КулЛиб электронная библиотека 

Евнухи в Китае [Виктор Усов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



В. Н. УСОВ ЕВНУХИ В КИТАЕ



Предисловие

Четыре года назад, в 1996 г. из КНР пришло сообщение, что на 94-м году жизни скончался последний евнух последнего императора Китая. С ним практически закончилась история института китайских евнухов, существовавшего более 2 тысяч лет.

Слово «евнух» давно стало почти нарицательным в нашем языке, хотя, пожалуй, это не всегда оправдано. Увы, «политические евнухи» существовали в разные эпохи и встречаются и сегодня при дворах и руководителях многих стран. Нельзя отрицать их бытия и в российской истории. Однако это только одна сторона медали. Да, из истории Китая мы знаем, что часто евнухи, либо камарилья евнухов имели такую власть в стране, что практически держали все под своим контролем, управляя государством, подчиняя себе даже императоров, особенно, когда те были слабовольными. Но мы знаем и другое: императоры постоянно пытались ограничить власть евнухов, издать соответствующие законы и вердикты, чтобы те занимались только своими прямыми обязанностями по обслуживанию императора и его семьи и не лезли в дела государства. И это часто удавалось. Впрочем, как свидетельствует история Китая, евнухи сделали и много хорошего, полезного для страны, к тому же не все евнухи жили припеваючи, многие бедствовали, терпели унижения со стороны власть предержащих.

История вопроса

Слово «евнух» в русский язык пришло из греческого языка и буквально означало «блюститель ложа», кастрат. Евнухам поручали надзор за гаремом. Этот обычай, утверждается в «Энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона, происходит, вероятно, из Ливии, откуда он получил широкое распространение по всему Востоку. А из «Большой Советской Энциклопедии» узнаем, что евнухи известны с глубокой древности у ассирийцев и персов, в Византии, позднее — у турок. Евнухов еще можно встретить в Иране, где вельможи и вообще богатые люди и поныне обладают несколькими женами. Неблаговидная роль евнухов в качестве надзирателей в гаремах укрепила за ними репутацию шпионов и сводников. Благодаря близости к своим господам евнухи при дворах восточных владык нередко достигали высокого положения и становились их доверенными лицами в политических делах.

В истории Византии известны евнухи-полководцы. Например, известный полководец Юстиниана, философ Фафорин был евнухом.

Как сообщается в словарях, при Константинопольском дворе наряду с черными евнухами существовал целый штат белых с капу ага во главе. Евнухам запрещалось входить в помещения женщин, и в их обязанности входила только наружная охрана гарема и покоев султана. При этом в упоминавшихся словарях ничего не говорится о существовании евнухов на Дальнем Востоке — в Китае, в странах, считавшихся вассалами Поднебесной, к примеру, во Вьетнаме, Корее и т. д.

Однако институт евнухов в Китае, по мнению некоторых историков этой страны, насчитывает, по меньшей мере, 3–4 тыс. лет, о нем якобы упоминается еще в древнем трактате «Чжоу ли» («Чжоуские ритуалы», условно VII–V вв. до н. э.) Там мы уже встречаем такие китайские иероглифы, как «хуаньгуань», «яньжэнь», «яньши», «сыжэнь» обозначающие в переводе слово «евнух».

О евнухах упоминается в 1100 г. до н. э., когда правитель Чу Гун в изданном им указе поставил оскопление в число шести тяжких наказаний, а именно: клеймение лба, отрезание носа, отрезание ушей, отрубание рук и ног, оскопление и обезглавливание.

Так в прозаическом памятнике «Шицзин» («Книга песен»), который относится приблизительно к начальному периоду Западного Чжоу (1122 — 770 гг. до н. э.) и к концу эпохи «Весны и осени» (772–481 гг. до н. э.), как утверждают китайские историки, уже упоминается слово «евнух». В песне «Гром колесниц все слышней» из серии «Песен царства Цинь» говорится:

Гром колесниц все слышней и слышней;
Белые пятна на боках у коней.
В горнице мужа не вижу еще,
Только слуга наш по-прежнему в ней… [1]
Так вот, переведенное слово «слуга» («сыжэнь») означает «евнух».

Есть там и специальное произведение конкретного евнуха Мэн-цзы, который обличает царедворцев, наговору которых он, по-видимому, был обязан своим постыдным наказанием (вспомним аналогичный случай с историком Сыма Цянем), оно называется «Ода о клеветниках».

Причудливо вьется прекрасный узор
Ракушками тканная выйдет парча.
Смотрю я на вас, мастера клеветы!
Давно превзошли вы искусство ткача.
Созвездие Сита на юге блестит,
Язык растянув, непомерно для глаз.
Смотрю я на вас, мастера клеветы,
Кто главный теперь на совете у вас?
Стрекочете вы, там и тут егозя,
Кого б оболгать, только ищете вы.
В словах осторожнее будьте, увы!
Уже говорят, что вам верить нельзя.
Двуличный пронырлив — и тут он, и там,
Дать волю он думает лживым словам.
Смотрите же: то, что не примут от вас,
С бедою назад не вернулось бы к вам!
Спесивый и гордый доволен и рад.
Трудом изнуренный — печалью объят.
О синее, синее небо земли,
Взгляни на спесивых и гордых земли,
Трудом изнуренных печаль утоли!
О, ты, клеветы зачинатель и лжи,
Кто главный у вас на совете, скажи?
Лжецов клеветавших схватил бы я сам
И бросил бы тиграм их всех и волкам;
Коль тигры б и волки их жрать не смогли,
На север их кинул бы к краю земли;
Коль в мрачные север не примет края,
К великому небу их кинул бы я!
Дорожка от сада в ветвях тополей
И к холму ведет, что меж хлебных полей!
Лишь евнух я, Мэн-цзы, в покоях дворца;
Я эту правдивую песню сложил.
Прошу вас, прослушав ее до конца,
Размыслить о ней, благородства мужи [2]
Хотя мнение, что уже тогда существовали евнухи не бесспорно. Так, известный китайский политический деятель и реформатор Кан Ювэй (1858–1927), видевший все зло в Китае от евнухов, в своем письме от 17 июня 1892 г. писал: «В древности не было евнухов, и только ханьский император Уди (140-87 гг. н. э. — В. У.) в конце своего царствования завел институт евнухов. В классических канонах ничего не говорится о евнухах, и ни один из императоров Ханьской династии после Уди не следовал его примеру. Только после того как Лю Синь [3] подделал «Чжоули», появилось указание относительно существования евнухов в период Чжоуской династии. После этого при Восточной Хань евнухи обманным путем захватили власть, сторонников справедливости оскорбляли и убивали, все наиболее выдающиеся исторические деятели пали жертвой евнухов, и Ханьская династия погибла.

При Танской династии вся власть принадлежала евнухам, а император всецело им повиновался, словно ученик учителям. (Речь идет об императоре Чжао Цзуне, которого евнух Ян Фугун публично называл своим учеником, чем в глазах конфуцианцев грубо нарушил принцип почтительного отношения подданного к императору — сыну Неба — В. У.)

Во время попытки дворцового переворота, известного как «событие небесной росы» («ганьлу»), евнухи перебили большинство генералов и сановников, — писал далее Кан Ювэй, — и в результате династия Тан погибла. Минский император Шэньцзун передал бразды правления евнухам; его сын Сицзун был очень слабохарактерным. Евнух Вэй Чжунсянь захватил тогда власть в свои руки и казнил всех деятелей дворцовой партии «дунлиньдан». Другой евнух, по имени Ду Чжи, в конце Минской династии сдал Пекин, и династия погибла. В наши дни власть захватил Ли Ляньин. Он повторяет злодеяния Вэй Чжунсяня».

Причем Кан Ювэй на этом не остановился, в августе 1891 г. он опубликовал в Гуанчжоу первую из двух работ, посвященных теоретическому обоснованию необходимости реформ, — «Исследование о поддельных классических канонах Синьской школы» — «Синьсюэ вэйцзин као». В книге, носившей явно полемический характер, автор развил уже высказываемые ранее мысли. Строго научная форма выражения служила лишь маскировкой для резких нападок на современные общественные порядки. Кан Ювэй, ссылаясь на отдельные сохранившиеся высказывания Конфуция, подвергал критике и произвол евнухов при цинском дворе, и самоуправство чиновников. Книга «Синьсюэ вэйцзин као» произвела огромное впечатление на современников, за короткий срок выдержав пять изданий в различных городах страны. А реакционные ученые конфуцианцы, столичные и провинциальные бюрократы, видимо не без участия евнухов, встретили книгу в штыки и добились императорского указа, повелевавшего публично сжечь печатные доски с текстом книги и запретить ее распространение. В 1898 г. после дворцового переворота Цыси последовал новый императорский указ о сожжении этой «крамольной» книги, который был повторен в третий раз в 1900 г. во время восстания ихэтуаней.

Однако, если посмотреть на беседы древнего китайского философа, «второго конфуцианца» Мэн-цзы (372–289 до н. э.) с любознательным Вань Чжэном, то мы узнаем любопытные подробности о Конфуции. «Вань Чжэн спросил: «Правда ли, как говорят некоторые, что Конфуций, во время пребывания в Вэй, жил у лекаря по наружным болезням (чириев), а в Ци — у евнуха Цзихуаня?» «Нет, неправда, — отвечал Мэн-цзы, — это сочинили досужие люди»». Так как это противоречило нормам поведения благородного мужа, Мэн-цзы опроверг эти «измышления досужих людей»: «Если бы Конфуций останавливался у лекаря или у евнуха Цзихуаня, то как же он был бы Конфуцием?», — возмущенно восклицает философ. То есть, Мэн-цзы хочет подтвердить, что Конфуций не мог останавливаться у людей низких, безнравственных, но ни в коей мере не отрицается существование в то время евнухов. Итак, евнухи были еще в эпоху Конфуция задолго до династии Хань.

***
Мужское семя издавна считалось воплощением и источником жизненной силы. Так, в древнеиндийской мифологии семя часто отождествляется с лежащим в основе мироздания абсолютным идеальным началом — Атманом. В семени содержится сущность человека, а акт оплодотворения священен, утверждают упанишады.

У многих народов кастраты считались не только биологически, но и социально неполноценными. По Ветхому Завету, «у кого раздавлены ятра или отрезан детородный член, тот не может войти в общество Господне». Оскопить мужчину значило лишить его символа власти и жизни. Отрезанный член поверженного врага у многих народов считался почетным воинским трофеем, как скальп у индейцев. Один египетский фараон XIX династии, рассказывая о поражении, нанесенном им ливийцам, перечисляет в числе трофеев 6359 «необрезанных членов» ливийских воинов, а также сыновей и братьев их вождей и жрецов. Библейский Давид преподнес своему царю крайнюю плоть 200 убитых филистимлян.

Операции но кастрации широко известны в мире не только в качестве медицинских мер, применяемых при различных болезнях мужских половых органов, но и в качестве мер по оскоплению юношей и мужчин для специальных целей.

Обычай кастрации упоминается даже в древнегреческой и римской мифологии, связанной с Великой Матерью богов Кибелой, дарительницей плодоносных сил земли, и с юным Аттисом. Культ Кибелы был введен в Риме в 204 г. до н. э.

Сам обычай оскопления жрецов Кибелы, к примеру, следующего происхождения. Во время сна Зевса семя его стекло на землю. Из него произошел демон с двойными половыми органами, мужскими и женскими. То был гермафродит Агдистид. Боги заковали его и отрезали ему мужские половые органы. Таким образом, он сделался женщиной, Великой Матерью Кибелой, а из члена его произошло миндальное дерево. Один из плодов этого дерева дочь речного бога спрятала за пазуху, забеременела и родила прекрасного Аписа, любимца Кибелы, который впоследствии, приведенный в бешенство, сам оскопил себя. Тогда мать богов Кибела избрала оскопленного мальчика, за его красоту, своим жрецом. Он считался первым жрецом Кибелы, самооскоплению и феминизации которого во время оргиастических празднеств Кибелы часто подражали и светские люди. Жрецы Кибелы также были кастрированы. Это так называемые «корибанты» (в греческой мифологии спутники и служители Великой Матери богов Кибелы).

Геродот также сообщал, что греки практиковали оскопление с коммерческими целями, посылая евнухов на рынки в Эфес, где и выручали за них хорошие деньги, так как греческие евнухи считались лучшими и преданнейшими слугами. Немало евнухов было и в Риме.

Императоры Константин и Юстиниан даже издавали запретительные указы, каравшие за оскопление.

Оскопление производилось и с религиозной целью: таковы были жрецы Сивиллы; в III в. последователи Оригена оскопляли себя, чтобы сохранить целомудрие, и простирали свое рвение до того, что не только оскопляли своих последователей, но и всех тех, кто попадал им в руки. Хотя Никейский собор и осудил эту ересь, но обычаи оскопления сохранился в Италии до XVIII в., чтобы сохранить у певчих их мужское сопрано. Чтобы ограничить это зло, папа Климент XIV запретил оскопленным петь в церквях, но они все же оставались в хоре при Сикстинской капелле.

Отнятие полового члена наблюдалось у некоторых лиц, принадлежавших к религиозной секте скопцов, распространенной преимущественно в старой России. Как писал в 1875 г. Е. Пеликан в работе «Судебно-медицинское исследование скопчества», эта операция, называемая скопцами «второю» или «царскою печатью», «второю чистотою» или «вторым убелением» («сесть на белого коня» в противоположность первому убелению («сесть на пегого коня») отнятию одних яичек с частью мошонки) делается или совокупно с отнятием яичек, причем вместе с ними и с частью мошонки предварительно перевязывается и ствол и затем все эти части отрезаются бритвой, ножом, косой или просто топором, или же ствол (что замечается чаще) отнимается впоследствии. В исключительных случаях оскопление ограничивается отнятием одного ствола. Иногда ствол отрезается не весь.

Так что кастрация, как мы видим, не является чисто китайским изобретением и была довольно широко распространена в мире.

В Китае, согласно записям на черепашьих панцирях, обнаруженных археологами в поздний период эпохи Цин, известно, что в глубокой древности к оскоплению прибегали в первую очередь как к средству наказания преступников. На обнаруженных костях эпохи Шан-Инь нашли специальный иероглиф, которым обозначали кастрированного человека.

Оскопление как наказание применялось в Китае вплоть до XIX в. Так, во время восстания магометан в 1851 г. был учрежден специальный приказ, в который приводили мятежников вместе с их детьми. Взрослые все были казнены, детей же до 10 лет оскопляли и рассылали в рабство по разным провинциям.

Китайцам были давно известны, помимо прямой ампутации полового члена, и другие, более изощренные методы лишения мужчин половой функции.

За 2 тыс. лет методы кастрации менялись. Кастрация в Китае отличалась от такой операции в Египте, Турции или Персии, где обычно оставляют половой член, вырезая только шулята.

В целом, методы кастрации в Китае можно свести к нескольким типам: 1) когда во время кастрации отрезали детородный член и мошонку. 2) когда отрезали только мошонку; 3) когда только раздавливали или расплющивали яички; 4) когда отрезали только детородный член и оставляли мошонку. Так в Ханьской медицинской книге («Ханьдай ишу») говорилось, что при кастрации следует отрезать не только детородный член, но и яички, в противном случае объект не сможет принять облик девушки.

Но были и другие способы кастрирования мальчиков, после чего они теряли свои мужские функции. Один из них, который был распространен в отдаленных районах страны, был следующим. Когда ребенок был еще маленьким, но упрямился оскоплению с помощью ножа, то брали пеньковую веревку и крепко-накрепко перевязывали яички мальчика у основания, но так, чтобы это не влияло на мочеиспускание (этот метод кастрации назывался «с помощью перевязки веревкой»). Это препятствовало росту половых органов и через довольно длительное время половые органы утрачивали свою функцию производить детей и постепенно отмирали. После этого мошонку полностью отрезали, и ребенок становился «чистотелом», работа по кастрации была закончена. Несмотря на то что половой член мальчика мог продолжать расти, он в основном утрачивал свою мужскую функцию.

Был и другой довольно оригинальный способ оскопления. Так же в детском возрасте следовало нанять специальную няню, хорошо знакомую с данным методом. Она ежедневно руками легонечко массирует, сжимает и сдавливает яички, постепенно день ото дня усиливая сжатие яичек руками вплоть до того момента, когда яички будут раздавлены.

Имелся и еще один похожий на предыдущий способ, который тоже заключался не в том, чтобы отрезать все половые органы, а в том, чтобы избавиться от яичек. Причем это делалось уже не веревкой, а иголкой. Как рассказывают, перед применением этого метода следовало дать ребенку обезболивающее средство, когда же станет действовать, за короткий период времени с помощью иголки, которой необходимо быстро и непрерывно колоть яички, сделать так, чтобы яички постепенно утратили свои функции. Таким образом, тело ребенка «будет очищено» и работа завершена.

Перед кастрацией, если, понятное дело, она не была насильственной мерой, карающей за какое-то преступление, с тем, кого оскопляли, заключался своеобразный «брачный контракт» («хуньшу») либо «контракт решимости» («цзюесинь шу»), где выражалось добровольное желание «очистить тело и сделаться женщиной» (как бы «выйти замуж»). «Вышедших замуж» переводили во дворец отбывать повинность.

Известно, что среди наказаний, которые существовали при Цинь Шихуане, первом императоре первого централизованного государства империи Цинь (221–202 гг. до н. э,), широко применялось такое наказание, как кастрация, оно называлось — гун. Причем, видимо, это наказание применялось довольно часто. По данным историка Шан Юэ при Цинь Шихуане на строительстве дворцов и гробниц было занято более семисот тысяч человек, «осужденных на кастрацию и ссылку».

Как говорили древние китайцы «кожа, прикрывающая тело, получена от родителей, и ее нельзя повредить, либо поранить».

А быть кастрированным — это именно повредить и поранить тело, полученное от родителей. Итак, цель строгого сбережения отрезанных частей объяснялась верованием китайца, что он не будет допущен на том свете к своим предкам, если явится перед ними с нарушением целости членов своего тела.

И если ты все же кастрирован, то в могилу, по традиции, ты должен лечь при наличии всех органов и членов. Поэтому, чтобы соблюсти эту традицию, после кастрации к отрезанному детородному члену необходимо было применить определенные консервативные (антисептические, предохраняющие от гниения) меры. Отрезанный детородный член должен был быть положен в специальную шкатулку или футляр, завернут и подвешен высоко на балке дома, чтобы кастрированный его мог видеть, это называлось «видеть драгоценность (сокровище)» или «драгоценный камень».

После того как кастрируемый умирал от старости или от болезней, его «драгоценность» вновь пришивали к телу или, если невозможно было пришить из-за ее деформации, клали рядом с туловищем в гроб и затем уже хоронили умершего. Как говорили китайцы, если так не поступить, то не возможно будет показаться духам предков на глаза, после того как тебя захоронят.

Как писал русский врач В. В. Корсаков, с 1895 г. более пяти лет живший в Китае в российской дипломатической миссии, по его наблюдениям евнухи Пекина тщательно сохраняли в спирту свои оставшиеся от операции «драгоценности». Иногда, в связи с тем что родители были бедные и не могли отдать сразу же все деньги за операцию кастрации (а операция стоила минимум 6 лян или 12 рублей серебром), «драгоценности» оставались у человека, делавшего операцию, в качестве залога. Последний, памятуя о китайских традициях и желая заработать, сам сохранял их в специальных бокалах с надписью, кому они принадлежат и какого дня и какой луны по восточному календарю была сделана операция. Интересно, что для наблюдения за исправностью содержания евнухами своих «драгоценностей» имелась даже специальная должность инспектора, который делал время от времени проверку «драгоценных камней» и наказывал тех, у кого они отсутствовали. Тогда евнух, потерявший свои «драгоценности» или оставивший их у человека, оперирующего скопца, старался быстрее их выкупить и платил довольно приличные деньги.

Иногда евнухи, которые находились во взаимной вражде, тайно воровали один у другого «драгоценные камни». Бывали случаи, когда скопцы проигрывали свои «драгоценности» в кости или карты, так как большинство евнухов были страстными игроками.

В случае смерти евнуха, «драгоценности» которого остались у человека, делавшего операцию или у его родственников, семейство умершего скопца или все евнухи вместе выкупали эту «драгоценность», чтобы положить ее в гроб рядом с умершим, и иногда за это платили огромные деньги, сумма могла достигнуть 2–3 тыс. рублей.

Перед операцией кастрации предпринималась целая серия мер, которые должен был выполнить кастрируемый. Его запирали в герметически закрытую комнату или келью, в которую не могло бы проникнуть никакое дуновение ветерка с улицы, чтобы кастрируемый не подхватил какое-либо простудное или инфекционное заболевание. Тот, кому собирались делать операцию, должен был находиться в заточении 3–4 дня, и это время ему не давали пищи, за эти дни он должен был очиститься от кала и мочи, чтобы избежать после операции выделений, которые могли загрязнить раны, вызвать заражение и смерть кастрируемого.

Здесь уместно привести воспоминания евнуха-очевидца о том, что делали с плотью после ее отрезания уже в новейшее время.

Отрезанную плоть «обжаривали» в кунжутном масле, настоянном на зернах душистого перца, завертывали в промасленную бумагу и помещали в новый, специально купленный для этого сосуд для измерения сыпучих тел — шэн. Все пространство между стенками шэна и пакетом с плотью заполняли пшеничными отрубями. Шэн подвешивали на веревке. Эта процедура означала «повышение» по службе оскопленного (не случайно название сосуда «шэн» совпадает с иероглифом, обозначающим «повышение»).

Существовал и иной метод сохранения отрезанного полового члена. Удаленную плоть помещали в коробочку с негашеной известью и держали там до тех пор, пока не произойдет обезвоживания. Затем, очистив ее от извести, производили пропитку кунжутным маслом, и, обсушив, помещали в специально предназначенную изящную шкатулку, отделанную изнутри шелком. Выбрав «благоприятный день», шкатулку с отрезанной плотью отвозили в кумирню предков и клали на главную продольную балку стропил.

Кастрация как наказание широко применялась и в эпоху Хань.

Один из наиболее характерных примеров — судьба, пожалуй, самого известного историка древнего Китая Сыма Цяня. Вот его история: в 99 г. один из китайских генералов Ли Лин (во время правления ханьского Уди (140-87 гг до н. э.) был послан с небольшим отрядом против сюнну (гуннов). Имея в своем распоряжении всего 5 тыс. пеших воинов, Ли Лин все же сумел достичь ставки вождя сюнну. Ему удалось потеснить врагов, но обещанное подкрепление не подходило, а тем временем конница сюнну начала окружение отряда. Стрелы и провиант были на исходе: солдаты устали от непрерывных 10-дневных боев; число убитых и раненых непрерывно росло. Подкрепление так и не подошло. Несмотря на героическое сопротивление, отряд был частично уничтожен, частично пленен. В плен к сюнну попал и генерал Ли Лин. До императора дошло известие о поражении Ли Лина. Император, услышав об этом, потерял аппетит и не выходил из своих покоев. Перепуганные сановники не знали, что предпринять. Напуганные тем, что гнев Сына Неба может обратиться против них, они поспешили очернить генерала, обвиняя его в предательстве. Лишь Сыма Цянь, хорошо звавший его, нашел в себе мужество, чтобы поступить так, как диктовала ему совесть, и защитить Ли Лина.

«И вот так однажды случилось, что был во дворец я вызван к допросу, и я в этом смысле построил всю речь о заслугах Ли Лина, — писал Сыма Цянь. — Хотел я всем этим расширить как мог кругозор царя-государя, конец положить речам тех белками сверкающих злобно людей. Но выяснить все до конца мне так и не удалось». Сыма Цянь был обвинен в намерении ввести императора в заблуждение и приговорен к позорному наказанию — кастрации.

С содроганием вспоминал историк время, проведенное в тюрьме.

«И вот я, представьте, сижу со связанными руками, ногами, с колодкой, веревкой на шее и с голою кожей, ничем не прикрытый, палками бьют меня, прутьями хлещут; я заперт средь стен, что повсюду вокруг».

Известно, что после освобождения из тюрьмы (это произошло, по всей вероятности, в 96 г., когда Уди объявил всеобщую амнистию), Сыма Цянь был назначен на должность хранителя императорской печати, но эта «почетная должность» была для него лишь постоянным напоминанием о перенесенном унижении (по обычаю хранителем печати императора мог быть только евнух).

Евнухи в китайской истории

В Китае с глубокой древности повелось содержать при дворе императора многочисленную челядь, значительную часть которой составляли евнухи.

Как явствует из исторических материалов, первые китайские евнухи происходили из военнопленных соседних с Китаем племен, которые воевали с Поднебесной. Это впервые начал практиковать в Шанском Китае один из наиболее заметных в династии и процарствовавший свыше полувека ван У Дин, у которого насчитывалось три жены и 60 наложниц. Очевидно, что У Дин и его окружение вели довольно активно военные действия против своих соседей, направляя в их земли военные экспедиции. «Фу Хао (имеется в виду жена У Дина, имевшая собственный удел — В. У.), — читаем на гадательных костях, — выставит 3 тыс. человек. И еще люй (полк? — В. У.) в 10 тыс. человек. Всего 13 тыс. человек против цянов (цяны или доцяны — ближайшие соседи шанцев, одно из наиболее воинственных племен, с которыми ван и его вассалы неоднократно, судя по надписям, вели войны — В. У.)». А за ним стали использовать военнопленных для этих же целей и другие ваны и императоры. В Западной Хань во время царствования уже упоминавшегося Уди ханьцы не раз совершали против гуннов (сюнну) карательные походы, посылая 100—200-тысячные армии. При этом гунны несли значительные людские потери и большой материальный ущерб. Так, в 121 г. до н. э. знаменитый полководец Уди Хо Цюйбин, который по преданиям шесть раз пересекал пустыню Гоби, напал на западные владения гуннов, правитель которых — Кунье сдался со своим 40-тысячным войском. В 119 г. Вэй Цин и Хо Цюйбин с 200-тысячным войском пересекли Великую пустыню Гоби на севере и, вступив в бой с гуннами, разбили их наголову. Гуннского вана они взяли в плен и привезли в Чаньань. Уди повелел кастрировать пленника-вана. Два известных евнуха династии Северная Вэй также были из военнопленных. Один известный евнух эпохи Мин также был из оскопленных военнопленных. Минские Тайцзу (Чжу Юаньчжан, 1368–1398) и Чэнцзу (Юнлэ, 1403–1424) неоднократно вели войны со своими соседями. Чэнцзу перенес столицу в Нанкин, покорил Тонкин, при нем власть Китая распространялась на Сиам, Малакку, а Ява и Суматра добровольно признали свою зависимость от Поднебесной. Во время войн они пленили довольно много детей иноплеменников, большинство из которых кастрировали. Как гласят исторические летописи, четыре наиболее известных евнуха династии Мин были, к примеру, выходцами из Вьетнама. При минском Инцзуне (1436–1449) до его совершеннолетия страной правила его регентша-мать, после ее смерти империей фактически правил евнух Ван Чжэнь, которому целиком доверился Инцзун. Когда Инцзун совершил карательную экспедицию в Гуйчжоу, то, завоевав этот район, он приказал кастрировать 1500 детей местного населения, состоящего из народности Мяо.

В обязанности евнухов входило ухаживать за Сыном Неба, исполнять любые его прихоти, помимо них во дворце разрешалось находиться также дворцовым девушкам-служанкам. Служба евнуха на Дальнем Востоке была престижной без всякого оттенка уничижительности. В Китае, Корее и во Вьетнаме, пожалуй, лишь лауреаты столичных конфуцианских конкурсов стояли на более высокой ступени общественного престижа. Для многих евнухов это открывало путь к славе и благополучию не только лично для себя, но и для всего рода. Так как положение евнуха сулило доступ к влиянию и власти, то не было недостатка в добровольцах, которые либо сами, либо по настоянию семей были готовы выдвинуться таким путем. В масштабе государства заслуженные евнухи пользовались общественным уважением в той же мере, что и любой другой чиновник. Потомки поклонялись своим предкам-евнухам в семейных, общинных и буддийских храмах. Родовые общины могли выбрать евнуха главным духом деревенского пантеона: духом-хранителем местности.

Однако из истории известно, что евнухи не только ухаживали за Сыном Неба, но и активно участвовали в различных дворцовых интригах и переворотах.

Известно, что первый китайский император Цинь Шихуан с момента восхождения на престол окружил себя ореолом тайны и великолепия, призванным повысить его престиж. Он построил себе сотни дворцов по всей стране, включая столицу. В огромных и великолепных дворцах, сооруженных им в Сянъяне, он тайно переходил из одного дворца в другой по специальным закрытым галереям, только горстка евнухов знала, где его следует искать. Его жизнь была настолько таинственной, что когда он умер во время путешествия по восточным провинциям, об этом не знал даже императорский кортеж. Как описывал это событие самый известный историограф древнего Китая Сыма Цянь, странная процессия двигалась через весь Китай в столицу с телом умершего императора, о чем ведомо было лишь пяти-шести евнухам и министру умершего императора Ли Сы. Так как было лето и труп императора начал разлагаться, то в закрытую повозку с телом императора, было велено положить протухшую соленую рыбу, чтобы солдаты и слуги не подозревали, что повелитель мертв. Евнухи, залезая в повозку, делали вид, что они кормят Сына Неба, зачитывали какие-то указы, которые якобы подписал Сын Неба, и т. п.

Но была и другая причина скрывать смерть Цинь Шихуана. Наследный принц Фу Су являлся противником крайних мер против ученых, предпринятых Ли Сы (здесь имеется в виду борьба против конфуцианцев, когда сожгли все их книги, а 460 конфуцианцев живьем закопали). Он протестовал против сожжения книг, и поэтому ему было приказано покинуть двор и отправиться на север к армии, охранявшей Великую китайскую стену от набегов кочевников-сюнну. Ли Сы и главный евнух Чжао Гао боялись, и не без оснований, что, если наследник взойдет на трон, их сместят и, может быть, казнят. Если бы о смерти императора стало известно, то принц с Северной армией мог бы прибыть в Сянъян задолго до того, как министры достигнут столицы. Поэтому они скрыли запечатанное письмо, в котором Цинь Шихуан называл последнего принца своим преемником. Вместо этого они послали тайно сфабрикованное послание, приказывающее наследному принцу и Мэ Тяню, главнокомандующему севера, покончить с собой. Обман не был раскрыт, наследник и Мэн Тянь погибли. Затем Ли Сы и евнух Чжао Гао возвели на престол младшего сына Шихуанди и брата уничтоженного Фу Су Ху Хая, принявшего титул Эр Шихуана («Второго императора»). Итак, его воцарению предшествовала длительная борьба дворцовых клик, в которой принимали активное участие и евнухи, закончившаяся уничтожением по приказу Ху Хая, ставшего известным под девизом Эрши, всех ближайших родственников: 26 сыновей и дочерей Цинь Шихуана, включая Фу Су — его старшего сына, законного наследника престола.

Дворцовая интрига, ставшая возможной в силу того таинственного образа жизни, который вел первый император, оказалась фатальной для династии Цинь. Новому правителю был 21 год, у него не было ни опыта, ни способностей. Всю власть он передал евнуху Чжао Гао. Всемогущий евнух, боясь авторитета министров и полководцев, сместил самых способных и преданных Шихуану чиновников, заменив их своими ставленниками. По утверждению одного из самых известных русских китаистов Н. Д. Бичурина (Иакинфа), евнух Чжао Гао убил «и сего Государя, а на его место возвел малолетнего, известного под названием Саньцзы». Зависть и страх не обошли стороной и других принцев императорского дома. Ли Сы сам пал жертвой соперничества сподвижников евнуха и погиб от рук палачей.

Мы видим, что в то время евнухи были ближайшими советниками государей и в результате этого приобрели такую силу при дворе, что ни один император сам не мог ни вступить на престол без их согласия, ни управлять страной в соответствии только со своими взглядами и не прислушиваясь к мнению евнухов.

Любопытно, что бывший министр обороны КНР Линь Бяо в самом начале развязанной Мао Цзэдуном «культурной революции» в своей известной речи 18 мая 1966 г. на расширенном заседании Политбюро ЦК КПК о «государственных переворотах» в истории Китая специально подчеркнул, что «взойти на престол Эр Шихуану помог придворный евнух Чжао Гао». Итак, мы видим, что эта история, имевшая место более двух тысяч лет назад, не забыта до сегодняшнего дня.

Как считают многие историки Китая, в империи Восточная Хань с 25 по 220 гг., был один из первых значительных периодов «господства евнухов», когда большинство императоров рано умирало и на престол возводили малолетних наследников. Уже в правление императора Шуньди (124–144) отчетливо проявилась слабость в управлении страной, которой впоследствии суждено было разрушить империю. Власть дворцовых евнухов, впервые ставшая серьезным политическим фактором именно тогда, явилась следствием отчасти произвола семей императриц, отчасти же той уединенной жизни, которую императору следовало вести по древнему дворцовому этикету. Он редко покидал свой дворец или сады вокруг него. Министры видели своего повелителя только на официальных аудиенциях, где всю процедуру также определял строгий ритуал. Когда Сын Неба путешествовал, дороги были очищены от людей и охранялись, ибо никто не имел права даже взглянуть на императора. На аудиенциях министры не могли обращаться непосредственно к Сыну Неба со своим мнением или советом. Они обращались к чиновникам, стоявшим около возвышающегося трона (часто это были евнухи), передававшим слова повелителю. Тем самым подчеркивалась отчужденность Сына Неба.

Женщины и приставленные к ним евнухи, единственные «чистые мужчины» в покоях императора, которым разрешалось бывать на женской половине и в гареме Сына Неба, ежедневно и непосредственно общались с императором. Только эти скопцы имели достаточно возможностей, чтобы узнать слабые стороны характера своего повелителя, играть на его предрассудках и потворствовать его капризам. Часто они были единственным каналом информации, по которому император узнавал о том, что происходит за стенами дворца в Поднебесной.

Министры двора могли подносить верховному правителю прекрасные прогрессивные меморандумы, писать витиеватые заумные доклады, но сплетни внешнего мира Сын Неба слышал только от евнухов, он должен был знать лишь то, что они считали нужным донести до его ушей. И когда маленький наследник престола рождался и рос во дворце, с детства окруженный различными евнухами, он довольно часто превращался в игрушку в руках скопцов, отлично знавших его слабости, определявших все его знания о внешнем мире и настраивавших его против министров, намеревавшихся противиться их власти.

Шуньди был первым, кто пожаловал своим фаворитам-евнухам титулы и официальные ранги, но так как их непопулярность росла так же быстро, как и влияние, последнее было сведено на нет большим авторитетом братьев императрицы по фамилии Лян. Эта семья доминировала при дворе в течение двадцати лет, и среди ее членов было семь принцев, три императрицы, шесть императорских наложниц и трое главнокомандующих.

Император Хуаньди (146–167) опирался на евнухов в борьбе против семьи Лян, которая отравила его предшественников, когда он был еще ребенком. В 159 г. императрица умерла, и молодой император с помощью евнухов, ненавидевших клан Лянов, совершил дворцовый переворот и истребил возможных узурпаторов. Так как Ляны были уничтожены, Хуаньди, считавший, что евнухи зарекомендовали себя как лучшие друзья в борьбе против могущественных противников, в последующем во всем полагался на них. Вскоре власти у скопцов стало больше, чем когда-либо у семей императриц, но пользовались они ею гораздо менее мудро. Их единственной целью являлось личное обогащение.

Евнухи, в руках которых реально оказалась государственная машина, вскоре приобрели полный контроль над гражданскими службами и заполнили их своими родственниками и ставленниками. Продвижение и назначение по службе зависели только от их доброй воли, а купить расположение скопцов можно было только за золото. Почести, награды, титулы и власть давались только тем, кого евнухи нахваливали перед императором, а уделом тех честных чиновников, кто пытался препятствовать коррупции и донести до Сына Неба истинное положение дел, были тюрьма и пытки. Провинциальные чиновники, вынужденные покупать свои места за огромную плату евнухам и сохранявшие их, поскольку продолжали делать ценные подарки, компенсировали свои убытки присвоением государственных доходов и эксплуатацией населения.

За два десятилетия правления Хуаньди злоупотребления евнухов достигли колоссальных размеров, однако против власти евнухов так никто и не выступил. Формировавшееся ученое сословие, появившееся во времена Уди (140 — 87 гг. до н, э.), — когда, желая иметь штат чиновников — безусловно послушных исполнителей воли императора, последний создал специальную школу, в которой обучались в присутствии государя, — считало гражданскую службу своим поприщем, а ученость — единственным и абсолютным показателем достаточной квалифицированности для занятия государственного поста. Это новое сословие негодовало, видя, как должности раздаются направо и налево по прихоти евнухов или покупаются за деньги, причитающиеся им же. Многие ученые семьи были отнюдь не богаты, так как к учебе привлекали юношей из небогатых родов, и теперь, вне зависимости от заслуг, у них не было никаких шансов получить предпочтение. Полководцы, видевшие как некомпетентные поднимаются вверх благодаря взяткам, даваемым евнухам, и подкупу, а достойные командиры лишаются звания, будучи не в состоянии или не желая делать то же самое, устранились от дел.

В этих двух классах и выросла сильная оппозиция евнухам, но разобщенность и отсутствие контактов между учеными и военными не позволили объединить свои усилия в совместной попытке избавить от скопцов императорский двор.

В 166 г. ученые основали общество, которое под благовидным предлогом распространения конфуцианского учения вскоре превратилось в инструмент открытой оппозиции власти евнухов.

Один из учащихся государственного училища тайсюэ [4], по имени Лю Тао даже представил императору Хуаньди доклад, в котором осуждал засилье евнухов, сравнивая их с тиграми и волками, пожирающими народ. Вскрывали преступления придворных евнухов и такие вожди учащихся, как Го Тай и Цзя Бяо, их поддерживали и некоторые чиновники, включая Чэнь Фаня и Ли Ина. В связи с этим придворные евнухи обвинили Ли Ина и других в заговоре против императорского дома и добились их осуждения. Это было первым, но далеко не последним «бедствием от преследования группировок», совершившимся в 9-м году Яньси правления императора Хуаньди (166 г.).

Народ симпатизировал этим ученым не только потому, что в Китае всегда испытывалось глубокое уважение к образованию и учению, но и потому что простые люди сами постоянно терпели страдания и притеснения от чрезмерных поборов алчных евнухов, так же как и класс чиновников. Именно благодаря этой поддержке ученые и чиновники, выступающие против засилья евнухов, добились определенного успеха.

В 167 г. после смерти Хуаньди ученые обвинили в неблаговидных поступках и действиях самых печально известных евнухов и их ставленников в администрации провинций. Если бы новый малолетний император Линди в тот период поддержал ученых, власть алчных евнухов было бы легко устранить, ибо она покоилась только на доверии к евнухам самого Сына Неба. Причем императрица-регентша в те годы поддержала оппозицию евнухам и доверила управление делами членам общества. Однако сам император, находясь с момента рождения под влиянием евнухов, которые не упускали случая опорочить ученых и их общество, продолжал доверять евнухам. Скопцы, оказывающие большое влияние на малолетнего императора, решили нанести смертельный удар по своим врагам. В первый год правления императора (168 г. н. э.) они осуществили дворцовый переворот, взяли под стражу императрицу-регентшу и, провозгласив общество ученых тайной сектой, которая добивается низложения императора, легко убедили Сына Неба подписать специальные указы, повелевающие арестовать и казнить ученых. Общество было запрещено, а администрацию очистили от всех тех, кто сочувствовал ученым.

Император Линди, имеющий информацию только от евнухов, считал, что преданные приближенные подавили опасный бунт. С этого дня евнухи получили неограниченную власть, обвиняя каждого, кто посмел их критиковать, в содействии запрещенной оппозиционной организации, чего оказывалось достаточно для вынесения им смертного приговора.

В его царствование, во 2-м году Цзяньнин (169 г.), а также в 1-м (172 г.) и в 5-м (176 г.) годах Сипин три раза производились аресты и казни тайных сообщников оппозиции, было убито более 100 человек. Расправлялись жестоко не только с членами оппозиции, но и с их семьями. Все лица, являвшиеся учениками, сослуживцами, отцами, старшими и младшими братьями или сыновьями пострадавших, лишались чинов и заключались в тюрьмы.

Таким образом, мы видим, что при императорском дворе в течение длительного времени не прекращалась борьба за власть и привилегии между царской семьей по женской линии, евнухами-царедворцами и бюрократией.

«Самыми близкими и любимыми лицами императоров с юных лет становились придворные евнухи, — писал китайский историк Шан Юэ. — Когда царская родня по женской линии устанавливала свою диктатуру, изолированному и беспомощному императору обычно удавалось свергнуть ее только при их содействии. Но после победы над царской родней власть оказывалась в руках дворцовых евнухов. С воцарением императора Хэди, который тоже пользовался услугами придворного евнуха Чжэн Чжуна при убийстве Доу Сяня — родственника со стороны матери, власть попеременно переходила то к царской семье, то к евнухам. Иногда борьба между ними оканчивалась взаимным истреблением». Китайский историк справедливо подчеркивает, что власть евнухов-царедворцев значительно усилилась в годы правления императоров Хуаньди и Линди, а родичи евнухов расселялись по всем областям и округам.

Беспредел алчных евнухов и их родственников, свирепствовавшие эпидемии в провинциях, голод простого народа привели к знаменитому восстанию «желтых повязок». Чтобы подавить народное движение, ханьский двор вынужден был собрать большие армии; средства на эти войска опустошили страну, а коррупция евнухов, вмешивавшихся во все дела и даже бравших взятки с восставших, мешала эффективным действиям по подавлению восстания. В результате этого способные военачальники возненавидели политику двора и затаили глубокое негодование против алчных евнухов. Когда Линди, не оставив прямого наследника, умер в 189 г., между армией и евнухами началась новая ожесточенная политическая борьба. К этому времени влияние ученых было подорвано разгоном их общества. Евнухи открыто выступили против принца, которого поддерживал брат императрицы, главнокомандующий Хэ Цзинь. Чтобы добиться своей цели, при необходимости силой, императрица повелела своему брату-главнокомандующему ввести элитные войска в столицу. Они надеялись устрашить оппозицию силой. Многие полководцы, поняв вред от евнухов и правильность критики ученых, убеждали Хэ Цзиня истребить всех евнухов до последнего. Но императрица не согласилась на такой план, и брат подчинился ее воле. Итог оказался для него плачевным. По поддельному приказу, сфабрикованному евнухами, Хэ Цзинь был вызван во дворец и сразу же убит там, а его отрубленную голову для устрашения его командиров и окружения скопцы выставили на воротах. Однако последствия такого акта оказались совершенно непредсказуемыми для евнухов. Войска, возглавляемые командирами, ворвались в императорский дворец, где убивали каждого встречающегося им на пути евнуха. В Суматохе император был похищен. Ханьская империя погрузилась в анархию, столица и дворец были разграблены и разрушены, а император стал пешкой, которую захватывали или похищали. В результате империя Хань пала.

Иногда деяния евнухов по разным соображениям в последующей истории Китая явно приукрашивались» а сами скопцы «облагораживались».

Таким образом, мы видим, что евнухи пользовались уже с тех пор большим влиянием при императорском дворе, активно участвуя в борьбе за власть, хотя формально они должны были только наблюдать за гаремом Сына Неба и ухаживать за императором.

Евнухами были недовольны многие чиновники и в период средневековья. Так, созданное и руководимое определенное время евнухом Управление Востоком и Западом (Дунсичан) при Минах использовалось для наблюдения за сановниками империи. Оно организовывало телесные наказания сановников при дворе за различные провинности, это называлось «придворными батогами», а передача чиновника в Дунсичан на допрос под пыткой называлась «арестом».

Впрочем, известны декреты, по которым пытались ограничить влияние и власть евнухов. Так, первый минский император Тайцзу (Чжу Юаньчжан, 1368–1398) пытался заложить основные принципы использования евнухов на службе и завещал потомкам «держать евнухов в узде». По его мнению, евнухи и родственники императора по женской линии приносят зло делу политического управления страной. Эти люди нужны во дворцах, но там они должны быть только рабами и слугами и прислуживать императору, подавая вино или подметая пол. Их не может быть слишком много. Также нельзя использовать евнухов в качестве доверенных лиц, глаз и ушей. «Сделаешь их своими доверенными, — считал император, — душа заболит, сделаешь своими глазами и ушами — глаза и уши испортятся. Чтобы держать их в руках, нужно заставить их соблюдать закон, а если они будут соблюдать закон, то не будут творить дурные дела. Не следует позволять им иметь заслуги, ибо как только они будут иметь заслуги, то трудно будет обуздать их». Не разрешалось евнухам занимать гражданские и военные посты и должности в правительстве, а также носить форму правительственных чиновников. Ранг евнуха не должен был быть выше 4-го; он получал 2 даня риса в месяц, обеспечением его одеждой и питанием ведала казна. Правительственным учреждениям не разрешалась переписка с приказом евнухов.

В 1371 г. был введен специальный «табель о рангах» для евнухов, который состоял из 10 чинов, 5 рангов, 24 должностей, специальными указами пытались ограничить их число, власть, незаконные способы обогащения.

В 1384 г. была специально отлита и установлена на воротах императорского дворца металлическая табличка с надписью: «Евнухам запрещается участвовать в государственных делах, нарушивший [это правило] будет обезглавлен». Евнуха, лишь обмолвившегося о государственных делах в разговоре, подлежало выгонять с внутридворцовой службы, и всю жизнь он больше не вызывался ко двору.

«Они (евнухи — В. У.) могут лишь подавать вино, подметать [полы], передавать приказы, но им нельзя давать никаких полномочий, не надо отдавать [им] слишком много приказов», — советовал Тайцзу.

Но с другой стороны, не доверяя традиционному государственному аппарату, основатель династии Мин использовал эту приближенную к трону касту — евнухов — в делах управления. Евнухи получали так называемые добавочные поручения. Действовали же они во многих случаях, несмотря на всевозможные запреты, бесконтрольно. Они «[всюду] вторгались и притесняли чиновников и народ» или же просто «свирепствовали».

В конце 1401 г. было издано два императорских указа, одним из которых евнухам запрещалось выполнять правительственные поручения, помимо своих прямых обязанностей, а вторым разрешалось местным властям хватать, связывать и направлять в столицу для расправы нарушителей данного постановления.

С целью предотвратить возможное усиление влияния евнухов при дворе было так же введено правило, согласно которому евнухов запрещалось обучать книжной премудрости. Однако уже при четвертом императоре Сюаньцзуне в 1429 г. это правило было нарушено, открыли Придворную школу евнухов, где обучались мальчики-евнухи. Куратором нового учебного заведения был назначен Ученый канцлер Придворной конфуцианской канцелярии Чэнь Шань. Евнух Гао Лиши, пользуясь благосклонностью и доверием императора Сюаньцзуна, стал прибирать к рукам политическую власть. Как свидетельствуют хроники, в то время евнухов, «носивших желтые императорские цвета», было три тысячи человек, и свыше тысячи человек носили цвета аристократических домов. У них были роскошные дворцы и пышные поместья с плодородными землями. Они были широко известны всем простым людям в окрестностях столицы.

Тайцзу пытался ограничить свободу действий евнухов. В конце XIV в. был специально издан указ, запрещающий местным чиновничьим управлениям содействовать евнухам в наблюдении за движением документов и в перемещениях по стране.

Кроме того, Тайцзу советовал будущим правителям не слишком доверять евнухам, потому что среди них «добродетельных людей мало, а порочных много» («…все равно что если бы использовать [их] как уши и глаза, — писал он, — а уши и глаза обманывают, или как сердце и живот, а сердце и живот нездоровы».

Однако уже с начала XV в. стало ясно, что основной цели — создания организационных предпосылок для ограничения роста влияния евнухов в будущем, реформы Тайцзу не достигли, а опасения и предостережения основателя династии были не напрасны. Уже следующий император Чэнцзу (1403–1424) захватил власть путем государственного переворота, опираясь на евнухов. Последние в его правление добились права осуществлять дипломатическое представительство, решать вопросы войны и мира, захватили в свои руки инспектирование армии, командование войсками на местах, организацию слежки за министрами. В конце концов абсолютная власть императора оказалась узурпированной евнухами. Во второй половине правления Минской династии евнухов было несколько десятков тысяч, к концу периода Мин их насчитывалось уже около ста тысяч. При дворе евнухи, по данным Шан Юэ, захватили 24 присутственных места: 12 приказов, четыре департамента и восемь управлений. Многие евнухи в Минскую эпоху были столь влиятельны, что пользовались всей полнотой власти. Среди них известен Лю Цзинь, живший в царствование Уцзуна, и Вэй Чжунсянь — современник императора Сицзуна. В последний период существования империи Мин сложилась камарилья евнухов. Они сотнями казнили и отрешали от должности министров, обирали население.

Евнухи-военачальники

Евнухи в это время активно выполняли различные чиновничьи функции. Одной из основных было оперативное командование солдатами. Так, в 1406 г. евнух Чжэн Хэ [5] впервые получил приказ повести флот, насчитывающий 62 больших корабля и вспомогательные суда, которые везли воду и продовольствие и 27 тыс. солдат, к Малаккскому полуострову. В состав седьмой экспедиции Чжэн Хэ входило 572 чиновника, среди которых были и евнухи. В истории «Мин ши» отмечалось, что главами посольств и экспедиций в зарубежные страны обычно назначались люди из числа наиболее приближенных к трону. При этом известно, что с XV в. при дворе все большую роль начинают играть высшие чины из дворцовых евнухов, что и отражалось на подборе командного состава экспедиций. Впоследствии фигура евнуха-главнокомандующего уже никого не удивляет. С конца XVI в., когда начинаются затяжные войны с маньчжурами на северо-восточной границе империи, евнухи становятся во главе крупных воинских соединений, назначаются главнокомандующими армиями нескольких провинций.

Известны случаи, когда евнухи проявляли себя как плохие полководцы. Об этом рассказывает одна любопытная история.

В 1425 г., возвращаясь из похода во Внешнюю Монголию, умер основатель Пекина Чэнцзу. Его сын и преемник Жэньцзун был болен и умер в том же году, процарствовав всего десять месяцев. Трон перешел к внуку Чэнцзу, Сюаньцзуну, правившему под девизом Сюаньдэ 11 лет. Таким образом, всего 12 лет спустя после смерти Чэнцзу на престол взошел его правнук Инцзун, которому было лишь восемь лег. Такая быстрая смена правителей ни династии, ни Китаю не принесла ничего хорошего. Череда краткосрочных правлений всегда опасна для автократического государства, ибо препятствует постоянству политики, если же она еще углубляется регентством при малолетнем императоре, то напастей не избежать. Регентство при Инцзуне осуществляла императрица, и евнухи не замедлили напомнить о себе.

Император рос во дворце, окруженный утонченным и изысканным этикетом, попросту изолировавшим его от обычных контактов с людьми. Неизбежно он попадал под влияние своих самых близких слуг — евнухов. Когда император повзрослел, он, начиная с 1443 г., стал полностью доверять одному из своих фаворитов евнуху Ван Чжэню, власть которого была практически неограниченной, он самоуправствовал, вымогал взятки, при дворе процветала коррупция. В 1450 г. этот евнух, желая оказать честь своей семье приездом самого императора Китая и показать в родных местах свою власть, убедил императора отправить экспедицию к границе с Монголией с посещением родных мест Чжэня в провинции Хэбэй — г. Хуайлай в 50 милях к северо-западу от Пекина. В те годы в эти места вторгся один из ойратских вождей — Эсен.

Император не только согласился на эту бессмысленную экспедицию, но и назначил Ван Чжэня главнокомандующим. Евнух не имел ни опыта ведения войны, ни умения командовать войсками, и его назначение было воспринято старыми и закаленными в битвах при императоре Чэнцзу полководцами как оскорбление. Кампания была обречена на провал с самого начала. Сообразив, что проход императорских войск через родные места, опустошит их, он на полпути изменил маршрут и повернул на Сюаньхуа.

Этот обходный путь вконец измотал солдат. Достигнув Датуна, императорская армия оказалась в критическом положении и поспешно отступила к Тумубао (западнее Хуайлая). Невзирая на советы командиров, имевших опыт пограничной службы, Ван Чжэнь позволил атаковать свою армию, лишенную воды и провизии. Легкая кавалерия ойратсткого Эсена преследовала измотанного противника. В результате вся китайская армия была окружена около Хуайлая и наголову разбита. Было потеряно несколько сот тысяч солдат убитыми и ранеными. Погибло более пятидесяти высших сановников. Ван Чжэнь был убит взбунтовавшимися солдатами, а сам император Инцзун уведен в плен на Север. С этим поражением минское превосходство над монголами кончилось. Это поражение, предопределенное тупостью и бездарностью Ван Чжэня и его окружения, вошло в историю под названием «тумуской катастрофы».

Евнухи ради своих корыстных целей часто портили жизнь подданным императора, плели интриги и козни вокруг известных китайских поэтов, писателей, ученых. Так, от евнухов пострадал даже известный китайский поэт Ли Бо. Одна из версий этого события такова. В 742 г. знаменитый китайский поэт Ли Бо впервые прибыл в столицу, где был приведен ко двору ученым-даосом, которого он встретил в свое время, путешествуя по Чжэцзяну. При дворе тогда правила балом прекрасная Ян Гуйфэй. Здесь уместно рассказать историю Ян Гуйфэй — как она появилась по дворце императора.

Смерть императрицы, а затем и любимой жены, прекрасной Ухуэй, омрачила дни императора. Нельзя сказать, чтобы Сын Неба был обделен женской лаской: три тысячи красавиц находились в его дворцах и гаремах, и среди них лучшие из красавиц. Но император считал, что ни одна из них не достигала подлинного совершенства «небожительницы». Император дал поручение главному евнуху найти такую красавицу для императора. Евнух срочно взялся за дело. И вот в гареме восемнадцатого сына императора Шоу ему приглянулась одна девушка именно во вкусе Сюаньцзуна. Затем он пригласил императора тайно посмотреть на нее во время купания в теплом источнике. Когда Сын Неба, которому к этому времени было уже за шестьдесят лет, увидел Ян Гуйфэй, он пришел в неописуемый восторг. Она была так хороша, что, казалось, тело ее источало свет, и только черная шапка волос слегка затмевала его, в то же время еще ярче оттеняя белизну ее кожи. Ей было всего 22 года, и она была в расцвете своей красоты, что и пленило Сюаньцзуна. Теперь следовало разобраться с сыном. Ему была предложена другая невеста, чтобы компенсировать потерю. Учитывая, что сын воспитывался на конфуцианских ценностях в духе сыновней почтительности, ему ничего не оставалось, как подчиниться отцу. Чтобы как-то оправдаться перед народом за то, что отбирается жена у собственного сына, молодую сначала отправили «на очищение» в даосский монастырь, где та приняла новое имя «Великая Истина». Император пожаловал ей титул «Драгоценной супруги из семьи Ян» (именно под этим именем «Ян Гуйфэй» она вошла в историю), а ее покойным в тому времени родителям — титулы владетельных князей.

Ян Гуйфэй была умна, образованна, умела мило шутить, хорошо разбиралась в музыке и поэзии. Император вместе с ней наслаждался музыкой в основанном Сыном Неба «Грушевом Саду», где были собраны лучшие артисты и певицы Поднебесной, совершал прогулки по парку, где по его указу развели пионы и стали выращивать апельсины, «почти такие же вкусные, как на Юге», они почти не разлучались днем, а вечером красавица прислуживала ему в опочивальне. Сын Неба всячески баловал и угождал Ян Гуйфэй, выполняя все ее прихоти. Она изъявляла желание съесть несколько плодов личжи — и вот уже, загоняя лошадей, неслись на юг гонцы, чтобы свежими привезти в столицу ароматные и сочные, в розово-пурпурной кожуре, экзотические плоды, богатые йодом и витаминами. Император дарит ей дворец Пэнлай, где 700 мастериц без устали трудились над нарядами и украшениями любимицы государя.

Сюаньцзун приблизил к себе родню своей возлюбленной. Пять домов родни Ян вызывали зависть и восхищение всей столицы. Особо сильную неприязнь у окружения императора и чиновничества вызывал старший двоюродный брат Ян Гуйфэй (ближе родных у нее не было — она росла сиротой в доме дяди), которого Сын Неба удостоил почетного титула «Опора трона». Всесильный первый министр Ян Гочжун самовластно распоряжался делами государства и его казной, он не стеснялся даже своей противоестественной связи с родной сестрой Ян Гого, как бы выставляя ее напоказ.

Ли Бо, уже знаменитого поэта, представили императору-меценату Сюаньцзуну как «небожителя, изгнанного с небес», и император, который поощрял науку и культуру и, собрав у себя прославленных ученых и эрудитов, создал академию Ханьлинь — «Лес Кистей», — немедленно привлек его к себе, обязав писать стихи в честь дворцовых торжеств. Ли Бо сразу же вызвал восхищение своими произведениями и без экзаменов, в виде исключения, получил высшее звание — члена академии Ханьлинь.

Похоже, это оказалось не слишком обременительным делом, ибо у Ли Бо оказалось достаточно времени, чтобы предаваться винопитию и наслаждаться обществом друзей-единомышленников. Они называли себя «восемью бессмертными винной чаши» или просто «восемью бессмертными пьяницами».

Поэту Ду Фу принадлежит поэма «Восемь бессмертных пьяниц», где о Ли Бо говорится так:

Выпьет меру Ли Бо — тут же сотня стихов.
Спит на рынке в Чанъани у всех кабачков.
К Сыну Неба зовут — пол плывет из-под ног.
Я же бражник бессмертный на веки веков! [6]
Об этих знатных и образованных людях Ду Фу написал свое великолепное стихотворение (в котором упоминаются выдающиеся друзья Ли Бо, о которых можно сказать несколько слов). Ли Шицзин был министром, пока не подал в отставку, чтобы укрыться от клеветы соперников; Цзинь, принц Жуян, принадлежал к правящему дому; Цзуй Цзунчжи, близкий друг Ли Бо, был историком, а Чжан Сюй — каллиграфом; Су Цзинь исповедовал буддизм, что не мешало ему наслаждаться вином; Хэ Чжичжан — друг Ли Бо, впервые обративший на него внимание императора.

В течение трех лет поэт наслаждался обществом друзей и благосклонностью Сюаньцзуна, пока, в результате дворцовых интриг, не вынужден был покинуть Чанъань. Клевета и враждебность исходили как от завистников, так и от могущественного главного евнуха Гао Лиши. Говорят, что однажды во время застолья император повелел главному евнуху снять с подвыпившего Ли Бо сапоги — такое унижение евнух простить не мог. Ли Бо написал стихотворение в честь весеннего праздника в саду пионов, а евнух Гао Лиши нашептал Ян Гуйфэй, что Ли Бо, якобы воспевая ее красоту, на самом деле сравнил ее с «летящей ласточкой» (Фэй Янь), красавицей времен ханьской династии. Это был бы двусмысленный комплимент, ибо Фэй Янь обманула императора и была опозорена. Ян Гуйфэй возмутилась и потребовала изгнать поэта из дворца. Ли Бо был вынужден покинуть Чанъань и отправиться в Шаньдун. Возмущение Ян имело под собой почву. На горизонте появился некий полководец Ань Лушань. Он родился в Ляодуне за Великой китайской стеной, по одной из версий, принадлежал к племени киданей, по другой, у него была и иранская кровь, третьи считают, что Ань Лушань был китайцем, хотя и наполовину. В раннем возрасте он был взят в плен или продан в рабство китайскому генералу одного из северных гарнизонов. Проявив военные способности, он со временем получил офицерский чин и наконец стал генералом. Невероятно тучный, погружаясь в сон после обильного обеда, он издавал мощный храп. Ань часто веселил двор грубыми остротами и шутками. Его показное, грубое и неприкрытое варварство и пренебрежение этикетом стали для праздного двора постоянным поводом для веселья и особенно пришлись по вкусу Ян Гуйфэй. Согдийские предки, обитавшие в Средней Азии, оставили ему в наследство пышную растительность на лице и теле и большой мясистый нос, которые поражали китайцев. Ань был сметлив, находчив и наблюдателен, образован и, хотя не писал стихов и не цитировал наизусть классиков, знал шесть «варварских» языков и видел столько зарубежных стран, что беседовать с ним для императора оказалось куда интереснее, чем с китайскими эрудитами.

Красавица Ян не имела детей от императора. И не слишком юный полководец был провозглашен «приемным сыном» государя и его «драгоценной супруги». После этого Ань Лушань получил законное право бывать с императором в его внутренних покоях и чаще видеться с Ян Гуйфэй, ему было разрешено посещать наложницу во внутреннем дворце, что было неслыханной привилегией.

Многие современники полагали, что между красавицей Ян и мужественным варваром существовала предосудительная связь: молва говорила, как грубо и смело домогался он ее, как однажды застал их главный евнух, который, однако, почел за лучшее, видимо не бескорыстно, обещать любимице государя свое молчание.

Старший двоюродный брат красавицы невзлюбил Ань Лушаня сразу и усердно убеждал императора, что последний — изменник. Увы, он оказался прав. Посланный на войну с кочевниками, Ань Лушань возглавил целых три генерал-губернаторства, собрал большое войско, одержал победу и поднял мятеж. Он пересек Хуанхэ, захватил Лоян, вторую столицу империи, и двинулся на первую. Императорский двор, в котором царила паника и испуг, не веря в возможность защиты огромного города малочисленными и плохо подготовленными войсками, направился по направлению к Сычуани, Ань вошел в Чаньань без сопротивления.

Когда императорский кортеж из тысячи придворных и слуг, сотен повозок и паланкинов, в спешке даже не захвативший еду, добрался до маленького поста Мавэй в западной Шэньси, солдаты, голодные и сломленные, взбунтовались. Первой жертвой их гнева стал министр Ян Гочжун, который на свою беду как раз беседовал с послами племени туфаней, стараясь договориться о совместных действиях в борьбе с мятежниками. Эта беседа прибавила подозрений, и толпа взревела: «Ян с туфанями замышляют измену, смерть предателю!» Толпа кинулась на министра и убила его и сына. Однако взбунтовавшееся войско не думало на этом останавливаться. «Да и как солдаты могут разойтись, когда корень зла еще цел?» — прошептал главный евнух императору, с ужасом наблюдавшему за бушующей и неуправляемой толпой. Намек был ясен, ибо каждый понимал, кто привел к власти старшего Яна. «Умоляем Ваше Величество забыть о личных привязанностях ради благополучия страны и трона», — поддержали евнуха другие вельможи.

Императору нелегко было принять решение, но крики голодных бунтовщиков все усиливались, он понимал, что более ничто не сможет их остановить, а отказ может стоить жизни ему самому. Семидесятидвухлетний Сын Неба сам вывел свою красавицу-супругу из царских покоев. Главный евнух Гао Лиши отвел Ян Гуйфэй в деревенский буддийский храм и там задушил, затянув шелковый шнурок на грациозной шейке красавицы. Когда все было кончено, тело выставили на обозрение в окне постоялого двора, завернув его в лилово-розовую пелену. Эта история стала сюжетом для известной поэмы Бо Цзюйи и бесчисленных сказок и пьес в Китае. Бо Цзюйи в поэме рассказывает, что император отдал брата любимой на расправу, он спасает Ян Гуйфэй лишь приказом «покончить с собой», хотя кони воинов все же растаптывают ее тело.

Но никто никогда не бывал так жесток,
Чтоб копытами втаптывать женщин в песок! [7]
Имеется и другой вариант, который излагается в сборнике «Удивительные истории нашего времени и древности». Поэт Ли Бо, приехав в столицу сдавать государственные экзамены, не захотел дать взятку Ян Гочжуну, старшему брату Ян Гуйфэй, и могущественному евнуху Гао Лиши, которые фактически захватили власть в стране. Ли Бо был отстранен от экзаменов: первый сказал, что Ли Бо годится только на то, чтобы подавать ему принадлежности для письма, второй — снимать с него сапоги. Незадолго до этого император получил послание от северных варваров, основавших в северо-восточных землях государство Бохай, но никто при дворе не знал бохайской письменности. Ученый Хэ Чжичжан посоветовал пригласить поэта Ли Бо, известного своими талантами и образованностью, чтобы он прочитал послание и сочинил ответ государя. Император приказал позвать поэта. Ли Бо легко прочитал текст письма, потом выпил вина и потребовал, чтобы один из его обидчиков, Ян Гочжун, придерживал бумагу, другой, евнух Гао Лиши, снял с него сапоги, а красавица Ян Гуйфэй держала тушечницу. Сын Неба был на все согласен, и Ли Бо мгновенно составил ответ. На эту тему имеется даже новогодняя лубочная народная картинка «Ли Бо, пьяный, пишет ответ варварам».

На картинке Ли Бо, развалившись на стуле, пишет письмо, Ян Гочжун держит конец свитка, Ян Гуйфэй стоит у стола с тушечницей в руках, а евнух Гао Лиши в гриме комического персонажа стаскивает с Ли Бо сапоги.

Имеется еще одна лубочная картинка с Ли Бо, Ян Гуйфэй и евнухом, она называется «Ян Гуйфэй у беседки с пионами пьет вино». На картине изображены: слева — стоящий на коленях ученый, который держит в руках пачку бумаги; рядом с ним — евнух с мухогонкой в руке; справа — Ян Гуйфэй с чашечкой вина и ее служанки с опахалами. Подле беседки цветут пионы. Картина написана по следующему сюжету. Государь однажды вместе с Ян Гуйфэй любовался цветущими пионами подле Беседки из Дерева Алоэ у Дворца Расцвета и Счастья. Он приказал позвать поэта Ли Бо и дать ему бумагу с золотыми цветами, чтобы он написал стихи на мотив «Чистота и спокойствие» (видимо, поэтому ученый держит пачку бумаги). Ли Бо, однако, был пьян. Он велел всемогущему евнуху Гао Лиши растереть тушь, расправить лист бумаги и стащить с него сапоги, потом взмахнул кистью и в один миг сочинил три строфы:

Чудесные цветы и красавица, повергающая царства, радуются друг другу
Часто они удостаиваются улыбки государя.
Как объяснить безмерную досаду весеннего ветра?
У Беседки из Дерева Алоэ они стоят, прислонясь к перилам.
Следует отметить, что евнухов довольно часто рисовали на лубочных картинках. Так, у нас в стране имеется театральный лубок на сюжет знаменитой пьесы «Опьяненная Ян Гуйфэй». Танский император Сюаньцзун однажды предложил своей самой любимой наложнице Ян Гуйфэй попировать в Беседке Ста Цветов и велел ей прийти туда первой. Ян Гуйфэй пришла в беседку, приготовила все что нужно для пира со своим повелителем и села поджидать государя, а тот все не шел. Тогда Ян Гуйфэй велела придворной даме тайно разузнать, в чем дело. Вскоре дама вернулась и рассказала, что государь осчастливил наложницу Цзянфэй в Западном Дворце. С досады Ян Гуйфэй принялась пить одна и не заметила, как опьянела.

На картинке изображена опьяневшая Ян Гуйфэй, которую уводит евнух Гао Лиши; справа другой евнух Пэй Лиши держит чайник с вином, а в центре сам государь.

Есть еще одна лубочная картинка, иллюстрирующая эпизод из романа Ши Юйкуня (конец XIX в.) «Трое храбрых, пятеро справедливых», основанного на старинных народных сказах. По преданию, наложница сунского императора Чжэньцзуна (997 — 1022) Ли Чэнь родила государю наследника, а другая женщина, Лю, вступив в сговор с евнухом Го Хуаем, заменила новорожденного дохлой ободранной кошкой и приказала слуге Коу бросить младенца с моста в воду. Коу пожалел мальчика и договорился с евнухом Чэнь Линем спрятать его в дальних покоях дворца. Наложница Лю оклеветала Ли Чэнь — сказала Сыну Неба, что та родила оборотня. Ли была отправлена в дальний дворец для опальных жен. Но Лю этого было мало — она приказала поджечь дворец, чтобы Ли Чэнь погибла в огне. Однако Ли Чэнь была спасена и тайно переправлена в местность Чэньчжоу. Когда император Чжэньцзун умер, верные династии сановники возвели на трон сына наложницы Ли (он известен в истории под именем Жэньцзун, правил с 1022 по 1063 гг.).

Вскоре в Чэньчжоу приехал мудрый судья Баогун, и Ли Чэнь пожаловалась ему на свою судьбу. Баогун доложил Сыну Неба, что его родная мать — наложница Ли Чэнь и что она жива. Евнух Чэнь Линь подробно рассказал государю историю его рождения и детства. Жэньцзун пригласил мать к себе, повелел немедленно казнить евнуха Го Хуая, а Чэнь Линя богато наградил.

На упоминавшейся картинке — Жэньцзун (на ковре слева) кланяется матери, позади него стоит евнух Чэнь Линь; за столом слева — Ли Чэнь, справа, в дверях, — дворцовые служанки, ниже изображены один из евнухов и наследник престола (держит руки на поясе).

У нас в стране сохранился еще один редкий лубок первой половины XIX в., привезенный в Россию, видимо, кем-то из участников русской духовной миссии в Китае. Из двух листов лубка сохранилась только правая половина. На ней изображен Чжу Юаньчжан — основатель династии Мин вместе со своим первым министром Лю Цзи, осматривающие храм знаменитых полководцев былых времен. На картинке вверху изображена галерея со статуями знаменитых полководцев, а ниже слева за столом, — один из евнухов.

Имеется и еще одна картинка «Тысячеверстный скакун», сделанная но сюжету предания о том, как был спасен минский император Уцзун (1506–1522). Однажды минский император отправился на священную гору Тайшань, в храм Цюаньлиньсы. Евнух Лю Цзинь решил воспользоваться случаем и подговорил тамошнего монаха Фэйлуна убить императора, а на стреле, которая должна была его поразить, вырезал имя главы управы чинов Лю Цзюня, чтобы того обвинили в убийстве. И это время сын Лю Цзюня по имени Тинхэ на подаренном ему государем тысячеверстном скакуне в сопровождении старого слуги отправился на экзамены в столицу. В Тайани, в кабачке Кун Мэна, он подружился с дядей монаха Фэйлуна по имени Чжан Даци и познакомился с Ли Мэнсюном и Ли Мэнлань — исполнителями сказов под барабан, братом и сестрой. Через некоторое время Лю Тинхэ остановился на ночлег в храме Цюаньлиньсы. Там монах Фэйлун хотел избавиться от него, но Чжан Даци спас своего нового друга. Потом в храм прибыл император. Фэйлун хотел осуществить задуманное убийство, но сказители, брат и сестра Ли, спасли государя. Заговор Лю Цзиня был раскрыт. Он и монах были вскоре казнены, а Лю Тинхэ женился на Ли Мэнлань.

На лубке вверху — Лю Тинхэ у входа в кабачок приветствует хозяина, позади — слуга с конем. Внизу в беседке (кабачке) — слева Чжан Даци пьет вино, правее — Лю Тинхэ протягивает слиток серебра сказителю Ли Мэнсюну (в руке у него маленький барабан), рядом с Ли Мэнсюном его сестра. Вторая часть лубка, по всей видимости, не сохранилась.

На лубочных картинках, где изображены сцены из пьес «Ли Лян восседает в палатах. Сановники в первый раз приходят во дворец» и «Сановники во второй раз приходят во дворец», также изображены евнухи, в комических амплуа, со специальными мешочками в руках — для государственной печати.

На одной из лубочных картинок изображена сцена из пьесы «Монастырь Фамэньсы», действие которой относится к XVI в. Потомок знатной, но обедневшей семьи Фу Пэн, проходя по деревне Суньцзячжуан, увидел девушку Сунь Юйцзяо, которая приглянулась ему. Фу Пэн роняет нефритовый браслет, который в их семье обычно преподносится невесте, а девушка подбирает браслет. Это видит сваха Лю, берет браслет и обещает сосватать девушку и Фу Пэна. Сваха показывает браслет своему сыну Лю Бяо, которому также нравилась девушка. В гневе он поздней ночью пробирается в дом Суней, видит спящих мужчину и женщину и убивает их, думая, что это Фу Пэн и девица Сунь (на деле это оказываются приехавшие в гости дядя девушки и его жена). Не разобравшись, уездный начальник арестовывает Фу Пэна и девицу Сунь, заставляет под пытками признаться в убийстве и приговаривает к смертной казни. Об этом становится известно евнуху Лю Циню, который, сопровождая императрицу, остановился в близлежащем монастыре Фамэньсы. Лю Цзинь приказывает уездному начальнику расследовать это дело еще раз, истина торжествует, молодых людей освобождают, и они вступают в брак.

На имеющемся рисунке изображены: сидящий за столом евнух Лю Цзинь, стоящая на коленях девица Сунь и, слева, уездный начальник.

Евнухи-дипломаты

В начале XV в. контроль над внешними связями Китая постепенно переходит в руки дворцовых евнухов. Они осуществляют поездки с указами Сына Неба в сопредельные страны и страны Южных и Западных морей. Первым евнухом-посланником в 1403 г. стал Ли Син, доставивший умиротворительный указ взошедшего на престол Мин Чэнцзу правителю Аютин (Сиама). Уже упоминавшийся минский мореплаватель евнух Чжэн Хэ семь раз отправлялся с миссией в Западные моря, посетил 30 «вассальных» государств, раздавая их правителям указы минских императоров. Следует отметить, что в седьмую экспедицию Чжэн Хэ, помимо обслуживающего персонала (простолюдинов), насчитывающего 26 803 человека, входило и много чиновников — 572 человека, а также семь послов и десять их помощников. Все чиновники, по данным известного российского китаеведа А. Бокщанина, условно делились на четыре категории: представители первой (евнухи) подчинялись непосредственно императорскому двору, второй — военным властям (столичные и местные командующие), третьей — правительственным учреждениям (чиновники из Ведомства налогов, церемониального и банкетного приказов) и четвертой — прочим учреждениям (астрономы, врачи).

Снабжение таких крупных экспедиций тоже, как правило, поручалось евнухам. Об этом красноречиво говорит указ 1430 г.: «Указано тайцзяням Ян Цину, Ло Чжи, Ган Гуаньбао и смотрителю Юань Чжу из нанкинского гарнизона. Ныне приказано тайцзяню Чжэн Хэ и другим направиться в Хулумосы (Ормуз), что в Западных морях, и другие страны с официальными поручениями… Следует немедленно отпустить все это (перечисление всех предметов мы опускаем — В. У.) в установленном количестве тайцзяням Чжэн Хэ, Ван Цзинхуну, Ли Сину, Чжу Ляну, Ян Чжэню… Не допускать в том промедления. Об этом и указываю. 4-й день 5-го месяца, 5-го года Сюаньдэ».

С китайскими посольствами направлялись и сильные военные эскорты, которые в большинстве случаев гарантировали безопасность самих послов. При возникновении в заморских краях каких-либо инцидентов с китайскими послами правительство Поднебесной не оставляло это без последствий.

В этом отношении показателен случай с убийством китайских послов на Яве в 1406 г. Здесь шла борьба между двумя претендентами на престол — Вирабуми и Викрамавардханой. Во время разгрома, учиненного Викрамавардханой своему сопернику, в резиденции последнего находилось китайское посольство, 170 солдат с китайских кораблей, которые занимались на берегу торговлей, были убиты. Викрамавардхана просил извинения через своего посла, выразив готовность заплатить компенсацию за убитых китайских солдат, а также сообщил о назначении наместником восточной Явы сына Вирабуми. Китайцы ограничились посылкой на Яву гневного императорского манифеста. Сумма выкупа была определена в 60 тыс. лян золота (2238 кг). Получить выкуп было поручено Чжэн Хэ.

Чжэн Хэ, прибыв на Яву в 1408 г., получил в виде компенсации 10 тыс. лян золота (373 кг). Ввиду явной недоплаты выкупа чиновники Ведомства обрядов решительно настаивали на том, чтобы заключить прибывшего с Явы посла в тюрьму. Однако император возразил: «Я желаю только того, чтобы люди из дальних стран боялись последствий своих поступков. Разве это золото берется ради наживы?» И остальная часть «задолженности» Явы была прощена.

Большинство начальников экспедиций китайского флота в страны Южных и Западных морей, а также многие китайские послы, направлявшиеся с ответными миссиями в эти страны, назначались в эти годы из числа евнухов.

Евнухи-чиновники

Столичные евнухи в качестве ревизоров на местах получали два вида временных назначений: военные инспекторы и региональные инспекторы. Впервые эти поручения выполняют в 1410 г. Ван Ань и Ма Цзин. Впоследствии инспекции евнухов на местах становятся регулярными.

Когда в 1596 г. некий Чжун Чунь подал императору доклад с ходатайством «открыть» рудники, при дворе смекнули, что можно получить новый источник доходов. Император официально разрешил разработку руд, но к каждой шахте, открытой на частные средства, прикомандировывали доверенное лицо — обычно это был евнух — призванное следить за добычей и взимать долю в пользу казны. Надзору присланных евнухов подверглись вслед за горноразработками и другие виды производства. Так, в Тяньцзине чиновники-евнухи брали налог с доходов лавочников, в Гуандуне — с тех, кто занимался продажей жемчуга. В приморских провинциях Чжэцзян, Фуцзянь и Гуандун отчуждалась часть доходов с «пристаней», в Чэнду — с чая и соли, в Чунцине — с ценной древесины. Дополнительную пошлину стали взимать с речных и морских судов, магазинов, ловли рыбы и собирания камыша, даже с жилых домов и прочих построек.

Евнухи — собиратели пошлины для казны стали действовать в столице, городах и мелких городишках, на перевозах через реки и у пристаней. Современники жаловались, что куда бы ни приезжали эти агенты казны, они подбирали себе в помощь «негодных людей»; взимая пошлины, заглядывали даже в корзины и горшки, завели систему шпионажа. Меньшая часть денег и ценностей поступала в казну, а большая — текла в карманы евнухов. Как отмечалось в династийных историях, «народ не видел спокойных дней», а Поднебесная была подобна «кипящему котлу».

Дворцовые евнухи захватили контроль над управлениями торговых кораблей. В «Гуандун тун чжи» записано: «Распоряжались доставленными в дань товарами дворцовые евнухи, а чиновники тицзюя [из управлений торговых кораблей] ведали лишь регистрацией, и только». Со временем в руках скопцов оказались и посты начальников управлений торговых кораблей.

Под контролем евнухов находилась заготовка отборных товаров на местах для дворцового потребления, а также провианта для армии.

Итак, под контроль евнухов попали:

Разработка месторождений полезных ископаемых. При императоре Шэньцзуне (1573–1620) практически на каждом руднике можно было встретить евнуха-уполномоченного.

Сбор продовольственных налогов на местах.

Сбор внутренней таможенной пошлины.

Специализация евнухов в сфере сбора налогов, пошлин и составления реестров открывала безграничные возможности для их личного обогащения на посту, чем и пользовалось большинство скопцов.

Таким образом, заветы императора Тайцзу не были осуществлены.

Принято считать, что в истории императорского Китая было три периода могущества евнухов: Восточная Хань (II–III вв. н. э.), Поздние Тан (750–907) и Мины (1368–1644).

Во второй половине правления династии Тан при императорском дворе все более усиливались столкновения между евнухами и чиновной бюрократией. Императоры в эти годы единственно надежными людьми считали евнухов. Да это и понятно: как утверждают китайские историки, исходя из династийных хроник, из 10 императоров, сменявшихся в период Поздней Тан после правления императора Муцзуна (821–824), смена 8 человек произошла при поддержке евнухов, один — последний император Айди (904–907) — был возведен на престол и свергнут генерал-губернатором Чжу Цюаньчжуном и только один император Цзинцзун сам без помощи евнухов взошел на трон. Среди этих 10 императоров — двое были убиты евнухами, в том числе уже упоминавшийся Цзинцзун, а также Сяньцзун.

Известно, что в период правления тайского Сюаньцзуна (712–756) евнух Гао Лиши, пользуясь благосклонностью и доверием императора, стал прибирать к рукам политическую власть. В то время евнухов, «носивших желтые цвета» (то есть императорские), было три тысячи человек, свыше тысячи человек носили цвета аристократических домов. Евнухи имели роскошные дворцы и пышные поместья с плодородными землями. Влияние и могущество евнухов постоянно росло, однако в то время они еще не располагали военной властью. Суцзун, заняв императорский престол в Линъу, стал еще благосклоннее к евнухам и их требованиям и прихотям за поддержку, оказанную ими новому императору. В ходе подавления мятежа Ань Лушаня и Ши Чаои евнух Юй Чаоэнь, назначенный главным инспектором армии, в подчинении которого находились все фронтовые войска, начал контролировать военную власть. Когда же мятеж был подавлен, Суцзун назначил Юй Чаоэня инспектором войск (шэньцецзюнь), расположенных в Шаньчжоу для обороны Тунгуаня. Дайцзун (762–779), бежавший в Шаньчжоу от нашествия туфаней, после их отхода перевел шэньцецзюнь в Чанъянь, официально преобразовал их в дворцовую стражу и назначил Юй Чаоэня ее командующим. После военного бунта в Цзинъюане Дэцзун (780–805) стал оказывать евнухам еще большее доверие. Они уже полностью прибрали к рукам дворцовую стражу и вошли в состав тайного совета. Императорская власть, таким образом, постепенно переходила к евнухам. В период правления Сяньцзуна (806–820) евнух Тутучэньцуй подчинил себе военачальников по всей стране, единолично отдавал приказы о военных экспедициях. Таким образом, императорское правительство стало орудием, при помощи которого группа евнухов стала контролировать всю политическую и военную власть в стране.

По мере непрерывного обострения противоречий между представителями правящих классов происходит размежевание евнухов на две крупные группировки.

Непрерывная борьба шла и за пределами императорского дворца между чиновничьей бюрократией, разделившейся на партии и группировки. Наиболее значительной была борьба между двумя домами: Ню и Ли, первый возглавлял Ню Сэнжу, второй — Ли Цзипу. Оба дома, стремясь к власти, вступили в сговор с группировками евнухов и заручились их поддержкой. Ли Цзипу, происходивший из старого служилого рода в Шандуне, стал при императоре Сяньцзуне первым министром. Ню Сэнжу и Ли Цзунминя, которые после сдачи государственных экзаменов стали чиновниками, длительное время не повышали по службе за критику политических мероприятий властей. Евнух Тутучэньцуй в это время ратовал за подавление самостоятельности цзедуши[8] военной силой. Ли Цзипу и другие поддерживали его. Впоследствии была образована так называемая «партия Ли». Ню Сэнжу и Ли Цзунминь стояли за то, чтобы распустить солдат. Установив контакт с дворцовыми евнухами, придерживающимися тех же взглядов, они создали «партию Ню». Лишь после смерти Ли Цзипу Ню Сэнжу и Ли Цзунминь были допущены ко двору в качестве императорских летописцев. После правления Муцзуна (821–824) распри между двумя «партиями» продолжались еще в течение 40 лет.

В 9-й год Тайхэ (835 г.) Вэньцзун (827–840), объединив непридворную чиновную бюрократию, попытался истребить евнухов, но потерпел неудачу. С этого времени все дела в Поднебесной стали решаться в Бэйсы — управлении дворцовой стражи, возглавлявшемся евнухами, а первый министр занимался лишь делопроизводством. В правление Гуцзуна (841–846) группировки евнухов объединились. При Сюаньцзуне (847–859) первым министром Лин Хутао была предпринята новая попытка расправиться с евнухами, но и она ни к чему не привела.

Начиная с последних лет правления Сюаньцзуна и при Ицзуне (860–873), повсюду вспыхивали непрерывные бунты и восстания крестьян. А в первые годы Цяньфу правления Сицзуна (874–888) вспыхнуло крестьянское восстание во главе с Хуан Чао, которое смело династию Тан.

Большинство минских императоров, правивших после Чэнцзу, по утверждению историков Китая, были посредственностями, ввиду чего евнухи по своему усмотрению толковали законы и творили всякие темные дела. Многие евнухи в Минскую эпоху были столь влиятельны, что стали пользоваться всей полнотой власти. Среди них наиболее известными были упоминавшийся выше Лю Цзинь, живший в царствование Уцзуна (1506–1521), и также упоминавшийся Вэй Чжунсянь — современник императора Сицзуна (1621–1627). Причем время его самовластного правления в последний период существования империи Мин было особенно ужасным.

Евнух Вэй Чжунсянь был родом из Сунина в провинции Хэбэй. В детстве и отрочестве он никогда не ходил в школу и имел репутацию распущенного подлеца. Повзрослев, он женился, у него появилась дочь. Однажды, когда он с друзьями проводил время в азартных играх и распутстве, Вэй Чжунсянь, поспорив со своими друзьями, в импульсивном порыве кастрировал себя. Вскоре после этого он приехал в Пекин в поисках счастья — и вот он уже в императорском дворце в качестве придворного евнуха. С помощью взяток и подкупа он пристраивается в покои матери императора Тяньци (1621–1627 гг.). А через некоторое время он становится названым братом евнуха по имени Вэй Чао, а затем и могущественного старшего евнуха Ван Аня. Вэй Чжунсянь начинает бороться со своим «названым братом» за руку кормилицы императора Тяньци — молодой женщины по имени Це. Он прибегает к помощи самого императора, который знал, что его бывшей кормилице правится евнух Вэй Чжунсянь, этот «хэбэйский пьяница» становится «ближайшим другом» Це. История умалчивает о его любовных похождениях в это время, да мы можем также усомниться в его способностях к таким похождениям после кастрации, но близость с Це позволяет ему занять пост секретаря в Канцелярии церемоний двора. Это ведомство отвечало за сохранность императорской печати, делало записи устных указаний императора, до того как они превращались в официальные эдикты Сына Неба, вело официальную хронику двора. Понятное дело, что здесь многое зависело от эрудиции и грамотности чиновников, чем похвастаться Вэй явно не мог. Он мог держаться в этом ведомстве только по протекции Це. Поэтому он искал новые возможности для реализации своих амбиций и планов. В этом ему оказывал помощь и сам император, который практически не вникал в государственные дела, не желал учиться, а занимался строительством домов и дворцов, плотничанием, постройкой мебели, охотой, музицировал, учился танцевать.

Вэй Чжунсянь стал замышлять многочисленные заговоры, становился все более самонадеянным, пренебрегал этикетом двора, позволял себе насмехаться над троном. На третий год правления Тяньци он решил для своих тайных целей создать военизированную организацию евнухов. В нее он привлек 3000 евнухов, которых стал учить военному искусству, верховой езде, евнухам было роздано оружие, создано специальное управление этой организации. Однажды он устроил показательный военный парад своей организации перед 10 тыс. присутствующих. Императорский дворец был превращен в большую казарму, разносился гром барабанов, слышался треск ружей. Несколько цензоров (а цензорат был основан еще в Танскую эпоху, тогда цензоры служили как бы ушами и глазами императора, они контролировали бюрократический аппарат как в столице, так и в провинциях, имея право подавать доклады непосредственно Сыну Неба, минуя промежуточные инстанции) рискнули обратиться к императору с просьбой пресечь нахальные выходки Вэя, но трон оказался глух к этим призывам. Надменный евнух Вэй Чжунсянь наслаждался своим всесилием, одеваясь в военные одежды и гарцуя на лошади вокруг запретного города. Его наглость дошла до того, что он однажды проскакал на лошади мимо места, где император развлекался с несколькими наложницами. Дерзость Вэя, гарцующего на лошади, вызвала яростный гнев императора. В порыве гнева он выстрелил в лошадь наглого евнуха.

При Вэй Чжунсяне сложилась камарилья евнухов. Они сотнями казнили и отрешали от должности министров, выступавших против них. Известно, что первый помощник столичного инспектора Ян Лянь послал наверх доклад, в котором обвинил евнуха Вэй Чжунсяня в 24 тяжелых преступлениях. Податель доклада Ян Лянь и сановники, своей деятельностью связанные с ним и поддерживающие его идеи, по доносу вскоре были схвачены. Чтобы придать следствию большую остроту, их дело объединили с пограничными делами. Под жестокой пыткой заставили одного чиновника показать, что Ян Лянь брал колоссальные взятки. Ян Линя замучили в тюрьме. От десяти других арестованных требовали новых оговоров и продолжали их изощренно пытать, так что «на теле не было живого места». Некоторые, не выдержав мучений и постоянных пыток, покончили с собой.

Клика евнухов, придя к власти, боялась только главнокомандующих и армии, поэтому Вэй Чжусянь принимал против них всевозможные меры, смещал тех, кто одерживал победы, давал ход доносам на самых авторитетных военачальников. Весьма показательна в этом плане трагическая судьба командующего войсками на Ляодуне Юань Чунхуаня, виновного лишь в том, что он наносил поражения маньчжурским войскам и придерживался более прогрессивных взглядов. Юань Чунхуаня неоднократно вызывал император, высказывая ему свою милость, но внезапно по доносу евнухов он был взят под стражу и затем казнен. Репрессии затронули и других военных, что было исключительно опасно для страны в те годы, так как шла война с маньчжурами. Активно стали бороться с дунлиньцами[9]. На них и всех прогрессивных деятелей посыпались доносы один за другим.

Специально назначенные подручные евнуха Вэй Чжунсяня начали чистку государственного аппарата. В 1624 г. дело о 108 дуньлиньцах рассматривалось как дело о «разбойниках» сунских времен, приравнивая каждого из них к знаменитому герою романа «Речные заводи» Сунь Цзяну.

Преступниками были признаны не только сами дунлиньцы, но все, кто сочувствовал им или имел хоть какие-нибудь связи с людьми, подозреваемыми в крамоле. В биографиях многих выдающихся людей того времени — видных сановников, ученых, писателей — встречаются сведения о том, что они были прямо или косвенно обвинены в связях с людьми, близко стоявшими к сторонникам Дунлинь. Все они подверглись арестам, жестоким пыткам, смертной казни, их родственников ссылали, а имущество конфисковывали. Списки имен дунлиньцев были разосланы по империи для их ареста на месте. Училища и академии, которые считались рассадниками политического вольномыслия, приказано было закрыть. В первую очередь по эдикту 1625 г. закрыли академию Дунлинь в Уси, затем академии в Гуаньчжуне, Цзянью и в Хуйчжоу, преподаватели и учащиеся подверглись преследованиям.

Вэй Чжунсянь сам пожаловал себе титул верховного князя — шангуна, евнухи приветствовали его словами «девять тысяч лет», а некоторые потерявшие всякий стыд министры — даже «девять тысяч девятьсот девяносто девять лет». Напомним, что к императору обращались с приветствием «вань суй», что значит «десять тысяч лет». То есть не хватало всего одного года до приветствия подобного императорскому; формально получалось, что его уже почти называли императором.

Недовольство, вызванное в стране правлением евнухов, все росло, и это заставило активнее действовать представителей придворных кругов и сановников, решившихся на дворцовый переворот. В 1627 г. внезапно скончался отстраненный от правления с самого своего восшествия на престол император Юцзяо. После его смерти трон занял его брат, император Юцзянь (1628–1644, известен под девизом правления Чунчжэнь и посмертным титулом Сыцзун), никогда ранее не помышлявший о такой перспективе. На первых порах противникам крайней реакции, которые попытались опереться на нового императора, удалось поддержать решимость государя и разогнать клику временщиков. Евнух Ван Чжунсянь, отрешенный от своего поста, принужден был покончить жизнь самоубийством. Озлобление против него оказалось столь неукротимым, что император приказал казнить его труп. Большинство приспешников этого еще недавно всесильного временщика подверглись смертной казни, разжалованию, ссылке. Власть временщиков пала.

Как вспоминал последний император Китая Пу И, раньше во дворце он слышал разные истории о минском императоре Чунчжэне (1628–1644, последний император минской династии, покончивший с собой в 1644 г. после вступления в Пекин войск крестьянской повстанческой армии под командованием Ли Цзычэна). Ему становилось не по себе, когда рассказывали, что у Чунчжэня под конец жизни остался только лишь один верный ему евнух. Видимо, Пу И хотя не раскрывает всех событий, но имеет в виду захват повстанческими войсками Пекина, который знаком большинству китайцев, и действия некоторых евнухов, которые предали императора.

Кстати сказать, повстанцы не жаловали евнухов. Об этом красноречиво говорит одна из прокламаций повстанцев: «Гуны и хоу едят мясо и носят шелка, а император считает их своей надежной опорой. Евнухи все неразборчивы и глупы, а император считает их своими ушами и глазами».

23 апреля 1644 г. конница повстанческих войск приблизилась к стенам Пекина, в городе ее еще не ждали. Части повстанцев беспрепятственно подошли к городу и расположились у девяти ворот стены, окружавшей столицу. Растерянность при дворе и в правительственных учреждениях возросла до предела, никто не знал, что предпринять. Император созвал совещание, на котором высшие сановники страны продемонстрировали свое полное бессилие.

Утром 24 апреля начался штурм; главный удар прежде всего был направлен на западные ворота столицы Сичжимэнь.

В то время повстанцы, по своей традиции вести переговоры с осажденными, послали в Пекин парламентера. Для этой цели Ли Цзычэн выбрал евнуха, который добровольно сдался повстанцам, и поручил передать императору требование об отречении. «Тот влез по веревке на стену, явился пред очи императора и потребовал отречения от престола», — говорится в истории династии Мин. Император страшно рассердился и ответил, что сам лично будет участвовать в сражении.

Повстанцам ничего не оставалось, кроме как усилить натиск. Во время атаки под гром пушечной канонады проносилась туча стрел, с городских стен не раз стреляли холостыми зарядами, а выстрел большой пушки ранил главным образом своих же. Осаждающие тем временем начали засыпать большой и глубокий ров и готовить осадные лестницы для нового штурма. Повстанцы пошли на приступ сразу в нескольких местах. «Разбойничьи вожди Лю Цзунминь и Ли Го рубили тополя и делали высокие лестницы, и когда настало время пятой стражи, отряд, состоящий из подростков, вскарабкался на стену с северо-восточной стороны», — описывался штурм в одной из династийных хроник. Про молодежные отряды рассказывали, что они действовали как «ножницы, срезающие волосы до корня», они якобы привыкли «к убийствам и грабежам, не печалились и не боялись смерти». Бешено галопируя на лошадях, они распевали песни. Наперегонки вскарабкиваясь на крепостную стену, они не завязывали боя, а лишь прокладывали путь взрослым воинам. Стычки продолжались целый день, а когда стало смеркаться, евнух Цао Хуачунь отворил ворота Чжанъимэнь, это означало, что Пекин сдался. Но имеются и другие варианты описания данного события. «Некоторые рассказывают, что еще раньше внутри города была сделана засада, — говорится в одном из них, — но тайцзянь Цао Хуачунь, младший брат Цао Эра, сообщник мятежников, открыл ворота. Иные говорят, что тайцзянь Ван Сянъяо во главе тысячи человек гарнизона открыл ворота Сюаньумэнь и вышел навстречу разбойникам».

Когда повстанцы уже захватили внешний город, в императорском дворце царила паника. Император Чунчжэнь, понимая, что с уничтожением его семьи и в первую очередь сыновей закончится династия, сделал попытку, спасая от неминуемой расправы своих сыновей, послать их на юг, но вывести их из столицы уже не было никакой возможности, и в конце концов их отправили к родственникам с просьбой спрятать в надежном месте. Всему женскому персоналу дворца и гарема, чтобы они не достались врагу, было приказано покончить с собой. Императрица, которая не имела права ослушаться Сына Неба, повесилась, наложницы бросились в пруды и колодцы. Чунчжэнь лично пытался зарубить свою дочь, но лишь повредил ей руку. Сам он попробовал скрыться, но это ему не удалось. Так минула кошмарная ночь. Утром 25 апреля император приказал созвать на совещание чиновников, но никто не явился. Понимая всю безвыходность положения, он к концу дня повесился на дереве в парке, как гласит легенда, на холме Мэйшань. Написав на поле своей белоснежной одежды собственной кровью несколько слов, осуждавших чиновников и евнухов и отмечавших невиновность народа, он повесился в павильоне на шелковом поясе. В пекинском парке около трех столетий стояло окованное цепями дерево, на котором якобы повесился Чунчжэнь.

Общее между тремя периодами могущества евнухов — это то, что они приходятся на единые национальные общекитайские династии, но при этом третий период существенно отличается от двух первых. Если в ханьское и танское время евнухи приобретают сильное влияние лишь при последних императорах династии, то возвышение евнухов при Минах началось уже в эру правления Юнлэ (1403–1424), т. е. еще при третьем императоре Чэнцзу.

Минские императоры и их современники открыто не высказывали «неприязни» к евнухам, как, например, правители династий Суй, Тан и Сун, которые неоднократно пытались административными мерами ограничить сферу влияния евнухов при дворе. В сунскую эпоху особенно строго следили, чтобы влияние евнухов не распространялось за пределы дворца. Евнухам предписывалось постоянно жить в Запретном городе, а для выхода из него нужно было получить специальное письменное разрешение.

При монгольской династии Юань институт евнухов вообще не функционировал.

Евнухи при императорском дворе

Всем мужчинам, кроме самого императора и его евнухов, запрещалось оставаться на ночь в пределах стен императорского дворца, который превращался в своеобразный «женский мир».

«В прошлом в Запретном городе ежедневно к определенному часу все — от князей и сановников до слуг — должны были покинуть дворец, вспоминал последний император Пу И. — Кроме стоявших возле дворца Цяньцингун стражников и мужчин из императорской семьи, во дворце не оставалось ни одного настоящего мужчины».

Выполняя роль надзирателей, евнухи использовались одновременно и как слуги, шпионы, и как сводники. Некоторые из них становились доверенными лицами правителей и высших сановников государства и оказывали влияние на политическую жизнь страны. Император-дракон делал их своими «ушами, клыками и зубами».

«Каждый день, едва сумерки окутывали Запретный город и за воротами скрывался последний посетитель, тишину нарушали доносившиеся от дворца Цяньцингун леденящие душу выкрики: «Опустить засовы! Запереть замки! Осторожней с фонарями!» И вместе с последней фразой во всех уголках Запретного города слышались монотонные голоса дежурных евнухов, передававших команду. Эта церемония была введена еще императором Канси для того, чтобы поддержать бдительность евнухов (еще в период Мин ночную стражу в Запретном городе заставляли нести проштрафившихся евнухов — В. У.), Она наполняла Запретный город какой-то таинственностью», — вспоминал Пу И свои годы жизни в императорском дворце в Пекине.

При посещении императорского дворца складывалось впечатление, что евнухи были повсюду. Они драили полы, ходили с мухобойками, уничтожая мух, прислуживали императору, его семье, пели, играли в театре, готовили и подавали пищу.

Вот как происходила церемония принятия пищи у императора.

«Время для еды не было определенным, все зависело от решения самого императора, — вспоминал Пу И. — Стоило мне сказать: «Поднести яства», как младший евнух тут же сообщал об этом старшему евнуху в палату Янсиньдянь. Тот в свою очередь передавал приказ евнуху, стоявшему за дверьми палаты. Он-то непосредственно и доносил приказ евнуху из императорской кухни в Сичанцзе. Тут же из нее выходила процессия, подобная той, которая бывает на свадьбах. Несколько десятков аккуратно одетых евнухов вереницей несли семь столов различного размера, десятки красных лакированных коробок с нарисованными на них золотыми драконами. Процессия быстро направлялась к палате Янсиньдянь. Пришедшие евнухи передавали принесенные яства молодым евнухам в белых нарукавниках, которые расставляли пищу в восточном зале. Обычно накрывалось два стола с главными блюдами; третий стол, с китайским самоваром, ставился зимой. Кроме того, стояли три стола со сдобой, рисом и кашами. На отдельном столике подавались соленые овощи. Посуда была из желтого фарфора, расписанного драконами и надписью: «Десять тысяч лет долголетия». Зимой пользовались серебряной посудой, которую ставили в фарфоровые чашки с горячей водой. На каждом блюдце или к каждой чашке лежала серебряная пластинка, с помощью которой проверялось, не отравлена ли пища. Для этой же цели перед подачей любого блюда его сначала пробовал евнух. Это называлось «пробованием яств». Затем эти блюда расставлялись на столах, и младший евнух, перед тем как мне сесть за стол, объявлял: «Снять крышки!» Четыре или пять младших евнухов тут же снимали серебряные крышки, которыми покрывались блюда, клали их в большие коробки и уносили. Наступала моя очередь «принимать яства».

В функции евнухов входила и охрана самого императора, и его дворца, поэтому они всегда присутствовали во время церемоний и выездов, посещений дворца зарубежными гостями, охраняли входы и имущество в Запретном городе, хранили военную амуницию, оружие и боеприпасы.

Обязанности личной охраны императора и тайного сыска раньше лежали на двух органах дворцовой службы — Цзиньивэе и Дунгуане (либо Дунсингуане). Цзиньивэй выполнял обе названные функции. Во-первых, это было воинское соединение, несшее охрану двора. Во-вторых, в распоряжении этого органа была сеть тайной полиции, следственные органы и даже особая тюрьма. Как сообщается в источниках, «старшие и младшие офицеры ежедневно собирали сведения о тайных сочинениях, хитростях и злословии». Кроме того, Цзиньивэй следил за тем, чтобы «императорские указания широко распространялись по стране», то есть за неукоснительным исполнением всех распоряжений двора.

Дунгуан был создан в 1420 г. Прообразом Дунгуана было Управление сыскных дел Дунчан, существовавшее еще с февраля 1410 г. Дунгуан, занимавшийся слежкой, арестом, расследованием и тюремным заключением заподозренных в нелояльности чиновников, размещался недалеко от императорского дворца, к северу от ворот Дунаньмэнь. Начальник секретной службы становится одной из самых влиятельных фигур в иерархии придворных евнухов и даже получает право на личную охрану. Побудительными мотивами создания сыскного управления, как считают некоторые китайские историки, были недоверие императорского двора к сановникам гражданской администрации; боязнь возникновения недовольства в армии; беспокойство центральной власти по поводу исполнения ее распоряжений на местах.

В отличие от Цзиньивэя, состоявшего из военных чинов, Дунгуан был сформирован из дворцовых евнухов. По мнению некоторых историков, Дунгуан имел не меньшее могущество, чем Цзиньивэй, и оба эти органа сотрудничали, взаимно дополняя друг друга, за что и получили у простых людей название — Гуанвэй.

Оба тайных ведомства не имели прямых аналогов в системе недворцовой администрации.

В использовании службы сыска император Чжуди следовал богатым традициям, накопленным во времена Чжу Юаньчжана.

Усиление роли евнухов при дворе в годы царствования Чжуди не без оснований связывается некоторыми исследователями с той поддержкой, которую они оказали новому императору во время войны 1399–1402 гг. Произошел резкий скачок в количестве евнухов, так, если при Чжу Юаньчжане их было не более одной сотни, то к концу XV в. их число выросло до 10 тыс.

Одной из характерных черт царствования Чжуди, по мнению известного российского историка А. А. Бокщанина, было то, что именно при нем началось столь заметное во всей последующей истории династии Мин широкое использование дворцовых евнухов на «недворцовой» службе. Они получили широкий доступ во многие важные сферы внутренней и внешней политики. Скопцы стали получать посты военных наместников в различных провинциях страны, их использовали как специальных уполномоченных двора при выполнении поручений на местах, в их руках был контроль над столичными (гвардейскими) воинскими отрядами, они стали использоваться как дипломаты но внешнеполитических делах, евнухи стали следить за государственной внешней морской торговлей, к этой касте стали переходить функции цензоров.

Не следует забывать, что они продолжали оставаться главным обслуживающим персоналом в «запретном городе» императора, ведая церемониалом и регалиями, государственными печатями, дворцовыми складами, кухней и снабжением, казной и т. п.

Итак, еще в эпоху Мин специально был создан институт евнухов телохранителей, фактически подменивший дворцовую стражу. А лейб-гвардейцы, которые раньше охраняли дворец и императора с его семьей, в те годы были вообще выведены за пределы дворца, либо были поставлены под начало евнухов. Офицеры лейб-гвардии по приказу евнухов производили аресты, содержали под стражей подозреваемых в нелояльности чиновников.

Чем же еще можно объяснить пристрастие минских императоров к евнухам?

По мнению американского синолога Ч. О. Хакера, который основывается на китайских данных, имелись следующие причины: евнухи не были обременены личными делами, так как у них не могло быть наследников; евнухи не были ставленниками знати и целиком зависели от воли императора; в силу своего положения они мало связаны общепринятыми морально-этическими ограничениями; завися от воли императора, они не могли противостоять ему; в отличие от прочих сановников, евнухи имели доступ к императору в любое время и поэтому лучше всего подходили для исполнения срочных дел и посреднических поручений.

Китайские историки также считают, что на будущих сынов Поднебесной евнухи оказывали такое большое влияние ввиду того, что тот или иной император еще в грудном возрасте отдалялся от матери и воспитывался евнухами, живя в их мире. Евнухи учили его ходить, говорить, выполнять определенные церемонии, они его кормили, занимались его туалетом и образованием, знали все слабые места императора, его характер, его взгляды и помыслы, наконец, евнухи развращали будущего императора. Евнухи могли влиять на императора через его жену, его наложниц и т. д.

Однако было и обратное влияние императора на евнухов. Так, под определенным влиянием иезуитов находилась семья последнего претендента на трон в эпоху Мин Чжу Юлана (1647–1662)[10]. Главная жена его отца и его собственная мать были под влиянием миссионеров крещены. Крещение приняли жена Чжу Юлана и его сын. Наследник был назван христианским именем Константин. А в связи с этим, видимо, и один из наиболее приближенных и влиятельных евнухов княжеского гарема также был вынужден принять христианство еще в Пекине. Крестил его Николо Лангобарди. Когда в 1650 г, положение Чжу Юлана стало весьма затруднительным, так называемая вдовствующая императрица Елена (мать Гуй-вана) написала в Рим папе Иннокентию X и магистру ордена иезуитов, прося о помощи для Минов и о посылке миссионеров в Китай. Эти письма и еще два других, обращенные к тем же адресатам, взялся доставить миссионер Мишель Бойм, но когда он прибыл в Рим, папа уже умер. Бойм вручил письма новому папе Александру VIII лишь в 1655 г. Папский ответ пришел слишком поздно. Империя уже рухнула под натиском маньчжур.

Как становились евнухами

Кого и как набирали в евнухи? Как правило, бедные родители, не имевшие средств к существованию, продавали своих сыновей — их кастрировали для службы при дворе. Были случаи в истории, когда маленьких мальчиков просто выкрадывали у родителей и затем за деньги продавали в евнухи, евнухов делали и из сыновей казненных преступников. При последней династии Цин, по имеющимся данным, ежегодно на императорский двор поставляли до 40 кастрированных мальчиков. Для китайцев это был один из самых надежных способов получить службу при дворе и урвать хотя бы частицу власти. Брали в евнухи при маньчжурах только детей китайской национальности (характерно, что в Турции евнухами не имели права быть турки, так как мусульман по религиозным соображениям запрещалось кастрировать), чтобы не нанести урон господствующему клану. Если в Персии или в Турции евнухи могли поступить на службу ко всякому, кто мог им платить, то в Китае только император и члены его семьи имели право пользоваться услугами евнухов.

В «Заметках о цинском дворе» фрейлины вдовствующей императрицы Цыси Юй Жунлин (дочери полуамериканки и маньчжурского сановника Юй Гана, служившего посланником Китая в Японии, а затем во Франции (1895–1903 гг.)) говорится: «Евнухи большей частью выходили из бедных семей и попадали во дворец не от хорошей жизни. Мальчиков на эту роль но традиции выбирали в основном из области Хэцзянь провинции Хэбэй. Во дворце их делали учениками старых евнухов и платили им небольшое жалованье. Заслуженные евнухи часто имели собственные дома (иногда весьма богатые), слуг, лошадей, экипажи. Порой они усыновляли детей, но обязательно из своего рода».

R 1964 г. в КНР 15 евнухов пригласили от имени администрации на собеседование в Пекин, чтобы выслушать их рассказы о своем прошлом. В ходе бесед было подтверждено, что евнухи большей частью набирались только из нескольких районов: из нескольких уездов провинции Хэбэй, из нескольких уездов в окрестностях Пекина и отдельных районов Шаньдуна. Однако известно, что в танское время многих мальчиков в евнухи набирали из провинций Фуцзянь и Гуандун (к примеру, известный ганский евнух Гао Лиши был родом из Фучжоу). Впрочем встречались случаи, когда в евнухах оказывались и жители других провинций и районов страны, и даже жители ближайшего зарубежья.

По некоторым источникам, император Поднебесной мог иметь до 8 тыс. евнухов, принцы и принцессы — до 80 евнухов каждый, младшие дети императора и племянники — до 20, их двоюродные братья — до 10 евнухов. В древности евнухи императору доставлялись вассальными князьями, которые обязаны были каждые пять лет представлять по 8 евнухов, за что им уплачивалась приличная сумма.

Имеются материалы, в которых говорится, что постоянные евнухи не все были кастратами. Те методы оскопления, которые применялись в Китае, не всегда подавляли эротическую потребность, причем часто она проявлялась в извращенных формах.

Как утверждается в современных китайских медицинских изданиях у мальчиков и юношей половое развитие идет по циклам через каждые 8 лет: с 8 до 16 лет — один цикл физического развития, с 16 до 24 лет — второй цикл физического созревания. И если кастрация у мальчиков делалась в возрасте до 8 лет, то затем в период физического созревания, если организм сильный и здоровый, если у него сохранилась могучая жизнеспособность и при довольно хорошем питании, имелась возможность восстановления половых функций. Не случайно в цинскую эпоху при императорском дворе был принят указ — в твердо установленные сроки осуществлять проверку нижней части тела евнухов: «один раз в три года осуществлять малую проверку», «раз в пять лет — большую проверку». Это подтверждало опасения о возможности восстановления половых функций у евнухов.

«Ты знаешь, сестра, — говорит вдовствующая императрица Цыси своей сестре в художественном романе американки Перл Бак «Императрица», — что я не желаю, чтобы он (маленький император В. У.) оставался один с этими евнушатами. Ни одного нет среди них, который бы был чист. Император будет развращен, еще не успев вырасти. Сколько императоров были таким образом испорчены!» И здесь Перл Бак как бы подтверждает мысль, что и у оскопленных в детстве могли быть половые влечения.

Если же кастрация совершалась уже в зрелом возрасте, то у евнуха, несмотря на отсутствие половых органов, продолжало существовать половое влечение, так как это было связано уже со старыми ощущениями, запечатленными в мозгу человека. Поэтому специальным императорским указом от 1792 г. «запрещалось использовать при дворе евнухов, которых оскопили уже после семнадцатилетнего возраста». Однако именно маленькие евнухи, где-то с пятилетнего возраста, особенно ценились при императорском дворе. Они использовались в качестве забавы или развлечения у придворных дам, которые держали маленьких скопцов до десятилетнего возраста, а затем их меняли, и те переходили в разряд обычных слуг во дворце. Маленькие евнухи до десятилетнего возраста имели свое особое имя «непорочные», они приравнивались к девочкам и прислуживали молодым дамам. С 10 до 15 лет их уже именовали просто «маленькими евнухами», которые были предназначены для службы по дому. Более старые евнухи назначались для пожилых и старых дам.

Евнухи в среднем возрасте мало чем внешне отличались от обычных китайцев, хотя имелся и «классический» тип скопца. Если евнух был оскоплен юным, то обыкновенно он имел полную дородную фигуру, но мышцы у него были дряблые. Голос его сохранял женский тембр, и трудно было отличить, кто говорит — юноша или девушка, — если вы не видели говорящего. Оскопленные после 20 лет скоро теряли волосяной покров, и голос их становился более крикливым и неприятным. Старели евнухи очень рано и в 40 лет казались уже 60-летними стариками. По характеру евнухи скорее были общительны и веселы, чем угрюмы. Многие из скопцов любили различные развлечения, животных, особенно собак. Почти все евнухи были завзятыми курильщиками опиума.

Влечение уже взрослых евнухов к женщинам иногда принимало особенно болезненные и извращенные формы. Такие кастраты повсюду преследовали молоденьких девушек, валили их наземь, терлись о них, кусали и царапали. Вымещая на беззащитных жертвах обиду за свою физическую и сексуальную неполноценность, евнухи часто били и истязали их, ранили ножами, хлестали немилосердно плетками. Оставшиеся после таких действий на теле девушек шрамы вызывали у несчастных особую горечь — то была печать позора.

По словам одного китайца, сказанным в начале XX в., «сейчас каждый евнух имеет любовницу из дворцовых служанок».

Некоторые историки считают, что главный управляющий евнух Ань Дэхай, например, не был скопцом и что Цыси родила от него сына, который якобы дожил до 20-х гг. под именем Цзю Мин.

В эпохи Мин и Цин помимо существования при императорском дворе специального ведомства (при Цинах зто была Палата «Шэньсинсы» — Департамент внутренних дел), отвечавшего за оскопление будущих дворцовых служителей, в Пекине, например, были хорошо известны местные «специалисты» по оскоплению, которые фактически держали зту «отрасль» в своих руках; ремесло передавалось от одного члена семьи к другому. Самыми известными в Пекине были две семьи, одну звали «Би У» («Пять закончить» или «Пять полностью»), а вторую «Сяодао Лю» («Лю — маленький нож»), которые жили недалеко от императорского дворца. Их ремесло было наследственным.

Орудия труда мало чем отличались от древних. Перед операцией они прокаливали нож на огне, чтобы уничтожить весь «яд, затем этим ножом делали операцию. Фатальный исход случался довольно редко, смертность в результате операции составляла 3–6 %.

Но нередко мальчиков оскопляли и «частным» образом, домашними средствами, не прибегая к помощи «специалистов» и казенных ведомств. Об оскоплении сообщалось в уездное правительство, чтобы имя мальчика было занесено в список кандидатов в императорскую челядь. Между прочим, в «Старой летописи эпохи Тан» есть запись о запрещении «оскопления частным образом, домашними средствами», ввиду нередкой гибели кастрированных.

Чтобы наглядно представить себе, как оскопляли маленьких мальчиков, приведем пример из биографии одного из последних евнухов императорского двора.

Сунь Яотин, имевший до совершеннолетия имя Люцзинь, родился в 30-й день одиннадцатого месяца в 28-й год правления Гуансюя (29 декабря 1902 г.) в деревне Сишуантан уезда Цзинхай недалеко от Тяньцзиня в крестьянской семье. Он успел проучиться несколько лет, когда его отец, дважды пострадавший от тяжбы с местным мироедом и доведенный до крайности, решил во что бы то ни стало расплатиться с ним. «Пусть мой сын, — решил он, — попадет в императорский дворец хотя бы евнухом и отомстит за семью». После этого по решению отца восьмилетнего мальчика оскопили.

«В тот памятный день 8-летний Люцзинь, раздетый догола, лежал на старенькой циновке, которой был покрыт небольшой кан (глинобитная лежанка с дымоходом). Отец пеньковой веревкой связал ему руки и ноги у щиколоток, а потом, вооружившись остро наточенным ножом, сначала примерившись и вслед за тем одной рукой ухватившись за мошонку, быстрым движением под самый корень отсек парню половые органы. Острая боль пронзила Люцзиня, он вскрикнул, судорожно вздрогнул всем телом и впал в беспамятство. Белый лист бумаги, заменявший подстилку и ноги мальчика были забрызганы кровью. По лицу отца струился пот… В это время дверь резко распахнулась и вошел старший из дядьев Люцзиня, только что вернувшийся из деревни, куда он ездил специально, чтобы узнать «рецепт» обработки раны после оскопления. Способ заключался в том, что на рану клали кусочки дунчанской бумаги (отличавшейся ворсистостью), пропитанные сгущенным кунжутным маслом, предварительно настоянным на зернах душистого перца и нагретым до высокой температуры. Через определенное время полагалось менять «компресс» и таким образом избежать заражения».

А вот как описывается процедура оскопления в книге «Ланьцзи цунтань»: подросток, которому исполнилось 15–16 лет и который желает оскопиться, должен выпить водки, доведя себя до состояния сильного опьянения, вплоть до беспамятства. Его следует уложить на спину, привязав накрепко к скамье, помещенной в большое корыто, заполненное известью. Участок тела, где будет произведена ампутация, смазывается специальной мазью, содержащей обезболивающие вещества. Резекция производится круговым движением «под корень», причем требуется особая тщательность при ампутации снизу полового члена, где проходит много кровеносных сосудов, повреждение которых грозит наступлением смерти оперируемого. При ампутации удаляется пещеристое тело, но сохраняются два сосуда — мочеиспускательный и спермоиспускающий. Последний скручивается и оставляется внутри тела, после чего происходит его зарастание. Мочеиспускательный сосуд отрезается. По окончании операции рана обрабатывается кровоостанавливающим раствором. Разумеется, вся процедура крайне мучительна. Причем считалось, что зарубцевание раны не должно происходить быстро. Нормальным считался срок в 100 дней. На протяжении всего этого времени оперированному меняли «компрессы», изготовленные из ворсистой бумаги, пропитанной смесью белого воска, кунжутного масла и душистого перца.

После ампутации полагалось вставлять в мочевое отверстие трубочку, которую часто делали из гусиного пера. Иначе затруднялось мочеиспускание, что требовало новой «операции».

Имеется и еще одно описание очевидца операции по оскоплению, русского доктора медицины В. В. Корсакова, который своими глазами наблюдал быт, нравы и жизнь китайцев, прожив в Китае с 1895 г. более пяти лет в качестве врача при русской дипломатической миссии.

«Сама операция проводится так: сначала делается полное местное обезболивание половых частей каким-то тайным средством, так что оперируемый не чувствует боли. Оператор имеет при себе трех помощников, членов своей же семьи. Оперируемый ложится на скамью, ему стягивают бинтом ноги и живот. Один из помощников крепко держит лежащего, охватив его под спиной руками, а двое держат раздвинутые ноги. Оператор стоит вооруженный изогнутым серповидным ножом или длинными и крепкими ножницами. Левой рукой он берет мошонку и член и, перекрутив их, спрашивает у оперируемого или у его родителей, если оперируемый малолетний, согласны ли они на операцию, и, получив утвердительный ответ, одним быстрым взмахом отрезает мошонку и член. В отверстие мочеиспускательного протока вставляется деревянная или оловянная пуговка в виде гвоздя; рана промывается три раза водой с разведенным перцем; затем на рану кладется смоченная свежей водой мягкая китайская бумага и все плотно забинтовывается. Когда все кончено, оперированного поднимают и под руки водят по комнате в течение двух или трех часов. Вообще у китайцев при всякой травме полагается больного водить, и лишь после этого ему разрешается лечь. Цель, как они объясняют, дать сокам тела снова правильное вращение.

В течение трех суток оперируемому не дают ничего пить и не прикасаются до перевязки, так что больной переносит ужасные страдания не только от жажды, но и от задерживаемой мочи вставленной кнопкой. По истечении трех дней перевязку приподнимают и больному позволяют мочиться. Если моча идет свободно, то он считается выздоровевшим и принимает поздравления; если же моча не идет, то больной признается долженствующим умереть и, действительно, при явлениях заражения он погибает. Китайские врачи не знают применения зондов при задержании мочи и, конечно, не соблюдают никаких противогнилостных предостережений. При благоприятном течении болезни раненая поверхность заживает, оставляя втянутый рубец, имеющий вид треугольника, обращенного вершиной вниз. Повязку продолжают держать, но мало-помалу ослабляют. Выздоровление длится около трех с половиной месяцев. Несмотря на такую первобытность способа операции, смертные исходы, как говорят, редки, но постоянно остаются осложнения со стороны мочевого пузыря».

У молодых людей после операции наблюдается обычно задержание мочи, которое сначала лечат лекарствами, когда же те не помогают, то при всяком посещении, как утверждает В. Корсаков, больного бьют и этому приписывают блестящий успех, так как удаляются дурные соки и кровь получает правильное течение. Но в дальнейшем задержание мочи сменяется недержанием, для которого китайская медицина, по мнению русского врача, не имеет лечебных средств. Издалека можно тогда бывает обонять приближение оскопленного по сильному аммиачному запаху. Так как оставшееся отверстие мочеиспускательного канала начинает стягиваться и зарастать, то в него вставляют маленький деревянный гвоздик или подобный ему оловянный болтик, толщиной с куриное перо, а длиною в два с половиной сантиметра. Этот расширитель носится первое время постоянно и удаляется только во время мочеиспускания. Через три с половиной месяца евнух считается совершенно здоровым и, если он молод, то допускается во дворец на службу; если же он взрослый, то отдается сначала на испытание в гарем кого-либо из князей.

У части евнухов, по данным русского врача, несмотря на введение расширителей в мочеиспускательный канал, происходит сужение его отверстия и втягивание рубца, поэтому постепенно развивается все большее и большее задержание мочи, катары мочевого пузыря и образование мочевых аммиачно-магнезийных камней. Так евнух, которого он видел на приеме во французской больнице в Пекине, имел отверстие мочеиспускательного капала с булавочную головку, и моча еле-еле выбрасывалась тонкой, брызгавшей струйкой. Оперирован этот оскопленный был лишь год назад, вставлением бужей удалось ему расширить отверстие до того, что проходил буж самого малого калибра. Добившись улучшения, евнух после 15 сеансов больше не появлялся.

Жизнь евнухов

С периода династии Хань и до маньчжурской династии, как мы видим, роль евнухов не только не уменьшалась, но даже возрастала. В последние годы династии Мин, как уже говорилось, от имени императора страной фактически управлял евнух Вэй Чжунсянь. После установления в Китае власти маньчжуров влияние евнухов сначала пошло на убыль. Евнухи не были известны маньчжурам до их нашествия на Китай. Зная из истории, что наиболее ловкие евнухи не раз в истории Китая становились временщиками и опасаясь повторения подобных вещей, маньчжурские императоры до середины XIX в. не позволяли им играть большую роль в политической жизни. Хотя запретить институт евнухов полностью они не могли, так как переняли от китайцев гаремы при дворцах, в которых надо было кому-то работать и обслуживать императора, его семью и наложниц. После упразднения «13-го ямыня» (на 18-м году правления императора Шуньчжи — в 1661 г.), занимавшегося делами евнухов, они перешли в департамент «Нейуфу».

Императорский двор, насчитывающий тысячи чиновников, евнухов, гвардейцев, наложниц гарема, императорской родни и жен, составлял маленькое государство в государстве с собственным управлением, законами, судом и финансами. Нейуфу или дворцовое управление, состоящее из большого штата министров и мандаринов, подразделялся на семь ведомств. Третье церемониальное ведомство, к которому было причислено также определенное число евнухов, было ответственно за порядок, в котором наложницы гарема должны были являться на поклон к императору, оно составляло свиты и почетные стражи для императорских выходов, оно поддерживало порядок при торжественных приемах и на празднествах. Много евнухов было и в четвертом ведомстве, которое заведовало как самим гаремом императора, так и подбором девушек для этого гарема.

В начале XX в. в императорском дворце насчитывалось свыше трех тысяч евнухов. Евнухи делились на две категории. Принадлежавшие к первой категории обслуживали императора, императрицу, мать императора и императорских наложниц, они обычно пользовались особыми привилегиями; принадлежавшие ко второй категории — всех остальных. Субординацию евнухов можно представить следующим образом: был специальный орган по делам евнухов при императорском дворце, который назывался «Цзиншифан», были главные управляющие придворными евнухами (таких было 16 человек — то есть менее 1 % от общего числа евнухов), начальники отделений евнухов (таких было 152 человека) и более 90 % — собственно евнухи. Около императора и императрицы находились главные управляющие и начальники отделений. Наложницы имели в своем распоряжении только начальников отделений. Наивысший титул, которого обычно мог достичь евнух, был титул четвертого ранга, однако, начиная с Ли Ляньина, были случаи награждения евнухов более высоким титулом третьего и второго ранга. Но это чаще были исключения из правил. В связи со своим высшим рангом евнухи носили на шапках синие шарики и синие перья (Ли Ляньин носил красный шарик и разноцветное перо).

По воспоминаниям императора Пу И, больше всего евнухов было в эпоху Мин (1368–1644 гг.) — 10 тыс. человек. При императрице Цыси число их превышало 3 тыс. человек. В 1922 г. их было 1137, два года спустя их осталось 200 человек, а в 1945 г. всего 10 человек.

Как сообщалось в недавно изданной книге «Тайны евнухов последней династии», никто никогда не знал, с какого времени ведется список евнухов императорского дворца. Кто из них умер, вышестоящие чиновники не знали, а распорядители евнухов пользовались списком с «мертвыми душами», в котором большинство евнухов уже давно умерло. Чтобы распорядители евнухов не брали взятки за вакантные должности, проводился осмотр каждого павильона матерью-императрицей или императрицей. Они в свою очередь тоже становились соучастниками. К концу династии Цин деньги каждого нового евнуха пропорционально оседали в карманах распорядителей евнухов, императрицы и наложниц данного павильона.

При вдовствующей императрице Цыси институт евнухов вновь стал играть важную роль. Долгие годы правой рукой Цыси был уже упоминавшийся главный евнух Ли Ляньин. Согласно некоторым источникам он сначала служил парикмахером Цыси и услаждал ее в иных отношениях. Якобы за эти заслуги она его затем и произвела в главные управляющие. Привязанность Цыси к Ли Ляньину будто бы объяснялась еще и тем, что император Сяньфэн перед смертью (1860 г.) говорил с министром Су Шунем, являвшемся фактически главой правительства, о необходимости устранить Цыси, а Ли услышав это, вылез ночью через собачий лаз, прибежал в дом сестры Цыси и рассказал услышанное во дворце (позднее 8 ноября 1861 г. Су Шуня казнили, ему сперва отрубили руки, а потом голову).

Евнухи-казнокрады

Работа рядовых евнухов при императорском дворе оплачивалась не очень высоко, так на рубеже XX в. евнух получал содержание от императорского дворца и жалование от 2 (4 рубля серебром) до 10 (20 рублей серебром) лян в месяц. Все остальное приобреталось многочисленными тайными и явными интригами и поборами.

В истории Китая известно много случаев, когда евнухи при дворе императора и его приближенных занимались казнокрадством, присваивая себе чужое добро. Они активно брали взятки за разные услуги, которые оказывали, имея большое влияние на императора и его семью.

Так, при императоре Уцзуне (1505–1520) взошедшем на престол в возрасте пятнадцати лет, евнухи, чье влияние было подорвано разгромом при Хуайлай, вновь прибрали власть к рукам. Как и при династии Хань, начались беспорядки и восстания в провинциях. Большая часть евнухов была выходцами с севера, и им не было никакого дела до южных провинций, которые не имели возможности заявить двору о своем недовольстве.

Добравшись до власти, евнухи, как и тринадцать столетий ранее при династии Хань, пользовались ею исключительно с целью личного обогащения. Должности давались тем, кто предлагал больше, и могли быть сохранены только при выплате ежегодной мзды. Чтобы удовлетворить все возрастающую алчность евнухов, чиновники вынуждены были увеличить налоги и усилить нажим на провинции.

В царствование императора Инцзуна (1457–1464) в минское время у евнуха Ван Чжэня, например, после его смерти обнаружили более 60 кладовых золота и серебра, более 20 кораллов высотой по 6–7 чи (1 чи — 33 см).

Император Уцзун (1505–1520), весьма эксцентричный и любивший, переодевшись, слоняться туда-сюда, которого не так легко было убедить исполнять свои обязанности должным образом, не был таким уж неспособным и беспомощным правителем. Возможно, он и остановил бы зло, если бы понял исходящую от евнухов опасность. Однако, отрезанный от иных источников информации, он подозревал в кознях тех, кто обвинял евнухов в злоупотреблениях. Тем не менее, когда доказательства были представлены, он решился действовать. Падение евнуха Лю Цзиня в 1510 г. обнаружило всю пронизывающую империю коррупцию.

Вся его собственность была конфискована в пользу государства. Ее стоимость составляла 251 583 600 унций серебра. Кроме того, у него нашли множество неоправленных драгоценных камней, два комплекта доспехов из чистого золота, 500 золотых тарелок, 3000 золотых колец и брошей, а также 3062 пояса, украшенных драгоценными камнями. В этот список не вошел его дворец в Пекине, который, по описанию, был великолепнее императорского. Лю Цзинь, как и все евнухи, вышел из бедной и низкой семьи. И все это богатство он приобрел за время службы при дворе, естественно, за государственный счет. Так, за возможность представиться императору, которую он организовывал, Лю Цзинь брал с чиновников, как правило, тысячу золотых, иногда 4–5 тысяч, а с крупных провинциальных чиновников — даже 20 тысяч золотых.

Уже упоминавшийся любимый евнух императрицы Цыси Ли Ляньин позднее нажил огромное состояние на взятках, торговле должностями, подрядах и поставках материалов для дворцовых работ. По воспоминаниям очевидцев. Ли разработал целую систему легальных и нелегальных взяток, частью из которых он делился с императрицей Цыси. Его личные богатства оценивались английскими банкирами в два миллиона фунтов стерлингов. Когда Юй Жунлин впервые увидела знаменитого евнуха, он «оказался невысоким, сморщенным, с маленькими глазками — словом, вылитой обезьяной. Несмотря на это, он был любимым придворным вдовствующей императрицы». С него брали пример и другие евнухи, которые широко торговали должностями, званиями и наградами. Это хорошо отражено в романе Цзэн Пу «Цветы в море зла», изданном в Пекине в 1955 и 1962 гг. «Самое противное существо, — говорит героиня романа наложница Бао, — это главный евнух Лянь. Пользуясь покровительством вдовствующей императрицы, он творит все, что ему угодно! Храм Белых Облаков превратился в аппарат, через который он получает взятки, а настоятель Гао стал его первым наперсником в дурных делах. Все приезжие чиновники летят к Ляню, словно утки!»

Устраивая различные «дела», евнухи, близкие к императору и императрице, часто имели «своих» людей в разных слоях общества, брали взятки и были очень богаты. Так, евнух при цинском дворе Сяо Дэчжан, отправившись по приглашению маршала Чжан Сюня на торжества по случаю месяца со дня рождения сына Чжан Сюня, преподнес папаше изумрудный перстень, оцениваемый не менее чем в 20 тыс. лянов серебра, который он снял со своей руки.

О своем приближенном евнухе Юань Цзиньшоу последний маньчжурский император Пу И вспоминал: «С наступлением зимы он каждый день менял шубы. Он никогда не надевал дважды одну и ту же соболью шубу. Одной только шубы из морской выдры, которую он однажды надел на Новый год, было достаточно для того, чтобы мелкому чиновнику кормиться всю жизнь. Почти все управляющие придворными евнухами и некоторые начальники отделений имели в своем распоряжении собственную кухню и младших евнухов, обслуживающих их. Некоторые из них имели свой «штат» горничных и служанок».

По словам Пу И, внешне в Запретном городе царило полное спокойствие. Но внутри него творилось что-то невообразимое. «С детских лет я постоянно слышал, что во дворце происходят кражи, пожары и даже убийства, не говоря уж об азартных играх и курении опиума, — вспоминал китайский император. — Воровство достигло такой степени, что, например, не успела еще закончиться церемония моей свадьбы, как все жемчужины и яшмовые украшения короны императрицы были подменены фальшивыми».

Рассказывая о сокровищах цинского двора, собранных императорами двух династий — Мин и Цин, и имевших мировую известность, Пу И признавался, что большинство из накопленного не было описано и никем не проверялось. Этим пользовались и «грабили все без исключения», кто находился во дворце, каждый, кто имел возможность тащить, тащил без зазрения совести. «Крали по-разному, — вспоминал Пу И. — Одни взламывали замки и крали потихоньку, другие пользовались легальными методами и крали средь бела дня. Евнухи больше использовали первый способ, в то время как служащие Департамента двора и сановники прибегали к последнему…Когда мне исполнилось шестнадцать лет, однажды из простого любопытства я попросил евнуха открыть хранилище возле дворца Цзяньфугун. Ворота хранилища были опечатаны и, по крайней мере, несколько десятков лет не открывались. Я увидел, что помещение до потолка сплошь заставлено большими ящиками, на которых были наклеены ярлыки, датированные годами правления Цзяцина. Что находилось внутри, сказать никто не мог. Я велел евнухам открыть один из них. В ящике оказались свитки надписей и картин и необычайно изящные антикварные изделия из нефрита. Позднее выяснилось, что это были драгоценности, которые больше всего любил сам император Цяньлун. После его смерти император Цзяцин приказал опечатать все эти драгоценности и заполнил ими множество хранилищ, расположенных вдоль дворца Цзяньфугун. В одних хранилищах находилась исключительно ритуальная утварь, в других — только фарфор, в третьих — знаменитые картины». Кражи все учащались. Кто-то сорвал замок с дверей хранилища возле дворца Юйцингун, кто-то открыл заднее окно дворца Цяньцзиньгун, чтобы легче было незаметно воровать. Исчез только что купленный Пу И большой бриллиант. Императорские наложницы приказали допросить евнухов, ответственных за эти хранилища, и если понадобится, подвергнуть их пытке. Однако ни пытки, ни обещания щедрых наград не возымели действия. Пу И как-то доложили, что на улице Дианьмэнь открылось много новых антикварных магазинов, часть из которых принадлежит евнухам. Тогда он принял решение провести инвентаризацию хранилищ дворца. Как только началась инвентаризация хранилища дворца Цзяньфугун, в ночь на 27 июня 1923 г. возник внезапный пожар, который уничтожил все дотла.

«Говорят, — вспоминал Пу И, — что первыми пожар обнаружили пожарные команды итальянской миссии. Когда пожарники подъехали к воротам Запретного города и стали звонить, стража у ворот еще ничего не знала. Пожар тушили всю ночь. Тем не менее, большой участок около дворца Цзяньфугун, включавший множество дворцовых помещений, превратился в груды пепла. Именно в этих помещениях хранилось больше всего драгоценностей. Сколько вещей погибло во время этого пожара, остается загадкой и по сей день. В наспех составленном списке, который потом опубликовал Департамент двора, было сказано, что сгорело и испорчено 2665 золотых будд, 1157 свитков надписей и картин, 435 антикварных изделий, несколько десятков тысяч древних книг». Позднее один из пекинских магазинов за 500 тысяч юаней купил право на вывоз золы, оставшейся от пожара, из которой впоследствии было получено свыше 17 тысяч лянов золота. Остатки золы по приказу Департамента двора были собраны в льняные мешки и затем розданы служащим Запретного города. По воспоминаниям императора, один чиновник рассказал ему, что его дядя преподнес ламаистскому монастырю Юнхэгун в Пекине и храму Болиньсы по два золотых алтаря, имевших в диаметре и в высоте около одного чи. Они были сделаны из металла, сохранившегося в этих мешках с золой.

Вскоре в одном из помещений Восточного двора, около палаты Янсиньдянь загорелось окно. К счастью, пожар был обнаружен сразу, и смоченный керосином комок пакли не успел разгореться.

Пу И решил дознаться — кто устраивает пожары, чтобы скрыть свои преступления. Он еще раз прочел «Наставления предков», которые лежали в его спальне, где говорилось, что императоры Юнчжэн и Канси советовали своим потомкам никому не доверять, особенно евнухам. Затем Пу И принял решение — опросить молодых евнухов, которые находились возле него и тайком подслушать их разговоры. Однажды под окном дома, где жили евнухи, он услышал, как они сплетничали о нем, сетуя на то, что его характер день ото дня портится. Подслушанный разговор вызвал у императора еще большую подозрительность. В тот вечер, когда в дворцовом кабинете Тяньичжай возник пожар, он снова отправился послушать, что говорят евнухи, и неожиданно услышал, что в поджоге они обвиняют его. Тогда он пришел к выводу, что на евнухов уже нельзя полагаться и что следует немедленно предпринять против них какие-то меры.

А как раз в это время во дворце было совершено новое злодеяние. Один из евнухов по доносу был наказан главным управляющим за какой-то проступок. Однажды утром, воспользовавшись тем, что доносчик еще спал, евнух проник к нему в комнату, насыпал ему в глаза негашеную известь, а затем исполосовал лицо бритвой. Все это побудило Пу И прийти к выводу о необходимости распустить всех евнухов за ненадобностью. Было решено оставить только небольшое число евнухов, которые обслуживают императорских наложниц и наложниц-матерей.

Последний евнух императорского двора в своих воспоминаниях рассказывает об этом пожаре несколько в ином ключе.

«Было 26 июня по лунному календарю 1923 г., — вспоминал Сунь Яотин. — Вечером в павильоне Цзяньфугун Пу И с интересом смотрел кинофильм. В 8–9 часов, устав, он вышел из павильона. За ним следовали его придворные. Вдруг через некоторое время возник пожар около павильона Цзяньфугун.

В этот момент Сунь Яотин увидел, что северо-западный угол дворца, где находится павильон Цзяньфугун, объят огнем. Виделись языки пламени. Доносились даже взрывы.

С резкими гудками показались пожарные машины…Видя, что пожар разгорается, Пу И сильно волновался. Он ходил туда и обратно по павильону и ругался: «Хм, эти евнухи, черт бы их побрал. Уверен, что это дело их рук. Они хотят поджечь нас, императора!.. Эти паршивые евнухи, всех прогоню!». Пу И ежеминутно выбегал во двор и смотрел на пожар, кругами передвигаясь по двору. Услышав ругань императора, евнухи тайно передавали его слова другим. Утром Пу И, покинув императорский дворец, уехал в северную резиденцию. Там он заявил отцу, что вернется во дворец только в том случае, если будет принято решение об изгнании всех евнухов из дворца. Здесь уместно сказать, что в последнее время, особенно после упоминавшегося покушения одного из евнухов на своего обидчика, Пу И стал опасаться нападения ранее избиваемых им евнухов на него. «Постоянно думая об этом, — пишет он в своих мемуарах, — я боялся даже заснуть. Начиная с комнаты рядом с моей спальней вплоть до выхода из дворца — всюду дежурили евнухи, постелив для сна на пол циновки. Если кто-нибудь из них таил на меня злобу и хотел свести со мной счеты, то сделать это было проще простого. Для охраны я решил выбрать самого надежного человека. После долгих раздумий мой выбор остановился на Вань Жун (Вань Жун, второе имя Мухун, жена Пу И, старше его на год — В. У.). Я велел ей всю ночь охранять меня и будить, как только послышатся какие-либо шорохи. На всякий случай я приготовил палку, положив ее рядом с кроватью. Несколько ночей подряд Вань Жун не спала, и я понял, что метод этот не из лучших. Чтобы покончить с возникшей проблемой, я, в конце концов, решил распустить всех евнухов за ненадобностью!»

Такое решение для всех евнухов, привыкших жить во дворце, было, без сомнения, как гром среди ясного неба. Сильный ветер и дождь сотрясали крыши павильонов. Ливень долго не останавливался. Но приказ об отставке из императорского дворца был объявлен: во дворце останутся только около 170 евнухов, которые служат у двух наложниц-матерей, остальные оскопленные, и старые, и молодые, должны уйти. Под сильным проливным дождем в этот день происходил исход евнухов из дворца через ворота Шэньумэнь…

Жизнь же евнухов низших рангов была горька. Они всегда недоедали, терпели побои и наказания, а в старости им не на кого и не на что было опереться. Жить им приходилось лишь на крайне ограниченные «подачки», и если их выгоняли за какой-нибудь проступок, то их ждало нищенство и голодная смерть.

Ухаживать за императором и императрицей считалось евнухами во дворце верхом служебной карьеры. Эти евнухи должны были быть особенно чистыми, часто подстригать ногти на руках, часто купаться и менять одежду.

По приобретенной физической причине евнухи иногда не удерживали мочу. И если несколько дней не купаться, то от них будет исходить дурной разящий запах.

Однако на территории императорского двора при последней династии, как ни странно, не было купален и бань для евнухов (кстати, во дворце не было специальной купальни и для императрицы. Когда она принимала решение выкупаться, ее служанки в любое время суток приносили кадушку с крышкой. Купали императрицу в той же комнате, где и причесывали. Служанки раздевали и после купания одевали ее. Сама императрица стояла, не двигаясь, опустив руки. Затем две служанки (обычно, что постарше) обтирали ее мокрыми полотенцами, делали массаж, подстригали ногти на ногах. Императрица сидела не шелохнувшись). Раньше, во времена династии Мин во дворце было специальное управление «Хуньтансы», которое занималось купанием евнухов. Но в династию Цин дворцовые купальни переместились на улицы. Тогда находящаяся на северном конце улицы Бэйчанцзе купальня стала специальной баней для евнухов. Эту баню, рассказывали, открыл некий господин Лу, начальник евнухов павильона императрицы-матери Цзинъи. В эту баню посторонним входить запрещалось. В ней всех евнухов называли господами (простолюдины обычно называли евнухов «почтенными господами» («лао гун»), однако евнухи не любили этого обращения, потому что оно созвучно слову «ворона» («лаогуа») в пекинском диалекте, и требовали именовать себя «покинувшими дом»). Служащими бани тоже были евнухи. Они делали массаж, обтирали клиентов мокрыми полотенцами. Как посетители, так и служащие — все были оскопленными, и поэтому никто не смеялся друг над другом. Надо сказать, что очень часто евнухи остро переживали насмешки со стороны обычных людей над ними.

К примеру, один из евнухов последней династии Цин, по имени Жэнь, который служил у старого регента принца Чуня, потом ухаживал за регентом Цзайфэном, а покинув регентскую резиденцию перешел на службу в Запретный город, как-то зашел в общественную уборную, которых было много в городе, и стал объектом насмешек бывших там мужчин: «А ну-ка, покажи, что у тебя в штанах-то?..» Жэнь поспешно натянул брюки и опрометью бросился вон из уборной. В душе он поклялся, что построит для себя личную уборную. Как-то последний евнух Сунь Яотин, не лишенный юмора, шутя спросил Жэня: «Барин Жэнь, ну как ваш туалет, — тут же пояснив, — я имею ввиду, ваш личный туалет?» «Хм, парень, так и быть, покажу. Как выйдешь отсюда, так сверни налево».

Когда Сунь Яотин вошел в уборную, на него пахнуло пряным запахом ароматных свечей. Да, кажется, старый Жэнь не пожалел денег ради своего комфорта.

Вообще евнухи не любили, чтобы кто-то видел их ущербность и отсутствие «мужского достоинства». Как вспоминал последний китайский евнух Сунь Яотин, как-то один западный журналист задавал ему много нескромных вопросов. Улучив момент, когда они остались одни, журналист, говоря на плохом китайском языке, попросил, чтобы Сунь разделся для фотографирования его половых органов.

Услышав это, у Сунь Яотина вскипела кровь, лицо стало фиолетовым от гнева. Указав пальцем на хорошо одетого журналиста, он крикнул: «Уходи, вон…» — «Вот… то, — пробормотал журналист, вытащив из кармана доллары, — это тебе, я заплачу за это». — «Китаец не дорожит деньгами! — сердито, стуча тросточкой о пол и указывая на дверь, заявил Сунь Яотин. — Уходи отсюда немедленно, уходи!» Журналист, повесив фотоаппарат на шею, в испуге убежал.

Однако случались и в бане неблаговидные поступки. Вновь поступивший сюда молодой женственного вида евнух чаще всего вызывал к себе пристальное внимание. Старые евнухи злыми масляными взглядами смотрели на его белое красивое молодое тело. Известно, что некоторые из евнухов в бане даже занимались гомосексуализмом.

Часть евнухов поэтому ходила все же в общую баню, которая находилась на северной стороне улицы Шагань в Пекине, где были бассейн и ванны. Однако они старались всегда получить ванну, где они могли уединиться и помыться без посторонних назойливых взглядов.

Наказания евнухов

Самым распространенным наказанием среди евнухов было избиение бамбуковыми палками. Вот как описывалось наказание, которое получил евнух Сунь Яотин за то, что он разбил посуду. Пришли четверо из дома Цзиншифан. Послышался лязг… Они бросили желтый мешок на поле. Один евнух высыпал из мешка 6–7 бамбуковых палок и доску длиной больше метра. Два евнуха ловко повалили Сунь Яотина на пол и быстро стянули с него брюки.

Соедини ноги вместе! — крикнул евнух. Сунь Яотин немедленно подтянул левую ногу к правой. Приподнял левую ягодицу. Так делали по дворцовым правилам во время наказания. Стоящие с двух сторон евнухи надавили на руки и прижали его к земле. Его тело изображало крест. Крепкий евнух давил ему на ноги.

«Бац!»… Чжан Цзинь бросил 20 палочек. Это значит, что он получит 20 ударов.

— Пощадите меня! Смилуйтесь!.. — вопил он. — Никогда я не буду… — Быстрый и сильный удар палок пришелся ему между ягодицами. Было больно. Пот лил градом. Судорога прошла по его губам. Но он не прекратил своего крика. Знал, что если он не кричит, то значит, смирился. А если так, то наказание будет еще сильнее.

Много рядовых евнухов пострадало от жестокости вдовствующей императрицы Цыси. Она часто поговаривала: «Кто мне хоть раз испортит настроение, тому я его испорчу на всю жизнь». Ее жестокость в сочетании с беспредельной властью рождали у многих панический страх. При ней всегда находился желтый мешок с различными бамбуковыми палками: такими палками по ее распоряжению наказывали евнухов. Куда бы она не отправлялась, этот мешок всюду носили за ней. Если евнух совершал проступок, его били бамбуковыми палками, как в предыдущем примере. За попытку к бегству его также избивали палками. При повторной попытке к бегству на шею евнуха вешали кангу — шейную колодку, состоящую из двух досок с полукруглыми вырезами для шеи. Такую шейную колодку он носил, не снимал, в течение двух месяцев. При последующей попытке к бегству его ссылали в Мукден — древнюю столицу маньчжуров. Если евнуха уличали в воровстве, его немедленно обезглавливали.

Вот несколько наглядных примеров наказания евнухов императрицей. Однажды евнух, составивший императрице Цыси партию в шахматы, сказал во время игры: «Раб бьет коня почтенного предка», на что она в гневе воскликнула: «А я бью твою семью!» Евнуха выволокли из комнаты и избили до смерти.

Рассказывали, что вдовствующая императрица очень берегла свои волосы. Евнух, который причесывал ее, обнаружил на гребне несколько волос. Он растерялся и хотел было спрятать их, но Цыси в зеркало увидела это, и евнуха избили палками. Императрица тщательно скрывала свои лета и старалась заставить приближенных забыть о них. Когда один из евнухов задержал свой взгляд на ее лице, она резко спросила: «Чего уставился?» Тот не нашелся, что ответить, и тут же получил несколько десятков ударов палкой.

Как-то Цыси спросила евнуха: какая на улице погода? Евнух, у которого сохранился еще деревенский выговор, ответил: «Погодка сегодня холодная-прехолодная», и евнуха избили. Однако Цыси не брезговала применять и более сильные средства. Она с помощью яда травила неугодных ей и провинившихся евнухов. Так, жертвой яда стал один из евнухов, по имени Лю, влияние которого на Цыси некоторое время было сильнее, чем влияние главного евнуха двора Ли Ляньина. Он ненавидел Лю и делал все, чтобы очернить его в глазах повелительницы Китая. И как Лю ни отбивался от клеветнических наветов, в конце концов он впал в немилость Цыси и стал ее жертвой.

Цыси вызвала Лю в свои покои и дала полную волю ярости.

— За твою непочтительность ты заслуживаешь обезглавливания! — прозвучал ее злобный голос.

Лю понял, что судьба его предрешена. Он встал на колени и сказал:

— Ваш раб заслужил смерть, но я умоляю Старую Будду вспомнить, что я служил ей, как собака или лошадь, в течение тридцати лет. Поэтому прошу позволить мне умереть с целой головой.

— Идите и ждите моего приказа, — брезгливо ответила она, повелев служанкам отвести обреченного в отдельную комнату и закрыть ее на замок. Затем, разразившись смехом, Цыси вызвала своих евнухов и служанок и сказала:

— Сегодня у меня есть новая забава для вас.

Одной служанке было велено принести небольшой ларец из спальни вдовствующей императрицы. Цыси открыла его с помощью крохотного ключика, висевшего у нее на поясе. И ларце оказалось около 20 пузырьков. Выбрав один из них, она вылила содержимое его в рюмку, добавила туда воды и приказала служанке отнести рюмку свой жертве.

Пусть он выпьет и спокойно ложится на кровать, — сделала она последнее распоряжение.

Вскоре служанка вернулась и доложила, что сделала все так, как велела Старая Будда (титул Старая или Почтенная Будда был выдуман льстецом Ли Ляньином, видимо с подачи самой императрицы, так как она часто сравнивала себя с Буддой).

Через несколько минут Цыси сказала собравшимся:

— Теперь вы можете убедиться в шутке, которую я вам обещала. Откройте дверь комнаты Лю и посмотрите, что там случилось.

Все направились в комнату: там лежал евнух Лю я безжизненном состоянии — он был мертв без всяких признаков мучения.

По китайским данным, не выдержав пыток и истязаний, при Цыси погибло более 30 евнухов. Из китайской истории известны случаи, когда погибало свыше 100 евнухов одновременно. Почти каждый месяц в правительственной газете появлялись сообщения о том, что тот или иной евнух приговорен к обезглавливанию либо к ссылке.

Евнухи должны были сносить всяческие причуды вдовствующей императрицы. Ввиду того, что у нее была бессонница, она устраивала аудиенции для сановников начиная с четырех часов утра, и евнухи должны были с этого времени находиться при ней. Для укрепления своего здоровья Цыси каждое утро выпивала чашку женского молока. У нее было крепкое здоровье, и она заставляла своих многочисленных сопровождающих, включая евнухов, гулять под дождем без зонтиков. Она морозила своих подчинённых в холодном, словно погребе, зимнем дворце, запрещая топить каны и разрешая пользоваться только жаровнями. Сама она зимой носила шелковый халат на вате или на меху, сверху набрасывая еще меховую накидку с длинным ворсом.

С помощью своих трех ближайших евнухов — Ань Дэхая, Ли Ляньина и старого Ван Чанъюя, отмечал американский историк Хасси, Цыси создала, пожалуй, лучшую из шпионских систем, когда-либо существовавшую при дворе. От преданных ей евнухов она знала почти все, что делалось во дворце и днем, и ночью, включая и такие интимные моменты, как с кем и сколько раз спал император в то или иное время.

Евнухи по указанию вдовствующей императрицы занимались дрессировкой птиц, гнездившихся в императорском дворце. Это производило неизгладимое впечатление на посетителей дворца, приписывающих Цыси особые способности «магнетизма». «Во время одной из наших прогулок по парку я видела любопытный пример ее удивительного индивидуального магнетизма и ее власти над животными, — вспоминала художница Кэтрин Карл, приглашенная для рисования портрета императрицы. — Одна из птичек вылетела из своей клетки, и несколько евнухов старались ее поймать…Тогда императрица сказала: «Я позову ее». Я подумала, что это пустое хвастовство, и в душе своей пожалела императрицу. Она так привыкла видеть, как весь мир преклоняется перед нею, что вообразила себя способной заставить птицу покориться требованиям…[Между тем Цыси] подняла жезл вверх и издала губами тихий, похожий на птичий звук, не спуская глаз с птицы… Напоминающие флейту звуки оказались для птицы магнитом. Она вспорхнула и, спускаясь с ветки на ветку, села на крюк жезла; тогда императрица потихоньку приблизила к нему другую руку, и птичка села ей на палец».

А вот еще один пример из жизни последнего китайского императора Пу И, доказывающий, что во дворце процветала слежка друг за другом.

Хотя император уже отрекся от престола, наложница-мать Дуанькан все еще мечтала о сохранении династии. Она направила своих евнухов в покои Пу И якобы для того, чтобы ухаживать за императором, а на самом деле шпионить за ним. Ежедневно они докладывали Дуанькан обо всем, что там видели и слышали. Тогда Сыну Неба было немногим более десяти лет и он был еще очень наивен. Его страстью было модно одеваться. Евнух мальчика Ли Чанъань как-то купил ему европейский костюм, что в те годы являлось самым шиком. Император очень обрадовался и тут же надел его во дворце.

— Ни закона, ни порядка! — возмутилась Дуанькан, которую мальчик очень боялся.

— Говорят, это посоветовал Ли Чанъань, — угодливо сообщил один из евнухов.

— Привести сюда этого холопа! — приказала в гневе Дуанькан. Евнухи тут же втащили Ли Чанъаня в павильон Юнхэ.

— Да, я посоветовал, — в страхе пролепетал Ли Чанъань.

— Уведите его.

В наказание евнухи били его розгами по ягодицам. На нем живого места не осталось. А потом вытащили его еще извиняться перед наложницей-матерью.

Чтобы окружить себя послушными людьми, Дуанькан набрала нескольких мальчиков, которых оскопили «частным» образом. Одного из них звали Сяо Циэр. Ему было 8–9 лет. Мальчик был находчивый, умел подойти к наложнице-матери, проявить ласку, поэтому та его очень полюбила. У Дуанькан не было своих детей и на склоне лет у нее вдруг проснулись материнские чувства. Ласковый, смышленый и привлекательный на вид мальчик нравился ей, она относилась к нему, как к родному сыну. Пу И стал ревновать этого маленького евнуха и говорить, что для наложницы-матери Сяо Циэр значит больше, чем он — император. Между ними стали возникать ссоры. Дело дошло до того, что по совету начальника евнухов Лю Чэнпина и его помощника Му Хайчэня Дуанькан вызвала родную мать Сына Неба У Найнай, которая должна была урезонить своего сына. Мать наказала Пу И почитать и слушаться наложницу-мать, почаще заходить в павильон Юнхэ и навещать ее. Затем женщина долго разговаривала с Дуанькан и в тот же день вернулась в свою северную резиденцию. На следующий день пришло сообщение, что У Найнай покончила собой, приняв опиум.

Одну из злых шуток Пу И не мог забыть евнух Сунь Яотин вплоть до своей смерти. Однажды Сын Неба по своей прихоти велел евнуху в павильоне Янсиньдянь императорского дворца встать перед ним на колени, после этого император с револьвером в руках стал устрашать Сунь Яотина. Запуганный до смерти, евнух бился лбом об пол в поклонах, пока не разбил его до крови, а император лишь сказал с издевкой окружающим: «Да я пошутил над ним!»

Большинство евнухов были людьми забитыми и глубоко верующими в разных духов: духов коня, шелковичного червя, солнца, луны и звезд, духов змей, лис, хорьков и ежей. Для того чтобы предотвратить свое столкновение с каким-либо из вредных духов в императорском дворце, особенно в вечернее и ночное время, и спугнуть его, перед тем как войти в пустой дворцовый зал, евнух звучно кричал: «Открываем зал!» — и только тогда открывал двери. В надежде на то что духи дворцовых палат смогут защитить их от постоянных побоев и невзгод, евнухи на Новый год по лунному календарю обычно совершали им подношения в виде куриных яиц, сухих соевых лепешек, вина и сдобных изделий.

Дворцовые евнухи поклонялись духу Сяодянь, покровителю евнухов и придворных. Когда выдавался удачный день, говорили: «Пора идти класть ему земные поклоны!» Жертвоприношения евнухи совершали 2-го и 16-го числа каждого месяца по лунному календарю. Восточнее ворот Хуаймэнь есть холмик из камней. Евнухи называли его «Дуйсю». Туда и ходили в дни жертвоприношений евнухи, там они клали земные поклоны своему духу, возжигали ладан, приносили жертвы.

Обязанности евнухов

Обязанности евнухов были чрезвычайно разнообразны. Они должны были присутствовать во время сна и при пробуждении Сына Неба и его домочадцев. К примеру, когда Цыси удалялась на покой, двери ее спальни с внешней стороны охраняли шесть евнухов. Они бодрствовали всю ночь. В самой спальне находилось два евнуха, которые также бодрствовали всю ночь. Евнухи принимали участие в трапезе императора и его домочадцев, должны были постоянно сопровождать императора и его свиту, нести зонты и другие императорские атрибуты. В их обязанности входило: распространять высочайшие указы, провожать чиновников и зарубежных гостей и дипломатов на аудиенцию к императору и принимать прошения, знакомить различные отделы Департамента двора с документами и бумагами; получать деньги и зерно от казначеев вне двора, обеспечивать противопожарную охрану жилых помещений во дворце. Евнухам поручалось следить за хранением книг в библиотеках, антикварных изделий, картин, одежды, оружия (ружей и луков), древних бронзовых сосудов, домашней утвари, желтых лент для отличившихся чинов; хранить свежие и сухие фрукты; евнухи сопровождали императорских врачей и обеспечивали материалами строителей дворца. Они возжигали ароматные свечи перед духами императоров-предков, проверяли приход и уход чиновников всех рангов, регистрировали деяния монарха, хранили императорские драгоценности, наказывали плетью провинившихся дворцовых служанок и евнухов, убирали дворцовые палаты, сады, парки, стригли императора, готовили лекарства, играли в дворцовом театре, читали молитвы и возжигали свечи в городском храме, как это делают даосские монахи, читали вместо императора в качестве ламы молитвы в пекинском дворце Юнхэгун и т. д. Евнухи часто исполняли и обязанности жрецов в императорском дворце. Иметь место жреца, ламы было очень выгодно, так как оно оплачивалось вдвойне (как за евнуха и как за духовника), кроме того, оно давало возможность проявлять свое влияние, активнее участвовать в дворцовых интригах и получать большие доходы. Известно, что на рубеже XIX–XX вв. во дворце было 18 евнухов, которые одновременно являлись духовниками придворных дам.

Вот как описывает очевидец событий русский врач В. Корсаков порядок поздравления 65-летней императрицы Цыси при праздновании ее дня рождения в 1899 г. (60-летие ей пришлось пропустить из-за японской войны) и роль евнухов.

День рождения пришелся на 30 октября. Празднество продолжалось три дня и было обставлено церемониалом согласно установленным обрядам. Приготовления к торжествам начались с утра, а самый порядок поздравления происходил следующим образом: князья и все первые чины, одетые в парадную узорчатую одежду, были расставлены чинами приказа церемоний по обеим наружным сторонам ворот Цзиньюньмэнь. Здесь ставятся на места только князья первой степени и мандарины, имеющие титулы графов до третьей степени включительно; следующие же чины от второго класса и мандарины, носящие низшие титулы, расставляются по обеим сторонам следующих ворот Сицинмэнь, снаружи. Затем уже чины, начиная с третьего класса, гражданские и военные, располагаются по обеим же внешним сторонам за третьими воротами Умэнь. Перед ступенями восточных ворот Ниншоумэнь, к которым должен прибыть император, чины Министерства обрядов и Приказа церемоний устанавливают стол, покрытый желтым атласом; на этом столе должен быть возложен поздравительный адрес. Стол обращен на юг. Перед столом на землю кладется подушка; на ней император совершает коленопреклонения. Когда эти приготовления окончены, то вице-канцлеры Великого секретариата выносят поздравительный адрес императора из секретариата, в жестком футляре, и, в предшествии чинов Великого секретариата и статс-секретарей, приносят адрес к воротам Сицинмэнь, где и передают его статс-секретарям. Статс-секретари, приняв адрес императора, имея во главе чинов министерства обрядов, направляются к воротам Ниншоумэнь. Адрес здесь кладут на заранее приготовленный стол и удаляются на свои места. В это время появляются дворцовые евнухи, которые, будучи предшествуемы двумя старшими из своей среды, переносят стол с адресом императора через ворота и вносят в зал Хуанциньдянь, где находится трон императрицы. Здесь стол с адресом ставят на восточную сторону трона, оборотив его на запад. Когда адрес императора бывает установлен, то чины Министерства обрядов ставят поздравительный адрес от князей, графов, гражданских и военных высших чинов в киоске, который находится вне ворот Умэнь. Когда все готово, чины Астрономического приказа, находящиеся за воротами Цяньциньмэнь, возвещают о наступлении благоприятного момента для поздравления. Министр церемоний обращается тогда к императору с докладом, прося проследовать в зал Хуанциньдянь и совершить обряд поздравления. Император в торжественной одежде садится в носилки и следует из своего дворца, предшествуемый министрами обрядов. Миновав ворота Цзиньюньмэнь, он останавливается перед воротами Сициньмэнь и выходит из носилок. Князья и прочие титулованные лица сопровождают императора до ворот Ниншоумэнь, где и останавливаются: только немногие следуют за императором до ворот Хуанцзимэнь. Министры обрядов подводят его к воротам Ниншоумэнь, и все чины занимают положенные для них места. К это время евнухи приглашают императрицу отправиться в зал Хуанцзидянь. Императрица в торжественном одеянии садится на носилки, и шествие сопровождается все время музыкой, которая прекращается только тогда, когда император всходит на трон. Когда весь порядок установился, герольд провозглашает: «Станьте на колени». Император и все чины становятся на колени. Затем герольд снова провозглашает: «Поднимитесь после поклона», — и все совершают троекратное коленопреклонение с 9 поклонами. По совершении поклонений евнухи просят императрицу вернуться во дворец, и шествие, при звуках музыки, возвращается тем же путем и тем же порядком обратно.

При императоре Сяньфэне 300 евнухов служили артистами. Их учили театральному искусству, и когда обнаруживали способности, к ним приглашали наставников. Выучившись, евнухи получали право играть на дворцовой сцене; их спектакли назывались «собственными». Они давали представления для самого императора, а также для его жен.

Один из евнухов, Чэнь Дэ, учился у Тань Синьцэя и высокие ноты брал не хуже его. Другой евнух, Чэнь Фу, исполняя роли служанок, мастерски пел хриплым голосом. Третий, Сяо Фу, отлично играл и пьесе «На лошади», где молодым героем выступал Чжан Дэ, который впоследствии стал главноуправляющим императрицы Цыси.

Евнухи использовались и для проверки пригодности тех или иных лекарств для императора и императрицы. Известно, что в эпоху Мин врачи и фармацевты из Императорской медицинской академии во всех случаях применения лекарств должны были советоваться с евнухами из Аптекарского подразделения. А уже в эпоху Цин, когда Цыси отбирала для себя казавшееся ей лучшим лекарство и повелевала приготовить его для приема, дозу приготовленного лекарства должны были попробовать в ее присутствии врач и двое евнухов, и только после этого она решалась принять лекарство сама.

Иногда евнухи сами готовили какое-то лекарство из лекарственных трав. Варить лекарственные травы — процесс довольно сложный. По рассказам Сунь Яотина, они (начальник евнухов, он и еще один евнух) готовили лекарство для жены Пу И. Через некоторое время, если все получалось нормально, приходил сам император. Перед уходом он сам следил, чтобы евнухи поставили лекарство в специальный ящик и заперли его на замок. Вань Жун, супруга Пу И, принимала лекарства только перед сном. В такие моменты Сунь Яотин, стоя на коленях, просил: «Хозяйка, выпейте, пожалуйста, лекарство». Евнух держал в руках готовое лекарство. Служанка опустив голову, подносила его Вань Жун. По дворцовым правилам императрица всегда должна была видеть, когда открывают замок и вынимают из ящика лекарственный отвар. После приема лекарства придворная служанка приносила воду для полоскания рта. Затем взмахом руки служанку отпускали.

Мы знаем, что с древнейших времен у вана или императора был свой гарем. Гарем предназначался для демонстрации и реализации мужской потенции правителя, обладание которой являлось обязательным качеством государя с точки зрения культа «священного царя». Число обитательниц императорского гарема не ограничивалось какими-то рамками и могло достигать нескольких тысяч женщин. Что касается его минимального состава, то Сыну Неба, по данным Гессе-Вартега полагалось иметь: одну законную жену-императрицу, девять жен второго ранга, 27 — третьего и 81 наложницу. Причем состав наложниц время от времени обновлялся. Каждые три года в императорском дворце происходили своего рода «смотрины», такие же «смотрины» устраивались, когда император искал себе невесту. В период маньчжурского господства в Китае в упомянутой процедуре, по обычаю цинского двора, участвовали исключительно маньчжурки — дочери военных чиновников высших рангов. В маньчжурском Китае существовало девять чиновничьих рангов, среди которых девятый считался самым низким. В «смотринах» должны были участвовать дочери восьмизнаменных чиновников высших рангов. Офицеры маньчжурских знамен обязаны были доставлять всех своих дочерей в возрасте от 12 до 16 лет на подобные «смотрины».

Родственницы императорской фамилии не должны были выставлять своих дочерей на смотрины по случаю выбора невесты Сына Неба — вероятно потому что это создавало опасность кровосмесительства. Китаянок, в отличие от прошлых династий, тоже, как правило, не принимали, но по иной причине: маньчжурские императоры боялись покушений со стороны представительниц порабощенного народа. Но в качестве служанок и в роли наложниц китаянки могли допускаться во дворец.

Некоторые маньчжурские аристократы не желали, чтобы их дочери попадали во дворец императора, поскольку жизнь во дворце Сына Неба была не всегда сладка, к тому же они хорошо знали о скверном характере императора. Поэтому они иногда даже слегка уродовали своих дочерей, чтобы те не попали во дворец, или представляли вместо своих дочерей бедных молодых маньчжурок или китаянок, купленных специально для этого.

Император в сопровождении императрицы-матери устраивал «смотрины» этим девицам и выбирал из них для своего гарема тех, которые ему особенно приглянулись. В гареме наложницы должны были оставаться до двадцатипятилетнего возраста, а затем если у них не появлялось детей, они удалялись из дворца. Наложницы же — матери детей, появившихся от Сына Неба, оставались во дворце и могли претендовать на роль жены императора и императрицы — супруги Сына Неба. Хорошо известно, что будущая императрица Цыси (под именем Ниласы) была отобрана вербовщиками-евнухами за красивую внешность на «смотрины» для пополнения гарема императора.

Так же происходили «смотрины» невесты императора, в которых активное участие принимали и евнухи.

Представить себе, как происходили выборы наложниц в гарем Сына Неба, можно на примере выбора невесты императора Гуансюя. Император вступил на Трон Дракона 4 марта 1889 г. в возрасте 18 лет. По старым китайским законам император, вступая на престол, должен уже состоять в браке. Поэтому свадьба императора была сыграна еще 26 февраля 1889 г, и были соблюдены все китайские обычаи. Вот как описывал упоминавшийся Гессе-Вартег выбор невесты императору Гуансюю. «Еще в 1888 году во дворце были назначены смотрины, на которые собралась тысяча красивейших маньчжурских девушек в возрасте от 12 до 16 лет. Императрица-регентша произвела им смотр и сделала первый выбор. Несколько дней спустя отобранные кандидатки были подвергнуты второму, более строгому разбору. Признанных достойнейшими занесли в список и отпустили по домам с тем, чтобы отцы вновь явились с ними во дворец по первому требованию. 28 октября 1888 г. состоялся третий выбор. Тридцати кандидаткам было предложено во дворце угощение, император беседовал с ними и затем сообщил императрице-регентше свои пожелания».

Следует сказать, что как правило перед Сыном Неба и вдовствующей императрицей обычным посетителям полагалось стоять на коленях, но для кандидаток-девушек делали исключение, так как иначе их трудно было разглядеть, оценить их стройность, пропорциональность тела, привлекательность. После всех туров «смотрин» монарх и его мать через евнухов вручали лучшим на их взгляд девушкам нефритовые жуи[11]. Первая из выбранных девушек отныне считалась императрицей, а остальные — императорскими наложницами.

Как считает доктор философских наук, китаист М. Е. Кравцова, все приведенные выше числа наложниц и жен (9,27,81) имеют космологическую семантику. «Интимная жизнь императора тоже подчинялась строжайшим регламентациям, проистекающим из натурфилософских эротологических теорий и сводящимся к поддержанию в организме партнера равновесия янной (мужской — В. У.) и иньной (женской — В. У.) энергии, — пишет она. — Считалось, что преобладание Инь над Ян приводит к истощению мужской половой потенции, преждевременному старению, болезням и летальному исходу… Каждая обитательница гарема полагалась имеющей степень активности иньной энергии, соотвествующей ее статусу в гареме. Наивысшей степенью активности иньной энергии наделялась императрица. Поэтому император мог вступать с ней в интимный контакт не чаще одного раза в месяц. В результате фактическими госпожами гарема становились, как правило, наложницы низких рангов, имевшие постоянный доступ в покои императора».

Обычно евнухи доставляли наложниц к кровати императора. Сын Неба, желая провести ночь с какой-либо наложницей, повелевал главному евнуху доставить ее в свои покои. И делалось это по особому правилу. В приемной комнате императора на небольшом столике находился «драконовый» ларец, в котором, разделенные на секции, стояли рядами нефритовые жетоны, на которых были выгравированы имена и фамилии его наложниц (их могло быть до 280). Когда император делал выбор, он вынимал соответствующий жетон, ударял в настольный гонг и молча протягивал табличку вошедшему евнуху. По отобранному жетону дежуривший евнух находил нужную наложницу. Служанки уводили ее в спальню, раздевали донага и умащивали благовониями. Обнажали ее с целью безопасности; в таком виде она не могла прихватить с собой кинжал или нож (так как был известен случай, когда одного императора пытались убить с помощью наложницы то ли в эпоху Мин, то ли в начале Цин). Обнаженную наложницу пришедший евнух-посланец завертывал в специальное покрывало из пуха цапли (почему из пуха цапли — неизвестно, возможно потому, что цапля хорошо ловит змей и символизирует в Китае защиту от всякого коварства). После таких приготовлений физически крепкий евнух сажал наложницу к себе на плечи и доставлял в опочивальню императора. Здесь евнух снимал с нее накидку. К решающему моменту император уже должен был лежать в постели, так что наложница проскальзывала к нему прямо под одеяло. Пока эта парочка предавалась наслаждению, главный управляющий Палаты важных дел и евнух, принесший наложницу, должны были ждать в соседнем помещении. Если наложница задерживалась у императора слишком долго, главный управляющий кричал: «Время пришло!» (то, что на Западе любой счел бы неслыханным, в Поднебесной воспринималось как естественное, ибо там даже монарх был опутан церемониями, шедшими из древнего Китая) — и так до трех раз, пока Сын Неба не откликался. Тогда евнухи входили, снова завертывали наложницу в накидку и уносили. Но до этого главный управляющий становился перед императором на колени и почтительнейше спрашивал: «Оставить или нет?» Речь шла о драгоценном «драконовом семени». Если следовал ответ: «Не оставлять!», то главный управляющий нажимал на живот-женщины особым образом, так что все «драконово семя» выходило наружу. А если Сын Неба говорил: «Оставить», то евнух записывал в специальной регистрационной книге учета: «В такой-то месяц, такого-то числа, в такой-то час император осчастливил такую-то наложницу». Таким путем определялась законность рождения ребенка от императора. Эти правила крайне строго соблюдались в зимних дворцах Запретного города. Что же касается летних резиденций, то там богдыхан мог себе позволить нарушить строгие предписания, установленные на заре династии Цин.

Если наложниц приносили в спальню императора, то к своей жене он приходил сам и на время, которое ничем не ограничивалось. Тем не менее каждое такое посещение все равно должно было фиксироваться в особой книге учета. По выходе богдыхана из опочивальни коленопреклоненный евнух почтительно ждал ответа о том, состоялось соитие или нет. Если нет, то Сын Неба бросал небрежно: «Уходи!», и соответствующая графа в книге оставалась пустой.

Если же богдыхан проходил молча, главный управляющий, стоя на коленях, смиренно осведомлялся, что ему следует записать.

Итак, мы видим, что император сам оказывался пленником жесткого этикета, существовавшего во дворце. Всяческие условия и условности определяли и сферу любовных развлечений Сына Неба.

«В самом начале возникновения маньчжурской династии, — пишет известный китаист О. Непомнин, — маньчжурские ханы Нурхаци и Абахай установили для будущих властителей правила «ограничения разврата». Более того, — «регулировать» услады Сына Неба была призвана Палата важных дел, штат которой набирался исключительно из числа евнухов высшей категории. Именно поэтому они имели свободный доступ и в гарем, и в комнаты, смежные со спальней Сына Неба, и в покои рядом с опочивальней императрицы.

Здесь уместно вспомнить одну из древних легенд, связанную с красавицей Ван Чжаоцзюнь (она же Ван Цзян). Ханьский император Юаньди (48–33 гг до н. э.), выбирал себе очередную подругу на ночь по портретам обитательниц своего гарема (видимо из-за большого количества наложниц он ни разу не видел некоторых их них «живьем»), никогда не звал в свою опочивальню Ван Чжаоцзюнь, так как придворный художник (может быть и евнух?), не получив от нее, как от других девиц, взятки, изобразил ее на картинке уродливой. Ее же, как самую некрасивую, император решил отдать в жены вождю племени сюнну (гуннов). О красоте Ван Чжаоцзюнь император узнал лишь на прощальной аудиенции, где он с первого взгляда влюбился в нее. Но дело было сделано, договор был заключен, и Ван Чжаоцзюнь пришлось уехать на север к вождю племени сюнну, где она вскоре умерла, тоскуя по родине. Она была не только красавицей, но и отличной поэтессой, оставившей потомкам несколько великолепных стихотворений, которые китайцы помнят до сегодняшнего дня. Вот одно из них: «Песнь одиночества и печали».

Осенний лес. Куда ни погляжу —
Увял и пожелтел зеленый лист.
Слетелись в горы птицы из долин,
На тутовых деревьях собрались.
Они себе разыскивают корм,
Сверкая опереньем меж ветвей…
Я милости судьбой не лишена —
Живу себе в обители моей.
Рассталась я с дворцом давным-давно,
В недугах коротаю жизнь мою.
А чувства — чувствам воли не даю.
Пусть быт и пища непривычны мне
И многое здесь чуждо для меня.
Но на чужбине я совсем одна,
Привычки давние должна менять.
С залетной ласточкой себя сравню:
Гнездо ее отсюда далеко —
В Сицзяне, где разливы бурных рек,
Где пики гор до самых облаков.
О мать родная! О родной отец!
Видать, на этом свете правды нет,
Как я тоскую, убиваюсь как!
Глазам бы не глядеть на белый свет![12]
Уже говорилось, что евнухи использовались как сводники. Так, известный писатель У Вояо, специалист по историческим романам, в своей книге «История страданий» описывает один сюжет, связанный с одним из героев романа — главным евнухом У Чжуном, когда последний помогает канцлеру южносунской династии (1127–1279) Цзя Сыдао выкрасть понравившуюся ему императорскую наложницу из дворца Сына Неба. Чтобы кража была не столь заметна, У Чжан заменил наложницу «грубой служанкой», а затем, чтобы скрыть все следы подлога, умертвил и тайно похоронил эту служанку.

Известен случай, когда главный евнух дворца Ли Ляньин повстречал в одном из пекинских ресторанов официанта по имени Ши, изумительно красивого и стройного юношу. Ли Ляньин привел его в Запретный город и представил императрице Цыси. Она была поражена его красотой и определила юношу обслуживать императорский стол. Так Ши стал фаворитом вдовствующей императрицы под видом официанта. Закончилось это тем, что Цыси забеременела. Тогда ей было 36 лет (1872 г.). Когда родился ребенок, его неудобно было держать во дворце, и он был передан на воспитание ее сестре Дафэн, жившей в западной части Пекина. А чтобы замести следы, юноша Ши был умерщвлен с помощью яда.

В. И. Семанов приводит пример из исторического романа Сюй Сяотяня «Сказание о тринадцати маньчжурских императорах» следующего содержания: один молодой человек по имени Гуань Цюйань был большим шалопаем, в его доме увлекались легким пением, живописью, музыкой. Семнадцати лет он сбежал с одной театральной труппой. Два года пел в музыкальной драме, затем проигрался, украл вещи своего учителя и вновь сбежал. Через шесть месяцев кочевой жизни он вновь вернулся домой, однако отцу надоели его выходки, и он выгнал сына. Тогда Гуань ночью проник в дом, похитил все деньги отца и отправился в Пекин, где целые дни проводил в публичных заведениях. Через три месяца он истратил все деньги, одежда, которую он носил, оборвалась, а купить новую денег не было, из увеселительных заведении его гнали. Тогда он стал петь и просить милостыню на улицах. Северяне, слыша его томные южные напевы, иногда раскошеливались, но по-настоящему ему повезло лишь у чайной «Весенний Цвет», где собирались главным образом евнухи из дворца. За чайной была специальная певческая площадка для развлечения гостей, и, если песня им нравилась, они платили щедро. И вот однажды Гуаня услышал евнух Ли Шестой. Захлопав от удовольствия в ладоши, он подозвал певца к своему столику, спросил его имя и дал ему целых три ляна серебром. После ухода евнуха, которого здесь почти все знали, посетители стали поздравлять Гуаня и советовать ему познакомиться с Ли Шестым поближе.

Гуань Цюйань был человеком сообразительным, и когда Ли Шестой вновь пришел в чайную, он с глубоким почтением поклонился гостю, завел с ним льстивый разговор и попросил его самого выбрать что-нибудь по песеннику. Евнух выбрал арию о снеге, и Гуань постарался спеть ее со всем искусством, на какое был способен.

— Ты очень недурно поешь, мой мальчик, — сказал довольный евнух. — Наша Старая Будда (Цыси — В. У.) обожает слушать арии, и я мог бы кое-что посоветовать тебе.

Гуань, ни секунды не мешкая, стал просить дать ему этот совет.

— Сейчас при императорском дворце создается Студия Исполнения Желаний[13], а которую ищут нескольких красивых юношей, умеющих петь и рисовать, — молвил Ли Шестой. — Тебе, мой мальчик, стоит подать на конкурс, особенно, если ты хоть немного владеешь мастерством живописи…

Умением рисовать?! — возбужденно и радостно воскликнул Гуань. — Да живопись для меня еще ближе, чем пение. Я умею рисовать и горы, и реки, и цветы, и травы. Если не верите, я могу сейчас показать Вам.

— Отчего же? Верю и очень за тебя рад, — сказал скопец. — Тогда завтра же я отведу тебя во дворец.

На следующее утро он принес молодому человеку новую одежду, заставил его чисто выбриться, критическим взглядом осмотрел привлекательного юношу и остался всем доволен. Рекомендация евнуха Ли Шестого оказалась совсем не лишней, так как все кандидаты должны были иметь рекомендации, а Ли пользовался определенным влиянием при дворе. Помогла и красота юноши, и то, что его рисунки понравились императрице Цыси, — короче говоря, вскоре Гуаня сделали управляющим Студии Исполнения Желаний.

Однажды вечером, когда он развлекался какой-то игрой с молодыми евнухами, к ним подошла фрейлина и сказала;

— Вы тут веселитесь, а Великая Императрица беспокоится!

Гуань Цюйань посерел от страха, не понимая цели вызова и раздумывая, чем он мог вызвать беспокойство Цыси. Фрейлина улыбнулась, открыла коробку, которую принесла с собой, и протянула растерявшемуся Гуаню:

— Старая Будда жалует тебе эти кушанья. Не исключена возможность, что она вызовет тебя, готовься! Тут только у молодого человека отлегло от сердца. Он взглянул на присланные кушанья и понял, что они с императорского стола. Юноша, хотел поблагодарить за милость, но фрейлины уже не было, она исчезла.

Через некоторое время она появилась вновь и заявила, что Великая Императрица изъявила священное согласие принять Гуань Цюйаня во дворце Море Мудрости.

Юноша поправил свою одежду и вслед за фрейлиной пошел по дорожкам парка. Всюду сияли разноцветные фонари, под ними стояли евнухи, готовые тщательно с пристрастием допросить каждого прохожего, но фрейлина подала им тайный знак, и они отступили. Все беседки, террасы, башни и павильоны были словно нарисованы искусным живописцем. Одна из беседок так и называлась: «Прогулка по Картине». Недалеко от нее оказалась пещера, пройдя которую Гуань увидел высокое строение с надписью «Море Мудрости». Юноша почтительно остановился у ворот, расписанных драконами и фениксами, но фрейлина велела идти смелее, провела его через анфиладу комнат и, доложив о приходе Гуаня, сказала ему:

— Императрица ждет тебя, будь внимателен к ней!

Гуань Цюйань осторожно с опаской вошел, и взору его предстал роскошный зал, выложенный каменными плитами. На противоположной стороне над дверью висела надпись: «Зал Человеческих Радостей», а за дверями шла еще одна анфилада великолепно обставленных комнат. Посреди одной из них сидела императрица Цыси и читала книгу. В ответ на почтительный поклон Гуаня она медленно отложила книгу и, велев ему сесть, стала с улыбкой интересоваться у молодого человека, сколько ему лет, из какой он семьи. Наконец она спросила:

— Вот ты умеешь рисовать, а можешь ли определить возраст картины?

— Я человек маленький, — ответил Гуань, — учился немного, но, пожалуй, смогу догадаться.

— Тогда я покажу тебе одну вещицу! — сказала императрица и направилась в соседнюю комнату. Юноша, дрожа всем телом, пошел вслед за ней. Однако выбрался он из той комнаты лишь к следующему полудню. Какую древнюю картину показывала ему вдовствующая императрица, неизвестно, но с тех пор она вызывала его очень часто, подарила ему большой загородный дом и даже разрешила жениться на одной из фрейлин.

Если предшественники Цыси старались блюсти строгие конфуцианские традиции и в придворных театральных постановках обходились артистами-евнухами (их было около 300 человек), то вдовствующая императрица впервые ввела во дворец актеров извне, причем эту операцию осуществляли придворные евнухи.

Первого и пятнадцатого числа каждого месяца в императорском дворце устраивались театральные представления. Во время традиционных китайских праздников: Начала лета, Середины осени и Седьмого вечера спектакли продолжались целых три дня, а на Новый год — с самого сочельника и до шестнадцатого января.

Торжественно обставлялся и день рождения императрицы Цыси. Актеры должны были играть три дня до ее рождения и четыре после.

Перед каждым спектаклем исполнители главных ролей в костюмах, но еще без париков, совершали на открытой сцене по три земных поклона в сторону Дворца Радости. Во время данной церемонии сановники Управления двора тоже поднимались на сцену и стояли рядом с актерами.

Официально императорскому двору принадлежала труппа южной, куньшаньской драмы, отличавшейся от столичного театра. Куньшаньский жанр театра был распространен уже в период Мин. Как и в пекинской музыкальной драме, в ней играли мужчины, но певшие еще более высокими голосами. Большинство при дворе не любило таких голосов, но куньшаньская драма была завещана предками, поэтому ее не разрешалось ни упразднить, ни изменить (Однако сама Цыси любила куньшаньскую драму, причем, по утверждениям современников, не только любила, но и изучала. По ходу пьесы она посматривала в партитуру пьесы, иногда отбивала ладонью такт и чувствовала малейшую ошибку исполнителя.). Она существовала для проформы, а главное место в спектаклях занимала столичная драма, исполнителей которой привозили евнухи из города. Чаще всего в императорском дворце тех годов появлялись такие известные актеры как Тань Синьпэй, Чэнь Дэлинь, Ян Сяолоу, Ван Яоцин и другие.

Скопцы же доставляли во дворец и молодых юношей под видом евнухов для потех Цыси.

«Описывая мое детство, — вспоминал император Пу И, — нельзя не упомянуть евнухов. Они присутствовали, когда я ел, одевался и спал, сопровождали меня в играх и на занятиях, рассказывали мне истории, получали от меня награды и наказания. Если другим запрещалось находиться при мне, то евнухам это вменялось в обязанность. Они были моими главными компаньонами в детстве, моими рабами и моими первыми учителями». Действительно, если верить автору книги «Тайны евнухов последней династии», то евнухи были первыми учителями маленького Пу И не только в получении научных знаний и изучении китайских церемоний, но и в иной области. Когда мальчик стал императором, ему было всего три года. С тех пор он все время жил во дворце. Хотя наличие во дворце 72 наложниц было на закате династии Цин просто формальностью, придворных дам и служанок вокруг императора было все же много, и сексуальная жизнь тяготила его. Юный Сын Неба мог набирать себе наложниц только по достижении совершеннолетия, то есть в 17–18 лет, и лишь по истечении положенного срока траура по усопшему императору. Причем пользоваться гаремом своего покойного отца он права не имел.

Когда десятилетний Пу И жил в императорском дворце, служившие там евнухи беспокоились, чтобы император ночью куда-либо не убежал. Некоторые из евнухов ночью, думая немного отдохнуть, уходили к себе. Поэтому они клали в кровать императора для «присмотра» служанок. Те всячески ублажали императора, «присматривали», не допуская, чтобы он встал с кровати. Все служанки были намного старше Пу И, а он был еще совсем ребенком, ничего не понимал. Поэтому он слушался их. Иногда он попадал в окружение не одной, а двух или даже трех служанок сразу. Служанки тоже были не прочь заняться любовью с самим императором, хотя и малолетним, который лежал рядом с ними, молодыми, пышущими здоровьем, полными сил и энергии. Вот они-то и научили его «заниматься любовью», различными плохими делами. Только когда он был уже в полном изнеможении после любовных утех, служанки его отпускали спать. На другой день утром, когда император вставал, он всегда казался усталым. Даже на солнце у него рябило в глазах. Он рассказывал о своих недугах евнухам, и те приносили ему какое-нибудь лекарство. Лекарство на время помогало, и он опять занимался любовью со страстными молодыми служанками. Как признавался евнух Сунь Яотин, здоровье Пу И было таким слабым не только потому, что евнухи подстрекали его к занятиям «любовью» со служанками, но еще и потому, что евнухи мучили молоденького императора, занимаясь с ним гомосексуализмом.

Кстати сказать, о гомосексуальных наклонностях августейших персон открыто сообщается в официальных историографических хрониках древнего Китая. Как утверждается в них, уже во II–I вв. до н. э. в штат императорского двора стали включаться мальчики-фавориты. В начале новой эры в период династии Хань жили императоры, чье увлечение гомосексуализмом превратило их почти в садистов. Часто любовниками императоров становились и евнухи. Известно, что у одного старшего военачальника ханьской эпохи Лян Цзи любовником был евнух Цинь Гун. Как утверждает китайский историк Лю Дацзянь в книге «Секс и китайская культура», из 25 императоров тех лет по меньшей мере 10 человек — то есть 40 % были гомосексуалистами[14]. Пристрастие к «любовникам» даже получило свой особый термин в литературе — «отрывание рукава». В основе его лежит следующее историческое повествование: Дун Сянь (I в. до н. э.) попал во дворец Айди путем протекции и по заслугам отца. Он вошел в необыкновенный фавор у государя, который стал его быстро выдвигать и отличать и, наконец, не расставался с ним ни днем, ни ночью. Однажды днем они оба спали рядом. Дун повернулся и лег на рукав государя. Тому нужно было встать, но Дун не просыпался. Тогда государь оторвал рукав, чтобы его не беспокоить, и поднялся, оставив его спать, С этих пор в китайской литературе и существует такой образ для обозначения предосудительной любви мужчин друг к другу. Только у Уди ханьского, по данным историка Лю Дацзяня, было более пяти таких «любовников».

Последние правители династии Хань, как считают некоторые, по той же причине были слабы и даже дегенеративны настолько, что власть оказалась в руках их жестоких евнухов. Даосские учителя возглавили восстание, и династия пала. Такого же типа императоры были в эпоху Тан и Мин, были они и в цинскую династию.

В детские годы, когда юный Пу И пострадал от половых излишеств, он стал искать возможность покончить с этим. Тогда он попал в развратную жизнь с евнухами. В то время во дворце был евнух, которого звали Маленький Ван Саньэр. Это был красивый, статный и высокий парень с тонкими правильными чертами лица, он был похож на юную прекрасную девушку, некоторые евнухи говорили даже, что он женственнее и красивее. Он был необыкновенно белолицый с оваловидным безусым лицом.

Пу И полюбил красивого молодого евнуха и дал ему официальное имя Ван Фэнчи. Маленький Ван уже с детства страдал во дворце от сексуальных домогательств некоторых евнухов. Он был «игрушкой» в руках старых евнухов, их сексуальным партнером. А в 17–18-летнем возрасте возмужавшему Ван Саньэру, который набрался «опыта» у своих старших товарищей, уже самому нравилось развратничать с новыми маленькими евнухами в темных углах дворца. По воле судьбы он стал евнухом в покоях императора. Он был старше Сына Неба на несколько лет. Вскоре, став неразлучными друзьями, они всегда бывали вместе. Однако евнухи занимались развращением не только Пу И. Точно так же они поступали с сыном императрицы Цыси наследником Тунчжи. Увлеченная государственными делами страны и будучи от природы человеком жестоким и бессердечным, Цыси не занималась воспитанием своего сына должным образом. В пятилетием возрасте он почти полностью перешел на попечение евнухов, которые потворствовали его капризам, воспитывали его своенравным и избалованным человеком. С возрастом у Тунчжи росло чувство неприязни к матери и к укладу жизни в Запретном городе, эта жизнь его тяготила.

Евнухи развращали его эротическими рассказами и порнографическими картинками. Как результат — он стал скрытно посещать увеселительные места за пределами Запретного города. До женитьбы он пристрастился бывать в театрах, где ставились вульгарные пьесы с сексуальными сюжетами, посещал публичные дома, где развлекался с «цветочными девушками».

Переодевшись простолюдином, Тунчжи посещал знаменитый книжный базар Люличан и интересовался прежде всего порнографическими и эротическими картинками и книгами. А таких тогда было довольно много: эротические рисунки были в альбомах и отдельно в картинках, такие же рисунки на вещах: кошельках, чайной посуде, маленьких пиалах, из которых пьют водку. Продавались даже специальные нагрудники с изображением сцен половых сношений (нагрудники надеваются китайцем девушке на шею), которые наглядностью изображения акта действия усугубляют, как считалось, чувственность. Изображение сцен половых сношений в самых разнообразных положениях и позах, начиная с грубо и аляповато исполненных на фарфоровой посуде, картинках или тканях, до таких работ, которые достигают высокохудожественного исполнения, на дереве с инкрустациями фигур из Цветного камня, перламутра, с тонкой резьбой по дереву или резьбой из слоновой кости, можно было найти в то время на Люличане и прилегающих улицах.

Тунчжи находили в компании пьяных и распущенных молодых людей, проводивших время в оргиях и разврате. «Духовным отцом» Тунчжи на этом поприще был преданный евнух по имени Чжоу. Он устроил потайной выход в стене императорского дворца и под покровом ночи на повозке отвозил своего повелителя в «злачные» места, а затем, перед рассветом привозил домой.

В соответствии с местными условиями жизни в Пекине публичные дома были сосредоточены главным образом в китайском городе, где им разрешено было открываться беспрепятственно за определенные деньги (следовало только, чтобы не ссориться с местной полицией, доплачивать ей в виде благодарности по 100, 200, 300 лянов. Лян по тогдашнему курсу равен был 1 руб. 40 коп.). В маньчжурском же городе, хотя и были публичные дома, но они существовали нелегально, их называли «полуоткрытые двери».

Некоторые историки считают, что история публичных домов тянется с ханьского времени. А вот какими были публичные дома в старом Пекине в то время, когда их посещал Тунчжи.

В китайском городе были целые кварталы, состоящие почти сплошь из публичных домов, особенно знаменитым был переулок «Ванпи Хутун» («княжеской кожи»). Надписи на увеселительных заведениях были чисто в китайском духе: «Горы и Море» или «Храм Распускающегося Грушевого Цветка» и т. д. Публичные дома были четырех видов, в зависимости от достатка гостя. Понятное дело, что Тунчжи водили в богатый публичный дом. Там было богатое внутреннее убранство. Посетителю предлагался не только чай, но вино и фрукты, арбузные семечки, которые очень любят китайцы до сегодняшнего дня, и прочее. Все подается в весьма ограниченном количестве в виде порции, счет за которую выставляется в 3 рубля. Обычно сюда собираются богатые люди, которые любят шикануть и, угощая девиц, доводят счет до 10 порций и более. Прислуге у стола полагаются чаевые размером в 50 копеек, а всей остальной прислуге около 2 руб. Плата девушке входит уже в общий счет всех расходов, так что посетитель, если оставляет что девушке отдельно, то это составляет уже ее собственность. Во главе публичного дома стоит хозяйка и содержательница дома (лаобаоцзы, ляобань, цишиняо, минцзяма). В обслуживающий персонал входят также: конторщик (он же ведает и всеми делами с полицией), горничная, которая у каждой девушки своя и получает жалованье и от хозяйки, и от девушки. Имеются и вышибалы, которым жалованье платится хозяйкой и доплачивается — девицами. Эти «вышибалы» составляют домашнюю полицию и охраняют порядок в доме, «Вышибалы» бывают двух видов: 1) «твердые» (инь), которые принимаются за дело при усмирении крупных дебошей, когда следует принять решительные меры, пуская в ход не только кулаки, но и ножи или другое оружие и 2) «мягкие» (жуаньдэ) — когда ссора может быть улажена мирными переговорами. Эти «мягкие» имеют связи в полиции и местном полицейском управлении, особенно когда надо предпринять и «интимные» меры. Затем в штат входят обычные служащие на кухне, привратники и т. п. Количество девушек в публичных домах разное: от 5 до 15, смотря по наличию финансовых средств, возраст девушек — от малолетних в 10–12 лет, до 30. Лишение невинности в китайских публичных домах составляло событие и оплачивалось особенно дорого.

Публичный дом ничем не отличался по внешнему виду от обычного китайского строения. Посетителя, перешедшего его порог, встречают привратники и вызывают хозяйку, которая и ведет гостя в приемную или в одну из свободных комнат. Прежде всего предлагается чай или иное угощение, смотря по категории дома. В богатых домах есть особые приемные покои. Выпив чай, гость говорит хозяйке о цели своего посещения, и тогда раздается громкий ее зов: первая, вторая, третья и т. д. Девушки одна за другой входят в приемную и проходят перед гостем, который выбирает себе по вкусу. Девушки именуются обычно номерами, не имея имен, исключая самых выдающихся, которым присвоено посетителями какое-нибудь ласкательное прозвище, к примеру, «Радостный Ветерок», «Золотая Орхидея», «Послушная Добродетель».

Если гостю ни одна из девушек не пришлась по вкусу, то, заплатив за чай и угощение, он любезно уходит в другой дом. Знакомые посетители нескольких публичных домов свободно могут вызывать к себе девушку и из другого дома, которая является уже гостьей.

Именно в таких домах частенько и бывал сопровождаемый евнухами Тунчжи. Он считается одним из самых развращенных правителей Китая.

Систематическое посещение публичных домов не прошло бесследно для Тунчжи: он серьезно заболел, подхватив сифилис. Цыси пригласила для его лечения известных врачей, но состояние больного все ухудшалось. Царствование Тунчжи продолжалось всего три года с февраля 1873 г. по январь 1875 г. И в этом были повинны как его мать Цыси, так и евнухи императорского дворца.

Мы видим, что иногда евнухи выполняли довольно деликатные поручения, о которых больше никто не знал. Часто они были связующим звеном между императором и императрицей, между императором и его наложницами.

Еще с древних времен, в результате господства натурфилософских эротологических воззрений и отсутствия правовых гарантий формального статуса обитательниц императорского гарема, внутри него шла непрерывная, а часто и жестокая борьба между наложницами и официальными женами, стремившимися всеми возможными, а иногда и невозможными способами, не исключая и грубое насилие, устранить своих соперниц и обеспечить собственное благополучие и благополучие своих детей. Известно, что для избрания партнерши для очередной любовной встречи было недостаточно только личного желания самого Сына Неба. Его избранница должна была отвечать всем требуемым на тот момент космолого-астрологическим показателям: в соответствии со временем (год, месяц, точное время суток и т. д.) интимного соития учитывались число, месяц, год ее рождения, магическая связь со стихиями и астральными объектами и тому подобные данные. Мы знаем, что точно так же, через специальное гадание в Китае по традиции определялись любые будущие жених и невеста. Так как в гареме все эти расчеты проводились и контролировались евнухами, то они, понятное дело, со временем превратились во влиятельнейшую политическую силу, власть которой далеко выходила за пределы Запретного города.

Наложницы императорского дворца до их любовной связи с Сыном Неба должны были все быть девственницами. Регулярные специальные чиновники, как правило, из евнухов (или псевдоевнухов — хитрецов, каковых, как это подтверждает китайская история, было немало при дворе), объезжали страну с целью набрать новых «непорченых» красавиц для императора, но в дальнейшем этих отобранных евнухами красавиц император мог даже почти и не видеть. Известно, что не каждая, увы, удостаивалась чести разделить ложе с императором. Потерять же невинность иным способом, например, при помощи псевдоевнуха, многие опасались, во всяком случае до тех пор, пока в душе еще надеялись на высшее благоволение, ибо если уже совершившая грехопадение потом все-таки попадала в опочивальню Сына Неба, то кончалось это великим позором для нее, для ее ближайшей родни, избежать ужасных последствий которого можно было, лишь наложив на себя руки.

Но если наложница, после того как она побывала в опочивальне императора и провела с ним счастливые часы, забывалась на долгие годы Сыном Неба, то часто она уже самоудовлетворялась с помощью мастурбации или лесбиянской любви.

Чтобы скрасить одиночество таких забытых мужьями женщин, а также чтобы на всякий случай поддержать их чувственность, китайцы придумали различные самовозбуждающие приспособления — искусственные пенисы. Торговцы на рынках бойко торговали подобными предметами. Эти весьма насущные предметы иногда изготовляли из различных материалов, иногда применяли уже готовые природные формы, подвергнут их предварительной обработке. Мастурбаторы в императорский дворец часто по просьбе наложниц и за хорошие деньги доставлялись евнухами.

Среди природных мастурбаторов наиболее известен черный гриб с прилегающей шляпкой, своей формой сильно напоминающий мужской половой член. Попадая во влажную среду влагалища, гриб приобретал живую упругость и теплоту. В случае одинокой мастурбации его прикрепляли к пятке, в случае же лесбийского обращения привязывали к пояснице, дабы иметь возможность полноценно ублажать свою «ароматную наперсницу». «Любовь с ароматной наперсницей» — именно такой лирический термин применялся в старом Китае для обозначения лесбиянства.

Известно, что в старом Китае, да и в Японии благоверная супруга (особенно когда муж надолго уезжал на войну или умирал) должна была иметь у себя изготовленную из панциря черепахи, слоновой кости или сандалового дерева копию пениса («нефритового стебля») своего мужа с выгравированными иероглифами его имени. Дорогой предмет хранился в особом ларце. Копии лингама в Японии назывались хариката и использовались, как и в Китае, не только для почитания, но и для мастурбации или сексуальных игр с другими женами и наложницами, в которых старшая супруга брала на себя роль мужа.

Как подчеркивает петербургский ученый-китаевед М. Е. Кравцова, уже в I–II вв. евнухи были уравнены с членами привилегированных сословий в социальных и имущественных правах: они могли возводиться в аристократические титулы, иметь приемных детей и передавать им по наследству свои титулы и имущество. «Неудивительно, — пишет она, что штат евнухов пополнялся главным образом за счет тех же представителей социальной элиты общества, шедших на добровольное оскопление ради получения материальных благ и власти. В отдельные периоды китайской истории евнухи составляли придворную партию, находящуюся в оппозиции к аристократическим и высокопоставленным чиновничьим кланам, а противоборство между ними выливалось в междоусобные войны».

Интересны воспоминания Сунь Яотина, когда его в начале весны 1922 г. перевели на новую более высокую должность — ухаживать за императрицей Вань Жун в павильоне Чусюгун.

И служанки, и евнухи знали, что после купания Вань Жун часто сидела нагой и смотрела на себя. Служанки тайно поговаривали, что она любовалась собой. А на самом деле она очень скучала. Все знали, что император Пу И редко ночевал у нее. Иногда он приходил к ней, но через короткое время вновь уходил. У них не было обычной супружеской жизни. Это не было секретом в павильоне Чусюгун. Из праздного любопытства евнухи интересовались личной жизнью Вань Жун. Менструация у молодой женщины — дело естественное. А об этом у императрицы знали не только придворные служанки, но и евнухи. Эту новость всегда должен был знать и император. Обычно в такие дни Вань Жун приказывала старшей служанке мамаше Фу вызвать придворного медика.

Интересно, что когда у Вань Жун бывала менструация, то она обращалась к императору Пу И в павильон Янсиньдянь взять «отпуск». В дальнейшем, когда отношения между императором и императрицей стали неблагополучными, этим делом стал заниматься Сунь Яотин. Ежемесячно мамаша Фу тайно подсказывала ему:

— Сегодня же ты должен обратиться к императору за «отпуском».

Он тут же отправлялся к Пу И. Если обычно, докладывая о чем-либо, он не приседал, то в таких случаях обязательно садился на корточки. Если у императора бывало хорошее настроение, евнух лишь кланялся:

— Хозяйка императрица просит отпуск у императора.

Услышав это, Пу И махал рукой:

— Ладно…

Спустя несколько дней, Сунь Яотин опять заходил в павильон Янсиньдянь:

— Императрица приказала мне сообщить императору о снятии отпуска.

Уже говорилось, что евнухи присутствовали почти при всех церемониях, связанных с императором и его семьей.

Свидетель свадебной императорской церемонии француз Анри Кардье так описывал это событие: «Через полуоткрытую дверь мы стали свидетелями, как двигалась эта процессия среди глубокой тишины. Великий князь Гун и другие ехали верхом на лошадях. Мы увидели глашатаев с посохами, завернутыми в желтый шелк; сотни слуг в красных халатах и с белыми зонтиками в руках; сотни людей, идущих попарно, с фонарями; 20 лошадей, покрытых попонами; плотно закрытый желтый паланкин, который несли на красных палках 16 носильщиков, окруженных массой евнухов, одетых во все желтое».

Другая свидетельница, автор книги «Два года в запретном городе» Дерлин вспоминала о своем завтраке в императорском дворце Ихэюань вместе с императрицей Цыси: «Под конец евнухи принесли чай в нефритовых пиалах, покрытых позолоченными блюдцами. В двух специальных чашечках находились лепестки жасмина и розы. Евнухи, держа в руках подносы с этими чашечками, опустились на колени перед вдовствующей императрицей. Она взяла серебряными палочками лепестки цветов и положила их в свою пиалу, отчего чай принял особый аромат». Подавая Цыси чай, евнухи должны были по этикету принимать определенную позу: двумя руками поднять чашку на уровень своей правой брови, медленно подойти к государыне, встать на колени и только тогда подать чашку.

Евнухи выносили во двор и проветривали постельное белье Цыси, обметали ее кровать специальным опахалом, а затем стелили войлок, на который клали три толстых матраца, сшитых из желтой парчи. Матрацы накрывали разноцветными шелковыми простынями и все это, в свою очередь, — желтым атласом, украшенным изображениями золотых драконов и голубых облаков.

Выезд вдовствующей императрицы в Летнем дворце даже на близкое расстояние обставлялся с большой пышностью с участием ее евнухов. Летом она совершала поездки в открытом паланкине, который несли восемь носильщиков, одетых в красочные, предусмотренные этикетом одежды. Слева от паланкина шел главный евнух, а справа — его заместитель. Четыре евнуха пятого ранга шли впереди паланкина, 12 евнухов шестого разряда — сзади. Каждый нес в руках что-нибудь из личного туалета Цыси: одежду, туфли, носовые платки, расчески, щетки, коробки с пудрой, зеркала различных размеров, духи, булавки, черные и красные чернила, желтую бумагу, сигареты, кальян, стул, покрытый желтым атласом.

Одним из любимых развлечений Цыси была прогулка на джонке по озеру Куньминху в Летнем дворце. В джонке она садилась на желтый стул, стоявший на возвышении и напоминавший трон; рядом с ней, поджав под себя ноги, садились на подушечки ближайшие ее придворные. Несколько евнухов стояли сзади, держа в руках теплые платки, сигареты, кальян, готовые по первому приказу предоставить все это в распоряжение своей повелительницы. За ее джонкой следовало несколько лодок с множеством евнухов, обязанных служить императрице при выходе ее на берег. А евнухи-певчие исполняли старинные напевы под аккомпанемент старинных инструментов.

Из многих источников известно, что Цыси почти никогда не говорила с сановниками непосредственно, а только через рядом стоящего главного евнуха, как через переводчика.

15 ноября 1908 г. на 73-м году жизни скончалась вдовствующая императрица Цыси. Смерть императрицы была встречена многими в Китае с нескрываемым удовольствием или облегчением. Считалось, что вместе с ней умерли все попытки ее и ее сподвижников вернуть страну на заезженную колею старых порядков и правил. Однако при дворе были и иные мнения. К примеру, для главного евнуха Ли Ляньина смерть Цыси была страшным ударом: по воспоминаниям современников, он выглядел жалким и беспомощным, мир для него рухнул. Говорили, что, следуя за гробом во время похорон своей любимой императрицы, главный евнух непрерывно рыдал и плакал. Трудно было тогда определить было ли это чувство искренней скорби по поводу смерти его повелительницы или чувство страха за неясное будущее.

Жизнь сразу же повернулась к нему тыльной стороной, оставшись без опоры, этот в прошлом самый влиятельный и грозный человек в императорском дворце лишился почти всего своего имущества: оно было захвачено дворцовыми чиновниками. Только небольшая часть от его богатства (которое трудно оценить, только под его кроватью обнаружили слитки золота на сумму около 3 млн. долларов) была оставлена для семьи Ли Ляньина, и то благодаря вмешательству членов императорской фамилии.

Интересно, что Цыси перед самой смертью, напрягая слабеющие силы, якобы тихо прошептала такие слова: «Никогда не допускайте женщину к верховной власти в государстве. Никогда не позволяйте евнухам вмешиваться в управление государственными делами».

Женитьба евнухов

Женитьба евнухов — случай не такой уж редкий, об этом свидетельствуют материалы источников. Еще в династию Мин было немало евнухов, обзаведшихся женами. Ну а в поздний период Цинов это стало даже модным. Уже упоминавшийся нами евнух Жэнь Футянь («Старый Жэнь», отстроивший свой личный туалет), покинув императорскую службу, купил себе в городе три смежные комнаты с окнами на юг на улице Цзиншаньдунцзе и жил, как считали многие, в праздности. Его жена была из дворцовых служанок и в молодости слыла красавицей.

Желанию жениться было много причин. Поговаривали, что у некоторых оскопленных от сытой жизни и праздности пробуждалась потребность к половой жизни. Известно, что знаменитый евнух Сяо Дэчжан по выходе из Запретного города завел себе сразу несколько жен. Ходили слухи, что даже в преклонном возрасте кое-кто из евнухов сохранил половую возбудимость. Когда один из корреспондентов беседовал с евнухом Сунь Яотином, когда последнему было уже 90 лет, старый евнух откровенно признался, что до сих пор не утратил влечения к женскому полу.

Некоторые историки считают, что евнух Ань Дэхай, прислуживавший императрице Цыси, не был скопцом и что императрица якобы родила от него Сына, который дожил по крайней мере до 20-х годов под именем Цзю Мин.

Известно, что именно евнух Ань Дэхай первым из главных евнухов, видимо вспомнив, как это делали евнухи в эпоху Мин, вновь присвоил себе приветственный титул «Девятитысячелетний господин», который затем перешел к Ли Ляньину и был, как и прежде, всего на одну ступеньку ниже императорского.

Однако гибель Ань Дэхая вдовствующая императрица Цыси снесла довольно спокойно — возможно потому, что Аня во всех отношениях заменил Ли Ляньин. Другие историки и публицисты считают, что Ань Дэхай все-таки был настоящим евнухом. Известно, например, что Цыси не расправилась с губернатором Дин Баочжэнем, который казнил Ань Дэхая. Главная причина этого, по-видимому, заключалась в том, что Дин выставил на всеобщее обозрение народа обнаженный труп казненного, наглядно опровергающий слухи об Ане как любовнике императрицы и доказывающий, что он был скопцом.

«Не иметь потомства — вот главное из трех проявлений непочтительности к родителям», — говорится в «Луньюе» Конфуция. Не иметь потомства в старом Китае считалось непочтительным по отношению к родителям, так как после смерти сына, не имеющего потомства, уже некому будет приносить жертвы душам покойных предков.

Поэтому евнухи старались иметь детей. Дети могли быть как свои собственные (в этом случае евнух поступал на внутридворцовую службу после их рождения), так, как правило, и приемные. В приемные сыновья в Китае и во Вьетнаме евнухи часто брали своих племянников, и на них распространялись все права и привилегии потомков. Более того, в некоторых случаях после кастрации евнухи, очевидно, сохраняли способность к ведению активной сексуальной жизни. Можно привести и еще один пример из истории Вьетнама, когда евнух Фан Тонг Чинь в 1468 г. был казнен за взятки и прелюбодеяния.

Последний евнух Китая Сунь Яотин, когда покинул императорский дворец (а до этого он прислуживал императору Пу И, когда тот был посажен на престол в марионеточном государстве Маньчжоу-го; там Суня часто били, и он заболел), также взял приемного сына. В последние годы своей жизни он вместе с приемным сыном жил в храме Гуанхуасы в Пекине. Часть своих сбережений он отдал в дар Китайскому фонду благосостояния детей. «У меня не было золотой поры детства, — заявил тогда Сунь, — зато я увидел счастливое детство нашей детворы и сам, право, помолодел душой».

Однако большинство евнухов женились, руководствуясь стремлением провести остаток дней в довольстве и достатке, компенсировав тем самым полную обид и унижений жизнь, проведенную на императорской службе. Как только у евнуха заводились деньги, он спешил купить за пределами Запретного города дом и тайком жениться. Кроме того, многие мечтали завести приемного сына.

Ведь согласно китайской традиции, как мы уже писали, самым большим несчастьем человека было отсутствие потомства.

Конечно, были и такие, что женились исходя из престижных соображений, так как на неженатого евнуха смотрели с презрением.

Словом, для большинства евнухов женитьба, в первую очередь, доставляла чувство морального удовлетворения.

Реже случалось, чтобы евнух приглянулся какой-нибудь городской девушке. Надо сказать, что евнух, как правило, имел приятную внешность, имел какие-то сбережения, был прилично одет и производил впечатление надежного человека. Неискушенной девушке было невдомек, что приглянувшийся ей «жених» не способен к нормальной супружеской жизни. Если она все-таки выходила за него замуж, то ее ждало горькое разочарование.

Наконец, были отдельные евнухи, которые, женившись, подвергали своих жен издевательствам наподобие тех, каким сами они подвергались в годы дворцовой службы. То были сексуальные маньяки, доходившие до садизма.

Неудивительно, что в народе говорили: «Хочешь испытать муки, выходи за евнуха».

Смерть евнухов

Уже в начале 80-х годов в Китае оставалось в живых всего три последних старых евнуха императорского двора. Как же доживали последние дни евнухи уже в пожилом возрасте?

Учитывая, что китайские евнухи были в определенной степени ущербными после кастрации, у них возникали проблемы при их захоронении. Их родственники считали, что «лао гун» (так называли в народе евнухов) являются «семейным позором», так как они не являются ни мужчинами, ни женщинами. И после смерти их нельзя хоронить на родовом кладбище. Поэтому евнухи после службы в императорском дворце, когда они уже становились немощными, уходили в храмы, куда евнухи, еще служа во дворце, переводили часть финансовых средств в виде благотворительных взносов, и где коротали свой остаток жизни. Так, чтобы попасть в обнесенный красной стеной, покрытый зеленой черепицей буддийский монастырь Синлунсы, находящийся к западу от Запретного города, евнухи, находящиеся на дворцовой службе, должны были пожертвовать монастырю не менее 100 лянов серебра, а поселившись в монастыре, должны были отработать даром первые четыре года и лишь потом, если они показали себя прилежными и усердными, зачислялись равноправными членами монастырской братии. В монастыре царила иерархия. Те, кто был побогаче, мог даже жениться и жить в монастыре с женой и домочадцами. Так что монастырь походил скорее на гостиный двор.

Известно около 16 монастырей и храмов в Северном Китае, где коротали свои последние дни и ночи евнухи, на территории этих монастырей и храмов осталось 3336 могил умерших евнухов.

Большинство евнухов династии Цин, как утверждают очевидцы, являлись долгожителями. Последний евнух империи дожил до 94 лет. Когда к нему обращались с вопросом, в чем секрет его долгожительства, Сунь Яотин излагал свою теорию сохранения здоровья до глубокой старости. Вот она.

Сунь Яотин считает, что в жизни простых людей много неприятных моментов. Невозможно, чтобы всегда все было благополучно. Если придавать этому большое значение, не будешь жить долго.

Без сомнения, умение сохранить спокойствие и хладнокровие в обычае у Сунь Яотина. Это, по его мнению, не сравнится ни с каким лекарством.

Во-вторых — правильное питание. Он не согласен с тем, что нужно есть только растительную пищу. Хотя он исповедует даосизм и полжизни провел в храме. Чтобы сохранить здоровье — «надо правильно питаться».

Его теория проста. Если не хватает пищи, то как можно жить долго?

Следует учитывать перемены времен года, и в зависимости от этого менять свой рацион. При наступлении осени и зимы он начинает есть мясные блюда. Раз в неделю на стол ставит тушеное мясо с зеленью. Когда на улице идет снег, он садится за стол есть баранину, сваренную в китайском самоваре. Он считает, что баранина дает организму огонь. Этот деликатес он научился готовить еще в императорском дворце.

За свою жизнь, не считая болезней, люди проводят одну треть жизни в постели. Поэтому положение тела во время сна очень важно, У него на этот счет есть своя точка зрения.

Все время спать на спине — нехорошо. Это подрывает силы. Жизненная сила («ци») в китайской медицине считается основой жизни человека. Спать на левом боку тоже не очень хорошо. Это зажимает сердце. Лучше всего спать на правом боку с самого детства. Если спать изогнувшись, то можно надолго сохранить жизненную силу. Это его третий секрет.

Надо обращать большое внимание на здоровье с детства. Если в молодости болел, то в зрелом возрасте нужно особенно внимательно следить за здоровьем.

Секрет долголетия он открыл для себя неожиданно.

Еще в юношеские годы один евнух сказал ему, что когда у мужчины убирают половые органы, то он очень боится холода. Причина простая — не хватает жизненных сил. Но если перед сном мыть ноги теплой водой и делать массаж ног, то это стимулирует кровообращение. Такова тайна его долголетия.

Однако некоторым евнухам искусственно укоротили жизнь в период «культурной революции». В те годы хунвэйбины — эти красные охранники Мао Цзэдуна — врывались на территорию монастырей и храмов, где доживали свой век последние евнухи, и заставляли их «заниматься исправительным трудом» («лаодун гайгэ») Пытаясь оградить себя от наскоков «красных охранников» в «культурной революции», по воспоминаниям последнего китайского евнуха Сунь Яотина, они в монастыре Синлунсы создали «руководящую группу» по ведению «культурной революции». Однако вскоре против них хунвэйбины вывесили критическую дацзыбао, где писали, что «евнухи являлись холопами феодальных императоров — как же они могут руководить «великой пролетарской культурной революцией»? Вскоре к Сунь Яотину пришел его друг и рассказал неприятную новость, что на днях в Пекине хунвэйбины убили их знакомого евнуха. Пришли и другие плохие известия, что на днях эти «красные охранники» раскопали могилу самого известного евнуха императрицы Цыси Ли Ляньина. На его могиле стояло два крупных камня с надписями, за которыми присматривали его родные уже после 1949 г., а сейчас могилу разрушили и вынули все останки.

Дошла очередь и до Суня. Как-то летом 1966 г. в сумерки, держа фонарь в руке, к нему пришел его старый приятель из родной деревни, который сразу же, даже не сев, возбужденно стал шептать на ухо Сунь Яотину неприятную новость. «В деревне большие беспорядки. И там не знают, что делать с «драгоценностью» Суня». Он рассказал, что там сейчас, как и по всей стране, началась кампания по борьбе с «четырьмя старыми» (старыми феодальными обычаями, старыми привычками, старой культурой и старой идеологией), и под эту «борьбу» попадает его «драгоценность», которую следует уничтожить. «Это, это…» — в крайней растерянности бормотал Сунь, морща лоб и обдумывая, как поступить. Все в его семье знали, что Суня еще в детстве лишили половых органов, кастрировав. Его отрезанная «драгоценность» бережно хранилась дома. Много лет прошло с тех пор, их семья 15 раз меняла место жительства, перебиралась с места на место. И каждый раз при переезде первым делом забирали его «драгоценность», хорошо завернутую в промасленную бумагу и спрятанную в укромном месте. Уже после образования КНР его большая семья разъехалась, однако, как и прежде, его родня в определенные дни собираясь вместе, совершала жертвоприношения, возжигала ароматные свечи и отбивала земные поклоны, вновь прятала в укромное место его «драгоценность», находящуюся в Шэне, молилась за Суня и надеялась, что у него будет все спокойно и он достигнет «славы и почета».

После того как он узнал последние новости с родины, Сунь улыбаясь, сказал своему приятелю, что он «не верит в это дело». Друг пояснил, что в ходе борьбы с «четырьмя старыми» было официально заявлено хунвэйбинами, что эти «драгоценности» также относятся к «старому» и с ними нужно бороться.

«Так что же делать с твоей «драгоценностью»? — задал вопрос его старый друг. Он рассказал, что старшими в его роду был созван семейный совет, на котором младший брат Суня в испуге ничего лучшего не предложил, как «выбросить «драгоценность» Суня, и дело с концом». Приехавший друг предложил, чтобы избежать неожиданностей, тайно привезти эту «драгоценность» Суню сюда. Подумав, евнух утвердительно махнул рукой и заявил, что согласен. Итак, «драгоценность» одного из последних евнухов последней династии в Китае, которая более полувека хранилась на его родине, в ходе движения за «четыре старых», развязанного в 1966 г. Чэнь Бода и активно поддержанного Мао Цздуном, покинула отдаленные глухие и пустынные районы и тайно была привезена в кипящую хунвэйбинами и цзаофанями-бунтарями столицу.

Использованная литература

1. Антощенко В. И. Роль евнухов в истории Китая в эпоху Мин и Вьетнама в эпоху Поздние Ле // Традиционный Вьетнам: Сборник статей. Вып.1. М.,1993.

2. Бак П. Императрица. М., 1994.

3. Базилевич К. В. В гостях у богдыхана // Путешествия русских в Китай в XVII веке. Л., 1927.

4. Бичурин Н. Я. (Иакинф). Статистическое описание Китайской империи. В двух частях. Пекин, 1910.

5. Блох И. История проституции. М., 1994.

6. Бокщанин А. А. Китай и страны южных морей в XIV–XVI вв. М., 1968.

7. Бокщанин А. А. Императорский Китай в начале XV века. М.,1976.

8. Большая Советская Энциклопедия. Т. 15. М., 1952.

9. Ван Япин. Дворцовые женщины-евнухи // Женщины-евнухи древнего Китая. Пекин. 1993 (На кит. яз.).

10. Васильев Л. С. Древний Китай, М., 1995.

11. Гессе-Вартег. Китай и китайцы. Жизнь, нравы и обычаи современного Китая. С.-Пб., 1900.

12. Гулиг Р, ван. Сексуальная жизнь в древнем Китае. С.-Пб.,2000.

13. Йога любви. Калининград, 1994

14. Китай. 1985, № 5; 1994, № 1–12.

15. Китайская классическая проза в переводах B. М. Алексеева. М.,1958.

16. Китайская философия. Энциклопедический словарь. М., 1994.

17. Китайский эрос. Научно-художественный сборник. М., 1993.

18. Корсаков В. В. В старом Пекине. Очерки из жизни в Китае. С.-Пб., 1904.

19. Корсаков В. В. Пять лет в Пекине. Из наблюдений над бытом и жизнью китайцев, С.-Пб., 1902.

20. Кравцова М. Е. История культуры Китая. C.-П6., 1999.

21. Крюков К. В. Жизнь историка//Сыма Цянь, Исторические записки. Т. 1. М., 1972.

22. Кузнецов В. С. От стен новой столицы до Великой стены. Новосибирск, 1987.

23. Ли Жу-чжэнь. Цветы в зеркале. М. — Л., 1959.

24. Лисевич И. С. Литературная мысль Китая. На рубеже древности и средних веков. М., 1979.

25. Лисевич И. С. Сын неба и его фаворитка // Живая история Востока. М., 1998.

26. Литература Востока в средние века. М., 1970.

27. Лю Далинь. Син ю Чжунго вэньхуа (Секс и китайская культура). Пекин, 1999 (На кит. яз.).

28. Мин ши. Чжунхуа шу цзюй. Пекин, 1987. Цзюани 74, 304, 305 (На кит. яз.).

29. Новая история Китая. М., 1972.

30. Очерки истории Китая. Под редакцией Шан Юэ. М., 1959.

31. Первая половина моей жизни. Воспоминания Пу И — последнего императора Китая. М., 1968.

32. Переломов Л. С. Империя Цинь — первое централизованное государство в Китае (221–202 гг. до н. э.). М., 1962.

33. Переломов Л. С. Конфуций. Луньюй. М., 1998.

34. Попов П. С. Китайский философ Мэн-цзы, М., 1998.

35. Редкие китайские народные картины из советских собраний. Л. — Пекин, 1991.

36. Сидихменов В. Я. Китай: страницы прошлого. М., 1987.

37. Сидихменов В. Я. Маньчжурские правители Китая. М., 1985.

38. Симоновская Л. В. Антифеодальная борьба китайских крестьян в XVII веке. М., 1966.

39. Семанов В. И. Из жизни императрицы Цыси 1835–1908. М., 1979.

40. Семанов В. И. Эволюция китайского романа. М., 1970.

41. Тихвинский С. Л. Движение за реформы в Китае в конце XIX в., М., 1980.

42. Фицджеральд П. Китай. Краткая история культуры. С.-Пб., 1998.

43. Цзэн Пу. Цветы в море зла. Пекин, 1955,1962 (На кит. яз.).

44. Цзя Инхуа. Модай тайцзянь мивэнь — Сунь Яотин чжуань (Тайны евнухов последней династии — биография Сунь Яотина). Пекин, 1993.

45. Чжан Синьчэн. Вэйшу тункао (Полное разыскание о поддельных книгах). Шанхай, 1954.

46. Чжунго дашикэ цюаньши. Чжунго лиши. (Большая китайская энциклопедия. История Китая.) Т. 2. Пекин, 1998.

47. Шицзин. М., 1957.

48. Шкуркин П. Справочник но истории Китая // Вестник Азии. Харбин, 1917, № 47.

49. Энциклопедический словарь Граната. Т.19.

50. Юй Жунлин. Заметки о цинском дворе. Пекин, 1957 (На кит. яз.).

51. Carl К. With the Empress Dowarger of China. N.-Y., 1905.

52. Archibald Little. Intimate China. London. 1899.

53. Eminent Chinese of the Ch'ing period. Ed. A. Hummel. Vol. 1–2.Washington. 1943–1944.

54. Hucker Ch. O.A Dictionary of Official Titlesin Imperial China. Stanford Un. Press, Stanford. California, 1985.

55. Inside Stories from Forbidden City. Beijing, 1986.

56. Li Ung Bing. Outliner of Chinese History Shanghai, 1914.

57. Gulik R. H. Van. Sexual Life in Ancient China. Leiden, 1961.

58. Hucker Ch. O. Government Organization Of the Ming Dynasty// Harvard Journal Studies, Vol. 21. 1958.

59. Hucker Ch. O. (ed.). Chinese Government in Ming China. N.-Y., 1969.

60. Hussey H. Venerable Ancestor. The Life and Times of Tz’u Hsi. 1835–1908, Empress of China. N.-Y., 1949.

Примечания

1

Пер. А. Штукина и Н. Федоренко.

(обратно)

2

Пер. А. Штукина и Н. Федоренко.

(обратно)

3

Лю Синь (58 г. до н. э. — 23 г. н. э.) — каноновед, основатель «школы текстов старых письмен». От узурпатора трона после падения династии Западная Хань, Ван Мана (9–23 г. н. э.), основателя кратковременной синьской династии, получил титул «наставника государя» и звание боши — доктора и главного эрудита. Именно Лю Синь объявил о своем обнаружении начертанных древними письменами текстов «Чжоули» (книга «Чжоугуань» — «Чиновники царства Чжоу» только впоследствии стала называться «Чжоули») — «Установления царства Чжоу», которая была уничтожена при Цинь Шихуане. Известно, что за недостающую главу этой книги, когда часть ее нашли, сулили тысячу золотых. Лю Синь участвовал в заговоре против Ван Мана, после раскрытия заговора покончил с собой.

(обратно)

4

Правители из династии Восточная Хань активно создавали в столице эти государственные училища, где, преследуя цели укрепления своей власти, готовили чиновников, внушая им мысль, что у них есть только один хозяин — император. Большинство учащихся в тайсюэ составляли дети аристократов, чиновников и землевладельцев. Так в 146 г., в 1-м году Бэньчу царствования императора Чжиди число учащихся в таких училищах достигало уже 30 тыс. А в последние годы существования Восточной Хань в тайсюэ стали принимать даже сыновей мелких производителей.

(обратно)

5

Чжзн Хэ — довольно известная личность в истории Китая. Отец его был мусульманином и носил фамилию Ма. По некоторым данным, род Ма происходил из Синьцзяна. В 1382 г., когда в Юньнань вошли китайские войска, Чжэн Хэ попал в услужение к Чжу Ди и был оскоплен. Как утверждается в надписи на могильном камне отца Чжэн Хэ, составленной в 1405 г. и открытой в 1894 г., Чжэн Хэ родился в 1371 г. в уезде Куньян провинции Юньнань, он «усердно служил и проявил способности, был скромен и осторожен, не бежал от трудных дел, за что приобрел среди чиновников хорошую репутацию». В ближайшие приближенные Чжу Ди Чжэн Хэ попал во время войны 1400–1402 гг., участвуя в боях на стороне будущего императора. Во время новогодних торжеств в 1404 г. многим участникам этой войны были пожалованы награды и титулы. Среди них был и Чжэн Хэ, который с этого времени получил фамилию Чжэн и был произведен в высшие дворцовые евнухи — тайцзяни. Дальнейшая его судьба связана с началом в 1405 г. морских экспедиций. Умер Чжэн Хэ в 1434 г. в Нанкине.

(обратно)

6

Перевод С. Торопцева.

(обратно)

7

Перевод С. Ботвинника.

(обратно)

8

Военные генерал-губернаторы, которых насчитывалось в это время около 10 человек; им подчинялось 486 400 солдат. Вначале цэедуши был облечен лишь военной властью, а административными делами и финансами в подведомственных ему округах и уездах ведали чиновники, специально назначенные императорским двором. Постепенно цзедуши сосредоточили в своих руках гражданское управление и финансы, «ибо у них были и земли, и народ, и армия, и богатства»

(обратно)

9

Дуньлинь шуюань — Восточная академия, существовавшая еще с сунского времени в Уси. Ее основоположником и преподавателем был известный ученый Ян Ши. При этой академии в конце XVI в. собралась целая группа единомышленников. Я академии Дуньлинь высказывались вольнодумные мысли, здесь сочиняли крамольные памфлеты и политические трактаты. Члены Дуньлинь писали доклады императору, стараясь повлиять на внутреннюю и внешнюю политику в стране и добиться назначения на высокие посты достойных чиновников, они резко критиковали евнухов.

(обратно)

10

Известно, что первые иностранные миссионеры — члены францисканского ордена — проникли в Китай в период правления монгольской династии Юань.

(обратно)

11

Жуи («исполнение желаний») — волнообразно изогнутый жезл с головкой, напоминающий древесный гриб или облако; по некоторым данным, он происходит от фаллического культа. В древности употреблялся для почесывания спины, позднее стал просто украшением, которое сулило его хозяину удачу.

(обратно)

12

Перевод М. Басманова.

(обратно)

13

Эта студия, как место для развлечений Цыси, представляла из себя галерею и библиотеку, где хранились книги, картины, каллиграфические прописи знаменитых мастеров. Но заведовали здесь не евнухи, а красивые юноши, которых отбирали во дворец примерно так же, как наложниц, — с той лишь разницей, что они должны были уметь рисовать.

(обратно)

14

Это Гаоцзу (206–195). умер 53 лет от роду; его сын Хуйди (195–187), вступил на престол в 11 лет, вместо него правила мать Люй Тайхоу, его молодые «любовники» были одеты, как чиновники высокого ранга в позолоченных шапках с фазаньими перьями, с поясами, усыпанными драгоценными камнями, они румянили и пудрили лица и постоянно находились в опочивальне императора; далее побочный сын Гаоцзу Вэньди (179–157), умер 46 лет; его сын Цзиньди (157–141); Чжаоди (86–74), умер в 22 года; Уди (140—87), прожил 71 год; Сюаньди (73–48), умер 43 лет; его сын Юаньди (48–33); сын Юаньди Чэнди (32—7), умер в 45 лет; и, наконец, его племянник Айди (6–1), умер в 26 лет, который тоже имел нескольких любовников, более известен из них некий Дун Сянь.

(обратно)

Оглавление

  • Предисловие
  • История вопроса
  • Евнухи в китайской истории
  • Евнухи-военачальники
  • Евнухи-дипломаты
  • Евнухи-чиновники
  • Евнухи при императорском дворе
  • Как становились евнухами
  • Жизнь евнухов
  • Евнухи-казнокрады
  • Наказания евнухов
  • Обязанности евнухов
  • Женитьба евнухов
  • Смерть евнухов
  • Использованная литература
  • *** Примечания ***