КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Техасская свадьба (fb2)


Настройки текста:



Кэтрин Крилл Техасская свадьба

Моему маленькому сыну Камерону

с любовью.

Может быть, ты покоришь больше вершин,

чем мы. Но я всегда буду рядом.

Глава 1

Техас, 1876 год

Да, добрые люди Пармали не дадут забыть мисс Клэр ее свадьбы.

С того дня минуло шесть лет. Шесть долгих лет. Но до сих пор зовут ее нецелованной невестой.

Конечно, теперь Клэр это мало волнует. Но были времена, когда она боялась появиться в городе. Внутри все переворачивалось, от гнева перехватывало дыхание, когда кто-нибудь из доброжелателей интересовался, нет ли вестей о «пустоголовом молодом повесе», за которого она сподобилась выйти замуж. От такой людской жестокости слезы наворачивались на глаза Клэр. Она готова была расплакаться от жалости к себе.

Но сейчас все по-другому. Она стала другой. Время и испытания закаляют человека.

По крайней мере, именно это твердила себе Клэр постоянно.

В это особое апрельское утро она поглубже загнала печальные воспоминания и остановила лошадей, впряженных в тележку, перед магазином Пармали. Ее прекрасные, как драгоценные камни, глаза сверкали решимостью, когда она, закинув голову, взглянула на бесконечное голубое небо Техаса, распростершееся над ней.

День обещал быть ярким и солнечным, как большинство весенних дней в этих местах. Горячие лучи с легкостью пронзали невесомые облака, нагревая воздух, вобравший в себя запах лошадей, древесного дыма и жареного кофе. Ветра почти не было, лишь иногда без всякой видимой причины поднимались и кружились несколько песчинок. Если жители городка не кляли свои улицы за удушающую пыль в сухую погоду, то в дождливую они ругали их самыми последними словами. И было за что: улицы Пармали в ненастье превращались в вязкое непролазное месиво.

Еще не было девяти утра, но город давным-давно пробудился от сна. С первыми лучами солнца фермеры запрягли лошадей и направились в Пармали, кто за чем: за инструментами, за провизией. Женщины с корзинками потянулись в магазин — не только за покупками, но и чтобы вволю посплетничать.

Площадь Пармали, главного городка в округе, была забита фургонами и лошадьми, отчего красное кирпичное двухэтажное здание суда казалось похожим на маяк посреди клокочущего водоворота. Ярко выкрашенные фасады складов, новая гостиница, строящаяся церковь (на этот раз методистская) свидетельствовали о явном процветании городка. На каждом углу кипела жизнь. И только салуны стояли тихие и спокойные, с плотно закрытыми окнами после бурно прошедшей ночи и того, что некоторые называют развлечением.

Клэр оглядела панораму города, названного в честь ее отца. Обычно в Пармали девушку одолевали противоречивые чувства: гордость, обожание, горькая обида. Без всякого сомнения, подумала она со вздохом, Самуэль Пармали порадовался бы, увидев, какой солидный город вырос из крошечного пограничного городка в прериях… Но разве не он собственной рукой посеял зерна, из которых выросли эти ядовитые плоды: презрение и насмешки, отравлявшие жизнь его единственного любимого ребенка?

Нахмурившись, Клэр в последний раз натянула вожжи. Она слегка сощурилась, увидев группу дам в шляпках и платьях из набивного ситца возле открытых дверей торгового центра. Да, ей предстоит пройти как сквозь строй. От подобной перспективы Клэр выругалась про себя.

— Отправляйся на извозчичий двор и скажи мистеру Куперу, что мне нужна свежая кобыла, — велела она мужчине, сидевшему рядом.

Девушка убрала вожжи и спустилась на землю, не дожидаясь, когда спутник поможет ей.

— Да, мэм, — послушно ответил тот, но еле заметная тень неудовольствия пробежала по его лицу.

Он был молод, не больше тридцати, крепкий, в хлопчатобумажных брюках и полосатой рубашке. Короткие курчавые волосы были черны как ночь, а карие глаза светились мудростью не по годам. Но единственное, на что все обращали внимание, это цвет кожи. Именно он, этот цвет, невольно отделял его от остальных.

— И еще одно, Мика, — сказала Клэр, прежде чем он ушел.

— Да, мэм? — Держа в руках широкополую шляпу, парень оглянулся, ожидая указаний. По-мальчишески привлекательное гладкое лицо отливало чернотой на ярком утреннем солнце.

— Не позволяй Грэхэму Куперу понапрасну отнимать у тебя время и расхваливать дрянной товар. Всю жизнь он пытается сбагрить всякую ерунду. Очень сомневаюсь, что сегодня он не примется за свое.

— Я учту, мисс Клэр, — пообещал Мика. Криво усмехнувшись и озорно сверкнув глазами, парень отправился сразиться с самым известным в городе поставщиком лошадей.

Глядя ему вслед, Клэр не удержалась от улыбки. Но веселье тотчас улетучилось, когда она вспомнила про свои дела. Нетерпеливо поправив выбившуюся прядку волос, она помедлила, прежде чем отправиться к магазину.

Давно избавившись от страха и смущения, она ничуть не боялась столкнуться лицом к лицу с этими женщинами. Просто ей хотелось избежать стычки. Но выхода нет, понимала девушка. И понимала слишком хорошо.

Еще раз вздохнув, на этот раз громко, Клэр-решительно расправила плечи, подобрала длинные юбки и двинулась вперед. Множество глаз устремилось на нее, как она и ожидала, и внезапная тягостная тишина воцарилась в магазине, полном всяких товаров и запахов.

— Доброе утро, мисс Клэр, — приветствовал ее из-за прилавка хозяин. Это был высокий мужчина, худой, как рельс, с медно-рыжей копной волос. Он дружелюбно улыбался. — Прекрасный день, не так ли, мисс Клэр?

— Да, замечательный, мистер Ханникат, — согласилась она и тоже улыбнулась.

Потом вежливо кивнула невысокой полногрудой женщине, стоявшей рядом с ним. Марта Ханникат казалась особенно мрачной на фоне мужа. Она хмуро посмотрела на девушку.

— Какой приятный сюрприз! — неискренне заверещала одна из сплетниц, сбившихся в кучу. Статная незамужняя брюнетка Гарриет Томпсон могла бы считаться привлекательной, если бы не вечно пренебрежительное выражение лица. Говорили, будто причиной такого стойкого презрения к окружающим было ее происхождение. Ходили слухи, что она из какой-то весьма благополучной семьи на Востоке. — Должна сказать, Клэр, я никак не думала, что так скоро снова увижу тебя в городе.

— В самом деле? — уклончиво сказала Клэр.

Не спеша она прошла мимо женщин, не обращая внимания на жадные взгляды, полные плохо скрытой зависти. Клэр и понятия не имела, как она молода и как хороша даже в простом голубом хлопковом платье, и что солнечные лучи, в которых кружились пылинки, зажгли пламенем ее волосы цвета светлого меда.

— На сей раз, ты приехала без той женщины, ну как ее, Бишоп? — спросила вторая дама, гораздо старше остальных. Лидия Кэссиди была из числа первых поселенцев в этих местах и никогда не лезла за словом в карман. Нынешний день не стал исключением. — Попомни мои слова, Клэр Пармали, не будет тебе добра от нее.

— И почему ты наняла ее? — посчитала необходимым задать свой вопрос Джейн Уиллис. Чуть старше Клэр, Джейн не была особо вредной, но стремилась во всем подражать Лидии. Она многозначительно посмотрела на других и выпрямилась. — По правде сказать, я бы провалилась от стыда сквозь землю, если бы такая женщина появилась в моем доме.

— Ее надо вытурить из города, — процедила Лидия.

— Вообще из Техаса! — подхватила Джейн. — Вот именно! Вместе с ее девчонкой-полукровкой! — разгорячилась Гарриет.

Клэр двинулась к дальнему концу прилавка, делая вид, будто ее заинтересовали зеленые яблоки, в то утро завезенные Джорджем Ханникатом. Кровь кипела, но Клэр мысленно сосчитала до десяти, сохраняя невозмутимое выражение лица. Она не доставит им удовольствия, не покажет, как сильно они злят ее. Единственное, что ей остается, — это прикусить язык…

Для женщин молчание Клэр стало сигналом к настоящей атаке. Ошеломленный Джордж беспомощно наблюдал за происходящим.

— Никуда не годится и то, что ты наняла бывшего раба, — фыркнула седовласая Лидия, слегка сощурив бледно-голубые глаза. — Видит Бог, во мне не меньше христианской доброты, чем в тебе, но ему тут не место, как не место и Сэди Бишоп. — Затянув поплотнее клетчатую шаль на обширной груди, она подняла двойной подбородок и с непоколебимой уверенностью в собственной правоте на лице в сотый раз с вызовом заявила: — Ты не должна иметь дело с падшей женщиной, когда вокруг полно людей, которые с радостью наймутся к тебе на работу.

— Твой бедный отец, наверное, переворачивается в гробу, — тихо произнесла Вайолет Мак-лохлин. Это была хорошенькая молодая женщина строгих взглядов, но не отличавшаяся большим умом, хотя всегда совала нос в чужие дела и совершенно не занималась собственными. Она еще больше понизила голос, будто боялась, что Самуэль Пармали встанет из гроба и появится здесь. — Поверьте, меня прошибает холодный пот, как только я подумаю…

— Можешь не сомневаться, никому из них он не позволил бы даже близко подойти к ранчо Гло-риета, — вступила в разговор Энн Денни. Остролицая блондинка, мать шестерых взрослых сыновей, много лет была знакома с отцом Клэр. — Сэм не страдал глупостью, а ты, похоже, страдаешь. Упрямая дурочка, собственный гонор застил тебе глаза.

— Тебе и в самом деле все равно, о чем говорит весь город? — с вызовом спросила Марта.

Муж торопливо, правда, довольно робко, толкнул ее локтем в бок. Но Марта одарила его таким взглядом, что он быстро пришел в себя и ужаснулся собственной смелости, а она продолжила:

— Попомни мои слова, твоя репутация очень сильно пострадает.

— Да какая там у нее репутация! — фыркнула Гарриет.

Все дружно покачали головой, кто сочувствуя, кто осуждая.

Клэр напряглась, плотно сжав губы в ниточку. Девушка взяла одно яблоко, потом положила обратно, подошла к рядам металлических и стеклянных банок, коробок, полная решимости купить все, что собиралась, не позволяя разыграться темпераменту. Но с каждой минутой ей становилось все труднее держать себя в руках.

— К твоему сведению, мы собираемся поговорить о тебе с новым священником, — объявила Лидия и ткнула в сторону Клэр пухлым пальцем. — Я думаю, на днях он скажет свое слово с кафедры.

— Клянусь, Клэр Пармали, — Марта решила высказать свою угрозу, — если ты осмелишься привести эту распутницу в церковь, тебя саму отлучат от нее и выгонят вместе со всем твоим отребьем.

— Мы уж проследим, чтобы им досталось по заслугам.

— Да обмазать их дегтем и…

— …и вон из города!

Это стало последней каплей, переполнившей терпение Клэр. Боже праведный, сказала она себе, и внутри у нее все закипело. Больше она не могла терпеть. Повернувшись к своим мучительницам, сверкая прекрасными изумрудными глазами, она шагнула к ним.

— Сэди Бишоп стоит больше всех вас, вместе взятых, — заявила она спокойным тоном, подавляя ярость. Остановившись в нескольких дюймах от дам, сбившихся в кучу, как куры, она добавила: — И вправе ходить туда, куда захочет. Как и Мика. И Салли.

Легкая ироничная улыбка тронула губы Клэр, когда она увидела широко раскрытые, испуганные глаза женщин. Ничего подобного они от нее не ожидали, никогда раньше она не отвечала на их колкости.

— Обо мне можете говорить все, что угодно, — заявила она, предупредив, — но больше никогда не допускайте такой ошибки и не жальте своими змеиными языками моих людей. Вам их не за что осуждать. Я скорее повешусь, чем дам в обиду хоть кого-то из них.

— Клэр! — резко одернула ее потрясенная Вайолет.

— Я зна-аю, Вайолет, — протянула девушка с легким сарказмом, — меня дожидаются в аду. — Резко отвернувшись от женщин, встав к ним спиной, она выдернула из кармана клочок бумаги и подала Джорджу. — Я составила список всего, что мне нужно, мистер Ханникат. Будьте так добры, выполните мой заказ, а я заеду и заберу.

— С удовольствием, мисс Клэр, я все для вас сделаю, — искренне заверил он ее.

— Ты, конечно, платишь наличными? — спросила Марта воинственнее чем когда-либо.

— Да, конечно. Я никогда ничего не попрошу у вас в кредит, — невозмутимо ответила Клэр.

Она вдруг почувствовала неодолимое желание ударить эту женщину. В общем-то, насилие никогда не было свойственно натуре Клэр. Но всегда что-то случается в первый раз, подумала она. Улыбаясь, с глазами, искрящимися смехом, девушка повернулась и направилась к выходу. Вслед ей понесся голос Денни:

— Запомни, Клэр Пармали: что посеешь, то и пожнешь. Но я надеюсь, Бог будет милосерден к тебе, потому что больше никто не будет.

«Только грешникам нужно милосердие», — молча, возразила им Клэр. Она шагнула навстречу теплым солнечным лучам и глубоко вздохнула. Эта неприятная встреча задела ее больше, чем она позволяла себе признаться. Но Клэр держалась молодцом, отвечая на приветствия прохожих с улыбкой.

Она посмотрела вдаль, туда, где обычно останавливались извозчики. Размышляя, договорился ли Мика с отъявленным мошенником Грэхэмом Купером, Клэр решила пойти к ним. У нее возникло горячее желание поучаствовать в драке, если она случится. Настроение Клэр было самым подходящим для схватки.

Легко лавируя между фургонами и лошадьми под взглядами множества любопытных глаз, она перешла через главную улицу. Почти у входа в конюшню девушка услышала протестующий голос Мики, не желавшего брать дрянной товар, который ему пытался всучить Купер.

— Вряд ли мисс Клэр понравится кобыла с просевшей спиной. Это животное вообще на последнем издыхании.

Мика говорил уважительным тоном, но Клэр уловила нотки сарказма. По губам девушки пробежала улыбка, она подошла еще ближе, желая узнать, что будет дальше.

— Ну, слушай, мальчик, может, Венера, не слишком резва, — ворчливо согласился Грэхэм, сощурив налитые кровью глаза и кивая в сторону лошади.

Купер был неприятный, толстопузый мужчина, очень неряшливый, позволявший себе выпить даже по воскресеньям. Он был своего рода достопримечательностью городка.

— Но это надежная кобыла, — упорствовал он, глядя на серьезного Мику, стоявшего перед ним в духовитой конюшне, усыпанной сеном. Купер выплюнул разжеванный табак и свел клокастые брови. — Очень надежная. И потом, черт побери, мисс Клэр не нужна кобыла, которая летала бы, как молния.

— Ну, если вы так говорите, значит, плохо знаете мисс Клэр, — спокойно возразил Мика и поглубже натянул шляпу. — В общем, мистер Купер, мы зря тратим время. Давайте, наконец, перейдем к делу.

— Мне больше нечего тебе показать, — упрямился старик. Его грубое небритое лицо покраснело. Было ясно, как сильно раздражает его Мика, не поддающийся уговорам.

— А вы уверены?

— Ты что, мальчик? Ты сомневаешься? Ты называешь меня лжецом?

— Я не мальчик, мистер Купер, — тихо проговорил Мика. В его голосе прозвучали стальные нотки. Глаза холодно блеснули, но парень продолжал держать себя в руках. — И я никак вас не называю.

— Для цветного ты слишком дерзкий, — укорил его Грэхэм. Внезапно в его куриных мозгах шевельнулась мысль. — Ты, видно, из тех северян, которые явились сюда, чтобы лишить нас всего! Хватит с нас таких, как ты, парень.

Клэр возвела глаза к небу.

«Заткнись, старый дурак», — подумала она со злостью. Она заволновалась, как бы переговоры о лошади не перекинулись на другое и не приняли слишком рискованное направление. Клэр перестала подслушивать, вошла внутрь и встала между мужчинами.

— Доброе утро, мистер Купер, — беспечным тоном приветствовала она хозяина. — Ну как, ты принял решение, Мика? — Она взглянула на своего работника.

— Нет, мэм, — покачал головой Мика, крепко сжав губы. Клэр прочла в глазах парня затаившийся гнев. — Мы с мистером Купером не слишком продвинулись в переговорах.

— Ну, что ж, может, я смогу помочь? — Она сложила руки под грудью и заявила Грэхэму: — Мне нужна хорошая, сильная кобыла. Гнедая, если у вас есть.

— Я могу продать Венеру по сходной цене, — предложил Купер, враждебно и с вызовом посмотрев на Мику.

— Ну, вообще-то старость не прибавила Венере резвости и задора, — вежливо заметила Клэр. Подобрав юбки, девушка повернулась, собираясь уходить. — Что ж, прошу прощения за беспокойство, мистер Купер, но, если Венера является вашим лучшим товаром, поищу в другом месте. Я слышала, кое-что есть в новом округе…

— Погодите, погодите, мисс Клэр. Да зачем вам куда-то ехать! Никакой нужды в этом нет! — воскликнул он. Купер так торопился удержать клиентку, что подавился табаком, который жевал, и громко закашлялся. — Я… Вот я сейчас вспомнил… Есть, есть у меня еще одна кобыла. Прекрасная, маленькая, чалая. Я держал ее для мисс Томпсон, но вижу, как вам нужно… — Он умолк, уводя Венеру в загон.

Клэр взглянула на Мику. Она с облегчением увидела веселые искорки в его глазах. Они без слов поняли друг друга и пошли следом за Грэхэмом.

Через полчаса они уже ехали домой, загрузив повозку товарами, купленными в торговом центре. Чалая кобыла вышагивала привязанная позади повозки.

День близился к полудню, легкий ветерок освежал воздух, слепящее золотое солнце заливало своим светом все вокруг, безжалостно вытесняя тень. Одинокий ястреб лениво кружил над головой, вдали раздавались привычные для слуха выстрелы, а эхо вторило им.

Клэр слегка повела поводьями, поудобнее устраиваясь на деревянном сиденье. Вокруг расстилались просторные земли, богатые черноземом. Весенняя зелень радовала глаз, деревьев почти не было, только редкие дубы высились по берегам речушек и ручейков. Когда они с отцом впервые появились в прериях, трава была такой высокой и густой, что дети могли заблудиться в ней. В те годы большие стада лонгорнов бродили по долинам. Клэр хорошо помнила и то чувство страха, которое одолевало новых поселенцев: люди опасались нападения индейцев. Девушка вздохнула. Воспоминания о первых днях жизни здесь были с каким-то горько-сладким привкусом.

Подавив вздох, Клэр решила направить мысли в другое русло. Глаза ее победно сверкнули, когда до нее дошло, что она увела лошадь из-под носа Гарриет Томпсон. Идеальное торжество справедливости, улыбнулась она, хотя Гарриет наверняка посмотрит на это иначе.

Клэр украдкой взглянула на сидящего рядом Мику. Он все еще оставался для нее загадкой, хотя парень уже больше года работал у нее. Она знала, что он родился в семье рабов в Джорджии. Во время войны раб убежал сражаться за Север. Он говорил, что работал с ковбоями в Южном Техасе, но она никогда не проверяла, так ли это. Почему-то, когда он появился на ранчо Глориета и попросил работу, она почувствовала доверие к нему и его прошлое ее не интересовало.

Глупые, полные ненависти слова Грэхэма Купера вдруг снова зазвучали у нее в ушах. Она нахмурилась и нарушила молчание.

— Мика?

— Да, мэм?

— Я надеюсь, слова, которые сказал мистер Купер…

— Он ничего не сказал такого, чего я уже не слышал, мисс Клэр, — заверил ее Мика. Он посмотрел на шляпу, которую держал в руках, и тихо добавил: — И ничего такого, чего я не услышу снова.

— У тебя адское терпение! — с одобрением воскликнула Клэр.

— Да нет, мэм. Просто мне хватает здравого смысла не совать голову в осиное гнездо.

— Но, по крайней мере, ты не позволил всучить тебе эту старую клячу Венеру. — В зеленых глазах девушки мелькнула усмешка.

— Конечно, может быть, я «очень черный» для некоторых, мисс Клэр, — сказал он, надевая шляпу, — но цвет кожи не портит зрения. — Он ухмыльнулся.

Клэр тихо засмеялась и дернула вожжи.

Вскоре они доехали до границ Глориеты. Расположенная среди холмов, в нескольких милях от города, ранчо было названо в честь маленькой семейной церкви. Самуэль Пармали так и не смог забыть родные места в Южной Каролине, как и предательство. Именно оно и катастрофическое поражение Юга, заставили его двинуться на поиски нового места, где можно было начать все сначала. Он нашел его здесь — холмистое, безлюдное — в приграничном Техасе.

Отец сделал все возможное, чтобы устроить жизнь дочери. Судьба жестоко обошлась с ним, но не повергла в отчаяние. Невзгоды его только закалили. Самуэль Пармали был строгим отцом, но очень любящим и заботливым. Он изо всех сил старался заменить девочке мать, хотя со страстью отдавался своему делу. И весьма успешно, о чем свидетельствовала процветающая Глориета.

Сердце Клэр переполнилось гордостью, когда она оглядела окрестности, все еще дикие и свободные. Это ее земля. Слава Богу, она оказалась способной продолжить дело отца, умершего два года назад. Глориета и сегодня была одним из самых преуспевающих ранчо в округе. Бывали дни, когда Клэр казалось, что весь мир сосредоточен здесь. Иногда ей вообще не хотелось высовывать носа из своего убежища в большой мир.

Она направила повозку к дюжине строений. Главный двухэтажный дом, обшитый дранкой, выкрашенный в белый цвет, окруженный дубами, походил на нарядный имбирный пряник. Он уже мало напоминал простую бревенчатую хижину, каким был прежде. Два больших красных амбара, один для продуктов, другой — для сена, выросли во дворе. Длинный с низкой крышей барак для рабочих, каменный домик над источником и загон для скота стояли один за другим. Маленькое деревянное «удобство» пряталось в зелени позади дома, напоминая о днях, хотя и не таких уж далеких, когда Самуэль наконец решил уступить неизбежному прогрессу и согласился соорудить туалет внутри дома, близ кухни.

Остановив лошадь перед домом, Клэр опустила лесенку повозки и слезла на землю. Мика, не теряя зря времени, принялся выгружать покупки.

— Я отнесу все в дом и займусь лошадьми, — сказал он, поднимая мешок муки.

— Мы с Сэди сами все сделаем, а ты поставь повозку в сарай. Если увидишь Салли, будь добр, скажи ему, что я хочу с ним поговорить.

— Хорошо, мэм.

Клэр помогла Мике перетащить остальные мешки и коробки на крыльцо, потом позвала Сэди, а он повел лошадей.

Экономка быстро явилась на зов.

— А я и не знала, что вы уже вернулись, — проговорила Сэди Бишоп, вытирая руки о чистый белый фартук, стоя в дверях. Она была всего на несколько лет старше Клэр, высокая, слишком высокая для женщины, с хорошей фигурой, которую изо всех сил старалась скрыть под платьями свободного покроя. Длинные черные волосы она собирала в строгий пучок. Сэди редко улыбалась, ее голубовато-зеленые глаза оставались печальными. Клэр лишь приходилось гадать о причине этой печали.

— Что-то сегодня Волк хранит молчание, — с удивлением заметила Клэр. — Обычно он заходится лаем, почуяв меня.

Она подняла коробку и окинула взглядом двор. Тонкая морщинка перерезала чистый лоб. Интересно, где носится этот мохнатый бродяга?

— Наверное, он с Хармони, — предположила Сэди извиняющимся тоном. Она шагнула, желая подхватить коробку. — Надеюсь, ты не против, если он с ней?

— Конечно! Напротив, я очень рада, если он станет надоедать кому-то еще. Он всегда болтается под ногами. Салли то и дело грозит прибить его.

Клэр понесла коробку в дом; Сэди шла за хозяйкой по пятам через широкую прихожую, стены которой были оклеены розовыми обоями, в залитую солнцем кухню в задней части дома.

— Мистер Грин ничего такого не сделает, правда ведь? — с беспокойством спросила Сэди, не уловив иронии.

— Конечно, нет, — поспешила Клэр успокоить женщину.

Она босиком прошлепала по деревянному кухонному полу, вдыхая приятный запах воска и аромат лимона, опустила коробку на прочный рабочий стол возле раковины. Внезапный порыв ветра всколыхнул занавески, Клэр повернулась к Сэди, насмешливо улыбаясь:

— Ну что ты, Сэди, неужели ты до сих пор не поняла, что он просто ворчит? Салли Грин грубоватый, вспыльчивый, но у него золотое сердце.

— Хармони вообще-то привыкла к нему.

— Ну вот, самое лучшее доказательство его человеческих качеств. Дети чувствуют людей тоньше, чем взрослые.

Снова улыбнувшись, Клэр отряхнула руки, собираясь пойти на крыльцо, когда Сэди вдруг остановила ее.

— Клэр.

— Да? — Она остановилась в дверях и оглянулась.

— А кто-нибудь… Кто-нибудь в городе интересовался мной?

Клэр заметила, как сумрачная тень пробежала по лицу подруги. Ее сердце сжалось от сочувствия.

— Нет, — солгала она, убеждая себя, что так и было. — А ты думала, кто-то станет расспрашивать о тебе?

— Да, — ответила Сэди, покачала головой и посмотрела на набитую чем-то коробку на столе. — То есть я хотела бы сказать «нет». Просто иногда люди с трудом забывают о прошлом.

— Да, крепкая память не всегда идет на пользу. Так ведь? — заметила Клэр, отчасти спрашивая и себя о том же. Сочувствие, которое она испытала к Сэди несколько минут назад, сменилось острой болью, внезапно пронзившей ее. Перед глазами проплыло видение. Мужское лицо. Его лицо.

— Может быть, когда-нибудь… — обреченно пробормотала Сэди.

Но Клэр перебила ее:

— Обычно отец предупреждал меня, чтобы я не жила ради «когда-нибудь», — вспомнила Клэр. — Она заставила себя улыбнуться и добавила: — Он вообще любил давать советы. Но сам, правда, не всегда им следовал.

— Я думаю, так поступают большинство людей, — вздохнула Сэди. Она вымученно улыбнулась, прежде чем снова погрузиться в свои мысли. В ее памяти тоже возникло мужское лицо. Неясный образ, как в тумане. То ли из-за охватившей внезапной острой боли, то ли от времени. Грызущий стыд терзал ее. Стыд за то, что работала в салуне. Что позволяла ценить себя так дешево. — Иногда я думаю: мне не стоило появляться здесь, — проговорила она едва слышно.

— Чепуха!

— Но из-за меня у тебя могут возникнуть неприятности.

— Об этом я сама побеспокоюсь.

Клэр хотела добавить что-то еще, но решила промолчать и снова вышла на крыльцо. Она не собиралась поддаваться предательским мыслям, которые могут завести ее, Бог знает куда. Незачем увязать в прошлом. Ничего тут нет хорошего.

— Кобылка, которую ты купила, еще необъезженная, не знает седла, — мужской голос прервал ее размышления.

Клэр подняла глаза и увидела Салли, который шел к дому. Салливан Грин был сварливый старый ирландец, нанятый еще отцом Клэр. Родившийся в Дублине, но выросший в суровых условиях приграничного Техаса, он, казалось, знал о скоте и лошадях больше, чем кто-либо, он заткнул бы за пояс любого, осмелившегося тягаться с ним. С годами Салливан стал не просто работником, а членом семьи. И, по существу, диктатором, хотя и великодушным, усмехнулась про себя Клэр.

— Я знаю. — Она обвила рукой деревянную колонну крыльца. — Но мы с Микой подумали, что она стоящая.

— Стоящая? — Его словно вытесанное из камня лицо, загрубевшее на ветрах, побуревшее под техасским солнцем, сморщилось в красноречивой недовольной гримасе. — Эй, девчонка, ты так ничего и не поняла в лошадях…

— Наверное, — сказала Клэр, и в ее глазах засветилась добрая снисходительная усмешка. — Поэтому я и держу тебя рядом.

Он ничего не ответил, поднялся по ступенькам и, сощурившись, уставился на нее, небрежно засунув большие пальцы в карманы брюк. Он был невысокого роста, но сильный и жилистый и вполне мог соперничать с мужчинами вдвое моложе. Никто точно не знал, сколько Салли лет. Никогда он не распространялся о себе, но всем и так было ясно, что с ним лучше не связываться.

— Ничего не случилось в городе? — спросил он своим обычным грубоватым тоном. — Все в порядке?

— Ничего такого, о чем бы стоило говорить. — Отведя взгляд от его серых глаз, Клэр отцепилась от колонны и наклонилась за последним мешком.

— А что все-таки было?

— Да ничего особенного, — начала она, а потом призналась: — Грэхэм Купер снова хотел подсунуть всякую дрянь, а кое-кто из городских «дам» решил высказать недовольство тем, как я веду хозяйство.

— Проклятые трещотки, — пробормотал Салли. — Я бы им сказал пару ласковых.

— Да, не сомневаюсь. Уши у них горели бы после этого несколько лет. — Клэр усмехнулась. — Но ты и сам у них не в чести, Салливан Грин, и я не уверена, что они стали бы тебя слушать. — Потом, как бы смирившись, добавила: — Какой толк взывать к их разуму? Люди верят тому, чему им хочется верить.

— Если бы твой отец был еще жив, он бы им показал.

— Да, конечно. — Глаза Клэр подернулись туманом от воспоминаний, в них читались обожание и печаль. Она посмотрела на Салли и увидела в его глазах то же самое. — Сегодня вечером мужчины едут в город? — спросила она, специально меняя тему разговора.

— А-а, сегодня суббота, да! — Он привалился к другой колонне и, снова сощурившись, посмотрел на девушку. — Ты об этом хотела поговорить со мной?

— Да. У меня нет никакого желания завтра утром снова увидеть их в синяках, — твердо заявила Клэр.

— Парни есть парни. И всегда ими будут. — Его лицо осветилось улыбкой, что случалось нечасто. Желтые зубы были редкими, с крошками табака, на подбородке торчала щетина с проседью.

— Вот этого-то я и боюсь. — Клэр изо всех сил старалась скрыть собственное веселье. — А почему бы тебе не отправиться с ними? Вместо себя оставь Мику и поезжай.

— Ты собираешься им заменить меня? — Он резко выпрямился.

— А почему бы и нет, старый развратник, если ты не перестаешь мне досаждать? — заявила она с наигранным раздражением. Потом весело посмотрела на него. — Ты прекрасно понимаешь, Салли Грина можно заменить только десятком мужиков. Я просто предлагаю тебе пойти вместе с парнями в город и удержать их от неприятностей. Новый салун — это настоящий вертеп. Да и тебе полезно отдохнуть вечерок. Расслабиться. А? Скажи, сколько лет ты не высовывал носа из Глориеты?

— А зачем? Пора моего расцвета миновала, к твоему сведению. — Он громко и недовольно вздохнул, потом быстро пошел вниз по ступенькам. — А если тебе хочется сделать из меня няньку на вечерок — ладно, согласен. Так и быть.

— Я знала, что могу на тебя рассчитывать, — крикнула ему вслед Клэр, едва удерживаясь от смеха.

Без всякого сомнения, он был самый колючий, самый тяжелый человек, каких она когда-либо встречала в своей жизни. Ну, разумеется, кроме отца. Самуэля Пармали невозможно было сдвинуть с места, если он что-то вбил себе в голову. И событие, произошедшее шесть лет назад, было прямым доказательством того, что…

«Перестань», — скомандовала она себе яростным шепотом.

Уже второй раз за день она подумала о нем. Черт побери! Почему после стольких лет она должна вспоминать о нем? Хватит. Все прошло. Все кончено. Кончено.

Испугавшись того, как предательски сильно перехватило горло, она схватила мешок и потащила в дом.

* * *

День клонился к вечеру. Ближе к сумеркам ранчо опустело.

Салли, верный данному слову, уехал с парнями на традиционную субботнюю вечеринку в город. Мика был счастлив остаться дома, он не собирался повторять ошибок и заниматься поисками сомнительных удовольствий. В прошлый раз Клэр понадобилось немало усилий, чтобы спасти парня от суда, заперев на ранчо на целую неделю. Он с готовностью признался, что крепкие напитки лишают его способности сносить оскорбления. А видит Бог, их предостаточно сыплется на его голову.

— Ты уверена, что сегодня вечером обойдешься без меня? — спросила Сэди, стоя на пороге кухни, теребя в руках только что снятый фартук. Тарелки после ужина были помыты, и в доме, где все еще стоял запах жареного цыпленка с картошкой, не было ни звука. Только веселый детский смех доносился с верхнего этажа.

— Да, спасибо, — ответила Клэр с улыбкой, налив себе еще чашку кофе и взглянув на потолок. — Можешь отправляться наверх. Скажи Хармони, чтобы она не брала Волка в постель.

— Ляжешь с собаками, встанешь с блохами, — напомнила Сэди старую поговорку. Уголки ее рта на секунду раздвинулись. — Я сама не раз ее слышала, но сейчас мне кажется, в ней больше правды, чем на первый взгляд. — Она снова стала серьезной и пожелала спокойной ночи.

— Спокойной ночи, Сэди.

Клэр проводила взглядом удаляющуюся Сэди, поставила чашку на стол и посмотрела в окно. Скоро совсем стемнеет. Еще одна ночь в Глориете… Еще одна ночь в одиночестве, в гостиной с книгами или на крыльце наедине со своими мыслями.

Вдруг ее охватило странное беспокойство.

Нахмурившись, Клэр отодвинула нетронутый кофе и пошла к задней двери дома. Открыла, оглядела неровный ландшафт. Вдалеке жалобно выл койот. Полярная звезда светила ярко над головой, не мигая, словно ожидая, когда к ней присоединятся мириады других мерцающих звезд.

Клэр закрыла глаза и глубоко втянула воздух, напоенный ароматом шалфея. В голову пришла мысль о том, что неплохо бы пойти на пруд. Она открыла глаза, ее лицо засветилось от предстоящего удовольствия. Клэр давно не баловала себя вечерним купанием, а это как ничто другое снимает заботы и печали. Самое время пойти туда сейчас, пока на ранчо нет рабочих.

На секунду она задумалась, взять ли с собой Волка. Клэр решила не брать пса. Наверное, он уже устроился на постели в ногах у Хармони. Малышка и собака так сильно привязались друг к другу, что пес вовсе перестал охранять стадо. Но Клэр не жалела об этом.

Взяв ружье, она направилась к ручью, журчащему неподалеку от дома. Восходящая луна освещала путь Клэр. Осторожно пробираясь через завалы из камней, ныряя под низко нависшие ветви деревьев, она внимательно смотрела под ноги, потому что в этих местах встречались змеи. Она не боялась их, но осторожность, считала Клэр, не помешает.

Пруд был в общем-то, и не пруд, а просто самое широкое место ручья, скрытое за деревьями. Глубиной он был не больше, чем по грудь, но в нем можно было поплавать. В детстве Клэр частенько убегала сюда. И хотя теперь она редко приходила на это место, но всякий раз с удовольствием, испытывая при этом странное чувство вины за ту свободу, которую ощущала в его ласковой воде.

Прислонив ружье к дереву, Клэр быстро разделась, расстегнув пуговицы на платье, шагнула через него и повесила на ветку. Потом единственная нижняя юбка и панталоны повисли рядом с платьем. Сев на землю, она сняла ботинки и стащила чулки. Оставшись в одной хлопчатобумажной рубашке, девушка вошла в воду.

По спине пробежала сладкая дрожь, когда Клэр на полусогнутых ногах стала продвигаться вперед. Вода оказалась холодная, но приятная. Девушка радостно улыбнулась, ощутив, как ноги вдавливаются в илистое дно и ил пролезает между пальцами. Она нырнула и поплыла к другому берегу, потом вынырнула на поверхность, чтобы набрать воздуха. Длинные волосы, свободные от заколок, струились по лицу и плечам. Клэр отвела с лица мокрые локоны и снова погрузилась в воду с головой.

Она не чувствовала времени, блаженно наслаждаясь сверкающей прохладой воды. Ночь подступала ближе, в мягком свете Луны все вокруг казалось политым расплавленным серебром. На слабом ветру шелестели листья, издали доносилось негромкое мычание коров. Душа Клэр наполнялась покоем… Но как невероятно одиноко ей было. О Боже, да что с ней такое?

Внезапно, в один миг, все очарование было разрушено. Едва она встала в воде во весь рост, пригладила руками волосы, убрала их с лица и вышла на берег, как неожиданно из темноты раздался мужской голос:

— Как много времени прошло, миссис Логан.

Глава 2

Клэр испуганно вскрикнула и застыла. Ее тело тревожно напряглось, а глаза расширились.

Чувство опасности тотчас вернуло ее к реальности. Инстинктивно она потянулась за ружьем. Сердце екнуло, когда она поняла, что ружья на месте нет.

— Кто здесь? — дрожащим голосом крикнула Клэр.

Одна, совершенно беззащитная, Клэр испугалась, ее охватила паника, но девушка не собиралась выдавать своего страха. Задержав дыхание, она выпрямилась, осматриваясь по сторонам.

Клэр едва не вскрикнула снова, увидев за деревьями высокую мужскую фигуру всего в нескольких шагах от себя. Мужчина медленно вышел из тени:

— Разве ты не помнишь меня, Клэр? — тихо, но с вызовом спросил он.

Она ужасно смутилась от его слов. Клэр не видела его лица, но голос показался знакомым. Сердечный, низкий, грудной.

— Кто вы? Что вы здесь делаете? — строго спросила она, не зная, может ли расслабиться или, напротив, стоит насторожиться еще больше. Она была готова действовать, а если надо — бежать. — Кто вы?

Он молчал, но подходил все ближе. Его выдавали листья, которые тихо шуршали у него под ногами. Он ступал с легкой мужской грацией, как человек, привыкший к просторам прерий.

Клэр открыла рот, совершенно потрясенная, когда мужчина вышел на освещенное луной место. Сердце дико билось в груди, она заморгала, не в силах поверить глазам. «Этого не может быть, — твердила она себе тупо. — Боже мой, этого не может быть! Но он здесь!»

Он изменился. Это был уже не мальчик, а мужчина, умудренный жизнью, закаленный трудностями. Он все еще был хорош собой, даже стал красивее, чем прежде. Знакомые резкие черты лица, темная от загара кожа на фоне бледно-голубого воротничка рубашки. Тело гибкое и крепкое, очень мускулистое. Темные каштановые волосы с золотистыми выгоревшими на солнце прядями коротко подстрижены, как у военного. Клэр заметила у него на боку револьвер в кобуре. Невероятно голубые и, как всегда, непроницаемые глаза пронзили ее насквозь.

— Рэнд, — прошептала она, все еще не двигаясь, будто громом пораженная. «Не может быть», — сказала она себе. Сердце затрепетало от боли и радости, ноги едва держали ее.

Лицо Рэнда оставалось непроницаемым, когда он оказался в нескольких дюймах от нее. Повисла напряженная тишина. На миг Клэр забыла, что стоит на берегу ручья мокрая и полуобнаженная, слишком далеко от дома, чтобы звать на помощь.

Потемневшим взглядом Рэнд осматривал ее. Ее рубашка до колен, совершенно прозрачная, облепила тело, повторяя малейший изгиб сригуры. И если мальчик стал мужчиной, то девочка стала женщиной: полная грудь с розовыми сосками, тонкая талия, округлые бедра, длинные красивые ноги…

Он снова перевел взгляд на ее лицо. Она стала еще красивее, чем раньше. Черт побери, и намного!

— Я рад снова увидеть тебя, Клэр, — тихо проговорил он.

Хотя он даже не попытался прикоснуться к ней, ее словно опалило огнем. Потрясение прошло, чувства хлынули потоком. Сдавленно вскрикнув, она быстро сдернула с ветки платье и попыталась прикрыться им. Боже, как она сейчас уязвима! Рэнд Логан застал ее в столь невыгодном положении.

— Как… Ты давно здесь? — заикаясь, спросила Клэр, ее щеки порозовели, когда она увидела улыбку, заигравшую у него на губах.

— Ну, некоторое время, — протянул он, а глаза его весело блестели. И что-то в них было еще, чего она не осмелилась бы назвать.

— Зачем ты явился? — призвав на помощь гнев, она с гордым вызовом вскинула подбородок, что никак не соответствовало ее состоянию. В душе Клэр царил полный хаос.

— Да проезжал мимо. Вот и все.

— Проезжал мимо? — Ее глаза сверкнули зеленым пламенем, она так посмотрела на Рэнда, что казалось, этот взгляд испепелит его. — Вдруг, через столько лет, ты просто проезжал мимо?

— Прими мои соболезнования, — сказал он, и лицо его стало строгим. — Я слышал… Твой отец был хорошим человеком.

— Откуда ты…

— У меня есть свои собственные источники, — загадочно сообщил он, шагнув еще ближе, подавляя нестерпимое желание убрать локон, упавший на лоб Клэр. Его взгляд прожигал ее насквозь. Она могла поклясться, что тень угрызения совести пробежала по его лицу, когда он спросил: — Ну как, хорошо ли ты жила?

— У тебя нет никакого права спрашивать меня об этом. Никакого!

Она покачала головой, все еще не в силах поверить, что Рэнд Логан стоит перед ней, свалившись как снег на голову. Никогда, даже в самых диких мечтах… Нет, неправда, одернула она себя. И сама удивилась. Да! Она мечтала о его возвращении. Она думала, как он вернется полной развалиной, станет молить о прощении и уверять ее, что был несчастен, бросив ее.

Но он не казался несчастным. И, похоже, ни о чем не собирался просить.

— Клэр…

— Я не знаю, что привело тебя сюда, — процедила она сквозь зубы, — меня это не интересует. Но я хочу, чтобы ты ушел отсюда. Сейчас же.

— Нет, ты этого вовсе не хочешь.

— Да ну?

— Тебе ведь хочется узнать, почему я не вернулся раньше? — спросил Рэнд, собственные чувства которого пребывали в большем смятении, чем он хотел бы.

— А почему меня должно это интересовать? Шесть лет назад ты сбежал от меня, Рэнд Логан, ну и продолжай бегать.

Горячие слезы внезапно ослепили Клэр. Резко повернувшись, она пошла по берегу, поросшему густой травой.

Двумя широкими шагами Рэнд настиг ее и схватил за руку. Она вскрикнула, вырываясь, но он держал крепко.

— Отпусти меня! — потребовала она яростно и замахнулась, чтобы ударить его.

Рэнд схватил Клэр за запястье и подтащил поближе к себе. Потом внезапно отпустил. Спотыкаясь, отступая назад, прижимая платье к груди, она вдруг почувствовала прохладу ночи: тело покрылось гусиной кожей.

— Я не думал, что это произойдет так, Клэр, — тихо проговорил Рэнд.

— А как ты думал это будет? — задыхаясь, спросила она.

Пытаясь побороть слезы, не дать им пролиться, она, судорожно вздохнув, подняла взволнованное лицо и посмотрела в суровое и чертовски привлекательное лицо Рэнда. Он был выше на целую голову. Ну, могла ли она противостоять ему? Такому большому и сильному мужчине ничего не стоит обидеть ее. Он получил бы все, если бы захотел. Но странное дело, Клэр не боялась Рэнда. Единственное, чего она сейчас не испытывала — это страха.

— А ты думал, я зайдусь от радости и благодарности? — спросила она. — Встречу тебя, как блудного сына, или сделаю вид, что шести лет не было?

— Нет. — Он горько улыбнулся. — Нет, конечно, я так не думал. — Глаза его были как расплавленная сталь, и Клэр почувствовала головокружение.

— Тебе на стоило приезжать сюда, Рэнд, — заявила она с яростью и болью. — Тебе надо было похоронить прошлое.

— Невозможно похоронить то, что еще не умерло, Клэр, что еще живо.

Ответ испугал Клэр. Но не сами слова, а интонация, с которой Рэнд Логан произнес их. Девушка почувствовала резкую боль, как от сильного удара ножом. Яростный изумрудный взгляд ее метнулся в сторону Рэнда и встретился с кобальтовыми немигающими глазами. Таинственный странный незнакомец, он же Рэнд Логан, которому она когда-то могла отдать и душу, и тело.

Невольная дрожь снова пробежала по спине Клэр. Отчаянно желая положить конец этой встрече, она повернулась и побежала. На этот раз Рэнд позволил ей уйти.

Его взгляд прожигал спину Клэр, но она бежала и бежала, изо всех сил, босиком, до самого дома, и только потом спохватилась, что оставила одежду и ружье возле пруда. Но она не собиралась возвращаться за ними.

Взлетев по ступенькам наверх, Клэр кинулась в темную спальню, заперлась и, спотыкаясь, подошла к деревянной кровати. Она бросилась ничком на одеяло и зарыдала. Больше она не могла сдерживать слез. Подушка быстро намокла, Клэр плакала так, как не плакала со дня смерти отца. Постепенно бурные рыдания становились глуше, Клэр затихла и, с трудом приходя в себя, стала думать о случившемся.

«Боже мой! Ну почему? — с горечью думала девушка, вытирая лицо подолом. — Ну почему он вернулся?»

Она села, свесив ноги с мягкой пуховой перины, потом встала. Нетвердыми шагами пересекла комнату и подошла к открытому окну, дрожащей рукой вцепилась в складки муслиновой занавески. Прикусив нижнюю губу, она уставилась на тихий, залитый светом луны двор. Перед глазами снова всплыло лицо Рэнда.

Как трудно поверить, что этот человек здесь. Она думала, что никогда больше не увидит его. Но он вернулся. И лишил покоя ее разум, точно так же, как шесть лет назад лишил покоя сердце.

Воспоминания о той ночи, о событиях, которые ей предшествовали, нахлынули на Клэр. Она снова увидела все с мучительной ясностью…

* * *

Ей было семнадцать. Всего семнадцать, когда Рэнд Логан появился в Глориете в поисках работы.

Ему исполнился двадцать один год. Он был горячий, потрясающе красивый и опасный мужчина, такой, какого боится отец каждой дочери, а каждая дочь находит его неотразимым. История его жизни ко всему прочему оказалась трагической, что поразило девушку, мир которой до сих пор был ограничен лишь ранчо и лошадьми.

Никогда она не встречала человека, похожего на Рэнда Логана. Он осиротел в раннем детстве после нападения индейцев и оказался предоставленным самому себе. В четырнадцать лет стал солдатом, потом работал на ранчо, был гуртовщиком и даже помощником шерифа. Он испробовал много занятий, но всегда умудрялся оставаться вольным человеком. Надо ли говорить, что за ним тянулся целый шлейф историй про разбитые женские сердца. Но разве в этом есть что-то удивительное?

— Вырвался волк на свободу, — как-то раз сказал о нем Салли.

Самуэль Пармали нанял молодого красивого незнакомца вопреки собственному принципу. Появление Рэнда сразу встревожило его, но он не сомневался, и, как выяснилось, совершенно напрасно, что ничего не может случиться, пока он держит вожжи в своих руках. Он посоветовал Рэнду подальше держаться от его дочери, как, впрочем, советовал всем мужчинам-работникам.

Но предупреждение мало помогло.

Для нее Рэнд Логан стал героем, словно сошедшим со страниц романа. Казалось, он готов сражаться со злом в любом его воплощении и защищать добро до последней капли крови. Рэнд Логан обладал дьявольским очарованием и был потрясающе самоуверен.

Надо ли говорить, что их сразу и неодолимо повлекло друг к другу? Через несколько дней после появления героя Клэр по уши влюбилась в него. Он ничего не обещал, но не делал секрета из того, что желает ее. Клэр мечтала о будущей жизни с Рэндом и верила, что его чувства к ней так же сильны, как и ее к нему. Она ждала дня, когда он попросит стать его женой. Клэр была абсолютно невинная, неискушенная в любви девушка, не подозревавшая о горестях, которые сопутствуют этому светлому чувству. Ей никогда не приходило в голову, что Рэнд Логан может возжелать от нее чего-то другого, кроме долгой совместной счастливой жизни.

В один теплый летний звездный вечер отец Клэр застал их в сарае в страстных объятиях. Последовавшая за этим сцена была ужасной. Девушка вскрикнула и принялась виновато стягивать края корсажа на груди, а Рэнд попытался убежать, но натолкнулся на ружейный ствол, нацеленный прямо в его сердце. Взбешенный, переполненный жаждой мести, Самуэль хотел пристрелить Логана на месте. Но он сумел взять себя в руки и потребовал от соблазнителя восстановить честь дочери, немедленно женившись на ней.

Теперь пришла очередь Рэнда взбеситься. Он горячо уверял Самуэля Пармали, что между ним и Клэр не было ничего, кроме нескольких поцелуев. Когда отец потребовал у дочери ответа на вопрос, девственница ли она, Клэр промолчала.

Она ничего не сказала, опасаясь отцовского гнева и веря в силу любви. Клэр думала, что, как только Рэнд остынет, он поймет, что их брак, не важно по какой причине свершившийся, послан Провидением. Разве Рэнд не говорил, что рядом с ней он словно в раю? А разве от рая отказываются?

В тот же вечер призвали священника. Он совершил обряд внизу, в гостиной, едва пробило десять вечера. Никакого веселья, никакого свадебного атласного платья, пожеланий счастья, никаких гостей. Никого, кроме мрачного Салли. И как оказалось угодно Судьбе, не было и медового месяца.

Не успела завершиться церемония, как Рэнд Логан исчез. Он умчался из Глориеты от новоиспеченной жены той же ночью. Убежал не попрощавшись, не востребовав никаких прав мужа.

Клэр осталась с разбитым сердцем, одинокая в свою первую брачную ночь. О покинутой невесте, о ее скандальной, поспешной свадьбе заговорили на каждом углу. Скоропалительные свадьбы были редкостью в Пармали.

Она неустанно молилась, чтобы Рэнд Логан вернулся. Клэр не хотела поддаваться отчаянию, она не верила в безответную любовь.

Но он не вернулся.

И Клэр оказалась в жестокой западне. Кто она теперь? Ни жена, ни вдова. Продолжая любить Логана, она вынуждена была признать правду, которая о том и состояла, что ее предали. Он ни разу не написал ей. Клэр понятия не имела, где он, жив ли, мертв, вспоминает ли о ней?

Но время шло, недели складывались в месяцы, а месяцы в годы. Она поклялась забыть его…


Забыть его. Она пыталась. Бог видел, как упорно она пыталась это сделать. Она страдала невыносимо. Но постепенно научилась одолевать сердечную боль и продолжала жить, загоняя эту боль глубоко внутрь долгими часами тяжелой непрерывной работы. Но прежней Клэр она уже стать не могла. Салли объяснял это тем, что когда «самоуверенный наглый сукин сын удрал», часть огня в Клэр погасла. А ее отец… Что ж, по-своему он страдал вместе с ней.

— Черт бы побрал, тебя, Рэнд Логан, — хрипло прошептала Клэр, вцепившись в занавеску так крепко, что костяшки пальцев побелели. — Пошел ты к черту!


Человек же, ставший причиной такой злости Клэр, которая захлестнула ее, как сильная волна, в этот самый момент направлялся в город. Надвинув поглубже шляпу, он легонько придерживал вожжи, а лошадь галопом несла его через окутанные темнотой долины. Погрузившись в собственные мысли, Рэнд Логан вспоминал события не столь отдаленные во времени, — а стало быть, и менее болезненные, чем воспоминания Клэр.

Если бы не сообщение в газете, попавшееся на глаза, Логан никогда бы не узнал правду. «Мисс Клэр Пармали, владелица ранчо Глориета». Эти слова кинулись прямо в глаза Логану с газетной страницы, смутили и удивили, но очень быстро оба эти чувства сменились искренним удовольствием. Он кое-что разузнал, к примеру, что Самуэль Пармали скончался, а также некоторые детали, из которых самая важная заключалась в том, что их брак с Клэр Пармали не аннулирован. Впервые за многие годы у Рэнда Логана зародилась надежда…

Она все еще была его женой.

От этой мысли глаза Рэнда засветились удовольствием. Судьба или что-то еще заставило его вернуться обратно. Но какова бы ни была причина, она не так уж и важна. У него появился еще один шанс. И, черт побери, он собирался им воспользоваться!

Рэнд поерзал в седле, его глаза потемнели, когда он вспомнил яростную, но от этого не менее интимную встречу с Клэр. Услышав плеск воды в пруду, он подошел, тихо встал под деревьями и долго наблюдал за Клэр. Голос разума советовал уйти, подождать, пока Клэр вернется в дом. Но мог ли он оторвать от нее глаза?

Когда она выходила из воды, мокрая, нежная, облитая лунным светом, кровь Логана запылала огнем. Больше всего на свете ему хотелось обнять ее и целовать, целовать до тех пор, пока она не взмолилась бы о пощаде. И лишь железным усилием воли он сумел сдержаться. Точнее, попытаться сдержаться, мысленно поправил он себя, вспоминая их борьбу.

Губы его изогнулись в насмешливой улыбке. Он подумал, что Клэр стала еще больше похожа на дикую кошку, чем раньше. Золотоволосая, горячая, готовая схватиться с любым. Он усмехнулся: его победить ей не удастся, он тот, кто должен ее приручить.

Решимость проницательных голубых глаз Рэнда могла взволновать Клэр. Вполне возможно, что она не устояла бы перед искушением разрядить в него ружье, если бы поняла подоплеку этой решимости и догадалась о его планах на ее счет.

Но жизнь полна сюрпризов. В конце концов, Рэнд Логан явился востребовать свою невесту.

Глава 3

Когда Клэр вышла из дома после завтрака, она увидела ружье, прислоненное к старому креслу-качалке. Длинный металлический ствол блестел на солнце, медленно выползавшем из-за крыши дома.

Она побледнела. Сознание того, что ее «муж» находился так близко от нее, когда она ночь напролет беспокойно ворочалась в постели, заставило Клэр закрыть глаза и застонать от ужаса. «Значит, — сказала она себе печально, — это не кошмарный сон. Рэнд Логан вернулся».

От этой мысли нервы Клэр натянулись как струна. Она сложила руки на груди, пытаясь выбросить из головы странное, непроницаемое лицо Рэнда, забыть жар его ладони, схватившей ее за руку. И то, как его голубые глаза подернулись туманом, когда он оглядывал каждый дюйм ее мокрого тела наглым, смелым взглядом…

«Но почему именно сейчас?» — спросила она себя едва слышно. И тотчас порадовалась, что не произнесла свой вопрос громче.

— Ты сегодня что-то припозднилась.

Она раскрыла глаза, услышав скрипучий голос Салли. Как ржавая петля на воротах — так однажды выразился ее отец насчет его голоса. Клэр, виновато покраснев, повернулась к Салли. Глаза старого гуртовщика изучающе смотрели на девушку. Крыльцо, довольно высоко поднятое над землей, было на уровне пояса Салли.

— Насколько я понимаю, вы все благополучно добрались до дома, — заметила Клэр, стараясь увести разговор в сторону.

Она опустила руки и пошла навстречу Салли.

— А ты думала, что я не справлюсь? — насмешливо поинтересовался он. В стариковских глазах заискрилось веселье. — Вообще-то парни сейчас выглядят не так чтобы здорово, будто их протащили через дупло. Хорошо, что сегодня воскресенье.

«Воскресенье», — повторила про себя Клэр. Она забыла, какой сегодня день.

— Поедешь в город? — спросил он, заранее зная ответ.

— Думаю, да, — глубоко вздохнула Клэр. Надо поторопиться, если она не хочет опоздать в церковь.

— Тогда ты услышишь про ограбление поезда.

— Ограбление поезда? — удивилась Клэр. — Что за ограбление?

— Да вчера, в половине пятого, под Далласом, — мрачно сообщил Салли. — Какая-то банда, человек шесть-семь. Убили машиниста и бросили труп на рельсы, а сами прихватили пятьсот долларов золотом и смотались.

— Кто-нибудь еще пострадал? Поймали налетчиков?

— Одному охраннику проломили череп, но, говорят, он выживет. А бандитов и след простыл. — Салли потянул за поля пропотевшей войлочной шляпы, надвигая ее на лоб, потом повернулся, чтобы пойти к сараю. — Я запрягу лошадей.

Клэр задумчиво кивнула, глядя ему вслед. Совершенно забыв про ружье, она вернулась на кухню. Там все еще пахло кофе и жареным беконом. Сэди и Хармони сидели за столом. Шестилетняя красавица с длинными, черными, как вороново крыло, волосами и глазами, такими темно-карими, что их можно было назвать черными, весело щебетала что-то огромному лохматому псу, разлегшемуся у ее ног, а мать чистила картошку к воскресному ужину.

Как только Сэди увидела Клэр, она, поднимаясь со стула, быстро кивнула девочке, приказывая замолчать.

— Клэр, ты сегодня собираешься в церковь? — спросила она, вытирая руки о фартук.

— Да. А почему бы вам с Хармони не поехать со мной?

— О нет… Мы не можем. — Краска залила ее лицо, она быстро отвела глаза.

— Да почему же нет? — строго спросила Клэр. — Ты и так все время сидишь на ферме, почему бы не поехать и не развеяться вам обеим?

Вспомнив, как вчера то же самое говорила Салли, Клэр улыбнулась Хармони и опустилась на колени рядом с Волком. Рука утонула в мохнатой шерсти. Клэр снова посмотрела на Сэди и сказала:

— Ничего хорошего не будет, если ты станешь здесь прятаться. Лучше всего показать, что ты их не боишься.

— Но, они же не хотят, чтобы мы появлялись в городе, — возразила Сэди с болью в голосе. — Особенно в церкви.

— Да церковь для этого самое лучшее место!

— А я ходила в церковь, — вмешалась Хармони. Она украдкой посмотрела на мать, прежде чем продолжить: — Я была совсем маленькая, и мама сказала, что священник польет мне на голову водички.

— Ну что ж, тогда, — ответила Клэр, сохраняя серьезное лицо, — я думаю, твой второй визит слишком задержался. Ты согласна?

— А мы возьмем с собой Волка?

— Хармони, не говори глупостей, — мягко упрекнула ее мать.

— Мы попросим Салли проследить за ним до нашего возвращения, — пообещала Клэр. Она поднялась и пошла к выходу. — Боюсь, у нас мало времени на сборы. Служба начинается в одиннадцать.

Не давая Сэди возможности возразить, Клэр пошла по лестнице в свою комнату. Из выцветшего домашнего рабочего платья она переоделась в самое лучшее воскресное, из набивного шотландского батиста. Облегающий по фигуре лиф и пышная юбка все еще были в моде, вырез каре, отделанный кружевами, ей очень шел. Клэр никогда не отличалась страстью к нарядам, как многие ей знакомые женщины, да и на ранчо не было возможности наряжаться. Но кое-чему она научилась с годами. Например, гордиться своей внешностью. Внутренний голос лукаво спросил ее, не собирается ли она произвести впечатление на Рэнда Логана? В конце концов, не исключено, что они снова встретятся. И очень скоро.

Мысленно она крепко выругалась, что совершенно не подобало леди, а потом, подняв длинные локоны, заколола их на затылке. Она спустилась вниз, в гостиную, куда Сэди и Хармони пришли чуть позже. Сэди, как всегда, выбрала серое, свободного покроя платье из набивного ситца. Но и такой наряд не мог скрыть ее красоту. Хармони была очень хорошенькой в новом красном платьице, которое недавно ей сшила мать. Возбужденная предстоящим путешествием, она пулей вылетела из дома и понеслась вниз по ступенькам. Даже занятая своими мыслями, Клэр не могла удержаться от смеха, наблюдая за проявлением такой искренней детской радости.

Они ехали в коляске, утреннее солнце грело спину. Сэди рассказывала Хармони про разных насекомых, каждую весну превращающих все вокруг в жужжащий и шуршащий океан бесчисленных ножек, лапок и крылышек. Клэр управляла лошадью уверенно и умело, а мысли ее все кружились вокруг Рэнда.

Почему она решила поехать в церковь, Клэр сама не знала, но чувствовала, что, когда он снова появится, лучше оказаться подальше от Глориеты. Конечно, может, это трусость с ее стороны, призналась она себе, но ничего не могла с собой поделать. Вероятность их новой встречи ее пугала. Видит Бог, она нервничает, как длиннохвостая кошка под креслом-качалкой. Но, вздохнула Клэр, она будет жить как жила. Однажды этот мужчина уже перевернул ее жизнь вверх дном. Больше она не позволит ему ничего подобного.

Клэр размышляла о том, известно ли кому-то еще, кроме нее, о возвращении Рэнда Логана. Если да, то реакция многих хорошо предсказуема. Пойдут сплетни, начнутся многозначительные ухмылки, пересуды о ее никчемном муже. Она снова выругалась про Себя. Едва ли стоит надеяться, что Рэнд станет держаться подальше от Пармали, но, может, он появится под вымышленным именем? Он очень изменился и, может, даст Бог, его никто не узнает…

Она натянула вожжи, придерживая лошадь при въезде в город. Они остановились перед старомодной, островерхой церковью в тот самый момент, когда только что отзвонили к службе. Клэр спустила Хармони на землю и обошла коляску. Сэди тоже слезла, но приотстала, когда Клэр направилась ко входу в храм.

— Клэр, я…

— О! Сэди… Возьми себя в руки. — Она прикоснулась к ее локтю и тихо проговорила: — Неужели ты думаешь, я не понимаю, как ты себя чувствуешь? Конечно, победить их нелегко, но попытаться стоит.

— Ты, может, и согрешила, но не пала так низко, как я, — заметила печально Сэди, горько улыбнувшись. А потом тихо добавила, следя взглядом за Хармони, убежавшей играть под дерево: — Я никогда с ними не справлюсь. Я даже не уверена, хочу ли этого?

— Не могу тебя осуждать. Они непростительно жестоки и слишком строго судят других. Вот почему я не собираюсь поддаваться им. Здесь не только их дом, но и мой. И разрази меня гром, если я намерена всю оставшуюся жизнь ходить в рубище и посыпать голову пеплом из-за их дьявольского скудоумия. Тупоголовые, они ничего не хотят понимать. — Клэр замолчала. Ее зеленые глаза сощурились, и она с вызовом спросила: — Ну что, Сэди Бишоп, мы идем в церковь или нет?

Сэди ответила не сразу, как бы взвешивая слова Клэр. Наконец лицо ее оттаяло, осветилось мягкой улыбкой, означающей, что она сдается. Она взяла Хармони за руку, и они направились к ступенькам церковного крыльца.

Клэр огляделась, инстинктивно отыскивая глазами Рэнда, прежде чем войти внутрь. Но его не было. Она вздохнула, хотя не сказала бы точно, был ли это вздох облегчения или сожаления. Внезапно ей вспомнилось, как она когда-то мечтала, что войдет в эту церковь в изумительно белом подвенечном платье. А Рэнд, высокий и красивый, будет ждать ее у алтаря. Если бы только… Нет. Нельзя повернуть время вспять. Но почему же, она так отчаянно стремится к этому?

Вспомнив угрозу Лидии, что новый священник упомянет ее имя с кафедры, Клэр гордо вскинула голову и по узкому проходу направилась к полупустой скамье в первых рядах. По храму прокатился гулкий вздох потрясенных прихожан: как? Клэр Пармали осмелилась привести эту женщину в святилище самого Господа?

Новый священник, слава Богу, не обратил внимания на шум и продолжал обращение к собравшимся. Этот светловолосый мужчина приятной наружности эмигрировал из Австрии, когда ему было восемнадцать лет. Сейчас ему было уже за тридцать. Солидный, в черном облачении, он доброжелательно улыбнулся вошедшим, когда они усаживались на скамью. В его глазах сверкнуло любопытство, и взгляд на миг задержался на Сэди. Он даже чуть приостановился и слегка откашлялся, прежде чем продолжить проповедь.

Служба длилась чуть больше часа. Она не слишком отвлекла Клэр от собственных мыслей, которые то и дело возвращались к Рэнду. Ей уже самой хотелось, чтобы о ней заговорили с кафедры, по крайней мере, появился бы повод дать выход гневу и обиде, кипевшим внутри.

К счастью, никто не осмелился выйти из церкви раньше времени. Но едва служба закончилась, как все кинулись к выходу. Женщины сгрудились под деревьями, желая дать волю яростному негодованию из-за появления в храме Сэди Бишоп. Мужчины же собрались, чтобы побеседовать о растущих ценах на скот и обсудить политические события в Техасе, то есть поговорить о самом последнем ограблении поезда. Что и говорить — это была горячая тема: бандиты совершили второй налет за последние месяцы. До этого налетчики в масках ограбили почтовую карету и украли сейф.

Однако даже столь важные новости не отвлекли внимания от Клэр Пармали и двух ее компаньонок. Троица вышла из церкви последней и с удивлением обнаружила, что священник ждет их, на ступеньках.

— Спасибо, что пришли, леди, — искренне поблагодарил он. Улыбка предназначалась всем, но зеленовато-голубые глаза, то и дело возвращались к Сэди. — Кажется, я еще не имел удовольствия познакомиться с вами. Я преподобный Томас Мюлг лер. — Он был очень высокий мужчина, с мягким голосом, в котором слышался неистребимый тирольский акцент.

Сэди слегка покраснела и отвела взгляд, а Хармони принялась прыгать вниз-вверх по ступенькам.

— Клэр Пармали, — представилась, как положено, Клэр. — Это Сэди Бишоп, а там — наша Хармони. — Она улыбнулась, посмотрев на девочку.

— Мисс Пармали, мисс Бишоп. — Священник вежливо поклонился каждой.

— Миссис, — поправила его Сэди и застенчиво опустила глаза.

— О, понятно. — Хотя он давно привык скрывать свои чувства, заметная тень разочарования скользнула по его лицу. — А муж не сопровождал вас сегодня, миссис Бишоп?

— Нет. Он… он умер два года назад.

— О, сожалею. Пожалуйста, примите мои соболезнования, хотя и запоздалые. — Он перевел взгляд на Клэр. — Кажется, мне говорили, это ваш отец основал город, мисс Пармали?

— Я уверена, вам немало всего наговорили, преподобный Мюллер, — заметила Клэр насмешливо. Она приятно удивилась, увидев веселые искорки в его глазах.

— Вообще-то в моих правилах не слишком доверять слухам, особенно когда принимаешь руководство новой церкви.

Он снова посмотрел на Сэди. Лицо священника стало задумчивым. О ней он тоже, конечно, слышал. Говорили что-то насчет ребенка-полукровки. Но словом не обмолвились, что Сэди Бишоп — вдова. Она оказалась совершенно не такой, как он ожидал. Трудно поверить, что эта робкая, нежная женщина была связана с таким безнравственным местом, как салуны. Скорее она походила на спустившегося с небес на землю ангела, чем на ангела падшего.

— А у нас есть собака. Ее зовут Волк! — пропела Хармони с нижней ступеньки. — Но не настоящий волк.

— Какое странное совпадение, миссис Бишоп: когда я был мальчиком, у меня была собака, которую звали Вольфганг. Что означает Волк. — Он тихо засмеялся. — Самый страшный зверь во всей Австрии.

— А наша собака не страшный зверь, — заявила девочка со всей серьезностью шестилетнего ребенка.

— Ну, нам пора ехать, — сказала Клэр, начинавшая нервничать из-за того, что десятки пар глаз прожигали их насквозь во время беседы со священником. Надо сказать, она испытывала злорадное удовлетворение. — До свидания, святой отец. — И искренне добавила: — Я надеюсь, вы побудете в Пармали хотя бы некоторое время.

— До свидания, мисс Пармали. Я тоже намерен задержаться здесь. — Обращаясь к Сэди, он добавил: — Не смогу ли я увидеть вас в городе на этой неделе, миссис Бишоп?

— Не думаю, преподобный… Я… мы редко покидаем ферму.

— В таком случае, может быть, вы мне окажете честь и позволите заехать к вам? — спросил священник и поспешил уточнить: — И к мисс Пармали, и к вашей малышке, конечно.

— Я… — ее голос осекся, она подняла глаза на Клэр, прося помощи.

— Добро пожаловать в любое время, преподобный, — сказала Клэр. — По правде говоря, к нам в Глориету редко приезжают гости.

Она спустилась по ступенькам и пошла к коляске, оставленной в прохладной тени. Сэди подняла Хармони на деревянную скамейку и села сама. Клэр уже освобождала тормоз, когда громкий дребезжащий голос Лидии Кэссиди раздался из толпы женщин:

— Как тебе не стыдно, Клэр Пармали! Как ты посмела притащить их сюда!

— Над Богом нельзя насмехаться, — сказал кто-то, вероятнее всего, Гарриет Томпсон.

— Дамы, пожалуйста, — ужаснулся преподобный Мюллер.

Он сбежал по ступенькам, желая унять женщин. Кое-кто из наблюдавших эту сцену тоже попытался вмешаться. Нашлись и такие, кто посочувствовал Сэди и был готов простить ее, ведь именно об этом только что говорилось в проповеди. Но они оказались в меньшинстве и не такие горластые, как те, кто был полон решимости изгнать грешницу из города.

— Проститутка!

— Распутница!

— Мы не позволим тебе отравить наш город своими пороками! — раздался мужской голос. Подогреваемый христианским долгом и начисто забывший о своих собственных посещениях салуна, он нахмурился и сердито хрипел: — Убирайся вон! В Даллас! Туда, где тебе место!

— Мама! — воскликнула Хармони, потрясенная происходящим. Она подняла глаза на мать, потом с детским изумлением поглядела на кипящую злобой толпу. — Почему они кричат на нас?

— Пожалуйста, Клэр, поехали! — взмолилась Сэди с мукой в голосе. Бледное лицо ее было совершенно потрясенным. Дрожащей рукой она обняла Хармони за плечи, желая защитить дочь.

— Черт бы их побрал! — выпалила Клэр и, подавляя в себе сильное желание сказать пару ласковых в ответ на крики толпы, резко щелкнула вожжами над головой лошади. Коляска понеслась.

— «И стыдно произнести слова, которые произносят уста их тайно!» — процитировала Лидия со злым триумфом.

К собственному лицемерию она была снисходительна, на что преподобный Мюллер без колебаний указал ей.


Коляску трясло на колдобинах пыльной дороги. Клэр старалась взять себя в руки. Когда город остался позади, она принялась искренне извиняться:

— Сэди, прости. — Изумрудные глаза Клэр были полны боли. — Это я виновата, я знала, что такое может случиться. Но я думала, если на кого и накинутся в церкви, то на меня. А не на тебя! Но я оказалась такой дурой! Мне не стоило…

— Ты не виновата, Клэр, — возразила Сэди. Она прижала к себе дочь и с трудом удерживалась от слез, которые блестели на прекрасных глазах. — Я не хотела бы говорить сейчас об этом.

Клэр кивнула, соглашаясь. Она, конечно, не могла осуждать Сэди за то, что та чувствует себя совершенно несчастной. Странное дело, после множества трудностей, выпавших на долю этой женщины, она не стала злой или циничной. Нет, она абсолютно иная: чувствительная, добрая, настоящая труженица и любящая мать. Сэди Бишоп совсем не распутница. «Боже мой, — подумала Клэр, возведя глаза к небу. — Почему на земле так мало доброты выпадает на долю тех, кому она нужнее всего?»

Остаток пути ехали молча, и даже Хармони передалось настроение обеих женщин. Как только они вернулись на ферму, Сэди с дочкой ушли в дом готовить еду. Клэр хотела предложить свою помощь, но, передумав, пошла наверх переодеться. Она сняла выходное платье и облачилась в простую коричневую юбку и белую хлопчатобумажную блузку. Этот наряд знавал лучшие времена, но очень давно. Клэр не волновало, как она одета. Сейчас она хотела с головой окунуться в работу и забыть обо всем. О проблемах Сэди… И о собственных…


Клэр казалось, что ничего худшего уже не может произойти в этот день, но она ошиблась.

Много позже, когда работники наконец выспались после бурно проведенной ночи и занялись кто стиркой, кто письмами, или просто убивали время, на горизонте появился одинокий всадник. Он направлялся в сторону фермы. Первым его заметил Салли.

— Кто-то едет, — сказал он, щурясь от яркого солнца.

Они с Клэр стояли у загона, опираясь о перекладину и наблюдая, как Мика объезжает новую кобылу, приучая ее ходить в узде. Животное яростно мотало головой, хрипело, било копытами, но Мика умел обходиться с лошадьми: не было никакого сомнения, что он победит в этом поединке человека и животного.

Услышав слова Салли, Клэр напряглась. Она тоже сощурилась и посмотрела в сторону горизонта: «Рэнд…» Она узнала его даже отсюда. Никто из мужчин не сидел в седле так вальяжно. Никто другой не пугал ее так, как он. В животе у нее все скрутило. Клэр, конечно, знала, что Рэнд появится на ферме. Из-за этого-то весь длинный день она и была будто на иголках. Теперь, когда ожидания подтвердились, Клэр с трудом поборола в себе желание убежать.

— Ты кого-нибудь ждешь? — спросил Салли, заметив, каким бледным стало лицо девушки.

— Нет. Но… Может быть, — нервно ответила она и, беззвучно застонав, отошла от загона, пересекла двор и встала под деревьями.

Салли пошел следом.

Приближаясь к дому, Рэнд пустил лошадь шагом, а когда доехал до Клэр и Салливана, остановился и ловко спрыгнул на землю, стянув шляпу с головы. Темные густые волосы блестели на солнце. Хлопчатобумажная рубаха с двумя рядами пуговиц, на которую был надет жилет из оленьей кожи, в точности повторяла цвет его глаз. Хлопчатобумажные брюки обтягивали ноги. А сапоги, скорее простые и крепкие, чем модные, так здорово стянуты кожаным шнуром, что произвели бы впечатление на многих молодых ковбоев. На бедре болтался «кольт» сорок пятого калибра.

Рэнд показался Клэр сейчас гораздо опаснее, чем вчера вечером.

Прямой пронзительный взгляд Рэнда остановился на ее лице. Она гордо вздернула подбородок и уже открыла рот, чтобы заговорить, но Салли опередил ее.

— Назовите свое имя и род занятий, мистер, — резко приказал он, впившись пальцами в ружье. Казалось, в любой миг он может пустить его в дело.

— Слабовата у тебя память, старик, — протянул Рэнд с насмешливой улыбкой.

Салли хмуро и внимательно посмотрел на него… Через несколько секунд он узнал незваного гостя.

— Логан, — пробормотал он, а на лице появились злость и презрение. Он без предупреждения вскинул ружье и прицелился в Рэнда.

— Салли, не надо! — Задыхаясь, крикнула Клэр и бросилась вперед, чтобы оттолкнуть его. — Положи ружье.

А Рэнд даже не потянулся к «кольту».

— Я поклялся, что, как только тебя увижу, прямиком отправлю в ад, — сказал Салли. В его глазах загорелась смертельная угроза.

— Не говори глупостей, — раздраженно заявила Клэр. Она отвела в сторону ствол ружья и резко повернулась к Рэнду: — Прошлой ночью я тебе ясно сказала, что не хочу тебя видеть.

— Я здесь вполне официально.

— То есть? Что значит «вполне официально»? — хмыкнула она, и в голосе ее прозвучала язвительная недоверчивость.

Клэр наблюдала, как Рэнд без суеты достал что-то из кармана жилета и протянул ей. Глаза ее стали в пол-лица при виде серебряной пятиконечной звезды, которую мог предъявить только представитель правопорядка.

— Я теперь рэйнджер, Клэр, — сообщил он ей. — Местные власти попросили помочь, — сказал он, засовывая жетон в карман жилета. — Меня направили расследовать ограбления в ваших краях. — Он не уточнил, что вызвался добровольно, как не признался и в том, что только смерть могла помешать ему приехать сюда после невероятного открытия: Клэр все еще миссис Логан.

— Так ты теперь техасский рэйнджер? — повторила она, пораженная новостью.

Но слова Салли вернули ее с небес на землю.

— Черта с два, — проскрипел он. — Рэйнджеры — такой народ, который не примет к себе трусливого ублюдка вроде тебя. А теперь проваливай отсюда или я выбью тебе мозги, — угрожающе заявил он, снова вскидывая ружье.

— Салли! Да ради Бога! Прекрати вести себя как болван! — велела Клэр, повысив голос. Она попыталась отнять ружье, но старик крепко вцепился в него.

— Прицелься еще раз, Салливан Грин, и ты об этом пожалеешь, — предупредил Рэнд. Его голос звучал обманчиво ровно, но глаза угрожающе заблестели.

— Уходи! — выкрикнула Клэр, прежде чем Салли успел ответить. Она злобно посмотрела на Рэнда: — Влезай на свою лошадь и…

— Нет, не уйду, пока мы не поговорим.

— Нам не о чем говорить.

— Наедине, — твердо заявил он, не обращая внимания на ее протесты.

— Когда ад обледенеет, — ответила она.

— У вас трудности, мисс Клэр? — спросил Мика.

Лицо его было настороженным, а взгляд серьезным. Он подошел к ним широкими шагами и остановился возле Клэр, как бы желая защитить ее. При нем не было оружия, но весь его вид говорил о том, что он прекрасно знает, как обойтись и без него.

— Ничего такого, с чем я бы не справился, — проворчал Салли. Было ясно, что больше всего ему хотелось схватиться с Рэндом.

— Нет, Мика, никаких проблем. — Хотя произнесенные слова совершенно не соответствовали чувствам Клэр, она сумела взять себя в руки и, гордо вскинув голову, объявила: — Мистер Логан уже уезжает.

— У меня есть несколько вопросов, которые я должен тебе задать, — заявил Рэнд с умопомрачительным спокойствием. — Не получив ответа, я не уеду.

— Что может тебя интересовать?.. — начала Клэр, собираясь поспорить.

— …и наедине, — снова заявил он.

Она раздраженно оборвала фразу, глаза метали молнии: значит, в Глориету Рэнд приехал по службе, а не потому, что хотел увидеть ее? Это открытие ранило девушку гораздо сильнее, чем она ожидала. В конце концов, он вернулся, но не ради нее…

— Мисс Клэр?

Голос Мики ворвался в ее потаенные мысли, и она, подавив вздох, натянуто улыбнулась:

— Все хорошо, Мика. Пожалуйста, займись лошадью мистера Логана.

— Какого дьявола ты собираешься нам задавать вопросы о грабителях? — опять возмутился Салли. — Ты зря тратишь время. — Глаза Салли превратились в щелочки, а тон выдавал все его недоверие, когда он предположил: — А может, ты вернулся сюда, чтобы помучить Клэр? Или собираешься воспользоваться шансом и предъявить свои права на то, от чего удрал шесть лет назад? Рэйнд-жер ты или еще кто, подавись своей «официальной» должностью и вали отсюда!

— Я должен провести расследование, — возразил Рэнд тихим голосом, в котором звучал металл. Он тоже сощурился. — И если ты не хочешь оказаться под арестом, подумай дважды, прежде чем вмешиваться.

— Оставь при себе свои угрозы! — накинулась на Рэнда Клэр. Она вся ощетинилась. — Я отвечу на твои вопросы. Все в Глориете ответят. — Ее длинные юбки обвились вокруг ботинок, когда Клэр, резко повернулась, собираясь идти к дому. — А теперь давай начнем. Чем скорее закончим, тем скорее ты уберешься с моих глаз.

Рэнд посмотрел ей вслед, глаза подернулись дымкой, когда он увидел, как раскачиваются ее бедра при быстрой ходьбе. Он отдал поводья Мике, тот взял их, коротко кивнув. Салли больше не мог удержаться и не предупредить Рэнда, проходившего мимо него:

— Только дотронься до нее, и я убью тебя.

— Очень рад, что ты так здорово заботишься о ней, — ответил он. Было трудно понять, шутит он или говорит всерьез.

Старик угрюмо и въедливо посмотрел на него, потом отступил в сторону.

Рэнд позволил себе слегка улыбнуться, прежде чем пошел за Клэр.

Не оборачиваясь, она поднялась на крыльцо, потом вошла в дом и направилась в гостиную. Хорошая удобная комната была залита мягким золотистым светом полуденного солнца. В центре стоял диван, обтянутый пестрой тканью, и два кресла темной кожи. Кружевные занавески легко колыхались на открытых окнах. Вдоль стен стояли широкие дубовые полки с книгами, которые привез еще Самуэль Пармали из Южной Каролины. Портрет матери Клэр, красивой, но болезненного вида молодой женщины, в глазах которой не было той полноты жизни, что у Клэр, висел на традиционном почетном месте над камином.

Шесть лет назад эта комната была свидетельницей украденных поцелуев и ласкового лепета… Клэр ничего не забыла, и ее сердце остро заныло, когда она остановилась у камина. В ее горле внезапно встал комок, когда она повернула голову и увидела высокого мужчину, заполнившего собой дверной проем.

— Ты действительно рэйнджер? — с вызовом спросила она, с явным сомнением глядя на него. — Или это только…

— Это правда, — заверил Рэнд. — Сразу же, как только вернулся в Техас, я стал работать рэйнджером. Уже больше года назад.

— Больше года? — новая волна обиды захлестнула Клэр.

— До того я был в Калифорнии, служил в полицейском участке. — Он медленно прошел вперед, держа шляпу в руках. Сапоги мягко ступали по отполированному полу: он подходил к ней все ближе и ближе. — А до этого некоторое время я провел в кавалерии. В Аризоне.

— Какое мне до этого дело? — спросила она, мысленно выругав себя за нетвердый голос. Конечно же, было ей дело… — Я думала, ты приехал сюда допросить меня. Давай начинай.

— Если ты так торопишься.

— Да, я спешу. — Она сложила руки на груди и съязвила: — Похоже, ты плохо выполняешь свои обязанности.

— Разве? — Его губы дрогнули в улыбке, а голубые глаза засветились теплом, встретившись с ее пылающими зеленым пламенем глазами.

— Да, плохо. Например, где ты был, когда грабили поезд? Я думала, твоя задача — предотвратить преступление, а не разъезжать по округе и ждать, когда бандиты делают свое черное дело.

— Приму к сведению. — Кинув шляпу на диван, Рэнд встал прямо перед ней. Лицо его переменилось, на нем не осталось никаких следов веселья. — Расскажи все, что знаешь.

— Я знаю только то, что слышала от других: станцию грабили в этом году трижды, а поезд дважды.

Она стиснула руки на груди, ее волновала близость Рэнда, возвышавшегося над ней. Она ощущала жар, исходящий от его сильного, мускулистого тела. Дыхание Клэр перехватило, она поймала себя на мысли о том, как хорошо было в его объятиях, в его сильных руках, когда губы Рэнда касались ее губ. Он был первый мужчина в жизни, с которым она целовалась…

— Может, ты знаешь кого-то, кто попал в отчаянное положение? У кого дела шли слишком туго, и кто мог из-за этого пойти против закона?

— Нет. — Слегка покраснев, Клэр покачала головой и отвела глаза. — Но я не знаю ни единой души, кому здесь было бы легко жить, кто не испытывал бы никаких трудностей.

— Но тебе же, удается хорошо вести дело. — В его голосе послышалась затаенная гордость. — Ты прекрасно поработала, Клэр.

— А что еще мне оставалось? — Глаза девушки снова сверкнули, когда она посмотрела на Рэнда. — На тот случай, если у тебя плохая память, напомню, что мой отец учил меня не сдаваться без борьбы.

— Я помню гораздо больше, чем ты думаешь. — Ему страстно хотелось притянуть ее к себе, прикоснуться к ее губам, крепко прижать. Рэнд до мелочей помнил их страстные свидания и горел желанием снова испытать то же самое, что и шесть лет назад. Но он сдержался. Он долго ждал и еще подождет. — А не появились ли новые жители в этих местах? — спросил он, возвращаясь к делу, хотя ему это нелегко давалось. — Работники, гуртовщики, может, кто-то недавно начал свое дело? — Рэнд пристально и изучающе смотрел в лицо Клэр. Но он услышал то, что и ожидал.

— Нет… — Она умолкла, поспешно отводя взгляд, а предательская краска снова залила щеки. Внезапно в памяти всплыло лицо молодого человека с волосами песочного цвета, она услышала его тихий смех. Он появился здесь меньше года назад… Но Клэр тут же упрекнула себя за абсурдные, совершенно необоснованные подозрения и еще убежденнее заявила: — Нет, я никого не могу назвать. Не знаю, кто мог бы пасть так низко. Видит Бог, мой соседи не все святые, но и не преступники.

— Хорошо, — спокойно кивнул Рэнд. Он подумал, насколько достоверно то, что написано в отчете, который он читал в штаб-квартире в Сан-Антонио: «По слухам, находилась в дружеских отношениях с основным подозреваемым». При этой мысли его взгляд потемнел. Насколько в дружеских?

— Теперь все? — спросила Клэр, опустив руки и холодно посмотрев на Рэнда, словно предлагая ему уйти. Она поздравила себя с достойным завершением испытания. Еще совсем недавно она не смогла бы встретиться с Рэндом Логаном лицом к лицу и остаться самой собой.

— Не совсем…

— Мне больше нечего сказать. Ты задал вопросы, я ответила. Что дальше?..

— Я сегодня перееду в барак.

Что?

— Но ты должна молчать о том, кто я, — предупредил он. — С Салли и Микой я тоже поговорю.

— Но это… Ты… Ты не можешь оставаться в Глориете, — заикаясь, выкрикнула Клэр. Голова у нее закружилась, глаза потрясенно округлились.

— А почему нет?

— Ты прекрасно знаешь почему.

— Я уже был в городе, — продолжал он, не обращая внимания на ее протесты. — Меня никто не узнал. Я представляюсь всем как Джейк Паркер. Можешь говорить, что наняла нового работника.

— Ты что, совсем рехнулся? — Она судорожно вздохнула и с напором продолжала: — Ты не можешь так поступить. Ты не имеешь права…

— Я представитель власти, — говорил он тихо, но в тоне слышались повелительные нотки.

В глазах Рэнда она прочла предупреждение. Тем не менее Клэр яростно настаивала:

— Мне плевать на это, ты не останешься здесь, Рэнд Логан! Можешь арестовать меня. Я никогда не буду соучастницей твоих дурацких планов…

— Никогда раньше я не считал тебя трусихой, Клэр. — На губах Рэнда заиграла улыбка.

— Я не трусиха. Я не боюсь тебя… Я вообще ничего не боюсь! — «Пожалуй, это уж чересчур», — осудила себя Клэр. Сложив руки на груди, она опять попыталась успокоиться. — Ты действительно думаешь, что после шести лет можно заявиться как ни в чем не бывало…

— Я писал тебе, — внезапно перебил Рэнд, пожирая ее глазами. Он подошел к ней совсем близко, — …через несколько месяцев после отъезда.

— И ты думаешь, я поверю? — изумилась Клэр, опасливо отступая назад.

— Как хочешь…

Клэр могла поклясться, что в его голосе прозвучала скрытая боль. Впрочем, может, она выдумывает, одернула она себя. В конце концов, не он оказался брошенным в первую брачную ночь.

— Ты не можешь поступить так, Рэнд, — покачала она головой. — Ты не останешься на ферме. И мы оба знаем почему.

— Разве? — Он снова подошел ближе. Его стальной взгляд проникал в самую глубину ее зеленых глаз. Он тихо спросил: — Клэр, ты пытаешься убежать от прошлого или от настоящего?

— Не понимаю, о чем ты? — Она заставила себя прямо посмотреть ему в лицо.

— Нет! Знаешь… — Он нахмурился, и казалось, что он изо всех сил борется со своими собственными чувствами. — Может быть, пришло время выяснить все до конца и совершенно откровенно?

Клэр судорожно проглотила слюну и с отчаянием сказала:

— Нет, не стоит…

— Я хотел вернуться, — сказал Рэнд. — Но мне мешали обстоятельства. В кавалерии плохо относятся к дезертирству. — Он улыбнулся. Потом лицо его снова стало серьезным. — А письмо, которое я тебе послал, вернулось нераспечатанным.

— Прибереги свое вранье для какой-нибудь дурочки. Может, кто и поверит, — запальчиво крикнула Клэр, удивив Рэнда горячностью. — Я уже не та девочка, которую ты бросил. Я получила урок. Трудный урок.

— Я тоже. — Он еще сильнее нахмурился, в его глазах возникло сожаление и что-то похожее на признание собственных ошибок. — Да, я был молодой и глупый, очень горячий. Скоропалительная женитьба стала неожиданным ударом в спину, которого я никак не ожидал.

— А ты думаешь, я хотела этого брака?

— Не знаю, что и думать, все произошло так внезапно.

— Все прошло, — дрожащим голосом пробормотала Клэр. Опустив глаза, не глядя на него, она пошла к двери. Рэнд кинулся наперерез и загородил ей дорогу. Клэр вскрикнула.

— Когда ты устроила тот трюк, я поклялся, что заставлю тебя заплатить, — признался он ей. Воспоминания исказили его красивое лицо. — Я был в ярости на тебя и твоего отца. Но больше всего я злился на тебя. Я не сомневался, что все подстроила ты, заранее так все устроила, чтобы он нас поймал. Во всем я винил тебя, Клэр. Я пытался тебя забыть. Очень долго пытался.

— Да? — Ей хотелось справиться со слезами, которые подступили к глазам, готовыми вот-вот хлынуть потоком. Она старалась, чтобы голос звучал ровно, когда она произнесла: — Какое значение все это имеет теперь? Ничего не изменилось. Ты убежал. Я выжила. Теперь слишком поздно, чтобы…

— Черт побери, Клэр, я все объяснил в том письме. Я написал, из-за чего разозлился, почему не мог оставаться в Глориете. И как сильно потом жалел…

— Если это извинения, то я их не принимаю. — Она бросилась к двери мимо него, но он быстро и крепко схватил ее за запястье.

— Я и не ожидал, что ты простишь. — Его пальцы прожигали кожу даже сквозь ткань рукава. — Пока не поймешь, что это правда.

— Никогда не пойму.

— Прекрасно. — Внезапно Рэнд отпустил ее руку и посмотрел странным взглядом, тяжелым и опасно волнующим. — Как бы то ни было, я вернулся. Тебе придется свыкнуться с этой мыслью. — Он дал ей понять, что спор окончен, резко повернулся на каблуках и пошел через комнату.

— Найди себе другую жертву, Рэнд Логан, — посоветовала Клэр, кипя от негодования.

Она смотрела, как он водружает свой рыжевато-коричневый «стэтсон». — Ты не единственный, кто поклялся отомстить. Бог свидетель, если еще раз ступишь на землю Глориеты, я пристрелю тебя.

— Осторожнее, миссис Логан, — предупредил он, выговаривая слова нараспев. Он помолчал и, впившись в нее глазами и надвигая шляпу на лоб, добавил: — Вы ведь не хотите овдоветь, прежде чем станете женой, миссис Логан?

Мощная волна негодования и еще чего-то незнакомого окатила ее, она задрожала, испугавшись непривычного чувства, лицо ее запылало. Через несколько секунд Клэр овладела собой и произнесла:

— Я не миссис Логан! — Она заявила об этом с жаром, но…

Но было слишком поздно. Он уже ушел.

Глава 4

Давно стемнело, а Рэнда все еще не было.

Клэр поплотнее натянула на плечи алого цвета шаль и пошла побродить между деревьями, которые окружали дом. Шаль была семейной реликвией: она передавалась от матери к дочери уже три поколения. В те времена, когда шаль была совсем новая, ее цвет казался шокирующим. Красный цвет носили только кокотки. Но ее прапрабабушка Фицджеральд заявила, что это прекрасный, торжественный цвет. В этом поступке, как и во многих других, более существенных, проявился ее мятежный дух, дух неповиновения, передавшийся через поколения и ставший единственным наследством, которое Клэр хотела непременно сохранить.

Она протяжно вздохнула и быстро взглянула на небо. Ночь спокойная, тихая… «Такая, которую с кем-то хочется разделить», — подумала Клэр. И еще одна морщинка прорезала гладкий лоб.

— Если все в порядке, Клэр, мы с Хармони пойдем спать, — ласково проговорила Сэди, вышедшая на крыльцо.

— Может, прогуляетесь со мной? — спросила вдруг Клэр, поддавшись внезапному порыву, потом улыбнулась и подошла ближе к окну, через которое виднелась зажженная лампа, разливающая вокруг себя золотистый свет. — Погода просто великолепная, почему не воспользоваться случаем? В это время года она непредсказуема, завтра может пойти проливной дождь.

— Это верно, но уже слишком поздно, — ответила женщина, отказываясь от приглашения. Она лукаво улыбнулась. — Но все равно спасибо. Сегодня был такой трудный день.

— Хорошо, тогда спокойной ночи, — кивнула Клэр. Она ощутила острый укол вины, взглянув на уходящую Сэди. — Скажи Хармони, что я выполню свое обещание и завтра поведу ее купаться.

— О, если я скажу ей сейчас, она ни за что не заснет. Лучше подожду до утра. — Сэди вошла в дом, закрыв за собой дверь.

Снова оставшись одна, Клэр отошла от дома. Взгляд ее невольно устремился на барак. Работники, их было восемь, если считать Салли и Мику, уже спали. Они поднимаются с первыми лучами солнца от громкого душераздирающего звона железного треугольника, по которому колотит повар, беззубый гигант Рэд. И хотя несколько недель назад начался выгул скота на пастбище, на ранчо все еще оставалось много работы. Надо было укомплектовать людьми стоянки, присматривать за скотом и лошадьми, отремонтировать деревянные строения, защищать ранчо от постоянной угрозы воровства. В прошлом году Глориета потеряла больше двадцати голов.

При этой мысли взгляд Клэр потемнел. Они не раз обсуждали, не огородить ли территорию ранчо: вкопать столбы в землю, натянуть колючую проволоку. Но Техас — страна пастбищ, Техас был и останется таким. Попытка укротить его, скорее всего, приведет к несчастьям.

Она подошла к каменному домику, стоявшему поотдаль от сараев. Взгляд Клэр потеплел, она вспомнила, как в детстве пряталась здесь, это было ее тайное убежище, надежно укрывавшее от всего мира, от неуравновешенности отца в особенности. Единственный, кто знал, куда она убегает, — это Салли. Но он никогда не выдал бы ее секрета.

«Он не выдаст и секрета Рэнда», — подумала Клэр. Салли его план понравился не больше, чем ей. Он не преминул сказать об этом, но поклялся молчать. Мика оставил свое мнение при себе, принял ситуацию такой, как есть, и пообещал помощь, если понадобится. Помощь. Ей тоже нужна помощь… Чтобы придумать, как избавиться от человека, засевшего в печенках.

Торопливыми шагами Клэр устремилась к домику над ручьем. Движимая внезапным порывом, желая убежать от навалившихся проблем, она, как в далеком детстве, открыла деревянную дверь и проскользнула внутрь. В домике не было ни единого окна, из темноты в нос ударил запах капусты и лука. Клэр потянулась к висевшей возле двери масляной лампе. Сняла ее с крючка и подняла закопченный стеклянный шар. Чиркнув спичкой, она подожгла фитиль, вернула стекло на место, а лампу повесила обратно на крюк.

Девушка села на землю, не беспокоясь, что юбки намокнут, и уставилась на журчащий ручей, торопливо несший свои воды в ближайшую речушку. В домике всегда было холоднее, чем на улице. Батареи стеклянных банок, множество корзин стояли вдоль стены, а летом все пространство заполнялось овощами, собранными в огороде, свежими фруктами, купленными в городе или присланными из вызывающих зависть садов вдовы Тэйлор. Летом здесь хранили все, что было необходимо укрыть от жары. Она помнила радостное ощущение, возникавшее среди гор сладко пахнущих персиков, инжира и груш. Сколько раз она объедалась ими так, что за ужином ни к чему не могла притронуться!

Подтянув колени к подбородку, она обхватила их руками и посмотрела на дверь. Клэр уже начинала склоняться к мысли, что Рэнд передумал, изменил свой план. «Может, наконец, он внял доводам разума, — подумала Клэр, закрыв глаза и уткнувшись лицом в колени. — Понял, насколько бессмысленно возвращаться к прошлому?»

— Ну почему ты не исчез навечно? — прошептала она в юбку.

Будто дождавшись именно этих слов, дверь открылась.

Клэр подняла голову, удивленно распахнула глаза и хотела что-то крикнуть, но слова застряли в горле. «Ну, только вспомни дьявола», — подумала она про себя с горькой иронией.

Взгляд Рэнда пронзил ее. Он вошел без приглашения, стащил шляпу, выпрямился во весь рост и кивнул на лампу:

— Я увидел свет.

Тихо закрыв за собой дверь, он снова повернулся к ней со странной улыбкой.

— Черт побери, почему ты постоянно следишь за мной? — возмутилась Клэр. Она торопливо встала и поправила юбки. Два ярких злых пятна зажглись на щеках, а грудь быстро вздымалась под белоснежной блузкой. — Я надеялась, что ты передумал.

— Насчет чего?

Лицо Рэнда было потрясающе красивым в свете лампы.

— Оставаться на ранчо… Я все еще не понимаю, зачем это надо. — Плотнее кутаясь в шаль, Клэр старалась унять бешеный пульс.

— Зачем? Чтобы узнать как можно больше, — объяснил он. Словно мотылек, летящий на пламя, Рэнд подошел ближе к Клэр, стоявшей у самой воды. Он не мог ни о чем думать, он хотел только быть рядом с ней. Рэнд хотел бы набраться побольше терпения, но желание прикоснуться к Клэр сжигало.

— Ну что ж, я собираюсь поговорить с шерифом, — заявила она, взволнованная его близостью. «Этот домик слишком маленький, а Рэнд закрыл дверь. Почему он это сделал?» — Я уверена, если вы оба подумаете, то…

— А он не знает, где я.

— Но ты сам говорил, что местные власти попросили тебя помочь, — напомнила Клэр. Ее брови сошлись в одну линию, на лице возникло смущение, когда он встал очень близко, почти навис над ней. Настолько близко, что они едва не касались друг друга. И она слышала громкое биение его сердца. Глаза Рэнда жадно смотрели на Клэр, она тяжело проглотила слюну и запинаясь, продолжила: — Как? Но он должен знать!..

— Он узнает. — Рэнд снова загадочно улыбнулся. — Когда придет время.

— Рэнд, ты не можешь так поступать. — Она старалась говорить уверенно, пытаясь сохранить спокойное выражение лица. — Ничего не выйдет.

Клэр подняла на него глаза, голова закружилась. Она проклинала Рэнда Логана за его красоту, за то, что он самый настоящий мужчина из всех когда-то встречавшихся ей мужчин. Внутренний голос твердил, что надо немедленно бежать отсюда, не то она окажется в дурацком положении. Но ей не хотелось внимать голосу разума. Она все еще храбрилась. И было нечто, чему она не знала названия, что заставляло ее оставаться на месте.

— Может, ты действительно тот, за кого себя выдаешь и, выполняя задание властей, вправе останавливаться там, где захочешь, но пусть меня повесят, если я позволю тебе неподобающим образом обращаться со мной или с кем-то другим в Глориете. Можешь сколько угодно грозить мне и чем угодно, но…

— Клэр, а почему ты не расторгла наш брак? — вдруг тихо, но требовательно спросил Рэнд.

— Что?! — ошарашенно выдохнула она. — Какое это имеет отношение к…

— Ты надеялась, что я вернусь? — снова перебил он ее.

Его взгляд потемнел, когда он увидел смятение на лице Клэр.

У нее перехватило дыхание, она отступила на шаг, взволнованная новым поворотом разговора и выражением глаз Рэнда. Клэр не заметила, как шаль соскользнула с плеча и один конец упал в воду.

— Нет! — Она покачала головой, яростно отметая его подозрения. Лицо ее покраснело еще сильнее, а из глаз посыпались изумрудные искры. — Боже мой! Вовсе нет! Мой отец ни за что не разрешил бы. Он говорил, что это лишь осложнит и… и еще больше обесчестит нашу семью.

— Но Самуэль умер два года назад.

— Не важно! — закричала Клэр. Голос ее стал высоким от бушевавшей внутри бури чувств. — Я не думаю, что ты сможешь понять, Рэнд Логан. Если бы у тебя была хоть капля чести и достоинства, ты бы не бросил меня так, как тогда.

— Чести и достоинства? — словно эхо повторил Рэнд, скривив губы в ироничной улыбке, и еще ближе подошел к Клэр. Он бросил шляпу на батарею банок. Казалось, то был простой жест, но в нем просматривалась какая-то многозначительность. — Именно эти чувства заставили тебя солгать ему в ту ночь в сарае? Клэр взвилась, как от удара. Обида и гнев охватили ее. Шестью годами одиночества она заплатила за все. Не владея собой, импульсивно, ни на секунду не задумываясь, правильно ли поступает, она громко выругалась и замахнулась на Рэнда. Он оказался проворнее, схватил ее за руку и стиснул запястье до боли. Клэр громко вскрикнула, когда он рывком притянул ее к себе.

— Да, между нами всегда бушевало пламя, Клэр, — напомнил он ей хрипло, а голубые глаза устремились в зеленые яростные глубины. — Черт побери, всегда было именно так.

И прежде чем она смогла что-то сделать и позвать на помощь, Рэнд обнял ее сильными руками и прижался горячими губами к ее мягким слегка раскрытым губам.

Клэр яростно боролась, но бесполезно. Он прижимал ее все крепче, округлости девичьей фигуры вдавливались в упругое мужское тело. Рэнд страстно целовал, требуя ответа, но она не отвечала на его поцелуи, приказав себе сдерживаться.

Впрочем, с таким же успехом Клэр могла приказать себе заарканить луну. Она оказалась из плоти и крови… А он так сильно желал ответа, так настойчиво, так страстно.

Губы его двигались жадно и умело, она застонала, когда бархатный жаркий язык проник к ней в рот. Дрожащими пальцами она толкала Рэнда в широкую грудь, но внезапно рука его метнулась вниз и легла на упругие ягодицы… Клэр, ослабев, снова застонала.

Голова ее шла кругом, ноги едва держали, она больше не сопротивлялась, ее руки вопреки голосу разума обхватили Рэнда за шею. Время остановилось, они целовались страстно и долго.

Клэр снова застонала, сходя с ума от восторга, вызванного сладким требовательным языком Рэнда. Она ни с кем не целовалась с той злополучной свадебной ночи. Ночи, когда разбились все ее мечты. С тех пор ни одному мужчине она не позволила даже приблизиться. И ни один мужчина не осмелился нарушить негласный запрет.

Воспоминания о давних объятиях ожили и вернули Клэр к реальности. Боже, что она делает?

Оторвав, наконец губы от Рэнда, она с яростью принялась бороться и, задыхаясь, прокричала:

— Нет! Нет, будь ты проклят! Я не позволю тебе снова одурачить меня!

— Клэр, ну не надо…

— Отстань, Рэнд. — Ее глаза сверкали гневом. — Я ненавижу тебя за то, что ты со мной сделал, — процедила Клэр сквозь стиснутые зубы. — Я буду ненавидеть тебя до смерти.

— Неужели? — поинтересовался он с наигранным безразличием. Желание все еще жгло его, но он справился с ним, понимая, что Клэр видит в нем предателя. Что ж, ничего удивительного. Больше всего на свете Логан жалел, что именно он стал причиной ее страданий.

Голубые глаза засветились угрожающим стальным блеском, когда Рэнд нехотя убрал руки. Он наблюдал, как Клэр торопливо, спотыкаясь, попятилась назад, подобрала шаль и метнулась к двери. Подавляя желание последовать за ней, он поднял шляпу и низко надвинул ее на глаза.

— Ну что ж, отправляйся и продолжай ненавидеть меня, если хочешь. Но знай, еще ничего не кончено.

К его удовлетворению, от этих слов Клэр остановилась как вкопанная и резко повернулась к нему.

— Всякий дурак знает, что молния не ударяет два раза в одно и то же место. — Ее голос дрожал от переполнявших чувств. Сказать по правде, не все чувства были неприятными.

— И не надо. — Он медленно подошел к ней. — Зачем ей ударять дважды? Хватит одно го раза, пламя пылает с тех пор, как я тебя увидел впервые.

Клэр смутилась, почувствовав яростное биение сердца в груди. Она открыла рот, собираясь сказать что-нибудь злое, но слова застряли в горле. Еще раз, гневно посмотрев на Рэнда, она повернулась и рывком открыла дверь. Ноги сами понесли ее по залитой лунным светом земле, в безопасность главного дома.

Рэнд долго глядел ей вслед. Потом погасил лампу и вышел из домика. Надо было найти место для ночлега. Хотя он прекрасно понимал, что сегодня вряд ли заснет.


Клэр огорчилась, что мужество покинуло ее, и на другой день она старательно избегала встречи с «Джейком Паркером».

И на следующий день — тоже.

В общем-то, это оказалось несложно. Рэнд превосходно исполнял роль нового работника. Он держался подальше от хозяйки ранчо. Но самое удивительное было в том, что это ее раздражало. Салли ворчливо заметил, что Рэнд, как и раньше, очень даже расторопный. Все делал, ни на что не жаловался, с готовностью ехал проверять табун, дежурить на пастбище или убирать в сарае. Он не хуже Мики управлялся с лошадьми. Остальные работникиприняли его в свою компанию достаточно легко. Ведь никого из них шесть лет назад в Глориете не было.

Для Клэр его присутствие было постоянной занозой. Как бы девушка ни старалась, она все время вспоминала о прошлом. Днем ее отвлекала работа, но стоило уврдеть его, и с трудом обретенный покой сменялся чувством вины, злости и смущения. Она старалась держаться поближе к дому, помогая Сэди убирать, наводила порядок в бухгалтерских книгах, работала в саду. Дважды ей хотелось вскочить на лошадь и умчаться подальше. Но какой смысл? Пока он здесь, ее чувства обречены на смятение.

Но ночами было еще хуже. Лежа в темноте, она долго смотрела в потолок, слушала треск цикад за окном. Мысли снова и снова возвращались к Рэнду. Клэр вспоминала руки, обнимавшие ее, его жаркие губы на своих губах. Воспоминания о страстном поцелуе в домике над ручьем лишали сна.

Она презирала себя за слабость. Презирала Рэнда за то, что он воспользовался ее слабостью. «Нет, нет и нет! Подобное никогда не должно повториться», — поклялась себе Клэр. Не должно, как бы чертовски, этого ни хотелось. Он скоро уедет. Уедет, как в прошлый раз, шесть лет назад. Ее жизнь снова войдет в привычное русло. Но такое будущее ее мало радовало.

На третий вечер после приезда Рэнда к ней явился еще один неожиданный посетитель. Клэр сидела рядом с Хармони на ступеньках парадного крыльца, помогая девочке очищать шерсть Волка от мусора, когда до ее слуха донесся цокот копыт. Посмотрев в ту сторону, она нахмурилась, догадавшись, кто этот одинокий всадник.

Мысли о Рэнде снова промелькнули в голове Клэр, но она решительно отбросила их.

— Похоже, это Тэйт Дженнер, — сообщила Сэди, взяв миску со стручками фасоли и поднимаясь из кресла-качалки. Она бросила взгляд на Клэр. — Хочешь, чтобы он остался на ужин?

— Нет, — пробормотала Клэр и, подавив вздох, поднялась, поправила юбку красного рабочего платья. Что-то он поздновато. Уже садилось солнце, превращая небо в разноцветное полотно, Мужчины закончили работу. Салли и Мика настороженно уставились на приближающегося всадника.

Волк с запозданием вскочил и залаял. Хармони приказала ему молчать и, запустив руки в шерсть на загривке, пыталась удержать его и не позволить кинуться вниз по ступенькам. Сэди увела дочь и ворчащую собаку в дом, оставив Клэр в одиночестве встречать изящного светловолосого молодого человека, уже остановившего лошадь под деревьями.

Тэйт Дженнер соскочил с лошади, снял шляпу и подвел животное поближе к крыльцу. Тэйту было тридцать с небольшим, вместе с тремя братьями всего несколько месяцев назад он взялся за хозяйство Хансон. Ходили слухи, будто они купили ферму на деньги, выигранные за карточными столами в салунах Сан-Антонио, но Клэр не любила слушать сплетни. Тэйт часто приезжал в Глориету. Она считала его своим другом, несмотря на то, что его внимание иногда смущало. В бледно-голубых глазах Тэйта читалось плохо скрываемое восхищение, такое, как сейчас.

— Привет, Клэр.

Парень был симпатичный, настоящий англосакс, на несколько дюймов выше ее.

— Привет, Тэйт, — она улыбнулась ему. — Что привело тебя сюда в такой час?

— Давно не был. Захотелось проведать.

— У нас все прекрасно. Спасибо. — Клэр секунду поколебалась, потом невольно посмотрела на барак, прежде чем вежливо сказать: — Ты побудешь? Я принесу лимонада.

— Я надеялся на приглашение, — сознался Тэйт. И снова улыбнулся.

Он обмотал поводья вокруг столба, потом поднялся на ступеньки, встал, держа шляпу в руке, ожидая возвращения Клэр, исчезнувшей в доме. Через несколько минут девушка появилась с двумя стаканами лимонада, один дала ему, а со вторым направилась к деревянному креслу-качалке. Он опустился рядом, чему Клэр ничуть не удивилась.

— Все здесь прекрасно, как всегда, — заметил гость, осматриваясь и потягивая лимонад, пристроив шляпу на коленях. — На следующий год в это время, Клэр Пармали, я готов посоревноваться с тобой.

— Ну, я думаю, мы будем на равных.

Она поднесла стакан к губам. Взгляд ее снова метнулся в сторону барака. Она подумала: «Интересно, там ли Рэнд? Может, он наблюдает за нами?»

— Я слышал, что-то случилось в городе.

— Что? — виновато покраснев, Клэр взглянула на Тэйта с извиняющейся улыбкой. — Прости, что ты сказал?

— Я слышал о стычке в церкви. — Он нахмурился, сверкнув глазами. — Черт побери, Клэр, почему ты не разрешишь мне проучить этих трясунов? Мы с братьями могли бы…

— Нет, не надо, будет только хуже. — Она вздохнула, потом заставила себя насмешливо улыбнуться, добавляя: — Я не хочу, чтобы тебе досталось. Видит Бог, у меня не так уж много друзей.

— Я бы мог стать тебе больше, чем другом, если бы ты позволила.

— Тэйт, ну пожалуйста, — взмолилась Клэр, поднимаясь на ноги от внезапно охватившего вол-нения. Она всегда подозревала, что настанет день, когда он потребует от нее большего. Такая перспектива ее пугала. «Господи, и почему именно сейчас?»

— Выслушай меня, Клэр. — Тэйт поставил стакан на крыльцо и встал перед ней во весь рост, впившись взглядом в ее лицо. — Я знаю, что случилось шесть лет назад. Я знаю все о трусливом сукином сыне, который оказался таким дураком, что убежал и бросил тебя. Но для меня это не имеет никакого значения. Никакого. Абсолютно.

— Ты не понимаешь, — проговорила она ровным голосом, покачала головой и направилась к ступенькам. — Я все еще считаюсь замужней женщиной, Тэйт.

— Это пустая формальность, — сказал он, следуя за ней по пятам.

Лицо Клэр вспыхнуло, она мысленно выругалась и со злостью оглянулась на барак. Послав к чертям проклятого Рэнда Логана, она попыталась не обращать внимания на боль, возникшую глубоко внутри. Она крепче стиснула пальцы вокруг стакана, плеснув лимонадом на платье, но даже не заметила этого, занятая другими мыслями.

— Да, — тихо и горько согласилась Клэр. — Это формальность. Но это не отменяет того факта, что по закону я принадлежу другому…

— Я могу исправить это положение.

— Как? — Клэр резко повернулась к Тэйту и оказалась с ним лицом к лицу.

— Скажем так, у меня есть высокопоставленные друзья, — уклончиво ответил он и криво усмехнулся. Потом, серьезно посмотрев ей прямо в глаза, пообещал: — Если так называемый муж жив, я найду его.

— Нет! — воскликнула Клэр, испугав не только его, но и себя таким порывом. Она почувствовала, как краска залила лицо, но она уверенно покачала головой и заявила, пытаясь взять себя в руки: — Нет. Я не хочу, чтобы ты его искал. Я не хочу снова ворошить прошлое. Перестань, пожалуйста!.. Выбрось это из головы.

— Может, ты и не хочешь быть свободной? — предположил Тэйт и подозрительно сощурился. Потом близко подошел к Клэр и изучающе посмотрел на нее. — Может, тебе нравится быть женой сбежавшего мужа? Это удобно? Не правда ли?

— Я не понимаю, о чем ты?

— О том, что ты уже носишь имя мужчины и тебе не надо решаться взять имя другого. Я думаю, ты дрожишь от страха, ты боишься подпустить меня к себе. Ты опасаешься повторения…

— Неправда! — горячо возразила Клэр и с упреком посмотрела на Тэйта.

— Тогда почему бы тебе не дать мне шанс? Дай мне возможность показать, что я не такой, как он, — настаивал он. Тэйт с благоговением взял ее за руки, словно клянясь. — Я буду хорошо к тебе относиться, Клэр. Я никогда не причиню тебе боли. Уверяю, я никогда никому не позволю обидеть тебя.

Его лицо казалось таким искренним, а глаза были полны такого нежного обожания, что Клэр ощутила комок в горле. Она не могла найти в себе силы остановить Тэйта, когда он медленно наклонился и поцеловал ее в губы. Поцелуй был сладкий, теплый, приятный. «Как поцелуй брата», — подумала она.

А вот в поцелуе Рэнда не было ничего братского. Воспоминания об этом ударили ее в самое сердце. Беззвучно застонав, она отняла свои губы от губ Тэйта.

— Извини, Тэйт, — сказала она с неуверенной улыбкой, когда он недоуменно нахмурился. — Даже если я была бы свободна, я все равно не вышла бы за тебя замуж.

— Почему?

— Потому что я… Я просто не люблю тебя. — Она ругала себя за то, что вынуждена причинить ему боль.

— Дай мне время, — упорствовал Тэйт. — Он старался говорить легко, безмятежным тоном, но в голосе его явственно слышалась боль.

— Нет. Время ничего не изменит. — Она прошла мимо него. — Я надеюсь, ты постараешься это понять. Я очень ценю твою дружбу.

