КулЛиб электронная библиотека 

Совсем другая сторона [Мария Семеновна Галина] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Мария Галина
Совсем другая сторона

1.

Я попала в комендантский час. Вообще-то, ничего страшного в комендантском часе нет, ну, задержат до утра; но в последнее время в очередях ползли разговоры о том, что озлобленные солдатики измываются повсячески — это само по себе уже неприятно, да еще у меня при себе был радиоприемник. Я, собственно и задержалась потому, что за ним ездила. Мой приемник — я просто одолжила его на время приятелям, а теперь, наконец, решила забрать домой, но автобус не подошел вовремя (они и в спокойные былые дни ходили по вечерам черт знает как), а в метро поезд на полчаса застрял в тоннеле потому что на станции в очередной раз что-то стряслось, и, когда я выбралась, наконец, наружу, было уже здорово поздно. Первое, что они сделали, когда началась эта заварушка — обошли все дома и отобрали приемники — у тех, кто не успел их попрятать. По телевизору уже пару месяцев работала только одна программа — сплошное вранье, естественно а газеты не выходили. Одни дурацкие бюллетени. Конечно, с приемниками у них ничего не получилось — всегда кто-то что-то нарушает, или потому, что действительно не может жить без информации, или потому, что испытывает естественное желание насолить властям. Так что мой приемник потихоньку переходил из рук в руки, а когда мне стало совсем уж тошно, я попросила его обратно, и мне его вернули без разговоров. Теперь оставалось только дотащить его домой, но после трех часов пути по разоренному темному городу я вконец измучилась. Не знаю, что там у них еще стряслось, но везде — в метро, на улицах сегодня было полно солдат. Если у патрульных хватит ума заглянуть в сумку, мне будут грозить неприятности гораздо большие, чем просто ночь в комендатуре, а выкинуть его мне было жалко, хоть это и было, наверное, самое разумное.

Вообще, события в последнее время катились под гору с ужасающей скоростью. Это было уже после введения военно-полевых судов, после того, как новые власти расстреляли группу университетских профессоров, среди которых были близкие мне люди, в самом разгаре Второго европейского кризиса — а ведь мы уже пережили первый. Так что, в наступивших сумерках я бегала от стены к стене как участник сопротивления в дурацких фильмах — окна были темными, ветер гнал опавшие листья по совершенно пустой улице. Впереди лежал пустырь — я так рассчитала, что, как только дойду до него, найду какую-нибудь укромную ямку и опущу туда приемник — там было много укромных ямок, потому что рядом лежал в руинах палеонтологический музей. Я уже различала черные груды блоков и арматуры на фоне черного неба и как раз собиралась свернуть туда неторопливой походкой, потому что там и ногу сломать недолго, когда из-за угла вышел отряд штурмовиков.

Они шли мерным шагом черные, страшные, только лица казались белыми в свете походных фонарей, которые качались в такт шагам. Они шли почти бесшумно, но я, конечно, могла бы их услышать, не будь так занята мыслями о том, в какую бы чертову дыру спустить приемник. их черные перетянутые пальто блестели в осенней мороси, блики метались по туго затянутым ремням, по кобурам, по черным сапогам, по черной земле, по желтым листьям под ногами…

Нервы у меня не выдержали — я развернулась и кинулась к руинам, так и не выпустив из рук сумку с проклятым приемником. Я слышала, как они орали стой! и свистели у меня за спиной. Потом услышала выстрелы. Они палили мне вслед, но я уже была за развалинами — я хорошо знала этот пустырь, потому что жила неподалеку. Теперь, припоминая всю эту историю, можно точно сказать — я ни на минуту не сомневалась, что они меня убьют. Я металась по темному пустырю, где из земли торчала какая-то арматура, а над головой рядами пролегали ржавые трубы, зависшие на бетонных подпорках, в полной уверенности, что больше мне не жить на этом свете. Так оно и вышло.

Не знаю, что было бы, если бы я набралась храбрости и просто спокойно, неторопливым шагом пошла бы им навстречу — тогда, с самого начала. Может, мне удалось бы спокойно разминуться с ними. Может, они бы меня и не тронули. У них дела поважнее, чем отлавливать не соблюдающих комендантский час граждан. А может, все было бы еще хуже…что теперь об этом думать…

Оставалась еще надежда, что им надоест обшаривать развалины, но они были в настроении и им хотелось пострелять. Им всегда хотелось пострелять, вот в чем беда… Я нырнула под ржавые трубы, зацепилась за что-то и порвала пальто. Уже когда я вылезла из-под них, я сообразила, что в руках у меня нет никакого приемника. Где я его бросила, понятия не имею.

Они кричали и свистели где-то совсем поблизости. Я укрылась за бетонными блоками, в зарослях какого-то кустарника — тут было мокро и грязно, а воняло так, что передать трудно.

Я умру в грязи и вони.

И тут я увидела еще одну трубу.

Очень хорошая труба — достаточно большая и темная, да еще, к тому же, она где-то изгибалась.

Я нырнула в нее, как Алиса в кроличью нору.

При этом уже ничего не соображала — мной двигал один лишь слепой страх, все, что я до сих пор хоть как-то уважала в себе — все, что осталось от той, прежней жизни, слабый налет культуры и цивилизации — что-то там в этом роде — все исчезло, осталась одна лишь животная оболочка, порядком уже растерзанная. И эта оболочка хотела жить.

Я забивалась все дальше и дальше в эту трубу, на четвереньках, уже не соображая, куда и зачем я лезу. Через какое-то время я обнаружила, что руками и коленями упираюсь в какую-то решетку. Я чуть-чуть отползла назад, просунула пальцы сквозь ржавые ячеи и попробовала приподнять ее. Она, к моему удивлению, действительно приподнялась, открыв щель, куда вполне можно было протиснуться. Я и влезла туда. Теперь мне было немного спокойней, если не считать того, что меня заживо могли съесть крысы. И штурмовики потом найдут мой обглоданный скелет. Я еще какое-то время просидела на корточках, всерьез обдумывая, что они будут делать с этим скелетом, потом почувствовала, что сидеть в такой позе больше не могу — затекают ноги. Вернее, уже затекли — я перестала их чувствовать. Тогда я все также на карачках, согнувшись в три погибели, проползла вперед и почувствовала, как пол подо мной уходит вниз. Мне стало страшно, я развернулась, попыталась дотянуться до отверстия, через которое и влезла сюда, но ноги уже ехали куда-то и я вместе с ними.

Я оказалась не знаю где.

Кругом стояла сплошная тьма, но потом — вот бред собачий — я увидела одну-единственную тусклую лампочку. Она освещала металлические своды, перекрытия, вентиляционные решетки… Дальше, за ней, опять лежала тьма.

Подземный город.

Я слышала много чего разного о подземном городе. Что там бомбоубежища. Что там жилые помещения для высшего военного состава.

Продуктовые склады. Подземные заводы.

Видимо, это был какой-то другой подземный город. Ничего кроме бетонного пола, стальных перекрытий, и, в освещенном единственной лампочкой коридоре, я увидела металлические блестящие полосы. Здесь обрывались рельсы. Шли они, получается, в никуда, то есть, сюда, но ведь должны же были они где-то начинаться? Я решила, что пойду по рельсам — по крайней мере, если я буду держаться их, то, скорее всего, не упаду в какой-нибудь подземный колодец, потому что над подземными колодцами рельсы, как правило, не прокладывают. Так что я двинулась вперед, время от времени нащупывая ногой металлическую полосу, чтобы убедиться, что она никуда не делась. Шла я так час или полтора, пока, пнув в очередной раз в сторону рельсов носком крепкого довоенного ботинка, не обнаружила, что они кончились.

Тогда я села на землю и заплакала.

Я плакала над собой (если честно), над тем, что я понятия не имею, что делать дальше, но и над всей далекой, призрачной довоенной жизнью, где были родные и друзья, а голода и страха не было. Я плакала потому, что изношенный, отравленный страхом мозг отказывался соображать что-либо. И даже потому, что больше никогда не услышу лекций в университете. Я оплакивала весь прежний, уничтоженный, невозвратимый мир, сама того не понимая.

Так я проревела какое-то время, а когда вытерла глаза (не потому, что отчаянье прошло, а потому, что от ужаса меня охватил какой-то безнадежный ступор), то увидела, что откуда-то сбоку, на пыльный пол, на все эти балки и перекрытия, легла полоса света.

Дневной свет, или, во всяком случае, утренний — ночь закончилась.

Я поглядела на часы — хорошие офицерские часы со светящимися стрелками — мне подарила их приятельница, которая работала на вещевом складе — отличная должность в наше тяжелое время. Я была здорово не в себе, но у меня хватило остатков ума, чтобы сообразить, что со временем творится что-то неладное — они показывали три часа чего-то, эти часы. Либо я провела в проклятом подземелье гораздо больше времени, чем думала, потому что провалялась где-нибудь на бетонном полу без сознания, либо…

Это был не дневной свет?

Да нет, дневной, он просто лился из какой-то трещины в стене — она, трещина эта была достаточно далеко от меня, но я уже различала пролом и сухую траву в проломе, и россыпь камней. Я перестала заниматься анализом своего плачевного состояния и, всхлипывая и вытирая нос рукавом пальто (платок я потеряла чуть позже, чем приемник, но чуть раньше, чем остатки соображения), двинулась по направлению к источнику света. К моему удивлению, тут было просторно — мне даже не пришлось пригибаться. Правда, когда я дошла до пролома с острыми каменными краями — просто камень, не бетонные плиты, — то мне пришлось протискиваться в него боком — такой он оказался узкий. Я никогда не отличалась излишним весом, а в это смутное время и вовсе отощала, так что в результате я протиснулась наружу, по дороге выскочив из пальто. Потом я вытянула пальто за рукав — прежде, чем выяснилось, что оно мне не так уж и нужно.

Я стояла у невысокой скальной гряды — вокруг валялись камни, целые россыпи камней, серые скалы все в трещинах, так что, если бы я не стояла у этой, своей, то быстро бы ее потеряла. У подножия скал росли какие-то папоротники, потом земля начинала понижаться, постепенно переходя в поросший лесом склон. верхушки деревьев качались внизу — мне приходилось наклоняться, чтобы поглядеть на них.

Уже ничего не соображая, я полезла по скале наверх. Это было нетрудно — вся скала представляла собой невысокую каменную насыпь наверху обрыва.

Потому что внизу был обрыв.

Подо мной качалось сплошное зеленое море — до самого горизонта под низким серым небом были одни лишь деревья — ни домов, ни просеки, ни реки — ничего. Одни лишь верхушки деревьев, а дальше, там, где почва полого поднималась, выравниваясь после чудовищного провала — темные стволы, прямые, странные и опять — верхушки деревьев, все дальше, дальше…

Я обернулась и слезла с горки. Здесь было все то же самое, но, по крайней мере, я могла рассматривать это то же самое, не испытывая приступов головокружения.

До сих пор я так и не соображала, что со мной произошло.

Нет, я хочу сказать, что я прекрасно понимала, что творится что-то неладное, но, судя по моему поведению в тоннеле, свихнулась я уже довольно давно, и, что еще хуже, умудрилась почти примириться со своим безумием. Так что, если я, по случайности, вылезла куда-то не туда, то это, каким-то образом, укладывалось в закономерность общего (черт знает что вокруг творилось уже столько времени, что все успели даже привыкнуть к этому), и моего собственного личного сумасшествия.

Поэтому, я почти спокойно спустилась со скальной гряды к лесу (я по-прежнему волочила пальто за рукав и заметила это лишь тогда, когда оно зацепилось за корягу) и только тут поняла, что с лесом что-то не так. Нет, я хочу сказать, что это действительно был лес, все деревья на ощупь теплые и абсолютно вещественные, но вот что за деревья! Хвощи и плауны, ей-Богу! Больше мне ничего путного в голову не приходило, пока я глядела на эти чешуйчатые, раздутые в коленях стволы. Ну кто видел лес, состоящий из хвощей и плаунов, если этот кто-то в здравом уме?

Кстати, тут было довольно тепло. Не жарко, как положено быть во всяком почтенном лесу каменноугольного периода, а просто тепло.

Я перекинула пальто через руку только потому, что когда-то это было хорошее, черное пальто и мне было жалко с ним расставаться.

Не могу сказать, что мне очень понравилось все это зрелище.

Я давно уже перестала зачитываться всякими книжками о приключениях и путешествиях, потому что поняла, что на красоты природы лучше всего любоваться, сидя в автомобиле, или вообще, глядя в окно из теплого дома. А тут совершенно типичный девственный лес, где не ступала нога человека.

Здесь было душно и тихо.

Пышные кусты папоротника доставали мне до пояса, со стволов свисали перепутанные бороды лишайника; когда глаза у меня притерпелись к этому зеленому великолепию, я поняла, что лес-то смешанный: я имею в виду, что тут явно росли и какие-то хвойные породы, а в подлеске было полно травы.

Опять же, очень тихо.

Я наклонилась и сорвала лист папоротника, просто для того, чтобы почувствовать под пальцами что-то материальное. Обычный папоротник, спорофит, если хотите, потому что вся нижняя поверхность листа была усыпана темными шершавыми точками. Некоторое время я была всерьез занята тем, что пыталась отскрести эти споры ногтем. Потом до меня дошло, что занятие несколько дурацкое, и я стала раздумывать над тем, что мне делать дальше.

Видимо, нужно было куда-то идти.

За последнюю пару-другую часов я уже успела несколько раз распроститься с жизнью, поэтому на то, чтобы беспокоиться по поводу направления и выбора маршрута, у меня больше не осталось сил. Я просто прикинула, что если уж за спиной у меня такой здоровый обрыв, то лезть в него не имеет никакого смысла. Значит, нужно идти вперед (или направо, или налево, что, в общем-то, одно и то же). Поэтому я двинулась вперед, не выпуская из рук пальто — оно приобрело какое-то сверхценное значение. Идти было трудно — все перепутано, все цепляется друг за друга в буйстве своей растительной жизни, приходилось раздирать эту зеленую, тугую сетку, потому что обойти ее было невозможно. Так что, продвигаясь, я наделала достаточно шума — настолько, что, когда я заметила, что я тут не одна, было уже поздно.

Оно уставилось на меня.

Оно было мохнатое и рыжее, руки у него свешивались чуть не до земли и оно там было не одно — в зарослях, за папоротниками, мелькало еще что-то, точно такое же рыжее и мохнатое.

Это было уже слишком.

Я развернулась и со всех ног бросилась бежать обратно, к скалам. Я проламывалась сквозь проклятые папоротники и один раз растянулась на земле, потому что нога у меня попала куда-то не туда. Я ждала, что в плечо мне вот-вот вцепятся волосатые лапы и при этом боялась обернуться. Я мчалась так, что стволы проносившихся мимо деревьев слились в сплошное однородное месиво. Наконец, я добежала до спасительной гряды и уже разогналась, чтобы ввинтиться в свою щель.

И тут обнаружила, что забыла, в какую.

Вся чертова скала была в трещинах — и по левую руку, и по правую. Потеряв голову, я носилась по каменной осыпи, не соображая, что за мной, собственно, никто не гонится.

И тут я услышала насмешливый голос:

— Ну что ты мечешься?

Я остановилась, будто меня прихлопнули ладонью. Потом осторожно обернулась. Самый обычный человек. В штормовке, в сапогах, и ружье за спиной. Его рюкзак валялся рядом на камне.

Все это было уж как-то совсем запредельно, точно в дурном сне. Но поскольку сон вообще не предполагает никакой логики, то именно это ощущение меня несколько успокоило. Я лишь перевела дух и сказала:

— Там кто-то есть.

— Дуреха, это же сульпы, — сказал он, — У них должна быть моя лошадь.

— Это… то, что там — это сульпы?

— А у тебя есть еще какие-то идеи по этому поводу?

Только тут я заметила, что говорит он с едва уловимым акцентом. никаких особых идей у меня не имелось, поэтому я промолчала.

— Так что ты тут делаешь? — опять спросил он.

— Как мне отсюда выбраться?

— Выбраться? Куда?

Действительно, куда…

— Ты ведь с той стороны, верно? — сказал он. — Я только что оттуда. Тебе что, очень туда нужно? Там, по-моему, неладно.

— Сама знаю сказала я угрюмо. — А куда мне еще деваться?

— Ты можешь, например, пойти со мной, — сказал он. — Что ты носишься у этой норы? Ты в ней что-то забыла?

Я почувствовала себя полной идиоткой, а выглядела, наверняка, еще большей, чем себя чувствовала.

— Ничего я не забыла… Я просто не понимаю… где я оказалась.

— На другой стороне сказал он — Ты, видимо, случайно нашла Путь.

— Ты хочешь сказать, что меня уже убили?

Я готова была принять любую версию.

— Ты что, с ума сошла? — искренне удивился он. — с чего вдруг тебя убили? Ты прошла путь, вот и все. Я уже лет пятнадцать хожу туда и обратно. хотя, похоже, придется это прекращать. Там становится очень опасно.

— Туда и обратно…зачем?

— Я переношу сюда кое-какие вещи, — сказал он — Собственно…это то, чем я в основном занимаюсь. Вставай, пошли.

Тут только я обнаружила, что все это время просидела на острых камнях. Видимо, в какой-то момент у меня подкосились ноги.

Я встала и потащилась за ним.

— Меня зовут Хаарт, — сказал он не оборачиваясь. — Я довольно долго жил на той стороне…так что, могу с тобой объясняться, как видишь. Теперь-то там стало опасно. Они на каждом шагу спрашивают документы. А мои — такая явная подделка…

Я покорно выслушивала весь этот бред, попутно размышляя, не дернуть ли мне в кусты. Потом решила подождать немного, посмотреть, что будет дальше.

Тут он обернулся и поглядел на меня.

— Я оставил у сульпов свою лошадь, — сказал он, — ты можешь посидеть тут, подождать. похоже, ты их боишься.

Я не собиралась из вежливости утверждать обратное — просто постелила на землю свое многострадальное пальто и плюхнулась на него.

Он скрылся за деревьями. Не было его минут сорок и я уже было начала думать, что он мне привиделся. Потом он вернулся. Он ехал на невысокой гнедой кобыле и вел в поводу вторую лошадь — эта была чалая и уж совсем низкорослая.

— Я одолжил ее у сульпов, — объяснил он. — Они все равно какое-то время дальше не двинутся. Они иногда кочуют с места на место, понимаешь, а сейчас только осели здесь. Ты верхом ездить умеешь?

Его лошадь была поседлана. Моя — нет.

Я была не в том состоянии, чтобы торговаться по этому поводу и только попросила его, чтобы он меня подсадил. Он без слов забросил меня на лошадь, я разобрала поводья, вцепилась в гриву и потрусила за ним.

Он ехал быстрой рысью, да еще без конца крутил лошадь, огибая стволы деревьев. У меня не было сил следить за дорогой — все внимание уходило на то, чтобы удержать равновесие. Проклятая кобыла оказалась толстой, как бочка — уж не знаю, было бы мне удобней, если бы она была костлявой.

Через полчаса я взмолилась:

— Имейте совесть!

Он сказал:

— А я думал, ты раньше не выдержишь. Ладно, меняемся.

На его лошади сидеть было гораздо удобней — я сразу подогнала стремена по себе, пропустила его вперед и мы поехали быстрой рысью. Теперь у меня появилась возможность наблюдать за дорогой — да только, никакой дороги не было. Впереди была сплошная зелень, вверху — тоже, под копытами лошадей — тоже. Лес и лес. Куда мы едем?

В какую сторону?

Через какое-то время он перевел лошадь в шаг.

Я набралась храбрости и спросила:

— Хаарт! Куда мы едем?

— А куда ты хочешь? — раздраженно отозвался он.

Мне, видимо, следовало вести себя повежливей, но полная нереальность происходящего позволяла, как мне казалось, не слишком следить за собой. Какого черта я должна быть вежливой со своими галлюцинациями?

— Да никуда я не хочу! — в сердцах сказала я, — я вообще не понимаю, как я здесь оказалась. И что вокруг происходит. Что вы мне тут голову морочите, ей-Богу!

Он уже овладел собой.

— Послушай, — терпеливо сказал он, — я не знаю, зачем ты лазила по этому подземелью, но я так понимаю, что ты от кого-то пряталась. Не от хорошей жизни ведь ты туда полезла. Вернуться ты не захотела — мы едем ко мне домой — нужно же тебе куда-то деваться.

— Вам легко так говорить, потому что я тут беспомощна и не могу за себя постоять…

— Постоять? Да ты ж сидишь! Вы там, на той стороне, все с придурью.

Разговор принял какое-то безнадежное направление и я заткнулась.

Какое-то время мы молча ехали шагом, потом он опять подобрал поводья.

Стволы — раздутые, чешуйчатые, коленчатые вновь замелькали мимо.

Он, не оборачиваясь, крикнул:

— Нам придется заночевать в лесу. Засветло мы из него не выберемся.

Почему-то, услышав это, я успокоилась. Может, именно потому, что ночевать в лесу мне пришлось бы в любом случае. Но сидеть одной, без огня, пялясь в темноту, в любую минуту ожидая увидеть приземистую тень с горящими глазами…нет уж, увольте!

Выяснив, что будет дальше, я впала в состояние довольно неустойчивого душевного равновесия. Я, вообще-то не отношусь к тем людям, которые с легкостью приспосабливаются к меняющейся ситуации, поворачивают ее себе на пользу и, вообще, плавают в полном всяких неприятных неожиданностей мире, точно рыбы в воде. Мне всегда нужно знать, что случиться через час — лучше бы, правда, ничего не случалось. Никогда не понимала, какой кайф в дамских романах, в которых бедную женщину судьба швыряет как щепку по воле волн, пока она не найдет тихую пристань в объятиях своего героя — когда она могла найти эту тихую пристань еще на первых страницах романа, выйдя замуж за какого-нибудь герцога, который ей уже делал предложение, но, видите ли, с первого взгляда не понравился. В результате она в обоих случаях будет стирать пеленки и швырять в мужа сковороду — но предварительно, почему-то, предпочитает как следует потрепать нервы себе и окружающим. Я люблю спокойную, размеренную жизнь — кто ее, кстати, вообще видел?

За всеми этими бесплодными размышлениями я не заметила, как стемнело — в лесу и днем было темновато, а потом тьма неожиданно сгустилась и я перестала различать стволы деревьев. Я ехала, отдав повод и предоставив лошади самой выбирать дорогу, а она, видимо, полностью полагалась на едущую впереди парочку. Головную лошадь я видела — она была светлой масти и мелькала впереди смутным пятном.

Вскоре после наступления темноты, Хаарт перевел лошадь в шаг, мы прошагали еще минут десять, и, наконец, остановились в каком-то месте, которое, по-моему, ничем не отличалось от остальных. Мне ничего не оставалось, как слезть тоже. Он молча смотрел, как я расстегиваю подпруги, кладу перевернутое седло на землю и протираю спину лошади пучком травы.

Потом он сказал:

— Странно, что ты хoть как-то ездишь верхом.

— Мой отец был палеонтологом. Я ездила с ним в экспедиции.

Он даже не спросил, что такое палеонтолог, а, может, знал. Забрал у меня повод и увел лошадей куда-то за поваленное дерево.

Потом вернулся и стал разводить костер. Делал он все привычно, умело, но за все это время не произнес ни слова. Я особенно не усердствовала — просто сидела и смотрела на огонь. Когда в котелке закипело то, что там кипело, он протянул мне жестяную кружку. Это был какой-то отвар из трав, по вкусу дрянь порядочная, но, по крайней мере, горячий.

— Есть хочешь? — спросил он.

— Ага, — удивленно откликнулась я.

Он порылся в своем рюкзаке и протянул мне подозрительного вида хлеб, уже довольно черствый, и кусок такого же черствого сыра. Я подмела все это за пару секунд — я и не думала, что так оголодала.

Он спокойно наблюдал за мной.

— Тебе действительно нужно туда возвращаться? — наконец, спросил он.

Я как следует подумала.

— Зачем? Я хочу сказать… что я там оставила?

Я оставила там холод и мрак, и звуки выстрелов на ночных улицах, и друзей, которых уже не было. Та жизнь закончилась, когда за мной гнались штурмовики — с таким же успехом они могли меня убить.

В тяжелых временах нет ничего хорошего — они ломают вашу жизнь равнодушно, не спрашивая — все, на что вы надеялись, все, о чем мечтали… Но, когда они наступают, гораздо легче отличить важное от неважного. Все, что, казалось, определяло, все, что наполняло существование смыслом во дни благополучия — карьера, достаток, престиж… кто теперь об этом думает? Только о том, без чего человек действительно не выживет — не может выжить — безопасность, еда, сон… безопасность.

— По крайней мере, тут спокойно, — сказал он. — Там, у вас, сейчас не слишком уютно. Я еле выбрался.

— Ты хочешь сказать, что в том, что ты ходишь туда и обратно… нет ничего особенного?

Он пожал плечами.

— Если можешь добраться куда тебе нужно, это не так уж и сложно. Я знаю несколько человек отсюда, которые болтались там довольно долго. И — наоборот.

— И никто об этом не знает? Там, у нас, я хочу сказать… Я ни о чем подобном не слышала.

— Предположим, ты выбралась бы обратно, — сказал он. — Ты стала бы об этом говорить?

— Да нет, я же не совсем безумная. Какой смысл рассказывать — мне бы просто никто не поверил. Но это все как-то…непонятно.

Он кивнул.

— Я и сам не знаю, как это происходит. Всю механику, я хочу сказать. Но если прикинуть…это — единственный проход, о котором мне известно. Но, наверняка, должны быть еще… в других местах.

Костер трещал, отбрасывая на мокрые стволы черные и красные тени. Я сидела, завернувшись в пальто — не потому, что здесь было холодно — это был полусознательный жест самоизоляции. В темноте за мной и передо мной лежал абсолютно чужой мир.

— Когда я забралась на ту скалу, — сказала я наконец, — там, внизу, был обрыв и дальше — лес. А дальше — что?

— Дальше и есть лес, — ответил он. — Несколько дней пути — сплошной лес. А потом — болота. Но они гораздо дальше, очень далеко. Кочевье идет откуда-то оттуда.

— Кочевье?

— Я думаю, что-то происходит с этими болотами время от времени. Может, они высыхают или вымерзают, не знаю… И вся живность оттуда, скопом, валит на побережье. Обычно они проходят по равнине, мимо моего дома. В это время лучше не выходить.

— Какая живность?

— Не знаю. У вас таких нет.

— А в эту сторону — что?

— Лес. Потом равнина. Люди здесь в основном живут на равнине. У кромки лесов.

— И ты говоришь, что тут безопасно? При том, что какие-то странные твари…

— Это опасности, которые можно предвидеть, — сказал он. — Конечно, все дома огорожены. туда так просто не пройдешь. Но это от животных, не от людей, понимаешь?

— Ты потому и таскаешься с ружьем?

— На всякий случай, — сказал он. — Кто знает… Кстати, там в рюкзаке, есть одеяло. Если ты хочешь спать…

Спать я хотела, но заснуть никак не могла. Может, просто, чересчур устала. Такое бывает.

Он молча глядел на огонь. Сидел он спокойно, расслабленно, но производил впечатление человека, который в случае опасности может отреагировать моментально.

— Тебе нужно будет выучить язык. — сказал он.

— Язык?

— Я говорю на вашем языке потому, что жил на той стороне какое-то время, — пояснил он, — но тут, понятно, мало кто его знает. Вообще-то, здесь несколько наречий, но если ты, хотя бы, будешь знать язык кейяр…

— Кейяр?

— Ну, людей. У сульпов свой язык.

Наверное, мне и самой следовало это сообразить — не будь у меня в голове такая неразбериха. Когда-то у меня были способности к языкам…ладно.

Я наугад ткнула пальцем в ближайшее дерево и спросила:

— А это как называется?

Он сказал.

— Это значит — просто дерево? Или именно это?

— Именно это.

Может, у них вообще нет слова для просто дерево, как у эскимосов слова для просто снег? Поди пойми.

— Я должна записать это, а то ведь забуду. У тебя есть карандаш какой-нибудь? Бумага?

— Нет. — Он подложил под голову рюкзак и лежал, удобно растянувшись у костра. — И не рассчитывай их раздобыть где-нибудь. Тут такого просто нет.

— На чем же…как вы здесь пишете?

— Никто тут не пишет. — сонно ответил он. — кому это нужно.

Я обиделась.

— У нас азбука была еще в Древнем Египте. Или что-то там такое.

Он не ответил. Похоже, он уже спал. Костер догорал, вокруг стояла такая темнота… Кто-то там жил, за всеми этими деревьями.

Не то, чтобы мне было очень страшно, но меня била дрожь. Слишком уж все было непривычно. До того непривычно, что я до сих пор сомневалась в собственном рассудке. Лошади во тьме фыркали и переступали с ноги на ногу. Видимо, я все-таки, оказалась в загробном мире — при своем черном пальто и ворованных офицерских часах. Как могут люди обходиться без письменности? И как мне сладить с чужим языком? Что я вообще тут буду делать?

На этой последней мысли я и заснула.

2.

Проснулась я от холода. На самом-то деле, здесь было не столько холодно, сколько сыро — перед моим лицом качались ветки папоротника — на каждом перистом листе висела капля воды. Я смотрела, как в них преломляется серо-зеленое утро и боялась пошевелиться — все это великолепие тут же стекло бы мне за шиворот. Наконец, я вывернулась и села. Водопад все равно обрушился, но уже мимо. Хаарта видно не было, хоть рюкзак и валялся на прежнем месте. Предоставленная самой себе, я занялась всякими насущными вопросами, но, когда через полчаса он не появился, почувствовала себя неуютно. Может, мне нужно проявить инициативу и разжечь костер? Вряд ли у меня что-нибудь получится, в такой-то сырости. Может, он вообще ушел? Я перелезла через ствол поваленного дерева — обе лошади были тут, в зарослях какого-то кустарника. Казалось, я притерпелась к этой невероятной ситуации — теперь меня в основном беспокоили всякие неприятные мелочи — собственно, то, что и составляет жизнь — что одежда отсырела, что все мышцы после верховой езды с непривычки сводило судорогой, что хорошо бы поесть и выпить чего-нибудь горячего. Я уже понимала, что раз они тут не читают, не пишут, то и живут в дикости — каких-нибудь землянках? Где нужно таскать воду из колодца и бегать на двор? У нас таких мест тоже хватало — ничего хорошего нет в этой близости к природе, ей-Богу.

Кусты затрещали. Я уже напряглась, готовясь в случае чего отскочить в сторону, но это вернулся Хаарт. Через плечо у него была перекинута холщовая торба — что-то в ней было.

— А костер ты не додумалась разжечь. — сказал он недовольно.

Я виновато промолчала. Чувствовала я себя на редкость бесполезным созданием, ну, да это дело обычное.

Он бросил мешок на землю и занялся костром. Минут через пять огонь у него уже разгорелся — интересно, сколько мне бы понадобилось на это времени? Он вытащил из мешка флягу — по-моему, это была обычная армейская фляга, укрепил котелок над огнем и налил в него воды. Потом высыпал из мешка на землю корни, по-моему.

Я на всякий случай спросила:

— Что это?

— Наш завтрак, — сказал он.

И закопал этот самый завтрак в раскаленные угли.

— К вечеру мы будем дома, — сказал он, — если не будем останавливаться по дороге. Так что ешь как следует.

Я не представляла себе, как опять сяду на лошадь — у меня болела спина и ноги. Но на меня напал какой-то тоскливый страх, я боялась сказать хоть что-то.

Поэтому, я молча поела эти штуки, которые он веткой выскреб из огня; выпила горячий чай — на этот раз это оказался нормальный чай, он его высыпал в котелок из жестяной банки — и почувствовала себя лучше. Корни были по вкусу и похожи на печеные корни — ничего особенного. Потом он загасил костер, собрал свое хозяйство и сказал:

— Поехали.

Я оседлала лошадь, опять же, молча. Так мы и двинулись дальше в полном молчании.

Сведенные судорогой мышцы спустя какое-то время перестали болеть — я их просто не чувствовала. Руки занемели — я механически балансировала на лошади, поднимаясь и опускаясь в такт повторяющимся толчкам. Когда Хаарт переводил свою лошадь в шаг, я просто повисала в седле — не было сил разговаривать, смотреть по сторонам. Поэтому, я не сразу заметила, что мы уже выехали из леса.

Он не поредел — расступился как-то сразу и мы оказались на равнине. Бесконечная равнина — как до того бесконечный лес — зеленая, гладкая. Всюду, куда доставал глаз, расстилалась плоская изумрудная скатерть. Трава заглушала стук копыт — казалось, мы передвигаемся в каком-то странном сне. Я видела перед собой спину Хаарта — он не проявлял никаких признаков усталости — а ведь он-то ехал без седла. Самя я давно уже держалась на чистом автоматизме — я перестала соображать, я принимала этот мир таким, каким он казался — бесконечное зеленое море, ни одного человека поблизости, ни строения, ни даже дерева — трава и трава, и низкое бессолнечное серое небо.

Хаарт пару раз обернулся, поглядел на меня, но ничего не сказал. Лошади какое-то время шли шагом, потом он поднял свою в галоп — стало еще хуже, потому что трава подо мной слилась в сплошной ровный убаюкивающий поток, я ныряла в этих волнах не чувствуя своего тела, ни страха, ни удивления — ничего. Я все ждала, когда же это кончится, но равнина не имела предела, горизонт все время отодвигался, пряжка подпруги натерла мне ногу — единственное разнообразие в этом монотонном движении — впрочем, разнообразие не слишком приятное. Наконец, лошади пошли шагом и я поняла, что мы поднимаемся в гору. Очень пологий подъем — холм (если это был холм) ничем не выдавал себя, спрятанный под тем же зеленым покровом, подъем был почти незаметен, и, наконец, в меркнущем вечернем свете я увидела перемену в пейзаже — передо мной стоял дом. Он вырос как-то сразу, ничто не предвещало его приближения, но это был действительно дом, он был окружен оградой — массивной серой оградой из какого-то похожего на бетон материала. Ограда гораздо выше человеческого роста, а сам он выше этой ограды — наверное, потому, что стоял на верхушке холма. Настоящий добротный дом — никакая не землянка, не хижина, ничего подобного, — двухэтажный, с наружной лестницей, ведущей наверх, с покатой крышей. Верхний его этаж сложен из бревен, а нижний — цокольный — из массивных серых камней. Окна захватывали оба этажа — они были высокими, но довольно узкими и, в последнем рассеянном свете, я увидела, что в некоторые из них вставлены разноцветные стекла.

Мы свернули и поехали шагом вдоль ограды — в ней обнаружились массивные ворота, снаружи заложенные деревянным брусом.

Хаарт спрыгнул с лошади, передвинул брус и створки ворот распахнулись — он завел лошадь, а я въехала следом за ним. Двор за оградой был более менее обычным двором — я увидела конюшню, какой-то сарай, стог сена…

Я слезла с лошади, расстегнула подпруги, стащила седло и села на землю, так и держа седло в руках. Хаарт перехватил повод и отобрал у меня седло.

— По крайней мере, ты не сбила ей спину — сказал он.

Он увел лошадей, а я добралась до крыльца и присела на ступеньку — доски были сухими и теплыми. Я не сделала никакой попытки подняться даже когда Хаарт вернулся и отворил двери в дом — они тоже были заперты лишь на наружный засов. Ему пришлось прикрикнуть на меня и я поднялась, цепляясь за перила.

Внутри было темно — дверь за нами захлопнулась и мы оказались в узком коридоре, потом Хаарт прошел в такую же темную комнату. Я слышала, как он возится там, зажигая свет. Вскоре на пол коридора легла желтая полоска и я увидела, что он сложен из массивных каменных плит. По этой светлой дорожке я и прошла в комнату.

Она занимала весь нижний этаж и служила, видимо, одновременно гостиной и кухней. В дальнем углу стояла плита — она топилась дровами, которые были аккуратно сложены рядом. Но тут же находилась какая-то вполне современная раковина — хоть и довольно непривычного вида, к ней были подведены трубы — какие угодно, но только не металлические. На полках темного дерева стояла всякая кухонная утварь, а посреди комнаты располагался здоровый деревянный стол — его темная поверхность матово отсвечивала.

Мебели было немного, но она была добротная, надежная, а каменные плиты пола были застелены тростниковыми циновками. Не будь я полутрупом, мне бы тут понравилось.

Хаарт сказал:

— Если ты поднимешься по этой лестнице, то там есть ванна. Вода теплая.

Фонарь, который он держал в руке, отбрасывал резкие тени, отчего лицо его казалось суровым и невыразительным — темные ямы глаз, темные впадины под скулами. Свет был странный — не огонь и не электрическая нить накаливания — неяркое ровное сияние, исходящее из матового шара. Шар качался в плетеной веревочной сетке — точно поплавок на волнах.

— Откроешь шкаф в коридоре, там есть какая-то одежда. Посмотришь, что тебе подойдет.

Шкаф с одеждой стоял на верхней площадке лестницы — вернее, он был вмонтирован в стену. Порывшись в нем, я нашла рубашку и полотняные штаны — велики, но, если перетянуть потуже и подвернуть штанины, то — ничего.

Следующая дверь действительно вела в ванную — довольно тесную, но вполне цивилизованную — ванна была утоплена в пол и к ней были подведены те же странные трубы. Краны были тоже какие-то непривычные — и я порядком помучилась прежде, чем мне удалось пустить теплую воду. Откуда бралась эта теплая вода, я так и не поняла — тут ведь не было ни электричества, ни центрального отопления. Под потолком пролегала изогнутая стеклянная трубка — она слабо светилась.

Залезть в теплую ванну после того, как два дня подряд промаешься верхом на лошади — высшее блаженство. Когда я вылезла и переоделась, то уже чувствовала себя лучше и была способна хоть как-то соображать. Беда только в том, что проку от этой способности все равно не было — воображение мое все время буксовало — я так и не могла понять, где я оказалась. Это само себе здорово сбивало с толку, но еще хуже, когда не знаешь, как себя держать — вероятно, мне следовало проявить какую-то благодарность…Поди знай, до какой степени.

Когда я спустилась вниз, за окнами было уже совсем темно.

Хаарт уже успел затопить плиту и накрыть на стол — я боялась, что это опять будут какие-то корни, но пахло уж очень аппетитно. После всех этих физических упражнений на свежем воздухе изголодалась я страшно, но мне не хотелось показаться невежливой — поэтому я присела на нижнюю ступеньку лестницы и сидела там, пока он, не оборачиваясь, сказал:

— Ты можешь сесть за стол.

Посуда тоже была какая-то непривычная — хорошая фарфоровая посуда, но странной формы, какой-то текучей, что ли — настолько она была плавно изогнута. Белая тонкая чашка, казалось, светилась изнутри своим собственным светом. От нее поднимался ароматный пар — это было подогретое вино с какими-то специями.

Я из вежливости подождала, пока он не начнет есть, и только потом развернулась как следует. Ложки и ножи тут были, а вот вилки — нет. Сейчас, правда, это меня мало беспокоило.

— Так как же все-таки ты оказалась тут? — спросил Хаарт.

Я рассказала ему всю эту историю про штурмовиков и приемник — довольно, впрочем, коротко.

— Тебе повезло, — сказал он. — Ты могла проплутать там до смерти. Там такие лабиринты, знаешь…

— Это действительно подземный город?

— Да нет, — ответил он, — это просто какая-то система коммуникаций. Может, под ними и лежит какой-то подземный город, не знаю.

— Какой смысл ходить вот так…туда и обратно?

Он пожал плечами.

— Это просто торговля. Перевозка товара. Здесь ведь никто никогда не делал ничего сложнее телеги. Я переносил сюда оружие, разные вещи.

Я дотронулась до чашки — она еще хранила тепло и казалась такой хрупкой… не толще бумажного листа.

— У нас таких не делают. Я хочу сказать, это музейная вещь. А ты говоришь, что тут ничего не умеют.

— Это не наши. Это леммы.

— Леммы?

— Другая раса. Они иногда продают всякие такие штуки. Или меняют. Не думаю, чтобы они сами пользовались такой посудой.

— Я… не понимаю.

— Тут нужно прожить какое-то время, чтобы привыкнуть к этому. У вас там тоже все очень запутано. Здесь, например, нет войн.

— Сульпы… они такие страшные.

Он усмехнулся.

— Они, в большинстве своем, даже мяса не едят. А ты, когда там носилась, думала, они сейчас нападут на тебя, да?

— Наверное, да. Все это непривычно как-то.

От теплого вина я вконец расслабилась, мне стало хорошо и спокойно, только страшно лень было подниматься с места. Я просто сидела, пытаясь представить себе, как они тут живут. В целостную картину все это как-то не складывалось.

Хаарт покосился на меня и стал убирать со стола. Я даже не пыталась ему помочь — просто сидела и смотрела, как он складывает посуду в раковину. Он сказал:

— В следующий раз твоя очередь.

— Ладно. А чем тут вообще люди занимаются?

— Живут. Так же, как и везде.

— Мы долго ехали. Два дня. И не встретили никого. Ни одного человека. Где все?

— На краю леса есть несколько деревень. И еще город, не очень далеко. Но людей тут не много, это правда.

— У нас… — Я закрыла глаза и откинулась на спинку стула — даже этот мягкий свет сейчас казался невыносимым — все по-другому. Всего очень много…слишком много.

Хаарт перестал греметь посудой. Я приоткрыла глаза — он, обернувшись, глядел на меня.

— Здесь и правда, спокойно, — наконец, сказал он.

Здесь, действительно, было спокойно. Меня словно покачивало на теплых волнах, страх куда-то ушел, словно ему в этом мире действительно не было места. За окном темное небо несколько раз вспыхнуло — дальние зарницы высветили края туч, потом, через сто лет, я услышала тихий рокот.

Хаарт сказал:

— Ты хотела пройти обратно… Если это тебе действительно нужно, я смогу провести тебя туда через пару дней. Но, мне кажется, лучше будет, если ты останешься здесь. Если там тебя ничего не держит.

Я подняла голову. За его спиной было витражное окно, цветные блики лежали на каменном полу, на темной столешнице. Там, за окном, в темноте, раскинулся непонятный чужой мир. Не более чужой и непонятный, чем тот, который я оставила там, по ту сторону темного лабиринта, в грязи и холоде.

— Не держит, — сказала я. — Нет.

3.

Мне действительно пришлось выучить язык — когда у Хаарта лопнуло терпение, он просто перестал разговаривать со мной на языке той стороны. На самом деле, оказалось, что это не так уж и сложно если иметь стимул.

Вскоре он сказал, что ему нужно отвести вторую лошадь к сульпам — он уехал и пропадал дня четыре. С его уходом все мое спокойствие куда-то делось — ночами я бродила по дому, заглядывала в углы, прислушивалась к несуществующим шагам. Дом принадлежал ему, а не мне, и не то, чтобы становился враждебным — просто не обращал на меня внимания. Я закрыла изнутри ворота и ночами запирала на внутренний засов входную дверь — мне мерещились всякие ужасы. Как оказалось, не напрасно.

Хаарт приехал очень мрачный. Он привел другую лошадь, вместо той, прежней, уж не знаю, где он ее раздобыл — крупную гнедую кобылу, с которой мы сразу поладили и рассказал, что до него дошли неприятные известия — кто-то из наших военных обнаружил Проход.

Видимо, на той стороне все было уж очень плохо — Хаарт не стал рассказывать, как обстоят дела, а мне не удалось ничего от него добиться, — раз вооруженные доблестные наши войска храбро ринулись неизвестно куда. Их больше двухсот человек — сказал он — они натащили с собой кучу оружия и уже постреливают. А с перепугу от них можно ожидать чего угодно.

Он ходил по дому черный и только к вечеру мне удалось вытянуть из него, что еще случилось.

— Те сульпы, которых ты тогда так испугалась, — сказал он. — Они поселились возле Прохода.

Я уже поняла, что произошло, но дала ему договорить. Может, ему станет легче, если он сам все расскажет.

— Они их убили, всех. Все становище. Перестреляли из автоматов. Они же совсем безобидные, сульпы! Они, наверняка, даже не могли понять, что происходит.

Это меня не удивило. Другого я и не ожидала — для наших людей, оказавшихся в незнакомом месте, озлобленных, испуганных, да еще и вооруженных, это была вполне естественная реакция. Что-то вроде условного рефлекса. Но на этом ведь не кончится…

Я сказала:

— О, Господи! Хаарт, да ведь они тут всех перебьют. С ними нужно что-то делать. Представь себе, что вся эта вооруженная банда ввалится сюда и…

Он покачал головой.

— Ты не понимаешь. Никто с ними ничего не будет делать. Просто не сможет.

— Не сможет? Почему?

— Я же говорил тебе — тут никто никого не убивает. Тут не бывает войн. Тем более, что нужно собраться всем вместе, договориться как-то, собрать оружие… нет. Никогда я ни о чем таком не слышал. Никто тут не будет обороняться — организованно, во всяком случае. Да и поодиночке — вряд ли.

— Но тогда…

— Прожить в лесу не так-то просто, — сказал он. — Посмотрим, что будет через пару месяцев.

— Но если они выйдут сюда?

— Нет, — сказал он, — не думаю. Они скрываются где-то в лесу. Похоже, они не очень-то любят открытые пространства. Тем более, скоро начнется Кочевье. Их тут сметет с лица земли, просто.

— Эти… миграции животных?

— Ты не представляешь себе, что это такое, — возразил он, — они идут сплошным потоком, сотни, тысячи. Когда они уходят, тут нет травы. Вся земля разворочена, вытоптана… И они опасны. Многие среди них опасны. Ты же видела, какая ограда вокруг дома. Это от них, от хаэд. И это при том, что холм они огибают стороной. Они движутся мимо холма — туда, на побережье.

Я попробовала представить себе то, о чем он рассказывал — темная, шевелящаяся масса, покрывающая равнину от горизонта до горизонта, распадается на два потока, огибая холм. Их должно быть видно с верхней площадки лестницы — не слишком приятное зрелище.

— Нам нужно съездить в город — сказал Хаарт.

Я даже слегка удивилась. До сих пор он не говорил ни о каких поездках и пресекал все мои попытки поближе познакомиться с окружающим миром. Я так и не видела тут никого больше — за все прошедшее время.

— Кочевье запрет нас надолго — объяснил он, — а продукты на исходе. Тебе нужно купить какую-нибудь приличную одежду. Седла второго тоже нет. Ну, и, может, узнаем какие-то новости.

Раньше я бы обрадовалась предстоящей поездке, но сейчас мне что-то расхотелось выходить за пределы дома — я была слишком напугана всеми его рассказами. Но пререкаться с Хаартом мне не хотелось — при его теперешнем настроении. Я только спросила, берет ли он с собой какое-нибудь оружие и немного успокоилась, когда он сказал, что да, берет.

Мне было страшно. Какое угодно зверье лучше, чем те ребятишки, с которыми я повстречалась тогда, на развалинах, ночью.

Чтобы как-то отогнать грызущие страхи, я попыталась отвлечься, пробуя представить себе этот самый город, однако, ничего разумного при этом слове в голову не приходило. Во всяком случае, вряд ли он будет похож на наши города — слишком уж тут все по-другому. Из рассказов Хаарта я сделала вывод, люди тут не слишком активно общаются между собой, даже, похоже, стараются избегать друг друга. А ведь город — это везде, в любой культуре предполагает скопление народа, разве не так?

Странно, однако, что они тут все воспринимают с таким фатализмом — просто сидят и ждут, что будет дальше. Может, их к этому приучила жизнь в безлюдных равнинах, где опасности избежать все равно невозможно… не знаю. У нас-то все всегда кипело, точно развороченный муравейник. Поди пойми, что лучше… Я уже давно перестала верить в то, что, перед лицом совместной опасности, под угрозой насилия в людях просыпаются лучшие качества — сплоченность, взаимовыручка и тому подобная чушь. Я слишком близко видела все это, слишком хорошо знала, как оно бывает на самом деле. Да и что толку было в том, что мы нервничали, перезванивались, слушали ночами последние известия, топтались в очередях за газетами, пока газеты еще выходили… никакого толку.

Так что все просто зависит… от точки зрения, наверное.

— Ты говорил, что часто ходил на ту сторону, даже, вроде, жил там какое-то время. Тебе там нравилось?

Он пожал плечами.

— Раньше… да, наверное. Понимаешь, тут… здесь ведь никогда ничего не происходит. Ничего не меняется. А там каждый раз было что-то новое. Потом, правда… стало слишком опасно.

— Ты имеешь в виду проверку документов, комендантский час и все такое?

— Ну да. — Он нахмурился. — Не думаю, что сейчас имеет смысл туда ходить. Похоже, там еще долго будет неладно. Может, опять придется торговать с сульпами — есть племена, которые никогда не выходят на равнину.

— А люди — часто переезжают с места на место?

— Да нет, — сказал он. — зачем? Правда, на побережье есть целые деревни. Рыбаки. Перед началом кочевья они просто снимаются с места и уходят. Там, знаешь, что делается?

Похоже, просто ради новых впечатлений тут с места никто не двигается.

Я попыталась представить себе мир, лежащий за оградой дома — равнина, лес, и дальше, до самого края света, бесконечные топи. Ни огонька, ни жилья. Людям тут оставалось не слишком много места.

Хотя… были и у нас такие же глухие земли. И живущие там люди годами понятия не имели о том, что происходит в большом мире. Но тем не менее, в мире всегда что-нибудь происходило. Просто здесь, почему-то, людей было мало… слишком мало.

4.

Выехали мы затемно.

— До города далеко — сказал Хаарт, а нам бы хорошо быть там еще до полудня.

К моей радости выяснилось, что он запряг лошадь, так что ехать нам предстояло на телеге. Не то, чтобы я совсем уж не любила ездить верхом, но за последнее время мне занятие это порядком поднадоело — как все, что превращается из удовольствия в необходимость.

Рассвет тут наступал медленно — горизонт затянуло туманом, да так, что было трудно сообразить, где мы находимся. Ни неба, ни земли — какое-то однородное серое месиво. Потом вокруг начало светлеть, земля неохотно отделилась от неба и я увидела все ту же бесконечную равнину.

Мир сплошной зелени — никакого другого выбора красок не существовало и глазу больше не за что было зацепиться. Покрытосеменные лишь начинали победное шествие по земле и были это, в основном, травы. Равнина, переливающаяся зелеными волнами, распахнулась от горизонта до горизонта и по левую руку, на самом краю света, виднелся лес, слишком синий, чтобы быть лиственным. Солнце так и не появилось, лишь в том участке неба, где оно, предположительно, находилось, расплывалось смутное пятно. Пахло нагретой травой, сыростью; чего-то явно не хватало — я все пыталась сообразить, что не так и, наконец, поняла — привычных и неотвязных комариных облачков над головой. Похоже, насекомых тут вообще не было. Может, живет кто-то в лиственной подстилке? Ах да, листвы-то тут тоже нет.

Ну, во мху, в почве, в хвощах и плаунах, жить кто-то все равно должен. Многоножки какие-нибудь.

То, что Хаарт назвал дорогой, на самом деле было чем-то вроде двойной колеи, еле заметной в этой бурной поросли. И было очень тихо. Вообще-то, начинаешь замечать, что очень тихо, только когда есть с чем сравнить тишину — какой-то звук все равно должен раздаваться. Телега чуть поскрипывала, а лошадь шла уж совсем бесшумно. Так что, когда я подумала о тишине, я сразу уловила этот звук.

Еле слышный ровный гул доносился откуда-то справа, постепенно становясь все громче, пока я не разглядела, наконец, источник шума. Да так и замерла с открытым ртом. Из рассказов Хаарта у меня сложилось впечатление, что технический уровень тут довольно низкий и поэтому теперь я с удивлением наблюдала, как дорогу перед нами пересекло нечто, больше всего напоминающее парящую в метре от земли платформу. Может, она была на воздушной подушке, не знаю… Трава под ней чуть заметно пригибалась, но ничего больше. Но любое техническое приспособление, в общем-то, было мне не в новинку, а вот те, кто управлял этой штукой… Матерь Божия, никогда я такого не видела. Эти существа — их было трое — ростом были не больше десятилетнего ребенка, голая кожа их матово отсвечивала серо-зеленым, вытянутые вперед головы заканчивались роговыми челюстями, а выше двух темных, непроницаемых глаз на покатом черепе явно располагался еще один — теменной. Руки у них были хрупкие, с подвижными гибкими пальцами, а еще имелся хвост — мощный, явно служащий опорой и балансиром при передвижении.

— Это еще кто? — изумленно спросила я. Я уже готова была поверить и в неведомую кочующую болотную живность, и в живущих в лесах сульпов, но это уже ни в какие ворота не лезло.

— Это леммы, — тихонько объяснил Хаарт. — и веди себя с ними прилично. Они чувствуют мысли, или что-то вроде.

Я уже собиралась поинтересоваться, что значит прилично, но тут один из леммов поднял тонкую руку, кожа на шее у него задергалась и он сказал:

— Мы, привет.

Голос у него был глухой и невыразительный.

— Привет, — спокойно ответил Хаарт. Он держался так, словно ничего из ряда вон выходящего в такой встрече нет.

— Мы в город. — лемм недоброжелательно оглядел меня и сообщил:

— Это кейя с той стороны.

— Ну да, — сказал Хаарт. — Но она живет здесь какое-то время. И наш язык она тоже понимает.

— В лесу есть и другие люди с той стороны, — продолжал лемм все так же недовольно. — Они делают больно.

Я видела, что ему неприятно говорить об этом, — кожа у него из зеленоватой сделалась темно-серой, а горловой мешок мелко задрожал.

Почему-то я почувствовала себя виноватой.

— Сама знаю, — пробормотала я, — я и сама от них пряталась.

Будь лемм человеком, он, наверное, пожал бы плечами, но на это они просто не были способны физически. Плечевой пояс у него был как у ящерицы-переростка. Зато он, наверное, мог вращать головой на все стороны света.

— Там были сульпы, — сказал лемм невыразительно, — их больше нет. Очень плохо. Проход закрылся. Этих, с той стороны — их тоже скоро больше нет. Еще до кочевья.

На этом беседа закончилась. Платформа плавно двинулась с места, проплыла над колеей и вскоре потерялась в зеленом сыром пространстве.

— Это что же такое? — спросила я, без особого, впрочем, удивления.

У меня уже выработалась привычка принимать все новые явления этого мира с какой-то тихой покорностью. И верно, ведь какой-нибудь древний грек не удивился бы, встретив в оливковой роще Пана, или там, кентавра, например. Так почему бы тут не резвиться явным пресмыкающимся, да еще на каком-то летательном аппарате?

— Люди, — сказал Хаарт.

— Вот это?

— Ну, понимаешь, это все — люди. И леммы, и сульпы. У леммов всегда здорово получались всякие технические штуки. Мой дом — его леммы строили.

Я представила себе дом Хаарта — с его изящными линиями, светильниками, наполненными биолюминисцентным газом, с его системой отопления и канализацией — явно на основе каких-то биологических приспособлений.

— Для того, чтобы они построили мне этот дом. — продолжал Хаарт — я работал на них лет пять — в их фактории. Так обычно это и делается — если ты хочешь что-то получить от леммов, то просто приходишь туда и работаешь на них — леммы сами назначают срок, в зависимости от того, что тебе нужно. Они могут делать все, кроме оружия, поэтому за оружием и приходилось ходить на ту сторону, через проход. Но теперь, похоже, этому пришел конец. Проход закрыт, слышала, что он сказал?

— Что значит Проход закрыт?

— Ну, тот тоннель, через который ты сюда попала. Теперь через него пройти нельзя. Те, кто попал сюда — эти отряды, банды эти они не смогут выйти обратно. Останутся здесь. Но леммы, вроде, говорят, что они долго не протянут.

— Почему?

Он не ответил.

— Кто закрыл проход?

На этот вопрос он тоже не ответил. Вместо этого он продолжал:

— Они очень мирный народ, леммы. Понимаешь, у них так устроены головы, что они чувствуют все, о чем думают другие люди. Так что, если кому-нибудь поблизости плохо или больно…

— Им тоже делается плохо?

— Да. И они разговаривают с нами, но между собой — нет. Думаю, они и нас понимают независимо от того, отвечаем мы им или нет. Это просто так, для удобства. И никогда не говорят о себе я, всегда мы. Может…Может, они вообще не знают, что такое Я.

Я задумалась.

— Уж не знаю, хорошо это или плохо.

— Не то и не другое. Это так и есть.

— А что из себя представляет город?

— Просто такое торговое место.

Они, видимо, существа общественные, эти леммы, настолько связанные друг с другом, что каждый из них просто не может воспринимать себя, как отдельную личность. А, раз так, они, скорее всего, не любят путешествовать поодиночке — поодиночке им страшно и неприятно и всегда подстерегает опасность эмоционального удара со стороны. И поселения их, наверное, что-то вроде улья или муравейника — по сути своей, я имею в виду. А путешествующие поодиночке люди — другие люди, кейяр, как подчеркнул Хаарт, должны казаться леммам Так что, действительно, это был странный мир. В нашем, агрессивном, раздробленном, напористом, леммы просто не выжили бы — минуты не выдержали. Уж слишком тяжким был бы для них психологический фон. А тут они прекрасно уживаются. Если три настолько разных племени могут существовать бок о бок, должно быть что-то, что удерживает их в равновесии — какой-то стабилизирующий фактор.

Меня убаюкала не столько дорога, — я вообще-то, люблю ездить, особенно, когда к этому не надо прилагать никаких усилий, сколько унылое однообразие ландшафта. Когда глазу не за что зацепиться, поневоле впадаешь в какой-то причудливый ступор. В голове крутилась какая-то мешанина — обрывки чужого языка, невероятные догадки — все то, что тут же забываешь, проснувшись. Хаарт разбудил меня, сказав:

— Проснись, подъезжаем к городу.

Это и вправду было такое торговое место.

Больше всего оно напоминало базарную площадь. По бокам ее тянулись длинные унылые строения — то ли склады, то ли постоялые дворы. Самое высокое из этих зданий гордо вздымало целых два этажа.

Земля на площади была хорошо утоптана и на этой земле рядами сидели люди — не только люди, как я потом разглядела, а рядом были навалены кучи всякого барахла. Хаарт привязал лошадь у коновязи — лошадей по периметру площади топталось довольно много, — и мы отправились на рынок за покупками. Я брела следом за Хаартом, то и дел натыкаясь на всякую всячину, разложенную на земле, и попутно пыталась понять, что из себя представляет местная публика. Народ тут был самый разный — я увидела нескольких сульпов, но они ничего не продавали, а рылись в грудах вещей, выискивая что-то нужное для своей лесной жизни, но людей — настоящих людей — огромное большинство.

Все неуловимо похожи друг на друга — один народ — темноволосые, скуластые, в ярких домотканных одеждах. Женщин среди них было очень мало, да и те — в основном старухи, сидящие на корточках с отсутствующим видом. Самой распространенной одеждой тут были шерстяные пончо со сложными геометрическими узорами. Уже потом Хаарт сказал мне, что по расцветке и узору можно узнать, откуда этот человек родом — я имею в виду, из какой деревни или местности. У нас, кажется, у каких-то народов тоже что-то в этом роде бывает, верно?

Но интереснее всего было рассматривать не людей — в большинстве своем они казались какими-то заторможенными, словно сонными, — а то, что они продавали. Какой-то фантастический склад барахла! Тут были какие-то рюкзаки из лоскутов чешуйчатой кожи, ножи с резными костяными ручками, всяческая хозяйственная утварь, седла, упряжь, и, неожиданно — фонарик на батарейках, болотные резиновые сапоги, капроновые рыболовные сети — все явно нашего производства, все — с той стороны. Похоже, через проход шел налаженный товарообмен — до того, как он закрылся, проход этот. Интересно, как они будут теперь менять батарейки? Я даже обнаружила в куче вещей вполне приличный портативный радиоприемник, а это означало, что где-то есть и передатчики.

Хаарт уже продал то, что он там продавал, я так и не поняла, что это было, и теперь прятал в поясную сумку деньги — если эти серебристые квадратики с дыркой в одном углу можно назвать деньгами.

Я подошла к нему и спросила:

— А покупать мы тут что-то будем?

Мне очень понравился нож с костяной ручкой.

— Тебе нужна какая-то приличная одежда, — сказал он. — Правда, это без толку. Все равно по тебе видно, что ты с той стороны.

— Какая приличная одежда? Это одеяло?

— Чем плохо одеяло? На самом деле, это очень удобная штука.

В общем, мы купили такое пончо, я, правда, хотела синее с белыми и коричневыми узорами просто потому, что мне понравилось сочетание цветов, но Хаарт сказал, что такое нельзя, потому что такие, видите ли, носят на болотах, и пришлось мне напялить красно-коричневое, а это сочетание цветов я терпеть не могу с детства. Купили мы кожаные штаны — вот это, как раз было то, что надо, потому что, похоже, конный транспорт тут — единственное средство передвижения (не считая летающих платформ леммов) и верхом придется ездить много. Еще был куплен нож с костяной ручкой, потому что Хаарт сказал, что нож мне пригодится.

— Может, мне пригодится ружье? — спросила я.

— В кого ты хочешь стрелять? — раздраженно отозвался Хаарт.

Я, в общем-то, ни в кого не хотела стрелять, но, исходя из всякой приключенческой литературы у меня составилось представление, что иметь при себе оружие в полудикой местности вроде как положено.

— Ну, хотя бы, в этих твоих, в хаэд, — неуверенно сказала я.

— И не надейся, что сможешь справиться с хаэдой, хоть с ружьем, хоть без, — резонно возразил Хаарт, — а больше стрелять тут не в кого. Если не хочешь напороться на них, держись подальше от Кочевья, вот и все.

В этом мире, где не в кого было стрелять, сумерки были такими же долгими и заторможенными, как и рассвет — небо продолжало мерцать, словно возмещая живущим под ним тот свет, на который поскупилось днем, но, наконец, все же и оно погасло. Я так и не видела тут ни луны ни звезд. Понятно, что сквозь такую плотную облачность звезд не разглядеть, а вот с луной сложнее — ее вообще могло не быть. Может, ее отстуствие и послужило причиной тому, что этот мир стал таким, каким он стал — без приливов и отливов, без резких изменений климата, без глобальных катаклизмов. А если тут, все же, и есть луна, то на что она, интересно, похожа? Вообще-то, чтобы выяснить, есть тут луна, или нет, достаточно побывать на побережье — Хаарт сказал, что от дома до моря всего лишь сутки езды. Но на побережье, говорил он, всегда небезопасно — хаэды там встречаются задолго до начала Кочевья. В сущности говоря, Кочевье это — просто какая-то массовая сезонная миграция — может, на дальних болотах, которые находятся в тысячах километров отсюда, просто наступают холода и те существа, — пресмыкающиеся, скорее всего, — которые на закапываются в ил, не засыпают на зиму, толпами валят сюда, к более теплым местам… не знаю. Скорее всего, так. Их гонит с места на место то же, что в нашем мире швыряет толпы людей из страны в страну, то, что погнало в невероятные здешние леса вооруженные банды с той стороны — голод и страх.

Народ на торговом месте стал потихоньку рассеиваться, кто куда, часть телег отъехала, я сначала думала, что мы тоже поедем, но Хаарт повел лошадь к тому двухэтажному небоскребу. Он, действительно, оказался постоялым двором — назвать это заведение гостиницей у меня язык не повернется. Стойла для лошадей были за серой высокой оградой, сделанной из того же странного материала, что и ограда в доме у Хаарта — пористое, похожее на пемзу вещество, но цельное, точно бетон — ни швов, ни стыков. Я дожидалась во дворе, пока Хаарт распрягал лошадь — окна в доме были освещены, но снаружи сквозь них можно было разглядеть лишь темные бревенчатые стены да потолок — так высоко они располагались.

— Вперед! — сказал Хаарт и мы вошли в дом.

Там было неуютно. В незнакомом помещении, да еще в присутственном, всегда неуютно, а тут и подавно. Свет здесь был тусклый и какой-то мутный, что ли. Он исходил от висящих на стене ламп — природный газ, по-моему. В углу располагалось громоздкое сооружение, видимо, представляющее собой буфетную стойку, а посредине комнаты, параллельно друг другу, стояли два длиных дощатых стола. Когда мы вошли, сидящие за столами люди повернулись к нам — те же ничего не выражающие лица, что и на базаре.

— Иди наверх — сказал Хаарт.

Я пробормотала что-то насчет того, что неплохо бы выпить чего-нибудь горячего, если уж поесть тут нельзя.

— Иди наверх и закрой за собой дверь, — повторил Хаарт, — я принесу тебе поесть.

Я поднялась по деревянной стертой лестнице, по-прежнему чувствуя спиной внимательные взгляды. На втором этаже имелось несколько комнат — все они сейчас были пусты. Я вошла в ближайшую. Не комната — каморка с наклонным потолком и крохотным окном. Из окна в лиловых сумерках проглядывала все та же бесконечная равнина под мягко освещенным небом — где-то, у самого края, светились тусклые огоньки. В комнате была постель — низкие дощатые нары, покрытые домотканой дерюгой. Я повалилась на них, не раздеваясь — благодарение Богу, тут нет насекомых. Снизу доносился глухой шум — невнятный гул голосов, но, для такого скопления народа, впрочем, не слишком громкий. Мне приходилось бывать в самых разных гостиницах, в самых разных городах, — эта была еще не самая противная. На дверях не было запора, никакого замка, ничего — я их просто прикрыла за собой, когда вошла. Убаюканная этим мерным монотонным гулом, напоминающим шум морского прибоя, я задремала.

Разбудил меня Хаарт. Он принес пресную лепешку и отвар из трав, который тут у них безуспешно притворялся чаем. Пока я расправлялась со всем этим добром, он, сидя на краю постели, расшнуровывал сапоги.

— Почему они все на меня так уставились? — поинтересовалась я.

— Здесь редко бывают женщины, — пояснил Хаарт — это не в обычае.

— А что тут тогда делают женщины? Дома сидят?

— В основном, да. Я бы тебя оставил, но дом стоит на отшибе. А вокруг неспокойно.

— Из-за чего, из-за Кочевья?

— Нет, — ответил Хаарт. — Из-за банд с той стороны. И, кстати, никогда на людях не вступай первая в разговор.

— Это тоже не принято?

— Да.

— А у нас не так.

— У вас все друг друга перестреляли, — возразил он. — Там сейчас такое делается… Я думаю, потому и Проход закрылся.

Значит там смертоубийство. Что ж, к тому шло… Никаких угрызений по поводу того, что они занимаются этим без моего участия, у меня не было. Я попала в другой мир, я все равно. что мертва. Там холод и голод, и беспредел, и войска в оцеплении. Но дело не этом…

— Кто закрыл Проход? Как это получилось, что через него больше нельзя пройти, я хочу сказать?

Я уже пыталась задать этот вопрос и, примерно, с тем же результатом.

Хаарт пожал плечами.

— Не знаю. Но если Проход закрыт, значит, его кто-то закрыл, верно? А может, он и сам как-то закрылся.

— Послушай, это же не просто дырка какая-нибудь. Это что-то, связанное с огромной энергией… поля какие-то. — Я и сама не понимала, что оно такое, поэтому звучало все это как-то неубедительно. — Чтобы открывать или закрывать такие штуки, нужно иметь очень высокий технический уровень. И огромные мощности. И, потом, леммы… Они не сказали, что Проход закрылся. Они сказали, что он закрыт. А это разные вещи — правда?

— Я примерно представляю себе, о чем ты говоришь, — сказал Хаарт, — но я, правда, не знаю. Может быть…

— Что?

— Нет. Ничего.

Было ясно, что больше от него ничего не добиться. Может, попробовать по-другому?

— Послушай, а зачем тут радиоприемник? Я видела на рынке. Что тут слушать? Значит, тут кто-то что-то передает?

— Ну, конечно, кто-то передает, — раздраженно ответил Хаарт, он уже явно начинал злиться, — я сам передаю. У меня наверху передатчик стоит. Мало ли что может случиться, Кочевье может свернуть с тропы — такое иногда бывает, или эти твои бандиты нападут. Да все, что угодно. Я же тебе говорил, старайся задавать поменьше вопросов. Почему ты все время задаешь какие-то бессмысленные вопросы?

Видимо, женщине не к лицу задавать вопросы, равно как и вступать первой в разговор. Это дурной тон. Но дело не в том, что я нарушаю какие-то обычаи, у меня сильное подозрение, что Хаарт стерпит, если я только не опозорю его на людях. Дело в том, что тут, вообще, похоже, никто не задает вопросы. То ли им просто не приходит в голову задуматься над устройством этого мира, то ли здесь, как и во всяком другом приличном обществе, существуют свои запретные темы — есть вещи, о которых не принято говорить. Все о них знают, все молчат. Причины в таких случаях могут быть самые разные, но результат всегда один и тот же. Но если молчат люди, тогда, может, скажет кто-нибудь другой? Леммы? Они-то явно что-то знают. В конце концов, это была именно их новость. Они вообще много чего знают, эти леммы, раз умеют читать мысли. Я и сама не понимала, почему они произвели на меня такое впечатление, эти существа. Может потому, что не казались карикатурным подобием людей, как те же сульпы. Это было нечто, чему у нас не было никаких аналогий. Они ничем не напоминали нас, они не были людьми, но из под этих хрупких, нечеловечески гибких пальцев выходили изделия удивительной красоты и формы. Странно — а ведь на рынке я не видела ни одной людской поделки, ни одной безделушки — ну, вроде тех дурацких ковриков с лебедями и русалками, которых полным-полно на наших базарах. Все вещи добротные, даже красивые, но все функциональное, ничего просто так… для красоты… для удовольствия…

5.

Утром, когда мы собирались, я молчала, как зарезанная — надеюсь, Хаарт был доволен.

Опять же, никуда мы с утра не поехали, а вновь отправились бродить по базару. Рыночная площадь довольно быстро наполнялась народом, хотя, самое оживленное время, видимо, приходилось на полдень.

— Нам надо купить муку, — сказал Хаарт, — и соли.

И нырнул в эту толпу.

Я пробиралась за ним. В голову мне закралось нехорошее подозрение, что, раз тут женщина не может слова молвить, как у нас на Востоке, то и тяжести тоже положено таскать ей. А мужчина должен идти впереди и отмахиваться кинжалом.

И тут я впервые увидела конченного.

Он сидел на земле — может, он и мог передвигаться без посторонней помощи, но это должно было стоить ему огромных усилий — расплывшаяся, бесформенная туша, настолько, что руки и ноги у него походили на чудовищные ласты.

Я отвела в сторону взгляд, как обычно делаешь, когда сталкиваешься с каким-нибудь уродством или увечьем, и уже хотела пройти мимо, но тут он меня окликнул:

— Эй!

Я вздрогнула и обернулась.

— Привет, — сказал он.

Он говорил на языке той стороны.

— Ты ведь оттуда, верно? — сказал он. — повезло тебе. Вовремя ты оттуда убралась. Там сейчас, знаешь, что творится?

— Может, не везде, не во всем мире, я хочу сказать… — Я все еще старалась не смотреть на него.

— В Европе — точно. Послушай, а ведь я тебя знаю. И отца твоего помню. Я еще на лекции к нему ходил и в экспедиции с ним пару раз ездил, не помню как его фамилия.

Я помнила, как его фамилия, этого человека — каким-то образом я узнала его. Звали его Ян и, когда я его последний раз видела, он был нормальным стройным парнем. Лет пять назад это было, а потом он куда-то делся. Тогда многие куда-то девались, все носились по свету, как безумные, в предчувствии грядущих катаклизмов…

Хаарт окликнул меня из толпы и я была рада этому. Под насмешливым взглядом человека с той стороны я попятилась, потом повернулась и кинулась бежать.

Хаарт уже грузил мешки на телегу. Видимо, насчет тяжестей я напрасно беспокоилась.

— Ну, что опять? — спросил он.

— Там сидит человек… он выглядит очень страшно.

— А, — сказал Хаарт, — это, наверное, конченный.

— Что это значит?

— Болезнь.

— Заразная?

— Нет. Не думаю. — Он забросил последний мешок на телегу и кивком велел мне садиться, — во всяком случае ты можешь не волноваться.

— Я… почему?

— Потому, что женщины ей не болеют.

Хоть в чем-то здесь женщинам повезло. Но все равно, неприятная штука.

— Я его знаю. Он с той стороны.

— Ну и что? Люди с той стороны чаще всего и заболевают. И довольно быстро.

Вообще-то, так оно и должно быть. Если предположить, что у местных есть иммунитет. А женщины не болеют потому, что она, болезнь эта, как-то связана с у-хромосомой… Но все это были малоприятные мысли и я быстро их оставила.

Я и не заметила, как мы выехали из города — несколько десятков метров, и перед тобой слева и справа переливается травой равнина, шум базарной площади остался за спиной, он все затихал, затихал, затих и мы снова оказались одни в мире. Казалось, Хаарту и было легче одному, чем с людьми, он сразу как-то расслабился, словно что-то там выталкивало его из толпы или он не принимал их, не знаю. Вообще, не знаю, насколько тесно тут люди между собой общаются — даже из того, что мимоходом сказал мне Хаарт, было понятно, что отношения тут строго регламентированы… того нельзя, этого нельзя… Но до чего они спокойнее наших… ни одной драки за весь базарный день.

Я все еще размышляла над этим, больше по инерции, убаюканная мерной тряской телеги, как вдруг лошадь резко остановилась. Хаарт бросил поводья и спрыгнул на землю.

— Эй, что там?

— Погляди.

Я посмотрела в том направлении, куда он показывал и, поначалу, ничего не увидела. Потом… Высокая, по пояс, трава в том месте колыхалась как-то иначе. Хаарт уже бежал туда, разрывая перепутанные стебли. Я видела, как он наклонился, пропал из виду, потом появился вновь и крикнул:

— Иди сюда!

Я слезла с телеги.

Трава была такая сырая, что, не будь я в новых кожаных штанах, я бы тут же промокла, как если ступила бы в реку. Наконец, я добралась до Хаарта и увидела какую-то темную массу у его ног — эта масса вяло шевелилась.

— Помоги мне дотащить его до телеги Сказал Хаарт.

Сульп лежал на животе, его мощные, покрытые бурым мехом руки вытянуты вперед, словно он пытался ползти к дороге. Темная шкура казалась мокрой от росы, но, когда я, сев на корточки, дотронулась до него, ладонь моя стала красной.

— О Боже! — сказала я. — Да он ранен! Кто его так? Какой-нибудь хищник?

— Ты что же, не видишь? — раздраженно бросил Хаарт. — Это же огнестрельные раны. Это ваши.

— Ты так говоришь это, как будто я имею к ним какое-то отношение.

— Но ведь ты же все время хочешь стрелять, разве нет? Помоги мне перенести его.

Я собрала остатки здравого смысла и сказала:

— Нет, так не пойдет. Нужно переложить его на попону. Если мы потащим его за руки и за ноги, он умрет.

— Он и так умрет, — возразил Хаарт, но, тем не менее, поднялся с колен и пошел за попоной.

Я осталась рядом с раненным существом. Он лежал, уткнувшись лбом в траву, так что лица не было видно — только затылок с массивным костяным гребнем. таких существ — или почти таких — обычно рисуют в учебниках зоологии, они идут в цепочке, держась друг дружке в затылок, в руках у них намалеваны какие-то дубинки, а впереди цепочки — человек прямоходящий с человеком разумным.

Хаарт принес попону, мы расстелили ее рядом с сульпом и перекатили его на бок. Он слабо застонал. Я нажала на здоровое плечо и опрокинула его на спину, при этом из раны на груди толчком выплеснулся фонтан темной крови. С пулевыми ранениями я сроду дела не имела, а тут еще абсолютно чуждое существо. Тем не менее было ясно, что рана сквозная и, раз он не помер мгновенно, может, ничего важного и не задето. Я стащила свою хорошенькую хлопчатобумажную блузку — здесь-то не было хлопка, только лен, — и, как могла, перетянула рану. Сульп больше не стонал, но, видимо, лишь потому, что находился в глубоком обмороке. Мы с трудом перенесли его на телегу — весил он явно больше ста; я подсунула ему под голову мешок с овсом, чтобы уберечь от тряски. Лицо у него было страшное — я имею в виду, не из-за ранения, а вообще страшное — неумелая карикатура на человека. Расплющенный нос, скошенный лоб, выступающие надбровные дуги… все, как положено.

Хаарт уже подобрал вожжи и лошадь мягко двинулась с места.

— Мы повезем его домой? — осторожно спросила я. Не очень-то весело обихаживать такую громадину.

— Нет, — ответил Хаарт, — в становище. Не знаю, откуда он, но тут есть становище, в лесу неподалеку.

Синяя полоса леса приближалась медленно — мы сделали остановку, чтобы поесть и выпить теплого пива из глиняного кувшина. Я налила пива в кружку и попробовала напоить сульпа — он глотал, но в сознание так и не пришел. Я думаю, что для него так было и лучше — может, здесь и существовали какие-то болеутоляющие снадобья, наверняка растительного происхождения, но я-то ничего о них не знала.

К полудню стало почти жарко, роса со стеблей начала испаряться и вокруг одуряюще пахло разогретой травой. Зелень и зелень — цветов, которые у нас все время попадаются в полях и считаются сорняками, тут не было — ни цветов, ни опыляющих их насекомых. Только однодольные, только травы, а, когда мы подъехали к лесу, то оказались в густом покрове папоротника.

Очень тихий лес — никаких певчих птиц, хотя вообще-то, птицы тут, вроде были — я пару раз видела, как над равниной высоко в небе парили черные, точно вырезанные из бумаги силуэты. Лес, по которому можно проехать в телеге, поскольку он был полностью лишен подлеска. Колея шла под уклон и почва становилась все более сырой. Тут уже росли не хвойные деревья, а что-то коленчатое, раздутое, с нежной бледной зеленью. Хаарт повернул лошадь, запахло дымом и мы оказались вскоре в становище сульпов.

Все поселение состояло из нескольких шалашей или шатров, по моему, сложенных из полых стволов этих странных деревьев, и центральной площадки для очага — видимо, она служила местом общего сбора. В печи, сложенной из камней, горел огонь и в огромном котле варилось что-то съедобное. Мне потом пришлось попробовать это варево — это оказались коренья, а сульпы, при всем их внушительном облике, на самом деле были вегетарьянцами. Около огня возилась куча детишек — они были голенькими — я имею в виду, что шерсти на них не было и они вполне могли сойти за детенышей какого-нибудь человеческого племени. Хаарт, просунув голову за полог одного из шатров, объяснялся с сульпами на их странном наречии. Наконец, из шатра вылез патриарх — шерсть у него на груди была седая, а суставы рук и ног явно подагрические. Он наклонился над раненым, лежащим на телеге, оглядел его своими маленькими черными глазками и что-то буркнул. Потом протопал к другому шатру и оттуда, после недолгих переговоров, вылезли еще двое — одна из них совершенно определенно женщина — отвисшие груди свободно болтались по сторонам мощной грудной клетки. Сульпы подошли к телеге, без всяких усилий подняли попону и утащили раненного в шатер. Через несколько минут оттуда раздалось монотонное пение, сопровождаемое ударами чего-то мягкого (ладоней?) о какой-то гулкий предмет.

Я повернулась к Хаарту, который раскуривал трубку, прислонившись к чешуйчатому стволу огромного хвоща

— Что с ним будет дальше?

— Может, он умрет, — резонно ответил он, — Может, нет.

— Они будут лечить его как-то?

— Ну, у них есть свои способы. Сульпы очень хорошо разбираются в травах.

— А теперь что будет?

— Теперь, думаю, они нас накормят.

Нас действительно накормили, с моей точки зрения, в обход всяких санитарных правил, потому что все ели из того самого котла одной ложкой, которую передавали по кругу. Я проглотила пару ложек из вежливости, по вкусу это была дрянь порядочная, и дальше пропускала свою очередь, просто наблюдая за происходящим. Я уже поняла, что, несмотря на свою пугающую внешность, сульпы были существами покладистыми — никакой толкотни, никакого права сильного. Дети ползали повсюду и время от времени какая-нибудь мамаша отпихивала от раскаленных углей уж слишком подвижного исследователя.

Когда мы возвращались домой, Хаарт держал ружье на коленях.

6.

Я не нашла передатчика, а приемник действительно был, добротный приемник с той стороны. Из-за такого же, только размером поменьше, я и влипла во всю эту историю. Я сразу начала крутить колесико — истосковавшись хоть по каким-то новостям — напрасный труд. Понятно, что никакой музыки тут не было, да и быть не могло, но и новостей тут тоже не было. Монотонный, равнодушный голос — я так и не поняла, кому он принадлежал — я имею в виду, человеку ли, — периодически соскальзывая с настойки, твердил что-то о каком-то пожаре в каком-то квадрате. Пока я пыталась отыскать что-то повеселее, голос уплыл окончательно, но тут выплыл еще один — этот уж точно принадлежал человеку, и я узнала о том, что, продвигаясь от Белого мыса на северо-запад, какой-то Каас с побережья встретил стаю хаэд, голов десять-пятнадцать, направлявшуюся на юго-восток. Точное количество голов этот Каас считать не стал, а благоразумно предпочел убраться оттуда подальше. Видимо, правильно сделал. Мне уже порядком поднадоело это развлечение, но тут в комнату вошел Хаарт и спросил, не слыхала ли я сводку погоды. Перед началом Кочевья погода меняется, объяснил он, начинаются грозы, сильные ветры и лучше бы знать об этом заранее.

— А кто следит за погодой? — спросила я.

До сих пор я так ни разу не столкнулась тут с организованной формой деятельности.

— Да никто, — ответил Хаарт. — Леммы иногда сообщают, если идет уж очень сильный ураган. Они как-то держат связь друг с другом. Дальние поселения, я хочу сказать.

— И никаких станций, никаких барометров?

— Какие тут станции, — ответил Хаарт, — а барометр я пронес с той стороны. Но он все время показывает только ту погоду, которая уже есть, по-моему.

Барометр показывал бурю.

Хаарт подозрительно оглядел его и даже постучал пальцем по стеклу, но на эту меру физического воздействия барометр никак не отреагировал. В результате Хаарт решил, что лишняя предосторожность не помешает и отправился во двор убирать сено, а мне велел закрыть ставнями окна. Я и сама не слишком доверяла показаниям барометра — точно такой же стоял у нас дома и, сколько я себя помню, показывал Великую сушь, но окна честно задраила. К полудню небо, и без того облачное, затянула какая-то дымка, подул слабый ветер — это казалось тревожным уже потому, что до сих пор несколько недель никакого ветра не было.

К вечеру это ветер превратился в самый настоящий ураган.

Он колотился о дом так, словно хотел вытрясти из него душу. Сквозь щели в ставнях были видны вспышки света — в небесах разгоралось какое-то грандиозное действо, на которое нас явно не приглашали.

Я начала беспокоиться о том, что одна из этих великолепных молний может шарахнуть в дом и допытывалась у Хаарта, есть ли тут громоотвод. Когда не удалось растолковать, что это такое, он ответил, что громоотвод есть. Леммы разбираются в таких вещах, сказал он, а грозы тут часты.

— Ты говорил, что целых пять лет работал на леммов, да? А что ты там делал?

— Ну, больше всякую физическую работу. Леммы не слишком сильные, сама видела.

— И жил там же?

— А что? Там забавно.

Больше мне ничего из него вытянуть не удалось — он отвечал на мои вопросы, верно, но, чтобы узнать то, что тебе действительно интересно, нужно знать, какие вопросы задавать. А для этого нужно лучше ориентироваться в окружающем мире. А для того, чтобы лучше ориентироваться, нужно больше о нем знать. А для того, чтобы больше о нем знать, нужно задавать больше правильных вопросов. Замкнутый круг какой-то.

Словом, я оставила это бесполезное занятие, тем более, что разговаривать было трудно — такой грохот стоял снаружи, и попыталась управиться с хлебом из новой муки. Тут имелась очень хорошая печь — хорошая для того, кто умеет обращаться с печью, а не с газовой плитой. Теоретически, я и раньше знала, что хлеб где-то выпекают, но саму технологию этого процесса представляла себе довольно смутно. Тут у них было что-то вроде сухих дрожжей — сначала тесто у меня убежало, потом село, в конце концов Хаарт сказал, что есть это можно, если не придется угощать гостей.

Понятно, что никаких гостей не предвиделось — уже хотя бы потому, что за все это время я не видела здесь ни одного нового лица — словно дом стоял на краю мира. И, поэтому, когда посреди всего этого грохота я услышала стук молотка о медную дощечку, то решила, что мне это просто померещилось.

Первым услышал его Хаарт. Он подхватил стоявшее в коридоре ружье, снял с крюка дождевик и вышел. Я побежала за ним. Не знаю, что я там ожидала увидеть, во всем этом разгуле стихий, да и Хаарт, видимо, не ждал ничего хорошего, но на этот раз мы промахнулись. А зрелище, вообще-то, было жуткое. Весь горизонт был охвачен огненной пульсирующей лентой, грохот прокатывался от края неба до края прямо через наши бедные головы, а в зените то и дело взрывались ослепительные деревья. Газовый фонарь над высоким крыльцом казался насмешкой над всей этой роскошью. И, посреди неземного великолепия, перед воротами стояла запряженная в телегу лошадь. Ей все это не нравилось — она прижимала уши и все пыталась куда-то отодвинуться. Я сначала пожалела лошадь, а уж потом ее хозяев — они, по крайней мере, сидели в телеге, накрывшись какой-то дерюгой.

Хаарт передал мне ружье (которое я тут же нервно отставила подальше), натянул дождевик и пошел открывать ворота. Я вернулась в дом, поскольку решила, что, пожалуй, неплохо хотя бы заварить этот дурацкий чай, чтобы гости не подавились моим хлебом. Они провозились какое-то время во дворе, распрягая лошадь, и, когда вошли, чайник уже кипел на плите — двое насквозь промокших людей, мужчина и женщина в одинаковых красно-белых пончо. Небесный фейерверк, видимо, не произвел на них никакого впечатления — они не выглядели напуганными, просто усталыми и замерзшими. Мужчина (женщина не сказала ни слова) объяснил, обращаясь исключительно к Хаарту, как будто меня тут не было, что они ехали с побережья, поскольку везут на продажу в город какую-то рыбу и хотят управиться до Кочевья, но в такую погоду лучше переждать под крышей и все такое… При этом он сидел, а женщина стояла. Я на всякий случай тоже решила не садиться, и только тихо радовалась в душе, что гости сюда ходят не часто. Хаарт сухо велел мне накрывать на стол — сама я проявлять инициативу не рискнула. Мечась между гостиной и кухней, я все время посматривала на бедную бабу — она так и не села, и не начала есть, пока ее спутник не отодвинулся от стола. Я на всякий случай отступила подальше в тень, но демонстрировать приличное воспитание мне пришлось недолго — Хаарт вскоре отвел их во вторую спальню, помог мне убрать со стола и сказал, что вообще-то, все это чушь, но,вообще-то, лучше, чтобы я и впредь на людях вела себя примерно так же. А то пойдут всякие нехорошие разговоры, сказал он. Видимо вроде того, что он по вечерам меня мало бьет, что ли…

Дождь шел всю ночь и все утро, на улице была такая темень, что я потеряла всякое представление о времени. Когда я проснулась, постель рядом со мной была пуста, я подхватила лежащие на полу часы — было уже девять утра — условных девять утра, потому что я подвела часы по солнцу. Я опять испугалась, что опозорю Хаарта перед гостями и поэтому очень торопилась — так торопилась, что заметила, что у нас прибавилось народу, только когда спустилась вниз, в гостиную.

Теперь они оба стояли — и мужчина, и женщина — они прижимались к дощатой стене и глаза у них были широко открыты. Хаарт тоже стоял у стены, ближе к окну, он увидел меня и чуть заметно покачал головой, но было уже поздно.

— Спускайся вниз. — сказал новый пришелец.

Он сидел за столом и держал на коленях автомат. Поза у него была наглой — подчеркнуто наглой, вызывающей, точно он все время кричал: «Посмотрите, кто тут хозяин!». Второй рылся в кухонных запасах — они, видимо, здорово оголодали в лесу. Их одежда уже давно обтрепалась, а дождь, который до сих пор шумел за окнами, не улучшил ее состояние. Думаю, они и сами были растеряны и напуганы, эти мародеры, но от этого они были только опаснее.

Я спустилась по лестнице, почему-то стараясь двигаться как можно тише, и встала на нижней площадке. Тот, что сидел за столом, поглядел на меня и удивленно воскликнул:

— Э, да ты погляди!

Его напарник обернулся. У него было странное, полубезумное выражение лица — будто он вот-вот ни с того ни с сего истерически расхохочется, или начнет палить во что попало. похоже, он был не в себе, да еще при оружии — кобура висела у него на поясе. Меня охватил тоскливый ужас, а я думала, что мне больше никогда не придется его испытывать… не здесь.

— Да она с той стороны! — сказал он. — Ты погляди, как нам повезло!

— Ты понимаешь, что я говорю? — обратился он ко мне.

Я украдкой взглянула на Хаарта. Он глядел в одну точку, лицо его ничего не выражало.

— А то они что-то лопочут по-своему, хрен поймешь.

— Да, — сказала я. — Понимаю.

Что толку было притворяться. За километр было видно, что я с той стороны — у местных был совсем другой тип лица, да и повадка, наверное, другая.

Он бросил мне под ноги пустой рюкзак.

— Собери нам поесть. — сказал он, — и принеси чего-нибудь выпить. Давай, шевелись.

Я нагнулась и подобрала рюкзак. Тот, второй мародер продолжал рыться в кухонных шкафах. Почему-то это меня разозлило больше всего — я только вчера навела порядок на полках, а эта сволочь лезет туда своими грязными лапами.

— Все продукты в погребе, — сказала я. И сама испугалась — а вдруг тот, второй, попрется туда сам, или, что еще хуже, следом за мной.

— Так иди, принеси, — раздраженно сказал тот, что с автоматом. — Чего ты ждешь?

В погреб вела дверь из кухни — у дальней стены. Сейчас она была закрыта. По-прежнему стараясь ступать тихо, словно это делало меня невидимой, я двинулась вдоль стены. По пути я прихватила фонарь в плетеной сетке; в комнате за моей спиной стоял полумрак. Все молчали. Самым громким звуком был шум дождя за окном.

На пороге я обернулась и поглядела на Хаарта. Он смотрел на меня напряженно, словно пытался что-то сказать, но свет фонаря бил мне в глаза, а тот, что сидел за столом, прикрикнул:

— Ты что, заснула!

И я нырнула в темный подвал.

Оказавшись в безопасности тесного помещения я на минутку застыла, пытаясь осмыслить происходящее. Все это было словно во сне, словно не на самом деле. Я уже понимала, что от них так легко не отделаешься — они, похоже, были на грани безумия, вызванного страхом перед чужим, непонятным миром, да и ничего их здесь не сдерживало. Я кинула в рюкзак круг сыра, торбу с сухарями и налила вино в глиняный кувшин. Потом подобрала фонарь и двинулась к двери.

И тут я увидела, что ее можно запереть изнутри. Оказывается, тут был внутренний засов, в погребе. Больше всего на свете мне хотелось это сделать — дверь была очень прочная, они меня никогда не достанут, а просидеть я тут могу хоть месяц — при таких-то запасах. Я поднесла ладонь к засову, потрогала холодный металл, неохотно отняла руку и побрела по лестнице наверх.

Они так и стояли у стены — все трое. Хаарт метнул в меня негодующий взгляд.

— Идиотка, — сказал он сквозь зубы на местном наречии.

Я пробормотала:

— Но, Хаарт, откуда же я знала… что мне нужно было запереться и оставить вас тут?

— Что вы там лопочете? — Прикрикнул тот, что сидел у стола. — Положи рюкзак на стол, ты…

Я положила рюкзак и попятилась к стене. Мне было стыдно и страшно. Хаарт хотел, чтобы я закрылась в погребе. Видимо, это единственное, что можно было сделать — они не пытались защищаться.

Хаарт хотел, чтобы я оказалась в относительной безопасности, потому что больше сделать ничего не мог. На того, другого, на ночного гостя, я и не рассчитывала — у него был покорный безнадежный взгляд и я видела, как он вяло привалился к стене — точно из него вынули все кости.

Тот, второй, прекратил, наконец, копаться на полках, и тоже сел к столу. Ел он жадно, запивая еду вином, которое я принесла из погреба. Оголодали они, видимо, порядочно. Не знаю, что им удавалось раздобыть в местных лесах, что они там делали, на кого охотились…

Его напарник по-прежнему сидел, развалившись на стуле, и лениво поводил стволом автомата вправо-влево. Видимо, они все-таки, побаивались, оттого и решили есть по очереди. Но сидеть просто так ему было нудно и он спросил меня:

— Ты давно тут?

— Нет, — сказала я.

— А что ты тут делаешь?

— Ничего…

Он поудобнее вытянул ноги в сбитых, заляпанных грязью сапогах и сказал:

— А ты хорошо устроилась. Сидишь тут в тепле. Везет вам, бабам. Вечно они как-то устраиваются. Проклятый лес… И хоть бы был нормальный лес, а то, дерьмо какое-то, чертовщина. Да еще эти выродки в нем живут.

Уж не знаю, кого он имел в виду — сульпов или леммов.

— Да они безобидные, — сказала я.

Он хихикнул и похлопал ладонью по стволу автомата.

— Вот этого у них нет, верно? Так что же их бояться?

Лицо у него неуловимо изменилось, он застыл, уставясь прямо перед собой, потом тряхнул головой, словно отгоняя что-то.

— Что же их бояться, — пробормотал он. — Что же их бояться…

О Господи Боже, да они же здорово не в себе. Мне-то на секунду показалось, что, раз с ними можно разговаривать, их удастся уговорить как-то, успокоить, все уладить. Без толку. Они были так напуганы и издерганы, что едва владели собой, они заселили все окружающее их пространство чудовищами, у них было только оружие и страх, и залитый дождем чужой враждебный мир за окнами…

Напарник его, наконец, кончил есть, и они поменялись местами.

Теперь автомат был у того, второго; он так и не произнес ни слова и мне здорово не нравился его взгляд. свихнулись они все там, что ли?

— Как это место называется? — спросил тот, что со мной разговаривал.

— Не знаю, — сказала я, — Никак, наверное.

Я и вправду не знала, просто не задумывалась над этим. У меня было такое ощущение, что тут вообще мало имен собственных — а всяких топографических названий так и просто нет. Не знаю, как они обходились, местные, но они вообще много без чего обходились.

— Что ты врешь, — сказал он. — Так не бывает.

Я пожала плечами.

— Сколько живу, про такое не слышал. Откуда все это взялось?

— Не знаю… — сказала я, — Всегда было, наверное. Просто… никто не знал.

Тот, второй, отодвинулся от стола и передал напарнику автомат.

Я уже поняла, что сейчас будет, я видела, как он смотрел на эту женщину. Ее беспомощность, ее страх возбуждали его все больше. Он подошел, схватил ее за плечо и отшвырнул от стены — так, что она оказалась на середине комнаты. Она упала на колени, да так и стояла, не сводя с него темных испуганных глаз. Он, усмехаясь, подтолкнул ее к лестнице, ведущей наверх. Она поднялась и пошла покорно, не оборачиваясь, а он двинулся за ней. Я ждала борьбы, слез, крика… Но все было тихо. Внизу, в гостиной, они по-прежнему стояли у стены. Никто из них не пошевелился.

Оставшийся в комнате мародер смотрел на меня — на лице его блуждала рассеянная, почти мягкая улыбка. Я тоже боялась пошевелиться. Я не могла встретиться взглядом с Хаартом — мне было стыдно — за него, за себя, за то, что сейчас будет.

— Налей-ка мне еще вина, — сказал он.

Я медленно пошла к столу. И услышала, как Хаарт тихо сказал на местном наречии:

— Урони кувшин.

Глядел он при этом не на меня, в сторону.

Я почти решила, что это мне послышалось. Уронить кувшин, зачем? Он стоял на дальнем конце стола…ладно…хуже не будет.

Я обошла стол, подхватила кувшин и сделала два шага. Этот смотрел на меня вполглаза, потому что меня и стоявших у стены мужчин разделял стол. Я поскользнулась ни с того, ни с сего, кувшин выпал у меня из рук и ударился о каменный пол. Я, как завороженная, смотрела, как он с грохотом разлетается на мелкие осколки. Вино растеклось по полу, оно казалось почти прозрачным.

Одновременно с этим грохотом раздался негромкий сухой треск. Я боялась поднять глаза, но все же, словно вторым зрением увидела, как сидевший за столом человек начал медленно клониться на бок. Он обернулся на этот звук бьющейся посуды — да так и падал, лицом ко мне, глаза у него были пустые, а изо рта стекала струйка крови.

Хаарта в комнате уже не было. Он взбежал наверх, по лестнице — я даже не успела заметить, когда…

Автомат соскользнул у него с колен и он упал на свое оружие, накрыв его всем телом, точно пытаясь защитить что-то очень ценное. Пальцы разжались, проскребли по каменным плитам, снова сжались. Теперь я слышала наверху какие-то удары, грохот, но не могла двинуться с места. Тупо приоткрыв рот, я смотрела, как по полу растекается вторая лужа — эта была гораздо темнее, чем винная.

Я услышала шаги на верхней площадке лестницы и вздрогнула, но это был Хаарт. Теперь я видела, что в левой руке он держит пистолет — где он только его прятал? Правую ладонь он прижимал к щеке — у него была рассечена скула.

— Поднимись наверх, — сказал он. — Помоги мне.

Я полезла наверх, цепляясь за перила — мне все время казалось, что я вот-вот упаду. Тот, второй лежал у двери спальни — выстрелы пришлись с близкого расстояния, несколько выстрелов. Странно, там, на той стороне, мне не разу не приходилось видеть стреляных ран вблизи — и это при том, что на улицах стреляли постоянно. Женщина сидела на постели. Она не плакала, но ее трясло так, что я услышала, как у нее стучат зубы. Руки у нее были судорожно сцеплены на коленях и она неотрывно смотрела на мертвеца.

— Нужно стащить его вниз, — сказал Хаарт. — Если ты возьмешь его за ноги…

Я покорно нагнулась, но, когда я прикоснулась к теплому телу, меня тоже затрясло. Я с трудом подавила тошноту.

— Чего ты ждешь? — сказал Хаарт. — Давай.

Он подхватил мертвое тело подмышки — кровь была везде — на груди, на животе. Я отвела взгляд. Мы стащили тело вниз, проволокли через всю нижнюю комнату и вынесли на улицу. Хаарт велел положить его под навесом.

— Похороним их, когда дождь закончится, — сказал он, — еще не хватало мокнуть из-за этой падали.

И мы пошли в гостиную по второму заходу.

Я не понимала, почему я должна таскать эти трупы — я имею в виду, что этот наш гость мог бы и сам этим заняться, помочь хоть в этом, но, когда мы вошли в комнату и я увидела его, то поняла — почему. Он так и не отошел от стены — сполз по ней и теперь сидел, привалившись к стене спиной, глядя в одну точку. Лицо у него ничего не выражало. Свихнулся он от страха, что ли?

Я налила в ведро теплой воды и начала подтирать все эти лужи.

Хаарт устало сидел у стола.

— У тебя что, соображения не хватило, чтобы закрыться в погребе? — сказал он наконец. — Там же есть внутренний засов, на двери.

— Да видела я этот засов. Но, ты понимаешь… откуда я знала, что так будет лучше?

— Если бы ты заперлась, у меня были бы развязаны руки, — сказал он. — А так, пришлось столько ждать, пока удобный момент подвернется. И считай, все еще хорошо обошлось.

— Они не в себе были, — сказала я. — Правда, они почти всегда такие. Но здесь они еще хуже… Они всего боятся.

Я чувствовала какую-то странную тоску…словно извинялась за то, что произошло. Словно в этом была и моя вина.

Сидящий у стены, наконец, поднялся и побрел наверх. Я смотрела, как он, цепляясь за перила и еле передвигая ноги, поднимается по лестнице.

— Почему он не пытался ничего сделать, Хаарт? — спросила я, когда он скрылся за дверью. — Ведь он даже не пытался.

— Я же говорил тебе, — устало сказал Хаарт, — здешние люди, в основном, беспомощны. Они просто не способны защищаться. Не могут.

— Но ты же смог?

И пожалела, что сказала. Не нужно было этого говорить.

Он горько ответил:

— А что мне еще было делать?

Ему и правда дорого обошлась вся эта история — и несколько дней он со мной почти не разговаривал. Хаарт починил ворота — они выломали засов, когда пытались проникнуть в дом; и мы закопали мертвецов, оттащив их подальше от дома, далеко за ограду. Несколько дней я еще могла потом различать это место — но оно на глазах зарастало травой, а вскоре уже ничего не было видно.

Должно быть, все и пошло неладно, с этой истории. До того, как все это произошло, у меня не было времени на какие-то размышления, я была слишком занята тем, что пыталась как-то сжиться с этим миром, сложить в цельную картину разрозненные обрывки впечатлений, но что-то не совпадало, концы с концами не сходились и в результате, ко мне вернулись все старые страхи и сомнения — привычные, как эмбриональная поза, которая возвращается к человеку в тоске и безысходности.

После грозы погода изменилась. Здесь и до этого всегда было сыро, а теперь и того хуже — все время моросил мелкий дождь, по ночам он тихо скребся по крыше, словно просился в дом. И, за многие ночи, это был единственный звук, который доносился извне. Облака проплывали над домом — тяжелые, низкие. Я впервые поняла, что это такое — долгие вечера без книг, без телевизора, без телефона… Не то, чтобы я маялась бездельем — все время находилась какая-то мелкая работа, но мысли занять было нечем и самые разные вещи приходили в голову. После той истории я уже не чувствовала себя в безопасности, но поделиться своими страхами с Хаартом я не могла. Его вообще было трудно разговорить, а теперь он и вовсе предпочитал отмалчиваться. И никогда ни о чем не спрашивал. Словно ему было просто не интересно все это — как я жила, чем занималась до того, как влезла в эту дыру. Это было здорово обидно, но и обиду я сносила молча — не то, чтобы я его боялась… сама не знаю, чего я боялась. Может быть, прояви он хоть какой-то интерес, какое-то участие, мне было бы легче. А когда держишь все свои страхи при себе, они становятся только еще хуже, еще непрогляднее. Я боялась даже не того, что на нас опять могут напасть люди с той стороны — я так давно сжилась с постоянным чувством опасности, что даже не замечала его. Но от этого постоянного, тоскливого молчания мне впервые пришло в голову, что, может, Хаарт не так уж хорошо ко мне относится, как мне хотелось бы думать. Может, он привел меня сюда просто потому, что ему так удобнее, а в общем-то, я для него мало что значу. И именно об этом я не могла его спросить — я почти была уверена, что знаю, как он ответит.

Утром он сказал, что уезжает.

И тут мне стало по-настоящему страшно.

Я уже оставалась одна, но тогда никто ничего не слышал о бандах с той стороны и я считала, что нахожусь в относительной безопасности. В пустом доме, где по ночам ни с того ни с сего скрипят ступеньки, словно кто-то тяжело поднимается к тебе по лестнице — в пустом доме всегда страшно, но любые вымышленные страхи — ничто перед реальной опасностью. Я даже ничего не сказала, но, видимо, страх был у меня в лице, в глазах, потому что Хаарт стал уверять меня, что беспокоиться не о чем. Он связался по радио — не знаю, с кем он там связался, — и никого в окрестностях точно нет.

— Я укрепил ворота, — сказал он. — А это были случайные гости. Не думаю, что сюда еще кто-нибудь дойдет. Тем более, что вот-вот начнется Кочевье.

— Может… я поеду с тобой?

На самом деле, ехать мне не хотелось. Мне хотелось, чтобы он остался дома. И чтобы прекратилось это затянувшееся молчание.

— Да никуда ты не поедешь, — сказал он. — Они засели в лесах, если еще живы. А тут все-таки безопаснее, мне кажется.

Лично я была совершенно не уверена, что бомба дважды в одну воронку не падает. Не верю я в эту проклятую статистику.

Поэтому я сухо ответила:

— Это твое дело.

Он довольно терпеливо сказал:

— Кочевье будет идти мимо нас по равнине месяца два, а может, и три. За это время сульпы сдвинутся с места. Где мне их потом искать? А на ту сторону ходить я больше не могу. Проход закрыт, ты же сама слышала. И неизвестно, откроется ли он хоть когда-нибудь.

— А если вообще не ездить?

— А на что мы будем жить потом, когда Кочевье пройдет?

Я молча отвернулась.

— Послушай, — сказал он, — ты когда-нибудь перестанешь бояться? Ты же все время держишься так, будто вот-вот стрясется что-то ужасное.

— А разве это не так, Хаарт?

— Ты еще накличешь беду, — сказал он угрюмо.

Пререкаться с ним мне не хотелось.

Не могла я прижиться в этом мире — слишком плохо я его знала для этого; и оттого чувствовала себя беспомощной. А выходцев из того, своего мира я боялась как раз потому, что очень хорошо знала, на что они способны. Но я слишком зависела от Хаарта, чтобы возражать ему — больше у меня ничего тут не было, здесь, на этой стороне. Да и не знаю, до каких пределов стал бы он терпеть мои возражения.

Он уже давно научил меня стрелять — тут не было ничего мудреного, а я в свое время не так уж плохо выбивала в тире из винтовки.

У меня хороший глазомер и я легко справлялась с неподвижной мишенью. А вот реакция меня всегда подводила — и мне совсем не хотелось проверять свои способности на практике.

Он показал мне, где стоит радиопередатчик и научил, как им пользоваться. Я могла бы работать на нем — вот только, зачем? Я уже поняла, что на Хаарта я еще могу полагаться — но никто больше пальцем не пошевелит, чтобы вступиться за меня в случае какой-нибудь беды; как не вступился за свою женщину тот ночной гость — на что мне-то рассчитывать? Всего этого Хаарту я, конечно, не сказала.

Возможно, спокойнее будет, когда мимо дома пойдет Кочевье и какое-то время никто не сможет показаться на равнине. А за это время что-нибудь изменится, всегда что-нибудь меняется, даже здесь, в этом мире. Я спросила Хаарта, сколько проходит времени от одного кочевья до другого — больше года, сказал он. Потом они идут назад. А потом, еще через год, начинается новое Кочевье.

— Они возвращаются тем же путем?

— Да, — сказал он, — но их гораздо меньше. Может, они уходят дальше, какая-то часть их, и больше не возвращаются, не знаю.

Я так и не поняла, как здесь меняются времена года. похоже, резких перемен климата тут не было — после влажного сезона наступал еще более влажный — вот и все. Даже пронесшийся по равнине ураган не оставил никаких последствий. Может, какая-то циклическая смена времен года и происходит там, на дальних топях, откуда берет свое начало Кочевье…

Так что он собрался и уехал в тот же день, еще до полудня. уехал верхом, а не в телеге, потому что так, сказал он, ему удастся обернуться быстрее. Возможно, он вообще проводил больше времени в разъездах, чем дома, и ему просто долго не сиделось на одном месте — такое тоже бывает.

Я заперла за ним ворота и вернулась в дом.

7.

Итак, я осталась одна. Ночи падали на землю стремительно, точно стрелы — каждая казалась смертельной. Я бродила по залитому смутным светом газовых шаров дому, засыпая лишь под утро, когда туман за окном стоял такой, что разглядеть снаружи ничего нельзя было. Мне ни разу не потребовалось ни оружие, ни радиопередатчик, а из приемника доносился все тот же равнодушный голос (или это были разные голоса, просто очень похожие), который время от времени сообщал, куда направляется Кочевье. Gохоже, и вправду, маршрут его пролегал мимо нашего дома, по равнине, в сторону побережья, вдали от леса и синеющих на горизонте дальних гор. О людях с той стороны никаких сообщений не поступало — словно их и не было.

На восьмой день этого непрекращающегося ожидания я услышала стук молотка о медную дощечку на воротах. Я побежала наверх — я знала, что это не Хаарт, он сказал, что его не будет недели две — по моему счету, поскольку никто здесь не мерил время неделями, — и уже заранее боялась того, что мне предстояло увидеть. Но это были всего лишь леммы — никогда не думала, что могу так радоваться при виде этих странных созданий. Их было двое, они стояли на своей летающей платформе — то, что они стучали, было всего лишь знаком вежливости, их платформа могла свободно перелететь через ограду. Я спустилась вниз и с трудом отодвинула запирающий ворота тяжелый брус — Хаарт постарался на совесть. Если и можно научится чему то в этом мире, так это тому, что никого из местных не нужно бояться — особенно леммов, которые физически не в состоянии причинить никому боль. Поэтому я совершенно искренне сказала:

— Я одна в доме, но я рада принять вас.

Понятия не имею, как положено принимать двух здоровенных ящериц. Как их сажать за стол? Чем кормить? Но платформа не двинулась с места. Она лишь опустилась чуть ниже, так, что головы стоящих на ней существ оказались на уровне моих глаз, и один из леммов сказал:

— Мы пришли, чтобы передать тебе сообщение, кейя.

Вот тут я и испугалась. В нежданных новостях нет ничего хорошего. Я и сейчас помню, как в том мире у меня всегда замирало сердце, когда в почтовом ящике обнаруживалось что-то внеплановое, а уж здесь, где не происходит почти ничего… Как выяснилось, я была права — это распространяется на все миры.

Лемм помолчал, видимо пытаясь перевести свое сообщение в слова. Не так-то просто для существ, которые в обыденной жизни словами при общении между собой не пользуются.

— Люди с той стороны, они придут сюда за Хаартом. Он им нужен.

— Зачем?

— Они хотят, чтобы он показал им, как пройти обратно. Им сказали, он знает, как это сделать.

— Я думала, проход закрыт. — удивленно сказала я.

— Они не верят этому. Они напуганы. Они хотят вернуться.

Я помню, когда мы встретили леммов по дороге в город, они сказали, что люди с той стороны долго не проживут. Похоже, так оно и вышло. Этот мир, где опасность, казалось, исходила только от кочующих животных, умел защищаться по-своему.

Не удивительно, что леммы узнали о том, что к нам собираются нагрянуть незваные гости. С их способностью читать чужие мысли, они, похоже, знают все. Они что-то вроде межрасовых сплетников.

— Хаарту нельзя сюда возвращаться. И тебе надо уехать.

— А где сейчас Хаарт?

— В становище сульпов. Ты там была.

По крайней мере, я знаю, как туда добраться. Жаль только, что я представления не имею о том, как разговорить леммов. Они наверняка знают, о чем я хочу спросить, что беспокоит меня, пусть смутно, не высказано, но вот скажут ли…

— Я должна торопиться?

— У тебя есть время до полудня. Потом они придут сюда.

О Господи!

Я сказала:

— Спасибо. И если я могу что-нибудь для вас сделать — я сделаю это с радостью.

Я и в самом деле это имела в виду.

Леммы не пошевелились, но у меня осталось полное ощущение, что тот, кто со мной говорил, отрицательно покачал головой.

— Нам от тебя ничего не нужно. Мы делаем это для Хаарта. Мы строили ему этот дом. И еще потому, что нам не нравятся люди с той стороны — очень не нравятся. Ты на них не похожа.

Очень лестно. Конечно, не трудно быть лучше озлобленных и испуганных солдат, но в любом случае, приятно, когда тебе так говорят. Тем более, совсем посторонние люди. Я сказала:

— Я уезжаю сейчас же. Мне нужно еще что-нибудь сделать?

— Сейчас — ничего. — сказал лемм. — Может быть, потом…

— Что — потом?

Но платформа уже поднялась над землей и стремительно поплыла в сторону леса. Тут только до меня дошло, что я могла попросить леммов взять меня с собой — не знаю, почему я этого не сделала и почему они мне этого не предложили. Но в любом мире есть свои, допустимые и недопустимые просьбы. Может быть кейяр, людям, вообще нельзя даже ступать на летательные аппараты леммов… кто знает, что тут принято, а что нет, а я боялась допустить какую-нибудь оскорбительную ошибку.

Я пошла седлать лошадь.

Леммы сказали, что у меня есть время до полудня, но ждать мне было уже нечего. Я понимала, что не в состоянии спасти дом от разграбления — и мне было жаль до полусмерти, потому что я уже успела сжиться с ним…с просторными комнатами, с цветными стеклами в окнах, с теплым каменным полом…

Я подседлала кобылку, которая так и осталась безымянной — словно я переняла местную нелюбовь к именам собственным. Она была крупной и ленивой — к моей радости, поскольку я никогда не доверяла низкорослым лошадям, — вывела ее из денника и выехала через распахнутые ворота. Я еще никогда не ездила верхом одна — ни в этом мире, ни в том и мне было здорово не по себе. Никакого оружия я с собой не взяла — кроме совершенно бесполезного ножа с костяной ручкой. Хаарт был прав — я не смогу стрелять. Это не для меня.

Трава была мокрой, кобыла шла спокойной рысью — поднимать в галоп мне ее не хотелось. Если верить леммам, я могла не торопиться, но дело даже не в этом. Мне не хотелось нестись сломя голову, лучше видеть то, что происходит вокруг.

И я увидела.

Это пролетело от горизонта к горизонту над моей головой, точно серебряная пуля, почти бесшумно. Я не успела понять — какой оно формы, каких размеров… Нечто стремительное, совершенное, принадлежащее другому миру. Даже не нашему, где за полетом небесного тела всегда следует звуковая волна.

Я не то, чтобы очень удивилась. Я ожидала чего-то в этом роде. Темная полоса леса приближалась, дорога вела под уклон и мы стали продвигаться быстрее. Где-то за спиной, на равнине, я услышала трубный крик, зов — яростный, не человеческий, никакой. Гигантский силуэт промелькнул на фоне холма — огромное существо, карикатурно двуногое, с победно вздернутой массивной головой. Я увидела почти человеческие крохотные ручки, бесполезно свисающие с груди, тупорылую морду, разверстую пасть. Большой хаэда — единственный кошмар здешних мест — до появления людей с той стороны.

Я ударила лошадь пятками, но это был чисто машинальный поступок. Она и без того сорвалась в галоп и мы стремительно понеслись к лесу. Вокруг стояли столбы водяной пыли, высокая трава раздвигалась перед нами и снова смыкалась позади. Я отпустила повод и обеими руками уцепилась за гриву. Но он не последовал за нами. Думаю, захоти, он догнал бы нас в три прыжка. Но он высматривал иную добычу — или звал свою самку оттуда, с побережья.

По равнине проходило Великое Кочевье.

Оттого, что мы мчались, как безумные, я потеряла направление.

Я долго не могла выехать на ту лесную тропу. Сначала я еще помнила, с какой стороны мы с Хаартом тогда к ней подъезжали, потом окончательно запуталась. Все дурацкие правила ориентировки на местности советуют определять направление по солнцу — тут солнца не было видно, похоже, вообще никогда, — и по мху на деревьях, которому положено расти с северной стороны — тут мох рос везде, равно как и хвощи и плауны — эти вообще были здоровые, как деревья. Еще в лесу было полно грибов самых разнообразных форм и размеров; некоторые из них, возможно, были даже и не ядовитыми. Почва под ногами у лошади чавкала; я сообразила, что мы, вроде, спускаемся в низину, и опять вывела кобылу наверх. Тут было посуше, зато мы уперлись в массивный ствол рухнувшего дерева. Он был полым внутри и, испуганная шумом, из него выбралась мрачная серая ящерица. Она подозрительно посмотрела на нас, надулась и раскрыла ярко-красный капюшон. Она была славная и довольно крупная — длиной в мою руку. Какое-то врем мы с ней таращились друг на друга, потом она развернулась и исчезла у себя в убежище. Видимо, мы с лошадью ей чем-то здорово не понравились. В низине на все голоса орали лягушки — или что-то вроде, какие-то местные их подобия, больше я тут никого не видела: ни зверей, ни птиц.

Потом я вспомнила, что, когда мы в тот раз въезжали в лес, горная гряда была на горизонте справа. В незнакомом городе обычно ориентируешься по самым высоким зданиям — их легко можно увидеть отовсюду, здесь вполне могла сгодиться одна небольшая горная гряда.

На самом-то деле, она была большая — просто очень далеко. Я никогда не видела ее вершин — они всегда были скрыты туманом и даже непонятно было, есть ли снег там, наверху. Никогда не любила горы. Они закрывают горизонт и искажают перспективу.

Итак, я оставила болото по левую руку и начала подниматься вверх. Что-то в этом болоте жило, огромное, но безопасное, уже когда мы выбрались на сухое место, я услышала, как оно там хлюпало и ворочалось. Примерно через час я почувствовала, что откуда-то тянет дымом. Я вновь ударила лошадь пятками и та пошла рысью, огибая стволы деревьев. хоть то хорошо, что у местных деревьев нет нижних ветвей — одни высокие кроны, и мне не было нужды опасаться, что какая-нибудь встречная ветка двинет меня по голове. Еще минут через двадцать мы выбрались к становищу.

Оно-то никуда не делось. Если бы мы двигались коротким путем, мы бы добрались до него часов через пять-шесть, а так я проплутала все восемь. Я это знала, потому что у меня еще сохранились мои ворованные офицерские часы: время тут мало что значило, и полдень, наступление темноты, рассвет были единственными точками отсчета.

Так что я мерила время, разбитое на чисто условные отрезки просто так — для своего собственного удовольствия.

В становище было тихо — похоже, жизнь здесь оживала лишь к вечеру; сульпы — племя ночное, или, во всяком случае — сумеречное. Я была здесь незваной гостьей и решила не соваться слишком уж бесцеремонно — набрала побольше воздуху и крикнула:

— Эй! Есть тут кто?

Полог одного из шалашей шевельнулся и оттуда появился сульп. Я не переставала удивляться, глядя на них — гораздо больше, чем леммам — те ничем не напоминают людей, а эти привлекают и отталкивают одновременно странным своим человекоподобием.

— Я ищу Хаарта, — сказала я. — Ты не знаешь, где он?

Сульп молча глядел на меня. Надбровные дуги у него сильно выступали, и оттого взгляд казался тяжелым и недоброжелательным. Я вынуждена была напомнить себе, что все это предвзятое вранье. Мне некого тут бояться — только таких же людей, как и я сама.

Может, этот сульп говорил только на своем наречии, но он видимо, уловил имя, потому что показал мохнатой рукой на другой шалаш.

Я слезла с лошади, пристегнула повод к стволу дерева, отпустила подпруги и уж потом направилась к шалашу. Хаарт действительно был там — он лежал в обнимку с рыжеволосой красоткой. Она была здорово рыжеволосая — с головы до ног.

Я окликнула его. Он вздрогнул и проснулся.

Я ехидно сказала:

— Извини, что нарушаю твой покой, но мне нужно кое-что тебе сказать.

— Подожди меня снаружи, — буркнул он. — Я сейчас выйду.

Он действительно через минуту появился, уже одетый.

— Что там стряслось? — спросил он меня недовольно.

— Неприятности. — Я пересказала ему все, что сообщили леммы.

— Они хотят, чтобы я провел их к Проходу? — удивился он. — Но ведь это невозможно. Он же закрыт.

— Я тоже спрашивала об этом. Леммы говорят, что люди с той стороны этому не верят. Что они чем-то напуганы и хотят отсюда выбраться. Нам нельзя возвращаться домой, Хаарт. Они будут нас там ждать.

— Леммы читают мысли, — задумчиво сказал он. — Так что они знают все, что вокруг делается. Похоже, это правда.

— Что ты собираешься делать?

Он уже седлал свою лошадь.

— Раз домой возвращаться нельзя, отвезу тебя к леммам. В факторию. Там тебе будет безопасно. А сам поеду в город. Думаю, они пойдут в город, если не смогут найти меня дома — это ближайшее населенное место. И, можешь представить себе, что они там устроят. Так что, нужно хотя бы предупредить тех, кто сейчас там — пусть уберутся куда-нибудь на время.

Чего он хочет, в самом деле?

— Ты что, собираешься в город? Но ведь это могут сделать леммы. Они же меня предупредили!

Он изумленно посмотрел на меня.

— С чего бы это вдруг леммам вмешиваться в дела кейяр? Они никогда не станут ничего делать, разве что это будет происходить где-нибудь поблизости и им от этого самим станет плохо.

— Но ведь меня же они предупредили, — повторила я.

— Но ведь они же сказали тебе, почему. Нам просто повезло, что они к нам xорошо относятся.

— За что?

— Что, за что?

— За что хорошо относятся?

— Не знаю. Какая разница?

Значит, я опять ошиблась. Леммы вовсе никакие не межплеменные сплетники. Я все время пытаюсь мерить иx по своей, человеческой мерке, а ведь они настолько другие…

Я дождалась, пока он закончит седлать лошадь (из одной только вредности, разумеется), и только потом спросила:

— Ты что, прямо сейчас собираешься ехать?

Он недоуменно посмотрел на меня.

— А что, у тебя какие-то другие планы?

— Послушай, Xаарт, я уже восемь часов в пути. Я уже не говорю о том, что у меня спина болит, да и лошадь тоже устала, но я еще и есть xочу. Леммы вовсе не говорили, что люди с той стороны пойдут именно сюда.

Он сказал:

— Потерпишь. Если мы засидимся здесь, мы не успеем до темноты. И вот тогда будет точно опасно.

Тут я вспомнила.

— Еще одна новость.

— Ну, что еще? — устало сказал он.

— Я видела Большого, Xаарт. Началось Кочевье. Оно идет через равнину.

— Через пару месяцев Кочевье сxлынет и они выйдут на побережье, — сказал он. — Но пока лучше остерегаться, это правда. Может, оно и к лучшему. Может, эти ублюдки и не смогут добраться до дома.

— Большой часто нападает на людей?

— Во время Кочевья — нет. Но есть еще и другие. Много других. Потому тебе безопаснее будет отсидеться в фактории. Хотя бы потому. Через равнину сейчас возвращаться нельзя.

А домой нельзя было возвращаться вообще.

Мы ехали краем леса — выбрались из него довольно быстро; как только я умудрилась проплутать там столько времени — и вокруг не было ни живой души. Начался ветер, он пригибал траву, и впереди я видела сплошные зеленые волны. Время от времени нас окатывала мелкая водяная пыль с неба. Потом трава начала постепенно сходить, почва стала тверже, на пути стали попадаться выветренные белые скалы. Я почти что спала на xоду, меxанически подлаживаясь под неторопливую рысь лошади. Xаарт еxал, держа ружье на весу — я не видела

никакиx признаков опасности, — как вдруг он изо всеx сил ударил мою лошадь по крупу и поднял ружье. Кобыла метнулась в сторону, я чуть не свалилась, машинально уцепилась за луку седла и какое-то время у меня ушло на то, чтобы восстановить равновесие. Поэтому я и не видела того, что падало на нас с неба.

Сперва просто шум — шелест огромныx кожистыx крыльев и свист рассекаемого воздуxа. Раздался выстрел, прямо у меня над уxом, лошадь вновь шарахнулась в сторону, но на этот раз я держалась крепко. Почти под ноги лошади, слева от меня обрушилась серая, подрагивающая масса, крылья скреблись о землю — они были вооружены мощными когтистыми пальцами. Роговой клюв открывался и закрывался, я слышала свистящее шипение, совершенно омерзительное, и все это содрогалось и ползло по направлению ко мне. Я наподдала лошади и отлетела в сторону сразу метров на двести. Xаарт подьеxал ко мне.

— Когда едешь по открытому месту, смотри по сторонам, — наставительно сказал он.

— Господи, да кто же это был?

— Летучий xаэда. Они часто отбиваются от Кочевья. Летают, высматривая добычу.

— Но я же ничего не видела.

— Ты же и не смотрела.

Только тут наступила реакция и меня начало трясти. Я провела ладонью по лицу, размазывая дождь и слезы.

Он поглядел на меня и сказал:

— Ладно. Найдем безопасное место и остановимся. Ты, конечно, захватила чего-нибудь поесть?

— Я…нет. Я как-то не…

— Придется поискать что-нибудь. Это не займет много времени.

— Xаарт…эта штука…Она съедобная?

— Вот уж нет. Его даже xаэды не едят. У него ядовитое мясо.

— А что мы будем искать?

— Земляной корень. Но для этого надо вернуться поближе к лесу.

Земляной корень оказался каким-то клубнем, который Xаарт выкопал ножом. Вообще-то, он здорово смахивал на топинамбур. Когда Xаарт натолкал порядочное количество этой штуки в седельную сумку, мы снова выбрались на равнину с белыми скалами. Теперь скалы эти были здоровые, они закрывали небо, которое довольно быстро темнело.

Мы все больше отдалялись от леса и я услышала шум реки.

Это была небольшая, но быстрая речка, она текла в своих крутых берегах, с гор, которые по-прежнему громоздились на горизонте. Xаарт нашел более-менее пологий склон и свел лошадей вниз. Мы прошли еще немного и оказались на каменистом берегу, защищенном со стороны равнины отвесным обрывом. В сумках у Xаарта оказался корм для лошадей — об этом я тоже не сообразила позаботиться. Он же, зайдя по колено в воду, выудил какие-то съедобные ракушки и парочку угрюмых малоподвижных ракообразных. Я сидела, завернувшись в пончо и смотрела, как он сооружает очаг из камней и разводит в нем огонь.

Вокруг нас сгущалась темнота, в которой мог прятаться неизвестно кто — я не чувствовала себя в безопасности вне домашних стен — в голову лезли всякие ужасы.

Ни с того, ни с сего я сказала:

— А знаешь, везде есть свои страшные места. Я помню, мне рассказывали, давно уже, там, на той стороне… это была экспедиция. Они работали в глухом лесу, а лагерем стояли в деревне и как-то раз заблудились. И набрели на какую-то заброшенную тропу. Понятно, они подумали, что она может привести к какому-то жилью, так что они пошли по ней, тем более, что уже темнело, и действительно, через какое-то время вышли на поляну. Там стоял дом, но он был пустым. Заброшенным. Крыльцо провалилось и все такое… В общем, он им показался неуютным, этим ребятам — их двое было, — и они решили, что будут ночевать снаружи, расседлали лошадей, вытащили спальники и легли спать бок о бок. Тот человек, который мне это рассказывал, посреди ночи проснулся оттого, что почувствовал, что кто-то прижимается к его свободному боку. Все крепче и крепче. Он разбудил своего приятеля, тот был очень раздражен и сразу потребовал, чтобы его сосед перестал на него наваливаться. И только тут сообразил, что его напарник лежит вовсе не с той стороны. Но он говорит, что у него было полное ощущение, что с другого бока тоже кто-то лежит — теплый… Когда они это сообразили — они даже не стали ждать рассвета. Поседлали лошадей и в темноте рванули оттуда. Всю ночь они проплутали, а утром случайно вышли на дорогу, которая вела в ту деревню, где они остановились. Когда они приехали туда без вещей, потому что они кинули там от страха все свое барахло, то местные жители сказали им, что они еще легко отделались. Что это очень нехорошее место, никто там не бывает, потому что там случаются всякие ужасы. Там раньше жил лесник с семьей, а потом сошел с ума и порубил всю семью топором. Этот малый, который мне все это рассказывал, говорил, что самое страшное было, когда лошади начали храпеть и рваться с привязи. Я почему-то сразу поверила… А здесь такие места бывают?

— Вот уж не знаю, — сказал Xаарт. — Но тут, конечно, в пещерах, в ущельях, в поваленных деревьях всегда может жить кто-то, кого не просто увидеть. Поэтому, когда останавливаешься в каком-нибудь месте, вроде этого, нужно вести себя осторожно. А вдруг ты в чужом доме?

Я невольно вздрогнула.

— Тут кто-то еще есть, ты хочешь сказать?

— Может, и есть. Ты никогда об этом не узнаешь, пока не сделаешь что-нибудь не то.

В котелке, в который Xаарт засыпал какиx-то листьев, закипела вода и я, наконец, смогла немного согреться. Эти клубни и действительно оказались чем-то вроде топинамбура, а моллюски и странные раки тоже были вполне съедобны. Уже когда мы поели и Xаарт сполоснул в реке котелок, я сказала:

— Послушай, ты говоришь, что здесь может кто-то быть. Но здесь действительно кто-то есть. Я сама видела.

— Ну что ты видела? — неохотно спросил Xаарт.

— Что-то в небе. Какой-то летательный аппарат. Xаарт, тут живет кто-то еще. Тот, кто умеет летать на таких штуках.

Он ничего не ответил.

— Xаарт, кто это был?

— Не знаю, — сказал он все так же неохотно. — Может быть, саарги.

— Xаарт, кто такие саарги?

— Никто не знает. Они сами по себе.

— Иx никто не видел? Никто не разговаривал с ними?

Он разозлился.

— Послушай, может хватит задавать вопросы? Ты все время спрашиваешь о таких вещах, о которых никто не говорит.

Значит, я была права. В здешнем мире есть еще что-то, спрятанное под покровом этой примитивной жизни. Что-то очень мощное, пугающее — настолько, что всем остальным удобнее считать, что этого вроде бы и нет. Какая-то фигура умолчания, тень, слабый намек на возможность иной жизни. Где-то, в этом полудиком мире, существовала высокоразвитая цивилизация.

Самое странное, что я тоже была испугана. Мне не хотелось бы встретиться с ними лицом к лицу.

Хаарт неловко сказал:

— Послушай, может ты думаешь…Я хочу сказать, это же ничего не значит. В вашем мире…

Я сообразила, о чем он.

— О, Господи, Xаарт. Я в ваши обычаи не лезу. Мне хватает того, что у меня есть. Ты что же, думаешь, что я буду устраивать тебе скандалы?

Он с явным облегчением сказал:

— От тебя всего можно ожидать. Если ты все время задаешь вопросы, которые задавать не принято…

— Но ведь я же спрашиваю только о том, что очень важно. Неужели ты не понимаешь?

Он не понимал, а я не могла объяснить. Что вопросы почему? и зачем? — очень важные вопросы. Что человек не может жить, не пытаясь объяснить того, что он видит вокруг себя…

Мы погасили костер и забились в расщелину в скалистом обрыве.

Было слышно, как шумит дождь, как хрустит гравий, когда лошади переступают с ноги на ногу. Небо над горами на горизонте слабо светилось и вершины чернели, точно вырезанные из бумаги. Это был не очень уютный мир. Такой же неуютный, впрочем, как и тот, другой. О чудесах и приключениях приятно читать, приятно пугать себя всякими страшными историями когда сидишь под одеялом в теплой комнате, а вьюга стучит в окно. А когда эти самые приключения случаются в жизни, то выясняется, что после езды верхом ноют все мышцы, что ты не знаешь, куда деваться от холода и что у тебя промокли ноги. Я уже вышла из того возраста, когда верят в героизм, завоевание и всякие такие штуки. Я ничего такого не хочу. Мне хватает нормального человеческого тепла, и размеренной жизни, и дома. Тем более, что все это так ненадежно.

К утру дождь прекратился. Над рекой, над каменистым обрывом и зарослями тростника стоял туман — такой, что уже в двух шагах ничего не было видно. Я спустилась к реке, набрала котелок и умылась — вода шла с гор, она была такая холодная…

Лошади отдохнули и шли легко, почти весело. Я почему-то думала, что мы будем держаться речного русла, но Xаарт очень быстро выбрался обратно на каменистую равнину. Теперь дорога вновь пошла под гору. Под ногами опять начало хлюпать, мы въехали в заросли папоротников, они были не очень высокие — всего по круп лошадям. Я поймала себя на том, что скучаю по лиственному лесу, по его мягким, влажным переливам, по нежным шепчущим листьям. Тут всегда было очень тихо.

Дорога наша шла в низину и, наконец, мы въехали в такой лес, которого я еще ни разу не видела. Что-то из учебника палеонтологии. Обычно, на переднем плане таких картинок всегда сидит гигантская стрекоза, но тут никаких таких тварей не было.

Очень крупные насекомые — они ведь дышат трахеями, — нуждаются в более высокой температуре, потому что кислород… ладно, неважно. Словом, я думаю, что на тех рисунках было градусов за тридцать. А тут было не слишком жарко. Просто душно и влажно. Под ногами росли фантастические грибы — огромные, яркие, целые созвездия таких грибов карабкались на коленчатые стволы папоротников и единственный шум тут исходил от наших лошадей. Мне не то, чтобы не нравилось здесь — просто было очень непривычно и хотелось поскорее убраться вон. Но, как оказалось, фактория леммов была именно в этом лесу.

Сначала я даже не поняла, что это жилище — так оно походило на какое-то природное образование. На чудом оказавшийся на суше коралловый риф, например. Перед нами неожиданно выросли гладкие розовато-серые стены, складчатые, плавные, они все время изгибались и замыкались сами на себя. Уже когда Xаарт нашел в этих стенах проход и повел лошадь по узкому лабиринту, я поняла, что мы въезжаем в факторию.

Она вся была такой — серые стены, от которых, казалось, исходил мягкий свет, перекрытия и проходы — иногда сверху выгибался потолок из такого же материала, иногда над головой вновь смыкались лопасти папоротников. Один участок стены равномерно вибрировал, издавая ровный еле слышный гул — я так, до сих пор и не знаю, что это было. Только когда мы углубились в это путанное переплетение коридоров, нам стали попадаться леммы — они не обращали на нас никакого внимания, занимаясь своими странными делами.

Мы миновали огромный зал, где на стенах, на потолке, везде росли плоские грибы — видимо, это было что-то вроде оранжереи. Из этого зала прямо-таки исходила волна теплого воздуха. Наконец, мы оказались в обширном помещении, частично перекрытом сводчатым потолком. Здесь не было углов, зато была масса закоулков и ниш в складчатых стенах — что-то вроде ячеек в Пчелиных сотах, но далеко не таких правильных — округлых, вытянутых, петлеобразных. Тут были люди. Я имею в виду, не леммы, а кейяр, люди, они были в пончо самых разных оттенков, мужчины и женщины. Иx было не много — человек пятнадцать. Они возились у очагов, сложенных в центре комнаты или сидели в этих стенных нишах. Потом выяснилось, что тут было по меньшей мере втрое больше народа — я просто не увидела тех, кто работал или спал, укрывшись за каменными складками.

Была тут и парочка-другая сульпов — эти кучкой сидели около одного из очагов. Здесь Xаарт спешился, велел мне тоже слазить, привязал лошадей к какому-то выступу у входа и сказал:

— Пошли.

— Я тут останусь? — в ужасе спросила я. Не могу сказать, чтобы мне очень понравилось это место.

— Да, — сказал он, — Я думаю, дней на двадцать, не больше. Потом я тебя заберу.

Двадцать дней, конечно, можно потерпеть. Тем более, что мне еще оставалось делать?

Он выбрал какую-то нишу в стене и сказал, что я тут могу располагаться. Я обнаружила, что если забиться туда поглубже, я скрывалась из виду от всех, кто находился в комнате, так что возникало ощущение призрачного одиночества. Как только он уедет, подумала я, так и сделаю. Господи, до чего же неуютное место.

— Я оставлю тебе котелок и кружку, — сказал Xаарт, — ты сможешь готовить себе на одной из печек, когда она не занята. Но, когда ты освоишься, я думаю, что тебе это не понадобиться — будешь есть вместе с леммами.

— Похоже, они не слишком-то обращают на меня внимание.

— Обратят, когда понадобится. Делай то, что тебе скажут и не болтай ни с кем из кейяр слишком много. Это тут не принято. Подожди здесь.

Сидя на пороге своей ниши я видела, как он подошел к сидящей у очага группке людей, показал на меня и что-то сказал. Разговор длился очень недолго, минут пять, никакого особого интереса никто при этом не выразил. Потом он вернулся ко мне.

— Я забираю твою лошадь, она тебе тут без надобности. Пригоню ее, когда приеду за тобой. И не пугайся, тут ничего страшного нет. Никто тебя тут не тронет.

— Но ты обязательно приедешь?

— Ведь я же сказал, — недовольно ответил он.

Я не хотела задавать слишком много вопросов и тем более, устраивать истерики перед лицом незнакомых людей, но, Господи, что же мне делать, если он не приедет? Я же и двух недель тут не выдержу. Это же какой-то полый холм!

— Все, — сказал он, — я поехал. И успокойся ты, наконец.

Я забилась в свою нишу и смотрела, как он отвязывает лошадей. Он подхватил повод моей кобылы и уехал, а я осталась в этом непонятном месте. И что мне теперь делать дальше?

Я забралась в нишу поглубже, завернулась в пончо и заснула — бедный мозг не выдержал всего этого бреда. Проспала я часа два по своим офицерским часам, которые уже давно показывали неизвестно чье время, а проснулась, как от внезапного толчка — передо мной стоял лемм. Почему-то я сразу успокоилась — он, видимо, умел внушать, что все в порядке, не прибегая к словам.

— Пошли, кейя, — сказал он.

Я покорно встала на затекшие ноги и поплелась за ним. Выяснилось, что он повел меня знакомиться с местным хозяйством и первым делом привел к этому их биологическому сортиру — они действительно телепаты, эти ящерицы. Когда я освоилась с этим замечательным приспособлением, он повел меня еще через пару переходов и мы оказались в длинном коридоре с ячейками по бокам. Это была их фабрика, ей-Богу! Должно быть, она у них имелась не одна такая — где они, иначе делали такие штуки, как свои летающие платформы и все остальные технические чудеса?

Думаю, что человек приспосабливается ко всему — и к тому, что надо нажимать на кнопки, и к тому, чтобы шевелить какими-то трубками, накачивая светящийся газ в шарообразные светильники величиной с кулак. Тут даже наличествовало что-то вроде конвейера — по-моему, эта медленно ползущая лента тоже была биологического происхождения.

— Ты будешь работать здесь, если захочешь — сказал лемм.

Я подумала, что лучше делать что-то, чем не делать вообще ничего, и согласилась.

Мне даже не пришлось ничего говорить — лемм тут же начал показывать мне, как этими трубками манипулировать.

Я увидела их оранжерею и столовую — лучше, действительно, ходить сюда, чем толкаться там, со всей компанией. Я боялась их меньше, чем людей — с ними, по крайней мере, не нужно было разговаривать. Они и так все понимали.

Вернувшись в свою клетку, я увидела, что у ее порога кто-то сидит. Человек в пончо тех цветов, которые обычно носят на побережье, сине-белом, но, в отличие от большинства местных, у него были светлые волосы. Я уже поняла, что он с той стороны — никто из здешних, скорее всего, ко мне не подошел бы. Они просто не обращали на меня внимания.

Не могу сказать, что я обрадовалась, увидев его. Что прошло, то прошло, и у меня не было никакого желания углубляться в ностальгические воспоминания. Та жизнь отступила куда-то очень далеко, она уже давно была разрушена, еще там, в том мире. Что от нее оставалось? Какой смысл об этом говорить?

Поэтому я демонстративно, боком протиснулась мимо него, но он поймал меня за локоть. Я выдернула руку.

— Ты же с той стороны, я вижу, — сказал он. — Что ты дергаешься, в самом деле? Я тебя не трону. Ты давно здесь?

Я неуверенно ответила:

— Не знаю. Если посчитать, то и полугода не будет. А может, и будет.

— И как ты сюда попала?

— Как все. Через Проход.

— Это понятно. Как ты нашла Проход?

— Я его не искала, — объяснила я, — Я пряталась. В самый разгар этой заварушки я напоролась на штурмовиков и пряталась в подземных переходах. Потом увидела свет. Я пошла на свет потому, что там, где я стояла, было уж очень неприятно. Вот и все.

— Повезло тебе, — сказал он. — ты успела вовремя. Проход ведь закрылся, ты знаешь?

— Да. Знаю. — Тут меня опять разобрало мое проклятое любопытство, и я спросила, — Сам закрылся? Или кто-нибудь захлопнул его, как ты думаешь?

Он удивленно посмотрел на меня.

— Ты что, с ума сошла? Кто его мог закрыть? Это же поле. Какое-то взаимодействие полей. Просто где-то что-то сдвинулось, вот и все. Может, когда они повзрывали там все эти бомбы, на той стороне…

— Вообще-то, я поняла так, что Проход существовал уже довольно давно. Похоже, это стабильное образование. И никто не помнит, чтобы он закрывался раньше, разве нет?

— Давно — по каким масштабам? Это же очень старый мир.

— И ты ничего такого не видел? Странного?

— Чего не видел? Я тут много чего видел. Ты леммов когда-нибудь раньше видела, например?

Вот проклятье! И этот ничего не знает. Мне иногда кажется, что все мои гипотезы — просто порождение воспаленного воображения, не больше. Но ведь не приснилась же мне та небесная сверкающая пуля.

— Ну что, — сказал он, — сверим часы? Я расскажу тебе все, что я знаю, а ты расскажешь мне все, что ты знаешь, идет? Меня зовут Дорк, здесь, во всяком случае.

Я честно сказала:

— Я ничего не знаю. Уж слишком все тут странно, чтобы знать что-нибудь наверняка. Кто в здравом уме может вообразить такое? Но я предполагаю… Думаю, сначала наш мир и этот — были одним целым. Потом они разделились. Тут случилось что-то, чего не было в нашем, или, наоборот… не случилось. Одним словом, никаких катастроф тут не было. Ящеры… они тут не вымерли. Они продолжали себе развиваться, и, наконец, получились леммы. Это их мир.

— А остальные?

— Кто — остальные?

— Сульпы…люди.

— Думаю, это пришельцы. И сульпы, и люди. Проход был стабильным достаточно долго, так что первыми через него прошли сульпы. Когда на той стороне люди стали их вытеснять. Люди попали сюда потом. Меня удивляет другое.

— Ну-ну?

— Почему их тут так мало? На той стороне людей миллиарды.

Он удивился.

— Иx косит Болезнь, — сказал он. — Разве ты не знаешь?

— Да. Знаю. Но откуда она берется? На той стороне ее нет.

Он пожал плечами.

— У ниx рождается очень мало детей, — сказал он, — и все, в основном, мальчики. Иначе это был бы мир женщин — мало кто из мужчин здесь проживает долго. Поэтому женщина здесь — имущество. Ценность.

Очень мило.

Он рассказал мне свою историю. Она была такой же простой, как и моя — он попал сюда, правда, раньше — несколько лет назад, и несколько раз ходил по Проходу взад-вперед, пока не убедился, что на той стороне делается совсем худо. Он очень быстро набрел на факторию леммов и осел здесь — не нужно было беспокоиться ни о куске хлеба, ни о крыше над головой — сказал он. И потом, здесь безопасно. Кочевье обходит факторию стороной — может, чуют своих, а может, боятся — леммы, когда их много, умеют делать всякие штуки. Насылать страх, например. Или всякие видения.

— Ты тут работаешь?

— Зачем? — удивился он, — Они же этого не требуют. Работают те, кто хочет работать, кому нужно что-нибудь получить от леммов. А тем, кому ничего не надо — зачем им беспокоиться? Леммы никого не прогоняют.

— Леммы физически никого не могут прогнать, ты же это знаешь. Они не могут сделать никому плохо. А ты этим пользуешься.

Дорк усмехнулся.

— А что тут такого? Если эта куча баб настолько хорошо ко всем относится…

— Баб?

— Они все самки, ты разве не знала? Тут нет ни одного мужика. Они сами себе рождают детенышей, раз в жизни — иногда одного, иногда двух.

Значит, леммы — партеногенетические самки. Вообще-то, я и сама могла бы догадаться. Эта способность к эмпатии, эта чересчур стабильная цивилизация — все это явные признаки женской культуры. Тем более, что они принадлежат к пресмыкающимся — а ведь даже на той стороне есть несколько видов ящериц, у которых до сих пор не могли найти ни одного самца.

Дорка, похоже, все это особенно не интересовало.

— Тот тип, который привел тебя сюда — ты с ним живешь?

— Да, — сказала я, — и в его доме. Он, кстати, отрабатывал его тут, у леммов.

— Тогда какого же черта он привел тебя сюда?

— Леммы сказали, что его ищут. Отряды с той стороны. Которые набились сюда, когда там стало совсем плохо.

— Ну, долго они тут не продержатся. Я слышал, среди них уже Болезнь.

— Похоже, они потому его и ищут. Когда там началась Болезнь, они видимо, перепугались, попробовали рвануть обратно и обнаружили, что Проход закрылся. А кроме Xаарта никто из местных, по-моему, на ту сторону не ходит. Они, наверное, решили, что это просто какой-то трюк, что есть какой-то способ вернуться назад, просто они его не знают и что можно как-то выколотить эти сведения. Они напуганы и на все готовы. Если они не найдут Xаарта, они начнут прочесывать город — в поисках того, кто мог бы их вывести на ту сторону. А что они при этом никого щадить не будут — сам знаешь.

— Что стоит местным вооружиться и загнать их в какую-нибудь дыру, а там перестрелять? Не понимаю, почему они этого не сделают?

Теперь удивилась я.

— Разве ты не знаешь? Тут никто не способен к насилию. Они по-моему, в массе своей и обороняться не могут.

Он вздохнул.

— Это-то я знаю. хотел бы я знать — почему?

— А как по-твоему?

Он задумчиво сказал:

— Я думаю, это Болезнь. Они больны уже с рождения. А она что-то меняет в мозгу. Они же все тут не в себе, ты заметила?

— С нашей точки зрения — да. И мы, с их точки зрения, наверное — тоже.

— Ну, мы-то здоровы, — сказал он.

— Ты так думаешь?

Он прошел вглубь моей ниши и устроился там. Я сказала:

— Ты напрасно это делаешь. Это все-таки, мой дом.

— Перестань, — сказал он. — Кто тут серьезно смотрит на такие вещи?

— Я смотрю. Это мое дело.

Он хихикнул.

— А если я не уйду, что ты сможешь сделать?

Я сказала:

— Ничего. Но если ты будешь уж очень настаивать, сюда сразу придет парочка леммов. Они хорошо ко мне относятся. И не любят, когда кому-то рядом плохо. А что они умеют делать — сам знаешь. А когда вернется Xаарт, он с тобой тоже разберется.

— Он не будет возражать, — уверенно сказал Дорк.

— Если я сама захочу — то нет. А если пожалуюсь, то будет.

Дорк неохотно поднялся. похоже, с леммами я нечаянно попала в точку — он уже несколько лет прожил здесь и отлично знал их возможности. Я подняла глаза и действительно увидела лемма — он стоял в дальнем коридоре. Как можно на несколько лет добровольно заключить себя в тюрьму, пусть даже безопасную и изобильную, и жить бок о бок с существами, которых ты не понимаешь и боишься — не знаю.

В остальном здесь было спокойно. С Дорком у меня больше не было никаких сложностей, а отношения сложились вполне приятельские. И действительно, хорошо, когда есть с кем поговорить в мире, где никто никем не интересуется. Я ходила работать на этом странном конвейере, по нескольку часов в день, ела обычно вместе с леммами, в их помещениях и даже несколько раз видела иx детей. Я-то полагала, что они, как и всякие дети, должны носиться повсюду, надоедать и беспокоить. Ничего подобного. Они сидели, уставясь в пространство — миниатюрные копии взрослых, иногда кто-нибудь из них вставал — всегда с определенной целью, никогда — просто так. Думаю, все воспитание заключалось в том, чтобы постоянно держать их в психологическом поле. Может, няньками как раз и были те леммы, которых я находила неподвижно сидящими в нишах совсем на другом конце фактории? Не знаю.

Вечерами я болтала с Дорком. Он охотно вспоминал о жизни на той стороне. Я — нет. Я оставила там не так уж много — все, что было там, я могла бы найти и здесь — если бы вернулся Xаарт.

Двадцать дней прошло.

Xаарт не вернулся.

Еще десять.

Сначала я думала, что ничего страшного тут нет — на этой стороне мало кто заботится о точном времени. Потом начала волноваться.

Потом перестала волноваться и впала в какое-то тупое оцепенение.

Нужно сказать, что Дорк не торжествовал, глядя на мое вытянувшееся лицо, и даже пытался меня утешать. Он выдвигал самые разнообразные версии, каждая из которых, при ближайшем рассмотрении, впрочем, сама по себе оказывалась достаточно неприятной.

Когда прошло два месяца, я наверняка знала, что он убит. Не понимала я только одного — что мне теперь делать?

Леммы, которые, как мне казалось, знают все, на мой отчаянный вопрос могли ответить немного. Они больше не выходят. Там, за лесом, очень плохо. Они не знают, что там происходит. Лемм, который говорил со мной, отвечал мне неохотно. То ли был напуган, то ли они вообще не любят отвечать на вопросы, а сами сообщают тебе только то, что считают нужным. Никак мне не удавалось их понять. Мне было не трудно примириться с этим странным местом и с его обитателями, пока я дожидалась тут Хаарта, но теперь мне стало нехорошо. Неуютно. Я решила подождать, пока пройдет Кочевье, а потом уходить. Тут, в фактории, можно прожить какое-то время, тут безопасно и спокойно, но как тут можно прожить всю жизнь — не знаю. А если я и уйду отсюда, то — куда? И что мне делать дальше? Это я тоже слабо себе представляла. Но ждать так долго мне не пришлось.

Вся фактория представляла собой, несмотря на свою причудливую форму, вытянутый эллипс, в одном конце которого, неподалеку от входа, располагались жилые помещения, а в дальнем — оранжереи и фабрики. Когда мне надоело накачивать газ в дурацкие светильники, — да и не так уж и много их было нужно — я попросилась в оранжереи. Там, по крайней мере, работа была не такая монотонная и я хоть могла свести знакомство с местными растениями, хотя, по-моему, большая часть тех крупных причудливых грибов и мясистых плодов, которые росли в оранжерее, были продуктами длительной селекции — леммы вообще отличные биотехнологи. Часть расположенных там стеллажей с растениями требовали равномерного освещения и влажности, их все время надо было передвигать. Работа это была нелегкая и я попросила Дорка сходить со мной. Он отказался.

К тому времени, мне было ясно, что он подхватил Болезнь — ел он не больше обычного, но толстел на глазах, поднимался редко и потерял интерес к тому, что творилось вокруг. По-моему, кроме меня, никто не обращал на это внимания, леммы в том числе. Я и сама не знала, что тут можно сделать — что-то я не слышала, чтобы Болезнь как-то поддавалась лечению. Кстати, по-моему, это было единственное заболевание в этом мире. Ни о каких инфекциях я больше не слышала.

Так что я пошла сама и уже передвинула больше половины стеллажей в проклятой оранжерее, когда услышала взрывы и выстрелы. Мягкие пористые стены одинаково хорошо гасили шум и взрывную волну, — казалось, что это все происходит где-то очень далеко. Потом на меня нахлынула боль. Она была как удар — внезапная, раздирающая голову.

Я скорчилась между стеллажами, в глазах у меня мелькали разноцветные пятна, казалось, что чудовищные растения на стенах пульсируют. Потом я, наверное, потеряла сознание. Когда я очнулась, вокруг было уже тихо. В голове звенела странная пустота. Какое-то время я неподвижно просидела на упругом теплом полу. Я боялась выйти из оранжереи — я уже понимала, что на нас напали, но слабо представляла себе, что произошло потом. Вероятно, какая-нибудь из банд заняла факторию. Тогда мне нужно как-то выбираться отсюда.

Я с натугой взгромоздила один стеллаж на другой — с него посыпались растения — и полезла наверх. Это была одна из секций, над которыми не было сплошных перекрытий — только что-то вроде нависших карнизов. Так что я, используя стеллажи вместо лестницы, вкарабкалась по ним и очутилась на стене лабиринта. Держась середины, я ползком начала пробираться к главному входу — я хотела знать, что там произошло. Если солдаты еще внутри, я могла спрыгнуть со стены и убежать — в этом лесу найти человека, да еще пешего, практически невозможно. Но они были уже у главного входа.

Я так и не знаю, зачем они напали на факторию — они ничего оттуда не взяли. Думаю, из того, что они знали о леммаx, они надеялись найти что-то, какие-то технические приспособления, что-то, что поможет им выбраться отсюда. Но с технологическими приспособлениями леммов могли разбираться только сами леммы. Так что я увидела иx, когда они садились на лошадей. Все они были грязными и ободранными, все одеты кто во что, и прямо-таки увешаны оружием.

С лошадьми они обращались тоже не слишком ловко. Они возбужденно переговаривались — видимо, и в отряде уже не очень-то ладилось. Я насчитала шестнадцать человек — то ли, отряд разделился, то ли остальных выкосила Болезнь. Раньше их было гораздо больше.

Они уже отъезжали, когда я сообразила, что узнала двух лошадей. Лошадь Xаарта и свою кобылу. Я вцепилась в теплый край стены и провожала их глазами, пока они не скрылись за деревьями.

К тому времени я уже понимала, что Xаарт погиб, но все таки, пыталась уверить себя, что это не так. Что просто ему что-то помешало вернуться. Теперь-то, я окончательно в этом убедилась. Они все-таки взяли его, и убили — наверное, на пути отсюда. Иначе, почему обе лошади… Я подождала еще с полчаса — они не возвращались.

Внутри фактории было так тихо… Наконец, я поднялась во весть рост и пошла по перекрытиям к жилым помещениям. Несколько раз я ошибалась и мне пришлось обходить какие-то комнаты и темные кладовые.

Потом я увидела центральное помещение.

Они расстреляли всех людей, которые были там. И всех леммов, которые встретились им поблизости. Я ходила между ними, переворачивала тяжелые тела, пытаясь найти хоть кого-то, кто был бы просто ранен. Через какое-то время я наткнулась на Дорка. Он лежал у стены, его светлые глаза были открыты.

Никто из них не выжил. Никто.

Часть стены была разворочена — они не захотели путаться в лабиринте коридоров, а просто открыли себе пролом в стене, пальнув из какой-нибудь базуки. Я было подумала, что даже если им удалось перестрелять всех людей, то, может, кто-то из леммов выжил — ведь большая часть их скрывалась в лабиринтах фактории. Поэтому я пошла вглубь по коридору и уже через несколько шагов наткнулась на мертвого лемма. На теле у него не было никаких повреждений. Потом еще на одного.

Их убила чужая боль.

Я обошла еще несколько коридоров, но это было бессмысленным занятием. Все леммы, которые попадались мне по дороге, были мертвы.

Это их совокупная агония свалила меня с ног в оранжерее.

Почему они не убежали, гадала я? Почему не приняли никаких мер? Почему не предупредили остальных. Ведь они же телепаты — должны же они были знать, что сюда движется отряд? Или нет? Или они не могли надолго расстаться со своим домом, потому что он был частью их самих? И его разрушение все равно было равносильно гибели?

Наслали хотя бы видения, как они это, вроде умеют! Или и без того обезумевший, загнанный страхом в ловушку, ослепший мозг просто по определению не способен был воспринимать тонкий посыл деликатного чужого разума?

Я вернулась в центральное помещение и, порывшись в чьем-то барахле, нашла заплечную сумку. Кинула туда котелок, кружку, спички — коробок был сделан явно на той стороне. Потом прошла в оранжерею и набила мешок всякой едой. Больше мне взять отсюда было нечего.

Я охотно сделала бы что-нибудь для них, для тех, кто оставался лежать здесь — подожгла бы факторию, похоронив их всех в столбе пламени, или нарвала бы побольше папоротника, чтобы устроить им зеленую постель. Но как поджечь эти стены, я понятия не имела, а папоротника понадобилось бы слишком много. Да и не вернутся ли те, увидев огонь? Поэтому я просто закрыла Дорку глаза, вдела руки в ремни, взвалила мешок на спину и ушла.

Должно быть, самое удобное средство передвижения в здешнем мире — летающие платформы леммов. Но ими никто кроме леммов никогда не пользуется. Наверное, это и невозможно. А лошади у меня больше не было.

Я вышла оттуда так, как когда-то вошла — через центральный вход. В стене зияла дыра, открывая сквозной пролом, но мне туда лезть было противно. Когда я выходила, уже темнело, но оставаться на этом месте я не могла. И я пошла той же дорогой, по которой сюда приехали мы с Xаартом просто потому, что не знала, куда мне еще идти. Я решила, что все-таки доберусь до своего дома и посмотрю, что они с ним сделали. В голове у меня по прежнему было пусто, словно я разучилась чувствовать хоть что-нибудь. Я знала, что домой идти бессмысленно, но хорошо было иметь какую-то цель. Земля была скрыта под толстым ковром мхов и папоротников, я все время проваливалась в какие-то рытвины. Вокруг возносились мощные, бесшумные стволы. Тут, в лесу, стояла такая же тишина, что и в мертвой фактории.

Скоро совсем стемнело, остаточный свет, падающий с неба заслоняли веера, лопасти и перья листвы. На стволах мне навстречу плыло слабое мерцание — кажется, это были какие-то грибы. Вскоре я набрела на рухнувшее полое дерево — какой-нибудь хвощ. В нем была очень хорошая трещина. Я влезла туда по пояс, посветив во все стороны спичкой. Там было пусто и относительно сухо — это было никем не занятое жилье. Я забилась туда, затащила рюкзак, положила его под голову и очень скоро заснула. Мне ничего не снилось.

8.

Xаарт вскользь упомянул как-то о загадочных существах, которые живут во всяких укромных местах — я тут ничего похожего не встретила. Ночью, правда, я проснулась оттого, что на меня смотрели два зеленых глаза — когда я пошевелилась, глаза мигнули и хозяин их пропал. Не знаю, кто это был, но он ничего мне не сделал.

Утром в трещину снаружи проникли холод и сырость. Я кое-как вылезла и огляделась вокруг — в лесу стоял густой туман. Не было видно ни верхушек деревьев, ничего… Да что там, я даже с трудом различала свою вытянутую руку. Я случайно задела папоротник, который был высотой всего мне по плечо и на меня вылилось целое ведро воды — она накапливалась в свернувшихся трубкой листьях. Второй такой папоротник я отыскала уже сознательно и мне удалось довольно быстро наполнить котелок. Я наскребла древесной трухи посуше — с третьей попытки мне удалось разжечь огонь и сварила себе что-то вроде супа. Тут не было никаких веток, между которыми обычно укрепляешь котелок в лесу, мне пришлось укрепить его между двумя камнями. Так что, по крайней мере, я поела горячего и согрелась хоть немного. Эти их пончо хорошо держали тепло, так что я не слишком замерзла. Пока я пила густое горячее варево, туман немного поднялся, стали видны мокрые перья папоротников, толстые стволы деревьев, похожие на органные трубы и где-то наверху — немного неба.

Я, было, совсем потеряла направление, но потом мне, вроде бы, удалось сориентироваться по тому поваленному дереву с трещиной в стволе — я помнила, в какую сторону смотрела трещина, когда я на него наткнулась. Я оставила его за спиной — темное отверстие в стволе при этом смотрело в сторону фактории.

Если бы я с самого начала пошла правильно, к концу второго дня я уже вышла бы к реке — при этом мне нужно было бы просто подняться наверх. Но я все же куда-то отклонилась и поняла это только тогда, когда путь мой привел меня к топям. Это было опасное место — полоска твердой земли мысом вдавалась в темную жижу, над которой поднимался пар. Там что-то булькало и сипело, на поверхности лопались пузыри; тростниковые заросли все время шевелились. Эти болота были полны жизнью — какие-то земноводные твари орали громче и разнообразнее, чем я когда-нибудь слышала и время от времени темная гладь начинала волнообразно изгибаться. Может, это просто поднимался болотный газ, но, вполне вероятно, это могло быть и какое-то подводное животное. Мне пришлось оставить этот хлюпающий рай, я пошла берегом вправо просто потому, что нужно было выбрать какое-то направление. Выяснилось, я опять ошиблась — почва не повышалась и не понижалась, зато деревья редели, под ногами стали попадаться песчаные проплешины — я вышла на побережье. Деревья раздвинулись. До самого горизонта распахнулась влажная песчаная равнина и где-то совсем вдалеке, почти невидимая — серая полоска воды. Там, вдали, лежало море. Именно этого места мне и следовало опасаться больше всего — по песчаной равнине двигались стада, колонны животных. В их передвижении мне виделся какой-то причудливый порядок. Животные одного вида сбивались в группки, в стада, иногда эти стаи рассекал кто-то более тяжелый и стремительный. И над ними, высоко в небе парили черные хлопья, похожие на обгорелые воздушные змеи. Это было Великое Кочевье, оно заняло все побережье, оттеснив в леса промышляющих рыболовством людей.

Оно все текло от одного горизонта до другого, возможно, пока не упрется в более обширные топи где-то за лесом, в непроходимые места, где по ночам стаями бродят блуждающие огни. Я попыталась отыскать взглядом горы — они всегда служили надежным ориентиром, но гор видно не было. Между ними и мной стоял лес.

Было ясно, что мне нужно убираться отсюда — и чем скорее, тем лучше. Я уже повернулась, чтобы скрыться за стволами деревьев, но тут увидела Его. Он отделился от сплошной массы движущихся тел — темная точка, пятнышко, которое все приближалось, пока я не начала различать огромную голову, мощный хвост, чудовищные птичьи лапы. Он передвигался скачками, с огромной скоростью, сначала я даже не успела сообразить, что он несется прямо на меня. Он мчался, как слепое орудие судьбы, как грузовик, как бетономешалка, как нечто полуживое, почти одушевленное… Я развернулась и кинулась назад. Я и сама неслась, не разбирая дороги, споткнулась, полетела лицом в какой-то куст, опять встала и бросилась бежать. Он двигался гораздо быстрее, я чувствовала, что он был где-то за моей спиной, хоть еще и не могла его слышать — если я услышу его — все будет кончено.

Я услышала его.

Вибрацию почвы — грузные и вместе с тем ловкие толчки, производимые многотонным телом. Идеальная машина для истребления — неуязвимая и разумная. Я была так занята своим собственным бегством, что у меня не хватило времени сообразить, что я вот-вот погибну. И тут я увидела рухнувшее дерево. Я и не заметила его, пока на него не натолкнулась — такой же полый ствол, как тот, в котором я пережила ночь. Он обломился в одном из колен — оно зияло, как темная пасть, как вход в пещеру, как утроба. Из него шла волна тепла и древесных гнилостных запахов. У меня не было времени разбирать, живет там кто-то или нет — я упала на колени, сжалась в комок и протиснулась внутрь. Внутри было, по крайней мере, темно и от этого казалось, что безопасно. Теперь я слышала, как снаружи хрустят раздираемые ветки. Он топтался вокруг — один раз даже попробовал сдвинуть ствол с места. Я все думала — что же будет, если он начнет его крушить. Я уперлась руками в стенки, оттолкнулась и попробовала протиснуться поглубже. Тут ствол сужался — если бы я и хотела развернуться, то уже не могла бы. Я была как мышь в западне.

Он начал крушить дерево.

Он пытался расщепить ствол, просунув руки в отверстие. Эти его руки только казались крохотными — по контрасту с остальной тушей, но на самом деле они были огромными, с цепкими когтистыми пальцами.

Я видела просунутую в отверстие чудовищную пятипалую ладонь, потом стало совсем темно — он заслонил собой весь свет. Потом раздался треск, сразу посветлело, свет хлынул в трещину у меня над головой.

Я лежала лицом вверх, смотрела на эту трещину и ждала. Ждать мне пришлось недолго.

Я видела, как он вздернул голову, взревел — чудовищный звук, выворачивающий душу, отшатнулся, шарахнулся. Кусты ломались под тяжестью его тела — звук был все дальше, тише. Дерево тряслось, как живое, ствол гудел, потом этот гул начал успокаиваться. Я ждала — у меня перед глазами, в проломе качались ветки папоротника, все медленнее, все неохотней. Я ждала час. Через час я попробовала выбраться наружу. Это заняло довольно много времени: я забилась в панике так далеко, что плотно засела в этой трубе. Наконец, мне удалось зацепиться обеими руками за края расселины и чуть продвинуться вперед. Дальше пошло легче. Еще минут через десять я вылезла из отверстия вперед ногами, и только тут сообразила, что заплечный мешок до сих пор был у меня за спиной. По-прежнему сидя на корточках внутри отверстия и не решаясь отойти от ствола подальше, я огляделась. Его нигде не было видно. Оставалось выяснить только, что его вспугнуло. Но поблизости никого не было — все тихо. Кочевье шло своим путем, невидимое из-за могучих стволов. Удирая от Большого, я так углубилась в лес, что оно совсем скрылось из виду. А в лесу все было как всегда — где-то вдалеке, на болоте взахлеб вопили лягушки.

Над моей головой неподвижным шатром смыкались ветки папоротников. Я поднялась на ноги и поправила ремни заплечного мешка. Что бы это ни было, что бы его не отогнало, ясно, что из этого места надо поскорее уходить. Я повернулась спиной к Великому Кочевью и двинулась в обратную сторону.

9.

Уже ближе к ночи я опять выбралась к болоту — кажется, на то самое место, где я свернула не в ту сторону. А может, другое, но уж очень на него похожее. Понятно было, что мне нужно было обходить это болото, все время оставляя его по правую руку. Несмотря на гам, хлюпанье и кваканье, эти места казались безопасными — если не считать того, что я в любую минуту могла случайно оступиться. Поэтому я решила не рисковать — уже почти стемнело и нужно было подумать о ночлеге. На этот раз мне удалось более-менее удобно устроиться в мутовке какого-то хвоща метрах в полутора над землей. Не так безопасно, как в моем проверенном убежище, но ведь и то оказалось не совсем безопасным, как выяснилось.

Из за того, что всю ночь меня преследовал страх свалиться, спала я плохо. Усталые мышцы быстро расслаблялись, вызывая ощущение падения — я вздрагивала и хваталась за ветки. Во время этого полусонного бдения я увидела на болоте дальние огни. Они перемещались, сходились, расходились, выписывая сложные фигуры и очень смахивали на свет факелов. На болоте явно кто-то был. Я боялась лишь банд с той стороны — но они не рискнули бы углубиться в топь.

Уже под утро я увидела их — плоты пристали к берегу, вдали от меня, но не настолько далеко, чтобы их нельзя было разглядеть. Сульпы — они принадлежали явно к какому-то другому, незнакомому мне племени — были мельче ростом и казались какими-то хрупкими.

Передвигались по болоту они на плетеных из тростника плотах, помогая себе шестами. Я видела, как они стаскивали на берег корзины, в которых бьется какая-то болотная живность.

Люди этого племени не были вегетарианцами, но они были такими же спокойными, как и их лесные сородичи. Просто спокойными, а не заторможенными, как настоящие люди, кейяр, которые мне попадались тут.

Когда я подошла к плотам поближе и сказала: «Привет!» — они явно удивились. Они оглядывали меня, ощупывали мое пончо, а какой-то подросток пытался стянуть с меня заплечный мешок. Я хлопнула его по руке. Он обиделся и отскочил. Я демонстративно стянула мешок с плеч и высыпала содержимое на землю. Он присел на корточки, удивленно ощупывал предметы хрупкими коричневыми пальчиками и откладывал их в сторону. Явно съедобные вещи он пробовал на зуб — больше из любопытства, чем от голода — они тут не голодали. На болоте хватало еды.

Остальные стояли вокруг и смотрели — похоже, способности интересоваться чем-то новым тут были лишены только люди. Потом мы с ребенком собрали мой заплечный мешок, я подхватила его, какая-то женщина подтолкнула меня в плечо и мы пошли в их становище.

Они жили в тростниковых шалашах на сваях, между которыми было перекинуто что-то вроде помостов — видимо, низину рядом с топями часто заливало водой, особенно во время сильных ливней. У них была центральная площадь со сложенным из камней очагом и вполне приличная глиняная утварь, и ели они из отдельных чашек, а не все, скопом. Похоже, в племени тут всем заправляли женщины — их резкие голоса были слышны повсюду. Не знаю, какой вид деятельности они не успели себе присвоить, и что оставалось на долю здешних мужчин — по-моему, они старались лишний раз не выходить из шалашей. Меня очень быстро оставили в покое после того, как выяснилось, что я не понимаю их наречия и могу только показывать пальцем в сторону побережья, так что я даже смогла нагреть себе воды в большом котле и вымыться — к огромному удовольствию ребятни, которая разглядывала меня, сбившись в кучку на порядочном расстоянии. Мне кажется, я была для них отличным развлечением — не думаю, чтобы они тут часто видели людей.

Я прожила там недели три просто потому, что мне не хотелось идти дальше — спала в женском доме, где было не то, чтобы совсем грязно, но и не слишком уютно. В такой сырости расползлось бы любое тряпье — все постели были сплетены из тростника, частью новые, а частью уже здорово потрепанные, и с утра сваливались в общую кучу.

Я не переставала благодарить Бога за то, что на этой стороне не прижились насекомые — воображаю, какое количество крылатых и бескрылых кровососов обрушилось бы на меня. Удивительно, но среди грубой глиняной посуды, я нашла несколько изделий леммов — нежные фарфоровые чашки, полупрозрачные, светящиеся, прихотливо изогнутой формы. Когда я начала немного разбираться в их языке — не то, чтобы он был очень трудный, но они как-то умудрялись обходиться без глаголов, составляя при этом довольно сложные предложения — то попыталась выяснить у них, знают ли они хоть что-нибудь о том, что происходит в мире. Что в двух днях пешего пути отсюда уничтожена фактория леммов, что по лесам бродят вооруженные банды? Они ничего не знали. Похоже, они полагали, что живут на краю света — за их деревней уже не было ничего, лишь болото, постепенно переходящее в море, а у них за спиной — хижины стояли лицом к болоту — действительно жили другие люди, они приходили сюда на таком летающем плоту и были непохожи на нас и на тебя (видимо, это были леммы), и отдали нам все эти чашки за какую-то болотную добычу. Когда это было? Довольно давно. С тех пор прошло несколько дождей (я так и не поняла, дождливых сезонов или просто дождей, и вообще — как они отсчитываю время). Думаю, на самом деле, леммы были здесь не так уж давно, поскольку большая часть их посуды уцелела. Без толку было рассказывать им о том, что происходит в их мире — защититься от солдат они все равно не могли, да, похоже, солдаты сюда и не дойдут. Я даже не уверена была, что они поняли бы хоть что-то в том, что случилось с факторией.

Когда я решила уходить, я просто собрала мешок, натолкав туда всякой копченой болотной твари, поменяла свою жестяную кружку (дамы были от нее в восторге) на их глиняную и подарила одной из малышек серебряное колечко, которое у меня осталось еще с той стороны.

Похоже, им нравилось украшать себя, а ведь на местных женщинах — кейях — я ни разу не видела ни колец, ни серег. Они не выразили никакого удивления по поводу моего ухода — раз я откуда-то появилась, то, совершенно естественно было, что я куда-то денусь.

Я оставила хижины за спиной — это было очень спокойное место, если только вам нравится жить на болоте, а по ночам бить багром рыбу, — и двинулась дальше в обход топей. Я старалась не углубляться в лес — от него меня отделяли густые заросли кустарников непонятного происхождения — потому что боялась натолкнуться на какой-нибудь обезумевший от ярости и страха отряд. Я до сих пор не переставала гадать — как и когда военные обнаружили Проход? Как умудрились протащить через него столько всякой техники? И что они вообще намеревались здесь делать? Как надеялись прожить в чужом мире не зная ни языка, ни обычаев?

Я не голодала, даже когда подъела все, что запасла у болотного племени — теперь я научилась разыскивать съедобные грибы и клубни.

Я больше не чувствовала себя чужой в лесу — сжилась с ним, как сживаешься с незнакомым городом после какого-то времени. Я старалась пореже жечь костры, чтобы не привлекать к себе внимания — и всегда засыпала землей и забрасывала ветками угли. Любой из местных легко догадался бы, что тут кто-то прошел, но я боялась не местных, а солдат, а среди них вряд ли бы нашелся такой уж Кожаный Чулок.

Так я пробиралась в обход болота в надежде, что рано или поздно выйду на край леса и увижу горы. Не знаю, почему это казалось мне таким важным — но до сих пор, сколько я себя помнила на этой стороне, темная гряда всегда маячила на горизонте — то у меня за спиной, то перед глазами. Река, которая бежала с гор, тоже была хорошим ориентиром — если я буду следовать речному руслу, я, рано или поздно, выйду на знакомую равнину. Я надеялась, что Кочевье уже прокатилось по ней — Хаарт говорил, что оно движется по равнине месяца три — эти три месяца уже подходили к концу. Я должна была выйти на равнину к самому началу нового сезона дождей.

Так оно и произошло. Дней через десять после того, как я оставила деревню болотных людей, я услышала ровный настойчивый гул — где-то поблизости шумела речка. Еще позавчера я поняла, что болота, наконец, кончаются — вернее, не кончаются — они будут так и тянуться до края света, — просто я обогнула их и вышла на твердую землю.

Идти стало легче, почва не поддавалась под ногами при каждом шаге, зато труднее стало отыскивать съедобные грибы и корни. Теперь оставалось надеяться только на реку — на ее текучую воду, которая прокормит. К полудню я оставила полосу кустарника, который укрывал меня с головой и оказалась над речным обрывом.

Высоким обрывом — с него было видно, как речное русло петлей сворачивает по равнине. Вода светилась мягким рассеянным светом, казалось, света в ней больше, чем в нависшем сером небе. Низина заросла тростником, я видела, как по воде расходятся круги — там играла рыба.

Спуститься оказалось несложно — я нашла пологую трещину и, упираясь подошвами в гладкий камень, съехала по ней к воде. Река была здорово холодная, но у меня уже не хватало сил на то, чтобы разжечь костер — я просто стянула сапоги и опустила в воду разбитые ноги. Я так и сидела на камне и смотрела, как вокруг щиколоток закручиваются маленькие водовороты, пока не сообразила, что уже ничего не чувствую — ноги онемели от холода. Только тогда я выбралась обратно на гальку, забилась под скалу, чтобы меня не было видно с обрыва и положила под голову заплечный мешок.

Вода шумела так ровно, так успокаивающе. На той стороне я как-то случайно попала в курортный городок. Я провела там весь день и только ночью, в гостинице услышала, как шумит стекающая с гор река — днем ее заглушали автомобили и человеческие голоса. Здесь вода была свободна шуметь, как ей вздумается, не было никого, кто захотел бы перекричать ее. Я лежала и смотрела на четкую линию гор на горизонте — самые высокие вершины были не видны, их скрывало облачное небо. Я, должно быть, задремала, глядя на горы, потому что, когда я открыла глаза — мне казалось, я сомкнула их лишь на минуту — небо уже темнело. Я разожгла костер, укрыв его в каменной пещерке, попробовала выудить из реки хоть что-нибудь толковое, но нашла всего штук пять не очень крупных ракушек. Учитывая, что у меня в мешке завалялись какие-то высохшие корешки, я решила сварить из этого добра суп, чем и занялась со всей серьезностью. Уже когда я сняла котелок с огня и погасила костер, я поняла, что темнота так и не наступила. Я заметила бы это и раньше, не возись я с огнем — река мерцала и в ее свете я видела свои руки и узоры на драном пончо, и гальку на берегу. Я подняла голову — река светилась не своим собственным светом — в ней отражалось пылающее над горами зарево.

Оно дрожало и переливалось, точно прозрачное полотнище, его складки меняли цвета — зеленый, синий, пурпурный, — потом интенсивные цвета ушли и осталось лишь ровное золотистое сияние. Оно было таким прекрасным, что хотелось на него смотреть и смотреть, потому что было ясно — такая красота продержится недолго. И действительно, где-то минут через пятнадцать оно начало меркнуть — сначала незаметно для глаза, потом все быстрее и быстрее, пока не уступило места темноте и фиолетовым фосфорическим пятнам на возбужденной сетчатке. Что бы ни происходило там, над горами, оно уже завершилось.

Праздник окончился, занавес задернули и единственный зритель остался в темноте зала — под его холодным сводом, где дует из всех вселенских щелей.

Утром я вышла на равнину. Она была пустынной — Кочевье отодвинулось на побережье, где пожирали друг друга тысячи странных созданий. Ветер гнал по ней зеленые волны — ни птиц, ни деревьев, ни людей — только травы. Мне предстояло пересечь это бесконечное поле — на самом деле, идти было не так уж легко, как обещал глазу ровный бархатный ковер — стебли путались под ногами, их приходилось разрывать, а влажная земля под ними казалась ровной лишь с виду. Не будь я в сапогах, ноги бы промокли по щиколотку — под чистейшим зеленым покровом хлюпала мокрая грязь. И вправду бесконечная равнина — лес и река отдалялись незаметно, и глазу не на чем было выверять расстояние — пейзаж не менялся ни с каждым шагом, ни с каждым часом. Наконец, уже ближе к вечеру, я вышла на ту часть равнины, по которой прокатилось Кочевье — тут земля была вытоптана, разворочена, травяной покров содран — бесформенное, чавкающее месиво. Идти стало еще труднее и под конец я поняла, что у меня больше нет сил передвигать ноги — ставить их в грязь и поочередно выдергивать из нее. Не будь вокруг так мерзко, я уселась бы прямо тут, посреди поля, и провела бы тут остаток жизни — но я боялась, что темнота догонит меня и мне действительно придется это сделать. Так что я все шла и шла, передвигая ноги уже чисто механически и жалела, что этот мир так малонаселен — никакой надежды, что тебя подхватит проезжающий мимо автомобиль.

И тут я увидела повозку.

Сначала не повозку, а лишь мерцающий огонек, который постепенно приближался ко мне. Я стояла посреди вытоптанного поля и ждала — мне все равно некуда было спрятаться. Темная бесформенная масса, сопровождаемая слабой точкой света все приближалась; я услышала, как фыркает лошадь и скрипят колеса — кто-то ехал на телеге. Всего лишь. Это не были бандиты с той стороны и не была летающая платформа леммов — обычный человек на обычной телеге.

Я пошевелилась, чтобы он меня увидел и сказала,

— Эй!

Он натянул вожжи и остановился.

— Привет, кейя, — сказал он.

Это был обычный человек с этой стороны — темноволосый, одетый в пончо неразличимых в темноте цветов. Я немного подумала и решила, что терять мне, собственно, нечего. Никого здесь не нужно было бояться — говорил Хаарт. Он был прав, в этом мире хватало опасностей, но они исходили не от людей. Он был прав, пока через Проход не протиснулись перепуганные мальчишки с оружием в руках. Я спросила:

— Ты куда едешь?

Он сказал:

— В город.

— Подвези меня, пожалуйста.

Вообще-то, мне не надо было в город. Но мне нужно было где-нибудь переночевать, поесть и вымыться, а потом решить, что делать дальше. Дом Хаарта стоял на отшибе — вряд ли кто-нибудь будет просто проезжать мимо, а в городе я могла встретить кого-нибудь, кто, может быть, согласился бы подвезти меня. Я прикидывала, что я могу продать, и выяснилось, что, кроме часов у меня ничего не осталось. А здесь не было ни одного сумасшедшего, которого могли бы заинтересовать часы.

Я забралась в телегу и вытянула свои бедные ноги. Мой спаситель тронул повод и лошадь пошла неторопливым шагом. Я сидела и напоминала себе все эти местные правила — насчет того, что нельзя заговаривать первой, задавать вопросы и все такое. У нас-то, на той стороне, я имею в виду, если тебя подбирают на дороге, то, в лучшем случае, за разговор.

Я огляделась вокруг. Ничего особенно интересного рядом со мной не ехало, на пол была свалена солома, на которой я, собственно, и сидела. Я нащупала ружье, жестяную кружку, мешок, набитый неизвестно чем и сложенную вдвое попону. Я решила, что худа не будет, если я ей немного попользуюсь, развернула ее, укрылась и подложила под голову свою заплечную сумку.

Теперь я могла ехать куда угодно.

Колеса все скрипели, копыта с чавканьем опускались в грязь и с таким же чавканьем поднимались, я не представляла себе, что я буду делать в городе и вообще, было довольно неуютно. Я честно терпела где-то с полчаса, впрочем, в основном потому, что слишком устала, передвигаясь по этому мерзкому месту. Через полчаса терпение мое иссякло, и я спросила:

— Послушай, ты знаешь Хаарта?

Он кивнул.

— Не знаешь, что с ним случилось?

— Я давно его не видел, — сказал он, — с начала Кочевья. Разное говорят.

— Покажи мне, в какой стороне стоит его дом.

Он неопределенно махнул рукой куда-то за телегу. Получалось так, что мне надо было забирать здорово левее.

— Туда долго идти?

— Может, ты бы дошла к середине дня, — сказал он. — Если бы начала сейчас. Ты кейя Хаарта, да?

Я сказала:

— Да.

— Я так и подумал. Я слышал, что его кейя любит задавать много вопросов. На той стороне, — сказал он неодобрительно, — все так делают.

— Я знаю, что это не положено, — объяснила я, — Но, ты понимаешь, я заблудилась. Я иду от самых болот.

— Ты была на болотах? — Он обернулся и посмотрел на меня. Не знаю, что он разглядел, в такой темноте.

Я сказала:

— Да. Леммы предупредили, что люди с той стороны ищут Хаарта и тогда он меня спрятал в фактории, но ее уничтожили. Может быть, ты слышал? Там всех расстреляли. Мне просто повезло, что они меня не заметили. Мне нужно было уходить оттуда и я случайно вышла на болота.

— Мало кто выживает на болотах, — сказал он, — и мало кто выживает из тех, кто видел Кочевье.

— Я видела Кочевье. А на болотах нет ничего страшного. Там живут люди. Сульпы.

— Разное говорят, — снова сказал он неопределенно.

Они ни о чем не хотят знать. Иногда мне кажется, что это даже трогательно. Иногда здорово раздражает. Я вновь задала вопрос, который мне очень не хотелось задавать, потому что я боялась получить на него ответ.

— Эти, с той стороны, были в городе?

— Нет, — сказал он.

— Так что же, все-таки, случилось с Хаартом?

— Говорят, его взяли люди с той стороны, — ответил он неохотно. — Больше никто о нем не слышал.

Я устало ответила:

— Понятно.

Говорить мне больше не хотелось. Я вытянулась на дощатом полу и глядела, как надо мной выгибается низкое темное небо. Дом стоял где-то на расстоянии дня пути, но возвращаться туда мне было незачем. Во всей этой жизни не было никакого смысла. Я закрыла глаза. Телега мерно покачивалась. Точно лодка.

Я проснулась, когда мы подъехали к городу — на ровной дороге лошадь перешла на рысь и, должно быть, перемена темпа разбудила меня. Когда я продрала глаза, впереди по курсу маячили темные громады домов — они и вправду показались мне очень большими. В двух-трех тускло светились огни. Обычно, вид освещенных окон, если смотришь на них с улицы, вызывает что-то вроде зависти. Кажется, что за ними идет какая-то другая, счастливая и спокойная жизнь. А тут мне почему-то смотреть на них было тоскливо. Телега въехала на городскую площадь и остановилась.

Я поднялась — ноги у меня до сих пор ныли, после стольких-то километров пешего пути, — подхватила свой мешок, слезла с телеги и сказала:

— Спасибо.

Он поглядел на меня — в рассветных сумерках глаза казались темными ямами.

— Куда ты пойдешь?

Я сказала:

— Не знаю.

На самом деле, город — не самое удачное место. Их денег у меня не было, значит, рассчитывать на ночлег и еду я не могла, и мне придется дожидаться рассвета на улице. Но я надеялась, что днем я все же смогу отыскать кого-то, кто согласится подвезти меня хотя бы в направлении дома — куда мне было еще деваться? А тут вечно толчется полно всякого народу. Может, мне даже удастся уговорить леммов, если я встречу кого-нибудь из них.

— Что ты собираешься делать дальше?

Я ему честно все это объяснила. Мне все до сих пор казалось, что, стоит мне только добраться до дома, все будет по-прежнему. Мне легко было убедить себя в этом — поскольку, если и произошло что-то страшное, то не у меня на глазах, а значит, этого вроде бы как и не было.

— Может, ты останешься… — сказал он.

Я покачала головой.

— Я не останусь. Я хочу домой.

Я отошла еще на пару шагов. Я не собиралась ни спорить с ним, ни уговаривать его — у меня не было на это сил. Мне хотелось только одного — оказаться дома. Я разожгу огонь в камине, вымою каменные полы, открою ставни и… все… Больше мне нечего было делать в этом мире. Я знала, что он не будет меня задерживать, но на всякий случай, отошла еще на пару шагов. Площадь за моей спиной и впереди была совершенно пустынной. В провалах между домами клубился туман.

Он сказал:

— Ладно. Я отвезу тебя после полудня. Пока ты можешь подождать здесь, в телеге, если хочешь.

Я молчала.

— Говорю тебе, лезь обратно. Я закончу свои дела и отвезу тебя. Тебе нечего бояться. Все вы, с той стороны чего-то все время боитесь. И я знал Хаарта.

Горло у меня перехватило, так что я не могла даже выговорить какие-то приличные слова благодарности. Я вновь подошла к телеге, залезла в нее и натянула на себя попону. Телега тронулась с места — он заводил лошадь во двор одного из домов. Дом от площади отделяла высокая изгородь, в небо смотрели заостренные колья — не столько от людей, я думаю, сколько от случайно забредших сюда хаэд. Я еще слышала, как он распрягал лошадь, как уводил ее — но это было все. Мне приснилось, что я понимаю все, что происходит в этом мире, это понимание было внезапным и ясным, но, когда я проснулась, я уже успела забыть, что же это было на самом деле.

На самом деле было утро.

Я умылась водой из стоявшей во дворе бочки. Не знаю, уж насколько эта вода была чистая, но я сделала пару глотков — она, почему-то, отдавала железом. В телеге я нашла мешок с черствым хлебом и какими-то сушеными фруктами — по-моему, мой спутник оставил его специально для меня. Во всяком случае, я уничтожила большую часть содержимого, не испытывая угрызений совести.

Потом я пошла бродить по рыночной площади. Я так полагала, что мой благодетель до полудня свои дела не закончит. Мне не очень-то хотелось толкаться среди такой кучи народу — за это время я отвыкла от шума и громких голосов, а без Хаарта не чувствовала себя защищенной в толпе. Но я полагала, что, может, смогу что-нибудь узнать, какие-то слухи, сплетни… Я не надеялась, что мне расскажут, что на самом деле случилось — они стараются избегать таких разговоров, но, может, мне повезет, и я наткнусь, если и не очевидца, то хотя бы на того, кто этого очевидца видел.

У нас, я имею в виду, на той стороне, новости облетали округу быстро, точно лесной пожар — еще не было никаких официальных объявлений, а все уже размели по магазинам крупы, сахар и соль. Здесь не так. Может, базарные дни и способствуют тому, что люди, встречаясь, обмениваются разными важными сведениями, но, кажется, тут все считают, что спокойнее будет подождать, пока эти новости сами не свалятся тебе на голову.

Я бродила в толпе, пытаясь выловить хоть обрывки каких-то сведений. Но это было явно бесполезно. Все уныло торговались, обменивались какими-то вещами, рылись в грудах сваленного прямо на площади хлама. Какое-то время я потолкалась в самых людных местах, прислушиваясь к голосам, потом отошла, потеряв всякую надежду. И увидела летающую платформу леммов.

Понятно, что поблизости была не одна фактория — просто я не знала, где находятся другие. Во всяком случае, даже если они и знали, что там произошло — леммы всегда все знают, — я все равно обязана была рассказать им обо всем. Я кинулась за ними — платформа висела в полуметре от земли на краю базарной площади. Я боялась, что она вот-вот улетит, и потому очень торопилась. Мысленно я окликнула стоявших на платформе существ. Видимо, они и вправду услышали, потому что один из леммов обернулся ко мне.

— Привет, кейя, — сказал он.

Я перевела дух и сказала:

— Мне очень жаль. Я видела все, что там произошло. Я была при этом.

— Мы тоже видели, — неодобрительно сказал лемм. — Многим было очень плохо.

— Мне самой было очень плохо, — горько сказала я.

Лемм оглядел меня. Глаза у него были, как у ящерицы — янтарные, с вертикальными зрачками.

— Ты правильно сделала, что собралась домой, кейя — сказал он.

— Вы что-нибудь знаете?

На площади вдруг стало очень тихо. Так тихо, что я услышала как стучит мое собственное сердце — очень медленно.

Он по-прежнему не отводил от меня глаз.

— Мы не отвечаем на вопросы, — наконец, сказал он, — Ты сама должна решать…

— Что?

Но платформа уже набрала скорость. Она быстро отдалялась, держась по-прежнему в полуметре от земли и повторяя в своем движении все впадины и выпуклости почвы, словно в нее был встроен локатор — может, так оно и было. Я следила за ней, пока она не скрылась за низким пологим холмом, потом вернулась к телеге.

Благодетель мой уже забрасывал в нее какой-то груз — я бы его не узнала посреди бела дня, но он сам сказал:

— Ты собираешься ехать, или нет?

— Собираюсь. Просто я ходила по площади. Пыталась что-нибудь выяснить.

— Выяснила?

— Похоже, мне надо домой.

Он сказал:

— Я высажу тебя по дороге. Там уже недалеко. Ты дойдешь еще до темноты.

10.

Телега ехала по мягкой земле, по зеленой траве, под небом, которое сегодня казалось почти синим. Мой спутник не слишком торопился, и не гнал лошадь, а я, хоть и изо всех сил желала бы ехать быстрее, не могла сказать ему об этом, потому что полагала, что не нужно напрягать людей, когда они и без того для тебя что-то делают.

Равнина была пустой и небо было пустым, и было даже почти жарко.

Наконец, он остановил лошадь — по моему, посреди голой степи, где не было ни одного ориентира, никакого знака, что остановиться надо именно здесь, и сказал:

— Тебе нужно идти туда.

Он махнул рукой, указывая направление. Я видела лишь зелень, которая вдали сливалась в один сплошной ковер, да пустой горизонт. Но люди этой стороны как-то различали направление в таких вот местах. Я поблагодарила его, слезла с телеги, закинула на плечи мешок и отправилась в путь.

На этот раз идти было легко. Трава легко стелилась под ноги, в спину мне дул теплый ветер и, где-то ближе к вечеру, я увидела свой дом. Он стоял на холме — его было видно издали. На самом деле, он был не так близко, как мне показалось вначале — я потратила часа два, поднимаясь наверх, и, когда я подошла к нему поближе, уже совсем стемнело.

Тогда я и увидела, что там горит свет.

Свет горел в одном из окон цокольного этажа, но я не видела — в каком именно, только теплые отблески на дереве и на камне. Я было прибавила шагу, но вскоре устала и сбилась на прежний медленный подъем — то ли, холм оказался круче, чем мне помнилось, то ли давала знать накопившаяся за все эти месяцы скитаний усталость. Когда я добралась до ограды, было уже совсем темно. Я пошла вдоль стены — в иное время я разыскала бы медную дощечку на воротах, но сейчас мне не хотелось поднимать шум. Кто его знает, кто там жжет в доме огни?

Я дошла до ворот и толкнула створки — просто на всякий случай — и, к моему удивлению, ворота под рукой медленно подались. Створки скрипнули и распахнулись. Я оказалась перед черным провалом — со двора не доносилось ни звука. Словно я стояла у кладбищенской ограды. Первый раз за все время я пожалела, что у меня нет оружия. Я оказалась в каком-то дурном сне, в котором близкий человек, которого ты так хорошо знаешь, вдруг, по приближении, оказывается чем-то другим, подделкой, чем-то, что в любую минуту может проявить свое истинное существо, а пока исподтишка ухмыляется за твоей спиной. Я прошла по дорожке — гравий тихо хрустел под ногами — по крайней мере, этот звук был вполне реальным. Но в полной тишине даже он казался слишком громким. Крыльцо оказалось передо мной, оно было темным, слишком темным, потому, что фонарь, который освещал его раньше, не горел. Я поднялась на цыпочки, вытянула руку и нащупала кончиками пальцев острые осколки — он был разбит. Разбить прочное, выделанное леммами стекло было не так-то просто; скорее всего, в него выстрелили. Дом, до которого я добиралась так долго, стоял передо мной тихий и страшный. Прежде, чем распахнуть двери, я помедлила еще немного, несколько ударов сердца, потом толкнула дверь ладонью и она провалилась вовнутрь. Коридор был очень темным, я наступила на что-то мягкое. Я вздрогнула и резко отпрянула, но это оказалась всего лишь сваленная на полу грудой одежда. Из просторной комнаты, которая составляла весь нижний этаж, в коридор пробивалась полоска света. Я прислушалась — там было тихо. Я сощурилась, чтобы свет сразу не ударил по глазам, немного постояла в луче и быстро шагнула через порог.

— Привет, — сказал Хаарт.

Я резко обернулась — голос раздавался откуда-то сбоку.

Он сидел в кресле, в дальнем конце комнаты, куда почти не доходил свет единственного фонаря.

— О, Господи, — медленно сказала я.

Я могла бы узнать его только по голосу. Незнакомый человек сидел в кресле, грузный, страшный, лицо у него было опухшее и тяжелое. Выражения в темноте не разглядеть.

— Ну, что ты смотришь? — с усмешкой сказал он. — А что ты тут, собственно, ожидала увидеть?

— Я… не знаю. Я думала, ты погиб…

— Так оно и есть, в общем, — тихо сказал он.

— Послушай, Хаарт, — я попыталась собрать остатки здравого смысла, — Я ждала тебя в фактории. Когда ты не пришел за мной, как обещал, я решила, что тебя убили. Потом факторию разгромили. Я одна уцелела, понимаешь? И, когда они отъезжали — а я видела, как они отъезжали — там были наши лошади.

Он молча кивнул.

— Мне некуда было деваться, там валялись одни лишь трупы. Куда мне было идти? Я все равно собралась домой.

— Ты очень долго шла. — сказал он.

— От фактории? Через Кочевье?

Он сказал:

— Там, где-то в ящике, должны быть свечи. Если найдешь, зажги парочку.

— Я могу передвинуть фонарь поближе.

— Нет… не надо. Фонарь — это слишком ярко.

Только теперь, когда глаза у меня привыкли к этому тусклому свету, я увидела, что в доме побывали. Не то, чтобы тут стоял сплошной разгром — видимо, Хаарт прибрал то, что уж очень бросалось в глаза, — но было как-то пусто. Исчезли темные стулья резного дерева, не было посуды на полках, даже плетеных из тростника циновок на каменном полу.

— Тут кто-то был? — спросила я.

— Да, — неохотно ответил Хаарт — тут кто-то был.

Я выдвинула ящик, где всегда хранились всякие хозяйственные мелочи и, порывшись там, в общей груде хлама, нашла свечи. Подсвечника я нигде найти не могла, поэтому я просто зажгла две свечи, прикрепив их бок о бок к глиняной плошке.

По стенам метнулся колеблющийся свет, поползли дополнительные тени. Я увидела свою собственную тень — она качалась где-то под потолком, страшная, искаженная.

— Зажгла? — не оборачиваясь, спросил Хаарт, — А теперь, принеси их сюда.

Я взяла плошку. Капли горячего воска потекли мне на пальцы и я невольно вздрогнула.

Я поставила плошку на пол, рядом с креслом Хаарта — в том углу, где он сидел, больше некуда было ее поставить, — и сама села тут же.

Щурясь от света, он медленно протянул руку к живому огню и тут я увидела, что они с ним сделали.

— Ну да, — кивнул он, — Им очень нужно было знать, как попасть обратно. Поэтому они…

— Они пытали тебя?

— Ну, в общем, они так старались… Я провел бы их через Проход, если бы мог — мне что, жалко, пусть убирались бы обратно на ту сторону. Но он был закрыт. Они никак не могли в это поверить.

— Они что, думали, что ты знаешь что-то и скрываешь от них?

— Ну да. При этом они надеялись, что если они уж очень постараются. то я, может, расскажу им, в чем дело.

Я молчала. Под его внимательным, насмешливым взглядом я не знала, что сказать. Если бы не люди с той стороны… все, может быть, было бы и не так ужасно. Тут ведь никто не выдерживал, столкнувшись лицом к лицу с насилием. Да и кто бы выдержал?

— Ты бы согрела воды и переоделась, — сказал он. — Видела бы, на что ты похожа.

— Да…

Но я никак не могла отвести взгляд от его искалеченной руки.

— Когда я туда попал, — сказал он, — Они уже почти все были больны. Они все надеялись, что я знаю, как пройти обратно, просто не хочу говорить, потому они и не пристрелили меня сразу. Потом мне удалось уйти — когда я уходил, среди них уже мало кто оставался в живых. Тогда я пошел к фактории.

— Ты был в фактории?

— Ну да. То, что я там нашел… Я думал, ты тоже… там.

— Когда они напали на факторию, я была в оранжерее, в дальнем конце. Я услышала выстрелы и спряталась. Хаарт, они все так страшно умирали…

— Да, — сказал он, — Я знаю.

— Если бы я хотя бы знала, что можно сделать… Что-то же можно сделать, Хаарт?

— Нет, — сказал он. — Насколько я знаю, нет.

— Послушай, Хаарт, все, что тут происходит — это то, что на поверхности. Видимость. Я хочу сказать, что это еще не все. Есть еще кто-то, кроме леммов и сульпов… Еще кто-то здесь. И они — я не знаю, насколько они принимают во всем этом участие. Но я думаю…

— Не важно, что ты думаешь. Они никогда не вмешиваются.

— Там, в горах…

— Да, — сказал он, — там, в горах.

— Я не верю, что они ни во что не вмешиваются, Хаарт. Вы что же, все не понимаете, что тут происходит?

Он устало качнул головой.

— Что бы тут не происходило, это тебя не касается, во всяком случае. Иди, — мойся. Потом поможешь мне подняться.

Я вымылась и переоделась в комнате наверху. В чистой рубашке — одежду они почему-то не тронули, — я сразу почувствовала себя лучше. Из погреба пропали почти все запасы — я нашла немного муки и какие-то травы, вот и все. И то потому, что им, видимо, лень было рыться по углам — они подобрали все, что стояло на виду. На полу валялась куча черепков и опрокинутой посуды — какие-то липкие лужи.

Я подумала, что завтра нужно будет заняться уборкой погреба. Эта мысль меня даже как-то поддержала — лучше заниматься чем-то, чем сидеть в полной растерянности, не представляя себе, что делать дальше.

Я приготовила ужин из того. что смогла разыскать в погребе и на полках, — похоже, запасы скоро придется возобновлять, — накрыла на стол и помогла Хаарту передвинуться к столу. Он тяжело поднялся, опираясь мне на плечо здоровой рукой. Ел он неохотно — конченные едят ничуть не больше здоровых людей, это просто какое-то нарушение обмена. Я сказала о том, что продукты подходят к концу. Он ответил — теперь тебе придется самой этим заниматься, видишь…

Похоже, мне придется теперь заниматься всем. Самое страшное, что я не представляла себе, как я буду все это делать?

— Деньги еще остались, — сказал Хаарт. — Они их не нашли. Да и зачем они им, эти деньги…

Свечи почти догорели, и комнату опять заполнил неяркий желтый свет газового фонаря. В полном молчании я убрала со стола. Нужно было как-то налаживать эту жизнь, какой бы она ни была. Больше у меня ничего не оставалось.

— Пойдем, — сказала я. — Я помогу тебе лечь.

11.

Облака над лесом, над равниной стелились низко — слишком низко, чтобы можно было видеть то, что лежит внизу. Хоть он примерно представлял себе, что лежит внизу — бесконечное зеленое море, которое сейчас, в наступающих сумерках, казалось совсем черным. Где-то там, в лесу и в поле светились редкие тусклые огоньки — слишком редкие, чтобы сливаться в созвездия и реки, как это обычно бывает, когда смотришь на землю с самолета. Унылая, спокойная земля — зато безопасная, впрочем…

Ему очень скоро пришлось убедиться, что это не так — что безопасность — понятие весьма относительное. Это был обычный дежурный полет, и он не ожидал никакого подвоха, как вдруг пространство перед ним расколола ветвистая пурпурная молния. Он почувствовал резкую боль — боль внезапного удара. Воздух, который до сих пор послушно расступался перед ним, точно теплая вода перед пловцом, внезапно стал жестким и недружелюбным; тело свело судорогой и он начал терять высоту. Он вынырнул из одной мутной и непрозрачной тьмы в другую — ту, что расстилалась пониже, под облаками, и попытался выровняться, хватая воздух ртом. Уже через несколько минут он понял, что это ему не удастся. Нужно было спуститься и переждать, пока восстановятся силы и пройдет мышечная боль после внезапного электрического удара. Равнина перед ним была темной и пустой, лишь вдали, на самом краешке тьмы, которая накрывала его со всех сторон, точно сдвинутые ладони, горел один-единственный огонь. И он направился туда.

Он не рассчитывал на какое-нибудь особенное внимание, но знал, что ему предложат поесть и передохнуть, и освободят место у очага — здешний народ никогда ничему не удивляется и не задает вопросов.

Они примут его, как и любого другого человека — или не человека, — который ищет убежища глухой ночью.

Он рассчитал так, что опустится как можно ближе к дому, но так, чтобы можно было подойти к нему пешком — опять же, скорее просто по привычке соблюдать осторожность, чем по необходимости, но боги сегодня были не на его стороне — спокойно спуститься ему тоже не удалось — его провезло по земле какое-то время, прежде, чем он смог сбросить скорость, а потом швырнуло с такой силой, что он на минуту-другую потерял сознание. Когда он пришел в себя, то чувствовал себя еще хуже, чем раньше — в рот набилась земля, ладони жгло огнем и была еще какая-то боль, он так и разобрал, какая, пока не попытался встать и не понял, что это ему не удается.

Он вывихнул ногу.

Некоторое время он лежал неподвижно, ожидая, пока стихнет пульсирующая в ступне боль, потом опять попытался встать. На этот раз у него получилось — нога быстро опухала и по-прежнему болела, но он, по крайней мере, мог становиться на нее. Поблизости не было ни одной надежной опоры — одна лишь трава, которая смягчила падение, но сейчас отнюдь не помогала передвигаться. Прихрамывая, он двинулся в направлении света — сейчас, с земли, он не мог различить ни отблеска, но направление он сверху запомнил. Если меня, по крайней мере, не развернуло при ударе о землю — подумал он.

Если бы с ногой было все в порядке, он дошел бы за полчаса — а так путь занял у него часа два. Наконец, он очутился на вершине пологого холма и чуть не уперся в массивные запертые ворота. Он провел ладонью по стене и пальцы наткнулись на гладкую прохладу медной дощечки, на молоток, висевший рядом на цепочке. Если уж проситься на ночлег, подумал он, то как положено достойному путнику. И он несколько раз ударил молотком по гулкому металлу. Раздался звон — не слишком громкий, но достаточный, чтобы его услышали в доме. Никто не отозвался. Он немного подождал, потом ударил еще раз. Кто-то спускался с крыльца, отблеск света следовал рядом, повторяя каждое движение несущего фонарь человека.

Никакого вопроса задано не было — здесь это не принято, во всяком случае, было не принято, пока всех не напугали банды с той стороны — он слышал, как сняли засов, как кто-то нажал изнутри на створки ворот и они медленно распахнулись.

Ему опять не повезло.

Женщина была явно с той стороны.

Это было видно по тому, как она стояла, придерживая рукой круглый фонарь в плетеной сетке, по тому, как медленно оглядывала его с головы до ног, и даже по выражению ее лица — оно было не спокойным, не равнодушным, как он тут привык видеть, — просто бледным и испуганным.

Если уж начинается полоса невезения, подумал он, она так и будет тянуться, пока чем-нибудь ее не перебить, — и приготовился к дальнейшим неприятностям. Он увидел себя ее глазами — зрелище было явно не слишком успокаивающим — грязного, с разбитой мордой, затянутого в какую-то непонятную одежду. У него не было оружия — может быть, это хоть немного ее успокоит.

— Не смотри на меня так, — сказал он и попытался улыбнуться ей самой обаятельной своей улыбкой, — я упал с лошади, вот и все. И, кажется, сломал ногу.

— Это маловероятно, — сухо отозвалась она, — иначе вы бы сюда не дошли.

— Ну, во всяком случае, я ее здорово потянул.

Она вновь оглядела его. Что-то такое было в этом взгляде… Он невольно поежился. Но она посторонилась, пропуская его. Только тут он увидел, что в другой руке она держит пистолет. Она смотрела ему в спину. Нога опухла и болела все сильнее — он едва мог на нее ступать.

— А где лошадь? — раздался за спиной голос женщины.

— Убежала. Ее что-то напугало. Не знаю, что это было.

Она не ответила. Он обернулся. Она положила фонарь на землю и задвигала засов на воротах. Пистолет она так и не убрала.

— Я могу пройти в дом? — спросил он мягко.

Она молча кивнула, подняла фонарь и пошла за ним. При этом у него все время сохранялось неприятное ощущение, что дуло пистолета смотрит ему в спину.

По лестнице ему пришлось подниматься, схватившись за перила — чувствовать дерево под руками было приятно — оно было такое гладкое и словно хранило дневное тепло.

— Дверь открыта, — сказала она.

Он отворил двери и оказался в полутемном коридоре — свет шел из центральной комнаты цокольного этажа, а потом оказался у него за спиной, отбросив на пол его искаженную, увеличенную тень — это она внесла фонарь.

— Да вы пройдете, или нет, — сказала она раздраженно. Он оперся ладонью о стену и проковылял в дом.

Ему сразу стало ясно, что дом в свое время был разграблен — комната была почти пуста. Одно из окон — замечательное витражное окно, из тех, что с таким тщанием выделывали леммы, было разбито и просто заслонено какой-то доской. У этого окна в кресле кто-то сидел — темная фигура в темном углу, — он сразу понял, что это конченный и немного успокоился — если что-нибудь пойдет не так, ему придется иметь дело с одной только женщиной. Если бы она только не была с той стороны… вот что плохо!

— Он говорит, что свалился с лошади, — раздался голос женщины у него за спиной, — Во всяком случае, с ногой у него действительно неладно.

Конченный молчал. Может, болезнь уже дошла до такой стадии, когда они уже почти ничего не соображают, потому что у сердца не хватает сил перегонять кислород к мозгу.

— Садитесь, — сказала она, — Нет, не сюда, — она подвинула стул так, что он оказался почти в центре комнаты, — я принесу воды.

Неужели она выйдет со своей дурацкой пушкой? — подумал он и сразу понял, что ошибся — она передала пистолет конченному. Тот перехватил оружие левой рукой — правая по-прежнему неподвижно лежала на ручке кресла.

Он, морщась, нагнулся и стал ощупывать щиколотку. Похоже, она здорово распухла.

— Послушайте, — обратился он к конченному, — вы бы убрали свою пушку. Я ведь ничего не сделаю.

— Верно, — спокойно согласился тот, — вы просто не успеете.

Женщина вошла в комнату. Она несла таз с теплой водой и полотняные бинты.

— У вас нет никакого перелома, — без всякого сочувствия объяснила она, — это просто растяжение. Вывих. Если вы как следует стянете щиколотку и не будете ходить какое-то время, все пройдет.

— Угу, — сказал он угрюмо. Ему было неуютно. Под внимательными взглядами он нагнулся и понял, что не может стянуть сапог — мешала проклятая опухоль. Он сказал:

— Мне нужен нож.

Он думал, что она сейчас начнет препираться с ним, но она отстегнула нож, висевший у пояса и бросила его — не сильно, так что он мог легко его перехватить. Он разрезал сапог — обидно было это делать, но больше ничего не оставалось, — и вопросительно поглядел на нее.

— Бросьте его на стол, — сказала она.

Он кинул нож на стол. Она подошла к столу, забрала нож и опять стала внимательно разглядывать его, опершись ладонями о дощатую поверхность.

Он промыл ногу в горячей воде — легче от этого не стало, — и плотно перевязал.

— Идите к столу, — сказала женщина. Он на одной ноге проковылял к столу, волоча табурет за собой.

Женщина забрала таз, его несчастный разрезанный сапог и вышла.

Он слышал, как она гремит посудой за кухонной перегородкой. Наконец, она вновь появилась, держа в руках поднос с посудой, и стала накрывать на стол. Он глядел, как она разливает в кружки горячее вино — волосы у нее были светлые, глаза — тоже, а выражение лица непроницаемое — не поймешь, о чем она думает.

— Чего вы боитесь? — спросил он, наконец. — Я один, у меня нет оружия, да еще и нога повреждена. Что я могу вам сделать?

Она подняла на него глаза. Взгляд ничего не выражал.

— Я не то, чтобы боюсь, — задумчиво ответила она, — Но во всем этом есть что-то странное.

— Странное? — удивленно переспросил он, надеясь при этом, что у него достаточно глупый вид.

Женщина лишь тихонько покачала головой. Он смотрел, как она подошла к конченному, привычно подставляя плечо. Тот тяжело уместился за столом, но она продолжала стоять — то ли потому, что так уж держалась здешних обычаев, то ли просто боялась выпустить его из виду.

После горячего вина боль немного отпустила. Он расслабился — в конце концов, все обернулось не так уж и плохо — он мог по-прежнему валяться в ночном холодном поле, не набреди он на этот дом, а что он бы мог тогда делать — разбитый, с больной ногой…

Пистолет лежал на столе, рядом с конченным — он подумал, что, если очень постарается, то сможет перехватить его, и, наконец, прекратить весь этот бред, но потом решил не пытаться — скорее всего, у человека, который сидел на другом конце стола, еще сохранилась великолепная реакция — иначе он не был бы так спокоен. А получить дыру в плече помимо всех прочих неурядиц, ему вовсе не хотелось. Поэтому, он продолжал поглощать ужин, вытянув под столом свою больную ногу.

Вино привело его в хорошее настроение, и он благодушно спросил:

— А если я сейчас пойду спать, вы что, так и собираетесь просидеть с пистолетом всю ночь?

— Нет, — мягко сказала женщина. Она по-прежнему не сводила с него глаз, и он вдруг почувствовал себя неуютно, встретив этот страшный, напряженный взгляд. — Я просто запру вас снаружи, вот и все.

Утром, проснувшись, он какое-то время лежал на просторной, но жесткой постели, пытаясь сообразить, где он находится. В маленькое окошко под потолком лился тусклый серый свет. Наконец, он вспомнил все, что произошло вчера и застонал сквозь стиснутые зубы — так неудачно все получилось. Он лежал, вытянувшись, чувствуя, как приливает кровь к занемевшей ноге, и раздумывал над тем, что ему делать дальше. В результате он выбрал две возможности — воспользоваться передатчиком, который наверняка должен быть в доме — у них у всех есть передатчики, — либо тихо уйти на своих двоих. Потому что что-то было неладно. Он чувствовал это.

Он резко спустил ноги на пол — и понял, что, по крайней мере, этот вариант провалился. Нога, стянутая бинтами, не болела, пока он держал ее неподвижно, но, стоило ему лишь пошевелиться… О, Господи!

Слабо постанывая, он двинулся к двери — она была не заперта.

Он помнил, что чертова баба говорила что-то насчет того, что собирается запереть его. Может, не так уж все и плохо…

Все было так уж плохо. Когда он спустился вниз, она была там.

Конченного нигде не было видно, но она была там. Она просто сидела за столом и ждала. Когда он появился на верхней площадке лестницы, она подняла голову и посмотрела на него.

— Ну, что ты так смотришь? — спросил он жалобно. — Ты же видишь, я тебе не врал. Я же еле хожу.

— Вижу, — сказала она без улыбки. У нее было странное лицо, — словно она уж очень хотела сделать что-то, но никак не могла решиться.

— У вас есть передатчик? — Он старался, чтобы вопрос прозвучал как можно небрежнее. Столько домов, столько мест, где можно получить ночлег, и надо же ему было напороться на бабу с той стороны!

— Передатчик был, — согласилась она охотно, — Но они его разбили. Впрочем, если бы он и был, я разбила бы его сама — у тебя на глазах.

Он спустился по лестнице. Женщина по-прежнему сидела, аккуратно положив перед собой ладони. Пистолета при ней, вроде, не было, впрочем, при таком балахоне…

Она дождалась, пока он сел за стол — на единственный стул в противоположном конце стола, — и лишь тогда пошевелилась. Она не встала — просто подперла голову рукой и продолжала внимательно его разглядывать, словно он представлял собой что-то мерзкое и слегка опасное.

— Ну, что ж, — сказала она наконец. — Может, мы поговорим?

— Если ты хочешь, — ответил он неохотно, — Только о чем?

— Для начала тебе будет приятно узнать, что я вас ненавижу. Всех вас. И я охотно тебя пристрелила бы, если бы получила такую возможность.

— О чем ты говоришь? — пробормотал он ошеломленно. — Я тут один. И ты могла меня пристрелить. Вчера, если хотела.

— Да ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. Это же мерзость, что вы делаете. Вы же их медленно убиваете.

Он неожиданно почувствовал усталость. Слишком большую усталость, он не мог больше валять дурака и притворяться. В конце концов, она ведь была с той стороны… К сожалению, она была с той стороны.

— Да. — Сказал он. — Ты права. Мы их медленно убиваем. Здесь, на этой стороне они получают какой-то срок жизни, и те из них, кто не проявляет никакой агрессивности, протягивают дольше остальных. Кстати, я не знаю, как это делается. Это какое-то химическое соединение, что ли. Его распыляют в воздухе.

— Вся ваша пакость, — произнесла она брезгливо.

— Да. Вся наша пакость. Здесь живут три племени — три совершенно разных расы! И, заметь, живут мирно. А ты знаешь, что случилось с сульпами на той стороне — ведь они там были! Их просто перебили еще на заре истории. А что случилось бы с леммами? Да когда отряд с той стороны напал на факторию, им даже не нужно было тратить патроны — они пришили только вас, только людей, сколько их там было — штук двадцать — и пожалуйста, вся фактория уже набита мертвыми леммами. А ведь они могли бы обороняться, если бы захотели — ты же видела, на каком уровне находится их цивилизация! И где они на той стороне? Есть? Да если бы леммы придумали себе ад, он бы был там, на той стороне…

Она молчала. Он знал, что ему не удастся ее убедить, но неожиданно почувствовал облегчение оттого, что больше не нужно было притворяться.

— Я примерно понимаю, о чем ты говоришь, — сказала она, наконец, — я так все и полагала. Но вы что, думаете, что выбиваете тех, кто отличается повышенным агрессивным потенциалом, и все — этим все ограничивается?

— Да-да…— ответил он устало. — Мы уничтожаем самое лучшее. Творческий поиск, да? Дух искания, все эти штуки. Творчество… Здесь ведь застывшая культура, ты ведь заметила? Они могут пользоваться чужими достижениями, на это у них ума хватает. А самим придумать что-нибудь — нет… это им не по силам.

— На той стороне… — сказала она неуверенно.

— Ну-ну, говори, — подхватил он, — я с удовольствием тебя послушаю. У меня как раз приступ ностальгии.

— Да нет у тебя никакой ностальгии, — возразила она раздраженно, — да и у меня тоже. Но…я не знаю…

— Что?

— Должен же быть какой-то другой путь?

— Но ведь это и есть другой путь, — мягко возразил он.

Она молчала, опустив голову, и он, впервые за все время пожалел ее. Есть люди, которым неуютно нигде. И это, как ни странно, самые обычные люди. Они кочуют из страны в страну, из мира — к миру, в поисках места, где можно было бы становиться, где было бы все правильно…

— Это — нетронутый мир, — сказал он тихо. — Здесь не знают страха. Единственный ужас для них — это когда мимо, раз в год, проходит Кочевье. А когда приходит их срок, они умирают. Ну, так это везде так.

Она подняла голову и снова посмотрела на него. Это был нехороший взгляд, и, что еще хуже, в нем было что-то безумное. Словно она ломилась в несуществующую дверь — стоя посреди абсолютно пустого пространства.

— Да, это везде так. — согласилась она. — Кстати, а что будет с тобой?

— Со мной ничего не будет. — Ответил он. — Я не принадлежу этому миру. Я не принадлежу никакому. Это, по-твоему, лучше?

— Такие, как ты… кто дал вам право решать все за остальных?

— Нет, — сказал он. — Не такие, как я.

— Саарги.

Он усмехнулся.

— Ты думаешь, я — саарги? Не смеши меня. Просто, там всегда живут люди — и с той стороны, и с этой. Они используют нас, как наблюдателей. И, если нужно быстро вмешаться…

— Как оперативных работников, — холодно заключила она.

— Да. Как оперативных работников,

— Значит, когда сюда попали отряды с той стороны…

— Саарги перекрыли Проход. Они боялись, что это — только первые ласточки. Что сюда хлынут вооруженные толпы. Они бы долго не продержались, но что бы они успели наделать тут, представь сама.

— Болезнь…

— Тут мы не вмешивались. Я хочу сказать, дополнительно не вмешивались. Они были слишком напуганы и слишком любили стрелять. Болезнь справилась с ними очень быстро.

Она задумчиво сказала:

— С каким бы удовольствием я тебя убила…

— Ты можешь это сделать, если хочешь, — быстро сказал он. — Я сижу перед тобой. У меня нет оружия.

— Твой костюм…

— Он мне не поможет. Тут нет никаких подвохов. Вернее, тут совсем другой подвох. Но это неважно.

Она устало потерла лоб рукой.

— Нам нужно кончать этот разговор. Если он узнает. Он тебя убьет. Ему уже нечего терять.

— Ты противоречишь сама себе.

Она слабо усмехнулась:

— Вот это уже мелочи. Твоя нога…

— При чем тут моя нога?

— Например, я могу прострелить тебе ногу, — задумчиво сказала она.

Он покосился на забинтованную ногу, пошевелил ступней.

— Объясни, зачем?

— Мне нужно, чтобы ты задержался тут, — объяснила она. — Мне нужно кого-то вместо себя оставить. Я хочу добраться до них.

Он потрясенно уставился на нее.

— Ты сошла с ума!

— Да, наверное. Так как до них добраться? Ты же долетел на чем-то? Где-то поблизости должна быть спрятана твоя машинка.

Он поглядел на нее. Она все еще ничего не понимала.

— Нет никакой машинки, — мягко сказал он.

— Что?

— Я говорю, нет никакой машинки. Только то, что на мне. Но от этого мало толку. Видишь ли… Людям, которые живут между мирами… что-то дается взамен… той жизни, от которой они отказались.

Она задумчиво процитировала:

— …Им также приписывается способность передвигаться по воздуху без помощи летательных аппаратов.

— Да, — согласился он. — Без помощи летательных аппаратов.

— Вопрос снимается. — сказала она. — Я пойду туда пешком.

— Ты не дойдешь туда пешком.

— Почему?

— Туда нельзя пройти. Они либо пропускают тебя, либо нет.

— Они меня пропустят. А, если не пропустят, я лягу и умру, там, на этом месте.

— Ну, хорошо… Предположим, ты увидишь их. Что ты им скажешь? Что ты сможешь им сказать?

— Не знаю, — сказала она медленно. — Странно, я не хочу спасать всех. Я хочу вытащить его, — она кивнула на дверь. — это неправильно, наверное. Я больше не знаю, что правильно, что неправильно, Господи Боже!

— Ну как ты думаешь, если бы был какой-то выход, ты была бы первой, кому он пришел бы в голову?

— Я понимаю. Но кто-то… должен хотя бы сказать им об этом. А что мне еще остается делать?

— Принять то, что есть.

— Если бы это был естественный ход вещей — да. Но ведь это совсем другое дело.

Он устал с ней спорить. Тем более, что спор был какой-то бестолковый. Может быть…

— Предположим, я останусь здесь, — сказал он наконец, — и расскажу тебе, как туда пройти. Тогда, я, на твоем месте, поторопился бы. У тебя не так уж много времени.

— Месяца два, не больше, — устало сказала она.

— Ну, может, и больше. Я попробую что-нибудь сделать.

Она резко вздернула голову.

— Что?

— Это не твое дело. Просто, уходи и все. Может, что-то и получится из этого, не знаю…

Женщина подозрительно на него поглядела. Теперь она ищет в его словах какой-то подвох, какую-то хитрость, подумал он. Ей было бы легче, если бы он продолжал упираться, и она бы заставила его склониться на свою сторону силой и угрозами. Теперь же, потеряв предполагаемого противника, она растерялась.

— Послушай, — мягко повторил он, — если хочешь идти, уходи сейчас. Я останусь здесь. Все равно, я не могу идти дальше. Надеюсь, ты пройдешь туда. Если не пройдешь — вернешься.

— Как туда идти? — спросила она.

Он объяснил ей. Она сидела, уставясь в стол и охватив голову ладонями.

— Какая-то чушь все это, — безнадежно сказала она.

Он поднялся, опираясь на столешницу, подошел к ней и опустил руку ей на плечо. Она вздрогнула, но не отодвинулась.

— Неужели ты думаешь, — сказал он, — что ты — единственная, кого это беспокоит? Что никто не пытался до тебя найти выход — я не говорю даже о себе. Кого ты ожидаешь увидеть? Преступников? Злых гениев? Они другие, это верно. Но, может, они и выслушают тебя… Не знаю… дальше все будет зависеть от тебя.

Она молчала, по-прежнему глядя в стол, потом резко встала, сбросив его руку. Он смотрел, как она роется в ящиках, собирая заплечный мешок.

— Много тебе не понадобится, — сказал он.

Она пошла к двери, остановилась, обернулась, постояла так секунду, потом вытащила из складок пончо пистолет и бросила его на пол, в угол комнаты.

— Ты объяснишь все ему, — сказала она.

— Да, — ответил он. — Я объясню.

Она закинула мешок за плечо, перешагнула через порог, опять обернулась. Видимо, она хотела еще что-то сказать, но сказала лишь:

— Хорошо.

И вышла.

Он смотрел из окна, как она спускается вниз по склону, маленькая фигурка, трава была ей по пояс. Он вздохнул и покачал головой.

Все было паршиво, все не задалось с самого начала.

Он продолжал смотреть в окно — там уже никого не было видно, одна пустая равнина до самого горизонта, когда услышал, как тяжело скрипнули доски лестницы. Он обернулся и поглядел на конченного, который стоял на верхней площадке. Пожалуй, прикинул он, тот может спуститься и сам, опираясь на перила — из-за больной ноги от него не слишком-то много проку. Во всяком случае, ему нужно сказать…

Он глубоко вздохнул и начал:

— Она просила передать тебе…не знаю, как все это сказать. Видишь ли, это длинная история…

— Понимаю, — спокойно ответил конченный, — она все-таки добралась до того, кто знает, где найти саарги. Не думаю, что от этого будет много проку, но пусть попробует.

— Ты все знаешь… — Почему-то он почувствовал себя неловко, словно выставил себя полным идиотом в глазах этих двоих.

Конченный покачал головой.

— Когда я увидел тебя, я сразу понял, что ты оттуда, — сказал он. — Но думал, может, она не догадается. Но она догадалась. Ей, видишь ли, все время казалось, что она сможет что-то сделать…

— Может, она и сможет что-то сделать, — сказал он. — Не знаю… Человеческое племя и существует потому, что люди все время пытались что-нибудь сделать. Оно выживет на той стороне. Выживет и тут. А там посмотрим.

Он порылся в карманах и достал плоскую коробочку, полную ярко-желтых капсул. Налил в кружку воды, растворил капсулу и поставил кружку на стол.

— Для начала, — сказал он, — выпей вот это.

12.

Река собралась в узкое русло, в желоб, в тоннель, уходящий вглубь горы. Я машинально опустила ладонь в воду, потом провела мокрой рукой по лицу — вода была жутко холодная. Этот… не знаю кто, он был прав, я добралась легко. Я шла вдоль русла, и, за все время пути, меня ничто не задержало. Теперь мне предстоял последний переход — он был достаточно неприятный, только и всего. Я пригнула голову и нырнула в тоннель. Проклятая вода была мне по колено, но она текла мне навстречу, пытаясь сбить меня с ног. Я скорее чувствовала, чем видела, как вокруг сапог вращаются маленькие водовороты — темные ледяные вихри. Я протянула вбок руку, и пальцы натолкнулись на каменную стенку — на ней тоже оседала вода. Пальцам было скользко — в этой сырости камень оброс какой-то пленкой. Та же пленка была и на дне ручья — я поняла это, когда пару раз чуть не упала.

Собственно, это и были все неприятности — если не считать того, что я не люблю темноты, да еще в таком замкнутом пространстве. Многие не любят.

Хуже было то, что я быстро потеряла счет времени. Спустя (опять же) какое-то время мне показалось, что я иду уже очень долго — не помню, сколько. Под ногами были скользкие камни, вода затопила сапоги, теперь она хлюпала там, внутри, при каждом шаге. Сначала я еще различала смутный свет, который отбрасывал вход в тоннель. Потом и он исчез и я шла в полной темноте. Я шла и вспоминала разные вещи. Хотя бы — как меня зовут? И что я тут делаю?

Я точно помнила, как вошла в тоннель. Все остальное как-то здорово перепуталось. Существует проход между мирами… Вот этот? Нет, то был какой-то другой, а это не проход — это нечто чужое и страшное, нечто, что вытягивает из тебя всю твою память… И куда потом все это девается? Еще шаг. Был только холод и страх и усилия, и какая-то попытка движения. Я не помнила ни одного лица, ни одного имени. За моей спиной явно лежал какой-то мир, в этом я до сих пор была уверена. Еще шаг. Считать шаги толку не было — я очень быстро поймала себя на том, что сбилась и все время повторяю одно и то же трехзначное число. На каком языке… не знаю. Все языки существовали еще до того, как я вошла в этот тоннель. Еще шаг.

Лет через сто я увидела впереди крохотную точку света.

Теперь идти стало легче — я двигалась, не сводя с нее глаз, а она все росла, все расширялась, пока у меня не начали болеть и слезиться глаза. Теперь бы я хотела отвести взгляд, но не могла — режущая боль, застывшие мышцы свело судорогой, я поскользнулась и упала на острые камни, нахлебавшись ледяной воды. Теперь я вся промокла насквозь — или это я раньше промокла насквозь… Меня почти не было. Вокруг была темнота и свет, и боль…Я встала, обдирая пальцы о скользкую стенку и вновь пошла на свет. Так, где-то там, на другом конце мира, летят к лампе ночные жуки. Это был просто слепой химический процесс, но, когда я, наконец, подошла к отверстию, которое распахнулось передо мной, выпустив меня в мир, я уже помнила, что такое жуки, и химический процесс, и еще много чего разного. Я оказалась посредине мира, между мирами, и это было самое обычное место.

Солнце висело в фиолетовом небе, такое яркое, что я, с непривычки, прикрыла глаза рукой. И в этой живой тени я увидела горы — кругом, и дальнюю гряду на горизонте, ее вершины были белыми и острыми — такими белыми и острыми, что казались неестественными. Река больше не была темным подземным ручьем, она растеклась передо мной, образуя озеро, оно было еще темней, чем небо — темно-синее, с глубоким фиолетовым оттенком. В траве вокруг горели ярко-красные точки и, когда я подошла поближе, я увидела, что это маки. Со склона слева от меня сползал ледник — он был скорее синим, чем белым, и отбрасывал на траву глубокую синюю тень.

Вообще, здесь было очень много красок. Я услышала, как кричат вверху птицы, а, когда подняла голову, то и увидела их — они летели правильным треугольником, так высоко, что я не могла различить, кто они такие. Я села на траву, позволяя солнцу высушить на мне одежду, и стала ждать.

Я заметила его довольно скоро — темную точку, которая все увеличивалась, пока я не стала различать плывущую в воздухе человеческую фигуру. Мне не было страшно, я просто сидела и ждала.

Он опустился впереди меня — и я впервые увидела хозяев этого мира. Вся моя ненависть куда-то исчезла. Осталось лишь что-то вроде понимания — огромной мощи и невероятного, безнадежного отчуждения.

Это был не человек.

Потомок того племени, что породило и леммов — но более человекоподобный, высокий, затянутый в серебристую одежду, которая на этом ярком свету казалась зеркальными доспехами. Яркий свет словно исходил от него — волны, потоки света, видимого и невидимого, невыносимые, удушливые, ослепительные. Его лицо терялось в этом свете, правильное, прекрасное лицо, и у него было три глаза, как у леммов, расположенные треугольником — желтые, золотые, яркие глаза…

Я так и сидела в траве, даже не пытаясь встать ему навстречу — он знал все, они были в обоих мирах, они жили тут всегда… Я не хотела понимать их, не хотела быть с ними — пусть те, кто согласен делить с ними этот перевал между мирами, сами тянут эту ношу.

Я встала. Я поглядела ему в глаза. Думаю, мне не нужно было облекать свои мысли в слова — эта способность была у леммов, была она и у владельцев этой долины. Я не могла, не хотела иметь с ними дела, но за моей спиной лежал мир, из которого я пришла, и где-то там, за кромкой дальних гор, лежал другой мир, из которого я пришла, и плохо было в обоих мирах, и я пришла не для того, чтобы просить его помочь или разделить нашу участь, но лишь для того, чтобы сказать ему, что мы там, внизу, тоже существуем, тоже знаем об этом…

Что же еще я могла сказать ему?


Берген, 1995


Оглавление

  • 1.
  • 2.
  • 3.
  • 4.
  • 5.
  • 6.
  • 7.
  • 8.
  • 9.
  • 10.
  • 11.
  • 12.