КулЛиб электронная библиотека 

Детский садик № 13 [Валерий Роньшин ] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:







Жила в одном болоте маленькая жирненькая пиявочка. Звали её Лерочка. А по соседству с Лерочкой жил лягушонок по фамилии Квакин. И вот этот самый Квакин влюбился в эту самую Лерочку. И захотел на ней жениться. Взял он в лапку букет болотных кувшинок и — прыг-скок, прыг-скок — отправился делать Лерочке предложение.

Квакин застал Лерочку в кровати. Она нежилась под тёплым одеяльцем.

— Любимая, — воскликнул лягушонок, встав на одно колено, — выходи за меня замуж!

— Квакин, — поморщилась Лерочка, — ну подумай сам, как я могу выйти за противного, зелёного, с вечно выпученными глазами лягушонка?

— Это я только с виду такой, — ответил Квакин, — а душа у меня беленькая, пушистенькая, с крылышками…

Но пиявка Лерочка всё равно сказала:

— НЕТ!

Лягушонок Квакин вернулся домой ни с чем.

— И что ты в ней нашёл? — удивлялась мать Квакина, старая жаба Мироновна. — Обыкновенная пиявка, да к тому же ещё ленивая. Тебе надо взять в жёны скромную, работящую лягушку; я бы хоть на старости лет головастиков понянчила.

— Мама, ты ничего не понимаешь, — отвечал Квакин. — Лерочка не такая, как все. Она особенная. И я люблю её больше жизни…

Однажды в болоте появился новый обитатель. Окурок.

— Меня зовут мистер Кент, — важно представился он. — Я родом из Америки.

— Ах, Америка… — томно вздохнула Лерочка. — Оазисы… верблюды…

— Любимая, — мягко поправил её лягушонок Квакин, — верблюды и оазисы в Африке.

Но Лерочка его не слушала, с обожанием глядя на американский окурок. Вскоре она вышла замуж за мистера Кента. И стала требовать, чтобы все называли её Леруа Кент!..

Впрочем, прожили они вместе недолго. Мистер Кент быстро размок в болоте, и пиявка Лерочка осталась вдовой.

Квакин вновь нарвал самых красивых кувшинок и, придя к Лерочке, предложил ей свои лапку и сердце.

Но Лерочка опять сказала:

— НЕТ!

А через некоторое время по болоту поползи слухи, что Леруа Кент, то есть пиявку Лерочку, выловили юные натуралисты, отнесли в городскую школу и поместили там в стеклянную банку со спиртом.

Лягушонок Квакин, недолго думая, собрался в дорогу. Положил в рюкзак пару сушёных комаров и — прыг-скок, прыг-скок — отправился в город.

В городе он отыскал школу и поднялся на третий этаж, где находился кабинет зоологии.

И, представьте себе, увидел там свою ненаглядную Лерочку. Она действительно сидела в банке со спиртом.

— Какое счастье! — запрыгал по кабинету лягушонок Квакин. — Я снова рядом со своей любимой!

— Никак Квакин явился? — приоткрыв один глаз, сказала Лерочка. — Ох, и достал же ты меня, братец.

— Богиня моего сердца! — воскликнул лягушонок. — Будь моей женой!..

— Квакин, — ответила Лерочка хриплым голосом, потому что уже основательно проспиртовалась в банке, — если хочешь знать, мне здесь предложение скелет делал из кабинета анатомии. И то я за него замуж не пошла: слишком костляв. А ты думаешь, что я за тебя, заморыша склизкого, пойду?

Лягушонок Квакин ни капельки не обиделся на Лерочку за эти слова. Наоборот, глядел на неё с трепетной любовью и обожанием.

— Любимая, — начал он проникновенно, — это я только с виду такой, а внутри…

— Ой, слыхали мы эти сказки, — перебила его Лерочка. — Что ты внутри беленький, пушистенький, да ещё с крылышками. Нет, дорогуша, я теперь учёная. Каждый день учителя зоологии Пафнутьева слушаю. Никакой души нет. Ни беленькой, ни чёрненькой. А есть внутренности: ну там кишки всякие, печёнка, селезёнка…

— Ты ошибаешься, Лерочка, — принялся ласково переубеждать пиявку Квакин. — Душа есть. Она…

Лягушонок не успел договорить, потому что кто-то схватил его за лапку и перевернул вниз головой.

Это был учитель зоологии Пафнутьев.

— Лягуха! — радостно завопил он. — Живая!

— Отпустите меня, пожалуйста, — с достоинством произнёс лягушонок Квакин. — Вы ведёте себя неприлично.

— Ха-ха-ха! — во всё горло захохотал Пафнутьев. — Лягуха квакает!

— Послушайте, — покраснел от стыда за Пафнутьева лягушонок Квакин, — вы же человек! Таким поведением вы оскорбляете своё человеческое достоинство.

— Щас поглядим, лягуха, чё у тебя внутри, — деловито проговорил Пафнутьев; в руке у него блеснул скальпель.

И раз!., раз!., раз!..

Зелёная шкурка упала на пол… А к потолку вспорхнула беленькая пушистенькая душа с крылышками.

— Ни фига себе, прикол, — отвисла челюсть у Пафнутьева. — А где же внутренности? Эй! Эй!.. — начал он гоняться за душой по всему кабинету. — Дай-ка я тебя тоже разрежу!

Глупенькая Лерочка только теперь поняла, какую она совершила ошибку, отвергнув чистую и светлую любовь лягушонка Квакина. Увидев его прекрасную душу, она тотчас влюбилась в неё.

— Квакин! Квакин! — закричала Лерочка и забарабанила кулачками в стеклянную стенку. — Я люблю тебя! Я согласна стать твоей женой!

Но душа лягушонка Квакина лишь махнула на прощание белым крылышком и вылетела в форточку.

А несчастная Лерочка легла на дно банки и заплакала. Она плакала долго-долго, горько-горько, но слёз её никто не видел, ведь в банке был спирт.

Маленький Минечка однажды сказал своей мамочке:

— Мамочка, расскажи, пожалуйста, сказочку.

— Хорошо, Минечка, — согласилась мамочка. — Слушай. — И она начала рассказывать: — Жила-была прекрасная принцесса. И вот однажды…

— Попала она под электричку, — добавил Минечка.

— Вернее, не под электричку, — сказала мамочка.

— А под скорый поезд, — добавил Минечка.

— Принцесса просто подлезала под стоящий вагон, — сказала мамочка.

— А поезд тронулся, — добавил Минечка.

— И прекрасная принцесса поехала на юг, — сказала мамочка.

— Но приехала почему-то на север, — добавил Минечка.

— И вышла там замуж за северного принца, — сказала мамочка.

— А принц оказался людоедом, — добавил Минечка.

— Но он не съел принцессу, потому что у них родилась прелестная девочка, — сказала мамочка.

— Мёртвая, — добавил Минечка.

— Принц и принцесса захотели её оживить, — сказала мамочка.

— Но не знали, как это сделать, — добавил Минечка.

— Тогда они стали звать добрую фею, — сказала мамочка.

— А феи нигде не было, — добавил Минечка.

— Они отправились её искать, — сказала мамочка.

— И зашли в кафе-мороженое, — добавил Минечка.

— Там сидели мальчики, — заулыбалась мамочка.

— И девочки, — заулыбался Минечка.

— Они ели вкусненькое мороженое, — улыбалась мамочка.

— С сиропчиком, — улыбался Минечка.

— И тут форточка открывается, — с облегчением вздохнула мамочка, — и влетает добрая…

— Ракета! — неожиданно выпалил Минечка.

— Игрушечная, — растерялась мамочка.

— Но с ядерной боеголовкой! — торжествовал Минечка.

— Ракета упала на пол, — побледнела мамочка.

— И… взорвалась!!! — радостно завопил Минечка.

— Всех разнесло, — горестно зарыдала мамочка.

— В клочья!!! — добавил Минечка.

Жили-были папа-полковник, мама — кандидат наук и их сынок Кеша — ученик шестого класса.

И вот как-то раз лёг Кеша вечером спать, а утром не проснулся. Спит себе и спит.

День спит, неделю спит, год спит, два спит… А когда прошло три года, родители встревожились и пригласили на дом врача.

Пришёл врач и говорит:

— Лю-бо-пыт-но.

— Доктор, — спрашивает у него мама — кандидат наук, — может, он умер?

— Не думаю, — поразмыслив, ответил врач. — Слышите, как храпит?

Кеша действительно храпел.

— Тогда в чём дело? — спросил папа-полковник.

— Сейчас узнаем, — говорит врач. — У вас шило есть?

— Зачем вам шило? — насторожилась мама — кандидат наук.

— Да хочу его в бок кольнуть, — отвечает врач. — Может, проснётся.

В этот момент Кеша сладко потянулся и открыл глаза.

— Три года прошло? — первым делом поинтересовался он у родителей.

— Прошло, — отвечают безмерно удивлённые родители.

— Зашибись! — говорит Кеша. — Значит, я уже в девятом классе.

— Так ты специально не просыпался, чтоб в школу не ходить?! — догадался врач.

— Ага, — кивает Кеша. — Теперь мне всего-навсего два года осталось учиться.

— Молодец, Кешка! — похвалил сына папа-полковник. — Здорово придумал! Мне через два года звание генерала должны присвоить. Так я, пожалуй, тоже посплю. Всё лучше, чем каждый день на службу таскаться.

С этими словами папа-полковник взял и уснул.

— А мне через два года доктора наук обещают дать, — сказала мама — кандидат наук и тоже взяла и уснула.

— А мне через два года десятикомнатный коттедж построят, — говорит врач. — Зачем я буду всё это время в семикомнатной квартирке ютиться? Уж лучше я посплю.

И врач тоже уснул.

Посмотрел-посмотрел Кеша на спящую троицу, да ка-а-к стукнет себя кулаком по лбу.

— Ну и лопух же я!.. На фига я так рано проснулся? Мне ж ещё целых два года в школе мучиться.

И Кеша продолжил свой сон.

А через два года папа стал генералом; мама — доктором наук; врачу выстроили десятикомнатный коттедж; а Кеша окончил среднюю школу.

И, как вы думаете, что они потом сделали?.. Правильно! Снова легли спать. Теперь уже на пять лет. Потому что через пять лет папа-генерал должен был стать папой-маршалом; мама — доктор наук — мамой-профессором; врачу должны были построить двадцатикомнатную виллу; а Кеша должен был окончить институт.

Вот так-то! Спокойной ночи!

Жила-была на невидимой планете № 777 девочка. Звали её Ирка Чижикова. И вот однажды летел к Юпитеру космический корабль с Земли. А в корабле сидел космонавт по фамилии Бочкарёв. Ему поручили выяснить — есть ли на Юпитере разумные существа. А так как планета № 777 была невидима, то Бочкарёв на своём корабле к-а-ак врежется в неё!.. Надел Бочкарёв скафандр и вылез наружу. Огляделся. Никого. Только кто-то песенку поёт. Заглянул за корабль — а это Ирка Чижикова поёт.

— Здрасьте, — говорит ей космонавт Бочкарёв, — рад познакомиться. Я представитель земной цивилизации. По фамилия Бочкарёв.

Чижикова как увидела Бочкарёва, так сразу в него и влюбилась.

— Бочкарёв! — воскликнула она. — Какое прекрасное имя! Оно звучит, словно музыка: Бочка-рёв… Я вас люблю, оставайтесь здесь.

— Кха-кха… — смущённо кашлянул Бочкарёв. — Видите ли, в чём дело, гм… Вы ведь маленькая девочка, а я взрослый мужчина.

— Я только с виду маленькая девочка, — пояснила Ирка. — А в душе мне уже тыща лет.

— А как вас зовут? — спросил космонавт Бочкарёв, чтобы перевести разговор на другую тему.

— Ирка Чижикова, — отвечает Ирка. — У меня папа с Земли, а мама с Юпитера.

— Классно! — обрадовался Бочкарёв. — Значит, на Юпитере есть разумные существа!

В этот момент на корабле заработала рация.

— Бочкарёв, — интересуется рация мужским басом, — ты прилетел на Юпитер?

— Ой, — ойкнул космонавт Бочкарёв. — Это ж генерал Иван Степаныч, самый главный мой начальник… Товарищ генерал, — заговорил Бочкарёв в микрофон. — Докладываю! Тут, значит, такое дело… В общем, на пути к Юпитеру я врезался в невидимую планету под названием… Как планета-то называется? — шёпотом спросил он у Ирки.

— 777, — тоже шёпотом подсказала ему Чижикова.

— …под названием 777, — повторил Бочкарёв в микрофон. — Разумная жизнь не обнаружена.

— Ни фига себе! — обиделась Ирка. — А я что, по-вашему, не разумная жизнь?!

— Ой, простите, пожалуйста, — спохватился Бочкарёв и сказал в микрофон: — Обнаружена девочка. Ирка Чижикова.

— Иринка! — обрадованно закричал с Земли генерал. — Как поживаешь, доченька?

— Нормально, пап! — закричала Ирка в ответ.

— Как там мама? — продолжал интересоваться генерал.

— Цветёт и пахнет!

— Смотри — не забывай её поливать и окучивать.

— Хорошо, пап.

Космонавт Бочкарёв слушает этот разговор и ничего не понимает.

— А ты что, папка, генералом стал? — в свою очередь интересуется Ирка.

— Так точно!

— Молодец, папочка! Я горжусь тобой!

— А как тебе мой Бочкарёв? — спрашивает генерал.

— Отличный парень! — отвечает Ирка. — Я за него замуж хочу выйти.

— Не рановато ли замуж собралась, дочурка?

— Ну, па-а-апк, — протянула Ирка, — мне ж тыща лет по юпитерианскому календарю.

— Ах да! — вспомнил Иван Степаныч. — У вас же на Юпитере время быстрее, чем на Земле, идёт. Ладно, выходи. Ты как, Бочкарёв, не против?

— Никак нет, товарищ генерал, — растерянно ответил космонавт Бочкарёв.

— Тогда совет вам да любовь, — сказал генерал напутственное слово. И отключился.

— И как это я сразу-то не понял, — стукнул себя по гермошлему Бочкарёв. — Ведь у товарища генерала тоже фамилия Чижиков… А где он познакомился с вашей мамой?

— О-о, это о-очень романтическая история, — говорит Ирка. — Они познакомились на Марсе.

— Да-да-да, — припомнил Бочкарёв. — Иван же Степаныч — первый землянин, ступивший на поверхность Марса.

— А моя мама — первая юпитерианка, ступившая на марсианскую почву. Вот на этой почве они и познакомились. В те годы мама была юным созданием со множеством яркокрасных бутонов…

— Так ваша мама — растение?! — догадался Бочкарёв.

— Да, она относится к флоре, — подтвердила Ирка. — А папа — к фауне. Поэтому мамины родители были категорически против такого неравного брака. Мама первое время очень страдала. Даже чуть не засохла с горя. Но, к счастью, вскоре родилась я, и она снова расцвела.

— Всё это, конечно, хорошо, — сказал Бочкарёв. — Но где мы будем жить, когда поженимся?.. На Земле я живу в общежитии для космонавтов. Когда получу квартиру — неизвестно.

— А у нас на Юпитере вместо квартир дают планеты, — похвасталась Ирка.

— Каждому по целой планете? — поразился Бочкарёв.

— Ага, — подтвердила Чижикова. — Ведь Вселенная бесконечна. И планет в ней видимо-невидимо. Мне вот эту дали. Правда, очень миленькая?

— Значит, номер планеты — это номер квартиры, — понял Бочкарёв.

— Какой ты у меня умный, — похвалила его Ирка.

…Короче говоря, невидимая планета № 777 вскоре сделалась очень даже видимой. Потому что Ирка и Бочкарёв поженились и у них появились дети: как юпитерианские — в форме цветов, деревьев и трав, так и земные — в форме мальчиков и девочек. Юпитерианские дети разрослись по всей планете густыми лесами. А земные дети стали играть в этих лесах в прятки. Их Бочкарёв научил. А совсем недавно, в прошлый понедельник, на планету № 777 пожаловал сам генерал Чижиков. А с Юпитера прилетела Иркина мама — вся такая зелёная, похожая на ёлку. Как только генерал и мама увидели друг друга, так сразу и помолодели: генерал вновь стал безусым лейтенантом, а на ветках Иркиной мамы распустились алые цветы, похожие на земные розы.

Словом, землян и юпитериан скопилось на планете-квартире предостаточно. Но им было совсем не тесно. Потому что они любили друг друга.

Жил-был рыбак у самого синего моря. Однажды пошёл он на рыбалку и поймал маленькую рыбку, а спустя некоторое время поймал ещё одну, покрупней. А затем поймал кита!.. Вот тут бы ему и остановиться. Так нет! Обуяла его жадность сверх всякой меры. Снова закинул рыбак удочку и на сей раз вытащил… Морское Чудище с десятиэтажный дом.

— Тэк-с, — говорит Чудище. — Я триста тыщ лет на дне морском спало, меня пальцем никто не трогал. А ты взял, да и разбудил… Детки у тебя есть?

— Есть, — отвечает рыбак, а сам от страха трясётся. — Дочурка Машенька пяти с половиной лет.

— Ну так веди сюда свою дочурку, — приказывает Чудище. — Я её сожру!

Делать нечего, пошёл бедный рыбак домой за Машенькой. Идёт, а сам горючими слезами обливается. А рядом с его домом располагалась военная часть. Командира части звали Сидорчук Фёдор Трофимыч. Это был маленький майор с большими усами.

— Здравия желаю, — поздоровался Фёдор Трофимыч с рыбаком. — Как делишки, как детишки?

Рыбак всё ему и выложил. И пуще прежнего разрыдался.

— Отставить! — звонко отрубил майор Сидорчук. — Слезами горю не поможешь.

— А вы думаете, чем-то другим можно помочь?! — встрепенулся рыбак.

— Я никогда не думаю, — с гордостью заявил Фёдор Трофимыч, подкручивая усы. — Я и так всё знаю.

С этими словами бравый майор повёл бедного рыбака к себе в часть. Там он выбрал самую большую бомбу, нарисовал на боеголовке нос, рот, глаза; нацепил сверху цветастый платок… Ну точь-в-точь рыбакова дочка Машенька получилась. Только толстая.

— Теперь иди спокойно домой, — говорит майор рыбаку, — и предоставь действовать мне.

Ну, бедный рыбак и пошёл, а Фёдор Трофимыч погрузил замаскированную бомбу на грузовик и привёз на берег синего моря. А Чудище уже тут как тут. Поджидает. Увидело нашего майора на грузовике.

— Кто таков? — спрашивает.

— Майор Сидорчук! — взял под козырёк Фёдор Трофимыч. — Двадцать пять лет безупречной службы в рядах Российской армии!

— Ишь ты, какой… орёл, — усмехнулось Чудище. — А рыбакова дочурка при тебе?

— Так точно! Вон в кузове сидит, — показал Сидорчук на бомбу.

Чудище как разинет зубастую пасть да как клацнет железными челюстями — так бомбу и перекусило, словно травинку. А заодно и грузовик.

Майор Сидорчук заученным движением плашмя на землю упал и уши пальцами заткнул.

БА-БА-А-Х-Х!!! — рвануло Чудище.

— Есть такое дело, — сказал Фёдор Трофимыч, вставая с земли и подкручивая усы.

Глядь — а на том месте, где Чудище лежало, качается на волнах девица-раскрасавица с русалочьим хвостом. Так прямо и горит чешуя на солнце.

— Ах, — вздохнула она томно, — какое счастье снова оказаться на свободе! Это Чудище поганое проглотило меня, потому что я не захотела за него замуж идти. И с тех пор маялась я в желудке без света, пищи и ласки почитай лет тыщ триста. Женись на мне, доблестный рыцарь, коли охота имеется. Мужчина ты вроде ничего. Станешь морским царём.



Бывший-то царь, мой батюшка, давным-давно на том свете кукует, — показала царевна пальчиком на небо.

— Ку-ку, ку-ку, — раздалось из поднебесья.

Оглядел Фёдор Трофимыч новоявленную невесту — тож вроде всё при всём. Опять же, как ни крути, а царём-то маленько получше будет, чем майором, даже и командиром части.

— Ладно, — говорит, — я согласен.

Тут же военная форма с него сама собой как вода стекла, и всё тело чешуёй покрылось. И, взявши за руку царевну, скрылся бывший майор в морской пучине.

А бедный рыбак, услышав мощный взрыв, от которого все стёкла из окон повылетали, сказал наставительно дочке Машеньке:

— Вот, Машка, и погиб геройски наш Фёдор Трофимыч, спасая твою юную жизнь. Помни его. Ежели б не Сидорчук, сожрало бы тебя Чудище за милую душу.

И Машенька помнила своего спасителя. Раздобыла с Доски почёта военной части фотокарточку бравого майора с медалью «Двадцать пять лет безупречной службы в рядах РА» на широкой груди и подолгу в неё вглядывалась. В фотокарточку то есть. И слёзы из её девичьих глаз так и капали, так и капали. А когда пришла пора ей замуж выходить, то нашла себе Машенька не просто суженого, а майора, маленького и с усами. И хоть звался он Николай, а по батюшке был Макарыч, Машенька упорно называла жениха Фёдором Трофимычем.

А он ничего — отзывался.

Жили в одной прекрасной стране папа с мамой. И у них имелся сынок Ванечка, четырёх с половиной лет. Он ходил в детский садик № 13. Ванечка был мальчик как мальчик. Только уж больно тихий. Со дня своего рождения ни единого слова не вымолвил. А тут как-то приходит из детсада и давай болтать без умолку. Болтает и болтает. Час, другой, третий… Короче, весь день проболтал, а вечером лёг в свою детскую кроватку и захрапел.

— Странный какой-то сегодня наш Ванечка, — говорит мама папе. — Ты заметил?

— А вдруг его подменили? — отвечает папа.

— Кто подменил? — опешила мама.

— Монстры или инопланетяне.

Папа любил смотреть фильмы ужасов. Вот и насмотрелся.

— Да брось ты, — машет рукой мама. — Это ж только в кино такое бывает.

Но папа не бросил. Наоборот — взял тряпку, смочил её в бензине и стал тереть лицо спящего сына.

Трёт-трёт, трёт-трёт, и вдруг видит, что лицо у Ванечки — стирается.

Вначале стёрлись глаза, потом нос, а затем и рот.

— Вот тебе и кино, — шепчет потрясённый папа.

— Ой, а кто это? — шепчет потрясённая мама.

— Человек-манекен, — со знанием дела говорит папа.

— А где же наш Ванечка? — лепечет мама.

— В детском саду № 13, — отвечает папа. — Бежим скорей туда!

И они побежали в детский садик № 13.

Прибегают. А в коридоре, на лавке, спит воспитательница Варвара Михайловна. Растолкали её папа с мамой и стали наперебой рассказывать… А Варвара Михайловна спросонья ничего понять не может. Так и говорит:

— Ни-чё не понимаю… Идёмте к директору, Ивану Михалычу.

Пришли они в кабинет директора. А Иван Михайлович куриный суп ест.

Варвара Михайловна по-военному доложила:

— Товарищ директор! К вам родители Вани Селивёрстова пожаловали!

— Вольно, Михална, — отвечает Иван Михайлович. — Налей-ка им супчика. Пускай похлебают.

— Спасибо, но нам сейчас не до супа, — сказал папа. — У нас ребёнок пропал.

— Ва-а-нечка, — добавила мама, чуть не плача.

— Даже если десять ребёнков пропадут, покушать всё равно не мешает, — назидательно говорит директор. — Наливай, Михална.

Сели папа с мамой за стол и тоже стали есть куриный суп. Едят, а сами так и норовят разговор на пропавшего сыночка перевести. В особенности мама.

— Вот что, дамочка, — строго одёрнул её Иван Михайлович. — У меня правило — за едой никаких дел. Это мешает моему пищеварительному процессу.

Мама сразу примолкла.

Директор не спеша съел три тарелки супа и только после этого поинтересовался:

— Так кто там у вас пропал?

— Сынок наш, — наперебой загалдели мама с папой. — Ванечка.

— Ну что ж, — сказал Иван Михайлович, — придётся открывать вам Государственную Тайну. Никакой это не детский сад, а засекреченный объект. И никакой я не директор, а генерал-полковник. И никакая Варвара Михайловна не Варвара Михайловна, а ефрейтор… Дело в том, — продолжал генерал, — что с планеты Эллония на Землю стали поступать странные сигналы…

— А при чём тут наш Ванечка? — не понимает мама.

— А при том, что лететь до Эллонии сорок земных лет. Да обратно столько же. Восемьдесят годков получается. Взрослый космонавт помереть может по дороге. Поэтому принято решение послать на Эллонию ребёнка…

— Ну а где же Ванечка? — продолжает не понимать мама.

— Уже в пути! — отвечает Иван Михайлович.

— Как?! — вскричала мама.

— Как настоящий герой, — говорит генерал. — Вы должны гордиться своим сыном!

— Да мы гордимся, — вздыхает папа. — Вот только, наверное, никогда его больше не увидим.

— Ничем не могу помочь, — развёл руками Иван Михайлович. — Это ваши проблемы.

— Что же делать?! Что же делать?! — всполошилась мама.

— Я знаю, что делать! — по-ефрейторски отрубила Варвара Михайловна. — Разрешите доложить, товарищ генерал?

— Докладывайте, ефрейтор.

— Надо их заморозить на восемьдесят лет, — доложила Варвара Михайловна. — И пускай они в замороженном виде своего сынка из космоса дожидаются.

— Действуйте! — сказал генерал.

И Варвара Михайловна начала действовать. Открыла большущий холодильник, стоявший в углу кабинета, достала оттуда яйца, масло, сыр…

— Полезайте! — приказывает маме с папой.

Залезли мама с папой в холодильник, а Варвара Михайловна дверцу захлопнула.

Прошло восемьдесят лет.

И как будто ничего не изменилось. Всё тот же Иван Михайлович сидит всё в том же кабинете и ест всё тот же куриный суп. А рядом с ним стоит всё та же Варвара Михайловна.

— Неужели восемьдесят лет прошло? — изумляется папа.

— Как одна секундочка пролетели, — подтверждает Иван Михайлович, орудуя ложкой.

— А наш Ванечка из космоса вернулся? — с тревогой интересуется мама.

— Да вернулся ваш Ванечка, вернулся, — хмуро отвечает генерал. — Лучше бы уж не возвращался. Прогонял ракету зазря.

— А что, разве братья по разуму не обнаружены? — спрашивает папа.

— Какие там, к чёрту, братья, — морщится Иван Михайлович. — Сидит девятиэтажный дурак и пускает радиоактивные пузыри. А мы-то думали — сигналы подаёт.

Тут дверь отворилась, и на пороге возник дряхлый старик с седой бородой.

— Ванечка! — так и ахнули родители.

Пришли они домой. Сели ужинать. Ванечка наелся-напился и улёгся на свою детскую кроватку.

А папа ходит туда-сюда по квартире. Мается.

— Ну чего ты маешься? — спрашивает у него мама. — Сын из космоса прилетел, а ты недоволен.

— Да доволен я, доволен, — отвечает папа. — Вот только сомнения меня берут, он это или не он?

Короче, потёрли родители лицо спящего сына-старика тряпкой. И всё стёрли.

— Вот ёрики-морики! — выругался папа. — Опять нам генерал куклу подсунул!

Побежали они снова в детский сад № 13. А там Иван Михайлович куриный суп за обе щеки уминает.

— Пришли моего супчика отведать? Налей-ка им, Михална, по тарелочке.

— Какого ещё супчика?! — возмущённо кричит мама. — Где наш сын?!

— Ну-ну-ну, — добродушно щурится генерал. — Подумаешь, трагедия, пацан пропал. Вон в Китае при землетрясении сто тыщ китайцев погибло. Вот это, я понимаю, трагедия. Но вам на китайцев наплевать. Вам лишь бы собственное чадо в порядке было. Нехорошо, дамочка. Безнравственно.

— Нет, жалко, конечно, китайцев, — стала оправдываться мама. — Но их в Китае ещё много осталось. А у меня Ванечка один-единственный.

— Хотелось бы просто узнать о судьбе сына, — прибавил папа.

— Сейчас узнаете, — подмигнул им Иван Михайлович и, подойдя к маме, звучно чмокнул её в щёку. — Здравствуй, мамочка. Я твой сын!

— Вы… мой… сын?.. — бормочет ошарашенная мама.

— Ага, — говорит Иван Михайлович. — А что, не похож?

— Да, не похож! — вспылил папа. — И вообще нам уже осточертело ваше враньё. И про Эллонию, и про то, что вы генерал-полковник!..

— Вот именно! — подхватила мама. — Мы сейчас пойдём и заявим на вас в милицию!

И они решительно направились к выходу.

— А родинку не хотите поглядеть?. — хихикает им вслед Иван Михайлович и тычет пальцем в бородавку у себя на носу. — Забыли, у кого такая же имеется?

— У Ванечки, — растерянно пролепетала мама.

— Вспомнила, слава богу. А теперь вспомни, как ты меня из детсада постоянно забывала забирать. И я тут один-одинё-шенек по ночам куковал…

— Это моя вина, — смущённо признал папа. — Я её в кино водил. На ужастики.

— Ах, на ужастики?! — язвительно переспросил Иван Михайлович. — А знаете ли вы, какие здесь по ночам ужастики творятся? Похлеще киношных! В этом детском саду время ночью во много раз быстрее идёт, чем днём! И я тут один, во тьме… а время летит… уходят лучшие годы… лучшие… — Иван Михайлович всхлипнул и разрыдался.

Мама с папой растерянно переминаются с ноги на ногу. Не знают, что и сказать в своё оправдание. Кругом они виноваты.

— Не плачь, Ваня, — сурово говорит Варвара Михайловна. — Не стоят они твоих слёз, братик.

— Братик? — встрепенулся папа. — Какой ещё братик?!

— Это сестра моя, Варенька, — сквозь рыдания промычал Иван Михайлович. — Между прочим — дочка ваша.

— Какая ещё дочка? — занервничал папа. — Нет у нас никакой дочки.

— Есть, есть, — с усмешкой возражает Варвара Михайловна. — Спроси вон у мамочки. Она тебе скажет.

— Это правда? — спрашивает папа у мамы.

— Да, правда, — кивает мама. — Её цыгане украли, когда она ещё совсем крохой была.

— А почему ты мне ничего не сказала? — кипятится папа.

— Не хотела тебя огорчать, — отвечает мама.

У папы голова кругом пошла.

— Как же так?.. — бормочет растерянно.

— Да брось ты, папка, — хлопнул его по плечу Иван Михайлович, вернее — сын Ванечка. — Всё зашибись!

— Вот именно, — поддержала брата Варвара Михайловна, вернее — дочка Варенька. — Могло быть и хуже. Как, например, в Китае.

Часы между тем пробили девять вечера.

— Пора идти домой, дети, — деловито сказала мама. — Ужинать и спать.

— Вы идите, — говорит папа, — а я, пожалуй, тут останусь. Постарею. А то выгляжу как мальчишка. Даже борода не растёт.

— Только смотри не очень-то старей, — предупредила мама. — Не забывай, что у тебя двое детей и жена. И нас надо кормить и одевать.

— Я на три работы устроюсь, — пообещал папа.

— Лучше на четыре устройся, — посоветовал сын Ванечка. — Больше заработаешь.

И мама вместе с детьми отправилась домой. А папа остался стареть.

Жила-была в Англии принцесса Лиззи. Это была необыкновенная принцесса, потому что скелет у неё был из чистого золота. Дело в том, что мама принцессы страдала приступами золотой лихорадки, поэтому у мамы и родилась дочка с золотым скелетом. В общем, жила себе принцесса Лиззи, жила, и однажды простудилась. Ей сделали рентгеновский снимок, чтоб посмотреть, нет ли у неё воспаления лёгких. Тут-то и выяснилось, что у принцессы нет не только воспаления лёгких, но и золотого скелета. Его кто-то украл, да так ловко, что принцесса ничего не заметила. Да и как тут заметишь — это ведь не кошелёк, который в кармане лежит.

В Букингемском дворце (если кто не в курсе — это резиденция английских королей и королев) поднялся страшный переполох. Срочно сообщили о пропаже в Скотленд-Ярд (если опять же кто не в курсе — это резиденция английской полиции). Розыском золотого скелета занялись лучшие сыщики Англии. Но, увы, безрезультатно.

Тогда английское правительство попросило заняться этим делом самого знаменитого детектива в мире — Иван Иваныча Пронькина из далёкой России. Пронькин вскочил в самолёт и прибыл в Букингемский дворец. Здесь он с ходу взял след преступника. Дело в том, что в прошлой жизни Иван Иваныч был собакой-ищейкой; поэтому в этой жизни ему ничего не стоило взять любой преступный след. И след привёл Пронькина в дом ворюги Джека, где и был обнаружен золотой скелет принцессы — в целости и сохранности. Оказывается, Джек был не просто ворюгой, а ворюгой-эстетом (если снова кто не в курсе, эстет — это любитель всего необычного и изящного). Помимо золотого скелета, в доме ворюги были обнаружены: тень от Эйфелевой башни, шум Ниагарского водопада, бой Кремлёвских курантов и многое, многое другое. Всё это ворюга Джек не продавал, а бережно сохранял; потому как в душе был не только эстетом, но ещё и поэтом. Он даже сочинил стишок под названием «Элегия о золотом скелете» (если кто в очередной раз не в курсе, элегия — это лирическое стихотворение, проникнутое грустью). Джек посвятил свою элегию принцессе Лиззи. Но английский суд всё равно приговорил его к пожизненному заключению.


Когда он уже сидел в тюрьме, принцесса Лиззи прочла элегию, посвящённую ей. Ей так понравились стихи, что она тут же повелела помиловать поэта-эстета-ворюгу. И вдобавок подарила ему свой золотой скелет. Ведь пока он находился у ворюги, Лиззи выросла, и скелет оказался ей мал. Джека выпустили из тюрьмы, и он открыл в Лондоне Музей необычных предметов, где на самом почётном месте выставил золотой скелет. А на табличке написал:

ДАР ПРИНЦЕССЫ ЛИЗЗИ (Руками не трогать)

Сама же принцесса Лиззи вскоре стала королевой Елизаветой. И начала проводить гибкую внешнюю политику. Лидеры других стран прямо-таки в один голос удивлялись: «Надо же, какую гибкую политику проводит английская королева!» Но если вдуматься, удивляться тут нечему — ведь у королевы не было скелета.

Как-то раз одна девочка — Светкой её звали — пошла купаться на реку. И пропала. Искали её, искали, да не нашли. И посчитали утопленницей.

А на самом деле Светка вовсе не утонула. Просто она нырнула глубоко-глубоко и увидела какую-то дыру. Заплыла Светка в эту дыру и оказалась в подводной пещере. Огляделась кругом и ахнула: вся пещера была заполнена драгоценными камнями.

Обрадовалась Светка своей находке. Родители у неё были бедные, едва концы с концами сводили. Отец от зари до зари пахал на чужом тракторе, а мать (тоже от зари до зари) доила чужих коров. Жили родители в покосившейся избёнке; телевизор у них был чёрно-белый, а сливочное масло они ели только по праздникам. Мяса же вовсе не ели, а ходили к мясному магазину мясной дух нюхать… Размечталась Светка при виде несметных сокровищ. Ну, думает, отцу тракторный завод куплю, матери — молочную ферму, а себе — коттедж с семью спальнями, чтобы каждую ночь недели спальни менять…

Но тут её сладостные мечтания были прерваны самым неожиданным образом. Растворилась железная дверца в стене, и в пещеру ворвался маленький старичок с большой бородой. Хранитель подземных сокровищ.

— Ага-а!.. — закричал он страшным голосом. — Попалась, голубушка! Быть тебе противной лягухой, пока кто-нибудь не поцелует. А такие охотники вряд ли сыщутся. Ха-ха-ха!

И в ту же секунду превратилась Светка в склизкую, зелёную и безобразную лягушку. Ну, что делать?.. Стала Светка жить лягушкой. Год живёт, два живёт. Зимой в илистом дне спит; летом мух да комаров ловит… И так бы, наверное, прожила всю свою жизнь: вышла б замуж за какого-нибудь лягушонка, икру бы стала метать… Однако судьба распорядилась иначе.

Приплыла в речушку невесть откуда огромная рыбина. Увидела она Светку и, недолго думая, проглотила. Светка даже квакнуть не успела. А рыбина поплавала-поплавала в реке, а потом снова неведомыми путями уплыла в океан. Аж к Персидскому заливу. Здесь её выловили местные рыбаки. И доставили во дворец самого правителя Персии, шаха Бахтияра.

Только повара собрались зажарить рыбину, как Светка возьми да выскочи из зубастой пасти!.. Принесли Светку-лягушку к шаху Бахтияру. Посмотрел шах на странное существо, макушку под тюрбаном почесал (привычка у него такая была — макушку чесать) и велел позвать к себе учёных мужей. Пришли учёные мужи, поклонились шаху Бахтияру. А он им и говорит, подняв Светку за передние лапки:

— Это что за диковина? Вся зелёная, словно изумруд, и прыгает, как кенгуру.

Мнутся учёные мужи — нечего им шаху ответить. Сами в первый раз такое чудо увидели. Тогда шах Бахтияр повелел посадить неведомую зверюшку в золочёную клетку и подарил сыну Закиру.

Принц Закир поставил клетку в своей опочивальне и часами разглядывал пленницу и даже частенько что-нибудь ей рассказывал. И до того Светка-лягушка ему по душе пришлась, что в один прекрасный день принц решил на ней… жениться! (Тут надо отметить, что уже несколько десятилетий подряд в Персии рождались одни только мальчики. Поэтому найти себе жену в этой стране было большой проблемой. Даже для принца.) Явился принц Закир к своему дорогому папаше и поведал о своём решении.

— О! Сын мой, свет очей моих! — ответствовал шах Бахтияр. — Да как же можно жениться на морской диковине?

— О отец мой, отрада жизни моей! — мечтательно вздохнул принц Закир. — Для вас она — морская диковина, а для меня — любимая, милее и краше которой во всём свете не сыскать.

Думал-думал шах Бахтияр над странными словами принца Закира и велел позвать к себе самого мудрого визиря. Имя ему было Фаиз.

Пришёл мудрый визирь Фаиз, поклонился шаху и повёл такие речи:

— О великий шах, солнце отчизны нашей! Ты ещё ничего не сказал, но я уже всё понял. И вот тебе мой наискромнейший совет. Пускай принц Закир женится, ибо не глазами он полюбил, а горячим и чистым сердцем. Потому как глазами полюбить такую уродину не представляется возможным. Проверить же истинность моих слов проще простого. Вот волшебное зеркало, в котором отражается не тело, а душа. Прикажи поднести его к морской пришелице — и ты сразу увидишь, какая она на самом деле.

Принесли слуги из опочивальни принца золочёную клетку и поднесли к ней волшебное зеркало. И тотчас все увидели нашу Светку в её человеческом обличье. За то время, что она была лягушкой, Светка повзрослела, похорошела и превратилась в настоящую русскую красавицу. Нечего и говорить, что принц Закир полюбил её ещё сильнее. Он открыл золотую клетку и, посадив любимую к себе на ладонь, страстно поцеловал её в лягушачьи губы. В ту же секунду развеялись злые чары хранителя подземных сокровищ, и Светка из лягушки превратилась в девушку.

Радости принца не было границ. А уж про Светку и говорить нечего. Она и вовсе двух зайчиков убила: и от колдовских чар избавилась, и настоящего принца нашла.

Стали они жить-поживать да добра наживать.



И всё было бы хорошо, но печалилась Светка о бедных родителях, которые остались в России на пороге нищеты. И решила она попросить принца Закира, чтобы тот отпустил её ненадолго в далёкую Россию навестить папочку с мамочкой. Но принц Закир ни на минуту не хотел расставаться со своим сокровищем. И, снарядивши корабль, пожелал самолично сопровождать молодую супругу в дальние края. (Кстати сказать, и мудрый визирь Фаиз тоже отправился в путешествие на этом корабле. С познавательной целью, разумеется.)

Обогнув африканский континент, пройдя мимо Испании и достигнув берегов Франции, корабль вошёл в свинцовые воды Балтийского моря и вскоре пришвартовался в холодном и неуютном Санкт-Петербурге. Ну а отсюда до Светкиной деревни было рукой подать: вначале по реке Неве, которая впадает в реку Волгу, потом по реке Волге, которая впадает в реку Дон, а затем по реке Дон, которая впадает в светлую и тихую речушку Горлодуевку, по берегам которой вольно раскинулось русское село с тем же названием.

Сами видите — недалеко.

И года не прошло с тех пор, как путешественники покинули Персию, а вот уже Светка с бьющимся от волнения сердцем вступила на родные берега.

А родители совсем уж от бедности загибаются. Избушка развалилась; коровы околели; трактор не пашет; телевизор не показывает… В довершение всех бед закрылся на ремонт мясной магазин, так что несчастные Светкины родители даже мясного духа лишились.

Увидели батюшка с матушкой свою Светлану в шёлковых шароварах да в шёлковом тюрбане и чуть с ума не сошли от радости. Ещё бы — дочка-утопленница с того света вернулась! А принц Закир (в знак благодарности, что они народили на свет такое чудо, как его ненаглядная Светочка) раскошелился и купил: Светкиному отцу — тракторный завод, а Светкиной матери — молочную ферму…

Между тем мудрый визирь Фаиз, путешествуя по бескрайним российским просторам, обратил внимание на то, что по берегам рек и озёр в изобилии водятся зелёные квакающие существа. Он тут же прервал своё путешествие и отправился в престольный град Москву, где и подписал с тамошним правителем соглашение, по которому все лягушки в России вылавливаются и в спешном порядке отправляются в Персию.

И с того времени каждый персидский юноша, достигший брачного возраста, получал из рук шаха Бахтияра персональную лягушку, целовал её, и она, как по команде, превращалась в писаную русскую красавицу.

Вот так мудрый визирь Фаиз успешно решил проблему с недородом девочек. (Впоследствии многие русские девушки стали специально превращаться в лягушек, чтобы уехать в Персию и там удачно выйти замуж.)

Что же касается принца Закира и его Светки, то по возвращении из России у них, как ни странно, родилась именно девочка, которая сразу же начала петь. Счастливые родители назвали её Гюзель (что по-персидски означает «певунья»).

Но это уже совсем другая история.

Жил-был один лесничий. И у него была очень злая дочка. Поэтому все её называли — Злушка. А жены у лесничего не было. Она умерла. После смерти жены лесничий так затосковал, что даже заболел и слёг. В доме сразу же стало грязно и холодно. Потому что Злушка — ни полов не подметёт, ни огня в очаге не разведёт. Сидит целыми днями в углу и злобно думает: «Ух, как я всех ненавижу».

Даже воды, и то лесничему не подаст.

— Доченька, — просит он, — дай попить.

А Злушка делает вид, будто не слышит.

В это самое время мимо дома проходили добрая женщина Марта и её дочь Арлетт. Услышали они, как лесничий пить просит, вошли в дом, напоили старика, огонь в очаге развели, пирожков напекли… Обе такие румяные, трудолюбивые.

Пришлась Марта лесничему по сердцу своей добротой и трудолюбием. И решил он на ней жениться.

О-очень всё это Злушке не понравилось.

И то, что уютно стало в доме, и то, что отец вскорости поправился, а пуще всего не понравились Злушке сами Марта и Арлетт. И затаила она на них злобу.

Как-то раз пошла Марта по воду, а Злушка у колодца спряталась. И когда Марта наклонилась, чтобы вытащить ведро, Злушка схватила её за ноги да и перекувырнула в колодец.

— А-а-а-а!.. — закричала бедная Марта. И голос её становился всё тише… тише… тише…

Стало у Злушки на душе поспокойнее. Но не надолго. Через какое-то время опять она затосковала. Хочется ей чего-то, а чего — не знает.

«Давненько я никого не убивала, вот в чём дело», — поняла наконец Злушка, пошла к Арлетт и убила её.

А тут приходит из лесу лесничий. Смотрит, а Арлетт убитая лежит.

— Доченька, — спрашивает он у Злушки, — это ты Арлетт убила?

— Ну, я, — отвечает Злушка.

— Зачем же ты это сделала? — недоумевает старик.

— А затем, — говорит Злушка, — что твоя ненаглядная Арлетт за столом всё время чавкала.

— Ты ошибаешься, доченька, — возражает лесничий. — Арлетт никогда за столом не чавкала.

— Нет, чавкала! — злобно заверещала Злушка. — Чавкала! Чавкала! Чавкала!

Ничего не ответил лесничий. Вздохнул только тяжело и пошёл хоронить Арлетт. А после заболел от горя и опять слёг…

В это самое время сын короля задумал устроить во дворце бал, созвать на этот бал всех девушек королевства и выбрать себе невесту. Злушка тоже решила ехать на бал. Но она отлично понимала, что принц её никогда не выберет, потому что у неё злое лицо. И тогда Злушка схитрила. Она пошла к фее, живущей по соседству, и попросила, чтобы та дала ей добрые черты лица.

— А как поживает твой батюшка? — спросила фея.

— Хорошо поживает, — кротко ответила Злушка.

— А Марта и её дочь Арлетт?

— Тоже хорошо, — ответила Злушка. — Они велели вам кланяться.

И фея поверила Злушке.

— Ладно, — говорит, — ты получишь добрые черты, но учти — они не смогут долго оставаться на твоём лице. Как только пробьёт полночь, лицо примет прежнее злое выражение.

На том они и расстались…

Злушка вернулась домой, нарядилась и, отравив больного отца, отправилась на бал. Фея выполнила своё обещание: лицо Злушки стало добрым и красивым. Нечего и говорить, что принц сразу же выделил Злушку из множества других девушек. И приглашал её на все танцы подряд.

Увидев это, король понял, что сын нашёл себе невесту.

— Как вас зовут, прелестное дитя? — спросил король у Злушки.

— Золушка, — соврала Злушка.

— Ах! — воскликнул король. — Какое чудесное имя!

— Ах! — вслед за королём воскликнул принц. — Я, кажется, влюбился!

И тут наступила полночь. БОМ-БОМ-БОМ… — начали бить часы на дворцовой башне.

Злушка сорвалась с места и побежала.

— Куда же вы, Золушка? — растерялся принц. — Я хотел сделать вам предложение!

А Злушка уже неслась по дворцовому парку, чувствуя, как с каждым ударом часов лицо её становится всё злее и злее.

Но хитрая Злушка вот что придумала: она достала из сумочки крошечный хрустальный башмачок и кинула его на дорожку парка. «Принц отправится меня искать, — рассуждала Злушка на бегу. — И найдёт этот башмачок».

Так оно и случилось.

Прошло несколько дней, и королевские гонцы объявили по всему королевству, что принц женится на девушке, которой придётся впору хрустальный башмачок.

И вот со всех концов королевства потянулись во дворец молодые и старые девушки в тайной надежде, что башмачок окажется им по ноге.

Но хрустальный башмачок был всем мал.

А Злушка тем временем вытащила из чулана острый топор и отрубила себе пальцы на ногах. Ей это ничего не стоило — она же была бесчувственная и злая. Потом Злушка пришла во дворец и спокойно надела на ногу хрустальный башмачок. Все так и ахнули!

А Злушка с кривой ухмылкой говорит принцу:

— Слово — не воробей, вылетит — не поймаешь. Обещал жениться — так женись!

Вздохнул принц тяжко и… женился на Злушке.

И с тех пор во дворце по ночам стали совершаться убийства: то садовника убьют, то придворную даму, то стражника… Принц, конечно, догадывался, чьих это рук дело, но молчал, чтобы не обострять отношений с молодой женой.

Но вот как-то ночью убили самого короля. Ножом в спину.

Тут уж принц не выдержал и решил серьёзно поговорить с женой. Зашёл он в её спальню, а Злушка руки в тазу от крови отмывает.

— Золушка, — вежливо говорит принц, — хочу вам сообщить печальную новость: кто-то убил моего дорогого папочку.

— Не «кто-то», — поправила его Злушка, — а я убила. Так что теперь ты король, а я королева!

— Позвольте вам заметить, Золушка, — снова вежливо говорит принц, — что вы поступили нехорошо. И вам должно быть стыдно.

— Чего-чего? — процедила сквозь зубы Злушка. Да как кинется на принца — и давай его душить.

И задушила.

— Ха-ха-ха! — принялась она хохотать. — Ловко я со всеми разделалась!

— Пора покончить с этим безобразием! — раздался вдруг за спиной у Злушки строгий голос.

Злушка обернулась и увидела… фею.

— Ой-ой-ой! — испуганно завопила Злушка и попыталась быстренько смыться.

Но не тут-то было.

Фея произнесла волшебное заклинание — и Злушка тотчас превратилась в серую мышь, а все те, кого она убила, в ту же секунду ожили: лесничий, добрая женщина Марта, её дочка Арлетт, король, принц, придворные… Едва взглянув на Арлетт, принц сразу же в неё влюбился и предложил ей руку и сердце. Арлетт с радостью приняла и то, и другое.

И стали они жить-поживать да добра наживать.

А противная Злушка бегала по тёмным и сырым подвалам дворца и злобно пищала:

— Пи-пи-пи…

Ну и пусть себе пищит, больше она уже никому зла не сделает.

Жил на свете Степан, сантехник. И захотелось ему жениться. А мать Степану и говорит:

— Девицы, Стёпушка, они разные бывают. С виду вроде Василиса Прекрасная, а приглядишься получше — форменная Баба-яга.

А чтоб Степан не ошибся, дала ему мать волшебное стёклышко. И строго-настрого наказала:

— Перед тем как жениться, сынок, посмотри на невесту через это стёклышко.

И вот однажды вызвали Степана в квартиру, где кран на кухне протекал. Пришёл он. Позвонил. И открывает ему самая настоящая царевна. Такая красивая, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

— Здравствуйте, — поздоровался с ней Степан. — Сантехника вызывали?

— Вызывала, — улыбается царевна. — Я Василиса Прекрасная. У меня кран на кухне протекает.

Прошёл Степан на кухню, начал кран чинить. Чинит-чинит, а сам только о Василисе Прекрасной и думает. О том, как бы на ней жениться.

А тут Василиса заходит. И говорит этак игриво:

— Не хочешь ли ты, Степанушка, на мне жениться?

Степан враз голову потерял.

— Хочу! — кричит. — Ещё как хочу!

О волшебном стёклышке он даже и не вспомнил. Схватил Василису Прекрасную — да скорей под венец!

А вечером прибежал к матери. Весь от счастья светится.

— Матушка, я женился!

— А через волшебное стёклышко ты на неё смотрел? — спрашивает мать.

— Да чего там смотреть?! — говорит Степан. — Я и так вижу, что она настоящая Василиса Прекрасная — жёнушка моя ненаглядная.

— Эх, Стёпа, Стёпа, — качает головой мать. — Дурачок ты у меня. Ну да слезами горю не поможешь. Вот тебе гирька пудовая. Как станет подходить к тебе твоя жёнушка, кинь ей эту гирьку на ножку.

Степан, конечно, отказывается: не надо, мол, что за ерунда?.. Но всё ж таки упросила его мать. Взял он гирьку и отправился к молодой жене.

Поцеловались они, помиловались. А после Степан думает: дай-ка я для смеха гляну в волшебное стёклышко.

И глянул…

И видит обалдевший сантехник, что вовсе не в современной квартире он находится, а в мрачной избе с закопчённой печью. А его ненаглядная Василиса Прекрасная — вовсе никакая не Василиса, а самая что ни на есть Баба-яга!..

— Во попал, — чешет Стёпа затылок.

А Баба-яга тем временем огонь в печи разводит.

— Василисушка, — спрашивает у неё Степан, — зачем ты огонь в печи разводишь?

— Хочу оладушки тебе испечь, — отвечает Баба-яга.

А сама топор из-под стола достаёт.

— Василисушка, — вновь интересуется Степан, — а зачем ты топор из-под стола достала?

— Да просто так, Степанушка, — отвечает Баба-яга.

— Просто так он и под столом может лежать, — говорит Степан.

А Баба-яга, в образе Василисы, уже к нему приближается, помахивая топором.

Тут Степан вспомнил про пудовую гирьку, что ему мать дала. Схватил он эту гирьку и кинул любимой Василисушке на ножку.

Та как завизжит! Как волчком завертится! Как начнёт обзывать Степана всякими нехорошими словами!..

Ну, здесь уж безо всякого стёклышка стало видно, что она самая настоящая Баба-яга.

Степан ноги в руки — и бежать скорей от Бабки-ёжки!

Три дня его матушка тёпленьким молочком отпаивала, так он был напуган. На четвёртый день вышел Степан на работу — а ему опять заявка: кран на кухне протекает. Уже в другой квартире.

Пришёл Степан. Позвонил. И открывает ему такая прекрасная царевна, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

Но Стёпу теперь на мякине не проведёшь. Научен горьким опытом.

— Тебя звать-то как? — спрашивает он у царевны.

— Марья-краса, — отвечает та. — Длинная Коса.

— А вот мы сейчас посмотрим, какая ты Марья-краса, — достаёт Степан волшебное стёклышко.

Глянул — и правда! — перед ним Марья-краса Длинная Коса.

Степан сразу и предложение сделал. А Марья-краса сразу и согласилась. И стали они жить-поживать да добра наживать.

Давным-давно, когда Земля ещё имела форму чемодана, жил Смотритель Маяка.

Он был такой старый, что даже не помнил своего имени. Вы, наверное, не поверите, если я скажу, что ему исполнилось ровно три тысячи лет.

Смотритель жил на каменном острове посреди бушующего океана. Вместе с ним жили летучая мышь Виолетта и женский голос, неизвестно кому принадлежащий.

Смотритель так его и называл — «Голос».

Работа у Смотрителя Маяка была несложная. Время от времени он подливал масло в светильник, чтобы огонь на маяке не угасал.

Потом Смотритель спускался по винтовой лестнице в маленькую каморку, усаживался перед камином и рассказывал Историю Своей Жизни. Смотритель рассказывал её каждый вечер вот уже сто лет, но успел рассказать только про своё детство.

Голос был благодарным слушателем. Он никогда не перебивал Смотрителя и не вставлял неуместных замечаний.

Голос просто слушал.

Впрочем, иногда в особо интересных местах он говорил: «Ах!» А в особо страшных местах он говорил: «Ой!»

Что же касается летучей мыши Виолетты, то она вообще ничего не говорила. Ни «ах», ни «ой». Она висела под потолком вниз головой, уцепившись лапками за каменный выступ, и спала мирным сном. Или делала вид, что спит. Ведь когда имеешь дело с летучими мышами, ничего нельзя сказать наверняка. За всё время, что Смотритель знал её, летучая мышь Виолетта произнесла лишь одну фразу.

Вот такую:

— Если я молчу, это, конечно, не значит, что я умная, но это уже значит, что я не дура.

Так они и жили. Пока однажды…

Нет, вначале всё шло как обычно. Неприветливо шумел океан. По небу неслись свинцовые тучи. Холодный дождь стучал в окна.

Под потолком дремала летучая мышь Виолетта. Г де-то в воздухе находился притихший Голос. А Смотритель Маяка продолжал свой долгий рассказ:

— …Теперь пришла пора раскрыть перед вами самую печальную страницу моей Истории. Две тысячи лет тому назад я полюбил прекрасную девушку Мону. И прекрасная девушка Мона тоже полюбила меня. Земля тогда ещё была круглая, как детский воздушный шарик; всё время светило солнце, а океан напоминал не разбушевавшегося тигра, как сейчас, а ласкового котёнка… Я и Мона стали жить на песчаном берегу в тростниковой хижине. Я ловил в океане рыбу. Мона собирала в лесу землянику. А по вечерам мы ели уху и пили чай с земляничным вареньем. Казалось, наше счастье будет продолжаться вечно. Но однажды солнце исчезло. Подул ледяной ветер. Огромные волны, будто тысячи бешеных собак, бросились на берег со злобным рычанием. И я увидел корабль с тёмными парусами. С корабля спустился таинственный незнакомец в чёрном плаще. Ни слова не говоря, он накинул мне на голову свой плащ. Я замахал руками, пытаясь сбросить с себя кусок тяжёлой ткани. Когда мне это наконец удалось, я не обнаружил ни корабля, ни таинственного незнакомца. Но самым страшным было другое. Вместе с ними исчезла и Мона… Напрасно дни и ночи напролёт стоял я на берегу бушующего океана, повторяя имя любимой. Ответом мне было лишь собственное эхо… С тех пор минуло две тысячи лет…

— Ах, — печально вздохнул Голос. — Какую грустную историю вы нам поведали. Если бы у меня были глаза, я бы заплакала.

И тут вдруг раздался стук в дверь.

Смотритель пошёл открывать, недоумевая, кто бы это мог быть. А когда открыл, то увидел на пороге таинственного незнакомца в чёрном плаще. За его спиной, у берега, стоял корабль с тёмными парусами.

Ни слова не говоря, незнакомец сорвал с плеч чёрный плащ…

— Осторожнее! — вскричала летучая мышь Виолетта, приоткрыв один глаз. — Я вижу его мысли. Они чёрные!

Услышав этот предостерегающий крик, Смотритель успел вовремя вскинуть руки над головой. Перехватив плащ, он набросил его на незнакомца.

Под плащом загремел гром и засверкала молния!

А потом всё исчезло… Вернее, не всё. Исчезли только таинственный незнакомец и его странный корабль.

Небо очистилось от туч. Выглянуло солнце. Океан успокоился.

— Артур, — тихонько позвал Голос.

Смотритель Маяка оглянулся. Позади него стояла девушка сказочной красоты.

— Мона?! — не веря своим глазам, воскликнул он. И, ударив кулаком по лбу, ещё раз воскликнул: — Ура! Я вспомнил! Меня зовут Артур!..

— Да, мой любимый, — сказала Мона.

И они кинулись друг к другу в объятия… Затем Смотритель подошёл к зеркалу и увидел, что он уже не глубокий старик, а прекрасный юноша.

— Выходит, мне снова придётся жить две тысячи лет?! — озадаченно произнёс он.

— Но теперь, милый, — напомнила ему прекрасная Мона, — ты проживёшь их рядом со мной.

— Тогда я согласен! — обрадовался Смотритель и поцеловал Мону в щёчку.

И они одновременно посмотрели на Виолетту, без которой их счастье было бы невозможно. А летучая мышь как ни в чём не бывало висела под потолком вниз головой, с закрытыми глазами.

Вы думаете, она спала? Кто знает…

В одной холодной и неуютной стране жила маленькая девочка по имени Эмма. В этой стране все люди были очень злые, они постоянно ругались друг с другом, а порой даже и дрались. Эмма же была девочкой тихой и застенчивой. Родители у неё умерли, и она временно жила у дяди с тётей. Почему временно?.. Да потому что в этой стране везде были очереди. Очередь, чтобы попить воды; очередь, чтобы поесть хлеба… Вот и в сиротский приют, куда дядя с тётей хотели сдать маленькую Эмму, тоже была очередь.

Жилось Эмме у дяди с тётей несладко; она много работала, а в редкие свободные минутки грустно смотрела в окно. Зимой за окном шёл снег; осенью за окном шёл дождь. А весны и лета в этой неуютной стране никогда не было.

И вот однажды зимним утром Эмма почувствовала острую боль в лопатках. На другой день боль усилилась. А на третий день смотрит Эмма в зеркало и глазам не верит: у неё за спиной выросли… крылья.

Да-да, самые настоящие крылья. Как у лебедя.

Тут в комнату вошла толстая тётя. Она жевала кусок колбасы. Тётя сразу заметила крылья.

— Это ещё что такое? — сказала она. А потом как заорёт: — Харито-о-он!

Тут же явился толстый дядя. С кухонным ножом. Дядя разделывал на кухне мясо для котлет.

— Чё? — спросил он.

— Гляди-ка, — показала тётя. — У этой паршивки крылья выросли.

— Щас отрежем, — подскочил дядя к Эмме и взмахнул ножом.

Эмма вся сжалась от страха.

— Да погоди ты, — остановила тётя дядю. — Слушай, что я придумала. Мы наденем на крылья чехол, и пускай девчонка возле церкви побирается. Горбатой каждый денежку подаст.

— А мы эти денежки копить будем! — подхватил дядя.

Они заставили Эмму сшить чехол, и теперь вместо белоснежных крыльев у неё за спиной торчал уродливый горб.

Тётя отвела Эмму к церкви.

— Смотри, — пригрозила она, — принесёшь мало денег — выпорю.

И ушла домой есть котлеты.

Было довольно холодно, и Эмма скоро замёрзла. Чтобы немного согреться, она отправилась бродить по улочкам и переулкам. Шла Эмма, шла, и вдруг с ней стали твориться необъяснимые вещи.

С одной стороны — она вроде бы так и бредёт по заснеженной улице; а с другой стороны — попала Эмма в волшебную страну.

В этой стране росли огромные-преогромные цветы, над которыми, как птицы, летали прекрасные юноши и девушки.

Эмма заметила, что и она превратилась в прекрасную девушку. Сорвав с крыльев чехол и почистив пёрышки, Эмма подпрыгнула и… полетела.

Навстречу ей летел прекрасный юноша.

— Как тебя зовут? — спросил он у Эммы.

— Эмма, — ответила Эмма. — А тебя?

— Норман, — сказал юноша.

Молодые люди сразу же влюбились друг в друга, но…

Но тут Эмма вновь оказалась у церкви. Опять она была маленькой горбуньей в стареньком заношенном пальто.

«Ну вот, — печально подумала девочка, — я уже схожу с ума. У меня начались галлюцинации».


Только она успела это подумать, как к ней подошёл мальчик. Эмма ещё раньше обратила на него внимание. Мальчика привела к церкви женщина со злым лицом. Одет он был так же, как и Эмма, в старенькое заношенное пальто. А за спиной у него так же, как у Эммы, торчал уродливый горб.

— Эмма? — неуверенно произнёс мальчик.

Девочка внимательно вгляделась в его лицо.

— Норман, — прошептала она, как будто давно его знала. — Значит, это не галлюцинация?

…И с тех пор они каждый день, взявшись за руки, уносились в волшебную страну, где всегда было лето и никогда не было ночи. Но однажды они забыли вовремя вернуться, а когда вернулись, то обнаружили, что их уже нет в неуютной и холодной стране. Ударили сильные морозы, и детские горбатые тела замёрзли возле церкви. И их закопали на кладбище.

Эмма и Норман, конечно, очень обрадовались, что всё так ловко получилось. Да и мы с вами тоже знаем, что на самом деле они не умерли. А уже навсегда улетели в страну вечного счастья, вечного солнца и вечной любви…

Давным-давно жил на свете старый сказочник. Он жил в крошечном домике, который стоял на самом краю жизни. А когда старый сказочник был ещё молодым сказочником, он жил в огромном городе, где было полным-полно детей. И сказочник с утра до вечера рассказывал им свои сказки. Но шли годы, и молодой сказочник постепенно превратился в старого сказочника; а дети, которым он рассказывал сказки, выросли. Новым же детям сказки старого сказочника были ни к чему. Им хотелось чего-нибудь новенького.

Поэтому старый сказочник и уехал из огромного города на самый край жизни. Построил здесь домик и… И стал в нём жить.

А чтобы не скучать в одиночестве, старый сказочник выдумал себе маленькую девочку Эсс; а чтобы ей не было скучно, он выдумал для неё пушистого кота по фамилии Филимонов; а чтобы коту было не скучно, сказочник выдумал семерых мышат. Ну а уж мышатам скучать не приходилось — Филимонов гонял их по всему дому с утра до вечера.

Вечерами же все собирались на деревянном крылечке, и старый сказочник рассказывал свои сказки.

Так они и жили.

Но вот в один прекрасный день в домик на краю жизни кто-то постучал: тук-тук-тук.

— Ой, — обрадовалась маленькая Эсс, — к нам пришли гости. Сейчас будем пить чай с яблочным пирогом.

— Нет, — печально вздохнул старый сказочник, — это не гости. Это пришло моё время. Пора в путь.

И он начал собираться.

Впрочем, собирать ему было особенно нечего, потому что кроме потрёпанной тетрадки, в которую сказочник записывал свои сказки, у него больше ничего не было. Да и эту тетрадку он решил не брать с собой, а подарил маленькой Эсс.

Маленькая Эсс посмотрела в глаза старому сказочнику и всё поняла. Её собственные глаза наполнились слезами.

— Ты уходишь за край жизни? — тихо спросила она. — И больше никогда-никогда не вернёшься? Значит, ты… умрёшь.

— Ничего подобного, — возразил старый сказочник. — Есть люди, которые умирают, а есть, которые не умирают. Я просто теперь буду жить… на Луне. Во-о-н там, — показал он рукой на висящую в небе Луну.

Маленькая Эсс задумчиво посмотрела на оранжевую, словно апельсин, Луну и прошептала:

— И долго ты там собираешься жить?

— До тех пор, пока ты будешь меня помнить, — ответил старый сказочник.

Тогда маленькая Эсс достала из сундучка тёплый свитер, который она связала сама, и протянула старому сказочнику.

— Вот, возьми, — сказала она. — На Луне очень холодно. Он тебе там пригодится.

Старый сказочник надел свитер.

— Какой тёпленький, — сказал он. — Буду кататься в нём на лыжах. С лунных горок.

Пожав пушистую лапку коту Филимонову и погладив по шёрстке семерых мышат, старый сказочник отправился за край жизни.

Когда они с маленькой Эсс подошли к самому краю, старый сказочник сказал:

— Дальше я пойду один.

И он медленно побрёл по дороге, по которой в своё время придётся пройти и вам, и мне…

Старый сказочник делался всё меньше, меньше и меньше, пока, наконец, не превратился в едва различимую точку. А маленькая Эсс всё махала и махала ему вслед. Ей очень хотелось, чтобы старый сказочник вернулся. Хотя бы на одну минуточку.

И вдруг едва различимая точка начала расти, расти, расти, пока, наконец, не превратилась в старого сказочника.

— Я только на одну минуточку, — предупредил он. — Совсем забыл тебе сообщить одну очень страшную тайну. Ты как, не испугаешься?..

— Не испугаюсь, — пообещала маленькая Эсс, хотя сама тут же испугалась.

— Тогда слушай, — таинственным голосом заговорил старый сказочник. — Пушистый кот по фамилии Филимонов — вовсе не кот, а заколдованный принц Филимон. И ещё он твой муж. А ты вовсе не маленькая девочка Эсс, а заколдованная принцесса Эсмеральда. Наш домик на краю жизни на самом деле — роскошный дворец, а семеро мышат…

— Наши с принцем дети! — подхватила маленькая Эсс, запрыгав от радости. — Четыре мальчика и три девочки! Да?

— Да, — грустно улыбнулся старый сказочник.

Конечно же, он и на этот раз рассказывал сказку, но маленькая Эсс ему поверила…

Они ещё раз попрощались, и старый сказочник ушёл за край жизни. Навсегда.

А маленькая Эсс отправилась домой. И, представьте себе, вместо крохотного домика она увидела роскошный дворец, на золотом крыльце которого её ожидали семеро прелестных детей и молодой человек с кошачьими усиками. Маленькая Эсс достала из кармана зеркальце и убедилась, что она самая настоящая принцесса.

…И теперь каждый вечер они всей семьёй выходили на золотое крылечко, усаживались поудобнее, и принцесса Эсмеральда читала вслух сказки из заветной тетрадки старого сказочника. Временами она замолкала и внимательно смотрела на Луну. Ей очень хотелось увидеть там старого сказочника. И надо сказать, что, когда небо было безоблачным, а Луна висела низко, Эсмеральда видела его. Старый сказочник в тёплом свитере скатывался на лыжах с лунных горок…

Но тут дети принимались тормошить принцессу и просить её читать дальше…

Вот так шло время, как текла вода.

Вскоре принц Филимон увлёкся рыбалкой и стал целыми днями пропадать на речке; повзрослевшие дети гоняли мяч на лужайке за дворцом, а принцесса Эсмеральда сочиняла сказки, записывая их красивым почерком в красивую тетрадку.

Короче говоря, каждый был занят своим любимым делом. И это правильно. Потому что жизнь коротка, и надо делать только то, что велит сердце.

Жил-был я. Однажды я, как обычно, стоял за прилавком своего магазинчика. За окном светило солнце. Под потолком жужжала муха. Всё было как всегда. Вдруг дверь отворилась, и в магазин вошёл странный посетитель. Вернее, когда он вошёл, он ещё не был странным. Странным он стал, когда заговорил.

— Я хочу купить сердце, — сказал он.

— Мы игрушек не продаём, — ответил я.

— Вы меня не поняли. Я хочу купить настоящее, живое сердце.

— Извините, но мы таким товаром не торгуем.

— Я хорошо заплачу, — настаивал незнакомец, вытаскивая из кармана пачку денег.

— Но у меня в магазине нет живых сердец, — сказал я. — Вы можете купить компьютер, телевизор, коробок спичек…

— Мне надо сердце, — твёрдо ответил посетитель. — Ваше сердце.

— Моё? — открыл я рот от изумления.

— Ваше, ваше, — спокойно подтвердил он.

— Тогда вы напрасно пришли, — сказал я. — Своё сердце я не продам.

— Понимаю, — кивнул незнакомец. — Задёшево не продадите. А задорого?

И он вытащил из кармана ещё одну пачку денег.

— Но как я буду жить без сердца? — неуверенно пробормотал я, косясь на деньги. — Это же невозможно.

— Возможно, — не согласился со мной незнакомец. — Многие так живут.

Он протянул ко мне руки в чёрных перчатках. Его пальцы вошли в мою грудь, как в воду. И уже через секунду на его ладонях лежало моё трепещущее сердце.

— До свидания, — значительно произнёс странный покупатель и скрылся за дверью.

В груди у меня стало легко и свободно. Я кинулся пересчитывать деньги.

На другой день незнакомец снова пришёл.

— Хотите купить ещё одно сердце? — спросил я. — К сожалению, у меня больше нет.

— Зато у вас есть мозг.

Я невольно потрогал голову.

— Мозг?.. Но чем же я буду думать?

— А зачем вам думать?

— Сколько? — деловито осведомился я.

— Не беспокойтесь, много, — усмехнулся незнакомец, выложив на прилавок три толстые пачки. Потом погрузил свои руки в мою голову и вытащил мозг.

С минуту мы его рассматривали. Честно говоря, извилин было не так уж и много. Достав грязный пакет, странный покупатель бросил туда мой мозг и удалился.

Я тут же пересчитал денежки. Их действительно оказалось много. Теперь не только в груди, но и в голове стало легко и свободно.

На третий день я уже ждал таинственного незнакомца. И он не обманул моих ожиданий. Явился.

— Здравствуйте, — сказал он. — Как поживаете?

— Прекрасно, — ответил я. — Больше никакая ерунда в голову не лезет. А вы хотите ещё что-нибудь купить?..

— Правую ногу, — коротко бросил незнакомец.

У меня от удивления отвисла челюсть.

— А я что ж, буду на левой прыгать?

— Зачем вам прыгать? — пожал он плечами. — Стойте на одном месте.

Короче, в скором времени я продал ему всё: руки, ноги, туловище, печёнку, селезёнку и даже мочевой пузырь… Непроданной оказалась только голова без мозгов, лежащая на прилавке. Ну, с ней он даже разговаривать не стал, просто кинул в свой пакет и ушёл.

В магазине осталась лишь моя душа.

Каково же было моё изумление, когда странный покупатель на следующий день вновь появился.

— Вы хотите купить душу? — спросил я.

— Зачем мне ваша душа? — хмыкнул он. — Дайте лучше коробок спичек.

— Чем же я вам его дам? Руки вы у меня ещё на прошлой неделе купили. Берите уж сами.

Незнакомец взял спички и закурил.

— Хотите стать мухой? — предложил он.

— Мухой? — переспросил я.

— Да, — кивнул он. — Будете тут летать вокруг лампочки. Жужжать. Ну-ка, пожужжите.

— Жжжжжжжж, — пожужжал я.

— Видите, как у вас хорошо получается, — похвалил он меня.

Так я стал мухой.

Жил-был маленький мальчик. Звали его Игорёк. И вот однажды пошёл он в ванную. Умыться.

Смотрит в зеркало, а себя там не видит. Всё в зеркале есть, а Игорька — нет! Вот так сюрприз!.. Схватил он молоток и грохнул по зеркалу. Зеркало, естественно, вдребезги! На шум прибежала мама Игорька и повела сына к психиатру.

Психиатр оказался очень жизнерадостным человеком.

— Ну что? — спрашивает он у мамы. — С ума сошла?

— Я? — удивилась мама.

— Ну не я же! — хохочет психиатр.

— Дело в том, — объяснила мама, — что мой сын не отражается в зеркале.

— И давно не отражается? — спрашивает психиатр.

— С четверга, — отвечает мама.

Психиатр надолго задумался.

— А сегодня у нас что? — интересуется.

— Пятница, — говорит Игорёк.

— А завтра что будет?

— Завтра будет суббота, — отвечает мама. — А послезавтра — воскресенье.

— Да-а… — вздохнул психиатр, — бежит времечко.

Потом он подвёл Игорька и маму к большому зеркалу.

У маленького Игорька как дома отражения не было, так и тут нет. Зато вместо мамы в зеркале отразился мужчина с усиками и в шляпе.

— Это кто? — спрашивает психиатр.

Мама покраснела.

— Мой первый муж, — отвечает, — Вовик.

Вовик снял шляпу и вежливо раскланялся.

— А это кто? — Психиатр снова пальцем в зеркало тычет.

А в зеркале рядом с первым маминым мужем стоит какая-то тётка в фуфайке и кирзовых сапогах.

— А это, извините… вы, — растерянно говорит мама. — Ну, то есть ваше отражение.

Психиатр поднял руку — и тётка в зеркале подняла руку; психиатр поднял ногу — и тётка подняла ногу.

— Действительно, я, — хмыкнул психиатр. — Любопытно… Наташа! — громко позвал он.

Дверь отворилась, и в кабинет вошла медсестра в белом халате.

— Звали, Пал Палыч? — спросила она.

— Поди-ка сюда, милая, — поманил её психиатр.

Наташа подошла. И раскрыла рот от удивления. Потому что в зеркале вместо неё отразилась белая… корова.

— Му-у-у… — протяжно замычала корова.

— А ну пошла, шал-лава! — прикрикнула на нее тётка в фуфайке и погнала корову в глубь зеркала.

За ними вприпрыжку побежал первый мамин муж Вовик.

А психиатр торжественно объявил:

— Всё, что мы сейчас с вами наблюдали, называется — загадка природы!

Маленький Игорёк, услышав эти слова, горько заплакал. И было отчего. У всех какие-никакие, а отражения: у мамы — первый муж Вовик; у психиатра — тётка в фуфайке; у медсестры Наташи — белая корова… А у него — ничего.

Обидно, конечно.

И тут вдруг в зеркале неожиданно появился… зайчик. Маленький. Пушистенький. С длинными ушками.

— Смотри, Игорёк, — сказала мама, — ты — зайчик!

Игорёк перестал плакать и засмеялся. За ним засмеялась мама; за мамой засмеялась медсестра Наташа; за медсестрой Наташей раскатисто захохотал психиатр.

А пушистенький зайчик смотрел на них из зеркала и никак понять не мог, чему это они все так радуются?

Шестилетняя Аня подошла к зеркальному шкафу и стала глядеть на своё отражение.

— Чего уставилась, дура? — говорит ей вдруг отражение. Аня ушам не поверила.

— Ой, — ойкнула она, — а кто это сказал?

— Кто, кто — конь в пальто! — отвечает голос из зеркала. Тут Аня всё поняла. Она отодвинула зеркальную дверцу и увидела, что в шкафу прячется её старший брат. Двенадцатилетний Вадик.

— Классно я тебе приколол?! — хохочет он.

— Я тебя тоже когда-нибудь классно приколю, — пообещала Аня.

— Ха-ха-ха, — пуще прежнего заливается Вадик. — Видали мы таких прикольщиц.

Ничего Аня на это не ответила. Пролетела неделя.

Как-то раз уже Вадик подошёл к зеркалу и начал корчить рожи. Покорчил всласть, а напоследок показал сам себе язык. И вдруг видит, что язык у него не розовый, как обычно, а… зелёный! Вадик от испуга целый день рта не раскрывал. А вечером лёг спать в надежде, что за ночь у него всё пройдёт и язык снова розовым станет. Но не тут-то было. Утром посмотрел на себя Вадик в зеркало и ахнул. Вдобавок к зелёному языку, у него ещё вместо носа хоботок вырос. От такого сюрприза у Вадика глаза на лоб полезли, да так на лбу и остались. Вадик сильно-сильно затряс головой, думая, что всё это ему только кажется. От тряски уши у Вадика — р-раз! — и отвалились. А на их месте появились два длиннющих усика. Вадик хотел было закричать от ужаса — а голоса нет, лишь слабое стрекотание изо рта раздаётся: стрик… стрик… стрик… Вадик в отчаянии замахал руками, а это уже вовсе не руки — а тонкие лапки. И ноги тоже лапками стали. И Вадик понял, что он превращается в какое-то насекомое. А когда у него за спиной выросли разноцветные крылышки, он догадался, в какое именно насекомое превратился — в бабочку.



Взмахнул Вадик крылышками и запорхал растерянно по комнате. Комната тотчас большой-пребольшой сделалась, а Вадик, наоборот, маленьким-премаленьким, какими обычно бабочки и бывают.

В это время дверь отворилась, и в комнату вошла Аня-великанша с огромным сачком в руках. Поймала она Вадика-бабочку и поместила в свою коллекцию бабочек, приколов там за крылышки.

— Ну, что, Вадька, — усмехается Аня, глядя на брата сверху вниз, — классно я тебя приколола?

И действительно — классно приколола. Вадик ни правым крылышком шевельнуть не может, ни левым; а только лишь лапками сучит, усиками шевелит, да стрекочет жалобно: стрик… стрик… стрик ...

Шёл как-то пятиклассник Морковкин из школы домой. А навстречу ему два девятиклассника — Вован и Толян. Известные хулиганы.

— Эй, птенец, тормози, — приказывают.

Пришлось Морковкину «затормозить».

— Бабки есть? — спрашивает у него Вован.

— Есть, — отвечает Морковкин. — Одна в Пскове живёт, другая в Новгороде.

— Не прикидывайся лопухом, — говорит Толян.

— Давай, денежки гони, — добавляет Вован.

Оглянулся пятиклассник Морковкин в слабой надежде увидеть милиционера. А вокруг не то что милиционера — вообще никого нет.

И вдруг из-за спины Морковкина выскочил какой-то пацан. Явно боксёр. Потому что он продемонстрировал Вовану классный хук правой, а Толяну — классный хук левой.

Хулиганов сразу как ветром сдуло.

— Ну ты крутой, — восхитился Морковкин своим спасителем.

— Я не крутой, — отвечает парень. — Я твой ангел-хранитель.

— Кто-кто? — не понял Морковкин.

— Ангел-хранитель, — повторил парень. — Видишь, у меня крылышки на спине?

И он показал Морковкину свои маленькие белые крылья.

— Ни фига себе, — изумился Морковкин. — Так ты, типа, мой телохранитель?!

— Ну да, — отвечает ангел-хранитель.

— И вот так любому можешь наподдать?

— Без проблем. Если к тебе драться полезут.

— Ага-а, — прикинул кое-что про себя Морковкин.

На другой день подходит он к школе, а у входа стоит компания десятиклассников. Человек пять.

— А ну, брызнули в сторону, десятиклашки, — храбро говорит им Морковкин.

— Чего-чего? — обалдели десятиклассники. — Да мы тебя сейчас…

И они уже хотели надавать Морковкину пенделей. Но не тут-то было. Из-за спины Морковкина выскочил ангел-хранитель и раскидал десятиклассников в разные стороны.

А Морковкин важно вошёл в школу.

Заходит и видит: стоит у раздевалки гроза всей школы — одиннадцатиклассник Максим Бревнов. По прозвищу Крутой Макс.

Морковкин этак небрежно к нему подходит и толкает в плечо:

— Здорово, чувачок.

У Бревнова челюсть отвисла от такой наглости. Чтоб какой-то задрипанный пятиклашка к нему, Крутому Максу, так обращался?!

— Ты чё, салабон, клею нанюхался? — спрашивает он Морковкина.

— Сам ты салабон, — с вызовом отвечает Морковкин. — Давно по роже не получал, бревно?!

Бревнов хотел было без лишних слов отвесить пятикласснику плюху, но ему самому ангел-хранитель таку-у-ю плюху отвесил, что Крутой Макс полетел кувырком, словно акробат в цирке.

Морковкин дальше идёт. Совсем уже осмелевший. Вернее, обнаглевший. Смотрит — у окна его одноклассница. Новенькая. Он ещё даже имени её не знает. Стоит она и полоску жвачки в руке держит.

— Дай-ка пожевать, — требовательно тянет Морковкин свою руку.

А его за руку кто-то — хвать! Да больно так схватил. Глядит Морковкин — это какая-то девчонка, неизвестно откуда взявшаяся.

— Убери грабли, — говорит она Морковкину.

«Ух, сейчас ей мой ангел-телохранитель покажет», — злорадно думает Морковкин.

И тотчас появился ангел-хранитель. Но почему-то не с девчонкой стал разбираться, а к Морковкину обратился. Говорит ему с презрением:

— Я гляжу, Морковкин, ты ничем не лучше Вована с Толяном. Даже охранять-то тебя не хочется. Подумай хорошенько о своём поведении и сделай соответствующие выводы. А я пока в кино слетаю. — И, посмотрев на вторую девчонку, ангел-хранитель добавил: — Не хотите ли составить мне компанию?

— С удовольствием, — ответила та.

И они, взмахнув крылышками, улетели в кино. Оказывается, вторая девчонка была ангелом-хранителем первой.

Морковкин подумал о своём поведении и сделал соответствующие выводы.

— Извини, — смущённо говорит он девочке.

— Ладно уж, — отвечает та. — На первый раз извиню.

В это время в коридоре появились Крутой Макс, Вован с Толяном и десятиклассники, что у входа в школу стояли. И Морковкин понял: они идут его бить. А защитить его некому — ангел-хранитель в кино улетел.

Подошла вся эта компания к Морковкину. Крутой Макс и говорит угрожающе:

— Щас мы тебе, детка, хрюльник начистим.

— Идите-ка отсюда подобру-поздорову, — раздался возмущённый девочкин голос.

На девочку, конечно, никто внимания не обратил. А зря, между прочим. Потому что она подпрыгнула и с возгласом «Йя-а-а!» зафиндилила пяткой Крутому Максу в подбородок. Затем снова подпрыгнула и снова пяткой — на сей раз Толяну. И ещё раз пяткой, но уже Вовану.

Десятиклассники, видя такое дело, сразу же убрались в свой 10 «Б».

— Супер! — с восхищением сказал девчонке Морковкин. — Ты что — каратистка?

— Да, я занимаюсь в секции карате, — подтвердила девочка.

— Но ведь у тебя есть ангел-телохранительница, — напомнил ей Морковкин. — Она должна тебя защищать.

— Она и защищает. Но каждый и сам себя должен уметь защитить, если понадобится.

«Это верно», — подумал Морковкин. А вслух спросил:

— Можно и мне в секцию карате записаться?

Жил-был маленький Андрюшенька. И когда он не хотел есть манную кашу, мама ему говорила:

— Если ты сейчас же не съешь кашку, то придёт страшный и ужасный Чмок-Чмок и заберёт тебя с собой.

Андрюшенька пугался Чмок-Чмока и быстренько съедал кашу. Ещё и тарелку вылизывал.

Прошло какое-то время, и маленький Андрюшенька стал большим Андреем, учеником 5 «Б» класса. Но он не забыл о страшном и ужасном Чмок-Чмоке, которым мама пугала его в детстве. «А что если и вправду есть такой Чмок-Чмок?» — частенько думал Андрей.

И вот как-то раз в 5 «Б» должна была быть контрольная по математике. Андрей к ней не подготовился. Проснулся он посреди ночи и думает: «Эх, точно завтра двойбан схвачу. — А потом ещё думает: — Попрошу-ка я Чмок-Чмока, вдруг он мне поможет».

И попросил шёпотом:

— Страшный и ужасный Чмок-Чмок, сделай, пожалуйста, так, чтоб завтра не было контрольной.

— Чмок-чмок, — раздалось из угла громкое чмоканье.

На другой день приходит Андрей в школу, а в 5 «Б» не только контрольной по математике нет, но даже и самой математички.

— Самокат, — спрашивает Андрей у своего друга Генки Самокатова, — а где Сонечка?

— Какая Сонечка?

— Ну, наша математичка, Софья Николавна.

— Ты что, офонарел? — отвечает Генка. — Нет у нас никакой Софьи Николавны.

— А кто ж математику ведёт?

— Никто не ведёт.

Андрей, думая, что Самокат прикалывается, спросил у других ребят. Но и они ничего не знали о Софье Николаевне. «Ни фига себе», — поразился Андрей.

А некоторое время спустя Андрей поссорился с Генкой Самокатовым. Тот ему на переменке подножку подставил. Андрей ка-а-ак грохнется, и коленку до крови содрал. Ночью ему не спалось, коленка болела. «У, гад, Самокат», — подумал он со злостью. А вслух сказал:

— Страшный и ужасный Чмок-Чмок, проучи-ка этого Самокатова.

— Чмок-чмок, — послышалось в ответ чмоканье из угла.

На следующий день приходит Андрей в школу, а никакого Генки Самокатова и в помине нет. И никто про него ничего не знает. «Вот так фишка», — изумился Андрей и после школы позвонил Генке домой.

Трубку взяла Генкина мать.

— Здрасьте, — говорит ей Андрей, — а можно Гену?

— Какого Гену? — спрашивает Генкина мать.

— Ну… вашего сына.

— Нет у меня никакого сына, — отвечает Генкина мать.

Короче, пропал Генка Самокатов с концами. Так же, как и Софья Николаевна.

Прошло ещё какое-то время. И мама Андрея привела ему нового папу. Константина Сергеевича. И таким этот Константин Сергеевич занудой оказался! Постоянно на Андрея наезжает: то уроки делай, то по дому помогай… Заколебал прямо.

И в одну из тёмных ночей Андрей попросил Чмок-Чмока:

— Страшный и ужасный Чмок-Чмок, убери ты этого Константина Сергеевича куда-нибудь подальше.

— Чмок-чмок, — донеслось из угла уже привычное чмоканье.

Наутро выходит Андрей на кухню. Мама завтрак готовит.

— А где Константин Сергеевич? — ненароком интересуется Андрей.

— Какой Константин Сергеевич? — удивляется мама.

«Йес! — радостно думает Андрей. — Получилось!»

С тех пор всё так и пошло. Только у Андрея возникнут проблемы с каким-нибудь человеком, он сразу же обращается к Чмок-Чмоку. И на следующий день нет ни проблем, ни этого человека…

«Интересно, — думает Андрей, — куда же все эти люди исчезают?..»

И так ему любопытно стало, что раз ночью он и говорит в темноту:

— Страшный и ужасный Чмок-Чмок, а можно мне посмотреть, куда они все исчезли?

— Чмок-чмок, — прочмокал Чмок-Чмок.

А на следующий день — где Андрей? Нет Андрея! Исчез… Главное, что о нём никто и не вспомнил. Ни мама… ни одноклассники… Словно его и не было никогда.

Вот так-то, мои маленькие читатели и читательницы. Чмок-чмок…

Сидел как-то мальчик Гоша дома и готовил уроки. Смотрит в учебник — а сам мечтает о том, как он будет в новую компьютерную игру играть, которую ему вчера на день рождения подарили. И так ему поиграть хочется — ну прямо сил нет!.. Вдруг в дверь позвонили: дзинь-дзинь-дзинь… Гошина мама пошла открывать, а потом заглянула к Гоше и говорит:

— Гошенька, к тебе какая-то девочка пришла.

«А-а, — думает Гоша, — это, наверное, Чижикова — узнать, что по русскому задано».

Но это была не Чижикова. В Гошину комнату вошла совсем незнакомая ему девочка с косой.

— Привет, Гоша, — говорит.

— Привет, — отвечает Гоша. — А ты кто?

— Я твоя Смерть, — говорит девочка. — Так что собирайся на тот свет. Твой час настал.

— Ха-ха-ха, — рассмеялся Гоша, думая, что это шутка. И тоже решил пошутить: — Смерть — она взрослая. А ты девчонка, малявка…

— К взрослым взрослая Смерть приходит, — спокойно отвечает девочка. — А к детям приходит детская Смерть. У Смерти, мальчик, много обличий…

Пригляделся Гоша к девочке и видит, что она и впрямь на Смерть похожа. Одета во всё чёрное, лицо бледное, а взгляд — потусторонний…

Тут уж Гоше стало не до смеха. Понял он, что за ним действительно Смерть пришла.

— Как же так?.. — лепечет бедный Гоша. — Мне ж всего одиннадцать лет вчера исполнилось…

— Это не важно, — отвечает Смерть. — Главное — не сколько человек прожил, а сколько ему осталось. А твоя жизнь уже кончилась.

Гоша стоит как потерянный, чуть не плачет. Оно и понятно, кому охота в одиннадцать лет на тот свет отправляться?

Девочка Смерть между тем продолжает:

— Но так как ты хорошо учился, помогал старшим, не обижал слабых, я…

— Отсрочку дашь?! — выпалил с надеждой Гоша.

— Не-е-ет, — усмехнулась Смерть, — отсрочек я не даю. А вот последнюю твою просьбу выполнить могу. Ты ведь, наверное, хочешь напоследок с лучшим другом поговорить или с родителями?..

«Что с ними говорить?» — с тоской думает Гоша. С лучшим другом Петькой он и так наговорился в школе, да и с родичами после школы разговаривал.

— Ну, — торопит Гошу Смерть, — какая твоя последняя просьба?

И Гоша сказал:

— Можно мне в компьютерную игру сыграть?

Смерть даже слегка удивилась.

— В компьютерную игру?

— Ага.

— Хорошо, играй, — разрешила Смерть.

Гоша тотчас врубил «компик», сунул в него новый диск и видит, что игра на двоих рассчитана.

— А давай вместе сыграем, — предлагает Гоша девочке Смерти. — Один против другого.

— Я же не умею, — отвечает Смерть.

— Чего здесь уметь-то? — Гоша показывает: — На эту кнопку нажмёшь — герои ходят, а на эту — герои стреляют.

— Ладно, — согласилась Смерть. — Сыграю с тобой разок.

И они начали играть.

Девочка Смерть оказалась азартным игроком. Так увлеклась — щёки разрумянились, глаза загорелись…


— У, блин! — с досадой говорит Смерть, проиграв Гоше. — Давай ещё раз.

Сыграли они по-новой, и опять Смерть проиграла.

— Ещё! — прямо-таки требует она.

А Гоше классная идея в голову пришла. И он этак вкрадчиво напоминает:

— Не пора ли нам на тот свет отправляться?

— Успеется, — машет рукой Смерть. — Давай играть!

А хитрый Гоша ей:

— Накинешь десять лет — тогда сыграю.

— Да накину, накину, — отвечает Смерть, вся в предвкушении игры.

Сели они снова за компьютер. И снова Гоша выиграл. Смерть вовсю разошлась:

— Давай ещё! — кричит.

Гоша — в ответ:

— А ещё десять лет накинешь?

— Накину.

И вновь они в компьютерную игру играют.

Короче, Гоша обыграл Смерть, как говорят футболисты — «всухую». Со счётом «десять — ноль». Вот и посчитайте, сколько Гоше теперь жить осталось, если он десять раз по десять лет выиграл. Целых сто лет!

И знаете, что ему Смерть на прощанье сказала?

— Когда я к тебе, Гошка, через сто лет приду, ты меня точно не обыграешь.

— Это мы ещё посмотрим, — ответил Гоша.

Мой папа — заядлый охотник. Вот однажды он мне и говорит:

— Завтра, сынок, пойдёшь со мной на охоту. Парень ты уже большой, пора тебе привыкать к убийствам.

На другой день взяли мы по охотничьему ружью и отправились в лес. Ходили-ходили, никакая дичь не попадается.

Совсем приуныли.

И вдруг что-то зашуршало за кустами. Подкрались мы тихонечко, смотрим, а это толстый дяденька на пенёчке сидит и газеты листает.

— Целься, сынок, — папа мне шепчет. — Только старайся в глаз попасть, чтоб газету не испортить.

Я прицелился: бах! бах!.. Промазал!

Дяденька вскочил с пенька, бросил газеты и — бежать! Папа ему вслед из своего ружья: бах! бах!.. Да куда там: дяденька так припустил — только пятки засверкали!

Взяли мы газеты и пошли дальше.

— Эх, ёлки-моталки, — вздыхает папа по дороге. — Такого жирного мужика упустили.

Опять ходили-ходили; опять ничего не попадается. Наконец, смотрим: старушка грибы в корзинку собирает.

— Ну, давай хоть бабку подстрелим, — говорит папа. — Не с пустыми же руками домой возвращаться.

Вскинул он ружьё и в старушку: бах! бах!.. Ну и я, конечно, тоже: бах! бах!..

Старушонка через голову перекувырнулась, в сторону прыгнула, и — только мы её и видели!

Вконец папа расстроился.

— Что за невезуха… — вздыхает.

Вдруг деревья поредели, и полянка впереди показалась. А на полянке девушка сидит. Голая.

Я тут же ружьё зарядил и прицелился.

— Погоди, сынок, — остановил меня папа. — Живьём возьмём.

Вышли мы на полянку и пошли к голой девушке. А девушка хоть бы что. Сидит себе, не шелохнётся.

Подходим ближе, а это — резиновая кукла!

— Мы попались! — закричал папа диким голосом. — Это приманка! Бежим, сынок!

Побросали мы ружья с газетами и бежать! А позади нас азартные выкрики других охотников слышны:

— На красные флажки их гоните! На красные флажки!

А папа мне орёт:

— Петляй, сынок, петляй!

Так и несёмся во весь дух, петляя, как зайцы. А нам вслед выстрелы раздаются: трах! бах! тарарах!.. И даже: тра-та-та-та-та… Видать, кто-то из пулемёта поливает!

Короче — попали в переделку. Домой только к вечеру приползли. Грязные, усталые, перепуганные.

— Ну что, горе-охотники, — смеётся мама, — сами чуть дичью не стали?

— Это потому, что у нас приманки не было, — оправдывается папа. — В следующий раз и ты с нами на охоту пойдёшь.

А вскоре у меня был день рождения. И папа подарил мне новенькое ружьё. С оптическим прицелом.

Так что теперь уж я не промахнусь!

Однажды мы сидели на кухне и ужинали. Вдруг заходит моя бабушка и говорит:

— Смотрите, что я нашла в старом альбоме.

И показывает военную фотографию дедушки. Дедушка в пилотке набекрень, усы лихо закручены, на шее автомат висит.

— Снесу её в фотоателье, — говорит бабушка. — Пусть большой портрет сделают. А я его потом на стенку повешу. Напротив кровати.

Прошла неделя. Наступила ночь.

Спим мы себе, и вдруг на всю квартиру:

ТРА-ТА-ТА-ТА-ТА!!!

Мы вскочили и помчались в бабушкину комнату. Прибегаем, а там бабушка лежит, вся изрешечённая пулями.

Приехала, конечно, милиция. Смотрели-смотрели. Кто стрелял?.. Откуда стреляли?..

Ни-че-го не понятно.

Начали мы было горевать по нашей любимой бабушке, а папа и говорит:

— Чё о ней горевать-то? Зато комната освободилась.

Ну, мы и перестали… Прошла ещё неделя. Приехала к нам тётя Груша из Житомира. Рояль купить. Мама ей постелила на бабушкиной кровати. Легли мы все спать.

Вдруг посреди ночи:

ТРА-ТА-ТА-ТА-ТА!!!

Вскочили мы и понеслись в бабушкину комнату. Прибегаем и видим: лежит тётя Груша, вся изрешечённая пулями.

Опять приехала милиция. Опять смотрели-смотрели. Опять ничего не поняли.

Начали мы было горевать о тёте Груше, а папа и говорит:

— Чё о ней горевать-то? Зато теперь у нас рояль есть.

Прошла ещё неделя. И вот как-то захожу я в бабушкину комнату, смотрю на дедушкин портрет и вижу: раньше автомат у дедушки на шее висел, а сейчас он его в руках держит.

Тут-то я всё и понял.

— Дедушка, — говорю, — так значит, это ты стрелял?!

— Тише, тише, внучок, — зашикал на меня дедушка. — Ишь какой сообразительный.

— Да уж, сообразительный, — вздохнул я. — В школе одни двойки получаю.

— Это дело поправимое, — отвечает дедушка. — Возьми мой портрет, снеси его в школу и повесь в кабинете литературы, заместо писателя Толстого.

На следующий день я так и сделал. Пришёл на полчаса раньше и заменил Толстого на дедушку.

А тут и урок. Заходит в класс преподаватель Сергей Иваныч и говорит:

— Ну-ка, Головастиков, расскажи про Грибоедова.

А Головастиков — это я.

— Грибоедов, — начал я рассказывать, — очень любил есть сырые грибы.

— Двойка, Головастиков! — говорит Сергей Иваныч.

Не успел он эти слова произнести, как раздалась автоматная очередь:

ТРА-ТА-ТА-ТА-ТА!!!

Сергей Иваныч так на пол и повалился, весь пулями изрешечённый.

Вот тебе и Грибоедов…

На другой день дедушка мне говорит:

— Теперь снеси мой портрет в кабинет истории и повесь заместо полководца Суворова.

Отнёс я дедушку в кабинет истории и повесил заместо Суворова.

Заходит Нонна Петровна. Наша историчка.

— Головастиков, — спрашивает с ходу. — Кто такой Наполеон?

— Наполеон, — отвечаю я, — это французский коньяк!

— Двойка! — возмущённо кричит Нонна Петровна.

Ну-ну, думаю, ставь двойку.

Только она журнал открыла… А тут:

ТРА-ТА-ТА-ТА-ТА!!!

И Нонны Петровны как не бывало.

Больше никто мне двоек не ставил. Я сделался круглым отличником и окончил школу с золотой медалью. Потом поступил в университет и окончил его с красным дипломом. Потом стал аспирантом, потом доцентом, потом профессором, потом академиком, потом президентом Академии наук…

И везде, где бы я ни находился, со мной был портрет любимого дедушки с автоматом в руках.

Жили-были две подружки. Анька и Танька. Больше всего на свете они любили смотреть ужастики про оживших мертвецов. И до того насмотрелись, что в один прекрасный день Танька и говорит:

— Анька, тебе не кажется, что наша училка по химии — оживший мертвец?

— Кажется, — отвечает Анька. — А как это проверить?

— Элементарно, — говорит Танька. — Надо ей кнопку на стул подложить. Если она живая, то подскочит. А если мёртвая — не подскочит. Мертвецы же уколов не чувствуют.

— Точно! — говорит Анька. — Давай ей кнопку подложим.

И перед уроком химии подружки положили на стул учительницы кнопку. Прозвенел звонок.

Дверь в класс отворилась, но вошла почему-то не химичка, а физичка. И говорит:

— Сегодня у вас вместо химии будет физика.

Потом берёт и садится на стул с кнопкой. Танька с Анькой дыхание затаили. Ну, сейчас училка завопит!

А физичка — хоть бы что.

Анька Таньке шепчет:

— Я всё поняла. Физичка — тоже оживший мертвец.

— Слушай, Анька, — осенило Таньку, — а что если все учителя нашей школы — это ожившие мертвецы?

— Давай проверим, — предложила Анька.

И подружки всем учителям стали подкладывать кнопки на стулья: математичке, русичке, географичке, ну, и так далее. А учителю физкультуры даже две кнопки подложили, но не на стул (у него не было стула), а в кроссовки. Одну кнопку — в одну кроссовку засунули, другую — в другую.

Физрук весь урок пробегал по физзалу и ничего не почувствовал. И остальные учителя тоже ничего не почувствовали.

— Я фигею, — говорит изумлённая Танька. — Прямо как в ужастике «Школа мертвецов» получается. Помнишь, там тоже все учителя живыми мертвецами оказались.

— Точно, — говорит Анька. — А после они ещё и всех учеников в живых мертвецов превратили.

И тут Таньку с Анькой посетила страшная догадка.

— Анька, а что если и мы… — начала Танька.

— …ожившие мертвецы, — закончила Анька.

Девчонки, не сговариваясь, сели на кнопки… и ничего не почувствовали.

— Ой, мамочка, — в страхе шепчет Танька.

— Ой, папочка, — в страхе шепчет Анька.

Потом пригляделись — а кнопки-то бракованные. О них уколоться невозможно.

— Ну мы с тобой и дуры! — захихикала Танька.

— Точно, дуры, — захихикала и Анька.

С тех пор Танька с Анькой перестали смотреть ужастики про мертвецов, а начали смотреть фантастику про инопланетян. И вот в один прекрасный день Танька и говорит:

— Анька, тебе не кажется, что наша училка по химии — инопланетянка?

— Кажется, — отвечает Анька. — Давай проверим?!

— Давай!

Жили-были мама, папа и девочка Маруся. И всё у них шло прекрасно. Папа бегал по магазинам, обеды готовил, стирал, шил… короче, хозяйством занимался. Мама в цирке работала акробатом-эксцентриком: она складывалась в несколько раз и забиралась в малю-у-усенький сундучок. Зрители ей за это аплодировали, а в кассе ей за это платили денежки.

Ну а девочка Маруся ходила в школу.

Так они и жили.

Но вот в один прекрасный день… мама исчезла.

Неделю мамы нет, две недели… месяц… Как сквозь землю провалилась.

Девочка Маруся уже и волноваться начала.

— Не волнуйся, доченька, — успокаивает её папа. — Найдётся мама.

А тут звонок в дверь: дзинь-дзинь. Заходит в квартиру модно одетая женщина.

— Вот и мама пришла! — улыбается папа.

— Папа, ты что?! — говорит Маруся. — Какая ж это мама?!

А папа рукой машет.

— Доченька, ну не всё ли тебе равно? Была одна мама, теперь другая. Все женщины одинаковы.

А незнакомка потрепала Марусю по щеке и сказала:

— Новая вещь, детка, она завсегда лучше старой.

Потом к маминому шкафу подошла и створки распахнула.

— Ух ты! — обрадовалась. — Одёжки сколько! Да вся моднявая!

Звали новую маму Дарья Петровна. Работала она продавщицей. Пивом торговала.

Ну что ж… стали опять они жить втроём. Папа, Маруся и Дарья Петровна.

Да только с того дня снится Марусе каждую ночь один и тот же сон. Словно бы хоронят её на кладбище. И она присутствует на собственных похоронах. Но её никто не видит, кроме Дарьи Петровны.

А Дарья Петровна с нехорошей такой усмешечкой говорит:

— Вот ты, Маруся, и померла наконец.

В одну из ночей проснулась Маруся от страха и видит, что не у себя в кроватке она лежит, а в тёмном лесу.

Да ещё и связанная по рукам и ногам.

Еле развязалась Маруся и побежала домой. Прибегает — а там свадьба. Папа на Дарье Петровне женится!

Вбежала Маруся в комнату.

— Папа! Папа! — кричит. — Дарья Петровна меня связала и в тёмном лесу бросила!

А папа молчит и как-то странно на Марусю смотрит. И все гости тоже умолкли и тоже странно смотрят.

— Доченька, — наконец говорит папа. — Откуда ты взялась? Мы ж тебя вчера похоронили. И поминочки справили.

— Как похоронили? — обалдела Маруся.

— Очень просто, — отвечают гости. — Ты умерла, мы тебя в гроб положили, снесли на кладбище и в землю зарыли.

— Да! Да! — выскочила из-за стола Дарья Петровна. — Умерла, умерла, детка! Так что нечего тута… У нас и справочка с печатью имеется о твоей смерти.

И машет у Маруси под носом справочкой с печатью.

— Но папа, папа! — чуть не плачет Маруся. — Вот же я, живая! Неужели ты мне не веришь?!

— фу-у, — папа пот со лба вытирает. — Ну я-то, доченька, положим, тебе верю. Но это же ничего не значит, раз справка с печатью имеется.

— Да что ты с нею разговариваешь?! — орёт Дарья Петровна. — Не видишь что ли, что она самозванка! Гони её в шею!

— Вот именно, в шею! — подхватили гости. — Умерла так умерла!..

Папа обнял Марусю за плечи и шепчет ей на ухо:

— Доченька, ты бы, и правда, ушла отсюда. Погулять. А я тебе рубль дам. На мороженое. А, дочурка?..

— Мороженое, папа, стоит дороже, — со вздохом отвечает Маруся.

— А ты купи половинку. А то у меня только рубль. Остальные деньги Дарья Петровна забрала.

А Дарья Петровна их разговор подслушивает.

— Обойдётся без мороженого, — злобно шипит. — Ишь, наглая какая. Целое мороженое ей подавай. Сразу видно — самозванка. Та-то девка поскромнее себя вела.

Заплакала Маруся и побрела куда глаза глядят.

Брела, брела и забрела в самый дальний угол двора. На помойку. Смотрит: а на помойке сундучок валяется, с каким мама в цирке выступала. Подобрала Маруся этот сундучок, открыла…

А там — мама!!! — сложенная в несколько раз!.. Да не мёртвая, а живая!

Нет слов, как Маруся обрадовалась. Ну а уж как мама обрадовалась, тем более слов нет.

— Мама! Мама! — прыгает Маруся от счастья. — Как ты здесь оказалась?

— Как, как, — отвечает мама, а сама разгибается, сгибается, плечами шевелит; тело своё затёкшее разминает. — Папаша твой с Дарьей Петровной обманом засунули. Покажи да покажи, просят, как ты в такой маленький сундучок забираешься. Я и показала. А они сундучок на крючок и на помойку…

— Ни фига себе, — ахнула Маруся.

Короче, пошли они в милицию и рассказали всё как есть.

— Ни фига себе, — ахнули в милиции.




И тут же арестовали папу и Дарью Петровну. Посадили их в вагон и отправили в Сибирь. Папу на 10 лет, а Дарью Петровну на 20, потому что женщины дольше живут.

Ну а мама вскоре привела Марусе нового папу. Дядю Юру. Он художником работал. Деньги рисовал.

И стали они с тех пор жить богато и весело.

Один мальчик, с довольно редкой фамилией — Вампиров, любил по утрам пить томатный сок. А умываться, наоборот, не любил. Поэтому губы у него всё время были в томатном соке.

И вот примерно с третьего класса начал Вампиров замечать, что учителя относятся к нему не так, как к другим ученикам. На других они и покрикивали, и двойки им ставили. А Вампирову — нет. Разговаривали с ним очень вежливо и ставили одни пятёрки, даже если он неправильно отвечал.

И одноклассники к Вампирову тоже не так относились, как друг к другу. Что у них Вампиров ни попросит — сразу же дают, без разговоров. Он только руку протянет: «Дай-ка». А ему тут же: «Бери».

И даже директор школы относился к Вампирову как-то по-особенному. При встрече с Вампировым в школьном коридоре всегда первым здоровался, заискивающе улыбался и интересовался: «Учителя к тебе не придираются?» — «Да нет», — отвечал изумлённый Вампиров. «Если что, сразу же сообщай мне, — говорил директор. — Я их быстренько приструню…»

Год проходит… второй… третий… Перешёл Вампиров в шестой класс. А тут его родители взяли да и поменяли фамилию Вампиров на фамилию Вампилов. Надоело им Вампировыми быть. Вампиров-младший к тому времени спортом занялся; бегал по утрам, а после пробежки пил томатный сок и принимал душ. Так что губы у него больше не были соком испачканы. И Вампиров, то есть уже Вампилов, начал замечать, что не всегда ему теперь учителя пятерки ставят, а бывает, что и тройку влепят, а то и двойку. И одноклассники Вампилову тоже не всё с готовностью дают. Да и директор школы первым здороваться перестал… «Что за чертовщина?» — удивляется Вампилов. Но долго удивляться ему не пришлось, потому что он с родителями переехал в другой район. И пошёл в другую школу.

Пришёл он первый раз в новый класс, а там шум с гамом стоит, и не только на переменках, но и на уроках. Оказывается, в этой школе шестой класс самый хулиганистый. Но вот прозвенел звонок на последний урок — и шестиклассников будто подменили. Все сидят смирненькие и со страхом на дверь смотрят.

— Чего это все замолчали? — спрашивает Вампилов у соседа по парте.

— Сейчас математика будет, — дрожащим голосом отвечает тот.

— Ну и что? — не понимает Вампилов.

— А то. Её Вурдалаков ведёт.

В эту минуту дверь отворилась, и в класс вошёл учитель Вурдалаков. Тишина наступила — прямо как на кладбище. Мёртвая.

Смотрит Вампилов на учителя математики и видит, что у того губы кровью испачканы.

— Здравствуйте, — говорит Вурдалаков, улыбаясь кровавыми губами.

Все вскочили, как один.

— Здрасьте, Игорь Петрович!

— Садитесь, — говорит Вурдалаков.

Все, как один, сели.

— Выучили математику?

— Выучили, Игорь Петрович! — хором докладывает 6 «А».

И вправду, кого Вурдалаков ни спросит, у того ответы прямо от зубов отскакивают.

— И почему на вас другие учителя жалуются? — недоумевает математик. — Такой замечательный класс… — Тут он увидел Вампилова. — Ты новенький? — спрашивает.

— Да.

— А как твоя фамилия?

— Вампиров… ой, то есть Вампилов.

— Иди к доске.

Вышел Вампилов к доске, пригляделся к Вурдалакову и видит, что губы у того вовсе не в крови, а в томатном соке. Да и как ему было этого не понять, если он сам столько лет по утрам томатный сок пьёт. Вампилов и говорит:

— Игорь Петрович, у вас губы ...

Класс прямо дыхание затаил после этих слов. Сидят ни живы ни мертвы от страха.

— Что — губы? — спрашивает Вурдалаков.

— …Томатным соком испачканы.

— Ой, извините, — смутился Вурдалаков и быстренько вытер губы носовым платком.

С тех пор учитель математики приходил в школу с чистыми губами… Короче, с ним приключилось то же, что и с Вампировым-Вампиловым. Вурдалаков с детства любил по утрам пить томатный сок, а умываться не любил. И представьте себе, за тридцать лет жизни Вурдалакову НИ РАЗУ не сказали, что у него губы томатным соком испачканы. Потому что боялись. Думали — это не сок, а кровь, и что Вурдалаков — вурдалак… Но все недоразумения наконец-то разъяснились. А вскоре математик женился на учительнице пения и взял её девичью фамилию. Стал не Вурдалаковым, а Солнышкиным.

Одно только было плохо — 6 «А» совсем от рук отбился. Никого не слушался. До тех пор, пока в школе не появился новый учитель физкультуры по фамилии Людоедов. У него были большие и острые зубы… Но об этом в другой раз.

Сломалась как-то у Лёши кровать. И он вместе с родителями пошёл в мебельный магазин покупать новую. А продавщица и говорит: «Кровати все кончились. Если хотите, берите диван». Осмотрели родители и Лёша диван — вроде ничего, удобный. И расцветка красивая — бледно-розовая.

Купили и привезли домой.

Лёг Лёша спать. Утром проснулся — всё тело какое-то вялое. И голова кружится. Диван между тем уже не бледнорозовый, а тёмно-розовый. На следующее утро Лёша вообще еле-еле с дивана поднялся. А диван из розового стал красным.

— Что-то тут не так, — говорит Лёшин папа. — Давай-ка, сынок, я на диване посплю.

Утром у папы появились те же симптомы, что и у Лёши — слабость во всём теле и головокружение. А диван уже не красный, а пунцовый.

— Ничего не понимаю, — пожимает плечами Лёшин папа.

— Теперь я на нём попробую поспать, — решила Лёшина мама.

Попробовала — и чуть концы не отдала, как выражаются на флоте. А диван уже не пунцовый, а багряный.

— Надо нам всем идти к врачу, — принял решение Лёшин папа.

Пришли они к врачу по фамилии Микстуров и всё ему рассказали.

— Так-так, — сказал врач Микстуров. — Значит, вначале диванчик розовый был?

— Ага, — подтверждает Лёша, — а потом стал красным.

— А затем пунцовым, — добавляет Лёшин папа.

— А сейчас он багряный, — прибавляет Лёшина мама.

— Всё ясно, — качает головой врач, — это диван-вампир. Он из вас кровь высасывает.

— Да какой ещё диван-вампир? — морщится Лёшин папа. — Бросьте вы, доктор, сказки рассказывать.

Но Микстуров не бросил. Наоборот, взял скальпель и говорит:

— Пойдёмте. Я вам докажу, что это не сказки.

Пришли они к Лёше домой. И как раз вовремя. На диване лежит Лёшина бабушка и стонет:

— Ой-ой-ой, помогите. Я легла, а теперь нет силушки подняться.

Помогли бабуле подняться, смотрят — диван уже не багряный, а — кровавый.

Врач Микстуров взмахнул скальпелем и — вжик! — по обшивке. И ещё раз — вжик!.. Из дивана ка-а-ак хлынет кровища!

— Ну, что я вам говорил? — победно усмехается Микстуров. — Типичный диван-вампир.

— Чего же нам теперь с ним делать? — растерялись Лёшины папа с мамой.

— Надо его обратно в магазин сдать, — предложила Лёшина бабушка. — Пока гарантийный срок не кончился.

— А продайте-ка вы его мне, — говорит врач. — Я его буду вместо пиявок использовать. У многих же, в отличие от вас, крови слишком много, и лишнюю кровь из них пиявки высасывают. Это называется «пиявкотерапия». Пусть-ка пиявочки отдохнут, а диванчик поработает.

Лёшины родители так и сделали: продали диван-вампир врачу Микстурову. А Лёше купили зелёную кровать с чёрной простынёй. И вот, в первую же ночь… Впрочем, это уже совсем другая история.

Однажды я пришёл из школы домой раньше времени. Смотрю — а моя мама стоит у зеркала и снимает платье. Вместе со своей кожей… Сняла, бросила на пол и оказалась беленьким пушистеньким существом с зелёными глазами.

Но не кошкой. Не подумайте, что моя мама была похожа на кошку. Нет, нет и нет!.. Она была гораздо пушистее и симпатичнее.

— Мама, — ахнул я от удивления, — ты что — инопланетянка?!

— Да, милый, — отвечает мама. — Инопланетянка. Я прилетела из созвездия Лебедя, с планеты Майр.

Тут пришёл с работы папа. Он работал директором кинотеатра.

— Папа! Папа! — восторженно завопил я. — Представляешь, наша мама — инопланетянка! Она прилетела к нам из созвездия Лебедя, с планеты Майр. Классно, да?!

Но папу это известие не обрадовало.

— Алла, — строго обратился он к маме, — это правда?

— Да, — тихо ответила мама.

— И давно ты… инопланетянка?

— С самого рождения, — говорит мама.

— М-да. — Папа забарабанил пальцами по столу. — Я директор центрального кинотеатра. А моя жена — какой-то пришелец. Почему ты мне сразу об этом не сообщила? Я бы тогда женился на твоей подруге Вике.

— Вика тоже инопланетянка, — сказала мама.

— Ну и дела, — сердито произнёс папа.

— Мама, — спросил я у своей мамы-инопланетянки. — А я — инопланетянин?

— Ну конечно, милый, — промурлыкала мама и, взяв меня кончиками своих щупалец, легонько тряхнула.

Я — бряк! — и упал на пол. Но тут же вскочил и подбежал к зеркалу. Из зеркала на меня смотрел беленький пушистенький инопланетянин с зелёными глазами.

— Этого ещё мне не хватало, — совсем расстроился папа. — Выходит, мой ребёнок — пришелец. А я-то думал, он вырастет и пойдёт по моим стопам. Станет директором кинотеатра.

Тут дверь отворилась, и в комнату вошла моя бабушка. Папина мама.

— Приветик! — поздоровалась она. — А вот и я!

— Мамуля, — сказал ей папа. — Полюбуйся, пожалуйста. Это — моя жена, а это — твой внук.

— Ой, какая прелесть, — погладила бабушка нас по шёрстке. — Пушистенькие. Г лазки зелёные.

— Не понимаю, чему ты радуешься? — пожал плечами папа.

— Сейчас поймёшь, — хихикнула бабушка. — Фокус-покус! Алле-гоп!.. — И бабушка — моя старенькая бабушка! — сделала в воздухе тройное сальто, словно акробат в цирке.

И оказалась… инопланетянкой.

Правда, не из нашего с мамой созвездия. Потому что была с чёрной шёрсткой и голубыми глазами.

— Ой! — ойкнул папа от неожиданности. — Мамуля, ты что — тоже пришелец?!

— Ну да, — отвечает бабушка. — Я прилетела на Землю из созвездия Льва. Р-р-р… — шутливо зарычала она на папу.

— Ура-а! — закричали мы с мамой. — Нашего полку прибыло!

— Ну, мать, ты даёшь! — вконец расстроился папа. — Уж от тебя-то я этого никак не ожидал!

— Сынуля, — хитро прищурилась бабушка, — а как ты думаешь: если я — инопланетянка, твоя жена — инопланетянка, твой сын — инопланетянин, то ты, по-твоему, кто?

— Я — директор кинотеатра! — гордо заявил папа. — А мой отец, твой муж, был пожарником.

— Придётся рассказать тебе правду, — сказала бабушка. — Твой отец, а мой муж, был вовсе не пожарником, а таинственным пришельцем из созвездия Гончих Псов.

Папа так и раскрыл рот от изумления. А изо рта у него — пш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш… — воздух стал выходить; а сам папа начал сморщиваться, опадать… и через минуту из-под его человеческой шкурки появилось симпатичное существо с квадратной головой и светящимися оранжевыми глазами.

— Ура-а! — закричал мы все. — Наш папа — инопланетянин!

— Ну и что? — смущённо сказал папа, посмотрев на себя в зеркало. — Лично я в этом ничего удивительного не вижу.

А затем мы опять надели человеческие шкурки. Потому что мы были на Земле — а здесь принято ходить именно так, а не иначе. Мама снова стала — мамой; бабушка — бабушкой; папа — папой; а я — самим собой.

Папа поправил нос (он у него к уху съехал) и важно объявил:

— Сегодня в центральном кинотеатре, где я, между прочим, директор, начинается показ фантастического боевика «Мы все — инопланетяне»… — И вдруг, отбросив всю свою важность, папа ка-ак подпрыгнет до потолка да ка-ак крикнет: — Айда в кино!

— Айда-а! — закричали мы в ответ.