— Ты так решила? — Он взял шляпу, которая лежала на кресле-качалке, надел ее, немного подождал, стараясь встретиться с ней взглядом. Выражение голубых глаз заставило сердце Клэр сжаться от новой тревоги. — Но это еще не конец, Клэр, — тихо объявил он. — У меня еще есть шанс.

— Тэйт, ну пожалуйста, — попыталась она уговорить его, не надеясь убедить. — Ну не надо…

— В следующее воскресенье я заеду за вами и повезу Сэди и тебя в церковь. Кто знает, — добавил он, еще раз насмешливо улыбнувшись, — может, молитва и битва пойдут мне на пользу.

Она открыла рот, желая возразить, но слова застряли в горле, когда он наклонился и легко коснулся губами ее щеки.

— Я не помешал?

Клэр напряглась при звуке столь знакомого грудного голоса. Лицо ее заалело, и она виновато отшатнулась от Тэйта. Ее взгляд загорелся, когда она увидела Рэнда, стоящего на крыльце со шляпой в руке. На губах его играла улыбка, которую трудно оыло назвать веселой. Он пожирал Клэр глазами.

— Боже мой! Что ты тут делаешь? — строго спросила она, с трудом подавляя желание швырнуть стакан с лимонадом в это красивое лицо.

— Простите, мэм, — протянул он, как бы смущаясь. — Мика попросил сказать, что новую кобылу он объездит завтра.

— Я не знаю, кто вы, мистер, но мне сдается, вам следует поучиться хорошим манерам, — резко заявил Тэйт. Его разозлило появление незнакомца. — Неужели вас никто не учил уважать личность другого?

— Меня зовут Паркер. Джейк Паркер. Я умею много чего такого, про что ты даже не слыхивал.

Клэр судорожно вздохнула. Глаза ее стали круглыми, как блюдца, когда она посмотрела на Тэйта. Она смутилась, заметив, что мрачная злоба заливает лицо. Поставив, наконец, стакан с лимонадом, она поспешила вмешаться.

— Спасибо, мистер Паркер. — С явной угрозой в голосе она приказала ему: — Немедленно займитесь своими делами.

— Но сначала мне надо с вами поговорить, — настаивал Тэйт. Его взгляд стал непроницаемым; не мигая, он уставился в глаза собеседника. После нескольких секунд единоборства взглядов, которые показались минутами, Тэйт перевел глаза на Клэр. — Я вернусь в воскресенье, — пообещал он.

И прежде чем Клэр успела возразить, он направился к лошади. Отвязав поводья от столба, он вскочил в седло, прищурившись, еще раз посмотрел на Рэнда и пришпорил коня.

Едва Тэйт исчез за деревьями, Клэр резко повернулась к Рэнду.

— Ты шпионишь за мной! — прошипела она. Клэр так разозлилась, что вплотную подошла к Рэнду. — Как ты смеешь? Как ты только смеешь…

— Кто это был?

— Тэйт Дженнер. Но это не твое дело! — накинулась она на него, негодующе стискивая ладони. — Он мой сосед. И друг.

— Похоже, близкий. — Имя, конечно, Рэнду было знакомо, но вида он не подал.

— Представь, очень близкий. — Она сама удивилась своему страстному желанию помучить этого мужчину. Но еще больше она удивилась, когда заметила в его кобальтово-синих глазах холодный блеск.

— Ты до сих пор еще замужняя женщина, не забыла? — Точеные черты лица Рэнда опасно напряглись.

— Ну и что? — с вызовом, но и с нарастающим волнением Клэр вскинула голову, наблюдая за ним. — Я уверена, что в прошедшие шесть лет это не имело для тебя никакого значения.

«Конечно, — подумала Клэр, — у него были разные женщины. Куча женщин! Боже мой, но почему от этой мысли я чувствую себя ужасно несчастной?»

— Имело бы значение, — мрачно проговорил Рэнд, заметив тень, набежавшую на красивое лицо Клэр, — если бы я знал…

Возвышаясь над ней, он стоял и крутил в руках шляпу, а пламя ревности от нее перекинулось к нему и жгло его насквозь. Одного поцелуя этого подонка Джеинера (этого подозреваемого, как подсказывал ему внутренний голос), чему он стал свидетелем, было достаточно, чтобы кровь Рэнда вскипела.

— О чем ты говоришь? — недоуменно нахмурившись, спросила Клэр.

— Когда мое письмо вернулось от тебя нераспечатанным, — объяснил он таким тихим голосом, что только она могла его услышать, — я написал преподобному Блэкстоку.

— Преподобному Блэкстоку? Но он уехал из города через несколько месяцев после той истории…

— …после того как твой отец уговорил его совершить обряд, — закончил он за нее. — Да, я знаю.

— И почему же ты написал именно ему?

— Потому что я был дураком и думал, что он может походатайствовать за меня и помочь. Потому что я хотел узнать, как у тебя дела. — Рэнд Логан помолчал, тень горьких воспоминаний омрачила его лицо. — Приходский священник ответил на мое письмо. Он сообщил, что ты расторгла наш брак и собираешься выходить замуж.

— Что? Я… Я не верю тебе! — Заикаясь заявила она. От этой невероятной новости голова Клэр пошла кругом. — Джон Блэксток не мог так поступить. Священник не может лгать.

— Не может, — согласился Рэнд, мрачно сверкнув глазами. — Но я узнал всю правду только на прошлой неделе.

— Какие же у него были причины, чтобы… — стала размышлять она вслух, ее голос затих, когда мысленно она вернулась в прошлое.

Клэр с детства знала этого доброго священника-очкарика. Его очень любил отец, несмотря на то что сам Самуэль Пармали редко посещал церковь. Трудно было представить, чтобы такой человек оказался способным совершить столь неправедный поступок.

— Без всякого сомнения, он верил, что делает тебе добро, — вслух размышлял Рэнд. — Если такого, как я, убрать с дороги, наверняка думал священник, у тебя появится возможность начать все сначала. А может быть, его убеждал твой отец. Но как бы то ни было, с его точки зрения, этот обман не был грехом…

Клэр снова ощутила укол в сердце. Стараясь переварить эту новость, она медленно побрела к качалке. Рэнд шел следом за ней. Глаза его светились теплом и желанием, когда он смотрел на нее.

— Вот почему я не приезжал, — тихо признался он, а в голосе его звучала боль. — Я хотел вернуться. Хотел больше всего на свете. Но мысль о том, что ты стала женой другого человека, была невыносима.

— Неужели ты думаешь, что я поверю твоей лжи? — яростно выдохнула она. Клэр уставилась на Рэнда, уперев руки в бока. Глаза ее метали молнии. — Даже если ты и говоришь правду, это уже не так важно. Ничто не сможет изменить случившееся. Ты сбежал. — Она опустила руки вдоль тела, посмотрев вниз и пытаясь справиться со слезами, которые, с тех пор как Рэнд вернулся, готовы были хлынуть в любой момент. — Я была очень молода и наивна, а ты уверял меня в том, что любишь меня по-настоящему. Я поверила тебе, но ты разбил мое сердце.

— Я знаю, — с готовностью согласился Рэнд, — прошлое действительно нельзя изменить. Но ты все еще моя жена.

— Это продлится недолго.

— Черт побери, что это значит?

— Только то, что я готова расторгнуть наш брак, Рэнд Логан. Я постараюсь, чтобы ты никогда не смог предъявить свои права на меня. На этот раз ты исчезнешь из моей жизни навсегда.

С угрозой на лице Рэнд шагнул к Клэр. Она вздрогнула.

— Никакого расторжения не будет! — напряженно всматриваясь в нее горящим взглядом, заявил он. — Ты моя, Клэр. Будь я проклят, если я тебя отпущу.

Он не дотронулся до нее, но девушке показалось, что она едва устояла на ногах от импульса непонятной мощной силы, исходившей от него. Мужской силы. Сердце, казалось, забилось в горле. Слова Рэнда не только напугали Клэр, но и странно взволновали ее.

— Я не твоя, — хрипло прошептала она, отступая назад и пятясь до тех пор, пока не наткнулась на кресло-качалку. — И никогда не была твоей.

— Ложь, — пробормотал он.

Она изумленно раскрыла глаза и приготовилась наброситься на него с руганью, но он опередил ее. Его руки, подобно мощным тискам, обхватили ее за талию, а губы прижались к ее губам. Второй раз за день, а в последние шесть лет в третий раз ее так поцеловали.

Увы, она сравнила два недавних поцелуя. Поцелуй Тэйта был скорее дружеским, а Рэнда — совершенно иной: он был смелый, страстный. Его рука так крепко прижимала ее к его телу, что ей стало трудно дышать. Клэр сопротивлялась изо всех сил, голова кружилась, тело дрожало, она чувствовала, как своей высокой грудью она тесно прижимается к крепкой, мощной и очень теплой мужской груди.

Но все кончилось так же внезапно, как и началось.

Она распахнула глаза и увидела, как он нехотя отстраняется от нее. Клэр посмотрела на него изумленно и смущенно. Лицо ее раскраснелось, зеленые глаза сверкали. На этот раз от страсти…

— Все как в старые времена, миссис Логан, — медленно протянул Рэнд. Он низко надвинул шляпу, по его гладко выбритому лицу пробежала тень, свидетельствуя о сильной внутренней борьбе. Глаза Рэнда засветились дьявольским светом, когда он добавил: — Только еще лучше, чем прежде.

— Что ты… пошел к дьяволу! — чуть не брызгая от гнева слюной, выпалила Клэр.

Она собиралась прибавить кое-что покрепче, но он повернулся и оставил ее наедине с собственными мыслями и с чувствами, которые были взвинчены до предела.

Глядя ему вслед, видя, как он удаляется к загону, Клэр с тяжелым вздохом опустилась в кресло. Весь мир перевернулся вверх тормашками. Тэйт Дженнер предлагает выйти за него замуж. А Рэнд Логан поклялся никогда не отпускать ее.

Она подняла руку к губам. Их все еще пощипывало от страстного, отравляющего поцелуя.

«Если бы Салли увидел происшедшее, — подумала она, нахмурившись, — он бы уже взвел курок. Но вряд ли это взволновало бы Рэнда. Похоже, ему наплевать…»

— Мама просила узнать, будет ли мистер Дженнер ужинать.

От голоса Хармони Клэр вздрогнула, вскочила с кресла и подбежала к двери, подумав на ходу, видел ли ребенок бурную сцену с Рэндом. Она пыталась догадаться об этом, глядя в широко открытые невинные глаза девочки.

— Нет, — ответила Клэр, стараясь говорить как можно спокойнее. — Мистер Дженнер уже уехал.

— Мама сказала, что ты нравишься мистеру Дженнеру, — неожиданно выпалила девочка, широко открыв дверь и тут же резко отпустив ее. Раздался громкий стук, дверь захлопнулась, а Хармони с невинным видом смотрела на Клэр.

— Разве? — пробормотала Клэр. Она не могла отвести глаз от загона. Отсюда она видела Рэнда без помех. Высокий, самоуверенный, он о чем-то разговаривал с Микой. В памяти всплыл день, после которого, казалось, прошла вечность: это когда он, ни капли не смущаясь, подъехал к дому и попросил работу у ее отца.

— А вот он любит тебя не так сильно, как мистер Паркер.

Клэр напряглась, почувствовав, как предательская краска заливает щеки. Она поперхнулась, а потом снова посмотрела на девочку.

— А откуда ты знаешь? — спросила Клэр, затаив дыхание в ожидании ответа.

— Не знаю. — Девочка беззаботно пожала плечами и тут же перескочила на другое. — Я пойду, помогу маме.

Клэр, озадаченная словами шестилетней девочки, вернулась в свое кресло-качалку, подняла глаза к небу и тяжко вздохнула. С каждым днем ее положение становилось все невыносимее.

«Ты моя, Клэр», — все еще звучало у нее в ушах… А недавний поцелуй продолжал сладко жечь ее губы.

Глава 5

— Говорит, что сегодня поедет в город.

— А мне плевать, что он говорит.

— Я ему сказал то же самое, — вспомнил Салли, щурясь на ярком полуденном солнце и наблюдая, как Рэнд выводит коня из загона. — Только другими словами.

Клэр выругалась про себя. Она сердито подхватила юбки, быстро сбежала с крыльца и пересекла двор. В глазах ее было столько недовольства и раздражения, когда она возникла перед Рэндом.

Она заметила, как блестят на солнце его густые каштановые волосы с золотистыми прядями. Ощутила запах хорошего мыла и свежей кожи. Как всегда, ей было не по себе от его близости. Клэр помнила о вчерашней встрече с ним, и это подлило масла в огонь.

— Что это ты делаешь? — спросила она.

— Седлаю лошадь. — Губы Рэнда скривились, но он продолжал свое занятие. Подхватил седло как пушинку, опустил его на гладкую, лоснящуюся спину гнедого, наклонился, чтобы подтянуть подпругу.

Взгляд Клэр замер на стройных, узких бедрах Рэнда. Ее волновало странное тепло, разлившееся по телу. Покраснев, озадаченная собственными чувствами, девушка скрестила руки на груди и с вызовом вскинула голову:

— Ты никуда не поедешь.

— А почему бы мне не поехать? — Рэнд поправил стремя и занялся уздечкой.

— Рабочие могут выезжать только по воскресеньям, — сообщила Клэр. Потом быстро огляделась и, понизив голос в целях предосторожности, добавила: — Это же твоя идея изображать работника ранчо. Или забыл?

— Помню. — Рэнд снял шляпу, которую накинул на низко спиленный столбик, и повернулся к Клэр. — Отработаю в воскресенье.

— Я запрещаю тебе ехать.

— Запрещаешь? — Глаза Рэнда сверкнули. Она почувствовала, как ее сердце затрепетало, когда губы Рэнда изогнулись в обезоруживающей улыбке. — Я полагаю, теперь хозяйка ранчо захочет меня уволить, не так ли?

— Я и не нанимала тебя, — язвительно заметила она.

— Но ведь уже несколько дней я работаю, Клэр. — В голосе появились властные нотки, лицо стало серьезным. — Я кое-что уже выяснил, и мне пора побывать в городе.

— Ты собираешься поговорить с шерифом Хауэлом?

— Возможно. — Его уклончивость как всегда вызвала раздражение.

— А почему ты так уверен, что сможешь узнать что-то в Пармали?

— Если держать ушки на макушке… — усмехнулся он, надел шляпу и взялся за поводья. — Я вернусь к утру.

— К утру? — как эхо повторила Клэр, удивленно раскрыв глаза. И подумала: «Какие такие дела могут задержать его в Пармали так долго? Пожалуй, салуны…» Ей стало противно. — Если тебе действительно необходимо ехать; — вдруг заявила она, — возьми с собой Мику.

— Мне лучше отправиться одному, — хмуро сказал Рэнд.

— Но так будет меньше подозрений, — твердо возразила Клэр. — Вы можете сказать, что едете кое-что уладить на извозчичьем дворе по моему заданию, сделать покупки в магазине и так далее. Мы с Микой всегда ездим вдвоем, так что никто не удивится, не насторожится. Мике можно доверять.

— Да вопрос не в том…

— Ради Бога, — перебила раздраженно Клэр. — Ты хочешь, чтобы все выглядело правдоподобно или нет?

— Я не думал, что моя работа так много значитдля тебя, — насмешливо заявил он и подошел поближе, чуть приподняв шляпу. Синие глаза потеплели. — А может, тебя волнует моя собственная безопасность?

— Не говори глупостей. Я думаю о Глориете. Как это будет выглядеть со стороны? С чего это я позволяю работнику ехать в город посреди недели да еще на ночь глядя, когда другие парни должны ждать до субботы? — Она возмущенно уставилась на Рэнда, стараясь (и как обычно безуспешно) не обращать внимания на то, что с ней происходило оттого, что он был так близко. — Итак, — продолжала она, — ты берешь с собой Мику? Если нет, то собирай свои вещи и проваливай отсюда.

— Ультиматумы на меня не действуют, — уведомил Рэнд, выразительно взглянув на нее. — Ты знаешь это лучше других. — Он снова потянул за край шляпы, поглубже надвигая ее на лоб, но согласился: — Пожалуй, действительно есть смысл иметь при себе Мику.

В глазах Клэр блеснуло удовлетворение, но оно было мимолетным.

— Пока меня не будет, — приказал он, кинув поводья ей в руки, — можешь обдумать мои вчерашние слова. — Не ожидая ответа, он отправился искать Мику.

— Что? — выдохнула она. Ее глаза стали совсем круглыми. Потом Клэр сощурилась и уставилась ему в спину, будто прицеливаясь. — Наоборот, я собираюсь забыть все твои слова, до единого.

Ей показалось, ветер донес до нее смешок, но она не была в этом уверена.


Рэнд и Мика неспешно ехали в Пармали.

— Я знаю, кто ты, — объявил Мика, когда они пустили лошадей шагом, завидев город.

Держась поближе к дороге, они встретили несколько всадников на холмистых степных просторах. Солнце спустилось совсем низко, густые серо-белые тучи наползли на горизонт, предвещая ночную грозу.

— Я знаю, ты тот самый.

— Кто тот самый? — спросил Рэнд, игриво усмехнувшись.

— Тот самый, что женился на мисс Клэр и смылся.

— Это было давно. — Он нахмурился, голубые глаза помрачнели, в них появилась настороженность, он крепче взялся за поводья и поерзал в седле.

— Да не так уж и давно, — мрачно покачал головой Мика. Он бросил на Рэнда взгляд, задумчивый и подозрительный. — Мисс Клэр наняла меня, когда мне все отказали. И миссис Бишоп с девочкой. Она прекрасная женщина. Добрая.

— Я знаю.

— Но ты еще кое-что должен знать. Если ты обидишь ее, я тебя убью. — Мика высказал свою угрозу ровно и беззлобно. Рэнд даже не обиделся.

— Ты в ней души не чаешь, да? — спросил он, и уголки рта снова скривились в усмешке.

— Да, — с готовностью согласился Мика. В темных глазах появилась мягкость, и он принялся вспоминать: — Я был солдатом, мы стояли в форту Дэвис, меня уволили со службы, и мне некуда было податься. Я один, без семьи. Мисс Клэр ничего не имела против моего цвета кожи. Она сказала, что под кожей мы все одинаковые. — Мика, снова взглянув на Рэнда, закончил: — Я думаю, ты благородный человек, если стал рэйнджером, мистер Логан. Может, ты вернулся другим человеком. Но что бы, ни случилось, я не позволю тебе обидеть ее.

— Я думаю, мне стоит поблагодарить тебя за такое предупреждение. — Он честно и прямо посмотрел на Мику. — Но тебе не о чем беспокоиться. Я хочу ей только добра. Даю слово.

— Значит, мы поняли друг друга.

— Да, поняли. — Он кивнул и пустил лошадь галопом.

В глазах Рэнда засветилось веселье, он подумал, что работники Клэр очень ей преданны. Что ж, она этого достойна. Его сердце застучало от радости, он не переставал благодарить судьбу за то, что она дала ему второй шанс.


День клонился к вечеру, когда Клэр вышла из сарая, стягивая с рук потертые кожаные перчатки с бахромой. Сено прицепилось к юбке, несколько медово-золотистых непослушных прядей упали на влажный лоб. Целый час она чистила лошадей и выскребала стойло. Работа тяжелая, но прекрасно отвлекает от любых мыслей и проблем. У Клэр все они сейчас связаны с высоким голубоглазым техасским рэйнджером, окончательно смутившим ее покой. Мысли о нем не давали спать девушке уже несколько ночей. Сделать передышку и не думать о Рэнде Логане — уже настоящее благо.

Клэр расстегнула верхние пуговицы белой хлопчатобумажной блузки с высоким воротником и глубоко вздохнула, вдыхая холодный воздух. Внезапно она почувствовала свежесть, которая бывает перед грозой. Она взглянула на север. Тучи затягивали небо, быстро темнело. Поднялся легкий ветерок. Клэр подумала, что, может, гроза пройдет стороной. Но природа своенравна, очень трудно предсказать, какую погоду она нашлет на тебя. Да и сама жизнь чертовски непредсказуема.

Вдруг Клэр увидела покрытую брезентом коляску, катившую к ранчо. Трудно поверить, но Гло-риету решил посетить еще один какой-то визитер.

— Кто это, черт побери… — хмуро пробормотала она.

Девушка быстро пересекла двор и встала под деревьями, ожидая гостя. Но прежде чем лошади остановились, она узнала, кто это. Мужчина поднял руку, приветствуя ее.

— Добрый день, мисс Пармали, — ласково произнес преподобный Мюллер. — Я надеюсь, вы не возражаете, что я заехал без приглашения? — Он вылез из коляски, улыбаясь и снимая шляпу.

— Вовсе нет, преподобный, — искренне ответила Клэр. — Вы можете приезжать когда угодно. — Она улыбнулась и протянула ему руку.

Священник с удовольствием крепко пожал ее, а потом его зелено-голубые глаза стали искать Сэди.

— А миссис Бишоп тоже дома? И Хармони?

— Они появятся с минуты на минуту. У нас сегодня большая стирка, — объяснила Клэр. — Но вы проходите, пожалуйста. Сейчас я их позову.

— Я не хотел доставлять вам беспокойство.

— А никакого беспокойства и нет.

Клэр провела священника в дом, оставив его любоваться портретом матери в гостиной, а сама через кухню поспешила на задний двор. Как она и думала, Сэди и Хармони снимали с веревки высохшие на солнце простыни.

— Сэди! — позвала ее Клэр.

— Да, — с улыбкой ответила Сэди. В выцветшем голубом домотканом платье и белом фартуке она казалась еще моложе своих двадцати шести лет. Щеки разрумянились от работы, а в опаловых глазах на этот раз не было привычной печали.

— А у нас гость, — объявила Клэр. — К нам приехал преподобный Мюллер.

— Преподобный Мюллер? — удивленно повторила Сэди.

Она прикусила нижнюю губу и быстро отвела взгляд. Румянец на щеках стал ярче, а брови сошлись на переносице. С болью в сердце она вспомнила сцену, разыгравшуюся возле церкви. Что этот человек тогда подумал о ней?

— А можно ему показать Волка, мама? — горячо спросила Хармони, подлетев к матери.

Огромная лохматая дворняга преданно шла за ней по пятам.

— Если мисс Клэр не против, — пробормотала Сэди.

— Конечно, нет, — ответила Клэр и заговорщически посмотрела на девочку. — Я уверена, преподобный Мюллер оценит таланты нашего Волка. — Она улыбнулась, увидев, как Хармони исчезла вместе с собакой в доме. — Ты идешь? — серьезно спросила она Сэди. — Клэр обратила внимание, что экономка смущена. Она, конечно, понимала, в чем причина.

— Да. — Сэди кивнула и стала снимать фартук. — Я иду. — Пригладив волосы, она взяла Клэр за руку.

Томас Мюллер, рискуя запачкать свое черное одеяние, стоял на согнутых коленях в гостиной и трепал Волка. Внезапно подняв глаза, он увидел вошедших. Клэр и Сэди наблюдали за ним. Он тотчас поднялся во весь рост и направился к ним с искренней улыбкой.

— Очень рад снова увидеть вас, миссис Бишоп, — улыбнулся он Сэди.

Его взгляд был таким теплым и открытым, что она почувствовала, как быстро забился ее пульс.

— Спасибо, преподобный отец. — Смутившись, что он застал ее в старом домашнем платье, она инстинктивно подняла руку, пытаясь поправить выбившийся из прически локон.

— Хотите лимонада, святой отец? — предложила Клэр. — Или кофе?

— Лимонад был бы очень кстати. Спасибо.

— Сейчас принесу, — сказала Сэди, но удивилась, когда Клэр ласково удержала ее за руку.

— Нет, останься и развлеки гостя, для разнообразия я сама схожу. — Улыбнувшись Хармони, Клэр позвала ее: — Пойдем со мной. Поможешь выдавить лимоны.

Девочку не пришлось уговаривать, и Волк сразу же вскочил, побежал за ней, так энергично виляя хвостом, что ухитрился стукнуть им о дверной косяк.

— У вас такая хорошенькая дочь, — заметил Томас, оставшись наедине с Сэди. Галантно подождав, когда она сядет на краешек дивана, он опустился в кресло напротив. Голос его, мелодичный и приятный, нравился Сэди. — У нее такие красивые волосы и глаза.

— Спасибо, — ответила она, неуверенно посмотрев ему в лицо. — Она очень похожа на отца.

— Правда?

— Он был наполовину индейцем. Чероки.

Сэди испугалась, слова сами собой сорвались у нее с языка. Обычно она не доверялась другим. Но в этом человеке она чувствовала что-то, от чего волновалось ее сердце, и в его обществе она ощущала себя в полной безопасности. Хотя одно должно было бы исключать другое.

— Вы, должно быть, недолго были замужем, — предположил священник, снова улыбнувшись. — Вы такая молодая женщина.

— Когда мы встретились, мне было восемнадцать. — Она отвела взгляд от добрых глаз священника, смотревшего на нее с обожанием. Она крепко сцепила руки на коленях, прежде чем тихим неровным голосом продолжила свой рассказ: — Я работала в салуне в Далласе. Даниэль был одним из постоянных посетителей. — Сэди снова посмотрела на священника, ожидая привычного осуждения, но, к удивлению, ничего подобного не заметила. — Вот почему те женщины не хотят, чтобы я ходила в церковь. Из-за моего прошлого.

— Они очень неправильно себя вели, очень жестоко по отношению к вам. — Он вспомнил о той сцене, и на его лице появилось гневное выражение.

— Ничего, все в порядке, — вздохнула Сэди, хотя он видел откровенную боль в ее глазах. — Я не могу их осуждать.

— Вы слишком великодушны, — сказал он, чем очень удивил ее. — Да, вы, конечно, не ожидали таких слов от человека, каждое воскресенье проповедующего всепрощение.

— Нет, не ожидала. — Сэди снова опустила глаза, но следующая фраза заставила ее посмотреть на преподобного Мюллера.

— Я уверен, ваш муж был хорошим человеком, миссис Бишоп.

— Да, он… Он был… — Теперь она чувствовала лишь тупую боль, вспоминая о Даниэле. Их брак, может, и не был заключен на небесах, но свою жизнь с ним она могла считать счастливой.

— А вы давно работаете у мисс Пармали?

— Всего несколько месяцев. — Ее опаловые глаза тут же подернулись туманом воспоминаний, она снова почувствовала, что ей хочется рассказать о том, что старалась забыть. — Когда Даниэль умер, я осталась почти без денег. Поэтому временно вернулась в салун, чтобы заработать и уехать из города. Мы направились в Дэнтон. Кузен помог мне найти работу в одном отеле. Там я и встретила Клэр. — Смущенная желанием изложить историю своей жизни человеку, которого видела до сегодняшнего дня только раз, она попыталась перевести разговор в другое русло: — А как вы, преподобный отец, как вы оказались в Пармали?

— За это я должен благодарить своего друга, — улыбнулся он. — Ему предстояло принять здешнюю церковь, но в последний момент он понял, что не сможет вынести подобное испытание, жить среди «дикарей». А я, напротив, очень стремился сюда. Меня давно влекла граница, понимаете?

— Вы хотели в Техас?

— Да.

Что-то в словах его было такое, отчего сердце Сэди заволновалось, как не волновалось очень давно. Застигнутая врасплох странным чувством, она ощутила облегчение, когда Клэр и Хармони вернулись из кухни.

Священник пробыл в гостях недолго, беседа была приятной для всех, они обсудили погоду, кое-какие события местной жизни, а когда преподобный Мюллер собрался уезжать, Клэр вышла проводить его.

— Спасибо, что заехали, святой отец, — искренне поблагодарила Клэр. Он ей нравился. И судя по всему, не только ей. — Я надеюсь, вы скоро снова навестите нас.

— С большой радостью, мисс Пармали. — Он надел шляпу, сел в коляску и взялся за вожжи. — Я рассчитываю увидеть вас с двумя очаровательными спутницами в церкви в воскресенье.

— Значит ли это, что вы не собираетесь упоминать обо мне с кафедры? — глаза Клэр насмешливо блеснули. Она с удовольствием увидела, что он улыбнулся в ответ.

— Уверяю вас, я и не собирался.

— Ну а я… Я думаю, некоторые дамы очень разочаруются. — Сложив руки на груди, Клэр отступила, пропуская коляску. Раздался отдаленный, раскат грома. Нахмурившись, Клэр, взглянула на темнеющее небо. — Вам лучше поторопиться. Если повезет, доберетесь домой до грозы. — Гроза… «Мика и Рэнд!..» Она повернулась к священнику и встревоженно спросила: — А по дороге сюда вы не встретили двух моих рабочих?

— В общем-то, я встретил двух всадников, но, к сожалению, не остановился и не представился.

— Не важно, — пробормотала она, еще раз улыбнувшись. — До свидания, святой отец.

— До свидания.

Клэр стояла и смотрела ему вслед. Внезапно прямо над головой угрожающе загрохотало.

— Кости подсказывают мне, что нынче стихия разыграется вовсю.

Она повернулась и увидела Салли, вышедшего из сарая. Обветренное лицо казалось мрачнее обычного, а в глазах застыло беспокойство.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Клэр, приглаживая локон на виске.

— Слишком душно и тихо. — Он стащил шляпу и несколько раз ударил ею об ногу. Над землей, закручиваясь, поднялось облачко пыли. — Похоже, стоит ждать неприятностей. Смотри, как клубятся тучи, — показал он глазами в сторону горизонта. — Я уже видел такое. Будет дождь, а может, и град. Или еще что-нибудь похуже. Пойду, скажу парням, чтобы занесли под крышу все, что понадобится на целый день. А вы вместе с миссис Бишоп и Хармони закройтесь в доме.

Предчувствие Салли встревожило Клэр сильнее, чем ей хотелось в этом признаться. Перед глазами всплыло лицо Рэнда. «Я вернусь к утру», — пообещал он.

Упрекая себя за излишнюю впечатлительность, Клэр повернулась и пошла в дом. Сэди и Хармони не тратили зря времени — занесли выстиранное белье. Клэр ходила из комнаты в комнату и закрывала ставни на окнах, расставляла ведра и тазы на тот случай, если вдруг протечет крыша. Ураганы уже не раз проносились над Глориетой, и ей не хотелось оказаться застигнутой врасплох.

Салли ьместе с другими работниками тоже готовился встретить стихию. Лошади, испуганные приближающейся грозой, забеспокоились; их увели в конюшню, засыпали побольше овса в кормушки, доверху залили поилки водой, заперли. Ночь, судя по всему, обещала быть очень трудной. Рэд с приятелями вызвался остаться в конюшне, чтобы успокоить лошадей, когда начнется гроза. В сенном сарае парни накрывали брезентом сено. Накрыли и барак: ураганы бывают такой силы, что вырывают с корнем деревья и сбрасывают крыши.

— Что бы ни случилось, сидите дома, — велел Салли, отыскав Клэр. В предупреждении не было необходимости, но она согласно кивнула. Они стояли на крыльце. Небо над головой становилось все мрачнее, казалось, наступил вечер. — Если услышите звуки, похожие на гул приближающегося поезда, накройтесь. Ясно?

Торнадо. Этого слова оба избегали, не желая искушать судьбу уже тем, что произносили его вслух. Но Клэр прекрасно поняла, о чем говорит Салли.

— А как ты? — Она взволнованно схватила его за руку, когда он собрался уйти. — Где ты будешь?..

— Черт побери, что обо мне-то беспокоиться? — проворчал он и улыбнулся, что случалось крайне редко. — Я слишком упрямый, я не помру. — Он поглубже натянул шляпу и пошел к выходу, чтобы дать последние указания парням. Клэр осталась на крыльце, хмурая, обуреваемая дурными предчувствиями.

Наконец все приготовления были закончены. Оставалось только ждать.

Налетел ветер, предвестник урагана. С дьявольской силой он накинулся на ранчо, загрохотал ставнями, завыл в щелях. Потом блеснула молния. Небо раскололось, запылало, облака завертелись, как будто попали в воронку. Загрохотал оглушительный гром. Небеса разверзлись. Холодные капли дождя посыпались на крышу, словно множество пуль, а через несколько секунд дождь полил потоком. Он обрушился на землю, заждавшуюся влаги, со слепой яростью, не успевая проникнуть внутрь, разлился бурлящими реками по округе. В воздухе стоял жуткий рев.

Клэр сидела на кухне, освещенной теплым светом лампы, обхватив руками чашку кофе. Она рассеянно слушала бушевавшую за стенами стихию. Уставшая, со слипающимися глазами, Хармони устроилась на коленях у матери, а Волк разлегся на полу. Запах влаги уже проникал в комнату. Но крыша пока не текла.

— Ох, не хотела бы я оказаться в такую ночь на улице, — пробормотала Сэди и покрепче обняла дочь. Она посмотрела на потолок. — Ну, спасибо, что не град.

— Может, пронесет? — заметила Клэр с надеждой.

Она думала не об урагане. О Рэнде. Его лицо вставало перед глазами, заставляя быстрее биться сердце. По какой-то необъяснимой причине Клэр очень сильно беспокоилась о нем. «Дура», — обругала она себя с негодованием. Они с Микой наверняка уже развлекаются… И в первую очередь Рэнд. Наверное, сидит в самом непристойном салуне, залил глаза виски и держит на коленях какую-нибудь исходящую похотью красотку, у которой больше грудей, чем мозгов. Вот и вся его «деятельность», вот так он собирает сведения. Что ему ураган? Он ему не помеха.

Нахмурившись, Клэр судорожно вздохнула и поднесла чашку к губам. По крайней мере она верила, что Мика сохранит трезвую голову. А Рэнд… Трудно представить, чего от него ждать.

— Мама, а когда кончится дождь? — спросила Хармони, беспокойно заерзав на коленях у Сэди.

— Не знаю. Может, будет идти всю ночь.

— А как же Мика и мистер Паркер доедут до дома?

Клэр поперхнулась кофе, закашлявшись, поставила чашку на стол, ее рука метнулась к горлу. Изумленно посмотрев на девочку, она с трудом выговорила:

— А откуда ты знаешь, что Мика и мистер Паркер уехали?

— Я видела их верхом на лошадях, — просто ответила Хармони. Потом посмотрела на мать и добавила: — Мика сказал, что они едут в город. И еще сказал, что когда-нибудь они возьмут меня с собой.

— Так и сказал? — Сэди улыбнулась и с любовью погладила дочь по руке. — Ну что ж, посмотрим.

— Преподобный Мюллер говорил, что мы снова можем прийти в церковь.

— О, Хармони. Я не знаю, стоит ли…

— Почему? — И, не ожидая ответа матери, девочка посмотрела темными умными глазами на Клэр, заявив: — Мистер Паркер разрешил мне называть его Джейк.

— Очень мило с его стороны, — заметила Клэр, опустив глаза.

— А ты не так его называешь.

— Хармони! — с укором сказала Сэди.

— Мама, она называла его знаешь как? Она называла его Рэнд, — упрямствовала Хармони, решив настоять на своем. И чуть капризно добавила: — Я же слышала! Почему она его зовет так, если он?..

— Хармони, перестань.

— Не ругай ее, Сэди, — вмешалась покрасневшая Клэр. — Она говорит правду.

Поднявшись из-за стола, Клэр подошла к окну и уставилась в непроницаемую дождливую темень. В голосе ее звучало смятение, когда она пообещала:

— Я объясню тебе как-нибудь. Но только… не сейчас. Не сегодня ночью.

— Ты ничего не должна мне объяснять, — твердо заявила Сэди. Сняв Хармони с колен, она встала и еще раз тревожно взглянула на потолок. — Пойдем-ка мы наверх и проверим, не течет ли крыша? А то придется спать в мокрой постели.

— Если Бог смилостивится, дождь скоро перестанет, — заметила Клэр.

Заставив свои мысли вернуться к реальному, она торопливо вышла из кухни и поспешила наверх.


Была почти полночь, когда Клэр осторожно выскользнула из спальни. Пламя свечи, которую она держала в руках, сияло в темноте, бросая размытые тени на розовые обои. Стараясь не разбудить Сэди и Хармони, она подтянула повыше длинную, облепившую тело ночную рубашку и стала спускаться по ступенькам. В кухне она зажгла лампу, помешала уголья в железной печи и поставила кофейник на огонь. Затянув потуже поясок на голубом муслиновом пеньюаре, надетом поверх рубашки, Клэр босиком прошлепала к окну и выглянула наружу.

Внезапная дрожь пробежала у нее по спине. Сложив руки на груди, Клэр поближе подвинулась к теплой печке. Золотистые локоны в беспорядке рассыпались по плечам: как всегда, она не заплела на ночь косу. Мысли ее были заняты более важным проблемами.

Кровати, слава Богу, не намокли, но в двух комнатах стояли лужи. Волк, играя, сдвинул несколько тазов, расставленных на полу. В гостиной ставня на одном окне уже сдалась яростной буре. Изрядно воды натекло под двери и окна, в доме не хватало тряпок, чтобы собрать ее везде.

Последние несколько часов беспощадный ливень колотил по крыше изо всех сил. Гул стоял как от барабанного боя. Гроза понемногу отходила к югу, ветер значительно ослабел. Трудно сказать, пока не настанет утро, велик ли ущерб, нанесенный Глориете. И вполне возможно, что это еще не конец: может налететь новый ураган. Клэр ощущала в атмосфере страшную напряженность. Но она давала себе отчет в истинной ее причине. Дело не только в природной стихии, но и в той буре, что бушевала у нее внутри.

Глубоко вздохнув, она подошла к столу и села на стул. Она невыносимо устала, но сон не шел. Едва она прикоснулась к подушке, как в голове всплыли слоза Рэнда, брошенные перед отъездом: «Ты должна подумать о том, что я сказал тебе вчера».

— Проклятие! — пробормотала она и, скрестив руки на столе, устало уронила на них голову. Почему она не может ничего забыть? Почему так трудно не думать о нем, о том, что он сейчас делает в городе?

Клэр воображала, как женщины вертятся вогруг него, она вполне могла представить Рэнда в их компании. Ясно как день: прошедшие шесть лет он не жил монахом. Но… Он ведь ее муж? Не об этом ли с явным удовольствием напоминает он ей постоянно, твердит, что по закону они принадлежат друг другу? А если она не хочет иметь с ним дело, все равно никакая другая женщина не имеет на него прав. По крайней мере, пока. До тех пор, пока она не сумеет расторгнуть их брак. До тех пор, пока он не уедет из Глориеты навсегда. Навсегда не покинет ее дом.

Внезапно ветер рванул с прежней силой, швыряя потоки дождя, срывая листья с деревьев, барабаня ветками в стены дома. Клэр подняла голову и взглянула в окно. Молния пронзила бушующую темноту, прогремел гром, и гулкое эхо разнеслось по прериям. Казалось, содрогнулась сама земля.

Внезапно открылась задняя дверь.

Клэр испуганно вскочила, широко раскрыв глаза. У нее перехватило дыхание, она замерла, как вкопанная, увидев Рэнда, перешагнувшего через порог. Борясь с ветром, он с трудом закрывал за собой дверь.

— Что? Что ты здесь делаешь? — выдавила она, ее пульс как взбесился, трепетно забившись от неожиданного и вполне драматического появления ее героя.

Вода со шляпы Рэнда лилась на желтый брезентовый плащ. Сапоги были залеплены грязью, на загорелом красивом лице сверкали крупные капли воды.

— Я обещал вернуться к утру. — Он загадочно улыбнулся, стащил плащ, повесил его на крюк возле двери. Потом снял шляпу и небрежно прошелся рукой по блестящим густым волосам.

— Да, но я никогда не думала… О Боже, ты, наверное, выжил из ума! — Клэр взволнованно посмотрела в сторону комнаты, где спали Сэди и Хар-мони. ПЪнизив голос до шепота, она яростно спросила: — Почему ты разгуливаешь в такую бурю? Где Мика? Что с ним?

— Мика в бараке, — успокоил ее Рэнд. Неторопливо подойдя к плите, он налил себе кофе. — Мы выехали сразу, как только ураган пронесся над Пармали.

— А почему вы не остались в городе до утра?

— Потому что я беспокоился за тебя. — Рэнд провернулся к ней лицом. Он был совершенно серьезным, в глазах никакой насмешки, хотя именно ее она ожидала увидеть.

— Ты беспокоился?.. — повторила Клэр. Голос ее затих, когда она почувствовала, как теплая волна заливает ее.

— Я достаточно пожил в Техасе, — заметил он, и на лице заиграла улыбка. — Я знаю, чего можно ждать от такой погодки. — Он нахмурился, поднес дымящуюся чашку ко рту и добавил: — А судя по гулу за окнами, худшее впереди.

Клэр с трудом проглотила образовавшийся в горле комок. Она не могла не заметить, как его отчаянно-голубые и проницательные глаза смело и дерзко осматривают ее. Казалось, они видят все насквозь, даже тонкая ткань рубашки для них не препятствие. Щеки Клэр стали совсем алыми, она плотнее стиснула полы пеньюара на груди. Ей совсем не хотелось оказаться перед ним в таком виде. Но она предпочла гордо вздернуть подбородок, хотя эта поза совершенно не соответствовала ее нынешнему состоянию.

— Ты мог хотя бы постучать.

— Я увидел свет. — Он не извинился за вторжение и, кажется, не сожалел об этом.

— По-моему, я это уже слышала, — усмехнулась она, имея в виду его объяснение неожиданного вторжения в домик над ручьем. Как и тогда, от его близости ее нервы предельно напряглись. — Но теперь, когда ты известил меня о своем благополучном возвращении, — Клэр понемногу закипала, — допивай кофе и уходи.

— А ты не хочешь узнать, что мне удалось выяснить сегодня ночью? — спросил Рэнд с бесившим ее спокойствием.

Поставив чашку в раковину, он медленно подошел к девушке.

Клэр уловила легкий запах виски, исходивший от него. Глаза ее гневно засверкали:

— Не сомневаюсь, ты насладился «своим расследованием», — заявила она с негодованием. — Я уверена, в салуне тоже остались тобой довольны.

— Должен заметить, это самое лучшее место для сбора сведений, там у мужчин развязываются языки.

— И лучшее место для расстегивания пуговиц у женщин, — накинулась она, забыв о бушевавшем за стенами урагане.

Буря внутри Клэр удесятерилась, когда она заметила откровенное веселье в его взгляде.

— Так мы что, ревнуем, миссис Логан? — поинтересовался он.

— Нет, даже если бы ты был единственным мужчиной на земле, — быстро ответила она. — Перестань называть меня так.

— Но, это же твое имя, разве нет?

— Осталось уже недолго. — Она сердито сложила руки на груди и кивнула на дверь. Длинные сверкающие пряди волос подпрыгивали на плечах, когда она приказала: — А теперь убирайся!

— Да я выпил всего пару рюмок, Клэр, — начал оправдываться Рэнд. — По необходимости. Иначе я был бы вроде волка в курятнике. Кстати, узнал немало полезного. А что касается пуговиц, — заключил он тихим угрожающим тоном, — единственные пуговицы, которые я хотел бы расстегнуть, это твои, Клэр.

— Ты… ты сошел с ума! — выдохнула она, и снова от его слов ей стало не по себе, она ощутила странную слабость в коленях.

— Может быть. — Его лицо помрачнело, в голосе слышалась боль от слишком долгого ожидания. — Но если я и рехнулся, то из-за тебя. Шесть лет сожалений, одиночества, скитаний и желания, настолько сильного, что, кажется, оно прожгло дырку в моем сердце. Все это способно здорово пообтесать мужчину. И мужчина может решиться на то, чтобы воспользоваться еще одним шансом, который дает сама судьба. — Он подошел к ней и обеими руками взял повыше локтей.

— Нет! — она вскинула руки, желая оттолкнуть его. — Никакого еще одного шанса! Ты не можешь изменить прошлое! Ты не можешь вот так просто…

— Прошлое уже стало частью нас. Я беспокоюсь сейчас о будущем. О твоем и моем.

— У нас нет будущего. И никогда не было. Ты убил всякую надежду той ночью, когда сбежал от меня. Если я была небезразлична тебе, нужна тебе, ты не смог бы так поступить и нарушить данные мне обещания.

— Ты мне была нужна. Больше чем кто-либо на свете. Но никаких обещаний я не давал, — возразил он. Его взгляд стал подобен расплавленной стали, которая как бы вливалась в ее глаза. Внезапно он притянул ее к себе. Клэр вскрикнула. — Черт побери, Клэр, — сказал он, его красивое лицо стало угрожающим. — Ты солгала своему отцу. Ты заманила меня в брак, как в ловушку. Может быть, я вел себя так, что ты поверила в мою готовность жениться. Может быть, я заслуживал наказания за то, что воспользовался твоей невинностью тогда в сарае. Но, ни одному мужчине не нравится, когда его принуждают к чему-то. Особенно если толкают на что-то столь постоянное, как семья. Если бы ты только…

— Если бы я только что? — с горечью перебила его Клэр, чувствуя, как щемит сердце, и ругая себя за это. — Сказала ему правду? Да, я должна была сказать правду. И наверняка с моей стороны неправильно было позволить ему поверить в самое плохое. Ты это хотел услышать? Я должна была ему сказать и избавить себя от унижения на прошедшие шесть лет. Я была молода и влюбленна, или, во всяком случае, думала, что влюблена. Ты меня преследовал даже во сне. Так что и ты во многом виноват в случившемся, Рэнд Логан. Нет, видит Бог, ты даже больше виноват, — поправилась она, с упреком глядя на него. — Ты был такой самоуверенный, не сомневался, что получишь все, что захочешь. Ты и сейчас такой же.

— Думаешь, я не изменился? — Он слегка улыбнулся.

— Нет.

Испуганная выражением его глаз и собственным легкомыслием, Клэр возвела глаза к потолку и прошипела:

— А теперь убери свои руки. Сэди и Хармони могут услышать…

— Ну и пусть.

С нетерпением, от которого у нее снова перехватило дыхание, он еще теснее прижал ее к себе, наклонился и впился чувственными, горячими губами в ее губы.

Она боролась, яростно сопротивлялась его объятиям, но тело предало ее… Рэнд Логан, не обращая внимания на протесты Клэр, обнял ее еще крепче. Она вздрогнула, когда он вдавил ее в свое жаждущее, готовое для любви тело. Губы требовательно завладели ее губами, его язык ворочался у нее во рту, а она все еще пыталась, но совершенно бесполезно, вырваться.

Он целовал ее властно, страсть кипела и бушевала в обоих, но Клэр упорно продолжала сопротивляться. Внезапно Рэнд Логан подхватил ее на руки, опустился на край стола и усадил Клэр к себе на колени.

Раздался мощный удар грома, но Клэр даже не вздрогнула. Порывы ветра бушевали и ревели, дождь с новой силой замолотил по крыше. Но буря за окном была лишь слабым отражением той стихии, которая бушевала у нее в душе.

Клэр вырывалась, но силы быстро таяли в крепких объятиях Рэнда. Одной рукой он обнял ее за плечи, а другой, обхватив за колени, прижал к себе.

«Я проиграла», — с бешено бьющимся сердцем подумала она. И закрыла глаза. А его губы не отрывались от ее губ.

Сладкая истома охватила Клэр, голова закружилась, руки невольно поползли вверх и обхватили Рэнда за шею. Сдаваясь неизбежному, она ответила на поцелуй со всем желанием, пробудившимся в ней еще шесть лет назад. Страсть, в которой она отказывала себе с тех пор, с ночи его бегства, проснулась.

Время остановилось. Ей снова восемнадцать. Они украдкой ловят мгновения своих уединенных свиданий в сарае…

— Рэнд…

Он потянул поясок ее пеньюара, рука скользнула к ягодицам. Прикосновение пламенем обожгло тело Клэр даже сквозь тонкую ткань ночной рубашки. Бедра сами собой неожиданно бесконтрольно стали тереться о его тело. Рука Рэнда оказалась на ее груди. Пальцы ласкали белую нежнейшую плоть, отчего чувственность Клэр пришла в дикое смятение.

Вдруг он оторвал от нее губы, она прерывисто вздохнула, а он стал осыпать поцелуями ее лицо. Потом губы Рэнда спустились к шее, замерли на бьющейся жилке, словно прислушиваясь. Его пальцы быстро и ловко расстегнули ряд перламутровых пуговиц на ночной рубашке, раздвинули ткань. Горящий взгляд Рэнда замер, не в силах оторваться от открывшейся ему красоты.

Клэр вскрикнула, когда прохладный воздух коснулся ее нагого тела, ресницы взметнулись, она попыталась протестовать, но слабо и безуспешно. Рэнд еще плотнее стиснул ее в объятиях, наклонился и губами прижался к ее обнаженной груди.

Закрыв глаза, она гортанно застонала, ее пальцы погрузились во влажные густые волосы Рэнда. Клэр прикусила нижнюю губу, выгнула спину, а он продолжал играть розовыми сосками, его горячий язык лизал, целовал, губы ласкали…

Рука Рэнда снова оказалась на бедрах Клэр. Он поднял подол ее рубашки. Клэр была без панталон, она снова вскрикнула, лицо запылало, когда его пальцы стали гладить оголенные упругие округлости. Тоже застонав, он впился в нее губами.

Казалось, невозможно, но этот поцелуй был еще более отравляющим, чем первый. Губы Клэр открылись, они как бы приветствовали завоевателя. Внезапно ее охватил гнев, когда рука Рэнда вдруг замерла у нее между ног. Глаза Клэр широко раскрылись. Даже шесть лет назад он не осмеливался прикасаться к тому месту.

Но сейчас он это делал. Пальцы Рэнда ласкали кудрявый треугольник, играли влажной бархатистой плотью.

Сердце Клэр дико забилось, она задрожала и заерзала. Подобная ласка казалась ей ужасно порочной, шокирующей, но такой приятной, что она едва не потеряла сознание. Клэр вцепилась Рэнду в плечи, разум боролся с чувствами, она еще могла соображать и понимала, что должна остановить это сумасшествие. Иначе после она станет презирать себя. Но, Клэр могла бы поклясться небесами, никогда и ничего более приятного она не испытывала…

Несмотря на жар и доводящее до боли желание, Рэнд заметил смущение Клэр. Он поднял голову и прижался губами к ее уху.

— Я люблю тебя, Клэр, — прохрипел он.

Реакция оказалась неожиданной. Совсем не такой, на какую он надеялся.

Для Клэр его слова явились мучительным и болезненным напоминанием о предательстве. Ей и в голову не приходило, что он способен говорить правду. Нет, ему нельзя верить. Шесть лет назад Логан уже признавался ей в любви. И шесть лет назад он на кусочки разбил ее сердце и развеял по ветру ее мечты.

— Нет! — задыхаясь крикнула она и сползла с его колен так неожиданно, что он оказался застигнутым врасплох. Она отступила к раковине, вцепившись пальцами в ворот рубашки, закрывая грудь. Глаза Клэр сверкали, золотые волосы упали на лицо, рассыпались по плечам. Она прошипела сквозь зубы: — Нет, пропади ты пропадом! Я не позволю тебе снова обойтись со мной, как тогда! Тогда ты меня обманул. Но сейчас ничего не выйдет! И никогда больше!

— Клэр…

— Убирайся! Убирайся или, видит Бог, я закричу, и все сбегутся!

Рэнд медленно выпрямился во весь рост. Проницательные голубые глаза прямо, не отрываясь, смотрели на нее.

— Я уйду… Сейчас, — сказал он тихим решительным голосом. — Но запомни мои слова, Клэр. Все, что было между нами шесть лет назад, до сих пор живо. Отрицай, если хочешь. Но это никуда не исчезнет. Как никуда не исчезну и я из твоей жизни.

— Убирайся! — угрожающе приказала она, и горячие слезы обожгли веки.

Она сделала еще один шаг к раковине, а Рэнд прошел мимо нее к двери. Он надел шляпу, плащ, бросил на нее взволнованный и тревожный взгляд и исчез в бушующей тьме ночи.

Как только дверь за ним закрылась, Клэр вернулась к столу и опустилась на стул. Она глубоко вздохнула и невидящим взглядом уставилась на золотистое пламя лампы, все еще стоявшей на плите.

Боже мой! Она почти дала соблазнить себя… На собственном кухонном столе. Можно было бы посмеяться над абсурдностью случившегося, если бы не ужасная боль в сердце.

Она чуть не совершила ошибку во второй раз. Ее щеки все еще горели от поцелуев и ласк Рэнда. И от стыда за собственную постыдную податливость. «Сколько других женщин, — подумала она горько, — позволяли ему так же очаровать себя. Какой негодяй. Дьявол в ангельском обличье…»

Налетел новый порыв ветра, стена дома задрожала, Клэр встала, застегнула пуговицы на рубашке и снова посмотрела на заднюю дверь. Прежде чем вернуться в пустующую постель, она со слабой улыбкой, невесело подумала о том, что, пожалуй, ей больше не стоит зажигать лампу, когда она остается одна.

Глава 6

На рассвете ливень прекратился. Воздух был чист и свеж, на земле повсюду сверкали лужи. Работники осматривали ферму, выясняя ущерб, причиненный ночной бурей.

В субботу утром, через два дня после урагана в Глориете, Клэр встала рано, оделась и собралась ехать в город за покупками: нужны материалы, гвозди и еще кое-что для ремонта. С большим трудом, но она уговорила Сэди составить ей компанию.

Еще не было восьми, когда возбужденная Хармони, сверкая глазами, бежала впереди женщин к коляске, запряженной лошадью и с вожжами наготове. Клэр никак не ожидала увидеть еще одного компаньона, собравшегося в город вместе с ними. В тени деревьев рядом с оседланной лошадью, бившей копытом по раскисшей от влаги земле, стоял Рэнд.

— Что ты тут делаешь? — спросила она, стараясь говорить спокойно. Если бы не присутствие других, она бы не церемонилась с ним.

— Я поеду с вами, — спокойно объявил он, кивнув Сэди и Хармони. — Доброе утро, леди!

— Доброе утро, мистер Паркер, — пробормотала Сэди и искоса, с сомнением посмотрела на Клэр, прежде чем, подобрав юбки, обойти коляску и сесть с другой стороны.

— А можно, я поеду с тобой на лошади, Джейк? — с мольбой в голосе спросила Хармони.

— Конечно. — Он улыбнулся девочке, приподняв шляпу. — Если мама разрешит.

— А где Мика? — строгим голосом перебила их Клэр.

Она почувствовала раздражение, когда ее щеки начали краснеть под его прямым, откровенным взглядом. Она старательно избегала Рэнда после той ночи на кухне, а теперь вспомнила все очень ясно и живо. Волна стыда и возмущения захлестнула ее, но Клэр заставила себя гордо поднять голову и взглянуть на Рэнда так холодно, что любого мужчину должно было бы обратить в ледышку.

— Мика должен был ехать с нами…

— Он предложил мне поехать вместо него.

— Ему придется взять назад свое предложение. — Она пошла к бараку, но Рэнд преградил путь.

— У меня в городе есть дела, мисс Пармали, — тихо, но твердо сказал он.

Уверенные голубые глаза не отрывались от испуганных изумрудных глаз Клэр. Она слегка побледнела и изо всех сил постаралась не обращать внимания на дрожь, причиной которой был он, Рэнд Логан.


— Ну, Джейк, пожалуйста, — просила Хармони.

Мать укоризненно посмотрела на дочь.

Клэр, неохотно сдаваясь, забралась в коляску и села рядом с Сэди. Рэнд вскочил в седло, наклонился к Хармони, поднял ее и посадил позади себя. Девочка обхватила его руками за спину так крепко, как он ей велел.

Земля, умытая обильным дождем, блестела на солнце, представая обновленной перед теми, что ехали по холмам и долинам. Колеса врезались в грязь, оставляя глубокую колею. Следы урагана виднелись повсюду: валялись обломки веток, стояли глубокие, как озера, лужи, на фоне неоглядного техасского неба виднелись оголенные ветряные мельницы. Ветра не было, скот неспешно щипал траву на пастбище, казалось, коровы сразу же забыли об ужасной буре.

Въехав в город, Клэр направила лошадь к магазину. Она остановилась возле крыльца, как и в прошлую субботу, когда Рэнд Логан свалился ей как снег на голову и перевернул ее мир вверх дном. Трудно поверить, что все случилось лишь неделю назад. И еще труднее осознать, что это она, Клэр Пармали, из холодной, трезвой женщины, умевшей управлять своими чувствами, превратилась в слабую духом, находящую удовольствие в поцелуях мужчины, убедительно доказавшего, какой он обманщик. «Черт побери, — подумала она гневно и смущенно, — когда же закончится это испытание?»

Дожди превратили главную улицу Пармали в реку черной грязи, в труднопроходимое даже для лошади болото. Сегодня в городе мало народу, но завсегдатаи уже здесь, их ничто не остановит. Разве только смерть удержит их от поездки в город в субботу. Впрочем, так было всегда, сколько помнила себя Клэр.

— Я отправлюсь на извозчичий двор, — сказал Рэнд, останавливаясь. Потянувшись назад, он подхватил Хармони на руки и спустил на землю. Она завизжала от восторга и с обожанием улыбнулась, а Рэнд добавил: — Может, у них есть, что надо для ремонта крыши?

— Прекрасно, — резко бросила Клэр, не глядя в его сторону. Она поставила коляску на тормоз и сложила вожжи.

Рэнд спешился и помог Сэди выйти из коляски. Потом привязал вожжи к столбу, пониже надвинул шляпу и, к удивлению Клэр, обошел коляску спереди и встал перед ней.

— Я думала, что ты… — смущенно начала она, вставая с сиденья.

— Да, но после того как провожу тебя в магазин. — Он твердо стиснул ладони на ее талии.

— Я вполне могу сама… — запротестовала она, но безуспешно.

Он легко спустил ее на землю, будто она весила не больше Хармони. Горячие сильные пальцы задержались на несколько секунд дольше, чем надо, она зло посмотрела на него и отшатнулась.

— Я сходила бы на телеграф, если ты не против, — тихо сказала Сэди, подходя к ним по залепленному грязью дощатому тротуару.

— На телеграф? — как эхо повторила Клэр.

— Да. Я давно ничего не писала своим. Надо сообщить, что у нас с Хармони все в порядке. — Сэди покраснела, глаза стали виноватыми, и она призналась: — Откровенно говоря, они не знают, где мы. Они… Они хотели, чтобы я вернулась домой, когда умер Дэнис. Но я не могла.

— Конечно, иди, — разрешила Клэр и сочувственно улыбнулась. — Видит Бог, ты этого заслуживаешь.

— Спасибо, Клэр. — Лицо Сэди осветилось благодарностью, она позвала Хармони.

Оставшись наедине с Рэндом, Клэр снова повернулась к нему. Тихо, но гневно она заявила:

— Я уверена, ты гордишься, что вынудил меня согласиться и взять тебя в Пармали. Но с твоей стороны это не так уж разумно. Неужели ты не понимаешь, если нас увидят вместе, тебя кто-нибудь может узнать?

— Люди обычно верят тому, чему хотят верить, — беззаботно ответил он. — Или в то, во что стремятся поверить.

— Ты готов рисковать до такой степени? — удивленно прошептала она.

— А я привык рисковать. Разве не помнишь?

Рэнд взял Клэр за руку и повел в магазин, снимая на ходу шляпу. Клэр с облегчением увидела, что там только Джордж и Марта Ханникат. Джордж улыбнулся, увидев ее, а Марта одарила совершенно изумленным взглядом.

— Доброе утро, мисс Клэр, — приветствовал ее медноголовый Джордж, расплываясь в улыбке и слезая с табуретки, на которой он стоял, раскладывая товар на верхней полке.

Он вернулся за прилавок. Клэр ответила ему с вымученной, озабоченной улыбкой:

— Доброе утро, мистер Ханникат.

Недовольная присутствием Рэнда, она вынуждена была представить его.

Ханникаты появились в городе как раз лет шесть назад и едва ли могли помнить, каков из себя Рэнд Логан.

— Это Джейк Паркер, — сказала Клэр. — Он недавно нанят в Глориету. — А Рэнду она с наигранной сердечностью пояснила: — Мистер и миссис Ханникат — хозяева магазина.

— Рад познакомиться. — Джордж протянул Рэнду руку, тот крепко пожал ее.

— Взаимно. — Он вежливо кивнул Марте, та в ответ что-то холодно пробормотала и обратила ястребиный взор на Клэр.

— Кажется, я припоминаю фамилию Паркер, по-моему, кто-то из них живет в соседнем округе, — заметил Джордж. — Вы не имеете к нему отношение, а?

— Нет, я из Сан-Антонио.

— Ну ладно, хорошо. Не угадал… — Он слегка нахмурился, смутившись. Потом прищурился и задержал взгляд на лице Рэнда. — Почему ваше лицо мне знакомо, мистер Паркер? Вы когда-нибудь были в Пармали?

Клэр напряглась и задержала дыхание, исподтишка взглянув на Рэнда. Он ничуть не смутился:

— Да, я несколько дней назад был в Пармали.

Легкость, с которой он солгал, заставила Клэр подумать, насколько он искушен в умении обходить правду.

— Я думаю, ты будешь участвовать в сегодняшней вечеринке? — спросила вдруг Марта девушку.

— Вечеринке? — смутилась Клэр и удивленно подняла брови.

— Ну да, которую устраивает церковь.

— Ой, совсем забыла.

В прошлое воскресенье она что-то слышала о предстоящем увеселении, но после стольких происшествий у нее все вылетело из головы.

— Очень надеюсь, что ты не притащишь с собой эту Бишоп.

— Ну, слушай, Марта, — мягко упрекнул ее Джордж. — Ты же слышала, что сказал преподобный Мюллер.

— А мне плевать, что он сказал, — заявила она дерзко. — Я остаюсь при своем мнении.

— Вот список того, что мне нужно, мистер Ханникат, — вклинилась Клэр, стараясь избежать столкновения с Мартой. Почувствовав на себе взгляд Рэнда, она напряглась и постаралась смотреть куда угодно, только не на него.

— Я все приготовлю, мисс Пармали, и очень быстро, — пообещал Джордж.

Он с упреком посмотрел на жену, которая вела себя так бестактно. По мнению Клэр, и его разделяли в городе очень многие, он был из тех мужей, кому не позавидуешь.

Клэр повернулась и быстро вышла из магазина, развязывая на ходу тесемки красной шляпки. Пренебрежительно стащив ее с головы, не беспокоясь о новой прическе, которую она сегодня сделала, зачесав волосы вверх и закрепив их заколками, она остановилась, пытаясь взять себя в руки. Рэнд Логан появился в дверях. Какая удобная мишень для выхода злости! Тем более что именно он явился главным источником раздражения.

— У вас есть дела, мистер Паркер, — заявила она, гневно блеснув зелеными глазами. — Я предлагаю не тратить попусту время и заняться ими.

— Да, мэм, — в голосе Рэнда не было ни раскаяния, ни раболепия. С едва заметной насмешливой улыбкой он приподнял шляпу и пообещал: — Я вернусь через час.

— Через час? Неужели столько времени может отнять…

— Так вот какой ты будешь женой? — с вызовом, но тихо спросил он, дружески усмехнувшись. — Женой, которая требует отчета за каждую минуту?

— Я вообще не собираюсь замуж, — прошипела она.

Тонкие пальцы мяли шляпку, яркие пятна злости окрасили нежные щеки. Если бы они не стояли на таком открытом месте, Клэр поддалась бы искушению ударить его.

— Во всяком случае, не собираюсь быть ни твоей женой, ни вообще чьей бы то ни было, — яростно прошептала она.

— Слишком поздно. — Рэнд обезоруживающе улыбнулся.

Потрясенная, потеряв дар речи, Клэр наблюдала, как он переходит улицу, ступая легко и уверенно, несмотря на густую грязь, в которой утопали сапоги. «Есть ли что-то такое на свете, что он делал бы плохо?» — спросила себя Клэр раздраженно. Предательский разум вызвал в памяти другое искусство, которым он владел безупречно, — его пламенные поцелуи. Боже мой, она вела себя как школьница…

Покраснев от собственной глупости, она пошла по тротуару. Прохожие заговаривали с ней, ей показалось, что на сей раз они делали это охотнее, чем обычно. Она радовалась, что никого из злых теток пока не встретила. Прошедшая неделя была слишком трудной, и нет никакого настроения слушать их чепуху.

Клэр зашла к седельщику и заказала новое седло для сварливого Салли. Невозможно заставить его согласиться, что старое износилось до такой степени, что в него позорно садиться. Она знала заранее, какое сражение ей предстоит, уже слышала, как он называет ее транжиркой, но ни капли не сомневалась, что в душе старый Салливан Грин обрадуется такому подарку.

Потом она пошла на телеграф. Сэди и Хармони стояли возле домика на утреннем солнце. Она с удовольствием улыбнулась, увидев, что они беседуют с преподобным Мюллером. Не желая мешать, судя по всему, приятной беседе, она вернулась к коляске.

Громкая пронзительная трель свистка нарушила тишину, возвещая об отправлении десятичасового поезда на Даллас. Клэр посмотрела в конец улицы, будто бы на станцию под красной черепицей, но поймала себя на том, что глазами ищет извозчичий двор.

— Я заезжал вчера посмотреть, как вы пере жили ураган.

Слегка вздрогнув, Клэр увидела улыбающегося Тэйта Дженнера. Его бледно-голубые глаза сияли, когда он подъехал ближе. В полосатой рубашке из шамбрэ, в черном суконном жилете и хлопчатобумажных брюках парень выглядел очень привлекательно. Но сердце Клэр молчало. Вот если бы на его месте был… «Перестань!» — подумала она, внутренне застонав.

— Но тебя не было, — с легким укором добавил Тэйт, останавливаясь перед ней.

— Салли говорил, что ты заезжал, — ответила она. — А я как раз проверяла табун.

— Много потеряли?

— Слава Богу, нисколько. А ты?

— Нам тоже повезло. Правда, буря натворила дел на ферме. Снесла половину складского сарая. Уилл поехал на извозчичий двор за материалом для ремонта.

— Первый год самый тяжелый, — посочувствовала Клэр, а глаза ее снова устремились в прежнем направлении. Она подумала: «Сколько там пробудет Рэнд и как он отреагирует, увидев меня, беседующей с Тэйтом? А впрочем, какого черта? Почему это должно меня волновать?» — Давно не видела твоих братьев, — заметила она, заставляя себя снова повернуться к Тэйту. — Может, приведешь их завтра к нам на воскресный обед?

— Они очень обрадуются, — хохотнул он, — мы уже устали от еды собственного приготовления. Летом наймем настоящего повара и, может, пару работников.

— Значит, дела идут хорошо? — заметила Клэр, радуясь его успехам.

— Вполне. — Он еще ближе подошел к ней, в его глазах появилась надежда, когда он сказал: — Я только что узнал о церковной вечеринке. Пойдешь со мной?

— О Тэйт, вряд ли, у меня столько дел после бури. И знаешь, нечестно было бы с моей стороны обнадеживать тебя.

— А что плохого, если двое друзей составят компанию?

— Значит, ты все правильно понимаешь? — Она с надеждой посмотрела ему в лицо. — Ты ведь не претендуешь на…

— Нет. Но я мог бы, — засмеялся он. Клэр улыбнулась и покачала головой:

— Ты такой упорный… Он обернулся на коляску:

— Собираешься домой?

— Нет, жду Сэди и Хармони. Они вот-вот подойдут.

— Значит, вы сегодня втроем?

— Нет. — Она отвела взгляд и уклончиво ответила: — Еще один работник с нами.

— Мика?

— Нет, Джейк Паркер.

— Паркер, — повторил Тэйт и, нахмурившись, задумался. В глазах его промелькнуло неприятное воспоминание о стычке. — Не тот ли, который…

— Он. — Желая избежать разговора о Рэнде, Клэр спросила: — А во сколько ты сегодня за мной заедешь?

— В восемь часов еще рано…

— Для чего рано?

Оба повернулись и увидели двух мужчин, шлепающих по грязи. Глаза Клэр удивленно округлились: Рэнд шел вместе с Уиллом Дженнером.

— Привет, мисс Клэр, — поздоровался Уилл, галантно прикоснувшись к краю шляпы. Это был младший из четырех Дженнеров, почти мальчишка, с копной светлых волос и озорными серыми глазами. — Тэйт, — сказал он, восторженно поглядев на брата, — познакомься — Джейк Паркер. Тот самый, который угостил меня парой рюмок «Импайер» вчера вечером. Я сейчас встретил его на станции.

— Мы уже знакомы с мистером Паркером, — ответил Тэйт, его лицо напряглось.

Рэнд коротко кивнул.

— Так для чего же восемь часов рано? — еще раз спросил Уилл и с улыбкой снова посмотрел на Клэр.

— Ну, например, для… — пробормотала оча, слегка покраснев и переведя взгляд на шляпку, которую все еще мяла в руках. Наверняка по возвращении домой ее придется приводить в порядок.

— Сегодня вечером я повезу Клэр в город на вечеринку. — Он по-хозяйски взял ее за руку, медленная победоносная улыбка разлилась по его лицу. Было ясно, эта сцена предназначалась Рэнду. — Так что сегодня я буду в компании самой хорошенькой девушки.

— Вовсе нет, — резко возразила Клэр, посмотрев на Рэнда.

Яростный блеск его глаз заставил ее гордо и с вызовом вскинуть подбородок.

— А я думал, у мисс Пармали уже были планы на нынешний вечер, — с непроницаемым лицом заметил он.

— Я передумала. — Она испытала странное удовольствие, бросив ему эти слова.

— Может, и мне поехать? — спросил Уилл, желая вывести из себя старшего брата.

— Подумай еще раз как следует, — посоветовал Тэйт брату. Потом сощурившись взглянул на Рэнда и улыбнулся Клэр. — До вечера.

Она молча кивнула.

Широкими шагами братья направились грузить покупки в фургон. Наконец нехотя Клэр повернулась к Рэнду и увидела его недовольное лицо. Она поймала себя на том, что это задело ее больше, чем она предполагала.

— Тебе нельзя с ним ехать, — заявил он так тихо, чтобы никто, кроме нее, не услышал.

— Можно. И я поеду.

— Дженнер не так прост, как кажется.

— Спасибо за предупреждение, мистер Паркер. Но я не просила и не собираюсь…

— Ты играешь с огнем, Клэр, — стальной взгляд Рэнда пронзил ее насквозь.

— Ты тоже, — процедила она сквозь зубы. — Я надеюсь, ты сгоришь в этом огне. Надеюсь, да простит меня Господь, ты сгоришь.

Она прошла мимо Рэнда Логана в магазин. Но и здесь ей не дали передышки. С губ Клэр сорвалось выразительное ругательство, когда она увидела Лидию Кэссиди и Джейн Уиллис, взахлеб сплетничающих с Мартой. Она прекрасно знала, что новости в таком крошечном городке, как Пармали, распространяются, как пожар.

— Мы слышали, ты наняла нового работника, — заметила Лидия, не здороваясь, в ее голосе звучало обвинение.

— Марта говорит, он довольно симпатичный, — подхватила Джейн более приветливо.

— Так прямо и сказала? — с вызовом поинтересовалась Клэр. Она была зла на них за то, что они напали на Сэди в прошлый раз. Нарочито медленно прошла она мимо женщин к прилавку: — Все готово, мистер Ханникат?

— Конечно, мисс Клэр. Как раз упаковываю.

— Спасибо. Если вы…

— Я вам помогу, мистер Ханникат, — раздался голос Рэнда у нее за спиной.

Его высокая, прекрасно сложенная мускулистая фигура, заполнила дверной проем. Сняв шляпу, он посмотрел на троицу, которая ошарашенно уставилась на него. Кивнув дамам, он криво ухмыльнулся и прошествовал вперед, на помощь Джорджу.

Клэр возвела глаза к небу. Лицо ее порозовело, она прекрасно понимала, что сплетницы следят за каждым движением Рэнда, помогавшего Джорджу выносить коробки.

— Тот самый? — спросила в полный голос Лидия, ничуть не заботясь, слышит Рэнд или нет.

— Паркер. Его зовут Паркер, — подтвердила Марта. — Джейк Паркер. Тебе, Клэр Пармали, стоило подумать, прежде чем нанимать мужчину с такой внешностью. — Скрестив руки на весьма обширной груди, она прищурилась, посмотрев на дверь. — Сразу видно наглый, как черт. И слишком хорош собой, чтобы ему можно было доверять, — таков был ее приговор.

— Люди наверняка начнут болтать, — покачала головой Джейн.

— А люди всегда болтают, — отрезала Клэр, обошла их и направилась к выходу.

— Это неприлично, — не унималась Лидия, снова выступая в роли городского арбитра по вопросам морали. — Молодая женщина, а живет на ранчо одна с кучей мужчин… Теперь вот еще один.

— Ну… Она не совсем одна, — осторожно заметила Джейн, потом сникла под желчным взглядом Лидии и умолкла.

— Сэди Бишоп не в счет. — Снова посмотрев на Клэр, она предупредила: — Однажды ты уже поддалась искушению, не забыла? А теперь попомни мои слова: этот Джейк Паркер по прохиндейству не сравнится с твоим так называемым муженьком. Он даст ему сто очков вперед!

Глаза Клэр вдруг загорелись весельем. Она едва удержалась от смеха. Ну, какова ирония судьбы! Если бы эта старая клизма знала, как точно она выразилась! Попала в десятку!

— Приму к сведению, — насмешливо пообещала Клэр.

Выйдя за дверь, она с облегчением увидела Сэди и Хармони. Не задерживаясь больше в городе ни минуты, они в сопровождении Рэнда направились домой. Чего только они не везли! В коляске были продукты, стройматериалы, черепица, гвозди.

День был в полном разгаре, зеленое покрывало прерий шуршало под легким ветерком. Хармани снова сидела за спиной у Рэнда, маленькими руками крепко ухватившись за него. Темные глазенки блестели от удовольствия, когда она повернулась и одарила Клэр широкой улыбкой.

— А мы с мамой сегодня идем в церковь, — перекрывая скрип колес, сообщила девочка.

— Правда? — спросила Клэр и бросила взгляд на сидящую рядом с ней женщину.

— Преподобный Мюллер попросил разрешения заехать за нами и отвезти на собрание, которое он сегодня устраивает, — объяснила Сэди. Ее глаза тоже блестели. — Я согласилась. Мне было трудно отказаться. — Брови сошлись вместе, когда она спросила: — Как ты считаешь, я правильно поступила, Клэр? После всего, что случилось в прошлое воскресенье, я понимаю, глупо надеяться…

— Нет, Сэди, не глупо. Ты сделала все правильно. Преподобный заверил меня, что ничего похожего больше не случится. Он мне кажется человеком, у которого слова не расходятся с делом. Я думаю, всем, кто на тебя нападал, он внушит страх перед Богом. — Во всяком случае, Клэр на это надеялась.

— Мама, а мы возьмем с собой Волка? — спросила Хармони.

— Нет. Он останется с Клэр.

— Он останется с Салли, — поправила ее Клэр. И добавила: — Я тоже еду в церковь.

— С Тэйтом Дженнером?

— Да.

Клэр украдкой взглянула на Рэнда. Он не проронил ни слова, сидя в седле; лицо его казалось совершенно бесстрастным под широкими полями шляпы. Но когда он повернул голову и их взгляды встретились, Клэр увидела в них угрожающий блеск и ощутила укол вины. Внезапно ее охватило дурное предчувствие. Клэр отвела взгляд и дернула вожжи.

Глава 7

Преподобный Мюллер, как и полагается человеку, занятому трудами на общественной ниве, был очень обязательным и пунктуальным человеком. Он остановил коляску перед домом ровно в половине восьмого вечера. Сэди и Хармони были наверху, в своей комнате, они занимались последними приготовлениями, когда Клэр открыла дверь и сообщила, что их сопровождающий томится в ожидании.

— Мы почти готовы, — едва дыша, ответила Сэди.

Раскрасневшаяся, с возбужденно сияющими глазами, испытывающая невероятно сильный душевным подъем, которого не знала уже много лет, она смотрелась в зеркало. На этот раз Сэди отказалась от бесформенных платьев и была необыкновенно мила в бледно-желтом муслиновом костюме в талию. Волосы она уложила не так строго, и даже позволила себе несколькими локонами украсить прическу.

— Клэр, а что будет в церкви? — задала Хармони вопрос, с которым только что приставала к матери. В ее черную косу была вплетена голубая атласная лента, в новом платьице из красного набивного ситца она была очень хорошенькой.

— Ну, что-то вроде пикника, — ответила Клэр, с обожанием улыбнувшись малышке и обняв ее за плечи. — Разница в том, что на этот раз в церкви станут собирать деньги на какое-нибудь хорошее дело. — Сегодня, к примеру, на ремонт крыши. Дамы принесут коробки с едой, мужчины установят на еду цену. Кто назначит самую высокую, тот получит право отужинать с дамой, которая это блюдо приготовила. Хотя я, к примеру, — понизила голос Клэр, — повезу то, что приготовила твоя мама. Но мы про это никому не скажем.

— И все? — разочарованно протянула Хармони.

— Ну, иногда бывают еще танцы. Все зависит от священника. Как он решит.

— Мама, а преподобный Мюллер как решит?

— Можешь сама его спросить, — сказала Сэди и направилась из комнаты, потом задержалась. — Клэр, мне действительно не надо помогать тебе одеться? Мистер Дженнер скоро появится и…

— Не надо. Иди и не волнуйся, вас уже ждут. — Она легонько подтолкнула взволнованную женщину и девочку к выходу, потом с усмешкой добавила: — Если мужчина священник, это не значит, что у него терпение, как у святого.

Посмотрев, как они весело устроились в коляске преподобного Мюллера и отъехали, Клэр вернулась в дом, чтобы переодеться. Но сначала она доставила себе наслаждение и полежала в теплой ванне, как следует вымыла волосы, потом поменяла белье. И, наконец, надела шелковое небесно-голубого цвета платье, одно из самых любимых. Клэр снова порадовалась, что в свое время поддалась искушению и купила такую дорогую ткань. Платье очень простое, без затей, но очень ей шло. Корсет на косточках, на спине ряд пуговичек, рукава пышные, как цветы, низкий вырез, в котором виднелись сметанной белизны холмики грудей, юбка, собранная на талии в сборку, спускалась тремя рядами воланов. Пояс из той же ткани, что и платье, довершал искусную работу портнихи.

Сев на край кровати, она надела белые вышитые чулки и белые туфли на шнурках. На шею она повесила филигранный медальон на черной бархотке, оставшийся от матери, и взяла розовый кружевной веер. Вечерние перчатки она так и не научилась носить.

Клэр встала перед зеркалом и занялась прической. Сперва, она заколола золотистые волосы как обычно. Но внезапно ей захотелось сделать что-то новенькое. Ее взгляд упал на туалетный столик, она взяла розовую атласную ленту, подняла все волосы вверх и завязала. Так она причесывалась шесть лет назад, когда впервые встретилась с Рэндом. Она слегка нахмурилась своему отражению и снова потянулась к заколкам, но остановилась, услышав, что подъехал Тэйт.

Вдруг ей расхотелось ехать, зачем только она пообещала? Все решат, что у них с Тэйтом Джен-нером что-то есть. Пойдут новые сплетни, она станет настоящей парией. Ведь до сих пор она замужняя женщина, не важно, формально это или нет. А как, кстати, поведет себя ее «муж»? Как он посмотрит на ее поездку с другим? Клэр усмехнулась: ясное дело, как. Разъярится!

Рэнд. В глазах Клэр зажегся вызов. Он не имеет права ей диктовать.

Девушка подхватила алую шаль и пошла вниз. Тэйт со шляпой в руках ждал ее на крыльце, восхищенно улыбаясь.

— Я же говорил, ты будешь там самая хорошенькая. — В его глазах читалось мужское одобрение, когда он медленно осматривал Клэр.

— Лесть ни к чему не приведет, Тэйт Джен-нер. — Клэр попыталась дерзостью замаскировать охватившую ее неловкость.

Она подождала, когда Тэйт поднимет коробку с едой, приготовленной Сэди, как старому другу позволила взять себя за руку, и они по ступенькам направились к коляске, стоявшей возле крыльца. Он подсадил ее, опустился рядом и отвязал вожжи. Клэр задвинула коробку под скамейку, искоса поглядывая в сторону барака. Ее еще раз кольнуло страстное желание все отменить, но она сказала себе, что слишком поздно. Пути назад нет. Не могла она так обойтись с Тэйтом.

Плотно закутавшись в шаль, Клэр глубоко вздохнула, а коляска уже катилась навстречу подступавшей темноте. Закат ясный, на небе ни облачка, предстоящая ночь обещала быть очень красивой.

По дороге в город они болтали о разном: о своих ранчо, о том, как обнести колючей проволокой пастбища, о грабителях, которые все больше наглели от безнаказанности и все чаще крали скот. Когда они заговорили о ворах, Клэр слегка напряглась. В конце концов, именно из-за воров приехал Рэнд в Глориету. Странно, но она совсем про это забыла.

— Похоже, шериф Хауэлл не слишком надежный страж порядка, — заметил Тэйт и засмеялся. Он щелкнул вожжами еще раз и с улыбкой повернулся к Клэр: — Должно быть, он твой хороший друг?

— Да нет, не особенно. В Пармали он всего два года.

Бросив взгляд на сумеречное небо, она полной грудью вдохнула ночную свежесть. Слух улавливал удивительное разнообразие звуков: треск цикад, вой койота, мычание коров.

— Два года? То есть на год дольше меня.

— Да, — согласилась она, ее зеленые глаза блеснули, когда она посмотрела Тэйту в лицо. — Но с тобой оказалось гораздо легче познакомиться.

«У шерифа дела пошли бы лучше, если бы он знал, что техасскому рэйнджеру поручено заняться расследованием», — добавила Клэр про себя… Очевидно, Рэнд сохранял тайну и не раскрывался перед шерифом. Клэр подумала и о том, как скоро откроется, что он на самом деле Рэнд Логан. «Господи, помоги выкинуть его из головы ну хотя бы на сегодняшний вечер!»

— Они должны переловить и повесить всех воров, — голос Тэйта вывел ее из задумчивости.

— Салли уже предложил свои услуги.

— Нашлись бы и помощники, — он снова щелкнул вожжами, продолжая тему, — я слыхал, будто и рэйнджеров призвали на помощь.

— Действительно? — с показным безразличием она поправила шелковые складки на коленях.

— Кто-то мне говорил, что шериф сообщил о безобразиях в Сан-Антонио. Может, будет толк. Рэйнджеры — лихие ребята. Было время, я сам хотел стать рэйнджером.

— Почему же передумал?

— Да я самый старший в семье, а у меня столько братьев. Уилл вообще был младенец.

— Но… — начала Клэр, задумчиво нахмурившись, — рэйнджеры, кажется, начали работать только года два назад. — Она вспомнила статью в газете о решении губернатора призвать помощь со стороны. Угон скота и конокрадство достигли таких масштабов в некоторых частях штата, что люди взмолились. Пармали, правда, никогда не страдал от этого. До недавнего времени.

— Да… — согласился Тэйт и криво усмехнулся. — Это я вспомнил про Уилла, — объяснил он, — каким он был ребенком. С тех пор как мы переехали, он очень изменился. Все мы очень изменились.

— А сколько тебе было лет, когда умерли родители? — тихо спросила она.

Раньше Клэр никогда не задавала ему вопросов о прошлом, хотя было очень любопытно. Не осмеливалась. Отец не раз повторял, что люди обычно бегут от чего-то. Но никто не может вечно находиться в бегах. Интересно, а он бежал от чего-то, или от кого-то?

— Пятнадцать. Родители умерли от малярии. И сестры тоже.

— Извини, Тэйт, — пробормотала она и с сочувствием посмотрела на него. — Наверное, это было ужасно…

— Все случилось слишком давно. — Он пожал плечами. А потом внезапная тень набежала на лицо Тэйта. — Мы едва не умерли с голода, пока я искал работу. Я поклялся, что больше никогда в жизни мы не окажемся в таком положении. Мои братья должны быть сыты.

— Твой упорный тяжелый труд и решительность принесли результаты. Ты хорошо поработал, Тэйт, — искренне похвалила его Клэр, и сердце дрогнуло при мысли, как долго и мучительно пришлось ему барахтаться в жизни. — Сомневаюсь, что другие молодые люди на твоем месте достойно справились бы с такой ответственностью.

— Я обещаю, ферма Дженнеров когда-нибудь станет больше Глориеты, — насмешливо сказал он, и снова веселые искорки появились в его глазах.

— Соревноваться всегда интересно, — весело согласилась Клэр.

Они подъехали к церкви, и Клэр удивилась, сколько собралось народу, фургонов, колясок. Она думала, что недавний ураган удержит членов церковной общины дома, они не смогут оторваться от дел… Но вышло наоборот: все приехали выразить благодарность Господу за то, что на этот раз их минула чаша страданий. Солнце за день подсушило дороги, и все желавшие приехать в Пармали сделали это без труда.

Она осторожно подобрала длинные, до щиколоток, юбки и позволила Тэйту помочь ей спуститься на землю. Она слегка покраснела, когда он взял ее за талию и нахмурилась, вспомнив, как недавно другие, более волнующие руки по-хозяйски держали ее.

— Кажется, вечеринка в полном разгаре, — сказал Тэйт, заглядывая в пристройку к церкви.

Четыре стены стояли надежно, а вместо крыши сияло ночное небо. К счастью, буря повредила постройку меньше, чем все опасались. В прохладном вечернем воздухе разносились звуки скрипки.

— Сейчас увидим, как резвятся трясуны, как прыгают в телячьем восторге. — Он с ухмылкой повернулся к коляске, чтобы вытащить коробку из-под сиденья.

— Я надеюсь, они не встретили Сэди и Хармони так, как в прошлое воскресенье, — сказала Клэр, и глаза ее потемнели. «Вряд ли кто-то осмелится прилюдно напасть на Сэди, которую сопровождает сам священник», — подумала она. И потом, пересуды должны когда-то закончиться. У Клэр было такое чувство, что Томас Мюллер именно тот человек, которому под силу сотворить подобное чудо.

Опершись на руку Тэйта, она подхватила шаль и пошла к церковной пристройке. Поднявшись по лестнице, они остановились перевести дух.

Просторный прямоугольный зал освещался двумя дюжинами фонарей, развешанных там, где был бы потолок, будь у зала крыша. Гудели голоса, слышался смех мужчин и женщин, которые, следуя обычаям и природе, разделились на группки и жаловались каждые в своем кругу друг на друга. Дети шныряли в толпе, играли в опасной близости к столам, тянувшимся вдоль стены и покрытым яркой клетчатой скатертью. Повсюду стояли кувшины и чаши с питьем, конечно, без алкоголя, а коробки и корзины разных размеров и форм ожидали аукциона и высоких ставок. Некоторые коробки были украшены лентами и цветами. Коробки Клэр и Сэди были простые, чего не скажешь об их содержимом: отменного вкуса жареный цыпленок, бисквиты на молоке и масле, картофельный салат, жареные бобы и яблочный пирог.

Клэр огляделась, отыскивая Сэди и Хармони, но безуспешно. Заметив, что середина зала свободна, она обрадовалась: похоже, будут танцы. Вдоль стен стояли скамейки, голый деревянный пол все еще был влажным после ночного ливня. На временно сколоченном помосте, рядом со столами, Флойд Маклохлин и Гарольд Денни состязались в исполнении музыкальных пустячков, заготовленных дома.

— На нас все смотрят. Тебе не кажется, что мы привлекаем внимание? — Тэйт искоса взглянул на Клэр.

Он прав. Она сама заметила, как все головы повернулись в их сторону, едва они переступили порог. Клэр ловила на себе удивленные, любопытные, неодобрительные взгляды, но они ее не пугали. Расправив плечи и вздернув подбородок, она заставила себя улыбнуться, мол, плевать я на вас хотела, и спросила Тэйта:

— А ты, против?

— Нет.

— Ну и хорошо. Тогда мы привлечем еще больше внимания.

Клэр взяла у Тэйта коробку и поставила ее рядом с другими, сняла яркую шаль и положила сверху. Потом объявила Тэйту, что очень хочет танцевать. Тэйт радостно повиновался. Музыканты играли танец рил. Одной рукой Тэйт быстро обхватил Клэр за талию, другой взял ее за руку. Глядя на девушку сверху вниз, нежно улыбаясь, он вывел ее на середину зала. Взбудораженный, ошеломленный шепот пронесся по толпе. Клэр почувствовала удовольствие. Слишком долго она вела себя прилично, хватит с нее роли несчастной, покинутой женщины, которую она в совершенстве играла все эти годы. Кому какое дело? Она заставит их пошуметь, поволноваться… Прежнего не вернуть. Считается, у нее украли невинность. Но она еще молодая и живая. Пора вести себя, как… «И пошел ты к черту, Рэнд Логан!»

Она танцевала с жаром. Несмотря на то, что Клэр доводилось заниматься этим не слишком часто, ее движения были полны внутренней грации. Шелковые юбки вертелись вокруг изящных щиколоток, позволяя зрителям увидеть бесстыдно посверкивающие кружевные чулочки. Тэйт оказался более чем способным партнером. Танцуя, он не отрывал от ее лица восторженных глаз.

Продолжая играть, Флойд и Гарольд неуверенно посмотрели друг на друга. Потом взглянули на толпу, на своих жен, Вайолет и Энн, бросавших в их сторону строгие запретительные взгляды. Но вместо того чтобы подчиниться молчаливой команде, они прервали рил и заиграли невероятно живую энергичную «Желтую розу Техаса».

Это было то, что надо! Ни один уважающий себя здоровый техасец не мог устоять уже при первых звуках этой мелодии. Через несколько секунд к Клэр и Тэйту присоединились три пары, а потом еще пять и еще… Танцевальная площадка заполнилась разноцветной, смеющейся толпой танцующих.

Но тех, кого шокировало появление Клэр в обществе Тэйта, ожидало еще одно потрясение. Преподобный Мюллер вывел на танец Сэди Бишоп. Вот этого не ожидал никто! Одно дело иметь священника, терпимо относившегося к светским развлечениям, но совсем другое — увидеть, как он веселится вместе с прихожанами. Впрочем, сам преподобный Мюллер, кажется, ничуть не беспокоился о собственной репутации. Он притянул к себе напряженную, покрасневшую Сэди, и она вынуждена была следовать за ним в вальсе, кстати, удивительно ловко.

Смех и аплодисменты наполнили зал, когда мелодия закончилась. Раскрасневшаяся и запыхавшаяся, Клэр отстранилась от Тэйта и принялась обмахиваться кружевным веером, висевшим на запястье. Она улыбнулась Сэди и Томасу, подошедшим к ним, публика снова разделилась на группки.

— Добрый вечер, мисс Пармали, — вежливо сказал преподобный.

Клэр заметила, что он держит Сэди под руку.

— Добрый вечер. — Глаза ее метнулись к Тэйту, и она поинтересовалась: — Вы знакомы с мистером Дженнером?

— Да. Разумеется. Очень рад видеть вас здесь сегодня, мистер Дженнер.

— Преподобный, — сказал Тэйт, пожимая ему руку, — я не знал, что священники могут резвиться не хуже простых смертных.

— Но ведь я всего-навсего из плоти и крови. Как и вы. — Он улыбнулся и взглянул на Сэди. — О, простите меня, я должен начать аукцион.

— Конечно! — Она провожала его взглядом, пока он шел к помосту. Как бы Сэди ни старалась, она не могла отрицать, что ей очень приятно с ним.

— А где Хармони? — спросила Клэр, прервав ее взволнованные размышления.

— В последний раз я видела ее на крыльце. Она играла с детьми. Надеюсь, с ней все в порядке.

— Она ребенок, кто ей может причинить вред…

— Леди и джентльмены! Могу ли я просить вашего внимания? — воззвал Томас торжественным голосом проповедника.

Голоса тотчас затихли, члены церковной общины, а также несколько любопытных молодых ковбоев, проходивших мимо, направляясь в салун, замерли. Все взоры обратились к преподобному Мюллеру.

— Я уверен, вам хорошо в обществе друг друга, но позвольте перейти к делу. Я думаю, вам известны правила аукциона. Каждая из этих прелестных корзинок, которые вы видите, будет выставлена на продажу. Кто даст наивысшую цену, тот насладится содержимым, а также обществом прекрасной поварихи. Собранные средства пойдут на сооружение крыши, которая в данный момент отсутствует у нас над головой.

Все посмотрели вверх и увидели звездное небо.

— Так что, дорогие мои, я призываю вас поглубже засунуть руки в свои карманы. Помните, все, что вы потратите, пойдет на наше общее благо.

— Вас стошнит, если вы попробуете стряпню Энни Блэк, — выкрикнул из толпы взъерошенный девятилетний парнишка. Все захихикали, а он получил пинок от своей старшей сестры Энни.

— Начальная ставка двадцать пять центов, — объявил Томас, тоже слегка улыбнувшись.

Первая корзинка, маленькая, с ярко-голубой ленточкой вокруг ручки, содержала творение Джулии Сью Уиллингэм. Ставки росли быстро. Джулия была хорошенькая полненькая брюнетка семнадцати лет. В конце концов, корзинка досталась ковбою, потратившему все до последнего пенни, отложенные на выпивку. Когда он вышел вперед, чтобы завладеть едой и робко краснеющей девушкой, отец Джулии Сью так посмотрел на парня, что не оставалось никакого сомнения в том, что случится, если он даст волю своим рукам.

Второй была выставлена на продажу полосатая шляпная коробка, принадлежавшая вышеупомянутой Энни Блэк. Цена не поднялась выше предложенной, а именно двадцати пяти центов. Предупреждение младшего Алана Блэка сделало свое черное дело.

Аукцион продолжался. Каждый раз, когда очередная коробка или корзинка продавалась, счастливый победитель, как правило, муж поварихи или кто-то из ее же клана забирал ужин и партнершу и они отправлялись искать местечко, где устроиться. Некоторые оставались в зале, другие шли на улицу, садились на расставленные там скамейки. Детям тоже кое-что перепадало, их угощали чем-нибудь вкусным. Сверстники приняли Хармони не особенно приветливо. Но она, привыкшая к их насмешкам и колкостям, не обращала внимания и поступила мудро: она нашла девочек, чей разум еще не был отравлен взрослыми.

Наконец осталось всего две коробки — Сэди и Клэр. Томас взял первую, поднял, поколебался, прежде чем назвать ставку. Он слегка нахмурился, раздумывая, как поступить. Конечно, он старался, чтобы все принесенное было продано, но, когда наступил момент назначить цену на ужин Сэди, он ощутил укол ревности. До сих пор подобное чувство ему было неведомо.

— Ну, преподобный, — выкрикнул кто-то из толпы, — а это чье?

— Это творение рук миссис Бишоп, — ответил Томас Мюллер и, откашлявшись, добавил: — Кто начнет?

Все молчали.

— Ну, давайте, кто ставит двадцать пять центов за то, что, уверяю вас, является пищей королей? — Он задержал дыхание, разрываясь между благородным желанием услышать хорошую цену и эгоистичным, чтобы коробка Сэди вообще не была продана.

— Двадцать пять центов, — раздался грубый, хриплый голос.

Клэр сразу узнала голос Рэда, их собственного повара, готовившего для работников ранчо. Он стоял рядом с двумя парнями из Глориеты возле самого порога. Она с благодарностью улыбнулась ему, держа Сэди за руку.

— Если он выиграет, то наверняка спросит секрет приготовления жареного цыпленка, — насмешливо прошептала она. Цыпленок его собственного приготовления на вкус был так же нежен, как старый кожаный башмак.

Сэди улыбнулась и посмотрела на Томаса. Ей хотелось поужинать только с ним, как жалко, что он священник. Ничего хорошего не может получиться из их дружбы. Абсолютно ничего.

— Итак, ставка двадцать пять центов. Кто больше, джентльмены?

— Тридцать, — объявил Чарли Бидл, самый молодой работник Клэр.

— Тридцать пять! — крикнул Рэд, с вызовом поглядев на веснушчатого соперника.

— Сорок! — на этот раз цену предложил Клэй, сын Энн Денни, которому недавно исполнился двадцать один год.

Взбешенная матушка как фурия сорвалась с места и пролетела через комнату, желая немедленно вправить мозги несчастному сыну. Она делала это таким гневным шепотом, что многие слышали каждое слово. Она шипела, что только через ее труп он разделит трапезу с особой вроде Сэди Бишоп.

— Сорок пять! — твердо заявил Рэд.

— Пятьдесят, — заторопился Чарли.

Один доллар.

Никто не удивился, когда эти слова слетели с губ Томаса Мюллера. Его глаза встретились с глазами Сэди, он улыбнулся ей, отчего сердце женщины перевернулось.

— Он может себе такое позволить? — смущенно спросил Рэд, ни к кому особенно не обращаясь.

— А почему нет? — ответил Тэйт насмешливо. — Его деньги так же хороши, как и любого из нас.

— Один доллар — наивысшая из предложенных ставок. Кто-то дает больше? — После нескольких напряженных секунд он объявил: — Продано преподобному Мюллеру.

— Это нечестно! — возмутилась Лидия Кэссиди. Но все были заняты кто едой, кто флиртом, кто сплетнями, поэтому ее протест просто повис в воздухе.

— Ну, теперь приступим к последней. — Священник поднял коробку.

Клэр забыла взять свою шаль и увидела, как она соскользнула на стол.

— Эту коробку принесла мисс Клэр Пармали. Кто…

— Двадцать пять центов, — не дослушав, торопливо выкрикнул Рэд.

— Пятьдесят, — удвоил Тэйт.

— Пятьдесят пять, — пропел Чарли, проявляя замечательную преданность хозяйке.

— Доллар, — сказал Тэйт, уверенный, что никто больше не даст.

— Ты не можешь столько заплатить за мой ужин, — пробормотала Клэр.

— Черта с два! Могу! — Он тихо засмеялся.

— Ставка один доллар, — провозгласил Томас и оглядел прихожан. — Будут еще предложения?

Рэд и Чарли покачали головой, признавая поражение. Другие мужчины поднялись, направляясь к выходу, бормоча, что для них цена слишком высока.

— Тогда, я думаю, мистер Дженнер выиграет. Итак, ставка…

Десять долларов.

Сердце Клэр подскочило к самому горлу от звука столь знакомого голоса. Глаза ее расширились, она не верила своим ушам. В проходе стоял Рэнд, высокий, красивый, чрезвычайно самоуверенный. Его театральный (и подозрительно очень ко времени) выход на сцену был встречен минутой потрясенного молчания.

— Десять долларов? — наконец удивленно повторил Томас, довольный таким развитием событий. Он широко улыбнулся. — Предложена Щедрая цена: десять долларов. Кто-то даст больше?

— Пятнадцать долларов, — не колеблясь, Тэйт ответил на вызов. Взглядом, злым и напряженным, он молча сцепился с Рэндом.

— Тэйт, не надо, — быстро попросила Клэр, схватив его за руку. — Это слишком много.

— Двадцать, — спокойно и отчетливо произнес Рэнд и медленно пошел вперед, едва заметно улыбаясь. Он был в простой голубой рубашке и хлопчатобумажных брюках, но, без всякого сомнения, был самым потрясающим из всех присутствующих здесь мужчин.

«И вообще везде», — подсказал Клэр внутренний, довольно наглый голос.

— Двадцать долларов, — как эхо повторил восхищенный Томас. — Может быть, у нас останутся деньги после ремонта крыши, и мы купим новые сборники гимнов для церкви. Есть еще ставки?

— Ну, пожалуйста, Тэйт, не надо, — взмолилась Клэр. Она очень болезненно отнеслась к схватке мужчин. Тем более на глазах у многочисленных свидетелей. Эта борьба за нее казалась ей унизительной. Она чувствовала себя чем-то вроде предмета, который продается на аукционе. Это было унизительно… Но и очень волновало.

— Двадцать пять, — поднял Тэйт ставку, несмотря на протесты Клэр.

— Боже мой, это за один ужин, — прошептала она и посмотрела на Рэнда. Даже нечего пытаться остановить его. Глаза ее гневно сверкнули, когда он подошел и встал рядом с ней. Не обращая внимания на гнев Клэр, он вежливо кивнул в сторону помоста:

— Пятьдесят долларов.

Толпа ахнула. У Клэр перехватило дыхание, и она обратила на Тэйта умоляющий взгляд.

Его нерешительность была слишком очевидна. Показалось, он пойдет на все, чтобы побить ставку Рэнда. Но надежда Клэр умерла, когда он медленно покачал головой.

— Извини, Клэр, — он печально улыбнулся, — прошлый год выдался хороший, но не настолько.

— Предложена цена пятьдесят долларов. Пятьдесят долларов раз… Два… Продано. Джентльмену в голубой рубашке.

Кое-кто из молодых парней восторженно завопил, некоторым женщинам понадобилась лишь секунда, чтобы приступить к обсуждению случившегося. Клэр приняла свою участь без всякого удовольствия. Красная, дрожащая от злости, она взглянула на Рэнда.

— Черт побери! Что ты вытворяешь? Что ты себе купил? — спросила она прерывающимся от бешенства голосом.

— Жареного цыпленка, мэм, — спокойно ответил он. — И удовольствие съесть его в вашей компании.

Он твердо взял ее за руку и потащил за собой. Но Тэйт загородил дорогу.

— Да, ты выиграл честно и справедливо, Паркер, — сказал он, хотя в голосе было нечто, обещающее Рэнду недолгое наслаждение победой. — Так что иди и ужинай, но запомни: я повезу Клэр домой.

— Вечер только начинается, — загадочно предупредил Рэнд.

Он прошел мимо Тэйта вместе с Клэр к помосту. Отдал огромную сумму денег преподобному Мюллеру, но вместо того чтобы взять коробку с едой, сперва поднял шаль Клэр и заботливо, как давний поклонник, накинул ей на плечи.

Жест незначительный, но очень интимный. Разговоры и сплетни разгорелись с новой силой. Число прегрешений Клэр росло с потрясающей быстротой. Во-первых, она осмелилась явиться сюда так эффектно, под руку с Тэйтом Дженнером; во-вторых, спровоцировала двоих взрослых мужчин схватиться и наделать глупостей, а теперь заводит шашни с новым работником.

Клэр слышала обрывки разговоров, принимала их к сведению, с чем-то даже соглашалась. Но Рэнду она объявила:

— Если ты хоть на секунду допускаешь, что я стану с тобой ужинать… — Она наклонилась к нему, чтобы музыка, снова заигравшая, не заглушила ее слов.

— Я выиграл тебя честно и справедливо. Помнишь?

— Ты не выиграл меня.

— Давай выйдем на улицу. — Он по-хозяйски взял ее за руку и подхватил коробку. Потом насмешливо спросил: — Может, вместо этого ты хочешь потанцевать?

— Да, очень хочу потанцевать, но не с тобой.

Клэр кипела от злости, но ей ничего не оставалось, как пойти с Рэндом к выходу.

Они ступили на церковный двор, освещенный несколькими фонарями, висевшими на деревьях, что заставляло пары вести себя прилично.

Рэнд выбрал скамейку подальше от других, где было темнее, в дальнем конце двора. Клэр вырвала у него свою руку, глаза пылали яростью, когда она наблюдала, как он ставит коробку, а сверху кладет свою шляпу.

— Что ты делаешь? — наконец спросила она, все еще шепотом, сердито скрестив руки на груди и вскинув голову.

— Предъявляю свои права, — ответил он. Его глаза скользнули вниз… туда, где соблазнительно виднелась ее полная грудь в круглом вырезе платья.

Какие права?

— Ты моя жена, Клэр. — Он посмотрел ей прямо в глаза. — Нравится тебе или нет, но это так. Неужели ты думала, что я буду стоять и ничего не делать, когда ты оказалась в таком дурацком положении с Тэйтом Дженнером?

— Ничего дурацкого в этом нет, — горячо возразила Клэр. — Но даже если бы и так, тебе-то что? В конце концов, я могу делать все, что захочу. Даже раздеться догола и танцевать под луной. Ты не имеешь ко мне никакого отношения. И ничего не можешь сделать.

— Да я совсем не против, с удовольствием посмотрю. — В его голосе прозвучали и насмешка, и желание. Глаза потемнели, когда он мысленно представил себе невероятно прекрасную и чувственную картину…

Она с трудом проглотила слюну и отодвинулась, но, правда, поздно.

— Зачем ты сегодня сюда явился? — с вызовом спросила Клэр, пытаясь успокоиться. — Ты зря затеял состязание с Тэйтом. Ну чего ради ты ведешь себя как напыщенный дурак? В каком свете ты меня выставляешь? Теперь все станут болтать…

— Это не имеет значения.

— Да как же не имеет? — Клэр почувствовала учащенное биение сердца, когда он снова придвинулся к ней и ласково улыбнулся. Даже в полутьме она видела теплый, глубокий взгляд: казалось, в его глазах мерцают золотые искорки.

— Ты взяла к себе Сэди и Хармони. Ты наняла Мику. Черт побери, ты противостоишь всем в этом городке, ты показываешь им, какие они узколобые ослы. — Лицо Рэнда стало серьезным, в голосе зазвучала боль, когда он добавил: — У тебя золотое сердце, Клэр. Может, когда-нибудь ты простишь и меня…

В горле у нее образовался комок. Она задержала дыхание и опустила глаза под проницательным взглядом Рэнда. Трудно забыть обиду и то ощущение несчастья, которые сидели в ней очень глубоко и причиной которых был этот мужчина. Но трудно притворяться, что его слова не произвели на нее никакого впечатления. Клэр боролась со страстным желанием сказать ему, что простить гораздо проще, чем забыть.

— Все, я возвращаюсь, — дрожащим голосом пробормотала Клэр, отворачиваясь от Рэнда.

— Нет, подожди. — Его руки нежно и решительно легли ей на плечи.

От неожиданности она даже не попыталась сопротивляться, когда он повернул ее к себе лицом. В ночи звучала музыка, неподалеку сидели другие пары, Клэр посмотрела на Рэнда и замерла. Что-то было в нем сегодня новое. Это и пугало, и волновало.

— Я бы повернул время вспять, если бы мог, — тихо признался он, прожигая ее взглядом. — И не было бы прошедших шести лет, всего, что случилось после того, как твой отец застал нас в сарае. Но не могу. Значит, надо начать отсюда. Сейчас. Сегодня.

— Нет! — задыхаясь прошептала она. Кровь бросилась в лицо, Клэр выругала себя за слабость. — Сколько раз говорить тебе: слишком поздно.

— Не поздно, пока мы оба живы. А я собираюсь пробыть на этом свете еще лет пятьдесят — шестьдесят.

Он притянул ее ближе. Она с ужасом почувствовала, как тянется в его сторону, и позволила ему поцеловать себя. Поцелуй длился несколько секунд, пока она не нашла в себе силы оттолкнуть Рэнда. Чуть не перевернув скамейку, торопясь освободиться от его возбуждающих прикосновений, Клэр накинула на плечи шаль и гордо, с негодованием поднялась, а его взгляд снова остановился на ее декольте. Краска залила ее щеки, она почувствовала волнующий жар его взгляда, замершего на ее груди.

— Ужин окончен, мистер Паркер, — резко объявила она. Быстро и тревожно оглядев церковный двор, она добавила: — А теперь уходи. Нанеси визит своим новым «дружкам» в салуне и оставь меня в покое.

Она повернулась, чтобы уйти, но сильные пальцы сжали ее руку.

— Ты играешь в опасную игру. — Лицо его стало похоже на мрачную решительную маску, а глаза — на расплавленную сталь. Таким она уже видела Рэнда Логана. — Я предупреждаю тебя, Клэр. Если ты держишь при себе Дженнера только ради того, чтобы заставить меня ревновать, запомни, ничего хорошего не получится, если ты забудешь…

— Держу при себе, чтобы заставить тебя ревновать? — повторила она. Удивление Клэр сменилось яростью. В изумрудных глазах полыхнули зеленые молнии. Собрав все силы, она вырвалась от него. — Прибереги свои угрозы для других и катись к черту!

Клэр резко повернулась, шелковые юбки взметнулись, она быстро пошла к залу.

Рэнд, направляясь за ней, тихо выругался и с трудом попытался взять себя в руки.

В каком-то смысле она права, нахмурился он. Он дурак, если намеревался провести четкую границу между своими обязанностями и личной жизнью. День ото дня граница становилась все тоньше. Но, несмотря на это, ему удалось продвинуться в расследовании. Рэнд был убежден, осталось недолго ждать, когда все раскроется и неопровержимые доказательства выплывут наружу. Воры оказались гораздо хитрее, чем можно было заключить из прочитанного отчета. Но они, конечно, не рассчитывали, что один из их компании станет осведомителем. Да, поймать их — теперь только дело времени.

А Клэр окажется в самом центре событий.

«Нет, черт побери», — мысленно поклялся Рэнд, блеснув глазами. Он не позволит. Он не позволит ей пострадать. Не важно, во что это ему обойдется, но он должен обезопасить ее. Даже если пострадает дело… Даже если ему придется перейти границу дозволенного.

Тэйт видел, как, задыхаясь, бежала к залу Клэр. Он бросился ей навстречу. Его брови сошлись на переносице, лицо стало взволнованным и сердитым: он заметил следы явного отчаяния на ее лице.

— Что случилось? — спросил он, стараясь перекричать музыку. — Что-то произошло? Где?..

— Не спрашивай меня ни о чем, Тэйт, — взмолилась она, — давай потанцуем.

Опередив все его вопросы, Клэр сняла шаль и перекинула ее через руку. Тэйт обнял ее. Они вошли в круг танцующих под энергичные звуки «О Сюзанна!».

Через несколько мгновений Тэйт почувствовал на своем плече твердую руку. Он резко остановился. Клэр испуганно вздрогнула. Тэйт увидел прямой непроницаемый взгляд Паркера, устремленный на него.

— Я забираю твою партнершу, Дженнер.

— Нет! Не забираешь! — выпалила Клэр, потом виновато покраснела и опустила глаза. Собрав всю свою волю, очень вежливо, она сказала: — Извините, мистер Паркер, я намерена закончить танец с мистером Дженнером.

— Ты слышал, что сказала леди? — осведомился Тэйт, победоносно сверкнув глазами.

Он снова привлек партнершу к себе, собираясь продолжить танец, но Рэнд помешал:

— Я сказал, что забираю ее.

— А я говорю тебе, тупоголовый пастух: тебе пора научиться понимать слово «нет».

— Тэйт, не надо! — взмолилась Клэр, и от волнения у нее заныло в животе. Зачем Рэнд провоцирует Тэйта? Казалось, он намеренно сцепился с ним. Желая избежать неприятной сцены, она решила сдаться.

— Хорошо, мистер Паркер, — холодно заявила она. — Я потанцую с вами.

— У тебя уже есть партнер, — упрямился Тэйт, крепче стискивая ее руку и снова поворачиваясь спиной к Рэнду.

И это было ошибкой.

С изумлением и ужасом Клэр увидела, как Рэнд взял Тэйта, возомнившего себя победителем, за плечи, развернул к себе лицом и прицельно ударил кулаком в челюсть. Тэйт попятился, выкрикивая ругательства, а потом кинулся на Рэнда.

Дамы завизжали, музыка смолкла, танцующие замерли, а Рэнда и Тэйта окружила толпа зевак.

Преподобный Мюллер отошел от Сэди и поспешил вмешаться, но мольбы преподобного оказались гласом вопиющего в пустыне.

— Прекратите! — Кричала Клэр, злясь на Рэнда. Ей не терпелось вмешаться в драку, оттащить Тэйта, но как она могла сделать это на глазах у всех?! Девушка стояла, оглядываясь по сторонам в надежде на помощь. Но Рэд и Чарли уже ушли в салун. Никто из мужчин, как она поняла, кроме священника, не собирался вмешиваться: еще бы, потасовка обещала быть впечатляющей!

Одни кричали, что надо поехать за шерифом, другие возражали и предлагали свои меры: вылить на них пунш из чаш, чтобы остудить пыл. В итоге все разрешилось иначе: после третьего удара Рэнда его противник Тэйт Дженнер без памяти повалился на деревянный пол.

— Простите, преподобный. — Рэнд поклонился священнику и, не добавив ни слова, подхватил Клэр под руку.

— Мистер Паркер, — взволнованно запротестовал Томас.

— Я провожу мисс Пармали домой.

Клэр ошеломленно открыла рот и даже не пыталась сопротивляться. Под невероятный шум в зале Рэнд быстро вывел ее на улицу, подвел к лошади, привязанной возле церкви. Клэр снова пришла в себя, когда Рэнд повернулся к ней и обхватил ее за талию.

— Я никуда с тобой не поеду.

— У тебя нет выбора.

Она вскрикнула, когда он грубо бросил ее в седло, попыталась сползти вниз, но он вскочил и уселся сзади, прежде чем она успела перекинуть ногу. Его рука, точно стальная окова, держала ее за талию, пока другой, свободной, он разбирал поводья.

— Отпусти, — требовала она. — Что ты делаешь?

— То, что давно должен был сделать.

От его ответа Клэр охватил страх. Она снова вскрикнула, когда он теснее прижал ее спину к себе. Интимность положения смутила ее. Она почувствовала его напрягшуюся плоть. По ее спине пробежала дрожь.

— Ты не можешь…

Я все могу.

Он пришпорил каблуками сапог лошадь. Клэр закричала во всю силу. Но ее крик растаял в темноте ночи, сквозь которую лошадь уже несла их галопом.

Глава 8

Ночную скачку по пустынной, залитой лунным светом прерии Клэр никогда не забудет.

Она ничего не могла сделать, только крепко держалась за него, пока Рэнд мчал ее из городка. Кажется, целую вечность, которая могла показаться и одним мгновением, они добирались до Глориеты.

Никто из них не заметил Мику возле загона. Он еще издалека услышал топот лошади. Салли спал в бараке, другие работники отправились развлечься, как всегда. Только он постарался уклониться от поездки в город. Ему уже хватит до конца дней воспоминаний о подобных развлечениях.

Мика остановился. В свете лампы, которую он повесил на крыльце, он узнал Клэр и Рэнда. Мика нахмурился, размышляя, почему мисс Клэр вернулась так рано и не с Тэйтом Дженнером. Но что-то подсказало ему, что лучше не вмешиваться. Во всяком случае — пока.

Волк, потягиваясь, встал с крыльца. Он не лаял, а радостно махал хвостом, заходясь от счастья. Рэнд спешился и привязал лошадь.

— Оставь меня в покое! — выпалила Клэр. Она так разозлилась, что едва могла говорить. Она сама стала спускаться на землю, но Рэнд поймал ее и поставил на первую ступеньку крыльца. Она отшатнулась от него. Глаза метали искры, а рука стиснула концы шали на груди. — Черт побери! Что ты сегодня вытворяешь? Ты специально затеял драку с Тэйтом! Черт бы тебя побрал, Рэнд Логан. Ты не имел права!

— Заткнись, Клэр.

Что? — спросила она потрясенно.

В ответ он грубо сгреб ее, притянул к себе и стал целовать, преодолевая ее сопротивление. Она стонала, отводила в сторону губы, но слабо.

На другой стороне двора Мика, наблюдавший эту сцену, улыбнулся и покачал головой. Решив, что насладился предостаточно, он пошел со двора. Сегодня его помощь Клэр не понадобится.

Когда Рэнд отпустил ее, она горела как в огне, едва дышала, голова кружилась так сильно, что она чуть не потеряла равновесие. Но взглянув на красивое, самодовольное улыбающееся лицо Рэнда, Клэр ощутила страстное желание накинуться на него.

— Ненавижу тебя, — процедила она сквозь зубы. — Видит Бог, как сильно я ненавижу тебя! — Развернувшись, она взлетела по ступенькам.

Рэнд шел следом, не отставая. Клэр распахнула входную дверь и попыталась тут же закрыть ее за собой на задвижку. Но Рэнд действовал быстро. Пока она возилась, он с такой силой ударил по двери, что та отлетела в сторону и с грохотом стукнулась о стену. Он вошел. Клэр кинулась к лестнице, ноги слушались плохо. Он догонял ее. В доме стояла абсолютная тишина, только старинные часы в коридоре наверху отбивали очередной час.

— Убирайся! — приказала Клэр. От паники ее голос сорвался на визг. — Проваливай из моего дома!

— Ну, уж нет!

Угроза прозвучала столь многозначительно, что Клэр поняла: ей предстоит что-то непредвиденное.

От волнения сперло дыхание, ее взволнованный крик был весьма слаб. Клэр пошла по устланной ковром лестнице. Длинные юбки путались в ногах, но она добралась до спальни и попыталась запереться. Пальцы дрожали, когда она поворачивала ключ в замке.

Приставив руку к горлу, Клэр в страхе уставилась на дверь, затаив дыхание и пятясь назад, наконец, она уперлась в железную кровать, покрытую разноцветным лоскутным одеялом. Комната была погружена в полную темноту. Клэр поспешила зажечь лампу на столике, не спуская глаз с двери.

Она напряглась, прислушиваясь к шагам Рэнда в коридоре, но ничего не слышала.

— Он ушел, — прошептала она, не осмеливаясь вздохнуть с облегчением.

Он, должно быть, понял, что она может закричать и позвать на помощь Мику и Салли. Или чувства приличия взяли верх над животным инстинктом? Не важно, в чем причина, но хорошо, что он ушел. Теперь можно не бояться его чертовских поцелуев, против которых так трудно устоять. Не опасаться собственной безнравственности и распутства, которые заставляют ее отвечать на эти поцелуи.

— Клэр.

Его низкий грудной голос донесся до нее из-за двери. Дыхание перехватило, она опустилась на кровать.

— Уходи.

— Открой дверь, Клэр.

— Если ты не уйдешь сию же минуту, я закричу и позову на помощь.

— Открой, или я сломаю дверь.

Побледнев от угроз, она вскочила с кровати и подбежала к окну. Она только успела открыть его, когда Рэнд, выполняя угрозу, ударил по двери и вышиб ее. Двумя широкими шагами он пересек спальню и крепко обнял ее.

Кричать, звать на помощь поздно, как поздно просить, упрекать или просто дышать. Он схватил ее и бросил на постель, юбки задрались выше колен, открывая изящные, обтянутые белыми чулками ноги и кружевной край панталон.

Прежде чем ей удалось увернуться, Рэнд всем телом навалился и придавил ее. Она вскрикнула, извиваясь в панике, но он взял ее за запястья и свел руки у нее над головой. Она боролась что было сил, храбро пытаясь помешать неизбежному.

— Ты моя, Клэр, — хрипел он, сверкая глазами в свете лампы.

— Ненавижу! — процедила она сквозь стиснутые зубы.

Потом выгнула спину, но от этого только явственнее ощутила силу его желания. Глаза ее заполыхали от злости.

— Бог свидетель, если ты это сделаешь, я никогда не прощу! Я убью тебя! Клянусь, я убью тебя! Если ты…

— Может, и убьешь, — согласился он, улыбнувшись. — Но я не могу придумать лучшей смерти для себя.

— Уходи! Отпусти!

— Никогда!

Сердце Клэр перевернулось, она уже открыла рот, чтобы закричать, но его губы впились в нее и не дали произнести ни звука. Поцелуй был сильный, требовательный — Рэнд словно наказывал ее. Она стонала, протестуя, извивалась под ним. Но он не обращал внимания… Его тело горело от жажды обладать ею… Больше он ждать не мог.

Левой рукой он стиснул запястья Клэр, а правую положил ей на грудь. Глаза девушки широко распахнулись, дыхание перехватило, когда его жадные губы принялись целовать ее грудь, вздымающуюся над вырезом платья. Его сладостная атака заставила ее дрожать, чувства смешались, пульс неистовствовал.

Рука Рэнда скользнула ниже, он нетерпеливо задрал ее юбку повыше, горячие сильные пальцы устремились к белоснежным панталонам.

— Нет! — закричала она, глаза наполнились ужасом. — Прекрати!

Но ему было трудно отказать. Стоило Рэнду прикоснуться к таинственному местечку между ногами, как она забыла обо всем. Пальцы его ворошили мягкие золотистые кудряшки, раздвигали шелковистую плоть — и кровь в венах Клэр вскипела и забурлила.

Она стонала, тело пылало, а он целовал и целовал ее. Всепоглощающая страсть вспыхнула жарким пламенем, Клэр забыла обо всем на свете, кроме Рэнда. Голова кружилась, он отпустил ее руки и целовал так жадно, что она с восторгом подчинялась ему. Она обняла его за шею, ноги сами собой раздвинулись. Желание охватило ее с такой силой, что она боялась потерять сознание. Клэр ерзала, стремясь получить от Рэнда что-то, название чему она еще не знала. Остатки разума покинули ее. Чувство вины и стыда улетучились, когда муж, которого она поклялась забыть навсегда, объяснил ей и очень доходчиво, что она женщина и его жена.

Наконец Рэнд больше не смог выносить этой сладкой муки, потянулся к брюкам, расстегнул их, потом слегка приподнял Клэр и посмотрел на нее глазами с золотыми искорками, полными нестерпимого желания.

— Спокойно, Клэр, — пробормотал он тихим густым голосом.

Она смущенно взглянула на него, ее собственный взгляд пылал страстью, а его красивое лицо покраснело.

Прежде чем Клэр успела спросить, что он имеет в виду, он глубоко вошел в нее.

Она охнула от боли, вцепилась в его широкие плечи. Ей казалось, что ее разорвали на части и влили в нее горячую струю, от которой она наверняка сгорит. Но боль быстро сменило удовольствие. Клэр закрыла глаза, прикусила нижнюю губу и прерывисто задышала. Сердце ее быстро забилось, когда Рэнд задвигался в старом как мир ритме любви.

Удары Рэнда становились все сильнее, сладкое сумасшествие охватило обоих. Клэр не была готова к ослепляющему вихрю чувств, никогда в жизни она не думала, что можно испытать такое наслаждение. Она испустила животный крик. Через секунду Рэнд напружинился и тихо застонал. Клэр судорожно задышала, когда он затопил ее до краев теплой, дающей жизнь влагой.

Все кончилось.

Рэнд повернулся на бок, привлек ее к себе, она поддалась, слишком переполненная происшедшим, чтобы о чем-то думать. Тело горело; из открытого окна долетал легкий ночной ветерок, ласкал разгоряченную кожу, а под ее щекой сильно и ровно билось сердце Рэнда.

Все произошла так внезапно. В считанные минуты жизнь Клэр Пармали совершенно переменилась. Уже ничего не будет по-прежнему. Она уже никогда не будет прежней. Господи, что она натворила?

— Я люблю тебя, Клэр, — прошептал Рэнд. — Я никогда не переставал тебя любить.

— Молчи, — попросила она голосом, переполненным чувства.

— Почему? — нахмурился он, посмотрел на нее и погладил по руке.

— Ну как ты мог? — она с упреком посмотрела на Рэнда. — Как ты мог поступить со мной так?

— Да это нетрудно. — В глазах зажглось жуликоватое веселье. Клэр едва удержалась, чтобы не ударить его.

— Ты силой взял меня, наглый подлец! И теперь ожидаешь, что…

— Я помню совсем другое, — перебил он ее, а следы веселья тотчас исчезли с лица. Он стиснул ее руку. — Черт побери, Клэр, когда ты признаешься, наконец, что неравнодушна ко мне?

— Неравнодушна к тебе? — повторила она ошарашенно. Ощетинившись, Клэр отодвинулась от него, спустила ноги с кровати, перед глазами у нее все поплыло, она с трудом встала на ноги, одернула помятые юбки. Длинные золотые пряди разметались по плечам, грудь ходила ходуном под обтягивающим лифом. — Я ничего не испытываю к тебе, кроме ненависти и отвращения.

— Ну, называй это как хочешь, — сказал Рэнд, вставая с кровати и застегивая брюки.

Она не отрывала от него глаз, и помимо воли с удовольствием наблюдала за ним. Он улыбнулся, заметив, как она покраснела.

— В общем, как ты понимаешь, я вернусь. Я не думал, конечно, что в первый раз произойдет именно так, но что сделано, то сделано.

— Сделано? Да я никогда не прощу тебе!

— Может, и нет. Но это не помешает все повторить. И не помешает мне думать, что тебе это нравится.

— Ох! — выдохнула она.

Вне себя от ярости Клэр повернулась, схватила заряженное ружье, которое всегда держала в углу, возле кровати. Но Рэнд в мгновение ока оказался рядом. Он выхватил ружье и довольно сердито и резко прижал жену к себе.

— Только попробуйте еще раз, миссис Логан, — предупредил он ее тоном, в котором слышались и обожание, и насмешка, и угроза, — и ты окажешься у меня на коленях, задницей кверху.

— Если ты дотронешься до меня, клянусь, ты пожалеешь, что вообще родился! — заорала она, толкнув его в грудь.

— Теперь ты моя.

Она шумно втянула воздух, когда его рука скользнула вниз. Она опять почувствовала слабость.

— Я люблю тебя, Клэр, но это вовсе не значит, что я позволю пренебрежительно обращаться со мной… Предупреждаю, я не намерен терпеть твои глупости с Тэйтом Дженнером.

— Ты не имеешь права…

— Я имею все права. Особенно сейчас, после того как тебя больше уже нельзя назвать целомудренной невестой.

Она снова покраснела от его слов. Все верно. Отныне Рэнд Логан ее муж в полном смысле этого слова. И по закону имеет право потребовать свои права на все…

— Ты, сволочь! — Ее глаза угрожающе блестели. — Если ты думаешь, что я позволю тебе после шести лет, которые ты был в бегах, приехать, чтобы прибрать к рукам Глориету, готовься к войне на всю жизнь.

— Мне не нужна Глориета. — Он отпустил ее и пересек комнату. Задержавшись у двери, он продолжил: — Мне нужна ты. И ты будешь принадлежать мне. И душой, и телом.

— Грешники в аду тоже мечтают о том, чтобы попить водицы, — язвительно сказала она.

Но было поздно. Он уже вышел.

Смущенная, и злая, и, как ни странно, удовлетворенная, Клэр опустилась на кровать и закрыла лицо руками. Так она сидела долго, борясь со слезами, проклиная судьбу, но потом решила умыться. Увидев свое отражение в зеркале, она нахмурилась. Только что она переступила порог невинности, но из зеркала на нее смотрело прежнее лицо. Абсолютно. Она ни капельки не изменилась. Такая же Клэр Пармали, как сегодня утром, когда встала с постели… «Клэр Логан», — поправил ее внутренний голос.

Весьма выразительное ругательство сорвалось с ее губ. Она налила воды из кувшина в таз, разделась и, взяв кусочек пахнущего лавандой мыла, принялась старательно смывать с себя следы прикосновения Рэнда. Она так терла кожу, что та только что не запылала.

К тому времени, когда преподобный Мюллер привез Сэди и Хармони домой, она успела надеть ночную рубашку и пеньюар и спуститься вниз на кухню. Клэр предпочла бы остаться в комнате, чтобы избежать встречи с Сэди, но понимала, что должна хоть как-то объяснить вечернее происшествие.

— Клэр, Клэр? Где ты? — взволнованно позвала Сэди, переступая порог.

— Здесь! — отозвалась из кухни Клэр. Она поднялась из-за стола, увидев Сэди и Хармони.

— С тобой все в порядке? — озабоченно поинтересовалась Сэди, обратив на Клэр тревожные опаловые глаза.

— Конечно, — солгала она. — Все прекрасно.

— Тогда пойду, скажу Томасу, преподобному Мюллеру. Он очень волнуется. — Сэди подобрала юбки и поспешила на улицу.

— А я видела драку, — объявила Хармони, как только мать отошла подальше и уже не могла ее слышать. Всегда преданный Волк тут же оказался у ее ног. Он направился за ней через всю комнату. Девочка зашептала: — Мистер Дженнер был как сумасшедший, когда узнал, что ты уехала.

— А что… А что он сделал? — заикаясь, неуверенным голосом спросила Клэр. Сердце замерло, перед глазами всплыло лицо Тэйта.

— Ну, — сказала девочка, — когда он встал с пола, он сказал, что поедет за тобой. — Темные ее глазки плясали от возбуждения. — А преподобный Мюллер и другие дяденьки велели ему возвращаться домой. И он уехал. А потом все говорили про тебя. Что все из-за тебя… И что…

— Хармони, пора спать, — перебила ее вернувшаяся Сэди.

— Ой, мама. А можно я сперва договорю с мисс Клэр? — взмолилась Хармони.

— Нет. Уже поздно. Отправляйся наверх. Я сейчас тоже приду.

Клэр проводила взглядом девочку и собаку, которая преданно поплелась за ней. Шурша юбками, на кухню пришла встревоженная Сэди.

— Ты уверена, что с тобой все в порядке?

— Абсолютно уверена. — Клэр снова села на стул и обычным тоном спросила: — Преподобный уехал?

— Да.

— Вы хорошо провели время?

— Пожалуй, да, — кивнула Сэди и застенчиво опустила глаза. Сев по другую сторону стола, она вздохнула. — Томас очень добрый человек.

— Я тоже так думаю, — пробормотала Клэр, потянувшись к недопитой чашке кофе. Она принялась пальцами поглаживать ручку чашки. — Мне жаль, что сегодня вечером все так вышло.

— Ты не виновата, — заторопилась Сэди и вдруг весело улыбнулась. — Конечно, мистер Дженнер не скоро об этом забудет. Да и остальные тоже.

— Я привыкла к разговорам.

— Но от этого не легче. — Поколебавшись, с явной неловкостью она добавила: — Клэр, а что касается тебя и мистера Паркера…

— Мистер Паркер скоро уедет из Глориеты, — заявила Клэр с некоторым вызовом.

— Разве?

— И чем скорее, тем лучше.

— Клэр, я знаю, кто он, — вдруг тихо сказала Сэди.

— Ты знаешь?! — Она раскрыла глаза, пальцы сдавили чашку. — И давно?

— Почти с самого начала. Только слепой мог не заметить, что между вами что-то происходит.

— Настолько заметно? — спросила Клэр, заалев.

— Ну, мне, во всяком случае. Хармони тоже. Но вряд ли остальные догадались. Салли, я думаю, знает, да?

— И Мика, — кивнула Клэр. Она встала со стула и рассеянно заходила по кухне, сложив руки на груди. Свет лампы играл на ее взволнованном красивом лице. — Я уверена, что ты слышала о моем скандальном прошлом. Ты не могла не слышать: об этом говорят на каждом углу.

— Тебе не надо объяснять…

— Я никогда не думала, что снова увижу его, Сэди. — Она судорожно вздохнула и покачала головой. Глаза подернулись туманом от болезненных воспоминаний. — Он бросил меня шесть лет назад, и я считала, что он навсегда исчез из моей жизни. Я свыклась с положением отвергнутой невесты. Я старалась жить, как ни в чем не бывало. Будь все проклято! Думала ли я, что однажды он явится сюда со значком рэйнджера и абсолютно ясной целью осесть в Глориете?

— Со значком? — смущенно переспросила Сэди.

Слишком поздно Клэр поняла, что проболталась. Ничего не оставалось кроме как рассказать всю историю, по крайней мере, ее большую часть.

— Ну, в общем-то, тебе лучше знать правду. — Клэр снова села возле стола и устало провела рукой по густым волосам. — Он техасский рэйнджер и настоял на этом фокусе, чтобы расследовать ограбление поезда и станции.

— Понятно, — закивала Сэди. Она-то все время размышляла, почему Рэнд стремится сохранить свое имя в секрете, почему не пытается заявить права на жену. — Значит, он уедет, как только поймает воров?

— Я хочу, чтобы он убрался отсюда немедленно.

— А как насчет мистера Дженнера?

— Мистер Дженнер не знает. — Перед глазами возник Тэйт, лежащий на полу в церковном зале. — Мне не приходило в голову, что Рэнд способен вот так появиться в обществе. Он предупреждал меня, чтобы я не ездила на вечеринку, но вообразить такое…

Бедняга Тэйт. Какой удар по его самолюбию! Она вскочила со стула и в разъяренной позе встала перед плитой. Она была еще теплая, но в самой Клэр бушевало такое пламя, что если бы она дотронулась до горячей плиты, то не почувствовала бы.

— Проклятие! Я могу убить этого типа! — Не надо было уточнять, кого она имела в виду. Кто вызвал у нее гнев такой силы.

— Если бы я могла чем-то помочь… — Искренне воскликнула Сэди.

— Мне никто не может помочь, — ее голос задрожал от ярости и смущения. — Рэнд Логан не остановится ни перед чем, чтобы добиться желаемого. — Ее тело служило доказательством. Она жарко покраснела, живо и с убийственной ясностью вспомнив все, что он сделал с ней.

— Может, тебе поговорить с преподобным Мюллером? — предложила Сэди. Она не могла не заметить, какими алыми стали щеки Клэр, но решила не докапываться до причины. — Он может что-нибудь придумать.

— Нет, — покачала головой Клэр, уголки ее рта изогнулись в горькой улыбке. — Хороший священник не одобрит моих намерений. Церковь не приветствует разводов.

— Развод? Ты хочешь развода? — потрясенно повторила Сэди. — О Клэр! Не собираешься же ты сказать…

— Собираюсь. Я была дурой, Сэди. Маленькой трусихой, мне надо было сделать это нескольколет назад. Я бы сделала, если бы не отец, он даже подобной мысли не допускал. Но отца больше нет, он умер и не может мне помешать избавиться от мужа, который мне совершенно не нужен.

В ее памяти снова всплыло недавнее, когда Рэнд овладел ею и чему она не могла противостоять. Но сейчас Клэр говорила то, что думала. Она никогда не простит ему. И никогда не простит себе. «Ты постелила постель, и тебе придется в нее лечь» — гласит старая пословица. В этом вся проблема. Она не хотела ложиться в эту постель…

— Ты думаешь, мистер Логан согласится на развод? — спросила Сэди, прерывая ее раздумья.

— А мне не нужно его согласие. — Она вернулась к столу, села, упрямо вскинув подбородок. — В любом случае я не стану его спрашивать. Я ничего не могу сделать, пока он не закончит расследование, но, как только он завершит его, я разузнаю, как это делается. Один старый друг отца, специалист по разводам, живет в Далласе. Я уверена, он мне не откажет.

— Должно быть, это не так-то просто. — Сэди задумчиво нахмурилась. — Вы оба женаты официально и по всем правилам.

— Но Рэнд Логан оставил меня в первую брачную ночь, несколько лет я ничего о нем не слышала. Ради Бога, какое имеет значение, произнес ли священник над нами несколько слов?

— Но Логан вернулся.

— Да. Только не из-за меня.

— А разве ты не можешь просто аннулировать брак? — спросила Сэди. — Я не слишком хорошо знаю законы, но, мне кажется, церковь согласна с тем, что женщина не может быть замужем только формально.

Сэди удивилась, когда предательская краска залила нежные щеки Клэр, а еще больше ее словам:

— Об аннулировании не может быть и речи.

— О, понятно. — Отведя взгляд, Сэди смутилась, не зная, что сказать.

Но сверху раздался голос Хармони:

— Мама, я не могу расстегнуть платье.

— В общем, я… Я лучше пойду наверх, — проговорила Сэди и извиняющимся взглядом посмотрела на Клэр. — Я могу вернуться, если хочешь поговорить. Я не очень-то умею давать советы, но умею слушать, иногда это помогает.

— Нет, все в порядке, — торопливо отказалась Клэр. Она и так слишком много наговорила. — Я должна разобраться сама. — Она посмотрела вслед хорошенькой вдове. — Сэди! — неожиданно окликнула она.

— Да?

— Преподобный Мюллер очень хороший человек.

— Да. Хороший, — тихо подтвердила Сэди. Ее глаза наполнились печалью. — Но все хорошее, что есть в мире, не может сделать всех счастливыми…

Клэр взяла лампу и поднялась по лестнице в свою спальню. Она нахмурилась, увидев трещину на деревянной коробке двери. Еще одно напоминание о непростительном поведении Рэнда.

Тихо закрыв за собой дверь, она погасила лампу и забралась под одеяло. Клэр закрыла глаза, прислушиваясь к ветерку, шуршащему в листве деревьев, к мычанию коров, стрекоту цикад. Но ничто не приносило покоя. Внутренний хаос не улегся. Воспоминания о поцелуях Рэнда, о его ласках, жарких и нежных, не шли из головы.

Она откинула одеяло, соскользнула с кровати, босиком подошла к окну и подняла руку к высокому воротничку ночной рубашки, с тревогой вглядываясь в сторону барака. Она едва различала его в темноте.

Выразительно вздохнув, она сложила руки на груди и попыталась, хотя и безуспешно, выбросить из головы воспоминание о том, как заныло сердце от его признания в любви.

«Он вовсе не любит меня, — мрачно подумала Клэр. — Он так говорит лишь потому… Потому что так говорят все мужчины, желая получить свое от женщин. А он хотел именно этого».

Она закрыла глаза и прислонилась спиной к оконной раме. Клэр вспомнила, как поздним вечером, шесть лет назад, пробралась в сарай на свидание с Рэндом… После чего мир ее разбился на куски. Если бы отец не обнаружил их, скорее всего она отдалась бы Рэнду в сарае. Убежал бы он после этого от нее или нет? Неужели, лишив ее девственности, он все равно бросил бы ее?

При этой мысли Клэр широко раскрыла глаза, они стали похожими на два блюдца, наполненных живым зеленым огнем. Она вернулась к кровати, легла, взбив мягкую подушку, натянула одеяло до самого подбородка и уставилась в потолок.

«Жизнь моя, — печально подумала она, — осложнилась гораздо сильнее, чем можно было себе представить». В мгновение ока она оказалась замешанной в новом скандале. Тэйт Дженнер нокаутирован, Рэнд Логан наконец воспользовался своими правами, данными ему шесть лет назад.

«И ты будешь принадлежать мне. И душой, и телом».

Эти слова, с которыми он уходил, эхом звучали у нее в голове.

— Никогда, — прошептала она.

После совершенной ошибки она должна стать сильнее. Да, ей надо хорошенько запомнить полученный урок, чтобы никогда впредь не позволить себе потерять бдительность. Как бы соблазнительны ни были его поцелуи. И как бы ее предательская плоть ни расцветала от каждой ласки…

Глава 9

Ей казалось, что это снится.

Или это не сон? Клэр ничего не могла понять. Тихо застонав, она обхватила рукой подушку и повернулась на бок, сладко потянувшись в уютной постели. Вдруг она почувствовала, как кто-то стаскивает с нее одеяло, медленно заворачивает подол ночной рубашки. Ее щеки коснулись жаркие губы… Сильная рука обхватила за талию… К спине прижалось горячее мужское тело.

Но это был не сон.

Наконец она открыла глаза, увидела комнату, освещенную пламенем одинокой свечи на столике возле кровати, судорожно вздохнула, вся напряглась.

— Я же обещал тебе, что вернусь, — пробормотал Рэнд прямо в ухо тихим голосом, от которого по спине пробежал холодок.

Испуг прошел, Клэр охватило негодование.

— Что ты здесь делаешь? — Вскрикнула она, пытаясь выбраться из постели, но он удержал ее. — Уходи отсюда, пока Сэди не услышала…

— Уже очень поздно, Клэр. Ночь. Сэди и Хармони спят. А я воспользуюсь часами, оставшимися до зари. — Его пальцы занялись пуговицами на ее рубашке.

— Перестань!

Она заерзала и сквозь тонкую ткань на бедрах почувствовала, что Рэнд уже готов заняться с ней любовью. Лицо ее вспыхнуло. Боже, испугалась она, он совершенно голый.

— Осторожно, миссис Логан, — предупредил он. — На этот раз я не собираюсь спешить.

— Никакого «на этот раз» не будет, — прошептала она яростно.

Она сопротивлялась изо всех сил, а он крепко держал ее за талию, не давая освободиться от его рук. Ему удалось расстегнуть пуговицы на ночной рубашке Клэр. Внезапно Рэнд поднялся на колени, повернул ее лицом к себе, рывком стащил с нее рубашку и бросил на пол.

Потрясенная Клэр не могла пошевелиться. Глаза ее на нежном лице стали невероятно огромными. Чрезвычайно довольный, он осматривал ее, и тело Клэр задрожало под его взглядом. Она тяжело проглотила сплюну. Потом, не в силах сдержаться, осмотрела бронзовое мускулистое тело, грудь и руки, плоский живот. Ее взгляд опустился ниже… и она поняла, как сильно он ее хочет. Клэр мало что знала об интимных делах, но догадалась, что Рэнд прекрасный представитель мужской половины человечества. В его теле нет ни грамма жира, а когда ее потрясенный взгляд замер на его возбужденной плоти, она невольно подумала, а все ли мужчины так прекрасно вооружены?

Краска залила лицо Клэр, по спине пробежала дрожь, ойа вскрикнула, повернулась, соскочила с кровати и устремилась к двери. В мгновение ока Рэнд настиг ее, легко подхватил на руки, будто она весила не больше ребенка.

— Ты красивая, Клэр, — сказал он густым теплым голосом, от которого ее сердце отчаянно забилось. — И ты моя.

— Нет.

Она с отчаянием посмотрела на дверь, но инстинктивно подавила крик о помощи, едва не сорвавшийся с ее губ. Она не хотела, чтобы Сэди обнаружила ее в таком виде, и, конечно, не собиралась рисковать и представать перед невинными глазами Хармони в такой отвратительной роли. Мику и Салли, конечно, можно было позвать. Но мысль о том, что они станут свидетелями столь отвратительного спектакля, потрясла ее. Этого она бы не выдержала. Боже, что ей делать?

Оставался один ответ, именно тот, который она предпочла бы отклонить.

Клэр продолжала бороться с Рэндом, как настоящая тигрица. Он швырнул ее обратно на постель и склонился над ней. На этот раз он решил доказать, что может быть невероятно терпеливым мужчиной. И искусным…

Клэр вздрогнула, когда их обнаженные тела соприкоснулись. Глаза его прижгли ее насквозь, до самых глубин. А потом он ее поцеловал. Глубоким, сладким, чувственным поцелуем, от которого у нее отчаянно закружилась голова.

Казалось, к пороху поднесли огонь. Клэр закрыла глаза, страстно застонала, ничуть не протестуя, рука ее двигалась по блестящей упругой спине Рэнда. Ее губы открылись ему навстречу. Она сладостно замирала, когда он гладил ее обнаженное тело. Она отвечала на поцелуи, ее желание разгоралось сильнее. Время остановилось, весь мир отступил.

Когда он перестал ее целовать, она уже забыла свою клятву, что убьет Рэнда, если он снова прикоснется к ней. Он целовал ее губы, лицо, потом спустился к груди, жадно обхватив соски, лизал, крутил нежную плоть, медленно искушая. Дыхание Клэр стало частым, она выгибала спину ему навстречу, впиваясь ногтями в плечи. Рэнд ласкал одну грудь, потом другую. Голова Клэр металась по подушке, а тело пылало.

Клэр помнила, как он повернул ее лицом вниз. Она удивленно раскрыла глаза, смущенно нахмурилась и подняла голову. Но прежде чем успела спросить, что он собирается с ней делать, почувствовала, как он отвел длинные золотистые пряди со спины и его жаркие губы стали прокладывать дорожку вниз. Он целовал ее, а розовая краска заливала лицо Клэр, когда он нежным поцелуем прикоснулся к ее голым ягодицам. Она смущенно заерзала, протестуя, но Рэнд обхватил ее за бедра и не пускал, получая удовольствие и доставляя удовольствие ей. Она судорожно вздохнула, закрыла глаза, голова ее упала на подушку, а его губы и язык не отрывались от упругих круглых ягодиц. Он ласкал каждую клеточку тела. Клэр сцепила руки под подушкой, сладостная истома охватила ее. Она стонала и ерзала, пути назад не было.

Но Рэнд не собирался кончать ласки. Решив заставить ее захотеть его так же сильно, как он ее, он снова повернул Клэр на спину. На этот раз его дерзкие губы оказались среди мягких кудряшек в интимном месте.

— Нет, не надо! — выдохнула Клэр, глаза ее потрясенно распахнулись. Она попыталась сесть, но Рэнд не дал.

Он приподнял ее бедра, еще ближе придвинул к себе. Она думала, Рэнд ведет себя безнравственно, греховно… Но, как же ей приятно, невероятно сладко, невыразимо хорошо! Она вцепилась ему в волосы, желание пожирало ее, она вся горела, словно охваченная диким пожаром.

— Рэнд, пожалуйста… — надтреснутым голосом прошептала она, уверенная, что больше не вынесет его ласк. Она забыла о своей гордости, забыла обо всем, кроме удовольствия, затопившего ее с головы до ног, в котором она готова была утонуть.

Глаза Рэнда засияли победным блеском, в его крови жарко билась страсть. Он скользнул вдоль ее тела, обхватил бедра руками и вошел в ее готовые, жаждущие глубины.

На этот раз боли не было, экстаз охватил всю Клэр без остатка, и хотя они только второй раз были так близки, она страстно отвечала на его движения. Когда их сплетенные тела достигли кульминации, Клэр не удержалась от крика. Раздавшийся в ушах Рэнда, он словно послужил сигналом, по которому он напрягся и наконец, облегчился.

После бурного воссоединения он держал ее, как ребенка, в сильных жарких объятиях и целовал в затылок. Легкий ветерок шевелил кружевные занавески на окне, овевал потные сплетенные тела, а свеча, посверкивая, догорала.

Клэр напряженно прислушивалась, не проснулись ли Сэди и Хармони от ее криков удовольствия. Вспомнив о только что произошедшем, она смутилась. Но нет, в доме все тихо. Она снова вздохнула, уже удовлетворенно и с облегчением. Клэр упрекнула себя: невероятно, но она опять отдалась ему. Значит, она вдвойне виновата, а ее муж дважды поставил на ней свое клеймо.

— Клэр, — тихо и нежно произнес Рэнд, — я люблю тебя.

— Но ты же… ты меня даже не знаешь, — заикаясь проговорила она. Голова еще кружилась, Клэр не могла не признаться себе, какое глубокое удовлетворение она испытала.

— Я знаю тебя лучше, чем ты думаешь.

— Как ты можешь так говорить, — она нахмурилась, стараясь вразумить его, — я не та, какой была шесть лет назад. Вещи меняются. Люди меняются.

— Но что-то остается неизменным. — Он нежно убрал с ее лица несколько прядей и положил руку на шелковистое бедро. — Я любил тебя уже тогда. Но не хотел себе признаваться. Я привык к свободе. И думаю, что излишне наслаждался ею, поэтому не собирался сдаваться без борьбы. Но увидев тебя в первый раз, я погиб. Если бы только у меня было больше времени…

— Времени? — переспросила она. В ее взгляде зажглась обида. — У тебя его было более чем достаточно, если помнишь.

— Да, я никогда не смогу этого забыть, — пробормотал Рэнд, криво усмехнувшись. — Черт побери, но я не святой. Я не хотел обидеть тебя. Я бы женился на тебе, Клэр. Но сам, когда созрел бы. Твой отец не дал мне шанса понять, как сильно я хотел быть с тобой. Всегда.

— Он сделал то, что должен был сделать.

От муки, прозвучавшей в ее голосе, Рэнд испытал угрызения совести.

— На его месте я, возможно, сделал бы то же самое. — Он нахмурился, но внезапно его глаза повеселели. — У меня такое чувство, что это мне еще предстоит.

— Что ты имеешь в виду?

— Только то, что у нас может быть дочь. Или две. Или три. Если они пойдут в мать, мне придется беспокоиться, что какой-нибудь негодяй, легкомысленный сукин сын, каким я был тогда…

— Ты и сейчас такой.

— …появится, — весело продолжал Рэнд, — и заманит кого-то из них в сарай. Значит, девочкам нужны братья, которые станут их опекать. Конечно, братья братьями, но отец должен заставить окружающих уважать своих дочерей.

— Я не понимаю, черт побери, о чем ты говоришь, — раздраженно пробормотала Клэр.

— О детях. О наших детях.

— Детях?! — Она приподнялась на локте и посмотрела ему в глаза испуганно и недоуменно. — Что это еще… Я вовсе не собираюсь…

— Пока, может, и нет. Но у нас есть шансы… — Его рот покривился в улыбке, а глаза хитро наблюдали за ней. — Я уж об этом позабочусь.

Краска залила лицо Клэр. Она села, отворачиваясь от него, но успев заметить потемневший взгляд Рэнда, зажегшийся желанием, схватила одеяло, и запоздало прикрыла обнаженную грудь. Он отбросил одеяло в сторону и повалил Клэр на спину рядом с собой.

— До рассвета еще полно времени.

— А ты не думаешь, что уже хватит? — с упреком в голосе спросила она и сощурившись посмотрела на Рэнда.

— Нет, не думаю.

Улыбка снова заиграла у него на губах. Он подхватил Клэр и усадил на себя. Она вскрикнула от неожиданности, пряди золотистых волос каскадом рассыпались по плечам.

— Но мы ведь только что… — прошептала она.

— Ты недооцениваешь нас обоих, миссис Логан, — медленно сказал он, и посерьезневшие голубые глаза уставились в ее зеленые. Рэнд тихо, почти шепотом, добавил: — Не думаю, что за остаток времени можно восстановить упущенное… Ночами я лежал без сна, мечтая о тебе. Я так сильно хотел тебя, Клэр, что ничем не мог унять эту боль. Я пытался, Клэр, видит Бог, я тебе уже говорил, я не был святым. Это правда.

Побледнев, она подумала, ну почему эти слова так больно ранят ее? Внезапно горький комок подступил к горлу, она нахмурилась, и перед ее мысленным взором проплыли женщины, вереница женщин, без конкретных лиц, они лежали рядом с ним точно так, как она сейчас.

— Может, я один виноват в случившемся, — мрачно признался он, — но я сполна заплатил за ошибки. С прошлым ничего нельзя сделать. Я могу лишь постараться, чтобы никогда больше ты, Клэр, не испытывала боли и никогда не была несчастной.

— Это нелегко, — дрожащим шепотом сказала она. Пульс ее участился. Она снова попыталась отодвинуться от Рэнда, но он прижал ее к себе так сильно, что Клэр чуть не задохнулась.

— Но возможно, — заявил он. Казалось, его взгляд проникал ей в самую душу. — Если мы оба очень сильно захотим.

— Я… Я не знаю, чего я сейчас хочу. — И это была чистая правда: никогда раньше Клэр не испытывала подобного смятения. Лежа в его объятиях она не могла трезво размышлять. — Я не знаю, что со мной, что думать…

— Что ж, будем считать, это уже начало, — Рэнд печально улыбнулся.

— Пожалуйста, отпусти меня.

— Я люблю тебя, Клэр, — повторил Рэнд и потянулся к ее подбородку. — Я хочу любить тебя врю оставшуюся жизнь. Можешь поверить мне. Я обещаю…

— Мне не нужны никакие обещания. Я ничего не хочу.

— Захочешь, когда преодолеешь свой гнев.

— Может, ты все-таки уйдешь?

Тут было скорее требование, чем вопрос. Но для Рэнда это было не важно, все равно он не ответил бы иначе:

— Когда наступит рассвет, — поклялся он.

Клэр не успела даже рта открыть и возразить что-либо, как он оказался сверху, его губы уже целовали ее, а рука смело касалась всех ее интимных мест.

Клэр застонала, почувствовав знакомый жар, разлившийся по всему телу. Она понимала, что позже будет ненавидеть себя, проклинать предательскую плоть и слабость духа, но как могла она бороться и сопротивляться страсти, какую в ней разжигал Рэнд? Ему лишь стоило дотронуться до нее, как она загоралась всепожирающим огнем.


Наутро, когда Клэр проснулась, Рэнда уже не было.

«Как ночной вор», — подумала она с раздражением. Да он и впрямь вор. Сперва украл покой разума, потом украл ее девственность. Однако сознание подсказывало, что она сама в какой-то мере виновата. Не он один.

Мрачно нахмурившись, Клэр села на перине и посмотрела на свою обнаженную грудь, белевшую в мягком солнечном свете, заливавшем комнату. Выругавшись про себя, она быстро прикрылась одеялом. Потом взглянула на кровать, где еще недавно лежал Рэнд Логан и где сохранился отпечаток большого сильного мужского тела. Она вспомнила, как заснула в его нежных объятиях, как сердце билось рядом с его сердцем, пока улеглась страсть и снисходил покой. Подавив вздох, Клэр встала с кровати, тело ныло, она покраснела, вспоминая, что произошло с тех пор, как Рэнд прокрался к ней в комнату. Он востребовал свои «права» мужа. И теперь душевная боль уже никогда не покинет ее.

Не желая думать о других последствиях прошлой ночи, она поспешила умыться и одеться. Она быстро застегнула все пуговицы на блузке и через несколько минут выскользнула из комнаты. Задержавшись возле старых дедушкиных часов в коридоре, Клэр увидела, что стрелки показывают гораздо более поздний час, чем она ожидала.

— Половина одиннадцатого, — изумленно прошептала она и покраснела, вспомнив, что Тэйт обещал заехать за ней и отвезти в церковь. «А вдруг он уже был здесь и уехал, — взволнованно подумала она. — Или еще хуже: он ждет ее внизу». Сейчас ей не хотелось встречаться с ним лицом к лицу. Особенно после того, как ее украли у него из-под носа, что наверняка задело его гордость. После того, как она и Рэнд…

— Прекрати, — велела она себе твердо.

Подобрав длинную коричневую широкую юбку, Клэр поспешила вниз по лестнице. С облегчением она увидела, что гостиная пуста. Потом быстро посмотрела на крыльцо — и там никого. Из кухни доносились голоса: мужской и женский. Это Сэди непринужденно болтала с Микой.

— Доброе утро, мисс Клэр, — сказал он вежливо, поднимаясь со стула, когда она переступила через порог.

Его позвала Сэди на чашку кофе. Мика обещал повести Хармони к ручью и показать ей какое-то необыкновенное дерево.

— Я… я проспала, — заикаясь попыталась объяснить Клэр. Она почувствовала, что краснеет под их веселыми взглядами.

— Трудно понять, как это тебе удалось, — ухмыльнулась Сэди. — Хармони с Волком подняли такой шум, что можно было мертвого поднять. — Она встала, подошла к плите и спросила: — Ты будешь завтракать?

— Нет, спасибо. Я не хочу.

— Ну, это… — сказал Мика, — прямо как наши мальчики. Рэд сегодня не вставал на заре, ничего не готовил, да они сами притащились на рассвете, и в таком виде, будто их долго молотили.

— Никогда не могла понять, какое удовольствие находят мужчины, накачивая себя виски, — пожала плечами Сэди.

— Мистер Дженнер еще не появлялся? — спросила Клэр.

Она попыталась расслабить напрягшиеся мышцы, взяла протянутую чашку кофе. Под глазами остались еле заметные предательские тени. Она умерла бы от стыда, если бы Сэди поинтересовалась причиной их появления.

— Нет.

— Он собирался отвезти нас в церковь.

— Но уже слишком поздно, — заметила Сэди без всякого упрека в голосе. — Интересно, он с братьями приедет сегодня к нам на воскресный обед?

— На обед? — нахмурилась Клэр, совершенно забыв о своем приглашении.

— Сегодня, конечно, воскресенье, — проворчал Мика, направляясь к двери, — но нам лучше заняться ремонтом, пока стоит хорошая погода.

— Мика, — внезапно задержала его Клэр.

— Да, мэм.

— А ты видел или слышал сегодня ночью что-то необычное? — Какого дьявола, почему она задала этот дурацкий вопрос?

— Необычное? — Он покачал головой и искренне ответил: — Нет, мэм, ничего такого, чего бы я не ожидал увидеть.

Она не была вполне уверена, как именно следует истолковать его ответ и, кашлянув, подошла к столу и села:

— Пожалуйста, скажи Салли, что я сейчас выйду, мне надо поговорить с ним. Только допью кофе.

— Да, мэм, я скажу. — Он надел шляпу и вышел.

Как только дверь за ним закрылась, Сэди, по-матерински настороженно, выглянула в окно, чтобы проверить, где Хармони.

— Так мне готовить обед? — спросила она, повернувшись к Клэр.

— Думаю, что да. Нехорошо, если в дом явится куча голодных мужчин, а есть будет нечего.

— Мы давно уже не принимали Дженне-ров. — Сэди насупилась. — Хотя они вообще-то странные люди.

— Странные? — удивилась Клэр. — Почему ты так считаешь?

— Ну, возьми, к примеру, Уилла. — Не отрываясь от дел, Сэди взялась за ручку насоса. — Он вполне взрослый, но братья относятся к нему как к ребенку. Зик и Харман довольно симпатичные, хотя слишком горячие и постоянно нарываются на неприятности. Они из тех, кто всегда найдет повод подраться. Я насмотрелась на таких в салуне. — Тень неприятных воспоминаний набежала на ее лицо. Заполнив водой раковину, она добавила мыла и принялась мыть посуду после завтрака.

— А Тэйт? — тихо спросила Клэр.

— Его понять труднее всех. Иногда можно поклясться, что он замечательный парень, вежливый, внимательный, а через минуту он уже как часы с перекрученной пружиной, весь напряженный, готовый в любую секунду взорваться. Вспомни вчерашний вечер…

— Ты советуешь мне держаться от него подальше?

— Нет, ты сама понимаешь, что к чему.

— По крайней мере, ты не отказываешь мне в здравом смысле, — пробормотала Клэр.

Глаза ее блеснули, она вспомнила, как властно вел себя с ней ночью Рэнд. Если ему разрешить, он станет заправлять здесь всем. Впрочем, нет никакой реальной опасности. Он скоро уедет…

— Пойду-ка, поговорю с Салли, — сказала Клэр и поставила пустую чашку в раковину. — Вернусь и помогу готовить обед…

— В этом нет никакой необходимости, — заверила ее Сэди. — Я сама прекрасно справлюсь. А если Дженнеры не приедут, я думаю, наши парни с удовольствием пообедают.

— Я уверена, даже Рэд обрадуется и попробует плоды твоего кулинарного искусства, — засмеялась Клэр.

Она вышла на крыльцо и огляделась. Солнце заливало двор ярким светом. Возле загона она увидела Салли. Клэр спустилась по ступенькам и направилась к нему, намеренно не глядя в сторону барака.

— Рад видеть, что ты, наконец, встала, — заметил он.

— Что ты этим хочешь сказать? — строго спросила Клэр, складывая руки натруди и вскидывая голову. Она наблюдала, как он стаскивает рабочие кожаные перчатки, отряхивает их, колотя ими по бедру.

— Только то, что нам надо заниматься делами. — Он снял шляпу и рукавом вытер пот со лба. — Что-то в последние дни ты слишком занялась женскими делишками, у тебя совсем нет времени ни на что другое.

— Женскими делишками? — повторила Клэр и разозлилась. — Что это ты, старый…

— Да можешь трещать, сколько хочешь, — перебил он Клэр, с явным упреком глядя на нее. — Но если не перестанешь вертеть задом перед двумя бездельниками, накличешь беду на всех на нас.

— Понятия не имею, о чем ты говоришь. Я вовсе не «верчу задом» ни перед кем. И не пренебрегаю делами Глориеты.

— Я слышал, что было вчера в церкви, — тяжелым взглядом он посмотрел на нее. Глаза Салли, казалось, видели гораздо глубже, чем ей хотелось бы. — Черт побери, девочка, неужели ты не понимаешь, что ты сама их подначиваешь? У тебя есть муж, который вернулся, он не собирается уезжать. А этот несчастный шныряет вокруг тебя целый год. Ты вляпалась в настоящую заварушку.

— Да, вышла, конечно, заварушка, — недовольно согласилась Клэр. Но через секунду взорвалась: — Но я-то здесь при чем? И ты ошибаешься насчет Рэнда. Он уедет, как только его расследование…

— Если ты так думаешь, то ты дура.

Клэр удивленно разинула рот, она была в полном шоке, но пыталась найти, что возразить. В голову ничего не приходило. Молча, взволнованно, она смотрела, как Салли поворачивается и медленно удаляется.

— Сегодня нам надо починить крышу, — бросил он через плечо. — А ты возьми Мику и поезжай проверить табуны. Там у тебя не будет никаких проблем. Тебе вообще стоит проветриться и прочистить мозги. — Он продолжал ворчать, пока не исчез в складском сарае.

Клэр хмуро смотрела ему в спину, подавляя желание кинуться за ним. Но какой толк спорить с упрямым и вспыльчивым Салливаном Грином? Она раздраженно вздохнула. Никакого смысла. Абсолютно никакого.

Вопреки совету Салли, остаток утра Клэр провела на ранчо, она сперва занялась бухгалтерскими книгами, а потом учила Хармони полоть огород. Девочке занятие очень понравилось. Рэнда нигде не было видно, и Клэр решила, что он уехал собирать сведения про грабителей. «Конечно, — подумала она, — он найдет, что ищет». Хотя понятия не имела, насколько он хорош в качестве сыщика. Но о его способностях в совсем другой сфере она теперь была хорошо осведомлена.

От мысли, что ей придется встретиться с ним лицом к лицу при свете дня, внутри Клэр бурлила такая гамма разнообразных чувств, что она с трудом вникала в болтовню Хармони. Они сидели в тени крыльца, ожидая гостей. Наконец Тэйт Дженнер вместе с братьями подъехали к дому.

Все четверо спешились, привязали лошадей. Тэйт первым поднялся по ступенькам, нельзя было не заметить синяков на его лице, но Клэр сделала вид, будто не видит их, и смущенно улыбнулась ему:

— Я рада, что вы приехали.

— Прости, я не смог отвезти тебя в церковь, — сказал он, снимая шляпу, — кое-что помешало.

— Привет, мисс Клэр, — поздоровался Уилл, поднимаясь на крыльцо.

— Мисс Клэр! — Зик и Харман вежливо кивнули ей.

«Светловолосые, симпатичные, но лишенные очарования старшего брата», — отметила про себя Клэр.

— Сэди приготовила тушеную говядину, — сообщила она гостям, на этот раз, улыбнувшись гораздо свободнее. — Проходите, пожалуйста, в гостиную, я проверю, все ли готово.

Следуя за ней в комнату, Зик и Харман обменялись понимающими восторженными взглядами, стараясь, чтобы Тэйт не заметил.

— А ты еще больше выросла, малышка, — Уилл остановился возле Хармони, с насмешкой посмотрев на девочку, и подхватил ее на руки. Хармони сперва захихикала и вдруг стала совершенно серьезной.

— Мама говорит, что на самом деле ты на мне не женишься.

— Ну, может, она так говорит, потому что плохо меня знает.

— А ты обещаешь, да? — Темные ее глазки засветились надеждой.

— Обещаю! Только смотри, сама не выскочи за кого-нибудь, — предупредил он, чем снова рассмешил ее. Уилл на руках внес Хармони в дом.

Ужин прошел на редкость приятно. Клэр боялась, что атмосфера будет неестественной. Она была уверена, что братья Тэйта слышали о его унизительном поражении, и думала, что они отчасти винят ее. Но никто даже не упомянул о вчерашнем, они говорили о пустяках, смеялись. Каждый из братьев оказался способным вести беседу за праздничным столом. Сэди тоже была в ударе: она весело шутила, подавая дымящиеся блюда с картофелем, морковью, мясом, пшеничные булочки только, что из печи, которые очень понравились мужчинам. Хармони сидела в конце стола, рядом с Уиллом, с обожанием взирая на него, а мать потихоньку подкладывала еду ей на тарелку.

Потом трое молодых Дженнеров уехали, собираясь закончить ремонт на ранчо. Тэйт остался, и, как только Сэди заявила, что помогать с посудой ей не надо, он вывел Клэр на воздух.

Они медленно направились по дорожке к ручью. День выдался отменный: светлый, теплый, очень спокойный. Только издали доносился одинокий стук молотка. «По крайней мере, — подумала Клэр, — Салли оказался достаточно разумным, и не стал чинить крышу, пока не закончился обед».

— Я рад, что мы одни, — заметил Тэйт с не свойственной ему серьезностью, как только они вошли под густые кроны деревьев.

Хармони и Волк остались в доме с Сэди, работники крепили черепицу на крыше. Иногда то один, то другой, не обращая внимания на ругань Салли, ложились прикорнуть, ощущая невероятную усталость после бурно проведенной ночи. Возле ручья Тэйт и Клэр были совершенно одни.

— Нам надо поговорить.

— О чем? — Клэр насторожилась, понимая, к чему он клонит.

— О последнем вечере.

— О, Тэйт, да не о чем говорить, — она повернулась к нему лицом, — я сожалею о случившемся. Джейку не стоило приходить. Его поведение непростительно. Так что давай не будем больше об этом.

— Нет, я не могу. — Тэйт шагнул к Клэр. Глаза его скользнули по рябой поверхности пруда, он рассеянно вертел шляпу. — Между тобой и Паркером что-то есть. Я хочу знать, что?

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — без задержки солгала она и побледнела.

— Почему ты продолжаешь держать его, Клэр? Это же самонадеянный сукин сын, черт побери. А потом, — Тэйт остановился и повернулся к ней, — по дороге домой, он пытался что-то сделать?

— Пытался? — Клэр энергично потрясла головой. — Конечно, нет.

— Потому что если он пытался, я убью его.

— Да не смеши, — возразила она и попробовала улыбнуться. Но улыбка получилась слабой. — Ты хороший друг, Тэйт. Но не стоит тебе или кому-то еще…

— Выходи за меня замуж, Клэр.

Она вздрогнула от неожиданности и удивленно заморгала. Внезапно он обнял ее и привлек к себе.

— Выходи за меня замуж, — настойчиво повторил он, сурово сдвигая брови. — Я клянусь, со мной ты будешь в безопасности.

— В безопасности? В безопасности от чего? — Клэр попыталась высвободиться из его объятий. — Да ради Бога, что на тебя нашло? Мы с тобой уже говорили на эту тему. Ты, конечно…

— Я влюблен в тебя, Клэр.

Она замерла. Немного раньше в том же признался ей Рэнд. Его признание в любви еще звучало у нее в ушах. И она невольно сравнила его с только что прозвучавшими словами Тэйта. Странно, но из уст Рэнда они казались куда более искренними. Как сказал Тэйт? «Влюблен»? Как будто он имел в виду сиюминутное, временное, проходящее чувство. «А Рэнд, — подумала Клэр, — говорил о чем-то более глубоком, долгом, захватывающем всю душу».

— Ты тоже влюблена в меня. — Тэйт самоуверенно улыбнулся. — Ты просто боишься в этом признаться. Тебя напугал первый муж.

— Нет, — Клэр покачала головой. В ее взгляде было сожаление и понимание, когда она прикоснулась ладонью к его груди. — Ты мне дорог, но по-другому, а Рэнд не имеет к этому никакого отношения. Совсем никакого. — Она уверенно встретила его взгляд и со всей искренностью добавила: — Извини, Тэйт, но я не люблю тебя.

— Тогда я тебя заставлю.

И прежде чем она успела что-то ответить, он прижал ее к себе и поцеловал. Клэр начала сопротивляться, вырываться, она задыхалась, его жадный рот залепил ее губы.

Этот поцелуй не походил на поцелуй Рэнда. Он не зажег в Клэр даже крошечной ответной искры. Никакой страсти или удовольствия, никакого желания длить поцелуй, ничего она не чувствовала, кроме отчаянного желания вырваться. Она поймала себя на мысли, что могла бы ударить его, закричать, позвать на помощь, и Тэйт оказался бы под дулом ружья Салли.

Но ей не хотелось доставлять ему неприятности. «Правда, — подумала она, — сейчас Тэйт совершенно не похож на того, которого она знала». В голове всплыли слова Сэди, произнесенные утром. Она говорила, что он весь какой-то напряженный и в любой момент готов взорваться. Так и вышло. Он как с цепи сорвался. Боже мой, ну как объяснить ему, чтобы он понял? Ну почему не может быть все по-прежнему? Почему ей хочется не его объятий, а других, более жарких — объятий Рэнда?

С новой силой она стала отбиваться от него, но Тэйт не выпускал ее из рук, Клэр уже подняла колено, чтобы ударить его в пах, как вдруг она оказалась свободна.

Спотыкаясь, Клэр попятилась, испуганно вскрикнула, потеряв равновесие, и шлепнулась в траву. Юбки задрались, она ударилась головой о землю. Испуганный взгляд метнулся кверху. Она увидела, как Рэнд с силой прижал Тэйта к дереву.

Голубые глаза были полны дикой ярости, на лице застыла мрачная угроза. Задрожав от страха, Клэр вскочила.

— Нет! — в ужасе завопила она, увидев, как кулак Рэнда снова припечатал лицо Тэйта. — Прекрати!

Ее протесты не помогли. Тэйт пытался защищаться, махал кулаками, но. Рэнд оказался более ловким, сильным и умелым. Не давая пощады сопернику, он снова и снова наносил ему удары. Тэйт рухнул на землю, из разбитого носа текла кровь, он дышал с трудом, а Рэнд стоял над ним.

— Ради Бога, хватит! — сказала Клэр, кинулась к поверженному Тэйту и опустилась возле него на колени.

Рэнд схватил ее за руку, она взглянула на него и ошарашенно замолчала. Он отпустил ее, потом снова посмотрел на Тэйта.

— Вставай! — приказал он.

С явным трудом Тэйт подчинился. Он морщился от боли, постепенно выпрямляясь. Опершись о дерево, он потряс головой, а потом, злобно сощурившись, посмотрел на противника. Несмотря на очередное унизительное поражение, он не собирался сдаваться.

— Будь ты проклят, Паркер. Это не твое дело! — прорычал он сердито, поднимая руку и рукавом вытирая кровь с лица.

— Только дотронься до нее еще раз, — предупредил Рэнд убийственно спокойным тоном. — И я тебя убью.

— Почему ты вмешиваешься не в свое дело, дерьмо? — прорычал Тэйт. Его охватила безумная ярость. Он потянулся к револьверу, болтавшемуся на бедре.

Молниеносным движением Рэнд задвинул Клэр себе за спину и выхватил свой шестизарядный револьвер. Но не взвел курок. На его губах заиграла мрачная улыбка: мол, снова опередил противника. Удивленный Тэйт выругался, но мудро решил, что счет равный.

— В следующий раз, — пообещал Рэнд.

Трудно было усомниться в серьезности его обещания.

— Я не забуду этого, Паркер, — злобно пообещал Тэйт. — Когда-нибудь я всажу пулю в твою башку.

Он перевел глаза на Клэр, с потрясенным лицом, стоявшую за спиной Рэнда. Сожаление и раскаяние читалось в ее взгляде.

— Тэйт, я не… — пробормотала она и умолкла, не договорив.

— Клэр, запомни, что я сказал: я вернусь. — Он бросил на Рэнда презрительный, хмурый взгляд и пошел прочь.

Оставшись наедине с мужем, Клэр не знала, что ей делать. С яростью накинуться на него? Или благодарить Бога, что все так обернулось? Повисло жуткое молчание. Клэр встревожилась сильнее, чем если бы Рэнд разразился страшной бранью. Наконец он повернулся и посмотрел ей в лицо. Она ожидала гнева, но не знала, в какой форме он проявится.

— Черт побери, я должен свернуть тебе шею, — тихо заявил он ей, чеканя каждое слово.

Она задрожала. Он впился в нее взглядом.

— Я не делала ничего плохого, — сказала Клэр, гордо вскинув подбородок. — Абсолютно ничего.

— Ты, Клэр, моя жена. — Он шагнул ближе, подавляя желание пустить в ход кулаки. — Ни разу в жизни я не ударил женщину. Но если я еще раз поймаю тебя в объятиях мужчины, то, видит Бог, я с радостью сделаю исключение.

— Я не была в его объятиях. Но… в общем-то была, — поправилась она, и жаркая краска вины залила щеки. — Но я не… И вообще не смей мне угрожать, Рэнд Логан. Я не твоя собственность. Я взрослая, самостоятельная женщина и могу сама о себе позаботиться.

— Именно этим ты и занималась? — со злостью и насмешкой спросил он. Его кровь кипела при воспоминании об интимной сцене, которую он застал. Только статус представителя закона не позволил ему прикончить Тэйта Дженнера собственными руками. — Если бы я подумал, что ты стала жертвой по своему желанию, я бы высек тебя здесь же! Немедленно!

— Ты, наглый, надменный… — взорвалась Клэр, ее прекрасные зеленые глаза заискрились. Она подбоченились и вскинула голову. — Он влюблен в меня! Если бы я хотела, ну хоть капельку, принять его предложение выйти за него замуж, я бы не позволила тебе встать у нас на пути.

Едва эти слова слетели с губ Клэр, как Рэнд крепко схватил ее. Он прижал ее к себе, пожирая взглядом лицо.

— Клэр, раз и навсегда запомни: ты моя! Раз и навсегда.

Она подумала, что он собирается поцеловать ее и задержала дыхание, ожидая неизбежного. Но его губы так и не коснулись ее губ. Вместо этого Рэнд подхватил жену на руки и кинул в пруд.

Она истошно закричала, очутившись в воде, потом набрала воздуха и с трудом встала на ноги.

— Будь ты проклят, Рэнд Логан! — яростно зашипела она.

Длинные волосы растрепались, белая блузка и нижнее белье облепили ее грудь и стали почти прозрачными, мокрые отяжелевшие юбки опутали ноги. Но вместо ответа на ее дерзость Рэнд стал расстегивать рубашку. Клэр вытаращила глаза и почувствовала, как подпрыгнуло сердце.

— Что ты собираешься делать?

Он молчал.

С нарастающим отчаянием она наблюдала, как он отшвырнул рубашку в сторону, сел на плоский камень, снял сапоги и носки. Действовал он уверенно, не торопился, так же спокойно принялся расстегивать брюки.

— Нет! — выдохнула Клэр.

Подобрав тяжелые от воды юбки, она попыталась выбраться из пруда, но они тянули ее назад. Рэнд стащил брюки и вошел в воду. Он смотрел на нее так, что Клэр стало не по себе.

У нее перехватило дыхание, когда она увидела обнаженное красивое тело Рэнда. Глаза ее помимо желания скользнули вниз, и она невольно поняла, как несомненно его желание.

— В первый же день, когда я увидел тебя, я хотел искупаться вместе, — признался он все еще сердито. — Может, мне стоило тогда так и поступить.

— Что ты… Нас увидят. — Клэр отступила на середину пруда, вода вскипела вокруг ее бедер. Она поняла, что у Рэнда на уме вовсе не желание поплавать или искупаться. Эта догадка вогнала ее в краску. — Сейчас же день. Это неприлично.

— А мне это дело нравится. — Рэнд потянулся к ней, обхватил за талию и не так уж ласково привлек ее к себе.

Она глубоко вздохнула, когда ее грудь, облепленная мокрой тканью, прикоснулась к его жаркой твердой голой груди.

— Черт побери, Клэр! Ты — маленькая упрямая дикая кошка. — Голос его звучал тихо и завораживающе. Блестящие глаза перехватили ее взгляд. — У тебя больше мужества и силы духа, чем у любой женщины, которую я когда-либо знал. Но пора научиться и подчиняться. Только один из нас может быть главным. Явно, черт побери, это будешь не ты.

— Отпусти меня. — Она толкнула его, пытаясь освободиться. Но его руки заперли ее, как в клетке.

— Больше не будет никаких прогулок с Тэйтом Дженнером или с кем-то другим.

— Я стану делать то, что захочу, — с вызовом заявила она и тут же получила довольно сильный шлепок. Она сощурилась и сверкнула глазами. — Ну, ты…

— С этого момента, ты держишься подальше от всех Дженнеров. Ясно?

— Пошел ты к черту!

На этот раз он макнул ее в воду. Вынырнув, Клэр закашлялась, отплевываясь, и многозначительно посмотрела на Рэнда.

— Если тебе нужна сильная рука, так ты ее получишь.

— Ненавижу! — выходя из себя, прошипела она.

— Разве?

Он одарил ее медленной обезоруживающей улыбкой. Пульс Клэр бешено забился, но когда он прижался к ней губами, она застонала и помимо воли сама прижалась к нему.

Рэнд посмотрел на нее. Она пылала, задыхалась… Но все еще не могла подчиниться.

— Я хочу, чтобы ты пообещала мне: «Никогда не буду видеться с Дженнером», — потребовал он.

— Я не могу.

Он снова макнул ее в воду. Она вынырнула, отчаянно ругая красавца мучителя.

— Пообещай, Клэр.

— Как я могу обещать? — Она ослепла от воды, потоком лившейся по лицу, подняла руки, желая толкнуть его в грудь. — Уже год, как Тэйт мой хороший друг. А где ты был все это время? Шлялся по Техасу, Бог знает, чем занимался, когда я ломала голову, жив ты или мертв!

— Значит, ты думала обо мне? — самодовольно заметил он, чем совершенно вывел ее из себя.

— А что мне оставалось делать, если на каждом углу мне напоминали о моем «несчастном» положении? Мне плевать, что обо мне говорят в городе. Плевать, что люди болтают о тебе и судачат, какое меня ожидает будущее при таком прошлом. Но на что мнене наплевать, так это на то, в каком неопределенном положении я была эти шесть лет. Атеперь— нате вам — ты явился и все перевернул. И явился втот самый момент, когда я научилась прекраснообходиться без тебя…

— Черта с два!..

Глаза ее вспыхнулина его самонадеянную реплику. Клэруже собиралась с новой силой продолжить ругань, но его губы остановили ее. Не прерываяпоцелуя, он поднял ее на руки и понес к берегу. Рэнд аккуратно положил Клэр на травяной ковер. Когдаона ощутила спиной землю, то снова попыталась сопротивляться:

— Нет! Нет!

Яростно извиваясь, она перевернулась на живот и всталана четвереньки. Ему ничего не стоилопоймать Клэр иодной рукой прижать к себе, а другой, путаясь в подолах юбок, задрать их до пояса. Лицоее вспыхнуло, когда она почувствовала, как он стаскивает с нее мокрые кружевные панталоны.

— Рэнд! — вскрикнула она, потрясение ипротестующе.

— У вас красивая попка, миссис Логан, — сообщил он ей.

Ее глаза округлились, когда его губы коснулись белыхоголенных ягодиц.

— Перестань, — дрожащим голосом проговорила она, хотя понимала, что это бесполезно, что он все равно будет делать то, что хочет. А она испытает наслаждение от каждой вожделенной, хотя и порочной минуты…

Рука его оказалась у нее между ног, она закрыла глаза, а умелые пальцы гладили ее… Огонь желания заставил Клэр отбросить и смущение, истыд, когда он пристроился сзади. Его рука ласкала ее грудь сквозь тонкую, облепившую тело ткань. Клэр вскрикивала, стонала, дрожала от страсти. Губы его касались изгиба ее шеи, а она не могла усмирить свои руки, которые сами собой потянулись назад, к его золотым, зацелованным солнцем волосам.

Сладостная мука стала настолько сильной, что Клэр уже не владела собой. Он вошел в нее сзади. Ощутив в себе его пульсирующую плоть, она вскрикнула в экстазе. Инстинктивно прижавшись к нему спиной, она задвигала своими бедрами в такт его бедрам. Он же продолжал гладить ее грудь. Кульминация их страстного соития стала райским блаженством, насытившим и удовлетворившим их обоих. Они были созданы друг для друга.

Рэнд лежал на спине, голый, бесстыдный, во всей своей мужской красоте, а Клэр привалилась к нему. У нее не было ни сил, ни желания пошевелиться. Издали донесся стук молотка: она слабо улыбнулась, вспомнив слова Салли о том, что она вертит задом перед Рэндом и Тэйтом. Мало что смешного в случившемся, но, видит Бог, она не виновата…

— Ты пока еще не дала мне слово насчет Дженнера, — напомнил Рэнд, нарушая молчание, перебирая пальцами пуговицы на ее блузке.

— А какое это имеет значение? — Клэр протяжно вздох1гула и нахмурилась. — Как только закончишь дела, ты снова уедешь. — От этой мысли по ее лицу пробежала тень, и она постаралась отвлечься от острой боли, которая тут же пронзила ее сердце.

— Разве?

— Но, ты же, техасский рэйнджер. Мне трудно представить, что ты сможешь найти такую же работу в таком провинциальном городке, как Пармали.

— Все верно, но придется тебя удивить…

— С меня хватит сюрпризов. Большое спасибо. — Ее передернуло от его насмешек.

— Я тебя все равно не отпущу.

— А я никогда и ни за что не оставлю Глориету.

— Тогда я волей-неволей должен взять на себя хозяйство.

— Что? — Она вскинула голову и пристально посмотрела на Рэнда. — Ты это серьезно?

— Я так долго бродяжничаю, Клэр, — лицо Рэнда стало серьезным, — может, пора сдать свой значок?..

— Ты хочешь сказать, что готов бросить свою работу? — в замешательстве спросила она.

— Не то чтобы бросить, это не совсем так. Но можно перевести ее на другие рельсы. — Он улыбнулся, но тут же, снова стал серьезным. — Никогда не думал, что у меня появится шанс наконец устроиться так, чтобы быть вместе с тобой. Теперь он есть. Я был бы последним дураком, если бы рискнул снова тебя потерять.

— Но ты ведь не можешь остаться в Глориете? — возразила она, резко отодвинувшись от него. — Я не хочу, чтобы ты оставался на ранчо. Кроме того, Салли никогда не согласится работать на тебя. Мика тоже.

— Нет, ты хочешь, — уверенно заявил Рэнд. — Салли можно убедить. А с Микой мы уже нашли общий язык. Сэди и Хармони пускай живут с нами, сколько хотят.

— Это мое ранчо! И если ты посмеешь попытаться забрать его у меня…

— Я тебе уже сказал: мне не нужно ранчо. Но будь я проклят, если я буду по-прежнему спать в бараке после всего, что было между нами. — Рэнд сел с ней рядом и ласково, но твердо взял ее за руку. Он пристально смотрел ей прямо в глаза. — Только уж если ты сама захочешь переночевать со мной в бараке?..

Клэр не разделяла его веселья.

— Наш брак был ошибкой. — Теперь пришла ее очередь повторить это. — Я приложу все усилия, чтобы расторгнуть его.

— Только попробуй, — притворяясь хладнокровным, сказал Рэнд.

— Пошел ты к дьяволу.

— Я там уже был.

Она попыталась встать, но его рука потянула ее вниз, и, несмотря на сопротивление, он сумел снять с нее все, до последней нитки. Она не решилась кричать о помощи, оказавшись совершенно голой. Довольно унизительно предстать в таком виде и с мужчиной, по отношению к которому она изображает перед всеми полное презрение; Нравится или нет, но она должна признаться, что не в силах противостоять ему. Он, черт побери, действовал на нее так возбуждающе.

Он снова занялся с ней любовью, потом поднял и отнес в пруд. Клэр удивлялась игривости Рэнда: он нырял, плескался, тащил ее под воду, они плавали. Она делала вид, что пытается убежать от него, но он ее настигал, хватал за все, что попадало под руку, наказывая длинным мокрым сладким поцелуем…

Когда он, наконец, отпустил ее и разрешил вернуться домой, одежда ее почти высохла.

Избежав встречи с Сэди и Хармони, она прошла сразу к себе наверх. Увидев свое отражение в зеркале, она густо покраснела. Вина, смущение — настоящий вихрь противоречивых чувств поднялся у нее внутри. Ей было интересно, что же на самом деле имел в виду Рэнд, когда говорил, что может здесь остаться? Она не могла отогнать от себя мысли об этом.

Этот воскресный день казался ей незабываемым. Когда Клэр, наконец, забралась под одеяло, она заснула глубоко и спокойно, как никогда.

Глава 10

В последующие три дня жизнь вошла в обычное русло. Клэр почти не видела Рэнда. По ночам, лежа в своей постели, она втайне надеялась, что он проберется к ней. Но поскольку ее уединение не нарушалось, она бесилась, не понимая, то ли ей радоваться, то ли злиться. Было бы обидно поверить в то, что он так легко отстранился от нее. Клэр металась в своей постели. Ночами ей снились такие интимные сцены, о которых по утрам она не могла вспомнить без стона.

Клэр не жаловалась. Ни с кем на ранчо она не заговаривала о Рэнде. Даже Салли хранил молчание, не заикаясь о Логане, что было совершенно не похоже на него. Вспомнив, с какой убежденностью говорил Рэнд о том, что вспыльчивый старикан еще будет работать с ним, Клэр нахмурилась и в который раз попыталась перевести мысли на что-нибудь другое…

Во вторник она отправилась на пастбище с Хар-мони и Микой. Малышка привязалась к бывшему солдату, и он отвечал девочке любовью. Хармони сидела на лошади вместе с Микой, они говорили о птицах, о животных, о насекомых, которых в прериях было бесчисленное множество. Клэр оглядывала холмистые просторы, кое-где паслись коровы, издали похожие на темные пятна. За последние недели родилось немало телят, так что к осени стадо заметно увеличится.

«К осени», — мысленно повторила она. Будет ли здесь осенью Рэнд? Хватит ли у нее мужества найти юриста, отцовского друга в Далласе? Не может же она вечно откладывать это? Конечно, нет, если надеется обрести независимость. Конечно, нет, если надеется избавиться от искушения, которому подвергает ее голубоглазый негодяй, наделенный дьявольским очарованием. Если хочет жить, не думая о нем.


Вернувшись на ранчо, Сэди сняла с веревки просушенные солнцем простыни. Крышу ремонтировали дольше, чем рассчитывал Салли, и из-за этого Сэди пришлось отложить стирку на целый день. Она ничего не имела против, можно сказать, ей повезло. Оставшись наедине со своими мыслями, она смогла о многом подумать. Но о чем бы она ни думала, ее мысли сходились на одном человеке, высоком, светловолосом, с добрыми глазами, — на преподобном Томасе Мюллере.

Когда Сэди Бишоп, черноволосая хорошенькая вдовушка, думала о нем, в ее душе возникала странная смесь удовольствия и боли. Трудно не согласиться с тем, что он хорош собой и, конечно, он ей нравится. Но Боже праведный, возможно ли поверить, что ей, в прошлом салунному ангелу, могло даже во сне присниться будущее с человеком в сутане?

Нет, он ничего не говорил ей о своих намерениях и скорее всего интересуется ею как другом. Что ж, она не прочь подружиться с ним. Однако как женщина, которая не вчера родилась, Сэди понимала: она нравится преподобному. Сэди вспомнила, каким искренним теплом сияли зелено-голубые глаза Томаса, с каким обожанием смотрел он на нее в тот вечер в. церкви. Он был так добр, он настоящий джентльмен… Хотя в то же самое время он был мужчиной до мозга костей.

— Ты дура, Сэди Бишоп, — заявила она себе с презрением.

Кинув последнюю простыню в корзину, она выпрямилась и подняла руку, чтобы убрать выбившиеся пряди длинных черных шелковых волос. Налетевший ветер задрал подол юбок и оголил изящные лодыжки.

— Не думаю, что это правда. Вы вовсе не дура.

Она вздрогнула от приятного знакомого голоса.

Глаза Сэди широко раскрылись, рука метнулась к шее, когда она повернулась и увидела в нескольких шагах от себя наблюдавшего за ней Томаса. Он был очень хорош в черном костюме и белой рубашке, солнце огнем горело в густых светлых волосах. Улыбка, с которой он смотрел на нее, была такой призывной, что она почувствовала, как сердце ее затрепетало.

— Преподобный! Как давно вас… — заговорила она, но тут же остановилась, и поспешно отвела взгляд.

— А вы часто говорите с собой, дорогая моя миссис Бищоп?

— Нет. — От смущения ее щеки запылали, она наклонилась за бельем, чтобы отнести в дом.

Он тотчас оказался рядом с ней, галантно взял корзину, не спуская глаз с Сэди.

— В этом нет ничего плохого, ну если, конечно, беседа с собой не переходит в длинные монологи.

— Тогда я не так уж безнадежна, — пробормотала она, а пульс ее стал бешеным от ощущения его близости. Она поспешила отойти от Томаса и спросила, улыбнувшись: — А что привело вас сюда? Вы знаете, ни Хармони, ни Клэр нет дома, но…

— Я приехал повидать вас. — Одной рукой Томас поднял корзину с бельем.

— О! — Сэди еще гуще покраснела и пошла к заднему входу в дом, но рука Томаса внезапно легла на ее руку.

— Вы не были в церкви в воскресенье.

— Да, не была… Мы не могли.

— Из-за того случая? — тихо спросил он.

— Нет, не совсем. — Сэди покачала головой, пытаясь не обращать внимания на то, как жжет кожу под его пальцами. Даже через ткань она ощущала тепло и силу прикосновения мужской руки, да простит ее Господь. — Вряд ли когда-нибудь я приду туда еще раз, — неожиданно для себя добавила она. — Дома полно работы, и потом, горожане не хотят меня видеть в храме.

— Пройдет время, они примут вас.

— Ах, если бы так. — Сэди печально посмотрела на Томаса. — Кое-что в жизни, преподобный, никогда не меняется.

— Томас, — поправил он. Поставив корзинку, он снова улыбнулся: — Пожалуйста, воспринимайте меня просто как мужчину, а не как священника.

— Я могла бы, — согласилась она, — но не стану.

Ласково, но твердо Сэди убрала его руку со своей и отступила на шаг.

— Понятно. Я вам не нравлюсь, да?

— Нет. Дело совсем не в этом, — выпалила она, и снова краска залила ее симпатичное большеглазое лицо. — Но ведь ничего не поделаешь, вы же священник. А я… А я женщина с прошлым.

— У каждого есть свое прошлое, — сказал Томас, не желая сдаваться.

— Но не такое, как мое.

— А я рад, что у вас есть прошлое. Иначе вы не стали бы такой, как сейчас. — Глаза его смотрели на нее с обожанием и изумлением, но он несколько официально произнес: — Конечно, мы знакомы недавно, я прекрасно понимаю, что вы вдова и не можете не испытывать преданность своему ушедшему мужу. Но, тем не менее, не позволите ли мне ухаживать за вами?

— Ухаживать за мной? — повторила Сэди как эхо, еще сильнее удивившись.

— Самым достойным образом, моя дорогая Сэди. — Он подошел к ней ближе, в голосе звучали нежность и откровенное желание, когда он сказал: — Я надеюсь, вы станете моей дорогой женщиной. Через несколько месяцев мы можем пожениться, и я торжественно клянусь, что малышка Хармони будет моей настоящей дочерью, даже если Бог одарит нас дюжиной детей.

— Но вы совершенно не знаете меня. — Голова Сэди закружилась, она подняла руку, чтобы поправить растрепанные ветром локоны. Потом отвела опаловый взгляд от его обожающих глаз.

— А разве не в этом состоит цель ухаживания?

— Да, но я… Боже мой, я ничего такого не ожидала…

— Да, без сомнения, вы шокированы моей поспешностью, — заметил он. — Но пожалуйста, простите меня за эгоистичность.

— Простить вас? — В ее взгляде, обращенном на него, было все, кроме упрека. — Вы ничего не сделали плохого. Да что вы, это я…

— Я не позволю вам говорить о себе плохо. — Голос его был нежный, любящий и властный. — Для меня вы средоточие всего самого хорошего, доброго, красивого, что есть на земле. Я никогда не думал, что за одну неделю может родиться такое сильное чувство. Но так случилось. Если бы вы мне оказали честь и позволили обожать вас, я бы стал самым счастливым мужчиной.

— Но я не могу, — задыхаясь, сказала она. Горячие слезы подступили к глазам, она снова покачала головой, отказываясь поддаться своим тайным желаниям. — Вы погубите себя.

— Не понимаю, — ответил Томас, слегка нахмурившись.

— Люди с трудом приняли меня даже как экономку Клэр. И уж никак не перенесут, если я стану женой священника.

— Я уверен, вы сможете завоевать их уважение. Когда мы поженимся, они увидят вас в ином свете.

— Как вы наивны! — воскликнула Сэди, но душа ее пела от радости.

— Может быть, с вашей помощью я и обрету мудрость, — заметил Томас, довольный той радостью, которую он увидел в ее прекрасных глазах. — Но кое-чему священнику нет надобности учиться.

Он обнял ее, она не сопротивлялась, оказавшись в его нежных объятиях. Свое чувство к Сэди преподобный Мюллер выразил очень понятно: он поцеловал ее теплым сладким поцелуем, от которого она покраснела и едва не потеряла сознание. Она засомневалась, что захочет долгого достойного ухаживания, какое он обещал…

— Но я… Я не представляю, как это быть женой священника, — запротестовала она.

— Для этого у нас впереди целая жизнь. — Он снова поцеловал ее.

— А Клэр? Как же она? — заволновалась Сэди, когда он нехотя отпустил ее. — Она так хорошо отнеслась к нам с Хармони. Я ей стольким обязана, мне никогда ей не отплатить.

— Она будет рада твоему счастью, — уверил ее Томас. — Он снова подхватил корзину, взял Сэди за руку и повел к дому. — Если ты, моя любовь, хочешь, чтобы мы держали пока в секрете наши отношения, пожалуйста, только скажи. Но не так долго, — настойчиво заявил он, и его бирюзовый взгляд засветился. — Я никогда не был склонен скрывать истинные чувства. Что является недостатком для человека в моем положении. Верно?

«Моя любовь». Эти слова вызвали боль в ее душе. Боже мой, может ли она позволить любить себя? Неужели ей простится все?

— Томас, а ты действительно уверен, что хочешь… — еще раз спросила Сэди, чувствуя себя недостойной того счастья, что свалилось на нее.

— Больше чем чего-то еще на свете.

Итак, все решено. Свою помолвку они скрепили поцелуем, глаза их светились теплом, когда чуть позднее в кухню вошли Хармони и Клэр. Клэр заметила торжественно-возбужденное состояние обоих, но промолчала. Хармони, как обычно, увидела больше, чем можно ожидать от шестилетнего ребенка.

В ту же самую ночь, когда все легли спать, Клэр накинула на себя капот и незаметно вышла из дома. Луна блестела серебром, окруженная яркими звездами на черном небе, все вокруг сверкало, легкий ветерок освежал ночь. Ферма погрузилась в тишину.

Клэр прошла через двор. Изумрудные глаза пристально всматривались в темнеющий барак. Она давно отказалась от поздних ночных прогулок из-за вероятности встречи с Рэндом, сама возможность которой уже пугала ее. Но сегодня она расхрабрилась. В конце концов, поклялась Клэр, она снова обретет покой и душевное равновесие, которых лишилась из-за очередного появления Рэнда Логана в ее жизни.

Недовольно вздохнув, она затянула потуже поясок, убрала с лица пряди волос. Рэнд. Уже больше трех дней он не подходит к ней. Ей бы только радоваться, упасть на колени и возблагодарить Бога за то, что ее муж, наконец, понял, каких бед натворил. Но почему она испытывает одно разочарование, безысходность и даже страх? Почему, черт побери, она не может не думать о его предложении остаться в Гло-риете? Не важно, серьезно он это говорил или нет.

Клэр снова вздохнула и зашагала дальше. Внезапно услышав голоса, она остановилась и замерла. Голоса мужские, тихие, они доносились от домика над ручьем.

— Кто же это? — прошептала она недоуменно.

Подобрав полы ночного одеяния, крадучись, Клэр пошла вперед. Босые ноги едва касались земли. Возле домика она остановилась и прислушалась. Глаза ее удивленно раскрылись, когда она вдруг узнала голоса.

— Но ты должен сдержать свое слово, — сказал Уилл Дженнер.

— Считай, что договорились, — твердо заверил Рэнд. — Я только не могу обещать, что все пойдет по плану.

— Я понимаю, — согласился собеседник с беспокойством в голосе.

— Иди домой, Дженнер. И больше никогда не приходи сюда.

— Ты думаешь, кто-нибудь что-то заподозрил?

— Работа научила меня всегда быть настороже, — насмешливо сказал Рэнд, а потом серьезно добавил: — Если тебе понадобится поговорить со мной, передай через шерифа.

— Я не уверен, что ему можно доверять.

— Я тоже.

— Черт побери, Паркер…

— Так ты идешь на эту сделку или нет? — резко спросил Рэнд.

— У меня не слишком-то большой выбор, так ведь? — сердито ответил Уилл.

Клэр боялась заглянуть за угол, но она поняла, что парень садится на лошадь. Она слышала легкий скрип седельной кожи, лязг металла в зубах взнузданной лошади.

— Ты скажи своим друзьям рэйнджерам, что договор аннулируется сразу же, как начнется стрельба.

— Тогда тебе лучше не оказаться в центре перестрелки.

Уилл ничего больше не сказал и уехал. Клэр затаила дыхание, замерев и прислушиваясь к удаляющемуся цокоту копыт.

«Договор аннулируется сразу, как только начнется стрельба».

«Что происходит? — думала она недоумевая. При мысли, что Рэнд в опасности, Клэр стало страшно: — Что за дела у него с братом Тэйта?»

Она крадучись повернулась и пошла к дому, но неожиданно чья-то рука зажала ей рот, она беззвучно вскрикнула. Ее грубо тащили в домик над ручьем.

— Не меня ли вы ищете, миссис Логан? — насмешливо спросил Рэнд. — Он разжал свои руки, закрыл дверь и стал зажигать лампу. Через несколько секунд темное прохладное помещение осветилось мягким золотистым светом.

Клэр с негодованием посмотрела на Рэнда. И хотя внутренний голос говорил ей, что надо бежать, она все же позволила любопытству взять верх над осторожностью.

— Что здесь делал Уилл Дженнер в такой поздний час? — строго спросила Клэр, плотнее заворачиваясь в капот. — Что за сделка между вами? Он знает что-нибудь о…

— Всему свое время, — резко оборвал ее Рэнд, уходя от ответа.

Он небрежно стащил шляпу и повесил на крюк у двери. Его красивое лицо было непроницаемым, взгляд тоже ничего не говорил. Рэнд медленно подошел к ней.

— Что ты хочешь сказать? Что значит «всему свое время»? — скрестив руки на груди, она гордо вскинула голову. — Ради Бога, Рэнд Логан, это мое ранчо. И я имею право знать, что здесь происходит.

— Помалкивай насчет Уилла.

— Я буду, если ты объяснишь…

— Делай, что тебе говорят, Клэр. — Он опустил ладони на ее плечи и, нахмурившись, строго посмотрел на нее. — Он допустил ошибку, явившись сюда. Ты должна забыть, что когда-то видела его здесь.

— Он ведь знает что-то о грабителях, да? — спросила она, и в ее взгляде зажегся победный блеск.

— Да, — нехотя подтвердил Рэнд. — И его жизнь будет в опасности, если это станет известно.

— Ты на самом деле считаешь меня идиоткой? — спросила она, ощущая на себе его руки и не в силах освободиться от них. — Кроме того, я хочу не меньше твоего, чтобы грабителей поймали.

— Почему это?

— По той же самой причине, о которой я говорила. Как только они будут арестованы, ты сможешь продолжить свой путь.

— А я никуда не собираюсь. Во всяком случае, без тебя.

— Ты уедешь. — Голос Клэр дрогнул от переполнявших ее чувств. — Как уехал в тот раз.

— Да, черт побери, Клэр! Когда ты перестанешь мучить нас обоих? — Рявкнул он, и пальцы его так впились в плечо Клэр, что ей стало больно. Глаза его не мигая, смотрели ей в лицо. — Я здесь навсегда. И никуда отсюда не поеду, никогда больше не нарушу своего обещания. Я здесь, чтобы остаться.

Она хотела что-то ответить, но он не дал. Он прижал ее к себе, жаркими губами впился в нее, и, тихо застонав, она наклонилась к нему, сдаваясь. В последние три ночи, длинные и одинокие, она мечтала о нем. Воспоминания о его ласках не давали ей заснуть, ей мерещились его поцелуи, его опаляющие прикосновения и объятия, в ушах звучали слова любви, и ее сердце готово было улететь к нему. А теперь, когда она снова оказалась в его объятиях, она готова была признаться, что сама так же страстно хочет его обнять.

Его жажда была сильнее, чем ее. Его страстные поцелуи воспламеняли душу Клэр. Его руки прижимали ее к мускулистой груди, тело опаляло жаром. Рука Рэнда скользнула ей на грудь и замерла. Она вздохнула от удовольствия и закрыла глаза. Сердце колотилось, предвещая несказанную, желанную сладостную муку.

Он прижал ее спиной к стене, потом, нетерпеливо путаясь в подоле рубашки, стал искать интимное местечко. И нашел. Его пальцы гладили, ласкали его, от каждого прикосновения она распалялась все сильнее, огненные волны одна за другой накрывали ее. Она вцепилась ему в плечи, когда он одним рывком расстегнул все пуговицы на рубашке и стал целовать ее шею, потом опустился ниже. Он обнажил ее грудь, его язык с жадностью ласкал шелковую плоть, сосал, лизал, а она готова была умереть, не в силах вынести нестерпимую муку. Стоны и вздохи Клэр еще сильнее распаляли его желание.

Глаза ее широко раскрылись, когда она поняла, что он хочет взять ее стоя. Но, несмотря на шокирующее положение, незнакомое до сих пор, она была согласна. Она не сопротивлялась, когда он обхватил ее руками и слегка приподнял.

Он посадил ее на себя и погрузился в нее.

— Рэнд!

Она судорожно вздохнула, закрыла глаза, и волны страсти с дрожью пробежали по ней. Она обняла Рэнда за шею, когда он впился в нее губами. Спина ее ощутила твердую холодную кирпичную стену, когда он начал двигаться. Клэр отвечала с равной страстью.

Конец был похож на землетрясение. Клэр вскрикнула, ей показалось, что душа вырвалась из тела и вознеслась к небу. Рэнд прохрипел ее имя, заливая ее своим жарким семенем.

Как только неземное сумасшествие закончилось и они вернулись в реальность, он нехотя отодвинулся, наблюдая, как она поправляет одежду, застегивает ночную рубашку, завязывает поясок капота. Глаза его светились любовью.

— При таких темпах, миссис Логан, я постарею раньше времени, — усмехнулся он.

Она покраснела и отвела взгляд.

— Спина теперь будет болеть целую неделю, — проворчала она. Но не стала отрицать, что если на спине и появятся синяки, то не только по его вине, но и по ее собственной.

— Дай знать, если надо будет полечить ее. — Рэнд снял с крюка и надел шляпу. — Буду рад, когда мы сможем, наконец, перестать встречаться украдкой. Хотя я не жалуюсь на разнообразие.

— Так именно этим ты и занимался три последние ночи? — выпалила она с обидой в голосе. — Таскался по притонам Пармали?

— У тебя нет оснований ревновать, — улыбнулся Рэнд. — Беспутную жизнь я давно закончил.

— А я не ревную. — Клэр понимала, что говорит неправду. Видит Бог, абсолютную неправду.

— Я побывал в паре салунов, но по делу.

— Ну конечно.

— Если ты будешь ждать меня, моя озорница, я обещаю вешать шляпу только в Глориете. — Он снова усмехнулся, задул пламя в лампе и взялся за ручку двери.

— Ты ужасно гордишься собой, да? — спросила Клэр, глядя на его самодовольное лицо.

— Абсолютно. — Он снова обнял ее и прижал к себе, когда она собралась перешагнуть через порог. Глаза его ласково смотрели на нее в темноте, а голос был совершенно искренним. — Клэр, впервые за шесть лет я чувствую, что жизнь — это удовольствие, а не тяжелая обязанность.

— Это просто плотские ощущения. — Но в ее замечании не слышалось больше убежденности.

— Тебе еще многое предстоит узнать.

— И именно ты собираешься меня учить. — Она попыталась высвободиться, но он не отпустил.

— А ты очень способная ученица и хочешь учиться. Я это понял.

— Да ты…

— Ну да, я знаю. Я надменный, властный, самонадеянный сукин сын. — Его голос стал громче. — Но я люблю тебя больше жизни. Я ничего не могу с этим поделать.

Он наклонился к ней. От страстного нежного, чарующего поцелуя она почувствовала, как кровь жидким пламенем разлилась по венам.

Когда Рэнд отпустил ее, наконец, Клэр повернулась и быстро побежала через двор к дому. Она не могла сказать, что ее больше испугало: чувства Рэнда к ней или ее к нему. Но как бы там ни было, она поняла: наступил самый ответственный момент.

Дальнейшее промедление вызовет потом только сожаление. А меньше всего ей хотелось бы о чем-то жалеть.

Когда она ложилась в постель, в голове у нее зрел план. Она протяжно вздохнула.

— Пускай, скорее наступит завтра, — прошептала она.

Клэр поклялась себе выполнить этот план, хотя сердце невыносимо болело при мысли о том, на что она решилась.

Глава 11

Подобрав юбки дорожного платья, голубого, как яйца малиновки, Клэр позволила кучеру помочь ей сесть в почтовую карету. Лучи утреннего солнца пробирались в открытые с обеих сторон окна, когда она устраивалась на потертом кожаном сиденье, Наконец со смешанным чувством нетерпения и страха, нахмурившись, Клэр посмотрела на пыльную широкую главную улицу Пармали, на суетящуюся толпу.

Черт бы побрал, эту карету, выругалась Клэр, если бы только можно было поехать в Даллас по железной дороге! И быстрее, и в десять, да нет, в сто раз удобнее. Но до субботы поезда не будет. А она не может столько ждать. Особенно после того как приняла решение. И после того как, наконец, собралась с силами и решилась на то, на что не Могла решиться шесть последних лет.

Онаникому не сказала об истинных целях поездки, кроме Сэди. Та, здраво рассудив, посоветовала Клэр не торопиться.

Салли она сказала, что отправляется на пару дней к старинной подруге. Он молчал, пока Клэр привязывала саквояж к седлу и садилась на лошадь. А потом вдруг открыл рот и задал вопрос, от которого она застыла.

— Пока тебя нет, может, от него избавиться? — с небывалой щедростью предложил старикан ипристально посмотрел на нее.

— От кого? — Клэр сделала вид, будто не понимает, о ком речь.

— Как от кого, черт побери… От Логана, от когоеще-то, — раздраженно пояснил он.

— Оставь, Салли. — Глаза Клэр подернулись туманом, ее охватило чувство вины, она с трудом подавила в себе возникшее импульсивное желание все ему рассказать. — Он и так скоро уедет.

— Иногда мне кажется, что Бог дал тебе даже меньшеума, чем мулу, Клэр Пармали.

— А с таким упрямством, как у тебя, на свете долгоне задерживаются, — резко осадила его Клэр.

— Ну и женщина, — пробормотал Салли, глядяей вслед, но в язвительном голосе слышалось искреннее обожание.

К счастью, Рэнда нигде не было видно, когда она уезжала с фермы. Клэр приехала в город за пятнадцать минут до отправления почтовой кареты. Грэхэм Купер согласился подержать ее лошадь у себя, пока она ездит, но услышав, сколько он заломил за услуги, она пожалела, что отказалась от предложения Мики проводить ее.

Сэди и Мике она велела забрать товары из магазина в субботу, если к тому времени сама не вернется. Трудно угадать заранее, долго ли придется пробыть в Далласе. Оставалось только надеяться, что адвокат мистер Тэмплтон сможет быстро сделать дело. «Чем скорее, тем лучше», — говорила себе Клэр. Тогда все будет в порядке, она свободна и независима.

Прислонившись к спинке сиденья, она закрыла глаза. Почему такая тяжесть на сердце? Ведь она все делает правильно… Разве нет? Рэнд Логан изводил бы ее до конца дней, если бы она ему позволила. После всего, что он сделал, ему нельзя доверять. Даже если бы она дала ему второй шанс, которого он так упорно добивается. Нет, не может она ему верить. Не может! Разве будет его любовь, или как там еще он называет свои чувства, длиться вечно? А если снова произойдет, как в прошлый раз? Нет, этого ей не вынести. Это будет еще хуже. Намного хуже. Но почему же, почему у нее такое странное, невероятное искушение броситься обратно в Глориету?

— Ну что ж… я буду… — резкий голос Лидии Кэссиди замер. — О Боже, да это же Клэр Пармали!

Клэр приподняла веки и увидела, как Лидия и Джейн Уиллис пытаются устроиться в карете. Они нарядились в лучшие воскресные платья, надели кокетливые шляпки, из-под которых на нее смотрели вытаращенные от изумления глаза.

— Боже, Клэр! Какое совпадение! — заметила Джейн с некоторым удовольствием в голосе. — Ты тоже едешь в Дэнтон?

— Нет.

Она внутренне застонала: «Только их не хватало. Ну почему эти две дамы должны ехать именно сегодня! Ну, почему вместо них не сел в карету кто-то другой, незнакомый или знакомый, но приятный, а если не приятный, то хотя бы равнодушный к ней попутчик?» Судьба как будто насмехалась над Клэр.

— Мы едем навестить мою сестру, — сообщиа Лидия, устраивая свою тушу, окутанную набивным ситцем, на сиденье напротив Клэр. — У нее пять дочерей, и подумать только, каковы! Ни одна не желает помочь, когда мать плохо себя чувствует. О, дети, дети! А ты куда?

— В Даллас. — Клэр подобрала юбки, освобождая место Джейн, и заставила себя вежливо улыбнуться. Хотя было понятно, что они ждут дальнейших объяснений, но она их ничем не порадовала.

— А тебя не было в церкви в воскресенье, — заметила Джейн, закрывая на задвижку деревянную дверцу.

— Да. — Глаза Клэр насмешливо блеснули, она подняла руку, чтобы поправить простенькую соломенную шляпку.

Кучер щелкнул кнутом, и лошади понеслись.

Три пассажирки вцепились в кожаные кольца, свисающие с потолка кареты, из-под колес поднялось облако пыли и поплыло над улицей. Лошади и пешеходы кинулась врассыпную, как цыплята, и очень скоро Пармали остался позади.

— Я слышала, что видели преподобного Мюллера, когда он возвращался с твоей фермы, — сообщила Лидия, пытаясь перекричать тряску и дребезжание экипажа.

Клэр промолчала, и Лидия, сощурив бледно-голубые глазки, продолжила:

— С его стороны не слишком-то верно уделять столько внимания этой Бишоп.

— Он даже танцевал с ней тогда! — воскликнула Джейн, подчеркивая, как это неприлично.

— А что вы хотите, чтобы он с ней делал? — язвительно бросила Клэр, отчего Джейн вздрогнула и покраснела, как свекла.

— Стоило бы и о тебе поговорить, Клэр Пармали, — заявила Лидия, глядя на нее и усмехаясь. — О тебе и твоем новом работнике, которого ты наняла. В мое время считалось бы очень неприличным для девушки ускакать в ночь наедине с мужчиной. Ну, так как ты поступила. Ты же уехала с ним вдвоем после церковной вечеринки. Не так ли? В мое время это бы стало таким событием…

— Да. Но это в ваше время. К тому же, насколько вам известно, я не девушка. Неужели забыли? — И подумала, что бы с ними стало, если бы они узнали, насколько она не девушка. Их бы хватил удар, тут же, немедленно. — И еще, прошу вас запомнить, что я делаю и с кем, никого не касается. Пора всем в Пармали это понять.

— Ты очень изменилась в последнее время, — тоном судьи заявила Лидия. — Я клянусь, ты стала гораздо хуже, когда Джейк Паркер…

— Мистер Паркер никакого отношения к этому не имеет, — отрезала Клэр, но, пожалуй, слишком запальчиво.

— Ну что же, хорошо, — сказала Лидия, изогнув губы в понимающей улыбке и со злобным удовлетворением сообщила: — Говорят, Грэхэм Купер вчера ночью столкнулся с ним нос к носу в салуне. Паркер был там с одной из размалеванных проституток, они лезут к нему, как муравьи на сахар.

Клэр напряглась и порозовела. «Это только для дела», — уверял ее Рэнд. Она еще раз выругалась про себя и положила вышитую цветочками сумочку на колени.

— Таким мужчинам, как он, никогда нельзя доверять, — вздохнула Джейн, не подозревая, что как эхо повторяет мысли Клэр.

— Вот Тэйт Дженнер не ветреный парень, — сказала Лидия. — Конечно, я понимаю, тебе это совершенно не важно, ты считаешься замужем за тем, который сбежал. Не думай, никто в округе не забыл, хотя прошло столько лет. У людей крепкая память.

— Может, еще вернется, — предположила Джейн, — а может, он умер. Вот тогда бы ты могла…

— Вот тогда бы ты могла угомониться и перестать разыгрывать спектакль, — пухлая седовласая матрона перебила молодую приятельницу. Вздернув подбородок и возомнив себя не меньше, чем королевой, она продолжила обличительную речь: — Люди достаточно насмотрелись на твои выходки. Тебе должно быть стыдно, Клэр Пармали, это ты стравила в церкви на аукционе двух молодых петухов, они из-за тебя подрались. Даже не пытайся отрицать. Ну что, ты получила от этого удовольствие?

— Мистер Паркер может не слишком хороший человек, — задумчиво пробормотала Джейн, — но, конечно, он красивый. Интересно, неужели он до сих пор никого себе не присмотрел? В городе так много женщин, которые были бы счастливы провести с ним время. Даже если он из тех, кто бросает.

— Тебе незачем далеко ходить, — высказалась Лидия, многозначительно кивнув в сторону Клэр.

Клэр не стала кидаться в бой. Она устремила в окно свой горящий взор, пытаясь изгнать из души сомнения, охватившие ее как никогда прежде. Она не должна была… Ну, нет. Надо действовать. Согласится или нет мистер Тэмплтон помочь оформить развод, это неизвестно, но она должна попытаться сделать то, что задумала, и убедиться, что Глориета останется за ней.

Муж он ей или кто, но пускай ее повесят, если она позволит Рэнду Логану отнять ферму. «Только один из нас может быть главным», — так он ей сказал. Без сомнения, он станет управлять ею и всем остальным железной рукой, если ему дать волю. Подобная перспектива — изо дня в день подчиняться ему — разозлила Клэр. Однако другая — спать каждую ночь в его объятиях — вовсе не казалась неприятной…

— Мы почему-то останавливаемся, — вдруг заявила Лидия, нахмурившись. — Почему?

— Может, загнали какую-нибудь лошадь? — предположила Джейн.

— Мы снова опоздаем. Как всегда. Это невозможно, в конце концов, — ворчала Лидия.

— Да не беспокойся, Лидия, я взяла с собой целую корзину еды.


Вернувшись к реальности, отбросив тягостные мысли, Клэр нетерпеливо высунулась в окно и потрясение охнула: три всадника преградили путь почтовой карете. Их лица скрывали белые хлопчатобумажные колпаки, они все были при оружии.

Глаза Клэр в ужасе расширились, а сердЦе тревожно забилось, когда кучер вынужденно остановил лошадей. Громко и недовольно фыркая, остановленные почти на полном ходу, они строптиво перебирали ногами, карета несколько раз дернулась и замерла.

— Бросай оружие! — приказал охраннику почты один из трех бандитов. Голос его звучал невнятно из-под колпака, но Клэр могла бы поклясться, что она слышала его раньше.

— Боже милостивый! Что… — начала, было Лидия.

— Тише, — хрипло попросила Джейн. Ее взгляд, полный ужаса, не отрывался от передней части кареты.

— Давай сейф! — приказал бандит, потом открыл дверцу кареты и скомандовал: — Выходите! — И выхватил револьвер, подтверждая, что не собирается шутить.

От страха Джейн закричала. Лидия обняла за плечи испуганную молодую женщину и с вызовом взглянула на мужчину.

— Ты что, не видишь, тут всего три женщины?

— Заткнись, бабка. Вылезай!

— Не спорьте с ним, делайте, что он говорит, — посоветовала Клэр, внешне спокойная, но внутри все дрожало от страха. Не заметив странного взгляда грабителя, брошенного на нее, она подобрала юбки и вышла. Лидия и Джейн мудро последовали ее примеру. Она огляделась. Взволнованный взгляд Клэр упал на всадника.

Увидев ее, он напрягся, было видно даже сквозь прорези в колпаке, как он сощурился.

— Уходим! — приказал он, и на этот раз его голос звучал еще тише.

— Но мы ведь не… — возразил бандит, пытавшийся поднять сейф.

— Я сказал: уходим!

Его компаньоны подчинились и вскочили на лошадей, оставив в спешке сейф. Они пришпорили коней и сумасшедшим галопом помчались по залитой солнцем прерии. Охранник, наконец пришедший в себя, спустился и подобрал свое оружие, но стрелять было слишком поздно. Грабители превратились в маленькие точки на горизонте.

Клэр судорожно вздохнула и привалилась к карете, сердце ее билось в груди с отчаянной силой. Она посмотрела туда, куда умчались бандиты, удивляясь, почему они удрали в такой спешке.

— Не смей падать в обморок, Джейн Уиллис, — пронзительно закричала Лидия. — Я тебе запрещаю! — Она легонько похлопала молодую женщину по щекам и нахмурилась, догадываясь, что ноги Джейн вот-вот ее подведут.

— Ну как вы, дамы, в порядке? — спросил кучер.

— Да, — поспешила успокоить его Клэр. — Мы в порядке.

— Говори про себя, — бросила Лидия и попросила охранника помочь ей поднять Джейн, которая была в полуобморочном состоянии, в карету. — Осторожнее.

— Я поищу воды, — предложила Клэр.

Кучер положил вожжи, спустился и подошел к задней части кареты. Он отвязал фартук, прикрывавший багажное отделение, и стал искать кружку для воды.

— Чего, черт побери, они испугались? — бормотал он себе под нос, недоумевая и желая получить ответ на интригующий вопрос.

Он работал кучером почти восемь лет и привык к опасностям. Чего только не случалось с ним за эти годы, но никогда не было такого, чтобы его остановили, напали, а потом вдруг передумали грабить. Неожиданно он посмотрел на Клэр.

— Мне кажется, когда они увидели вас, они решили дать деру.

— Меня? — удивилась она. — А почему, черт побери…

— Ну, может, просто увидели хорошенькую женщину. Да, в конце-то концов, что бы их ни заставило удрать, все равно слава Богу. Не хотел бы я, чтобы они украли сейф, а меня бы продырявили. — Кучер подал ей кружку и пошел поговорить с охранником.

Клэр молча смотрела ему вслед, а потом полезла в карету и подала воду Джейн. Девушка скоро пришла в себя, и они снова тронулись в путь.

В маленький оживленный городок Дэнтон они приехали только на двадцать минут позднее, чем было положено по расписанию. Лидия и бледная хныкающая Джейн, которая плелась за ней, направились в контору жаловаться на выпавшие в пути испытания. Клэр взяла у кучера свою сумку, еще раз уверив его, что нисколько не пострадала, и тоже вошла в маленькую, набитую людьми контору. Узнав, что следующая карета до Далласа будет не раньше чем через полчаса, она нахмурилась, села на скамью возле двери и сняла шляпу.

Клэр была потрясена попыткой ограбления больше, чем призналась бы. Все случилось так невероятно быстро. Неожиданно. Голос мужчины, без сомнения, главного в банде, все еще звучал у нее в ушах…

— Шериф хотел бы поговорить с вами, прежде чем вы уедете, — сказал, подойдя и серьезно взглянув на Клэр, охранник, сопровождающий почту.

Этот большой дородный мужчина, который по виду, казалось, в состоянии справиться с любым бандитом, оказался пустым местом под дулом «винчестера».

— А зачем? — смутилась Клэр. — Вы знаете гораздо больше меня. Вы сидели снаружи, а я внутри.

— Да я понимаю, но он сказал, чтобы я все равно привел вас.

Она кивнула и поднялась. Прихватив сумку, она пошла следом за ним в здание суда.

Лидия продолжала говорить с молодым бледным клерком, а Джейн, казалось, вот-вот снова упадет в обморок.

Здание суда было рядом. С широко распахнутыми глазами, взволнованная, Клэр вошла, пытаясь успокоить себя тем, что у нее нет никаких причин нервничать. Но внутри у нее все дрожало.

Она увидела высокого шатена, немногим старше тридцати, он улыбался ей, поднимаясь из-за большого дубового стола. Потом мужчина молча кивнул, отпуская сопровождающего. Когда они остались одни, он закрыл дверь.

— Меня зовут Джон Мэлоун. Я шериф.

— Клэр Пармали, — пробормотала она в ответ.

Она быстро огляделась и успела заметить железные решетки за дверью в середине стены. И еще одну дверь, чуть поуже, справа от себя.

— Пармали, — повторил шериф, и глаза его, когда он узнал имя, засияли. — Так вы…

— Да. Моего отца звали Самуэль Пармали.

— Пожалуйста, мисс Пармали, садитесь. — Он указал ей на стул возле своего стола.

Она благодарно опустилась, поставила дорожную сумку на пол, глядя, как он снова усаживается за стол. Глаза его метнулись в сторону двери в углу, потом он снова встретился с ней взглядом.

— А что вы можете мне рассказать о попытке ограбления?

— Боюсь, не очень много, — ответила Клэр, вцепившись в соломенную шляпку. — Я уверена, вы уже слышали, что их было трое, и все в колпаках. Они убежали, ничего не взяв, никого не ограбив.

— Охранник сказал, что они убежали очень поспешно, сразу как только вы и две другие женщины вышли из кареты.

— Да, они вдруг решили проявить галантность. — Она насмешливо улыбнулась, высказав ироничную по своей сути мысль.

— А вы слышали их разговоры?

— Да, но они почти ничего не говорили.

— Вы узнали их голоса? Может, слышали когда-то раньше?

— Нет. — Клэр покачала головой, покраснев и поспешно отвела глаза от лица шерифа.

— Скажите мне, зачем вы поехали в Дэнтон?

— Я в общем-то ехала в Даллас. У меня там… одно дело.

— Личное дело?

— Я не понимаю, какое отношение это имеет к…

И тут она замерла, поскольку угловая дверь в углу открылась, и она, посмотрев в ту сторону, ошеломленно вытаращила глаза. Она увидела высокого и красивого мужчину, который смотрел на нее с более чем серьезным выражением.

— Что ты здесь делаешь? — с негодованием просила она.

Лицо Клэр запылало от целой гаммы чувств, хвативших ее. Вскочив на ноги, она вцепилась в спинку стула и расправила плечи.

— Мы с шерифом старые друзья, — сказал Рэнд с обманчивой небрежностью.

Он медленно прошел вперед, с непостижимой улыбкой на губах глядя холодными стальными глазами в ее изумрудные глаза.

— Мэлоун, похоже, ты имеешь удовольствие познакомиться с моей женой.

— Да, похоже на то, — ответил мужчина. Он встал, выпрямился и, смущенно хмурясь, посмотрел на обоих. — Может, Логан, объяснишь, что происходит? — обратился он к Рэнду.

— А может, Клэр нас просветит? — Рэнд стал прямо перед ней, его взгляд не обещал ничего орошего. — Что, личное дело в Далласе?

— Да, — подтвердила она, кивнув, потом быстро менила тему: — Но это не важно. Как ты вдруг казался в Дэнтоне…

— Меня предупредили о возможном ограблении.

— Тебя предупредили?!

— Но, вероятно, меня дезинформировали. — Его глаза потемнели.

— Да не совсем… — начал Мэлоун.

Клэр бросили взгляд на шерифа, и тот умолк, не договорив.

— Возможно, твой информатор ошибся, — насмешливо сказал шериф.

— Может быть. Но я все очень скоро выясню.

— Не понимаю, — снова накинулась на него Клэр, — предполагалось, ты должен быть на ферме.

— И ты тоже.

— Может, мне лучше оставить вас наедине, чтобы вы выяснили отношения? — предложил шериф Мэлоун, широко улыбаясь. — Но советую не кричать. — Он кивнул в сторону зарешеченных камер. — Старина Джек Харвелл отсыпается после кутежа, но если он проснется, то с интересом послушает вас.

— Намек понял, — кивнул Рэнд. — Я вернусь. — Он наконец протянул руку Клэр и скомандовал: — Пошли!

— Куда это?

— Поговорить. Твой планы изменились. — Он крепко стиснул ее руку.

Клэр открыла рот, желая возразить, но передумала и разрешила Рэнду повести себя к выходу.

— Потом у меня будет несколько вопросов к вам, миссис Логан, — предупредил шериф.

— Я предпочитаю «мисс Пармали», — бросила она через плечо.

Рэнд многозначительно посмотрел на старого друга и вывел ее на улицу, поплотнее закрыв за собой дверь.

— Моя сумка! — воскликнула Клэр, вспомнив, что забыла ее на полу возле стола шерифа.

— Я потом принесу ее, — пообещал Рэнд.

Она отдернула руку, пытаясь освободиться, глаза ее сверкнули, когда, оказавшись на тротуаре, она повернулась к нему лицом. К счастью, поблизости никого не было и их никто не мог услышать.

— Я не хочу с тобой говорить! — заявила она запальчиво. — Нам не о чем говорить! Я приняла решение, Рэнд Логан, и пускай меня повесят, если я позволю кому-то встать на моем пути!

— Я позабочусь о веревке, — пообещал он без тени улыбки, снова крепко схватил ее руку и поволок на другой конец главной улицы.

Наступило время ленча. Магазины и конторы опустели, в воздухе носились ароматы еды и кофе.

— Куда ты меня тащишь? — в ярости спросила Клэр.

— В отель.

— Если ты меня не пустишь в Даллас, тогда отвези меня домой.

— Я мог бы. Но не повезу.

— Может, ты все-таки отстанешь от меня? Я имею право…

— У тебя есть только те права, которые я захочу предоставить жене. А на данный момент, — предупредил он тихим голосом, с трудом сдерживая ярость, — я не в настроении быть щедрым.

На лице ее появилось отвращение, но Рэнд не обращал никакого внимания. Он привел ее к белому двухэтажному зданию отеля «Голубая звезда». Однажды она останавливалась здесь и тут же познакомилась с Сэди. Вместо того чтобы, как она ожидала, выбрать уединенный уголок в просторном холле, застланном красным ковром, Рэнд повел ее вверх по лестнице.

— Куда ты? Я думала, мы собираемся поговорить, — сердито, но немного смущенно сказала она.

— А мы и собираемся это сделать, только в моей комнате.

— У тебя здесь комната? — изумилась Клэр.

— Да. — Он ухмыльнулся. — Так, держу на всякий случай. — И без дальнейших объяснений отпер дверь и подтолкнул Клэр внутрь.

— Что это значит «на всякий случай»? — проворчала она.

Потом, высвободившись наконец, Клэр проследила, как Рэнд закрывает за собой дверь. От его облика веяло угрожающим спокойствием. Она проглотила комок, подступивший к горлу, проклиная себя за страх, который испытывала перед его гневом, будто он имел на это все права.

Комната была маленькая, но опрятная. Красные клетчатые занавески колыхались на открытых окнах, лоскутное одеяло накрывало кровать на четырех дубовых столбиках с балдахином. Деревянный пол, недавно отполированный до блеска, натерт воском. Графин и чаша стояли возле умывальника, над которым висело зеркало. Клэр знала, что в отеле есть и туалет и ванная в конце коридора. «Все удобства в доме», — с негодованием подумала она.

— Ради Бога, Клэр… — зарычал Рэнд, поворачиваясь к ней.

— Так это вот здесь ты занимаешься делами? — перебила она его с ядовитым сарказмом в голосе. — Глаза ее зло сверкнули. Ревность пересилила страх, который она испытывала еще секунду назад. — Я наслышана о твоей популярности в салунах Пармали. У тебя и в Дэнтоне хватает «сотрудников»?

— Ты единственная, с кем я хотел бы сотрудничать, — признался он мрачно. Но потом строго проговорил: — Какого черта, зачем ты приехала сюда?

— Лучше бы всю дорогу до Далласа я шла пешком.

— Ты решила встретиться с юристом, другом твоего отца. — Это прозвучало не как вопрос, а как утверждение.

— Может быть, — уклончиво ответила Клэр, поджав губы.

— Я тебе уже говорил: развода не будет. Раз и навсегда вбей это в свою тупую хорошенькую головку и перестань вести себя как дура. — Он шагнул к ней и угрожающе склонился, его красивое лицо и голубые глаза были совсем рядом. Она различала мельчайшие морщинки вокруг глаз, появившиеся от привычки щуриться на солнце. — Черт побери, ты, глупая женщина, ведь тебя могли убить. И сейчас мы бы не сидели здесь и не занимались дурацким разговором. Ты хоть это понимаешь? — Ярость кипела в нем. При одной мысли, что он мог ее потерять, Рэнду хотелось орать на нее, топать ногами…

— Откуда, черт побери, я знала, что может случиться? Ты что ли, мне сказал? Ты меня предупредил? Ради Бога, Рэнд Логан, ну почему ты не доверяешь мне ни капли? Если бы я имела хоть малейшее представление о том, что кто-то планирует…

— Если бы ты сидела дома, как полагается, тебе не грозила бы никакая опасность, — сказал он и положил руки ей на плечи. Потом со вздохом привлек ее к себе, нежно прижал. — Я мог бы выпороть тебя, Клэр, за непослушание.

— А почему ты все время напускаешь на себя какую-то таинственность? — бесстрашно накинулась она на Рэнда. Потом пристально посмотрела на него: — Это Уилл Дженнер рассказал тебе о том, что готовится ограбление? Поэтому-то он прошлой ночью приезжал на ферму?

— Да. — Рэнд слегка ослабил руки и снова нахмурился. — Я до сих пор надеюсь, что он выполнит свою часть сделки.

— Какой сделки?

— Информация в обмен на неприкосновенность.

— Неприкосновенность? — Она проглотила слюну. — Ты знаешь, кто были эти бандиты, да? — спросила она, хотя очень боялась получить ответ. — О Рэнд, это Тэйт?

— Да, он.

— Боже мой! — воскликнула Клэр и побледнела.

Она почувствовала укол в сердце. Тэйт. Невозможно поверить, каким жестоким он оказался. Он был таким добрым с ней, всегда хотел помочь, и однако, призналась она себе, Тэйт Дженнер, которого она видела недавно, был не тот, какого она знала несколько последних месяцев. А может, это и был настоящий Тэйт? Он просто показался из-за маски, за которой прятался? Может быть… Да, конечно. А может, ей самой хотелось обманываться на его счет все это время?

Она вспомнила тот первый день, немногим больше недели назад, когда Рэнд возник в Глориете со значком рэйнджера и со своими вопросами. Уже тогда у нее мелькнула мысль о Тэйте. Голос, который она слышала сегодня, показался ей очень знакомым.

— Он с самого начала был главным подозреваемым, — продолжал Рэнд, убрав руки с ее плеч. Он смотрел на Клэр мягко и сочувственно, заметив ее боль. — Он и его братья. Но у нас не было доказательств. Их, кстати, до сих пор нет.

— А как насчет УилЛа? — Голова Клэр пошла кругом. Она ни словом не обмолвилась о своих подозрениях. — Его свидетельства достаточно?

— Нужно нечто большее, чем просто слова. — Рэнд подошел к окну, отодвинул занавеску. — Его нельзя назвать добровольным осведомителем. Потребовалось долго убеждать парня, чтобы заставить сотрудничать с нами. Короче говоря, я предложил ему сделку, от которой он не смог отказаться.

— Я все-таки не в состоянии поверить, что он мог пойти против собственных братьев, — грустно пробормотала Клэр.

— А у него не было выбора, — объяснил Рэнд. — Он, Клэр, пытается спасти братьев. Он знает, кто я, он уверен, что у меня есть связи с высокими чинами в штаб-квартире рэйнджеров. Я ему как-то сказал, что вышел приказ доставить туда грабителей живыми или мертвыми. Тогда он согласился помочь. Он решил, что пусть уж лучше они посидят за решеткой несколько лет, чем окажутся в могиле.

— А если ты ошибаешься? — В ее голосе прозвучала отчаянная надежда. — А если Уилл врет?

— Для чего ему это? — Рэнд убежденно покачал головой. — Нет, он не врет. Это они. Джен-неры под руководством Тэйта прекрасно заметают следы. Даже Уилл не знал ничего вплоть до последнего ограбления. Его держали в неведении. Но как только Уиллу все открылось, его не пришлось долго уламывать. Он все рассказал.

Ужасная правда, наконец, стала доходить до Клэр. Тэйт Дженнер оказался хладнокровным грабителем, бандитом, который чуть не убил охранника во время последнего ограбления несколько дней назад. На что еще он способен? Клэр вздрогнула от этой мысли.

— Что ты теперь будешь делать? — спросила она Рэнда.

— Ждать.

— Долго? Когда это случится?

— Нет, недолго. Надеюсь, очень скоро. — Рэнд еще раз подошел к ней и взял ее за руки. — Мне жаль, Клэр. Конечно, тебе очень больно узнать, что Дженнер не такой добрый друг, каким ты его воспринимала. Возможно, я должен был сказать тебе о нем раньше, но…

— …но ты не верил мне, — договорила она за него. Ее глаза подернулись туманом и печалью.

— В какой-то мере да, — признался он. — Я не знал, насколько рьяно ты готова была его защищать.

— А теперь ты мне веришь? — Она не смогла скрыть горечь в голосе.

— Теперь да. Верю.

— Он просил меня выйти за него замуж, — сказала Клэр, как бы себе самой. — Сомневаюсь, действительно ли он хотел этого?

— Да, хотел, — сказал Рэнд, и глаза его снова потемнели. — Он никогда не собирался втягивать тебя в свои планы.

— А ты предупреждал меня держаться от него подальше только из-за его делишек? Или ты ревновал?

— И то, и другое. — Рэнд заметил, как тень пробежала по прекрасному личику Клэр.

— А ты… если бы тебе не поручили это дело? — спросила она срывающимся голосом и прерывисто дыша.

Конечно, это не имело никакого отношения к Тэйту Дженнеру. Вовсе никакого. И она уже раньше спрашивала об этом Рэнда. Но ей очень хотелось услышать подтверждение. Что она для него важнее дела, чести и чего-то еще.

— Я прошел сквозь все круги ада, — сказал он очень тихо и взволнованно.

Клэр увидела по глазам, что Рэнд говорит правду.

Клэр ощутила странное облегчение: внезапно она освободилась от всяческих сомнений. Впервые за шесть долгих лет она подумала, что Рэнд Логан говорит правду, что он никогда не переставал ее любить?

— Клэр…

Ее имя в его устах прозвучало как ласка. Она посмотрела на него, и глаза ее наполнились слезами.

— О Рэнд, я… — прошептала она и зарыдала.

Она не сопротивлялась, когда он обнял ее, притянул к себе, слезы неудержимым потоком текли по нежным щекам. Клэр не могла бы объяснить, почему плачет. Может, из-за Тэйта Дженнера. Или потому, что слишком устала. А может, ей хотелось отбросить все предубеждения относительно Рэнда Логана, довериться ему, не думать об опасности снова оказаться с разбитым сердцем.

Но какова бы, ни была причина слез, Клэр наслаждалась нежностью объятий мужа и не сдерживала рыданий.

Она плакала недолго. Когда, наконец, Клэр подняла голову, чтобы достать платок из кармана юбки, она увидела, что Рэнд, улыбаясь, смотрит на нее.

— Ой, я намочила твою рубашку, — пробор мотала она, испытывая неловкость под его нежным взглядом.

— Высохнет. — Он вдруг стал серьезным, от его голоса Клэр бросило в дрожь. Он спросил: — А зачем ты это сделала, Клэр?

— Что сделала?

— Понеслась в Даллас.

— Я собиралась поговорить с мистером Тэмпл-тоном насчет ранчо, — заикаясь, уклончиво ответила она. Потом отошла от него к окну. — Мне нужен был его совет.

— Глориета твоя. Я на нее не претендую.

— А откуда я знаю, что тебе можно доверять? — спросила она. — Хотя бы в чем-то!

— Я никогда тебе не лгал, Клэр.

— Да неужели? — Она повернулась к нему и гневно посмотрела на него. — А как же клятва, которую ты мне дал шесть лет назад?

— А ее сдержал. — Нечто похожее на улыбку тронуло его губы. — И ты обещала меня слушаться. Помнишь?

— Да, но это было до…

— Никаких «но», — резко перебил он ее. — Я предупреждал тебя: забудь о разводе.

— А я предупреждала тебя, что не позволю после стольких лет ворваться в мою жизнь и овладеть правами, которыми ты пренебрег в свое время.

— Хм, так я уже ими воспользовался.

Ее лицо вспыхнуло, когда до нее дошел смысл сказанного. Она увидела его веселый взгляд.

— Мне надо еще раз поговорить с Мэлоу-ном, — вдруг заявил Рэнд, направляясь к выходу. — Я захвачу твою сумку.

— А что я буду здесь делать?

— Сидеть и ждать. Меня.

— Как бы не так! Следующим рейсом я отправляюсь в Пармали. В два часа. Мне надо быть дома вовремя, — она говорила это резким тоном, запальчиво.

— Мы останемся здесь до завтрашнего дня, — тихо произнес Рэнд. — Ты поняла меня, Клэр? И не спорь. Это бесполезно.

— Ты хочешь сказать, мы будем здесь ночевать?

От такой перспективы ее сердце заколотилось, в душе возник настоящий хаос, но, если бы спросить Клэр, какого рода чувства ее одолевают от такой новости, она бы призналась, но только себе: в основном приятные.

— Да, именно так. — Рэнд открыл дверь и на минуту задержался на пороге. Потом посмотрел на нее напряженным предупреждающим взглядом: — Делай, как я говорю, Клэр. Можешь погулять по городу, но не вздумай уехать.

— Ты думаешь, я буду играть роль послушной обожающей женушки, ожидающей возвращения мужа домой после тяжелого рабочего дня? — с вызовом и не без сарказма поинтересовалась Клэр. — А не хочешь ли ты, чтобы я приготовила тебе ужин?

— О нет, — весело улыбнулся Рэнд. — Я уже имел счастье попробовать твою стряпню.

Окажись у Клэр под рукой что-нибудь потяжелее, Рэнду не поздоровилось бы.

Наконец он ушел, плотно закрыв за собой дверь. Клэр, предоставленная сама себе, не удержалась от искушения принять ванну. Потом она отважилась прогуляться по главной улице Дэнтона. В сущности, весь ее мир ограничивался Глориетой и Пармали. Провести день в незнакомом месте было приятным разнообразием. Этой возможностью в другой раз Клэр насладилась бы от души, но не сегодня. Она не могла спокойно гулять по городу и не думать о случившемся, о Тэйте Дженнере.

«Чем все может кончиться?» — размышляла она, вздыхая. С одной стороны, ей хотелось торжества справедливости. Но, с другой стороны, было невыносимо думать, что человек, которого она так долго считала своим хорошим другом, может оказаться в тюрьме, а весьма вероятно, что его ждет и кое-что похуже. Конечно, он и его братья заслуживают наказания, они пожнут то, что посеяли. Но ее сердце, несмотря ни на что, отвергая все доводы разума, болезненно сжималось от жалости к Тэйту и его братьям.

Желудок напомнил Клэр, что с самого утра она ничего не ела. Она зашла в маленький домашний ресторан недалеко от здания суда. Внезапно она увидела, что по тротуару ей навстречу плывут Лидия и Джейн. Выругавшись про себя и все еще надеясь избежать встречи с ними, Клэр торопливо повернула обратно. Но поздно — они заметили ее.

— Клэр! — окликнула Джейн, поднимая руку.

— Ну, теперь не скроешься, — пробормотала Клэр. Ей ничего не оставалось делать, как заговорить с ними.

Внутренне напрягшись, она ждала, когда они подойдут к ней. Дамы шагали быстро и решительно, их юбки колыхались, а каблуки высоких зашнурованных ботинок громко стучали по деревянному тротуару.

— Ты пропустила свой рейс, — без всякой надобности заметила Лидия.

— Да. Я знаю. Я передумала ехать.

— Совсем неудивительно, — со вздохом сказала Джейн, вспоминая о недавно пережитом. Она прижала к груди сумочку, как будто грабители вот-вот могли снова на нее напасть. — Мы с Лидией собираемся ехать в Пармали в два часа. И больше я никогда никуда не поеду. От дома никуда! Ну разве что на милю, не больше… И все!

— Ты, конечно, едешь с нами, — сурово заметила Лидия, глядя на Клэр из-под нависших на лицо полей шляпы.

— Нет, — ровным голосом сказала Клэр, — я остаюсь на ночь или две.

— В Дэнтоне? Боже мой, ты что… — Начала было Джейн, но резко умолкла, выпучив от удивления глаза при виде шагающего в их сторону Рэнда.

Клэр быстро оглянулась и чуть не застонала.

— Миссис Кэссиди, мисс Уиллис, мисс Пармали, — здоровался с ними Рэнд, снимая шляпу и одаривая всех дружеской улыбкой.

— Откуда вы явились? — резко спросила Лидия.

— Вы не собираетесь вернуться на ранчо, мистер Паркер? — поспешила вмешаться Клэр, выразительно посмотрев на Рэнда.

— Да, мэм, — ответил он в безупречно уважительной манере. — Но пока у меня есть кое-какие дела в городе.

— Вы собираетесь здесь задержаться? — проговорила Джейн и с любопытством взглянула на сумку, которую он держал в руке.

— Да, похоже на то, — ответил Рэнд.

— Какое странное совпадение, — хмыкнула Лидия. — Наша мисс Клэр тоже чего-то ради решила остаться.

— Ну что ж, может, мы тогда еще раз встретимся. — Он надел шляпу.

— О, Клэр, — прошептала Джейн, взволнованно оттаскивая ее в сторону, — теперь ты уж никак не можешь оставаться в Дэнтоне. Что станут говорить, если узнают, что и ты, и мистер Паркер…

— Я не вчера родилась, молодой человек, — язвительно заметила Лидия. Сощурившись так, что глаза превратились в узкие щелочки, она бросила язвительный взгляд на Клэр.

— Да, мэм, я вижу, — ответил Рэнд.

Клэр единственная уловила издевательскую насмешку в его голосе.

— Насколько я понимаю, — продолжала Лидия, подозрения которой усиливались с каждой минутой, — сумка, которую вы держите в руках, ужасно похожа на ту, с которой мисс Пармали ехала сегодня утром в почтовой карете.

— Точно такая же, — подтвердила Джейн и снова с осуждением посмотрела на Клэр.

— Мистер Паркер, она замужняя дама, — сочла необходимым напомнить Лидия.

— О, Боже мой! — раздраженно воскликнула Клэр. — Да это совсем не то, что вы предполагаете. — И подумала: «Истинная правда!» — Но даже если бы ваши подозрения были справедливы, это мое дело. И больше ничье.

— Да, пожалуй, точнее не выразиться, — пожилая дама покачала головой со злорадным удовлетворением.

— О, Лидия! — воскликнула Джейн.

— До свидания, — процедила Клэр и неожиданно для всех выхватила свою сумку у Рэнда. А потом, гордо выпрямив спину, зашагала в сторону отеля.

— До свидания, дамы, — вежливо попрощался Рэнд с Лидией и Джейн.

Обе молчали. Потрясенные, они стояли, широко разинув рты и наблюдая, как он направился следом за Клэр.

Он догнал ее прежде, чем она успела переступить через порог. Взял ее за руку и нежно потянул, останавливая.

— Забудь ты о них, Клэр, — сказал Рэнд, глядя ей в глаза. — Их слова не имеют никакого значения. Пустое сотрясение воздуха.

— Да, для тебя, — резко бросила Клэр. — Ты мужчина. Тебе можно все, что хочется. Ты можешь ходить куда угодно и когда угодно, без всяких последствий.

— Ну, давай уедем из Пармали, поселимся где-нибудь в другом месте.

— Ты сошел с ума? — закричала Клэр, но, вЬпомнив, что они не одни, понизила голос. — Ты действительно думаешь, что я способна оставить Гло-риету и все, чего добилась тяжким трудом за эти годы?

— Я уверен, когда-нибудь настанет день и ты поймешь, что на свете есть кое-что поважнее.

— Что, черт побери, ты имеешь в виду?

— А то, что, возможно, тебе придется по всему свету искать человека, который любил бы тебя так же сильно, как я. Но ты его не найдешь. Даже будь у тебя в запасе тысяча лет.

Вдруг Клэр ощутила слабость в коленях. Она попыталась найти ответ на его слова, но не успела: Рэнд развернулся и оставил ее одну. Проводив его долгим взглядом, она подобрала юбки и вошла в отель.

Он вернулся, когда уже стемнело.

Клэр сидела в кресле у окна и читала старый в кожаном переплете томик стихов, который обнаружила на столике у кровати. Она уже прошлась по магазинам Дэнтона, погуляла по улочкам, но все равно у нее оказалось много свободного времени. Внезапно дверь открылась, она быстро вскочила и взглянула на вошедшего Рэнда. Оказавшись в освещенной лампой комнате, он, не говоря ни слова, снял шляпу, повесил на крючок на стене и сел на край кровати, чтобы стащить сапоги.

— Где ты был? — спросила Клэр строго, как подобает настоящей жене.

— Только не вздумай изображать, что ты беспокоилась. — Он слегка улыбнулся, расстегивая рубашку.

— Между прочим, это так и есть, — слова сорвались прежде, чем она успела, что называется, прикусить язык.

— Я рад слышать.

— У тебя волосы мокрые, — обеспокоилась она.

— А я помылся. — Глаза его были полны веселого огня. — Но я был бы более чем счастлив принять еще одну ванну, если ты согласишься составить мне компанию.

— Да, черт бы тебя побрал, Рэнд Логан! Ты еще о чем-нибудь можешь думать? — густо покраснев, она скрестила руки на груди и поспешила сменить тему. — Я до сих пор не понимаю, зачем нам оставаться здесь на ночь. — Ей пришло в голову нанять на извозчичьем дворе кобылу и отправиться обратно в Глориету. Но внутренний голос подсказал ей не делать этого. — Смешно тратить столько денег попусту.

— Мисс Клэр, иногда до тебя кое-что туго доходит, — насмешливо сказал Рэнд, снимая рубашку. Он остался в брюках, его мускулистая грудь и руки отливали бронзой в свете лампы.

Клэр ощутила, как по ее телу разливается сладкая истома. Она попыталась скрыть свои чувства под маской гнева:

— Судя по словам Лидии Кэссиди, ты наслаждался компанией размалеванной проститутки прошлой ночью в салуне. Почему же ты думаешь, что, услышав такое, я позволю тебе прикоснуться ко мне?

— А ты не слушай сплетниц. — Рэнд двинулся к ней, его взгляд смело и многозначительно скользил по ее фигуре.

Клэр инстинктивно отступила назад:

— Значит, ты это отрицаешь?

— Нет.

— Нет? — Потрясенная, она уставилась на него, ревность захлестнула ее. — Ты хочешь сказать, что…

— Что я хочу сказать тебе, миссис Логан, — перебил он ее, улыбаясь, — так это то, что внешность бывает иногда так обманчива.

— Я никогда не смогу тебе доверять! — с вызовом заявила Клэр, а сердце ее колотилось все быстрее и быстрее. Она не могла не волноваться в такой близости от него.

— Не доверяй, если тебе так хочется.

— Ты это уже говорил.

— И буду повторять до тех пор, пока ты не поверишь. — Он привлек ее к себе. — Так же, как повторять вот это, — хрипло пробормотал он, а его теплые губы сперва легонько коснулись ее губ, потом полностью завладели ее ртом. Наконец Рэнд поднял голову, Клэр пылала и едва дышала. — И это. — Рука его коснулась груди Клэр. — И это. — Он наклонился, задрал пышные юбки и, опустившись на колени, коснулся губами горячего треугольника…

Рэнд! — воскликнула Клэр, глубоко потрясенная, но и обрадованная: она поняла его намерения.

Ее пальцы утонули в густых волосах Рэнда. Она закрыла глаза и громко стонала от каждой жаркой волнующей ласки.

Наконец Рэнд поднял ее сильными руками и понес в постель.

Когда наступил рассвет, Клэр пришла к выводу, что, сколько бы ни было отдано за комнату в отеле, она стоила этих денег.

Глава 12

Утром они отправились в Глориету.

— А что ты собираешься делать с Уиллом? — поинтересовалась Клэр.

Она сидела на лошади за Рэндом, обхватив руками его спину. Он настоял на том, чтобы они поехали вдвоем. Клэр с удовольствием уступила, поскольку день был прохладный и сырой, а она ничего теплого с собой не взяла. Но жар тела, к которому она прижималась, был приятен не только из-за холода.

— У нас с молодым Дженнером состоялся серьезный разговор, — сказал Рэнд и, кинув быстрый взгляд на затянутое облаками небо, пониже надвинул шляпу. — Так что надо полагать, его ошибка не была преднамеренной.

— А ты думаешь, Тэйт его подозревает?

— Возможно. Но в любом случае это чертово дело вот-вот должно раскрыться. А до этого момента ты должна молчать обо всем, что я тебе рассказал. Ясно?

— У меня вообще-то есть мозги. А как ты считаешь, Рэнд Логан? — строго напомнила ему Клэр.

— Да, я знаю. Это, пожалуй, второе, что я в тебе заметил.

Было совершенно ясно, что он подшучивает над ней. Но Клэр предпочла не обращать на это внимания.

— Я не уверена, что смогу вести себя с Тэйтом по-прежнему, — призналась Клэр, задумчиво понурившись. «Каким жестоким и бесчестным оказался Тэйт Дженнер», — подумала она. О Господи, но почему именно он, человек, которого она считала своим другом, оказался бандитом?

— Надо постараться, чего бы это ни стоило, — посоветовал Рэнд. — Он говорил тихо, но в его тоне она услышала приказ. — Я не хочу, чтобы ты оказалась замешанной в это дело. Если Дженнер станет вести себя подозрительно, дай знать. Запомни, Клэр, ни при каких обстоятельствах ты не должна оставаться с ним наедине. Тебе ясно? Не забывай об осторожности.

Она кивнула. Вздохнув, оглядела нескончаемые холмистые просторы, вспомнила о своей стычке с Лидией и Джейн. Щеки ее заалели, она отругала себя за несдержанность. Могла бы вообще не говорить с ними.

— Новость о последней «неосторожности» наверняка уже известна всему городу, дамы своего не упустят. — Клэр не сразу сообразила, что произнесла это в полный голос.

— Ничего страшного, так или иначе скоро обо всем узнают. — Рэнд улыбнулся и коснулся её руки. — Нет ничего позорного в том, что ты провела ночь с мужем.

— Да, но как это выглядит сейчас?! Теперь мне навесят ярлык любовницы. — Клэр снова вздохнула и заметила: — По крайней мере, больше никто не назовет меня нецелованной невестой.

По ее телу пробежала горячая волна, когда Рэнд многозначительно хмыкнул в ответ и сказал:

— Это уж точно. Куда там.

— Сначала, — откровенно призналась она, — они думали, что отец не без причины поспешил со свадьбой. Но когда прошло несколько месяцев и никаких заметных признаков моего грехопадения не последовало, люди перестали ко мне присматриаться. Оставалось говорить только о том, что меня бросили в первую брачную ночь.

— Ну, лучше поздно, чем никогда.

— Что ты хочешь сказать? — Она пристально посмотрела на Рэнда, изучая выражение его лица.

— Я хочу сказать, миссис Логан, пришло время подарить людям Пармали то, чего они так долго ждут.

— Да как ты можешь предлагать такое! — Негодующе воскликнула она, сверкая зелеными глазами. — Я не знаю, где ты окажешься завтра! Не говоря уж о том, что с тобой станет через год. И кроме того, если я… Если мы… Если и было суждено, чтобы у нас появился ребенок, то он родился бы от любви.

— Вот и я так же считаю, — сказал Рэнд и значительно посмотрел на Клэр.

— Можешь не смотреть на меня так, Рэнд Логан. — Изо всех сил стараясь справиться с головокружением, охватившим ее, она выпрямилась и нахмурилась. — В конце концов, ты должен понять, что я ни в коем случае не начну семейную жизнь, пока между нами не будет улажено абсолютно все. — Откровенно говоря, тема, которой они коснулись, наполнила ее сладостным чувством: ребенок!

— Если память мне не изменяет, мы уже несколько раз испытывали судьбу. А судьба все-таки дала нам еще один шанс.

— И ты рад, конечно! Признайся, Рэнд Логан! — запальчиво заявила Клэр. — Да окажись я голая и босая и беременная, ты все равно бы остался бродячим котом. Свободным и независимым.

— Ты это так называешь?

— Я не знаю, как ты называешь это, но…

— Клэр, тебе надо, наконец, научиться верить мне. Когда с делами будет покончено, я расскажу все, что ты захочешь узнать. Но пока просто верь мне, если я говорю, что тебе не о чем беспокоиться.

— Не о чем беспокоиться? — недоверчиво повторила она. — Ты исчезаешь с фермы неизвестно на сколько, тебя часто видят в злачных местах, ты занимаешься делом, которое грозит любую жену сделать вдовой. И ты ждешь, что я буду сидеть дома и не думать, что творится у меня под носом?

Клэр и не подозревала, на какую высоту подняла ее тирада дух Рэнда Логана. Его голубые глаза смотрели мягко, как никогда, он крепче сжал ее руки вокруг своей талии.

— Знаешь, Клэр, я даже не думал, что с таким нетерпением стану ждать дня, когда смогу сложить оружие.

— Вне всякого сомнения, на ранчо ты умрешь со скуки после стольких лет приключений, — слабо возразила она.

— Ни в коем случае.

Впервые после его возвращения Клэр почувствовала доверие к Рэнду. Но она разрывалась между прошлым и настоящим… Между тайным желанием мечтать о будущем вместе с Рэндом и явным страхом перед испытанным уже обманом и унижением. А если история повторится?

Как только они приехали в Глориету, Рэнд ссадил Клэр с коня и снова повернул в сторону города, где его ждали дела. Клэр предстояло объяснить Сэди, почему она вернулась раньше времени.

Когда Сэди сказала, что Мика отбыл вместе с Рэндом, она промолчала.

На ранчо никто пока не слышал о попытке ограбления почтовой кареты. Клэр рассказала Сэди о нападении бандитов подробно и красочно, хотя не упомянула о Тэйте, прежде чем приняться за дела. День прошел в суматохе, она занималась уборкой в доме, давала указания работникам. А после ужина вместе с Сэди, Хармони и Волком вышла на крыльцо. Сумерки окутывали окрестности, когда на горизонте появилась знакомая коляска, направляющаяся к ним. Глаза Клэр зажглись любопытством.

— А ты мне не говорила, что преподобный собирается навестить нас сегодня вечером. — Клэр повернулась к Сэди, хитро улыбаясь.

— Я… Я не знала точно, приедет он или нет, — заикаясь, призналась Сэди. Покраснев, она встала и поправила волосы. Вечером она надела самое лучшее платье — на всякий случай — и даже осмелилась немножко подушиться.

— Может, он хочет пригласить нас приехать в церковь? — высказалась Хармони, сидя на верхней ступеньке. Она старательно расчесывала лошадиной щеткой густую шерсть Волка. — Это ведь его работа, да?

— Да, в общем-то конечно, — согласилась Клэр, с обожанием посмотрев на Сэди. — Но я не думаю, что на этот раз он приехал по делам, как священнослужитель.

Тем временем Томас остановил коляску прямо перед домом и слез. Взгляд его сразу встретился с теплым взглядом Сэди. Он снял шляпу и направился к крыльцу.

— Добрый вечер, дамы. Я надеюсь, вы не против, что я без предупреждения? — спросил он приятным, хорошо поставленным голосом.

— Конечно, нет, — уверила его Клэр. От ее взгляда ничто не ускользнуло, даже едва заметный румянец на щеках преподобного Мюллера. — Мы будем рады, если визиты к нам войдут у вас в привычку.

Поблагодарив ее за предложение сесть, он предпочел опуститься рядом с Сэди. Потом его угостили лимонадом, а после он был удостоен особой чести: Волк растянулся прямо у его ног.

— А вы приехали пригласить нас в церковь? — спросила Хармони, поспешив вынуть щетку из шерсти собаки.

— Нет, думаю, что нет. Но возможно, мы скоро что-то устроим…

— А вы часто посещаете свою паству? — спросила Клэр. — Как нас сейчас? — Она заметила веселый блеск в его глазах.

— Не очень, и вряд ли смогу обещать. — Он засмеялся. — Старик Арбокл не более часа назад меня уже приветствовал. До сих пор удивляюсь, что сумел добраться до вас, еще немного, и у меня были бы полные штаны крупной дроби.

— А разве вас никто не предупреждал о нем? — серьезно спросила Сэди, в ужасе представив, какое несчастье могло произойти.

— Да, рассказывали, но я не из тех, кого можно удержать, если чего-то хочется. — В его голосе было нечто, заставившее Сэди густо покраснеть.

— А вы можете покатать нас в вашей коляске? — смело спросила Хармони.

— Хармони! — быстро одернула ее Сэди.

— Прекрасная мысль, миссис Бишоп, — радостно подхватил Томас. Он с улыбкой повернулся к Сэди: — Может, миссис Бишоп, проедемся? Недалеко.

— Но мы не поместимся втроем, — возразила она. — И к тому же темнеет.

— И все-таки я настаиваю. — Он отодвинул стакан, наклонился, поднял на руки смеющуюся Хармони и выпрямился. — Эта юная леди прекрасно устроится между нами. Что касается позднего часа, то скажу вам, нет большего удовольствия, чем наблюдать за таинством захода солнца в столь приятной компании.

— А Клэр?

— Поезжайте, — отозвалась Клэр, вставая и лукаво улыбаясь. — Да ради Бога, поезжайте. Желаю хорошо провести время. Я привыкла к собственной компании, и мне она нравится.

— Ну, если ты так уверена…

— Таинство заката не ждет.

Сияя зелеными глазами, Клэр смотрела, как троица уселась в коляску и покатила. Не успели они исчезнуть из вида, как из-за угла дома появился Салли.

— Весь день хочу с тобой поговорить.

— О чем? — Клэр снова села в кресло-качалку и потрепала Волка по голове.

— О Логане. — Он подошел к ступенькам. Салли, несмотря на возраст, двигался легко и уверенно.

— Боже мой, Салливан Грин! — удивленно воскликнула Клэр. — Я же говорила тебе…

— Дай мне сказать! — запальчиво оборвал он ее.

— Да тут нечего говорить.

— А раз нечего, тогда сиди и слушай. — Он стащил пропотевшую шляпу, оперся о колонну крыльца. На видавшем виды обветренном лице его было такое выражение, которого Клэр не могла припомнить. Если бы она не знала старика лучше, она бы решила, что Салли собирается в чем-то покаяться. — Когда Логан впервые появился после возвращения, я готов был положить ему в карман гремучую змею и спросить, нет ли у него спичек.

— Да, я помню некоторое недружелюбие по отношению к нему с твоей стороны, — с иронией заметила она.

— Незачем говорить со мной таким тоном! — вспылил он с правом человека, который знает ее и любит почти двадцать лет. Салли сощурился и признался: — Да, черт побери, девочка, послушай, что я пытаюсь тебе объяснить. Твой муж сейчас не тот легкомысленный бездельник, что был раньше.

— А с чего это ты вдруг изменил о нем свое мнение? — Клэр вскочила и встала перед ним, в ее лице был вызов. — Только вчера ты предлагал свои услуги, желая избавить меня от него.

— Это было до того, как я узнал о нем мнение босса рэйнджеров.

— Что ты хочешь сказать? — Ее глаза стали круглыми от удивления, она отступила назад. Кривая усмешка осветила лицо старика. — Что это за…

— А ты думаешь, только ты одна такая умная, что можешь наводить справки? — самодовольно съязвил он. — Я подал телеграмму в штаб-квартиру в Сан-Антонио. Конечно, понадобилось время, но я получил ответ.

— Когда?

— Вчера, когда ты улетела неизвестно куда.

— Но… Ты даже в город не выезжаешь, — сказала Клэр, все еще не в силах поверить в услышанное.

— Я сделал ис-клю-че-ни-е, — заявил он, не скрывая насмешки. — А ты не хочешь узнать, что я выяснил?

— Я уверена, тебе самому не терпится рассказать.

— Ну конечно. Не стану ходить вокруг да около. Слушай, девочка, он не тот никчемный сукин сын, который удрал отсюда шесть лет назад. — Салли сделал паузу, шумно откашлялся, постучал шляпой по бедру, выбивая из нее пыль. — Похоже, он стал настоящим блюстителем закона. Он меткий стрелок, Клэр, и, истинный Бог, я никогда не думал, что из него может выйти что-то стоящее.

— Да я сама не думала, — пробормотала она. Легкая улыбка коснулась губ Клэр, когда она снова встретилась с ним взглядом.

— Тот тип написал, что он у них один из лучших.

— Понятно. — Задумчиво нахмурившись, она снова пошла к креслу-качалке. — Короче говоря, ты вот так вдруг готов все простить и все забыть.

— Я этого не говорил.

— А что тогда ты пытаешься сказать? — с вызовом спросила она, снова посмотрев на Салли.

— Да просто то, что я больше не собираюсь его прикончить.

— Сохранить ему жизнь и принять его в Глориете навсегда это не одно и то же.

— А ты намерена оставить его здесь? — резко спросил он.

— Ты считаешь, на ферме вам двоим будет тесно? — парировала она. И прежде чем он ответил, Клэр протяжно вздохнула, почувствовав неодолимое желание довериться Салли, как в детстве. — Откровенно говоря, Салли, я сама не знаю, как поступить. Рэнд уверяет, что хочет остаться, сдать свой значок и осесть. Но я сомневаюсь, что ему это удастся, что он сможет изменить свою жизнь. Он слишком долго был свободным. Он привык к свободе. Ну как можно ожидать от такого мужчины, чтобы он пустил корни на земле?

— Знаешь, есть поговорка, что лучше истереть пару седел, прежде чем выехать из загона. — Сал-ливан Грин поднял большую старческую мозолистую руку и положил на плечо Клэр. — Может, Логан уже износил седла? А разве есть для него лучшее место во всем Техасе, чем Глориета?

— Да, твое мнение явно изменилось, — как бы упрекая его, сказала Клэр, но в глазах светилось тепло, а в горле застрял комок.

— Да, черт побери. — Он убрал руку, натянул шляпу и стал спускаться по ступенькам в надвигающуюся темноту. — Решай, что будешь делать, — бросил он на ходу и направился к бараку. — Но только не пытайся выдворить меня отсюда. Я тут слишком давно работаю, дольше всех. Без малого двадцать лет.

— Все равно нет такого дурака, кто бы нанял тебя, — с насмешкой сказала Клэр ему вслед, улыбнулась и, покачав головой, вошла в дом.

Оставшись наедине со своими мыслями, Клэр поставила кофе на огонь, села за кухонный стол, сняла туфли и чулки. Внезапно задняя дверь распахнулась. Она испуганно вскочила и увидела Мику.

— Мисс Клэр, вы должны поехать со мной. — Его лицо было мрачным и взволнованным.

— Почему? Что случилось?

— В мистера Лягана стреляли.

— Стреляли?! — как эхо повторила она, ее глаза наполнились ужасом. Сердце, кажется, остановилось, она физически ощутила, как бледнеет ее лицо.

— Он ждет на стоянке, в западной части, — сказал Мика. Парень казался совершенно спокойным. — Я не хотел его оставлять, но он истекает кровью, она хлещет из него, как из резаного поросенка. Я подумал, пускай он лучше побудет один, а я привезу вас. — Но он не добавил, что Рэнд чуть не погиб от потери крови, прежде чем Мика смог дотащить Рэнда до хижины на пастбище. — Вам надо взять с собой йод, что-то для перевязки и, может, немного виски, если есть. Пуля прошила ему плечо, но, кажется, не застряла, а прошла навылет.

— Я отправлю Салли за доктором, — дрожащим голосом проговорила Клэр. Она изо всех сил старалась держаться спокойно, но ничего не могла поделать с паникой и страхом, охватившими ее.

— Хорошо. А сейчас надо ехать, мисс Клэр.

— Да-да, я иду.

Думать некогда, задавать вопросы тоже, нет времени даже быстро помолиться за Рэнда. Она торопливо собрала все, что сказал Мика, и выбежала за ним на улицу. Салли ожидал их, он поклялся, что найдет доктора, чего бы это ни стоило. Рассеянно кивнув, Клэр вскочила на лошадь Рэнда, привязала сумку из мешковины к седлу и тронула лошадь.

Скачка по ночной прерии казалась бесконечной. Клэр пустила животное в галоп; пульс ее бился с яростной быстротой, когда они с Микой неслись к пастушеской стоянке.

«В мистера Логана стреляли» — эти слова продолжали стучать в голове. А перед глазами маячило видение: одинокий Рэнд, из которого по капле уходит жизнь.

Горячие слезы повисли на ресницах Клэр, рыдания душили, и в этот момент ей открылось истинное чувство к мужчине, чье предательство однажды поразило ее, как удар молнии.

Да, она любит его.

Несмотря ни на что. Даже на боль и унижения, которые пережила в последние шесть лет. Она никогда не переставала его любить. Не было смысла пытаться отрицать то, что творилось у нее в душе. Как он и говорил, она действительно принадлежала ему. И всегда будет принадлежать ему и душой, и телом.

А теперь судьба сыграла с ней жестокую шутку. «Боже мой, — думала она, — а если уже слишком поздно?» Одна мысль, что она может потерять его, приводила ее в ужас.

— Мы почти приехали. — Мика кивнул в сторону маленькой хижины, примостившейся на склоне холма. Взгляд Клэр, наполненный болью, устремился туда, куда он показал.

В несколько секунд они долетели до места, спешились. Мика закрутил поводья вокруг столба. Клэр вошла в домик. Мика тут же зажег лампу. Клэр быстро огляделась, вокруг ничего не было, никакой мебели, кроме узкой кровати в дальнем углу. Ее сердце задрожало, когда она увидела на ней Рэнда.

— Рэнд, — прошептала она дрожащим голосом и метнулась к нему, опустилась на колени возле кровати. Ее потрясенный взгляд упал на пропитанную кровью скомканную рубашку, которую он все еще продолжал прижимать к раненому плечу.

— Голая, босая и беременная, — пробормотал он. Его голубые глаза были полны боли, и любви, и иронии. — Я почти там, — сказал он, глазами показывая на небо.

— Что? — нахмурившись, она смущенно посмотрела на свои ноги и увидела, что в спешке забыла обуться.

Мика подошел к ней, опустившись рядом на колени, подал сумку.

— Первым делом надо промыть рану, — сказал он ей мрачно.

Она молча кивнула, раскрыла сумку, вынула лекарства и бинты. Он поспешил за водой.

— Что случилось? — спросила она, стараясь казаться спокойной, хотя вся трепетала. Осторожно отвернув рубашку, она побледнела, увидев зияющую рану. Стреляли сзади. Пуля прошла под лопаткой навылет.

— Кто-то решил на мне потренироваться в стрельбе в цель.

— Стреляли из засады, в спину, когда мы возвращались из города, — объяснил Мика, вернувшись с водой.

Клэр взяла у него чашу и накапала в воду немного йода.

— Их было двое, — продолжал он, наблюдая, как Клэр замачивает тряпку в растворе. — Но они были далеко от меня, я не разглядел. Выстрелил пару раз, но неудачно. Я думал, может, они захотят вернуться и довершить свое дело.

— Да, они могли бы, если бы не ты, — сказал Рэнд, сильно напрягшись и стиснув зубы, когда Клэр принялась промывать рану влажной тряпкой.

— Я понимаю, тебе ужасно больно, но надо обезопасить рану от инфекции.

— У тебя не слишком много опыта в этом деле.

— Да, но, если честно, я не собираюсь это сделать своим привычным занятием. — По лицу Клэр проежала тень, она посмотрела на Мику. — Если кро-отечение не остановится, придется прижечь рану, тогда-то давно отец сделал то же самое, когда один з работников вернулся с пробитой головой. — При споминании о том случае она задрожала.

— Что, хочешь поставить на мне свое клеймо, миссис Логан? — насмешливо спросил Рэнд хриплым, прерывистым голосом.

— Мне очень жаль, — пробормотал она. Сердце у нее болезненно сжалось от ужасной перспективы. — Но ты потерял слишком много крови. А когда приедет доктор, неизвестно.

— Делай то, что считаешь нужным, — тихо приказал Рэнд.

— Но я… Я не знаю, смогу ли. — Руки Клэр дрожали, когда она решилась снова прижать к ране тряпку.

— Ты сможешь все сделать, что надо. — Он отыскал взглядом ее глаза.

В это мгновение между ними словно молния проскочила, и она поняла, что никогда уже не сможет вести себя по-прежнему. Заразившись его мужеством, Клэр от всей души молилась, чтобы все, что она сейчас делает, оказалось правильным. Она молча кивнула.

— Я разведу огонь, — сказал Мика.

— Кому понадобилось тебя убивать? — размышляя вслух, спросила Клэр. Голос ее был взволнованным от обуревавших ее чувств, когда она пыталась остановить поток крови.

— У меня есть одно соображение, — пробормотал Рэнд.

— Ты думаешь, это Тэйт?

— Ни у кого другого нет более основательной причины.

— Из-за Уилла? — Бросив незаметный взгляд в сторону Мики, она понизила голос: — Ты думаешь, Тэйт мог узнать о нем?

— Нет. — Подобие улыбки появилось у него на губах, он поднял руку и коснулся ее щеки. — Нет. Больше всего на свете он хочет тебя, Клэр. И он понимает, что я единственный, кто стоит между вами.

— Ты не посмеешь умереть, Рэнд Логан, — прошептала Клэр в отчаянии. Глаза ее наполнились слезами, но она постаралась сдержать подступившие к горлу рыдания.

— Нет, так легко ты от меня не избавишься, — пообещал он.

— Ловлю на слове.

Кровотечение все не прекращалось. Предстояло прибегнуть к тому самому варварскому методу, но неизбежному в этом случае.

Мика взял кочергу и засунул ее конец в жаркое пламя печи. Клэр старалась придумать, как по возможности уберечь Рэнда от невероятной боли.

— Вот! выпей, — она подала ему флягу с виски, привезенную с собой, вынула пробку, поднесла к его губам.

Он взял у нее флягу из рук, приподнял, чтобы отпить глоток побольше.

— Почти готово, — объявил Мика. Он сидел на корточках пред огнем, медленно поворачивая в пламени кочергу.

— Еще выпей, — посоветовала Клэр Рэнду.

— С радостью. — Он отпил половину фляги и, закрыв глаза, откинулся обратно на подушки. — Начинайте.

Мика подошел с кочергой, конец ее был раскален докрасна. Клэр перевела дыхание и с трудом сглотнула слюну, боясь предстоящего.

— Держите его изо всех сил, — велел Мика Клэр, а Рэнда предупредил: — Я не хотел бы говорить, но это очень больно, мистер Логан. Лучше зажать зубами что-нибудь мягкое — вату или бинт и вцепиться в кровать что есть силы. Но самое главное, — он повернулся к Клэр, — не дать ему соскочить с кровати.

Мука, которая последовала за этим, пусть и недолгая, была такая, что даже стоическому Мике было не по себе. Запах горелого мяса заполнил хижину. Борясь с тошнотой, подступившей к горлу, Клэр смотрела, как Рэнд выгнулся дугой, словно арка, впился пальцами в края кровати так, что костяшки пальцев побелели. Он стонал сквозь стиснутые зубы, но не сказал ни слова. Когда все закончилось, Рэнд лежал в постели, бурно дыша, а лоб его покрылся испариной.

— Должно помочь, — сказал Мика, осматривая сразу почерневшие края раны. Кровь стала течь медленнее, она едва сочилась, но опасность все еще оставалась.

— Боже мой, — прошептала Клэр, мучаясь от боли, которую испытывал Рэнд.

Она опустилась на колени, сердце ее билось так, что отдавало в ушах. Рэнд впал в беспамятство, лежал без сознания, напряженные черты лица стали расслабляться, а грудь поднималась и опускалась уже ровнее.

— Лучше всего ему сейчас спать, — сказал Мика.

— Да, — она поднялась на ноги, устало убрала волосы со лба, — ему нельзя двигаться. Я останусь с ним на ночь. Если Бог поможет, то доктор к утру появится.

— А тем временем я съезжу на ферму и привезу что-нибудь поесть. — Он взял ружье и направился к двери. Но вдруг задержался, оглянулся на Клэр и нахмурился. — А вы уверены, что без меня все будет в порядке?

— Конечно. — Уголки ее рта слегка приподнялись. Она наклонилась и достала из-под кровати ружье Рэнда. — Если понадобится, я без колебаний воспользуюсь вот этим.

— Нет, мэм. Я думаю, до этого не дойдет.

Онибез слов понялидруг друга, он криво усмехнулся и выскользнулвтемноту.

Закрыв за нимдверь на засов, Клэр вернулась к кровати. Онаподтянула старое кресло поближе, села истала смотреть на человека, который так долго преследовал ее в мечтах.

Сейчас он выглядел ужасно незащищенным и куда моложе своих двадцати семи лет. «Он такой сильный, полный жизни, что это поможет ему быстро встать на ноги», — пыталась убедить себя Клэр, быстро моргая, чтобы не дать вылиться слезам. Невозможно было представить себе жизнь без него. Невозможно даже думать о предстоящих месяцах игодах без этого упрямого, бесившего ее остроумного плута. Он ведь сдержал свою клятву завоевать ее. О, если бы он уже узнал о своей победе!

Ещеодин шанс.

Понадобилась такая ужасная история, чтобы онасмогла понять все, что он пытался ей так долго втолковать. Он-то сам понял. Он всегда понимал. «Боже милостивый! — с глубоким вздохом она закрыла глаза. — Ну, пожалуйста, Господи, вытащи его из беды, помоги ему. Спаси. Оставь его жить. Ну, пожалуйста!..»

Он даже не пошевелился до возвращения Мики. Следующие два часа они сидели, слушая тихое потрескивание дров и шипение огня, ожидая, что вот-вот раздастся топот лошадей. Время от времени заговаривали о делах на ферме, о том, как растет стадо. Но в основном сидели молча, каждый думал о своем, но оба не спускали глаз с Рэнда. Несколько раз он просыпался, просил воды и снова засыпал.

Было почти десять, когда появился Салли с доктором. Клэр испытала огромное облегчение, едва они переступили порог хижины. Она поспешила рассказать о состоянии Рэнда:

— Доктор Харрелсон, в него стреляли, он потерял много крови. Мы решили прижечь рану, и с тех пор он почти без сознания.

— Ну, теперь дайте-ка я посмотрю. — Этот изящный седой мужчина лет пятидесяти был родом из Бостона и уже лет десять лечил жителей Пармали. Он подошел к Рэнду с саквояжем в руке, опустился перед ним на колени и осторожно осмотрел рану. Опять стон вырвался у Рэнда, но глаз он не открыл. Клэр ходила вокруг, пока врач изучал рану, а Салли и Мика угрюмо стояли в нескольких шагах.

— Похоже, он приходит в себя, — заключил доктор. — Вы все сделали верно, хорошо, что прижгли рану. Теперь ему нужен абсолютный покой, он должен лежать несколько дней.

— Может, отвезти его домой? — спросила Клэр.

— Пока нет. Посмотрите, как он будет себя чувствовать завтра. Какой силы будет боль. Проследите, не появятся ли признаки инфекции.

— Он справится? — выразительно спросил Салли и, сощурившись, посмотрел на Клэр.

— Да, думаю. Он молод, и, кажется, у него хорошее здоровье. Конечно, окончательное решение не за мной, а за более высокими инстанциями, — показал он глазами на небеса.

Он надел шляпу и пошел к двери, давая на ходу указания Клэр:

— Следите, чтобы он лежал спокойно. Делайте примочки, от них ему станет легче. Следите, чтобы он пил больше воды. Хорошо день-другой давать ему крепкий бульон. И никакого спиртного.

— Хорошо. Спасибо, что приехали, — сказала она с искренней сердечной благодарностью.

— Откровенно говоря, моя дорогая юная леди, вы прекрасно справились. Без меня, — подчеркнул он, отечески улыбнувшись.

— Я отвезу вас в город, — сказал Салли.

— Благодарю вас за предложение проводить меня, мистер Грин, но в этом нет необходимости, — уверил его Харрелсон. — Незадолго до вашего визита мне сообщили, что миссис Браун собирается рожать. Это ее первый ребенок, так что было бы удивительно, если бы, зная это, я нежился в кровати этой ночью. — И он ушел.

— Вы можете вернуться на ферму, — сказал Мика, с сочувствием глядя на Клэр. — А я останусь с мистером Логаном.

— Нет, спасибо, Мика, но я не могу его оставить.

— Да будь я проклят, если я оставлю тебя тут одну! — проскрипел Салли. Кто бы ни был тот ублюдок, который в него стрелял, ему может стукнуть в башку сделать вторую попытку. — Взгляд его помрачнел, он поднял ружье и занял позицию у двери.

— Оставайся, — согласилась со вздохом Клэр.

Чувствуя себя совершенно измотанной и физически, и морально, она посмотрела на Мику и сказала:

— Ты можешь ехать домой и поспать. Незачем троим оставаться здесь. Сэди тоже надо рассказать о случившемся.

— Я вернусь на заре, — пообещал он.

Мика уходил нехотя, но успокаивал себя тем, что придумал хороший план, как остаться. Сейчас он действительно поедет домой, расскажет все миссис Бишоп, а потом проведет ночь под звездами недалеко от хижины. Как и Салли, он не выпустит ружье из рук.

— Мисс Клэр?

— Да, Мика?

— Мистер Логан прекрасный человек. Он очень сильный. С ним будет все в порядке.

— Я надеюсь. — Она слабо улыбнулась и снова села возле Рэнда.

Салли закрыл за Микой дверь на засов и настоял, чтобы она хоть немного поела и поспала. Клэр заставила себя пожевать кусочек хлеба и запила его водой, но больше ничего не могла проглотить. Беспокойство сжирало ее, ни о каком отдыхе не могло быть и речи. Одна и та же молитва крутилась у нее в голове, когда она смотрела на спящего мужа. Картины прошлого, настоящего и будущего толклись в мозгу. Но как однажды сказал Рэнд, важно лишь то, что происходит сегодня, сейчас. Он должен выжить. Должен.

Ночь была на исходе. Салли сидел на полу, опершись о стену, держа спину очень прямо, в любую минуту готовый к защите Клэр и Рэнда. Клэр, сидевшая в ногах у мужа, склонила голову на руки. Огонь в печи догорал. Небо стало совсем черным, как бывает, когда слабые, еле заметные лучи солнца начинают появляться из-за горизонта. — Наступает утро, миссис Логан. Резко вскинув голову, Клэр испуганно поняла, что заснула. А еще больше испугалась, догадавшись, что это говорит Рэнд. Она посмотрела в сторону кровати и в полутьме хижины разглядела его слабую улыбку.

— Рэнд!

Волны радости и облегчения затопили ее, она поспешила к изголовью, схватила обеими руками его руку, потом проверила, нет ли у него жара. Но лоб его был прохладный, взгляд совершенно ясный. Как замечательно… Здорово… Ясный взгляд!

Его глаза с любовью осматривали мятую одежду Клэр и медовую копну непричесанных кудрей, которые, обрамляя милое лицо, падали на плечи.

— Ты здорово выглядишь, — довольным голосом пробормотал он.

— И ты тоже. — Она улыбнулась и снова стала серьезной. — Тебе больно? — спросила она и перевела взгляд на его перевязанное плечо.

— Немного. — Он попытался сесть, но она тут же, заставила его снова лечь. — Доктор говорит, тебе нужен абсолютный покой. Ты должен лежать несколько дней, не вставая.

На лицо набежала тень, и прерывающимся голосом Клэр объяснила:

— Ты потерял очень много крови, Рэнд. Ты не можешь…

— Итак, — из-за ее спины вдруг раздался голос Салли, — ты проснулся. — Он поднялся и хмуро посмотрел на Рэнда. Казалось, он сейчас спросит о самочувствии, но вместо этого старик заявил: — Черт побери, сегодня очень холодное утро. — И пошел разводить огонь.

— Старый ворчун сидел здесь всю ночь, — сказала она Рэнду тихонько.

— Ну что ж, значит, он разрешил мне жить.

— Да, ты будешь жить. — Клэр еще раз ласково потрогала его лоб. Зеленые глаза смотрели с надеждой и любовью, о которой она собиралась ему сказать в подходящий момент. — Но ты должен слушаться доктора и расслабиться.

— К завтрашнему дню я буду на ногах, — поклялся он.

— Возможно. — Она понимала, что бессмысленно сейчас спорить с ним.

— Я мог бы вернуться на ранчо хоть сейчас. — На самом-то деле он думал не столько о себе, сколько о Клэр.

— Да… Там я смогла бы лучше ухаживать за тобой, — нерешительно проговорила она.

Едва она договорила эту фразу, как он подтянулся и сел в кровати, морщась от боли в плече. Он никогда бы не признался, но голова у него закружилась.

— Мы что, уезжаем? — хрипло спросил Салли.

— Да, — подтвердил Рэнд. Он улыбнулся, когда Клэр подошла ближе и обхватила его за талию, желая помочь. Он все еще был без рубашки и очень хорошо почувствовал прикосновение ее тела к обнаженной коже, отчего дух его воспарил сильнее, чем от любого тонизирующего напитка. — Вообще-то я должен радоваться, что стал на время инвалидом, — сказал он, после того как Салли погасил огонь и вышел.

Он согласился побыть в постели, но только один день. Клэр оказалась очень способной и преданной сиделкой, она неотступно следила, чтобы ему было удобно. Она делала примочки из толченой коры бузины. Она обтирала его до пояса губкой, намоченной в теплой воде. Он не был против, если бы то же самое она проделала и с нижней частью. Но хотя эта «мука» и была бы сладкой, а все равно оставалась бы мукой. Поэтому он предпочел мыть себя ниже пояса сам.

Когда наконец, день сменился вечером, стало ясно, что Рэнд выздоравливает. Клэр вошла в комнату с деревянным подносом в руках, на котором стояли чашки с бульоном и ромашковым чаем, приготовленные Сэди.

К этому времени Клэр успела помыться и переодеться в веселенькое хлопчатобумажное платьице; длинные шелковистые волосы каскадом спадали на плечи, глаза так и сыпали искры, когда она закрыла за собой дверь.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила она, ставя поднос на столик возле кровати.

— Очень одиноко. — Его взгляд потеплел, когда он увидел ее.

— Хармони хочет навестить тебя.

— Но я не совсем это имел в виду. — Он постарался сесть в постели и провел рукой по густым волосам. — А что скажут другие работники, обнаружив, что ты держишь меня в своей кровати?

— Ну, наверное, что я совсем спятила, — ответила Клэр, сложив руки на груди.

— А ты и правда спятила?

— Да почти. — В голосе зазвучали предательские нотки, она опустила глаза под его проницательным взглядом. — Когда я услышала, что в тебя стреляли, мое сердце тут же остановилось.

Признание вышло не совсем таким, как она думала, однако она не пожалела о нем, когда услышала:

— Тогда, пожалуй, в меня стоило стрелять.

— Стоило? — повторила она и с негодованием посмотрела на него. Потом расцепила руки и подбоченилась. — Да ради Бога, Рэнд Логан! Ты понимаешь, через что заставил меня пройти? Я боялась, что ты умрешь. Если бы ты умер, то я…

— Клэр, — он произнес ее имя тихим глубоким голосом, отчего у нее дрожь пробежала по всему телу. — Я уже начинал думать, что никогда не услышу от тебя таких слов.

— Каких слов? — спросила она, будто не понимая, о чем идет речь, и повернулась за бульонной чашкой.

— Что ты меня любишь.

— А я этого и не говорила. — Она, конечно, вредничала, но ей хотелось отплатить ему за все свои муки.

— Тогда скажи это сейчас. — Он схватил ее за руку, и она вскрикнула, когда он потянул ее вниз, на кровать.

— Прекрати, Рэнд, — запротестовала она, удивленная, пытаясь подняться. — Твое плечо!

— К черту плечо! — Здоровой рукой он обнял ее за талию и прижал к крепкой обнаженной груди.

Она задрожала под его взглядом, он гипнотизировал ее.

— Я шесть лет ждал эти слова от тебя. Ждал слишком долго.

«Он, пожалуй, прав», — признала Клэр. Время пришло. Она набрала воздуха, подняла руку и нежно погладила его по шершавой небритой щеке, радуясь, благодаря судьбу, которая свела ее с таким человеком, как он. Где была тьма, там теперь свет. Был только Рэнд. Все остальное не имело значения.

— Я люблю тебя, — сказала она ему, наконец.

Эти слова были самые сладкие и самые искренние, которые она когда-либо произносила. Она вдруг почувствовала небывалое ощущение свободы, счастья, как будто все неприятности, все самое ужасное в жизни осталось в далеком, невозвратном прошлом.

— Я никогда не думала, что можно испытывать нечто подобное после всего, что случилось, — при зналась она с сияющими глазами. Рэнд смотрел на нее, не отрываясь. — Я пыталась перестать тебя любигь. Мне почти удалось убедить себя, что я тебя ненавижу. Но, в конце концов, все оказалось бесполезным. Я думаю, у меня не было на это шанса. — Она вздохнула, насмешливо улыбнулась. — Я не знаю, стоишь ли ты сейчас большего доверия, чем раньше. Не знаю, смогу ли я когда-то спокойно заснуть, без всякой опаски, что ты исчезнешь к утру. Я люблю тебя, Рэнд Логан. Душой и телом, именно так, как ты говорил. Бог свидетель, я твоя до конца дней.

Рэнд почувствовал, как его душа воспарила, вознеслась. Не напрасно он лелеял в себе чистую бесконечную любовь к этой женщине, любовь, которая поддерживала его шесть долгих лет одиночества. Они прошли, эти годы, унеслись его страдания, посланные небесами за совершенные им, Рэндом Логаном, грехи. Второй шанс, который был дан ему Богом, он использовал как подобает. Он обрел счастье. Клэр теперь навсегда принадлежит ему.

— Тебе никогда не придется во мне усомниться, — поклялся он, крепче обняв ее.

— Но имей в виду, у меня ужасный характер. Я даже сказать не могу, на что я способна, если уловлю малейший запах другой женщины, которая, не дай Бог, окажется рядом с тобой. — Она вдруг нахмурилась. — Никаких визитов к «друзьям» в салун, никакого неоправданного риска и никаких исчезновений. Ты мне всегда говоришь, куда и насколько едешь.

— Уже взяла вожжи в руки? — Голос Рэнда звучал насмешливо, глаза сияли любовью, победой и страстью.

— Совершенно верно.

Довольная его мирным хихиканьем, она закрыла глаза, прижалась к нему, ее руки сами обняли его за шею, она прижалась к нему и крепко поцеловала.

Поцелуй обещал замечательное совместное будущее. Они столько пережили штормов в разлуке, они выдержали столько испытаний, что если теперь оказались вместе, значит, их соединила настоящая неподдельная любовь. Не важно, что впереди, но их искренние горячие чувства не остынут, это ясно как день.

— Твой бульон… — сказала Клэр, подняв голову.

— Пускай стоит.

Он поднял голову, она собрала все свои силы, чтобы прекратить сладкое сумасшествие, пока не поздно.

— О Рэнд, мы не должны, — она поспешно оттолкнула его, стараясь прийти в себя и подняться. — Тебе нужен покой.

— К черту покой! Я окрыленный, а не мертвый!

Он тотчас доказал это, опрокинув ее на себя. Он целовал ее все сильнее, и если бы не вмешалась Хармони — она громко и настойчиво стучала в дверь спальни, — он, возможно, и рискнул бы на большее. С явным нежеланием Рэнд отпустил раскрасневшуюся жену, разрешил ей подняться и открыть дверь.

— Ужин почти готов, если вы хотите есть, — сказала девочка, засунув голову в приоткрытую дверь и тщетно пытаясь увидеть Рэнда. — Мистер Паркер собирается спуститься?

— Нет, сегодня вечером еще нет. Может, ты составишь ему компанию ненадолго?

— А Волку тоже можно? — спросила Хармони, глядя на тяжело и шумно дышащего огромного пса, стоявшего рядом с ней.

— Волку тоже можно, — с готовностью согласилась Клэр. — Она повернулась к Рэнду с улыбкой, ее изумрудные глаза загорелись весельем. — Мистер Паркер, я доверяю вас заботам Хармони до своего возвращения.

— А ты куда? — сердито нахмурился он. — Плечо его чертовски болело, но гораздо сильнее его мучило томление в крови.

— Мне кое-что надо проверить. — Больше она не добавила ничего. Она знала, какой будет его реакция, если сказать ему все как есть. — Я недолго.

— Я прослежу за ним, мисс Клэр, — искренне сказала девочка.

— Я нисколько не сомневаюсь. — Клэр сняла со спинки кресла приготовленные юбку и блузку и, бросив на Рэнда обожающий и многозначительный взгляд, вышла.

— С ранчо не уезжай! — раздался ей вслед властный голос.

Она улыбнулась, собираясь поступить как раз наоборот, то есть ослушаться его, и спустилась по лестнице.

Как только Клэр достигла кухни, улыбка исчезла с ее лица. С одной стороны, она чувствовала, как огромный груз свалился с ее плеч, а с другой — ее одолевало сильнейшее беспокойство: кто-то пытался Рэнда убить. Вдруг этот «кто-то» сделает новую попытку?

Глава 13

Она быстро заплела волосы в длинную косу и, даже не поев, поспешила из дома. Когда она вскочила на лошадь, Мика хотел было сопровождать ее. Но она дала ему указания по дому, поручив особенно тщательно присматривать без нее за Рэндом.

— Ничего с ним не случится, мисс Клэр, — пообещал Мика, держа поводья, пока она садилась в седло. — Я прослежу. Но вам не стоит ехать одной. Салли может…

— Нет, — она покачала головой, взяла у него поводья. — Я только до хижины и обратно. Вернусь до темноты.

— Но это может подождать до завтра…

— Может быть, но я хочу привести все в порядок, прежде чем… прежде чем кто-то заявится туда и обнаружит, что случилось. Чем меньше народу узнает об этом, тем больше шансов найти проклятого труса, который стрелял. Не думаю, что кому-то из работников надо об этом говорить. — Нахлобучив пониже старую отцовскую шляпу, Клэр сумела бодро улыбнуться Мике. — Кроме того, я с детства привыкла ездить одна. Я лучше других знаю окрестности ранчо.

— Мистеру Логану это бы не понравилось, — серьезно сказал он.

— А мистеру Логану не надо ничего знать.

Она тронула поводья, и в сгущающихся сумерках направила лошадь на запад.

Стоянка была в нескольких милях от ранчо; Клэр спешилась возле хижины и быстро вошла внутрь.

Она зажгла лампу, огляделась, решая, с чего начать. Пол был заляпан кровью, постель тоже. Она набрала воды и принялась мыть. Встав на колени, Клэр яростно скребла темные отметины на полу. Поскольку она не могла постирать постельное белье, она стащила его с кровати, туго скрутила, связала веревкой, чтобы привязать к седлу. А матрас решила сжечь.

Она подошла к камину, быстро чиркнула спичкой, ожидая, когда разгорятся остатки дров. Вскоре огонь заплясал и мягкие мерцающие золотистые тени заиграли на ее лице, она повернулась к кровати.

— Что ты здесь делаешь? — внезапно у нее за спиной раздался знакомый голос. Он доносился из раскрытой двери.

Клэр вздрогнула, ее дыхание прервалось, она повернулась: сердце подкатило к самому горлу, глаза ошеломленно расширились, когда она увидела Тэйта Дженнера, стоявшего в дверном проеме. Он пристально разглядывал ее.

— Я должна задать тебе точно такой же вопрос, — ответила она не слишком любезно.

— Да я увидел, что ты поехала сюда, и решил убедиться, что ничего не случилось.

— А что может случиться?

Она смотрела, как он входит, закрывает за собой дверь и снимает шляпу.

— Вот уж не знал, что ты ездишь по пастушеским стоянкам, тем более на ночь глядя. — Его голубые глаза внимательно смотрели в огромные зеленые глубины ее глаз.

Клэр изо всех сил пыталась скрыть волнение, охватившее ее сейчас, наедине с Тэйтом. Как это трудно, невыносимо трудно после всего, что она о нем узнала. Наверняка он виноват в том, что случилось с Рэндом. Вероятность этого наполняла ее мстительной яростью и изо всех сил толкала на то, чтобы убедиться в своих подозрениях. Однако Клэр постаралась ничем не выдать бури, бушевавшей внутри.

— Просто пришло время привести хижину в порядок, вот и все, — нарочито спокойным голосом сказала она, убрав локоны с лица. — Рабочие слишком заняты ремонтом…

— А что, кто-то поранился? — перебил он ее, кивнув на залитый кровью матрас.

— Да, один из работников. Давно уже. — Она пыталась говорить обычным тоном. — Я имела в виду, что…

— А пятна кажутся совсем свежими, — снова перебил ее Тэйт.

Она стояла вся сжавшись. Тэйт подошел к ней, очень внимательно вглядываясь в пятна, потом сверкнул глазами, сощурился и снова вперился в нее взглядом.

— Что случилось, Клэр?

— Я не знаю, о чем ты говоришь. — Она хотела пройти мимо него, но он перехватил ее и сильно, до боли, стиснул ее руку.

— Отпусти меня! — потребовала она, пытаясь вырваться.

— Не отпущу, пока не узнаю правду. — Лицо его покраснело от ярости. Это был совсем другой Тэйт Дженнер, непохожий на знакомого ей Тэйта Дженнера. Он притянул ее к себе. — Я хочу знать, черт побери, что происходит!

— Ничего.

Страх охватил ее. Новый Тэйт, которого она не знала, уже не был добрым другом. Вместо него перед ней стоял мужчина, способный на самое худшее, на любое насилие. Перед ее глазами всплыло лицо Рэнда. Она почувствовала, как от страха у нее все внутри сжалось.

— Так это Паркер, не так ли? — спросил Тэйт. И в его голосе звучали и гнев, и ревность.

— Паркер? — повторила она. Потом поколебалась, заморгала. Господи, подумала она, неужели ее подозрения оправдываются? — А откуда ты знаешь…

— Просто догадался. — И холодная жестокая улыбка появилась у него на лице. — И по твоему лицу вижу, что я прав. Так он мертв?

— Нет. Нет, он… Просто царапина, — импульсивно солгала она.

— Разве? Это плохо.

— Почему ты так говоришь?

— Я ни о ком, кроме тебя, не могу думать после той встречи у пруда! — выпалил он. — А этот надменный ублюдок выскочил из ниоткуда. Черт побери, Клэр, думаешь, я не понимаю, кем он меня выставил? Ты считаешь, я слепой и не вижу, что между вами что-то происходит?

— Ничего не происходит, — быстро ответила она.

— Я слышал другое. Совсем другое. — Он отпустил ее руку, будто одно прикосновение к ней обжигало. Его взгляд горел мрачным огнем. — Говорили, вас вдвоем видели в Дэнтоне два дня назад.

— И ты веришь этим сплетням? — Боже мой, она должна была понять, что Лидия не станет зря тратить время и сразу запустит свежую сплетню. Она выругалась про себя. — Ты знаешь, я всегда была удобной мишенью для сплетен в Пармали.

— Сплетни это или нет, но все было хорошо до тех пор, пока не появился Паркер. Мы с тобой прекрасно ладили.

Сложив руки на груди, Клэр попыталась справиться со своим лицом, стараясь придать ему обманчиво-спокойное выражение.

— Джейк Паркер не имеет к нам, Тэйт, никакого отношения. Даже если бы он не появился, все было бы как сейчас.

— Ты лжешь! — Он так порывисто шагнул к ней, что заставил отступить, попятиться назад, пока колени ее не коснулись края кровати. — В следующий раз этот сукин сын просто так не отделается.

— Что ты этим хочешь сказать? — резко спросила она Тэйта, побледнев. И в ту же минуту как бы предупреждающий звонок прозвенел у нее в голове: не являются ли эти слова признанием его виновности?

— Сама догадайся, что я имею в виду. — Он злобно хмыкнул, осклабился и, вдруг повернувшись, пошел к двери.

— Тэйт! — Она, предчувствуя беду, порывисто кинулась за ним, ее сердце колотилось при одной мысли о том, что он может натворить. — Пожалуйста, Тэйт, ты должен прислушаться к голосу разума.

— А почему это я должен? — Он остановился и снова повернулся к ней.

Она испугалась, увидев настоящую боль у него в глазах.

— Да потому что… Потому что… Я волнуюсь за тебя, — заикаясь, сказала она. И в этих словах была доля правды. Что бы он ни делал, как бы он ни угрожал, она не могла все-таки забыть о дружеских чувствах к нему. Однако Клэр понимала: если ей придется делать выбор, ни минуты не колеблясь, она сделает все, чтобы защитить Рэнда. Чего бы это ни стоило.

— Я не дурак, Клэр, — резко ответил он, явно не доверяя ее словам.

— Я знаю.

Она судорожно набрала воздух и подавила искушение прямо спросить, не он ли стрелял в Рэнда. Но внутренний голос предупредил ее: этого делать не стоит. Если ревность могла его спровоцировать на такое преступление, чего еще можно ждать от Тэйта? Она вздрогнула, вспомнив о последнем ограблении поезда, об охраннике… Да, ясно, он способен и на насилие…

— Я не буду притворяться, я знаю, ты не этого хочешь от меня, не моих дружеских чувств, не просто сочувствия, — продолжала она, с трудом подавляя тошноту, поднявшуюся в ней, когда она дотронулась до его руки и встретила его горящий взгляд. — Но я действительно волнуюсь за тебя. Поэтому прошу тебя: забудь о Джейке Паркере.

— Ты пытаешься заключить со мной сделку? — насмешливо спросил он.

— Я пытаюсь заставить тебя понять, что твоя месть нас не сделает ближе. — Глаза ее страстно и искренне горели, когда она поклялась: — Если ты попытаешься причинить ему вред, я никогда тебя не прощу. Я больше никогда не обмолвлюсь с тобой ни словом. Ни единым. Никогда.

Но, конечно, она была способна и на большее. Она-то уж ему отомстит. Она заставит его заплатить, даже если на это уйдет вся оставшаяся жизнь.

— В общем, как я погляжу, ты ясно выразилась.

— О Тэйт! — взмолилась она, и глаза ее вдруг наполнились слезами. — Что с тобой случилось? Ты всегда был так добр ко мне. Твои братья тоже. Почему ты хочешь разрушить все хорошее? — На миг она забыла, что перед ней стоит хладнокровный вор, бандит, преступник, который пытался убить Рэнда… Она вздрогнула, когда он схватил ее за руки.

— Ты единственная, чего я хочу, Клэр, — заявил он, и его голос был полон страдания. — И если я не могу тебя получить, ничто больше не имеет для меня значения, я сделаю то, что должен сделать.

Эти слова еще сильнее испугали ее.

— Да поможет тебе Бог, — прошептала она.

— Я заключил договор с дьяволом. Ты разве не знала? — С невеселой улыбкой он, наконец, вышел за дверь.

С болью и страхом она смотрела ему вслед. Он, конечно, ни в чем не признался, но ее подозрения усилились. Рэнд будет в опасности, пока Тэйта не арестуют, пока Тэйт не будет убит или не окажется за решеткой. Но от этой мысли она почувствовала не более чем сожаление по отношению к Тэйту.

Клэр вернулась к своим делам: подтащила матрас к огню, засунула его прямо в середину пламени. Через минуту оно с жадностью накинулось на него. Когда от матраса не осталось ничего, кроме пепла, Клэр заперла хижину и в сгущающейся темноте поспешила домой.

Рэнд нетерпеливо ждал ее возвращения. Она решила ничего не говорить ему о неожиданной встрече с Тэйтом до утра, не желая волновать его. Она заставила себя улыбнуться, освобождая Хар-мони от ее обязанностей сиделки.

— Ты уже поужинала? — спросила она девочку.

Та кивнула, встала со стула возле кровати, Волк, махая длинным лохматым хвостом, потягиваясь, поднялся на все четыре лапы.

— Мама разрешила мне ужинать здесь, вместе с мистером Паркером. Мне нельзя было говорить, — доверительным шепотом прибавила она, весело блестя глазами и поглядывая на Рэнда, — что он тоже немножко со мной поел.

— Да неужели? — Клэр обняла девочку за плечи, наклонилась и тоже как бы по секрету прошептала: — Я думаю, мы должны про это рассказать доктору Харрелсону, да? Он, видимо, захочет…

— Где ты была? — строго спросил Рэнд. Нахмурившись, он скрестил руки на груди и посмотрел на нее тяжелым изучающим взглядом. Было ясно, он что-то заподозрил.

— Я говорила тебе, мне надо было кое-что проверить. — Она выругалась про себя, почувствовав, как лицо заливает краска.

— Что проверить?

— Я думаю, тебе уже пора идти вниз, — сказала Клэр, взяв Хармони за плечи. Она довела ее до двери и снова улыбнулась: — Спасибо за помощь.

— А что, мистер Паркер будет теперь спать в твоей постели? — с детской прозорливостью спросила Хармони.

— Устами младенца, — проговорил Рэнд и, сверкнув глазами, встретился со взглядом Клэр. Она покраснела еще сильнее.

— А почему бы тебе не погулять с Волком? — предложила Клэр девочке. — Сегодня такой хороший вечер, может, вы оба навестите Салли, он в сарае.

— А преподобный Мюллер говорит, что у Салли ой-ей-ей какой характер.

— Преподобный Мюллер совершенно прав.

— Он очень хороший, — гордо заявила Хармони. — Она запустила пальцы в густую шерсть собаки и повела пса с собой к выходу. — Но он все равно не такой замечательный, как Уилл. — При этих словах на лицо Клэр набежала тень.

— Ну, так теперь ты скажешь, черт побери, куда тебя носило? — спросил Рэнд, когда они, наконец, остались одни.

— Да никуда. — Она закрыла дверь.

— Так я тебе и поверил.

— Я думаю, Хармони хорошо развлекла тебя? — пробормотала она и улыбнулась.

— Не сработает.

— Что не сработает?

— Переменить тему разговора тебе не удастся. — Он наблюдал, как она стала расплетать косу. — Тебя очень долго не было.

— Разве? — Она выпустила на свободу золотистые локоны и села рядом с ним на стул, сложив руки на коленях. — Я не собиралась долго задерживаться.

— Тэйт Дженнер не появлялся?

— Нет, — ответила она и тут же опустила глаза, тяжело вздохнув. — А что, если кто-то снова попытается тебя убить?

— Я прослежу, чтобы этот номер не прошел.

— Боже мой! Если бы с этим было навсегда покончено! Если бы ты был в полной безопасности! — сказала она дрожащим голосом.

— Ты уезжала с ранчо, так ведь? — спросил Рэнд, когда Клэр снова подняла глаза на него.

— Откуда ты…

— Да, черт побери, Клэр, я же тебе не велел уезжать с фермы! — И хотя движение, которое он сделал, вызвало боль и заставило поморщиться, он обеими руками схватил ее за руки. — Куда ты ездила?

— На стоянку, в хижину. Я не думала, что из этого выйдет что-то плохое.

— Ну и что, вышло? — Его красивое лицо стало грозным, он крепче сжал ее руки. — Как все было?

— Я говорила с Тэйтом, — наконец с трудом выговорила она. И, побледнев от воспоминаний, добавила: — Он ни в чем не признался, но, без сомнения, он собирается мстить. О, Рэнд, ты был прав! — Она проглотила комок в горле, слезы грозили политься из глаз. — Он не такой, каким я его представляла.

— Боже мой! Он обидел тебя? — взревел Рэнд.

— Да нет, — поспешила она успокоить его. Под яростным взглядом Рэнда, она затрясла головой. — Он только хотел поговорить, я, конечно, даже намека не сделала, что подозреваю его, но все-таки что-то было в его поведении такое… Я думаю, стрелял он.

— Но ты уверена, что с тобой все в порядке?

Она кивнула, Рэнд нахмурился и предупредил:

— Попробуй только еще раз меня ослушаться. Клянусь, я…

— Да ради Бога, я же не могу…

— Можешь и будешь! — Он стиснул ее руки так, что она вскрикнула.

— Ты же повредишь себе плечо.

— Когда, наконец, ты станешь меня слушаться? — потребовал он ответа.

— Когда рак на горе свистнет, — быстро ответила она и удивилась, что Рэнд освободил ее и откинулся на подушки.

— Без всякого сомнения, ты самая тупоголовая женщина, которую мне доводилось знать. — Но в голосе, кроме насмешки, слышалась любовь. — Если именно таким будет наш брак, да поможет мне Бог!

— Можешь отправляться на все четыре стороны.

Они оба знали, что она на самом деле так не думает.

— Отправляться? Черта с два, моя дорогая! Ты меня заарканила и поставила клеймо. Так что теперь все. До конца жизни вместе.

— Я рада, что ты понял. — Потом, став серьезной, она взмолилась: — Ты больше не станешь лезть на рожон, да, Рэнд? Ты, похоже, готов на все?

— Я сделаю то, что должен сделать, — сказал он.

Она невольно вздрогнула и схватила Рэнда за здоровую руку.

— Пожалуйста, будь осторожен.

— Я буду осторожным, насколько сумею.

— Я могу не волноваться за тебя?

— Можешь.

Медленная улыбка разлилась по лицу Рэнда. Клэр разомлела.

— В последние шесть лет я никогда об этом не думал. Но теперь, когда я знаю, что ты меня любишь, у меня есть причины беречь себя, думать о своей безопасности.

— Но в последнее время у тебя это не слишком здорово получалось, — съязвила она, бросив на перевязанное плечо многозначительный взгляд.

— Но я все еще живой.

Выражение его глаз и тон, которым он говорил, вызвали у нее желание броситься ему на грудь, попросить обнять ее. Но она подавила этот порыв, встала, наклонилась и легонько коснулась губами его лба, намереваясь идти вниз принять ванну. Но у Рэнда были другие планы.

— Не уходи! — потребовал он и нежно, но твердо потянул ее за запястье.

— Ты не думаешь, что на сегодня тебе хватило волнений? — насмешливо спросила она, пытаясь скрыть истому, охватившую ее тело.

— Нет. — Он потянул ее к себе.

Она не смогла увернуться.

Ни на минуту не забывая о его ране, она помогла ему раздеться, потом нырнула под одеяло и довела его до безумия своими поцелуями. В первый раз Клэр сама смело ласкала его мускулистое тело, пока он не застонал и не потянул ее на себя, обуреваемый нетерпением. Она улыбнулась как победительница, страстно и с удовольствием отдавая ему себя. На этот раз победа была слаще, чем когда-то: это была их совместная победа.

Внизу тем временем разыгрывалась другая романтическая сцена.

Преподобный Мюллер снова заехал в Глориету. Сердце Сэди радостно подпрыгнуло, когда она увидела знакомую коляску. Тепло улыбаясь, она заверила его, что Джейк Паркер быстро поправляется, и повела гостя на крыльцо. Она села в кресло-качалку.

— Я кое-что хочу вам сказать, моя дорогая Сэди, — начал преподобный, опускаясь рядом с ней. Его лицо было как никогда торжественным, как, впрочем, и все в его поведении, отчего у Сэди зашевелились в душе дурные предчувствия.

— А что именно?

— Сегодня я получил письмо. Мне сообщили, что умер мой старый друг.

— О, Томас, мне очень жаль.

— Да, мне тоже. Франклин неважно себя чувствовал уже давно, и известие о его смерти меня не удивило. Несколько последних лет он служил пастором в конгрегации Эль-Пасо. — Он помолчал, посмотрел в сторону, а потом объявил: — Я должен поехать и выразить соболезнование его семье.

— И вы уедете надолго? — Мысль о разлуке, даже краткой, опечалила хорошенькую вдовушку.

— Но я больше не вернусь в Пармали.

— Не вернетесь? — ошарашенная известием, как эхо повторила она и в следующую секунду почувствовала, как весь мир вокруг нее рушится. Краска отхлынула от лица. Она побледнела.

— Нет-нет, любовь моя, это не то, что вы подумали, — сказал Томас, и его собственное сердце заныло при виде ее отчаяния. Он встал и положил руки ей на плечи. — Мне предложили место Франклина. Там церковь гораздо больше, чем здесь. Должен признаться, я надеялся ехать дальше на запад, прежде чем…

— Так вы уезжаете, — прошептала потрясенная Сэди, все еще не в силах осмыслить ужасную новость. Возможно ли подобное: она так близко подошла к счастью, и вот все рухнуло! Неужели до конца жизни ей предстоит платить за прежние грехи? «Лидия Кэссиди и другие дамы оказались правы», — подумала Сэди, покоряясь безжалостной судьбе. От прошлого никуда не убежишь.

— Да, я уезжаю, — сказал Томас, — но только если вы поедете со мной.

Она посмотрела на него, глаза ее округлились, он взял ее дрожащие руки в свои сильные ладони и улыбнулся.

— Я понимаю, как это внезапно, мы собирались немного подождать, но мне невыносима сама мысль, что придеся жить без вас. — Он вздохнул и покачал головой. — Я боюсь, вы находите мое решение слишком стремительным, я собирался остаться в Пармали хотя бы года на два, и я не сомневался, что время будет работать на нас, гонения кончатся, вас будут искренне обожать. Но если мы уедем сейчас, то некоторые недоброжелательные люди станут говорить, что мы сбежали.

— Да, пожалуй, — пробормотал она. «Но какое это имеет значение?» — подумала она про себя, и ее охватила невероятная радость. Хороший, добрый человек любит ее и хочет взять в жены. Вместе они начнут все сначала. Эль-Пасо очень далеко от Пармали.

— Я бы предпочел думать, что мои молитвы услышаны, — довольно заметил он. — Что ж, неисповедимы пути Господни, — с облегчением вздохнул преподобный Мюллер. — Будем уповать на Всевышнего.

— А Хармони?

— Она поедет с нами. — Томас улыбнулся, глаза его светились радостью. — Может, дорогая Сэди, другие мужчины не хотели бы брать с собой ребенка на медовый месяц, но не я. — Он нежно коснулся ее подбородка. — Только я надеюсь, ты все же окажешь мне честь, и каждую ночь мы сможем спать вместе, без нее. — Он с удовольствием наблюдал, как розовеют ее щеки от этого жесткого «условия».

— О, Томас! А что… что я скажу Клэр? С моей стороны нехорошо оставить ее так внезапно.

— Я уверен, она с радостью тебя поздравит. Она замечательная молодая женщина. И видит гораздо больше, чем ты думаешь.

— Это все наяву? — прошептала Сэди, положив руки ему на грудь. Ее опаловые глаза светились мягко и с обожанием. — Может быть, надо, чтобы меня кто-то ущипнул, и я бы точно знала, что не сплю?

— Я бы придумал кое-что другое, что показалось бы тебе более убедительным. — Он прижал ее к себе и обнял так страстно, что она удивилась и обрадовалась.

— Прямо сейчас? — Сэди задохнулась, виновато покраснела, быстро и испуганно озираясь. С улыбкой она подняла лицо, его губы радостно встретили ее губы.

Он поцеловал ее страстном поцелуем, о котором они оба мечтали, как и о дне, когда все доведут до конца… Они стояли обнявшись, когда Хармони с Волком взбежали на крыльцо.

— Мама, а почему ты целуешься с преподобным Мюллером?

Чувство вины охватило Сэди, ее щеки заалели. Она хотела высвободиться из объятий Томаса, но он не отпускал. Она смущенно посмотрела на дочь. Томас ничуть не смутился. Он наклонился к девочке и, подняв ее на руки, высоко подкинул вверх.

— Потому что мы с твоей мамой, Хармони, собираемся пожениться. Вот что это значит. Понимаешь?

— Ага! — Она обняла его за шею и закивала. Ее глаза были широко раскрыты и невинно смотрели на мир. — Это значит, ты будешь спать в маминой постели.

— Хармони! — Сэди еще гуще покраснела.

— Правильно, — кивнул Томас, с трудом подавляя улыбку. — Это значит, ты теперь будешь моей дочкой. Мы втроем станем жить вместе. Мы теперь одна семья.

— Мы будем жить на ранчо?

— Нет. Мы поедем далеко. Это место называется Эль-Пасо. Мне сказали, что там очень красиво.

— Ладно, но я возьму с собой Волка.

— Надо спросить мисс Клэр, — предупредила Сэди. — Это ведь ее собака.

— Она согласится, — уверенно заявила Хармони. — Салли все время говорит, что Волк — бесполезная дворняга. — Она выбралась из объятий Томаса и поспешила на двор, а большая собака поплелась за ней по пятам. — Я побегу и скажу Салли, что мы уезжаем.

Сэди посмотрела на высокого светловолосого мужчину и улыбнулась. Глориета стала для нее первым настоящим домом за многие годы, и ей будет жаль расставаться с этим местом. Но зато теперь у нее будет дом там, где будет Томас. От этой мысли ее сердце наполнилось счастьем, которого никогда прежде она не знала. Так же, как и Клэр, она подумала, что судьба дала ей еще один шанс.

— Может, с тобой никто не придет попрощаться, когда узнает, на ком ты женился, — заметила Сэди Томасу, хотя и без тени сожаления.

— Меня больше волнует, как нас встретят. — Он снова привлек ее к себе.

— Моя мать не поверит, когда я скажу, что выхожу за священника.

— С тобой, любовь моя, я просто мужчина.

У нее не было причины сомневаться в этом.

Глава 14

На следующий день Рэнд поднялся. Несмотря на громкие протесты Клэр, он поцеловал ее и ушел сразу после завтрака поговорить с Микой.

Глядя ему вслед, Клэр тяжело вздохнула и с иронией подумала: управлять таким мужчиной совершенно невозможно. Она вспомнила предупреждение отца, утверждавшего, что Рэнд Логан из тех, про кого говорят «куда ветер дует, туда и он». Что бы сказал Самуэль, увидев, как все обернулось? Без всякого сомнения, он назвал бы ее дурой. Надо же, она во второй раз собралась испытать, что такое разбитое сердце. Но Клэр почему-то верила, что риск того стоит.

Утро прошло в приятных приготовлениях к венчанию Сэди, событию, которое предстояло совершить через три дня. Конечно, Клэр не очень хотелось потерять двух хороших друзей, но она искренне была за них счастлива. Новость о внезапной свадьбе не стала для нее сюрпризом, она сразу заметила внимание священника к Сэди и Хармони с первого их появления в церкви. В тот день он, конечно, слишком рьяно встал на защиту симпатичной вдовы. «Что ж, по крайней мере, из сурового испытания, которое им пришлось пережить в церкви, вышло что-то хорошее», — подумала Клэр, улыбаясь.

Солнце висело прямо над головой на огромном и совершенно чистом небе, когда они с Хармони вышли на крыльцо, чтобы немного отдохнуть от суеты. Они появились в тот самый момент, когда Уилл Дженнер подъехал на лошади и остановился в тени. Он соскочил с седла и направился к ним с веселой улыбкой. Но, как поняла Клэр, его приветливость была обманчива.

— Что ты здесь делаешь? — спросила его Клэр, быстро оглядывая окрестности. Большинство рабочих с первыми лучами солнца поехали проверять стадо, Салли возился где-то в сарае, Мика и Рэнд тоже трудились. Рэнд! Она сразу поняла, что Уилл приехал к нему.

— Ну, я надеялся на более теплый прием, мисс Клэр, — с иронией заметил он. Хармони оказалась более приветливой. Она быстро сбежала по ступенькам, кинулась к нему и залилась смехом, когда он ее подкинул к небу. — Скоро, малышка, ты будешь совсем большая, и я тебя не подниму.

— Ну, такая большая я никогда не буду, — пообещала девочка.

— Паркер где-нибудь здесь? — спросил он и посмотрел на Клэр.

Она увидела тревогу в его глазах.

— Они с Микой занимаются лошадьми в загоне. — На кончике языка вертелось спросить, не пришел ли он с каким-нибудь сообщением для Рэнда насчет планов братьев, но удержалась. — Ты, кажется, устал. Может, войдешь в дом? Отдохнешь, прежде чем ехать. — Она искренно беспокоилась за него. Он слишком молод, чтобы нести на своих плечах такой тяжкий груз. Клэр могла себе представить, как он переживал, ведь он предает семью.

— Спасибо. Но я сперва поищу его. — Он поставил Хармони на ноги и пошел к загону.

Клэр наблюдала, как он исчез за углом сарая.

— А как ты думаешь, преподобный Мюллер позволит Уиллу поехать с нами в Эль-Пасо? — вдруг спросила Хармони.

— Боюсь, что нет. — Она положила руку на плечо девочке и улыбнулась. — Я знаю, ты очень любишь Уилла. Но он… Ну как бы тебе сказать… У него своя жизнь.

— Но он, же мой друг! — горячо заявила Хармони. Она повернулась и побежала, подол юбок взвился над босыми ногами.

Клэр вздохнула, затуманенным взглядом посмотрела в сторону сарая. Долго ждать Рэнда не пришлось. Широкими шагами он подошел к ней, голубые глаза смотрели холодно. Она поняла: что-то произошло.

— Что? — спросила она, торопясь ему на встречу.

Прежде чем он ответил, Клэр опередила его.

— Еще одно ограбление, да? — В горле что-то сжалось от внезапной тревоги, когда он кивнул. — О Рэнд, я…

— Никуда не уходи с ранчо, Клэр. Салли останется здесь, он будет следить за всем, пока я не вернусь. — Рэнд властно коснулся ее рук. — Сделай, как я говорю. Хотя бы раз. Оставайся здесь. — Он говорил тихо, но в голосе звучали стальные командные нотки, а лицо было мрачное и решительное.

— Что ты собираешься делать?

— Сперва поеду в Дэнтон. Мэлоун и его помощники уже ждут. Нас будет шестеро.

«Шестеро против троих Дженнеров. В общем-то неплохое соотношение», — подумала Клэр. Но братья вооружены и станут драться отчаянно, не внимая голосу разума.

— А как насчет Уилла? — тихо, почти шепотом, спросила она.

— Они с Микой едут со мной.

— А может, он опять ошибается, — с нарастающим страхом предположила она. — Ведь однажды так уже было, помнишь?

— Помню. Тогда Тэйт просто изменил планы втайне от него. На этот раз, я думаю, он не ошибается. Он сообщил детали, которые нам нужны. Тэйт собирается грабить поезд, когда он выйдет из Далласа. — Рэнд уже успел застегнуть кобуру, Клэр заметила, как в лучах солнца блеснул ствол револьвера.

Она судорожно вздохнула и дотронулась до рубашки Рэнда в том месте, где была перевязана рана.

— Но твое плечо еще не зажило. Ради Бога, Рэнд. Ты не можешь…

— Со мной будет все в порядке. — Он улыбнулся. — Я сказал тебе, что решил остаться живым.

— Я поеду с тобой! — заявила она, блестя глазами. — Если Тэйт увидит меня, есть шанс, что он уедет, как тогда.

— Нет. — Он покачал головой и хмуро посмотрел на Клэр. — Пришло время положить конец его банде. Это моя работа, Клэр. Мне меньше всего хочется, чтобы ты оказалась в центре этой поганой истории.

Он не удивился, заметив, как она напряглась и ощетинилась в гордом негодовании.

— Мне что же, сидеть здесь и ничего не делать? А ты…

— Совершенно верно, — резко оборвал он ее. — Все, мне пора ехать.

Не сказав больше ни слова, Рэнд прижал ее к себе, быстро поцеловал и резко отстранил. С трудом сдерживаясь, она смотрела, как он уходит.

— Рэнд! — крикнула ему вслед Клэр, но ответа не дождалась.

В душе ее поднималась паника, пока она смотрела, как возле сарая Рэнд встретился с Микой и Уиллом. Вдруг ее пронзила мысль: а что, если она видит Рэнда в последний раз? Острая боль, которую Клэр ощутила, подсказала ей: «Боже, какая ужасная опасность грозит ему и мне!»

— Рэнд! — снова закричала она. Подобрав юбки, она кинулась вслед за ними. Но трое мужчин уже отъезжали. Рыдания застряли в горле, а горячие слезы потекли по ее лицу.

— Доверь их небесам, — посоветовал Салли, подойдя к ней сзади. — Он справится, все будет так, как надо.

— О, Салли! Я умру, если с ним что-то случится, — простонала Клэр.

Впервые за эти годы Клэр уткнулась ему в рубашку, а слезы из ее прекрасных изумрудных глаз хлынули потоком. Салли довольно неуклюже поддерживал ее, а потом по-дружески обнял.

— Знаешь, иногда поплакать не так уж плохо, — сказал он, и мозолистая, пропеченная на солнце рука, успокаивая, погладила Клэр по медовым волосам. — Черт побери, я и сам пару раз рыдал.

— Ты? — не веря своим ушам, спросила Клэр. Она подняла голову, достала из кармана юбки платок и промокнула слезы.

— Не смотри на меня с таким удивлением, я тоже человек, как и все.

— Ну, мужчины — одно дело, женщины — другое, — запинаясь, сказала Клэр, вспомнив еще одну мудрость отца. Ее тревожный взгляд устремился к горизонту, за которым исчез Рэнд. Потянулось ужасное время ожидания. — Ты вообще должен благодарить Бога, что не родился женщиной.

— А я и так благодарю, еще бы, — подтвердил он со свойственной ему грубоватостью. — Благодарю каждую минуту каждого дня.

Клэр удалось выдавить улыбку. Она отступила от Салли и направилась к дому. На сердце легла свинцовая тяжесть и не давала дышать. Все еще с трудом удерживаясь от желания броситься за Рэндом, отговорить его, она поднялась на крыльцо и перешагнула через порог.

Время тянулось со скоростью улитки. Изо всех сил Клэр старалась себя занять, но ничего не помогало. Она думала только о Рэнде и о том, что ему предстоит встретиться лицом к лицу с Тэйтом. Тэйт… Человек, который желал ему смерти. Клэр снова побледнела, вспомнив его клятву отомстить.

Примерно в час дня она вошла на кухню. Сэди, стоя на коленях возле стола, примеряла новое платье Хармони. Мать и дочь быстро посмотрели друг на друга, прежде чем Сэди встала и положила свою подушечку с иголками на стол.

— С ним все будет в порядке, — успокоила она Клэр. — Я никогда не встречала человека, более способного, чем он, постоять за себя.

— Я просто хочу, чтобы день поскорее кончился, — вздохнула Клэр.

Она подкинула в печь дрова и озабоченно посмотрела в окно.

— Скоро вернутся работники.

— Здесь всегда тихо, когда их нет.

— Но Салли на ферме, — сказала Хармони, поправив мать.

Она все время вертелась, пока мать вынимала булавки из раскроенных кусков ткани.

— Да, Салли здесь, — кивнула Клэр, — хотя что-то я давно его не видела. Она рассеянно отряхнула руки и пошла к двери. — Пойду, посмотрю, не могу ли я…

— Волк залаял, — вдруг услышала Хармони.

Клэр насторожилась. Ее сердце забилось с надеждой, хотя она точно знала, что Рэнд не может вернуться так быстро. Она вышла на крыльцо, ее охватило сильное разочарование: нигде никого, никаких всадников вдали. Она взглянула на Волка, дремавшего под креслом-качалкой после плотного обеда. Скорее всего, пес увидел что-то во сне. Может, поэтому и залаял? Клэр снова вздохнула.

— Ты все равно бы не стал лаять на Рэнда, старина. Правда? — пробормотала она собаке.

Волк помахал хвостом и снова растянулся на крыльце в любимой позе, но внезапно снова залаял.

— Да что такое?

Недоумевая, она спустилась по ступенькам и пошла искать Салли. Но Волк остался на своем месте и лаял, даже когда вышла Хармони, чтобы успокоить его.

— Салли! — позвала Клэр, подойдя к сараю.

Ответа не было.

Клэр нахмурилась. Вдруг почувствовав непонятное волнение, она потянула дверь на себя и скользнула внутрь, в прохладу и темноту. Ее глаза в ужасе раскрылись: Салли лежал ничком, распростершись возле стойла. Маленькая лужица крови натекла из головы.

— Боже мой! — выдохнула Клэр, кинулась к нему, опустилась на колени. Но что она могла сделать, кроме как проверить и убедиться, что он еще дышит? Вдруг кто-то дернул ее за руку и поставил на ноги.

— Он не умер, — уверил ее Тэйт Дженнер. Глаза его прожигали Клэр насквозь. — Пока нет.

— Тэйт! Что ты наделал? — задыхаясь, спросила она, а голова ее шла кругом.

— Я смываюсь. Ты едешь со мной?

— Нет. — Она попыталась вырваться, не веря в происходящее. — Отпусти меня! Ты с ума сошел? Ты что?

— Я не могу тебя оставить здесь, Клэр. — Он грубо схватил ее за руку и прижал к себе так, что у нее перехватило дыхание. — Паркер не получит тебя! — поклялся он убийственно уверенным тоном. — Я должен был прикончить его, и у меня был шанс.

— Я знала, что это был ты! — выпалила она, ее глаза зажглись яростью. Бормоча проклятия, Клэр замахнулась, чтобы ударить его в гладко выбритое лицо. — Ты, трусливый ублюдок! У тебя даже не хватает мужества встретиться с ним лицом к лицу, как подобает настоящему мужчине!

— Я покажу тебе, настоящий я мужчина или нет, — процедил Тэйт сквозь зубы.

Он стиснул ее, наклонился и стал неистово целовать. Клэр почувствовала себя омерзительно, будто во рту у нее появился вкус желчи и крови, ее затошнило. Яростно застонав, она коленом ударила его в пах. Он напрягся от боли, закинул голову и грязно выругался, но не выпустил ее руку.

— Я никуда не поеду с тобой, Тэйт! — кричала она яростно, сопротивляясь изо всех сил. — Лучше убей меня!

— Черта с два! — Он без предупреждения сжал кулак и ударил ее в челюсть. Сдавленный крик вырвался из груди Клэр, и она провалилась в темноту…


Она понятия не имела, сколько времени провела без сознания. Наконец она открыла глаза и увидела неясные очертания какой-то захламленной комнаты. Сердце Клэр оборвалось…

— Она приходит в себя, — объявил Зик Дженнер двум братьям.

Клэр перевела на него взгляд. Он стоял всего в нескольких шагах. Клэр резко села и выпрямилась на деревянной кровати, голова закружилась, она поморщилась. Челюсть болезненно ныла от удара.

— Спокойнее, — предупредил Тэйт. — Он пересек грязную, пропахшую пылью комнату и опустился на колени возле Клэр. — Не делай резких движений, — посоветовал он.

— Где я? — спросила Клэр, со злобой глядя на него.

— Не важно. — Нахмурившись, он поднялся и повернулся к Зику и Харману. — По коням! — приказал он резко.

— Ну ты же не оставишь ее здесь? — спросил Зик, кивнув на Клэр.

— Черт побери, мы не можем взять ее с собой, — запротестовал Харман.

Зик посмотрел на нее таким взглядом, что она поняла, по крайней мере, ему-то не слишком хочется вовлекать ее в задуманное ими опасное дело.

Клэр силой вывели наружу, посадили на лошадь. Тэйт связал ее руки веревкой, концы которой прикрепил к седлу так, чтобы она не могла спуститься с седла. Она держалась прямо и напряженно, когда он вскочил и уселся у нее за спиной.

— Я возненавижу тебя навсегда! — поклялась она, и в ее тихом голосе прорвались истинные чувства. — Бог свидетель, ты скорее окажешься в аду, чем успеешь до меня дотронуться.

— Ты еще пожалеешь об этих словах, — проскрежетал он ей на ухо.

От страха Клэр задрожала, а он тронул коня.

Лошади галопом понеслись прочь от хижины. Зик иХарман ехали рядом. Они направлялись к югу через прожаренную солнцем долину. В голове Клэр судорожно мелькали мысли о побеге. Она обшаривала взглядом места, по которым они скакали, отчаянно искала встречных всадников или хоть какие-то признаки жилья. Боже мой, ну если бы хоть кто-то мог услышать ее крики о помощи… Но ничего, кроме холмистых, продуваемых ветрами прерий и бесконечного голубого неба над головой. Закрыв глаза, Клэр молча обратилась со страстной молитвой к небесам.

Проехав несколько миль, они оказались на железнодорожных путях. Зик и Харман принялись таскать большие деревья, заготовленные заранее, и укладывать их поперек рельсов. Такая преграда заставит машиниста остановить поезд.

Тэйт спешился, освободил концы веревки и стащил Клэр на землю.

— Молчи и делай, что скажу, — грубо велел он.

— А что ты собираешься делать? — спросила она, хотя уже знала ответ.

— Обеспечить наше будущее. — Его улыбка была полна превосходства и самодовольства.

— У нас с тобой нет никакого будущего, — быстро ответила Клэр. Глубоко вздохнув, она попробовала прибегнуть к другой тактике. Взгляд ее стал мягче, голос ласковее. — Ну, пожалуйста, Тэйт, не делай этого. Ты рискуешь жизнью невинных людей, жизнью братьев и своей собственной. Ты же не можешь не понимать, как безрассудно…

— Безрассудно? — Он рассмеялся и стал хвастать: — Ты, наверное, удивишься, если узнаешь, как ловко мы научились это делать, Клэр. Мы раз двенадцать такое провернули здесь и на юге. До сих пор живы, как видишь.

— Может, и так, — сказала она, сверкнув глазами, — но рано или поздно удача отвернется от вас.

Она вспомнила про Рэнда и помолилась, чтобы он и его спутники появились вовремя. Но больше всего она просила Бога, чтобы Рэнд не пострадал.

Тэйт ничего больше не сказал, его губы сжались, превратившись в тонкую линию. Он стиснул ее руку. Клэр сопротивлялась как могла, но он потащил ее в укрытие под деревьями, заставил сесть на колени рядом с собой, пока Зик и Харман прятали лошадей, чтобы потом быстро вскочить на них и исчезнуть с места преступления. Они устроились в тени и стали ждать. В листве деревьев шуршал легкий теплый ветерок.

Минуты тянулись невыносимо медленно, напрягая нервы до предела. Наконец раздался слабый свисток паровоза. Клэр встрепенулась, в ушах громко застучало. Сейчас она не думала о себе, в голове толпились ужасные видения. Рэнд… Как он, что может с ним случиться? «Боже, пожалуйста, спаси его!»

— Зик, ты займешься машинистом, пока я не дам сигнала, — напомнил Тэйт брату.

— А я считаю, что Харман должен…

— Делай, как тебе говорят! Черт, побери!

Через несколько минут из-за поворота появился поезд. Увидев на путях завал, машинист поспешил нажать на тормоза. Раздался ужасный скрежет металла, полетели искры, колеса поезда замерли.

Зик и Харман выскочили из-за деревьев и выхватили револьверы из кобуры. Тэйт дернул Клэр за руку, поднимая ее на ноги.

— Будешь сопротивляться, я начну отстреливать невинных, о которых ты так печешься! — Пригрозил он, и в его глазах Клэр увидела решимость. Она побледнела. Ей ничего не оставалось делать, кроме как идти за ним к пассажирскому вагону.

Тем временем Зик кинулся к паровозу и нацелил оружие на машиниста.

— Руки вверх! — приказал он. — Шевельнешься — получишь пулю.

Он улыбнулся, когда седовласый ветеран, видавший всякое на своем веку, поднял руки и шагнул в сторону.

— Держись крепче, старик.

— Можешь не сомневаться, так и будет, — вдруг раздался позади знакомый голос, и Зик почувствовал, как дуло револьвера впилось ему в спину. Он резко обернулся и увидел Мику, который, пробравшись между вагонами, неожиданно возник сзади Зика.

Харман был в нескольких ярдах отсюда. Он занимался своим делом и не видел, что происходит с Зиком. Стоя у вагона, он кричал охраннику, чтобы тот открывал дверь. Ответа не было. Он выругался, лицо его исказила злоба.

— Открывай или я…

Наконец дверь рывком открылась. Но перед ним предстал не охранник. Это были шериф Мэло-ун и его помощник.

— Бросай оружие, — скомандовал Мэлоун.

Его значок сверкнул на солнце, когда он навел дуло на Хармана, шериф стоял между двумя вооруженными помощниками и неотрывно смотрел в перекошенное злобой воинственное лицо бандита. Харман пошевелил рукой, его палец дернулся к курку.

— Не дури, парень, — тихо предупредил шериф.

— Будь ты проклят, — ответил Харман, но понял, что потерпел поражение. Теперь, когда этот миг настал, он почувствовал, что еще не хочет встретиться с Творцом, несмотря на договор, который братья когда-то заключили между собой. Жизнь в любой форме была для него предпочтительнее.

Выругавшись еще раз, он швырнул револьвер на землю и поднял руки, сдаваясь.

Итак, оставался только Тэйт.

Тот, не ведая о судьбе братьев, потянул Клэр за собой по ступенькам последнего вагона. Он ворвался в дверь, намереваясь грабить пассажиров.

Но пассажиров там не оказалось. Вагон был совершенно пустой.

— Что за… — пробормотал он смущенно, а потом пришел в ярость.

Вдруг его взгляд заметил какое-то движение. Тотчас рывком он поставил перед собой Клэр, прикрываясь ею, а сам вжался в угол возле двери. В центре вагона, в проходе, с мрачным лицом стоял Рэнд.

— Рэнд! — воскликнула Клэр.

Она инстинктивно дернулась к нему, но похититель схватил ее за талию так крепко, что она едва могла дышать. Он прижал Клэр к себе спиной и приставил револьвер к виску. От ужаса глаза Клэр расширились.

— Рэнд? — хрипло произнес Тэйт.

Имя ему было чем-то знакомо. «Рэнд… Рэнд Логан. Человек, исчезнувший шесть лет назад. Муж Клэр». В глазах его зажглась ярость, когда до него дошло.

— Отпусти ее, Дженнер, — приказал Рэнд. Значок сверкал на его груди. Пальцы уверенно держали револьвер сорок пятого калибра. — Выхода нет.

Слепящая ярость переполняла Рэнда, когда он смотрел на бледное лицо Клэр. Но он заставил себя удерживаться от малейшего движения.

— Делай, как он говорит, Тэйт! — Нарушив все указания Рэнда, Уилл вдруг выскочил из противоположной двери вагона и кинулся к брату.

— Мне пришлось им сказать. Это было только…

— О чем ты? — перебил его Тэйт.

— Рэйнджеры заставили меня. Я вынужден был им сказать. Но я сделал это ради того, чтобы сохранить вам жизнь.

— Предатель! — зарычал Тэйт. — Трусливый предатель. — Разозлившись до безумия, он вытянул руку и выстрелил.

Клэр сдавленно закричала, когда прогремел выстрел. Она в ужасе, не веря глазам, смотрела, как Уилл оседает на пол. Он прижал к ране на груди руку, и его мальчишеское лицо исказилось от боли.

— Тэйт, — пробормотал он. — Тэйт, почему? — Он поморщился, судорога пробежала по его лицу.

— Боже мой, ты сошел с ума! — прошептала Клэр. Она снова стала вырываться, но он держал ее перед собой как щит.

— Кончай, Дженнер, — приказал Рэнд. На этот раз его голос был хотя и тихий, но угрожающий. Его сейчас занимала только одна мысль: спасти Клэр. Не колеблясь, если понадобится, он пожертвует собой. — Тебе некуда бежать. Со мной четверо. — Он еле заметно стал двигаться по проходу, в любой момент готовый выстрелить. Не впервые он оказался в такой ситуации. Но впервые заложница так много значила для него. — Отпусти ее, или ты труп.

— Чего ты ждешь? — спросил тот напряженно. — Боишься промазать?

— Клэр не имеет отношения к этому делу. Не прячься за ее юбки, это ничего не изменит, — говорил Рэнд, продолжая продвигаться вперед. — Мы знаем, что предыдущие ограбления — тоже дело ваших рук. Отпусти ее, и тогда попробуем договориться о сделке.

— Пошел ты к черту со своими сделками! — презрительно хмыкнул Тэйт и стал пятиться к двери. — Я должен был всадить пулю в твою башку еще в тот вечер, в церкви.

— Тэйт, пожалуйста! — взмолилась Клэр, и новая волна паники охватила ее, голос задрожал. — Ты разве не видишь, не понимаешь, что уже слишком поздно!

— Но не для меня! — Он вытащил ее на ступеньки и прицелился в Рэнда. — Она моя, Логан!

— Нет! — закричала Клэр.

— Забудь об этом! — вдруг раздался снаружи голос Мики. Он стоял, направив оружие на Тэйта, не отводя от него мрачного, сурового взгляда.

Тэйт бросился к нему и, вместо того чтобы признать поражение, нажал на курок.

В ту же секунду в воздухе прогремел второй выстрел. Стрелявший первым не попал в цель. Клэр качнулась вперед, рука Тэйта разжалась, Клэр уцепилась за ручку двери, пытаясь удержаться, и тупо смотрела на человека, чье бесчувственное тело распростерлось у ее ног. Кровь текла ручьем из аккуратной круглой дырки в левом виске.

Она посмотрела на Рэнда. Его револьвер еще дымился.

Дальше, она помнила только то, что ее подхватили сильные руки, любящие и теплые. Обняли ее, она закрыла глаза и с благодарностью расслабилась в его объятиях.

— Клэр, — хрипло прошептал Рэнд.

Кошмар закончился.

Глава 15

Через три дня двойная свадьба состоялась в церкви Пармали. Рэнд удивился необычной просьбе жены, но согласился. И был примерно вознагражден за свою покорность.

— На этот раз, Рэнд Логан, — заявила Клэр с чарующим блеском в глазах, — я хочу, чтобы ты женился на мне по своей собственной воле, а не под дулом пистолета. И без всякого бегства после свадьбы.

Сэди была рада разделить такой день с женщиной, чья доброта помогла ей использовать второй шанс в жизни, отпущенный судьбой, найти любимого человека.

— Ты мне ближе сестры, Клэр, — честно сказала она. — Дай Бог, чтобы ты нашла свое счастье, которого ты заслуживаешь, с мистером Логаном.

Итак, это случилось в прекрасный звездный апрельский вечер. Под своды церкви Сэди Бишоп под руку ввел Мика, а вполне выздоровевший Салли ввел Клэр. Ни одна из невест не была в белом, конечно, но обе сияли в простых домашнего пошива платьях. Хармони с гордой улыбкой вышагивала впереди. Женихи, один другого красивее, стояли у алтаря, их глаза, устремленные на любимых женщин, сияли.

Бывший семинаристский товарищ Томаса проделал путь из Луизианы, чтобы провести церемонию. Он мысленно возблагодарил bora за то, что друг, наконец, женился. Не важно, что он слышал о его выборе. При одном взгляде на Томаса, глаза которого сразу теплели, стоило ему взглянуть на хорошенькую темноволосую вдовушку, он понял, что выбор верный.

Церковь была набита битком. Говорят, свадьба обычно помогает выявить самое лучшее, что есть в людях. Клэр отнесла это лишь на счет любопытства горожан, а не чего-то другого. Им хотелось увидеть, как она, наконец, по всем правилам выходит замуж за мужчину, который шесть лет назад бросил ее. Новость о возвращении непутевого мужа будоражила городок несколько дней. Теперь, когда стало ясно, что она вливается в ряды уважаемых людей, она почувствовала к ним большую симпатию, чем раньше.

— Да, пожалуй, пора Рэнду Логану приступить к исполнению своих обязанностей, — неисправимая Лидия так оценила происходящее. — Видит Бог, ты достаточно страдала.

Верно, больше не будет страданий. Клэр поняла это точно, когда Рэнд сильной рукой взял ее за руку и с улыбкой посмотрел прямо в глаза. Она почувствовала, как сердце дико встрепенулось, точно так, как все прошедшие годы при воспоминании о нем.

— Уважаемые прихожане. Сегодня мы все собрались здесь…


Стояла глубокая ночь, когда они вернулись на ранчо. Мика и другие работники еще раз поздравили новобрачных и отправились в барак. Салли задержался.

— Я займусь лошадьми, — сказал он Рэнду. Глаза его смеялись. — Думаю, у тебя есть дела поважнее.

— Салли! — воскликнула, покраснев, Клэр, несмотря на то? что она была невестой во второй раз.

— Салливан Грин, похоже, мы с тобой хорошо поладим, — засмеялся Рэнд. Потом подхватил Клэр на руки и понес. — Когда-нибудь, миссис Логан, мы устроим настоящий медовый месяц.

— А мы можем провести его в Глориете, — удовлетворенно вздохнула она и с любовью обняла его за шею.

— Но у меня есть комната в отеле в Дэнтоне. Все еще.

— Я знаю. Но предпочитаю остаться здесь.

Глаза ее вдруг затуманились от воспоминаний.

В последний раз, когда она была в Дэнтоне, Тэйт пытался ограбить почтовую карету. Тэйт. Его уже нет. Зик и Харман ждали суда в Далласе. Огнестрельная рана Уилла хорошо заживала, но по глазам было видно, какая рана осталась у него в душе. Со временем, была надежда, время залечит и ее.

— Все кончено, Клэр, — убежденно заявил ей Рэнд. Он поставил ее на ноги в спальне, освещенной лампой, руки его мягко опустились ей на плечи. — Я сдал оружие и значок.

— Да, но я все еще боюсь…

— А ты не бойся ничего. — Он привлек ее к себе и поцеловал упоительным поцелуем. Она застонала, не собираясь останавливать его. Когда он поднял голову, она повернулась к нему так, чтобы он смог расстегнуть ее пуговицы на платье.

— Наконец мы превратили ложь в правду, — тихо сказала она.

— О чем это ты? — от смущения морщинка прорезала его красивое лицо. Но он продолжал делать то, что делал.

— А помнишь слухи, которые ходили обо мне, я тебе рассказывала… Когда ты убежал, все следили, не прибавляю ли я в весе?

— Да, помню.

— Ну, так вот, я думаю, теперь можно сказать: лучше поздно, чем никогда. — Она хитро улыбнулась, когда он повернул ее лицом к себе.

— Так ты уверена, Клэр? — Его голубые глаза засияли от этой новости.

— Уверена. — Она подняла руки, положила ему на грудь и снова улыбнулась. — У меня всегда все приходит точно, как по часам. А как ты вернулся, весь порядок полетел к чертям.

— Так значит… — Он на минуту посерьезнел, его сильные, но ласковые пальцы стали гладить изгиб ее шелковой щеки. — Ты рада, да?

— Да, — совершенно честно сказала она. — Я счастлива.

— Ну, тогда, я думаю, надо быть поосторожнее с тобой. — Насмешливое настроение вернулось к нему.

И не смей даже.

Довольная, Клэр обвила руками его шею и тесно прижалась к нему.

— Меня обманули в первую брачную ночь, Логан, и я не собираюсь, чтобы со мной снова такое случилось.

— Верно сказано, — хрипло пробормотал он, а губы его уже целовали ее, и все остальное было забыто, когда они праздновали любовь, которая, несмотря на все препятствия, победила. Их любовь обрела свое новое начало.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики