КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Прах и безмолвие (fb2)


Настройки текста:



Реджинальд Хилл Прах и безмолвие

Похоже, все мы цепляемся за жизнь. А потом вдруг на нас нападает безразличие. Шум автомобилей на улицах, череда неразличимых лиц — все это так или иначе навевает мне сны наяву, стирает черты с лиц людей.

Люди, кажется, могут проходить сквозь меня…

Наша телесная оболочка хрупка, а под камнями мостовых — гробы, прах и безмолвие.

Вирджиния Вулф. Волны

Часть первая

Бог:

Когда я создал мир земной,
Я начал с рек, ветров, лесов,
Я создал тьму и свет дневной,
Великолепье трав, цветов.
Но мир благословенный мой
На этом не был весь готов:
Венец творенья золотой
Явился — предок праотцев..
И, чтобы радостнее жить
Мог Человек, любимый мной,
Решил Жену я сотворить,
Чтоб век в любви прожили свой,
Плодясь и размножаясь.
Нить Грехов, однако, под луной
Длинней, чем мог предположить я.
И каюсь я, что сотворил
Я Человека и Жену.
Мистерии.
Ноев ковчег (йоркский цикл)

1 января

Уважаемый мистер Дэлзиел!

Вы не знаете меня. Да и откуда Вам меня знать? Мне иногда кажется, я сама себя не знаю. Перед самым Рождеством я шла по рынку и вдруг остановилась как вкопанная. На меня натыкались люди, а мне было все равно. Вы не поверите, но я снова ощутила себя двенадцатилетней девочкой. Вот я иду через поле неподалеку от аббатства Мэлроуз и осторожно несу кувшин с молоком, который только что купила на ферме; а впереди — наша палатка, и наша машина, и мой папа бреется, глядя в зеркало заднего вида, а мама склонилась над походной плиткой. И я чувствую запах жареной грудинки. Это был такой восхитительный запах, что я представила себе, какой же должна быть эта грудинка на вкус, если она так замечательно пахнет. И видимо, я ускорила шаг. А потом я споткнулась о кочку, и все молоко вылилось на землю. Для меня это был конец света, а родители просто рассмеялись, и все перевели в шутку, и дали мне огромную тарелку яичницы с грудинкой, помидорами и грибами. А после этого мне показалось, что они любят меня еще больше за то, что я пролила молоко, а не принесла его в целости и сохранности.

Ну вот, так я и стояла посреди дороги, чувствуя себя двенадцатилетней, любимой своими родителями и защищенной их любовью от всех невзгод. Откуда же взялось это чувство?

Просто я проходила мимо кафе, и через вытяжку на меня в прохладном утреннем воздухе пахнуло жареной грудинкой.

Как же я могу говорить, что знаю себя, если какой-то прозаический запах способен перенести меня так далеко во времени и пространстве?

Но я знаю Вас. Как самонадеянно это звучит после того, что я написала выше. Я хотела сказать, что знаю Вас в лицо и много о Вас слышала. И большинство отзывов, а точнее, почти все, не самого лестного содержания. Но это не ругательное письмо, и я не стану обижать Вас, пересказывая все это. Однако даже самые ярые Ваши хулители вынуждены признать, что Вы мастер своего дела и что Вы не боитесь докапываться до правды. Да, и еще, по счастью, Вы не страдаете от жалости к дуракам.

А я как раз и есть еще одна дура, из-за которой Вы не будете страдать. Видите ли, я пишу Вам это письмо, потому что собираюсь убить себя.

Нет, не сию секунду. Но, думаю, я сделаю это очень скоро, уж конечно, в течение предстоящих двенадцати месяцев. Я взяла что-то вроде новогоднего обязательства. А сейчас мне просто необходимо поговорить об этом с кем-нибудь. Ясно, что никто из моих знакомых решительно не подходит для этой цели. Равно как и доктора, психиатры и прочие профессиональные спасатели. Понимаете, это письмо вовсе не пресловутый крик о помощи. Я уже все для себя решила. Осталось только назначить день. Но я заметила в себе странное непреодолимое желание говорить об этом, каким-то образом намекать, давать понять. Но уж слишком опасно играть в такие игры с друзьями. Думаю, мне просто необходимо дать выход моим бредовым идеям. И для этого я выбрала Вас.

Извините меня. Я знаю, это тяжкое бремя для любого человека. Но, насколько я могу судить, мои письма станут для Вас просто «еще одним делом». Они могут Вас раздражать, но уверена, Вы не лишитесь из-за них сна.

Надеюсь, я верно представляю себе Ваш характер. Меньше всего на свете мне хотелось бы причинить боль незнакомому человеку, тем более что мой последний поступок причинит боль моим друзьям.

С Новым Годом!

Глава 1

— Все равно я не понимаю, почему она застрелилась, — упрямо проговорил Питер Паско.

— Потому что ей было скучно жить. Потому что она не видела другого выхода, — сказала Элли Паско.

Паско палкой проверил устойчивость шезлонга, с которого еще полчаса назад живописно свешивалась простреленная голова женщины, покончившей с собой. Как и следовало ожидать, шезлонг был неудобен для сидения, но нога у Паско все еще болела, и он сел со вздохом облегчения, искусно превратив его в зевок, едва заметил на себе зоркий взгляд жены. Он знал, она не верила его утверждению, будто он уже достаточно оправился, чтобы завтра вернуться на работу. Да он бы уже сегодня вернулся, но Элли довольно раздраженно заметила, что пятнадцатое февраля — день его рождения и она больше не предоставит полиции возможность его испортить, как это уже случалось последние лет пять.

И вот этот день стал еще одним выходным с целой вереницей полагающихся имениннику привилегий: завтраком в постели, изысканным обедом, местами в первом ряду в ложе театра «Кембл», где шел широко разрекламированный спектакль «Гедда Габлер», завершившийся вечеринкой, которую директриса театра Эйлин Чанг устроила прямо на сцене.

— Да никто так не делает, — с чисто йоркширской непреклонностью настаивал Паско.

Элли уже собралась было вступить с ним в спор, но он доверительно проговорил:

— Стоит мне увидеть тухлятину, детка, и я сразу чую неладное.

И Элли, хоть и не сразу, поняла, что он просто пародирует своего шефа, начальника уголовно-следственного отдела Энди Дэлзиела.

Супруги обменялись понимающими улыбками.

— Что это вы так сияете? — спросила Эйлин Чанг, подходя к ним с новой бутылкой вина в руках. — Даже странно, ведь вы заплатили кучу денег за то, чтобы вам здесь разбередили душу.

— Ой, еще как разбередили! Но чутье подсказывает Питеру, что Гедду все-таки убили.

— И ты абсолютно прав, милый Пит, — сказала Чанг и легко присела на подлокотник его шезлонга, — именно это я и хотела донести до зрителя. Давай я налью тебе вина.

Питер окинул взглядом сцену. Все уже собирались расходиться. Он привстал со словами: «Думаю, нам пора», но Чанг удержала его за рукав и, снова заставив сесть, спросила:

— Что за спешка?

— Да никакой спешки. Бегать мне пока еще не под силу.

— Ты восхитительно хромаешь, — сказала она, — и мне страшно нравится твоя палка.

— Он стесняется ходить с палкой, — заявила Элли, садясь с другой стороны шезлонга так, что Питер оказался между двумя женщинами, что было довольно приятно. — Подозреваю, он считает, что палка портит его имидж плейбоя.

— Пит, детка, — сказала Чанг, кладя руку ему на колено и заглядывая в самую глубину глаз, — что есть палка, как не фаллический символ? Или, может, тебе просто нужна палка побольше? Я могу поискать в нашем реквизитном хозяйстве. Подумай только, каких бешеных страстей мужчины были хромыми! Например, царь Эдип — он же трахал собственную мать. А Байрон?! Бог ты мой, он домогался даже родной сестры.

— Питер, к сожалению, сирота и одновременно еще и единственный ребенок в семье, — перебила ее Элли.

— Ах ты, черт. Извини, Пит. Я не знала. Но есть ведь куча других колченогих, не обремененных родственными связями. Например, Дьявол. Он ведь тоже хромал.

И тут Питер Паско, который до сих пор охотно сносил эти весьма ощутимые издевки как справедливую плату за удовольствие быть зажатым между Элли, которую он любил, и Чанг, которую вожделел, понял, что попал в ловушку.

Он поднялся было, но Чанг уже вскочила на ноги. Глаза у нее загорелись.

— Дьявол! — воскликнула она. — Вот так мысль! Пит, милый, повернись-ка в профиль. Фантастика! А с твоей хромотой это будет само совершенство! Элли, ты его лучше меня знаешь. Он мог бы это сделать? Нет, я говорю, он мог бы?

— Ну, у него много дьявольского в характере, — согласилась Элли.

Это было уже слишком. Иной раз палка в руках может оказаться очень кстати. Он со злостью стукнул ею по кофейному столику Гедды Габлер, что мог себе позволить со спокойной душой, поскольку столик принадлежал ему. Чанг коллекционировала предметы театрального реквизита, подобно тому как Мария Стюарт коллекционировала предметы древности. Чанг просто восхищалась желаемой вещью вслух до тех пор, пока ей ее не дарили. Но его ей в подарок не получить!

Элли была, конечно, виновата, но меньше, чем он сам. Он совсем позабыл про золотое правило: любая подруга Элли считалась преступницей до тех пор, пока не была доказана ее невиновность, а возможно, даже дольше. Насколько настороженно отнесся он к провозглашению новой директрисой театра приверженности драме социального звучания, настолько восторженно восприняла эту новость Элли. Но красота и обаяние Чанг сыграли свою роль в завоевании его расположения. Ее спонсоры, члены городского совета, были куда более трудноуязвимой целью. Они-то были движимы не желанием плотских утех, а сребролюбием и сильно опасались, как бы им не пригреть левацкую змею на своей праведной груди. Но когда ее «Частная жизнь» стала самым кассовым спектаклем после ее же «Гондольеров канала Великого союза», отцы города, обнаружив, что сквозь туман их сомнений просвечивают денежные купюры, наконец успокоились и поплыли по течению реки под названием Наличность.

Но именно последняя задумка Чанг, связанная с Маммоной не меньше, чем с именем Божьим, заставила Питера зажечь предупредительные огни своего маяка.

Чанг замыслила грандиозную постановку средневековых мистерий под открытым небом. Предполагалось создать эклектическую версию с особым, ура-патриотическим упором на Йоркский и уэкфилдский циклы. Постановка должна была идти целую неделю в начале лета и получила одобрение всех сильных мира сего, кому был представлен на рассмотрение этот проект. Церковь приняла его, потому что он приобщал горожан к религии; торговая палата — потому что шоу могло увеличить приток туристов в город, руководство местной общины рассчитывало, широко привлекая к постановке местных жителей, возродить самобытность культуры, и, наконец, городской совет согласился, потому что местным жителям, занятым в представлении, не надо будет за это платить. Были какие-то вялые обвинения со стороны горстки пуритан в идолопоклонстве и богохульстве, но все они потонули в великой волне всеобщего одобрения.

Сначала предполагалось, что Чанг поставит на все главные роли актеров своей постоянной труппы и, возможно, пригласит на роль Христа средней величины телезвезду для обеспечения коммерческого успеха, но тут Чанг всех удивила.

— Ни за что, — заявила она Элли. — Вся моя команда растворится в толпе. Именно массовку надо подкрепить силами профессионалов. А звезд я и сама умею делать!

И началась большая охота. Все трагики-любители в округе выслали в «Кембл» газетные вырезки о себе. Престарелые Джеки Пойнты, юные короли Лиры, бесчисленные леди Макбет, вундеркинды, Фреды и Джинджеры, двойники Лоренса Оливье, обладатели голоса Гилгула, мимики Мерилин Монро и умеющие срывать с себя одежды, как Стрип, хорошие, плохие и невообразимые — все были готовы расхаживать и вышагивать, гневаться и страдать, скакать и сидеть, развалясь в креслах, декламировать и бормотать себе под нос, разыгрывать страсти и испускать дух перед многоопытным взором Чанг.

Но большинство из них даром потратили время и силы на репетиции. Чанг следила за тем, чтобы все газетные вырезки были возвращены их владельцам, потому что знала, как дороги актерам слова похвалы и признания, но в приложении к вырезкам высылалось предложение участвовать в массовке, то есть затеряться в толпе. Чанг не теряла свое драгоценное время в этом городе. Она была общительна, везде бывала, все запоминала. Люди, которые знакомились с ней, были очарованы, шокированы, заинтригованы, заворожены, приятно удивлены, потрясены, возмущены, взяты в полон, но никто никогда не оставался к Чанг равнодушным. И хотя многим участие в представлении пришлось бы по душе, очень мало кто догадывался, что он уже давно вписан Чанг в список занятых в нем. К тому времени, когда Чанг только начала обсуждать саму идею постановки, в голове у нее уже имелся полный список участников.

Ее близкие друзья по ее просьбе помогали заманивать в ловушку наиболее трудноподдающиеся жертвы. Паско не раз смеялся, когда Элли весело намекала на то, как Чанг беспощадно выслеживает свою дичь. Он и не подозревал, что сам может сделаться потенциальной добычей!

Но теперь, почувствовав опасность, он встретил врага во всеоружии и, снова ударив палкой по кофейному столику, заорал:

— Нет! Я этого делать не буду!

Женщины переглянулись, почти не скрывая, как позабавило их его поведение.

— Чего «этого», милый? — невинно спросила Чанг.

Пришло время вывести на чистую воду этих великих мастериц мутить ее. И он медленно и отчетливо проговорил:

— Я не буду играть Дьявола в твоих мистериях. Ни за что. Никогда.

Он обдумал произнесенные им слова. Яснее не скажешь.

Теперь женщины смотрели друг на друга с изумлением.

— Но, Питер, конечно, не будешь! С чего это ты взял? — широко раскрыла глаза Чанг.

— Питер, что это на тебя нашло? — спросила Элли с раздраженным видом жены, которую муж поставил в неловкое положение перед друзьями.

Отступать было некуда. И он услышал собственный голос:

— Но вы говорили о моей хромоте… и о том, что Дьявол был тоже хромым… и что я подхожу на эту роль…

— Да что ты несешь, Пит? Ты за кого меня принимаешь? Черт возьми, да если все будет нормально, ко времени шоу ты вообще перестанешь хромать. А завтра ты возвращаешься на службу, разве нет? И ты думаешь, я способна тянуть жилы из того, кто перенес серьезную травму? Кроме того, ты слишком милый и душевный человек, а тот, кого я наметила на эту роль, своим гордым, неприступным видом и впрямь смахивает на Люцифера, то есть совсем не похож на тебя!

У него было чувство, что, не очень понимая, в чем же он допустил ошибку, он все глубже и глубже в ней увязает. Но это не так уж важно. Главное — окончательно убедиться, что это не ловушка.

— И ты совершенно точно ни сейчас, ни потом не собираешься предлагать мне участвовать в этой или какой-нибудь еще постановке?

— Питер, я тебе клянусь, что не собираюсь.

Она с торжественным видом приложила руку к груди, а потом, проследив за направлением его взгляда, сладострастно сжала свою левую грудь и расхохоталась:

— Ну, теперь доволен, Пит?

— Извини меня, Чанг. Я так долго был закован в гипс, так медленно выздоравливал, что немудрено, если, как Джимми Стюарт в «Окне на задний двор», начинал страдать параноидальными идеями.

— Я прощаю тебя, прощаю. — И она добавила с тревогой в голосе: — Но постой-ка, надеюсь, ты не собираешься вообще выйти из игры? Пит, ты же обещал мне, что, вернувшись на службу, первым делом поможешь моему комитету по организации мистерий наладить полное взаимодействие с дорожной полицией, обеспечить места для парковки, безопасность и все такое!

— И конечно, я выполню свое обещание, — заверил ее Паско. — Я же говорил тебе, ты можешь попросить меня о чем угодно, я ни в чем тебе не откажу, ни в чем, кроме актерской игры — актерская игра исключена абсолютно.

— О чем угодно… хм… — задумчиво пробормотала Чанг. Едва заметная усмешка тронула губы Элли. И Паско пришло в голову, что Джеймс Стюарт из «Окна на задний двор» вовсе не был параноиком, именно он-то и понимал, что к чему.

— О чем угодно, что в моих… — начал он, но это было все равно, что стажеру-парашютисту выбирать посадочную площадку, уже выпрыгнув из самолета.

— Есть одна проблема, с которой ты вполне можешь мне помочь, — сказала Чанг.

— Что за проблема? — спросил он вовсе не потому, что хотел это знать, а потому, что сценарий того требовал.

— Да так, сущие пустяки. Просто, ты знаешь, в следующее воскресенье я устраиваю небольшой прием, что-то вроде обеда, чтобы создать рекламу мистериям и отблагодарить тех, кто поддержал идею.

Паско знал об этом, поскольку Элли говорила, что они приглашены. Он кивнул.

— Ну и вот, Пит, дело в том, что я послала приглашение твоему боссу — знаменитому начальнику следственного отдела уголовного розыска Дэлзиелу. Пришло время двум самым популярным людям города встретиться. Вот только он не ответил.

— Он не особенно любит официальные торжества, — сказал Паско, который знал, что констебль, который разбирает почту Дэлзиела, имеет указание все приглашения на гражданские тягомотные церемонии и на всю высокохудожественную скукотищу отправлять прямиком в корзину для мусора.

— Понятное дело, но мне очень хочется, чтобы он пришел, Пит. Не мог бы ты сделать так, чтобы он согласился?

Что-то здесь было не так. Лезть из кожи вон, чтобы затащить Дэлзиела на дармовую выпивку, — это как если бы фермер заманивал лису к себе в курятник.

— А зачем? — спросил Паско, подозревая, что разумнее всего было бы в такой ситуации грохнуться в обморок, чтобы его вынесли отсюда, а не продолжать беседу на эту тему. — Зачем тебе нужен Дэлзиел? Здесь кроется нечто большее, чем чисто протокольный жест, так ведь?

— Ах, какой же ты умный, Пит, — с восхищением отозвалась Чанг. — Ты совершенно прав, дело в том, что я хочу попробовать его на роль. Видишь ли, милый, из того, что я слышала о нем от тебя, от Элли и от всех вокруг, я поняла, что Энди Дэлзиел как нельзя лучше подходит на роль Бога!

Тут Паско пришлось снова сесть, потому что иначе он и впрямь упал бы в обморок.

Глава 2

Примерно в то самое время, когда произносились слова о его возможном обожествлении, начальник следственного отдела уголовного розыска Эндрю Дэлзиел блевал в ведро.

Между позывами неудержимой рвоты он перебирал в уме причины своего недомогания. Он учел, но тут же скинул со счетов шесть пинт горького пива, за которыми последовали шесть двойных виски, выпитых им в «Черном быке»; подверг разбирательству, но немедленно оправдал бифштекс в тесте и сливовый пудинг, запитый бутылкой божоле в «Клубе джентльменов», и в конце концов осудил стакан минеральной воды, безрассудно выпитый им, когда он подавился маринованной луковкой, одной из тех, что подали ему с сыром.

Наверное, вода была французская. Если так, то он прав, вне всякого сомнения. Они хвастались, что вода прямо из источника, не подвергнута никакой обработке. Это притом, что и обработанной-то водой из их чертовой Франции можно свалить с ног самую резвую лошадь.

Рвота вроде бы прекратилась. Ему пришло в голову, что ведро не осталось бы пустым, используй он по тому же назначению две пары носков и манишку в «Джентльменах». Он оторвал взор от ведра и оглядел кухню. Даже и не зажигая света, видно было, что кухня отчаянно нуждалась в ремонте. В этот дом он переехал сразу после женитьбы, и у него никогда не хватало времени и энергии подыскать другое жилье. Именно на этом кухонном столе он нашел последнюю записку своей жены. Она гласила: «Твой ужин в духовке, чтобы не остыл». Он слегка удивился, обнаружив, что там был салат с окороком. И только на следующее утро, когда настойчивый стук в дверь поднял его с одинокого ложа, на котором он был вынужден коротать ночь, если приходил домой после трех часов утра — этакий альтруизм поневоле, только тогда он заподозрил неладное. Реагировать на все настойчивые стуки было делом его жены. Он зашел в спальню и увидел, что ее постель пуста и не смята, спустился вниз — тоже никого, открыл дверь — и получил телеграмму. В ней совершенно недвусмысленно были изложены и причина, и следствие, но именно способ, каким она известила его о своем решении, а не суть самого решения заставил Дэлзиела поверить в то, что между ними все кончено. Его жене оказалось проще позволить незнакомым людям читать эти слова, нежели сказать их ему в лицо!

Все, конечно же, думали, что он сразу же продаст дом и подыщет себе квартиру, но лень, усугубленная упрямством, сделала свое дело, и он так и не стал этим заниматься. И сейчас, когда взгляд его скользнул к незанавешенному окну, ничего нового Дэлзиел не увидел. За окном был задний дворик, неприглядный даже в лунном свете, а вокруг дворика кирпичный забор, требовавший починки, с деревянными воротами, нуждавшимися в покраске. Ворота выходили в переулочек, отделявший задние дворики домов по улице, на которой стоял дом Дэлзиела, от аналогичных дворов точно таких же домов по улице напротив. Печные трубы соседских домов на фоне мрачного неба были подобны зубцам крепостных башен.

Однако сегодня в этом однообразном пейзаже возникло нечто новенькое. В спальне дома, расположенного прямо за домом Дэлзиела, зажегся свет. Через минуту в окне спальни откинули шторы, и в нем появилась ярко освещенная фигура обнаженной женщины. Дэлзиел с интересом стал наблюдать за окном напротив. Если это бред, вызванный отравлением, выходит, есть какая-то польза от этих лягушатников. Тут, как будто чтобы доказать свою реальность, женщина открыла окно и стала глубоко вдыхать холодный воздух, от чего ее маленькая, но весьма соблазнительная грудь очень впечатляюще поднималась и опускалась.

Дэлзиел решил, что, раз уж женщина была настолько любезна, что убрала одну стеклянную преграду, разделяющую их, он просто обязан убрать и вторую.

Он устремился к задней двери; тихонько открыл ее и вышел на ночную улицу. Но увы, движение разрушило чары, и великолепное видение исчезло.

— Так мне, козлу, и надо, — проворчал себе под нос Дэлзиел, — побежал как мальчишка, который сисек никогда не видел.

Он уже повернулся и пошел было назад к своему дому, но что-то заставило его оглянуться. Пикантная сцена вдруг сменилась кадром из детективного фильма на золотом экране окна. Появился мужчина… у него что-то в руках… вот еще один… звук, похожий на долго сдерживаемый в тишине зрительного зала кашель… и, ни минуты больше не рассуждая, Дэлзиел бросился к воротам этого дома, то и дело натыкаясь на кучи хлама на своем пути и проклиная их все яростнее и непристойнее.

В его-то доме ворота остались незапертыми. В доме же напротив они были закрыты, но Дэлзиел преодолел это препятствие, будто его и не было. С такого близкого расстояния он уже не мог видеть, что происходит на первом этаже. У двери в кухню он подумал, что запросто может нарваться на вооруженного преступника, который тоже очень хочет проскочить в эту дверь, но в обратном направлении. А с другой стороны, если там еще не застрелили, кого собирались, его неожиданное появление может спасти жертву. Но вообще-то его размышления носили сугубо теоретический характер. С таким же успехом зажигательная бомба, летя на Дрезден, могла бы размышлять о моральном аспекте своих действий.

Кухонная дверь легко распахнулась. Дэлзиел решил, что планировка дома должна быть такой же, как и у него, и, к счастью, оказался прав — это дало ему возможность не тратить время еще и на то, чтобы рушить стены на своем пути. Он перебежал через холл и бросился вверх по лестнице. Дом по-прежнему казался совершенно пустым. Дверь в нужную ему комнату была слегка приоткрыта. Полоса света лежала на полу перед ней. Теперь наконец он замедлил свой бег. Если бы он услышал шум борьбы, он бы сразу ворвался в комнату, но все было тихо, и рисковать не стоило.

Он тихонько постучал, а потом распахнул дверь настежь.

В комнате находились трое. Один из них — высокий мужчина лет тридцати с лишним в темно-синем блейзере с блестящей эмблемой на кармане — стоял у окна. В правой руке он держал дымящийся револьвер. Дуло револьвера было направлено на мужчину помоложе, одетого в черный свитер. Молодой человек спиной прижался к стене, а руками закрывал свое мертвенно-бледное лицо. В комнате присутствовала также нагая женщина, распростертая на постели. Дэлзиел не сильно заинтересовался последними двумя. Молодой человек, похоже, от страха еле держался на ногах. А женщине, судя по всему, ноги уже были не нужны. Дэлзиел сконцентрировал свое внимание на человеке с оружием.

— Добрый вечер, сэр, — приветливо произнес он. — Я офицер полиции. Мы можем здесь где-нибудь присесть поболтать?

Говоря так, он медленно приближался к человеку с оружием, сохраняя на лице выражение сердечного расположения, которое было столь же обманчиво, как и выражение восторга, когда тебе на колени падает горячий каштан. Но, прежде чем расстояние между ними сократилось достаточно для того, чтобы Дэлзиел мог броситься на преступника, рука с оружием переместилась, и дуло оказалось направленным в грудь Дэлзиела.

Дэлзиел не был экспертом по огнестрельному оружию, но имел достаточно опыта, чтобы распознать крупнокалиберный револьвер и представить, что ждет человека, в которого выстрелят, из него с такого расстояния. Он остановился как вкопанный. Внезапно абстрактные размышления обрели вполне реальную почву. Он оторвал взгляд от револьвера и, взглянув на его обладателя, с удивлением вдруг узнал этого человека, хотя память извлекла его имя не из картотеки преступников, которая хранилась в голове Дэлзиела. Человек этот был известен полиции, но не в связи с уголовными делами. По крайней мере, до сих пор.

— Добрый вечер, мистер Свайн, — сказал Дэлзиел, — вы ведь мистер Свайн, строительный подрядчик?

— Да, — ответил мужчина, впервые переведя взгляд на Дэлзиела, — это я. А разве мы знакомы?

— Вы, возможно, видели меня, сэр, — радостно сообщил Дэлзиел. — Я, во всяком случае, встречал вас раза два. Это же ваша фирма расширяет гаражи позади полицейского участка?

— Да, моя.

— Начальник уголовного розыска Дэлзиел. — Он протянул руку и сделал полшага вперед. В тот же миг револьвер оказался у самого его живота. И через долю секунды, достаточную для того, чтобы Свайн успешно атаковал его, Дэлзиел вдруг понял, что в него вовсе не целятся, а хотят отдать ему оружие.

— Спасибо, — сказал он, осторожно беря двумя толстыми пальцами ствол и заворачивая револьвер в видавший виды носовой платок цвета хаки, словно зачехливая знамя.

Когда оружие переместилось из рук человека у окна в руки Дэлзиела, молодой человек обрел дар речи и истерически закричал:

— Она умерла! Она мертва! Это ты виноват, ты, ублюдок! Ты ее убил!

— О господи, — сказал Свайн, — она пыталась убить себя… я хотел помешать ей, Уотерсон… предохранитель сорвался… Уотерсон, ты же видел, что произошло… ты уверен, что она мертва?

Дэлзиел взглянул на человека по имени Уотерсон, но у того, похоже, возобновился приступ катаплексии. Поэтому он переключил внимание на женщину. Она была убита выстрелом в упор. Выстрел пришелся под подбородок. Мощность оружия не оставляла сомнений. Пуля разнесла женщине лицо, верхнюю часть черепа и после всего этого еще и пробила порядочную дырку в потолке. Капли крови и мозгов все еще медленно стекали по длинным светлым волосам погибшей на ковер.

— О да, — сказал Дэлзиел, — точно мертва.

Как ни странно, его желудок успокоился. Может, это от бега ему полегчало? Может, ему заняться бегом трусцой? Хотя, если хорошо подумать, то проще будет не пить минеральной воды.

— И что теперь, детектив? — тихо спросил Свайн.

Дэлзиел снова повернулся к нему и внимательно вгляделся в его узкое бледное лицо. Не нравился ему этот человек. Ему пришло в голову, что оба раза, когда он видел его на площадке для парковки с этим его рыжим партнером, он чувствовал, что перед ним отличная парочка Джеков Потрошителей.

Нет ничего приятнее на свете, чем преследовать по долгу службы несимпатичного тебе человека.

— Терпения нет, да, солнышко? — задушевно спросил он. — Что теперь? Теперь ты арестован!

Часть вторая

Адам:

Ах, что наделал я? Вот стыд!
Дурной совет — источник зла!
Ах, Ева, ведь всему виною ты,
Меня к грехопаденью привела.
Мистерии.
Падение человека (йоркский цикл)

14 февраля

Уважаемый мистер Дэлзиел!

Хочу извиниться перед Вами. Я была не права, пытаясь навязать свои проблемы незнакомому человеку, пусть даже выслеживающему тех, кто совершает дурные поступки. Поэтому, пожалуйста, примите мои извинения и забудьте о том, что я вообще Вам писала.

На случай, если у Вас зародились какие-то сомнения, сообщаю, что я вовсе не передумала насчет самоубийства. Просто в следующий раз, когда мне понадобится кто-то, кому можно безболезненно и безбоязненно рассказать о своих чувствах, я буду звонить по телефону, по которому узнают точное время. Возможно, это неплохая идея. Время — наш злейший враг! Стоит оглянуться назад — и почти наяву увидишь последний счастливый миг в твоей жизни. Но если пытаешься заглянуть в будущее, то даже и представить не сможешь, на что будет похоже счастье, ожидающее впереди. Пытаешься постичь, отчего так происходит в этом мире, где люди неустанно причиняют боль самим себе, и видишь лишь бессмысленные мгновения прошлого, накапливающиеся у тебя за спиной. Возможно, смысл в том, чтобы считать эти мгновения. Может быть, лучшее, что я могу сделать, — это сидеть и слушать время по телефону, отсчитывая секунды до тех пор, пока не досчитаю до того магического числа, когда счет наконец прекратится.

Я становлюсь невыносимой, а я не хочу оставить в Вашей душе неприятный осадок, хотя я уверена, что одна пинта пива легко смоет его. Я пишу это письмо в День Святого Валентина, день всех влюбленных. Но, вероятно, Вы получите его только в День Святой Юлианны, о которой мне известно только то, что ее призванием было оставаться девственницей и что у нее однажды была длинная беседа с дьяволом. Вы бы что предпочли? Глупый вопрос. Может, Вы и отличаетесь чем-то от других мужчин, но не настолько! А посему забудьте Юлианну. И меня тоже забудьте.

Прощайте, Ваша Валентина.

Глава 1

Возвращение Питера Паско на службу не явилось столь триумфальным, как это представлялось ему в мечтах. Первое, что он увидел, была груда песка на месте его персональной стоянки. Какую-то долю секунды, слишком короткую, чтобы ее можно было измерить, но достаточно длинную для того, чтобы израсходовать парочку нервных клеток в организме, Паско потратил на то, чтобы прочесть чисто символическую надпись на стоянке. Но в голове у него уже успело отложиться, что эта сторона стоянки стала полностью непригодной для парковки из-за бетонных блоков, арматуры, мешков с цементом и раствора.

Позади раздался нетерпеливый гудок. Сигналил водитель старенького голубого пикапа, проседавшего на обеих полуосях. Паско вылез из машины и окинул взглядом открывшуюся перед ним картину. Раньше здесь была стена, отделявшая полицейскую автостоянку от старого сада, прилегавшего к зданию суда присяжных. Еще была узенькая аллейка среди густого кустарника и надоевший всем каштан, что вечно перевешивался через стену и своим липким соком пачкал автомобили, неосмотрительно поставленные достаточно близко от него. Теперь на месте всего этого простиралась пустыня из новенького бетона, из которого торчали по всему периметру недостроенные конструкции.

Гудок пикапа превратился в сирену. Паско подошел к машине. Стекло окна водителя резко опустилось, и показалась огненно-рыжая, с проседью голова. На машине было написано: «Свайн и Стринджер, строительные работы, „Москоу-Фарм“, Куртуаит, т.: 33x09».

— Ну давай, поезжай, — буркнул рыжеволосый, — может, тебе делать нечего, а я спешу на работу.

— Правда? Я инспектор Паско. А вы, если не ошибаюсь, мистер Свайн?

— Как раз ошибаетесь, — сказал человек в пикапе, очевидно, не придав никакого значения чину Паско. — Я Арни Стринджер.

— И что же здесь происходит, мистер Стринджер?

— А здесь строятся новые гаражи для сыскной полиции, вы что же, не знаете? Где ж вы раньше-то были? — потребовал ответа Стринджер.

— Отсюда не видать, — сказал Паско. — Между прочим, вы выбрали не лучшее время для уличных работ.

Недели две стояла необыкновенно теплая для этого сезона погода, но все же в воздухе веяло зимой.

— Если вы, мусора, своей болтовней не будете отвлекать меня от дела, может, мы и закончим до первого снега.

По всей видимости, мистер Стринджер закончил ту же школу этикета, что и Дэлзиел.

Приятно было почувствовать себя снова на службе.

Поставив машину на общественную стоянку, Паско вошел в участок через главный вход, как это делали обыкновенные граждане. Вестибюль был пуст, не считая одинокой фигуры дежурного, который настороженно оглядел появившегося в дверях Паско. Инспектор глубоко вздохнул. Он не ждал, конечно, что шеф полиции под аплодисменты коллег будет приветствовать его на пороге с медалью за трудовые достижения, а журналисты бросятся к нему в надежде взять интервью. Но Паско не мог отделаться от чувства, что три месяца, потраченные на то, чтобы вылечить ногу, принесенную в жертву служебному долгу, давали ему право на несколько более оживленный прием.

— Привет, Гектор, — сказал он.

Констебль Гектор был одним из самых надежных людей во всем Центральном Йоркшире. Он всегда все делал не так. Он по очереди побывал участковым, патрульным, полицейским по связям со школой, служащим отдела криминалистики и нигде долго не задерживался. Теперь он проверял пропуска при входе в участок.

— Доброе утро, сэр, — сказал Гектор с гримасой, которая означала не то повышенную бдительность, не то просто была реакцией на вкус авторучки, которую он не вынул изо рта, даже спрашивая: — Чем могу быть полезен?

Паско в отчаянии посмотрел на его слюнявый, в чернилах рот и снова вспомнил о праве на пенсию. В первые недели болезни, лежа в больнице, он серьезно подумывал об отставке не только потому, что не очень-то верил в посулы хирурга о почти полном выздоровлении, но и потому, что в долгие серые больничные ночи ему казалось, что судьба его брака с Элли зависит от того, уйдет ли он из полиции. Он даже дошел до того, что завел об этом разговор с Элли, конечно, не как о способе сохранить семью, а как о естественном последствии своей травмы. Она слушала его со спокойным выражением лица, которое он поначалу принял за одобрение, но потом прервала его лепет о зеленых лужайках на гражданке, заявив:

— Ну ты же знаешь, что я с ним не спала.

Глупо было бы спрашивать с непонимающим видом: «С кем?»

— Я никогда и не думал, что спала, — сказал он.

— Да? Почему это? — обиделась жена.

— Потому что иначе ты бы мне все рассказала.

Она обдумала его слова, а потом согласилась.

— Да, рассказала бы. Знаешь, это ужасно, когда супруги не доверяют друг другу и вынуждены лгать.

Они говорили о молодом горняке, погибшем в катастрофе, когда Паско повредил ногу, и с которым у Элли были близкие и сложные отношения.

— Но ведь не это главное, — сказал Паско. — Мы с тобой оказались по разные стороны, а я вовсе не хотел этого.

— Нет, не думаю. На разных флангах одной стороны. Не на противоположных сторонах.

— Но ведь это еще хуже. Так я даже не смогу заглянуть тебе в глаза.

— Если хочешь иметь возможность заглянуть мне в глаза, прекрати ныть про уход на пенсию и начинай работать над своей ногой.

Спустя какое-то время к нему пришел Дэлзиел.

— Элли сказала мне, что ты подумываешь об отставке, — сказал он.

— Правда?

— Что ты на меня пялишься, будто тебе клизму вставили? Она не хочет, чтобы ты уходил на пенсию.

— Она сама тебе об этом сказала?

Дэлзиел запихнул себе в рот горсть виноградин. Интересно, не так ли в точности выглядел Бахус? Надо бы разослать такую картинку в лучшие музеи мира.

— Ни хрена она мне не говорила, — ответил Дэлзиел с полным ртом. — Но она же не сказала мне, что мечтает о твоей отставке, мало, что ли? У тебя здесь шоколадки нет?

— Нет. Так про Элли… Я думал… — Он замолчал, потому что не хотел говорить по душам с Дэлзиелом. О многом мог бы, но только не о своем браке.

— Ты думал, она спит и видит тебя на гражданке. Так оно и есть. Но ей это нужно не для нее. Она хочет, чтобы ты сам решился на это, парень. Они все так — им мало, что их просто любят. Им еще надо, чтобы они были непременно правы! Слушай, что у тебя друзья такие жмоты, не могут конфетку принести, что ли?

— От шоколада толстеют, — сказал Паско, поддерживая эмбарго, наложенное Элли на шоколад.

— Вот досада. А я люблю шоколад. Ну в общем, ты эту идею об отставке брось. Тебя к тому же ждет повышение. Они там просто выжидают, потому что не уверены, что ты и дальше будешь тянуть эту лямку. Ну ладно, мне пора. Ой, чуть не забыл. Я тебе бутылку лимонада принес.

Он подмигнул и поставил бутылку около кровати на тумбочку. Поскольку Дэлзиел впервые в жизни оставил, уходя, непочатую бутылку, Паско поверил, что там лимонад, и чуть не поперхнулся, сделав огромный глоток чистого виски.

Он пил тогда в палате медленно, задумчиво. Но единственное решение, которое он принял после еще одной серой больничной ночи, было следующее: никогда не принимать решений лежа на спине.

И вот теперь он стоял на ногах и думал о том, что, в конце концов, на спине лежать не так уж и плохо.

— Констебль Гектор, — тихо сказал он: — Я здесь работаю. Инспектор уголовного розыска Паско. Помните меня?

Для памяти Гектора и минута была слишком большим отрезком времени, а уж три месяца — настоящая вечность.

«Сейчас он попросит предъявить удостоверение», — подумал Паско. Но, к счастью, в это мгновение появился сержант Брумфилд, главный охранник.

— Мистер Паско, рад снова видеть вас на работе! — воскликнул он, протягивая руку для приветствия.

— Спасибо, Джордж, — чуть ли не со слезами на глазах ответил Паско. — Я уж было подумал, все меня давно забыли.

— Ну что вы! Ой, вы знаете, что мистер Дэлзиел вчера ночью сам, один поймал убийцу? Он говорит, что преступники так были уверены в том, что их поймают, что специально пригласили представителя уголовного розыска. Всегда он так!

Сержант захихикал и скрылся в цокольной части здания, а Паско, все еще чувствуя на себе озадаченный взгляд Гектора, двинулся вверх по лестнице. Он прихватил с собой палку, считая глупым отказываться от нее, пока не почувствовал себя готовым к этому. Но, поднимаясь по лестнице, Паско понял, что преувеличивает необходимость палки — и совершенно ясно почему. «Я же пытаюсь напомнить всем вокруг, что я раненый герой! — изумился он. — Я же щеголяю своими шрамами, поскольку мне не оказали должного приема и поскольку Толстый Энди задумал пропихнуть меня вверх по служебной лестнице!»

Почувствовав отвращение к самому себе, он закинул палку на плечо и попытался легко взбежать по нескольким оставшимся ступенькам, поскользнулся и чуть не упал. Чья-то могучая рука подхватила его.

— Похоже, ты хочешь еще месяца три здесь не появляться, — заметил сержант Уилд. — Но для этого есть пути и попроще. Добро пожаловать домой!

Людей с такой внешностью, как у Уилда, наверное, немало скопилось у ворот Рая после изгнания оттуда человека. Но на этом грубом лице Паско прочел искреннее сочувствие и радушие.

— Спасибо, Уилди. Я вот стараюсь убедиться, что еще на что-то способен.

— Ну, если хочешь чудесного исцеления, пойди прикоснись к Плащанице Господней. Ты уже слышал про вчерашнюю удачу?

— Да, Брумфилд мне намекнул.

— Здесь ты услышишь больше, чем просто намеки.

Дэлзиел разговаривал в это время по телефону, но, увидев их, оживленно замахал руками, приглашая войти.

— Не мог рискнуть пустить все это на самотек, сэр, — говорил Дэлзиел. — Он мог бы смыться, или дело кончилось бы тем, что мы оказались бы на осадном положении, связаны по рукам и ногам, знаете, кучи репортеров, улицы все запружены, не пройти, не проехать!

Оба вошедших почувствовали себя полными ничтожествами.

— В десять часов? Спасибо, сэр. Конечно, это меня устроит. И я прослежу за тем, чтобы эти типы все равно не останавливали работу.

Он положил трубку.

— Доброе утро, сэр, — сказал Паско. — Насколько я понимаю, с поздравлениями все в порядке.

— Надеюсь, — самодовольно заявил Дэлзиел, — хотя Отчаянный Дэн мучается сомнениями. Не знает, похлопать меня по плечу или надрать задницу. Но в любом случае, ему придется встать на какой-нибудь ящик, чтобы дотянуться.

Он имел в виду Дэна Тримбла, начальника полиции города, который, хоть и был мелковат по полицейским меркам, на карлика вовсе не походил.

— Мучается сомнениями? Почему?

— Ты, парень, давненько не занимался следственной работой, сделался не наблюдателен. Ты что, не заметил, что все вокруг выглядит как полигон для испытания бомб? — Дэлзиел встал и посмотрел в окно. — Эта идея целиком и полностью принадлежит Дэну. Часть его великого плана модернизации. Говорят, он устроил так, чтобы судью застукали с каким-то мальчишкой, и его честь был вынужден расстаться со своим садом. Неизвестно, чем самому Дэну пришлось пожертвовать, чтобы эти крутые ублюдки из муниципального управления согласились финансировать его затею. Проблема в том, что, если работы не закончат в марте, то деньги-то в марте наверняка закончатся! Поэтому Дэн поначалу был готов расцеловать меня и тут же вручить медаль, но, услышав, кого я арестовал, решил подождать.

— И кого же, сэр? — спросил Паско.

— Свайна. Филипа Свайна. Того самого парня, чья фирма производит здесь строительные работы. Или не производит, что уже вполне возможно.

Он открыл окно, высунулся в него по пояс и заорал:

— Эй, вы! Что вы там, бездельники, делаете? У вас что, замедленные съемки? Если бы у фараона Хеопса были такие строители, мы бы сейчас любовались одноэтажными пирамидками.

Он закрыл окно и сказал:

— Придется мне постараться, чтобы они продолжали работать. Во всяком случае, до тех пор пока я не получу с Дэна то, что с него причитается сегодня. Он тебя тоже хочет видеть, Питер. Ровно в девять тридцать.

— Да? — протянул Питер, с надеждой и тревогой в голосе одновременно.

— Да. Богом клянусь, я рад тебя видеть здесь снова. Мы тут зашиваемся в последние две недели, и я тебе на стол подкинул немножко работенки, чтобы тебе легче было войти в колею.

У Паско екнуло сердце. «Немножко работенки» Дэлзиела на языке любого другого человека означало неподъемную кучу.

— Так что же все-таки произошло вчера ночью? — спросил он, чтобы переменить тему.

— Да так, ерунда. Случайно увидел, как этот парень, Свайн, вдребезги разнес голову своей жене. Все это было в соседнем доме, и я зашел, разоружил его и обоих притащил сюда…

— Обоих? Что, и тело тоже?

— Ты что, рехнулся? Там был еще этот, второй, Уотерсон его фамилия. Это в его доме происходило. Он там в штаны наложил со страху, ни говорить, ни двигаться не мог. Наш врач только взглянул на него, вколол ему какое-то снадобье и тут же отправил в изолятор. А мы со Свайном немножко поболтали. Он мне наврал с три короба, а через час я уже спал сном праведника. Вот так, по-простому мы все тут делали, пока тебя с нами не было. Но теперь ты вернулся и снова начнешь нам усложнять жизнь.

— Я постараюсь больше не усложнять, сэр, но я до сих пор не вполне понимаю, что же произошло на самом деле. Этот Свайн…

— Никудышная работа. Такие, как он, только свою бабу ублажать умеют, — сказал Дэлзиел.

— Вы были знакомы раньше?

— Нет. Видел его пару раз до этого случая, но есть люди, которых можно с первого взгляда раскусить, — мрачно заметил Дэлзиел. — Мое дело было обеспечить его веревкой, а повесится он на ней сам. Вот, посмотри на его показания и поймешь, о чем я толкую.

Он бросил Паско через стол ксерокс показаний, и тот начал читать.


«Я делаю это заявление по своей собственной воле. Меня поставили в известность, что я могу не писать того, о чем не хочу сообщать, и что все, нижеизложенное мною, может рассматриваться как показания.

Подписано мною: Филип Свайн.


Мое имя Филип Кейт Свайн. Я проживаю по адресу: „Москоу-Фарм“, Куртуайт, Центральный Йоркшир. Я являюсь совладельцем строительной фирмы „Свайн и Стринджер“, с местонахождением по указанному выше адресу. Мне тридцать восемь лет.

Некоторое время назад Грегори Уотерсон, проживающий по адресу: Хэмблтон-роуд, 18, заказал моей компании переоборудовать его чердак в студию для занятий живописью. За время проведения работ он несколько раз заходил ко мне в офис, благодаря чему познакомился с моей супругой, Гейл. Я заметил, что они очень подружились, но все мысли о том, что их отношения могут зайти дальше, гнал прочь по двум причинам. Во-первых, я не желал ссориться с Гейл, так как поведение моей жены в последнее время стало все более непредсказуемым; у нее наблюдались то припадки черной меланхолии, то периоды почти маниакальной оживленности. Когда у нее было плохое настроение, она иногда заговаривала со мной о самоубийстве, а конкретнее — о том, чтобы разнести себе голову. Я хотел сводить ее к врачу, но, будучи американкой, моя жена отказывалась обращаться к английским врачам, считая, что их оборудование и подход к больным находится на уровне средневековья. Однако она обещала мне сходить к американскому врачу, как только вернется в Штаты. Это и есть другая причина, по которой я воздерживался от комментариев по поводу Уотерсона. Я знал, что Гейл скоро собиралась поехать в Калифорнию.

В начале прошлого лета умер ее отец, с которым она была очень близка, и мне кажется, что с тех пор у нее и начались эти припадки отчаяния. А известие о том, что, когда она уехала в Англию после похорон отца, здоровье ее матери сильно ухудшилось, усугубило ситуацию. Думаю, она обвиняла мать в смерти отца и не слишком сдерживалась, чтобы скрыть от нее свои чувства, а потому начала испытывать угрызения совести, когда мать заболела. Впрочем, это всего лишь мои дилетантские наблюдения. Наверняка же я знаю только, что ее душевное состояние было очень нестабильным и что ее поездка в Лос-Анджелес могла помочь ей, так как дала бы возможность, во-первых, выяснить отношения с матерью, а во-вторых, показаться семейному врачу.

Она должна была уехать 8 февраля. Я предложил довезти ее до Хитроу на машине, но, несмотря на теплую погоду, она сказала, что боится гололеда на дорогах и поедет в аэропорт на электричке. Она отказалась от моего предложения проводить ее, ссылаясь на то, что она знает, как много у меня работы; а когда я попытался настаивать, раздраженно спросила, неужели я думаю, что она не в состоянии сама доехать до аэропорта. Тогда я перестал настаивать и действительно пошел в воскресенье утром на стройку, пользуясь тем, что стояла подходящая для проведения работ погода. Я даже не был дома, когда она уезжала. И потому перестал волноваться, только когда она позвонила, как я думал, из Лос-Анджелеса сказать, что добралась нормально.

С тех пор я ничего о ней не слышал, кроме того, что пару раз ей звонила какая-то женщина. Когда же я сказал, что Гейл сейчас нет в Англии, она издала возглас недоверия и повесила трубку. Потом, сегодня вечером, она опять позвонила. Я уверен, что это была та же самая женщина. У нее был молодой голос, и она говорила с йоркширским акцентом, правда, не очень сильным. Женщина спросила, неужели я все еще верю, что Гейл в Америке. Я ответил: „Конечно“. А она сказала, что я ошибаюсь и что, если я хочу увидеть Гейл, мне надо пойти на Хэмблтон-роуд, 18, и повесила трубку.

Я тут же позвонил матери Гейл в Лос-Анджелес. Я поговорил с ее прислугой-сиделкой, которую моя теща наняла в связи со своей болезнью. Сиделка сказала мне, что Гейл вообще не приезжала, но что они получили от нее телеграмму с сообщением, что она заехала повидать своих друзей на Восточном побережье и даст знать, как только определится день ее приезда. Никто этому не удивился, потому что Гейл вообще всегда была страшно импульсивной натурой. Я не стал объяснять причину моего звонка и попросил прислугу-сиделку ничего не говорить моей теще, миссис Делгадо, потому что не хотел ее волновать. Но сам я очень встревожился, и единственное, что мне пришло в голову, — это пойти на Хэмблтон-роуд.

Я приехал в 10.30 вечера. Свет в доме горел, но мистер Уотерсон довольно долго не открывал дверь. Когда же он увидел меня, то сначала смутился, а потом сказал: „Вы все знаете, не так ли?“ И раз он так сказал, я уже все знал.

Как ни странно, я даже не рассердился, возможно из-за ощущения, что он испытал облегчение, увидев меня. Он продолжал: „Вам лучше войти в дом“. А я спросил: „Где она?“ Он ответил: „Наверху, но только не вбегайте туда. Она в очень странном настроении“. Я спросил, что он хочет этим сказать, а он ответил, что она напилась и говорит о самоубийстве. Я пробормотал что-то вроде: „А она этим и тебя достает? Вот счастье-то тебе привалило“. А он спросил: „Вы хотите сказать, с ней такое и раньше случалось? Ну, слава Богу. А то я совсем в штаны наложил, когда увидел этот пистолет. Он у нее правда заряжен?“

Упоминание о пистолете меня прямо-таки сразило. Я знал, что у Гейл были пистолеты, но полагал, что они хранятся в Йоркском „Клубе владельцев оружия“, членом которого Гейл являлась. Заметив мою реакцию, Уотерсон опять разволновался. Это была странная ситуация. Мы должны были бы вцепиться друг другу в глотку, а вместо этого нас, по крайней мере временно, объединила тревога за Гейл.

Мы вместе поднялись наверх. Возможно, это была наша ошибка, потому что, когда Гейл увидела нас, она начала смеяться и кричать что-то о том, что все никчемные мужчины в ее жизни вечно держатся друг друга, а единственный настоящий мужчина из всех, кого она знала, мертв. Она была пьяна и сидела голая на постели. В руках у нее был этот револьвер. Я попросил ее отдать его мне. Она засмеялась и приставила его к подбородку. Я сказал ей, чтобы она не делала глупостей. Эти слова были не самыми подходящими в данном случае, но я не мог придумать ничего другого. А она смеялась все громче и громче, и я увидел, как ее пальцы нажимают на спуск. И тогда я бросился к ней, чтобы схватить оружие.

Я не могу точно описать, что произошло потом. Помню только, что револьвер выстрелил, и я стоял, держа его в руке, а Гейл лежала поперек кровати с разнесенной вдребезги головой. А некоторое время спустя, не знаю точно, через сколько минут, в комнату вошел мистер Дэлзиел.

Этот ужасный случай сделал меня несчастным на всю жизнь. Я любил свою жену и уверен, что только страшное чувство вины, мучившее ее все время после смерти отца, заставило ее искать утешения в супружеской неверности. И я знаю, что, несмотря ни на что, мы могли бы все уладить.

Подписано мною: Филип Свайн».


— Ну, что ты на это скажешь? — спросил Дэлзиел.

— Я не знаю, все это так… странно, — ответил Паско.

— Конечно, чертовски странно! Все сказки всегда звучат странно! Чего он до сих пор не знает, так это, что я видел этот револьвер у него в руке до того, как раздался выстрел. А когда мы получим версию мистера Грегори Уотерсона, мы будем иметь два показания против одного, и он у меня не выкрутится!

Банальность сценария происшедшего показалась Паско очевидной. Но он не хотел портить Дэлзиелу праздник, а потому постарался выдавить из себя улыбку, как бы поздравляя своего шефа. Получилось, видимо, неубедительно, потому что Дэлзиел сказал:

— Ты не переменился, парень, а? А точнее, за те недели, пока ты валялся там в постели и ни хрена не делал, ты стал еще хуже. Что тебе сейчас нужно, так это хорошенькое дельце, которое тебя вылечит окончательно. И у меня есть одно такое. Хулиганствующие футбольные болельщики.

Он самодовольно посмотрел на Паско, который в свою очередь взглянул на босса с изумлением. У больших клубов в Западном и Южном Йоркшире были свои фанаты, но единственная профессиональная команда в Центральном Йоркшире уже долгие годы болталась в низших лигах и редко являлась причиной серьезных беспорядков.

— Я не слышал ни о каких безобразиях, — возразил Паско. — И в любом случае наведение порядка на стадионах не мое дело, этим не занимается уголовный розыск.

— А убийства — твое дело, — мрачно изрек Дэлзиел. — В позапрошлую субботу один парнишка исчез, когда возвращался в Питерборо из Лондона, куда ездил к своей девчонке. На следующее утро его нашли со сломанной шеей на набережной около Хантингтона.

— Это очень печально, но нас-то не больно касается?

— Придержи коней, а? Наша футбольная команда «Сити» играла в Северном Лондоне в этот самый день, и поступило множество жалоб на поведение фанатов «Сити» в поезде, в котором, скорее всего, и ехал погибший парень.

— Но он же ездил к своей девушке, а не на матч. С какой стати фанаты пристали бы именно к нему?

— Да этим кретинам мог не понравиться цвет его глаз, — заявил Дэлзиел. — А скорее всего, им не понравился цвет его шарфа — ярко-синий. Какой-то пижон в Кембриджшире подметил, что это был цвет формы противников «Сити» в тот день. Может, дело и не в этом, но я не раз слышал, что наши чокнутые болельщики собираются объединяться, поэтому лучше их уже сейчас прижать, а не ждать, пока они как следует организуются. Я прав?

— Думаю, да, — нерешительно промямлил Паско. Не очень-то привлекало его это дело. Он взглянул на Уилда в поисках сочувствия, но Дэлзиел расценил этот взгляд как попытку спихнуть задание на другого.

— Не удастся перепоручить, парень. Сержанта мы сейчас тоже делом займем. Ты как в качестве сиделки, Уилди? Господи, при виде тебя я бы со страху живо со смертного одра вскочил! Так почему бы тебе не сходить в изолятор взять показания у этого слабонервного Уотерсона? А я бы потом испортил вруну Свай ну аппетит. Нет, лучше я подожду, пока он пообедает, и устрою ему несварение желудка. Зачем нам опаздывать к открытию «Черного быка» Это совсем ни к чему, особенно когда предстоит обмыть такое дело.

— Вы хотите сказать, что приглашаете отметить успешное задержание? — спросил Паско, стараясь не выдать своего удивления.

— Ты что, рехнулся? — возмутился Дэлзиел, который не отличался привычкой угощать своих подчиненных. — Пускай Отчаянный Дэн мне за это бутылку поставит. Нет, Питер, это тебе придется раскошелиться. Конечно, если ты все не испортишь, когда шеф вызовет тебя к себе.

Уилл раньше Паско понял смысл шутки.

— Здорово, сэр! — широко улыбаясь, сказал он и пожал Паско руку. А Дэлзиел продолжал в том же духе:

— Да, и еще вот что. Когда будешь сообщать Элли радостную новость, напомни ей, что тебе надо еще пару лет проработать, чтобы получить прибавку к пенсии. А теперь отвали, иди зарабатывай зарплату главного инспектора!

Глава 2

Сержант Уилд поставил машину на стоянку для посетителей и двинулся по дорожке к изолятору. Изолятор располагался в одной из старейших больниц города, которая была построена в то время, когда посетители считались еще большей обузой, чем пациенты, а потому должны были доказать свою выносливость и пройти долгий путь до входной двери. В качестве компенсации взору посетителя открывалось залитое лучами февральского солнышка старое здание из красного кирпича, стены которого, как и следовало ожидать, любовно обвивал ползучий плющ. Кроме того, дорожка тянулась среди цветочных клумб, белых от подснежников. Заметив цветок со сломанным стебельком, Уилд остановился, сорвал его и аккуратно вставил крошечный цветочек в петличку.

— Ах, какой стильный парень получился, — поддразнил он сам себя. — Хоть помещай объявление в полицейскую газету: «Ищу друга».

Он шел, чуть слышно насвистывая, но внутри, про себя, улыбался во весь рот и громко распевал: «…ты идешь по Пикадилли с алым маком или лилией в руке, как и века тому назад…»

Его радужного расположения духа хватило только на первую милю больничного коридора. Но потом то, что он увидел, услышал и унюхал, заставило умолкнуть песнь, звучавшую в его душе.

Сестры на посту не было, и он вошел в первую попавшуюся палату.

— Мистер Уотерсон? Дверь налево, — сказала санитарка с таким измученным лицом, что хотелось тут же уложить ее на койку, которую она заправляла.

Уилд толкнул дверь указанной палаты и переступил ее порог.

Он тут же решил, что у Уотерсона была персональная медицинская страховка. Медсестра в белом халате склонилась над койкой Уотерсона. Их губы слились в поцелуе, а руки его блуждали под ее накрахмаленной белой блузкой. Муниципальная медицина не оказывает таких услуг, это уж точно.

Уилд кашлянул. Медсестра отреагировала соответствующим образом, с видом виноватого удивления отпрыгнув назад. Ее пальцы пробежали по пуговицам блузки, а бледное и довольно красивое лицо залилось краской, точь-в-точь как ванильное мороженое персиковым сиропом. Мужчина же, однако, добродушно усмехнулся и сказал:

— Доброе утро, доктор.

— Вы мистер Уотерсон? — спросил Уилд с неуверенностью в голосе.

— Да, это я.

Уилд достал свое удостоверение.

— Господи. Это же сыщик, дорогая. Наверное, вы пришли за моими показаниями? Они уже готовы. Здесь будят ни свет ни заря, так что у меня было много времени для сочинения.

Он сунул Уилду в руки лист бумаги тринадцать на шестнадцать дюймов, оказавшийся бланком местного управления здравоохранения.

Женщина тем временем преобразила себя в деловитую, собранную сестру.

— С вашего позволения, я зайду позже, — сказала она.

— Мила, не правда ли? — самодовольно спросил Уотерсон, когда медсестра вышла.

Уилд оглядел собеседника взглядом беспристрастного наблюдателя. Ему было около тридцати, может, чуть больше. Природа еще в колыбели наделила его красотой, а, пока он рос, хороший парикмахер, стоматолог-эстет и, возможно, дорого берущий за услуги дерматолог сделали все, чтобы дар матушки-природы не пропал даром.

— Сестра ваша старая подруга? — предположил Уилд. Уотерсон улыбнулся. В улыбке тоже было свое очарование.

— Ну что вы такое говорите, сержант! Это никакая не сестра. Это моя жена!

Решив, что эту головоломку стоит отложить на потом, Уилд заглянул в показания. Они представляли собой один-единственный, очень длинный абзац, написанный мелким, но красивым почерком. Читать этот документ было непросто, но одно становилось ясным очень скоро: изложение событий в нем было куда больше похоже на показания Свайна, нежели на версию Дэлзиела!

Уилд начал читать бумагу по второму разу.


«Гейл Свайн и я стали любовниками примерно месяц назад. Нам было нелегко видеться друг с другом так часто, как хотелось бы, поэтому, когда Гейл предложила свой план, как нам провести вместе побольше времени, я был в восторге. Она собиралась в Америку навестить свою мать и устроила все так, чтобы можно было уехать туда значительно позже той даты, которую она назвала мужу. Я хотел забронировать номер где-нибудь в отеле, но она не согласилась и сказала, что, как только сможет, приедет ко мне домой и останется там. Думаю, ее возбуждала мысль, что она находится так близко к дому. В прошлый четверг она явилась ко мне домой на Хэмблтон-роуд. Я знал, что для мужа она уехала в Америку в воскресенье, но о том, где она провела эти четыре дня, Гейл ничего мне не сказала. Она была в очень странном состоянии, и, хотя сперва все шло хорошо, к концу недели я серьезно забеспокоился. Она не выходила из дома, пила, смотрела телевизор, слушала музыку и говорила черт знает что. В сексуальном отношении она требовала от меня очень нетрадиционных вещей, и, я полагаю, не для того, чтобы удовлетворить свои физиологические потребности, но чтобы унизить меня. Когда я предложил ей подумать об отъезде, она оскорбилась и стала говорить, что ее придется вытаскивать отсюда силой на глазах у всех соседей. Прошлой ночью она вела себя хуже, чем мне до сих пор доводилось видеть. Когда я попытался урезонить ее, она достала этот револьвер и сказала что-то вроде того, что револьвер — единственная вещь, которая способна говорить по существу. Я ничего не смыслю в оружии, поэтому понятия не имел, настоящий ли это револьвер, был ли он заряжен, то есть вообще ни о чем. Она прицелилась в меня и сказала, что неплохо было бы отправиться на тот свет вместе с кем-то. В этот момент раздался звонок в дверь, и я пошел вниз открывать. Это был Филип Свайн, ее муж. Конечно, я был ошеломлен, но в то же время, как ни странно, почувствовал облегчение от того, что появился кто-то, с кем я смогу разделить свою ответственность за происходящее. Получилось так, что вся моя тревога выплеснулась наружу, и она была столь искренней, что Свайн вместо того, чтобы закатить мне сцену ревности, поднялся вместе со мной наверх, чтобы самому во всем убедиться. Как только она увидела нас, с ней началась настоящая истерика. Она хохотала как безумная и выкрикивала оскорбления в наш адрес, наставив пистолет сначала на нас, а потом — на себя. Я попытался подойти к ней и успокоить, но она приставила револьвер себе к подбородку и сказала, что, если я сделаю еще шаг, она выстрелит в себя. Так и не зная, настоящий ли это револьвер или нет, я понимал, что в таком состоянии она может нажать на спуск, и поэтому бросился к ней. В следующее мгновение револьвер выстрелил, и вокруг разлетелись куски костей, плоти, и брызнула кровь. После этого я лишился чувств и плохо помню, что происходило потом. Окончательно я пришел в себя только здесь, в больнице, сегодня утром. Теперь я понимаю, что Гейл была женщиной с сильными психическими отклонениями и в любой момент могла причинить вред себе либо другим людям. Но в том, что случилось прошлой ночью, целиком виноват я. Если бы я действовал по-другому и прибегнул бы к помощи профессионалов, а не пытался разоружить ее самостоятельно, ничего этого не произошло бы.

Подписано мною: Грегори Уотерсон».


Перечитав показания, Уолд секунду постоял молча.

— В чем дело? — спросил Уотерсон. — Формат бумаги не тот? Так перепечатайте на тот, который вам нужен, а я подпишу.

Собираясь с мыслями, Уилд сказал:

— Нет, сэр. Все в порядке. С вашего позволения, сэр.

Он вышел. На посту появилась сестра. Это была полная женщина, лицо которой осветилось улыбкой, как только он подошел и представился.

— Я минуту назад видел миссис Уотерсон, — сказал он. — Она обслуживает эту палату?

— Нет. Она из женской хирургии. Вам она нужна?

— Нет. По крайней мере сейчас — нет. Я бы хотел позвонить, если позволите.

— Телефон у меня в кабинете, вон там.

— Спасибо. Вы не знаете, когда мистера Уотерсона должны выписать?

— Об этом вам лучше спросить доктора Марвуда. Вам его позвать? Он как раз сейчас в палате.

— Да, пожалуйста.

Уилд вошел в маленькую комнатку и набрал номер. Он назвал себя оператору и попросил соединить его с Дэлзиелом. Через секунду раздался голос Паско.

— Это ты, Уилди? Послушай, босс еще у шефа. Я тебе ничем не могу помочь?

Уилд поспешил ввести его в курс дела.

— О Боже! — ахнул Паско. — Немудрено, что ты так обрадовался, когда напал на меня.

— Это не совсем то же самое, что написал Свайн, — сказал Уилд, цепляясь за соломинку.

— Конечно, но это все же больше похоже на показания Свайна, чем на версию Толстого Энди!

— Ты не думаешь, что Энди ошибся?

— Ты ему собираешься об этом сказать?

— Я всего-навсего сержант. Деньги за вредность получают главные инспекторы, — заметил Уилд. — Как твой звездный час? Брызги шампанского и все такое?

— Я получил чашку растворимого кофе. Уотерсон уже в состоянии приехать сюда, чтобы ответить на некоторые конкретные вопросы?

— Мне кажется, он здоров как бык, но я еще уточню у врача.

Как только Уилд положил трубку, дверь открылась, и вошел негр в белом халате. Ему на вид было около тридцати, причем волос на голове у него было меньше, а живот — больше, чем хотелось бы.

— Марвуд, — представился он. — Это вы хотите узнать, может ли Уотерсон идти домой. Ответ: «Да». И чем раньше, тем лучше.

Для врачебного заключения это прозвучало слишком резко.

— Спасибо, доктор, — поблагодарил Уилд. — Он в ваше дежурство поступил?

— Нет, но я видел историю болезни. Шок, введена доза успокоительного. Ну вот, действие успокоительного кончилось. Для таких, как он, его продолжительность невелика, впрочем, и шок у них недолго длится.

— На каких таких?

— Неуравновешенных, — пояснил доктор. — Так, по крайней мере, можно было бы определить его характер.

— А вы встречались с мистером Уотерсоном раньше? Я имею в виду, не как с пациентом, — спросил Уилд.

— Виделись как-то. Его жена у нас работает.

— Вы знакомы через нее?

— Мы устраиваем вечеринки для сотрудников. Он пару раз появлялся.

— И что вы о нем думаете? — спросил Уилд.

— Нравится ли он мне, вы хотите знать? Нет, не нравится! Я считаю его самоуверенным засранцем, да к тому же еще и скрытым расистом! Я не удивился, когда узнал, что она от него ушла.

— Ушла?

— А вы не знали? — рассмеялся Марвуд. — Если я буду оперировать пациента, не зная, что у него гемофилия, меня с работы выгонят. А вы что-то затеваете, ничего толком не разузнав, и как будто так и надо. А что он сделал-то?

— Он просто помогает нам, сэр, — ответил Уилд, думая о том, как среагировал бы Марвуд на сцену, свидетелем которой он стал несколько минут назад. — А давно они расстались?

— Нет, недавно. Она переехала в одну из комнат в пристройке для санитарного персонала. Извините.

В кармане Марвуда запищала портативная сигнальная система. Он выключил ее и поднял трубку телефона.

— Хорошо, — сказал он в трубку и, положив ее, обернулся к Уилду. — Мне надо идти. Так вот, слушайте, как врач смею вас заверить, что Уотерсон может идти домой, но как человек хочу вам сказать, хоть и не для протокола, — этого парня следовало бы отправить в дурдом.

Он ушел. С минуту Уилд размышлял над тем, что только что услышал. Ясно было, что Марвуд относится к Уотерсону с не меньшей неприязнью, чем Дэлзиел — к Свайну. Такая сильная антипатия рождала предвзятость и мешала объективной оценке. Испытав это на собственной шкуре, Уилд решил воспрепятствовать несправедливости. Но пока от него требовалось лишь доставить Уотерсона горящему нетерпением Дэлзиелу.

Он вернулся в маленькую боковую палату.

Она была пуста.

Уилд почувствовал, что нуждается в интенсивной терапии, и направился к дежурной сестре. Толстушка снова одарила его лучезарной улыбкой.

— Где мистер Уотерсон, сестра?

— А что, в постели его нет?

— Нет.

— Может, он в туалете. Или пошел принять душ.

— Вы его не видели? Вы отсюда никуда не отлучались после того, как мы с вами разговаривали?

Наверное, в его тоне звучало осуждение.

— Конечно, отлучалась. Я же ходила за доктором Марвудом для вас, так ведь?

— Где туалет? А душевая?

Туалет оказался ближе. Там было пусто. Но в душевой Уилд нашел пижаму.

Или Уотерсон разгуливал нагишом, или…

Он вернулся к медсестре.

— А что сделали с его одеждой, когда он сюда поступил?

— Сложили аккуратненько в тумбочку рядом с кроватью, — ответила она.

Тумбочка была пуста.

— Черт! — пробормотал Уилд.

Всего несколько месяцев назад в случае, из-за которого Паско повредил ногу, подозреваемый тоже сбежал из больницы, и Дэлзиел разжаловал офицера, который за это отвечал, да так, что он теперь по чину стоит на пару ступенек ниже дебила Гектора. Но ни одному здравомыслящему человеку в голову не придет, что свидетель, который к тому же добровольно дал показания, вдруг может удрать!

Однако перед мысленным взором Уилда возник образ Дэлзиела, и голос разума умолк.

— Ах ты, черт, — повторил он. Что-то заставило его опустить глаза. Подснежник в петличке завял и погиб. Он вынул его и смял пальцами, после чего нетвердым шагом медленно опять пошел к телефону.

Глава 3

Священник Юстис Хорнкасл был очень педантичен. Именно это его качество, а не выдающиеся способности позволило ему достичь невысокого сана младшего каноника. Поэтому, когда он сказал своей жене: «Эта женщина — язычница», жена поняла, что он долго думал, прежде чем вынести такое определение.

Тем не менее она посмела высказать другое мнение.

— Конечно, она жизнерадостная, яркая, полная жизни, — проговорила жена каноника с тоскливой завистью женщины, давно утратившей все, чем когда-то была полна ее душа.

— Язычница, — повторил каноник тоном, в котором можно было бы предположить восхищение, если бы это не было произнесено особой духовного сана.

Глядя на объект их дискуссии, энергично шагавший по рыночной площади впереди них, Дороти Хорнкасл снова испытала желание возразить. На голове Эйлин Чанг была надета серебристая люрексовая сетка для волос, что могло намекать на приверженность вере, а ее плечи покрывало пончо в пурпурную полоску, чем-то напоминавшее священническую ризу. Но дьявола всегда определишь по ногам, а эти мокасины с узором из знаков зодиака и кожаными ремнями, охватывающими золотистые икры, каждая из которых способна была сама по себе совратить избранников Божьих с пути истинного, выдавали дьявола сразу. Это была квинтэссенция язычества. Если бы такая эссенция продавалась в пузырьках, жена каноника непременно купила бы себе немножко.

Клерикальная парочка вынуждена была почти скакать галопом, чтобы поспевать за этими бесконечно длинными ногами, а потому, когда Чанг внезапно остановилась, произошло небольшое столкновение.

— Ах, неприятность какая! Извините, каноник!

— Да, я — каноник, но никакой неприятности нет, поверьте, — сказал Хорнкасл, к вящему изумлению своей жены. Он крайне редко пытался острить, а уж если такое случалось, то скорее процитировал бы Цицерона, нежели рискнул бы обратиться к шекспировскому каламбуру. У Дороти возникло подозрение, которое следовало гнать прочь, как греховные помыслы во время Святого причастия, что муж попросил ее сопровождать его в это утро вовсе не для того, чтобы она представляла интересы мирян, как он выразился, а потому, что чувствовал необходимость иметь рядом с собой некую дуэнью.

Чуть раньше имело место заседание комитета по постановке мистерий. Заседание было длинным, как шекспировский «Гамлет» без купюр, но далеко не столь великолепным. Многословие члена городского совета, главы профсоюза, члена торговой палаты, историка — специалиста по средним векам, журналиста и каноника Хорнкасла, вместе взятых, одержало верх даже над режиссерским талантом Чанг. И она решила устранять их со своего пути поодиночке, так же как перед этим поодиночке набирала их в команду своих союзников. В епархии было много священнослужителей и повеселее, и более мирских по духу, которые охотно отдали бы половину своей десятины за право быть советником Чанга по вопросам религии, но сведения, собранные ею заблаговременно, подсказали, что Хорнкасл именно тот человек, который нужен. Вероятный преемник дряхлеющего декана, он также ведал в капитуле делами, связанными с храмовыми сооружениями и местами поклонения. Говорили, что сам епископ уважает взгляды Хорнкасла, которые, как донесли Чанг, были крамольного англиканского направления.

— Я думала о том, что здесь отличное место для передвижных сценических помостов, — сказала Чанг. — Солнце будет как раз за фуражным рынком и осветит помост не хуже софитов.

— Если погода будет благосклонна к нам, — заметил каноник.

— Ну, я полагаюсь на ваш блат в небесной канцелярии, — рассмеялась Чанг.

Дороти Хорнкасл ожидала, что ее муж выскажет порицание за такое метеорологическое богохульство, но так и не дождалась. Вместо этого некое подобие — о ужас! — жеманной ухмылки тронуло его тонкие губы. Невероятная мысль о том, что ему действительно нужна была защита, снова пришла к ней. Нет, не от сексуальных посягательств — холод, давно сковавший эти чресла, был наилучшей зашитой от самых знойных ласк, но в арсенале этой язычницы были и другие искушения. Сегодня утром за завтраком Дороти была немного удивлена, когда Юстис вдруг стал вспоминать свой успех в годы, когда он семинаристом участвовал в постановке «Самсона». Если мог пасть Люцифер, что говорить о младшем канонике?

Было самое время для верной супруги прийти мужу на помощь.

— А не станут ли возражать торговцы, что их покупатели превратятся в зрителей? — спросила она.

Хорнкасл уставился на нее холодным взглядом; ухмылка больше не нарушала прямой линии его губ.

— Понедельник обычно неторговый день, вспомни об этом. А когда он к тому же выпадает на праздник, то тем более маловероятно, что будет наблюдаться вообще какая-либо торговая деятельность, не так ли, дорогая?

Этот неуклюжий сарказм, хоть и был не в новинку Дороти, все же обладал способностью больно ранить. Чанг, остро чувствующая любую драматическую ситуацию, поспешила вмешаться.

— А он не говорил вам, миссис Хорнкасл, что на собрании мы окончательно утвердили время проведения нашего действа? Мужчины все таковы, считают нас ненормальными. Так вот, мы договорились на первую неделю июня, когда празднуется День Тела Христова. Именно в это время по традиции в средние века играли такие мистерии. А в этом году понедельник первой недели июня еще и нерабочий из-за общих весенних праздников, поэтому мы можем провести в этот день большое шествие, открывающее наше шоу, не опасаясь помешать обычным торговым перевозкам. Таким образом, все будут довольны: церковь, устроители праздника, торговцы, историки и дорожная полиция!

— Тому, кто делает стольких людей счастливыми одновременно, не может не воздаться, — через силу улыбнулась Дороти Хорнкасл.

Она и правда довольно хорошенькая, думала Чанг. Десять минут на макияж, рыженький парик, подходящий к глазам, плюс ярко-красное платье с рюшкой из черного кружева у горла — и из нее получится очень недурная Оливия. А если, наоборот, ее не красить, то с такими правильными чертами лица, плотно обтянутого кожей — прямо кости проступают, с волосами, спрятанными под бесформенной вязаной шапочкой и в таком же бесформенном твидовом пальто, скрывающем фигуру, она будет отличным персонажем из брехтовской «Мамаши Кураж».

Они пошли дальше и оказались в средневековых узких улочках, вившихся вокруг собора. Чанг замедлила шаг, чтобы оказаться между Хорнкаслами, и, понизив голос, проникновенно заговорила о своем желании возродить дни, когда вечное и преходящее было неразрывно переплетено, а церковь являлась истинным центром общественной жизни. Между тем глаза ее подмечали все до малейших деталей на мощенных булыжником улочках с полными людьми магазинчиками и домами, чьи деревянные фронтоны чуть ли не смыкались над головами пешеходов. И стараясь не выдать себя ни единым словом, чтобы не спугнуть каноника, она мысленным взором увидела красочную картину грандиозного представления: трясущиеся по камням мостовой помосты на колесах, впереди которых выступают музыканты, танцоры, а позади шествует толпа жонглеров, акробатов, пожирателей огня, шутов, самобичующихся, великанов, карликов, танцующих медведей, веселых обезьянок, продавцов индульгенций по сниженной цене, рыцарей верхом на конях, сарацинов в цепях, нубийцев… Как раз против нубийцев пытался возражать в своей длинной речи дипломированный специалист по средневековью, но она заставила его замолчать, воскликнув: «Ах, черт! Слушайте, это же шоу для человека с улицы! Ну спросите самого себя: зрителям надо, чтобы это было исторически правильно или чтобы было весело и интересно?» А потом она заполучила его в союзники тем, что сжала ему ногу гораздо выше колена и, рассмеявшись, сказала: «Ладно. Тогда, может, обойдемся без нубийцев. Вы довольны?» И, когда она еще раз сжала его ногу, он сдался.

Они пришли на соборную площадь, стиль которой был совсем иным. Здесь мало что осталось от средневековья. Дом декана, построенный в четырнадцатом веке, уцелел благодаря тому, что декан восемнадцатого века не захотел никуда переезжать со своей семьей. По той же причине — некуда было переселить обитателей — сохранились и несколько якобинских домов призрения. А рядом возвышались более новые строения разных стилей: от неоклассических до романтически-пышных эпохи викторианской готики. И по странному совпадению, а вовсе не благодаря заслугам архитекторов, смешение этих стилей оказалось восхитительно гармоничным.

На соборную площадь можно было попасть через гранитную арку в стене из песчаника. И хотя деревянные ворота давно исчезли из этой арки, возникало ощущение, что ты, миновав их, попал из нездоровой нервной атмосферы современной жизни в мир, где самый воздух несет исцеление и душевный покой.

Чанг взяла себе на заметку, что арку нужно замерить. Она хотела, чтобы задуманная ею процессия была забавной и интересной, а вовсе не закончилась фарсом, когда подвижная сцена застревает между колоннами. Она подхватила каноника под руку, чтобы надежно направлять его по давно уже спланированному ею маршруту и в то же время заставить его думать, будто это он, умудренный опытом священнослужитель, показывает ей лучшие места для постановки шоу. Это было довольно нелегко, потому что лучшие места для постановки вообще не включали в себя соборную площадь, поскольку предлагаемое место проведения шоу — парк — находился так же далеко к западу от рыночной площади, как далеко к востоку от нее был собор. Чанг объясняла свой выбор маршрута движения процессии религиозными причинами. Зрители должны видеть, как огромная процессия, открывающая представление, охватывает и святое, и грешное.

Настоящей же причиной было то, что она вовсе не собиралась разыгрывать мистерию в парке — на плоской ровной площадке, с одной стороны огибаемой автомобильной дорогой, а с другой — рекой в искусственном русле, что навязывало ей выбор либо неподвижного фона из мрачных складских построек, либо подвижного — из двухэтажных автобусов.

То место, которое выбрала она, было гораздо ближе. Зеленый живописный склон насыпного холма с редкими старыми деревьями сбегал позади собора в неглубокую лощину, за которой виднелся естественный холм с руинами средневековых городских стен. Несколько лучше сохранилось стоявшее там же аббатство Святого Бега, которое в свое время очень помогло морально, а после своего закрытия и материально превратить маленький англо-норманнский соборчик в огромное готическое сооружение, которое теперь владычествовало над всем в округе.

Вот какое место возжелала Чанг заполучить под свою постановку.

Они подошли к стенам собора. Чанг приостановилась и задрала голову, чтобы взглянуть на рвущуюся ввысь громаду освещенной башни.

— Невероятно! — воскликнула она. — Как они все это делали вручную?

— У них было кое-что получше, чем машины. У них был Бог, — сказал каноник.

Это была хорошая наживка. Она посмотрела на него с одобрением и спросила:

— Это все, что нужно человеку? Думаю, что я уже недалека от того, чтобы найти своего Бога. Каноник, а нельзя ли подняться на башню и посмотреть на все с высоты птичьего полета?

Хорнкасл заколебался, но его жена нечаянно пришла Чанг на помощь. Показывая через улицу на высокий дом с остроконечной крышей, узкий и неприветливый, чем-то похожий на каноника, она сказала:

— Я подумала, что, раз уж мы оказались совсем рядом с домом, то чашечка кофе, может быть…

— Дороти, — раздраженно оборвал ее каноник, — я пообещал мисс Чанг проконсультировать ее сегодня. Через час я должен быть на обеде в епископском дворце. Потратить этот оставшийся час на то, чтобы сидеть дома и пить кофе, вряд ли было бы плодотворным времяпрепровождением. Если не возражаете, то прошу вас следовать за мной, мисс Чанг.

Он двинулся внутрь собора. Чанг с извиняющейся улыбкой сказала его жене:

— Как-нибудь в другой раз, хорошо?

Вид, открывшийся взору, когда они закончили утомительное восхождение по крутой темной винтовой лестнице, сполна окупил каждую унцию пролитого пота. Город простирался под ними как подсвеченный макет, и ничто не препятствовало взгляду устремиться вдаль до самого голубого и зеленого горизонта. Единственное, что соперничало с башней собора по высоте, было новое здание университета, которое вырастало из красного кирпичного тела старого здания, подобно бетонной раковой опухоли. И хотя оно весьма вызывающе отражало холодные лучи зимнего солнца, стекло и бетон не внушали уверенности в том, что это вызывающее противостояние продлится веков шесть.

Чанг переходила от одной стороны башни к другой, сняв с головы сетку, и холодный ветер растрепал ее длинные черные волосы. Каноник взирал на восторги Чанг с удовольствием хозяина, чьи владения похвалили. Чуть позже из узкой дубовой двери появилась Дороти Хорнкасл, никем не замеченная.

Чанг прислонилась к парапету с восточной стороны башни и оттуда взглянула на казавшиеся крошечными руины старого аббатства. Хорнкасл присоединился к ней.

— Это великолепно, — искренне восхитилась она.

— Да. Я преисполнен гордости от того, что этот прекрасный вид, в наше время чуть напоминающий театральную декорацию, нисколько не уступает красотам любого другого места в стране, — сказал с довольным видом каноник.

— Театральную декорацию, вы говорите? — Чанг нужно было только зацепиться. — Да-да, понимаю, что вы хотите сказать. Вы, наверное, приверженец классицизма, каноник? Вот эту машину древние греки непременно использовали бы под амфитеатр. А эти развалины! Какой получился бы задник! Но невозможно ведь перенести их в парк для декорации мистерий?

— Если бы их можно было сдвинуть с места, вы бы их, конечно, получили, — ответил каноник, готовый предположить самое невероятное в обмен на улыбку Чанг.

— Как жаль, — вздохнула она. — Тенистый парк, конечно, тоже подходит, особенно если добавить чего-нибудь относящегося к теме. Вы будете просто волшебником, если добьетесь разрешения провести процессию через соборную площадь. Кажется, епископу не очень-то нравится эта идея.

— В самом деле? Уверяю вас, какой бы маршрут мы сегодня ни выбрали, именно он и будет использован в шоу, — строго сказал Хорнкасл.

— Так вы сможете? Это потрясающе! — воскликнула сияющая Чанг. — А как насчет вашей второй идеи? Насчет развалин? Вы бы просто сотворили чудо!

Вот оно. Искушение на башне. Если бы каноник последовал примеру своих лучших предшественников, он с презрением отверг бы даже саму мысль об использовании развалин в постановке. Либо он мог бы пойти на компромисс и свести все к шутке о переносе руин в парк, либо оказаться настолько тщеславным, что позволил бы приписать себе идею использовать руины аббатства как основную сценическую площадку мистерий, а приписав себе идею, взять на себя и ответственность за нее.

Она заглянула в его холодные немигающие глаза и поняла, что ошиблась в своей оценке каноника. Он был, несомненно, умен в пределах своих способностей, а она помнила только об этих пределах и напрочь забыла об уме.

Чанг улыбнулась, признавая свое поражение, и сказала:

— Но тот маршрут, что мы выбрали сегодня, очень, очень хорош. Спасибо вам за помощь.

И признание ею своего поражения оказалось верным ходом.

— Думаю, я мог бы попытаться совершить чудо, фигурально выражаясь, конечно, — проговорил каноник.

— Вы хотите сказать, что действительно могли бы добиться разрешения использовать аббатство для представления?

— Потребуется одобрение капитула, но это простая формальность, коль скоро мы с епископом подскажем решение. Так вы хотите, чтобы я попробовал совершить это, как вы называете, чудо?

Похоже, он торгуется. Чанг на мгновение почувствовала себя не в своей тарелке. Но священникам следует остерегаться иметь дело с язычницами.

— Это будет действительно прекрасно, — заявила она.

— В таком случае я поговорю сегодня за обедом с его светлостью. А теперь давайте спускаться вниз. Позвольте мне указывать путь. Лестница крута, и для беспечных в ней таится опасность.

«Ох, детка, как ты прав!» — подумала Чанг, когда он шагнул в дверь с подчеркнутой осторожностью. Она огляделась вокруг в поисках миссис Хорнкасл. Та стояла в самом конце площадки, перегнувшись через парапет. Как и Чанг, она сняла свой головной убор — вязаную шапочку, — обнажив буйство каштановых волос, которые будто заплясали от радости, вырвавшись на свободу. Даже ее впалые щеки слегка порозовели, а в глазах появился блеск. Миссис Хорнкасл пристально вглядывалась в пространство, отделяющее ее от ползающих внизу точек.

— Миссис Хорнкасл, мы уходим. С вами все в порядке? Миссис Хорнкасл!

— Что? Ах да. Конечно, конечно. Извините, ради Бога.

Словно человек, только что пробудившийся ото сна, она посмотрела на шапочку в своей руке, как будто недоумевая, как эта вещь к ней попала. Потом натянула ее поверх непокорных волос и поспешила через площадку к лестнице, ведущей вниз.

Тьма поглотила ее.

Чанг на мгновение задержалась, как бы не желая расставаться с бледным зимним солнцем. Потом, со вздохом, в котором не было ничего театрального, последовала в темноту за Хорнкаслами.

Глава 4

— Мистер Свайн, я бы хотел вместе с вами еще раз просмотреть ваши показания, — проговорил Дэлзиел с лучезарной улыбкой человека, который пытается впарить кому-то подержанные «Жигули».

Свайн взглянул на часы с таким видом, как будто у него всего две минуты свободного времени и он уже начал отсчет. Резкие черты лица, черные волосы и темные глаза Свайна делали его довольно интересным мужчиной мефистофельского типа. К его несколько высокомерному виду очень подходил столь же надменный голос.

— Мне казалось, я изложил все настолько ясно, насколько это возможно без предоставления видеоматериалов происшествия.

Дэлзиел хищно улыбнулся, и Паско догадался, что босс думает сейчас: «Ты уже обеспечил нас видеосвидетельством, парень!» Но Паско не хотелось смотреть на Свайна таким же предубежденным взглядом, как у Дэлзиела. Ему важно было разобраться с теми несоответствиями, которые он заподозрил, читая показания Свайна, и в которых убедился, увидев его. Создание стереотипов было, конечно, одним из способов, применяемых фашистами для увековечения классовых различий, и все же Паско поймал себя на том, что не может отделаться от предубеждения, согласно которому подрядчик-строитель больше ассоциируется с мешковатыми брюками, матерчатой кепкой и простонародными речевыми оборотами Стринджера, нежели с блейзером от Дакса, часами от Картье и великосветским произношением Свайна.

— Вчера ночью, когда вы писали свои показания, вы, естественно, были очень расстроены. А как же? Когда человек убивает свою жену, он имеет полное право потом расстроиться. Я просто должен удостовериться, что там все записано именно так, как вам хотелось бы. Вот, взгляните и скажите мне, нет ли у вас желания что-то изменить, — обратился Дэлзиел к Свайну и через стол пододвинул ему его показания.

— Человек, который убил свою жену? — ровным голосом произнес Свайн. — Я ослышался или вы, должно быть, неверно поняли меня, детектив?

— Извините, сэр. Оговорился, — пробормотал Дэлзиел как-то неубедительно. — Хотя вы же сами утверждаете, что, может, это ваша попытка отнять у нее пистолет… как бы то ни было, вы прочтите то, что написали вчера, и скажите мне, все ли верно.

Свайн пробежал листы глазами. Закончив, он вздохнул и сказал:

— Все это как дурной сон, ничего не разберешь. Странно, что я смог описать происшедшее достаточно ясно. Но да, здесь правильно изложены те отдельные факты, которые мне известны. Хотите, чтобы я еще раз это подписал?

— Да нет, не надо, — ответил толстяк. — Что проку дважды подписывать один и тот же чек, если он недействителен. Я хочу сказать — «если». Как бы там ни было, ведутся записи наших бесед, так что все зафиксируется.

Протокол вел Уилд. Паско был приглашен присутствовать в качестве наблюдателя. Он мог только догадываться, какую тактику изберет Дэлзиел. Реакция босса на показания Уотерсона и на последующее его исчезновение была стоической и выразилась в оцепенении, вынуждавшим его коллег, приближаясь к нему, чувствовать себя лыжниками на скоростном спуске, лавирующими между флажками. Но то, что Дэлзиел оставил свою идею помучить Свайна ожиданием допроса до послеобеденного времени, говорило о том, насколько серьезно он воспринял эту новость.

— У вашей жены не было привычки носить с собой оружие повсюду? — осведомился Дэлзиел.

— Конечно нет. По крайней мере, я об этом не знал.

— Вы не знали, угу. Надо полагать, вы бы заметили, если бы она стала прятать у себя в бюстгалтере кольт «питон», который, весит, между прочим, три фунта, так ведь?

— Что-что она стала бы прятать?

— Кольт «питон», вес в незаряженном состоянии сорок четыре унции, общая длина одиннадцать с половиной дюймов, стреляет триста пятьдесят седьмыми патронами «магнум», — процитировал Дэлзиел предварительный отчет лаборатории.

— Это тот самый револьвер? — спросил Свайн. — Я никогда не интересовался оружием.

— Так вы его, значит, прежде не видели?

— Никогда.

— Так ли это? Вы же знали, что ваша жена — член «Клуба владельцев оружия», или не знали?

— Конечно, знал.

— И вы никогда не замечали никакого оружия в доме? Оружие, мистер Свайн, надо хранить под замком, в надежном сейфе. Вы хотите сказать, что ни разу не обращали внимания на такую новую деталь гардероба вашей жены?

Насмешки Дэлзиела были очевидны, как птичье дерьмо на ветровом стекле автомобиля.

— Оружие никогда не хранилось у нас дома. За исключением единственного случая, когда она участвовала в каких-то соревнованиях с другим клубом и принесла в дом пистолет, но всего на одну ночь. Вот тогда у нас появился надежный сейф. Но все остальное время оружие хранилось в клубе, — устало ответил Свайн.

На мгновение всем показалось, что Дэлзиел обескуражен.

— Так когда у нее в последний раз дома было оружие? — спросил он.

— Пару лет назад, я бы сказал, — ответил Свайн. — Она перестала участвовать в соревнованиях по стрельбе, и у нас не было больше причины держать оружие в доме.

— А вы не являетесь членом этого клуба?

— Нет, я же вам говорил уже. Я ненавижу оружие с тех пор… я всегда его ненавидел. И был прав, не так ли?

Свайн повысил голос почти до крика. Дэлзиел задумчиво смотрел на него некоторое время, а потом включил на своем лице сочувствующую улыбку, засветившуюся как огни министерства любви.

— Я рад, что вы так относитесь к оружию, мистер Свайн. Я с вами в этом солидарен. Думаю, в Штатах к людям, имеющим оружие, иное отношение.

Слово «Штаты» он произнес так, будто это находилось чуть подальше созвездия Альфа Центавра.

— Я тоже так думаю, — согласился Свайн и потер лоб, как будто у него болела голова. — Моей теще, миссис Делгадо, уже сообщили? — спросил он тихо.

— Думаю, да, — небрежно бросил Дэлзиел. — Во всяком случае, мы сообщили полиции Лос-Анджелеса. Она, вы говорите, больна?

— Да, она практически не встает с постели. Самый оптимистический прогноз — она протянет еще год, в самом лучшем случае — Полтора.

— Значит, ваша супруга могла планировать остаться там надолго?

— Все зависело от обстоятельств. Если бы она увидела, что конец близок, она бы осталась.

— Поэтому она взяла с собой почти всю свою одежду?

— Что? Ах да. Вы ведь уже производили обыск у меня дома.

— Не я сам. Один из моих подчиненных. Таков порядок. Но он сказал, что, похоже, из ее шкафов выгребли все, что можно.

— Если бы вы хоть раз видели, как Гейл собирается на уикэнд за город, вас бы это ничуть не удивило, — печально произнес Свайн.

— А, понимаю, что вы имеете в виду, — сочувственно покачал головой Дэлзиел, демонстрируя мужскую солидарность. — Как долго, по вашему мнению, она находилась на Хэмблтон-роуд, мистер Свайн?

— Я-то откуда знаю. Вы лучше спросите об этом Уотерсона!

— Спрошу. Сержант Уилд, поставьте себе на заметку спросить об этом мистера Уотерсона, когда его увидите.

Паско почувствовал, как Уилд внутренне вздрогнул под внешней маской спокойствия, делавшей его похожим на тотемный столб дикарей. Сержант из кожи лез вон, чтобы найти Уотерсона, но до сего момента даже не напал на его след. Уилд перекинулся парой слов с женой Уотерсона, перед тем как ушел из больницы. Однако она сказала, что понятия не имеет ни о намерениях мужа, ни о его нынешнем местопребывании, и согласилась встретиться для более продолжительной беседы после дежурства.

Дэлзиел, наклонившись к Свайну, сказал:

— Кстати, об Уотерсоне, мистер Свайн. Что вы о нем думаете? Что он за человек, абстрагируясь от факта, что он трахал вашу жену?

Свайн в изумлении воззрился на него, и Паско весь напрягся, готовый вмешаться при необходимости, что не потребовалось. Свайн покачал головой и проговорил:

— Я от многих слышал о вас, Дэлзиел, но, по-видимому, никто из этих людей и понятия не имеет, что вы собой представляете на самом деле.

Дэлзиел, казалось, был слегка польщен.

— Ну, как говорится, только Бог может создать древо. Так что Уотерсон? — спросил он.

— Не знаю. На вид нормальный человек. Живой такой. Довольно неглупый. Платил нерегулярно, но кто сейчас регулярно платит?

— Надеюсь, у вас не будет с этим проблем, когда вы закончите нашу стоянку и гараж, — с видом поборника справедливости изрек Дэлзиел. — Что, приходилось ему руки выкручивать, чтоб заплатил?

— Приходилось высылать повторные счета, иногда звонить.

— А писем от вашего юриста вы ему не присылали с парой каменщиков и немецкой овчаркой?

— Вы посетили слишком много заседаний суда, — сказал Свайн. — Если уж на то пошло, с Уотерсоном был далеко не худший случай. Я с сочувствием относился к нему. Он оказался в ситуации, подобной той, в которой был я несколько лет назад, когда пытался самостоятельно встать на ноги, оставшись никому не нужным. И я знаю, как экономно в таких случаях надо расходовать деньги. А кроме того, мне было известно, что от него ушла жена. Вот вам ирония судьбы! Я жалел этого мерзавца, потому что его бросила жена, а она, может, потому и ушла, что он завел шуры-муры с моей!

— Может, и так. А вы с ней знакомы?

— С миссис Уотерсон? Видел один раз. В тот день, когда мы начали работу. У меня не было сомнений, что она тогда впервые узнала о перестройке, которая там затевалась. Больше я ее никогда не видел, но я редко там бывал. Арни Стринджер, мой компаньон, обычно следит за проведением работ.

— И на нашем объекте тоже? У меня для вас отличная новость, мистер Свайн.

— Что вы этим хотите сказать?

— Только то, что ваши люди будут продолжать строить гаражи, пока мы будет здесь вас пытать, — радостно сообщил Дэлзиел.

Это было не самое оскорбительное из уже сказанного Дэлзиелом, но это оказалось последней каплей. Свайн вскочил на ноги и заорал:

— Ты, медуза жирная! С меня хватит! Я не обязан здесь сидеть и слушать твою наглую болтовню! Можешь ты понять своей ступой башкой, что она была моя жена, и она умерла, и я виню себя… она умерла… и я виню…

Он плюхнулся в кресло так же внезапно, как вскочил с него, закрыл лицо ладонями и почти беззвучно зарыдал, сотрясаясь всем телом.

Дэлзиел наблюдал за сценой с беспристрастием театрального критика на премьере. Потом он рыгнул, встал и заявил:

— Не знаю, как вы все тут, а мой желудок чувствует себя так, будто его режут на куски. Все. Обед.

Когда они вышли из комнаты для допросов, Дэлзиел заметил:

— Хорошо играет. Лучшее бесплатное шоу после представления, которое Криппен устроил на похоронах жены.

— Ну, это вы уж слишком, — запротестовал Паско. — У него действительно есть причины для отчаяния.

— Потому что Я раскрыл его игру, ты хочешь сказать, — проворчал Дэлзиел.

Паско поморщился.

— Послушайте, сэр, с этим заявлением Уотерсона… Я знаю, небольшие расхождения есть, но раз они оба написали примерно одно и то же…

— Да-да, это странно, — согласился Дэлзиел, словно не понимая, что имел в виду Паско. — Уилди, тебе повезло, ты видел этих двух типов, пока они были compos mentis.[1] Как это произносится-то? Как ты думаешь, а не могли эти два субчика спеться, чтобы им третьи не мешали?

Прозвучал этот вопрос более оскорбительно оттого, что был задан «голубому», или как раз наоборот? И имело ли значение, что Уилд оказался в какой-то мере под защитой Дэлзиела, когда остальные в участке жаждали его крови?

— Я не сказал бы, что они похожи на пару геев. Хотя их не всегда легко узнать, ведь правда? Я тут посмотрел данные на обоих в компьютере на случай, если больше никто не слышал ваших вчерашних распоряжений, сэр, — сказал Уилд.

«Совсем, что ли, обнаглел?» — подумал Дэлзиел, прославившийся тем, что не признавал никакой иной формы интеллекта, кроме мозгов существа, способного потреблять пиво.

— Человек, который упустил ключевого свидетеля, должен хорошенько подумать, прежде чем так нахально себя вести. Ну, хорошо, парень, что там этот всемогущий электронный умник говорит?

— О Свайне — ничего, — сказал Уилд. — А Уотерсон на прошлой неделе лишился водительских прав.

— Отлично, — поддразнил его Дэлзиел. — Это все в корне меняет.

— А что он натворил, Уилди? — спросил Паско, чтобы защитить сержанта.

— Да ничего страшного. Он регулярно получал отметки в правах за нарушение правил, а пару недель назад его хотели остановить, потому что у него одна фара мигала, но он рванул с места и помчался со скоростью света. Его потом поймали. Уж он извинялся-извинялся. Думали сначала, он пьян, но выяснилось — в норме. Тогда они оштрафовали его за нарушение скорости, но места для отметки уже не осталось, и у него отобрали права.

— Есть о чем говорить! — воскликнул Дэлзиел с негодованием. — Хоть один из вас двоих может сказать что-нибудь полезное? Питер, а ты что думаешь по поводу этих двоих?

— Я не видел Уотерсона, — заметил Паско, — но, кажется, он неуравновешен.

— Неуравновешен, да? — хмыкнул Дэлзиел. — Я возьму на заметку. А Свайн? Тоже сильно нервный?

— Нет, но его речь… такая правильная, она не вяжется с моим представлением о строителе-подрядчике.

— Что? Хочешь сказать, слишком он образованный? И впрямь, если услышишь, что кто-нибудь так дома разговаривает, подумаешь, что рот карболкой промыл. Но я понимаю, что ты хочешь сказать. Он правда очень странный парень. Думает, сможет взять надо мной верх. Но мы зря теряем время, когда можем запросто выпить! Нам придется отложить торжества в честь твоего повышения, но…

— У нас еще час в запасе, — напомнил Паско.

— Ага, только вот Уилди с нами не будет, да, сержант? У него еще одна встреча в больнице, но если он, конечно, не умудрится опять опростоволоситься. А мы с тобой, Питер, можем раздавить банку, а потом прочешем еще раз показания этих двоих.

— Троих, — сказал Паско, скрестив от сглаза пальцы на руках и пытаясь скрестить пальцы на ногах.

— Троих? Каких это троих?

Уилди сделал шаг в направлении окна, очевидно рассчитывая броситься в него, когда начнутся боевые действия.

— У нас есть показания Свайна, — продолжал Дэлзиел, — и есть показания Уотерсона. Что еще за тип дал показания, которые нам надо рассмотреть?

Интересно, засомневался Паско, достаточно ли широко открыто окно, чтобы в него могли выпрыгнуть сразу два человека.

Он вздохнул поглубже и подумал, что сколько бы там ни платили главному инспектору полиции, все равно этого недостаточно.

— Вы, — сказал он, — сэр.

Глава 5

Флигель для санитарного персонала больницы представлял из себя блок, построенный специально для этой цели в шестидесятых годах девятнадцатого века. Он находился футах в шестистах от основного здания и соединялся с ним аллеей, обсаженной с двух сторон деревьями. Подразумевалось, что по ней будет очень приятно прогуляться до больницы. Приятно, конечно, но только летом и светлым днем. Целая серия нападений на санитарок поздно ночью заставила лет десять назад натыкать вдоль аллеи фонарей больше, чем там было деревьев, и обнести ее высокой металлической сеткой.

Комната Памелы Уотерсон оказалась на третьем этаже. Открыв дверь, женщина секунду тупо разглядывала Уилда, а потом, сказав: «А, это вы», — повернулась и пошла прочь от двери.

Он проследовал за ней в комнату, где она устало опустилась в кресло. Ее длинные волосы были распущены, и светлые пряди, обрамляя ее лицо, подчеркивали темные тени под глазами.

— Извините, — сказал он. — Я вижу, вы очень устали.

— Не надо быть детективом, чтобы определить это, — резко ответила она. — Я устала, потому что пришла с прошлого дежурства на два часа позже из-за того, что моя сменщица попала в автомобильную аварию. Мне удалось поспать всего час, а потом я опять пошла на работу.

— А почему? — перебил ее Уилд.

— Да так просто, — проговорила она, прикуривая третью сигарету с момента, как он вошел. — Жизнь-то продолжается, все эти житейские мелочи, которые занимают несколько минут, если вы их делаете вовремя. Покупки, оплата, стирка, глажка…

— У вас есть семья, миссис Уотерсон? — прервал ее Уилд.

— А что, похоже, что у меня есть семья? — спросила она, обводя рукой комнату.

Вероятно, она просто хотела сказать, что комната в пристройке для санитарок не место для того, чтобы заводить семью, но Уилд ухватился за возможность открыто оглядеть ее пристанище.

Мало что можно было узнать, разглядывая казенную мебель, и он сосредоточил внимание на другом. На стене над кроватью висело маленькое деревянное распятие, а на другой стене над небольшой книжной полкой — выполненный углем эскиз. В жизнерадостной женщине на рисунке трудно было узнать измученную миссис Уотерсон, сидевшую перед Уилдом. Он перевел взгляд на книги в шкафу. Паско всегда считал, что книги в значительной степени определяют духовный мир человека. У миссис Уотерсон были книги в основном биографического содержания, причем интересы ее отличались разнообразием. Здесь были пара книг о королевских особах, а именно о принце Чарльзе[2] и графе Маунтбеттене;[3] несколько книг о звездах театра, кино и эстрады: Монро, Гарланд, «Битлз» и Оливье; биография одного политика — Ллойда Джорджа — и самых разных деятелей литературы: от Байрона и Шелли, Шарлотты Бронте и Оскара Уайльда до Сильвии Платт и Симоны де Бовуар.

Паско, наверное, счел бы, что миссис Уотерсон пытается найти смысл своей жизни в историях жизни других людей. А Дэлзиел, с другой стороны, сказал бы: «К черту книги. Загляни за них. Найди, что она за ними прячет!»

Уилд знал все о том, как и что, обычно, скрывают. Он знал также, что обычно нам удается спрятать гораздо меньше, чем мы думаем. Долгие годы) он скрывал свою истинную сексуальную ориентацию за внешней беспристрастностью образцового полицейского. Но, когда он решил наконец вынести свой секрет на свет Божий, оказалось, что никакой нежной яркой бабочки не появилось. Он как был, так и остался толстой зеленой гусеницей, методически прогрызающей лист до тех пор, пока дырки не сольются воедино и можно будет увидеть, что там, по другую сторону листа.

Он вернулся к своему прогрызанию листа и указал на распятие на стене.

— Вы католичка, миссис Уотерсон?

— Что? А, я поняла. Это значит, что я должна рожать раз в год по ребенку, как племенная кобыла?

— Я этого не говорил. Но могли же быть какие-то дети, которые остались с отцом или уехали к бабушке, когда у вас с мужем произошел разрыв.

— Никаких детей не было. И что вы знаете о нашем «разрыве?» С кем вы разговаривали об этом? С кем-нибудь из тех в больнице, у кого длинный язык? Господи, если бы они все работали столько, сколько я, у них не было бы времени на сплетни.

Она говорила так взволнованно, что у нее даже щеки порозовели. Уилд, который старался определить, чем в большей степени была вызвана горячность Миссис Уотерсон: увлеченностью своей работой или другими причинами, возможно, как-то связанными с его расследованием, посчитал, что перевешивает все-таки первое.

— Вам нравится быть медсестрой? — задал он намеренно глупый вопрос.

— Нравится? Вы хотите спросить, это мое призвание? Или не хожу ли я по палатам, распевая от радости?

— И то и другое, наверное. Я хочу сказать, что вы, должно быть, хорошая медсестра. Сколько вам лет? Двадцать шесть? Двадцать семь? А вы уже самостоятельно ведете палату.

Она засмеялась и прикурила еще одну сигарету.

— Мне двадцать четыре, сержант, и когда я три года назад поступила сюда на работу, говорят, я выглядела, будто мне шестнадцать. А держат меня на месте палатной сестры, потому что медсестры сейчас нанимаются сюда на работу единицами, а уходят из больницы сотнями. Да у меня нет и половины тех знаний и опыта, которые необходимы для этой работы. Иногда, когда я остаюсь ночью в палате одна и все тихо, только больная застонет или воздух испортит, я, борясь со сном, думаю о том, что, если вот сейчас что-нибудь случится и больная окажется на грани жизни и смерти, это мне придется принимать решение, пока не растолкают какого-нибудь несчастного докторишку, который тоже, небось, глаз продрать не может. И вот тогда меня начинает трясти частично от страха, частично от злости, потому что это просто нечестно ждать от меня, что я справлюсь с такой работой.

«Насколько, интересно, это все относится к делу? — размышлял Уилд. — Может, это и связано как-то с ее разрывом с Уотерсоном и, таким образом, косвенно имеет отношение к делу. Либо это уловка, направленная на то, чтобы увести меня от темы». В этом он, однако, сильно сомневался. Уж слишком много было искренней страсти, если даже не отчаянья, в этой вспышке откровения, чтобы посчитать ее уловкой.

Но следовало вернуться к нужной ему теме.

— Итак, — проговорил он, — когда вы заступили сегодня на дежурство, вам сказали, что в больницу привезли вашего мужа.

— Не сразу, — уточнила она. — Только часа через два. Мне сказал об этом мистер Марвуд.

— И какова же была ваша реакция?

— Ну, естественно, я поинтересовалась, — что с ним. И когда Элисон… доктор Марвуд сказал мне, что у него просто был нервный припадок и ему ввели успокоительное, а сегодня утром он уже в полном порядке, я заволновалась, не было ли это связано как-нибудь со мной.

— Это бы вас удивило?

Она задумалась.

— Да, удивило бы. Знаете, Грег бывал иногда таким эмоциональным, заводился с полоборота, у него случались, как у женщины, истерики. Но на это всегда были какие-нибудь причины. Иногда совершенно необоснованные, однако он не срывался просто так, без причины, сидя дома и размышляя о том, что когда-то случилось. И в любом случае я сомневаюсь, что он вообще размышлял о том, что произошло между нами.

— А что между вами произошло, миссис Уотерсон? — спросил Уилд.

— Не вижу, какое это имеет к вам отношение, — парировала она. — Слушайте, вы пришли сюда узнать, не могу ли я помочь вам выйти на след Грега, да? Так вот, не могу. Я ушла от него три недели назад и до сегодняшнего утра его ни разу не видела.

— Миссис Уотерсон, сегодня утром мне не показалось, что вы похожи на женщину, э-э, женщину, расставшуюся со своим мужем.

— Потому что я позволяла ему целовать себя и совать руки мне под блузку?

— Ну да.

Она улыбнулась и затянулась сигаретой, причем и то и другое далось ей с видимым трудом.

— Сержант, я пошла навестить его в перерыве между сменами. Я была страшно усталой. Вы представить себе не можете, какое испытываешь облегчение, когда с тобой говорят не как с медсестрой. А когда он меня обнял, я была счастлива, что он, по крайней мере, не жалуется на свои болячки и не просит подать ему судно. Было очень приятно, когда он стал меня гладить, вроде как массаж. Да, конечно, когда вы вошли в палату, все выглядело, наверное, так, будто я собираюсь лечь с ним в постель. Может, я бы и легла. Но не для того, чтобы заниматься любовью, а просто поспать… спать… спать.

Она откинулась назад и закрыла глаза. Уилду стало очень жаль ее, но не настолько, однако, чтобы возвращаться к Дэлзиелу, не получив ответов на свои вопросы.

— А о чем вы разговаривали с вашим мужем сегодня утром? — спросил Уилд.

Она с трудом открыла глаза и тупо уставилась на него.

— Что он вам сказал о том, почему он оказался в больнице? — не отставал от нее Уилд.

— А откуда вы взяли, что он вообще что-то говорил мне об этом? — попыталась она уйти от ответа.

— А оттуда, душка, что вы до сих пор меня об этом не спросили, что выглядит как настораживающее отсутствие любопытства.

— А вы не дурак, — устало заметила она. — Ну, хорошо. Он мне рассказал, как было дело. Он все это написал. Разве он вам не показал то, что написал? И почему этот жирный мусор, Дэлзиел, сам ко мне не явился?

«Этот жирный мусор». Уилду понравилось выражение. Но в своих письменных показаниях Уотерсон не упоминает Дэлзиела. Важно ли это?

— А вы знаете мистера Дэлзиела? — спросил он.

— Конечно, я его видела. Он не очень-то заботится о том, чтобы задергивать занавески на окнах. К тому же в округе о нем говорят. Думаю, он из тех, кого называют «тот еще тип».

— Наверное, вы правы, — согласился Уилд. — Вы поверили показаниям вашего мужа, миссис Уотерсон?

— Конечно, почему же нет? С ним вечно что-нибудь случается. Дайте ему карандаш, и он вам одной линией нарисует совершенную окружность. Но я видела, как он однажды порезал палец, намазывая масло на хлеб. И он может разбить чашку, размешивая в ней сахар. А если поместить его и оружие в одной комнате, то кто-нибудь обязательно пострадает. Такой уж он человек.

Она зевнула во весь рот. У Уилда явно было мало шансов рассчитывать на продолжительную беседу. Оказывается, существуют и другие способы избежать нежелательных вопросов, вовсе не обязательно скрываться от того, кто их задает.

— Вы знали о его романе с миссис Свайн? — спросил Уилд.

— О романе именно с ней — нет, — ответила она, поднимаясь и направляясь к узкой постели, занимавшей один угол ее комнаты. — Но я все о ней знаю, все, что имеет для него значение.

— Что вы хотите сказать?

— Я хочу сказать, что она должна быть стройная, с длинными ногами, хорошей фигурой, блондинка. Имена при этом не важны. Я иногда вообще сомневаюсь, что Грег знает, как их всех зовут. Он как маленький мальчик в кондитерском магазине. Тянет ручку к леденцу и, поскольку он такой очаровательный малыш, обычно получает все, на что показывает пальчиком.

Говоря это, она расстегнула юбку, переступила через нее и начала расстегивать блузку. В ее действиях не было ни малейшего намерения соблазнить или спровоцировать Уилда, даже если предположить, что подобное зрелище способно его соблазнить или спровоцировать. Она делала все автоматически. Так приводится в движение автопилотом самолет, терпящий аварию. Однако Уилд заметил, что она отлично подходила под описанный ею стереотип предпочтений ее мужа.

— Вы его из-за других женщин бросили? — спросил Уилд.

— Нет, — ответила она, — не только из-за женщин.

— А что же еще было? — спросил он, с интересом ожидая, успеет ли она ответить на вопрос прежде, чем ее свалит сон. И то и другое произошло одновременно.

— … это было как… приходила домой… уходила на очередное дежурство… и так было всегда… субботний вечер… расслабиться… — сказала она. Потом она скользнула под одеяло и тут же уснула, так и не вытащив одну руку из рукава расстегнутой блузки.

Уилд некоторое время смотрел на нее. Снова он представил себе, как бы поступил каждый из его кумиров. Сначала он сделал то, что, по его мнению, сделал бы в такой ситуации Паско: освободил руку Памелы от рукава и заботливо подоткнул ей одеяло.

А потом он сделал то, что сделал бы Дэлзиел: начал обшаривать комнату в поисках улик.

Глава 6

Когда они уже сидели в «Черном быке», Дэлзиел попытался завести разговор совсем о другом.

— Ты посмотрел эти, как их, письма? — вдруг спросил он у Паско.

— Каюте письма? — поинтересовался тот.

— От той чокнутой бабы. Я их тебе на стол положил. Хоть пару-то писем прочесть у тебя, небось, было время?

Паско вздохнул, вспомнив стопку бумаг, которые утром выпали на стол, не поместившись в ящичке текущих дел. Он действительно прочитал письма, но только потому, что их было относительно немного и они были короткими.

— Да, я их видел. Очень интересно. А теперь давайте о ваших показаниях…

Однажды решившись на столь отчаянный шаг, а также заплатив уже за две выпивки себе и Дэлзиелу, несмотря на то что торжество по поводу его повышения по службе было официально отложено, Паско не мог позволить себе отступать.

— Я же все рассказал, что видел, парень, — перебил его Дэлзиел.

— То есть что Свайн держал в руках пистолет. Потом Уотерсон попытался его отнять. Потом пистолет выстрелил?

— Я слышал, как он выстрелил, но не видел, — поправил его Дэлзиел. — Так вот, о письмах, я хочу знать, что ты об этом думаешь, раз уж ты у нас такой умник-разумник.

— Да-да, сэр. Так вы уверены, что все происходило именно в такой последовательности?

— Конечно, черт возьми, уверен.

— Тогда получается, что Уотерсон покрывает Свайна?

— Понял? Так я был прав! Ты и вправду умник-разумник, — сказал Дэлзиел, приканчивая свою вторую пинту пива. — Нам остается лишь отыскать этого типа, вбить ему немножко мозгов в голову, и в течение месяца все только обо мне и говорят. Так вот, эти письма…

Паско сдался. Но только на время.

— Что вас в них интересует, сэр? — спросил он. — Она же предупредила, что не будет больше вам писать.

— Напишет еще, не боись, — проворчал Дэлзиел. — А потом она себя укокошит, а я не хочу, чтобы после какой-нибудь тип вопил на каждом перекрестке, что мы это дело спустили на тормозах. Поэтому сочини какую-нибудь бумагу, перекинь ответственность на социальные службы, секту самаритян, на кого угодно, только чтобы мы выглядели чистенькими перед судьей. А вот и наш горячий пирог! Я еще пинту выпью, чтобы вкус потом смыть, когда ты со своей управишься.

— Я думал, я получил прибавку к зарплате. Я и не подозревал, что это пособие на развлечения, — усмехнулся Паско, стакан которого был еще наполовину полон.

Дэлзиела это замечание так рассмешило, что он поперхнулся пирогом и, поскольку его стакан был уже пуст, опорожнил стакан Паско.

— Ну вот, так-то лучше, — выдохнул он. — Ну, я вижу, и ты уже готов. Так как теперь насчет этого, выпивки?

Не высокие помыслы, а мелкие обиды рождают измену. И ставя перед шефом пинту пенного пива, Паско будто невзначай сказал:

— Кстати, о халявной выпивке. Одна такая состоится в воскресенье вечером, если вас это заинтересует. Будет небольшой прием в театре «Кембл» по поводу этих мистерий, которые собираются показывать летом. Элли — подруга Эйлин Чанг, и она говорит, они хотели бы завести какие-нибудь связи в полиции. У театральной братии выпивки всегда хоть залейся, будто завтра конец света, и я не вижу причины, по которой все это должно доставаться каким-то козлам из дорожной инспекции. Поэтому я договорился, что нас с вами пригласят.

— А у тебя голова неплохо варит, парень. Они могут прийти попозже и поработать там! Чанг, да? Я ее видел и слышал о ней много, но лично с ней не знаком. Мне нравится идея. Думаю, каждый мыслящий гражданин просто обязан поддерживать искусство.

Он украдкой из-за стакана бросил взгляд на Паско, наблюдая за его реакцией, и добавил:

— И я всегда был неравнодушен к черномазеньким. — После чего так расхохотался, что опять закашлялся.


Дэлзиелу стало не до смеха, когда они пришли обратно в участок и он нашел у себя на столе заключение патологоанатома о причинах смерти Гейл Свайн. В заключении подтверждалось, что смерть наступила в результате серьезных повреждений головного; мозга с помощью патрона «магнум-357», который был найден на чердаке Уотерсона, переоборудованном в мастерскую, куда он попал, пробив потолок спальни и пол мастерской. В крови обнаружено присутствие алкоголя в количестве 155 миллиграммов на 100 миллилитров, что означало, по словам Дэлзиела, что она изрядно нажралась. В желудке погибшей сохранились остатки того, что патологоанатом определил как экзотическую пищу, предположительно китайскую или индийскую. Погибшая много курила, перенесла операцию аппендицита, перелом берцовой кости не менее трех лет назад, не имела детей, имела половое сношение за пару часов до смерти.

Кроме того, она увлекалась героином.

Дэлзиел откинул голову назад и заорал:

— Сеймур!

Тридцать секунд спустя ярко-рыжая голова и широкие плечи констебля Денниса Сеймура просунулись в дверь. Лицо констебля выражало тревогу. Его слух был не насколько тонким, чтобы отличить furioso[4] от простого fortissimo,[5] а потому он всегда ожидал только самого худшего.

— Хорошо пошмонал дом Свайна, а? — спросил Дэлзиел.

— Да, сэр, отчет у вас на столе, сэр.

— Я его читал. Неплохой отчет, очень даже неплохой. Но я не видел в нем ничего о наркотиках.

— Наркотиках? — Красивое лицо Сеймура помертвело от ужаса. — Мне не давали указаний искать наркотики, сэр.

— Если бы тебе не давали указаний насчет мартышек, а ты, войдя на кухню, увидел бы, как они там на полу трахаются, неужели, черт меня подери, ты бы не упомянул об этом в отчете!

— Я хотел сказать, сэр, что никаких следов наркотиков я не видел.

— Да? Проверил все пузырьки в ванной? Залез в каждую банку на кухне пальцем и попробовал на язык?

Сеймур покачал головой с таким покаянным видом, что Дэлзиел, который не считал зазорным признать, что был несправедлив, коль скоро незаслуженная выволочка принесла желаемый результат, смилостивился:

— Ну, ты не виноват, парень. Тебе никто не сказал. Но впредь надо делать и то, что тебе не говорят, если только тебе не дают указаний этого не делать, но даже в таком случае делай то, что считаешь нужным в данной ситуации. А теперь попроси-ка мистера Паско зайти ко мне на минутку, хорошо?

Со смешанным чувством облегчения и полного недоумения, чувством сродни тому, что испытывает человек, выслушавший предсказание сивиллы, покидая ее пещеру, Сеймур вышел из кабинета. Дэлзиел поднял трубку и сказал сержанту Брумфилду из дежурной части на первом этаже:

— Вызови сюда нашего знахаря, Джордж. Я хочу, чтобы он проверил Свайна на предмет наркомании.

— Слушаюсь, сэр. Но если он не захочет подвергаться такой проверке?

— Скажи ему, что таков порядок, что это простая формальность — осмотр перед тем, как его зыпустят, чтобы он не обвинял нас в применении силы. Он ведь не падал со стула и не стукался случайно головой о чей-нибудь ботинок, а?

— Нет, сэр. Он очень хорошо себя вел. Только вот одна вещь — он потребовал, чтобы мы связались с его адвокатом.

— Ну, наконец-то! Он мог это сделать еще вчера ночью. Это есть в протоколе. Какой там проходимец на него работает?

— Мистер Иден Теккерей.

— Старина Иден? Ах, черт! Джордж, пришли нашего знахаря как можно скорее.

Он повесил трубку и поднял глаза на входящего в кабинет Паско.

— Что вы говорили о наркотиках, сэр?

— Это Сеймур уже разболтал? Я на него раньше возлагал большие надежды, но, готов побиться об заклад, он изменился с тех пор, как стал трахать эту ирландскую официантку. Они, эти ирландки, все силы из любого мужика высосут. Я бы бром им в их картошку добавлял. Вот, посмотри.

Он через стол перебросил Паско результат вскрытия.

— Побывай вместе с Сеймуром еще раз в доме Свайна, может, что-нибудь найдешь. Хотя я сомневаюсь, что отыщется что-либо серьезное. По мне, Свайн не похож на наркомана. Одна ночь в камере, и все было бы ясно. К тому же он куда больше озабочен тем, чтобы адвокат поскорее вытащил его отсюда. А что касается его супружницы, то, если она навострила лыжи обратно в Лос-Анджелес, то вряд ли запрятала бы запас наркоты под половицу. Но следы могли остаться. И, если он об этом знал, он мог бы вывести нас на поставщика.

— Да, конечно, сэр, — сказал Паско. — Кстати, те письма, о которых вы так беспокоились, я подумал, что…

— Да пошли эти письма, — раздраженно оборвал его Дэлзиел. — Мы здесь для того, чтобы отлавливать преступников, а не няньчиться с истеричками! Удивляюсь я тебе, ты что, пришел зря отнимать у меня время!


Через полчаса Паско приехал в Куртуайт, деревню, которой грозило стать предместьем, причем достаточно фешенебельным. Со стороны города вторжение и оккупация были практически завершены, и среди лесистых холмов виднелся строй роскошных особняков. Даже когда Паско въехал в саму деревню, протянувшуюся от норманнского стиля церкви из Йоркского камня мягких пастельных тонов до часовни из пронзительно-красного кирпича, дома на главной улице, казалось, всем своим видом — начинал от цветочных ящиков под окнами снаружи и кончая модными светло-коричневыми занавесками на окнах внутри — давали знать, что битва проиграна. И куда бы Паско ни бросил взгляд, повсюду, будто на нескончаемом параде победы, вышагивали завоеватели со своими лабрадорами.[6]

«Москоу-Фарм» в дальнем конце деревни тоже не устояла перед велением времени. Белые цементные стены, ящики для цветов на карнизах, рамы с двойными стеклами, сигнализация от воров, сауна, душ и центральное отопление сделали ее абсолютно непохожей на то, чем она была раньше — жилищем фермера, работающего на земле. Но, когда Паско через двустворчатые стеклянные двери, ведущие на задний двор, посмотрел наружу, он увидел признаки действенного сопротивления, которое имело свои этапы: старый фермерский двор, вначале переделанный в симпатичное патио, теперь превратился в хозяйственный двор строителя-подрядчика.

— Готов поспорить, остальная часть деревни не одобряет этого, — сказал Сеймур. — Во всяком случае, судя по здешним ценам на недвижимость.

— Ты интересуешься недвижимостью? — спросил Паско.

— Хотел бы ею обзавестись. Я скоро женюсь.

— Поздравляю. На Бернадетте, как я понимаю?

Бернадетта Мак-Кристал была та самая официанточка-ирландка, которая, по мнению Дэлзиела, высасывала все силы из Сеймура, о чем его начальник так сокрушался. Паско видел ее, и она ему понравилась, хотя он сомневался, что в путешествии по жизни с такой спутницей Сеймура ждет полный штиль и безоблачное небо.

— Конечно, — подтвердил Сеймур с оттенком негодования в голосе.

— Я тебя по этому поводу угощаю. Ну, а теперь давай приступим.

Через полтора часа, к вящей радости и облегчению Сеймура, они так ничего и не нашли.

— Я и не воображал себе, что мы явимся к шефу с тачкой кокаина.

— Еще не вечер, — ответил Паско. — Тачки они держат не в доме, а снаружи. Я схожу взгляну. К тому же надо бы поговорить с его секретаршей. А ты еще разок тут все проверь.

Он направился во двор, по обе стороны которого тянулись старые сельскохозяйственные постройки. При виде окрашенных в белый цвет и крытых красной черепицей конюшен, сараев и коровников, освещенных неярким февральским солнцем, создавалось впечатление, будто находишься где-то в Средиземноморье. Однако эта иллюзия пропала, стоило Паско выйти из дома на холод.

Офис фирмы располагался в помещении, которое, должно быть, было раньше сеновалом над коровником, переоборудованным в гараж. Подняться в офис можно было только по внешней лестнице. Каково это делать в гололед, Паско и вообразить себе не мог.

Он постучался и вошел. За столом, уткнувшись в книгу, оформление обложки которой сгодилось бы для порнографического романа и тем не менее называвшуюся «Джейн Эйр», сидела молодая женщина — секретарша Свайна, как уже знал Паско. Когда они приехали, она появилась на секунду, но, увидев Сеймура, с которым уже встречалась во время его первого визита сюда, вернулась к мистеру Рочестеру.[7]

— Здравствуйте, — сказал Паско. — Я, кажется, помешал?

Она положила книгу на свою машинку и сказала:

— Я к вашим услугам.

У нее были крупные черты лица и пышные формы. Прямые каштановые волосы почти касались плеч. Похоже, она не пользовалась косметикой, а говорила хриплым контральто, и с сильным местным выговором.

Паско взял книгу и посмотрел на обложку. Изображенная на ней молодая женщина в разорванном на груди платье в ужасе бежала из горящего дома, в дверях которого виднелась какая-то зловещая фигура.

— Что-то я не помню такого эпизода, — сказал Паско.

— А это чтобы захотелось прочитать книжку, — объяснила она. — Несчастные учителя никогда не сумели бы так заинтересовать.

Это было очко, а может, и два очка в ее пользу.

Он положил книгу на место и огляделся, поеживаясь от холода. В доме Свайна было тепло, и он снял куртку, но здесь, несмотря на мощный электрообогреватель, было холодно и промозгло. Женщина за столом при более внимательном изучении оказалась не такой уж пышнотелой. Она просто утеплила себя по крайней мере двумя свитерами и толстой кофтой поверх них.

— Прохладненько здесь, — заметил Паско, пощупав побеленную стену. Она была, наверное, около метра толщиной и изнутри холоднее, чем снаружи. — Но ведь в доме полно места, казалось бы, мистеру Свайну имело больше смысла оборудовать офис там, а не здесь.

— Миссис Свайн об этом и слышать не хотела, — ответила женщина.

— Он вам об этом говорил?

Она подумала.

— Нет.

— А откуда же вы тогда знаете?

Она еще раз подумала и равнодушно ответила:

— Не знаю, но знаю.

Паско проанализировал ее слова. Странно, но в них был смысл.

— Вы давно здесь работаете, мисс… извините?

— Ширли Эпплярд. И я миссис.

— Извините, вы просто так молодо выглядите, что… — сказал Паско, откровенно льстя ей. Его ухищрения не возымели никакого успеха. Это было все равно, что попытаться осветить фонариком пещеру.

— Мне девятнадцать, — сказала она. — И я здесь работаю два года.

— Вам нравится работа?

— Работа как работа. Лучше, чем никакой, — ответила она, пожав плечами.

— Да, с работой сейчас туго, — с участливым видом посочувствовал Паско. — Вы хорошо зарекомендовали себя, наверное. Много было претенденток на это место?

— Нет, мне дали это место, потому что мой отец партнер мистера Свайна в фирме.

— Мистер Стринджер, вы ходите сказать? Вам повезло работать под началом близкого человека!

— Вы полагаете, я должна благодарить Бога за такое счастье? Не волнуйтесь. Мне об этом твердят по два раза на дню. А в воскресенье — и по три.

Она произнесла это ровным безразличным тоном, что впечатляло больше, чем шумное возмущение. Паско, чья любознательность обычно выходила за рамки профессиональных обязанностей, сказал:

— Я сегодня утром видел вашего отца. Мне показалось, он несколько не…

— Хотите сказать, он, вам не показался человеком, полным христианской доброты? — проговорила она с иронической гримаской. — Да, он иного типа христианин. Видели нашу часовню? Из красного кирпича. Вот папина религия. Он весь в этом.

— Вы так и живете в деревне? С родителями? — улыбнувшись, спросил Паско.

— Ага. В Холли-Коттедж. Это дом на том углу поля.

Паско взглянул в окно. Через двор он увидел маленький коттеджик метрах в пятидесяти от дома Свайна.

— Вам близко тут на работу идти, — сказал он. — А ваш муж тоже здесь живет?

— Нет, он работает в другом городе, что вас совершенно не касается, — проговорила она с неожиданной злостью. — И какое это все имеет отношение к тому, что миссис Свайн застрелили?

— Застрелили? Откуда вы это знаете? — поинтересовался Паско. В прессе еще не давали версии убийства на Хэмблтон-роуд, а думать о том, что Сеймур проболтался во время своего первого визита сюда, Паско не хотелось.

— Мне сегодня утром позвонил папа и сказал, что-то случилось с миссис Свайн, кто-то стрелял. Он толком ничего не объяснил, предупредил только, чтобы я ничего не говорила никому, если придут на работу расспрашивать о Свайнах.

— Он, конечно, не имел в виду полицию, — улыбнулся Паско.

— Он мне этого не говорил, — ответила она без ответной улыбки. — Так ее застрелили? Насмерть?

— Да, там стреляли, — осторожно начал Паско. — И боюсь, миссис Свайн умерла. Однако я надеюсь, что, несмотря на то что говорил ваш папа, вы все же согласитесь ответить мне на парочку вопросов, миссис Эпплярд.

— Как например?

— Как например, что вы могли бы сказать о миссис Свайн?

— Нормальная она была, — ответила Ширли Эпплярд. — Воображала немножко, но вела себя со мной вежливо, когда мы встречались.

— Судя по фотографиям, она была хороша собой, — продолжал Паско. Он представлял ее себе по свадебным фотографиям, найденным в доме Свайна, стараясь не думать о жутком месиве на официальных полицейских снимках.

— Да, ничего, — признала девушка. — И знала, как себя подать в лучшем виде. Ну там одежда, украшения, косметика. Ничего кричащего, но сразу видно, что все стоит кучу денег.

Ярлыки на одежде, принесенной с Хэмблтон-роуд, подтверждали эти слова. А обручальное кольцо и специально подобранный к нему кулон, если только камни там были настоящие, стоили, уж наверное, несколько тысяч.

— Когда вы в последний раз ее видели? — спросил он.

— Неделю назад, в прошлую пятницу. Я на нее наткнулась во дворе. Она только и сказала: «Хм!»

— Просто «хм» и все?

— Ну не совсем «хм», а что-то вроде «до свидания», потому что мы вряд ли увиделись бы с ней до ее отъезда в конце недели.

— Я думал, она просто уезжала на время. Вам не показалось, что она прощалась с вами, будто уезжает навсегда?

— Может, и так, — согласилась Ширли Эпплярд. — А может, она просто не думала, что увидит меня, когда вернется.

— Да? Почему?

— Дела идут неважно. Вот закончим работу у вас там, и все — больше ни одного заказа. Поэтому она могла подумать, что, когда вернется, все будет уже свернуто окончательно.

— А деньги у нее были, да? — подсказал ей ответ Паско.

— Да, были, но не для того, чтобы вбухать их в это дело. — Ширли махнула рукой в сторону внутреннего дворика. — Она не скупилась на всякие там фонды поощрения искусства и музыки, охраны природы и реставрации памятников, ну, знаете, все эти благотворительные дела, которые позволяют встречаться с людьми из высшего общества. Не думаю, что она очень жалела бы, если бы перестала быть женой подрядчика.

— Ну, ей это удалось, — заметил Паско. — Вам не показалось, что она подвержена частой смене настроений? Знаете, как бывает: то вся довольная и счастливая, то через несколько минут прямо жить не хочет?

Все его усилия задать вопрос в закамуфлированной форме оказались совершенно напрасны.

— Вы про наркотики, что ли? — спросила девушка. — Вы их ищете?

Паско подумал было отчитать ее или с наглым видом соврать, что он не о том вовсе, но потом сообразил, что оба эти пути никуда его не приведут.

— А вас бы это удивило? — спросил он.

— Почему это должно меня удивить? Люди сейчас делают все, чтобы доставить себе удовольствие. Про миссис Свайн не могу сказать, что она была более нервной, чем большинство людей, хотя при ее деньгах она могла позволить себе не показывать этого.

Это был очень резонный ответ. Чем дольше Паско беседовал с девушкой, тем больше ругал себя за непрофессионализм. Едва взглянув на Ширли, он поспешил классифицировать ее как существо вялое — и умственно, и физически. Теперь он обнаружил что и то и другое было неверно.

— Из того, что вы мне сказали, я понял, что миссис Свайн не слишком вникала в повседневные дела фирмы.

— Да совсем не вникала.

— А не могла она, кроме вас, наткнуться тогда на кого-нибудь из клиентов? — поинтересовался Паско.

— Только не в приемной. Там никогда толпы не бывает.

Паско громко рассмеялся, и оказалось, эта естественная реакция была более эффективной, чем все те избитые приемы, с помощью которых он до сих пор пытался очаровать собеседницу. Потому что девушка в первый раз ему улыбнулась.

— А некий мистер Грегори Уотерсон, к примеру? — продолжал Паско. — Не знаете, они были знакомы?

— Это которому мастерскую делали? Да, были.

— Вы видели их вместе?

— Он приходил сюда пару раз по делам. Однажды ни мистера Свайна, ни папы не было, и он встретил миссис Свайн здесь, во дворе, и они вместе пошли в дом.

— Да?!

— Это не то, что вы думаете. То есть не могу сказать, что он не попытался…

— Почему вы так подумали?

— Я прикидывала для него кое-какие цифры и пошла отнести их в дом, чтобы показать ему. У меня было такое впечатление, что он только что пытался к ней приставать, а она его отшила.

— Понимаю. А у вас не было впечатления, что он еще будет настаивать на своем?

— О да! Он же считает, что он дар Божий.

— А вы с его самооценкой не согласны?

— Странные же подарочки Бог иногда делает, сказала бы я, — пожала плечами Ширли.

— Может, это дело вкуса? Может, миссис Свайн позднее заинтересовалась им больше, нежели в их первую встречу?

— Я-то откуда знаю, — презрительно отозвалась она.

— Извините, но как сторонний наблюдатель, что вы могли бы сказать про семейные отношения Свайнов?

Она снова пожала плечами.

— Они же муж и жена. Все, что угодно, может быть.

— Звучит немного цинично, — засмеялся Паско. — Если вы не верите в силу истинной любви, должен вам сказать, вы выбрали не ту книгу.

Она взяла в руки отложенную «Джейн Эйр».

— Вы хотите сказать, что конец будет счастливым? — разочарованно спросила она.

— Боюсь, что да. Почитайте авторов-мужчин, в их книгах конец печальный, — мягко поддразнил ее Паско. — Попробуйте, например, «Тэсс из рода Д'Эрбервиллей». Или «Анну Каренину». Там уж так все плохо кончается!

Говоря это, он усмехнулся и в награду получил еще одну слабую улыбку.

— А что еще в этом здании помимо офиса? — спросил он.

— Внизу? Думаю, раньше здесь были коровник и конюшня. А теперь гаражи и склад стройматериалов, которые надлежит хранить в сухом месте.

— Там не заперто? Я бы хотел взглянуть.

— Конечно, заперто. Папа никому не доверяет.

Она взяла связку ключей, встала и повела его вниз по наружной лестнице. Она оказалась права. Все двери были заперты на замки. Она стояла и смотрела, как Паско бесцельно заглядывал во все углы. Он почти не надеялся найти что-то вроде тачки, полной наркотиков, а если они и были спрятаны там наперсточными дозами, потребовалась бы специально обученная собака, чтобы унюхать их.

Закончив, он опять вышел во двор.

— А там есть что-нибудь? — спросил он, глядя на сарай в дальнем конце двора.

— Ничего нет. Он пустой.

— Давайте все-таки взглянем.

Она опять оказалась права. Каменный пол был чисто выметен. Он посмотрел вверх на стропила, щурясь, чтобы хоть что-нибудь увидеть в этой кромешной темноте. Ему показалось, что он заметил какое-то движение. Так и есть, на темно-сером фоне выделялись черные пятна.

— Мыши, — сказала девушка.

— Что?

— Летучие мыши.

Он непроизвольно сделал шаг назад. Он и так не любил темноты, особенно после того случая в шахте. А летучие мыши — эти порождения тьмы — прямо-таки повергали его в дрожь. Элли, которая в последнее время увлекалась идеями «зеленых», вступила в Общество защиты летучих мышей. Если бы она стала защищать китов или орхидеи, он бы понял ее чувства и, может быть, даже разделил ее усилия; но, хотя умом он осознавал, что и у летучих мышей должны быть свои права, при мысли, что ему надо прикоснуться к такому существу, его охватывал ужас.

— Не бойтесь. Они сейчас в зимней спячке, — успокоила его Ширли Эпплярд.

Пристыженный тем, что его недостойное мужчины поведение не осталось незамеченным, Паско довольно резко спросил:

— А почему это место не используется ни подо что?

— Не знаю. Шли какие-то разговоры о том, что миссис Свайн хочет переоборудовать сарай под тир.

— И что?

— Ничего. Может, из-за мышей. Их нельзя беспокоить. Или мистер Свайн не одобрил эту идею из-за своего брата.

— Брата?

— Да, которому все это принадлежало раньше. Тома Свайна.

Это была маленькая зацепочка.

— А он не…

— Застрелился в этом сарае несколько лёт назад, — бесстрастно проговорила девушка.

— Прямо здесь? Не везет этим Свайнам с оружием.

Девушка не ответила. Паско еще раз оглядел сарай. Летучие мыши и привидение. Он совсем не винил Свайна в том, что тот отказался выполнить просьбу своей жены.

— Похоже, этот сарай для чего-то присмотрели, — заметил Паско.

— Потому что из него все вынесли? — Девушка пожала плечами. — Там и не было ничего, кроме старых сельскохозяйственных машин, и то все они заржавели давно. Мистер Свайн избавился от них несколько недель назад.

— Так он собирается как-то использовать сарай?

— Может быть. Но думаю, его больше интересовали деньги, которые он выручил за этот металлолом.

— Вот оно что! — Паско оживился при намеке на денежные затруднения. — Туговато с наличностью?

— Вы об этом лучше спросите моего отца или мистера Свайна.

— Извините, я не собираюсь действовать за их спиной, просто вы упомянули про металлолом, — примирительно проговорил Паско.

— Да, упомянула. Просто тогда меня это очень позабавило.

Похоже, она была способна оценить все, что вызывало смех.

— А что забавного было в этом?

— Да имя дилера. Они его называли Свиндлс.[8]

— Джо Свиндлс? — уточнил Паско.

— Да, он. Вы его знаете? Хотя и так уже понятно.

Действительно Джо Свиндлса и полицию связывали долгие годы знакомства, но уже несколько лет этот малый не преступал закон, и Паско не покривил душой, когда сказал:

— Да, как-то встречалась. К нему нет никаких претензий.

— Слишком умный, да?

Паско рассмеялся, но сразу умолк, потому что отчетливо услышал в ответ пищание со стропил.

— Ну, думаю, достаточно, — сказал он и вышел на свет.

Девушка расценила это как знак того, что она свободна, и, ни слова не говоря, ушла обратно наверх.

Он, нахмурившись, посмотрел ей вслед, затем вернулся в дом.

Сеймур стоял в кухне на коленях, засунув голову в духовку электроплиты.

— Если ты пытаешься покончить жизнь самоубийством, я бы рекомендовал пользоваться газовой плитой, — проговорил Паско. — А если нет, то собирайся. Я только позвоню в участок, и поедем в «Клуб владельцев оружия».

Он набрал номер участка и попал на Уилда.

— Сам у себя? — спросил он.

— Явился Иден Теккерей повидать Свайна, — ответил сержант. — Шеф увел его наверх поболтать и выпить.

— Это надолго?

— Кто знает, — ответил Уилд. — Он ведь решил проверить Свайна насчет наркотиков. А врач сейчас на каком-то срочном вызове, и шеф не хочет подпускать старину Идена к клиенту, пока того не осмотрит врач. Что-то важное?

— Ничего особенного. С наркотиками на «Москоу» чисто, — ответил Паско. — Но бизнес мне кажется очень нестабильным в финансовом плане. Напиши боссу записку, хорошо? А у тебя как?

Уилд коротко пересказал ему содержание своего разговора с миссис Уотерсон. Слушая его, Паско перелистывал страницы альбома свадебных фотографий Свайнов, который он положил на стол телефона. Ширли Эпплярд была не совсем справедлива в своей оценке. Когда Свайны поженились, Гейл Свайн была не просто «ничего». Паско задержал взгляд на фотографии, где были засняты одни женщины на краю бассейна в обрамлении пальм. Даже среди всех этих загорелых холеных дам она выделялась, стройная, сияющая, с блестящими, светлыми, как пламя свечи, волосами.

Но, когда он уже ехал по дороге от «Москоу-Фарм», перед его глазами был другой образ: коренастой, небрежно одетой бледной женщины, читающей «Джейн Эйр».

Глава 7

— Филип Свайн очень интересный, чтобы не сказать сложный, человек, — проговорил Иден Теккерей. — Я удивлен, что вы не были прежде знакомы с ним, Эндрю.

— Были. Он тот самый подрядчик, который как может поганит нашу автостоянку, — ответил Дэлзиел.

— Я имею в виду не только деловое знакомство. Поскольку вы являетесь идентичными светилами в нашей социальной галактике, я ожидал бы скрещения ваших орбит значительно раньше.

Дэлзиел усмехнулся. Изящные издевки Теккерея нравились ему не меньше, чем адвокату — его гораздо менее утонченные, но более веселые шутки. На первый взгляд могло показаться, что в этих двух людях нет ничего похожего, но это было лишь внешнее различие. Под маской вкрадчивого главного владельца фирмы «Теккерей, Амберсон, Мэллор и Теккерей» скрывался хитрый, безжалостный и даже не признающий законов человек, совсем такой, как Дэлзиел.

— Теперь вот скрестились, — сказал толстяк. — А раньше на перекрестках виселицы ставили. Так что же в нем интересного, кроме того, что он застрелил свою супружницу?

— Эндрю, будь любезен. Понимаю, ты оговорился, но тебе и правда следует быть повнимательнее.

— Да я самый внимательный парень из тех, кого встретишь летом на ярмарке в Скарборо, — возразил Дэлзиел. Но говоря это, он улыбался. Важно спровоцировать противника обвинением. Он все еще держал в секрете содержание своего свидетельского показания. А с другой стороны, для равновесия умолчал пока и про показания Уотерсона, равно как и об его исчезновении.

— Самоубийство миссис Свайн лишь эпизод из долгой трагической истории этой семьи, — вернулся к началу их разговора Теккерей. — Это же Свайн из Куртуайта, ты знаешь об этом?

— Я знаю, что он там живет. Я думал, он просто провинциал с американкой-женой, которая чокнулась на деревенской жизни.

— В этом есть небольшая доля правды, — признал Теккерей, поднимая к свету свой стакан, чтобы полюбоваться гранями хрусталя и ненароком обратить внимание собеседника на то, что стакан пуст. Дэлзиел шутливо застонал и наполнил его виски «Айлей» двенадцатилетней выдержки, бутылку которого он извлек из своего стола специально к приезду адвоката.

— Как мило. Да, Свайн по воспитанию, да и по наклонностям типичный житель провинциального городка. Но Свайны жили в Куртуайте со времен Елизаветы I. Они скорее мелкопоместные дворяне, нежели трудолюбивые фермеры. Действительно, они всегда если и не отлынивали от работы, то вели хозяйство достаточно неумело. Но были весьма преданы родным местам. Они вечно залезали в долги, несколько раз даже теряли свою ферму, однако каким-то образом им удавалось заполучить ее обратно. По милости судьбы, несмотря на то что очень немногие из Свайнов умели вложить средства в надежное дело или заняться стабильным бизнесом, род их постоянно пополнялся людьми изобретательными и предприимчивыми, что в самый последний момент всегда спасало семью от полного разорения.

— Отменными пройдохами, хочешь сказать, — вставил Дэлзиел.

Теккерей вздохнул и проговорил:

— Я хочу сказать то, что хочу сказать, Эндрю. Так вот, Филип появился на свет в последний период процветания семьи, который пришелся на первые послевоенные годы.

— Время спекулянтов и мошенников, — проворчал Дэлзиел. — Извини. Продолжай.

— Его брат Том должен был унаследовать ферму, а Филипа отправили учиться бизнесу в колледж. Решение это было вызвано скорее предрассудком, нежели трезвым расчетом. Наклонности у Филипа были сугубо технические, и что-то связанное с инженерным образованием подошло бы ему куда лучше. Но, я думаю, его отец надеялся, что, положив его на жертвенный алтарь коммерции, он наконец умилостивит Маммону, и для семейства Свайнов начнется эра благоденствия.

— Ох, и красиво говоришь, — сказал Дэлзиел, наполняя опять стаканы. — Ты поэтому столько берешь за услуги?

— Да, это помогает. Так на чем я остановился? Ах да. Филип учился хорошо, хоть звезд с неба и не хватал. Влияние и связи его семьи помогли ему найти работу в компании «Атлас Тайлер», которая, как ты, вероятно, помнишь, в семидесятые годы успешно производила замену старого электрооборудования новейшей электроникой. Проработав там пять лет, Филип все еще считался перспективным молодым специалистом, когда их поглотила американская фирма «Делгадо интернэшнл», заинтересованная в выходе на европейский рынок.

— Делгадо. Постой-ка, он называл свою тещу миссис Делгадо.

— Очень может быть, Эндрю, потому что ее зовут именно так, — любезно подтвердил Теккерей. — Да, он женился и вошел в семью, пусть даже как представитель младшей линии. Он и Гейл встретились, когда американцы послали группу своих новых работников в головной офис в Лос-Анджелесе на курсы переквалификации. Они влюбились друг в друга. Без сомнения, семья осмотрела его со всех сторон и пришла к выводу, что будет совсем неплохо прибавить семейные узы к финансовым, связывающим их с «Атлас Тайлер». Они дали свое согласие на брак. Когда молодые вернулись в Англию после медового месяца, Филип приступил к служебным обязанностям, уже значительно продвинувшись по служебной лестнице. А в это время на «Москоу-Фарм» умер его отец, братец же Том умудрился пустить семейное дело под откос. Надо было суметь прогореть на фермерстве, когда Общий рынок буквально платил фермерам за то, чтобы они не расширяли производства, но Том был худшим из Свайнов.

— Сомневаюсь, — пробормотал Дэлзиел.

— Ради Бога, Эндрю! Я тебе все это рассказываю, чтобы ты понял, какой достойный и добропорядочный гражданин мой клиент, — обрезал его Теккерей.

— Да? А я думал, ты мне все это так долго и нудно рассказываешь, чтобы бутылку прикончить. Кстати, не слишком-то хорошо можно подумать о семейном адвокате, который допускает, чтобы его клиенты — эти Свайны — попадали в разные серьезные передряги.

— Я не могу не принять твой упрек. Но Свайны нередко бывают очень скрытными в вопросах, касающихся денег, — нахмурился адвокат. — Сомневаюсь, что даже сам Филип был достаточно осведомлен о том, насколько плохо шли дела на ферме, хоть я и знаю, что он вкладывал в нее средства, помогая Тому по мере своих возможностей. Но в конце концов бедняга Том не выдержал, пошел в сарай и вышиб себе мозги. Поэтому ты, вероятно, понимаешь, каким убийственным ударом оказалась для моего клиента эта новая трагедия.

— Да, трудновато ему пришлось, — согласился Дэлзиел с притворной жалостью. — И таким образом Фил получил ферму, да?

— Да, но это наследство не были вожделенным, потому что сулило одни неприятности. Все, что возможно заложить, заложили, строения были в ужасном состоянии. Привести в порядок ферму на жалованье Филипа не представлялась реальным, но, по счастью, его жена получила немалое приданое, а ее представления о семейных корнях заставили ее делать щедрые долларовые вливания до тех пор, пока «Москоу-Фарм» не стала местом, пригодным для жизни женщины из Калифорнии. Думаю, это были самые счастливые годы их супружества. Она с неподдельной радостью занималась оформлением интерьера их дома, разумеется, при помощи кредитной карточки. А он с наслаждением окунулся в проектирование и в работы по переоборудованию и частичной перестройке помещений.

— А как насчет фермерства?

— В круг его технических интересов не входило то, что мычит или растет на грядке. Но за землю он держался. Глядя на то, как город наступает на эту деревню, это было весьма мудро с его стороны. Для нынешнего правительства создание зеленого пояса города стратегически важный маневр — он поможет им выжить. Как только вся восточная часть деревни отойдет к городу, встанет вопрос о том, чтобы просить владельца «Москоу-Фарм» продать его земли в западной части, и цена на них просто взлетит.

— Все правильно, — согласился Дэлзиел. — Так вот, мы имеем Филипа Свайна, у которого хорошая работа, родовое гнездо, полностью модернизированное, перспективные земли, которые обещают сильно подорожать в обозримом будущем. Каким же образом так случилось, что он закончил подрядчиком-строителем, у которого проблемы с наличными средствами?

Теккерей отпил глоточек виски и подумал, почему все-таки Дэлзиел так ужасно вульгарен. На столе толстяка зазвонил Телефон. Он поднял трубку, послушал и сказал:

— Ты уверен? Вот черт! Ну ладно, засунь его во вторую. Я сейчас спущусь.

— Плохие новости?

— Зависит от того, как посмотреть на это дело. Так что случилось, когда Делгадо решили свернуть дело в Британии?

— Припоминаешь?

— Ну! Пять сотен безработных. Еще два года назад все газеты об этом трубили, — кивнул Дэлзиел. — И вроде тогда еще прошлись хорошенько по поводу американцев-мошенников?

— Именно так. Делгадо действительно вели нечестную игру. Вплоть до самого объявления о закрытии все думали, что они собираются увеличить капиталовложения в свой британский филиал, а не перенести его в более дешевую Испанию. Ходили слухи о том, что компания собирается прибрать к рукам еще какую-то фирму в Мильтон-Кейнс. Конечно, доказать, что эти слухи распускались самими Делгадо, было невозможно. Но факт, что они сорвались с места и были таковы еще до того, как профсоюзы узнали, какой их постиг удар.

— Но Свайн избежал его?

— Да. Свайн получил компенсацию, как все совладельцы. Он разделял присущую всем Свайнам страсть — стать хозяином «Москоу-Фарм» и своей собственной жизни. Будучи приверженцем премьер-министра Тэтчер, он последовал ее призыву и решил открыть свое небольшое дело. Он выбрал строительство, во-первых, потому, что, приводя в порядок ферму, открыл в себе талант к строительному делу, а во-вторых, в этом выборе определенную роль сыграл Арнольд Стринджер.

— Это тот здоровенный рыжий парень, прораб Свайна?

— Партнер Свайна, — поправил Теккерей. — А также друг детства. Стринджеры жили в Куртуайте с тех же давних пор, что и Свайны. Они крестьянского сословия и, естественно, отличались от джентльменов-фермеров и посещали скорее часовню, нежели церковь, но такие различия никогда не довлели над молодежью. Местные предания гласят, что время от времени кукушка из гнезда Свайнов подкидывала свои яйца в гнездо Стринджеров. Как бы там ни было на самом деле, оба мальчика отлично ладили и вместе ходили в школу. Позднее, конечно, их пути разошлись. Стринджер уже в пятнадцать лет работал на «Москоу-Фарм», а женившись в восемнадцать, решил, что это занятие не имеет будущего, нашел работу на стройке и с течением времени открыл свое маленькое дельце. На том и остановился. О нем, конечно, не станут писать статей, как о примере успеха политики миссис Тэтчер. Он по сей день живет в одном из сохранившихся коттеджей «Москоу-Фарм». Вполне естественно, что, когда Филип занялся фермой, Стринджер постарался, чтобы реконструкция строений началась с его стороны. Так же естественно и то, что Филип, заводя собственное строительное дело, должен был прибегнуть к помощи фирмы своего школьного друга. Деловой опыт Стринджера и связи Свайна потенциально были вполне выигрышной комбинацией.

— Ты ее одобрил? — спросил Дэлзиел.

— Он мог вложить деньги и во что-нибудь похуже, — осторожно ответил Теккерей. — Он же — Свайн в конце концов, и я опасался, что он может бухнуть всю свою компенсацию в какую-нибудь уже отработанную золотую шахту.

— А с тех пор? — спросил Дэлзиел, наполняя стаканы.

— С тех пор — что?

— Эта выигрышная комбинация — нельзя сказать, чтобы принесла богатые плоды. Их фирма не стала опасным конкурентом даже для самой захудалой строительной конторы, так? Насколько я понимаю, наша автостоянка и гаражи самая большая работа, какую им когда-либо заказывали. И скажу тебе, мой парень, Паско, думает, что и в банке у них совсем немного денег. Хотя, возможно, все изменится теперь, когда его жену отослали в лучший мир.

— Эндрю, — резким тоном предостерег его адвокат.

— Просто мысли вслух, — пояснил Дэлзиел. — Еще одно поражает: так хорошо устроившись, будучи женатым на дочери этого семейства, он был, верно, безнадежным бездарем, если Делгадо уволили его как рядового служащего.

— Вот тут ты не прав, — возразил Теккерей. — Я случайно узнал, что Свайну был предложен пост исполнительного директора с отличным жалованьем в головном офисе в Лос-Анджелесе.

— Но он не мог оставить солнечный Куртуайт, да?

— Отчасти — да, — серьезно ответил адвокат. — Но есть и еще кое-что, что может помочь тебе понять характер этого человека. Поскольку Делгадо не доверяли Филипу, опасаясь его пристрастности к землякам, они не посвятили его в свои планы. Когда же стало известно о закрытии, он был в бешенстве.

— Правда? Ой, мне кажется, он отличный актер.

— Это не было игрой, поверь мне, — настаивал Теккерей. — Поинтересуйся в профсоюзах, которые занимались этим делом. Там не потерпят ни одного плохого слова, сказанного о Свайне.

— Ты пытаешься доказать мне, что Свайн оставил свою синекуру у Делгадо из чувства солидарности со своими втоптанными в грязь товарищами?

— Эндрю, я не пытаюсь тебе ничего доказать, — ответил Теккерей, до которого вдруг дошло, как легко он позволил заставить себя выложить всю подноготную своего клиента. — Я просто стараюсь занять время до того момента, когда исчезнут некие препятствия, мешающие мне встретиться с моим клиентом. Будь на твоем месте другой офицер, я мог бы уже заподозрить неладное. Но, если один член «Клуба джентльменов» не доверяет другому, к чему же тогда движется этот мир? Кстати, о «Джентльменах», как я понял, ты ведь еще не взял выделенные тебе билеты на бал, поэтому я захватил их для тебя. Вокруг них настоящий ажиотаж, так что, если тебе некого пригласить, мы их без труда распределим. Билет на два лица стоит двадцать пять фунтов, так что с тебя двести пятьдесят фунтов.

— Боже мой! — возмутился Дэлзиел. — Когда мы были помоложе, можно было пойти на танцульку, да еще и с гарантированным развлечением после, если не было дождя, всего за фунт и шесть центов! И она платила за себя сама!

— Это было так давно, во всяком случае, достаточно давно, чтобы нынешнее развлечение уж совсем бы тебе не понравилось. Рассматривай это как капиталовложение.

Дэлзиел подписал чек, не сводя с адвоката злобного взгляда. «Джентльмены» выступали спонсорами весеннего благотворительного бала, который организовывала мэрия. На этот раз средства перечислялись в фонд помощи приютам. Он швырнул чек через стол и сказал:

— Пойду посмотрю, что там так долго.

— Не торопись, — ответил Теккерей, потянувшись к бутылке «Айлей».

В комнату номер два для проведения допросов Дэлзиел вошел, чувствуя сильное раздражение. Все шло негладко. Во-первых, полицейский врач приехал поздно, и из-за этого пришлось занимать Теккерея, что обошлось Дэлзиелу в двести пятьдесят фунтов и море выпивки. Во-вторых, от Паско поступила информация, что на ферме все чисто. И в довершение всего, по телефону ему сказали, что ни физическое, ни психическое состояние Свайна не предполагает, по мнению врача, возможности употребления им наркотиков.

Строительный подрядчик выглядел усталым, но полностью владел собой. Дэлзиел, зная, что встреча Теккерея с его клиентом неминуема, сразу перешел к делу.

— Как долго ваша жена употребляла наркотики, мистер Свайн?

Свайн не попытался изобразить на своем лице ни потрясения, ни негодования. Он покачал головой и проговорил:

— Так вот в чем дело.

— Значит, вы знали о ее пристрастии, не так ли?

— Бог мой, она была моей женой. Как же я мог не знать? У нее были эти проблемы, но она избавилась от них.

— Патологоанатом придерживается другого мнения.

— Хотите сказать, она опять начала нюхать? Нет, я не знал.

— Нюхать? Нет, парень, не нюхать! У нее на венах дырок не сосчитать, — преувеличил Дэлзиел.

Реакция была неожиданной. Свайн недоверчиво уставился на Дэлзиела.

— Вы что?! Она кололась?! О Боже! Вот ублюдок! — воскликнул он и ударил кулаком левой руки по правой ладони так, что на ней остались следы от костяшек. Это уж точно не было фарсом. «Интересно, кому предназначался этот удар», — подумал Дэлзиел.

— Этот ублюдок кто? Вы имеете в виду Уотерсона? — вкрадчиво спросил детектив.

— Что? Нет. Конечно нет. На него это не похоже. Не может быть, чтобы это был он. — Ответ Свайна прозвучал не особенно убедительно.

— Не может быть, чтобы он поставлял наркотики?

— Да. Мне бы найти того ублюдка.

— Вот как? Поздновато для мести, не так ли? Хочу сказать, что она уже рассталась с этой дурной привычкой, в чем ей немножко помогли друзья.

Свайн посмотрел на него с нескрываемой ненавистью.

— Где мой адвокат? — требовательным тоном заявил он. — Почему мне до сих пор не предоставлена возможность повидаться с моим адвокатом?

— Потому что вчера ночью вы не хотели тревожить его сладкий сон, — парировал Дэлзиел. — Кто был лечащим врачом вашей жены? Может, он больше знает о ее проблемах, чем вы.

Свайн не поддался на эту провокацию.

— Доктор Герберт, он и мой врач тоже. Но она никогда к нему не ходила. Он бы мне сказал. Мои отношения с ним — всего лишь отношения пациента и врача, но мы давно друг друга знаем.

— Он многозначительно подмигнул бы вам, а? — проговорил Дэлзиел и подмигнул, гримасничая. — Но, когда она сломала ногу, она же обращалась к какому-то врачу.

— Извините. Не могу ничего сказать.

— Выходит, ваша жена ломает ногу, а вы не знаете, кто ее лечит? Господи, я удивляюсь, что она вам голову не отстрелила!

Свайн вдохнул побольше воздуха.

— Я не намерен это терпеть, Дэлзиел, — спокойно произнес он. — Я понимаю, что, если вам удастся вывести меня из себя, у вас действительно будет повод для обвинений. Так вот, я вам не доставлю такого удовольствия. Я хочу видеть своего адвоката. Сейчас же!

— Ваша жена мертва, мистер Свайн. Зачем мне искать какой-то еще повод для обвинения? Сейчас я позову мистера Теккерея. Думаю, он вам очень нужен.

У самой двери он задержался.

— Вы мне так и не сказали ничего про этого врача.

Свайн вздохнул.

— Она каталась на лыжах в Вермонте. Меня с ней не было. Но я уверен, что американцы с их страстью все фиксировать зарегистрировали данный факт. Если это важно.

— Важно? — повторил Дэлзиел. — Не понимаю, с чего вы это взяли.

Он пошел к себе в кабинет. Теккерей встал ему навстречу.

— Он весь твой, — объявил Дэлзиел. — Наверное, правда, немного расстроен. Мы с ним только что говорили о пристрастии его жены к наркотикам.

Если он ожидал, что адвокат придет в ужас от этого известия, то был жестоко разочарован.

Теккерей со вздохом проговорил:

— Эндрю, я знаю, что служебный долг для тебя превыше всего, но я надеюсь, ты не допустишь, чтобы это лишило тебя элементарного человеколюбия. Никто не ждет, что ты будешь гладить Свайна по головке, но ты оказал бы всем нам услугу, если бы в дальнейшем при расследовании не забывал о том, что мой клиент понес тяжелую и невосполнимую утрату.

Дэлзиел почесал себе бок, взял со стола бутылку и посмотрел на свет.

— Похоже, не он один понес утрату, — заметил он.

Глава 8

Хозяин полигона «Клуба владельцев оружия» Среднего Йоркшира выглядел настоящим плейбоем. Голову его украшали черные вьющиеся космы, под стать им столь же живописны были щетина на подбородке и заросли волос на груди, торчащих из расстегнутого ворота рубашки. Потертые джинсы плотно обтягивали его узкие бедра, не оставляя ни малейшего сомнения в том, что при нем нет и не может быть никакого тайного оружия. Он воображал, что говорит приятным баритоном, который, однако, нередко изменял ему, переходя в мало приятный фальцет. Звали его Митчел, но он сразу предложил называть себя просто Митч.

— Скажите, мистер Митчел, — начал Паско, — что, всех, кто занимается такой же работой, как вы, именуют «хозяин полигона»?

— Не знаю, — ответил тот. — А что, разве некрасиво звучит?

— Вы так полагаете? Может быть, вы расскажете нам, в чем заключаются ваши обязанности, и вообще о своей работе?

Опасения Паско, что перед ним какой-нибудь мнящий о себе невесть что дилетант, рассеялись, когда Митчел обрисовал ему структуру клуба и свое место в ней. Он, как оказалось, был и Управляющим делами, и тренером, и экспертом по всем вопросам, связанным с оружием. Митчел имел профессиональную подготовку, заключавшуюся в пяти годах службы в армии и годичном курсе общего менеджмента. Совладельцем наравне с ним был местный бизнесмен, увлекающийся стрельбой. К тому времени, как Митчел закончил свой рассказ, стало ясно, что процентов на восемьдесят его манера подавать себя собеседнику была рекламной уловкой и лишь на двадцать процентов соответствовала его индивидуальности.

Но все показное вмиг слетело с него, когда ему сказали о гибели Гейл Свайн.

— О, какой ужас! — воскликнул он, опускаясь на стул. — Она была такая аккуратная с оружием. Гейл умерла! Не могу поверить.

— Что поделаешь, — сказал Паскоу.

— Как это могло произойти? Несчастный случай?

— Может быть, и так, — осторожно ответил Паско. — Я пришел к вам поговорить о ее оружии. Она его здесь хранила, как я понимаю.

— Да, постоянно. Почти постоянно. Несколько раз она брала кое-что домой, но только для участия в соревнованиях. Но почему вас это интересует?.. Это что, был несчастный случай с оружием?

— Боюсь, что без него не обошлось. А какое у нее было оружие?

— «Беретта», стрелковый пистолет «хаммерли», кольт «питон», «харрингтон-и-ричардсон» бокового боя, — без запинки перечислил Митчел.

— Целый арсенал. А где все это хранится?

Вместо ответа Митчел повел их в другую комнату и показал металлическую дверь.

— Такие только в банках бывают, — с гордостью заявил он. — Будьте уверены, сюда никто никогда не заходит.

Он отпер дверь, за которой оказался ряд ячеек для хранения оружия.

— Рад это слышать, — отозвался Паско, который сам лично не мог понять, почему все-таки любители стрельбы не испытывают свою меткость и силу воображения при помощи пружинных пистолетов, стреляющих шариками для пинг-понга. — А как члены вашего клуба берут отсюда оружие?

— Они говорят, какое им нужно, и я выдаю его.

— Как часто миссис Свайн приходила в клуб?

— Она раньше приходила регулярно, но в последнее время ее что-то почти не было видно.

— А мистер Свайн?

— Он не был членом клуба, но иногда приходил вместе с женой. Он многих здесь знает. Свайны старинный здешний род.

— Это имеет какое-нибудь значение?

— Мы очень демократичны, но старейшие семейства в округе, издавна владеющие оружием, можно сказать, основатели клуба. И я полагаю, для Гейл имело большое значение то, что она из семьи Свайнов.

— У нее были здесь какие-нибудь близкие друзья?

— В клубе — нет. Она на самом деле не искала общества. Гейл любила посодействовать кому-нибудь, бывала на заседаниях комитета, но, может, из-за того, что не очень хорошо ориентировалась в здешней обстановке, не рисковала сойтись с кем-нибудь близко. Здесь не так-то легко быть богатой янки.

В его голосе не было и тени иронии.

— Но ее муж не считал своим долгом вступить в клуб?

— О нет. Он тоже из тех, кто живет сам по себе. Но в клубе были Свайны в свое время. Я имею в виду урожденных Свайнов. Его брат Том… но о нем вы наверняка знаете.

Паско кивнул с видом человека, который вообще все знает. Сеймур, как Паско с одобрением заметил, куда-то исчез. Душевная улыбка этого парня с копной непокорных рыжих волос, подобно отмычке, легко открывала чужие тайны, особенно женские. Если кому-то хотелось поделиться с кем-то своим секретом, Сеймур был незаменим.

— А какое оружие миссис Свайн осталось здесь? — спросил Паско.

— Никакого, — ответил Митчел. — Она его все забрала, когда была в клубе в последний раз.

— И вы ей отдали? И не удивились? Вы сказали, что она брала оружие домой только для участия в соревнованиях. Как часто это случалось?

— В последнее время такое давно не случалось. Она уже года два не принимала участия в соревнованиях. Но, очевидно, она хотела забрать оружие, потому что уезжала домой. Ее мать больна.

— Она, наверное, и раньше ездила в Штаты. Надолго. Например, в прошлом году, — сказал Паско, вспоминая показания Свайна. — У нее, кажется, отец умер?

— Да, она уезжала месяца на два.

— И брала с собой какое-нибудь оружие?

— Нет. Но, может быть, в этот раз она хотела пострелять у себя дома. На похоронах ведь вряд ли у нее была такая возможность? А еще она могла решить обновить свою коллекцию в Штатах. Там это так же просто, как у нас купить плитку шоколада. Но со своим оружием каждый заводит совершенно особые отношения. А этот «хаммерли» был как будто специально для нее сделан.

У Паско было ощущение, что от Митчела можно получить больше сведений, но окажется ли эта информация относящейся к делу, и если да, то будут ли это факты или пустые сплетни? В настоящий момент чересчур настойчивый допрос мог только породить новые сплетни.

— Еще вопрос. Как вы думаете, если бы миссис Свайн решила в целях возможной самообороны носить при себе оружие из того, что у нее имелось, какое бы она выбрала?

— «Беретту», вероятно. Или пистолет бокового боя, — не задумываясь ответил Митчел.

— Почему?

— Ну, «питон» она бы не взяла, разве только чтобы кого-то застрелить. Это большой тяжелый кольт, стреляет патронами «магнум-357», что представляет опасность даже для людей в соседней комнате, если вы промахнулись. «Хаммерли», с другой стороны, оружие слишком специального назначения. Им можно наделать дырок в мишени, но и только. В него вставляется только один патрон бокового боя, а спусковой крючок очень чувствительный, так что в кармане пистолет не поносишь. А почему вы спрашиваете?

— Из праздного любопытства, — улыбнулся Паско.

Он еще раз взглянул на ряд тускло блестевших в своих ячейках пистолетов.

— Нравится что-нибудь? — поинтересовался Митчел. — Наша дверь всегда открыта для блюстителей закона.

— Да нет, мне просто всегда было интересно, сколько надо винтовок, чтобы сделать один лемех для плуга, — ответил Паско и пошел искать Сеймура.

Он застал рыжеволосого констебля за конфиденциальной беседой с худой женщиной неопределенных лет. К этому времени улыбка уже сбежала с лица Сеймура, успев, однако, произвести неизгладимое впечатление на его собеседницу, чего он вовсе не жаждал. Так, во всяком случае, истолковал Паско выражение отчаяния на лице констебля, обращенном к нему при его появлении.

С трудом вырвавшись из цепких, как у нежно любящей матери, рук женщины, Сеймур вскочил, поспешно распрощался и последовал за шефом на стоянку.

— Бернадетте это не понравилось бы, — осуждающе проговорил Паско.

— Бернадетта не поверила бы, — ответил Сеймур. — Я сам не могу поверить.

— И что же она тебе поведала?

— Я начал с того, что здесь, к моему удивлению, пусто, а я ожидал увидеть толпу людей с оружием и услышать такой трах-тарарах, что хоть уши затыкай. А она ответила, что они по вторникам работают только вечером, но что, если я насчет траха, то мы это можем быстро организовать.

— Сеймур, твои слишком рискованные двусмысленности не доведут тебя до добра, ты когда-нибудь плохо кончишь, — заметил Паско. — И меня не интересуют всякие там прелюдии. Я тебя спрашиваю, сказала ли она что-нибудь интересное для нас?

— Ее зовут миссис Мартин, для друзей просто Бэбс. Она заведует кухней, — начал Сеймур. — Кухня соединена окошком с залом для гостей. Сомневаюсь, чтобы хоть одно слово, произнесенное в зале, не было ею услышано через это окошко.

Они сели в машину. Паско завел мотор и, когда они двинулись обратно в центр города, спросил:

— Ну и что дальше?

— Миссис Свайн прежде постоянно бывала в клубе, но года полтора назад она перестала участвовать и в командных соревнованиях, и во встречах членов клуба. А если и приходила, то только чтобы пострелять, и лишь в те часы, когда там никого не было.

— Черт, — рассердился на себя Паско, — Митчел говорил, что она перестала участвовать в соревнованиях, а я забыл спросить его почему.

— Если у нас есть Бэбс, Митчела можно и не спрашивать, — успокоил его констебль. — Похоже, что, когда Свайн начал свое строительное дело, он так волновался за его успех, что не брезговал тем, чтобы буквально выпрашивать заказы у своих знакомых. Не гнушался ничем, начиная от заливки бетоном бельведера и кончая использованием влияния знакомых, чтобы отбить у кого-нибудь мелкий контрактик. Из того, что Бэбс слышала, она поняла, что Гейл Свайн была этим очень обескуражена. Будучи до сих пор всесильной американкой из Калифорнии, осевшей в здешних краях, чтобы прибавить блеска старой добропорядочной йоркширской семье, она теперь оказалась женой простого строителя-подрядчика, который докучал своим друзьям бесконечными просьбами.

— Ну, а что его друзья?

— По словам Бэбс, друзья скорее даже восхищались наглостью Свайна. А что до его жены, то они были довольны, что спеси у нее поубавилось. Она стреляла лучше многих из них и не преминула не раз дать им это понять.

— Поэтому она решила лучше покончить счеты с жизнью, чем выкручиваться из своего положения? Так, так. Думаю, нам следует твоей подружке Бэбс предложить работу в следственном отделе.

С минуту они ехали в молчании.

— Сэр, — наконец заговорил Сеймур, — неужели что-нибудь из всего этого действительно имеет какое-то значение? Мы же более или менее знаем, что случилось и как.

— «Чуть-чуть прибавь, и станет слишком много, — проговорил Паско, — убавь чуть-чуть — как велико различье».

— Извините? — переспросил Сеймур, иногда предпочитая грубую прямолинейность Дэлзиела замысловатым виражам Паско. А раз уж у них в участке сидел кандидат, выдвинутый Дэлзиелом на пост обвиняемого, то этого было вполне достаточно честолюбивому молодому констеблю, который не видел перспективы служебного роста в попытках доказать, что шеф ошибается.

Но, когда они подъехали к участку, все оказалось совсем не так. Как раз в этот момент со стоянки выезжал серебристо-синий «БМВ». Обе машины остановились, уступая друг другу дорогу, и за рулем «БМВ» Паско узнал Идена Теккерея. Рядом с ним сидел Свайн.

Теккерей помахал им рукой в знак приветствия и благодарности за то, что ему уступили дорогу, и проехал мимо.

— Господи, — заерзал на сиденье Сеймур, — это ж Свайн! Уходит!

— При содействии одного из ведущих адвокатов города? — предположил Паско. — Или ты думаешь, что Свайн вылепил из хлебного мякиша пистолет, покрасил его гуталином и приставил Идену к боку? Так какой вариант ты, Деннис, выбираешь: мы мчимся на бешеной скорости вслед за преступником или мы врываемся в участок и освобождаем связанного Дэлзиела?

— Моя мама всегда говорила что-то саркастическое о сарказме, — пробормотал Сеймур.

— Моя тоже, — рассмеялся Паско. — Ну, тогда пошли отвязывать нашего босса, да?

Часть третья

Бог:

Могущественнейшее из моих творений,
Ты властью отражать мои деянья обличен,
Живи же подле и с моим благословеньем
Ты Люцифером — князем света — будешь наречен.
Мистерии. Сотворение (йоркский цикл)

19 февраля

Дорогой мистер Дэлзиел!

Итак, я снова передумала! В мире так много всего, что мне хотелось бы изменить, но, к сожалению, мне дано изменять только свои собственные решения. Я имею в виду, что изменила свое решение не писать Вам больше, а не убивать себя. Самоубийство — единственное событие в моей жизни, которое непременно должно произойти. Если бы я не ждала его с таким нетерпением, мне вообще нечего было бы ждать, и я закручинилась бы и умерла с тоски. (Шутка.)

Вы, должно быть, думаете, что на самом деле я слабовольная, оттого и меняю свои решения подобным образом. Дело в том, что все время что-то происходит, то одна неприятность, то другая, и я начинаю думать: «Зачем мне все это терпеть? Почему не сделать это сейчас?» Я уже очень близка к своей цели, поверьте. Но я хочу все заранее спланировать, потому что это не каприз, а обдуманный выбор.

А потом мне начинает страшно хотеться с кем-нибудь поговорить. Я чуть было не сделала этого несколько раз. Дружеское слово, сочувственная улыбка, и я готова была выложить все! Но в эти моменты я всегда слышала Ваш голос, Вы звали меня по имени, хотя не знаете моего имени. И тогда я понимала, что должна снова вернуться к Вам. Понимаете, любой другой человек захотел бы остановить меня, но Вас интересует лишь одно: не собираюсь ли я совершить преступление. Ну, конечно нет. Раньше это считалось бы преступлением, но теперь — нет. Поэтому Вам незачем тратить общественные деньги и пускать в ход Ваше знаменитое мастерство, чтобы отыскать меня. Так что относительно Вас я совершенно спокойна. Это все равно, что поверять сокровенные тайны своему исповеднику. Только отпущение грехов мне не требуется. Мне просто нужен слушатель, которого не потрясут мои признания. Насколько я знаю, ни один святой не присвоил себе сегодняшний день, поэтому я провозглашаю его Днем святого Дэлзиела, хотя, возможно, Вам придется совершить чудо, чтобы доказать, что Вы заслуживаете подобной чести.

Так кончается эта исповедь.

Глава 1

— Питер, ради Бога! — в ужасе воскликнула Элли Паско, когда они в третий раз проскочили на желтый свет светофора. — Ты что, хочешь разбиться?

— Мы опаздываем, — ответил Паско.

— Опаздываем заехать за Толстым Энди? А почему такая спешка? Я вообще не понимаю, зачем ты сказал ему, что мы за ним заедем?

— На это есть три причины. Первая в том, что мы обещали Чанг привести его к ней, а это единственный способ гарантировать исполнение нашего обещания.

— Почему это тебе хочется доставить удовольствие Чанг, если не она, а Энди твой приятель? — осведомилась Элли, как всегда используя замысловатые логические построения, которые часто сбивали Паско с толку.

— Ну, перестань! Ты же сама там была, когда она мне руки выкручивала! — с укором проговорил он.

— Я тогда еще не знала, что это обойдется нам в пятьдесят фунтов, — возразила Элли. — Этот жлоб, выудив из нас денежки, мог бы и на такси поехать!

Паско, который чувствовал себя Иудой, ведущим Дэлзиела на заклание, оказался легкой добычей для толстяка, который начал всем всучивать билеты на бал.

— Деньги как-никак пойдут на благое дело, — возразил он Элли.

— Эта благотворительность для показухи, — парировала она. — Если бы эти фашисты, которые занимаются только самовозвеличиванием, просто отдали бы деньги за билеты в Фонд помощи приютам да в придачу все, что они, возможно, уже потратили на наряды для бала, выпивку, такси, чтобы туда добраться и тому подобное, на каждого из нас пришлось бы по две койки, чтобы бесплатно помереть!

— Вторая причина, — продолжал Паско, — в том, что до сих пор тебе не доводилось проникнуть в логово этого чудовища. Теперь тебе представилась такая возможность!

Дэлзиел, если хотел отблагодарить друзей за гостеприимство, приглашал их в ресторан или пивную. Элли не могла отрицать, что не раз проявляла любопытство к тому, где и как он живет, потому что представить себе это было невозможно.

— Хорошо, две причины. А третья?

— Хватит и двух, если они достаточно веские, — уклончиво ответил Паско.

— Не умничай, Питер. Офицеру полиции это не к лицу. Так что за третья причина?

— Сейчас расскажу. Мы почти приехали.

Внезапно он изо всех сил дважды нажал на сигнал, отчего Элли так и подпрыгнула на сиденье.

— Это еще зачем? — возмущенно спросила она.

— Мне показалось, там кошка, — не очень вразумительно объяснил он и свернул налево и почти сразу еще раз налево.

— Мы заблудились?

— Нет. Приехали. — Он остановил машину и взглянул на часы.

— У нас уйма времени. Так это здесь? Я представляла себе что-то гораздо более готическое, — заметила Элли.

— Тебе надо больше смотреть старые киноленты. Когда какой-нибудь герой отправляется за границу, он берет с собой лишь горсть земли своей родной Трансильвации.

Дэлзиел распахнул перед ними дверь сразу же, только они позвонили. Он был в ослепительно белой рубашке, галстуке в красную и зеленую полоску и безукоризненного покроя костюме из темно-серой шерсти отличного качества. Паско на минуту испугался, что Дэлзиел уже готов немедленно отправиться с ними, но потом с облегчением заметил, что он без ботинок.

— Как жизнь, Элли? — сердечно приветствовал ее Дэлзиел. — Давно не виделись.

— Привет, Энди, — ответила она. — Отлично выглядишь.

— Ты про костюм? Мужчина в хорошем костюме может войти куда захочет, так, что ли, говорят? Заходите. Элли, сними пальто, будь как дома. Господи, да ты и сама неплохо смотришься. Погоди, я до тебя доберусь на балу у мэра. Мы там этой молодежи покажем, как надо танцевать!

Паско шумно высморкался, тщетно пытаясь скрыть смешок по поводу присоединения Элли и Дэлзиела к одной возрастной группе. Элли неодобрительно взглянула на мужа, а Дэлзиел сказал:

— Выпейте тут чего-нибудь пока. Я сейчас.

Комната, в которой хозяин их оставил, была небольшой и квадратной. В ней стояла мягкая мебель, обитая плюшем, старой модели телевизор с маленьким экраном, сервант, за стеклянными дверцами которого был виден чайный сервиз в стиле эпохи королевы Анны,[9] викторианский[10] комод, мраморный камин, отполированный так, что казался пластмассовым. На каминной полке стояли часы, два медных подсвечника, три медных обезьянки, щербатая пепельница с надписью «Подарок из Бридлингтона». Над камином висело круглое, потускневшее от времени зеркало, разлучая трех фарфоровых уточек, которые летели на фоне небесно-голубых в розовый цветочек обоев.

— Прямо как декорация к какой-нибудь пьесе пятидесятых годов, поставленной Би-би-си, — сказала Элли, слегка проведя пальцем по каминной полке. Пыли на пальце не осталось.

— Возможно, у него есть женщина, которая приходит убирать дом? — предположил Паско.

— Как у тебя? Где та выпивка, о которой он говорил?

Паско открыл бар. Он был заставлен бутылками и стаканами. Во всех бутылках было только виски, но разных сортов. Паско взял одну наугад и протянул Элли стакан. Потом снова посмотрел на часы.

— Питер, да угомонись ты. Это же не официальный прием. Какая разница, когда мы туда попадем, в пределах разумного, конечно.

— Парень в нетерпении? — спросил Дэлзиел, входя в комнату. — Он совершенно прав. Когда бесплатно наливают, надо быть в числе первых, чтобы не выпили последнее.

— Хорошо, конечно, если ты не за рулем, — заметил Паско. — Но раз уж я собираюсь продолжить, то надо и начать. Не добавите мне сюда капельку водички, сэр? — И он протянул свой стакан Дэлзиелу.

На лице толстяка появилось выражение, как у священника, которого причастник попросил посолить просвирку. Сокрушенно качая головой, Энди вышел из комнаты.

— Разбавляя спиртное водой, нельзя уменьшить процентное содержание спирта в крови, — начала читать лекцию Элли, но комната уже опустела, потому что Паско вышел вслед за хозяином.

— Пришел убедиться, что я испортил добро? — проворчал, нагнувшись над раковиной, Дэлзиел.

— Только чуть-чуть, — примирительно сказал Паско. — Так вы здесь были той ночью?

— Что? Ах да.

— И было темно, — добавил Паско и несколько раз включил и выключил свет.

— Точно.

— Вы так и не сказали, что же в тот момент делали. Вы что, часто просто стоите у окна в темноте?

— В моем собственном доме, черт возьми, я что хочу, то и делаю.

— Конечно, конечно. Ой, что это? — вскричал Паско.

В доме напротив на первом этаже в незанавешенном окне вспыхнул свет. У окна появился мужчина, держа что-то в правой руке.

— Черт побери! — воскликнул Дэлзиел. — Что там, мать его, происходит?

Паско открыл дверь кухни, и оба они выскочили наружу. В окне появился второй человек. Последовала недолгая борьба, и его оттолкнули.

— Давай за мной, — крикнул Дэлзиел, устремляясь через внутренний дворик к воротам. Вдалеке Паско услышал приглушенный выстрел и побежал за толстяком, то и дело с проклятиями натыкаясь на что-то, в то время как Дэлзиел, казалось, сметал все препятствия на своем пути.

Прочь за ворота, через дорогу, в сад дома на Хэмблтон-роуд, в заднюю незапертую дверь, через кухню, вверх по лестнице. Нога у Паско здорово болела, он изо всех сил старался не отставать от толстяка, но все же оказался немного позади него, когда они ворвались в спальню.

Человек в темно-синем блейзере со стартовым пистолетом в правой руке стоял у окна. Еще один в черной водолазке прижался к стене. А на кровати сидел, как всегда невозмутимый, сержант Уилд.

Дэлзиел повернулся кругом и посмотрел Паско в лицо.

— Что это значит, парень? — тихо спросил он. — Что это за игры?

Паско робко улыбнулся. За те пять дней, что Свайн был на свободе, расследование нисколько не продвинулось. Дэлзиел пребывал в твердой уверенности, что причастность Свайна к смерти жены значительно превосходит его моральную ответственность за ее гибель, признаваемую в показаниях. Не отрицая своей необоснованной интуитивной неприязни к Свайну, он утверждал, что исходит из увиденного собственными глазами. Тот факт, что показания Уотерсона в той части, в которой они отличались от показаний Свайна, еще в меньшей степени доказывали виновность последнего в смерти жены, не произвел на Дэлзиела никакого впечатления. Он говорил, что стоит ему минут десять потолковать с Уотерсоном, и тот в корне изменил бы свои показания. Но, возможно, к счастью, Уотерсон умудрился бесследно исчезнуть, а ежедневное созерцание Свайна, проверяющего, как идут работы по строительству гаражей, очевидно, являлось таким сильным раздражителем, что Паско начал опасаться, как бы его босс не выкинул чего-нибудь похлеще своих обычных выходок.

Поэтому ему показалась неплохой идея, воспроизведя сценарий преступления, попытаться заронить зерно сомнения в душу толстяка.

Однако теперь почему-то эта идея не выглядела такой уж хорошей.

— Просто небольшой следственный эксперимент, сэр, чтобы составить верное представление о последовательности событий, — бодро доложил он.

— Следственный эксперимент? Так надо было все в точности воспроизвести, не халтурить. Что-то я не вижу девки, сверкающей сиськами в лунном свете.

— Извините, сэр. С девками и сиськами у нас туговато. А в остальном как получилось?

Дэлзиел посмотрел на него в раздумье, погасившем гнев в его глазах. Потом он перевел взгляд на человека с пистолетом в руке, а затем — на человека у стены.

— Вы хотите, чтобы я вам сказал, что первым увидел с пистолетом констебля Кларка, не так ли? Но я думаю, это был не он. Я думаю, все было наоборот. Первым я увидел Биллингса, а потом он передал оружие Кларку. Так?

— Извините, сэр. Но это был действительно Кларк.

— А с ним вы видели меня, а не Биллингса, — добавил Уилд.

Дэлзиел посмотрел на сержанта, на котором была надета просторная темно-серая кожаная тужурка.

— И в руках у Кларка был не пистолет, а вот это.

Паско поднял с кровати трубку.

— Умно, — признал Дэлзиел. — Только ни Свайн, ни Уотерсон трубку не курили. И все равно я услышал выстрел уже после того, как увидел пистолет в руках у Свайна.

«Шаг вперед, два назад», — подумал Паско, а вслух спросил:

— Как сегодня?

— Ага, в той же последовательности.

— Да, сэр. Только они выстрелили из стартового пистолета до того, как Кларк появился в окне. А выстрел, который мы с вами услышали, произвёл Деннис Сеймур при помощи бумажного пакета в беседке в саду.

Последовало долгое гнетущее молчание.

— Ну хорошо, паразиты, — сквозь зубы процедил Дэлзиел. — Вы, значит, сумели доказать, что я так же ненадежен в своих показаниях, как любой другой свидетель. Ну доказали, а я все равно знаю то, что знаю. Твоя идея была, Питер? Я всегда считал тебя умным, только не думал, что ты такой недобрый. Нет необходимости выставлять человека дураком, когда его можно было просто спросить, о чем хотелось.

«О Господи!» — подумал Паско, готовый к взрыву ярости, но не к укору, высказанному с такой обидой.

— Простите меня, сэр, — пробормотал он, — я подумал, что элемент неожиданности…

— Да, сюрприз что надо, Питер. Я запомню, что ты у нас любитель сюрпризов. И скажу я тебе, ты еще кое-что не так сделал в своем следственном эксперименте.

Он повернулся лицом к Уилду.

— Эта девка на кровати даже с размозженной физиономией была в тысячу раз приятнее на вид, чем эта рожа!

Он вышел из комнаты, хлопнув дверью. Уилд посмотрел на Паско.

— По-моему, мы его сильно расстроили, — улыбнулся он.

— Я тоже так думаю, — согласился Паско. — И еще признаюсь тебе: что бы я еще раз так рисковал, ни за что!


К тому времени, когда они добрались до театра «Кембл», к Дэлзиелу вернулось хорошее настроение, благодаря Элли, сочувственно выслушавшей его рассказ об «идиотских штуках, которые выкидывает этот умник, за которым она замужем». Но перемирие было грубо нарушено, когда первым, кого они увидели в фойе театра, оказался Филип Свайн.

— Это еще что? У тебя, оказывается, в запасе еще есть сюрпризы, Питер! — заорал Дэлзиел, резко остановившись.

Паско, чувствуя себя достаточно виноватым за одно то, что заманил сюда Дэлзиела, попытался пролепетать что-то весьма неубедительное в свое оправдание, но Дэлзиел решительно отверг его попытки и, подойдя к Свайну, осведомился:

— Какого черта вы здесь делаете?

Свайн, который задержался в гардеробе, снимая свой элегантный плащ, ответил, сохраняя полное самообладание.

— Добрый вечер, детектив. Что я здесь делаю? Моя жена оказывала покровительство театру, и я чувствую, что в память о ней должен продолжить ее дело. Но меня удивляет, как вы сюда попали? Никогда бы не подумал, что вы завсегдатай подобных мест.

Он посмотрел на афишу уже сошедшего со сцены спектакля «Гедда Габлер», затем перевел взгляд на афишу спектакля для одной актрисы по пьесе Вирджинии Вулф, который должен был идти с завтрашнего дня, и снова посмотрел на Дэлзиела.

— О, я так же, как любой другой, люблю хорошую игру, — заявил Дэлзиел.

— Что происходит? — прошептала Элли на ухо Паско.

— Это тот самый Свайн, которого Дэлзиел так жаждет посадить.

— Ой, Питер, ты правда не подстроил им эту встречу? — спросила она с таким негодованием, что Паско, припоминая сговор своей жены с Чанг, жертвой которого он стал, просто задохнулся от ее наглости.

Свайн пошел вверх по лестнице в бар, где проводился банкет, а Паско с женой присоединились к Дэлзиелу, который сдавал пальто в гардероб. Он грозно посмотрел на Паско и спросил:

— Ну что, на сегодня все, парень? Или там еще Отчаянный Дэн ждет меня в баре, чтобы немедленно разжаловать?

— Ха-ха-ха, — глупо засмеялся Паско. Элли толкнула его локтем и повела Дэлзиела к лестнице, на самом верху которой Чанг встречала гостей.

— Элли, дорогая, как я рада, что ты смогла прийти. Питер, и ты здесь. А это кто с вами? Это он? Тот самый! Единственный! Неповторимый! Как прекрасен мир, если в нем рождаются подобные люди!

— Как поживаете, — приветствовал ее Дэлзиел. — Господи, да вы настоящая красотка!

— Я его уже люблю, — заявила Чанг: — Энди, можно на «ты»? Тебе еще не предложили ничего выпить. Здесь пойло для кого придется, так что пойдем лучше к стойке, не возражаешь?

— Зависит от того, чего мне это будет стоить, — неуклюже пошутил Далзиел.

— Только твоей души, — сказала Чанг. — А вот пить тебе придется «Хайленд-Парк». К сожалению, у них тут бокалы с подставку для вареных яиц. Тебя устроят стаканы по полпинты? Ничего?

— Постараюсь одолеть, — ответил Дэлзиел.

— Он как воск в ее руках, — заметила Элли, когда Дэлзиел послушно дал себя увести.

— Большие же у нее руки, больно много воска, — съязвил Паско. — Но, похоже, она неплохо осведомлена. Интересно, кто же был ее агентом?

— Всем известно, что он любит «Хайленд-Парк», — поспешила защитить себя Элли.

— Это ты на суде расскажешь! Однако, как мне кажется, не всем известно, что я тоже вовсе не отказался бы от глоточка «Хайленд-Парк».

— Раз уж начал с «Хайленд-Спринг», то не стоит мешать, — посоветовала Элли, — тем более что сегодня твоя очередь вести машину. А этот Свайн, похоже, всех тут знает.

Паско посмотрел в направлении ее взгляда. Свайн весьма непринужденно беседовал с несколькими приглашенными, среди которых Паско узнал президента Торговой палаты, председателя городского совета и их жен.

— Он из старинного здешнего рода, — изрек Паско, совсем как этот ужасный Митч.

— А ты тоже считаешь, что это он убил свою жену? — спросила Элли.

— У нас нет веских доказательств. Точнее, вообще никаких доказательств, кроме показаний Энди.

— Которые ты пытался сегодня опровергнуть? Я бы сказала, что у него вид человека, который вполне мог бы убить свою жену. Но он довольно привлекательный мужчина. Бедный, мне так его жалко.

— Мне кажется, было бы естественнее, если бы ты направила свою жалость на его жену, — вздохнул Паско.

— А-а, его жена. Кажется, я ее немного помню. Это она, наверное, приходила на парочку заседаний комитетов по искусству. Американка. Выскочка. Капиталистка. Истеричка. Она должна была плохо кончить.

«Сторонники антифашистской коалиции навсегда сохранили непреодолимую ненависть к коллаборационистам», — напомнил Паско самому себе.

— Все равно не понимаю, почему тебе его жалко, — сказал он.

— Ну, убил он ее или нет, сюда он пришел не потому, что захотелось, а потому, что ему надо отвертеться. Он, наверное, даже слышал, что Толстый Энди может сюда пожаловать. В любом случае, он здесь окунется во все эти жуткие сплетни, которые о нем сейчас ходят. И это не может быть ему приятно.

Весь ужас разговоров с Элли заключался в том, что в ее самых безрассудных утверждениях всегда присутствовала странная логика.

Следующие полчаса Паско переходил от одной группы знакомых к другой, но в конце концов у него разболелась нога, и он, чтобы дать ей отдых, совершил роковую ошибку, прислонившись к стене в углу. Через две минуты он оказался зажатым в своем углу двумя самыми скучными людьми из всех присутствовавших на банкете. Один из них был профессор Анстон, не признававший ничьего мнения, кроме собственного, знаток средних веков, который в спорах использовал как самый веский аргумент свой огромный живот, тесня им оппонента. Второй был каноник Хорнкасл, бледный очкарик, чья плоть так иссохла от святости, что он превратился в скелет, обтянутый кожей, что, однако, не мешало ему быть не менее напористым в дебатах с профессором. Паско, чувствовавший, что он мало что может добавить к их высказываниям по поводу общественного значения постановки мистерий, дважды пытался совершить побег, но оба раза был отброшен назад: сначала животом знатока средневековья, а потом — локтем священнослужителя. Участники спора приходили к единому мнению, только когда бросали взгляд на стойку бара, над которой все еще красовалась скульптурная композиция, представлявшая собой высеченный из гранита лоб Дэлзиела и отлитое из золота чело Чанг над бутылкой «Хайленд-Парк». Тогда на лицах обоих спорщиков отчетливо проступало одинаковое выражение смертельной обиды, правда, начертанное в одном случае огненными, а в другом — ледяными письменами.

— Я думал, Чанг выступит с речью, — сумел Паско вставить во время одной из таких многозначительных пауз.

— Смею сказать, так и будет, как только ее внимание перестанет быть так бесцеремонно и грубо узурпировано, — резко произнес каноник.

— А с кем она разговаривает? Кто это существо? — спросил профессор. — Я и не знал, что в театре «Кембл» ставятся спектакли с участием борцов сумо.

Пожалуй, для человека, который единственный в зале в этом отношении мог бы дать Дэлзиелу три очка форы, это было слишком сильно сказано.

— Это, — сообщил Паско, — начальник уголовно-следственного отдела полицейского управления, мой босс Эндрю Дэлзиел, которому будет приятно узнать, что объективность науки и бескорыстие церкви все еще живы на этом свете. Извините меня.

Пузо и локоть расступились, как некогда воды Красного моря, и Паско направился к Элли, поглощенной беседой с пожилой невзрачной женщиной в твидовом костюме и туфлях на приличествующем возрасту каблуке.

— Ну как, — приветствовала его Элли, — весело проводишь время?

— Я только что с трудом отделался от двух невообразимо занудливых людей, — пожаловался он, — а потому нуждаюсь в легком отдыхе.

— Да, мы заметили тебя, ты стоял там в углу, — сказала Элли как-то слишком весело. — Дороти, это мой муж, Питер. Питер, это Дороти Хорнкасл.

— Здравствуйте, — сказал Паско, не сразу поняв, в чем дело. Но Элли уточнила, так чтобы у него не осталось никаких сомнений:

— Жена каноника Хорнкасла, — и добавила: — Извините меня. Мне просто необходимо перекинуться парой слов с советником Вудом по поводу кофеварки для Центра безработных.

Она, может быть, хотела проявить такт и не быть свидетельницей неудобного положения, в которое попал ее муж, но Паско почувствовал себя брошенным на произвол судьбы.

— Я хотел сказать, что совершенно не знаю эпохи средневековья. Я даже не мог уследить за всеми тонкостями их сугубо научного спора, хотя, без сомнения, я…

Он запнулся, остановленный взглядом Дороти Хорнкасл. Это не был холодный взгляд злорадствующей при виде его замешательства женщины, это было полнейшее равнодушие к тому, что он третировал ее мужа.

— Вы, насколько я знаю, полицейский? — спросила она.

— Да. Из уголовно-следственного отдела.

— Работаете под началом мистера Дэлзиела?

— Совершенно верно. Вы с ним знакомы?

— Лично нет, но знакома с тем, что о нем говорят. Он что, старый друг мисс Чанг?

— Нет, но посмотреть на них, подумаешь, что да, правда? — улыбнулся Паско, взглянув туда, где этот tete-a-tete только что был нарушен неугомонной вездесущей прессой в лице Сэмми Раддлсдина из «Ивнинг пост».

— Говорят, что он человек с уникальной интуицией, — сказала Дороти Хорнкасл.

— Он-то? Ах, да-да, я тоже так думаю: Хотите, я вас познакомлю?

Она подумала и, улыбнувшись какой-то своей мысли, ответила:

— Ну, может быть, попозже.

Чанг, бросив Дэлзиела на Раддлсдина, пробиралась к ним сквозь толпу. Однако она не остановилась. На ходу обронив: «Привет, Дороти. Привет, Пит», — она подмигнула ему, едва заметно подняла большие пальцы, мол, все отлично, и подошла к ученым спорщикам о средних веках. Анстон, дрожа от восторга, склонился над ее ручкой, чтобы запечатлеть на ней липкий поцелуй. Даже замороженный каноник, который не сделал поползновений к подобного рода плотскому приветствию, заметно начал оттаивать под лучами солнечной энергии Чанг. Паско заметил, что миссис Хорнкасл пристально наблюдает за происходящим. Вряд ли она испытывала что-то даже отдаленно похожее на ревность.

— Чанг заставила их прекратить спор, я бы так не сумел, — сказал он.

— Он думает, что он Бог, — проговорила она.

— Что?

— Мой муж думает, что он Бог.

Паско посмотрел на каноника под предложенным углом зрения. Он готов был признать, что, хотя при их кратком знакомстве каноник произвел на него впечатление чистоплюя, пустомели и зануды, никогда не счел бы его параноиком.

— А ваш муж как-нибудь внешне проявляет эту свою убежденность? — спросил Паско. — Ну, например, творит чудеса? Может быть, по воздуху передвигается? Или еще что-нибудь в этом роде?

— Что? — Улыбка сразу сделала ее на десять лет моложе. — Ах нет. Я не имею в виду, что он не в себе, мистер Паско. Просто он думает, что мисс Чанг пригласит его на роль Господа в мистериях.

— Слава Богу! — облегченно вздохнул Паско, улыбнувшись в ответ. — Хотя боюсь, что если не в себе, то вне себя он все-таки будет.

Это вырвалось у него случайно, даже не под воздействием выпитого, но его собеседница тут же поймала его на слове.

— Почему вы так говорите? У нее есть кто-то на эту роль?

— Не знаю, — попытался уйти от ответа Паско, — ходят слухи, что она кого-то присмотрела.

— Кого?

Паско, конечно же, не проронил ни слова, более того, он готов был поклясться, что лицо его оставалось непроницаемым, но эта невероятно догадливая дама непостижимым образом прочла его тайные мысли.

— Мистера Дэлзиела? Мистера Дэлзиела, вы хотите сказать, е так ли? Конечно! Он просто превосходно подходит на роль!

И тут она рассмеялась таким радостным смехом, что ее супруг гневно повернулся к ней, как будто она, напившись, загорланила песню.

Чанг воспользовалась моментом, чтобы улизнуть от пары, в которой соединилось духовное со светским, и направилась обратно в бар, где услужливые руки помогли ей взобраться на стойку, хотя она вовсе не нуждалась в подобной помощи.

Ей даже не нужно было призывать к тишине. Совершенные пропорции ее великолепного тела приковывали к себе взгляды не меньше, чем статуя Давида великого Микеланджело.

— Моя речь будет краткой, — начала она. Здесь собрались люди дела, а не болтуны. Благодаря вашим усилиям устранены все препятствия, стоявшие на нашем пути, и теперь, когда этот сложный механизм наконец заработал, я могу пообещать вам, что через три месяца город увидит величайшее театральное событие последних четырех столетий!

Все с воодушевлением зааплодировали. Паско понимал, что большинство из присутствующих сделало для постановки еще меньше, нежели он сам, но Чанг умела дать всем почувствовать себя нужными.

— Основной состав исполнителей определен, — продолжала она, — но я не буду его пока обнародовать. Это не профессиональные актеры, а обычные люди, которым предстоит заниматься их прежними повседневными делами. Я хочу поработать с каждым из них в отдельности и только после этого представлю их прессе. Помимо ролей, полагаю, им потребуется усвоить определенные приемы вживания в образ!

Мы изменили одну вещь. Это место проведения постановки. Городской совет любезно предложил нам парк, но мне не хотелось занимать самый большой и всеми любимый зеленый уголок в городе, тем более в праздничную неделю. А потом мне сделали предложение, от которого я не могла отказаться, потому что это было просто гениально придумано. Автор этой идеи не похвалит меня за то, что я открою присутствующим его имя, потому что род его занятий предусматривает сохранение добрых дел в тайне. Но, поскольку теперь он связан с шоу-бизнесом, он поймет, что скрывать свои добрые поступки есть самый непростительный грех. Так воздадим должное тому, кто не только понял, что лучшим местом для постановки с точки зрения драматургической, исторической и вообще всей атмосферы являются руины аббатства Святого Бега, что за городским собором, но и получил разрешение на использование этого места. Каноник Юстис Хорнкасл!

У каноника был поистине несчастный вид, когда все вокруг ему зааплодировали. Паско заметил, что его жена не присоединилась к всеобщему порыву, что, однако, осталось незамеченным из-за неожиданного шума в дверях. Через несколько секунд стало ясно, что это вовсе не овации. В зал вошли мужчина и две женщины. Лицо одной из женщин полностью заслонял плакат, на котором было написано: «Не произноси имя Господа твоего всуе». Двое других вошедших более или менее в унисон скандировали: «Антихристы. Не смейте устраивать шабаш!» При этом в их поведении странным образом проявлялся как религиозный фанатизм, так и присущее англичанам чувство неловкости перед необходимостью устраивать скандал.

Постепенно аплодисменты стихли, и теперь слышались только выкрики вновь пришедших. Женщина, немолодая, с встревоженным поблекшим лицом скоро смолкла под озадаченными взглядами разношерстной публики, но мужчина, охрипнув, упрямо продолжал нести свой крест. Он был одет в черный костюм и белую рубашку с черным галстуком и показался Паско знакомым. Потом до него дошло — это же Арни Стринджер, партнер Свайна, которого он раньше видел совсем в иной одежде — рабочем комбинезоне и матерчатой кепке.

— Как вы думаете, не следует ли вам вмешаться? — спросила миссис Хорнкасл.

— Решение принимает находящийся на месте событий старший по званию, — ответил Паско параграфом из устава.

И конечно, тут же увидел Дэлзиела, который со стаканом в руке отодвинулся от стойки. Никто так и не узнал, собирался ли он проявить величайший такт или свернуть кому-нибудь шею, потому что Чанг нагнулась, оперлась о его плечо и легко спрыгнула на пол.

Она подошла к непрошеным гостям и стояла, улыбаясь им до тех пор, пока даже Стринджер не замолчал.

— Здравствуйте, — сказала она, — я Эйлин Чанг. Этот прием устроила я. Добро пожаловать.

Секунду непрошеные гости смотрели на нее в полном замешательстве, потом женщина нервно выдавила из себя:

«Помни день субботний, чтобы святить Его». Исход, глава двадцатая, стих восьмой.

— Надеюсь, здесь не происходит ничего святотатственного, — заметила Чанг и процитировала: — «И сказал им: суббота для человека, а не человек для субботы». Евангелие от Марка, глава вторая, стих двадцать седьмой.

Женщина едва не упала без чувств, сраженная этим контрударом, но внезапно вмешался Арни Стринджер.

— Святотатство не то, что происходит здесь, а те пьесы.

— Вы не любите драму? — спросила Чанг.

— Я не возражаю против хорошего спектакля, если он играется там, где ему положено — в театре, но не на улице, не на святом месте, — заявил он. — Тем более, если там будет эта папистская[11] процессия и люди, выдающие себя за Бога Отца и за Иисуса. Я считаю это оскорбительным. И таких, как я, много.

— Мы постарались сделать наиболее полный опрос общественного мнения, — сказала Чанг.

— Ах так? Вы, конечно, спросили его, — Стринджер ткнул в пальцем в каноника, — его, чьи боссы хотят выслужиться перед Римом. И его, — указующий перст переместился на президента Торговой палаты, — который продаст отца родного, была б цена предложена. И его, главу группы развития местных общин, который считает, что благотворительность начинается в Индийском океане, а всеобщее равенство — это когда ты имеешь право быть негром. И его, руководителя местных профсоюзов, который так долго был рабочим, что неудивительно, почему он отлично чувствует себя на таких сборищах. И его, Дэлзиела, который столько пьет, что, может быть, и вправду верит, будто живет в средние века. Вы их-то спросили, конечно. Знали наперед, что они вам ответят. А меня не спросили. И других, подобных мне, тоже.

Все это было произнесено достаточно страстно и не без чувства собственного достоинства. Паско заметил, что монолог Стринджера произвел на Чанг как на режиссера большое впечатление. «Бедняга, — подумал Паско, — кончится тем, что его заделают Святым Петром, если он не поостережется».

— Извините меня, — сказала Чанг, — давайте постараемся это исправить. Не сейчас, конечно, сейчас я должна быть со своими гостями. Почему бы вам не остаться и не присоединиться к нам? Здесь много безалкогольных напитков. Я и сама их больше люблю. Нет? Ну, не буду настаивать. Как-нибудь в другой раз. Ах, как мне нравится ваша хоругвь. Кто же писал на ней текст?

Женщина с плакатом опустила его и, к изумлению Паско, оказалась не кем иным, как Ширли Эпплярд. Ему и в голову не могло прийти, что она разделяет религиозные взгляды своего отца.

— Я, — ответила она.

Обе женщины с нескрываемым любопытством оглядели друг друга.

— Очень хорошо написано, броско, — проговорила Чанг. — Такая сила чувствуется, такая прямота.

— Она всегда хорошо рисовала, — заявила пожилая женщина с гордостью, с какой родители всегда говорят о детях.

— Мы сюда не о рисовании пришли болтать, — взорвался Стринджер.

— Конечно нет, — охотно согласилась Чанг. — Послушайте, мне правда хотелось бы побеседовать с вами, честное слово. Я здесь буду завтра в обеденное время, почему бы и вам не прийти? Я уверена, все разногласия между нами могут быть легко улажены путем свободного обмена мнениями.

Говоря так, она постепенно увлекала их за собой к лестнице. Они прошли довольно близко от Свайна, который поднял свой стакан с улыбкой, в которой довольно легко читалась ирония по отношению к Стринджеру. Потом эта небольшая группа скрылась из виду, и по залу, в котором до того царила тишина, прокатилась волна оживленного обсуждения происшествия.

— Она великолепна, — сказал Паско, и, поскольку миссис Хорнкасл сразу не среагировала на его слова, спросил: — Вы со мной разве не согласны?

— Простите, — ответила она. — Я просто почувствовала приступ черной зависти. Конечно, я согласна с вами: она великолепна. И как прекрасно, должно быть, чувствовать себя такой совершенной и быть в ладу с самой собой!

Чанг вернулась и, не став выслушивать поздравлений, сразу продолжила свою речь, не поднимаясь на этот раз на пьедестал в виде стойки. Она так тепло благодарила каждого в отдельности, что к тому времени, когда речь была окончена, все уже забыли о неприятном инциденте.

Через полчаса прием стал близиться к завершению. Свайн ушел немедленно после того, как Чанг произнесла речь. Паско, следивший за ним профессиональным взглядом, заметил, что, когда Свайн не был вовлечен кем-нибудь из гостей в беседу, притом что и в этом случае он больше слушал, чем говорил, он выглядел усталым и несчастным. Да и как еще мог он выглядеть при подобных обстоятельствах, независимо от того, какова была их причина.

К Паско подошла Элли.

— Всевышний просил передать, что ему не понадобится сегодня его огненная колесница. Похоже, у него свидание с бутылкой «Хайленд-Парк».

— Ну, ну. Первый раунд окончился победой Чанг. Думаешь, она его одолеет сегодня ночью?

Элли всю передернуло.

— Сомневаюсь, что она зайдет так далеко.

— Не знаю, не знаю. Она, однако, позволила этому жирному Анстону обслюнявить ей руку по самый локоть.

— Питер!

— Вот опять ты все понимаешь в меру своей испорченности. Я все-таки думаю, что она выступает не в своей весовой категории. Его ей будет одолеть труднее, чем целую роту саперов.

Элли улыбнулась.

— Я ведь ей тоже помогаю.

— В качестве кого? Двойного агента?

Колкость получилась грубее, чем он хотел, но Элли не обратила на нее внимания.

— Нет, я что-то вроде пресс-секретаря, вот в качестве кого.

— Потрясающе! — с восхищением воскликнул Паско, желая загладить свою издевку. — Для нее это будет выгодное приобретение.

— Да уж, если учесть, что она мне ничего не платит.

— Двадцать тысяч в год платить такому работнику и то было бы мало, — заявил Паско, и Элли заулыбалась от удовольствия.

— Пошли домой, — предложила она.

— Хорошая идея. Только с пустыми руками я не уйду. Это вход на склад реквизита? Так вот, я доставил сюда Дэлзиела и не уйду без вознаграждения. Я позволил Гелле Габлер размазывать мозги по моему кофейному столику, но чертовой Вирджинии Вулф я не позволю этого делать!

— Боюсь, окажется, что она утопилась, — рассмеялась Элли.

— Тогда я благодарен Господу, что у нас нет пруда с золотыми рыбками. Но давай все же заберем столик, пока Чанг не переделала его в деревянные мостки!

Они вышли под руку. Дэлзиел и Чанг смотрели им вслед.

— Милая пара, — сказала Чанг.

— Надо выпить за это, — откликнулся Дэлзиел.

— Как ты думаешь, у них все будет хорошо?

— Если произойдет чудо — да, — ответил Дэлзиел.

— Почему ты так говоришь? — спросила она почти зло.

— Потому что Питер может добиться настоящего успеха и высокой должности. Но она не хочет этого, потому что возлагает ответственность за все проколы полиции на подлецов, которые в ней заправляют. Значит, если он примкнет к этим мерзавцам, Она от него уйдет. А если он не дойдет до самого верха, он будет знать, кого в этом винить.

— Но это страшно цинично! — возмутилась Чанг.

— Просто реалистичный взгляд на жизнь. И потом, я же сказал, все будет хорошо, если произойдет чудо. А как может такая красотка, как ты, затевать все эти мистерии, если она не верит в бога Чуда?

— Забавно слышать это именно от тебя, Энди, — заметила Эйлин Чанг.

Глава 2

В пятницу, на следующий день после приема у Чанг в театре, Паско отправился в полицейскую лабораторию за письмами, которые получал Дэлзиел. Когда пришло, как предрекал толстяк, очередное послание, Паско понял, что пора действовать. Оригиналы были отправлены на экспертизу в лабораторию, а копии — доктору Поттлу в Центральную психиатрическую клинику.

Заведующего лабораторией судебной экспертизы звали Джентри. Маленький, с пергаментным лицом, он был похож на находку археолога в Долине фараонов, и поэтому с остроумием, присущим полицейской братии, был метко прозван Доктор Смерть. Джентри не любил тратить лишних слов, и, хотя его отчет был краток, Паско не сомневался, что в нем ничего не упущено. Вот он:

«Все письма напечатаны на портативной машинке Типпа, произведенной в Голландии компанией Адлера. Заглавная „П“ слегка сошла с линии. Печатал человек, обученный машинописи, во всяком случае, он печатал не двумя пальцами. Использовалась бумага формата А5 бледно-голубого цвета обычного сорта, которую можно купить в любом магазине канцелярских принадлежностей. Все отпечатки пальцев аккуратно стерты резинкой. Марки смачивались водой, а не слюной, использованы самозаклеивающиеся конверты. Письма отправлялись из города, но в разное время суток».

Затем Паско наведался в Центральную клинику. Он постучал в дверь с табличкой «Доктор Поттл» и услышал раздраженное: «Войдите!» — произнесенное тоном, каким хозяин отдает команду непослушной собаке.

Паско вошел. Маленький человек с усами, как у Эйнштейна, неприветливо глядел на него из-за стола. Голова его была окутана клубами дыма.

— А, это вы! — недовольно протянул он. — Вы что, всегда так пунктуальны?

— Это зависит от того, что вы можете обо мне заключить, исходя из этого, — ответил Паско, который привык к подобной манере поведения Поттла и мирился с ней, ценя его за проницательность, которую тот проявлял, когда привлекался полицией в качестве консультанта.

Поттл затянулся сигаретой и, выдыхая дым, проговорил:

— Я могу заключить, что вам просто нечего делать, иначе вы бы опаздывали ко мне без зазрения совести. Ну, посмотрим. Ваши письма где-то здесь. Если, конечно, их не украли. У меня в кабинете бывают очень странные люди, и я не имею в виду пациентов. А, нет, вот они.

Он откопал фотокопии, которые Паско принес ему, стряхнул с них пепел и начал читать, как будто видел в первый раз. Но Паско не попался на эту уловку. Поттл всегда намеренно создавал видимость полного беспорядка, рождая у присутствующих чувство, что все вокруг него находится в таком постоянном коловращении, что в этот водоворот можно скинуть все, что заблагорассудится. «Психиатр должен быть Богом или дьяволом, предводителем воинства небесного или царем хаоса. А Богу ни к чему принимать сорок идиотов в день, поэтому таким образом я сокращаю их приток сюда», — сознался он как-то раз. Но и это признание оказалось профессиональной хитростью, потому что уже через пятнадцать минут Паско поймал себя на том, что рассказывает Поттлу о своем двойственном отношении к полиции.

— Мне ясна ваша проблема, — приступил к делу Поттл. — Вам что нужно: подробная аргументация или краткие заключения? Или я буду задавать вам вопросы?

— Я горю нетерпением изучить подробную аргументацию в вашем письменном отчете, — сказал Паско. — Но, чтобы продолжить с…

— Хорошо. — Поттл прикурил сигарету от только что выкуренной и раздавил окурок в огромной, но уже переполненной пепельнице. Его пышные усы пожелтели от никотина. Паско надеялся, что на усах не было остатков супа.

— Начнем с пола, — сказал психиатр. — Четыре шанса из шести, что это женщина, поэтому я буду говорить «она», хоть и без предвзятости. Как Смуглая Дама из сонетов Шекспира, наша тоже может оказаться парнем, хоть я в этом сомневаюсь. Возраст также точно определить нельзя. Где-то от пятнадцати до пятидесяти. Нормально пока, мистер Паско?

— Э-э, да, спасибо, сэр, — неуверенно проговорил Паско.

— Почему это вы говорите: «Да, спасибо», а выглядите, как будто хотите сказать: «Да, но?» Готов побиться об заклад, что вы сразу решили, что писала женщина средних лет, я прав?

Паско криво усмехнулся и кивнул.

— Создание стереотипов может помочь в поимке обычных преступников, — продолжал Поттл, — но здесь оно совершенно бесполезно. Допустим, что наша Смуглая Дама — женщина. Я лично не усматриваю никаких признаков климактерического синдрома, а также никаких свидетельств того, что автор писем считает себя старой. Нижний предел предполагаемого возраста, скорее всего, период ранней зрелости. Я могу продолжать?

— Да, пожалуйста, — ответил Паско, стараясь неподвижностью лица уподобиться Уилду.

— Хорошо. Наша Смуглая Дама образованна и грамотна, это очевидно. Но не спешите заключить из этого, что у нее есть высшее образование и она принадлежит к среднему классу. Это вполне возможно, но ничто в ее письмах этого не подтверждает. Также ее очевидное знакомство с жизнеописаниями святых вовсе не означает религиозности, хотя я предполагаю католическое или англиканское воспитание. А может быть, и реакцию на нонконформистское воспитание. Я ничего больше не могу прибавить к тому, что касается так называемого внешнего профиля. Ничего не могу сказать о профессии, семейном положении, политических взглядах, любимом сорте мыла и тому подобном. Боюсь, я вам мало помог в идентификации писавшей.

— Да, все очень растяжимо, — согласился Паско. — Но что вы могли бы сказать о внутреннем облике?..

— Вы много раз сталкивались с самоубийствами, мистер Паско? — спросил Поттл.

— Когда я только пришел в полицию, мне пару раз перепадали такие тяжелые случаи. Один раз парень бросился под поезд… И многие автомобильные катастрофы кажутся мне необъяснимыми, если не предположить в них определенной доли преднамеренности… С начала работы в уголовно-следственном отделе я могу припомнить уже два случая самоубийств, которыми мне пришлось заниматься.

— То есть у вас больше практического опыта в этой области, чем у других. А как у вас с теорией? Вы психологию в университете изучали?

— Я слегка знаком с работами Дюркхейма, но больше в свете методологии, нежели с его концепцией.

— Дюркхейм, — отмахнулся Поттл, — я думал, что нынче даже профессиональные социологи чтят его теории не иначе, как определенный этап в развитии науки…

— Но я читал и работы более современных ученых, — поспешил добавить в свою защиту Паско.

— Это уже когда стали работать в полиции? — спросил Поттл. — Нет? Слишком заняты разными тяжелыми случаями, чтобы интересоваться теориями, как я погляжу.

— Я потому и пришел сюда, чтобы не было еще одного, — рассердился Паско. И тут же разозлился на самого себя за то, что позволил Поттлу залезть себе в душу.

— Значит, вы хотите, чтобы я вам сказал, серьезно ли наша с вами вероятная «она» собирается покончить с собой? И если я сказал бы вам, что серьезно, что тогда? Как она сама пишет, самоубийство — не преступление. Вряд ли это проблема касается полиции.

Паско отлично знал, как Дэлзиел отнесся бы к тому, сколько времени и сил потрачено на эти письма. Но, с другой стороны, именно Дэлзиел обратил к ним его внимание. И именно Дэлзиел был уверен, что придет третье письмо.

— Будет преступлением, если мы ничего не предпримем, — сказал он.

Поттл вдруг усмехнулся.

— Да, вы абсолютно правы. Поэтому давайте продолжим. Я понял из писем, что она настроена весьма серьезно. Это вполне обычно для человека, вознамерившегося убить себя, довольно непрозрачно намекать на свои намерения. Частично это всего лишь непроизвольный всплеск сильнейших эмоций, вызванный приближением финального действия. А частично это предупреждение, призыв к вмешательству извне. И еще это бывает игрой в самоутешение либо даже попыткой перекинуть с себя ответственность за содеянное. Из ее собственного признания, наша Смуглая Дама достаточно хорошо понимает многое из того, что я сказал, а потому она выбрала одного человека, которому и поверяет свои намерения.

— Но почему она выбрала для этой цели именно мистера Дэлзиела?

— На это есть несколько причин. Некоторые из них она называет. Ваш обожаемый начальник имеет репутацию человека жесткого. Она не хочет ранить кого-то в самое сердце и вообще причинить кому-либо боль. А главное, она стремится сохранить контроль над той ситуацией, в которой очутилась, и полагает, что для этого и пишет Дэлзиелу.

— Вы говорите «полагает», — нахмурился Паско. — Вы хотите сказать, на самом деле это не так?

— Тонко подмечено! — похвалил Поттл. — Посмотрите на нашу проблему с такой стороны: даже когда человек действует наобум, его поступок обычно имеет некую неосознанную причину. В данном же случае причина писать мистеру Дэлзиелу действительно очевидна. Он сыщик, более того, шеф сыщиков. Его дело вести розыск, выслеживать скрывающихся, срывать маски с тех, кто, укрывшись, пытается остаться неузнанным. Посмотрите, как часто она упоминает о его прямых служебных обязанностях, о его компетентности. Она призывает найти ее и одновременно предлагает ему поиграть в ее игру, может быть, даже стать ее партнером в этой партии. Понимаете, призывая на помощь случай, она уходит от принятия личного решения.

Он замолчал.

— Так что же нам делать с этим ее призывом? — спросил Паско.

— А это, боюсь, уж ваше дело. Извините, я не хотел быть бестактным. Я только хотел сказать, что, хотя я, надеюсь, был вам небесполезен, все остальные ключи к разгадке, содержащиеся в письмах, вы, благодаря вашему опыту, найдете сами, основываясь на том, что эти письма были адресованы Дэлзиелу.

— Ну, спасибо за то, что сказали мне, чтоб я занимался своим делом, — улыбнулся Паско.

— Да, и надеюсь, вы позволите мне вернуться к моему, если это все.

— Ну раз вы сами об этом заговорили, — сказал Паско, — и раз мы беседуем о самоубийствах…

Насколько мог кратко, он изложил дело Гейл Свайн. Поттл слушал не перебивая и успел выкурить за это время подряд две сигареты.

— Ну что ж, — проговорил он, когда Паско закончил, — давайте начнем с самого главного. Вопрос: могла бы Гейл Свайн решить покончить с собой таким образом и в такой ситуации? Ответ: почему бы и нет? Конечно, в этом случае она должна была бы некоторое время обдумывать свое намерение. Вы говорите, у нее не было близких друзей, которым она могла бы все поведать. Но и богатым калифорнийцам случается обращаться к бедным психиатрам, когда у них неприятности, не так ли? Как говорится, ищите того, кто промоет вам мозги. Она исчезла на несколько дней, а потом только появилась на Хэмбл-он-роуд, вы говорите. Может быть, она эти несколько дней провела лежа на кушетке в кабинете какого-нибудь психиатра, а потом решила, что от лежания на кушетке можно получить и удовольствие. Но она любила всегда иметь при себе средство, с помощью которого можно покончить счеты с жизнью. Для одних это пузырек со снотворным. Для нее — любительницы огнестрельного оружия — естественно, пистолет. Но почему именно кольт, а не какой-нибудь поменьше и полегче? Я бы удивился, если бы при подобных обстоятельствах она бы не выбрала самый большой, тяжелый и самого разрушительного действия. Для самозащиты предпочитают оружие, которым можно воспользоваться легко и быстро. А совершая самоубийство, хотят быть уверенным в результатах. В данной конкретной ситуации, полагая, что корень зла кроется в мужчинах, с которыми ее свела судьба, внезапное появление обоих в качестве зрителей и их единодушие оказались искушением, перед которым она не могла устоять. Впрочем, возможно, она сама и пригласила этих зрителей. Вы сказали, что ее муж появился в результате анонимных телефонных звонков какой-то женщины? Некоторые люди весьма успешно меняют голос, особенно легко это сделать при помощи специальных приспособлений компании «Бритиш телеком».

Паско, который во время его речи делал письменные пометки, улыбнулся и спросил:

— А что насчет наркотиков?

— Они, похоже, одновременно и причина и следствие. Наркотики могли только драматизировать сценарий самоубийства. Но как я понял из ваших слов, проблема в том, что главный охотник за ведьмами Дэлзиел видит все несколько иначе, чем вы. Я мог бы дать вам краткое описание человека, страдающего паранойей, но не хочу оскорблять ваше верноподданническое чувство по отношению к нему. Поэтому давайте зададим себе вопрос: «А может быть, он прав?» В таком случае Свайн и Уотерсон являются сообщниками либо один из них держит другого в кулаке так, что тот вынужден повиноваться. Вы меня спросите, почему сбежал Уотерсон. Мне в голову приходит такое великое множество причин — от потери памяти до банкротства, что строить догадки, не имея дополнительной информации, просто бессмысленно. Гораздо интереснее, зачем Свайну избирать такой способ убийства жены. В случае заговора ревность не может быть мотивом преступления. И кроме того, в подобном случае он знал бы заранее, что она не едет сразу в Америку. Но все это слишком сложно. Если бы он хотел избавиться от жены, чтобы унаследовать ее деньги, то на это есть огромное количество бытовых несчастных случаев, которые легко спровоцировать. Зачем рисковать, привлекая третьего? Нет, все факты, а особенно после вашего оригинального небольшого эксперимента, свидетельствуют, что мистер Дэлзиел в данном деле не прав, как в целом, так и в частности. Но я не завидую вам, если вы постараетесь его в этом убедить!

— Я и сам себе не завидую, — рассмеялся Паско. — Большое спасибо.

Он встал и сразу болезненно поморщился. Нога у него немела, если он забывал ею шевелить время от времени.

— Ну как вам возвращение в упряжку? — спросил Поттл. Паско лечился в Центральной клинике, и Поттл пару раз заходил к нему в палату.

— Пока не знаю. Иногда кажется, что я из нее и не выпрягался. А иной раз вдруг нога подведет. Или мозги.

— Вы были на волосок от смерти, — заметил Поттл, — об этом нельзя забывать.

— Не думаю, что мне удастся забыть, — криво усмехнулся Паско.

— Я хочу предупредить — и не пытайтесь. Этот урок пойдет вам на пользу и поможет другим. Например, нашей таинственной Смуглой Даме. Вы, возможно, знаете о ее тайнах больше, чем вам представляется.

Паско нахмурился от этой неуютной мысли.

— Мне все же интересно, имеем ли мы право вмешиваться? — спросил он.

— Может быть, и не имеете, — ответил Поттл, — но, если кто-то предлагает поиграть, вы имеете полное право вступить в игру. А когда у вас есть право играть, вы имеете и право выигрывать!

Глава 3

Есть своеобразное удовольствие в том, чтобы хранить тайну, равно как и в том, чтобы ее разболтать. Но нет ничего досаднее, чем вдруг узнать, что ваша тайна, которую вы холили и лелеяли, боясь выдать ее жестом или взглядом, давно стала всеобщим достоянием.

Когда Паско в тот вечер покидал свое рабочее место, Джордж Брумфилд нагнал его и спросил:

— Правда, что он собирается это сделать?

Брумфилд выразительно закатил глаза. Гримаса его была малопонятна, но что-то в слове «он» делало человека, о котором шла речь, легко узнаваемым.

— Бумажную работу-то? — рассмеялся Паско. — Для этого его гвоздями к стулу надо было бы прибить.

— Нет, я имею в виду Бога: Ты что, не слышал последнюю сплетню? Говорят, он собирается играть Бога в мистериях!

Брумфилд говорил с тайной надеждой, словно викарий, который только что услышал, что его епископа засекли в публичном доме.

— Кто тебе сказал? — изумился Паско. Ведь он только накануне в воскресенье затащил Дэлзиела к Чанг.

— Да все говорят! А я услышал от девицы, которая работает в офисе мистера Тримбла. Я был уверен, что ты знаешь, раз вы так тесно общаетесь.

— Извини, Джордж, ничего не могу тебе сказать на этот счет. Извини еще раз, но меня там ждет кое-кто, с кем я хотел бы перекинуться парой слов.

Паско ушел, раздраженный тем, что услышал, и еще более раздраженный тем, что его резкий ответ лишь даст пищу еще большим сплетням. Он совсем не собирался беседовать с молодой женщиной, которая только что появилась на дороге, ведущей к полицейской автостоянке, приведенной в состояние полной негодности. Но ему пришлось подойти к ней на случай, если Брумфилд будет наблюдать за ним.

— Здравствуйте, миссис Эпплярд, — сказал он. — Ну что, в конце концов, стало с Джейн Эйр?

— Она стала чем-то вроде собаки-поводыря на побегушках у хозяина. А вы говорили, что конец будет счастливым!

— Ну, я уже давно читал этот роман, — уклончиво ответил Паско. — Я вас видел вчера вечером в театре «Кембл».

— Вы там были? Впрочем, и так ясно. Как говорится, где выпивка, там и полиция.

Подобная клевета спровоцировала Паско на нетипичную для него неучтивость.

— Не думал, что у вас заскок по части религии.

— Нет? А вы обо мне много знаете?

— Только то, что вы любезно позволили мне знать. И насколько я понял, вы не сочувствуете религиозному фундаментализму отца.

— Я вам это сказала? — Она помолчала, как бы проверяя справедливость его утверждения, потом кивнула и продолжала: — Да, наверное, сказала, потому что и правда не сочувствую.

— Тогда почему?..

— Потому что я не могла отпустить маму одну. Она тоже верущая, как и он. Во всяком случае, она давно уже отказалась от попыток думать иначе, чем он. Но ходить и орать лозунги при народе не для нее. Ей куда больше подходит сидеть дома и никому не мешать. Я не могу не пустить ее, если он приказал идти, но я могу пойти с ней, чтобы он не слишком сильно ею помыкал.

— Понимаю. А плакат?

— А, это? Мама сказала правильно, я всегда хорошо рисовала. Могла бы поступить учиться, если бы только… ну, как бы там ни было, я знала, что, если не напишу что-нибудь хоть мало-мальски пристойное, папа появится там с куском фанеры, на которой белилами будет намалевано: «Смерть Папе Римскому!»

Паско рассмеялся.

— Ваш папа принял приглашение Чанг?

— Да, принял. Я тоже ходила. Если бы я не пошла, он бы маму с собой потащил.

Но на этот раз названная ею причина — желание защитить мать — прозвучала неубедительно.

— И как все прошло?

— Она была бесподобна! — воскликнула девушка с искренним восхищением. — Она усадила его и стала просто рассказывать о мистериях, о том, что ничего папистского в них нет, что в действительности это был способ выражения простым народом своего отношения к религии, что таким образом простые люди отнимали веру у священников, которые ее себе присвоили, и рассказывали о Боге своими собственными словами. Она говорила, что думала, и не старалась сделать так, чтобы он почувствовал себя невежественным или что-то в этом роде. А когда говорил он, она в самом деле его слушала, как будто он говорил что-то важное. Она правда была великолепна!

Паско про себя улыбнулся. Ему не надо было рассказывать о том, на каких струнах души играла чаровница.

— А вам она сказала что-нибудь?

— Так, кое-что. Отцу надо было возвращаться сюда, а мы поболтали еще немного. Она спросила, не хочу ли я сделать афишу к мистериям. Я сказала, что могла бы.

— А ваш отец одобрит? — задал он провокационный вопрос.

— Какое это имеет значение? В любом случае он ушел вполне довольный, — ответила она с презрением, которое один новообращенный чувствует к другому. — Ну, мне пора идти. Я пришла, только чтобы принести рабочим зарплату, а пока папа ее будет выдавать, мне надо сделать много покупок.

— Им платят наличными? — нахмурился Паско.

— Наличными, когда вообще платят. А вам-то что? — зло добавила она, по-видимому раскаиваясь в своей болтливости.

— Молоденькие женщины, которые носят из банка деньги для зарплаты рабочим, — легкая добыча для преступников, — сказал Паско. — А что значит «когда вообще платят»?

— Ничего. Была проблема с наличными, а теперь ее не стало.

Паско решил, что пришло время для булавочных уколов в стиле Дэлзиела.

— В связи со смертью миссис Свайн? Но еще много времени пройдет, пока определят подлинность ее завещания.

— Может, и так. Но банк, должно быть, считает, что все в порядке.

— А вы как считаете, миссис Эпплярд?

— Мне-то какая разница? — ответила она безразлично. — Но, раз он гуляет на свободе, значит, вы не собираетесь его привлекать по-серьезному.

Разговаривая с Паско, она смотрела через его плечо, и вдруг былая оживленность покинула ее лицо. Паско обернулся и увидел, что Свайн и Стринджер вместе вышли со стоянки и остановились, поглощенные разговором. Свайн похлопал Стринджера по плечу, по всей видимости ободряя его, и ушел. Стринджер посмотрел ему вслед, затем повернулся, чтобы направиться к стоянке, и только тогда заметил свою дочь.

Он подошел к ним.

— Добрый вечер, мистер Стринджер, — поздоровался с ним Паско.

Тот кивнул в ответ, а потом обратился к дочери:

— Готова? Тогда пошли. Не хватало, чтобы твоя мать еще и весь вечер просидела с мальчонкой.

Значит, есть ребенок. А муж?

— Я же тебе говорила, мне надо кое-что купить, — сказала она.

— А ты еще не купила? Господи, как замечательно, наверное, иметь возможность тратить жизнь на то, чтобы трепать языком.

Пристальный, неодобрительный взгляд его голубых глаз не вставлял сомнений, что Паско был тоже причислен к этой категории людей.

Его дочь бросила на ходу:

— Я на минутку, — и пошла вдоль по тротуару.

— Кажется, мы скоро сможем снова пользоваться нашей стоянкой, — вежливо обратился к подрядчику Паско.

— Что? А, да. Мы почти закончили.

— А потом? Есть еще работа, пока погода позволяет?

От этих слов Стринджер почему-то взорвался.

— Я не какой-нибудь каменщик, — заявил он, — я полноправный партнер!

— Даже в таком случае вам все равно нужно работать, чтобы получать какую-то прибыль.

— Прорвемся. А вам-то что за дело, если уж на то пошло?

— Просто вежливое проявление сочувственного интереса, мистер Стринджер.

— Полицейская привычка совать нос в чужие дела. Да подавитесь вы своим сочувствием! Я всегда справлялся один без посторонней помощи.

— Я уверен в этом. Вы, должно быть, гордитесь, что у вас внук. Сколько ему?

— Скоро два, — сказал Стринджер. — Ничего себе пацан.

Это смахивало на хвастовство, если подобная человеческая слабость вообще была ведома этому человеку.

— Похож на дедушку, да? — спросил Паско, надеясь еще немножко растопить лед. Но, видно, перестарался, ибо на него так и повеяло жаром, когда Стринджер с горячностью воскликнул:

— Только бы не был похож на своего отца!

— Простите? Его отец… он что?..

— Что «он что»? — осведомился Стринджер.

— Не знаю. Умер, может быть.

— Умер? С чего вы взяли такую ерунду? — опять озлился Стринджер.

— Мистер Стринджер, — язвительно проговорил Паско, — ясно, что вам что-то не нравится в вашем зяте. Если вы будете так любезны, чтобы объяснить мне, что именно, я, возможно, смогу впредь не наносить вам оскорблений.

К удивлению Паско, его призыв нашел положительный отклик, хоть ответ не имел прямого отношения к делу.

— Мы живем в мире, который тяжко болен, — произнес Стринджер тоном человека, изрекающего истину в последней инстанции.

— Да, конечно, наряду с достоинствами наш мир имеет и свои недостатки, — согласился Паско. — Но в чем именно вы видите его болезни?

— Во всем! Если бы наш мир не был так серьезно болен, зачем Господу насылать на нас такие беды, как СПИД и наркотики. Только чтобы наказать грешников!

Паско внутренне содрогнулся. Он совсем забыл, что Стринджер помешался на религии, а именно на эту тему Паско предпочитал не беседовать.

— В качестве наказаний эти беды, похоже, насылаются совершенно без разбору, — заметил он, — но у нас всех есть свои дела, включая Господа. У меня они определенно есть. До свидания, мистер Стринджер.

Но сбежать оказалось не так просто. Стринджер схватил его за рукав.

— Вы спросили про моего зятя, мистер. Так вас разве не интересует ответ?

— Да нет, извините. Это не мое дело….

— Ага, в этом вы правы. Но я вам все равно расскажу, — заявил Стринджер. — Может, тогда вы не будете задавать лишние вопросы соседям. Этот Тони Эпплярд года три назад переспал с моей девкой. До тех пор я о нем ничего не слышал. Она была еще школьницей, очень способной, из нее вышел бы толк, но появился этот типчик… Ну, надо было что-то предпринять. Он хотел, чтобы она сделала аборт, но я посчитал это убийством. К счастью, моя дочь — тоже. Поэтому я спокойно поговорил с ним, дал ему время на раздумье. Вы тоже из сельской семьи, как и я, и знаете, что у нас многие сначала переспят, а потом уж венчаются. И большинство таких браков оказываются вполне счастливыми. Но, говорю вам, они жениться не желали. Убеждали меня, что сейчас это ничего не значит, хотя я сказал, что это многое значит для меня, многое значит для Господа нашего. И будет многое значить для ребенка, когда он подрастет. Потому они и поженились.

Он замолчал. Паско спросил:

— Ну и что? Их брак удачен?

— Да не смешите меня! — выкрикнул Стринджер, хотя Паско вовсе не собирался этого делать. — С таким-то бездельником? Он говорил, что он монтер. Какой там монтер! Он ни к чему не годен! Работал в компании «Атлас Тайлер», так вылетел оттуда, как только янки стали сворачивать дела. Я его мог устроить на фирму рабочим, но, «ах нет», он сказал, что хочет открыть свое дело. В конце концов, уехал на юг в поисках работы. Ну, говорят, нашел работу, по слухам, хорошо зарабатывает, достаточно, чтобы вести беспутную жизнь, не заботясь о том, чтобы послать денег жене и ребенку.

— Вы хотите сказать, что он даже не приезжает повидать их? — спросил Паско.

— Приезжает? Зачем такому ублюдку приезжать? — вскричал Стринджер. — От него одни неприятности. Я даже не так давно пытался его найти, но он, наверное, пронюхал про это, потому что, когда я приехал, оказалось, что он поменял жилье и адреса не оставил. Ничего, говорю вам, от меня ему не убежать!

— А что Ширли? — спросил Паско, удивленный столь бурным проявлением чувств своего собеседника. — Она-то как ко всему этому относится? Как это на ней отразилось?

— Если бы вы знали ее несколько лет назад, вы не спрашивали бы меня, — ответил Стринджер. — Да вот, взгляните.

Он вынул цветную фотокарточку из бумажника. На ней был изображен Стринджер с девочкой лет двенадцати-тринадцати. Они сидели за складным столиком под матерчатым навесом и широко улыбались в объектив. Девочка не была красивой, но у нее было свежее личико и живой беззаботный вид, и было довольно трудно найти в этом ребенке сходство с Ширли Эпплярд.

Ее отец был гораздо более узнаваем, но горести, неудачи и разочарования, пережитые за эти годы, оставили на его лице свой след.

— Какая миленькая девочка, — заметил Паско.

Он не подразумевал «была», но Стринджер понял это именно так.

— Да, была, — сказал он отчасти самому себе. — Миленькая девочка. Все так говорили. А она считала, что на свете нет никого лучше ее папы. Ходила со мной везде, все рассказывала. А потом все стало меняться. Вот как молоко, бывает, сворачивается. Сначала незаметно, вроде все по-старому… а в конце концов это становится явным! У вас есть дети, мистер?

— Есть. Девочка.

— Ну тогда, может, вы меня и поймете.

«Что пойму?» — недоумевал Паско по дороге домой. Стринджер был не похож на человека, которому достаточно поделиться с кем-то своей бедой, чтобы она показалась вдвое меньшей. Но когда Паско читал Рози на ночь сказку, он поймал себя на том, что размышляет, как бы он чувствовал себя, если бы кто-то сломал жизнь его дочери. И эти размышления настроили его далеко не на самый безмятежный лад.

Он спустился вниз. Элли сидела в столовой, заваленная папками и бумагами, от которых не знала спасенья с тех пор, как была избрана Чанг в качестве бесплатного пресс-секретаря. Они обменялись улыбками, Паско прошел в холл и налил себе выпить. Он знал, что сегодня идет его любимая телепередача, но не мог заставить себя включить телевизор. Вдруг Элли уселась на подлокотник его кресла, положила руку ему на плечо и спросила:

— Ты какой-то кислый. Тебя что-то беспокоит?

— Да нет. Просто жизнь.

— В таком случае тревожиться не о чем. Говорят, жизнь — болезнь, которая со временем вылечивается.

— Это если лечиться в учреждениях министерства здравоохранения. Но некоторые занимаются этим сами и вылечиваются вне очереди.

— Извини, это что? Загадка мне на вечер?

— Нет. Это я о женщине, Гейл Свайн, которая вышибла себе мозги. Во всяком случае, мне так кажется. И еще об одной, которая пишет письма Дэлзиелу и сообщает, что собирается покончить жизнь самоубийством.

— Боже, ты мне ничего об этом не говорил.

— Не говорил. Потому что она вроде перестала писать. А потом снова начала, — как-то бестолково объяснил он.

— Понимаю. А почему она пишет именно Дэлзиелу? И если Дэлзиелу, то причем здесь ты?

— Когда ничего иного не остается, и атеисты молятся. И это привилегия начальства — перекладывать свои обязанности на других.

Элли рассмеялась, а потом сказала:

— А нельзя ли мне на них взглянуть, на эти письма?

Паско, замявшись, ответил:

— У меня их нет с собой. Я их на работе оставил.

Так оно и было, но он понял, что Элли догадалась о причине его замешательства. До того случая, когда он повредил ногу, которая до сих пор болит, он рассказывал Элли все без утайки и без разбору. Если бы его тогда спросили почему, он бы ответил, потому что он ее безгранично любит и безгранично ей доверяет. Однако, размышляя долгими бессонными ночами в больнице, он задумался, а не испытывает ли он просто таким образом на прочность эти свои доверие и любовь. В конце концов пришло время, когда они дома и на людях оказались как бы в оппозиции друг к другу, и он обнаружил, что начал получать нездоровое удовольствие, подступая вплотную к разграничительной линии. Когда он выплыл наконец из серой больничной беспросветности, мысль об этом удовольствии показалась ему гораздо менее приятной. Однако она, подобно достаточного веса гнету, помогала держать полузакрытым то, что прежде было полностью открытым.

Элли поднялась и зевнула.

— Ну и ладно, — беззаботно сказала она. — У меня слишком много своих дел, чтобы еще с твоими разбираться.

Он пошел за ней следом в столовую, стремясь загладить свою невольную вину.

— Как твоя неоплачиваемая работа? — спросил он.

— Иногда занятно. Но времени занимает очень много. Я никогда больше не стану плохо отзываться о сотрудниках пресс-служб.

— Может, поспорим? — улыбнулся Паско. — Между прочим, как пресс-секретарь Чанг ты могла бы замолвить за меня слово перед ней. Каким-то образом просочилась информация, что она жаждет поручить роль Бога в спектакле Дэлзиелу. Не могла бы ты убедить ее, что я тут ни причем — у меня рот был на замке. Не хочу кончить свои дни в какой-нибудь восточной темнице.

— Ты мог меня и обмануть, — сказала Элли. — Но я не стала бы волноваться по этому поводу. Утечка информации из театра «Кембл» — как утечка из кабинета министров. Та-которой-все-повинуются сама сверлит дыры для утечек.

— Чанг? Но с какой стати?

— Это называется давлением, дорогой. Каким способом можно заставить Дэлзиела делать что-либо?

— Не знаю. Дать взятку? Как-то по другому подкупить? Сказать ему, чтобы он этого не делал…

— Умница! Я ни минуты не сомневаюсь, что Чанг перепробует все эти хитрости, а в придачу и те, о которых мы с тобой не додумались. Но чтобы люди могли советовать ему не делать этого, они должны знать, что его попросили это сделать, правильно?

— Для меня это все слишком заумно… И как только Чанг удалось так быстро догадаться, какие кнопки надо нажимать… Ой, нет, Элли! Неужели ты работаешь у Чанг еще и советником по психологии?

Она залилась румянцем. Обычно Паско приходил в восхищение, когда жена краснела от смущения — в такие минуты она была очаровательна. Но сейчас ему было не до того, чтобы восхищаться красотой смущенной жены. Что, если Дэлзиел хоть на секунду заподозрит, будто они с Элли сговорились против него. Прежде чем Паско успел пуститься в увещевания, раздался телефонный звонок. Он нервно схватил трубку, уверенный, что это Дэлзиел, однако услышал голос Уилда.

— Прости, что беспокою, но в Братгайте, в «Розе и короне», случилась небольшая заварушка. Тебе известно, что сегодня вечером состоялся футбольный матч? Ну, и несколько посетителей этой забегаловки подрались с болельщиками. Хозяин заведения пытался вмешаться и очутился в больнице. Я думал, тебе надо знать.

Это было очень мило со стороны Уилда. В любом ином случае сержант постарался бы не беспокоить Паско по поводу какой-то потасовки в пивной, но в последнее время Дэлзиел стал пилить их за отсутствие прогресса на фронте борьбы с футбольными хулиганами, и лучше было быть в курсе всех подробностей происшествия, чтобы отговориться при необходимости.

— Я прогуляюсь туда, — сказал Паско. — Шеф на месте?

— Нет. Насколько мне известно, чуть раньше мистер Тримбл пригласил его к себе потолковать о чем-то, он пошел, а потом вылетел от него совершенно взбешенный. Говорят, ручку сорвал, когда дверь захлопывал за собой. Не знаешь, что могло его так расстроить?

— Надеюсь, что нет, Уилди, — с жаром воскликнул Паско. — Я искренне надеюсь, что не знаю!


К тому времени, когда Дэлзиел добрался до театра «Кембл», он уже поостыл. Не испытав ярости, не познаешь сладости возмездия. Можно вовсю махать кулаками, сотрясая лишь воздух, но стоит нанести точный удар носком ботинка в нужное место, и из глаз противника польются слезы.

Речь шла не о том, чтобы самоутвердиться или удовлетворить свое самолюбие. Дэн Тримбл был неплохой парень, доброжелательный, неглупый и довольно щедрый на угощение. Уроженец Среднего Йоркшира, окажись он на этом месте, был бы куда хуже. Но шефу полиции следовало бы понять, что, хоть он и главный среди констеблей, что касается детективов, он в лучшем случае второй среди равных.

Первой ошибкой главного было то, что он напрямик сказал: «Пришло время закрывать дело Свайна». На него давил Иден Теккерей, судья, пресса и даже корпорация Делгадо в лице своих адвокатов, которые были заинтересованы в том, чтобы: а) им выдали тело для захоронения в фамильной усыпальнице и б) внести наконец ясность в обстоятельства дела, чтобы приступить к введению в действие завещания Гейл Свайн, тем более что она недавно унаследовала значительную часть акций Делгадо от умершего отца.

— Я тебе прямо скажу, Энди, — начал Тримбл. — Я тебе дал длинную веревку, но повесить на ней Свайна тебе не удалось, так? У нас есть его показания и показания Уотерсона, и они в главных моментах совпадают…

— Дайте добраться до Уотерсона, и все окажется совсем не так, — перебил его Дэлзиел.

Посмотрев на него с сомнением, Тримбл спросил:

— Как думаешь, вы его скоро отыщете?

— Очень скоро, — соврал Дэлзиел.

— Надеюсь, что ты не врешь, Энди, — тихо проговорил Тримбл. — Я стараюсь поддерживать своих людей, но твои действия вызывают отрицательный резонанс. Все говорит о том, что это самоубийство. Насколько я понимаю, самая серьезная неприятность, которая ждет нас в связи с этим делом, — это рост раздражения против тебя; так что сворачивай это дело как можно быстрее и не говори, что я тебя не предупреждал!

Одно это было достаточно неприятно слышать, но дальнейшее оказалось еще хуже. Покончив с трудным разговором на служебную тему, Тримбл явно почувствовал облегчение и, возможно, в душе уже поздравил себя с тем, как легко ему удалось заставить этого знаменитого йоркширского медведя танцевать его, Тримбла, родной корнуолльский танец цветов. Тримб налил Дэлзиелу и себе виски и с улыбкой сказал:

— Давай о другом. Меня сегодня за обедом так рассмешили! Кое-кто мне сказал, что слышал, будто один из моих офицеров собирается играть Бога в мистериях. Я ответил ему, что в йоркширской полиции есть место только для одного Бога. Собеседник уверял, что слышал это из вполне достоверного источника. А я сказал, что, согласно еще более достоверному источнику, если бы кто-нибудь из моих офицеров позволил себе позорить полицию, согласившись, чтобы его возили на карнавальном помосте в ночной сорочке по всему городу, я бы первый знал об этом!

Дэлзиел непонимающе уставился на шефа полиции, но в его словно высеченной из гранита голове шла напряженная работа. Дэлзиел вспомнил, как в ответ на предложение Чанг быть Богом он только расхохотался, ибо ничего иного, кроме насмешки, оно не заслуживало. Но она на этом не успокоилась, только улыбалась, сводила все к шутке и так щедро подливала ему виски, что под конец он обещал все же подумать над этим.

Ну, он подумал, опять расхохотался, встретился с ней вечером, чтобы выпить еще виски из ее запасов, и твердо отказался, намекнув, однако, что его притязания имеют вполне земной характер и весьма далеки от мыслей о божественном.

Но сейчас вдруг Дэлзиел почувствовал, что происходит нечто непонятное и не очень ему подвластное.

— Вы хотите сказать, сэр, — произнес Дэлзиел, — что, если кто-то из офицеров вздумал бы сделать что-то в этом роде, вы могли бы ему запретить?

— Я надеюсь, до этого никогда не дойдет, но, если бы подобное случилось, Эндрю, да, мог бы. И непременно запретил бы, не сомневайся!

Вот так. Ему указали его место. Его место как человека и как офицера. Дэлзиел так сдавил в руках стакан, что едва не превратил его в хрустальный шарик, готовый сделать то же самое с Тримблом. Но умный человек не станет действовать напролом, и Дэлзиел покинул поле брани, оставив этого корнуолльского лешего праздновать воображаемую победу.

Полный стакан «Хайленд-Парк», преподнесенный Чанг, окончательно остудил его голову. А когда коварная евразийка вкрадчиво сказала:

— Ты, похоже, чем-то расстроен сегодня, Энди. Тебя что-то тревожит? — Он уже смог рассмеяться и ответить:

— Ничего такого, с чем я не сумел бы справиться.

Через несколько минут, однако, к своему вящему удивлению, он уже рассказывал ей о том, как Тримбл стал вмешиваться в дело Свайна. Конечно, он старательно избегал конкретных имен. Но это была тщетная предосторожность, потому что не успел он произнести и несколько фраз, как Чанг перебила его:

— Ой, послушай, ты это о Филе Свайне, да? А я уж подумала, что с ним все выяснено. Он же был на моем приеме! Должна сказать, я удивилась, когда увидела его после всей этой трагедии с его женой. Она входила в наш театральный комитет.

— Ты хорошо ее знала? — оживился Дэлзиел, надеясь получить новую информацию.

— Нет, почти не знала. Этот ее интерес к искусству ни в чем на деле не проявлялся. Она просто сидела на каждом втором заседании. Думаю, ее увлечение было чисто внешним, но, надо отдать ей должное, она всегда первая показывала пример щедрости, когда нам не хватало наличных средств.

— Мужу ее это, наверное, очень нравилось, — ухмыльнулся Дэлзиел. — Она тебе о нем что-нибудь говорила?

— Нет. Я их видела вместе несколько раз, и похоже, что у них все было в порядке. Честно говоря, я всегда его жалела. Она производила на меня впечатление человека настроения, который считает, что все должны ему потакать.

Дэлзиел нахмурился, получив еще одно свидетельство неуравновешенности Гейл Свайн.

— Ты не очень-то любишь Фила Свайна, а? — спросила Чанг.

— Да я не то что не люблю, я его, ублюдка, просто ненавижу, — признался Дэлзиел.

— Но он чист, ведь так?

— Пока я дышу — нет! А почему тебя все это так интересует, милочка?

Она замялась, а потом решительно сказала:

— Вот, черт, слушай, лучше я тебе все расскажу начистоту, Энди. Я хочу, чтобы ты играл в спектакле Бога, нет, не говори пока ничего. Я выбрала тебя, потому что ты обладаешь совершенно особенной аурой. И Фил Свайн тоже, не для роли Бога, спешу тебя заверить, но… Я зондировала почву, потом случился этот кошмар с его женой, и я решила, что он для меня потерян. Но когда он в прошлое воскресенье появился у меня на приеме, я подумала, а вдруг ему захочется как-то отвлечься, знаешь, что-то вроде трудовой терапии… но мне в первую очередь нужен ты, и, если участие Фила будет серьезным препятствием, я решительно вычеркну его из списка, главное, чтобы ты согласился.

Она говорила неуверенно, сбивчиво, но у него почему-то было ощущение, что весь текст был заранее продуман и сцена эта разыграна четко, как по нотам. Второй раз за сегодняшний вечер он почувствовал, что им довольно откровенно манипулируют. Но как велика была разница между борцовскими приемами Тримбла и восточным массажем Чанг!

— Ну ладно, а на какую роль тебе нужен был этот тип? — спросил он, как, видимо, и требовалось по сценарию.

— В том-то и заключается основная сложность, Энди, — сказала Чанг, и зрачки ее золотистых кошачьих глаз расширились. — Я хотела, чтобы он играл Люцифера. Он должен был появиться в самом начале карнавального шествия в сцене, когда ты низвергаешь его в ад.

Дэлзиел расхохотался. Наконец-то восточное коварство и методы сыскной полиции совпали. Целью любого допроса было заставить беднягу сказать в точности то, что ты хочешь, чтобы он сказал!

— Знаешь, милочка, — признался он, — ты мне напоминаешь меня самого!

А Чанг, подавшись вперед, приблизила свое лицо к его лицу почти вплотную, так что он не мог даже поднести стакан ко рту, и промурлыкала:

— Думаю, что я наконец нашла своего Бога.

Часть четвертая

Мак:

И вот настало время человеку желать всего, чего он не имел.
Прокрасться тайно к овцам он сумел,
И в деле, к коему готов был, преуспел.
Хоть без особого геройства, но проявил он мастерство.
Сомненья человека мучат.
Совет от мудрых он получит.
Они, однако, не научат
Достойно применить его.
Мистерии. Вторые пастухи овец, сцена для передвижного помоста
(таунлииский цикл)

28 февраля

Дорогой мистер Дэлзиел!

Опять я. И как и прежде, полна решимости. Я завидую, что у Вас такая работа. Вы, может быть, не всегда одерживаете победу, но по крайней мере тратите свое время на то, чтобы сделать что-что полезное для людей, которых постигло несчастье. Я оглядываюсь на свою жизнь и недоумеваю: почему я в конце концов оказалась в нынешнем своем положении? Что это? Расположение звезд на небе? Гены? Или какое-то одно-единственное решение, принятие которого изменило — не могло не изменить — все в моей жизни? Теперь это уже невозможно установить, не так ли? Человек видит в себе то, что в нем есть. Окружающие могут видеть в нем совсем другое. Возможно, мое представление о Вас превратно, как превратно представление окружающих обо мне. Может быть, внешняя оболочка обманчива, и на самом деле Вы тоже неуверенный в себе, мятущийся, несчастный человек.

Нет! Не могу, не хочу в это поверить! Только не детектив Дэлзиел! Я думаю, Вы находите ужасным, что столько людей так жестоко убивают друг друга в нашем прекраснейшем из миров, но я уверена, что Вы благословляете судьбу за то, что не страдаете по поводу гибели большинства из них! Возможно, Вы считаете Алнота, чей день христиане отмечают сегодня, психом за то, что он жил отшельником в лесу, но я знаю, что Вы повыворачивали бы деревья с корнем, чтобы отыскать тех злодеев, которые его убили.

Все это, однако, было очень давно. Наипростейший способ проследить ход истории человечества заключается в том, чтобы, оглядываясь назад, проследить, как и где пролилась кровь. А заглядывая в будущее… Ждет что-нибудь меня в будущем? О да, конечно! Бал в мэрии, посвященный тем, кто принял смерть с достоинством. Это как будто прямо для меня. Смогу ли я пойти? Сейчас загляну в свой дневник. Да, я все еще буду здесь. А Вы? Я очень надеюсь, что Вы придете. Кто знает? Быть может, мы даже станцуем вместе прощальный вальс!

Глава 1

Март пришел мягкий и теплый, хотя синоптики, посмотрев на распечатки своих компьютеров и на гнезда грачей на улице, предсказали, что в конце месяца ожидается беспрецедентный холод.

Но сержанта Уилда, который остался на ночное дежурство, не очень-то волновала погода за стенами участка, коль скоро он надеялся провести спокойную ночь внутри его. Однако в десять тридцать вечера раздался телефонный звонок, и голос, который показался ему знакомым, сказал:

— Тебе нужен Уотерсон? Попробуй поискать его в «Приюте».

И на том конце сразу повесили трубку. Уилд позвонил на телефонную станцию.

— Мне только что звонили. Спросили меня или просто уголовно-следственный отдел?

— Он спрашивал вас, сержант.

Уилд встал и натянул пальто. Погода неожиданно приобрела большое значение. В окно заглядывал теплый и сырой вечер. Но след из уютной пивной мог привести куда угодно. Или вообще никуда.

Питейное заведение «Приют пилигрима» стоял у старой городской стены в квартале, где все строения, придя в упадок, не успели окончательно разрушиться, когда начались отчаянные попытки восстановления построек, в основном викторианской эпохи.

«Приют пилигрима», в просторечии «Приют», появился на этом месте, однако не в девятнадцатом веке, а намного раньше. В одной из легенд рассказывается, что когда-то знаменитый грешник, отправившийся в паломничество к святой обители, чтобы вымолить у Господа прощение, умер здесь, так и не дойдя до кафедрального собора. Забытый им у стен города посох вдруг чудесным образом расцвел, являя тем самым свидетельство безграничного милосердия Господа нашего. Согласно сухим историческим хроникам, это был первый постоялый двор, где после долгого пути утоляли жажду вторгавшиеся в город с севера язычники.

Пять веков спустя постоялый двор все еще служил пристанищем для грешников, ищущих разного рода утешений, а также для добродетельных граждан — и даже больше теперь для них, — ищущих особенной, свойственной ему атмосферы. К которой из этих категорий относился Уотерсон, пока не очень интересовало Уилда. Он и так слишком много времени потратил на получение малоценных сведений, чтобы переводить его еще на пустые домыслы.

Сегодня нельзя было зря терять время. Когда он подошел к «Приюту», дверь распахнулась, выпустив наружу сноп света, звуки музыки и четверых пилигримов. Среди них за мгновение, пока захлопнувшаяся дверь не преградила доступ свету, Уилд засек нужного ему человека. Он только раз видел его до этого, но постоянные упреки Дэлзиела способствовали тому, что образ Уотерсона запечатлелся в его душе.

Уилд остановился, оставаясь в тени. Он надеялся, что ему не придется отбивать Уотерсона от его дружков. Даже если это были случайные собутыльники, с которыми тот встретился впервые в этой пивной, верность дружбе, подогретая алкоголем, бывает весьма стойкой. Но если Уотерсон сядет в синий «пежо», вокруг которого они собрались, Уилду придется рискнуть.

Ему явно везло. Двое приятелей Уотерсона влезли в машину, третий, еще немного поговорив с Уотерсоном, сел за руль. Уилд помедлил ровно столько, сколько ему понадобилось, чтобы увидеть и запомнить номер проехавшего мимо «пежо», а потом пошел следом за Уотерсоном, бодро зашагавшим в противоположном направлении. Он мог бы запросто окликнуть Уотерсона по имени. Ведь против этого человека не выдвигалось никаких обвинений, так с какой стати ему убегать? Но если он почти две недели успешно прятался от полиции, было очевидно, что возобновлять знакомство ему совсем не хочется, как будто то, что его ищут, тешило его самолюбие. Уилд и не думал открыто пускаться в погоню. У него было достаточно времени, чтобы сократить дистанцию, и он решил подождать, пока они выйдут на более людную улицу.

Как назло, маршрут Уотерсона лежал в отдаленный от центра города жилой квартал, где лет шестьдесят назад отсутствовала какая-либо торговая деятельность, а теперь в домах продавались однокомнатные квартиры, а на улице одноразовая любовь. Недавняя полицейская облава спугнула панельных красоток и оттеснила их в сторону центра города, поэтому сегодня здесь было тихо. Прямо впереди был маленький парк, называемый «Сады Киплинга». Недавно он служил местом встречи гомосексуалистов, но СПИД лучше любой полицейской облавы сократил число его посетителей. Уотерсон проворно миновал главные ворота. Впереди аллея уходила в сторону, и Уилд решил прибавить ходу, раз уж его дичь временно скрылась из виду. Но как только он дошел до угла ограды, Уотерсон круто развернулся и зашагал назад, как будто почувствовал за собой хвост. К счастью, Уилд еще не успел отойти от ворот и, поспешно отступив на шаг в сторону, спрятался в тени кирпичной арки ворот. Там он и стоял, напрягая слух, в надежде услышать шаги приближающегося Уотерсона, и размышлял, не засек ли тот его.

— Ты кого-нибудь ищешь, дружок? — раздался мелодичный голос позади Уилда.

Он вздрогнул и обернулся. Из темноты ему улыбался молодой человек в короткой кожаной куртке с медными заклепками. На вид ему было не более шестнадцати-семнадцати лет. Уилд улыбнулся в ответ и сказал:

— Как-нибудь в другой раз, сынок. Я жду приятеля.

Это был вежливый отказ, частично потому, что Уилд опасался привлечь внимание Уотерсона, но в основном потому, что он не хотел обижать мальчика. И дорого за это поплатился.

— Ребята, есть один, — крикнул парнишка.

И сразу же темнота позади Уилда заполнилась человеческими фигурами. Они окружили его — четыре, пять, шесть человек. У Уилда не было времени считать, потому что они набросились на него с палками — скорее всего, это были сучья деревьев, которые они только что наломали с этой целью, — оружием, менее смертоносным, чем бейсбольные биты или металлические трубки, но достаточно основательным, чтобы нанести серьезные увечья, особенно если ими лупить с такой яростью.

— Чертов грязный гомик, из-за вас порядочные люди заражаются СПИДом, — тяжело дыша, выкрикивал между ударами парнишка, который первым подошел к Уилду. Горькая ирония судьбы. Уилд был всегда осторожен и до сих пор ему удавалось избегать подобных ситуаций. А теперь его били по ошибке, но эта мысль пришла к нему потом. В тот момент все его мысли были сосредоточены на том, чтобы удержаться на ногах. Стоит ему упасть, они начнут бить его ногами, и кто знает, чем это для него чревато.

Он прижался к арке спиной и поднял руки, защищая от ударов голову. Мимо проехала машина и осветила его светом фар, как прожектор в концлагере. Он услышал, как она замедлила движение и остановилась, и на минуту подумал, что пришло спасение. Нападавшие тоже так подумали и замерли в нерешительности. Но тут мотор взревел, и машина сорвалась с места. Нападение возобновилось с усиленной яростью. Ему разбили лоб, и кровь текла по лицу. Если бы они напали все разом, он бы упал, но, к счастью, они подскакивали к нему поодиночке, а потом отбегали назад, как собаки, которые травят барсука, способного нанести им смертельную рану, даже оказавшись в безнадежной для него ситуации.

«Но чего они от меня-то отскакивают, чего боятся? — спрашивал себя Уилд. — У меня же нет оружия, я совсем обессилел, весь в крови…» Потом до него дошло. Пропаганда борьбы со СПИДом не уменьшила их глупых страхов и не увеличила их ничтожно малую терпимость, но один урок они все же усвоили. Главная опасность заражения неполовым путем состояла в инфицировании через кровь носителя вируса. Поэтому, ударив его, они и отбегали всякий раз назад.

Запрокинув голову, Уилд испустил такой истошный вопль, что нападавшие на мгновение остановились, и наступила тишина, которой он незамедлительно воспользовался.

— Вы правы! — заорал он. — У меня СПИД! А завтра он будет у вас всех! — И, приложив руку к своей рассеченной брови, он стал брызгать на них кровью, точно священник, окропляющий прихожан святой водой.

Казалось, ужас, охвативший этих парней, удвоит их злобу к нему, но Уилд успел прежде, чем на него обрушился очередной удар, выкрикнуть:

— У вас есть шестьдесят секунд на то, чтобы смыть ее. Вы что, телевизор не смотрите?

Названная наобум цифра сработала. Один их парней повернулся и побежал в парк. Там, в самом центре, был фонтан с питьевой водой. Остальные, сообразив, куда он устремился, разом побросали свои сучья к ногам Уилда, словно пальмовые ветви к ногам победителя, и через секунду он остался один.

Уилд не стал дожидаться, пока они вернутся, совершив омовение, а вышел из ворот и побрел, шатаясь, через дорогу. Уотерсона и след простыл. Да и на что сейчас был годен Уилд, окажись тот даже рядом с ним? Напрягая последние силы, сержант с трудом добрел до дома, где в окнах еще горел свет. Даже его служебное удостоверение не убедило хозяина снять с двери цепочку, но, по крайней мере, он позвонил в полицию, которая приехала, полагая, что предстоит разбираться с пьяным дебоширом, а не оказывать помощь коллеге, попавшему в беду.

Они отвезли его в больницу, где без труда и без особого сочувствия провели вне очереди, весьма длинной, в отделение травматологии. Хорошенькая медсестра-индианка начала смывать с него кровь, как вдруг занавеска смотровой палаты откинулась и чей-то голос воскликнул:

— Ой-ой! Что это случилось с вами, сержант?

Уилд скосил глаза и увидел Эллисона Марвуда.

— Побили, — ответил он.

— Кто-нибудь, кого я знаю? — спросил Марвуд, приступив к осмотру.

— Сомневаюсь, — ответил Уилд, скривившись от болезненных манипуляций уроженки Западной Индии. — Вы что, здесь единственный врач?

— А вы желаете другого?

— Нет, я не то хотел сказать, — поправился Уилд, — я хотел сказать….

— Успокойтесь. Если бы я действительно подумал, что у вас расовое предубеждение против меня, я бы просто оставил вас полежать на этой каталке пару часиков. Нет, вам всего-навсего не везет. Если бы вас отделали на полчаса раньше, вы бы попали не ко мне. Я только что заступил. Вы сегодня мой первый пациент, так что по крайней мере у меня оба глаза открыты.

Прошел час, пока Уилду сделали рентген и наложили швы. К тому времени, когда все было сделано, он чувствовал себя значительно хуже, чем когда его привезли в больницу. Марвуд, однако, заверил его, что дело обошлось без переломов и что один день в постели с хорошими обезболивающими поставит его на ноги.

— Вас легко можно уложить в постель и на неделю, но мне представляется, вы из тех, кто, стиснув зубы, исполняет свой долг.

— Человек, который дежурит по двадцать четыре часа, не должен был бы насмехаться над чувством долга, — заметил Уилд. — А как поживает миссис Уотерсон?

— Почему вас это интересует? — воинственно спросил Марвуд.

— В прошлый раз, когда мы с ней разговаривали, мне показалось, что она была несколько нервозна.

— Вы ее вините за это? — потребовал ответа Марвуд. — Как только вы найдете Уотерсона и он перестанет стоять у нее на пути, она будет в полном порядке, уверяю вас.

Эти слова, прозвучавшие словно эхо телефонного разговора, помогли Уилду. «Как только вы найдете Уотерсона…» «Тебе нужен Уотерсон?..»

— Зачем вы звонили мне сегодня вечером, доктор Марвуд? — как бы невзначай спросил Уилд.

— Я вам звонил? О чем вы? — спросил доктор, но его удивление выглядело не очень убедительно.

— Все телефонные разговоры с уголовно-следственным отделом записываются на магнитофон, — соврал Уилд. — Не составит труда это проверить.

Марвуд не стал отпираться. Похоже, он был даже рад, что может больше не притворяться.

— Ну что ж, вы меня застукали. Извините, что не назвал себя, но ведь у вас в полиции это принято. Вам не важно, откуда пришел донос, если он полезен.

— Этот действительно был полезен, — согласился Уилд. — Беда в том, что ничего не вышло.

— Вы его упустили, хотите сказать. Но это же не он вас так отделал? Не этот хиляк?

— На вид он достаточно крепкий.

— Физически, может быть. Но у него духу не хватит драться с вами, даже если на него в очередной раз накатит приступ ярости.

— Приступ ярости?

— Временами он бывает очень агрессивен. Того гляди, вам руку открутит и ею по голове надает. Но стоит цыкнуть на него, и он сбежит, поджав хвост. Только и может, что тявкать из подворотни как трусливый пес.

— Откуда вы узнали, что он будет в «Приюте», — спросил Уилд.

— Поступили сведения, — сказал Марвуд. — Анонимный донос. Который я на пленку не записывал.

Говоря это, он усмехнулся. Уилд не стал усмехаться в ответ. Во-первых, ему было больно это делать, а во-вторых, люди обычно все равно не замечают, ответили на их улыбку или нет.

— Наверное, вам сказала миссис Уотерсон? — заметил он.

— Миссис Уотерсон не имеет к этому никакого отношения, — ответил Марвуд, и улыбка сбежала с его лица.

— И видимо, она никакого отношения не имела к тому случаю, когда Уотерсон впал в ярость, а вы цыкнули на него?

— Может, и имела, ну и что с того. — Марвуд делал видимые усилия, чтобы сохранять спокойствие. — Слушайте, тот случай не стоит ни малейшего внимания. Просто была вечеринка здесь, в больнице. Я с ней танцевал раза два. Мне она нравится. Она отлично танцует. Он выпил, пошел за мной в туалет и напустился на меня, как если бы застал нас, когда мы трахались или еще что-то в этом роде. Я сначала правда растерялся, но, когда он сказал что-то про негритосов, я так взбесился, что тоже наорал на него, и он вдруг пустился наутек, да так быстро, что его и на велосипеде было бы не догнать. Когда я заговорил об этом с Пам, с миссис Уотерсон, она сказала, что с ним такое постоянно происходит.

— На почве ревности?

— О нет, он обычно слишком занят своими собственными увлечениями, чтобы ревновать. Но подобные вспышки у него случаются где угодно и когда угодно. Именно таким образом он потерял работу. Взбеленился по какому-то поводу и наорал на своего начальника. Это и раньше бывало, но ему все сходило с рук. Он способный художник, и ему прощали его выходки, делая скидку на неуравновешенность творческой натуры. Однако на этот раз он зашел слишком далеко. Он продолжал бушевать и, заявив, что откроет свое дело и проживет и без них, ушел.

— Вы, должно быть, достаточно хорошо знаете миссис Уотерсон, раз она рассказывает вам такие вещи.

— Да, хорошо, но не так хорошо, как вы думаете, сержант. Мы не любовники. Ей нужен кто-то, с кем она может поделиться, кому может довериться. И я рассказываю вам это только потому, что не хочу, чтобы вы ходили к ней и донимали своими расспросами. У нее сейчас тяжелая пора в жизни, и требуется совсем немного, чтобы окончательно сломить ее.

Уилд вздохнул. Почему это люди воображают себе, что ранимый человек должен быть защищен от полицейских допросов, особенно в случае, когда умерла женщина, а двое мужчин, причастных к ее смерти, спокойно разгуливают на свободе?

— Вы же знаете, что мы расследуем дело о насильственной смерти? — напомнил он.

— Я полагал, что это несчастный случай. Или тут нечто более серьезное? Вы поэтому хотите поговорить с этим мерзавцем?

— Он просто свидетель происшествия, вот и все, — ответил Уилд, не считая нужным посвящать Марвуда во все сложности дела. — Так вы, может быть, скажете мне, от кого же вы узнали, что Уотерсон в пивной?

Марвуд пожал плечами и проговорил:

— Ну, хорошо. Да, мне Пам сказала. Я случайно встретил ее, когда она пришла на дежурство. Она была очень расстроена, ей надо было выговориться, я как раз подвернулся. Возможно, сейчас она уже жалеет об этом.

— Очень может быть, — иронически заметил Уилд. — Так что же она сказала?

— Она сказала, что Уотерсон позвонил ей и попросил встретиться с ним в «Приюте». Ему нужны были деньги, и он попросил ее принести ему немножко. Он опоздал, так что у них почти не было времени поговорить. Во всяком случае, когда она ему дала те наличные, которые ей удалось наскрести, он заявил, что этого мало, и, похоже, готов был устроить очередную сцену, поэтому она поспешила уйти.

— Оставив Уотерсона в пивной?

— Да. И я подумал, что все может разрешиться наилучшим образом, если вы отправитесь туда и заберете его. А если бы вы вознамерились хорошенько отделать его, я бы тоже не слишком расстроился. Но похоже, я переоценил ваши способности.

— Да, сэр, — сказал Уилд. — В любом случае, спасибо, что позвонили.

— Всегда пожалуйста. — Помявшись, доктор добавил: — Послушайте, я не хотел бы, чтобы миссис Уотерсон знала, что это я…

Уилд скривился. Со своей стороны он чувствовал, что доктор заслужил, чтобы ему была обещана конфиденциальность, но невозможно было заставить Дэлзиела согласиться на подобного рода человеколюбивый жест.

— Мы постараемся умолчать об этом, сэр, — сказал он. — Но вы ведь понимаете, что ее все равно придется допрашивать?

— Понимаю, — с несчастным видом ответил Марвуд. — Но спрашивать ее будете вы, да? Вы не отдадите ее в лапы этого толстого ублюдка Дэлзиела?

— Нет, сэр, извините, не могу вам ничего обещать, — проговорил Уилд, покачав головой, отчего его пронзила острая боль, словно в подтверждение того, как мудро он поступил, не дав такого обещания. Еще более яркое подтверждение его мудрости неожиданно возникло перед ним воочию.

В дверь заглянула хорошенькая индианка и сказала:

— Извините, но здесь кто-то…

Ее ласково, но решительно отодвинули с дороги, и порог палаты переступил толстый ублюдок собственной персоной. Он перевел взгляд с медсестры на Марвуда и обратно и, подходя к Уилду, произнес:

— Доктор Ливингстон,[12] я полагаю? Скажите на милость, что здесь делают эти туземцы?

Глава 2

От каждого — по способностям; каждому — по потребностям.

Дэлзиел как-то раз заявил, что этим принципом он руководствуется при распределении обязанностей в уголовно-следственном отделе. Паско не стал выяснять, крылась ли в этом утверждении сознательная или неосознанная ирония. Но утром, после того как Уотерсон исчез во второй раз, а на Уилда впервые в жизни напали по причине его сексуальной ориентации, Паско пришлось признать, что толстяк, похоже, в этом прав.

Он, Дэлзиел, пошел поджаривать на медленном огне владельца «Приюта пилигрима», поскольку всем известно, что того, кто что-то жарит, мучит от жары нестерпимая жажда. Сеймура отправили в больницу в расчете на то, что обаяние его молодости поможет вытянуть из Памелы Уотерсон больше, чем удалось Дэлзиелу прошлой ночью, когда допросу мешали служебные обязанности Памелы и присутствие Эллисона Марвуда.

А сам Питер Паско, жена которого постоянно пилила его за то, что он, как плотоядное животное, ест больше мяса, чем бобов и отрубей, очутился в магазине здоровой пищи.

Его привел в этот магазин номер машины, замеченный Уилдом. Компьютер выдал, что владельцем синего «пежо» является мистер Гарольд Парк, проживающий по улице Стринг-Лейн в доме номер двадцать семь «А». Это была улица недалеко от центра города, все дома на которой числились представляющими архитектурный интерес, непонятно только для кого. Дома номер двадцать семь «А» Паско так и не смог отыскать, номер двадцать семь — с узким фасадом и подслеповатыми окошками — оказался магазином под названием «Пища для ума», владелец Гордон Гован. Паско вошел внутрь и встал в хвосте коротенькой очереди из трех монахов, которых обслуживал с трудом различимый в полумраке человек, говоривший в нос, будто от сильной простуды. Наконец люди в коричневых одеяниях ушли, унося с собой центнер всяких трав и семечек. Паско оставалось только предположить, что они разводят волнистых попугайчиков. Он подошел ближе к прилавку, и теперь кроме прононса обнаружилась пара ярко-голубых глаз и всклокоченная рыжая борода.

— Вы мистер Гован? — спросил Паско. — Извините, я ищу дом номер двадцать семь «А».

— Двадцать седьмой «А»? — задумчиво переспросил шотландец, картавя, хотя ни в одном из произнесенных им словах не было буквы «р».

— Да, двадцать седьмой «А». Мне нужен некий мистер Гарольд Парк.

— А вы кто будете?

Паско вздохнул и достал свое удостоверение.

— Полиция, а? Сразу бы сказали. У меня здесь такие странные люди бывают.

— Вроде монахов?

— Ох, вы про этих гномов-домовых? Да, мы часто имеем дело с религиозными общинами. Они говорят, так в Библии записано, а я думаю, что им от этого меньше хочется — хоть как-то помогает в их-то положении. Знаете, «лучше кусок сухого хлеба, и с ним мир, нежели дом, полный заколотого скота, с раздором». Послание Павла абердонянам.

Его слова пролили совершенно новый свет на бобовый евангелизм Элли. Но Паско отринул от себя этот свет и сказал:

— Так что насчет мистера Парка? Вы можете мне помочь?

— А то! Двадцать семь «А» — это квартира над магазином. Вы можете подняться по боковой лестнице. Но его там сейчас нет. Он, знаете ли, путешественник у нас. Его по неделе не видно и не слышно.

— А чем он занимается?

— Какие-то ветеринарные препараты продает, что ли. Пилюльки для пуделей, что-то в этом роде. Ему передать что-нибудь?

— Вы скажите ему, чтобы он связался со мной, когда вернется. Вот моя визитная карточка. Но я, вероятно, в любом случае еще раз загляну.

— И правильно сделаете, — сказал Гован, провожая его до дверей, — некоторые не очень-то жаждут помогать полиции, понимаете. А я, мне нравится, чтобы у меня с полицией все гладко было. Кто знает, когда мы можем друг другу понадобиться, а? О, надеюсь, вы недалеко отсюда поставили машину? Похоже, дождь собирается. Или еще чего похуже!

На улице и вправду было холодно и неуютно, а на востоке, за едва различимым шпилем собора, нависли тяжелые тучи, грозя обрушить на город снег, которым до сей поры обделила его необыкновенно теплая зима.

Паско поднял воротник и сказал:

— Я припарковался почти у соборной площади — ближе негде было. Улица такая узкая.

— Ох, вам надо было бы подъехать к магазину со стороны заднего двора. Вы разве не знаете, где у нас машины сгружают товар?

Конечно, он знал. Он слишком долго работал полицейским, чтобы не знать все ходы и выходы в городе. Просто вовремя не подумал. Точнее, мыслил в это время не как полицейский, а как обыкновенный гражданин. Может, ему не только ногу надо было в порядок привести?

Он торопливо шел по тротуару, втянув голову в плечи в ожидании надвигающейся непогоды, и снова был просто гражданином Паско, а никаким не детективом Паско. Потому-то до самого последнего момента, пока на него не было совершено нападение, и не подозревал, что его преследуют.

Паско почувствовал, как сзади кто-то крепко схватил его за руку. Инстинкт самосохранения наконец пробудился в нем, и Паско попытался обернуться, но было поздно. Чья-то рука обхватила его сзади за шею, и он невольно запрокинул голову. Главная атака пришлась на его лицо: он почувствовал влажное тепло на губах и, прежде чем успел осознать, что это было, уже начал ощущать, как это приятно. Но в то же мгновение атака была прервана, и Чанг сказала:

— Это тебе за то, что ты вел себя как хороший мальчик, Пит, милый.

— А что я получил бы, если бы вел себя как плохой мальчик? — тяжело дыша, спросил Паско.

— Это нам надо будет обсудить с Элли, — рассмеялась Чанг. — Только не на улице. Здесь мы можем напугать здешних аборигенов.

Несколько аборигенов уже смотрели на них с нескрываемым интересом. Паско не винил их за это. Не так уж часто можно увидеть, как на улице города в Среднем Йоркшире средь бела дня насилуют беззащитного полицейского.

— Хорошо. Так что я сделал, чтобы это заслужить? — спросил он.

— Он наш, Пит! Он сказал, что согласен! Аллилуйя! Я нашла моего Бога!

— Он что, правда сказал, что согласен? — не поверил своим ушам Паско.

— Мне пришлось над ним немножко потрудиться, — ухмыльнулась Чанг. — Но я все же его заарканила! И просто хотела сказать тебе спасибо, Пит. Без тебя я бы к нему и подступиться не могла!

— О нет, — горячо запротестовал Паско. — Ко мне это не имеет никакого отношения!

— Ну не скромничай, миленький.

Восхищение, которое Паско испытывал к Чанг, несколько померкло. Режиссеру такого высокого класса, как она, следовало бы без труда отличать скромность от панического ужаса.

— Пройдись со мной чуть-чуть, — проговорила Чанг и схватила его за руку, лишив какой-либо возможности отказаться. — Я иду в собор, чтобы поведать новость канонику. Кажется, он весьма неблагоразумно вообразил себе, что на роль Бога пригласят его, а нам ведь не надо, чтобы он потом дулся, правда?

Через несколько шагов ее привычка жестикулировать в разговоре избавила его от ее руки, но он и не попытался бежать. От нее исходила такая неиссякаемая жизненная энергия, что надо было быть совсем уж занудливым болваном, чтобы хотеть избежать этого лучезарного тепла.

Она рассказывала ему о своих планах, связанных с мистериями, и, когда через некоторое время Паско удалось оградить себя от ее заразительного энтузиазма, он сказал:

— Чанг, чего я действительно никак не могу понять, так это почему ты так заинтересовалась этими пьесами. По-моему, они воплощают в себе все те «измы», от которых ты всегда воротила нос. Я знаю, ты можешь так поставить Шекспира, что со сцены будут звучать его словами твои идеи, но эти пьесы… В них ничего своего не вложишь.

— Она толкнула его в бок. Наверное, подразумевалось, что это был легкий дружеский тычок, но Паско в этот момент показалось, будто его ребра вогнулись внутрь грудной клетки, и теперь он мог запросто влезть в пиджак сорок шестого размера вместо пятьдесят второго.

— Так вот как ты обо мне думаешь, да? Я, по-твоему, читаю нравоучения? Что ж, может быть, но это не главное для меня, Пит. Главное — сама пьеса, а чему она учит — это уж потом. Все начиналось с самого действа, это оно — истоки, корни современного европейского театра…

— А я думал, греки… — перебил ее Паско с глупым видом.

— Это тоже, но их театр умер и возродиться ему пришлось уже в нашем обществе, с нашей психологией, в наших климатических условиях, с нашими богами, и мы можем возродить традиции гораздо более ранние, чем известная нам греческая классическая драма.

— Ты говоришь так, будто ты… родилась в Европе, — осторожно заметил Паско.

— Цто вы говорите, господина? — поддразнила его Чанг. — Не позволяй раскосым глазам обмануть тебя, мой мальчик. Мой папочка привез мою мамочку из Малайи к себе в Англию. И особа, которую ты перед собой видишь, выросла, ты не поверишь, в Бирмингеме!

Она радостно рассмеялась сему невероятному обстоятельству. Почему в это трудно было поверить, Паско не знал, но тоже невольно рассмеялся.

Они прошли мимо места, где он оставил машину, и уже подходили к соборной площади, когда Паско неожиданно остановился и сказал:

— Дальше я не пойду. Ты можешь отвергнуть своего каноника и без моей моральной поддержки.

— Ага, если мне понадобится помощь полиции, я свистну в мой свисток, — сказала Чанг, — но не уходи. Зайди со мной в собор, я хочу тебе кое-что показать.

И снова какая-то сила повлекла его вперед. На этот раз с холодного зимнего воздуха он попал в еще более холодную, неподвластную смене времен года атмосферу огромной церкви. Она была пуста, лишь две фигуры, как надеялся Паско — человеческие, скользили по боковому приделу. Агностицизм Паско не был зашитой от принижающей мыслящее существо власти этих гулких сводов, но пламя, горящее в Чанг, оказалось достаточно ярким, чтобы соперничать на равных со всем, что в них притаилось. Она подвела его к хорам и заставила нагнуться, чтобы посмотреть на резьбу под ними. Это были Деревянные фигурки, расположенные по одной или объединенные в маленькие группы, строго по роду занятий, будь то ремесло или вид искусства. Были здесь и кожевенники, и лудильщики, и пастухи, и охотники. Были люди, играющие на свирелях и маленьких барабанах, на шомах[13] и цистрах;[14] были там и танцоры, и игроки в кости, и акробаты, и мимы.

— Человек, который все это вырезал, знал этих людей, видел их и понимал, что их присутствие здесь так же важно, необходимо и вечно, как присутствие всего остального. Я не собираюсь делать занудный экскурс в историю; я хочу внедриться в ту историческую среду. А теперь пойдем в часовню Плини, там тоже есть кое-что.

Но, когда они подошли к часовне, оказалось, что в ней кто-то молился. Часовня была названа в честь сэра Уильяма де Плини, чья гробница там находилась. Гробницу венчала бронзовая скульптурная группа, изображавшая в натуральную величину сэра Плини с супругой и маленькой собачкой у их ног. Эта крошечная часовня стояла чуть в стороне от собора и предназначалась для молитв, творимых в одиночестве. У подножия гробницы, склонив голову, неподвижно застыла какая-то женщина. Паско задержался у входа, но Чанг решительно прошла внутрь. На секунду ему показалось, что это было проявлением полнейшей бесчувственности, но, когда она заговорила, оказалось, что все как раз наоборот.

— Миссис Хорнкасл, вы в порядке?

Он не узнал женщину, пока она не подняла голову. Но, увидев ее лицо в то короткое мгновение, когда она еще не успела придать ему любезное выражение и улыбнуться, Паско понял, что Чанг не зря обеспокоилась.

— Как вы поживаете, мисс Чанг? — проговорила жена каноника.

— Я-то отлично. Вы мне не ответили, как вы?

— О, не беспокойтесь. У меня все хорошо. Правда.

— Мне показалось, вы расстроены, — оставив светские условности, призналась Чанг.

— Да? Ну, может быть. Но это глупости. Вы будете смеяться надо мной, но это из-за собачки.

— Собачки?

— Да. — Жена каноника положила руку на голову маленькой бронзовой собачки и погладила ее. — У меня была собачка, очень похожая на эту. Маленький терьер. Я его звала Сэнди. Он действовал на нервы Юстису. Ну да, он иногда бывал непослушным. А когда хотел погулять, то прыгал вокруг меня и лизал мне лицо, а потом бежал к двери и подпрыгивал до самой ручки, как будто хотел открыть дверь. Иногда он царапал краску, и Юстис просто приходил в бешенство. Но это же была всего лишь краска, правда?

— Я тоже так думаю, — серьезно ответила Чанг. — А что случилось с Сэнди?

— Он погиб. Он каким-то образом оказался на улице, выскочил на проезжую часть, и его сбила машина. Мне советовали завести другую собаку, но Юстис сказал, что глупо из-за бессловесной твари рисковать снова, пережить подобные огорчения. Поэтому я больше и не завела себе собаку. Я не раз обращала внимание на то, что собачка Плини очень похожа на Сэнди, во всяком случае, мне так казалось, но Юстис говорит, что я выдумываю и никакого сходства между ними нет. Но они правда похожи.

Внезапно она рассмеялась и спросила:

— У вас бывают сны, мисс Чанг?

— Вы имеете в виду честолюбивные мечты?

— О нет. С ними я рассталась давным-давно. Нет, просто сны. Они всем снятся. И ничего не значат. Так вот, мне снился один сон, только я видела его уже два или три раза, а это что-то значит, не правда ли? Мне снилось, что я проснулась, но не могу шевельнуться и через некоторое время понимаю, что я бронзовая, как леди де Плини, что я лежу на гробнице, рядом с бронзовым Юстисом. И, хоть я и бронзовая, мне страшно холодно, так холодно, что меня бьет дрожь, и я хотела закричать в ужасе, но не могла, потому что была бронзовой. А потом я вдруг почувствовала движение около моих ног, потом выше, выше, пока не ощутила что-то теплое и мокрое на лице, и тогда поняла, что это меня лижет собачка. Постепенно тепло от ее языка разливалось по всему моему телу, пока наконец я не обрела способность двигаться. Каких мук стоили мне эти первые движения! Я была как старуха, страдающая артритом, беспомощная, с трудом передвигающаяся. Я огляделась и снова пала духом, мои слабые силы покинули меня. Я была в гробнице, а не просто на ней. Меня окружали толстые стены, по которым сочилась вода, совершенно глухие, если не считать огромной железной двери. На двери была ручка, но, даже когда я доползла до двери и всей своей тяжестью навалилась на эту ручку, она не подалась ни на йоту. В полном отчаянии я подумала, что теперь мне не остается ничего иного, как снова добраться до своего ложа и лечь рядом с Юстисом, на этот раз навсегда. Но, когда я отступила от двери, собачка подбежала ко мне и стала прыгать до самой ручки, совсем как Сэнди, когда хотел погулять. Конечно, дома он никогда не мог допрыгнуть до нее. А если бы и смог, то все равно не открыл бы дверь. И вот я стояла рядом со своим бронзовым мужем и смотрела, как собачка прыгает все выше и выше, но все ее усилия напрасны. И мне стало жальче собачку, чем себя. Поэтому я решила дойти еще раз до двери и сделать еще одну попытку. И в этот момент пес подпрыгнул так высоко, что сумел схватить ручку зубами. Он висел на ней, царапая лапами дверь, и это выглядело так трогательно, что я едва не расплакалась. Тут дверь начала понемногу открываться. Я глазам своим не верила. Песик изо всех сил тянул зубами ручку, и она опускалась все ниже и ниже. Потом раздался громкий скрежет, и дверь медленно распахнулась. А за ней я увидела залитую солнцем лужайку и услышала пение птиц. А Сэнди сорвался с места, выбежал на травку и стоял там на солнышке, тявкая, словно подзывал меня к себе… Вот видите, какие глупости я вижу во сне, мисс Чанг. Такое только дуре и может присниться.

Она произнесла это веселым тоном, стараясь показать, что сама посмеивается над собой и своими глупостями, но Чанг не стала ей подыгрывать.

— Нет-нет, миссис Хорнкасл, — сказала она, — в этом нет ничего глупого. Совсем ничего.

Она обняла женщину за плечи, а Паско, который, по мере того как миссис Хорнкасл рассказывала свой сон, отступал все дальше и дальше назад, повернулся и поспешил вон из мрачного собора. Оказавшись на свежем морозном воздухе, он почувствовал совершенно необъяснимое облегчение.

Не только контраст с полумраком собора заставил его подумать, что снаружи стало светлее. Зима, видимо, снова собиралась всех обмануть, и подсвеченная бледным солнцем туча окрасилась в серебристо-оловянный цвет. Дэн Тримбл, наверное, доволен. Еще пара дней приличной погоды, и стоянка с гаражами будет достроена в ограниченный финансами срок. Как приятно будет снова ставить машину у задней двери участка, а не через улицу.

Сейчас строители были заняты возведением маленькой будки при въезде на стоянку, наличие которой, согласно нынешним требованиям безопасности, провозглашалось чуть ли не обязательным. Конечно, противно будет каждый раз подвергаться проверке при въезде на задний двор своего полицейского участка, но по крайней мере теперь туда не въедет какой-нибудь псих на грузовике, полном динамита. Паско заметил Арни Стринджера, но Свайна не было видно, хотя, когда Паско приехал утром на работу, он был на месте. Похоже, теперь его финансовые проблемы решены, и он не собирается заниматься грязной работой больше, чем пару часов в день.

Когда Паско проходил пропускной пункт, сержант Брумфилд поднял на него глаза и спросил:

— Как успехи?

— Пока пусто. Что-нибудь слышно про шпану, которая отделала Уилда?

— Ничего. Но, кстати про шпану, в «Пост» вышла статья о том дебоше в «Розе и короне». Они, видно, собираются сенсацию из этого делать. Представляешь, чем нам это грозит. В футбол у нас играют погано, но болельщики нашей команды скоро войдут в высшую лигу хулиганов.

— Черт. Это только даст повод всяким дебилам чувствовать себя героями! — в отчаянии воскликнул Паско. Хозяин «Розы и короны» все еще был в больнице с серьезной травмой глаза. Глаза же потенциальных свидетелей происшествия, похоже, тоже были не в порядке, потому что все описания погромщиков разительно отличались друг от друга.

— Сеймур еще не вернулся? — спросил Паско.

— Да ты что! Всего десять пятнадцать. Раз нашего юного Денниса заслали в общежитие медсестер, его можно не ждать раньше чем через двадцать четыре часа! Зато главный вернулся.

— Как он?

— Невеселый. Я его спросил, удалось ли ему раскопать что-нибудь в «Приюте», а он ответил, что хозяин полный дурак и пиво у него паршивое.

— Плохо, плохо. Думаю, оставлю его пока в одиночестве.

— Да он там все равно не один.

— Да? А с кем?

Сержант пожал плечами.

— Кто его знает? Он тут стоял, когда они вошли.

И сержант кивнул в сторону, где сидел придурок Гектор, склонившись над машинкой с сосредоточенным видом шимпанзе, размышляющей, с какой фразы лучше начать писать «Гамлета».

Паско вздохнул и пошел восвояси.

Ему было, конечно, интересно, кто пришел к Дэлзиелу, но не настолько, чтобы эта проблема завладела им безраздельно. Однако, когда Паско дошел до своего отдела, он услышал рев раненого мастодонта. Его опытное ухо позволило ему определить, что причиной столь яркого проявления чувств был гнев. По идее, в подобной ситуации следовало бы спрятаться в шкафу до выяснения, на кого направлен сей гнев. Но, поскольку в этом отношении Паско чувствовал себя в безопасности, он решил удовлетворить свое любопытство и, легко постучав в дверь начальника, всунул голову в кабинет со словами:

— Вызывали, сэр?

Тайна визитеров была раскрыта. Ими оказались Филип Свайн и Иден Теккерей. Адвокат улыбнулся Паско. Бледный, осунувшийся Свайн не обратил на него никакого внимания. А Дэлзиел заорал:

— Нет, черт возьми, не вызывал! Но раз уж ты пришел, входи! Мне нужен свидетель, потому что, черт возьми, похоже, меня собираются оклеветать!

— Да нет же, нет, — урезонивал его Теккерей. — О какой клевете может идти речь, когда нет никаких обвинений в ваш адрес. Чтобы внести ясность, позвольте мне прежде всего сказать, что мы никоим образом не оспариваем того факта, что мой клиент дал показания добровольно, без принуждения и все правила дознания были соблюдены.

— Премного благодарен, — прорычал Дэлзиел.

— Теперь же все, что он хочет, это только лишь внести небольшие изменения в свои показания. И тоже добровольно, без принуждения и строго соблюдая правила, — продолжал адвокат.

— И только-то? — язвительно осведомился Дэлзиел.

— Здесь у меня копии его измененного заявления. Возможно, мне следует прочитать его вам, чтобы избежать превратного понимания или толкования изложенного.

Адвокат надел очки в роговой оправе и кашлянул, прочищая горло. Паско был убежден, что, кроме того, что он защищал интересы своего клиента, он еще и получал от происходящего огромное удовольствие.

— Прежде чем зачитать вам заявление моего клиента, — добавил Теккерей, — я хочу обратить ваше внимание на то, что все нижеизложенное записано со слов мистера Свайна без каких бы то ни было исправлений или иного вмешательства с моей либо чьей-то еще стороны.

Он снова откашлялся и начал читать.

— Когда детектив Дэлзиел привез меня в участок в ночь смерти Гейл, я, по всей вероятности, был в состоянии шока. Все, за исключением смерти Гейл, казалось мне нереальным, далеким и несущественным. Состояние шока продолжалось у меня после той ночи еще некоторое время, но этот диагноз был официально поставлен только после того, как я, по совету мистера Теккерея, посетил своего врача.

Я всегда буду чувствовать вину за то, что Гейл умерла. Наверное, я что-то сделал не так. И может быть, если бы я не побежал тогда вечером к Уотерсону домой, ничего этого не произошло бы. Как бы то ни было, теперь мне ясно, что эти чувства повлияли на мою оценку происшедшего и изложение фактов так сильно, что я готов был принять на себя всю вину, а не только моральную ответственность. Поэтому и написал, что я фактически держался за пистолет, когда он выстрелил. Теперь я могу все точно восстановить в памяти и с большей ответственностью изложить, что же произошло на самом деле.

Когда Гейл начала размахивать пистолетом, Уотерсон, а не я сделал попытку отнять его у нее. Может быть, он опасался за себя, а может, думал только о том, как бы Гейл не причинила себе вреда. Мне это неизвестно. Я знаю только, что пистолет выстрелил, а Уотерсон совершенно потерял самообладание. Он отпрянул от Гейл, зажав пистолет в руке. Я взял у него оружие из страха, что он может случайно выстрелить вновь и наделать еще больших бед. Он прислонился к стене, а я остался стоять на месте, где и стоял, естественно, в состоянии шока, пока не вошел мистер Дэлзиел.

Внося изменения в мои первоначальные показания, я не пытаюсь снять с себя ответственность за происшедшее. Я лишь хочу восстановить истину, поскольку в этом вижу первый шаг к тому, чтобы примириться со своей потерей, пережить и искупить вину.

Закончив читать, Теккерей сказал:

— Я уверен, что вы воспримете эти пересмотренные и удивительно трогательные по своей искренности показания моего клиента, как они того заслуживают.

Дэлзиел, который прослушал заявление, будто это была великопостная проповедь в сельской церкви, широко зевнул и произнес:

— Да, думаю, что уж это-то я могу обещать.

— Благодарю вас, — сказал Теккерей. — Без сомнения, второй свидетель, мистер Уотерсон, подтвердит эту версию происшествия в своих показаниях, как только мы сможем получить их.

«Ах ты, старый коварный дьявол! — с восхищением подумал Паско. — Ты каким-то образом разузнал о том, что содержится в заявлении Уотерсона? Или просто догадался. Вот поистине противник, достойный Дэлзиела!»

— Мы все еще пытаемся найти мистера Уотерсона, — уклончиво сообщил Дэлзиел.

— Странно, что для вас это оказалось такой сложной задачей, — удивился Теккерей. — И я не в силах понять, почему отсутствие мистера Уотерсона, чем бы оно ни было вызвано, мешает нам уладить это дело. Простое человеколюбие требует того, чтобы следствие было закончено, а останки выданы ближайшим родственникам покойной. Мой клиент и так слишком много пережил.

— Мы в этом не виноваты. Ты же сам сказал, все было по закону.

— Это правда, — согласился адвокат. — Ничего не было упущено. За исключением, может быть, нескольких мелочей. Например, в ночь, когда все это произошло, вы вызвали вашего врача для осмотра мистера Уотерсона, но он не осматривал мистера Свайна, потому что вы его об этом не попросили.

— Не видел в этом нужды, — твердо произнес Дэлзиел. — Уотерсон был в истерике. Свайн же выглядел вполне нормально. Если позволите, он выглядел в ту ночь даже лучше, чем сейчас.

Свайн, который рта не раскрывал, во всяком случае за время присутствия Паско, гневно уставился на Дэлзиела, но Теккерей ободряюще похлопал его по руке и проговорил:

— Да, помнится, в вашем собственном заявлении вы отмечали, как спокоен и собран был мистер Свайн. И когда на следующий день мы с вами впервые беседовали, вы обратили мое внимание на то же самое. У меня сложилось впечатление, что вы делали свои умозаключения на основании своих собственных наблюдений, которые свидетельствовали не в пользу моего клиента.

— Я просто излагаю факты, как я их вижу, и больше ничего.

— Конечно. Но вот чего вы не увидели: это мнимое спокойствие моего клиента, его кажущееся владение собой могли быть на самом деле симптомами шока, который был диагностирован позднее и внешние проявления которого, пусть даже запоздалые, вы только что сами отметили. Как жаль, что при наличии врача в ту ночь вы не…

— Он же был подвергнут медицинскому осмотру на следующий день, — перебил Дэлзиел.

— Да, конечно, — подтвердил Теккерей, — но мы обязаны задать себе вопрос, какие указания получил от вас врач перед тем, как осмотреть моего клиента? Между прочим, как я это понимаю, полное соблюдение всех правил ночью во вторник вовсе не распространилось на следующий день, в частности на медицинский осмотр. О какой законности может идти речь, если согласие было получено обманом.

От этих слов Дэлзиел весь как-то осел в кресле, на его тучном теле собрались складки, и, запустив руку под рубашку, он стал почесываться совсем как какой-нибудь неандерталец. Вид у него был почти побежденный. Подобное зрелище выглядело малопоучительным для Паско.

— Если вы намерены оповестить весь свет, что врач по моему указанию осматривал Свайна, поскольку его жена была наркоманка, что ж, валяйте, — огрызнулся он. — По-моему, вся эта милая беседа сводится к тому, что вместо одного заявления от вашего клиента мы имеем сейчас два. Весело, ничего не скажешь.

Это был необыкновенно слабый для Дэлзиела контрудар, что Теккерей не преминул дать ему понять.

— Именно так, — подтвердил он с холодным смешком, — и давайте считать, что один из них черновой, а другой окончательный вариант. Ведь первоначальное представление очевидца о том, что произошло, бывает ошибочным, не правда ли? Уж вы-то как никто должны это знать, мистер Дэлзиел.

— А?

— Я говорю о вашем собственном заявлении. Успокойтесь, я не совершал налета на ваш офис. Я просто беседовал с мистером Тримблом по совсем другому делу и упомянул случайно о том, как меня беспокоят все эти задержки, в частности, из-за того, что они причиняют страдания миссис Делгадо, слишком больной, чтобы самой приехать сюда, и, естественно, с нетерпением ожидающей, когда тело ее дочери будет отправлено в Соединенные Штаты для похорон. А мистер Тримбл, хоть и был полон сочувствия, предупредил меня, что, раз показания разных свидетелей не совпадают, а среди свидетелей оказался один из старших офицеров полиции, он, конечно же, склонен полагаться на версию именно этого человека.

— Как мило с его стороны, — в ярости процедил сквозь зубы Дэлзиел.

— Действительно мило. Поэтому я сделал вывод, что он ссылался на вас, и подумал, не захотите ли вы еще раз обдумать все детали вашего заявления? Все мы делаем иной раз ошибки. Я уверен, что ваш богатый опыт содержит множество примеров, когда даже хорошо тренированный наблюдатель может обмануться.

Дэлзиел бросил на Паско взгляд, суливший суровую кару. «Неужели он мог подумать, что я рассказывал Идену про мой следственный экспериментик!» — ужаснулся Паско.

Теккерей поднялся и стоял теперь, опустив руку на плечо Свайна. Потом он слегка надавил на его плечо, и тот тоже встал.

— Здорово! — воскликнул Дэлзиел. — Веревочек почти не видно!

— Простите? — проговорил Теккерей с подозрительной мягкостью в голосе.

Паско пытался мысленно послать своему шефу предупредительные сигналы. Эта битва проиграна. Остается только отступить в укрытие и перегруппировать войска. Бессмысленно вставать во весь рост в окопах и пытаться закидать бейсбольными битами неудержимо надвигающиеся танки.

Но Дэлзиел предпочитал воинские почести благоразумию.

— Я только хотел сказать, интересная штука, этот ваш шок! Напрочь лишает дара речи, за исключением только, когда эту речь написал кто-то другой.

Свайн, похоже, хотел что-то гневно ответить, но Теккерей быстро нашелся и разрядил обстановку, сделав вид, будто неверно истолковал слова Дэлзиела.

— Если вы намекаете на решение моего клиента принять участие в готовящейся постановке мистерий, так ему это рекомендовали в качестве очень действенной терапии. Ролевые игры давно получили заслуженное признание в качестве психологической реабилитации пациента. Да и что способно лучше помочь искупить вину, чем возможность приобщиться к величайшей вине из всех?

Паско сгорал от желания узнать, что скрывалось за этими словами. Неужели Свайн и правда будет играть в постановке Чанг? И если это так… Но Теккерей еще не закончил.

— Слыхал, что вы тоже собираетесь выйти на подмостки? — любезно спросил он.

— Собираюсь.

— В качестве Бога, полагаю? Думаю, что на вас подобный опыт тоже может оказать благотворное влияние. И я надеюсь, что ваше очевидное желание сыграть в одной сцене с мистером Свайном говорит о скором разрешении этого мучительного недоразумения и успешном расследовании столь трагического дела. До свидания.

Он вышел. Свайн последовал за ним, но задержался на пороге и произнес без всякого выражения на лице, так что невозможно было понять, издевается он или ищет примирения:

— Увидимся на репетиции, — и тоже покинул комнату.

Дэлзиел открыл ящик стола и достал оттуда бутылку и стакан. Потом налил себе непомерно огромную порцию и медленно выпил все до дна.

— Ну, давай выкладывай, — приказал он. — Когда у тебя такой вид, это значит, либо тебя мучит геморрой, либо ты обдумываешь что-то серьезное. Говори, не стесняйся!

— Да я ничего, — промямлил Паско, — только… странное это дело…

— Заметил, да? Ну, слава Богу, что мы тебя повысили! Такой проницательный мужик, как ты, заслуживает того, чтобы его на самый верх поставили!

То, что шеф, разбитый. Теккереем в пух и прах, несправедливо набросился на беззащитного Паско, было неудивительно, однако очень обидно.

— Это дело и правда странное, — поспешил он закончить свою мысль, — что, однако, вовсе не значит, будто оно подозрительное. На самом деле, все это никак не тянет на хитроумный замысел. Разве не может быть, чтобы произошло именно то, что говорят оба: Свайн и Уотерсон, и что вы, с небольшим несовпадением, частично видели — самоубийство или в крайнем случае — трагический несчастный случай?

— Считаешь, что у меня навязчивая идея?

— Нет, — соврал Паско. — По правде говоря, я думаю, что вы и сами уже начинаете склоняться к этой мысли. Как сказал мистер Теккерей, вы не согласились бы играть в мистериях мисс Чанг вместе со Свайном, если бы продолжали считать его преступником. Ведь так?

— Может быть, — признался Дэлзиел. — Я не уверен, вот в чем штука. Все, похоже, знают об обстоятельствах этого дела больше меня, и я плетусь в хвосте событий. Такое впечатление, что среди нас завелся доносчик!

«О Господи», — подумал Паско, терзаясь мыслью о своем и Элли неблаговидном участии в том, чтобы отдать Дэлзиела на съедение Чанг. Но в еще большее смятение привел Паско вид его известного своей неуязвимостью шефа, который был весь в сомнениях и в полном замешательстве.

Словно догадавшись о сочувствии Паско, Дэлзиел постарался самоуверенно улыбнуться и сказал:

— Но о чем мне тревожиться? Я же буду Всемогущим Богом, мать его, и, Богом клянусь, в любом случае отправлю Свайна в преисподнюю, да так, что старина Иден сразу из своих грязных штанов выскочит!

Как крик о помощи, это вполне сгодилось бы. Но видно, Дэлзиел не совсем хорошо понял свою роль. Не Бог, а падшие ангелы взывали о помощи. И их вопли устремлялись в небеса, но никогда не достигали слуха Всемогущего Бога, мать его, восседающего на своем хрустальном троне.

Глава 3

Вероятно, великая тайна обаяния Денниса Сеймура заключалась в том, что он никогда не пытался работать над его совершенствованием. Его очарование было даровано ему природой, а не взращено им самим, поэтому вознаграждение оказывалось для него скорее сюрпризом, чем завоеванной в борьбе победой.

Вручив себя прекрасной Бернадетте, он действительно не хотел, чтобы судьба сводила его с другими женщинами. И, хотя он вовсе не искал их расположения, просто невероятно, к чему иногда могла привести душевность при допросе. Недавно какой-то доброжелатель из полиции намекнул Бернадетте, что ее женишок признан ударной сексуальной силой уголовно-следственного отдела. Это дорого обошлось Сеймуру, а потому, прежде чем войти в дверь к Памеле Уотерсон, он напустил на себя самую ледяную официальность, на какую только был способен.

Сначала она повела себя так же, как и он, больше того, даже почти враждебно. Сеймур и не возражал бы, если бы она продолжала в том же духе, но не смог посочувствовать ей самым искренним образом, когда она сказала, что слишком устала, чтобы вынести продолжительный допрос, а она в свою очередь не могла не отозваться на его неподдельное сочувствие. И уже через пятнадцать минут они сидели рядышком на софе, пили кофе и наперебой рассказывали случаи из своей ужасной служебной практики.

— Но мое самолюбие питает то, что я могу быть сама собой, — сказала она в завершение череды сетований на свою профессию.

— Что?

— Я хочу сказать, что у меня нет никакой необходимости тянуть эту лямку. Работы выше головы, людей не хватает, платят мало, оборудование паршивое, и всякий раз, когда я безропотно тащу свой воз, мне говорят, что я ангел, а стоит мне чуть-чуть пожаловаться на усталость, мне тут же говорят, что я эгоистка и дерьмо. Я все это могу завтра же бросить и уйти в частный сектор, и у меня тогда будет все, что я пожелаю. Или уехать за границу. И тогда у меня будет вдвое больше, чем мне нужно. Но я не сделаю этого, не могу этого сделать, потому что тогда я перестану быть самой собой. Глупо, правда? Как будто сидишь в тюремной камере и оттуда есть только два выхода: через дверь или через окно, под которым тысяча футов до голых камней. Вот так сидишь и знаешь, что никогда-никогда не воспользуешься этой удобной дверью на свободу.

— Вы в этом уверены? — спросил Сеймур.

— Конечно, уверена! Я же только что это все вам рассказала! — сердито ответила она.

— Нет, я хотел сказать, что обычно бывает не два выхода, а больше.

— Правда? Тогда назовите мне еще два, — с вызовом бросила она.

— Хорошо, — улыбнулся Сеймур. — Что случится, если вы запустите полной уткой в министра здравоохранения?

— Меня уволят.

— Ну вот, один способ есть. А что будет, если вы забеременеете?

— В таком случае все подумают на беднягу Святого Духа, — грустно проговорила она.

— На кого бы ни подумали, это второй способ. Вы хотите иметь семью, милая?

— Когда я вышла замуж, мне казалось, что это так естественно. Дело в том, что я католичка. Может, и не добрая, но католичка. А он мыслил совсем по-другому. Я просто поплыла по течению тогда. Хотя нет, неправда. Я повела себя так, потому что тогда мне именно этого и хотелось. Теперь я бы… но все, поздно.

— Между вами все кончено окончательно и бесповоротно? — спросил Сеймур. — Вы будете разводиться?

Она покачала головой.

— Нет, никакого развода. Я все еще католичка. Но, вы правы, между нами все кончено. Ах, но я все равно хочу быть с ним, до сих пор. Тот смешной парень, который приходил в первый раз, наверное, рассказал вам, что застал нас, когда мы обнимались. Это, разумеется, ничего не значило. Просто, когда вы ужасно устали и подавлены, объятия так помогают.

Она задумчиво посмотрела на Сеймура, произнося эти слова, и он сделал огромный глоток воздуха из своей пустой чашки.

— Понимаете, — продолжала она, — я ушла от него не потому, что он переменился после нашей свадьбы, а потому, что он был больше самим собой, чем я это осознавала.

— Как это? — удивился Сеймур.

— Звучит по-дурацки, да? — улыбнулась она. — Я имею в виду, до того как мы поженились, я знала, что он храбр только на словах, на самом же деле напугать его ничего не стоит, что он с ума сходит от натуральных блондинок с длинными ногами. Но все это казалось неважным. То, что он был не храброго десятка, наоборот, как-то сближало нас, и я думала, что сумею уберечь его от ситуаций, в которых он не смог бы сдержать себя и взорвался бы. А насчет длинноногих блондинок… Так я и сама длинноногая блондинка. И что из этого вышло? Ничего хорошего. Просто чтобы доказать, какой он отчаянно смелый, он стал ввязываться в разные авантюры. И я не могла вечно состоять при нем, чтобы удерживать от взрывов бешенства. А его страсть к стройным блондинкам вовсе не исчезла с моим появлением. Как я уже сказала, я не могу сослаться на то, что не знала, за кого пошла.

— А в какие авантюры он ввязывался? — поинтересовался Сеймур.

— Типа того, чтобы открыть собственное дело. Безумие затевать что-либо подобное, когда ясно, что за тебя никто работать не будет!

— Но вы еще любите его? Поэтому, когда он вам позвонил и попросил встретиться с вами, вы пошли?

— Конечно. А почему бы и нет? — рассердилась она.

— Вы же знали, что полиция искала его, потому что нам нужна его помощь в расследовании серьезного дела, — сказал Сеймур так сурово, как только мог.

— А, вы об этом, — пренебрежительно бросила она. — Так вы его в конце концов все равно найдете. Это был обыкновенный несчастный случай, да? Если бы он не сбежал, все, возможно, было бы уже ясно.

— Очень может быть. Так почему он сбежал?

— Не знаю. Может быть, потому, что теперь его все ищут и он наслаждается собственной значительностью.

— Он вам это сказал, когда вы встретились?

— Нет. Я его спросила об этом, но он напустил на себя таинственный вид, а это как раз та самая игра, в которую я с ним давно уже не играю.

— А о чем же еще вы говорили?

— Всего я не помню. Почему-то запоминается только плохое, как он начинает заводиться. Это вечная проблема с Грегом, Когда он хороший, все прекрасно, очаровательно, весело, причем это бывает девяносто процентов из всего времени, пока с ним общаешься. Но доведись вам провести с ним остальные десять процентов времени, и именно это запомнится на всю жизнь.

— Расскажите мне, что плохого случилось в «Приюте», — попросил Сеймур.

— Во-первых, это когда я передала ему просьбу мистера Свайна, а во-вторых…

— Мистера Свайна? — перебил Сеймур.

— Да, он мне позвонил несколько дней назад и спросил, не звонил ли мне Грег. Я сказала, что нет, а он попросил меня связаться с ним, если Грег объявится.

— И вы сказали ему, что Грег объявился?

— Да, а он попросил меня передать Грегу, чтобы тот позвонил ему.

— А что сказал вам на это Грег?

— Вот тогда он начал психовать, и мне пришлось сказать ему, что я не говорила мистеру Свайну, где и когда мы с ним встречаемся. Он тогда велел передать мистеру Свайну, чтобы не волновался, он обязательно с ним свяжется.

— А Свайн звонил вам с тех пор?

— Нет. Во всяком случае, я не знаю.

— Хорошо. А что, во-вторых, вывело из себя вашего мужа?

— Это когда он попросил дать ему денег. Сказал, что совсем на мели и не может сходить в банк. Я ему дала все, что у меня было с собой. Около сорока фунтов. Это все, что я могла наскрести. Он закричал, что этого мало, что ему надо гораздо больше, и разбушевался уже вовсю. Господи, он, даже когда прячется, и то не может взять себя в руки!

Она с негодованием покачала головой, но чувствовалось, что он все равно ей очень дорог. В этом психе, наверное, было что-то невероятно привлекательное!

— И что было дальше?

— Я сделала единственно возможное, чтобы предотвратить скандал. Я ушла.

— А ваш муж?

— Обернувшись, я увидела, что он с моими деньгами направляется к стойке.

— А его агрессивность могла перекинуться с вас на кого-нибудь другого?

— Нет. Если бы он остался в одиночестве, он мог бы сидеть в углу и еще долго ворчать себе под нос. Но в пивной, где полно людей, он наверняка был само очарование и душа общества уже через минуту после моего ухода. В этом-то и весь ужас. Он после скандалов чувствует себя всегда превосходно, а все вокруг, то есть любящие его люди, места себе не находят от обиды.

Она чуть не разрыдалась. Сеймур взял ее за руку, но тут же выпустил ее. Он приложил все усилия, чтобы его следующий вопрос прозвучал самым официальным образом.

— Миссис Уотерсон, в интересах всех, кто так или иначе связан с этим делом, как можно скорее найти Грега. Он вам ничем не выдал место своего возможного пребывания? Пока мы не побеседуем с ним, мы не можем закрыть это дело, понимаете? У него нет никаких близких друзей, которые могли бы скрывать его у себя?

— Если и есть, то у них должны быть длинные ноги и светлые волосы, — ответила она. — Вы думаете, я сержусь? Может, мне и обидно, но я не ревную. Знаете, иногда и без того трудно сделать так, чтобы жизнь не была совсем уж бессмысленной, а ревность при этом будет только мешать. Вы женаты?

— Я? Нет, — сказал Сеймур, чувствуя себя почему-то неловко. — Но обручен. И это серьезно.

Это был отличный повод, чтобы откланяться. Он поднялся с софы.

— Назад дороги нет? — спросила она. — Извините. Послушайте, посидите еще, расслабьтесь, выпейте кофе.

— Я не могу, — стал оправдываться Сеймур, — мне на работу пора.

— А здесь вы разве не работаете? Знаете, мне приятно с вами разговаривать. Вы, конечно, полицейский, но это, по крайней мере, хоть какое-то разнообразие, а то все врачи и медсестры… И вы не похожи на других, с которыми я уже встречалась. Тот, урод, он был ничего, но я с ним себя неловко чувствовала. А мистер Дэлзиел… Мне показалось, что он просто идет напролом, пока не выжмет из вас все, что ему хочется услышать, да еще в нужном ему порядке. Здорово, наверное, быть таким. И вообще, с таким начальником, как он, вам и спешить-то на работу ни к чему, он сам все сделает.

Если бы она соблазнительно улыбнулась ему, Сеймур тут же бросился бы бежать. Но она просто смотрела на него, очень серьезно, очень спокойно, и, хотя он с самого начала заметил ее длинные ноги и стройную фигуру, только в эту минуту он увидел, как она на самом деле красива, и в то же время на миг заглянул в бездну отчаяния, скрывавшуюся под неудовлетворенностью, в которой она ему призналась.

Против своей воли, говоря себе, что это его служебный долг, он собрался снова сесть, как вдруг раздался звонок в дверь.

— Я открою, — сказал он. Вряд ли это был Уотерсон, но, если это все же оказался бы он, Сеймур не хотел оставить за ним право первого хода.

Но лицо человека, который стоял в дверях, враждебно глядя на него, было черным.

— Это доктор Марвуд, — объяснила Памела Уотерсон, выглядывая из-за спины Сеймура.

— Я просто зашел спросить, все ли у тебя в порядке, — проговорил доктор. — Не позволяй этим ребятам тянуть из тебя жилы.

— Я бы сказал, что это больница тянет из нее жилы, — парировал Сеймур.

— Да ну? А вы кто такой?

— Констебль Сеймур.

— Констебль? Сначала это были сержанты и начальники уголовного розыска. Нас что, хотят совсем в рядовые разжаловать?

Хлесткий ответ готов был сорваться с языка Сеймура, но он подавил желание нагрубить.

— Я только выполняю свою работу, сэр, — бесстрастно проговорил он, — и в данный момент ее закончил. Спасибо за то, что согласились отвечать на мои вопросы, миссис Уотерсон, и за кофе. Извините, сэр.

Он прошел мимо Марвуда, слегка отодвинув его с пути. Когда Сеймур спускался по лестнице, до него донесся сверху короткий обмен репликами и стук захлопнувшейся двери. К его удивлению, доктор Марвуд остался с наружной стороны двери Констебль услышал топот ног по бетонным ступенькам и, когда оказался в вестибюле общежития медсестер, услышал голос Марвуда.

— Констебль, мистер Сеймур! Подождите минутку.

Сеймур остановился и, обернувшись, ответил:

— Да, сэр.

— Послушайте, я вам там нагрубил. Извините.

— Нагрубили, сэр? Я не заметил даже.

— Ну да, не заметил! Я думал, вы мне в морду дадите. Что вас остановило? Что я врач? Или что я черный?

Вопрос был задан как бы между прочим и совсем миролюбивым тоном, но Сеймур уловил в нем подвох и быстро нашелся:

— Меня остановило то, что я полицейский.

Марвуд рассмеялся.

— Ну, вижу, вы все тут в Среднем Йоркшире одним миром мазаны. На вид разные, но за словом ни один в карман не полезет.

«Так, комплименты пошли. Скоро извиняться начнет, значит, чего-то от меня хочет. Сказать или спросить?» — раздумывал Сеймур.

— Я очень беспокоюсь о миссис Уотерсон, — говорил врач, пока они вместе шли к месту, где Сеймур поставил машину. — На нее столько всего свалилось в последнее время.

Сеймур открыл дверцу машины, не говоря ни слова. Если Марвуд хочет что-то ему сказать, все равно скажет.

Он сел в машину, захлопнул дверцу, опустил стекло и стал ждать.

И тут врач сказал:

— Похоже, вся ваша братия с ног сбилась в поисках ее мужика.

— Стараемся, сэр, но наш шеф не любит бросать все силы на расследование каких-то малозначительных обстоятельств.

Это была провокация, легкая, как дуновение ветерка, но Марвуд ее почувствовал.

— Малозначительных? Женщина, с которой вы только что разговаривали, совершенно подавлена, а вы называете это «малозначительными обстоятельствами».

— Мне жаль, что у миссис Уотерсон семейные неурядицы, сэр, но я, честно говоря, не понимаю, причем тут полиция. Мы только хотим поговорить с ее мужем, чтобы кое-что прояснить, а затем, надеюсь, отпустим его, чтобы он наладил свои семейные дела. У меня сложилось впечатление, что они все еще сильно привязаны друг к другу.

Если предыдущий намек был подобен легкому ветерку, этот можно было приравнять к урагану.

— Послушайте, что вы городите?! Да их совместная жизнь никогда не наладится. Он же психопат. Больше того, он просто жулик! Может, это известие заставит вас оторвать задницы от стульев и всерьез заняться делом? Он жулик!

— И в чем же это выражается, доктор? — спросил Сеймур тоном, достаточно недоверчивым, чтобы заставить Марвуда перейти наконец стартовую линию. Потому что теперь констебль уже точно знал, что перед врачом стоит дилемма: либо сказать то, что не хочется, либо не получить того, что хочется.

Возможно, цель Марвуда была просто устранить Уотерсона. Но что-то подсказывало ему, что это устранит и его самого тоже.

Наконец он решился и все объяснил.

— А выражается это в том, что он заставляет свою жену воровать из больницы наркотики, — с трудом выдавил из себя Марвуд. — Только я вам этого не говорил. Если вы скажете кому-нибудь, особенно миссис Уотерсон, я стану все отрицать. Но это правда. Так, может, теперь вы бросите все силы на то, чтобы упрятать за решетку это ничтожество, этого мерзавца, которому место именно там?

Глава 4

Поначалу отчет Сеймура не очень-то улучшил настроение Дэлзиела.

— Опять наркотики, — хмыкнул он. — Вот, черт. И она их все-таки воровала?

— Доктор Марвуд говорит, что нет. Не думаю, что он сказал бы мне, даже если бы она действительно воровала. Он к Уотерсону хочет подобраться.

— Мне кажется, что все наоборот: он хочет к ней подобраться, — двусмысленно пошутил Дэлзиел. — А она что говорит?

— Ее я об этом не спрашивал, — ответил Сеймур. — Я подумал, что лучше будет, если я сразу отправлюсь в участок. Если бы я вернулся к ней, она бы поняла, что это доктор мне все рассказал.

— Укрепи меня, Господи! — воскликнул Дэлзиел. — Тебе что, мамочка строго-настрого наказала всегда слушаться докторов? Или что? Послушай, сынок, наше дело ловить людей, а не заботиться об их душевном покое. Тебе следует думать о совершенном преступлении, а не о сантиментах какого-то черномазого.

— Вряд ли цвет кожи доктора имеет в данном случае такое уж большое значение, — вмешался в их разговор Паско.

— Нет? А если он из Скотленд-Ярда и приехал сюда проверять нашу работу? Что ты ухмыляешься, Сеймур? Поштудируй-ка уголовный кодекс, и ты увидишь, сколько уже преступлений можно инкриминировать этому типу. Перво-наперво, он знал о попытке преступления, но умолчал о ней. И чего ради она ему обо всем рассказала? Может быть, она хотела ублажить муженька, а самый простой способ добыть наркоту — это трахнуться с врачом. А может, Марвуда пугает интерес полиции к его больнице, и он, опасаясь обвинений в свой адрес, поспешил наклепать на Уотерсона? Или вдруг Уотерсон — король наркомафии в Среднем Йоркшире, а миссис Свайн была не только его любовницей, но и постоянной покупательницей? Ничего этого тебе в голову не приходило?

Сеймур, выдержав эту атаку, храбро возразил:

— Я не верю, что Марвуд и миссис Уотерсон способны на что-нибудь подобное. Она действительно очень несчастна, а он сильно о ней беспокоится, потому что, ну, потому что влюблен в нее.

— Да-а? — с неприязнью протянул Дэлзиел. — Ну, тогда тебе незачем изучать кодекс. Отправляйся читать какие-нибудь душещипательные романы.

Сеймур, неуверенный в том, можно ли ему идти, посмотрел на Паско, а тот дернул головой в сторону двери. Когда Сеймур выходил, старший инспектор взглянул на него и прищурил один глаз, что подозрительно походило на подмигивание.

— Вы уж слишком на парня напустились, — проговорил Паско, когда за Сеймуром закрылась дверь.

— Ты считаешь? По-твоему, он ценный кадр, да? А по мне, так вышколить его не мешало бы.

— Но вы только нервируете его, — возразил Паско.

— Нервирую? — изумился Дэлзиел. — Ну теперь я уже все слышал. Черт побери! Единственное, что способно нервировать Сеймура, — это потеря ритма в койке! Кстати, юная Бернадетта совершенно не опасна.

— Не опасна? — Паско не верил своим ушам. — Вы имеете в виду в смысле СПИДа? А откуда же…

— Не будь идиотом, впрочем, тебя при этом, кажется, не было. Когда он объявил, что скоро женится, и меня осенило, что у него это серьезно, я передал досье мисс Мак-Кристал в специальный отдел. Ну сам посуди, что хорошего для карьеры Сеймура, если его родные со стороны жены оказались бы членами партии временных,[15] а? Но у них, к счастью, все в порядке. Спецотдел изучал их подноготную вдоль и поперек и, хотя они при случае с удовольствием будут петь с самыми ярыми из временных ирландские народные песни, но с кружкой «Гиннеса»[16] в руках, а не с автоматом.

— Без сомнения, Сеймур будет в восторге оттого, что Спецотдел одобрил его выбор невесты, — с каменным лицом произнес Паско.

— Они-то как раз не одобрили. В их глазах любая связь с ирландцами — порочащая. Но я сказал, чтобы они отвязались и занимались лучше Джоном Мак-Кормиком. Так что ты думаешь по поводу сведений, которые принес твой протеже?

— Не знаю, я не видел миссис Уотерсон и этого врача. Сеймур, по всей видимости, считает, что они были откровенны. А вы как полагаете?

— Я тоже их видел, только мельком. Тогда я был больше обеспокоен состоянием Уилди. Этот Марвуд, он ведь уже второй раз пытается утопить Уотерсона. И дважды обманул женщину, воспользовавшись ее доверчивостью.

— В любви и на войне все средства хороши.

— Угу, только что это: любовь или война?

— Ну про него-то вы не думаете, что он поставляет наркотики?

— Потому что он врач? Да сколько врачей занимались этим? Ты все-таки познакомься с ним, Питер. И поговори немножко начистоту с этой женщиной. Надо было вообще тебя сразу туда послать. Сеймур слишком чувствительный. Но одна зацепка в его отчете есть. Это когда женщина сказала, что, если Уотерсона пригрел кто-то из друзей, то у этого друга наверняка длинные ноги и светлые волосы. Она, возможно, права. Надо навести справки о его прошлых любовных приключениях, тех, что были до миссис Свайн, давай попробуем?

— Он-то больше похож на поставщика наркотиков, разве нет? — предположил Паско.

— Ты так думаешь? Почему?

Паско стал перечислять аргументы, разгибая один за другим пальцы на руке.

— Миссис Свайн была наркоманкой, а сам Свайн, похоже, на этот счет совершенно чист. Это раз. Уотерсон пытался заставить свою жену приносить наркотики из больницы — два. И в-третьих, это объясняет его нежелание подвергнуться допросу по поводу погибшей миссис Свайн, хотя это было… похоже на несчастный случай.

Паско стоял перед Дэлзиелом, подняв руки с тремя растопыренными пальцами, словно учитель начальной школы, который на пальцах подсказывает ученицам ответ. Толстяк подался вперед и ухватил его за указательный палец.

— Отлично, — проговорил он, — кроме того, что, во-первых, он написал свои показания еще до того, как его попросили это сделать, хотя мог притвориться, что он в шоке и не может ничего писать, и это гораздо правдоподобнее, чем шок Свайна, о котором мне сейчас твердят. Во-вторых, весьма неуравновешенное поведение скорее выдает в нем наркомана, чем поставщика, хотя, как известно, одно вовсе не исключает другого. И в-третьих, вчера вечером он клянчил у своей жены какие-то несколько фунтов, а я не встречал за свою жизнь ни одного нищего торговца наркотиками.

С каждым из этих аргументов он загибал по одному пальцу на руке Паско, пока наконец тот не остался стоять с поднятым кулаком, словно не зная, на что его получше употребить.

Дэлзиел, рассмеявшись, сказал:

— Но, может, ты и прав, Питер. Во всяком случае, ясно одно: несчастный случай или нет, но теперь у нас много причин всерьез заняться поимкой этого мистера Грегори, мать его, Уотерсона!

— Да, сэр, — отозвался Паско, с радостью отмечая, что уныние, охватившее его шефа после визита Идена Теккерея, постепенно улетучивается. — Еще вот что по поводу этих писем…

— Только не про эти чертовы письма! И чего я их не сжег все сразу?! Ты не должен отвлекаться от настоящих дел, парень. Я хочу, чтобы ты поехал сейчас в больницу и попытал счастья с миссис Уотерсон, только не так, как это делает Сеймур! Так что нечего здесь околачиваться. Скоро откроется, а у нас ни в одном глазу! Слава тебе, Господи, Уилди завтра выходит. Ты его уже видел? Ему шестнадцать швов на лицо наложили вчера ночью, и, должен тебе сказать, разницы почти никакой. А если что и изменилось, так только к лучшему!

Идя по коридору, Паско все еще слышал его хохот и думал о том, что, вероятно, горечь поражения не самое худшее из зол в жизни.

Памела Уотерсон была не в восторге от того, что ее уже второй раз за утро посещают полицейские. А когда Паско сказал ей то, что намеревался, ее негодование сменилось скрытой настороженностью.

— Кто вам это сказал? — спокойно спросила она.

Паско пожал плечами и молча наблюдал, как она пытается определить то ли источник информации, то ли как ей на его слова реагировать.

— Да, это правда, — наконец призналась она. — Несколько недель назад, еще до того, как мы окончательно разошлись, он спросил меня, не могла бы я стащить немного наркотиков. Я сказала — нет. И все кино.

— Вы не упомянули об этом в разговоре с моими коллегами.

— А почему я должна была это делать? Ведь преступление не состоялось, не так ли?

— Ну, полно, миссис Уотерсон. Он же не аспирин вас просил ему принести от головной боли! Он просил какой-то определенный препарат?

— Нет. Ему не представилось такой возможности. Это была последняя капля. Одна из последних капель. Я не стала его слушать, сказала, что между нами все кончено, и ушла.

Она так и не предложила Паско присесть. Люди почему-то считают, что скорее отделаются от полицейского, если он будет разговаривать с ними стоя. Однако это не помогает. Прислонившись к спинке кресла, Паско внимательно изучал лицо миссис Уотерсон. На вид она была спокойной и сдержанной, именно такого человека хочется видеть рядом с собой, находясь на больничной койке, когда особенно остро чувствуешь свою беззащитность. Однако под ее внешним спокойствием что-то скрывалось. Как это Сеймур сказал? «Она была очень несчастна». Да, это так, но, кроме того, видимо, эти последние капли все капали и капали ей на голову. Из собственного опыта Паско знал, что физическое страдание делает человека эгоистичным, но, когда человек страдает морально, случается, что чужие горести поражают как удары молота, и в таком состоянии эта медсестра могла воспринимать смерть или ухудшение состояния любого больного в ее палате как собственное горе.

— Ваш муж — наркоман? — спросил Паско.

— Он не колется, по крайней мере не кололся — я бы заметила, пока мы были вместе. Гашиш — да. Но кто сейчас не курит травку? Стимулирующие таблетки иногда глотает, и я не сомневаюсь, что, будь у него кокаин, он бы его нюхал. Но я не сказала бы, что он наркоман.

Похоже, она защищала своего мужа. И Уилд, и Сеймур — оба говорили, что она испытывала к нему двойственные чувства, хоть и ушла от него. Принадлежность католической вере давала ей веские основания официально не разводиться с ним. Иногда даже Господа Бога можно использовать в своих целях.

— Когда он попросил вас украсть наркотики, вы решили, что они предназначались для его личного пользования?

— Конечно да. А для чего же еще? О Господи, неужели вы заподозрили, что он ими торгует?! Помилуйте, он свою жизнь-то организовать не умеет, что уж говорить о наркобизнесе, где все должно так четко стыковаться. Да у него и песочные часы отставать будут. К тому же, если бы он торговал наркотиками, он бы получал что-то с этого, а не сидел бы без гроша, не так ли?

Это было точное повторение логического вывода Дэлзиела. Паско кисло улыбнулся. В течение часа его доводы уже дважды опровергались.

Согнав улыбку с лица, он строго переспросил:

— Ваш муж сидит без гроша, вы сказали? А когда он уходил с работы, разве ему не выдали никакой компенсации под расчет?

— По сути дела, выдали, хотя он не имел на нее права, так как ушел по собственному желанию. Но ему выплатили премию, довольно щедрую, потому что, думаю, его там любили. Удержать не могли, но любили. — Она невесело рассмеялась. — Совсем как я.

— И куда же делись эти деньги?

— А Бог их знает. Эта затея с переоборудованием чердака в мастерскую наверняка стоила немало. Не мог же он работать просто в лишней комнате, которая пустовала, только не Грег! У него всегда грандиозные идеи! Ему необходима, была собственная мастерская… — Голос ее прервался.

Паско про себя продолжил ход ее мыслей: «…если бы Грег не поручил Свайну перестройку своего чердака, он не познакомился бы с Гейл Свайн, а она не умерла бы, и Грег не был бы сейчас…»

Что же, черт возьми, делал сейчас этот Уотерсон?

— Ну хорошо, — сказал Паско, — вы не можете представить себе своего мужа в качестве торговца наркотиками. Но давайте обдумаем другой вариант. Если бы кто-нибудь, на кого ваш муж желал бы произвести впечатление, испытывал бы нужду в чем-то таком, что их обоих… воодушевляло, не захотелось ли бы ему тогда выглядеть парнем хоть куда, крутым мужиком со связями везде, где хочешь?

Она провела кончиками пальцев по запавшим щекам. Ее глубокие голубые глаза смотрели на него невидящим взглядом. Потом она со слабой улыбкой мягко произнесла:

— Вы, кажется, говорили, что не знаете моего мужа.

— Выходит, я прав?

— Именно так он всегда и ведет себя. Особенно с блондинками.

Что бы она там ни говорила, из всего клубка причин, по которым она ушла от мужа, главной была ревность. Поэтому следующий вопрос задавать было уже куда легче.

— Мы бы хотели поговорить с кем-нибудь, — непринужденно и деловито сказал Паско, — у кого могла быть с вашим мужем близкая связь. Конечно, мы будем делать это осторожно, чтобы не осложнять отношения в других семьях.

Он на мгновение устыдился своего коварства, предлагая ей сохранить чистую совесть и одновременно побуждая на сделку с ней. Он не знал, что в данном случае перевесит, но она без лишних колебаний ответила:

— Кристина Кумбс. Беверли Кинг.

— Что, всего две? — спросил он в лучших традициях своего шефа и, как ему показалось, даже его голосом.

— Две, про которых я знаю наверняка, — ответила она, нисколько не возмутившись его вопросу. — Насчет многих других у меня есть подозрения, но я не хочу пускать вас по ложному следу только из-за своих личных соображений.

Так вот чем она успокоила свою совесть!

— Эта уверенность… — начал он.

— От миссис Кумбс я нашла у него письма. А с мисс Кинг я застала его в постели.

— Господи Боже! Ой, я хотел сказать, мне очень жаль. Вы больше ничего мне не можете сказать? Может быть, адреса?

— Адресов я не знаю. Кинг работает там, где раньше работал Грег, а Крис Кумбс — жена Питера Кумбса, директора по кадрам в той же конторе. Так что, как видите, он не воздерживался от интрижек, как говорится, в «собственном доме», кстати, с мисс Кинг это приобрело вполне прямой смысл.

Во все время разговора она стояла, напряженно выпрямившись. Теперь, казалось, ноги у нее подкосились, она пошатнулась и села.

— С вами все в порядке, миссис Уотерсон? — спросил Паско.

— Да, не беспокойтесь. Послушайте, а почему вы не присядете? Извините, я была не слишком вежлива.

Он взглянул на нее и почувствовал себя не в своей тарелке. Лучше было, когда она казалось сильной.

— Нет, спасибо, мне уже пора идти, и думаю, я и так отнял у вас достаточно времени. Спасибо за помощь. Надеюсь, все это как-нибудь уладится. Не вставайте, пожалуйста. Я сам выйду.

Паско вышел, испытывая чувство вины перед ней. На лестнице он встретил медсестру, поднимавшуюся ему навстречу, остановил ее и сказал:

— Вы знаете миссис Уотерсон? Мне показалось, она неважно себя чувствует. Не могли бы вы зайти к ней на минутку, просто посмотреть, все ли у нее в порядке.

Слегка заглушив тем самым угрызения совести, он пошел своей дорогой.

Глава 5

Несмотря на все то, что о нем говорили друзья, Эндрю Дэлзиел вовсе не страдал манией величия и в то же время не ощущал себя мальчиком для битья. Ему вовсе не казалось, что он само совершенство, но он и не полагал, что на него незаслуженно нападают. Его великое преимущество заключалось в том, что он никогда не настаивал на своих ошибках, а оставлял собственные ошибочные суждения, как лошадь — навоз: без сожаления. И как он сам однажды заметил, если вы кому-то напакостили, хотите вы того или нет, а придется за это расплачиваться.

Но когда он считал себя правым, он не мог покорно принимать свидетельства своих ошибок и готов был перевернуть каждый камень, чтобы доказать свою правоту. Главным из них была, конечно, Гейл Свайн. Но какой толк от трупа? Филип Свайн был за этим Иденом Теккереем как за каменной стеной. Подкопаться под него можно было разве что с помощью киркомотыги. Судя по тому, что Дэлзиел слышал о Грегори Уотерсоне, с этим типом мог бы справиться и муравей, что посильнее, но для этого его надо сначала найти. Таким образом, оставалось совсем немного кандидатур.

Когда Паско ушел, Дэлзиел еще раз взглянул на телефонограмму, полученную утром. Если бы Паско увидел эту бумагу, он бы сразу понял всю глубину отчаяния своего шефа, потому что она была от Центральной полицейской компьютерной службы, а к компьютеру Дэлзиел испытывал такую же любовь, как Нед Лудд к вязальному станку.[17] В бумаге было написано следующее: досье на личный состав войск специального назначения можно получить только по особому разрешению министерства обороны. Но армейские данные, доступные без такого разрешения, следующие: капрал Митчел, Гарри, род. Консетт, Нортумберленд, 18.6.1959, приписан к интендантской службе в 1977-м, демобилизован в 1983-м, судимостей не имеет.

Нищим выбирать не приходится. Именно это сказал себе Дэлзиел. Он звучно рыгнул, и это напомнило ему о том, что близко обеденное время, потом поднялся с кресла и пошел переворачивать камни в «Клубе владельцев оружия».

В дневное время в клубе явно не было отбоя от солидных деловых людей, жаждущих расслабиться в обеденный перерыв. Пока Дэлзиел ждал в маленьком, по военному аккуратном кабинете, воздух содрогался от приглушенных звуков пальбы в закрытом помещении. Через несколько минут в кабинет вошел высокий, атлетически сложенный малый. На шее у него висели наушники, на лице было выражение раздражения, а в руке — револьвер, который он аккуратно положил на бюро.

— Я Митчел, — сказал он, сел на вращающийся стул, закинув скрещенные ноги на стол, и почесал модно подстриженную ежиком голову. — Надеюсь, это не займет много времени. Я уже сказал все, что мог, вашему посыльному пару недель назад.

— Жуткая вещь, эти прыщи, — участливо заметил Дэлзиел. — Вообще-то говорят, что с возрастом они проходят. Ты поэтому бросил свой пищеблок и ушел из армии?

Малый перестал чесаться, пальцы его было сжались в кулак, но потом он, видно, предпочел сдержаться.

— Что вам нужно, господин начальник уголовного розыска, я правильно к вам обращаюсь?

— Начальник уголовного розыска Дэлзиел. Но можно просто «сэр», капрал. Мне нужно выяснить всего-навсего несколько фактов. Ты трахал миссис Свайн, а?

— Нет!

— Но подъезжал к ней?

— Пару раз приглашал выпить со мной. Она соглашалась, но с самого начала дала понять, что дальше этого дело не зайдет. Она, знаете, была из тех, кто крепок на передок.

— Что-что? — переспросил Дэлзиел, нарочито усердно прочищая ухо толстенным мизинцем. — Я не совсем хорошо расслышал.

Митчел не поддался на провокацию и невозмутимо ответил:

— Мы только разговаривали, и ничего больше.

— А о чем вы разговаривали?

— Об оружии, стрельбе, — расплывчато объяснил Митчел.

— Ой, не заливай, — оборвал его Дэлзиел. — Наверняка ты ей все рассказал про свою полную приключений и трудностей жизнь.

— Почему это вы так решили?

— Да потому, что такой племенной жеребец, как ты, обязательно вообразит, что это лучший способ ее обкрутить. Сначала она тебе как зайчик начнет лепетать о своих проблемах и неприятностях, а потом вы, уже как пара зайчиков, будете развлекаться где-нибудь под столом. Что, не так разве? Так расскажи мне об этом.

— О моей жизни и приключениях? — спросил Митчел, пытаясь дать достойный отпор Дэлзиелу в этой словесной перепалке.

— Ну да, этикетку на бутылке кетчупа и то интереснее почитать, — ответил Дэлзиел. — Ты лучше скажи, что она тебе говорила, а не ты ей.

— Слушай, ты, жирный подонок, с меня хватит. В этом клубе есть люди, очень влиятельные, и они…

Теперь Митчел был типичным Джорди.[18] Дэлзиел наклонился вперед, схватил его за коленку и держал, как крокодил свою жертву.

— Ай-ай, — проворковал он. — А как, интересно, они отнесутся к тому, что их клуб закроют, потому что их инструктор — капрал и бывший армейский повар — не докумекал, что следует соблюдать установленные для подобного заведения правила. Я уже заметил по меньшей мере три нарушения, а еще даже и не искал. Когда же я начну везде совать нос, ты не получишь лицензии и на открытие тира на рынке.

— Блефуешь, — огрызнулся Митчел. — Здесь все правила соблюдаются.

— Да, я просто хвастаюсь, — ухмыльнулся Дэлзиел. — Так в чем дело, парень? Она же умерла. Она не подаст на тебя в суд за то, что ты злоупотребил ее доверием.

Митчел явно колебался. «Прикидывает, как далеко я способен зайти, если он мне ничего не скажет», — думал Дэлзиел. Он встал, подошел к бюро и взял в руки револьвер. В магазине оставалось еще два патрона. Дэлзиел закрыл магазин, взвел курок и нажал на спусковой крючок. Раздался громкий выстрел, люстра под потолком закачалась и разлетелась. Митчел рванулся к нему с невероятной скоростью. По Крайней мере, хотя бы атлетизм в его имидже не был подделкой; осколки стекла еще сыпались на пол, а он уже выхватил револьвер из рук Дэлзиела.

— Господи Боже ты мой! — побледнев как полотно, вскричал он. — Вы что, ненормальный?

— Кто? Я?! — негодующе возразил Дэлзиел. — Ненормальный тот, кто оставляет на глазах у всех заряженное оружие в кабинете!

Митчел подошел к своему столу, отпер ящик, положил в него револьвер и снова запер дверцу. Он с нескрываемым изумлением смотрел на Дэлзиела.

— Вот уж не ожидал от вас такого, — проговорил он. — Вы что, себя героем вестерна вообразили?

— Ну, не я же тут разгуливаю с видом звезды американского кино, — как ни в чем не бывало ответил Дэлзиел. — Так на чем мы остановились? Ты рассказывал мне о миссис Свайн.

За ту информацию, которую он получил, конечно, не стоило стрелять в потолок. В основном это было подтверждением того, что Дэлзиелу было уже известно, или того, что он сам заключил, сопоставляя информацию из других источников.

Пару раз подвыпившую Гейл Свайн потянуло на откровенность. Дэлзиел сделал вывод, что после того, как Митчел совершил свое поползновение затащить ее в постель и был достаточно твердо поставлен на место, Гейл была рада держать его при себе в качестве обожателя-тире-задушевной подружки. Похоже, что она не слишком легко сходилась со здешними женщинами и так и не завела близких друзей в Англии, поэтому, наверное, ей был необходим Человек вроде Митчела. После закрытия «Атлас Тайлер» она сетовала, больше с недоумением, нежели с горечью, на отказ своего мужа от выгодного поста, который Делгадо предлагали ему в Америке. Он получал бы в три раза больше против своего жалованья здесь. По-настоящему раздражение стало в ней расти, когда Свайн так и не сумел наладить свое строительное дело и начал надоедать старым знакомым, выклянчивая у них заказы.

— Ей это не нравилось, — продолжал Митчел, — и думаю, из-за этого Свайн сократил свои просьбы к знакомым до минимума, но, когда она вернулась с похорон отца, все изменилось.

— Почему?

— По двум причинам. Во-первых, она приехала с еще лучшим предложением работы для своего мужа. Думаю, она и представить себе не могла, что он опять откажется.

— А вторая причина?

— Она была чертовски богата! Я не знаю, сколько у нее было денег. Возможно, миллионы. Ей и раньше на жизнь хватало, но теперь деньги просто девать стало некуда. И Свайн решил, что она могла бы вложить крупную сумму в его строительную фирму. Она придерживалась другого мнения и сказала, что он не увидит от нее ни пенни, если не переедет насовсем в Лос-Анджелес. Ну, тогда он опять начал доставать своих старых приятелей. Он знал, что ее это страшно раздражает, и рассчитывал таким образом заставить ее раскошелиться. Надеялся, что она предпочтет расстаться с деньгами, только бы ее муж не ходил с протянутой рукой. Честно говоря, она была жутким снобом, и он это знал.

— Но не сработало?

— Нет, черт возьми. Может, она и была снобом, но характер имела железный. — Митчел, решив, что не стоит конфликтовать с Дэлзиелом, расслабился и стал потихоньку снова входить в роль. — Насколько я понял, вся проблема состояла в том, что они были совершенно разными людьми. Она никак не могла понять, почему он не хватается за возможность уехать и жить безбедно в солнечной Калифорнии. Но он, судя по всему, действительно заимел на Делгадо зуб за то, что они так по-подлому закрыли здесь свой филиал. И еще, думаю, до нее никак не могло дойти, что он действительно предпочитает остаться здесь, в Йоркшире, потому что здесь он сам себе хозяин!

— Все это ты от нее самой узнал?

— Почти все. Она один раз сильно напилась, видно, была очень расстроена… Не знаю, чего этому Свайну надо было. Я бы пулей полетел.

— Ну тебя-то никто не приглашал, — заметил Дэлзиел.

— Да, это так. Она была из женщин, которые не изменяют мужьям, до самого развода верность хранят. Даже когда этот муж безнадежный неудачник!

Дэлзиел мрачно улыбнулся. Этот прохвост действительно думал, что он неотразим. Если дамочка не желает с ним погулять, так значит, она ни с кем не гуляет.

— Ты не очень-то высокого мнения о Филипе Свайне? — предположил он.

— Если он упустил такой шанс в жизни, он должен быть полным кретином! — отозвался Митчел. — Вообще-то я его лично мало знаю. Как я уже говорил другому полицейскому, он никогда не был членом клуба. Но я хорошо помню его брата, тот как раз был членом клуба, и он мне нисколько не нравился. Господи, послушать, как он разговаривал, подумаешь, что «Москоу-Фарм» — родовой замок, а в Свайнах течет королевская кровь!

— Это ты про Тома Свайна? Который застрелился?

— Да, про него. Слушайте, детектив, если это все, то мне действительно пора возвращаться к членам клуба. И я надеюсь, вы сохраните мое имя в тайне. Я не хотел бы, чтобы все женщины в округе считали меня треплом, который выдает их.

Его имидж героя-любовника вновь предстал во всей своей красе.

Дэлзиел небрежно проговорил:

— Не вижу причин распространяться. Тем более что ты мне почти ничего не сказал из того, что я не знал раньше.

Когда они раскалываются, похлопай их по плечу и скажи, что все, что они тебе рассказали, ровным счетом ничего не стоит. И тогда неизвестно, какую самую тщательно хранимую тайну они вдруг выдадут.

— Да? Тогда вы наверняка знаете, что Том Свайн просил у Гейл денег на то, чтобы привести в порядок свою ферму?

— Гейл?! Но, скорей всего, он обращался к своему брату!

— Да какие у Филипа деньги? Только его жалованье, которого явно было недостаточно, чтобы покупать своей жене туфельки от Гуччи. Нет, Том обратился прямо к ней, к источнику денег, и получил прямой отказ.

— Это она тебе сказала?

— Косвенно. Еще я слышал, что как-то раз он попытался подбить под нее клинья вечером здесь, в клубе. Ей это не понравилось, и она его просто послала. На следующий день, ба-бах! Немудрено, что она все время чувствовала себя виноватой. Она потому и помогла Филипу привести в порядок «Москоу-Фарм». Чувство вины. Если бы этот дурак не решил бы, что лучше он будет бедным, но здесь, в этой богом забытой дыре, чем богатым, но в Лос-Анджелесе, он на этом чувстве вины мог играть сколько влезет.

— Но почему она чувствовала себя виноватой? — поинтересовался Дэлзиел. — Том Свайн, наверное, у многих просил в долг. Откуда такая уверенность, что именно ее отказ толкнул его на это?

— Так ведь он ясно дал это понять, вот что я вам скажу. Да, действительно говорят, что он выбрал именно его, потому что это самое надежное средство, но мне-то ясно, что это было что-то вроде прощальной записки.

— О чем это ты, парень, что-то я не пойму. Что выбрал?

Митчел взглянул на него и вдруг победно рассмеялся.

— Вы не знаете, а? Тогда, во время следствия, этому не придали никакого значения, но у вас, там, в полиции, обязательно должны быть записи на этот счет. Так вот, позвольте просветить вас, мистер Дэлзиел. Оружие, с помощью которого Том Свайн вдребезги разнес себе голову, был принадлежавший его золовке кольт «питон»!

Глава 6

Питер Кумбс был тощий брюнет аскетической наружности, более подходящей для монаха-иезуита, чем для директора по кадрам в современной конторе. Его немигающий взгляд заставил Паско почувствовать себя не в своей тарелке, будто собеседник обладал способностью читать его мысли. Паско не помогло даже то, что, отведя глаза от лица мистера Кумбса, он увидел за его спиной на стене фотографию в рамке. На фотографии была изображена красивая блондинка, лежащая на лужайке в обществе собаки колли и двоих детей.

Кумбс оглянулся и, будто и вправду читая мысли Паско, с гордостью сказал:

— Моя семья. Включая и собаку. У вас есть дети, мистер Паско?

— Есть. Дочка. Собаки нет.

— Да, так я и думал, принимая во внимание вашу работу, — проговорил Кумбс, не развивая дальше свою мысль и предоставив Паско гадать, делала ли его служба в полиции негодным к тому, чтобы иметь собаку, либо к более чем единственному акту продолжения рода.

— Я пришел поговорить насчет вашего мистера Уотерсона. — сказал Паско, принимая безмолвное приглашение присесть в кресло около кофейного столика. По всей вероятности, жесткий стул перед столом Кумбса предназначался для посетителей иного рода.

— Не нашего мистера Уотерсона, уже не нашего, — поправил мистер Кумбс. — Могу я поинтересоваться, с чем связан ваш интерес?

— Извините, нет. Я могу сказать вам лишь одно: с вашей фирмой это никак не связано, кроме того, что мистер Уотерсон здесь прежде работал. Кажется, у вас работает мисс Кинг? Беверли Кинг?

Паско подумал, что таким образом можно разом убить двух зайцев. