КулЛиб электронная библиотека 

В Кошачьем Царстве [Юлия Александровна Лавряшина] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:




Юлия Александровна Лавряшина


В КОШАЧЬЕМ ЦАРСТВЕ

повесть-сказка




Глава 1


Здравствуйте, Ваше кошачество!


Кошке повезло, что шёл дождь… Если б светило солнце, Женька не согласился бы забрать её домой. А зачем? Кому плохо в берёзовом парке, когда тепло, и небо сияет радостью?!

Да и сама Настя могла попросту не уловить светящийся в желтеющей листве взгляд! Старший брат всегда ходил очень быстро, девочке некогда было глазеть по сторонам, когда он вёл её в школу и обратно. А тут они притормозили перед лужей, и кошка успела пискнуть из кустов.

Настёна так и застыла, занеся ногу над пузырящейся водой. Если б Женька не отдёрнул, она по колено погрузилась бы в лужу, и тогда уж точно стало бы не до кошек.

- Ты слышал?!

Девочка просто повисла на руке брата, который поднимал её с лёгкостью - всё-таки он был старше на целых четырнадцать лет!

- Что-то слышал…

Стряхнув сестру на мокрый асфальт (сухого места сейчас в парке не было и в помине!), Женя присел на корточки и заглянул в переплетения листвы. Конечно, это просто почудилось… Но когда ему встретился изумрудный взгляд причудливо вытянутых глаз, в голове пронеслись смутные воспоминания о сказках, которые он читал в детстве. И показалось, будто на него глянула настоящая принцесса…

- Ух, ты! – вырвалось у него. – Да ты красавица!

- Кисонька, совсем мокренькая, - запричитала Настя, свесив светлые косички в блестящую, дышащую дождём листву.

От мокрого куста пахло волнующе. Чем-то таким, отчего на миг замерло сердце. Чудо имеет свой запах? Вроде, ничем не примечательная мокрая кошка пряталась под низкими ветками, а Насте почудилось: сейчас произойдёт нечто необыкновенное! Она даже подождала несколько секунд. Но ничего не изменилось. Кошка так и осталась кошкой. Правда, от этого жалко её стало ещё больше…

Чутьё подсказало Настёне, что брата не придётся уговаривать слишком долго. Он ведь произнёс слово «красавица»… А разве в двадцать лет от красавиц отказываются? Даже если это всего лишь кошка…

И девочка ловко ухватила лёгонькое кошачье тело, вытянула наружу.

- Да она совсем маленькая! Может, это ещё котёночек?

- Или вообще кот? – произнёс Женя с сомнением.

Но где-то в нём уже поселилась уверенность в том, что они имеют дело именно с кошкой.

- Принцесса, - шепнул Женька, и она плавно повернула к нему гладкую голову.

- Её зовут Принцессой? – обрадовалась Настя. – Ты откуда знаешь?

- Я всё знаю.

- Правда?

- А я тебя когда-нибудь обманывал?

- Сто раз! – хмыкнула девочка.

Он рассмеялся:

- Но на этот раз можешь мне верить: это настоящая Принцесса. Хоть и похожа сейчас на мокрого чёртика!

Девочка обиженно прижала кошку к груди:

- Не говори про неё так! Думаешь, она не понимает? Она всё понимает! Видишь, не вырывается и не царапается. Это потому что она знает: мы не причиним ей зла!

Женя выразительно хмыкнул:

- Ты только человеком её не изображай! Всё-таки она зверь… И ей зверски хочется спрятаться от дождя. Сентябрь - уже не лето…

- Мы же возьмём её? – тоненько запела Настя. – Смотри, какая хорошая!

Для порядка брат проворчал:

- Родители вернутся, покажут, кто тут хороший!

У неё тоскливо заныло сердечко:

- А когда они вернутся?

- В воскресенье вечером. Как ремонт у бабушки закончат. Ты же знаешь!

Настя вздохнула:

- Ну, я думала, может, время уже немножко подвинулось…

И вздрогнула оттого, что кошка ткнулась в шею ледяным носом.

- Ой-ой! Она прямо, как трупик холодная! Пошли скорее, - озабоченно проговорила Настя. – Видишь, трясётся вся?

- Это она танцует. Кошачий ритуальный танец. А мы разве уже решили её взять?

У девочки простодушно округлились глаза:

- А разве нет? Ты же сам захотел!

Рассмеявшись, Женька забрал у сестры кошку, приподнял над головой одной рукой. На тощих лапках, с которых закапала грязь, растопырились неожиданно чистые, прозрачные коготки.

«Кусочки слюды, - подумалось ему. – Она прятала от нас царские сокровища!»

Кошкин хвост покорно обвис чумазой сосулькой, и Настя не удержалась – качнула его пальчиком. Но быстрый пронзительный взгляд заставил её отдёрнуть руку.

- Ой, и правда – принцесса, - прошептала девочка заворожено. – Как посмотрела…

Женя подумал вслух:

- В пакет, что ли, Её кошачество засунуть? Она ж грязная, как чёрти что!

- Как это?! – остолбенела Настёна. – Вот тебя самого бы в пакет!

- А я по грязи босиком не шляюсь!

- Я сошью ей тапочки.

- Я себе представляю, - пробормотал Женька. – Ты хоть знаешь, с какой стороны иголку держать?

Сестра с достоинством вскинула голову:

- Я сколько раз с мамой шила! Ты просто не видел, потому что тебя никогда дома нет.

- Палец уколешь - пищать будешь. Ты же любой ранки боишься!

- А я осторожненько!

- Ладно, - сдался он. – Хватит спорить, а то это чудовище концы отдаст. Побежали!

В карих глазах девочки вспыхнул ужас:

- Она может умереть?! От воспаления лёгких, да? Как Рекс из мультика? Он тоже в ледяной воде застудился…

- Эта кошка не умрёт, не бойся, - сжалился брат. – Ей не впервой под дождём шляться. Тем более, сейчас не зима, не так уж и холодно…

- Ну, да! – протянула Настя с сомнением.

- Я придумал! – оживился он. – Перекладывай свою сменку в мой пакет, а кошку в твой мешочек засунем. Только его потом постирать придётся…

Подпрыгнув, она захлопала в ладошки:

- Ой, здоровско! Он мягонький, тёплый. Принцессе понравится.

- Ты так и будешь звать её Принцессой?

- А как ещё? – изумилась она. – Если это настоящая Принцесса! Ты же сам сказал…



Глава 2


Принцесса нуждается в помощи!

Она освоилась в их доме так быстро, что Настя не могла понять: как это ещё утром у них не было кошки?! Правда, мамин голос по телефону почему-то не зазвенел от радости, когда девочка сообщила с ликованием:

- А мы с Женькой спасли кошечку! Она такая красивая, ты даже не представляешь, мамочка! Такая, знаешь, вся серебристая. А глаза зелёные-зелёные! Я таких в жизни не видела… У неё даже блошек нет. А горшок уже есть!

- Я так понимаю, она сейчас у нас? – напрягся голос в трубке.

- Нет, у нас, - уточнила Настя. – Вы-то сейчас у бабушки!

- Где мы – я уж помню! А почему дети самостоятельно такие решения принимают…

Настёна поспешно перебила маму:

- Так ведь Женя уже не ребёнок! Ты мне сама это сколько раз говорила.

- Я говорила, чтоб ты не дразнила его и не задиралась!

- А какая разница? Если он – взрослый, так уж во всём взрослый!

О том, что мама с этим не совсем соглашается, Настя сразу догадалась. Но твёрдо решила не сдаваться! Главное, чтобы родители не велели выставить Принцессу на улицу прямо сейчас… А до воскресенья они, может, смирятся с тем, что в их доме поселилось ещё одно живое существо. Дом же большой – всем места хватит. Тем более, кошечка такая маленькая…

Насте даже не тяжело было держать её, когда ночью Принцесса улеглась ей на ноги. Пока кошка, легонько толкаясь, вылизывалась перед сном, было ужасно приятно, и девочка уснула мгновенно. А разбудило её что-то мягкое, нежно касающееся подбородка и щёк. Ещё не открыв глаза, Настя подумала: «У меня есть кошечка!», и проснулась счастливой.

И в тот же момент от удивления села на постели. В комнате было совсем темно, только глаза Принцессы, сидевшей на полу, светились овальными изумрудами.

- Ты что? – спросила Настёна шёпотом, хотя брат вряд ли услышал бы из своей комнаты. – Это ты меня разбудила?

Конечно, она не рассчитывала на ответ. И потому чуть не слетела с кровати, когда услышала тонкий голосок:

- Пр-рости меня-у, Настенька. Но мне нужна твоя помощь.

- Это… это… Правда, ты говоришь?!

Она быстро отпихнула ногами одеяло, вскочила, потом быстро встала на коленки, чтобы не слишком возвышаться:

- Ты – говорящая кошка?! Ой, я так и знала, что ты – необыкновенная! Наверное, породистая?

- Мур-русская голубая, - царственно склонила кошка голову. – И я действительно принцесса, твой брат не ошибся. Но ты можешь звать меня-у просто Цесса, я разрешаю.

- Спасибо! – вырвалось у Насти.

Ей вдруг стало смешно: «Вот ничего себе: я сказала «спасибо» кошке! Слышали бы девчонки…»

Уловив её смешок, Цесса строго напомнила:

- Мне нужна твоя помощь. Ты лучше знаешь мир-р людей.

- Да? – удивилась девочка.

- Конечно. Ты же человек!

- А, ну да… Мне просто кажется - ты такая умная! А я всего лишь ребёнок.

Ей показалось, что кошка нахмурилась – глаза у неё стали какими-то квадратными.

- Ты ведь уже учишься в школе, - напомнила она.

- В первом классе! Я только-только пошла в школу. Так что если тебе надо решить какую-то сложную задачу, лучше разбудить Женьку. Он уже студент! Он тебе что хочешь решит…

Но кошка протестующе вскинула лапу:

- Нет-нет! Он уже почти взрослый. А кошки разговаривают только с детьми. К твоему бр-рату мы обратимся лишь в самом крайнем случае.

- А он будет? – прошептала Настя со страхом.

Ей почудилось: из тёмных углов к ним подползают какие-то чёрные существа. Подобрав ноги, девочка обхватила коленки… Были б дома родители, сейчас она уже мчалась бы к ним в комнату! Но Женьку будить нельзя, это его очень сердит. Ведь он никогда не боялся темноты, и даже не верит, что такой страх действительно существует. А у Насти от него пальчики холодеют, и в животе всё замирает…

- Надеюсь, мы справимся своими силами, - произнесла Принцесса с достоинством. – Ты ведь не откажешься мне помочь?

- А что я должна сделать?

Цесса посмотрела на неё как-то особенно пристально:

- Для начала – превратиться в кошку.

- Что?! – Настя так и подпрыгнула.

- Точнее, в котёнка. Возр-раст изменить не получится.

- Ты можешь превратить меня в котёнка?!

Вздохнув, кошка пояснила:

- Иначе тебя не пустят в наше царство. Даже у меня-у нет права привести туда настоящего человека. Но я умею колдовать… Как, впрочем, многие кошки.

Настя смотрела на неё во все глаза:

- Ты мне правду говоришь? Все кошки – волшебницы?

Поднявшись, Цесса лениво потянулась, вонзив коготки в ковёр и приподняв хвост. Настя представила, что скоро будет делать точно также и едва не расхохоталась.

- Ну, не то, чтобы волшебницы… И далеко не все… - небрежно пояснила Принцесса. – Я всё-таки необычная кошка, ты же понимя-уешь.

Настёна торопливо закивала. Ей показалось, будто кошачий рот изогнулся в усмешке. Но продолжила та совершенно серьёзно.

- В нашем царстве сейчас трудные времена. Многие кошки погибли во время недавней облавы.

- Что такое облава? – испуганно спросила Настя.

- Нас ловят живодёр-ры.

- Ой!

- Им платят за каждую убитую кошку. И эти извер-рги не остановятся, пока не убьют всех моих подданных! Хотя мы не приносим людям никакого вреда.

Зажав уши, девочка отчаянно замотала головой:

- Нет-нет! Не может такого быть! Я не хочу!

- Чего ты не хочешь? – спокойно уточнила Цесса. – Слышать об этом? Или чтобы так было?

Настины руки бессильно упали. Она смотрела в требовательные кошачьи глаза, и чувствовала, что сейчас решается судьба. И её собственная, и целого кошачьего племени. Никогда ещё такая страшная ответственность не ложилась на плечи семилетней девочки. Даже в школу поступать было не так страшно! Даже выступать с театром моды на международных фестивалях…

- Я не хочу, чтобы вас убивали, - проговорила она трясущимися губами. – Я… Я помогу тебе!

- Я была уверена в тебе, - кивнула Принцесса, ничуть не удивившись. – Итак… Ты готова к превращению?

- Не знаю, - протянула Настя жалобно. – Кажется… Мне закрыть глаза?

- Как р-раз этого делать не нужно. Ты должна всё в жизни принимать с открытыми глазами. Запомни это!



Глава 3


Какого цвета кошки ночью?


Всё вокруг вдруг начало расти! Настёна думала, что превращаться будет она сама… Но первой начала меняться кроватка, возле которой девочка сидела на полу! Белые изогнутые ножки внезапно рванули вверх, унося свисавшее одеялко и торчавший край подушки. А за ними стремительно потянулся к потолку и стоявший рядом шкаф с Настиными платьицами.

- Ух, ты! – у неё так и перехватило дыхание.

Кошка ходила возле Насти кругами, не отводя взгляда. Сцепив на груди руки, девочка следила за происходящим. И вдруг…

- Ох! – Настя так и подскочила.

Её ручки… Её бедные маленькие ручки… Они вдруг сделались совсем крохотными и…

- Ой! Ой-ой-ой!

Вместо ручек у неё теперь были лапки! Самые настоящие кошачьи лапы… С когтями и покрытые шерстью. Правда, они были хорошенькими, беленькими, как перчатки какой-нибудь маркизы. Но всё-таки…

Настя взглянула на свои ножки, и уже не удивилась, и вместо них увидев лапы. Кажется, они были чёрными. Или тёмно-серыми… А между ними… Ну, конечно!

- У меня – хвост! – пискнула она в ужасе и восторге. – Ой, я могу им крутить, как захочу! Вот это да… Ни одна девочка ещё не превращалась в котёнка!

Принцесса снисходительно улыбнулась:

- Я не была бы в этом так уверена. Ты осмотрелась? Довольна?

- А усы у меня есть?

Скосив глаза, Настёна попыталась разглядеть, что там выросло на её личике… то есть – мордочке… И углядела белые кусочки лески – такую она видела у папы, когда они с Женькой собирались на рыбалку.

- И усы есть, и уши, - заверила Цесса. – Всё как положено.

- А ты теперь больше меня! – только сейчас заметила Настя. – Почему это?

- Ты же ещё котёнок! Мы так и договаривались. А я уже девушка, если по человеческим меркам считать.

- Правда? Как Женька?

- Ну… - кошка замялась. – Похоже на то.

- Вот почему ты ему сразу понравилась!

Принцесса даже смутилась:

- Я?! Понр-равилась?

И коготками начала перебирать ворсинки коврика, отводя взгляд.

«Вот уж не думала, что всякие знатные особы такие застенчивые!» - Настя хотела усмехнуться, а вместо этого муркнула. Это было так необычно, что она растерялась. Но кошка ждала ещё каких-то слов…

- Точно понравилась! Он же назвал тебя красавицей. А про меня в жизни так не говорил…

- Ну, ладно, ладно, - довольно проурчала Цесса. – У меня-у мало времени. Ночь не такая уж длинная...

Настя спохватилась:

- А что будет утром? Мне же в школу надо!

- Утром всё вернётся на свои места. Можешь не волноваться! Ты снова станешь девочкой.

- А ты?

- А я останусь кошкой, разумеется!

- И перестанешь разговаривать?

- Разве кошки умеют разговаривать? – округлила Принцесса глаза.

- Ну да…

Со вздохом кивнув, Настя сжала, как кулачки, подушечки лап и решительно подняла голову:

- Я готова.


…Оказалось, что асфальт ещё не просох после дождя. Настя брезгливо потрясла лапками:

- Мокро!

- А что поделаешь? – невозмутимо отозвалась Принцесса. – Кошкам приходится ходить босиком. Выбор-ра нет.

Настя с готовностью предложила:

- Хочешь, я сошью тебе тапочки? Когда снова стану человеком. Я ещё не очень-то умею шить… Но попробую! Я сразу собиралась, только…

- Не стоит, - охладила её Цесса. – Я давно привыкла жить на улице. Хотя у вас дома, конечно, приятней.

- Тебе понравилось?! Ой, как я рада! Ты же останешься у нас?

Кошка дёрнула хвостом:

- Пока не вернутся ваши родители. Как я поняла, они не в востор-рге оттого, что вы притащили бродячее животное…

- Ну, зачем ты так? – протянула Настя с упрёком. – Мама с папой очень хорошие. Они ни за что тебя не выгонят!

Ничего не ответив, Цесса просочилась между чугунными прутьями ограды, и оказалась в парке. Оглянувшись, она подождала, пока и Настя одолеет препятствие, потом тихо позвала:

- Мур Мурыч, где ты?

Из темноты донесся сиплый кошачий голос:

- Да туточки я. Куда мне деваться? Приветствую, Ваше кошачество!

- Значит, ты и вправду настоящая принцесса? – потрясённо прошептала Настя.

Кошка скосила на неё глаз:

- А ты всё ещё сомневалась?

- Женька угадал! Он ведь тоже назвал тебя Ваше кошачество! Откуда он знал?

Улыбнувшись, Принцесса ласково потёрлась об её ухо подбородком. Настя даже глаза прикрыла – до того это было приятно!

Мур Мурыч оказался старым котом непонятной расцветки. Насте подумалось: «Наверное, это и называется серо-буро-малиновый!» Хотя днём он, возможно, выглядел бы иначе… Она никак не могла привыкнуть к тому, что всё вокруг стало совсем другим! Хотя этот берёзовый парк Настя облазила вдоль и поперёк, сейчас это место казалось незнакомым. И каждый куст походил на затаившееся чудовище! Ей захотелось прижаться к Принцессе и покрепче зажмуриться. Но та ведь велела всё принимать с открытыми глазами… А как это сделать, если страшно?!

Высокомерно кивнув Насте, кот буркнул:

- Добр-ро пожаловать в кошачье цар-рство! Где вы нашли эту девочку, Принцесса?

«Откуда он знает, что я – девочка?» – ещё больше перепугалась она.

Но Цесса взглянула на неё так, что у Насти язык прилип к нёбу. Он был совсем другим сейчас – шершавым, и почему-то всё время тянуло слизать грязь с лапок. Но Настя дала себе слово, что ни за что не станет этого делать! Ещё не хватало! Всё же она не настоящая кошка… Не навсегда.

- Где они? – не ответив, отрывисто спросила Принцесса.

- На танцплощадке, - мотнул головой Мур Мурыч. – Целая сотня собр-ралась!

Настя потянулась к уху Цессы:

- Кого? Кто там собрался?

- Кошки. Мы должны поторопиться. Боюсь, они могут начать действовать без меня-у. Слишком уж все напуганы и злы. Если два эти чувства смешиваются, р-разум отказывает. И у людей, и у кошек. И тогда - жди беды!

И они побежали знакомыми тропинками, которые вдруг стали такими широкими! Настя едва поспевала за взрослыми кошками, и быстро устала. Но потеряться ночью было слишком страшно, и она старалась изо всех сил. Хоть теперь и было видно всё вокруг даже в темноте, храбрее это её не делало. Ведь больше всего на свете Настя боялась именно темноты! Когда была девочкой…



Глава 4


Страшнее кошки зверя нет!

Возле знакомой эстрады, где летними вечерами старушки устраивали танцы, творилось что-то невообразимое! Вся сцена и скамейки вокруг, и даже деревья были облеплены кошками. Разных мастей и расцветок, они кричали что-то одновременно, и над площадкой завис жуткий, густой многоголосый вопль.

Никто и не заметил появления Принцессы. Но Мур Мурыч неожиданно ловко вскарабкался на столб и рявкнул:

- Молча-ать! Её кошачество говорить будет.

- Ты идёшь со мной, - тихо сказала Цесса, и это прозвучало, как приказ.

Впрочем, Настя и не думала поступать по-другому. Остаться одной среди озверевших кошек?! Нет уж… А вдруг кто-то из них догадается, что она – девочка? Что они сделают с ней тогда?

Со сцены Насте показалось, что перед ней колышутся тени. Страшные, разъярённые тени маленьких и больших, толстых и тощих кошек… В жизни она не видела столько животных сразу, даже в зоопарке. Там их всё-таки по клеткам разделили, а тут собралось целое стадо! Или стая?

Размышлять об этом было некогда, потому что Принцесса уже начала свою речь. И важно было послушать, о чём она собственно говорит, и, наконец, понять: а от неё, Насти-то, что требуется?! Тем более сейчас, когда она стала таким маленьким котёнком… В самом деле, чем может помочь котёнок взрослым животным? Что он вообще умеет? Только глаза таращить да лужицы оставлять.

Но Цесса явно ждала от неё другого, и Настя держала ушки на макушке. Тем более именно там они теперь и находились.

- Люди объявили нам войну, - неожиданно звонко начала Принцесса. Хвост её напрягся и торчал, как боевой меч. – Поэтому мы собр-рались здесь. И поэтому мы в гневе!

Яростные вопли со всех сторон подтвердили правоту Её кошачества. Милостиво склонив голову, Цесса выдержала звуковую волну, и продолжила:

- Но до меня-у дошли недобрые слухи о том, что свой гнев вы хотите распространить не только на живодёр-ров, но и на всех людей вообще. И для мести им даже заключить союз с нашими заклятыми вр-рагами, - она замолчала и обвела подданных взглядом. – Вы прекрасно знаете, о ком я говорю. О кр-рысах.

- Ой! – вырвалось у Насти.

- Пусть кр-рысы перегр-рызут им глотки! – раздалось рычание с тёмной кроны липы.

Зависшая на фонаре тощая кошатина провыла:

- Свобо-одный го-ород! О-он станет наши-им!

- Кошачье царство будет огромным! Кто - против? Поднимите хвост!

- Наши котята… Они вырастут в безопасности! – закатив глазки, восторженно промявкала белая кошечка, сидевшая прямо перед сценой.

Принцесса подняла правую лапу, призывая всех замолчать. Не сразу, но кошки угомонились.

- А вы уверены, что после расправы над людьми, кр-рысы не набросятся на нас? Если они победят сильнейших, кто их остановит? Следующими жер-ртвами станут кошки!

По парку пронёсся возмущённый ропот:

- Они не посмеют!

- Не может быть, мы же кошки!

- Крысы всегда боялись кошек…

Цесса вытянулась в струнку:

- А кошки никогда не выступали пр-ротив людей! Вспомните! Мы же всегда были их любимцами. Вы забыли, сколько люди написали про нас песен, стихов и сказок? Сколько картин нам посвятили? Статуэток с нас вылепили… Они любили нас веками! По-настоящему любили.

Со всех сторон понеслось:

- Но теперь-то, теперь!

- Они же звер-рски убивают нас!

- Люди превратились в живодёр-ров!

- Нет, - твёрдо ответила Цесса. – Люди остались людьми. Они сами по себе, а живодёр-ры существуют отдельно. Среди кошек тоже найдутся те, кто не достоин этого гор-рдого звания.

Но ропот заглушил её слова. Обострившийся Настин слух выхватывал выкрики:

- Разве люди не знают, как с нами р-расправляются?

- Они больше не любят нас…

- Никто из них даже не собир-рается нам помочь!

- Неправда! – выкрикнула Настя.

Это вырвалось как-то само собой, она даже смутилась. Особенно, когда все замолчали и уставились на неё. А Принцесса мягко отступила, и Настя оказалась один на один с разгневанной кошачьей толпой.

- Чей это котёнок?

Вопрос завис в воздухе – никто не торопился отвечать. В тишину влился сиплый голос Мур Мурыча:

- Что ты называешь непр-равдой, малышка?

- То, что мы… То есть люди… не любят вас больше… Это неправда!

Она так разволновалась, что все слова куда-то разлетелись. А ведь взрослые называли Настю разговорчивой... Болтушкой она не была, но обожала беседовать с людьми. Только сейчас ведь перед ней были кошки… И очень-очень сердитые. Даже если б Настя оставалась семилетней девочкой, и то было бы страшновато! А уж в шкуре маленького котёнка…

- Неправда! – фыркнула беленькая кошечка, которая сначала даже понравилась Насте. – А много мы от твоих людей видим добра? В последние два года кусочка колбаски не выпросишь! Я каждый день хожу на р-рынок… Не дают! Приходится только с помоек питаться. А ведь я благор-родных кровей! Моя бабушка была ангорской пор-роды.

- Пр-рабабушка, - уточнил Мур Мурыч, и все расхохотались.

А Настя перевела дух. Разве смеющиеся кошки способны причинить зло? Но смех внезапно оборвался, и в темноте снова вспыхнули горящие глаза – жёлтые, зелёные, голубые… У Насти подкосились лапки: ей показалось, что сейчас они всё же набросятся на неё со всех сторон. И тут вперёд опять выступила Принцесса.

- Послушайте меня-у… Ещё есть люди, готовые прийти кошке на помощь, - произнесла она негромко, и все притихли, чтобы расслышать её слова. – Сегодня я провела эксперимент. Я вышла под дождь и промокла, как следует…

- Ваше кошачество! – ахнул кто-то.

Остальные застонали, как от боли. «А они любят мою Цессу! – подумала Настя с удивлением и гордостью. – Вон как распереживались!»

- Потом я вывалялась в грязи, чтобы принять совер-ршенно отталкивающий облик. Меня-у можно было испугаться! Тогда я устроила засаду возле асфальтовой дорожки, по которой ходит много людей. Я издавала жалобный вопль всякий раз, когда появлялся человек…

Из мрака липы опять донесся рык:

- Мер-рзавцы! Никто не пр-ротянул р-руку нашей пр-ринцессе!

- Ошибаетесь!

Голос Цессы легко перекрыл возмущённый гул. И все разом примолкли. Беленькая кошечка подалась вперёд:

- Неужели кто-то не побрезговал… Простите, конечно, Ваше кошачество…

- Не смущайся. Не уверена, что будь я человеком, решилась бы взять в руки такое грязное, отвр-ратительное существо, каким была я в тот момент. Но двое людей…

- Двое! – подхватил рыжий кот, подбиравшийся всё ближе. – Вы слышали? Их было двое! Значит, не всё потеряно!

Проницательный Мур Мурыч скептически заметил:

- Дети, навер-рное. Дети – не в счёт.

- Один из них был уже взрослым, - возразила Принцесса. – А второй… Вы правы, второй - это ребёнок.

Сделав паузу, она добавила:

- И он сейчас находится здесь.

Все так и замерли, а Настя едва не лишилась сознания. Сейчас её тайна откроется, и ей конец. Ничего себе Цесса подстроила ей ловушку! Вот и спасай после этого кошек…



Глава 5


Кошки не плачут

Настя кожей ощутила, как в неё впились все взгляды. А сейчас она была такой крошечной, что почувствовала себя просто дуршлагом каким-то! Продырявили со всех сторон… Хоть спагетти промывай!

Только Насте в этот момент было не до шуток. Да что там! Её охватил самый настоящий ужас. Ведь стоило этим зверюгам узнать, что она человек, и…

- Она – человек? – с недоверием просипел Мур Мурыч.

- Маленькая девочка, - подтвердила Принцесса невозмутимо.

К остальным кошкам дар речи ещё не вернулся. Воспользовавшись этим, Цесса успела рассказать, как брат с сестрой подобрали её в парке, отмыли, накормили и оставили у себя. Из её рассказа выходило, что есть ещё на земле добрые люди!

И Настя уже начала надеяться, что Принцессе удалось растрогать своих подданных, как тут висевший на столбе скелет кошки подал голос:

- А родители?

И все сразу заволновались, замявкали:

- Да! Р-родители-то разрешили…

- …оставить приблудную кошку?

- Да их, навер-рно, и дома-то не было…

- Взр-рослые нас ненавидят!

- Смерть взр-рослым людям!

У Насти так зашумело в голове ото всех этих воплей и собственного страха, что она совсем перестала соображать. Наверное, поэтому и выкрикнула бесстрашно:

- Да вы что?! Мои мама с папой никогда не выбросят Принцессу на улицу! Вы… Вам просто обидно, что вас никто не взял к себе домой! Вот и беситесь!

Парк погрузился в молчание. Испугавшись воцарившейся тишины, где-то каркнула спросонья ворона. И все кошки разом вздрогнули. Но не проронили ни звука. Некоторые отвели взгляды, и Насте вспомнилось: нельзя долго смотреть в глаза кошке – может броситься.

Она уставилась в доски сцены, на которой они с Принцессой всё ещё стояли. Потому и не заметила, кто произнёс главное:

- Может, она в чём-то права?

Цесса легонько хлестнула её хвостом и прошипела:

- Продолжай!

И Настю словно прорвало. За несколько минут она успела рассказать о соседке, построившей домик для кошки, которая окатилась прямо во дворе. И о том, как весь их дом потом выкармливал маленьких котяток и их мать. И о бабушке, приютившей у себя уже штук десять кошек… Как ворчит на старушку весь подъезд, Настя говорить не стала.

Её слушали. И, кажется, даже верили. Все, кроме той самой тощей кошатины… Видно, ей больше всех досталось в жизни!

И она снова всё испортила:

- Жила я дома у одних… Как они меня унижали! Вы что - забыли? Люди тычут нас мордочками в какашки!

Все дружно ахнули. Можно было подумать, они слышат это впервые! У Насти сразу пропал боевой настрой – такой аргумент крыть было нечем. Никому не понравится носом в какашки…

А со столба доносились завывания:

- И только ради того, чтобы всё было, как им хочется. В туалет ходить туда, куда им нравится. А если мне там неловко?! Из подвала тянет холодом… Но людям плевать!

Тут, к счастью, снова вмешалась Принцесса. Её звонкий голос сразу перекрыл остальные:

- Да, люди заставляют нас жить по их пр-равилам. Но ведь это их дома! И мы должны уважать их законы, если хотим жить в тепле и сытости. Если вы примите их сразу, и будете ходить в лоток, а не на ковёр, ни один человек не станет тыкать вас мор-рдой. Меня-у никто не тронул!

Некоторые кошки в замешательстве переглянулись. Может, кто-то и хотел возразить, но Цесса не дала им такой возможности.

- Для самих людей тоже существуют правила! И полиция следит, чтобы все их выполняли. Наверное, они не тычут нарушителя-у мордой… Но какие-то наказания существуют и для людей.

Настя едва удержалась от смеха, когда представила то, о чём говорила Принцесса. Перешёл улицу на красный свет – а тебя лицом в «зебру»! На, на, запомни! А то потом аварии из-за таких, как ты! Точно все переходили бы только на зелёный… Но люди не пойдут на такое. Наверное…

Мур Мурыч выразительно откашлялся:

- Ваше кошачество, вы как всегда пр-равы. Всех р-равнять под одну гребёнку глупо. Но как быть с живодёр-рами?

На мгновенье Цесса задумалась:

- Сложный вопрос.

- А по мне так очень простой! – донеслось с липы. – Смерть живодёрам!

- Смер-рть! – рявкнул весь парк.

- Зовите кр-рыс, напустим их на живодёр-ров!

- Пусть отомстят за наших погибших друзей!

Цесса пронзительно выкрикнула:

- Не смейте!

Беленькая кошечка удивлённо выгнула пушистый хвост:

- Вы и живодёров защищаете?

- Нет, - твёрдо сказала Принцесса. – Я ненавижу их не меньше вашего. Только вы должны понять: если мы дадим волю кр-рысам, их потом уже не остановишь! Они перегрызут всех людей. И в первую очередь, - она обвела всех пристальным взглядом, - они уничтожат детей.

Не только Настя, но и все кошки содрогнулись. Один лишь Рыжий процедил:

- Не велика потеря! Меня мальчишки за хвост таскали. А моего папашу один пацан убил, ударив головой о дерево. Здесь же в парке… И ещё хохотал!

У Насти навернулись слёзы: «Как это – головой о дерево! Нет! Да как он…»

- Смотрите, девочка плачет, - удивлённо воскликнула белая кошечка.

Рыжий хмыкнул:

- Неужто тебе жаль моего папашу?

- Да она за себя испугалась!

- Кр-рысы и её не пощадят…

- Если Принцесса расколдует её.

- Нет! – вырвалось у Насти. – Я совсем даже не со страха… Я… Да как это можно – головой о дерево?!

И она зарыдала в голос, совсем забыв, что кошки не плачут. Ей было всё равно, какие странные звуки вырываются из самого сердца. Оно так болело сейчас, что просто невозможно было терпеть. Смеяться, убивая маленькое, беззащитное животное… И это – люди?!



Глава 6


Крысы идут!


Неизвестно, когда Настя успокоилась бы, но тут кто-то выкрикнул:

- Кр-рысы идут!

- Кто позвал их? – вскинулась и зашипела Принцесса. – Кто пос-смел без моего ведома?

Было бы странно, если б та кошка сейчас призналась… Ведь глаза Цессы сверкали таким гневом, что легко верилось: она порвёт предателя на части!

Настя даже плакать перестала. И, забыв, что сейчас она всего лишь котёнок, прошептала:

- Ну, тихо-тихо! Не злись, маленькая.

И уже протянула руку… то есть лапку, чтобы погладить свою кошку, как встретила её изумлённый взгляд.

- Ох, - выдохнула Настя. – Извини.

Но Принцессе некогда было разбираться с дерзким котёнком. Им всем угрожало кое-что пострашнее.

Когда Настя как следует разглядела злые крысиные морды, высунувшиеся изо всех кустов, у неё в груди похолодело. И захотелось завизжать на весь парк! Только разве котята умеют визжать?

Таких страшилищ до сих пор Настя видела только в кино… Но тогда девочка нисколько не забоялась, потому что давно знала: на экране всё происходит понарошку. Хотя иногда всё равно было жутковато… Или жалко героев до слёз. Особенно, когда погибала собачка или ребёнок. Почему-то в кино кошки никогда не умирают. А вот в жизни, оказывается…

- У них есть король? – шёпотом спросила она у Цессы. – Я видела один фильм, там у крыс был свой король. Мерзкий такой!

Зелёные глаза презрительно прищурились:

- Их король – настоящее чудовище. У него несколько отвр-ратительных голов и много лап. А хвост склеен из нескольких. Пр-равда, никто из нас никогда его не видел, потому что он не может выбраться из норы. Его кормят подданные. И как таких только земля-у носит…

Она брезгливо фыркнула, и Настя невольно повторила это. Потом спросила:

- А кто же у них сейчас главный, если король не с ними?

- Кор-ролева, - рыкнула Цесса. – Вот кого следует опасаться. Она пугает даже меня-у… У неё совершенно нет сердца!

- Наверное, всё-таки есть, только она им не пользуе… - рассудительно заметила Настя. Но на полуслове замолчала, увидев крысиную королеву.

Не настолько уж крупнее она была других крыс… Однако даже в темноте было видно, какой лютой злобой горят в лунном свете её маленькие глазки. Точно смертоносные лучи лазера впились они в Принцессу, и Настя шкуркой почувствовала, как вздыбилась шерсть кошки.

«Ей страшно?! Неужели даже она боится крыс? Если б я сейчас превратилась в человека, - подумала Настя в отчаянии, – схватила бы палку и как дала бы этой крысе!»

И вдруг что-то больно кольнуло её прямо в сердце. Замерев, Настёна прислушалась: «Неужели я такая же, как тот мальчишка, который кошку… головой… А я хочу палкой крысу… В чём разница? Неужели я тоже - изверг?!»

А крысы подбирались всё ближе. И кошки пятились от них, уступая дорогу к сцене. У Принцессы распушился от гнева торчащий кверху хвост, а когти так и впились в грязные доски.

- Вы напрасно приш-шли, - прошипела она, выгнув спину. – Не знаю, кто вас позвал! Только он явно поспеш-шил!

И почему-то взглянула на старую липу, из ветвей которой донеслось сердитое ворчание.

«Это он сговорился с крысами! – догадалась Настя. – Хоть бы показался… Даже не знаю, кто там сидит!»

- Сама разбирайся со свои-ими! Нас позвали, и-и мы здесь. Теперь мы уже не уйдём! – пронзительно запищала крысиная королева.

Если бы Насте не было так страшно, она покатилась бы со смеху – таким противным и жалким был этот писк. И он совсем не подходил к злобной морде королевы…

«Хотя не может ведь крыса рычать, как тигр! Или гавкать…» - наскоро вообразив яростно лающую крысу на поводке, Настёна прикусила губу, чтобы не рассмеяться.

- Чего скалиться этот котёнок?! – завизжала крысиная королева. – Думает, мы и его бои-имся? Вы, кошки, сли-ишком высокого мнения о себе… Мы не собираемся жи-ить по вашим законам!

Принцесса еле держалась на грани спокойствия:

- Но это наш-ша земля. Кошки всегда жили в этом гор-роде! А крыс тут и в помине не было. Вы притащ-щились сюда, когда вас начали тр-равить на родине… Вам хотелось выжить. И мы приняли вас. Позволили остаться здесь. Но от этого вы не стали хозяевами нашей земли! Вы должны жить по наш-шим законам. И уважать их.

В ответ раздался ещё более пронзительный визг:

- Ничего мы вам не должны! Сами уби-ирайтесь отсюда, если вам что-то не нравится. Нас больше! И мы си-ильны, потому что мы – настоящая армия. Мы всегда заодно. А вы, кошки, каждая сама по себе. Победи-ить вас – плёвое дело!

Настёна вспомнила: «Даже сказка есть про кошку, которая гуляет сама по себе…» Но ей и думать не хотелось, что крыса может быть права. И что эти злющие существа способны одержать верх…

- Ваше кошачество, они ведь на подмогу пришли! – донеслось с дерева робкое. – Зачем ссориться? Сейчас у нас общий враг – живодёр-р. А после разберёмся.

- Нет! – отрезала Цесса. – Вы слыш-шали, что я сказала? Я не допущу нападения кр-рыс на людей. Вы знаете, чем это кончится…

Крысиная королева визгливо расхохоталась:

- Бои-ишься, Принцесса, что после людей мы разделаемся с вами? Так и будет! И ни-икто нас не остановит! Потому что любой крысёнок готов на смерть драться за своего короля! А ваши котята берегут свои шкурки…

Неожиданно её осенила какая-то идея, и она снова жутковато засмеялась.

- Вот пусть твой котёнок сразится с мои-им сыном! И посмотрим…

Принцесса бросила на Настю взгляд полный ужаса:

- Это девочка. Будет неспр-раведливо…

- Тогда с моей дочкой! Если одолеет котёнок, мы не тронем людей. И-и пусть этот мерзкий город продолжает своё жалкое существование. А победи-ит моя дочь, тогда…

Крысиная королева не закончила фразу, но в этом и не было необходимости. Да Настя и не расслышала бы: сердце у неё заколотилось так, что в голове поднялся жуткий шум. Она никак не могла поверить в происходящее: «Драться?! Да я в жизни ни с кем не дралась…»

- Похоже, другого выхода нет! – мявкнули из темноты.

- Поединок! – обрадовалась белая кошечка. – Это справедливо.

- Ср-ражение! Ур-ра!

- Честный бой!

Голос Принцессы перекрыл их:

- Но этот котёнок не королевской крови! Она не дочь мне. И не имеет права. Это будет нер-равный бой!

И тут подал голос Мур Мурыч:

- Принцесса, этот котёнок обладает тем, чего нет ни у кого из нас…

На мгновенье Принцесса задумалась. Заметив это, крысиная королева задёргалась:

- Чем это, интересно?

- Энер-ргией юности, - с пафосом произнёс старый кот, обернувшись к войску неприятеля.

Главная крыса заворчала с сомнением, но не нашлась, что возразить.

В испытующем взгляде предводительницы кошек Настя прочла приговор. «Цеска решила отправить меня на бой? Ой, нет!» - она рванула прочь. Но острые когти впились ей в загривок.

- Не бойся, Настенька, - прошептала Прицесса ей в самое ухо. – У нас всё получится. Клянусь тебе!



Глава 7

Не на жизнь, а на смерть!


Насте всё ещё не верилось, что это происходит на самом деле… А кошки уже уселись на подсвеченной луной танцплощадке полукругом, освободив половину территории для крыс. Те продолжали сновать туда-сюда, но тоже начали занимать места, желая насладиться зрелищем.

А Насте почему-то вспомнилась арена корриды, которую она видела в Испании. Там убивали ни в чём не повинных быков, лишь бы только потешить кровожадную публику. К восторгу зрителей кто-то должен умереть здесь этой ночью…

«Не ради зрителей! – внезапно поняла она. – Не ради всех этих кошек и крыс… Я буду драться за маму, за папу, за Женьку!»

В детстве так приговаривали, когда пихали в неё кашу. Настёна с сожалением вспомнила засохшие на тарелках геркулес и гречку: «Надо было больше есть всякой каши. Тогда сейчас, может, и справилась с этим крысёнышем… А так… Я же самая маленькая в классе! Как я могу победить кого-то в драке?!»

Принцесса прижалась мордочкой к её щеке:

- Верь в меня-у... У нас всё получится. Только продержись немножко!

- Легко сказать, - вздохнула Настя с тоской.

- Сделать нелегко, - согласилась кошка. – Но я прошу тебя чуть-чуть потерпеть. Не забывай, что у тебя-у теперь есть когти. И клыки. Это главное кошачье оружие. Крысёныш будет стараться укусить тебя-у. Отпрыгивай, бегай от него. Ты сейчас очень ловкая! И почаще наноси удар-ры когтями. Боль изматывает. Она обессилит от ран. Только не давай кр-рысе впиться тебе в горло. Она уже не отпустит. Но ты вывернёшься, я знаю… Девочки это умеют!

Лизнув Настино ухо, она вышла на центр площадки и повернулась к крысиной королеве.

- Повторяю, чтобы слышали все. Ты согласна, чтобы с твоей дочерью др-рался именно этот котёнок? Кем бы он ни был?

- Пусть дерётся! Кем бы они ни-и был. Да нам даже на руку, что в этом котёнке нет королевской крови! – злобно хихикнула крыса. - Значит, не обучен и-искусству боя. Пусть дерётся!

- Ты согласилась при свидетелях, - подчеркнула Принцесса и с достоинством кивнула: - Можно начинать.

Её сменил на площадке Мур Мурыч, которого единогласно избрали судьёй поединка. Как ни волновалась Настя, она успела подумать: «Надо же, как его все уважают! Не забыть бы выяснить – за что? Если, конечно… Если я…»

- Прошу сопер-рниц сойтись в центр-ре, - начал кот официально. Потом отмяк: – Иди сюда, малышка.

Он смотрел на Настёну так ласково, что ей вспомнился дедушка. Как он усаживал её на колени и гладил по голове, приговаривая: «Маленькая моя…» Давно они не ездили к дедушке…

Не чувствуя ног, точнее, лап Настя приблизилась к старому коту. Глаза Мур Мурыча улыбались. Но это совсем не значило, будто её ждёт что-то хорошее…

Кошки заволновались, точно лишь сейчас увидели Настю в первый раз:

- Да она совсем кр-рошечная!

- А зубы-то у неё сменились?

- Сумеет ли она постоять за себя?

«За себя? – повторила Настя. – Ну да, я буду драться и за себя тоже. Но не только! Ой, ничего себе – я спасаю человечество! Я что – Бэтмен какой-то? Или Брюс Уиллис? Я же просто девочка…»

Из колышущихся от ненависти крысиных рядов выскочила мышка. То есть это Насте показалось, что появилась толстенькая мышь – настолько меньше она была остальных. Но чем ближе подходило это существо, тем яснее становилось: это хоть и маленькая, но самая настоящая крыса.

- Да она не меньше меня! – пискнула Настя.

Мур Мурыч отозвался вполголоса:

- Ничего не бойся. Вспомни, что ты – человек. А она всего лишь мер-рзкая кр-рыса.

Но у маленькой крысы были большие зубы. И она продемонстрировала их первым делом. У Насти аж лапы подкосились от этого зрелища. Разве она сможет стерпеть, если эти клыки вопьются в неё?! До сих пор её до смерти пугала самая крошечная ранка… Уговаривала маму пластырем заклеить, даже если крови не было. А тут такие зубищи!

- Начинаем др-раку по моему сигналу, - прохрипел старый кот.

Над ареной битвы зависла тишина. Настя беспомощно оглянулась, ища поддержки. Все кошки замерли, как статуэтки, которые продавались во всех магазинах. У неё навернулись слёзы, всё смазавшие единой серой полосой, будто она кружилась на карусели. Только весело Настёне сейчас не было…

- Я с тобой! – услышала она голос Принцессы, но это не слишком её обнадёжило.

«Сама-то не стала драться, меня отправила! Взяла её на свою голову», - от обиды у неё задрожал подбородок. Заметив это, Мур Мурыч шепнул:

- Всему гор-роду повезло, что ты сегодня с нами!

Настя вспомнила: «Ах да! Я же людей спасаю…» Трудно помнить об этом постоянно, когда тебе всего семь лет, и на тебя скалится страшная крыса…

- Начали! – скомандовал кот.

То ли он незаметно оттолкнул Настю, то ли её просто отбросило от звука его голоса… Но в следующую секунду она уже была в метре от жирненького крысёныша, громко клацнувшего зубами.

«Ого! – обмерла Настя. – Головы у меня уже не было бы…»

Вспомнив, что велела ей Принцесса, она отпрыгнула влево как раз в тот момент, когда соперница бросилась прямо на неё. Когти! Настя глянула на свою лапу: острые лезвия, похожие на маленькие, кривые кинжалы уже торчали наготове. Размахнувшись, она саданула крыску повыше хвоста. И ощутила, как её когти вонзились в живое…

Настёна испуганно отдёрнула лапу. Оказывается, ранить кого-то совсем непросто, если ты – не злодей. Взвизгнув от боли, крыса подскочила и завертелась волчком. Воздух огласился восторженными кошачьими воплями.

- Давай, кр-рошка!

- Так её!

- Смерть кр-рысам!

«Разве я хочу ей смерти?! – ужаснулась Настя. – Папа всегда бабушке по телефону рассказывает, как я дружу со всеми жучками-паучками… Я же никогда никого не убивала!»

Но крысёнка не собиралась сдаваться так легко. Уже в следующий миг она снова рванулась в бой, оскалив страшные зубы. Собрав силы, Настя приготовилась к прыжку, и когда крыса была совсем рядом, сиганула прямо через неё. Быстро повернулась и обеими лапами ударила по серой спине.

- Будешь драться? Будешь людей обижать?

Это вырвалось как-то само, но озадачило крыску, которая и так всё хуже соображала от боли. И Настя воспользовалась её замешательством. Храбро подскочив поближе, она несколько раз ударила по длинному носу, по глазам, по ушам. И тут же отпрыгнула в сторону.

Маленькая крыса жалобно захныкала:

- Мама, мне больно!

- Дери-ись! – завизжала крысиная королева. – Не смей сдаваться! Весь наш род ждёт от тебя победы!

- У меня кровь течёт!

- Испей её крови. Это тебя взбодри-ит.

Крысы дружно завопили:

- Крови! Крови!

«Всё, - похолодела Настя. – Сейчас она точно меня убьёт…»

И неожиданно краем глаза заметила Принцессу, медленно передвигавшуюся вокруг танцплощадки, превратившейся в ринг. Пристальный кошачий взгляд показался ей знакомым… Цесса уже смотрела на неё так… Когда же это было?



Глава 8


Что значит – быть человеком?

Распалённая криками дочь крысиной королевы бросилась в драку с яростью. «Только не давай крысе впиться в горло!» - вспыхнули в Настиной памяти наставления Принцессы, и она опять отпрыгнула в сторону. Но на этот раз крыска предугадала её движение. Сбив с ног, она навалилась всем своим толстым телом, отчего в глазах у Насти потемнело. И стало совсем нечем дышать.

- Не сдавайся! – донеслось как будто из-под воды – так глухо это прозвучало.

Злобно захохотав, маленькая крыса разинула мерзкую пасть. Пахнуло, как из помойного ведра, и Настя больше от отвращения впилась когтями в её жирные бока. Взвившись от боли, крысёныш на секунду ослабил хватку.

Этого мига Насте хватило, чтобы вырваться. Но острые зубы впились в её хвост. Она вскрикнула и попыталась освободиться. Однако крысиные челюсти сжались ещё сильнее. Такой боли Настя в жизни не испытывала! Слёзы настоящим ручьём полились у неё из глаз…

«Вот почему кошки так орут, когда им наступают на хвост!» - пронеслось у неё в мыслях и погасло. Больше она ни о чём не могла думать. Была только боль – чёрная, нескончаемая, способная погасить даже луну. Настя погружалась во тьму, и ничего не могла поделать…

Внезапно всё кончилось. Боли, как не бывало. Открыв глаза, Настя обнаружила, что по-прежнему лежит на плитках танцплощадки, только всё вокруг как-то изменилось. Кошки подскочили и выглядели ошарашенными, а крысы бросились врассыпную. Но не скрылись совсем, ведь дочь крысиной королевы оставалась на арене. Поднявшись прыжком, Настя увидела её почему-то далеко внизу. Маленькая крыса уставилась на неё, выпучив глаза, и не шевелилась.

Только тогда Настёна поняла, что снова стала человеком! Вот зачем Принцесса наматывала круги, не сводя с неё взгляда! Она расколдовывала её, пока шло сражение.

- А теперь добей этого мер-рзкого кр-рысёныша! – донёсся призыв Цессы. – Сзади тебя валяется палка.

Настя растерянно повторила про себя: «Добить? Прямо насмерть? Но – как?!» Палку она всё-таки подняла… На всякий случай.

- Это не законно! – завизжала крысиная королева. – Это не котёнок, это настоящая девочка. Мы ни-икогда не встречаемся с людьми в честном бою!

- Я знаю. Вы убиваете их лишь, когда они беспомощны и не ждут нападения, - презрительно подтвердила Принцесса. – Но сейчас всё законно. У нас был уговор-р: твоя дочь дерётся с этим котёнком, кем бы он ни был.

От бессильной ярости крысиная королева завертелась волчком. Зато её парализованная ужасом дочка не шевелилась. Одного удара хватило бы, чтоб разделаться с нею…

- Я не могу! – громко сказала Настя. – Я – не убийца какая-нибудь…

И отшвырнула палку. Крысы шарахнулись, а кошки зашипели от разочарования. Только Принцесса приняла слова девочки, не моргнув глазом.

- Теперь вы поняли меня-у? – проговорила она, обведя всех пронзительным взглядом. – Вот чем настоящий человек отличается от кр-рысы. Он никогда не обидит беззащитного. О живодёрах я не говорю. Это не люди…

Притихшие кошки слушали, опустив глаза. Крысы бурчали что-то непонятное. Их королева от злости клацала зубами.

- Ну, и кто победи-ил? – пропищала она. – Все жи-ивы. Значит, ничья?

- Ничья между кошками и кр-рысами. Победил человек, - твёрдо произнесла Принцесса. – И никто из нас отныне не посмеет причинить ему вреда. Всем ясно?

Она строго посмотрела сначала на крыс, потом на кошек. Никто не решился возразить ей.

Только в этот момент Настя заметила, что стало гораздо светлее – ночь шла на убыль. Подбежав к Цессе, она присела рядом и шепнула:

- Мне пора домой. А то Женька с ума сойдёт, если обнаружит, что я пропала. И в школу надо… Ты пойдёшь со мной?

- Не сейчас, - Принцесса улыбнулась одними глазами, которые зеленели с каждой секундой. – Но я приду к тебе, обещаю. Мне нужно разобраться тут до конца. Мур Мур-рыч тебя проводит.

Отказываться Настя не стала. Ей хотелось по дороге выведать что-нибудь из прошлого этого всеми уважаемого кота. Помахав рукой кошкам, девочка погрозила пальцем крысам и направилась к воротам парка. Мур Мурыч степенно шёл рядом, поглядывая по сторонам, как настоящий телохранитель.

- Скажите, Мур Мурыч, - вежливо начала Настя, - а я теперь всегда-всегда буду понимать кошачий язык?

Он сдавленно кашлянул:

- Не думаю. Только пока ты не выр-росла, малышка… И то, лишь в границах нашего царства.

- Вы хотите сказать: этого парка? А Цессу… То есть Принцессу я и дома понимала.

- Она – особенная, - вздохнул Мур Мурыч.

- А вы разве нет? Вас все так слушаются… Вы, наверное, тоже принц? Или маркиз какой-нибудь…

Кот дёрнул пёстрым хвостом:

- Ничего подобного! Я – самый обычный кот. Даже домашним никогда не был… Пр-росто однажды я, - он смущённо замялся, - сделал кое-что полезное для кошачьего цар-рства.

Настю чуть не разорвало от любопытства:

- Что? Что?! Ой, расскажите, пожалуйста!

- Да ничего особенного.

- Ну, я очень-очень вас прошу! Мур Мурыч, миленький, хорошенький…

Поворчав немножко, кот признался:

- Однажды я пр-рогнал медведя, который забрёл в наше цар-рство. Ну, по-вашему – в этот пар-рк.

Настя так и замерла, сцепив у груди руки:

- Медведя?! Да вы – настоящий герой!

- Да чего там…

- Медведя! Ой, да я бы к нему близко не подошла!

Ей вспомнилось выражение «на пушечный выстрел», но произносить его вслух было уже поздно.

- А откуда же здесь взялся медведь? В городе-то…

- Сами не знаем. Похоже, из Лосиного остр-рова забрёл.

- Из заповедника? Я думала, там только лоси да олени живут.

- Мы тоже так думали…

Немного помявшись, она всё же спросила:

- А вам совсем не было страшно? Медведь всё-таки… Или чуть-чуть было?

Кот мог солгать ей. И Настя ничего не сумела бы доказать… Да и не стала бы. Но Мур Мурыч откровенно вздохнул:

- Ох, ещё как стр-рашно! Жуть пр-росто! Я же не сомневался, что сейчас он порвёт меня-у на клочки…

- А как же вы тогда…

Кот перебил:

- А как ты сегодня? Р-разве ты была уверена в победе?

- Ой, нет! У меня прямо ноги… то есть, лапы отказывали со страху!

- И у меня-у тоже, - доверительно муркнул кот. – Но мои котята только родились тогда… Они не успели бы удр-рать от медведя. Он ведь хоть и косолапый, но попробуй убеги!

Услышав про котят, девочка обрадовалась:

- А где ваши детки? Можно прийти поиграть с ними?

- Они давно стали взр-рослыми, - заметил Мур Мурыч без особого сожаления. – Живут каждый сам по себе. Иногда встречаемся… за обедом.

«На помойках!» - перевела Настя, но вслух этого не сказала. Даже кошка может стыдиться своей нищеты.

Посмотрев на кота с уважением, девочка вздохнула:

- Как же мне повезло сегодня! Узнала таких замечательных людей… То есть кошек. Я ещё ни одного настоящего героя до сих пор живьём не видела.

Остановившись, Мур Мурыч устремил на неё проницательный взгляд:

- Знаешь что, малышка… Если кого и можно назвать гер-роем сегодняшнего дня, так это тебя. И я гор-ржусь, что познакомился с тобой!

И у Насти опять навернулись слёзы.



Глава 9


Утренние поиски


Ей даже удалось вздремнуть часок. Потом противно запищал будильник, заворочался Женька за стеной... Сквозь сон Настя слышала все эти звуки, но никак не могла очнуться. Так устала она этой ночью…

- И где же твоя кошка? – пробился сквозь пелену насмешливый голос брата. – Похоже, удрала! Окно на кухне было открыто.

«Мы вместе через него вылезли… А потом Мур Мурыч забрался в эту щель… Вынес ключ… А как бы я…» - её снова утянуло на самую глубину забытья.

Но Женька уже стащил одеяло.

- Вставай, соня! У тебя урок через сорок минут. Я кашу сварил, иди поешь.

Её вдруг обожгло: «В школу же через парк идти! Может, я увижу кого-то из наших… То есть из кошек…»

Брат ещё не успел прикрикнуть в очередной раз, а Настя уже со всех ног бежала в ванную.

- Давай я сама дойду? – взмолилась она, уплетая кашу.

Оказалось, что ей жутко хочется есть! Всё-таки бои с крысами столько сил отнимают…

- Ещё чего! – Женя уставился на неё с недоумением. Обычно Настя радовалась, когда именно он отводил её в школу.

- Я ведь уже взрослая!

На языке вертелось: «Да я спасла вас всех от неминуемой погибели! А ты меня за руку через парк поведёшь?! А вдруг крысы ещё там? Они ж со смеху помрут!»

- За парком дорога, - металлическим голосом произнёс брат.

- Там же «лежачие полицейские»!

- Ну, мало ли… Дураков хватает.

- А я посмотрю сначала налево, потом направо.

- Ни за что!

- Ну, Женечка, миленький, хорошенький! Я тебя так люблю!

Схватив его руку, она нежно прижалась к ней щекой. Но Женька отдёрнул её, будто Настя его укусила.

- Да что с тобой такое?! Не пущу я тебя одну. Даже не надейся.

«Ну, и ладно, - смирилась Настёна, тяжело вздохнув. – Пять минут позора, и всё позади…»

…Однако в парке, как она ни высматривала, так и не встретилось ни одной кошки. Не говоря уж о крысах. Всё вокруг только просыпалось – солнечное, прозрачное, уже пахнущее осенью, хотя дни ещё стояли совсем летние. Но отдельные золотистые прядки уже красовались на берёзах. И редкие низкие облачка цеплялись за поредевшие кроны тополей.

«А красивое у них царство, - улыбнулась Настя. – Только зимой-то здесь как? Где они прячутся? Хотя вот же – замок!»

До сих пор она не сомневалась, что это разноцветное сооружение с горками и мостиками поставили для детей. Но теперь начало казаться - это замок Принцессы и её подданных. Просто на день кошки уступают его ребятам…

Задрав голову, Настя вгляделась в самую высокую башенку – может, там кто-то есть? Но окошко было пустым…

- Смотри под ноги, - сказал Женя папиным тоном.

- Я смотрю, - вяло отозвалась она. – Жень, а если Цесса вернётся…

- Кто? – не понял он.

- Ну, наша кошка! Принцесса. Я зову её Цессой, она сама разрешила. Ой! То есть, я думаю, что она не против… Если она придёт, ты ведь её пустишь?

Он помолчал:

- Не придёт она. Ей привычней жить на улице.

- Все кошки хотят иметь свой дом, - убеждённо произнесла девочка. – Я знаю. А Цеске просто нужно было уйти… По важным делам.

Фыркнув, Женька пробормотал:

- Представляю, какие у неё дела…

«И ничего ты не представляешь! А я точно знаю! – подумала Настёна торжествующе. – Вот повезло мне – совсем в другом мире побывала! И никто об этом не догадывается… Обидно даже».

…В школе ей впервые было как-то скучно и тянуло домой. Хотя до сих пор каждый урок преподносил маленькие открытия. Хорошая ей досталась школа! Вся такая розовенькая, маленькая. Правда, номер у неё был несчастливый… Но папа сказал, что многим число тринадцать наоборот удачу приносит! И Настя решила: так и будет.

А сегодня всё было не по ней… Слова учителей скользили мимо, и улетали за окно, сливаясь с последними птичьими песнями. Настя пыталась слушать и тех, и других, но мысли никак не желали возвращаться из парка!

«Чем же там всё закончилось? – не могла успокоиться девочка. – Жалко, я не увидела, как кошки погнали крыс! Ох, они удирали, наверное! Как ошпаренные…»

Ей представились дрожащие голые хвосты убегающих крыс. Они цеплялись и сплетались друг с другом, норовя всех превратить в одного гигантского крысиного короля. Пришлось низко склониться к парте, чтобы учительница не заметила, как Настя давится смехом.

В этот момент и прозвенел звонок. Его резкий звук прорезал сознание девочки, и ей вдруг открылось, что нужно делать. И немедленно.

Она огляделась: вокруг, как обычно, кричали и носились одноклассники, не замечая друг друга. Никто и внимания не обратит, если… Сунув учебник в ранец, Настя медленно потащила его к двери, выглянула в коридор. Никто не смотрел на неё… Она выскочила из класса, и бросилась к гардеробу.

- Меня отпустили домой, у меня живот болит! – протянула Настя, глядя на дежурную честными, несчастными глазами.

- Ох ты, бедненькая, - посочувствовала та, и помогла натянуть лёгкую курточку. – Пойди, отлежись…

«Как стыдно! – щёки у девочки так и пылали, а в ушах шумело, как во время гриппа. – Все будут считать меня врушкой… Никто не станет дружить со мной… Ну, и пусть! Всё равно я должна узнать, как там мои кошки!»

От школьного крыльца до парка она добралась бегом. Остановилась отдышаться и растерянно огляделась: а где же их искать?

- Цесса! - позвала Настя свистящим шёпотом. – Где ты? Мур Мурыч! Отзовитесь…

И затихнув, прислушалась. Даже дышать перестала! Но парк отозвался только птичьими трелями.

- Вы где-то здесь, я знаю, - проговорила она убеждённо. – Не могли же все разбежаться! Кто-нибудь тут есть… Кс-кс-кс!

Она бродила тропинками среди берёз и всё звала, звала… Танцплощадка, где ещё ночью разгорались страсти, была пуста. По замку бегали мальчишки… Гулявшие с малышами молодые мамы поглядывали на одинокую первоклассницу с тревогой, и самая заботливая даже спросила:

- Ты что-то потеряла, девочка?

Настя сообразила:

- Свою кошку! Вы не видели?

- Кошку? Кажется, какая-то прошмыгнула возле аттракционов. Посмотри там!

Этого Настя уже не слышала. Она со всех ног мчалась к каруселям.



Глава 10


Крысиная подлость


О, чудо! Это оказался Мур Мурыч. Непросто было заметить его пёструю шкурку в желтеющих кустах, но Настя вглядывалась очень пристально. И тихонько пришёптывала:

- Кис-кис!

Кот с шумом вывалился из кустов:

- Вот ты где!

- Мур Мурыч! – Настя даже подпрыгнула от радости, а потом присела на корточки. – А я вас ищу-ищу.

- Это я тебя ищу! Дома тебя нет. Пр-ропала!

Она часто заморгала:

- Вы ходили ко мне домой?

- А то! Неужели ты могла пр-респокойно пойти в школу, когда у нас тут…

У Насти похолодели ладошки:

- Что-то случилось?! Где моя Принцесса?

- Моя? – выпятил он длинные усы. – Вообще-то она – наша!

И, словно собравшись с духом, кот выпалил:

- Принцессу укр-рали.

Настю так и подбросило:

- Как?! Кто?

- Кр-рысы, конеш-шно, - прорычал и прошипел он одновременно. – Похитили самым подлым обр-разом!

Стиснув у груди руки, девочка в отчаянии прошептала:

- Крысы… Вот мерзавки какие! У нас же был честный бой. И они проиграли!

- Кр-рысы – они и есть крысы, - на его загривке сердито вздыбилась шерсть. – Ни совести, ни чести.

Настёне вспомнилось, что она читала об этих животных:

- А ещё говорят, у крыс очень высокий интеллект!

Мур Мурыч проворчал:

- Ну, может, для людей он и высокий… А мы, кошки, никогда не были от кр-рыс в востор-рге!

Девочка решительно подняла палку:

- Сейчас я их всех! Пусть отдают мою Принцессу. Вот так, так!

И несколько раз от души саданула по сухой, высокой траве. Семена полетели Мур Мурычу в морду, и он звучно чихнул, при этом ткнувшись носом прямо в землю. Настя смутилась:

- Ой, извините.

- Ничего у тебя не выйдет, можешь не махать своей дубиной - бесстрастно заметил старый кот. – Ты слишком огр-ромная…

- Я?! Да я самая маленькая в классе!

- Да, люди такие гиганты… И думают, что их рост на всё даёт им право. Но будь ты даже самой кр-рошечной среди них, в крысиную нору ты всё равно не пр-ролезешь.

У неё выпала палка:

- Что же делать?

- Ты знаешь, - загадочно отозвался кот.

- Я? Что я знаю? Нет, что-то я, конечно, знаю… Читать умею.

- Не то! – фыркнул он. – Или ты хочешь зачитать кр-рыс до смерти?

Её губы так и расплылись от смеха:

- А что? Есть такие книжки, от которых умереть можно! Нет, серьёзно, Мур Мурыч, что я могу сделать?

Он оглянулся – не подслушивает ли кто? И Настя невольно сделала то же самое. Но утренний парк был пуст, лишь возле замка, залитого мягким осенним солнцем, носились малыши. Да их мамы на скамеечках усердно занимались своими телефонами…

И всё же кот понизил голос:

- Ты должна привести подмогу. У тебя ведь есть старший бр-рат?

- Женька? – испугалась она. – Вы хотите, чтоб я всё рассказала Женьке?! Да он мне голову оторвёт!

- Если вы оба превратитесь в кошек, тогда сможете проникнуть в крысиное подземелье…

- Да ни за что!

- И Принцессу удастся спасти!

Настя обречённо села прямо в траву и обхватила коленки. Её воображение столь стремительно нарисовало мрачные подземные тоннели, что девочка успела ужаснуться и успокоиться. Если Женька будет рядом, конечно, не так страшно…

- Но что мы сделаем крысам? Мы ведь даже не будем людьми! А всего лишь маленькими кошками…

Кажется, старик обиделся… Усы его опять выпятились, а короткий хвост раздражённо задёргался.

- Всего лишь… К твоему сведению, мы самые главные в своём семействе! И львы, и тигр-ры, и леопар-рды – все они называются кошачьими.

- Я знаю, - она виновато коснулась его нагретой солнцем шерсти. – Это я, не подумав, ляпнула… Извините. Я только хотела сказать, что мы же вдвоём не справимся с целой толпой крыс! Они порвут нас на кусочки!

Мур Мурыч с достоинством поднял голову:

- Неужели ты думала я отпущу вас двоих? Что ты… Мы все пойдём вместе с вами.

И он промурчал что-то совсем непонятное. Потом пояснил:

- По-французски это значит: на войне, как на войне…

- Вы знаете французский? – поразилась Настя.

- А что удивительного? Это самый кошачий язык изо всех человеческих.

- А я только по-испански несколько слов запомнила, когда мы там были, - вздохнула девочка. – Это вряд ли поможет… Мур Мурыч, но если вы и так все туда собираетесь, зачем мы с Женькой нужны? Может, вы и без нас как-нибудь…

Он презрительно выдохнул:

- Тр-русишь?

- Ну… Вообще-то… Да, - созналась она. – Я же такой крохотулькой стану! А драться уже не с крысёнком придётся… С какой-нибудь здоровенной уродиной…

Ей показалось, или кот и вправду улыбнулся?

- Но ты ведь наша гер-роиня, Настя. Кошки пойдут за тобой. А я один их не уговорю, они же тр-русливые.

- Осторожные! – поправила она. Её обидело, как он говорит о тех, кто ей так нравится.

Но кот даже не услышал:

- И, главное, с тобой будет старший бр-рат! На него вся надежда…

«Вот как! – ей даже стало обидно. – Значит, не на меня, а на Женьку? Вот пусть тогда сам и идёт!»

Но ей тут же представилось, как Мур Мурыч приходит к её брату, и пытается на своём кошачьем объяснить: нужно пойти в парк и превратиться в котика, иначе Принцессу не спасти… Интересно, каким бы Женька стал котом? Наверное, полосатым, у него же всё время настроение меняется! То орёт на неё, то на руках таскает… И пушистым – волосы у него густые! После мытья он по дому в спортивной шапочке расхаживает, шевелюру прижимает. Смешной такой!



Глава 11

В поисках улик

Но в этот вечер Насте было не до смеха.

Во-первых, учительница, перепугавшись, что пропала ученица, позвонила Женьке. А тот, удрав из института, бросился искать сестру. Сломя голову. Это он так сказал Насте, хотя голова у него оказалась целой, совсем даже не сломанной. Она потом специально осмотрела и даже пальчиками под волосами прощупала. Только это намного позже было.

А когда Настя только увидела брата в парке, то захотелось одного – зарыться в землю, как делают страусы. Интересно, узнал бы её Женька по тому, что торчало бы наружу?

Глаза у него были совершенно дикие… Может, он вообще ничего не видел вокруг себя. Только маленький трупик под колёсами грузовика, который ему мерещился…

Во-вторых, он ничего не желал слушать ни о каких кошках! Даже после того, как отшлёпал её, прямо на аллее, где люди ходили. И никто, кстати, за Настю не заступился, только одна бабушка вскрикнула:

- Ой, что ж это делается?!

Но Женька на неё так глянул, что бабушка тут же растворилась. Она седая была в светлом плаще, поэтому очень хорошо замаскировалась среди берёз. А Мур Мурыч ещё раньше задом-задом и зарылся в кустах, чтобы и ему не перепало. Каким бы верным другом ни был кот, но о сохранности своей шкурки он всегда позаботится! Даже такой храбрый-прехрабрый, как старый боец с медведями.

Настя его, конечно, не выдала, сама получила всё, что причиталось от брата. Больно было… Только она не очень обиделась, ведь ясно же, что Женька от страха за неё так разозлился. Потом он потащил её домой, и чуть руку не оторвал по дороге… Но нужно было стерпеть и это, чтобы Женя успокоился, поел от души, как он любит, и тогда, может быть, согласился выслушать оправдания сестры.

«Он поймёт, - твердила Настя про себя, как заклинание. – Он обязательно поймёт, как это важно. Не дурак же! И он не трус. Он точно согласится спасти нашу кошку».

Её тревожило лишь то, что брат ещё не очень-то привязался к Цессе. И даже не расстроился, обнаружив утром её исчезновение. По крайней мере, Насте так показалось. Женя вообще меньше всего сейчас думал про кошку!

- Ещё месяца не отучилась, уже с уроков сбегать начала! – орал он, поддёргивая Настёну за руку. – Собираешься прославиться, как худшая ученица школы? У тебя все шансы есть!

Она только молча перебирала ногами, стараясь не упасть во время очередного рывка. Отвечать не имело смысла, Женька всё равно не стал бы слушать, в этом девочка не сомневалась. Как и в том, что он не выдаст её родителям. Сам наорёт, но другим не даст… А это было важнее, чем вывихнутое плечо.

Дома она сразу же забилась в уголок, где стоял её письменный стол, и начала прилежно делать уроки. Точнее, делать вид, потому что мысли никак не желали сосредоточиться на прописях с непонятными загогулинами, а улетали в парк, точно у них были маленькие крылышки. И мысли отчаянно махали этими крылышками, стремясь подальше от учебников и тетрадок.

Сделав пару попыток поймать их, Настя решила предоставить мыслям полную свободу. И потому не сразу поняла, о чём вообще спрашивает брат:

- Ну, и что ты написала?

Несколько секунд она молча смотрела на него, пытаясь сообразить, что ему нужно. Потом положила ручку и решительно произнесла:

- Женя, мне нужно с тобой серьёзно поговорить.

- Да ладно, не хнычь. Я и не собирался закладывать тебя родителям.

Настя даже удивилась: об этом и беспокоиться было нечего! Но брату благодарно улыбнулась:

- Спасибо, Женечка! Только я… У меня к тебе ещё одно дело есть.

И добавила то, что слышала в каком-то фильме:

- Речь идёт о жизни и смерти.

Он, конечно, хмыкнул, но к этому Настя была готова. Было бы странно, если б Женька сразу всё воспринял всерьёз. Не давая ему опомниться, она, цепляясь за его крепкую руку, заговорила быстро-быстро:

- Мы должны спасти Принцессу! Она – настоящая принцесса, понимаешь? К ней все коты обращаются «Ваше кошачество»… Как ты это угадал? Там ещё есть Мур Мурыч… И они все собирались сегодня ночью в парке. Все кошки города! Там их царство.

«Ой, как-то не так я говорю! – Настя в отчаянии больно стиснула запястье брата. – Он же ничего не поймёт! И не поверит…»

- Это мне не приснилось, Жень! Это было по правде. Принцесса превратила меня в котёнка, и мы с ней отправились в парк. Туда пришли крысы! Знаешь, какие противные! Они хотят перегрызть всех людей, а кошки пытаются им помешать. А мне пришлось драться с крысёнком. Но я его победила, потому что Цесса опять сделала меня человеком.

- Отлично, - невозмутимо отозвался брат. – А сейчас, раз ты снова человек, доделывай свои уроки, и будем ужинать. Мне ещё кое-куда сбегать надо. Ты же посидишь одна?

И попытался подняться, но Настя повисла у него на руке:

- Женечка, пожалуйста! Это же чистая правда!!! Ну, я клянусь тебе! Мы победили крыс…

- Мы? – фыркнул он. – Ты уже считаешь себя кошкой?

- Но я ведь была кошкой!

- Ну, нарисуй это, что ли… - беспомощно вздохнул Женька. – Чего ты от меня-то хочешь?

Она обрадовалась: наконец-то они добрались до сути дела!

- Ты должен помочь мне спасти Принцессу! Эти подлые крысы украли её, когда я ушла домой. Мур Мурыч меня проводил. А ты даже не заметил, что меня не было ночью.

- Не заметил, - подтвердил он. – А уж если б тебя действительно не было, я бы обязательно…

Настя насмешливо прищурилась:

- Что? Проснулся бы? Да тебя ж пушкой не разбудишь!

Его рот, наконец, расплылся в улыбке:

- Может, и не проснулся бы… Но всё равно следы остались бы, верно?

- Следы чего? Я же девочкой вернулась, а не котёнком! Мур Мурыч пролез в щель окна и вынес мне ключи. Вот я и…

Её вдруг пронзила догадка: ведь шёл дождь… Снова схватив брата за руку, она потащила его в кухню, быстро подняла жалюзи и торжествующе завопила:

- Вот!!!

- Что? – Женька склонился над подоконником.

С видом победительницы Настя ткнула пальцем: на белой поверхности отчётливо выделялись грязные кошачьи следы.



Глава 12


Рыцарь в кошачьей шкуре


Но Женька отказывался поверить в очевидное. Из одной только вредности – в чём Настя не сомневалась! - он упрямо твердил:

- Наверняка это следы Принцессы. Она шастала ночью туда-сюда, а мы не слышали.

- Ой, какой же ты стал… взрослый! – воскликнула Настя в отчаянии.

Он оторопело заморгал:

- А… это плохо?

- Ну, конечно! Они же такие скучные… С ними никогда ничего не происходит! И ты становишься таким же.

Осев на табурет, Женька тоскливо вздохнул:

- А что поделаешь… Я уже большой мальчик.

- Такой большой, что не можешь просто поверить мне?!

Снова ткнув пальцем в следы грязных кошачьих лап, Настя убеждённо повторила:

- Это был Мур Мурыч, а вовсе не Цесса. Она больше не возвращалась сюда. Её похитили. И кот как раз рассказывал мне об этом… А ты напал на меня! Прямо, как коршун на цыплёнка.

Брат рассмеялся и усадил её на колени:

- Значит, ты на сто процентов веришь во всё это?

- На сто? На я на целую тысячу верю! Или даже на миллион.

- Миллион процентов? Не слышал о таком…

- А ты вообще не много знаешь, как я поняла, - вздохнула Настя с сочувствием.

И вдруг подпрыгнула, как будто её цапнул исподтишка тот ночной крысёныш:

- Да ты погляди! Просто погляди в окно!

Едва скосив карий глаз, Женька ахнул и тоже вскочил. Чуть не сбив сестру, он прильнул к окну, за которым творилось что-то невообразимое. Весь двор был заполнен кошками! Они сидели возле подъезда, занимали все скамейки, свисали с деревьев, выглядывали из кустов…

- Они пришли за нами, - заворожено прошептала девочка и прижалась щекой к Жениной руке. – Ночь наступает, это их время. Никуда не денешься, Жень… Мы должны помочь им. Иначе людей не спасти.

- Каких людей? – ошарашено пробормотал он.

- Ну, каких! Я же тебе говорила, что крысы хотят нас всех перегрызть. Весь город!

- За что?

Наскоро пересказав почти всё, что сама узнала этой ночью (несостоявшийся сговор кошек с крысами она решила утаить!) Настя решительно взяла брата за руку:

- Пошли. Ты им нужен ещё больше, чем я. Потому что ты превратишься в большого кота. И покажешь этим крысятинам! А от меня толку немного…

- В кота? Не хочу я в кота!

Но она уже тащила его к двери, приговаривая:

- Да это совсем не страшно! Потом Принцесса тебя расколдует. Я же стала снова сама собой! Ты ведь не хочешь, чтобы крысы перегрызли всех твоих друзей?

В подъезде Женя всё же удержал её:

- Подожди ты! Допустим, я поверил, что кошки пришли к нам… Но почему они выбрали именно нас?

Снисходительно улыбнувшись, Настя похлопала брата по локтю:

- А ты ещё не понял? Мы ведь были единственными, кто пожалел грязную, промокшую кошку.

- Доброта наказуема, - пробормотал он, сдавшись. – Меня предупреждали…

Она сурово нахмурилась:

- А вот и неправда! Разве это наказание? Они выбрали тебя своим героем. Что же в этом плохого?

- А что хорошего?

- Ты прославишься, - произнесла девочка убеждённо. – Ты станешь самым знаменитым…

- Котом? – хмыкнул он.

- Спасителем котов! - вывернулась Настя. – Вот деда Мазая все же знают! Потому что он зайчиков спас. А ты не только кошек, но ещё и людей спасёшь. Целый город!

Женя вздохнул:

- Бред какой-то…

И дёрнул светлую косичку сестры:

- Как тебе удалось заставить меня поверить в такое?!


…Кошки встретили их душераздирающим воплем. Ко всем окнам прилипли соседи, глаза которых были одинаково вытаращены.

«Разговоров на неделю будет!» - проворчал Женька про себя, но деваться уже было некуда. Вскочив, кошки вытянулись в струнку, как готовые к маршу солдаты. Ему даже стало смешно: «Я в армии-то не был! А уже стал главнокомандующим».

Спрыгнув со скамейки, к ним вплотную подошёл старый пёстрый кот. Настя радостно шепнула:

- Это и есть Мур Мурыч!

Что-то промявкав, кот вопросительно, как показалось Жене, посмотрел на них обоих.

- Чего он хочет?

- Здесь я не понимаю их языка, - огорчилась девочка. – Надо скорее идти в кошачье царство! То есть в парк. Там я снова всё начну понимать.

Не веря, что произносит такое, Женька тихо спросил:

- А я? Я тоже освою кошачий язык?

- Конечно, - проговорила она убеждённо. – Раз они сами за тобой пришли!

Но Мур Мурыч не двигался с места. Его взгляд показался Женьке пронизывающим насквозь: так смотрел на зачёте их преподаватель по высшей математике… Настя в недоумении переминалась на месте, поглядывая то на кота, то на брата.

«Чего он ждёт?» – растерялся Женя. И попробовал заставить себя мыслить по-кошачьи: «Если б я пришёл к человеку за помощью… В чём… О чём же мне захотелось бы договориться ещё на берегу?»

Присев, он постарался забыть о том, что на них глазеет целый двор, и протянул коту открытую ладонь. Но глаза при этом отвёл, вспомнив, что кошки расценивают прямой взгляд, как агрессию. Почему-то не сомневаясь, что уж Мур Мурыч понимает человеческую речь, Женя проговорил:

- Я готов помочь вам. Не скажу, что я такой уж сумасшедший кошатник… Но ваша Принцесса мне понравилась. И я не хочу, чтобы с ней что-то случилось. Хотя с ней уже случилось… Но я… - он оглянулся на сестру. – То есть, мы попытаемся спасти её. А заодно и свою шкуру. Настя сказала, что крысы ополчились на всех горожан. А у меня много друзей в этом городе. И вообще, здесь живут хорошие люди!

Внимательно выслушав, кот поднял лапу и положил её в Женину ладонь. Потом вдруг поднялся на задние лапы и коснулся мягкими подушечками его лба. Настя ахнула:

- А! Знаешь, что это он сделал?

- Знаю, - прошептал Женя. – Он посвятил меня в рыцари…



Глава 13


Знакомство с волшебницей


Почему-то лишь в парке, где среди берёз уже дышали страхом сумерки, Настя спохватилась: «А кто же нас превратит в кошек на этот раз? Принцессы-то нет! Неужели кто-то ещё из них умеет колдовать?» И наклонилась к старому коту:

- Мур Мурыч, так вы тоже волшебник?

- Никак нет, - ответил он почему-то по военному.

Женька так и шарахнулся! Не готов оказался к тому, что поймёт, произнесённое котом. А Настя обрадовалась: наконец-то! На языке уже вертелся следующий вопрос:

- А как же мы…

Но морда Мур Мурыча стала хмурой, и усы по-боевому выпятились.

- Потер-рпи, - рыкнул он.

Насте удалось сдержать вздох: «Вот вечно так! Взрослые тоже обожают из всего устраивать тайны… Нет, чтобы сразу объяснить по-человечески! Или по-кошачьи».

Державший её за руку брат ни о чём не спрашивал, и выглядел таким серьёзным, что Настя заволновалась: «А он не заболел? Всё молчит да молчит! Может, у него горло болит? Или… Как это говорят? Язык отнялся? Или присох… Такое тоже, кажется, бывает…» Но спрашивать не стала. Когда брат не в духе, ему лучше не докучать, это она уяснила ещё года в два.

Кошки тоже следовали за ними молча, воинственно неся над собой тонкие, как лезвия, и пушистые хвосты. Редкие прохожие шарахались от усатой армии, некоторые даже крестились. И Настю тянуло крикнуть каждому: «Не бойтесь! Это дураки придумали, будто кошки – это нечистая сила. Они хорошие, они вас же спасти пытаются!» Только и этого она тоже не сделала. Разве всем объяснишь?

Темнота наползала быстро, как юркая ящерица, которая тащит за собой чёрный полог. Пока дошли до танцевальной площадки, где ночью состоялся бой с крысёнком, Настя уже перестала различать землю под ногами. И ещё крепче сжала руку брата.

Внезапно она испугалась: «Женька же носит контактные линзы! Или очки… А если в кота превратится? С глазами-то что будет?»

- Мур Мурыч, - позвала она тихо. – Можно я только один вопросик задам?

Кот остановился:

- Мы пришли. Можешь спр-рашивать.

Но то, что пугало Настю, его только рассмешило:

- Ни р-разу не встречал кошку в очках! Не бойся, девочка. Твой бр-рат станет настоящим котом! И зрение у него будет кошачьим. Острым.

- Хорошо, - кивнула Настя.

Но некоторое беспокойство всё же осталось. Мур Мурыч задрал голову, глядя на Женьку:

- Ты готов?

Тот пожал плечами:

- Надеюсь!

Несколько мгновений кот пристально вглядывался в лицо человека, потом кивнул.

- Готов, - и крикнул во весь голос. - Пригласите её!

- Кого? – замерла Настя.

Но ей никто не ответил. Вскоре она заметила, что в кошачьей толпе возникло движение, будто кто-то резал её на две части.

- Кошка идёт, - удивлённо заметил брат. – Обычная кошка-старушка.

Мур Мурыч так и зашипел от негодования:

- Тиш-ше! Услыш-шит! Это ж-же наш-ша старейш-шина!

И в почтении припал к земле, как сделали остальные:

- Рад приветствовать, Маруся!

Настя едва не рассмеялась: так звали её подружку по подъезду! Знала бы она, что её именем зовут самую древнюю кошку города!

Маруся никак не желала проявиться из темноты… То есть видно было, что к ним движется нечто, но разглядеть в этом кошку никак не удавалось. И Настя поняла почему, когда Маруся приблизилась вплотную. Она была угольно-чёрной! Ни одного даже малюсенького белого пятнышка. Только глаза пугающе желтели в полной тьме…

«В жизни такой чернющей кошки не видела!» - ахнула девочка и быстро зажала рот ладошкой. Вдруг Маруся обидится?

- Друзья зовут меня Масей, - хрипловатым голосом сообщила кошка, придирчиво осматривая людей. – Вы – друзья?

Брат с сестрой переглянулись, и Настя неуверенно пискнула:

- Принцесса считает нас друзьями.

- Это хорошая рекомендация, - меланхолично заметила Мася. – И говорят о вас только хорошее… Это ты, девочка, победила крысу в честном бою?

- Это была маленькая крыска, - призналась Настя. – Но бой был честным! Правда, в конце я превратилась назад… То есть в человека… Но Цесса сказала, что…

Мася вскинула лапу:

- Довольно. Подробности мне известны. Принцесса выбрала вас, а я доверяю своей лучшей ученице.

«Она говорит совсем, как человек, - удивлённо отметила девочка. – Все коты или мурчат или шипят, а она – нет!»

Неожиданно заговорил Женька, до того молчавший так долго, что Настя даже испугалась, услышав его голос. Но он звучал выдержано, даже чуть ласково, и она сразу успокоилась.

- А я могу называть вас Масей? – уточнил он, и когда старая кошка кивнула, продолжил. – Мася, вы поможете мне превратиться в кота? Я, так понял, что больше никто не спасёт Принцессу… Она – хорошая кошка. Мне не хотелось бы, чтоб она погибла.

Маруся выслушала его со вниманием и, кажется, осталась довольна.

- Ты не сказал, что обожаешь Принцессу… Это хорошо. Ведь это не было бы правдой. Настоящая любовь не рождается за один вечер.

«Ух, ты! – поразилась Настя. – Кошка, а рассуждает о любви… Интересно, она права? Надо будет у мамы спросить!»

На миг ей стало тоскливо и холодно. Родители ещё никогда не оставляли их одних, но у бабушки, которая жила за триста километров, случилась авария, прорвало какую-то трубу… И они помчались на помощь. А детей оставили дома, потому что начался учебный год, а учёба – это… Это… Ну, это ведь важно, правда?

Девочке вдруг подумалось, что если б родители не уехали, они с Женькой не нашли бы Принцессу. Ведь из школы Настю всегда забирал папа на машине, и они просто не оказались бы в парке. И ничего этого не было бы… Страха не было бы. Драки с крысой. Побега из школы, за который ей ещё влетит. Превращений… Жалко!

- Не будем медлить! – объявила Мася. – Ночь уже пришла в город, пора действовать.

Хотя никакой команды не было, кошки тотчас попятились и встали кругом, в центре которого остались трое. Даже Мур Мурыч отошёл в сторонку.

- Не закрывай глаза, - шепнула Настя брату. – Принцесса говорила, что всё в жизни нужно принимать с открытыми глазами.

- Хорошо сказано! – выдохнул он.

Слышно было, как часто, прерывисто он дышит. А Настя уже не испытывала страха. Превратиться в кошку – это не самое плохое, что может случиться в жизни! Только бы крысы не сожрали…



Глава 14


Кошки – это страшная сила!


Женька обернулся рыжеватым с широкими полосками сибирским котом! Он стал таким здоровым и пушистым, что Настя громко ахнула. И сразу вспомнила, как брат всегда боролся со своими волосами, чтоб не торчали пышной шапкой. Вот почему, оказывается! И родился он в Сибири, это позднее они переехали в Подмосковье… Всё сходится!

На ушах у него хищно торчали кисточки, совсем как у рыси. Карие глаза стали тёмно-оранжевыми, словно в их глубине горел настоящий огонь. Страшновато было смотреть в эти глаза… Длинные тёмные Женькины усы воинственно торчали, а пышный хвост напоминал палицу. Во всём его кошачьем теле чувствовалась такая сила, что Настя сразу успокоилась: «Да крысы передохнут от страха, только увидев его!»

- Ты такой красивый! – восхищённо мяукнула она. – Вот бы мне такого котищу!

- Я у тебя и так есть, - промурчал Женя, оглядывая себя.

- Но тебя не потискаешь, когда ты – человек, - вздохнула Настя.

- Ты и сейчас не сможешь меня потискать, - он, кажется, только заметил её. – Какая ты маленькая! Совсем котёнок.

Это её не опечалило:

- Я всегда маленькая!

- Но гордая птичка, - процитировал он сквозь зубы старую комедию. И поднял лапу: - Как этим пользоваться?

Когти рванулись из мягкой подушечки, грозными, кривыми ножами. Женька издал звук, слегка похожий на смех.

- Ого! – вырвалось у Насти. – Да ты, прямо, воин какой-то…

- Сибиряк, - довольно заметила Маруся. – Мощный, храбрый, терпеливый. То, что надо. И, главное, шкуру не прокусишь! В шерсти увязнешь.

Насте сразу представилась огромная крыса, зубы которой спутаны длинными клоками рыжеватой шерсти. Она беспомощно пытается содрать её лапами, но ничего не выходит. И крыса визжит от бессилия, катаясь по земле… А за ней уже попадается в шерстяную ловушку другая, третья, четвёртая…

- Чего ты хихикаешь? – Женька легонько стукнул её хвостом.

- Пора выступать, Командир-р, - хрипло проговорил Мур Мурыч.

Было заметно, что с той минуты, как произошло превращение, старый кот стал относиться к Жене с большим почтением. Но, кажется, даже Мася не ожидала, что Мур Мурыч назовёт его Командиром.

Женька вздрогнул и как-то подобрался. Этот хмурый взгляд Настя знала – он не сулил ничего хорошего. Утешало, что в этот раз старший брат сердился не на неё.

- Построиться! – рявкнул Командир.

В кошачьих рядах началась неразбериха, и Насте показалось, что эти животные в жизни не разберутся, как это сделать. Но, как ни странно, вскоре все встали парами, совсем как её одноклассники, когда их вели в столовую. Сама она решила держаться поближе к брату… В конце концов, у каждого командира есть адъютант!

Мур Мурыч тоже выступал рядом, и Насте подумалось, что старый кот может занимать в их армии пост консультанта. А вот Мася отправилась восвояси, проворчав напоследок:

- Военные забавы уже не для меня… Я своё дело сделала.

На ходу Настя поинтересовалась у Мур Мурыча:

- А кроме Маси… Маруси… никто не смог бы нас превратить?

- Никто, - неохотно признал кот. – Мася пыталась учить своему колдовству и других кошек, но эти дур-ры… Прости! – спохватился он. – В общем, никто не смог овладеть этими премудр-ростями.

- Нам повезло, что она ещё жи…

Настя прикусила язычок. Ведь Мур Мурыч выглядел почти таким же старым, как Мася. Кошка даже казалась стройнее… Может, потому что чёрная? Мама всегда говорила, что тёмное стройнит.

Однако кот лишь усмехнулся, дёрнув усами:

- Жива пока. Ей уже восемнадцать!

- А вам? – вырвалось у Насти.

Ей было известно, что бестактно спрашивать о возрасте у пожилых женщин. Но ведь Мур Мурыч не был женщиной. И вообще – человеком…

- Мне ещё только шестнадцать, - отозвался он с гордостью.

«Интересно, сколько это будет по человеческим меркам? – задумалась Настя. – Надо будет выяснить…»

Перед ней воинственно маячил пышный Женькин хвост. Изредка он оборачивался и строго осматривал кошачий отряд. Настя тоже оборачивалась – из любопытства. И видела, что все кошки прямо на глазах подтягиваются под взглядом Командира.

Ей стало смешно: «Сказать бы ему ещё утром, что он станет главным котом царства - в лоб получила бы… А теперь вышагивает себе, как ни в чём не бывало! Все мальчишки мечтают кем-нибудь покомандовать…»

- Пришли, Комадир-р, - прохрипел Мур Мурыч. – Видишь, вон ту дыру под плитой заброшенного летнего ресторана? Это лазейка в кр-рысиный мир.

Горящие Женькины глаза сделались круглыми, потом резко сощурились, как будто он пытался разглядеть, что скрывалось в темноте. Все кошки замерли под его огненным взглядом.

- Крысы – умный и жестокий противник, - заговорил Командир.

И Настя вдруг обнаружила, что ей неловко даже мысленно называть его просто Женькой. И она решила обращаться к нему, как Мур Мурыч. Главное, не отвлекать его сейчас, дело-то важное… Может, самое важное из всего, что они сделали в своей жизни!

А Командир продолжал свою речь:

- Я знаю, что кошки… То есть мы с вами – мирные животные. И никогда не дерёмся ради драки. Только если есть угроза жизни – нашей или наших котят. Но существует закон неприкосновенности нашей территории! И ни один из нас не позволит другому хозяйничать на его земле. Тем более угрожать тем, кого мы любим. Если не желают жить мирно, пусть убираются туда, откуда явились к нам!

Многоголосый кошачий вопль, полный решимости драться, прозвучал в ответ на его призыв. Такой крик Насте уже приходилось слышать: иногда так орали коты у них под окном. Но сейчас её просто оглушило! Распластавшись на земле, она зажмурилась и поджала хвост.

Заметив это, брат положил тяжёлую лапу ей на загривок:

- Малыши останутся здесь. Пусть вылавливают крыс на выходе. С ними останутся их матери – на подмогу. Заодно и охоте научат. Остальные – за мной!

- А я? – пискнула Настя, вывернувшись из-под его лапы. – Со мной нет мамы! Я что – одна тут должна оставаться?!

- С тобой останется Мур Мурыч, - и он так взглянул на старого кота, что ослушаться тот не посмел.

Склонив голову, Мур Мурыч отступил от хода в подземелье.

- Ой! – Настя ткнулась головой в пушистый бок брата. – А ты как же там без меня… Командир?

Неожиданно он лизнул её шершавым языком:

- Не бойся, сестрёнка! Скоро я верну тебе нашу Принцессу. А ты будь начеку! И остальным не позволяй зевать, а то крысы – шустрые твари. Если проскочат, потом их не поймаешь.

- Я с этой дырки глаз не спущу! – пообещала она мрачно. – Будь спокоен, Командир!

«Верю! – удивился он. – А ведь она справится…»

- Всем хорошенько вылизаться, чтобы не было ни малейшего запаха, - приказал он. – Мы выступаем!

«Каким он стал! – замерла Настя в восхищении. – Всё знает… Настоящий боевой кот!»



Глава 15


Битва в темноте

Быстрым стелющимся шагом Командир продвигался по узкому тёмному тоннелю. Ему пришлось прищурить глаза, чтобы их огненный цвет не спугнул какую-нибудь крысу раньше времени. В памяти мелькало некогда прочитанное о коллективном разуме этих тварей, об их способности выжить даже в очаге радиации, о том, что они могут питаться такой дрянью, как полиэтилен и прогрызают кирпичи. А главное: крысы учатся мыслить, как люди.

«Вот почему я так нужен был кошкам, - догадался он. – Без человека им не спасти свою Принцессу…»

За ним пробирались десятки хвостатых бойцов, желавших только одного: прогнать крыс из своего царства. Ведь здесь, под землёй, всё равно была их, кошачья, территория. Об ужине никто не помышлял – слишком отвратительна была даже мысль о том, чтобы съесть гадкую крысу. И пахло здесь кладбищем!

Внезапно слуха коснулся какой-то шорох… Замерев с поднятой лапой, Командир медленно повернул крупную голову. В уходящем влево ответвлении мелькнула узкая тень. Он метнулся за ней, прошипев уже в прыжке:

- Двое за мной, остальные – прямо!

Кто бросился следом - Командир не видел. Только краем глаза на повороте заметил движение ринувшегося за ним кота. Он был уверен в своих новых товарищах, не зря же ходит поговорка, что кошки не сдаются. Значит, все будут биться не на жизнь, а на смерть…

Но чего ему совсем не хотелось, так это смерти хотя бы одной из кошек. И свою миссию он видел в том, чтобы вернуть Принцессу, не погубив при этом никого из её подданных. Обмануть крыс. Запугать. Командир готов был на всё, лишь бы вернуть котятам их отцов. Пусть даже говорят, что коты не заботятся о потомстве… Только что же тогда двигало сейчас всеми, кто шёл на бой, если не забота о малышах?

Крысу Командир заметил первым и, не успев испугаться, оскалил зубы и прыгнул ей на загривок. Рот наполнился мерзким вкусом крови, но это не могло заставить его разжать челюсти. Он мотал свою пищащую и рвущуюся добычу, рвал её когтями, и душил, душил…

Когда крыса внезапно обмякла под ним, его отбросило в сторону. Всё тело, к которому Командир уже успел привыкнуть, содрогалось от ужаса и отвращения. Ему казалось, что сейчас его совсем по-человечески стошнит…

«Я убил её, - остро колотилось в голове. – Я же никого не убивал! Только комаров… Мух…»

Но продолжалось это недолго. Может быть, какой-то миг. А уже в следующий, Командир осознал: его товарищи тоже сражаются с крысой – одной, но такой огромной, что её и вдвоём трудно было одолеть.

Прыжком он набросился сзади и вступил в схватку. Не прошло и минуты, как с монстром было покончено. Не глядя друг на друга, коты побежали дальше, ловя каждый звук, но через несколько метров уткнулись в тупик.

- Возвращаемся, - бросил Командир и прыжками помчался к основному отряду.

«Это были крысиные лазутчики, - догадался он. – Их король решил обезопасить себя. Боится гадёныш!»

Нагнав остальных кошек, они обнаружили в их рядах странное смятение. Командир прорвался вперёд и сразу понял, в чём дело: из темноты на них надвигались полчища крыс. У него перехватило дух: «Нам не победить их. Они же огромные! Их тьмы, и тьмы, и тьмы…»

Почему память подбросила эту блоковскую строчку, он не задумался… Но она прозвучала подсказкой: ты – человек, используй это!

И он выкрикнул, остановившись:

- Мы пришли на переговоры к вашему королю. Если он не узнает того, что я собираюсь ему сказать, вам всем придётся плохо!

Уж чем-чем, а умом крысы обделены не были. Они задумались, и это заставило Командира замереть. Смышленые кошки не издали ни звука… Они доверяли ему безоговорочно. Если б хоть один кот проявил бы сейчас строптивость и возразил Командиру, всё пропало бы. Но все молчали, и это было воспринято крысами, как знак кошачьего единства.

Когда противники попятились, закопошились, пытаясь развернуться и наступая друг другу на лапы, Командир затаил дыхание. Хотелось поверить, что половина победы уже в кармане, но было страшно сглазить удачу. Всё же он заставил себя шагнуть следом за крысиной армией, и хвостом уловил - за ним двинулся кошачий отряд.

Как долго все они шли в молчании, потом даже вспомнить не удалось. Иногда ему начинало казаться, что зал крысиного короля находился здесь же под территорией парка. В другие дни мерещилось, будто идти пришлось чуть ли не через весь город! А тогда он слишком волновался, чтобы считать минуты.

Внезапно крысы начали проваливаться куда-то целыми рядами! Но никто из оставшихся не поднимал панику и не пищал. Они покорно следовали за соплеменниками. И тоже исчезали в темноте…

Только усилием воли Командир заставил себя подойти к краю ямы. И только глянув вниз, понял, что происходит. Под ними виднелось земляное подобие комнаты, которое и оказалось резиденцией крысиного короля. В дальнем углу на ящике копошилось нечто странное. Командиру показалось, будто у чудовища несколько голов.

«Это и есть их король? Вот урод, так урод!» - на мгновенье его чуть не одолел смех. Но сейчас это было бы совершенно неуместно.

- Десять чело… бойцов со мной, остальные пока ждите здесь. А то мы там передавим друг друга.

Глубоко вдохнув, Командир легко прыгнул первым. Лапы не подкосились от страха, и стало легче поверить, что он сумеет выдержать всё до конца. Со всех сторон от него мягко приземлялись коты – добровольцами стали те, что покрупнее. Сгрудившись вокруг командира, они двинулись к тому углу, где восседало чудовище. И уже было ясно видно, что крысиный король – это не что иное, как несколько сросшихся крыс.

Командира всё тянуло передёрнуться от омерзения: «Фу, гадость какая!» Когда он был человеком, брезгливость не позволяла ему даже поднять пальцами дохлого жука. А его сестра хватала ссохшийся трупик без малейших сомнений! Наверное, Настю даже такой монстр не смутил бы…

- Зачем яви-ились? – взвизгнула одна из пяти голов крысиного короля.

«Ладно бы ещё три! - почему-то подумалось Командиру. – Это как-то привычней. Змей Горыныч и всё такое… А пять – уж чересчур!»

- Мы пришли за своей Принцессой, – собравшись, ответил он решительно. – И мы заберём её!



Глава 16


Одна голова хорошо, а пять…


Остальные головы крысиного короля заверещали разом, перебивая друг друга:

- Наш уговор в си-иле?

- Вы готовы? Вы готовы?

- Мы снова союзники?

- Они сдали-ись! Я так и знал!

Командир еле слышно спросил у рыжего кота с отрубленным хвостом:

- О чём это они?

В янтарном глазу вспыхнуло изумление:

- Тебе не рассказали? Видишь ли, мы… Дур-рость такая!

- Что именно?

- Да мы уже отказались от этого плана…

- Говори! – потребовал Командир.

У Рыжего недовольно задёргались усы, похожие на морозные ниточки:

- Ну… В общем, мы хотели заключить союз с кр-рысами против людей. То есть не всех людей! – испуганно заверил он. – Только против живодёр-ров. Чтобы… устранить их. Но кр-рысы решили вообще очистить город от людей. И мы р-разорвали договор!

У Командира голова пошла кругом: оказывается, все эти кошечки не такие уж невинные жертвы! А он бросился за них в бой, очертя голову… Почему же Настя ничего ему не сказала?!

И сам уже догадался – почему. Ведь если б ему была известна вся правда, вряд ли, его удалось бы уговорить на эту авантюру. А девочке хотелось только одного: спасти любимую кошку. Вот она и решила утаить часть правды…

Рыжий покосился на него с тревогой:

- И что теперь, Командир? Ты не бр-росишь нас?

Размышлять было не о чем. Он мрачно буркнул:

- Нет. Я буду с вами до конца…

«…раз уж ввязался в это!»

И сделал шаг вперёд:

- Мы не сдались, и не надейтесь. И вы нам не союзники. Крысы и кошки никогда не будут заодно!

Опять раздался многоголосый визг короля:

- Но ведь вы никогда не еди-ите нас!

- Они нас не едят!

- Ведь мы же не мыши, вы ими пи-питаетесь.

У Командира вырвалось:

- Но пищишь ты, как мышь! Только ты в десять раз здоровее мыши, даже если считать твои тела по отдельности.

Крысиные головы озадаченно переглянулись. Они пытались понять: не оскорбил ли их этот кот? Одна его фраза казалась обидной, вторая похвальной…

Не позволив королю опомниться, Командир громко произнёс:

- Никакого единого фронта кошек и крыс не будет. А если вы попытаетесь удерживать нашу Принцессу и посмеете нам угрожать… Я – человек, если хотите знать! Меня только на время превратили в кота.

На мгновенье воцарилась тишина, только изредка из крысиных рядов доносилось попискивание. Потом одна из голов осторожно поинтересовалась, хищно поблёскивая маленькими глазками:

- И-и что?

- Да! – подхватила другая. – Сейчас-то ведь ты – кот!

- И мы можем разорвать тебя!

Лязгнули крысиные челюсти. Но Командир и ухом не повёл. Его только всё больше мутило от гадкого запаха, стоявшего в подземелье.

- Если я не вернусь, мои близкие обратятся в санэпидемстанцию. Я оставил подробные инструкции. Придут люди в специальных комбинезонах и пустят сюда газ. Никто из вас не выйдет живым.

Крысы в замешательстве переглянулись:

- Газ?!

- Нас никогда ещё не трави-или газом!

- А ваша Принцесса?! – обрадовалась самая смышлёная из голов – вторая слева. – Она ведь тоже сдохнет!

- Сдохнет! Сдохнет! – подхватили остальные.

Командир улыбнулся:

- Не страшно. Думаю, она предпочтёт умереть. Лишь бы истребить всех вас!

Коты уставились на него в недоумении. Им не верилось, что Командир так легко жертвует той, за которую они готовы были вступить в смертельную схватку. Он тихонько добавил, отвернувшись, чтобы хитрые крысы не прочли по губам:

- У кошек девять жизней!

- Это что значит? – наклонился к нему Рыжий. – Принцесса не умр-рёт?

- Я постараюсь, - шепнул Командир.

Больше они ни о чём не спрашивали, только многозначительно переглянулись. До их слуха доносился противный скрежет – это крысы неистово царапали камни, попадавшиеся в почве. Они молчали, не сводя с кошек пронзительных взглядов, и это начинало действовать на нервы. Но Командир изо всех сил сохранял невозмутимость, пока королевские головы шептались между собой, и, кажется, начинали ссориться.

Наконец, средняя издала истошный вопль:

- Люди-и-и! Они опять нас обхитри-или!

Вся крысиная толпа отчаянно завизжала и, будто разом сошла с ума. Каждый, хватаясь когтями, пытался вскарабкаться соседу на спину. Они рвали друг друга, и от боли паниковали ещё больше.

«Подождать немного, - подумал Командир. – И они сами себя прикончат».

Но эта мысль пришла и в одну из королевских голов. И все его пасти издали пронзительный визг:

- Ти-ихо!!!

Не сразу, но крысы угомонились. Крайняя справа голова выкрикнула:

- А если мы отдади-им вашу Принцессу…

- …вы оставите нас в покое? – подхватила левая сторона короля.

Коты оживились, мягко переступая лапами. Но Командир усмирил их взглядом.

- Нет, - твёрдо ответил он. – Мы не можем вам доверять. Если хотите уцелеть, вы должны покинуть наш город. Навсегда. Иначе, люди уничтожат вас всех.

«Почему я на самом деле не оставил никакой записки? – пожалел он. – Если всё сорвётся, родители даже не узнают, что с нами случилось… Это жестоко».

- Путешествие! – осенило его. – Почему бы вам не отправиться в путешествие? Вы ведь никогда не выбирались за пределы этого города? А, может, вам понравится жить на природе?

Было заметно, что каждое его слово погружает крыс во всё большее замешательство. Они нервничали, карябали землю, попискивали и прикусывали уши и хвосты друг друга. А их король просто не находил себе места. В какой-то момент даже показалось, что сейчас его части передушат друг друга! И Командир не удержался от язвительной радости: «Вот было бы хорошо!»



Глава 17


Экипаж Его величеству!


Но король всё-таки взял в себя в руки. Точнее в лапы… Которых у него хватало с избытком!

- Мы при-иняли решение! – пропищала его средняя часть.

И остальные не замедлили подать голос:

- Мы не можем рисковать жи-изнями нашего народа…

- Раз кошки нас предали… - захлебнулась возмущением вторая справа.

- …нам не справиться с людьми в одиночку! – закончила крайняя. – У ни-их газ!

И они заверещали хором:

- Мы начинаем большое переселение!

Командиру захотелось вытянуться на земле – лапы у него подкашивались. «Мы победили. Без крови. Без жертв. Победили!» - но сил на радость уже не осталось. Да и нельзя было показывать её крысам! Вдруг из вредности им захочется испортить всё, к чему привели переговоры?

И он только сдержанно кивнул:

- Самое разумное решение, Ваше величество!

В злобных крысиных глазках легко прочитывалось подозрение. Но Командир смотрел спокойно и уверенно. Без малейшей насмешки.

«Впрочем, - пришло ему в голову, - это тоже может взбесить крысу. Кто знает, что на уме у этих тварей!»

Его коты слегка расслабились, Полосатый даже сел рядом, точно опасность уже миновала. Только Рыжий с подозрением стрелял по сторонам жёлтым взглядом, и по шкуре его то и дело пробегала дрожь. Для него эта война ещё не кончилась. И он был прав: когда имеешь дело с крысами, забываться не стоит...

- Вы поможете нам! - свирепо объявил король.

У Командира едва не вырвалось: «Убраться из города? Уж, конечно поможем!» Но ему опять удалось сдержаться:

- Что от нас требуется?

- Перенести меня! – раздался в ответ требовательный визг.

- Перенести?! – коты изумлённо переглянулись.

Крысиные головы так и взбесились:

- Да! Да!

- И-и что тут странного!

- Они ещё удивляются!

- Король не в си-илах передвигаться сам.

- Короля даже кормят его подданные!

- Как же король может поки-инуть город?!

Рыжий процедил сквозь зубы:

- Нести кр-рысу?! Ещё не хватало! Позор-р!

Другие тоже заворчали на все лады, но Командир шикнул на них:

- Тиш-ше! Хотите всё испортить? Это меньш-шая жертва, какую мы можем принести! Никто из наш-ших не погиб, радуйтесь!

Они пристыжено умолкли, но подушечками лап с выпущенными когтями продолжали месить землю. Командира осенило:

- Никто не увидит этого! Мы дотащим крысу до выхода из подземелья, а потом я сбегаю домой… Да, надо будет превратиться назад в человека! – озабоченно напомнил он себе. – Я принесу чемодан на колёсиках. Посадим туда короля, а крыс впряжём, как в карету. Он будет страшно доволен! А ваша репутация не пострадает.

Его план понравился всем. Король просто пришёл в восторг:

- Путешествие!

- В настоящей карете!

- Я в жи-изни не выбирался на поверхность…

- И-и чемоданов не грыз.

- Давайте же дви-игаться!

Острые крысиные когти в нетерпении царапали землю, сросшийся хвост нервно отбивал удары, а головы продолжали выкрикивать каждая своё.

- Нет! – рявкнул Командир, разом заглушив все голоса. – Мы не сдвинемся с места, пока не увидим свою Принцессу. Мы хотим убедиться, что она жива и здорова.

Все разом притихли, и коты затаили дыхание. На секунду Командира охватило отчаяние: «Они уже убили её! Вот почему так растерялись… Им некого предъявить. Как же я скажу это Насте?»

Но король уже сбросил мгновенное оцепенение:

- Ваша кошка у крыси-иной королевы…

- В дальних покоях.

- Но если вы согласны ждать…

- …я прикажу при-ивести её.

- Немедленно!

Последнее самая смышлёная голова рявкнула, отринув сомнения остальных. Терять время не было выгодно никому – ночь заканчивалась…

Несколько крыс тотчас скрылись в тёмном проходе, и даже топот их вскоре затих. «Далеко они её упрятали, - недовольно отметил Командир. – Пока приведут!»

Однако вернулись они быстрее, чем он ожидал. Первой появилась тёмная крыса, в крошечных глазках которой было столько ненависти к миру, что сразу стало понятно – это и есть королева. Чем выше трон, тем острее одиночество. Ещё издали она буравила Командира взглядом, показавшимся ему знакомым.

«Прямо наша школьная математичка! – узнал он. – Её дети раздражали, как кошки крыс!»

Зеленоглазая Принцесса выступала в плотном кольце крыс, которые не сводили глаз с маленького кошачьего отряда. Если б хоть один из котов сделал резкое движение, крысиные клыки со всех сторон вонзились бы в тело, покрытое голубоватой шёрсткой.

- Спокойно, - шепнул Командир. – Всё в порядке. Главное, она жива.

И продолжил уже погромче, но так, чтобы не напугать крыс:

- Ваше высо… То есть, Ваше кошачество, мы пришли за вами. Скоро вы будете на свободе.

Сузив глаза, Принцесса пристально всматривалась:

- Кто ты? Я не узнаю… Женя?!

- Как вы узнали? – поразился он. – В жизни я, вроде, не очень-то похож на сибирского кота!

Ему показалось, или кошка действительно загадочно улыбнулась?

- На то я и Принцесса, чтобы понимать многое… Тебе помогла Маруся?

Он кивнул. Изумрудный взгляд стал ласковым:

- Спасибо, Женя. Я сразу угадала, что ты – хороший человек. Но ты оказался ещё и храбрецом!

Что-то дрогнуло и сжалось у Командира в груди: «Почему я раньше не замечал, какая она красивая?»

- Хватит! Ти-ихо! – взвизгнула королева. – Свидание окончено! Вы не получите её, пока мы все не будем в безопасности!

Король запищал:

- Сначала мы должны уйти-и!

- Неси свой чемодан.

- Мы не причини-или вашей Принцессе вреда!

- Ты убеди-ился.

- Теперь дело за вами!

Грубовато подталкивая, крысы заставили Принцессу вернуться в покои королевы. Удаляясь, кошка оглянулась, и её взгляд навсегда остался в сердце Командира. Нежный взгляд, полный надежды…



Глава 18


Возвращение на землю


Жестом позвав котов за собой, Командир двинулся вперёд. В крысиных рядах зароптали, но он, словно раскалённое ядро метнул в неприятелей огненный взгляд. Угрожающая возня прекратилась.

- Надо найти какую-нибудь кар-ртонку, - шёпотом предложил молчавший до этого чёрный кот. – И везти его на ней. Пр-ротивно же на себе эту крысятину тащить!

Командир взглянул на него с уважением:

- Отлично! Ваше величество, прикажите вашим подданным раздобыть кусок картона. Или что-нибудь вроде этого. Они лучше знают подземелье. Вам гораздо удобнее будет передвигаться, как на носилках.

Услышав приказ, крысы с готовностью метнулись в разные стороны.

«Вот сейчас и придушить бы их короля! – мелькнула недобрая мысль, но Командир отогнал её. – Нельзя. Уговор есть уговор. Мы не должны действовать подло, как крысы».

Однако несколько охранников вернулись, опомнившись, и уселись между котами и королём. Командир не сводил с них горящего взгляда. Спина его была напряжена до того, что уже сводило мышцы, но расслабиться не получалось. Чудилось: сама темнота подкрадывается со всех сторон, роняя тягучую слюну. И он знал, что пока не окажется на поверхности, вдохнуть полной грудью не удастся. Чем дышать под землёй? Как это крысы живут здесь годами?

- Наверху ночь? – вдруг встрепенулся король.

- Что? – очнулся Командир. – Да, уже давно ночь.

- Отли-ично!

- Наши глаза не вынесли бы света!

- Темнота – это при-и-иятно…

«Как же мне надоел этот визг, - поморщился Командир. – Тишины хочется. Когда вернусь домой, заклею Наське рот! Если вернусь…»

Справа раздалось шуршание, и вскоре три крысы вынырнули из темноты с помятым куском картона. Подтащив его вплотную к королю, они дождались подмоги и пересадили его на лист.

- Пусть бы сами и пёр-рли его! – рыкнул Рыжий.

- Должны же они отыграться на нас, - фыркнул Командир. И громко потребовал: - Верните Принцессу, иначе мы и с места не сдвинемся. Надеюсь, вы недалеко её увели?

Несколько секунд король медлил. Потом прошипел на два голоса:

- Хочеш-шь всё сразу? Нет уж!

- Выведеш-шь меня – получиш-шь свою кош-шку…

- Лучш-ше наш-шей королевы никто уследит за кош-шкой!

- Но Принцесса пойдёт с нами? – у Командира похолодело в груди от недоброго предчувствия. – Мы должны видеть её.

Крысиные головы заскрипели зубами:

- Уви-идиш-шь!

- Когда принесёшь чемодан!

- И-и мы будем в безопасности-и!

Ему захотелось умчаться за чемоданом немедленно, чтобы поскорее закончить эту жутковатую историю. Но бросить своих Командир не мог. Какой он Командир после этого?!

И он отдал приказ:

- Взяли! Мы уходим отсюда.

…Наверху сияли звёзды. Командир увидел их, первым выбираясь из норы, и у него захватило дух. Никогда ещё небо не казалось ему таким красивым… В нём были глубина и спокойствие. Хотелось лечь на траву и молча смотреть на маленькие искры, мерцавшие тайной.

«Я так и сделаю, - пообещал он себе. – Если не получится сегодня, то завтра уж точно… И эта ночь покажется мне жутким сном».

Однако сейчас он ещё не мог позволить себе этого. И повернувшись к своему миру спиной, вцепился зубами в край картонки, на которой восседал многоголовый монстр. Упираясь лапами, Командир изо всех сил тащил его наверх, а друзья подпирали снизу. От острого крысиного запаха свербело в носу и уже подташнивало. Но Командир не сдавался… Было жизненно важно вытащить это чудовище из его убежища! Иначе крысы не оставят в покое город.

Когда, наконец, удалось выволочь короля на поверхность, коты так и рухнули.

- Слабаки эти кошки, - пробурчала какая-то из крысиных голов.

Никогда в жизни Командир ещё так не задыхался! Рот его был открыт, сердце колотилось с сумасшедшей скоростью. В эти минуты он был почти уверен, что никогда больше не поднимется… Куда там за чемоданом бежать!

Кто-то тыкался в него и лизал шершавым языком. Через силу приоткрыв глаз, Командир увидел котёнка, и не сразу сообразил, что это его сестра.

- Настя, - выдохнул он.

- Ты жив, жив! – повторяла она, чуть не плача. – Я так боялась, что ты не вернёшься… Вдруг эти мерзкие крысы…

- Тише! Их король может обидеться.

Её мордочка передёрнулась от отвращения:

- Какой он страшный! Ужас просто…

- Да плевать! Главное, мы заключили мирный договор.

- Как ты их уговорил?

- Я же человек, - усмехнулся он. – Это их убедило.

Она потёрлась о брата щекой и начала разминать его лапками. Не прошло и пары минут, как его конечности перестали дрожать, и дыхание снова стало ровным. Вскочив, Командир нашёл взглядом Мур Мурыча, удерживавшего на расстоянии кошек и малышей, глаза которых горели в темноте от нетерпения. И позвал его жестом:

- Только вы! Больше никому не подходить.

Но сам пошёл старику навстречу, чтобы крысиный король не слышал их разговора. Настя держалась с ним рядом, он шкурой чувствовал её тепло.

«У кошек температура тела выше, чем у людей, - припомнилось ему. – Сколько там… Тридцать девять, что ли… Надо будет почитать о них. О нас…»

- Крысы готовы уйти из города, - сообщил Командир вполголоса. – Только королю требуется карета. Всё, как положено. Я решил отдать ему чемодан на колёсиках.

- Р-разумно, - вставил Мур Мурыч.

- Но для этого…

- Я понял. Тебе нужна Мар-руся.

- Точно! Она далеко?

Старый кот махнул пёстрым хвостом:

- Да здесь она. Вернулась. Не выдер-ржала!

Показалось, будто тот усмехнулся в усы. Но тут же беспокойно заозирался:

- А где же наша Принцесса?

- Они отдадут её, когда получат транспорт. То есть чемодан. Нужно поторопиться!

Строго осмотрев сидевших поодаль кошек, Командир грозно велел:

- Крыс никому не трогать, пока меня нет! Особенно короля. Это, кстати, он там на бумажке…

«…как какашка!» - мелькнуло в мыслях озорное.

Но произносить такого вслух он не стал. А потом пожалел об этом: смех мог бы разрядить атмосферу! Правда, ему никогда не доводилось видеть смеющуюся кошку… Тем более, крысу.


Глава 19


Карету мне, карету!


Маруся уже сама спешила им навстречу, спрыгнув со скамейки. Не пришлось даже ничего объяснять, она сразу же деловито поинтересовалась:

- Пора?

Он кивнул. И вдруг уловил в душе сожаление: сейчас ему вернут человеческий облик, и он навсегда перестанет быть Командиром. В мире людей ему никого не доводилось вести в справедливый бой. Были, конечно, школьные драки – обычное дело! Но никогда они не воспринимались, как настоящая битва…

- Надеюсь, ты уже всё продумал, - тихо сказала Мася. – Потому что превратиться можно только один раз в сутки. В следующий раз ты сможешь стать котом только завтра.

- Думаю, это больше не понадобиться. Крысы сегодня же уйдут из города.

Она отозвалась задумчиво:

- Хорошо, что ты в этом так уверен.

- А вы нет? – не удержался он.

Кошка сделала неуловимое движение. Будь она человеком, можно было бы сказать, что она пожала плечами.

- Когда имеешь дело с крысами, ни в чём нельзя быть уверенным. Утром они дадут слово, а уже днём нарушат его десять раз.

- Такое случалось?

- А этот глупейший уговор с ними насчёт мести живодёрам? – напомнила Мася. – Они тут же всё извратили! Никто из кошек не собирался расправляться с людьми.

Командир пробормотал:

- Никаких переговоров с террористами…

- Что ты говоришь?

- Да нет, ерунда. Это одно из правил человеческого мира. Ну что, начали? Они долго ждать не будут. Хорошо, мы живём рядом с парком. То есть с вашим царством.

Неожиданно старая кошка потёрлась о его щёку. Он растерянно муркнул.

- Я хотела поблагодарить тебя! Пока ты понимаешь мои слова… Некоторым людям, - она взглянула на Настю. – Вот твоей сестре, например! Удаётся понимать наш язык и в человеческом облике. Но ты слишком взрослый… Боюсь, что ты быстро забудешь его. И тебе будет слышаться лишь мяуканье.

- Надеюсь, нет, - встревожился он.

- Посмотрим! Но всё же лучше тебе сейчас узнать, как мы все тебе благодарны. Без тебя ничего не вышло бы.

- Ещё ничего особенного и не вышло, - вздохнул Командир. – Крысы здесь, а Принцессы нет.

Маруся посмотрела на него, как, бывало, глядела бабушка: и строго, и ласково одновременно.

- Спасибо, Командир, - произнесла она торжественно. – А теперь – приготовься…

В первый момент у него даже голова закружилась: земля провалилась вниз, и вокруг потемнело. Женя не сразу вспомнил, что люди видят куда хуже кошек, вот он и ослеп на миг. Энергично взмахнув руками, он зачем-то похлопал себя по коленям и рассмеялся: всё-таки быть человеком чертовски приятно!

У его ног тёрся котёнок… Подняв сестру на руки, он погладил тёплую спинку:

- Какая же ты корохотулька! Маруся, а её вы сейчас превращать не будете?

И замер в ожидании ответа: вдруг их язык уже непонятен ему?!

- Ночью в парке Насте безопаснее оставаться котёнком, чем девочкой, - рассудительно заметила Мася.

Женька с облегчением перевёл дух и опустил сестру на землю:

- Вы правы. Последите за ней, пожалуйста. Не бойся, Настёнка, всё будет хорошо. Я побежал.

И он кинулся к дому, твердя про себя: надо успеть, успеть… Это колотилось в голове и груди, сбивая дыхание. О том, что может случиться, если его возвращение затянется, не хотелось и думать! Нужно было просто бежать изо всех сил. Мокрый асфальт бросался под ноги мутными пятнами фонарей. На миг Женька поднял глаза: звёзды ещё были яркими, а небо чернильным, глубоким. Только бы ночь не кончалась…

Своей скоростью Женя остался доволен, но, оказалось, что всё зависело вовсе не от неё. Ворвавшись домой, он бросился в кладовку, где хранился чемодан. Вспыхнувший свет вынудил зажмуриться:

- Ярко-то как!

Но Женька заставил себя открыть глаза. Схватив стоявшую в углу стремянку, он быстро забрался наверх и протянул руку к чемодану. Пальцы похолодели – чемодана не было. Боясь поверить в очевидное, он обвёл взглядом все полки, спрыгнул вниз и обшарил углы. Не было чемодана.

Зажмурившись, он попытался вызвать в памяти картинку: родители собираются к бабушке… Неужели они взяли с собой чемодан? На пару-то дней… Женьке отчётливо увиделась чёрная дорожная сумка, которую отец кладёт в багажник. Да, так и было. Куда же делся этот дурацкий чемодан?!

И вдруг ему ясно услышался мамин голос: «Я одолжу наш чемодан Тане? Ей не с чем поехать в Италию».

- Таня, Таня, - забормотал он, пытаясь вспомнить, где живёт подруга его матери.

Нет, адреса Женя не помнил, и никогда не провожал её. Да и вернулась ли она из этой Италии? Он заметался по квартире, пытаясь найти хоть что-нибудь, на чём можно было бы перевести крысиного короля! Но у них не было ни тачки, ни тележки… Настина коляска для кукол оказалась слишком мала.

- Что же делать?! – взвыл он. – Не на руках же его тащить!

В первую секунду эта мысль показалась совершенно невозможной – мерзость-то какая! Но уже в следующую Женя понял, что другого выхода нет. Только ему под силу будет утащить этого жуткого монстра подальше от кошачьего царства. Подальше от людей…

Вернувшись в кладовку, он нашёл старое покрывало, которое не жалко будет потом выкинуть. Не домой же нести после крысы… Говорят, они переносят чуть ли не пятьдесят болезней! Ему не хотелось заполучить ни одной. Тем более, заразить Настю. Он прихватил матерчатые перчатки, которые отец купил для возни с машиной, и зажигалку: «Спалить надо будет потом эту заразную тряпку!»

Напившись про запас, Женя выскочил из дома и помчался к парку. Сердце то и дело проваливалось от страха: только бы ничего не случилось там без него! Лишь добежав до заброшенного летнего ресторана, он с облегчением перевёл дух: и кошки, и крысы были на месте. Они сидели друг против друга двумя воинствующими армиями, но никто не нарушал перемирия.

- Я уже здесь! – выкрикнул он, подбегая. – Чемодана не нашлось. Ваше величество, вы не будете против, если я перенесу вас на руках? Куда вам будет угодно.



Глава 20


Шире шаг!


Женька не был уверен, что крысы тоже понимают человеческий язык. Хотя об их уме рассказывают легенды! Но крысиному королю это не составило труда.

В первый момент чудовище было очень разочаровано. Так оно и заявило:

- Я ди-ико разочарован!

И Женя удивился, что тоже до сих пор распознаёт крысиную речь.

- Ты обещал мне настоящую карету!

- Её украли, - солгал он. – Я не знал этого. Но поверьте, в моих руках вам будет не менее удобно.

«Только мне бы дотащить этого монстра… Не такой уж он и маленький!» - подавил Женя вздох.

Головы короля о чём-то зашушукались, со стороны показалось, даже захихикали. Наверняка радовались случаю отыграться хоть на одном человеке за весь свой род. Женька терпеливо ждал. Неподвижные кошки напряжённо вслушивались в их разговор. Затихли даже котята.

- Хор-рошо! – наконец, рыкнула средняя голова.

- Ты понесёшь нас впереди-и.

- А наша королева выйдет и-из убежища последней.

- И-и выведет вашу Принцессу.

- Все будут довольны.

Женя сказал ему в тон:

- Хорошо. Ну, поехали? Вы меня не цапнете, ваше величество?

- Ещё чего! – фыркнул король. – Свои-их лошадей надо беречь!

«Мерзавец! – мысленно огрызнулся Женя. – Ещё издевается. Ладно, спокойно».

Расстелив покрывало, он натянул перчатки, стиснул зубы, чтобы не стошнило, и пересадил крысиного монстра на самый центр. Потом аккуратно завернул его, чтобы не вызвать недовольства. Король оказался увесистым, и Жене стало боязно: не переоценил ли он своих сил? Хватит ли их, чтобы вынести эту крысу за город? Ведь они сейчас в самом центре, а город у них хоть и не большой, но не деревня всё же…

Не позволив себе колебаться, он быстро зашагал к главному входу в парк. Маршрут Женя уже наметил – сколько раз бегали с мальчишками в поля ловить кузнечиков. Тогда это становилось настоящим путешествием! Он наделся, что сейчас расстояние окажется куда меньше, чем мерещилось в детстве.

«Зачем мы ловили этих кузнечиков? – спросил он себя, стараясь думать о чём угодно, только не о том, что тащит в руках уродливую крысу. – Им, наверное, страшно было попасться нам в руки… Кажется, мы отпускали их. Или… Надеюсь, что отпускали…»

Просыпавшееся солнце разбавляло тьму всё сильнее. И Женя невольно ускорял шаг, уже почти бежал, задыхаясь. Он поминутно оглядывался, надеясь увидеть Принцессу, но за ним следовали только полчища крыс. И хотя сердце то и дело тревожно замирало, ему стало смешно: «Я как тот парень с дудочкой из сказки… Крысолов, что ли? Надо перечитать с Настёнкой. Вот уж не думал, что такое случится в моей жизни!»

- Где Принцесса? – спросил он на ходу.

Королевский нос высунулся наружу:

- Со свои-ими кошками!

- Где же ещё? – донеслось из-под покрывала.

Женя уточнил:

- Ты уверен, что королева вывела её?

Больше он не видел необходимости обращаться к уродливой крысе на «вы». Тем более подданные не слышали их. Король тоже, кажется, не заметил нарушения этикета.

- А ты спроси-и: следует ли Её вели-ичество за нами? – довольно равнодушно посоветовал король.

- Тебя это не особо волнует, как я погляжу? – хмыкнул Женька.

В руках у него началась возбуждённая возня. Наружу вырывались приглушённые возгласы:

- …бывает такой несносной!

- …ненави-идит меня…

- Она считает меня уродом!

- Крыса и есть крыса…

«А сам-то кто?» – усмехнулся Женя.

Но короля ему стало жаль: не виноват же он, что превратился в этакого урода! Интересно, как это произошло? Или отдельные существа срослись ещё в младенчестве, и король другим себя и не помнит?

Но расспрашивать он не стал. Ему казалось, от разговоров ноги сами собой замедляют шаг… Ведь беседу лучше вести, прогуливаясь неспешно. А необходимо было, как можно скорее избавить город от крыс. Шаги у него всегда были широкими – не только Насте, но и маме приходилось почти бежать рядом, когда Женька забывался... Однако сейчас он казнил себя за то, что передвигается преступно медленно!

Дома становились всё ниже, улицы короче… На окраине уже просыпались собаки, гремевшие цепями за старыми заборами. Вслед крысиному войску нёсся возмущённый лай. Псы рвались в бой, охотничий инстинкт разрывал им сердца, требуя гнаться за добычей, ловить, душить… Но хозяева предусмотрительно приковали их к будкам, и оставалось только неистово проклинать ускользавших от расправы крыс.

Поймав себя на том, что не распознаёт их языка, Женя крикнул в покрывало:

- Слушай, король, а почему я всё ещё понимаю тебя? Мы ведь давно за пределами кошачьего царства…

Донеслось хихиканье:

- А это уже мои-и проделки!

- Ты думал, я ни на что не годен?

- Крыси-иный король тоже имеет си-илу!

- Как бы я руководи-ил тобой, если б ты не понимал меня?!

Женя удивился: «Он всерьёз полагает, будто руководит мной? Не такие уж они и умные – эти крысы!»

Впрочем, некоторые сомнения неприятно закопошились в душе. Их быстро заглушила усталость – руки затекли, во рту пересохло… Женька попытался плечом вытереть вспотевший лоб, и едва не вывалил короля из покрывала. Существо внутри распищалось, закопошилось:

- Эй-эй, осторожней!

- Смотри-и, не урони нас.

- Какой неуклюжий…

- Ладно тебе, - добродушно перебил Женя. – Ничего же не случилось! Доставлю тебя в целости-сохранности.

Последние дома остались позади, и он вывел крыс в поле. Но решил не останавливаться – нужно было подальше увести их от города. Впереди темнел лес, макушки которого уже золотились осенним солнцем. Казалось, он улыбался человеку, этой ночью слившемуся с миром животных…

- Вы поселитесь за этим лесом, - проговорил Женька вслух. – Тебе понравится там, король. Ты сможешь любоваться природой… Не всё же под землёй торчать! Что ты там видел?

К нему высунулась острая усатая морда и умильно попросила:

- А ты мне остави-ишь покрывало? У меня ещё никогда не было такого удобного ложа!



Глава 21


Прощание


Прежде, чем побежать назад, Женька всего на минуту позволил себе остановиться в лесу. Он был совсем один, но сейчас это казалось блаженством – так утомило его бурное общение с крысами. Следом за ним в рощу вошло утро, отразилось улыбками в белых стволах берёз, разбудило птиц, готовых подарить прощальные песни перед отлётом на юг. Из-под бурого, влажного листа лукаво выглянула сыроежка, но Женя не стал рвать её. Ему хотелось сохранить этот мир неприкосновенным.

И всё же не удержался – тронул золотистую прядку берёзы. Послышалось, будто повис хрустальный звон, таким прозрачным, холодноватым был воздух.

«Редко мы выбираемся в лес, - подумал он с сожалением. – Раньше чаще ходили… Пикники устраивали. А сейчас родителям столько работать приходится… Но иначе не прожить. Неправильно всё устроено!»

Постаравшись отогнать печальные мысли, он представил, как обустраиваются на новом месте крысы. Королю Женя, как обещал, оставил покрывало, сделав вид, будто отрывает подарок от сердца. А на самом деле только вздохнул с облегчением – назад тащить не придётся! И сжигать его в лесочке не хотелось…

Новое место пришлось крысам по душе. Женя понял это по оживлённой суете, воцарившейся в поле. Им не терпелось исследовать все пригорки и ямки. Писк стоял такой – хоть уши затыкай!

И только королева зловеще молчала, не спуская с Жени острого взгляда полного ярости. Он постарался скрыть усмешку: «Злится, что я лишил её благ цивилизации? Ничего, свежий воздух полезней для здоровья! Не девочка, чай! Пора о цвете лица заботиться!»

Она ничего не сказала ему напоследок, зато король, как всегда, разразился многоголосьем:

- Не думал, что скажу…

- …но – спаси-ибо!

- Нам тут нравится!

- Привольно… Ти-ихо…

- И-и дышится легко!

Не решившись коснуться крысы без перчаток и покрывала, Женька помахал на прощанье рукой:

- Живите дружно! И постарайтесь больше не наживать себе врагов.

Вслед ему раздался оглушительный писк. Рассмеявшись, он обернулся на ходу и, дурачась, зажал уши. Кажется, они поняли шутку и не обиделись. Ни с кем не хотелось ссориться этим утром.

…Возвращаться в город было весело: солнце освещало дорогу, и заводные мелодии сами собой всплывали в памяти. Так Женька и вошёл в кошачье царство, напевая, и чуть не приплясывая. И сразу увидел Настю, уже вернувшую себе и косички, и карие глазки.

- Девочка, а, девочка! – крикнул он издали. – Что это ты делаешь спозаранок в парке?

И вдруг заметил, что глаза у неё заплаканные…

Перепрыгивая через кошек, которые путались под ногами, Настя бросилась к нему. Обхватила за пояс и зарыдала в голос:

- Крыса убила её! Убила!

У него остановилось сердце:

- Принцессу?!

Несколько раз судорожно кивнув, Настя заплакала ещё громче. Он закрыл глаза. Вот, что значил полный ненависти прощальный взгляд крысиной королевы… Ему-то казалось, эта ведьма злится за то, что их выжили с насиженного места. А она уже отомстила ему. И всем кошкам. Поставила мат как раз в тот момент, когда партия казалась им выигранной.

- И вы отпустили её?

- Да-а! – протянула Настя. – А если б мы напали на королеву, крысы вернулись бы! И опять началась бы война. Мур Мурыч решил, что всем будет лучше, если крысы навсегда уберутся из города.

Женька вытер платком её мокрые щёки:

- Где она?

Настя безнадёжно махнула рукой. Обняв сестру, Женя пошёл к разрушенному ресторану. Кошки расступались, пряча глаза. Значит, не только он ощущал себя виноватым…

Вытянувшись дымчатым тельцем, Принцесса лежала на бурой траве. Перекушенная шея была, словно кольцом, схвачена спёкшейся кровью.

- Такая маленькая, - прошептал Женька и закусил губу, чтобы не расплакаться.

- Она была мелкой пор-роды. Р-русская голубая, - напомнил Мур Мурыч.

Когда он приблизился, никто и не заметил. А, может, старый кот и сидел здесь, только смотрели все на Принцессу.

Женя зажмурился от отчаяния:

- Выходит, всё зря?!

- Как же зря? – подала голос Маруся. – Вы спасли людей, это главное.

- Разве? – он сердито шмыгнул носом. – Чем это люди лучше вас? Они же хотели вас уничтожить!

Мур Мурыч уточнил:

- Живодёр-ры хотели.

- Но кто-то же отдал им приказ! Не знаю, мэр, или ещё кто-нибудь. Не сами же они открыли сезон охоты.

Мася напомнила:

- И кошки желали погубить людей. А Принцесса пыталась спасти всех. Только себя не уберегла.

У Насти вырвался громкий всхлип, и Женя прижал её покрепче. Посмотрев на девочку с сочувствием, Мася рассудительно заметила:

- Ненависть всегда приводит к жертвам. Никому не удаётся уцелеть на войне, даже если он остаётся жив. Нам всем придётся всю жизнь зализывать раны…

- Я никогда не забуду её, - прошептала Настя, цепляясь за брата. – Я так хотела, чтобы она жила с нами.

Ему увиделся нежный изумрудный взгляд…

- Я тоже хотел.

Теперь на него были устремлены десятки других. Женя заставил себя встряхнуться:

- Завтра же… Нет, почему – завтра? Уже сегодня! Я пойду в Общество защиты животных и расскажу им, что в парке живодёры охотятся на кошек. Они так этого не оставят! Поверьте, многие люди вас любят. И очень мало тех, кто желал бы вам зла.

- Это так, - буркнул Мур Мурыч. – Только не желать зла, ещё не значит помогать!

- Верно, - вздохнул Женька. - Бездомным животным нужно помогать. Строить приюты…

Мася возмущённо дёрнула хвостом:

- Приюты?! Ты думаешь, найдётся кошка, которая согласится жить в приюте? Нам нужна свобода. Или свой дом.

- Компромиссов вы не признаёте? – улыбнулся Женя. – Ну, это очень… по-кошачьи!

Задрав голову, сестра настойчиво дёргала его руку:

- Жень, а Жень! Дом ведь особенно нужен тем, кто ещё маленький, правда? Беззащитный…

- Ну, почему? – не согласился он. – Мне тоже нужен дом. А ты на что это намекаешь?

Она потупилась, изредка постреливая глазками.

- Понимаешь, когда я была котёнком, мы очень подружились с одним мальчиком… То есть тоже котёнком, конечно. Он такой хороший, с ним так весело играть! Может, мы…

- Хорошо, - согласился Женя, не дослушав.

И вдруг испытал радость, словно совершил сейчас самый правильный за последнее время поступок. Маруся благодарно потёрлась о его ногу, а он впервые решился погладить её…

…Похоронив Принцессу под голубой – в тон её шёрстке – елью, Женя взял на руки чёрно-белого котёнка, облюбованного сестрой, и оглядел кошек, усевшихся скорбным кругом.

- Мы ещё увидимся, правда?

- Хор-роший ты пар-рень! – неожиданно заявил Мур Мурыч. – Гер-роический! И сестр-ра тебе под стать!

- Всегда будем рады вас видеть, - добавила Мася. – Но вы ведь не гуляете по ночам? А днём нам не дадут поговорить… Здесь всегда столько народу! Вон, кстати, уже идут…

Женя оглянулся: от центрального входа по аллее торопливо шла девушка в светлом плаще. Её пепельные волосы развевались по ветру. Поравнявшись, она подняла глаза и неуверенно улыбнулась. Взгляд у неё был изумрудно-зелёный…

Подавшись к ней, Женя остановился в нерешительности: «Но что я могу ей сказать? Такая красивая…»

И вдруг сзади донёсся ласковый Настин голосок:

- Девушка, хотите котёночка? Они такие хорошенькие! Я вам про каждого столько расскажу… Не пожалеете, если останетесь с нами!

- Правда? – усмехнулась девушка.

Её голос показался Жене очень знакомым. Но он мог поклясться, что не встречал её раньше. Наверное, такое ощущение всегда возникает, если находишь свою судьбу…


Февраль 2011 г.