КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Невеста вампира (fb2)


Настройки текста:



Джена Шоуолтер Невеста вампира

Благодарности

Двум дамам, которые помогают мне и направляют каждый мой шаг: Трейси Фарелл и Марго Липшульц. Я бы не справилась без вас!

Пролог

Лайел, царь вампиров, ненавистный сын Атлантиды, так яростно боролся со своими цепями, что металл впивался в кожу и мышцы почти до костей. Но он продолжал бороться, не обращая на это внимания. Зачем ему нужны эти руки без его любимой, чтобы ее ласкать?

Сьюзан. В голове ее имя звучало молитвой, кричало опустошением, вопило горем, заставляло его сгорать в агонии от всепоглощающего чувства вины. Как он мог допустить, чтобы это случилось?

«Освободите его», — сказал кто-то. Лайел посмотрел бы на говорившего, но не мог оторвать взгляд от своей женщины. Или от того, что от нее осталось. «Дайте ему взглянуть поближе на то, что он на себя навлек».

Послышались тяжелые шаги. Последовал рывок на одном запястье, затем на другом, и цепи пали.

Ослабленный, практически обескровленный, Лайел попытался шагнуть прочь от железной ограды, которая его поддерживала, но колени подогнулись, и он рухнул наземь. От удара воздух будто покинул легкие, и осознание действительности обрушилось на него. «Я опоздал. Они удерживали меня в цепях достаточно долго, чтобы быть уверенными, что ее уже не вернуть. Я не смогу ее спасти». Комок подступил к горлу. «Боги, о, боги».

Сьюзан лежала в нескольких футах от него. Ее когда-то такое полное жизни, красивое тело было раздето, поругано, обожжено. Драконы, сотворившие это, смеялись над ним, их голоса то и дело проникали в его сознание.

«…заслужил это и не только».

«… и посмотрите теперь на него».

«…жалкий. Его нельзя было венчать на царство».

Лайел оставил Сьюзан в своем дворце, в безопасности, сонную и счастливую, уютно свернувшуюся в постели, когда отправился со своими воинами тушить пожар в близлежащем лесу. Он не понял сначала, что это был преднамеренный поджег, а потом стало слишком поздно.

«О, боги, о, боги, о, боги». Сдавленный крик вырвался из груди, и кровь потекла изо рта. Казалось, прошла вечность с тех пор, а может быть только часы, но он снова был там, снова вернулся к той засаде, и крики Сьюзан эхом раздавались у него в ушах. Страдание, которое он слышал в ее голосе, когда она кричала и звала его на помощь, боль, которую он видел на ее исказившемся лице, когда она умоляла драконов сохранить жизнь их еще нерожденному ребенку… они будут преследовать его вечно.

Сьюзан.

К тому моменту, когда он пробился к ней, она затихла, замерла в последней муке. И эта тишина была в десять тысяч раз хуже, чем крики и агония физических страданий.

Мертва. Она была мертва. Лайел подвел ее, так подвел. Обезумев от горя, он позволил тем самым драконам, которые убили ее, схватить себя. Они оттащили его от безжизненного тела Сьюзан и приковали к воротам перед его собственным дворцом. А потом, о боги, они выволокли ее тело и бросили перед ним, язвительно упрекая его в ее смерти.

Комок в горле стало невозможно выносить, и желудок вывернуло наизнанку. Ужином, который Сьюзан готовила для него, весело сверкая глазками. Он вспомнил, как позже она легким движением отбросила свои прекрасные темные волосы и предложила ему на десерт вену, точно зная, к чему именно приведет этот укус.

Он потянулся к ней безудержно дрожащей рукой. Кончики пальцев легко коснулись ложбинки у ее шеи. Пульса нет. Ее все еще горячая, обгоревшая кожа была сплошь покрыта грязью и кровью.

«Сьюзан», — он попытался шепнуть, но уже не владел голосом. Его горло кровоточило от бесконечных криков, мольбы и отчаянных попыток торговаться. Но ничего не помогло. Драконы не исчезли, а Сьюзан не вернулась к жизни.

Он не мог оторвать взгляда от своей жены, хотя и был окружен врагами. Глубоко в душе он знал, что это последний раз, когда он видит ее. «Моя любовь. Моя сладкая любовь».

— Останься в постели, — упрашивала она всего несколько часов назад. — Займись любовью со мной.

— Я не могу, любовь моя, но я быстро вернусь. Я обещаю.

Она слегка надула прелестные розовые губки. «Мне невыносимо быть без тебя».

— И мне без тебя. Спи, и когда я вернусь, я заставлю тебя позабыть, что я вообще уходил. Как тебе такое?

— Обещаешь?

— Обещаю.

Он мягко поцеловал ее и вышел из их комнаты. Довольный, удовлетворенный. Счастливый. Уверенный в совместном будущем.

* * *

— Теперь ты будешь страдать так, как страдали мы, — выплюнул один из драконов, возвращая его с небес на землю из его нежно хранимых воспоминаний.

Демонический смех других драконов вторил ему. Лайел поднял взгляд и увидел несколько красных пылающих глаз в близлежащих зарослях кустарника. Демоны в качестве зрителей, понял он. Как давно они находятся там, наблюдая? Могли ли они помочь Сьюзан? Возможно. Но тот смех… Они видели, и наслаждались, от начала и до конца.

«Твои люди обескровили наших возлюбленных, кровопийца, а мы в ответ убили твою».

Игнорируя их, Лайел собрал последние силы и, оставляя темно-красный след за собой, подполз к телу Сьюзан настолько близко, насколько смог. Обжигающие слезы текли по его лицу. Драконы даже не попытались его остановить. Он задрожал еще сильнее, когда неуклюже поднял ее на руки. Он не встретил приветливой улыбки, не услышал нежного шепота.

Ее некогда такое прелестное лицо теперь было опухшим, в кровоподтеках, все покрытое сажей. Ее шелковистые темные волосы исчезли, обгорели до корней. Он так любил оборачивать эти пряди вокруг своих ладоней, любил слушать, как она мурлычет при поцелуе.

Не в силах вынести весь ужас того, что с ней сотворили, он закрыл глаза и крепко сжал ее в объятьях, прижал близко-близко, и нежно положил назад. Но так и не смог отпустить совсем и провел кончиком пальца по контурам ее губ. Они все еще были обжигающе горячими, пар поднимался из ее приоткрытого рта.

Сьюзан. Слезы жгли глаза. Он склонился и приник к ее округлившемуся животу. Внутри не было никакого движения. Больше не было.

«Я люблю тебя. О, боги, как я люблю тебя. Мне так жаль, что я оставил тебя. Мне так жаль. Вернись ко мне. Пожалуйста. Я без тебя ничто».

Он молился, устремив взгляд к хрустальному куполу над головой. «Заключим сделку. Если вы вернете ее мне, возьмите меня взамен. Верните ее к жизни и заберите меня. Она — это все хорошее, что есть в моей жизни. Она — это свет. Я же — лишь тьма и смерть».

Но ответа не было.

— Хватит распускать сопли. Теперь слушай меня внимательно. Мы позволим тебе жить, царь, — презрительно изрек вожак драконов, возвышавшийся над другими грудой мускулов и пышущий яростью. — Каждый твой вздох будет напоминать тебе об этом дне, и о последствиях того, что ты спустил своих людей с цепи.

Лайел едва его слышал. Сьюзан, дорогая Сьюзан. Никто не был таким мягким, нежным, любящим и добрым человеком, как она. Ее самое большое преступление — было самым большим ее преступлением, поправил он себя с внутренним рычанием, — это то, что она любила его.

Она была всем для него. Несмотря на это, его драгоценная девочка зверски убита из-за того, что ему не хватило «крепкой руки» вождя, как сказал дракон. Ее подвергли пыткам и замучили лишь потому, что Лайел не хотел иметь ничего общего с царской властью вампиров, и он отказался держать в ежовых рукавицах армию, которая ему подчинялась, как это в свое время сделал его отец.

— Я ждал этого момента долгие месяцы, — проговорило другое ненавистное чудище, направив на него поток огня.

Языки пламени коснулись щеки Лайела, глубоко опаляя кожу. Он никак не отреагировал, даже не открыл глаза. По правде говоря, он даже ничего не почувствовал, кроме бритвенно-острой боли своего горя. Если боги не отвечают на его мольбы, он желал бы остаться на этом месте навеки, хотел бы умереть со своей женщиной и ребенком. Со своей семьей.

— Только посмотрите на него, посмотрите на могущественного Лайела, до какой степени он унижен.

Все драконы засмеялись.

— Я понимаю, почему она тебе нравилась, вампир. Эти маленькие тугие ножны приняли меня по самую рукоятку.

— Мне понравилось ощущать, как ее горло плотно обхватывает меня.

— Я думаю, ей нравилось то, что мы делали с ней. Ты же слышал, как она стонала…

Веки Лайела наконец поднялись. Ненависть и ярость расцвели в нем, разрослись и поглотили его, затмевая его горе, становясь смыслом его существования. Он бросил взгляд на окружающий лес. Демоны все еще были там, хихикая, как малые дети, хотя большинство деревьев поблизости сильно обгорели, и служили слабым убежищем. Затем он посмотрел на воинов-драконов. Их было восемь, они держались дерзко, уверенно. Их золотые глаза сверкали триумфом. Но…

Выражение его лица стерло улыбки с их лиц. Несколько из них даже отшатнулись прочь от него.

Возможно, они забыли, что вампиры умеют летать. Возможно, они думали, что ослабленный, сломленный, окровавленный мужчина не может причинить вреда… Они ошибались.

СЬЮЗАН!

Лайел вскочил и атаковал с боевым кличем на устах, в котором эхом отзывалась его внутренняя боль. Крики агонии, огласившие вслед за этим лес, далеко превзошли все те, что когда-либо раздавались до них.

Глава 1

Двести лет спустя

«Еще чуть ближе, огнедышащие ублюдки, только чуточку ближе».

Скрытый буйной, покрытой росою листвой, Лайел наблюдал за армией драконов, марширующей через Драконий Лес. Что за отвратительное название для леса? Он не знал, куда они шли. Не знал он и того, что они собирались делать. Одно он знал наверняка, — он собирался украсть груз, который солдаты везли с собой. Молодая — человеческая? — связанная женщина с кляпом во рту была заключена в передвижной тюрьме-клетке. Эта клетка удерживалась на двух деревянных балках, которые несколько воинов несли на плечах, и покачивалась в такт их движениям.

Очевидно, она была их врагом.

Он не знал эту девушку, но любой враг Драконов был его лучшим другом. И ему не нравилось, когда его друзей связывали.

Драконы продолжали медленно, размеренно шагать вперед. Он жестом велел своей собственной армии сохранять позиции… сдерживаться. Они без колебаний подчинились. В тот черный день две сотни лет назад он повел своих людей железной рукой, он повел их вперед, в непрекращающуюся, бесконечную войну. Его воля не обсуждалась. Никогда. Не без серьезных последствий для сомневающихся.

«…хорошо подобное не кончится», — говорил Брэнд, второй по званию среди воинов-драконов.

Золотистый свет просачивался сквозь хрустальный купол, окружавший Атлантиду, создавая ореол вокруг его бледных, заплетенных в косички волос, и отвратительно смазливых черт лица.

Брэнд был сильным, храбрым, он был верен своему королю и добр к своим людям. Какая жалость, что он был драконом. Лайел думал, что родись он хотя бы демоном, возможно, он бы ему нравился. Ну а пока, он хотел, чтобы Брэнд прожил достаточно долго, чтобы обзавестись парой. Подругой жизни, которую Лайел потом похитит. Брэнд будет сначала страдать, а потом Лайел его просто выпотрошит.

Брэнд не был одним из тех воинов, которые захватили Лайела много лет назад — ни одного из тех воинов не было здесь — Лайел вырезал всех до единого. Вспомнив, какой была их смерть, он улыбнулся. Не все из них испустили дух достаточно быстро. Для некоторых время тянулось так долго, что они прочувствовали свою боль. Он дал себе волю, наслаждаясь каждым порезом, каждым укусом, каждым вырезанным ломтем плоти.

Но убийство всех виновных до сих пор не удовлетворило его. Этого было не достаточно, чтобы отплатить за отвратительные преступления, совершенные против Сьюзан. Не он ли поплатился за действия других людей? Было справедливо руководствоваться аналогичной логикой в отношении драконов.

Только когда Лайел сотрет с лица земли всю их расу, Сьюзан будет отомщена. И только тогда Лайел заслужит право присоединиться к ней в загробной жизни. Скоро, моя любовь. Скоро.

— Если ее сестры увидят ее в таком виде, будет война, — сказал дракон по имени Ренард.

Ренард был темноволосым чудовищем, который, как было известно Лайелу, знал всевозможные способы убийства любого живого существа в Атлантиде, будь то демоны, нимфы, кентавры, горгоны или любые другие создания, пришедшие в этот мир в результате ошибок богов на их пути к созданию человеческой расы. Из всех этих существ, Ренард ненавидел вампиров больше остальных, и всегда был готов ввязаться в драку.

У Лайела и у самого чесались руки. Сгорая от нетерпения, он пробежал языком по своим удлинившимся клыкам.

— Что еще мы могли сделать? — послышался недовольный голос. Тагарт. Неприрученный, почти дикий, с черными волосами и еще более черным сердцем. Он не был верен никому, и его собственный король завидовал ему. — Еще одно слово, сказанное этой девчонкой, и я бы перерезал ей глотку. Мы должны были заткнуть ей рот.

Все воины согласно кивнули. Все как на подбор были один выше и мускулистее другого, у каждого на спине во впадине, где прятались драконьи крылья, ремнями были закреплены грозного вида мечи. Лайел коллекционировал такие мечи, развешивая их на стенах, как трофеи. А их кости он использовал в качестве мебели.

— Какими бы ни были причины, по которым мы ее связали, они все равно этого не поймут. Несмотря даже на то, что мы везем ее к ним обратно. Ну, вроде того. Если, конечно, сможем отыскать их лагерь, — подключился снова Брэнд. — Она их любимица. Их будущая королева.

Сестры… любимица…королева.

Речь идёт об амазонках, понял Лайел.

Его губы изогнулись в медленной усмешке. Свирепые создания эти амазонки. Безоговорочно преданные друг другу, кровожадные, хотя они по большей части держались сами по себе, пока их не трогали. Ах, да. И, конечно, коварные. Легенда гласит, что любого, кто осмелится угрожать амазонке, незамедлительно настигнет его худший кошмар, набросится на него ужасающей тенью, непреклонным призраком, который поглотит его.

Да, истории об их завоеваниях были многочисленны и широко известны, но сам Лайел никогда не встречал ни одну из них, и никогда не пробовал ни одной. Да, собственно, и не стремился к чему-то подобному. До сего дня они ровным счетом ничего для него не значили, не стоили его времени и внимания, так как смыслом его существования было лишь стать источником страданий для драконов. Более ни о чем другом он не мог думать.

Но сейчас его мозг плавился от мыслей о том, как он мог бы использовать их в своих целях. Возможно, ему не стоит вообще освобождать пленницу. Возможно, ему следовало бы отыскать лагерь амазонок, солгать им, что драконы собрались причинить девушке вред, вероятно даже убить ее у них на глазах. Эти крошки могли бы надрать драконам задницы за такое. Возможно, это было бы…

Поток его мысли резко оборвал громкий пронзительный боевой клич.

Показалось, что сотня женщин-воинов прорвалась сквозь деревья, но, похоже, их было не так уж много, всего небольшая группа. Они были полуобнажены, грудь прикрывали тесные полосы кожи, а талию и бедра довольно потрепанные юбки. Большую часть тела, доступного глазу, покрывала синяя краска, что было знаком принадлежности к королевскому роду.

— Это было большой ошибкой, драконы, — прокричала одна из женщин.

— Вашей последней ошибкой, — отозвалась другая.

Денек обещал стать просто великолепным. Теперь Лайелу не придется разыскивать амазонок.

Их мускулистые руки и ноги сверкали лезвиями прикрепленных к ним клинков, а убийственные выражения лиц сулили смерть. Большинство были так же высоки, как драконы, но несколько воительниц были довольно миниатюрны,… выглядели почти как хрупкие девушки.

Спустя всего один удар сердца яростная битва развернулась между двумя племенами.

Клинки скрестились, раздались мужские и женские хрипы, полилась кровь. Металлический запах донесся до ноздрей Лайела, сладкий и острый. Он глубоко его вдохнул, почувствовал, как запах омыл его тело, проник в него до самого его нутра, и пробудил глубокий голод.

— Сейчас, — крикнул Лайел своим людям.

Они выступили вперед единым фронтом. Как бы он хотел просто материализоваться прямо в гуще сражения, но он не мог. Никто из них не мог. Ну, только не в том случае, если они надеялись выжить. Вампиры могли перенести себя и появиться в любом месте, куда бы им ни заблагорассудилось отправиться, но не без определенных последствий. Как только они достигали пункта назначения, они были обессилены. Истощены. Не способные двигаться на протяжении нескольких часов. Эта способность могла быть полезна только при попытке бегства, но сейчас он не собирался спасаться бегством.

Когда он достиг рядов драконов, размахивая и разя мечом, свет из небесного купола омыл его чувствительную кожу, становясь все горячее, пока его жар не смешался с жаром огненных драконьих поцелуев. Но он не позволил себя затормозить. Пот струился по его груди и спине. Руки непрестанно секли направо и налево. Лезвие его меча было все залито кровью, стало таким гладким, так легко входило и выходило из тел драконов, будто погружалось уже не в плоть, а в воду.

Он упивался каждой каплей пролитой крови, ликовал при виде каждого падающего трупа. Каждый новый крик боли вызывал улыбку на его лице. Больше всего ему нравилось видеть золотистые глаза своих врагов в тот момент, когда они осознавали, что его удар настиг их. Эти глаза всегда расширялись в ужасе, наполнявшем их до краев. А потом свет внутри них угасал вместе с жизнью.

После битвы он обычно шел по полю брани и срубал головы своих врагов. Драконы, как и вампиры, быстро исцелялись. Он любил лишать их любой возможности регенерации. Но сейчас, когда еще со всех сторон плясал огонь, он мог лишь резать их прогнившие сердца на части.

Два дракона кинулись на него с разных сторон.

Низко пригнувшись, он выбросил меч вперед и проткнул живот первого воина, одновременно сорвав другой рукой кинжал со своей груди, потянулся вперед, уклоняясь,… вытягиваясь… и вогнал его в пах другого солдата. Раздался истошный крик.

Оба воина рухнули наземь.

Оскалившись, он отпрыгнул назад. Кто-то пронесся перед ним и ухитрился наградить его рваной раной на боку. Он зашипел и увидел, что один из его людей, Зейн, уже пробивается к нему на помощь. Лайел решил не убивать дракона собственноручно. Он пнул его в живот, и дракон полетел по направлению к Зейну. Увидев это, изголодавшийся по битве вампир метнулся вперед, подняв смертоносный меч.

— Ты в порядке? — спросил, с трудом переводя дыхание, Зейн.

Он кивнул. Больше. Мне нужно больше. Нужно больше увечий, нужна кровавая бойня. Его внимание привлек дракон, вовлеченный поблизости в жестокую схватку с другим вампиром. Лайел рванулся вперед, развернулся и проткнул существо без предупреждения. Тот хрюкнул, забился в конвульсиях и упал навзничь. Возражал ли Лайел против ударов в спину? Никогда. Честный бой гарантирует вам только поражение.

Другой дракон выругался в его адрес. В мгновение ока Лайел нанес ублюдку удар в брюхо, выдернул клинок, проткнул сердце, снова дернул оружие назад и, наконец, всадил его в горло. Все за каких-то три секунды. Он подумал, что это слишком быстро, слишком легко.

Еще. Мне нужно еще.

В поле зрения попал Брэнд, оттолкнувший от своей груди одну из амазонок и швырнувший ее на землю. «Да», — подумал Лайел, облизнув свои удлинившиеся от нетерпения зубы. "Он тот, кто нужен. Он тот, кто умрет сегодня. Хватит ждать". Он не ограничится тем, что просто выведет ублюдка из строя, он его убьет.

Лайел ударами и пинками стал расталкивать ряды воинов, впившись взглядом в капитана драконов. На полпути к своей цели он услышал рычание за спиной и резко обернулся кругом, чтобы быстро отправить на тот свет эту новую угрозу и вернуться к Брэнду. Его меч с размаху ударился и резко лязгнул о другой клинок. Очевидно, легкого, с наскока убийства в этот раз не выйдет.

Он моргнул, когда перед ним оказалась амазонка, тут же замахнувшаяся на него снова. Еще удар. Со скрежетом он блокировал ее третий выпад. И снова удар.

— Я не желаю причинять тебе вред, — прорычал он сквозь зубы.

— Прекрасно, — сухо ответила она, перед тем как снова на него напасть.

Он уклонился, едва избежав встречи с острым лезвием. Она что, только что попробовала над ним насмехаться?

Сильный порыв ветра пронесся мимо них, отбросив лазурного цвета волосы с ее лица. Неожиданно Лайелу полностью открылась ее поразительная, несравненная красота. Красота, которую даже боевая раскраска не смогла скрыть. Красота, которая чуть не сбила его с ног. Она определенно заставила его буквально онеметь, он даже прекратил двигаться. Но Брэнд?

У Лайела не было возможности сейчас неторопливо оценить красоту женщины, хотя ему впервые за последние двести лет захотелось это сделать. И все же он не мог не любоваться ею. Это было так, будто она излучала что-то … магическое? Что-то, что приковывало к ней взгляд. Что-то, что держало крепкой хваткой. Но амазонки не могли наводить чары. Только драконы были на это способны.

Он продолжил внимательно ее разглядывать, пытаясь отыскать следы родства с драконами. Ее глаза были такого ярко-фиалкового цвета, что сверкали, словно пара аметистов в окружении длинных темных ресниц. Слегка округлые щеки. Безупречная загорелая кожа виднелась там, где стерлась краска. В отличие от большинства своих массивных сестер, она была более изящна, едва доставала ему до плеч. Нет, никаких драконов.

Ее мягкая грация и идеальные линии тела, все это делало ее удивительно чувственной и экзотичной, более подходящей для плотских утех, чем для битв.

— Тебе не следует быть здесь. Я мог тебя убить, женщина.

Он не был против убийства особей женского пола, и во многих случаях так и поступал, но было бы действительно жаль погубить кого-то столь привлекательного. Его челюсти сжались, когда он осознал, о чем именно его мысли. Пропади она пропадом. Он не позволял себе испытывать никаких желаний в отношении женщин. Больше не позволял.

Один уголок ее полных красных губ приподнялся вверх, и это заставило его желудок сжаться.

— Не смеши, — произнесла она знойным сказочным голосом. — Тебе еще с пару столетий нужно будет потренироваться с мечом, прежде чем ты сможешь меня уничтожить, вампир. И она снова замахнулась на него, целясь на этот раз в шею.

На свете нет существа быстрее вампира, и он умудрился выгнуться назад точно и быстро, так что лезвие только мелькнуло у него перед носом.

— И ты воображаешь, что можешь быть моим наставником? Думаю, нет.

Его восхищала ее смелость.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она и сразу ударила вдогонку.

— Помогаю тебе, — ответил он, заблокировав и этот выпад.

Звонким колокольчиком зазвенел ее смех. Он почувствовал его прикосновение к своей коже, словно ласку любовницы. Его желудок снова напрягся. Он нахмурился, губы сжались поверх бритвенно-острых зубов. Чем она так на него воздействовала?

Он не испытывал даже малейшего намека на вожделение с тех пор, как — не думай о Сьюзан. Ты потеряешь контроль.

Рыча, он замахнулся на амазонку. Она с большим, чем раньше, трудом блокировала этот удар и сдвинула брови. Так-то лучше. Хмурый взгляд лучше, чем смех. И он ударил снова. Обрушился на нее всей своей мощью. От силы удара скрестившихся мечей вибрация волной прокатилась сквозь оба их тела.

Ее утонченный носик дернулся. От раздражения? Удовольствия? Восхищения?

Уж точно не из-за двух последних.

— Вот как ты мне помогаешь? — обвинила она.

— Нет. Так я помогал себе. А вот так я помогаю тебе, — быстрым резким движением руки он метнул свой кинжал. Острие вонзилось в шею дракона, подбиравшегося к ней со спины. — Видишь разницу?

Она резко развернулась и оглядела упавшего, умирающего воина. Когда она снова обернулась к Лайелу, больше не оставалось сомнений, какие именно чувства она испытывала. Это было раздражение.

— Нам не нужна твоя помощь, и даже не надейся, что от нас что-либо за нее получишь.

— Не велика твоя благодарность. К счастью, возможность вырезать сердце у моих врагов уже достаточная плата для меня.

Розовый кончик языка появился и пробежал по этим полным губам, размазывая боевую краску, в то время как она неотрывно смотрела на его собственные губы. Его слова, что… возбудили ее? Шок пригвоздил его к земле, остановив его меч. Такая жестокость должна была вселить в нее отвращение. А ее ответная реакция должна была вселить отвращение в него.

Должна была.

Он зарычал на нее, неожиданно осознав, что пришел в отчаянье из-за того, что он должен был ее покинуть, чтобы расправиться с армией драконов.

— Встанешь еще раз на моем пути, амазонка, и я собью с тебя спесь.

Возможно, ему и не придется, подумал он еще до того, как успел отвернуться. Другой дракон уже снова приближался к ней сзади.

Горячность Лайела, казалось, вывела её из равновесия. Она зашипела ему в ответ:

— Попробуй, и подохнешь как драконы.

Говоря это, она нанесла удар назад, всадив острие своего меча прямо в дракона, который подкрадывался к ней. Она повернула запястье и вонзила оружие глубже, причиняя еще большую боль раненному мужчине.

И все это, не сводя с Лайела глаз.

Воин осел на землю, испустив дух.

Лайел не терял более ни секунды. Он метнулся мимо женщины и ее убийственной красоты и оказался прямо позади нее. Она увидела лишь мелькнувшее размытое пятно и не успела обернуться, как он выбросил ногу и подсек ее. Лодыжки стукнулись, она охнула и повалилась на колени. Но уже в следующее мгновенье она снова была на ногах, развернулась и уставилась на Лайела.

Как ни странно, во взгляде не было гнева. Только уязвимость. Ранимость в чистом виде. Таким взглядом женщины обычно награждали мужчин, которых им хотелось бы видеть в своей постели, но от которых им следовало держаться подальше. Женский взгляд, который он с легкостью раньше игнорировал, казалось, целую вечность. Она опасна.

Лайел отшатнулся от нее, застигнутый внезапной вспышкой паники.

— Ты сбил меня с ног, — проговорила она, задыхаясь.

На протяжении многих лет он полагал, что его сердце иссохло и умерло. И вот, от звука ее голоса глупый орган вернулся к жизни, едва не прорываясь сквозь ребра. Продолжай двигаться, чтоб тебя.

— Да, — сказал он, и его ноги неожиданно потяжелели. — Сбил.

— Но… ты сбил меня с ног.

И он бы сделал даже больше, если бы она к нему приблизилась. Ему пришлось бы. Что-то было в ней такое…

Ему не нужно было себе напоминать, что страсти не место в его жизни. Он отомстит за смерть Сьюзан и отправится следом за ней. Ничто другое и никто другой больше не имели значения.

— Веди себя хорошо с моими вампирами, детка, и, может быть, я оставлю тебе парочку драконов. Ослушаешься, и я приду за твоей душой. А когда найду тебя, снесу голову и повешу ее рядом со своим троном вместе с другими трофеями, которые я собираю всю свою жизнь. Не сомневайся, я так и сделаю.

Затем он послал ей зловещую ухмылку, отыскал взглядом Брэнда, и направился в гущу боя, прямо в потоки яростного огня, льющиеся со всех сторон.

Глава 2

«Вот ублюдок!» — подумала Делайла. — «Вот кровосос, вот ведь демон с черным сердцем. Вот ведь…мужчина! У него нет ни стыда, ни совести». И … ей это понравилось. Вздох вырвался у нее, и она едва не растаяла, ноги подкосились от необъяснимого возбуждения.

Воин заставил ее упасть на колени. Никто никогда не делал ничего подобного с ней до сих пор. Никто. Она была слишком сильна, слишком быстра, слишком опасна и слишком скора на немедленную расправу. И если не она сама, то ее сестры всегда были готовы довести дело до конца, о чем очень хорошо было известно всем живым существам в Атлантиде.

Но вампир противостоял ей безоговорочно и безжалостно. И что было хуже всего — или лучше? — это то, что его сила явно была намного больше, чем он показал. В один миг он был перед ней, и вот он уже у нее за спиной. Он мог перерезать ей глотку так же легко, как и всем этим драконам, и она ничего не смогла бы с этим поделать.

Что ж, она могла умереть. Но что в этом всем так ее увлекло?

Ее должны были насторожить такие возможности. Но она не насторожилась. Она была взволнована. Что было глупо!

Восьмая из десяти заповедей Амазонок: «Никогда не бейся лицом к лицу с противником, если не можешь победить его. Подожди и позже заколи его ударом в спину».

Вампир мог нанести ей поражение. Совершенно точно мог. И все же, она практически нарывалась на продолжение боя.

Мысль о его ловкости заставила ускориться ее пульс, и кровь закипела в жилах, как если бы пламя драконов каким-то образом просочилось сквозь боевую краску под ее кожу, прямо в вены. Он сбил ее с толку, а она хотела расцеловать его за это.

Да, хорошо, прекрасно. Она провела много бессонных ночей, мечтая о том, чего не могла иметь, и чего ей не следовало вообще желать: о мужчине, достаточно сильном, чтобы заявить на нее свои права, не страшась ярости ее сестер. О мужчине, который не сочтет ее слишком неистовой, чтобы провести с ней более чем несколько ночей. О мужчине, который будет отдавать с той же силой, что и она, который станет сражаться за нее с той же свирепостью, с которой она вступает в каждую свою битву. О мужчине, который уничтожит все препятствия на пути к ней.

О мужчине, который будет считать ее самой важной в своей жизни. Желанной наградой, за которую стоит бороться, и которую следует заботливо лелеять.

Все эти желания смущали ее, и сама она никогда не посмела бы, да и не имела права, признаться в чем-то подобном вслух, если хотела сохранить уважение своего племени. Она была воином, как и все они. Сражение на первом месте. Любовь — никогда.

Кроме того, Делайла уже пробовала любовь. Ну, или, по крайней мере, отдалась мужчине. Его не принуждали быть с ней. Его не отобрали в ходе Обряда Избранных, которым амазонки определяли, которого из рабов взять в свою постель. Она встретила его на поле боя. Она собиралась заколоть его, а он ее поцеловал. Заинтригованная, польщенная, она сохранила ему жизнь и даже выбралась ночью из лагеря, чтобы увидеться с ним.

— Ты моя, — говорил он ей. — Я понял это в тот же миг, как увидел тебя. Но сразу после того, как они закончили заниматься любовью, он ушел и ни разу не обернулся. Она была ничем большим, чем мимолетное увлечение, врагом, которым воспользовались, женщиной для удовлетворения его нужд, которую предали забвению как дурное воспоминание.

Что ж, сама виновата. Если бы она годами тайно не наблюдала за другими народами, тихо тая при виде мужчин, сражающихся за своих женщин, идущих на что угодно ради их защиты, желание обрести собственную любовь не пустило бы ростки в ее душе. Желание, которое было прямым нарушением третьей заповеди Амазонок: «Если начинаешь хотеть от мужчины больше, чем просто физической близости, убей его, или он уведет тебя от твоих сестер и предаст».

Пронизанное яростью рычание огласило лес, привлекая ее внимание. Она выбросила меч вперед, развернула рукоятку и ударила назад. Два воина-дракона одновременно упали к ее ногам впереди и позади нее.

Еще один дракон устремился к ней. Глупые мужчины. Они были сильными солдатами. Она знала это и уже дралась с такими, как они. Но она была сильнее, несмотря на свой хрупкий внешний вид.

Делайла подняла кинжал, ожидая этого нового противника. Однако, на его пути встала одна из ее сестер, и они схлестнулись в лютом сверкающем металлом и звенящем клинками бою. Но вскоре, более слабая, еще не завершившая обучение Нола упала под сильными ударами меча этого зверя. Мужчина отшвырнул оружие в сторону, готовясь прикончить ее своими мощными руками.

Первая заповедь: «Всегда помогай сестре, попавшей в беду».

Быстрыми и уверенными шагами Делайла добралась до своей сестры — только чтобы с гордостью убедиться, что ей не стоило беспокоиться. Амазонка вскочила на ноги и встретила кулаки воина-дракона высоким ударом ноги. Он оступился и зарычал.

«Нола в порядке. А у тебя есть цель». Делайла обернулась, осматривая ужасающее зрелище перед собой. Кровь, хрипы, оседающие тела. Все, как обычно. Она же пришла сюда по одной причине: отыскать и спасти свою сестру по крови, Лили.

«Где же ты сейчас, милая Лили?» Перед нападением на драконов Делайла видела ее в клетке. Но с тех пор девушка исчезла. Ну же. Покажись. Лили пропала неделю назад. Они смогли выследить ее до крепости драконов и потом преследовали воинов до этого леса, чтобы устроить им тут засаду. Забрали ли ее драконы против ее воли, или она пошла добровольно, это не имело значения. Они связали ей руки и заткнули рот. Они пленили ее.

За первое они будут страдать. За второе — умрут.

Лили была невинным ребенком и их будущей королевой. Делайла — и все Амазонки — любили девчушку до безумия. В свои тринадцать она была очаровательной, изысканной, забавной. У нее было все то, чего не было у других амазонок.

— Привези мою малышку домой, Делайла, — велела ее королева, дрожащим голосом. Видеть обычно такую уравновешенную Крейю почти в слезах было просто пыткой. — Ты знаешь, что делать с теми, кто причинит ей хоть малейший вред.

Любая из воительниц, сражающихся в этой битве, сделает что угодно, всё, чтобы защитить невинность Лили — если драконы еще не уничтожили ее. Но если они это сделали… Бешенство застило красно-черными вспышками взор Делайлы.

Сконцентрируйся. Некоторые воины уже обернулись в свою звериную форму. На смену плоти пришла чешуя. Они хлопали крыльями, хлестали вперед и назад шипастыми хвостами и полосовали врагов когтями. Теперь их будет труднее убить, но она наслаждалась тем, что это будет нелегкой задачей.

Боковым зрением Делайла уловила мелькнувшие белые волосы и пылающие, прозрачные как хрусталь, глаза в обрамлении длинных черных ресниц. Чуть ли не слишком миловидные черты для мужчины. Чувственные, экзотические. Ее сердце почему-то забилось сильнее. Это был тот самый вампир, который сбил ее с ног. Она бы не удивилась, окажись он на самом деле богом порока и соблазна.

«Как его зовут?» — мысль пронеслась вопросом у нее в голове до того, как она смогла ее отогнать. — «Он не имеет значения, помнишь?» Почему же тогда она не могла оторвать от него своего взгляда.

Он исчез, поглощенный толпой. Два вражеских воина с чудовищными, покрытыми чешуей телами, удлиненными мордами и саблевидными зубами протопали к нему. Достаточно ли силен вампир, чтобы сразиться с этими двумя?

При всем возбуждении, охватившем амазонку при мысли о его вероятном успехе, какая-то ее часть была … испугана? Она нахмурила брови. Нет. Это невозможно. Ничто не может ее испугать. Ни битва, ни боль, ни смерть. И все же она не могла не отметить неверного ритма своего сердца. Что если вампир будет повержен? Вокруг него кружило так много охотников за его головой.

Внимание Делайлы снова вернулось к Ноле, она все еще сражалась буквально в нескольких дюймах от нее, и дела у сестры шли не совсем так, как Делайла надеялась. Нола не относилась к кругу ее близких подруг, для этого она слыла слишком уж отшельницей, но племя всегда было на первом месте. Всегда.

Решительно выбросив вампира из мыслей, Делайла прыгнула на дракона, присоединяясь к сестре, и свалила его на землю, дав возможность Ноле вонзить, наконец, свой клинок ему в грудь.

Он заревел:

— Проклятье, женщина! — Он лежал, задыхаясь, непрерывно переводя бешеный взгляд со своей груди на Нолу и обратно, но больше не поднимался. — Это больно!

— Хорошо.

Девятая заповедь: «Никогда не прекращай бой, пока, по крайней мере, не ранишь своего противника».

Делайла быстро развернулась, готовясь свалить другого дракона. Но снова невольно начала искать вампира. Не так уж легко, оказывается, выкинуть его из головы. Он был окружен несметным количеством противников. Так его точно сразят. Несмотря на продемонстрированную отвагу, он был все же просто мужчиной. Захватывающим дух, доминантным мужчиной, но от этого не менее склонным к ошибкам, как и все его собратья.

Нола, едва справляясь со сбившимся дыханием, проследила за взглядом Делайлы и поинтересовалась:

— Мы должны вырезать ему сердце?

— Смотри, даже не поцарапай его. Вампир мой, — слова вылетели из ее уст до того, как она смогла их удержать. Пятая заповедь: «Что твое, то твоих сестер». У Нолы на него было столько же прав, как и у нее самой.

Нола уставилась на нее, потрясенная.

— Целомудренная Делайла наконец-то выбрала мужчину? Я должна с ним встретиться.

И она устремилась вперед в толпу амазонок, драконов и вампиров.

Последние попробовали отмахнуться от нее, в то же время, продолжая драться друг с другом. Такое пренебрежение вниманием дорого им стоило, они стали падать как дождевые капли во время грозы под ее сверкающим подобно молнии мечом.

Нола что, планировала заполучить вампира для себя? Сначала Делайла замерла от изумления. Стоическая Нола всегда держалась сама по себе, никогда не дралась за мужчину — пленника и воевала только по приказу, несмотря на свое растущее мастерство. От природы она скорее была склонна наблюдать, чем действовать. Она бы не захотела вампира. Так ведь?

«Возможно, я не единственная очарована его силой». Охваченная неожиданной яростью Делайла двинулась вслед за ней. Она не знала, что сделает, когда окажется в гуще боя. Может быть, отсечет голову Нолы?

Эта непозволительная мысль заставила ее задохнуться. Скажи амазонка что-либо подобное вслух, ее бы приговорили к смерти.

Кто-то свалил ее на землю на полпути к цели. Вампир проделал то же самое, и тогда это ее возбудило. Но… не сейчас. Она перекатилась на спину. Времени на раздумья не было. Эта новая угроза навалилась на нее сверху всем своим весом. Делайла подняла глаза и увидела, что это был тот последний дракон, которого она проткнула. Он уже частично исцелился — и явно хотел продолжения. Она вывернула руку, пытаясь рассечь его.

— О нет, ты этого не сделаешь, — схватил он ее за запястье.

— О да, сделаю.

Она с трудом протиснула одну ногу между ними и ударила его в лицо. Он телом повалился в сторону, освобождая ее от груза собственного веса. Амазонка встала и ударила еще раз, целясь в его медленно сочащуюся кровью рану. Мужчина резко дернулся и замер с закрытыми глазами. Теперь с него достаточно, он не придет за добавкой. Она зашагала прочь, поймав в поле зрения вампира, двигавшегося со смертельной грацией и плавностью, словно его оружие было продолжением его рук, словно он родился с ним.

Позади него дракон открыл пасть, готовясь извергнуть поток пламени.

Делайла была слишком далеко, чтобы оттолкнуть его в сторону, и поэтому закричала:

— Нола!

Но Амазонка была занята, уворачиваясь от замахивающегося на нее драконьего хвоста, чтобы услышать призыв о помощи.

Делайла поспешно сорвала один из кинжалов, закрепленных крест на крест на спине, и метнула его. Наконечник просвистел в воздухе и вонзился дракону в грудь. Последовало ужасающее завывание, но к счастью не огонь.

Вампир резко обернулся, и их взгляды встретились. От этого ее окатило жаром даже сильнее, чем при их первой встрече. Он взглянул на дракона, падающего на колени, затем наклонил голову, выражая этим признательность Делайле. Разочарование примешалось к ее чувствам.

А чего ты ждала? Что он пошлет тебе воздушный поцелуй?

— Не велика твоя благодарность, — крикнула она, возвращая ему его слова.

Не сказав ни слова, он развернулся кругом и напал на следующего огнедышащего оборотня, казалось, равнодушный к вспышкам пламени, пляшущим на его коже, обжигающим, покрывающим ее волдырями. С каждым шагом по направлению к нему все больше новых врагов вставало на ее пути. В то время как Делайла пробивалась к вампиру — нет, к своей подруге, проклятье! — она увидела, как Нола бросилась вниз, незаметно проскользнула мимо дракона, только что вонзившего клинок в живот вампира, и подрезала его покрытые чешуей лодыжки. Существо с ревом рухнуло вниз, не имея возможности больше стоять.

В этот момент Делайла до нее добралась. Светловолосый вампир исчез.

— Где Лили? — спросила Нола с паникой в голосе.

Пряди черных волос разметались вокруг ее изящного лица, когда она высматривала девушку по сторонам, вертя головой направо и налево. Она могла быть одиночкой, но она любила Лили, как и все остальные.

Делайла проследила за ее взглядом — и, наконец-то, обрнаружила клетку, в которой Лили была заперта. Она оказалась пуста. Нет. Нет, нет, нет.

— Несомненно, кто-то из наших освободил ее и увел в безопасное место, — попыталась она успокоить себя и Нолу.

— План был не таков. Ее должны были забрать вместе с клеткой, чтобы вытащить отсюда наиболее безопасно. Она, должно быть, сама вскрыла замок. Она умеет, мы же сами, в конце концов, позаботились, чтобы она умела это делать.

— Это правда, ладно. Ты прочеши север, а я направлюсь на юг. Мы отыщем ее.

Нола кивнула, и они разошлись.

Делайла мчалась сквозь деревья, ветви хлестали ее по лицу и рукам. Камни впивались через подошву ее обуви. Она же не поднимала глаз от земли, искала, искала… вот! Там обнаружились три пары следов. Один след от изящных босых ног, два других следа оставили большие ноги в обуви. Мужские.

Все три следа вели по направлению к лагерю Амазонок.

Драконы не могли знать дорогу, а значит, они преследовали Лили.

В бешенстве Делайла ускорила шаг, с трудом хватая воздух. Ее собственное сбивающееся дыхание звенело в ушах. Впервые в жизни она пожалела, что Лили не учили искусству боя, как всех остальных амазонок.

Милая Лили, единственное дитя королевы. Она была крошечным ребенком, родившимся преждевременно, и постоянно болела. Ее должны были убить при рождении, или, по крайней мере, позже, когда стало ясно, что она никогда не будет достаточно сильной для войны. Но никто не смог этого сделать. Она покорила все их сердца.

В результате болезненная девочка так и не была отобрана у матери. Ее не послали учиться искусству боя в возрасте пяти лет. Ее не били за проявление малейших признаков слабости, будь-то слезы или печаль. Ее не секли и не калечили, не бросали на милость стихии, чтобы она научилась выживать, когда тело кричит от боли, а вокруг нет ничего кроме пронизывающего до костей мороза или обжигающего пекла.

Предоставленная сама себе Лили умерла бы.

Изнасилованная, Лили, вероятно, захотела бы умереть.

— Я уже иду, дорогая, я иду. Где же ты? Где?

Вселяющий ужас крик огласил воздух в ответ на ее молитвы. В ответ на ее кошмары.

— Лили!

Делайла на бегу выдернула свои последние кинжалы из ножен на поясе. Она прорвалась сквозь изумрудные заросли — и обнаружила Лили со связанными ногами на земле в безуспешных попытках освободиться от двух мужчин, пытающихся ее усмирить.

— Отпустите меня! — кричала она.

— Ты принесла войну на наш порог, девчонка. Теперь ты отправишься к нашему королю, хочешь ты того или нет.

Слезы текли по ее щекам, она всхлипнула:

— Я просто хочу домой.

Одним прыжком Делайла оказалась рядом. Она ударила одного локтем в висок, развернулась и ногой ударила второго в шею, не дав им времени оправиться. Оба свалились на землю с ошеломленными стонами. Скрестив руки, она метнула свои последние лезвия. Они вошли в грудь каждой из целей. С воем и булькающими звуками оба мужчины осели на землю, с каждым следующим ударом сердца приближаясь к своей смерти.

— Лайла! — закричала Лили, освобождая лодыжки от пут, и, неуклюже поднявшись, бросилась в распростертые объятья Делайлы. Она дрожала от сотрясавших ее рыданий, горячие слезы струились по щекам.

Делайла оставалась начеку, но, тем временем, непрерывно гладила шелковистые волосы девочки.

— Я уже здесь. Все будет хорошо.

— Я не хотела… кровь… моя вина, — говорила девочка между всхлипами. — Я только хотела быть такой же сильной, как и ты. Хотела доказать себе. Хотела попробовать. Когда я наткнулась на драконов, я решила устроить им засаду и принести домой их когти в доказательство своего мастерства. Я тренировалась сама, но они не стали драться со мной. Они просто увезли меня к себе домой и заперли, чтобы я перестала пытаться поранить их, а также, чтобы решить, что со мной делать. Мне так жаль. Так жаль. Я только… Я не ребенок.

— Я знаю, милая, знаю.

Что угодно, лишь бы она успокоилась. Даже ложь сойдет. Лили была недовольна своей жизнью? До этого исчезновения улыбка и смех не покидали ее. Она была лучезарным проблеском света среди мрачных, ожесточенных воительниц. Ее до безумия любили, лелеяли и баловали вниманием.

— Если кто-то из-за меня умрет…

— Ты же прекрасно знаешь, — сказала Делайла, схватив ее за подбородок и поднимая до тех пор, пока на нее не уставились полные слез зеленые глаза, немного припухшие и покрасневшие. — С твоими сестрами все будет в порядке. Они воины до мозга костей, огнедышащие оборотни их не победят.

«А как на счет вампиров?» Ее сердцебиение снова странным образом сбилось с ритма, кровь разгорячилась в венах.

Лили содрогнулась.

— Ты обещаешь? — промолвила она слабым, полным надежды голосом.

— Это даже оскорбительно, то, что тебе вообще нужны такие обещания.

— Прости. Я бы никогда тебя не обидела специально. Но мне также жаль и драконов. Они ничего плохого со мной не сделали.

— Это не имеет значения, — ответила Делайла, и ее голос ожесточился. — Они должны были немедленно отпустить тебя. Вместо этого они тебя заперли и удерживали. Твоя мать не могла найти себе места от беспокойства.

— Но …

— Если мы в данном случае проявим терпимость, то другие племена решат, что подобное поведение по отношению к тебе позволительно. Нас сочтут слабовольными, и начнут непрерывно на нас нападать. Таким образом, мы должны вступить в бой сейчас, чтобы предотвратить будущие конфликты.

Этот урок вбивался в свое время в Делайлу до тех пор, пока она не начала воспринимать его смысл как само собой разумеющееся, как что-то столь же естественное, как, скажем, дышать.

Девочка хлипнула носом и кивнула.

— Теперь моя очередь взять с тебя обещание, — сказала Делайла, продолжая всматриваться в лес. Пока не было никаких признаков, что кто-то преследовал их, или следил за ними. Однако, это вовсе не означало, что они в абсолютной безопасности.

Лили прикусила нижнюю губу, но кивнула.

«Ох, эта девочка», — подумала Делайла со вздохом. Завтра она собиралась подать ходатайство королеве, чтобы Лили начали обучать боевому искусству. Она не желала, чтобы девочке пришлось сражаться, но она хотела, чтобы Лили была способна лучше защитить себя.

— Пообещай, что ты больше никогда не покинешь наш дом без разрешения.

— Обещаю, — последовал моментальный ответ. Без колебаний. — Я еще никогда так не боялась, Лайла. Мужчины вовсе не хилые и немощные существа, как я о них думала.

«Нет, они не такие. Вампир…» Делайла усилила хватку и попыталась выкинуть эту мысль из головы.

— Если ты нарушишь это обещание, малышка, драконы и вампиры станут не единственными, кого тебе нужно будет бояться. Поняла?

Лили содрогнулась.

— Да.

— Ну, тогда давай разыщем остальных и отправимся домой.

* * *

В то время, как битва продолжала свирепствовать, Лайел высматривал на прогалине воительницу с синими волосами, но не находил ее. На удивление, он был разочарован, что само по себе было совершенно неприемлемо. Сначала вожделение, а теперь тяга увидеть ее?

«Надо надеяться, ее сразили. Да, надо надеяться», — думал он, но какая-то часть глубоко внутри кричала — нет. Уж лучше бы она погибла в сражении, чем еще одну лишнюю секунду терзала разум Лайела. Его мысли принадлежали Сьюзан. Только Сьюзан.

— Я должен был знать, что ты будешь поблизости, — рявкнул кто-то сзади.

Лайел повернулся и столкнулся лицом к лицу сразу с Брэндом и Тагартом. «Наконец — то. О, наконец — то». Они были все еще в человеческой форме, а значит, более уязвимы при нападении. Он медленно ухмыльнулся, поднимая руку, с которой капала кровь, и указывая на них. Он недавно избавился от своих клинков, желая сделать убийства более личными, используя только когти и зубы.

— Вы!

— Да, мы. Пора покончить с этим, Лайел, — сказал Брэнд.

— Твои друзья были хороши на вкус, — произнёс вампир, вытирая рот. Он знал, что так размазывает темно-красный цвет по всему лицу. — Но я думаю, что вы двое будете еще вкуснее.

Затмевающая взор ярость исказила забрызганные кровью черты лица Тагарта. Живот воина был распорот и истекал кровью, но он, казалось, не замечал этого.

— Убивать тебя будет истинным удовольствием, кровосос.

— Жаль, что ты так думаешь, потому что тебе никогда не представиться случай сделать это.

Мускул дернулся под глазом Брэнда.

— Ты будешь страдать за все, что ты сделал нашим друзьям, и за все, что только планируешь сделать, вампир. Ты знаешь это, не так ли?

— Ничего подобного. Я страдаю от того, что я уже закончил с твоими друзьями. И, да, я получал удовольствие каждое мгновенье.

Лайел мог убить драконов, которые изнасиловали и сожгли Сьюзан, он мог бросить некоторых из них в свою темницу и пытать неделями, до того, как нанести последний удар, но он не думал, что когда-нибудь пресытится причинением боли и вреда их собратьям.

По правде говоря, он жил с единственной целью — стереть их род с лица земли.

— Ты провоцируешь войну! — огрызнулся Брэнд.

— Забавно, я думал, что объявил ее две сотни лет назад. Ты только сейчас получил свое приглашение?

— Да. И вот мой ответ, — рявкнул Тагарт и двинулся вперед на несколько шагов, но Брэнд схватил его за руку, останавливая. Хмурый воин был готов стряхнуть хватку своего командира и атаковать.

— Погоди, — сказал Брэнд. Потом он зарычал громко и продолжительно, меняя облик на драконий. Его одежда разорвалась в клочья и полетела на землю, кожу покрыла зеленая чешуя. Лицо удлинилось и превратилось в звериную морду, когти вырвались из пальцев, зубы заострились, и с них закапала слюна. За спиной развернулись крылья, тонкие и светлые, обманчиво безобидные, они достигали деревьев. Вслед за ним обернулся Тагарт.

— Идите сюда и поймайте меня, птенчики, — бросил им Лайел.

Поток огня был ему ответом, и Тагарт с Брэндом полетели за ним. Лайел бросился на них в полной готовности.

— Сьюзан! — закричал он. Это был его боевой клич. Постоянное напоминание о том, чего его лишили, ради чего он дрался, и за что был готов умереть.

Однако, он так и не добрался до воинов.

На полпути весь мир вокруг Лайела померк и рассыпался на части. Ничего не осталось вокруг, пустота впереди и позади. Сама земля разверзлась и поглотила его, тело неожиданно наклонилось и полетело в темную бездонную пустоту. Он летел кубарем, ворча, и молотил руками в поисках какой-то опоры, но хватал только воздух.

Игнорируя панику, начавшую охватывать его, он заставил себя дышать медленнее, а сердце вернуться к размеренному ритму. «Перенесись! Сейчас!» Он попытался, но мгновение прошло, и ничего не случилось. Он продолжал падать камнем вниз. Заскрежетав зубами, он раскинул руки и попробовал лететь. Но невидимой цепью его тянуло вниз…вниз…вниз, без остановки, железной хваткой.

Шок и гнев примешались к панике и охватили его с болезненной силой. Он не знал, что происходило, он не понимал, как это происходило. Он знал лишь, что не может это остановить.

Его рука глухо ударилась обо что-то твердое. Человек, понял он. Мужская грудь. Мужчина ощупал его, жадно хватая пальцами. Лайел зашипел, когда его руку стали рвать и кромсать. К счастью, он увернулся — и налетел на мягкое женское тело. Она задохнулась, издала тихий, испуганный звук. «Сколько же их здесь?» — подумал он, когда ударился — в лошадь? Послышалось тихое ржание.

Кто-то кричал. Еще кто-то скулил. А они продолжали стремительно падать, и конца — края этой пропасти не было видно.

* * *

Посреди леса Делайла оттолкнула Лили за спину. Неожиданно она почуяла притаившуюся поблизости опасность. Она могла почувствовать, почти обонять её, это некое присутствие, некую силу, от которой будто сгустился воздух.

— Что не так? — прошептала Лили, и ее страх был практически осязаем.

— Оставайся позади меня.

Делайла выдернула кинжалы, которыми убила драконов, и крепко сжала их. «Где же ты?» Она тщательно вглядывалась в деревья, листву, тени. Справа что-то шумело ветвями. Она прищурилась, сфокусировалась, но не смогла понять, что это. Вот если…

Вздох сорвался с ее губ, когда это нечто появилось в поле ее зрения. Это было таким же прозрачным как воздух, которым она дышала, но плотнее, будто вода. У нее не хватило времени, чтобы хоть как-то среагировать, не говоря уже о том, чтобы напасть. Оно приблизилось молниеносно и поглотило ее, затягивая в темную дыру.

— Лили! — закричала она. Кинжалы, которыми она била во все стороны, пытаясь противостоять возможным опасностям, выпали из ее рук. Но вокруг ничего не было. Только воздух. Чем дольше она падала, тем чаще волна за волной на нее накатывало головокружение, такое сильное, что её перегибало пополам. Крики, всхлипы, стоны раздавались у нее в ушах, такие же нестройные, как звуки колоколов погребального звона, которыми Амазонки провожали умерших.

— Лили!

— Амазонка, — позвал сквозь весь этот хаос знакомый мужской голос.

— Вампир?

Ее сердце не должно было так успокоиться. Пот, начавший было выступать на ее коже, не должен был исчезнуть, но это произошло. Она не должна была почувствовать облегчение, но — почувствовала. Когда она потянулась к нему — прикосновение, ей нужно было только одно прикосновение — ее голова ударилась обо что-то, что, должно быть, было выступом скалы. Она застонала, и силой удара ее отбросило от вампира.

Звезды замерцали перед глазами, белые огоньки, сгущающиеся, расширяющиеся, застилающие весь ее взор.

Почему-то этот свет был более ужасающим, чем тьма. Луч надежды разбился жесточайшим образом.

— Дотянись до меня, — приказал вампир.

— Не мо…, - она попыталась ответить, но слова застыли у нее в горле.

В конце концов, ей не пришлось тянуться к нему. Амазонка отлетела и ударилась об еще одну скалу, и её с силой швырнуло вперед. Их тела столкнулись, от чего воздух выбило из ее легких. Тотчас жуткий белый свет в глазах потемнел до привычного уже мрака. Все мышцы Делайлы расслабились, и ее голова опустилась на что-то жесткое. Плечо? Вампир сомкнул свои горячие и сильные пальцы вокруг ее руки, и девушка почувствовала, что это сейчас было важнее, чем дыхание. Она обернулась вокруг его тела, желая прильнуть к нему навсегда.

«Если ты что-то хочешь, возьми это. Оно твое». Шестая заповедь раздавалась у нее в голове. Безо всякого сомнения, создатель Амазонок не имел в виду, что можно пожелать уютно устроиться в объятьях мужчины и доверить ему свою безопасность. И все же она цеплялась за него. «Не отпускай меня», — подумала она перед тем, как провалилась в забытье.

Глава 3

Лайел моргнул и открыл глаза. Он увидел неясный свет, кажущийся ярким и тусклым одновременно, перед глазами все плыло. Преодолевая замешательство, он застонал от резкой боли в висках. Где он? Что случилось? Он ведь сражался, так?

«…Да, абсолютно точно была битва», — подумал он. В голове вспыхнула картинка: он с поднятым мечом устремился навстречу врагу. Брэнд и Тагарт в своем драконьем обличье летели на него с горящими глазами, в которых читалось обещание смерти. Потом он провалился в небытие.

Теперь же он… лежал, понял Лайел. На песке. Следующий приступ боли прервал поток его мыслей, и туман в голове сгустился. Он крепко сжал веки. Один удар сердца, два. Как он и надеялся, в голове прояснилось, и мысли потекли в другом направлении. Неужели он был смертельно ранен до того, как добрался до Тагарта и Брэнда, и теперь упокоился в вечности?

— Еще не время, — чуть не закричал он. «Я еще не готов. Я еще не отомстил за Сьюзан», — мысли лихорадочно роились у него в голове.

«Успокойся. Думай». Он помнил, что был ранен. Его ударили в грудь, и одна рука была зверски изорвана. Если он жив, то эти раны должны быть на месте. Дрожа, он скользнул рукой под рубашку и потер грудь и руку. Он нащупал струпья на заживающих ранах, и слегка улыбнулся.

«Ну,… так что же всё-таки произошло?» — его снова мучил тот же вопрос.

Глубокий вдох и выдох. Запахи соли и кокоса донеслись до него. Они были ему знакомы. Шум бурных волн, накатывающих на берег, раздавался в ушах. Это тоже было знакомо.

Лайел снова попытался открыть глаза. На этот раз медленно, позволяя им постепенно привыкать к свету. Сначала он увидел только нечто белое … пушистое, плывущее по безграничному синему простору. В этом не было ничего знакомого. Улыбка, тронувшая было его лицо, исчезла, и он нахмурился. Обычно над Атлантидой был распростерт неровный свод хрустального купола. Где же он?

Нужно собраться. Он осторожно сел.

Красные и золотые зайчики запрыгали перед глазами. Он продолжал глубоко вдыхать и выдыхать воздух. Когда мерцание прекратилось, его взгляд стал различать разные оттенки зеленого и белого, от ярко-изумрудного до бледно-нефритового и цвета слоновой кости. Ими переливались пышные пальмовые деревья. Вампир повернул голову, и был вынужден потереть виски, чтобы успокоить очередной приступ боли. Мягкий песок простирался и тонул в сверкающей лазури океана. Волны пенились, чуть клубились паром и переливались под ласкающими лучами яркого оранжевого… шара.

Шара, лучи которого обжигали его кожу намного сильнее, чем когда-либо свет, лившийся из купола. Он нахмурился сильнее.

Глаза так сильно слезились, что пришлось быстро опустить взгляд на песок. Тело также жгло не меньше, но ожоги вскоре показались ему меньшей из его забот. На песке были разбросаны тела. Без сознания. Мертвые?

Лайел, не шевелясь, изучал ближайшего к нему мужчину. Он узнал Зейна. На нем уже не было порезов и кровоподтеков. Тот был явно жив, его грудь поднималась и опускалась. Благодарение богам. Затем он увидел то, что заставило его всего сжаться. На расстоянии нескольких футов лежал на спине Брэнд. Не смотря на то, что во время битвы он обернулся в дракона, разорвав на себе одежду, теперь он был в человеческом обличье и полностью одет. Рядом с ним лежал Тагарт. Тоже человек, и тоже одетый.

Ярость, так долго душившая его и лишь ненадолго отступившая на задворки сознания, пронзила Лайела с новой силой. Бешенство закипело в нём из-за того, что их бой был так неожиданно прерван, и драконы были все еще живы.

Лайелу вдруг стало безразлично, что именно перенесло их на этот остров. Драконы должны умереть. Они уже должны были быть мертвы. Злобно уставившись на них, он вскочил на ноги. Пошатнувшись от внезапного головокружения, спотыкаясь, он упрямо двинулся вперед и со всей решимостью потянулся за своими кинжалами.

Но клинки пропали. Рычание зародилось в его горле и вырвалось громко и неистово, когда, быстро ощупав себя с ног до головы, он обнаружил, что все его оружие исчезло.

Однако, Лайела это не остановило. Чтобы вырвать их яремные вены будет достаточно и зубов. Конечно, немного оружия не помешало бы. Просто на всякий случай. Да, собственно, плевать.

Он был уже почти над ними, почти… когда налетел на какой-то невидимый барьер.

От удара внутри него все содрогнулось, и это принесло за собой новую волну головокружения. Он удивленно моргнул, вытянул руки и прижал их к … воздуху. Какого черта? Там был своего рода… щит?

«Да, точно», — понял он. Это именно то, о чем он подумал. Прозрачная, невидимая и твердая преграда, не позволяющая ему продвинутся ни на дюйм. Он со всей силы ударил по ней кулаком, но та не поддалась, полоснул когтями, но щит не потрескался. Он лишь напрасно вырвал два когтя, от чего по руке потекла кровь. Вампир навалился на него плечом, чуть не раздробив кости, но щит даже не дрогнул.

Проклятье. Его не остановят. Если понадобится, он лишится конечности. Что значит физическая боль, когда появляется возможность добиться такого замечательного результата? Он бросался на препятствие снова и снова, не сводя глаз со своих все еще спящих врагов. Такого подходящего случая для мести ему еще не представлялось. Скоро…

Рядом с драконами лежали две Амазонки, одной из них оказалась его кровожадная, синеволосая девчонка.

«Не моя!» — поправился он мысленно, горячо и немедленно. Но он не мог отрицать, что от ее вида его дыхание согрелось и обожгло легкие, и что кровь заструилась быстрее по венам.

Когда Лайел падал в ту черную пропасть, он услышал ее резкий голос, обнял и прижался к податливому телу. Девушка была мягкой и нежной, настоящей пыткой для него. И все же ему странным образом хотелось защитить, укачать её в объятьях, наслаждаться ее напоминающим запах моря ароматом, когда он вспоминал, как она смотрела на него на поле битвы. Двойственные чувства разрывали его, будто она пробудила в нем одновременно и ангела и беса.

Он не помнил, как отпускал ее, однако, они, очевидно, были разделены вихрем. Теперь же Лайел упивался ее видом, хотя давно должен был отвернуться.

Амазонка выглядела потрепанной, как будто провалилась в сон после страстного занятия любовью и только сейчас просыпалась для продолжения. Ее глаза слегка закатились под прикрытыми веками, скрытые длинными темными ресницами. У девушки был маленький и изящный носик, сочные красные губы. А ее кожа… она была теперь больше обнажена и видна, гладкая, богатого янтарного оттенка. Под ней восхитительно бился пульс. На левой скуле расплывался большой синяк. А ее грудь — «Не думай о ней так, ты, омерзительный кусок драконьего дерьма».

Женщины для него были под запретом.

Лайел оторвал взгляд от Амазонки и обратил внимание на других, только тогда сообразив, что прекратил пинать воздушный щит. Все начали шевелиться, садиться и тереть глаза. Он, возможно, не мог добраться до них — пока — но он мог их слышать. Стоны вскоре перекрыли шум волн.

На берегу была пара нимф, мужчина и женщина, они пытались подняться и смущенно разглядывали всех по сторонам. Их окружали, разные создания, все по одной паре:[1] минотавры, демоны, кентавры, форморы и горгоны, с шипящими и демонстрирующими еще более острые, чем у Лайела, зубы змеями на головах. Два представителя каждого вида. Почему два?

«Какого черта тут происходит?» — желал он знать.

Амазонка потерла рукой свое изящное лицо, теперь уже лишь местами покрытое остатками синих витых рисунков боевой раскраски. Рисунки на ее висках не оттирались. Это были татуировки? Она моргала, будто не совсем могла поверить в то, что видела.

«Ты опять на нее смотришь». Лайел зарычал и обратил свое внимание обратно на драконов, снова закипая гневом. Он с силой толкнулся о невидимую стену, но она осталась на месте, все такая же неподатливая. Его пальцы были окровавлены и разбиты, почти бесполезные теперь. Плечо было почти выбито из сустава.

Ему нужно было подумать, разработать план. Но еще больше нужно было найти тень. В тех местах, где кожа была обнажена, она болела так, будто уже покрылась волдырями. Вероятно, так и было. Он ненавидел саму мысль, что нужно временно отступить, он ненавидел себя, но начал незаметно пятиться назад, стараясь не привлекать нежелательного внимания. Возле Зейна он остановился, присел, схватил его за плечи и начал трясти.

Веки Зейна распахнулись, он зашипел и рефлекторно замахнулся когтями. В мгновение ока Лайел отклонил голову, избегая смертельного удара когтями по горлу.

— Успокойся, — тихо скомандовал он.

Прошло несколько секунд, прежде чем вампир смог прийти в себя. Мгновенье спустя он вскочил на ноги и резко спросил:

— Что случилось?

Прирожденный воин, он расставил ноги и сжал кулаки, готовый начать бой. Его глаза были темными и голодными, жаждущими крови. Как и у Лайела его кожа покраснела и начала покрываться волдырями.

— Я не уверен, — Лайел встал и кивнул в сторону остальных. — Мы сражались, а в следующее мгновенье все прекратилось.

— Что это за место? — Зейн обводил взглядом все вокруг. — Почему я себя чувствую, будто меня сунули в огонь?

Он обшарил себя и зарычал: — И где мое оружие?

Неожиданно в памяти Лайела всплыло воспоминание, что о чём-то подобном Сьюзан рассказывала когда-то давным-давно, после того, как они занимались любовью на природе, под сверкающим куполом.

— Я бы хотела, чтобы мы могли отправиться в мир, откуда пришли мои предки. Хотя бы ненадолго. Судя по рассказам моей семьи, нам бы там понравилось, — говорила его любимая.

Он прижал ее крепче, опасаясь, что она каким-то чудом выскользнет из его рук, просочится сквозь его пальцы.

— Расскажи мне о нем.

И она рассказала, во всех красках, будто она уже побывала там в своих мечтах. Кажущееся бескрайним голубое пространство — небо. Пышные, пушистые белые массы — облака. Раскаленный сверкающий оранжевый шар — солнце.

Лайел открыл рот от изумления.

— Я думаю… я думаю, мы во внешнем мире, на поверхности. — «Но как? Зачем?» — Я думаю, если свет купола для нас терпим, то свет солнца должен быть намного сильнее. Жестче. А оружие? Исчезло!

— На поверхности? — челюсть Зейна отвисла точно так же, как минутой раньше у Лайела.

— Мы должны найти тень. Сейчас же.

— Наше сражение…

— Подождет.

Вместе они попятились, не желая подставлять спину врагам, был там щит или нет, и двинулись к зарослям деревьев. Тело Лайела сразу же окутала прохлада.

Он вздохнул.

— Мы останемся в лесу, пока не выясним, что происходит. Даже если ради этого придется избегать драконов.

Прямо сейчас казалось, что у тех было преимущество. Солнце скорее ласкало их как любовница, чем наносило им вред.

— Мы должны сделать новое оружие, — сказал Зейн.

— Да, — согласился Лайел, но не пошевелился. Его мысли были в беспорядке. Синеволосая Амазонка только что вскочила на ноги с дикими глазами. Она потянулась за чем-то на поясе — вероятно за своими ножами, и, не обнаружив их, нахмурилась. Также как и он, как и Зейн, она обыскала себя с ног до головы. Как и они, девушка поняла, что абсолютно безоружна.

Кто-то забрал все их оружие.

Он смотрел, как она поворачивалась вокруг своей оси, изучая все вокруг, разинув рот. Она бросилась вперед, когда заметила вторую амазонку.

— Нола! — закричала она так громко, что Лайелу не составило труда услышать ее из своего нового убежища. Она наклонилась, затрясла свою сестру, от чего шелковистые локоны рассыпались по плечам.

Темноволосая женщина застонала, потерла лоб и открыла глаза.

— Делайла?

Делайла. Имя звучало у него в голове. Делайла… Делайла… Мягкое, женственное, экзотичное. Имя, которое предвещало исполнение полуночных фантазий и ненасытную страсть. Имя, которое могло бросить сильнейших из мужчин на колени. Когда эта мысль обрела форму, Лайел оцепенел. «Я никогда не произнесу это имя вслух», — поклялся он. Слишком… опасно.

— Я здесь, — произнесла эта женщина. — Перед тобой.

Та, которую звали Нола, слегка потерла виски, ее губы сжались, и она болезненно поморщилась.

— Что случилось?

Без сомнений, это был вопрос, которым задавались все на этом берегу.

— Если бы я знала, — Делайла посмотрела налево и направо, изучая, оценивая ситуацию, и потом она уставилась прямо на Лайела, словно тени ей не мешали.

Сила этого фиалкового взгляда потрясла мужчину, заставила все тело сжаться. На мгновенье его покинули все тревоги и заботы, а в груди, там, где бьётся сердце, заныло, словно оно — сердце, вновь было целым и невредимым. Как она это сделала?

Очевидно, он не единственный так странно отреагировал. Пульс Амазонки забился у самого ее горла — он не мог этого видеть, но он почувствовал его, мог услышать каждый судорожный удар, манивший его. Его рот увлажнился, предвкушая пиршество, хотя он более чем насытился во время битвы. Когда он погрузит свои зубы в эту женщину, он…

Его челюсти болезненно сжались.

«Что ты делаешь? Ты никогда не попробуешь ее на вкус». После смерти Сьюзан он позволял себе брать кровь только у врагов, и недостатка в запасах не имел. Она никогда не заканчивалась. Вампиру не было нужды брать ее у кого-то ещё.

Что было в этой Амазонке, что она с легкостью смогла заставить его позабыть об этом? Она мила, да, но она не Сьюзан. Никогда не будет его милой, нежной Сьюзан. И он не станет осквернять память своей любимой несбыточными мечтами о другой.

Делайла двинулась по направлению к нему.

— Кто сделал это с нами? Кто перенес нас сюда? Ты знаешь?

Лайел проигнорировал ее. Этот хриплый голос был таким же обольстительным, как и ее тело, а он уже допустил ошибку, размякнув из-за нее несколько раз. Больше такого не повторится. Если он будет с ней вежлив, это может спровоцировать более близкое знакомство, а он желал держать дистанцию.

— Вампир!

Он отвернулся, попутно удивляясь, как она смогла преодолеть невидимую стену. «Даже не думай о ней».

Все на берегу уже поднялись, и теперь разделялись, рыча и шипя на своих врагов, но, казалось, никто не мог приблизиться друг к другу на расстояние удара. В отличие от Делайлы, они столкнулись с таким же затруднением, как и он.

— Демоны, — неожиданно взорвался Зейн.

Он бросился вперед, позабыв о намерении оставаться в тени, полный решимости убивать, сквозившей в каждом его движении. Когда он в свою очередь ударился о прозрачный барьер, то замер и затряс головой. Потом с силой ударил кулаком по нему раз и другой. Снова остановился и завопил от бессильного осознания поражения. Мгновеньем позже мужчина набросился на воздух с удвоенной силой, выкрикивая проклятья и обещания возмездия, очевидно в адрес жестокого солнца.

Лайел даже не пытался сдерживать ярость вампира. Они знали друг друга всего несколько месяцев, но Лайел уже понял, что Зейна нельзя усмирить, пока он сам не свалится от изнеможения. Парень провел века в качестве консорта королевы демонов — вольного или невольного — Лайел не знал.

Он знал лишь, что этот жизненный опыт сделал его диким, неконтролируемым и таким взрывным, что Лайел использовал эти его качества только на войне.

Лучшего убийцы, чем Зейн, не существовало.

Лайел дождался, когда воин сравнительно успокоился, и его крики стихли. Пришлось ждать, казалось, вечность. Широкими шагами он подошел к другу, подальше от Амазонки, и положил руку на его напряженное плечо.

Задыхаясь, вампир обернулся к нему с обнаженными клыками. Зейн остановился, и Лайел, достигнув цели, убрал руку.

— По каким-то причинам мы не можем причинить им вреда. Пока. Ты должен успокоиться.

— Я хочу насадить этих демонов на кол, — прорычал воин.

— А я хочу снести головы драконам.

Они, молча, с пониманием, смотрели друг на друга. У них могли быть разные враги, но боль была одинаковой. Хотел бы Лайел знать, что демоны сделали его воину.

Наконец Зейн кивнул. Но дергающийся под левым глазом мускул говорил о том, что это решение не далось ему легко.

— Что мы должны делать?

— Мы должны изучить местность. — Лайел раздумывал над тем, что так, возможно, они смогут найти идеальное место для засады против других. Если невидимая стена не остановит их снова. — Возможно, так мы сможем понять причину, по которой тут оказались, — добавил он.

— Где мое оружие? — неожиданно закричал Брэнд, привлекая внимание Лайела. Воин-дракон обшаривал песок в поисках своих клинков, разметая комья песка во все стороны. — Отвечайте, или я сожгу к чертям все это!

— Мое тоже пропало, — прорычал Тагарт. Его бок больше не кровоточил. К несчастью, он уже исцелился.

— Смотрите! — сказал кто-то взволнованным от потрясения голосом.

— Это… неужели это… — раздавалось тут и там.

Заинтригованный, Лайел повернулся и понял, что всматривается в огромный хрустальный купол, раскинувшийся на волнах в нескольких милях от берега и поглощавший радужные блики, отсвечивавшие от воды.

«Атлантида», — понял он, и страх сковал его внутренности. Как это может быть? Она находилась глубоко под поверхностью внешнего мира. Но он смотрел прямо на нее, стоя на земле, о которой слышал только из преданий. Так ведь?

Мог ли его мир быть многоуровневым, с измерениями, о которых он не знал? Мог ли он все еще быть в Атлантиде, просто в другой ее части? Если так, то должен быть путь домой. Только ему нужно его отыскать. Возможно тот же путь, которым он сюда попал — тоннель, по которому его тянуло всё ниже и ниже.

Однако, как он попал в этот тоннель? Боги? Они были достаточно могущественны, чтобы создать подобный портал, переместить больше дюжины живых существ из одной точки в другую за пару секунд, лишить их оружия и воздвигнуть щит, чтобы они не поубивали друг друга.

Могло ли это произойти?

Обычно он не считался с богами. Они пренебрегали атлантами тысячи лет, и лишь несколько месяцев назад снова появились. Ну, по крайней мере, так он слышал. Сам он должен был для начала встретить хоть одного. Какие возможные причины могли побудить их согнать по паре представителей каждого вида на этот остров?

Лайел стоял и чувствовал себя беспомощным, и невольно снова начал искать взглядом Амазонку. Она все еще смотрела на него, задумчиво поджав эти зовущие губы. Девушка явно старалась решить, как ей действовать. Завитки волос ласкали ее щеки, и вампир обнаружил, что размышляет, такая ли мягкая ее кожа, как он запомнил, и почувствовал ревность, из-за того, что это не его пальцы ласкают ее.

«О, нет. Нет, нет, нет. Этого никогда не будет», — напомнил он себе, намереваясь повторять это как заклинание столько, сколько будет нужно. Его глаза сузились до тонких щелок, и вспышка гнева, которую он ощутил ранее, разгорелась с большей силой. Возможно, это к лучшему, что его оружие отобрали. Возможно, он убил бы Амазонку на месте за то, что она посмела претендовать на чувства, которые принадлежали только Сьюзан.

— Должны ли мы уплыть отсюда? — обратилась одна из горгон ко всем.

Начались споры.

— Пошли, — сказал Лайел Зейну, проигнорировав чувство утраты, нахлынувшее на него в очередной раз, когда он отвернулся от девушки. Он был уверен, что попытка плыть окажется бессмысленной. Кто-то могущественный хотел, чтобы они оказались в этом месте, значит, тут они и останутся. — Нам нужно сделать оружие.

Второй вампир кивнул. Пот блестел на его лице.

— Я не могу расслабиться, если у меня в руках нет клинков.

Они углубились в заросли. Покрытая росой листва сомкнулась вокруг них.

— Мы для начала… — Лайел ударился в еще одну невидимую стену и выругался.

Зло ворча Зейн пнул по ней ногой.

— Никто не может держать нас тут вот так.

— Мы в ловушке, — сказал кто-то у них за спиной. — Доступ в лес закрыт.

— И что же делать? — спросил другой голос. Женский.

Лайел обернулся и прикрыл рукой лицо. Он увидел двух нимф, которые последовали за ними. Король нимф Валериан был его единственным настоящим другом, а его люди были Лайелу союзниками. Эти двое могли похвастаться тем, что являлись одними из прекраснейших нимф, со светлыми волосами и ясными голубыми глазами, с такими абсолютными, идеальными чертами, которые затмевали собой великолепие самого солнца.

— Бродерик, — он склонил голову в приветствии. — Почему вы не пробуете уплыть назад в Атлантиду?

— По нескольким причинам, — ответил нимф. — Во-первых, я не уверен, что это нам что-либо даст — а в таком случае я предпочту остаться сухим и в тепле. Во-вторых, я тебе доверяю больше, чем кому бы то ни было еще из присутствующих. Куда ты, туда и мы с сестрой. У тебя есть какие-то соображения, что здесь происходит?

— Все что я знаю, это то, что наш путь перекрыт. А значит, нам не позволено покидать пляж. Возможно, если мы вернемся обратно, тот, кто сделал это с нами, кем бы он ни был, наконец, явит себя. «Ублюдок», — добавил вампир про себя.

— Можем надеяться, — сказал Бродерик, направившись назад плечом к плечу с Лайелом. — Ходят слухи, ты опять сражался с драконами.

— Да.

— Победил?

— Еще нет. — Но он это исправит.

— Они не плохие ребята, — продолжал Бродерик. Валериан недавно заключил союз с драконами, чтобы спасти свою женщину. Лайел понимал всю необходимость такого союза, хоть и презирал его всем своим существом. Для Сьюзан он сделал бы не меньше. — Они почтительны с нашими женщинами, они помогли защитить наш дворец, никогда не нападали на нас вероломно со спины. Они — …

— Не предмет для обсуждения, — оборвал его Лайел. Добравшись до кромки деревьев, он тщательно избегал лучей и держался в тени. Он снова изучал остальных. Они разделились и шептались по парам.

Но, может, не так уж они были разрознены?

— Тут только один путь к спасению. Кто со мной? — объявил Брэнд и направился к воде. Остальные не заставили себя ждать и последовали за ним.

Спустя мгновение послышались всплески по воде. Все до единого, за исключением Лайела, Зейна и двух присоединившихся к ним нимф, плыли по направлению к куполу. Даже Делайла. Ее голова подпрыгивала на волнах.

Он заскрежетал зубами. «Ты должен прекратить высматривать ее».

— Должны ли мы последовать за ними? — спросил Зейн.

— Они вернутся, — уверенно ответил Лайел. — Здесь замешаны странные, могущественные силы. Как я уже говорил, очевидно, что нас желают видеть здесь. Так что сбежать не удастся.

Он смотрел, как над водой поднимались руки и ноги, головы, некоторые покрытые чешуей, некоторые с рожками, некоторые на вид человеческие. Прошло пять минут. Потом десять. Пятнадцать. Двадцать, тридцать. Никто далеко не продвинулся. Как бы они не боролись с океаном, никто не преодолел и нескольких футов от берега.

Один за другим они стали сдаваться и выползали, задыхаясь, на берег. Делайла вышла из игры последней, что много сказало о силе ее характера. Сильная, целеустремленная, не желающая признавать поражение.

Он не должен восторгаться ею за это.

Девушка сердито нахмурилась, когда их взгляды встретились. Она тяжело двинулась в его сторону, и чем ближе подходила, тем мрачнее становилась. Боевая раскраска полностью смылась и обнажила золотистую кожу, покрытую замысловатыми рисунками такого же восхитительного оттенка, как ее иссиня-голубые волосы, струящиеся локонами вокруг лица, плеч, талии и бедер девушки.

Вся немногочисленная одежда, которая была на ней, облепила ее тело.

Мокрые завитки волос прилипли к ней, и с них вниз по животу и бедрам текли струйки воды. Его взгляд последовал за несколькими каплями, и кровь закипела в нём, словно он снова оказался на солнцепеке. О, слизать бы их…

Зейн напрягся и встал перед ним.

— Враг приближается.

— Пропусти ее.

Если она сможет подойти. Остановит ли ее воздушная преграда на этот раз?

Лайел прижал руки к бокам и с любопытством смотрел на нее. Часть его хотела, чтобы ей позволили подойти к нему. Он пытался игнорировать чувственную власть, которой амазонка обладала, но его уверенность в своих силах испарялась каждый раз, когда он смотрел на нее. Мужчина, правда, пытался и потерпел неудачу. Это было просто законченным безумием. Сьюзан заслуживала лучшего… от него. И предполагалось, что лишь одно могло раз и навсегда прекратить его вожделение. Смерть.

А так как он не был еще готов к смерти, оставался один выход. Убить Амазонку. Он не станет переживать по этому поводу, ему не будет ее недоставать. Они даже толком не знакомы.

— Не прикасайся к ней. Даже не приближайся, не важно, что она сделает или скажет.

Приказ удивил их обоих, но Лайел не отозвал его. Она принадлежала ему, ему она и отдаст свой последний вздох.

Зейн сузил глаза и отступил. Он уставился на Делайлу, когда она прошла мимо него. Щит явно на нее не оказал никакого воздействия. Девушка послала ему уничтожающий взгляд, прежде чем обратила свою злость на Лайела.

— Телохранитель? — выгнула она бровь. — Боишься девчонки, вампир? Уж и не знаю почему, но я от тебя ожидала большего.

Лайела словно пронзило током от того, что она была всего в нескольких дюймах от него, практически у самого лица, дразня его своим странным морским запахом, словно само море поцеловало ее. Он только что решил ее убить. Однако, сможет ли он? Он обдумывал этот вопрос, вглядываясь в ее глаза. Этот невероятный фиалковый цвет … мужчина мог в нем утонуть. Его руки безвольно свисали по бокам. Ну же! Ударь ее. Но он не мог даже шевельнуться.

— Мне плевать, что ты там ожидала. Мне нет никакого дела до твоего мнения, — ответил он резко.

Жестоко, да, но необходимо. Если он не мог причинить ей вред физически — «что тебя останавливает? Просто действуй, давай» — он мог, по крайней мере, ранить ее эмоционально. Что угодно, лишь бы держать ее подальше.

Делайла открыла рот от изумления и во взгляде промелькнула … боль? Боль, которую она быстро спрятала.

«Так и должно быть», — напомнил он себе, раз уж, очевидно, он был не достаточно мужчиной, чтобы просто уничтожить ее.

— Больше не подходи ко мне, женщина. Не смотри на меня, даже не дыши в моем направлении.

Когда он произносил это, она пробежала языком по своим зубам.

— Как будто я единственная, кто пялится. Но знаешь, что я скажу тебе, вампир. Я перестану на тебя смотреть, если ты перестанешь смотреть на меня.

Его челюсти окаменели — и он отказался бы под пытками признаться, что еще затвердело при виде этого розового язычка.

— По рукам. — Он сорвался с места, пытаясь обойти ее.

Она выпрыгнула перед ним с ледяным выражением лица.

— Ну-ка стой, где стоишь. Есть еще кое-что, что мы должны обсудить.

Верный своему слову он даже не обратил на неё внимания.

— Нет. Теперь прочь с моего пути, Амазонка.

Это было ошибкой, подпустить ее так близко к себе. Кроме того, он был слишком разгорячен, его кожа неожиданно стала слишком тесной, а желудок скрутило.

— Ты ведешь себя очень грубо, — сказала она. — Я убивала людей и за меньшее.

— Хочешь получить возмещение? — сухо спросил он, умудряясь, все также смотреть мимо нее на пляж. Ее соленый морской запах продолжал дразнить его, сильно, притягательно. Навязчиво.

— Я согласна на твои яйца в качестве трофея.

Его это не позабавило.

— Как-нибудь в другой раз. Они мне еще понадобятся.

Он направился к Брэнду, который сидел у кромки воды спиной к Лайелу, подтянув к груди колени. Его заплетенные в косички волосы были такими же мокрыми как у Делайлы. Воздушные щиты явно пали и не сдерживали больше не только Делайлу. Все на пляже недоверчиво прикасались друг к другу.

Словно почувствовав его приближение, Брэнд вскочил на ноги и резко обернулся. Он оскалился с такой враждебностью, будто и не было перерыва в битве.

— Я уже тебя заждался.

— Мне доставляет удовольствие тебя разочаровывать. Готов подохнуть?

— Давай попробуй, кровосос.

— С превеликим уд… — Лайел снова с размаху ударился о невидимую стену, выбив воздух из легких.

Ухмылка Брэнда стала самодовольной.

— В чем дело? Передумал? Испугался?

«Успокойся. Не позволяй своим эмоциям отразиться на лице», — пытался совладать с собой вампир.

— Ты просто трус, дракон, — неожиданно произнесла Делайла рядом с Лайелом. Самоуверенное выражение лица Брэнда сменило бешенство.

— Ты можешь пройти через это? — спросил Лайел, не глядя ей в лицо и пытаясь подавить удовольствие от того, что она встала на его сторону.

Она ощетинилась в ответ на его резкий тон.

— Ты можешь? — повторил он. — Женщина!

— Это не мое имя, — наконец ответила она, кажется, все так же пристально глядя на Лайела. Он почти чувствовал, как ее глаза, казалось, прожигали его насквозь. Бросив быстрый взгляд на нее, он убедился в этом и увидел, что она все еще сжимает кулаки, будто ожидает, нападения Брэнда в любую секунду.

— Ты можешь пройти через этот треклятый барьер, женщина?

Тишина.

Он ждал. Даже Брэнд ждал. Но она хранила молчание. «Я снова обидел ее? Интересно, в этих милых лавандовых глазах сейчас стоят слезы?» Почему этот образ не порадовал его так, как должен был?

— Меня зовут Делайла.

«Я знаю».

Ее плечо потерлось о его руку, и он зашипел.

— Произнеси мое имя, — сказала она неожиданно задыхающимся голосом, — и я обдумаю, проверить или нет.

Что-то было в этом ее тоне… прямой вызов скрывал тонкий подтекст, будто она хотела, чтобы он ей отказал. Он не был уверен, что с этим делать.

— Зачем ты хочешь, чтобы я это сделал?

— Хочу услышать свое имя из твоих уст.

— Зачем?

— Затем.

Он уже понял, что она была упряма и большего от нее не добьешься.

— Скажи мне, зачем? — потребовал он.

— Просто произнеси его!

— Нет! — ответил он, хотя в мыслях уже прошептал «Делайла», смакуя каждый слог. Это имя было и молитвой и проклятьем, одновременно и чудесное, и злое. Не в силах противиться, он посмотрел на нее сверху вниз. Такая восхитительная, и вместе с тем такая опасная, она, вероятно, даже этого не сознает.

Спустя некоторое время, девушка глубоко вздохнула, должно быть, попросила у небес терпения и произнесла:

— Как пожелаешь, вампир. Но если ты не хочешь произнести мое имя, по крайней мере, назови мне свое.

Пререкаться с ней не было резона. Она все равно узнает, так или иначе.

— Я Лайел.

Ее глаза округлились.

— Царь вампиров?

Он коротко кивнул. Это что, восхищение светилось в ее глазах? Нет, конечно, нет.

— Попробуй шагнуть мимо меня. Пожалуйста, — добавил он неохотно. Легче было попросить самому, чем дать ей то, о чем просит она.

Она подвинулась ближе к Брэнду, молчаливая и напряженная. Легко и просто. Раздражение охватило Лайела, потому что она могла это сделать, а он нет. Однако она там не осталась. Амазонка вернулась назад к нему.

— Хочешь, чтобы я убила дракона для тебя, пока я здесь? — спросила она так обыденно, будто они обсуждали погоду.

Брэнд фыркнул в ответ на это. Глупо с его стороны.

Лайел качнул головой.

«Ну почему?» — вопрошал он мысленно у небес. Но если боги и слышали его, то не подавали виду. Как обычно.

— Что ж, может быть, я тогда сделаю это для собственного удовольствия, — игнорируя Лайела, сказала она Брэнду, сузив глаза. — Я не забыла, что было сделано моей сестре.

Дракон почесал челюсть двумя пальцами.

— Ничего особенного ей сделано не было. А на то, что было, она вынудила нас сама. Как бы там ни было, у меня чувство, что кто-то не хочет, чтобы мы навредили друг другу. Зачем еще было отбирать у нас оружие?

— Мне не нужно никакого оружия, чтобы сразить тебя, — Лайел встал перед Делайлой. Не для того, чтобы ее защитить, сказал он себе, а чтобы привлечь внимание Брэнда. — Почему бы тебе ни напрячься и не пересечь барьер, дракон?

— Нет, я так не думаю, — ответил Брэнд. — С этим разговором покончено. С тобой тоже, мой гнев уже остыл. Оставляю тебя … на нежную заботу Амазонки.

И потом он сделал немыслимое. Он ушел. Взял, и мать его так, ушел.

Клыки Лайела вонзились в нижнюю губу и на ней выступили капли крови. Он попытался последовать за драконом. И не смог.

Делайла снова оказалась перед ним, закрывая ему вид удаляющегося оборотня.

— Как я уже говорила, нам есть что обсудить, тебе и мне.

Он крепко сжал челюсти, перед тем как заставил себя выглядеть расслабленно. Она все еще была заведена, готовая сражаться, казалось, она так и хотела нарваться на драку.

— Бедняжка, — проговорил он, не желая давать ей то, чего она хотела. — Я задел твои чувства, когда развернулся у тебя перед носом и ушел от тебя?

Ее скулы порозовели, оттеняя веснушки на изящном носике. Интересно, если она улыбнется, у нее появятся ямочки? Если она вообще хоть когда-нибудь улыбается. Пока она только в упор на него глазела.

У Сьюзан были ямочки с обеих сторон, и она редко когда не улыбалась. Одно это всегда приводило его в восторг. Отчего же пристальный взгляд Делайлы воздействовал на него с такой же силой?

Лайел чуть не ударил себя по голове, чтобы выгнать эту мучительную мысль. Он не станет сравнивать другую женщину со Сьюзан. Не может быть никакого сравнения. Ей нет равных, не было тогда, нет и сейчас.

— Почему ты на меня так смотришь? — спросила вдруг Делайла скорее с любопытством, чем со злостью. — Вообще-то, почему ты вообще на меня смотришь? Ты сказал, что не станешь.

«Потому что я ужасный муж».

— Как я не тебя смотрю? — Он уставился мимо нее, поверх воды на хрустальный купол, который был так близко и так далеко. «Как будто я хочу притянуть тебя к себе и оттолкнуть одновременно? Как будто в то же самое время хочу вкусить тебя и убить? Как будто ты опасна для меня в том смысле, в котором не имеешь права быть?»

— Как будто я отвратительный демон, — ответила она.

Она не была демоном, она была чем-то намного худшим. Однако признание этого дало бы ей власть над ним.

— Зачем ты подошла ко мне, Амазонка? Что ты хочешь от меня? И уясни себе, я не буду с тобой драться, чтобы ты мне не говорила. Не сейчас. Так что, заканчивай меня провоцировать.

— Я не пыталась тебя провоцировать, — ответила она возмущенно.

— Однако, именно это тебе удалось, тем не менее. Я задал тебе вопрос. Отвечай.

Сначала она не отреагировала на его слова. Потом поджала губы. Эти аппетитные, прекрасные губы. Как бы они ощущались на его коже? Как бы…

С шипением она выбросила вперед ногу, подсекая его точно так, как он её в лесу. Одновременно она толкнула его плечи назад, не оставляя ему шансов удержать равновесие и устоять на ногах. И Лайел упал, грохнулся со всей силы, задохнувшись от удара о землю.

Как можно было настолько потерять осмотрительность в присутствии амазонки, ругал он себя, пытаясь вдохнуть воздух. Рядом с любым врагом, и уж особенно рядом с таким непредсказуемым врагом.

Делайла вскочила на него, пригвоздив его плечи к песку своими коленями. Кое-что новое примешалось к ее невероятному запаху. Возбуждение. Это открытие повергло вампира в шок. Горячее, эротическое возбуждение. У него пересохло во рту от отчаянного желания скользнуть языком у нее между ног, где она должно быть уже была влажной. Если бы он пошевелился, хотя бы немного поднял голову, то смог бы утолить свою неожиданную, отчаянную жажду.

«Нет. Нет!»

— Так-то лучше! — сказала она, практически мурлыча от удовольствия. И разочарования? Она что, хотела оказаться слабее, чем он? Конечно же, нет. Для нее это было бы таким унижением. — Царь вампиров в моей власти. Теперь ты станешь отвечать на мои вопросы. Отвечай, почему ты не попробовал уплыть отсюда, как все остальные? Ты что-то знаешь. Ты должен что-то знать.

Борясь со своим к ней желанием — одно только прикосновение, один лишь раз попробовать — он ее оборвал:

— Я никогда не буду в твоей власти. Никогда не буду, и точка.

— Это мы еще посмотрим. — Ее локоны касались его щек. Урчание возникло у него в горле, и он зарычал, чтобы скрыть его. — Я слышала о твоих завоеваниях, царь вампиров.

— Неужели? — он медленно поднял руки к ее талии, притворяясь, что хочет ее поддержать, прижать ближе. Презирая себя за то, что это было не так уж далеко от истины.

Она не протестовала.

— Да, это впечатляет. Ты убил королеву демонов, высосал ее кровь досуха. Ты безжалостно убил больше драконов, чем кто бы то ни было из живых. К тому же, ты причиняешь жестокие муки, только чтобы услышать, как твой враг кричит.

— И при всем при этом ты не кажешься особо обеспокоенной такими доблестными подвигами.

— А ты, случайно, не слышал о моих? — спросила она с надеждой.

— Нет, — он и правда не слышал, хотя хотел бы послушать.

— Лжец, — сказала она, не в состоянии скрыть своего разочарования.

— Я слышал о многом, да, но не об этом. — Когда она открыла рот, чтобы, вероятно, перечислить ему свои подвиги, он добавил:

— И я не желаю о них слушать. — Да, он не хотел слушать, но было бы ложью сказать, что он не хотел о них узнать.

Огонь вспыхнул в ее глазах, и она снова облизала губы, сверкнув этим розовым язычком.

— Все, что я хотела узнать, это почему-у-у-у….

Резким движением рук он перекинул ее через голову. Девушка приземлилась на спину и перекатилась, но он предугадал это и перекатился в свою очередь, прижав ее к земле всем своим весом. У них за спиной раздались вздохи, потом смех и одобрительные возгласы. Однако, шаги по песку не последовали. Возможно, как и он, другие не могли преодолеть воздушный щит. Или, возможно, они просто наслаждались представлением.

Мгновенье Делайла лежала оглушенная.

— Что ты там говорила? — спросил он, самодовольно приподняв бровь.

— Отпусти меня, Лайел. Сейчас же.

Ее груди упирались в него, он чувствовал напряженные, жаждущие прикосновения соски. Это было искушением, таким искушением прикоснуться к ним. Он осознал, что дрожит от возбуждения.

— Что ты со мной делаешь? Как ты заставляешь меня вот так себя чувствовать?

Она моргнула, с искренним удивлением.

— Как вот так?

Он никогда не признается вслух в своих желаниях. Они были порочны, неприемлемы. О, он знал, что мужчины и женщины постоянно поддавались похоти. Знал, что многие, кто потерял своих возлюбленных, горевали некоторое время, а потом находили кого-то ещё.

Он так не мог, он не поступит так.

Сьюзан убили самым болезненным и жестоким образом, какой только можно себе представить.

Ее унизили, использовали, изранили и, наконец, сожгли. Она чувствовала, как ее ребенок умирал внутри, постепенно переставая толкаться и шевелиться. Она умоляла и звала Лайела на помощь, но он не смог вовремя до нее добраться. Он ее не спас.

Он не заслуживал второго шанса.

Он не заслуживал другую женщину.

Более того, Сьюзан не заслужила того, чтобы ее память затмила другая.

— Как вот так? — настаивала Делайла, потянувшись к нему.

Что она собиралась сделать, он, должно быть, никогда не узнает. Он с рычанием вскочил на ноги.

— Не прикасайся ко мне. Никогда. Просто держись от меня подальше, Амазонка. Поняла?

Он устремился прочь, не дожидаясь ответа. Прочь, пока не взглянул на нее, не увидел обиду в этих прекрасных глазах и не начал извиняться. Пока не стал просить ее не обращать внимания на его слова и прикоснуться к нему, как она и хотела. Пока он не набросился на нее, умоляя о возможности, которой не был достоин.

Песок летел из-под его ног, и он знал, что она уже встала.

— Я подошла к тебе только, чтобы узнать, не знаешь ли ты, почему нас сюда перенесли, — крикнула она ему вслед. Ее голос не выражал никаких эмоций. Только отрешенность, которую он неожиданно возненавидел не меньше, чем ненавидел драконов.

Молча, Лайел продолжал удаляться от нее широкими шагами с решимостью, которую он обычно приберегал для сражений.

«Один сексуальный взгляд женщины, и часть тебя уже страстно возжелала забыть о Сьюзан. Ты обещал ей вечность, а смог дать лишь несколько столетий. Ты жалок».

Съежившись, он зажал уши руками. Темные, предательские чувства нахлынули на него, практически забили ключом. Если они возьмут верх, Лайел знал, он погрузится в них навечно. Обратного пути не будет, возврата его рассудка не видать. Он забудет о мести, и будет жить только своей неуемной болью.

— Ты знаешь? Кто-нибудь знает? — кричала Делайла.

— Я знаю, — ответил звучный, прекрасный голос.

Глава 4

Делайла замерла. Этот голос… в нем чувствовалось такое могущество…

За всю свою жизнь она не слышала подобного звука и не ощущала такого явного присутствия неземной силы. И все же, подобное потрясение не шло ни в какое сравнение с тем шоком, который она испытала, оказавшись лицом к лицу — телом к телу — с Лайелом, царем вампиров. Ей приходилось слышать рассказы о его отваге, и, конечно, о его темной сущности, неутолимой жажде крови и власти. Если говорить начистоту, это были восхитительные качества, и она не могла подавить желание прикоснуться к нему снова и ощутить всю его мощь, всю его страсть. Вампир — воин до мозга костей, и ему однозначно все равно, что подумают о нем ее сестры. Он сражался бы за то, что захотел получить, и плевал бы на последствия.

Он был таким мужчиной, о котором Делайла мечтала все эти долгие годы, которого жаждала всей душой, особенно при виде воркующих парочек, не важно, какой расы. Мужчиной, которого, как она однажды думала, она нашла, но горько разочаровалась, выяснив, что тому было достаточно лишь одной ночи. Однако, в отличие от Ворика, который на пике страсти клялся, что будет всегда страстно желать ее, Лайел заявил, что не хочет иметь с ней ничего общего. Должна ли она ему верить? Ведь его обжигающие взгляды утверждали обратное.

Делайла уже почти сожалела, что не проводила больше времени, общаясь с мужчинами. Однако, если не принимать во внимание ее злополучное тайное свидание — ее племя допускало их только дважды в год — в сезон спаривания. Тогда мужчин похищали из их домов, превращали в рабов и пользовались их телами. Когда Амазонки пресыщались ими, мужчин отправляли восвояси. Из-за того, что Ворик не был таким рабом, Делайла по глупости заставила себя поверить, что после всех его нежных обещаний и пылких ласк, он станет сражаться, чтобы остаться с ней. Или, по крайней мере, чтобы забрать ее с собой.

Но она не удостоилась даже прощального взгляда, размышляла мрачно амазонка.

Как часто после этого она задавалась вопросом, почему ни один из мужчин — не только её — никогда не просил о чём-то большем. В конце концов, ни один из рабов ни разу даже не устроил драку, когда осознавал свою судьбу и предназначение. Если честно, то они выглядели вне себя от радости, охотно соглашались на все и, будто бы, страстно желали, чтобы их использовали. И, хотя они были рабами, к ним относились хорошо, и секс у них был в любое время, когда им того хотелось.

Но, очевидно, что если амазонки и были для таких мужчин удовольствием на некоторое время, то, по их мнению, они, попросту, не были достойны чего-то вроде «жили они долго и счастливо до конца своих дней». Однако, другие амазонки не так уж мечтали об этом «долго и счастливо», в отличие от Делайлы. Что с ней не так? Хотя ее девственность давно уже была потеряна благодаря Ворику, девушка не могла пользоваться рабами даже для случайного секса, для которого они и были предназначены.

С тех пор, как она позволила себе завести любовника первый раз, Делайла больше не испытывала желания отдаться мужчине, даже чтобы потом без сожалений избавиться от него — или чтобы снова осознать, что избавились от нее. Предпочли вернуться к своей прежней жизни, значительно лучшей прежней жизни, чем возможная жизнь с ней. Но Лайел… она его безумно хотела — признание самой себе. Безумно желала ощутить его язык у себя во рту, горячий и нетерпеливый. Мечтала о прикосновении влажного от страсти тела, скользящего по ней, о нем, изогнувшемся над нею в напряжении.

Глупая девчонка. Можно сколько угодно мечтать о таких вещах, но она не могла их себе позволить. Однако, сейчас говорить поздно, её жажда Лайела уже стала слишком неистовой. Насколько сильнее она будет его хотеть, если узнает, каким окажется его прикосновение? Настоящим блаженством? Амазонка отдаст ему всю себя без остатка, и, неужели же, он отвернется от нее сразу после этого. И она опять будет забыта. Но на этот раз, однако, она чувствовала, что не сможет оправиться от потери. Стоило только мельком прикоснуться к человеку, о котором слагали легенды, как ей неизгладимо понравилось то, что она почувствовала.

Кто-то наступил ей на ногу, возвращая из тревожных раздумий к не менее тревожной реальности.

«Что, именем Аида, тут происходит?», — думала амазонка.

Все осторожно продвигались к берегу.

— Покажись, — сказал дракон с заплетенными волосами невидимому существу. Он широко развел руки и поворачивался по кругу перед Делайлой. — Если тебе хватит мужества.

Кто-то охнул. Кто-то указывал пальцем куда-то.

Чудесно. Еще один сюрприз. Делайла проследила, куда указывал этот палец, и ее глаза округлились. Там, над водой воздух начал принимать определенную форму и сгущаться. Божественные силы? Или силы зла? Она выставила ногу вперед, готовая прыгнуть и атаковать в любой момент, когда заметила, что и все остальные поступили также, готовясь к бою.

К несчастью, единственным оружием, которым они располагали, были их собственные руки.

Даже Лайел остановился, чтобы посмотреть на клубящееся вихрем создание. У него был полный решимости, непокорный, дикий и свирепый вид, который каким-то непостижимым образом сочетался с неприкрытой чувственностью.

— О, мне мужества не занимать. А тебе, дракон? А всем вам? Это только время покажет, — ответил голос.

Ветер задул со свирепой силой, и полетели капли воды.

— Жители Атлантиды, добро пожаловать в Райский сад, созданный для богов, который мы, боги, с радостью уступаем на время вам, нашим верным слугам.

Райский сад? Слуги?

Голос доносился от воды, но воздух так до конца и не сгустился. Просто был плотным и переливался так, что вырисовалась форма человеческого тела — большого и, по всей видимости, принадлежащего мужчине. Три русалки — блондинка, брюнетка и рыжеволосая — плавали вокруг туманной фигуры и хором возносили хвалу его силе и величию.

— Не бойтесь, — продолжало создание. — Вас избрали для участия в необыкновенном мероприятии. Все что мы просим взамен, это чтобы вы проявили доблесть, силу и ловкость, все те качества, которые вы так хорошо продемонстрировали на полях сражений у вас на родине.

Он сделал паузу, вероятно ожидая увидеть кивки в знак согласия и услышать воодушевленные возгласы. Но не дождался ни того, ни другого. Остальные были, очевидно, так же ошеломлены, как и Делайла.

Звук, выражавший раздражение, донесся от воды.

— Зачем вы притащили нас сюда? — потребовала ответа Делайла до того, как создание решило заговорить снова. Пока что он не дал никаких ответов, только внес еще большую сумятицу.

— Сейчас кому-то не поздоровится, — счастливым голоском пропела одна из русалок.

— Не сметь обращаться ко мне подобным образом, — возвестил рокочущий голос, и полупрозрачная фигура подернулась рябью от ярости, охватившей создание.

— А вы не смеете вот так запросто…, - начала Делайла.

— Молчать!

Соленый поток ударил в нее с такой силой, что девушка упала на колени, безуспешно пытаясь вздохнуть. Она захлебывалась и стала задыхаться, издавая булькающие звуки. «Даже на пороге смерти не показывай страха». Вторая заповедь. Амазонка, возможно, нарушила большинство из заповедей за сегодняшний день, но только не эту.

Ее взгляд начал невольно искать Лайела, мужчину, который одновременно заставил ее почувствовать себя рядом с собой защищенной, и вместе с тем со всей очевидностью ее ненавидел. Его прекрасные голубые глаза сузились и смотрели на нее, а мягкие губы сжались. От недовольства? Она не заметила, чтобы он двигался, но казалось, что он был ближе, чем раньше. Делайла заставила себя сохранять бесстрастное выражение лица.

— В следующий раз, Амазонка, мгновенно окажешься погребенной в морской пучине, — пригрозило эфемерное существо.

Ответа не последовало, даже когда поток воды отхлынул, и она смогла сделать глубокий вдох. Ее с пятилетнего возраста готовили к сражениям как воительницу. Каждый раз, когда на уроках девушка не оправдывала ожиданий своих наставников, ее жестоко наказывали. Чаще всего секли плетью до тех пор, пока кожа не была изодрана в клочья. Иногда забивали камнями. Иногда наказывали проходом через строй, где нужно было вслух кричать, чтобы все слышали, какие ошибки она допустила.

Всем была понятна необходимость такой подготовки, и она не жаловалась. Предки амазонок были рабами у мужчин всех народов — точно такими рабами, которых они теперь брали в свой лагерь на два месяца в году. Только их неволя тогда была постоянной. Или должна была быть постоянной. Однажды они восстали, напали на своих хозяев и бежали, решив никогда больше не подвергаться подобной судьбе. Освободившиеся женщины стали непреклонны в этом своем решении. И тогда появились заповеди.

Делайла с гордостью носила свои внутренние и наружные шрамы, потому что они научили ее никогда не допускать одну и ту же ошибку дважды. Этот бог не получит второго шанса взять над ней верх.

— Мы не потерпим дерзости. Мы Высшие существа, ваши повелители, ваши создатели. Вы будете относиться к нам с должным уважением, или познаете всю силу нашего гнева.

Мы. Он здесь был один, и все же говорил во множественном числе. Присутствовали ли все остальные рядом, но просто были невидимы глазу? Эта мысль не испугала, напротив, она взбесила ее. Невидимого, неизвестного врага будет сложнее победить.

— Слушайте все. Вы наши творения, которых мы задумывали для своего развлечения и защиты, однако, так и не воспользовались вами. На очень долгое время вы были забыты, тогда как наше внимание было обращено к людям. Однако, более пренебрегать вами мы не станем. О вас вспомнили, и теперь вы познаете нашу милость.

Голос снова сделал паузу, будто все должны были разразиться радостными криками по поводу того, что о них вспомнили. Когда их не последовало, снова раздалось недовольное ворчание.

— Наше самое большое желание состоит в том, чтобы узнать как можно больше о каждом из вас. На протяжении нескольких недель мы наблюдали за вами, изучали вас, размышляли, кто из вас сильнейший. Те, кто наделен частичкой света Апполона?[2] Те, кого одарила красотой Афродита? Те, кто живет с жаждой войны подобно Аресу?[3] Вот почему вы оказались на этом острове. После тщательных раздумий мы отобрали из всех жителей Атлантиды самых отважных, тех, кто больше других внушает страх.

Опять подул ветер, и существо продолжило.

— Наши верные слуги, вам пришло время положить конец нашим сомнениям, раз и навсегда.

Делайла чуть не застонала. Она уже догадалась, что бог — а кто еще, если не бог, это мог быть? — скажет вслед за этим. Они собирались заставить их драться друг с другом. И если она не была против сражений, то уж конечно не желала быть оторванной от дома, от Лили…

Лили.

Проклятье. Что случилось с девочкой после того, как Делайла исчезла? Добралась ли она домой в безопасности? Или ее опять пленили? Ранили? Руки Делайлы сжались в кулаки от нестерпимого желания ударить ими обо что-то. О кого-то. Десятой и самой важной заповедью было всегда защищать королеву и ее семью. Неужели она оставила Лили на милость драконов?

— Это предприятие не будет легким, и также не будет быстрым. Ни для вас, ни для нас. Чтобы отделить зерна от плевел нужно время. Вот почему вы останетесь на этом острове, — продолжало создание, — где будете поделены на две команды и каждые несколько дней подвергнетесь испытаниям. Так мы просеем песок, чтобы найти настоящее золото. Вы должны будете доказать свое мужество, и убедить нас, что мы были правы, вернувшись в Атлантиду.

«Каждые несколько дней» могут вылиться в недели, если не месяцы. Ее ногти врезались в ладони. «Что я сделала такого, чтобы заслужить это? Мужество должно награждаться, а не влечь за собой наказание».

— Перед тем как выражать свою несказанную радость по поводу дарованной вам милости, вы должны знать, что мы долго совещались перед тем, как перенести вас сюда, и сошлись на одном — те, кто окажутся слабее и разочаруют нас, будут наказаны. — Последовала новая напряженная пауза. — Проигравшие предстанут перед нами, и один из них будет избран … для казни.

Изумленные возгласы пронеслись по пляжу. Челюсть Делайлы отвисла, чуть ли не до земли. Казнить? За проигрыш в идиотском состязании? Она могла понять избиение — это не было чем-то из ряда вон для Амазонок — но смерть? «Однако, имеет ли это значение? Ты выиграешь любой ценой, что бы для этого не потребовалось сделать».

— У нас нет сомнений, что все вы продемонстрируете всё лучшее, на что способны. Но в конце будет только один победитель.

— Мой повелитель, — произнес Брэнд, выступая вперед. — Мы…

— А пока что, — небрежно добавил бог, прерывая дракона, — проведите этот день по своему усмотрению. Силы природы больше не будут причинять вам вреда.

Казалось, это адресовалось непосредственно Лайелу и второму вампиру.

— Восстанавливайте силы. Делайте себе оружие, которое может помочь вам на пути к победе. Я не позволил вам поубивать друг друга, когда вы только очнулись, но я не буду больше вмешиваться. Просто знайте, что уничтожив кого-то любого, вы, возможно, потеряете члена своей собственной будущей команды и сами себя на шаг приблизите к казни. Добро пожаловать в Райский сад, атланты. И да начнутся игры!

Плотный воздух стал распадаться, превращаясь сначала в капли, затем обратился в туман, который в свою очередь в скором времени растворился в сверкающей голубой дали. Такой же ясной и бездонной, как синева глаз Лайела.

Все три русалки нырнули под воду. Мгновенье спустя их переливающиеся хвосты поднялись над поверхностью и тоже исчезли. Никто на берегу так и не проронил ни слова. Вероятно, они, как и Делайла, были потрясены до глубины души, и просто потеряли дар речи.

Первой пошевелилась Нола. Она приблизилась к Делайле, схватила ее за руку и потянула к пальмовым зарослям. Когда они отошли достаточно далеко, чтобы другие не могли их слышать, девушка остановилась и затараторила в смятении.

— Что же нам делать? Кто это вообще был?

— Я не знаю, — ответила Делайла, растирая рукой шею. Она уже ненавидела сложившуюся ситуацию с каждой секундой все больше и больше. — Я просто не знаю. Похоже, Посейдон,[4] ведь это он морской бог.

Она никогда прежде не вступала в контакт с богами, и не намеревалась, собственно. Как это создание сказало, небесные властители не беспокоили жителей Атлантиды тысячи лет — и это было так прекрасно.

— Голос все время говорил «мы», — продолжала Делайла, — а значит, в это вовлечены и другие боги.

— Правда? Я не обратила внимание. Все, о чем я могла думать, это, что я смотрю на существо, состоящее целиком из воды, которое требует, чтобы я проявила себя или умерла.

Нола затрясла головой, разметав темные волосы во все стороны.

— Мы никогда не были настоящими друзьями, Делайла, но ты единственный человек, которому я доверяю в этом так называемом Райском саду. Что если нас разделят? Что если нас поместят в разные команды? Наша первая заповедь требует, чтобы сёстры всегда помогали друг другу в беде. Как я смогу тебе помогать, если мы вдруг окажемся врагами?

— Нола, я точно так же поставлена в тупик, как и ты.

Ничего подобного с ней никогда не случалось. Большинство её дней были похожи один на другой. Подъем, обучение боевому искусству, прием пищи, обучение боевому искусству, отбой. И все сначала на следующий день. Единственным разнообразием были походы на войну, которые амазонки устраивали минимум дважды в год, чтобы утвердить свою силу, независимо от того, бросали им вызов или нет.

— Дай мне минутку подумать, — попросила Делайла. Она ходила взад и вперед, пока деревья не стали сливаться в одно размытое пятно перед глазами. Из них двоих Нола моложе и менее опытна. И это значило, что ответственность за жизнь и благополучие девушки ложилась на плечи Делайлы. — Как нам стало известно, мы отсюда выбраться не можем. А если нам не дано уйти, значит, придется принять участие в дурацком состязании этих богов, или умереть.

Делайла знала, что, если их заставят пойти друг против друга, она не сможет причинить вред Ноле. Даже если это означало, что ей самой придется погибнуть. Ее с пеленок учили защищать своих сестер любыми средствами. В этом состояло ее предназначение и святая обязанность. Какие-то там игрища этого не изменят.

«Ты выиграешь любой ценой», — вспомнила Делайла свои недавние мысли. Теперь она раздраженно фыркнула.

— Возможно, нас и не разделят, так что давай, не будем об этом волноваться раньше времени. А сейчас мы соберем всевозможные палки и все острые камни, которые сможем найти. Я хочу, чтобы мы были готовы к бою до наступления ночи. Просто на всякий случай.

Нола решительно кивнула, но не бросилась сразу выполнять приказ старшей сестры.

— Скажи мне, что мы скоро вернемся домой. Скажи мне это, и я тебе поверю.

Уязвимость, сквозившая в ее взгляде, была так несвойственна для молодой амазонки, и оттого удивительна.

— Мы вернемся домой, — ответила Делайла без колебаний. Она не допускала поражений. Никогда. Но что насчет Лайела? «Он повалил тебя на землю, мог бы тебя поранить, и ты не смогла бы его остановить».

— Даю тебе слово, — выдавила она, борясь с неожиданно возникшим комком в горле, и ощущением внезапно закипевшей в жилах крови. Будь проклят этот мужчина, и пусть будут прокляты эти боги! — Вперед! Пока кто-то еще не додумался сделать оружие, и нам ничего не осталось после них.

* * *

Скрытый тенью Лайел наблюдал, как все пары по очереди исчезали в зарослях деревьев. Чтобы посовещаться, он был уверен. Чтобы спланировать свои действия. Чтобы вооружиться. Он же пока что был слишком взбешен, чтобы сдвинуться с места. Его вырвали от его людей и из его войны ради развлечения богов! Это просто немыслимо!

— Я не собираюсь этого терпеть, — прошипел сквозь зубы Зейн рядом с ним.

— Я тоже.

Зейн удивленно моргнул, будто он скорее ожидал от Лайела взбучки за свои слова, чем согласия.

— И что мы можем сделать?

— Мы можем убить всех, кого бог притащил на этот остров. Таким образом, для этой садистской игры не останется игроков, и мы сможем вернуться домой, — ответил Лайел.

— Что насчет нимф, к которым ты так благосклонен?

Он вздохнул:

— Они наши друзья. Они будут жить.

— Что насчет Амазонок?

Лайел на мгновенье прикрыл глаза и с силой втянул воздух. Он задумал убить Делайлу, но не смог. Это было ошибкой. Теперь появилась и другая причина сделать это. Причина, которую не так просто сбросить со счетов.

— Им повезет меньше.

Медленная улыбка расцвела на лице Зейна.

— Боги еще пожалеют, что затащили нас сюда.

— Да.

Теплый бриз прикоснулся к коже Лайела там, где она была обнажена — к его лицу, к его руке в прорехе, где драконы прожгли его рубашку. Он почувствовал запах соли и росы, ароматы цветов и фруктов, и запах возбужденной женщины — проклятье, от этого запаха он хотел избавиться! — одного только не ощущалось на этом острове, волшебного запаха самой Атлантиды.

В Атлантиде он мог блуждать по залам своего дворца, представляя Сьюзан рядом с собой, смеющуюся, сверкающую зелеными глазами. Здесь он не мог ничего себе представить, кроме маленькой Амазонки. Даже сейчас, все что он мог себе вообразить, были эти синие волосы, зажатые в его руках, это экзотическое лицо, смотрящее на него со страстью и желанием, эти возбужденные глаза, распростертые ноги, влажное, блестящее лоно, его язык обводящий ее татуировки.

Он жаждал ощутить вкус ее крови во рту.

Его клыки заострились, готовые… такие готовые…

Он сначала убьет ее, решил он, сжав кулаки. Ногти снова сами собой удлинились и превратились в когти. Они прорезали кожу и вонзились глубоко в ладони, теплые струйки потекли из-под них и собрались в складках кожи его пальцев. «Что тебя так расстраивает? Зачем ты себя калечишь? Еще немного потерянной крови, и ты ослабнешь. Как сказал бог, тебе нужна твоя сила», — уговаривал вампир себя мысленно.

— Мы дождемся наступления ночи, — сказал он Зейну, снова сокрушенно вздохнув. Откуда это нежелание, чтобы его собственный план осуществился? Его не волновала Амазонка. Он ее ненавидел. Да, ненавидел. Почти с той же силой, с которой он ненавидел драконов. — А потом мы нападем на них, и перебьем одного за другим.

«Делайла ничего плохого не сделала», — протестовала совесть. — «Она не заслужила смерти от твоей руки». Умом он понимал, что это так. Но сейчас совершенно не желал прислушиваться к голосу разума. Нужно выбросить эту женщину из головы. Ей не место в его мыслях, она разрушала то хрупкое душевное равновесие, которое он еще сохранил, и в котором отчаянно нуждался. Всё что отвлекает, может стоить ему поражения от драконов.

На этот раз, когда она окажется в пределах его досягаемости, он не станет смотреть на нее, не станет вдыхать ее аромат. Он просто будет действовать.

— Пойдем, нам надо некоторое уединение от богов, — позвал он своего воина и повел его вглубь леса, пока они не достигли берега реки.

Зейн наклонился, поднял камень и швырнул его в нетронутые воды.

— Я все думаю, что случилось с нашими сородичами, когда мы исчезли.

— Если они предположили, что я умер, и короновали нового царя, я их всех убью, — ответил Лайел.

Зейн удивленно фыркнул, как Лайел и ожидал. Он ценил своих людей, они были его лучшим оружием против врага. И, хотя он всего лишь подначивал воина, зная, какими верными были его вампиры, всё равно не потерпел бы нового правителя. И это было забавно, принимая во внимание тот факт, что когда-то он питал отвращение к своему царскому положению.

— Если они солдаты, какими я учил их быть, — продолжил он, — они закончили бить драконов, а теперь устроили празднество в честь победы и разрабатывают план наших поисков.

— Празднество, которое мы пропускаем. — Темная пелена легла на глаза Зейна, сделав его радужки черными как оникс. Он схватил и бросил еще один камень. — Я ненавижу это место. Демоны, которые здесь…

— Будут твоими, — уверил вампира царь.

Когда Лайел совершил набег на замок королевы демонов, чтобы ограбить ее сокровищницу, он убил демоницу, а потом нашел в ее постели Зейна, ожидающего ее, обнаженного и умащенного, подготовленного для ее удовольствия. Было очевидно, что физически его не принуждали там находиться, но его облегчение при новости о смерти королевы было почти осязаемым.

Лайел не знал, почему он там был, казалось, добровольно. Он знал лишь то, что ненависть воина была практически столь же сильна, как и его собственная.

Широкие плечи Зейна слегка расслабились. Но затем оба мужчины заметили проблеск синих волос в нескольких футах от них.

Обладательница этих волос была видна лишь частично, ветви деревьев и кустарников скрывали ее, в то время как она искала… оружие? Место для ночевки? Нет, размышлял Лайел, первое предположение было верным. Он бы поставил свою жизнь на это. Его предательское сердце заколотилось быстрее. Знала ли она, что он был поблизости? Вероятно.

— А что по поводу маленькой Амазонки, которую ты чуть не съел? — злобно прошептал Зейн. — Я бы не отказался прикончить ее тоже.

Лайел неожиданно ощутил вспышку гнева.

— Она моя. Я сам о ней позабочусь.

— Это я понял. Но ты собираешься поиметь ее, или прикончить? Ты выглядел так, будто хотел сделать и то, и другое, когда она оседлала тебя.

— Сам как думаешь? — уклонился вампир от ответа, потому что не хотел лгать своему товарищу.

— Я же сказал, я думаю, что ты хотел бы сделать и то, и другое.

— А я думаю, что ты опасно близок к тому, чтобы вызвать мой гнев.

И это было правдой.

— Это не новость. — Зейн равнодушно бросил еще один камень, и тот запрыгал по поверхности воды. — Возможно, — все-таки ответил он, — ты мог бы так и поступить.

Это ведь не тоска сквозила в его тоне?

— Нет. — Лайел пробежал языком по своим зубам. Один из клыков расцарапал нежную плоть, и вкус крови, наполнившей рот, напомнил, что хотя он и пресытился во время битвы с драконами, но никак не мог избавиться от жажды крови Делайлы. — Нет, — повторил он на этот раз уже для самого себя.

«Слишком бессердечно», — добавил он уже мысленно. Слишком по отношению к Делайле, и даже дня него самого.

— Ты когда-нибудь пробовал Амазонку на вкус? — спросил Зейн.

— Нет.

Каждая раса обладала уникальным вкусом. Драконы были с привкусом серы. Демоны — гнили. Кентавры — сладковатыми, словно подслащенные медом. У минотавров был сильный, пикантный вкус. Нимфы отдавали амброзией. Но Амазноки? Какими бы они — она — оказались на вкус?

«Ты никогда этого не узнаешь», — поклялся он себе. Он лучше умрет, прежде чем погрузит любую часть себя в эту женщину. Пришло время сменить тему.

— Пошли. Время выходит. Мы сделаем копья, кинжалы и стрелы.

— Что планируешь из этого испробовать на девчонке?

— Голые руки, — ответил Лайел. Но даже когда он произносил это, то страстно хотел использовать свои руки в других целях. Для удовольствия, а не для причинения боли. Чтобы дарить наслаждение, а не смерть. Но, ни того, ни другого он не мог допустить. Сам факт, что он все еще желал этого, безо всяких сомнений убеждал, что он должен избавиться от нее, как и запланировал.

Зейн выдал очередную из своих жутких улыбочек.

— Тогда, до вечера.

Лайел угрюмо кивнул.

Глава 5

Посейдон, бог морей, парил в своем коралловом дворце, собственноручно выстроенном на дне океана, вглядываясь в величественное, подернутое дымкой зеркало. Сквозь эту дымку был виден Райский сад и его строптивые новые обитатели, от которых он не мог оторвать взгляда.

— Они в замешательстве, — пробормотал бог. Он только недавно их покинул, после того, как предстал перед ними в своем величии и велел ни о чём не тревожиться — не так ли? — однако, их паника только возросла после этого.

В коридорах дворца послышался приглушенный звук голосов.

— Да…, - донеслось до него. Голоса говоривших были удивительной смесью возбуждения, решимости и безразличия.

Четыре других бога прошли сквозь портал на Олимпе и присоединились к нему. Посейдон повернулся и изучал их так же пристально, как атлантов в зеркале. Арес, бог войны, нрав которого был намного хуже, чем у самого Посейдона. Гестия,[5] невзрачная, но при этом необъяснимо обольстительная, хотя ее умение очаровывать значительно потускнело из-за того, что она всеми силами стремилась завоевать себе доброе имя. Аполлон, улыбающийся лучезарнее солнца, владыкой которого он являлся, был горячо предан тем, кого любил. И, наконец, Артемида,[6] сестра-близнец Аполлона, такая же необузданная, как дикие полевые цветы — и холодная, словно лед.

По случаю их прибытия Посейдону пришлось осушить свой дворец, чтобы он подходил для менее совершенных легких, чем его собственные. Теперь воды океана плескались снаружи, ударяясь во внешние стены и крышу. Через каждые несколько секунд капли соленой воды падали с усыпанных драгоценными камнями канделябров и разбивались о пол черного дерева.

Гестия презрительно поглядывала на эти капли.

Если она не умерит свое высокомерие, он ее, пожалуй, утопит.

Посейдон проводил века в своем подводном мире, окруженный морским народом, забытый обитателями Земли, и чрезвычайно скучающий. По правде говоря, ничто больше не могло его развлечь. Ни созерцание мира и процветания, ни бури, ни голод и война. А потом, пару месяцев назад по атлантическому календарю, две русалки рассказали ему о расколе в Атлантиде. Это было место, абсолютно преданное забвению на многие годы, о котором они все позабыли, но которое им принадлежало.

Бог перенесся туда, и некоторое время незаметно наблюдал, скрытый от глаз. К своему удивлению Посейдон обнаружил, что жители Атлантиды процветали. Гадая, какой будет их реакция на его появление, он, наконец, явил себя. Все ещё страдая от скуки, он начал сталкивать их друг с другом, перемещать, словно шахматные фигуры. Стравив драконов с нимфами, он наблюдал, как эти сильные, благородные воины были вынуждены прибегнуть к войне, чтобы защитить своих женщин и свои дома. Однако, вопреки его ожиданиям, они, в конце концов, не поубивали друг друга. Даже по-настоящему не поссорились. Они заключили мир, чем совершенно сбили его с толку.

Такая непредсказуемость была восхитительна. И, в конце концов, всю его скуку как ветром сдуло.

Другие боги, так же изнывавшие от однообразия своей жизни, заметили неожиданные изменения в его настроении. Посейдон не мог этого скрыть. Выдавали воды океана, неожиданно тронутые штилем, тогда как обычно они волновались и бурлили. Четыре его гостя не заставили себя ждать и нагрянули, желая узнать причину такого благостного состояния его духа. «Мне следовало им солгать. Рассказать о чем угодно, только не об Атлантиде», — думал расстроенный бог.

* * *

Судьбоносный день их прибытия был выжжен у него в памяти.

— Вы не можете вот так легко и просто заявиться, — говорил он после своего признания и моментально вспыхнувшего у них желания развлечься также, как и он — тогда как он хотел сохранить свою новую любимую игрушку только для себя.

— Почему нет? — возразила Гестия и положила руки на свои изумительно очерченные бедра. — Ты же это сделал.

— Да, но мы не можем снова обрушить это на них. Это было бы жестоко.

Арес фыркнул.

— А ты будто сама доброта, да? Мы участвуем, и ты нас не остановишь.

Посейдон сжал кулаки от бессилия.

— Чего вы хотите добиться этим визитом? Так же, как мы однажды предали забвению атлантов, так и они теперь позабыли о нас. Богам не станут поклоняться в этом мире, и никто не обрадуется вашему возвращению.

Аполлон пожал плечами, отмахиваясь от предостережений Посейдона.

— Я хочу узнать, как мои нимфы поживают без меня. Мне не следовало покидать их, и поэтому я желаю возместить им все упущенное.

«Его нимфы? Его?» — злился морской бог.

— Их создали нашими общими усилиями, и каждый в равной степени приложил к этому руку, — раздраженно напомнил ему Посейдон. Но, если быть честным до конца, то следовало признать, что некоторые расы были склонны отдавать предпочтение одному богу из многих, как если бы во время их создания произошло нечто, в результате чего определенные расовые черты, дарованные им одним из богов, одержали верх над другими и проявились в них наиболее полно. — Кроме того, не смотря на твое пренебрежение, они процветали. В настоящий момент они живут счастливо и не обрадуются никакому вмешательству.

— Как они не обрадовались твоему? — Аполлон развел руками. — Ладно, не важно. Они справились лучше, чем большинство остальных. Я уверен.

— Что ты хочешь этим сказать? — возмутилась Артемида. — Если существо имеет с тобой сходство, это значит, что оно лучше, чем все остальные?

Так разразился жаркий спор по поводу силы и слабости каждой расы, и кому какая из них принадлежит, продлившийся не менее часа и прерванный лишь громогласным заявлением раздраженного Ареса:

— Хватит! Этот спор ни к чему не приведёт. Давайте подвергнем их серьезному испытанию, что скажете?

— И какое у тебя предложение? — нерешительно спросила Гестия.

— Просто заключим пари. Сделаем ставки на своих любимчиков. Мы возьмем двоих из каждой расы — только не связанных браком, а то они взбунтуются — и стравим их друг с другом. Тот, чьи избранники победят, сможет поселиться в Атлантиде, и ему будет предоставлена здесь полная свобода действий. Однако, если ваш избранник проиграет, ноги вашей не будет больше под хрустальным куполом, никогда!

Посейдон склонил голову, обдумывая все «за» и «против». Если он проиграет, его развлечению конец. Однако, если обеспечит своему существу победу, то сможет заполучить Атлантиду в единоличное владение, как он и хотел.

— Здравая мысль, но… — нахмурился Аполлон, — почему двоих?

— Один сильный воин может оказаться отклонением от нормы, — ответил Арес. — Два могучих воина докажут превосходство силы и умственных способностей своего рода.

— И как мы отберем соперников? — поинтересовалась Артемида, выгнув бровь.

— Точно так же, как наш друг Посейдон выбрал пешки для своей маленькой партии. Будем наблюдать. Станем следить за ними и отберем самых сильных, самых отважных, самых выносливых. Потом мы придумаем, как испытать их силу духа, ум и решимость.

— Что будет с теми, кто нас подведет? — спросила Артемида.

— Я думаю, нам следует избавиться от неудачников, — предложил Посейдон. — Так они не смогут растрезвонить о наших действиях жителям Атлантиды. А победитель не станет делать попытки мстить. Кроме того, я уверен, что многие из вас будут злиться и жаждать возмездия, когда вы проиграете мне. А значит, убийство существа, лишившего вас победы, будет настоящей отдушиной.

Гестия сузила глаза.

— Мы еще посмотрим, кто выиграет.

* * *

Спустя две недели после этого разговора они снова явились и снова спорили.

— Вампир победит, — уверенно заявил Арес. — У него глаза горят убийством. Я хорошо знаю такой взгляд.

Гестия вглядывалась в существ, пробиравшихся сквозь лес, и не подозревавших, что за ними наблюдают.

— Царь вампиров, или его воин? — уточнила она.

— А это имеет значение? Мы должны были поставить на расу, а не на кого-то конкретного.

— Мне просто любопытно, — она покачала головой, разметав свои длинные волосы по спине. — Но ты прав, это не имеет значения, так как, безо всяких сомнений, победят Амазонки. Они стойкие, целеустремленные, бесстрашные, и умеют сражаться за то, чего достойны. Прямо, как я. Младшую однажды предали все, кого она когда-либо любила. Эта горечь живет в ней. Горечь и ненависть. Она обрушит на врагов шквал ярости такой силы, какой вы никогда не видели.

— Да ладно, — рассмеялся Аполлон с беспечностью, не соответствовавшей его характеру бойца. — В ней могут втайне клокотать тёмные чувства, но у неё невинное сердце. Кроме того, мои нимфы несут в себе мой свет. А почему ты думаешь, к ним всех так притягивает, любых существ мужского и женского пола? Твоя Амазонка не станет исключением. Она, как и все, закончит тем, что будет преклоняться перед ними.

— Нимфы воистину совратители, — вмешалась Артемида, — но их красота не идет ни в какое сравнение с менталитетом демонов, которые добиваются своего всеми правдами и неправдами. Они сожрут собственный молодняк, чтобы победить в битве.

— Я же говорю, что драконы сожрут вообще всех еще до окончания первого раунда, — вмешался Посейдон. — Их сила и голод легендарны. Даже люди на Земле восхваляют их.

Арес потер руки. Он был так высок, что даже Посейдону приходилось смотреть на него снизу вверх. У него были темные волосы и такие же темные глаза. А еще он излучал такую злобу, что мог легко сойти за своего брата-близнеца Аида.[7]

— Что ж, мы все сделали свой выбор. Пришло время начинать, — подытожил бог войны.

Все согласились, на этот раз в приятном возбуждении.

— Как поступим с другими существами? — спросил Посейдон. — С теми, на кого мы не поставили. С минотаврами, кентаврами, горгонами и форморами.

— Если кто-то из не фаворитов выиграет — что это я говорю? — Арес хмыкнул. — Не фавориты не победят.

— Что ж, я готова увидеть, кто же победит, в конце концов. С этого момента никакого вмешательства, — объявила Артемида, вглядываясь в лицо каждого бога, пока не получила утвердительный кивок от всех. — Что будет, то будет. Кто победит, тот победит. И мы примем любой исход и его последствия с достоинством, приличествующим нашему положению.

— Конечно, — Посейдон взмахнул рукой, надеясь, что это выглядит убедительно. Он позаботится о том, чтобы обеспечить драконам победу любой ценой. Нет сомнений, что однажды его приятели боги поймут мотивы его действий. Разве не превозносила Артемида своих демонов именно за такую безжалостность, а Гестия свою амазонку за несгибаемую волю.

Когда драконы победят, Посейдон выиграет пари, и Атлантида будет его и только его.

* * *

Ночь уже давно наступила.

Воздух был теплым, напоенным ароматами, и таил в себе опасность. Насекомые сверхъестественным образом хранили молчание. Не было слышно ни шороха, ни птичьего щебета. Только ветер, казалось, невосприимчивый к затаившейся угрозе, шуршал листьями и ветвями деревьев.

Все инстинкты Делайлы обострились. Амазонка понятия не имела, где были остальные. Она замечала некоторых то там, то здесь, когда собирала камни и палки. А потом они исчезли, спрятались под покровом неверных теней леса. Делайла могла бы начать преследование, выследить и бросить им вызов, что было обычным делом для амазонки, но она этого не сделала.

Предупреждение бога не шло у нее из головы. Что, если она убила бы одного из членов собственной команды? Поставить себя в невыгодное положение с самого начала было бы верхом глупости. А она глупила что-то уж слишком часто в последнее время.

Делайла с Нолой предпочли устроиться на ночлег на деревьях. Здесь их было труднее обнаружить, и сложнее к ним подобраться. Прямо сейчас она расположилась на толстой ветви, свесив ноги по сторонам, и крепко сжимала в руках самодельное копье. Деревянные кинжалы, надежно закрепленные ремнями на ногах, поясе и спине, придавали дополнительной уверенности. К счастью, она была обучена оружейному мастерству, и умела превращать в смертоносное оружие почти все, что можно было найти в лесу.

Острая кора вонзалась девушке в ребра, помогая бодрствовать и быть начеку. Чем были заняты сейчас другие?

Чем был занят Лайел?

Лайел… красавчик Лайел. Делайла с трудом могла с ним общаться, однако нескольких их кратких встреч оказалось достаточно, чтобы чрезвычайно и глупо ее пленить. И, надо признаться, она действительно увлеклась. Вампир не был похож ни на кого, с кем она когда-либо встречалась. Амазонка постоянно ловила себя на мыслях о том, как выглядело бы его тело под одеждой, каким было бы его лицо, искаженное страстью, что бы он чувствовал, двигаясь в древнем как мир ритме внутри ее тела.

«Он презирает тебя. Лучше о нем забыть», — увещевала себя Делайла.

Забыть, что у него бледная и гладкая как шелк кожа? Забыть, что у него синие, как сапфиры, глаза, окаймленные длинными черными ресницами, создающими поразительный контраст с белоснежными волосами? Забыть, что он высок с невообразимой ширины плечами, при виде которых у женщин, должно быть, слюнки текли?

Не возможно.

Какие женщины ему нравились? Каких женщин он допускал в свою постель? Делайла слышала о нем уйму историй, но ни слова о его любовницах. Это, безусловно, не означает, что он оставался все эти годы в одиночестве.

На мгновенье в груди кольнуло какое-то дурное чувство. Ревность, вероятно. Делайла хотела бы отрицать это, но не могла. «Мой», — думала она. Возможно, вампир не хотел иметь с ней ничего общего, но, Аид свидетель, другую он тоже не получит. По крайней мере, пока они на этом острове.

«Что на тебя нашло?» — ругала себя амазонка. Мужчины больше не были предметом ее грез, ее мечтаний о любви и смехе, тайных вздохов темными ночами. Теперь они были лишь предметом забав для ее сестер дважды в год, или объектом для уничтожения, если осмеливались угрожать тем, кого она любила. После трагического завершения ее любовного приключения, Делайла больше ни разу не испытывала собственнических чувств к мужчине.

Как часто приходилось ей наблюдать за своими сестрами, вступавшими в драки друг с другом из-за обычного раба, будто он был милой безделушкой, которую им хотелось бы носить. «Он мой», — кричали они, позабыв обо всех заповедях. — «Мою постель он будет согревать сегодня ночью». И кинжалы разили и пускали кровь на телах воительниц. И как часто видела она, как эти «призовые» мужчины просто уходили после любовных утех? Даже не обернувшись на покинутых ими женщин? Не то, чтобы ее сестер это волновало. Но девушка наблюдала и недоумевала, как могли они сами не желать большего друг от друга?

Делайла думала, что после Ворика у нее выработался иммунитет на мужчин, и ее тайная жажда навсегда похоронена. До сих пор. Когда она оседлала плечи вампира, он смотрел ей между ног с таким подлинным жаром, что она почти чувствовала этот огонь. И мысль отдаться ему не вызвала у нее отвращения. Ей хотелось потребовать, чтобы он прикоснулся к ней руками, ртом, чем-нибудь, чем угодно. Она хотела, чтобы он потребовал от неё того же.

Делайла содрогнулась от этих мыслей и утонула в очередной волне всепоглощающего, неумолимого желания. Как бы это было, заняться с ним этим? Был бы он нежным, брал бы её медленно и осторожно? Или его страсть оказалась бы такой же яростной, как обещают его дикие синие глаза? Может быть, даже немного порочной?

— Ты возбуждена, Амазонка? Почему?

Голос Лайела, такой хриплый, такой близкий, будто шепчущий с мольбой, вдруг прервал её мысли, и она не была уверена, не вообразила ли его себе. Девушка напряглась, сжала копье и всмотрелась в темноту, выискивая его, но рассмотрела лишь верхушки деревьев и ночных птиц. Даже когда лучи светящегося высоко над деревьями белого шара проникли через полог из листьев и обрисовали силуэт человека, она его не заметила. Медленно амазонка расслабилась.

«Почему я возбуждена? Из-за тебя», — хотелось ей поделиться со своей фантазией.

— Ну? — прохладное дыхание нежно коснулось её уха.

Делайла задохнулась. Слишком это было по-настоящему, слишком по-настоящему, слишком…

Однако, отреагировать уже не успела, сильная рука зажала ей рот, а другая толкнула на спину. Тяжёлое, мускулистое тело навалилось сверху. Делайла перестала дышать, едва умудряясь удерживать себя на ветви.

За несколько секунд Лайел обездвижил амазонку, прижал своим телом, не давая шевельнуться ногам. Глаза девушки широко распахнулись, когда копье с легкостью вырвали из ее хватки и бросили на землю. Звук падающего оружия отдавался в ушах насмешкой. Делайла сжала кулак и попыталась ударить мужчину, но он отпустил ее рот, и перехватил занесенную руку, а потом зажал обе ее руки между их телами.

— Ты не причинишь мне вред, — сказал он.

— А ты при этом волен мне вредить, да? К тому же, мне не нужно твое разрешение, я всегда делаю то, что хочу.

— Попробуй.

Всего одно слово, но он произнес его так самодовольно, что ей непреодолимо захотелось влепить ему пощечину. Печально, но факт, в глубине души, помимо невыносимого желания причинить ему боль, ей очень хотелось его поцеловать. Она не паниковала. Пока нет. Нола была поблизости. Возможно, уже подкрадывалась к Лайелу… ну же… Но, нет. Мгновенье, ещё мгновенье, и ещё. Но Нола так и не появилась.

Сердце Делайлы заколотилось почти барабанным боем в груди, когда пришло осознание. Вот она, её тайная фантазия, во плоти. Кровь заструилась по венам с бешеной скоростью, и живот свело от вожделения. Вот он, в её распоряжении. Ну, может, хотя бы частично. Счастливого будущего с этим мужчиной не могло быть, но мог быть миг блаженства, мгновение, разделенное между мужчиной и женщиной, когда они могли бы брать и давать, получать и делиться удовольствием.

«Ты Амазонка. Веди себя как Амазонка». Делайла стремительно вскинула голову и вцепилась зубами в его шею, пока не ощутила резкий металлический вкус его крови. Он зашипел ей на ухо отчасти, от боли, и отчасти, от наслаждения. «Ты же кусаешь его, чтобы освободиться, ведь так? Почему тогда это привело тебя в такой восторг?» — метались нестройные мысли.

«Ммм… как же хорошо», — потрясенно подумала она и отстранилась.

Делайла лизнула его там, где бешено колотился пульс. Внезапно отпустив, вампир схватил ее за волосы и оттянул от себя. Он задыхался, злость и возбуждение сверкали в его глазах.

— Воображаешь себя вампиршей? Или ты на половину вампир? Я знаю, твои сородичи путаются со всеми расами, и ты могла быть зачата представителем любой из них.

Она открыла рот, чтобы возразить, но он затряс головой, останавливая её: — Закричи, и пожалеешь об этом.

— Будто я стала бы кричать, — пробормотала амазонка, обиженная, что он так низко оценивал её способности.

«Но ты позволила ему к тебе подкрасться. О, заткнись», — этот внутренний голос уже бесил её.

Вампир удивленно моргнул, словно ожидал, что она всё равно закричит, несмотря на его угрозы. Раздражение Делайлы возрастало в то время, как она его разглядывала.

— Как ты сюда забрался? Ты причинил вред моей сестре?

— Её не было, когда я тебя нашёл. Я её не трогал.

Куда же Нола подевалась в таком случае?

— Я полагаю, я оставлю тебя в живых. Пока. Но очень скоро мне надоест позволять тебе брать надо мной верх, — пригрозила Делайла.

Он фыркнул.

— Я серьезно. Радуйся, что я ещё не убила тебя.

— Не обманывай себя, Амазонка. Ты была бы уже мертва, не останови я свою руку.

Бешенство сквозило в его голосе, а на лице была ненависть. Остановил свою руку? Так он явился, чтобы убить её? Ублюдок. Однако, несмотря на все, что он сказал, несмотря на неподдельную ненависть, которую он без устали демонстрировал в отношении неё, его ноги покоились между её ног, и она могла чувствовать всю длину его плоти, затвердевающей, растущей, наливающейся.

И в ответ ее кровь закипела еще сильнее. Забурлила в ее жилах. Как он это делал с ней? «Я ни к кому не привязываюсь, и меня не волнует никто, кроме моих сестер», — увещевала себя амазонка. Если бы они были в Атлантиде, она, возможно, взяла бы его себе в качестве раба. Но здесь на этом острове, когда на повестке дня было это дурацкое состязание, они с большой вероятностью могли оказаться врагами.

Дрожь пробрала её, пробежала леденящей волной по спине.

— Боишься, Делайла? — спросил он волнующе, а потом пробормотал проклятье, которое она едва разобрала.

И тут поняла, почему. Лайел, наконец-то, произнес её имя. Делайла нестерпимо захотела усмехнуться. Её имя, слетевшее с этих запятнанных кровью губ… Горячая волна возбуждения прокатилась между ног амазонки, и она сделалась влажной. Когда сегодня он не хотел произнести её имя, Делайла жаждала услышать его и пыталась заставить вампира. Но он противился. И каждый раз, когда он произносил «Амазонка», отвращение звучало в его голосе. Одно это должно было заставить её моментально причислить вампира к тем мужчинам, которых она встречала в своей жизни, и о существовании которых немедленно забывала после первой же встречи. Но даже тогда, сквозь эту неприязнь в его хриплом голосе сквозил намек на удовлетворение, как если бы он уже был внутри неё, а она умоляла о большем.

— Чего? — выдавила Делайла. Она хотела обратить его внимание на то, что он сделал, что он сказал, но боялась, что если так поступит, он больше никогда так не сделает снова.

— Смерти. Боли.

— Нет, — честно ответила она. Смерть не пугала её. Боль тоже не пугала. А вот реакция на этого мужчину приводила в оцепенение. Лайел заставлял ее чувствовать себя уязвимой, как если бы она не могла на себя положиться. Как если бы нуждалась в нем, чтобы выжить. Он уже завладел всеми её помыслами.

— Тебе следует очень бояться, — пригрозил вампир.

Делайла подняла на него взгляд. Глаза Лайела были сужены, но пылали внутренним огнем, который притягивал её, зачаровывал. «Не позволяй ему провести себя. Снова».

— Мое терпение подходит к концу. Что тебе надо?

— Я думал, я уже это прояснил. Я пришел тебя убить.

Он говорил это так буквально, так серьезно, что её удивляла собственная реакция на это заявление. В этот момент ей следовало бороться с ним. Проклятье, следовало. Ну, хотя бы сбросить его с себя. Столкнуть на землю или потребовать…извинения? Возмещения?

Вместо этого амазонка оставалась неподвижной, презирая себя. Но, боги, она наслаждалась ощущением его тела, нависшего над ней.

— Так чего же не убил? — зашипела она с вызовом.

Не то, чтобы Делайла думала, что ему бы это удалось, даже если бы он попробовал. Какая-то её часть с самого начала знала, что он был поблизости. Какая-то её часть должна была знать, что он не причинит ей вреда. Вот почему она позволила ему подобраться так близко.

— Ты обладаешь какой-то магической властью надо мной, и я желаю знать, что это такое, — прорычал он. Ох, это рычание… оно пронзило её тело, как молния пронзает небо во время летней грозы.

— Магия? Власть? — повторила девушка, пытаясь звучать скорее негодующе, чем заинтригованно. — У меня?

— Не разыгрывай неведение. — Он сгреб её плечи, сдавил и затряс. — Говори, что ты сделала со мной, будь ты проклята. Я требую ответа.

— А я требую, чтобы ты убрал свои руки, пока не остался без них, — инстинктивно пригрозила она, хотя мысленно кричала: «Не отпускай. Держи меня. Желай меня также, как я желаю тебя».

— Если мне придется, я причиню тебе боль, Делайла, — почти рычал он.

Вот опять, её имя слетело с этих чувственных губ, и это было так эротично. Оно прозвучало как ругательство и как ласка одновременно. И амазонка вновь содрогнулась. Ее соски превратились в две твердые жемчужинки, из-за чего прикосновение кожаного топа было настоящей пыткой, когда она потянулась к Лайелу.

— Сделай это тогда. Причини мне боль, — она задрала подбородок, зная, что являла сейчас собой картину воплощенного упрямства.

Что он сделает, этот воин, сумевший подкрасться к ней? Как он ответит на её вызов?

Его ноздри расширились, а глаза засияли лазурными отблесками с еще большей силой, освещая это греховное мрачное лицо. Он уставился на её рот. На мгновенье Делайла подумала, что он собирался поцеловать её, жестоко, яростно, в наказание. «О да, прошу тебя…» Но прошла целая минута, а он ничего не сделал и лишь продолжал смотреть.

Не в силах больше ждать, Делайла выдернула руку, подняла её и пропустила между пальцев локоны его волос.

— Мягкие, — прошептала она.

— Отпусти.

— Нет.

— Отпусти.

— Заставь меня.

Вампир резко вырвался из её хватки. Прочь, разрывая любой намек на связь. Лайел уселся на противоположный конец ветви. Его взгляд заскользил по татуировкам на теле девушки … горящий желанием?

Нет, он не уселся на ветвь, поняла Делайла, а навис над нею, парил на месте. Когда пришло осознание, что он, не отрывая глаз, рассматривает рисунки боевой раскраски, каждый из которых даровался ей, когда амазонка бесценным образом проявляла себя в битве, Лайел уставился ей в лицо, и такая пронзительная ненависть опять горела в этом взгляде, что казалась осязаемо острой, как копье.

Странно, но это поразило её в самое сердце.

— Не прикасайся ко мне больше, — выплюнул он.

— Не ложись на меня. — Она медленно села, не спуская с него глаз. — В следующий раз я могу оказаться не такой нежной с тобой.

— В следующий раз ты будешь мертва до того, как поймешь, что я рядом.

Она щелкнула языком, хотя его слова задели её.

— Теперь я предупреждена. Ты больше не подберешься так близко.

— Это мы еще посмотрим.

Боги, его самонадеянность возмущала её. Ничто из сказанного этим мужчиной не было праздной похвальбой. Он мог сделать все, о чём заявлял, ну, он, по крайней мере, был в силах сделать всё это. И Делайла невольно восхищалась им. К несчастью, его в ней не восхищало ничего.

Однако, что такого было в ней, что так выводило его из себя? Из того, что она слышала о нем, Делайла знала, что лишь к драконам и их союзникам вампир относился с подобной ненавистью. Со всеми остальными он был отстраненно вежлив. «Нет, не правда», — думала девушка, прокручивая в голове все сведения, которые ей были известны о вампире. Он любил как собственного брата короля нимф Валериана, и часто сражался на его стороне.

Если бы она отдалась Лайелу — «о, не думай об этом, это опасно, ты не сможешь стать прежней» — смягчилось бы его лицо? Стал бы он смотреть на нее с восхищением? С радостью?

— Почему ты меня ненавидишь? — спросила она с любопытством.

Лайел склонил голову в сторону, изучающе глядя на неё.

— Почему тебя это волнует?

«Чертов вампир».

— Почему бы тебе не улететь восвояси и не оставить меня в покое? — разозлилась амазонка.

— Почему бы тебе не убежать от меня? — пререкался он.

— Почему ты не поцеловал меня? — это вырвалось само собой, но сейчас она не хотела бы забрать эти слова назад.

Его клыки удлинились, а горящие глаза неотрывно следили за её языком, которым Делайла от волнения быстро облизала губы, потом опустились и впились в её шею.

— Раздумываешь над тем, укусить ли меня? — поддразнила она, сама не зная зачем. Однажды её кусал вампир, голодный бродяга, устроивший на неё засаду, когда она обучала группу молодых амазонок, и это было отвратительно. Но при мысли о зубах Лайела в её вене… девушка поёжилась от совсем иного предвкушения.

Его зрачки сузились, и взгляд спустился ещё ниже, остановившись на груди.

— У тебя наряженные соски.

«Все еще?» Она не хотела отводить от него взгляд, но и боялась прикоснуться к ним. Они ныли и покалывали. Из-за него, только из-за него.

— Спасибо, что заметил, — ответила она с сарказмом.

Мускул на его челюсти дернулся.

— Неисправимая девчонка, — вздохнул вампир. — Один мой друг научил меня заключать сделки, — сказал он. — И сейчас мы заключим сделку. Пока мы здесь, я буду держаться от тебя подальше, а ты в ответ, будешь держаться подальше от меня. По рукам?

Её охватило разочарование.

— Решил не убивать меня, в конце концов?

— Пока что.

— Не можешь вынести мысли, что останешься без меня?

— Ты согласна? — настаивал он, игнорируя её вопрос.

— Нет, — ответила она без колебаний. — Я никогда не заключаю сделок.

— Никогда? — он поднял одну бровь.

— Никогда. И ни по какому поводу.

Попытки торговаться означали, что амазонка не была достаточно сильна, чтобы получить то, что хотела. А Делайла отказывалась демонстрировать слабость. Ну, или ещё больше слабости.

— Всё, игры закончены. Уходи, и я не причиню тебе вреда, — отмахнулась она.

В следующее мгновенье Лайел оказался прямо у неё перед носом.

— А вот это звучит, как сделка.

Его дыхание было теплым, сладковатым. Её живот затрепетал от опьяняющего, почти невыносимого жара. Она никогда ничего подобного не испытывала, даже с Вориком. Делайла снова невольно обвела контуры губ языком, на этот раз, представляя язык Лайела на его месте. Боги, она жаждала попробовать его на вкус. Хоть чуточку. Возможно, её одержимость тогда закончится. Любопытство, должно быть, не давало ей выбросить его из головы.

Медленно она начала склоняться к нему. Он не двинулся ей на встречу, но, однако, и не отклонился. Предвкушение заставило её содрогнуться. Позволит ли он прикосновение?

— Твои губы, — выдохнула она.

— Что с ними?

— Я хочу их.

Его плечи выпрямились нервным движением.

— Нет? — вампир, вероятно, хотел, чтобы это прозвучало как отрицание, но вышло как вопрос.

Ближе… ещё чуть ближе… а он всё оставался неподвижным. Лайел затаил дыхание, она услышала и пришла от этого в упоение. Ещё ближе… За мгновенье до того, как их губы соприкоснулись, мужской голос раздался в ночи грубым ругательством — и он не принадлежал Лайелу.

Но чей бы он ни был, при его звуке Лайела словно отбросило от Делайлы.

— … чары, — кажется, пробормотал он.

Действительно, магия. Как же она хотела быть способной наводить чары. Она привязала бы этого мужчину к дереву, и удерживала бы до тех пор, пока, по крайней мере, не узнала бы, каков он на вкус.

Лайел резко выпрямился, и бешенство затопило его чарующие черты, вытесняя любые намеки на вожделение.

— Я позволил тебе отвлечь меня от моей цели в этот раз. Такого больше не повторится.

И в следующее мгновенье он был в воздухе и летел прочь от неё с такой поспешностью, будто она была горгоной, способной обратить его в камень при одном только взгляде на себя[8]*.

Делайла некоторое время сидела не шевелясь, потрясенная до глубины души. Она могла бы увериться, наверное, что всё это ей просто приснилось, если бы не огонь, который пылал в жилах, возбуждение, от которого ныли все её члены.

Что ей делать с этим мужчиной?

* * *

Лайел летел высоко между деревьями, и ветви нещадно хлестали его по лицу. Он радовался каждому жгучему шлепку, потому что каждый такой удар помогал успокоить собственное бунтующее, предательское тело. Он был просто ублюдком. Безнравственным, порочным, страждущим того, что было запретно.

Боги, эта женщина…

Она представляла угрозу. Да, настоящую опасность. Будь она проклята! Ну почему она должна пахнуть как цветы после дождя и выглядеть как богиня? Почему её кожа оказалась такой гладкой, как золотистый бархат? Почему лиловые глаза так ярко сверкают? Она была такой неистовой, суровой, и такой кровожадной, как любой вампир. «Презренный», — ругал он себя мысленно.

И всё же, Лайел не мог перестать думать о ней. Его воображение постоянно рисовало амазонку, обнаженную и распростертую под ним. Влажную, горячую, тугую. Готовую. Для него. Ожидающую, чтобы он овладел ею.

Ему следовало её убить.

Но вампир опять не смог этого сделать. Только лишь ругательство Зейна остановило его от поцелуя, и это было бы окончательной его погибелью. «Я виноват, Сьюзан. Я так виноват. Я не только однажды подвел тебя, я, кажется, и продолжаю подводить тебя снова».

— … только потому, что боги, возможно, объединят нас в одну команду, — сердито говорила женщина. — Иначе, я перерезала бы тебе глотку здесь и сейчас.

— Попробуй, и увидишь, что будет. — В голосе Зейна сквозила ярость. Но и… Нет, конечно, нет. Конечно, не смущение. Эмоции Зейна обычно были только двух видов: жажда убивать и жажда калечить. В его черно-белом мире не существовало полутонов.

— Как будто ты в состоянии что-то мне сделать, — ответила женщина. — Оглянись, мальчик, ты в клетке, и не в том положении, чтобы пытаться совершить что-то столь глупое.

— Ты заплатишь за это, женщина.

Та, к кому он обращался, засмеялась с истинным весельем.

— Бедный малыш. Одни мышцы, и нет мозгов.

Лайел прорвался сквозь заросли и резко остановился, осматриваясь. Зейн попался в самодельную клетку-ловушку, свисающую с дерева. Вторая Амазонка — Нола, вспомнил он, — балансировала на ветке, вглядываясь в лицо вампира и ухмыляясь.

Ощутив появление Лайела, она резко повернулась в его сторону, и ухмылка слетела с её лица. Её губы приоткрылись, а кулаки сжались, готовясь к отражению атаки.

— Тоже явился попробовать меня убить?

Хотя он сконцентрировался на женщине, краем глаза Лайел осматривал Зейна. Лицо воина залила краска унижения. Его победила женщина. Лайел посмеялся бы над ним, если бы чуть ранее Делайла также не надрала ему зад.

— Ну? — побуждала Нола.

В следующее мгновенье рядом с Лайелом возникла Делайла. Он сжался, когда его окатило её дождевым запахом, и жар её тела донесся до него. Неужели он никогда от них не избавится?

Будучи так близко, он снова вспомнил все подробности их стычки. Она хотела его, жаждала его поцелуя. Ее соски так и просили его прикосновения. И он почти дал ей то и другое. Прикусив щеку изнутри, вампир резко шагнул прочь от девушки, даже не пытаясь этого скрыть. Он ненавидел себя за то, что был вынужден вести себя так трусливо, за то, что она делала его слабым. Но он просто не мог находиться с ней рядом.

Делайла бросила на него взбешенный взгляд как раз в тот момент, когда луна осветила её полностью. Все тело амазонки было вымазано в грязи. К несчастью, это не делало её менее привлекательной.

— Итак, ты задумал убить меня, а твой друг мою подругу, — зашипела она.

— Не притворяйся изумленной.

Её глаза сузились так, что ресницы почти сомкнулись.

— Изумление? Ха! Я просто благодарю богов, что вы оба оказались ни на что не годными!

Лайел потерпел так много неудач за последние годы, что её слова внезапно достигли цели и сумели глубоко ранить его. Он не смог уничтожить всех драконов. Он не смог сделать себя бесчувственным после смерти Сьюзан. И не смог нанести смертельный удар Делайле, женщине, которая угрожала памяти о его единственной и неповторимой любви.

Он хотел напасть на неё. Причинить ей боль. «Не приближайся к ней. Она просто тебя искушает».

— Боги сказали, что в этой игре будет только один победитель. Один. Посмотрим, кто из нас в конце останется стоять на ногах, — пригрозил он глухо.

— Не смей угрожать моей сестре, — закричала Нола, наступая на него. — Я сносила голову мужчинам и за меньшее.

В этом он не сомневался.

Не сводя с него взгляда, Делайла подняла руку. Вторая амазонка замерла и сжала губы.

— Ты пытался задеть меня с самого начала, — сказала Делайла. — Что ж, ты, наконец, преуспел. Нанести тебе поражение будет истинным удовольствием, вампир.

Он изучал эти прекрасные, преследующие его черты.

— Боюсь, что это удовольствие ожидает меня. Но, возможно, в конце концов, я тебя не убью, — ответил он. — Возможно, я оставлю тебя в живых. Буду держать себе на десерт.

Эта издевка должна была еще больше взбесить амазонку, вывести из себя, лишить здравого рассудка — излишние эмоции подвели многих хороших воинов в бою — но, когда он осознал, что сказал, это вывело из равновесия лишь его самого. Он жаждал прижаться к ней ртом, утонуть в сладости её крови и наслаждаться каждой каплей.

Похожее желание, должно быть, прокатилось по её телу, потому что её зрачки сузились, рот приоткрылся, и она выдохнула:

— Я тебя сделаю своим рабом. Ты станешь подчиняться всем моим желаниям, и все в Атлантиде узнают, что Лайел, царь вампиров, принадлежит Делайле. И ты получишь меня на десерт только тогда, когда я это позволю.

Он с ужасом подумал, что она, возможно, могла бы на самом деле это сделать. Без единого слова с её стороны. Просто взгляд в его сторону, просто один вздох. Одно прикосновение, как тогда, когда она держала прядь его волос в своих руках. Он превращался в жалкое создание, не способное управлять своими чувствами, когда оказывался рядом с ней. Даже кожа головы стала такой чувствительной, каждый волосок был нитью желания. Из-за неё. «Больше никогда, никогда, мать его так, никогда!» — взорвалось у него в голове.

— День, когда я подчинюсь тебе, будет днем — нет! Этот день не наступит никогда, — и спустя одно мгновенье он добавил. — Знаешь, как создали амазонок. Боги пытались создать мужчин, и им это не удалось.

Вампир ожидал, что она ринется на него. Делайла же шагнула назад, и её лицо было таким, что у него в груди всё сжалось.

— Мы оба с тобой ошибки, — ответила она неожиданно мягко.

Проклиная себя, он подлетел к вершине дерева, на котором висел Зейн, и разрубил веревку когтями. Когда клетка оторвалась и упала на землю, он предупредительно зашипел на Нолу.

Потом Лайел отправился прочь, и ни разу не обернулся. Он никогда еще раньше не испытывал к себе подобной ненависти.

Глава 6

Когда солнце увенчало небосвод, Лайел неожиданно переместился на пляж так же, как раньше он переместился на этот остров. Только на этот раз не было ощущения падения в пропасть. Секунду назад он обтёсывал и заострял камень для наконечника стелы в лесу, а в следующее мгновенье уже стоял на песке с пустыми руками. Из-за отсутствия тени его кожа сразу нагрелась. Не болезненно, но неприятно. По крайней мере, солнце не было таким ярким и обжигающим как вчера. Возможно, он всё же не покроется волдырями. В конце концов, бог обещал, что стихии не станут больше вредить атлантам.

Бегло осмотревшись по сторонам, он обнаружил, что все остальные были выстроены в ряд по обе стороны от него, и также сконфуженно озирались.

Не в силах сдержаться — «неужели так и будет теперь всегда?» — он начал искать Делайлу. Сначала он не увидел девушку. «Может, её пощадили и вернули назад в Атлантиду».

Хорошо бы, это было бы хорошо. Даже тот короткий отдых, который вампиру удалось получить этой ночью, был безнадёжно испорчен амазонкой, она преследовала его в каждом сне. Улыбалась ему, манила, звала присоединиться к ней в её постели. Соблазняла своим роскошным телом, розовыми острыми сосками, распростёртыми ногами, влажным, ждущим лоном. Татуировки змеились по гибкому телу, завораживали, трепетали, словно в ожидании прикосновения к ним его языка.

В своих снах Лайел не мог сопротивляться. Он самозабвенно лизал всё её тело до кончиков пальцев, а девушка извивалась под этими горячими влажными прикосновениями. Он даже слегка прикусил само средоточие изнывающей от желания плоти амазонки — это что-то такое, чего он никогда не делал со Сьюзан, опасаясь повредить её нежное тело — и Делайла умоляла его дать ей больше.

Даже сейчас его тело мгновенно среагировало на мысли о ней, наполняясь, твердея, готовясь. В их ситуации следовало провести ночь, охотясь на драконов и убивая своих врагов, но он этого не сделал. Его неотвязно преследовала мысль: «Что если я уничтожу членов команды Делайлы? По этой причине амазонка может проиграть, и как следствие ей может грозить уничтожение».

Но, если эта женщина должна умереть, она умрет от его руки, и только. Никому другому не позволено причинять ей вред. Лайел даже приказал Зейну, который был всё ещё в дурном расположении духа после стычки с Нолой, воздержаться от охоты и убийства.

Кроме того, Лайел неожиданно решил, что позволит ей жить, несмотря на то, что эта амазонка была источником его мучений, несмотря на то, что представляла опасность для его воли. Он не знал, почему так решил, но больше не хотел это обдумывать. И как только решение было принято, её совершенное лицо, её мерцающий, обиженный фиалковый взор стали то и дело всплывать у него перед глазами, с каждым разом понемногу вытесняя собою образ Сьюзан.

«Где же она?» — вновь возникла мысль. Его взгляд продолжал скользить по выстроившимся в ряд атлантам, мимо Зейна — «ну что я за царь, если больше озабочен врагом, чем своим верным подданным?» — мимо Нолы и Брэнда. «И почему бы её вернули в Атлантиду?» Разве что, кто-то ранил амазонку после того, как Лайел покинул её. Или убил.

Красная пелена заволокла взор вампира. «Если кто-то посмел… — вот она». Мужчина обнаружил девушку и расслабился. Потом зашипел. Делайла стояла за драконом Тагартом и плечом к плечу с Брэндом.

Она была такой крошечной, что Лайел едва смог разглядеть её лицо в полосе света между этими огромными телами. Синие волосы сияли, а глаза были такими яркими, что, когда солнечные лучи освещали их, казалось, отбрасывали лиловые блики во все стороны. Вампир сжал челюсти. Ему не нравилось видеть её в такой близости от своих врагов.

Будто почувствовав на себе пристальный взгляд мужчины, Делайла подняла взгляд и встретилась с его горящими глазами. На этот раз на лице девушки не было обиды. Оно вообще не выражало никаких эмоций. И это неожиданно расстроило вампира, хотя должно было скорее порадовать.

«Так будет лучше», — думал он. Шум волн рокотал в ушах мужчины, а тёплый бриз был сильно насыщен солью, но Лайел мог поклясться, что слышит её легкое дыхание и чувствует её сладкий дождевой запах. Возможно, она не была столь безучастной, какой выглядела.

Тагарт передвинулся, увеличив расстояние между собой и Брэндом, открыв тем самым для Лайела лучший вид на Делайлу. Амазонка по-прежнему была одета в едва прикрывавшую грудь полоску кожи и короткую, не намного ниже линии ягодиц, кожаную юбку. Похожие на сапожки высокие сандалии опоясывали икры, плотно прилегая к гладкой коже её стройных сильных ног.

Девушка явно выкупалась. Грязь больше не покрывала её тело, а татуировки на висках, руках, талии и бёдрах были яркими и отчётливо видными. Ох, эти татуировки… ему как никогда захотелось к ним прикоснуться, проследить извивающиеся рисунки своим языком. Были ли у неё ещё такие? Там, где он не мог их видеть? И что они означали? Зачем они ей нужны?

«Всё! Не думай так о ней!»

Вампир опустил глаза. Он намеревался уставиться на песок, но вместо этого прилип взглядом к груди девушки, и под этим взглядом её соски превратились в две маленькие твёрдые бусинки, которые будто просили его внимания. Лайела окатило волной стыда за то, что он это заметил, за то, что страстно этого желал, поэтому он заставил себя опустить взгляд ещё ниже. Небольшие кубики мышц покрывали плоский живот амазонки, а пупок сладко утопал по серединке, словно созданный для его языка.

«Ты любишь Сьюзан. Более того, ты царь, воин. Веди себя подобающе», — стыдил себя Лайел. Ему нужно было собрать все свои силы, чтобы –

— Доброе утро, участники состязания. Я надеюсь, вы спали хорошо, и сейчас вам так же, как и нам, не терпится начать игры. Итак, без долгих предисловий… поприветствуйте своих напарников, — неожиданно произнес голос бога. Этот голос были ниже и сильнее, чем тот, что они слышали вчера. Другой бог?

В мгновение ока Лайел переместился на другую сторону пляжа, оказавшись в новом ряду — в половину меньше предыдущего — лицом к лицу с аналогичным рядом других атлантов. Он заскрежетал зубами от обуявшего его гнева. Их двигали и дёргали как кукол за веревочки, и это выводило его до глубины души.

Зейн стоял напротив. Лайел попытался привлечь внимание вампира, но у него не вышло. Проследив за взглядом мужчины, он понял, что тот пристально смотрит на Нолу, стоящую на той же стороне, что и Лайел. Лицо его воина выдавало вожделение. Вожделение и смущение, и, возможно, некоторое благоговение.

Делайла оказалась в одном ряду с Зейном.

Страх скрутил внутренности Лайела, когда подозрения нахлынули на него. Конечно же, этот бог не был так жесток. Конечно же, этот небесный правитель не заставит друга сражаться против друга, мужчину против женщины.

— Да, вы будете соревноваться со своими одноплеменниками. И, да, вы будете соревноваться с участниками противоположного пола. — И бог рассмеялся, сильно, громко, весело, и одновременно таким холодным, будто стальным смехом. Неужели он обладал силой чтения мыслей, помимо всех остальных своих способностей? — Разве может быть лучший способ проверить вашу хитрость, решимость и инстинкты выживания?

Точно так же, как вчера вода, сегодня песок между рядами атлантов взвился вихрем, закрутился быстрее и быстрее, выше и выше, пока не принял форму человеческого тела. Несколько отлетевших песчинок попали Лайелу в рот, и он с отвращением их выплюнул.

— Кто из вас поставит преданность своим соплеменникам выше преданности своим товарищам по команде?

Лайел повернулся направо и налево, осматривая свою команду. Кентавр, нимфа, дракон Брэнд — при виде которого у него во рту появился привкус желчи — демон, амазонка Нола — он сглотнул — минотавр, формор и горгона, с увенчанной змеями головой.

У всех, за исключением нимфы, было кое-что общее. Они смотрели на него с отвращением. И что? Вампир равнодушно пожал плечами. Единственное, что его сейчас беспокоило, это то, что Делайла не была на его стороне.

Его заставят состязаться с ней.

— Великий, я хотел бы просить о милости, — выступил вперёд Брэнд, не сводя с Лайела глаз.

— Проси, — сказало существо. — Но я не могу обещать, что ты её получишь.

Брэнд обвиняюще указал на Лайела.

— Этот… кровосос намеревался убить всех нас, пока мы спали. Я прошу, чтобы его убрали из моей команды.

Значит, Делайла всем разболтала. Он почувствовал себя преданным, хотя это было глупо. По крайней мере, отвращение, которое демонстрировали его товарищи, теперь было объяснимым.

— Однако же, ты не убит, ни ты, ни кто бы то ни было другой, — сказал в его защиту бог, чем удивил Лайела.

— Вампир продолжит эти попытки при первой же возможности. Я прошу, чтобы его уничтожили здесь, и сейчас, — продолжил Брэнд.

— А я отклоняю твою просьбу.

— Но…

До того, как он смог вымолвить ещё хоть слово, Брэнд со стоном рухнул на колени, будто вес собственного тела стал непосильным для него. Оборотень стонал, обхватив живот, и продолжал оседать на песок. Струйка крови потекла у него изо рта.

— Ты получил мой ответ, но, всё же, осмелился настаивать. Пусть это послужит уроком всем, кто надумает ставить под сомнение мудрость богов.

Никто не бросился на защиту дракона, и Лайел медленно улыбнулся. Более приятного зрелища ему не доводилось видеть. «За исключением Делайлы… прошлой ночью… под тобой, задыхающейся, жаждущей… прикосновения твоих губ».

Пробормотав проклятье, он встряхнулся.

— Мы даём вам ещё несколько часов. Используйте их, чтобы разработать командную стратегию. Сегодня, — продолжал бог, как будто Брэнд и не прерывал его, — будет первое соревнование. Вам понадобятся все ваши силы до последней капли, чтобы выжить. Так как это испытание обещает быть сложным, победившая команда будет щедро вознаграждена. И не думайте оказывать сопротивление, чтобы лишить свою команду победы. Проигравшая команда предстанет передо мной, и, как было объявлено ранее, слабейшего предадут смерти.

— А теперь идите. Сделайте всё необходимое, чтобы укрепить свои силы и приготовиться к грядущему испытанию. Не разочаруйте меня.

Это последнее было адресовано, кажется, непосредственно Лайелу.

Он открыл рот, чтобы что-то сказать — только что? — но спустя мгновенье кружащийся песок застыл и осыпался, а существо исчезло.

В следующую секунду тёмное облако налетело на Лайела, и на ухо ему прошептали единственное слово: «Ловушки».

Песок попал в глаза вампиру, и они нестерпимо горели. Лайел прикрыл лицо рукой. Ловушки? Слегка опешив, он затаил дыхание, пока облако не рассеялось. Пыльный вихрь окутал по пути ещё несколько других существ, и они закашлялись, но не выглядели так, будто тоже слышали голос.

Брэнд, наконец, перестал корчиться и поднялся на ноги, хмуро глядя на Лайела. Все остальные осматривались по сторонам в растерянности, не уверенные, что же делать дальше.

— Это смешно, — послышалось где-то.

— Я не собираюсь сотрудничать с демоном.

— Или с вампиром.

Лайел отмахнулся от их болтовни и погрузился в размышления. «Две команды, соревнующиеся друг с другом. Кто-то из проигравшей команды умрёт. Сегодня. Делайла?» Ногти впились в ладони. «Не думай о ней». Он снова сфокусировался на своей команде.

И как, собственно, предполагается, что он должен хорошо себя вести с драконом? Или с демоном? Да он скорее сам умрёт. «И у тебя есть шанс», — мерзко шепнуло внутри.

Мужчина вздохнул. Ловушки. Это предположительно их будущее испытание? Или тут крылась какая-то хитрость? Он надеялся, что скоро узнает.


Зейн устремился прочь с пляжа, под покров деревьев, подальше от резкого утреннего света и от существ, которых он презирал. Если бы он задержался ещё немного, то и без того тонкая нить самообладания, которое он едва сохранял, лопнула бы.

А когда этот вампир терял самообладание, случались плохие вещи.

Но мужчина ничем не мог себя отвлечь, чтобы успокоиться. Чувства, которые амазонка Нола пробудила в нём, приводили в смятение. Уж очень они были похожи на те, что он однажды испытывал к другой женщине. Чувства, которые изменили его — и точно не в лучшую сторону. Кроме всего прочего, он был голоден. Лайел приказал ему прошлой ночью не убивать, и он не убивал. Что означало также, что он и не кормился.

Зейн пил только из тех, кого лишал жизни. Только в этом случае искажённые от ужаса лица и мольбы о пощаде не преследовали его после. Но сейчас уже и эти живые существа на пляже начинали казаться ему соблазнительно вкусными.

Однако, если вампир попытается взять кровь у кого-то живого, ему придется вынести прикосновение рук и взглядов к своему телу. Зейн содрогнулся при одной мысли об этом.

Прошлой ночью он намеревался попировать на амазонке, потому что девушка пахла слаще, чем он когда-либо встречал. Даже лучше, чем пахла Кассандра, женщина, ради спасения которой он положил годы своей жизни — и которая после всего не захотела иметь с ним ничего общего. Фактически, он решил уничтожить Нолу даже прежде демонов.

Но она провела его.

Он нацелился на её горло своими когтями, но амазонка предугадала его действия и ударила первой. Только она не причинила ему вреда. Просто связала, как животное. И для этого ей пришлось всего лишь прикоснуться к вампиру. Но когда она посмотрела на него, Зейну не захотелось сбежать, спрятаться или даже умереть, как обычно бывало, когда кто-нибудь прикасался или глазел на него.

Честно говоря, он хотел, чтобы она сделала и то и другое ещё раз.

Что за странной властью обладали эти Амазонки? Синеволосая вила из Лайела верёвки. Зейн никогда не видел царя в таком замешательстве. Даже каким-то смягчившимся. Лайел жил и дышал смертью и отмщением. И это были две единственные цели, которые Зейн считал достойными. И всё же, ни один из них двоих не смог причинить вред этим женщинам. Хуже того, оба теперь, казалось, страстно желали их.

Недопустимо.

Зейн с момента своего освобождения из дворца демонов избегал женщин. Секс не был для него жизненно необходим, он даже не хотел его больше, поэтому не утруждался и не искал. Никогда. Даже случайное быстрое спаривание давало женщине власть над мужчиной.

Никто не поглотит его мысли, никто не будет пользоваться его телом. Слишком часто на протяжении долгих лет он был вынужден… желчь подкатила к горлу. Вампир проглотил её и стёр это воспоминание.

Но он знал, что оно вернётся. Оно всегда возвращалось.

Лайел, должно быть, думал, что его похитили, заперли и принуждали. Лайел ошибался. Зейн отправился к демонам по собственной воле. Все отвратительные вещи, которые королева демонов делала с ним, он позволял сам. Даже умолял о них. Его проклятьем была его красота, которую большинство демонов находили неотразимой, и королева демонов захотела Зейна, несмотря на то, что его сердце принадлежало другой. Рабыне.

— Оставайся со мной, пока я не пресыщусь тобой, — сказала королева, — и тогда я освобожу вас обоих.

Но она не пресытилась, и вскоре Кассандра, сирена, пленённая демонами, начала смотреть на него с ненавистью.

«Ты не лучше, чем последняя шлюха демонов», — раздавалось у него в голове до сих пор. — «Шлюха, шлюха».

Зажмурившись, он зажал уши руками, но обвинения не утихали, а, казалось, звучали ещё громче. Рёв вырвался из него, и вампир со всей силы ударил кулаком по стволу ближайшего дерева. Кора прорезала кожу, и кровь заструилась по руке. Отвратительные низкие вещи, которые он делал… и всё зря.

— Ты ранен? О, я надеюсь, это ужасно больно!

Живой и мягкий женский голос ворвался в сознание и развеял крики в голове. Зейн резко обернулся. Там, прямо перед ним стояла его мучительница, и она была хуже любого демона, которого он встречал. Нола. Такая прелестная, что у него остановилось дыхание. Эта амазонка была высокой, но не массивной. Тонкой, но сильной. И при этом выглядела такой хрупкой, будто её легко можно было сломать, если хорошенько сжать. Девушка стояла с таким ангельским лицом, будто все её мысли были только о наслаждении и радости.

Но он знал, что этот ангельский вид был обманчив.

И хотя мужчину не отталкивали прикосновения или взгляды девушки — но почему? Почему? — он твердил себе, что она ему не нравилась. Она вела себя как демон, требовательно, легко забирала, ничего не давая взамен. Она лишала его концентрации и инстинктов самосохранения.

— Глупо было идти за мной, — огрызнулся вампир.

Если бы только у него были его ножи, можно было бы бросить их оба прямо ей в грудь. Но когда бог выдернул Зейна на пляж, палки, которые он так усердно заточил и привязал к телу, исчезли. В этом совершенно не было смысла. Им велели сделать всевозможное оружие, но при этом всё ещё не позволяли этим оружием пользоваться.

— Мы оба знаем, что ты не можешь причинить мне вреда. — Нола задрала подбородок с самодовольным выражением лица. Нет, она просто пыталась придать ему самодовольный вид, но не совсем справлялась с задачей. Вампир впервые заметил, как много в её глазах уязвимости. Слишком много сердечной боли. — Ты не достаточно умён и не достаточно быстр.

Оскорбления на Зейна больше не действовали. Слишком много их было вылито на него за долгие годы. Кроме того, её насмешки были лишены настоящего яда.

— Прошлой ночью ты меня удивила. Такого преимущества у тебя больше не будет.

Его взгляд сам по себе опустился на шею девушки, где дико колотился пульс.

Она отбросила тёмные локоны через плечо, ещё больше открывая свою восхитительную кожу. Рука амазонки дрожала.

— Голодный, вампир?

Это был вызов — желание? — как если бы можно было только смотреть, но ему никогда бы не позволили попробовать. Это задело его. Зейн сощурил глаза.

— Меня воротит от одной мысли о вкусе твоей крови у меня во рту.

Зейн не мог прикончить Нолу, она была в команде Лайела, а он никогда бы намеренно не причинил вред человеку, который убил королеву демонов и освободил Кассандру. Но если её не убить, девушка снова сможет к нему прикоснуться. Что если прошлой ночью просто что-то пошло не так? Что если в следующий раз, когда она прикоснется к нему, ему опять захочется умереть, так же, как и со всеми остальными? Или хуже того — что, если он захочет от неё большего?

— Воротит тебя, ха! — В отличие от него, амазонка не могла проигнорировать оскорбление. — Я могла бы заставить тебя умолять об этом, как многих других мужчин. Или — сделать тебя своим рабом, как Делайла поступит с твоим царем.

Каждый раз, как только она открывала рот, то начинала всё меньше и меньше ему нравиться. Но как при всём при этом можно продолжать её хотеть? Даже на мгновенье? Не понятно!

— Ты мой враг, и сейчас это верно как никогда. И рабом меня не сделать никому. — Он больше никогда не станет рабом, вольным или невольным. — Единственное, чего я хочу от тебя, это чтобы ты убралась отсюда. И поверь мне, даже несмотря на то, как страстно я желаю избавиться от твоего общества, я всё равно не намерен умолять.

Дрожь пробежала по гибкому телу девушки.

— О? Может, ты думаешь, что твои товарищи по команде предложат тебе свою кровь?

— Очень может быть. — Вряд ли он попробует хоть каплю. — Они с большой вероятностью захотят, чтобы я был сильным. Не в их интересах, чтобы слабый участник тащил команду на дно.

Нола вздёрнула подбородок и заявила:

— Они знают, что ты планировал вырезать их. Я об этом позаботилась.

— Да, но теперь ты их враг. И вряд ли то, что ты говоришь, они примут во внимание.

Так это было или нет, он не знал. Зейну лишь хотелось стереть это надменное выражение с её милого лица.

Амазонка пробежала языком по зубам, и его член дернулся при виде этого влажного розового движения. Вампир удивленно нахмурился. Подлинное вожделение? Опять? Этого не случалось годами, но теперь это произошло уже дважды за два дня.

Почему он хотел её? Её одну из всех остальных? Дерзкого раздражающего демона в обличье ангела?

— Я собираюсь утолить голод, — сказал он свирепо тихим голосом. — А потом я намерен сделать всё, что в моих силах, чтобы ты проиграла сегодня вечером. И, я буду молиться, чтобы именно тебе выпал жребий быть казненной первой.

Она надвинулась на него со сжатыми кулаками.

— Ах ты, подонок. Ничем не лучше моей матери. Не лучше моего отца, моих братьев, всех тех мужчин, ради которых моя мать оставила своих сестёр, которые помогли ей уничтожить меня. — Ненависть кипела в ней, ненависть и ярость. — Угадай, что я сделала с ними со всеми.

— Убила их? — выдавил Зейн, всеми силами стараясь удержать себя на месте, хотя всё внутри него стремилось отступить, пока она не подошла к нему слишком близко. Не потому что он боялся, что девушка это сделает, а потому что опасался своей реакции на неё. Она страдала? Возможно, так же, как и он?

— После того, как я немного с ними позабавилась, — сказала она шёлковым голоском, — они умоляли о смерти. Но я выждала ещё несколько дней до того, как даровала её им. — Нола остановилась, отвернулась, но, прежде чем уйти, добавила: — О, и ещё кое-что. Если моя команда сегодня проиграет, скорее всего, это твой царь окажется первым в очереди на казнь. На самом деле, я приложу к этому все усилия. Подумай об этом.

* * *

Делайла оставалась на берегу, хотя все остальные ушли, включая Нолу, её сестру — и её нового врага?

Она прикусила щёку изнутри, пока не ощутила привкус крови во рту. На протяжении всей своей жизни единственной целью Делайлы была защита сестёр. Тех, кого она любила, и тех, кого не любила. А теперь амазонку заставляли сражаться против одной из них.

И против Лайела…

Что ей с ним делать? Девушка раздумывала над этим всю ночь напролёт, но так и не пришла к какому бы то ни было решению. Теперь они стали врагами в ещё большей степени, чем раньше. По крайней мере, предполагалось, что они должны были ими стать.

Прошлой ночью он говорил ей жестокие вещи. Сначала амазонку это ранило. И ей хотелось наброситься на него с кулаками и одновременно слабовольно разрыдаться на мужской груди. Однако, потом она кое-что вспомнила. На войне все средства хороши. Ей это было очень хорошо известно. А прошлой ночью они схлестнулись в настоящем сражении неистовых страстей. Слова тут ничего не значили. Лишь поступки имели значение.

Вампир хотел её. Доказательством тому служило то, с каким выражением Лайел совсем недавно пожирал её взглядом, горевшим неприкрытым вожделением. И хотя это желание было столь явным, очевидным был и тот факт, что он противился ему. Ведь он всегда бежал от амазонки, как от огня.

Какая-то часть Делайлы была готова бороться с Лайелом, пока он не передумает, пока не признается, что так же жаждет её поцелуя, как и она его. Однако, другая часть настаивала, чтобы девушка ничего для этого не делала, чтобы он сам добивался её и относился к ней как к сокровищу, желанной награде, какой она и хотела быть. Эти противоречивые чувства приводили амазонку в смятение. «Борись за него — нет, заставь его бороться за тебя. Подчини его — нет, позволь ему подчинить себя».

Но она знала, что не станет первой делать шаги навстречу, хоть и позволяла себе мгновения слабости и почти готова была сдаться при мысли о возможном наслаждении. Прежде чем опять отдаться мужчине, амазонка должна была быть уверена, что для него она важнее всего в этой жизни. Он должен был желать её сильнее всего на свете. Он должен был нуждаться в ней.

Может ли Лайел вообще хоть в ком-то нуждаться?

Кто-то приблизился к ней, и Делайла напряглась. Она услышала шелест песка под ногами и тихий звук ровного дыхания. Это не Лайел, он обычно излучал жар и пах как воплощенный секс.

— Нимф, — она поднялась на ноги и сжала руки в кулаки. На всякий случай.

— Амазонка. — В следующее мгновенье он оказался рядом, соединил руки за спиной и смотрел на воду, стараясь не останавливать свой упаднический взгляд на ней. — Мы в одной команде, ты и я.

Он был высок, и Делайле пришлось хорошенько задрать голову, чтобы посмотреть на него. У мужчины были светлые волосы и голубые глаза, а тело словно вылеплено из одних мышц, отчетливо видимых даже под одеждой. Обычно амазонка держалась от нимф как можно дальше. В конце концов, они были способны покорить женщину одним взглядом.

Однако, к этому нимфу она осталась равнодушной. Никаких порывов раздеться для него, поцеловать его, прикоснуться к нему. Его глаза не были достаточно чистого синего цвета, и волосы не были белыми, а казались абсолютно бесцветными. Его кожа не была бледным бархатом слегка прохладным на ощупь. А выражение лица не отражало внутреннюю муку.

— Да, — ответила Делайла, наконец, — в одной.

— Чтобы мы победили, я должен оставаться сильным.

— Да. — «К чему он клонит?»

Нимф, наконец, посмотрел ей в глаза. Улыбка тронула его губы.

— Я рад, что мы понимаем друг друга, — просто ответил он довольным тоном. — Ты предпочитаешь в одежде, или без?

— Что? — амазонка затрясла головой, может, она ослышалась.

— Одетыми, или нет? — нимф взялся за край рубашки, готовый стянуть её по первому же знаку.

Милостивые боги. Он надеялся с ней переспать!

— Я даже не знаю твоего имени, и ты ожидаешь, что я предложу тебе свое тело?

— Я Бродерик. И, да.

Так, и что же ей следует ответить на это, чтобы не обидеть товарища по команде, помощь которого, возможно, понадобится ей уже сегодня вечером?

— Боги, нет.

— Нет? — его брови на мгновенье сошлись, а потом облегченно расправились. — А, ты имеешь в виду нет, в смысле не одетыми.

Спустя мгновенье его рубашка лежала у ног девушки, и он широко улыбался.

— Нет, означает, просто нет.

Почему, однако, она не хотела его? Почему он не смог возбудить её? Нимф выглядел привлекательным, таким же сильным, каким был дракон Ворик, кроме того, он был способен уговорить её сестёр на что угодно, и для этого ему не придется сражаться с ними, не придется причинять им вред. Но с нимфами не возможно быть номером один. С нимфами ты всегда та, кем меньше всего хотелось бы быть — та, которой просто пользуются.

Бродерик перестал улыбаться и удивленно моргнул.

— Но, чтобы поддерживать мои силы, мне нужен секс.

— Ну, так займись им, — она положила руки на бёдра, подбоченившись.

Мужчина вздохнул с облегчением и удовлетворенно кивнул.

— Где бы ты хотела, чтобы я тебя взял? Здесь?

Интересно, все нимфы такие тупые?

— Мне кажется, ты не понимаешь того, что я говорю. Так что мне придется объяснить это получше. — В мгновение ока Делайла схватила его за запястье, завела руку за спину и вывернула так, чтобы он упал на живот лицом прямо в песок. — Я не пересплю с тобой нигде и никогда.

Он перекатился, отплевываясь, и хмуро уставился на амазонку.

— Мы в одной команде. Если я ослабею, мы можем проиграть.

— Ты это уже говорил.

— Если мы проиграем, один из нас умрёт.

Кровь застыла в жилах у Делайлы. Нимф был прав. Одно слабое звено могло утянуть на дно целую армию. Она видела, как такое случалось. Даже сама иногда вместе со своими сёстрами добивалась такого результата, когда одна из сестёр соблазняла вражеского воина, и он предавал свой народ.

Амазонка никогда не могла, и никогда не сможет примириться с поражением.

Но спать с этим мужчиной? С этим нимфом? Только, чтобы выиграть? Однажды она позволила формору ласкать себя, пока её сёстры тайком проникли в его дом и искали молодых амазонок, которых тот похитил и посадил под замок, надеясь сделать своими личными охранницами. Делайлу от него воротило, но девушка с улыбкой позволяла ему делать всё, что он хотел. Даже гладила по голове, как домашнего любимца.

Как только девочек нашли, она перерезала ему глотку.

Тогда это было ради стоящей цели. Сейчас, казалось бы, тоже цель была стоящей, но мысль о том, чтобы позволить кому-то, кроме Лайела, доставить ей удовольствие, вызывала … отвращение.

Бродерик встал, и при этом выглядел недовольным. Песчинки соблазнительно прилипли к его упругой груди. Симпатичный шрам тянулся от одного из его сосков до пупка.

Женщины с радостью, легко отдавались ему. Это было очевидно. Делайла размышляла, не была ли она первой, кто ему отказал.

— Амазонка, я клянусь, мои прикосновения будут тебе приятны.

— Отойди от неё, Бродерик.

Делайла и нимф одновременно обернулись, чтобы посмотреть на своего незваного гостя. Её сердце заколотилось так быстро и сильно, что рёбра едва выдерживали такой натиск. Этот голос не выражал никаких эмоций, как и его лицо. И всё же, это было самое красивое зрелище, которое девушке когда-либо приходилось созерцать. Чувственный, суровый, непреклонный. «Мой».

Опасный… о, да, он был опасен. Во всех смыслах этого слова, может быть, даже более чем.

Амазонка чуть не застонала, и едва смогла подавить этот порыв.

— Лайел, — сказал нимф, и его тон выдавал привязанность.

Они были друзьями, и на фоне этой дружбы её собственные бурные отношения с вампиром стали казаться намного порочнее.

— Она моя, — сказал Лайел твёрдо.

Сочные губы Бродерика удивленно искривились.

— Но ты…

— Моя, — повторил он.

Услышав, как вампир заявил на неё свои права, Делайле показалось, что эти слова оставили на ней клеймо, обожгли её, словно огнём, проплавили до глубины души. Ей следовало дать ему отпор. Нужно было соблюдать приличия. Перед другими, особенно перед её новыми товарищами по команде, она должна была выглядеть холодной, бессердечной. Но она не могла вымолвить ни слова.

«Моя», — сказал он, озвучив её собственные мысли. Ей хотелось улыбаться.

Нимф вздохнул с явным разочарованием.

— Я никогда не посягаю на собственность другого мужчины, ты это знаешь. Но, если передумаешь…

— Не передумаю.

Постойте. Собственность? Бродерик только что назвал её собственностью Лайела?

Бродерик пожал плечами и направился прочь с пляжа. Его уступчивость подтвердила то, что Делайла подозревала. Она ничего бы не значила для нимфа. Она была бы ещё одним теплым телом в, без сомнения, бесконечном ряду тёплых тел, о котором забыли бы сразу же после занятия любовью. Подходящая лишь для того, чтобы пару раз с ней покувыркаться.

Что требуется, чтобы быть важной для мужчины? Чтобы что-то для него значить? Чтобы значить всё?

Несколько секунд ни Делайла, ни Лайел ничего не говорили. Она не знала, что ему сказать, и, по правде говоря, боялась испортить этот пьянящий момент.

— Не думай, что я беспокоюсь о твоём благополучии, — сказал, наконец, вампир, старательно глядя мимо неё на воду.

Момент испорчен. Он всё ещё намерен сопротивляться ей, да? Разочарование затопило её, но амазонка расправила плечи и подняла подбородок. «Слова тут ничего не значат», — напомнила она себе в очередной раз. — «Поступки имеют значение».

— Не думай, что я откажу мужчине, если захочу его.

На упрямо сжатой челюсти Лайела дёрнулся мускул.

— Ну, скажи мне. Если ты сам не хочешь меня заполучить, зачем ты отослал красавчика Бродерика? — продолжила девушка.

Несколько следующих секунд протянулись мучительно долго.

— Увидимся на поле боя, амазонка, — были единственные слова, которые он, в конце концов, произнёс. А потом также ушёл, оставив её в одиночестве.

Глава 7

— Лайел пропал!

Алиса, свирепый воин из армии вампиров, внимательно смотрела на короля нимф, оценивая его реакцию на эту новость. Валериан был единственным человеком, кому Лайел действительно доверял. Единственным, кого он считал своим другом. Лайел, безусловно, уважал и нимфийских воинов, был справедлив и щедр к этому народу. Вместе с тем, царь вампиров избегал слишком тесного сближения, предпочитая держаться на некотором расстоянии.

Теперь же, после того, как нимфийский правитель заключил союз с драконами ради утверждения мира между племенами и сохранения собственных владений, отношения между ним и Лайелом стали несколько натянутыми, поэтому Алиса не могла быть до конца уверенной, что Валериан был не при чём.

Мог ли Валериан причинить вред Лайелу, царю вампиров, на счету которого сотни смертей драконов, чтобы задобрить своих новых союзников?

Король нимф нахмурился, его сверкающие голубые глаза выражали обеспокоенность.

— Как давно он отсутствует?

Его беспокойство казалось подлинным, и Алиса испытала ощутимое облегчение. Лайел не мог понести ещё одну сокрушительную потерю. Он бы этого не пережил. Если вообще можно было считать его существование жизнью.

— Уже второй день, — ответила она. — Он исчез посреди… — Алиса пошатнулась, голова неожиданно закружилась, а колени ослабли сильнее, чем обычно. Каким-то образом вампир, хоть и с трудом, но, всё же, умудрилась устоять на ногах.

— Женщина! — позвал Валериан, и теперь он был обеспокоен уже из-за неё.

— Прости. Я в порядке, — ответила она. Но она не была в порядке. Ей нужна была кровь. Кровь, которую вампир не пила уже несколько месяцев. Ещё немного, и Алиса окончательно ослабеет, и никакая решимость и сила духа не смогут её спасти. — Он исчез посреди битвы в Драконьем Лесу.

Однако, Валериана не так легко было отвлечь.

— Тебе не здоровится? У нас теперь есть собственный целитель. Бренна может…

«Не смей смотреть на мужчину рядом с Валерианом. Смотри вперёд», — приказала себе Алиса.

— Со мной всё хорошо, — повторила она твёрдо. — Мы говорили о Лайеле…

Нимф нахмурился ещё сильнее. Валериан был красивым мужчиной, возможно, самым чувственно прекрасным созданием богов. У него были золотистые волосы, крепкое, мускулистое тело, и он всегда излучал эротизм вне зависимости от того, где был и что делал.

Женщины всех возрастов постоянно вешались на него, однако, для него существовала лишь одна, которую он по-настоящему желал. И эта женщина даже сейчас сидела прямо у него на коленях, хмурясь так же, как и он.

— Лайел и раньше исчезал, — сказала королева Шей, успокаивающе поглаживая руку мужа.

У Алисы всё сжалось в груди при виде их очевидной взаимной любви. Она хотела такого же чувства для себя. На протяжении одной ночи она думала, что нашла её. Как же она ошибалась…

Снова пришлось напомнить себе, что ей следует сфокусироваться на чём угодно, только не на солдате, стоящем рядом с Валерианом.

Шивон.

Она сохла по нему с первой встречи, когда тайно за ним следила, а со временем её тяга к нимфу только возрастала. Сначала ей хотелось от него дружбы, взаимной преданности. Когда Алиса выросла и превратилась во взрослую женщину, её желания приобрели сексуальный оттенок. К её абсолютному отчаянию, Шивон никогда не желал иметь с ней ничего общего. За исключением единственного раза…

Однажды, после того, как он годами игнорировал Алису, нимф, наконец, позволил заманить себя в её постель. Вампир пировала на его теле несколько часов. Она наслаждалась каждым звуком, который он издавал, каждым движением, которое он делал и каждым сладким ударом его сердца. Это была самая совершенная ночь в её жизни.

Но как только всё закончилось, он сразу же ушел — и никаких нежностей, ни даже прощального поцелуя.

На следующий день вопреки всем ожиданиям он не разыскивал её, чтобы заключить в свои объятья при первой же возможности. По правде говоря, он даже не разговаривал с ней с тех самых пор, несмотря на то, что они то и дело натыкались друг на друга. Каждым своим взглядом нимф прекрасно давал понять девушке, что она ему досаждает, раздражает его. Как будто вампир была ниже его, не достойна. Алиса хотела возненавидеть его. Но вместо этого, жила одними воспоминаниями. Она изнывала от страсти к Шивону. Всё ещё. Возможно, теперь эти чувства будут преследовать Алису до конца её дней.

Взгляд сам по себе предательски скользнул к нему, и сердце на мгновенье перестало биться. Он был высок. Его песочного цвета волосы волнами лежали на широких плечах. Нимф смотрел мимо неё, прямо поверх плеча Алисы. Его лицо выдавало скуку, как будто он не мог дождаться, когда она, наконец, уйдет.

Когда же он, наконец, поймет? Единственное, чего Алиса не могла заставить себя сделать, это уйти. Не от него. Она была жалкой, да. Но, не смотря на то, каким жестоким он оказался на поверку, теперь он был ей необходим, чтобы элементарно выжить. Ещё немного, и она действительно умрет. Просто он пока этого не знал.

— Моя жена права, — сказал Валериан, снова привлекая внимание Алисы. — Лайел частенько урывает пару дней, чтобы побыть наедине с самим собой.

— Однако, он никогда не покидал своих людей, не предупредив, когда вернется. Он никогда не уезжал, не назначив кого-то за старшего. И ты так же хорошо, как и я, знаешь, что он никогда бы никуда не отправился посреди битвы с драконами.

— Твоя правда, согласен.

Загорелая кожа Валериана чуть побледнела, и сильные руки, обнимающие жену, напряглись. Его возлюбленная была подобна свежевыпавшему снегу, с серебристо-белыми волосами и такой светлой кожей, что она почти светилась. На этом фоне невероятно ярким цветом выделялись её большие, тёмные глаза. Шей была человеком, дитя верхнего мира, с кровью, которая пахла так чисто и сладко.

Когда-то боги даровали вампирам людей, чтобы те не стремились попасть во внешний мир. Ох, она помнила, какими вкусными они были. Никто не был на вкус лучше, чем люди.

Кроме Шивона.

Алиса попробовала его той ночью, когда он позволил себя соблазнить. Такой накал чувственного удовольствия захлестнул её после всего одного глотка, такое опьяняющее головокружение… В глазах поплыло, и она снова чуть не потеряла равновесие. С тех самых пор вампир больше не могла пить ни из кого другого.

О, она пыталась. Но все на вкус были словно гниль после Шивона, и её просто рвало после этого. В конце концов, Алиса прекратила попытки кормиться. Она потеряла в весе, ослабела, и теперь проводила больше времени в постели, чем вне её. Она уже утратила надежду ещё когда-нибудь вкусить Шивона.

— Я направлю отряд, чтобы прочесали всё во Внутреннем и Внешнем городе, — сказал Валериан. — Мы его найдем.

— С ним исчез ещё один вампир, — добавила Алиса. — Зейн, воин. Он дикий, даже, я бы сказала, непредсказуемый, но он верен Лайелу, и не причинил бы ему вреда.

Валериан задумчиво сжал подбородок.

— Ты говоришь, исчезли два вампира?

— Да.

— И никто другой?

Она покачала головой.

— Это меня беспокоит, потому что я также не досчитался двоих своих нимф. Двоих из элиты. Я думал, они застряли в постели с какими-то любовниками, и просто потеряли счёт времени. Но теперь…

Двое вампиров, двое нимф.

— Что это может означать? — спросила Алиса.

— Интересно, не пропал ли кто-либо из других рас? — продолжил Валериан, бросив быстрый взгляд на Шивона. — Отправляйся в города. Узнай, что сможешь, и доложи мне. Мне нужен ответ к утру.

Шивон церемонно поклонился и повернулся кругом.

— Мой господин, — рванулась вперед вампир, приблизившись к возвышению, на котором стоял трон. Будь она любой другой расы, охранники Валериана уже напали бы на неё. Только потому, что она была вампиром, слугой Лайела, это было ей позволено. — Я должна настаивать на том, чтобы сопровождать твоего солдата.

Шивон резко остановился. Он так и стоял спиной к королю и Алисе. Ветер бросал косички на его висках вперёд и назад, и звенел вплетёнными в них украшениями.

— А я должен настаивать, мой король, на том, чтобы отправиться одному! — отказался он.

Она сузила глаза, бросив взгляд на нимфа, но снова обратилась к Валериану.

— Твоему человеку ничего не удастся сделать, если ему придётся отбиваться от всех женщин, которых он встретит на своём пути. Более того, он обязательно вызовет гнев мужчин этих обезумевших женщин, и они откажутся оказать ему помощь.

Шей с досадой вздохнула.

— Она права. Твои нимфы и ваши чёртовы приворотные чары. Это всегда всё портит.

Приворотные чары? Алиса мало что поняла.

— Всё? — сипло спросил жену Валериан, как будто он знал, что та имеет в виду. В этот момент эти двое, казалось, остались одни в зале, позабыв обо всех остальных.

Женщина хихикнула и поцеловала мужа в щёку.

— Ну, может, не совсем всё.

Алиса вновь испытала внутреннюю боль, наблюдая с какой нежностью Валериан смотрит на свою возлюбленную. Ох, если бы можно было быть так же любимой.

— Шивон, — распорядился Валериан, — возьми вампира с собой.

Обернувшись, хмурясь и всем своим видом демонстрируя задетую гордость, Шивон попробовал возразить:

— Мой король, я …

— Сделаешь это, — резко и твёрдо оборвал его Валериан.

Прошло мгновенье. Затем ещё одно. Звенящая тишина была осязаемой и гнетущей. Оскорбительной. Шивон хотел спорить. Алиса видела это по тому, как были стиснуты его челюсти, по тому, как дёргался мускул под глазом, и как были сжаты кулаки, которые он пытался спрятать.

Вампир с трудом оторвала от него взгляд. В конце концов, он не откажет своему королю. Но его сомнения так глубоко её ранили, что нестерпимо хотелось упасть на колени и разрыдаться. Он принял бы любую другую женщину, она была уверена в этом. Но почему он так ненавидел её?

«Очисти свой разум. Не показывай ему глубину своей боли», — думала Алиса.

С дрожащими губами она изучала тронную залу дворца. Полы белого с серебряными прожилками мрамора, стены, облицованные чёрным ониксом, и усеянные драгоценными камнями всех цветов, сапфирами и рубинам, изумрудами и бриллиантами. Они словно подмигивали ей, дразня своей красотой и чистотой.

«Ну почему он так ненавидит меня?» — Алиса никак не могла перестать снова и снова мучительно задаваться этим вопросом… — «Ты знаешь причину. Просто не хочешь признаться себе в этом».

И это было так. Признать правду, означало бы окончательно потерять надежду завоевать этого мужчину. Но надежды и так не было. Для Шивона она всегда была и будет запятнанной, потому что он презирал и демонов, и вампиров, а она была в равной мере и тем и другим. Нимф не знал об этом, никто не знал, но он, должно быть, каким-то образом чувствовал что-то неладное в отношении неё.

Демонов он винил в убийстве своего отца, произошедшем много лет назад. Это было преступление, в которое девушка ненамеренно была вовлечена, хотя, он об этом тоже не подозревал. Никогда и не узнает, если Алиса будет придерживаться своей позиции.

Вампиров Шивон презирал за их жажду крови, потому что один из них однажды чуть его не убил. Той ночью, в постели, когда она погрузила клыки в его грудь, нимф едва не ударил её. Он еле удержал свою руку.

После того, как они расстались, Алиса извинялась и присылала ему приглашения снова и снова. Но так же, как он игнорировал её при встрече, нимф оставлял без внимания и её послания. Однако… временами, она могла поклясться, что он был где-то поблизости, скрытый в тени, что она чувствовала его взгляд на себе. Возможно, это просто воображение выдавало желаемое за действительное, потому что девушка никогда не могла его обнаружить. Вампир была очень хорошо тренирована. Она должна была вычислить хоть какие-то следы его присутствия. Отпечатки ног, волосы, что — нибудь. Но никогда ничего не находила.

Даже если бы у неё не было нужды в его крови, могла бы Алиса уйти от него, забыть о нём навсегда? На это был единственный ответ. «Нет». Оставить его, означало, потерять всякую надежду на его завоевание. «Я не только демон, вампир и родственница тех, кто уничтожил его отца. Я — просто дура». Вот и ещё один изъян. Вампир понимала — надежды не было. Временами, однако, она всё ещё пыталась себя обманывать.

— Прекрасно, — наконец сказал Шивон ледяным тоном и широким шагом покинул зал.

Расстроенная из-за него Алиса повернулась к отряду воинов-вампиров, выстроившихся вдоль стен.

— Половина из вас присоединится к солдатам Валериана и отправится на поиски нашего царя. Вторая половина вернётся в крепость. О том, что удастся разузнать, я доложу утром.

Привыкшие в отсутствие Лайела получать от неё приказы они поклонились и стройной шеренгой покинули тронный зал. Борясь с очередной волной головокружения, Алиса последовала за Шивоном.

* * *

Скоро снова опустится темнота, и это будет знаком, что пришло время для первого испытания. Несмотря на то, что вчера он сделал себе оружие, Лайел несколько часов собирал ветви, чтобы смастерить лук и стрелы. Бог, наконец-то, дал разрешение использовать их, и теперь уже больше не отберёт. Ещё несколько часов он провёл, затачивая и заостряя вновь сделанное оружие. Руки вампира теперь были ободраны, а ногти, которые довольно быстро залечились после схватки с невидимым щитом, вновь покрылись засохшей кровью. Лайел ослабел от потери крови, и ему нужно было восполнить силы.

Но он этого не делал. Он этого не сделал!

Из-за глупого, ненавистного вожделения к Делайле, он забросил свою основную цель: нести смерть всем драконам. Не больше, ни меньше. Амазонка занимала слишком много его помыслов, мучила его своей женственностью, добавляла ему забот из-за постоянной тревоги о её благополучии, практически сводила с ума из-за ревности.

Ревности!

Больше он этого не допустит.

Делайла ничего для него не значила. Сьюзан значила всё. Всегда, только Сьюзан.

«Я докажу это», — думал вампир. Прямо сейчас он взгромоздился на дерево и, сокрытый ветвями и густой зелёной листвой, смотрел вниз на команду Делайлы. Его лук был натянут, а стрела готова отправиться прямо в сердце чудовища.

— … делать вместе, — говорил Тагарт. — Это единственный способ победить.

Они расселись вокруг костра, над которым запекалась какая-то рыба, наполняя воздух аппетитным ароматом. Все собравшиеся внимательно слушали, не сводя сосредоточенных взглядов с Тагарта. За исключением Зейна, который сидел позади всех и затачивал когтями сук, точно как Лайел недавно.

Амазонка расположилась спиной к Лайелу. Волосы Делайлы беспорядочно разметались, и ему невольно захотелось потянуться и прикоснуться к ним. Если бы она вдруг встала, Лайел мог бы убить её вместо дракона. Он сказал себе, что ему это безразлично. Что он щадил амазонку уже слишком много раз. Однако, верил ли он сам себе?

— Откуда ты знаешь, что у нас будет возможность действовать сообща, — спросила Делайла, — может, нас будут вызывать по одному от команды? Бог ничего не уточнял.

Её голос пронзил вампира, окутал соблазном. Пальцы до бела сжали лук. «Расслабься, будь ты проклят. Дерево треснет от такого напряжения», — злился он сам на себя. Постепенно пальцы ослабили хватку. Тагарт по-прежнему был прямо у него на прицеле, но Лайел мог упустить его в любой момент. «Сделай это. Рань его», — звенело в мозгу.

— Я этого не знаю. Не наверняка, — ответил Тагарт. — Но мы должны быть готовы ко всему. Если мы не будем…

— Один из нас умрет, — закончила сурово Делайла за дракона.

Воин угрюмо кивнул.

«Ты лицом к лицу с драконом. Ты никогда раньше не колебался. Почему же сейчас?» Руки Лайела оставались уверенными, несмотря на внутреннюю борьбу, однако он так и не выпустил чёртову стрелу. Вампир крепко сжал зубы, пристыженный и испытывающий к себе отвращение. Он пришёл сюда с определенной целью. Снова отступить было просто позором.

— Но, если мы выиграем, наши соплеменники в противоположной команде могут умереть, — добавила Делайла отчаянно.

— Ты слышала, что сказал бог. Они нас испытывают, наше мужество, нашу решимость. Мы должны решить, кто более важен. Они? Или мы?

Всё внутри Лайела сжалось при этих словах. «Они или мы?» — отдавалось эхом у него в голове. Они или мы? Если он убьет Тагарта, приговорит ли он, в конце концов, этим поступком Зейна? Воина, которого он поклялся защищать? Уже не говоря о Делайле. «Не думай о ней. Даже не смей о ней думать».

Как бы Лайел не поступил, кто-то, так или иначе, сегодня умрёт.

Зейн… Тагарт… Делайла… Он хотел, чтобы последние двое исчезли, но Лайел никогда бы не смог жить в мире с самим собой, если бы непреднамеренно причинил вред первому. Однако, если проиграет его команда, именно Лайел с наибольшей вероятностью будет уничтожен. Об этом красноречиво говорили их взгляды, когда они смотрели на него сегодня утром, зная, что он планировал перерезать их всех…

Возможно, быть первым претендентом на вылет, даже к лучшему. Может быть, тогда он, наконец, получит возможность воссоединиться со Сьюзан.

«Нет», — чуть не взревел вампир. — «Нет, нет. Ещё нет». Сильнее, чем он желал прикончить огнедышащих оборотней на этом острове, он хотел убить короля драконов. Дариуса. От одного упоминания этого имени ему хотелось рычать. Дариус должен был остановить своих воинов, должен был лучше их контролировать.

«Так же, как и я должен был контролировать своих собственных людей». Вампир отбросил эту мысль. Это не его преступление уничтожило Сьюзан.

Однажды, примерно шесть месяцев назад, Лайелу почти удалось убить правителя драконов. Но потом он увидел Дариуса с его человеческой возлюбленной, и вспомнил Сьюзан и счастливые дни, проведённые с нею. Поддавшись минутной слабости, Лайел ушёл восвояси.

Теперь женщина Дариуса была беременна. Ещё один дракон родится на свет. Это было непростительно. Он виновен в этом!

«Я поклялся больше никогда не отказываться от убийства», — напомнил себе вампир, вновь сфокусировавшись на своей цели.

Лайел так невыносимо хотел присоединиться к Сьюзан. Всё, что нужно было для этого сделать, это стереть с лица земли род драконов. Одного за другим… Его палец дёрнулся и замер. Вампир заскрежетал зубами.

Ветер обдал его песком и зашумел листьями вокруг. «Если ты это сделаешь, Делайла сочтёт тебя трусом. Недостойным, бесчестным». Хорошо. Таким он и был. Его пальцы снова сжались… сильнее. Тетива туго натянулась. Почти готов… скоро. Он хотел, чтобы Делайла плохо о нём думала. Нет, поправился он. Ему нужно было, чтобы она о нём думала плохо. Вампир ещё раз перехватил тетиву пальцами. Тагарт переместился, и Лайел двинул лук вслед за ним, целясь как можно точнее. Прямо в чёрное сердце оборотня, чтобы рассечь его на две части, как он обычно это делал.

— Мне нужно кое-что сделать. Я скоро вернусь, — вдруг сказала Делайла, резко поднявшись на ноги и загородив собой Тагарта.

Лайел замер. «Двигайся, женщина!» Он, наконец, решился действовать.

Она оставалась на месте. Амазонка не была столь же высока, как дракон, так что стрела Лайела могла угодить ей прямо между глаз. Пот выступил каплями на его коже. Он мог попытаться выстрелить Тагарту в лицо, целясь, например, в глаз, мимо девушки, но это совсем не обязательно окажется смертельным для подонка, и, может, даже не замедлит его.

— Мы тут ещё не закончили, — огрызнулся Тагарт на Делайлу. — Осталось много чего обсудить.

Она перекинула волосы через плечо и засмеялась.

— Попробуй удержать меня, и увидишь, что из этого получится. Кроме того, ты мне ещё будешь за это благодарен.

— Благодарен? За что? Что ты собираешься делать? Постелить постельку и соблазнить меня?

Все изумленно умолкли.

— Что-то серьёзно не так с мужчинами, которые меня окружают, — пробормотала амазонка.

Губы воина сжались. Было очевидно, что он хотел надавить на неё, но по какой-то причине решил не настаивать.

— Прекрасно. Иди. Но потом не умоляй нас о прощении, если из-за тебя наша команда проиграет.

— Ты, значит, предвидишь поражение?

— Нет, — гневно, с жаром возразил он.

Кентавр поднялся на все свои четыре ноги и приблизился к амазонке. Как всегда примирительно, в своей манере вечного посредника, этот получеловек полуконь попытался её вразумить.

— Тагарт говорит дело. Сейчас не время…

— Возможно, я не ясно выразилась, — прервала его Делайла. — Я тут не останусь. Я направляюсь в лес, чтобы всё обдумать, наедине. Не смейте следовать за мной. — Молниеносным движением она выхватила один из своих деревянных кинжалов и повертела им в руке. Подбросила, поймала. — Понятно?

Никто больше не спорил.

Делайла пошла прочь от них в лучах клонящегося к закату солнца. Её бёдра покачивались в ритме древнего как мир волнующего танца, который приковал к себе взгляды всех мужчин, не только Лайела. Все её товарищи по команде смотрели вслед девушке с вожделением на лицах. И всё то время, пока она направлялась к лесу, Лайел боролся с неистовым желанием слететь с дерева и перерезать всем им глотки. Наконец, синеволосая амазонка исчезла из поля зрения, и он расслабился.

«Сейчас. Действуй сейчас». Лучшего момента не представится. Ничто другое больше не имело значения. Отмщение будет для Сьюзан, всё остальное для него самого. «Соберись. Соберись. Проклятье». Кентавр перекрыл линию огня, неосознанно защищая Тагарта. «Что ж, придётся убрать и кентавра тоже», — решил он.

— Глазам своим не верю, — вдруг яростно прошептал гневный женский голос.

Вампир сразу узнал этот голос, и к его коже будто прикоснулись змееподобные волосы горгоны, жёсткие, безжалостно жалящие. Его член потяжелел, ненавистный предатель. Однако, он не мог отрицать, что в глубине души ждал её… надеялся. Проклятая женщина!

Лайел медленно опустил лук и слетел с дерева, приземлившись перед Делайлой. Её аромат, подобный запаху летнего дождя, сразу же окутал его, головокружительный, возбуждающий. Лавандовые глаза сверкали молниями, словно в них бушевала гроза.

— Как ты узнала, что я здесь?

Амазонка выгнула тёмную бровь, и он мог поклясться, что вопрос оскорбил её. Как будто он должен был ожидать от неё большего. Возможно, что и должен был.

— Я почуяла твой запах, — прошипела она.

Лайел скользнул языком вперёд и назад по острию одного из своих клыков. Делайла так хорошо его знала? Так же хорошо, как и он её? Помимо не дающих ему покоя вопросов, всё более усиливающееся возбуждение преследовало его каждый раз, когда она приближалась к нему.

«Это всё голод. Просто голод», — уверял он себя. Против собственной воли Лайел впился глазами в её шею. Пульс девушки опять бешено колотился. Его рот увлажнился, как и в прошлый раз.

Амазонка склонила голову на бок, изучая мужчину. Её гнев, похоже, улетучивался.

— Ты бледнее, чем обычно. Почему?

— Возвращайся к своим новым друзьям, — огрызнулся вампир так же ядовито, как и Тагарт. Он не хотел, чтобы она подмечала подобные вещи о нём. Особенно, такие тонкие вещи, которые обычно подмечают только любовники. Он не хотел, чтобы она вообще о нём беспокоилась.

Вторая бровь амазонки присоединилась к первой, и они упрямо сжались.

— Мне нравится место, где я сейчас нахожусь. Хочешь, можешь уйти сам.

Он не хотел. Его ноги приросли к земле. Эта женщина… притягивала его, занимала его мысли по причинам, которые никак не были связаны с его жаждой крови и голодом.

Вот. Он сознался в этом без каких-либо оговорок. Он всё ещё ненавидел эту мысль всеми фибрами души, по-прежнему собирался противиться этому, но больше не мог отрицать её влияния на себя. Он хотел быть рядом с Делайлой.

Почему она, после стольких лет?

Почему сейчас?

— Если тебе нужна кровь, — сказала амазонка, проигнорировав то, что он не ответил на её вопрос, — возьми мою.

Более заманчивого предложения ему ещё не делали.

— С чего вдруг ты предлагаешь подобное?

Она пожала плечами, стараясь держаться обыденно и выглядеть искренне. Однако, от волнения её фиалковые радужки потемнели до глубокого лилового цвета.

— Почему? — настаивал он.

Полные красные губы упрямо сжались в тонкую линию.

Он сглотнул. Такие сочные, такие красные, как спелые плоды.

— Мой ответ «НЕТ», и не важно, какие у тебя там причины, — отрезал вампир.

Но потребность пить из неё, и только из неё, была настолько сильной, что казалась почти не контролируемой.

Сузив глаза, Делайла шагнула к нему.

— Ты пришёл меня убить, а я предложила тебе кровь. Я больше не потерплю подобного отношения к себе, этой необъяснимой ненависти.

Прекрасная позиция.

— Я целился не в тебя, — признался Лайел.

— Лжец.

— Ты всегда подвергаешь сомнению мои заявления именно тогда, когда я говорю правду.

Он всё равно признался бы ей, так или иначе.

Делайле не удалось скрыть удивления, и щёки сами собой окрасились волнительным розовым цветом.

— В кого тогда?

— Не имеет значения. Я этого не сделал.

От отвращения к самому себе он был готов удавиться.

Лицо амазонки озарилось пониманием. Интересно, что именно она поняла, как ей показалось?

— Тебя тут не должно быть, — сказала Делайла. — Шпионить для твоей команды — это просто трусость.

— Перестань. Ты сама мечтаешь только об одном, как бы оказаться на другой стороне острова, и подслушать, о чём сговаривается моя команда. Кроме того, мне нет нужды шпионить, чтобы тебя победить. Я положил тебя на лопатки, помнишь?

Как только эти слова сорвались с его уст, воспоминание о том, как она положила его самого на лопатки, молнией вспыхнуло в памяти. Её ноги, оседлавшие его, её лоно, такое близкое, что нужно было лишь поднять голову, чтобы попробовать её на вкус.

Делайла, очевидно, тоже вспомнила.

Её зрачки расширились, и она вся, не только её очаровательные щёчки, залилась румянцем до самых ключиц. Шагнув ещё ближе к вампиру, она пробежала кончиком языка по губам.

— Остановись, — скомандовал он, хотя и сам чуть сдвинулся ей на встречу. Ох, этот язычок…

— Я не могу, — выдохнула амазонка со стоном.

«Что ты делаешь?» — взмолился разум.

Поступая как трус, каким она его обозвала, Лайел прекратил идти навстречу своей погибели и двинулся на попятный, пока не натолкнулся на дерево.

Но Делайла всё равно приближалась.

— Один из нас может сегодня умереть, — проговорила она хрипло.

— Нас не выберут, — заставил он себя ответить, хотя всего некоторое время назад и сам думал о том же.

— Ты не можешь знать этого наверняка.

Девушка, наконец, приблизилась и оказалась на расстоянии дыхания. Тепло её тела окутало вампира, проникло внутрь и манило придвинуться ещё ближе. Лайел всегда предпочитал холод — или он так думал раньше. Однако, этот жар поработил его, оплёл паутиной непреодолимого желания, которую только она, казалось, была способна сплести.

Амазонка была такой миниатюрной, едва доставала макушкой до его подбородка. Неожиданный порыв ветра взметнул её синие волосы, и они прилипли к его рубашке и коже, будто какая-то часть девушки сама по себе искала соприкосновения с телом мужчины. Он сглотнул, во рту вдруг стало сухо, и кровь понеслась по жилам с бешеной скоростью.

Прежде чем Лайел смог осознать, что делает, его руки оказались у неё на талии и сжали в своих объятьях. Его когти стали такими острыми, что должны были врезаться ей в кожу, но она не протестовала. Нет, она прислонилась ещё ближе, пока твёрдые вершинки её сосков не потерлись о его рубашку, а ноги не устроились между его ног, лаская его возбуждённую плоть.

Он не мог думать, не хотел думать.

— Я знаю, мы оба сильные и целеустремлённые, мы не позволим этому произойти, — сказал он, пытаясь — «как хорошо, боги, как хорошо» — думать о чём угодно другом, кроме того, как овладеть ею. Взять её. Слышать, как раздаются в ушах крики её наслаждения. Он говорил о смерти, или о том, чтобы заняться с ней любовью? Вампир уже не мог с уверенностью сказать.

— Я хотела тебя, — призналась Делайла. Её веки опустились. — До этого. В Атлантиде. Я сказала себе, что не могу позволить себе этого. Я сказала себе, что это будет не правильно. Я сказала себе, что мне следовало бы держаться от тебя подальше. Но сейчас, я могу думать лишь об одном, о том единственном, о чём буду сожалеть, если умру.

«Оттолкни же её!» — умолял себя Лайел.

— О чём? — он не узнал свой надорванный, хриплый голос.

— Если не познаю твоего поцелуя.

Она не спросила позволения, даже не дала ему возможности ответить. Она просто поднялась на носочки и накрыла его губы своими, врываясь языком ему в рот.

Лайел издал животный стон. Этот жар… этот вкус… это безрассудство…Они наполнили его, поглотили, сразили. Да, что-то внутри него умерло. Или сломалось. Что бы это ни было, что бы ни высвободилось внутри вампира, от этого оцепенение, в котором он насильно держал своё тело, пало, прорвалось невероятными чувственными ощущениями, захлестнувшими его с неистовством зимней бури, сметающей всё на своем пути. Они захватили его … распространились так неудержимо, что их невозможно было контролировать. И он не был уверен, что хотел контролировать их.

С рычанием, сжав Делайлу в объятьях, вампир двинулся вперёд. Годами подавляемый инстинкт вырвался на свободу и потребовал, чтобы он взял инициативу на себя. Слишком долго. Он обходился без женщины слишком долго. Лайел ни одну не хотел на протяжении двух сотен лет, и теперь все его скрытые желания внезапно проявили себя. Отчаянные, жадные.

Делайла охнула, когда ударилась спиной о дерево. Он прижал её своим телом и ещё глубже проник языком в рот, забирая всё, что она могла дать, требуя большего. Амазонка обхватила руками его лицо, но не оттолкнула, а прижалась ещё крепче, повернула его так, чтобы сделать контакт как можно теснее. Она так сильно вцепилась в него, что мужчине послабее могла бы сломать кости. И ему это понравилось. Ему понравилось, что она так же теряла голову от страсти, как и он.

— Ещё, — потребовала амазонка.

— Попроси, — ответил он, потому что это настолько противоречило её природе. Она может отказаться, отвергнуть его, и это сумасшествие, возможно, наконец, закончится. Может быть, она даже отпрянет от него, и тогда он попытается совладать со своими чувствами.

Её руки скользнули на затылок мужчины, а острые ноготки впились в кожу головы.

— Пожалуйста, — промурлыкала она.

Лайел был поражён, услышав эту мольбу, даже сильнее, чем когда осознал, что ещё больше возбудился от этого. Толкнув её лодыжку в сторону, он раздвинул ноги девушки и прижался к ней своей эрекцией, горячей твердостью к мягкому жару.

— Да, да. Так. Ещё, — простонала она, заставив его содрогнуться всем телом.

— Попроси, — на этот раз он уже умолял. Вампир отчаянно жаждал услышать ещё раз мольбу в её голосе.

— Пожалуйста, пожалуйста. Лайел, пожалуйста.

С каждой выдыхаемой просьбой возбуждение девушки, казалось, возрастало.

Она позволит ему взять полный контроль, понял он в невероятном потрясении. Эта сильная амазонка добровольно подчинится его требованиям. Внутри всё запылало от этого открытия, и Лайел, не удержавшись, сжал одну из её грудей. Сквозь одежду отчетливо ощущалась упругость соска, но этого ему было мало. Вампир провел когтем по материалу, разрывая его напополам и освобождая груди девушки, небольшие и крепкие, идеальной формы с великолепными вершинками.

Больше, больше… ему нужно было больше, он сходил с ума от желания. Её сладкий аромат был невыносимо привлекательным, и вампир уже давно впал от него в зависимость, как от наркотика. Её стоны были словно ворота в рай.

Лайел ущипнул один сладкий розовый сосок и потёрся твёрдым, пульсирующим членом между её ног. Если бы только они оказались без одежды, кожа к коже. Ему казалось, что он умрёт без этого.

— Обхвати меня ногами за талию, — велел мужчина.

Она послушалась, обвила его ногами, начала извиваться и застонала.

— Лайел. О, боги. Как хорошо.

Пока она дразнила его член через одежду, в голове вампира осталась лишь одна мысль, вытеснившая всё остальное: «Войди в неё». И, что бы ему ни пришлось сделать для этого, он это сделает. Он должен был оказаться внутри неё. Раздеть. Бросить вниз … да, да. Лайел отшвырнул в сторону остатки её разорванного топа и толкнул девушку на землю.

— Ты собираешься взять меня. Овладеть мной, — прошептала она.

— Да.

Страсть пронзила его, неожиданно сделавшись единственным смыслом существования. Он всем своим весом придавил амазонку, в то время как сам медленно опускался ниже, мучительно неторопливо, дюйм за дюймом. Язык быстрым движением скользнул по её напрягшемуся соску.

Больше… больше… никогда ещё не было так. Ему нужно было ещё.

— Не останавливайся. Никогда не думала… так хорошо, — шептала девушка.

— Я остановлюсь, если захочу. — Чувство собственной власти над ней завладело им, подгоняло, требовало, чтобы он взял больше. — Поняла.

— Пожалуйста. Ещё. Почти уже… — стонала она.

Рука Лайела скользнула под короткую юбку, мимо крошечного клочка одежды между её ног. Амазонка была горячей, мокрой. Такой мокрой. Такой тугой. Его накрыло чувство собственника, когда он протиснул палец глубоко внутрь её тела, а она закричала в ответ, громко и протяжно, пронзительно и сладко. И внутренние мышцы сомкнулись вокруг него от наивысшего наслаждения.

Ещё… больше… да, ему нужно было больше.

— Лайел, Лайел, — выдыхала Делайла.

Он рывком поднялся вверх, обнажив зубы, готовый взять её кровь, пока его член будет брать это прекрасное тело. Но ему нужно было отпустить её, чтобы освободить свою плоть из штанов, однако, он никак не мог заставить себя сделать это. Мгновением позже дилемма разрешилась сама собой. Сильные руки опустились ему на плечи и оттащили от Делайлы.

— Подонок! — услышал он.

Лайел зашипел и набросился на того, кто ему помешал. Ему нужна была Делайла. Никто не посмеет забрать её у него. Его переполняли рвущие на части эмоции — ярость, чёрная ярость — поцелуй, так хочется ещё поцелуев — внутри словно кипела лава.

В следующее мгновенье сбитый с ног Тагарт валялся на земле, и Лайел, прижав дракона своим весом, вонзил в его вену клыки. Кровь наполнила рот, горячая, как огонь. Такое знакомое чувство.

«Делайла, хочу ещё. Ещё», — пульсировало в мозгу. — «Убей дракона, вернись к Делайле».

Оборотень влепил кулаком ему в челюсть, и вампир кубарем слетел с него. В следующую секунду он уже стоял на ногах, и тёплая кровь капала с его лица. Он сделал шаг, другой, подкрадываясь, как хищник к своей жертве.

Однако, на его пути встала Делайла, задыхающаяся, раскрасневшаяся от недавно пережитого оргазма. Она не потрудилась прикрыть свою прекрасную грудь, когда выставила руки вперёд, чтобы остановить его.

— Лайел, — сказала она взволнованно. — Успокойся. Ты должен успокоиться.

«Не Сьюзан», — неожиданно взорвалось в голове. — «Она не Сьюзан». У неё не было права беспокоиться о нём. У неё не было права целовать его или прикасаться к нему. Он не имел права целовать её и касаться в ответ, пить из неё, наслаждаться её удовольствием.

Пожар в венах Лайела быстро угас, не оставив за собой даже тлеющих углей, только боль и сожаления. Он замер, изо всех сил пытаясь совладать с собственным дыханием, в то время как его затопило чувство вины.

Тагарт тоже не двигался, хотя просто горел бешенством.

— Приблизишься к ней ещё раз, и я без колебаний тебя убью, — выплюнул он.

— Что же колеблешься сейчас, огнедышащий ублюдок?

Дракон присел, готовясь к прыжку, но Делайла посмотрела него, покачав головой, и он остановился.

— Он не сделал мне ничего плохого, — сказала она.

Тагарт переводил взгляд с Делайлы на Лайела и обратно.

— Но ты кричала.

— От удовольствия, — призналась она, заливаясь краской смущения.

Понимание пришло к нему, и Тагарт сердито нахмурился.

— Не беспокойся, — вмешался Лайел как никогда ледяным тоном. — Я больше к ней и близко не подойду. Она твоя.

И с этими словами вампир побежал прочь настолько быстро, насколько ноги могли его унести.

Глава 8

Гонг прозвучал посреди обманчивого спокойствия ночи, разлетевшись медленно затихающим эхом во все стороны. Пляж…

Делайла едва не застонала. Нет, не сейчас. Ещё нет. Лайел только — только прервал их поцелуй. И когда он целовал её, весь мир вокруг померк. Ощущения затмили всё, что девушка когда-либо испытывала. А потом на неё обрушилось ещё большее наслаждение. Его язык, его прикосновения. Он сам.

А потом он ушёл, оставив её наедине с драконом. Нет, не ушёл, умчался, словно демоны живьём сдирали с него кожу. Оставив её полуобнажённую, разгорячённую, возбуждённую. Смущённую. И даже не оглянулся.

Бросил её так же, как и Ворик.

С трясущимися руками Делайла наклонилась, подбирая то, что осталось от кожаного топа, и завязала разорванные концы посередине, наскоро обернув его вокруг себя. Стиснутые материей груди вызывающе приподнялись.

«Чудесно», — невесело усмехнулась она. Теперь, если придётся бежать, они будут подпрыгивать. Правда, может быть, Лайелу это понравится.

«Глупая девчонка», — вздохнула Делайла.

Тагарт даже не подумал отвернуться, пока амазонка одевалась. Всё это время он, прищурившись, наблюдал за ней горящими золотистыми глазами. Ублюдок.

— Царь вампиров на самом деле тебя не хочет, — в конце концов, выдал он.

Делайла могла бы отрубить ему голову за эти слова, за то, что озвучил её самые страшные опасения. «Царь вампиров на самом деле тебя не хочет», — повторила она про себя. То, что он ушёл и поклялся больше к ней не приближаться, со всей очевидностью подтверждало заявление Тагарта. Но… та страсть не могла быть не искренней. Более того, Лайел дрался с драконом как одержимый. За неё. Она знала, что он дрался за неё!

«Пожалуйста, пусть только это будет правдой».

Когда амазонка не ответила, Тагарт вздохнул.

— Ты прекрасно знаешь, что Лайел враг. Теперь наш враг, не только мой.

Да, она прекрасно это знала. Но, просто для Делайлы это ничего не значило. Она могла заявить, что действовала во благо команды. Целовалась, чтобы смягчить, ослабить вампира. Однако, эта ложь никак не хотела срываться с её языка. Делайла, наконец, открыла для себя волшебство прикосновения мужчины. И ей совершенно не хотелось опошлять эти воспоминания.

Но, будь он проклят, никогда раньше она не чувствовала себя такой уязвимой, будто вывернутой наизнанку, обнажённой перед всем миром. То, что случилось с Лайелом… то, что она пережила в объятьях вампира… это было обладание. На миг, на короткое время она была самым важным в его жизни — и ради этого предала бы свое племя, не говоря уже о своей команде. Амазонка последовала бы за ним повсюду, умоляла бы провести с ней вечность. Вампир позволил ей испытать наслаждение, исступление, свободу. Она кончила от его пальцев, порхающих внутри её тела, от жаркого рта, ласкающего её соски. Делайла чувствовала, как острые зубы царапают ей кожу, но Лайел так и не прокусил её — и знала, останься она в его руках чуточку дольше, то была бы счастлива, сделай он это, сама добровольно отдала бы всю свою кровь.

В тот момент вампир обладал абсолютной властью над ней. Делайла должна была злиться на себя за то, что допустила подобное, но она наоборот упивалась осознанием этого.

«Я не смогла бы его остановить. Не смогла бы спастись», — подумала амазонка и поёжилась при воспоминании об испытанном блаженстве. Она была его пленницей, но ни о чем не беспокоилась, наслаждалась ощущением безопасности, защищённости в его объятьях. Она чувствовала, что о ней нежно заботятся, и отдала бы всю себя без остатка и без сопротивления, попроси Лайел об этом. С Вориком Делайла никогда не теряла контроля над собой и не сходила с ума от его рук, непрестанно обдумывая каждый шаг. Правильно ли я ласкаю его? Нравится ли ему это? Продолжать ли мне дальше?

— У тебя нет на это ответа, Амазонка? — прервал её размышления дракон.

— Я знаю, что он наш враг, — был весь ответ.

— Я ожидал от тебя большего. Думал, ты свирепый боец. Та самая женщина, которая отшвырнула меня с дороги в битве всего день назад.

Делайла удивленно воззрилась на него. Там было так много противников, что она никак не могла вызвать в памяти лицо оборотня.

— Мы сражались?

Он раздражённо всплеснул руками.

— Я такой непримечательный, что ты даже не помнишь?

— Дерись лучше в следующий раз, — посоветовала она услужливо.

— Чем дальше, тем всё меньше и меньше я понимаю, почему вообще о тебе забочусь, — в бешенстве огрызнулся Тагарт. — Возможно, у вас с вампиром с самого начала был сговор. Он присоединился к тебе на поле боя, и каждый раз, когда я вижу тебя, вы с ним рядом. Или ты смотришь на него. Он завёл с тобой любовную интрижку, чтобы ты угробила свою собственную команду? По оргазму за каждый наш проигрыш, или как?

Амазонка сжала руку в кулак и врезала ему так быстро, что дракон даже не успел защититься. Удары безжалостно сыпались на лицо оборотня, пока не послышался хруст сломанного носа. Тагарт взвыл от боли и возмущения. Он даже шагнул вперёд, как будто собираясь ответить ей таким же ударом. Но не сделал этого. Просто впился в неё взглядом. По лицу текла кровь.

— Сделай это ещё раз, и пожалеешь, — прорычал он.

— Драконы навлекли на себя гнев амазонок, когда связали одну из наших сестёр, — прошипела Делайла в ответ. «Лили! Бедная, милая Лили. Как у неё дела?» Делайла отбросила эти беспокойные мысли. Нужно было задвинуть всё лишнее на задворки сознания, или это окончательно выбьет её из колеи. — Единственная причина, по которой ты всё ещё жив, это то, что мы в одной команде. И сейчас, когда глупая игра богов начинается, мы пойдём и посмотрим, как долго ты протянешь!

Делайла отвернулась, равнодушно послав ему воздушный поцелуй и не обращая внимания, что ранки от укуса на шее оборотня уже затягивались, а сломанный нос встал на место.

Драконы и вампиры быстро излечивались. К несчастью, с амазонками дело обстояло иначе. К ранениям они были столь же восприимчивы, как и люди. Чтобы восстановиться после перелома кости могло потребоваться несколько недель, иногда месяцев. Одна из многих причин, по которым сёстры так усердно тренировались. Избегать ранений было жизненной необходимостью.

Не говоря больше ни слова, Делайла пошла в направлении пляжа. Снова раздался звук гонга. Что случилось бы, если бы она его проигнорировала? Ещё одна волна обрушилась бы ей в лицо? Вероятно. Амазонка ускорила шаг и через некоторое время миновала кентавра.

«Каким будет первое испытание? Бой на мечах? Рукопашная?» — гадала она.

Голая ветка хлестнула по щеке, и Делайла, вскинув руку, коснулась свежей ранки. Только в этот момент она поняла, что всё ещё не смогла унять внутренний трепет после поцелуя Лайела. Она всё ещё была возбуждена, всё ещё горела. Слова Тагарта совсем не успокоили, призывные звуки гонга также не привели её в чувства. И, Делайла могла бы поклясться Топором Крейи, даже испытанный недавно оргазм не удовлетворил её.

Хуже того, она знала, что если бы Лайел был сейчас рядом, и хотя бы невзначай намекнул, что не прочь повторить, она бросилась бы прямиком в его раскрытые объятия. Делайла всё бы отдала, лишь бы снова ощутить мощь его тела рядом с собой, лишь бы иметь возможность его касаться, лизать.

«Будь ты проклят, Тагарт, за то, что прервал нас!» — злилась какая-то часть внутри неё.

«Слава богам, что он нас прервал!» — радовалась другая.

Спать с врагом просто ради удовольствия — это было смешно. И абсолютно противоречило кодексу Амазонок. Сейчас ей, скорее всего, придётся встретиться с царём вампиров на поле боя. Снова. Девушка расправила плечи и призвала всю свою решимость, которая у неё была. Вампир был так зол, что, возможно, первым попробует ранить её.

И если до этого дойдёт, ей придется его заколоть.

Делайла раздвинула листву и вышла, наконец, на сверкающий песок. Завораживающее лунное сияние окутывало остров янтарной дымкой. Волны вели свой беспечный танец, бросая брызги воды на берег и упоённо откатываясь назад.

Кое-кто уже ждал на берегу. Глаза амазонки расширились, когда она рассмотрела длинную, извилистую … штуку перед ними. Это сооружение было сделано из дерева и возвышалось над водой. Множество острых кольев раскачивалось с обеих сторон от него, туда, сюда, туда, сюда, с леденящим душу свистящим звуком. В настиле из досок были прорезаны дыры.

Любой, кто пойдёт по этой штуковине будет либо изранен кольями, либо свалится в океан, в котором уже кружили акулы, как будто чуяли вкусную закуску поблизости. И, если Делайла не ошибалась, морские воины-тритоны[9] тоже плавали в морской пучине, хищно улыбаясь, сверкая зубами, и поднимали копья над водой.

В растерянности, амазонка прошла мимо… Как же его? Она попыталась вспомнить имя минотавра, но не смогла, хотя он был в её команде. Высокий такой, шерсть покрывала всё его бычье лицо и человеческое тело. Саблевидные зубы торчали поверх губ и спускались вниз к подбородку, и в довершение картины по бокам головы над ушами возвышались рога.

Однажды Делайла участвовала в набеге на лагерь минотавров. У быкоподобных веками не было правителя. Но один из них как-то возвысился среди других и попытался взять бразды правления в свои руки. Чтобы доказать свою силу и бесстрашие, глупое существо оскорбило почти всех правителей и правительниц в Атлантиде.

Крейя, которая тогда, как и сейчас, была королевой амазонок, захотела проучить его и повелела Делайле вести армию на эту войну. Предводительница решила напасть исподтишка, посчитав, что слабое племя не было достойно полноценного столкновения. Во время набега, Делайла проникла в ряды врага, и просто отсекла все конечности у болтливого ублюдка.

На следующий день она доставила эти конечности некоторым правителям, которым он нанёс оскорбления. Амазонка на минуту задумалась, как бы Лайел отреагировал на подобный подарок, окажись он тогда среди получателей.

— Что это такое? — спросила она, наконец, минотавра, кивнув на чудовищную конструкцию перед ними.

Тот повернул голову и осмотрел её с головы до ног. Вероятнее всего, искал оружие. Она захлопала ресницами, всем своим видом демонстрируя, что абсолютно безобидна, и что ему нечего бояться. Если обвинения Тагарта дойдут до её товарищей по команде, они, скорее всего, постараются зарезать её во сне. Они поверят ему ещё и потому, что амазонка так неожиданно покинула их собрание перед этим.

Боги, она собиралась завоёвывать их лояльность.

Мало-помалу человекобык расслабился.

— Я полагаю, это полоса препятствий с ловушками. Моя мать в детстве рассказывала мне истории о храбрых воинах, которые испытывали свои силы на таких.

Теперь Делайла тоже припоминала эти истории на ночь об отважных солдатах, которые должны были пробежать вдоль всей длины такого сооружения, чтобы доказать свою доблесть. Тревога охватила её, забила ключом в груди, а затем ею завладело возбуждение. Опасность всегда так воздействовала на амазонку. Глубоко в душе она это ненавидела, но, при всём при этом, никогда не чувствовала себя более живой и наполненной силой, чем в минуты опасности.

Возможно, Делайла всегда обладала этой двойственной натурой. Возможно, она не способна успокоить эти разрывающие её на части желания: с одной стороны безжалостно сражаться и побеждать, а с другой упасть к ногам Лайела.

Будто в ответ на её мысленный призыв, тёмная тень спланировала и опустилась на пляж. Лайел прибыл. Живот девушки немедленно скрутило от трепета, а колени ослабли. Между ног стало горячо и влажно. Боги! Он даже не приблизился к ней, но, тем не менее, она почти чувствовала его пальцы, двигающиеся внутри неё, доводящие её до наивысшего наслаждения.

Вампир оказывал на неё даже более сильное воздействие, чем мысли о предстоящей опасности, ведь в отношении него у Делайлы не возникало никаких внутренних противоречий.

«Иди ко мне», — внушала Делайла мужчине мысленно. Но он не шёл. Потребовалась вся сила воли, чтобы заставить себя остаться стоять на месте — ну, или, по крайней мере, не порываться подозвать его жестом.

Должна ли она обратиться к нему? Всё, что ей было нужно, это всего лишь разок заглянуть в эти пронзительные голубые глаза.

Амазонка мучительно перебирала в памяти всё, что произошло между ними, но так и не смогла вспомнить, чем могла его обидеть. Мог ли Лайел, подобно ей, бороться с противоречивыми желаниями, охватывавшими его? Девушка и раньше задумывалась над этим, но никогда прежде такая возможность не казалась столь вероятной, как сейчас.

Она знала, почему это происходило с ней самой. Ей хотелось быть одновременно и женщиной и воительницей, пользоваться уважением своих сестёр, и быть любимой мужчиной. Какие же были причины у него?

— Если из-за тебя мы потерпим поражение, — неожиданно прервал её размышления Тагарт, встав перед ней и загородив собой Лаейла, — я убью тебя собственными руками. Можешь не сомневаться!

Делайла замерла. Раньше никто не мог подкрасться к ней незамеченным. Будь проклят этот Лайел и эта странная тяга к нему!

— Возможно, до тебя ещё не дошло, что твои угрозы для меня ничего не значат, — огрызнулась она.

Нола приблизилась с другой стороны, и амазонка просто отвернулась от дракона. Она знала, это было оскорбительно, будто он сам по себе настолько незначительное существо, что не достоин даже взгляда. Однако, ухо она держала востро, на случай, если оборотень всё же сорвётся и набросится на неё.

Тагарт низко зарычал, но не сдвинулся с места.

— Это хорошо не закончится, — пробормотала Нола. Тёмные локоны развевались вокруг её лица и падали на глаза. — Я ненавижу то, что нас разделили. Моя команда оставляет желать лучшего.

Девушки никогда не были близки раньше, но Делайла до конца оставалась верна своим соплеменницам. И она об этом никогда не забывала.

— Не важно, что нам прикажут делать, я тебя не предам и не причиню тебе вреда. Даю тебе слово!

Нола уставилась на угрожающего вида конструкцию, которая возвышалась над водой.

— Я хочу тебе верить. Правда. Но… — начала она.

— Перестань. Ни один бог не сможет заставить меня предать тебя.

— Я не могу поверить, что это на самом деле происходит. Я хочу домой. Я хочу обнять Лили. Я хочу вернуть назад свою жизнь, какой бы безумной она не была.

— Все здесь хотят вернуться в Атлантиду, но мы не можем. Значит, ты выбросишь эти мысли из головы и сосредоточишься на предстоящей задаче. И это приказ. Это единственный способ обеспечить твоё выживание.

Нола рассердилась и ощетинилась, но спустя мгновение кивнула.

— Ладно. Хорошо.

Не успела Делайла облегчённо вздохнуть, как раздался голос.

— Время настало.

Бог заговорил настолько неожиданно, без какого-либо предупреждения, что Делайла, которая и так была чрезмерно напряжена, резко дёрнулась. Этот голос звучал глубже, чем у того бога, который говорил с ними вчера, и более резко, чем у предыдущего. Третий бог?

Она посмотрела на океан. Возле ожидающего их сооружения с ловушками вода закружилась водоворотом, уплотнилась, забурлила и обрела очертания человеческого тела. Лица опять не было видно.

— Жители Атлантиды, — послышался снова голос. — Мы надеемся, что у вас было достаточно времени, чтобы приготовиться к первому испытанию вашего мужества. Если же нет, тогда вы не те воины, которыми мы вас считали, и это нас чрезвычайно разочарует.

Гром неожиданно раздался в небе. Мгновенье спустя тяжёлые облака сгустились над головами воинов, а затем увесистые капли начали падать на собравшихся, и небо разверзлось проливным дождём. Делайла не трудилась вытирать струящуюся по лицу воду. Она этому богу такого удовольствия не доставит.

— В жизни, как и в этой игре, всегда много помех. Одно неверное движение, и вас могут уничтожить. Помните об этом…

Молния яркой вспышкой прорезала небо, на какую-то долю секунды осветив обращавшегося к ним бога. Делайле показалось, что под водной маской она разглядела образ восхитительно прекрасного мужчины с ярко-голубыми глазами и шёлковыми волосами цвета меда. Идеальные губы изогнулись в идеальной улыбке, выражающей непрекрытое удовольствие.

— Построиться! — скомандовал он.

Дождь смешался с градом, и лёд больно сёк их, награждая синяками и кровоподтёками.

Поначалу никто даже не пошевелился. Были ли все они, подобно Делайле, возмущены поведением бога? Что произойдёт, если они продолжат стоять?

В конце концов, не особо желая это выяснять, атланты медленно потянулись друг за другом тремя рядами. Вскоре все стояли на плоском помосте и смотрели на две одинаковые дорожки, на каждой из которых их поджидали одинаковые ловушки и западни. Рассматривая сооружение с этого нового ракурса, амазонка слегка дрожала от холода, и её дыхание превращалось в пар. Как она докатилась до этого? Всю свою жизнь она посвятила оттачиванию искусства боя, но никогда не могла и представить, что однажды может быть вовлечена в нечто столь зловещее.

Тагарт локтем отодвинул Делайлу с дороги и встал во главе своей команды. Она подумала сначала воспротивиться, но потом безразлично пожала плечами. Пусть идёт, раз хочет. Так он вполне может оказаться первым, кто упадёт, или первым, кого столкнут.

Во втором ряду Брэнд присвоил лидерство себе, а Лайел перелетел и приземлился прямо позади дракона. Его рука задела руку Делайлы, и амазонку словно обожгло огнём. Это было не намеренно? И почему он был таким горячим? Обычно вампир был холоден, как лёд, который сейчас нещадно сыпался с неба. «Не смотри на него. Даже не смей на него смотреть». Он отвлечёт её и, возможно, уничтожит всю её решимость.

— Хороший командный игрок сделает всё, что в его силах, чтобы все покинули поле боя, а не только лично он, — продолжил бог. — Я советую вам всеми возможными способами поддерживать друг друга, чтобы протащить всю свою команду, потому что каждый из вас должен добраться до конца.

Прогремел раскат грома, и бог прочистил горло.

— Команда, которая первой доберётся до конца, победит. И тогда, помимо того, что вы будете наслаждаться благодатью нашего одобрения, в награду за ваши усилия, вам будет даровано то, чего вы все, без сомнения, страстно желаете. Вы сможете увидеть ваш дом и ваших любимых.

Увидеть её любимых… её Лили. Делайла содрогнулась от неожиданного, с сокрушительной силой накатившего на неё желания победить, в то же время, продолжая подавлять попытки взглянуть на Лайела, чтобы оценить его реакцию на слова бога. Был ли кто-то там дома, кто его ждал? Возможно, женщина, свернувшаяся калачиком в его постели?

«Не смотри, не смотри, не…», — она посмотрела, сила воли не выдержала натиска желания. И дыхание застыло в горле. Вампир тоже в упор смотрел на неё. Их взгляды скрестились с неистовством, не уступающим силе бушевавшей над их головами бури.

В мгновение ока кровь Делайлы закипела от новой волны желания. Новой волны? Как будто это сладкое томление вообще успело её покинуть.

Соски вновь затвердели, а колени ослабли.

Не желая давать вампиру возможности первым отвернуться, она обратила своё внимание на бога, хотя глаза ежесекундно жаждали вернуться и неотрывно смотреть, впитывать красоту его декадентского лица.

— Перед тем, как мы начнём, я хочу разъяснить одно правило. Если участник упадёт в воду, он должен будет вернуться и пройти весь путь сначала. Небольшое наказание за неудачу, если хотите. Помогайте своей команде, или не делайте этого. Будьте помехой для своих, или нет. Выбор за вами. Только знайте, что мы будем наблюдать, судить. Решать.

И после небольшой паузы бог добавил:

— Вперёд.

Мгновенье прошло, пока Делайла осознала, что состязание уже началось. Тагарт также был замешательстве, даже когда Брэнд прыгнул вперёд.

— Пошёл, пошёл, пошёл! — закричала амазонка, толкая Тагарта за стартовую прямую. Сердце пустилось в бешеный галоп и её захлестнуло адреналином.

Он поскользнулся на обледеневшем дереве, но когда поймал равновесие, бросился бежать как бешеный. Делайла держалась прямо позади дракона, едва умудряясь что-либо видеть сквозь льющий стеной дождь. Первое заострённое копье полетело на неё, и она пригнулась. Ух! Одно из копий рассекло на две части кинжал, закреплённый на её плече. Полоснуло жгучей болью, и Делайла ощутила, как хлынула тёплая кровь. Она поморщилась, но не замедлила движения.

— Прыгай! — закричал Тагарт.

Она прыгнула. Зияющая дыра разверзлась под ногами, а прямо под ней промелькнули акулы, плававшие кругами и разинувшие свои жутки пасти в ожидании, когда она упадёт. Длинные, белые, острые зубы зловеще сверкнули в лунном свете. Едва приземлившись, Делайла бросила через плечо:

— Прыгай!

Минотавр не среагировал также быстро, как она, и не успел подчиниться. Он начал сползать вниз, в дыру, беспомощно и очень быстро. Не уверенная, не будет ли от этого больше вреда, чем пользы, Делайла остановилась, развернулась, упала на живот и схватила его за руку. Их ладони сомкнулись, и он вцепился в неё с безумным отчаянием. Под тяжестью веса мужчины, амазонка чуть не соскользнула с помоста вслед за ним.

Следующий за минотавром участник перепрыгнул через яму и приземлился на спину Делайлы своими копытами — это оказался кентавр — выбив воздух из её лёгких. Ублюдок помчался дальше галопом, очевидно, посчитав, что она не стоила усилий или помощи. Вот тебе и всё возможное, чтобы протащить свою команду к финишу.

— Вытащи меня, — кричал быкоголовый, его глаза метались то на неё, то на голодных рыбин внизу. Пот капал с его тёмной шерсти, и она не смогла удержать свою хватку. Пальцы начали выскальзывать.

— Держи крепче, проклятье!

Ухмыляющийся тритон подплыл к минотавру и потянулся вверх, пытаясь ухватить его за лодыжки, в то время как амазонка из последних сил пыталась поднять его. Делайла была сильной, но он был так тяжёл, что руки будто выворачивало из суставов.

— Пни его! — велела она сквозь сжатые зубы. Она упёрлась пальцами ног в деревянные доски и начала двигать бёдрами из стороны в сторону. Медленно, с каждым движением, амазонка мало-помалу пятилась назад. — Не дай ему в себя вцепиться.

Ещё один участник команды грохнулся ей на спину, и девушка снова едва не разжала руки. Это было уже слишком. Каким-то образом на этот раз ей всё же удалось крепко удержать захват, несмотря на то, что минотавр вертелся, пытаясь отбиться от смеющегося тритона.

Лайел к изумлению Делайлы вдруг возник рядом. Она подняла взгляд, смущённая тем, что нуждается в помощи, но в то же время счастливая видеть его. Он же, однако, не прикоснулся к ней и, не сказав ни слова, сунул ногу в дыру и с силой ударил в бычью морду минотавра.

— Ты что творишь? — закричала Делайла, захлёбываясь дождевой водой.

Минотавр всхлипнул и сгреб её запястье другой рукой.

— Отпусти его, — прорычал вампир.

— Нет.

Лайел пнул быкоголового ещё раз.

Внезапно сильные руки сомкнулись на талии воительницы, мощная нога просвистела около виска Делайлы и ударила в грудь Лайелу. Вампир отлетел назад, а её помощник с усилием дёрнул, поднимая амазонку на ноги и вытаскивая минотавра наверх. Она, едва переводя дыхание, подняла голову и увидела Тагарта.

У него был зловещий взгляд, а лицо всё в порезах и крови. Вода стекала ручьями по щекам дракона.

— Пошли, — только и сказал он, отвернулся и исчез, не желая дожидаться, пока амазонка опомнится.

Делайла потёрла плечо и, спотыкаясь, двинулась вперёд. Её внимание привлекло тёмное, перемещающееся слева от неё пятно. Лайел поднялся на ноги и теперь продолжал двигаться вровень с ней на своей стороне сооружения, глядя в её сторону красными, горящими яростью глазами. Казалось, время замедлило свой бег. Дракон и минотавр мчались к финишной черте, и другие её товарищи по команде стремительно проносились мимо тогда, как её собственная поступь была тяжела и очень медленна.

Взяв себя в руки, амазонка увеличила скорость. Каждый шаг отдавался в плече пронзающей болью, но она не обращала на это внимания, уклонялась от копий и перепрыгивала ямы, не теряя темпа.

Лайел, как она заметила, просто перелетал через чёрные провалы под ногами. Он ни разу от неё не отстал, но и не выдвинулся вперёд. Какую цель он преследовал? Вампир с лёгкостью мог покалечить, задержать её и тем самым победить, но он этого не делал.

Булава, раскачивающаяся подобно маятнику, пролетела над ней, и амазонка низко пригнулась. Вскоре она поняла, что здесь был определённый ритм движений. Шаг, шаг, наклон. Шаг, прыжок. Шаг, шаг, наклон. И всё с начала. Делайла ускорила движение. Дважды её заносило на скользком льду, но оба раза она умудрялась остановиться до того, как слететь в воду.

Где была Нола? Добралась ли девушка до конца? Делайла огляделась и поскользнулась.

«Соберись», — скомандовала она себе.

Практически бросившись на живот, когда последнее, самое низко летящее копьё просвистело над головой, она впилась взглядом в Лайела, будто её потянуло к нему какой-то невидимой цепью. Вампир уже преодолел это копьё и стоял рядом со следующей ямой.

В ней болтался один из членов его команды, висел на одной руке. Не сводя глаз с амазонки, Лайел наступил несчастному на пальцы. Раздался крик боли, затем всплеск воды, и ещё один крик.

Делайла разинула рот от изумления. Зачем он это сделал? Он помешал собственной команде, обрёк их на поражение.

Чтобы продемонстрировать ей, что он не испытывает ни малейшего раскаяния, когда дело доходит до убийства?

Чтобы помочь ей победить?

Эта мысль была пьянящей. Постыдной, но, всё же, пьянящей. Делайле захотелось броситься ему на шею, утонуть в его объятьях. Чтобы этот прекрасный мужчина здесь и сейчас объявил всему свету, что она его, принадлежит ему, и он ни перед чем не остановится, чтобы сделать её счастливой.

Кто-то схватил её за руку, и Делайла вскрикнула от вновь вспыхнувшей боли в плече. Вскинув взгляд на мучителя, она обнаружила хмурого Тагарта.

— Ты последняя. Поторопись! — рявкнул оборотень и потащил амазонку за собой.

Она попыталась упираться. Это было глупо, но она не хотела, чтобы Лайел проиграл. Однако, было слишком поздно. В мгновение ока оба достигли цели. Делайла увидела всех своих товарищей по команде согнувшихся пополам, ловящих воздух ртами. Но все они были там, а значит, её команда победила. Вскоре веселые возгласы зазвучали громче, чем раздающийся то и дело гром.

Амазонка обернулась, когда Лайел добрался до своей команды, также едва переводившей дух. Но там никто не порадовался при виде вампира. Они практически рычали от ярости. Он был причиной их проигрыша, и все это знали.

— Ты за это заплатишь, — прорычал Брэнд.

— Ты столкнул его, — проревел кентавр. — Ты столкнул Иррена!

Иррен, формор, о котором, собственно, и шла речь, спустя некоторое время, прихрамывая, пересёк финишную черту. Его единственная рука держалась лишь на нескольких лохмотьях окровавленной плоти. Как и у всех представителей его расы он был одноногим, и на этой ноге не доставало целых ломтей мяса. Оба его крыла были сломаны, и едва могли взмахивать, чтобы поддерживать формора в вертикальном положении. Но, несмотря на свои ужасные ранения, он всё равно напал на Лайела со спины.

Хмурясь, Лайел потянулся назад, крепко схватил существо и высоко подбросил. Иррен ударился о деревянный настил с громким шлепком, от чего вся платформа завибрировала. Формор не мог подняться. Он просто лежал там, задыхаясь, и слёзы градом катились у него из глаз.

— Ты мог помочь мне, — прокричал он, захлебываясь рыданиями. — Ты мог мне помочь.

— Но я этого не сделал, — холодно ответил Лайел не сводя глаз с Делайлы.

Думал ли он, что это оттолкнет её, и она отвернётся от него? Надеялся ли на это?

Жестокость не вызывала у амазонки отвращения. Ей доводилось делать вещи и похуже за многие годы.

Не уверенная, как же ей быть с этим вампиром, Делайла отвела свой пристальный взгляд и принялась искать Нолу. Девушка обнаружилась в углу и чрезвычайно сердито смотрела на свою старшую сестру. Неужели Нола винила её в их поражении?

Делайла тяжёло заковыляла к молодой амазонке. Однако, когда она почти достигла своей цели, вся проигравшая команда исчезла. Только что они были там, и в следующее мгновение без следа пропали. Вначале Делайла смущённо озиралась по сторонам, а потом её живот скрутило от понимания происходящего.

Уничтожение.

Один из них не вернётся после совета с богами. И по тому, какие взгляды команда бросала на Лайела, ей не трудно было догадаться, кто окажется казнённым.

* * *

Спустя один удар сердца Лайел обнаружил, что сидит у костра в окружении деревьев. Дождь прекратился.

«Будь всё это проклято!» Он уже устал от того, что его без предупреждений вдруг выдёргивали из одного места и помещали в другое. Он и сам умел так делать, однако редко пользовался этой способностью, потому что не любил чувство полного истощения, которое всегда следовало за перемещением. Однако, вампир предпочёл бы иметь дело с истощением, чем с этой, очевидно, непреодолимой божественной силой. Он на самом деле очень ценил свободу выбора.

Вся его команда сидела тут же вокруг костра. Их также сюда переместили. «Как… мило».

— Ты намеренно столкнул формора в воду, — зарычал без предисловий Брэнд.

В ответ Лайел лишь выгнул бровь. Он не собирался объясняться перед огнедышащим ублюдком.

На самом деле, он не мог объяснить свой поступок даже самому себе. Он не верил, что действовал так, чтобы не дать команде Делайлы проиграть. Он презирал эту женщину и её опасные поцелуи. Более того, если бы они проиграли, Тагарт мог оказаться тем, кого казнят — и эта мысль пришлась Лайелу по душе.

Тагарт.

Зубы Лайела вонзились в дёсны, и он ощутил вкус крови на языке. Тагарт со всей очевидностью хотел Делайлу, стремился заполучить её для себя. Драконий ублюдок не был достоин её страсти. Ни один из мужчин не был достоин её.

— Он наступил мне на руку, — закричал Иррен, возвращая вампира из мрачных раздумий.

Брэнд вскочил, возвышаясь над всеми. Огонь потрескивал, отбрасывая янтарные отблески на его суровые черты. Косички в волосах дракона зловеще ударялись друг о друга.

— Ты стоил нам победы, кровосос, — выплюнул он.

Игнорируя дракона, Лайел посмотрел на формора.

— Это ты стоил нам победы, и ты знаешь это. Просто ты слишком труслив, чтобы признать очевидный факт. Не свались ты в яму и не задержи наше продвижение, я не смог бы наступить тебе на руку, не правда ли?

Израненные щёки существа залились краской смущения, причудливой смесью красного, синего и чёрного. Сверкающие зелёные глаза добавляли ко всему этому эффект радуги.

— Не надо делать из меня виноватого! Я бы выбрался наверх.

— С помощью чего, твоей руки или ноги? — безжалостно усмехнулся вампир. — Ты слабейший из нас, и ты стал бы причиной нашего поражения, независимо от того, выбрался бы ты наверх самостоятельно или нет. Из-за тебя мы будем проигрывать в каждом состязании, я в этом не сомневаюсь.

Вампир с отвращением покачал головой, хотя в глубине души ему пришлось признать, что это отвращение вызвано не физической ущербностью и немощью существа. Это, скорее всего, была его реакция на то вожделение, которое плескалось в глазах Иррена, каждый раз, когда формор смотрел на Делайлу.

— Ты заслужил свои увечья, — закончил Лайел.

На удивление Брэнд ничего не возразил. Никто не возразил.

В возникшей тишине мысли Лайела вернулись к Делайле и их поцелуям… Его клыки ещё больше удлинились. Его язык и пальцы побывали внутри её тела. Он тёрся своим возбуждённым членом об неё. И он бы пил из неё, и, несомненно, переспал бы с ней, если бы Тагарт их не прервал.

И ни одной мысли о Сьюзан.

Ни разу его не обеспокоило, что хриплый голос, без устали повторявший его имя, не был нежным голосом его жены, руки, царапающие когтями его спину, не были мягкими руками его возлюбленной.

Нет, Сьюзан никогда не вцепилась бы в него ногтями. Их занятия любовью всегда были ласковыми, как сама милая Сьюзан. Он смаковал каждое мгновенье, проведённое с нею.

Ни разу ему не хотелось овладеть ею, подчинить себе, как ему хотелось этого с Делайлой. Он жаждал завладеть Амазонкой всею без остатка, даже её душой. Оставить свой след внутри неё, своё клеймо, заявить права на каждую клеточку её тела. И это желание было таким неистовым, что захлестнуло его лавиной тьмы и света одновременно.

И этим он предал Сьюзан больше, чем когда-либо раньше. Он не заслуживал удовольствия. Он не заслуживал счастья. И то, что он испытал их, хоть и на такое короткое время, делало его таким же жалким и бесчестным, какими были драконы. И всё же…

Когда Делайла потянулась за своим товарищем по команде — чуть не свалившись сама — его первым порывом было схватить её покрепче. Уберечь её, удержать возле себя. Защищать. Сначала он сдержался, уговаривая себя, что так будет только лучше. Она упадёт, возможно, умрёт, и уж точно искалечится. И тогда он перестанет её желать.

Однако, в конце концов, вампир сдался, и бросился к ней. Но он предпочёл попытаться скинуть в воду ублюдка, который тащил её вниз, чем прикоснуться к ней самой. Делайла, как обычно постоянная в своём упрямстве, хотела спасти члена собственной команды. И Тагарт помог ей это сделать.

Лайел крепко сжал зубы и попытался очистить свой разум от всех этих беспорядочных мыслей. «Дело сделано. Кончено. Ты не можешь вернуться назад, и исправить то, что уже произошло».

Вернувшись в реальность, он обнаружил стоящего перед собой Брэнда. Дикие, полыхающие гневом золотистые глаза сверлили его.

— Я задал тебе вопрос, и не позволю тебе и дальше меня игнорировать.

— Какой вопрос?

— Ты собираешься строить из себя святую невинность? — бесился дракон.

Раздражение охватило Лайела, сильное и всеобъемлющее. Он задумался и был далёк от разговора, хотя, конечно, в этом не признался бы ни за что. Вместо этого, он выхватил один из своих деревянных кинжалов и молниеносным движением попытался перерезать яремную вену Брэнда. Но, вопреки ожиданиям, клинок исчез из его руки, и он коснулся шеи дракона лишь пальцами. Брэнд тут же открыл рот, чтобы выплюнуть в ответ огонь.

— Сядьте, — велел звучный голос. На этот раз он был женским, но столь же могущественным, как и у тех мужчин-божеств, с которыми они общались раньше.

Лайел нахмурился. Как много богов участвовали в этом мероприятии и дёргали их за веревочки? Наблюдали за ними? Мучили их? Эта богиня оказалась уже четвёртой. Вампир огляделся по сторонам, не удивляясь особо, что снова никого не смог разглядеть.

— В другой раз, ублюдок огнедышащий, — бросил он дракону.

— В другой раз, кровосос. Если ты переживешь совет, в чём я очень сильно сомневаюсь.

Сжав челюсти, Брэнд зашагал к своему месту.

Лайел сделал то же самое, угрюмо раздумывая над тем, что Брэнд, скорее всего, был прав. Это, вероятно, его последняя ночь. Он, без сомнений, заслужил смерть, однако, пока не был к ней готов. Но не по тем причинам, которые заставляли его держаться за жизнь раньше. Будьте прокляты, боги. В это самое мгновенье он понял, что ему было жаль умирать, не познав Делайлу полностью.

— Итак, вот она команда, проигравшая по результатам первого испытания. Кто-то из вас выказал доблесть в большей мере, чем другие. Кто-то продемонстрировал слабость, — богиня выдержала паузу. Как успел заметить Лайел, боги любили эти драматические паузы. — В конце вы позволили вашим соперникам побить вас, и за это заслужили наше недовольство. В то время, как другая команда празднует победу, пожиная её плоды, вы здесь передо мной, и один из вас должен умереть.

Она снова замолчала, и стало очевидно, что богиня злится.

— Так как мы не смогли договориться друг с другом, то позволяем сделать выбор вам самим, — произнесла она, наконец. — Тот, за кого проголосует большинство, будет уничтожен. Могу я порекомендовать дракона или вампира?

В ответ на эти слова подобно яростному урагану разнеслось вокруг рычание. Странный, жуткий звук. Острый, режущий. Лайелу показалось, что он расслышал «Никакого вмешательства», но он не был уверен.

Богиня вздохнула, потом вымученно ухмыльнулась.

— Просто немного чёрного юмора. Конечно, выбирайте любого, кого считаете достойным уничтожения, воина, который снова и снова будет слабым звеном, если останется в вашей команде.

Лайел поднял голову, даже, несмотря на то, что его сердце при этом сжалось. Его смерть ещё никогда не была столь неизбежной, ведь команда больше не могла ему доверять.

— Брэнд, — обратилась богиня к дракону … с неприязнью? — Можешь начинать.

— Нам нужно время, — ответил воин, — чтобы всё обсудить и решить.

— Вообще то, что нам действительно нужно, так это, чтобы нас отправили домой, — Лайел решил, что всё равно сейчас умрёт, так почему бы не сказать всё, что он об этом думает? — Эта игра — просто варварство. Нас вообще не должны были сюда забирать.

— Брэнд, — рявкнула богиня, и Лайел сжал кулаки, понимая, что его просто проигнорировали. — Голосуй сейчас же.

Друг за другом все проголосовали. Лайел сидел, словно окаменевший, и когда подошла его очередь голосовать, над костром материализовался и завис меч. Клинок ждал… ждал своей цели. И, наконец, последний голос был отдан.

— Итак, дело сделано, — заключила богиня.

Острое серебряное лезвие закрутилось волчком и пронзило первого обречённого покинуть игру.

Глава 9

Делайла сидела на берегу и смотрела туда, где ещё недавно возвышалась деревянная конструкция с ловушками. Некоторое время спустя после состязания она обратилась в дымку и исчезла, словно туман с первыми лучами утренней зари. Однако, амазонка уже и глазом не моргнула, когда это произошло. И эта её реакция была гораздо более удивительной, чем необыкновенное явление, представившееся взору атлантов. После того как Делайлу в мгновение ока перемещали с места на место, а боги то и дело появлялись и бесследно исчезали, не дав никому опомниться, она поневоле попросту смирилась с тем фактом, что подобные невероятные вещи теперь просто часть её жизни.

Волны накатывали, омывая лодыжки девушки, но она не замечала этого. Мысли хаотично метались в голове в попытках осознать всё произошедшее. Когда проигравшая команда исчезла, первое, о чём Делайла забеспокоилась, было благополучие Лайела. А вовсе не Нолы, как должно было быть.

Боги, что с ней было не так? Что изменилось? Возможно, поцелуй вампира оставил неизгладимое впечатление так глубоко в душе, что теперь она была с ним связана навеки. Лайел завладел ею, словно рабыней, отданной в его полное распоряжение. Сделал её одержимой собой, готовой преклоняться перед ним.

Амазонка вздохнула. Даже награда, которую её команда получила за победу, не смогла уменьшить беспокойства за Лайела.

Менее часа назад круглое, в замысловатом обрамлении зеркало появилось перед ними. Бог не солгал, когда пообещал награду.

— Наслаждайтесь, — прогремел голос. — Вы прекрасно справились, и мы гордимся вами.

Все одновременно уставились в зеркало, но, очевидно, каждый видел что-то своё: кого-то, кто остался в Атлантиде, и за кем сильнее всего скучал.

Делайла увидела Лили.

Хрупкая девушка находилась в лагере амазонок, в безопасности. Однако, она плакала в объятьях королевы. Из-за Делайлы. Обе женщины решили, что они с Нолой погибли. Амазонки оплакивали их, а Лили винила себя в их смерти.

Но как только Делайла потянулась потрясти зеркало в надежде, что Лили и Крейя смогут её увидеть, оно растворилось в воздухе точно так же, как помост с ловушками. Синеволосая амазонка лишь напрасно хрипела от злости и сыпала проклятьями. Как и все её товарищи. Чтобы успокоиться, она постаралась очистить разум, стала медленно дышать, и тихо повторять самой себе, что Лили жива, что с Лили всё хорошо. Пусть она расстроена, но в порядке. Хоть одной тревогой меньше. А потом на неё вдруг накатило болезненное желание ощутить прикосновение рук Лайела, обнимающего её, и воительница ринулась обыскивать остров. Однако, в какую бы сторону Делайла не направлялась, она всегда выходила к одному и тому же месту.

Бесцельные плутания заставляли её мучительно думать об одном и том же. Был ли Лайел всё ещё жив? Или его всё-таки убили?

За спиной послышались шаги, но Делайла не обернулась и никак не подала виду, что заметила непрошенного гостя. По тяжёлой поступи она узнала дракона, а пряный, дышавший обещанием опасности запах сказал ей, что это был Тагарт.

«Может быть, если его игнорировать, он отвалит?»

Дракон плюхнулся на песок рядом с ней.

— Беспокоишься о своём любовничке? — поинтересовался он слегка заплетающимся языком.

«Да уж, не лучшая ночка», — раздражённо подумала девушка.

— Ты пьян!

— Я знаю. И разве это не чудесно?

— Где ты раздобыл вино?

— Каждый дракон обладает магической способностью. Некоторые могут дышать под водой, другие — в мгновение ока перемещаться из одного места в другое. Некоторые могут увидеть того, кто им нужен, где бы тот ни находился, просто произнеся имя этого существа. Ну а я… я умею обращать воду в вино.

Его голос выдавал скрытое смущение и едва заметное отвращение к самому себе. Делайле стало интересно, почему?

— Где твой вампир? — спросил, однако, оборотень, прежде чем Делайла не надавила на него и не вытрясла ещё чего-нибудь. — Умер?

Сердце ёкнуло в груди, когда перед глазами возникло видение неподвижно лежащего Лайела в растекающейся вокруг него луже крови.

— Пошел к Аиду, Тагарт!

Она вскочила на ноги, не желая давать ему никакого преимущества перед собой. Даже такого, как взгляд с высоты его роста.

— Ты о нём беспокоишься, — утверждение, не вопрос.

— У нас уже был этот разговор, и я не собираюсь возвращаться к нему снова.

— Ты права. Я… извини.

Он извинился? Должно быть, и вправду пьян, если позволил себе извинения. Делайла удивлённо распахнула глаза и пристально изучала мужчину. Дракон был также силён, как и Лайел. Он был тёмным, красивым, резким. Стойким и умелым. Он без колебаний уничтожал своих врагов. И он, амазонка нехотя признавала это, помог ей во время испытания. Почему же её тело не желало этого мужчину? Уж она-то из первых рук знала, какими чувственными могли быть драконы.

— Ты смелая, — сказал он, слегка пошатываясь, — и бесстрашная. У нас может получиться хорошая команда.

— Мы и так в одной команде, — ответила девушка.

Тагарт опять пошатнулся и неуклюже взмахнул рукой, пытаясь удержать равновесие.

— Я имел в виду нас. Тебя и меня. Мы самые сильные среди них, самые опытные.

Делайла удивленно захлопала ресницами.

— Я не совсем понимаю, что именно ты сейчас пытаешься мне сказать.

— Глупая Амазонка, — он с подлинным весельем засмеялся. Ему очень шла улыбка, она освещала его черты и отгоняла тени, которые, казалось, всегда омрачали это мужественное лицо. — Я прикрою твою спину, а ты мою. В случае, если мы проиграем в состязании, мы никогда не станем голосовать друг против друга.

— Голосовать? О чём ты говоришь?

— Ты не знаешь?

— Нет, — сказала амазонка, и его лицо изменилось, смягчилось и теперь неприкрыто выражало симпатию. — Расскажи мне!

— Делайла…

Она сократила дистанцию между ними так, что, будь она повыше, оказалась бы нос к носу с драконом. Волны омывали их ступни, клонящаяся к закату луна щедро разливала свой свет во все стороны, и ночные птицы заливались трелями. Но ничто не могло перекрыть шум её бешено колотящегося сердца.

— Расскажи мне!

— Вторая команда вернулась. Они рассказали, как всё было. Их заставили голосовать против того, от кого они считали нужным избавить свою команду. — Тагарт сделал тяжёлую паузу. — Потом была казнь.

Страх и паника мгновенно отравили её кровь, пронзили, словно ножом. Делайла ухватилась за изодранную рубашку Тагарта, комкая ткань в руках.

— Верну… вернулась ли Нола?

Он медленно кивнул, и внимательно её изучал. Жестокость, о которой они говорили сейчас, очевидно, начала отрезвлять его.

— Хочешь знать, вернулся ли царь вампиров?

Она хотела. Всей душой хотела это знать, но боялась того, какой может оказаться её реакция на новости. Если она узнает, что он жив, станет ли она улыбаться? Смеяться, плясать от радости? А если узнает, что он на самом деле мёртв, станет ли плакать? Рыдать?

— Я обдумаю твою просьбу о заключении союза, — сказала она, выпуская рубашку из рук. Делайла медленно попятилась назад, отчаянно желая остаться в одиночестве — но, решительно не желая этого показывать. — Обсудим это позже.

— Его не было среди тех, кто вернулся, — всё равно сказал Тагарт.

Она попыталась убедить себя, что это ещё ничего не значило, но Тагарту ничего не ответила. Делайла продолжала отходить. Прочь. Подальше от него.

Он сердито сжал челюсти.

— Если ты будешь слишком долго раздумывать, я отзову предложение и сделаю его кому-нибудь другому.

И она станет первой, за кого они проголосуют в следующий раз, Делайла в этом не сомневалась. И всё же сохранила молчание. Наконец, она миновала кромку леса. Ветви деревьев сомкнулись перед ней, скрывая Тагарта из виду, и в ту же секунду амазонка развернулась и побежала что есть мочи, куда глаза глядят. Её кожа была холодной как лёд, но пот всё равно выступал и струился.

Конечно же, команда Лайела проголосовала против него, он ведь намеренно покалечил одного из них.

Слёзы, которых она так боялась, нещадно жгли глаза.

«Ты ведь знала его всего пару дней, и предполагала, что такое могло произойти. От чего же ты в таком отчаяньи?»

Вампир не принёс ей ничего, кроме неприятностей и бед. И удовольствия. О, боги, такого удовольствия. Она больше никогда не познает его поцелуев, его прикосновений. Не сможет узнать его тайн, облегчить боль, которую видела в его взгляде каждый раз, когда он на неё смотрел. Никогда не сможет вернуть свет во тьму, завладевшую его душой.

«Как глупо», — думала она в тысячный раз. Откуда вообще взялась эта мысль? Вернуть свет в его душу? Её собственная душа была не менее темна, чем его. Чем была его. Рыдание вырвалось из груди девушки.

В смятении, завладевшем ею, Делайла не заметила мужскую фигуру, неожиданно возникшую перед ней, и с размаху в неё врезалась. Он был словно каменная глыба, однако, просто не ожидал такого стремительного столкновения, и они кубарем полетели на землю. Сильные руки сомкнулись на талии амазонки, и мужчина принял удар падения на себя. Сладкое, металлическое дыхание коснулось её лица.

Уже в следующее мгновенье Делайла была на ногах, готовая дать отпор. Но он на неё не нападал. Он просто стоял и отряхивал с одежды траву.

— Хотел бы я сказать, что это было весело, но я обещал тебе не лгать.

Этот голос… хриплый, сардонический.

— Лайел?

Вампир свирепо смотрел на неё, скрывая океаническую синеву своих глаз под покровом густых ресниц. Однако, жёсткость моментально исчезла из этого взгляда, когда он рассмотрел выражение её лица.

— Ты что… плачешь?

Он был здесь, он был жив. Его не выбрали для казни. Пытаясь удержать рвущуюся наружу улыбку, она вытерла глаза тыльной стороной ладони.

— Нет!

— Что, никто не сказал тебе, что Нола выжила? — мягко спросил он. В течение краткого мгновенья, всего лишь мгновенья, он смотрел на неё с чем-то во взгляде, сродни нежности.

— Мне сказали. — Её сердце и так колотилось, как ненормальное, после пробежки, но теперь, когда она упивалась его видом, глупый орган просто стремился вырваться наружу. — Как вышло, что ты жив?

Он прищёлкнул языком, каким-то образом выдавая этим звуком всю полноту своей внутренней боли и невольной радости.

— Разочарована?

Она подняла подбородок, не желая лгать, но, в то же время, отказываясь признать правду. Он ведь снова оттолкнёт её, а она сейчас была слишком вымотана эмоционально, чтобы справляться с очередным грубым обращением.

Лайел вздохнул.

— Я хочу сейчас побыть один, — сказал вампир и отвернулся.

Он поднял толстую увесистую палку и продолжил…делать то, что делал до того, как она на него налетела. Он что… копал яму? Лайел втыкал палку в землю, выковыривал груду грязи и отбрасывал её в сторону.

От движений его мышцы так соблазнительно перекатывались, что у Делайлы рот наполнился слюной. «Я же сжимала эти мускулы. Перебирала их пальцами». Как же сильно ей хотелось запустить руки в его белокурые волосы. Прижать ладони к его груди и почувствовать, как бурлит жизнь внутри него, позволив при этом пить свою кровь.

— Я жду ответа на свой вопрос, — настояла амазонка. — Как вышло, что ты жив?

Он небрежно пожал плечами.

— Моя команда решила, что я не тот, кто может стать причиной проигрыша в следующем состязании. Так что… — И снова пожал плечами, но на этот раз чопорно и самоуверенно. — Теперь уходи, — закончил он.

— Кого же выбрали?

— Обожаю, когда меня игнорируют, — сказал он, не прекращая копать. — Формора, которому… — он крепко сжал губы, поднял палку, и грязь высоко перелетела через его плечо.

— Которому ты помог свалиться в воду, — закончила за него Делайла.

Он коротко кивнул.

Чтобы не дать себе броситься к нему, она передвинулась и прижала своё пострадавшее плечо к близстоящему дереву.

— Вы с Брэндом, кажется, ненавидите друг друга. Удивительно, что он не голосовал против тебя, несмотря на то, что формор был слабаком.

Лайел мрачно рассмеялся.

— О, он проголосовал против меня. И многие другие. Ещё всего один голос, и тогда не сносить бы мне головы.

Как же близко она была от того, чтобы его потерять.

— Боги на самом деле обезглавили его? — изумилась Делайла.

Он снова кивнул.

В глубине души амазонка думала, вернее, надеялась, что они всё же изменят своё решение.

— Почему ты это сделал? — спросила девушка после напряжённой паузы.

— Сделал что? — уточнил он, хотя она знала, лишь притворялся, что не понял.

— Причинил вред члену собственной команды.

— Возможно, меня забавляло слышать его крики. Возможно, я живу лишь ради одной цели, чтобы нести смерть. Ведь такие ходят слухи обо мне в Атлантиде.

Ещё одна груда земли пролетела над его плечом. Эта была запущена прямо в Делайлу. Она отпрыгнула, едва избежав душа из комьев грязи. Он специально в неё целился, говнюк.

— Это ребячество, — упрекнула она, скрестив руки на груди.

— Зато приятно.

— Ты мне сейчас напоминаешь Лили.

— Лили?

— Мою сестру по крови, будущую королеву амазонок и девушку, которую драконы везли в той клетке, — всего лишь вчера, осознала она, хотя, казалось, что уже прошла целая вечность с тех пор. — Когда Лили не получает то, чего хочет, она выкидывает такие вот сцены.

— Никаких сцен я не выкидываю.

— Нет, конечно, ты просто выкидываешь грязь. Полегчало?

Вампир издал урчащий звук, но девушка не была уверена, выражал он веселье или раздражение. При этом он перестал копать и, всё так же стоя к ней спиной, попросил:

— Уходи, Делайла, — голос выдал усталость.

Привыкнет ли она когда-нибудь к своей реакции на собственное имя, срывающееся с этих уст, к той дрожи, которая от восторга сотрясала её каждый раз, когда это происходило?

— Нет. А что ты тут делаешь, собственно?

— Не твоё дело. Уходи.

— И снова нет.

Она чуть не потеряла его этой ночью. Какая-то её часть не хотела больше никогда с ним разлучаться. Невероятно, как он смог завладеть её чувствами так быстро и так сильно.

— Я вот думаю, ты так себя со мной ведёшь, потому что искренне меня терпеть не можешь, или потому что боишься меня?

— Можешь больше не раздумывать. Ты мне не нравишься.

Движения возобновились, он вонзил палку в землю, и очередная порция грязи полетела в Делайлу.

На этот раз она не сдвинулась с места. Комья ударились о её икры и лодыжки, и она заскрежетала зубами.

— Если я так сильно тебе не нравлюсь, что ж ты засунул свой язык ко мне в рот, а свои пальцы в…

— Хватит!

Палка треснула пополам. Отшвырнув половину, которая всё ещё оставалась в его руках, он резко развернулся и встретился с ней глазами. — Я мог бы ответить, что совершенно не обязательно, чтобы ты мне нравилась, для того чтобы переспать с тобой. Это то, что ты хотела услышать? Ты уйдёшь, если я скажу это?

— А ты скажешь это серьёзно? — спросила она сокрушённым голосом, который сама едва узнала.

Молча, Лайел одним махом подхватил другую палку и продолжил копать. Дерево снова и снова сталкивалось с мокрой почвой, и он уже почти бездумно расширял яму всё больше и больше. Эти взбешённые движения выдавали бурлившую в нём ярость.

Жгучая обида, нахлынувшая было на Делайлу, когда он сказал, что она не должна ему нравиться, чтобы переспать с ней, постепенно отступила. Вампир не мог заставить себя подтвердить, что говорил серьёзно, потому что на самом деле он этого не чувствовал. Не желая, однако, давить на него и заставлять в итоге солгать, Делайла решила оставить эту тему. Пока что, до лучших времён. Какими бы ни были причины, он не был готов открыться ей с этой своей мягкой стороны.

— Скажи мне, что ты делаешь? — спросила амазонка.

Вампир остановился, переводя дыхание и обливаясь потом.

— Делайла!

— Лайел!

— Это к добру не приведёт, ни одного из нас.

Он выпрямился, повернувшись к ней в профиль. Элегантная линия носа отбрасывала на щёку тень. Казалось удивительным, что такой безжалостный мужчина обладал столь миловидными чертами. Не то чтобы она жаловалась.

— Ты предпочёл бы поцеловаться, чем болтать? — попыталась она пошутить, в надежде расшевелить Лайела.

Кончик его языка показался и быстро пробежал по нижней губе. Вспоминая её вкус? Потом он провёл грязной рукой вниз по лицу, оставляя чёрные следы на коже.

— Я хороню труп.

Труп. Амазонка настолько размечталась о поцелуе, что совершенно ничего не соображала, и у неё ушло некоторое время на то, чтоб осознать, что именно он сказал, и тогда она вспомнила о смерти формора. Делайла начала оглядываться в поисках тела. Естественно, в нескольких футах оно обнаружилось, и амазонка нахмурилась. Почему же мужчина, который предположительно ненавидел всех вокруг, утруждался погребением постороннего?

Вина? Проявление скрытого благородства?

Сколько же в нём противоречий. Она со вздохом подняла палку и принялась копать вместе с ним, пренебрегая болью в плече. Лайел не остановил её, ни в чём больше не упрекал, и они умудрились работать молча. Спустя, казалось, целую вечность, яма была достаточно глубока и широка, чтобы вместить в себя тело. В подавленном состоянии духа, она помогла вампиру поместить туда формора.

— Итак, ты знаешь, почему я сражалась с драконами вчера — чтобы освободить Лили. Что на счет тебя? Почему ты так ненавидишь драконов?

Она отбросила палку на землю и внимательно на него посмотрела, намереваясь получить этой ночью ответ, по крайней мере, на один из своих вопросов.

На один короткий миг глаза вампира полыхнули таким ярко красным огнём, а на лице отразилась такая всепоглощающая боль, что у неё едва не подкосились колени. Она чуть не стала умолять его не отвечать. Никто не должен так страдать. Никто. Как будто бы он умирал изнутри, медленно, неумолимо, как если бы в нём угасала клетка за клеткой, как будто орган за органом отказывали и отравляли другие, пока не остался лишь тлен и разложение. И агония. Но потом он стёр эти эмоции с лица и сказал ровным голосом:

— Они забрали кое-что, что принадлежало мне. И если ты посмеешь спросить меня, что это было, я убью тебя на месте.

Воительница в ней хотела упорствовать, женщина в ней больше никогда не хотела видеть эту боль в его глазах.

— Возможно, ты ещё не понял, что угрозы только сильнее меня подстёгивают, — ответила амазонка, лишь чтобы чуть-чуть его поддразнить. А потом нервно на него уставилась. У неё не было большого опыта шутливого подтрунивания, так что она не была уверена, уместно ли это и правильно ли.

Губы мужчины сложились в подобие улыбки, от чего живот свело от трепета, а сердце Делайлы пропустило удар.

— Я понял, — он тоже уронил палку. Впрочем, за помощь он её ни словом не поблагодарил. — Твоя команда празднует победу. Тебе следует к ним присоединиться.

Быть здесь с ним рядом, говорить с ним, видеть его улыбку, приводило синеволосую воительницу в большее волнение, чем любое празднество. Тем не менее, она отвернулась.

— Ты прав.

Ей ужасно не хотелось покидать его, но именно по этой причине и нужно было это сделать. И Делайла медленно пошла прочь. Оставаясь здесь дольше, амазонка только всё сильнее воспламенялась мыслями о большем, охваченная безнадёжным желанием.

Когда она думала, что он умер, она оплакивала его. Оплакивала! Чем больше времени она проводила с ним, тем больше его хотела. Что произойдёт, если его действительно убьют? Что будет, если она отдастся ему, а он оттолкнёт её после? На этот раз Делайла, скорее всего, не сможет такое пережить.

— Амазонка, — позвал вдруг вампир.

И Делайлу захлестнуло раздражение. Он называл её «Амазонка», когда хотел установить между ними дистанцию. Она знала это точно. Но всё же остановилась, хоть и не повернулась.

— Да.

— Я… я сожалею. О том — о том, что было. О том, что я сказал.

Извинения уже от второго мужчины за день. Должно быть, здесь что-то в воде.

— Я не сожалею ни о чём, что было сказано или произошло между нами, — ответила Делайла, хотя это было неправдой. Она сожалела, что их время, судя по всему, было на исходе. Сегодня, и, возможно, уже навсегда. Если, конечно, она сможет удержаться от него на расстоянии, ведь это будет настоящей битвой с самой собой.

Собрав силу воли в кулак и укрепив свою решимость, она продолжила путь.

— Амазонка, — снова позвал он.

И она снова замерла, не в силах ничего с собой поделать.

— Да.

— Не приближайся ко мне больше. Твоей команде это не понравится, и в следующий раз ты окажешься той, против кого проголосуют.

Забота? О ней? Боги, против этого она также не могла устоять, как и сопротивляться его привлекательности.

— Я могу о себе позаботиться.

— Я просто понял, что в этой игре мнение твоей команды значит гораздо больше, чем твои собственные поступки.

— Ты не первый, кто говорит мне нечто подобное. Тагарт предложил мне заключить с ним союз.

Повисла тяжёлая, напряжённая пауза.

— Ты согласилась? — спросил он, наконец, жёстко.

— Пока нет.

— Сделай это, — последнее он проскрежетал так, будто слова царапали горло.

Как она и раньше полагала, ему не нравилась мысль о том, что другой мужчина будет рядом с ней. Или он просто так сильно ненавидел драконов, что мысль о том, что кто-то будет им помогать, была для него в принципе неприемлема?

— Видел ли ты водопад на северной стороне острова? — Делайла вдруг осознала, что ни с того ни с сего задала вампиру этот вопрос вслух. «Остановись. Не делай этого. Ты уходишь, чтобы спастись от него». — Я буду там через час. Одна, — внезапно для себя самой добавила она.

Сначала ответом ей стала тишина.

— Одна ты там и останешься. Мы не можем быть… друзьями, Делайла. Прости, — спустя некоторое время ответил он.

Снова извинения. Сглотнув с усилием и едва сдерживая боль, амазонка уже в третий раз предприняла попытку уйти. В глубине души девушка надеялась, что он опять окликнет её. Но он не окликнул. Больше нет. Спустя несколько минут, она пришла на место празднества. Делайла с головы до пят была покрыта слоем грязи и пота, но ей было плевать.

Товарищи по команде танцевали вокруг костра, смеялись и пили вино. Все, кроме нимфа. Бродерик отсутствовал. Как и вторая женщина из их команды. Горгона. Итак, нимф рискнул быть обращённым в камень, лишь бы провести некоторое время между ног у змееголовой девы. Амазонка подозревала, что Лайел никогда не сделал бы подобного.

К слову о Лайеле, его команда сидела в нескольких футах, и в их рядах также отсутствовала нимфа, а также… Хм, все остальные были на месте — и все с завистью смотрели на команду Делайлы. Даже Нола.

Делайла встретилась с пристальным взглядом сестры, но юная амазонка не улыбнулась и не махнула ей приветственно, лишь коротко кивнула, отчего Делайла едва подавила унылый вздох. Между соплеменниками уже возник раскол. Думала ли Нола, что Делайла её предала? Убедила Лайела проиграть? Но с этим всем она попытается разобраться позже. Сейчас же ей нужно было подойти к Тагарту. Когда дракон заметил её приближение, улыбка слетела с его лица, и он перестал танцевать. Кожа оборотня слегка блестела от испарины, и от него исходил такой головокружительный мужской аромат, которым без сомнений любая другая женщина на этом острове наслаждалась бы.

Делайла обнаружила, что она предпочитала металлическую сладость запаха Лайела.

— Я принимаю твоё предложение, — сообщила она ему практически одними губами.

Делайла не доверяла ему, но была не прочь использовать дракона. «Ты должна», — сказал Лайел, как будто его не заботило, что она объединяется с его врагами.

Что ж, это скоро прояснится.

Сейчас же она осознала, что колебалась до этого лишь по одной причине, из-за очевидной неприязни Лайела к драконам. Подсознательно, она позволила ему влиять на свои решения. Больше такого не повторится.

Губы Тагарта медленно изогнулись в удовлетворённой улыбке.

— Я знал, что ты поймёшь свою выгоду.

Он приблизился к ней с намерением заключить в объятья и утянуть в круг танцующих.

Делайла резко шагнула назад, демонстрируя, что их союз не предполагает столь близких отношений между ними. Хорошо это для неё, плохо ли, но Лайел был единственным мужчиной, прикосновений которого девушка искренне хотела.

— Скажи-ка мне одну вещь, — остановила она дракона.

Жёлтые глаза Тагарта блеснули, как две золотые монеты.

— Какую? Хочешь, чтобы я сказал тебе, что нимфа из другой команды отлучилась на поиски твоего вампира с твёрдым намерением заполучить его для себя?

«Что? Какого?.. вот сука! Она не имеет права. Он мой! Нет, нет», — воительница немедленно отчитала себя. — «Не думай так!»

— Что такого твои сородичи забрали у Лайела, чтобы из-за этого развязалась война с вампирами?

В тех историях, из которых она узнала о подвигах и доблести Лайела, никогда об этом не рассказывалось.

Огоньки в глазах Тагарта умерли.

— Он тебе не сказал?

— Нет.

Вина мелькнула в его взгляде, но он решительно ответил:

— Мы забрали… у него жену.

* * *

Лайел боролся с собой в течение всего часа, который Делайла ему отвела. Он точно знал, как следовало поступить, знал, что было бы единственно правильным. Он не мог пойти к ней. Ни в коем случае. Нет! Но она понемногу лишала его рассудка.

Каждую минуту, которую он проводил с ней, он хотел большего.

Каждую минуту, которую он думал о ней, он хотел большего.

Каждую минуту, которую он был без неё, он хотел большего.

Амазонка притягивала его. Если бы она выглядела как Сьюзан, или вела себя как Сьюзан, он мог бы объяснить эту странную тягу к ней. Но это было не так, и потому он ничего не понимал.

— Я рад видеть, что ты выжил, — вдруг раздался голос Зейна у него за спиной.

Лайел ждал воина, и был, по правде, удивлён, что тот не появился раньше. Чем это, интересно, он занимался?

— У меня для тебя задание, — сказал Лайел, оборачиваясь.

Зейн спланировал и приземлился прямо перед ним. Лайел почувствовал сладкий аромат свежей крови, исходивший от вампира. Женской крови? Его желудок сжался, ведь всем известно, что Зейн пил только из умирающих.

— От кого ты кормился?

Зейн удивлённо воззрился на своего царя, услышав его свирепый тон, и попытался возразить:

— Это едва ли имеет значение.

— Говори!

В следующее мгновенье Лайел оказался перед вампиром и уставился ему глаза в глаза. На острове было не так уж много женщин. «Если только он запустил эти клыки в Делайлу…»

— Лучше тебе отступить, царь. Я служу тебе, потому что сам так решил, но это может измениться в любой момент.

Подобные речи он уже слышал тысячу раз от этого воина.

— Делайла не та…

— Которую я попробовал, нет!

Лайел мгновенно расслабился. Ненависть — к самому себе, к Делайле — не особо сдерживаемая им, всё время поджидающая подходящего момента, выплеснулась наружу. Ему не должно быть дела, из кого пил Зейн.

Зейн покачал головой.

— Итак, вот, значит, как обстоят дела. Понятно.

— Ничего тебе не понятно, — прорычал Лайел.

— Я понял, что ты решил застолбить своё право на синеволосую. Ну, так угадай, что? Она сейчас в лагере, объединяет силы с этим подонком, Тагартом.

Значит, она всё-таки объединилась с драконом. Когда Делайла рассказала ему о предложении Тагарта, ему хотелось закричать: «Я защищу тебя. Я. Не он». Но он прикусил язык, зная, что так будет лучше. Если бы он позволил это, Делайла стала бы его погибелью. Он бы предпочёл жить с ней, вместо того, чтобы присоединиться к Сьюзан в небытии. И это было неприемлемо!

Лайел задумчиво изучал сытое выражение лица Зейна. Внезапно им завладела единственная мысль, затмившая всё остальное. «Я могу получить кровь Делайлы прямо сейчас. Она позволит. Мне не придётся брать её тело, ублажать её или доставлять удовольствие самому себе». Он сглотнул от неожиданно нахлынувшего острого вожделения. Ох, какое искушение…

— У меня для тебя задание, — повторил он осипшим голосом, пытаясь бороться с возбуждением.

— Позволь угадать. Я должен охранять девчонку.

«Да, но…»

— Мне не нравится твоя непочтительность.

— Я воин, не телохранитель, — выплюнул Зейн.

— Ты будешь тем, кем я прикажу тебе быть. Я не доверяю Тагарту. Если он помогает ей, прекрасно. Но если окажется, что он собирается её предать…

Мускул дёрнулся на челюсти Зейна.

— Это всё, Царь? — добавил он после напряжённой паузы.

— Нет. Ты вернёшься в свою команду, и будешь внимательно слушать, что они планируют. Я стану делать то же самое. Завтра мы поделимся тем, что узнали, и обдумаем наши будущие действия. Боги планируют разделить нас, но мы им этого не позволим. Не так ли?

Едва заметно поколебавшись, Зейн холодно кивнул.

Когда вампир ушёл, Лайел посмотрел в сторону водопада. Его час вышел. Ждала ли там его Делайла? Возможно, она и сейчас резвилась под ниспадающими струями воды, сверкая обнажённым телом в свете звёзд. Мысли сделались бессвязными, перед глазами возникла эта самая картина, и он обнаружил, что находится на пол пути к водопаду, до того, как осознал, что бросился туда почти бегом.

Глава 10

Алиса с Шивоном провели всю ночь, обыскивая Внутренний и Внешний города. Вампир перелетала из одного в другой, а Шивон ехал верхом на кентавре. За это время он не обмолвился с ней ни словом, ни разу за все совместно проведённые часы.

Чувство собственного бессилия невероятно угнетало Алису, безжалостно вгрызаясь в сердце девушки клыками. Их маленький отряд держал путь обратно во дворец Валериана. Алиса уже могла его видеть на горизонте, чудовищное сооружение из камня и хрусталя, возвышавшееся на крутой скале. Шивон по-прежнему восседал на кентавре, а она двигалась рядом с ним. Вампир предпочла лететь, а не идти или ехать верхом. Она поступила так по трём причинам. Во-первых, так нимф всё время был у неё на виду. Во-вторых, если бы она пошла пешком, то постоянно спотыкалась бы и еле тащилась. И, в-третьих, ни один кентавр добровольно не позволил бы вампиру сесть себе на спину, а на уговоры у неё не было никаких ни моральных, ни физических сил.

Группа минотавров и грифонов[10] промчалась мимо, направляясь в сторону Внешнего города. Они смеялись и весело преследовали прелестного белого единорога. Если бы Алиса располагала свободным временем, она бы присоединилась к ним и попыталась бы поймать рогатого жеребца. Возможность загадать желание[11]* пригодилась бы прямо сейчас.

— Твой король будет недоволен, — сказала она, чтобы нарушить тишину и немного отвлечься от нерадостных мыслей. Нет, это не до конца было правдой. Она нуждалась в его голосе так же сильно, как нуждалась в его прикосновениях. Если она заговорит первой, нимф, возможно, последует её примеру. — Всё, что мы смогли узнать, это то, что в мгновение ока исчезли по два представителя каждой расы. И больше ничего, ни единой зацепки. Валериан захочет знать причины!

Шивон не ответил. Его косички песочного цвета развивались на ветру. В профиль он выглядел всё таким же холодным. Но холоден он был только с ней. В городах нимф возмутительным образом флиртовал с женщинами, был само очарование, лучился улыбками и щедро дарил свой смех направо и налево.

Только одну ночь он не был с Алисой холоден и вёл себя с ней по-другому. Только одну ночь он был раскален до бела…

При вновь нахлынувших воспоминаниях её пробрал уже привычный озноб.

Нимф низко зарычал.

— Выкинь эти мысли из своей головы, женщина. Сейчас же.

Звук его голоса заставил Алису вздрогнуть не просто от неожиданности, а от того, что она так безумно хотела его услышать.

— К-какие мысли?

Он не мог знать, что она представляла себе их ночь, его плоть скользящую внурь и наружу внутри её тела, … вознося её на небеса, так высоко…О, такое наслаждение…

— Секс. Тела. Объятья, — он замолчал на секунду, — мы.

У девушки глаза округлились от удивления.

— Как ты узнал? — воскликнула она, а потом залилась краской, осознав, что только что призналась в этом.

— Я чувствую запах твоего вожделения, — ответил он с отвращением.

Отвращением?

— Это тебя оскорбляет? — Алиса почти прорычала.

— Ты не моя пара, женщина. Будешь продолжать хотеть меня, и это не принесёт тебе ничего, кроме боли.

Было бы мудро прислушаться к нему. Влечение, которое она испытывала, принесло ей удовлетворение лишь однажды, а вот боль причиняло регулярно. Но…

— Ты не можешь знать, что я не…

— Нет, — оборвал он твёрдо. — Я знаю.

Она же должна была знать наверняка, потому, наступив на горло собственной гордости, всё же спросила:

— Как ты можешь это знать? Безо всяких сомнений?

Если бы они не были предназначены друг другу, то Алиса без проблем могла бы пить кровь у других мужчин и не хотела бы его с такой силой.

— Я бы почувствовал это, и был бы… неспособен взять другую женщину.

В отличие от неё, он был сильным и выглядел полным жизни. Конечно же у него были другие любовницы после их совместной ночи. Нимфы слабели без секса.

— У тебя были другие? — против собственной воли спросила она.

Он коротко кивнул.

Её затошнило от этой мысли. Она не была ни с кем другим, и надеялась, что он придёт только к ней, чтобы восстановить свои силы.

— Я бы помогла тебе, — пролепетала Алиса.

— Я тебя не хотел.

Её желудок ещё сильнее скрутило от нахлынувшей кошмарной дурноты. Ей что, нравилось, когда ей причиняли боль? Было очень похоже на то, раз она позволяла ему продолжать топтать свою женскую гордость.

— Я могла бы убить любую женщину, к которой ты прикоснёшься. Ты знаешь это, не так ли?

Он напрягся, каждый мускул в его теле застыл. И, хотя Алиса могла видеть лишь его профиль, она отчётливо увидела промелькнувшую на мгновенье ненависть, кипевшую внутри нимфа. Бешеный огонь в его ониксовых глазах.

— Речи истинного паразита, — выплюнул он.

Паразита? Вот как он к ней относился? О, это было больно.

— Я не прошу от тебя большего, чем ты готов отдать, Шивон. Я прошу только дать мне шанс стать женщиной, которая сможет о тебе позаботиться. Хотя бы ненадолго.

В конце концов, нимф повернулся в седле и посмотрел на Алису с непроницаемым выражением лица.

— Ты понимаешь, как жалко ты выглядишь?

Эти слова сопровождались смертельным спокойствием.

Да, она понимала. Но, всё же, давила на него, отказываясь испытывать стыд за своё влечение.

— Я хочу, чтобы ты делил со мной ложе. И только. И я сделаю всё, чтобы заполучить тебя. Ты обычно спишь со всеми женщинами подряд. Почему не со мной?

Скала становилась всё круче, и подъём сделался слишком тяжёл для кентавра.

— Благодарю тебя. Ты можешь вернуться в конюшню один, — вежливо отослал его спешившийся Шивон, проигнорировав Алису.

Кентавр кивул и припустил рысью по направлению к дому.

Шивон провожал его взглядом, пока не затихли последние отзвуки копыт. Алиса стояла рядом, но он и намёком не показывал, что замечал её присутствие. Какие мысли вертелись в его голове?

— Я хочу, чтобы ты делил со мной ложе, — повторила она, чтобы привлечь его внимание.

— Ты уже разделила его со мной.

Она так яростно затрясла головой, что тёмные локоны с силой захлестали по её лицу. Сжав их в охапку, девушка убрала их за уши.

— Да, и я хочу это повторить.

Он повернулся к ней и тяжело выдохнул. Его безупречное, словно изваянное, лицо было истинным совершенством.

— Ты заставляешь меня сказать то, что тебе не понравится услышать.

Её снова замутило, но Алиса не cмогла остановиться. Безо всяких сомнений, она должна была знать, что удерживало его от секса с ней.

— Что? Скажи мне.

— Ты уверена, что хочешь знать?

Её кровь застыла, будто лёд образовался в теле и костях.

— Да. Скажи, — выдавила вампир, и отчаянье, испытываемое ею, сквозило в каждом слове. Она ненавидела себя за это, но чувство было слишком сильно, чтобы его спрятать.

— Спать с тобой… это было ужасно для меня. Я даже не кончил.

— Но… но… — «О, боги!» Его заявление эхом повторялось в ушах: «Спать с тобой… это было ужасно для меня». — Ты лжёшь. Точно, лжёшь.

— Нет.

Её рот то открывался, то закрывался. Непоколебимое выражение лица мужчины не оставляло никакой надежды на то, что он солгал. Алиса никогда не испытывала удовольствия большего, чем с Шивоном, а он, значит, ничего не почувствовал? Вампир знала, что её укус обеспокоил его, но она не предполагала, что его неудовольствие не прошло до конца ночи.

Унижение затопило её, пережёвывая её гордость с громким хрустом, прежде чем выплюнуть обглоданные кости.

— Мне жаль. Я не хотел говорить тебе, но…

Всё ещё испытывая головокружение, и слегка пошатываясь, Алиса бросилась вперёд, мечтая взлететь на эту гору как можно скорее. Сейчас бы она предпочла остаться наедине, но теперь не было никакой возможности избежать его общества. Никакой возможности спрятаться. Как она могла так ошибаться? За всю жизнь у неё было несколько других любовников, и ни один из них никогда не жаловался. Ни один не уходил неудовлетворённым.

«По крайней мере, ты так думаешь», — прошипел злобный голосок внутри.

На мгновенье Алисе показалось, что пауки заползали по её коже, и она невольно начала отряхивать руки. Алиса так долго мечтала завоевать сердце этого мужчины. Все её действия были попыткой впечатлить или очаровать его одного.

В глубине души она никогда не была воином, но с усердием тренировалась, потому что знала, в противном случае Лайел не позволит ей сопровождать себя в нимфийскую цитадель. Она сражалась, она убивала. И это всё для Шивона. Её руки всегда были по локоть в крови. Не высыхающей крови. Для Шивона.

В среде вампиров она поднималась по иерархической лестнице всеми доступными способами.

Для Шивона.

Но, не смотря ни на что, он никогда не хотел её, даже в тот раз, когда отдался ей. Нимф — существо, известное тем, что чувственные удовольствия для них важнее разборчивости — нашел её настолько непривлекательной, что покинул постель всё ещё твёрдым и возбуждённым. Вероятно, даже переспал с другой женщиной, чтобы избавиться от ноющей неудовлетворённости плоти.

— Алиса, — позвал он мягко, но ей показалось, что он это прокричал.

Проклятье, она не удалилась на достаточное расстояние от него. Ноги едва не коснулись земли от неожиданности. Даже способность летать чуть не покинула её. «Продолжай двигаться. Не останавливайся», — приказала себе вампир.

— Ты пришёл ко мне только потому, что женщина Йоахима тебе отказала? Неужели ты не хотел меня ради меня самой, хотя бы немного? — пролепетала она.

В тот вечер, который они провели вместе, Алиса перехватила Шивона, выходящим из комнаты Йоахима, и от него несло человеком.

Нимф был мрачным, погружённым в свои мысли, а позже она узнала, что его человеческая рабыня предпочла Шивону другого нимфийского воина. Поэтому он остался без женщины тогда. А так как нимфам нужен был секс, чтобы выжить, лучшего случая для соблазнения Алисе могло не представиться. Вампир тогда думала: «Наконец-то. Он меня возьмёт. Он будет желать меня так же, как и я его».

«Но я не смогла довести его до оргазма. О, боги, о, боги».

— Отвечай, Шивон! — потребовала она.

— Да, я использовал тебя. И нет, я тебя не хотел.

— Ты…, - «боги, зачем ты это с собой делаешь?» — ты думал о ней, когда был внутри меня?

— Это имеет значение? — ответил он после болезненной, напряженной паузы.

Всемислостивые боги. Это уже было достаточным ответом, но она всё равно хотела услышать это из его уст. Может быть, тогда её любовь к нему умрёт. Может быть, тогда её одержимость сойдёт на нет.

— Имеет, скажи мне. Говори!

Нимф снова вздохнул.

— Что ж, да. Думал. Но даже тогда…

Но даже тогда он не смог кончить. Будь он проклят! И будь проклята она сама!

Алиса сжала кулаки, и удлинившиеся когти до крови впились в кожу. Она поняла, что задыхается.

— Ты не имел права воспользоваться мною, думая о другой.

— Нет, и за это я прошу прощения.

Она горько рассмеялась, почувствовав, как сверлит её спину его взгляд.

— Я, должно быть, такая же, как все остальные женщины в твоей жизни. Бросилась к тебе, готовая на любые крохи малейшей твоей привязанности, которые ты мне подкинешь как подачку. Ты ведь никогда не осчастливил меня и мгновеньем, о котором я потом могла бы с нежностью помнить. О котором вздыхала бы по ночам, которое бы всё ещё снилось мне годы спустя, и о котором я могла бы шутить с подругами.

Если бы только они у неё были.

— Ты ничего не могла с собой поделать. Нимфийскому обаянию невозможно противостоять.

Но, ни один другой нимф не вызывал у Алисы таких желаний, исполнения которых она не могла добиться.

— Должно быть, в тайне ты над нами смеёшься? — спросила она, стараясь придать голосу безразличный тон. Хотя внутри всё кипело. Какое право было у Шивона так её ранить? Использовать и унижать её? Относиться к ней, будто она ниже его? Никакого!

Мысль зародилась в голове вампира, и она никак не могла её отогнать. «Нет. Я не могу этого сделать».

Но он этого заслуживал.

— Смеюсь? Над кем? — нимф ускорил шаг, пока не поравнялся с ней, очевидно более не намереваясь отставать.

Алиса оттолкнула белоснежную ветку высохшего дерева со своего пути, испытав некоторое удовлетворение, когда та хлестнула Шивона по щеке, и он заворчал.

— Над женщинами, — ответила вампир. — Над твоими женщинами. Теми из нас, которые вешаются тебе на шею.

— Надеюсь, я не выгляжу настолько бездушным. Я бы умер без этих женщин. Я нуждаюсь в них с той же силой, с какой они меня хотят.

Он опять со всей очевидностью невольно подчеркнул, что Алиса к этим «они» не относилась. «Подонок. Никто не воздаст ему по заслугам за это. Ни боги, ни его король, ни мой царь. Я должна сделать это сама!»

— Я поражаюсь, как меня вообще могло к тебе так влечь, — вдруг сказала Алиса.

И почему, не смотря ни на что, она всё ещё разговаривает с ним?

— Я тоже удивлялся этому, — ответил он мрачно.

— Ты сильный, — предположила она, не желая признавать настоящую причину.

— Другие тоже.

— Ты красивый.

— Есть и красивее.

Это правда… но всё же. Ни у кого другого не было таких глаз. Вполне вероятно, что у многих был похожий цвет, но ни у кого в глазах не было столько боли, намёка на, пожалуй, одержимость призраками и тёмными страстями.

Однажды, много лет назад ей довелось мельком увидеть чудовище, которое таилось в нём.

Шивон этого не знал, он её тогда не увидел, но она была зачарована им.

Его отец… Алиса сглотнула. Когда-то она поклялась никогда больше не думать о том ужасном дне, как будто эти воспоминания могли отрастить крылья, вырваться на свободу и напомнить ему обо всём. Но сейчас тёмные образы, хранившиеся в памяти о том судьбоносном дне, когда началась её одержимость нимфом, завладели ею, и девушка не могла остановить их.

Несмотря на то, что Алиса была смешанной крови, наполовину вампир, наполовину демон, она никогда не позволяла себе мыслить или поступать подобно демонице. Слишком многие расы презирали демонов. И, благодаря тому, что она выглядела как истинный вампир, скрывать правду было не сложно.

Но в тот день… По правде говоря в ту неделю, она, будучи тогда ещё совсем девчёнкой, прокралась в лагерь демонов, желая разузнать хоть что-то о своём отце, которого никогда не знала, и о его народе. На протяжении нескольких дней она наблюдала за ними, и чем больше узнавала о них, тем больше проникалась таким же презрением к этой расе, которое к ним испытывали другие атланты. Они убивали ради развлечения, крики их жертв доставляли им удовольствие. Они не просто пили кровь, они пожирали плоть.

В один их таких дней Алиса стала свидетелем ужасного зрелища. Несколько демонов — как оказалось, это были её братья- захватили во время мирных переговоров отца Шивона, и забавы ради пытали самым устрашающим образом этого невинного, а юная Алиса пряталась в тени деревьев, съёжившись, слишком потрясённая и испуганная всем этим, чтобы попытаться помочь.

Шивон увидел безвольное тело своего отца, пригвождённое к дереву, и напал. Это была битва справедливого возмездия, и в скором времени он одержал победу, безжалостно уничтожив виновных мучителей. Каждый удар его клинка, каждый рёв ярости, каждое рычание, вырывавшееся от чувства собственной беспомощности изо рта нимфа, выдавали его любовь к отцу. Это было то, о чём Алиса мечтала в отношениях со своим собственным родителем: любовь, преданность. Алиса не знала ни того, ни другого, но к тому времени ни то, ни другое ей уже и не было нужно. Только не от него. Возможно, именно поэтому мечты и надежды девочки с такой лёгкостью перенеслись тогда на Шивона.

После боя, пригвоздив куски тел демонов к деревьям точно так же, как был распят его отец, нимф упал на колени и зарыдал. Он поднял безвольное тело на руки со всей нежностью и благоговением, и взмолился богам, чтобы они воскресили его.

Алиса всей душой ему сопереживала, а в мыслях уже роились фантазии. Ей хотелось, чтобы Шивон был её братом, который встанет на её защиту, если кто-нибудь когда-нибудь узнает о её двойственной наследственности.

Прошли годы, она выросла и превратилась во взрослую женщину, и детские мечты о доме и домашнем очаге приобрели более чувственный, плотский характер. Она больше не хотела, чтобы нимф был ей братом. Она хотела, чтобы он стал её возлюбленным. Никто другой на эту роль не подходил, хоть она и давала некоторым шанс несколько раз. Но они не шли ни в какое сравнение с её Шивоном, каким она его себе воображала.

Полная решимости испытать счастье его прикосновения, Алиса отправилась в земли нимф и разыскала его. Шивон бросил на неё всего один взгляд, и ему стало дурно.

Вампир не знала, почему он так отреагировал, до сих пор не знала, но она не сдавалась. Хотя стоило. Стоило оставить эти бессмысленные попытки. Только посмотрите, чем она в результате закончила. Сломленная, задетая за живое и физически истощённая до предела.

— Я видел, как воины-вампиры на тебя смотрят, — сказал нимф, прерывая поток её мрачных мыслей. — Выбери одного из них себе в качестве пары.

В то время как она ненавидела саму мысль о нём и другой женщине, он не мог дождаться, когда она окажется в объятьях другого мужчины?

«Пусть получит по заслугам…», — раздалось в её голове.

«Я не похожа на своего отца-демона. Я не мстительная и не развращённая», — спорила она с собой.

«Но ты и не мученица. Он будет причинять такую же боль и другим, если его не остановить», — не сдавался внутренний голос.

«Да, он будет», — печально признала она.

— Они меня не привлекают, — ответила вампир, наконец, Шивону, ещё не решившись, однако, действовать.

— Во мне нет ничего особенного, — возразил нимф.

— Возможно, мне нравится, как ты убиваешь.

Она видела его в бою, даже сражалась бок о бок с ним.

Его губы чуть дёрнулись, как будто на этот раз она его удивила.

— Ты стараешься вести себя как воин, вампир, но я видел, как ты сомневаешься каждый раз, прежде чем нанести смертельный удар. Ты можешь сражаться, но тебе это не по душе.

Он единственный угадал её тайное неприятие участия в битвах — неприятие, которое произрастало, без сомнений, из её нежелания вести себя подобно демонице на войне. Алиса потрясённо моргнула и поборола порыв смягчиться в отношении него.

— Ты ничего обо мне не знаешь, нимф, — она произнесла последнее слово, вложив в него всё отвращение, на какое только была способна. — Ты избегал меня при любой возможности.

— Это правда, но я знаю женщин.

О, это привело её в бешенство и стёрло любой намёк на попытку смягчиться. Для него она была лишь одной из тысяч других.

«Отплати ему!» — взорвалось в голове.

«Да», — решила она. — «Да!»

— Я всегда хотел знать, почему ты участвуешь в сражениях, если так очевидно ненавидишь это?

— Ты? Хотел знать что-то обо мне? Уже дважды ты признался в подобном. Я удивлена, как тебя ещё не разорвало на части.

Его губы снова дёрнулись.

Она приземлилась и остановилась. Осознав, что она отстала, он тоже остановился, обернулся и посмотрел ей в лицо. Её сердце заколотилось как сумасшедшее при взгляде на него. «Неужели, ты и вправду собираешься это сделать?»

— Я не хотел ранить тебя, когда говорил всё это, — сказал он мягко. — Но уже много недель назад я решил взять себе женщину даже, если она мне не пара, потому что мне нужно постоянство. Это означает, что я не могу быть с тобой, и ты не можешь… просить меня об этом снова.

Любая другая сгодится, но не она, вот, что он ей говорил. «Да, я это сделаю», — решилась вампир.

Медленно, очень медленно она сократила расстояние между ними.

— Ты бы, конечно, не хотел, чтобы я ошивалась поблизости и беспокоила её?

Он кивнул.

— Тогда я дам тебе слово, Шивон.

Его черты медленно расслабились.

— Я не приближусь к твоей женщине, — продолжила она.

— Спасибо.

— Но в таком случае, и ты тоже.

Нимф нахмурился.

И она, обнажив клыки, набросилась на него со всей оставшейся у неё силой.

* * *

Валериан сжал жену в объятьях, всё ещё разгорячённый после удовольствий, которым они только что предавались. Эта женщина не переставала его восхищать. Она была воплощением красоты, обладала добрым, мягким сердцем, а в постели каждый раз превращалась в тигрицу.

— Если Шивон не вернётся в ближайшее время, мне придётся покинуть дворец и отправиться на его поиски. Он один из моих самых верных людей, и он точно послал бы весть, если бы был повод задержаться. Если, конечно, у него была возможность это сделать.

Обеспокоенная Шей напряглась в его руках.

— Ты подозреваешь кого-то в предательстве?

— Я не уверен, но что-то не так.

— Вампир…

Он уверенно покачал головой, отрицая её предположение.

— Алиса не причинит ему вреда. Она его явно любит. Кроме того, нимфы и вампиры союзники.

— Ах, сожалею, что приходится тебе в этом признаваться, сладкий, но у влюблённой женщины только один союзник — её сердце.

— Я знаю женщин, Лунный Лучик, и…

— Всё, остановись. Ни черта ты не знаешь, здоровяк. Иначе, не говорил бы своей жене, как и что ты узнал о других женщинах.

Мягкосердечная? Неужели он серьёзно так думал о своей человеческой женщине? Нимф сжал губы, чтобы не рассмеяться. Такая неистовая, и такая собственница — его жена. Она укокошит любую, которая «пуская в ход свои чары, захочет добиться его тела», — так она однажды сказала. И он, честно говоря, не хотел бы, чтобы это было по-другому.

Шей поцеловала его в грудь, прямо над сердцем, и быстрый язычок оставил за собой огненный след на его коже.

— Может, мне поговорить с Посейдоном? Он, возможно, мог бы рассказать нам, что происходит — особенно, если скучает и придумывает, как заварить какую-нибудь кашу. Тогда он точно может что-то знать об этом.

К ужасу Валериана, Шей и этот ненадёжный, надоедливый бог, подружились.

— Нет. Каждый раз, когда ты с ним говоришь, происходит какая-нибудь катастрофа.

— Эй, это он помог нам снова быть вместе. Дай парню шанс!

— Я бы хотел ему дать под…, - начал нимф, но жена хлопнула его ладошкой по губам.

— Я это слышал, — пробурчал раздражённый голос.

Валериан схватился за свой меч, но клинок исчез в ту же секунду, как его пальцы сжались на рукоятке. Нимф бросил хмурый взгляд на Шей, чтобы убедиться, что она прикрыта, увидел, что чёрная шёлковая сорочка надёжно скрывает её восхитительное тело от гуди до лодыжек, и расслабился. С трудом.

Воздух начал кристаллизоваться перед кроватью, уплотняясь до тех пор, пока не принял форму человеческого тела. Некоторые женщины утверждали, что Посейдон был самым прекрасным мужчиной, когда-либо обитавшим под сенью морских вод. Блестящие волосы, синие глаза. Перекатывающиеся мышцы под безупречной кожей, сила, которую он излучал. Валериан не замечал этой привлекательности, но на всякий случай прикрыл Шей глаза.

Это позабавило бога, и он расхохотался.

— Как будто это что-то изменит, — съязвил он.

Валериан прикусил язык, чтобы ничего на это не ответить. Одно неверное слово, и морской бог мог разрушить целый город. На самом деле, уже однажды чуть не разрушил.

Шей оттолкнула руку Валериана.

— Добро пожаловать, о, могущественный бог морей. И раз ты осчастливил нас своим присутствием, я думаю, не изъявишь ли ты желание нам помочь? У нас, как оказалось, пропали два наших воина, — сказала она. — Ну, теперь уже три. Ты, случайно, ничего об этом не знаешь?

— Возможно, — последовал беззаботный ответ.

Посейдон прошествовал к противоположной стене и провел пальцами по центру. Меч Валериана вновь появился и повис на ней, украшенный разноцветными лентами.

Нимф поморщился и напомнил себе, что следует сохранять спокойствие.

— Ты скажешь нам? — спросила Шей сладеньким голоском. — Пожалуйста.

Валериан предупредительно сжал её в объятьях.

— Я дам местным женщинам очередной урок по правам женщин, — добавила она. — Воины придут в бешенство, и ты сможешь хорошенько развлечься.

Валериан содрогнулся. Когда она выкинула подобное в прошлый раз, его воины остались на неделю без секса, отчего превратились в зверей, огрызающихся на всё подряд, и затевающих драки с первым встречным.

Посейдон пожал плечами, а потом исчез, будто и не бывало. Валериан решил, было, что на этом всё — визит закончен — чему был несказанно рад. Этот бог ему решительно не нравился.

Однако, неземной голос неожиданно раздался в комнате, и прошептал то, что потрясло короля нимф до глубины души.

— Первые двое играют в небольшую игру. Третий, ну, его, кажется, только что съели заживо!

И раскатистый смех бога разлился в ночи, ещё долго отдаваясь эхом вокруг.

Глава 11

Лайел так и не добрался до водопада той ночью…

По пути он встретил Джаду, сестру Бродерика, и нимфа была решительно настроена заполучить его «для пополнения сил», потому что «считала другом своего короля».

На протяжении многих лет самые разные женщины неоднократно предлагали себя Лайелу. Царь вампиров был словно приз, желанный объект завоевания из-за своей недосягаемости. Он же отказывал всем. Тем не менее, некоторые всё равно утверждали, что разделили с ним ложе. Но сердце отвергнутой женщины не прощает, и потому их рассказы были далеко не добрыми.

И вот теперь в очередной раз две красивые женщины боролись за него. Одна была истинным искушением. Другая — источником раздражения, хотя Джада затмевала своей красотой даже Делайлу. По крайней мере, так сказали бы многие. Для Лайела же волосы Джады выглядели слишком светлыми, а её сапфировым глазам не доставало лилового оттенка.

И хотя нимфа была высокой и стройной, с невероятными изгибами тела, постоянно вздёрнутыми, напряжёнными сосками, всё, о чём он мог думать, когда девушка прижалась к нему, была крепость тренированного тела Делайлы, и как прекрасно было ощущать и ласкать его своими ладонями. Как ему нравилось, когда соски амазонки твердели прямо на глазах от одного только его взгляда.

Вампир оттолкнул Джаду, но в пылу страсти нимфа приняла это за заигрывание и быстро разделась. Он остался холодным. Столь же безразличным и холодным, каким оставался последние две сотни лет. И это всё неоспоримее подтверждало способность одной только Делайлы сводить его с ума от желания. Благодарение богам, что он так и не пошёл к водопаду после всего, а отправился охотиться на животных, чтобы отвлечься.

Если бы он отыскал амазонку, то точно сорвался бы и стал пить из неё. Как же близко Лайел подошёл к тому, чтобы поддаться этому соблазну.

А сейчас, после лишённого событий дня, проведённого наедине с самим собой — без столкновений со своей командой, перепалок с командой противников, или даже с самовлюблёнными богами, которые по каким-то причинам не заставили их соревноваться сегодня друг с другом — Лайел обнаружил, что направляется к водопаду, и на этот раз не в силах заставить себя повернуть назад.

Чем занималась сейчас Делайла? Всё ли у неё хорошо?

На остров снова опускалась ночь. Он должен был увидеть её, ему нужно было услышать её голос.

Оказавшись на месте, Лайел выяснил, что амазонка, похоже, здесь тоже не появлялась, и это его встревожило. На удивление, вампир не смог обнаружить даже следа её сладкого запаха. Должен был остаться хотя бы намёк на него, хотя бы едва уловимый шлейф присущего ей аромата. Лайел внимательно всё осмотрел. Казалось, она даже не приближалась к водопаду. Однако, это, судя по всему, не имело значения для его тела. Он был твёрд и мучительно возбуждён уже только потому, что девушка предложила ему себя именно в этом месте.

Мысли о синеволосой амазонке роились у Лайела в голове. О ней обнажённой, извивающейся. О ней в его полной власти.

Каждое движение девушки в его воображении было словно чувственный танец, исполняемый для него. Каждый звук, который слетал с её влажных, сочных губ был для него благословением. Каждый удар её сердца призывно манил.

Эти образы были такие дурные, такие порочные. Но они так и стояли перед глазами, заставляя его рот увлажняться и удлиняться клыки. Чего ему будет стоить вырвать эту искусительницу из своих мыслей? Помимо убийства Делайлы, которое, как он был вынужден признать, совершить ему не под силу, оставалось попробовать лишь одно…

Он должен будет испить из неё. Он больше не станет противиться этому желанию.

Лайел сказал ей, что никогда этого не сделает. И всё же, такая идея уже пустила в нём ростки, проросла и окрепла. И теперь, вампир осознал, что просто должен это сделать.

Мелькнула мысль, что уже только потому, что он вообще обдумывал подобное, он уже был последним подонком, лишённым чести и достоинства. По правде говоря, истинным чудовищем. Делайла хотела получить от него всё, а он намеревался только брать, ничего не отдавая взамен — наполнить свои вены её жизненными соками — свести её всего лишь к еде. Так он, наконец, познает вкус этой женщины, и тогда сможет о ней забыть. Он придумал её себе, вообразил в своих фантазиях, но реальность эти фантазии развеет. Невозможно, чтобы воительница на самом деле оказалась на вкус такой великолепной, как он себе представлял. Никто не мог быть столь великолепен.

Секс не входит в соглашение, он так решил. На этот раз, когда он прикоснётся губами к её телу, он будет контролировать себя. И лучшего времени, чтобы пить из неё, ещё не было. Его не одолевал голод, и он не был ослаблен. Вчера вампир с жадностью напился из дракона, и теперь не испытывал нужды в крови.

Где же она была? Если она и купалась в водопаде, или отдыхала на покрытых мхом валунах, то не оставила никаких следов своего присутствия здесь. Лайел шёл через лес в приглушённом свете опускающихся сумерек, освещавших его путь неясными отсветами багряного и розового зарева. Пышные, в густой изумрудной зелени деревья отличались от знакомых ему деревьев Атлантиды, однако, спустя всего два проведённых здесь дня, уже стали привычными для него. Земля, покрытая плотным ковром мха мягко ложилась под ноги мужчины, приглушая его шаги.

Если бы он был сейчас дома, то тренировал бы свою армию и строил планы по столкновению с драконами и их уничтожению. Пытал бы огнедышащих оборотней в своей темнице. Это было единственным, что действовало на царя вампиров умиротворяюще.

Его часто называли истинным Злом. Он этого не отрицал. Не мог отрицать. Его сердце прогнило насквозь. Обратилось в труху. Его душа была черна. Лайел давно уже не был мужчиной, которого его Сьюзан могла бы полюбить. В момент её смерти он превратился в нечто, что его горячо любимая жена всегда презирала.

Однако, вернуть того Лайела было невозможно. Пути назад уже не было. Не для него. Ненависть пульсировала в его венах, более плотная, чем кровь, которая по ним текла. Он жил отмщением, и лишь стремление добиться возмездия удерживало его сознание от бездны.

И так было все эти проклятые двести лет.

До Делайлы.

Мысли Лайела вновь и вновь возвращались к ней. Боги, как же она его изводила. Ему следовало разыскивать Зейна, который всё ещё не объявился с докладом о планах своей команды. Он должен был обдумать свои следующие шаги против Брэнда и Тагарта. Вместо этого, чем он занимался? Мечтал о том, какая Делайла на вкус!

Что было в этой амазонке такого, что так безумно притягивало его? Ведь, несмотря на её захватывающую дух красоту, острый ум и бурлящую жизнью энергию, она не колебалась бы ни секунды, если бы понадобилось предать любовника ради своих сестёр. Он отчётливо видел это каждый раз, когда она смотрела на Нолу — женщину, которая, вампир был уверен, Делайле даже не нравилась — с какой-то слепой преданностью. В её голосе не было тёплой привязанности, когда она разговаривала с девушкой, её черты не смягчались при взгляде на неё. Однако же, она со всей очевидностью чувствовала свою ответственность за юную амазонку.

Лайел ощутил небольшой укол ревности, и удивлённо моргнул. Ревность? К чему? К преданности Делайлы своему племени? Конечно же, нет! Но он не хотел сознаваться даже себе, что ревновал, потому что Делайла беспокоилась о благополучии кого-то другого больше, чем о нём.

Всё это казалось ему напрочь лишённым какой-либо логики. Он ведь её даже не знал, она ему даже не нравилась, и он не собирался обдумывать возможное будущее с ней. «Просто ты в смятении», — объяснял ему разум. — «Вот и всё. Твоя жизнь пришла в беспорядок. Когда всё вернётся на круги своя, твои эмоции тоже успокоятся».

«Где же она?» — Лайел уже начал терять терпение.

Он втянул носом воздух. Неожиданно, сладковатый запах Делайлы, так не вязавшийся с её воинственным видом, наполнил всё близлежащее пространство. Хотя вампир всё ещё её не видел, его член снова напрягся, и желание, которое он отрицал всего минуту назад, охватило Лайела с новой силой. Рот увлажнился. Кровь…

Амазонка была поблизости.

Мягкая, нежная сторона его натуры, которую он считал умершей так же давно, как и своё сердце, ни с того, ни с сего выкарабкалась сквозь руины и топи его тёмной души, шокируя странной и неожиданной мыслью: «Ты не можешь так с ней поступить. Она будет чувствовать себя преданной. Она будет страдать».

Лайел заскрежетал зубами с такой силой, что располосовал острыми клыками свои дёсны. Что было лучше? Предать кого, Делайлу, или Сьюзан?

Ответ был очевиден. Или должен был быть таковым. Делайлу нужно было выбросить из головы. Скоро, очень скоро так и случится. Потому что он не перестанет выслеживать её, пока не отыщет. Боги могли отправить их на следующее состязание в любую минуту. Проигравшую команду призовут на совет у костра, и Лайелу придется ждать. Если, конечно, он переживёт ещё один такой совет.

— Съешь это, — неожиданно донёсся до него голос Делайлы. — Ты вся бледная.

Каждая клетка в его теле вспыхнула огнём, словно тысячи маленьких преисподних. В ответ что-то пробормотали. Вероятнее всего, это была вторая амазонка, Нола. Лайел полетел над землёй к завесе из листьев с единственной мыслью, пульсировавшей в разгорячённом мозгу. Он должен избавиться от чар этой похитившей его покой ведьмы.

Оставаясь в тени деревьев, вампир выглянул украдкой и обнаружил Делайлу, присевшую возле Нолы. Вот она, его синеволосая мучительница с фиалковыми глазами.

Рядом полыхал костёр, над которым запекалось какое-то животное, а вокруг него сидели обе команды. Напряжение осязаемо висело в воздухе между победителями и побеждёнными. Атланты могли быть сейчас вместе, но они уже были разъединены. Все то и дело бросали друг на друга свирепые взгляды. Зейн сидел в стороне и затачивал сук. Каждые несколько секунд он поглядывал на амазонок. Его кожу покрывал румянец, и движения выдавали бурлящую в нём, бьющую через край силу, но при этом его воин буквально излучал гнев.

Похоже, Лайелу придётся подождать с реализацией своих планов. Он вышел из-под крова деревьев с едва различимым шорохом и приблизился ко второму вампиру. Его обязанностью, как царя, было убедиться, что между ними не возникло никакой вражды. Когда он сел рядом, Зейн ничем не показал, что заметил присутствие Лайела.

Все остальные, однако, заметили.

Разговоры мгновенно стихли. Брэнд даже злобно зашипел. Лайел проигнорировал дракона, зная, что это ещё больше взбесит зверя внутри него. Стараясь не улыбнуться от этой мысли, он бросил взгляд на амазонок.

Нола уставилась на свою еду, которую брала пальцами по кусочку каждые несколько секунд, но так толком и не ела. Делайла держала половину кокосового ореха и пила из неё молоко. При этом она не сводила глаз с Лайела, заманивая его в эту фиалковую ловушку, пленяя. Он не смог бы отвернуться, даже если бы ему приставили нож к горлу. Взгляд амазонки был странным, ничего не выражающим, едва ли не пустым. По нему ничего нельзя было прочесть. Почему? Это было так не похоже на неё. Что она скрывала?

Вампир оскалил клыки в её сторону и облизал их.

Наконец-то, проявление чувств. Желание на мгновенье вспыхнуло в лиловых глазах до того, как она сглотнула и отвернулась. И только тогда, освободившись от могучей хватки её взгляда, он осознал, что что-то тяжёлое и ноющее поселилось у него в груди. Постепенно это ощущение его отпустило, позволив снова дышать свободно. Его член же не успокаивался и продолжал пульсировать. Лайел встряхнулся.

— Всё в порядке? — спросил он Зейна, заметив кровь на губах своего друга. Кровь, независимо от её источника, всегда делала вампиров сильнее. Но кровь, насыщенная вином или какими-нибудь лекарственными снадобьями, могла вызвать вспышку гнева, агрессии и даже насилия. Могло ли это быть причиной мрачного расположения духа Зейна, в котором он сейчас находился? Он что, взял кровь у кого-то, кто был пьян?

— Да, — ответил вампир, не прекращая своего занятия. Каждый раз, когда боги призывали атлантов, они отбирали у них оружие, из-за чего всем приходилось делать всё новое и новое при любом удобном случае. В свои так называемые «свободные» часы они должны были быть готовы ко всему. — Я в порядке.

«Правда? Или лжёт?» — размышлял Лайел.

— Значит, тебе не по душе твои новые обязанности.

— Я не против них, — ответил он ровным тоном, хотя при этом мускул на его лице дёрнулся.

— С тобой что-то не так, Зейн, — прищурился Лайел.

— Да.

По крайней мере, он этого не отрицал.

— Расскажи мне.

— Как царю?

— Как… другу, — сказал он мягче.

Единственным другом, которого Лайел позволил себе за многие годы, был Валериан, и то, лишь потому, что он знал нимфа до смерти Сьюзан. Они встретились во Внешнем Городе и стали союзниками ещё тогда, когда были слишком молоды, чтобы понимать — объединение разных видов всегда вызывало недовольство. Они вместе развлекались, вместе узнавали восторг страсти и чувственных удовольствий, разделяемых с женщинами, вместе сражались, прикрывая друг другу спину.

После смерти Сьюзан король нимф принял вампира у себя и заботился о нём, пока душевная боль Лайела не уступила место жажде мести.

Возможно, теперь и Зейну был нужен кто-то, кто смог бы так же о нём позаботиться. За время, которое этот воин провёл у демонов, его душа была изорвана в клочья.

— Уверен, что хочешь знать? — осведомился Зейн.

Лайел кивнул.

— Когда ты спросил меня тогда, чью кровь я взял…, - начал Зейн, и его пальцы с такой силой сжали камень, которым он затачивал сук, что с острия палки слетели искры.

Желудок Лайела скрутило узлом. «Только не говори, Делайла». Если бы это имя слетело с уст вампира, Лайел не знал, как бы он отреагировал.

— Ты отказался сказать мне.

— Я взял кровь женщины, — закончил Зейн.

«Нет», — у Лайела всё оборвалось внутри.

— Амазонки, — добавил тем временем вампир.

«Нет!»

— Нолы.

Сначала Лайел разозлился, что Зейн одурачил его, хотя он, вероятнее всего, повёл себя так лишь потому, что стыдился своего поступка. Потом почувствовал облегчение. Потом поражённо оцепенел, потому что вдруг осознал, что непроизвольно тянулся за кинжалами, которые заточил всего несколько часов назад. Благодарение богам, обошлось. Он уронил руки на колени.

— Она это позволила? — спросил он, наконец.

— Позволила, но сомневаюсь, что помнит об этом.

Да, это точно стыд сквозил в его словах. Лайел удивлённо моргнул.

— Как она может не помнить?

— Я был с ней, когда она спала.

— И она не проснулась?

— Нет.

— Почему? — допытывался Лайел. Амазонки были очень хорошо тренированы, любая из них проснулась бы в мгновение ока, если бы мужчина прикоснулся к ней. Это он знал из первых рук. И даже если Нола каким-то образом не заметила этого, она должна была обнаружить говорящие сами за себя точечные ранки после этого.

— Я вторгся в её разум, — ответил Зейн, и стыд, явственно чувствовавшийся до этого в его речах, сменился неприкрытым отвращением к самому себе.

Лайел потёр лицо рукой. У некоторых вампиров был дар внушать мысли и образы другим существам. Но большинство из них такими способностями не обладали. Лайел ничего подобного не умел, хотя всегда хотел обладать таким даром. Какая была бы забава, если бы, например, убедить одного дракона перерезать глотку другому.

— Я наполнил её разум снами, в которых она занималась со мной любовью, и когда она открыла мне свои объятья и раскинула ноги, я взял то, что мне было нужно.

— И как ты скрыл от неё следы укусов? И от других тоже? — спросил Лайел, и ещё не закончив вопроса, уже знал, каков будет ответ. При том, как мало на амазонках обычно было надето, существовало лишь одно место, сокрытое под одеждой.

Зейн мгновенье пристально на него смотрел.

— Ты же знаешь, что если бы ты не был моим царем и другом, я бы убил тебя прямо сейчас на этом самом месте, не так ли?

— Да.

— И всё равно, хочешь, чтобы я это сказал?

— Да, — ответил Лайел без колебаний. Возможно, если заставить его сказать это вслух, он больше никогда так не сделает, больше не сможет забыть этот стыд в собственном голосе.

— Я укусил её между ног.

И хотя он уже знал, что Зейн скажет именно это, произнесённые слова всё равно умудрились повергнуть его в шок. «Я снова потерял контроль над своими людьми», — подумал Лайел. При его правлении вампиры жили согласно определённому кодексу поведения. Они могли пить кровь драконов когда угодно и столько, сколько им заблагорассудится, но никогда — никогда — они не смели брать кровь у представителей других рас без разрешения.

Некоторые испытывали наслаждение, когда их кусали, и находили в этом удовольствие. Но другие отказывались даже думать об этом, ошибочно полагая, что укус может превратить их самих в пьющих кровь. За многие годы Лайел выяснил, что только люди могут быть обращены таким образом. Большинство, однако, умирало при этом, вот почему он никогда не пытался обратить Сьюзан.

Неожиданно крики его жены наводнили разум, такие громкие, что могли бы разбить стекло, если бы были слышны не только в его голове, и такие острые, что резали душу мужчины на куски. Они всегда были где-то там, почти на поверхности, но обычно ему удавалось их сдерживать. «Только не это, только не это, замолчите!»

Ему удалось подчинить их своей воле, лишь тогда, когда он встретился взглядом с Делайлой. Как? Почему? Он обливался потом. Задыхался. Делайла нахмурилась и повернулась к своей сестре. Он поступил также, чтобы избавиться от эмоций, которые она в нём воскрешала. К счастью, крики не возобновились.

Делайла сказала, что Нола была бледна, но это было не так. Девушка была мертвенно-бледной, белой до такой степени, что на её коже даже проступали синие жилки. Чёрные круги прочно залегли под её глазами.

— Ты взял слишком много, — сказал он Зейну.

— Я знаю, — ответил тот сквозь стиснутые зубы.

— Больше ты к ней не прикоснёшься. Ты понял?

— Она из твоей команды. Конечно, она нужна тебе сильной! Что потом? Потребуешь, чтобы я проиграл для тебя? — неожиданно взорвался вампир.

Огонь клокотал в венах Лайела.

— Попридержи язык, если не хочешь его лишиться. Она заслужила право выбора, Зейн, свободного выбора, которого ты ей не дал!

«Лицемер», — думал он про себя. Разве не то же самое он планировал проделать с Делайлой?

— Я знаю! — согласился воин.

— Ссоритесь, кровопийцы? — засмеялся Брэнд, привлекая на себя внимание и ярость Лайела. — Как печально.

Кое-кто ещё захихикал.

— Прибереги свои шуточки до следующего состязания, — неожиданно вмешалась Делайла. По крайней мере, она выглядела скорее разозлённой, чем разделяющей веселье оборотня.

Тагарт поднял бровь, и его золотистые сверкающие глаза уставились на неё.

— Амазонка с мягким сердцем. Кто бы мог подумать?

— Дракон, которого ожидает печальный конец, — парировала она. — Я давно это подозревала.

Янтарные глаза сузились.

— Это что, угроза?

Она поднялась на ноги, распрямляя плечи.

— Нет. Обещание. Я не потерплю оскорблений. Особенно, со стороны моих предполагаемых союзников.

Мгновенье спустя Лайел стоял рядом с ней, ещё до того, как осознал, что пришёл в движение.

— Бросаешь вызов девчонке, огнедышащий ублюдок? Возможно, до тебя, наконец, дошло, что большие мальчики тебе не по зубам!

Он сумел привлечь внимание Тагарта, и дышавшее угрозой бешенство дракона обратилось на вампира.

— Я не забыл, как ты меня покусал, — прорычал Тагарт.

— А я никак не могу избавиться от твоего отвратительного вкуса во рту.

На долю секунды лицо оборотня исказилось от гнева, кости удлинились, и мелькнула драконья морда, острые, как бритва зубы и зелёная чешуя. По всей видимости, зверь внутри него никогда не дремал.

— Я не собираюсь ждать, когда твоя команда сама от тебя избавится, вампир. И не собираюсь позволять богам украсть у меня удовольствие от твоего убийства. Я позабочусь о тебе сам, здесь и сейчас!

Кровь Лайела закипела, обжигая вены изнутри.

— Иди и возьми меня, — выплюнул он. «Ну же, пожалуйста», — как же хотелось, чтобы он его спровоцировал.

— Хватит! — вмешалась Делайла, вставая между ними.

Взгляд Лайела метнулся к ней. Неожиданный порыв ветра взметнул синие волосы и окутал ими девушку. Ветер — вампир подозревал, что каждое его дуновение приближало богов к ним, они были рядом, они наблюдали, всё время наблюдали.

Амазонка была напряжена, скрюченные пальцы угрожали коготками.

То, что она держалась к Лайелу спиной, о многом говорило, но он не был уверен, понял ли это Тагарт, потому что дракон самодовольно ухмылялся, как будто Делайла делала это, чтобы защитить его. Дурак! Она просто верила, что Лайел не нападет на неё со спины.

«Глупая», — подумал он теперь уже о Делайле. Ей не следовало так ему доверять. Ей следовало бежать от него. Как можно быстрее, и как можно дальше. Убежать навсегда.

«Я, вероятно, бросился бы за ней в погоню», — сознался он сам себе.

«Дурак!» — это было уже в свой собственный адрес. Она ему не принадлежала, и никогда не будет принадлежать.

И вот за это, как ни за что другое, он внезапно захотел наброситься на Тагарта и сожрать его, орган за органом, напоследок оставив глаза ублюдка, чтобы он увидел все ужасные вещи, которые Лайел собирался с ним проделать.

Вампир нащупал рукоятку своего клинка.

— Я жду, — бросил он дракону.

Делайла неожиданно потянулась назад и провела ладонью по его животу. Он едва не поперхнулся чуть не вырвавшимся от шока возбуждённым вздохом.

Что бы ни сказал её взгляд, которым амазонка одарила дракона, щёки того зарделись. Он хмуро посмотрел на Лайела в последний раз, и двинулся по направлению к лесу вместе с Брэндом, последовавшим за ним по пятам. Вероятно, займутся планированием его убийства. Лайел надеялся, что это так и есть. Он собирался хорошенько развлечься, срывая их планы.

Многочисленные пары глаз наблюдали, как Делайла обернулась к нему лицом. Этот лиловый взгляд прошёлся по нему снизу вверх, практически раздевая, и Лайел обнаружил, что отступает назад, подальше от силы, жара и соблазна, который она излучала.

— Водопад, — прошептала она. — Ты придёшь?

— На этот раз ты там будешь? — прошептал он в ответ, внутренне проклиная себя за то, что не смог совладать со своим внезапно осипшим голосом.

Она пришла в трепет и приоткрыла губы от удивления.

— Ты ходил туда?

— Прошлой ночью? Нет, — ответил он. Это было правдой. Но амазонка, очевидно, не была там вообще.

— Что ж, я заметила упрёк в твоем тоне, за то, что не пришла. Нет, не говори больше ни слова. Меня задержала сестра, — объяснила она.

Лайел никогда бы в этом не сознался, но он почувствовал огромное облегчение от того, что она не передумала.

Все сидевшие вокруг костра склонились вперёд, изо всех сил самым бесстыдным образом стараясь подслушать их разговор. Лайел зашипел на них, и любопытные быстро отвернулись. Кое-кто даже начал насвистывать.

Прошла целая вечность, а Делайла всё стояла и молча его изучала. Нет, конечно же, прошло всего несколько секунд.

— Ты доставил удовольствие нимфе?

Это не ревность ли слышна в её тоне? Его это не обрадовало. Правда! Тем не менее, не желая давать ей ответ, которого она ждала, поддразнил амазонку:

— А если бы и так, тебя это беспокоит?

— Нет! Конечно же, нет. — Она опустила взгляд на землю. — Но я видела вас в лесу. Так что…

Он не должен был перед ней оправдываться. Не должен.

— Что сейчас удерживает тебя от того, чтобы снова отвлечься на сестру?

Амазонка осмотрела толпу собравшихся и вернулась к своему вопросу.

— Не увиливай. Я хочу поговорить с тобой. О нимфе. Ты?…

Она позволит ему когда-нибудь сменить эту тему?

— Если ты и правда видела нас, то знаешь, что было, — оборвал он её.

— Видишь ли, я не осталась, чтобы досмотреть до конца. Я бы убила её, и тогда твоя команда не досчиталась бы уже двоих.

Итак, несмотря на то, что она полагала, что он переспал с другой женщиной, амазонка не смогла сделать то, что могло в итоге привести к казни Лайела. Эта мысль согрела его.

— Если ты пойдёшь к водопаду, я буду не в настроении болтать, — сообщил вампир.

Возбуждение мгновенно отразилось на её лице.

— И что же ты будешь в настроении делать? — спросила она опьянённым голосом. — То же, что ты, вероятно, делал с нимфой?

— Если ты появишься у водопада, Делайла, я укушу тебя. Понимаешь? Я буду пить твою кровь.

Она затаила дыхание.

— Но ты обещал никогда не касаться меня таким образом, — казалось, её не расстроило то, что он, возможно, изменил своё решение. — Ты кусал и нимф…?

— Я солгал, ведь именно в этом ты меня всё время обвиняешь, — оборвал он её снова. — Я тебя укушу.

Разочарование омрачило её прелестные черты.

— О чём ещё ты мне солгал? О нимфе?

Если она ещё раз произнесёт это слово, он, наверное,… расхохочется.

— Ты не можешь мне доверять. Никогда. Это всё, что тебе нужно знать.

— Вот, значит, как ты полагаешь заманить меня к водопаду? Может, я как Амазонка, не так хорошо знакома с тем, как обычно ведут себя мужчины, но даже я знаю, что в такой ситуации я вправе рассчитывать на определённую нежность. Тебе лучше пересмотреть свой подход, если ты и вправду рассчитываешь, что я к тебе присоединюсь. Потому что, я сомневаюсь, что та уродливая маленькая нимфочка будет там.

Его губы дрогнули в сдерживаемой улыбке, и он почувствовал, как запершило в горле.

— Я тебя туда не звал. Это ты меня позвала. И я пойду. Часть меня очень надеется, что ты будешь держаться подальше от того места.

Её глаза вспыхнули от ярости и этого, по всей видимости, никогда не угасающего возбуждения.

— А на что же надеется твоя другая часть? Что сексуально-озабоченная сучка отправится туда вместо меня?

— Что ты придешь, что я смогу избавиться от мыслей о тебе.

Она несколько смягчилась, как и всеобъемлющая боль в его груди.

— А если ты не сможешь устоять? — спросила она.

— Тогда, ты ослабнешь от потери крови настолько, что потерпишь неудачу в нашем следующем испытании, и тебя приговорят к смерти, — ответил вампир бесстрастным тоном, хотя сам не был уверен, что верит в свои слова.

— Лжец, — сказала Делайла, приподняв бровь.

Она отреагировала совсем не так, как Лайел ожидал.

— Ты меня хочешь, просто боишься в этом признаться. Кроме того, ты снова и снова повторял мне, чтобы я тебе не верила, — добавила она чрезвычайно самоуверенно. — Но ты так и не сказал мне, спал ли ты с нимфой.

Лайел велел себе не поддаваться на провокацию и не делать то, чего она добивается.

— Я и не собирался ничего говорить. Короче, я тебя предупредил. Это всё, что я мог сделать. Приходи к водопаду на свой страх и риск.

— Я не боюсь тебя, Лайел, — ответила она, поднимая подбородок.

— Глупо с твоей стороны.

— Просто я уверена в своих силах.

— Глупо, — настаивал он. Но глупцом здесь был только он один. Мир вокруг них давно померк. Она и только она занимала все его помыслы. Любой мог сейчас к ним подкрасться незамеченным, и ему было бы всё равно.

Амазонка шагнула ближе, вторгаясь в его драгоценное личное пространство, и с вызовом заглянула ему в глаза.

— Скажи мне, по крайней мере, одну вещь…

— Позволь, угадаю. О нимфе?

Раздражение отразилось на её лице, и она огрызнулась:

— Можешь делать с ней всё, что тебе заблагорассудится. Мне плевать.

Ох, она выглядела готовой просто убить другую женщину. Ей было далеко не плевать!

— Что я хочу знать, — продолжила Делайла, ещё больше сокращая расстояние между ними, — это будешь ли ты меня оплакивать, если в конечном итоге меня казнят?

Ещё чуть ближе, и он, вероятно, заключит амазонку в объятья, прижмётся к ней губами и жадно вкусит их. Мысль о её смерти… причинила ему боль, заставила хотеть вцепиться в неё и никогда не отпускать.

— Нет, — умудрился он выдавить, несмотря на комок в горле, — нет.

Она медленно ухмыльнулась, удивляя его ещё больше.

— И снова я должна напомнить тебе, что ты велел мне не верить ни единому твоему слову, — сказала она. — Я думаю, ты будешь очень по мне скучать.

На этом она развернулась и двинулась медленной походкой в сторону водопада.

Глава 12

«Придёт ли Лайел?» — думала Делайла. — «И прикасался ли он к нимфийской шлюхе?»

Амазонку охватило неожиданное желание вогнать свой деревянный кинжал по самую рукоятку в первое попавшееся дерево. Или сердце. Она не капризничала. Нет. В последние дни она провела больше времени, переживая из-за вампира и его поступков, чем из-за Лили, предстоящего испытания или собственного пугающего будущего. И, как печально это ни было, Делайла сомневалась, что теперь это когда-нибудь изменится.

Со всех сторон от неё вода лилась каскадом в переливающийся бликами кристально прозрачный бассейн. Листья кувшинок лениво покачивались в лунном свете, мягко струящемся с неба. Всё вокруг навевало мысли о мире и покое, и романтике, однако сердце девушки стучало как боевой барабан.

Лайел целый день держался от неё вдалеке. Удовлетворял мерзкую нимфу? Как же она надеялась его увидеть, как же высматривала в каждой тени. Ей ужасно его не хватало, даже этого его извечно мрачного расположения духа, жестоких речей и тому подобного. Тем не менее, она не пыталась его искать, растерянно обдумывая отвратительное откровение Тагарта. У Лайела была жена. Очевидно, он всё ещё её оплакивал.

Делайла не могла вынести мысли о том, что он мог думать о другой женщине, в то время как касался её. И ещё эта нимфа!

— Проклятье!

Амазонка рисковала сейчас — очень сильно рисковала — только, чтобы удовлетворить свое любопытство. По крайней мере, именно этой причиной она объясняла себе свои действия. Завтра, возможно, она в этом уверится. Сейчас же ей хотелось ощутить обладание. Абсолютное обладание, о котором она всегда мечтала. Вампир хотел Делайлу. В какой-то степени хотел.

«О, боги. Придёт ли он?»

Лайел считал её умалишённой, потому что ей вообще пришло в голову предложить подобное свидание, но теперь он и сам поступил также. Возможно, она и была дурой, но ей нужно было узнать о нём больше. Навязчивое желание быть рядом с ним, ощутить, как его клыки погружаются в её вену, сводило с ума самым сладостным образом, и это желание только усиливалось с каждым уходящим мгновеньем. По правде говоря, оно поселилось так глубоко внутри неё, что амазонка уже не могла избавиться от него, вырвать его из себя и изничтожить. Теперь она могла лишь смириться с его всё более усиливающимся на неё влиянием и следовать туда, куда оно её влекло.

«Он так никогда и не придёт?» — думала девушка, начиная терять терпение.

Делайла ходила взад и вперёд, и вода плескалась о её лодыжки. Страх пустил свои ростки в её душу. Она не боялась вампира. Амазонка была достаточно воином и слишком хорошо обучена, чтобы позволить ему полностью себя покорить и причинить боль в процессе. Она опасалась совсем другого. Делайла боялась, что она получит удовольствие от всего, что он будет с ней делать. Что Лайел понравится ей по-настоящему и что она станет хотеть его, нуждаться в нём, жаждать большего и будет не в состоянии его отпустить.

Но и это не остановило её. О, нет. Она сомневалась, что что-либо вообще могло теперь её остановить. Ничто и никто никогда не пленял её так, как Лайел. Всё, что ему нужно было сделать, это появиться здесь, обо всём остальном она позаботится сама.

Ещё одна минута канула в вечность, и следующая за ней… Большую часть дня амазонка провела, делая оружие, и сейчас сжала в руках два ножа, висевшие по бокам. Поколебавшись долю секунды, она бросила их на землю. За ними последовали клинки, закреплённые крест на крест на спине. Они упали на мох, присоединяясь к первой паре. Туда же отправились стрелы, которые она так старательно вырезала.

Без всего этого оружия Делайла почувствовала себя обнажённой. Не настолько, правда, обнажённой, насколько ей хотелось. Недовольно хмыкнув, она села на сухой валун у кромки воды и развязала шнуровку своей обуви. Девушка отбросила её в сторону, как и оружие, и погрузила ступни в тёплую, успокаивающую воду.

«Ну, где же его Аид носит?»

Если он передумал, она станет преследовать его, и –

— Мне не стоило приходить, — сказал он, внезапно очутившись позади неё.

Делайла охнула и обернулась. Вампир не выдал своего присутствия ни единым звуком. Только лишь краткая вспышка размытого движения. И вот он здесь. Прямо перед ней. Такой прекрасный в своей мрачной красоте. Эти истерзанные, трагические глаза пожирают её раскалённым добела взглядом. По крайней мере, Лайел не смотрел на неё с ненавистью.

Однако, увидев его воочию, она вдруг почувствовала себя уязвимой. Внезапно Делайла растеряла всякую уверенность в себе, и не знала, что делать и что сказать. Боги, как же она ненавидела себя за эту слабость. О чём он думал, когда так на неё смотрел? Возможно, ни о чём хорошем. В конце концов, он всё ещё оплакивал свою человеческую жену. Все ещё защищал её честь. Делайле же угрожал смертью при каждом удобном случае.

— Но ты здесь, — сказала она, наконец.

Он жёстко кивнул.

— Здесь. И я… не трогал нимфу.

Облегчение прокатилось сквозь амазонку столь мощной волной, что если бы она стояла, точно свалилась бы с ног. Благодарение богам. Сделай он другое заявление, полетели бы головы.

— Будто мне есть до этого дело, — тем не менее, солгала она с беззаботным видом.

Но, само собой, его не так легко было провести.

— Однако, это не так. Тебе должно быть всё равно, но нет. Я, впрочем, пришёл сюда только за твоей шеей.

— Тебе нужно кормиться, — согласилась она, внезапно расстроившись его ответом. Лайел пришёл не ради неё, он пришёл не ради страсти и удовольствия. Ему нужна лишь пища, и ничего более.

— Ты это знала. Я тебя предупредил. Но нуждаться? — он отрицательно покачал головой. — Я никогда ни в ком не нуждаюсь.

«Что он хочет этим сказать?»

Она не озвучила вопрос, но он всё равно ответил.

— Я хочу твоей крови. Но я не испытываю в ней особой нужды.

— Ты уверен? — спросила Делайла.

Лайел проигнорировал вопрос.

— Сначала ты расскажи, почему с такой готовностью хочешь мне помочь?

— Я не знаю.

Он так внимательно изучал её, что этот взгляд, вероятно, подмечал такие мелкие детали, в которые ей вряд ли хотелось бы его посвящать. К сожалению, амазонка всё ещё испытывала к нему сильнейшее влечение, но для неё было бы лучше, чтобы это было не так.

— Ты ничего обо мне не знаешь, — сказал вампир.

Делайла знала, что он был сильным, верным, находчивым. Он был добрым, когда хотел этого, и чувственным, даже когда не хотел. Она знала, что его поцелуи пьянили и были незабываемыми, а его тело было настоящим совершенством.

— И я не знаю ничего о тебе, — добавил он тем временем, шагнув ближе к ней.

Мурашки пробежали по спине амазонки. Он был так близко, так невероятно близко. Ей нужно было только протянуть руку, чтобы прикоснуться к нему. Но Делайла этого не сделала. Она отвернулась к воде и взялась перебирать кончики своих волос.

— Да, не знаешь, — ответила амазонка.

Хотел ли он этого вообще? Узнать о ней больше? Девушка надеялась, что это было так, но не могла быть уверена ни в чём.

Он сделал ещё шаг, и его колени прикоснулись к её плечам, вызвав дрожь от окатившего Делайлу жаром соприкосновения с её кожей.

— То, что здесь произойдёт, не может закончиться иначе, чем плохо.

Ужасные слова, но Лайел произнёс их с такой жаждой в голосе, что это потрясло амазонку до глубины души и разожгло её собственный голод.

Сексуальное желание для неё было не в новинку. Как много ночей она лежала без сна, задыхаясь, покрытая потом, изнывающая от неутолённого томления плоти и фантазий, заполоняющих сознание? Бесчисленное количество. Как часто она мечтала о мужчине, который бы её любил? Опять же, несметное число раз. Этот мужчина её не любил, но он был сильным, красивым — её ожившей фантазией, воплотившейся в реальной жизни.

И её гордость опустила голову. Инстинкты самосохранения замолчали. Всепоглощающая страсть вытеснила всё остальное вокруг, выжгла и обратила в пепел. Делайла оказалась беззащитна перед ним.

«Слабая, какая же ты слабая», — думала амазонка. Она всегда презирала подобную слабость в других. И ради кого всё это? Ради мужчины. Мужчины, который вероятно может представлять себе на месте Делайлы другую, в то время как будет наслаждаться её собственной кровью.

— Если бы твоя жена была жива…, - начала она, но, почувствовав, как он напрягся, умолкла.

— Как ты смеешь упоминать её при мне? — низко прорычал он. — Как ты о ней узнала? Кто тебе сказал? Я вырву ему глотку собственными зубами.

Угроза ужасающим эхом разнеслась по округе.

— Мне не следовало приходить, — он слегка дёрнулся назад.

— Стой, — остановила его Делайла.

«Я просто жалкая», — мелькнуло у неё в голове. И всё же частичка злости примешалась к её вожделению — злости и ревности. Часть её ненавидела его жену до глубины души. «Мой», — звенело в мозгу. — «Он только мой!»

— Ты всё равно уже здесь. Останься.

Лайел опустил руки ей на плечи и крепко сжал. Её должно было пробрать леденящим ознобом от его холодного прикосновения. Но нет, амазонка, напротив, загорелась ещё более ярким внутренним пламенем.

— О чём ты думала? Только что? — спросил вампир.

— Это тебя не касается, — ответила она, вспыхнув как девчонка, — о боги, как унизительно всё это. Если бы он знал, наверное, стал бы упрекать и, вполне возможно, попытался бы убить её, как и угрожал ей уже сотню раз.

— Твои руки сжались в кулаки, будто ты готовилась к бою, — уже ровно добавил он.

— И это тебя напугало?

Лайел фыркнул, и девушка почти почувствовала улыбку в этом звуке.

В груди легонько и странно кольнуло. Она так неистово захотела увидеть эту улыбку, что даже опешила от подобных эмоций.

— Некоторые люди боятся меня, хочешь — верь, хочешь — нет, — сообщила амазонка.

— Уверен, что боятся.

С показной небрежностью, которой она на самом деле не испытывала, Делайла откинулась и прислонилась к его ногам. Он не отпрянул и позволил ей опереться на них. Она потянулась назад, и погладила его ноги нежно и ласково, вверх и вниз. Ладони жгло, будто огнём, когда она обхватила его лодыжки.

И тут без предупреждения амазонка резко дёрнула вампира за ноги, лишая его опоры.

Застигнутый врасплох, он грохнулся на землю, не имея ни малейшего шанса за что-либо схватиться и устоять на ногах, и безуспешно пытался вдохнуть выбитый из лёгких воздух. Тем временем Делайла взлетела на ноги, обернулась и, не дав Лайелу возможности подняться, запрыгнула на него и оседлала.

— Что ты там говорил, вампир? — промурлыкала девушка.

На мгновенье в его лазурных глазах блеснуло восхищение, которое, впрочем, быстро погасло.

— Милый приёмчик, очевидно, твой любимый, — ответил вампир без улыбки, на которую она надеялась. Но умиление всё равно слышалось в его голосе.

— Спасибо. И, да, он мне нравится.

Он медленно приподнялся на локтях. Делайла перебросила волосы через плечо, открывая шею, и склонила голову набок.

— Давай. Я уже устала ждать, когда ты приступишь. Покончим с этим скорее.

Он покачал головой.

— Я не буду кусать тебя туда, — ответил Лайел, хотя не сводил глаз с её горла, и жадно облизывал губы. — Твои товарищи по команде увидят раны, а им уж точно не понравится, что ты была со мной.

Он говорил невнятно, почти заплетающимся языком, будто перебрал вина.

— Тогда куда?

Его взгляд медленно опустился на внутреннюю сторону её бедра. И она вздрогнула.

— Тебе понравилась мысль о том, что мой рот коснётся тебя там? — спросил он горячо. Однако, ещё не услышав её ответа, затряс головой, и гнев заплескался в его завораживающих глазах. — Не имеет значения. Не отвечай. Я прихожу к выводу, что сам гораздо больше похож на своих людей, чем думал, и я не хочу знать о твоих желаниях.

Словно не слыша его, она всё же ответила, потому что не хотела, чтобы Лайел приравнивал её к вещи, бесчувственному объекту. Когда вампир коснётся её губами, он будет думать только о ней одной, и ни о ком больше, будет знать, что она возбуждена для него, готова для него.

— Да, мне такая мысль очень нравится. Я мечтаю об этом прикосновении, жажду его.

Его зрачки сузились, и он шумно втянул воздух. Делайла могла чувствовать быстрые удары его сердца под своим бедром. Девушка моргнула, и внезапно оказалась уже лежащей на спине. Мужчина склонился над ней, и его белые волосы рассыпались пологом вокруг её лица.

— Посмотрим, что ты скажешь, когда всё закончится.

— Собираешься намеренно причинить мне боль? — выдохнула Делайла.

Его запах окутал её. От него веяло силой. Этот аромат был острым и таким мужественным, что она не смогла удержаться и глубоко вдохнула, наслаждаясь им. В этот момент их тела соприкоснулись, её мягкая грудь с его твёрдой. Соски девушки немедленно затвердели от нестерпимого желания ощутить на себе прикосновение рук этого мужчины.

— Раздвинь ноги, — приказал вампир сквозь зубы, игнорируя её вопрос.

Он приказывал. И хотя однажды Делайла поклялась никогда ему не подчиняться, амазонка обнаружила, что с удовольствием делает именно то, что он велел. Её кровь была такой горячей, что уже, вероятно, расплавляла кости.

Лайел устроился удобнее и придавил её всем своим весом.

Тёплая вода плескалась о ступни Делайлы, поднимаясь всё выше и выше по ногам, бокам, до самых плеч, будто лаская. Несколько локонов его волос взметнулись и развевались вокруг неё, прикасаясь, словно вожжи, к её чувствительной коже.

— Я предупреждал тебя. Я говорил тебе держаться от меня подальше. Но ты здесь.

Лайел оттолкнулся назад и поднялся на колени. Он смотрел на неё сверху вниз с непроницаемым выражением лица. А всё его тело… излучало силу каждой своей напряжённой мышцей.

Живот амазонки затрепетал.

— Я — Делайла. Я здесь. И я твоя.

«Хотя бы на сегодня», — добавила она про себя, и от этой мысли ей сделалось грустно.

Ноздри Лайела расширились. Ногти на безвольно свисавших до этого по бокам руках удлинились. Амазонка представила их на своём теле, сгребающими её в объятья, слегка царапающими кожу. А потом он, конечно, залижет, успокоит боль горячими прикосновениями своего языка. Она станет умолять о большем, и он обратит своё внимание на её лоно, прикоснётся… О, боги. Делайла содрогнулась, ощутив там влагу.

Вампир зарычал, как животное, как настоящий хищник.

— Скажи мне правду. Никакой лжи. Тебя когда-нибудь раньше кусал вампир?

— Да. И это было неприятно.

Руки мужчины легли ей на талию и крепко сжали. От ревности, что он не будет первым, кто её укусит?

— Значит, у тебя нет пристрастия к нашим… тому, как мы это делаем?

— Едва ли.

— Ты говоришь так, будто по-другому быть не может — но я уверяю тебя, что если сделать всё правильно, это может принести несказанное удовольствие. И ещё, в таком случае, мне интересно, зачем позволять мне делать это, если тебе подобное столь ненавистно?

Каким-то образом он всё больше излучал удивительное, невероятно соблазнительное тепло. Оно окутывало девушку, такое опасное, затмевающее всё на своём пути, открывающее перед ним всего лишь… женщину. Воительница внутри которой давно ретировалась. Укусит ли её Лайел так, как надо? Сделает ли это приятным для неё?

— Ну? — потребовал он ответа.

— Из любопытства, — ответила Делайла. Именно этим она предпочла объяснить свой поступок и самой себе.

— Я так не думаю, — покачал головой Лайел.

— Полагаю, тебе следует меньше думать, — ответила она. Амазонка не желала говорить ему правду о том, что не могла вынести даже мысли, что он пойдёт за этим к кому-нибудь другому. Чувство собственницы было для неё столь же в новинку, как и эта всепоглощающая страсть.

— Ты хочешь, чтобы я погрузил в тебя клыки, или нет?

— И ещё, ты слишком много болтаешь, — продолжила дразниться она.

— Вероятно, — сказал он, но не сдвинулся с места.

По его лицу было видно, что он колеблется, и это был первый намёк на испытываемые Лайелом эмоции с тех пор, как он подмял её под себя. Обученная в битвах читать по лицам, амазонка подозревала, что так Лайел просто пытался отговорить самого себя от этого шага, пока не поздно. Вероятно, надеялся, что её ответы на вопросы помогут ему в этом.

Но этот мужчина явно не собирался уходить от неё. Только не после того, как она предложила ему себя вот так открыто, поправ собственную гордость, чего никогда не делала даже для своих сестёр. Даже для Ворика.

— Если ты не укусишь меня в следующие три секунды, вампир, я встану. Я оставлю тебя здесь, и ничто, даже любопытство, не вернёт меня назад.

Он сгрёб её за плечи и пригвоздил к земле, но так и не склонился над ней.

— Не угрожай, если не собираешься выполнять свои угрозы. Это даёт твоим врагам преимущество перед тобой.

— Один, — начала она считать.

Вампир слегка встряхнул её.

— Ты не будешь манипулировать мной, и не будешь меня торопить. Ты поняла?

— Два.

— Только посмотри на себя. — Его руки медленно поднялись к груди Делайлы, и он начал мягко её сжимать. Задохнувшись, амазонка откинулась назад и резко сдвинула ноги от внезапной вспышки острого возбуждения, запульсировавшего внизу живота. — Можешь считать дальше?

— Три, — сказала она, сжав челюсти, и попыталась встать. Лайел сильнее надавил, удерживая девушку на месте. Поддавшись ярости, она взбрыкнула бёдрами и столкнула его. Протиснув одну из ног между их телами, амазонка, что есть мочи пнула вампира. Её сила, должно быть, удивила его, ведь он отлетел назад и приземлился на спину.

В следующее мгновенье Делайла была уже на ногах. Её волосы частично промокли, и вода стекала с них вниз по спине холодными струйками, однако эта прохлада не могла затушить пожар её гнева и неутихающего вожделения.

— Мы закончили! С меня…

Она не увидела его движения.

Вот он лежал на спине, а в следующую секунду уже был на коленях у её ног, схватил за лодыжки своей крепкой хваткой и дёрнул на себя. И теперь уже она полетела на землю, и когда приземлилась, то приземлилась жёстко. Довольно долго Делайла не могла дышать, не могла думать, не могла ничего видеть сквозь дурманящую дымку, застилавшую взор.

Но времени очнуться у неё не оказалось. Острые зубы Лайела вонзились в бедро девушки без предупреждения. Она дёрнулась и застонала, когда почувствовала, как клыки прокусили плоть. Она закричала и упала навзничь. Её пальцы запутались в волосах вампира — таких мягких, шелковистых — совсем не потому, что она хотела его оттолкнуть, нет. Наоборот, она хотела притянуть его ещё ближе к себе.

О, да. Он делал это правильно.

Он пил, и пил, и пил, пока все её ощущения не сосредоточились на прикосновении его рта.

— Лайел, — повторяла она нараспев. Как молитву? Как мольбу? «О, боги! Так хорошо. Так, чёрт возьми, хорошо». Это было, словно амброзия вливалась в её тело через его зубы, согревая, лаская её нервные окончания до лихорадочного состояния.

— Не должно было… быть так…божественно… божественно, — бормотал он.

Его язык облизывал кожу девушки, в то время как он продолжал высасывать её кровь. Она выгибалась и извивалась, её голова безвольно моталась из стороны в сторону.

— Ещё, бери ещё, — стонала она. Второй ногой амазонка обхватила плечо мужчины и провела ею вниз по его спине.

Руки Лайела снова сжали её бедра, и на этот раз когти глубоко вонзились в кожу. Но ей было всё равно. По правде говоря, она упивалась этими ощущениями. Страсть вампира была столь же неистовой, как и её собственная.

— Не хочу… не могу… слишком много, — задыхался он.

— Бери ещё.

— Не должен, — выдохнул Лайел, сделал последний, сильный глоток, и вынул клыки.

Амазонка разочарованно застонала, и вдруг осознала, что позволила бы ему выпить себя досуха. Отдала бы что угодно, лишь бы продлить эту сладостную боль. Делайла не чувствовала ног, будто они стали ватными. Она задыхалась, и это безумие, охватившее её, чем бы оно ни было, всё ещё струилось по венам.

— Я сказала… возьми ещё.

Он облизал губы и закрыл глаза с выражением абсолютного экстаза.

— Ещё чуть-чуть, и ты не смогла бы встать на ноги в течение нескольких часов.

— Не переживай.

— Я должен.

О, боги. Она плыла. Доведённая до отчаяния, сгорающая от желания. Она не могла удержать свои бёдра неподвижными. Они поднимались и опускались, двигались из стороны в сторону, безуспешно пытаясь успокоить сжигавшее её пламя.

— Твои пальцы…тогда…помнишь? — выдохнула амазонка. Если он к ней не прикоснётся… Проклятье! Её возбуждение было слишком сильным, чтобы обуздать его или забыть. — Прикоснись ко мне. Пожалуйста!

Лайел долго и напряжённо молчал.

— Нет, — ответил он, наконец.

Она обвела свои груди ладонями и сжала их, точно так, как он сделал это ранее. Её соски всё сильнее пульсировали, отчаянно желая ощутить прикосновения его ласкающих рук. Стон вырвался из груди Делайлы. Раньше она бы возненавидела себя за это, но сейчас, в это мгновенье, она была полностью поглощена страстью.

Амазонка привыкла брать то, что хотела, тогда, когда ей это было нужно. Прямо сейчас ей нужна была разрядка. Она умрёт, если не получит её немедленно.

— Прикоснись ко мне!

— Нет!

— Но я мучаюсь, — прохныкала она, умоляя.

— Прости, — ответил он, и снова его голос звучал пьяно. Взгляд Лайела застыл на её влажном лоне. — Другой мужчина когда-нибудь пробовал тебя на вкус там? Погружал в тебя язык?

«Ты это делал в моих снах», — ответила она мысленно, но вслух выдохнула:

— Мужчина? Нет.

Ворик раздел и через секунду вошёл в неё, а потом лишь толкался в её тело.

Глаза Лайела ярко вспыхнули глубоким голубым пламенем.

— Женщина?

— Нет. Во снах… — Она выгнула бёдра высоко вверх. — Прикоснись.

— Тебе это понравилось? В твоих снах?

— Да, — о, как ей понравилось. Но она хотела большего, хотела этого наяву. Многие амазонки болтали об этом. «Моя очередь», — думала она.

— Ты мне нужен. Пожалуйста.

— Именно я, или любой подойдёт?

Она уловила нотку ревности в его голосе. Возможно даже, осмелилась подумать девушка, это были собственнические чувства.

— Ты, только ты!

Делайла призывно провела руками вниз по телу, по вздрагивающему, трепещущему животу. Ладони скользнули под кожаный пояс юбки и запорхали прямо над тем местом, где она нуждалась в прикосновении. Амазонка прикусила нижнюю губу. Сделает ли он это?

Лайел со стоном отвёл её руки в стороны и заменил своими, пробираясь под юбку. Два пальца скользнули в жаркую влажность её тела и вернулись, распределяя по лону эту живительную влагу. И снова назад. Он закрыл глаза, будто упивался каждым ощущением, которое дарило её тело.

— Да, да! — стонала Делайла.

Большим пальцем он обвёл набухший клитор девушки.

— Ты такая тугая. У тебя был мужчина, Делайла?

«Делайла». Он произнёс её имя? Он был сейчас с ней и не представлял себе другую! Она едва не кончила.

Делайла опустила взгляд на возбужденный член Лайела, гордо вздыбивший его штаны. Она должна была прикоснуться к нему, должна была попробовать на вкус головку, выглядывавшую из-за пояса, вкусить семя, поблескивающее на ней.

— А у тебя? — спросила она в надежде, что за её сарказмом скроется то, какой властью он сейчас над ней обладает.

Вампир сжал губы, пряча улыбку.

— Как много их у тебя было?

— Один, — призналась она, наконец.

— Думаю, я ненавижу его.

Какое сладостное признание. Амазонка не позволила себе сейчас раздумывать над тем, что Лайел и вправду возненавидит его, когда узнает, что она отдалась дракону. Возможно, он возненавидит так же и её. Даже больше, чем ненавидит сейчас.

— Ты его любила?

— Я думала, что любила. Нет, не так, я думала, что могла бы полюбить его.

«Как можно поднять тему о его жене, чтобы не взбесить его снова?» — мелькнула на мгновенье мысль.

— А вот ты любил, — добавила она.

Лайел кивнул.

— Да. Двести лет назад. Она была всем для меня, — и едва он произнёс эти слова — пришло моментальное отрезвление. Он был всё таким же раскрасневшимся от желания, но вся его мягкость внезапно куда-то исчезла. Вампир вдруг весь напрягся и отскочил от Делайлы, как от ядовитой змеи. — Она и сейчас является всем для меня! Всё ещё!

Лайел говорил это, а его пальцы всё ещё блестели от соков возбуждения Делайлы.

Девушку словно окатило ушатом ледяной воды, и её пламенное возбуждение мгновенно погасло. Вместо этого раздражение и чувство собственничества вспыхнуло с новой силой.

— Она мертва! — заявила амазонка.

И хотя вампир только что насытился, его клыки удлинились и сверкнули над нижней губой. Губой, всё ещё запятнанной кровью Делайлы!

— Ты не будешь о ней говорить. Никогда, — прошипел Лайел.

— А если буду, то что? — амазонка с вызовом вскочила на ноги. Колени едва не подкосились, а ноги отказывались слушаться, такими ватными они были. Каким-то чудом она всё же устояла.

— До сих пор я с тобой обращался мягко. Не вынуждай меня что-либо менять.

— Мягко? — засмеялась она горько. — Ты оскорблял меня при каждой удобной возможности.

Он вспыхнул. Ему стыдно? Он сожалеет?

— Заговори о ней ещё раз, и я не только убью тебя, я вырежу весь твой род!

Отнюдь не запуганная, амазонка не собиралась отступать. Мужчина горевал две сотни лет. Он, возможно, хотел бы умереть вместе со своей женщиной. Но не умер же! И Делайла была убеждена, что ему пришло время начинать жить заново.

— Так же, как ты поступил с драконами? — не сдавалась она.

Мгновенье спустя он оказался нос к носу с Делайлой, и она ощутила его дыхание на своих губах. Несмотря ни на что, ей захотелось притянуть его ближе, ворваться языком к нему в рот и насладиться им ещё раз. Она, возможно, даже укусила бы его, такой неистовой была её страсть.

— Ты понятия не имеешь, о чём говоришь. Поэтому закрой рот! Я не лгал. Я не преувеличивал. Все вы, даже дочурка вашей королевы, о которой ты так нежно отзывалась, умрёте от моей руки.

Делайлу охватила ярость, но одновременно она не могла поверить в то, что он только что сказал.

— Моя кровь прямо сейчас струится по твоему телу, а ты смеешь угрожать мне и тем, кого я люблю? Это низко, даже для тебя.

Искры, горевшие в его глазах, погасли.

— Я — царь. Я делаю всё, что пожелаю и тогда, когда пожелаю.

Это в точности отражало недавние мысли Делайлы, но амазонке не хотелось слышать этого из его уст.

— Даже царя можно превратить в раба, — огрызнулась она.

— Так ты надеешься поработить меня, не так ли? Решила раскрыть карты. Ты — Амазонка до мозга костей. «Отдай вампиру кровь, и посмотри, как он станет умолять о большем». Таков был план?

— Это не то…

Он оборвал её низким рычанием.

— Так знай, что я никогда ничего не попрошу у тебя, Амазонка. Никогда!

Делайла, в конце концов, позволила себе шагнуть ближе к нему. Но не вцепилась в него и не поцеловала.

— Я это уже слышала. Не ты ли говорил, что не будешь пить из меня? — поинтересовалась она. — Так как я тебе показалась на вкус? — закончила девушка самодовольно, моля богов, чтобы он это как следует прочувствовал.

Глаза мужчины угрожающе сузились до тонких щёлок.

— Я думаю, будет лучше, если мы впредь станем избегать друг друга. Как я с самого начала и предлагал.

— Я собиралась сказать то же самое… — начала она, но не смогла закончить. Её колени всё-таки подогнулись, и она грохнулась на землю. В голове помутилось, и острая боль взорвалась в висках. Она потёрла их, тяжело постанывая. Что, к Аиду, только что произошло?

Лайел тихо выругался и сгрёб её в охапку.

— Отпусти меня, — умудрилась воспротивиться она, хотя получилось очень слабо, почти беззвучно.

— На самом деле ты не хочешь, чтобы я тебя отпускал, Делайла.

Это было оскорбительно, но, правда.

— Что со мной такое?

— Я, должно быть, слишком много взял.

Кажется, он ещё добавил: «Никогда не пробовал ничего столь богатого, столь прекрасного».

Но уверенности не было. Она различала лишь грохотание непонятных звуков вокруг, и больше ничего.

— Вот ублюдок. Я никогда раньше не падала в обморок! — Она пришла просто в бешенство от того, что подобное вообще могло с ней произойти. Особенно, прямо на глазах у этого мужчины. И хотя, ей нравилось находиться в его объятьях, амазонка никак не могла выкинуть из головы все те жестокости, которые он ей наговорил. — Поставь меня на ноги. Сейчас же!

— Падала ты в обмороки раньше, или нет — сейчас не важно, но если я тебя поставлю, именно это и произойдёт. Снова.

— Ничего, я рискну.

Лайел отпустил сначала её ноги, и Делайла тут же пожалела о своём требовании. Пока поток холодного воздуха не коснулся её ягодиц, она и не понимала, насколько разгорячённой была из-за их близости. И она была такой до сих пор. Едва коснувшись ступнями твёрдой почвы, Делайла сомкнула колени, полная решимости любой ценой остаться в вертикальном положении.

Тогда-то вампир и отпустил её окончательно, прищёлкнув языком.

Девушка тут же качнулась вперёд, словно подхваченная волной океана, не в силах удержать равновесие. Лайел, молча, обхватил её руками и поддержал. Просто удержал в объятьях. Услышав бешеный стук его сильного сердца, она вдруг расслабилась, больше не пытаясь вырываться. Просто слушала. Медленно, так сладостно, его руки принялись гладить её вдоль спины вверх и вниз.

Делайла ожидала, что вампир оттолкнёт её. Что станет говорить, что, мол, предупреждал. Но он не сделал ни того, ни другого… Сможет ли она когда-нибудь понять этого мужчину?

Обнимающие её руки напряглись так, что ей стало трудно дышать. Но девушка не протестовала. Ей это нравилось, это приносило чувство защищённости. Мужчина, который сейчас держал её в объятьях, не был тем мужчиной, который оскорблял её перед этим.

— Ты смущаешь меня, — сказала она мягко.

— Я знаю. Я сам себя смущаю. — Его дыхание коснулось макушки девушки, и спустя мгновенье он прижался к ней подбородком. — Я по-прежнему думаю, что будет мудро держаться на расстоянии друг от друга.

— Я… — «хочу, чтобы ты меня поцеловал. Чтобы ты заставил меня забыть, из-за чего мы ссорились. Убеди меня, что у нас с тобой есть завтра». — Вероятно, ты прав, — сказала она вслух.

— Так, так, так, — раздался позади них голос. — Какая умилительная картинка, не правда ли?

Глава 13

Голос дракона прервал мысли Лайела, когда он всё ещё был под властью бурлившего в нём возбуждения. «Какая удача. Правда!»

Делайла напряглась в руках вампира.

«Делайла…» Кровь амазонки была воистину божественным нектаром. Один маленький глоток, и он словно вознёсся на небеса. Глоток побольше, и он испытал такой сексуальный экстаз, какого никогда не испытывал даже в моменты самого неистового полового акта. Лайелу не следовало пробовать её, нет. Он ожидал, что амазонка окажется обыкновенной, и он сможет приравнять её просто к еде. Но, увы, он ошибся.

Теперь он знал правду. Теперь он знал, что ничто в мире не могло сравниться с ней. Ни богатый, насыщенный вкус старого вина, ни даже амброзия.

Вампир медленно опустил руки и повернулся, поражаясь тому, какое облегчение испытал при виде двух драконов. На удивление, оба воина стояли плечом к плечу, как союзники, хотя большинство других рас уже разделились, подчиняясь жестоким правилам игры богов. Ещё мгновенье, и Лайел, вероятно, совершил бы что-то непоправимое. «Как будто ты уже не сделал этого», — прошелестело в мозгу. Ладно, тогда что-то… нежное.

Боги, эта женщина бросала ему вызов. Злила его и одновременно притягивала. Изводила, резала его сердце на куски и опустошала душу. Однажды у неё был любовник. Она допустила его в своё сладкое тело, и за это вампир презирал ублюдка всем своим существом. Однако, сейчас было не слишком удачное время для подобных размышлений.

Лайел неторопливо изучал своих новых противников. Ярость затопила вампира при виде их рассерженных золотистых глаз. Так-то лучше. Это чувство было неотъемлемой частью его естества, оно срослось с ним, сплавилось с его костями, текло вместе с кровью по венам. И всё же, сегодня ночью он не испытывал потребности напасть и убить. Почему?

Лайел заверил себя, что Делайла не могла исцелить его внутренние раны. Там уже нечего было лечить. Некоторые удары наносят непоправимый вред, такой всеобъемлющий, что края таких ран уже не затягиваются и их не сшить. Амазонка не заставляла его забыть. Ведь Лайел забыть не мог. Возможно, это просто то странное чувство облегчения, которое он испытал при появлении оборотней, удерживало его и сейчас на месте, приглушая привычный гнев. Драконы не дали ему совершить глупость.

Больше, чем просто глупость. Делайла задыхалась и трепетала от страсти в его объятьях, и Лайел был очень близок к тому, чтобы уступить ей. Вампир был близок к тому, чтобы дать ей всё. Секс, обещания… вечность. Он всё ещё был готов сделать это. Боги, он уже не касался этой девушки, но по-прежнему мог чувствовать мягкость её тела. Хуже того, это болезненное чувство нежности, которое он испытал, никак не покидало его. Чувство нежности к ней.

Лайел вдруг осознал, что уже несколько секунд — может даже минут? — никто не произносил ни слова. Они стояли друг напротив друга в абсолютной тишине. Лайел знал, почему молчал сам, он просто потерялся в мыслях. Но они, почему молчали они?

— Как мило с вашей стороны присоединиться к нам, — произнес он, чтобы нарушить образовавшуюся тишину, на удивление ровным голосом.

Брэнд и Тагарт одновременно моргнули, будто не могли поверить, что не ослышались. Однако, драконы не расслабились, очевидно по — прежнему ожидая, что он всё же нападёт. Оба держали ладони на рукоятках своих деревянных клинков.

— Он ранил тебя? — обратился Брэнд к Делайле, не сводя своих сузившихся, полных угрозой глаз с вампира.

Лайел не был до конца уверен, какой именно ответ он ожидал услышать от амазонки — или каким ему хотелось, чтобы был этот ответ. Часть его желала, чтобы женщина, чья кровь сейчас текла по его венам, восхваляла его. Встала на его сторону. Чтобы они вдвоём противостояли всему миру, вместе, как две половинки одного целого.

Другая его часть стремилась услышать, как она обвиняет его, как заявляет, что он на самом деле причинил ей боль. С этим будет легче жить потом, когда он останется один на один со своим позором. Тогда он смог бы убедить себя, что целовал эту девушку не потому, что жаждал её больше, чем отмщения, и что в тот ужасный, но такой прекрасный момент он не относился к ней столь же ласково, как когда-то к Сьюзан.

Если бы только Лайел смог убедить себя в этом. Потому что, даже если бы Сьюзан вдруг восстала из мёртвых и прервала их, он не был уверен, что смог бы оторваться от Делайлы в то мгновенье. И он бы ни секунды не сожалел о том, где побывали его руки. Или где до этого побывал его рот.

Неожиданно Лайел явственно ощутил раздвоение своей собственной личности, будто два совершенно разных существа разрывали его в разные стороны изнутри. Прискорбно, но у обоих этих существ было кое-что общее. Они оба ненавидели его. Вампир решил, что во всём виноват этот остров. Это место не только стравливало брата с братом, но теперь и его рвало на части, приводило в смятение, заставляло сражаться с самим собой.

— Я в порядке, — наконец, ответила Делайла дракону. — Нет нужды беспокоиться.

Лайел был разочарован.

— Но было столько криков…, - возразил воин.

— Я в порядке, — настояла она и залилась ярко алой краской.

— Как и я, — добавил Лайел, хотя сильно сомневался, что драконы переживали на его счёт.

Тагарт прислонился плечом к стволу одного из деревьев в обманчиво небрежной позе.

— Мы ведь уже обсудили это, не так ли? — обратился он к амазонке.

Ни слова не сказав вампиру, ни удостоив его и взглядом, Делайла шагнула в сторону драконов. Его врагов, напомнил он себе. Рычание зародилось у Лайела в горле, но он быстро его подавил. Он не хотел видеть её рядом с ними, он хотел дёрнуть девушку назад, прижать к себе, держать крепко и защищать от всех.

«Но это и к лучшему», — прошелестело в мозгу.

— Перед тем, как ты задашь следующий вопрос, — продолжила амазонка подчёркнуто ровным тоном, — знай, что я не обязана отчитываться перед тобой.

— Нет? — спросил Тагарт не менее подчёркнуто мягким голосом, однако, ему не удалось скрыть клокотавшую в нём ярость.

Лайел не сводил с них глаз, переводя взгляд с одного на другую. Щёки Делайлы снова вспыхнули, и на этот раз она выглядела, как будто, виноватой. Виноватой? Вампир знал, что Делайла заключила союз с драконом, но не подозревал, что между ними могло быть что-то ещё. Чувства? Делайла и этот оборотень были?.. Могли ли они?.. Лайел не хотел об этом даже задумываться. Но не смог не подумать: могли ли они быть заодно, чтобы уничтожить его?

— Проводите меня в лагерь, — велела амазонка драконам.

Руки Лайела сжались в кулаки. Зачем просить их проводить себя? Почему не его?

«Потому что она беспокоится о Тагарте», — услужливо подсказал ему противный голосок в голове. — «И хочет, чтобы он был в безопасности».

«Она не имеет значения. Она для тебя ничто. И её кровь, и её вкус, и её сила и сладость, её мягкое, тёплое тело, её нежные, горячие стоны не значат ровным счётом ничего».

Вампир свирепо сверлил взглядом спину девушки. У неё была элегантная осанка, сильные бёдра — с внутренней стороны одного из которых, он знал, уже запеклись две маленькие ранки — и её ноги погружались сейчас в воду на том самом месте, где он уложил её, накрыв собой. Где она извивалась и стонала, и сжимала его волосы.

Раскалённая страсть амазонки была неподдельной. Она хотела Лайела, независимо от того, беспокоилась о Тагарте, или нет. Возможно, она также разрывалась на части противоречивыми желаниями, как и он?

Неожиданно Делайла пошатнулась и была вынуждена широко расставить ноги, чтобы удержать равновесие.

— Пойдём, драконы. Вернёмся в лагерь. Я проголодалась, — голос выдавал испуг и нетерпение.

Лайел нахмурился. Куда делась самоуверенная женщина, которая умоляла его о большем? «Истощена, из-за тебя». Внезапно Лайел осознал, что из всего того, что было ему ненавистно в произошедшем между ними, худшим было именно это. Он взял слишком много крови, и собственными руками превратил её в это слабое существо. Он был ничем не лучше Зейна, которому только недавно выговаривал за подобное. Делайла, которую он знал, ушла бы, и не оглянулась проверять, следует за ней кто-нибудь, или нет, и если следует, то кто.

«Мнишь себе, что так хорошо успел её узнать?»

Вампир ещё больше нахмурился, и его взгляд стал откровенно злобным.

— Ну? — рявкнула амазонка на оборотней, и снова пошатнулась.

Лайел едва сдержался, чтобы не потянуться к девушке.

Тагарт ощетинился в ответ на её тон, а Брэнд выглядел так, будто отчаянно боролся, чтобы не ухмыльнуться.

— Если хотите остаться при своих внутренностях, я бы порекомендовал вам отвести её в лагерь, — бросил Лайел.

«И ты доверяешь её безопасность драконам?» — звенело в мозгу. — «В этом состоянии она не сможет себя защитить».

«Попроси её остаться», — вспыхнула внезапная мысль.

«Нет! Ни за что!» — мелькнула другая.

«Кто ты? Кем ты стал? Что ты за мужчина? Муж Сьюзан никогда бы так себя не повёл. Он бросился бы на защиту женщины, несмотря ни на что».

У Лайела голова пошла кругом.

Смешливость Бренда мгновенно улетучилась, и он вперился злобным взглядом в вампира.

— Сомневаюсь, что тебе есть дело до моих внутренностей, — огрызнулся дракон.

— Ты злишь Амазонку, а это небезопасно. И если она вырежет их у тебя, что же останется мне на обед?

Бешенство блеснуло в золотистых глазах оборотня, но он не шелохнулся. Однако, Тагарт оказался менее терпелив, выхватил кинжал и ринулся вперёд. Делайла выбросила руку и схватила дракона за запястье, останавливая его.

— Нет, — только и сказала она, но это оказалось очень действенным.

Внимание оборотня, как и внимание Лайела переключилось на амазонку. Вампир крепко сжал зубы, увидев, как они касаются друг друга. «Так-то лучше. Намного лучше», — сказал он себе снова. Сколько же ещё раз ему придётся заниматься самовнушением?

Заострившиеся клыки поранили дёсны, и его собственная кровь, смешавшись с кровью Делайлы, наполнила рот. Лайел нервно проглотил эту огненно — горячую смесь.

Тагарт опустил руку, и, не сводя глаз с Делайлы, прорычал:

— Мы не потерпим твоих угроз, Лайел.

— Так как я царь, ты должен обращаться ко мне не иначе, как Ваше Величество, — съязвил вампир. — И что ты можешь мне сделать, даже если я не перестану, а?

— Уверен, что хочешь это узнать, Лайел? — выплюнул оборотень в ответ.

— Пошли, — позвала Делайла, чуть дрогнувшим голосом. — Мне уже всё это в печёнках сидит!

«Ты не сможешь защитить от меня своего дракона», — взорвалось у Лайела в голове, и красное марево вспыхнуло перед глазами.

Тагарт же вернул кинжал в ножны и отступил.

— Мы не убили тебя до сих пор только потому, вампир, что наш король велел оставить тебя в покое.

— Тагарт, — предупреждающе рявкнул Брэнд. Но тот пропустил это мимо ушей.

— Ты преследовал нас, и мы тебе это позволяли лишь потому, что наш король желает мира. Он узнал, что случилось с тобой, и как погибла твоя женщина. Он искренне сожалел об этом, надеялся как-то возместить ущерб. Ну, а мне, как ты знаешь, до этого нет дела, и короля здесь нет. Мы же с тобой здесь. И, если в этой гнусной игре и есть хоть одна положительная сторона, так это то, что тебя можно прикончить. Прошлый раз меня остановили. Больше этого не повторится, поверь мне!

Услышав, как дракон произносит «твоя женщина», Лайела охватила такая ярость, что окружающий мир померк. Он бросился на тёмного оборотня, намереваясь свалить ублюдка и одним молниеносным движением разорвать зубами его глотку.

Готовый к подобной реакции, Тагарт осклабился и раскрыл руки в приглашающем жесте.

Но до Тагарта вампир не добрался. Он налетел на Делайлу, которая бросилась наперерез. Они столкнулись и кубарем покатились по земле, больно ударяясь о камни телами. Сердце амазонки неистово колотилось, эхом вторя его собственному. Лайел чувствовал мягкую полную грудь девушки, тесно прижатую к его твёрдой груди. Волосы окутали лицо вампира небесно-голубой завесой.

И мгновенье спустя его зубы вонзились в Делайлу. Помутившийся от бешенства рассудок не успел осознать, что происходит, и он не сразу понял, что промахнулся. Её сладкая, сладчайшая кровь снова наполнила рот вампира. Однако, на этот раз он не был нежен, не был заботлив. Лишь пронизанный болью и страхом крик амазонки привёл его в чувства. Лайел судорожно вздохнул и отпрянул от девушки.

Тёплая, восхитительная кровь стекала струйкой по его подбородку. Лайел уставился обезумевшими глазами на распростёртую перед ним женщину, на которую он только что варварски напал. Амазонка лежала с закрытыми глазами и с трудом могла дышать. Теперь она задыхалась от боли, а не от удовольствия, и это восхитительное тело окрасилось ярко-красным от заливающей его крови. Тем не менее, приоткрывшиеся глаза были сухими. В них не было слёз, как и не было ненависти. Только слепая паника и сожаление, что её жизнь, возможно, подошла к концу.

И ради чего? Чтобы спасти ничтожного дракона?

— Зачем ты это сделала? — взревел вампир. Его ярость мгновенно остыла, оставляя в душе лишь чувство вины. Угрызения совести. И… ещё больше ненависти — к самому себе. — Зачем?!

Она не ответила. Вероятно, была не в силах. Веки девушки медленно опустились.

Лайел склонился, чтобы поднять её на руки — нежно, как можно нежнее — но, в то же мгновенье, Брэнд сгрёб его за плечи и отшвырнул назад, подальше от неё. Лайел остервенело зашипел на дракона. Оба оборотня засуетились вокруг Делайлы. Брэнд пытался о ней позаботиться — «Это я должен быть на его месте сейчас!» — а Тагарт не сводил глаз с Лайела, красноречиво давая понять, чтобы даже не смел приближаться.

— … будет хорошо, — говорил Брэнд. — Я здесь, я обо всём позабочусь.

— Нет, это я о ней позабочусь, — Лайел прыгнул вперёд, подхватил амазонку на руки так осторожно, как только мог, и поднялся в воздух. Воины могли обернуться драконами и погнаться за ними, но они этого не сделали. Почему, он не знал, и сейчас ему было не до того.

Делайла безвольно лежала в его руках.

«Это натворил я. Я», — пульсировало в висках.

В отличие от него, она не сможет излечиться быстро. Или сможет? Лайел мало что знал об амазонках. «Пожалуйста, пусть только они обладают способностью быстро исцеляться». Но он взял так много её крови перед этим, и сейчас…

— Ты будешь жить, Делайла, хотя бы, чтобы потом наказать меня за это.

Обнаружив покрытый мхом берег у одного из ручьёв, Лайел приземлился и бережно опустил девушку на землю. Сорвав с груди рубашку, он аккуратно обернул ткань вокруг её шеи, чтобы остановить кровотечение. Осторожно, очень осторожно.

Прекрасные глаза опять распахнулись, и тени, отбрасываемые на лицо длинными ресницами, исчезли.

Вампир едва набрался смелости посмотреть в эти глаза. Но когда всё же сделал это, у него всё сжалось в груди. Делайла была такой бледной, даже бледнее, чем тогда Нола.

— Ты будешь пить мою кровь, — сказал он ей. И это был не вопрос. Приказ. Лайел не делился своей кровью ни с кем уже много веков, но сейчас не сомневался ни секунды.

Амазонка открыла, было, рот, чтобы ответить, но послышался лишь болезненный вздох.

Располосовав запястье одним из когтей, Лайел прижал его ко рту девушки. Она же крепко сжала губы и отвернулась.

Лайел схватил её свободной рукой за подбородок и повернул обратно. Сильные пальцы нажали на челюсти, и заставили рот раскрыться. Кровь закапала внутрь, но Делайла отказывалась её глотать.

— Пей, — велел вампир.

Она впилась в него глазами. Должно быть, сама мысль о поглощении чужой крови была ей омерзительна, казалась варварской и вызывающей отвращение. Лишь вампиры были вынуждены поступать так, чтобы выжить, а демоны делали это, потому что им нравился вкус крови. Большинство остальных рас брезговали подобным.

— Не беспокойся, ты не станешь вампиром. Такое случается только с людьми, — по крайней мере, на сколько ему было известно. Тем не менее, ради спасения Делайлы стоило рискнуть. — Если мне придётся, я протолкну её тебе в горло. Глотай!

И она проглотила.

— Зачем ты вмешалась? — спросил Лайел, чтобы как-то отвлечь девушку от процесса. Возможно, намного в большей мере он сам жаждал узнать ответ на поставленный вопрос, но вслух никогда бы не признался в этом. — Зачем ты спасла его?

В подобной ситуации лишь один ответ имел смысл, и теперь он нравился ему ещё меньше, чем прежде. Обычный союз не мог побудить женщину добровольно пожертвовать жизнью ради мужчины. Однако, ради любовника, она могла пойти на подобное…

Лайел никак не мог отделаться от этих подозрений. Ему постоянно представлялась Делайла в объятьях Тагарта, обнажённая, извивающаяся, выдыхающая имя ублюдка, в то время как он берёт её тело так же, как хотел сам Лайел.

«Сьюзан…»

«Нет. Не думай о ней. Не сейчас».

Позже он сможет сожалеть. Сможет кричать, ругать себя и проклинать. И ненавидеть себя ещё больше. Позже…

Делайла снова попыталась отвернуться, но он сжал ей челюсти ещё крепче.

— Ты будешь пить, пока краски не вернутся на твоё лицо.

Лиловые глаза гневно вспыхнули.

Она, по-прежнему, была слишком бледна. Синяки красовались под глазами, и напряжённые линии залегли вокруг рта.

— Ты помогла мне. Теперь я помогаю тебе, — убеждал вампир амазонку.

Рана на запястье постоянно порывалась закрыться, так что ему пришлось несколько раз надрезать её снова. Делайла в конце концов прекратила попытки отвернуться или стиснуть зубы.

Спустя некоторое время он решил, что она выпила достаточно.

Напряжение покинуло её черты, щёки порозовели, и кожа прямо на глазах засияла жизнью. Лайел не мог избавиться от чувства глубочайшего облегчения. Дрожащими руками он осторожно развязал рубашку на её шее.

Отметины от зубов всё ещё красовались на ней, по—прежнему, глубокие, неправильные, но они больше не истекали кровью. Вампир вскочил на ноги, не удивляясь что они также дрожат, и пошёл к воде. Наклонившись и оторвав несколько полос ткани от своих штанов, Лайел намочил ткань в ручье и вернулся к Делайле.

— Со мной и хуже бывало, — сказала амазонка охрипшим, резким голосом.

Поразительно, но она уже могла говорить. Однако, её слова потрясли Лайела до глубины души. Он сильно поранил её, а она ещё пыталась его утешать. Почему?

— Я не хотел…

— Я знаю.

— Если почувствуешь себя плохо, — сказал он тоже хрипло, — дай мне знать. Я, по правде говоря, никогда не слышал, чтобы такое случалось с существами Атлантиды, но с людьми часто бывает, что кровь вампира поражает их тело как разрушительная болезнь, невероятно ослабляя их.

— Люди могут превратиться в вампиров? — спросила она.

— Некоторые могут. Большинство просто умирает.

Делайла сердито выдохнула, что, по всей видимости, демонстрировало, как ей не по душе такое положение вещей.

— Всё равно. Ты не должен был заставлять меня пить. Я Амазонка, я не вампир!

— Ты жива. И это единственное, что имеет значение.

— Да, и когда я вернусь в Атлантиду, я буду ещё больше отдалена от своих сестёр. Ведь они станут презирать меня, если мне придётся пить кровь, чтобы выжить.

Лайел удивился. Делайла не была близка со своими сёстрами? Почему?

— Разве амазонки никогда не брали в рабы вампиров? К слову, к какой расе относился твой отец? — поинтересовался он.

Девушка отвела взгляд, и смотрела куда угодно, лишь бы не в его сторону.

— Нет, мы никогда не брали в плен вампиров. А что касается второго вопроса, я не буду отвечать.

— Ну, пожалуйста, — неожиданно попросил он.

Делайла потрясённо моргнула.

— По-моему, это первый раз, когда ты о чём-то вежливо просишь.

— Пожалуйста, — повторил вампир. — Кем бы он ни был, именно от него в наследство тебе достались волосы такого необычного цвета, правда?

— Нет. Некоторые амазонки рождаются с необычным цветом волос.

В таком случае он вообще ничего не понимал.

— Делайла… расскажи мне, — попросил Лайел снова, не в силах преодолеть своё странное любопытство.

— Ты будешь смеяться, — смутилась она.

— Не буду. Клянусь.

— Он кентавр, — призналась Делайла, залившись пунцовым румянцем. — И если только посмеешь обозвать меня Кобылой, я тебя прирежу.

«Её кто-то так называл?» — поразился Лайел, и ему нестерпимо захотелось наказать всех, кто посмел это сделать.

— Ты слишком миленькая, чтобы обзывать тебя кобылой.

Она покраснела ещё сильнее.

— Я… Спасибо тебе. Он не был ни королём, ни воином. У него не было знатного происхождения, но зато — неотразимая улыбка. Это всё, что я о нём знаю.

По её тону угадывалось, что девушка не в восторге от подобных фактов биографии родителя. Вероятно, из-за недостатков своего отца амазонке постоянно приходилось утверждать свою силу, и доказывать превосходство. Желание наказать её сестёр ещё больше усилилось. Что было не приемлемо для него. Пришло время сменить тему.

— Так зачем ты это сделала? — снова спросил он, поднося мокрую ткань к её шее. Лайел аккуратно отжал воду на рану, пытаясь промыть её, не прикасаясь руками, чтобы не причинять девушке дополнительную боль.

Делайла не стала уточнять, о чём речь. Было ясно и так.

— Это не имеет значения, — ответила она и отвернулась.

— Имеет.

— Почему?

— Ты спасала его!

— Я спасала тебя, — возразила Делайла, сдвинув брови.

— Нет. — «Что она хочет этим сказать?» — Ты спасла Тагарта.

Амазонка всплеснула руками.

— Даже если и так? Он из моей команды.

— И это делает его жизнь ценнее твоей собственной? — огрызнулся Лайел.

— Команда должна…

— Прекрасно, будь с ним заодно, чтобы уничтожить меня, если ты должна. Но скажи мне одну вещь. Он твой любовник?

Делайла задумчиво рассматривала Лайела, немного колеблясь с ответом.

— А это для тебя имеет значение? — наконец, спросила она.

«Да», — чуть не ответил он.

— Нет!

— Тогда, тебе будет всё равно, если я позволю ему прикасаться к своей груди и ласкать языком мои соски? Тебе будет плевать, если я направлю его пальцы внутрь себя и…

— Нет! Замолчи, не произноси больше ни слова, — взорвался вампир. Он так сжал ткань в кулаке, выжимая из неё последнюю влагу, что побелели костяшки. Прозрачные капли смешались с красными, стекая розовыми ручейками по изгибу шеи амазонки на изумрудный мох.

— Если ты пустишь его в свою постель, — неожиданно для самого себя добавил мужчина, не в силах, удержаться, — я съем его сердце прямо у тебя на глазах.

Возможно, ему показалось, но на мгновенье смотревшие на него фиалковые глаза сверкнули восторгом.

— Лишь одного мужчину я хочу в подобном смысле, — мягко призналась она.

«Благодарение богам», — невольно подумала девушка. — «А ты становишься всё бесстыднее с каждой секундой», — сокрушённо вздохнула она, признавая, что всё же реагирует на этого мужчину совершенно непозволительно. Амазонка попыталась сесть, но он схватил её за плечи и уложил обратно на землю.

— Ещё рано. Отдыхай.

— Хватит мной помыкать, — возмутилась Делайла.

— Я стану делать то, что посчитаю нужным. Я сильнее тебя.

— Только, если я сама тебе это позволю.

Лайел неожиданно склонился и прилёг рядом, положив руку на живот девушки. Он отчаянно нуждался в ощущении тепла её тела, её жизненной силы. В ответ на прикосновение Делайла затрепетала.

— Ты, действительно, считаешь себя сильнее меня? — поинтересовался вампир.

— Считаю? — фыркнула амазонка. — Твоя задница попадала в полное дерьмо почаще меня за последние несколько дней.

Лайел удивлённо засмеялся. И замер. Смех? Сейчас? Уже очень долгое время эта эмоция была настолько чуждой его жизни, что он и забыл, как такое вообще возможно.

Делайла смотрела на него, как зачарованная.

— Я предполагала, что у тебя очаровательная улыбка, но твой смех… ты должен чаще смеяться. Ты становишься просто потрясающим, когда смеёшься.

Он отвернулся, признаваясь сам себе, что из них двоих она на самом деле была сильнее.

— Это сумасшествие должно скоро закончиться, — сказал он со вздохом. — Мы должны найти способ покончить с этим.

— Если не поубиваем друг друга до того, — пробормотала Делайла.

Эта девушка подошла сегодня к смерти так близко, что едва не переступила черту. Печально, но вампир не мог винить в этом богов. Только он был виноват. Он один.

— Я… прости меня.

— За что? — удивилась Делайла, откровенно смущаясь.

— Боги, Делайла, ну ты же не повредилась ко всему умом. Как ты думаешь, за что?

— За то, что укусил меня, я знаю. Но объяснись, я не понимаю, почему ты просишь прощения.

— Я поранил тебя, Делайла.

— Но я сама подставилась, Лайел. Так что нет нужды извиняться за этот укус. Однако, за кое — что другое мог бы и извиниться, — добавила амазонка, чувствуя себя на седьмом небе от счастья при звуке собственного имени из уст этого мужчины.

— За что другое?

— Ты перестал меня целовать и оставил… неудовлетворённой.

Лайела словно кипятком окатило. Мышцы непроизвольно дёрнулись в ответ на её слова, а член моментально затвердел. Опять.

— За это я не собираюсь приносить извинений.

Она подняла руку и обвела ранки на шее.

— Я хотела бы закончить начатое, — сказала она, надув губки.

Лайел позволил себе коснуться пальцами её пупка — «какая же прелестная, гладкая кожа, какие татуировки» — кровь вампира всё быстрее струилась по венам, когда он медленно поглаживал живот девушки. «Остановись. Нельзя», — стучало в висках. Он поднял руку к её шее и накрыл ладонь, которую девушка прижимала к израненной коже.

— Твоя готовность отпустить мне все прегрешения удивляет.

— Ты опять об укусе?

— Конечно.

Делайла громко и протяжно вздохнула.

— Почему же удивляет?

— Ты не производишь впечатления всепрощающей.

Она повернула руку, и их ладони соединились.

— Какое же я тогда произвожу на тебя впечатление?

Он утонул в её лиловых глазах, попав в ловушку чар, которые ему так не нравились, но которым Лайел не мог противиться, как ни старался.

— Ты обаятельная. Сильная, — вампир медленно ухмыльнулся, — и мстительная. Ты готова была устроить резню и перебить драконов за то, что они забрали твою сестру.

— Тогда это было совсем другое дело.

— Почему?

— Моя сестра могла пострадать.

— Но ты тоже пострадала сегодня.

— Кажется, я уже заметила, что сама виновата.

— Тем не менее, тебе не следовало этого делать, и ты больше никогда не выкинешь подобное. Дай мне слово.

Амазонка покачала головой, разметав свои синие волосы.

— Нет, этого я обещать не могу. Хотя, можешь попробовать заставить меня, — Делайла дразнила его, и её голос выдавал, как ей это нравилось. Она подзадоривала мужчину, бросала ему вызов. Лайел сузил глаза. Если бы Делайла была его женщиной, он бы… Ничего бы он не сделал, оборвал себя вампир. Она никогда не будет принадлежать ему. Даже думать о такой возможности было предательством.

— Разве твоя жизнь менее ценна, чем жизни твоих сестёр?

— Я была рождена для того, чтобы их защищать.

«Хм. Неужели она считала себя менее достойной, чем своих сестёр, никчёмной по сравнению с ними? Такой незначительной, какой ты сам недавно пытался заставить её себя чувствовать?» — раздумывал Лайел.

— А если бы я причинил тебе вред намеренно, ты бы отплатила мне?

— Да, — ответила амазонка без колебаний.

— Но всё же, почему ты?…

— Я не знаю, — снова вздохнула Делайла. — Я просто не хотела, чтобы ты ввязался в эту драку. Ни со мной, ни с драконами.

— Они бы меня не одолели.

— Я знаю.

«Она это знала?» И почему это принесло ему такое удовлетворение?

— Тогда почему?…

— О, ты не перестанешь допытывать меня, правда? — Делайла вздохнула и, вероятно, решила сдаться. — Любой мужчина, который так запросто может положить меня на лопатки, не будет лёгкой мишенью. Я это знаю, однако, не смотря на это, я не могла не переживать, что тебя могут покалечить.

Его. Не Тагарта. Лайела охватило чувство такого всепоглощающего удовлетворения, что он едва смог взять себя в руки.

— Я проиграл несколько сражений за свою жизнь, — признался вампир.

— Значит, ты на самом деле не так сильно хотел убить своего противника, — просто заметила амазонка.

Лайел удивлённо моргнул. Он это знал, но никто другой никогда об этом не догадывался. Вампир позволил своим людям думать, что тогда они просто оказались слабее, но не признавался в истинных причинах случившегося. И гордость не беспокоила его.

Все битвы, в которых он не одержал победы, он проиграл лишь потому, что увидел своих врагов с их женщинами. Они были так сильно влюблены друг в друга. И у него в груди рождалась такая боль, какую он испытывает и сейчас. И рука Лайела каждый раз опускалась, он не мог нанести этот последний удар, который разлучит влюблённых на вечность. Нужно было убить либо и того, и другого, либо никого. В последнее время он всё чаще оставлял в живых обоих.

Как Делайла смогла это понять, ведь она так мало его знала?

Он открыл, было, рот, чтобы что-то ответить — что именно, он ещё не знал — но его прервал протрубивший где-то вдалеке рог. Лайел резко обернулся, вглядываясь в деревья. Рог протрубил снова.

— Что это? — спросила Делайла, поднимаясь на колени.

— Я думаю, — ответил вампир, внутренне холодея, — нас призывают на следующее состязание.

Глава 14

Делайлу не покидала мысль, что она, вероятно, не переживёт эту ночь. Амазонка всю жизнь провела, сражаясь, битву за битвой. Воительница неделями могла обходиться практически без пищи и отдыха, но никогда прежде она не чувствовала себя настолько истощённой и выжатой до капли. В буквальном смысле слова.

Лайел дважды испил из неё. И если в первый раз Делайла откровенно наслаждалась процессом, то второй был необходим лишь для того, чтобы спасти вампира. Если бы он убил Тагарта, команда Делайлы просто-напросто разделалась бы с ним. Потому-то она и обратила на себя его ярость. Варварский укус вампира был по-настоящему болезненным, но, не смотря на это, неожиданно для себя самой, амазонка нашла в этой пьянящей смеси ощущений удовольствие. В мыслях проносились яркими картинами воспоминания. Его тело, пригвоздившее её к земле… его сила… его свирепость…

Лайел говорил ей, что многие люди умирали после того, как пили кровь вампиров. Как же это повлияет на неё? Изменит ли это жизнь Делайлы столь же необратимо, как уже изменил её сам царь вампиров, ворвавшись подобно сокрушительному урагану в привычный мир амазонки? Делайла невольно поёжилась, вспоминая, как он нависал над ней, решительно настроенный сохранить ей жизнь, обеспокоенный, сосредоточенный, озабоченный только ею одной. Именно о подобном она когда-то мечтала.

Задумавшись, воительница едва не свалилась со столба, на котором с трудом балансировала. Делайла знала, если она станет вампиром, это её уничтожит. Однако амазонка не могла отрицать, что ей нравилось думать о частичке Лайела, которая теперь находилась внутри неё. Даже если это была его кровь.

«Сконцентрируйся на поставленной задаче, соберись», — вновь встряхнулась она и попыталась вернуть себя к действительности.

Боги и впрямь решили, что пришло время для следующего испытания. Всем велели выбрать по одному из брёвен, возвышавшихся над водой, и встать на них так, чтобы представители соревнующихся команд стояли лицом к лицу друг с другом. Участникам нужно было устоять на небольших по площади спилах деревянных колод, в то время как волны плескались об их лодыжки.

Последний из них, кто останется на ногах, победит.

— По-настоящему достойный воин способен справляться с жарой, истощением, голодом, необходимостью сохранять неподвижность на протяжении длительного времени, — сказала богиня — на этот раз перед началом состязания с ними говорила женщина. — Поэтому вам предстоит стоять здесь и стойко всё это переносить, чтобы доказать, что вы заслуживаете право называться воинами.

— Напомню, что вы — команда, — продолжила она. — Если нужно, воодушевляйте друг друга. И отвлекайте соперников, если представится такая возможность. Однако главная миссия каждого из вас — остаться последним и единственным, кто устоит на ногах. В этом случае ваша команда познает всё величие нашей благосклонности — ну, а так как я подозреваю, что вы даже представить себе не можете всё великолепие своей будущей награды, обещаю вам также и более материальный, осязаемый приз. Другая же команда, проигравшая, распрощается с ещё одним из своих товарищей. Желаю всем вам сил, они, без сомнений, понадобятся каждому из вас.

Слова богини до сих пор звенели в ушах Делайлы. Она уставилась на противоположную линию участников и внимательно осмотрела Нолу. Сестра, казалось, была в порядке, стояла уверенно и устойчиво. Благодарение богам. Удостоверившись в стойкости юной амазонки, Делайла переместила взгляд… На Лайела. Ничего не могла с собой поделать. Вампир стоял прямо напротив неё. Собственно, он сам постарался, чтобы занять это место. Просто оттолкнул Брэнда, когда тот попытался забраться на пень перед Делайлой. Воительница испытала волнительный момент гордости за своего мужчину — своего? — когда он боролся за место рядом с ней.

Атланты уже более часа стояли под прохладными лучами луны. С каждой минутой голова Делайлы всё сильнее и сильнее кружилась, становясь легче и легче, будто она парила в облаках.

— Я знаю, богиня сказала, что мы делаем это, чтобы продемонстрировать нашу выносливость. Но по правде, не понимаю, какой вообще смысл в этом испытании? — пробормотала амазонка.

— Смысл в том, что воин, способный твёрдо идти к своей цели, стойко преодолевая любые препятствия на пути, будет достаточно силён, чтобы победить в финальном состязании, — ответил ей Лайел.

— Имеешь в виду, в том числе, и кусая эти препятствия?

Вопреки её ожиданиям Лайел не рассмеялся. Обдумав ещё раз свои слова, девушка поняла, что в них не было ничего смешного. Они, напротив, были жестокими. Вампир не хотел поранить её. Даже извинился. Боги, ну что с ней не так? Почему она… — шатается… падает! Делайла резко распахнула глаза — проклятье, когда она умудрилась их закрыть? — и переступила ногами, восстановив равновесие.

— Посмотри на меня, — свирепо потребовал Лайел.

Амазонка попыталась отыскать его взглядом, но зрение девушки затмевали чёрные пятна. Она словно смотрела в длинный, тёмный тоннель. Где же он?

— Делайла, — рявкнул вампир.

— Что? — Проклятье! Глаза-то опять закрыты. Амазонка вновь разлепила веки, а ноги расставила уверенней. Лайел смотрел на неё в упор.

— Не вздумай уснуть, женщина. Это меня только разозлит.

— Ты командуешь мной потому, что надеешься, я спрыгну в воду просто тебе назло, — огрызнулась она, недовольно сжав губы.

Её глаза засверкали, как полированные сапфиры, и мужчина, наконец, улыбнулся.

Делайла любила его улыбку, ей нравилось, как в уголках его глаз собирались морщинки, а лицо словно освещалось изнутри волшебным светом, отгонявшим его мрачные воспоминания. Правда, каждый раз, когда вампир демонстрировал ей хоть малейший намёк на подобное неподдельное веселье, амазонка всё больше и больше подпадала под власть его чувственных чар, что было ужасно глупо.

— Я заставлю тебя проиграть в этом состязании, — сообщила воительница, к счастью, умудрившись устоять при этом в вертикальном положении.

— Меня, возможно, — пожал он своими широкими плечами, — но я сильно сомневаюсь, что ты одолеешь… мою команду. — Последние слова дались вампиру с отвращением. — На этот раз они настроены победить.

Потому что, если они не сделают этого, они снова вернутся к месту казни. Кровь похолодела в жилах амазонки. Если они потеряют ещё одного, это будет означать, что команда Лайела не досчитается уже двоих состязающихся. Хуже того, именно Лайел может оказаться тем, кого уничтожат.

Очередная волна головокружения нахлынула на Делайлу, и она пошатнулась.

— Проклятье, Делайла, — выругался вампир.

У неё нестерпимо болела шея и тряслись ноги, но девушка упрямо держалась, несмотря на то, что тело умоляло об отдыхе.

— Да, проклятья помогают, — сухо пробурчала воительница.

— Что нужно сделать, чтобы ты сконцентрировалась? — прорычал он в ответ.

Кое-кто из участников начал бросать на них хмурые взгляды. Но сейчас амазонку меньше всего беспокоило, что они там себе думали.

— Может, спрыгнешь? Это должно привлечь моё внимание, — ответила она, немного опасаясь, что он действительно может это сделать.

— Как насчёт чего-нибудь помимо этого, — вздохнул Лайел, проводя рукой по лицу и смахивая капли пота, блестевшие в лунном свете. — Как ты себя чувствуешь?

— Прекрасно.

— Врунишка.

Ей нравилось, что он, кажется, уже узнал её настолько хорошо, что мог определить, когда она врёт, а когда говорит правду.

— Интересно, сколько ещё пройдёт времени, пока народ не начнёт падать? — поинтересовалась амазонка нарочито громко.

— Часы. Может, дни.

Она едва не застонала.

— Точно, кто-нибудь…

— Помолчите! — гаркнул кентавр.

— Хочешь покоя, — огрызнулся на него Лайел, — прыгай со своего столба, и греби к берегу.

Кентавр умолк и ничего не ответил.

Делайлу же эта стычка невероятно взволновала. Амазонка изумлялась самой себе. Что за женщиной она стала? Стоило только вампиру утвердить свою силу на ком-то, как её тело уже реагировало столь непозволительным образом. Соски напряглись, и девушка вновь, несмотря на слабость, невзирая на присутствие всех окружающих и, по меньшей мере, не подходящее время и место, сделалась влажной между ног.

Нимф Бродерик внезапно глубоко втянул воздух и, внимательно прищурившись, всмотрелся в ряды состязающихся. Остановив взгляд на Делайле, он нервно облизал губы. Амазонка заметила, что всё лицо, шею и руки нимфа покрывали небольшие точечные ранки. Делайла с удивлением повернулась и взглянула на горгону из своей команды. Она оказалась красивой женщиной — что было редкостью среди представительниц их народа — высокой и гибкой, с изящными чертами. Большие тёмные глаза с серебристыми вкраплениями, украшавшие её прелестное лицо, светились удовлетворением. Тонкие длинные змеи, венчающие голову горгоны, непрерывно двигались во все стороны и шипели на окружающих.

Бродерик, должно быть, нашёл то, что искал, в её объятьях. Он, очевидно, был с ней не раз, потому что выглядел сильнее, чем когда-либо. Кожа нимфа сияла розовым румянцем, мускулы были словно каменные, и стоял он непоколебимо. И при всём при этом он хотел ещё и Делайлу? Ох уж эти нимфы! Их невозможно удовлетворить.

Лайел низко зарычал, возвращая внимание Делайлы к себе.

— Что-то не так? — поинтересовалась амазонка.

— Я велел тебе собраться, а ты пялишься на нимфа.

Опять ревность? Интересно, как он вёл себя со своей женой? Часто ли улыбался ей? Занимался ли с ней нежной любовью каждую ночь напролёт? Давал ли ей всё то, что Делайла хотела для себя? Или он и тогда был таким же суровым, каким все его знали теперь? Хотела бы Делайла узнать его прежнего. Правда, в таком случае она могла бы убить его жену в порыве ревности, так что, пожалуй, и к лучшему, что они с Лайелом встретились только сейчас.

— Готовишься порвать кого-то на куски? — спросил Лайел, уловив потемневшее выражение её лица.

— Возможно.

— Надеюсь, нимфа.

— Тебя? — Она хотела, чтобы это прозвучало как утверждение, но вышло как вопрос. Мысль о том, чтобы наброситься на этого вампира была невероятно соблазнительной, хоть и в другом смысле.

— Это было бы мудро, — ответил Лайел без тени злости или веселья в тоне.

— Почему? — спросила амазонка, склонив голову в сторону и изучающе глядя на него.

Он довольно продолжительное время молчал, а потом пожал плечами.

— Напомни мне больше не нападать на тебя. Ты становишься невыносимой.

— Невыносимой? — задохнулась Делайла.

— Ты постоянно задаёшь вопросы и повторяешь мои слова!

— И какие такие вопросы я тебе задавала? — взорвалась Делайла, и вдруг залилась румянцем под его многозначительным взглядом. Тем не менее, всплеск эмоций придал ей не только красок на лице, но и сил. Губы девушки стали дрожать значительно меньше. Неужели он специально подначивал её, чтобы помочь устоять на ногах?

Всемогущие боги! Теперь она терзала вопросами уже саму себя.

— Не важно. Ты не такой зловредный, каким хочешь выглядеть в глазах окружающих, — сообщила Делайла вампиру, нарочито не задавая новых вопросов и не повторяя сказанное им.

— Ты права. — Он что, соглашался с ней? Это было впервые. — Я хуже.

Делайла округлила глаза.

— Я не верю. Расскажи о худшем, что ты когда-либо совершал.

— Я могу рассказать тебе об этом, — неожиданно подал голос Брэнд.

Лайел оскалил клыки на дракона.

Делайла смотрела на этого потрясающего мужчину и с грустью думала, что ненависть, живущая в нём, всегда на поверхности, никогда не дремлет. Она пожирает его заживо изнутри. Вампир приговорил целую расу за смерть единственной женщины. «Ты поступила бы также, если бы это была одна из твоих сестёр», — признавалась себе Делайла. Но это должно измениться. Для них обоих. Ей не нравилось думать, что Лайел одержим чем-то ещё, кроме страсти. Слишком уж чудесными, удивительными оказались его прикосновения — и его улыбки.

Амазонка, прищурив глаза, перевела взгляд на Брэнда. Хотя ей, безусловно, хотелось бы узнать секреты, которые хранил Лайел, девушка предпочла бы, чтобы вампир сам ей всё рассказал.

— Продолжай в том же духе, и тогда я поведаю всей честной компании кое-что и о тебе. Кое-что, о чем тебе хотелось бы, чтобы я не знала.

Нола, стоявшая на другом конце ряда, склонилась вперёд.

— Говори громче. Я хочу это услышать, — прокричала она.

Зейн мрачно уставился на юную воительницу. Брэнд также оглянулся на неё и задумчиво склонил голову. Нола поймала его взгляд и вспыхнула. Прямо как девственница, хотя Делайла точно знала, что ей однажды отдали пленника в награду за непревзойдённое мужество, продемонстрированное амазонкой в бою. Возможно, конечно, что она отпустила мужчину, не прикоснувшись к нему, и провела ночь в одиночестве. Возможно и то, что она, как и Делайла, хотела чего-то большего от своего любовника, чем простое подчинение.

Делайла подумала, что если не прекратит бегать взглядом между ними, то точно свалится. Она аккуратно переступила с ноги на ногу на бревне, когда неподалёку раздался всплеск воды. Делайла напряглась и начала высматривать, кого же из стоявших в ряду не доставало.

Упавшим оказался демон из её команды. Он появился над поверхностью воды, нещадно бранясь. Два кентавра, обернувшихся посмотреть, как он плыл к берегу, упали следующими, не удержав свои копыта на неверных и скользких опорах. Делайла затрясла головой, от чего перед глазами еще больше поплыло, и со вздохом остановилась.

— Амазонка, — неожиданно позвал Брэнд.

Делайла повернулась, но оборотень смотрел не в её сторону. Он по-прежнему не сводил глаз с прелестной Нолы.

— Прекрати пялиться то на сестру, то на вампира. Ты свалишься, — сказал дракон девушке.

Нола погрозила ему кулаком, однако, перевела взгляд и уставилась прямо перед собой.

— Только посмотрите на это. Амазонка, которая беспрекословно подчиняется приказам мужчины. Это что-то новенькое, — съязвил Лайел.

Пульс Делайлы подскочил при звуке его хриплого голоса, и она обернулась к нему. Боги, он был таким красивым, таким потрясающим, полным огня. Хищник, способный быть нежным, способный защищать, а не убивать.

— Скажи, все вампиры такие же злобные и рычащие животные? — всё же упрекнула она.

— Только я. Благодарю тебя, — ответил Лайел, склонив голову.

— Это был не комплимент.

— Ты уверена?

— И кто теперь задаёт вопросы? — поинтересовалась Делайла самодовольным тоном. Быстро оглядев участников, она убедилась, что второй вампир всё ещё пожирает взглядом её подругу. — Твой воин смотрит на мою сестру глазами, в которых читаются тёмные намерения. Складывается ощущение, будто он хочет ею закусить.

Лайел не спеша, внимательно всматривался в лицо Делайлы.

— Это тебя раздражает. Понятно. Ревнуешь?

В этом вопросе прозвучало столько злости, что Делайла на мгновенье была ошеломлена. А потом, да помогут ей боги, амазонка широко улыбнулась.

— А ты?

Он не ответил. Даже отвернулся в сторону, как будто желая прекратить этот разговор. Но нет, он его не прекратил.

— Я не ревную, — ответил вампир тихим, спокойным тоном. — Но думаю, что убил бы собственного брата, будь он у меня, если бы ты решила сделать его своим любовником.

Раздался всплеск воды и грязные ругательства. Второй демон упал.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Лайел до того, как она смогла ответить на его раздражённое — и такое дивное — заявление.

«Уставшей, слабой, дрожащей. Неуверенной», — подумала она.

— Прекрасно, — ответила девушка вслух.

Лайел медленно, томно, скользнул по ней обжигающим взглядом, задержав его во всех местах, где она хотела бы, чтобы он коснулся её своим ртом. Лайел же, словно вспомнив, какова она на вкус, облизал губы. Впервые — или уже во второй раз? Или в третий? — всё вокруг амазонки померкло, и всё на свете перестало иметь значение, кроме этого мужчины. Воительница забыла о своей слабости, забыла о продолжающейся игре и обо всех возможных последствиях. В это мгновенье для неё существовал только Лайел.

— Ты так и не рассказал мне, какую худшую вещь сделал в жизни, — выдавила она.

Мускул дёрнулся под глазом вампира.

— Зачем тебе нужна такая информация? Какой возможной цели это может послужить? — спросил он с откровенным недоумением в голосе.

— Просто хочу узнать тебя лучше. Вот и всё.

Тёплый порыв напоённого морскими ароматами ветра пронёсся над ними и разметал волосы мужчины вокруг его лица. При виде этой картины рот Делайлы увлажнился. Лайел был без рубашки и в изорванных штанах, поэтому каждый упругий изгиб его рельефных мышц, перевитых сухожилиями, был открыт глазу. Девушка не могла не восхищаться вампиром. «И этот могучий мужчина был в моих объятьях», — мечтательно думала она.

У Лайела вообще не было шрамов на теле. Делайла всегда думала, что не могла бы возжелать мужчину без шрамов — ведь они доказывали, что он никогда не уклонялся от битв. Они служили залогом того, что он стал бы сражаться и за неё. Ворик был покрыт шрамами с ног до головы. Но амазонка хотела Лайела намного больше, чем когда-либо хотела дракона — и Ворик, в конце концов, не сражался за неё вообще. Кожа вампира была подобна обтянутой бархатом стали, гладкая и здоровая. И она была истинным искушением для Делайлы.

— Ты когда-нибудь убивал женщину? — спросила она, склонив голову.

— О, да, — он даже не колебался с ответом. — Марину, бывшую королеву демонов. Я держал её в руках и убивал так же, как чуть было не убил тебя. Я выпил её жизнь до последней капли. И никогда об этом не сожалел.

— Полагаю, она как-то тебя обидела, — предположила Делайла.

«Были ли они любовниками?» — подумала амазонка, сжав кулаки. Это, казалось бы, небольшое движение всё равно нарушило её равновесие, и она опять закачалась.

Лайел тут же выбросил ногу вперёд, и не дал девушке опрокинуться. Он проделал это в мгновение ока — движение вперёд, и молниеносно назад — так, что никто ничего не заметил, однако, это спасло амазонку.

Сердце Делайлы зашлось гулким, отрывистым стуком от испытанного чувства благодарности и смущения.

— Спасибо, — пробормотала она.

— Я тебя предупреждал. Будь внимательна. В следующий раз я, возможно, позволю тебе упасть.

— Мой бравый герой.

Делайла вдруг почувствовала на себе жгучий взгляд и обернулась. Брэнд и Нола смотрели перед собой. Вампир Зейн всё так же не сводил глаз с Нолы, но Тагарт… Проклятье! Он пристально смотрел прямо на неё.

— Тебе лучше прекратить помогать мне, — проворчала она Лайелу. — Спасая меня, ты добьёшься лишь того, что тебя убьют.

— По крайней мере, ты не отрицаешь, что нуждаешься в помощи. И до того, как ты начнёшь мне говорить, что держи я свои клыки при себе, тебе не пригодилась бы моя помощь, я говорю, что знаю это сам. Ты сильная и умелая, когда твои вены полны.

Лайел соизволил признать её воинские способности? Это едва не повергло Делайлу в шок. Одна из причин, по которой амазонки были вынуждены так часто утверждать свою силу, заключалась в том, что мужчины, с которыми они сражались, слишком часто лгали, объявляя себя победителями в битвах с воительницами, тогда как на самом деле всё было совсем наоборот. Просто они были не в силах смириться с унижением от того, что поражение им нанесли обычные женщины.

— Иногда, рядом с тобой я чувствую себя слабой, — тихо призналась Делайла, понизив голос, чтобы никто кроме него не услышал, — и это далеко не из-за потери крови. Я хочу, чтобы ты сделал со мной такие вещи… эти желания, я так их стыжусь, и всё же, когда я с тобой, кажется, что всё это не имеет значения. Я просто безумно хочу этого, и точка.

Лайел нервно сглотнул.

— Ты не должна стыдиться.

— Почему же?

— Потому что мне было… приятно воплотить в жизнь некоторые из твоих нужд. Потому что это нормально позволять другому о себе заботиться.

— А ты? Я имею в виду, ты позволил бы заботиться о себе?

«Как я хочу быть той, кому бы ты это позволил».

Амазонка так отчаянно желала его заполучить. В свою постель, в свою жизнь. Нет, не просто в постель. Делайла хотела бы, чтобы он был в её жизни, в чём призналась себе, наконец. Они могли быть врагами, и вампир, вероятно, возненавидит женщину, заставившую его позабыть о своей драгоценной жене, пусть даже на мгновенье, но… Если он хоть разок посмотрит на неё с нежностью, это с лихвой окупит все невзгоды.

— Я… нет. Если бы я не был женат…

Однако, по его мнению, он был женат. И будет всегда. И, как бы ни было больно от осознания сказанного, он никогда ещё не был с ней более откровенен. Делайле не оставалось ничего, кроме как мужаться. Казалось, она глупела всё больше и больше с каждым проходящим днём.

— Почему ты убил Марину? — спросила девушка, чтобы сменить тему.

— Она дышала тем же воздухом, что и я, — ответил он и ухмыльнулся.

Сердце амазонки пропустило удар при виде этой полуулыбки.

— И? — подтолкнула она, когда вампир не развил сказанное.

— Это… оскорбляло меня.

Делайла не удержалась от ответной ухмылки.

— Королева демонов мне никогда не нравилась. Она была лживой воровкой, — сказала амазонка.

— Испытываешь отвращение ко лжи?

— Конечно.

Ведь доверие было священно среди сестёр, а ложь сводила его на нет.

— Я лжец, — заявил ей Лайел.

Делайла некоторое время молча обдумывала его слова. Лжецы обычно не были склонны признавать свои грехи. А значит, он лишь хотел добиться отвращения к себе. Почему?

— Ты уже это говорил.

Её голос никогда ещё, кажется, не звучал так неуверенно. Так… по-женски?

— И ты мне не поверила. Однако же, посмотри, что с тобой произошло, — взгляд вампира скользнул на её всё ещё не зажившую шею. — Я сказал, что буду держаться от тебя подальше, а сам потом украл твою кровь.

Возможно, так он пытался удержать её на расстоянии. Возможно, амазонка оказалась слишком большим искушением, разрушающим его внутреннее спокойствие. Возможно, Лайел надеялся, что она начнёт к нему ужасно относиться, и тогда, впоследствии он сможет её возненавидеть.

— Мне нравится всё, что срывается с твоего языка, — сказала она мягко и хрипло.

Лайел задержал дыхание, раздумывая над подтекстом этих слов.

А ей захотелось рассмеяться — «боги, что я делаю?» — но вместо этого она добавила:

— Можешь без опасений говорить мне всё, что тебе вздумается.

Откуда-то донёсся всплеск воды, а значит, опять кто-то упал, но Делайла даже не обернулась посмотреть кто. Она не сводила глаз с вампира.

— Скажи…, - начала она, но вдруг нахмурилась и уставилась на свои ступни.

Пень, казалось, усох и уменьшился в диаметре. Проклятье, он и впрямь уменьшился. Пальцы и пятки амазонки теперь свисали по краям. Она чуть сдвинулась, пытаясь отыскать новую точку опоры.

— Не шевелись, — велел Лайел.

Снова кто-то упал, а вскоре за ним и ещё кто-то. С пляжа то и дело доносились предупреждающие и ободряющие крики тех, кто уже выбыл из состязания и пытался приободрить своих ещё соревнующихся собратьев.

Неожиданно булыжник пролетел мимо лица Делайлы и попал в Лайела. Вампир пошатнулся, выругавшись, но, к счастью, устоял на ногах. Струйка крови потекла из рассечения над глазом.

— Кто это бросил? — зашипела амазонка, пробежав взглядом по оставшимся участникам. Несколько воркующих русалок плавали кругами рядом с Бродериком, время от времени протягивая руки и лаская его бёдра. Тритоны кружили вокруг нимфы, которая выглядела расстроенной этим проявлением внимания со стороны хвостатых морских воинов. Каждый раз, когда они к ней прикасались, девушку начинало шатать из стороны в сторону.

«Интересно, как отреагирует Лайел, если она упадёт?» — подумала амазонка.

— Любыми доступными средствами, сказали нам боги, — раздался голос Тагарта, привлекая внимание Делайлы. Прищурившись, он выудил следующий булыжник из кармана и запустил его.

— Нет! — вырвалось у девушки.

Однако, предупреждённый на этот раз, Лайел поймал его таким молниеносным движением руки, что Делайла разглядела лишь мелькнувшее пятно.

— Трус, — процедил вампир.

— Как ты меня назвал? — зашипел оборотень в ответ.

— Ты меня слышал, дракон. Ударить меня, когда я об этом ничего не подозревал, поступок достойный труса.

— Нет, это поступок человека с головой.

— Тагарт, — рявкнула Делайла. — Прекрати сейчас же!

— Амазонка, а ты на чьей стороне? — обвиняюще ткнул в неё пальцем Тагарт. — Я думал, ты свой выбор уже сделала. Но, как не повернусь, ты вечно болтаешься рядом с ним.

Делайла открыла, было, рот, чтобы ответить, но так ничего и не произнесла. Скажи она, что на самом деле на стороне дракона, Лайел возненавидит её. Опять. Объяви она о своей лояльности к Лайелу, тогда её команда при первом же возможном случае проголосует за её смерть.

В конце концов, ей так и не пришлось ничего говорить. Между рядами брёвен неожиданно всплыла большая акула, разинула огромную пасть и клацнула ужасающими зубами. Её массивный хвост хлестнул по нимфе, и та, завизжав, упала в воду. Лайел, кажется, не обратил на это внимания. И поэтому Делайла неожиданно посочувствовала Джаде. К счастью, тритоны подхватили нимфу и в целости и сохранности доставили на берег.

Один из плавников акулы задел Нолу и вонзился ей в живот, но амазонка сумела устоять на месте. Впрочем, ненадолго.

Как только акула скрылась под водой, все замерли и затихли. И тогда глаза Нолы закрылись, и амазонка неуверенно потёрла виски.

— Что-то мне не хорошо…, - только и успела вымолвить она, её колени подогнулись, и Нола рухнула вниз головой.

Брэнд тут же нырнул вслед за ней. Мгновенье спустя он выплыл на поверхность с девушкой на руках. Нола была невероятно бледна и стучала зубами всё время, пока оборотень плыл с ней к берегу и когда осторожно укладывал на песок. И вот тогда-то Лайел швырнул пойманный им камень. Булыжник ударился с глухим звуком Тагарту прямо в пах.

— Ты прав, — сказал вампир, когда отвлёкшийся дракон согнулся в две погибели и взвизгнул. — Это умно.

Тагарт кубарем полетел в воду. Он не всплывал на протяжении двух ударов сердца, а потом вода в месте его падения забурлила и засветилась. Тагарт вылетел на поверхность в обличье дракона, взметнув огромный фонтан брызг. Чешуя уже покрыла его с ног до головы, а хвост хлестал из стороны в сторону. Оборотень заревел, широко раскинул крылья и изрыгнул поток пламени.

Этот поток огня был выпущен в Лайела. Тот пригнулся, но языки пламени всё же опалили ему спину. Вампиры — создания быстрые, как никто другой, просто сейчас Лайелу некуда было деваться. А огонь — злейший враг его вида. Делайла это знала, потому что амазонки в обязательном порядке досконально изучали все расы, чтобы знать наилучшие способы их одолеть.

— Остановись, Тагарт. Остановись! — закричал Брэнд с берега. — У тебя на пути ни в чём неповинные.

Но Тагарт ничего не слышал. Дракон выплюнул следующий поток испепеляющего огня на головы всех остальных. Зейн и Бродерик отпрыгнули в разные стороны, и тогда пламя, не встретив никаких препятствий, попало прямо в Лайела. Вампир же упрямо отказался даже сдвинуться с места. Делайла закричала, и неожиданно для самой себя, прыгнула, чтобы закрыть его собой. Когда огненная лавина была почти готова поглотить её, руки вампира сомкнулись вокруг амазонки и потянули её вниз. Лайел вывернулся и принял огонь на себя. А потом они обернулись в воздухе и упали в воду. Однако нога Лайела была последней, покинувшей опору, а это значило, что его команда выиграла.

Делайла, наглотавшись воды, задыхалась. Морская соль разъедала шрамы на шее, лёгкие нещадно горели, и она изо всех сил пыталась вырваться на поверхность. Но Лайел не пустил и только крепче сжал свою хватку. Глаза амазонки в ужасе расширились, когда она поняла, почему. Прямо на них плыла голодная акула, разинув пасть, сверкающую жуткими зубами.

Глава 15

Шивон очнулся и, попробовав пошевелиться, застонал. Боги, как же у него всё болело. Мужчина был ослаблен и измождён. Наверное, переборщил с сексуальными забавами. Такое случалось с ним раньше, и, вероятно, повторится ещё не один раз.

Ухмыльнувшись, нимф распахнул глаза, но не смог сфокусировать зрение на чём-то определённом. Мир вокруг расплывался одним сплошным пятном, и Шивона окружала лишь всепоглощающая темнота с едва различимыми золотистыми проблесками. Неподалёку, в нескольких футах от него, медленно и монотонно капала вода.

Нависавшие со всех сторон стены представляли собой… кажется, скалистый свод, а не привычный оникс и слоновую кость.

Где это он?

Точно не в кровати. Пол под ним был, как и стены, из твёрдого камня, а в здешнем воздухе чувствовалась сырость и затхлость. Пещера? И почему его не покидало ощущение какой-то тяжести на лодыжках и запястьях? Ухмылка нимфа потускнела, а веселье уступило место гневу, когда он повернул голову и увидел, что скован тяжёлыми цепями.

Скован? Он был скован?!

В мыслях пронеслась картина прелестного женского лица с обнажёнными клыками и бешенством в глазах. Он вспомнил.

— Алиса! — заревел Шивон.

Одна из теней в углу зашевелилась, и внезапно девушка оказалась возле него, внимательно глядя на прикованного к стене мужчину. Она никогда ещё не выглядела настолько прекрасной. Некогда бледная кожа лучилась здоровым румянцем, щёчки округлились, сочные губы налились и стали ярко-алыми. На ней было надето чёрное платье, которое скрывало каждый дюйм тела девушки, за исключением поразительной красоты лица и изящных ладоней.

— Итак, ты пришёл в себя!

— Сними с меня оковы. Сейчас же! — Шивон с силой дёрнул руками и ногами, но это ничего не дало — цепи держали крепко. В таком ослабленном состоянии, в котором он находился, попытки воина освободиться были тщетны.

— Лучше веди себя тихо, нимф, — велела вампир.

— Алиса, — злился он.

Девушка медленно провела кончиком пальца по обнажённой груди Шивона. Проклятье! Она, оказывается, избавилась от его рубашки. Что ещё она с ним сделала? Шивон крепко сжал зубы и остался невосприимчив к этому прикосновению.

Большую часть жизни член нимфа был его подлинным достоинством. Он вставал на каждую женщину, встречавшуюся на его пути. Кроме неё. И Шивон не мог понять, почему так происходило. Той ночью, когда они были вместе, Шивону приходилось думать о других, чтобы оставаться твёрдым.

Он не солгал ей. Просто оставил её в постели спящей и пресыщенной, в то время как сам был в смятении от мучительной неудовлетворённой похоти и разочарования. Нимф не был готов повторить подобное.

Однако что же в этой девушке было такое, что настолько отталкивало его? Каждый раз, когда Шивон смотрел на Алису, всё, что он видел, были потоки крови, застилавшие взор. Всё, что слышал — душераздирающие крики, раздававшиеся в ушах.

— Отпусти меня, и мы сделаем вид, что этого никогда не было, — попытался он вразумить женщину.

Ногти, всё ещё чертившие круги на его груди, удлинились, заострились и впились в его кожу.

— О, нет. Я тебя не отпущу. Пока.

— Алиса, — проскрежетал он опять.

— Ты же знаешь, что оказался здесь потому, что я решила тебя наказать. Воздать тебе по заслугам. О, как же я хотела причинить тебе боль, уничтожить тебя. Но когда наблюдала за тобой спящим, поняла, что просто не смогу этого сделать, — вампир горько рассмеялась. — Но кое-что я, всё же, сделаю — я доставлю тебе удовольствие. И уж поверь мне, я доставлю тебе такое острое удовольствие, что ты никогда не сможешь забыть о том, что произошло в этой пещере, никогда не сможешь забыть меня — женщину, которая сделала это с тобой. И больше всего на свете ты отчаянно будешь хотеть повторения.

Чем больше она говорила, тем решительнее становился её тон.

— Нимфийская армия будет разыскивать меня. И когда они нас найдут, они убьют тебя за это, — пригрозил Шивон.

Холодная улыбка слегка приподняла уголки её губ. Алиса покачала головой, разметав волосы по плечам.

— Они решат, что мы исчезли так же, как остальные.

Живот Шивона сжался от страха. Она была права.

— Это не заставит меня полюбить тебя, Алиса. Ты породишь только ненависть.

Девушка опустила взгляд и обвела пальчиком каждый из его сосков.

— Я знаю, — согласилась она мягко.

— Тогда освободи меня. Немедленно!

— Кажется, я хотела тебя всегда, — продолжала вампир, будто не слышала его. — Я знаю, что просто выдумала себе всё, что могло у нас быть. Просто мечтала об этом снова и снова. И единственное настоящее, чистое воспоминание, которое у меня оставалось, ты взял и уничтожил.

Шивон подумал, что не сможет, не станет смягчаться к той, которая держит его в неволе. А когда получит свободу, то позаботится о том, чтобы она не смогла причинить вред больше никому другому.

— Я говорил тебе, что не хочу этого делать, но ты сама настояла. Только поэтому я и сказал тебе правду.

— Я не закончила, — оборвала его резко Алиса. — Ты ушёл от меня неудовлетворённый.

Нимф не мог этого отрицать, потому и ответил молчанием.

— Как я уже сказала, — продолжила девушка хриплым голосом, взмахнув своими длинными ресницами и опасно засверкав глазами, в которых плескалась ни с чем несравнимая решимость. Она и впрямь стала сильнее, это было слышно даже по её тону. — Ты пресытишься удовольствием, когда я с тобой закончу. И будешь непрестанно думать обо мне, вспоминая блаженство, подаренное мной. И ты будешь хотеть ещё, как я хотела ещё все эти годы. Но я никогда не позволю тебе ощутить это снова. Так мы сравняем наши счёты. И я с тобой покончу!

Тёмный гнев закипел в Шивоне. Он воин, и было унизительно так попасться, да ещё кому — женщине. Более того, он нимф, имевший власть над женщинами. Ему не должно было составить труда очаровать её так, чтобы Алиса самозабвенно делала всё, что бы он ни пожелал. И это должно было быть для него проще простого, привычной игрой, в которую Шивон обычно играл с превеликим удовольствием.

Оставаться до такой степени холодным и не испытывать ни малейшего желания к женщине было почти… кощунственно.

— Это будет изнасилование, — услышал он собственные слова и едва смог поверить, что это он произнёс их. Ни один другой нимф никогда бы не сказал ничего подобного. Никогда! Они бы упивались любыми ласками, которые эта женщина готова была бы им подарить.

Приглушённое рыдание вырвалось у Алисы, и она отдёрнула от него свою руку.

Шивон воспользовался предоставленной отсрочкой, чтобы собраться с мыслями. Зачем нужно было останавливать её? Ведь нимфам нужен был секс, чтобы выжить. Без него они слабели. Могли даже умереть. Однако, занявшись им, обретали непревзойдённую силу. Шивону следовало позволить ей трахнуть себя. Это вернуло бы ему силу, и тогда он смог бы разорвать цепи и ими же её придушить.

Да, это казалось разумным планом. Он стиснет зубы и вынесет всё это. Единственное, нимф надеялся, что он сможет ввести Алису в заблуждение и хоть как-то отреагировать на её прикосновения.

Шивон в очередной раз заскрежетал зубами — «успокойся, просто успокойся» — и усилием воли заставил своё лицо смягчиться.

— Прости. Было жестоко с моей стороны такое наговорить, — ох, как же трудно было приносить извинения, когда он на самом деле не имел этого в виду. — Ты хочешь меня, а я хочу тебя.

Эта женщина будет страдать за то, что вынудила его на это.

Она удивлённо моргнула, а потом подозрительно посмотрела на нимфа.

— В какие игры ты играешь?

— Никаких игр. Просто хочу тебя взять.

Вампир неуверенно покачала головой.

— И ты внезапно возжелал меня ещё до того, как я начала? Вот так, ни с того, ни с сего? — она переплела пальцы и продолжила. — А ведь минуту назад это казалось тебе изнасилованием.

— Да, вот так, ни с того, ни с сего, — ответил он, едва не подавившись своей яростью.

— Лжец, — укорила Алиса, но вернула руки на грудь мужчины, как будто ей хотелось ему верить, несмотря на терзавшие сомнения. Она запустила пальчик в его пупок, и, не отрывая взгляда от лица Шивона, медленно опустилась и поцеловала туда же.

Нимф резко вдохнул и сжал зубы, потому что крики отца, как он и ожидал, мгновенно взорвались в его голове. В ушах зазвенело, и запах смерти наполнил ноздри. Каждая мышца в теле воина напряглась. Подобное происходило каждый раз, когда Алиса приближалась к нему. Шивон не мог этого вынести. Такое не стоило даже возможного возвращения сил.

— Ты… ты… я не могу выносить твой запах, — вымученно выдавил мужчина, не зная, что ещё можно было сказать, чтобы она оставила его в покое. — Отойди от меня.

Алиса потрясённо задохнулась и встала.

— Ты жестокий мужчина, — резко ответила она, — хоть я и уверила себя в обратном, жадно хватая любые подачки, которые ты изволил мне подкидывать. Довольно! Больше этому не бывать. Хочешь, чтобы я вымылась? Ладно, я это сделаю. Я хочу, чтобы ничто не умаляло твоего наслаждения. И ты будешь наслаждаться, хоть и не заслуживаешь подобного дара от меня. Ты ведь даже не замечал, что я не могла пить кровь других с тех пор, как вкусила твою. Я буквально умирала из-за твоей крови, будь ты проклят, но теперь я её получила. Теперь я снова сильна. А очень скоро мы навсегда освободимся друг от друга.

С этими словами она устремилась прочь из пещеры, оставляя его в одиночестве.

Шивон прижался головой к скале. Ужасные воспоминания, заполонившие его разум, внезапно поблекли под действием её горячих обвинений и быстрого ухода. Она не пила ни из кого другого? Она так сильно его любила? Это неожиданно… потрясло его до глубины души. Но Алиса, конечно, преувеличивала. Конечно же, она не умирала из-за его отказа.

Так ведь? Или…

Нимф невольно вспомнил, какой бледной девушка была ещё совсем недавно, какими впалыми были её щёки и запавшими глаза. Теперь же, благодаря его крови, вампир буквально сияла. Ему было стыдно это признавать, но он действительно не замечал, как она угасала.

Шивон нахмурился. Охватившая его тревога внезапно вытеснила весь гнев, а все помыслы о мести покинули разум. Как бы он себя чувствовал, если бы она умерла? Если бы её вдруг не стало, и они никогда больше не увиделись, как она и поклялась?

Нимф уже свыкся с постоянным присутствием Алисы. Она непрестанно домогалась его, вечно смотрела на него глазами, полными вожделения, делала всё, что было в её силах, чтобы соблазнить Шивона. Собственно, как и все остальные женщины, если до конца быть честным с самим собой. Однако Алиса всегда хотела большего, чем просто секс. Не реже, чем она делала попытки заманить его в свою постель, она обращалась к нимфу за советом по разработке плана битвы, упрашивала составить ей компанию и прогуляться по Внешнему городу, посылала ему понравившиеся ей книги, чтобы однажды они могли вместе их обсудить.

Алиса хотела общения, хотела знать его мысли и делиться с ним своими. Она хотела узнать его как мужчину, а не просто как любовника.

И, подумав о её возможной кончине, Шивон, вопреки своим ожиданиям, не испытал ни малейшего удовлетворения. Не было даже облегчения. Мысль о том, чтобы остаться без неё, даже опечалила его. Да, осознал нимф, действительно опечалила.

Несмотря на чувства, которые он испытывал при взгляде на девушку, Алиса всегда была милой. Шивону нравилось спорить с ней. Несколько раз ей удавалось даже вызвать у него улыбку. Она была находчивой и остроумной. Соблазнительной… И всё же, каким-то странным образом она ассоциировалась у нимфа с ужасными мучительными событиями прошлого, и это отравляло его чувства к ней.

Первый раз, когда Шивон увидел Алису уже взрослой женщиной, а не ребенком, на него нахлынуло вожделение. Он хотел её сильнее, чем когда-либо вообще хотел женщину. Но как только приблизился к ней и заглянул в глаза, желание сменилось отвращением, и крики из прошлого мгновенно обрушились на него. И со временем это не изменилось. Почему рядом с этой девушкой его прошлое неизменно возвращалось к нему? Имело ли это значение? Главное, о чём ему сейчас следовало беспокоиться, это как освободиться.

Нимф отчаянно боролся с цепями, казалось, целую вечность. Однако лишь изрезал в кровь кожу на руках. «Ну что я за воин?», — злился Шивон.

А потом Алиса вернулась. Её волосы были мокрыми, и она переоделась в другое платье. Голубое, которое очень шло к её глазам. Вампир выглядела прелестней, чем когда-либо, признал Шивон и закрыл глаза. И, к его удивлению, немедленно возбудился, но был уверен, что это неожиданное возбуждение как рукой снимет. Это был лишь вопрос времени.

— Теперь я должна соответствовать твоим высоким требованиям, — изрекла Алиса и тут же забралась на него, обняв бока мужчины коленями и положив ладони ему на грудь. Шивон даже сквозь ткань платья ощутил жар её лона, тесно прижавшегося к его члену. И, к изумлению нимфа, от каждого прикосновения рук девушки на его коже словно вспыхивали искры пламени. Странно. Такого раньше не случалось. Не с ней. Почему же сейчас?

— Нам многое нужно обсудить, — сказал он, продолжая лихорадочно обдумывать происходящее. Алиса выглядела по-прежнему, и она, конечно, не смогла внезапно внушить ему любовь к себе. Тем не менее, впервые его разум не застилала кровавая пелена, и его не оглушали крики страдания. Девушка медленно поглаживала его грудь, словно ласкала любимого питомца. На её руках были мозоли, которые очень сладко царапали кожу.

Неожиданно Шивону захотелось, чтобы она не прекращала к нему прикасаться.

— Алиса, — начал нимф, до конца ещё не зная, что именно он собирался ей сказать.

— Перестань болтать, — оборвала его вампир, не прекращая уверенных движений своих пальцев, чертящих линию вдоль его скул, обводящих уши, изгиб шеи и ключиц.

Кровь нимфа закипела от шокирующего его желания.

— Ты… это…, - потрясённо выдохнул мужчина и нахмурился ещё сильнее.

Как она это делала? Он открыл глаза, чтобы взглянуть на девушку, и тут же жуткий крик взорвался в голове, а возбуждение мгновенно остыло. Шивон быстро сомкнул веки. Тишина.

Это всё её лицо, понял он. Что-то в её чертах было такое, что возвращало его в прошлое. Но что?

Алиса опустилась ниже, потёрлась слегка о его тело, и Шивон опять возбудился. Нимф с шипением вдохнул, когда девушка склонилась и лизнула его сосок, немедленно затвердевший от обжигающего прикосновения. И Шивон невольно выгнулся навстречу жаркой ласке её рта.

— Ты думаешь о другой женщине? — хрипло спросила Алиса.

Её острые маленькие зубки слегка царапнули кожу вокруг второго соска. И вместо ответа он застонал. От удовольствия.

Раньше она не была такой агрессивной. Правда, прошлый раз она его укусила, но всё вышло случайно. Тем не менее, даже зная об этом, Шивон тогда едва не залепил ей пощёчину. Лишь благодаря своим быстрым рефлексам он остановил руку вовремя.

Однажды его почти обескровили, и это было так больно, ужасно и унизительно, как будто его четвертовали. Алиса тоже чуть ли не до последней капли осушила его, чтобы притащить сюда, и это также оказалось не самым приятным из ощущений. Так что мысль о том, чтобы снова быть укушенным, должна была бы внушать ему отвращение. Вот только…

Боги, он не хотел, чтобы Алиса останавливалась. Он хотел снова ощутить её зубки на своей коже, чувствовать как она пьет из него, как, благодаря ему, жизнь вливается в её тело.

Что происходило с его разумом? Что за странные желания обуревали его?

Алиса прикусила сильнее.

— Это правда? — спросила она.

— Что именно? — её вопрос давно вылетел из головы нимфа. Он был слишком занят тем, что выгибался навстречу её губам.

— О ком ты думаешь, Шивон? Какую женщину ты себе представляешь, когда я так делаю? — спросила девушка, вылизывая влажную дорожку вниз до самого пупка.

Член мужчины поднялся ей навстречу, отчаянно желая ощутить на себе прикосновение этого рта. Горячего, влажного, плотно его охватывающего. Скользнуть внутрь него и наружу. Сильно. Жёстко.

— Скажи мне, и я буду ласкова с тобой, — прошептала девушка и подула на влажный след, оставленный её языком на теле нимфа.

— О тебе, — ответил он честно. — Я представляю тебя.

И это было истинной правдой. Жар её тела пронизывал кожу мужчины, её шелковистые волосы щекотали грудь, и ему это нравилось.

Изящные пальцы обернулись вокруг его члена и сжали. Стон сорвался с губ нимфа, и бёдра непроизвольно дёрнулись вверх. Откуда взялась эта тигрица? В прошлый раз она была практически неподвижной, как будто боялась пошевелиться, упиваясь каждым прикосновением, каждым звуком. Он думал тогда, что, возможно, был бы этим даже немного очарован, если бы его так не занимали размышления, почему его тело не отвечало ей так, как должно было.

Нимф попытался поднять руку и запустить ладонь в волосы девушки, чтобы притянуть её к себе для поцелуя, но цепи, крепко державшие его, лишь загремели и не позволили этого сделать.

— Отпусти меня, — попросил Шивон.

— Конечно, — согласилась она и отпустила — только не так, как он того хотел. Его член неожиданно оказался на свободе, твёрдый и пульсирующий у него на животе. Удовлетворённая тем, что привлекла этим его внимание, она добавила: — Не ты раздаёшь здесь приказания.

Вероятно, Алиса хотела, чтобы слова звучали резко и командно. Но вышло почти бездыханно.

— Тогда прикоснись ко мне снова. Ведь я здесь за этим, не так ли? — попросил Шивон, и прежде, чем она успела ответить, открыл глаза.

Мужчина не фокусировался на всём её лице, а рассматривал отдельные черты, пытаясь разобраться, что же с ним происходит. Нимф увидел розовый кончик её язычка, стремительно облизавший полные губы. Что было невероятно эротично. Его эрекция не только не уменьшилась, наоборот, возбуждение всколыхнулось и взлетело на новый уровень. Значит, дело не в губах. Он наблюдал, как она наморщила носик. И опять его возбуждение не ослабло. Он взглянул ей в глаза. И тогда в голове взорвались крики.

Значит, глаза. И что же такое в них заставляло его возвращаться снова и снова на то залитое кровью поле?

Волосы девушки разметались по плечам, словно влажный бархат, и она внимательно, ясно и мягко смотрела вниз на Шивона сквозь полуприкрытые веки. В таком возбуждённом состоянии, в котором он сейчас находился, эти крики казались скорее лишь небольшой помехой, чем непреодолимым препятствием.

— Прикоснись ко мне, — велел Шивон снова, но в его голосе была мольба. Он прижал ладони к холодной скале под собой.

— Ещё не время, — ответила Алиса.

Она подняла руки и дёрнула за бретельки своего платья. Ткань цвета сапфира скользнула на живот девушки, открывая взору Шивона полные, гордо приподнятые груди со сладкими, розовыми сосками.

Его рот увлажнился, как у страждущего от голода, которому только что предложили пиршество.

— Отпусти меня, — еле выдавил мужчина через сдавленное горло. — Я хочу прикоснуться к тебе.

— Ты снова лжёшь, — упрекнула вампир, прищурившись.

— Взгляни на моё тело. Я не лгу. Желание пронзает меня.

— Я это чувствую, — ответила девушка, не сводя с него глаз, и её щёки порозовели.

Она покраснела? Эта свирепая женщина-воин? Эта мысль ещё больше подогрела его возбуждение.

— Но это потому, что ты думаешь о другой, — добавила Алиса. — Я знаю, что ты солгал.

— Я думаю только о тебе, клянусь.

— И что изменилось? — спросила она, проводя подушечкой пальца по головке его пениса, устроившегося между её ног, и размазывая сверкавшую на нём влагу по животу нимфа.

Всемогущие боги! Он открыл рот, чтобы ответить — только, что именно, ещё сам не знал — но девушка остановила его.

— Не важно. Это не имеет значения. Как я уже сказала, на этот раз ты получишь со мной удовольствие.

Она спустилась ещё ниже и потом — о, боги — взяла его член в рот и вобрала в себя до самого основания.

Каждый мускул в теле нимфа окаменел, а кровь расплавилась в венах.

— Алиса, — выдохнул мужчина.

То, как он произнёс её имя, должно быть, ошеломило её, потому что девушка остановилась и выпустила его. Она смотрела нимфу прямо в лицо, почти прикасаясь губами к его члену. Шивон увидел удовольствие в этих прекрасных глазах. Только его там было очень немного. Зато они отражали много боли и решимости идти до конца. Крики в голове мужчины становились всё громче, но они по-прежнему на него не действовали. В это мгновенье кое-что другое имело несравнимо большее значение. Эта боль в прекрасных глазах, смотрящих на него…

Шивон чувствовал эту боль, как свою, и в его душе рождалось смятение. Он хотел, чтобы Алиса была дикой, неконтролируемой. И совсем не для того, чтобы он мог восстановить свою силу и сбежать, неожиданно осознал Шивон. А потому что… — он тайно признавался сам себе — потому что ему нравилось то, что она была в его жизни, и потому что эта девушка нравилась ему. Вспышки кровавых сцен и отголоски мучительных криков немного поблекли, и нимф начал чувствовать что-то ещё…Что-то шокирующее. Удивительное. Невероятное.

Что-то, что пронзило его, въедаясь во все клетки, во все органы, оставляя неизгладимый отпечаток сущности Алисы внутри нимфа.

Шивон закрыл глаза и представил Твайлу, нимфу, с которой ему нравилось заниматься сексом. И его член немедленно поник точно так же, как когда-то он реагировал на Алису. Воин вообразил Елену, сирену, которую однажды ублажал целый месяц. И ничего — ни малейшего движения. Он представил себе образ Бренны, человеческой женщины, которую хотел больше всех на свете. Но и теперь его плоть осталась безучастной.

— Шивон? — нерешительно позвала Алиса.

И в то же мгновенье, словно её голос был искрой, необходимой, чтобы разжечь пламя его желания, он стал твёрдым, как камень.

Всемогущие боги. Эта женщина была его парой! Его единственной суженой. И ни одна другая больше не сгодится. Только она одна была создана для него. Она была частью его жизни, всегда ею была. Нимф больше не мог этого отрицать. Как вообще он мог отрицать и не видеть этого раньше? Ведь неожиданно оказалось, что всё, о чём он мог думать, было лишь как доставить удовольствие ей одной, как защитить её. Ему вдруг превыше всего захотелось увидеть её улыбку, услышать звонкий смех, прикоснуться к её телу. Оказаться внутри неё. Только в ней и ни в ком другом. Все эти годы Алиса была рядом, а он позволил болезненным воспоминаниям, которые никак не были с ней связаны, затмить свой разум. Все эти годы он постоянно отталкивал её, так ужасно с ней обращался и очень глубоко её ранил.

Алиса была вампиром. Но это больше не имело для него значения.

Ей придется пить его кровь, чтобы выжить. И он был этому действительно рад.

Даже то, что она похитила его, теперь казалось Шивону не более, чем любовной игрой.

«Моя женщина», — думал он, потрясённый этим открытием до глубины души. Нимф не знал, почему и каким образом его прошлое было связано с ней, но он больше не станет вести себя как последний дурак. Кроме того, сейчас было не подходящее время, чтобы выяснять причину. Он обдумает это позже. Много, много позже.

— Алиса, — позвал он.

В его тоне прозвучало что-то новое, и девушка, видимо, уловила это изменение, потому что по её щекам заструились слёзы. Шивон достаточно хорошо знал женщин, чтобы понять — это были отнюдь не слёзы счастья. Что же их вызвало?

— Раскуй меня, любимая. Пожалуйста, — взмолился он. Его голос был наполнен нежностью. Он так хотел погладить её лицо. Возможно, даже слизать эти слезинки. Обнять её и извиниться за всё, что натворил до сих пор.

Она вытерла лицо тыльной стороной ладони и отрицательно покачала головой. Её подбородок подрагивал, и она медленно опустила взгляд обратно на его член.

— Нет, — сказала вампир решительно.

— Тогда разденься для меня, — попросил Шивон. Позже ещё будет время, чтобы он смог убедить её в своих новых чувствах. А сейчас, всё что он скажет, скорее всего, будет расценено как ложь, с помощью которой он пытается вырваться на свободу. — Позволь мне попробовать тебя на вкус, как ты пробуешь меня.

Но Алиса снова покачала головой, несмотря на то, как заинтригованно и страстно сверкнули её глаза. Она прикусила нижнюю губу, и ему невероятно захотелось сделать то же самое.

— Прошлый раз я получила полное удовлетворение, а ты — нет, — сказала девушка. — На этот раз будешь удовлетворён ты, а я — нет. Сравняем счёты, Шивон, помнишь?

— Алиса! — взмолился Шивон.

О, да. Он причинил ей ужасную боль, и сейчас ненавидел себя за это.

— Нет!

— Хорошо, держи меня в цепях, но, по крайней мере, позволь тебя поцеловать. Куда угодно. Можешь сама выбрать куда. Твои губы… груди… между ног… Я не получу удовольствия, если ты не позволишь мне этого сделать.

Её зрачки расширились, приводя Шивона в восторг.

— Ты на самом деле не хочешь доставлять мне удовольствие, — возразила она, и в её тоне ещё явственней сквозила боль.

— Хочу. Тебе и никому другому, — уверял её нимф. Он не мог объяснить эту перемену в своём отношении даже себе самому. Но в этот момент мужчина точно знал, что изменился и стал другим. «Позже», — сказал он себе снова. Позже, когда их взаимная страсть будет утолена, он продумает всё до конца. — Если ты хочешь, чтобы я умолял, я буду умолять.

Она отвернулась, будто не могла вынести его взгляда.

— Ты был всем для меня, единственным кого я когда-либо хотела. Всё, что я делала, я делала для тебя. Даже научилась сражаться, чтобы быть рядом с тобой. Чтобы ты знал, что я могу за себя постоять.

— Ты прекратишь это делать немедленно!

— Ласкать тебя? — уточнила она, выгнув одну из своих изящных бровей.

— Сражаться.

Шивон хотел, чтобы Алиса была в безопасности. В его постели. Подальше от военного образа жизни, который вела. Ему нравилась мысль, что он сам будет защищать свою женщину.

Девушка скользнула языком ему в пупок. Слеза скатилась с её щеки и упала ему на живот. Это зрелище едва не заставило нимфа окончательно потерять самообладание.

— Алиса… — прошептал Шивон.

— Мне не стоило ставить тебя превыше своих собственных потребностей и желаний. Какая же я дура!

— Ты не дура. Но твоё благополучие и счастье действительно важнее моего, — сказал нимф. — Всегда. Скоро я тебе это докажу.

Ещё одна слеза последовала за первой.

— Что ещё ты сделала для меня? — спросил он нежно.

Вампир внезапно вскинулась и зло зашипела, обнажив удлинившиеся клыки.

— Что, твою мужскую гордость тешит рассказ о том, как бедная, маленькая и безнадёжно влюбленная в тебя Алиса, выворачивалась на изнанку, чтобы обратить на себя твоё драгоценное внимание?

— Нет. Просто это поможет мне лучше понять, что я должен сделать, чтобы отплатить тебе за всё и компенсировать своё былое пренебрежение. Сравняем счёты, как ты сказала.

На её лице отразилось потрясение, и рот от удивления приоткрылся. Впрочем, вампир так быстро захлопнула его, что аж клацнули зубы, и в её глазах полыхнуло бешенство.

— Хочешь знать? Прекрасно! Ты отказывал мне раз за разом. Спустя некоторое время я лишилась всякой надежды на взаимность. Я даже взяла себе другого любовника. Потом ещё одного. И ещё. Ты можешь мне это компенсировать? Сделать меня нетронутой ими? — прорычала она.

О, эти слова ему абсолютно не понравились. Шивон не хотел думать о своей прекрасной женщине в объятьях другого мужчины.

— Нет, — мягко признал он. — Всё, что я могу сделать, это приложить все усилия, чтобы ты забыла об этом. Хотя, к сожалению, я и не был твоим первым мужчиной, мои прикосновения заклеймят тебя навсегда, и я стану твоим последним и единственным.

— Ты обхаживал тысячи женщин, — горько продолжала она, — развлекался, смеялся. А я плакала каждый раз, когда видела тебя с другой, каждый раз, когда отдавалась другому. Ты и это сможешь мне возместить?

Его живот болезненно сжался, будто в него вонзили ножи.

— Мне так жаль. Так ужасно жаль. Если бы только я мог вернуться назад…

У неё больше никогда не будет причин для слёз. Чего бы ему это не стоило, отныне и впредь эта женщина будет знать только смех и радость.

А что, если завтра кровавые кошмары и сопровождающие их крики вновь вернутся с прежней силой и больше не будут приглушены?

Это уже не имело значения. Они могли пронестись через него настоящей бурей, взрывая мозг молниями и громом, но он никогда не оставит Алису. Теперь она была слишком важна для него. Ради неё он вынесет всё! Ведь она пошла ради него на всё, едва ли не на смерть.

— Как-нибудь, каким-то образом я заставлю тебя забыть всё пережитое. Я клянусь, — пообещал Шивон.

— Я надеялась, — продолжала девушка, словно не слышала ничего, сказанного им, — что любовники, которых я себе брала, научат меня, как лучше всего доставить удовольствие мужчине. Я думала, что если бы знала, как тебя удовлетворить, ты захотел бы меня. — Она снова горько рассмеялась сквозь слёзы. — Но ничего не вышло, не так ли? Ты, в конце концов, впустил меня в свою постель, но тебе было ненавистно каждое мгновенье, проведённое со мной.

— Алиса, — начал нимф снова, но остановился. Как он мог объяснить, что она всегда напоминала ему худший день его жизни, и при этом не обидеть её ещё сильнее? — Той ночью, которую я провёл с тобой… Я был в очень мрачном и опасном настроении. Тогда абсолютно никто не смог бы доставить мне удовольствие.

— Твоя женщина смогла бы.

Ещё час назад он бы согласился.

— После той ночи я следил за тобой днями напролёт, — признался Шивон.

Вампир широко распахнула глаза и покачала головой.

— Нет, это не правда.

Он склонил голову.

— Правда. Я никак не мог понять, почему не смог ответить такой красивой женщине. Поэтому я наблюдал за тобой, внимательней, чем когда-либо, пытаясь разобраться в происходящем.

Алиса снова отрицательно покачала головой, хотя в её глазах на мгновенье зажглась надежда. И это придало Шивону уверенности.

— Сейчас я тебе отвечаю, — напомнил он ей. — Я хочу тебя, Алиса. Позволь мне взять тебя. Пожалуйста. Твоё наслаждение принесёт мне ни с чем несравнимое удовольствие.

Её черты неожиданно окаменели, как будто она слишком засмотрелась на горгону и обратилась в камень.

— О, ты обязательно получишь своё удовольствие.

— Этого не достаточно. Я хочу, чтобы тебе тоже было хорошо.

— Как я уже сказала, сейчас не моя очередь, не так ли?

Он не должен был говорить ей правду. Никогда не должен был говорить ей того, что сказал.

— Уверяю тебя, мне будет намного приятней, если я буду знать, что ты тоже этим наслаждаешься, — взмолился Шивон.

— Когда-то и я так думала.

Алиса лишила его возможности сказать ещё хоть слово. Её нежный ротик снова накрыл член мужчины. Она вобрала его весь и начала сосать. Горячий язычок то и дело пробегал неторопливыми скользящими движениями вокруг набухшей головки. Шивон пытался сопротивляться этим опьяняющим ощущениям, хотел, чтобы сначала она достигла разрядки.

— Позволь мне полизать тебя. Между твоих ножек, — прохрипел нимф. — Так хочу… попробовать тебя… там.

Она двигалась плавными движениями вверх и вниз по его плоти, игнорируя звучавшие мольбы. Её пальцы, вонзившиеся в бёдра нимфа, ослабили хватку, и запорхали вокруг его яичек. Тело мужчины напряглось, будучи уже практически на грани. Сила разливалась в его крови, неудержимая, неумолимая. Он никогда и ничего не хотел с такой безумной силой, как эту женщину, и мысль о том, что он оставит её неудовлетворённой, не давала ему покоя.

— Алиса. Пожалуйста, — стонал он.

В ответ она только ускорила движения, тем самым накалив его страсть до предела. И эта страсть поглотила его. Шивон зарычал громко и протяжно и с силой задвигал бёдрами, врываясь членом глубоко в горло девушки. Он больше не мог контролировать своё тело, не мог удержать эти движения, не мог оттянуть мгновенье разрядки.

— Пей из меня, — прохрипел он. — Возьми мою кровь.

— Я уже это сделала, — ответила она, оторвавшись на мгновенье.

— Сделай это снова. Позволь мне хоть как-то насытить тебя.

— Нет!

Обжигающий кончик её языка безжалостно дразнил головку его члена, и Шивон окончательно потерял контроль. Его мышцы сжались, и он сокрушительно кончил.

«Какое наслаждение… о, боги… какое наслаждение». Более интенсивное, чем он когда-либо переживал. Он даже не мог говорить, а лишь, задыхаясь, ловил ртом воздух, стонал и хрипел, как загнанное животное.

Когда он в следующий раз окажется внутри этой женщины, то может этого просто не пережить, такое она подарила ему наслаждение. Нимф едва не улыбнулся при этой мысли. Пока его тело продолжало содрогаться, постепенно успокаиваясь, — это бешеное биение сердца когда-нибудь замедлится? — Алиса выпрямилась и отпрянула от него. Она поправила платье, скрыв свои прекрасные соски от его взора. Девушка раскраснелась и так же, как он, задыхалась.

— Вот теперь ты не сможешь отрицать, что достиг разрядки со мной.

— Алиса, — позвал Шивон.

Она быстро наклонилась к его запястьям, дёрнула, и цепи пали. То же самое она проделала и с его лодыжками.

Освободившись, нимф сел и потянулся к ней, желая заключить в свои объятья. Он чувствовал сладкий запах её возбуждения, должен был утолить его, сейчас же… и всегда. Но она попятилась от него, отрицательно тряся головой.

— Иди сюда, Алиса, — он мягким движением руки поманил её к себе. — Пожалуйста.

— Возвращайся домой. Расскажи своему королю, что я сделала. Посылайте хоть всю нимфийскую армию, чтобы убить меня. Мне всё равно, — ответила девушка ледяным тоном.

— Это только между нами. И никого больше не касается. Я никуда без тебя не пойду, — возразил Шивон и поднялся на дрожащие ноги. Боги, где же его сила? Он должен был быть переполнен ею. Однако, всё, что ему хотелось сделать, это обессилено прилечь рядом с этой прекрасной женщиной.

— Очень хорошо, — сказала она, мрачно изучая его. Вампир стояла на фоне зазубренных стен пещеры, которые поразительным контрастом оттеняли её хрупкую красоту. — Тогда уйду я. Что ж, прощай.

Нимф нахмурился.

— Нет, что значит, прощай. Постой…

Но Алиса уже исчезла.

Рёв вырвался из горла Шивона, и он бросился за ней вон из пещеры. Когда глаза привыкли к свету, нимф обнаружил, что находится в Драконьем Лесу в окружении исполинских деревьев. Вот только Алисы нигде не было видно.

Она пропала, как будто её и не бывало.

Глава 16

Брэнд поднял Нолу на руки и понёс подальше от пляжа. Амазонка истекала кровью, но отказалась принять его помощь на глазах у всех. Одна из акул посчитала, что её изящная ножка сойдёт за неплохую закуску, и цапнула девушку за икру. Кровь сначала окрасила воду, а теперь заливала песок.

— Я тебя держу, — заверил её дракон.

Амазонка отрицательно замотала головой, хотя была бледной, как полотно.

Оборотень только крепче сжал её в объятьях.

— Не шевелись, женщина.

— Поставь меня на ноги. Я должна найти Делайлу.

У них за спиной творилось сущее безумие, но Брэнд не боялся за подругу Нолы. Несмотря на то, что именно Тагарт затеял всю эту заваруху — никто не мог устроить больших разрушений и более кровавой бойни, чем выведенный из себя оборотень-дракон — со второй амазонкой всё должно было быть в порядке. Брэнд видел, как Лайел смотрел на Делайлу, как нежно он держал воительницу на руках, и какое выражение при этом было у него на лице — смесь муки и наслаждения. Вампир нырнул за ней, чтобы уберечь от акул и дракона. Лайел, без сомнений, обеспечит амазонке безопасность.

Царь вампиров никогда не нравился Брэнду. Сколько он себя помнил, их племена были в состоянии войны и нападали друг на друга при первой возможности. Хотя несколько раз Лайел отступал, добровольно принимая поражение. И каждый раз, когда он поступал таким образом, он делал это во имя любви. Теперь отступить собирался Брэнд. Во имя любви.

— Вампир о ней позаботится, — уверил он Нолу.

— Они враги, — возразила девушка.

Дракон отметил про себя, что Ноле не понадобилось уточнять, кого именно из вампиров он имел в виду.

— Как и мы с тобой, — напомнил он ей. — Твои сородичи напали на моих прямо перед тем, как нас отправили на этот остров. Я не забыл об этом.

— Вот ещё одна причина поставить меня на ноги, — буркнула Нола, но перестала вырываться и позволила ему унести себя под покров деревьев, подальше от всех остальных, оставшихся на пляже. — С моими врагами случаются плохие вещи.

— А ты, значит, не хочешь, чтобы со мной случилось что-нибудь плохое? — поддразнил её оборотень.

— Нет, конечно, хочу. Но… Я…

Брэнд от души рассмеялся.

— Ничего, я рискну. Ладно?

Когда Брэнд решил, что они достаточно углубились в лес, чтобы скрыться от любопытных глаз, то опустил девушку на землю и, взяв в руки её ногу, принялся изучать повреждения. В нескольких местах плоть была изорвана, и глубоко в мышце торчал вонзившийся и сломанный акулий зуб.

— Будет больно, — предупредил дракон.

— Что?

Не дав ей времени опомниться, он ухватил и выдернул длинный белый зуб из растерзанной икры.

— Должно быть, болит ужасно, — посочувствовал он, хотя Нола даже не охнула, когда он запустил свои пальцы ей в рану.

— Бывало и хуже, — ответила девушка абсолютно искренне.

— Я не стану хуже о тебе думать, если ты поплачешь.

Она лишь фыркнула в ответ на такое предложение.

— И почему, когда женщина ранена, мужчины всегда так себя ведут?

— Как так?

Брэнду на самом деле доводилось видать ранения и похуже. Однако вид этих ран на ноге юной воительницы заставлял его живот скручиваться до тошноты. Казалось, что была видна даже кость.

— Так покровительственно! Когда мы с сёстрами сражались с вами, ваши мужчины скорее отмахивались от нас, чем по-настоящему принимали бой.

Дракон взглянул в лицо амазонке, и ему захотелось улыбнуться. Она напомнила ему сестру, которую он давным-давно потерял из-за людей. Она так же смущалась, так же сердилась на него. На самом деле, Нола вполне могла бы сойти за её близнеца. Такие же бирюзовые глаза и дерзкий носик, такие же упрямые скулы и золотистая кожа.

— Мы так поступаем только потому, что женщины уязвимей, мягче нас, — ответил он спустя некоторое время, так до конца и не поборов болезненного ощущения, сжавшего грудь от нахлынувших воспоминаний о перенесённой потере. — Женщинам нужна защита.

Нола снова фыркнула и легла на землю, укрытую мхом.

— Я за свою жизнь перенесла больше боли, чем другому довелось бы за семь таких жизней. Я должна была сама за собой присматривать. И доверять могла только себе. Мне от тебя ничего не нужно. И ни от кого другого тоже.

— Кто так сильно тебя обидел? Я уничтожу его за это!

Она небрежно отмахнулась рукой.

— Нет нужды беспокоиться. Я сама уже о них позаботилась.

Дракон сжал губы. Хотя девушка и была довольно высокой и имела, как все амазонки, подтянуто — мускулистое телосложение, в сравнении с его массивной фигурой Нола казалась крошечной. Она вряд ли была ростом ему хотя бы до плеч.

— Считаешь себя суровым воином, которому негоже выказывать боль?

— Считаю? После того, как убила больше воинов, чем ты вообще смог бы сосчитать, представителей всех рас, населяющих Атлантиду! — в её голосе не было бравады, просто сухая констатация факта. Может, даже немного грусти. — А скольких убил ты?

— Да уж, больше тебя, — ответил дракон.

Губы девушки слегка изогнулись в улыбке.

— Так всё-таки болит? — спросил Брэнд.

— Да, — ответила она, хотя по-прежнему не показывала этого ни словом, ни действием.

Мужчина подумал, что, окажись сам на её месте, уже давно проклинал бы небеса последними словами. Дракон не мог не восхищаться силой духа этой девушки — и одновременно приходил в уныние, думая об этом. Чтобы вот так отмахнуться от подобной боли, ей, должно быть, действительно пришлось когда-то невероятно страдать.

— Такое ощущение, что ты и вторая, Делайла, постоянно умудряетесь израниться.

— Когда она была ранена? — удивилась Нола, подняв бровь.

«Итак, Делайла не рассказала ей об укусе Лайела. Защищала вампира, не иначе. Интересно», — подумал Брэнд. Хотя он очень сомневался, что благодарность Лайела за помощь будет большей, чем та, которую выказала Нола.

— Значит, показалось. Видимо, я ошибся, — сказал он в ответ.

Амазонка заложила руки за голову и уставилась в безоблачное небо.

— Мужчины вечно ошибаются.

Будь это кто-нибудь другой, подобный высокомерный тон моментально довёл бы дракона до белого каления, однако, Нола слишком напоминала ему сестру. Так что Брэнд лишь пожал плечами и ухмыльнулся. Внимание мужчины вернулось к её несчастной ноге.

— Скажи, твоя раса быстро исцеляется?

— Не твоё дело, дракон.

— Я не собираюсь воспользоваться этими сведениями против тебя.

— Ну, да, так я и поверила тебе на слово, — сказала девушка, подчёркнуто демонстрируя всё своё недоверие.

— Клянусь!

— Ты бы выдал врагу информацию о своём народе?

«Железная позиция, надо признать», — улыбнулся про себя Брэнд.

— Прямо сейчас я тебе не враг. Мы в одной команде, ты и я, — ответил он, обеспокоенный тем, что кровотечение до сих пор не останавливалось. Оно, вероятно, без соответствующей помощи и не прекратится. Рана слишком глубока. — Закрой глаза, — попросил дракон.

— Нет!

«Проклятье, эта женщина невыносима», — Брэнд раздраженно покачал головой.

— Прекрасно, держи их открытыми, но учти, будет больно.

— Что ты?…

Дракон глубоко вдохнул, на мгновенье задержал дыхание, а потом с силой выдохнул. Изо рта оборотня обжигающими языками вырвалось оранжево-красное пламя и лизнуло повреждённую плоть.

Нола закричала.

— Подонок! Демонское отродье! Задница кентавра!

Брэнд съёжился, услышав, как этот наполненный мукой крик разнёсся по лесу и отразился от деревьев.

— Если бы был другой способ, я бы использовал его, — попытался оправдаться дракон. Воин сгрёб длинную прядь своих волос и отжал с них воду. Прохладная влага закапала на обожжённую кожу девушки, остужая и успокаивая её. — Боль скоро пройдёт, клянусь тебе.

Амазонка продолжала проклинать его, на чём свет стоит. Он же боялся взглянуть ей в глаза и увидеть в них слёзы. Этого дракон не вынес бы. При виде женских слёз Брэнд превращался в тряпку, запинался, не мог вымолвить ни слова, и ничего не мог с собой поделать. Слёзы этой сильной женщины оказали бы на него ещё более сокрушительное воздействие.

— Останутся шрамы, — сказал он ей. — Прости.

— Шрамы… — это хорошо, — неожиданно ответила, задыхаясь, Нола и вспыхнула. Брэнд подозревал, что она больше стыдилась своей реакции, чем всё ещё страдала от боли.

За спиной дракона разомкнулись и сомкнулись ветви деревьев. Кто-то приближался. Внезапно рёв разорвал тишину, и тёмная тень бросилась к Брэнду. Он напрягся, приготовившись к столкновению с нападавшим, и они сцепились друг с другом.

Зейн нацелился на горло оборотня, но тот вывернул его когтистую руку, одновременно врезав кровопийце в челюсть так, что свалил его с ног. Вампир тут же вскочил. Слишком озверевший, чтобы уклоняться, он пропустил несколько пинков и ударов кулаком, что помогло дракону вскоре свалить и прижать своего противника к земле.

Брэнду ещё там, во время состязания в воде не понравилось, как Зейн смотрел на Нолу. С тёмными намерениями, собственнически. Тем не менее, вместо того, чтобы испепелить кровососа огнём и убить — ведь, хоть Брэнд никогда бы не признался в подобном, но он всё же опасался столкнуться с вампиром один на один в одном из будущих состязаний — оборотень просто ударил Зейна в нос, обрушив сокрушающий удар кулаком на лицо вампира. Отвратительно хрустнуло, брызнула кровь, и кровопийца взвыл от боли и злости. Однако Зейн быстро оправился и отшвырнул дракона с нечеловеческой силой, попав в дерево.

— Моя, — проревел Зейн, подскочив к Брэнду, и с размаху ударил тому в живот. — Не прикасайся к ней! Не прикасайся ко мне!

Глаза вампира заволокло диким, животным безумием. Мгновенье спустя Брэнд уже стоял на ногах, и от ярости, захлестнувшей его, драконья чешуя начала проступать на руках оборотня, покрывая их от запястий к плечам. Он всегда был драконом, который предпочитал мир войне, но сейчас отчётливо понял, что пока этот неконтролируемый вампир жив, не бывать на этом острове мира. Брэнд забыл о своих принципах, забыл о том, что могут сказать другие, если он это сделает, и выплюнул поток огня.

Зейн мгновенно увернулся, лишь несколько огненных языков коснулось его и прожгло рубашку. Вампир же, не теряя времени, тут же прыгнул вперёд, сжимая в руках неизвестно откуда взявшийся самодельный деревянный кинжал. Дракон увернулся и хлестнул шипастым хвостом своего противника по лицу. Из рассечённой раны хлынула кровь, заливая искажённые от злости черты Зейна.

Окончательно трансформировавшись, Брэнд захлопал крыльями и устремился ввысь, высоко-высоко в небо, а потом ухнул камнем вниз. На огромной скорости дракон пикировал на вампира. Однако, едва он раскрыл пасть, чтобы изрыгнуть пламя, как заметил Нолу, бросившуюся, прихрамывая, прямо на линию огня. Оборотень клацнул зубами, захлопнув челюсти, и со всего размаху врезался в стоящего Зейна. Они сцепились и покатились по земле, жестоко борясь друг с другом.

Острая палка неожиданно вонзилась в плечо Брэнда и отвлекла его от вампира. Дракон зашипел и увидел, что то же самое произошло и с Зейном. Оба мужчины, задыхаясь, переводили свирепые взгляды друг с друга на копья, торчащие из их тел. Нола, припадая на раненую ногу, встала между ними и упёрла руки в бока. Чёрные круги залегли под глазами на мертвенно бледном лице девушки.

— Теперь я привлекла ваше внимание? — поинтересовалась она.

Несмотря на ослабленное состояние, у амазонки был устрашающий вид, а ярость, казалось, шипела и искрилась в воздухе вокруг неё. Воительница раздраженно стиснула губы и сжала кулаки.

— Во-первых, я не твоя, — сообщила она Зейну. — Во-вторых, я могу защитить себя сама, — добавила, обращаясь к Брэнду. — Будь мне это не под силу, я была бы попросту не достойна своего племени. В Атлантиде меня бы наказали за то, что я позволила тебе заботиться обо мне.

— Я знаю тебя на вкус, — прорычал Зейн, чем откровенно привёл в изумление Брэнда. — Ты — моя.

Должно быть, Нола была потрясена не меньше, потому что ещё сильнее побледнела и изучающе уставилась на вампира.

— Ты не можешь знать меня на вкус. Я никогда тебе не отдавалась, — возразила она.

— Тебе снились сны обо мне, — Зейн бросил эти слова с такой свирепостью, как будто они были оружием.

Девушка отшатнулась, едва не оступившись, и затрясла головой.

— Откуда ты можешь знать?

— Просто знаю.

— Откуда?

— Потому что это были не сны! Я пришёл к тебе прошлой ночью, и ты встретила меня с распростёртыми объятьями, — рявкнул он.

Амазонка снова попятилась, широко распахнув ошеломлённые глаза. Она потрясённо переводила взгляд с Зейна на Брэнда и обратно.

— Я… Я…

Брэнд выдернул кол из плеча, скривившись от боли в разорванных мышцах и рассечённой коже. Острое жгучее чувство боли быстро потускнело, кожа и ткани соединились и начали исцеляться.

— Я бы никогда не позволила тебе сделать подобные вещи…, - пролепетала девушка.

— Ты позволила, — Зейн шагнул к ней, не обращая внимания на всё ещё торчащее из плеча копьё. — С готовностью.

— Лжец. Я тебя не хочу.

— Хочешь! Хотела!

— Нет, нет! Это был сон!

Ярость Брэнда вспыхнула с новой силой.

— Ещё раз приблизишься к ней, и я буду убивать тебя медленно и мучительно, — закричал он вампиру.

— Я сама убью тебя, — оборвала его Нола, борясь со слезами, навернувшимися на глаза. Боги, вид этих слёз чуть было не доконал дракона. — Я, возможно, хотела тебя в своих снах, вампир, но сейчас не хочу! Не могу!

Зейн нахмурился, в его глазах заплескалось смущение.

— Пойми, когда ты ко мне прикасаешься, мне не хочется умереть. Это значит — ты моя. Это должно означать, что ты награда за всё, что мне пришлось вынести.

— Нет, проклятье, ничего это не означает, — амазонка нагнулась, схватила ещё один кол и запустила в вампира. — Я не предназначена ни одному мужчине.

Зейн был слишком потрясён, чтобы уклониться — или, возможно, специально решил не двигаться — и кол вонзился во второе плечо. Зейн не издал ни звука. Просто стоял там с пронзёнными насквозь плечами.

— Оставьте меня в покое, — выкрикнула девушка, — вы оба.

— Нола, — позвал Зейн.

Она развернулась и захромала прочь.

— Нола! — закричал воин, и его крик, отразившись от деревьев, вспугнул стайку птиц, укрывавшихся в ветвях. — Не бросай меня, как она. Пожалуйста!

Брэнд изумлённо обернулся на вампира. Тот внезапно скрестил руки, схватил колья и вырвал их из себя. Не уверенный, что ему делать дальше, оборотень просто стоял и смотрел, как Зейн шагнул вперёд, словно хотел последовать за девушкой, но потом остановился и издал такой страшный звук, наполненный невероятной болью и страданием, от которого всё сжалось внутри. Этот вампир действительно желал амазонку и был до крайности потрясён тем, что она не ответила ему взаимностью.

Дракон обернулся из своей животной формы в человеческую, и стоял обнажённый, потому что его одежда, разорванная в клочья при трансформации, валялась у мужчин под ногами.

— Нола, — прошептал Зейн и упал на колени.

Брэнд медленно и тихо отступил в тень. Однако вампир вскинул голову и посмотрел в его сторону. Их взгляды перекрестились, и дракон увидел, как в тёмных глазах его противника полыхал огонь, и клокотала ненависть.

— Я не позволю тебе навредить этой девушке ещё раз, Зейн, — спокойно сказал ему Брэнд. Тогда, много лет назад, Брэнд не смог защитить свою сестру. Эту амазонку он будет защищать ценой собственной жизни.

— Я не причинял ей вреда, — прорычал вампир.

Брэнд упрямо сжал челюсти.

— Что ж, в таком случае грядущие дни обещают быть интересными, как думаешь?

На этом он отправился на поиски Нолы, решительно настроенный оберегать её весь остаток ночи.

Он точно знал, что их с Зейном ещё ожидает реванш. Скоро. О, да, очень скоро.

Глава 17

Лайел не знал, что ему делать.

Он сжимал Делайлу в объятьях, а вокруг плавали голодные акулы и кровожадные тритоны, в то время как крылатый Тагарт парил над ними и непрестанно изрыгал потоки раскалённого добела пламени. И всем им был нужен лишь один вампир. Амазонка же, к несчастью, попала между двух огней.

Несколько раз Лайел пытался всплыть на поверхность, но каждый раз его неизменно встречали плавящие плоть потоки огня. Сейчас они с Делайлой снова находились под водой, где морские воины со всех сторон кололи их копьями, и кружили акулы, клацая зубами. Девушка несколько раз теряла сознание, потом приходила в себя. Лайел не был уверен, всё ли с ней в порядке, но одно он знал наверняка — ей точно понадобится воздух. И уже очень скоро.

Вампир с силой пнул ближайшего тритона в лицо и прорвался на поверхность, крепко зажимая Делайле нос, чтобы она не вдохнула солёную воду. Вырвавшись на поверхность воды, Лайел отпустил девушку и глубоко вдохнул, молясь, чтобы она сделала то же самое. Если же нет, когда они снова нырнут, он отдаст ей весь воздух, который попал в его лёгкие, без остатка.

С неба хлынула очередная лавина огня, и Лайел быстро увернулся, едва избежав прикосновения пламени. Бешенство клокотало в нём, но вампир точно знал на ком лежит вина за всё это безобразие. Делайла была слаба из-за него. Из-за него! Эта женщина гордилась своими умениями и стойкостью, а он низвёл её до ранга заурядной беспомощной девицы.

Лайел мог бы перенестись на берег, но тогда забрать с собой амазонку не получится, ведь он и сам уже сильно ослаб. Однако без него девушка могла утонуть, быть съеденной, заколотой копьём или сожжённой заживо. Она могла умереть, как Сьюзан.

Сьюзан. В голове Лайела опять взорвались душераздирающие крики жены, он будто наяву услышал мольбу о помощи, обращённую к нему, когда её обесчестили, попользовались самым ужасным образом. От этих криков какая-то часть внутри вампира нестерпимо захотела опустить руки и сдаться, наконец. Но, как и раньше, мысли о Делайле приглушили их до едва различимых вскриков, позволяя Лайелу оставаться собранным и отражать атаки своих противников.

Делайла. Что же ему делать? Как уберечь её? Пару дней назад вампир действительно смог бы послать всё к Аиду и бросить амазонку здесь, чтобы спастись самому. В конце концов, он был убийцей, а не спасителем. Однако сегодня, в этот момент по неизвестным причинам он не желал переноситься прочь, не хотел ставить свою жизнь превыше жизни другого существа. Сейчас жизнь Делайлы была для Лайела ценней его собственной жизни.

Яростный поток огня ударил в вампира, но на этот раз Лайел оказался не столь проворным, и пламя обожгло его плечо, опаляя кожу и волосы. Чёрный дым клубился над головами мужчины и женщины, яростно сражавшихся за жизнь в водах океана. И впервые мысли Лайела были не о возмездии. Его не волновало, что Тагарт дышит одним с ним воздухом, не волновало, что дракон всё ещё жив. Только Делайла сейчас имела значение.

Дышала ли она? Девушка не издавала ни звука, была неподвижной и казалась безжизненной. Проклятье! Она так долго не выдержит.

Что-то острое впилось в ногу вампира, отвлекая его. Акула! Он с силой ударил её, отбросив рыбину от себя, и нырнул в воду за мгновение до того, как на него обрушилась очередная порция испепеляющего пламени. Сквозь мутную воду Лайел увидел, как один из тритонов схватил Делайлу за талию и попытался оттащить прочь. Охваченный бешенством вампир обхватил её ногами, обагряя всё вокруг собственной хлещущей из разорванной акульими зубами раны кровью.

Тритон стёр ухмылку со своего лица и резко дёрнул.

— Моя, — гаркнул он.

Лайел исхитрился вцепиться в волосы морскому воину, рванул его на себя и, не дав тому времени опомниться, впился зубами хвостатому в шею. Тритон задёргался, ударив хвостом по амазонке, от чего она внезапно распахнула глаза.

Паника охватила Делайлу, и она тотчас же начала вырываться на поверхность. Ослабь Лайел хватку, и ничего не подозревающая девушка вынырнет прямо в потоки огня. И, хотя удерживать амазонку под водой и одновременно сражаться с противником было не лёгкой задачей, вампиру это удалось, потому что он просто не мог поступить иначе.

Тритон вырывался так неистово, что у воинов под ногами образовался небольшой водоворот от ударов его хвоста. И только когда существо безвольно повисло в руках Лайела, он опустил его, наблюдая, как безжизненное тело медленно пошло ко дну.

Мимо промчалась ещё одна акула.

Вампир тут же обвил руку вокруг тела Делайлы, обхватив её под грудь, и резко прижал спиной к себе. Девушка замерла от его прикосновения, и заметно расслабилась, узнав Лайела. Акула развернулась, и снова пронеслась мимо, широко раскрыв пасть и сверкая зубами. Амазонка замахнулась и молниеносным движением с силой врезала рыбине кулаком по голове. Хищница уступила и тут же уплыла.

А потом Делайла вдруг исчезла, и у Лайела в объятьях осталась лишь вода. Он ошалело всматривался в мутную жидкость… Со спины в него ударила акула, и вампир полетел кувырком прямо на тритона, который перехватил его и хлестнул чем-то с размаху.

«Куда к Аиду подевалась Делайла? Как она могла вот так вдруг исчезнуть? Только богам подобное под силу…. Боги!» — понял Лайел. В отчаянии мужчина зарычал. Ужас, паника, и последовавший за этим шок от осознания того, что ему было не всё равно, охватили его и едва не свели с ума. Вампиру, действительно, было не всё равно. Лайел переживал за Делайлу, и отрицать это было бесполезно. К тому же, теперь уже и бессмысленно.

Команда Делайлы могла проголосовать против девушки, и её могли убить. В конце концов, её товарищам по команде не нравилось сотрудничество амазонки с Лайелом. Вампир не стал терять больше ни минуты. Он представил себе потрескивающий костёр, лунный свет, скалы и мох. Мгновенье спустя Лайел оказался там, оставив океан где-то позади, и упал безвольной грудой, будучи не в состоянии удержать даже собственный вес. Его силы были на исходе. Руки и ноги так сильно тряслись, что Лайела бы не удивило, окажись он причиной небольшого землетрясения.

Делайла. Он должен был её найти. Вампир едва смог поднять голову. Взгляд блуждал по окрестностям. Скалы, мох, кострище, где раньше горел огонь — всё было на месте. Только вокруг ни одной живой души. Нет, постойте. Там кто-то был. Его собственная команда. Однако не их искал Лайел. Они вышли из окружающих зарослей, сконфуженно хмурясь и оглядываясь по сторонам.

— … призывали сюда, я думаю, — произнёс кто-то. — Не понятно одно, почему на совет снова вернули нас? Мы же выиграли. Представитель нашей команды устоял.

— Может, за нашей наградой? — ответили ему. — Может, мы должны являться сюда после каждого состязания, в не зависимости от того, выиграли или проиграли?

«Проклятье! Куда боги могли забрать Делайлу?» — Чем больше вампир раздумывал над этим и не находил ответа, тем сильнее на плечи давило чувство собственного бессилия. — «Думай, думай. Вообще прочь с этого острова? Назад в Атлантиду? Нет, нет. Она здесь, она должна быть здесь».

— Держу пари, это так, — продолжался разговор, отвлекавший его от сумятицы в собственной голове.

— Не могу дождаться!

— Интересно, кого из противоположной команды убьют?

— Всемогущие боги. Смотрите!

Послышались вздохи, возбуждённое улюлюканье, а потом звон тарелок и кубков, сопровождавшийся увлечённым чавканьем. Лайел поднял глаза. На месте кострища стоял стол, ломившийся от еды. Товарищи по команде уже пировали. До него донеслись ароматы яств и специй.

Делайла. Она где-то здесь, точно где-то здесь. Лайелу не терпелось разыскать амазонку, увидеть её и убедиться, что с ней всё в порядке. Он должен был знать наверняка, что не она была избрана на смерть.

Царь вампиров не знал, что станет делать, если окажется, что это не так. Он был уверен лишь в том, что это будет целиком и полностью его вина. Из-за её… отношений с ним. Отношений, да. Это не простое сотрудничество, как он думал раньше, а настоящая связь. Лайел не мог больше этого отрицать. Уже нет. Они всегда высматривали и искали друг друга в толпе. Их влекла друг к другу страсть, а его ещё и её сладкая кровь. Только друг перед другом они раскрывали свои сокровенные чувства, говорили по душам, делились тайнами.

Лайел задыхался, обливался потом и истекал кровью, но усилием воли поднялся на ноги. И тут же пошатнулся, как Делайла шаталась, стоя на том бревне, споткнулся и полетел вперёд. Лишь уцепившись за ближайшее дерево, он умудрился удержаться в вертикальном положении. Вампир глубоко вдохнул и выдохнул.

Лайел принюхался и внезапно возненавидел навязчивый запах еды, наполнивший собой всю округу, потому что он перебивал запах Делайлы. Нет, постойте! Вампир снова принюхался, и уловил след её природного аромата — запах женщины, силы, водопада и сладости — и двинулся вперёд на тяжёлых ногах. Каждый шаг давался с огромным трудом. Это была настоящая агония.

Казалось, что минула вечность, пока он, еле волоча ноги, пробирался через заросли, спотыкаясь о толстые корни и преодолевая вброд прозрачные озерца. Животные на его пути неизменно разбегались в стороны. Кабаны, птицы, какой-то представитель семейства кошачьих с любопытством за ним наблюдали, будто точно знали, что он слишком слаб, чтобы им навредить, но были, всё же, не уверены, можно ли его теперь не опасаться совсем.

«Зачем ты это делаешь? Какое тебе дело?» — мучился он вопросами по пути. — «Это не правильно». Только ответов не было. Сейчас и раздумывать-то над ними не хотелось.

Наконец, Лайел услышал потрескивание огня, почти почувствовал его призывное тепло. Он остановился и попытался сфокусировать зрение. Перед глазами расплывались черные пятна. Со стороны горевшего костра доносились неразборчивые голоса.

— … должны будем выбрать.

— Но, кого?

— Слабейшего или предателя?

Лайел выбрал позицию, пригнулся и двинулся вперёд, решив сделать всё возможное, чтобы не попасться на глаза богам. Если он обнаружит себя, его могут попросту отослать куда-нибудь в другое место. Подобравшись к кромке деревьев, вампир тихо раздвинул густой занавес листвы и замер. Он смотрел прямо на Делайлу.

Сердце на мгновенье перестало биться. Всё вокруг поблекло, и мужчина больше ничего не видел, кроме этой девушки. Амазонка была такой же мокрой, как и он, а её скудная одежда облепила стройное тело как вторая кожа. Делайла с головы до пят была в порезах и кровоподтёках, будто только что вернулась с поля ужасной битвы — потерпев поражение. Она была в сознании. Жива. Слегка поёживалась. И являла собой самое прекрасное зрелище, которое ему когда-либо доводилось созерцать. Когда-либо вообще. Даже Сьюзан не шла ни в какое сравнение, и он чувствовал себя невероятно порочным, потому что посмел допустить такую ужасную мысль.

Амазонка высоко заколола волосы, и лишь несколько непокорных прядей выбилось из общей причёски, обрамляя её виски и ложась на плечи девушки. Рядом сидел Тагарт. Кто-то видимо дал ему пару штанов, так что, по крайней мере, мужские достоинства оборотня были прикрыты. Хотя эти штаны ему были явно малы и слишком туго обтягивали бёдра.

Ублюдок потянулся и заправил один из локонов Делайлы ей за ухо, одновременно погладив костяшками пальцев нежную щёку. Живот Лайела скрутило, и невыносимая жажда крови обуяла его.

Девушка со злостью хлопнула дракона по руке, и это спасло ему жизнь. На некоторое время. Лайел слегка расслабился.

Тагарт же нахмурился и что-то ей прошептал — вампир не смог разобрать, что именно.

— Решение уже принято! — неожиданно сказал бесплотный голос, резкий и звенящий сталью. — И даже не думайте умолять о пощаде, как предыдущая команда. Я не ведаю пощады. Только не к вам. Вам нужно было просто стоять на месте, всего-навсего продемонстрировать свою выносливость. Вы же потерпели неудачу, все вы! Позволили отвлечь себя, позволили себе забыть о конечной цели и поплатились. Продержись хоть кто-нибудь из вас лишь на минуту дольше, и вы оказались бы последними, кто выстоял. Тогда бы выиграла ваша команда!

Все вокруг костра сжались. Пламя взмыло вверх, будто в него подбросили дров, языки огня слились воедино, закружились яростным вихрем, принимая форму невероятно высокого мужчины массивного телосложения.

— Можем ли мы попросить ещё немного времени, прежде чем подсчитаем наши голоса? — спросила Делайла, стуча зубами.

— Нет, — последовал жёсткий ответ. — Вы этого не заслужили.

— Тогда, полагаю, мы готовы, — согласилась амазонка. Она закрыла глаза, снова открыла их и решимость отразилась на её лице. Лайел невольно дёрнулся вперёд, отчаянно желая обнять её, прижать покрепче, отогреть своим теплом. Уберечь. — Я голосую против демона. Он первым упал.

— Поддерживаю предложение, — отозвался Тагарт, послав Делайле многозначительный взгляд.

Упомянутый демон зашипел на них.

— Я голосую против Делайлы, — рявкнул он, блеснув своими заострившимися, сочащимися ядом рогами. — Я собирался выбрать вампира, но ты только что заставила меня изменить своё мнение.

Лайел сжал кулаки. Он пообещал демонов Зейну, но этого он, возможно, оставит себе. А, может, и нет. Подошла очередь Зейна, и свирепый вампир радостно объявил:

— Мой голос против демона!

— Я голосую против амазонки, — заявил тот самый кентавр, который просил её помолчать тогда в воде во время испытания.

— Итак, три голоса против демона, и два против амазонки, — драматическим голосом объявил бог, как будто присутствующие сами не смогли бы подсчитать. — Воистину, похожие расы. Формор, а против кого голосуешь ты?

Однорукий и одноногий формор вглядывался в своих товарищей по команде. Его маленькие, прозрачные крылышки беспорядочно трепетали, в то время как он лихорадочно соображал, как же ему поступить. Демон или амазонка?

Лайел переключил внимание на Делайлу. Девушка сидела прямо и неподвижно. Она ждала и, очевидно, была готова к любому исходу. Она думала, что умрёт.

Желание обнять её невероятно усилилось, и вампир перевёл взгляд на дракона, который только недавно пытался его убить. Воин безмолвно смотрел на формора таким убийственным взглядом золотистых глаз, что, казалось, молчаливая команда Тагарта голосовать так же, как проголосовал он сам, была отчётливо слышна. Голосуй правильно, или умри в муках. Забавно, размышлял Лайел, но он, похоже, будет благодарен этому дракону.

Красная кожа формора побледнела, и он звучно сглотнул.

— Демон. Я голосую против демона.

И всё. Остальные тоже проголосовали против демона.

— Нет, прошу вас, нет, — умолял демон, яростно мотая головой. — Не делайте этого. Я сильный. Я приведу нас к победе.

— Довольно, — оборвал бог. — Приговор вынесен!

Серебристый меч, который уже начал являться Лайелу в кошмарах, появился в центре пламени. Закрутился, завертелся в убийственном, ужасающем танце смерти.

Демон рывком вскочил на ноги и попятился, продолжая умолять осипшим голосом.

— Нет, не делайте этого. Пожалуйста, не делайте.

Он споткнулся о корень и упал.

Лайел не успел и глазом моргнуть, как меч со свистом обрушился на свою жертву. Послышался глухой звук падения, и вампир отчетливо расслышал, как голова убитого покатилась по земле. Пронзительный женский крик отразился эхом от деревьев. Такой могущественный, режущий слух голос. Богиня? С ним слился смех Зейна.

А потом всё стихло. Все, молча, сидели вокруг костра, и даже языки пламени, казалось, поутихли. Смерть демона порадовала Лайела, вампир бы и сам не отказался привести приговор в исполнение, так что он совершенно не был потрясён этой жестокостью.

Делайла тоже не выглядела потрясённой, однако, глаза амазонки выдавали грусть.

Лайел сделал столько всего, чтобы причинить ей боль, и даже во всём, происходящем сейчас, можно было бы обвинить его. Однако девушка заслуживала только счастья.

«Я едва не потерял её», — неожиданно подумал Лайел.

«Я должен овладеть ею», — так же неожиданно решил вампир. — «Хотя бы раз».

Он познает её вкус, запах и тело. Конечно же, это будет лишь физическая близость, ведь чувства он будет держать при себе. Лайел не станет пятнать память Сьюзан, поступая иначе. Тем не менее, ему просто необходимо было овладеть Делайлой, всей ею, до последнего вздоха и стона.

И как он ни старался до сих пор, ничто другое не смогло вытеснить амазонку из его мыслей. Вампир уже порядком устал от этих бесплодных попыток, и главное, не известно, сколько ещё времени они пробудут на этом острове — или в живых, если на то пошло. Двести лет Лайел не ведал ничего, кроме ненависти, боли и скорби. Никогда раньше это его не беспокоило — он даже был рад такому положению вещей — потому что другого не заслужил. И хотя лучшая участь ему не улыбалась, Лайел больше не мог выносить страданий. У него разрывалось сердце.

Сьюзан любила Лайела всё то недолгое время, которое им было отведено. Его нежная жена не пожелала бы ему той ужасной жизни, на которую он себя обрёк. Если бы она узнала, как Лайелу было плохо, она бы улыбнулась, пропустила его волосы сквозь свои пальцы и велела бы зажить счастливо, научиться снова радоваться жизни.

С другой стороны, подумал вампир с улыбкой, тогда Делайла угрожала бы напасть на любую, кому он мог выказать своё внимание. Улыбка сделалась ещё шире, когда Лайел представил амазонку, распростёртую в его постели, влажную и готовую.

Одна ночь. Этого должно быть достаточно.

«Как долго ты будешь уничтожать всех и вся, кто пытается приблизиться к тебе, только потому, что Сьюзан не может быть здесь?»

Улыбка поблекла. Всегда — он это знал. Лайел не мог позволить себе думать о счастливом будущем. Одна ночь, да. Но не больше. Сьюзан умерла несчастной, значит и в его жизни счастья быть не может. И не важно, что сама она хотела бы для него другого. Сьюзан будет отомщена.

Но сегодня, всего лишь раз, он забудет обо всём, кроме Делайлы. И страсти. О, да. Страсти. Он будет мужчиной, который достоин любви и нежности. Он будет мужчиной Делайлы, даст ей всё, что она хочет, и, может, даже больше. Если она всё ещё его…

Тагарт встал, привлекая внимание вампира.

— Давайте вернёмся на пляж, — сказал он своей команде. — Мы должны сделать всё возможное, чтобы выиграть в следующем состязании, даже если это означает, что нам придётся тренироваться всю ночь напролёт. Мы не можем позволить ещё раз… подобному произойти. Понятно?

Голос оборотня был охрипшим, подавленным и выдавал пережитый шок.

Разве они не ожидали, что бог на самом деле убьёт? Разве не очевидно было то, что после всего бог лишь рассмеётся и отпустит их восвояси, будто ничего особенного не произошло?

Все неуклюже поднялись на дрожащие ноги, бормоча что-то своё себе под нос, и смотря куда угодно, только не на все ещё содрогающееся в конвульсиях и истекающее кровью тело. Одна лишь Делайла осталась сидеть.

— Пошли, — велел Тагарт и поманил её пальцем.

Она казалась ошеломлённой, оцепеневшей, но отрицательно покачала головой.

— Мне нужно… побыть одной некоторое время.

Лайел заметил, как она колебалась с ответом. Что на самом деле хотела сказать амазонка?

Тагарт упрямо сжал челюсти.

— Ты не должна здесь оставаться. Бог может вернуться. Он может…

— Причинить мне вред независимо от того, где именно на этом острове я буду находиться, — вставила она. — Мне нужна минутка, Тагарт. Пожалуйста. Я не задержусь.

Её просьба заметно смягчила жёсткие черты его лица, однако оборотень не сдвинулся с места.

— Ты помнишь, что я сказал тебе, Делайла?

Девушка отрешённо кивнула, но во взгляде лиловых глаз вспыхнул огонь.

— Я не забуду, уверяю тебя.

Любопытство охватило Лайела. Что же такое ей сказал дракон?

— Хорошо. Смотри не забудь.

Он бросил многозначительный взгляд на безжизненное тело демона и повернулся, чтобы уйти.

Остальные решительно последовали за ним, очевидно, не желая отставать от воина, которого теперь считали своим лидером. Довольный таким исходом Лайел остался на месте, ничего не предпринимая, не произнося ни звука, а просто глядя на женщину, которая так невероятно пленила его за последние несколько дней.

— Я не ожидала, что эта казнь будет такой, — сказала Делайла, поднимая взор. Она рассмотрела его даже сокрытого под сенью леса, и вампир удивлённо моргнул. — Я убивала сама, видела, как убивали другие, но сейчас это было так… бессердечно.

— Да, — ответил Лайел.

— Всё, о чём я могла думать, это то, что на его месте могла быть я. Вероятно, должна была быть я.

Внутри него поднялась волна возмущения — «не ты, ты — никогда» — однако, он поспешно её подавил.

— Главное, что это была не ты, — сказал Лайел и выпрямился, раздвигая скрывавшую его листву. Попытался спланировать вперёд, но сил было недостаточно, чтобы лететь. Тогда он неуверенно шагнул к ней и рухнул рядом на бревно. Их плечи соприкоснулись, и что-то горячее вспыхнуло между ними.

Делайла сглотнула и надломлено сказала:

— Я не поблагодарила тебя. За…

— Ты не должна меня ни за что благодарить.

— Нет, должна.

— Нет, не должна.

— Я свалилась с того клятого бревна, как какой-то никчемный и ничего не умеющий мужчина.

Лайел невольно улыбнулся отвращению, прозвучавшему в голосе девушки.

— Вообще-то, ты спрыгнула. Не помнишь? И в любом случае, ты не поступила бы так, если бы не я. Я ослабил тебя, твой дух и твоё тело.

— Случалось, я была и слабее, однако, никогда раньше это на меня так не влияло, — теперь амазонка говорила, как будто хотела заверить Лайела, что была достаточно сильна.

— Не думай, что я плохого мнения о тебе, Делайла. Я… — «Не рассказывай ей, не произноси этого вслух, иначе слова станут реальностью». Однако он не мог уже остановиться. — Мне было приятно заботиться о тебе.

Они довольно долго сидели, молча, слушая треск горящих поленьев и трели заливавшихся насекомых. Потом Делайла вздохнула.

— Мне понравилось то, что ты сказал, хотя я, наверное, не должна признаваться тебе в этом. Единственное предназначение амазонки — защищать своих сестёр. И она не может делать это должным образом, если слаба, или если мужчина сильнее её. Но…

— Но?.. — он хотел услышать продолжение. Где-то глубоко в душе вампир знал, что ему нужно было это услышать. Сегодня он был просто мужчиной, а она просто женщиной. Сегодня было позволено всё.

Когда она не ответила, Лайел встал, чтобы скрыть охватившее его разочарование.

— Подожди здесь. Я похороню труп, — сказал вампир.

— Я помогу, — ответила амазонка.

— Ты всё ещё слаба.

— Это наша общая работа, Лайел. Помнишь?

Он кивнул, испытывая глупую радость от её настойчивости.

Они провозились не менее часа, прежде чем, едва переводя дух, уселись перед огнём абсолютно измотанные, истекающие потом и перепачканные в грязи с головы до пят.

— Мне нравится то, что ты сильнее меня, — выпалила она, наконец. — Вот, что я хотела сказать.

Без сомнения, Лайела невероятно порадовало это признание. И всё же…

— Я не сильный, — неожиданно горько ответил он.

— Что ты имеешь в виду?

Лайел находился здесь, хотя должен был быть где угодно, лишь бы подальше отсюда. Он не спас Сьюзан, и он не смог бы спасти Делайлу, если бы сегодня избрали её.

— Это слишком сложно объяснить.

Амазонка подняла голову и, изучающе, взглянула вампиру в лицо, освещённое пламенем костра. Что бы она ни увидела в золотистых отблесках огня, ей это, должно быть, понравилось, потому что девушка протянула руку и провела кончиками пальцев по его щеке и губам. Нежно, так нежно.

— Ты бледный, — сказала Делайла мягко.

— Я всегда такой.

— Бледнее, чем обычно. Ты ранен? Ранен сильнее, чем может показаться на первый взгляд?

— Я в порядке. — Ей ведь нравилось, когда он был сильным. И чтоб ему провалиться в Аид, он не признался бы сейчас в собственной слабости.

— Тебе ещё нужна моя кровь? — спросила девушка.

— Нет, — солгал он. Никакие причины больше не заставят его так рисковать амазонкой. Он поймал Делайлу за руку и коснулся её запястья лёгким поцелуем. Пульс девушки зашёлся в беспорядочном ритме от прикосновения его губ, кровь быстрее заструилась по венам, и нежный аромат кожи окутал Лайела, заставив его рот увлажниться.

— З-зачем ты это сделал? — выдавила она.

— Что?

— Поцеловал мне руку?

— Мне так захотелось. — И это была правда. — Тебе не понравилось?

— Понравилось, даже больше, чем следовало, но ты никогда раньше добровольно ко мне не прикасался.

Это было непростительным преступлением с его стороны.

— Я и раньше хотел, — признался он.

Длинные ресницы опустились и прикрыли сверкающие глаза девушки.

— Я должна держаться от тебя подальше.

Не в силах удержаться, Лайел склонился к ней. Он не поцелует её в губы — не должен, не может вот так серьёзно, так намеренно поддаться этому соблазну — но ему в эту минуту просто необходимо было прикоснуться к ней губами. Куда угодно. Лайел мягко прижался к её скуле, к её щеке, глубоко вдыхая пьянящий запах амазонки.

— Почему? — спросил он, хотя уже заранее знал ответ.

Тагарт. «Ты помнишь, что я сказал тебе?» — вспомнил он вопрос дракона.

Делайла вздрогнула.

— Что почему? — спросила она.

— Теперь ты должна меня избегать? — уточнил он, и лёгким касанием языка провел ту же линию, которую только что проложили его губы. Какой же гладкой, сладкой, горячей была её кожа. Его член болезненно затвердел.

— Это всё моя команда, — выдохнула амазонка и нерешительно обняла его руками.

Вампир понял, что они проголосуют против неё в следующий раз, если опять увидят с ним.

— Значит, мы не позволим им нас обнаружить. Только не сегодня. — Делайла так же нуждалась в нём, как и он в ней. Это было очевидно по тому, как её сбивчивое горячее дыхание обжигало кожу Лайела. — Завтра… завтра мы можем сторониться друг друга, как ни в чём не бывало.

Рука амазонки, скользившая вверх по спине мужчины, остановилась, вонзив ногти в его плечо. Делайла выгнулась вперёд, прижимаясь к нему грудью, и вампир зашипел от этого прикосновения.

— Ты не будешь против? — прошептала она.

Он совершенно потерял нить разговора, и никак не мог вспомнить, на чём они остановились.

— Против чего? — выдохнул Лайел.

— Заниматься любовью сегодня, а завтра вести себя, словно незнакомцы.

Эти слова должны были его порадовать. Ведь это было именно то, чего он так хотел, то, что позволило бы ему снова вернуться в свой угрюмый, замкнутый мирок. Именно это, как он ей и сказал, должно было случиться. Однако, услышав, что амазонка с такой лёгкостью и даже с готовностью согласна забыть наутро о его прикосновениях, вампир пришёл в раздражение. Всё его существо взбунтовалось и нестерпимо хотело рычать от злости.

— Нет, — ответил Лайел сквозь сжатые зубы. Хотя бы небольшое возмущение с её стороны не помешало бы. Не так ли? — Я не буду против.

— В отличие от моих сестёр меня никогда не интересовали несерьёзные отношения с мужчинами, — Делайла перебросила ногу и приподнялась так, чтоб оказаться у Лайела на коленях, обняв мужчину ногами за талию. Горячее лоно девушки прижалось прямо к возбуждённой плоти Лайела. Он возненавидел одежду, которая мешала им. — Но я не могу остановиться. Тебя я заполучу, даже если это только на одну ночь. Итак, скажи мне, что ты планируешь со мной сделать?

Чего же она хотела на самом деле? Остаться с ним навсегда? В груди всё сжалось, потому что какая-то частичка его души, пусть и маленькая, всё же хотела дать ей это.

— Для начала мы выкупаемся, — ответил он. Лайел собирался быть на высоте сегодня. Когда амазонка будет вспоминать о нём по прошествии времени, а он надеялся, что она будет, ему бы хотелось, чтобы девушка думала о нём с нежностью, возможно, даже с томлением.

— Ты уверен, что хочешь опять в воду, после того, что мы только что пережили в океане? — спросила Делайла, слегка прикусив нижнюю губу.

— О, да. Мы отправимся к нашему водопаду.

Она слегка улыбнулась.

— А потом? Что ты станешь делать со мной потом?

Лайел внимательно рассматривал девушку. Полосы грязи покрывали всё её исцарапанное лицо, а почти просохшие волосы сбились, спутались и были растрёпаны. Тем не менее, амазонка внезапно зажглась энергией, будто мысль о том, чтобы быть с ним, придала ей жизненных сил. Губы девушки были мягкими и красными, фиалковые глаза чувственно блестели. Так эротично. У Лайела при виде амазонки всегда всё сжималось в груди. Ему не нравилось то, как он реагировал, но надо признаться, он наслаждался этим чувством, потому что оно напоминало ему, что он всё ещё жив, ещё не умер и не погребён.

— Я слушаю, — повторила она.

— Ты нервничаешь? Поэтому спрашиваешь? — ответил он вопросом на вопрос.

— Нет, не нервничаю. Просто любопытно. И возбуждает.

— Ну, тогда я расскажу, и, надеюсь, это усилит твоё возбуждение. Я попробую тебя на вкус здесь, — он обвёл пальцем вокруг её соска, и она задохнулась.

— И здесь, — он спустился чуть ниже и задержался у пояса её крошечной кожаной юбки, под которой скрывалось от горячего взгляда вампира её нежное лоно.

— Я… да. Чудесный план, — пробормотала девушка, облизав пересохшие губы, и прижалась к нему всем телом. О, она будет прекрасной на вкус. — Сегодня ты будешь любить меня, — прошептала она.

Любить её. Эти слова отозвались дрожью во всем его теле, и он отвернулся, пока не утонул в этих прекрасных глазах окончательно и бесповоротно, пока полностью не утратил себя. Делайла коснулась поцелуем его щеки, и разочарованно отстранилась.

Он снова обидел её.

Лайел резко поднялся на ноги — «только не упади, не смей падать» — и она соскользнула вниз по его телу. Наслаждение пронзило вампира с такой яростной силой, как никогда не пронзало самое острое оружие.

— Пошли, — сказал он грубым, хриплым голосом и протянул ей руку. «Ты можешь уйти», — неожиданно подумал он. — «Ты не обязана этого делать». — Если ты, конечно, не передумала, — добавил он вслух.

«Только не передумай. Пожалуйста. Только не передумай».

Девушка вложила руку в его ладонь, и они, молча, пошли к водопаду.

Глава 18

Тысяча противоречивых чувств бурлила в Делайле — волнение, радость, печаль, нежность, страсть, гнев, сожаление, смущение и даже нервозность, хотя она и сказала Лайелу, что не нервничает. Амазонка хотела его больше, чем чего-либо в своей жизни. Она жестоко и безжалостно убила бы за эту возможность побыть с Лайелом.

Делайла собиралась отдаться мужчине, который по-настоящему пробудил её интерес. Они узнают друг друга так близко, как только могут познать друг друга мужчина и женщина. Она допустит его в своё тело и, возможно, в свою душу. Впервые Делайла добровольно сдастся, а не станет завоёвывать сама. И всё же…

Ей хотелось плакать.

Ведь после Лайел уйдёт и не обернётся. Она снова станет лишь приятным развлечением, которое так легко забыть.

Амазонка прятала слёзы лишь однажды в своей жизни, когда мать отослала её, чтобы девушка смогла начать обучение как воительница. Её первая наставница нещадно била маленькую Делайлу за те слезы. С тех пор она больше не плакала. Ни от боли, когда её тело было до неузнаваемости искалечено, ни от печали, когда ей приходилось хоронить погибших в битве сестёр, ни от стыда, когда Ворик бросил её. Слёзы были признаком слабости. Однако сейчас, когда Лайел отвернул лицо, пряча свои губы от её поцелуя, она ничего не могла с собой поделать. Он отвернулся точно так же, как сёстры отворачивались от своих рабов, когда те пытались их поцеловать.

Как будто она не была достаточно хороша для чего-то большего, чем впопыхах покувыркаться в постели — но это давно не новость для неё.

Как будто она ничего не значила — и эти подозрения уже давно закрались в душу амазонки.

Как будто он собирался остаться отрешённым, в то время как она была готова отдаться любви вся без остатка — а вот этого она никак не ожидала.

И это осознание жгло сердце сильнее, чем огонь драконов, впивалось в душу глубже когтей самого жестокого демона, разрывало на части яростней, чем могут рвать клыки вампира. Он решился овладеть её телом, но отворачивался от её губ, несмотря на то, что уже целовал раньше. Почему? Он счёл первый раз ошибкой? Нет, Делайла подозревала, что в основе всех поступков вампира лежит чувство долга перед женой, и от этого становилось только больнее. Тем не менее, она не могла заставить себя остановиться и отказаться от задуманного ими.

«Хоть раз», — сказала себе амазонка. Хотя бы раз в жизни она должна познать, что значит полностью отдаться мужчине. Ворик взял её тело, но он не завладел помыслами, сердцем и душой девушки.

Они с Лайелом старались держаться в тени, чтобы их никто не увидел. Всю дорогу оба хранили молчание, чтобы никто их не услышал. Казалось, прошла целая вечность, пока они бесшумно пробирались сквозь заросли. Наконец, показался водопад. Вода низвергалась с высоты в благоухавший восхитительным ароматом бассейн у его подножия.

Делайла задрожала, у неё взмокли ладони.

— Купайся, — велел вампир. — Я пойду, осмотрюсь, нужно убедиться, что мы действительно одни.

Не дав ей времени ответить, он просто выпустил руку девушки и скрылся из виду.

— Ну, вот и ещё одно чувство, которое можно добавить к растущему списку, — пробормотала амазонка.

Чувство тяжёлой утраты.

Вздохнув, она разделась и вошла в воду. Кожа, казалось, впитывала каждую каплю, погружаясь в прохладную, расслабляющую мышцы влагу. Делайла вымыла волосы цветами, растущими у берега, и тщательно оттёрла всё тело блестящей белой глиной. По крайней мере, боги не лишили их этих простых радостей, которые могла подарить природа.

Вымывшись с головы до пят и расслабившись, она выбралась на берег, уселась на гладкий серебристый камень и подтянула колени к груди. Амазонка не была уверена, сколько именно прошло времени, но начала беспокоиться, куда же подевался Лайел.

Будто в ответ на её мысли, вампир появился. Она не услышала его приближения, значит он подлетел, и не почувствовала его запаха, видимо, он выкупался той же глиной и теми же бутонами цветов, что и она. Однако Лайел не был обнажён. На нём были штаны, которые, правда, были расстёгнуты и низко сидели на его стройных, мускулистых бёдрах.

Великолепные белые волосы лежали на плечах мужчины мокрыми прядями. На губах краснели следы свежей крови.

— Ты пил кровь, — нахмурилась Делайла и вскочила на ноги.

— Да, — просто ответил он, окидывая взглядом её тело, задержавшись на груди с острыми напряжёнными сосками и на лоне девушки.

— Чью? — хотелось крикнуть ей, но вышло еле слышно. Его глаза горели таким возбуждением, что оно было почти осязаемым. «Этой нимфы?» — разозлилась она.

— Ничью. Животного.

Ревность растаяла, уступив место желанию не менее горячему чем то, что полыхало сейчас в глазах мужчины. Живот амазонки трепетал, кожа пылала, а губы подрагивали.

— Ты мог взять мою, — выдохнула девушка.

— Прелестный, — сказал вампир, протянув руку и потеребив один сосок пальцами.

Делайла прикусила губу, чтобы подавить рвущийся наружу гортанный стон и мольбу продолжать.

— Почему ты не пришёл ко мне? За кровью, я имею в виду, — настаивала она.

— С тебя уже хватит, — не отводя замутненного взора от груди девушки, ответил, будто в трансе, Лайел. — А ты мне нужна сильной.

— Не боишься, что я побью тебя в следующем состязании? — поддразнила она.

Он рассмеялся, но вышло резко, натянуто.

— Если я не смогу победить тебя в честном бою, то мне не место здесь, а главное — тогда я тебя просто не достоин.

Едва вымолвив это, Лайел напрягся и резко отпрянул. Делайла неожиданно осознала, что вампир собрался оставить её. И уйти. Почему, будь он проклят? Потому что думал, что не заслуживает её? Глаза амазонки расширились от удивления, и злость как рукой сняло. Делайлу затопила внезапная волна нежности к этому мужчине. Да, он подумал именно об этом, но она ни за что не позволит ему уйти.

Она так близко шагнула к мужчине, что от этой близости закружилась голова. Амазонка безуспешно сражалась со стоном, который так и рвался наружу при каждом вдохе. Их тела соприкасались, они чувствовали кожей жар друг друга. Лишь бёдра мужчины и его возбуждённую плоть прикрывала одежда. И это было так не правильно. Она жаждала ощутить их тоже.

Лайел замер, словно статуя, и перестал дышать, как будто не мог больше вдыхать её аромат, будто не мог больше выносить соприкосновения с телом девушки.

— Ты пришёл сюда, чтобы меня отвергнуть? — спросила она. — Опять?

Лайел вздрогнул.

— Нет.

— Тогда делай что-нибудь, пока я не передумала и не ушла.

— Не дави на меня женщина, — разозлился вампир и уставился на неё, раздувая ноздри.

Делайла в ответ поднялась на носочки и поцеловала его. Губы Лайела были мягкими и влажными. Он так и не закрыл глаза, только сузил их, позволив себя поцеловать, и сразу отвернулся.

— Не целуй меня в губы, — сказал он глухо. — Хочу сохранить какую-то часть себя непричастной ко всему этому. Только так я могу себе это позволить.

— Но ты целовал меня раньше, — возразила Делайла.

— Это было ошибкой. Я больше не намерен её повторять.

«Спокойно», — велела себе амазонка.

— Прекрасно. Никаких поцелуев в губы, — согласилась она. — А как насчёт вот этого местечка? — и она прикоснулась губами к щеке. Потом чуть выше по скуле. — Или сюда?

Вампир снова задышал. Порывисто. Резко. Бледная кожа покрылась испариной.

— Идёт. Так пойдёт.

Твёрдые жемчужинки её сосков тёрлись об обнажённую грудь мужчины, доводя его до головокружения. Да, о, да.

Делайла опустилась ниже и начала покрывать поцелуями его шею, проведя языком по изящной линии горла.

Он глубоко вдохнул. Руки Лайела сомкнулись вокруг талии амазонки, сжав её с такой силой, что когти вонзились в нежное тело.

— Сними свои штаны, — пылко велела Делайла. — Хочу видеть тебя обнажённым.

Руки мужчины скользнули ей на ягодицы, обвели их округлость и сжали.

— Собираешься командовать?

— Да, — выдохнула она, выгнулась вперёд и потёрлась о впечатляющую эрекцию, так гордо выглядывавшую из-за пояса этих ненавистных штанов.

— Нет, — остановил её Лайел, сжав ещё сильнее и удерживая неподвижно на месте.

— Но я так сильно хочу, — простонала Делайла и лизнула его сосок. Упругая твёрдость так сладостно царапнула нежный язык девушки.

Лайел сдался, оглашая ночь стоном удовольствия.

— Ложись, — велел он.

— Ты первый. Я…

— Ложись, Делайла, — повторил он резко и бескомпромиссно.

Амазонка должна была ощетиниться на подобный тон. Но, нет. Она затрепетала, и колени подкосились сами собой. Затаив дыхание, Делайла подчинилась. А он не двигался, только смотрел на неё сверху вниз.

Что он думал сейчас о ней?

Сравнивал со своей женой?

«Бывшей женой», — добавил разум в порыве ревности. — «Сегодня он только мой!»

— Ну? Собираешься ко мне присоединиться?

— Раздвинь ноги. Хочу посмотреть на тебя. Хочу видеть тебя всю.

Окутанная лунным светом на мягком ложе изо мха она медленно… очень медленно развела бёдра, подтянула ноги, согнув их в коленях, и приподнялась на локтях. Делайла никогда ещё не чувствовала себя такой беззащитной и открытой, но на удивление это привело её в несказанное волнение.

Жаркий взгляд вампира внимательно скользил по телу девушки, и вскоре эти хрустальные глаза буквально засияли, будто освещая её лазурным сиянием. Амазонка ощущала этот жар, проникавший практически в каждую клеточку её трепещущего тела, укутывающий собою.

— Ты влажная, — сказал Лайел хрипло с таким благоговением в голосе, что это пронзило девушку, словно умелая ласка, и она содрогнулась.

— Да, — выдохнула Делайла.

— Ты хочешь меня?

— Да!

— Что ты хочешь, чтобы я сделал? — спросил вампир и схватился за пояс брюк, потянув их вниз так, что они соскользнули на землю. Мужчина переступил через них и остался стоять полностью обнажённый.

— Я… Я… — «Милостивые боги!»

Его неприкрытая мужественность лишила Делайлу дара речи. Он был стройным, но при этом таким мускулистым, что, вероятно, мог бы с лёгкостью раздавить её своей мощью. Идеальная кожа, соблазнительно обтягивающая восхитительные контуры мышц, была абсолютно безукоризненной, без единого волоска. Гладкий длинный член — «мой», — подумала она невольно — гордо вздымался вверх, открывая подтянувшиеся тяжёлые яички.

— Нравится то, что ты видишь? — спросил он сипло, будто одурманенный.

Делайла кивнула, не в силах вымолвить ни слова, задыхаясь от возбуждения. Раскалённое дыхание, участившись, обжигало лёгкие амазонки. Волосы щекотали ставшую вдруг такой чувствительной кожу и напряжённые соски, поэтому девушка отвела взгляд от Лайела, чтобы посмотреть на себя. Чтобы увидеть то, что предстало перед его взором. Синий локон обвился вокруг одной из твёрдых розовых вершинок, сладко лаская её своими прикосновениями под дуновением ветра. У Делайлы был плоский живот, крепкие, покрытые татуировками бёдра, и её всю сотрясала мелкая дрожь.

— Посмотри на меня, — велел Лайел.

И она повиновалась. О, боги, она повиновалась. Возбуждение бушевало в ней, словно ураган, и амазонка была готова безоговорочно выполнять любое его повеление. Сейчас всё, чего она когда-либо хотела, о чём когда-либо мечтала, чего так жаждала всей душой, было даровано ей на одну эту звёздную, залитую лунным светом, напоённую блаженством ночь. Ночь исполнения желаний.

— Что ты хочешь, чтобы я сделал с тобой, Делайла?

Некоторое время ей понадобилось, чтобы взять себя в руки, но она, всё же, обрела дар речи.

— Прикоснись ко мне, — надорвано взмолилась девушка.

— Где именно? — уточнил он и, обхватив член рукой, начал медленно и размеренно двигать ладонью вверх и вниз.

«Боги, как я хочу сама дарить тебе это удовольствие».

— Везде, — еле выдохнула Делайла в ответ.

— Помнишь, когда-то ты спрашивала, какую самую ужасную вещь мне приходилось делать в жизни? Ты хотела узнать, убивал ли я женщин?

Её взгляд взметнулся вверх и встретился с горящим взглядом вампира.

— Это… — «едва ли имеет теперь значение», — так и не смогла закончить она.

— Я убил не только Марину, я убил ещё и жену дракона, — небрежно добавил Лайел. — Он был там… той ночью… он там был! Он сбежал до того, как я смог вырезать его сердце и нарубить на куски. Я последовал за ним, следил за ним. У него была жена, ребёнок…

— Лайел…

Она попыталась сесть, но он внезапно оказался сверху, толкнув её обратно на мох, и оседлал плечи амазонки, прижав к земле так, что его член возвышался прямо у её лица. Делайла удивлённо охнула, но сопротивляться не стала. Просто подняла на него глаза, молчаливо побуждая продолжать рассказ. Казалось, изнутри его разрывало на части.

Лайел думал — надеялся, что она оттолкнёт его, но с другой стороны… боялся? Боялся, что умрёт, если она это сделает?

— Расскажи мне, — попросила Делайла.

Взор мужчины подёрнулся дымкой мрачных воспоминаний, невероятным образом слившейся с блеском возбуждения в его глазах.

— Я был в ярости. Я сошёл с ума от бешенства. Ублюдок надругался над моей женщиной, он смеялся, когда она кричала и отбивалась, а потом вернулся домой за ласками к своей жене.

Делайла потянулась и погладила ладонями бёдра Лайела, пытаясь утешить его.

Клыки вампира удлинились и заострились.

— И? — мягко подтолкнула она.

— Той ночью я прокрался в его дом и, укусив их обоих, выпил у каждого количество крови, необходимое чтобы лишить их возможности двигаться, а потом связал. Я собирался взять её, надругаться над ней — как он, — Лайел мучительно вдохнул и выдохнул. — Но не смог. Она плакала, умоляла. И вместо этого я просто убил её, прямо на глазах у мужа. Ему же я такой любезности не оказал. Я притащил его обратно в свой дворец и запер, заставив дракона жить с осознанием того, что он натворил, и того, что сделал я.

«Так он и должен был поступить», — думала Делайла, всей душой сопереживая вампиру.

— Но шли дни, и то, что он жил… раздражало меня. Я не мог вынести мысли, что должен дышать с ним одним воздухом. И я просто натравил на него моих людей, позволив им пить из него, разрывать на части его орган за органом так, что его крики стали музыкой для моих ушей. Я смеялся, но боли дракона было недостаточно, даже близко недостаточно.

— Мне так жаль.

— Я предал его тело огню, а когда от него остались лишь кости, сделал из них свой трон. Теперь каждый раз, когда я сижу на нём — на троне из костей всех тех, кто виновен в смерти жены — я молюсь, чтобы они горели в аду.

Когда слова Лайела утихли, их окутала напряжённая тишина.

— Ты всё ещё хочешь меня? Всё ещё желаешь впустить такое чудовище в своё тело? — спросил он, и опять, казалось, боролся с самим собой, обуреваемый противоречивыми желаниями. Точно, как тогда, когда она впервые встретила его.

— Ты не чудовище. И, да. Хочу, — ответила Делайла.

И это была чистая правда. Девушка не подозревала, что возможно было хотеть его ещё сильней, но она хотела. Его неистовая сила, тьма внутри него… взывали к ней, притягивали и манили. Ведь Делайла именно чего-то подобного всегда хотела для себя: чтобы её любили так же безумно, чтобы мужчина мог ради её защиты — или ради её отмщения, — пойти на всё.

Однако из-за этой свирепости, пустившей такие глубокие корни в его истерзанной душе, с Лайелом всегда будет не просто. Он всегда будет жестоким и диким. Противоречивый и сложный, исстрадавшийся и надломленный, он, вероятно, никогда уже не станет цельным. Делайла всё поняла правильно и давно уже не заблуждалась на его счёт, потому что прекрасно знала, кем и чем он является на самом деле. И, конечно, невозможно было отрицать, что он совершал в жизни ужасные вещи. Много чудовищных вещей.

— Да, — повторила амазонка решительно. — Да. Я хочу почувствовать тебя внутри себя.

Лайел дёрнулся, как от удара. Такой реакции она не ожидала.

— Что ты сказала?

— Я по-прежнему хочу быть с тобой. Отпусти мои руки. Пожалуйста. Мне нужно прикоснуться к тебе, Лайел.

Целый ряд эмоций сменился на его лице. Мужчину сейчас, вероятно, захватил такой же водоворот чувств, как её совсем недавно, невероятное смешение тысячи разных ощущений, одновременно ужасных и прекрасных.

— Ты… всё ещё хочешь ко мне прикоснуться?

Будто боясь двигаться слишком быстро, чтобы не спугнуть момент, Лайел постепенно опустился вниз и обхватил ногами талию Делайлы. Получив долгожданную свободу, девушка положила ладони на его мощные бёдра, ощущая, как сократились сильные мышцы под её прикосновением.

— Мне нравится к тебе прикасаться, — прошептала она.

— Делайла, — едва выдавил он надрывно, — я буду внимателен к тебе, — пообещал он. — Сегодня я буду осторожен. Ты познаешь только наслаждение.

Делайла смотрела на него из-под полуопущенных ресниц. Тени плясали вокруг вампира, словно ночные призраки, намеревавшиеся утащить его с собой.

— Я не хочу, чтобы ты был осторожен. Я хочу, чтобы ты взял меня сильно и требовательно, — воспротивилась амазонка.

Этот прекрасный тёмный воин склонился и оставил обжигающий след языком на шее девушки.

— Ты такая восхитительная. Сильная и отважная.

— Ещё, — задохнулась она, выгибая бёдра. — Сделай так ещё.

И он подчинился, вытягиваясь на ней всем телом. Его ноги легли между её ног, и возбуждённая плоть мужчины потёрлась о живот Делайлы. Когда он сжал её грудь, она прильнула к нему, не в силах удержаться на месте. Наслаждение оказалось невыносимо сильным.

— Хорошо? — прохрипел Лайел.

— Да!

— Я мог бы вечность лизать тебя. Хочу облизать все твои татуировки, — пальцы, ласкавшие грудь девушки, уступили место его горячему рту, и Лайел нежно, очень нежно пососал её сосок. — Что они означают? — спросил вампир, не прекращая дразнящих прикосновений.

— Победу, — выдохнула Делайла.

Он мягко крякнул, и она содрогнулась от острого чувства блаженства, которым отозвалось на этот звук её тело.

— Должен был догадаться, — улыбнулся он. — Скажи мне, если я сделаю что-то, что тебе не понравится. У меня уже очень давно этого не было.

Жар нарастал внутри Делайлы, огонь, который, казалось, невозможно будет потушить в её крови уже никогда, который лишь растекался по венам всё более и более мощным пламенем. Этот огонь бушевал, словно свирепый воин, настойчиво, безудержно, сильно. Она не могла противиться ему, не могла с ним бороться. Всё, чего она хотела, чтобы это испепеляющее пламя поглотило её всю без остатка.

— Ещё! — взмолилась амазонка.

Так же не спеша, он переместился на вторую грудь и подарил ей не менее обжигающую, влажную ласку. Бёдра девушки от накатывавших на неё волна за волной ощущений сами собой выгибались навстречу мужчине. Лайел поцеловал её прямо там, где билось сердце, будто хотел вобрать в себя этот волшебный стук. Одна рука скользнула вниз по животу Делайлы, описала круг вокруг её пупка и затрепетала над небольшой полоской волос у неё между ног.

— Да, да. Коснись меня там, — выдохнула амазонка.

— Нравится?

— Нравится. Ещё. — Она вцепилась ему в спину, оставляя глубокие следы от ногтей на белоснежной коже. — Коснёшься… Можешь… Пожалуйста. Быстрее!

Два пальца мужчины скользнули, раздвигая горячие пульсирующие складки нежной кожи внутрь её лона. Стон экстаза вырвался из её губ. Вампир продвинулся внутрь и снова наружу. Ещё один палец присоединился к этой волшебной игре. Лайел растягивал её сладчайшим образом.

— Какая же ты влажная, — восхищался он.

Делайла выгибалась под этими умелыми пальцами, и в глазах темнело от захватывающих дух ощущений.

— Хорошо. Двигайся сама, возьми то, что тебе нужно, — прошептал Лайел, не переставая двигать пальцами.

Амазонка слышала, каким напряжённым был голос вампира, хотела попросить, чтобы он заменил пальцы своим членом, но слова застряли в горле, когда сокрушительная волна безумного наслаждения накрыла её от непрестанного движения этих рушащих все её щиты движений внутри её тела. Горячая плоть вокруг пальцев мужчины сжалась, Делайла дёрнулась, выгнулась и задохнулась в безмолвном крике.

— Хочу знать, каково твоё наслаждение на вкус, — прошептал Лайел и спустился, прокладывая дорожку из поцелуев вниз по её телу, обводя языком каждую татуировку, как и обещал. А потом оказался у неё между ног, упиваясь её сладостной влажностью.

«Горячая, какая же она горячая», — стучало у него в висках. Мужчина коснулся языком нежной плоти, погружаясь так же глубоко, как проникали его пальцы. Лайел плыл на волнах её оргазма, наслаждаясь ощущением пульсирующей плоти, и снова довёл девушку до кульминации.

Делайла обвила ногами его шею и вцепилась руками в белоснежные волосы. Слишком… это было слишком, но она вдруг осознала, что не отталкивает мужчину от себя. Она прижимает его ещё крепче, ещё ближе. Амазонка нуждалась во всём, что он мог ей дать.

— Не знал, что может быть так сладко, — пробормотал вампир.

Он ласкал её языком предельно осторожно, чтобы не поранить клыками, но Делайла подумала, что подобная ласка могла бы ей даже понравиться. Амазонке точно понравилось бы ощущение его зубов там, если бы он так интимно решил взять то, что ему было нужно.

Когда дрожь, сотрясавшая тело девушки, утихла, Лайел покрыл поцелуями её живот, оставляя сладкий, жаркий, возбуждающий след на пылающей коже.

«Я опять готова», — шокировано подумала она. Даже после двух оргазмов, которыми только что взорвалось её тело, Делайла далеко не насытилась и хотела продолжения. Вампир, должно быть, уже терял контроль над собой, потому что больше не был так осторожен, как раньше, и один из его клыков оцарапал её. Делайла восхищённо зашипела от неожиданности.

— Прости, прости, — прохрипел Лайел.

— Ничего. Пожалуйста, ещё!

В следующее мгновенье он добрался до её шеи. Но не укусил. Он без устали целовал нежную кожу, лизал её, ласкал языком. Возбуждённая плоть давила на лоно девушки в поисках входа.

— Такая тугая, — простонал он сквозь стиснутые зубы.

— Всё будет хорошо.

— Не хочу сделать тебе больно.

— Изнываю без тебя. Ты мне нужен, — задыхаясь, просила Делайла, выгибаясь навстречу мужчине, впуская его глубже.

Пот, стекающий с его лица, оставлял ощущение расплавленной лавы на её коже.

— Почти… только… ещё мгновенье.

— Давай, — просила амазонка.

— Нет. Я…

— Да, — выкрикнула Делайла, и он с рёвом вонзился в неё до предела, не в силах сдерживаться больше ни секунды.

Тянущая, обжигающая боль разлилась внутри. Ведь у неё это тоже было слишком давно, и лишь однажды. Тем не менее,… о, боги, о, боги. Ничто никогда не оставляло таких бесподобных, таких идеальных ощущений. Он был внутри. Лайел стал частью её, проникал так глубоко, наполнял её всем своим существом.

— Прости, — без перерыва твердил он. — Прости. Я не буду двигаться. Дам тебе время. Просто не могу оставить тебя. Сколько тебе нужно, дорогая?

«Дорогая», — всё внутри Делайлы пело.

— Лайел, поцелуй меня, пожалуйста, — как же она нуждалась в этом, ей казалось, что она умрёт, если не получит этого поцелуя.

Лайел прикусил её ушко, обдавая горячим дыханием мочку, и взъерошил волосы, проигнорировав эту мольбу.

— Мне так хорошо с тобой. Думаю, я мог бы умереть счастливым прямо здесь в твоих объятьях, — пробормотал мужчина.

Она сжала лицо Лайела в ладонях, и их горящие взгляды встретились. Напряжённые линии залегли вокруг глаз и рта на его искажённом страстью лице. Чего только не было там. Страсть и боль, нужда и нежность, и отвращение к себе.

— Поцелуй меня. В губы, — взмолилась Делайла.

— Нет, — сказал он, яростно тряся головой. — Сказал же. Не могу.

— Поцелуй меня. Возьми меня до конца. Пожалуйста. Я отдаюсь тебе вся. Сделай то же и для меня. Я не прошу о чём-то, чего ты мне ещё не давал, даже если на твой взгляд это было ошибкой.

Он снова покачал головой и толкнулся в её тело. Раз, и два, медленно, размеренно. Его губы дрожали, обнажая клыки.

— Ты божественна, милая. Я будто на небесах.

Она выгнулась, утопая в наслаждении, почти теряя сознание. Голова девушки металась из стороны в сторону, а он продолжал двигаться внутри неё так же невыносимо сладко.

«Это важно. Соберись», — вырвала себя амазонка из волшебства этого эротического момента. Было кое-что, чего она хотела больше всего на свете, что-то, в чём она по-настоящему нуждалась. Что-то…

«Поцелуй! Конечно!» Делайла сосредоточилась на его губах, с которых он только что слизал капельку крови там, где прикусил их в порыве страсти. Он не скроет от неё ничего. Она ему не позволит. Он может возненавидеть её потом, может негодовать, хоть целую вечность, но сейчас ей было всё равно.

Амазонка была воительницей, и она станет сражаться за всё, что он может ей дать.

— Поцелуй меня, — велела Делайла ещё раз, вскинула голову и укусила его над скулой. — Поцелуй сейчас же, так же, как тогда, лаская языком, царапая зубами.

Он замер, весь сжавшись в тугой комок. Низкое рычание раздалось в горле мужчины. Животное. Жаждущее.

— Я не могу!

Делайла почти сдалась. В этом выкрике было столько мучения. Кроме того, она отчаянно хотела, чтобы он снова начал двигаться. Невероятное чувство утраты и одиночества нахлынуло на неё, как только он прекратил свои размеренные движения в её теле.

— Поцелуй меня! Я не могу сейчас без ощущения твоего языка у себя во рту, пробующего меня. Мне нужно чувствовать твой вкус. Ты мне нужен, как никто другой до тебя. Я хочу тебя так невозможно сильно, как будто ждала тебя вечность. И я буду думать о тебе, мечтать о тебе каждую ночь до…

Лайел не дал ей договорить, оборвав на полуслове яростным поцелуем, прорываясь языком глубоко внутрь её рта. И это прикосновение, это слияние, похоже, окончательно уничтожило остатки его выдержки. Все барьеры рухнули, словно кто-то отпустил, наконец, вожжи.

Он оторвался от неё на миг, только чтобы глубоко вонзиться, с новой силой, опять ворваться в её тело, от чего Делайла даже сдвинулась с мягкого ковра изо мха на усыпанный сучьями берег. Несколько камушков вонзились в её кожу, но девушка не обращала на это внимания. Она получила то, что хотела. Поцелуй, который сможет запомнить до конца своих дней. Это было даже пронзительней, чем в первый раз.

— Да. Ещё, — умоляла она.

Мужчина глубоким поцелуем проник языком к ней в рот, дразня его изучающими прикосновениями. Их зубы встречались со свирепой силой. Его клыки даже вонзились в её нижнюю губу, и когда он почувствовал привкус её сладкой крови, стал с рычанием сосать её, бешено вколачиваясь в тело Делайлы.

Это был не секс. Это было обладание. Это… была магия.

Разрядка обрушилась на Делайлу с такой же сокрушительной силой, заставляя внутренние стенки лона сжаться вокруг врывающейся в неё плоти вампира. Лайел зарычал, громко и протяжно, и она проглотила этот звук. И тогда его тело выгнулось в оргазме, неистово сотрясаясь.

Он сжал её так крепко, что девушка на мгновенье подумала, как бы ни треснули кости, но она его не остановила. Только удерживала, укачивала, говорила ему всякие глупости, как никогда не делала ни с кем до этого.

Прошло несколько минут, а, может, и час. Судороги, сотрясавшие тело мужчины, затихли, и он тихо дрожал… трепетал… Руки и ноги Делайлы тоже почти обессилили от пресытившего тело наслаждения, но она по-прежнему обнимала его. Все женские инстинкты внутри неё требовали этого, не позволяли его отпускать.

Он принадлежал ей.

«Только на эту ночь… глупая девчонка», — всплыло в мозгу, но она тут же отмахнулась.

Делайла хотела провести с ним вечность. Хотела больше таких ночей, как эта. Хотела просыпаться в его объятьях, говорить с ним, готовить с ним пищу. И так каждое утро.

«Мой», — подумала она.

— Прости, — сказал он судорожно. — Прости.

Амазонка запустила пальцы в его шелковистые волосы.

— Я рада, что мы сделали это. Я наслаждалась всем, что произошло. Я…

— Прости, — повторил он, будто не мог её слышать или просто не слушал. Поглощённый своими мыслями, он, казалось, был не здесь.

В груди у Делайлы всё сжалось.

— Лайел…

— Мне так жаль.

Он вырвался из её объятий, и полностью вышел из неё. Его ещё наполовину возбуждённый член блестел её соками в лунном свете.

Делайла невольно содрогнулась, внезапно ощутив ночной холод.

— Поговори со мной. Скажи, что происходит, — взмолилась она.

Но Лайел отвернулся, не сказав ни слова, и бросился бежать. Просто умчался прочь. Делайле только и оставалось, что смотреть ему вслед, чувствуя себя такой беспомощной, какой она никогда не бывала в своей жизни. Даже когда её, раненую в бою, захватили в плен демоны, она не испытывала такого чувства безысходности.

«Что же мне делать?» — лихорадочно думала потрясённая девушка.

Она поднялась на дрожащие ноги и едва н