Эффективность действии авиации по живой силе и техническим средствам борьбы (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Эффективность действии авиации по живой силе и техническим средствам борьбы


Действия по живой силе и техническим средствам борьбы на поле боя, на подходах к полю боя, а также в местах их скопления являются наиболее частыми задачами для авиации. При этом типовыми целями обычно бывают:

- живая сила в укрытиях и вне их;

- артиллерия и миномёты на огневых позициях и в движении.

- танки и самоходные орудия в боевых порядках, на исходных рубежах для атаки, у мест заправки и в движении к полю боя;

- автомашины с войсками и грузами в местах сосредоточения и в движении.

Степень поражения авиацией перечисленных выше целей в каждом отдельном случае различна. Она зависит от ряда условий, из которых чрезвычайно важное значение имеют средства поражения, применяемые самолётами, и положение атакуемых войск.

Как известно, очень часто действия авиации крупными фугасными бомбами по рассредоточившимся и особенно по хорошо окопавшимся войскам дают сильный внешний эффект, но не наносят более или менее значительных поражений живой силе и техническим средствам борьбы. Такие удары авиации с воздуха обычно оказывают на наземные войска лишь моральное воздействие, причём особенно сильным оказывается воздействие на необстрелянные и слабо обученные войска. Опытные и хорошо подготовленные части и подразделения при атаках авиации с воздуха широко используют не только меры пассивной защиты, но и свои огневые средства для отражения атакующих самолётов, сохраняя при этом почти полную боеспособность.

Как показывает боевой опыт, живая сила и технические средства борьбы наиболее эффективно поражаются осколочными авиабомбами; преимущество этих бомб перед фугасными состоит в том, что одновременно может быть применено большое количество осколочных бомб, вследствие чего облегчается накрытие цели и повышается вероятность прямого попадания.

Однако эффективность поражения осколочными бомбами является недостаточной при действиях авиации по танкам, а также по войскам противника, находящимся в фортификационных сооружениях. В этих случаях авиация вынуждена использовать другие средства поражения, применение которых в наибольшей степени соответствует уязвимости объектов.

Цель настоящей статьи - на конкретных примерах показать эффективность действия различных боевых средств, применяемых авиацией по войскам и техническим средствам борьбы, и таким образом помочь авиационным командирам правильно выбирать средства поражения, а наземным войскам принимать меры, обеспечивающие минимальные потери от атак самолётов противника с воздуха.


Эффективность действий авиации по живой силе


Результаты воздействия авиации по живой силе противника зависят от степени укрытия и рассредоточения войск.

Действия по войскам в укрытиях. Простые ячейки для стрельбы с колена а также естественные неровности почвы, используемые в качестве укрытий, значительно снижают потери живой силы от авиации сравнительно с потерями войск, находящихся вне всяких укрытой.

Боевой опыт показывает, что живая сила и легкая боевая техника несут основные потери от действий авиации на поле боя в результате поражения осколками авиабомб, так как радиус поражающего действия взрывной волны значительно меньше, чем осколков, а пулеметно-пушечный огонь эффективен только при стрельбе на малых дальностях по плотному скоплению войск. Однако осколки задерживаются различными естественными препятствиями и возводимыми войсками инженерными сооружениями. Поэтому живая сила, находящаяся в легких фортификационных сооружениях, поражается осколочными бомбами лишь при прямом попадании или при взрыве бомб в непосредственной близости от укрытия.

Действия фугасных авиабомб по фортификационным сооружениям лёгкого типа выражаются обычно в разрушении сооружений и поражении находящейся в них живой силы. Однако величина радиуса разрушения окопов и других лёгких фортификационных укрытий от фугасных бомб не превышает полутора-двух радиусов воронки, т.е. в несколько раз меньше радиуса убойного действия осколков при взрыве бомбы на поверхности земли. В отдельных случаях разрушение сооружений и поражение живой силы, находящейся в них, достигается в том случае, когда край воронки захватывает окоп или другое лёгкое укрытие. Ниже приводятся примеры, характеризующие степень разрушения фортификационных сооружений в результате взрыва различных авиационных снарядов и бомб.

Осколочные бомбы АО-2.5 и близкие к ним по эффективности реактивные снаряды РС-82 поражают живую силу, находящуюся в окопах, ходах сообщении, одиночных стрелковых ячейках и тому подобных укрытиях только при прямом попадании. Взрыв бомбы (или РС-82) в 0.5 м от укрытия поражения живой силе, как правило, не наносит.

При штурмовке самолётами Ил-2 переднего края обороны немцев 2 км западнее Мал. Песочня (район Кирова) одни снаряд РС-82 попал в бруствер хода сообщения на расстоянии 0.5 м от его крутости. В результате взрыва снаряда на бруствере образовалась воронка диаметром около 1.0 и глубиной 0.2 м. Никаких других разрушении ходу сообщения взрыв снаряда не причинил. Другой снаряд РС-82 взорвался на бруствере хода сообщения, отрытого в глинистом грунте, на расстоянии 0.3 м от его крутости. Взрыв снаряда не вызвал разрушение хода сообщения или осыпи его стенок.

Осколочные бомбы АО-10 поражают живую силу в окопах при попадании в бруствер окопа на удалении до 0.5 м от крутостей или при прямом попадании в лёгкое противоосколочное перекрытие. Так, при атаке немецкой авиацией Орловского аэродрома 25 августа 1943 г. одна из бомб АО-10 разорвалась на бруствере щели-убежища в 0.3 - 0.4 от её края. Щель была отрыта в чернозёмном грунте не имела одежды стенок и противоосколочного перекрытия. В результате взрыва бомбы в бруствере образовалась воронка диаметром 0.7 м и глубиной 0.3 м; стенка щели со стороны взрыва осыпалась на участке, равном 1.2 м. Характер разрушения щели показывает, что если бы в ней находились люди, поражение их было бы неизбежно.

В другом случае осколочная 10-кг немецкая бомба попала в противоосколочное убежище-землянку, рассчитанное на укрытие 4-5 человек. Перекрытие землянки состояло из 20-мм досок и насыпного слоя земли толщиной 20-30 см; стенки имели обшивку из таких же досок. Бомба пробила перекрытие и взорвалась в момент удара, о пол из дощатого настила. Большинство осколков бомбы пробило одежду стенок из досок и лишь незначительная часть, проникнув в них на глубину в 1.5 см, застряла в досках. Полного разрушения землянки бомба не вызвала.

Фугасные бомбы ФАБ-50 с взрывателями мгновенного действия при действиях по живой силе, укрытой в окопах, наносят поражение лишь при разрыве в непосредственной близости от укрытия. Так в районе Мал. Песочня одна ФАБ-50 с взрывателем мгновенного действия разорвалась в 0.8 м от хода сообщения. От взрыва бомбы образовалась воронка диаметром 1.6 м и глубиной 0.3 м. Осколками бомбы был взрыхлен насыпной бруствер на противоположной стороне хода сообщения; каких-либо других разрушений, а частности обвала стенок взрыв бомбы не вызвал.

Одиночная стрелковая ячейка, находившаяся в придорожной канаве в системе немецких укреплений на железнодорожной станции Хотынец была разрушена в результате прямого попадания в нее ФАБ-50 с взрывателем мгновенного действия. Радиус сплошного разрушения был около 0.8-0.9 м. Соседняя одиночная ячейка, находившаяся также в канаве, на расстоянии 1,4 м от первой, разрушений не имела.

Несколько лучшие результаты дают бомбы ФАБ-50 с взрывателями, установленными на замедление. При упомянутой выше атаке Орловского аэродрома 25 августа 1943 г. 50-килограммовая бомба SC-50 взорвалась на расстоянии 2 м от щели убежища, имевшей противоосколочное перекрытие из 10-см жердей и насыпного слоя земли толщиной от 30 до 50 см. В результате взрыва ближайшая стенка щели осыпалась, а накат перекрытия спустился в месте осыпи на 0.5 м. Другая бомба SC-50 взорвалась в 3 м от щели убежища, отрытой в лёгком грунте и не имевшей одежды стенок и перекрытия. В результате действия взрывной волны стенка щели со стороны взрыва осыпалась на участке 0.6 - 0.7 м.

Пулемётная ДЗОТ, входившая в состав немецкой оборонительной полосы в районе Мценска, имевшая одежду стенок из досок и перекрытие из двух накатов брёвен толщиной 20 см, была разрушена в результате прямого попадания ФАБ-50. Людские потери не установлены, но по характеру разрушений можно предполагать, что гарнизон ДЗОТ был уничтожен.

На Орловском аэродроме во время налета немецкой авиации прямым попаданием SC-50 с взрывателем, установленным на замедление, разрушена землянка, имевшая одежду стенок и двухрядное перекрытие из 20 мм досок, поверх которых был насыпан слой земли толщиной 0.4 м. Приведенные примеры показывают, что при прямом попадании ФАБ-50 разрушает не только окопы, ходы сообщения, щели-убежища с противоосколочными перекрытиями, но и ДЗОТ, имеющие более мощное перекрытие (два ряда 20-см бревен).

В тех случаях, когда ФАБ-50 взрывается рядом с окопом или другим лёгким фортификационным сооружением без одежды крутостей, радиус разрушения от взрыва не превосходит 1.5 радиуса воронки, величина которой, в свою очередь, зависит от характера грунта и замедления взрывателя.

Обследованием ряда случаев действий фугасных бомб установлено, что вывод, сделанный в отношении радиуса разрушения ФАБ-50, справедлив и для бомбы ФАБ-100.

Фугасные бомбы крупных калибров. Радиус разрушения от взрыва этих авиабомб вблизи лёгких фортификационных сооружений превосходит радиус воронки более чем в полтора раза, а для ФАБ-500 и ФАБ-1000 примерно равен двум радиусам воронки.

Так, от взрыва, по-видимому, ФАБ-1000, сброшенной со взрывателем, установленным на замедление, и попавший в район расположения лёгких открытых щелей-убежищ, имеющих только противоосколочное перекрытие из 20-30-мм досок и слоя земли толщиной 0.3-0.4 м, отрытых в супесчаном грунте, образовалась воронка глубиной 5,5 м и диаметром 22 м; при этом произведены следующие разрушения:

а) щели, удалённые от центра взрыва на 16 м, были полностью разрушены, часть личного состава, находившаяся в них, была убита и часть тяжело ранена;

б) открытые щели, удаленные от центра взрыва на 25 м, имели трещины в крутостях шириной до 5 см; обвала крутостей или других каких-либо разрушений взрывом бомбы вызвано не было;

в) щели, удаленные на 31 м от центра взрыва, никаких признаков разрушений не имели.

Эти примеры показывают, что радиус разрушения при действии по лёгким фортификационным сооружениям даже для фугасных авиабомб крупного калибра (ФАБ-500, ФАБ-1000) не превосходят двух радиусов воронки. Более прочные фортификационные сооружения, имеющие одежду крутостей или стены, срубленные из бревен, и прочные перекрытия, разрушаются гораздо меньше.

Разрушение фортификационных сооружений, являющихся точечными или узкими линейными целями, рассредоточенными на площади, представляет для авиации значительные трудности, так как прицельное бомбометание по отдельному фортификационному сооружению дает ничтожно малую вероятность попаданий, при бомбометании же по группе рассредоточенных сооружений вероятность попадания также не велика, ибо большинство бомб падает между объектами.

Для примера приведем результаты действия нашей авиации по немецким укреплениям в районе ст. Хотынец.

На восьми обследованных участках немецкой обороны размерами от 300х200 до 150х6 м находилось 666 малоразмерных укрытий (одиночные стрелковые ячейки, миномётные и пулемётные гнёзда, окопы батарей малокалиберной зенитной артиллерии и укрытия для автомашин). Из них разрывами бомб были накрыты шесть участков, на которых располагалось 509 мелких сооружений со средней плотностью одно сооружение на площади около 223 кв. м. Эти участки были перекрыты разрывами 42 бомб ФАБ-50 и АО-25, из которых только одна в результате прямого попадания разрушила стрелковую ячейку, остальные попали между укрытий, не вызвав их разрушения.

Вследствие трудности поражения отдельных малоразмерных фортификационных сооружений и укрытой в них живой силы и боевой техники требуется большой расход авиабомб, для того чтобы создать достаточную плотность разрывов, при которой прямые попадания в укрытия не являются случайными. Чтобы нанести наибольшие потери противнику малыми силами, целесообразно действовать по фортификационным сооружениям, не имеющим противоосколочных перекрытий, мелкими осколочными бомбами до АО-2.5 включительно. Как показал опыт, в этом случае можно рассчитывать на значительное число прямых попаданий бомб, в результате взрыва которых поражается живая сила и материальная часть вооружения.

Так, по показаниям пленного солдата 292 пехотной немецкой дивизии Людвига Махчевского, в первый день наступления немцев на орловско-курском направлении около 50 наших бомбардировщиков нанесли удар по живой силе и боевой технике противника, сосредоточенным для атаки в траншеях и ходах сообщения полностью развитой линии обороны немцев. Бомбометание производилось осколочными бомбами с высоты 900 м, с заходом вдоль переднего края обороны. Полоса разрывов бомб накрыла первую траншею немецкой обороны на участке длинной около 2 км. Много бомб попало непосредственно в окопы, остальные рвались на брустверах, нанося поражение осколками живой силе, укрывавшейся в траншеях и ходах сообщения.

В результате удара бомбардировщиков только в одном батальоне, занимавшем по фронту около 600-700 м, было убито 23 человека и 57 ранено; не меньшие потери имели и соседние батальоны.

Летом 1943 г. авиация противника также широко применяла мелкие (2-килограммовые) осколочные бомбы и 55-мм мины, сбрасывая их на боевые порядки наших войск и огневые позиции артиллерии. По единогласному заявлению офицеров наземных частей, мелкие осколочные бомбы оказывались более эффективными, чем фугасные, так как они сбрасывались в большом количестве и, как правило, наносили поражение в результате прямых попаданий в фортификационные сооружения.

Так, 17 августа 1943 г. в районе деревни Кривая Верста (Брянский фронт) одна из зенитных батарей была атакована четырьмя Ю-87, сбросившими с пикирования фугасные и 2-килограммовые осколочные бомбы. На позицию батареи, расположенной на площади 120х80 м, упало 2 ФАБ-250 с взрывателями с замедлением, 6 ФАБ-250 с взрывателями мгновенного действия и около 300 штук 2-килограммовых осколочных бомб. В результате бомбёжки на батарее были полностью выведены из строя два орудийных расчета, причем 8 человек было убито и 12 ранено; осколки бомб повредили ПУАЗО-3 и принимающие приборы двух орудий; фугасными бомбами были перебиты два кабеля электропроводки. Все потери живой силы и материальной части были причинены осколочными бомбами, разорвавшимися на бруствере и в котловане двух орудий.

В тех случаях, когда живая сила расположена в ДЗОТ и других фортификационных сооружениях, усиленных противоосколочными перекрытиями, эффективность действий авиации резко снижается. В этих случаях осколочные бомбы неприменимы. Реальные результаты могут быть достигнуты только при сбрасывании большого количества фугасных бомб калибра от 50 кг и выше, что требует выделения крупных сил бомбардировщиков или штурмовиков.

Войска, широко использующие для обороны населённых пунктов прочные каменные здания, приспосабливая их наземную часть для ведения огня из всех видов оружия, а подвалы в качестве убежищ для живой силы, несут от действия авиации незначительные потери. Разрушение таких укрытий возможно лишь при прямом попадании фугасных бомб калибром не менее 250 кг.

Несмотря на то, что уничтожение живой силы и технических средств борьбы, укрытых в прочных городских зданиях, требует большого расхода самолётов, действия авиации по таким целям следует считать целесообразными. Эти действия, не нанося войскам серьезного материального ущерба, оказывают на них огромное моральное воздействие. Моральный эффект по сравнению с действиями авиации по фортификационным сооружениям, усиливается вследствие разрушения больших городских зданий, завалов подвалов-убежищ и выходов из них. Характерным примером действий авиации по войскам оборонявшимся в городе, является атака самолетами 1 бомбардировочного авиакорпуса крепости Великие Луки 15 января 1943г. Непосредственно перед началом штурма этой крепости нашими войсками 12 самолетов Пе-2 под прикрытием истребителей нанесли одновременный удар по важнейшим опорным пунктам противника с применением бомб ФАБ-250. Несмотря на небольшое количество самолетов, участвовавших в атаке, удар с воздуха сыграл большую роль в успешном штурме крепости. Захваченный в плен командир немецкого артиллерийского дивизиона, входившего в состав гарнизона Великие Луки, майор Генрих Ульрих показал, что бомбардировка крепости хотя и не нанесла значительного материального ущерба, но зато оказала сильное моральное воздействие на гарнизон, в результате чего резко понизилась его способность к сопротивлению.

Действия по войскам вне укрытий. Несравненно большие потери в результате действий авиации несут войска, находящиеся вне укрытий на походе, в местах сосредоточения резервов в эшелонах и при выгрузке из них, на железнодорожных станциях, у переправ и, наконец, в местах расквартирования. Эффективность бомбардировочных и штурмовых ударов авиации в этих случаях также зависит от возможности использования войсками естественных укрытий, неровностей почвы, воронок от авиабомб и т.п. При внезапном нападении авиации, когда войска не успевают рассредоточиться и использовать укрытия, результаты удара увеличиваются.

Наиболее эффективным средствам поражения живой силы противника, находящейся вне укрытия, являются осколочные бомбы, особенно АО-2.5, а при действии по смешанным колоннам или группам войск, состоящим из автомашин, артиллерии, специального автотранспорта и т.п. - АО-8 и АО-10.

Приведем некоторые примеры успешных действий авиации по скоплениям войск противника.

При прорыве нашими войсками немецкой обороны в районе Севска противник сосредоточил в лесу, что севернее дер. Шведчиковы (9 км северо-восточнее Севска), крупные силы и, опираясь на выгодный естественный рубеж, усиленный прочными фортификационными сооружениями, оказывал упорное сопротивление. По показаниям местных жителей, численность войск противника в указанном районе достигала 5 тысяч человек.

Перед авиацией 16 воздушной армии на 27 августа 1943 г. была поставлена задача: в целях содействия наступлению наших войск нанести сильный удар по живой силе и боевой технике противника в районе Шведчиковы. Сосредоточенный удар, в котором принимало участие большое количество самолётов всех видов авиации, нанёс противнику исключительно большие потери в боевой технике и живой силе, в результате чего этот район был занят нашими войсками.

Комиссией штаба 16 воздушной армии, специально назначенной для проверки эффективности действия авиации, было установлено, что после воздушной атаки только в близлежащих деревнях противником было похоронено до 500 трупов; раненых, по заявлениям местных жителей, было еще больше. Кроме того, большое количество трупов было оставлено противником не убранным.

17 января 1943 г. три самолёта Пе-2 3 сак нанесли удар по скоплению войск противника на улицах Беловодска. После занятия этого города нашими войсками проверкой на месте было установлено, что в результате атаки самолётов было убито 7 офицеров, 108 солдат и 23 лошади; кроме того, уничтожено 19 автомашин и 12 повозок, а также причинены разрушения военному городку, занятому итальянскими и немецкими войсками.

Особенно большие потери в живой силе поиска несут в результате штурмовых действий по отходящим колоннам и скоплениям войск в населённых пунктах и у переправ.

Так, по показаниям очевидцев, в результате действий наших штурмовиков 15 и 16 сентября 1943 г. в районе населенного пункта Славянка (35 км западнее Красноармейское) было уничтожено 12 танков и 16 автомашин с войсками; при этом потери противника в живой силе только убитыми достигали 500 человек. Создавшаяся при налёте штурмовиков паника в рядах противника способствовала увеличению потерь; она позволила нашим самолётам безнаказанно производить по нескольку заходов на цель до полного израсходовался боеприпасов.

При действиях бомбардировщиков и штурмовиков по скоплениям войск на дорогах, в населённых пунктах и в оврагах целесообразно применять осколочные бомбы от АО-2.5 до АО-10; сбрасывание более крупных бомб, особенно фугасных, при малом составе группы не обеспечивает необходимого числа прямых попаданий в цель.

Выводы. 1. Действия авиации по окопавшейся живой силе наносят ей ничтожно малые потери. Особенно незначительны эти потери при атаке с больших высот, когда бомбометание по фортификационным сооружениям сводится к бомбометанию по площади. Причиной незначительных потерь является малый радиус поражения бомб, в том числе и крупного калибра.

2. Эффективность действия авиации по окопавшейся живой силе повышается в результате применения мелких осколочных бомб, сбрасывание которых в большом количестве даёт значительное число прямых попаданий.

3. При действиях по фортификационным сооружениям с противоосколочными перекрытиями наибольший эффект дают бомбы ФАБ-50 и ФАБ-100 с взрывателем, установленным на замедление; при этом разрушение подобных сооружении происходит только в результате прямого попадания или взрыва в непосредственной близости - не далее половины радиуса воронки.

4. Наибольшие потери в результате действий авиации несёт живая сила, находящаяся вне укрытий, в местах скопления, на походе, у переправ и т.п. В этих случаях наибольший успех достигается применением пулемётно-пушечного огня и осколочных бомб малого калибра, которые даже при действии небольших групп бомбардировщиков или штурмовиков вызывают в войсках существенные потери вследствие большого числа очагов поражения.

5. Во всех случаях боевой деятельности наземные войска должны широко использовать меры пассивной защиты от нападений авиации (рассредоточение и укрытие), а также быть в постоянной готовности к широкому применению своих огневых средств для отражения самолётов противника, атакующих с малых высот.


Эффективность действий авиации по артиллерии


Действия авиации по артиллерии обычно имеют целью подавление ее огня или уничтожение материальной части.

Подавление огня артиллерии достигается сравнительно легко, особенно если оно необходимо на короткое время. В этом случае сильный пулемётно-пушечный обстрел и бомбометание по огневым позициям артиллерии обычно приводят к тому, что орудийные расчёты прекращают ведение огня и укрываются на период воздушной атаки в ровиках.

Более длительное подавление огня артиллерии достигается нанесением потерь личному составу и выводом из строя орудий.

Потери артиллерии в личном составе и в материальной части в результате действий авиации также в значительной мере зависят от степени укрытия её в фортификационных сооружениях. Материальная часть нормально окопавшейся артиллерии на огневых позициях несет потери лишь при попадании авиабомб в орудийные ровики, при этом:

- мелкие осколочные бомбы типа АО-2.5 наносят поражения прицельным приспособлениям, а в отдельных случаях и противооткатным механизмам орудий;

- осколочные бомбы калибра 8-10 кг обычно выводят орудие из строя, пробивая осколками цилиндры компрессора, гидравлические тормозы пружины накатника, стволы и прицельные приспособления;

- фугасные авиабомбы с взрывателем мгновенного действия при прямом попадании полностью уничтожают материальную часть; попадания крупных осколочных бомб (20-25 кг) или осколочно-фугасных (типа ФАБ-50-М9) непосредственно в орудийные ровики также наносят труднопоправимые повреждения или безвозвратно выводят орудие из строя. Так, например, при взрыве 50-кг осколочно-фугасной бомбы в орудийном ровике в 3 м от зенитной пушки среднего калибра образовалась воронка диаметром 2.5 м, глубиной 0.6 м; осколками; бомбы был убит весь орудийный расчёт, а пушка на долгое время выведена из строя.

22 июля 1943 г. в районе Золотарево (Брянский фронт) одна из зенитных батарей была атакована с пикирования с высоты 1500 м тремя Ю-87, сбросившими толстостенные фугасные 50-кг бомбы SD с взрывателем, установленным на малое замедление. Во время атаки батарея вела огонь по пикирующим самолётам и сбила два Ю-87. Всего по батарее было сброшено семь бомб SD-50, из них три разорвались на огневой позиции и четыре - на удалении около 100 м. Батарея имела укрытия нормального профиля, отрытые на глубину 1,10—1.20 м. Из упавших на позиции батареи трёх бомб одна взорвалась в 4, вторая - в 5 и третья - в 7 м от 85-мм орудий. В результате взрыва бомб были выведены из строя три пушки, дальномер, ПУАЗО-3 и орудийные расчёты. Материальная часть, за исключением одного орудия, получившего пробоину в стволе, имела легко исправимые повреждения.

Взрыв осколочных, а также фугасных бомб с взрывателем мгновенного действия в непосредственной близости от укрытий наносит поражения лишь материальной части, выступающей из укрытий (стволы орудия, приборы и т.п.).

Взрыв фугасных авиабомб с нормальным замедлением взрывателя имеет небольшой радиус действия, так как осколки и взрывная волна бомбы, взорвавшейся в земле, направлены вверх и способны наносить поражение в объёме конуса с вершиной в точке взрыва и с раствором угла между образующей и осью конуса в пределах 45—60°. Поэтому взрыв даже крупных фугасных бомб наносит незначительные поражения материальной части артиллерии. Так, на позицию полевой артиллерии упала 250-кг фугасная авиабомба в 7 м от орудия, расчёт которого находился на своих боевых местах. В результате взрыва бомбы образовалась воронка глубиной 1,8 м и диаметром 6 и осколками бомбы был ранен только один боец из расчета и поцарапаны некоторые детали пушки; царапины эти не повлияли на боеспособность пушки.

Еще меньше сказывается на материальной части артиллерии действие взрывной волны. Даже хрупкие приборы в ряде случаев получали только исправимые повреждения, хотя фугасные бомбы взрывались на небольшом расстоянии от них. Так, при налёте немецкой авиации на железнодорожный узел Курск 2 июня 1943 г. две 250-кг фугасные бомбы взорвались в 7 м от ровика ПУАЗО, образовав воронки диаметром 8 м и глубиной 2.5 м. Прибор возвышался над уровнем земли на 0.3 м. Ударной волной взрыва прибор был опрокинут и получил при этом повреждения, требующие лишь заводского ремонта.

Таким образом, наибольшие потери артиллерия, так же как и живая сила, несет от осколочных бомб, так как поражение орудий прямыми попаданиями фугасных бомб маловероятно из-за малого числа точек поражения. Вероятность попадания авиабомб в позицию артиллерийской батареи и в орудийные ровики несколько больше, чем в стрелковые окопы, но все же она не столь велика, чтобы обеспечивать поражение артиллерии при малом числе сбрасываемых бомб; поэтому в практике боевой деятельности авиации нередки случаи, когда серии бомб перекрывают артиллерийские позиции и, разрываясь вне ровиков, временно подавляют огонь атакуемых батарей, не нанося поражения материальной части и прислуге, находящемся в укрытиях.

Показательны в этом отношении действия трёх групп самолётов Ил-2 по артиллерийской батарее среднего калибра в районе Новосиль 12 ноября 1943 г. По данной цели были сброшены 37 самолётами бомбы ФАБ-100; кроме того, батарея была обстреляна пушечным огнем и РС. Непосредственно на позиции батареи было 7 попаданий ФАБ-100, однако материальная часть и расчёт потерь не имели.

Результаты действии авиации по артиллерийским батареям, находящимся на огневых позициях, сильно снижаются, когда объекты атаки хорошо прикрываются зенитным огнём. Так, в районе Золотарево (Брянский фронт) четыре зенитных батареи девять раз подвергались ударам авиации противника, действовавшей в группах из 3-27 самолётов Ю-87. Во всех случаях бомбометание производилось с пикирования. Из девяти случаев нападения только в одном авиации противника удалось подавить одну батарею; в остальных случаях все батареи вели огонь по самолётам противника и потерь не имели.

Артиллерия, находящаяся вне укрытий (в местах сосредоточений и на походе), несет несравненно большие потери, так как в этих случаях осколками бомб цель поражается на расстоянии до 20—30 м. от очага взрыва; кроме того, артиллерия вне укрытий уязвима и для пушечно-пулемётного огня самолётов. Так, 3 августа 1943 г. восемь самолётов Пе-2 нанесли удар по батарее противника в районе хутора Березов. Бомбометание производилось с горизонтального полета с высоты 3000 м фугасными и осколочными бомбами. Всего было сброшено 44 ФАБ-100, 8 ФАБ-50 и 42 бомбы АО-10. Батарея не успела окопаться и потому представляла легко уязвимую цель. После занятия хутора Березов нашими войсками проверкой было установлено, что серии бомб точно перекрыли огневую позицию батареи. Одно орудие было уничтожено в результате прямого попадания бомбы; взрывами других бомб было опрокинуто второе орудие и два зарядных ящика, а также выведены из строя остальные орудия батареи, разрушен командный пункт противника и уничтожены орудийные расчеты.

25 июля 1943 г. две группы самолетов противника (33 и 22 Ю-87) в районе железнодорожной станции Моховое (Брянский фронт) нанесли удар по двум полкам артиллерии, один из них - тяжёлый артиллерийский полк - занял огневые позиции, но не успел оборудовать на них укрытий для материальной части и личного состава, а другой - полк 76-мм пушек - только что подошел к намеченным позициям и к моменту атаки самолетов противника не успел даже рассредоточиться. Атака производилась фугасными и осколочными бомбами, сбрасываемыми с пикирования. Противодействия с земли и в воздухе атакующим самолетам противника оказано не было. В результате атаки полки понесли большие потери в материальной части; в тяжёлом артиллерийском полку было выведено из строя 6 орудий, 4 трактора-тягача и несколько автомашин, в полку 76-мм пушек - вся материальная часть. Личный состав также имел потери, особенно большие потери в личном составе были в полку 76-м м пушек.

Выводы. 1. Артиллерия на огневых позициях, нормально оборудованных укрытиями, несёт потери от действий авиации лишь в результате попадания бомб в укрытия или в результате их падения в непосредственной близости от укрытий: при этом наиболее часто бывают поражены приборы управлении огнем, дальномеры и прицельные приспособления орудий, которые выводятся из строя не только осколками, но и взрывной волной фугасных бомб.

2. Артиллерийские орудия выходят из строя в результате взрыва фугасных бомб в котловане окопа или на его бруствере; при взрыве в тех же условиях осколочных бомб калибра 8—35 кг орудия выходят из строя в результате поражения осколками прицельных и противооткатных устройств, а также стволов пушек.

3. Личный состав несёт потери при прямом попадании бомб в орудийные ровики, а также в тех случаях, когда батарея ведёт огонь во время атаки самолетов противника.

4. Вне укрытий (в местах сосредоточений, на походе) артиллерия представляет хорошую цель и несёт большие потери как в материальной части, так и в личном составе от осколочных бомб и пулеметнопушечного огня авиации.

5. Для поражения материальной части окопавшейся артиллерии на огневых позициях наилучший результат дают осколочные бомбы калибра 8-25 кг. Более крупные калибры бомб могут быть необходимы только при действиях авиации по тяжелой артиллерии.

Эффективность действий авиации по танкам


Для поражения, танков авиация использует 20-25-кг осколочные бомбы, 50-кг осколочно-фугасные (переделанные из снарядов), ФАБ-50 и ФАБ-100, специальные противотанковые бомбы ПТАБ-2.5-1.5, а также огонь 23-мм пушек ВЯ и 37-мм - системы ОКБ-16.

Из всех этих средств поражения только ПТАБ-2.5-1.5 является универсальной: бомбой, обладающей достаточной мощностью для поражения всех типов танков и других подвижных бронированных целей, встречающихся на поле боя (самоходные пушки, бронемашины, бронетранспортёры). Остальные бомбы поражают преимущественно только легкие и частично средние танки; тяжёлые танки поражаются фугасными бомбами в результате прямого попадания и осколочно-фугасными при попадании в наиболее уязвимые места.

Осколочные бомбы АО-20 и АО-25 поражают легкие танки на расстоянии 2.0-3.0 м, а средние на расстоянии 0.3-0.5 м. При этом надёжное поражение средних танков может быть достигнуто лишь в результате прямого попадания бомбы в крышу или в гусеницы. Тяжёлые танки иногда выводятся яз строя осколочными бомбами в результате прямого попадания в гусеницы и в некоторые части крыши. Однако вероятность попадания в такие места ничтожно мала вследствие незначительных размеров поражаемой площади цели.

Осколочно-фугасные 50-килограммовые бомбы поражают лёгкие танки на расстоянии до 3-4 м и средние до 2.0-2.5 м. Средние и тяжёлые танки надёжно поражаются этими бомбами только при попадании в крышу или в ходовую часть танка.

Фугасные бомбы ФАБ-50 и ФАБ-100 с мгновенно действующим взрывателем поражают осколками лёгкие танки на расстоянии не больше 3 и 5 м, средние на расстоянии 1.5-2.0 и 2.5-3.0 м, тяжёлые - при прямом попадании в танк или при падении бомбы не далее 0.5 м от гусеницы. При взрыве фугасной бомбы около гусеницы тяжёлых танков поражение наносится только их ходовой части.

Взрывная волна фугасных бомб ФАБ-50 и ФАБ-100 разрушает броню корпуса танков только в результате прямого попадания. При взрыве ФАБ-100 с взрывателем, установленным на замедление, в непосредственной близости от лёгких танков, последние опрокидываются от действия взрывной волны. При этом обычно разрушается ходовая часть танка и сбрасывается орудийная башня, корпус же танка взрывной волной разрушается в редких случаях. Так, в районе деревня Грачики один, из наших танков Т-70 был перевёрнут через корму взрывом бомбы калибра 50-100 кг, разорвавшейся в 0.5 м от танка. В результате взрыва бомбы с танка была сорвана правая гусеница и в нескольких местах пробита осколками бомбы броня корпуса.

Крупные фугасные бомбы с взрывателем, установленным на мгновенное действие, уничтожают легкие и средине танки при взрыве в непосредственной близости от танка и накосят поражения на расстоянии около 5 м.

Фугасные бомбы крупного калибра с взрывателем, установленным на замедление, уничтожают или выводят средние и тяжёлые танки из строя только в тех случаях, когда очаг взрыва и воронка находятся под танком.

В районе деревни Грачики немецкая 1000-кг фугасная бомба с взрывателем замедленного действия упала около среднего танка Т-34. От взрыва бомбы образовалась воронка диаметром 18 м и глубиной 5,5. Танк был полностью уничтожен, башня его оказалась на краю воронки, а остальные разбитые части и целые агрегаты были разбросаны вокруг воронки на расстоянии до 15 м от её краёв.

Малые размеры и большая прочность танков, благодаря которым для их поражения требуется прямое попадание или взрыв бомб в непосредственной близости от танков, обусловливают низкую вероятность попадания и вследствие этого малую эффективность бомбардировочных действий авиации. В большинстве случаев действиями авиации по танкам осколочными и фугасными бомбами достигается моральное воздействие, временная дезорганизация боевых порядков танков, поражение поддерживающей мотопехоты, уничтожение тылов, питающих танковые части, и ремонтных баз, а также нарушение управления вследствие вывода из строя средств связи (радиостанций). Боевая материальная часть, особенно тяжёлые и средние танки, несут при этом ничтожно малые потери.

Применение авиационных пушек для борьбы с танками увеличивает эффективность действий авиации, однако возможности этого вида оружия также невелики.

Стрельба из 23-мм пушек ВЯ эффективна только по легким танкам и бронемашинам с толщиной брони до 20 мм. Средние танки, как правило, они не поражают,

37-мм пушки системы ОКБ-16 успешно поражают средние танки, а при отличной стрелковой подготовке и высоком лётном мастерстве экипажей, ведущих огонь на малых дальностях по уязвимым местам, - тяжелые танки типа Т-V («Пантера»).

Однако возможности борьбы с танками для самолётов, вооружённых 37-мм пушками, ограничены, так как боекомплект их состоит из 30-80 патронов, а вероятность попадания в танк, представляющий собой точечную цель, даже при стрельбе из редукторной пушки в полигонных условиях не превышают в среднем 6 %.

Эффективность стрельбы из 37-мм пушки штурмовика Ил-2 значительно ниже, чем истребителя, так как большая сила отдачи пушек, установленных в крыльях, увеличивает рассеивание снарядов.

Наиболее эффективным средством борьбы с танками являются специальные противотанковые бомбы ПТАБ-2.5-1.5, впервые применённые нашей авиацией в летних операциях 1943 г,

Несмотря на малый вес (1.5-1.6 кг), эта бомба при прямом попадании под углом 0° от нормали прожигает броню толщиной до 60 мм. Одновременно с этим при попадании в корпус танка она воспламеняет бензиновые баки, поражает взрывной волной и осколками брони экипаж танка и в некоторых случаях вызывает взрыв боеприпасов.

Высокая эффективность этой бомбы объясняется направленным действием взрывной волны, скорость которой достигает 11 000 м/сек. Боевое применение ПТАБ показало их высокую эффективность при действиях по танкам и самоходным орудиям, по автотранспорту, бронепоездам и другим целям.

Изучение эффективности действия ПТАБ по танкам и самоходным пушкам, уничтоженным нашими штурмовиками и оставленным противником при его отступлении, показывает, что в результате прямого попадания в танк (самоходную пушку) последний уничтожается или выводится из строя. Попадание бомбы в башню или корпус вызывает воспламенение танка или взрыв его боеприпасов, приводящий, как правило, к полному уничтожению танка. При этом ПТАБ-2.5-1.5 с одинаковым успехом уничтожает лёгкие и тяжёлые танки. Так, на поле боя в районе Поныри была обнаружена немецкая самоходная пушка «Фердинанд», уничтоженная ПТАБ. Бомба топала в броневую крышку левого бензобака, прожгла 20-мм броню, взрывной волной разрушила бензиновый бак и воспламенила бензин. Пожаром было уничтожено всё оборудование и взорваны боеприпасы.

В районе ст. Хотынец остался немецкий тяжелый танк Т-V («Пантера»), разрушенный прямыми попаданиями трех ПТАБ. Бомбы, попавшие в наклонный броневой пояс корпуса танка под основанием башни, прожгли 45-мм броню и вызвали пожар танка.

В районе деревни Драгунская (10 км севернее Томаровка) противник оставил на поле боя шесть танков Т-V, разрушенных бомбами ПТАБ-2.5-1.5. Все они сгорели; в четырёх из них произошёл взрыв боеприпасов.

Бомбометание ПТАБ повысило эффективность действий авиации по танкам противника.

Применение ПТАБ-2.5-1.5 во много раз увеличило вероятность прямого попадания в танк, так как большое количество бомб, сброшенных с одного самолёта, покрывает большую площадь, создавая на ней достаточную плотность разрывов. Полоса разлёта бомб нередко перекрывает 2-3 танка, удаленных один от другого на 60—75 м; поэтому в результате действий авиации по рассредоточенным боевым порядкам и колоннам танков противника последние обычно несут большие потери. Это подтверждается следующими примерами.

15 июля 1943 г четыре Ил-2 614 шап атаковали в районе Подмаслово (Брянский фронт) группу наступающих танков противника в составе 25 машин, среди которых было до 10 «Тигров». Атака производилась с горизонтального полета с высот 130-150 м; при этом экипажами было сброшено 1190 ПТАБ-2.5-1.5. В результате было сожжено 7 танков, в том числе 4 тяжёлых.

16 июля 1943 г. 23 самолёта Ил-2 810 шап атаковали скопление танков и автомашин в районе Подмаслово, Федоровка, Филатово. На танки противника было сброшено 2700 ПТАБ. В результате атаки было уничтожено, по наблюдению экипажей, 17 танков и до 40 автомашин.

7 июля 1943 г. две восьмерки штурмовиков 291 шад атаковали колонну противника, движущуюся в составе около 400 танков по дороге от Томаровка на Черкасское. Каждая группа штурмовиков сделала по два захода на цель, сбросив противотанковые бомбы с высоты 300-200 м. В результате удара было сожжено до 20 танков; движение колонны было нарушено, так как противник свернул с дороги и поспешил рассредоточиться в окружающих лесах и лощинах.

Опыт применения ПТАБ-2.5-1.5 показал, что наилучшие результаты достигаются при сбрасывании их с высоты 400—300 м на выходе из планирования или с высот 120-150 м с горизонтального полёта. Бомбометание с высот 500 м и выше давало большой разнос бомб, в результате чего плотность очагов поражение оказывалась недостаточной, так как бомбы падали на расстоянии 30-40 м одна от другой. В отдельных случаях применялись противотанковые бомбы по танкам, укрывавшимся в лесу, что также не давало должного эффекта, так как ПТАБ взрывались при ударе о вершины и сучья деревьев и не могли поразить танки.

Выводы. 1. Эффективность действий авиации по танкам с применением осколочных и фугасных бомб, а также авиационных пушек слабая.

Танковые части и соединения, широко применяющие меры маскировки и рассредоточения, обычно несут незначительные потери.

2. Наиболее эффективным средством поражения танков являются специальные противотанковые бомбы ПТАБ-2.5-1.5 которые при прямом попадании в танк (самоходную пушку) любого типа, как правило, выводят его из строя или полностью уничтожают в результате возникающего пожара и взрыва боеприпасов.

3. Применение ПТАБ сильно увеличило вероятность прямого попадания в малые бронированные цели, так как бомбы, сброшенные одним самолётом, покрывают большую площадь, создавая плотность разрывов, вполне достаточную для поражения малоразмерной цели.

4. Эффективность ПТАБ сильно уменьшается при действиях по танкам, укрытым в густом лесу, так как взрыв бомб происходит вверху и не поражает танки. В подобных случаях следует применять для борьбы с танками фугасные бомбы ФАБ-100, а в сухую погоду АЖ-2 с КС; с целью создания пожара в лесу и «выкуривания» противника из него.

Эффективность действий авиации по живой силе и техническим средствам борьбы в значительной мере зависит от применяемых авиацией средств поражения. При этом наиболее эффективным средством поражения живой силы и боевой техники являются главным образом осколочные авиабомбы различных типов. Исключением являются действия по <неразборчиво> и узлам сопротивления противника, состоящим из системы ДЗОТ или ДОТ полевого типа, для разрушения которых обычно требуется прямое попадание фугасных авиабомб калибра от 50 до 500 кг.

Примеры из боевой деятельности войск наглядно доказывают, что эффективность действий авиации по живой силе и техническим средствам борьбы зависит не только от подготовленности летного состава и применяемых средств поражения, но и от положения, занимаемого наземными войсками в момент атаки самолетов противника. Как правило войска, широко применяющие меры пассивной зашиты от нападения с воздуха (рассредоточение, укрытие, маскировка) несут незначительные потери даже в условиях неподготовленной для укрытия войск местности Когда же войска укрыты в фортификационных сооружениях (щели, окопы, блиндажи и т. д.), потери от действия авиации ничтожно малы.


Оглавление

  • Эффективность действий авиации по живой силе
  • Эффективность действий авиации по артиллерии
  • Эффективность действий авиации по танкам