воспользовался своим преимуществом.

— Таким образом, вы замешаны в дело сэра Фрэнка Нэркумба! — сказал он.

— Нет! — крикнула она с неистовством; при этом ее широко открытые глаза были восхитительны. — Сэр Фрэнк Нэркумб…

Она запнулась и замолчала, ее губы снова начали дрожать.

— Сэр Фрэнк Нэркумб… — подсказал Стюарт, чувствуя, что находится на пороге открытия.

— Я ничего не знаю о сэре Фрэнке Нэркумбе.

Стюарт невесело рассмеялся.

— И не разделю ли я каким-нибудь образом судьбу этого известного хирурга? — спросил он.

Его вопрос вызвал неожиданный эффект. Мадемуазель Дориан внезапно положила свои украшенные драгоценностями руки ему на плечи, и он почувствовал, что жадно смотрит в ее прекрасные восточные глаза.

— Если я поклянусь, что говорю правду, вы мне поверите? — прошептала она, и ее пальцы конвульсивно сжали его плечи.

Он был потрясен. Ее близкое присутствие действовало на него опьяняюще.

— Возможно, — сказал он неуверенно.

— Послушайте. Сейчас вы в опасности. Но прежде вам ничего не угрожало; теперь же вы должны быть очень осторожны. Именно так, именно так, я говорю вам правду! Я говорю это ради вашего спасения. Я не должна была это делать. Вы спрашиваете, зачем я пришла сюда. Я скажу вам и это. Теперь я могу не скрывать; я пришла за большим конвертом, взгляните. Он в огне!

Стюарт повернулся и бросил взгляд в сторону камина. Тонкая струйка коричневого дыма поднималась над конвертом. Пламя, которое прежде только тлело, начало разгораться. Чрезвычайно озадаченный значением, придаваемым конверту, которое было для него непонятно, он подбежал к камину и выхватил из пламени дымившийся конверт.

В это время девушка, бросив быстрый взгляд в его сторону, схватила плащ, ключи и сумочку и выбежала из комнаты. Стюарт услышал, как закрылась дверь, подбежал к столу, положил слегка обуглившийся конверт рядом с хвостом золотого скорпиона и рванулся к двери.

— Проклятье, — сказал он.

Сбежавшая пленница закрыла дверь на ключ снаружи. Звук запускаемого мотора, раздавшийся на улице, подстегнул его к действиям. Он выключил свет, пересек комнату, отдернул занавеси и открыл застекленные двери. Яркий лунный свет заливал лужайку, огороженную высокой изгородью. Стюарт выбрался наружу и услышал звук удаляющегося автомобиля. Когда он выбежал на улицу, проходившую около его дома, то на ней никого уже не было. Он подошел к парадной двери и отпер ее своим ключом. Когда он вошел в прихожую, то из комнаты появилась миссис Мак-Грегор.

— Я не слышала, как вы выходили с мадемуазель Дориан, — сказала она.

— Это вполне возможно, миссис Мак-Грегор, но она уехала, вы понимаете.

— Теперь скажите мне, мистер Кеппел, слышали ли вы или нет этой ночью звуки волынки?

— Нет, боюсь, что не слышал, миссис Мак-Грегор, — ответил Стюарт терпеливо. — Я полагаю, что вы, должно быть, очень устали и теперь можете спокойно отдохнуть. Я не жду больше никаких посетителей. Спокойной ночи.

Заметно недовольная и чувствующая себя неловко, миссис Мак-Грегор повернулась, чтобы уйти.

— Спокойной ночи, мистер Кеппел, — сказала она.

Стюарт, будучи не в состоянии больше ждать, поторопился к своему кабинету, открыл дверь и вошел внутрь. Он включил свет, пересек комнату и поспешно задернул занавеси, но не побеспокоился о том, чтобы закрыть «французское» окно. Затем он подошел к письменному столу и взял в руки запечатанный конверт — вожделенную цель странных визитов человека в рясе и красавицы мадемуазель Дориан.

Звуки волынки Мак-Грегоров! Он вспомнил то, что до сих пор ускользало от его внимания. Этот ужасный ночной вой, который извещал о приходе человека в рясе, не был ли он своего рода сигналом?

Он тупо уставился на конверт, затем убрал его в ящик и некоторое время рассматривал хвост золотого скорпиона. В конце концов он положил руки на стол и почувствовал, что он почти бессознательно прислушивается к слабым звукам ночного Лондона и неясным шорохам в доме.

«Теперь вы в опасности. Но прежде вам ничего не угрожало…»

Может ли он ей доверять? Может ли он хоть в малейшей степени поверить в ее искренность? Стюарт вздрогнул и зло рассмеялся.

Часы на камине пробили полчаса.

ГЛАВА VI ПОМОЩНИК КОМИССАРА


Чрезвычайно взволнованный инспектор Данбар подъехал к Скотланд-Ярду, выскочил из такси, устремился в здание и, не беспокоя лифтера, сразу же поднялся по лестнице в свой кабинет. Он решил, что в нем недостаточно светло, и включил лампу с зеленым абажуром, висевшую над столом. При свете стало видно, что в комнате мало мебели, что стены крашеные, а единственным украшением комнаты является гравюра с изображением бывшего комиссара, который не сличался особой красотой. Занавеси были задернуты. На сверкающем полированном полу стояли только простой массивный стол, сделанный из дешевых пород дерева (на нем были блокнот с промокательной бумагой, оловянная чернильница, несколько ручек и телефон), и три неудобных стула. Данбар взглянул на стол и остановился в нерешительности посреди пустой комнаты, постукивая по своим мелким, широко расставленным зубам карандашом, который он машинально достал из кармана жилета. Он позвонил.

Почти немедленно вошел констебль и остановился у порога.

— Когда ушел сержант Сауэрби? — спросил Данбар.

— Около трех часов назад, сэр.

— Что! — воскликнул Данбар. — Три часа назад! Но в это время я сам был здесь, в кабинете у комиссара.

— Сержант Сауэрби ушел еще раньше. Я видел, как он выходил.

— Но, старина, он опять вернулся. Он разговаривал со мной по телефону меньше чем четверть часа тому назад.

— Но не отсюда, сэр.

— А я говорю, что отсюда, — крикнул Данбар яростно. — Я велел ему дождаться моего возвращения.

— Отлично, сэр. Мне выяснить, где он сейчас находится?

— Да. Подождите минуту. Комиссар на месте?

— Да, сэр. Полагаю, что да. По крайней мере, я не видел, чтобы он уходил.

— Найдите сержанта Сауэрби и скажите ему, чтобы он ждал меня в моем кабинете, — отчеканил Данбар.

Он вышел в коридор, в котором никого не было видно, и направился в кабинет помощника комиссара Постучав в дверь, он сразу ее открыл и вошел в помещение, которое резко контрастировало с его собственным кабинетом. Тогда как в комнате инспектора Данбара почти не было мебели, у его начальника кабинет был настолько заставлен столами, шкафами, бюро, картотеками, телефонами, книжными полками со множеством документов, что помощника комиссара, курившего в глубоком мягком кресле, можно было заметить, только если как следует присмотреться. Помощник комиссара был человек невысокого роста, с желтоватым лицом, в выражении которого было что-то зловещее. У него были усы, черные как уголь, а карие глаза были настолько темными, что казались черными. Когда он улыбался, то демонстрировал очень крупные белые зубы, а его улыбка была просто мефистофельской. За день он выкуривал сто двадцать египетских сигарет, его указательный и средний пальцы были покрыты желтым налетом.

— Добрый вечер, инспектор, — сказал он вежливо. — Вы пришли как раз вовремя. — Он закурил новую сигарету. — Я задержался сегодня позже обычного, иначе эти сообщения стали бы нам известны только завтра утром. — Он ткнул пальцем в желтый бланк. — «Дело Скорпиона» — назовем его так — развивается для нас крайне неблагоприятно.

— Я тоже так полагаю, сэр. Именно это и заставило меня приехать.

Помощник комиссара бросил на него резкий взгляд.

— Что вас заставило приехать в Скотланд-Ярд? — спросил он.

— Сообщение о Максе.

Помощник комиссара откинулся на спинку кресла.

— Могу ли я узнать, инспектор, — сказал он, — что вы знаете и от кого?

Данбар посмотрел на него непонимающим взглядом.

— Сауэрби позвонил мне около получаса тому назад, сэр. Неужели он действовал не по вашему указанию?

— Именно так. Что же он вам сообщил?

— Он сказал мне, — ответил Данбар с растущим изумлением, — что тело, выловленное из воды речной полицией прошлой ночью, опознано, это — Гастон Макс.

Помощник комиссара протянул написанную карандашом, записку Данбару. Она гласила следующее: «Гастон Макс в Лондоне. Скорпион. Нэркумб. Нет известий с тридцатого числа прошлого месяца. Опасаемся за его жизнь. Идентификационный диск: „Г. М. 49685“.

— Но, сэр, — сказал Данбар, — именно это мне и сообщил Сауэрби.

— Совершенно верно. Это — действительно необычное обстоятельство. Понимаете, инспектор, я закончил расшифровку этого сообщения как раз тогда, когда вы постучали в дверь!

— Но…

— Не может быть никаких «но», инспектор. Это конфиденциальное сообщение пришло ко мне десять минут тому назад. Вы знаете так же хорошо, как и я, что утечка информации невозможна. В этот промежуток времени ко мне в комнату никто не заходил. Кроме того, вы мне сказали, что сержант Сауэрби сообщил вам эту информацию по телефону полчаса тому назад.

Данбар постучал карандашом себе по зубам. Его изумление было настолько велико, что он не находил слов.

— Будь у нас ложное сообщение, — продолжал помощник комиссара, — то это была бы фальшивка, искажающая положение дел, но информация соответствует истине, и поэтому перед нами возникает необычная проблема. Вспомните, инспектор, вам не показалось, что его голос звучал как-то не так?.. У сержанта Сауэрби есть какие-нибудь особенности в произношении… которые можно было бы легко имитировать?

— Да, сэр, именно так!

— Но это не приближает нас к решению стоящих перед нами проблем, то есть, во-первых, кто передал сообщение и, во-вторых, с какой целью.

Послышался негромкий звонок, и помощник комиссара снял трубку.

— Да. Кто хочет с ним говорить? Доктор Кеппел Стюарт? Соедините меня с ним.

Он снова повернулся к Данбару.

— Доктор Стюарт хочет с вами немедленно переговорить, инспектор. Вы были у доктора Стюарта, когда получили это необъяснимое сообщение?

— Да?

— Вы показали доктору Стюарту фрагмент золотого украшения?

— Да. Это — хвост скорпиона.

— А! — Помощник комиссара зловеще усмехнулся и закурил новую сигарету. — И доктор Стюарт согласился нам помочь в расследовании этого дела?

— Да, сэр.

Снова раздался негромкий звонок.

— На проводе доктор Стюарт, — сказал помощник комиссара.

— Алло! — крикнул Данбар, беря в руку трубку. — Это доктор Стюарт? Говорит Данбар.

Он ненадолго замолчал, слушая своего собеседника. Затем он сказал:

— Вы хотите, доктор, чтобы я сейчас к вам приехал? Очень хорошо. Я буду у вас меньше чем через полчаса.

Он положил трубку.

— Кажется, в доме доктора Стюарта после моего ухода произошло что-то необычное, сэр, — сказал он. — Сейчас я отправлюсь туда, чтобы выяснить подробности. Однако сообщение, переданное мне тогда по телефону, могло быть рассчитано на то, чтобы заставить меня уйти. — Он пристально посмотрел на записку, переданную ему помощником комиссара; при этом он выглядел растерянным. Затем он спросил: — Вы не будете, сэр, возражать, если я отсюда позвоню? Это следует сделать немедленно.

— Звоните, пожалуйста, инспектор.

Данбар снова взялся за телефон.

— Батерси 0996, — сказал он и, подождав некоторое время, спросил: — Это Батерси 0996? Доктор Стюарт? О, это инспектор Данбар. Вы звонили мне в Скотланд-Ярд несколько секунд тому назад? Правильно, доктор. Я просто хотел убедиться. Я сейчас еду.

— Хорошо, что вы так поступили, — сказал помощник комиссара, одобрительно кивая. — Вам придется теперь проверять телефонные сообщения таким образом до тех пор, пока вы не разыщете того, кто вас разыграл, инспектор. Я ни на секунду не поверил, что вам звонил сержант Сауэрби, когда вы были в доме у Стюарта.

— Теперь и я тоже, — сказал со злостью Данбар. — Но начинаю догадываться, кто бы это мог быть. Я желаю вам спокойной ночи, сэр. Кажется, доктор Стюарт хочет сообщить мне что-то очень важное.

Информация, которую он ждал от констебля, посланного на поиски Сауэрби, не имела больше ценности; он был теперь совершенно уверен в том, что Сауэрби покинул Скотланд-Ярд свыше трех часов назад. Данбар вызвал такси и поехал к доктору Стюарту.

ГЛАВА VII СОДЕРЖИМОЕ ЗАПЕЧАТАННОГО КОНВЕРТА


Стюарт сам впустил Данбара в дом; инспектор прошел в кабинет и расположился в кресле. Пламя в камине почти потухло, и ему показалось, что в комнате стало прохладнее. Стюарт с трудом сдерживал волнение и безостановочно ходил взад-вперед.

— Инспектор, — начал он. — Мне трудно изложить вам факты, которые стали мне известны, относительно этого таинственного случая, связанного со скорпионом. Теперь я ясно осознаю, что, сам того не ведая, я оказался замешанным в это дело по меньшей мере уже неделю тому назад.

Данбар изумленно на него уставился, но промолчал.

— Две недели назад, — продолжал Стюарт, — я оказался поблизости от вест-индских доков. Этот вечер я провел вместе со своим старым приятелем, который был старшим помощником на лайнере, стоявшем в доке. Я собирался покинуть судно в десять часов вечера и отправиться на остановку трамвая, но мы засиделись за полночь. Я отклонил предложение переночевать на борту судна и сошел на берег, решив добраться до дома трамваем. Я, вероятно, так бы и поступил и сэкономил бы приличную сумму, но внезапно полил дождь, к чему я не был подготовлен, так как не захватил с собой пальто. Не было никакой надежды на то, что мне удастся поймать такси на темных улицах Ист-Энда.

Я как раз переходил через улицу, когда, к своему удивлению, заметил зажженные фары автомашины на главной улице, ведущей к реке. Это было так неожиданно, что я остановился, вглядываясь сквозь сетку дождя в сторону стоявшей машины. Я все-таки не смог определить, такси это или нет, поэтому я направился к автомобилю. Это действительно оказалось такси, и мне показалось, что оно свободно.

«Вы не заняты?» — спросил я шофера. «Полагаю, что нет, — был странный ответ. — Куда вы хотите ехать?»

Я назвал ему адрес, и он меня отвез. Около своего дома я почувствовал, что настолько ему благодарен, что проникся к нему сочувствием, поскольку ему приходилось работать в такую ненастную ночь, и пригласил его зайти и пропустить стаканчик грога. Он очень обрадовался. Он оказался довольно умным человеком, и мы поболтали минут десять или около того.

Я совсем о нем забыл, когда, кажется на следующую ночь, он вновь появился в моем доме, но уже в качестве пациента. У него была весьма серьезная травма головы. Как я выяснил, он попал в аварию, в результате которой выпал из автомобиля на дорогу.

Когда я оказал ему медицинскую помощь, то он попросил меня о небольшой услуге. Из-за пазухи он вынул большой твердый конверт, на котором не было адреса, но красными чернилами была написана большая цифра 30. В двух местах конверт был опечатан черным сургучом, причем печать имела очень странный и сложный рисунок.

— Сегодня его оставил в моей машине какой-то джентльмен, скорее всего именно тот, которого я вез, когда произошла авария, и я понятия не имею, как его найти, но, возможно, он сам меня разыщет, если он случайно заметил номер моей машины, или, возможно, даст объявление. Очевидно, в конверте находится что-то ценное.

— Почему бы не передать его в Скотланд-Ярд? — спросил я. — Разве не таков установленный порядок?

— Да, это так, — согласился он, — но есть один нюанс. Если владелец получит его в Скотланд-Ярде, то маловероятно, что вознаградит шофера, нежели если получит потерю непосредственно от него.

Я рассмеялся; трезвость его суждений была неоспорима.

— Почему же вы хотите оставить его у меня? — спросил я.

— Так для меня безопаснее, — был ответ. — Мне не смогут приписать, что я собирался его украсть! Как только начнут его разыскивать, я заберу его у вас и получу вознаграждение; если же возникнут какие-нибудь вопросы, то ваше свидетельство послужит мне оправданием, если вы не возражаете, сэр.

Я сказал ему, что не имею ничего против, затем запечатал его конверт в другой, большего размера, и указал на нем адрес отделения потерянных вещей, а затем положил последний в ящик моего бюро.

— Вы не возражаете, — спросил я, — против того, что он будет отправлен по почте в Скотланд-Ярд, если никто о нем не справится в ближайшее время?

Он ответил, что не возражает, и ушел, с тех пор я к конверту не прикасался. Теперь я перехожу к продолжению, или к тому, что я так называю.

Волнение Стюарта заметно возросло, и, только сделав над собой значительное усилие, ему удалось продолжить рассказ.

— Вечером на следующий день ко мне на прием пришла леди. Она была молода, очаровательна и одета чрезвычайно элегантно. Моя экономка впустила ее в дом. В это время с отсутствовал, но меня ждали с минуты на минуту. До моего возвращения она находилась в этой комнате. Она пришла снова через два дня. Она представилась странным именем: мадемуазель Дориан. Вот ее визитная карточка. — Стюарт открыл ящик и положил ее перед Данбаром: на ней не было ни инициалов, ни адреса. — Она приехала в большом красивом автомобиле. Это мне известно со слов моей экономки. Сам я его не разглядел. По какой-то непонятной причине он ждал ее не перед домом, а за углом. Я был очень удивлен, почему мадемуазель Дориан выбрала своим врачом именно меня До происшествия, о котором я собираюсь рассказать, она демонстрировала прекрасные манеры. Прошлой ночью произошло странное событие, и сегодня вечером оно получило наглядное продолжение.

Вслед за тем Стюарт рассказал, насколько возможно коротко, о таинственном человеке в рясе, а под конец — о последнем визите мадемуазель Дориан. Инспектор Данбар, не прерывая его, внимательно выслушал эту странную историю.

— Вот здесь, — закончил свой рассказ Стюарт, — на блокноте с промокательной бумагой лежит запечатанный конверт!

Данбар нетерпеливо взял его в руки. Один из углов конверта подгорел, и бумага там обуглилась. Сургуч, которым Стюарт его запечатал, хотя частично и расплавился, но след печати был все еще различим. Данбар внимательно на него посмотрел.

— В данных обстоятельствах, инспектор, я полагаю, что было бы оправданно открыть оба конверта, — сказал Стюарт.

— Я разделяю ваше мнение. Но позвольте мне уточнить некоторые детали. — Он вынул толстую записную книжку и ручку и приготовился записывать. — Сначала о шофере такси. Вы случайно не запомнили номер машины?

— Нет.

— А шофер? Какого он был сложения?

— Выше среднего роста, мускулистый. Склонный к полноте, уже немолодой, но довольно энергичный.

— Волосы у него темные или светлые?

— Темные с сединой. Я заметил это, когда перевязывал ему голову. Его волосы были коротко подстрижены. У него короткая бородка, усы и густые брови. Казалось, что он очень близорукий: его глаза были постоянно прищурены, так что невозможно было определить их цвет, во всяком случае ночью.

— Что за рана была у него на голове?

— Небольшая глубокая рана, очень опасная. При падении он ударился головой о подножку. Могу добавить, что от него сильно пахло алкоголем, и я даже предположил, что поводом к выпивке явился несчастный случай.

— Но во время своего визита он не был пьян?

— Ни в коей мере. Возможно, конечно, что он и выпил, потому что был потрясен падением, но держался он вполне разумно.

— Его руки?

— Маленькие и очень мускулистые. Они не тряслись. Кроме того, они были очень грязные.

— Вы могли бы сказать, откуда он родом?

— Из Лондона. Он говорил, как житель Ист-Энда.

— Какой марки была его машина?

— Не могу сказать.

— Старая?

— Пожалуй. Я вспоминаю, что ее декоративные части были неопрятными, а внутри стоял затхлый запах.

— А, — сказал Данбар, сделав несколько записей. — Перейдем теперь к леди; сколько ей приблизительно лет?

— Трудно сказать, инспектор. В ее жилах течет восточная кровь, и она может быть гораздо моложе, чем выглядит. С точки зрения европейца, учитывая ее внешность и манеру одеваться, ей можно было бы дать двадцать три — двадцать четыре года.

— Какой у нее цвет лица?

— Удивительный. Свежий как роза.

— Глаза?

— Темные. Ночью они выглядят черными.

— Волосы?

— Русые, пушистые, с золотистым оттенком.

— Она высокая?

— Нет, не высокая, но прекрасно сложенная.

— Какой национальности она может быть, если судить по ее акценту?

Стюарт в раздумье прошелся по комнате, затем он сказал:

— Она произносила английские и французские слова с интонацией, которая близка к той, с какой говорят по-арабски.

— По-арабски? Это слишком неопределенно.

— Согласен с вами, инспектор, но сказать точнее не берусь. Несомненно, что она долгое время жила на Ближнем Востоке.

— Какие драгоценности она носила?

— Некоторые из них были европейской работы, некоторые восточной, но последние не имели особенностей, характерных для какой-либо определенной страны.

— Она пользовалась духами?

— Да, но очень умеренно. От нее пахло жасмином, возможно, что используемые ею духи изготовляют на Востоке.

— Ее недомогание было вымышленным?

— Полагаю, что да.

— Скажите, миссис Мак-Грегор видела машину?

— Да, но она уже легла спать.

— Мы поговорим с ней завтра. Теперь перейдем к человеку в рясе. Можете ли вы мне его описать?

— Он показался мне высокого роста, но я не могу утверждать это с полной уверенностью, так как видел его в полумраке, а кроме того, следует принимать во внимание и его необычную одежду. Больше мне абсолютно нечего сказать. Помните, я говорил, что мне показалось, что я сплю. Я не доверял тогда своим чувствам.

Инспектор Данбар заглянул в свои записи, затем убрал записную книжку и ручку в карман, взял в руки большой закопченный конверт и вскрыл его ножом для бумаги, лежавшим на столе. Двумя пальцами он вынул из него другой конверт. Это был самый обыкновенный конверт, с цифрой 30 красными чернилами; он был опечатан сургучом, на котором была видна непонятная эмблема.

Стюарт наклонился, сосредоточенно наблюдая за тем, как инспектор вскрывает второй конверт. Данбар вновь засунул в конверт два пальца и достал его содержимое; это был… простой кусок картона, почти прямоугольной формы, похоже, в спешке отрезанный от обыкновенной картонной коробки.

ГЛАВА VIII ТОЧКА ЗРЕНИЯ ПОМОЩНИКА КОМИССАРА


На следующее утро инспектор Данбар допросил миссис Мак-Грегор относительно автомобиля мадемуазель Дориан и выяснил только, что он был очень шикарным! Затем инспектор и доктор Стюарт собрались заняться одним довольно неприятным делом Инспектор произвел на миссис Мак-Грегор очень благоприятное впечатление. Она призналась Стюарту, что его большая сильная фигура прекрасно смотрелась бы в шотландской юбочке.

Они добрались на такси до морга, расположенного в Ист-Энде, и были проведены дежурившим там констеблем в плохо освещенное помещение с каменным полом, где на длинном столе что-то лежало под покрывалом. Зрелище, представшее перед ними, когда покрывало откинули, потрясло бы людей с более слабыми нервами, чем Стюарт и Данбар, но служебные обязанности офицера полиции нередко требуют производить подобные осмотры — так же, как, впрочем, и врачей.

— Хм, — сказал Стюарт, — несомненно, что у него аналогичное телосложение. Коротко подстриженные черные волосы с сединой, и кажется, что он носил бороду. Надо взглянуть!

Он наклонился и осмотрел голову трупа с близкого расстояния, затем повернулся и сказал с уверенностью:

— Нет, инспектор. Это не шофер. У него нет раны, похожей на ту, что я перевязывал.

— Хорошо, — ответил Данбар, накидывая покрывало на ужасное лицо трупа. — Вопрос исчерпан.

— Инспектор, вы оказались не правы. Это не Гастон Макс оставил мне конверт.

— Похоже, что так оно и есть, — ответил Данбар, задумчиво глядя на него.

— Вы считали, что Макс, который любил работать в одиночку, передал материалы своего расследования и улики в мои руки, поскольку не сомневался, что в случае его смерти они попадут в Скотланд-Ярд. И вы приуныли, когда в конверте оказался всего-навсего кусок картона?

— Да, именно так. Но его поведение так напоминало Макса. В любом случае мне необходимо было убедиться, что этот утопленник и ваш таинственный шофер такси не один и тот же человек.

Стюарт сильно подозревал, что инспектор Данбар еще что-то знает, но сдержался и не стал ничего выяснять, а проследовал за констеблем, который запер за ними дверь. Они вышли во двор, где уже поджидало такси, которое должно было доставить их в Скотланд-Ярд. Данбар поставил было ногу на подножку машины, но вдруг повернулся к констеблю и спросил:

— Кто-нибудь еще осматривал тело?

— Нет, сэр.

— Вы знаете, что никого нельзя к нему допускать без письменного разрешения комиссара?

— Так точно, сэр.

Полчаса спустя они прибыли в Скотланд-Ярд и поднялись в кабинет Данбара, где их ждал коренастый, с багрово-красным лицом мужчина добродушной наружности и с раскованной манерой поведения, носивший усы; его черные волосы напоминали небрежно подстриженный куст. Это был сержант Сауэрби, с которым Стюарт был уже знаком.

— Добрый вечер, сержант Сауэрби, — сказал Данбар.

— Добрый вечер, сэр. Я слышал, что кто-то вас разыграл прошлой ночью.

— Что вы имеете в виду, Сауэрби? — спросил Данбар, яростно взглянув на своего подчиненного.

Сержант Сауэрби смутился.

— Я не имел в виду ничего оскорбительного, инспектор. Я просто хотел заметить, что шутник так хорошо имитировал мой голос, что даже вы обманулись. Эта искусная ложь оказалась эффективной.

— Да, — ответил Данбар. — Да, именно так. Он говорил точно как вы. Я едва разобрал, что он мне сказал.

Пустив эту стрелу и покосившись на Стюарта, инспектор Данбар сел к столу.

— Здесь описание, составленное со слов доктора Стюарта, относительно пропавшего шофера такси. Доктор Стюарт осмотрел тело, выловленное речной полицией; это не он. Вам следовало бы сделать для себя копию.

— Значит, шофер такси — это не Макс, — воскликнул Сауэрби с горячностью. — Я так и думал.

— Вы говорили мне это и прежде, — заметил Данбар угрюмо. — Кажется, вы также думали, как я припоминаю, что это не хвост скорпиона, а колючка кактуса. В моей записной книжке на двадцать шестой странице вы найдете описание женщины, известной под именем мадемуазель Дориан. Очень несложно будет напасть на след ее автомобиля, используя обычные методы, применяемые в таких случаях, и так же легко, должно, быть будет найти эту женщину.

Он взглянул на часы. В это время Стюарт стоял около высокого окна и смотрел на набережную.

— Десять часов, — сказал Данбар. — Помощник комиссара ждет нас.

— Я готов, — ответил Стюарт.

Оставив сержанта Сауэрби изучать записную книжку, Данбар и Стюарт прошли в прокуренную комнату помощника комиссара. Этот замечательный человек, хорошо известный своей учтивостью, встретил Стюарта с изысканной вежливостью.

— В прошлом вы оказали нам неоценимую помощь, доктор Стюарт, — сказал он, — и я счастлив был узнать, что мы сможем снова воспользоваться вашими глубокими познаниями применительно к этому делу. Не хотите ли сигарету? Мой друг настолько любезен, что поставляет мне их непосредственно из Каира, и они действительно довольно хорошие.

— Благодарю, — ответил Стюарт. — Позвольте узнать, чем бы я мог быть вам полезен?

Помощник комиссара закурил новую сигарету. Из груды корреспонденции он выбрал отчет, напечатанный на листе голубой бумаги, размером тринадцать на семнадцать дюймов.

— Здесь, — сказал он, — собраны подтверждения телеграфных сообщений, полученных прошлой ночью. Имя Гастона Макса, вне всякого сомнения, вам знакомо? Итак, — продолжал помощник комиссара, — кажется, он появился в Англии в прошлом месяце и занимался установлением связи, имеющейся, по его мнению, между недавней внезапной гибелью нескольких заслуженных людей (список прилагается) и неким лицом или организацией под названием «Скорпион» или как-то с ним связанной. Но он не преуспел, бедный товарищ, вы слышали о его трагической смерти. Этим утром я просмотрел некоторые материалы, которые смог получить относительно этих случаев. Если это действительно были убийства, то единственное средство, с помощью которого они могли быть совершены, — какой-то неизвестный нам яд. Вы улавливаете ход моих мыслей?

— Бесспорно.

— Теперь о смерти Гастона Макса, происшедшей при пока неизвестных нам обстоятельствах. Она только подтверждает его точку зрения. Другими словами, я склонен полагать, что он сам оказался жертвой этого «Скорпиона». Даже в том случае, если бы тело, найденное речной полицией, не было бы идентифицировано, уже то, что на нем обнаружили фрагмент золотого украшения, сильно напоминавший хвост скорпиона, побудило меня проинструктировать инспектора Данбара обратиться за помощью к вам. Я уже составил план расследования. Идентификация трупа утопленника с Гастоном Максом просто укрепила мою точку зрения и подтвердила правильность моего предположения.

Он стряхнул пепел с сигареты и подвёл итог:

— Я не буду называть имена экспертов, консультировавших нас в случаях, связанных с жертвами «Скорпиона», которым занимался Гастон Макс, но нам кажется, что они не оправдали своей высокой репутации. Я договорился, что вы будете присутствовать при вскрытии тела Гастона Макса. Теперь позвольте вас спросить, известен ли вам яд, применение которого имело бы те же симптомы, как, например, в случае смерти сэра Фрэнка Нэркумба?

Стюарт медленно покачал головой.

— Все, что я знаю об этом случае, — сказал он, — так это то, что, когда он находился в фойе театра в Вест-Энде, он внезапно почувствовал себя плохо и сразу же направился к себе домой, где вскоре и умер. Не могли бы вы дать мне копии отчетов специалистов и другие данные? Тогда, возможно, я смогу высказать свое мнение по этому вопросу.

— Я их вам пришлю, — ответил помощник комиссара. Истинная ценность собранных данных была и так понятна Стюарту. Помощник комиссара открыл ящик. — У меня здесь, — продолжил он, — кусок картона и конверт, оставленные вам шофером такси. Как вы думаете, не мог ли он использовать невидимые чернила?

— Нет. — сказал Стюарт уверенно. — Я проверил их в трех или четырех местах, как вы можете видеть по оставшимся пятнам, но мои эксперименты ни в коей мере не помешают специальной проверке. Я также исследовал их с помощью микроскопа и могу уверенно утверждать, что на картоне ничего не написано, так же как и на конверте, конечно, кроме цифры 30.

— Вполне разумно предположить, — продолжал помощник комиссара. — что телефонный звонок, заставивший инспектора Данбара покинуть ваш дом вчера вечером, свидетельствует о незаурядном уме нашего противника.

Никто в Лондоне, во-первых, не знал, вероятно за исключением «Скорпиона», что Гастон Макс находится в Англии и что он мертв. Я говорю, вероятно «Скорпиона», потому что следует допустить, что в гибели Макса виновен человек, за которым он охотился.

Конечно, без телефонного звонка было бы нелогично предположить, что мадемуазель Дориан и вот это, — он ткнул пальцем в кусок картона, — как-то связаны с делом, которое вел мистер Макс. Но вполне очевидно, что телефонный звонок послужил для того, чтобы облегчить доступ к этому запечатанному конверту, и был организован лицом, осведомленным об убийстве мистера Макса, так что его можно приписать только «Скорпиону».

Довольный собой помощник комиссара закурил новую сигарету.

— В конце концов, — сказал он, — в случае с мистером Максом смерть наступила по отличной от других случаев причине. Поэтому, доктор Стюарт, — он сделал впечатляющую паузу, — если вам не удастся обнаружить ничего подозрительного при вскрытии утопленника, то я предполагаю обратиться к министру внутренних дел за разрешением на эксгумацию тела сэра Фрэнка Нэркумба!

ГЛАВА IX КИТАЙСКАЯ МОНЕТА

Глубоко задумавшись, Стюарт в одиночку шел по набережной. Помощник комиссара не сообщил всех фактов, изложенных в отчете, поступившем из Парижа, но Стюарт сделал вывод, что внезапная активность полиции связана не с внезапной смертью мистера Макса, а с тем, что он оставил после себя более или менее серьезную улику. Стюарт ясно отдавал себе отчет в том, что ему предоставлена возможность либо добиться признания, либо опозориться.

При тщательном изучении положения дел становилось очевидно, что он оказался вовлеченным во все это не по инициативе помощника комиссара, а по воле случая. Строго говоря, его связь с этим делом датировалась начиная с той ночи, когда он встретился с таинственным шофером такси в районе вест-индских доков. А может быть, занавес, известивший о начале этой таинственной драмы, впервые был поднят пять лет тому назад, когда заходящее солнце окрасило воды императорского канала в багровые тона и мимо него от моста Ву-Мен прошел человек, скрывавший свое лицо под покрывалом?

«Закройте крепко глаза, господин, Скорпион идет!»

Ему показалось, что теперь, когда он шел по набережной, он снова услышал слова боя и снова увидел высокую фигуру того человека под покрывалом. Внезапно он остановился и уставился невидящими глазами в мутные воды Темзы. И подумал о человеке в рясе, который стоял за занавесями в его кабинете; это показалось ему настолько странно, что и теперь он едва мог поверить в то, что увиденное было реальностью. Он пошел дальше.

Бессознательно его мысли обратились к мадемуазель Дориан, и он вспомнил, что даже сейчас, когда он идет вдоль реки, удивительный механизм Скотланд-Ярда действует и его щупальца безостановочно разыскивают эту девушку, темные глаза которой часто ему снились. Он сам был в этом виновен, и если бы ее арестовали, то его бы вызвали для опознания. Он горько себя за это укорял.

В конце концов, какое преступление она совершила? Она только попыталась похитить письмо, которое ему даже и не принадлежало. Она потерпела неудачу, и теперь ее разыскивает полиция. Его мысли приняли новое направление.

Неужели тело Гастона Макса, знаменитого европейского криминалиста, лежит теперь изуродованное в ист-эндском морге? Телефонный звонок, заставивший Данбара покинуть его дом, был слишком хорошо рассчитан по времени, чтобы его можно было рассматривать как простое совпадение. Следовательно, мадемуазель Дориан — сообщница убийцы.

Стюарт вздохнул. Было бы безрассудным полагать, что она невиновна.

Затем он припомнил исчезнувшего шофера такси. Конечно, вполне возможно, что этот человек нашел конверт в своем автомобиле и никак не связан с этим делом. Но как мадемуазель Дориан или тот человек, который ее инструктировал, выследили, что конверт находится в его кабинете? И зачем было пытаться его выкрасть, если они могли просто его потребовать? В конце концов, зачем так беспокоиться о куске картона?

Перед его мысленным взором предстал конверт, на котором была написана цифра 30 и стояли две черные печати. Он опять остановился. Его мысли вернулись к печати; он поискал в кармане жилета медную монету размером с полпенса, с квадратным отверстием посредине и непонятной надписью, выбитой вокруг отверстия на всех четырех сторонах.

Ему не удалось найти эту монету в своем кармане; он вдруг резко свернул на боковую улицу и дошел до станции метро. Стюарт зашел в кабину общественного телефона, заплатил за разговор и попросил соединить его с номером Сити 400.

— Это офис помощника комиссара Скотланд-Ярда? — спросил он.

— Да.

— Вас беспокоит доктор Кеппел Стюарт. Если инспектор Данбар на месте, не мог бы он взять трубку?

После небольшой паузы он услышал:

— Алло! Это доктор Стюарт?

— Да. Это вы, инспектор? Я только что вспомнил о том, что сразу мог заметить, если бы был повнимательнее. Этот конверт. Вы понимаете, что я имею в виду? Тот, с цифрой тридцать, — он был запечатан китайской монетой. Я только что это понял и подумал, что следует вам об этом сразу же сообщить.

— Вы в этом уверены? — спросил Данбар.

— Конечно. Если вы навестите меня сегодня, то я смогу показать вам такие монеты. Принесите с собой конверт, и вы увидите, что эти монеты соответствуют отпечатку на сургуче. Надписи на монетах в различных провинциях различные, но форма монет всегда одинаковая.

— Очень хорошо. Благодарю вас за то, что вы мне об этом сразу же сообщили. Кажется, нам следует связаться с Китаем, как вы полагаете?

— Да, дело все больше осложняется.

Выйдя из кабины, Стюарт направился домой, но по дороге навестил больных. По пути домой он припомнил, что одну необычную монету (которую он обычно носил при себе) он оставил в своей аптечке; этим объяснялась его неудача в поисках монеты в жилете. Однажды у него обломилась пробка на бутылке и, не найдя ничего более подходящего по размеру, он изготовил временную затычку с помощью маленькой монетки, закрепив ее кнопкой. Цель была достигнута, и он оставил эту импровизированную пробку где-то в аптечке.

Аптечка Стюарта представляла собой просто укромный уголок в приемной. Сразу же по возвращении домой он направился к ней. На полке среди флаконов и бутылок нашлась китайская монетка, все еще прикрепленная к пробке Он взял ее в руки для того, чтобы изучить надпись. Затем он пробормотал.

— Не сплю ли я?

Детали печати на черном сургуче соответствовали этой монете!

Испытывая одновременно и недоверие и испуг, он рассмотрел ее вблизи. Он вспомнил, что отпечаток на сургуче, которым был запечатан этот таинственный конверт, имел круглое углубление в центре. Он был сделан головкой кнопки!

Он поймал себя на том, что пристально смотрит на полку — как раз на то место, где прежде лежала монета. Рядом со стопкой больших конвертов, в которых он имел привычку отправлять свои отчеты в лазарет, лежал брусок сургуча!

Приложив руку к голове, Стюарт попытался привести свои мысли в порядок. Затем, поняв, что ему следует искать, он откинул занавеску из зеленого сукна, прикрепленную к нижней доске полки и скрывавшую разнообразный хлам, лежавший за ней, в том числе несколько пустых картонных коробок.

От крышки коробки, находившейся наверху, был неровно отрезан прямоугольный кусок.

Этот таинственный конверт и его содержимое, сургуч и печать — все было взято в его аптечке.

ГЛАВА X «ЗАКРОЙТЕ НА НОЧЬ СТАВНИ»


Инспектор Данбар стоял у небольшой аптечки, постукивая по зубам кончиком ручки.

— Доктор, в тот последний раз, когда шофер такси передал вам конверт, он ожидал вас в приемной?

— Да. Он пришел тогда, когда прием уже был закончен, а я уже ужинал, так как, я припоминаю, в тот день обедал раньше обычного.

— Он оставался здесь один?

— Да. Кроме него, здесь никого не было.

— Было ли у него время для того, чтобы найти коробку, отрезать от крышки кусок картона, положить его в конверт и запечатать?

— Вполне достаточно. Но какова могла быть его цель? И почему он написал на конверте цифру 30?

— Когда он попросил вас взять конверт, он находился в комнате для осмотра?

— Да.

— Могу я на нее взглянуть?

— Конечно, инспектор.

Из приемной они поднялись в небольшое помещение, в котором Стюарт осматривал своих пациентов. Стоя посреди комнаты, Данбар медленно огляделся, затем подошел к окну и внимательно посмотрел на узкую улочку, проходившую под ним.

— Где вы находились, когда он вручил вам конверт? — спросил он внезапно.

— За столом, — ответил изумленно Стюарт.

— Настольная лампа была включена?

— Да. Я всегда ее зажигаю, когда осматриваю пациентов.

— Вы взяли письмо с собой в кабинет, чтобы запечатать его в другой конверт?

— Да, он прошел за мной следом и присутствовал при этом.

— А, — сказал Данбар, быстро и сосредоточенно что-то записывая в свой блокнот. — Доктор, мы в Скотланд-Ярде работаем в тесном содружестве, и в этом деле, как и во многих других, до конца его, вероятно, доведет кто-то другой. Я собираюсь попросить вас об одолжении, которое, возможно, вас удивит.

Он вырвал листок из блокнота и осторожно его сложил.

— Я хочу попросить вас запечатать его в конверт и положить в стол. Но я не думаю, что из-за него вас побеспокоят грабители в рясах или прекрасные женщины. На нем я написал, — он постучал по листку кончиками пальцев: — а) как зовут человека, который отрезал кусок картона и запечатал его в конверт; б) как зовут шофера такси; в) как зовут человека, звонившего вам сюда прошлой ночью и сообщившего мне информацию, которую знал только помощник комиссара.

Доктор, я попрошу вас запереть этот листок в стол до тех пор, пока в нем не возникнет необходимость.

— Разумеется, если вам это нужно, — ответил Стюарт. — Идемте же в кабинет, и я в вашем присутствии сделаю это прямо сейчас. Могу только добавить, что мне совершенно неясно, зачем это нужно.

Войдя в кабинет, он взял конверт, вложил в него листок, запечатал и запер в тот же ящик бюро, где прежде лежал конверт, помеченный цифрой 30.

— У мадемуазель Дориан есть дубликат ключа к этому ящику, — сказал он. — Вы надеетесь использовать эту возможность?

— Почему бы и нет, — ответил Данбар, улыбаясь, — хотя информация, содержащаяся в моем конверте, ценнее, чем в том, который она пыталась украсть.

— Что меня больше всего удивляет, так это то, что с каждым шагом расследования таинственность дела только возрастает. Зачем кому-то потребовалось просить меня запереть в стол простой кусок картона?

— Действительно, зачем? — пробормотал Данбар. — Итак, я могу возвращаться в Скотланд-Ярд. Мне предстоит выслушать отчет от Сауэрби. Позаботьтесь о себе сами, сэр. Я склонен думать, что ваша очаровательная пациентка говорила правду, предупреждая вас об опасности.

Стюарт взглянул в его желтые глаза.

— Что вы имеете в виду, инспектор? Почему мне должна угрожать опасность?

— Потому, — ответил инспектор Данбар, — что если «Скорпион» — отравитель, как, кажется, считает наш начальник, то единственный человек в Англии, которого ему следует опасаться, это доктор Кеппел Стюарт.

Когда инспектор ушел, Стюарт долгое время стоял и пристально смотрел в окно на маленькую лужайку, окруженную высокой, аккуратно подстриженной живой изгородью, над которой кое-где виднелись верхушки карликовых акаций. Казалось, что наконец наступило потепление, за окном кружились тучи комаров, и их крошечные крылышки сверкали на солнце. Их присутствие здесь, вблизи многолюдных улиц, объяснялось тем, что недалеко находился затон.

Он вздохнул и снова принялся за свои дела, прерванные визитом представителя Скотланд-Ярда.

Позднее, уже днем, ему пришлось отправиться в институт, в который он был недавно назначен врачом, и когда он пробирался по грязным улицам, то уже не вспоминал ни о «Скорпионе», ни о темных глазах мадемуазель Дориан. Жизнь у него не всегда шла гладко, и не обо всех ее моментах было приятно вспоминать.

Мимо него медленно проехало такси. Вначале он не удостоил его вниманием, только отметил, что оно держится впереди него. Наконец ехавшее вдоль тротуара такси отвлекло Стюарта от его мыслей, и он бросил рассеянный взгляд на автомобиль.

Из окна такси выглянула мадемуазель Дориан и взглянула на него.

Сердце Стюарта учащенно забилось. На мгновение он остановился, а затем быстро пошел вслед за удаляющимся автомобилем. Поняв, что ей удалось привлечь к себе внимание, девушка вытянула руку в белой перчатке из окна и уронила на край тротуара записку. Тотчас вслед за этим ее лицо скрылось в глубине машины, которая увеличила скорость и свернула за угол.

Стюарт рванулся вперед и подобрал записку. Не останавливаясь, чтобы ее прочесть, он поторопился за угол. Такси было от него уже в двухстах ярдах, и он понял, что преследовать его бесполезно. В это время улица была пустынна, и, скорее всего, никто не видел происшедшего эпизода. Он расправил листок, вероятно вырванный из блокнота и слабо пахнувший жасмином, и прочитал записку, написанную неровным почерком:

«Закройте на ночь ставни. Не думайте обо мне слишком плохо».

ГЛАВА XI ГОЛУБОЙ ЛУЧ

Сумерки застали Стюарта в странном состоянии духа. Он разрывался между долгом перед обществом или тем, что под этим понимается, и… еще чем-то. Посыльный из Скотланд-Ярда доставил ему пачку документов, относящихся к делу сэра Фрэнка Нэркумба, и небольшой пакет с материалами, относящимися к внезапной кончине Хенрика Эриксена, норвежского ученого, специализирующегося в области электротехники, а также о неожиданной смерти Великого князя Ивана. Здесь были медицинские свидетельства, материалы расследований их смерти, отчеты детективов, мнения специалистов и заявления друзей, родственников и слуг покойных. На изучение всех этих документов потребовалось бы несколько часов.

Стюарт был польщен мнением помощника комиссара о его знаниях, но сомневался, что ему посчастливится обнаружить в этих материалах что-нибудь такое, что не было бы замечено прежде высококвалифицированными специалистами.

Он без устали ходил взад-вперед по кабинету. Хотя с тех пор, как он видел мадемуазель Дориан, прошло более шести часов, но он так и не сообщил об этом в Скотланд-Ярд. В сотый раз он перечитал ее записку и знал уже наизусть форму каждой буквы, каждой черточки и закорючки.

Если бы он только мог посоветоваться с кем-нибудь, не связанным с этим делом, чтобы немного расслабиться! Его мысли были настолько сумбурными, что он чувствовал свою полную неспособность взяться за стопку документов, лежавших на столе.

Ночью было довольно темно, и на небе не было ни облачка. Он часто поглядывал в сторону окна и один раз даже заметил тень, движущуюся вдоль изгороди. Он подошел к окну; тень осторожно вышла на лужайку, освещенную лунным светом, и оказалась черным котом!

Он испытывал сильное желание послушаться совета, данного ему таким странным способом. Однако он воздержался от того, чтобы ему последовать, считая, что проводить вечера с закрытыми ставнями при такой теплой погоде было совершенно невыносимо. Он безостановочно ходил из угла в угол по комнате, пытаясь решить свою проблему.

Наконец он заставил себя приступить к работе, но в основном для того, чтобы успокоиться; он набил трубку, закурил, выключил лампу в центре комнаты и зажег настольную. Потом подсел к столу, чтобы просмотреть документы, относящиеся к смерти Эриксена. В течение получаса он читал, делая карандашом пометки. Затем он остановился и уставился прямо перед собой.

Чем можно было объяснить убийство этих людей? Мотив убийства Великого князя Ивана поддавался объяснению, но в случаях с Хенриком Эриксеном и сэром Фрэнком Нэркумбом он отсутствует. Кроме того, Стюарт не мог понять, что связывает этих троих людей: не было никакой видимой причины, почему к ним было привлечено внимание их общего врага. Эти преступления казались ему бессмысленными. Можно было предположить, что «Скорпион» — это человек, причем, вероятно, опасный маньяк.

Но, тщательно изучая документы, Стюарт не смог обнаружить улики, указывавшие бы на существование такого человека. Он решил, что «Скорпион» мог быть выдуман изобретательным мистером Гастоном Максом; это становилось ему все более и более очевидно, когда он прочел о том, что попытка связать эти внезапные смерти с определенным человеком была предпринята французской полицией и что о «Скорпионе» стало известно из Парижа. Конечно, смерть Макса кое-что доказывает. Вероятность того, что его смерть наступила от несчастного случая, почти полностью исключена, а тот факт, что на его теле был найден фрагмент золотого скорпиона, конечно, весьма любопытен.

«Закройте на ночь ставни…»

Как же его преследовали эти слова, и как же горячо он себя презирал за растущее в нем понимание необходимости им последовать. Он чувствовал, как с приближением полуночи его все больше охватывает страх, который, похоже, лишал его способности мыслить разумно. Вряд ли он будет в состоянии даже пошевелиться, даже если увидит тень человека в рясе на освещенной лунным светом занавеси.

Казалось, что темные силы пришли в действие и какая-то незримая опасность близко подкралась к нему в темноте.

Дом был построен в начале викторианской эпохи и «французские» окна были снабжены массивными раздвижными ставнями. Он никогда ими не пользовался, но теперь он проверил, как действуют запоры, крепящие их к стене, и даже подвигал ими, чтобы узнать, сколь они надежны.

Все эти тайны ставили его в тупик, но особенно его раздражало происшествие, в которое были замешаны кусок картона, запечатанный в конверт, и китайская монета. Казалось, что это напоминает бессмысленную детскую шалость, однако это привело к появлению в его доме человека в рясе и мадемуазель Дориан. Почему? Он снова сел за стол.

— Будь проклято все это дело! — сказал он. — От него можно сойти с ума.

Он выбрал из кипы документов большой лист почтовой бумаги, на котором синими чернилами была изображена диаграмма грудной клетки, отмеченная цифрами и имевшая также пометки на полях, и начал читать отчет доктора Хейлсауна, к которому диаграмма прилагалась. В отчете утверждалось, что у сэра Фрэнка Нэркумба было горизонтальное сердце, слегка смещенное и расширенное, а также перечислялись и другие детали, которые, однако, не объясняли причины его смерти.

— У меня тоже горизонтальное сердце. — проворчал Стюарт, — и, учитывая, что я тоже курю, оно, конечно, расширенное… Но я едва ли умру от этого в фойе театра!

Он продолжал читать, пытаясь не поддаваться мрачному предчувствию, но то же время прислушиваясь к звукам ночного Лондона, к далекому шуму моторов и свисткам паровозов на железной дороге и далекому вою сирен на Темзе. Поднялся небольшой ветерок, и послышался легкий шелест листьев акаций и живой изгороди.

Затем до Стюарта донеслось гудение приближающегося автомобиля. Не выпуская из руки карандаша, он прислушался. Звук стал громче, а затем смолк. Либо автомобиль проехал, либо остановился где-то поблизости. Послышался стук в дверь.

— Да, — ответил Стюарт и поднялся, чувствуя, что волнуется.

Вошла миссис Мак-Грегор.

— Вы никого не ждете сегодня вечером? — спросила она.

— Нет, — сказал Стюарт, ощущая, как ни странно, разочарование; тем не менее он дружелюбно улыбнулся этой пожилой женщине. — Я очень скоро лягу спать.

— Поднялся сильный восточный ветер, — продолжила она, строго взглянув на открытые окна. — Для врача вы удивительно легкомысленны. Я закрою окна?

— Не беспокойтесь, миссис Мак-Грегор. Тогда в комнате станет очень душно от табачного дыма, а ночь довольно теплая. Конечно, я закрою их перед уходом.

— Ну да, — вздохнула миссис Мак-Грегор, собравшись уходить. — Спокойной ночи, мистер Кеппел.

— Спокойной ночи, миссис Мак-Грегор.

Она ушла, а Стюарт пристально взглянул в окно. Он не был склонен к суеверию, но казалось, что он испытывает судьбу, оставаясь в этой комнате с открытыми окнами. Как это ни парадоксально звучит, но он не мог себя пересилить и закрыть их: это означало бы признаться самому себе, что он боится!

Зазвонил телефон, и он откинулся на спинку стула, словно специально, чтобы избежать удара.

Это спасло его.

Как раз в тот момент, когда резкий звонок пронзил тишину, именно он спас его жизнь, как и было записано в Книге Судеб; как раз тогда голубой луч света, тонкий, как игла, появился из-за изгороди и пересек лужайку. Он наверняка попал бы в затылок Стюарта, если бы тот не сделал судорожное движение. Хотя луч и промахнулся всего на несколько дюймов, тем не менее у Стюарта возникло такое ощущение, словно его сильно ударили по щеке. Он бросился на ковер.

Первым предметом, которого коснулся луч, был телефон, следующим — медицинский словарь, затем камин, в котором горел огонь.

— Господи, — простонал Стюарт, — что же это такое!

Его оглушил сильный треск, и в комнате стало так жарко, как в печке. Затем раздалась серия глухих взрывов, ужасные вопли… и тонкий луч исчез. Ужасная тень, тень человека в рясе, возникла в лунном свете на лужайке и тоже исчезла.

Держась за щеку, которая горела так, словно ему дали пощечину, и чувствуя звон в ушах, Стюарт с трудом поднялся на ноги. В комнате стоял дым и пахло гарью и расплавленным металлом. Он с досадой взглянул на стол.

Телефон был изуродован!

— Господи, — простонал он опять и схватился за спинку стула.

От словаря медленно поднимался дым. В нем было аккуратное круглое сквозное отверстие в три дюйма диаметром! А пламя в камине разгорелось так, что доставало до дымохода!

Он услышал шум мотора в узкой улочке позади дома. В комнате нечем было дышать от дыма Стюарт стоял, ухватившись за спинку стула и пытаясь прийти в себя. До него донесся шум отъезжающего автомобиля.

Кто-то подбежал к задней калитке дома… перелез через живую изгородь… пересек лужайку!

В кабинет ворвался какой-то человек. Это был крепко сложенный мужчина, свежевыбритый и бледный. Синева от бритья вокруг рта и на щеках придавала еще больше выразительности его подвижному, но властному рту. Его темные волосы были с сединой, а темные глаза сверкали от волнения. Он был элегантно одет и носил светлые желто-коричневые перчатки. Внезапно незваный гость пошатнулся и схватился за стул, чтобы удержаться на ногах.

— Быстрее! Быстрее! — крикнул он. — Телефон! А! Что это!!

Он остановился, тяжело дыша и покачиваясь, у окна и уставился на аппарат.

— Господи! — воскликнул он. — Что случилось?

Стюарт изумленно уставился на незнакомца.

— Здесь был ад! — ответил он. — Вот и все.

— А! — воскликнул незнакомец. — Опять он сбежал от меня. Телефон был моим последним шансом. Pas d'blagui.1 Больше ничего нельзя сделать!

Он сел на стул, снял светло-серую шляпу и начал вытирать свой влажный лоб чудесным шелковым платком. Стюарт пристально и ошеломленно на него уставился. В комнате все еще стоял дым.

— Чтоб мне провалиться! — заметил незнакомец с явным уайтчепельским произношением. Он взглянул на телефон. — Это нокаут!

— Могу я спросить, — сказал Стюарт, стараясь собраться с мыслями, — откуда вы взялись?

— С дерева, — услышал он удивительный ответ. — Это было единственное место, с которого я мог за ним наблюдать!

— С дерева!

— Именно. Да, я допустил промашку, Я оказался слишком тяжел. Но что я мог сделать! Теперь мы должны опять начинать все с начала.

Стюарту начало казаться, что он грезит. Перед ним был какой-то необыкновенный человек.

— Могу я вас спросить, — сказал он наконец, — кто вы такой и что вы делаете в моем доме?

— А! — незнакомец весело рассмеялся. — А ведь мы встречались дважды! Неужели без усов и бороды я неузнаваем! Впрочем, меня это радует. Позвольте представиться: Гастон Макс к вашим услугам!

— Гастон Макс! — Стюарт недоверчиво на него взглянул. — Не может быть! Завтра я должен буду присутствовать на вскрытии тела Гастона Макса, чтобы…

— Доктор, не тратьте попусту время. Этот бедолага — не Гастон Макс, и он не был отравлен. Поверьте мне на слово. К несчастью, мне пришлось его задушить.

ГЛАВА XII ЗАРА ЭЛЬ-ХАЛА


Я, Гастон Макс, составляю в двух экземплярах следующий отчет для сведения тех лиц, которые продолжат расследование дела «Скорпиона», начатое мною. Один экземпляр будет доставлен комиссару полиции в Скотланд-Ярде. Так как я опасаюсь, что могу быть неожиданно убит, то я решил записать все, что узнал относительно серии убийств, которые, я полагаю, ведут к определенному лицу. В случае моей смерти мои французские коллеги вскроют этот запечатанный конверт, содержащий мой отчет, а помощник комиссара специальной службы в Англии, занимающейся международными делами, получит инструкции вскрыть конверт, который я отправлю в Скотланд-Ярд.

Собственно говоря, это дело началось с посещения инкогнито Парижа Великим князем Иваном, этим знаменитым военачальником, на которого возлагались большие надежды. Я лично отвечал за его безопасность во время пребывания во французской столице (тоже, как понимаете, инкогнито), поэтому я завязал дружбу с Казимиром, камердинером Великого князя. Нет ничего в жизни господина, во что бы не был посвящен его слуга, и от Казимира я рассчитывал узнать действительную причину, которая привела это титулованное лицо в Париж в такие смутные времена. Поскольку мне было известно, что Великий князь — галантный кавалер, то я с самого начала попытался обнаружить в этом деле женщину, и я не ошибся.

Действительно, в этом деле была замешана женщина, и — nom d'un nom!2 — она была прекрасна.

В Париже много красивых женщин, и во времена международных раздоров нам, правда, приходится расстреливать некоторых из них.3 Что касается меня лично, то с удовлетворением могу заявить, что я никогда не был связан ни с одним подобным делом. Возможно, я сентиментален, это — слабость французов, но в тех нескольких случаях, когда я разоблачал женщин и они были очаровательны, — pardeau4 — им удавалось скрыться. Возможно, я поступал так потому, что рассчитывал, что в дальнейшем они будут держаться подальше от подобных дел, и никогда никто из них по моей вине не был расстрелян. Вот так-то.

От старины Казимира я узнал, что некая танцовщица, появившаяся недавно в одном из театров на Монмартре, написала Великому князю письмо, умоляя его выслать автограф, и прислала ему свою фотографию.

У-фф! Этого было достаточно. Неделю спустя она получила автограф и приглашение отобедать с Великим князем в его гостинице в Париже. Да, он приехал в Париж. Я уже отмечал, что он был поклонником прекрасного пола, а она была красива. Мнение об этом света было однозначно. Богатый глупец и хитрая интриганка. Ничего нового. Перейдем теперь к этой истории.

Конфиденциальные сведения, передаваемое мне Казимиром, представляли интерес по различным мотивам. Во-первых, у меня были особые причины для того, чтобы подозревать каждого, кто попытается получить доступ к Великому князю. Это было связано с высшими интересами нашей международной политики. И во-вторых, я подозревал Зару эль-Хала по причинам профессионального характера.

Да, ее звали Зара эль-Хала, что по-арабски означает «цветок пустыни»! По ее словам, она была египтянка, и действительно, у нее были продолговатые миндалевидные глаза жителей Востока, но ее выдавала белоснежная кожа, и я сразу понял, что, несмотря на несомненное присутствие в ее жилах восточной крови, она все же ближе к Европе, чем к Африке. Это — моя профессия, отмечать все необычное, вы понимаете; заметил я и то, что в то время, когда весь Париж восторгается этой красивой и изысканной женщиной, она уже в течение нескольких недель продолжает оставаться в маленьком театре на Монмартре. В ее манере исполнения танцев не было ничего вызывающе пикантного, что было необычно для того заведения, где она выступала; по этой же причине ее, вероятно, и не приглашали куда-нибудь еще.

Это было тем более подозрительно, о чем я уже говорил. В качестве представителя варьете я навестил этот театр на Монмартре, но в дирекции мне сообщили, что Зара эль-Хала никого не принимает, в том числе и по вопросам, связанным с ангажементом. Небольшой, но дорогой автомобиль ожидал ее у служебного входа. Мои подозрения окрепли. Я ушел, но на следующий вечер вернулся снова, одетый уже по-другому, и из укромного местечка, выбранного мной предыдущим вечером, наблюдал за отъездом этой танцовщицы.

Она вышла, одетая в меха, на лице у нее была вуаль; ее невозможно было узнать. Индус в униформе шофера открыл ей дверь автомобиля, а затем заботливо укрыл меховой полостью, сел за руль, и они уехали.

Я навел об этом автомобиле справки. Он был взят напрокат для того, чтобы забирать Зару эль-Хала из ее небольшой гостиницы, расположенной в непрестижном квартале Парижа, и доставлять ее в театр, а ночью отвозить обратно. Я послал к ней своего человека, чтобы он под вымышленным предлогом получения материала для прессы навестил ее в гостинице. Она отказалась его принять. Мой интерес к ней усилился. Я послал ей чудесный букет, сопроводив его визитной карточкой титулованной особы и посланием, составленным чрезвычайно уважительно, с выражением своего восхищения. Она его не приняла. Я попытался убедить одного из самых красивых и отважных кавалерийских офицеров Парижа попытаться с ней познакомиться. Он отказался наотрез: «Ну уж нет! Я знаю, что этот „цветок пустыни“ недоступен».

Поэтому вы меня сразу поймете, что когда я услышал от бесценного Казимира, как столь неприступная женщина написала Великому князю Ивану и зашла настолько далеко, что отправила ему свою фотографию, то я встревожился. Мне показалось, что я нахожусь на пороге важного открытия. Я послал на это дело шесть лучших своих людей: трое наблюдали за гостиницей, в которой остановился Великий князь Иван, а трое — за Зарой эль-Хала. Еще двое были направлены следить за слугой-индусом, и один человек присматривал за моим добрым другом Казимиром. Таким образом, девять опытных профессионалов и я сам тотчас взялись за это дело.

Почему я говорю «за дело», когда нет ничего достаточно веского для того, чтобы им следовало заниматься? Я объясню. Хотя Великий князь и путешествовал инкогнито, но правительство его страны знало об этой поездке и желало выяснить, с какой целью она была предпринята.

Когда я познакомился с Казимиром, Великий князь находился в Париже уже три дня и, по моим данным, был страшно взбешен. Очаровательная танцовщица не снизошла даже до того, чтобы ответить на его приглашение, а когда он явился к ней лично, то ему был оказан такой же прием, как и мне. Как, впрочем, и всем остальным, кто пытался получить у Зары эль-Хала интервью!

Я все больше и больше убеждался, что все мы — жертвы какой-то мистификации.

Насколько я помнил, девушка находилась в Париже уже около двух месяцев. Она занимала несколько комнат, туда же ей приносили и еду. За исключением индуса, который управлял взятым напрокат автомобилем, слуг у нее не было. Она никогда не посещала общественных мест в гостинице без вуали, а если там и появлялась, то только по пути к автомобилю и по возвращении в свои апартаменты. Она выезжала каждый день. За ней, конечно, следили, но ее поведение было безупречным. Выйдя из автомобиля в Булонском лесу, она совершала короткую прогулку, если была хорошая погода, но никогда не теряя из виду своего индуса, который следовал за ней на автомобиле, а затем привозил ее обратно в гостиницу. Она никого не принимала, а во время ежедневных прогулок ни с кем не встречалась.

Я обратился к отчетам о наблюдении за индусом.

Он снял комнату в мансарде в многоквартирном доме, где селились официанты из иностранцев и им подобные. Он сам покупал себе еду, сам себе готовил и, по-видимому, довольствовался исключительно рисом, чечевицей и фруктами. Каждое утро он отправлялся в гараж и занимался автомобилем, затем звонил своей хозяйке; после возвращения в гараж он отправлялся домой и не выходил уже до вечера. Ночью, после возвращения из театра, он иногда покидал свое жилище, но каждый раз моему агенту не удавалось за ним проследить. Я отозвал человека, наблюдавшего за Казимиром (он представил мне прекрасные отчеты, показывающие, что Казимир действительно преданный слуга), и проинструктировал его, чтобы он помог проследить за перемещениями индуса.

Две ночи спустя, следуя за индусом, они увидели, как он зашел в кафе, расположенное на берегу реки. Его владелец, гигантский квартерон с Доминики, был связующим звеном между торговцами восточными коврами, уличными актерами и изготовителями турецких сигарет.

Наконец у меня появилась надежда. Великий князь поговаривал о том, чтобы покинуть Париж, но пока он нашел временное утешение в улыбках этой женщины, толкнувшей его на это безумие. Во всяком случае, я не поверил в то, что он уедет через несколько дней. Он был человеком такого склада характера, которого препятствия только раззадоривают.

Индус оставался в кафе в течение часа; он курил и пил какой-то напиток, наподобие сиропа, а один из моих людей за ним наблюдал. Вскоре владелец кафе позвал его в маленькую комнатку позади стойки и закрыл за ним дверь. Индус и квартерон провели там несколько минут. Затем индус вышел из комнаты и покинул кафе. За ним последовал один из моих людей. Этой ночью я сам прослушивал все телефонные разговоры, которые велись из этого кафе. Приблизительно в то время, когда там находился индус, как указывалось в полученном мной отчете, кто-то позвонил в это заведение и спросил Мигуэля. Так звали квартерона, и я услышал его хриплый голос. Другой голос, заговоривший первым, был очень четким, но со странным присвистом. Он явно не принадлежал французу или какому-нибудь другому европейцу. Разговор был следующий:

— Мигуэль?

— Мигуэль у телефона.

— Скорпион. Сообщение для Чанда Лала.

— Одну минутку…

Я задержал дыхание, ожидая, пока подойдет индус, настолько я был сильно взволнован. Внезапно я услышал новый голос. Это заговорил индус.

— Чанда Лал у телефона, — произнес он.

Я сжал зубы, я понял, что не должен пропустить ни одного слова.

«Скорпион» ответил… на языке индустани, из которого мне было известно не более дюжины слов.

ГЛАВА XIII ПОСВЯЩЕННАЯ ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ


Хотя я столкнулся с непредвиденным препятствием, однако мне стали известны три вещи. Я узнал, что Мигуэль, этот квартерон, возможно, в союзе с индусом, что индуса зовут Чанда Лал и что он получает сообщения, возможно инструкции, от третьего лица, которое называет себя Скорпионом.

Один из моих людей, конечно, провел в кафе весь вечер, и от него я получил подтверждение того факта, что к телефону вызывали именно индуса и именно его разговор я слышал. Как только в кафе положили трубку и отключились, я позвонил на центральную телефонную станцию. Служащих предупредили, и они были наготове.

— Откуда звонили? — спросил я.

Увы! Передо мной возникло еще одно затруднение. Звонили из отделения общественной телефонной связи, и «Скорпиона» невозможно было обнаружить по номеру телефона.

У нас не принято предаваться унынию. Однако, вернувшись к себе на квартиру, я записал известные к этому времени факты. Я понял, что имею дело не с коварной женщиной, но с чем-то более опасным, в руках которого она только орудие. Необычность образа ее жизни стала мне до некоторой степени понятной. Она находилась в Париже с тайной целью, которая была связана (я совершенно в этом не сомневался) с Великим князем Иваном. Это была не любовная, а политическая интрига.

Поздно вечером я связался со старшим группы из трех агентов, наблюдавших за Великим князем. Этим вечером Великий князь послал красивое драгоценное украшение, купленное на rue de la Paix5 танцовщице. Оно было отослано обратно.

Утром я встретился с любезным Казимиром в кафе, где он был завсегдатаем. Он только что проведал, что Зара эль-Хала ежедневно в одиночестве ездит в Булонский лес, и в этот день Великий князь собирался подойти к ней во время прогулки и попытаться объясниться. Я тоже подготовился к этому событию. Одевшись в рабочую блузу и имея при себе в корзинке скромный завтрак и бутылочку вина, я спрятался в той части леса, где неизменно прогуливалась танцовщица, и начал ее поджидать.

Первым появился Великий князь в сопровождении Казимира. Последний показал ему лесную тропинку, по которой обычно прогуливалась Зара эль-Хала, а также место, где она обычно подходила к своему автомобилю, следовавшему вслед за ней по дороге. Затем они скрылись из виду. Я сел под деревом, откуда мог наблюдать за тропинкой и дорогой, и принялся за завтрак, принесенный с собой.

Около трех часов дня появилась машина танцовщицы, она вышла из нее, как обычно, с лицом, скрытым вуалью, обменялась несколькими словами с индусом и медленно направилась в мою сторону, иногда останавливаясь, чтобы взглянуть на птичку на ветке над своей головой, а иногда, чтобы рассмотреть получше какое-нибудь дикорастущее растение рядом с тропинкой. В это время я ел с кончика складного ножа сыр и попивал из бутылочки вино.

Внезапно она меня увидела.

Свою вуаль она откинула в сторону, чтобы насладиться холодным воздухом, пропитанным лесными ароматами, и когда она остановилась и подозрительно на меня посмотрела, то я увидел ее прекрасное лицо, без каких-либо следов косметики и без ослепительных восточных украшений. Черт возьми! Она действительно была красивой женщиной! Мое сердце исполнилось сочувствием к несчастному Великому князю. Получи я такой знак ее расположения, какой получил он, а затем испытай я такое же презрение, как он, я бы действительно был в отчаянии. Она прошла еще немного по тропинке, которая делала в этом месте поворот, посмотрела на меня и остановилась в нескольких шагах. Я дотронулся до козырька кепи.

— Добрый день, мадемуазель, — сказал я. — Погода очень хорошая.

— Добрый день, — ответила она.

Я продолжал спокойно есть свой сыр, когда она прошла мимо. В двадцати ярдах от меня ее поджидал Великий князь. Когда я положил нож на бумагу, в которую были завернуты хлеб и сыр, и поднес бутылочку ко рту, влюбленный аристократ вышел из-за деревьев и низко поклонился Заре эль-Хала.

Она отшатнулась от него, ее движение было исполнено неподражаемой грации, словно у испуганной газели. И не успел я еще подняться на ноги, как она поднесла к губам маленький серебряный свисток, и послышался пронзительный сигнал.

Великий князь попытался схватить ее за руку, одновременно произнося на ужасном французском языке выражения восхищения, а Зара эль-Хала отступала шаг за шагом. На тропинке послышались быстрые шаги. Если я хотел вмешаться до прибытия индуса, я должен был действовать быстро. Я подбежал и встал между Великим князем и девушкой.

— Мадемуазель, — сказал я, — этот господин вам докучает?

— Как ты смеешь, ничтожество, — крикнул Великий князь, замахиваясь своей мощной рукой, чтобы оттолкнуть меня в сторону.

— Благодарю, — ответила Зара эль-Хала с большим достоинством. — Но мой слуга уже здесь.

В тот момент, когда я обернулся, Чанда Лал бросился сзади на Великого князя. За всю свою жизнь я ни у кого не видел такого выражения глаз, какое было в этот момент у индуса. Глаза у него сверкали, как у разъяренного тигра, а зубы были обнажены в зверском оскале. У меня не хватает слов описать, как он выглядел в этот момент. Его худощавое тело пронеслось в воздухе с удивительной быстротой, и он опустился на своего грузного противника, словно хищник, схвативший свою добычу. Его длинные коричневые пальцы сдавили шею Великого князя, упавшего лицом вниз.

— Чанда Лал, — позвала танцовщица.

Индус, который стоял, уперев свое правое колено между лопаток поверженного князя, поднял на нее глаза, и по тому, как у него сверкали глаза, я понял, что он — убийца. Он был либо опытный борец, либо умел душить, я догадался об этом по беспомощности Великого князя, который лежал неподвижно, совершенно без сил. Единственное, что он был еще в состоянии делать, так это ругаться.

— Чанда Лал, — сказала снова Зара эль-Хала.

Индус отпустил шею Великого князя и схватил его за руки. Он захватил их так, как это делается в джиу-джитсу, и силой заставил его встать. Это было любопытное зрелище: здоровенный аристократ был беспомощен в руках своего хрупкого противника. Когда они поднялись на ноги, то мне показалось, что в правой руке индуса мелькнуло что-то металлическое, но я не был в этом уверен, так как мое внимание было обращено на другое. В этот момент появился Казимир; он выглядел очень испуганным.

Внезапно освободив руки князя, индус резко взглянул в побагровевшее лицо своего противника, резко вскинул руку и указал пальцем, дрожавшим от напряжения, в сторону тропинки.

— Уходите, — сказал он.

Великий князь сжал кулаки, взглянул на своего противника, стоявшего напротив так, словно оценивал свои шансы на победу. Затем пожал плечами, очень медленно вытер шею и запястье, к которым прикасался индус, большим шелковым платком и бросил его на землю. В это мгновение я заметил на платке пятнышко крови. Даже не посмотрев на индуса, он медленно пошел прочь. Казимир робко за ним последовал. Было ясно, что Казимир меня не узнал.

Я повернулся к танцовщице и прикоснулся к козырьку своего кепи.

— Могу ли я быть чем-нибудь полезным мадемуазель? — спросил я.

— Спасибо, нет, — ответила она.

Она сунула мне в руку пять франков и быстро пошла через лес в сторону дороги, а ее кровожадный, но преданный слуга последовал за ней.

Я остался стоять, почесывая голову и глядя ей вслед.

В этот день на прослушивание телефонных разговоров с кафе, посещаемое Чанда Лалом, я назначил человека, владеющего индустани. Я выяснил также, что Великий князь взял себе ложу около сцены, в том театре на Монмартре, в котором выступала танцовщица, и я тоже решил там быть.

Меня ждал большой сюрприз.

К этому времени Зара эль-Хала стала известна за пределами того круга лиц, которые покровительствовали этому заведению, о ней заговорили в Париже повсюду. Помните, я вам говорил, что мое внимание к этой женщине в первую очередь привлекло ее столь длительное пребывание во второразрядном театре. Я выяснил, что она отвергла несколько ангажементов, и, как я уже отмечал, мне пришлось самому убедиться в ее необычном поведении, когда я передал от своего имени визитную карточку одного очень известного парижского агентства и она отказалась меня принять.

Теперь я стоял в зрительном зале, прислонившись спиной к стене. Время появления танцовщицы приближалось, и я не мог не заметить, что партер пестрит дамами в вечерних туалетах, а две ложи украшают своим присутствием хорошо известные в обществе франты. Великий князь вошел в зал, когда труппа акробатов закончила свое выступление. Следующей в программе была Зара эль-Хала. Я мельком взглянул на Великого князя и отметил, что он выглядит бледным и нездоровым.

Занавес опустился, и в свете огней рампы появился директор. Казалось, что он в полном смятении.

— Дамы и господа, — сказал он, — я чрезвычайно огорчен тем, что должен объявить. Мадемуазель Зара эль-Хала нездорова и не может выступать. Поэтому мы решили…

О том, что они решили, я так никогда и не узнал из-за шума, поднятого зрителями. Они пришли ради египетской танцовщицы и требовали свои деньги обратно! Они кричали, что это — надувательство, и готовы были разнести театр по кирпичику!

Если и оставался еще кто-нибудь, кто сомневался в огромной и непрерывно растущей популярности Зары эль-Хала, то эта манифестация должна была бы рассеять последние сомнения Я увидел, как Великий князь встал, собираясь уходить. В другой ложе зрители также поднялись, не прекращая ни на минуту раздраженно обмениваться мнениями.

— Почему об этом не было указано в афишах? — крикнул кто-то.

— Мы узнали об этом только двадцать минут тому назад, — воскликнул директор; в его голосе слышалось отчаяние.

Я поторопился покинуть театр, взять такси и отправиться в гостиницу танцовщицы. Вбежав в холл, я сунул свою визитную карточку в руку стоявшего там швейцара.

— Сообщите мадемуазель Заре эль-Хала, что я должен сейчас же ее видеть, — сказал я.

Он улыбнулся и вернул мне визитную карточку.

— Мадемуазель Зара эль-Хала покинула Париж в семь часов, мосье.

— Что! — воскликнул я. — Она покинула Париж!

— Именно так. Часом раньше ее слуга доставил вещи на Северный вокзал, а в шесть часов пятнадцать минут ее скорый поезд отправился в Кале. Люди из театра спрашивали о ней час тому назад.

Я поторопился на службу, чтобы узнать последние донесения своих агентов. Связь с ними была нарушена; вы понимаете, я был в полном смятении. А они разыскивали меня по всему Парижу, чтобы сообщить, что Зара эль-Хала уехала. Двое людей отправились вместе с ней на поезде и позвонили мне из Кале, чтобы получить дополнительные инструкции. Она уже села на ночной пароход, отправляющийся в Дувр. Было слишком поздно для того, чтобы успеть проинструктировать английскую полицию.

На несколько часов я утратил свою обычную бдительность — и вот результат. Что я мог сделать? Зара эль-Хала не совершала преступления, но ее внезапное исчезновение, вы со мной согласитесь, могло быть истолковано как бегство, оно было очень подозрительным. Когда я сидел у себя в кабинете, терзаясь мрачными предчувствиями, прибежал один из моих людей, назначенный наблюдать за Великим князем. Последний почувствовал себя плохо, как только покинул ложу в театре на Монмартре, и умер прежде, чем автомобиль доставил его в гостиницу.

ГЛАВА XIV СТРАННЫЙ ВОПРОС


Я сразу понял, что совершено ужасное преступление. Но я не знал, кем и с какой целью. Я поторопился в гостиницу, где остановился Великий князь. Конечно, там все были страшно взволнованы. Выдающемуся человеку, пользующемуся популярностью, даже путешествуя инкогнито, трудно не привлекать к себе внимание. Стоило где-нибудь появиться «господину де Стейхлеру», как сразу же раздавались крики «Великий князь Иван!» И теперь, когда я вошел в гостиницу, у всех на устах — будь то журналисты, полицейские или случайные люди — был один вопрос. «Правда ли, что Великий князь умер?» Только я прошел мимо собравшихся, как увидел Казимира. Он не узнал меня в новом обличье.

— Любезный, — сказал я, — вы из свиты покойного Великого князя?

— Я являюсь, а точнее, был камердинером господина де Стейхлера, мосье, — ответил он.

Я показал ему свою визитную карточку.

— Для меня господин де Стейхлер — Великий князь Иван. Были ли с ним другие слуги? — спросил я. Хотя мне и был известен ответ.

— Нет, мосье.

— Где и когда он почувствовал себя плохо?

— В театре «Кокерико» на Монмартре, приблизительно в четверть одиннадцатого, сегодня вечером.

— Кто его сопровождал?

— Никто, мосье. Его высочество был в ложе один. Я получил указание приехать за ним на автомобиле в одиннадцать часов.

— И что же было дальше?

— В четверть одиннадцатого позвонили из дирекции театра, чтобы сообщить, что его высочество почувствовал себя плохо и что уже послали за врачом Я сразу же приехал па автомобиле и нашел его лежащим в одной из артистических уборных, куда его отнесли. Там же находился и врач. Великий князь был без сознания. Мы отнесли его в машину…

— Мы?

— Доктор, директор театра и я. Как заявил врач. Великий князь был еще жив, хотя мне показалось, что он уже умер. Но когда мы уже подъехали к гостинице, врач, который с тревогой следил за самочувствием его высочества, воскликнул: «Господи! Все кончено. Какая катастрофа!»

— Он умер?

— Он умер, мосье.

— Кто его осматривал?

— Мы обзвонили половину докторов в Париже, мосье, но было слишком поздно.

Славный Казимир не выдержал. Из его глаз хлынули слезы. Я поднялся на лифте в апартаменты, в которых лежал Великий князь. Здесь было трое докторов, один из них был как раз тот, о котором говорил Казимир. На их лицах был написан испуг.

— Это — сердце, — заверил меня тот доктор, которого вызывали в театр. — Мы считаем, что у него было больное сердце.

Они были единодушны в своем мнении.

— Он, должно быть, испытал сильное эмоциональное потрясение, — сказал другой доктор.

— Вы уверены, что смерть наступила естественным путем, господа? — спросил я.

У них не было в этом никакого сомнения.

— Говорил ли Великий князь что-нибудь, что подтверждало бы вашу точку зрения относительно сердечного приступа?

— Нет. Когда он вышел из ложи, то потерял сознание и больше не приходил в себя. Имеются показания свидетелей, медицинское обоснование и другие документы для ознакомления заинтересованных лиц, но совершенно очевидно, что смерть Великого князя объясняется естественными причинами, и мои старания помочь ему были бесполезны. Позвольте нам осмотреть его тело.

В ту же ночь, когда умер Великий князь, я покинул гостиницу и присоединился к человеку, который прослушивал телефонные разговоры с кафе.

В течение этого вечера пришло сообщение для грека, изготовителя сигарет, о том, что украдено несколько тюков турецкого табака — полезная, но второстепенная информация, не представляющая для меня особого интереса. Я знал, что было бы бесполезно допрашивать Мигуэля, хотя и подозревал, что он является членом организации «Скорпион». Любой постоянный клиент этого заведения мог получить разрешение на то, чтобы ему звонили в это кафе, за весьма умеренную плату.

Менее опытный криминалист, чем я, мог бы решить, что он введен в заблуждение серией поразительных совпадений Помните, у медицинских экспертов не было и тени сомнения в смерти Великого князя от сердечного приступа. Его личный врач прислал письменное свидетельство о том, что у него наследственная болезнь сердца, которая могла привести к фатальному исходу, правда только при чрезвычайных обстоятельствах. Правительство его страны, которое прежде имело основание подозревать, что будет совершена попытка покушения на жизнь Великого князя, было удовлетворено заключением экспертов. Так-то вот! А я нет.

Я допросил директора театра «Кокерико». Он признался, что жизнь мадемуазель Зары эль-Хала в продолжение всего ее пребывания в театре была окутана тайной. Ни он, ни кто-либо другой из персонала театра не входили в ее артистическую уборную, а она никогда ни с кем не общалась, за исключением режиссера и дирижера. Они разговаривали с ней о музыкальном сопровождении, об освещении и других сценических эффектах. Она прекрасно говорила по-французски.

Такое положение вещей было почти невероятным, но с ней считались потому, что эта танцовщица, имевшая весьма скромное жалованье, за несколько дней увеличила сборы театра вдвое и своими выступлениями привлекла внимание публики. Она написала в «Кокерико» из Марселя, вложив в конверт вырезки из газет и другие обычные в таких случаях материалы, и была сразу же ангажирована на неделю. Она оставалась в театре в течение двух месяцев и могла бы, если бы захотела, остаться в нем навсегда, как меня заверил несчастный директор, он даже был готов увеличить ей жалованье в пять раз.

Теперь выяснился любопытный факт. На всех фотографиях лицо Зары эль-Хала было прикрыто на восточный манер; надо сказать, что она носила белое шелковое покрывало, совершенно скрывавшее ее лицо, за исключением чудесных глаз. На сцене она выступала с открытым лицом, но на фотографиях оно присутствовало обязательно.

А знаменитая фотография, которую она послала Великому князю? Он ее в бешенстве уничтожил, вернувшись из Булонского леса после стычки с Чанда Лалом.

В конце концов Провидение, а не разум, приводит нас к пониманию действительно великих преступников, неутомимый рок ходит за ними по пятам, это от него они напрасно пытаются скрыться. Прошло много времени после похорон Великого князя, и, когда я почти забыл о Заре эль-Хала, я был однажды в опере с известным французским ученым, который случайно спросил о преждевременной кончине (происшедшей несколько месяцев назад) норвежца Хенрика Эриксена.

— Это — очень большая потеря для нашего столетия, господин Макс, — сказал он. — Эриксен был настолько же выдающийся ученый в области электротехники, насколько Великий князь был искусен в ведении войны. Оба ушли из жизни в расцвете сил и при почти одинаковых обстоятельствах.

— Это правда, — сказал я задумчиво.

— Может показаться, — продолжал он, — как будто природа решила помешать любой попытке проникнуть в ее тайны и небеса препятствуют человечеству в подготовке войн в будущем. Прошло только три месяца после смерти Великого князя, когда в море во время похода скончался американский адмирал Макней, помните? За Эриксеном последовал Ван Рембоулд — несомненно, самый знаменитый специалист нашего времени по взрывчатым веществам: это был единственный человек, которому удалось произвести в значительных количествах радий. Он заболел в доме своих друзей и умер даже прежде, чем был вызван врач.

— Это очень странно.

— Это — ужасно.

— Вы были лично знакомы с покойным Ван Рембоулдом? — спросил я.

— Я близко его знал; это был человек невероятного обаяния, господин Макс, и у меня есть особая причина для того, чтобы вспомнить о его гибели. Я встретился с ним едва ли не за час до его смерти. Мы обменялись только несколькими словами. Встреча произошла на улице, но я никогда не забуду предмет нашего разговора.

— О чем же вы говорили? — спросил я.

— Я предполагаю, вопрос Ван Рембоулда был вызван его знанием того, что я одновременно занимался самыми разнообразными науками. Он спросил меня, не знаю ли я какого-нибудь племени или секты в Африке или в Азии, которая поклоняется скорпионам.

— Скорпионам! — воскликнул я. — О Господи! Скажите еще раз: скорпионам?

— Ну да, конечно. Это вас удивляет?

— А вас это удивило?

— Несомненно. Я не мог себе представить, чем был вызван столь странный вопрос. Я ответил, что не слышал о такой секте, и Ван Рембоулд немедленно сменил тему разговора и больше к этому не возвращался. Так что я никогда и не узнал, почему он задал такой странный вопрос!

Вы можете себе представить, сколько пищи для размышлений дал мне этот разговор. Однако я не мог себе представить, какими мотивами мог кто-либо руководствоваться, организуя убийства военачальников, адмиралов и специалистов по электротехнике и взрывчатым веществам. Обстоятельства гибели этих лиц, несомненно, имели определенное сходство. Но знаменательный вопрос, заданный Ван Рембоулдом, особенно разжег мое любопытство.

Конечно, это могло быть простым совпадением, но если учесть, как редко употребляется слово «скорпион» в странах, где они не водятся, то это явно нечто большее. Почему у Ван Рембоулда возник повод для того, чтобы заинтересоваться скорпионами? Слово «скорпион» ассоциировалось у меня с индусом, сопровождавшим Зару эль-Хала, и именно она завлекла Великого князя в Париж, где он и умер.

О! Это была очень тоненькая ниточка, но, следуя по такой ниточке, нам иногда удается проникнуть в сердце лабиринта.

Выясняя, существует ли какая-нибудь зловещая связь, объединяющая воедино ряд смертельных случаев, объяснявшихся вроде бы естественными причинами, я не продвинулся вперед ни на шаг, но мне пришла в голову одна мысль, заставившая меня действовать. Сэр Фрэнк Нэркумб, крупный английский хирург, почувствовал себя нездоровым в фойе лондонского театра и вскоре после этого скончался. Этот случай неожиданной смерти известного человека в общественном месте был аналогичен обстоятельствам гибели Великого князя, Эриксена и Ван Рембоулда! Казалось, что какая-то странная эпидемия обрушилась на ученых! Все скончавшиеся были людьми науки, включая и Великого князя, который, как считали, был самым выдающимся военным стратегом в Европе, а адмирал усовершенствовал тактику ведения военных действий подводными лодками.

«Скорпион»!.. Это слово преследовало меня неотступно. Наконец это стало настолько невыносимым, что я решил выяснить для себя самого, не упоминал ли сэр Фрэнк Нэркумб в своих разговорах о скорпионе и не имеется ли какого-нибудь доказательства, свидетельствовавшего о том, что он им интересовался.

Я также не мог не вспомнить, что в последнем сообщении о Заре эль-Хала говорилось, что она отправилась в Англию.

ГЛАВА XV ДРАКА В КАФЕ


Скотланд-Ярду было сообщено, что любое упоминание о скорпионе, в какой бы форме оно ни было сделано, следовало отмечать и расследовать; но это ни к чему не привело, что меня, во всяком случае, совсем не удивило. Все, что мне удалось узнать, поступило по неофициальным каналам. И я пришел к выводу, что было бы целесообразно посетить Лондон.

Я распорядился вести наблюдение за Мигуэлем, чье заведение было, похоже, прибежищем сомнительных личностей. Помните, у меня не было неоспоримых доказательств, что он что-то знает о тайных делах индуса, но в разговорах, ведшихся по телефону из кафе, больше ни разу не упоминали о Скорпионе. Однако я решил нанести ему визит вежливости перед отъездом в Лондон, и не сомневаюсь, что мной опять управляло Провидение.

Одевшись так, чтобы не выделяться среди посетителей этого заведения, я пришел туда и заказал себе коньяк. Мигуэль поставил передо мной рюмку; я закурил сигарету и огляделся по сторонам.

В кафе было две женщины и восемь или девять мужчин Четверо из них играли в карты за столом, стоявшим в углу, а остальные пили и курили. Обе женщины были одеты безвкусно и явно принадлежали к преступному миру. Они вели оживленную беседу с красивым алжирцем. Мне знакомо было лицо только одного посетителя кафе, это был опасный человек, Джин Сейч; он чудом избежал электрического стула в Соединенных Штатах. Он хорошо был известен парижской полиции. Он улыбнулся как раз той женщине, которой алжирец уделял, кажется, больше внимания.

Еще один человек, привлекший мое внимание, учитывая мое увлечение физиономистикой, был темноволосый бородатый мужчина, игравший в карты. Его лицо было изуродовано багровым шрамом, шедшим от брови к левому углу рта, поэтому казалось, что его лицо искажено гримасой, придававшей ему вид взбешенного хищника. Мысленно я окрестил его «человеком со шрамом».

Я как раз собирался уходить, когда Сейч встал, пересек кафе и нагло уселся между алжирцем и женщиной, с которой последний разговаривал. Повернувшись спиной к алжирцу и жадно глядя на женщину, он что-то ей сказал.

У таких женщин тяжелый характер, вы понимаете? Она отвесила ему славную оплеуху, так что он свалился на пол. Тотчас алжирец вскочил, в руке у него появился нож. Сейч откатился в сторону и тоже выхватил нож из бокового кармана брюк.

Прежде чем он успел пустить его в ход, Мигуэль, хозяин-квартерон, бросился на него и попытался выкинуть на улицу. Но хотя Сейч был и небольшого роста, он отличался ловкостью и бешеным нравом. Он выскользнул из рук этого гиганта, повернулся и занес нож над хозяином кафе. В этот момент алжирец ловко выбил у него нож, и Сейч остался обезоруженным лицом к лицу с Мигуэлем. Яростно вскрикнув, он схватил Мигуэля за горло, и оба упали на пол.

В такой схватке исход, конечно, мог быть только один, так что алжирец убрал нож в карман и сел на свое место. Мигуэль крепко схватил Сейча и поднял его над головой подобно тому, как тяжелоатлеты поднимают тяжести.

Затем он вынес брыкающегося, взбешенного Сейча в открытую дверь и, стоя на верхней ступеньке лестницы, бросил его на середину улицы.

В этот момент я заметил, как что-то блеснуло на полу около стула, на котором сидел алжирец. Я как раз встал, собираясь уйти. Я подошел к этому предмету и поднял. Как только мои пальцы коснулись его, мое сердце сильно забилось.

Это был золотой скорпион.

Совершенно забыв об опасном окружении, я стоял и рассматривал золотое украшение, лежавшее у меня на ладони… когда неожиданно его стремительно выхватили! Напротив меня стоял алжирец, его коричневое лицо подергивалось от ярости.

— Где ты нашел этот амулет? — крикнул он. — Он принадлежит мне.

— Не спорю, — ответил я. — Он твой.

Алжирец свирепо на меня взглянул. Это происшествие едва ли заслуживало такого проявления чувств. Он обменялся красноречивым взглядом с кем-то подошедшим ко мне со спины. Обернувшись, я встретился со злобным взглядом квартерона, который, наведя порядок, вернулся в кафе и теперь уставился на меня.

— Ты нашел его на полу? — спросил подозрительно Мигуэль.

— Да.

— Скорпион выпал, когда ты выбил нож у этого нахала, — сказал он, обращаясь к алжирцу — Тебе следовало бы быть поосторожнее!

Опять они обменялись многозначительными взглядами; алжирец снова сел, а Мигуэль вернулся за стойку Я покинул кафе, чувствуя на себе их злобные взгляды.

Ночь была очень темная, и когда я спустился по ступенькам на тротуар, то кто-то дотронулся до моей руки. Я стремительно повернулся.

— Не останавливайся, приятель, — услышал я голос Джина Сейча. — Что ты подобрал с пола?

— Золотого скорпиона, — ответил я быстро.

— А! — прошептал он. — Я так и думал! Это я и хотел выяснить. Они оба заплатят за то, что так со мной обошлись. Приятель, не советую тебе здесь задерживаться, впрочем, себе посоветую того же.

Прежде чем я успел что-нибудь сказать или попытаться его удержать, он повернулся и побежал по узкому проходу между домами, который как раз в этом месте ответвлялся от улицы.

Мгновение я стоял в замешательстве, пристально глядя ему вслед. По счастливой случайности я узнал за десять минут больше, чем за девять месяцев, в течение которых использовал всю свою изобретательность и возможности полиции! Par la barbe du prophete!6 Судьба, следующая за преступниками по пятам, помогла мне.

Вспомнив совет Джина Сейча, я пошел быстрым шагом по улице, темной и пустынной, проходившей через район, обозначенный красным цветом на карте Парижа, на которой отмечались совершенные преступления. Дойдя до угла улицы, где горел фонарь, я остановился и оглянулся в темноту у себя за спиной. Я не мог никого увидеть, но подумал, что смогу услышать шаги, если кто-нибудь за мной крадется.

Возникшее подозрение заставило меня ускорить шаг. Я хотел попасть на многолюдный бульвар, на который вела эта второстепенная улица, где я находился. Я добрался до него без происшествий, но, чтобы сбить со следа возможного преследователя, по пути к себе домой я несколько раз прятался и запутывал след. Домой я прибыл около полуночи, убедившись, что ускользнут от преследования, если оно действительно было.

Все было подготовлено к тому, чтобы я мог покинуть Париж, и теперь я позвонил своему помощнику на службу, чтобы проинструктировать его относительно владельца кафе и алжирца, а также дать указание разыскать тайное убежище Джина Сейча. Теперь я считал еще более важным отправиться в Лондон немедленно.

В правильности своего предположения я убедился сразу же, как только поднялся на борт парохода в Булони. Когда я ступил на палубу, то оказался лицом к лицу с мужчиной, который стоял, опершись на поручень, и, вероятно, изучал отъезжающих. Это был человек крепкого телосложения, темноволосый и бородатый, и его лицо показалось мне знакомым.

Прикуривая сигарету, я обернулся и посмотрел назад, чтобы увидеть его лицо в профиль. Я мгновенно его узнал, когда увидел на лице шрам. Это был тот человек, который играл в карты в кафе Мигуэля вчера вечером.

Меня порой критиковали, особенно мои английские коллеги, за мою склонность часто прибегать к маскировке. Они полагали, что опытный преступник на эту удочку не попадется. Я же отвечал, что могу принимать облик людей самых различных профессий. Я считал, что золотой скорпион является отличительным знаком какой-либо банды, общества или преступной группы, и только благодаря тому, что я прибегнул к маскировке, мне удалось избежать опознания крупным бородатым мужчиной, который, возможно, высматривал именно меня!

Мне очень захотелось узнать, избежал ли я преследования, которое я заподозрил на темной улице около кафе, или же меня выследили и установили мое настоящее имя. Во всяком случае, теперь мы поменялись с человеком со шрамом ролями. В Фукстоуне он взял себе место в третьем классе на поезд, идущий в Лондон, я же устроился в соседнем купе.

Прибыв на Чаринг-кросс, он некоторое время постоял около билетных касс, взглянул на часы, а затем взял свою сумку и вышел на привокзальный двор. Я последовал за ним.

Человек со шрамом подошел к такси и обратился к шоферу. В этот момент я находился у него за спиной и услышал часть их разговора.

— На Боу-роуд к Восточному вокзалу!

— Это слишком далеко.

— Что? А…

Я оглянулся. Бородатый мужчина держал в руке банкноту, по-видимому фунтовую. Я увидел, как шофер такси согласно кивнул. Не теряя ни секунды, я бросился к другому таксисту, который как раз освободился.

— На Боу-роуд к Восточному вокзалу, — сказал я. — Двойная оплата, если поторопитесь!

Эта поездка на такси напоминала скорее соревнование. Но я рассчитывал на помощь судьбы, которая следует по пятам за преступниками! Мое такси отъехало первым: у шофера были веские основания для того, чтобы поторапливаться. С того момента, как мы свернули на набережную, и до того момента, как прибыли к месту назначения, я не видел такси человека со шрамом! Свой громоздкий багаж я надеялся забрать позднее.

На Боу-роуд я заметил в темном углу телефонную будку, из которой хорошо просматривалась вся улица. Я вошел в нее и начал ждать. Мне необходимо было остаться незамеченным. Если только мой бородатый приятель не был чрезвычайно удачлив, то он не мог добраться сюда раньше меня.

Мне пришлось ждать почти шесть минут. Затем не более чем в десяти ярдах от меня остановилось его такси, он вышел и отпустил машину. Бородач держался совершенно свободно; он, очевидно, был доволен тем, что его никто не преследовал. Он остановился у входа в вокзал почти около моей будки и закурил сигару.

Поставив сумку на землю, он не спеша огляделся по сторонам; в это время рядом с тротуаром остановилась большая крытая машина бледно-желтого цвета, за рулем которой сидел смуглолицый шофер неопределенной национальности, так как на нем были надеты защитные очки. Но прежде чем я успел составить план действий, человек со шрамом сел в подъехавшую машину, и она плавно отъехала в восточном направлении. Проходивший грузовик заслонил ее от меня, и мне даже не удалось разглядеть номер.

Но я успел увидеть кое-что другое, что принесло мне некоторое облегчение. Когда человек со шрамом садился в машину, поданную смуглым шофером, на его ладони сверкнул какой-то золотой предмет!

ГЛАВА XVI ЧЕЛОВЕК СО ШРАМОМ

Я устроился в меблированных комнатах в Батерси и не выходил на улицу, пока не отросла борода. Я понял, что тайна «Скорпиона» — самое крупное дело, которое когда-либо выпадало на долю французской полиции, и был готов, если потребуется, посвятить его разгадке целых двенадцать месяцев. Я связался с Парижем, и мне выслали затребованные мной документы и лицензии. Также я получил сводку происшествий за последние сутки, и одно из них было сенсационным.

Тело Джина Сейча было выловлено из Сены. Этот человек был заколот ударом кинжала в сердце. Наблюдение за Мигуэлем и его окружением продолжалось непрерывно, но я дал указание, чтобы без моего разрешения там не проводилось облав и арестов.

Теперь у меня были французские водительские права и лицензия парижского шофера такси, а также другие документы, необходимые для подтверждения личности, на имя Чарльза Малета. Все бумаги были в порядке. Теперь, когда я отрастил красивую бороду, я явился в Скотланд-Ярд и обратился с просьбой предоставить мне лицензию лондонского таксиста, которая и была мне выдана после сдачи экзаменов, в том числе на знание Лондона.

Еще до получения лицензии я провел переговоры о приобретении обшарпанного, но прочного автомобиля, владелец которого хотел заменить его на более современную модель. По завершении переговоров я заплатил часть суммы наличными и поставил автомобиль в бывшей конюшне, переоборудованной под гараж, в доме поблизости от моего местожительства в Батерси.

Итак, я нашел себе именно такое занятие, которое позволяло появляться повсюду и в любое время, не вызывая при этом подозрений, а также быстро передвигаться и вести наблюдение как пешком, так и на автомобиле. Это был modus operandi7, который я успешно использовал в Париже и который принес мне один из самых значительных моих успехов в Нью-Йорке (поимка французского бандита, известного как «мосье К»)

Я получил из Парижа данные о недавней смерти сэра Фрэнка Нэркумба и сопровождавших ее обстоятельствах, которые были настолько схожими с обстоятельствами кончины Великого князя, Ван Рембоулда и остальных, что о каком-либо совпадении не могло быть и речи. В соответствии с моим советом Париж уведомил Скотланд-Ярд, чтобы тот настоял на вскрытии тела, но семья сэра Фрэнка Нэркумба использовала свое влияние, чтобы этому воспрепятствовать.

Между тем я крутился около домов, квартир, клубов и контор тех лиц, которые были связаны с умершим хирургом, записывая адреса, по которым они распоряжались себя везти, а также выясняя, кто там живет. Таким образом я получил доказательства, достаточные для трех разводов, но не нашел ни одной улики, связанной со «Скорпионом»! Неважно.

При каждом удобном случае я посещал район Ист-Энда, надеясь заметить там большой автомобиль, управляемый смуглым шофером, или человека со шрамом из Парижа. Я заходил во всевозможные закусочные и дешевые рестораны, посещаемые иностранными матросами и выходцами из Азии. Днем и ночью я ездил по главным улицам этого мрачного района, обычно с опущенным флажком, что означало, что я занят.

Такое усердие всегда окупается. Однажды вечером, высадив своего пассажира, торгового служащего, в районе вест-индских доков, я осторожно ехал через Лайм-хауз8, когда увидел прямо перед собой большой автомобиль. Он остановился, из него вышел человек, и машина отъехала.

У меня было две возможности. Я не был уверен, что это именно тот автомобиль, который я разыскиваю, хотя сходство было значительным. Мне надо было решить: ехать ли за автомобилем или идти за человеком. Я пошел за мужчиной.

То, что мой выбор был верен, выяснилось очень скоро. Этот мужчина остановился на углу улицы напротив ратуши, вынул сигару и закурил. В этот момент я был недалеко от него, и при свете спички, которую он прикрывал руками, я увидел бородатое лицо со шрамом! Победа! Наконец-то!

Закурив сигару, он зашел в бар. Я последовал за ним. Заказав бокал горького пива и оглядевшись, я разыскал объект своего интереса. Он взял рюмку бренди, и когда сделал глоток, то его ужасное лицо перекосила гримаса. Я рассмеялся.

— Вас хотят отравить, мистер! — сказал я.

— О Господи! Отравить?! — ответил он.

— Не хотите ли попробовать из этой бутылки? — спросил я в доверительном тоне. — Мартель, три звездочки.

Он пристально на меня посмотрел; было заметно, что он меня не понимает.

— Я не знаю, — ответил он, запинаясь. — Я очень плохо понимаю английский язык.

— Это точно! — воскликнул я и перешел на французский, говоря с ужасным акцентом. — Вы говорите только по-французски?

— Да-да, — ответил он горячо. — Так трудно добиться, чтобы тебя поняли. Этот напиток не коньяк, а скорее бензин!

Выпив пиво, я заказал две рюмки хорошего коньяка и поставил одну из них перед человеком со шрамом.

— Попробуйте это, — сказал я по-французски. — Вам это больше понравится.

Он сделал глоток и согласился со мной. Мы поболтали минут десять и выпили еще по рюмке, после чего мой знакомый, имевший устрашающую внешность, пожелал мне спокойной ночи и вышел. Его автомобиль подъехал с запада, и я сильно подозревал, что этот человек живет неподалеку отсюда, в той же стороне, или, возможно, где-то там у него назначена встреча. Оставив свое такси около закусочной, я пошел за ним следом по Трикольт-стрит по направлению к Ропер-маркет-стрит, с которой он свернул на узкую улочку, ведущую к реке. Улочка была прямой и пустынной, и я не осмелился следовать за ним дальше, пока он не свернул за угол. Я слышал, как он дошел до конца улицы, а затем звук его шагов затих вдали. Я добежал до угла улицы и увидел заднюю часть здания, стоявшего на причале, а напротив высокой белой стены — ряд ветхих многоквартирных домов, некоторые из которых были деревянные, но нигде не было видно ни одной живой души.

Я неохотно вернулся туда, где стояло мое такси, и обнаружил там констебля, который хотел выяснить, почему я оставил машину в неположенном месте. Мне удалось добиться его симпатии, когда я рассказал ему, что я преследовал пассажира, всучившего мне фальшивую монету в полкроны. Моя хитрость сработала.

— На какой улице ты его потерял, приятель? — спросил констебль.

Я описал улицу и человека со шрамом. Констебль отрицательно покачал головой.

— Он похож на иностранного моряка, — сказал он. — Но я не знаю, где бы он мог там спрятаться. Там живут только китайцы.

Его слова прозвучали для меня как откровение, они сразу же придали делу новый оборот. Как только он сказал «китайцы», меня сразу же осенило, что золотой скорпион, которого я увидел в парижском кафе, вероятно, китайской работы! Я запустил двигатель и не спеша поехал к той улице, на которой потерял след человека со шрамом. Я поставил машину так, чтобы можно было в любой момент отъехать, и сидел, размышляя, что же произойдет дальше. Как долго я там пробыл, сказать не могу, когда внезапно начался сильный ливень.

Что я мог сделать или на что надеялся тогда, не имеет значения. Я напряженно разглядывал эту унылую улицу, залитую дождем, когда на ней появился человек. Он увидел зажженные фары такси и остановился, глядя в мою сторону. Очевидно, он пытался рассмотреть, такси ли это или частный автомобиль; наконец он направился ко мне.

— Вы не заняты? — спросил он.

То ли я проникся к нему симпатией, так как он был без пальто и зонта, то ли меня направляла рука судьбы, сам не знаю, но, когда он ко мне обратился, я решил прекратить на сегодня это унылое дежурство. Господи! Конечно же, это опять была судьба!

— Полагаю, что свободен, сэр, — сказал я и спросил, куда его везти.

Он дал мне адрес дома, который находился менее чем в пятистах ярдах от моего жилища. Я подумал, что это довольно любопытно, и не стал долго раздумывать.

— Садитесь, — сказал я, думая о своем; у меня из головы не выходила мысль, какая же связь может существовать между делом о «Скорпионе» и Китаем. Мы поехали по пустынным улицам и менее чем через полчаса прибыли к месту назначения.

Пассажир, которого звали доктор Кеппел Стюарт, очень любезно предложил мне выпить стаканчик горячего грога, и я не стал отказываться. Когда я вышел из дома, дождь почти перестал. В тот момент, когда я склонился, чтобы запустить двигатель, я с трудом различил в темноте фигуру человека в конце улочки, которая вела к черному входу дома доктора Стюарта. Внезапно страшное подозрение закралось мне в душу.

Проехав ярдов двадцать по улице, я посмотрел назад и увидел, что высокий человек в черном плаще смотрит мне вслед.

Припомнив, с какими предосторожностями я добирался от кафе Мигуэля до своей квартиры в Париже (я уже не сомневался, что и на этот раз стал объектом слежки), я понял, что за мной, вероятно, следит очень опытный соглядатай. Не проехав следующую улицу и наполовину, я остановил машину, выскочил наружу, побежал назад и спрятался в кустах, росших рядом с воротами большого незаселенного дома. Мне пришлось ждать только несколько секунд.

Большой автомобиль с закрытым кузовом, двигавшийся почти бесшумно, проехал мимо меня… из его окна выглядывал человек со шрамом.

Наконец у меня появился шанс отыскать, где логово «Скорпиона». Увы! Человек со шрамом так же быстро, как и я, понял, что у меня возникла такая возможность. Мгновение спустя после того, как он проехал мимо припаркованного такси и убедился, что оно пусто, пока я выбирался из кустов, его большой автомобиль унесся как ветер, и шум мощного мотора замер вдали.

Я был обнаружен; видимо, я столкнулся с чрезвычайно опасными людьми.

ГЛАВА XVII Я УСТРАИВАЮ ЛОВУШКУ

Следующее утро я провел в своих скромных меблированных комнатах, оценивая положение дел и стараясь составить план действий в соответствии с последними событиями. «Скорпион» выиграл у меня очко. Что вызвало подозрения человека со шрамом, мне было неизвестно, но я был склонен полагать, что он увидел меня на узкой улочке через какое-нибудь окно или глазок из деревянного дома, когда я неосторожно за ним последовал.

С другой стороны, могла быть утечка информации в Париже или в моей системе переписки. Человек со шрамом мог разыскивать меня, в то время когда я разыскивал его. У меня не было сомнений, что он кого-то искал на судне.

Затем он понял, что таксист Чарльз Малет следит за ним. Но понял ли он, что Чарльз Малет и Гастон Макс — одно и то же лицо? И узнал ли он, где я живу?

Также он, возможно, подумал, что моя встреча с доктором Стюартом в Лаймхаузе была не случайной; несомненно, он видел, как доктор Стюарт садился в мое такси в Батерси.

Это предположение определило мой план действий. Он был очень опасен, но никогда прежде мне не приходилось оказываться в более тяжелом положении. Черт возьми! Я не забыл о несчастном Джине Сейче.

Этой ночью, прекрасно сознавая, что речь идет о жизни и смерти, я снова поехал в Лаймхауз, где неподалеку от ратуши оставил свое такси и вошел в бар — тот самый, в котором я встретил человека со шрамом. Если у меня и были сомнения относительно того, ведется за мной наблюдение или нет, то теперь они совершенно развеялись. Не прошло и двух минут, как вслед за мной в бар вошел человек со шрамом и поздоровался.

Таким образом, я узнал дополнительную информацию. Ему не было известно, что я опознал в нем человека, следившего за мной до дома доктора Стюарта!

Он пригласил меня выпить, и я согласился. Когда мы подняли наши рюмки, я подозрительно огляделся по сторонам и спросил:

— Я прав, полагая, что вы ведете свои дела в этой части Лондона?

— Да, — ответил он. — Дела приводят меня иногда и сюда.

— Вы хорошо знаете этот район?

— Довольно хорошо. Но, конечно, для иностранца.

Я доверительно похлопал его по груди.

— Послушайтесь моего совета, как друга, — сказал я, — и бывайте в этом районе возможно реже.

— Почему вы так говорите?

— Здесь очень опасно. По вашей дружеской манере, с какой вы вступили со мной в разговор, я понял, что имею дело с сердечным и открытым человеком. Итак, я вас предупреждаю. Прошлой ночью за мной следили, начиная с одной из прилегающих к этому месту улиц, вплоть до дома врача, который специализируется в криминалистике, вы понимаете?

Он очень тяжело на меня взглянул, его зубы обнажились в страшном оскале.

— Вы — очень странный таксист.

— Возможно. Но дело не в этом. Прислушайтесь к моему совету. У меня все здесь записано, — я похлопал себя по груди, где в кармане куртки лежало письмо. — Вскоре весь мир поразится. Скажу вам больше, мой друг, я разбогатею.

Я допил рюмку и заказал по одной для себя и для своего знакомого. Он смотрел на меня очень недоверчиво. Я поднял вновь наполненную рюмку, выпил ее залпом и заказал еще по одной. Затем я наклонился к человеку со шрамом и тяжело положил ему руку на плечо.

— Пять тысяч фунтов, — прошептал я хриплым голосом, — предлагают за ту информацию, которая лежит у меня в кармане. Она еще неполная, вы понимаете, и поэтому меня могут убить прежде, чем я разузнаю недостающие факты: вы знаете, как я собираюсь с ней поступить?

Опять я похлопал себя по карману куртки. Человек со шрамом недоуменно нахмурился.

— Я даже не понимаю, о чем вы говорите, друг мой, — ответил он.

— Я знаю, о чем говорю, — заверил я его (с каждой фразой я говорил все более и более хриплым голосом). — Послушайте же. Я собираюсь передать все свои записи в запечатанном виде своему другу доктору, в запечатанном виде, вы улавливаете? Если я не вернусь за ними, скажем, в течение недели, то он отошлет их в полицию. Это мне ничего не даст, вы полагаете? Нет… Но кой-кого повесят!

Допив третью рюмку, я заказал себе четвертую и еще одну для своего «приятеля». Он остановил меня.

— Благодарю вас, но я больше не буду, — сказал он. — Меня ждет одно дело. Желаю вам спокойной ночи.

— Спокойной ночи! — крикнул я громко. — Спокойной ночи, приятель! Не забывайте моего доброго совета!

Когда он вышел, бармен принес мне четвертую рюмку коньяка и подозрительно на меня взглянул. Наш разговор велся по-французски, но тон моего голоса привлек его внимание.

— Не достаточно ли, приятель? — сказал он. — Ты едва держишься на ногах!

— Вполне достаточно! — ответил я, теперь, конечно, по-английски. — Но этим вечером мне улыбнулась удача, и я почувствовал себя счастливым. Выпейте со мной. Это на сегодня последняя.

Выйдя на улицу, я внимательно огляделся по сторонам, так как и не рассчитывал добраться до дома доктора Стюарта целым и невредимым. Даже если человек, со шрамом не подозревает, кто я на самом деле, то он мог не поверить в то, что я действительно пьян. Я никогда не совершаю такой ошибки, как недооценка ума своего противника, и хотя я и притворялся, но был уверен, что, получив подобную информацию, человек со шрамом проявит свою истинную сущность независимо от того, был ли я пьян или трезв, Гастон ли я, Макс, или кто другой. В любом случае его линия поведения будет неизменной. Он должен был принять как само собой разумеющееся то, что я намерен отдать свои записи на хранение доктору Стюарту, и постараться помешать мне так поступить.

Не обнаружив каких-либо признаков наблюдения, я завел мотор, сел за руль и поехал. Когда я проезжал по Торговой улице, я неоднократно останавливался и оглядывался, но, насколько я мог видеть, за мной никто не следовал. Большая часть моего пути пролегала по многолюдным улицам, что меня совсем не огорчало, но далее мне предстояло проехать по Теймз-Стрит.

Оставив Сити позади, я свернул на эту улицу, которая была ночью совершенно пустынна, и остановился. Черт возьми! Я был разочарован! Кажется, мой план потерпел неудачу. Я не мог понять, почему мне позволили совершенно беспрепятственно уехать, и собирался пройтись пешком до угла, чтобы напоследок еще разок убедиться в отсутствии слежки, прежде чем продолжать поездку. Но это мне сделать не удалось.

Когда я остановил свое такси и собрался выбраться наружу, меня насторожил слабый, очень слабый звук почти у самого уха. Я наклонился и — как раз вовремя… Лезвие длинного ножа промелькнуло над головой и вонзилось в кепи!

Да! Именно это движение спасло мне жизнь, иначе бы нож вошел мне в спину и вонзился в сердце.

Кто-то прятался в такси! Он бесшумно опустил стекло, разделявшее нас, и дожидался удобного момента, чтобы ударить меня ножом. Теперь, потерпев неудачу, он выскочил через ближайшую к нему дверцу и скрылся, быстрый как ветер, как раз в тот момент, когда я сделал попытку подняться со своего места. Я заметил только, как он промелькнул.

— Господи! — пробормотал я, поднимая руку к своей голове, из которой тонкой струйкой бежала кровь. — План удался!

Я туго обвязал рану на голову, насколько у меня хватило сил, и надел кепи, чтобы повязка лучше держалась. Рана была поверхностной, несмотря на кровотечение, и не доставляла мне больших неудобств. Но теперь у меня была веская причина для того, чтобы навестить доктора Стюарта. По пути в Батерси я изменил свой первоначальный план в связи с возникшими обстоятельствами.

Когда я подъехал к дому доктора Стюарта, часы его приема давно истекли. Служанка провела меня в приемную и сказала, что доктор выйдет ко мне через несколько минут. Как только она ушла, я вынул из кармана куртки запечатанный конверт, который я собирался отдать на хранение. Ба! Он был запачкан кровью, которая просочилась из раны на голове!

Вы, конечно, скажете, что это — не основание для того, чтобы не передавать письмо в руки доктора Стюарта, но моя цель была бы также достигнута, если бы я только сделал вид, что его передал. Я знал, что имею дело с умными людьми, ловкими преступниками, и мне также следовало проявить мастерство. У меня были для этого веские основания, учитывая эффективность их слежки, и легкий путь был бы здесь ошибкой.

Письмо, противно липнувшее к рукам, я снова убрал в карман и огляделся, подыскивая, из чего бы сделать подходящий конверт. Над занавеской, которой была задрапирована ниша, расположенная в другом конце комнаты, я увидел ряд коробок с медицинскими принадлежностями, в одной из которых, в частности, хранилась корпия. Это была аптечка доктора. Возможно, где-то там мне и удастся найти конверт, предположил я.

Я пересек комнату и оглядел полку. Прямо на уровне моих глаз в углу лежала стопка конвертов размером тринадцать на семнадцать дюймов и палочка черного сургуча! Прекрасно! Все, что еще требовалось, так это лист плотной бумаги, чтобы вложить его в один из этих конвертов. Но мне не удалось найти ни кусочка бумаги: правда, в кармане у меня лежало запачканное кровью письмо, но мне неприятно было к нему притрагиваться. У меня даже не было газеты. Я уже начал прикидывать, не сложить ли мне вместе три или четыре конверта, но их всего было шесть, и отсутствие такого большого количества стало бы заметно.

Отодвинув в сторону суконную занавеску, которая была подвешена к нижней доске полки, я обнаружил несколько старых картонных коробок. Этого было достаточно. С помощью хирургических ножниц я отрезал кусок от крышки одной из них, засунул его в конверт и заклеил. На маленькой газовой горелке, специально для этого предназначенной, я запечатал оба края конверта сургучом. По странному стечению обстоятельств я обнаружил на полке китайскую монету, прикрепленную к пробке, и чувство юмора подсказало мне использовать ее в качестве печати! И, наконец, чтобы добавить правдоподобия своей затее, я взял ручку, которая была прислонена к бутылочке с красными чернилами, и написал на конверте цифру 30, так как это происходило тридцатого числа.

Моя артистическая натура, которой был продиктован этот осмотрительный поступок, оказалась права, что стало очевидно, когда появился доктор и пригласил меня пройти в кабинет для медицинского осмотра.

Это была небольшая комната с окном почти во всю стену, занавешенным полотняной шторой, которое доктор распахнул настежь тотчас по приходе и лишь задернул штору.

Осмотрев мою рану, он направился к аптечке за корпией; тем временем профессиональные привычки побудили меня к действию.

Я тотчас же выключил свет и посмотрел в окно, слегка отодвинув край занавеси. В тени, падавшей от стены, на противоположной стороне живописной лужайки, огороженной живой изгородью, стоял человек! Я снова включил свет. Мне не хотелось разочаровывать этого наблюдателя!

Когда моя голова была перевязана, я приступил к разговору о письме. Я сказал, что нашел его в своем такси после небольшой аварии, в которой получил эту рану.

— Кто-то оставил его сегодня, сэр, — сказал я, — возможно, тот джентльмен, которого я вез, когда произошел этот несчастный случай, и я не знаю, как его найти. Однако, возможно, он сам меня разыщет или даст объявление. Очевидно, в конверте что-то ценное. Я хотел бы узнать, не сделаете ли вы мне небольшое одолжение? Не будете ли вы так любезны, что возьмете его себе на хранение, приблизительно на неделю, до тех пор пока его не востребуют?

Он спросил меня, почему я не сдам его в Скотланд-Ярд.

— Потому, — сказал я, — что если владелец получит его в Скотланд-Ярде, то менее вероятно, что он меня отблагодарит, чем в том случае, если он получит его непосредственно от меня!

— Но какой смысл в том, чтобы оставлять конверт мне? — спросил доктор Стюарт.

Я объяснил, что если я оставлю письмо у себя, то меня могут заподозрить в том, что я собирался его присвоить, тогда как если он оставит его у себя, то я смогу оправдаться тем, что оставил конверт у него на хранение. Доктор, кажется, был удовлетворен моим ответом.

Человек, затаившийся на лужайке, вероятно, тоже удовлетворил свое любопытство: во время разговора я стоял в трех шагах от настольной лампы и размахивал конвертом, который отбрасывал четкую тень на полотняную занавеску!

Еще когда доктор распахивал окно, я мог лишь гадать, хорошую или дурную службу сослужит мне это обстоятельство. Теперь же я счел, что не воспользоваться им просто грех.

— Смотрите, — сказал между тем доктор Стюарт. — Я вкладываю ваше письмо в этот большой конверт и запечатываю его.

— Да, сэр, — ответил я, держась от него в некотором отдалении — так, чтобы он был вынужден говорить громко. — А не могли бы указать на нем адрес отделения пропавших вещей?

— Конечно, — сказал он и сделал так, как я предложил. — Если его не затребуют в ближайшее время, то я отправлю его в Скотланд-Ярд.

Я приблизился к открытому окну.

— Если его не затребуют, — сказал я громко, — вы пошлете его в Скотланд-Ярд, не так ли?

— Разумеется, — заверил доктор. — До тех пор я запру его в ящике бюро, в котором храню свои ценные вещи.

— Оно будет заперто в вашем бюро. Очень хорошо.

ГЛАВА XVIII ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ЧАРЛЬЗА МАЛЕТА

Я знал наверняка, что люди «Скорпиона» ведут за мной наблюдение, и не стану утверждать, что это меня не беспокоило, когда я подъезжал к пустому дому, в котором находился гараж. Мое расследование вошло в новую стадию, и вскоре Чарльз Малет должен был исчезнуть. Я хорошо понимал, что если хоть на мгновение ослаблю свою бдительность, то могу вообще перейти в мир иной. Дорожка, которая вела к гаражу, заросла травой, а по бокам ее нелепо высились неподстриженные кусты; трава пробивалась и между камнями, которыми был вымощен небольшой дворик, хотя во многих местах она поблекла от недавно пролитого там бензина. Загнав машину во двор, я выбрался из нее и осмотрел это пустынное место. В лунном свете оно выглядело таинственно. Я был бы рад, если бы сейчас зашел кто-нибудь из знакомых, но за исключением констебля, который как-то заходил сюда пару раз, чтобы со мной поболтать: вечером я всегда был в гараже один.

Я решил поставить машину в гараж и сразу же его запереть, так как понимал, что оставаться в этом уединенном месте дольше необходимого в сложившихся обстоятельствах чрезвычайно опасно. Торопливо выключив свет, я отпер двери, остановился и снова огляделся вокруг. Мне предстояло рискованное испытание: надо было проехать до гаража последние десять ярдов, с обеих сторон заросших густым кустарником, где так легко мог спрятаться злоумышленник, чтобы в нужный ему момент оказаться у меня за спиной.

Однако мне необходимо было это сделать. Я сел за руль и подал машину вовнутрь этого узкого строения, выключил мотор и настороженно посмотрел на яркий прямоугольник открытых дверей. Там никого не было видно. Ни одна тень не шевельнулась.

Выйдя из машины с пистолетом наготове, я, осторожно ставя ноги, прокрался вдоль стены до дверей. Там я остановился. Мне удалось услышать, как кто-то тяжело дышит снаружи!

Я быстро опустился на пол и медленно высунул голову за угол кирпичной стены, держа ее на расстоянии четырех дюймов от земли. Я знал, что тот, кто меня поджидал, зафиксировал свой взгляд на том уровне дверного проема, где должна была появиться моя голова.

Прижавшись спиной к стене, с пистолетом в левой руке и поднятым мешочком с песком в правой, стоял человек со шрамом. В лунном свете можно было разглядеть жестокое выражение его глаз и зубы, обнажившиеся в зверском оскале. Но он меня не заметил.

Осторожно я выставил вперед свой пистолет и поднял его ствол под острым углом. Я, конечно, не мог быть уверен в том, что хорошо прицелился, но у меня не было на это времени.

Я выстрелил, целясь в запястье правой руки, но пуля попала выше. Он дико вскрикнул, отскочил назад, выронил пистолет и, увидев, как я вскочил на ноги, замахнулся мешочком с песком, стремясь нанести мне удар в голову. Я прикрыл ее левой рукой, по которой сразу же пришелся очень сильный удар.

Я отшатнулся к стене, пистолет выпал у меня из руки! Моя левая рука на какое-то время вышла из строя, а человек со шрамом не мог пользоваться правой. Черт возьми! У меня было преимущество!

Он бросился на меня.

Тотчас же преимущество перешло к нему, так как он схватил меня за горло! Черт возьми! Ну и хватка же у него была! Он припер меня к стене и начал душить; на лице у него играла жестокая усмешка.

От такого натиска можно было спастись только контратакой. Я сильно ударил его ногой, и смертельная хватка ослабла. Несмотря на страшную боль, причиняемую его рукой, я повернулся и высвободился! Он пошатнулся. Я ударил его в область сердца, и он упал. Я набросился на него, торжествуя: он хотел лишить меня жизни — и я не знал пощады.

Однако я не думал, что будет так легко задушить такого сильного мужчину. Когда он замер, я несколько мгновений стоял и глядел на него. Я думал, что он пытается меня обмануть. Но оказалось, что это не так. С ним было покончено.

Я прислушался. Положение, в котором я оказался, было очень сложным. Где-то прокричала сова, но больше ничего не было слышно. Видимо, звук выстрела не привлек ничьего внимания. Я наклонился и осмотрел одежду лежавшего у моих ног человека.

При нем я нашел билет на Париж, датированный сегодняшним числом, который лежал вместе с другими документами, но все это не заслуживало внимания, наконец я нащупал во внутреннем кармане пиджака что-то твердое, неправильной формы. Я вытащил этот предмет наружу, и при свете луны он заблестел у меня на ладони… Это был золотой скорпион!

Вероятно, он был поврежден во время борьбы. Хвост у него отсутствовал; не стану утверждать, что не продолжил поиски, но мне не удалось его обнаружить.

Бледный лунный свет оказал на меня благотворное действие; я взглянул на приобретенный им билет, и у меня возникла идея, которую я сразу начал осуществлять. Убедившись, что на его одежде нет маркировки, по которой его можно было бы опознать, я отстегнул со своего запястья идентификационный диск, который всегда носил при себе, и пристегнул его на запястье человека со шрамом!

Я ясно понял, что он тщательно подготовился к моему устранению и сразу же после него собирался уехать во Францию. Мне захотелось создать видимость, что ему это удалось.

Десять минут спустя меня можно было видеть медленно ехавшим по набережной Темзы с ужасным пассажиром на заднем сиденье. Я высматривал место, которое я как-то приметил во время своих поездок, и размышлял о том, насколько легко совершить убийство в Лондоне когда выбежал констебль и перегородил мне дорогу!

Господи! Как у меня забилось сердце!

— Я остановил тебя, чтобы выяснить твой номер и фамилию, приятель, — сказал он.

— Зачем? — спросил я; в этот момент мне пришла на ум превосходная английская идиома и я добавил: — Что случилось?

— У тебя не горят фары, — крикнул он, — вот что случилось!

— О, — сказал я и вылез из машины, — точно. Прошу простить. Я не заметил. Вот моя лицензия.

Я протянул ему этот документ и включил фары, проклиная себя за забывчивость.

— Хорошо, — сказал он и вернул мне лицензию. — Но как, черт возьми, вас угораздило не включить хотя бы габаритные огни, не могу себе представить!

— У меня в машине сейчас пассажир, которого я посадил еще до наступления сумерек, — объяснил я, быстро подходя к задним фонарям.

— Он что-то помалкивает! — заметил констебль.

Я убрал спички в карман и, подойдя к передней дверце такси, жестом показал, как подносят рюмку ко рту, а большим пальцем ткнул через плечо туда, где сидел пассажир, которого не было видно.

— Вот оно что! — сказал констебль и пошел прочь. Никогда за всю свою службу я не испытывал большего облегчения!

Я медленно тронулся в путь. Место, которое я наметил, находилось не более чем в трехстах ярдах отсюда. Заметив, что констебль пошел в противоположную сто рону, я подъехал к пустому причалу, расположенному около дороги, остановился и прислушался.

Слышались только волны прилива, бьющие о сваи причала. Было еще не очень поздно.

Я открыл дверцу такси, вытащил труп человека со шрамом, огляделся по сторонам, совсем как злодей из спектакля, и потащил этот неприятный груз по плохо мощенной дорожке к маленькому причалу. Посредине Темзы как раз проплывал полицейский патруль, и я подождал, пока скрип весел не стих вдали.

Затем послышался тихий всплеск… и снова стало тихо.

Тело «Гастона Макса» погрузилось в воду.

По дороге в гараж я напряженно размышлял, пытаясь понять, кто такой человек со шрамом. Не мог ли он быть «Скорпионом»? Я не мог это утверждать, но надеялся, что очень скоро это выяснится.

Рассчитавшись с хозяйкой меблированных комнат и забрав все свои бумаги и пожитки, я сложил значительную часть своей одежды в гараже и по телефону заказал себе комнату в гостинице, расположенной в районе Вест-Энда.

Я поставил такси в гараж, запер дверь и при свете лампы сбрил бороду и усы. Свою шоферскую одежду и кепи я оставил на крючке, где обычно их и вешал после работы, и переоделся в костюм, который держал здесь в образцовом порядке. Затем я уничтожил все метки на вещах, по которым можно было определить их владельца, потушил лампу, вышел наружу, запер за собой дверь и с саквояжем и палочкой отправился в гостиницу. Чарльз Малет перестал существовать.

ГЛАВА XIX Я ВСТРЕЧАЮ СТАРУЮ ЗНАКОМУЮ

На углу улицы напротив заведения доктора Стюарта стоял дом, который предлагался для сдачи внаем или для продажи. Фамилия агента, занимающегося его продажей, была указана на доске объявлений. Я получил у него ключи и сделал себе дубликат ключа от парадной двери. Это было совсем несложно: слесарь вернул мне оба ключа меньше чем через полчаса. А я сообщил агенту, что дом мне не подходит.

Однако, закрыв дверь на засов, чтобы возможные покупатели не застали меня врасплох, я проводил целые дни в верхней комнате, где через окно, скрытое кронами деревьев, наблюдал за всеми, кто приходил в дом доктора Стюарта. Пока не наступали сумерки, я оставался на своем посту с хорошим биноклем в руках. Каждого пациента я внимательно рассматривал, а когда становилось темно настолько, что уже было невозможно разглядеть лица посетителей, я спускался в сад перед домом и продолжал наблюдение с нижних ветвей дерева, росшего в двадцати футах от дороги.

Через определенные промежутки времени я крадучись покидал свой пост и осматривал улочку, куда выходило открытое окно приемной доктора. От улочки ответвлялась тропинка, которая вела к черному ходу; с нее можно было заглянуть в огромное распахнутое окно кабинета, выходившее на лужайку. Во время одного из таких обходов, когда я смотрел через щель в живой изгороди, я услышал телефонный звонок. Доктор Стюарт был в кабинете, и я услышал его разговор.

Как я понял, его срочно вызывали в какое-то учреждение, расположенное поблизости. Я увидел, как он взял с дивана шляпу, трость и саквояж и вышел из комнаты. Затем я опять вернулся на свой пост в саду пустующего дома.

В течение некоторого времени никто не появлялся. Проходивший по улице полицейский осветил ворота нежилого дома фонариком. И его шаги замерли вдали. Затем я услышал гудение мощного мотора. Я затаил дыхание. Автомобиль приблизился, свернул на нашу дорогу, подъехал ближе… и остановился перед домом доктора Стюарта.

Я сфокусировал свой бинокль на шофере.

Это был смуглый мужчина! Черт возьми! Из машины вышла женщина. Она была одета в меха, и я не смог разглядеть ее лицо. Женщина легко поднялась по ступенькам, и ее впустили в дом.

Шофер подал машину назад, в улочку позади дома.

От волнения мое сердце учащенно забилось; я прокрался через дальние ворота, к которым вела аллея, пересек дорогу в пятидесяти ярдах от дома доктора и очень тихо подкрался к черному ходу. Оттуда, из полной темноты, я мог наблюдать за окнами, выходившими на лужайку.

Как я и ожидал, элегантная посетительница была проведена не в приемную, а в кабинет доктора. Она разговаривала, сидя ко мне спиной, с седовласой пожилой женщиной, вероятно экономкой доктора. С нетерпением я дожидался, пока пожилая женщина уйдет, и, как только это произошло, посетительница встала, повернувшись лицом к окну… Это была Зара эль-Хала!

Я с трудом сдержался, чтобы не закричать. В этот момент Зара эль-Хала достала из сумочки ключи и начала подбирать их к замкам ящиков стола!

— Итак! — сказал я себе. — Они не знают, какой именно ящик им нужен!

Внезапно она прервала свое занятие, нервно взглянула на открытое «французское» окно, затем пересекла комнату и задвинула занавеси.

Я снова прокрался на дорогу и тем же обходным путем вернулся к пустующему дому. Я на ощупь отыскал в кустах спрятанный там мотоцикл, откатил его к дальним воротам аллеи и стал ждать.

Мне была видна парадная дверь дома напротив, и я заметил доктора, возвращавшегося по дороге. Когда он показался, то откуда-то — откуда, мне так и не удалось определить, — раздался странный, ужасный вой, от которого меня пробрал озноб. Доктор Стюарт не успел еще добраться до двери своего дома, как этот звук прекратился. Я сразу понял, что из себя представляет этот ужасный вой. Кто-то предупреждал Зару эль-Хала о том, что доктор возвращается! Возможно, это делал смуглый шофер!

Теперь я по достоинству оценил предпринятые мной меры предосторожности, направленные на то, чтобы уйти из-под слежки! Конечно, наблюдатель устроился в таком месте, откуда он может хорошо видеть парадную дверь и дорогу.

Пять минут спустя девушка вышла, старая экономка закрыла за ней дверь, машина выехала из улочки, Зара эль-Хала села в нее и уехала. Я не заметил, чтобы в машине был кто-нибудь третий — ни спереди, рядом с шофером, ни сзади. Я завел свой «Индиан» и пустился в преследование.

Как я и предвидел, их путь лежал в восточном направлении, и я проезжал мимо знакомых мест. Этот большой таинственный автомобиль несся по Лондону с юго-запада на восток, а я пытался его догнать. Иногда на улицах с интенсивным движением я ненадолго терял его из вида, но затем обнаруживал снова, и в конце концов на Торговой улице я оказался от него в пятидесяти ярдах.

Прямо перед мостом через канал мне пересек дорогу пьяный матрос, и только рискованно свернув направо в улочку, кажется, Саймон-лейн, мне удалось избежать столкновения.

Черт возьми! Как же я его проклинал! Улочка была слишком узкой, чтобы я мог сразу развернуться; я спешился и выкатил мотоцикл задним ходом. Конечно, желтый автомобиль исчез, но я решил, как нечто само собой разумеющееся, что он уехал по главной улице. На опасной скорости, проклиная моряка и всех его родственников, я поехал в восточном направлении и еще раз свернул направо, на дорогу, ведущую к вест-индским докам.

Подъехав к докам и увидев, что там царит запустение и никого не видно, я понял, что пьяный негодяй мне все испортил! Я готов был сесть на грязный тротуар и разрыдаться, настолько я чувствовал себя униженным! Если Зара эль-Хала завладела конвертом, то я упустил свой единственный шанс.

Однако, черт возьми! Как я уже говорил, у нас во французской полиции не принято предаваться унынию.

В глубокой задумчивости я поехал в свою гостиницу. Завладела ли девушка конвертом или нет, по крайней мере доктор не застал ее за поисками. Если она его не нашла, то попытается еще раз. Я мог спокойно спать до утра.

Следующий день я провел, как и предыдущий, ничем заслуживающим особого внимания он не отличался. Приблизительно в то же время, что и вчера, я увидел желтый автомобиль и сосредоточил все свое внимание на смуглом шофере, направив на него бинокль.

Девушка вышла из машины и в течение минуты разговаривала с шофером. Когда он снял защитные очки, которые обычно носил, я увидел его лицо. Точка зрения, к которой я пришел предыдущей ночью, оказалась правильной. Этот шофер был индус, Чанда Лал! Когда Зара эль-Хала поднялась по ступенькам, а он подал машину назад в узкую улочку, я не спускал с него глаз. Даже наблюдая за ним с минимального расстояния, которое только мог себе позволить, я не сумел разглядеть, где он прячется, чтобы следить за дорогой.

В этот раз, как я знал, доктор Стюарт был дома. Однако девушка пробыла у него почти полчаса, и я начал задумываться, не было ли на этот раз запланировано что-нибудь новенькое. Внезапно дверь отворилась, и она вышла.

Я крадучись пробрался через кусты к своему мотоциклу и выкатил его на аллею. Я увидел, как автомобиль тронулся, но удача мне изменила, двигатель мотоцикла никак не заводился, и, когда десять минут спустя он ожил, я понял, что догонять теперь уже бесполезно.

Поскольку этот отчет был задуман для сведения тех, кто займется поисками «Скорпиона» — либо вместе со мной, либо, в случае моей неудачи, без меня, — было бы бесполезно описывать все мои несчастья. Кое-что мне все-таки удалось выяснить. Однажды я преследовал желтый автомобиль от дома доктора Стюарта до конца дамбы в Лаймхаузе, не выпуская его из виду.

Вереница тележек, которую тащил трактор от доков, задержала меня на углу улицы, хотя желтый автомобиль и успел проехать. Но затем я бешено понесся за ним следом и, к моему великому счастью, догнал его около остановки трамвая, расположенной вблизи доков. С этого места, не выпуская автомобиль из виду, я проехал по удивительно извилистой улице в Кенинг-Таун, где он свернул в гараж. Я последовал за ним, чтобы заправиться.

И увидел, что Чанда Лал разговаривает с дежурным, не выходя из машины, но Зары эль-Хала в ней не было!

Сначала я остолбенел от изумления… Я был ошеломлен. Улица, на которой я неблагоразумно выслеживал человека со шрамом, была расположена между Лаймхаузской дамбой и Ропер-маркет-стрит и находилась недалеко от того места, где я потерял из виду желтый автомобиль. На этой улице, где, по словам моего друга-полисмена жили почти исключительно одни китайцы, Зара эль-Хала вышла из машины. На этой улице было логово «Скорпиона»!

ГЛАВА XX ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ВЫВОД

Я перехожу теперь к заключительному выводу своего отчета и к тому странному происшествию, которое заставило меня явиться в Скотланд-Ярд. Угроза неминуемой смерти, которая побудила меня записать то, что мне известно о «Скорпионе», перестала меня беспокоить начиная с того момента, как перестал существовать Чарльз Малет. А исчезновение человека со шрамом, вне всяких сомнений, было воспринято лицом, пославшим его на это дело, как свидетельство успешного моего устранения. Поэтому я вздохнул гораздо свободнее… все-таки гораздо свободнее, когда мое тело было обнаружено!

Да, мое тело было выловлено из воды, как я прочитал об этом в крошечной заметке в утренней газете; она была самой маленькой среди прочих. Я узнал, что очень скоро я буду действительно мертв, то есть моя смерть будет признана официально. Вы понимаете, что я и прежде на это рассчитывал, ибо у меня были веские основания полагать, что «Скорпион» узнал, что я в Англии, и я опасался, что он затаится. Однако с того момента, как такое выгодное положение дел все-таки установилось, на основании этой заметки я сделал для себя два вывода. Во-первых, что враг прекратит разыскивать Гастона Макса, и, во-вторых, что комиссар Скотланд-Ярда прикажет вскрыть первую часть моего отчета, которую я отослал ему через два дня после прибытия в Англию. В этой части сообщалось о ходе расследования в Париже и моей слежке за человеком со шрамом вплоть до вокзала на Боу-роуд, а также то, что он показал золотого скорпиона шоферу желтого автомобиля.

Это должно было произойти потому, что Париж сообщил бы по телеграфу, что идентификационный диск, найденный на трупе, принадлежал Гастону Максу. Почему Париж так бы поступил? Потому, что я прекратил отсылать отчеты, после того как перестал быть Чарльзом Малетом, и Париж попытался бы выяснить, что со мной произошло. Я прекратил отсылать отчеты, поняв, что должен бороться с преступной организацией, о масштабах которой я не имел ни малейшего представления. Поскольку у меня не осталось других шансов, то я предпочел, чтобы меня считали умершим.

Теперь я возвращаюсь к той ночи, когда инспектор Данбар, этот беспощадный Данбар из Скотланд-Ярда, пришел в дом к доктору Стюарту. Его появление меня удивило. Я не мог его не узнать; из-за наступления сумерек я покинул свой пост у окна и устроился среди кустов около пустующего дома, откуда я прекрасно видел дверь дома доктора. Эта ночь была необыкновенно холодной, временами шел дождь; когда же я прокрался по улочке, огибавшей лужайку, надеясь что-нибудь увидеть или услышать из того, что происходит в кабинете, то обнаружил окна закрытыми, а занавеси — зашторенными.

Этой ночью удача от меня отвернулась. Уже начало темнеть, когда я приехал в расположенный поблизости гараж и обнаружил, что у моего мотоцикла спустило заднее колесо. Я с трудом держал себя в руках, пока мне ремонтировали проколотую шину. В результате дом доктора Стюарта находился без наблюдения в течение получаса. За это время там могло произойти все что угодно.

Посылал ли доктор Стюарт за инспектором? Если это так, то я боялся, что либо конверт исчез, либо он поймал Зару эль-Хала на месте преступления и решил передать ее в руки полиции. Я был в бешенстве. Снова у меня возникли сильные подозрения, что не я один наблюдаю за домом доктора Стюарта. Точность, с какой большой желтый автомобиль останавливался у его дома, стоило ему выйти, не могла быть случайной. Однако я был не в состоянии обнаружить присутствие наблюдателя, у меня даже не было предположений о том, где могли прятать автомобиль, если моя догадка была верной. Тем не менее я полагал, что мне не удастся продвинуться в своих поисках, пока инспектор остается в доме. Я полагал, что Зара эль-Хала все еще не добыла конверт. Я выкатил свой «Индиан» и поехал в табачную лавочку, где иногда покупал сигареты.

Там в задней комнате был телефон, которым за плату разрешалось пользоваться покупателям. Телефоны общественного пользования не подходили для моей цели, так как оператор обычно сообщал абоненту, откуда ему звонят. Лавочка была закрыта, но я дернул за колокольчик, висевший рядом с дверью, и вымолил разрешение воспользоваться телефоном, после того как заверил в особой срочности этого звонка. Я старательно развивал свои природные артистические способности, полагая, что они чрезвычайно полезны в моей профессии. Теперь я решил ими воспользоваться. Раньше мне приходилось работать вместе с инспектором Данбаром и его подчиненным сержантом Сауэрби, и я решил имитировать манеру речи последнего.

Я позвонил доктору Стюарту и спросил инспектора, заявив, что говорит сержант Сауэрби из Скотланд-Ярда.

— Алло! — крикнул он. — Сауэрби, это вы?

— Да, — ответил я, воспроизведя голос Сауэрби. — Я подумал, что найду вас здесь. Я звоню относительно тела Макса…

— Э! — сказал Данбар. — Что? Макс?

Я хорошо понимал, что из Парижа еще не пришла телеграмма, однако я сказал ему, что Париж ее уже передал и идентификационный диск с номером 49685 принадлежит Гастону Максу. Он был ужасно взволнован и осудил легкомысленную манеру Макса работать в одиночку.

— Приезжайте в Скотланд-Ярд, — сказал я, желая, чтобы он как можно скорее покинул дом доктора.

Он сказал, что подъедет через несколько минут. Я прикидывал, каким способом выяснить, что за дело привело его в дом доктора Стюарта, когда он сам мне об этом сообщил.

— Слушайте, Сауэрби, — сказал он. — Это дело, несомненно, связано со «Скорпионом». Фрагмент золотого украшения, найденный на трупе, это не шип кактуса, а хвост скорпиона!

Итак! Они нашли то, что не удалось найти мне! Должно быть, решил я, он зацепился где-нибудь за подкладку одежды человека со шрамом. О Заре эль-Хала не было упомянуто ни слова, поэтому, когда я возвращался на мотоцикле обратно на свой пост, я позволил себе предположить, что она должна снова приехать, так как, вероятно, до сих пор не нашла конверт. Я оказался прав.

Черт возьми! Этот автомобиль ездил так же быстро, как и я; неужели он приедет первым! Я не исключал такой возможности и, сойдя с мотоцикла на приличном расстоянии от дома доктора, оставил его в саду дома напротив. Когда я свернул с главной дороги, то увидел доктора Стюарта и инспектора Данбара, подходивших к автостоянке, где обычно всегда можно было найти два или три такси.

Я видел, как красавица Зара, одетая чрезвычайно элегантно, вошла в дом, а затем, еще даже до того, как Чанда Лал подал машину назад в улочку, я отправился к тому месту, где оставил свой мотоцикл. Менее чем за полчаса я пересек Лондон и встал в тени высокой белой стены, которая, как я уже упоминал, расположена напротив ряда деревянных домов на улице, прилегающей к дамбе в Лаймхаузе.

Вы поняли мой план? Я был совершенно уверен, что мне осталось только выяснить, в каком из домов, находившихся на этой улице, скрывается «Скорпион»!

Я уже отмечал, что этим вечером мне не везло. Nom d'un petit bonhomme!9 Так оно и было. Я прятался в тени этой стены, пока не начало светать, и не увидел ни одной живой души, за исключением очень старого китайца, который вышел из одного из этих домов и медленно пошел прочь. Казалось, что другие дома были пусты. За всю ночь по этой улице не проехало ни одной машины.

Проанализировав все детали этого чрезвычайно запутанного дела, я начал понимать, что те преимущества, которые дает работа в одиночку, теперь перевешиваются неблагоприятными сторонами этого метода. Дело подошло к той стадии, когда требовалось провести обыкновенную полицейскую операцию. Мне удалось выявить некоторые нити этого дела, Скотланд-Ярду следовало теперь их проверить, пока я разыскивал новые.

Я решил, что для меня будет лучше, если меня будут продолжать считать умершим. Это предоставило бы мне большую свободу действий. Исчезновение человека со шрамом к этому времени уже должно было быть замечено его товарищами, и могло возникнуть подозрение, что умерший — не Гастон Макс, но я полагал, что никому из группы «Скорпиона» не удастся получить доступ к его телу, и не представлял себе, как это подозрение могло бы быть проверено. Я вновь прикинул сложившееся положение дел. Запечатанное письмо частично выполнило свою роль. Хотя мне и не удалось определить, где эти люди скрываются, но я мог очертить на карте круг, в пределах которого он должен находиться, и я узнал, что Зара эль-Хала и индус в Лондоне. Что все это значило, каковы были цели «Скорпиона», я не знал. Но, выяснив так много, будьте уверены, я не терял надежды разузнать еще больше.

Положение дел настоятельно требовало, чтобы я вошел в контакт с Данбаром и точно узнал, что происходит в доме доктора Стюарта. Поэтому я решил посетить инспектора в Скотланд-Ярде. Я явился туда под вечер на следующий день после дежурства в Лаймхаузе и передал ему визитную карточку одного из своих коллег, так как в мои намерения не входило, чтобы стадо известно, что я жив.

Тотчас меня провели в его комнату, которая, как я помнил по своему прошлому посещению, была светлой, но почти без мебели. Я остановился у двери, улыбаясь. Инспектор Данбар поднялся, но молча меня рассматривал, пока констебль не вышел.

Я рассчитывал, что от изумления он онемеет. Но он был спокоен, как истинный шотландец.

— Ну что ж, — сказал он, идя мне навстречу и протягивая руку, — я рад вас видеть. Я знал, что рано или поздно вы к нам придете!

Я почувствовал, как мои глаза округлились от удивления. Но я не обиделся. Я обрадовался.

— Взгляните, — продолжил он и протянул мне полоску бумаги, вырванную из записной книжки. — Это — копия записки, которую я оставил доктору Стюарту некоторое время тому назад. Прочтите.

Я прочел следующее:

«А) Человека, который вырезал кусок картона из крышки коробки и запечатал его в конверт, зовут Гастон Макс!

Б) Пропавшего таксиста зовут Гастон Макс!

В) Человек, который позвонил мне, когда я был в доме доктора Стюарта, и сказал, что Гастон Макс мертв, — Гастон Макс!»

Я вернул листок инспектора Данбару и поклонился.

— Инспектор, работать с вами приятно и почетно, — сказал я.

Вот мы и подходим к окончанию моей истории. Весь вечер я провел в кабинете помощника комиссара, обсуждая ход событий и сравнивая их с записями инспектора Данбара. И выяснил одну очень важную вещь. Я слишком рано прервал свои ночные дежурства. Как-то утром, незадолго до рассвета, кто-то, но не Зара, проник в дом доктора Стюарта! Я решил навестить доктора.

Так случилось, что я задержался и приехал в такое позднее время, что решил уже к нему не заходить… когда мимо такси, в котором я ехал, пронесся большой желтый автомобиль!

Черт возьми! Я не мог ошибиться! Это произошло в нескольких сотнях ярдов от дома доктора Стюарта; вы понимаете, я сразу же отпустил такси и дальше осторожно пошел пешком. Я не долго слышал шум мотора машины, которая меня обогнала, но я знал, что он работает почти бесшумно. Когда я крадучись пробирался в тень, отбрасываемую живой изгородью, которая так хорошо служила мне прежде, я увидел желтый автомобиль. Он стоял на противоположной стороне улицы.

Я добрался до черного хода.

Слева от меня с задней стороны дома, выходившей на лужайку, раздался внезапно необычный треск, и я заметил вспышку голубого пламени, слабо напоминавшего зарницу. За этим последовала серия приглушенных взрывов… В темноте я споткнулся обо что-то лежавшее на земле, похожее на кабель. Я негромко вскрикнул… и тотчас же получил удар по голове, растянувшись на земле! Все плыло у меня перед глазами: вероятно, в том же самом проходе, в который я вошел, прятался Чанда Лал! Я снова услышал ужасный вой совсем рядом с собой.

Я смутно различил какую-то неправдоподобную фигуру высокого человека, напоминавшую монаха в рясе, который стоял рядом со мной. Я напрягся, чтобы не потерять сознание, и услышал быстрые шаги и шум мотора. Этот звук вернул мне силы! Я должен добраться до телефона и распорядиться, чтобы желтый автомобиль задержали.

Шатаясь, я пробрался на ощупь вдоль живой изгороди туда, где я заметил дерево, с помощью которого можно было через нее перелезть. Голова у меня кружилась, как у пьяного, но я все-таки перелез через изгородь на лужайку. Окна в доме были открыты. Я бросился в кабинет доктора Стюарта.

Ба! Он был полон дыма. Я огляделся. Господи! Я был потрясен. Несмотря на дым в комнате, я увидел, что происшедшее здесь было страшнее и необычнее всего, с чем мне приходилось сталкиваться прежде.

ГЛАВА XXI ПОХИТИТЕЛИ ГЕНИЕВ

Помощник комиссара закурил сигарету.

— Итак, кажется, — сказал он, — некоторые второстепенные проблемы разрешены, и перед нами встает главный вопрос: кто такой «Скорпион» и чего он добивается?

Гастон Макс пожал плечами и улыбнулся доктору Стюарту.

— Давайте посмотрим, — предложил он, — что нам в действительности известно о «Скорпионе». Давайте проанализируем нашу позицию в этом деле. Во-первых, выясним, что мы о нем знаем, то ли это лицо, с которым у доктора Стюарта произошла странная встреча. Не придавая слишком много значения этому странному эпизоду, происшедшему пять лет тому назад на мосту Ву-Мен в Китае, нам следует помнить одно обстоятельство: замечательно уже то, что «Скорпион» был всем известен и, кажется, все его боялись. Итак. Возможно, что тот, кого мы ищем, это человек с моста Ву-Мен, возможно и нет. Мы еще сегодня о нем поговорим.

Перейдем к тому моменту, когда на сцене появилась Зара эль-Хала, также известная под именем мадемуазель Дориан. Ее появление было связано с моим разговором с человеком со шрамом, приехавшим из Парижа, о подготовленном мною письме. Она появилась, чтобы заполучить опасную информацию, содержащуюся в письме, прежде чем оно будет отправлено в Скотланд-Ярд, — словом, она пришла от «Скорпиона».

Нам известны два факта, показывающие, как осуществлялась связь между этой девушкой и человеком со шрамом со «Скорпионом». Во-первых, посредством телефона «Скорпион» входил в контакт с Мигуэлем и остальными членами группы. Во-вторых, члены группы входили в контакт между собой по предъявлении опознавательного знака — золотого украшения, которое сейчас лежит на столе; его я взял из кармана человека со шрамом. Какой мы можем сделать вывод из заявления, сделанного мадемуазель Дориан доктору Стюарту? Давайте рассмотрим этот вопрос.

Во-первых, мы можем принять ее слова на веру с известной долей сомнения Возможно, ее история просто-напросто сфабрикована. Однако интересно было бы узнать, почему она утверждает, что является покорной исполнительницей воли своего страшного господина. Она особенно подчеркивает тот факт, что родилась на Востоке, где женщины не пользуются той свободой, которая обычна для них в Европе. В известной степени так оно и есть. С другой стороны, она, кажется, не только наслаждается свободой, но и роскошью. Тем не менее это тоже может оказаться неправдой. Некоторый слабый намек на правдивость ее истории бросает необычный образ ее жизни во время пребывания в Париже. В среде богемы она оставалась такой же одинокой, как одалиска в каком-нибудь гареме Стамбула, не знаю, по своей или по чужой воле. Но так или иначе образ ее жизни укрепляет нас в убеждении, что мы имеем дело с людьми с Востока, ибо в жилах Зары эль-Хала течет также и восточная кровь, а сопровождающий ее Чанда Лал — индус.

Итак. Рассмотрим теперь вопрос, касающийся человека в рясе, которого доктор Стюарт видел дважды. Один раз — за занавесью, висящей на его окне, а еще раз он увидел его тень при свете луны на лужайке около дома. Этот человек не мог быть человеком со шрамом, ибо последний был уже мертв ко времени первого появления человека в рясе. Это мог быть «Скорпион»!

Макс сделал впечатляющую паузу и оглядел присутствующих в комнате помощника комиссара.

— На минутку я вернусь к человеку с моста Ву-Мен. У него лицо было скрыто покрывалом, и у этого человека лицо тоже прикрыто. Человек с моста Ву-Мен известен как «Скорпион», и этот человек также ассоциируется со «Скорпионом». Мы еще вернемся к этому моменту.

Есть ли еще что-нибудь, что мы можем извлечь из информации, полученной от доктора Стюарта?

Да. Мы знаем, что «Скорпион» вдруг решил, что доктор Стюарт ему опасен — то ли по причине его специфических профессиональных знаний (которые могли его заинтересовать), то ли потому, что «Скорпион» поверил, что он ознакомлен с содержимым запечатанного конверта, которое не столько интересно, сколько опасно для доктора. «Скорпион» начинает действовать. Он наносит второй визит, снова в сопровождении Чанда Лала, который выполняет роль сторожевого пса, он не только стережет Зару эль-Халу, но также воем предупреждает об опасности, угрожающей человеку в рясе!

И каким же оружием пользуется человек в рясе (который, возможно, и является «Скорпионом»), чтобы убрать доктора Стюарта? Это — страшное оружие, мои друзья, это — новое и ужасное оружие Это оружие, о котором науке ничего не известно, некий голубой луч, подобный свету, испускаемому при работе ртутной лампы (по словам доктора Стюарта, который его видел) и при действии которого появляется такой же запах, как от доменной печи, согласно моему собственному опыту. Или, возможно, этот запах шел от оплавившегося телефона, так как голубой луч разрушает такие хрупкие вещи, как телефон, так же легко, как дерево или бумагу?! Имелись даже большие круглые отверстия, прожженные в кирпичной стене, на которую упал луч! Вот так-то. «Скорпион» — ученый, и он представляет для всего мира величайшую опасность, которая когда-либо существовала на земле. Вы со мной согласны?

Инспектор Данбар тяжело вздохнул; Стюарт молча взял сигарету из предложенной помощником комиссара коробки, и помощник комиссара медленно заговорил.

— Я полностью разделяю ваше мнение, мистер Макс, относительно этого луча, так же как и относительно любой замеченной вами мелочи: я сделал для себя небольшие записи, и мы обсудим этот вопрос, когда вы закончите ваше удивительно ясное изложение существа этого дела.

Гастон Макс кивнул и подвел итоги.

— Информацию о голубом луче мы узнали от доктора Стюарта, перенесшего это страшное испытание. Совместив сведения доктора Стюарта с моими собственными, добытыми как в Париже, так и в Лондоне, которые мы уже обсудили в деталях, мы обнаружим, что, по всей вероятности, имеем дело с организацией, цель деятельности которой нам неизвестна. В организацию входят не только европейцы (человек со шрамом, я полагаю, был французом), метисы — такие, как Мигуэль и Зара эль-Хала (Стюарт поморщился), но и один алжирец и один индус. Итак, это — разветвленная организация, действующая в Европе, и на Востоке, и — Боже мой! — где ее только нет? Продолжим. Это небольшое украшение, — он взял со стола помощника комиссара золотого скорпиона и его отломленный хвост, — теперь окончательно признано доктором Стюартом, который хорошо знаком с манерой работы восточных золотых дел мастеров, как вещь, изготовленная в Китае.

— Вполне возможно, что она изготовлена тибетскими мастерами, — прервал его Стюарт, — но это почти одно и тоже.

— Отлично, — продолжил Макс. — Эта вещь китайской работы. Мы надеемся в ближайшее же время определить дом, находящийся где-то в пределах круга, обведенного красными чернилами, — он ткнул пальцем в карту Лондона, развернутую на столе, — который, я полагаю, используется как место встречи членов этой таинственной группы. Этим кругом, мои друзья, обведен так называемый Чайнатаун10! Я в третий раз возвращаюсь к человеку с моста Ву-Мен, ибо, по-видимому, он — китаец! Ясно ли я объясняю?

— Предельно ясно, — заверил помощник комиссара, беря новую сигарету. — Пожалуйста, продолжайте, мистер Макс.

— Я так и поступлю. Одно из моих наиболее важных расследований, в котором я имел честь и удовольствие работать вместе с инспектором Данбаром, привело нас к раскрытию очень опасной группы, руководимой неким мистером Кингом.

— А! — воскликнул Данбар, и его желтые глаза взволнованно сверкнули. — Я так и думал!

— Я был уверен, что вы так и думали, инспектор. Мое уважение к вашим способностям в дедуктивном анализе неизменно возрастает. Вы помните это необыкновенное дело? Разветвленная сеть этой группы раскинулась от Лондона до Буэнос-Айреса, от Пекина до Петербурга. А! Удивительная система. Это был опиумный синдикат, вы понимаете, — он снова повернулся к помощнику комиссара.

— Я вспоминаю это дело, — ответил помощник комиссара, — хотя в то время я еще не занимал этой должности. Кажется, оно стало неприятной сенсацией?

— Так он и было. — согласился Макс. — Нам даже не удалось выяснить, кто такой «мистер Кинг», и хотя мы уничтожили его организацию, но я думаю, что мы действовали тогда с чрезмерной поспешностью.

— Да, — сказал Данбар быстро, — но необходимо было спасать ту несчастную девушку, вы помните? Мы не могли терять время.

— Я совершенно с вами согласен, инспектор. И на нас оказывали давление. Тем не менее я повторяю: думаю, что тогда мы действовали с чрезмерной поспешностью. И я скажу почему. Вы помните о необъяснимом исчезновении в один из тех дней чертежей торпеды Хейли?

— Разумеется, — ответил помощник комиссара, а Данбар утвердительно кивнул головой.

— Так вот. Аналогичную потерю национального масштаба приблизительно в то же время понесло мое собственное правительство. Я не могу разглашать секретные сведения относительно того, в чем она состояла, и слава Богу, что ничего не просочилось в прессу, иначе тайна сразу же стала бы известна всем и каждому. Но только один член парламента видел документ, о котором я говорю, некто мосье Бланк, скажем так. Я также полагаю, что вправе заметить, что сэр Брайан Малпас был членом британского кабинета министров, когда исчезли чертежи Хейли?

— Именно так, — сказал помощник комиссара, — но, конечно, честь сэра Брайана была вне подозрений?

— Вот именно, — согласился Макс, — так же как и мосье Бланка. Но моя точка зрения такова, что оба они, и мосье Бланк и сэр Брайан, были клиентами опиумного синдиката!

Данбар сразу же кивнул.

— Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы скрыть эти факты от общественности, — сказал он. — Иначе бы политической карьере сэра Брайана Малпаса пришел конец.

Помощник комиссара посмотрел на него вежливо-удивленно.

— Вообще говоря, ходили слухи, что сэр Брайан Малпас прибегает к наркотикам, — заметил он, — и я не удивился бы, узнав, что он оказывает поддержку синдикату, о котором вы говорите. Но… — на его губах появилась дьявольская усмешка. — А! — добавил он. — Я понимаю! Я понимаю!

— Вы понимаете, куда я клоню? — воскликнул Макс. — Вы осознаете, что я имею в виду, когда говорю, что мы слишком поторопились? Этот синдикат был организован для более странной цели, чем распространение китайского порока; в его когтях были люди, допущенные к национальным секретам, гении, но одновременно рабы страшного зелья. Под действием наркотика, друзья мои, не разгласили ли они подобные секреты?

При этих словах внезапно воцарилось молчание.

— Что стало с этими украденными планами? — продолжал он, говоря теперь очень низким голосом. — Если бы торпеда Хейли появилась в последующие годы, то мы узнали бы, какому правительству были переданы ее чертежи. Однако нет. Ничего не известно также и о том, как воспользовались информацией, полученной от мосье Бланка. Одним словом, — он поднял палец в театральном жесте, — кто-то накапливает орудия разрушения! Кто же их собирает и с какой целью?

Установилась еще одна напряженная пауза.

— А какова ваша собственная точка зрения, мистер Макс? — спросил помощник комиссара.

Гастон Макс пожал плечами.

— Моя точка зрения это — скорее предположение, — ответил он. — Совсем недавно я пришел к выводу, что «Скорпион» скорее всего именно китаец. Мы полагали также, что и «мистер Кинг» тоже китаец, а теперь я убежден, что «мистер Кинг» действовал не с целью наживы, а с глубокой политической целью. Он похищал «про запас» достижения человеческого разума. «Скорпион» же уничтожает гениев. Не может ли быть так, что их действия являются составляющими общего плана?

ГЛАВА XXII КРАСНЫЙ КРУГ

— Не намекаете ли вы на несуществующее пугало Желтой Погибели? — улыбнулся Стюарт.

— А! — воскликнул Макс, — ну конечно же нет! Вы меня недопонимаете. Эта группа, с которой мы имеем дело, демонстрирует не национальный, а интернациональный характер. То же самое было характерно и для организации «мистера Кинга». Но раз одной из них руководил китаец, я начал подозревать, что и другую тоже возглавляет китаец. Нет, я не говорю о гипотетической Желтой Погибели, мои друзья. Джон Китаец, насколько я знаю, самый настоящий белый; не можете ли вы вообразить, — он понизил голос для выразительности, как истинный француз, — не можете ли вы вообразить себе нечто вроде восточного общества, которое, подобно огромной страшной змее, лежит, спрятавшись где-то в таинственных джунглях Востока? Мы переживем смутные времена. Есть ли сейчас лидеры, которые предложат нам разумный путь? Нельзя ли представить себе ужасную затаившуюся опасность, нет, не людей и пушки, но гениев и капитал?

— Вы полагаете, — сказал Данбар медленно, — что «Скорпион» устраняет со своего пути людей, которые могли бы помешать ему осуществить вторжение или еще что-либо подобное?

— Как и то, что «мистер Кинг» раздобыл необходимые для этого изобретения? — вставил замечание помощник комиссара. — Смелая концепция, мистер Макс, она выделяет это дело из обычной категории и придает ему огромную международную важность.

Возникла пауза, в течение которой Стюарт, Данбар и помощник комиссара рассматривали сидевшего перед ними знаменитого француза, одетого по последней моде в костюм с Савил-роу, француза до кончиков ногтей — это даже угадывалось в каждом его жесте. Но временами было почти невозможно поверить, что перед ними парижанин так как английский язык Гастона Макса был безукоризнен, если не принимать во внимание, что он говорил с легким американским акцентом. Затем жест, какое-нибудь присловье выдавали в нем француза.

Но когда, искусно замаскировавшись, он отправлялся в пригороды Уайтчапела или в притоны Лаймхауза, то он никогда не позволял себе употреблять свои любимые словечки. Как там, так и среди подонков Парижа, он выглядел как самый настоящий бандит. Этот природный дар к мимикрии помог ему стать великим следователем. Он мог изучать в течение шести месяцев образ жизни китайцев, а затем обернуться мандарином, в котором даже собственные слуги никогда бы не могли заподозрить иностранного варвара! Он был настоящий гений своего дела, в отличие от Данбара, который проявлял только исключительную работоспособность.

Но в глубине души последнего, так как он изучил работу Гастона Макса и представлял, какая пропасть их разделяет, не было ничего, кроме истинного восхищения мастером. Данбар и сам вовсе не был новичком, используя исключительно метод дедукции, он пришел к заключению (которое и подтвердилось), что Гастон Макс замаскировался под таксиста и что запечатанное письмо, оставленное доктору Стюарту, было приманкой. Вследствие одной из тех шалостей судьбы, которая иногда помогает людям осуществлять их планы, но гораздо чаще их расстраивает, тело человека со шрамом было настолько изуродовано во время пребывания в Темзе, что его было совершенно невозможно ни опознать, ни составить на него описание Он увидел в этом еще одну хитрость блистательного собрата, и его распоряжение сторожу в морге — никого не допускать к осмотру тела без письменного разрешения — было продиктовано убеждением, что Макс хотел, чтобы это тело было принято за его собственное. В инспекторе Данбаре Гастон Макс сразу же распознал умелого коллегу, так же как миссис Мак-Грегор распознала в нем настоящего мужчину.

Помощник комиссара нарушил тишину.

— Были и другие случаи, — сказал он задумчиво, — если рассмотреть их под новым углом зрения, окажется, что они указывают на существование группы или общества, как вы и сказали, мистер Макс; в частности, одним из дел, которое было последним в этой серии, если я не ошибаюсь, инспектор, — он обратил свои темные глаза на Данбара, — занимался инспектор Веймаут.

— Совершенно верно, сэр. Это было громкое дело, и оно принесло ему замечательную должность старшего полицейского офицера в Каире, если вы помните.

— Да, — задумчиво сказал помощник комиссара, — он перевелся в Египет со значительным повышением, как вы и говорите. Это было еще до назначения меня на должность помощника комиссара; тогда произошло несколько ужасных преступлений, связанных с этим случаем, и было более или менее окончательно определено, я полагаю, что повсеместно на Востоке существует разветвленное секретное общество, вероятно, руководимое китайцем.

— Причем непосредственно из Китая, — добавил Данбар.

— Да, из Китая, как вы справедливо заметили, инспектор. — Он повернулся к Гастону Максу — Может ли действительно так быть, мистер Макс, что мы имеем дело с невероятно опасным обществом, которое организовано на Дальнем Востоке? Все эти преступления не являются делом рук одного человека, но проявлением более зловещей и мрачной силы?

Гастон Макс бросил на него взгляд, и на его губах появилась жесткая улыбка.

— Откровенно говоря, я тоже так считаю, — ответил он. — Я придерживаюсь этой точки зрения уже почти два года, с тех пор как умер Великий князь. Я вспомнил, вы как-то заметили, что у вас есть предположение о природе этого оружия?

— Да, — ответил помощник комиссара, — есть небольшое замечание, но одно из тех, которые достойны внимания. Этот луч, доктор Стюарт, который произвел столько разрушений в вашем кабинете, — вы не слышали упоминания о чем-нибудь подобном в последних научных разработках?

— Да, — сказал Стюарт, — возможно, что это не что другое, как усовершенствование одной из систем покойного Хенрика Эриксена, над которой он работал незадолго до своей смерти.

— Именно так! — Помощник комиссара улыбнулся в своей мефистофельской манере. — Покойного Хенрика Эриксена, вы говорите!

Он больше ничего не произнес, сел и, не переставая курить, оглядел лица присутствующих. Затем он добавил:

— Вот что я еще, хотел сказать, джентльмены. У меня есть одно небольшое замечание, но сейчас оно, пожалуй, не имеет значения…

— Nom d'un petit bonhomme! — пробормотал Гастон Макс. — Я понимаю. Вы думаете, что Эриксен завершил свои опыты, прежде чем умер, но в любом случае он не воплотил их в жизнь!

Помощник комиссара сделал жест рукой, так что стали видны пятна табака на его среднем и указательном пальцах.

— Вам придется выяснить все эти пункты, мистер Макс, — сказал он. — Я только подсказываю идею. Но я начинаю разделять вашу точку зрения, что была совершена серия дерзких, необычных и безнаказанных убийств в Европе. Возможно, они были произведены с помощью неизвестного яда. Надеюсь, что нам все-таки предоставят возможность эксгумировать тело покойного сэра Фрэнка Нэркумба в ближайшие дни. Это дело удивило меня чрезвычайно. Какое препятствие мог представлять хирург с точки зрения врага? Или же — что у него можно было выкрасть перед смертью? Смерть изобретателя, государственного деятеля, военачальника могла бы быть объяснена гипотезой Желтой организации мистера Макса, но какой цели пытались достичь, устраняя хирурга?

Гастон Макс пожал плечами, и на его губах заиграла многозначительная улыбка.

— Мы узнали немного, — сказал он, — и многое предполагаем. Давайте попытаемся угадать побольше, а узнать все.

— Вы не возражаете, — добавил Данбар, — если мы заслушаем рапорт сержанта Сауэрби.

— Конечно нет, — согласился помощник комиссара, — вызовите сержанта Сауэрби.

Мгновение спустя вошел сержант Сауэрби; его лицо было красным, а волосы были взъерошены больше, чем обычно.

— Есть что докложить, Сауэрби? — спросил Данбар.

— Да, инспектор, — ответил Сауэрби в той манере, как это принято в полиции, затем он взглянул на помощника комиссара и добавил: — С вашего разрешения, сэр.

Он вынул блокнот, в точности такой же, как у Данбара, открыл его, и на лице сержанта появилось глубокомысленное выражение.

— Во-первых, сэр, — начал он, не поднимая глаз от блокнота, — я расследовал дело относительно такси, проданного в рассрочку некоему Чарльзу Маллету…

— Ха-ха! — рассмеялся Макс весело, — он назвал меня молотком.11 Это не Маллет, сержант Сауэрби, у вас слишком много «л» в этой фамилии, это — Малет, что означает — «человек из Малайзии».

— О! — прокомментировал Сауэрби, подняв глаза от записей, — действительно. Вы совершенно правы, сэр. Так вот, бывший владелец такси требует выплатить остаток суммы!

Все засмеялись, даже неулыбчивый помощник комиссара.

— Уплатите ваши долги, мистер Макс, — сказал он. — Иначе вы можете испортить репутацию французской полиции! Продолжайте, сержант.

— Это такси… — продолжал сержант, но Данбар его остановил.

— Опустите ту часть вашего рапорта, в которой речь идет о такси, Сауэрби, — сказал он. — Мы узнаем о нем у мистера Макса. Вы что-нибудь выяснили о желтом автомобиле?

— Да, — ответил Сауэрби невозмутимо и перешел к следующей странице. — Он был взят напрокат в гараже господ Уикерз в Кенинг-Тауне с понедельной оплатой. Леди, которая его наняла, была француженкой, ее звали мадемуазель Дориан. Она не могла представить никаких рекомендаций, известно было только, что она остановилась в гостинице «Савой». Поэтому она внесла крупный залог. Шофер у нее был свой, какой-то цветной.

— Она все еще пользуется этим автомобилем? — возбужденно оборвал его Данбар.

— Нет, инспектор. Сегодня утром она потребовала залог обратно: она сказала, что уезжает из Лондона.

— Она оплатила прокат чеком? — воскликнул Данбар.

— Деньги были получены через полчаса после того, как она его выписала.

— В каком банке?

— В «Лондон Кантри энд Бирмингем», в Кенинг-Тауне. Ее собственный счет в Стрэнд-банке был закрыт накануне. Ничего не удалось выяснить ни о ее модистках, ни о ювелирах, ни о чем прочем. Хотя я, конечно, побывал в гостинице.

— Ну, и?!

— Леди под именем мадемуазель Дориан снимала апартаменты в течение шести недель, иногда там обедала, но большую часть времени проводила вне гостиницы.

— Посетители?

— К ней никто никогда не приходил.

— Она обедала в одиночестве?

— Да, всегда.

— В ресторане?

— Нет, в своей комнате.

— Черт возьми! — пробормотал Макс. — Это — она. Я узнаю ее привычки!

— Она уехала сегодня? — спросил Данбар.

— Она уехала неделю тому назад.

Сауэрби закрыл блокнот и убрал его в карман.

— Это все, что вы имели доложить, сержант? — спросил помощник комиссара.

— Все, сэр.

— Благодарю, вы свободны.

Сержант Сауэрби вышел.

— Сэр, — сказал Данбар, — я вызвал инспектора Келли; китайский квартал находится в его ведении. Мне пригласить его зайти?

— Да, инспектор.

Тотчас вошел плотный, грубовато-добродушный ирландец — вполне характерный экземпляр умного старшего офицера полиции. Он внимательно оглядел присутствующих.

— А, инспектор, — приветствовал его помощник комиссара, — нам требуется ваша помощь в одном деле, связанном с Чайнатауном. Вы хорошо его знаете?

— Конечно, сэр.

— На этой карте, — помощник комиссара ткнул указательным пальцем, покрытым желтыми пятнами, в карту Лондона, — вы видите район, обведенный кругом.

Инспектор Келли склонился над картой.

— Да, сэр.

— Внутри этого круга, который в диаметре не превышает размером шиллинг, как вы заметили, находится дом, посещаемый членами одной группы. Мне сообщили, что эти люди могут быть китайцы или кто-нибудь с ними связанный.

— Да, сэр, — сказал инспектор Келли, широко улыбаясь, рассматривая прямоугольник внутри круга, — я думаю, что это вполне возможно! Семьдесят пять или, может быть, восемьдесят процентов всех жилых помещений, вплоть до чердаков и подвалов, на этих трех улицах занимают китайцы.

— Для вашего сведения, инспектор: мы полагаем, что эти люди принадлежат к опасной банде международных преступников. Не знаете ли вы какой-нибудь особенный дом или дома, которые, возможно, могли бы использоваться как место встречи членов такой банды?

Инспектор Келли почесал свою коротко остриженную голову.

— Как раз вот здесь была убита женщина, сэр, — сказал он, показывая ручкой, взятой со стола, на угол Трикольт-стрит, — около двенадцати месяцев тому назад. Мы выследили убийцу; им оказался китайский матрос, его нашли как раз в этом доме. Это своего рода лавка старьевщика, к которой прилегает полуразвалившееся здание, подвалы которого нависают над рекой и заливаются водой во время высокого прилива. В этом доме курят опиум и играют в карты, и я не стану утверждать, что там нельзя достать спиртного. Но дело там налажено хорошо.

— Почему бы нам его не закрыть? — спросил помощник комиссара, демонстрируя свое непонимание.

— Сэр, — ответил инспектор Келли, моргая, — если мы закроем все аналогичные места, то мы не будем знать, где нам разыскивать наших постоянных клиентов! Как я уже упомянул, мы нашли того китайца в одной из комнат этого дома в состоянии сильного опьянения.

— Это нечто вроде ночлежки?

— Именно так. Там имеется довольно большая комната как раз под лавкой, в основном предназначенная для курильщиков, и несколько маленьких комнат, наверху и внизу. Я не скажу, сэр, что это именно то место, которое вы разыскиваете, но очень вероятно, что это именно оно.

— Кто его владелец?

— Бывший китайский моряк, его зовут А Фэнг Фу, но он больше известен как Пиджин!12 В этом районе его заведение называют «Дом Пиджина».

— А! — Комиссар закурил сигарету. — А не знаете ли вы какой-нибудь другой дом, который можно выделить в этом районе, с учетом нашей задачи?

— Думаю, что нет, сэр. Я знаю довольно хорошо все заведения в этом районе, и ни один из домов внутри этого круга не менял владельца в течение последних двенадцати месяцев. Между нами говоря, почти все дома в этом районе принадлежат А Фэнг Фу, и ему становится известно о каждом, кто появляется в Чайнатауне.

— А, я понимаю. Итак, в любом случае, это тот человек, с которым нам следовало бы встретиться.

— Да, сэр, должен сказать, что вам не мешало бы взглянуть на его посетителей.

— Премного вам обязан, инспектор, — сказал любезный помощник комиссара, — за вашу очень точную информацию. Если возникнет необходимость, то я свяжусь с вами снова. До свидания.

— До свидания, сэр, — ответил инспектор. — До свидания, джентльмены.

Он вышел.

Теперь заговорил Гастон Макс, который в течение всей этой беседы дипломатично помалкивал.

— Черт возьми! Но вот, что я подумал, — начал он. — Хотя, как я надеюсь, «Скорпион» полагает, что беспокойный Чарльз Малет мертв, но ему также очень хотелось бы узнать, получил ли Скотланд-Ярд какую-нибудь информацию из конверта, который доктор Стюарт вытащил из огня! Что означают возврат желтого автомобиля в гараж, закрытие счета в банке и отъезд из гостиницы «Савой»?

— Это означает побег! — воскликнул Данбар, резво вскакивая на ноги. — Вот те раз, сэр, — он повернулся к помощнику комиссара, — птички могли уже улететь!

Помощник комиссара откинулся на спинку стула.

— Я вполне доверяю мистеру Максу, — сказал он, — который полагает, что эта опасная группа не узнала, что за ней ведется наблюдение. У него есть веские основания полагать, что ее члены не ускользнут из наших рук.

Гастон Макс поклонился.

— Именно так. — ответил он и достал из кармана бланк телеграммы. — Это кодированное сообщение поступило ко мне незадолго до того, как я покинул гостиницу. В нем говорится, что квартерон Мигуэль выехал из Парижа вчера вечером и прибыл в Лондон сегодня утром…

— Он под наблюдением? — воскликнул Данбар.

— Ну разумеется! Его довели до Лаймхауза и видели, что не вызывает никаких сомнений, как он вошел в заведение, описанное нам инспектором Келли!

— Господи! — сказал Данбар, — есть ли там кто-нибудь еще?

— Кто-то еще там есть, — ответил Макс. — Но все указывает на близкий отъезд этого человека. Вы убедитесь, инспектор, что ни одна крыса, черт возьми, ни одна маленькая мышка не способна выскользнуть из нашего красного круга. Сегодня вечером мы посетим с дружеским визитом дом А Фэнг Фу, и хотелось бы, чтобы вся компания была в сборе.

ГЛАВА XXIII РАССКАЗ МЁСКИ

Стюарт вернулся домой в мрачном расположении духа. Он так долго сдерживал в себе обстоятельства своей последней встречи с мадемуазель Дориан, что теперь его поведение можно было рассматривать как сокрытие фактов. Это стало связующим звеном между ним и красивой сообщницей «Скорпиона» — этой темноглазой служительницей ужасного, одетого в рясу существа, которое хотело лишить его жизни. Он скрыл эту тайну; она его мучила, и одновременно он испытывал неизъяснимую радость.

В своем кабинете он застал служащего почтового министерства, который устанавливал новый телефон. Когда Стюарт вошел, последний обернулся.

— Добрый день, сэр, — сказал он, поднимая поврежденный аппарат, лежавший посреди припоя, отверток и клещей. Не могли бы вы мне сказать, что здесь произошло?

Стюарт натянуто улыбнулся.

— Это — последствия опыта, который я проводил, — ответил он уклончиво.

Мужчина осмотрел изуродованный аппарат.

— Телефон выглядит так, словно попал в пламя горна, — продолжал он. — Такие опыты, вероятно, опасно проводить вне лаборатории.

— Да, — согласился Стюарт. — Но у меня нет для нее подходящего помещения, вы понимаете, это была последняя попытка такого рода. Я не собираюсь ее повторять.

— Тем лучше, — пробормотал телефонный мастер, кладя аппарат в свой саквояж. — Если вы будете продолжать подобные опыты, то ремонт телефонов обойдется вам в кругленькую сумму.

Выйдя из кабинета и направившись к аптечке, Стюарт повстречался с миссис Мак-Грегор.

— Мистер Кеппел, почтальон только что принес для вас письмо, — сказала она, протягивая Стюарту запечатанный конверт.

Он взял его у нее и сразу же отвернулся. Он почувствовал, как у него изменился цвет лица. Конверт был написан почерком… мадемуазель Дориан.

— Благодарю вас, миссис Мак-Грегор, — сказал он и направился в столовую.

Миссис Мак-Грегор ушла по своим делам, и, когда ее шаги стихли, Стюарт взволнованно вскрыл конверт и почувствовал нежный аромат жасмина. В конверте лежал лист плотной почтовой бумаги (верхушка листа была отрезана, несомненно потому, что там был напечатан адрес), на нем было написано следующее.

Прежде чем я уеду, мне надо кое-что вам сообщить. Вы мне не доверяете. Это неудивительно. Но клянусь вам, я только хочу спасти вас от огромной опасности. Если вы обязуетесь не сообщать в полицию, то я встречусь с вами в шесть часов около книжного киоска на вокзале «Виктория», с той стороны, откуда отправляются поезда в Брайтон. Если вы согласны, то вставьте в петлицу белый цветок. Если же вы это не сделаете, то вы меня там не встретите. И больше меня никто не увидит.

Подписи не было, но в ней не было и необходимости.

Стюарт положил письмо на стол и начал шагать взад-вперед по комнате. Это было нелепо, но его сердце билось учащенно. Он глубоко себя за это презирал. Но он не мог побороть своих чувств.

Он ясно отдавал себе отчет в том, как следует поступить. Но однажды он уже не исполнил свой долг, и, меряя комнату из угла в угол большими шагами, он понял, что поступит так же снова. Он понял, что, независимо от того, прав он или не прав, он не способен передать эту записку в руки полиции… и понял, что будет на вокзале «Виктория» в шесть часов.

Он никогда бы не поверил, что способен стать соучастником целой серии преступлений, его поведение было равнозначно именно этому; он подумал, что вспыхнувшее в нем чувство не долго будет для него что-нибудь значить. Единственное извинение, которое он мог найти, чтобы себя утешить, было в том, что эта девушка старалась спасти его жизнь. Но перевешивало ли это тот несомненный факт, что она является членом опасной преступной группы? — вопрос стоял именно так. Если предположение Гастона Макса было правильным, то «Скорпион» имеет на своем счету по меньшей мере шесть убийств, и вдобавок покушение на его (Стюарта) жизнь, а человек со шрамом пытался убить Гастона Макса. Она была сообщницей этого ужасного, лишенного имени нечто, названного «Скорпионом», и на шесть часов у него была назначена с ней встреча. Он защищал ее от правосудия, скрывая это послание, и осложнял и без того сложное для властей дело!

Прохаживаясь безостановочно взад и вперед, он поглядывал на часы, стоявшие на камине, и говорил себе, что его поведение недостойно гражданина и джентльмена.

Однако без четверти шесть он вышел из дома и, увидев несколько маргариток, росших среди травы, около тропинки, сорвал одну и вставил себе в петлицу.

За несколько минут до назначенного часа он прибыл на вокзал и внимательно оглядел публику, собравшуюся неподалеку от книжного киоска. Мадемуазель Дориан нигде не было видно. Он обошел вокруг киоска, заглянул в зал ожиданий, затем поднял глаза на станционные часы и увидел, что время подошло. И как раз в этот момент почувствовал робкое прикосновение к своему плечу.

Он обернулся; она стояла рядом с ним. Она выглядела как настоящая парижанка и была одета элегантно и просто. Вуаль, спускавшаяся с ее шляпки, отбрасывала тень на ее дивной лепки лоб, но оставляла на виду прекрасные глаза и чудесные изгибы алых губ. Стюарт автоматически приподнял шляпу и подумал, что бы она сказала и как бы поступила, если бы рядом с собой она внезапно обнаружила Гастона Макса! Он усмехнулся.

— Вы сердитесь на меня! — сказала мадемуазель Дориан, и Стюарт подумал, что у нее очаровательный акцент. Или вы сердитесь на себя самого за то, что пришли на эту встречу?

— Я сердит на себя, — ответил он, — за то, что я так слаб.

— Это не слабость, — сказала она очень робко, — но не следует судить о женщине по первому впечатлению и осуждать, не выслушав. Если это слабость, то я рада, что вы ее испытываете, так как именно по этому можно судить о том, что человек из себя представляет.

Ее голос и глаза пленили Стюарта, и он покорился своему безудержному чувству.

— Здесь нам неудобно разговаривать, — сказал он. — Не пойти ли нам в гостиницу и не выпить ли чаю, мадемуазель Дориан?

— Да. Разумеется. Но, пожалуйста, не называйте меня так. Это не мое настоящее имя.

Стюарт едва не сказал «Зара эль-Хала», но вовремя спохватился. Если уж он и встречается с противником, то по крайней мере он не должен выдавать известную ему информацию.

— Меня зовут Мёска, — сказала она. — Не могли бы вы так меня называть?

— Конечно, если вы этого хотите, — сказал Стюарт и взглянул на идущую рядом с ним девушку. И ему очень захотелось узнать, как он поступит, когда предстанет перед судом и увидит Мёску на скамье подсудимых; сообщит ли он то, что поможет приговорить ее, возможно, к смертной казни или по меньшей мере к каторжным работам? Он вздрогнул.

— Я сказала что-нибудь, что вам не понравилось? — спросила она и положила на его руку свою, затянутую в белую перчатку. — Прошу извинить меня, если…

— Нет-нет, — уверил он ее. — Но я подумал, я не в состоянии думать…

— Какая я безнравственная? — прошептала она.

— Какая вы красивая! — сказал он горячо. — И как мучительно знать, что вы — сообщница банды преступников!

— О! — сказала она и убрала свою руку, однако он успел почувствовать, как она дрожит. Прежде чем они вошли в кафе, она добавила: — Пожалуйста, не говорите так, до тех пор пока не дадите мне возможности объясниться.

Поддавшись внезапному импульсу, он взял ее за руку и приблизился к ней.

— Нет, — сказал он, — я ничего не буду говорить. Я буду сдержан, Мёска. Мёска, конечно, производное от слова мускус?

— Да, — сказала она улыбаясь.

Под ее внешним восточным лоском пряталась удивительная наивность восточной женщины, и Мёска отличалась тем несомненным тактом, который так характерен для восточных женщин. Когда они шли к столику, то ее очаровательную фигуру провожали восхищенными взглядами.

— Итак, — сказал Стюарт, после того как он сделал заказ официанту, — что вы хотели мне сказать? Что бы это ни было, я выслушаю вас с полным вниманием. Я обещаю, что никогда в жизни не воспользуюсь тем, что от вас услышу, если только своим молчанием не нанесу никому вреда.

— Так вот. Мне надо объяснить вам, — ответила Мёска, — почему я с Фо Хи.

— Кто такой Фо Хи?

— Я не знаю!

— Что! — воскликнул Стюарт. — Боюсь, что я не смогу вам поверить.

— Если я буду говорить по-французски, вы будете в состоянии меня понимать?

— Конечно. Вам легче говорить по-французски?

— Да, — ответила Мёска. — Моя мать была француженкой, и, хотя я довольно хорошо могу говорить по-английски, мне, однако, трудно на нем думать. Вы меня понимаете?

— Разумеется. Итак, может быть, вы объясните, кто такой Фо Хи?

Мёска боязливо огляделась вокруг и склонилась к нему над столом.

— Давайте я расскажу, как все это началось, — сказала она тихо, — тогда вам будет понятнее. Это не займет много времени. Вы видите меня такой, какой я стала по причине ужасного несчастья, происшедшего со мной, когда мне было пятнадцать лет.

Мой отец был вали Алеппо, а моя мать его третьей женой. Она была француженкой; в составе театральной труппы она приехала в Каир, где он ее впервые и увидел. Она, должно быть, влюбилась в него, ибо покинула общество, приняла ислам и вступила в гарем большого дома в предместье Алеппо. Возможно также, их тянуло друг к другу потому, что он был наполовину француз — со стороны своей матери.

До пятнадцати лет я никогда не покидала гарема, но моя мать научила меня говорить по-французски и немного по-английски. Она уговорила моего отца не отдавать меня замуж слишком рано, как это принято на Востоке. Она учила меня, как следует вести себя в обществе, мы регулярно читали парижские журналы и книги. Затем в Алеппо началась страшная эпидемия чумы. Люди умирали в мечетях и на улицах, и мой отец решил отправить меня, мою мать и еще нескольких женщин из гарема в дом своего брата, в Дамаск.

Возможно, вы подумаете, что то, что я вам расскажу, не случается в наши дни, и особенно с членами семьи верховного судьи, но я могу только просить поверить мне на слово. На вторую ночь нашего путешествия на караван напал отряд арабов; им удалось сломить сопротивление стражников. Они убили их всех и увезли все ценное, что у нас было. Они также увезли меня и еще одну маленькую ассирийскую девушку, мою кузину. О! — она сильно задрожала, — даже теперь мне иногда слышатся крики моей матери… и я хорошо помню тот звук, который положил им конец…

Стюарт поднял глаза и вздрогнул, когда увидел официанта, ставящего чай на стол. У него будто спала пелена с глаз Словно его внезапно вернули из сирийской пустыни к прозаичным реалиям лондонской гостиницы.

— Возможно, — продолжала Мёска. — вы подумаете, что с нами плохо обращались, но это было не так/ Никто не причинил нам вреда. Мы путешествовали с тем комфортом, который возможен в пустыне; за нами ухаживали слуги, и еды было в изобилии. После нескольких недель путешествия мы прибыли в город, в котором было много минаретов и в лунном свете тускло светились купола мечетей, так как мы приехали ночью. Тогда я и понятия не имела, что это за город; позднее я узнала, что это была Мекка.

Когда мы ехали по улицам города, я вместе с ассирийской девушкой смотрела в небольшие оконца легкого сооружения на спине верблюда, на котором мы путешествовали, надеясь увидеть знакомое лицо или хоть кого-нибудь, к кому можно было бы обратиться за помощью. Но никто не приближался достаточно близко к каравану, хотя во многих окнах горел свет; немногочисленные прохожие, которых мы заметили казалось, стремились нас избегать. Несколько человек быстро свернули в боковые улицы при нашем приближении.

Мы остановились перед воротами большого дома, они отворились, и верблюды зашли во двор. Мы спустились на землю, и я увидела несколько небольших строений, окружавших двор, наподобие караван-сарая. Затем я неожиданно заметила еще кое-что и сразу поняла, почему с нами обращались с таким вниманием во время поездки, — я поняла, что мы попали в дом работорговца.

— Боже мой! — пробормотал Стюарт, — это почти невероятно.

— Я знала, что вы не поверите моему повествованию, — заявила горестно Мёска, — но клянусь всем святым, я вам говорю чистую правду. Да, я находилась в доме работорговца, и в самое ближайшее время Эбд эль-Бали собирался выставить меня на продажу, потому что я знала иностранные языки, умела петь и танцевать, а также еще и потому, что по восточным меркам я была красива.

Она сделала паузу, опустила глаза и, сильно покраснев, после некоторого колебания продолжила:

— В небольшой комнате, которую я никогда не забуду, мне в первый раз со времени моего похищения пришлось испытать унижение. Я была выставлена на обозрение достойным покупателям.

При этих словах глаза у Мёски горячо вспыхнули, а рука, лежавшая на столе, задрожала. Стюарт молча положил на нее свою руку.

— Там были разные девушки, — продолжала Мёска, — и с черной, и с коричневой, и с белой кожей, они располагались в прилегающих комнатах. Некоторые из них пели и танцевали, в то время как другие плакали. Меня внимательно осмотрели четверо покупателей, двое из них были представителями царских гаремов, а двое других, вероятно, состоятельными ценителями такого рода торгов. Но цена, запрошенная Мухаммедом Эбд эль-Бали превышала их возможности, исключая только одного претендента на покупку. Он уже заключил эту сделку, когда пение, танцы, крики и вообще все звуки стихли и в эту маленькую комнатку, где я рыдала на надушенных подушках у ног продавца и покупателя, вошел Фо Хи.

ГЛАВА XXIV ПРОДОЛЖЕНИЕ РАССКАЗА МЁСКИ

— Конечно, в то время я не знала его имени, я только поняла, что вошедший в комнату высокий мужчина — китаец, хотя его лицо было скрыто зеленым покрывалом.

Стюарт вздрогнул, но не прервал рассказ Мёски.

— Это покрывало придавало ему пугающий, злобный и отталкивающий вид. Когда он, стоя в дверях, посмотрел на меня, то я почувствовала, как меня обжег его пристальный взгляд, хотя, конечно, я не могла видеть его глаз. Тогда еще больше, чем его внешность, меня поразило поведение работорговца и покупателя. Они, казалось, оцепенели. Внезапно китаец заговорил на прекрасном арабском языке.

«Ее цена», — сказал он.

Мухаммед Эбд эль-Бали, трепеща, ответил: «Мёска уже продана, повелитель, но…»

«Ее цена?» — повторил китаец твердым голосом, в котором звучал металл, ничуть не смягчая интонации.

Представитель гарема, который меня купил, сказал дрожащим голосом, который с трудом можно было понять: «Я уступаю, Мухаммед, я уступаю. Кто я такой, чтобы спорить с мандарином Фо Хи!» И, демонстрируя полное повиновение, он попятился прочь из комнаты.

И хотя у Мухаммеда тряслись коленки, так что он едва держался на ногах, он сказал китайцу: «Прими эту девушку как бесценный дар».

«Ее цена?» — в третий раз повторил Фо Хи.

Мухаммед, зубы которого начали стучать, запросил с него в два раза больше, чем с предыдущего покупателя; Фо Хи хлопнул в ладоши, и в комнату вошел индус с неистовыми глазами.

Фо Хи обратился к нему на языке, которого я не понимала, хотя с тех пор я узнала, что он говорил на индустани. Индус отсчитал торговцу запрошенную сумму из кошелька, который он носил с собой, и положил деньги на ничем не покрытый столик, стоявший в этой комнате. Фо Хи отдал ему короткое приказание, повернулся и вышел из комнаты. Я увидела его снова только через четыре года — в тот день, когда мне исполнилось девятнадцать лет.

Я понимаю, что вас многое удивляет в моем рассказе, но я попытаюсь вам все объяснить. Несомненно, вы удивлены, вы не можете себе представить, как в наше время, почти на глазах у европейских правительств, на Востоке продолжается работорговля. Но я удивлю вас еще больше. Когда меня передали из дома работорговца на попечение Чанда Лала, так звали индуса, знаете, куда меня повезли? В Каир!

— В Каир! — воскликнул Стюарт, однако, поняв, что он привлекает к себе внимание, говоря так громко, он понизил голос — Вы хотите сказать, что вы были рабыней в Каире?

Мёска улыбнулась довольно язвительно, но одновременно ласково и привлекательно.

— Несомненно, вы полагаете, что в Каире нет рабов? — сказала она. — Так считает большинство европейцев, но мне лучше знать. Уверяю вас, в Каире есть дворцы, в которых много рабов. Я сама жила в одном из таких дворцов в течение четырех лет и была там не единственной рабыней. Что знают англичане и французы о жизни во дворцах своих восточных соседей? Их разве пускают в гаремы? А рабов разве выпускают за стены дворцов? Иногда, впрочем, выпускают, но никогда в одиночку.

Неторопливыми переходами, следуя по старым караванным дорогам, в сопровождении многочисленной свиты слуг, руководимых Чанда Налом, мы прибыли в Каир. Мы подъехали к городу с северо-востока ночью и вошли в него через ворота Баб эн-Наср. Меня доставили в старинный дворец, где я жила бессмысленной роскошной жизнью, как какая-нибудь арабская принцесса; мое малейшее желание стремились предугадать и удовлетворить, мне ни в чем ни отказывали, кроме свободы.

Затем, в тот день, когда мне исполнилось девятнадцать лет, явился Чанда Лал и сообщил мне, что со мной желает поговорить Фо Хи. Услышав это, я едва не упала в обморок; в продолжении всех лет моего странного роскошного плена я сотни раз, вздрагивая, просыпалась по ночам, когда мне чудилось, что в комнату входит ужасный китаец с лицом, закрытым покрывалом.

Вы должны понять, что, проведя свое детство в гареме, я не так уж и тяготилась образом жизни, который должна была вести в Каире, что было бы естественно для европейской женщины. Я часто выезжала в город, но всегда в сопровождении Чанда Лала и всегда с закрытым лицом. Я регулярно посещала лавки на базаре, но никогда не была одна. Смерть моей матери, а позднее отца, о чем мне сообщил Чанда Лал, причинили мне огорчение, но время притупило боль. Но ни днем, ни ночью меня не оставляло ужасное сознание того, что я живу в одном доме с Фо Хи. Чанда Лал проводил меня в то крыло дворца, которое было всегда заперто: я никогда не видела, чтобы там были открыты двери. Там, в комнате, которая одновременно напоминала и библиотеку, и музей, и в то же время лабораторию, сидел на троне этот человек, с лицом, скрытым покрывалом. Стоя перед ним, я дрожала всем телом. Он махнул своей длинной желтой рукой, и Чанда Лал удалился. Когда дверь закрылась, я с трудом сдержала крик ужаса.

Мне показалось, что он рассматривал меня бесконечно долго. Я не смела на него взглянуть, но чувствовала, как меня обжигает его пристальный взгляд. Затем он начал говорить по-французски, совершенно без акцента.

Он сказал мне в нескольких словах, что моя праздная жизнь закончилась и что скоро начнется новая жизнь, полная деятельности в различных частях света. Он говорил совершенно бесстрастно, в его металлическом голосе не было ни суровости, ни любезности, по его манере речи нельзя было судить о том, как он относится к тому, что говорит. Когда он в конце концов замолчал, он ударил в гонг, который был подвешен на углу огромного стола, и вошел Чанда Лал.

Фо Хи отдал ему короткое приказание на индустани, и несколько мгновений спустя в комнату не торопясь вошел еще один китаец.

Мёска сделала паузу, словно собираясь с мыслями, но почти сразу же продолжила:

— На нем была одежда желтого цвета, а на голове маленькая черная шапочка. Я никогда не забуду его лицо с удивительно злым выражением; боюсь, что вы подумаете, что я преувеличиваю, но его глаза были такими же зелеными, как изумруды! Он пристально на меня посмотрел.

— Это, — сказал Фо Хи, — Мёска.

Вошедший китаец, не отводя от меня своих ужасных глаз, сказал: «Вы сделали хороший выбор», повернулся и медленно вышел.

Я благодарю Бога, что я никогда с тех пор с ним не встречалась; мне часто потом снилось его страшное лицо. Но позднее я узнала, что он — самый опасный человек в мире после Фо Хи. Он изобрел страшные вещи: яды и приборы, которые я не могу описать, так как никогда их не видела, но я видела… результат их действия.

Она сделала паузу, проникнувшись ужасом от своих воспоминаний.

— Как звали этого второго китайца? — спросил Стюарт горячо.

— Я скажу все, что могу, все, что осмелюсь; а чего не говорю вам, то я не смею, и это как раз одна из таких вещей. Он — китайский ученый, и я слышала, что он — величайший гений во всем мире, но большего я сказать не могу.

— Этот человек все еще жив?

— Я не знаю. Если он жив, то он в Китае, в каком-нибудь секретном дворце в провинции Хэнань, откуда осуществляется руководство так называемого «Великого ордена». Я там никогда не была, но я знаю, что там есть и европейцы.

— Что! Они работают на этих дьяволов!

— Бесполезно меня спрашивать! О, конечно, я сказала бы вам, если бы могла, но я не могу! Позвольте мне продолжать начиная с того момента, когда я увидела Фо Хи в Каире.

Он сказал мне, что я — член организации, возникшей в древности, которая поставила своей целью управлять человечеством. Наш великий век они называют веком своего триумфа. То, чего им недоставало для полного успеха, было получено тем страшным человеком, который вошел в комнату и выразил свое одобрение мною.

В течение нескольких лет они тайно работали как в Европе, так и в Азии. Я узнала, что они приобрели много ценной информации определенного рода через целую сеть притонов курильщиков опиума, имеющихся во всех основных столицах мира и управляемых Фо Хи и его многочисленными китайскими помощниками. Фо Хи в основном живет в Китае, но в случае необходимости посещает Европу. Другой китаец, этот дьявол в черной шапочке, отвечает за руководство этими заведениями в Европе.

— Во время того разговора, — прервал ее Стюарт, забыв о том, что Мёска предупредила его о бесполезности задавать вопросы, — и при других встречах, которые должны были у вас быть с Фо Хи, вам никогда не удавалось, хотя бы мельком, увидеть его лицо?

— Никогда! Никто никогда не видел его лица! Я знаю, что у него блестящие глаза, неестественного желтого цвета, но я не узнала бы его, если бы увидела вдруг без маски. Если, правда, не учитывать того ощущения, которое охватывает меня в его присутствии. Но я должна торопиться. Если вы меня еще раз прервете, то мне не хватит времени.

С того памятного дня в Каире все изменилось; началась жизнь, полная приключений! Не стану отрицать, что я пришла сюда, чтобы исповедаться. Я ездила в Нью-Йорк, Лондон, Париж, Белград — я объездила весь мир. У меня были прекрасные платья, драгоценности, восхищение окружающих, что так необходимо женщине! И несмотря на все это, я вела жизнь затворницы, ни одна монахиня не жила так одиноко.

Я вижу в ваших глазах вопрос, почему я так поступаю, почему я заманиваю мужчин в когти Фо Хи. Я не могла вести себя иначе: когда я терпела неудачу, меня наказывали.

Стюарт отпрянул от нее.

— Вы признаетесь. — сказал он хрипло, — что завлекали мужчин на их погибель?

— О нет! — прошептала она, испуганно оглядываясь по сторонам. — Никогда! Никогда! Клянусь в этом — никогда!

— Итак, — он пристально и решительно на нее посмотрел, — я вас не понимаю.

— Я не осмеливаюсь объяснить яснее, я не осмеливаюсь! Но поверьте мне! Если бы вы знали, чем я рискую, если скажу вам больше, вы были бы милосерднее. Невозможно описать тот ужас, который выпадет на мою долю, — она задрожала, — если у него возникнут подозрения! Вы думаете, что я молода и полна жизни и передо мной открыт весь мир. Вы не знаете, что я уже почти мертва! О! Мне пришлось так много пережить. Я танцевала в парижском театре и продавала цветы в Риме, у меня была своя ложа в опере, и я набивала трубки курильщикам опиума в Сан-Франциско! Но никогда, никогда я не завлекала мужчин на их погибель. И ни один из них, от первого до последнего, не целовал даже кончиков моих пальцев!

По первому слову, по первому знаку я должна была ехать из Монте-Карло в Буэнос-Айрес, еще один знак — и я направлялась в Токио! Чанда Лал стерег меня так, как стерегут женщин только на Востоке. Однако в этом неблагодарном деле он всегда пытался быть мне другом, он всегда был мне предан. Но несколько раз он очень меня пугал, я знаю, что у него на уме! Но я не могу вам сказать. Поймите! Чанда Лал всегда был неподалеку, чтобы услышать звук вот этого свистка, — она достала из кармашка маленький серебряный свисток, — начиная с того дня, когда он вошел в дом работорговца в Мекке, исключая…

Внезапно волна восхитительного румянца залила ее лицо, она быстро опустила глаза и убрала маленький свисток. Непослушное сердце Стюарта бешено забилось, именно оно заставляло его поверить в эту почти невероятную историю; эта сладостная краска стыда не могла быть ни уловкой, ни игрой.

— Вы считаете, что я не в своем уме, — сказал он жестко низким голосом. — Вы говорите мне так много и так же много утаиваете, что еще больше сбивает меня с толку. Я могу понять вашу беспомощность на Востоке, но почему вы исполняете приказания этого чудовища, прячущего свое лицо под покрывалом, в Лондоне, Нью-Йорке, Париже?

Она не поднимала глаз.

— Я не осмеливаюсь вам сказать. Но я не смею его ослушаться.

— Кто он?

— Никто этого не знает, потому что никто не видел его лица! А! Вы смеетесь! Но я клянусь вам, как перед Богом, что говорю правду! Находясь дома, он носил китайское платье и зеленое покрывало. С одного места на другое он всегда переезжает по ночам и всегда одетый в рясу, так что остаются видны только его глаза.

— Но как он может путешествовать в таком фантастическом одеянии?

— По суше — на машине, а по морю — на паровой яхте. Почему вы сомневаетесь в моей честности? — Она внезапно бросила быстрый взгляд на Стюарта и побледнела. — Ради вас я не раз рисковала, но я не могу сказать, насколько это было опасно. Я попыталась позвонить вам по телефону в ту ночь, когда он покинул дом вблизи Хэмптон-корт для того, чтобы убить вас, но никто не подошел к…

— Подождите! — сказал Стюарт, он был настолько взволнован, что едва не упустил из виду, что она выдала тайну местонахождения человека в рясе. — Так это вы звонили мне в ту ночь?

— Да. Почему вы не взяли трубку?

— Неважно. Ваш звонок спас мне жизнь. Я никогда этого не забуду. — Он посмотрел ей в глаза. — Но вы не можете мне сказать, что все это значит? Что следует понимать под «Скорпионом»?

Она вздрогнула.

— «Скорпион» — это опознавательный знак. Взгляните. — Из маленького кармашка своего жакета она вынула золотого скорпиона! — И у меня есть один. — Она быстро убрала его обратно. — Я не смею, я не смею сказать вам больше. Но мне так много надо вам сказать, потому что… я никогда больше вас не увижу!

— Что?!

— Французский детектив, очень умный человек, выяснил очень многое о «Скорпионе», он следил за одним из членов нашей организации в Англии. Этот человек убил его. О, я знаю, я принадлежу к страшной организации! — воскликнула она с горечью. — Но, говорю вам, я не в силах что-либо изменить! Все, что ему удалось выяснить, этот детектив передал вам в конверте, но он мне не нужен. Меня это не тревожит. Сегодня вечером я покидаю Англию. Прощайте.

Внезапно она поднялась. Стюарт встал тоже. Он как раз хотел начать говорить, когда выражение лица Мёски изменилось. На нем промелькнул ужас, она поспешно опустила вуаль, быстро вышла из-за стола и покинула зал!

Несколько любопытных взглядов провожали ее элегантную фигуру до двери. Затем те же взгляды обратились на Стюарта.

Испытывая замешательство, он быстро уплатил по счету и поторопился наружу. Выйдя на улицу, он внимательно огляделся по сторонам.

Но Мёска исчезла.

ГЛАВА XXV СЕРДЦЕ ЧАНДА ЛАЛА

Сумерки опустились серым покрывалом на улицы Ист-Энда, когда Мёска вышла из такси, которое доставило ее с вокзала «Виктория», и, крадучись, быстро пошла по переулку, ведущему в сторону Темзы. Не отдавая себе в этом отчета, она пересекла некую невидимую линию, отмеченную на карте Лондона, лежавшей на столе у помощника комиссара в Скотланд-Ярде, линию, огибающую красный круг мистера Гастона Макса. Когда она ее пересекла, на нее обратилось внимание четырех пар настороженных глаз.

Подойдя к плохонькому дому, находившемуся невдалеке от дома А Фэнг Фу, Мёска вошла вовнутрь, так как дверь была не заперта, и исчезла из поля зрения четырех детективов, наблюдавших за улицей. Ее сердце бешено билось. Когда она поднялась, чтобы покинуть ресторан, то ей показалось, что она заметила за стеклянной панелью одной из дверей неистовые глаза Чанда Лала.

Казалось, что этот мрачный дом поглотил ее, и наблюдатели сгорали от желания узнать, что стало с этой элегантной женщиной, внешность которой так не подходила к этому бедному кварталу. Она исчезла и больше не появлялась. Даже инспектор Келли, который был знатоком Чайнатауна, и тот не знал, что подвалы трех домов справа и слева от дома А Фэнг Фу соединялись между собой многочисленными дверьми, спланированными и замаскированными со свойственной китайцам изобретательностью.

Полчаса спустя после того, как Мёска скрылась в маленьком домике, расположенном неподалеку от угла улицы, потайная дверь в сыром подвале «дома Пиджина» отворилась, и старая сгорбленная женщина, одетая в лохмотья, с немытым лицом и седая, медленно поднялась по шаткой деревянной лестнице и вошла в пустую комнату, находившуюся в нижнем этаже, позади лавки, слева от притона курильщиков опиума. Эта комната была без окон и освещалась жестяной парафиновой лампой, висевшей на гвоздике, вбитом в грязную оштукатуренную стену. Пол был покрыт соломой, бумагой и картоном от упаковочных коробок. Две ступеньки вели ко второй двери — тяжелой и очень прочной. Старая женщина с помощью одного из ключей, бывших при ней, собиралась ее открыть, когда она распахнулась с другой стороны.

Нагнувшись, в нее вошел Чанда Лал и спустился по ступенькам. Он был одет по-европейски, а на голове у него был белый тюрбан. Несмотря на неистовое выражение его глаз и красивое фанатичное лицо, его можно было принять за матроса-индийца. Он повернулся и прикрыл дверь. Женщина отшатнулась от него, но он схватил ее за руку. Его глаза возбужденно сверкали.

— Итак! — сказал он, — мы все покидаем Англию! Пять китайцев отплывают пароходом Вест-Индской компании этим вечером. Завтра уезжают Али-Хан, и Рама Дасс с Мигуэлем, и Андаман. Я встречу их в Сингапуре. Но ты?

Женщина приложила палец к губам, бросив испуганный взгляд в направлении неплотно закрытой двери. Но индус привлек ее к себе и мягко повторил:

— Я еще раз спрашиваю: но ты?

— Я не знаю, — пробормотала женщина, не поднимая глаз и направляясь к ступенькам.

Но Чанда Лал встал у нее на пути.

— Остановись! — сказал он. — Ты не уйдешь. Я должен тебе кое-что сказать.

— Шш! — прошептала она, повернувшись вполоборота и вновь указывая в сторону двери.

— Это, — сказал индус презрительно, — несчастные рабы черного дыма! А… Они во власти своих чудесных снов, у них нет ушей, чтобы слышать, и глаз, чтобы видеть. — Он снова схватил ее за запястье. — Они довольствуются теми улыбками и поцелуями, которые видят во сне, но у Чанда Нала есть глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать. Он тоже мечтает, но о губах слаще меда и о голосе, подобном песне Дауда! Иншалла!

Внезапно он ухватился за седые волосы этой старой сгорбленной женщины и сердито сдернул их с ее головы. Это был искусно сделанный парик. В тусклом свете лампы мелькнули волны беспорядочно рассыпавшихся волос и стали видны огромные темные глаза Мёски на лице, покрытом с помощью грима морщинами. От страха ее глаза расширились.

— Выпрями свое прекрасное тело, — прошептал Чанда Лал, — оно у тебя гибкое и стройное, как ветвь ивы. О, Мёска, — его голос дрожал от переполнявших его чувств, и он, только что такой непреклонный, стоял перед ней в смущении, — для тебя я — самый ничтожный и жалкий, за тебя я готов умереть!

Мёска отшатнулась от него, так как в комнате за полураспахнутой дверью раздался приглушенный крик. Чанда Лал тоже отступил от нее, но почти тотчас улыбнулся нежной, мягкой улыбкой.

— Это крик курильщика опиума. Мы одни. Это живые трупы, они говорят с того света.

— А Фэнг Фу в лавке, — прошептала Мёска.

— Он оттуда не уйдет.

— Но, что слышно… о нем? — Мёска показала рукой в направлении восточной стены комнаты.

Чанда Лал сжал кулаки и посмотрел в том же направлении.

— Что о нем слышно, — ответил он, подавив страсть, звучавшую прежде в его голосе — Я скажу, что о нем слышно — Он склонился к ее уху. — В бухточке, расположенной вниз по реке от этого дома, причалена моторная лодка. Сегодня я отправлюсь на ней за ним. Ночью он переберется в другой дом вверх по течению. Завтра я уеду. Останешься только ты.

— Да, да. Он тоже покидает Англию завтра.

— А ты?

— Я еду с ним, — прошептала она.

Чанда Лал бросил понимающий взгляд в сторону двери. Затем он сказал:

— Не уезжай с ним, — и попытался ее обнять. — О свет моих очей, не уезжай с ним!

Мёска мягко его оттолкнула.

— Не надо, Чанда Лал. Я не должна тебя слушать.

— А ты не думаешь, — голос его стал хриплым от переполнявших его чувств, — что он тебя выследит и убьет?

— Выследит меня! — воскликнула Мёска с презрением. — Есть ли необходимость в том, чтобы меня выслеживать? Я и так едва ли не мертвая для всех, кроме него. Стала бы я его служанкой, приманкой, рабыней хоть на одну минуту, если бы у меня был выбор?!

Капельки пота блеснули на лбу индуса, и его взгляд скользнул от двери к восточной стене и обратно к Мёске. Он мучился от раздиравших его противоречивых желаний, но внезапно принял решение.

— Послушай! — его голос стал едва слышен. — Если я скажу тебе, что ты сама можешь решать, как тебе жить, если я открою тебе секрет, который я узнал в доме Абдул Розана в Каире…

Во взгляде Мёски появилось что-то новое, в ней родилось необузданное желание свободы.

— Если я скажу тебе, что тебе уготована не смерть, а жизнь, уедешь ли ты сегодня вечером? Отплывем ли мы завтра в Индию? У меня есть деньги! Поверь мне, я очень богат, я мог бы купить тебе наряды принцессы, — он быстро привлек ее к себе, — и украсить эти белые руки драгоценностями.

Мёска отстранилась от него.

— Все это ни к чему, — сказала она. — Как секрет Абдул Розана может помочь мне жить! А ты умрешь еще раньше, чем я! Он сразу узнает, что мы уехали.

— Послушай еще раз, — прошипел Чанда Лал с напряжением в голосе. — Уверяю тебя, Мёска, я сделаю так, что мы будем свободны. Он никогда не узнает. Его уже не будет к тому времени в живых!

— Нет, нет, Чанда Лал, — простонала она. — Ты был моим единственным другом, и только поэтому я постараюсь забыть…

— Я отрекусь от Кали13, — сказал он горячо, — и не пролью больше ни капли крови за всю свою жизнь! Я буду жить для тебя одной, я буду твоим рабом!

— Я не могу, Чанда Лал, я не могу.

— Мёска, — умолял он нежно.

— Нет, нет, — повторяла она, ее голос дрожал, — я не могу… О! Не проси меня, я не могу!

Она взяла свой отвратительный парик и направилась к двери. Чанда Лал смотрел на нее, сжав кулаки, и его глаза, которые только что были такими нежными, налились кровью.

— А! — крикнул он, — возможно, я знаю причину!

Она остановилась и оглянулась.

— Возможно, — продолжал он, с трудом сдерживая страшную ярость, — возможно, я знаю причину; мое сердце никогда не спит, все видит и слышит! Однажды ночью, — он подкрался к ней ближе, — однажды ночью, когда я дал сигнал, чтобы предупредить тебя, что доктор возвращается домой, ты не вышла на улицу до его прихода! Он вошел в дом, и вы встретились. Но наконец ты пришла, и я увидел в твоих глазах…

— О! — вздохнула Мёска, испуганно взглянув на Чанда Лала.

— Сейчас я не вижу в твоих глазах того выражения, которое было тогда. Никогда прежде до того момента, когда ты отправилась в этот дом, — никогда прежде ты не ускользала из-под моего попечения, как это произошло в Лондоне. Дважды у меня возникали подозрения, но так как я был в это время занят другой работой, то не мог за тобой проследить. Сегодня вечером, — он остановился перед ней, пристально вглядываясь в ее лицо безумными глазами, — я думаю, ты опять встречалась с ним.

— О Чанда Лал! — воскликнула Мёска жалобно, протягивая к нему руки. — Не говори так.

— Итак! — прошептал он, — я понимаю! Ты рисковала столь сильно ради него, но ради меня ты не хочешь рисковать ничем! Если бы этот доктор сказал тебе: пойдем, Мёска, со мной…

— Нет, нет! У меня никогда не будет ни одного друга в целом свете! Я слышала, как ты звал, Чанда Лал, но в этот момент я бросила в огонь конверт, и доктор Стюарт застал меня за поисками. Я попалась. Ты это знаешь.

— Я знаю это. И потому, что Фо Хи не был ни в чем уверен, и потому, что ты там нашла фрагмент золотого скорпиона, мы отправились в этот дом, Фо Хи и я, но потерпели неудачу. — Чанда Лал бессильно опустил руки. — Я не могу понять, Мёска. Если у нас не было полной уверенности тогда, то есть ли она у нас теперь? Может быть, — он наклонился к ней, — мы в ловушке!

— О, что ты имеешь в виду?

— Мы не знаем, как много удалось разнюхать этому французу. Мы не знаем, как много удалось прочесть из обгоревшего письма. Почему мы медлим?

— У него какой-то план, Чанда Лал, — ответила Мёска устало. — Разве он когда-нибудь терпел неудачу?

Ее слова вновь разожгли пыл в индусе, его глаза вспыхнули.

— Я скажу тебе его план, — прошептал он напряженно. — О! Послушай меня! Она наблюдает за тобой начиная с того времени, когда ты была еще маленьким красивым ребенком, так же как он наблюдает за ростом своих смертоносных пауков и серных скорпионов! Он нежил тебя и холил, он создал из тебя само совершенство, у него были на тебя свои планы, как, впрочем, и на другие его создания. Затем он увидел то же, что и я, — что ты не только его служанка, но что ты также и женщина из плоти и крови. Он понял, что он, кто думает, что знает все, — что он тоже не дух, а живой человек, мужчина, что у него есть сердце, что и ему не чужда страсть! И понял он это из-за доктора!

Он опять схватил Мёску, но она попыталась высвободиться.

— Позволь мне идти, — простонала она. — То, что ты говоришь, это чистое безумие!

— Это безумие, но твое! Я всегда за тобой наблюдал, всегда ждал и тоже видел, как ты расцветаешь, подобно розе в пустыне. Сегодня вечером я вижу… и знаю! Завтра я уезжаю! Ты остаешься для него?

— О! — прошептала она испуганно, — этого не может быть.

— Ты сказала правду, я — твой единственный друг, Мёска. Согласно его плану, завтра у тебя уже не будет друзей.

Он отпустил ее, и из его рукава медленно появился туземный нож с кривым лезвием.

— Али Хан Бхаи Салам! — пробормотал он. — Этой фразой он признал свою принадлежность к преступной индийской секте.14

Взглянув в направлении восточной стены, он спрятал нож.

— Чанда Лал! — сказала неистово Мёска. — Я напугана! Позволь мне идти, а завтра…

— Завтра! — Чанда Лал поднял глаза, в которых горел ужасный огонь фанатизма. — Для меня, может быть, и не будет завтра! Джей Бховани! Йах Аллах!

— О, он может тебя услышать! — прошептала жалобно Мёска. — Позволь мне сейчас идти. Но я хочу знать, что ты будешь поблизости, если…

— Если что?

— Я попрошу твоей помощи.

Он сказал очень низким голосом:

— И если я последую за тобой?

Мёска отвела взгляд.

— О Чанда Лал… Я не могу. — Она закрыла лицо руками.

Чанда Лал стоял неподвижно в течение некоторого времени и молча рассматривал Мёску, затем он повернулся в сторону двери, ведущей в подвал, а затем опять посмотрел на девушку. Внезапно он встал перед ней на одно колено, взял ее руку и нежно поцеловал.

— Я — твой раб, — сказал он дрожащим голосом. — Я ничего не прошу, кроме твоей жалости.

Он поднялся, открыл дверь, из которой прежде вышла Мёска, и направился в подвалы. Она молча с испугом посмотрела ему вслед, однако ее глаза были полны слез сострадания. Затем она надела отвратительный седой парик, поднялась по ступенькам и вошла в дверь, ведущую в притон курильщиков опиума.

ГЛАВА XXVI И ВНОВЬ ЧЕЛОВЕК СО ШРАМОМ

Стюарт просмотрел документ, состоящий из шести страниц, написанных убористым почерком, затем сколол листы, сложил их в несколько раз и поместил в один из тех длинных конвертов, которые были связаны в его памяти с делом «Скорпиона».

Мрачно улыбаясь, он направился к аптечке и вернулся с китайской монетой, прикрепленной к пробке. Ею он запечатал конверт.

Этой ночью он добровольно вызвался на рискованное дело, и его предложение было принято. Гастон Макс плохо знал восточные языки, в то время как у Стюарта были глубокие и обширные познания, и сердечно обрадовался желанию доктора сопровождать его в дом А Фэнг Фу.

Когда Стюарт запечатал конверт и положил его на стол, то услышал, как у парадного подъезда остановилась машина и, тотчас постучав в дверь, в комнату вошла миссис Мак-Грегор.

— Вас хочет видеть инспектор Данбар, мистер Кеппел, — сказала она, — он пришел вместе с человеком, который выглядит ужасно, весь в порезах и обрывках бинтов. Несомненно, он нуждается в вашей помощи.

Стюарт встал, сгорая от нетерпения узнать, что это значит.

— Проводите их, пожалуйста, в кабинет, миссис Мак-Грегор, — ответил он.

Несколько секунд спустя вошел Данбар в сопровождении бородатого мужчины, голова которого была так забинтована, что частично даже был прикрыт один глаз. На лице у этого человека был ужасный шрам, протянувшийся, вероятно, от скулы к углу рта, так что его губа была приподнята в дьявольском оскале.

Стюарт изумленно уставился на этого человека, а Данбар расхохотался.

— Прекрасный грим, не правда ли? — сказал он. — Я обычно говорил, что маскировка несовременна, но мистер Макс убедил меня, что я не прав.

— Макс! — воскликнул Стюарт.

— К вашим услугам, — ответило это привидение, — но только на этот вечер; я — «человек со шрамом». Да, черт возьми, я действительно исполняю роль мертвеца.

Легкомысленное безразличие, с которым он решился загримироваться под того, чье ужасное тело только сегодня убрали из морга и кого он, по его собственным словам, к несчастью, был вынужден задушить, внушало невольную неприязнь, но в то же время восхищало. Раз человек со шрамом пытался его убить, то излишняя сентиментальность не делала бы чести следователю по уголовным делам.

— Это смелая мысль, — сказал Стюарт, — и основана на предположении, что «Скорпион» не знает о судьбе своего агента и продолжает верить, что тело, выловленное речной полицией, принадлежит Максу.

— Замечательные меры предосторожности, принятые моим сообразительным коллегой, — ответил Макс, кладя руку на плечо Данбара, — когда он закрыл морг и опубликовал данные об идентификационном диске, обеспечили мне полную безопасность. Человек со шрамом спрятался. Теперь он появляется снова!

У Стюарта было достаточно оснований, чтобы признать, что логика рассуждений Макса абсолютно разумна. Он вспомнил о составленном им документе и взял конверт в руки.

— Здесь у меня заявление, — сказал он медленно. — Проверьте печать.

Он протянул конверт, и Макс и Данбар взглянули на нее. Последний сразу же рассмеялся.

— В нем действительно лежит заявление, — продолжал Стюарт, — характер которого я до поры до времени не имею права раскрывать. Но поскольку сегодня вечером мы отправляемся на рискованное дело, то я хочу оставить его на ваше попечение, инспектор.

Он протянул конверт Данбару; тот был ошеломлён и удивлен.

— В случае, если сегодня вечером мы потерпим неудачу или произойдет катастрофа, я разрешаю вам прочитать это заявление и действовать, основываясь на содержащихся в нем сведениях. Если, однако, со мной ничего не случится, то я прошу вернуть мне мое заявление, не читая.

— Хорошо, — сказал Макс и посмотрел на Стюарта с пониманием. — Кажется, я догадываюсь, в чем дело, и конечно, — он снял руку с плеча Данбара и положил на плечо Стюарта, — и несомненно, мой друг, вам сочувствую!

Стюарт вздрогнул, словно его поймали на чем-то недозволенном, но Макс тотчас отвернулся в сторону и начал излагать свой план.

— В сумке, которую инспектор Данбар специально оставил в такси… — начал он.

Данбар поспешно удалился, а Макс рассмеялся.

— В этой сумке, — продолжал он, — лежит одежда, которой отдают предпочтение завсегдатаи «дома Пиджина». Я изучил искусство маскировки почти так же хорошо, как великий Уилли Кларксон, и придам вам внешность настоящего бандита. Вы понимаете, насколько это важно, так как человек, которого мы ищем, находится в доме А Фэнг Фу и может сбежать через какой-нибудь тайный ход. Я полагаю, что он может уехать в любой момент, и рассматриваю приезд Мигуэля как свидетельство того, что руководители местных отделений организации съезжаются в Лондон для получения инструкций, но, конечно, Мигуэль мог приехать и в связи с исчезновением человека со шрамом!

— Вы полагаете встретиться с Мигуэлем!

— Мой дорогой друг, я должен довериться судьбе, которая следует по пятам за злоумышленниками. Единственный довод, который пришел мне в голову, чтобы воплотить в жизнь эту смелую идею, очень прост. Хотя я и полагаю, что «дом Пиджина» открыт для обыкновенных курильщиков опиума, но на время сбора руководителей местных отделений он может быть закрыт! Вы меня понимаете? Очень хорошо. У меня есть золотой скорпион, который, я уверен, является своего рода паролем.

Стюарт все больше и больше поражался проницательности этого замечательного человека, который сумел сделать такой точный вывод.

— Существование подобного опознавательного знака, — продолжал Макс, — несомненно, указывает на тот факт, что не все члены организации знакомы друг с другом. В то же время приглашенные и ожидаемые в данный момент могут быть известны А Фэнг Фу или кому-либо другому, кто выполняет роль привратника. Вы понимаете? Ожидают ли человека со шрамом или нет, но я полагаю, что его впустят вовнутрь сегодня ночью, а я очень хорошо сойду за него, правда, получившего некоторые повреждения во время схватки с покойным Чарльзом Малетом, но которого все-таки можно узнать!

— А я?

— Вас я проведу с собой. Думаю, что слова человека со шрамом будет для этого достаточно! Конечно, меня могут сразу же проводить к самому «Скорпиону», и тот может оказаться не кто другой, как Мигуэль, например, или известный мне алжирец, или, может быть, даже очаровательная Зара эль-Хала! Мы не знаем. Но я думаю, что человек в рясе — мужчина, а его одежда и место жительства убеждают меня в том, что он — китаец.

— И как вы собираетесь действовать в этом случае?

— Я его сразу же задержу, если смогу, в противном случае я его застрелю. У каждого из нас будет по полицейскому свистку, и по первому нашему сигналу инспектора Данбар и Келли ворвутся в дом. Но я надеюсь, что события не будут развиваться так стремительно. Мне не нравятся подобные грубые приемы. Тот факт, что встреча организуется в притоне курильщиков опиума, наводит меня на мысль, что, возможно, последует какая-нибудь процедура, аналогичная той, которую я наблюдал в ходе расследования дела знаменитого «мистера К.» в Нью-Йорке. У «мистера К.» тоже были апартаменты для встреч, примыкавшие к притону курильщиков опиума, и к нему приходили посетители, заходившие в притон будто бы для того, чтобы покурить опиум. Притон служил своего рода прихожей.

— Крупное дело, связанное с китайцами, которое вел Веймаут, имело сходные черты, — сказал инспектор Данбар, вошедший в этот момент в комнату с кожаным саквояжем в руках. — Если вам придется ждать и вы будете внимательно слушать, доктор, тогда пригодятся ваши знания восточных языков. Мы можем взять всю банду, но может оказаться так, что у нас не окажется против них никаких улик, за исключением попытки покушения на вас, доктор Стюарт, так как нет ничего, как я понимаю, что бы связывало «Скорпиона» с делом сэра Фрэнка Нэркумба!

— Я опасаюсь такой плохой работы! — воскликнул Макс. — А! Как меня беспокоит эта оттопыривающаяся кверху губа! — Он осторожно поправил перевязку.

— Мы тщательно окружили это место, — продолжал Данбар, — и отмечаем каждого заходящего! Леди, соответствующая описанию мадемуазель Дориан, пришла туда этим вечером, согласно рапорту Сауэрби.

Стюарт почувствовал, что побледнел, и поспешно наклонился, чтобы посмотреть содержимое саквояжа, который открыл Данбар.

— Итак! — сказал Гастон Макс. — Мы отправляемся не с пустыми руками. Теперь пора заняться вашей внешностью, мой друг.

ГЛАВА XXVII В ПРИТОНЕ КУРИЛЬЩИКОВ ОПИУМА

Период установившейся теплой погоды был прерван этой ночью дождем и сильным ветром. Грязные улицы, по которым шли Стюарт и Гастон Макс, были еще более пустыми и непривлекательными, чем обычно. День заканчивался, выл ветер, и шел дождь.

— Мы почти пришли, — сказал Макс. — Черт возьми! Они хорошо замаскировались, эти приятели. Их заведение можно заметить только вблизи!

— Это лишь усиливает желание туда заглянуть! — ответил Стюарт.

— Только осторожно. Я думаю, что это — та дверь… Надеюсь, что у них нет специального условного стука.

В темноте он постучал в дверь лавки; казалось, что она пуста.

Они оба полагали, что придется подождать, и оба удивились, когда дверь открылась почти тотчас же; за ней было совершенно темно.

— Уходите! Слишком поздно! Лавка закрыта! — пробормотал из темноты чей-то голос.

Макс решительно зашел вовнутрь, за ним последовал Стюарт.

— Закрой дверь, А Фэнг Фу, — сказал он отрывисто с заметным французским акцентом. — «Скорпион»!

Невидимый в темноте китаец закрыл дверь, послышались тихие шаги, и внезапно вспыхнула масляная лампа. При ее свете стал виден неописуемый беспорядок, царивший внутри маленькой лавочки, и старый, очень морщинистый китаец, державший лампу. На нем была грубая голубая куртка и котелок, а выражение его лица было совершенно невозмутимым. Когда он оперся о прилавок, внимательно рассматривая посетителей, Макс выставил вперед свою руку, держа на ладони золотого скорпиона.

— Хой, хой! — пробормотал китаец, — друзья Фо Хи, э? Вы пришли слишком поздно. Другие друзья Фо Хи прибыли гораздо раньше. А вы подняли такой шум, что Пиджину очень неприятно!

Макс незаметно подтолкнул доктора локтем.

— Кончай болтать, Пиджин, — прорычал Стюарт.

— Хорошо, — пробормотал А Фэнг Фу, рассмотрев, кто стоит перед ним. — Выкурите по трубочке до прихода Фо Хи. — Высоко подняв лампу, он провел их через дверь, ведущую в заднюю часть лавочки. Спустившись на четыре ступеньки, Стюарт и Макс оказались в притоне курильщиков опиума.

— Сейчас наполню по трубочке, — сказал китаец.

В этом помещении был низкий потолок; поддерживавшие его балки шли под небольшим наклоном с запада на восток. Центральная часть задней стены была скрыта висевшей там циновкой, шедшей от самого карниза. Справа от этой циновки находилась дверь, которая вела в лавку, а слева располагались койки. Еще койки стояли вдоль южной стены, исключая то место, где в толще побелённой кирпичной стены находилась вторая дверь, частично скрытая стопкой пустых упаковочных коробок и беспорядочно валявшимися соломой и циновками.

Вдоль северной стены также находились койки и была видна деревянная лестница с поручнем, ведущая на маленькую площадку перед третьей дверью, расположенной в верхней части стены. На полу валялось несколько циновок. Это помещение было тускло освещено лампой с красным абажуром, висевшим в центре потолка, и еще одной лампой, стоявшей не дальше, чем на фут от лестницы, на коробке, рядом со сломанным тростниковым стулом. На этой же коробке находились трубки для курения опиума, колода карт и жестяные банки.

Казалось, что все койки были заняты. Большинство курильщиков лежали неподвижно, но один или два шумно сосали трубки. Они еще не достигли состояния своей нирваны. Все это Гастон Макс заметил своим опытным взглядом мгновенно. Затем А Фэнг Фу отнес лампу в лавку, спустился на четыре ступеньки и пересёк помещение, чтобы примостить две циновки и две круглые подушки вблизи пустых упаковочных коробок. В это время Стюарт и Макс оставались около двери.

— Смотрите, — прошептал Макс, — он вам поверил! — И похоже, что он принял меня за человека со шрамом. Как я и рассчитывал. Это место открыто для доступа публики, как и обычно, и у А Фэнг Фу торговля, как можно заметить, идет хорошо. Для посетителей, не принятых в орден, мы должны делать вид, что курим.

— Да, — ответил Стюарт, сдерживая волнение, — если судить по замечаниям хозяина, вероятно, некто, кого зовут Фо Хи, дома.

— Фо Хи, — прошептал Макс, — «Скорпион»!

— Я полагаю, что вы правы, — сказал Стюарт, у которого были веские основания, чтобы так считать. — Господи! Что за грязный притон! Здесь удушающая вонь. Взгляните на это безжизненное желтое лицо, вон там, и на того вон, который безвольно свесил руки, так что они касаются пола. Эти койки заняты телами, в которых почти не чувствуется жизни.

— Черт возьми! Не повышайте голос, некоторые койки могут быть заняты членами организации «Скорпиона». Помните, что сказал А Фэнг Фу? Шш!

Старый китаец вернулся странной шаркающей походкой, поднял руку и сделал им знак.

— Я вон там положил, — пробормотал он.

— Ладно, — прорычал Стюарт.

Стюарт и Макс пересекли комнату л прилегли на грязные циновки.

— Я набью трубки очень хорошим опиумом, — объявил А Фэнг Фу. — Очень хорошим!

Переходя от койки к койке, он наконец добрался до китайца в коматозном состоянии, у которого рука с трубкой бессильно свесилась на пол. А Фэнг Фу высвободил трубку из его пальцев, вернулся к коробке, на которой стояла жестяная банка, и начал спокойно набивать трубку.

— Боже праведный! — пробормотал Стюарт, — у него не хватает трубок! Ба! Как здесь воняет!

Управившись с первой трубкой, А Фэнг Фу взял еще одну, которая лежала около лампы, видимо последнюю из своего запаса, прикурил их, пересек комнату и протянул Стюарту и Максу.

— Долго ждать не придется, — сказал он и сделал странный знак, прикоснувшись ко лбу, рту и груди, подобно тому, как это делают мусульмане.

Макс повторил этот жест, а затем прилег, опершись на локоть, и приблизил мундштук маленькой трубки ко рту, однако избегая ее касаться.

А Фэнг Фу прошаркал обратно к своему сломанному тростниковому стулу, с которого он, очевидно, поднялся, чтобы впустить поздних посетителей.

С коек слышались нечленораздельные звуки, нарушавшие мрачную тишину, которая установилась в притоне. А Фэнг Фу, раскладывая пасьянс, бормотал себе что-то под нос. Временами слышался шум прибоя, так как с приливом вода поднялась, а под полом скреблись и бегали крысы.

— Вы слышите плеск волн, — прошептал Стюарт — Это здание, вероятно, построено на сваях, и сейчас, при высоком приливе, его подвалы, должно быть, заливает.

— Черт возьми! Это смертельная ловушка. Что это?

Послышался громкий стук в дверь, выходящую на улицу.

А Фэнг Фу поднялся и, волоча ноги, направился в лавочку.

Было слышно, как он отпирает дверь, а затем его слова:

— Слишком поздно! Лавка закрыта!

— Мне ничего не надо из твоей проклятой лавки.

— Пиджин! — прогромыхал грубый голос. — Это я, старина Билл Бин, мне надо трубочку!

— Слушай, Билл! — ответил Пиджин. — Ты опять пьян!

На верхней ступеньке лестницы появился рыжебородый корабельный кочегар в фуражке, обутый в морские сапоги и одетый в голубой костюм из грубой материи, почти такой же, как у Стюарта.

— Чтоб мне провалиться! — прогромыхал он через плечо. — Пьян! Я — пьян! Во всех пивных продают не пиво, а подкрашенную воду! Замолчи, Пиджин!

За его спиной появился А Фэнг Фу.

— Каждый раз ты приходишь пьяный, — пробормотал он.

— Это надо же такому случиться, — заявил вновь прибывший, пошатываясь, спускаясь по ступенькам, — чтобы здоровый моряк пил подкрашенную воду, которую трактирщики называют пивом! Я не пьян! Я только несчастен. Набей мне трубочку, Пиджин!

А Фэнг Фу закрыл дверь на засов.

— Иди сюда, взгляни, — пробормотал он. — У меня все занято, и нет ни одного свободного места.

Билл Бин шумно хлопнул его по спине.

— Кончай болтать. Пиджин, и набей мне трубку. Одну трубочку, Пиджин!

Он шатаясь пересек комнату, едва не споткнувшись о ноги Стюарта, взял циновку и подушку и прошел в дальний угол, где бросил их на пол.

— Разве я не один из самых верных клиентов, Пиджин? — спросил он. — Я один из самых старых.

— Хуже не бывает, — пробормотал китаец. — Билл, ты меня подводишь. Моя лавочка на примете у полиции.

— Тебе не впервой! — резко возразил кочегар. — Ты не в первый раз в затруднительном положении, Пиджин. И если тебя до сих пор не повесили, то не так просто с тобой справиться, китаец… И этот раз будет не последним в твоей проклятой долгой жизни…

А Фэнг Фу покорно пожал плечами и пошел, шаркая ногами, от койки к койке в поисках освободившейся трубочки; разыскав одну, он вернулся к своему импровизированному столику и начал набивать трубку, бормоча себе под нос.

— Не нравится слушать о преступном прошлом? — продолжал Билл. — Порочный старый желтолицый варвар! Помнишь о своем бегстве из Сан-Франциско, Пиджин? Помнишь о том скандале? Запомни, когда я прихожу, ты должен наполнять мне трубочку без пререканий! Я много о тебе знаю… а то отправишься в Шанхай!

— Хватит болтать. Все проклятая ложь, — пробормотал китаец.

— Ха, это ложь? — прогремел голос Билла. — Я всегда просыпаюсь от ужаса, когда вспоминаю о старом разваливавшемся паруснике «Нэнси Ли» Я кочегар! Что ты на это скажешь, шанхаец? Душегуб! Без гроша в кармане я нанялся на этот старый парусник; что же это была за старая калоша, что же за старая калоша, а ее владелец был сам дьявол. Ха! Ложь! Вовсе нет.

— Кончай болтать! — пробормотал А Фэнг Фу, занимаясь трубкой. — Ты слишком любишь болтать. Ты слишком шумишь.

— Нет денег, — продолжал Билл, склонный к воспоминаниям, — нет табачку. — Внезапно он резко сел. — Даже трубочки табачку от тебя не получишь! — прокричал он. — А, наркотик. Спасибо Господу, что есть это прекрасное зелье.

Внезапно с койки слева от Гастона Макса послышался слабый крик.

— А! Он меня бьет!

— Слушай, — сказал Билл, — что ты ему дал, Пиджин? Шендю или гидрофобию?15

А Фэнг Фу подошел к нему и, не отвечая, протянул трубку.

— Только эту. Больше не дам.

Билл жадно выхватил трубку и поднес ее ко pту. А Фэнг Фу вернулся к своему пасьянсу, и в притоне установилась тишина, нарушаемая только нечленораздельными выкриками и звуком прилива.

— Настоящий клиент! — прошептал Макс.

— А! — опять послышался слабый голос, — он меня бьет.

— Чтоб мне провалиться! — послышался сонный голос Билла Бина. — Успокой его, Пиджин.

Стюарт хотел заговорить, когда Гастон Макс незаметно схватил его за руку.

— Шш! — прошептал он. — Не шевелитесь, но взгляните на площадку лестницы!

Стюарт осторожно направил туда свой взгляд. На площадке стоял индус!

— Чанда Лал! — прошептал Макс. — Будьте готовы ко всему!

Чанда Лал медленно спустился по лестнице. А Фэнг Фу продолжал раскладывать пасьянс. Индус остановился у него за спиной и заговорил, с трудом сдерживая гнев, но мягко произнося слова:

— Почему ты позволяешь входить сюда этой ночью посторонним?

А Фэнг Фу спокойно продолжал раскладывать карты.

— Ты что думаешь, Чанда Лал, мне деньги с неба падают? А Фо Хи мне не платит ни пенса. Он, — сказал А Фэнг Фу, небрежно кивая в сторону Билла Бина, — очень скоро впадет в транс.

— Будь очень осторожен, А Фэнг Фу, — сказал с напряжением в голосе Чанда Лал. Затем он заговорил тише. — Не забыл ли ты уже, что произошло на прошлой неделе?

— Нет, господин.

— Один из полицейских выследил этот дом, и мы не знаем, как много удалось ему разнюхать; возможно, он заходил и вовнутрь.

А Фэнг Фу, сидя на тростниковом стуле, неловко перетасовал карты.

— Пиджин ладит с полицией! — пробормотал он. — С этим приятелем покончено?

— Да, он убит, но мы полагаем, что полиция нашла его отчет! Причем, вполне возможно, в отчете указано, что здесь — место встречи.

— Он сообщил мое имя? Как мне не везёт!

— Ты говоришь, что Фо Хи тебе не платит, а не он ли спас тебя от виселицы?!

— Да, да, — пробормотал А Фэнг Фу.

Чанда Лал поднял палец.

— Будь очень осторожен, А Фэнг Фу!

— Я всегда очень осторожен.

— И не впускай больше никого постороннего.

— Да, да! Очень хорошо. Иногда вваливается какой-нибудь здоровяк, не слушая Пиджина. И Пиджин ничего не может поделать.

— Возможно, от этого зависит твоя жизнь. — сказал Чанда Лал выразительно. — Сколько наших здесь?

А Фэнг Фу повернул голову и указал на три койки, а под конец — на Гастона Макса.

— Четверо? — удивился индус — Как так может быть?

Он переводил свой взгляд от койки к койке, внимательно разглядывая лежавших, что-то бормоча — вероятно, имена. Когда его глаза остановились на Максе, он вздрогнул, пристально на него посмотрел и, встретив ответный взгляд, сделал странный знак.

Макс повторил его, и Чанда Лал снова повернулся к китайцу.

— Из-за этого пьяного негодяя, — сказал он, — указывая на Билла Бина, — мы должны ждать. Смотри, чтобы это было в последний раз!

Он медленно поднялся по ступенькам, открыл дверь и исчез.

ГЛАВА XXVIII ЗЕЛЕНОГЛАЗЫЙ ИДОЛ


В доме А Фэнг Фу установилась зловещая тишина. А Фэнг Фу вновь занялся своим пасьянсом.

— Он узнал «человека со шрамом», — прошептал Макс, — и удивился, увидев тебя! Итак, трое из банды здесь! Вы не заметили, на каких именно койках они лежат, доктор? Шш!

Голос, раздавшийся с одной из коек, затянул монотонную песню.

Слова песни заглушили бормотание грезящих курильщиков опиума и плеск волн: «Ту минта риш фир кизи ко кьяш…»

— Он поет в состоянии опиумного транса, — сказал Стюарт тихо. — Это туземная песня: «Если чаша вина испита, и испита мной, что из того…»

— Господи! Это ужасно! — прошептал Макс. — Бр! Вы слышите этих крыс! Я очень хотел бы знать, в каком порядке мы будем допущены к «Скорпиону»? Или мы увидим его все одновременно?

— Он может прийти сюда.

— Так было бы лучше всего.

— Набей еще трубочку, Пиджин. — раздался протяжный сонный голос из угла, где устроился Билл Бин.

А Фэнг Фу прервал бесконечный пасьянс и пересек комнату. Он взял трубочку для опиума из расслабленных пальцев кочегара и вернулся к своей коробке, заново ее наполнил и прикурил. Не произнося ни слова, Макс и Стюарт не спускали с него глаз, когда он передал Биллу вторую трубочку и вернулся на свое место.

— Нам следует быть настороже, — сказал Стюарт — Мы не знаем, кто здесь настоящие курильщики.

Снова послышался голос с какой-то неестественной интонацией. Китаец, лежавший на одной из дальних коек, начал петь монотонным голосом:


Чонг-лиу-чоуай

Ом мани падме хум.


— Это буддийская формула, — прошептал Стюарт. — Он — настоящий курильщик. Господи! Я задыхаюсь от этой вони!

Песня зазвучала вновь, затем слова песни перешли на шепот. А Фэнг Фу продолжал раскладывать пасьянс. Вскоре Билл Бин выронил свою трубочку. Его хриплый голос стал почти неслышен.

— Я старый… Билл Бин… Я…

Послышался слабый низкий звук сирены.

— Пароход становится в док. — прошептал Макс. — Бр! Это какой-то ночной кошмар. Я думаю, что сейчас что-нибудь произойдет Шш!

А Фэнг Фу медленно огляделся, затем поднялся, взял лампу и обошел койки, направляя свет на лица лежащих Макс внимательно за ним наблюдал, надеясь узнать, на каких койках лежат члены группы «Скорпиона». Но он был разочарован А Фэнг Фу осмотрел все койки и даже осветил лица Стюарта и Макса, не переставая бормотать себе что-то под нос.

Он поставил лампу снова на коробку и тихо свистнул.

— Гляди, — выдохнул Макс, — снова на лестницу.

Стюарт осторожно перевел глаза на лестницу.

На верхней площадке стояла страшная сгорбленная старуха, глаза этой ведьмы внимательно обшаривали комнату. Она спустилась по лестнице, удивительно легко ступая, принимая во внимание ее возраст. Она встала позади А Фэнг Фу, похлопала его по плечу и указала на дверь, ведущую наружу. Он поднялся, шаркая ногами, пересек комнату, поднялся на четыре ступеньки и отпер дверь.

— Че, че, — пробормотал он. — Пиджин пойдет взглянет, все ли в порядке.

Он вышел и закрыл за собой дверь.

— Что-то начинается! — прошептал Макс.

Раздался звук гонга.

— А!

Старуха подошла к циновкам, скрывавшим часть стены, слегка раздвинула их в середине и исчезла за ними.

— Вы видели! — сказал Стюарт возбужденно.

— Да! Это — приемная «Скорпиона».

Старая карга снова вышла, подошла к койке, занятой китайцем, и дотронулась до его руки. Он тотчас встал и последовал за ней. Оба скрылись за занавеской.

— Что будем делать, — спросил Стюарт, — если позовут вас?

— Как только я подойду к занавеске и отброшу ее в сторону, я приставлю пистолет к голове того, кто за ней находится. Шш!

Старуха появилась снова, медленно огляделась и слегка отвела занавеску в сторону, пропуская китайца. Он попрощался с ней, дотронувшись себе рукой до головы, рта и груди, затем подошел к двери, открыл ее и вышел.

Раздался его приглушенный голос:

— Фо Хи.

— Фо Хи, — послышался в ответ высокий голос А Фэнг Фу.

Дальняя дверь открылась и закрылась. Старуха поднялась по ступенькам и закрыла на засов внутреннюю дверь, затем вернулась и встала около тростниковой занавески. Только плеск волн нарушал тишину. Наступило время высокого прилива.

— Вот и первая рыбка попалась в сеть к Данбару, — прошептал Макс.

Снова прозвучал гонг.

Вслед за этим старуха подошла к другой койке и проводила смуглого, восточного типа человека в потайную комнату. Они скрылись за занавеской.

— Как только я отброшу занавеску в сторону, — продолжал быстро Макс, — свистите в свисток и бегите отпирать дверь…

Когда он давал эти указания Стюарту, они оба не обратили внимания на слабый скрип, раздавшийся почти прямо за ними. Он был вызван открыванием, очень медленным и осторожным, замаскированной тяжёлой двери, рядом с которой они лежали. Она вела в лабиринт подвалов.

— Черт! Если китаец будет мешать, — сказал Макс очень быстро, — вы знаете, как с ним следует поступить! Одним словом, впустите полицию! Шш! Что это!

С одной из коек послышался стонущий голос:

— Чил кегур тен, мас ка тир!

— Это — туземная поговорка, — прошептал Стюарт. — Он бредит. Это выражение популярно среди мошенников.

— Вот именно! Я так и думаю, что для мошенников здесь дом родной.

Голова А Фэнг Фу скрылась. Мгновение спустя занавеска снова медленно приоткрылась, и старуха вывела смуглого мужчину. Он попрощался с ней, отодвинул засов и вышел.

— Фо Хи, — раздалось тихо.

Ответа разобрать не удалось, можно было только услышать невнятную речь; внезапно смуглый мужчина вернулся и заговорил со старухой так тихо, что до двух внимательных слушателей, находившихся в дальнем углу комнаты, не долетало ни слова.

— А! — прошептал Макс. — что теперь?

— Мы сорвем эту занавеску! — сказал Стюарт.

— Her! — Макс схватил его за руку. — Подождите! Подождите! Смотрите! Он уходит. Вероятно, он что-то забыл. Вторая рыбка пошла в сеть к Данбару.

Восточный человек поднялся по ступенькам в лавочку. Старуха заперла дверь и исчезла за занавеской.

— Я был прав, — сказал Макс.

Впервые за время своей службы он ошибся.

Старуха почти тотчас же вышла и склонилась над койкой, находившейся почти у самого замаскированного входа с левой стороны. Однако лежавший на ней человек не поднялся и не последовал за ней. Похоже было на то, что она с ним разговаривает. Стюарт и Макс внимательно за ними наблюдали.

Голова А Фэнг Фу снова появилась за ними в дверном проёме.

— Теперь самое время! — прошептал напряженно Макс. — Когда я рванусь к занавеске, вы побежите к двери, ведущей в лавочку, и отодвинете засов, не переставая всё время свистеть…

А Фэнг Фу полностью открыл дверь позади них и неслышно прокрался в комнату.

— Приготовьте свой пистолет, — продолжал Макс, — но сначала возьмите в зубы свисток…

А Фэнг Фу медленно положил на пол свой котелок, отцепил с головы свою длинную косичку и, согнувшись, ступая бесшумно, как кошка, подкрался к ним ближе.

— Пора, доктор! — крикнул Макс.

Оба вскочили на ноги. Макс помчался к занавеске, схватил ее и полностью сорвал. У него за спиной раздалась длинная трель полицейского свистка и резко оборвалась.

— А! Черт возьми! — крикнул Макс.

Искусно замаскированная дверь, выглядевшая как часть оштукатуренной кирпичной стены, медленно и тяжело закрывалась. Через еще оставшуюся щель он смог разглядеть маленькую комнатку, задрапированную гобеленами с изображением китайских драконов; там находился покрытый ковром помост с разбросанными на нем подушками — что-то вроде дивана — и стоял ничем не покрытый столик, на котором он заметил чашу с нюхательным табаком. Дверь закрылась полностью. В нише посреди стены его глазам предстал желтый самодовольный идол с жестокими зелеными глазами.

Внезапно Макс услышал дикий, захлебывающийся крик.

С улицы раздался ответный свист… второй… третий…

Когда Стюарт вскочил на ноги, А Фэнг Фу наклонился, схватил его сзади за лодыжки и опрокинул на пол, лицом вперед. Именно в этот момент его свист прекратился. Тогда китаец, стоя на коленях у него на спине, накинул ему на шею свою длинную косичку, которую распростертый на полу Стюарт безуспешно пытался сдернуть.

Макс поднял свой пистолет… С койки, почти около его локтя, вскочил Мигуэль, замахнулся мешочком с песком и опустил его на голову французу. Тот без сознания рухнул на пол. Из лавочки послышался звон разбитого стекла.

Раздался пронзительный крик, старуха, стоявшая около двери, пошатнулась, словно внезапно лишилась сил, и бросилась к А Фэнг Фу.

— О Господи! Ты убил его! Ты его убил? — простонала она.

— Сауэрби, давай через окно! — послышался голос Данбара: — Макс! Макс!

Непрерывная трель полицейских свистков, шум голосов и звуки тяжелых шагов говорили о том, что полиции удалось проникнуть в лавочку, и о том, что подошло подкрепление.

А Фэнг Фу поднялся. Тело Стюарта безвольно обмякло. Китаец снова надел котелок и посмотрел на женщину, безумно вглядывавшуюся в его глаза.

— Тче, тче, — прошипел он вместо ответа. — Такова воля хозяина.

— Ломай дверь, — прогромыхал голос Данбара. Старуха с диким рыданием бросилась на неподвижное тело Стюарта.

Раздался треск досок, а затем лезвие топора прошло через дверь насквозь. А Фэнг Фу попытался оттащить женщину, но она отчаянно вцепилась в Стюарта. Вслед за тем гигантский квартерон быстро пересек комнату, сгреб их обоих в свои могучие объятия и вынес через замаскированную дверь, ведущую в подвалы.

Наружная дверь в лавочку рухнула и скатилась вниз по ступенькам, в комнату с револьвером в руке прыгнул Данбар, а вслед за ним инспектор Келли и четверо из речной полиции, один из которых нес фонарь. А Фэнг Фу, последовавший за Мигуэлем, запер за собой тяжелую дверь.

— Сюда, ребята! — крикнул Келли и бросился вверх по ступенькам. За ним последовало четверо полицейских. Фонарь остался на полу. Данбар огляделся вокруг. Вошел Сауэрби и с ним несколько человек. Внезапно Данбар увидел распростертого на полу Гастона Макса.

— Господи! — крикнул он, — они его убили!

Он подбежал к нему, встал на колени, окинул его взглядом и приложил ухо к груди Макса.

Инспектор Келли, поднявшись по ступенькам, обнаружил, что дверь заперта; он обрушил на нее свое могучее тело и выбил замок с первого же удара.

— За мной, ребята! — крикнул он. — Осторожнее! Пусть кто-нибудь захватит фонарь.

Последний из четверых полицейских, последовавших за ним, поднял с пола фонарь и нагнал остальных. Глухо раздался голос инспектора:

— Не забудьте фонарь! Передайте его вперед…

Сауэрби попытался открыть дверь, через которую Мигуэль и А Фэнг Фу скрылись незамеченными. Данбар положил голову Макса на подушку и свирепо огляделся вокруг; его квадратная челюсть напряглась, а глаза сверкали гневом.

Раздавшийся с койки голос монотонно затянул песню:

— Чил кегур тен, мас ка тир!

Полицейские начали переходить от койки к койке, внимательно осматривая лежащих, которые тоже были обеспокоены шумом, несмотря на их наркотическое опьянение. Они зашевелились, что-то бормоча и размахивая своими желтыми руками.

— Но где, — пробормотал Данбар, — доктор Стюарт? И где «Скорпион?»

Он повернулся и с изумлением уставился на стену, с которой была сорвана занавеска. Из небольшой ниши, устроенной в искусно замаскированной двери, на него злобно и самодовольно смотрел идол.

ГЛАВА XXIX ВЕЛИКИЙ ОРДЕН

Стюарт очнулся в столь странном месте, что ему потребовалось некоторое время для того, чтобы понять, что он не грезит. Он провел руками по лицу, протер глаза и изумленно огляделся вокруг. У него сильно болело горло, и он чувствовал, что у него распухла шея. Он с удивлением взглянул вниз на свои щиколотки, чувствуя, как сильно в них пульсирует кровь, и увидел, что на них надеты кандалы, от которых тянется цепь к кольцу в полу!

Он лежал на глубоком диване, покрытом леопардовыми шкурами, который стоял в углу чрезвычайно необычной комнаты. Он не только никогда не видел ничего подобного, но не мог себе даже представить что-нибудь в этом роде. Он сел, но сразу же ощутил такую слабость, что преодолел ее с большим трудом.

Апартаменты, отличавшиеся необыкновенной восточной изысканностью, имели две двери с лакированными раздвижными створками. Китайские светильники, свисавшие с потолка, мягко освещали комнату, на полу было разбросано множество больших ярких шелковых подушек. В комнате висели черные гобелены, вышитые золотой нитью, лежали богатые ковры, стояли несколько кушеток, а высокие застекленные шкафы восточной работы были заполнены большими книгами в диковинных переплетах; здесь же можно было видеть научные приборы, антикварные вещи и украшения.

В дальнем конце комнаты, в глубоком, покрытом кафелем камине, шипела небольшая печь, наподобие тех, которые используют в лабораториях. На нескольких маленьких столиках тонкой работы и изящных подставках стояли вазы и витрины. В одной из самых дальних витрин находилось несколько цветущих орхидей.

Банки с заспиртованными ящерицами и змеями располагались на полке рядом со скелетами животных. В комнате стоял также и скелет человека в прекрасном состоянии. Вблизи центра комнаты на помосте находилось кресло с балдахином, выполненное в причудливом китайском стиле, рядом с ним висел большой бронзовый колокольчик. Около дивана, на котором поместили Стюарта, стоял большой резной стол, очень тонкой работы, на котором лежали несколько раскрытых томов в выцветших переплетах и стояли научные приборы. Рядом со столом на треножнике была установлена очень большая чаша, изготовленная из материала, похожего на платину, а неподалеку от нее на ковре было разбросано несколько книг. Из серебряной курильницы поднималась тонкая струйка голубого дыма.

Одна из лакированных дверей бесшумно скользнула в сторону, и вошел человек. Стюарт с шумом вдохнул воздух и сжал кулаки.

Вновь прибывший был одет в синюю рясу, покрывавшую его с головы до ног. В капюшоне имелись два овальных отверстия, в которых сверкали глаза, которые с трудом можно было назвать человеческими. Эти блестящие желтые глаза временами напоминали глаза тигра; их отличительной особенностью было то, что они никогда не мигали. Они казались все время открытыми максимально широко, и Стюарт с гневом осознал, что не может долго выдержать пронизывающий неподвижный взгляд Фо Хи… он понял, что перед ним «Скорпион»!

Закрыв лакированную дверь, человек в рясе, державшийся с необыкновенным достоинством, медленно подошел к столу. Когда эта мрачная фигура приблизилась, руки Стюарта конвульсивно схватились за диван. Невыносимо пристальный взгляд этих сверхъестественных глаз пробуждал в Стюарте животный ужас, которого он никогда прежде не испытывал ни перед кем. Это было чувство аналогичное тому, которое испытывает человек, находящийся поблизости от ядовитой змеи или скорпиона.

Фо Хи сел за стол.

Абсолютная тишина воцарилась в комнате, было слышно только шипение печи. Ни одного звука не проникало с улицы. Не имея возможности судить о том, как долго он пробыл в бессознательном состоянии, Стюарт не удивился бы, если бы рейд на притон А Фэнг Фу был совершен несколько часов, дней или недель тому назад.

Взяв с подставки, стоявшей на столе, пробирку, Фо Хи приблизил ее к лампе и изучил несколько капель бесцветной жидкости, содержавшейся в ней. Затем он вылил их в странный желтый сосуд с длинным горлышком и начал говорить, не глядя на Стюарта.

Эта неторопливая отчетливая речь хорошо гармонировала с манерой поведения Фо Хи. Казалось, что он тщательно подбирает каждое слово и каждому из них придает особое значение, четко выговаривая слоги. Его английский язык был совершенен до педантичности, лишь голос — с металлическими нотками, звучавший временами неприятно, когда его слова имели едва уловимый или скрытый смысл, с несколько гортанными звуками — выдавал в нем китайца. Его манера держать себя с необыкновенным достоинством была вполне оправдана неоспоримыми, уникальными качествами его личности.

— Я сожалею, что вы были так опрометчивы, решившись участвовать в неудавшемся рейде прошлой ночью, доктор Стюарт, — сказал он.

Стюарт вздохнул. Значит, он был без сознания несколько часов.

— Принимая во внимание ваши профессиональные знания, однажды я уже пытался вас уничтожить, — продолжал этот лишенный эмоций голос — Но я рад, что мне это не удалось. Это было бы ошибкой. Для таких людей, как вы, у меня есть подходящая работа. Вас можно использовать в огромных лабораториях моего выдающегося предшественника.

— Никогда! — резко оборвал его Стюарт.

Бессердечность этого человека была настолько целенаправленна и расчетлива, что вызывала ужас. Казалось, что он был выше обычных человеческих слабостей и чувств.

— Ваше предубеждение естественно, — продолжал Фо Хи спокойно. — Вы не знаете наших высших мотивов. Но тем не менее вы тоже поможете нам в установлении интеллектуального контроля, который станет новой мировой силой. Несомненно, вы уже пришли в себя, после того как очнулись в этой комнате от бессознательного состояния, вызванного косичкой достопочтенного А Фэнг Фу, обвившейся вокруг вашей шеи. С того времени прошло приблизительно около двадцати четырех часов, доктор Стюарт.

— Я не верю этому, — пробормотал Стюарт. Его голос показался ему таким же нереальным, как и все в этих апартаментах; происходящее сильно походило на ночной кошмар. — Если бы я не очнулся почти сразу, я бы не очнулся никогда.

Он поднял руку к своей распухшей шее и осторожно ее пощупал.

— Ваше бессознательное состояние было искусственно продлено, — объяснил Фо Хи, глядя в раскрытую книгу с китайскими иероглифами, — с помощью инъекции, которую я посчитал необходимым сделать. В противном случае, как вы правильно заметили, вы могли прийти в себя гораздо раньше. Вашему умному, но безрассудному приятелю, повезло меньше.

— Что! — воскликнул Стюарт. — Он мертв? Вы — дьявол! Вы — проклятый желтый дьявол! — Он задрожал от волнения и сел, схватившись за леопардовые шкуры. Его безумные глаза уставились на человека в рясе.

— К счастью, — подвел итог Фо Хи, — моим людям, за исключением одного, удалось скрыться. Могу только добавить, что шумный, необдуманный арест этого неудачливого моего последователя сразу же у дверей дома А Фэнг Фу привел к обнаружению вашего собственного присутствия. Тем не менее другие участники группы разъехались беспрепятственно. Я тоже скоро уезжаю, моя задержка вызвана некоторыми домашними делами и необходимостью дождаться наступления ночи. Как видите, я с вами откровенен.

— Потому, что из могилы я уже ничего не смогу сказать!

— Смерть или Китай.. В вашем случае альтернативы нет.

— А вы не думаете, что и у вас нет другого выбора? — спросил Стюарт хриплым голосом.

— Альтернатива моему возвращению в Китай? Что вы имеете в виду?

— Эшафот для вас и ваших подонков, — крикнул Стюарт в бешенстве.

Фо Хи потушил бунзеновскую горелку.

— Полагаю, что нет, — продолжал он безмятежно. — За исключением двоих, все мои люди покинули Англию.

Сердце Стюарта болезненно затрепетало. За исключением двоих! Осталась ли Мёска? Он сдержал свой гнев и попытался говорить спокойно, сознавая, насколько сильно зависит от этого ужасного существа и, даже если он спасет свою жизнь, как сильно от него зависит его счастье.

— А вы? — сказал он.

— В таких случаях, доктор Стюарт, — ответил Фо Хи, — я всегда пытаюсь поставить себя на место того блестящего ученого, который был до меня представителем нашего движения в Европе. Ваша прекрасная Темза, это — моя главная дорога; так же, как до меня, ей отдавал свое предпочтение мой предшественник. Ни один из моих ближайших соседей не видел ни меня, ни кого-либо из моих людей, входящими в этот дом. — Он взял пустую пробирку. — Никто не увидит и как я уеду.

Нереальность происходящего взволновала Стюарта, но он заставил себя говорить спокойно.

— Ваш побег вполне возможен, если вас ожидает какое-нибудь судно, но неужели вы хотя бы на мгновение могли себе представить, что сумеете увезти меня в Китай и избежать преследования?!

Фо Хи взглянул в огромную книгу с бледными желтыми буквами и рассеянно ответил:

— Вы помните о кончине Великого князя Ивана? — сказал он. — Сохранилось ли в вашей памяти имя Ван Рембоулда и не признал ли ваш Скотланд-Ярд, что Фрэнк Нэркумб умер от естественных причин? Затем был еще Эриксен, наиболее блестящий европейский специалист этого столетия в области электротехники, который внезапно умер в прошлом году. Я оказываю вам честь, доктор Стюарт, приглашая присоединиться к столь выдающимся людям.

— Вы бредите! Что общего между ними и мною?!

Стюарт задержал дыхание, ожидая ответа, ибо он понял, что находится на пороге открытия; ради того, чтобы это узнать, Гастон Макс отдал свою жизнь. Фо Хи заметно колебался, и только тут пленник, вздрогнув, осознал, что он узнает этот секрет слишком поздно.

— Великий князь настолько выдающийся военачальник, что, останься он в Европе, он мог бы изменить границы своей страны. Ван Рембоулда не с кем сравнить во всем мире как специалиста по взрывчатым веществам, так же как Эриксена в области электротехники. Что касается сэра Фрэнка Нэркумба, то, вне всяких сомнений, он — самый выдающийся хирург нашего времени, и я оцениваю вас наравне с этими людьми как специалиста в области терапии. Ваши исследования ядов змей в Индии (тогда за вами тщательно наблюдали и докладывали нам) позволили вам занять выдающееся место в области токсикологии. В Китае вы будете находиться в обществе великих людей.

— В Китае!

— В Китае, я надеюсь, доктор Стюарт, вы к ним присоединитесь. Вы прекрасно понимаете цель моей миссии. Она не направлена на разрушение, хотя ни я, ни мой предшественник никогда не останавливались перед тем, чтобы уничтожить любое препятствие с пути установления контроля над миром, чему не сможет помешать ни одна живая душа; наша цель изначально созидательная. Ни одно государство, ни даже группа государств не могут надеяться на то, чтобы противостоять прогрессу движения, управляемого и защищаемого монополией гениев мирового уровня. Великий орден, к которому я имею честь принадлежать, направляет это движение.

— Будьте уверены, его уничтожат.

— Ван Рембоулд изготовляет радий из уранита, добываемого из месторождений провинции Хэнань, промышленность которой находится под нашим контролем, в количествах, еще неизвестных человечеству. Он прибыл в Китай, закутанным в саван, так как путешествовал в красивом египетском саркофаге, купленном на аукционе фирмы Сотби от имени китайского коллекционера.

Фо Хи встал и подошел к шипящей печи. Он проводил какой-то непонятный эксперимент, затем продолжил, не поворачивая головы:

— Вам придется путешествовать менее романтическим способом, доктор Стюарт, возможно, в упаковочном ящике. Короче говоря, этот интеллектуальный гигант, который добился столь многого для Великого ордена, мой непосредственный предшественник на этой должности, изобрел метод, вызывающий искусственную каталепсию.

— Господи! — пробормотал Стюарт; эта невероятная, ужасная истина потрясла его.

— Моя довольно рискованная задержка, — продолжал Фо Хи, — связана в некоторой степени с моей тревогой относительно завершения настоящего эксперимента. Его результат позволит вам отправиться в Китай.

С крошечным тиглем в руках он вернулся к столу. Стюарт почувствовал, что теряет самообладание. Он боялся, что сойдет с ума… если уже не сошел. Он заставил себя заговорить:

— Вы насмехаетесь надо мной, потому что я беспомощен. Я не верю, что эти люди были тайно вывезены в Китай. Даже если бы это было и так, то они скорее умерли бы, как это сделаю я, чем позорно посвятили свой талант делу такой безмерной подлости. — Фо Хи осторожно вылил содержимое тигля в плоскую платиновую чашку.

— В Китае, доктор Стюарт, — сказал он, — мы знаем, как заставить людей работать! Я сам изобрел метод, пользующийся чрезвычайным признанием, и едва ли не менее известный, чем «шесть ворот мудрости». Я назвал его «пиршеством тысячи муравьев». Он осуществляется с помощью африканских муравьев, хирургических ножниц и банки меда. Я заметил, что вы с интересом рассматриваете стоящий вон там скелет человека. Это скелет одного из моих последователей, нубийского немого, который совсем недавно скончался, очень некстати. Вы, несомненно, удивлены, как мне удалось сделать скелет за такое короткое время? Мои африканские муравьи, доктор Стюарт, которых у меня в подвале под этой комнатой три больших ящика, выполнили для меня эту работу точно за шестьдесят девять минут.

Стюарт в бешенстве натянул цепь своих кандалов.

— Господи! — простонал он. — Все, что я о вас слышал, было просто лестью в ваш адрес. Вы или дьявол, или сумасшедший!

— Когда вы станете членом Великого ордена, — сказал Фо Хи мягко, — и очнетесь в Китае, то вы будете работать; у нас нет отказников.

— Прекратите ваши отвратительные речи. Я наслушался достаточно.

Но металлический голос продолжал плавно говорить:

— Я понимаю те сложности, которые вы должны испытывать, пытаясь постичь истинную ценность нашего движения. В мою пользу говорит и то, что, кроме возможности пользоваться услугами гениев мирового уровня, мы имеем финансовую поддержку, которая превосходит национальные займы всего мира! Другими словами, эксгумация значительного числа великих людей, захороненных в последние годы, невозможна.

— Я услышал достаточно. Отравите меня, убейте меня, но избавьте от вашего доверия.

— В переполненном холле гостиницы, — продолжал Фо Хи невозмутимо, — или в фойе театра, или в концертной ложе, у себя дома или на работе — повсюду, где представлялась благоприятная возможность, до них дотронулся кончик иглы для подкожного вспрыскивания, такой же, как вот эта. — Он поднял маленький шприц для инъекций. — Он содержит ничтожное количество сыворотки, которую я сейчас приготавливаю, сыворотки, открытие которой увенчало деятельность великого ученого (я имею в виду, доктор Стюарт, моего блистательного предшественника). Все выдающиеся люди, о которых я упомянул, были похоронены живыми, но любой хирург в Европе или в Америке не колеблясь засвидетельствовал бы их смерть. С помощью шести индусов-фанатиков, натренированных в раскапывании могил, мы легко до них добрались в местах их упокоения. Одному из подвергшихся искусственной каталепсии не повезло, он был кремирован своей семьей; это было большой потерей для моего совета. Но другие теперь находятся в Китае, в наших центрах. Они работают днем и ночью, чтобы привести мир, где не стихают войны, под скипетр Восточного императора.

— Тьфу! — воскликнул Стюарт — Весь мир поднимется против вас!

— Мы отдаем себе в этом отчет, поэтому приготовились к этому. Мы говорили о норвежце Хенрике Эриксене. Это — самое значительное приобретение для наших вооруженных сил за недавнее время.

Фо Хи положил длинную желтую руку на что-то, напоминающее модель прожектора.

— Я едва вас не уничтожил этим небольшим аппаратом, что было бы весьма опрометчиво с моей стороны, — сказал он. — Вы помните этот эпизод? Это аппарат Эриксена, испускающий дезинтегрирующий луч, доктор Стюарт. Стоящая перед вами модель действует, конечно, на ограниченном расстоянии, но реальный аппарат имеет радиус действия семь с половиной миль. Его легко может нести тяжелый самолет! Один такой самолет, вылетев из Суэца в Порт-Саид, может уничтожить все суда на канале и взорвать все боеприпасы на том или другом берегу! Поскольку я должен покинуть Англию этим вечером, то эта модель должна быть уничтожена и, к несчастью, хорошую коллекцию бацилл ожидает та же участь.

Спокойно, медленно и непреклонно, с привычным невозмутимым достоинством, Фо Хи поставил модель в глубокую ступку. Ошеломленный Стюарт молча наблюдал за его действиями. Фо Хи налил содержимое большого сосуда в ступку; устрашающую тишину комнаты нарушило шипение, и к потолку поднялось облако дыма.

— И никаких следов, доктор, — сказал человек в рясе. — Это — средство моего собственного изготовления, оно разрушает самые прочные из известных материалов так же легко, как азотная кислота растворяет папиросную бумагу, исключение составляют только некоторые виды глины. Вы понимаете, что я мог бы претендовать на то, чтобы стать знаменитым среди взломщиков сейфов.

— Вы же предпочли позорную известность среди убийц! — резко оборвал его Стюарт.

— Доктор Стюарт, я никогда не опускался до убийства. Я специализируюсь на особо сложных делах. Когда вы посетите лабораторию нашего Главного химика в Киангсу, то вам будет показано вооружение Великого ордена полностью. Я сожалею, что деятельность вашего усердного, назойливого и любопытного друга, мистера Гастона Макса, заставляет меня покинуть Англию, прежде чем я завершу здесь свою работу.

— Я молюсь Богу, чтобы вам никогда не удалось уехать, — прошептал Стюарт.

Фо Хи добавил в чашечку ярко-зеленой жидкости, затем все вылил в большую пробирку и подержал ее над пламенем горелки. Как только жидкость закипела, она обесцветилась. Он осторожно вылил ее в реторту, к которой был присоединен конденсатор, и встал.

Подойдя к витрине, стоявшей на столе около дивана, он слегка ударил по ней рукой. В витрине были только песок и осколки горной породы, но когда Фо Хи стукнул по стеклу, то из-под камней быстро выскочили какие-то черные существа.

— Это — обыкновенные черные скорпионы из южной Индии, — сказал он мягко. — Их яд является основой для изготовления бесценного вещества, вызывающего каталепсию, на действии которого основаны методы работы Великого ордена, доктор Стюарт. Поэтому и было решено использовать скорпиона в качестве эмблемы нашей организации.

Он поднял длинную тонкую колбу.

— Здесь содержится вирус, изготовленный из железистой секреции китайской болотной гадюки. Ему также нет цены. Кроме того, витрина, стоящая вон там, на подставке, содержит пять прекрасных луковиц, три из которых, как вы видите, уже расцвели. Эти орхидеи были обнаружены нашим главным химиком в лесах Бирмы. Они цветут с очень большим интервалом, в восемьдесят и более лет, при очень специфических условиях. Если оставшиеся две луковицы зацветут, то я смогу добыть минимальное количество эфирного масла, за которое народы мира, если бы они знали его свойства, с радостью отдали бы все свои сокровища. Эту витрину я вывезу с собой, чего бы мне это ни стоило.

— Поскольку вы еще в Англии, — сказал Стюарт хриплым голосом, — то я смею надеяться, что вашим дьявольским мечтам будет положен конец на эшафоте.

— Этого никогда не будет, доктор Стюарт, — спокойно возразил Фо Хи. — Эшафот не для таких, как я. Кроме того, я осуждаю этот грубый и варварский способ наказания. Вы знаете, что из себя представляет вон то кресло экстравагантной конструкции, вон там? Это — изобретение блестящего молодого химика из Кантона, основанное на использовании дезинтегрирующего луча Эриксена. Рядом с ним висит колокольчик. Если вы сядете в это кресло и я пожелаю вас уничтожить, для этого мне потребуется только ударить по колокольчику молоточком. Еще не затихнет звон, как вы уже встретитесь в царстве теней со своими предками. Мы назвали его «троном богов». Насколько такая смерть поэтична, можете оценить.

Он вернулся к столу и чрезвычайно осторожно вылил несколько капель бесцветной жидкости из конденсатора в пробирку, вблизи лампы он исследовал ее содержимое, а затем перелил жидкость в желтый сосуд странной формы, из которого поднялось небольшое облачко пара.

— Вы, наверное, не можете себе и представить, — сказал он, — что вот из этого окна, выходящего на поросший плющом балкон, открывается прекрасный вид на живописный образец архитектуры эпохи Тюдоров — Хэмптон-корт? Я опасаюсь, однако, что поиски вашего покойного друга, мистера Гастона Макса, могли вскоре привести Скотланд-Ярд к дверям этого дома, и при сложившихся обстоятельствах этот дом и мое секретное в нем проживание могли вызвать подозрение.

— Люди из Скотланд-Ярда, возможно, сейчас окружают этот дом! — сказал Стюарт со злостью.

— Один из двух моих последователей, которые остались со мной, наблюдают за воротами, — ответил Фо Хи. — Каждый, кто попытается проникнуть в дом другим путем — через живую изгородь, через стену или со стороны реки — приведет в действие электрические звонки, которые громко зазвенят в этой комнате; тональность звона будет указывать, как далеко этому человеку удалось пробраться. В конце концов, на случай такого невероятного происшествия у меня имеется отсюда выход в незаметное место на берегу реки. Там у меня спрятана моторная лодка.

Он вставил термометр в горлышко желтого сосуда и поставил его на подставку. Затем он направил невыносимый взгляд своих ужасных глаз на сидящего на диване человека, который сильно сжал зубы.

— У вас осталось еще десять минут жизни в Англии, доктор Стюарт. Через десять минут эта жидкость остынет до девяноста девяти градусов, тогда я смогу без опасности для вашей жизни сделать инъекцию. Вы снова оживете в Киангсу.

Фо Хи медленно приблизился к двери, из которой появился прежде, открыл ее и вышел.

ГЛАВА XXX ПОД УГРОЗОЙ НЕМИНУЕМОЙ ГИБЕЛИ

Небольшая горелка непрерывно шипела. Из курильницы к потолку поднималась легкая струйка дыма.

Стюарт сидел, зажав руки между коленями и направив свой угрюмый, взгляд на желтый сосуд.

Даже теперь ему трудно было поверить во все услышанное. Ему казалось почти невозможным поверить в действительность существования Фо Хи и во все то, о чем он услышал из уст зловещего человека в рясе, — неужели это происходит в Англии?! Несмотря на шипение горелки и лязг цепи, от которой он пытался освободится изо всех сил, в этой удивительно зловещей комнате было так же тихо, как в усыпальнице фараона в глубине Великой пирамиды.

Его взгляд возвратился к желтому сосуду.

— О Господи! — простонал он.

Его охватил ужас, который ему с таким трудом удавалось сдерживать во время кошмарного разговора с Фо Хи. На грани безумия, он был охвачен почти не поддающимся контролю желанием выкрикивать проклятия, молитвы — не важно что. Он со злостью сжал зубы и попытался собраться с мыслями, чтобы обдумать план действий.

Имелось две возможности. Он мог рассчитывать на заявление, оставленное инспектору Данбару, в котором он упоминал о существовании дома вблизи Хэмптон-корта, и… на Мёску.

Стюарт скорее угадал, чем знал, что она была среди двух оставшихся в Англии членов организации.

Но находится ли она в этом доме? И знает ли она о его присутствии в нем? А даже если это и так, то имеет ли она доступ в эту комнату тайн и ужасов?

А кто был второй оставшийся? Почти несомненно, что это фанатик-индус, Чанда Лал, о котором она говорила с заметным ужасом и который непрерывно и без устали за ней наблюдал. Он бы предупредил ее вмешательство, даже если бы у нее и была такая возможность.

Итак, приходилось больше рассчитывать на Данбара… так как Гастон Макс был мертв.

От мысли, что это проклятое дело привело к смерти бесстрашного француза, он дико заскрежетал зубами и так напряг ноги в кандалах, что от боли в щиколотках на лбу выступили капельки пота.

Он уронил голову на руки и бешено схватился за волосы дрожащими руками.

Слабый звук, послышавшийся при открывании одной из раздвижных дверей, заставил его резко выпрямиться.

Вошла Мёска!

Она выглядела настолько изумительно красивой, что страх и скорбь улетучились, оставив Стюарта полным только страстного восхищения. Она была в восточном наряде из просвечивающего блестящего шелка, прямо на босу ногу на ней были надеты турецкие золотистые туфельки на высоких каблуках. Левую ногу около щиколотки украшал золотой браслет, а на руках были надеты варварские украшения. Она была, так прекрасна, что Стюарт забыл о желтом сосуде… забыл, что ему осталось жить меньше чем десять минут.

— Мёска! — прошептал он, — Мёска!

Было заметно, что она сильно взволнована и боится, но держит себя в руках. Подкравшись ко второй двери, через которую вышел Фо Хи, она прижалась ухом к ее лакированной поверхности и напряженно прислушалась. Затем, быстро подойдя к столу, она взяла связку ключей, подошла к Стюарту, встала на колени и отперла кандалы. Аромат жасмина донесся до него.

— Благослови вас Бог! — сказал он со сдержанной горячностью.

Она быстро поднялась и осталась стоять перед ним, опустив голову. Стюарт с трудом поднялся на ноги. Ноги его не слушались и болели. Он схватил Мёску за руку и заставил поднять голову. Она быстро на него взглянула и снова отвернулась.

— Вы немедленно должны уходить, — сказала она. — Я покажу дорогу. Сейчас нельзя терять…

— Мёска!

Она вновь бросила на него взгляд.

— Ты должна идти со мной!

— А! — прошептала она, — Это невозможно! Не говорила ли я вам об этом раньше?

— Ты говорила мне, но я не могу понять. Здесь, в Англии, вы свободны. Зачем вам оставаться с этим чудовищем в рясе?

— Сказать тебе? — спросила она, и он почувствовал, как она дрожит. — Если я тебе скажу, ты обещаешь мне поверить и уйти?

— Без тебя — нет!

— А, нет, нет! Если я скажу тебе, что мой единственный шанс остаться живой, очень маленький шанс, обязывает меня остаться, — ты уйдешь?

Стюарт взял ее за другую руку и привлек к себе, преодолев легкое сопротивление.

— Скажи мне, — сказал он мягко. — Я тебе поверю и, если смогу уберечь тебя от боли или огорчения, я уйду, как ты просишь.

— Слушай, — прошептала она, бросив испуганный взгляд назад, в направлении закрытой двери. — У Фо Хи есть нечто, чем он лишает людей жизни, и только он может затем оживить их снова. Ты веришь в это?

Она быстро взглянула на него; в его широко открытых глазах были написаны удивление и страх. Он кивнул.

— А! Ты знаешь! Тем лучше. В тот день в Каире… помнишь, я тебе рассказывала? Он… о!

Не в силах сдержать себя, она задрожала и спрятала свое прекрасное лицо на груди Стюарта. Он обнял ее.

— Рассказывай, — попросил он.

— С помощью иглы, он… ввел мне…

— Мёска!

Стюарт почувствовал, как кровь устремилась к его сердцу, и понял, что побледнел.

— Это еще не все, — продолжала она почти неслышно. — Есть средство, с помощью которого он возвращает к жизни тех, кого лишает ее посредством инъекции. Это — светло-зеленая жидкость, имеющая вкус горьких яблок, ее требуется пить один раз в неделю в течение шести месяцев или даже… иначе наступит каталепсия. Иногда я не видела Фо Хи более шести месяцев, но крошечная фляжка, всего на один глоток, всегда доставлялась мне, где бы я ни была, каждую неделю… и каждый год я дважды виделась с Фо Хи… и он…

Ее голос задрожал и стих. Она отступила назад и высвободила из-под тонкой ткани свое округлое плечико.

Стюарт взглянул и едва не застонал.

Ее рука была покрыта крошечными следами от иглы для подкожных впрыскиваний!

— Ты видишь? — прошептала она дрожащим голосом. — Если я уйду, я умру, и меня похоронят живой… или даже можно сказать, что я живу, пока мое тело…

— О Господи! — простонал Стюарт — Дьявол! Безжалостный хитрый дьявол! И ничего…

— Да, да! — сказала Мёска, поднимая глаза. — Если бы я могла достать достаточное количество этой зеленой жидкости и убежать!.. Но он сказал мне однажды, когда мы были в Америке, что за один раз он готовит жидкость, достаточную только на крошечный глоток. Слушай! Я должна остаться, и если его смогут схватить, его должны заставить сделать противоядие… Уходи! Уходи.

Она умолкла и разрыдалась, а Стюарт лихорадочно прижал ее к себе; его сердце наполнилось чувством такой беспомощности, такого горячего сострадания и такой горечи, каких он никогда прежде не испытывал.

— Уходи, пожалуйста, уходи! — прошептала она. — Это единственный шанс, мне больше не на что рассчитывать. Сейчас нельзя терять ни минуты. Послушай меня! Самый лучший путь — это по туннелю, который ведет на берег реки, но я не могу открыть дверь. Ключ есть только у него. В конце же коридора стоит на страже человек…

— Чанда Лал!

Мёска быстро подняла на него глаза, а затем быстро опустила.

— Да, несчастный Чанда Лал. Он — единственный мой друг. Отдай ему это.

Она сняла со своей шеи амулет, висевший там на золотой цепочке, и вложила его в руки Стюарта.

— Это покажется тебе глупо, но Чанда Лал — уроженец Востока, и он мне обещал. О! Быстрее! Я боюсь.

Я скажу тебе еще кое-что. Фо Хи не знает, что инспектор полиции вместе с несколькими своими людьми обыскивает берег реки напротив этого дома! Я видела их из окна…

— Что! — воскликнул Стюарт, — Данбар здесь!

— Шш! шш! — Мёска лихорадочно схватила его за руку. — Он неподалеку отсюда. Уходи и возвращайся с ним вместе. За меня не надо бояться. Я положу ключи обратно, и Фо Хи подумает, что вы открыли замок с помощью какой-нибудь хитрости.

— Мёска!

— О, больше нет времени!

Она выскользнула из его рук, пересекла комнату и открыла дверь, ведущую в слабо освещенный коридор. Стюарт последовал за ней и выглянул в полутемное пространство.

— Пойдешь прямо до конца, — прошептала она, — и спустишься по ступенькам. — Она коснулась амулета, который держал Стюарт. — Ты знаешь, как обходиться с Чанда Лалом.

Но он все еще колебался, пока она не схватила его за руку и не подтолкнула. Затем он безумно сжал ее в своем объятии.

— Мёска! Как я могу оставить тебя! Это — безумие!

— Ты должен! Ты должен!

Он взглянул ей в глаза, наклонился и поцеловал в губы. Затем, не говоря больше ни слова, он сам выпустил ее из своих рук и быстро пошел по коридору. Мёска смотрела ему вслед, пока он не скрылся из виду, а затем вновь вернулась в большую комнату и закрыла за собой дверь. Повернувшись, она прошептала:

— Боже милостивый.

На пороге второй двери стоял Фо Хи и смотрел на нее.

ГЛАВА XXXI ПЯТЫЙ СЕКРЕТ РАЧ ЧУРAHA

Потрясенная Мёска, не произнеся ни звука, с ужасом отшатнулась к лакированной двери и выронила из рук ключи. Фо Хи был теперь уже без рясы, в наряде богатого мандарина, а его лицо скрывало нелепое зеленое покрывало, так что были видны только глаза — сверкавшие, как у кошки.

— Итак! — сказал он мягко, — ты помогла ему бежать. И ваше расставание нельзя назвать особенно сдержанным, не так ли?

Мёска посмотрела на него безумными глазами.

— И он знает, — продолжал Фо Хи своим металлическим голосом, — «как обходиться с Чанда Лалом»? Но возможно, что и Чанда Лал знает, как ему обходиться с ним! Я подозревал, что доктор Кеппел Стюарт испытывает к своей очаровательной пациентке не только профессиональный интерес. Твоя неудачная попытка вскрыть ящик бюро в его кабинете вызвала мое подозрение; согласен, что не сразу, ибо я тоже потерпел неудачу, когда нанес визит доктору. Правда, я был обеспокоен. Но позднее подозрение вернулось. И для того, чтобы проверить возникшее подозрение, я предоставил вам благоприятную возможность поговорить с моим гостем. Мне было любопытно, до чего дойдет ваша изобретательность, однако смею полагать, что, будучи заранее мною предупрежден, Чанда Лал окажет ему достойную встречу. Он готов к тому, что доктор Стюарт попытается покинуть этот дом. Он получил указания задержать его.

— Вы имеете в виду, что ему приказано убить его!

Фо Хи закрыл дверь.

— Напротив, он получил указания позаботиться о нем с особым вниманием. Слепым буйным страстям, которые делают женщину только более желанной, нет места в аналитическом уме ученого. То обстоятельство, что доктор Стюарт домогается лучшего из того, чем я владею, никоим образом не снижает его ценности для моего совета.

Мёска все еще не отошла от двери, в которую вышел Стюарт, и теперь незаметно прислушивалась, пытаясь узнать, что за ней происходит, но поскольку она не услышала крика, то вновь обрела свою веру в Чанда Лала. Ее удивительные глаза мгновенно сузились, и она, казавшаяся такой наивной, заговорила с коварством восточной женщины.

— Он мне совершенно безразличен, этот доктор Стюарт. Но он не сделал вам ничего плохого…

— Нет; не считая того, что он пытался меня погубить. Я уже сказал, — глаза Фо Хи блеснули сквозь отвратительное покрывало, — что я не испытываю к нему враждебности.

— Но вы планируете привезти его в Китай, как и других.

— Я решил, что он должен принять участие в Новом Возрождении. Когда на землю обрушится потоп, то он должен быть в ковчеге. Я оказываю ему честь.

— Возможно, что он скорее, чем кто-либо другой, предпочел бы остаться здесь, чем быть удостоенным такой чести.

— В настоящий момент это вполне возможно, поскольку он не понимает всей значительности того, что ему предстоит, — сказал Фо Хи спокойно. — Но если он отказывается достичь величия, то его заставят его добиться. Ван Рембоулд, насколько я помню, какое-то время не решался направить свое дарование на проблемы производства радия из месторождений уранита в провинции Хэнань в промышленных масштабах. Но достаточно было всего пяти ударов розгами по подошвам, как ему сразу удалось преодолеть все свои предрассудки.

Мёска хорошо знала манеру поведения этого ужасного существа, лица которого она никогда не видела без маски, и не была введена в заблуждение его обходительностью. Тем не менее она подавила свой страх, отдавая себе отчет в том, насколько сильно может зависеть от собственного самообладания ее участь. Она не знала, что именно ему удалось подслушать и подсмотреть.

— Но, — сказала она, отходя от него, — один этот человек — небольшая потеря. Простите меня за то, что я позволила ему уйти, но я боялась…

Фо Хи медленно пересек комнату и встал у нее на пути.

— А! — сказала Мёска, ее глаза широко открылись, — вы собираетесь меня наказать! За что? Я же женщина, могу ли я быть всегда жестокой?

Фо Хи снял со стены кнут.

— А! Нет! Нет! — воскликнула она. — Я сойду с ума! Я только частично принадлежу Востоку, я не вынесу это, я это не вынесу! Вы учите меня быть похожей на английских женщин, которые пользуются свободой, а обращаетесь со мной, как с китаянками, которые живут, как рабыни. Когда-то это не имело значения. Я считала, что с женщиной и следует так обращаться. Но теперь я не могу это вытерпеть!

Фо Хи рассматривал ее, стоя с кнутом в руках.

— Ты освободила этого человека, который тебе совершенно безразличен, для того чтобы он смог выдать меня полиции и мне пришлось бы испытать на себе варварские законы Англии. А теперь ты не можешь вытерпеть такое легкое наказание, как кнут. Я понимаю, что в тебе произошли глубокие психологические изменения. Женщины моей страны так не протестуют, а в гаремах Стамбула такие протесты вызвали бы смех.

— Вы объяснили мне, что жизнь в гареме — это не жизнь, а только животное существование.

— Да, я тебе это объяснил. Какая судьба открывалась перед тобой, когда я вмешался в нее на рынке рабов в Мекке? Ты только частично принадлежишь Востоку. Видно, ты забыла, как ты съеживалась под завистливыми взглядами других рабынь: арабок, черкешенок, грузинок, нубиек, пытаясь скрыть под покрывалом свою красоту. Ты забыла, от чего я тебя спас?

— А зачем? — воскликнула Мёска горько. — Чтобы использовать как приманку и бить меня, если я терплю неудачу!

Фо Хи стоял неподвижно и рассматривал ее; медленно в ней стал расти ужас, и она начала отступать от него шаг за шагом. Он не сделал попытки ее преследовать, но не спускал с нее глаз. Затем он поднял кнут, сломал его о колено и бросил обломки на пол. Она жалобно протянула к нему руки.

— О! Что вы собираетесь со мной сделать! — воскликнула она. — Позвольте мне уйти! Позвольте мне уйти! Я не могу быть больше вам полезной. Верните мне мою жизнь и позвольте мне уйти и скрыться от всех, от всех.. от мира…

Она умолкла, и ее отчаянное рыдание стихло. Фо Хи стоял молча и неподвижно и не спускал с нее глаз.

— О! — простонала она и опустилась на диван, — почему вы так на меня смотрите?

— Потому, — раздался металлический голос — несколько мягче, чем обычно, — что ты красива редкой, божественной красотой. Великий орден имеет много прелестных женщин, так как использует их как мощное оружие, но ни одна из них не сравнится с тобой, Мёска. Я сделаю твою жизнь восхитительной!

— А! Что вы имеете под этим в виду! — прошептала она испуганно.

— Не одевал ли я тебя в наряды принцессы, — продолжал Фо Хи. — Сегодня вечером по моему настоятельному требованию ты надела очаровательный национальный костюм, в котором мне приятно тебя видеть. Но есть ли еще какая-нибудь женщина в Париже, Лондоне или Нью-Йорке, которая имела бы такие платья, такие драгоценности, такие апартаменты, как у тебя? Возможно, что те специфические обязанности, выполнения которых я от тебя требую, эта отвратительная маскировка, к которой ты иногда вынуждена прибегать, вызывают у тебя отвращение…

Ее сердце бешено билось, она не знала, чего ей ожидать от такого поворота в разговоре, но догадывалась, что это предвещает только ужас. Мёска вся сжалась и повернула голову в сторону.

— Сегодня вечером настал наконец час, чтобы сломать кнут. Сегодня вечером во мне умер хозяин. Покров властной мудрости упал с меня, и я предлагаю себя в рабство своей рабыне!

— Вы устраиваете мне какую-то ловушку! — прошептала она.

Но Фо Хи, не обращая внимание на ее слова, продолжал говорить восхищенным голосом:

— Ты знаешь, что в Китае жена — рабыня своего мужа. Я уже сказал, что отношения господина и рабыни между нами закончены. Я предлагаю тебе дружбу, что означает абсолютную свободу и полное взаимопонимание. Половина всего, что я имею, и мира, который скоро будет моим, — они твои. Я предлагаю тебе трон, покоящийся на семи горах вселенной. Взгляни мне в глаза и прочти правду.

Сидя на диване, она вжималась все глубже.

— Нет, нет! Я боюсь!

Фо Хи подошел к ней ближе, и унизительный страх лишил ее сил. Ей показалось, что она не может двинуть ни ногой, ни рукой, а язык прилип к нёбу.

— Не бойся меня больше, Мёска, — сказал Фо Хи. — Теперь я буду дарить тебе только радость. Человек, который знает пятый секрет Рач Чурана, который умеет контролировать свою волю, владеет абсолютной силой и совершенством. Ты знаешь, что тот, кто попал в мой дом, подчиняется моей воле.

Его спокойствие было ужасным, а его взгляд через зеленое покрывало обжигал. Фо Хи понизил голос:

— Но есть, Мёска, одна очень хрупкая вещь, которой даже очень опытным людям трудно добиться. Она присуща каждому человеку. Мёска, я не хотел бы заставлять тебя подчиняться той радости, которую я предлагаю; я хотел бы, чтобы ты приняла ее добровольно. Нет, не отворачивайся от меня. Ни одна женщина во всем мире даже не слышала, чтобы я ее умолял так же, как тебя. Никогда прежде я не просил благосклонности. Не отворачивайся от меня, Мёска.

Его металлический голос слегка вибрировал, и это свидетельство его гигантского самообладания было ужасно. Фо Хи вытянул вперед свои длинные желтые руки, подходя к ней шаг за шагом, пока не оказался над съежившейся девушкой. Не в силах противиться его воле, она взглянула в его горящие глаза, которые не могло скрыть покрывало, и когда она встретила этот немигающий пристальный взгляд, то ее глаза расширились и застыли, как у лунатика. Мгновение Фо Хи стоял неподвижно, охваченный страстью, затем он опустился на колени и грубо схватил ее.

— Твои глаза сводят меня с ума, — прошипел он. — Твои губы насмехаются надо мной, и я знаю, что все земное величие — это только мираж, пустые мечты и ничтожная пыль. Я предпочту быть пленником в твоих руках, чем быть небесным императором. Твоя свежесть опьяняет меня, Мёска. Я весь горю!

Беспомощная, окутанная паутиной его могучей воли, Мёска подняла голову, и постепенно выражение ее лица изменилось. Страх исчез с ее прекрасного лица словно по волшебству. Выражение ее лица стало спокойным, и в конце концов на ее губах появилась обольстительная ласковая восточная улыбка. Все ближе и ближе надвигалось на нее зеленое покрывало. Затем, издав резкое восклицание, Фо Хи оттолкнул ее от себя.

— Эта улыбка предназначена не мне, а ему! — крикнул он гортанным голосом. — А! И я мог бы проклясть ту власть, к которой стремился, и отказаться от нее ради земных радостей! Я, тот, кто гордился тем, что может управлять своей волей, — я читаю в твоих глазах, что заставляю полюбить меня! Я хочу получить дар, а могу получить только дань!

Мёска со стоном распростерлась на диване. Фо Хи стоял без движения, глядя прямо перед собой. К нему вернулось его ужасное спокойствие.

— Это — горькая правда, — сказал он. — Для того, чтобы завоевать мир, я должен отказаться от своего права мужчины на победу над женским сердцем. Китайская мудрость так глубока. Я сделал ошибку, когда сломал кнут. Я ошибся, когда засомневался в своем собственном предвиденье, которое говорило мне, что улыбки, которых я не могу добиться, легко дарятся другому… и, возможно, также и поцелуи. По крайней мере, я могу отбросить свои жалкие сомнения.

Он пересек комнату и ударил в гонг, висевший между дверьми.

ГЛАВА XXXII ВОСТОЧНОЕ ВЕРОЛОМСТВО

Когда Мёска, съежившаяся на диване, посмотрела в сторону закрытых дверей, на ее лице появилось выражение страдания. В это время Фо Хи стоял в центре комнаты, повернувшись спиной ко входу. Тихо раздвинулись створки лакированной двери, и вошел Чанда Лал. Он приветствовал китайца, у которого лицо было скрыто под покрывалом, но ни разу даже не бросил взгляд в сторону дивана, откуда за ним безумными глазами наблюдала Мёска.

Не поворачивая головы, Фо Хи, который, кажется, почувствовал присутствие безмолвного индуса посредством шестого чувства, указал ему на длинные розги, стоявшие в углу комнаты.

С ничего не выражающим лицом бронзовой статуи Чанда Лал пересек комнату и взял розги.

— Тум самагхте хо? (Ты понял?) — сказал Фо Хи.

— Майн тумбару бат манунга (Ваши приказания будут исполнены), — ответил он.

— А! Господи! Нет! — прошептала Мёска. — Что вы собираетесь делать?

— Ты всегда плохо понимала индустани, Мёска, — сказал Фо Хи.

Он повернулся к Чанда Лалу.

— Делай свое дело, пока не услышишь звук гонга, — сказал он по-английски.

Когда Чанда Лал, так ни разу на нее и не взглянув, вышел с розгами в руках и закрыл за собой дверь, Мёска вскочила на ноги. Фо Хи повернулся и оказался с ней лицом к лицу.

— Та'ала хина (иди сюда), Мёска! — сказал он мягко. — Ты предпочитаешь, чтобы я говорил на мелодичном арабском языке? Иди ко мне, прекрасная Мёска. Дай мне почувствовать, как твое страдающее сердце забьется, как пойманная газель.

Но Мёска отшатнулась от него и так побледнела, что у нее побелели даже губы.

— Очень хорошо! — Его металлический голос снизился до шипения. — Я не буду применять силу Ты сама предложишь мне свою любовь. Ты знаешь, что для меня не существует таких мотивов, как ревность и месть. Все, что я делаю, я делаю с определенной целью. Твое сострадание явится тем рычагом, который направит тебя в мои руки. Ты обуздаешь свою ненависть.

— О, вы не знаете пощады? В вашем сердце нет ничего человеческого. Я ненавижу вас!

— Твои глаза очень красноречивы, Мёска. Я храню в своей памяти два выражения этих прекрасных глаз. Когда они смотрят на меня, то я читаю в них ужас и отвращение, но когда они смотрели вслед моему гостю, то они сладостно замирали. Послушай! Ты ничего не слышишь?

С тревогой и страхом Мёска прислушалась. Фо Хи наблюдал за ней сквозь покрывало своими безжалостными сверкающими глазами.

— Я открою дверь, — сказал он спокойно, чтобы мы могли насладиться в полной мере воплями одного из тех, кто тебе совершенно безразличен, того, кто поцеловал тебе руку.

Он открыл дверь, через которую вышел Чанда Лал, и опять повернулся к Мёске. Ее глаза казались необыкновенно темными по контрасту с бледностью лица.

Чанда Лал предал ее. Она больше в этом не сомневалась. Поэтому он не осмеливался посмотреть в ее сторону. Страх перед Фо Хи переборол его любовь к ней… и Стюарт был вероломно схвачен где-нибудь в коридоре и оказался беспомощным перед ужасным искусством тага.

— Ждать долго не придется, — прошипел злобный голос — Чанда Лал привязывает доктора к раме и снимает с него обувь, чтобы приласкать его ноги розгами.

Внезапно откуда-то снаружи послышались глухие равномерные удары… а затем сдержанные стоны!

Мёска бросилась на колени перед Фо Хи и неистово ухватилась за его одежду.

— А! Боже милостивый! Он здесь! Пощадите его! Пощадите его! Не надо больше, не надо!

— Он здесь? — повторил Фо Хи вкрадчиво. — Конечно, он здесь, Мёска. Я не знаю, с помощью какой хитрости он надеялся договориться с Чанда Налом. Но, как я тебе сообщил, Чанда Лал был предупрежден!

Звук ударов, сопровождаемый еще более громким стоном, послышался вновь.

— Остановите его! Остановите его! — воскликнула Мёска.

— Он же тебе совершенно безразличен. Почему ты дрожишь?

— О! — запричитала она жалобно. — Я не могу это вытерпеть… Делайте со мной что хотите, но пощадите его. А! У вас нет милосердия.

Фо Хи протянул ей молоточек, которым ударяют в гонг.

— Это у тебя нет милосердия! — ответил он. — Мне от тебя требуется только одно. Звук гонга положит конец мучениям Стюарта… это будет означать, что ты добровольно приняла мое предложение. Что! Ты колеблешься?

С трудом сдерживаемый крик прозвучал громче.

— А! Да! Да!

Мёска подбежала к гонгу и ударила, затем неуверенной походкой вернулась к дивану, упала на него и закрыла лицо руками. Звуки пытки стихли.

Фо Хи закрыл дверь и остановился, глядя на нее.

— Я дам вам несколько мгновений на размышление, — сказал он, — для того, чтобы вы могли успокоиться и принять ухаживания, которые я буду иметь честь и радость оказать вам. Да, эта дверь не заперта. Я уважаю твое обещание… а Чанда Лал стережет выход на улицу.

Он открыл дальнюю дверь, через которую прежде входил, и вышел.

Мёска, не отнимая рук от лица, посмотрела ему вслед через пальцы.

Когда он исчез из вида, она вскочила на ноги; зубы у нее стучали, а лицо было искажено от внутренней боли. Она начала судорожно ходить по комнате, окидывая взглядом множество странных предметов на большом столе и испуганно поглядывая на кресло под балдахином, рядом с которым висел бронзовый колокольчик. В конце концов она простонала:

— О, Чанда Лал! Чанда Лал! — и зарылась лицом в диван, отчаянно рыдая.

Она лежала, лихорадочно дрожа от переживаемых ею чувств, когда осторожно, дюйм за дюймом, открылась ближайшая к ней дверь.

И в нее заглянул Чанда Лал.

Убедившись, что в комнате нет никого, кроме Мёски, он быстро подошел к дивану и наклонился над ней, полный бесконечной жалости и нежности.

— Мёска! — прошептал он мягко.

Мёска вскочила на ноги, словно до нее дотронулась гадюка, и отпрянула от индуса. В ее глазах вспыхнуло бешенство.

— А! Это ты! Это ты! — воскликнула она, с трудом сдерживая бешенство, что красноречиво свидетельствовало о том, что в ее жилах течет восточная кровь. — Не обращайся ко мне, не смотри на меня! Не подходи ко мне! Я ненавижу тебя! Я тебя ненавижу! Господи! Как я тебя ненавижу!

— Мёска! Мёска! — сказал он умоляюще, — ты пронзаешь мое сердце! Ты меня убиваешь! Ты не можешь понять…

— Уходи! Уходи!

Она отодвинулась от него; ее пальцы, украшенные драгоценностями, лихорадочно сжимались и разжимались. Она смотрела на него безумным взглядом.

— Взгляни, Мёска! — Он вынул из-за пазухи амулет с золотой цепью. — Твой знак! Ты не можешь понять! О Аллах! Как мало ты мне доверяешь, а я готов умереть за один взгляд твоих глаз! Стюарт, сахиб, уже давно ушел!

— А! Чанда Лал!

Мёска покачнулась, едва удержалась на ногах и протянула к нему свои руки. Чанда Лал испуганно огляделся.

— Разве я не готов, — прошептал он страстно своим мягким голосом, — положить к твоим ногам мою жизнь, мою службу, все, что имею? Не дал ли я обет служить тебе именем Бховани! Он давно ушел, чтобы привести своих друзей, которые осматривают дом за домом, расположенные вдоль реки. В любой момент они могут быть здесь!

Мёска упала перед ним на колени и схватила его за руку.

— Чанда Лал, мой друг! О, прости меня! — Ее голос дрогнул. — Забудь…

Чанда Лал осторожно поднял ее.

— Не становись передо мной на колени, Мёска. Это только ничтожная часть из того, что я готов для тебя сделать. Не говорил ли я тебе, что Фо Хи положил на тебя глаз? Это мои крики ты слышала. А! Ты не понимаешь, что это дало Стюарту возможность выиграть время! Только это, Мёска, — он показал лезвие ножа, — остается между Фо Хи и тобой!

Он поднял свои неистовые глаза.

— Джей Бховани! Дай мне силы, дай мне смелость! Ибо, если я потерплю неудачу…

Он страстно на нее взглянул, затем выхватил браслет, прижал к губам и снова убрал, наклонился к ней и лихорадочно зашептал:

— Слушай, я сообщу тебе, без всякой надежды на награду, одну очень важную вещь, хотя и знаю, что твое сердце не может дать мне любовь, Мёска, хотя и знаю, что тогда ты исчезнешь с моих глаз навсегда. Но я скажу тебе то, что я узнал в доме Абдул Розана. Твоя жизнь принадлежит тебе, Мёска! Фо Хи только уколол иглой твою белую кожу, — сказал он еще тише, склонившись к ней еще ближе, — только и всего. А бутылочка, которую он тебе присылал, содержала только безвредный стимулирующий напиток!

— Чанда Лал!

Мёска сильно пошатнулась и схватилась для опоры за индуса.

— Убегай скорее! — сказал он, ведя ее к двери. — Я присмотрю за тем, чтобы не было погони!

— Нет, нет! Ты не прольешь из-за меня кровь! Нет, даже… его. Ты также уйдешь!

— А если ему удастся сбежать и он узнает, что я его обманул, он позовет меня назад, и я буду вынужден сам предстать перед его желтыми глазами, будь я хоть за тысячу миль отсюда! Иншалла! Эти глаза! Нет, я должен ударить его быстро, иначе он лишит меня силы.

Мёска сильно колебалась.

— Итак, я тоже остаюсь, Чанда Лал, мой друг! Мы будем ждать, смотреть и слушать; звонки известят нас о том, что они проникли в сад.

— А, Мёска! — Взгляд индуса стал испуганным. — Ты умна, но он — воплощение зла! Я боюсь за тебя. Убегай немедленно. Еще есть время…

Слабый звук привлек внимание Мёски. Приложив задрожавший палец к губам, она подтолкнула Чанда Лала к двери.

— Он возвращается! — прошептала она. — Если я позову, приходи ко мне, мой друг. Но нам недолго осталось ждать!

Она закрыла за ним дверь.

ГЛАВА XXXIII ЧТО ПРОИЗОШЛО СО СТЮАРТОМ ДАЛЬШЕ

Стюарт беспрепятственно дошел до конца коридора, где спустился на несколько ступенек и продолжил свой путь по второму коридору, отходившему от первого под прямым углом. При свете лампы, висевшей сразу же за лестницей, он различил очертания фигуры, стоявшей в конце второго коридора.

Мгновение он колебался, напряженно вглядываясь в полумрак. Человек, который его поджидал, был Чанда Лал. Стюарт приблизился к нему и молча положил в его руку золотой амулет.

Чанда Лал взял его так, словно дотронулся до чего-то священного, поднес его к губам и с благоговением поцеловал. Его темные глаза были при этом печальны, а его поцелуй был долгим и горячим. Затем он спрятал эту маленькую безделушку под свою белую одежду и повернулся к Стюарту. Печаль исчезла из его глаз, они вновь стали такими же свирепыми, как у тигра.

— Следуйте за мной! — сказал он.

Он отпер дверь и вышел в неухоженный сад; Стюарт последовал за ним. Небо было покрыто облаками, и луны не было видно. Ни разу не оглянувшись назад, Чанда Лал провел его по тропинке, шедшей вдоль высокой стены, над которой возвышались кроны фруктовых деревьев, до следующей двери; индус отпер ее и встал в сторону.

— Идите до конца этой улочки, — сказал он мягким, странно звучащим голосом, — и поворачивайте налево на берег реки. По берегу реки направляйтесь в сторону дворца, и вы их встретите.

— Я обязан вам своей жизнью, — сказал Стюарт.

— Вы мне ничем не обязаны, — ответил с яростью индус.

Стюарт повернулся и быстро пошел по улочке. Один раз он оглянулся. Чанда Лал смотрел ему вслед.. и он заметил, что в его руке что-то блеснуло, но это был не блеск золотого амулета, а скорее лезвия ножа!

Свернув за угол, Стюарт побежал, так как он был безоружен и все еще слаб и так как почувствовал что-то недоброе в неистовых темных глазах индуса, когда последний отверг его благодарность; это вызвало у него подозрение и недоверие.

По положению луны Стюарт определил, что сейчас где-то за полночь. Не было видно ни одной живой души. С одной стороны улочки, на которой он находился, шла живая изгородь, за которой простирался сельский пейзаж, а с другой стороны — высокая стена, огораживавшая, очевидно, сад дома, который он только что покинул. Он ощутил на своем лице легкий прохладный ветерок и понял, что приближается к Темзе. Еще десять шагов — и он вышел на берег.

Он так плохо себя чувствовал, что короткая пробежка его утомила Он ощущал, как болезненно пульсирует кровь в травмированной шее. Он прислонился к поросшей мхом стене, вглядываясь назад в темноту улочки.

Никого не было видно. Не было слышно ни звука, кроме тихого плеска воды о берег.

Ему хотелось ополоснуть шею и утолить лихорадочную жажду, но боровшиеся в его душе надежда и отчаяние подгоняли его Он пошел по узкой тропинке по направлению к нескольким домам под красными крышами, смутно видневшимися вдалеке за деревьями. Пройдя значительное расстояние, он остановился и прислушался, пытаясь определить, где находится поисковый отряд, и узнать, нет ли за ним погони. Но безуспешно.

Он быстро пошел вперед, не осмеливаясь ни задумываться о том, что его ждет в будущем, ни вспоминать о безумной сладости прощального поцелуя. Глаза его затуманили слезы, он шел спотыкаясь, не глядя вокруг.

Его грубо привели в чувство.

Внезапно на него прыгнул человек, прятавшийся за кустами, и стремительно повалил его на землю.

— Ни слова! — резко сказал нападавший, — или я выбью из тебя дух.

Стюарт взглянул на багровое лицо, угрожающе склонившееся над ним, и от изумления открыл рот:

— Сержант Сауэрби!

Руки, державшие его за плечи, разжались.

— Проклятие! — воскликнул Сауэрби, — неужели вы, доктор Стюарт?

— Что такое? — воскликнул еще кто-то, прятавшийся за кустами. — Черт побери! Повтори, что ты сказал!.. Доктор Стюарт!

Из-за кустов выскочил Гастон Макс.

— Макс! — пробормотал Стюарт, который стоял, пошатываясь от слабости, — Макс!

— Черт возьми! Два мертвеца встретились! — воскликнул Гастон Макс. Он схватил Стюарта за обе руки и с чувством сказал: — Я благодарю Господа, что вижу вас снова!

Стюарт был изумлен. Он не находил слов и с трудом удерживал равновесие, чувствуя дурноту.

— Я думал, что вас убили, — сказал Макс, все еще не выпуская его руки, — я полагаю, что вы думали обо мне то же самое! Знаете, что спасло меня от этого ужасного удара? Повязка «человека со шрамом»!

— У вас, должно быть, череп, как у негра! — сказал Стюарт слабым голосом.

— Я полагаю, что у меня череп, как у обезьяны! — ответил Макс, смеясь радостно и взволнованно. — А, у вас, доктор, должно быть, стальная глотка, так как человеческая плоть и кровь не в состоянии выдержать ту силу, с которой ее сжала ужасная косичка. Вам, наверное, будет приятно узнать, что Мигуэль был арестован в поезде по пути в Дувр сегодня утром, а А Фэнг Фу — несколько часов тому назад — в доках Тилбари. Таким образом, мы оба отомщены! Но мы теряем время!

Он отвернул крышку с фляжки и протянул ее Стюарту, явно нуждавшемуся в хорошем глотке виски.

— На вашу долю выпало страшное испытание, — заметил Гастон Макс. — Но скажите мне, вам известно, где находится логово «Скорпиона»?

— Да! — ответил Стюарт, с наслаждением делая глоток из фляжки. — А где Данбар? Мы должны осторожно окружить то место, иначе «Скорпион» сбежит от нас.

— А! Как он сбежал от нас из «дома Пиджина»! — воскликнул Макс. — Вы знаете, как это произошло? В подвале у них была спрятана моторная лодка. При высоком приливе они могли спустить ее на воду и, пробираясь от сваи к свае, вывести ее на чистую воду в месте, которое отстоит от дома вверх по течению на пятьдесят ярдов! Они сбежали в дьявольской темноте. Но двоих из них мы взяли.

— Это все произошло, — сказал Сауэрби виновато, — из-за моей ошибки. Я промахнулся, когда прыгнул на китайца, вышедшего из дома первым, и он успел крикнуть. Старый лис, владелец этой лавочки, услышал его крик, и это испортило все дело.

— Однако вы не промахнулись, когда прыгнули на меня! — печально возразил Стюарт.

— Нет, — согласился Сауэрби. — Я не хотел терять ни секунды!

— Что означает весь этот шум? — раздался резкий голос.

— А! Инспектор Данбар! — сказал Макс.

По тропинке во главе группы полицейских подошел Данбар. Сначала он не заметил Стюарта и сказал:

— Вы перебудите всех соседей. Мы думаем обследовать следующий большой дом, окруженный кирпичной стеной. Несомненно, я полагаю… да, ведь ну!

Он увидел Стюарта и устремился к нему, уже на ходу протягивая руку.

— Благодарю Господа! — воскликнул он, не обращая внимания на свое собственное указание соблюдать тишину. Это замечательно! Я очень рад вас видеть!

— И я рад быть среди вас! — заверил его Стюарт.

Они горячо пожали друг другу руки.

— Вы, конечно, прочитали мое заявление? — спросил Стюарт.

— Да, — ответил инспектор, быстро взглянув на него. — И принимая во внимание, что вас едва не задушили, я вас прощаю! Но было бы лучше, если бы мы знали об этом доме раньше…

— А! Инспектор! — прервал его Гастон Макс, — но вы никогда не видели Зару эль-Хала! Я видел ее и тоже прощаю его!

Стюарт быстро заговорил снова:

— Мы не должны терять ни минуты. Насколько мне известно, в доме только три человека: Мёска, известная вам, мистер Макс, как Зара эль-Хала; индус, Чанда Лал, и Фо Хи…

— А! — воскликнул Макс, — «Скорпион»!

— Совершенно верно, «Скорпион»! Чанда Лал, по какой-то личной причине, полностью подчиняется Мёске и позволил мне сбежать, для того чтобы я мог привести вас в этот дом. Следовательно, мы можем положиться на Чанда Лала, как на нашего союзника, так же как и на Мёску.

— Отлично! В их лагере измена! На этом примере мы можем видеть, как губительно для успеха любого предприятия, в том числе и преступного, присутствие хорошенькой женщины! Продолжайте, приятель!

— Апартаменты, в которых Фо Хи, вероятно, проводит большую часть своего времени, имеют три выхода. Два из них я видел, хотя и знаю, куда ведет только один из них. Но от третьего выхода ключ есть только у него; за этой дверью проходит туннель, ведущий к берегу реки, где спрятана моторная лодка.

— А, моторная лодка! — воскликнул Макс. — Вы понимаете, он путешествует по ночам…

— Я же говорил, что он всегда так поступает.

— Да, всегда. Следовательно, когда он покидает этот дом, то чувствует себя на реке в безопасности между первым шлюзом и Ноуром. Когда приближается полицейский патруль, то он может глушить мотор и прятаться в тени берега. Прошлой ночью ему удалось от нас ускользнуть именно таким образом. Сегодня ночью не так темно, как прошлой, и речная полиция может видеть всю реку от берега до берега.

— Кроме того, — заметил Стюарт, — Чанда Лал, который принял нашу сторону, в силах предупредить побег Фо Хи. И все же мы не должны сбрасывать со счетов, что он попытается бежать водным путем. Следовательно, размещая силы, поставьте несколько человек вдоль берега, напротив дома. Есть ли поблизости катер речной полиции?

— Ближайший катер находится у Патни-бридж, — ответил Данбар. — Нам следует постараться перекрыть этот выход.

— Нельзя терять ни минуты, — продолжал Стюарт взволнованно, — и я должен сделать одно очень важное заявление: мы должны взять Фо Хи живым.

— Ну конечно, — ответил Гастон Макс, — если только это в человеческих силах.

Стюарт подавил стон, у него все еще была слабая надежда на то, чтобы заставить этого страшного человека с лицом, скрытым покрывалом, вернуть жизнь женщине, при содействии которой его осудят на смертную казнь… Не могло быть никакого компромисса!

— Если вы соберете своих людей, инспектор, — сказал он, — я отведу вас в это место. Мы должны действовать быстро; каждый вход оборудован сигнальными звонками.

— Ведите нас, мой друг, — воскликнул Гастон Макс. — Я понимаю, что время дорого.

ГЛАВА XXXIV ДЖЕЙ БХОВАНИ16

Когда дверь за Чанда Лалом закрылась, Мёска отступила от нее назад и бессознательно замерла в странной и величественной позе, скрестив руки. Она физически ощущала, что ей надо напрячь все свои силы, чтобы собраться с мыслями. Сердце в ее груди затрепетало, ибо будущее, перед которым она недавно испытывала ужас, чувствуя себя как бы заживо погребенной, теперь разительно изменилась к лучшему. Единственное, что теперь от нее требовалось, так это применить всю хитрость, которой ее снабдила природа, чтобы встретиться с тем единственным человеком, который защитит ее от беды! Лишь бы этому не помешала воля страшного китайца, угрожавшая ее индивидуальности! Кроме того, нельзя было сбрасывать со счетов Чанда Лала.

Даже зная, что ей предстоит остаться наедине с Фо Хи, она не решалась воспользоваться несчастной бескорыстной любовью индуса и заставить его рисковать своей жизнью. Кроме того, он мог потерпеть поражение.

Лакированная дверь с шумом открылась, и вошел Фо Хи. Он остановился, не спуская с нее глаз.

— А! — сказал он тем низким голосом, который был так ужасен. — Как ты прекрасна, Мёска! В твоем присутствии я чувствую себя, как будто я при дворе блистательного фараона. Дочь божественной Луны, дочь Исис.17 О! Зара эль-Хала! В этот час мои враги, возможно, стучатся в двери моего дома. Но это мой час!

Своей неторопливой походкой он направился к столу, взял ключи… и запер обе двери!

Мёска, поняв, что у нее почти не осталось надежды на помощь Чанда Лала, медленно опустилась на диван; ее бледное лицо выражало ужас. На помощь полиции она и не рассчитывала.

Фо Хи бросил ключи на стол и подошел к ней. Она поднялась и отстранилась от него. Он шумно втянул в себя воздух и остановился.

— Так твое «благоразумие» только увертка, — сказал он. — Твой ужас от моего присутствия так велик, как никогда прежде. Хорошо! — Горевший в этом ужасном человеке страшный огонь вырвался наружу: — Если ты не идешь навстречу моим желаниям, то во всяком случае я возьму то, что заслуживаю.

Он бросился к Мёске, а она с криком отпрянула. Обогнув кушетку, стоявшую в центре комнаты, она рванулась к двери и неистово в нее забарабанила.

— Чанда Лал! — крикнула она. — Чанда Лал!

Фо Хи приблизился к ней, она увернулась, пытаясь ускользнуть от него!

— О, Боже милостивый! Чанда Лал!

Его имя сорвалось с ее губ в протяжном безумном крике. Фо Хи бросился на нее.

Схватив девушку за плечи, он развернул ее к себе лицом, чтобы заглянуть в глаза. Слабый, вздрагивающий крик Мёски замер, а изумленный взгляд загипнотизированно остановился на Фо Хи. Он поднял руку и вытянул пальцы в ее сторону. Она слегка покачнулась.

— Забудь! — сказал он глубоким гортанным голосом слова команды. — Забудь. Так я хочу. Мы одни с тобой в целом мире, ты и я; ты, Мёска, и я, Фо Хи, твой хозяин.

— Мой хозяин, — прошептала она безвольно.

— Твоя любовь.

— Моя любовь.

— Ты вручаешь мне свою жизнь, чтобы я поступил с ней, как мне будет угодно.

— … Как тебе будет угодно.

Моментально Фо Хи поднял свои горящие глаза.

— О! Покинутая оболочка ускользнувшего счастья! — воскликнул он.

Затем, безумно схватив Мёску за руки, он пристально посмотрел в ее безмятежное лицо.

— Твое сердце бешено бьется у тебя в груди! — прошептал он нежно. — Взгляни мне в глаза…

Мёска вздохнула и открыла глаза еще шире. Она вздрогнула, и на ее губах медленно появилась улыбка.

Лакированная ширма, закрывавшая окно, рывком распахнулась, и Чанда Лал впрыгнул внутрь комнаты. Когда Фо Хи привлек к себе обмякшую, загипнотизированную девушку, Чанда Лал, высоко держа сверкающий кривой туземный нож, бесшумно, как пантера, пересек комнату.

Он приблизился к Фо Хи, выпрямился, сверкающее лезвие ножа задрожало… и Фо Хи догадался о его присутствии.

Издав короткий гортанный звук, он оттолкнул Мёску в сторону. Она изумленно пошатнулась и упала ничком на пол. Дрожащее лезвие ножа замерло в воздухе.

Фо Хи резко выпрямился, выставил вперед руки ладонями вниз и напрягся так сильно, что воздух со свистом вырвался у него из ноздрей. Чанда Лал, с высоко занесенным ножом, силился нанести удар, но оказалось, что рука отказывается ему подчиниться — он не мог ее опустить.

Пристально глядя на напрягшуюся фигуру перед ним, он начал тяжело дышать, подобно человеку, вступившему в ожесточенную схватку, в которой решался вопрос жизни и смерти.

Фо Хи вытянул вперед правую руку и, делая ею знаки Чанда Лалу, заставил последнего пятиться перед ним.

И только теперь Мёска, словно очнувшись от тяжелого сна, посмотрела вокруг себя безумными глазами, а затем, словно змея, подкралась к столу, на котором лежали ключи. Не спуская испуганных глаз с мужчин, она медленно поднялась на ноги, схватила ключи и выбросила их в окно…

Жилы у Чанда Лала напряглись, он отступал, не отводя своего изумленного взгляда от гипнотизирующего, движения руки своего хозяина, он выронил нож и двигался, послушный воле Фо Хи.

Когда наконец он оказался лицом к лицу со страшным знатоком Рач Чурана. Мёска исчезла в полумраке балкона. Фо Хи властным жестом приказал Чанда Лалу встать на колени и опустить голову. Индус, тяжело дыша, подчинился.

Тогда Фо Хи мгновенно ослабил свою огромную концентрацию, он едва не шатался, когда пристально смотрел на коленопреклоненного слугу. Но ни на миг он не сводил своих страшных, иступленных глаз с Чанда Лала. Теперь этот человек с лицом, скрытым покрывалом, снова расправил плечи и отступил назад до лежавшего на полу ножа. Он сказал:

— Чанда Лал!

Индус поднялся, изумленно смотря перед собой невидящими глазами. На его лбу обильно выступил пот.

Фо Хи указал ему на нож.

Чанда Лал, не сводя пристального безумного взгляда с лица человека под покрывалом, наклонился, ощупью нашарил нож и встал, держа его в руке.

Фо Хи попятился назад до большого стола. Затем он повернул медную рукоятку, и на полу позади Чанда Лала открылся люк. Фо Хи поднял свою правую руку, держа пальцы плотно сжатыми, словно на рукоятке ножа.

— Тум сатайхе хо? (Ты готов?)

Чанда Лал, не раздумывая, ответил:

— А, сахиб, тумхара хукен жавди кийа йаега (Да, слушаюсь и повинуюсь.)

Когда Фо Хи поднял свою сжатую в кулак правую руку, Чанда Лал поднял нож. Фо Хи вытянул левую руку в направлении индуса и заставил его отступать шаг за шагом в сторону открытого люка. Почти на самом краю люка Чанда Лал остановился, покачиваясь, и издал короткий пронзительный крик ужаса. На его губах появилась пена.

Подняв свою правую руку еще выше, Фо Хи быстро бросил ее вниз, имитируя движение, словно он ударяет себя ножом в сердце. Его устрашающая сдержанность оставила его.

— Джей Бховани! — крикнул он. — Йа Аллах!

Чанда Лал, издав тяжелый вздох, ударил себя ножом и упал в открытый люк. Затем послышался звон разбитого стекла.

Когда он упал, Фо Хи бросился к краю люка и безумно взглянул вниз в подвал. Его желтые пальцы спазматически сжимались.

— Лежи там, — крикнул он, — мой преданный слуга! Эти муравьи обглодают тебя до костей.

Он схватился за вертикально стоящую крышку люка и закрыл ее. Она опустилась со страшным грохотом. Фо Хи поднял сжатые кулаки и шагнул к двери. Найдя ее запертой, он остановился и взглянул в сторону распахнутой ширмы перед окном.

Он бросился к окну, чтобы выглянуть наружу, когда в комнате раздался звонок высокой тональности.

Мгновенно Фо Хи закрыл ширму и повернутся туда, откуда раздался звонок, но тотчас последовал еще один звонок, другой тональности, затем третий, четвертый.

Мгновение этот человек с лицом, скрытым покрывалом, колебался. Затем из-за пазухи он вынул маленький ключик, подошел к горке изысканной работы, стоявшей у стены слева от лакированных дверей, вставил ключ в потайной замок и отодвинул горку в сторону, за ней открылся тайный ход.

Фо Хи наклонился, вглядываясь вниз в темноту прохода. Из мрака туннеля, ведущего к реке, послышался звук приглушенного выстрела, и пуля, пройдя через край горки, на который он опирался разбила вдребезги статуэтку из слоновой кости и расколола стекло.

Он поспешно подвинул горку на место, встал к ней спиной и опустил руки.

— Мёска! — сказал он, и в его суровом голосе послышалось отчаяние еще более глубокое, чем прежде.

Он ненадолго замер, затем с достоинством выпрямился. Звонки прекратились.

Потом Фо Хи начал методично брать с полок некоторые из книг и бросать их в большой металлический тигель, стоявший на треножнике. Вслед за этим он вылил в него содержимое большой стеклянной банки. Вспыхнуло пламя, и поднялись клубы дыма. Он замер, прислушиваясь.

Казалось, что шум голосов слышится со всех сторон, также как и неясный шорох шагов.

Фо Хи взял пузырьки и банки и разбил их бросив в очаг, покрытый кафелем, в котором горело пламя. Он разбил пробирки, сосуды и реторты, наконец, он поднял большую стеклянную витрину с орхидеями и разбил ее так же, как и другие, не имевшие названия, но бесценные для западной науки приборы.

ГЛАВА ХХХV ПОСЛЕДНИЙ ХОД «СКОРПИОНА»

Темное облако, заслонившее на мгновение луну, скрылось, и холодный свет снова залил узкую улочку и испещренную тенями деревьев аллею, ведущую к фасаду одиноко стоящего особняка. Сад был огорожен высокой стеной, гребень которой был утыкан битым стеклом, над которым была протянута колючая проволока. Стальные кованые ворота, запертые на замок, закрывали оба въезда в усадьбу.

— И эти тоже закрыты, — сказал Гастон Макс, попробовав открыть ворота, и посмотрел сквозь них в направлении мрачного дома.

На всех окнах, которые можно было рассмотреть отсюда, были закрыты ставни. Через них не проникало ни полоски света. Никому из наблюдавших за этим домом и в голову не могло прийти, что там кто-нибудь есть.

— Как вы полагаете, с какой стороны дома находится та большая комната? — спросил Макс.

— Не могу сказать определенно, — ответил Стюарт. — Но полагаю, что она расположена на втором этаже с фасада здания, так как я прошел по длинному коридору, спустился на несколько ступенек, повернул направо и попал в ту часть сада, которая граничит с улочкой, где стоял на посту инспектор Сауэрби.

— У меня из головы не выходит то окно и балкон, с которого, как говорил «Скорпион», открывается вид на Хэмптон-корт. А Хэмптон-корт, — он повернулся вполоборота, — расположен приблизительно вон там. Таким образом, доктор, вы, вероятно, правы, полагая, что эта комната должна находиться где-нибудь в передней части дома. А! Черт возьми! Луна опять скрылась!

Темнота окутала особняк.

— На стене, покрытой плющом справа от входа, виднеется балкон, — воскликнул Стюарт, смотревший туда, куда вела покрытая пятнами теней аллея. — Готов поспорить, что эта комната находится именно там!

— А! — ответил Макс. — Полагаю, что вы правы. Итак, мы поступим следующим образом: инспектор Келли с двумя полицейскими переберется через стену около садовой калитки, через которую вы вышли. Если им не удастся открыть ее изнутри, то вам тоже придется через нее перелезть и пойти по дороге, ведущей ко входу, который вам известен. Сауэрби и еще двое останутся наблюдать за улочкой. Фасад дома, выходящий на реку, охраняется очень надежно. Мы поставим одного человека у этих ворот, а одного — у других. Данбар и я перелезем через эти ворота и сразу же побежим к балкону, на который мы надеемся забраться по плющу. А, вот и инспектор Данбар… и с ним еще кто-то!

На углу улочки, ведущей к реке, появился Данбар; рядом с гигантским шотландцем бежала девушка, наряд которой выглядел очень странным и совершенно не вписывался в окружающий пейзаж.

Это была Мёска, одетая в платье из тонкой материи, подобное тем, какие носят в гаремах!

— Мёска! — воскликнул Стюарт; он рванулся к ней и горячо обнял, то ли полностью забыв о присутствии Макса и Данбара, то ли просто отбросив условности.

— А! — вдохнул француз. — Да, она — прекрасна!

Сильно дрожа, Мёска прижалась к Стюарту и заговорила по-английски, но значительно хуже, чем обычно, из-за обуревавших ее чувств.

— Слушайте, быстрее, — выпалила она. — О! Не держите меня так крепко. Смотрите, у меня ключи от дома, — она подняла связку ключей, — но ключей от ворот здесь нет. Двое полицейских должны отправиться в конец туннеля, где рядом с рекой спрятана лодка. Кому-нибудь лучше перелезть через эти ворота и по плющу вскарабкаться в комнату, где находится Фо Хи. Я сама так спустилась. Вы не видели меня потому, что луну закрыли в этот момент облака. Затем я побежала к боковой калитке. Она открыта. Идемте со мной!

Она сжала руку Стюарта, глядя ему в глаза.

— Да, да, Мёска!

— О! Чанда Лал! — она разразилась рыданиями. — Быстрее! Быстрее! Он убьет его! Он убьет его!

— Доктор, не теряйте времени, — воскликнул Макс. — Пошли, Данбар.

И начал перелезать через кованые ворота.

— Сюда, — сказала Мёска, увлекая Стюарта за руку. — О! Я умираю от страха, и огорчена, и обрадована!

— Я очень рад снова тебя видеть, прелестная маленькая Мёска, — прошептал Стюарт, следуя за ней.

Они свернули на узкую улочку, ведущую к реке, где находилась незапертая садовая калитка. Стюарт остановил Мёску. Если бы речь шла о жизни и смерти, как в действительности, возможно, и было, он все равно не поступил бы иначе. Он приподнял очаровательное лицо девушки и горячо ее поцеловал.

Она вздрогнула и восторженно к нему прильнула.

— Я буду жить! — прошептала она. — О! От счастья я теряю голову! Это Чанда Лал вдохнул в меня жизнь, сказав мне правду. Фо Хи не сделал мне инъекцию той жидкости, которая погубила бы меня, а только имитировал это. Это была уловка, рассчитанная на то, чтобы связать мою жизнь с ним! О, Чанда Лал! Поторопитесь! Он сейчас убьет его!

Радостное известие, что Мёска будет жить, воспламенило сердце Стюарта; оно было для него важнее всего на свете.

— Слава Богу! — сказал он горячо. — О, слава Богу, Мёска!

У садовой калитки их уже поджидала группа полицейских. Сержант Сауэрби и двое его помощников остались наблюдать за выходом на улочку, а Мёска повела Стюарта и огромного Келли по дорожке, шедшей вдоль стены, которую Стюарт очень хорошо запомнил.

— Поторопитесь! — прошептала она горячо. — Мы должны попытаться добраться до него прежде…

— Ты боишься за Чанда Лала? — спросил Стюарт.

— О да! У Фо Хи страшный дар, который он никогда до сегодняшнего вечера в отношении меня не применял. А! Только Чанда Лал спас меня! Но Чанда Лалу не справиться с его волей. Он может сделать своим рабом любого, и от этого нет спасения. В Квебеке, в Канаде, я как-то видела, как человек забыл обо всем и начал действовать, послушный воле Фо Хи, который был от него на расстоянии в несколько тысяч миль.

— Господи! — пробормотал Стюарт, — что же он за чудовище!

Они подошли к открытой двери, за которой показался слабо освещенный проход. Мёска была в нерешительности.

— О! Я боюсь! — прошептала она.

Она вложила ключи в руку инспектора Келли и указала на один из них:

— Вот этот. Держите пистолет наготове. Ничего в комнате не трогайте и не входите в нее, пока я не скажу. Идемте же!

Они быстро пошли по проходу, подошли к ступенькам и уже начали подниматься, когда раздался шум оглушительного удара. Мёска отпрянула назад со сдавленным криком прямо в руки Стюарта.

— О! Чанда Лал! — простонала она. — Чанда Лал! Это — люк!

— Люк? — сказал инспектор Келли.

— Люк в подвал. Он сбросил его вниз… к муравьям!

Инспектор Келли громко рассмеялся, а Стюарт едва подавил дрожь. Вероятно, он никогда не забудет скелет нубийского немого, которого муравьи обглодали до костей за шестьдесят девять минут!

— Мы опоздали! — прошептала Мёска. — О! Слышите! Слышите!

Откуда-то сверху послышались звонки.

— Там Макс и Данбар! — сказал Келли. — Вперед! Не растягиваться, ребята!

Приглушенный звук выстрела донесся из глубины дома.

Они быстро поднялись по лестнице и побежали по коридору на звук.

— Это Харви! — сказал один из полицейских. — Тот человек, должно быть, попытался воспользоваться туннелем, ведущим на берег реки!

Инспектор Келли вставил ключ в замок двери.

Именно в этот момент Гастон Макс вскарабкался по плющу на балкон, схватился за металлические перила и перескочил через них. Тем же самым путем поднялся Чанда Лал, чтобы умереть, а Мёска спустилась, чтобы жить.

— Не находите ли вы, что ограждение балкона не очень надежное, сэр? — спросил Данбар снизу.

— Оно достаточно прочное, — ответил Макс. — Присоединяйтесь ко мне, приятель.

Макс достал из кармана пистолет и осторожно ступил в тень, отбрасываемую зеленой ширмой. Когда он сделал это, одну из лакированных дверей отперли снаружи, и сквозь необыкновенно густой дым, стоявший в комнате, он увидел, как входит инспектор Келли. Заметил он и еще кое-что.

На кресле диковинной формы с балдахином сидел человек в одежде богатого мандарина; его лицо было скрыто покрывалом.

— Господи! Наконец! — крикнул он и прыгнул в комнату. — «Скорпион»!

Когда он ворвался в комнату, инспектор Скотланд-Ярда тоже рванулся к креслу. Хотя оба они и были вооружены, но все равно не чувствовали себя вполне уверенно. Тогда как раз и произошло то, что вселило в сердце каждого из присутствовавших благоговейный страх, так как показалось сверхъестественным.

Фо Хи поднял металлический молоточек, который держал в руке, и ударил им по бронзовому колокольчику, висевшему рядом с креслом. Раздался громкий низкий звук.

Затем последовала ослепительная вспышка, раздался оглушительный треск, звон бьющегося стекла, и поднялись клубы едкого дыма.

Как раз в этот момент Данбар приблизился к Гастону Максу. Обоих взрывной волной сбило с ног.

Затем наполовину ослепленный, шатающийся Данбар крикнул:

— О Господи! Глядите! Глядите!

Никто не мог вымолвить ни слова, а в дверном проеме именно теперь появились Стюарт с Мёской; его рука лежала у нее на плече.

«Трон богов» был пуст! Трон и помост, на котором он стоял, были покрыты тонким слоем серой пыли.

Они стали свидетелями научного чуда… полной и мгновенной дезинтеграции человеческого тела.

Гастон Макс первым обрел дар речи.

— Мы потерпели неудачу, — сказал он. — Окруженный «Скорпион» сам себя уничтожил. «Скорпион» сделал свой ход.

Примечания

1

Кроме шуток (фр. )

(обратно)

2

Черт возьми! (фр. )

(обратно)

3

Намек на немецкую шпионку Мата Хари.

(обратно)

4

Черт побери! (фр. )

(обратно)

5

Улица Мира (фр. )

(обратно)

6

Клянусь бородой пророка! (фр. )

(обратно)

7

Способ действия (лат. )

(обратно)

8

Церковный приход, который включает в себя район Ист-Энда.

(обратно)

9

Hу просто ни капельки везения! (фр. )

(обратно)

10

Китайский квартал.

(обратно)

11

Маллет — молоток (англ. )

(обратно)

12

Прозвище произошло от названия гибридного англо-китайского арго которым пользуются в китайских портах.

(обратно)

13

Кали — в брахманизме и индуизме женская ипостась бога Шивы, богиня разрушения.

(обратно)

14

Таги, хорошо организованная конфедерация профессиональных убийц, действовавшая до второй половины XIX века в Индии, члены которой поклонялись богине Кали.

(обратно)

15

Разные сорта опиума.

(обратно)

16

Вариант имени богини Дурги в индуистской мифологии, одной из грозных, ипостасей супруги Шивы. В мифах Дурга выступает богиней-воительницей, защитницей богов и мирового порядка.

(обратно)

17

Исис в египетской мифологии — богиня плодородия, воды и ветра, символ женственности, семейной верности.

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА I ПРИЗРАК В РЯСЕ
  • ГЛАВА II ВОЛЫНКА МАК-ГРЕГОРОВ
  • ГЛАВА III ХВОСТ СКОРПИОНА
  • ГЛАВА IV МАДЕМУАЗЕЛЬ ДОРИАН
  • ГЛАВА V ЗАПЕЧАТАННЫЙ КОНВЕРТ
  • ГЛАВА VI ПОМОЩНИК КОМИССАРА
  • ГЛАВА VII СОДЕРЖИМОЕ ЗАПЕЧАТАННОГО КОНВЕРТА
  • ГЛАВА VIII ТОЧКА ЗРЕНИЯ ПОМОЩНИКА КОМИССАРА
  • ГЛАВА IX КИТАЙСКАЯ МОНЕТА
  • ГЛАВА X «ЗАКРОЙТЕ НА НОЧЬ СТАВНИ»
  • ГЛАВА XI ГОЛУБОЙ ЛУЧ
  • ГЛАВА XII ЗАРА ЭЛЬ-ХАЛА
  • ГЛАВА XIII ПОСВЯЩЕННАЯ ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ
  • ГЛАВА XIV СТРАННЫЙ ВОПРОС
  • ГЛАВА XV ДРАКА В КАФЕ
  • ГЛАВА XVI ЧЕЛОВЕК СО ШРАМОМ
  • ГЛАВА XVII Я УСТРАИВАЮ ЛОВУШКУ
  • ГЛАВА XVIII ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ЧАРЛЬЗА МАЛЕТА
  • ГЛАВА XIX Я ВСТРЕЧАЮ СТАРУЮ ЗНАКОМУЮ
  • ГЛАВА XX ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ВЫВОД
  • ГЛАВА XXI ПОХИТИТЕЛИ ГЕНИЕВ
  • ГЛАВА XXII КРАСНЫЙ КРУГ
  • ГЛАВА XXIII РАССКАЗ МЁСКИ
  • ГЛАВА XXIV ПРОДОЛЖЕНИЕ РАССКАЗА МЁСКИ
  • ГЛАВА XXV СЕРДЦЕ ЧАНДА ЛАЛА
  • ГЛАВА XXVI И ВНОВЬ ЧЕЛОВЕК СО ШРАМОМ
  • ГЛАВА XXVII В ПРИТОНЕ КУРИЛЬЩИКОВ ОПИУМА
  • ГЛАВА XXVIII ЗЕЛЕНОГЛАЗЫЙ ИДОЛ
  • ГЛАВА XXIX ВЕЛИКИЙ ОРДЕН
  • ГЛАВА XXX ПОД УГРОЗОЙ НЕМИНУЕМОЙ ГИБЕЛИ
  • ГЛАВА XXXI ПЯТЫЙ СЕКРЕТ РАЧ ЧУРAHA
  • ГЛАВА XXXII ВОСТОЧНОЕ ВЕРОЛОМСТВО
  • ГЛАВА XXXIII ЧТО ПРОИЗОШЛО СО СТЮАРТОМ ДАЛЬШЕ
  • ГЛАВА XXXIV ДЖЕЙ БХОВАНИ16
  • ГЛАВА ХХХV ПОСЛЕДНИЙ ХОД «СКОРПИОНА»
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики