КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Восхождение (fb2)


Настройки текста:



Микки Нильсон ВОСХОЖДЕНИЕ

Я хочу искренне поблагодарить людей, которые внесли и продолжают вносить непосильный вклад в мою жизнь: моих братьев Сэмми, Райдера, Эрика и Тони. Большое вам спасибо!

Спасибо моей любимой, Тиффани, за огромную поддержку. Отдельная благодарность следующим людям: Крису Метцену за неиссякаемую веру в мой талант; Аллену Адаму, Ролу Сэмзу и Майку Морхейму за бесконечную поддержку; Марко Палмери и всем моим коллегам, друзьям: вы сами знаете, к кому это относится. Спасибо. И, наконец, я хочу поблагодарить своего отца, Шихана Кальвина Нильсона, за то, что никогда не запрещал развивать воображение.

ГЛАВА 1 СЕМЕНА РЕВОЛЮЦИИ

Трудно поспорить с тем, что в жизни каждого человека найдется место хотя бы для одной серьезной трагедии. В какой-то момент судьба может поставить перед нами нешуточное испытание — нечто столь страшное и непоправимое, что вся наша жизнь кардинально изменится. Многие, — мужчины, женщины ли, столкнувшись с такой катастрофой, часто неспособны справиться с ситуацией и доживают жизнь тенью бывшей личности. Однако некоторые… Некоторые могут стать только сильнее от пережитого. Справившись с горем, они неожиданно открывают в себе новые способности и начинают преуспевать в таких сферах, о которых ранее даже и не помышляли.

Арктур Менгск как раз был таким человеком. Трагические события, что ему пришлось пережить, поставили перед ним четкую цель и поселили в душе непоколебимую уверенность. Малодушного человека сломала бы такая судьба. Малодушный предпочел бы сдаться. Однако, малодушным нет места в великой истории Терран.

В юности Арктуру часто снились сны, в которых он видел себя влиятельной личностью, выдающимся лидером. Но когда он просыпался, то не чувствовал в себе ничего лидерского и поэтому списывал эти сны на результат буйного воображения. Юного Менгска не волновали чужие проблемы, не беспокоило происходящее в Конфедерации. Всё, что его заботило — это количество денег, которые он сможет заработать, работая изыскателем[1] на Периферии.[2] Конечно, после того как отдаст гражданский долг в армии Конфедерации. И Арктур отдал этот долг. Он даже дослужился до звания полковника, несмотря на отсутствие желания командовать людьми.

Так было до того, как обстановка стала накаляться. Так было до того, как он понял, что стремится не к тем идеалам. Так было до катастрофы.

После трагедии многое изменилось. И Арктур в том числе. Теперь, себя прежнего, он воспринимал не более чем как дальнего родственника. Теперь он стоял на пути того, кого видел в своих снах.

По сути, до настоящего времени, все происходящее было лишь подготовкой к тому, чтобы изменить мир: постоянные дискуссии с соратниками из подпольной организации Корхала, (хотя они стали действовать настолько раскрепощено и открыто, что приставка «подпольная» уже не имела смысла.); вербовка единомышленников и граждан, желающих перемен. Кроме этого люди Арктура постоянно отслеживали действия Конфедерации, в относительной безопасности под крылом Умоджанского Протектората.[3]

Подготовка к переменам шла полным ходом. Арктур был доволен своей предусмотрительностью. Однако он осознавал, что пора предпринимать активные действия. Саботаж главных каналов снабжения ключевых планет, взлом центральных серверов Конфедерации, провокации к восстаниям шахтеров, — все это грамотно и правильно. Но… Пришло время усилить ряды и взяться за дело на полном серьезе. Пришло время жестокой схватки!

И вот сегодня генерала Менгска сверлили около двадцати пар глаз решительно настроенных умоджанцев. Хотя их было меньше, чем рассчитывал Арктур, тем не менее, все они годились к военной службе. Впрочем, генерал не сомневался, что никто из них не участвовал в каких-либо боевых действиях. И все же они имели перед собой цель, и желали сражаться за то, во что верили. Поэтому они — первые семена революции, которые дали всходы!

Генерал посмотрел в глаза каждому из мужчин. Как только Арктур удостоверился, что завладел вниманием присутствующих, он начал говорить:

— Сегодня, вы собрались здесь, потому что вы разделяете общественное мнение и общественные желания. Среди таких мнений, догмат о том, что ни человек, ни государство не имеют прав обращаться с вами несправедливо. А ваше желание как общества, это стремление к независимости! Не сомневайтесь, это идеалы, из-за которых разгораются войны! Самое меньшее, что вам грозит, это жизнь в добровольном изгнании, с клеймом мятежника поставленном тем самым правительством, что навязывает вам несправедливые законы! Но самое худшее, с чем вы можете столкнуться, с чем все мы столкнемся — это смерть!

Менгск сделал многозначительную паузу, а затем продолжил:

— Как вы знаете, Поллок, — Арктур указал на мужчину, стоявшего в положении «вольно» слева от него, — я, и каждый наш боец, уже считаются дезертирами в Конфедерации!

Поллок Раймс выглядел настоящим ветераном боевых действий: Лицо и лысый череп усеивали шрамы, с левой стороны на голове виднелся отпечаток большого кулака; левое ухо практически отсутствовало, а переносица напоминала отзеркаленную букву S. Пока Менгск ораторствовал, Поллок смотрел невидящим взглядом в пустоту.

— … Очень важно, чтобы каждый из вас понимал, вероятность того, что конца битвы он может не увидеть, достаточно велика!

Пока люди переваривали смысл сказанного, генерал обратил внимание на человека который стоял за одним из больших окон. Мужчина-азиат в форме изыскателя низкого уровня по всей видимости сильно заинтересовался происходящим в зале. Осматриваясь, человек встретился с взглядом Арктура. Изыскатель секунду помедлил, а потом отвел глаза в сторону. Казалось, он никак не может принять какое-то решение.

В этот момент генерал услышал кашель, словно кто-то прочищал горло. Он повернулся и увидел слегка помешанного на вид старика. Морщины крепко избороздили его лицо, а седые стриженные под тонзуру волосы окутывали лысую макушку, как легкие облака окутывают вершину горы.

Выйдя вперед, старик ухмыльнулся:

— Моя мама, пусть земля ей будет пухом, говаривала, что незачем жить, если нет ради чего умереть!

Легкая улыбка коснулась губ Арктура.

— Ясно. А как ваше имя, гражданин?

— Меня зовут Форест Киль, и я был не промах во времена Войны Гильдий![4]

— Уверен, что так и было. Как и в том, что ваши командиры гордились вами.

Старик Форест расплылся в беззубой улыбке. В этот момент Арктур снова бросил взгляд на окно где, нервничая в нерешительности, все еще стоял тот изыскатель. Затем генерал вновь обратился к группе людей:

— Таким образом, господа, пришло время…

Звук открывающейся створки заставил Арктура прерваться. Он посмотрел в конец зала и увидел как Айлин Пастер — один из послов Протектората, просунул голову в проем и замер в нерешительности. Обычно невозмутимый, сейчас он был бледен и расстроен.

— Мне жаль вас прерывать, генерал, — сказал он, — но возникла ситуация, которая требует вашего непосредственного присутствия.

* * *

Не так давно Айлин Пастер был советником при штабе отца Арктура, Ангуса. Когда-то Ангус спас ему жизнь. Поэтому Айлин в благодарность, как член Совета Правления Умоджанского Протектората, помог Арктуру получить звание генерала и стать лидером революционного движения.

Совет позволил Менгску создать на территории Протектората оперативную базу, а также использовать космическую станцию с названием «Смотровая Палуба», как своеобразный пункт слежения и контроля. Смотровой Палуба была построена для геологов, для изучения планет ближайших систем. Оборудование космической платформы обеспечивало высокое разрешение изображений, что значительно упрощало процедуру поиска полезных ископаемых. В программном обеспечении содержалась различная информация, вплоть до подробных карт планет во всех известных системах. Кроме того, имелась функция отслеживания графика движения транспортов по торговым маршрутам в режиме реального времени, по принципу действия напоминающая своего рода примитивную радиолокационную систему. Все это техническое оснащение вполне отвечало нуждам Арктура, так что в свете текущего использования Смотровой Палубы, имя станции как никогда точно говорило само за себя.

Именно здесь, на Смотровой Палубе, собрались члены Совета Правления. На их осунувшихся лицах застыло выражение беспокойства.

Айлин развернулся от экрана с картой сектора к Арктуру и дрожащим голосом произнес:

— Мы получили анонимное сообщение. В нем говорится, чтобы мы не спускали глаз с этого участка!

Арктур Менгск посмотрел на выделенную область. И сразу же узнал планету.

— Корхал, — сказал он, ни к кому не обращаясь.

Член правления чуть заметно кивнул.

— Да.

Генерал увидел, как на лице собеседника заблестели капельки пота.

Несколько крупных точек с виду похожих на орбитальные спутники, окружили образ планеты. Еще до того как Айлин заговорил, Арктур понял, чем являются эти объекты.

— Боевые крейсеры, — подтвердил его догадку Пастер. — Мы засекли двадцать штук. Проверили по военным каналам, но не нашли никакой зацепки, объясняющей подобные маневры.

— Ничего, чего они желали бы объяснить, — заметил Менгск. — Однако, можете не сомневаться, что именно Конфедераты являются источником анонимного послания. Поэтому, если корабли окружили Корхал по приказу Конфедератов, это означает, что пришло время бить тревогу. Разведданные необходимо срочно переслать Эктону!

* * *

В это время, Стирлинг, столица Корхала, готовился к обороне. Полковник Эктон Фелд, исполняющий обязанности руководителя оппозиции на время отсутствия генерала Менгска, стоя на крепостной стене, раздавал приказы направо и налево, рассылая патрули за черту города. В пригородных районах, выделяясь ломаной линией на уровне горизонта, бесчисленное количество турелей ПВО[5] следило за воздушным пространством. Когда-то, эта крепость в центре города была форпостом Конфедерации. Это было до восстания. Теперь, крепость служила сердцем революционного движения Корхала.

Разумеется, присутствие кораблей Конфедерации на орбите, не явлалось новостью для повстанцев, однако уровень систем обнаружения и контроля не позволил определить в деталях то, о чем доложила внешняя разведка. Двадцать кораблей подобного класса отнюдь не мало, учитывая то, что каждый крейсер несет на борту не одну сотню пехотинцев, десантные катера, осадные танки, и даже бронированные шагоходы класса «Голиаф».[6] И это только сухопутные войска.

Но на данный момент этот факт не играл никакой роли. Мятежники не сомневались, что первая попытка штурма пройдет с воздуха. В связи с этим они потратили уйму времени на усиление противовоздушной обороны. Кроме того, рекрутов из населения желающих взять оружие в руки оказалось настолько много, что сформированная армия оказалась не просто значительной по размерам, она оказалась огромной.

Столкновение с армией Конфедерации было неизбежным. Однако, даже посреди всеобщего страха, паники и ожидания, Эктон испытывал чувство радости. Он радовался тому, что ожидание, наконец, закончилось, и битва вот-вот начнется. Жители Корхала собирались объявить Конфедератам о том, что они — жители свободной планеты! И они намерены отстоять свою независимость в борьбе!

«Пусть приходят», — размышлял полковник. — «Пусть идут на своих броневых шагоходах и замаскированных истребителях… Пусть только подойдут».

Эктон Фелд улыбался и ждал, когда появятся первые десантные корабли врага.

* * *

На голограмме появилось множество мелких объектов, величиной не более пылинки. Они отсоединялись от кораблей целыми стаями, словно саранча. Покинув боевые крейсеры, точки зигзагообразным маршрутом устремлялись к атмосфере Корхала.

— Десантные транспортники? — задал крутящийся у всех на языке вопрос Айлин.

Менгск покачал головой.

— Нет. Слишком маленькие для «Выбрасывающих».[7] Больше похожи на… нет, этого не может быть. Просто не может…

Он продолжил качать головой, отказываясь верить своим предположениям. Потому что знал, — если поверить, то это станет реальностью.

Множество крошечных светящихся точек вошли в атмосферу Корхала. И Арктур, вместе с остальными присутствующими, мог только смотреть, как разворачивается катастрофа.

* * *

Полковник Эктон осматривал многочисленные оборонительные рубежи за стенами Стирлинга, когда к нему подбежал запыхавшийся лейтенант. У него были глаза человека, который вдруг отчаянно захотел оказаться в другом месте.

— Сэр, мы отслеживаем сотни приближающихся объектов, которые вышли на ключевые объекты нашего полушария. Я не уверен, но, кажется, мы получили сообщение с другой стороны об аналогичной ситуации.

— Сотни, говоришь?

— Да, сэр. Пока слишком малы, чтобы определить что это, но они быстро приближаются.

Видимость спокойствия исчезла с лица полковника, уступая место неприкрытому страху. Именно в этот момент полковник услышал едва различимый гул похожий на жужжание мелкого насекомого. Он посмотрел на линию горизонта и увидел снижающийся рой маленьких объектов, оставляющих за собой полоски дыма.

Он все понял.

— Нечестно… — прошептал он, но солдат все равно его услышал. Гул перерос в оглушающий грохот.

Лейтенант поднял глаза к небу. Он увидел, что летящих вниз объектов намного больше, чем он мог себе представить.

Тогда он закричал.

* * *

Смотровая Палуба погрузилась в гробовую тишину. На освещенном диске Корхала стали появляться вспышки яркого света. Яркие бутоны расцветали до тех пор, пока большая часть планеты не утонула в ослепительном блеске. В комнате никто не осмеливался задать вопрос о том, что это было.

— О, Создатели, его больше нет… Корхала больше нет. Никого. Миллионы людей… — Казалось, Айлин сейчас лишится чувств.

Арктур почувствовал, как спазмы скрутили желудок. Он не видел ничего, кроме образа горящего Корхала. Спустя некоторое время вспышки света начали постепенно угасать. Голограмма планеты потемнела. Вместо былого Корхала осталась выцветшая факсимильная копия.

Находясь в шоке от случившегося и отказываясь смириться с этим, Арктур все же нашел силы, чтобы выдавить из себя два слова:

— Соберите людей.

* * *

Инцидент с Корхалом, как и многие другие в истории, был примером того, как правительство при помощи тирании попыталось подавить бунт. Однако подобная мера лишь укрепила решительность инакомыслящих. В зале, где не так давно стояло двадцать человек, теперь толпилось более пятидесяти мужчин, злобно и грубо дискутирующих о гибели Корхала и наглости Конфедерации.

Створка люка скользнула в сторону. В комнату с видом льва, загнавшего жертву в угол и смакующего миг ее смерти, вошел Арктур.

— Все знают, что произошло, — начал он. — Если кто-то хочет знать детали, а я думаю, все собравшиеся здесь заслужили это право, отвечу. Двадцать боевых крейсеров запустили порядка тысячи ракет класса «Апокалипсис» с орбиты Корхала IV. Боеголовки достигли поверхности планеты. Тридцать пять миллионов человек больше никогда не увидят дневной свет. Я знаю, вам больше не нужны вдохновляющие речи. Вас больше не нужно ни принуждать, ни уговаривать. Теперь вы сами видите, что правильно, а что нет. Пришло время вступить в бой за то, что нам дорого! Пришло время сразиться с теми, кто угнетает свободу личности! Вы со мной?

Пятьдесят кулаков поднялись вверх, сопровождаемые оглушающим ревом. Менгск подождал, пока утихнет шум и продолжил:

— С этого дня вы уже не гражданские лица. С этого дня, вы солдаты! Мы на военном положении!

Менгск собрался продолжать, но остановился, так как створка открылась, и в зал вошел изыскатель-азиат. Тот самый, что на прошлом собрании стоял за окном. Толпа молчала. Генерал в ожидании смотрел на вошедшего коротышку.

— Я хочу вступить в ваши ряды, — сказал азиат.

Менгск направился к молодому человеку и остановился перед ним. Во всем его внешнем виде читалась угроза.

— Я уже видел тебя. Ты колебался.

Юноша опустил голову:

— Тогда я еще не был уверен. Но сейчас — да.

Кто-то в толпе усмехнулся. Стоящий недалеко от генерала человек приглушенно выдохнул: «Сопляк». Генерал взглядом заставил его замолчать, а затем снова посмотрел на азиата.

— На поле боя, нерешительность может стоить жизни, мальчик.

Коротышка выдержал пристальный взгляд генерала.

— Сэр, все, о чём я прошу, это дать мне шанс.

— Ты будешь следовать приказам, не задавая вопросов?

— Так точно.

Посмотрев на реакцию присутствующих, Менгск кивнул.

— Твое имя?

— Сомо. Сомо Ханг.

— Добро пожаловать на борт. — Генерал вернулся на свое место рядом с Поллоком. Обвел взглядом собрание. — Как я сказал, с этого момента… вы — солдаты. И вы с гордостью будете носить это звание. Что касается названия нашей маленькой армии, то оно должно стать проклятьем для Конфедерации. Я думаю, будет уместным, если мы назовёмся Сыновьями Корхала!

Зал вновь взорвался. Только на этот раз энергичным скандированием:

— Менгск! Менгск! Менгск!

* * *

Айлин стоял рядом с генералом в ремонтном боксе, вместе с ним осматривая зафиксированный на стапелях потрепанный до неузнаваемости огромный космический крейсер. Рабочие, сыпля брызгами искр от дуговой сварки, усердно латали монстра, заканчивая монтаж и последнюю регулировку.

— Нельзя сказать, что он выглядит как новенький, тем не менее вполне послужит нашим целям, — кивая на судно, сказал Айлин.

— Да, мой друг, это точно, — ответил Арктур явно довольный успехами ремонтников.

Менгск вдруг вспомнил, как ему достался этот корабль. Боевой крейсер стал жертвой ошибки навигационной системы. Сродни той, из-за которой пару столетий назад сбились с курса четыре супер-носителя с экипажами из осужденных. Затерянные в глубоком космосе, корабли все же совершили посадку на пригодные для жизни миры (среди которых была и Умоджа). Пассажиры-преступники основали общество, дав род современным Терранам — этот термин стал применяться к последующим поколениям людей. Терранам, которые продолжили расширять границы и заселять мир за миром, продвигаясь вперед так, как может только человечество.

Восстанавливаемый сейчас корабль потерпел крушение на огненной планете неподалеку от пространства Протектората, оказавшись, таким образом, вне досягаемости Конфедеративных частот. Айлин и Менгск без промедления прибыли на место падения и отключили на судне поисковый маяк. В ангарах крейсера обнаружились несколько КСМ,[8] полностью работоспособный осадный танк класса «Радуга», а на пусковой палубе — два истребителя CF/A-17G «Фантом» и четыре десантных катера типа «Выбрасывающий».

Протекторат отбуксировал крейсер в один из своих многочисленных доков. Естественно, Конфедераты были в гневе из-за потери корабля, однако, не имея доказательств причастности Протектората, решили не доводить дело до вооруженного конфликта. Все члены экипажа были объявлены погибшими. Им предложили хорошую зарплату и сокращенный рабочий день, в обмен на молчание и сотрудничество с Протекторатом. Таким образом, желающих покинуть Умоджу не нашлось. Через какое-то время Поллок Раймс, главное доверенное лицо Менгска, принял капитанство над судном.

Казалось, с тех пор времени прошло порядком, хотя закончился всего один цикл. Корабль оставался на месте, медленно и систематически изменяясь и усовершенствуясь, до тех пор, пока он не стал тем, что Арктур видел сейчас перед собой. Боевой крейсер класса «Монстр», который он мог назвать своим собственным.

— Как вы хотели бы его назвать? — вдруг задал вопрос Айлин, прервав мысли генерала.

Некоторое время Менгск молчал.

— Гиперион,[9] — сказал он, наконец. — Я назову его «Гиперион».

Подошел Поллок.

— Генерал, — обратился он к Арктуру, — бойцы интересуются, какова наша предстоящая задача.

Арктур обратил на Поллока горящий взор.

— Объяви, что мы выступаем в следующем интервале.

Верхняя губа капитана Раймса чуть-чуть приподнялась. Это движение было самым близким к улыбке из всех тех, что Арктур видел на лице этого человека.

— Есть, сэр!

ГЛАВА 2 ЗАТИШЬЕ ПЕРЕД БУРЕЙ

Саре Керриган снился кошмар. Ужасный сон, в котором она видела себя в темной запертой комнате, связанной по рукам и ногам. Она чувствовала, как невидимые глаза наблюдают за ней. Она знала, что заключение длится вечность. Откуда-то из темноты до нее доносился звук. Мокрый, чавкающий, словно что-то скользило по гладкой поверхности. Как будто по кафельному полу ползет гигантский слизняк. Определить, откуда именно шел звук, она не могла. Казалось, он исходит отовсюду. Затем она почувствовала что-то влажное, что-то живое, забирающееся по ее ноге, а потом… кошмар повторялся снова.

Сара проснулась и поняла, что она в своем кошмаре.

Закованная в кандалы, девушка сидела в маленькой, слабо освещенной комнате без дверей. Осмотревшись, она с трудом различила в противоположном углу закрытый контейнер с меткой «Опасно!» Кроме него она еще увидела свое отражение в большем темном стекле. Сара была уверена, что оттуда за ней наблюдают. Она прислушалась. Снаружи доносился звук похожий на непрекращающиеся порывы ветра.

Она чувствовала, что вот-вот потеряет сознание. Тело обмякло и оцепенело. Девушка знала, что ей ввели наркотики. Может быть, поэтому она не помнит, как попала в это место и как ее зовут. Она начала сопротивляться воздействию препаратов. Занятая собой, Сара вдруг услышала звук открывающегося лючка. Она увидела, как над контейнером появился небольшой манипулятор. «Рука» повернула круг запорного механизма на крышке контейнера и поднялась вверх. Раздалось шипение выходящего сжатого воздуха. Манипулятор вернулся в отверстие и исчез. Маленький люк закрылся, восстанавливая герметичность помещения.

Из контейнера раздался звук, напоминающий хлюпанье пузырьков в чане с патокой.

Сара стала следить затем, как багровая вязкая субстанция поднялась над краем контейнера и начала перетекать через края. По внешней стороне контейнера вещество спустилось очень странным образом, — так, словно оно двигалось само по себе, а не под воздействием силы тяжести. Достигнув поверхности пола, оно начало расползаться во все стороны. Сара видела, как субстанция ползет вверх по стене за контейнером, ползет по полу, бесконечно разрастаясь. На стене, при соприкосновении со стеклом, биоматерия издала резкий шипящий звук, — как будто капля жидкости испарилась с раскаленной поверхности. Субстанция обогнула стекло, и распространение продолжилось дальше.

Ползущая масса неумолимо распространялась по комнате. Сара хотелось закричать, но пока она сдерживалась, не переставая уверять себя, что это всего лишь часть кошмара, и скоро она проснется… дома? Она не могла вспомнить, был ли у нее когда-нибудь дом, или даже просто жизнь до этой комнаты! От всего этого кошмар становился еще более чем реальным.

Тем временем биоматерия достигла потолка и подобралась к лампам. В комнате, итак скудно освещенной, стало совсем темно. Глобула[10] стала прозрачной. Рассеянный мягкий свет обрисовывал силуэты множества вен и артерий, пульсирующих в столь своеобразной форме жизни.

Cару затрясло, когда расстояние между ползущей субстанцией и ее ногами сократилось до нескольких сантиметров. Она замотала головой, отчаянно желая не допустить соприкосновения. К удивлению и облегчению девушки движение вещества прекратилось. Биоматерия продолжала скользить по стенам и потолку, подбираясь к стене за спиной Сары, однако у ее ног она остановилась и, словно в ожидании чего-то, замерла.

Усилием воли Сара повернула голову, чтобы посмотреть на происходящее за спиной. Поверхность стены полностью исчезла под слоем оползня. Ползущая плесень уже подкрадывалась к металлическому стулу, к которому была прикована девушка. Желание замедлить ее продвижение вспыхнуло в Саре с новой силой. И вновь усилия увенчались успехом.

За исключением Сары и горячего стекла, субстанция обволокла все помещение. Из динамиков, скрытых, как и все остальное в комнате под слоем вещества, раздался приглушенный мужской голос.

— Я хочу, чтобы ты, не произнося слов, заставила субстанцию заползти на твою руку. Сделай это немедленно.

Сара не хотела делать этого. Но у нее не было выбора. Невозможность неподчинения приказу была чем-то большим, чем просто условный рефлекс. И это «что-то» каким-то образом заложено в ее разум так, что она ни при каких обстоятельствах не способна отказаться выполнить прямой приказ… «…только если этот приказ не исходит от врага Конфедерации», — напомнило подсознание. Девушка не знала, откуда информация, или что конкретно представляет собой Конфедерация. Как не знала и того, кому принадлежит голос — Конфедерации, или ее врагу. Но затуманенный наркотиками мозг оказался не в состоянии адекватно реагировать на ситуацию. Сара подчинилась. Девушка мысленно позволила субстанции коснуться ее руки.

Биоматерия среагировала немедленно. И скорость ее перемещения оказалась гораздо быстрей, чем раньше. Девушка почувствовала, как оползень обвился вокруг ее руки и жадно исследует кожу…

Тогда Сара закричала. Захотела, чтобы ЭТО убиралось прочь. Субстанция подчинилась. Сара осознала, что вещество резко отпрянуло как единое целое, повинуясь ее воле.

Девушка почувствовала укол в шею. По мере того как наркотики воздействовали на нервную систему, перед глазами все поплыло. Через несколько мгновений Сара Керриган провалилась в сон, возвращаясь к своим кошмарам.

* * *

В отсеке для наблюдений доктор Фланкс скрупулезно фиксировал результаты эксперимента.

— Прежде оно никогда так не реагировало, — заметил ассистент. — Реакция просто удивительна! Ничего похожего на тесты с другими телепатами!

Через окно он продолжил следить за обмякшей в кресле Сарой. Инородная субстанция снова начала наползать на девушку.

Не отвлекаясь от монитора, доктор напечатал: «Подопытный субъект имеет врожденную способность взаимодействовать с предметом изучения».

— Да уж. Похоже, что военщина на этот раз оказалась права. Давайте начнем процесс эвакуации.

Лаборант кивнул и нажал кнопку на пульте. В смежном помещении на полу и стенах вспыхнуло множество красных огней. Оползень издал шипящий звук и под воздействием источников тепла, начал отступать в безопасность контейнера.

Не смотря на то, что видел этот процесс несколько раз, лаборант не переставал удивляться тому, как несколько мельчайших спор биоматерии могут менять объем в таких масштабах.

Доктор Фланкс нажал кнопку. Через мгновение диск с данными выехал из устройства. Ученый вручил диск ассистенту.

— Будь добр, как можно скорей сбрось эти данные в Локстон, — сказал он. — Чтобы там их переправили на Тарсонис.

Кивком подтвердив получение задачи, лаборант махнул рукой на другой отсек лаборатории.

— Что будем делать с ней? — спросил он.

— Ее ждет следующий этап, — доктор Фланкс вздохнул. — Посмотрим, как она будет взаимодействовать с личинками. А пока пусть посидит под наркотиками.

Помощник снова кивнул, наблюдая за окончательным «отступлением» биоматерии в контейнер. «Крип» — так они назвали это вещество.

* * *

Гиперион неуклонно двигался сквозь пространство контролируемое Умоджанским Протекторатом.

В грузовом отсеке Форест Киль изучал управление осадного танка. Старик сидел внутри металлического чудовища и его улыбающееся лицо купалось в радуге света от огней панели управления. Сэла Брок, одна из офицеров Менгска, сидела позади Фореста и знойным, гипнотизирующим голосом, объясняла ученику тонкости устройства машины.

— Осадный танк «Радуга», машина двойного назначения, — объясняла она, — как только атакующее подразделение достигнет оптимальной позиции для внедрения…

Услышав комментарий, Форест усмехнулся. Сэла сделала вид, что не расслышала ехидного смешка, и продолжила.

— …Танк разворачивается в режим осады, и обеспечивает огневую поддержку из 120-ти миллиметрового ударного орудия.

— Ты только покажи мне, на какую кнопку жать, малышка! — Старик потер руки от предвкушения.

Сэла вздохнула и продвинулась вперед, чтобы продемонстрировать Килю, как развернуть танк в режим осады.

* * *

Тем временем, Сомо Ханг, обособившись от всех, сидел в столовой корабля. Отсутствие компании не тяготило его. Юноша вырос на внешней границе сектора, так называемой Периферии, — самом удаленном поясе пригодных для жизни планет и привык к одиночеству. Для несведущих людей Периферия — это, по большей части, край невежества и источник дешевой рабочей силы. Там предлагали изнурительную, но стабильную работу за мизерную зарплату. Те, кто осел на внешнем кольце, в основном держались особняком. Однако порой некоторые из трудяг принимались возрождать забытые вероисповедания. Другие, такие же — создавать новые. И то и другое сопровождалось последующим насаждением в массы, иногда граничащим с фанатизмом.

Родители Сомо никогда не замечались в поклонении новой религии или старой. Хотя они пожертвовали образованием ради стабильного заработка, они никогда не желали такой судьбы сыну. Они накопили денег и, когда Сомо достиг восемнадцатилетнего возраста, купили ему билет на Умоджу, в бурлящую Мекку возможностей.

Там юноша и остался. Когда он научился читать, то стал собирать медиа-библиотеку. Коллекционировал все: от философии и поэзии, до исторических хроник некоторых ключевых планет сектора. А два цикла спустя, эпидемия холеры убила всех на его родине, включая мать и отца. Сомо хранил память о них, безмолвно неся бремя потери. Он поставил себе цель — стать таким, каким его мечтали видеть родители.

Сейчас Сомо читал свою любимую медиа-книгу «История Войны Гильдий», одновременно с этим анализируя происходящее за соседними столиками. За одним столом, подозрительно косясь, сидела группа «варп-крыс». Гиперприводы являлись стандартом для любой уважающей себя космической державы, а варп-крысы были инженерами, что обслуживали их.

Парень старался не замечать крупных лысых механов, чьи изучающие взгляды становились все откровенней. Сомо не удивился, когда самый жирный среди них, крикнул:

— На кого ты хочешь произвести впечатление, деревня? Мы же в курсе, что чтение для вас дремучий лес!

Его приятели захихикали. Сомо посмотрел на них, усмехнулся, и продолжил читать.

Заводила, поддержанный одобрительными возгласами соседей, подошел к столу юноши.

— Эй, приколист, я просто хочу поговорить по-дружески, а ты как будто не видишь меня! Это невежливо!

Сомо развернулся на стуле, чтобы чел оказался за спиной, и продолжил чтение. В ответ на это здоровяк выхватил книгу из его рук и швырнул в ближайшую стену. Сомо покраснел. Его губы сжались в тонкую полоску. Он вскочил на ноги.

— Ну и что ты будешь делать, недомерок? — процедил сквозь зубы второй мужик, подходя поближе.

В этот момент раздался низкий хриплый голос.

— Любой, кто создает проблемы, не получит половину зарплаты.

Мужчины обернулись. Вразвалочку, заложив руки за спину, к ним направлялся Поллок Раймс.

— Что за причины для волнений?

Поллок остановился. Пытливым взглядом окинул каждого из присутствующих.

— Вот это недоразумение создает проблемы, сэр. — Здоровяк оглянулся на приятелей. Все как один дружно закивали.

— Не то слово! Чудит дярёвня! — добавил второй механ.

Пристально глядя в глаза Сомо, Поллок наклонился к нему и процедил:

— Если я поймаю тебя за нарушением субординации, рядовой, то лично займусь твоей дисциплиной.

Сомо отвел взгляд.

— Я не создаю проблем. Они хотят проблем, а не я.

— Ты не найдешь здесь сочувствия, недомерок. — Полок улыбнулся, обнажив ряд кривых зубов. — А сейчас, бегом марш, в грузовой отсек! Пришло время для изучения инструкции по правильному использованию и обслуживанию боевого скафандра ДВК-400![11]

Сомо кивнул. Бросил последний взгляд на обломки медиа-книги и вышел из помещения.

— Благодарю вас, сэр, — осклабился инженер.

Поллок обернулся к здоровяку, и смерил его взглядом.

— Убирайся на место, варп-крыса.

Мужчина усмехнулся, показывая, что понял шутку лейтенанта. Однако немигающий пристальный взгляд офицера говорил, что тот не шутит. Варп-крыса вернулась за свой стол.

* * *

Несколько следующих интервалов прошли без происшествий. За это время сорок шесть волонтеров армии генерала Менгска изучили боевые скафандры, винтовки Гаусса и основы военного дела. Люди с нетерпением ожидали настоящей операции, и постоянно интересовались, когда же они смогут нанести удар по Конфедерации.

Столовая все больше походила на игорный зал, где кредиты выигрывались, проигрывались и выигрывались снова. Сомо никогда не звали принять участие, хотя, впрочем, у него и не было желания. Форест Киль назубок освоил управление осадным танком. Правда, он понятия не имел, когда его навыки будут востребованы. За время всего периода Менгск не показывался ни разу, вследствие чего легенды о нем разрастались подобно снежному кому. Одни говорили, что Менгск отшельник, другие — что он тратит свое время на медитации, третьи — что у него просто много хлопот. В какой-то момент даже появились слухи о том, что генерал серьезно заболел и скоро умрет.

Наконец, к неописуемому восторгу новобранцев (и облегчению паникеров), генерал объявил о совещании.

Для этой цели большую часть главного складского отсека очистили от груза и установили голографический проектор. Сорок шесть волонтеров и около тридцати старослужащих армии Менгска с нетерпением ожидали прибытия своего бесстрашного лидера. Сэла Брок с невозмутимым видом стояла около системы проекции. Через несколько минут она услышала металлический лязг прибывающего грузового лифта. Двери открылись. Поллок Раймс прошел вперед и шагнул в сторону. Арктур Менгск вышел после него.

Генерал прошел к проектору и кивнул Сэле. Поллок занял место справа от Менгска. Свет в отсеке погас. Голо-проектор заработал, транслируя изображение вращающейся алой планеты. Лейтенант скомандовал:

— Вольно!

Люди расслабились. Соблюдая тишину, они ждали, когда Арктур начнет говорить.

— Соратники, — начал генерал. — Совсем недавно разведка Умоджи предоставила нам информацию, необходимую для того чтобы мы смогли нанести первый ощутимый удар по ключевому объекту империи Конфедерации!

По залу пронесся гул одобрения.

— Отставить! — гаркнул Поллок.

Гул прекратился. Менгск продолжил.

— Наша цель находится на планете Виктор-5 сектора Копрулу. — Генерал указал на голограмму. — Некоторые из вас, возможно, знают, что Виктор-5 в основе своей пустынна, однако там существует погодная аномалия, не имеющая аналогов в базе данных по этой системе.

Менгск повернулся к раскаленной планете и кивнул Сэле:

— Увеличьте изображение.

Контур планеты постепенно исчез, когда программа начала изменять масштаб изображения поверхности. Теперь собравшиеся могли смотреть на пустыню, словно они непосредственно находились там. Камера скользила над относительно гладким рельефом местности, пока на горизонте не появилась огромная вращающаяся воронка.

— Аномалия известна как Пинакль Фудзита[12] — сложная система из высоких перепадов давления и блуждающих восходящих потоков, которые создали, грубо говоря, неподвижный смерч гигантских размеров и неограниченного существования. Это явление — четыре лиги в ширину и более двадцати — в высоту. Представьте себе, его диаметр — это длина двух боевых крейсеров! А в высоту он в несколько раз превосходит высочайший небоскреб Тарсониса!

Никто не сказал ни слова. Менгск стоял напротив вращающейся колонны света.

— Много лет назад, еще до Войны Гильдий, в эпицентре урагана был построен научно-исследовательский центр, для изучения явления. — Перспектива голограммы снова изменилась. Изображение, минуя границу аномального смерча, сместилось в его центр, где среди песка виднелся обширный комплекс сооружений. — Этот объект находится под ведомством Конфедерации, и мы только что узнали, что он используется для некоторых весьма секретных экспериментов. Мы сфабриковали сообщение для службы безопасности Фудзита, в котором говорится о внеплановой замене контингента охраны. Таким образом, охранники рассчитывают смениться в конце этого цикла, поэтому они уже предупредили патруль сектора о прибытии транспортника… нашего транспортника. Я считаю, что вояки только и ждут, как бы убраться отсюда пораньше. Поэтому они не будут сомневаться в подлинности смены. Таким образом, мы без проблем доберемся до планеты. Однако это лишь первый шаг. Охрана будет уверена, что новая вахта прибудет через подземный тоннель…

— Я был на Виктор-5! Терминалы туннеля имеют больше охраны, чем штаб-квартира Совета на Тарсонисе! — не сдержавшись, ляпнул вслух стоящий в первых рядах уроженец Умоджи, рядовой Сондерс.

Ветераны ополчения Менгска насмешливо посмотрели на выскочку. Но промолчали. Они-то знали, что прерывать генерала во время выступления не стоит.

Менгск смерил воина с головы до ног пристальным взглядом, после чего вновь повернулся к голограмме и продолжил.

— …Объект снабжается через систему подземных коммуникаций. Поставки производятся с близлежащего городка, под названием Локстон, располагающегося в пятидесяти лигах от комплекса. Атаковать город, как справедливо заметил наш друг, было бы слишком рискованно. Пытаться проникнуть в подземные туннели из пустыни — слишком сложно и трудоемко… Таким образом, для нас остается один путь. Мы пробьем брешь в обороне с воздуха, эскадрильей из четырех ДКВ[13] возглавляемой «Фантомом». Одна пара шлюпок заберет вооруженный отряд, две других — остальных гражданских, которых мы обнаружим. Любых конфедератов, которые пожелают сдаться.

«Новобранцев», — подумал Сомо.

— Один из аспектов аномалии нам на руку, — она практически полностью блокирует все средства наземного наблюдения, сканирования и передачи. Они не будут даже знать, что мы там, пока мы не свалимся к ним на голову.

Голографическая проекция начала смещаться вверх по центру колонны. Достигнув вершины торнадо, угол обзора изменился. Теперь, расположенные внизу сооружения отображались через призму вихрящегося туннеля.

— Средства обороны, в связи с труднодоступным месторасположением, минимальны. По периметру установлены четыре ракетные турели противовоздушной обороны.

Перспектива двинулась вниз по аэродинамической трубе, выровнялась у поверхности земли и поплыла по кругу, чтобы показать расположение четырех башен ПВО.

— Турели ПВО должны быть обезврежены прежде, чем начнется высадка десанта с воздуха. Как я сказал, они хоть и ожидают наши транспортники, они ожидают их в Локстоне, а не на объекте. Если турели будут функционировать, они откроют огонь по всему, что будет спускаться в трубу. Единственный способ предотвратить это, это ликвидировать их с земли.

Чернокожий рядовой по имени Тиббс спросил:

— Как мы доберемся до турелей, минуя ураган?

Выдержав паузу, Менгск ответил:

— Немного не так. Сержант Киль проникнет внутрь. Ему нужны четыре добровольца, для того чтобы на осадном танке пробиться через внешнюю границу Пинакля прямо во чрево зверя.

Среди присутствующих воцарилась оглушающая тишина. На Фореста обратилось море глаз. Старик улыбался в ответ, хотя не имел ни малейшего представления о том, как будет пересекать гигантский смерч. До этой минуты он даже не знал, что он сержант.

— Но силу ветра… преодолеть невозможно! — запинаясь на полуслове, выдавил один рядовой.

Менгск вздохнул.

«Похоже, Поллоку стоит поговорить с зеленью о правилах поведения на совещаниях», — подумал он.

Затем генерал приказал Сэле включить в отсеке свет и принялся объяснять, как именно Форест Киль с четверкой товарищей собираются сделать невозможное.

ГЛАВА 3 ОКО ШТОРМА

Арктур три раза повторил Форесту как нужно действовать, но старик никак не мог поверить в возможность такого. Тем не менее, в итоге Киль все-таки уяснил основные моменты. Главная проблема заключалась в том, что когда танк войдет в зону ураганного ветра Пинакля, его просто поднимет в воздух и отбросит прочь, как детскую игрушку. Чтобы этого избежать, машина должна «пустить корни», в прямом смысле этого слова. Таким образом, решение состояло в следующем…

Задолго до колонизации пригодных для жизни планет, человечество освоило технологии создания и манипулирования силами гравитации. Аналогичные технологии для создания искусственной гравитации применяются на боевых крейсерах и в меньшей степени в скафандрах и осадных танках, чтобы использовать их на орбитальных платформах. Хотя большинство платформ имеет собственные поля гравитации, но если вдруг случится сбой в энергообеспечении, тот же танк может запросто унести в космос. Вот поэтому было принято решение обеспечивать скафандры десантников, танки, шагающие «Голиафы» и ховерциклы «Стервятники»,[14] локальной системой создания гравитации.

…Словом, Форест Киль поведет танк через пустыню Виктор-5. Машину модифицировали таким образом, что при нажатии на особую кнопку, действующая на танк сила гравитации увеличится в шесть раз. Однако внутри, в герметичной кабине, давление оставалось неизменным.

Минус был только один. Испытания такой специфической техники никогда не проводились в полевых условиях. Поэтому Сомо с товарищами были не в восторге от роли первопроходцев в данном начинании. Тем не менее, по словам Менгска, выбора у них не было. И времени — тоже.

Из перехваченных переговоров служб Конфедерации удалось выяснить, что согласно графику, перевозчик класса «Мамонт», прибывает на планету в конце интервала. Конечная точка следования — город Локстон. Соответственно, прежде чем совершить посадку, судно пройдет через внешнюю орбиту, где сейчас находится Гиперион. Этот факт внушал беспокойство. Так как каждый авиаперевозчик Конфедерации обязательно сопровождается несколькими истребителями или даже боевым крейсером. Таким образом, группа захвата Менгска должна действовать настолько быстро, насколько это возможно.

Вход в космическое пространство Конфедерации оказался достаточно простым. Специалисты Умоджи по праву считались профессионалами по взлому кодов на точки выхода из подпространства, как военных, так и коммерческих судов. Патруль системы Виктор-5 встретил Гиперион. При процедуре идентификации военные посетовали на то что, очевидно прибывшие работяги послужили причиной срыва грандиозного туристического вояжа к Пинаклю, запланированного еще несколько интервалов назад. Хотя конечно Менгск знал об истинной причине отмены тура, — он совпадал с прибытием государственного авиаперевозчика. Конфедерация итак не жаловала гражданское население, а когда то совало свой любопытный нос в ее темные делишки — особенно.

Танк сбросили в нескольких лигах от Пинакля точно у Плато Обозрения, прямо к заграждению охраняемой зоны. С этой возвышенности гости и жители Локстона, используя взятые напрокат телескопические очки, созерцали аномалию.

Оказавшись на земле, Форест не смог разглядеть Пинакль из-за пересыпающихся барханов. Однако его волновал другой вопрос: видели ли снижение корабля находящиеся на плато гражданские? А что если они заметили танк, который сейчас движется к своей цели? Хотя, большинство людей, заплативших за любование видом Пинакля, вряд ли будет утруждать себя изучением окружающей их непроходимой пустыни. И даже если они увидят танк, то скорей всего не придадут данному факту никакого значения. А если и придадут то, к тому времени, пока они всполошатся, пока сообщат куда следует, и пока подразделения Локстона начнут действовать, будет уже поздно.

Переваривая в голове все это, Форест решил, что слишком много думает. Опустив лицевой щиток скафандра, он сосредоточился на обзорном дисплее и принялся изучать линию горизонта.

Танк полз через гряды низких холмов. Езда по ним больше походила на морскую качку. Постепенно, малые дюны становились все больше. Сомо внезапно почувствовал приступ морской болезни. Он закрыл глаза и сконцентрировался. Мельком взглянул на остальных. Ему показалось, что они, за исключением Поллока, чувствуют себя немногим лучше его. Раймс пристально посмотрел на Сомо. В его взгляде ощущался холод. Зато танк был очень горяч. Что, несмотря на блок-кондиционер в скафандре, совсем не способствовало положению Сомо. И в довершение ко всему, крохотный отсек танка вызывал чувство клаустрофобии и дискомфорта. Сомо не знал, на какое количество мест для десанта рассчитан танк, но в одном он был уверен — точно не на пять. По крайней мере, пять — это уже слишком.

Дюны увеличивались в размерах. На каждом подъеме и спуске Сомо чувствовал, что его вот-вот стошнит. Однако к вящему облегчению, движение танка наконец выровнялось. Начался долгий подъем. После нескольких таких подъемов, Форест остановил машину на вершине самой высокой дюны.

— Да быть мне дядей кикиморы! — воскликнул старик. В его голосе звучало благоговение.

Услышав реплику, десантники сгрудились у переднего обзорного экрана. На месте остался лишь Поллок.

То, что они увидели, выглядело как огромный монолитный столб песка, поднимающийся к небу и исчезающий в его вышине. Можно было заметить, что воронка постоянно крутится. Правда, с такого расстояния все выглядело так, как будто завихрения перемещаются очень медленно, словно видеозапись в замедленном режиме. У подножия Пинакля висело огромное облако пыли, внешне напоминая растревоженное гнездо злых шершней.

— Хорош глазеть. Поехали, — приказал Поллок.

Все сели обратно на свои места. В животе Сомо непривычно заурчало. Он сделал несколько глубоких вдохов и приказал себе успокоиться. «Все будет хорошо», — подумал он. — «Никаких проблем». Форест включил передний привод, и танк, накренившись вперед, начал спускаться с гигантской дюны.

* * *

Сэла в легком скафандре пилота и с зажатым подмышкой шлемом стояла на мостике Гипериона и из-за плеча Менгска всматривалась в дисплей системы слежения. На экране отображалась большая красная точка и, чуть пониже ее, маленькая зеленая. Зеленая точка ненадолго остановилась, потом возобновила сближение с красной. Менгск сидел, подперев кулаками подбородок, и внимательно следил за движением к цели.

— Хорошо лейтенант, — наконец произнес он. — Готовьтесь к вылету.

* * *

Сара Керриган вновь и вновь переживала свой кошмар. На этот раз он был чуть-чуть другим: красная, раскаленная линия разделила темное помещение на две равных части, сдерживая багровое вещество на другой стороне. Расползающаяся масса иногда касалась источника высокой температуры и резко отступала назад. Как и прежде, Сара была связана и находилась перед черным окном. Истощенная, замученная, она чувствовала, что наркотики все еще действуют. Напротив себя, под окном, девушка увидела щель. После прихода в сознание, она не заметила ее сразу. Сейчас, присмотревшись, Сара увидела, что масса проникла в отверстие. Из щели донесся звук. Чавкающий звук, словно кто-то пытался вытащить застрявшую в грязи ногу.

Там находилось что-то липкое и влажное.

Звук становился все громче и настойчивей. Девушка поняла, что независимо от того, что делает источник шума, он скоро будет здесь.

Сара все еще надеялась, что у нее есть шанс. Что это просто сон. Что прежде, чем «что-то» в дыре проникнет в комнату, она проснется.

Тогда появилось это существо.

* * *

Пересыпающиеся барханы остались позади. Оказалось, что прилегающая к смерчу область совершенно, можно сказать неестественно, ровная. Весь сыпучий песок давным-давно затянуло в торнадо, а то, что осталось, представляло собой спрессованную породу, изрезанную паутиной трещин. Ветер дул с такой силой, что Сомо слышал его удары о корпус танка даже через шлем скафандра.

— Мы на расстоянии двух лиг, — сообщил группе Форест.

Сомо почувствовал, что живот перестало крутить. Однако теперь парень ощущал некоторую неуверенность. Неуверенность в том, что он действительно настоящий солдат. Неуверенность в том, что сделал свой выбор самостоятельно. И неуверенность в том, что хочет ли он войти в эпицентр песчаной бури во имя Революции.

В то время пока мысли одолевали разум, Сомо почувствовал, что танк сбавляет ход. Услышал, как двигатель увеличивает обороты и надсадно гудит, чтобы преодолеть силу ветра. Тогда он подумал, хватит ли у машины мощности, чтобы достичь хотя бы внешней границы бури.

— Мы в пределах одной лиги, — просипел Форест. Из-за шума ветра его практически не было слышно. Поллоку пришлось повысить голос, чтобы его услышали. Он посмотрел на механика-водителя, ожидающего приказа, и кивнул.

— Хорошо. Пришло время утяжелиться!

Форест включил гравитационные ускорители. С невыносимо медленной скоростью танк пополз вперед.

Казалось, прошла вечность, прежде чем крупинки песка забарабанили по броне танка. Сомо посмотрел на монитор и сообразил, что они достигли песчаной бури в основании смерча.

В течение долгого времени никто не произнес ни слова. Все сидели и слушали, как порывы ветра бьют по броне, как сплошным ливнем стучит песок, как завывает от перегрузки двигатель.

Еще через один бесконечный промежуток времени Форест снова подал голос:

— Мы достигли наружного периметра. Движок раскален. Я не знаю, насколько его еще хватит!

Поллок бросил на Киля испепеляющий взгляд.

— А я не знал, что ты крутой спец по двигателям танков. Полный вперед.

Голос Раймса прерывался. Систему внутренней связи забивали помехи. Сомо знал, что скоро, как только они окажутся внутри воронки, передатчики не будут работать вообще.

— Все-е зашиби-ись… — пробормотал Форест, сосредоточив внимание на панели управления. — Заезжаем в заповедник.

Танк тяжело полз через периметр внутрь Пинакля Фудзита.

* * *

Арктур Менгск сидел, наблюдая за таймером на консоли. Нажав тангенту на лацкане, он произнес в петличный микрофон.

— Они должны быть на месте, лейтенант. Приступайте к проникновению.

— Принято, сэр, — знойным голосом ответила Сэла.

Арктур откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. «Именно сейчас… Действительно все начнется», — подумал он. — «Скоро мы получим доступ к любым тайнам Конфедерации. Но, что более важно, встанем на путь мести. И когда-нибудь, счета за сломанную жизнь, будут оплачены».

* * *

…Кажется, существо являлось каким-то насекомым. Оно имело сегментированное с множеством ног тело, и выделяло слизь из брюшка. Используя крошечные конечности и извиваясь подобно хвосту змеи, насекомообразная тварь поползла вперед. При движении она издавала тот самый липко-сосущий звук, который и слышала Сара. Существо переместилось на край фиолетовой массы, а затем остановилось, исследуя открытое пространство двумя маленькими усиками. Выгибаясь в направлении Сары, тварь приподнялась на задних конечностях и оказалась на уровне глаз девушки. Крошечные ноги засучили туда-сюда, когда существо слегка вытянуло голову вперед и принялось раскачиваться перед лицом Сары.

Сара смотрела в фасеточные глаза насекомообразного. Девушка не понимала, откуда они знают друг о друге. Она не была уверена, но ей казалось, что существо ждет… Словно солдат… Ждет приказа сделать шаг.

* * *

Находящийся в комнате наблюдения, доктор Фланкс поразился увиденному. Бросив все, он принялся лихорадочно печатать отчет. Ассистент, раскрыв рот, следил за ситуацией в соседнем помещении.

— Ну, я бы сказал, что очевидно есть какой-то способ общения между ними, — предположил он.

Доктор кивнул и сосредоточил внимание на происходящем в лаборатории. Личинка ждала у ног подопытной, как выпрашивающее еду домашнее животное. Это было действительно удивительно.

— И что теперь? — спросил лаборант.

Ученый пожал плечами.

— Не имею ни малейшего понятия… Ясно одно, что телепаты, а особенно этот пациент, могут взаимодействовать с инородным видом.

— Но может ли она контролировать их?

Доктор подумал.

— Посмотрим, — наконец сказал он, — может ли она отдавать твари приказы.

* * *

Танк с повстанцами находился внутри смерча и медленно продвигался к внутреннему барьеру. Под напором ветра машина накренило на один бок. В какой-то момент что-то, (скорей всего не очень существенную деталь), оторвало от башни и унесло вихрем. Оглушительный рев ветра не смолкал ни на секунду. Сомо не сомневался, — не будь шлема, в уши пришлось бы вставить затычки.

Внутри торнадо передвижение практически не ощущалось. Тем не менее, танк передвигался вперед. Лишь к реву мотора добавился подозрительный шум, словно в глубине двигателя что-то застучало. Но Поллок, как и остальные из команды знали, что в эпицентре урагана они бессильны что-то сделать.

Сомо в который раз посмотрел на монитор перед Форестом. Картинка на нем не менялась — один сплошной песок. Однако парню вдруг показалось, что он разглядел очертания одного из сооружений комплекса Фудзита.

Сооружение напоминало громадный валун посреди густого тумана. Черная громада комплекса, различные конструкции изредка мелькали в песчаном хаосе. И, чем дольше Сомо наблюдал, тем больше проступали очертания строений. Вскоре он уже мог различить радиомачты и спутниковые тарелки. Танк неумолимо двигался к эпицентру воронки. Рев урагана то накатывал, то отступал, после чего утих и сменился шумом сильного ветра.

Танк остановился. Поллок подал сигнал к высадке.

Сомо Ханг вылез из танка первым. Спрыгнув на землю, он попытался сделать несколько шагов и споткнулся. Он ударил по кнопке управления забралом шлема, чтобы глотнуть свежего воздуха. При инструктаже до десантников довели, что воздух на Виктор-5 пригоден для дыхания. А назначение скафандров — защита от противника. Неожиданно парень почувствовал горечь в горле, а затем его желудок сжался в спазме. Он согнулся пополам, изрыгая на землю два последних обеда. Справившись с рвотой, Сомо вытер рот. Затем он поднял глаза и остолбенел от увиденного.

Стена песка вращалась вокруг Пинакля. Потоки воздуха несли песок против часовой стрелки. Хотя с внешней стороны ветер дул сильнее, Сомо ощущал его ярость и здесь. В том месте, где танк проехал сквозь «стену», он увидел пятно. Слегка поворачиваясь по мере смещения отметины, Сомо проследил за ним, а затем посмотрел вверх. Голова моментально закружилась, и парень почувствовал, что сейчас его снова стошнит. Он ощущал себя так, словно находился внутри живой свирепствующей башни.

Поллок схватил Сомо за руку и развернул его в нужную сторону.

— Очнись, придурок! — услышал парень его крик. — Поднимай свою пушку и начинай уже палить по той турели!

Согласно плану, от группы требовалось уничтожить четыре турели ПВО. Танк выехал из урагана всего в нескольких десятках шагах от одной их них. Эта ракетная установка и стала первоочередной целью пехоты. Правда, чтобы уничтожить ее из ручного оружия требовалось время. Тогда как остальным трем будет достаточно по одному выстрелу из ударной пушки танка.

Благодаря тому, что система наведения осадного танка захватывала цели по тепловому сигналу, «глушащие» системы Пинакля не могли сбить ее с толку. Форест Киль проворно стучал пальцами по панели управления. Он ощутил движение механизмов где-то внизу — это выпускались опорные стойки танка. Машина слегка приподнялась и, секундой позже, зажегся индикатор готовности. «Супер! Самый смак!» — подумал старик, надевая защитные наушники и фиксируя прицел на первой ракетной установке.

* * *

Голос… Тот самый голос, который приказал Саре пустить мерзкое существо на руку в прошлом кошмаре, теперь велел ей заставить личинку проследовать обратно в другой конец комнаты. С выполнением приказа проблем не возникло — близость создания нервировала ее. Мысленный приказ девушки почти вырвался наружу, когда концентрацию ее внимания нарушило что-то, похожее на… стрельбу. Пол заходил ходуном, когда за выстрелами последовал взрыв. Где-то завыла сирена. Сара заинтересовалась происходящим. Она посмотрела в дальний конец комнаты и тут вдруг сообразила, что существо выполнило приказ. Каким-то образом, оно ее поняло. Несмотря на полубредовое состояние, Сара осознала важность события — между ней и тварью установилась необъяснимая связь.

Звуки стрельбы раздавались все настойчивей, затем громыхнул взрыв. Сара почувствовала укол у основания шеи, жар, а потом реальность канула в небытие.

* * *

Когда началась стрельба, доктор Фланкс как раз приказал Саре подчинить насекомое. Сигнал тревоги разнесся по периметру. Лицо лаборанта стало белее снега, и он в смятении посмотрел на профессора.

— Мне кажется, на нас напали… — выдавил он из себя.

Доктор оглянулся на комнату, где содержался «объект экспериментов». Он увидел, что тварь выполнила команды девушки. «Не сейчас», — в мыслях взмолился профессор. — «Только не сейчас! Только нападения нам не хватало!»

От близкого взрыва вздрогнули стены. Доктор Фланкс нажал на пульте кнопку. Под воздействием инъекции подопытная потеряла сознание.

Ассистент Фланкса в ступоре пялился на стену, за которой гремел бой.

— Ч-что нам делать? Что, ч-черт возьми, нам де-елать? — запинаясь на полуслове, произнес он, повернувшись к доктору.

— Держите себя в руках. Мы просто подождем здесь. Вспомните, нас охраняет целый отряд космодесантников!

— Да… да. Совершенно верно. — Лаборант заулыбался. Оттер пот со лба. — Все будет хорошо.

* * *

Несмотря на то, что силовые упоры предназначались для поглощения отдачи орудия, тем не менее, толчок оказался внушительным. После выстрела ударного орудия, танк содрогнулся с такой силой, что не пристегнутый к креслу Форест полетел на пол. Несколько ошеломленный сержант вернулся на место. Пристегнулся. После чего снова приступил к подготовке ко второму выстрелу.

* * *

Истребитель «Фантом» CF/A-17G сопровождающий группу из четырех транспортников сквозь атмосферу Виктор-5, завис над Пинаклем Фудзита. Сидя в кресле пилота, Сэла подалась вперед, чтобы полюбоваться прекрасным видом. Даже на такой огромной высоте, через стекло фонаря кабины, — величие Пинакля захватывало дух. Девушка чуть ли не кожей ощущала создаваемые аномалией возмущения. Сэла посмотрела на дисплей компьютера, что отслеживал тепловые сигналы. Четыре красных точки обозначали турели ПВО. Одна из них вдруг погасла. Потом исчезла другая.

«Осталось еще две», — подумала Сэла. В ожидании момента, когда десант на земле уничтожит ракетные установки, лейтенант снова увлеклась созерцанием красоты Пинакля.

* * *

…Комендор-сержант Митч Тэннер чуть ли не рыдал, когда получал назначение на Виктор-5. Уж он-то знал, что нянчиться с учеными выродками, когда они мастерят, или уже смастерили сверхсекретное дерьмо, — удовольствие ниже среднего. И сержанта ни капли не волновало, что эксперименты проводятся с доселе неизвестными жукоподобными инородцами. Самое главное, что инородцы не имели оружия и, кажется, не хотели лезть в драку. Да и выглядели не менее забавно, чем пожарник, тянущий лямку в замерзшем захолустье Саулсета. Правда, ботаны были не лучше, — не бухали и не играли в азартные игры. Так какой, спрашивается, с них толк? Пинакль интересен для экскурсий… в начале вахты. А вот после первого планетарного месяца новизна уже приелась…

Вот поэтому, чтобы скоротать срок, Митч провел за чисткой скафандра и винтовки столько времени, что теперь мог почистить их даже во сне. В том, что сослуживцев тоже достала рутина, он тоже нисколько не сомневался. Из приятных новостей была только последняя: к ним прибывает замена. И это, само собой, означало то, что скоро комендор-сержант Митч Тэннер и его Гамма-подразделение вернутся к любимым занятиям. То есть к силовому урегулированию беспорядков и конфликтов, ну и самое главное — к избавлению шахтерских дочерей от наскучившей невинности. Занимая мысли приятными перспективами, Митч в тысячный раз чистил скафандр и терпел нескончаемую суету вокруг благодаря бутылочке виски «Скотти Болджер. Выдержка № 8», Тарсонианского розлива.

Митч сделал маленький глоток и вдруг услышал что-то, удивительно напоминающее… стрельбу. Комендор-сержант замер на стуле и прислушался.

«Действительно — стрельба», — сделал вывод он. — «Неужели ребята затеяли какую-то разборку? Пьяный дебош, вылившийся в мордобой? Сальные шуточки по поводу чьей-то матери? Может быть…» Митч терялся в догадках. Пока не услышал сирену периметра.

— Святые угодники, нас атакуют! — заорал он, с ходу начиная паковаться в скафандр.

Сержанта интересовал лишь один вопрос: «Как кто-то из обитателей известных систем смог прорваться в Пинакль?» Нарушители не спускались с неба, иначе бы он услышал огонь турелей.

В это время раздался оглушающий взрыв, невероятно напоминающий залп из осадного танка.

«Они пытаются уничтожить турели!» — пронеслась в голове мысль. — «Значит все серьёзно! Они уже внутри и если они взрывают турели, значит, ждут поддержку с воздуха!»

Прогремел еще один взрыв. Он отличался от первого. Стрельба мгновенно прекратилась.

«Им удалось взорвать одну пэ-вэ-ошку из ручного оружия», — понял Митч. — «Теперь у нас осталось только две турели! А я-то переживал, что здесь будет скучно!»

Закончив со скафандром, комендор-сержант взял в руку гаусс-винтовку и прогрохотал на выход из казармы.

* * *

Повстанцы во главе с Поллоком наконец разрушили ближайшую к танку ракетную установку. Форест Киль поймал в прицел третью и выстрелил. Танк тряхнуло. Точка, отображающая на тактическом экране третью турель ПВО, исчезла. «Надеюсь, толстая леди разогрелась и готова кукарекать», — подумал старик, наводя орудие на последнюю установку в противоположной части комплекса. Тут он услышал какое-то жужжание. Нахмурившись, Форест глянул на нижнюю часть дисплея. Предупреждение мигало красным цветом.

— Цель вне диапазона, — прочитал он. — Ну что ж, это не проблема.

Все, что от него требовалось, это свернуть танк в походный режим и проехать вдоль периметра сократив тем самым дистанцию до цели. Форест услышал как «лапы» втягиваются в корпус. Танк приопустился. Сержант включил скорость, нажал на акселератор, и…

Ничего не произошло. Стук в двигателе возобновился, причем значительно громче, чем прежде. Через некоторое время раздался громкий хлопок, что-то зашипело, забренчало, и двигатель окончательно заглох.

Форест снял шлемофон и открыл люк танка. Поллок находился у основания взорванной десантниками турели. Он вопросительно посмотрел на водителя. Киль указал на танк и правой рукой с силой хлопнул по шее. Раймс понял. Он связался с отрядом и приказал вернуться.

* * *

«Что-то не так», — подумала Сэла ожидая, когда последняя красная точка исчезнет с дисплея. — «Они уже должны уничтожить все турели».

Точка, обозначающая танк, не двигалась.

«Скорей всего выведен из строя». Сэла решила связаться Менгском.

— Сэр, последняя турель все еще функционирует. Какие будут указания?

Динамики шлема заговорили голосом Менгска:

— У нас заканчивается время, лейтенант. Авиаперевозчик приближается и в эскорте у него боевой крейсер. Если последняя башня не будет уничтожена в течение пяти минут, вам придется расстрелять ее из бортовых лазеров. Защита истребителя должна выдержать. Вне зависимости от результата, десантные катера должны приземлиться в ближайшее время. Кроме того, у нас есть еще отряд на земле, чтобы побеспокоиться по поводу противовоздушной обороны.

— Вас понял, сэр. — Сэла сделала паузу, все еще надеясь, что точка исчезнет. Ей не улыбалось лететь в Пинакль при действующей установке системы ПВО. — Всем ДКВ. Вводная. Точка сброса — на пяти.

«В любом случае». Девушка перевела взгляд обратно на экран.

Красная метка была все еще там.

* * *

Поллок подозвал группу к себе.

— Танк не может взорвать последнюю турель, так как находится вне диапазона поражения! — подняв лицевой щиток, сообщил он. — Отказал двигатель! Так что нам придется достигнуть противоположного края комплекса и уничтожить установку из гаусс-винтовок!

Повстанцы приготовились.

— Будьте уверены, мы встретим сопротивление противника в ближайшее время! — проорал Раймс, когда отряд рысцой побежал вдоль периметра северо-восточной стороны комплекса.

Сомо догадывался, что это такое: «сопротивление противника». Это целый отряд головорезов Конфедерации. По крайней мере, человек двадцать пять. Хоть он и никогда не был силен в математике, но текущий расклад не вызывал никаких сомнений: четверо против двадцати пяти, — это никаких шансов.

* * *

Тем временем, покинув казармы, сержант Тэннер и его люди увидели останки турели на южной стороне комплекса. На ее месте осталась воронка. Правда, с данной точки Митч не видел другие установки ПВО. Тогда он припомнил, сколько слышал взрывов, когда находился в казармах.

«Только в одном направлении ничего не взрывалось. В северо-восточной части».

Охранники обогнули генераторы питания комплекса и были вознаграждены видом неповрежденной, полностью функционирующей ракетной турели. Не теряя времени, бойцы рассредоточились вокруг нее. Несколькими секундами позже показались шлемы их товарищей из Южной лаборатории.

* * *

Отряд Поллока упал духом. Танк бесполезен, противник занял оборону около последней турели. Огненный шквал хлестал, не переставая по сооружению за которым прятался Сомо. Его товарищи залегли сзади. Единственный вопрос, что волновал парня: как им выкрутиться из опасного положения. Сомо так и не нашел решения, как неожиданно стемнело. Свет и так плохо проникал внутрь Воронки, однако когда «Фантом» и четыре десантных катера появились в горловине Пинакля, освещенность упала до минимума. Сомо поднял глаза кверху и начал наблюдать за снижением кораблей. Когда до земли оставалась примерно половина высоты Воронки, турель ПВО пришла в движение. Фантом вырвался вперед, чтобы принять на себя массированный ракетный удар. Яркие разрывы расцвели вокруг истребителя, а пара штук попала в защитные экраны. Помимо залпов системы ПВО, истребитель подвергся атаке из ручного оружия. Сомо быстро сообразил, что это стреляет противник. Что означает… Охранникам сейчас не до четверки нарушителей!

— Уроем их! — заорал лейтенант. — Ну!

Поллок привстал на одно колено и начал стрелять. Десантные катера достигли поверхности позади Сомо и оказались в мертвой зоне линии огня охранников.

Юноша подумал, что если сейчас они не уничтожат турель… Фантом обречен. Он высунулся из укрытия и осмотрелся. Конфедераты утопали в клубах белого дыма от реактивных снарядов ПВО. Сомо вскинул винтовку, чтобы выстрелить, как вдруг замер. Он никогда раньше не стрелял в людей, поэтому колебался. Его товарищи открыли огонь. Юноша увидел, как несколько охранников упали, а другие стали отстреливаться. Сомо нырнул обратно за укрытие, где получил по шлему от Поллока.

— На твоем месте я бы лучше палил в белый свет, как в копеечку! Или я зафутболю твою задницу в этот шторм! — проорал лейтенант.

Сомо закивал. Он сделал вывод. Желание выжить гораздо сильнее нежелания убивать.

Поллок вернулся на позицию и снова вступил в бой. Сомо высунулся и, наведя мушку на ближайшего противника, нажал на спуск у винтовки.

Секунду спустя, двадцать бойцов Менгска устремились вперед, чтобы поддержать отряд Поллока и решить судьбу солдат Конфедерации.

* * *

Между тем Сэла попала под плотный огонь. Защитные экраны фактически сошли на «нет». Правда, турель тоже получила серьезные повреждения. Взрывные лазеры истребителя делали свое дело, но недостаточно эффективно. Реактивные снаряды в любой момент могли сбить Фантом. Практически все десантники ушли. Кроме нескольких, что вели перестрелку с наземными силами комплекса…

* * *

…Митч Тэннер знал, что это значит. Практически все из его команды… они лежат у его ног. Транспортники приземлились. Позицию долго не удержать, да и турель практически разрушена. Истребитель-нарушитель выдержал шквал огня, но вероятней всего, его защита оставляет желать лучшего. Враги слишком хорошо укрылись, чтобы сделать хороший выстрел.

Это конец.

Так что комендор-сержант Митч Тэннер навел оружие на последнюю цель, до которой он мог достать в любом случае.

Фантом.

* * *

Турель перестала функционировать как раз тогда, когда от защитных экранов остались одни воспоминания. Сэла практически обрадовалась сему факту, как вдруг осознала, что по машине все еще ведется огонь. Пехотинец. В нее стреляет один из охранников! Одинокая ракета ударила в правое крыло. От попадания истребитель бросило в вихрь стены из песка. Девушка на мгновение ослепла и потеряла контроль над машиной. Фантом затянул ураган. С этого момента девушка могла различить только крошечные огни на панели управления вращающейся кабины. Она чувствовала, как растут перегрузки, и считала секунды до смерти. Затем ее сознание померкло.

* * *

Сомо увидел, как Фантом затянуло в смерч. Он исчез в мгновение ока и, скорей всего, его выбросило куда-то в пустыню. «Выжила ли Сэла?» — подумал парень. Тут же он вспомнил о приказе Поллока и выскочил из укрытия, чтобы прикрыть огнем товарищей. Хотя особой нужды в этом уже не было. Все охранники были перебиты. Кроме одного, который стоял, глядя в небо, с чувством глубокого удовлетворения.

Поллок рванулся вперед, стреляя на ходу. Шквал огня ударил по сержанту Тэннеру. Под напором очередей охранник отступал назад, пока не коснулся края Пинакля. Ураган сбил его с ног. У Сомо возникло ощущение, что в смерч попал не человек, а детская игрушка. Игрушечную фигурку затянуло в круговерть. И теперь она металась в хаосе вверх-вниз, туда-сюда.

А потом солдат исчез…

* * *

…Опасаясь шальной пули, доктор Фланкс и лаборант лежали на полу в лаборатории и ждали окончания конфликта.

— Слышишь, — сказал доктор, — стрельба прекратилась. — Он улыбнулся. — Я же говорил, что все будет в порядке.

Помощник лихорадочно закивал. Он слегка повеселел и тоже улыбнулся доктору. Чуть позже ученые услышали шаги, сопровождаемые металлическими ударами, как будто снаружи кто-то разгуливал в тяжелых ботинках. Люк, ведущий в исследовательскую лабораторию, открылся. На пороге появился человек в боевом скафандре. Отличительных знаков Конфедерации на его броне не было. Доктор Фланкс замер, и улыбка сползла с его лица.

Поллок поднял гаусс-винтовку и направил прямо в лицо доктора.

— Отныне вы пленники войск сопротивления, — объявил он.

В помещение зашли еще три человека в бронескафандрах. Один из них прицелился в ассистента. Сомо посмотрел на находящихся под прицелом ученых, а затем обратил внимание на окно соседний отсек. Он приблизился к проему и замер на месте, не веря своим глазам.

Примерно половину помещения затянула багрянистая субстанция. В противоположном конце комнаты, на металлическом стуле, уронив голову на грудь, сидела женщина. На ней был простой зеленый балахон, а волосы имели огненно-рыжий цвет. Прямо перед женщиной расположилось существо, напоминающее жука-переростка. Тварь скрутилась в клубок и, как будто, дожидалась пробуждения незнакомки.

— Что это за комплекс… — начал Сомо.

Поллок подошел к нему и заглянул в комнату.

— Забираем с собой все, что можем, — распорядился лейтенант. — У нас десять минут. Что не получится вынести, сожжем. Приступаем.

Спустя несколько минут, четыре повстанческих транспортника оторвались от земли и покинули горящие развалины комплекса Фудзита. Каким-то чудом, после нескольких попыток двигатель танка ожил на достаточно долгое время, чтобы Форест смог погрузиться в транспорт. После того, как взорвали последнюю турель ПВО, транспортники взмыли над Пинаклем. Они проследовали в пустыню к точке падения истребителя, сигнал от которой отследил один из пилотов.

Фантом оказался наполовину погребен в песке. Без сознания, чуть живую, Сэлу Брок извлекли из машины и подняли на борт. Остаток пути прошел без происшествий. Повстанцы вернулись на Гиперион.

ГЛАВА 4 ПРИЗРАКИ ПРОШЛОГО

…Факт нападения повстанцев на Виктор-5 в «Сети Новостей Вселенной» пестрил недомолвками, извращением фактов, да и вообще многочисленной ложью. Что, впрочем, было нормой для средств массовой информации, контролируемых Советом Конфедерации. Любая информация до эфира в СНВ проходила жесткую цензуру со стороны правительства, и инцидент на Виктор-5 не стал исключением. Инцидент представили как террористический акт на экспериментальной экологической установке. Ущерб: несколько гражданских погибло, ценные научные данные, касающиеся Пинакля Фудзита — утрачены…

Арктур задавался вопросом, как долго люди будут позволять вводить себя в заблуждение. Хотя он прекрасно знал ответ. До тех пор, пока средства массовой информации в кулаке Конфедерации, последняя может рисовать любые картины, какие пожелает. И все что сделали Сыновья Корхалла, не более чем крошечные вмятины на ее броне. Необходимо совершить что-то такое, такого масштаба, чтобы даже средства массовой информации не смогли замять это дело.

«Всему свое время», — напомнил генерал себе. Ученые приступили к изучению мертвых чужеродных организмов, (Поллок решил, что в таком виде их будет легче и безопаснее перевезти), и субстанции. Арктур никогда не видел ничего подобного. Контакт с пришельцами имел место быть, и Конфедерация утаила информацию от населения. На основании тех фактов, которыми на данный момент он располагал, напрашивался очевидный вывод — конфедераты намерены создать какое-то биологическое оружие. Конфискованный из лаборатории доклад, а также рапорты Раймса и Ханга служили неоспоримыми доказательствами сего факта. Конфедерация проводит эксперименты по изучению взаимодействия между пришельцами и людьми. И эта женщина, что лежит сейчас перед ним, единственный подопытный, которого удалось вытащить оттуда.

Что случилось с другими? Что Конфедерация уже выяснила о пришельцах? Но больше всего Арктур Менгск хотел знать, почему именно она? Насколько эта женщина важна для Конфедерации? Он подумал, что пленница может оказаться ценным союзником. Если бы…

Сомо зашел в медицинский отсек. Арктур сидел недалеко койки с Сарой и задумчиво смотрел на нее. Девушка все еще находилась в бессознательном состоянии. Генерал либо не услышал шагов Сомо, либо просто не обратил внимания на нежданного посетителя.

— Сэр? — произнес Сомо. Генерал взглянул на него так, словно его вынудили принять мучительное решение.

— Сэр, с ней все будет хорошо? — юноша двинулся в сторону Сары.

Арктур оглянулся на нее, словно задавая себе этот же вопрос. Сомо показалось странным поведение генерала, но он не сказал ни слова.

— Посмотрим. Узнаем все, когда она придет в себя после хирурга.

— Неужели настолько все плохо?

В глазах Арктура снова появилась отрешенность. Словно вопрос Сомо вогнал его в ступор. Затем он ответил:

— Хм… Да. Но не из-за травм от опытов, которые нуждались в операции. Медики в лазарете все исправили. Она все еще под воздействием наркотиков.

Арктур встал и подошел к кровати. Он взял огненно-рыжие волосы Сары, отвел их за левое ухо и обнажил шею девушки.

— Видишь этот шрам?

Сомо кивнул. Генерал продолжил:

— Этот шрам означает, что наш пациент, Призрак. Один из наиболее обученных и опасных агентов Конфедерации. Это также означает, что она — телепат.

— Вы имеете виду, что она может читать мысли? — Сомо опешил. Он выглядел так, словно внезапно очутился в компании сверхъестественного существа.

— Да. И возможно не только это. Телепаты обладают способностями, которые даже в Конфедерации не способны понять до конца. Именно поэтому они вживляют Призракам в мозг «нейронные ингибиторы». Для полного контроля. — Менгск указал на шрам. — Это обеспечивает полное подчинение приказам и, в большинстве случаев, стирает их воспоминания.

— Зачем они хотят подавить их память? — спросил юноша.

Арктур сделал паузу, чтобы подобрать нужные слова.

— Потому что Призраков посылают делать только самые черные дела. Они — убийцы и диверсанты. Машины смерти, под контролем Конфедерации. Ингибиторы имплантированы так, что Призраки забывают выполненные задачи. Чтобы при попадании в плен они не могли раскрыть секреты врагам Конфедерации. — Арктур стоял у койки с Керриган и смотрел на нее. На лице не отражалось ни единой эмоции. — Мы удалим ее ингибитор.

Поллок Раймс зашел в комнату. Свирепо взглянув на Сомо, он подошел к генералу Менгску.

— Наш новый доктор закончил осмотр лейтенанта Брок. Скорей всего, с ней будет все в порядке. Доктор Фланкс прямо-таки рвется доказать нам свою преданность.

Менгск кивнул.

— Хорошо. Мы предоставим нашему любезному доктору возможность доказать свою лояльность. Вне всякого сомнения. — Генерал посмотрел на Сару. — Скажите ему, чтобы он немедленно доложил мне о результатах.

— Есть, сэр. — Поллок перевёл взгляд на Сомо. — После того как я переговорю с доктором, я хочу поговорить с тобой.

— А что за вопрос, лейтенант? — спросил Менгск.

— Ничего серьезного. Немного хромает дисциплина, сэр, — ответил Поллок.

Менгск понимающе кивнул и лейтенант вышел. Сомо посмотрел ему в след, задаваясь вопросом, за какие такие грехи лейтенант хочет на него наорать.

Арктур отвернулся от двери и снова уставился на Сару Керриган. Сомо тоже смотрел на нее, надеясь, что она переживет операцию. Он отчаянно хотел поговорить с ней, чтобы понять, что она за человек. Если генерал прав, то она прожила жизнь, наполненную ужасными делами. И которые она не помнит. Скорей всего она прожила жизнь изгоя и одиночки. Сомо знал, каково это. Поэтому он почувствовал внезапную привязанность к лежащей девушке.

«К сожалению, я не могу прочитать твои мысли», — подумал он.

* * *

Сара знала, что ее мучили кошмары, но она не могла вспомнить, о чем они были.

Каждый раз, когда она пыталась вспомнить, ужасные образы вспыхивали перед внутренним взором. Слишком мимолетные, чтобы она могла полностью их осознать: темные комнаты, странное расползающееся вещество, похожее на личинку существо… но что было перед этим? И где она сейчас?

«Ты все еще во сне», — сказала она себе.

«Еще не время просыпаться, Сара. Но уже скоро».

Этот голос был не ее. Определить, чей он, Сара не смогла. «Может это голос мамы?» Она изо всех сил попыталась вспомнить мать. Как она выглядела, как звучал ее голос, как она… Ничего не получилось. Тогда девушка попыталась вспомнить отца. Снова ничего не вышло. Словно все лазейки ее памяти были наглухо закрыты, и она не могла открыть их. Когда-то, у нее была отмычка. Сара знала это, но где и как она потеряла ее, она не имела ни малейшего представления.

Ей показалось, что она услышала голоса. Приглушенное бормотание, которое то усиливалось, то пропадало. В какой-то момент звуки стали достаточно четкими. Сара подумала, что вполне даже может разобрать разговор. Но звуки снова слились в бормотание и затихли.

Помимо голосов присутствовало что-то еще, едва различимое, скрытое глубоко в подсознании: зовущее, манящее, что выражалось не в словах, а в мыслях… Чужих, далеких и необъяснимых.

Сара почувствовала узнавание всего на мгновение, прежде чем оно ушло. А затем ее рассудок снова вернулся к попыткам открыть запечатанные двери памяти.

* * *

…— Если ты еще раз стормозишь на задании, ты с него не вернешься. Сечешь? — Широко раскрытые глаза Поллока бегали по лицу Сомо, в поисках малейшего намека на протест или вызов — любого предлога, чтобы сделать из молодого рекрута пример для остальных. Сомо не дал ему повода.

— Этого больше не повторится. Просто я впервые… — начал Сомо.

— Мне плевать на твои оправдания, рядовой. Я слышал их достаточно, и от людей получше тебя. Если ты еще вдруг не понял, ты не попадаешь в число моих любимчиков. Я считаю, что тебе здесь не место. Но даже притом, что ты ходячая неприятность, я смирился с этим. Потому что нам нужен каждый человек. Но не думай, что раз у нас нехватка людей, ты можешь шерстить в любом кубрике, неумёха.

— Как я уже сказал, этого больше не повторится, — Сомо выдержал взгляд Поллока, делая все возможное, чтобы не смотреть на глубокий шрам на голове лейтенанта. В его положении это вряд ли пошло бы на пользу.

— Если повторится, то следующий раз будет последним. — Поллок крутнулся и вышел из отсека.

Из комнаты отдыха, после выволочки лейтенанта, Сомо направился в лазарет. Навестить Сэлу и, конечно же, другую пациентку, агента-Призрака. Он надеялся, что операция прошла успешно.

* * *

Долгое время была лишь чернота. Затем появилось ощущение медленного возвращения к реальности, словно подъем из глубин черного омута на поверхность. Во рту у нее пересохло, а в голове прочно засела тупая боль. Яркий свет проникал сквозь закрытые веки. Ее окружали какие-то звуки: гул оборудования, низкий мощный рокот массивных двигателей. Еще был какой-то мысленный образ, трудноразличимый, многогранный и сложный, как никакой другой, какие она воспринимала раньше. Основная суть мыслепотока заключалась в том, что человек считает ее очень важной. Лишь поэтому она все еще жива.

Сара Керриган открыла глаза. Она находилась в ярко освещенном помещении. Рядом с ее койкой сидел человек. Он пристально наблюдал за ней. Пожилой, с суровым лицом, с собранными в хвост длинными волосами, побитыми сединой. На верхней губе красовались густые усы, а выдающиеся надбровные дуги прятали колючки серых глаз. Его одеяние имело отдаленное сходство с униформой Конфедерации.

— Здравствуй, — сказал мужчина.

Какое-то время Сара смотрела на него, а затем, наконец, спросила:

— Где я?

— Вы находитесь на борту Гипериона, боевого крейсера под моим командованием. Вы здесь в качестве гостя Сыновей Корхала. Меня зовут Арктур Менгск.

— Сыновья Корхала? Кто… — начала Сара, как вдруг люк в отсек начал открываться. Сомо просунул голову в отверстие и увидел генерала.

— Извините. Я просто хотел удостовериться, что с ней все в порядке. — Сомо посмотрел на Сару и попытался улыбнуться. Он был молод и весьма привлекателен. Керриган посмотрела на него с безразличием. Она все еще не знала, где находится, и кто эти люди. Она напомнила себе об осторожности.

— Я просто, ммм… пойду. — Сомо отступил назад, и люк заскользил обратно в закрытое положение.

Арктур снова сосредоточил внимание на Саре.

— Мы освободили вас из Исследовательского комплекса Конфедерации на Виктор-5. Вы подвергались различным экспериментам, которые были связаны с чужеродными живыми организмами. Вы что-то помните об этом?

Сара ненадолго задумалась. Обрывки образов пронеслись в ее памяти: внутренние отсеки на борту авиаперевозчика. Ее переправляли, но вот откуда именно — она не помнила. Затем гигантское облако смерча и транспортник, спускающийся в комплекс, располагающийся внутри воронки. Ее доставили в лабораторию, а затем накачали наркотиками. После этого воспоминания стали расплывчатыми. Темные комнаты, странное вещество на стенах и полу, которое тянется к ней…

— Я припоминаю кое-что. Я не знаю, почему была там, и не знаю, что там происходило.

Генерал кивнул:

— Вы помните…

— Что я делала до того, как попала в комплекс?

Арктур уже забыл, что у телепатов есть привычка заканчивать предложения за других людей, тем самым, выбивая тех из колеи. Он просто еще раз кивнул, и стал терпеливо ждать.

Сара сконцентрировалась. Снова краткие вспышки: посещение далеких миров, преследование по коридорам, перебежки по полю битвы, прицеливание из оружия для выстрела… Затем проблеск чего-то гораздо более темного и зловещего. Лезвие у горла и бьющий фонтан крови.

— Я не знаю.

Арктур видел, что она лжет. И Сара, будучи телепатом, знала, что Арктур знает это. Однако она не читала враждебности в его мыслях. По крайней мере, на поверхности. Злоба была, но она была похоронена настолько глубоко, что Сара не могла до нее дотянуться.

— Вы были Призраком. Солдатом Конфедерации. Прежде чем вы стали солдатом, вам в мозг имплантировали чип — «нейронный ингибитор». Одна из функций ингибитора — подавление памяти. Кроме того, потеря памяти также связана с наркотиками, что вам давали в ходе экспериментов. Мы удалили чип, и последствия от наркотиков не постоянны. Я думаю, что со временем, при надлежащем терпении и следовании рекомендациям, память вернется к вам. Все воспоминания.

— И что вы хотите взамен?

— Сейчас я хочу, чтобы вы отдохнули. Позже мы можем обсудить все более подробно. Я не хочу, чтобы вы чувствовали себя здесь пленницей. Вы можете ходить куда захотите, в любую часть корабля, в любое время. Двери моей каюты всегда открыты для вас. Я думаю, когда амнезия, вызванная чипом, пройдет, вы придете к выводу, что сражались не на той стороне. Однако, очень важно, чтобы вы сами пришли к этому заключению.

Сара не знала, что сказать. Она не помнила, чтобы кто-то обращался с ней так. Арктур чуть улыбнулся и встал.

— Если у вас есть какие-то вопросы, не стесняйтесь, задавайте. — Генерал прошел к люку, затем остановился и повернулся. — Кстати, вы помните свое имя?

Имя всплыло на поверхности сознания, без малейшего напряжения памяти. Она неуверенно произнесла его, поражаясь, как странно оно звучит из ее уст, словно она не произносила его долгие годы.

— Сара…

«Сара, а как дальше?» Она не смогла вспомнить, как будет дальше.

Стоя в двери, Арктур снова улыбнулся.

— Хорошо Сара, отдыхайте. — Генерал вышел.

* * *

Арктур Менгск стоял подле научного сотрудника с Умоджи Хелека Бранамура (до восстания коротавшего жизнь в качестве геолога), уставившись на вещество по другую сторону стены. Оно было похоже на желе, по которому проходили вены и артерии, и которое пульсировало жизнью за прозрачной стеной изолятора.

Изолятор предназначался для пациентов, у которых выявлялась вирусная инфекция. Он представлял собой герметичный отсек с климат-контролем и подачей в случае необходимости кислорода. Тем не менее, в последнее время камера не снабжалась кислородом. Что делало статус «содержимого», (это было единственное подходящее слово, так как назвать это «обитателем» было бы неправильно), еще более загадочным.

Контейнер с пометкой «Опасно!», Сыновья Корхала забрали из комплекса Фудзита. С помощью сканирования выяснилось, что в контейнере находится живой организм. В связи с чем, было принято решение открыть контейнер в изоляторе. В течение нескольких минут организм моментально размножился. Без всякой нужды в кислороде. Причем до такой степени, что полностью покрыл всю поверхность отсека.

— Структура самовоспроизводства клетки не похожа ни на одну, что я когда-либо видел, — прокомментировал ученый. — Она невероятно живуча. Единственная обнаруженная мной отрицательная реакция, это чувствительность к очень высоким температурам. Оно не любит большого огня.

Хелек Бранамур улыбнулся, явно взволнованный проделанной работой. Арктур протянул руку и коснулся стекла.

Субстанция вспучилась, а затем сморщилась. Профессор усмехнулся и жестом показал генералу следовать по коридору.

— Если вам понравилось это, то понравится и кое-что другое…

* * *

Очутившись исследовательской лаборатории № 1, профессор Бранамур подвел генерала к инкубатору. Устройство располагалось в центре зала, и в нем находилась мертвая личинка неизвестного вида. В процессе исследования личинку подвергли вскрытию. С нее сняли верхний покров и разрезали брюшко, тем самым обнажив сложную сеть внутренних органов.

— Я думаю, что личинка, если позволите, предшественник чего-то большего. В ДНК этого создания содержатся неисчислимые последовательности, несущие миллиарды особенностей и почти бесконечных комбинаций. Я предполагаю, то, что мы видим сейчас, всего лишь первая стадия ее жизненного цикла. — Улыбка все еще играла на губах профессора. Его лицо выражало нетерпение.

— Если я правильно вас понимаю, то после того, как существо входит в стадию метаморфоза, оно может стать чем угодно? — сказал Арктур, приближаясь к личинке.

— Видите ли, это только теория, но я считаю, что она очень близка к истине.

— А как определить, кем она станет? — спросил генерал.

— Я не знаю. Возможно катализатор из внешней среды, или какой-то предопределяющий фактор в жизненном цикле существа.

Арктур с мрачным видом кивнул.

— Насколько это опасно?

— На данном этапе ее развития, я не думаю, что есть угроза. Но следующая метаморфоза… кто знает?

Менгск задумался. Профессору было жутко интересно, о чем думает генерал, но он так и не решился спросить.

Наконец Менгск ответил.

— Спасибо профессор. Немедленно докладывайте мне, если обнаружите еще что-то.

— Конечно.

Генерал бросил последний взгляд на существо и покинул лабораторию.

* * *

На одно мгновение Сара вспомнила лицо матери. Оно снова появилось и тут же исчезло опять, скорее галлюцинация, нежели воспоминание. Тем не менее, образ был добрым, ярким и прекрасным, и Сара хотела удержать его. В течение нескольких интервалов Сара вспоминала все больше и больше подробностей, но эпизоды были отрывочны, как кусочки большой мозаики. Она вспомнила про эксперименты в комплексе Фудзита, но не хотела думать о них слишком много.

Она попыталась вспомнить свою фамилию, последний день рождения, лицо отца… эти воспоминания ускользали от нее. Большая часть жизни все еще оставалось тайной, не смотря на попытки что-нибудь вспомнить.

Она не помнила обучения в Академии Призраков, или того, как ее завербовали в армию Конфедерации. Она не могла вспомнить детские и подростковые годы. Она не помнила большинство миссий, которые выполнила в качестве Призрака.

То немногое, что она вспомнила, казалось таким сюрреалистическим и фантастическим, похожим на сон, нежели на реальность. Ибо в этих воспоминаниях она была незримым воином, невидимым и неслышимым. Она была убийцей. Эти полу-воспоминания пугали ее больше всего. В них она видела себя со стороны, в момент совершения безжалостных и ужасных акты расправы. (Она никогда не видела лиц тех, кого убила, чему была благодарна.) В такие моменты она говорила себе, что она была в каком-то странном состоянии, что она была не в себе, что настоящая Сара не способна на это. Но даже тогда, какая-то ее часть знала правду.

Входной люк скользнул в сторону. Сара открыла глаза. Азиат, который к ней недавно заглядывал, стоял в проеме и, похоже, чувствовал себя неловко.

Может, зайдешь в комнату, пока створки люка тебя не прихлопнули, — сказала Сара, указывая на проем.

Юноша засмеялся и шагнул вперед. Люк в отсек закрылся.

— Привет, меня зовут Сомо. Я тот, кто… эээ… вытащил тебя… с Виктор-5 на наш борт. Я просто хотел проверить, как у тебя дела.

Она видела, что парень взволнован и, очевидно, очень хочет поговорить с ней. И ей не нужно было быть телепатом, чтобы понять это. А когда она прочла его мысли, то обнаружила, что он действительно искренне переживает за нее. Его ментальные сигнатуры отличались от большинства мужчин, что ей попадались. Она увидела стержень, который глубоко сидел в нем, а также поразительную силу воли и знание истинной ценности жизни.

— Ну… и как вам Гиперион? — спросил Сомо.

Сара уловила в нем немедленное самобичевание за болтовню и глупые замечания. В его голове это звучало примерно так: «Как вам Гиперион? Идиот! Теперь она думает, что я болван».

Сомо нервно улыбнулся, и Сара рассмеялась. Насколько она помнила, это был первый раз, когда она смеялась так продолжительно. Хотя на самом деле, она вообще не помнила, когда смеялась в последний раз. Она прекрасно себя чувствовала, и долго не могла остановиться.

— Я не думаю, что ты болван, — наконец произнесла она.

Сомо расплылся в улыбке. Затем его лицо застыло, как только он сообразил, что девушка сказала то, что было у него на уме. Потом улыбка расплылась еще шире, когда он вспомнил, что перед ним телепат.

Сара понимающе улыбнулась в ответ на «прозрение» юноши.

— Знаешь, у меня такое чувство, что мы только что разговаривали двумя способами, — сказал Сомо. — Это довольно странно.

— Я думаю, это может быть очень эффективно, — ответила Сара.

— Это отличный способ исключить всякую чепуху, — согласился Сомо. — Например, я пытаюсь придумать подходящий повод спросить тебя, не хочешь ли ты выпить где-нибудь кофе, а ты уже знаешь, что я об этом думаю. Тогда я предполагаю, что могу не спрашивать об этом, если конечно мысль о приглашении не считается за само приглашение, что возвращает нас к…

— Давай помогу. Я не против, когда-нибудь, но прямо сейчас не получится. Я все еще утомлена и хочу отдохнуть.

— Конечно… безусловно, замечательно. Я не буду мешать… эмм, отдыхать. — Сомо попятился к люку и, прежде чем переступить порог, на прощание махнул Саре рукой.

— Увидимся позже, — сказала она.

Сомо счастливо кивнул, и люк закрылся за ним.

Лежа на кровати и уставившись в потолок, Сара задала себе вопрос, когда же Арктур навестит ее. Чтобы обсудить то, чего он хочет от нее в обмен на спасение из комплекса Фудзита. В конце концов, девушка решила, что генерал придет, как только посчитает нужным. Затем провалилась в сон.

* * *

Доктор Фланкс для себя уже решил, что сделает все, что угодно, лишь бы выбраться из сложившейся ситуации живым. Если потребуется сказать революционерам то, что они хотят знать, то так и будет. Однако он не сомневался, что Конфедерация подавит их пустяковое восстание в ближайшее время.

«…Когда придет этот час, я постараюсь выставить себя в самом лучшем свете», — размышлял он. — «Возможно, даже приложу руку к победе над Сынами Корхала, если смогу втереться к ним в доверие. Когда придет время, и Конфедерация подавит жалкий мятеж, я, доктор Фланкс, стану героем… Возможно, даже стану доверенным советником одного из правящих отцов. А может даже будет собственный пентхауз в одном из небоскребов Тарсониса! Черт! Может, даже я буду владеть целым таким зданием! И меня навсегда впишут в медиа-анналы истории…»

С такими мыслями в голове, доктор Фланкс шагал по одному из лабиринта коридоров Гипериона, в сопровождении двух пехотинцев в скафандрах. Солдаты подвели его к люку и приказали войти.

В отсеке, возле пустого стула перед столом, стоял Поллок Раймс. Арктур Менгск сидел напротив, а в дальнем углу стоял солдат в полной боевой экипировке. Когда доктор зашел в помещение, он заметил, что в ближнем к Поллоку углу сидит еще один. Эскорт остался снаружи. Люк закрылся.

«Ну, началось», — подумал доктор. Он знал, что допрос повстанцами, — всего лишь вопрос времени. «Странно, что они так долго ждали. Может быть, хотели убедить меня в ложном чувстве безопасности?» — подумал он.

Ученый кивнул Поллоку. В ответ тот рявкнул:

— Садитесь!

Доктор Фланкс сел на стул и посмотрел на мрачное лицо генерала Менгска. Лейтенант остался стоять рядом, достаточно близко для того, чтобы если что, ударить доктора по голове, если тот во время допроса выйдет за рамки дозволенного.

— Я хочу знать, как и когда Конфедерация узнала об инородном присутствии.

— Гм…

Доктор бросил робкий взгляд на Поллока и, получив в ответ свирепый взгляд, снова уставился на Менгска.

— Насколько мне известно, вид был обнаружен около пяти циклов назад, на пограничной планете сектора Копрулу. Об этом сообщил местный маршал. Туда послали нескольких ученых, что бы провести исследования. Это, хммм… — Доктор откашлялся и сглотнул. Его голос стал хриплым. — Было установлено, что существа не являются представителями местной фауны. По большому счету это была вся достоверная информация кроме, пожалуй, того, что они обладают феноменальной способностью к размножению. Гм… Вскоре посыпались сообщения с соседних планет. Оказалось, что заражение распространяется. Поэтому была поставлена задача изучить Чужих.

В комнате повисла напряженная тишина. Доктор с надеждой посмотрел на Менгска, который лишь сверкнул взглядом в ответ. Фланкс глянул на пехотинца позади Арктура. Ему показалось, что тот прямо горит желанием нажать на спуск гаусс-винтовки по первому сигналу генерала. Ученый попытался глянуть назад, на сидящего в углу солдата, но Поллок вышел вперед и закрыл обзор.

— Зачем проводились эксперименты на людях? — Глаза генерала, как два сверла сверлили черепную коробку доктора, заглядывая прямо в мозг. Доктор практически почувствовал, как генерал копается в его мыслях.

— Ну… кхм, конечно я действовал в рамках приказа, проводя эксперименты над человеческими объектами. Но только с целью определения, как создание, ммм… Крип, так мы его называем, будет взаимодействовать с людьми.

— Почему остался только объект Призрак? — Упершись локтями в стол, Арктур подался вперед.

— Ну, на самом деле, это очень интересно. Мы обнаружили, что чужеродная субстанция и личинка обладают специфической реакцией на телепатов. По крайней мере, мы так предполагали. Но мы не могли доказать это, пока не провели тесты в изолированной среде. Тогда выяснилось, что это действительно так. Участница эксперимента, женщина-Призрак… она спровоцировала самую активную реакцию, как у Крипа, так и у личинки. Поэтому мы решили работать только с ней и прекратить эксперименты с другими объектами.

— Что вы сделали с другими подопытными, когда они вам стали не нужны? — в голосе генерала послышалась сталь, из-за чего доктор почувствовал себя еще более неудобно.

— Вообще-то я не знаю…

— Я предупреждаю, не смейте мне лгать! — отрезал генерал.

Доктор решил, что лучшим выходом для него будет говорить правду и попробовать свалить ответственность на кого-нибудь другого.

— Я думаю, охране было приказано… гм… из-за высокого уровня секретности, устранить их и уничтожить следы.

— То есть, их всех убили. А что стало с жителями периферийных планет, где обнаружили этих пришельцев? Конфедерация же не уничтожила их всех?

Чем дольше Арктур оставался спокойным, тем неудобней чувствовал себя доктор. Он почувствовал дрожь в руках, лежавших на коленях под столом.

— Ну, насколько я слышал, гм… на тех планетах распространилась генетически выведенное заболевание. Кажется они сказали, что это холера.

Арктур кивнул на доктора. Он повернулся и посмотрел на пехотинца в углу за ним. Доктор еле удержался, чтобы не обмочить от страха штаны.

— Сопроводите доктора, — сказал генерал. Охранник приблизился к столу.

Доктор Фланкс поднялся. Его била дрожь. Поллок вновь помешал доктору рассмотреть пехотинца в углу у дверного проема. Ученый вдруг подумал, а не специально ли это делает лейтенант. «Эй, по крайней мере, ты жив», — подытожил он про себя.

— Еще один момент, — сказал генерал. — Почему комплекс Фудзита?

Доктор обернулся.

— Да. Для того чтобы иметь убедительные доказательства, что чужие реагируют на телепатов, мы должны были гарантировать, абсолютное невмешательство извне. Пинакль, естественно, уже имел готовые условия для экспериментов.

Генерал снова кивнул и обратился к солдату.

— Представьте нашего нового друга профессору Бранамуру, — сказал он. Воин кивком в шлеме подтвердил приказ.

Как только доктора вывели из помещения, Поллок повернулся к оставшемуся в углу пехотинцу. Сара сняла шлем, встала и не торопясь прошла мимо лейтенанта. Села за стол, за которым минуту назад обливался потом доктор. С равнодушным видом она выдержала холодный пристальный взгляд Арктура.

— Он лгал нам? — спросил генерал.

Сара покачала головой.

— Нет. Он чуть не до обморока боялся, но говорил правду.

— Хорошо, — ответил генерал. — Надеюсь, что хоть что-то из его рассказа помогло тебе.

Сара опустила взгляд вниз, в душе признаваясь себе, что она действительно воевала не на той стороне.

— Помогло. Теперь, когда на меня не действует чип, я осознаю, что Конфедерация творит произвол. Я хочу помочь вам.

— Я думаю, ты будешь сильным союзником для нашего мероприятия. И я только приветствую твое решение. — На губах генерала появилась улыбка. Первая улыбка, которую Сара увидела на этом лице. Девушка устала от постоянного изучения ума доктора, хотя теперь у нее появилась пища для размышлений.

— Спасибо. Сейчас я хотела бы немного отдохнуть, — сказала она, заканчивая диалог.

Генерал поднялся.

— Разумеется. Когда отдохнете, я хотел бы еще немного пообщаться с вами.

Сара признательно кивнула и встала. Поллок провел ее к дверям.

— Я найду дорогу, спасибо, — сказала она лейтенанту.

Поллок посмотрел на Менгска. Тот чуть заметно кивнул. Поллок поджав губы, одарил Сару тяжелым взглядом.

Ей совсем не понравилось то, что происходило в голове лейтенанта.

— Эй, — сказала она Раймсу на выходе, — я все слышала.

Сара прошла через проем и вышла в коридор.

«Надо быть начеку и не забывать про ее маленький талант», — глядя на закрывающийся люк, подумал Поллок.

ГЛАВА 5 НЕЗВАННЫЙ ГОСТЬ

В последующие несколько интервалов, многие факты, а также изобилие слухов относительно чужеродной расы распространились среди солдат, техников, инженеров и остального персонала Гипериона. На самом деле, генерал Менгск тщательно контролировал распространение слухов, хоть из «святая святых» личного кабинета, хоть с капитанского мостика. Отдельным ключевым людям, в том числе и Саре, (что не ускользнуло от лейтенанта Раймса), генерал поручил следить за информацией и распространять ее. Менгск рассчитывал, что вскоре слухи перерастут в совершенно иную форму. Различные домыслы извратят факты настолько, что в конечном итоге, они будут только способствовать разжиганию ненависти к Конфедерации.

Гиперион вернулся в Умоджу на пять планетарных дней. Менгск провел несколько встреч с представителями Протектората, где были выработаны важные решения. После утверждения плана, механизм взаимодействия запустили в ход.

Все это время Сара в основном была предоставлена сама себе. Она не выходила из своей каюты и несколько раз отклоняла приглашения Сомо «высунуть нос наружу». Воспоминания возвращались к ней. Но чем больше она вспоминала, тем раздражительней становилась. Форест Киль с парочкой ребят учинили грандиозную попойку, чем основательно прибавили работы медперсоналу. Особенно Форест, который по слухам один выпил полторы бутылки старого Скотти Болджера № 8. Лейтенант Брок несколько раз отвечала отказом на откровенные предложения рядового Тиббса, но во время одного из ночных кутежей все-таки отдалась ему. Поллок Раймс в свою очередь, заперся с бутылкой в своей каюте и пил один. Утром шестого дня, Гиперион закончил пополнение запасов. Повстанцы вернулись к стыковочному доку. Они поднялись на борт корабля и принялись готовиться к длительному рейду.

Никто не знал, какой будет их следующая миссия, и когда она начнется. Так или иначе, солдаты постоянно занимались военной подготовкой. Тренировались до тех пор, пока не научились облачаться в боевые скафандры менее чем за шестьдесят секунд, а также разбирать, чистить и собирать оружие с закрытыми глазами.

Вскоре Гиперион вышел на границу подконтрольного Конфедерацией пространства, собираясь пересечь ее. Повстанцы вновь перешли в режим повышенной боевой готовности, на случай возможных атак.

И им не пришлось долго ждать.

* * *

Несмотря на то, что Сара видела в коридоре все, она знала, что на самом деле вокруг стоит кромешная тьма. Изображение имело красный оттенок, а с расстоянием объекты размывались и становились нечеткими. Но мини-карта в левом углу экрана визора[15] точно информировала, куда нужно идти.

Она поднялась по лестнице и прокралась по залам верхнего этажа усадьбы. Добравшись до открытой двери в спальню хозяев дома, она проскользнула внутрь и приблизилась к двум спящим фигурам. Здесь было светлее. Через открытое окно в комнату лился лунный свет. Сара приблизилась к широкой кровати занавешенной балдахином. Вытащив нож, она схватила одного из спящих, потянула к себе и одним плавным движением провела тому по горлу. Хлынула рекой кровь. Фигура рухнула под лунный свет, поворачиваясь…

Воспоминание оборвалось. Из всех воспоминаний оно было самым ярким и полным деталей, как и самым тревожным. Сара сидела на койке, спрятав лицо в ладонях. С каждым днем память восстанавливалась все лучше и лучше. Однако, сидя в крохотной каюте и заново переживая ужасные события, она все больше замыкалась в себе. Девушка решила, что ей просто необходимо выйти и поговорить с другими людьми. Попытаться напомнить себе, что она нормальный человек, и способна навсегда похоронить воспоминания о прошлых деяниях.

Сара прошла через вызывающий чувство клаустрофобии коридор к отсеку № 17. Перемещение по коридорам напомнило ей о недавнем видении, и она из всех сил старалась выбросить его из головы. Девушка остановилась около люка под номером 17 и нажала кнопку вызова.

Створка люка открылась. Сомо полулежал на койке с медиа-томом в руках. Увидев Сару, он сел. Его глаза увеличились до размера кредитных фишек.

— Привет! — выдавил он. С беспокойством в голосе, добавил, — с тобой все в порядке?

— Да… Просто я подумала, что могу принять твое приглашение на счет кофе.

Сомо расплылся в широкой улыбке, явив целый ряд почти идеальных зубов. Сара почувствовала волну искренней радости, что хлынула на нее от молодого человека, и в ее душе потеплело.

* * *

В столовой было необычно людно. Сомо и Саре пришлось поискать место, куда можно сесть. Хотя Сомо удалось избежать большую часть стычек, подобной той, с варп-крысами, но насмешливые взгляды преследовали его постоянно. Сара чувствовала их, а также негативные мысли мужиков, когда они пробирались через столовую и занимали свободные места. Помимо этого девушка беспристрастно отмечала взгляды и мысли, которыми сопровождали ее. Они были оценивающими, а местами и похотливыми. Сомо сел на пустое место возле Фореста, Сара села напротив.

Форест был один из немногих, кто не относился к Сомо с холодным безразличием. Сомо кивнул старику, который жевал огромный кусок Умоджанского скалета.[16]

— Да, скажу я вам, — воскликнул Форест, стрельнув дикими глазами в сторону Сары, — на Умодже точно знают, как их правильно растить! Вскормленные молоком, прямо из груди. Способ что надо.

Сара усмехнулась приятно удивленному старику, фильтруя его мысленные образы, которые напоминали ей запущенный и заброшенный сад.

Поставив локти на стол, со столовым прибором в каждой руке, Форест не спеша пережевывал пищу, попутно поглядывая на новоприбывших собеседников.

— Моя мать, храни господь ее душу, готовила скалета так, что пальчики оближешь. Держу пари, что твоя матушка, тоже могла неплохо его приготовить, — сказал он Сомо.

Сара почувствовала, как у Сомо меняется настроение.

— Да, она готовила… — только и сказал он.

— А, так она больше не готовит? Да? Бедный мальчик. — Форест покачал головой и продолжил жевать.

Сара прочитала мысли в голове у Сомо. Парень подбирал слова, как бы повежливее сказать, что его матери больше нет.

— Мне очень жаль, — сказала Сара.

Сомо посмотрел на нее и, помимо своей воли, чуть-чуть улыбнулся.

— Ты исключительна.

— Погодите-ка, чего это жаль… О, она же не… Мальчик, можешь дать мне между ног. Извини. Я даже не подумал… как это случилось?

Сомо подумал, что тактичность не входит в число добродетелей Фореста, но он ответил:

— Холера. Забрала и мать и отца. Обоих.

— Я кое-что слышал об этом. Вспышка эпидемии в нескольких мирах Периферии, если я не ошибаюсь. Погибли все поселения. — Старик покачал головой. — Мне жаль слышать, мальчик мой. Ладно, кажется, мне надо хорошенько выспаться перед очередной тренировкой.

Форест встал, не выпуская из рук приборов, взял поднос.

— Увидимся, — коротко попрощался он и ушел.

Сомо посмотрел на Сару. Она сидела, наклонив голову и приоткрыв рот, пристально и задумчиво глядя Сомо в глаза.

— Что такое? — спросил он.

— Может, я не должна говорить тебе это, но думаю, ты имеешь право знать. — Сара наклонилась вперед. — Твои родители стали жертвой эпидемии, которая была инициирована Конфедерацией, чтобы заставить замолчать любых возможных очевидцев появления неизвестных пришельцев.

Сара почувствовала вихрь мыслей Сомо, когда он начал осознавать ее слова, прокручивая их в голове снова и снова. Первой его реакцией стало недоверие.

— Откуда ты знаешь? — с потерянным видом спросил он.

— Доктор из комплекса, тот, что проводил эксперименты надо мной. Он сказал Менгску. Я присутствовала при разговоре. Я знаю, что он не лгал.

— Но они даже не знали… — Сомо смотрел на стол, пряча глаза. Саре стало жалко его.

Именно в этот момент, Сара обнаружила за своей спиной Поллока.

— Время для тренировок с оружием, рядовой, — обратился к Сомо лейтенант.

— Не сейчас, — сказала Сара, не поднимая глаз. — Он только что узнал плохие новости.

Сомо как раз собирался сказать, что все в порядке, но Поллок его опередил.

— Наше расписание не составляется специально под эмоции вашего друга.

— Ваше расписание подождет, — резко ответила Сара.

— Не смейте мне указывать… — начал Поллок, и положил руку на плечо Сары, чтобы развернуть ее лицом к себе.

Сомо не увидел движений Сары. Он даже не заметил, когда она встала. Казалось, что она только что сидела тут, а через мгновение — уже стояла, заломив руку Поллока в болевом захвате. Большой палец второй руки девушки застыл в миллиметре от глаза лейтенанта. Ее глаза были пусты, на лице не отображалось ни одной эмоции.

— Никогда не прикасайтесь ко мне, лейтенант, — сказала Сара сквозь зубы.

Сомо вскочил и обежал стол. К тому времени, когда он очутился на другой стороне, Поллок уже вырвался и выхватил нож. Сомо встал между ними, держа их на расстоянии вытянутых рук.

— Послушайте! Вы оба! Я только что узнал, что причина, по которой я больше никогда не увижу своих родителей, состоит в том, что Конфедерация приняла меры, чтобы убрать их. Я не собираюсь позволить вам, стоящим здесь, убить друг друга, когда враг находится там! Если мы будем грызться друг с другом, то уже все кончено! Неужели вы не понимаете?

Поллок вложил нож в ножны, и оглядел собравшихся зрителей.

— Она виновата в этой перебранке. Нападение на вышестоящего офицера, является военным преступлением и карается трибуналом. Вы все видели, что она сделала, — сказал Поллок, ожидая подтверждения.

Когда никто не поддержал его, он взглянул на ближайший стол, где сидела варп-крысы, которые доставали Сомо.

— Вы все свидетели. Так? — Поллок смотрел прямо на лидера варп-крыс.

Варп-крыса в недоумении пожала плечами.

— Я действительно не видел, как это произошло.

Он повернулся к Поллоку спиной и продолжил трапезу. Остальные либо отводили глаза, либо вдруг вспомнили о срочных делах в других местах. Поллок осмотрел всю столовую, но не смог найти ни одного взгляда, поддерживающего его. Сара не двигалась. Она все еще следила за Поллоком пустым взглядом, который всегда сопутствовал незамутненному чувствами и мыслями сознанию, когда работали только инстинкты. Только сейчас она осознала, что подобное состояние — это отголосок подготовки в Конфедерации. Она заставила себя немного расслабиться.

— Я жду вас в огневом стенде через пять секунд, — сказал Поллок.

Он мельком взглянул на Сару, и она поняла, что лейтенант прилагает титанические усилия, чтобы скрыть от нее свои мысли. Она знала, что если очень сконцентрируется, то сможет выяснить его намерения. Девушка решила подождать.

Спустя мгновение лейтенант развернулся и стремительным шагом вышел из столовой. Немного погодя остальной экипаж продолжил прием пищи.

* * *

Генерал Менгск стоял на капитанском мостике, созерцая великолепный вид россыпи звезд, что мерцали в необъятной черноте космоса — космоса Конфедерации. Подобно мелкой рыбешке Гиперион проплывал через кишащие акулами воды. И чтобы не попасться, им нужно быть очень осторожным.

Где-то позади генерала открылся люк, и на нижнюю палубу вошла Сара. Девушка осмотрелась. Мостик больше походил на апартаменты генерала, нежели на обычный командный пункт корабля. Здесь были медиа-книги, полнофункциональный бар и даже несколько древних стратегических игр, в одной из которых Сара узнала шахматы. На нижнем уровне, прямо перед Сарой, располагалась целая стена экранов, отображающие бесчисленные звездные системы. Некоторые точки на экранах горели красным, обозначая флот Конфедерации. Сара сразу почувствовала, что даже при огромных просторах космоса, эти точки слишком близко.

— Вы вызывали меня? — спросила она, сосредоточив внимание на импозантной фигуре у наблюдательного пункта.

Менгск, не оборачиваясь, заговорил:

— Да. Я полагаю, что пришло время для откровенного разговора между нами. Кстати, я слышал об инциденте в столовой.

Сара не уловила обвинений ни в тоне, ни в мыслях генерала.

— Лейтенант Поллок распустил руки. Если он сделает это снова, я сделаю в его голове вторую вмятину.

Хотя генерал стоял спиной к ней, Сара поняла, что он улыбается.

— Я думаю, что вы заставили Раймса испытать страх. А это очень непросто сделать. Раймс, человек, которого просто так не запугать.

Заложив руки за спину, генерал повернулся к Саре. Она видела только его силуэт на фоне звезд.

— У нас имелась информация, что Конфедерация проводила исследования на Виктор-5, — начал он. — Но это не было главной причиной того, почему я выбрал эту планету для проведения первой операции Сыновей Корхала. Главная причина… Это вы.

Генерал сделал паузу. Сара обнаружила, что есть что-то, что Менгск прячет в подсознании. И это что-то, очень хорошо скрыто. Девушка признала, что генерал обладает таким непробиваемым разумом, с которым ей еще не приходилось сталкиваться. Вследствие чего, ее уважение к Арктуру Менгску возросло еще больше.

— Умоджанцы знали о переводе вас в комплекс Фудзита. Они предоставили эту информацию мне, и я принял решение освободить вас. Конечно, на это у меня были свои причины.

— Какие же?

Менгск снова выдержал паузу. Сара знала, что не все, что собирается сказать генерал, будет правдой.

— Я верил, что вы сможете… реабилитироваться. Не могу подобрать более подходящего слова. Кроме того, в вашей памяти располагается ценная информация. Например, нюансы системы безопасности Академии подготовки «Призраков» на Тарсонисе.

Сара не могла скрыть изумления.

— Вы хотите организовать нападение на Академию Призраков? В столице Конфедерации?

— Да, именно это я и собираюсь сделать. До настоящего времени усилия повстанцев в большей степени игнорировались СМИ Конфедерации. Но я сомневаюсь, что они смогут закрыть глаза на событие такого масштаба.

Генерал сделал шаг вперед, и теперь Сара увидела его лицо. Его пронзительные глаза горели огнем неукротимой решимости.

— Я провожу политику неразглашения солдатам наших миссий до последнего момента, но вам я сообщаю сейчас. И не только потому, что я доверяю вам… но также и потому, что я хочу, чтобы вы руководили операцией. У нас есть основания полагать, что чужеродные экземпляры имеются и в Академии. Они проводят эксперименты на новобранцах, как делали это с вами. Вы знаете Академию. Вы обучались там. Даже если вы не помните что-то сейчас — всему свое время.

Сара начала понимать суть. Хотя в ее душе свербело чувство, что Арктур не договаривает всей правды. Что он скрывает? И почему? Тем не менее, вне зависимости оттого, что скрывал генерал, по необъяснимым причинам Сара чувствовала, что может доверять ему. Возможно, этому способствовало его доверие к ней.

— Я нужна вам. Итак, вы спасли меня из комплекса и помогли мне восстановить память, для того чтобы завербовать меня, чтобы потом я командовала штурмом? Вы все спланировали заранее.

Пока Сара ждала ответа Менгска, из расположенного неподалеку коммуникатора[17] раздался сигнал вызова. Дрожащий голос Сэлы Брок нарушил тишину мостика.

— Сэр… это лейтенант Брок. На меня напали у моей каюты. Я только что очнулась. Я не видела, кто… но он забрал мой связной ключ…

Ключи доступа к каналам связи позволяли отправлять сообщения не только со стационарных коммуникаторов, в помещениях с ограниченным доступом, но и с расположенных по всему кораблю удаленных терминалов.

— Немедленно отправляйтесь в лазарет, — ответил Менгск лейтенанту, а затем нажал на другую кнопку интеркома. — Начальник связи, я хочу, чтобы с этого момента отслеживали все исходящие передачи. Уведомляйте меня о любой несанкционированной деятельности.

Генерал подошел к стене видеоэкранов. Он остановил взгляд на мониторе, где была показана текущая дислокация корабля. Затем осмотрел соседние экраны, которые отображали активность в ближайших секторах.

По интеркому раздался голос:

— Сэр, я обнаружил, что несколько минут назад была сделана несанкционированная передача с удаленного терминала на грузовом уровне.

— Штурман! — выпалил генерал.

— Да, сэр! — ответил голос.

— Подготовиться к переходу в подпространство.

— Есть, подготовиться к переходу в подпространство.

На экране, соседнем с тем в который смотрел генерал, погасла одна из красных точек.

— Слишком поздно… — прошептал Менгск.

Вперив взгляд в обзорные экраны, Сара увидела, как звездное небо начало искривляться и колебаться. Широко раскрытыми глазами она смотрела, как из ниоткуда появляется металлический борт громадного корабля. Прямо на пути Гипериона. Раздался сигнал тревоги.

Арктур вернулся к коммуникатору.

— Сэр, судно только что вышло из подпространства на нашем…

Генерал нажал на кнопку коммутатора и ответил:

— Да, я вижу, штурман. Стоп машина.

— Есть, стоп машина, сэр! — ответил штурман.

В этот момент слева от генерала включился большой экран. На дисплее появилось лицо седовласого полковника в форме Конфедерации. С сильным акцентом, растягивая слова, полковник потребовал:

— Внимание! Неопознанное судно! С вами говорит флагман Конфедерации Норад[18] Второй, полковник Эдмунд Дюк! Идентифицируйте себя немедленно!

Генерал нажал кнопку интеркома.

— Уведомите Норад Второй, что мы судно Конфедерации, и выполняем учебные маневры. А также передайте им наш пропускной код.

На дисплее Эдмунд Дюк посмотрел куда-то в сторону и через мгновение повернулся обратно.

— В этом секторе не санкционированы никакие учения. Не предпринимайте попыток запустить двигатели, и приготовьтесь к стыковке. При любых попытках противодействия инспекционной группе, мы откроем огонь!

Гиперион полностью сбавил ход и практически остановился. Норад II, неповоротливый техно-гигант, висел прямо перед ним. Генерал знал, что с такой позиции боевой крейсер не сможет атаковать Гиперион, но вот эскадрильи «Фантомов», что высыпали из пуско-посадочных шлюзов, могли запросто. Норад II развернулся таким образом, чтобы не дать повстанцам совершить прыжок в подпространство и удрать, оставив противника с носом. Все как по учебнику.

Генерал задумался над тем, как выкрутиться из сложившейся ситуации. Диапазон работы терминалов дальней связи весьма ограничен, а это значило, что Норад II был ближайшим, а возможно и единственным кораблем, который получил сообщение. Насколько Менгск знал полковника Дюка, упрямый старик вряд ли сообщит о происшедшем куда следует, прежде чем не выяснит все факты. Это означало, что пока им придется иметь дело только с Норадом.

Генерал нажал кнопку на коммутаторе и сказал:

— Штурм, уведомите Норад Второй, что к приему инспекционной команды подготовлен стыковочный шлюз № 1.

Менгск нажал другую кнопку.

— Рядовой Ханг, говорит генерал Менгск. Приказываю вам взять семерых бойцов, вооружиться и доложить мне. Как можно быстрее!

— Да, сэр! — пришел ответ.

— Прикажете мне тоже экипироваться? — спросила Сара.

— Нет, — ответил генерал, и Сара сама удивилась своему разочарованию. Она вдруг обнаружила, что отчаянно хочет боя. Судя по всему, ее кровожадность не исчезла с удалением ингибитора. Так или иначе, несмотря на разочарование, девушка задалась вопросом: быть может, генерал не доверят ей? Она не обнаружила в нем подозрений, но все же…

— Я бы предпочел, чтобы ты осталась здесь и защитила меня, если это понадобится. Арктур Менгск повернулся к Саре. Их глаза на мгновение встретились.

Бросив взгляд на установленную выше консоль с хронометром, генерал вернулся к смотровым экранам. Его мозг анализировал ситуацию, взвешивал шансы, искал решение. Сохраняя почтительное молчание, Сара наблюдала за ним и ждала.

* * *

Полковник Эдмунд Дюк сидел в командном центре боевого крейсера и не верил своей удаче. Каждый офицер Конфедерации во всех известных системах, занимался поисками пропавшего Призрака. А несколько минут назад на Норад II пришло анонимное сообщение с точными координатами.

«Если я не стану после этого генералом, то съем свой скафандр!» — ликовал в мыслях полковник, после сеанса связи с Гиперионом.

— Сэр, абордажная команда готова к отбытию, — объявил голос по интеркому.

— Отлично! Отправляйте, — приказал Дюк.

Полковник смотрел на экран с видом на левый борт крейсера старой модели и размышлял, что если вдруг капитан судна — известный лидер мятежников… Было бы забавно. Поймать этого выскочку Менгска… в таком случае Конфедерация наверняка сделает Эдмунда Дюка генералом. Полковник знавал Менгска, когда тот еще сражался на их стороне. И этот самый Менгск как человек никогда не нравился Дюку, а теперь и того меньше. Ему бы доставило удовольствие лично заарканить бывшего полковника Конфедерации.

Дюк расслабился в кресле и стал ждать развития событий.

* * *

Генерал Менгск неподвижно стоял на обзорной палубе. Сара терпеливо ждала, сканируя его мысли. Впрочем, она старалась делать это не слишком навязчиво. Все что удалось ей выяснить: у генерала есть план. «Почему-то у этого человека всегда есть план», — подумала она.

Арктур отвернулся от панорамного экрана и спустился на нижний уровень. Он остановился около коммуникатора. Следя за хронометром, он нажал кнопку интеркома.

— Сержант Киль, говорит Менгск. Слушайте внимательно…

* * *

Шлюз причального отсека был открыт для приема десантного катера Конфедерации. Когда транспортник сел, створки закрылись. В следующий момент опустился трап, и из шлюпки трусцой выбежали десять бойцов Конфедерации. Полностью запакованные в боевые скафандры, они спустились на палубу и двинулись к ближайшему отрытому люку, где их ожидал Поллок Раймс.

— Сержант Рузвельт Браниган, космический десант Конфедерации. Согласно директиве Конфедерации это судно реквизировано. Немедленно представьте нас капитану.

Поллок кивнул сержанту, развернулся и повел группу к ближайшему подъемнику.

* * *

Арктур Менгск наблюдал и ждал. Бегущие по экранам графики окрашивали его фигуру во все цвета радуги.

Он нажал на кнопку на коммуникаторе.

— Сержант Киль. Вы готовы действовать?

Сара услышала ответ старика:

— Я все еще не могу понять, что мне нужно делать, но да — я готов.

Внезапно у Сары где-то в глубине сознания проснулся червячок беспокойства. Она не смогла определить его источник, лишь предположила, что он может быть связан с инспекционной командой. С другой стороны, она понимала, что это не могут быть мысли конфедератов… Слишком далеко.

— Хорошо. Ожидайте. — Генерал посмотрел на хронометр и нажал другую кнопку. — Штурм, дайте вперед, пятнадцать градусов от левого борта на средней скорости, по моему сигналу.

— Да, сэр, — пришел ответ.

Менгск всецело сосредоточился на хронометре. Генерал был уверен, что если у них и есть шанс на выживание, то только в идеально рассчитанном моменте. Тем временем, Сара отодвинула тревожные ментальные эманации на задний план и сконцентрировалась. Чтобы в случае возникновения проблем быть готовой ко всему.

* * *

Лифт перед Поллоком открылся. Оттуда выскочил доктор Фланкс, размахивая руками и улыбаясь.

— Слава отцам! Я один из вас! Это корабль мятежников, и они взяли меня в плен! Этот человек тоже мятежник! Не доверяйте ни единому его слову! Я сам отведу вас к капитану!

Сержант посмотрел на него.

— Полковник, вы слышали это? — произнес он в шлемофон.

— Да, я вас слышу. Гм… следуйте за ним, — раздалось в ответ.

— Есть сэр.

Сержант кивнул доктору. Фланкс вернулся в лифт, приглашая за собой конфедератов. Двое из них взяли Раймса под ружье.

Посредством многочисленных видеокамер генерал неотрывно следил за обстановкой в коридорах и лифтах Гипериона. На одном из мониторов, Арктур Менгск видел, как лифт миновал стыковочный шлюз № 2 и достиг уровня «Меридиан». Затем, уже на соседнем экране, солдаты вышли из лифта и двинулись по коридору. Сара с тревогой в душе, ждала их появления. Но генерала, казалось, совершенно не волнует, присутствие врага. Несмотря на то, что доктор Фланкс уверенно вел конфедератов вперед.

Через коммуникатор генерал обратился к иск-ину[19] крейсера:

— Компьютер, изолировать секцию A-6 на Меридиане.[20] — Переключив канал, отдал приказ Форесту. — Сержант Киль, приступайте.

* * *

Пока Гиперион находился в доках Умоджи, осадный танк простоял на ремонте, и у Фореста не было возможности для тренировок. Тем не менее, он без всяких проблем провел машину через нагромождения контейнеров и остановился у створок ворот, соединяющих грузовой отсек со стыковочным шлюзом № 2. Распоряжения генерала были, мягко говоря, странными, но сидя в кабине полностью восстановленного танка, Форест верил этому человеку. И был готов выполнить любой приказ, не задавая лишних вопросов.

Действуя по инструкциям, старик выехал в пустой отсек и остановился перед наружным шлюзом. Развернул танк в режим осады. Выдвижные упоры приподняли машину на несколько футов. После чего Форест посмотрел на фронтальный монитор. Весь экран занимал закрытый массивный люк. Получив новое указание, он отрегулировал гравитационные ускорители до пятикратной перегрузки, надел шлемофон, пристегнулся и замер в ожидании.

* * *

Генерал Менгск смотрел через монитор, как инспекционная команда Конфедерации двигается цепочкой по узкому коридору. Выждав момент, он сказал в коммуникатор.

— Штурм! Средний вперед на пятнадцать градусов к левому борту… давай!

— Есть, средний вперед на пятнадцать градусов к левому борту, сэр!

Громадный корабль начал смещаться к Нораду II. Сара не могла поверить, что генерал действительно хочет сделать то, на что это было похоже. Тем не менее, на всякий случай девушка вцепилась в ближайшие перила.

* * *

На борту Норад II, полковнику Дюку доложили, что Гиперион начал движение. Расположившись в командном пункте, полковник предположил, что корабль отходит, чтобы попытаться совершить переход в подпространство. Дюк попросил уточнить, куда движется противник. И получил подтверждение, что крейсер движется вперед.

«Это приграничное отребье хочет протаранить нас!» — молнией пронеслась мысль в его голове.

— Щиты на максимум! Щиты на максимум! Приготовиться к столкновению! — заорал он. — Сержант Браниган, докладывайте!

Сержант ответил незамедлительно:

— Мы на пути к мостику, сэр!

— Этот корабль прет на нас! Схватите капитана и немедленно остановите крейсер! В темпе!

— Есть, сэр!

За все время командования боевым крейсером, полковник Дюк ни разу не пристегивался в капитанском кресле.

Сейчас он сделал это.

* * *

Потея в боевом скафандре, Сомо ждал. Он не знал до конца замысла генерала, но один факт был очевиден, все происходящее очень опасно. И он знал, как и товарищи вокруг, что в случае плена, суд Конфедерации будет означать для них смерть.

Если, конечно, их не перебьют сразу тут.

* * *

Доктор Фланкс довел солдат до поворота коридора. Им осталось пройти по коридору мимо жилых отсеков экипажа, затем, повернув еще раз, они окажутся у люка на главную палубу.

Когда группа прошла полпути, доктор улыбнулся. В своих мечтах он уже получал медаль «За отвагу» из рук правящих отцов. «Потом повышение в должности и жизнь в изобилии на Тарсонисе. Может быть даже…» — подумал он и открыл очередной люк.

Поллок рывком заскочил в отсек. Внутри конфедератов ждали четверо вооруженных повстанцев. Один боец кинул Поллоку гаусс-винтовку. Затем доктор услышал крик. Он обернулся и увидел, что перед самым поворотом коридора открылся еще один люк. Оттуда выбежали два повстанца и взяли на прицел солдат. Один из мятежников опустился на колено. Открыв лицевые щитки, они принялись орать, чтобы все опустили оружие. Вслед за ними выскочило еще двое.

Доктор Фланкс в буквальном смысле слова увидел, как рушатся его воздушные замки. Иллюзии о красивой роскошной жизни на Тарсонисе таяли как дым. Он закричал так, что глаза полезли из орбит.

— Вы, неотесанная пехтура! Дайте мне убраться отсюда! — В голове доктора что-то щелкнуло. Он выдернул гаусс-винтовку у ближайшего конфедерата, навел ее на дверной проем и открыл огонь.

* * *

В этот момент Гиперион находился практически перед Норадом II. Сара слышала слабый шум от попаданий выстрелов Фантомов. Истребителям потребуется немало времени, чтобы пробить щиты крейсера. Но чудовищному гиганту по соседству сделать это не составит труда.

— Установить щиты на полную мощность.

— Щиты на полную, есть сэр!

— Приготовиться к столкновению!

Генерал посмотрел на Сару и указал на кресло, в котором девушка при желании могла пристегнуться. Не в силах оторвать глаз от панорамного экрана, Сара бросила быстрый взгляд на сиденье и покачала головой. Она уже различала мелкие детали на приближающемся огромном корабле. Люки, элементы обшивки, внешние отсеки — все то, что человек может увидеть на соседнем судне только при неизбежном столкновении.

Норад II не двигался. Сара глубоко вздохнула. «Мы действительно идем на таран», — подумала она, следя за тем, как приближается поверхность чужого корабля. Девушка прикинула в уме, через сколько секунд она сможет прочитать серийный номер на холодильной камере крейсера.

Когда энергетические щиты соприкоснулись, возникла яркая вспышка. Столкновение сопровождалось ужасным визгом, шумом и непрекращающейся, выворачивающей кишки, тряской.

Сара зажала руками уши и закрыла глаза, пытаясь изо всех сил удержать равновесие. Не справилась. Упав на пол, она скорчилась в положении эмбриона, закрыв руками голову. На верхнем уровне, также зажимая уши руками, Арктур упал на колени. Но он нашел в себе силы, чтобы не закрыть глаза и продолжить наблюдение. Соприкосновение двух защитных систем сопровождали ярчайшие вспышки и пронзительный визг.

Невероятно медленно, но верно, Гиперион продвигался вперед, отталкивая другой корабль и заставляя его поворачиваться вокруг своей оси. Через какое-то время, мостик Гипериона очутился напротив капитанского мостика Норад II. А еще через несколько минут два корабля оказались бок о бок.

Менгску удалось встать на ноги. Генерал ухватился за коммуникатор и, пересиливая шум, прокричал:

— Заблокируйте стыковочный отсек номер два и откройте внешний люк! Немедленно!

Когда-то давно, генерал Менгск читал о древних сражениях на Земле, о временах, когда люди пересекали океаны на громоздких деревянных кораблях. В то время, во время сражений корабли поворачивались друг к другу бортами и открывали огонь из пушек. Это всегда очаровывало генерала. Теперь, спустя несколько тысячелетий, в безграничном океане космоса, Арктур Менгск решил попробовать свои силы в морской войне.

* * *

…Повстанец рядом с Сомо, («Его фамилия была Сондерс», — подумал азиат), упал. И, судя по количеству проникших в броню шипов из винтовки доктора, — мертвый. Находящиеся в коридоре бойцы Конфедерации начали палить во все стороны.

Поллок, попав под обстрел одного из пехотинцев, спрятался за стеной рядом с проемом люка. Доктор Фланкс направил «карателя» на Сомо, как вдруг раздался пронзительный грохот, сопровождающийся сильным сотрясением. Юноша потерял равновесие и упал на спину. Доктор тоже упал. Нескольким солдатам удалось удержаться на ногах.

С безумными глазами доктор Фланкс навел дуло отобранной винтовки на Сомо. Нажать на спусковой крючок не успел. Сомо выстрелил короткой очередью, целясь в грудь доктора. Отдача сбила прицел. Когда парень посмотрел на Фланкса, то увидел в нем ряд зияющих дыр, что начинался от груди и заканчивался на лбу. Сомо смотрел в мертвые глаза доктора, пока тот пятился к приходящим в себя конфедератам. Затем тело упало на пол, как лишившаяся управления марионетка.

Три повстанца рядом с Сомо оправились от толчка и начали стрелять через проем в коридор. В свою очередь конфедератам удалось занять позиции по бокам люка, и они открыли ответный огонь по отсеку.

* * *

Люк в космос начал открываться. Как только герметичность отсека нарушилась, мелкий мусор выбросило в космическое пространство. Танк, благодаря увеличенной силе гравитации, остался на месте.

За открывающейся створкой сверкал металлом массивный корпус Норад II. Форест Киль понял замысел генерала. Его лицо расплылось в улыбке. Старик прямо засиял в предвкушении заварушки.

Когда энерго-щиты корабля иссякли, и душераздирающий звук исчез, в шлемофоне Фореста раздался голос Менгска.

— Сержант Киль, по готовности открывайте огонь.

Форест с трудом расслышал приказ, но все прекрасно понял.

— Это все, что нужно было сказать, шкипер! Их-ха!!! — воскликнул он и выстрелил из ударного орудия.

От мощной отдачи танк дернулся. Киль проследил за выстрелом через монитор захвата целей. Он увидел, как по защитному экрану соседнего корабля разбегается взрывная волна. Одного выстрела оказалось достаточно, чтобы уничтожить энергетический барьер. Яркая рябь пробежала по щиту, а потом он исчез. Форест выстрелил снова. На этот раз залп пробил внешний корпус крейсера Норад II.

* * *

— Во имя всех планет отмеченных на картах, что это было?!

Полковник Эдмунд Дюк был в шоке. Казалось, что по кораблю одновременно взревели все сирены тревоги. Голос по интеркому сообщил полковнику, что имеется нарушение целостности внешнего корпуса, и что секции G-L средней палубы находятся в критическом положении.

— Я хочу знать, во имя отцов, кто в нас стреляет!!! — завопил полковник. — Начать проверку! Черт, они где-то рядом! Ради Кридона, обнаружьте их и дайте мне изображение!

Через минуту голос иск-ина сообщил:

— Сэр, наши сканеры нашли источник стрельбы. Это… осадный танк. Стрельба ведется из стыковочного отсека корабля напротив.

Впервые за множество циклов полковник лишился дара речи. Раздался еще один взрыв, сопровождаемый докладом о новых повреждениях. И только тогда, Эдмунд Дюк, наконец, отдал приказ:

— Отправьте Фантомов уничтожить танк!

* * *

— Сэр, энергия щитов израсходована, — сообщил Менгску штурман. — Лазеры Фантомов противника проникают сквозь них и начинают повреждать внешний корпус.

«Они не наносят такого ущерба, какой наносим мы с помощью осадного танка», — размышлял генерал. Еще один мощный взрыв подтвердил его мысли. Сотрясения прекратились, когда оба щита исчезли. Исчез и оглушительный шум.

Сара стояла и смотрела, как надстройка командного мостика Норада II сдвигается вправо и исчезает за краем панорамного экрана.

— Штурм, все чисто для гипер-прыжка? — с тревогой в голосе спросил генерал.

Повисла тишина.

— Ответ утвердительный, сэр! — наконец раздался ответ.

Из стыковочного отсека снова раздался звук выстрела.

— Связист, вывести на нижний экран запрос на контакт с Норад Вторым!

* * *

Сомо откатился влево от люка, едва избежав шквала смертоносного огня из коридора. Поллок находился справа. Конфедераты, занявшие позиции с другой стороны проема, выставили гаусс-винтовки в помещение и начали стрелять вслепую. Этим воспользовался лейтенант. Когда солдат засунул ствол «карателя» в отсек, Поллок схватил гаусс-винтовку и дернул к себе. С одного взгляда Сомо понял, что человек ошарашен потерей оружия. Он подумал, что в другой ситуации, выражение лица человека наверняка показалось бы смешным. Но сейчас, солдата просто ввергнуло в шок от осознания поражения.

Боец замер, шаря руками по воздуху. Он ударил по кнопке, чтобы поднять лицевой щиток, а затем закричал.

— Я безоружен, я безоружен!!!

Он отступил назад, загородив проем, в результате чего Поллок получил возможность для безопасного выстрела. Лейтенант выпустил по нему целую очередь, а затем выскочил в коридор и выстрелил в упор во второго засевшего возле люка конфедерата…

* * *

…Полковник Дюк не мог отвести глаз от экрана диагностики, показывающего разрез каркаса Норад II. Поврежденные и находящиеся под угрозой отсеки отображались красным цветом. Четыре больших красных участка по левому борту корабля! Четыре пробоины, на ремонт которых уйдут месяцы!

Полковник бросил взгляд на экран смотровой площадки. Гиперион медленно удалялся от Норада II. На мониторе, слева от капитанского кресла, пошли помехи. В динамиках зашипело, а затем соединение установилось. На экране появилась человеческая фигура в форме с эмблемами мятежной группировки. Человек начал говорить.

— Полковник Дюк, я — генерал Арктур Менгск, лидер Сыновей Корхала. Когда вы прибежите к своим хозяевам, скажите им, что в Конфедерации еще есть свободные люди. Скажите им, что мы изучаем их секреты и что их жадность обернется их гибелью. Скажите им, что близится закат их режима и смена власти уже совсем близко. И скажите им, что Арктур Менгск передает им свои наилучшие пожелания.

Передача закончилась. Нескольких секунд оказалось достаточно, чтобы вокруг Гипериона образовалась еле заметная рябь искривления пространства. Затем судно исчезло.

— Сэр, — вышел на связь с полковником штурман, — вражеский корабль ушел в подпространство.

— Благодарю вас, что держите меня в курсе дел, Штурман, — раздраженно бросил Дюк.

«Ну и ладно, пускай катятся», — подумал полковник Конфедерации. — «Получив анонимное сообщение, мы следовали директиве, которую получили интервалом ранее. Так что, все было сделано по инструкции. А звезда генерала меня все равно найдет, в процессе устранения беспорядков».

* * *

Бой в коридоре закончился. Мертвые тела доктора Фланкс и десяти пехотинцев, что поднялись на борт Гипериона, валялись на полу. Поллок, с перекошенным от ярости лицом, заорал на Сомо и еще двух выживших повстанцев, чтобы они очистили отсек от «дерьма». Отдав приказ, он пошел по коридору прочь. Двое повстанцев неподвижно лежали в отсеке, и еще по одному — в противоположных концах коридора. Выжившие бойцы ошеломленно смотрели на трупы. Словно сомнамбулы, переступая через мертвых конфедератов, они приблизились к люку в отсек. Один из них по интеркому попросил открыть секцию G-6 и позвать медика.

Сомо смотрел на случившуюся вокруг него бойню и качал головой. Он пытался убедить себя что эти, теперь мертвые люди, несут ответственность за смерть его семьи. Но стоило ему только взглянуть на их безжизненные лица, то он увидел в них просто людей. Людей, которые оказались просто втянуты в круговерть обстоятельств. Сомо долго не мог сдвинуться с места, даже после того, когда прибыли медики и унесли одного раненого. Он стоял и спрашивал себя, как долго это все будет продолжаться. И доживет ли он до конца.

Один из рядовых схватил мертвого конфедерата под руки, чтобы утащить его. Он с раздражением посмотрел на Сомо.

— Ты не хочешь помочь мне убрать это дерьмо, или так и… — фраза повстанца оборвалась от звука щелчка, в котором любой опытный солдат незамедлительно узнал бы звук перезарядки картечной винтовки С-10. Последующий за ним громкий хлопок в замкнутом пространстве прозвучал оглушительно. Мужчина резко выгнулся вперед и замер, покачиваясь на носках. Отпустившись от мертвого конфедерата, он упал вперед. Рот повстанца так и остался открытым. Сомо в шоке смотрел на товарища. Даже находясь на другом конце коридора, он увидел зияющее отверстие в спине товарища. Раздался еще один щелчок. Не обращая внимания на звон в ушах, Сомо напряг зрение, чтобы визуально отыскать источник звука. Он мог поклясться, что звук раздался из пустоты в конце коридора. Но там никого не было!

Второй повстанец, находящийся между Сомо и источником звука, помчался к упавшему товарищу. Новый хлопок прозвучал как выстрел из миниатюрной ударной пушки. Бойца подбросило в воздух. Выстрел попал в цель. Секундой позже человек упал на спину с глубокой ямой вместо груди.

Сомо вновь не увидел, откуда произошел выстрел. Дальний конец коридора оставался все также пустым. Но юноша нутром чуял, что неважно, кем или чем является невидимый враг, он следующий в очереди. Сомо отступил обратно в отсек послуживший ловушкой для конфедератов. Закрывая люк, он снова услышал клацанье. Застыв на месте, он почти на физическом уровне ощутил чье-то присутствие по другую сторону двери. Чувство было кратким, но сильным. Через минуту оно исчезло.

* * *

Ментальные помехи, которые почувствовала Сара, с того момента как только десантный катер конфедератов состыковался с Гиперионом, возросли до такого предела, что она больше не могла отмахиваться от них. Девушка попыталась вычислить источник возмущений. Она понимала, что знает ответ, просто никак не может вспомнить. Словно она запамятовала слово, которое только что произнесла.

Гиперион вырвался из подпространства около внешнего края Периферии. Генерал Менгск, удовлетворенный тем, что в данный момент они в безопасности, повернулся к Саре.

Неподдельное беспокойство отразилось на его лице.

— Что не так? Ты белая, как…

— Призрак! — выпалила Сара.

«Вот именно!», — подумала она. — «Конечно, именно так…»

— Я хотел сказать, как лист бумаги, но…

Генерала прервал раздавшийся по интеркому безумный голос Сомо.

— Сэр, это Сомо! Не знаю, схожу ли я с ума, но я думаю, что на борту есть живой противник! Он только что убил двух наших парней! Я думаю, что он на пути к вам! Я знаю, прозвучит как бред, но… я не смог увидеть его! Я думаю, он имеет какую-то маскировку, я не знаю… Я заперся в одном из отсеков.

— На борту Призрак, генерал. — Сара прошла к мониторам отображающим планировку крейсера и начала двигать план верхней палубы, просматривая лабиринт отсеков и коридоров.

— Оставайтесь на месте, и ждите моих приказов, рядовой! — ответил Менгск Сомо.

Сара протянула руку к Арктуру ладонью вверх.

— Дайте мне свое оружие.

— Пардон?

— В вашей руке, генерал. Дайте сейчас. Я только что видела, как вы отвели нас от грани уничтожения. Замечательно. Теперь моя очередь спасать положение. Ни один из ваших солдат никогда прежде не имел дел с Призраком. Он убьет всех на корабле, если вы не сделаете так, как я говорю.

Генерал с минуту взвешивал предложение, а затем кивнул. Как всегда, что-то было в его мыслях, чего девушка не смогла прочитать. Менгск вручил ей оружие.

— Активируйте системы пожаротушения во всех коридорах на верхней палубе. — Сара обвела пальцем нужную область на мониторе. — Блокируйте все подъемники на более низких уровнях. Нам нужно изолировать его. Хотя бы на короткое время. Я полагаю, у вас на мостике есть фильтр-маска?

— Конечно. — Генерал Менгск подошел к небольшой панели на стене. Он открыл шкафчик, взял маску и вручил ее Керриган.

Сара натянула ее. В маске ее голос зазвучал глухо.

— Запритесь здесь и не открывайте дверь, пока не получите от меня известий.

Генерал со спокойствием во взгляде посмотрел на Сару.

— Хорошо, — сказал он. — Удачи.

Сара кивнула и быстро выскочила через люк. Менгск загерметизировал отсек за ней и включил системы пожаротушения.

Сара остановилась и подождала, пока сыплющийся порошок не погрузит коридор в легкий туман. Замигал красный аварийный фонарь. Голос иск-ина корабля начал зачитывать предупреждение об эвакуации. Девушка знала, что Призрак может дышать в любой агрессивной атмосфере. Шлем, который носили Призраки, имел фильтры химической защиты, и даже систему внутренней рециркуляции. Она не забыла, как носила такой. Главной целью включения систем пожаротушения состояла в том, чтобы сделать Призрака видимым. Влажное и липкое вещество огнетушащего порошка покроет скафандр Призрака, сделав его систему маскировки бесполезной.

Сара стояла посреди коридора, оба конца коридора которого исчезли в плотном тумане. Для начала ей предстояло выбрать, в какую сторону идти, направо или налево. Она подумала, что если руководствоваться логикой, то налево, так как именно в той стороне повстанцы подверглись нападению. Тем не менее, это не стопроцентный факт. Близость опасности и желание устранить ее спровоцировали выброс адреналина в кровь, в результате чего Сара практически перестала чувствовать альфа-ритмы Призрака.

Поэтому она стояла совершенно неподвижно, с закрытыми глазами, позволяя разуму полностью открыться для ментального обстрела, который когда-то ограничивал нейронный ингибитор. Девушка смогла ощутить образ, но пока не могла определить, в каком направлении он проявился. Она сосредоточилась сильнее, очищая разум от посторонних мыслей. Наконец Сара приняла решение и, повернув налево, двинулась по коридору.

В туманных пустынных коридорах стояла жуткая и ирреальная атмосфера. Сара чувствовала себя так, словно она идет внутри облака.

Единственным признаком того, что она была на корабле, были появляющиеся из тумана стены коридора. Образ становился все четче. Сара знала, что она на верном пути. Она сделала очередной шаг, и ее нога за что-то запнулась. В мгновение ока девушка нацелила оружие на предмет. Пнула его. Ботинок ударился о металл. Она присела и ощупала плохо различимый в тумане объект. Им оказался труп мужчины в боевом скафандре. Сара нащупала шлем. Лицевой щиток был открыт. Девушка нагнулась вперед, чтобы посмотреть на человека. Крошечные кристаллы огнетушащей смеси густой бахромой осели на его бровях. Лицо мертвеца оказалось знакомым — она видела этого повстанца в столовой. Теперь он был мертв.

Вскоре Сара добралась до отсеков, у которых была устроена ловушка для конфедератов. Здесь же повстанцев атаковал Призрак. Он был рядом, но не слишком близко. Теперь она знала это точно. Его альфа-образ пульсировал словно маяк. Девушка посмотрела на люк в отсек слева от себя. Скорей всего Сомо спрятался там. Она медленно пошла по коридору. Иногда ее ноги задевали за мертвые тела. В конце коридора Сара остановилась. Повернулась сначала направо затем, уже уверенно — налево. В этом направление образ чувствовался более ярко. Керриган взяла пистолет Менгска наизготовку и шагнула в открытый люк.

Внутри Сара увидела раковины, плиты и духовые шкафы. Девушка очутилась на кухне верхнего уровня. Система пожаротушения здесь не была задействована. Смесь из коридора практически не проникла сюда, так что девушка могла свободно различать предметы. Помещение было большим, размерами примерно с капитанский мостик, с рядами шкафов и раковин. По центру располагались ряды стеллажей, с разложенной по полкам утварью: подносами, контейнерами, кастрюлями, сковородками. На стенах висело множество разнообразной посуды. Посреди такого нагромождения кухонных принадлежностей, укромных мест для засады было полно.

«Призрак здесь», — подумала Сара. Уровень альфа-образов зашкаливал. Словно она попала в крохотную комнату, где из встроенных в стены динамиков звучала оглушительная музыка. Определить, где именно находится Призрак, было невозможно.

«Я должна сосредоточиться».

Девушка пошла по проходу между стеллажами в противоположный конец кухни. Продвигаясь вглубь, она вглядывалась в просветы между полками в поиске любого намека на движение. Стеллажи закончились. Сара посмотрела направо и увидела открытую дверь. Полностью сконцентрировавшись на поиске источника альфа-образов, она медленно подошла к проему.

«Неужели за дверью?» Сара заглянула внутрь. За дверью находилась холодильная камера. Здесь также стояли стройные ряды стеллажей для хранения замороженных продуктов. Только их, а соответственно и проходов между ними — было гораздо больше. А это в свою очередь означало, что мест, где может укрыться Призрак — более чем достаточно.

Сара пыталась уловить любой всплеск ментальной активности в пси-эманациях Призрака, чтобы точно зафиксировать местоположение источника. Войдя в холодильник без стопроцентной уверенности, то рискует тем, что враг закроет за ней дверь и запрет на замок.

Девушка заставила себя выбросить посторонние мысли из головы и сосредоточила все внимание на альфа-образе.

«Сзади!» Повинуясь шестому чувству, Сара припала на одно колено и резко развернулась, чтобы очутиться лицом к врагу. Ее правая рука ударила по невидимой винтовке, задирая ствол к потолку.

Раздался хлопок.

На какое-то время Сара потеряла возможность слышать звуки. Она выстрелила в ответ и резким ударом опрокинула Призрака на один из стеллажей. Даже покрытый тонким слоем огнетушащей смеси, противник оставался практически невидимым. Кристаллический налет чуть-чуть обозначил человеческие формы, тем не менее, Призрак до сих пор находился в режиме маскировки. Со скоростью молнии фигура сделала выпад вперед, пытаясь вырвать пистолет из рук Сары. Девушка уклонилась и, используя инерцию броска, впечатала врага в стену. Рука последнего метнулась в сторону и схватила с крюка большой нож.

Призрак сделал новый выпад. Сара отскочила назад. Фигура полоснула ножом крест-накрест, а затем нанесла удар в нижнюю часть корпуса девушки. Сара правой рукой перехватила выпад противника. Ее левая рука обвилась вокруг Призрака. Сомкнув руки в кольцо, девушка резко дернула руку врага вниз, вложив в рывок всю тяжесть тела. Она почувствовала, как ломается чужое запястье. Фигура упала на пол.

Находясь в состоянии аффекта, Сара вырвала из руки Призрака нож и вонзила его тому в грудь. Затем вытащила и снова занесла над собой. Ее глаза расширились, а из горла через стиснутые зубы вырывалось рычание. Осознав это, девушка отпрянула назад. Опустила нож и попыталась взять себя в руки.

Через минуту Сара связалась с Менгском и доложила, что Призрак мертв.

ГЛАВА 6 ПЕРЕГРУППИРОВКА

Сара стояла в бескрайнем поле, в траве, достигающей ей до груди. Раскинув руки, она побежала, задевая пальцами клинообразные стебли. Она смеялась, довольная прогулкой и хорошим настроением. Солнце стояло в зените, но жар дня остужал прохладный ветерок, от которого развевались ее волосы и чуть-чуть слезились глаза.

Ей было всего пять лет.

Затем она услышала голос. Это был голос отца. Когда она повернулась, то увидела его. Он стоял в отдалении, недовольно уперев руки в бока.

«Сара Луиза Керриган», — позвал он ее, — «немедленно возвращайся в дом! У тебя еще есть дела по хозяйству».

Она пошла к отцу, но когда оказалась достаточно близко, чтобы разглядеть черты его лица, то увидела Арктура Менгска. Внезапно она поняла, что находится не в поле, а в длинном коридоре из металлоконструкций. По обеим сторонам коридора располагались большие окна, за которыми находились изолированные комнаты. Сара приблизилась к одному окну. Она посмотрела внутрь и увидела… себя. Себя, в возрасте восьми лет, прикованной к металлическому креслу. Человек в форме Конфедерации монотонно прохаживался взад и вперед перед ней и что-то говорил.

Сара не могла слышать, о чем он говорит. Человек повернулся и увидел ее за окном. Он перестал шагать и с выражением изумления уставился на Сару. Затем конфедерат завопил, но она не слышала его. Она пошла дальше.

В следующем окне Сара увидела своего отца. Тоже прикованного к креслу, как в предыдущей комнате была прикована она. Девушка не поверила своим глазам. Отец здесь был другим, не таким, каким она его видела в поле. Постаревший, истощенный и болезненный. Его широко распахнутые глаза были пусты. Сара закричала и начала барабанить по стеклу.

«Папа! Папа, это я! Папа!»

Но в его глазах не проскочило ни единой искорки узнавания. Не мигая, в полной апатии он смотрел сквозь нее. В смятении Сара повернулась и посмотрела в конец коридора. Теперь там появилась лестница. Она пошла к ней.

Сара сделала первый шаг, и в тот же миг она узнала этот момент. Она раньше ходила по этой лестнице. Воспоминание не раскрылось полностью в памяти, но и не отпускало. Она была преследователем, была Призраком. Она поднялась по лестнице и пошла длинному залу к открытым дверям. Внутри комнаты находились две спящие фигуры. Она схватила ближайшего к ней человека, дернула к себе и, вытащив клинок, перерезала ему горло. Жертва попятилась назад, в поток лунного света, что падал сквозь открытое окно. В тот момент, когда свет должен был озарить лицо…

Сара очнулась.

Видение оставило странный, неприятный осадок. Это было больше, чем просто убийство. В этом был какой-то глубокий смысл, который она до сих пор не могла уловить.

Сидя в кровати, она пробежалась пальцами по волосам, вытерла увлажнившиеся глаза и стала одеваться.

* * *

Генерал Менгск стоял и смотрел на труп убитого человека. Несмотря на экипировку Призрака, тот уж никак не походил на невидимку. На самом деле, он был очень даже реален на каталке в медицинском отсеке. Он был абсолютно реальным, абсолютно бледным и абсолютно мертвым. Система маскировки отключилась автоматически, как только датчики перестали регистрировать пульс владельца скафандра. Так или иначе, через какое-то время маскировка пропала бы в любом случае. Так как время, на которое эти бойцы могли становиться невидимыми, было ограничено.

Не отрывая глаз и не шевелясь, генерал смотрел на идентификационный номер с правой стороны груди скафандра. Чуть выше ножевой раны, которую нанесла Сара прямо в сердце человеку.

Там было выбито: № 24506.

Все члены программы «Призрак» были не более чем номер… Но для Арктура Менгска, этот человек означал больше, чем просто число. Потому что он был одним из трех.

— Что, «трех», генерал? — раздался голос за его спиной.

Генерал повернулся, и Сара почувствовала, как его размышления немедленно прекратились. Рассудок стал девственно чист, и она больше не могла обнаружить никаких мыслей или намерений. Менгск невероятно хорошо умел это делать.

— Здравствуй Сара, — сказал он.

— Сара Керриган. Я, наконец, недавно вспомнила свою фамилию.

— Ну, в таком случае, поздравляю вас, лейтенант Керриган.

Сара улыбнулась. Генерал обернулся к телу на каталке.

— Это точно не ваш размер, — сказал он, указывая на костюм. — Его нужно будет немного подлатать и, с соответствующей модернизацией, он вполне может оказаться полезным для вас.

Сара подошла и посмотрела на скафандр Призрака. Осмотр под яркими огнями вызвал у нее чувство отвращения. К тому, что когда-то она была такой же, и кем она никогда не хотела больше стать… Но если ношение костюма поможет достижению цели, она оденет его.

— Вы думаете, что он прибыл сюда для того, чтобы убить вас? — после долгой паузы спросила Сара.

— Нет. Я не думаю, что Конфедерация считает меня такой большой угрозой. Я думаю, что он прибыл, чтобы остановить тебя. Те, кто у власти, в недоумении, почему инородная раса реагировала на тебя так, как представлено в отчетах. И они хотят знать больше.

— Я думаю, вы правы, — согласилась Сара.

— Даже если технически ты не спасала мою жизнь, я все равно хочу сказать тебе спасибо за то, что ты убила его.

Девушка пожала плечами.

— Я сделала то, что должна была сделать.

* * *

Через интервал после инцидента с Призраком, Сыновья Корхала встали на орбиту у планеты Прайдуотер,[21] что относилась к ведомству Кел-Бриантского горнодобывающего Конгломерата. Прайдуотер входил в состав систем Периферии, (наряду с множеством пустынных планет, в том числе и тех, где бушевала эпидемия холеры), и являлась кладезем многих видов редких минералов. Гиперион разместился в одном из пустующих доков орбитальной станции. Менгск посчитал, что до завершения дел на планете, здесь вряд ли на него кто-то наткнется. Внезапные инспекции конфедератов проводились не так уж редко. Последний рейд был проведен всего несколько интервалов назад. Этот факт вселял уверенность, что следующий визит конфедератов состоится не так скоро. Во время Войны Гильдий штейгеры Прайдуотера тайно приняли сторону Умоджи и хранили лояльность до сих пор — при любом удобном случае обеспечивая Протекторату информационную и прочую поддержку.

За время пребывания Гипериона на Умодже, Менгск приложил немало усилий, чтобы наладить отношения с местными властями Прайдуотера. В итоге Прайдуотер стал плацдармом, с которого Сыновья Корхала планировали начать самую отчаянную за время их существования операцию — рейд на Академию «Призрак» Тарсониса.

Суть операции состояла в следующем. В конце каждого цикла грузовоз Конгломерата, с полезными ископаемыми на борту, уходит к столице Конфедерации. По прибытию к орбитальной платформе в верхних слоях атмосферы Тарсониса, транспортник разгружается в приемном терминале. Затем горняки садят свое судно в столице планеты где, забыв обо всех проблемах, тратят несколько интервалов на выпивку и кувыркание с женщинами. Однако на этот раз все будет иначе. На борту грузовоза не будет шахтеров из Кел-Бриантского конгломерата. И путешествие на Тарсонис состоится не ради веселья.

Во время очередного совещания в доке Конгломерата лидеры повстанцев ввели соратников в курс дела. На отдых и подготовку к началу операции бойцам выделили один интервал.

* * *

…Сара сидела в кантине на краю одного из двух великих океанов Прайдуотера. Девушка коротала время за столиком и любовалась через окно видом на бухту. Она не помнила, приходилось ли ей видеть когда-нибудь океан.

«Сара Керриган…» Наблюдая за тем, как волны накатываются на берег, девушка повторила в уме свое полное имя несколько раз, чтобы запомнить окончательно. В чем-то это походило на примерку старой одежды, чтобы выяснить, все еще ли она хорошо сидит. Прекрасный вид действовал успокаивающе, и Сара ушла в себя.

Кантину она обнаружила случайно, когда бродила по улицам и отчаянно пыталась избавиться от какофонии мыслей, двуличности, показухи и наглости тех, кто окружал ее. Наслаждаясь хорошим напитком, Сара перестала следить за временем. В прошлый раз… В общем она не могла вспомнить, когда был этот самый последний раз. Только знала, что это было очень давно.

Сара ощутила искреннюю неловкость и нервозность во внешнем фоне. Девушка поняла, что в кантину пришел Сомо. Она улыбнулась про себя, когда «периферийщик» приблизился к столу.

— Привет Сомо! — поздоровалась она, не оборачиваясь.

— Привет… я видел, что ты пошла в этом направлении. Я подумал, что может быть я смогу составить тебе компанию? Если ты хочешь побыть одна, то я могу просто…

— Садись, — прервала его Сара.

— Конечно… спасибо. Ты не нервничаешь перед завтрашним днем?

Сара все еще смотрела на волны, загипнотизированная прибоем. Солнце висело чуть выше горизонта.

— Нет. Ничего особенного, чего бы я не делала раньше. — Она продолжала говорить не оборачиваясь.

Сомо безмолвно восхищался красотой Сары. Мягкий свет заходящего солнца подчеркивал каждую черточку ее образа. Сара улыбнулась, а затем рассмеялась.

— Спасибо, — наконец сказала она.

Сомо густо покраснел. Он перестал смотреть на девушку и потянулся за напитком.

— Иногда мне хочется, чтобы чип остался на месте, — неожиданно сказала Сара. — Чтобы я не помнила того, что делала. Я знаю, это неправильно, но все равно думаю об этом. Иногда я жалею, что могу видеть то, что творится в голове у людей. Но порой, когда приходит кто-то, кто рад моей компании, приятно обладать такими способностями.

Официант принес Сомо выпивку. Сара, наконец, повернулась к юноше лицом и пристально на него посмотрела.

— Ты один из таких людей. Благодаря тебе, я могу радоваться, что я телепат. Потому что ты искренен и добр. Я знаю, что это так. Ведь я читаю мысли любого из людей, и вижу, что ты из себя представляешь. Ты — как глоток свежего воздуха. Ты образец того, какими могут стать люди. Ты позволяешь на это надеяться. И это как раз то, за что стоит бороться.

Сомо начал подыскивать в голове ответ, но на ум не приходило ничего стоящего.

— Я… — начал он, но Сара не дала ему закончить. Она потянулась к нему и крепко поцеловала в губы.

Сара почувствовала, как волна обожания нахлынула на нее. Она сделала все, чтобы ответить взаимностью, в последних лучах солнца плескающихся в волнах океана…

* * *

Арктур Менгск в очередной раз организовал брифинг с бойцами. На совещании присутствовало всего двадцать человек — точно по числу горняков, которые совершали грузовой рейс до орбитальной платформы Тарсониса. Следуя легенде, повстанцы оделись надлежащим образом и получили необходимые карты пропуска. Грузовой корабль, гигант класса «Подать», должен доставить их до цели. Его также надлежащим образом загрузили минералами для доставки на экспертизу и обработку.

Информировав участников операции о тонкостях миссии, генерал Менгск начал осматривать каждого индивидуально. Среди бойцов был и Сомо, улыбающийся и всем видом показывающий, что у него отличное настроение. Форест Киль стоял, маясь с похмелья. Одной ночи проведенной в Прайдуотере ему хватило, чтобы напиться до чертиков. Сэла Брок время от времени перебрасывалась любовными взглядами с чернокожим рядовым Тиббсом. Поллок стоявший с правого фланга шеренги переживал, что в этот раз он в роли подчиненного, а не командующего. И, наконец, сама Сара, по правую руку от Менгска, выглядящая столь же решительно и устрашающе, как во времена службы в Конфедерации.

— Я знаю, у меня еще будет возможность сказать вам это. Но, так или иначе, я скажу это прямо сейчас, до того как мы разойдемся. — Закончив с осмотром, взял слово генерал. — Я знаю, что у каждого из вас есть личные причины участвовать в борьбе. И я не буду притворяться, что знаю, через что вам пришлось пройти. Мне достаточно знать, что все вы сражаетесь за то, что считаете правильным! Отстаиваете то, во что верите!.. И поэтому я хочу пожелать вам всего наилучшего. Вольно.

Повстанцы начали расходиться. Сара тоже направилась к выходу, как Менгск окликнул ее.

— Лейтенант, одну минуту, пожалуйста.

Девушка вернулась. Глядя ей в глаза, генерал с доверительным тоном произнес:

— Я хочу, чтобы вы нашли определенного солдата в Академии, и привели его ко мне. Его номер 24718. Он один из тренеров, и наша разведка предполагает, что он проживает в казармах Академии. Я знаю, что это дополнительный риск, но я не просил бы, если бы это не было бы так важно.

— Как я смогу его найти? — спросила Сара.

— У командующего Академией офицера имеется локатор, отслеживающий расположение нейронных ингибиторов каждого Призрака в задании. Просто введите его номер.

Сара задумалась.

— Если этот Призрак там, я приведу его к вам. Под принуждением, я полагаю.

Генерал кивнул. Как всегда он держал свои мысли под контролем.

— Как мне найти командующего? — поинтересовалась Сара.

— Начальника гарнизона зовут майор Рам.

— Он курирует исследования. — Имя вызвало в памяти Сары немедленную реакцию узнавания. Перед внутренним взором вспыхнуло видение: она находится в глухой комнате вместе с человеком в военной форме лейтенанта Конфедерации. Этот человек взад-вперед прохаживается перед ней.

Теперь она вспомнила. Его звали Рам.

Лейтенант Рам.

Когда видение померкло, Сара заметила изучающий взгляд Менгска. Она встретилась с ним взглядом, но никак не отреагировала.

— Я позабочусь об этом, — сказала она и побежала догонять остальных.

ГЛАВА 7 ТАРСОНИАНСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРИЗРАКОВ

Путешествие к Тарсонису заняло почти полный интервал. Таким образом, Сара имела предостаточно времени, чтобы поразмыслить о человеке, которого она знала как лейтенанта Рама.

Само упоминание этого имени открыло множество дверей в памяти. Воспоминания медленно, но верно, приходили через эти двери. В конце концов, Саре удалось собрать воедино ряд событий, что привели к внедрению в ее мозг нейронного ингибитора…

…Ей было восемь лет. Как умерла мать, Сара так и не могла вспомнить. Ее забрали у отца, чей рассудок основательно помутился. Она попала под опеку системы судопроизводства Конфедерации и была определена в отдел инновационных программ, который курировал лейтенант Рам. Отдел, единственной целью которого являлось исследование и развитие психического потенциала молодых телепатов.

Ученые предполагали, что Сара обладает способностью вызывать кровоизлияние в мозге человека, только за счет усилия воли. Ее заставили пройти несколько тестов, чтобы установить умственный потенциал, но она упорно сопротивлялась. Почему-то Сара думала, что причина сопротивления имела какое-то отношение к матери. Хотя полной уверенности не было. В течение длительного периода времени ей разрешали играть с котенком. Чтобы проверить свою теорию, научники имплантировали котенку опухоль. А затем приказали Саре использовать пси-потенциал, чтобы удалить опухоль и избавить котенка от страданий. Тем не менее, она отказалась сотрудничать.

Тогда лейтенант Рам пошел ва-банк. Он приковал Сару к металлическому креслу. И сделал так, чтобы она могла видеть своего сумасшедшего отца. Его держали взаперти в соседней комнате. Затем Рам начал угрожать Саре, что сделает ее отцу инъекцию той же сыворотки, от которой образовалась опухоль у котенка. Если Сара не продемонстрирует свои возможности. Но даже поставленная перед ультиматумом, она отказалась, угрожая убить себя и отца, если Рам не остановится.

Вскоре после этого инцидента лейтенант Рам одобрил операцию по внедрению нейронного ингибитора в ее голову. С тех пор она стала марионеткой Конфедерации. Поэтому, что касается лейтенанта Рама… Он должен ответить за все. По полной программе…

Мысли девушки прервались, когда навигационный компьютер объявил, что судно готовится к стыковке с приемным терминалом.

После того, как в шлюзе терминала Сара и другие «шахтеры» дали взятку службе безопасности, их провели в небольшой отсек. Немного погодя повстанцы загрузились в шаттл следующий до Тарсониса. С этого момента они остались предоставлены сами себе. Генерал Менгск остался где-то там, в Конгломерате и, скорей всего, проводил время за дежурством у экранов на мостике Гипериона.

Как только транспорт вошел в низкие слои атмосферы Тарсониса, Сара еще раз прокрутила в голове план операции.

С помощью костюма «Призрака», (что скрывался сейчас под комбинезоном шахтера), она станет «невидимкой». Проникнув в Академию, прежде всего она найдет тот сектор учреждения, в котором проводились эксперименты над ней. Она попытается разыскать майора Рама, чтобы захватить его устройство отслеживания. (Того, что она сделает с майором, она решила пока не касаться.) Кроме того, ей нужно произвести саботаж системы безопасности учреждения, чтобы обеспечить товарищам доступ на территорию. В результате операции они должны уничтожить объект и любые образцы инородных пришельцев. А за Сарой еще остается Призрак № 24718.

Она встретилась взглядом к Сэлой. Задуманное предприятие было рискованным, невероятно рискованным, но Сара не сомневалась, что если все пойдет по плану, то все получится. Девушка посмотрела в другой конец шаттла, где сидел Сомо. Он оглянулся и, улыбнувшись, подмигнул. Она улыбнулась в ответ, потом отвернулась и уставилась в иллюминатор.

Челнок как раз миновал обширный слой облаков. Внизу раскинулась столица Тарсониса. Метрополия с оживленной торговлей и частоколом небоскребов. Над городом стояла ночь или, скорее, раннее утро. Жизнь на улицах кипела ключом. Из каждого окна лился свет, люди заполоняли улицы, двигаясь на машинах или в потоке бесчисленных пешеходов.

Чувства и эмоции товарищей, вызванные увиденной картиной, хлынули на Сару рекой. Среди этой мешанины была и тревога, и страх, и волнение, и сомнения и надежда.

Шаттл спикировал на круг огней, служивших маяком для посадочной подушки космопорта Тарсониса. Судно выровнялось и приземлилось. Сара проследила, как лейтенант Брок пробирается к кабине. Еще до старта челнока Сэла пообщалась с пилотом, и теперь пошла предложить ему выпить в баре. Когда она вернется, то подаст условный сигнал. Если уловка не сработает, им придется связать пилота. Ну а если он начнет сопротивляться, тогда в ход пойдут крайние меры. Чего бы Сара не желала. По возможности она хотела свести количество жертв до минимума.

Сара подождала, пока ее товарищи спустятся по сходням. Через мгновение из кабины появилась Сэла. Она улыбнулась и поправила рукой прическу. Сара расслабилась. Пилот проводил лейтенанта Брок и игриво шлепнул девушку по заднице. Сэла хихикнула. Находящийся неподалеку Тиббс кашлянул, выражая неодобрение.

— Пошли, — сказала Сара.

После короткого перелета в маршрутном перевозчике, группа очутилась у паба «Звездосвет-Звездоцвет». Заведение располагалось на городской площади в трех лигах от главных ворот Академии Призраков.

Интерьер бара представлял собой немыслимый хаос огней и шума, и с, казалось, бесконечным повторением тяжелого «базз-драйвен-текно-бит». Свободные столики нашлись только в глубине зала. Основная часть группы разместилась за ними, несколько человек прошли на танцпол, и еще пара осталась снаружи. Все, как и планировалось — оторванные от цивилизации шахтеры невыносимо соскучились по развлечениям и обществу.

Сэла заказала напитки себе и пилоту, которого звали Кастомар. Под бдительным оком Тиббса, парочка заняла столик в углу. Затем последовали тосты, и пилот начал пить.

Сара решила, что ей пора уходить. Она подошла к Сомо.

— Мне надо идти, — сказала она юноше.

«Будь осторожна», — хотел напомнить ей Сомо. Но Сара приложила палец к его губам и сказала:

— Я знаю.

Затем она ушла.

* * *

В кабинке женского туалета Сара сбросила комбинезон и осталась в скафандре «Призрака». Она сняла с плеча сумку и открыла ее. Внутри сумки находился шлем и перчатки. Маскировочные системы были интегрированы практически в каждое волокно костюма, включая перчатки. Таким образом, снаряжение «просвечивало», когда Призрак находился в состоянии невидимости. Сара дождалась, когда в соседнюю кабинку зашла посетительница, затем надела шлем и активировала маскировочный механизм. У нее вызвало тревогу то, как все оказалось таким знакомым, — все действия она совершала на автомате, на уровне инстинкта. Из-за специальной оптики обстановка вокруг обрела красноватый оттенок. Сара подняла руку до уровня глаз и сжала пальцы. В маске видимость была прекрасной. Девушка вышла из кабинки и посмотрела на отражение в зеркале. Благодаря очкам маскировочный эффект не был помехой. Специфической формы шлем выглядел странно. И это еще было мягко сказано. Увидев себя в зеркале, Сара с трудом подавила нахлынувшую волну воспоминаний. О прошлых миссиях, выполненных в такой же экипировке.

Неожиданно открылась дверь, и в туалет ввалилась толстуха с зелеными волосами. Женщина остановилась как вкопанная. На краткий и ужасный миг Сара подумала, что толстуха увидела ее. Но та зажала рукой рот, повернулась и принялась блевать в раковину. Сара поняла, что женщина останавливалась, для того чтобы удержать равновесие. Девушка тихонько отступила в глубину комнаты. Женщина торчала в туалете и стенала до тех пор, пока не пришла другая дамочка, похожая внешне на первую, очевидно сестра, и не утащила ее прочь. После чего Сара открыла окно, выходящее в тесный переулок с задней стороны здания. Она вылезла через него и растворилась в ночи.

* * *

Сомо сидел за одним столиком с Тиббсом и наблюдал за Сэлой и Кастомаром. Сэла все еще не допила первый стакан, в то время как Кастомар уже осушил два и заказал третий. Сомо подумал, что эта часть плана идет отлично. Пока, по крайней мере. Тиббс наблюдал, нервно сжимая пальцы в кулак. Кастомар положил руку на бедро Сэлы.

— Вот ублюдок… — начал Тиббс.

— Эй, успокойся. Она просто выполняет свою задачу.

Тиббс не ответил и продолжил пристально следить за парочкой. Сомо начал осматривать зал. Форест находился в баре и беседовал с молодой симпатичной аборигенкой. Когда Сомо последний раз видел старика, тот был на танцполе, отплясывая что-то среднее между подражанием птицам и сердечным приступом. Азиат покачал головой и мельком взглянул на прицепленный к бедру коммуникатор. Сомо знал, что когда Сара подаст сигнал, устройство завибрирует, но все равно посмотрел на него. Хотя бы для того, чтобы убедиться, что тот на месте. Потом Сомо еще раз осмотрел помещение и вдруг осознал, что практически всю ночь он не видел Поллока Раймса! Он тщательно осмотрел толпу танцующих, а затем начал присматриваться к столикам в глубине зала и в темных углах. За одним из них юноша увидел лейтенанта. Поллок, развалившись, сидел с выпивкой. Он пристально посмотрел на Сомо. Парень моментально отвернулся и присоединился к Тиббсу в наблюдении за Сэлой и Кастомаром.

* * *

Найти парадный вход в Академию не стоило бы больших трудов даже для того, кто никогда не бывал там раньше. Высеченная из цельной глыбы, статуя генерал-майора Брантигана Фоула — легенды Войны Гильдий, служила прекрасным ориентиром. Гигантский монумент располагался на городской площади, под круглосуточным наблюдением сил правопорядка. У основания постамента начинался тоннель, под небольшим углом уходящий под землю и заканчивающийся дверью с кодовым замком. По прикидкам Сары — где-то на уровне подошв генерал-майора.

Девушка прошла по ярко освещенному проходу и достигла закрытой двери. Через стекло она увидела охранника. Тот сидел за небольшим столом с медиа-томом в руках. Винтовку он поставил на пол и придерживал коленями, чтобы оружие не упало. Сара вспомнила, что ей не раз приходилось выполнять обязанности часового. Было так странно снова вернуться сюда. Только не с бессмысленной кашей в голове, а с четко осознаваемыми способностями.

Она прислонилась к бетонной стене и стала ждать, вспоминая проведенные здесь ночи, большинство которых прошли в забытье. Дни, прожитые в обучении, что ничем не отличались друг от друга. Многие выбирались в город и пили — большинство курсантов пило, чтобы забыться. А Сара, как и многие из новичков, которые были «ресоциализированы» с внедрением нейронных ингибиторов, пили, чтобы вспомнить. Вспомнить, кем они были, прежде чем попали сюда. Вспомнить, как они жили до этого.

Вскоре подошли два пьяных курсанта и начали ломиться в дверь. Один из них, набуханый в хлам, висел на шее у товарища. Последний безуспешно пытался отыскать код-карту. Охранник так и не оторвался от чтения.

Курсант, наконец, нашел карточку и принялся махать ей перед карт-считывателем. После нескольких безуспешных попыток, у него получилось. Дверь открылась и люди вошли. Сара прокралась вслед за ними.

Часовой приказал мужчинам остановиться, после чего потребовал назвать идентификационные номера и показать карты доступа. Первый пробормотал свой номер и показал карту. Второй, в ответ на требование, начал бормотать что-то невразумительное. Его друг начал копаться у него в карманах.

Сара прокралась мимо часового и пьяных курсантов, а затем дошла до конца тоннеля упирающегося в лифтовые двери. Коридор уходил направо и налево. Девушка остановилась перед лифтами и оглянулась. Более пьяный курсант уже лежал на полу и пытался горланить какую-то песню. Охранник и приятель дебошира безуспешно пытались поставить его на ноги. Пользуясь моментом, Сара нажала кнопку вызова лифтовой кабины.

* * *

Кастомар употребил пятый бокал. Пилота уже качало из стороны в сторону, его глаза налились кровью. Несмотря на то, что Сэла сидела рядом, при обращении к ней Кастомар уже практически кричал. Лейтенант Брок заказала для него еще порцию выпивки. Как только официант принял заказ, Кастомар принялся поглаживать ее по плечу.

Сидящий рядом с Сомо Тиббс заскрипел зубами. Сомо, в свою очередь, был занят тем, что пытался решить головоломку, которая не давала ему покоя с самого отлета с Прайдуотера.

После инцидента в столовой Поллок Раймс, который раньше только и делал, что постоянно выкрикивал приказы, врывался в гущу сражения при любой возможности, — вел себя очень тихо. Сомо полагал что, как вариант, лейтенант испугался Сары, и решил взять самоотвод с должности смирившись с тем, что солдаты теперь подчиняются ей. Однако юноша не очень верил в это. Он не верил, что Поллок способен сдаться без борьбы. Сомо был уверен, что на самом деле Поллок из кожи вон лезет, чтобы не выделяться среди остальных. Но в своем стремлении отойти на второй план лейтенант явно перестарался. Чем и привлек к себе внимание Сомо.

«Может быть, я ошибаюсь», — подумал юноша. — «Я, наверное, просто параноик».

Тем не менее, он все равно решил внимательно следить за лейтенантом.

* * *

Лифт спустился на второй уровень. Двери открылись, и Сара вышла. Она поразилась тому, что, несмотря на то, что ее обучение закончилось давным-давно — в Академии практически ничего не изменилось. Стены, хотя и были заново покрашены, но они так и оставались все того же тревожного мутно-зеленого цвета, который Сара помнила с последнего пребывания здесь. Девушка прошла мимо нескольких закрытых дверей. За одними стояла тишина, из-за других доносился грохот музыки, а иногда доносились и голоса. Ментальное присутствие других телепатов ощущалось очень сильно. Сара находилась на уровне казарм. Здесь, в крошечных комнатках, иногда даже вдвоем-втроем, жили курсанты. На мгновение ментальный шквал дезориентировал девушку. Сара ощущала себя в центре толпы, что напирала на нее со всех сторон. Или что-то похожее на заплыв в бушующем океане. Усилием воли она оградила свой разум ментальным барьером, чтобы заглушить хаос альфа-ритмов. Как только защита была создана, она двинулась в сектор «С».

Весь персонал, работающий в зоне с ограниченным доступом, обитал здесь. Эти мужчины и женщины отвечали за безопасность, (что некоторым не мешало быть хроническими алкоголиками). Как только Сара вошла в следующий коридор, шум усилился. Она увидела две открытых двери. Заглянув за ближайшую дверь, Сара обнаружила пустую комнату. Голоса доносились из второй, дальше по коридору. Девушка сообразила, что курсант только вернулся с тусовки и теперь кто-то на весь коридор его отчитывает.

Она вошла в комнату. Оказалось, что в помещении кто-то есть. Сара услышала глубокие вдохи кого-то крепко спящего. В углу комнаты на втором ярусе солдатской кровати спал человек. На нижнем ярусе валялась куртка, какие носила служба безопасности при исполнении служебных обязанностей. Сара обшарила карманы и нашла карточку доступа.

«Будем надеяться, что остальная часть миссии пройдет также гладко», — подумала она, выходя из комнаты и направляясь обратно к лифту.

* * *

В баре «Звездосвет-Звездоцвет» Кастомар накачался до такой степени, что даже не мог больше ухаживать за Сэлой. Сама девушка уже давным-давно прекратила пить и теперь уговаривала пилота не останавливаться, для чего заказала ему двойную порцию алкоголя.

К большому облегчению Сомо Тиббс успокоился, но сам парень начал нервничать по поводу Сары. Отсутствие возможности выяснить все ли с ней в порядке, его угнетало.

К ним подошел сильно подвыпивший мужчина. Он оперся на стол руками и, уставившись налитыми кровью глазами на Сомо, спросил:

— Вы парни шахтеры? Откуда?

— Прайдуотер, — ответил Сомо.

— Прайдуотер…. вау, это здорово! — обрадовался пьяный. — Я вырос там!

Сомо и Тиббс обменялись взглядами. Их собеседник и не думал униматься.

— Эй, а кто сейчас маршал, после того как Скольдмейр вышел в отставку?

Ища поддержку, Сомо посмотрел на Тиббса. Тиббс пожал плечами, словно говоря, что знает не больше чем он. Пьяный глядел то на одного то на другого, ожидая ответа. Сомо внезапно почувствовал себя так, будто все в пабе приготовились слушать, когда он даст неправильный ответ. Конечно, это было глупо, но эту мысль подтвердил тот факт, что пара мужчин с одинаковыми стрижками теперь тоже смотрели в сторону их столика.

— Броди, — наконец ответил Сомо.

С минуту мужик непонимающе глядел на него.

— Ты имеешь ввиду Брейди? Стилус Брейди?

— Да, это он, — подтвердил Сомо.

Человек посмотрел на Тиббса, который добавил:

— Да, Стилус, точно.

Мужик выглядел совершенно ошеломленным.

— Стилус Брейди мертв. Он умер три года назад.

Сомо начал лихорадочно искать выход из ситуации. Тиббс тяжело вздохнул и заерзал на стуле.

Человек нахмурился.

— По крайней мере, я думал, что он преставился…

Сомо вопросительно взглянул на Тиббса. Тиббс пожал плечами еще раз.

— Я недавно поступил в Академию… — добавил их собеседник. — Я проходил несколько комиссий по отбору… честно говоря, сейчас я не помню многих вещей, так хорошо, как раньше.

Сомо почувствовал жалость к молодому человеку, который под воздействием нейронного ингибитора начал постепенно терять память.

«Просто потерявшийся мальчик… Вот он кто на самом деле», — подумал Сомо. — «Однако он вполне может оказаться полезным».

Другие посетители бара, что смотрели на их стол, вернулись к разговору.

* * *

Войдя в лифт, Сара кулаком ударила по кнопке нижнего этажа уровня службы безопасности. Через несколько секунд лифт доставил ее вниз. Теперь ей нужно было попасть в пункт управления системами охраны. В центре службы безопасности Сара была лишь однажды, еще во время обучения в Академии, поэтому она не помнила, где точно находится помещение. Девушка прошла по нескольким коридорам и, в конце концов, остановилась, когда поняла, что заблудилась. Коридоры походили друг на друга как близнецы братья. Единственным отличием между ними служил номер секции на стенах. В этот момент Сара увидела двоих мужчин. Они шли навстречу ей из противоположного конца коридора.

Сара попала в затруднительное положение. В стенах коридора не было ни одной двери, чтобы встать в проем. А если отступать обратно, то без шума этого сделать не удастся. Так что, волей-неволей, девушке пришлось как можно плотнее прижаться к стене коридора.

По мере приближения людей их разговор слышался все отчетливей.

— Всё! Я сказал. — Говорил один из идущих. — Пошли эти все учебные маневры в задницу. Я верю во всяких инородцев не больше чем любой из нас. Но они определенно что-то недоговаривают… — Мужчина приближался. Сара глубоко вздохнула и задержала дыхание.

Краем одежды человек задел ее грудь. Он рассеяно потер плечо и, не останавливаясь, пошел дальше, продолжая говорить.

— Кроме того, если они все еще делают ремонт, то зачем все эти тайны? Просто я хочу сказать…

Беседующие мужчины достигли конца коридора и повернули за угол. Сара выдохнула, и двинулась в противоположном направлении. Она посмотрела на запястье, где располагался дисплей учета времени режима маскировки. Полоса индикации практически ушла до нуля.

Сара потратила на поиск еще несколько минут и, наконец, обнаружила круглое помещение. Коридор огибал его с обеих сторон, а затем снова смыкался. Комната не имела окон, а единственная дверь была заблокирована. Сара почувствовала, что внутри комнаты находятся три человека. Она нашла центр службы безопасности.

Сара не стала терять время и провела карточкой доступа по считывателю. Дверь в операторскую скользнула в сторону. Девушка-призрак ворвалась вовнутрь.

Ближайший к двери человек только успел повернуть голову, как получил удар кулака в челюсть. В результате чего немедленно потерял сознание. Другой оператор застыл с открытым от удивления ртом, глядя на внезапно упавшего коллегу. Маневрируя в тесном помещении, Сара проскочила за спину человеку. Сцепив руки, она ударила его по шее. Мужчина упал, но не отключился. Третий человек вскочил с места и начал пятиться назад. Его выпученные от страха глаза метались по комнате. У него был такой вид, словно он ждал, что стены вот-вот оживут. Сара обеими руками схватила оператора за голову и резко дернула вниз, нанося удар коленом в лицо человека. Тот рухнул.

Сара вернулась ко второй жертве, и со всей силы ударила ее по затылку. Мужчина упал ничком и больше не шевельнулся.

Девушка закрыла дверь и отключила маскировку, чтобы хоть чуть-чуть подзарядить батареи. Затем она осмотрела помещение. Целые стенды из мониторов, панели с кнопками, занимали практически каждый сантиметр свободного пространства.

Сара нашла мониторы, которые показывали главные ворота, оружейку и комнаты офицеров. Затем она начала искать картинку с той видеокамеры, которая могла бы подсказать местонахождение чужеродных экземпляров. Недалеко от двери, где сидел первый оператор, она увидела два монитора. Маркировка над ними гласила, что сюда выводится видео из сектора отдыха и развлечений.

Однако сигнала с видеокамер не было. Вместо изображения на дисплеях была надпись: «На реконструкции». Сара вспомнила разговор мужчин в коридоре. Теперь она была уверена, что эксперимент с инородными организмами имеет место быть… теперь Сомо и другим предстояло узнать это наверняка…

* * *

Когда коммуникатор на бедре завибрировал, Сомо чуть не свалился со стула. Он и Тиббс все еще вели неспешную беседу с молодым курсантом. Кастомар уже накачался до отключки и спал, уронив голову на стол. Сомо встал и посмотрел на Сэлу. Затем показал ей коммуникатор, на котором вспыхивала маленькая зеленая лампочка. Сэла кивнула. Тиббс извинился перед курсантом, подошел к девушке, обменялся с ней парой фраз, поцеловал и вернулся. Сомо оглянулся на стол, за которым сидел Поллок. Лейтенанта там не было.

Глянув через танцпол в фойе бара, Сомо увидел, что Поллок пробирается к выходу. Остальные, обменявшись взглядами с Сомо, тоже поняли, что время пришло. Все, кроме Фореста, который все еще болтал привлекательной молодой тарсонианкой, потянулись к выходу из бара.

— Знаешь что, — обратился Сомо к курсанту, — я был на этой планете несколько раз, но до сих пор не видел Академии.

— Что? Ты серьезно? — Глаза курсанта забегали из стороны в сторону, означая напряженную работу мысли. Затем они остановились на Сомо. — Главные ворота всего в паре лиг. Я не могу провести вас через них, но могу показать, где это. Там стоит огромная статуя и все! Пошли со мной.

Парень пошел к выходу из бара, расталкивая танцующих посетителей и бормоча извинения. Сомо пошел следом и потащил за собой Фореста. Старик сначала возмутился бесцеремонностью прерывания беседы, но потом, после неоднократных прощаний с дамой, согласился выйти в фойе. Группа уже ждала их. Курсант с опаской посмотрел на восемнадцать мужчин.

— Вы что, все собрались идти?

Сомо развел руками.

— Никто из нас не видел ничего подобного! По крайней мере, сейчас мы еще достаточно трезвые, чтобы вспомнить об этом на следующий день!

Курсант загоготал и похлопал Сомо по плечу.

— Ха-ха, да уж, трезвые! Ну, хорошо! Отлично штурмовики, следуйте за лидером! — крикнул курсант и сделал воображаемый выстрел из указательного пальца в сторону Академии.

* * *

…Следующая задача Сары состояла в поиске майора Рама. Девушка расположилась перед мониторами отображающими холл офицерского крыла. Квартиры здесь были изолированы друг от друга и имели роскошную отделку. А их жилплощадь по размерам не уступала люкс-номерам одного из лучших отелей Тарсониса. Вид на жительство в таких апартаментах предоставлялся офицерам, заключившим двухлетний контракт на преподавание в Академии. Но многие, выйдя в отставку, не торопились переезжать в квартиры, полагающиеся преподавателям в других учреждениях Конфедерации. И, в конце концов, оставались жить на условиях свободной ренты. Большую часть офицеров, которых она знала во время обучения здесь, такой расклад вполне устраивал.

Сара вывела на дисплей компьютера список номеров квартир. Майор Рам проживал в самых больших апартаментах секции G-7. Сара бегло пробежалась взглядом по мониторам офицерских квартир нужной секции. Вскоре она нашла то, что нужно. Несколько нажатий на кнопки, и она получила доступ к видеозаписям холла квартиры Рама, за последние десять интервалов. Чтобы найти кадры, когда Рам находился дома, ей не потребовалось много времени. Сара нажала на паузу и впилась взглядом в крошечный монитор, показывающий затененное шляпой лицо офицера Конфедерации. Девушка почувствовала, как внутри ее все сжимается. Из глубин памяти на поверхность вырвались воспоминания об умирающем котенке с опухолевой шишкой… ее отец с безумным взглядом в соседней комнате… Рам, еще пока лейтенант, прохаживающийся перед ней.

Сара прогнала воспоминания прочь. Вытащила карты доступа у лежащих на полу охранников. Затем девушка начала перетаскивать бессознательные тела из операторской в уборную в конце коридора.

* * *

Сомо с товарищами стояли у парадного входа в Академию и смотрели на памятник генерал-майору Брантигану Фоулу.

Курсант, пошатываясь, осмотрелся. Он чуть не упал, но Сомо вовремя предложил парню опереться на его руку. Восстановив равновесие, курсант начал спускаться в тоннель.

— Пошли, я покажу вам куда заходить, — сказал он.

Сомо и Тиббс последовали за ним. Остальные остались у входа в тоннель. Курсант приблизился к КПП и махнул часовому. Караульный со скучающим видом покосился на «приятелей» рекрута, затем взял в руки гаусс-винтовку и, не торопясь, пошел к дверям. В свою очередь пьяный курсант начал рыться по карманам в поисках пропускной карточки.

Караульный остановился у дверей, держа наготове оружие. Курсант провел карточкой перед сканером и махнул рукой на Тиббса и Сомо, предупреждая вопрос часового.

— Все нормально! Ребята, шахтеры с Периферии! Просто посмотрят!

Сомо и Тиббс кивнули, расплываясь в самых натуральных улыбках, какие только могли придумать. Курсант повернулся и пожал руку Сомо.

— Ну ладно, я отлично подзавис с вами, ребята…

В эту секунду часовой чуть-чуть расслабился.

Нога Тиббса устремилась в открытый дверной проем и со всей силы ударила охранника в солнечное сплетение. Тот сложился пополам и выронил оружие. Тиббс обрушил град ударов на затылок человека. Охранник рухнул без сознания. Сомо посмотрел на курсанта, на лице которого застыло выражение недоумения.

— Прости, — сказал азиат, а затем схватил парня за волосы и ударил его головой об стекло двери КПП, чуть повыше считывателя.

Остальные члены группы хлынули по туннелю к открытому входу. Сомо и Тиббс подняли караульного, Форест и Поллок взяли курсанта. Еще один боец взял винтовку, а также портативный чат-ком[22] с поста охраны. После чего повстанцы побежали к лифтам.

* * *

Сара из центра службы безопасности наблюдала за событиями у входа. Трех операторов она заперла в уборной. Сделать это оказалось проще простого, если знаешь, как устроить короткое замыкание авто-дверей. На данный момент Сомо с отрядом проникли внутрь. Сара следила за их передвижением до тех пор, пока группа не вошла в лифты. Потеряв их из виду, девушка напечатала с пульта управления сообщение на чат-ком караульного, после чего вырубила все мониторы. Затем она перевела системы доступа в аварийный режим, чтобы снять с охраны и разблокировать двери в оружейной комнате, в зоне отдыха и в отселенном офицерском секторе.

Закончив, Сара покинула помещение и приступила к поискам майора Рама.

* * *

Внутри лифта боец щелкнул по чат-кому. Устройство раскрылось как телефон-раскладушка. На ЖК-экране замигала иконка принятого сообщения.

— Входящее, — сказал повстанец товарищам.

Тиббс тем временем снимал одежду с караульного. Остальные стянули комбинезоны и остались в форме отчасти похожей на парадно-выходную одежду курсантов, какую те носят в увольнительных. Сомо взял китель часового и начал надевать его. Неожиданно кто-то перехватил его руку. Это оказался Поллок.

— Постой немного, солдат. Изображать часового буду я.

Сомо вопросительно посмотрел на Поллока.

— Этого не было в плане…

— Я решил, что так будет проще. В отсутствии лейтенанта Керриган, я старший по званию. Теперь отдай мне китель.

Сомо вытащил из рукава руку и отдал китель Поллоку. Лейтенант поспешил надеть его, так как лифт достиг уровня «Н», технического этажа предназначенного для снабженческих нужд и вывоза отходов.

— Дальше действуем так, как и планировалось. Вы знаете, где меня искать. Когда придет время, придете и заберете меня.

Поллок скользнул в брюки караульного, надел сапоги, взял гаусс-винтовку и головной убор. Остальные тем временем вышли на третьем уровне, вытащив с собой находящихся без сознания конфедератов. Поллок нажал кнопку верхнего уровня. Сомо проследил, как двери лифта закрылись, скрывая лейтенанта.

Тиббс с тремя бойцами потащил тела к большим распахнутым створкам мусоропровода в стене.

— Тут немного воняет, но потом вы нас еще поблагодарите, — буркнул Тиббс, сбрасывая курсанта в трубу. Один из бойцов встал на колено товарища и открыл плитку подвесного потолка. Другой передал ему комбинезоны шахтеров, которые первый спрятал за потолочным пространством. Все это время Сомо оглядывался на лифт, что увез Поллока обратно наверх.

Действия лейтенанта не поддавались объяснению, и это сильно беспокоило Сомо. Поллок абсолютно ничего не сделал за всю ночь и не проявлял желания взять командование на себя. Пока не пришло время подменить часового. И тут вдруг, ни с того, ни с сего, он меняет план.

Сомо не нравилось все это. В поведении Поллока что-то было не так. И Сомо решил выяснить, что.

Избавившись от тел, повстанцы вернулись в лифт. Тиббс был занят тем, что читал сообщение Сары в чат-коме. Он повернулся к Сомо.

— Она скинула нам номера секторов, где находится оружейная комната и какие-то зоны отдыха. Кажется, она думает, что образцы Чужих — там.

Сомо кивнул. Лифт спустился на уровень «L». Двери открылись. Бойцы стали выходить наружу. На соседнем лифте приехали остатки группы и присоединились к товарищам. Тиббс уже хотел шагнуть из лифта следом за остальными, как Сомо придержал его за руку.

— Я вернусь назад, — сказал он.

— Что?

— Что-то не то в действиях Поллока. Если я окажусь неправ, то я догоню вас, ребята. Если же прав… Ну, если я окажусь прав, то мы влипнем в неприятности, если кто-то не сделает чего-то.

Тиббс пристально взглянул Сомо в глаза и увидел, что тот говорит на полном серьезе.

— Ладно. Оружейная комната в секторе L-14, - кивнул он.

— Встретимся там.

* * *

План Сары был прост: войти в первый лифт, на котором она приехала сюда, и подняться до уровня «G».

Проблема была в том, что она заблудилась.

Как правило, на заданиях, когда она была киллером Конфедерации, карта местности проецировалась на внутреннюю поверхность левого окуляра ее спец-очков. Таким образом, она всегда имела под рукой всю необходимую и актуальную информацию. Но в этот раз разведданных для создания карты не было. Поэтому Саре приходилось рассчитывать только на собственное чутье.

Дойдя до конца бесконечного коридора, Сара очутилась у помещения серверной. Она повернула обратно, чтобы снова выйти к перекрестку, откуда пришла. Девушка пошла в противоположную сторону и, наконец, была вознаграждена видом лифта.

К ее сожалению в лифте находился человек. Мужчина, придерживая дверь, разговаривал со стоявшим снаружи коллегой. Сара понимала, что несмотря на маскировочный покров, она не сможет проникнуть в лифт, минуя человека. Слишком мало места. Оставалось только ждать, пока мужчины не наговорятся. После того как они закончили беседу, Сара выждала несколько минут, пока первый не поднимется на другой уровень, а второй уйдет. Только после этого она вызвала лифт.

* * *

Сомо вернулся на верхний уровень и вышел из лифта. И тут он осознал, что сбылись его самые худшие опасения. Лейтенанта нигде не было! КПП пустовал. Сей факт сам по себе был достаточно паршивым, но что было гораздо хуже, так это то, что Поллок свободно может перемещаться по зданию с карточкой доступа и оружием! Сомо посмотрел на табло второго лифта. Указатель светился на отметке уровня службы безопасности. Лифт уехал туда. Сомо почувствовал, как сердце отчаянно заколотилось в груди. У парня не осталось никаких сомнений, что Поллок хочет саботировать миссию. И это у него получится, если только кто-то не остановит его!..

* * *

«…Если бы не лизоблюдство доктора, то все не зашло бы так далеко», — пробираясь по коридорам Академии, думал Поллок. После того, как лейтенант послал сообщение на Норад II, он планировал провести инспекционную команду в изолированный лифт по левому борту. Тогда конфедераты избежали бы ловушки и арестовали Менгска. И даже, может быть, убили бы упертую злую суку, которую генерал взял к себе.

«Вот как все ДОЛЖНО БЫЛО произойти. Но доктор, молодец блин, встретил отряд в стыковочном отсеке и, не мудрствуя лукаво, повел его по правой стороне… Прямо в ловушку. Идиот».

Лейтенант был полон решимости довести дело до конца. Выполнив задачу, он станет героем Конфедерации. Это будет трудно но, если оказаться в нужное время в нужном месте, то можно рассчитывать на удачу. «В любом случае», — считал Поллок, — «сделать все как надо у меня шансы больше, чем у других».

Он пошел не так, как Сара прошла незадолго до него; тем не менее, после нескольких неверных поворотов, лейтенант достиг центра службы безопасности.

«Уже лучше», — сказал лейтенант сам себе. Используя карточку караульного, Поллок вошел внутрь помещения. Все системы видеонаблюдения не работали. Правда, это не имело значения. Поллок немедленно активировал систему скрытой сигнализации, извещатель которой располагался рядом с дверью. Затем сел за клавиатуру главного сервера и принялся набирать сообщение.

* * *

Тиббс, Форест и их товарищи достигли оружейной комнаты без всяких проволочек. Внутри комнаты повстанцы обнаружили несколько винтовок Гаусса, множество осколочных гранат, боеприпасы, амуницию и, конечно, картечные винтовки. Практически никто из присутствующих никогда не видел винтовок Призраков и не знал, как пользоваться ими. Поэтому все вооружились винтовками Гаусса. Форест надел разгрузочный жилет и под завязку обвешался гранатами. Тиббс решил, что при его комплекции одной гаусс-винтовки маловато и решил взять две.

Когда группа была готова, чернокожий повстанец вышел в коридор, чтобы посмотреть, не видно ли где Сомо.

Никого не было.

Тиббс понимал, что группа не может себе позволить ждать рядового. Все, что ему оставалось, так это надеяться, что у Ханга все в порядке. Тем более Сомо знает план и, если что, нагонит их в секторе отдыха.

Спустя несколько минут повстанцы вышли из оружейной комнаты и двинулись обратно к лифтам. Пока их до сих пор не обнаружили. Тиббс надеялся, что удача не отвернется от них.

* * *

Сара никогда не была в секторе «G». Сектор находился достаточно далеко от казарм и учебных корпусов, поэтому ей потребовалось время, чтобы добраться сюда. Планировка домов офицеров была выполнена таким образом, что сектор напоминал обособленный миниатюрный город. Проходы шли между отдельными зданиями, у которых были даже маленькие «задние дворы» со стульями и столами.

«Да уж… хоть офицеров Академии не заставляют жить на базе, тем не менее, все удобства оформили для них по первому разряду», — подумала Сара, когда добралась крайних зданий. Не смотря на позднее время, в некоторых квартирах горел свет. Из других, через открытые окна, доносился храп.

Девушка прокралась в противоположный конец сектора и там, на самом отшибе, обнаружила квартиру майора. Перед домом стоял флагшток с развевающимся флагом Конфедерации. Сара осторожно приблизилась, внимательно отслеживая любые признаки движения. Огней в квартире не было.

Сара подошла к окну и заглянула в щель между шторами. Валяющийся на столе чат-ком тускло светился, еле-еле освещая гостиную. Так как он лежал задней частью к окну, девушка не могла увидеть то, что написано на экране.

Сара переключила тумблер на поясе. Спец-очки переключились в инфракрасный режим работы. Источники тепла в доме не обнаружилось. Девушка-Призрак переключила очки обратно в обычный режим и подошла к входной двери.

Она удивилась, обнаружив на инфо-панели у двери сообщение.

«Тренинг-центр, сектор P-4, в 03:00», — прочитала Сара.

Девушка посмотрела на часы. Они показывали «02:55».

Саре это показалось странным. Что может понадобиться майору в тренинг-центре в столь позднее время? Хотя ничего из того, что делали военные, никогда по настоящему не удивляло ее.

«Может быть, это ловушка? Но как майор мог узнать?» Сара вдруг внезапно захотела хоть как-нибудь связаться с товарищами. Только вот на Тарсонисе использовались особые технологии для прослушивания и контроля любых средств и каналов телекоммуникации. При любых раскладах. Поэтому в этом отношении, группа отрезана от Менгска и, в принципе, даже друг от друга.

Несмотря на подозрения, у Сары не было выбора. Она добралась до ближайшего лифта и ударила кулаком по кнопке сектора «P» с надеждой, что впереди нет ловушки.

* * *

Тем временем Сомо добрался до уровня службы безопасности. Этаж представлял собой настоящий лабиринт из коридоров, но ему повезло, он прошел практически тем же маршрутом, что и Сара. В какой-то момент Сомо повернул за угол и остановился как вкопанный. Из другого конца коридора к нему приближался офицер службы охраны. Человек не заметил Сомо, так как с головой ушел в изучение чего-то на нетбуке. Парень подался назад и юркнул в боковое ответвление. Охранник миновал перекресток и пошел дальше прямо по коридору.

Сомо решил двигаться по проходу, в котором оказался. В конце коридора виднелась закрытая дверь. Сомо понятия не имел, как он пройдет через двери с контролем доступа, но рассчитывал, что Сара отключила защиту. Правда, большой уверенности в этом не было. Но он все-таки надеялся, что успеет найти Поллока прежде, чем лейтенант сделает что-нибудь, что поставит под угрозу всю миссию.

Добравшись до двери, Сомо махнул рукой перед сканером. Никакого эффекта. Дверь была закрыта. Парень уже было развернулся, чтобы уйти и попробовать найти путь через другой коридор, как дверь начала открываться.

С другой стороны с удивлением на лице стоял Поллок Раймс.

* * *

Группа повстанцев во главе с Тиббсом и Форестом двигалась в сторону сектора отдыха и развлечений. Они обогнули очередной угол, и их взору открылся вход в зону. Дверь в сектор охраняли два человека. Один из часовых нахмурился, но не предпринял попытки поднять оружие. Второй среагировал быстрее. Поднимая гаусс-винтовку, он закричал повстанцам, чтобы те идентифицировали себя.

Осознавая, что звук выстрелов привлечет внимание, Тиббс не стал дожидаться, когда часовой прицелится, и открыл огонь без промедления. Гаусс-винтовки стреляли не так громко, как картечные, но шипы, использующиеся в качестве боеприпаса, имели свойство создавать настоящий грохот при рикошете. Однако выбора не было. Человека с поднятой винтовкой отбросило к стене. Он еще мгновение держался на ногах, затем его руки бессильно повисли, и он сполз на пол. Первый охранник в шоке смотрел на своего товарища, не веря своим глазам.

Тиббс, как и любой другой из группы понимал, что они дошли до точки, откуда нет возврата. И чтобы выжить, им придется идти до конца. Поэтому чернокожий солдат направил винтовку на оставшегося в живых охранника и нажал на спусковой крючок.

Все было кончено. У двери Тиббс махнул рукой перед сканером. Створки открылись. Свою задачу Сара выполнила. Группа пошла вперед. Форест остановился около мертвых часовых и несколько секунд смотрел на них. Затем он, вслед за другими, вошел в сектор отдыха и развлечений.

* * *

Майор Рам сидел за чат-комом в диспетчерской комнате учебного центра и спрашивал себя, а не жертва ли он, какого-то жестокого розыгрыша?

Он раз за разом прокручивал в голове сообщение об аварийной ситуации в сопровождении сигнала тревоги, что вырвали его из объятий сладкого сна.


Майор снова прочитал сообщение в чат-коме:

«Академия подверглась нападению. Несколько террористов двигаются в сектор отдыха и развлечений, а один Призрак на пути к вам. Немедленно уходите прочь, и примите меры, пока еще не слишком поздно».

В первую очередь майор решил проверить источник сообщения. Оно было отправлено из центра службы безопасности.

Кроме того, скрытую тревогу также активировали оттуда. Но даже это не убедило майора, что на территорию Академии совершено проникновение.

«Вероятней всего», — думал он, — «какой-то пьяный офицер службы безопасности нашел, что крайне забавно получить выволочку от начальства».

Прежде чем что-то предпринять, майор Рам отправил запрос на центральный КПП.

Ответа не было.

Самый простой вариант в этом случае — это отправить сообщение об нештатной ситуации в командный центр части, с просьбой прислать солдат. Но с другой стороны, если тревога окажется ложной, то майор будет выглядеть идиотом в глазах командования. Кроме того, разве целью Академии не является обучение самых смертоносных солдат во всех известных системах? Со своими проблемами они в состоянии справиться сами!

Исходя из таких соображений, майор Рам поступил по-своему. Он отправил сообщение нескольким офицерам-Призракам, (которых итак уже разбудила сигнализация), с просьбой экипироваться, взять оружие из оружейки, и прибыть в сектор отдыха.

Загадкой лишь являлось сообщение о нарушителе-Призраке.

Был ли он один из них? Должен быть.

Академия — единственное место, где подготавливались Призраки. Хотя майор проверил всех уволившихся сотрудников, ни один не появился на его «филёре».[23] А это означало, что Призрак не имеет нейронного ингибитора. Или у него его больше нет.

Эти мысли крутились в голове у майора, когда он забивал записку на инфо-панель двери своей квартиры. По правде говоря, уловка любительского уровня, но она была единственной мерой, которую майор мог оперативно предпринять. Закончив с дверью, майор Рам проследовал в учебный сектор. В единственное место, где он мог устроить ловушку.

Теперь Рам ждал и продолжал размышлять о личности невидимого шпиона. Возможно, у одного из курсантов случилось помутнение рассудка в результате ресоциализации. Но в сообщении упоминались мятежники. Майор знал, что на Норад II был откомандирован Призрак, чтобы вернуть… Керриган.

«Такого просто не могло случиться. Это невозможно… Или возможно? Интересная ситуация…» — думал он в ожидании. Майор решил не вызывать подкрепление до той поры, пока не разберется, с кем или чем, он имеет дело.

* * *

Сара вышла из лифта. Сектор для тренировок занимал целых два уровня. Сектор «Р» являлся самым верхним. Девушка пошла вперед, через обширное пустое пространство, пока не добралась до прозрачной двухстворчатой двери в противоположной стене зала. Дверь вела небольшую камеру с еще одним выходом на другую сторону. Обе двери были открыты. Посмотрев сквозь проемы, Сара увидела… майора Рама. Он сидел за контрольно-пропускным терминалом рядом с комнатой — скорее всего, центром управления. Со стороны казалось, что майор полностью погружен в какие-то дела.

За перилами справа от Сары пол обрывался, и все остальное пространство занимала глубокая шахта. Девушка не смогла вспомнить, тренировалась ли она когда-нибудь на этом уровне. То, что она видела, было незнакомо ей. Поразмыслив, Сара пришла к выводу, что организовать засаду тут нет возможности. Абсолютно открытая территория, без всяких естественных укрытий. Девушка переключилась в инфракрасный режим видения. Единственным источником тепла, который она увидела, оказались какие-то механизмы в стенах. Сара очень осторожно миновала первые двери.

С каждым шажком девушка все больше узнавала черты майора. Рам постарел, но его глаза не изменились. У Сары не осталось сомнений, что именно этот человек угрожал ей расправой над ее отцом. Этот человек в течение цикла подвергал ее умственным пыткам и психологическому террору. Сара почувствовала, как в ней закипает ярость. Ее взгляд застыл в одной точке — на лице майора. Девушка пошла вперед, не замечая ничего вокруг, думая только о том, что она сделает, когда доберется до человека в форме.

Неожиданно Сара почувствовала тревогу в потоке мыслей майора: подозрение, осознание опасности. В этот момент девушка-Призрак поняла, что Рам все знает.

Но было уже слишком поздно.

Сара услышала, как под ногой хрустнуло стекло. Она посмотрела вниз и увидела крошечные осколки. Майор вскинул голову. Он ударил по кнопке на терминале, и ближние к нему створки дверей закрылись. Сара резко повернулась, но двери за ее спиной также сомкнулись.

Ее поймали в ловушку. Майор Рам подошел к стеклу и посмотрел внутрь камеры. Затем ушел в кабину управления. Продолжая наблюдать за камерой через маленькое круглое окно, майор включил аппаратуру и произвел несколько манипуляций.

Сара только успела осознать происходящее, как пол под нее ногами разверзся, и она полетела вниз.

* * *

Поллок Раймс оправившись от удивления вызванного появлением Сомо, с поразительной скоростью поднял оружие и упер его в грудь азиату. Сомо схватил дуло винтовки и толкнул ее в сторону до того, как Поллок выстрелил. Развернув корпус, Сомо со всей силы ударил кулаком в лицо лейтенанта. Поллок завалился назад. Сомо упал на него, в бесполезной попытке вырвать из рук лейтенанта оружие и не желая отпускаться.

Приподнявшись на коленях, юноша размахнулся, чтобы ударить. Поллок опередил его, врезав по левой ноге, одновременно правым коленом нанося удар в живот. Сомо потерял равновесие и скатился с лейтенанта, не отпускаясь от винтовки, за которую схватился уже двумя руками. Поллок дернул оружие назад. Винтовка вылетела из рук азиата, ударилась о закрывшиеся двери и с громким стуком упала на пол.

Лейтенант вскочил. Тогда Сомо схватил его за голени и ударил корпусом по ногам. Поллок снова упал на пол, приземлившись на копчик. Его лицо скривилось от боли. Лежа на полу Сомо чуть отстранился и пнул Поллоку в лицо. Лейтенант успел увернуться. Избежав удара, он пополз на животе к винтовке. Сомо отчаянно вцепился в его лодыжку. Когда пальцы Поллока сомкнулись на стволе винтовки, Сомо коснулся затворной рамы. Лейтенант описал винтовкой круг и ударил азиата в коленную чашечку. Парень скрючился и застонал. Через секунду Поллок перехватил гаусс-винтовку и приготовился выстрелить…

* * *

…Проникнув внутрь реконструируемого сектора, Тиббс вместе с товарищами осмотрелся. В первой секции, куда они попали, оказалось лишь несколько небольших герметичных камер со смотровыми отверстиями. Повстанцы увидели, что стены внутри камер покрыты багрянистым пульсирующим веществом. Однако какое-то покрытие мешало субстанции затянуть окна.

Форест приблизился к одной из камер в дальнем конце секции. Заглянув внутрь, он увидел нечто похожее на личинку большого насекомого. Старик протянул руку к стеклу и тут же отдернул — пальцы коснулись обжигающей поверхности.

— Ого! — вскрикнул он. — Делайте, что хотите ребята, только не касайтесь стекла!

«Вот значит, почему эта хреновина не затягивает окно», — подумал Тиббс. Сквозь стекло он проследил, как жук-многоножка выполз из отверстия в стене камеры и пополз к окну.

«И это есть, то, что всех так сильно беспокоит? Я представлял их совсем не такими…»

— Отлично, — сказал Тиббс. — Давайте займемся тем, зачем мы сюда пришли.

Чернокожий повстанец поднял оружие, чтобы открыть огонь по камере.

— Клинк! Клинк!

По секции разлетелся лязг от одновременного взвода нескольких картечных винтовок.

Повстанцы принялись осматриваться, но кроме них в помещении никого не было.

Голос Призрака прозвучал из ниоткуда.

— Бросьте оружие и подопните его к дверям, — приказал голос.

Повстанцы стояли, водя оружием из стороны в сторону. Они смотрели друг на друга в ожидании помощи.

— Мы откроем огонь на поражение. Немедленно бросайте оружие.

Тиббс четко себе представлял последствия этого шага.

Если они сдадутся, то всех их предадут суду и казнят за мятеж. Поэтому он не придумал ничего лучшего, как открыть огонь в сторону, откуда раздался голос Призрака…

* * *

…Сара падала в большую камеру в форме цилиндра. Она видела приближающийся пол, и не могла найти способа, как ей задержать падение. Внезапно скорость падения начала замедляться. Пока, в конце концов, девушка окончательно не зависла в воздухе. Быстро осмотревшись, Сара увидела мерцающие блики — падающие осколки стекла также зависли без движения. Как будто ее окружали тысячи крошечных звезд. Она все еще падала, но мучительно медленно, словно погружалась на дно бассейна.

Через мгновение Сара вспомнила, что это за место. Она находилась в камере обучения действиям в невесомости. В одном из тренажеров для выживания в экстремальных условиях окружающей среды. В них тренировались все Призраки, только при обучении курсанты попадали в камеру снизу, около дна, а не сверху, где находилась кабина управления.

Сара с легкостью заскользила вниз, недоумевая, почему майор решил использовать это место, чтобы поймать ее в ловушку, и каковы его намерения. Но как только подошвы ботинок коснулись пола камеры — Девушка все поняла.

Сара почувствовала, как неодолимая сила тянет ее вниз. Мысль понимания током пронзила ее. Гравитацией внутри камеры можно управлять!

И прямо сейчас сила тяжести увеличивалась…

Сара упала на колени, затем была вынуждена лечь на живот, поскольку сила тяжести все увеличивалась. «Если гравитация будет и дальше расти», — подумала она, — «то мне скоро не пошелохнуться. А через пару минут меня просто раздавит в лепешку».

Вдобавок ко всему, Сара не сомневалась, что это произойдет гораздо раньше, чем исчезнет ее маскировка…

* * *

…Сомо отклонился в сторону, когда Полок начал стрелять. Затем он всем своим весом навалился на лейтенанта, правой рукой пытаясь дотянуться до его лица. Парень был уверен, что сейчас умрет, но решил сделать все возможное, чтобы забрать Поллока Раймса с собой.

Находясь под телом Сомо, лейтенант утратил возможность для маневра, но все еще обладал достаточной свободой действий, чтобы выстрелить. Сомо почувствовал, как шипы гаусс-винтовки вырывают плоть и разрывают на куски ребра в правом боку. Однако, не смотря на то, что Поллок завладел винтовкой, Сомо нашел другое оружие. Он выставил указательный и средний пальцы «вилкой» и ткнул ею в глаза лейтенанта Раймса.

Поллок закричал. Сомо кожей чувствовал, как глазные яблоки лейтенанта проминаются внутрь под воздействием пальцев. От боли и шока Поллок выпустил винтовку и рванулся на карачках прочь, в отчаянье зажимая ладонями ослепшие глаза.

Сомо скатился с него и перехватил винтовку. Поллок уже встал на ноги и развернулся к нему, все еще зажимая лицо руками. Сомо нажал на спуск. От попаданий в грудь металлических шипов Поллок задергался. Смертоносные снаряды пробили ему грудь навылет и из отверстий в спине полетели брызги крови. Лейтенант ударился о дверь, крутнулся и упал. Его горло издало булькающие звуки, кровавые ямы вместо глаз широко распахнулись. По телу Поллока пробежали предсмертные судороги, а затем он затих…

* * *

…Тиббс решил, что попал по крайней мере в одного из них. Повстанцы открыли огонь по всем направлениям, шипы рикошетили от стен, а иногда Тиббсу казалось, что он видит периодические вспышки выстрелов из картечных винтовок. Он дал очередь в направлении очередной вспышки и увидел, как шипы просто исчезли.

«Неплохо», — подумал он, — «Хоть одного, да прищучил!»

Вдруг он услышал звук перезарядки так близко, что даже какофония стрельбы в огромной комнате не смогла заглушить его. Тиббс понял, что это конец…

Форест увидел как спину Тиббса пробили пули. Чернокожий повстанец упал на колени, а потом завалился на бок. Кроме него упали еще четверо бойцов Менгска. Стреляя во все стороны, Форест отступил к дальней стене. Он закричал, чтобы все отступали. Справа от себя старик увидел дверь. Он кинулся к ней, стреляя на ходу, не переставая кричать, чтобы другие следовали за ним.

Ближайшие к Форесту товарищи оглянулись на него, и тоже отступили к стене. Призраки больше не стреляли как попало. Теперь они тщательно выбирали цели, что испугало Фореста еще больше. Он и еще восемь бойцов, наконец, достигли двери. Форест протянул руку и провел ей перед сканером.

Ничего не произошло.

Дверь не открылась.

* * *

Сара чувствовала, как ее тело потихоньку сдавливается. Гигантская невидимая рука прижимала ее к полу. Затем раздался голос. Самоуверенный и довольный голос, с нотками превосходства и любопытства.

«Майор Рам», — подумала девушка.

— Покажись и скажи, кто ты, — потребовал голос.

Сара не ответила. Он лихорадочно соображала, что можно сделать в сложившейся ситуации.

Слева от нее находилась дверь. В пределах видимости, но все же в конце комнаты. Пять или шесть шагов. Но с таким же успехом дверь могла находиться в пятидесяти-шестидесяти лигах.

— Я не сомневаюсь, что ты понимаешь всю безнадежность положения. Твоим друзьям тоже не позавидуешь. Я бы сказал что, скорее всего, они уже мертвы.

Сара пыталась убедить себя, что он лжет, что отряд в безопасности… Однако, если она попала в ловушку…

— Мне надоели эти игры. Почему бы тебе просто не показаться? Еще есть шанс, что суд решит твою судьбу.

Сара чувствовала, как сила тяжести все возрастает. Дышать стало невероятно трудно.

— Я предлагаю тебе в последний раз. Сбрось маскировку и покажи свое лицо.

В левом верхнем углу поля зрения визора Сары вспыхнуло предупреждение об опасности. Девушка решила снять маскировку, как бы ей этого не хотелось. Огонек критической опасности вспыхнул и погас.

Она стала видима.

В комнате повисла тишина.

— Неплохо, неплохо… Полагаю, что мы уже встречались. — В голосе послышались нотки неподдельного удовлетворения.

* * *

Сомо забрал карточку доступа у Поллока и захромал в центр службы безопасности. Очутившись внутри, он нашел, в каком месте Сара отключила главный канал вывода изображений на мониторы, и восстановил его. Сомо пребывал в состоянии эйфории и знал, почему так. Он терял кровь. Но он знал, что пока есть шанс, что пока живы остальные, он должен сделать все возможное, чтобы помочь им.

Один лишь взгляд на монитор в секторе отдыха и развлечений подтвердил его худшие опасения. Там бушевала перестрелка. Когда Сомо увидел Тиббса на полу в луже крови, у него защемило сердце. Ненавидя себя всей душой, он отвел глаза от страшной сцены и принялся просматривать другие мониторы в поисках каких-либо признаков присутствия Сары. В некоторых коридорах Академии царила бестолковая суета, в других стремительное целенаправленное движение. Но ничего такого, чтобы определить где…

Тут Сомо увидел монитор, который показывал один из центров управления в учебном секторе. Юноша задержал свой взгляд на человеке в форме Конфедерации, сидящем за компьютерным терминалом. Мужчина смотрел на дисплей перед собой и что-то говорил. Сомо начал щелкать по кнопкам клавиатуры, переключая видеосигнал с камер на соседнем дисплее: зал тяжелой атлетики, крытый трек, а затем… пустая цилиндрическая камера. Прямо на глазах изумленного азиата Сара начала появляться из пустоты.

Сомо показалось, будто девушка приклеена к полу. Он уловил чуть заметное движение ее руки и понял, что Сара еще жива. Перед юношей возникла неразрешимая дилемма: либо помочь Саре, либо попытаться спасти остальных. Метка над монитором подсказала ему, что Сара находится в секторе «Р-4». Сомо бросил отчаянный взгляд на монитор сектора отдыха. В нижней части экрана отображалась план-схема помещений. Он увидел, что повстанцы отступили к двери, через которую очевидно хотели покинуть помещение. Глядя на дисплей, Сомо кнопками управления приблизил изображение двери, и начал вводить комбинации кодов. Статус двери изменился с серого на белый, а потом на зеленый. Дверь открылась. Его товарищи стали покидать помещение.

Сказывалось ранение. Апатия и усталость навалились на Сомо, но он подавил в себе желание лечь и уснуть. Убедившись, что больше своим ничем помочь не сможет, юноша пошел искать Сару.

* * *

Их осталось всего семеро. Невероятным образом дверь позади Фореста и шестерки повстанцев открылась самостоятельно. Не утруждая себя вопросом, почему, старик крикнул:

— Ребята, уходим! — и выскочил в коридор.

«По крайней мере», — подумал он, — «сюда они смогут попасть только по двое и только с одной стороны».

Два повстанца упали у двери. Остальные последовали за Форестом. Группа бойцов рванулась за поворот и выскочила в длинный коридор. Однако и тут не удалось избежать потерь — упали еще двое.

Живых повстанцев, включая Фореста, осталось трое. Они побежали по коридору и уперлись в закрытую дверь, помеченную знаком «Опасно». К счастью, чтобы открыть ее карты доступа не потребовалось. Дверь открылась автоматически, когда Форест с двумя выжившими подскочили к ней.

Раздался взрыв. Один повстанец упал, а Фореста отбросило к большому резервуару. Быстрого взгляда ему хватило, чтобы понять, где он находится. Перед ним находился главный реактор энергоснабжения Академии. Последний товарищ, как только забежал в помещение, упал, пораженный выстрелом в спину. Форест прижался спиной к цистерне, зная, что Призраки не станут по нему стрелять, если не хотят разнести все вдребезги.

Старик застыл на месте, когда вокруг него стали появляться Призраки.

* * *

На дне камеры Сара почувствовала, что гравитация уменьшилась ровно настолько, чтобы она смогла дышать.

Сводящая с ума бессвязная речь майора не прекращалась ни на секунду.

— Я знаю только одного Призрака женского пола, который считается пропавшим без вести. Который, возможно, установил контакт с человеком, с ресурсами и смелостью, чтобы попробовать провернуть такой трюк, как этот. Я знаю, что это ты, Сара. Я чуть-чуть уменьшил силу гравитации. Почему ты не повернешься в мою сторону и не посмотришь вверх, чтобы я мог рассмотреть тебя?

Сара знала, что находится в отчаянном положении, тем не менее, последнее, что бы она хотела сделать, так это доставить этому куску отбросов, удовольствие созерцать на ее лицо.

— Я помню тебя маленькой девочкой. Я помню все трудности, что ты доставляла мне. В то время нейронная ресоциализация еще не была научно доказана, и я хотел избежать этой процедуры любыми способами. Но в конце концов ты не оставила мне выбора. И я очень хорошо помню твоего отца…

Саре отчаянно захотелось, чтобы майор очутился рядом с ней. Пусть она не может физически причинить ему вред, но если бы он находился в камере, то она могла бы дотянуться до него своим разумом и…

— …Хотя я не причастен к тому, что случилось. Твой отец умер сам собой, без всякой помощи со стороны Конфедерации. Я позаботился о нем как мог, от твоего имени. Ты знаешь — я действительно это сделал. Но, в конце концов, я считаю, что ты получила то, что заслужила. Так что сейчас, почему бы тебе не показать мне свое лицо, прежде чем придет один из моих курсантов и возьмет тебя под стражу?

Сара в отчаянной попытке рванулась вперед. Не получилось. Полный паралич. Все что ей осталось, это только ждать.

* * *

Сомо двигался с отчаянной решимостью, на какую способен только умирающий человек. Не смотря на то, что правая нога практически не действовала, ему удалось доковылять до ближайшего лифта, и подняться на уровень «Р».

Как только он вошел в сектор «Р-4», то увидел камеру с двумя прозрачными дверьми и кабину управления с небольшим круглым окном. Голова офицера Конфедерации сидящего в кабине повернулась в его сторону. Юноша поднял оружие. Мужчина поспешно ударил по кнопкам пульта управления, когда Сомо начал стрелять.

Стекло разлетелось вдребезги. Сомо двинулся вперед. Он прошел через камеру, в полу которой зияла дыра открытого люка. Вышел через разбитую дверь, к пропускному терминалу. Затем он направил винтовку на кабину управления и выпустил целую очередь. Посмотрев в сторону, Сомо увидел ограждающие бездонный провал перила. Он подошел к краю и обнаружил выдвижную лестницу. Очень осторожно юноша приступил к спуску на нижний уровень.

* * *

Форест смотрел, как перед ним появляются пять Призраков. Они встали полукругом, направив картечные винтовки ему в грудь. Затем начали приближаться. Старик вытащил из подсумка две осколочных гранаты. Призраки остановились, а затем начали пятиться назад. Форест безмятежно улыбаясь, переводил взгляд с одного солдата на другого и кивал головой. Он увидел, что некоторые поняли, что он собирался сделать; поняли и испугались, и для него это было достаточной наградой.

— Моя мама, да встретит она меня с объятиями, говаривала: «За все, за что стоит жить, не жаль и умереть», — ухмыльнулся он, вытаскивая чеку из гранат. И прежде чем Призраки успели что-либо сделать, — отпустил обе скобки.

* * *

Сара почувствовала, что давление на тело исчезло. Она услышала приглушенные выстрелы из гаусс-винтовки. С трудом поднявшись четвереньки, она посмотрела вверх. Люк в камеру был закрыт. Она потрясла головой, отчаянно пытаясь собраться с силами. Встать на ноги было невыносимо трудно.

Сара подождала минуту. Раздался оглушительный взрыв, который сотряс все здание. Она подумала, что бабахнуло где-то наверху. Затем дверь в стене камеры открылась. Сара подняла голову и увидела Сомо. Тот стоял в проеме, перенеся вес тела на левую ногу. Сара увидела, что хотя юноша тяжело ранен, он все равно улыбается и очень рад видеть ее живой.

— Нам надо убираться отсюда, — сказал Сомо.

— Дверь… — прохрипела Сара. Сил не было даже говорить. Напрягая все мышцы, она попыталась встать. Ноги дрожали от слабости.

— Отойди от… — Возглас Сары заглушил выстрел.

Улыбка сползла с лица Сомо. Он посмотрел на свою грудь. Пятно крови быстро расплывалось по одежде. Юноша упал вперед.

Кинувшись к упавшему юноше, Сара схватила гаусс-винтовку. Майор Рам замешкался в дверном проеме ровно на столько, чтобы заметить, что Сара обладает превосходящей огневой мощью, а затем исчез. Сара выстрелила вдогонку, а потом вернулась к Сомо. Девушка аккуратно переложила молодого человека на спину, и устроила его голову на своей руке.

Сомо попытался улыбнуться.

— Я просчитался. Прости. Это было тяжкое решение но, в конце концов, выбора не было…

Девушка не поняла, что он имел в виду, так как не знала о его решении спасти ее, пожертвовав остальными. Она не успела ничего сказать, как Сомо продолжил:

— Ты знаешь, что я лю… — выдохнул он, и Сара почувствовала, как тело юноши обмякло.

Ей не надо было быть телепатом, чтобы знать то, что он хотел сказать. Она знала. Конечно, она знала, что Сомо любил ее. И Сара так отчаянно хотела сказать ему об этом. Что она знает и что она испытывает к нему самые глубокие чувства, на какие только способна! То, что она к нему испытывает, даже больше чем любовь! Но было слишком поздно. Сущность того, что делало человека на ее руках Сомо Хангом — исчезла.

Всю ее жалость, все горе, все отчаяние, сменил гнев, — чистая, освобожденная первобытная ненависть. В этот момент Сара перестала быть человеком. Девушка-Призрак превратилась в хищного зверя. Единственное, что для нее теперь имело значение — это жажда убийства.

Резко сгруппировавшись, лейтенант Керриган подняла гаусс-винтовку Сомо и выскочила из камеры.

* * *

Камера соединялась с коридором, по которому всегда курсировал караульный. Его маршрут пролегал вдоль периметра и до внешнего подъемника у края провала. Этот подъемник, в отличие от других лифтов, предназначался для спуска и подъема прямо по стене шахты. И сейчас он двигался наверх.

Майор Рам был внутри его. Сара знала это. Как и то, что к ней приближается патрулирующий зону Призрак. Ее чувства настолько обострились, что она без труда определила его местонахождение.

Как только Призрак навел на нее винтовку, Сара сделала бросок и схватила человека за горло. Затем локтем другой руки ударила в лицо. Переносица треснула как яичная скорлупа. Одной рукой девушка схватила патрульного за шею и резким движением перебросила через перила в бездонный стальной провал. Оружие Призрака осталось в ее второй руке.

Сара осмотрела винтовку и переключила режим ведения огня. Все картечные винтовки кроме стрельбы разрывными боеприпасами, могли использоваться с боеприпасом «Замыкание», который при выстреле создает концентрированное электромагнитное поле, выводящее из строя любые электрические устройства или транспортные средства попавшие в зону воздействия.

Сара вскинула С-10, прицелилась в лифт и выстрелила.

Заряд угодил в цель — лифт замер на полпути, заключенный в область потрескивающего энергетического поля.

* * *

Находящийся в лифте майор Рам почувствовал, как над его головой начинают сгущаться тучи. Он ждал, внимательно прислушиваясь и беспрестанно нажимая кнопку подъема. Никакого эффекта. Неожиданно в потолке открылся ремонтный люк. Майор выстрелил в потолок несколько раз и замер в ожидании.

Он услышал звук прыжка, и в эту же секунду оружие вылетело из его рук. Перезарядка маскировки оказалась достаточной, чтобы скрыть Сару на некоторое время. Майор Рам попытался прижаться спиной к стене, но оказался на полу лифта прежде, чем успел пошевелиться. Вдруг его голова начала раскалываться от боли. Рам чувствовал себя так, словно мозг начал распухать и давить изнутри на черепную коробку. По венам на лбу и висках побежал огонь. Рам закричал. Его глаза лопнули, и кровавая слизь потекла по щекам.

Сара не прекращала ментальную атаку до тех пор, пока ее враг не затих.

* * *

Покончив с майором, Сара нашла у него «филёр» и включила его, чтобы найти Призрака № 24718.

Не маскируясь, девушка отправилась к цели. Она нашла Призрака в руинах сектора, еще недавно бывшего зоной отдыха и развлечений. Раненый шипом в голову враг валялся без сознания. Тут же Сара увидела останки своих боевых товарищей. Часть инородных существ была уничтожена. Целая секция у дальней стены превратилась в пыль. С противоположной стены несколько камер уцелело. Сара подошла к одной и заглянула внутрь.

Она почувствовала узнавание, призыв, смутные воспоминания, и ощущение того, что испытывала эти чувств прежде. Однако сейчас из-за ее дикого состояния, зов чувствовался сильнее. Сара увидела, как личинка-существо свернулось в клубок. Затем клубок начал пульсировать, выделяя слизь. Превращаясь, таким образом, в похожий на яйцо мешок. Тварь становилась кем-то другим, морфируя в новую форму существования.

И существо взывало к Саре.

Девушка решила, что видела достаточно. Она выстрелила через стекло, разрывая плоть «яйца», и убивая ЭТО раз и навсегда. Затем она дала несколько очередей из картечной винтовки по уцелевшим камерам, поджигая находящуюся внутри субстанцию.

После зачистки лаборатории Сара включила свое устройство маскировки и пленного Призрака. Затем взвалила мужчину на плечо и, поднявшись на лифте до верхнего уровня, вышла через главные ворота Академии. Девушка без помех добралась до точки сбора и погрузилась в транспортник Сэлы.

* * *

Известие о гибели отряда и особенно Тиббса, поразили Сэлу до глубины души. Не говоря ни слова, она вывела шаттл из атмосферы Тарсониса. Пока они летели прочь, несколько раз суденышко пытался идентифицировать Центр управления полетами, а после Патруль сектора. Фантомы Конфедерации попытались перехватить подозрительный шаттл, но у них ничего не вышло. Гиперион вышел из гиперпространства буквально на несколько минут, чтобы принять кораблик, (этого времени хватило, чтобы Менгск успел отправить короткое сообщение), а затем снова ушел в варп-прыжок.

* * *

Сара доставила Призрака № 24718 на капитанский мостик. Пленник не сопротивлялся, ввиду контузии и серьезного ранения.

Когда Арктур Менгск увидел молодого человека, то на какое-то время забыл обо всем — и о гибели группы, и об уничтожении Академии и о ликвидации чужеродных организмов. Призрак в ожидании смотрел на Менгска, а тот смотрел на него.

— Я сожалею о ваших товарищах, — наконец обратился генерал к Саре. — Все они были благородными и храбрыми воинами, которые погибли в обмен на…


— У меня нет никакого желания выслушивать это сейчас! — резко оборвала его Сара.

Менгск кивнул. Затем генерал жестом указал Призраку на кресло. Пленник подчинился и сел. Генерал отвернулся к панорамному окну и заговорил.

— Вскоре после того, как закончилась моя служба в Конфедерации, со мной кое-что случилось. Думаю, это была самая страшная катастрофа в моей жизни. Видишь ли, мой отец, Ангус, был революционером. В то время я не разделял его взглядов, но его призывы к революции вызвали настоящий переполох в обществе.

— Конфедерация посчитала его опасным… и они убили его. — Менгск повернулся и вперил взгляд в человека в кресле. — Трем Призракам дали задание, устранить его. Не так давно Сара убила одного на этом корабле. Ты, номер 24718, был одним из тех трех. Ты, наверное, даже не помнишь, что сделал это. Именно поэтому я рассказал тебе все. Прежде, чем ты умрешь.

Генерал Менгск направил на Призрака пистолет и сделал единственный выстрел. Солдат схватился за грудь. Его глаза закрылись, и он упал на пол.

Сара почувствовала, как в ней разгорается ярость.

— Так все, что мы делали, все это было в целях личной мести? Вы использовали меня… Вы использовали всех нас!

— Цели, которые я выбрал, были военными целями, и их уничтожение в значительной степени способствует революции, — медленно ответил генерал. — Но признаю, выбор некоторых задач был сделан по личным причинам.

Сара сжала руки в кулаки.

— Я устала оттого, что меня все используют! Я выносила это всю свою жизнь и с меня довольно! Кем бы не был третий Призрак, ищите его сами!

Девушка повернулась, чтобы уйти.

— Я уже нашел третьего Призрака. Не так давно, на пустынной планете, которая называется Виктор-5. Этот Призрак самый важный из тройки. Он убил моего отца. Это ты, Сара.


Сара застыла на месте. Непрошенные воспоминания хлынули в ее ум: восхождение по лестнице… проникновение в спальню… человеческие фигуры, лежащие на кровати… Она увидела… себя дергающую спящего человека за ноги и проводящая лезвием ножа ему по горлу. Она видела, как фигура опрокинулась назад и в лунном свете стали видны черты лица убитого… Он был удивительно похож на человека, который сейчас стоял за ее спиной! Они были похожи настолько, насколько могут быть похожи только родственники. Человек был пожилого возраста, с седыми волосами, но у Арктура были его глаза, и точно такой же хищный нос…

— Это правда. Изначально, когда я выследил тебя на Виктор-5, то планировал доставить на борт и убить. Но потом решил, что лучше использовать тебя в качестве союзника. Да, я решил использовать тебя, чтобы добраться до других убийц, чтобы проникнуть в Академию. Но вскоре я пришел к выводу, что ты исключительная и невероятная личность. Ты подарила мне надежду, Сара.

На глаза Сары навернулись слезы.


— А за это стоит бороться.

— Да и умирать, тоже. Как бы сказал сержант Киль. — Сара повернулась к Менгску.

Она не чувствовала никакой вражды к этому человеку. Абсолютно никакой.

— Я прощаю тебя, Сара. Прощаю за убийство моего отца. Но это не имеет никакого значения, пока ты сама не простишь себя.

Лицо Сары исказилось в гримасе. Она разрыдалась, выпуская эмоции, которые так долго копила в душе. Эмоции, с которыми она не знала что делать.


Сейчас ей было необходимо побыть одной.

— Спасибо сэр, — сказала она. Неспособная, а может, не имеющая желания, добавить что-то еще, Сара повернулась и ушла с капитанского мостика.

Менгск вернулся к своему креслу и столкнул тело молодого Призрака на пол. Генерал нажал на кнопку и перед ним опустился видеомонитор. Как раз начались новости СНВ. Корреспондент с экрана приступил к вещанию.

— Последние новости. Правительство Конфедерации было потрясено дерзким нападением на один из ключевых объектов Тарсониса, Академию подготовки элитных подразделений. Через некоторое время после теракта мы получили сообщение от лидера повстанцев, взявшего на себя ответственность за совершенный инцидент.

На весь экран появилось лицо Менгска.

— Да будет известно всем, что свобода никогда не погибнет, что мы будем бороться до последнего человека, чтобы низложить Конфедерацию. Уничтожение Академии Призраков, дело наших рук!..

Изображение дернулось, и возникла короткая пауза. После чего сообщение закончилось словами: «Мы — сыновья Корхала!»

Арктур Менгск улыбнулся. Речь подверглась цензуре как раз в том месте, где он упомянул о тайных экспериментах, о которых гражданам Тарсониса знать не обязательно. «Наконец», — подумал он. — «Наконец мои заявления попали в эфир. Идти вперед будет сложно. Конфедерация будет сопротивляться, но я не остановлюсь, пока она не падет».

Генерал подумал о том, что еще не видел, во что превращаются инородцы. Но пока все складывалось хорошо. Он откинулся на спинку кресла. На экране вновь появился корреспондент.

— Это все, что мы знаем. Заявление было предоставлено через официальные каналы и очевидно в интересах госбезопасности подверглось цензуре. Однако непреложной истиной является то, что сегодня был нанесен смертельный удар по имиджу неприступности империи Конфедерации.

За спиной репортера Арктур разглядел стену украшенную граффити: черный силуэт руки держащей в кулаке кнут. Хвост кнута заключал рисунок в круг.

— Во многих университетах по всему Тарсонису начались студенческие беспорядки. По скромному мнению вашего слуги, это вестники грядущих перемен. С вами был спец-корреспондент Сети Новостей Вселенной, Майкл Даниель Либерти…

Примечания

1

Изыскатель — разведчик недр. Профессия, связанная с горнодобывающей промышленностью, — (прим. перев.).

(обратно)

2

Периферия — планеты лежащие на границе исследованного пространства сектора Копрулу, в котором происходят события StarCraft, — (прим. перев.).

(обратно)

3

Умоджанский Протекторат (Umojan Proctectorate — англ.) — союз независимых колоний, не подвергшихся влиянию Конфедерации. Умоджа — одна из трех планет, на которой потерпел крушение корабль с колонистами Земли, — (прим. перев.)

(обратно)

4

Война Гильдий (Guild Wars — англ.) — вооруженный конфликт между Конфедерацией и Келморийским синдикатом, за сферы влияния в горнодобывающей промышленности. — (прим. перев.).

(обратно)

5

ПВО — противовоздушная оборона.

(обратно)

6

Боевой шагоход «Голиаф» (Goliath — англ.) — ударная машина на шагающем шасси, с автопушками и установками ПВО, — (прим. перев.).

(обратно)

7

«Выбрасывающий» (Dropship — англ.) — класс десантного катера, основная транспортная единица армии Конфедерации — (прим. перев.).

(обратно)

8

КСМ — Космический строительный модуль (SCV — Space Construction Vehicle — англ.) — строительная машина.

(обратно)

9

Гиперион — бог солнца в др. Греции.

(обратно)

10

Глобула — здесь полимерная цепь биоматерии. Одним из примеров глобулы могут служить белки.

(обратно)

11

ДВК-400 — аббревиатура от: «Десантные войска Конфедерации». (СМС-400 — Confederate Marine Corps — англ.) — Модель скафандра — (прим. перев).

(обратно)

12

Пинакль (фр. pinacle, от лат. pinnaculum — заостренный верх крыши) в романской и готической архитектуре — остроконечная декоративная башенка (в данном случае — перевернутая). Фудзита — очевидно название дано в честь профессора Теодора Фудзита, который разработал шкалу классификаций торнадо. — (прим. перев.).

(обратно)

13

ДКВ — Десантный катер класса «Выбрасывающий»

(обратно)

14

Ховерцикл «Стервятник»— легкий летательный аппарат использующий для передвижения над землей технологию парения в слабом гравитационном поле.

(обратно)

15

Визор — тактический экран на внутренней поверхности лицевого щитка шлема (оптических приборов), обеспечивающий различной информацией солдата, включая анализ поступающих визуальных данных.

(обратно)

16

Скалет — вид крупного рогатого скота, аналог коров. Зона обитания — Умоджа.

(обратно)

17

Коммуниктор — устройство связи, предназначенное для внутренних переговоров по выделенному каналу. Интерком — общее оповещение.

(обратно)

18

Норад — изначально название знаменитого бункера противоракетной обороны в США.

(обратно)

19

Иск-ин (искусственный интеллект) — специальный супер-компьютер, выполняющий на больших космических кораблях функции связиста, навигатора, информационной базы данных, аналитических функций и пр.

(обратно)

20

Меридиан — центральный коридор, проходящий через весь корабль. Своего рода ось, служащая главной транспортной артерией внутри корабля.

(обратно)

21

Прайдуотер — (Pridewater — англ.) — Величие воды.

(обратно)

22

Чат-ком — устройство для обмена сообщениями.

(обратно)

23

Филёр — отслеживающее устройство.

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА 1 СЕМЕНА РЕВОЛЮЦИИ
  • ГЛАВА 2 ЗАТИШЬЕ ПЕРЕД БУРЕЙ
  • ГЛАВА 3 ОКО ШТОРМА
  • ГЛАВА 4 ПРИЗРАКИ ПРОШЛОГО
  • ГЛАВА 5 НЕЗВАННЫЙ ГОСТЬ
  • ГЛАВА 6 ПЕРЕГРУППИРОВКА
  • ГЛАВА 7 ТАРСОНИАНСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРИЗРАКОВ
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики