КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Поиск вслепую (fb2)


Настройки текста:



Ли Чайлд Поиск вслепую


ГЛАВА 1

Говорят, что знание — сила. Чем больше знаешь, тем сильнее становишься. Предположим, тебе известны выигрышные номера лотереи. Не угаданы, не приснились, а именно известны. Что ты предпримешь? Кинешься в киоск, отметишь эти номера на билете — и выиграешь.

То же самое с биржей. Предположим, ты знаешь, какие акции пойдут в гору. Ты основываешься не на интуиции, не на чьих-то словах и не на общей тенденции, а на конкретной, реальной информации. Представь, что она у тебя в руках. Что ты предпримешь? Позвонишь своему брокеру, купишь акции, потом продашь их и разбогатеешь.

То же самое и с убийством.

Предположим, ты хочешь убить. Одни способы убить человека лучше, другие хуже. Большинство имеет недостатки. Используя свои знания, ты изобретаешь собственный. Идеальный способ убийства.


Джек Ричер сидел за столиком ресторана в нью-йоркском районе Трибека и, глядя на спины двоих парней, прикидывал, достаточно ли просто предупредить или придется переломать им руки.

Тут все решал стихийный закон. Стихийный закон большого города предполагал, что в новый итальянский ресторан вроде этого посетители повалят лишь тогда, когда о нем напишут в ресторанной рубрике «Нью-Йорк таймс» или какая-нибудь знаменитость засветится там два вечера кряду. Но пока заведение пустовало, являясь идеальным местом для мужчины, которому нужно поужинать недалеко от дома подруги, которая задерживается на работе. Стихийный закон большого города также предполагал, что в любое новое заведение рано или поздно заявятся парни вроде этих. Пришлет их некто, желающий получать три сотни в неделю за то, чтобы его мальчики не разнесли заведение бейсбольными битами.

Парни стояли у стойки бара и тихо разговаривали с владельцем — маленьким нервным мужчиной, который пятился от них, пока не уперся задом в ящик кассы. Ричер видел его глаза — в них застыли отчаяние и ужас.

Помещение было просторным, двадцать на двадцать метров, не меньше, с высоким потолком. Возможно, раньше здесь была фабрика. Теперь же в нем разместился итальянский ресторан, в блеклый авангардистский интерьер которого были вложены триста тысяч долларов. Именовался ресторан «Мостро», что, насколько Ричер разбирался в итальянском языке, переводилось как «Монстр». Он не мог понять, к чему оно относится. Ясно, что не к размеру порций. Но готовили тут хорошо и посидеть было приятно. На неискушенный взгляд Ричера, ресторану предстояло войти в моду.

Но этим вечером здесь, кроме Ричера, ужинала всего одна парочка. Мужчина среднего роста, с короткими рыжеватыми волосами и светлыми усами, в светло-коричневом костюме и темненькая худая женщина в юбке и жакете. Обоим было за тридцать. Они почти не разговаривали.

А вот ребята у бара разговаривали, да еще как. Наклонившись над стойкой, они говорили быстро и очень напористо. На обоих были одинаковые черные шерстяные пальто. Ричер видел отражение их лиц в зеркале за бутылками со спиртным. Смуглая кожа, темные глаза. Сирийцы, а может, ливийцы. Парень справа повел рукой. Нетрудно было понять, что он показывает, как сшибает битой бутылки. Владелец ресторана бледнел на глазах.

Парень слева постучал по циферблату наручных часов и пошел к выходу. Напарник последовал за ним. По пути он провел рукой по ближайшему столику и смахнул на пол тарелку. Она разлетелась на кусочки. Рыжий мужчина и темненькая женщина отвели глаза. Парни, задрав подбородки, прошествовали к дверям. Ричер проводил их взглядом. Владелец вышел из-за стойки, встал на колени и принялся собирать осколки.

Ричер подошел к нему:

— Вы в порядке?

Тот пожал плечами и сложил осколки в кучку.

— Когда они вернутся? — спросил он.

— Через час.

— Сколько они хотят?

Владелец горько улыбнулся:

— Для начала мне сделали скидку. Двести долларов в неделю, а когда дела пойдут — четыреста.

— Можно от вас позвонить?

Тот кивнул.

— Знаете какой-нибудь канцелярский магазин, который работает допоздна? — спросил Ричер.

— В двух кварталах, на Бродвее.

Ричер поднял трубку стоявшего на стойке телефона, набрал номер и дождался, когда в полутора километрах от него на сороковом этаже ответил женский голос:

— Алло!

— Привет, Джоди.

— Привет, Ричер. Что нового?

— Ты в ближайшее время освободишься?

Он услышал, как она вздохнула.

— Нет. Это на всю ночь.

— Не переживай. Мне есть чем заняться. А потом, наверное, поеду в Гаррисон.

— Хорошо. Береги себя. Я тебя люблю.

Ричер вернулся к своему столику. Сунув под блюдечко сорок долларов, он натянул пальто и направился к двери.

— Удачи, — пожелал он владельцу ресторана.

Тот рассеянно ему кивнул, а парочка за дальним столиком проводила его взглядом. Ричер поднял воротник и вышел на темную улицу. Он двинулся на восток к Бродвею, где и нашел канцелярский магазин. Купив машинку для штемпелевания ярлычков и тюбик суперклея, он направился к дому Джоди.

Его машина была припаркована в подземном гараже. Он выехал, повернул на юг к Бродвею, потом на запад, обратно к ресторану. Там он замедлил ход и посмотрел в большие окна. Все столы пустовали, а за стойкой на табурете сидел хозяин заведения. Ричер объехал квартал и припарковался в неположенном месте — у начала проулка, ведущего к кухонной двери. Заглушив двигатель, он устроился ждать.

Стихийный закон большого города. Сильные давят на слабых. Давят, пока не натолкнутся на того, кто сильнее. На такого, как Ричер. У него не было особых причин помогать этому совершенно незнакомому человеку, но он не мог просто взять и уйти. Он так никогда не поступал.

Ричер нащупал в кармане машинку для штемпелевания. Отпугнуть этих двоих — лишь половина дела. Никто не боится одиночки, его всегда можно задавить численным превосходством. Организация — вот что производит настоящее впечатление. Ричер улыбнулся и стал печатать белые буквы на голубых пластиковых полосках. Закончив, он положил полоски на соседнее сиденье. Затем свинтил колпачок с тюбика суперклея и проколол фольгу — тюбик был готов к употреблению. Ричер завинтил колпачок, положил тюбик и полоски в карман и, выйдя из машины, стал поджидать.

Стихийный закон большого города. Мать Ричера боялась больших городов, говорила ему, что они опасны. Что в них полно страшных парней. Подростком он уверовал, что все они дышат ему в затылок. А потом понял: нет, это я — страшный парень. Это было для него откровением. Ричер пережил его, увидев свое отражение в витрине. Он перестал расти в пятнадцать лет, когда уже вымахал под два метра и весил почти сто килограммов. С этого дня он знал, что на одного горожанина, которого нужно бояться ему, приходится девятьсот девяносто девять, которые гораздо больше боятся его самого.

Двое бандюков вернулись точно в назначенный час на черном «мерседесе». Припарковавшись в квартале от ресторана, они вышли из машины, открыли задние дверцы, достали бейсбольные биты и уверенно зашагали к ресторану.

Ричер выступил из темноты.

— В проулок, ребята, — позвал он.

При ближайшем рассмотрении они оказались молодыми, не старше тридцати. Толстые шеи, шелковые галстуки, костюмы явно не от кутюр.

— Кто ты такой, черт побери? — спросил тот, что был справа от Ричера.

Ричер смерил его взглядом. Первый, кто заговаривает, — главный, его и вырубают первым. Ричер сделал шаг влево и развернулся, перекрывая им путь и оттесняя в проулок.

— Коммерческий директор, — ответил он. — Вы хотите, чтобы вам платили, и я могу это устроить.

Парень подумал.

— Хорошо, только давай поговорим в ресторане.

Ричер покачал головой:

— Нелогично, друзья мои. Мы платим вам, чтобы начиная с этой минуты вы держались подальше от ресторана, ясно?

Они посмотрели на него, переглянулись и шагнули в проулок. Расклад был явно в их пользу: два здоровых, уверенных в себе бугая с битами против одного человека. Ричер отступил, как бы желая пропустить их вперед. Из вежливости. Они пошли.

Парня справа он ударил локтем в висок. Тот рухнул как подкошенный. Его напарник вытащил из-под пальто биту и замахнулся, но замах был слишком широк.

Ричер поймал биту обеими руками, дернул вверх — и парень потерял равновесие. Ричер сделал ему подсечку и вырвал биту. Парень упал на колени и вмазался головой в стену. Ричер ногой перевернул его на спину, сел на корточки и прижал к его горлу биту. Левой рукой он по очереди обыскал все карманы и нашел пистолет, толстый бумажник и сотовый телефон.

— На кого работаете? — спросил Ричер.

— На мистера Петросьяна, — просипел парень.

Ричеру это имя ничего не говорило, но он скептически улыбнулся:

— Петросьяна? Да ты, верно, шутишь.

Он произнес это так глумливо, что стало ясно — в списке надоедливых конкурентов его боссов Петросьян числился где-то в самом конце.

— У нас весточка к Петросьяну, — мягко заметил Ричер.

— Что за весточка?

Он снова улыбнулся:

— Замри и не трепыхайся.

Достав из кармана полоски ленты и клей, он намазал одну и приклеил парню на лоб. Она гласила: «У „Мостро“ уже есть крыша».

— Не трепыхайся, — повторил Ричер.

Он взял биту и перевернул лицом вверх первого парня. Обильно намазав ему лоб клеем, он приладил еще одну полоску: «Не начинайте с нами разборку». Обыскав и его карманы, он извлек пистолет, бумажник, сотовый телефон и ключи от «мерседеса». Выжав клея в ладони первого парня, он сжал их вместе. Химические наручники. Поставив его на ноги, Ричер кинул ключи второму.

— Похоже, вести придется тебе. Передай наш привет мистеру Петросьяну.

Парни, шатаясь, выбрались из проулка.

Пистолеты были девятимиллиметровыми «Береттами М-9» военного образца. Ричер носил при себе такой же тринадцать лет. На обоих серийные номера были спилены. Он разобрал их и швырнул стволы, затворы и патроны в мусорный бак у двери на кухню. Засыпав по горсти песка в ударные механизмы, он нажимал курки до тех пор, пока они не завязли. Их он тоже отправил в бак. Телефоны Ричер размозжил битой.

В бумажниках лежали карточки, права и деньги, всего долларов триста. Деньги он засунул в карман, а остальное выбросил. Расправив плечи, Ричер пошел в безлюдный ресторан. Хозяин сидел за стойкой в глубокой задумчивости. Когда Ричер положил на стойку десятку, он поднял глаза.

— За разбитую тарелку, — объяснил Ричер, развернулся и вышел. На другой стороне улицы он увидел парочку из ресторана — они наблюдали за ним. Он сел в автомобиль и влился в поток машин.


Гаррисон расположен на восточном берегу Гудзона, километрах в восьмидесяти к северу от Трибеки. Через час и семнадцать минут Ричер свернул на свою подъездную дорожку. Фары осветили дверь гаража и выхватили стоявшие перед ним две машины, развернутые к дорожке. Ричер затормозил и остановился. В тот же миг зеркало заднего обзора залило яркое сияние. Ричер пригнулся и увидел, что к нему бегут люди с пистолетами.

Кто-то подошел вплотную к машине и стукнул по стеклу с его стороны. Рука была женская. Направленный на руку луч фонарика осветил отливающий золотой жетон — щит с орлом наверху. Надпись на нем гласила: «Федеральное бюро расследований». Женщина прижала жетон к стеклу и крикнула:

— Заглушите мотор и положите руки на руль!

Ричер так и сделал. Дверь открылась, раздался щелчок, в салоне зажегся свет и выхватил из темноты брюнетку из ресторана. Рядом с ней стоял рыжеватый мужчина со светлыми усами. В одной руке у нее был жетон ФБР, а в другой пистолет, нацеленный Ричеру в голову.

— Выходите. Медленно и без фокусов. Руки — на машину, — приказала женщина и отступила, держа его на прицеле.

Ричер подчинился. Он почувствовал, как его ощупывают с головы до пят. Из кармана брюк извлекли бумажник и похищенные деньги. Кто-то заглянул в салон и вытащил ключ зажигания.

— Идите к той машине.

Женщина показала на один из седанов у гаража. Ричер пошел. Парень в темно-синем пуленепробиваемом жилете открыл заднюю дверцу и отступил. Как только Ричер уселся, открылась противоположная дверца и рядом устроилась брюнетка. Дуло «ЗИГ-Зауэра» было все так же нацелено ему в голову. Тут же распахнулась передняя дверца, и рыжий, встав коленями на сиденье, вытащил из портфеля и протянул Ричеру пачку бумаг.

— Ордер на обыск вашего дома, — сообщила женщина.

Рыжий вынырнул из машины и захлопнул дверцу.

— Вы не спрашиваете, в чем дело, — заметила женщина.

Не в том, что случилось один час и семнадцать минут назад, подумал Ричер. Не могли они так быстро отреагировать. Тревожило его то, что костяшки пальца, лежащего на курке «ЗИГ-Зауэра», побелели. Бывают и несчастные случаи.

Женщина пожала плечами, как бы говоря: поступайте как знаете. Ее лицо застыло в хмурой гримасе. Лицо некрасивое, но интересное, в нем читался характер. Ей было лет тридцать пять, на коже виднелись морщинки. Черные как смоль волосы не отличались густотой — Ричер видел просвечивающий через них белый скальп. Это придавало ей болезненный вид. Но глаза у нее были ясные. Посмотрев в темноту, в сторону дома, который обыскивали ее люди, она улыбнулась. Передние зубы у нее были чуть неровными: правый скошен в сторону и немного находил на левый. Интересный рот, придает лицу своеобразие. Под объемной курткой она была стройной — в черной юбке, пиджаке и кремовой, свободно лежавшей на ее маленькой груди блузке. Юбка была короткой и обнажала тонкие сильные ноги в черных чулках.

— Не могли бы вы прекратить? — спросила она.

— Что именно?

— Смотреть на мои ноги.

Ричер перевел взгляд на ее лицо.

— Когда кто-то тычет в меня пистолетом, разве я не имею права изучить этого человека с головы до ног?

Пистолет дернулся.

— Мне не нравится, как вы на меня смотрите. Как будто пытаетесь за мной приударить.

— Вы считаете, я пытаюсь за вами приударить?

— Разве нет? Вам что, не хотелось бы?

Ричер отрицательно покачал головой.


Через двадцать минут рыжий агент вернулся к машине и сел на переднее пассажирское сиденье. Открылась водительская дверца, в машину залез второй мужчина, и во враждебном молчании они поехали назад, на Манхэттен.

Припарковались они под землей где-то к югу от центра города. Ричера выпихнули из машины в ярко освещенный гараж. Женщина показала на черную дверь лифта. Там их поджидали еще двое.

Внезапно Ричер понял, что брюнетка и рыжий были агентами не из Нью-Йорка, а откуда-то еще.

Ричера пропустили в середину кабинки и окружили плотным кольцом. Один из местных нажал на кнопку, дверь закрылась, и лифт пошел вверх. На двадцать первом этаже лифт резко остановился. Дверца с шумом отъехала, и здешние сотрудники вывели их в коридор.

Мужчина, который вел седан от Гаррисона, остановился перед третьей дверью и открыл ее. Ричера ввели в пустую комнату, примерно три с половиной на пять метров, с бетонными полом и стенами, покрытыми густым слоем серой краски. В углу стоял одинокий пластмассовый стул.

— Садитесь, — сказала женщина.

Ричер прошел в другой угол и уселся на пол. Все попятились в коридор и закрыли дверь. Звука поворачивающегося ключа не последовало, но в ключе не было нужды — ручка с внутренней стороны отсутствовала.

Ричер просидел так около часа. Затем дверь открылась, и вошел седой мужчина в очках с толстыми стеклами. За ним стояли два агента помладше.

— Пришло время поговорить, — сказал вошедший.

Ричер встал.

— Я хочу позвонить, — заявил он.

Седой покачал головой:

— Звонить будете после. Сначала поговорим?

Ричер пожал плечами. Чтобы доказать, что твои права нарушают, нужны свидетели, иначе все — пустой звук. А два молодых агента явно ничего не видели.

Ричера вывели в коридор. Там собралось много народу — и брюнетка, и рыжий, а еще пожилой мужчина с красным одутловатым лицом гипертоника и молодой человек без пиджака с худым лицом. Было очевидно, что это две разные команды, причем явно не в ладах одна с другой. Женщина держалась вплотную к левому плечу Ричера. Рыжий и гипертоник пристроились к ней. Это была одна команда. У его правого плеча стоял мужчина с худым лицом. Он представлял собой вторую команду. Численное превосходство первой его отнюдь не радовало.

Узким коридором они прошли в серую комнату, большую часть которой занимал длинный полированный стол красного дерева. По одну сторону стола стояли спинками к двери семь пластмассовых стульев. Напротив, точно посередине, стоял один такой же стул.

Ричер задержался в дверях. Не так уж трудно было догадаться, какой стул предназначен ему. На него Ричер и сел.

Два младших агента заняли позиции с разных торцов стола. Седовласый уселся напротив Ричера, в самом центре. Справа от него расположился гипертоник, рядом с ним — женщина и рыжий. Мужчина с худым лицом уселся в одиночестве на среднем из трех стульев слева.

Седовласый наклонился вперед:

— Мы тут спорим по вашему поводу.

— Я под арестом?

— Нет, пока еще нет.

— Так я могу уйти?

— Мы бы предпочли, чтобы вы остались и мы бы все цивилизованно обсудили.

— Давайте цивилизованно. Представимся друг другу. Ведь именно так ведут себя цивилизованные люди? Они представляются. Я Джек Ричер. А вы кто, черт побери?

— Я — Алан Дирфилд, — сказал седовласый. — Помощник директора ФБР. Глава нью-йоркского отделения.

— Спецагент Тони Поултон, — представился рыжий.

— Спецагент Джулия Ламар, — назвалась женщина.

— Главный спецагент Нелсон Блейк, — произнес гипертоник. — Мы трое — из Квонтико. Я руковожу бригадой по расследованию серийных убийств, спецагенты Ламар и Поултон работают со мной.

— Главный спецагент Джеймс Козо. Нью-йоркский отдел по борьбе с организованной преступностью. Занимаюсь защитой от рэкета, — сказал мужчина без пиджака.

Ричер кивнул:

— Отлично. Рад со всеми вами познакомиться. Но вы не можете говорить со мной, не зачитав мне мои права. После чего вы опять же не сможете со мной говорить, потому что моему адвокату потребуется некоторое время, чтобы сюда добраться. Но и тогда она не позволит мне с вами разговаривать.

— Ваш адвокат — Джоди Джейкоб, так? — уточнил Дирфилд. — Она же ваша подруга. Работает в агентстве «Спенсер Гутмен». У нее очень хорошая репутация. Там поговаривают о том, чтобы сделать ее партнером. Но «Спенсер Гутмен» специализируется по финансовому праву. Они не экспертов области уголовного права. Вы уверены, что хотите видеть ее в качестве своего адвоката? В вашем-то положении?

— В каком же это я положении?

— Ричер, я битый час потратил на то, чтобы утихомирить этих ребят. Они тут из-за вас передрались. Теперь вы мой должник. Ответьте на их вопросы, и я скажу, когда вам понадобится адвокат, если он вам вообще понадобится.

— На какие вопросы?

Дирфилд улыбнулся:

— На которые нам нужен ответ, чтобы выяснить, представляете вы для нас интерес или нет.

— Хорошо. Спрашивайте.

Ламар подалась вперед:

— Вы ведь довольно хорошо знали Эми Каллен. Верно?

Ричер озадаченно посмотрел на нее. Потом в его памяти всплыла женщина по имени Эми Каллен, и он даже растерялся, чем вызвал на костистом лице Ламар довольную улыбку.

— Вы не очень-то ее жаловали? — продолжила она.

Все молчали. Тишина сгущалась вокруг Ричера.

— Ладно, теперь моя очередь. На кого вы работаете? — спросил Козо.

— Я ни на кого не работаю.

— «Не начинайте с нами разборку», — процитировал Козо. — «С нами» — во множественном числе. Кто эти «мы», Ричер?

— Никаких «мы» не существует.

— Чушь, Ричер. Кто вас послал в ресторан?

Ричер промолчал.

— А что скажете о Кэролайн Кук? Ее ведь вы тоже знали и тоже не жаловали? — вступила Ламар.

— Расскажите нам все, Ричер, — предложил Блейк.

— О чем?

— Кто вас послал в ресторан? — повторил вопрос Козо.

Ричер повернулся к нему:

— Никто никуда меня не посылал.

Козо покачал головой:

— Чушь, Ричер. Вы живете в Гаррисоне в доме за полмиллиона долларов. А насколько известно Налоговому управлению, за последние три года вы практически ни цента не заработали. И когда кто-то захотел уложить в больницу лучших бойцов Петросьяна, послали вас. Кто вас послал, черт побери!

— Я ни на кого не работаю, — повторил Ричер.

— Вы — одиночка, верно? — спросил Блейк.

— Можно сказать и так.

— Я так и думал. Когда вы уволились из армии?

— Года три назад.

— Служили в военной полиции?

— Да. В звании майора.

— А почему уволились?

— Это мое личное дело. Вы не поймете.

— Значит, три года назад. Чем занимались все это время?

— Можно сказать, жил в свое удовольствие.

— Работали?

— Не часто.

— На что жили?

— На сбережения.

— Они закончились три месяца назад. Мы проверили. То есть теперь вы на содержании у мисс Джейкоб, верно? И как вам живется?

Ричер скользнул взглядом по обручальному кольцу Блейка.

— Полагаю, не хуже, чем вашей жене на ваше жалованье.

Блейк хмыкнул.

— Значит, после увольнения вы в основном жили сами по себе?

— В основном.

— Чушь. Он на кого-то работает, — заявил Козо.

— Черт, он же сказал, что он одиночка! — рявкнул Блейк.

Дирфилд сверлил Ричера неподвижным взглядом.

— Расскажите мне об Эми Каллен и Кэролайн Кук.

— А что рассказывать? Каллен — невысокая брюнетка, Кук — высокая блондинка. Каллен имела чин сержанта, Кук — лейтенанта. Каллен служила в отделе артиллерийско-технического снабжения в Форт-Уайзе, недалеко от Чикаго, Кук — в отделе военного планирования штаб-квартиры НАТО в Брюсселе.

— Имели вы с кем-нибудь из них сексуальные отношения? — спросила Ламар.

Ричер обернулся и посмотрел на нее:

— Отвечаю: не имел.

— Они ведь обе были красивыми?

— Красивее вас, это уж точно.

Ламар отвела глаза.

— Они знали друг друга? — поинтересовался Блейк.

— Сомневаюсь. В армии — миллион человек, а они служили за шесть с половиной тысяч километров одна от другой и в разное время.

— Вы одобряете службу женщин в армии? — спросил Дирфилд.

— Что?

— Вы одобряете службу женщин в армии? Вы считаете, что они хорошие бойцы?

— Не хуже мужчин. Вы когда-нибудь были в Израиле? Там женщины сражаются на передовой.

— Как вы познакомились с Эми Каллен? — спросил Дирфилд.

— Она пришла ко мне со своей проблемой.

— С какой проблемой?

— Сексуальные домогательства.

— Что вы предприняли?

— Арестовал офицера, которого она обвиняла.

— А потом?

— Ничего. Дело передали военному прокурору. Офицера оправдали, Эми Каллен уволилась.

— Но карьера офицера была все равно загублена.

— Да.

— И что вы в связи с этим почувствовали?

— Наверное, замешательство. В идеале должно было быть по-другому. Оправдательный приговор не должен ломать карьеру.

— Так вам было жаль этого офицера?

— Нет. Жаль мне было Каллен. Но в целом история вышла дурацкая. Вместо одной кончились две карьеры.

— А что случилось с Кэролайн Кук?

— Это другой случай. Она служила за границей и находилась в сексуальной связи с одним полковником. Не меньше года. На мой взгляд, по обоюдному согласию. А домогательствами она их назвала, когда ее не повысили в звании.

— Значит, на ее жалобу вы не отреагировали?

— Напротив, полковника я арестовал, поскольку секс между служащими разных званий был под запретом.

— И чем это кончилось?

— Его с позором выгнали, жена его бросила, он свел счеты с жизнью. А Кук все равно уволилась.

— Что же случилось с вами?

— Я перевелся из штаб-квартиры НАТО. Я сидел там напрасно. В Бельгии ничего особенного не происходит.

— После этого вы часто сталкивались с сексуальными домогательствами?

— Еще бы. Это стало большой проблемой.

— У многих достойных мужчин рухнула карьера? — спросила Ламар.

Ричер повернулся к ней:

— У некоторых. По-моему, большинство обвинялись по делу, но пострадали и невиновные.

— Вы встречались с Каллен и Кук после того, как передали их дела прокурору? — спросил Блейк.

— Наверное, один или два раза, да и то мимоходом.

— Они вам доверяли?

— Думаю, да. Добиться их доверия входило в мои обязанности. Я должен был вызнать у них всякие интимные подробности.

— Подобные разговоры вам приходилось вести со многими женщинами?

— Были возбуждены сотни дел. Я расследовал пару десятков.

— Женщины помнили бы вас как хорошего человека?

— Следователь должен наладить контакт. Он должен стать другом и опорой, — ответил Ричер.

Блейк кивнул, и трое агентов из Квонтико откинулись на стульях, словно говоря: «Отлично, он представляет для нас интерес». Козо в ужасе воззрился на Дирфилда. Тот подался вперед и посмотрел сквозь очки на Ричера:

— Что конкретно случилось в ресторане?

— Ничего.

Дирфилд покачал головой:

— Вы находились под наблюдением. Мои люди следят за вами уже неделю. Спецагенты Поултон и Ламар все видели.

— Вы следили за мной целую неделю? Зачем?

— Узнаете чуть позже.

Ламар вытащила из стоявшего на полу портфеля пачку бумаг. Холодно улыбнувшись Ричеру, она подтолкнула бумаги к нему. Это был отчет обо всем, что он делал на прошлой неделе. Ричер посмотрел на улыбающуюся Ламар.

— В ФБР неплохо умеют вести. Я ничего не заметил.

— Что случилось в ресторане? — опять спросил Дирфилд.

— Я совершил малое преступление, чтобы предотвратить крупное.

— Вы действовали в одиночку? — спросил Козо.

— Да.

— Тогда что значит: «Не начинайте с нами разборку»?

— Я хотел, чтобы Петросьян, кто бы это ни был, отнесся к предупреждению серьезно.

Дирфилд перегнулся через стол, забрал отчет Ламар и просмотрел его.

— Никаких контактов ни с кем, кроме мисс Джоди Джейкоб, а она не занимается организацией «крыш». Список телефонных разговоров — чист. Ни с кем, кроме мисс Джейкоб, вы не говорили. — Он повернулся к Козо: — Удовлетворены?

Козо пожал плечами:

— А что мне еще остается?

— Сознательный гражданин, верно, Ричер? Увидели несправедливость и захотели ее исправить, — подытожил Дирфилд.

Ричер кивнул.

— Тогда почему вы украли у них деньги?

— Ну, взял как добычу, как военный трофей.

— Старушку вы бы не ограбили, а вот у пары крутых ребят не грех и забрать деньги?

— Думаю, так.

— Знаете что-нибудь о составлении психологического портрета преступника? — продолжал Дирфилд.

— Только из газет.

— Это — наука, — объяснил Блейк. — Спецагент Ламар — наш ведущий специалист.

— Мы изучаем места преступлений, — вступила Ламар, — и разрабатываем психологический портрет возможного преступника.

— Какие преступления? Какие места? — спросил Ричер.

— Каллен и Кук были убиты, — ответил Блейк.

Ричер удивленно посмотрел на него.

— Сначала убили Каллен. Весьма незаурядным способом, но одно убийство — всего лишь одно убийство, верно? Потом убили Кук. Тем же самым способом. Получается серия.

— Мы поискали связующее звено между жертвами, — подхватил Поултон. — Обе жаловались на сексуальные домогательства и затем уволились.

— Убийца предельно собран на месте преступления — это показатель военной четкости, — сказала Ламар, — Никаких следов и улик. Преступник прекрасно знаком с процедурой расследования. Возможно, он и сам следователь.

— В обоих случаях следы взлома отсутствуют, жертвы сами впустили убийцу, — заметил Поултон.

— То есть они обе его знали, — сказал Блейк.

— И доверяли ему, — добавил Поултон.

— Мы стали искать военного, который имел бы на них зуб, — вступила Ламар. — Возможно, такого, кого оскорбило то, что дрянные бабенки сгубили карьеры хороших военных, а потом уволились.

— Кого-то с четкими понятиями о добре и зле, — снова добавил Поултон. — Кого-то, кому вполне достаточно собственных принципов, чтобы исправить несправедливость. Того, кто только рад, когда под ногами не путаются власти.

— Того, кого они знали достаточно хорошо, чтобы впустить в дом, не задавая вопросов, — отметил Блейк.

— Жертвы друг дружку не знали, и общих знакомых у них было очень мало. Очень. Но вы один из них.

— Составление психологического портрета преступника — точная наука. В большинстве штатов портрет служит достаточным основанием, чтобы получить ордер на арест, — резюмировал Блейк.

— Ошибок не бывает, — с довольной улыбкой сообщила Ламар.

— И что? — спросил Ричер.

— Кто-то убил двух женщин, — ответил Дирфилд и кивнул в сторону Блейка, Ламар и Поултона. — И эти агенты считают, что неизвестный убийца в точности похож на вас. Может, это вы и есть.

— Почему на меня? Это всего лишь предположение. У вас нет доказательств.

— Он улик не оставляет, — заметила Ламар. — Преступник — умный одиночка, жестокий ревнитель морали. Это сузило круг поисков от миллионов до тысяч, и, возможно, он замкнется на вас.

— На мне? Вы с ума сошли.

Дирфилд пожал плечами:

— Ну, если это и не вы, то, по мнению экспертов ФБР, кто-то в точности похожий на вас.

— Скажите, — попросил Ричер, — когда и где произошли убийства.

— Каллен убили семь недель назад, а Кук — четыре, — ответил Блейк.

Ричер напряг память. Четыре недели назад началась осень, а семь — еще стояло лето. Тогда он уже три месяца как воевал с зарослями во дворике своего дома в Гаррисоне. Они с Джоди не виделись по нескольку дней кряду.

С началом осени он перенес усилия на обустройство самого дома. Но и этим он занимался один. Джоди торчала в городе, продираясь через тернии к звездам. Они изредка проводили вместе ночь, но ни совместных поездок, ни корешков от билетов, ни регистраций в гостиницах не было. Алиби не имелось.

— Мне нужен адвокат, — заявил он.


Двое охранников отвели Ричера в ту же маленькую комнату. Его статус изменился. В этот раз они остались с ним внутри и встали по обе стороны двери. Ричер уселся на стул, не обращая на них внимания. Так он просидел почти два часа.

Вдруг дверь распахнулась, охранники вышли, и он увидел Джоди. На ней было платье персикового цвета и поверх — шерстяное пальто тона на два темнее. Выгоревшие на солнце волосы еще не обрели своего настоящего цвета, ярко-голубые глаза светились, и кожа отливала медом. Каждый раз, когда Ричер видел ее, она выглядела все красивее.

— Привет, Ричер, — поздоровалась Джоди и, наклонившись, поцеловала его.

Он заметил, что она встревожена.

— Ты говорила с ними? — спросил он.

— Я не тот адвокат, который может взять это дело. В финансовом праве я понимаю, а в уголовном праве я ноль.

Ричер встал и устало потянулся.

— Тут и браться не за что. Я никаких женщин не убивал.

— Знаю. И они знают, а не то отвезли бы тебя прямиком в Квонтико. Тут, должно быть, дело в другом. Они видели, как ты обработал двух парней, после чего те попали в больницу.

— Я рэкетом не занимаюсь. А Козо интересует только одно — организованная преступность.

— Козо счастлив, — согласилась Джоди. — Чужими руками убрал с улицы двух бандитов. Но разве ты не видишь, что это палка о двух концах? Чтобы убедить Козо, тебе пришлось напирать на то, что ты борец-одиночка, а чем больше ты на это напирал, тем больше отвечал психологическому портрету, составленному в Квонтико.

— Этот их портрет просто чушь собачья.

— Они так не думают. Ты крепко завяз, Ричер. Что бы там ни было, они видели, как ты избил тех парней. Я не тот адвокат, уголовное право не по моей части, — повторила она.

— Мне вообще не нужен адвокат.

— Нет, Ричер, нужен. Дело нешуточное.

Повисла долгая пауза.

— Мне дали копию отчета о наружном наблюдении, — сообщила Джоди.

— Я так и думал.

— Почему?

— Потому что отчет о наружном наблюдении исключает меня из числа подозреваемых. Убиты не две женщины, а три. Кто бы ни был убийца, он работает по графику. У него цикл — три недели: семь недель назад, четыре недели назад. Следующее убийство, возможно, он совершил на той неделе, когда меня уже пасли.

— Так если ты исключен, зачем они тебя сюда притащили?

— Не знаю.

Дверь открылась, и в комнату вошел Дирфилд.

— Время истекло, мисс Джейкоб, — сказал он.

Дирфилд отвел их в ту же комнату с длинным столом. К одиноко стоявшему у дальнего края стулу добавили второй. Джоди обошла стол и села рядом с Ричером.

Против Ричера играли все те же: Поултон, Ламар, Блейк, Дирфилд и Козо. На столе появился маленький черный магнитофон. Дирфилд нажал красную кнопку. Назвал дату и перечислил имена присутствующих.

— С подозреваемым Джеком Ричером говорит Алан Дирфилд, — объявил он. — Вы арестованы по обвинению в следующих преступлениях. Первое — ограбление двух неизвестных лиц. — Козо подался вперед. — Второе — оказание пособничества и подстрекательство преступной организации, занимающейся вымогательством. — Дирфилд улыбнулся: — Вы не обязаны отвечать. Все, что вы скажете, будет записано и в суде может быть использовано против вас. Вы имеете право на адвоката. Если адвокат вам не по средствам, его предоставит штат Нью-Йорк. Вы понимаете свои права?

— Да, — ответил Ричер.

— Не желаете сделать заявление?

— Нет.

Дирфилд выключил магнитофон.

— Я хочу ходатайствовать об освобождении под залог, — заявила Джоди.

Дирфилд покачал головой:

— Ни к чему. Мы отпустим его под подписку о невыезде.


Ричера выпустили в начале четвертого утра. Джоди должна была вернуться в офис — закончить свои дела, и один из местных сотрудников отвез ее на Уолл-стрит. Второй привез Ричера в Гаррисон и, не успел Ричер захлопнуть дверцу его машины, уехал восвояси. Ричер проводил взглядом растворившуюся в тумане машину и пошел к дому.

Дом он унаследовал в начале лета от Леона Гарбера — отца Джоди и своего бывшего командира. Та неделя была полна неожиданностей, плохих и хороших. Ричер вновь встретил Джоди, узнал, что она была замужем и развелась, что старый Леон умер и что дом теперь принадлежал ему. Он любил Джоди уже пятнадцать лет, с тех пор как впервые увидел ее на базе на Филиппинах. Ей тогда уже исполнилось пятнадцать. Он подавил свои чувства. Ему казалось, что, дав себе волю, он предаст и ее, и Леона, а Леона он любил, как родного отца.

Пару дней после похорон Леона Ричер и Джоди смущенно приглядывались друг к другу, пока Джоди не призналась, что ее чувства к нему нисколько не изменились.

Новая встреча с Джоди была хорошей неожиданностью, смерть Леона — плохой, а получение дома в наследство — плохой и хорошей одновременно. Дом стоимостью полмиллиона долларов на Гудзоне напротив Вест-Пойнта был жирным куском недвижимости, но и большой проблемой. Он привязывал Ричера к месту, а Ричеру это было крайне неудобно. Он так часто переезжал, что мысль о постоянном пристанище приводила его в смятение. Беспокоило его и то, что он стал владельцем собственности. За всю свою жизнь он не имел больше того, что умещалось в карманах. После увольнения он прикупил немного одежды, наручные часы и складную зубную щетку. Этим все и ограничилось. Теперь же у него был дом. А дом — сложная штука. Надо думать о страховке, о налогах.

Единственная вещь, которую Ричер купил в дом, был металлический фильтр для старой кофеварки Леона. Он прикинул, что это проще, чем постоянно бегать в магазин за бумажными фильтрами. В десять минут пятого утра он насыпал в фильтр кофе, добавил воды и включил кофеварку. Не успел кофе свариться, как он услышал: по асфальту подъездной дорожки прошуршали шины. Вспышка мигалки красным лучом скользнула по кухонному окну. Дверцы машины открылись, чьи-то ноги коснулись земли. Приехали двое. Дверцы захлопнулись, и в дверь позвонили.

В прихожей было два выключателя. Ричер нажал на тот, что включал свет на крыльце, и открыл дверь. Желтый свет упал на Нелсона Блейка и Джулию Ламар. Лицо Блейка было усталым, а на лице Ламар читалась крайняя враждебность.

— Заходите, — пригласил Ричер. — Я сварил кофе.

Он вернулся на кухню.

— У меня только черный.

— Вот и хорошо, — сказал Блейк.

Он остановился в дверях кухни, близко к прихожей, не желая злоупотреблять гостеприимством. Рядом стояла Ламар.

— Мне не надо, — заявила она.

— Выпей кофе, Джулия. Ночь была долгой.

В том, как Блейк это сказал, прозвучали и приказ, и отеческая забота. Ричер налил три чашки.

— Кто третья?

— Лоррейн Стенли. Сержант, служила в интендантстве где-то в Юте. Тело обнаружили нынче утром.

— Та же история?

Блейк утвердительно кивнул:

— Подала жалобу о сексуальных домогательствах, выиграла дело, но все равно год назад уволилась. Так что их уже трое. Армейская предыстория не совпадение, поверьте.

Ричер отхлебнул кофе.

— Я никогда о ней не слышал. Я вообще не служил в Юте.

— Мы можем где-нибудь поговорить? — попросил Блейк.

Ричер провел Блейка и Ламар в гостиную. Перед холодным камином три диванчика расположились в форме буквы «п». Блейк сел лицом к окну, Ричер напротив него, а Ламар лицом к камину.

— Мы придерживаемся составленного нами психологического портрета, — сообщила она.

— Рад за вас.

— Вы были подозреваемым, — заметил Блейк. — По первым двум убийствам. Поэтому вас и взяли под наблюдение.

— Вы что, извиняетесь?

— В общем, да.

— У вас есть кто-то, кто знал бы всех трех?

— Пока нет, — ответила Ламар.

— Мы думаем, что предварительный личный контакт, возможно, не так уж и важен, — сказал Блейк.

— А пару часов назад думали, что важен. Объясняли мне, как я стучал в их двери и как они меня впускали.

— Не вас, а кого-то похожего на вас, — возразил Блейк. — Этот тип убивает женщин из определенной группы. Тех, кто жаловался на сексуальные домогательства, а потом уволился. Может, они и не были с ним лично знакомы. Может, он принадлежит к известной им категории людей. Например, к военным полицейским.

Ричер улыбнулся:

— То есть вы опять катите на меня?

— Нет. Вы не были в Калифорнии.

— Нет, Блейк. Это не я, потому что я не убийца.

— Вы никогда никого не убивали? — спросила Ламар.

— Только тех, кто напрашивался.

Ламар тоже улыбнулась:

— Как я сказала, мы держимся составленного нами портрета. Это такой же уверенный в своей правоте сукин сын, как и вы.

Ричер заметил, что Блейк с неодобрением взглянул на нее. Он подался вперед, пытаясь привлечь к себе внимание Ричера:

— Мы хотим сказать, что убийца служит или служил в военной полиции. Пойдем по порядку, — продолжал Блейк. — Как мы понимаем, армия имеет отношение к этому делу. Группа жертв слишком узка, чтобы быть случайной.

— И?..

— Как правило, Бюро и военные не слишком ладят друг с другом.

— Удивили. А с кем вы вообще ладите?

Блейку явно было не по себе.

— Никто ни с кем не ладит. Армия ненавидит Бюро, Бюро — ЦРУ. Вот нам и нужен посредник.

— Я?

— Вы, вы. Вы же были самым классным следователем в военной полиции.

— Это в прошлом.

— Может, в армии еще остались те, кто вас помнит? Те, кто вам чем-то обязан.

— Может — да, может — нет. — Ричер откинулся на спинку диванчика.

— Разве вам не жаль убитых? — спросил Блейк. — Вы же знали Каллен и Кук. Они были вам симпатичны.

— Мне была симпатична Каллен.

— Так помогите нам поймать ее убийцу.

— Нет.

— Сукин вы сын, — бросила Ламар.

Ричер посмотрел на Блейка:

— Вы и вправду считаете, что я захочу с ней работать? Она что, иначе как сукиным сыном и назвать-то меня не может?

— Как вы относитесь к роли советника? — спросил Блейк. — Консультанта?

Ричер отрицательно покачал головой:

— Мне это не нужно.

— Вы бы согласились подвергнуться гипнозу? — спросил Блейк.

— Гипнозу? С какой стати?

— Может, вы смогли бы вспомнить что-то давно забытое. Ну, скажем, кто-то кому-то угрожал, враждебно отзывался. Возможно, у вас в памяти всплывет что-то, чему вы когда-то не придали значения.

— Вы все еще применяете гипноз?

— Иногда. Джулия — наш эксперт по этой части. Она могли бы провести сеанс.

— Нет уж, спасибо. Может, она заставит меня нагишом пройтись по Пятой авеню.

Блейк отвел глаза, затем снова посмотрел на Ричера:

— Последний раз, Ричер. Бюро просит вас помочь в качестве консультанта. Ваша работа будет оплачена.

— Так вот зачем была вся эта комедия с задержанием?

— Иногда это срабатывает. Знаете, сначала человеку дают почувствовать, что он главный подозреваемый, а потом говорит, что он вне подозрений. Так мы вызываем у него чувство признательности и желание нам помочь. Итак, да или нет?

— Отстраните от расследования мисс Ламар, и я подумаю.

Ламар вспыхнула, а Блейк сказал:

— Этого я не сделаю.

— Тогда — нет.

Блейк поджал губы:

— До того как прийти к вам, мы переговорили с Дирфилдом. Он уполномочил нас сообщить, что Козо снимет обвинение в рэкете, если вы согласитесь.

— Это обвинение меня не волнует. Я его опровергну. Лавочники-присяжные Трибеки увидят во мне Робин Гуда.

— Проблема в том, что один из парней в критическом состоянии — у него проломлен череп. Если он умрет, вас обвинят в убийстве.

Ричер рассмеялся:

— Хороший ход, Блейк. Но сегодня вечером я никому череп не проламывал. Уж поверьте, если я хочу кому-то проломить череп, то знаю, как это сделать.

Блейк уперся взглядом в пол.

— У Козо в городе свои люди. Петросьян начнет вынюхивать, кто уделал его ребят вчера вечером. Люди Козо могут ненароком упомянуть ваше имя. А Петросьян — крутой парень.

— Как-нибудь выпутаюсь.

Блейк кивнул:

— Мы предполагали, что вы так скажете. Поэтому и задались вопросом, как вы отреагируете на кое-что еще. Предположим, через Козо Петросьян заполучит не ваши имя и адрес, а имя и адрес вашей подруги?


— Не могу поверить, что они так действуют, — сказала Джоди.

Они сидели у нее на кухне. После ухода Блейка и Ламар Ричер сразу поехал на Манхэттен. Джоди вернулась домой в шесть утра и обнаружила, что он ее ждет в гостиной.

— Их загнали в угол, — заметил Ричер. — К тому же они заносчивы и любят выигрывать. Я должен звонить им в восемь утра.

— Может, они блефуют? — предположила Джоди.

— Безопаснее думать, что нет.

— Почему их загнали в угол? Почему они угрожают?

— По многим причинам. Я расследовал пару дел о сексуальных домогательствах и имел достаточно высокое звание, чтобы те, кто сейчас служит, были мне кое-чем обязаны.

— Так что же нам делать?

— Я мог бы устранить Петросьяна.

Она пристально на него посмотрела и покачала головой:

— Чего они добиваются на самом деле? Может, женщины здесь вообще ни при чем. Может, дело в Петросьяне. Возможно, это умный и скользкий тип, и ему нечего пришить. И Козо, может быть, использует Блейка и Ламар, чтобы натравить тебя на Петросьяна. Они знают — если пригрозить, что напустят его на меня, первой твоей мыслью будет его убрать. Петросьян просто исчезнет, и никакие ниточки не приведут к ФБР. Может, тебя хотят использовать как наемного убийцу?

— Тогда почему меня прямо не попросили об этом?

— Это было бы незаконно на все сто процентов. Но ты не должен этого делать. А то до конца жизни будешь в их власти.

Ричер прислонился к оконной раме и посмотрел вниз на улицу.

— Ты здорово влип, — произнесла Джоди. — Мы оба влияли. Так что же ты собираешься делать?

— Подумать. У меня есть время до восьми. Наверняка я знаю лишь то, что не могу сидеть в Квонтико, штат Виргиния, оставив тебя без защиты в одном городе с Петросьяном.


После ухода Джоди Ричер полчаса обдумывал положение. Затем двадцать минут говорил по телефону. Без пяти минут восемь он набрал номер Ламар. Она ответила после первого гудка.

— Я согласен, — сообщил Ричер. — Без особого восторга, но все сделаю.

— Возвращайтесь домой и соберите вещи. Нам надо в Виргинию. Я заеду за вами ровно через два часа.

— Не нужно. Встретимся в аэропорту.

— Мы не летим.

— Не летим?

— Нет. Я никогда не летаю. Поедем на машине.


Ламар подъехала минута в минуту на новом блестящем «бьюике».

— Где ваша сумка? — спросила она, когда Ричер сел в машину рядом с ней.

— У меня нет сумки, — ответил он.

Складную зубную щетку он прицепил к внутреннему карману. Ламар отвернулась, словно ей стало стыдно за род человеческий, и вырулила на дорогу.

— Вы никогда не летаете?

— Много лет назад летала. Но теперь не могу.

— Почему?

— Фобия, — ответила Ламар. — Я боюсь, вот и все.

— Вероятность убиться на машине в миллион раз выше.

— Понимаю, по статистике это так.

— Значит, ваш страх иррационален. В Бюро много иррационально мыслящих агентов?

Ламар не ответила, только ее бледные щеки слегка зарделись.

— Нам нужно поговорить, — заявила она.

— Так говорите. Расскажите мне о своем колледже.

— О колледже говорить не будем. Поговорим об убийствах.

Ричер улыбнулся:

— Но вы ведь учились в колледже?

— В Университете штата Индиана.

— Специализировались по психологии?

Ламар отрицательно покачала головой:

— По декоративному садоводству, если уж вам так нужно знать. Профессиональную подготовку я получила в Академии ФБР в Квонтико.

— Декоративное садоводство? Неудивительно, что ФБР в вас вцепилось.

— Надеюсь, Ричер, вы чувствуете себя героем, отпуская шуточки, пока погибают женщины. В Министерстве обороны насчитали девяносто одну женщину, соответствующую той же группе, что и жертвы убийства. Моя сводная сестра — одна из оставшихся восьмидесяти восьми.

Ричер замолчал и посмотрел в окно. Ламар ехала быстро.

— Виноват. Вы, должно быть, из-за нее переживаете, — сказал он.

Скоро они были уже в Нью-Джерси. Дорога была мокрой, впереди виднелись серые тучи. Они ехали навстречу грозе.

— Давайте обсудим убийства, — повторила Ламар. — Места, очевидно, выбираются произвольно, а вот круг жертв весьма специфичен. Преступник выслеживает конкретных жертв. Все убиты у себя дома. Во всех случаях это собственный дом, стоящий более или менее на отшибе.

— А как с мужьями и родственниками?

— Каллен была разведена, детей не имела. У Кук были любовники, детей она тоже не имела. У Стенли не было никого.

— Вы проверили мужа Каллен?

— Само собой. Но он вне подозрений — у него алиби. А после убийства Кук стало ясно, что это серия, и мы убедились, что ии муж, ни любовник тут ни при чем.

— Думаю, да.

— Первый вопрос: как преступник проникает в дом? Никаких следов взлома — ему открывают, он входит.

— Вы считаете, что он сначала вел наблюдение? Что-нибудь обнаружили на месте? Гору окурков и жестянок из-под содовой у ближнего к дому дерева?

— Этот тип не оставляет никаких следов.

Соседи что-нибудь видели?

— До сих пор — нет.

— Всех троих убили днем?

— В разнос время, но до наступления вечера.

— Ни одна из них не работала?

— Как и вы. Похоже, лишь немногие из бывших военных работают. Почему?

— Не получается найти занятие по душе. Я подумывал о декоративном садоводстве, но мне хотелось настоящего дела, а не такого, с каким бы я справился за пару минут.

Ламар промолчала. Машина со свистом врезалась в стену ливня. Ламар включила дворники, зажгла фары и немного сбавила скорость.

— Вы намерены все время меня оскорблять? — спросила она.

— Мои шуточки — ничто по сравнению с тем, что вы угрожаете моей подруге. И с вашей готовностью и желанием поверить, что я способен убить двух женщин.

— Я жду ответа — да или нет?

— Может быть. Ваши извинения помогут превратить «может быть» в «нет».

— Извинения? Забудьте об этом, Ричер. Я придерживаюсь составленного мной психологического портрета. Если это были не вы, то точно такой же подонок, как вы.

Небо чернело, лило как из ведра. Сквозь дождевую завесу тормозные огни впереди идущей машины освещали их ветровое стекло. Ламар притормозила.

— На чем мы остановились? — немного погодя спросила она.

— Он пасет их достаточно долго, чтобы убедиться — они живут одни. Все происходит днем, каким-то образом он входит прямо в дом. Что потом?

— Потом — убивает.

— В доме?

— Мы думаем, да.

— Думаете? А точно сказать нельзя?

— Он не оставляет следов. Решительно никаких. Ни волокон ткани, ни крови, ни слюны, ни волос, ни отпечатков.

— Может, он убивает их не в доме.

— Тела он оставляет в доме. В ванне.

— В ванне? — переспросил Ричер. — Во всех трех случаях?

— Да. Голыми. Одежда исчезает.

— Он ее забирает? Зачем?

— Возможно, как добычу. Серийные убийцы часто поступают таким образом.

— Значит, он забирает их одежду и ничего не оставляет.

— Кое-что оставляет. Краску.

— Краску?

— Армейскую. Маскировочную зеленую. В ванне. Укладывает в нее обнаженное тело и наполняет ванну краской.

Ричер смотрел на дождь за окном.

— Он их топит в краске?

— Нет, не топит. Они умирают раньше.

— Расскажите про краску, — тихо попросил Ричер.

Ламар как-то странно на него посмотрела.

— Это основа армейского маскировочного покрытия. Производится в Иллинойсе сотнями тысяч литров.

Ричер рассеянно кивнул. Он видел бесконечное множество поверхностей, окрашенных этой краской.

— Хлопотное дело, — произнес он.

— Но на местах преступлений убийца не пролил ни капли.

— Женщины были уже мертвы. Никто из них не сопротивлялся — с чего бы ему проливать краску? Но чтобы наполнить ванну, он должен принести в дом сто двадцать — сто пятьдесят литров краски. Это очень много. Значит, эта краска чертовски много для него значит. Вы поняли, что именно?

— Не совсем. Возможно, погружая тела в армейскую краску, он как бы возвращает женщин в лоно армии, которой, по его мнению, они и принадлежат и где должны были остаться. Краска обволакивает тела.

Ричер смотрел вперед через ветровое стекло. Горизонт был чист. Они выбирались из зоны ливня.

— Сто двадцать или сто пятьдесят литров краски — большой груз. Чтобы его подвезти, требуется большая машина. Очень заметная. Никто ничего не видел?

— Мы опросили всех соседей. Никто ничего не сказал.

— Значит, ключ к разгадке — краска. Откуда она?

— Понятия не имеем. Военные нам не очень-то помогают.

— Неудивительно. Им это не по вкусу. Указывает на то, что тут работает военнослужащий. Кто еще мог бы добыть столько маскировочной краски?

Ламар не ответила. Она продолжала вести машину на юг. Ричер думал о солдате, который где-то грузит в машину банки с краской. У него в списке девяносто одна женщина, и он, подчиняясь некой извращенной логике, припасает по сто двадцать или по сто пятьдесят литров для каждой. Целые грузовики краски. Возможно, он служит интендантом.

— Как он их убивает? — спросил Ричер.

— Мы не можем понять как.

ГЛАВА 2

Всего девяносто одна, надо убрать шестерых, то есть еще троих. Как будешь действовать? По-прежнему думать и планировать, вот как. Потому что тебе надо всех перехитрить. И жертв, и следователей. Ищеек все прибывает. Новые точки зрения, новые подходы. Они ищут тебя. И найдут, если смогут.

Следователей провести трудно, а женщин — легко. План разрабатывался долго и тщательно и получился безупречным. Они открывают дверь, впускают тебя и подписывают себе приговор. Они так тупы, что заслуживают смерти. И это совсем не трудно.

Еще три. И можно поставить точку.


— Как это вы не знаете, отчего они умерли? — спросил Ричер.

— Нет ни ран, ни ушибов. В легких — ни воды, ни краски. Значит, их не утопили.

— Следы от уколов, синяки?

— Ничего. Но не забывайте, они лежали в краске. Она довольно едкая. Можно допустить, что краска разъела кое-какие следы на коже.

— Внутренние повреждения имеются?

— Никаких. Гематом нет, внутренние органы в целости. Следов яда не обнаружено. Следов полового акта тоже.

— Очень не похоже на военного. Застрелить, зарезать, задушить — да. Тонкие способы не в их духе.

— Мы не знаем, что именно он с ними делал.

— Но в его действиях не видно ярости, верно? Если убийца карает, то где гнев? Все выглядит слишком хладнокровно.

— Меня это тоже беспокоит. Но взгляните на группу жертв. Что еще может служить мотивом? И если мы сходимся на мотиве, то кто, кроме разъяренного вояки, может быть преступником?

Оба замолчали. Километр проносился за километром. Ламар зевнула, и Ричер внимательно посмотрел на нее:

— Вы в порядке?

— Да так, немного устала. Теперь вы за меня беспокоитесь?

— Нет, за себя. Вы можете заснуть, и мы слетим в кювет.

Она опять зевнула.

— Такого никогда не случалось.

Ричер пристально посмотрел на нее:

— Я посплю часок. Постарайтесь меня не угробить.


Проснувшись, он увидел, что Ламар окаменела от переутомления и смотрит перед собой красными немигающими глазами.

— Надо остановиться позавтракать.

— Хорошо, давайте остановимся.

Они проехали еще полтора километра и остановились в зоне отдыха. Зона была точь-в-точь такой, как сотни других, что повидал Ричер, — скромные строения 50-х годов, приспособленные под экспресс-кафе.

Они вылезли из машины, и, перед тем как встать в очередь за сандвичами, Ричер потянулся на промозглом воздухе, чтобы размять задубевшее тело.

Пока очередь ползла, он решил взять сандвич с крабовым мясом, а не с сыром, прикинув, что тот подороже, а платить будет Ламар. Еще он взял большую чашку черного кофе, пончик и, пока она возилась с сумкой, нашел столик.

Ламар подсела к нему, и Ричер поднял чашку кофе в шутливом тосте:

— За предстоящие нам с вами веселые деньки.

— Будем работать столько, сколько потребуется.

Он отхлебнул кофе и подумал о временном промежутке.

— Что означает трехнедельный цикл?

— Точно не знаем. Возможно, он две недели работает, одну отдыхает. За эту неделю он их выслеживает, все подготавливает, а потом убивает. Какие военные имеют такой график?

— Из регулярных? — Ричер глотнул кофе. — Может, войска специального назначения.

Он подождал, наблюдая, клюнула ли она.

— В спецназе владеют тонкими способами убийства, верно?

— Бесшумными, нестандартными, без оружия, думаю, да. Насчет тонких — не знаю.

— Так что скажете?

— Скажу, что не представляю, кто, почему и как это делает.

— Мы от вас хотим большего, Ричер. И вы знаете, что мы сделаем, если не получим своего.

— Если она пострадает, вы же знаете, что я с вами сделаю?

Ламар улыбнулась:

— Угрожаете мне, Ричер? Федеральному агенту? Теперь вы и впрямь шьете себе дело.

Он осушил чашку и промолчал.

— Делайте, что положено, и все будет в порядке.

— Я буду посредником, но вы должны сказать, что именно от меня требуется.

— Первым делом проверьте спецназ.

Ричер сжал зубы, пряча улыбку.


До «бьюика» они дошли молча.

— Расскажите о своей сестре, — попросил Ричер в машине.

— Она мне сводная сестра.

— Не важно. Расскажите.

— Богатая девушка, которой хотелось приключений.

— И она пошла в армию?

— Она поверила рекламе. Видели такую в журналах? Все выглядит маняще и круто. Она думала, что в армии только и делают, что спускаются на веревках со скал с ножами в зубах.

— А оказалось иначе?

— Ее определили в транспортный батальон водителем грузовика.

— Если она богатая, то почему не уволилась?

— Не из такого она теста. Она добивалась перевода. Пять раз ходила к одному подонку полковнику на собеседование. Он намекнул, что если она разденется, то это может помочь.

— И?..

— Она сгубила ему карьеру. После этого ее перевели, куда она хотела. В пехотную часть непосредственной поддержки. Но ведь знаете, как обычно рассуждают? Нет дыма без огня. Решили, что она с ним трахалась. Его уволили. В конце концов она не выдержала сплетен и тоже уволилась.

— Вы с ней близки?

— Не очень. Не так, как мне, возможно, хотелось бы.

— Вы ее любите?

Ламар скорчила гримасу.

— Она на самом деле замечательный человек. Но я в свое время наломала дров. Я была молодой, папа умер, мы бедствовали. Богатый мужчина влюбился в маму и удочерил меня. Я решила, что любить сестру не обязана, ведь она мне всего лишь сводная. А когда умерла мама, я почувствовала себя одинокой и потерянной. Так что теперь для меня сводная сестра — просто одна из хороших знакомых, что-то вроде близкой приятельницы. Думаю, она чувствует ко мне то же самое. Но мы отлично ладим.

— Если она богата, значит, богаты и вы?

— Богаче, чем вы считаете. Отчим поступает с нами по-справедливому, хотя я ему не родная дочь, а она — родная.

— Вам повезло.

Ламар помолчала, потом добавила:

— Скоро мы станем еще богаче. К несчастью, он серьезно болен. Два года боролся с раком, но сейчас умирает. Нам достанется большое наследство.

— Мне жаль, что он болен.

— Мне тоже. Это так тяжело, — сказала Ламар.

Они замолчали. Под шорох шин убегали назад километры.

— Вы предупредили сестру? — спросил Ричер.

— Сводную сестру.

— Почему вы это подчеркиваете?

— Потому что Блейк отстранит меня, если решит, что меня это слишком трогает. А я хочу заниматься этим делом.

Она немного помолчала и продолжила:

— Семья — щепетильный вопрос для меня. Когда умерла мама, они могли порвать со мной отношения, но не порвали. Они всегда были со мной щедрыми и очень справедливыми, мне стыдно за то, что сначала я называла себя Золушкой.

— Вы ее предупредили? — еще раз спросил Ричер.

Ламар покосилась на него:

— Конечно, предупредила. Велела никого не впускать.

— Она серьезно к этому отнеслась?

— Уж я постаралась.

— Отлично. Теперь можно беспокоиться только о восьмидесяти семи.


Миновав Нью-Джерси, они проехали сто тридцать километров по Мэриленду, обогнули округ Колумбия, въехали в Виргинию и еще шестьдесят километров добирались до Квонтико.

Когда Ламар свернула с автострады на безымянную, вьющуюся через лес дорогу, Ричер сосредоточился и принялся запоминать ориентиры. Он никогда не был в Квонтико. Машина свернула за поворот, лес кончился, и они оказались у караульной будки с окном из пуленепробиваемого стекла. К ним шагнул вооруженный охранник. За ним в отдалении виднелось скопление длинных невысоких домов, и среди них пара высоток, окруженных безукоризненными газонами. Если не считать ограждения из колючей проволоки и вооруженной охраны, все тут напоминало территорию университета.

Ламар опустила стекло и начала рыться в сумочке в поисках удостоверения. Охранник, разумеется, знал, кто она, но правила есть правила. Он кивнул, как только Ламар вытащила руку из сумки. Затем перевел взгляд на Ричера.

— У вас должна быть на него бирка.

— Да, мистер Блейк об этом позаботился.

Охранник нырнул в будку и вышел с ламинированной биркой на цепочке. Он протянул ее в окно, и Ламар передала бирку Ричеру. На ней были его имя и старая армейская фотография. Бирку пересекала бледная буква «П».

— «П» означает посетитель, — объяснила Ламар. — Ни в коем случае не снимайте бирку, а то вас застрелят. Я не шучу.

Охранник поднял шлагбаум. Ламар закрыла окно и проехала на стоянку перед самым большим зданием.

— Что теперь?

— Теперь за работу.

Ричер надел бирку на шею, открыл дверцу и вышел. Стеклянная парадная дверь распахнулась, и к ним шагнул Поултон.

— Я провожу вас в вашу комнату, чтобы вы смогли разложить вещи, — произнес он.

— У меня нет вещей, — сказал Ричер.

Поултон растерялся.

— Все же я провожу.

Они поднялись на третий этаж и очутились в тихом коридоре. Поултон подошел к самой обычной двери и открыл ее. За ней оказался типовой номер мотеля. Ванная — направо, стенной шкаф — налево, кровать, стол и пара стульев, ненавязчивая цветовая гамма.

Поултон остался в коридоре.

— Будьте готовы к десяти.

Дверь тихо закрылась. Ручка внутри отсутствовала. Из окна виднелся лес, но рама была приварена. На ночном столике стоял телефон. Ричер поднял трубку, набрал девятку и услышал гудок. Он позвонил Джоди в офис, подождал восемнадцать гудков и позвонил ей домой. Включился автоответчик. Он попробовал позвонить на мобильный — тот был отключен.

Ричер повесил пальто в шкаф, отцепил зубную щетку, поставил ее в стакан на полочке в ванной и ополоснул лицо. Затем сел на край кровати и принялся ждать.


Через восемь минут Ричер услышал, как в замке поворачивается ключ, и поднял глаза, ожидая увидеть Поултона. Но в дверях стояла девушка. Светлые волосы собраны в хвостик, загорелое открытое лицо, белые зубы, ясные голубые глаза. На ней были подогнанный по фигуре мужской костюм, белая рубашка и галстук. Высокая, с длинными руками и ногами, она смотрелись великолепно.

— Привет, — улыбнулась она Ричеру.

Он промолчал. Девушка помрачнела.

— Хотите получить ответы на ЧЗВ прямо сейчас?

— Что это такое?

— ЧЗВ — часто задаваемые вопросы.

— Какие именно?

— Ну, знаете, их обычно задают новоприбывшие мужчины. Это очень, очень утомительно. — Она скорчила смиренную мину. — Меня зовут Лайза Харпер. Да, мне на самом деле двадцать девять лет. Я из Аспена, штат Колорадо. Да, мой рост на самом деле сто восемьдесят пять сантиметров с половиной. И Квонтико я уже два года. Да, я встречаюсь с мужчинами. Нет, я так одеваюсь, потому что мне это нравится. Нет, сейчас у меня никого нет, и нет, я не хочу поужинать с вами сегодня вечером.

Она опять улыбнулась Ричеру, и он улыбнулся в ответ:

— А как насчет завтра?

— Запомните, я агент ФБР при исполнении обязанностей.

— И в чем они заключаются?

— Наблюдать за вами. Вам присвоен статус незнакомца — может, друга, а может, врага. Обычно так бывает с представителями организованной преступности, когда по договоренности обвиняемый, скажем, сдает своих боссов.

— Я не связан с организованной преступностью.

— В нашем досье говорится, что это не исключено.

— Тогда ваше досье — чушь собачья.

Лайза кивнула:

— Я проверила Петросьяна. Он сириец, поэтому его конкуренты — китайцы, которые никогда никого, кроме китайцев, не нанимают. Невероятно, чтобы они использовали вас — чистокровного белого американца.

— Другим вы на это указывали?

— Уверена, они и так знают. Просто пытаются заставить вас принимать угрозу всерьез.

— А стоит?

— Да, стоит. Вы должны хорошенько подумать о Джоди.

— Джоди фигурирует в досье?

— Там все фигурирует.

Лайза распахнула дверь, и они прошли к лифту. В кабинке было пять кнопок на пять подземных этажей. Она нажала на нижнюю. С глухим стуком лифт остановился, дверь отъехала, и Ричер увидел серый коридор.

— Мы называем этот этаж бункером. Раньше здесь было атомное убежище, а теперь — отдел поведенческих наук, — разъяснила Харпер.

Она подвела Ричера к двери по левой стороне коридора, остановилась и постучала.

— Буду ждать снаружи, — сказала она, открывая дверь.

Ричер вошел. В маленьком неубранном кабинете сидел за столом Нелсон Блейк. Повсюду валялись бумаги.

— Через две минуты — оперативное совещание, — сказал он. — Ознакомьтесь с правилами. Харпер будет при вас все время. Что бы вы ни делали, куда бы ни отправились — она будет за вами наблюдать. Но не заблуждайтесь — вы по-прежнему состоите при Ламар. Насчет Харпер не питайте надежд. С виду она милашка, но начнете к ней приставать — стерва, каких свет не видывал. Ясно?

— Ясно.

Блейк порылся в стопке бумаг на столе и, вытащив большой коричневый конверт, протянул Ричеру:

— С приветом от Козо.

Ричер взял конверт. В нем лежало восемь фотографий с мест преступлений. Изуродованные трупы с недостающими частями тела.

— Дело рук Петросьяна, — пояснил Блейк. — Жены, сестры и дочери людей, которые ему насолили.

— А где Джоди?

— Откуда мне знать? Мы за ней не следим. Петросьян ее сам найдет, если понадобится. Мы не собираемся сдавать ему Джоди. Ведь это было бы незаконно, верно?

— Как и свернуть вам шею.

Блейк покачал головой:

— Перестаньте угрожать, ладно? Насчет вас, Ричер, я не беспокоюсь. Глубоко в душе вы — хороший человек. Вы мне поможете, а потом — забудете обо мне.

Ричер улыбнулся:

— А я-то думал, ваши психологи и впрямь проницательны.


Оперативное совещание состоялось этажом выше, в длинной комнате с низким потолком. Там стоял длинный стол, окруженный дешевыми стульями, к стене была приставлена большая классная доска.

Харпер подвела Ричера к самому дальнему от доски стулу и села перед ним. Поултон и Ламар вошли вместе и принесли новые досье. Блейк дождался, когда за ними закроется дверь, и перевернул доску.

Верхнюю четверть в правом углу занимала карта США, усеянная флажками. Ричер догадался, что их девяносто девять. Большинство были красными, а три — черными. Слева против карты висела цветная фотография. Женщина на ней щурилась на солнце и улыбалась. Лет двадцать, хорошенькая — круглое счастливое лицо в обрамлении каштановых локонов.

— Дамы и господа, это Лоррейн Стенли, недавно убитая в Сан-Диего, штат Калифорния, — объявил Блейк.

Под этой фотографией висели другие снимки того же формата. Место преступления. Общий вид маленького бунгало в испанском стиле. Крупные планы коридора, гостиной, спальни и ванной. Справа — душевая кабина, слева — ванна, полная зеленой краски.

— Три дня назад Лоррейн Стенли была жива, — сообщил Блейк. — Сосед видел, как утром она выкатила на обочину мусорный бак. После этого никто ничего не видел. Вчера ее обнаружила уборщица.

— Время смерти установлено? — спросила Ламар.

— Приблизительно. В течение второго дня. Способ убийства идентичен двум первым.

Ричер сосредоточенно разглядывал снимок длинного и узкого коридора. Он вел мимо гостиной к спальням. На стене слева на уровне пояса висела узкая полка с карликовыми кактусами. На правой стене полок было больше, они висели на разной высоте и были заставлены маленькими китайскими безделушками.

— Ладно, — сказал Ричер. — Она открывает дверь, убийца тащит ее по коридору в ванную, потом проносит туда же сто литров краски и при этом ничего не сбивает с полок. Где же насилие, где ярость?

— Он никого не тащил, — возразил Блейк. — Медэкспертиза показывает, что к женщинам вообще не прикасались. Насилия не было.

— И вас это устраивает? Соответствует психологическому портрету? Разъяренный солдафон алчет возмездия, но действует тихо и аккуратно?

— Он убивает их, Ричер. По-моему, это достаточно свирепо.

— А краска? Как он проносит ее в дом? — продолжил Ричер. — Нам нужно сходить в магазин и посмотреть, как выглядят сто литров. Преступник должен оставлять у дома машину или грузовик — не меньше чем на двадцать-тридцать минут. Как же получается, что никто ничего не видел?

— Не знаем, — ответил Блейк.

— Как он убивает женщин, не оставляя никаких следов?

— Не знаем.

— Очень многого вы не знаете.

Блейк скривился:

— Верно, умник. Но мы над этим работаем. У нас есть восемнадцать дней до следующего убийства, и я уверен, что с таким гениальным помощником, как вы, нам больше и не понадобится.

— Предположим, преступник нарушит график, — сказал Ричер.

Блейк посмотрел на Ламар:

— Джулия?

— Я придерживаюсь психологического портрета. Сейчас меня интересует спецназ. У них каждая третья неделя — выходная. Отправлю Ричера разведать, что и как.

Блейк приободрился:

— Отлично. Куда?

— Преступления не привязаны к одному месту, — заметил Ричер. — Этот тип может служить в любой точке Соединенных Штатов. Поэтому лучше всего начать с Форт-Дикса. Я там знаю одного человека, полковника Джона Трента. Если кто и возьмется мне помочь, так это он.

— Хорошо, — сказал Блейк. — Мы позвоним полковнику Тренту и все устроим.

— Проследите, чтобы мое имя повторяли часто и внятно, иначе он не проявит особого интереса.


Возможно, пришло время прибегнуть к уловке. Сократить интервал. Или вообще отказаться от первоначального плана. Это бы их озадачило.

Продемонстрировать ярость? Ведь убийцей движет ярость и чувство попранной справедливости. Немного насилия сделало бы следующее убийство поинтересней.

Так на чем остановимся? Сократим интервал? Или добавим драматизма? Или на том и другом? Думай, думай, думай.


В начале седьмого Харпер вывела Ричера на первый этаж, а оттуда — на холодный воздух. По дорожке они подошли к соседнему зданию.

— Здесь кафетерий, — открывая стеклянную дверь, сказала Харпер.

Из конца длинного коридора доносился звон посуды. Несло тушеными овощами — специфический запах столовой.

— Угощайтесь, — пригласила Харпер. — Платит Бюро.

Ричер встал в очередь на раздачу. Когда подошла его очередь, жизнерадостный испанец выдал ему филе-миньон. Другой раздатчик положил овощи. Налив себе кофе, Ричер огляделся в поисках стола.

Харпер подвела его к свободному столу, поставила поднос, сняла пиджак и повесила на спинку стула. На ней оказалась тонкая хлопчатобумажная блузка, под которой ничего не было. Она закатала рукава до локтей, обнажив гладкие загорелые руки.

— Красивый загар, — отметил Ричер.

Харпер вздохнула:

— Да, я вся загорелая, но нет, демонстрировать не собираюсь.

Ричер улыбнулся:

— Я ведь так, разговор поддержать.

— Хотите поговорить — поговорим о деле.

— Я о нем не много знаю. А вы?

— Я знаю одно — эти женщины, выступив против домогательств, проявили настоящую храбрость.

— Вы говорите так, словно сами через это прошли.

— Я говорю как трусиха. Жалоб я не подавала. Пока.

— Вас домогаются?

— Шутите? — Она покраснела. — Я могу сказать это и не показаться самовлюбленной?

Ричер ухмыльнулся:

— В вашем случае, думаю, можете.

— Это просто разговоры, знаете, всякие провокационные вопросики, намеки. Никто не говорит, что я должна с ним переспать, если хочу получить повышение и вообще. Но все равно действует на нервы. Поэтому я стала так одеваться. Пытаюсь подчеркнуть, что я такая же, как они.

Ричер помолчал и снова улыбнулся:

— В моей комнате есть скрытая видеокамера?

— С чего вы решили?

— Просто интересно, не запасной ли это план. На случай, если с Петросьяном не выгорит. Блейк приставил вас наблюдать за мной, чтобы вы смогли со мной сблизиться. Таким образом он получит другой способ выкручивать мне руки. Например, видеокассету с милой интимной сценой с нашим участием, которую сможет послать Джоди.

Харпер вспыхнула:

— Я бы никогда на такое не пошла.

— Но он просил вас, верно?

Долгое время она молчала. Ричер прихлебывал кофе.

— Он прямо-таки провоцировал меня на попытку, — продолжал Ричер. — Сказал, что, если за вами приударить, вы ведете себя, как стерва, каких свет не видывал. Но я не клюнул, я не дурак.

Она посмотрела на него и улыбнулась:

— Значит, можем расслабиться? Поставить на этом точку?

— Конечно. Чем тут люди занимаются по вечерам?

— Большинство расходится по домам. Но не вы. Вы идете к себе в комнату. Приказ Блейка.

— Сейчас мы выполняем его приказы?

Она рассмеялась:

— Некоторые.


Ричер спал плохо и проснулся еще до шести утра. Набрал домашний номер Джоди. Сработал автоответчик. В офисе никто по ответил. Мобильник был отключен.

Он принял душ, оделся и стал ждать.

Через сорок пять минут в дверь вежливо постучали, потом открыли. На пороге стояла улыбающаяся Лайза Харпер.

Она надела другой костюм — угольно-серый. Под ним была белая блузка с темно-красным галстуком — ни дать ни взять пародия на неофициальную фэбээровскую униформу. Очень длинные распущенные волосы падали ей на плечи.

— Нам нужно идти. Встреча за завтраком, — сообщила она.

Они спустились в холл и задержались у выхода. Шел сильный дождь. Харпер припустила по дорожке, Ричер за ней. Она и на бегу отлично смотрелась.

Ламар, Блейк и Поултон ждали их в кафетерии за столиком у окна, заняв три стула из пяти. В центре столика стоял кофейник. Харпер села, Ричер устроился рядом.

— Вчера вечером мы позвонили в Форт-Дикс, — сказал Блейк. — Поговорили с полковником Трентом. Он готов посвятить вам весь нынешний день.

— Дня должно хватить.

Ламар кивнула:

— Хорошо. Вы ведь знаете, что ищете? Сосредоточьтесь на датах. Найдите людей, чьи свободные недели приходятся на дни убийств. Я думаю, что преступник убивает в конце недели, поскольку ему надо вернуться на базу и отсидеться.

Ричер пожал плечами:

— Если ориентироваться только на даты, может получиться список на тысячу имен.

— Так сузьте круг. Пусть Трент сопоставит данные о женщинах. Найдите кого-нибудь, кто служил с одной из них.

Ричер улыбнулся:

— Какие проницательные мыслители за этим столом.

— У вас, умник, есть идеи получше? — спросил Блейк.

— Я знаю, что делать.

— Что ж, только помните, что поставлено на кон. Жизни многих женщин, вашей в том числе.


Водитель из ведомственного автопарка подогнал машину к дверям и, не заглушив двигатель, вышел. Харпер убедилась, что Ричер сел в машину, и заняла водительское сиденье. Они устремились на север и через пятьдесят минут въехали в ворота авиабазы ВВС Эндрюс.

— Нам предоставили самолет ФБР, — сообщила она.

После двух проверок личности Ричер и Харпер подъехали к трапу «лира» без опознавательной эмблемы. Оставив машину на бетонированной площадке, они поднялись в самолет. Не успели они пристегнуть ремни, как «лир» начал выруливать.

— До Дикса примерно полчаса лета, — сказала Харпер.

— До Макгуайра, — поправил ее Ричер. — Дикс — база морской пехоты. Мы же сядем на авиабазе Макгуайр.

Харпер встревожилась:

— Мне сказали, что мы летим в Дикс.

— Это одно и то же место, просто называется по-разному.

Она скорчила гримаску:

— Чудно. Не понимаю я военных.

— Не расстраивайтесь, мы вас тоже не понимаем.

Через полчаса «лир» коснулся земли и вырулил в дальний угол бетонированной площадки. Под дождем к ним несся зеленый «шевроле». Когда спустили трап, водитель — лейтенант морской пехоты — уже ждал их внизу.

— Майор Ричер? — спросил он.

Ричер кивнул.

— А это агент ФБР Харпер.

Лейтенант ее проигнорировал.

— Полковник ждет, сэр, — сообщил он.

— Так поехали. Зачем заставлять полковника ждать?

Из Макгуайра они въехали в Дикс и остановились в полутора километрах от взлетно-посадочной полосы у кирпичных административных зданий.

Ричер вылез, и Харпер проследовала за ним в просторную приемную, заставленную металлическими столами и шкафами с картотекой. За столами работало трое сержантов. Один из них нажал кнопку интеркома:

— Майор Ричер прибыл, сэр.

Через секунду отворилась дверь, и к ним вышел высокий мужчина с короткими, поседевшими на висках волосами.

— Привет, Ричер, — поздоровался Джон Трент.

Ричер кивнул. Второй половиной своей карьеры Трент был обязан Ричеру, который десять лет назад исключил из официального отчета один пункт. Трент предполагал, что этот пункт туда вписан и делу будет дан ход. Он пришел к Ричеру не за тем, чтобы просить опустить этот пункт, не совать взятку, но объяснить, как он совершил ошибку и что в ней не было ни злого умысла, ни мошенничества. Он ушел, ничего не попросив, и стал ждать увольнения. Увольнения не последовало. Отчет опубликовали, но пресловутый пункт в нем отсутствовал. Трент не знал, что Ричер его никогда и не вписывал. Десять лет они не общались, пока накануне утром Ричер не позвонил ему из квартиры Джоди.

— Привет, полковник. Это агент ФБР Харпер.

Трент улыбнулся и пожал Харпер руку.

— Рада с вами познакомиться, полковник. Заранее благодарю за сотрудничество, — сказала она.

Тент снова улыбнулся:

— Сделаю, что смогу, но наше сотрудничество будет ограниченным. Мы будем изучать личные дела. Тут затронуты вопросы национальной и военной безопасности. Поэтому вам придется подождать в приемной. Вас это устраивает?

Было очевидно, что Харпер это не устраивало.

— Мне положено наблюдать за ним.

— Понимаю. Но вы будете у двери моего кабинета, а она только одна. Сержант выделит вам стол.

Сержант подвел Харпер к свободному столу, откуда была прекрасно видна дверь в кабинет. Харпер неохотно села.

— Здесь вам будет удобно, — сказал Трент. — Работа может занять у нас какое-то время. Дело весьма непростое. Уверен, вы и сами знаете, что такое работа с документами.

Проводив Ричера в просторный кабинет, Трент закрыл дверь. Ричер сел за стол и откинулся на спинку кресла.

— Дадим ей пару минут, — предложил он.

Трент кивнул:

— Читайте, напустите на себя деловой вид.

Он передал ему выцветшую зеленую папку из высокой кипы. Ричер открыл папку, а Трент прошел к двери и широко ее распахнул.

— Мисс Харпер, распорядиться, чтобы вам принесли кофе?

Ричер бросил взгляд через плечо — Харпер впилась в него взглядом, от которого не ускользнули ни стол, ни кожаные кресла, ни кипа досье.

— Пока не нужно, — откликнулась она.

— Хорошо. Если что понадобится, попросите сержанта, — сказал Трент.

Он закрыл дверь, подошел к окну. Ричер снял бирку со своим именем и встал. Трент поднял шпингалет и открыл окно.

— Вы дали нам мало времени, — шепнул он, — но мы сделали, что могли.

— Они сразу купились, — ответил Ричер тоже шепотом.

Трент выглянул из окна, посмотрел в обе стороны и сказал:

— О’кей, отчаливайте. Удачи, друг мой.

— Мне нужна пушка, — прошептал Ричер.

Трент решительно помотал головой:

— Нет, этого я не могу.

— Придется. Мне очень нужно.

Трент помолчал, затем произнес:

— Хорошо, пушка будет. Но незаряженная.

Он вытянул ящик письменного стола и вынул «Беретту М-9», Такую же, какую носили ребята Петросьяна, только на этой, заметил Ричер, серийный номер был на месте. Трент извлек обойму и один за другим вылущил патроны большим пальцем назад в ящик. Вставил пустую обойму в пистолет и отдал его Ричеру.

— Поосторожней, — напутствовал он шепотом.

Ричер сел на подоконник, перебросил ноги наружу и спрыгнул на землю. Он оказался в узком проулке. Лейтенант ждал его в десяти метрах в «шеви» с включенным мотором. Ричер метнулся к машине, и та сорвалась с места, не успел он захлопнуть дверцу. На полтора километра до базы Макгуайр им понадобилось чуть больше минуты. Автомобиль вылетел на бетонированную площадку и подкатил прямо к вертолету морской пехоты. Люк в брюхе вертолета был открыт, лопасти винта вращались.

— Спасибо, — произнес Ричер, вылезая из машины.

Он вбежал по лесенке во мрак, дверца люка с шумом захлопнулась за ним. Вертолет взмыл в небо, две пары рук подхватили Ричера и толкнули в кресло. Он застегнул ремни, ему сунули в руки головной телефон, раздался треск двусторонней связи.

— Направляемся на вертодром береговой охраны в Бруклине, — сообщил пилот.

Ричер нажал кнопку микрофона большим пальцем:

— Меня устраивает. Спасибо, ребята.

— Полковник, верно, вам многим обязан, — сказал пилот.

— Да нет, просто я ему симпатичен.

ГЛАВА 3

Бруклин находится в ста десяти километрах к северо-востоку от базы Макгуайр. Вертолет морской пехоты покрыл это расстояние за тридцать семь минут.

— В вашем распоряжении четыре часа, — сообщил летчик после приземления. — Опоздаете — ждать не будем, ясно?

— Ясно, — ответил Ричер.

Он отстегнул ремни, стянул головной телефон и спустился по трапу. На площадке его ждал темно-синий седан с флотскими опознавательными знаками. Ричер сел рядом с водителем.

— Я из резерва ВМС, — сказал тот, нажимая на газ. — Мы выручаем полковника. Взаимодействие родов войск.

— Понимаю и ценю, — ответил Ричер.

— Итак, куда едем?

— На Манхэттен. Мне нужно в китайский квартал.

Машин на шоссе было немного, но дорога все равно заняла полчаса. Водитель, резко затормозив, остановился у гидранта.

— Разверну машину и жду на этом месте ровно три часа, считая с этой минуты. Так что не опаздывайте, о’кей?

Ричер вылез из автомобиля и пошел на юг. Время приближалось к полудню, он встревожился — не слишком ли рано?

Минут через пять он остановился. Эта улица, по обеим сторонам которой тянулись китайские ресторанчики, в самый раз подходила для его целей: полно народу, автофургоны теснили у тротуаров машины, образуя второй ряд парковки. Ричер дважды прошел улицу из конца в конец, изучая обстановку, высматривая тех, кто был ему нужен.

Бросив взгляд на часы, он увидел, что время бежит. Он заглядывал в двери. Тщетно. Следил за проходами между домами. Впустую. Пройдя квартал к югу, он свернул на другую улицу. Никого. Вернулся на прежнее место, прислонился к стене и стал наблюдать за приливом и отливом толпы обедающих. Прошли два часа, у него остался всего один.

Ресторанчики почти опустели. Ричер прогулялся на восток и на юг, затем снова вернулся, прошел по одной стороне улицы и назад — по другой. Сверился с часами: осталось тридцать минут.

И тут он их заметил. Двоих парней. Китайцев, понятно. Молодых ребят с блестящими черными волосами до плеч. На обоих были черные брюки, легкие ветровки и шарфы вокруг шеи.

Один нес сумку, другой держал записную книжку. Они заходили в ресторанчики, не пропуская ни одного, потом выходили, первый закрывая на «молнию» сумку, второй что-то отмечая в книжке. Ричер пересек улицу и стал за ними следить. Войдя в ресторан, парни направились к старику за кассой. Старик сунул руку в ящик и извлек пачку сложенных вдвое банкнот. Парень с книжкой принял деньги, передал напарнику и что-то отметил в книжке, а пачка тем временем исчезла в сумке.

Ричер прошел в узкую щель, разделяющую два здания, и принялся ждать, прижавшись спиной к стене. Затем возник из щели прямо перед китайцами. Вцепившись каждому в ветровку — одному правой рукой, другому левой, — он развернул их на сто восёмьдесят градусов и со всего маху впечатал спинами в стену. Парень с сумкой пролетел чуть больше и потому приложился крепче. Когда его отбросило от стены, Ричер врезал ему локтем, и тот без сознания рухнул на землю.

Второй парень выронил записную книжку и сунул руку в карман, но Ричер первым успел вытащить «беретту» Трента и навел ее на коленную чашечку парня.

— Делаешь ошибку, приятель, — прошептал китаец.

— Нет, — отрицательно покачал головой Ричер, — мы всего лишь делаем ход.

— Кто «мы»?

— Петросьян.

— Петросьян? Шутишь.

— Вот уж нет, — возразил Ричер. — Говорю совершенно серьезно. С нынешнего дня эта улица — Петросьяна.

Левой рукой он ударил парня в живот. Тот согнулся, Ричер стукнул его над ухом рукояткой пистолета, уложив на напарника. Вернув пистолет в карман, он поднял с земли сумку, сунул под мышку и вышел из проулка.

Ричер опаздывал, но не переходил на бег — в городе на бегущего человека обращают внимание. И только увидев, как отъезжает от тротуара синий автомобиль с надписью «Резерв ВМС» на дверце, он побежал.

Ричер опоздал на четыре секунды, однако от автомобиля его отделяли уже три машины. Но тут на светофоре загорелся красный свет, водитель послушно притормозил и остановился. Ричер домчался до перекрестка, распахнул дверцу и рухнул на сиденье, переводя дух. Водитель ему просто кивнул. На флоте три часа — это ровно три часа и ни секунды больше.


Во время обратного полета в Форт-Дикс Ричер сосчитал деньги в сумке. Оказалось — тысяча двести долларов, шесть пачек по двести. Деньги он отдал пилоту на офицерскую вечеринку, а сумку разорвал по швам и выкинул куски в люк.

Дождь прекратился. Лейтенант привез Ричера назад в узкий проулок. Ричер подошел к окну Трента и тихо постучал в стекло. Трент открыл окно, Ричер влез в кабинет.

— Все в порядке? — спросил он.

Трент кивнул:

— Весь день просидела на месте тихо, как мышка. Наша самоотверженность произвела на нее должное впечатление. Мы работали даже в обеденный перерыв.

Ричер возвратил незаряженный пистолет, повесил на шею бирку со своим именем и взял папку.

— Удачно? — спросил Трент.

— Думаю, да. Впрочем, время покажет.

— Не забудьте свои записи, — напомнил Трент, вручая Ричеру листок со списком примерно из трех десятков фамилий. Вероятно, полный состав футбольной команды Трентовой средней школы. Ричер сунул листок в карман, пожал полковнику руку и вышел в приемную, где его ждала Харпер.


— Ну как, нашли нашего типа? — спросил Блейк.

Он, Поултон и Ламар сидели за тем же самым столиком в кафетерии в Квонтико.

— Возможно. Я раздобыл тридцать имен. Одно из них может принадлежать ему.

— Давайте посмотрим.

— Немного позже. Мне нужно больше данных.

— Вздор, — уставился на него Блейк. — Нам требуется приставить к этим парням «наружку».

— Не получится, — покачал головой Ричер. — Туда, где они служат, вам хода нет. Даже за ордером на них придется обращаться к министру обороны. Министр потопает прямиком к верховному главнокомандующему, а верховный у нас, как я слышал, сам президент.

— Ну и что же вы предлагаете?

— Предлагаю подождать, пока я не разберусь что к чему. Мне нужно поговорить с сестрой Ламар.

— Сводной сестрой, — уточнила та.

— Зачем? — спросил Блейк.

«Затем, что время лучше гробить в дороге», — просилось Ричеру на язык, но он скроил серьезную мину и заявил:

— Затем, что проблема требует всестороннего подхода. Если этот тип убивает женщин определенной категории, мы должны знать почему. Не мог же он разом обозлиться на всех скопом. Одна из них, должно быть, когда-то первой вызвала его ненависть. А потом эта ненависть, должно быть, распространилась на многих. Так кто же была та, первая? Чем плохо начать с сестры Ламар? Она работала в двух разных подразделениях, а это вдвое увеличивает число ее возможных контактов.

— Хорошо, — согласился Блейк, — мы это устроим. Отправитесь завтра.

— Где она живет?

— В штате Вашингтон, — сказала Ламар. — Недалеко от Спокана.

— Вам следовало бы охранять этих женщин, — обратился Ричер к Блейку.

— Каким образом? — тяжело вздохнул Блейк. — Сами подумайте: восемьдесят восемь женщин, и мы не знаем, какая на очереди. Ждать остается семнадцать дней, если только он не нарушит графика. Это же больше ста тысяч человекочасов. Мы не потянем, у нас не хватит агентов.

— А женщин предупредили?

Блейк смущенно поежился:

— Мы не можем. Раз не можем их охранять — не можем и предупредить. Что мы им скажем? Девочки, вам грозит опасность, но, простите, выкручивайтесь сами? Не пойдет.

— Нужно поймать этого типа, — сказал Поултон, — только так им можно реально помочь.

Ламар кивнула:

— Он на свободе. Нам требуется его задержать.

— Так что поешьте — и в постель, — сказал Блейк. — До Спокана не близко, рейс ранний. Харпер, само собой, отправится с вами.

— В постель?

— В Спокан, бестолочь.


Решение принято. Промежуток — дело вчерашнее. Сегодня три недели — слишком долго. Так оно и бывает. Даешь над собой волю замыслу, присматриваешься к нему, оцениваешь. Находишь привлекательным — и вот уже все решено за тебя. Выпусти джинна из бутылки — назад не загонишь. А джинн уже выпущен. Выпущен, вырвался и понесся. Остается одно — не отставать.


Ричер ни свет ни заря был уже на ногах. Харпер застала его полуодетым. Стоя в одних штанах, он ладонью разглаживал складки разложенной на матрасе рубашки.

— Какие милые шрамы, — произнесла она, шагнув к нему и с неприкрытым любопытством разглядывая его живот. — Как заработали вот этот?

Ричер опустил взгляд на чудовищное переплетение швов в форме перекрученной звезды и ответил:

— Матушкина работа.

— Матушкина?!

— Меня растила медведица гризли. На Аляске.

Харпер закатила глаза, потом перевела взгляд на левую сторону его груди. Там красовалась пулевое отверстие.

— Хирургическое исследование. Проверяли на наличие сердца.

— Откуда они на самом деле? — спросила она.

Он застегнул рубашку.

— На животе — от осколков бомбы, на груди — в меня стреляли.

— Веселенькая жизнь.

— Да нет, не очень, — возразил он, доставая из стенного шкафа пальто. — Жизнь вполне нормальная. Солдат, рассчитывающий обойтись без насилия, похож на бухгалтера, который рассчитывает обойтись без цифр.

— И поэтому вам безразлична судьба этих женщин?

— Кто говорит, что безразлична?

— Я полагала, вы станете больше из-за них волноваться.

— От волнения мало проку.

— А от чего много? — спросила она, помолчав.

— От работы с уликами, как обычно.

— Улик у нас нет. Он их не оставляет.

— Разве это само по себе не улика? — улыбнулся Ричер.


Тот же водитель из автопарка подогнал к дверям все тот же автомобиль. На сей раз он остался за рулем и отвез их в аэропорт. Они подъехали к аэровокзалу еще до рассвета. Харпер получила два билета эконом-класса и прошла к стойке регистрации.

— Мы будем не против, если нам удастся вытянуть ноги, — заявила она служащему за стойкой, помахав у него перед носом удостоверением ФБР.

Служащий пощелкал клавишами и устроил им места поудобнее. Харпер улыбнулась.

Половина кресел в салоне первого класса пустовала. Харпер заняла кресло у прохода, оттеснив Ричера, словно подконвойного, к иллюминатору, и вытянула ноги. Она в третий раз надела другой костюм — приглушенного серого цвета в мелкую клеточку.

Когда самолет взлетел, Ричер извлек журнал авиакомпании и начал его перелистывать. Харпер в ожидании завтрака разложила столик-поднос.

— Что вы имели в виду, когда сказали, что это само по себе улика? — спросила она.

— Должно быть, я думал вслух. Ламар говорила, что у вас проводят судебные экспертизы, какие мне и не снились. Готов спорить, по одному-единственному волокну из коврика они вам точно скажут, где и когда коврик купили, какого вида блоха сидела на нем и с какой породы собаки она спрыгнула.

— Ну, и что из этого?

— Тому, кто прикончил Эми Каллен, все ваши экспертизы нипочем, верно?

— Верно.

— Как называют людей такого типа?

Харпер скривилась:

— Их много как называют.

— Конечно, называют, но как бы ни называли, убийца в первую очередь очень умен. Потому что он повторил преступление, убив Кук. И еще раз, убив Стенли.

— И что из этого следует?

— А то, что это и есть улика. Мы ищем очень умного, чертовски, дьявольски умного мужчину.

— А то мы не знаем.

— Думаю, нет, — покачал головой Ричер. — Вы не учитываете этот фактор.

— В каком смысле?

— Раскиньте мозгами. Я всего лишь мальчик на побегушках. Ваши коллеги по Бюро могут взять на себя всю тяжелую работу.

Стюардесса выкатила из кухни тележку с завтраком. В первом классе кормили вполне прилично. Почуяв запах яичницы с грудинкой и колбасой и аромат крепкого кофе, Ричер разложил свой столик.

— Как именно не учитываем? — спросила Харпер.

— Сами додумайтесь.

— Значит ли это, что он не военный?

Ричер повернулся и уставился на нее:

— Потрясающе. Мы решаем, что он и вправду умный и хитрый, и вы тут же заявляете, что, значит, он заведомо не военный. Премного благодарен, Харпер.

Она в замешательстве отвела взгляд:

— Простите, я совсем не это имела в виду. Мне просто непонятно, как именно мы не учитываем этот фактор.

Он не ответил, только допил кофе, выбрался из кресла, перешагнув через ее ноги, и пошел в туалет. Когда он вернулся, она все еще переживала из-за своего ляна.

— Скажите, — попросила она.

— Нет.

Они замолчали и до самого Сиэтла не обменялись ни словом. Целых пять часов. Ричера это устраивало. Харпер переносила молчание болезненнее. Сидя рядом со знакомым человеком, она, как большинство людей, чувствовала себя обязанной вести разговор. Но Ричер оставался непреклонным.

Из-за разницы во времени с западным побережьем пять часов полета превратились в два. В зале прилетов, как обычно, выстроились водители, поднимая плакатики с фамилиями прибывших. На одном мужчине с короткой прической были темный костюм и галстук в полоску. Ему разве что не хватало татуировки лбу: «ФБР».

— Лайза Харпер? — осведомился он. — Я из отделения в Сиэтле.

Они пожали друг другу руки.

— Летим в Спокан, — сказал он. — У компании воздушных такси перед нами небольшой должок.

Салон воздушного такси был примерно таких же размеров, что и у «бьюика» Ламар. «Сессна» вырулила на взлетную полосу и пристроилась позади «Боинга-747», летевшего в Токио, как мышь могла бы пристроиться позади слона. Затем она застрекотала винтом, разбежалась и через несколько секунд была в небе.

В Спокане их ждал автомобиль ФБР, чистый темный седан. Облаченный в костюм водитель стоял, опершись о крыло.

— Из споканского филиала, — заметил агент из Сиэтла.

Водитель сначала повел машину на восток, где между штатами Вашингтон и Монтана вклинивается узкий кусок штата Айдахо, но затем свернул к северу на неширокую, забирающую вверх дорогу. Впереди, ни далеко ни близко, поднимались огромные горы со снежными вершинами. Вдоль дороги через каждые полтора-два километра стояли дома, разделенные густым лесом и широкими лугами.

Дом, куда они направлялись, стоял на небольшом участке, обнесенном проволочным забором. За забором шло пастбище, участок же представлял собой аккуратный газон. Небольшой сарай был переделан в гараж с воротами в боковой стене; от подъездной дорожки к парадному крыльцу вилась тропинка. До ближайшего жилья отсюда было не менее полутора километров.

Местный агент остался в машине, Харпер с Ричером вышли и направились по сланцевой дорожке к парадному. На двери висела большая железная колотушка — львиная голова с массивным кольцом в зубах. Над ней был прорезан круглый глазок. Харпер взялась за железное кольцо и дважды стукнула в дверь.

Никто не ответил. Харпер стукнула еще раз. Они стали ждать. В доме скрипнули половицы, раздались шаги.

— Кто там? — раздался встревоженный женский голос.

Лайза Харпер предъявила в глазок свой жетон и громко произнесла:

— ФБР. Мы вчера вам звонили и договорились о встрече.

Дверь открылась. В просторной прихожей стояла, улыбаясь от облегчения, женщина.

— Джулия меня напугала, теперь я вся на нервах, — сказала она.

Харпер улыбнулась в ответ, представилась и представила Ричера. Женщина поздоровалась с ними за руку:

— Элисон Ламар. Искренне рада познакомиться.

Она пригласила их в дом. Пол в квадратной прихожей был из старой сосны, отполированной и натертой воском до насыщенного золотого блеска.

— Можно угостить вас кофе? — спросила Элисон Ламар.

— Пока не нужно, — ответила Харпер.

— Да, спасибо, — сказал Ричер.

Элисон провела гостей на кухню, занимавшую всю заднюю часть первого этажа. Там было красиво — все тот же сосновый, натертый до блеска пол, новые шкафы из дерева неброских тонов, желтые в полоску ситцевые занавески на окнах.

Элисон Ламар была среднего роста, темноволосой, с упругой походкой натренированной мускулистой женщины. Открытое, располагающее к себе лицо покрывал загар. От нее пахло лимоном, она носила чистый, тщательно отглаженный джинсовый костюм и ковбойские сапоги.

Она налила в кружку кофе из кофеварки, подала Ричеру и улыбнулась такой улыбкой, что стало ясно: между ней и ее сводной сестрой нет кровного родства. Улыбкой приятной, полной внимания и дружелюбия. Джулия Ламар даже не подозревала, что такая улыбка существует на свете.

— Разрешите походить посмотреть, — попросил Ричер.

— Будьте как дома.

На первом этаже находились четыре помещения — прихожая, кухня, столовая и гостиная. Дом построен был основательно, из хорошего дерева, и великолепно модернизирован. Все окна были новейшей противоураганной модели, с крепкими деревянными рамами, и каждое запиралось на ключ. Парадная дверь из натуральной сосны толщиной пять сантиметров. Задняя дверь была из такого же дерева и такой же толщины.

Снаружи в подвал вела стальная дверь, запертая на большой висячий замок. Гараж представлял собой прекрасно ухоженный сарай. В нем стоял новенький «джип-чероки», а пирамида картонных коробок свидетельствовала, что дом обновили совсем недавно. Новая стиральная машина все еще стояла нераспакованной, на полке над верстаком были аккуратно разложены электроинструменты.

Ричер вернулся в дом и поднялся на второй этаж. Окна такие же, как внизу. Четыре спальни. Новая хозяйская ванная комната с туалетом, раковиной и душем. И ванной.

Он спустился на кухню. Харпер стояла у окна, смотрела на вид. Элисон Ламар сидела за столом.

— Ну как? — спросила она.

— На мой взгляд, в порядке. Этот тип двери не взламывает, так что, если не станете никому отпирать, ничего плохого случиться не может.

— И я так считаю. Вам нужно меня о чем-то спросить?

— За этим, думаю, меня и прислали.

Он сел напротив и постарался придумать что-нибудь умное.

— Как ваш отец? — спросил он.

— Именно это вы и хотели узнать?

Ричер пожал плечами:

— Джулия упоминала, что он болен.

— Болен уже два года. Рак. Он в больнице в Спокане. Я каждый день его навещаю.

— Очень вам сочувствую.

— Джулии не мешало бы приехать, но она совсем свихнулась на сводном родстве, словно оно и впрямь имеет значение. Что до меня, я считаю ее самой настоящей сестрой. А сестры не дадут друг дружку в обиду, верно? Впрочем, сейчас это не так уж и важно. Чем я могу вам помочь?

— У вас имеются догадки, кем может быть этот тип?

— Кем-то, кто не видит ничего плохого в сексуальных домогательствах. А может, напротив, видит. Или считает, что нельзя выносить сор из избы.

— Что, в вашем случае можно было и промолчать? — спросила Харпер, усаживаясь рядом с Ричером.

— Честно сказать, не знаю. Тут либо держишь язык за зубами, либо идешь на грандиозный скандал.

— Кто вас домогался? — спросил Ричер.

— Полковник по фамилии Гаскойн. Он всегда приглашал заходить к нему, если что-то меня беспокоит. Вот я и пошла поговорить с ним о переводе в другую часть.

— И что произошло?

Элисон вздохнула.

— Сперва я подумала, что он меня разыгрывает. — Она помолчала. Опустила глаза. — Он сказал, чтобы в следующий раз я была без формы. Я подумала, он предлагает встретиться, ну, вы знаете, — в городе, в каком-нибудь баре, во внеслужебное время и в штатском. Но затем он недвусмысленно дал мне понять, что я должна раздеться прямо там, у него в кабинете.

— Не очень приятное предложение.

Элисон скривилась:

— Поначалу он все пошучивал. Словно флиртовал. Но как только сообразил, что до меня не доходит, перешел на похабщину. Описал, чего именно от меня ждет, понимаете? Как в порнофильме. Тут на меня разом нашло, я словно взбесилась, побежала и заложила его.

— Как он отреагировал? — спросил Ричер.

— В первую очередь был ошарашен, — улыбнулась она. — Уверена, он уже вытворял такое, и ему всегда сходило с рук.

— Может, это он?

Она отрицательно покачала головой:

— Нет. Этот тип несет с собой смерть? А Гаскойн — несчастный усталый старик. Не думаю, чтобы у него хватило пороху.

Ричер согласно кивнул:

— Если составленный вашей сестрой психологический портрет верен, этот парень сам домогательствами не занимался, лишь наблюдал со стороны, однако взял на себя роль мстителя.

— Правильно, — согласилась Элисон. — Но круг намеченных жертв настолько необычен, что убийца не может не быть военным. Кто еще мог установить наши фамилии? Но это очень странный военный, я таких никогда не встречала.

— Никогда? — переспросила Харпер. — Никто не угрожал вам, пока шло разбирательство?

— Ничего серьезного, а то бы я запомнила. Я даже летала в Квонтико и дала Джулии себя загипнотизировать — вдруг что-нибудь застряло в подсознании. Но она сказала, что там все чисто.

Все опять помолчали.

— Ладно. Слетали впустую, — заметила Харпер.

— Мне жаль, ребята, — отозвалась Элисон.

— Ничего не делается впустую, — возразил Ричер. — А кофе у вас великолепный.

Элисон проводила их из кухни в прихожую и открыла дверь.

— Никого не впускайте, — сказал Ричер.

— Не буду, — улыбнулась Элисон.

— Я серьезно, — продолжал он. — По всей видимости, этот тип обходится без применения силы — просто входит в дом. Так что вы можете быть с ним знакомы. А может, это артист своего дела с убедительным объяснением наготове. Не попадитесь на удочку.

Ричер вышел на дорожку вслед за Харпер. Они услышали, как за спиной у них захлопнулась дверь и щелкнул замок.


Сотрудник местного отделения ФБР сэкономил им два часа лета, подсказав, что можно лететь из Спокана в Чикаго, а там успеть на рейс до Вашингтона. Харпер обменяла билеты, и они сели на «боинг» до Чикаго. В этот раз им пришлось удовольствоваться эконом-классом.

— Так что вы думаете? — спросила Харпер.

— Мне не платят, чтобы я думал. До сих пор мне вообще ничего не заплатили. Я всего лишь консультант. Задавайте вопросы, а я буду отвечать.

— Я уже задала вам вопрос. Спросила, что вы думаете.

Ричер пожал плечами:

— Думаю, круг намеченных жертв достаточно широк, но если остальные восемьдесят семь поведут себя так, как Элисон Ламар, с ними ничего не должно случиться.

— Только-то? — заметила Харпер. — По-вашему, нам следует всего лишь предупредить женщин, чтобы запирались покрепче?

— Да, по-моему, предупредить следует.

— Это не поможет поймать убийцу.

— А вам его и не поймать.

— Почему?

— Потому что вы не принимаете в расчет, какой он умный.

— Еще как принимаем. Если верить психологическому портрету, он очень умен. А портреты срабатывают. У психологов бывали поразительные успехи.

— А сколько неудач? Это ведь не точная наука.

— Значит, вы считаете, что от психологического портрета никакого толку?

— Не считаю, а знаю. Он содержит два взаимоисключающих утверждения.

— Какие конкретно?

— А вот этого я не скажу. Пусть Блейк извинится за то, что угрожал Джоди, и отстранит от дела Джулию Ламар.

— С какой стати? Она его лучший психолог.

— Вот именно.


В аэропорту их встречал все тот же водитель автопарка. В Квонтико они вернулись уже в сумерках. Джулия Ламар встретила их в одиночестве: Блейк был на финансовом совещании, а Поултон взял увольнительную и ушел домой.

— Как она? — спросила Ламар.

— В порядке, — ответил Ричер.

— А какой у нее дом? Отрезан от мира?

— Отрезан, но надежен, — сказал Ричер. — Запоры, как в Форт-Ноксе.

Она кивнула. Он ждал.

— Она хочет, чтобы вы приехали, — наконец сказал он.

— Не могу. Мне добрую неделю туда добираться.

— Ваш отец при смерти.

— Отчим.

— Не важно. Она считает, что вам надо приехать.

— Не могу, — повторила Джулия Ламар. — Она все такая же? Одевается под ковбоя, загорелая, хорошенькая?

— В точку.

Она снова рассеянно кивнула:

— Не такая, как я.

Он окинул ее взглядом: дешевый черный рабочий костюм, запыленный и мятый; бледность, худоба, ожесточенность.

— Да, вы не такая, — согласился он.

— Из двух сестер я — дурнушка, — сказала Джулия и ушла.

ГПАВА 4

Утром Ричер прождал Харпер полчаса. Она отперла дверь и вошла явно в хорошем настроении — элегантная, свежая, в том же костюме, что и в день их знакомства. У нее, очевидно, имелось три костюма, и она надевала их строго по очереди.

Они пошли в кафетерий. День был воскресный, на всей территории стояла тишина. Погода улучшилась. Не потеплело, но появилось солнце. Ричер на минуту понадеялся, что это предвещает ему удачный день. Он ошибся и понял это, как только увидел Блейка, сидевшего в одиночестве за столиком у окна. Перед ним была беспорядочно навалена груда воскресных газет, причем сверху лежала «Нью-Йорк таймс». Значит, в Нью-Йорке ничего не произошло, что означало — его план еще не успел сработать.

Харпер и Ричер сели напротив Блейка. Тот выглядел старым и очень утомленным, но Ричер и не подумал его пожалеть.

— Сегодня отрабатываете досье, — распорядился Блейк.

— Как скажете, — согласился Ричер.

— Они дополнены материалами по Лоррейн Стенли. Выводами поделитесь с нами завтра за утренней трапезой. Ясно?

— Как день, — ответил Ричер.

— Есть какие-нибудь предварительные выводы, о которых мне следует знать?

— Дайте мне прочитать досье.

— Но скоро нам придется предъявить первые результаты.

— Намек понял, — пробормотал Ричер.

После завтрака Харпер отвела его в тихую комнату, уставленную столами из светлого дуба и удобными кожаными креслами. На одном из столов лежала стопа папок высотой сантиметров тридцать.

Стопа состояла из трех связок, перехваченных толстой резиновой лентой. Эми Каллен, Кэролайн Кук, Лоррейн Стенли. Три жертвы, три связки. Он сверился с часами: двадцать пять минут одиннадцатого. Поздновато.

— Вы пытались связаться с Джоди? — спросила Харпер.

— Не имело смысла. Ее там явно нет.

— Переживаете?

— Я не умею переживать из-за того, чего не могу изменить.

Наступило молчание. Ричер взял досье Каллен, стянул резинку и открыл папку. Харпер сняла куртку и села напротив. Солнце било ей в спину, просвечивая блузку насквозь.

— За работу, Ричер, — сказала она.


Напряженнейший миг. Останавливаешься у обочины. Выключаешь двигатель. Извлекаешь ключи и кладешь в карман. Натягиваешь перчатки.

Выбираешься из машины. На секунду замираешь на месте, напрягая слух. Затем внимательно оглядываешься по сторонам. Напряженнейший миг, когда нужно решить — отступить или действовать. Думай! Думай бесстрастно.

Решаешь действовать. Тихо закрываешь дверцу автомобиля. Ступаешь на подъездную дорожку. Подходишь к двери. Стучишь. Дверь открывается. Она тебя впускает и рада видеть. Поначалу немного смущается, но затем приходит в восторг. Ты с ней разговариваешь — недолго, время еще не подоспело. Ты знаешь, когда будет пора.

Пора. На миг замираешь, проверяя, все ли в порядке. И приступаешь. Объясняешь ей, что она должна во всем тебе повиноваться. Она, конечно, согласна.

Велишь провести тебя в ее ванную. Она показывает и нахваливает ванную, словно агент по продаже недвижимости. Ванна хорошая. Приказываешь ей принести краску в дом. Надзираешь за каждым ее шагом. Все дело занимает пять ходок — из дома и в дом, вниз и вверх по лестнице. Она пыхтит, задыхается. Велишь ей улыбаться.

Велишь достать что-нибудь, чем можно открыть банки. Она достает из ящика кухонного шкафа отвертку. Велишь ей снимать крышки. Она опускается на колени перед первой банкой. Подсовывает кончик отвертки под металлический фланец крышки и приподнимает. Обрабатывает всю крышку по кругу. Крышка с чавканьем отскакивает. Она переходит к другой банке.

Вынимаешь из кармана пакет для мусора. Велишь ей сунуть в пакет все, что на ней. Она кивает и улыбается. Стаскивает с себя все до нитки и роняет в пакет. Стоит нагишом. Велишь ей улыбаться.

По твоему приказу она относит пакет вниз и прислоняет к парадной двери. Потом возвращаешься с ней в ванную и велишь опорожнить банки в ванну — медленно, осторожно, одну за другой. Она делает это очень сосредоточенно. Банки тяжелые. Краска густая. Медленно течет в ванну.

Говоришь ей, что она хорошо поработала. Она улыбается в восторге от похвалы. Тогда велишь ей отнести пустые банки туда, откуда она их взяла. Но теперь она голая, ей нужно сделать так, чтобы ее не увидели. Она снова кивает. Относит банки вниз. Открываешь ей дверь.

Снова ведешь ее наверх в ванную. Отвертка по-прежнему валяется на полу. Просишь ее поднять отвертку. Велишь порезать отверткой себе лицо. Она не понимает. Объясняешь. Говоришь, что хватит и царапин. Трех или четырех. Она улыбается и кивает. Царапает отверткой левую щеку. Появляется яркая красная линия. Теперь надави сильнее, говоришь ты. Она кивает. Новый порез кровоточит. Хорошо, говоришь ты. Еще три раза. Она кивает и улыбается. Хорошая девочка, говоришь ты.

Она все еще держит отвертку. Велишь ей лезть в ванну, медленно, осторожно. Она погружает в краску сначала правую ногу, затем левую. Садится. Велишь ей лечь на спину, медленно, осторожно. Она соскальзывает в краску.

Говоришь ей, что надо сделать. Поначалу она не понимает, объясняешь еще раз. Она кивает. Ее волосы напитались краской. Она погружается глубже. Теперь на поверхности только ее лицо. Она запрокидывает голову, помогает себе пальцами. Делает так, как было сказано. Глаза у нее раскрываются от ужаса, затем она умирает.

Ждешь пять минут. Потом делаешь то единственное, чего сама она сделать для себя не может. Из-за этого на правой перчатке появляется пятно краски. Давишь ей на лоб кончиком пальца, и над ее лицом смыкается краска. Стягиваешь с правой руки перчатку, вывернув наизнанку, и, держа ее в левой руке, спускаешься вниз. Правую руку на всякий случай засовываешь в карман. Единственный миг, когда есть риск оставить отпечатки. Перчатку бросаешь в пакет с ее одеждой. Открываешь дверь. Прислушиваешься, наблюдаешь. Выносишь пакет наружу. Оборачиваешься и закрываешь за собой дверь. Идешь по подъездной дорожке к дороге. Нажимаешь на замок, крышка багажника отскакивает, кладешь пакет. Открываешь дверцу и садишься за руль. Уезжаешь.


Досье Каллен открывалось кратким описанием ее четырехлетней военной карьеры. Успешно окончив курс начальной подготовки, она получила звание сержанта и была направлена на склад в Форт-Уайз близ Чикаго. Там она управлялась с документами и отправляла грузы по всему свету. Поначалу ей это нравилось. Затем ей стали действовать на нервы грубые шутки, капитан и полковник начали приставать к ней в открытую. В конце концов грязные разговорчики, лапанье и похотливые взгляды привели ее в кабинет Ричера.

Уволившись, Каллен уехала во Флориду, прожила там год, вышла замуж, развелась — и там же погибла. Фотографии места преступления не зафиксировали никаких повреждений дверей или окон дома, никакого беспорядка в помещениях — только выложенную белым кафелем ванную и заполненную зеленой краской ванну.

От тела краска отходила вместе с кожей. Никаких синяков или увечий. Никаких следов яда. Воздушная эмболия исключена. Существует много хитрых способов убить человека, но флоридские патологоанатомы не обнаружили никаких признаков убийства.

Последнюю треть досье занимал отчет о дотошнейшем обследовании места преступления. В доме Каллен собрали пылесосом каждую пылинку и волокно, но не обнаружили ничего постороннего.

— Очень умный тип, — заметил Ричер, отложил досье Каллен и взялся за досье Кук.

Оно было составлено по тому же принципу. Кук начала службу офицером в звании второго лейтенанта. Ее сразу направили в отдел планирования, где произвели в лейтенанты и назначили в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе. Там она вступила в связь с полковником — своим начальником. Она ждала быстрого производства в капитаны, но, не дождавшись, подала на полковника жалобу.

Ричер хорошо помнил этот случай. О сексуальных домогательствах речи не шло, по крайней мере в том виде, который испытала на себе Каллен, но к тому времени правила изменились: военным было строго запрещено вступать в интимную связь с подчиненными. Так что полковника понизили в звании, и он покончил с собой, пустив пулю в рот. Кук уволилась и улетела к себе, в коттедж в Нью-Хэмпшире, где ее и нашли мертвой в ванне с густеющей краской.

Патологоанатомы и судебные криминалисты Нью-Хэмпшира повторили сказанное их флоридскими коллегами. Дом из серого кедра в кольце деревьев, нетронутая дверь, полный порядок внутри и ванная, где все цвета забивало густо-зеленое содержимое ванны.

— Что думаете? — спросила Харпер.

— Думаю про эту жутковатую краску, — ответил Ричер, закрывая досье. — Она повторяется, верно? Краска уничтожает следы на теле. Зато рискует тот, кто ее добывает и доставляет.

— К тому же она напоминает специально подброшенный ключ, — отозвалась Харпер. — Подчеркивает побудительный мотив и однозначно подтверждает, что преступник служит в армии. Он словно над нами издевается.

— Ламар утверждает, что краска имеет психологический смысл. Говорит, что убийца как бы возвращает женщин в армию. Но если он так сильно их ненавидит, что убивает, с какой стати их возвращать?

— Кто может знать, что творится в голове у такого типа?

— Ламар считает, что знает, — заметил Ричер.

Досье Лоррейн Стенли было последним из трех. Она служила сержантом на огромном интендантском складе в штате Юта, где, кроме нее, женщин не было. Ее принялись изводить с самого первого дня. Как-то ночью к ней в комнату вломились и унесли все ее форменные брюки. Утром она явилась на службу в форменной юбке. Следующей ночью у нее украли все нижнее белье. Наутро она надела юбку на голое тело. Лейтенант, ее командир, вызвал Лоррейн к себе в кабинет и приказал стать по стойке «вольно», раздвинув ноги над большим, положенным на пол зеркалом. Кончилось тем, что лейтенант угодил за решетку, а Стенли, прослужив еще год, уволилась, прожила и умерла в одиночестве в Сан-Диего.

Ричер закрыл досье.

— Кэролайн Кук убили в Нью-Хэмпшире, а Лоррейн Стенли — через три недели в Сан-Диего. Ничего себе расстояние, а? Пять с половиной тысяч километров. А он еще возит с собой около тысячи литров краски.

— Может, у него где-то спрятан большой запас.

— Тем хуже для него. Если этот тайник не находится на прямой линии между его местом службы, Нью-Хэмпширом и Сан-Диего, ему всякий раз приходится делать крюк.

— И что?

— А то, что ему приходится покрывать в автомобиле по пять — шесть с половиной тысяч километров.

— Скажем, семьдесят часов со скоростью девяносто километров в час, — наморщила лоб Харпер.

— Чего у него не получится. Он будет проезжать через населенные пункты и не станет рисковать, превышая скорость.

— Тогда, скажем, все сто часов в автомобиле.

— Как минимум. Прибавьте день-другой на наблюдение за жертвой. Реально получается больше недели — десять или одиннадцать дней.

— И что это значит? Это значит, что наш тип не из тех, кто две недели работает, одну — отдыхает.

— Нет, не из тех.

На ленч они пошли в тот же кафетерий и по дороге встретили направлявшегося в библиотеку Блейка. Тот выглядел возбужденным и встревоженным.

— Умер отец Ламар, — сообщил он.

— Отчим, — поправил Ричер.

— Не важно. Сегодня рано утром. Нам позвонили из больницы в Спокане. Сейчас буду звонить Джулии домой.

— Передайте ей наши соболезнования, — сказала Харпер.

Блейк рассеянно кивнул и пошел восвояси.

— Ему следовало бы отстранить Джулию от этого дела, — заметил Ричер.

— Может, и следовало бы, — согласилась Харпер, — но он не хочет. Да она и сама бы не согласилась. Работа — единственный смысл ее жизни.


После ленча они вернулись к досье. Разложив папки на столе, Ричер откинулся в кресле, закрыл глаза и принялся напряженно думать.

— Что-нибудь забрезжило? — спросила Харпер.

— Мне нужен список девяносто одной женщины.

— Хорошо, — ответила она и вышла.

Скоро Харпер вернулась с толстой голубой папкой.

Ричер раскрыл новое досье и погрузился в чтение. Первым номером шла распечатка Министерства обороны — список из девяносто одной фамилии в алфавитном порядке. Затем шла толстая подборка исходных данных. Ричер порылся в бумагах, что-то выписал карандашом и через двадцать минут объявил результаты подсчетов:

— Женщин было всего одиннадцать. Не девяносто одна.

— Одиннадцать? — переспросила Харпер.

— Одиннадцать, — повторил он. — Теперь осталось восемь, а не восемьдесят восемь.

— Почему?

— Такой умный тип должен был ограничиться тем, что ему под силу. Что еще объединяет Каллен, Кук и Стенли?

— Ну, что?

— Все они были незамужними или разведенными и жили в отдельных домах в пригороде или за городом. Чтоб никто не встрял, никто не увидел. Ему нужны одинокие женщины.

— Таких больше одиннадцати, — возразила Харпер. — Мы проверяли. По-моему, за тридцать. Около трети.

— Но вам пришлось уточнять. Я имею в виду тех, что однозначно живут одни и на отшибе. Нам приходится исходить из того, что за убийцу никто ничего не проверял. Он располагает только этим списком.

— Но это же наш список.

— Не только. Разве эти сведения не поступили к вам от военных? Убийца имел этот список раньше вас.


В семидесяти километрах от них точно такой же список лежал на полированной поверхности стола в маленьком темном кабинете без окон в глубине Пентагона. То была ксерокопия с ксерокопии списка, с которым работал Ричер, но в остальном тот же самый список. В нем были отмечены те же одиннадцать фамилий, однако не торопливыми карандашными галочками, как в списке Ричера, но аккуратной линией, проведенной под каждой с помощью линейки и ручки.

Три фамилии из одиннадцати были вычеркнуты.

Список прижимали к столешнице две руки. Их хозяин был облачен в форму. Правая рука медленно провела ручкой жирную линию, вычеркивая из списка четвертую фамилию.

— Что же нам с этим делать? — спросила Харпер.

— Думаю, надо пойти ва-банк, — сказал Ричер, откидываясь в кресле. — Вам следует взять восемь оставшихся женщин под круглосуточное наблюдение, потому что через шестнадцать дней этот тип появится — и попадет вам в руки.

— А если вы ошибаетесь? — заметила она неуверенно.

— А вы? Вы вообще ни на шаг не продвинулись к разгадке.

— Ладно, — по-прежнему без особой уверенности согласилась она. — Поговорите завтра с Ламар.

— Разве она не едет на похороны отца?

— Нет. Ради такого дела она бы и собственные похороны пропустила.

— Хорошо, в таком случае говорить будете вы, и говорить с Блейком — Ламар ничего сообщать не нужно.

— Почему?

— Потому что сестра у нее живет одна, не забыли? Теперь Блейку придется отстранить Ламар отдела.

— Он не захочет.

— Тогда и говорить ему не стоит. Я с вами даром время теряю. Блейк просто идиот.

— Не говорите так. Нам придется сотрудничать. Подумайте о Джоди.

Ричер закрыл глаза и подумал о Джоди. Ему показалось, что она далеко далеко и думал он о ней долго-долго.

— Пойдемте-ка перекусим, — сказала Харпер. — Потом я схожу поговорю с Блейком.


В семидесяти километрах от них мужчина в военной форме застыл, уставившись на листок бумаги. В дверь постучали.

— Подождите, — отозвался он.

Завинтив колпачок авторучки, он пришпилил ее к клапану кармана. Сложил список, сунул в ящик письменного стола и прижал сверху книгой — Библией в переводе короля Иакова. Закрыл ящик и запер его на замок.

— Войдите, — произнес он, опуская ключи в карман.

Вошел капрал и, отдав честь, доложил:

— Ваша машина ждет, полковник.


Перед рассветом Ричер стоял у окна, вперившись в темноту. Снова похолодало. Он побрился, принял душ, оделся, натянул пальто и пришпилил зубную щетку к внутреннему карману — на случай, если сегодня все решится. Сел на кровать и стал ждать Харпер.

Но когда дверь открылась, вошла не Харпер — вошел Поултон. Ричер ощутил предчувствие победы.

— Где Харпер? — спросил он.

— Отстранена от расследования.

— Она говорила с Блейком?

— Вчера вечером.

— И?

Поултон пожал плечами:

— Безрезультатно.

— Мои предложения вам не нужны?

— Вы здесь не для этого.

Ричер молча кивнул.

— Ладно. Созрели для завтрака? — спросил Поултон.

— Еще бы.

Блейк сидел в кафетерии за своим любимым столиком. С ним была Ламар, сменившая свою обычную кремовую блузку на черную. На столике были кофе и пышки. Газеты отсутствовали.

— С сожалением узнал об известиях из Спокана, — произнес Ричер.

Ламар молча кивнула.

— Вы не поедете на похороны?

— Элисон мне не звонила, я не знаю, когда его хоронят.

— Вы ей не стали звонить?

— Я бы почувствовала, что навязываюсь.

Воцарилось молчание. Ричер налил себе кружку кофе.

— Вам не понравилась моя теория? — спросил он Блейка.

— Это предположение, а не теория. Мы не можем пренебречь восьмьюдесятью женщинами ради предположения.

— Что ж, следующей жертвой окажется одна из отмеченных мной одиннадцати, и ее смерть будет на вашей совести.

Блейк ничего не сказал, а Ричер поднялся, отодвинув стул, и сказал:

— Хочу оладий. У пышек неаппетитный вид.

Ему не успели возразить, как он направился к центру зала. Остановился у первого же столика, на котором увидел «Нью-Йорк таймс». Газета принадлежала мужчине, читавшему спортивный раздел. Остальные листы были небрежно отодвинуты в сторону. Сообщение, которого дожидался Ричер, красовалось на первой полосе.

— Можно позаимствовать? — спросил он, беря газету.

Мужчина утвердительно кивнул, не поднимая глаз.

Ричер сунул газету под мышку и подошел к стойке. Положив себе горку оладий, он полил сиропом. Вернулся за столик, сел, развернул газету и принялся за еду.

Ричер сделал вид, будто заголовок его удивил.

— Вот, полюбуйтесь, — сказал он с набитым ртом.

Заголовок гласил: «На Манхэттене вспыхнула война между бандами. Шестеро убитых». В сообщении говорилось о короткой безжалостной схватке между двумя бандами, китайской и сирийской. Счет на трупы был четыре — два в пользу китайцев. И число убитых с сирийской стороны оказался и главарь банды Альмар Петросьян.

— Как непостоянна жизнь, а? — ухмыльнулся Ричер. — Вы поймали меня на крючок, но раз — и нету крючка. Харпер отказалась играть роковую женщину, а теперь и старина Петросьян приказал долго жить, так что козырей у вас больше нет. А раз вы не прислушиваетесь ни к единому моему слову, назовите хотя бы одну причину, по которой я должен остаться.

— По многим причинам, — ответил Блейк.

— Но ни одна не тянет.

Ричер поднялся. Его даже не пытались остановить. Он вышел через стеклянные двери и зашагал по дорожке.


У караулки он нырнул под шлагбаум, бросил бирку посетителя на асфальт и пошел дальше. Минут через пять он услышал шум мотора. Ричер остановился и подождал. Как он и предполагал, за рулем сидела Харпер. Поравнявшись с ним, она остановила машину, опустила стекло и спросила:

— Подвезти?

— До девяносто пятого шоссе. Держу путь на север.

— На попутках?

— У меня нет денег на самолет.

Он уселся впереди, автомобиль тронулся и набрал скорость.

— Вам велели меня вернуть?

Она отрицательно покачала головой:

— Решили, что от вас нет пользы.

— Итак, теперь от меня ждут, что я, кипя от возмущения, побегу назад доказывать, что они ошибаются?

— Да, чего-то похожего, — улыбнулась Харпер. — Ламар решила воззвать к вашему самолюбию.

— Вот как бывает с психологами, которые учились декоративному садоводству. Но она права. От меня нет толку. Убийца для меня слишком умен, черт бы его побрал.

— Тоже решили добавить чуть-чуть психологии? — снова улыбнулась она. — Пытаетесь удрать с чистой совестью?

— Совесть у меня всегда чистая.

— Не грызет даже из-за Петросьяна? Чертовски удобное совпадение, правда? Вам пригрозили Петросьяном, и через три дня его не стало.

— Просто дурацкий фарт.

— Я не люблю совпадений. Никто в Бюро их не любит. Там могут заняться этой историей и прижать вас по-настоящему.

— Это второй этап уговоров? — ухмыльнулся он.

Харпер разразилась смехом:

— Ага, второй. Остается перепробовать еще с дюжину. Не хотите послушать?

— Не очень. Я не вернусь. Ко мне не прислушиваются.

Они помолчали, потом Харпер сказала:

— Джоди дома. Я звонила Козо на службу. Судя по всему, за ней послеживают. Ее не было, она вернулась нынче утром на такси. Похоже, из аэропорта. Сегодня работает дома.

— Прекрасно, стало быть, я решительно сматываю удочки.

— Вообще-то нам нужно ваше участие.

— Меня просто не слышат. И тратят время на бессмысленный психологический портрет, когда нужно разрабатывать «ключи».

— Никаких «ключей» нет.

— А вот и есть. То, что преступник слишком умен. Краска. География убийств. Все это — «ключи». Ими бы и занялись. Искать мотивы — браться за дело не с того конца.

— Я передам.

Она остановила машину у съезда на шоссе.

— Вас ждут неприятности? — спросил он.

— За то, что не удалось вас вернуть? Вероятно.

— Надеюсь, у вас все будет в полном порядке, — сказал Ричер и вылез из автомобиля.


Голосующему на обочине мужчине ростом под два метра и весом за сто килограммов приходится уповать на редкостную удачу. Но шансы Ричера повышало то, что он был свеж после душа, чисто выбрит и в солидном костюме. К тому же на шоссе хватало грузовиков, которые вели люди крепкие и уверенные в собственной силе. Так что возвращение в Нью-Йорк заняло у Ричера всего семь часов.

Последний участок пути Ричер проделал в овощном фургоне, направлявшемся в Гринич-Виллидж. Там он слез и оставшиеся до дома Джоди полтора километра прошел пешком, думая лишь о том, как ему хочется ее видеть.

У него был собственный ключ от входной двери. Он поднялся на лифте и постучал в дверь ее квартиры. Дверь открылась, в проеме стояла Джоди в джинсах и рубашке, стройная и прекрасная. Однако она не подумала ему улыбнуться.

— Привет, Джоди.

— У меня на кухне агент ФБР, — сообщила она в ответ.

Агент оказался молодым человеком в синем костюме, белой рубашке и галстуке в полоску. Он говорил по сотовому, докладывая кому-то о появлении Ричера.

— Пожалуйста, подождите здесь, сэр, — попросил он, кончив разговор. — Всего десять минут.

— Что все это значит?

— Скоро узнаете, сэр. Всего десять минут.

Джоди присела. На лице у нее было странное выражение. Нечто среднее между тревогой и раздражением. На столе лежала «Нью-Йорк таймс». Ричер бросил взгляд на газету.

— Хорошо, — сказал он и тоже присел.

Все замолчали. Потом заверещал домофон, и агент вышел в переднюю. Дверь в квартиру открылась, раздался звук шагов по кленовому паркету. В кухню вошел Алан Дирфилд.

— В моем городе появилось шесть трупов, — сказал он. — Вот я и пришел задать мисс Джейкоб пару вопросов.

— О чем? — спросила она, не поднимая глаз.

— Где вы были последние несколько дней?

— Уезжала по делам.

— Куда именно?

— В Лондон. На совещание с клиентами.

— Ричер знал, что вы там?

— Нет. Вопрос о командировке решился в последнюю минуту.

— Следовательно, он о вас тревожился. Не успел очутиться в Квонтико, как принялся вам названивать. На домашний, на служебный, на мобильный. И на другой вечер тоже. Не мог с вами связаться, вот и тревожился.

— Пожалуй, нужно было ему сказать, — произнесла Джоди, глянув на Ричера.

— Ну, это ваше дело. Вот что интересно — он вдруг перестал вам названивать. Звонил, звонил — и перестал. Почему бы это? Выяснил, что там, в Лондоне, вам ничего не грозит?

Джоди начала было говорить, но замолкла.

— Понимаю это как «нет», — сказал Дирфилд. — Значит, Ричер думал, что вы здесь, в городе. Но вдруг он перестал волноваться. Может, потому, что знал — Петросьяну недолго болтаться на этом свете.

Джоди уткнулась взглядом в пол.

— Он у нас умница, — продолжал Дирфилд. — Я так понимаю, Ричер попросил какого-нибудь дружка стравить бандитов, затем расслабился и стал ждать, чтобы китайская мафия отреагировала. Сам он вне подозрений — ведь когда Петросьяна благословили мачете, он сидел под замком в Квонтико. — Дирфилд повернулся к Ричеру и спросил: — Ну что, в точку?

— С какой стати кому-то было волноваться из-за Петросьяна? — пожал плечами Ричер.

— Ну, еще бы, мы этого обсуждать не можем. Мы никогда не признаемся, что Блейк поговорил с вами на эту тему. Мне просто хочется знать наверняка, с чем я имею дело. Если вы все это затеяли, так поделитесь со мной, может, я еще скажу вам «спасибо» за хорошую работу. Но если они случаем и вправду чего-то не поделили, нам нужно об этом знать.

— Не понимаю, о чем вы, — произнес Ричер.

— Итак, почему вы перестали звонить мисс Джейкоб?

— Это никого не касается.

— Нет, это всех нас касается, — возразил Дирфилд. — Так что расскажите мне, Ричер. Петросьян, понятно, был последней сволочью, но его, как ни верти, убили, и мы способны подыскать для вас вполне основательный мотив. Если дело хорошо подготовить, вы будете ждать суда за решеткой.

— Вам следует немедленно удалиться, мистер Дирфилд, — произнесла Джоди, вставая. — Я все еще его адвокат, и здесь неподходящее место для подобных дебатов.

— Да, конечно, мисс Джейкоб, — сказал Дирфилд. — Так что, может, мы продолжим дебаты в более подходящем месте. Может, завтра, может, через неделю, а может, через год.

Он развернулся на сто восемьдесят градусов и ушел, громко хлопнув дверью.

— Значит, ты пришил Петросьяна, — сказала Джоди.

— Я его в глаза-то не видел, — возразил Ричер.

Она только головой покачала:

— Ты все подстроил. И Дирфилд это знает.

— Но доказать не сумеет.

— Не важно, — произнесла она. — Разве тебе не понятно? Он может попытаться доказать. Он не шутил, говоря про тюрьму. Война между бандами? С таким обвинением его любой суд поддержит. Это не пустая угроза. Теперь ты у него в руках, как я и предупреждала.

Ричер молчал.

— Зачем ты это сделал?

— По многим причинам. Так было надо.

— Почему ты перестал мне звонить?

Ричер опустил взгляд на свои грубые руки.

— Подумал, тебе ничего не грозит. Подумал, ты где-то схоронилась. Я решил позаботиться о Петросьяне и предположил, что ты позаботишься о себе. Мы достаточно хорошо знаем друг друга, чтобы опираться на такие предположения.

— Я по твоей милости увязла в том, в чем увязать не хочу, а ты по моей милости тоже увяз в том, в чем не хочешь. В цивилизованной жизни. Свой дом, машина, живешь на постоянном месте, тянешь лямку. Вероятно, из-за меня, — продолжала она. — Мне нужны все эти вещи. И трудно смириться с тем, что тебе они, возможно, и не нужны.

— Мне нужна ты, — сказал он.

— Знаю, — сказала она. — И ты мне нужен. Ты это тоже знаешь… Но хотим ли мы жить жизнью друг друга?

Демон бродяжничества воспрянул и радостно завопил: «Слышишь, она сама сказала! Вот, все вышло на свет! Так воспользуйся случаем!»

— Не знаю, — ответил Ричер.

— Нам нужно поговорить об этом.

Но поговорить не удалось, потому что засигналил домофон. Джоди встала, нажала на кнопку, открывающую дверь подъезда, и прошла в гостиную встречать гостей. Ричер не двинулся с места. Он услышал, как поднялся лифт и открылась дверь в квартиру. Услышал тревожные голоса и звук быстрых легких шагов. Джоди вернулась на кухню — и с ней вошла Лайза Харпер.

ГЛАВА 5

— Все покатилось к черту, — сказала Харпер. — Теперь Элисон Ламар.

— Когда? — спросил Ричер шепотом.

— Вчера. Он спешит. Обгоняет график.

— Как?

— Как и всех остальных. Ей звонили из больницы — умер отец. Никто не поднимал трубку, поэтому вызвали полицейских, и те ее обнаружили. В ванне, мертвой, в краске, как все остальные.

— Но как, черт возьми, он попал в дом?

— Спокойно вошел в дверь.

— Не верю.

Харпер обвела кухню Джоди нервным взглядом:

— Блейк хочет, чтобы вы вернулись. Теперь он на сто пять процентов за вашу теорию. Одиннадцать женщин, не девяносто одна.

— Ну и что прикажете на это сказать? Лучше поздно, чем никогда?

— Он хочет, чтобы вы вернулись, — повторила Харпер. — Ситуация выходит из-под контроля.

— Тебе следует вернуться, — сказала Джоди. — Отправляйся и займись тем, что у тебя так хорошо получается.


Он отправился. У тротуара на Бродвее Харпер ждала машина с водителем. Автомобиль принадлежал нью-йоркскому отделению Бюро. Он доставил их в Ньюаркский аэропорт прямо к рейсу на Сиэтл. Блейк хотел, чтобы они сразу отправились на место преступления.

— Какова реакция Ламар? — спросил Ричер, когда они заняли свои места в салоне самолета.

— Головы не потеряла, но вся на нервах, — ответила Харпер. — Хочет взять расследование полностью под свой контроль. Но в Спокане мы ее не увидим — она по-прежнему отказывается летать.

— В такой огромной стране это связывает руки, верно? Особенно федеральному агенту. Удивляюсь, как ей такое прощают.

Самолет взлетел.

— Вы задумывались над географией преступлений? — спросил Ричер. — Ведь Спокан образует четвертый угол.

Харпер кивнула:

— Он убивает четырех женщин, живущих дальше всех друг от дружки.

— Но почему?

— Показывает, что у него длинные руки?

— И пожалуй, демонстрирует свою быстроту. Может, поэтому он и не стал выдерживать график. А еще показывает, какой он сноровистый. Дерзкий субъект, хладнокровный и дерзкий. Хотелось бы, черт возьми, узнать, кто он.


Гениально, просто гениально. Убрать четверых. А четвертая лучше всех. Элисон Ламар! Выражение ее лица, когда она открыла дверь! Узнавание, удивление, радушие!

Все прошло без сучка без задоринки. Снова возвращаешься мыслями к каждому своему шагу. В доме ничего не тронуто, ничего не забыто. От тебя в нем только и было, что бесшумное присутствие да тихий голос. Конечно, помогло расположение дома. На много километров вокруг ни единой живой души. Поэтому операция была совсем безопасной. Может, стоило позабавиться с девушкой. Скажем, заставить ее спеть. Или потанцевать!

Но нет, тут важнее всего схема. Держаться схемы — залог успеха. И все время думать. Планировать. С номером четвертым покончено, и ты имеешь полное право какое-то время это посмаковать. Но потом придется выбросить ее из головы и готовиться к номеру пятому.


На дороге перед домом Ламар было не протолкнуться из-за машин. Там стояли черно-белый автомобиль местной полиции с включенной мигалкой, два темных седана без опознавательных знаков, черный «субурбан» и фургон коронера.

Харпер и Ричер вылезли из фэбээровского автомобиля и направились к «субурбану». Нелсон Блейк поднялся с пассажирского кресла им навстречу. Лицо у него было скорее серым, чем красным, словно шок сбил ему кровяное давление.

— Дневного света осталось на час, не больше, — сказал он. — Проведите меня тем же путем, каким ходили позавчера, и скажите, что изменилось.

Ричер кивнул. Ему вдруг захотелось что-нибудь обнаружить. Что-нибудь важное. Не ради Блейка. Ради Элисон.

— Кто уже побывал в доме? — спросил он.

— Только местный патрульный полицейский. Он и нашел тело. Больше никого не было.

— Значит, она все еще там?

— Боюсь, что да.

— Ладно, — сказал Ричер. — Парадная дверь была не закрыта?

— Закрыта, но не заперта.

— Ясно.

Ричер миновал машины, миновал место, где от шоссе отходила подъездная дорожка, и поднялся метров на двадцать по узкому проселку.

— Куда он ведет? — крикнул он.

Блейк шел в десяти метрах за ним.

— Видимо, на край света.

— Следовало бы осмотреть обочины. Наш красавец, скорее всего, подъехал со стороны Спокана. Объехал дом, проехал вперед, развернул машину и поехал назад. Ему нужно было поставить автомобиль носом в нужную сторону, чтобы сразу смыться.

— Хорошо, — кивнул Блейк, — распоряжусь, чтобы осмотрели. А пока что поводите меня по дому.

Вытащив из кармана пальто рулон больших пластиковых пакетов, он сказал:

— Наденьте на ноги.

Блейк, Ричер и Харпер натянули пакеты на ботинки.

— Я постучалась. Она открыла дверь после повторного стука, — сказала Харпер. — Я предъявила в «глазок» мой жетон.

— Она была довольно встревоженной, — добавил Ричер. — Сказала, что Джулия ее предупредила.

Блейк кивнул с кислым видом и толкнул дверь.

— Мы все прошли через дом на кухню, — продолжала Харпер.

Они гуськом вошли в кухню. Плита была холодной, но в раковине лежала посуда, и один ящик шкафа был выдвинут сантиметра на два.

— Здесь что-нибудь изменилось? — спросил Блейк.

— В раковине появилась посуда, — ответил Ричер. — А ящик был задвинут.

Они столпились у раковины. В ней лежали тарелка, стакан, кружка и нож с вилкой. На тарелке виднелись следы от яйца и крошки от тоста.

— Завтрак? — произнес Блейк.

— Или ужин, — ответила Харпер. — Яичница на тосте — чем не ужин для одинокой женщины?

Блейк пальцем вытянул ящик. Там лежали инструменты.

— Ладно, что было дальше? — спросил он.

— Я осталась с ней здесь, а Ричер пошел осмотреть дом, — ответила Харпер.

— Покажите, — сказал Блейк.

Он проследовал за Ричером в прихожую, оставив Харпер на кухне.

— Я проверил столовую и гостиную, — сообщил Ричер. — Осмотрел окна и вышел из дома поглядеть на сарай и участок.

— Поднимемся на второй этаж, — распорядился Блейк.

— Хорошо, — ответил Ричер и стал подниматься первым. — Я осмотрел все комнаты и под конец — спальню и ванную.

Они прошли через спальню Элисон и остановились перед дверью в ванную.

— Давайте посмотрим, — сказал Блейк.

Они заглянули в ванную. Безукоризненный порядок. Ни намека на то, что здесь что-то случилось, если не считать саму ванну. Она на семь восьмых была наполнена зеленой краской, в которой плавало тело маленькой мускулистой женщины. Голова женщины была запрокинута, рот слегка приоткрыт, губы растянуты в гримасе.

Ричер пытался ухватить взглядом хоть какое-нибудь отличие, но ванна была в точности такой, какой он ее помнил.

— Что-нибудь заметили? — спросил Блейк.

— Ничего.

— Ладно, осмотрим снаружи.

Они молча спустились вниз. Харпер ждала в прихожей. Блейк покачал головой, словно говоря ей: «Не нужно туда подниматься». Ричер вывел его во двор.

— Я тогда осмотрел окна снаружи, — сообщил он.

— На кой сдались убийце эти проклятые окна! — сказал Блейк. — Он вошел через дверь.

— Но как, черт возьми? — спросил Ричер. — Когда мы сюда приехали, вы загодя предупредили ее звонком. Харпер предъявила свой жетон, и все равно Ламар проявила крайнюю осторожность.

— Я же вам говорил, — ответил Блейк, пожимая плечами, — женщины знакомы с убийцей. Они ему доверяют. Он стучится в дверь, его узнают в «глазок» и сразу впускают.

Дверью в подвал явно не пользовались. Дверь в боковой стене гаража-сарая была закрыта, но не заперта. Ричер вошел первым, Блейк — следом. Новый джип был на месте, как и картонные коробки. Большая коробка из-под стиральной машины была вскрыта, края крышки были чуть задраны, упаковочная лента свисала вниз. Верстак стоял как стоял, на полке над ним лежали электроинструменты.

— Здесь что-то не так, — сказал Ричер.

Он стоял, закрывая и открывая глаза, сравнивая то, что видел, с картиной из памяти.

— Автомобиль стоял иначе.

— Конечно. После вашего отбытия она ездила в больницу.

— И что-то еще. Дайте подумать.

И тут до него дошло.

— Коробка из-под стиральной машины. У нее же есть стиральная машина, на вид совсем новенькая. Стоит на кухне.

— Ну и что? Вероятно, ее привезли в этой самой коробке.

— Нет. Два дня назад эта коробка была совсем новой и обклеена лентой. А сейчас она вскрыта. Вот так. Теперь понятно, как он доставляет краску. Присылает заранее в коробках под видом стиральных машин.


Когда раз за разом прогоняешь все в голове, как пленку на видаке, начинают копошиться мелкие сомнения, и это плохо. Мысленно возвращаешься и не можешь вспомнить, все ли было сделано так, как следовало.

Целый час сидишь в холодном поту, напрягая память, и под конец понимаешь, что ошибка все же допущена: ящик так и остался распакованным. Ты знаешь, как работают следователи. Только что доставленная коробка с бытовой техникой их решительно не заинтересует. Тебя осенило — коробку вообще не будут вскрывать. И три раза кряду это подтвердилось. Может, много позже наследники, убираясь в доме, вскроют коробки и найдут пустые банки из-под краски, но к этому времени ищи ветра в поле.

Однако в этот раз все будет иначе. Они осмотрят гараж, заметят вскрытую коробку, заглянут в нее…


Из «субурбана» доставили переносные дуговые лампы и разместили вокруг коричневой коробки. Название фирмы-изготовителя было пропечатано черными чернилами на всех стенках коробки. Внутри находилось десять пустых одиннадцатилитровых банок из-под краски. Изготовитель не указан. Только маленькая наклейка с надписью по трафарету: «ГУПА/ЗЕЛЕНАЯ».

— Так как же все-таки она сюда попала? — спросил Блейк.

— Я же говорил, — хмуро ответил Ричер, — ее заранее доставила какая-нибудь транспортная компания. «Федерал экспресс», «Юнайтед парсел сервис» или любая другая.

Блейк уперся взглядом в коробку. Походил вокруг нее. С одной стороны остался след — был сорван верхний слой картона.

— Бирка с адресом, — сказал он.

— Может, маленький пластиковый конверт, — предположил Ричер. — Ну, с сопроводительными документами. Убийца, должно быть, потом его оторвал, чтобы замести следы.

— Но как вообще могла состояться доставка? — вопросил Блейк. — Представьте, что вы Элисон Ламар и к вам заявляются из «Федэкса» или «Парсела» со стиральной машиной, которую вы и не думали заказывать.

— Может, ее привезли, когда хозяйки не было дома, — предположил Ричер.

— Кто же тогда расписался в получении?

— Вероятно, убийца указал, что расписки не требуется.

— Почему она не распаковала коробку?

Ричер скривил губы:

— Решила, раз это не ее заказ, так с какой стати вскрывать коробку? Она просто позвонила в «Федэкс» или «Парсел» и попросила ее забрать. Может, именно она оторвала конверт и отнесла в дом, к телефону, чтобы сообщить доставщикам все данные.

— Если данные в доме, мы их найдем. Криминалисты приступят к работе, как только коронер закончит со своим делом.

— Коронер ничего не установит, — заметил Ричер.

— В этот раз ему придется установить.

— Тогда придется извлечь ванну целиком, может, даже доставить ее самолетом в Квонтико.

— Как, черт возьми, мы будем извлекать ванну?

— Сломайте стену. Разберите крышу. Пригоните кран.

Блейк обдумал предложение.

— А что, пожалуй, могли бы. Понадобилось бы только получить разрешение. Но все это теперь в руках Джулии. Как я понимаю, она ближайшая родственница.

— Вот и позвоните ей, — предложил Ричер. — Получите разрешение. И попросите поднять отчеты по трем предыдущим местам преступления. Такая форма доставки может оказаться единичным случаем, но если нет, это меняет дело. Значит, убийца не разъезжает по стране с грузом краски, а вполне может летать самолетами.

Блейк вернулся в «субурбан» звонить, а Харпер разыскала Ричера и повела по проселку туда, где агенты споканского отделения обнаружили следы шин — на этом месте автомобиль сделал разворот. Стемнело, и агенты зажгли фонарики.

— Вероятно, седан средних размеров, — заметил один из агентов, разглядывая отпечатки. — Точную марку установим по рисунку на отпечатке. Измерим расстояние между бороздами и, может, вычислим модель автомобиля.

Ричер и Харпер оставили споканских ребят заниматься делом и вернулись к дому, где их ждал Блейк.

— Картонные упаковки от бытовой техники фигурируют во всех трех случаях, — сообщил он. — Что внутри, неизвестно. Никому не пришло в голову заглянуть. Это мы проверим. Джулия сказала, чтобы мы не стеснялись и выломали ванну.

Ричер застыл, пораженный только что пришедшей ему в голову мыслью, затем произнес:

— Надо бы проверить кое-что еще. Возьмите список одиннадцати женщин, позвоните семи оставшимся и спросите, доставляли им что-нибудь такое, чего они не заказывали. Раз убийца начинает спешить, может, очередная партия краски уже отправлена и получена.


В конце концов ты все же успокаиваешься. Все было просчитано, дважды и трижды перепроверено на предмет безопасности. Ты знаешь, что следователям не выяснить, откуда взялась краска. Ни кто ее достал. Ни кто отправил. Тебя им не раскусить. Так что расслабься.

Но ты в огорчении: была допущена ошибка. Теперь, вероятно, ты больше не сможешь прибегать к краске. Быть может, ты придумаешь что-нибудь еще лучше. Но одно ты знаешь наверняка. Сейчас останавливаться нельзя.


Набившись в «субурбан», они прождали полтора часа. Стемнело, стало холодно. Обильная роса затуманила ветровое стекло. Внезапно тишину нарушило резкое дребезжание. Блейк неловко снял с рычага телефонную трубку и принялся сосредоточенно слушать. Потом вернул трубку на место и уставился в темноту.

— Ну что? — спросила Харпер.

— Агенты осмотрели коробки. Они оказались хорошо запечатанными, но их все равно вскрыли. В каждой — по десять банок из-под краски. Опорожненных, как и те, что нашли мы.

— Но коробки ведь были запечатаны? — сказал Ричер.

— Повторно, — уточнил Блейк. — Покончив с жертвой, он заклеил их по второму разу.

— Умен, — заметила Харпер. — Знал ведь, что запечатанные коробки не привлекут особого внимания.

— Как видно, не так уж умен, — возразил Ричер. — А то бы не забыл заклеить последнюю. Его первая ошибка.

— Но вы еще не знаете по-настоящему хорошую новость, — сказал Блейк.

— Какой-то из оставшихся женщин доставили груз?

— Не угадали. Доставили всем семерым.


— Отправляйтесь в Портленд, штат Орегон, — сообщил Блейк. — Вместе с Харпер. Проведайте вашу старую знакомую Риту Симеку. По-моему, вы занимались ее делом несколько лет назад. Женщина-лейтенант, которую изнасиловали в Джорджии. Одна из списка одиннадцати. У нее в подвале стоит новехонькая стиральная машина. В коробке.

— Она ее открывала? — спросил Ричер.

— Нет. Сейчас к ней едут два агента из Портленда. Они велели ей не трогать коробку.

— Если убийца все еще где-то здесь, следующий раз он вполне может наведаться в Портленд.

— Поэтому-то к ней и едут.

— Значит, теперь вы их охраняете? — спросил Ричер.

— Да их всего семь и осталось, — ответил Блейк. — На такое количество женщин как-нибудь наберем мужиков.

Тупая полицейская шутка в набитой полицейскими машине, однако же, не вызвала отклика. Блейк слегка покраснел и отвел глаза.

— Я не меньше любого переживаю из-за смерти Элисон, — сказал он. — Словно родного человека лишились, правда?

— Думаю, особенно переживает ее сестра, — заметил Ричер.

— Еще бы, — произнес Блейк. — Когда поступило известие, она стала прямо сама не своя.

— Следовало бы отстранить ее от этого дела.

Блейк отрицательно покачал головой:

— Она мне нужна.


По карте, которую показал Блейк, от Спокана до деревни восточнее Портленда было около пятисот восьмидесяти километров. Решили ехать на «бьюике», на котором их привез из аэропорта местный агент.

— Шесть часов, — прикинула Харпер. — Поведем каждый по три часа, вы первый.

Ричер включил фары и прибавил скорость. Харпер опустила спинку кресла и повернулась к нему лицом. При свете приборной доски ее волосы отливали красным и золотым. Ричер выжал почти сто тридцать километров в час, когда их обогнал, рассекая воздух, длинный седан с низкой посадкой.

— Может, это убийца проехал, — сонным голосом произнесла Харпер. — Может, он тоже направляется в Портленд.

— Теперь я думаю по-другому, — заметил Ричер. — По-моему, он летает самолетом.

— А потом? — спросила Харпер. — Берет в аэропорту напрокат машину?

— Так мне кажется.

— Рискует, — сказала Харпер. — Прокат машины оставляет след в документах.

— Как и покупка билетов на самолет. Но у этого типа все схвачено. Уверен, его фальшивое удостоверение личности выглядит лучше настоящего.

Харпер потянулась, и Ричер уловил аромат ее духов.

— Значит, он сходит с самолета, берет машину, полчаса добирается до дома Элисон, полчаса проводит в доме, полчаса возвращается в аэропорт и сматывает удочки. То есть взятые напрокат автомобили возвращаются примерно через два часа. Нужно проверить все случаи краткосрочного проката в ближайших к местам преступления аэропортах.

Ричер кивнул, и какое-то время они ехали молча.

— Расскажите про Риту Симеку, — попросила Харпер.

— По-моему, она немного напоминала Элисон Ламар. И производила такое же впечатление — крепкой, спортивной, способной. Имела звание второго лейтенанта. Великолепный послужной список. Офицерские курсы прошла экстерном.

Он замолк, представив Риту Симеку, одну из лучших женщин, когда-либо служивших в армии.

— Вот вам загадка, — продолжал он. — Каким образом он подчиняет их своей воле? Проходит к ним в дом, и через полчаса они уже мертвые в ванне, раздетые донага и без единой царапины. Ни тебе шума, ни беспорядка. Как ему удается такое?

— Наставляет на них пушку?

— Если он добирается самолетом, у него не может быть пушки, — не согласился Ричер. — В самолет не пускают с оружием.

— Если он добирается самолетом. Пока это всего лишь предположение.

— Допустим, но я думаю про Элисон Ламар. Она прошла курс боевой подготовки. Она либо взбесилась бы и затеяла драку, либо выждала бы подходящую минуту и попыталась вырубить убийцу. Ни того ни другого она не сделала. Почему?

— Не знаю, — призналась Харпер.

— И никогда не узнаете, потому что эта собачья чушь, психологический портрет, застит всем вам глаза, и вы не видите настоящего мотива преступлений.

— Не хотите распространиться на эту тему?

— Не сейчас, а только когда Блейк и Ламар спокойно и внимательно меня выслушают. Второй раз говорить на эту тему я не собираюсь.

Они остановились заправить машину, как только переехали реку Колумбия. Пока Ричер заливал бак, Харпер отлучилась в туалет. Вернувшись, она уселась в кресло водителя, готовая провести за рулем свои три часа.

До деревни Симеки они добрались к трем часам ночи. Нужный дом было нетрудно найти: только в его окнах горел свет. И только у этого дома стоял седан ФБР. Харпер остановила машину и выключила фары. Дверца седана открылась, из него вылез молодой человек в темном костюме. Ричер и Харпер тоже выбрались на холодный воздух.

— Она дома, — сообщил местный агент. — Ждет вас.

Харпер кивнула. Обшитый досками дом напоминал большую прямоугольную коробку. Он стоял боковой стеной к улице и фасадом на запад. Улица шла под уклон, так что под домом со стороны фасада нашлось место для гаража.

Харпер взлетела по ступенькам на веранду. Под тяжестью Ричера лестница заскрипела, нарушая тишину ночи. Парадная дверь была открыта, в проеме стояла Рита Симека.

— Привет, Ричер, — сказала она.

— Привет, — откликнулся он. — Как вы себя чувствуете?

— Неплохо, если учесть, что времени три часа ночи и ФБР только что сообщило мне, что я фигурирую в каком-то списке с десятью товарками, четверо из которых уже мертвы.

— Как видите, налоги вы платите не зря.

— Какого черта вы связались с Бюро?

— Обстоятельства не оставили мне особого выбора.

— Ну, как бы там ни было, а видеть вас все равно приятно.

— Да и мне вас тоже.

Симека была высокой мускулистой женщиной, но не плотной, как Элисон Ламар, а худощавой, на манер марафонца. Одета она была в джинсы и свитер. Ее каштановые волосы были уложены челкой над блестящими карими глазами. Вокруг губ пролегли глубокие складки. Ричер не видел ее почти четыре года, и ровно на эти четыре года она постарела.

— Спецагент Лайза Харпер, — представил он.

Симека кивнула и сказала:

— Ну что ж, заходите.

Ричер пропустил Харпер вперед и шагнул следом. Дверь за ними закрылась. Они очутились в прихожей красиво обставленного небольшого уютного дома. На полу лежали шерстяные коврики. Мебель красного дерева была натерта до блеска. Повсюду стояли вазы с цветами.

— Хризантемы, — сказала Симека. — Я сама их выращиваю. Садоводство — мое новое увлечение. И музыка, — добавила она, указав в сторону гостиной.

В дальнем углу гостиной стоял рояль.

— Прекрасный инструмент, — заметил Ричер. — Итак, у вас все в порядке?

Она посмотрела ему в глаза:

— Вы хотели спросить, оправилась ли я от группового изнасилования, когда меня поимели трое мужчин, которым по уставу я могла доверить свою жизнь?

— Примерно так.

— Я считала, что оправилась. В той степени, на какую могла рассчитывать. А теперь узнаю — какой-то маньяк хочет меня убить за то, что я пожаловалась на насильников.

— Мы поймаем его, — произнесла Харпер.

— Можно взглянуть на новую стиральную машину? — попросил Ричер.

— Это ведь не стиральная машина? — спросила Симека.

— Скорее всего, краска, — ответил Ричер. — Зеленая маскировочная. Этот тип убивает женщину, опускает тело в ванну и заливает краской.

— Зачем?

— Хороший вопрос. В эту минуту над ответом бьется целая армия умников.

Симека провела их в гараж. Почти все место в нем занимал новый «крайслер». Они поодиночке протиснулись между стеной и машиной. Симека открыла дверь из гаража в подвал и дернула шнур выключателя. Вспыхнул свет.

— Ну вот, — сказала она.

Посреди помещения стояла коробка. Тот же размер, тот же коричневый картон, та же фирма-изготовитель. Коробка была оклеена блестящей коричневой лентой.

— Нож найдется? — попросил Ричер.

Симека кивнула в сторону привинченной к стене доски с крючками, на которых висели инструменты. Ричер снял нож для разрезания линолеума, вспорол ленту, поднял половинки крышки и увидел десять банок с краской. Вынул одну и повертел в руках. «ГУПА/ЗЕЛЕНАЯ».

— Когда доставили коробку? — спросил Ричер.

— Не помню. Кажется, пару месяцев назад.

— Пару месяцев?! — воскликнула Харпер.

— Мне так кажется, — сказала Симека.

— Но ведь вы ее не заказывали? — спросил Ричер.

— Нет, ведь у меня уже есть стиральная машина. Как я поняла, заказывала моя соседка по дому. Она съехала всего две недели назад.

— А вы ее не спросили?

— С какой стати? Кроме нее некому. Я подумала, соседка оставила коробку, потому что она слишком тяжелая.

— И последнее, — произнес Ричер. — Расскажите агенту Харпер, чем вы занимались на военной службе.

— Испытаниями. Мы проверяли новое оружие, поступавшее от производителей.

Харпер озадаченно посмотрела на Ричера.

— Прекрасно, — сказал он. — Уходим.

Симека вывела их из подвала через гараж и проводила в прихожую.

— До свидания, Ричер, — попрощалась она, открывая дверь. — Рада была повидаться. — Она обратилась к Харпер: — Вы ему верьте. Я лично до сих пор верю, представьте себе. Такая рекомендация чертовски многого стоит.

— У нее была соседка, — сказала Харпер по пути к машине. — Значит, вы ошиблись с вашей теорией. Мы опять начинаем с нуля.

— Не совсем, — возразил Ричер. — Она по-прежнему в подгруппе. Невозможно целить в девяносто одну женщину одновременно.

Они сели в машину.

— Что дальше? — спросил он.

— Возвращаемся в Квонтико.


Полет с пересадками занял около девяти часов. В вашингтонском аэропорту их встретил водитель из ФБР и повез на юг, в Виргинию.

Харпер провела Ричера в здание, они спустились на лифте на четвертый подземный этаж. За столом в комнате для совещаний сидели Блейк, Поултон и Ламар, обложенные горами бумаг. Вид у Блейка и Поултона был занятой и утомленный. Ламар была белой, как лежавший перед ней лист бумаги, глаза покраснели от напряжения.

— Попробую догадаться, — сказал Блейк. — Симеке доставили коробку пару месяцев назад, и она смутно представляет зачем. Сопутствующая документация отсутствует.

— Она считает, что заказ сделала ее соседка по дому, — сказала Харпер. — Они жили вдвоем. Так что список из одиннадцати имен ничего не значит.

Но Блейк возразил:

— Значит, как значил всегда. Одиннадцать женщин жили одни, как каждый мог заключить по их досье. Мы позвонили всем другим. Никто ничего не знает о нежданных картонных коробках. Так что теория Ричера все еще в силе.

Ричер с благодарностью и чуть удивленно взглянул на него, затем обратился к Ламар:

— Сочувствую вашей утрате.

— Быть может, ее бы удалось избежать, — сказала она в ответ. — Я хочу сказать, если б вы с самого начала активно с нами сотрудничали.

— Итак, семь попаданий из семи, — после затянувшегося молчания произнес Блейк. — И никаких документов ни на одну коробку.

— Вы наводите справки в компаниях по доставке? — спросил Ричер.

— Мы не знаем, какая именно занималась доставкой, — заметил Поултон.

— Их не так уж много, — возразил Ричер. — Порасспросите в каждой.

— О чем? — пожал плечами Блейк. — Не смогли бы вы припомнить из десяти миллионов пакетов и коробок, что доставили за два последних месяца, ту, которая нас интересует?

— Нужно попробовать, — настаивал Ричер. — Начните в Спокане. Вдруг водитель припомнит, что доставлял коробку в отдаленный дом на краю света.

— Хорошо, — согласился Блейк, — попробуем в Спокане.

— Убийцу необходимо поймать, — сказала Ламар.

— Теперь это будет нелегко, — заметил Блейк. — Мы, само собой, обеспечим семи получившим коробки круглосуточную охрану, но он заметит это еще за два километра, так что на месте мы его не захватим.

— Сколько времени будем охранять? — спросила Харпер.

— Три недели, — ответил Блейк.

— Значит, у нас три недели, чтобы найти убийцу, — заметил Поултон.

— Порядок такой — работаем по очереди двадцать четыре часа в сутки. Один отдыхает, остальные работают. Джулия, тебе отдыхать первой, у тебя двенадцать часов начиная с этой минуты.

— Я не хочу отдыхать. Как раз теперь мне необходимо занять себя делом.

Блейку явно было неловко.

— Тело твоей сестры только что доставили для вскрытия. Этим ты заняться не можешь. Я тебе не позволю.

ГЛАВА 6

Лаборатория патологоанатома в Квонтико не отличалась от тех, что повидал Ричер, — просторная, ярко освещенная комната с низким потолком, стены и пол облицованы белым кафелем. В центре стоял большой стол из блестящей стали, вокруг него — тележки с инструментами.

— Халаты, перчатки и бахилы, — распорядился доктор Стейвли, главный патологоанатом Квонтико, указывая на стальной шкаф. В нем лежали нейлоновые халаты и коробки с одноразовыми перчатками и бахилами.

Харпер выдала Ричеру, Блейку и Поултону по набору.

Как только появился лаборант с каталкой, они ощутили запах краски. На каталке лежал раздутый и скользкий, в зеленых потеках чехол с телом.

— Сначала — рентген, — приказал Стейвли.

Лаборант толкнул каталку в комнату, примыкающую к лаборатории. Через минуту он вышел, осторожно затворив за собой обитую свинцом дверь. Из-за нее донеслось напряженное гудение, Через секунду оно замолкло. Лаборант сходил за каталкой.

— Переложите тело на стол лицом вниз, — сказал Стейвли.

Лаборант встал рядом с ним и, ухватив обеими руками край чехла, приподнял его и наполовину перетащил на стол. Потом зашел с другой стороны, взялся за другой край и перекинул чехол целиком.

— Принесите снимки, — распорядился Стейвли.

Лаборант нырнул в рентгеновский кабинет, вернулся с большими серыми снимками и отдал их Стейвли. Тот перетасовал снимки, как карты, и поднес один к световому экрану.

— Посмотрите сюда, — сказал он.

Это был снимок средней части тела. Ричер увидел призрачно-серые очертания грудной клетки, позвоночника, таза, пересеченные тенью костей руки. Один предмет получился на снимке так ярко, что вышел совсем белым. Металлический, тонкий и заостренный, длиной почти с ладонь.

— Какой-то инструмент, — предположил Стейвли.

— В других случаях подобного не было, — заметил Поултон.

Стейвли прикрепил снимки один за другим к световому экрану и внимательно их рассмотрел.

— Скелет цел. Свежих травм нет, так что умерла она не от удара тупым предметом.

Стейвли повернулся к столу:

— Что ж, приступим к работе.

Он вытянул шланг, намотанный на прикрепленную к потолку бобину, и повернул маленький вентиль на его наконечнике. Из шланга полилась прозрачная жидкость.

— Ацетон, — пояснил Стейвли. — Надо смыть эту чертову краску.

Зеленая жижа медленно утекала в сток на полу. От резкого химического запаха перехватывало дыхание.

Передав шланг лаборанту, Стейвли скальпелем разрезал чехол снизу доверху. Все увидели труп Элисон Ламар, лежащий лицом вниз и скользкий от краски. Когда ее смыли, кожа приобрела зеленовато-белый оттенок.

— Переверните ее, — велел Стейвли.

Тело легло лицом вверх — зеленовато-белая сморщенная кожа, глаза широко открыты, зеленая кайма вокруг век. Кусок чехла, прилипший к коже от груди до бедер, словно старомодный купальник оберегал ее скромность. Стейвли нашарил под ним тот самый металлический предмет.

— Отвертка, — сообщил он.

— Из ящика на кухне, — заметил Ричер.

— У нее порезы на лице, — сказал Стейвли, поливая лицо из шланга. Левую щеку от глаза до подбородка пересекали пять параллельных порезов. — Думаю, она сама себе их нанесла, — добавил он.

— Убийца ее заставил, — сказал Ричер.

— Как? — спросил Блейк.

— Не знаю. Но, вероятно, мысль об отвертке пришла к нему в последний момент. Мне кажется, он заставляет их самих наполнять ванну краской, а отвертка понадобилась, чтобы вскрыть банки. Если бы он подумал о порезах заранее, он заставил бы ее прихватить на кухне вместе с отверткой и нож.

— Но зачем? Зачем заставлять ее резать саму себя? — спросил Блейк.

— Ярость? — предположил Ричер. — Наказание? Глумление? Я все время задавался вопросом, почему он не проявляет жестокости.

— Как же он ее убил? — спросил Блейк.

Стейвли стянул последний кусок чехла и смывал струей ацетона краску с живота покойницы.

— Можно ли убить так, чтобы патологоанатом не сумел определить способ? — спросил Ричер.

Стейвли отрицательно покачал головой:

— Только не ваш покорный слуга.

Он перекрыл струю ацетона, выпустил шланг, и тот намотался на бобину.

— По сути, есть два способа убить человека — остановить сердце или перекрыть приток кислорода в мозг. Но сделать и то и другое, не оставив следов, чертовски сложно.

— Как можно остановить сердце? — спросил Блейк.

— Не прострелив его? Устроить эмболию. Большой воздушный пузырь, введенный в систему кровообращения, бьет изнутри по сердцу, как камень. Исход обычно фатальный.

— Вы бы заметили след от иглы?

— На этом трупе — нет. Кожа разъедена краской. Но повреждение сердца можно увидеть. Проверю при вскрытии, но вряд ли что-то обнаружу. У других ничего такого не было.

— А как насчет прекращения доступа кислорода в мозг? — спросил Блейк.

— Непрофессионалы называют это удушением, — заметил Стейвли. — Удушить можно, не оставляя особых следов. Классический вариант — подушку на лицо. Доказать что-либо практически невозможно. Но это — молодая сильная женщина. Она бы боролась до последнего.

Ричер отвел взгляд. В лаборатории было тихо и холодно.

— Я думаю, что в ванну она легла еще живая, — сказал он.

— Почему вы так решили? — спросил Стейвли.

— Не было ни малейшего беспорядка. Сколько она весила? Килограммов пятьдесят пять — пятьдесят семь? Слишком тяжелый труп, чтобы свалить его в ванну и ничего не заляпать.

— Может, он налил краску потом, — предположил Блейк.

— Надо бы провести эксперимент, — сказал Стейвли. — Но я согласен с тем, что умерла она уже в ванне. На первых трех телах не было ни синяков, ни ссадин, ничего. По-моему, все, что они делали, они делали сами.

— Но только не убивали себя, — заметила Харпер.

— Ясно, что это не самоубийство, — согласился Стейвли.

— Их не топили, — добавил Блейк.

Стейвли кивнул:

— Первых трех — нет. В легких жидкости не было. Про эту мы скоро узнаем, но готов спорить, что жидкости не обнаружится.

— Так как же, черт побери, он их убил? — пробормотал Блейк.

Стейвли опустил глаза на тело:

— Понятия не имею. Дайте мне пару часов, может, что-нибудь и найду.


Бросив халаты, перчатки и бахилы у двери, они вышли из здания лаборатории. К главному зданию они пошли длинным путем, надеясь, что свежий холодный воздух выветрит из легких запах краски и смерти.

Джулия Ламар сидела одна за столом в комнате для совещаний.

— Ты не должна здесь находиться, — обратился к ней Блейк.

— Я не могу уйти. Я обязана держать руку на пульсе. Нам надо работать. У нас всего три недели, чтобы поймать убийцу.

— Вполне достаточно, — вставил Ричер, — если мы обсудим его мотивы прямо сейчас.

Ламар напряглась и обратилась за поддержкой к Блейку:

— Не стоит снова заводить этот спор.

— Придется, — возразил Ричер.

— Расслабьтесь, — попросил Блейк. — У нас три недели, и мы не будем терять ни минуты на споры.

— Вы потеряете все три недели впустую, если будете продолжать в том же духе, — заметил Ричер. — Вы заблуждаетесь насчет мотива убийцы и потому ищете не там.

— Мотив очевиден, — холодно отрезала Ламар. — Стоит ли это обсуждать?

— Выкладывайте, что у вас, Ричер, — разрешил Блейк.

Ричер перевел дух.

— Этот парень совершил четыре убийства по причудливым, тщательно разработанным сценариям и не оставил ни малейшей зацепки. Он сделал всего одну ошибку, да и то весьма незначительную, поскольку она нам ничего не дает.

— Ну и?.. — спросил Блейк. — К чему вы клоните?

— У него особый склад ума. Практический, прикладной, предельно рациональный.

— Ну и?.. — повторил Блейк.

— Сами подумайте. Любой тип, которого так бесит проблема сексуальных домогательств, иррационален. А у того, кто спит и видит, как бы отомстить жертвам, не все дома. Он лишен здравого смысла. Он не исходит из реальности. Он идиот. Не ненависть к этим женщинам движет нашим убийцей. Невозможно быть одновременно и разумным, и неразумным.

— Мы знаем, какой у него мотив, — возразила Ламар. — Что еще может им двигать? Круг жертв слишком узок, чтобы предполагать что-то еще.

— Псих не мог совершить эти убийства, — сказал Ричер.

— Так какой же его истинный мотив, умник? — спросила Ламар.

— Не знаю.

— Сомневаетесь в моем выводе, а сами не знаете?

— Мотив должен быть очень простым. Ведь так всегда бывает, верно? Что-то простое и очевидное. И достаточно прибыльное для того, чтобы это стоило прикрывать.

— Он что-то прикрывает? — спросил Поултон.

— Думаю, он уничтожает свидетельниц, — ответил Ричер.

— Свидетельниц чего именно?

— Полагаю, какого-то мошенничества.

— Ясно, но какого именно? — вступил в разговор Блейк.

Все промолчали. Ламар уронила лицо в ладони и зарыдала так, будто ее сердце разрывалось от горя.

— Джулия, ты в порядке? — встревожился Блейк.

Она отняла руки от лица. Оно было искажено мукой.

— Простите, — всхлипнула она. — Я сделала ужасную ошибку. Ричер прав. Я все испортила. Я должна была додуматься раньше.

— Не переживай. Это из-за стресса, — сказал Блейк.

Ламар пристально посмотрела на него:

— Моя сестра погибла из-за того, что я потратила все это время впустую. Это моя вина. Я ее убила.

— Тебе необходимо отдохнуть, — заметил Блейк.

Ричер наблюдал за Ламар. Она сжалась на стуле, как побитая собака.

— Может, потом и отдохну. Но сейчас нам нужно работать. Думать. Что за мошенничество он покрывает?

— Выкладывайте все, Ричер, — сказал Блейк. — Вы бы не заговорили об этом, не будь у вас какой-нибудь версии.

— Ладно. Кем служила Эми Каллен?

— По артиллерийско-техническому снабжению, — ответил Поултон.

— А Лоррейн Стенли? — продолжал Ричер.

— Сержантом интендантства.

— А Элисон?

— В пехотной части непосредственной поддержки, — ответила Ламар.

— Нет, до того?

— В транспортном батальоне.

— Рита Симека?

— В службе испытания оружия, — сообщила Харпер.

— Что может служить связующим звеном между ними?

— Вот вы нам и скажите, — заметил Блейк.

— Что я отобрал у тех парней у ресторана?

— Не знаю, — пожал плечами Блейк. — Этим занимается Козо. Помнится, вы украли у них деньги.

— У них были «Беретты М-9» со спиленными номерами. Что это означает?

— Оружие было приобретено незаконно.

— Да, и приобретено у военных. Все женщины занимали посты, на которых могли стать свидетельницами хищений. Они изо дня в день занимались транспортировкой, испытаниями и складированием оружия.

— Маловероятно, — не согласился Блейк. — Каковы шансы, что все эти свидетельницы окажутся еще и жертвами сексуальных домогательств?

Ламар подалась вперед:

— Взгляните на это по-другому. Жертвами домогательств они стали, потому что были свидетельницами. Если в подразделении ворюги военного служит женщина, которая замечает то, чего замечать ей не следует, что ему остается? Избавиться от нее. Какой способ самый быстрый? Не давать ей прохода.

— Нет, Джулия. Это маловероятно, — повторил Блейк. — С другой стороны, каковы шансы, что Ричер случайно наткнулся на клиентов преступника, который убивает женщин? Миллион к одному.

Ламар посмотрела на него.

— Подумай же, ради всего святого! Он не говорит, что те парни связаны именно с этим воровством. В армии, должно быть, сотни таких жуликов. Верно, Ричер?

— Верно, — согласился Ричер. — История с рестораном повернула мои мысли в этом направлении, вот и все.

Все снова замолчали. Блейк побагровел.

— Сотни? — переспросил он. — Как мы собираемся найти нужного человека? Иголку в проклятом стоге сена.

— Как в таком случае объяснить краску? — спросил Поултон. — Если убийца уничтожает свидетельниц, он мог бы убить их выстрелом в голову из пистолета с глушителем. Не стал бы он огород городить.

— Именно, — заметил Ричер. — Ваша трактовка мотива определяется способом убийства. Раскиньте мозгами. Если бы всем жертвам всадили по пуле в голову, вы бы скорее согласились с предложенным мною мотивом. Конечно, вы бы взяли в расчет сексуальные домогательства, но и другое бы тоже учли. Вы бы прочесали всю армию в поисках торговцев. Но преступник сбил вас со следа, замаскировав убийства всей этой чушью. Он спрятал свой истинный мотив. Он умен и поэтому манипулировал вами.

— Возможно, Ричер и прав, — медленно произнесла Ламар. — Думаю, мы должны проверить его версию.

Все снова замолчали. Тишину нарушил Стейвли — он ворвался в комнату в белом лабораторном халате. Манжеты над его перчатками были в зеленой краске. Ламар уставилась на пятна, закрыла глаза и покачнулась, словно была на грани обморока.

— Сейчас я хочу пойти домой, — сказала она, вставая.

Нетвердой походной она направилась к двери, не отводя глаз от последнего, что видела ее сестра, — краски, которая теперь покрывала манжеты Стейвли.

— Я знаю, как он их убивает, — объявил Стейвли. — Только тут одна закавыка.

— Какая? — спросил Блейк.

— Такого не может быть.


— Как я вам уже говорил, — усевшись, начал патологоанатом, — чтобы убить человека, нужно остановить сердце или перекрыть доступ кислорода в мозг. Сначала я осмотрел сердце. Никаких повреждений. Так же, как и у трех других. Значит, остается только одно — убийца лишил их кислорода.

— Но вы сказали, что следов удушения нет, — вставил Блейк.

— Вот это меня и заинтересовало. — Стейвли повернулся к Ричеру: — Когда вы с ней встречались, она была простужена?

— Нет. Мне она показалась абсолютно здоровой.

Стейвли был доволен.

— У нее в горле есть небольшая припухлость. Так бывает, когда проходит насморк. Обычно я не обращаю на это внимания. Но и у остальных была такая же припухлость. Странное совпадение.

— Что означает эта припухлость? — спросил Блейк.

— Он проталкивал им что-то в горло, — объяснил Стейвли. — Что-то мягкое, что проскальзывает внутрь, а затем немного распухает. Возможно, губку. У нее в ванной были губки?

— Я и Спокане ни одной не видел, — ответил Ричер.

Блейк посмотрел на Стейвли:

— Значит, так он их и убивает? Заталкивает губку в горло?

Стейвли уперся взглядом в свои лежащие на столе большие красные руки:

— Губку или что-то подобное. Что-то достаточно мягкое, чтобы не причинить повреждений, но достаточно плотное, чтобы перекрыть доступ воздуха.

Блейк задумчиво кивнул:

— Хорошо, теперь мы знаем.

Стейвли сокрушенно покачал головой:

— Нет, не знаем, потому что это неосуществимо. Невозможно запихнуть что-то в рот насильно, не оставив синяков на щеках и челюсти. Губы должны быть разорваны и тоже в синяках. Жертвы будут драться, царапаться и пинаться. Должны быть частицы ткани под их ногтями.

— Может, он их чем-то накачивал, — предположил Блейк, — вот они и не сопротивлялись.

— Нет, наркотиков не было. Токсикологический анализ исключает их во всех четырех случаях.

— Я говорил, что убийца умен, — напомнил Блейку Ричер.

— Так как же он это делает?

— Не знаю, — признался Ричер. — Но выясню.

— Каким образом?

— Элементарным. Найду убийцу и спрошу.

— Что вам нужно, чтобы его найти? — спросил Блейк.

— Компенсация.

— Вы найдите убийцу, и я переговорю с Дирфилдом, чтобы историю с Петросьяном забыли.

— И вознаграждение.

Блейк кивнул:

— Я подумаю. Харпер будет при вас, поскольку пока что история с Петросьяном не забыта.

— Мне это жить не мешает. Мне нужно, чтобы вы организовали мне встречу с Козо. Я начну с Нью-Йорка, и мне от него нужна информация.

— Я ему позвоню. Сможете встретиться с ним нынче вечером.

— Нет, завтра утром. Вечером я собираюсь встретиться с Джоди.


Полковник теперь находился в шестидесяти шести километрах от Квонтико и трех километрах от своего кабинета. На рейсовом автобусе он доехал от стоянки автомашин у Пентагона до Капитолия. Там он остановил такси и поехал назад, через реку, к главному терминалу Национального аэропорта. На плече у него висела кожаная сумка, в которой лежала форма. Он встал в очередь за билетами.

— Билет на автобус до Портленда, штат Орегон, с открытой обратной датой, — попросил он.

Кассир набрал код Портленда, и компьютер показал, что на следующий экспресс билетов полно.

— Автобус отходит через два часа, — сообщил кассир.


«Шевроле» ФБР доставило Ричера и Харпер в аэропорт округа Колумбия еще засветло. Присоединившись к юристам и журналистам, они встали в очередь к трапу. Харпер выбрала места в хвосте.

— Здесь мы сможем поговорить. Не люблю, когда чужие прислушиваются.

— О чем поговорить?

— О порезах у нее на лице. Мне нужно понять, что это означает.

Двигатели взвыли, и самолет вырулил на взлетно-посадочную полосу.

— Думаю, это доказывает мои предположения. Я считаю, что пока это единственная ценная улика.

— Почему?

— Я считаю, что убийца маскируется. Притворяется кем-то другим. На определенном этапе он анализирует сделанное, думает: «Постой-постой, я не выказываю ярости» — и в следующий раз пытается хоть как-то ее продемонстрировать. Но на самом деле он ее не испытывает, и, когда доходит до дела, результат не впечатляет.

— Но почему Элисон? Почему только на четвертый раз?

— Он постоянно обдумывает и совершенствует план.

— Это как-то выделяет Элисон?

— Пусть умники гадают. Не стоит лезть в их огород.

Харпер кивнула.

— Вероятно, мотив — деньги.

— Другого быть не должно. Тут всегда любовь или деньги. В нашем деле явно не любовь — от нее теряют рассудок, а этот тип в своем уме.

Самолет на секунду остановился, разогнался и взлетел.

— Почему он изменил интервал? — спросила Харпер.

— Может, просто смеха ради. Ничто так не выбивает ФБР из колеи, как изменения в схеме.

— Она еще будет меняться?

— Уже не важно. Женщины под охраной, и очень скоро вы его возьмете.

— Вы на самом деле хотите поймать убийцу?

— Теперь — да.

— Из-за Эми Каллен? Она ведь была вам симпатична?

— Да. А Элисон Ламар за время нашего короткого знакомства мне понравилась еще больше. Но я хочу поймать его из-за Риты Симеки.

— Вы ей тоже нравитесь. Между вами что-то было?

— Нет. Я познакомился с ней уже после того, как ее изнасиловали. Тогда ей было не до романов. И похоже, все еще не до них. Мы очень подружились, но отношения между нами были сугубо платоническими.

— А теперь убийца заставляет ее вернуться к пережитому, и вас это бесит.

Ричер кивнул:

— Я чувствую ответственность за Риту. Он досаждает ей, а значит, и мне.

— Знаете, а вы по-своему самонадеянны. Обвинитель, судья, присяжные и палач в одном лице. А как же правила?

Ричер улыбнулся:

— Это и есть мои правила.

— Мы будем действовать по моим правилам, хорошо? Найдем убийцу и арестуем.

— Я уже согласился на это. — Он зевнул и закрыл глаза: — Разбудите меня, когда прилетим.


В этот раз ее охраняют, поэтому будет очень сложно. Но все-таки выполнимо. То, что в уравнение введены охранники, делает задачу немного интереснее.

Так кто же охранники? На первый взгляд, здесь, в захолустье, будешь иметь дело с тупыми местными копами. Но здесь, в захолустье, их недостаточно, чтобы вести круглосуточное наблюдение. Они попросят о помощи, и она наверняка придет из ФБР. Ты предвидишь, что местные будут дежурить днем, а фэбээровцы — ночью.

Поскольку есть выбор, с Бюро ты связываться не будешь. Ты выберешь день, когда между тобой и нею будет лишь местный толстяк, сидящий в машине, забитой обертками от чизбургеров и жестянками из-под холодного кофе. День — это изящнее. Средь бела дня. Тебе нравится это выражение. «Преступление было совершено средь бела дня», — шепчешь ты про себя.

Проникнуть в дом средь бела дня мимо местных не составит труда. Но придется некоторое время тщательно и терпеливо наблюдать. Местность гористая, можно спрятаться на какой-нибудь возвышенности и наблюдать.

Коробку с краской из подвала вывезли, но и это — не проблема.


В аэропорту Ла Гуардиа Ричера и Харпер ждала машина Бюро. Доставив Харпер в гостиницу на окраине города, водитель подвез Ричера к дому Джоди.

Ричер открыл дверь своим ключом. Джоди еще не вернулась. Он лег на диван в гостиной и заснул. Открыв глаза, он увидел, что Джоди склонилась над ним и целует его в щеку.

— Привет, Ричер, — нежно сказала она.

Он привлек ее к себе. Она высвободилась из пальто, и оно упало, прошелестев шелковой подкладкой. На Джоди было шерстяное платье с молнией вдоль всей спины. Ричер медленно расстегнул молнию и ощутил тепло тела Джоди. Ее руки шарили по его рубашке. Он стянул с ее плеч платье.

Джоди встала, и платье упало на пол. Она протянула ему руку и повела в спальню.

Упершись руками Ричеру в плечи, Джоди толкнула его на постель. Она была сильной, словно гимнастка. Напористая, энергичная, гибкая, она его оседлала. Он забыл обо всем на свете. Потом они, взмокшие, лежали на скомканных простынях. Джоди уткнулась Ричеру в плечо, и он по изгибу губ чувствовал, что она улыбается. Она была прекрасна.

— Как прошел день? — поинтересовался Ричер.

Джоди положила ладонь ему на грудь и приподнялась на локте.

— Отлично. Фирма намерена взять нового партнера.

— Кого?

— Догадайся.

Ричер сделал вид, что думает:

— Кого-то особенного, верно? Самого умного и трудолюбивого сотрудника?

— Обычно выбирают такого.

— Поздравляю тебя, детка. Ты этого заслуживаешь.

Она счастливо улыбнулась и обвила его руками за шею:

— Партнер в тридцать лет! Я всегда этого хотела.

— Ты этого заслуживаешь, — повторил Ричер.

— Будет маленькое торжество. Ты придешь?

— Если захочешь. Если я тебя не скомпрометирую.

— Ты мог бы купить костюм, надеть медали.

Он помолчал, думая о костюме. Если он его купит, это будет первый костюм в его жизни.

Он обнял ее:

— Я хочу продать дом. Я не могу с ним возиться.

— Ладно, — помолчав, сказала она. — Ты можешь это сделать и без моего разрешения, но хорошенько подумай. Это твое единственное имущество.

— Дом — это обуза. А вырученных денег мне хватило бы до конца жизни.

Джоди промолчала.

— Машину я тоже хочу продать.

— Мне казалось, она тебе нравится.

— Машина сама по себе отличная. Просто мне не нравится чем-то обладать.

— Как же ты будешь передвигаться?

— Как всегда — на попутках, автобусах.

— Ладно, продавай машину, но дом, может, оставишь?

— Нет. От него у меня едет крыша.

Ричер почувствовал, что она улыбается.

— Ты единственный из всех, кого я знаю, кто хочет быть бездомным. Большинство лезет из кожи вон, чтобы этого избежать.

— Как ты хочешь стать партнером фирмы, так я хочу быть свободным.

— И от меня тоже? — тихо спросила Джоди.

— От дома. Он — обуза. А ты — нет. Он мне в тягость, а ты в радость.

— Ты продашь дом, но жить-то будешь в Нью-Йорке?

Ричер ответил не сразу.

— Возможно, я немного попутешествую. Ты почти всегда занята. Это время можно использовать.

— Мы отдалимся друг от друга.

— Я так не думаю.

Джоди промолчала.

— Это ничего не изменит, — сказал он.

— Тогда зачем это делать?

— Я не могу иначе.


Они заснули в наводящих грусть отблесках вечерней зари, обнимая друг друга. Наступило утро, и времени на разговоры больше не было. Джоди ушла, не спросив, ни чем он намерен заняться, ни когда он вернется. Ричер принял душ, оделся, закрыл квартиру и спустился вниз. На улице, прислонившись к крылу автомобиля ФБР, его ждала Харпер.

— Вы в порядке? — спросила она.

— Вроде бы.

— Тогда отправляемся.

Водитель проехал в плотном потоке машин двадцать кварталов от центра города и съехал в тот самый подземный, забитый машинами гараж, куда Ламар уже привозила Ричера. На двадцать первый этаж они поднялись на том же самом лифте и вышли в тот же самый серый коридор.

— Возвращение борца-одиночки, — прокомментировал Козо, когда Ричер и Харпер вошли в кабинет.

Он открыл папку и отодвинулся от стола.

— Так что ним нужно?

— Адреса парней Петросьяна.

— Тех двоих, что вы отправили в больницу? Не очень-то они ним обрадуются. Вы собираетесь их снова отделать?

— Вероятно, придется.

Козо кивнул:

— Это мне по душе, приятель.

Он вытащил из стопки досье и углубился в него. Развернув открытое досье к Ричеру, он положил сверху лист бумаги и карандаш.

— Они братья, живут вместе. Перепишите адрес. Не хочу, чтобы в этой истории как-то вылез мой почерк — в прямом и переносном смысле слова.

Братья жили на 66-й улице рядом с Пятой авеню.

— Хороший квартал, дорогой, — заметил Ричер.

— Прибыльный бизнес, — улыбнулся Козо. — Возьмите такси, — обратился он к Харпер. — И не светитесь. Никакого явного участия Бюро, ясно?


На такси они доехали до 60-й улицы.

— Дальше пойдем пешком, — сказал Ричер.

Нужное здание оказалось в шести кварталах к северу — обычный многоквартирный дом. В глубине узкого холла виднелся единственный лифт. Они сели в него, и Ричер нажал на кнопку восьмого этажа.

— Постучитесь, — сказал он. — Придумайте что-нибудь, чтобы они открыли. Если они увидят в «глазок» меня, то не откроют.

Харпер кивнула. Лифт остановился, они вышли на лестничную площадку и нашли нужную квартиру.

Ричер прижался к стене, Харпер постучалась. Звякнула цепочка, дверь приоткрылась.

— Я из домоуправления, — представилась Харпер. — Проверяю кондиционеры.

Промахнулась с сезоном, подумал Ричер. Но Харпер была блондинкой под сто восемьдесят пять, с волосами ниже талии. Цепочка снова звякнула, и дверь распахнулась. Харпер вошла.

Ричер отлепился от стены и проскочил вслед за Харпер. В комнате с диваном и двумя креслами стояли парни, которых Ричер последний раз видел ковыляющими из проулка на задах «Монстра».

— Привет, ребята, — поздоровался он.

На лбах у обоих красовались широкие полоски пластыря. Они были чуть длиннее и шире полосок ленты, которые наклеил Ричер. У одного парня были забинтованы руки. На обоих были одинаковые свитера и брюки для гольфа. На Ричера они смотрели глазами, полными ужаса.

Ричер почувствовал, что его агрессивность улетучивается.

— Садитесь, — сказал он.

Они сели на диван.

— Петросьян мертв, — сообщил один из них.

— Мы уже в курсе, — заметил Ричер.

Второй, с перевязанными руками, был постарше.

— Что вам нужно? — спросил он.

— Информация. В обмен на то, чтобы я снова не уложил вас в больницу.

— Идет, — согласился старший.

— Где вы взяли пушки? — спросил Ричер.

— Нам их дал Петросьян, — ответил младший брат.

— А он где достал?

— Не знаем, — сказал старший.

Ричер улыбнулся:

— У военных.

— Он купил и дал нам, — не отступал старший.

— Нет. Он куда-то вас самих посылал за ними. Вероятно, вы ездили на том самом «мерседесе».

Братья задумчиво уставились в стену. В конце концов старший спросил:

— Кто вы такой?

— Никто. Ни коп, ни фэбээровец. Для вас это и плохо, и хорошо. Все, что вы мне скажете, останется между нами. Меня интересует армия, а не вы. Если не скажете, я не стану передавать вас следствию с соблюдением всяких гражданских прав. Я просто-напросто переломаю вам руки и ноги.

Наступило молчание.

— Нью-Джерси, — произнес старший брат. — Проезжаете через туннель Линкольна. Там у перекрестка есть закусочная. Бар какого-то Мака. Фамилии вроде ирландская.

— С кем вы там встречались?

— С парнем по имени Боб.

— Как происходит встреча?

— Находишь и бар, находишь его, даешь наличные. Он ведет на стоянку и достает из машины оружие.

— У него «кадиллак», — вставил младший. — Старый «кадиллак-девилль» темного цвета.

— Какое оружие?

— «Беретты».

— В какое время дня?

— Он всегда бывает вечером, часов в восемь, — ответил младший. — Так нам говорил Петросьян.

— Как выглядит этот Боб?

— Похож на вас, — сказал старший. — Большой и злой.

ГЛАВА 7

— Что теперь? — спросила Харпер.

Она вела машину на юг по Пятой авеню.

Чтобы как-то дистанцировать ФБР от деятельности Ричера, Козо отозвал фэбээровский седан с водителем и вручил Харпер ключи от черного «ниссана-максима».

— Боб раньше восьми не появится. Нам придется как-то убить целый день, — заметил Ричер.

— Чем займемся?

— Для начала поедим. Я не завтракал.

Харпер оставила машину на многоэтажной автостоянке на 9-й Западной улице, и они нашли бистро с видом на Вашингтон-сквер.

— Я сказал Джоди, что продаю дом, — сообщил Ричер.

— Она нормально к этому отнеслась?

— Встревожилась. Не могу понять почему. Мне станет легче жить. Почему ее это тревожит?

— Потому что вы становитесь вольной птицей. Вам нужно убедить ее, что вы никуда отсюда не денетесь.

— Я сказал ей, что, может, немного поезжу.

— Не слишком-то это обнадеживает, Ричер.

— Она же путешествует. За этот год дважды побывала в Лондоне. Я из-за этого шума не поднимал.

— Рассчитываете исчезать и появляться?

— Более или менее.

— Вы расстанетесь.

— Она так и сказала.

Ричер молча пил кофе и ел плюшку.

— Пришло время решать, — заметила Харпер, взяв счет. — Или вы бросаете якорь, или нет. Третьего не дано.


Тебе было ясно, что местная полиция и Бюро поделят дежурство поровну и будут сменять друг друга в восемь вечера и в восемь утра. Вчера вечером это подтвердилось. Теперь ты здесь засветло, чтобы увидеть, повторится ли то же самое в восемь утра.

У тебя хватает ума не снимать комнату где-то поблизости. Ты петляешь на машине между гор и оставляешь ее на перекрестке почти в километре от места наблюдения.

Поднимаешься на невысокий, тридцать с небольшим метров, холм. На нем торчат высохшие деревья без листвы, но местность гористая, и тебя не видно. Ты на четвереньках подбираешься к двум огромным булыжникам. В зазор между ними прекрасно виден дом лейтенанта Риты Симеки. Темно-синий «бьюик» ФБР стоит снаружи. В нем один агент. Ты разглядываешь его в полевой бинокль — он все еще не спит. Он не особо смотрит по сторонам. Совсем обалдевший от скуки, он смотрит только вперед.

По всему периметру двор обнесен проволочной изгородью. В ней оставлен проем для короткой подъездной дорожки. Она упирается в дверь гаража. «Бьюик» ФБР стоит на обочине, перекрывая въезд. Машина развернута передом вниз. Значит, подъем находится в поле зрения водителя. Умно. Если поднимаешься к дому по холму, он видит каждый твой шаг. Если подходишь сзади, он может засечь тебя в зеркало заднего вида.

Черно-белый «форд-краун-виктория» въезжает на дорогу и тормозит рядом с «бьюиком». Ты не видишь, но знаешь, что идет обмен приветствиями и информацией.

«Краун-виктория» поднимается по холму и выезжает на дорогу. «Бьюик» съезжает с холма. «Форд» проезжает вперед и встает точно на место «бьюика». Коп поворачивает голову вправо, ему открывается тот же обзор, что и агенту ФБР.


Харпер хотела посмотреть город. Ричер повел ее на юг ко Всемирному торговому центру. Они не спеша прошли километра три. Небо было ясным, и народу на улицах было полно.

— Мы могли бы подняться в ресторан, — предложил Ричер.

— Я только что расплатилась за обед, — заметила Харпер.

— Это был поздний завтрак.

Сдав пальто в гардероб в холле, они поднялись на лифте на самый верхний этаж Всемирного торгового центра. Харпер предъявила жетон, и их посадили за столик на двоих у окна, из которого открывался вид на Бродвей. Вид впечатлял. Далеко внизу простирался город, окрашенный осенью в цвет хаки.

— Где-то там находится Боб, — сказала Харпер. — Но ведь он не тот, кого мы ищем?

— Мелкая сошка. Приторговывает оружием из багажника машины. Не тот масштаб, чтобы стоило идти на убийство.

— Тогда чем он нам может помочь?

— Он назовет имена. Он связан с поставщиками и знает других в цепочке. Он пустит нас по новому следу.


Плотно прижав к глазам полевой бинокль, ты наблюдаешь за домом. Теперь ты знаешь, что коп в черно-белой машине здесь обосновался прочно. Ест в машине, ходит время от времени в туалет в доме, и все.

Тебе придется или его устранить, или пробраться мимо него. Что бы вынудило его отъехать? Крупная автомобильная авария на ближайшем перекрестке. Но ее будет сложно организовать.

Может, угроза взрыва? Но где? В здании полицейского участка? Нет, толку не будет. Копу прикажут не покидать пост до прояснения ситуации. К тому же угроза взрыва подразумевает телефонный звонок. Откуда? Звонки можно отследить. Телефонов-автоматов поблизости нет. И по мобильнику ты позвонить не можешь — звонок зафиксируется у оператора.

Чем больше ты об этом думаешь, тем острее встает вопрос телефона. Только одному человеку ты можешь позвонить, ничем не рискуя. Тебе нужно звонить отсюда, держа в поле зрения дом, но ты не можешь использовать свой мобильник. Тупик.


Вечером они выехали из города. Из-за темноты и часа пик машину вел Ричер. Поток машин дополз по Манхэттену до туннеля под Гудзоном, и там образовалась пробка. Под Гудзоном они продвигались с черепашьей скоростью.

В конце концов они выехали из туннеля и повернули на север к платной автотрассе на Нью-Джерси. Слева и справа торчали рекламные щиты и мигал неон.

На баре, который они искали, висела неоновая вывеска с названием пивной компании «Макстьофан», что Ричер перевел с гаэльского как «Стивенсон». Припарковав «ниссан» у входа, он вышел и осмотрелся.

— «Кадиллака-девилль» не видно. Боб еще не появился, — сообщил он.

— Мы приехали немного раньше. Думаю, стоит подождать.

— Если не хотите, можете не заходить.

— Я бывала в местах и похуже.

Ричеру было трудно представить, где и когда. Входная дверь открывалась в застеленный циновкой холл. За много лет она стерлась до основания. Внутренняя дверь вела в темное помещение, где воняло пивом и сигаретным дымом.

Там сидели с кружками пива восемь мужчин. Военных среди них не было.

Ричер подошел к стойке и выкатил из-под нее высокий табурет для Харпер.

— Какие у вас марки бочкового? — спросил он бармена, мужчину под пятьдесят с брюшком и землистым лицом.

— Что мы хотите? — спросил бармен.

— Два пива.

— Кроме пива. Такие, как вы, в мое заведение заходят только по делу.

— Мы ждем Боба, — ответила Харпер.

— Какого Боба?

— У которого старый «кадиллак-девилль», — объяснил Ричер. — Военного, который появляется здесь каждый вечер в восемь.

Бармен наградил их желтозубой щербатой улыбкой:

— Что ж, долго вам ждать придется.

Он поставил на стойку две кружки пива. Харпер вынула кошелек и положила между кружками десять долларов.

— Сдачи не надо. Почему долго?

Бармен сунул десятку в карман.

— Потому что Боб в тюрьме.

— За что?

— Какая-то армейская история, я точно не знаю. Военная полиция забрала его прямо отсюда. Пару месяцев назад.

Не притронувшись к пиву, они вышли на стоянку, открыли «ниссан» и сели.

— Плохо, что его взяли пару месяцев назад, — заметила Харпер. — Теперь он не в курсе дел.

— Он никогда и не был в курсе, но поговорить с ним мы все же поговорим.

— Каким образом? Он в какой-нибудь военной тюрьме.

— Я прослужил в военной полиции тринадцать лет. Кто сможет его найти, если не я? Штаб-квартира военной полиции округа находится в Форт-Армстронге под Трентоном, меньше чем в двух часах езды.

— Сперва созвонитесь с ними, — сказала Харпер и достала из сумочки сотовый телефон.


Ты сидишь в кафетерии аэропорта и наблюдаешь за женщиной двадцати трех — двадцати четырех лет. На ней удобная одежда, похоже, ей предстоит долгий полет. Откинувшись на стуле, она, улыбаясь, болтает по телефону.

У ее ног стоит рюкзак, сплошь в петельках, замочках и молниях. Ясно, что застегнуть его непросто, поэтому он и открыт. Она заканчивает разговор, щелкает крышкой, опускает телефон в рюкзак и идет за кофе.

Ты тотчас встаешь, держа в руке ключи от машины. С деловым видом торопливо идешь через кафетерий, помахивая ключами. Ее очередь вот-вот подойдет. Ты роняешь ключи. Когда наклоняешься, чтобы их поднять, запускаешь руку в рюкзак. Распрямляешься, держа ключи и телефон. Ключи ты кладешь в карман, а телефон оставляешь в руке. Человек идет по аэропорту с мобильником — самое обычное зрелище. Ты улыбаешься.


Разговор по телефону с дежурным офицером в Форт-Армстронге ничего не прояснил, но по тону его уклончивых ответов Ричер заключил, что Боб там.

— Он у них. Гарантирую, — сказал он Харпер.

Меньше чем через два часа они остановились у шлагбаума перед двухэтажным контрольно-пропускным пунктом. Караульный выглянул в окно и вышел к машине. Ричер опустил стекло.

— Это вы звонили капитану? — спросил караульный.

Ричер кивнул. Караульный ухмыльнулся:

— Он предполагал, что вы можете приехать. Проезжайте.

Он вернулся на пост, и шлагбаум поднялся. Ричер поехал к низкому симметричному строению.

— Дежурка, — заметил он.

Дверь открылась, на пороге появился мужчина в форме.

— Я был таким же миллион лет назад, — пробормотал Ричер.

Капитан ждал их на верхней ступеньке, укрываясь от дождя.

Он был на голову ниже Ричера, но крепок и подтянут. Китель капитана был застегнут на все пуговицы, но лицо казалось вполне открытым. Ричер вылез из «ниссана» и обогнул машину. Харпер догнала его у лестницы.

— Не стойте под дождем, идите сюда, — позвал капитан.

— Лайза Харпер из ФБР, — представил спутницу Ричер.

— Рад познакомиться. Я Джон Лейтон.

Все обменялись рукопожатиями, и Лейтон провел их в свой кабинет. Там повсюду лежали горы бумаг.

— Мы постараемся не отнимать у вас много времени… — начал Ричер.

— Не беспокойтесь. После вашего звонка я, естественно, тоже кое-кому позвонил. Друг одного друга сказал, что я должен вам посодействовать. Так чем я могу помочь? — спросил Лейтон, жестом приглашая их сесть.

Харпер вкратце выдала ему весь расклад. Лейтон слушал внимательно, время от времени прерывая ее. Она закончила рассказом о следе, который тянется от парней Петросьяна к Бобу.

— Его зовут Боб Макгуайр, — сказал Лейтон. — Он сержант интендантства. Но это не ваш клиент. Слишком туп.

— Мы так и думали, — сказала Харпер. — Но надеялись, что он назовет имена других, а может, и выведет на рыбу покрупнее. На того, чей деловой размах оправдывает убийство свидетельниц.

— Теоретически такой человек может существовать, — согласился Лейтон.

— Вы знаете имя?

— Нет. Теперь у нас компьютерная система, и мы лучше, чем раньше, можем все отслеживать. Например, мы знаем, сколько «Беретт М-9» мы получили, сколько из них законным образом пущены в обращение, а сколько — на складе. Если сумма вторых и третьих вдруг окажется меньше, чем количество первых, мы забьем тревогу.

— И как, сумма сходится?

— Теперь — да. Цифра точная. За последние полтора года из армии не украдена ни одна «Беретта М-9».

— Чем же тогда занимался Макгуайр пару месяцев назад? — поинтересовался Ричер.

— Распродавал остатки своих запасов. Он воровал последние десять лет, а то и дольше. Мы провели расследования на местах и арестовали десятка два воров. Утечка оружия прекратилась.

— Вы всех взяли? — спросила Харпер.

— Всех.

— Ну что ж, нашей теории крышка, — сказала Харпер.

— Может, и нет, — возразила Лейтон. — У нас есть своя теория. Как я сказал, два десятка молодцов ждут суда. Чтобы взять их с поличным, мы подослали тайных агентов купить у них оружие. Операция «На живца». Макгуайр, например, продал две «беретты» в баре в Нью-Джерси двум лейтенантам.

— Мы только что оттуда, — сообщила Харпер. — Бар «Макстьофан».

— Он самый. Макгуайр достал из багажника и продал нашим агентам две «М-9» по двести баксов за штуку. Мы его замели и стали искать деньги. Нашли около половины.

— И?.. — спросил Ричер.

— Пока ничего. Собираем информацию, везде одна и та же картина. У них всех лишь половина денег.

— Вырисовывается та самая крупная рыба, — пробормотал Ричер.

— Именно. Иначе не объяснишь. Мы сразу предположили, что за этим стоит кто-то главный, кто за половину дохода все организует и обеспечивает крышу.

— Вписывается в нашу теорию, — заметила Харпер. — Такой тип должен быть и умным, и изворотливым. И понятно, почему ему надо убрать столько разных женщин. Не потому, что все они его знали, а потому, что каждая из них, возможно, знала кого-то из его шайки. Кто же он?

— Понятия не имеем. Все задержанные словно язык проглотили. Ясно, что этот главный их сильно запугал.

— Что ж, нам нужно его имя, — подытожил Ричер. — Я должен поговорить с Макгуайром.

Лейтон улыбнулся:

— Я предполагал, что вы это скажете. И приготовился отказать, ведь это запрещено. Но знаете что? Я передумал.


Тюремный блок располагался под землей. Лейтон дернул сонетку старомодного колокольчика, висящую на железной двери. Через секунду она открылась — в ярко освещенном коридоре стоял могучий старший сержант. Лейтон провел их внутрь.

Справа находился маленький кабинет с большим столом. На нем штабелем стояли видеомагнитофоны. Их мерцающие экраны показывали двенадцать камер, одиннадцать из которых пустовали. В двенадцатой под одеялом скорчился арестант.

— Мирная ночь в «Хилтоне», — заметил Ричер.

— Сейчас у нас всего один постоялец — Макгуайр.

— С видеозаписью вечно проблемы, — обронил Ричер.

— Всегда что-то ломается, — согласился Лейтон.

Нагнувшись к столу, он щелкнул выключателем. Жужжание прекратилось.

— Вот видите? Очень ненадежная система.

— На починку уйдет часа два, — заметил сержант.

Он снял с деревянного щитка связку ключей, подошел к внутренней двери и открыл ее. Ричер вошел. Сержант вошел следом и закрыл за собой дверь.

Проход шел вдоль всего блока и занимал в ширину около его трети. Остальное пространство было отведено под четыре камеры. Три из них пустовали, в четвертой на кровати сидел Макгуайр, удивленный тем, что включили свет.

— К вам посетитель, — сообщил сержант.

В углу прохода стояли два высоких деревянных табурета. Сержант взял ближайший, поставил его перед камерой Макгуайра, сам отошел и сел на другой. Ричер не стал садиться и молча смотрел сквозь прутья решетки. Макгуайр откинул одеяло и опустил ноги на пол. Под метр восемьдесят пять ростом, он весил около ста килограммов. Сильные мускулы, толстая шея, большие руки и ноги. Жидкие, коротко подстриженные волосы, маленькие глаза и пара наколок.

— Кто ты, черт побери? — спросил он густым, под стать его размерам голосом.

Ричер оставил вопрос без ответа. Он подошел к старшему сержанту и шепнул ему что-то на ухо. Тот кивнул, встал, вручил Ричеру связку ключей и вышел, закрыв за собой дверь. Ричер вернулся к камере Макгуайра.

— Чего ты хочешь? — спросил тот.

— Хочу точно выяснить, насколько ты туп.

Макгуайр прищурил глаза.

— Легко так говорить, — заметил он, — стоя по ту сторону решетки.

— Хочешь, чтоб я открыл? Будем тогда на равных?

Глаза Макгуайра превратились в щелки:

— Валяй, открывай.

Ричер открыл дверь решетки. Макгуайр не шелохнулся.

— Садись. — Ричер показал на табурет.

Макгуайр вышел из камеры.

— Чего тебе надо?

— Сложный вопрос. Тебе сначала придется уяснить ряд факторов. Во-первых, я лицо неофициальное. Я не коп — ни военный, ни гражданский. Я и в самом деле никто. Так что, если я тебя поставлю на костыли, мне никто ничего не сделает. Свидетелей здесь нет. Во-вторых, чем бы ни угрожал тебе твой босс, я могу устроить кое-что похуже.

— Какой босс?

Ричер улыбнулся:

— Вот тут и начинаются тонкости. В-третьих, если ты назовешь его имя, он исчезнет, и навсегда. Он не сможет до тебя добраться. Никогда, понял?

— Какое имя? Какой босс?

— Тот, кому ты отдавал половину выручки.

— Никому я ничего не отдавал.

Ричер покачал головой:

— Проехали, ладно? Мы знаем, что босс существует. Поэтому не вынуждай меня задавать тебе взбучку, пока мы даже до главного не добрались.

Макгуайр набычился, но взял себя в руки.

— Сосредоточься. Тебе вот что надо понять — если ты его выдашь, ты обезопасишь себя до конца жизни, потому что его ищут за дела много хуже, чем кража армейского имущества.

— Что он сделал? — спросил Макгуайр.

Ричер улыбнулся. Значит, босс существует.

— Он убил четырех женщин. Скажешь, кто он, и его упекут навсегда. Ни о чем другом его и спрашивать не станут.

Макгуайр молчал. Он думал. Ричеру доводилось встречать людей, которые соображали быстрее.

— И последнее, — вкрадчиво продолжал он, — тебе надо понять, что рано или поздно ты его назовешь. Можешь назвать прямо сейчас, а можешь через полчаса, после того как я тебе руки-ноги переломаю.

— Кишка тонка.

Ричер поднял табурет на уровень груди и перевернул. Крепко схватив табурет за две ножки, он резко отвел локти назад. Ножки отлетели. Одну Ричер отбросил в сторону, другую оставил себе. По длине и весу она была с бейсбольную биту.

— А теперь сделай то же самое, — сказал он.

Макгуайр перевернул второй табурет и схватился за ножки.

У него вздулись жилы, но табурет остался цел.

— Не повезло, — заметил Ричер. — Я хотел, чтобы все было по-честному.

— Он служил в спецназе, — сказал Макгуайр. — Он очень крутой.

— Не играет роли. Окажет сопротивление — фэбээровцы его застрелят, и конец проблемам.

Макгуайр промолчал. Ричер махнул ножкой табурета.

— Левую руку или правую? — спросил он. — Какую сломать первой?

— Ласалль Крюгер, — выдавил Макгуайр. — Начальник интендантского батальона в чине полковника.


Украсть телефон — легче легкого, а провести разведку чертовски трудно. Перво-наперво нужно выбрать время. Следует дождаться полной темноты, последнего часа дежурства копа. Последний час всегда лучше первого. Внимание ослабевает, одолевает усталость.

Таким образом, твое «окно» — минут сорок, от семи до семи сорока. Возвращаешься из аэропорта и останавливаешься на туристической парковке метрах в двухстах северней ее дома. Вылезаешь из машины и идешь по редколесью на запад, потом на север.

Проскальзываешь сквозь кустарник и подходишь к изгороди. Застыв в темноте, наблюдаешь. Шторы задернуты. До тебя доносятся еле слышные звуки пианино. Дом встроен в склон холма под прямым углом к улице. Ты крадешься вдоль изгороди и изучаешь дом сзади. Попасть внутрь можно только через парадную дверь на веранде или через выходящую на улицу дверь гаража. Не лучшая ситуация, но у тебя есть план. У тебя подготовлены планы на любой случай.


— Отлично, полковник Крюгер. Теперь мы вами займемся, — сказал Лейтон.

Он просматривал меню на экране компьютера, а Ричер и Харпер сидели рядышком перед столом.

— Есть такой, — сообщил Лейтон.

— У него были неприятности? — спросил Ричер.

— Вы думаете, у военной полиции есть на него досье?

— Что-то там наверняка было. Служил в спецназе, а теперь — в интендантстве. С чего бы это?

— Нужно найти объяснение. Может, он получил дисциплинарное взыскание. Но боюсь, что наши компьютерные файлы я вам показать не смогу. Сами понимаете, верно?

— Вы могли бы отследить пропавшую камуфляжную краску? — спросила Харпер.

— Может быть. Теоретически, думаю, да.

— В его списке одиннадцать женщин, так что ищите порядка тысячи двухсот литров, — продолжала Харпер. — Завяжите Крюгера на краску, мне это пригодится. И числа. Выясните, приходились ли дни убийства на его выходные. Сопоставьте места службы, чтобы удостовериться, что кражи происходили там, где служили женщины. Найдите доказательства, что они что-то видели.

Лейтон помолчал и произнес:

— Армия должна меня просто на руках носить. Крюгер — наш клиент, а я целую ночь лезу из кожи, чтобы передать его ФБР.

— Мне жаль, — сказала Харпер, — но приоритет абсолютно ясен. Убийство — против кражи.


Изучив дом, ты отходишь от изгороди и ныряешь в кустарник. Возвращаешься в темноте к машине, садишься и едешь обратно той же дорогой. На завершение второго этапа у тебя двадцать минут. В трех километрах от перекрестка есть старомодный одноэтажный торговый центр в форме угловатой буквы «С». Супермаркет расположен посередине, как замковый камень. Ты въезжаешь на стоянку с дальнего конца и осматриваешься. Не то. Все витрины выходят на стоянку. Ты заезжаешь за угол и улыбаешься. Здесь имеется запасная стоянка для одного ряда машин. На нее выходят лишь двери для приема товара. Идеально.

Ты возвращаешься на основную стоянку и паркуешься рядом с другими машинами. Их немного. Ждешь десять минут и видишь фэбээровский «бьюик», выезжающий на дежурство.

«Спокойной ночи», — шепчешь ты ему вслед.


Лейтон рекомендовал им мотель на автомагистрали в сторону Трентона. Он был единственным на много километров, к тому же дешевым и чистым. Харпер вела машину, и они достаточно легко его нашли.

— Хороший номер на двоих — двенадцатый, — сказал портье.

— Его и возьмем, — согласилась Харпер.

— На двоих? — удивился Ричер.

— Обсудим потом, — сказала она.

Харпер заплатила наличными, и портье дал ей ключ.

— А что? — спросила она по дороге в номер. — Мы же спать не собираемся, верно? Просто будем ждать звонка Лейтона. Что в номере, что в машине, какая разница?

Ричер молча пожал плечами. Харпер открыла дверь, они вошли. Номер был стандартным. Ричер сел на стул, поставил локти на стол, прижал ладони к вискам и застыл.

— В чем дело? — спросила Харпер.

Он посмотрел на нее в упор.

— По правде сказать, мне не очень хочется оставаться с вами наедине в номере с постелью.

Довольная Харпер озорно улыбнулась:

— Мне тоже. Но уж если я могу себя контролировать, вы, уверена, и подавно сможете.

Ричер промолчал.

— Пойду приму душ.

— Замечательно, — пробормотал он.


Стандартный номер мотеля, тысячи таких же встречались тебе по всей стране. Ты вешаешь пальто в стенной шкаф, не снимая перчаток. Не стоит оставлять отпечатки.

Проходишь и садишься на один из двух стульев, откидываешься на спинку, закрываешь глаза и думаешь. Все должно произойти завтра. Ты планируешь ход событий, но только в обратном порядке. Выбраться из дома нужно, когда стемнеет. Но ты хочешь, чтобы труп обнаружил коп, дежурящий днем. Ясно, что это причуда, но что за жизнь без причуд? Скука смертная. Значит, ты выбираешься, когда стемнеет, но до того, как коп последний раз пойдет в туалет. Около половины шестого.

Решено, в половине шестого. Ты собираешься потратить на дело полчаса. Значит, в пять нужно быть в оме и начинать. Ты рассматриваешь все с ее точки зрения, и становится ясно, что звонить ей нужно около двух часов дня.


Харпер вышла из ванной. Кроме полотенца, на ней ничего не было. Без макияжа, когда б не рост под сто восемьдесят пять, она выглядела бы лет на четырнадцать. При таком роете стандартное полотенце мотеля было ей явно коротковато.

— Позвоню-ка я Блейку, — сказала она. — Давно пора отметиться.

— Напустите тумана, хорошо? Если на этой стадии вмешается Квонтико, они выкинут Лейтона. Назначат какого-нибудь осла генерала, и мы никогда ни до чего не докопаемся. Просто сообщите, что завтра у нас встреча с парнем, который, возможно, что-то знает.

— Я лишнего не скажу.

Харпер вынула из сумочки телефон.

— Пойду-ка я тоже в душ, — сказал Ричер.

— Заходить не буду, обещаю.

Ричер вошел в ванную и закрыл дверь. На крючке с обратной ее стороны висели вещи Харпер, в том числе кружевное белое нижнее белье. Он разделся и пустил горячую воду. Пытаясь расслабиться, он долго стоял под струями, но потом сдался, выключил горячую воду и пустил холодную. Хватая ртом воздух, он стоял под холодным душем. Минуту. Две. Выключил душ и потянулся за полотенцем.

Харпер постучала в дверь:

— Вы закончили? Мне нужна одежда.

Ричер снял ее с крючка, приоткрыл дверь и просунул в щель. Вытерся, оделся, повернул дверную ручку и вышел. Харпер стояла полуодетая у постели. Остальная одежда висела на спинке стула у туалетного столика. Закрытый мобильник лежал рядом с ведерком со льдом.

— Что вы ему сказали?

— Что завтра утром у нас встреча с одним человеком, а каким — уточнять не стала.

— Он что-нибудь сообщил?

— Поултон в Спокане. В «Херце» обнаружили, что в день гибели Элисон в споканском аэропорту брали напрокат машину — часа на два, туда и обратно. Но только что выяснилось, что это какая-то женщина ездила по делам. Однако парень из «Парсел» скоро что-нибудь выдаст. Он проверяет записи.

— Имени Ласалля Крюгера он там уж точно не найдет.

Харпер села на край кровати спиной к Ричеру.

— Вероятно, нет. Но ведь это уже не важно? Мы его нашли и должны это отпраздновать.

Ричер сел на другой половине кровати, подвинул подушки к спинке и откинулся на них. Он смотрел в потолок.

Харпер повернулась к Ричеру. Две верхние пуговицы на ее блузке были расстегнуты.

— Дело в Джоди, да? — спросила она.

Он кивнул:

— Конечно.

— Если бы не она, вы бы хотели, верно?

— Я и хочу, но из-за нее не буду.

Харпер улыбнулась:

— Такая стойкость мне в мужчинах и нравится.

Ричер промолчал. Она еле слышно вздохнула и отодвинулась — совсем чуть-чуть, но это сняло напряжение.

В комнате стало тихо.

— Мне все же хочется отпраздновать. Один поцелуй, — прошептала она. — И все, обещаю.

Он посмотрел на нее и левой рукой притянул к себе. Поцеловал в губы. Она запрокинула голову и открыла рот. Он ощутил ее язык глубоко во рту, настойчивый, ищущий. Ему это нравилось. Ричер выпустил ее из объятий и отодвинулся, испытывая чувство вины.

— Мне нужно тебе что-то сказать, — произнес он.

— Что? — спросила она, переводя дыхание.

— Я от тебя кое-что скрыл.

— Что именно?

— Я не думаю, что Крюгер — наш клиент. Он нужен Лейтону, а не нам. Я всегда так считал.

— Что? Всегда так считал? Но это же твоя теория, Ричер.

— Я все придумал. Просто мне нужно было под благовидным предлогом убраться из Квонтико, чтобы дать себе время подумать. Заодно я хотел выяснить, кто поддержит эту мою теорию, а кто будет против. Хотелось посмотреть, кто действительно желает раскрыть это дело.

— Мы все желаем его раскрыть.

В дверь постучали. Громко, настойчиво. Ричер встал и направился к двери.

— Тише, тише, иду.

Стук прекратился. Ричер открыл — на пороге стоял Лейтон.

— Крюгер по нашей части, — сообщил он и ввалился в комнату. Увидев Харпер, которая застегивала рубашку, он удивился и сказал: — Простите.

— Здесь душно, — объяснила она, отводя взгляд.

— Он по нашей части, — повторил Лейтон. — Все сходится тютелька в тютельку.

Затрещал мобильник Харпер. Лейтон замолк, показав жестом, что может подождать. Харпер щелкнула крышкой и стала слушать. Ричер увидел, что от лица у нее отхлынула кровь. Она закрыла телефон и сказала:

— Мы перезванивали в Квонтико. Они подняли полный послужной список Кэролайн Кук. Вы были правы. Она везде побывала, но и близко не подходила к оружию. Ни разу, ни на минуту.

— Об этом я и приехал вам сообщить, — сказал Лейтон. — Крюгер — наш клиент, а не ваш. — Он присел за стол и продолжил: — Прежде всего, не было никакого списка. Вы просили проверить, не случались ли кражи краски там, где работали эти женщины. Для этого мне понадобился список женщин, я попробовал найти его, но не смог. Я позвонил туда-сюда и вот что выяснил: когда вы заявились к нам месяц назад, нам пришлось составлять список на пустом месте. Копаться во всех досье — скука смертная. Тогда одному из наших пришла в голову блестящая мысль: он под каким-то надуманным предлогом позвонил одной из этих женщин. Вроде бы самой Элисон Ламар, и та дала ему полный список. Они, похоже, организовали группу взаимной поддержки.

— Симека называла их своими сестрами, помните? — спросил Ричер. — Сказала, что четыре сестры уже умерли.

— А еще я проверил, почему Крюгер перевелся из спецназа в интендантский батальон. В операции «Буря в пустыне» он был звездой первой величины. Его отряд действовал в пустыне за линией фронта, выслеживал мобильные пусковые установки ракет «Скад». Рация у них барахлила. Наша артиллерия накрыла своих — отряд Крюгера. Сам он был тяжело ранен. Поэтому его сразу произвели в полковники и сунули туда, где увечье не будет помехой в работе. Вот так он оказался в интендантстве. Наверное, он занялся воровством как бы в отместку, чтобы посчитаться с армией. Он лишился обеих ног и передвигается в инвалидном кресле.

Харпер уставилась в стену.

— Понятно, — сказала она. — Мы попали пальцем в небо.

— Боюсь, что так. А теперь послушайте еще и про краску. Я принялся искать рапорты о пропаже зеленой маскировочной краски и обнаружил нужные сведения. Украли сто десять одиннадцатилитровых банок. Все указывало на сержанта интендантской службы в штате Юта.

— Кто он?

— Не он — она, — уточнил Лейтой. — Сержант Лоррейн Стенли.

Гробовое молчание.

— Не может быть, — наконец сказала Харпер. — Она же одна из убитых.

Лейтон покачал головой:

— Я звонил в Юту, говорил с военным следователем. Он заявляет, что в отношении Стенли не было никаких сомнений. Дела решили не заводить, потому что незадолго до того она стала жертвой сексуальных домогательств.

— Стало быть, одна из убитых украла краску? — подытожил Ричер. — А другая снабдила вас списком?

— Так и было, честное слово.


Ричер гнал машину как бешеный, и за неполных три часа они добрались из окрестностей Трентона до Квонтико.

В здании стояла тишина. Они спустились на лифте в подземный кабинет Блейка. Тот сидел за столом перед каким-то документом.

— Факс из «Парсел», — тихо произнес он. Вид у него был побитый и смущенный. — Догадайтесь, кто послал краску Элисон Ламар и всем другим.

— Лоррейн Стенли, — сказал Ричер.

Блейк кивнул:

— Верно. И знаете, что еще? Одну коробку она отправила самой себе. Ну, как вы это объясните?

— Не знаю, — ответил Ричер.

— К тому же из Спокана только что звонил Поултон. Он побеседовал с водителем из «Парсел». Парень хорошо помнит, как доставил этот груз. Открыла ему сама Элисон. Она на кухне слушала трансляцию бейсбольного матча, пригласила водителя и угостила кофе. Они дождались большого шлема, радостно покричали. Элисон налила ему еще кофе, и он сказал, что доставил большую тяжелую коробку.

— А она?

— Она сказала: «Прекрасно» — и освободила для нее место в гараже. Водитель приволок коробку. Элисон сияла.

— Словно ждала коробку?

— Водителю так показалось. Затем она сорвала конверт с сопроводительными документами и понесла на кухню. Водитель пошел следом, чтобы допить кофе. Она вынула бумаги из пластикового конверта, разорвала на мелкие кусочки и выбросила в мусорное ведро вместе с конвертом.

— И что из этого следует?

— Не имею ни малейшего представления, — покачал головой Блейк.

— Моя теория завела нас в тупик. Приношу извинения, — сказал Ричер.

Блейк нахмурился:

— Попробовать все равно стоило.

— Ламар здесь? Перед ней тоже надо бы извиниться.

— Она дома и сюда не возвращалась. Говорит, что вся разбитая. Не могу ее винить.

— Такой стресс! Ей бы уехать куда-нибудь.

— Куда? — вздохнул Блейк. — В самолет ее и силком не затащишь, а за руль в таком состоянии я ей садиться не позволю. — Его взгляд стал жестче. — Я начинаю искать другого консультанта. От вас никакого толку.

— Хорошо, — сказал Ричер.

Харпер поняла намек и увела Ричера из кабинета. Они поднялись на третий этаж и остановились у знакомой двери.

— Почему она ее ждала? — спросила Харпер. — Почему Элисон ждала коробку с краской, а все другие не ждали?

— Не знаю, — пожал он плечами.

Харпер открыла дверь.

— Что ж, спокойной ночи.

— Ты на меня злишься?

— Ты без толку потерял тридцать шесть часов.

— Нет, эти тридцать часов я потратил на дело.

— На какое такое дело?

— Пока что и сам не знаю.

— Странный ты человек.

Ричер поцеловал ее в щеку и вошел в комнату. Она заперла дверь и вернулась к лифту.

Ричер подошел к кровати и улегся, не сняв пальто. Было три часа ночи, слишком поздно для звонка Джоди. Он уставился в потолок. Попытался вызвать перед глазами образ Джоди, но вместо нее увидел Лайзу Харпер и Риту Симеку. Подумал о лице Симеки, об обиде в ее глазах. О ее жизни там, в Орегоне, — цветы, рояль, домоседство как средство защиты. Он закрыл глаза, потом снова открыл и стал пристально разглядывать белую краску на потолке. Подумал о фигуре Харпер, о том, как она движется, о ее открытой улыбке и открытом же, привлекательном взгляде.

Взяв телефон, Ричер набрал номер сотового Харпер. Когда она ответила, он произнес:

— Мне нужно сейчас же с тобой поговорить.


Харпер не стала стучать, просто открыла дверь ключом и вошла. Пиджак она уже успела снять.

— О чем?

— Хочу задать тебе один вопрос. Что бы случилось, если б мы спросили Элисон Ламар про краску? Что бы она нам сказала?

— Вероятно, то же самое, что и водителю «Парсел».

— Нет, — возразил Ричер, — она бы нам соврала.

— Соврала? Зачем?

— Потому что все они нам врут. Мы опросили семь женщин, и все как одна соврали. Путаные истории про соседок по дому и ошибку с доставкой. Чушь собачья! Успей мы поговорить с Элисон о краске, услышали б от нее то же, что от других.

— Откуда тебе знать?

— Потому что Рита Симека нам соврала, я только что это понял. Не было у нее никакой соседки по дому. Концы с концами не сходятся. Ты сама видела, как она живет. Все прибрано, чистенько, натерто до блеска. Это «пунктик», а при таком «пунктике» она бы не потерпела другой женщины в доме. Да и пускать жилицу за деньги ей не нужно. Ты видела ее роскошный автомобиль. И рояль. Ты знаешь, сколько стоит такой рояль?

— Ты на что намекаешь?

— На то, что она ждала, когда доставят краску, как ждала этого Элисон. Как ждали все. Когда привозили коробки, все они говорили: «Прекрасно», совсем как Элисон.

— Не может быть. С какой стати?

— Потому что этот тип обладает над ними какой-то неведомой властью. Он заставил Элисон передать ему список имен. Заставил Лоррейн Стенли украсть краску и в нужное время отправить по назначению. Заставил каждую принять груз и сразу уничтожить накладную.

Харпер уставилась на Ричера:

— Но каким образом? Как ему удается?

— Не знаю, — ответил Ричер.

— Шантаж? — предположила она. — Угрозы? Страх?

— Не знаю. Запугать их было не так-то просто.

— Так чего ты от меня хочешь? — спросила Харпер.

— Пожалуй, только одного — чтобы ты продолжала ломать голову. Блейк перестал меня слушать.

Харпер присела на кровать рядом с Ричером. Он посмотрел на нее.

— В чем дело? — спросила она.

— Скрытая камера включена?

— Они поставили на ней крест. А почему ты спрашиваешь?

— Потому что хочу поцеловать тебя еще раз.

— Только поцеловать? — вспыхнула она.

Он утвердительно кивнул.

— Ну, тогда я согласна.

Она повернулась к нему, он ее обнял и поцеловал. Она, как в прошлый раз, тесно к нему прижалась и просунула язык ему в рот. Он провел рукой по ее спине. Она впилась в его губы, затем уперлась рукой ему в грудь и оттолкнула.

— На этом остановимся, — сказала она.

— И то верно.

Она поднялась.

— Я ухожу. До завтра.


Харпер пришла в восемь утра — прямо из-под душа, свежая, в новом костюме. Ричер был усталым, несвежим, но ждал ее у дверей в застегнутом пальто, и его сердце билось от нетерпения.

— Идем, нельзя терять ни минуты, — сказал он.

Блейк, как всегда, сидел за письменным столом в своем кабинете.

— Ричер, займитесь отработкой досье, — распорядился он.

— Нет. Мне нужно в Портленд. Предоставите самолет?

— Самолет? — повторил Блейк. — Вы рехнулись? Да ни за что на свете.

— Ладно, — ответил Ричер, в последний раз обвел кабинет взглядом и вышел.

Харпер поспешила за ним.

— Почему в Портленд? — спросила она.

Он взглянул на нее:

— Правда и ложь.

— Но что это значит? Что вообще, черт возьми, происходит?

— Не скажу. Сейчас это всего лишь карточный домик. Дунь — и рассыплется. Нужно, чтобы ты все увидела собственными глазами. Черт, да я и сам хочу это видеть! А ты мне понадобишься для задержания. Где твоя машина?

— На стоянке.

— Тогда поехали.

ГЛАВА 8

Когда Рита Симека служила в армии, побудка неизменно поднимала ее в 6.00. В новой гражданской жизни она осталась верна этому распорядку — спала шесть часов, от полуночи до шести.

Сегодня ей предстояло поработать над Бахом. Она оттачивала исполнение его трехчастных инвенций, ей нравилось, как их темы, согласно неумолимым законам логики, развиваются по нарастающей, а потом завершаются на исходной ноте. Но играть эти пьесы было очень трудно.

Пятый опус был самым сложным, но и самым любимым. Она дважды проиграла его с начала до конца и осталась довольна том, как у нос получается. Она решила поиграть еще три часа, а потом сделать перерыв на обед.


Укрытие занято заблаговременно, с тем чтобы успеть в нем освоиться до смены охраны в восемь утра. Все идет, как накануне. Агент ФБР по-прежнему бодрствует, но внимание его слегка притупилось. Приезжает местный полицейский. Они болтают, не вылезая из машин. «Бьюик» укатывает вниз по склону, полицейская машина ползет вперед и занимает его место. Полицейский глушит мотор и оглядывается. Устраивается поудобнее в водительском кресле. Завтра ему не доверят даже регулировать движение по Северному полярному кругу.


— Но как мы туда попадем? — спросила Харпер, забираясь в свой маленький желтый двухместный автомобиль.

Ричер сообразил, что впервые видит эту машину. Он с грехом пополам втиснулся в пассажирское кресло, она бросила свою сумку ему на колени. Тут было не повернуться.

— Полетим как самые обычные пассажиры, — ответил он. — Гони в Национальный аэропорт, он, кажется, ближе всех. У тебя есть кредитные карты?

— Все просрочены. А у тебя?

— Как всегда, сижу без денег, — ответил Ричер, лихорадочно думая.

Он открыл ее сумку и вытащил телефон. Закрыл глаза и попробовал вспомнить, какой номер набирал тогда на кухне у Джоди. Вспомнил, медленно набрал и долго слушал гудки вызова. Наконец ему ответили.

— Полковник Джон Трент, — произнес низкий голос.

— Трент, это Ричер. Ты все еще меня любишь?

— Что?

— Двух человек нужно доставить с базы Эндрюс в Портленд, штат Огайо.

— Когда примерно?

— Примерно прямо сейчас. Немедленно.

— Шутишь?

— Нет. Мы уже в пути, будем на базе через полчаса.

— Хорошо, — сказал Трент и отключился.

— Он поможет? — спросила Харпер.

— Да, за ним должок, — ответил Ричер. — Едем.

Она включила сцепление, выехала со стоянки Бюро и вынеслась на магистраль.

— Так в чем разгадка? — спросила она.

— Мы знаем все, что требуется. Кое-что знаем вот уже несколько дней. Но мы, Харпер, напутали везде, где только могли. Нас подвели крупные ошибки и ложные предположения.

— Какие ошибки? Какие предположения?

— В высшей степени нелепые, но вина тут не только наша. К тому же, думаю, мы купились на несколько больших обманов. Таких очевидных, что никто их не распознал.


По прибытии на базу Эндрюс капитан проводил их в предполетную комнату ожидания — казенное помещение, освещенное лампами дневного света.

— Что это за обманы? — спросила Харпер, когда капитан вышел.

— Начни с мотива, — сказал он. — У кого есть мотив?

— Не знаю.

— Вернись к Эми Каллен. Допустим, она единственная жертва. Кем бы ты заинтересовалась на предмет мотива?

— Мужем. Погибает жена — всегда проверяешь мужа.

— Хорошо, допустим, убийца — муж Эми Каллен. Как ему отвести от себя подозрение?

— Никак, у него не получится.

— Напротив, получится. Ему нужно найти группу женщин, у которых с его женой есть что-то общее, и тоже их прикончить. Он отойдет в тень, превратив отдельное убийство в серийное. Где лучше всего спрятать песчинку?

— На пляже.

— Вот именно.

— Ты хочешь сказать, что все убитые, кроме одной, — обманки? Песок на пляже?

— Маскировка, — ответил он. — Шумовое оформление.

— Так кто из них? Кто из них настоящая цель?

Ричер не ответил.

Появился капитан и отвел их к служебной машине. Машина доставила их к новехонькому «боингу», который стоял на бетонированной площадке перед ангаром. Капитан объяснил, что этот транспортный самолет проходит летные испытания, маршрут изменили, и теперь он летит к Портленд. У дверцы кабины стоял трап на колесах, на верхних ступеньках толпились члены экипажа.

— Добро пожаловать на борт, — произнес второй пилот. — Свободные кресла для вас найдутся.

В салоне было ровно двести шестьдесят свободных кресел.

Ричер один расположился в трех креслах, растянувшись поперек и упершись спиной в иллюминатор. Харпер села сзади и пристегнула ремни.

— Кто же настоящая цель? — повторила она свой вопрос.

— Сама можешь вычислить, — ответил Ричер.

Самолет двинулся к взлетно-посадочной полосе. Через минуту он оторвался от земли — плавно, бесшумно, мощно — и свечой взмыл в небо над округом Колумбия.


Уже два часа дня, местный полицейский по-прежнему торчит перед ее домом. Время звонить. Открываешь украденный мобильник, набираешь номер. Низко скорчившись под защитой скалы, готовишься к разговору.

Она поднимает трубку и произносит:

— Слушаю.

— Привет, Рита, — говоришь ты.

Она слышит твой голос и успокаивается. Ты объясняешь ей, что от нее требуется.


— Первую выбрали наугад, — рассуждала Харпер, — чтобы сбить нас со следа. Вторая — это уже определенная схема.

— Согласен, — заметил Ричер. — Каллен и Кук — шумовое оформление. Начало дымовой завесы.

— Но он не хочет слишком затягивать дело, — продолжила Харпер. — У него есть цель, которую надо поразить, пока все продолжают теряться в догадках, так?

— Согласен, — повторил Ричер.

— Значит, это третья или четвертая.

Ричер молча кивнул в знак согласия.

— Но какая из двух? Что на нее указывает?

— Все, — сказал Ричер. — И всегда указывало. «Ключи» к убийству — расстояния, краска, отсутствие насилия.

— Лоррейн Стенли украла краску. Отсутствие насилия доказывает, что этот тип все подстраивает. Расстояния указывают на размах.

— И на скорость передвижения. На подвижность, — добавил Ричер. — Не забудь про подвижность.

— Почему демонстрация подвижности так важна? — спросила Харпер.

— Потому что это один из обманов, и мы на него купились.


На обед у нее были холодное сморщенное яблоко и ломтик швейцарского сыра — все, что Рита Симека нашла в холодильнике. Когда она мыла тарелку, в дверь позвонили: копу опять понадобилось в туалет. Она подождала в прихожей, пока он вернется из ванной, проводила взглядом до самой машины, снова заперла дверь и прошла в гостиную. Села за рояль и играла еще полтора часа.

Отъехав на табурете от рояля, она сплела пальцы и потянулась. Затем подошла к стенному шкафу и взяла куртку. Отперла подвальную дверь и спустилась в гараж. Села в машину и включила зажигание. Дверь гаража начала с грохотом подниматься.

Выехав задним ходом на подъездную дорожку, она нажала на кнопку, чтобы закрыть гараж. Обернувшись на сиденье, она увидела, что патрульная полицейская машина мешает ей проехать. Симека вышла и направилась к ней.

— Я еду в магазин, — сообщила она.

— Хорошо, но я подожду здесь, — ответил полицейский. — Мы ведь наблюдаем за домом, а не за вами.

— Прекрасно. На меня не станут нападать в магазине.


Видишь, как ползет вверх дверь гаража и оттуда выезжает автомобиль. Видишь, как дверь возвращается на место. Видишь, как она останавливает машину, подходит к полицейскому и говорит с ним. Видишь, как полицейский подает автомобиль назад, видишь, как она задним ходом выбирается на дорогу и уезжает вниз по склону. Ты улыбаешься и встаешь. Предстоит поработать.


У подножия холма она свернула налево, потом направо — на дорогу в Портленд. Через три километра свернула налево к торговому центру, припарковалась в стороне от других машин на стоянке за магазинами, вышла и направилась к универсаму.

Там она взяла тележку и прошлась по рядам, отбирая продукты, которые, по ее расчетам, подошли у нее к концу. Покупок оказалось совсем немного, поэтому она встала в очередь к кассе быстрого обслуживания.

Все покупки уместились в один бумажный пакет. Она расплатилась наличными и вышла, прижимая пакет к груди. Свернула направо и пошла к хозяйственной лавке.

Рита ловко перебросила пакет с продуктами на одну руку, а другой толкнула дверь. За кассой сидел старик в коричневом рабочем халате. Она миновала секции инструментов и гвоздей и остановилась перед красками. Поставив пакет на пол, она взяла с полки таблицу с образцами цветов.

— Помочь вам, мисс? — предложил старик.

— Эта растворяется в воде? — спросила она.

Он кивнул.

— Я, пожалуй, возьму желтовато-зеленую, мне нужно что-нибудь маскировочного оттенка.

— О’кей, — сказал старик. — Вам сколько?

— Одну четырехлитровую банку.

Старик отнес банку к кассе и со звоном пробил чек. Симека расплатилась наличными, старик опустил банку в пакет и сунул туда же деревянную палочку для размешивания.

— Спасибо.

Держа в одной руке пакет с продуктами, а в другой — с краской, Симека поспешила к своей машине. Сунув оба пакета на заднее сиденье, она села на водительское место, захлопнула дверцу и включила зажигание.


Полицейский заметил поднимающегося на холм человека еще за сто метров. На высоком мужчине с густыми седыми волосами, аккуратно подстриженными и расчесанными, была военная форма. Орлы на погонах, орлы в петлицах: полковник. На месте воротничка и галстука красовался белый пасторский воротник — полковой католический священник.

Остановившись в метре от полицейской машины, он принялся разглядывать дом Симеки. Полицейский опустил стекло с пассажирской стороны.

— Эй, я чем-нибудь могу вам помочь? — окликнул он.

Полковник просунул голову в открытое окно.

— Я пришел навестить хозяйку дома, — объяснил он.

— Она ненадолго отлучилась, — сказал коп. — И вообще у нас тут особое дело.

— Особое?

— Она под охраной. Я должен пригласить вас в машину и попросить предъявить удостоверение личности.

Полковник на миг замешкался, но затем открыл пассажирскую дверцу и, пригнувшись, уселся. Извлек из кармана куртки бумажник, открыл и вытащил из него потрепанное армейское удостоверение. Полицейский внимательно его изучил и удовлетворенно кивнул:

— О’кей, полковник. Можете подождать в машине.


С главной дороги Рита Симека свернула налево, а потом направо — на свою улицу. Полицейская машина опять перегораживала подъездную дорожку. Впереди рядом с копом сидел кто-то еще. Симека остановилась, рассчитывая, что полицейский догадается сдать машину назад и позволит ей свернуть на дорожку. Однако тот всего лишь открыл дверцу и вылез из автомобиля, словно ему нужно было с ней поговорить. Симека опустила стекло.

— Тут вас хочет видеть один человек. Полковой священник.

— Спровадьте его, — попросила она.

Коп удивился:

— Он добирался сюда от самого округа Колумбия.

— Меня это не волнует. Я не хочу его видеть.

Полицейский ничего не сказал, только оглянулся. Полковник выбрался из машины на тротуар, выпрямился во весь рост и направился к ним. Симека тоже вышла из машины.

— Рита Симека? — осведомился священник, приблизившись.

— Что вам нужно?

— Я приехал убедиться, что с вами все в порядке, — ответил он. — После всех наших проблем.

— Моих проблем?

— Ну, того, что ним выпало.

— А если у меня не все в порядке?

— Тогда, быть может, я сумею вам помочь.

Голос у него был глубокий, низкий и задушевный.

— Вас направила армия? — спросила она.

— Боюсь, что нет. Я много раз с ними спорил.

— Предложить духовного консультанта — значит признать свою ответственность.

— Вот именно, — сказал полковник. — Поэтому я тут частным образом, вопреки приказам. Согласитесь, это ведь дело совести.

— Почему вы остановились на мне? — спросила она.

— Вы у меня пятая, — ответил он. — Я начал с таких, кто явно живет один и кому может понадобиться моя помощь. Исколесил всю страну. От одних посещений была польза, от других — нет. Я стараюсь не навязывать мое общество, но знаю, что попытаться обязан.

— Что ж, боюсь, одним бесполезным посещением у вас стало больше, — холодно сказала она. — Я отказываюсь от вашего предложения, и ваша помощь мне не нужна.

— Вы твердо уверены? Может, еще подумаете? Путь к вам неблизкий.

Она не ответила, только нетерпеливо поглядела на копа. Тот шаркнул, чтобы привлечь внимание полковника.

— Мне придется попросить вас уйти, сэр.

— Предложение остается в силе, — произнес полковник. Он повернулся и начал спускаться с холма.

Симека посмотрела ему вслед и села в машину. Коп подошел к патрульному автомобилю, залез и дал задний ход в гору. Симека свернула на подъездную дорожку и нажала кнопку на пульте. Дверь гаража с грохотом поползла вверх. Въехав в гараж, она снова нажала кнопку. Она заметила, что полицейский автомобиль вернулся на прежнее место, но тут дверь гаража опустилась, оставив ее в темноте.

Она открыла дверцу, и в салоне включился свет. Она потянула рычаг, крышка багажника отскочила вверх. Симека взяла с заднего сиденья пакеты и отнесла наверх. Поставила на кухонный стол и села на табурет ждать одного человека.


Машина с низкой посадкой, поэтому багажник довольно широкий и длинный, но невысокий. Приходится, скорчившись, лежать на боку. Проникнуть в машину было проще простого. Она не стала ее запирать, как и было велено. Оставалось лишь проводить ее взглядом, подойти к машине, открыть дверцу водителя, найти рычаг и открыть багажник. Закрыть дверцу, обойти машину и поднять крышку багажника. Затем, благо никто не смотрел, улечься в багажник и закрыть крышку, потянув на себя. Все просто.

В багажнике время тянется долго. Наконец ощущаешь, как она садится в машину, включает двигатель. Мысленно отсчитываешь повороты, так что знаешь, когда она приезжает домой. Слышишь слова полицейского. Непредвиденная проблема. Затем слышишь уговоры какого-то болвана священника. Напрягаешься — вдруг она пригласит его в дом? Но она его отшивает. Улыбаешься в темноте, почувствовав, что машина снова тронулась. Потом двигатель замолкает, наступает полная тишина. Она не забывает открыть багажник. Ты слышишь ее удаляющиеся шаги, подвальная дверь открывается и закрывается. Толкаешь вверх крышку багажника и вылезаешь. Натягиваешь перчатки.


— Здравствуй, Рита.

Рита посмотрела на верхнюю ступеньку ведущей из гаража лестницы и увидела — к ней пришли.

— Здравствуй, — произнесла она в ответ.

— Ты купила краску?

— Да.

— Итак, ты готова?

— Я не знаю.

— По-моему, готова. А ты как думаешь?

Симека медленно кивнула:

— Готова.

Повисло долгое молчание.

— Ты хорошо управилась со святым отцом.

— Он хотел мне помочь.

— Тебе уже не поможешь.

— Пожалуй, нет, — согласилась Симека.

— Покажи краску.

Симека вытащила из пакета и банку.

— Прекрасно. А теперь слушай внимательно, потому что я скажу, чего мне от тебя надо.

— Хорошо.

— Во-первых, ты должна мне улыбаться. Это очень важно.

Симека выдавила робкую улыбку и изо всех сил постаралась удержать ее на лице.

— Вот умница. Работа должна быть нам в радость. А теперь нужно чем-то открыть крышку. У тебя есть отвертка?

— Конечно, штук восемь или девять.

— Принеси какую побольше. И не забывай улыбаться.


После посадки в международном аэропорту Портленда Ричер и Харпер стояли и ловили такси. Первым подъехал побитый «шевроле-каприс» с шашечками на боках. Водитель повез их на восток в крохотную деревушку на склоне холма Маунт-Худ. Дорога начала все круче забирать вверх, старый автомобиль, переваливаясь, с ревом полез в гору.

— И все-таки кто? — спросила Харпер.

— «Ключ» — в отчете Поултона об убийстве в Спокане.

— В отчете?

— Четкий. Но я не сразу его увидел.

— «Юнайтед парсел»? Но мы же его насквозь отработали.

— Нет, еще раньше. Прокатная фирма «Херц».


Симека вернулась с большой отверткой.

— По-моему, эта подойдет.

— В самый раз. Где ванная?

— Наверху.

— Отнеси туда краску. И отвертку.

Симека подняла банку:

— Палочку для размешивания тоже отнести?

— Да. И палочку.

Симека взяла то и другое, первой поднялась по лестнице и через спальню прошла в ванную.

— Ну вот, — сказала она.

Из кармана куртки вытащили черный пластиковый мешок для мусора.

— Так, банку и палочку — на пол. А все, что на тебе, — в этот мешок.

— Ладно, — рассеянно кивнула Симека.

— Ты плохо улыбаешься, Рита. Тебе ведь хочется меня порадовать? Положи одежду в мешок — и улыбайся.

Симека стащила с себя плотный вязаный свитер, наклонилась и опустила в мешок. Расстегнула джинсы, стянула вниз, сбросила туфли и освободилась от джинсов. Закатала туфли в джинсы и сунула в мешок. Сняла носки и белье и отправила туда же. Затем, голая, выпрямилась в ожидании дальнейших распоряжений.

— Наполни ванну.

Симека наклонилась над ванной и заткнула сток. Затем пустила воду: горячую — три четверти, холодную — одну.

— Открой банку и вылей краску в ванну. Да поаккуратнее, не разлей ни капли.

Симека сняла крышку и отнесла банку к ванне. Медленно нагнулась и наклонила банку. Потекла густая краска с запахом аммиака. Симека держала банку вверх дном, дожидаясь, чтобы сорвались последние капли, повисшие на ободке. Затем она аккуратно перевернула банку и осторожно поставила на кафель рядом с крышкой.

— Теперь возьми палочку и хорошенько размешай.

Симека опустилась на колени у ванны, сунула палочку в густой осадок на дне и стала размешивать. По мере размешивания краска меняла цвет — от желтовато-зеленого до оттенка травы после дождя.

— Хорошо, хватит. Положи палочку и отвертку в банку.

Симека вынула палочку из воды, аккуратно стряхнула и поставила в банку. Рядом поставила отвертку.

— Закрой крышку.

Она осторожно взяла крышку за края и положила поверх банки. Одним краем крышка задралась вверх, потому что палочка целиком в банке не умещалась.

— Теперь можешь выключить воду.

Она завернула краны. Вода сантиметров на пятнадцать не доходила до края ванны.

— Теперь нужно отнести банку в подвал, туда, где раньше стояла коробка.

Держа банку в вытянутых руках, Симека сошла по лестнице, миновала прихожую, спустилась в гараж, а из него — в подвал. В ванную она вернулась, слегка запыхавшись.

— Теперь залезай в ванну.

Симека повиновалась. Окрашенная вода доходила ей до икр.

— Садись. Осторожно.

Она оперлась руками о края ванны и медленно опустилась.

— Руки под воду.

Она отпустила края ванны и положила руки вдоль бедер.

— Прекрасно. А сейчас погружайся — осторожно.

Она скользнула вперед и откинулась, ощущая, как теплая вода обволакивает тело.

— Запрокинь голову.

Она задрала голову и увидела потолок. Почувствовала, как ее волосы разметались по воде.

— Ты когда-нибудь ела устриц?

— Раза два довелось.

— Помнишь, как их едят? Кладут в рот — и вдруг они целиком проскальзывают в горло. Их глотают одним разом.

Симека кивнула:

— Мне они понравились.

— Так представь, что твой язык — это устрица.

Симека отвела взгляд и озадаченно сказала:

— Я не понимаю.

— Я хочу, чтобы ты проглотила свой язык. Чтобы ты разом заглотала его, как устрицу.

— Не знаю, сумею ли…

— Протолкни его в глотку пальцем. У других получалось.

— Хорошо.

Симека открыла рот, подняла руку.

— Помести средний палец под корень языка и толкни изо всех сил.

Она широко открыла рот и толкнула изо всех сил.

— Теперь глотай.

Она глотнула. И от ужаса выкатила глаза.

ГЛАВА 9

Такси остановилось бампером к бамперу с патрульной машиной. Ричер выскочил первым — его гнала тревога.

— Все в порядке? — спросил он копа.

— Вы кто? — спросил в свою очередь коп.

— ФБР, — ответил Ричер. — Здесь все в порядке?

— Будьте добры предъявить жетон.

— Харпер, предъяви свой жетон, — бросил Ричер.

Харпер извлекла из сумочки жетон. Коп при виде его успокоился.

— Здесь все тихо-мирно, — сообщил он.

— Она дома? — спросил Ричер.

— Только что вернулась из магазина, — ответил коп.

— Она уезжала?

— Не мог же я удерживать ее силой.

— Машину проверили?

— В салоне — только она сама и два пакета. К ней тут заявлялся военный священник, вроде как по душам поговорить. Она его завернула.

— В ее духе, — заметил Ричер. — Она не религиозна. — Он обратился к Харпер: — Ну что, идем в дом?

Они прошли по дорожке, поднялись к двери. Харпер позвонила, выждала секунд десять и позвонила еще раз. Тишина.

— Где же она? — удивилась Харпер.

Ричер поглядел на большой массивный замок, отступил к самому краю веранды и с разбегу врезал по нему каблуком. Доски чуть-чуть поддались.

Он снова врезал по двери — раз, другой, третий. Косяк треснул, кусок его отлетел вместе с дверью в прихожую.

— Наверх! — задыхаясь, крикнул Ричер.

Он взлетел по лестнице, Харпер — следом. Он ринулся в спальню. Постель застлана, подушки взбиты, на ночном столике — стакан с водой. Дверь в соседнюю комнату приоткрыта. Он пересек спальню и распахнул дверь. За ней оказалась ванная.

Ванна наполнена отвратительной зеленой водой.

Тело Симеки в воде.

И Джулия Ламар на краю ванны.

Джулия Ламар обернулась, вскочила на ноги. На ней были свитер, брюки и черные кожаные перчатки. Лицо ее побелело от страха и ненависти. Он схватил ее за грудки и со всего маху нанес сокрушительный удар в голову. Удар пришелся сбоку по челюсти, голова Ламар дернулась назад, и она повалилась, словно ее сбил грузовик. Ричер бросился к ванне. Из мерзкого раствора выступало изогнувшееся дугой голое застывшее тело Симеки. Глаза ее вылезли из орбит, голова была запрокинута, открытый рот искажен мучительной судорогой.

Она не шевелилась. И не дышала.

Он подсунул руку ей под шею, приподнял голову, а пальцы другой руки сунул ей в рот. Нащупал гортань, подцепил язык и вытянул из горла. Потом наклонился сделать ей искусственное дыхание, но тут она судорожно выдохнула ему в лицо, зашлась кашлем. Глубокие неровные вдохи перемежались выдохами. Он поддерживал ее голову. Она сипела, из горла у нее неслись натужные хрипы.

— Включи душ! — крикнул Ричер.

Харпер кинулась к кабине и пустила воду. Ричер подхватил Симеку под плечи и под колени, поднял, отступил от ванны и встал посреди комнаты, капая повсюду зеленой жижей.

— Нужно смыть с нее эту гадость.

— Передай ее мне, — тихо сказала Харпер.

Она подхватила Симеку под мышки и попятилась в душевую кабину. Вжавшись в угол, она поддерживала безвольное тело, как могла бы поддерживать пьяного. Под струями воды краска сделалась светло-зеленой, затем из-под нее начала проступать кожа. Две минуты, три, четыре. Харпер насквозь промокла, ее одежда была заляпана зеленью. Она начала уставать.

— Неси полотенца, — выдохнула она.

Полотенца висели прямо над неподвижно лежащей Ламар. Ричер снял два полотенца и, когда Харпер вывалилась из кабины, подхватил Симеку в развернутое полотенце. Укутал ее в плотную махровую ткань и перенес из ванной в спальню. Уложил на постель, склонился над ней и убрал у нее с лица мокрые волосы. Она по-прежнему дышала с хрипом. Глаза у нее были открыты, но смотрели бессмысленно.

Ричер взял ее за запястье и нащупал пульс.

— С ней все в порядке, — сказал он. — Пульс хороший.

— Надо бы отвезти ее в больницу, — предложила Харпер. — От такого немудрено и рехнуться.

— Здесь ей будет лучше, — возразил Ричер. — Она очнется и решительно ничего не вспомнит.

Харпер принесла халат.

— Ты не шутишь?

— Она была под гипнозом. Ламар их всех гипнотизировала. Лучший специалист во всем Бюро.

— Когда ты об этом догадался? — спросила Харпер.

— Наверняка? Только вчера вечером.

— Но как?

Ричер взял у Харпер халат и накрыл неподвижное тело Симеки. Она дышала глубоко, но уже медленнее и напоминала человека, погруженного в глубокий сон.

— Я снова и снова прокручивал все в голове, — ответил Ричер, — с самого начала, изо дня в день. Думал, думал, думал, чуть с ума не сошел. Я знал, что они ошибаются с мотивировкой. Все время знал, но не мог понять почему. Они же все прекрасные специалисты, верно? И так ошибались. Почему?

— К тому же ты знал, что на мотивировке настаивала Ламар. Поэтому ты заподозрил ее.

— Вот именно. После смерти Элисон я невольно подумал на Ламар, потому что тут была близкая связь, а ты сама говорила, что семейные связи всегда имеют значение. Тогда я задался вопросом — а вдруг все убийства совершила она? Вдруг ока маскирует личный мотив произвольным выбором трех первых жертв? Но я не мог понять как. И почему. Скажем, наследуемое имущество поделено справедливо. Оснований для зависти нет. Да и летать Ламар не может.

— Но…

— Но потом словно плотину прорвало. Слова Элисон. Я припомнил их много позже. Она сказала, что ее отец умирает, но «сестры не дадут друг дружку в обиду, верно?». Я решил, что она имела в виду духовную поддержку или что-то в этом роде. Но затем подумал: может, она совсем другое имела в виду? Например, что позаботится о благосостоянии Джулии? Что она знает: все завещано ей одной, а Джулии не достанется ни цента? Но Джулия мне говорила, что все разделено поровну, да и вообще она уже богата, потому что старик и при жизни ее не обидел. И я внезапно задался вопросом: а если она соврала? Если старик вовсе не был с ней щедрым и справедливым? Если она бедна? По виду на богачку она никак не тянет.

А потом я подумал: что, если все — одна сплошная ложь? И что она не летает — тоже вранье? И не просто вранье, но большая ложь, такая большая и самоочевидная, что никому и в голову не пришло проверить. Я ведь даже спросил тебя, как ей такое прощают, а ты ответила, что эту ее слабость все принимают в расчет. Мы приняли. Взяли на веру, как она и рассчитывала.

— Но ведь тут не обманешь: она или летает самолетами, или нет.

— Много лет назад летала, сама мне сказала, — возразил Ричер. — Потом полеты вроде как стали вызывать у нее отвращение, и она перестала летать. Никто из ее нынешних знакомых не видел ее в самолете, поэтому все ей поверили. Но при необходимости она способна сесть в самолет. Если она с этого что-то имеет. А в данном случае она имела немало. Все отходило к Элисон, а Ламар хотела забрать все себе.

— Что ж, меня она одурачила, — вздохнула Харпер. — Что правда, то правда.

— Она всех одурачила. Вот почему она начала с отдаленных мест. Чтобы все только и думали что о местоположении, пространстве, расстояниях. Чтобы ей самоустраниться из общей картины.

— Но она так переживала. Помнишь, она даже плакала?

Ричер отрицательно покачал головой:

— Она не переживала. Она боялась. То было самое опасное для нее время. Помнишь, она еще не захотела использовать часы для отдыха? Потому что знала — ей нужно быть на работе, чтобы быть в курсе любых неожиданностей при вскрытии. Когда же я начал выспрашивать о мотивах, она страшно напряглась, потому что я мог выйти на правильный ответ. Но я сказал, что речь идет о краже оружия, и она расплакалась. Не от переживаний — от облегчения.

— Она поддержала твою версию о краже оружия.

— Она взяла мою сторону, когда увидела, что меня повело не туда. Она вертелась как белка в колесе, да только плохо вертелась, потому что моя версия с самого начала была чушью. В ней зияла дыра с километр в диаметре.

— Какая дыра?

— Чтобы одиннадцать свидетельниц все жили одни — такого совпадения просто не могло быть. Я вроде как поставил опыт — хотел посмотреть, кто не станет меня поддерживать. Не поддержал один Поултон. Блейк вообще не вникал, он переживал из-за того, что переживала Ламар. Но Ламар поддержала меня на все сто. А потом отправилась домой, окруженная всеобщим сочувствием. Но отправилась-то она не домой. Отправилась она прямиком сюда и взялась за дело.

Харпер побледнела.

— Перед уходом она фактически призналась в том, что убила сестру. Чуть ли не открытым текстом. Помнишь? Она сказала, что сестра погибла из-за того, что мы впустую потратили время. Гниловатый юмор.

— Она сама насквозь гнилая. Из-за денег отчима убила четырех женщин. Да еще и удовольствие получала. К тому же какой топкий расчет. Начала, должно быть, еще два года назад. Ее отчим заболел примерно тогда же, когда сестра уволилась из армии. Тут она и начала все тщательно взвешивать и выстраивать. Список женщин из группы взаимной поддержки она получила непосредственно от сестры, выбрала по нему тех, кто явно жил один, и побывала у всех одиннадцати. Перед ней открывались все двери — она ведь агент ФБР. Ты только что так же прошла мимо копа, сунув ему под нос жетон. Возможно, она наплела им, что Бюро-де наконец решило прищучить военных. Усадила каждую и попросила разрешения загипнотизировать, чтобы извлечь из памяти какие-нибудь подробности по этому делу. Элисон для этой цели даже вызвала в Квонтико. Помнишь? Элисон говорила, что летала к Джулии в Квонтико, чтобы та под гипнозом проверила, не застряло ли у нее что-нибудь в подсознании. Ни о каком подсознании речь, понятно, не шла, просто Элисон получила указания на будущее — что ей делать. Остальные получили такие же указания. Лоррейн Стенли тогда еще служила в армии, ей было приказано украсть и спрятать краску. Остальным Ламар сказала, что в свое время им доставят коробку, которую следует сохранить. Всех предупредила, что еще посетит их, и велела все отрицать, если еще до того их начнут о чем-нибудь расспрашивать.

Харпер закрыла глаза.

— В день смерти Элисон у Ламар был выходной. Это было воскресенье. В Квонтико не работали.

— Она же очень умна, — заметил Ричер.

Харпер открыла глаза.

— Чем, вероятно, и объясняется полное отсутствие следов. Она знает, что мы обычно ищем на месте преступления.

— К тому же она женщина, — произнес Ричер. — Следователи искали мужчину, потому что она так сказала. Та же история с прокатом автомобилей. Она знала — если начнут проверять и всплывет женское имя, на него не обратят внимания. Так и было.

— Но какое имя? Чтобы взять напрокат машину, требуется удостоверение личности.

— Чтобы купить билет на самолет — тоже, — сказал Ричер. — Но я не сомневаюсь — у нее целый ящик удостоверений. Все остались от женщин, которых Бюро упекло за решетку.

— Помнишь, я передала сообщение? — с удрученным видом спросила Харпер. — Из «Херца»! Не имеет отношения к делу, заявила я. Так, какая-то женщина приехала по делам.

— Она очень умна, — повторил Ричер. — Мне кажется, она даже одевалась так, как жертва, когда находилась в ее доме. Вот и здесь на ней старый свитер вроде того, который носит Симека. Если и найдут какие волокна, им не придадут значения. Помнишь, она нас расспрашивала, в чем была Элисон? Спрашивала, все ли она еще одевается под ковбоя? Мы ответили, что да. Поэтому она наверняка отправилась туда в джинсах и ковбойских сапожках.

— И порезала ей лицо, потому что ее ненавидела.

— Нет. Боюсь, здесь моя вина, — сказал Ричер. — Я все удивлялся, что нет следов насилия, вот она и позаботилась о них при очередном убийстве.

Харпер покосилась на дверь ванной и поежилась.

— Как ты додумался до гипноза?

— Как до всего остального. Мне казалось, я знаю «кто» и «почему», но в «как» было невозможно поверить. Я долго ломал голову, но в конце концов остался один-единственный вариант. Он объяснял все — пассивность жертв, их покорность и повиновение. Ламар всего лишь восстанавливала внушенное ранее, а потом руководила каждым их шагом. Они все делали сами и в самом конце заглатывали язык. Сама она вмешивалась только раз, как вмешался я, — вытаскивала после смерти язык из глотки, чтобы патологоанатомы ничего не нашли.

— А как ты догадался про языки?

Он запнулся и ответил:

— Помог твой поцелуй.

— Мой поцелуй?

— У тебя большой язык, Харпер, — улыбнулся Ричер. — Он и навел меня на мысль. Ничто другое не объясняло результаты вскрытия. Я считал, что невозможно заставить человека проглотить собственный язык, но потом сообразил, что Ламар — гипнотизерша, и все встало на место.

Харпер содрогнулась.

— Когда же она собиралась кончить с убийствами?

— Может, была намечена еще одна жертва. Шестерых ей бы хватило. Ступай приведи ее в себя. — Ричер кивнул в сторону ванной. — Произведи арест и начни допрос. Тебя ждет крупное дело.

Харпер вышла в ванную. В спальне наступила тишина, слышалось только дыхание Симеки. Харпер вернулась совсем бледной.

— Она не будет со мной говорить.

— С чего ты взяла? Ты ведь ее пока ни о чем не спрашивала.

— Она мертва.

Молчание.

— Ты сломал ей шею.

Тяжелые шаги раздались сначала в прихожей на первом этаже, потом на лестнице и в коридоре. В спальню вошел коп.

— Что у вас тут, черт возьми, происходит?


Спустя семь часов Ричер сидел в камере предварительного заключения в здании портлендского отделения ФБР. В камере было жарко. Через час его одежда в пятнах желтовато-зеленой краски высохла и стала жесткой, как дерево.

После полуночи дела пошли живее. До него начали доноситься звуки. Хлопанье дверей, обрывки торопливых разговоров. Первым, кого он увидел, был Нелсон Блейк, прилетевший, вероятно, на «лире».

Блейк прошел мимо, но бросил в камеру взгляд через решетку. Всем своим видом он словно хотел сказать: «На этот раз, парень, ты крепко влип».

Во втором часу ночи из Нью-Йорка прибыл Алан Дирфилд. Он вошел, молчаливый и мрачный, с задумчивой миной, с которой не расставался все последние дни. Затем появился местный агент и отомкнул дверь.

— Пришло время поговорить, — сказал он.

Он провел Ричера из тюремного блока в комнату совещаний. Дирфилд и Блейк сидели по одну сторону большого стола. По другую, прямо напротив, стоял стул. Его Ричер и занял.

Блейк подался вперед и заявил Ричеру:

— У меня погиб агент, и мне это не нравится.

Ричер поднял глаза:

— У вас четыре погибшие женщины. Могло быть и пять.

— Вы убили Джулию Ламар, когда она на месте преступления пыталась спасти пятую жертву.

В комнате повисло молчание. Ричер задумчиво кивнул:

— Вот, значит, на чем вы будете настаивать.

Дирфилд взглянул на него и ответил:

— Наша версия убедительна. Ламар неожиданно дошла до истины своим умом, переборола страх перед самолетом, прибыла на место в последнюю секунду и принялась спасать жертву. Тут вы ворвались и убили Ламар. Она — героиня, а вы идете под суд за убийство федерального агента.

— Полицейский видел, как она вошла в дом?

Дирфилд махнул рукой:

— Он спал. Сами знаете, каковы они, деревенские копы.

— Он видел священника, который приходил к Симеке. Тогда он не спал.

— Военные скажут, что не направляли священника. Тот просто приснился полицейскому, — заметил Дирфилд.

— Как же Ламар проникла в дом?

— Постучалась, спугнула убийцу, тот пронесся мимо нее и выскочил из дома. Она не стала его преследовать и поспешила к Симеке из соображений элементарной человечности.

— Полицейский видел, как убийца удрал?

— Он все еще спал.

— А Ламар не спеша заперла за убийцей дверь, хотя торопилась в ванную из соображений элементарной человечности.

— Очевидно.

Снова повисло молчание.

— Симека пришла в себя? — спросил Ричер.

Дирфилд утвердительно кивнул:

— Мы звонили в больницу. Она чувствует себя хорошо. Но мы не будем требовать, чтобы она описала убийцу. В данных обстоятельствах это было бы в высшей степени жестоко.

— Где Харпер?

— Временно отстранена, — ответил Блейк.

— За то, что отклонилась от линии партии?

— Она поддалась романтическому наваждению, — заметил Блейк. — Рассказала нам совершенно неправдоподобную историю.

— Теперь вы понимаете, в каком положении оказались? — спросил Дирфилд. — Вы с самого начала возненавидели Ламар. Поэтому вы убили ее по личным причинам, а чтобы оправдать себя, выдумали целую историю. Но история-то шита белыми нитками, а? Вам не доказать, что Ламар вообще была поблизости от предыдущих мест преступления.

— Где ее автомобиль? — спросил Ричер. — Она ведь должна была как-то добраться из аэропорта.

— Машину угнал преступник, — ответил Блейк. — Она его спугнула, и он удрал в ее автомобиле.

— Вы найдете квитанцию об оплате проката, выписанную на имя Ламар?

— Вероятно, — сказал Блейк. — Мы обычно находим то, что нам нужно.

— Так вы понимаете, в каком положении оказались? — повторил вопрос Дирфилд.

— Боюсь, мне так и не заплатят за работу, — ответил Ричер.

— Я не шучу, — продолжал Дирфилд. — Давайте расставим все точки над «i». Вы здорово увязли. Можете твердить, что у вас имелись подозрения, но вас не станут слушать. Да это и не важно, наш адвокат все равно скажет, что, если вы пусть незаслуженно, но искренне подозревали Ламар, вам следовало первым делом заняться Симекой, а Ламар предоставить Харпер. Вы были вдвоем против одной. Выиграли бы время, раз вам так не терпелось помочь старой приятельнице.

— Выиграл бы полсекунды.

— Порой и полсекунды решают дело, — возразил Дирфилд. — Наш адвокат выжмет из этого факта все, что можно.

Заявит, что трата драгоценного времени для нанесения удара говорит о личной вражде.

— И вы не сумеете доказать, что это вышло случайно, — вставил Блейк. — Однажды вы мне сказали, что знаете, как проломить человеку череп. Так что случайностью здесь и не пахнет. Помните того парня в проулке? Из банды Петросьяна? Кто умеет проломить череп, тот и шею сломает, ясно?

— Ладно, — произнес Ричер, — на чем поладим?

— Вас отправят за решетку, — ответил Дирфилд.

— Всегда можно поладить, — заметил Ричер.

— Что ж, мы могли бы прийти к компромиссу, — сказал Блейк. — Объявим, что Ламар убивалась из-за того, что не спасла сестру, и поэтому свела счеты с жизнью.

— А вы будете держать свой длинный язык за зубами.

— С чего это мне держать язык за зубами? — осведомился Ричер.

— Потому что у вас есть мозги, Ричер. Не забывайте, против Ламар нет ровным счетом ничего. Вы можете указать на мелкие и несущественные косвенные улики, но зачем они присяжным? Крупный мужчина ненавидит маленькую женщину. Он бродяга, а она федеральный агент. Он ломает ей шею и ее же за это винит. Невероятные россказни о гипнозе. Забудьте об этом.

— Так что не трепыхайтесь, ладно? — подхватил Блейк. — Теперь вы наш со всеми потрохами.

— Нет уж, спасибо.

— Тогда отправитесь за решетку.

— Один вопрос, — произнес Ричер. — Лоррейн Стенли убил я?

— Нет, не вы, — ответил Блейк.

— Откуда вы знаете?

— Вам известно откуда. Мы следили за вами всю ту неделю.

— И передали копию отчета о слежке моему адвокату?

— Верно.

Ричер улыбнулся:

— Может, у вас и получится упечь меня за Ламар, но вам никогда не удастся навесить на меня убийства женщин, потому что мой адвокат располагает отчетом, из которого следует, что я их не убивал.

— Ну и что? — спросил Блейк. — Вы все равно окажетесь за решеткой.

— Подумайте лучше о будущем. Вы объявите на весь свет, что я их не убивал, и с пеной у рта начнете доказывать, что и Ламар их не убивала. Значит, вам придется сделать вид, будто вы продолжаете искать убийцу. Так? Подумайте о газетах. «ЭЛИТНОЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ ФБР ТЕРПИТ ПОРАЖЕНИЕ. ДЕВЯТЬ ЛЕТ ПОИСКОВ НИЧЕГО НЕ ДАЛИ». Вам останется только утираться, читая подобные заголовки. Вам придется охранять остальных женщин, тратить из года в год деньги налогоплательщиков на поиски убийцы. Вы готовы на это пойти?

Молчание.

— Нет, не готовы. А раз не пойдете на это, то тем самым признаете: вам известна вся правда. Ламар мертва, поиски прекращены, я не убивал. Значит, убийцей была Ламар.

Молчание.

— Ну так как? — улыбнулся Ричер.

Они успели прийти в себя.

— Мы — Бюро, — сказал Дирфилд. — Мы можем устроить вам веселую жизнь.

— Жизнь у меня и без того веселая, — возразил Ричер. — Но можете оставить угрозы, потому что я так и так сохраню вашу тайну.

— Сохраните?

— А что мне еще остается? Не сохраню — это ударит бумерангом по Рите Симеке. Она единственный уцелевший свидетель. Ее замучат до смерти — полиция, пресса, телевидение. Я этого не хочу, так что буду хранить вашу тайну.

Блейк уставился на столешницу.

— Хорошо, — произнес он. — По рукам.

— Но мы будем за вами следить, — добавил Дирфилд.

— Только смотрите, как бы я не застукал ваших агентов. Не забывайте, ребята, о судьбе Петросьяна.


Так все и закончилось — вничью, патовым положением обоюдного недоверия. Ричер поднялся и вышел из комнаты. Нашел лифт и спустился на первый этаж. Никто за ним не последовал. Он толкнул дубовую парадную дверь и оказался на зябком ночном воздухе.

— Привет, Ричер, — окликнула его Харпер.

Она стояла у него за спиной, в тени одной из украшающих вход колонн. Он повернулся и заметил блики света на ее волосах и белое пятно там, где из-под куртки выглядывала рубашка.

— И тебе привет. Как сама?

Она подошла к нему.

— Буду просить о переводе. Может, в Орегон, мне там нравится.

— Тебя отпустят?

— С превеликой радостью. А дело станет самым тихим за всю историю ФБР.

— Никакого дела вообще не было, — произнес Ричер. — На том мы с ними и порешили.

— Возьми, — сказала она, протягивая полоску тонкой бумаги — дорожный ваучер, выписанный бухгалтерией в Квонтико. — Сможешь долететь до Нью-Йорка.

— А ты? — спросил он.

— Скажу, что потеряла. Мне вышлют телеграфом новый.

Она шагнула к нему и поцеловала в щеку. Затем отступила, повернулась и пошла.

— Удачи, — пожелала она на ходу.

— И тебе тоже.


Он проспал все четыре часа полета. Самолет приземлился в Ла Гуардиа в час дня.

Последние деньги Ричер потратил на автобус до метро и на метро до Манхэттена. Он вышел на станции «Канал-стрит» и пешком добрался до Уолл-стрит. В холл здания, где находилась фирма Джоди, он вошел в самом начале третьего. В приемной фирмы не было ни души. Ричер двинулся по коридору, уставленному стеллажами с юридической литературой. В кабинетах по обе стороны коридора тоже никого не было.

Дойдя до двойных дверей, Ричер услышал за ними громкий гул разговоров. Он потянул ручку правой половинки дверей, и на него обрушилась волна шума. Зал заседаний был полон публики в темных костюмах, снежно-белых рубашках и галстуках приглушенных тонов. Длинный накрытый белой скатертью стол был уставлен рядами сверкающих бокалов и бутылок шампанского. Два бармена едва успевали разливать пенистое золотое вино. Все не сводили глаз с Джоди.

Она проплывала сквозь толпу, притягивая людей, как магнит. Поворачивалась направо и налево, чокалась, улыбалась. Стоящего в дверях Ричера она заметила в тот миг, как сам он увидел свое отражение в зеркале на стене. Небритый, в мятой задубевшей рубашке цвета хаки с пятнами зеленой краски. На Джоди было роскошное дорогое платье. Она повернулась к Ричеру, и добрая сотня лиц обратилась к нему следом за ней. Разговоры смолкли. На какую-то долю секунды Джоди растерялась, затем прошла через толпу и обняла Ричера.

— Праздник в честь нового партнера, — произнес он. — Поздравляю, милая. Прости, что опоздал.

Она потянула его в толпу, их обступили со всех сторон. Он пожал руки сотне юристов — сдержанно, как в свое время пожимал генералам иностранных армий. Главным здесь был мужчина лет шестидесяти пяти с румянцем на сероватого оттенка лице. Костюм на нем стоил, вероятно, больше, чем вся одежда, какая в жизни была у Ричера.

— Она у нас большое светило, — сказал он. — Я благодарен, что она приняла наше предложение.

— Лучшего адвоката я не встречал, — заметил Ричер, перекрывая шум голосов.

— Вы полетите с ней?

— Куда?

— В Лондон, — ответил старик. — Она что, вам не сказала? Каждый новый партнер начинает с того, что пару лет ведет наши дела в Европе.

Подошла Джоди, улыбнулась и увела Ричера. Собравшиеся постепенно сбивались в небольшие компании, разговоры переходили на служебные дела. Джоди отвела его к окну.

— Я звонила в городское управление ФБР. Волновалась из-за тебя, к тому же я все еще твой адвокат. Поговорила с подчиненными Алана Дирфилда, но ничего не узнала.

— Мы поговорили и разошлись.

— Значит, тебя отпустили. — Она помолчала и спросила: — Дело пойдет в суд?

— Суда не будет.

— Значит, только похороны?

Ричер неопределенно пожал плечами.

— У нее не осталось родственников, в этом все дело.

Джоди опять замолчала, словно готовилась сообщить ему нечто важное.

— Мне предстоит два года работать в Лондоне.

— Я знаю. Старик мне сказал. Когда вылетаешь?

— В конце месяца.

— Ты ведь не хочешь, чтобы я полетел с тобой?

— У меня будет масса дел.

— К тому же Лондон — цивилизованный мегаполис.

— Да. А ты хотел бы со мной улететь?

— На два года? Нет. Но, может, я бы тебя там навестил.

Джоди неопределенно улыбнулась:

— Да, это было бы хорошо.

Он промолчал.

— Страшно подумать, — сказала она, — в пятнадцать лет я жить без тебя не могла, а теперь выясняется, что не могу жить с тобой.

— Понимаю. В этом виноват я один.

— Но у нас есть еще время до конца месяца.

— У большинства нет и этого, — согласился он. — Ты можешь сейчас уйти?

— Конечно. Я ведь теперь партнер и могу поступать, как захочется.

— Так идем.

Они поставили пустые бокалы на подоконник и прошли сквозь толпу. Их проводили глазами, и спокойные деловые разговоры возобновились.

Ли Чайлд

Ли Чайлд родился в Англии и восемнадцать лет работал техником на телевидении. Но когда он потерял место, попав под сокращение штатов, он решил заняться тем, о чем давно мечтал, — писанием романов.

За четыре месяца он сочинил свой первый боевик о Джеке Ричере, «Смертельные танцы».

Книга вышла в 1997 году, была восторженно встречена критикой и принесла автору несколько премий. За ней последовали еще два бестселлера, выдвинувших Чайлда в число признанных авторов.

В 1998 году он воплотил в жизнь другую давнюю мечту — перебрался в Соединенные Штаты. Сейчас он и его жена-американка живут севернее Нью-Йорка, недалеко от дома его вымышленного персонажа Джека Ричера.



Оглавление

  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГПАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • Ли Чайлд



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке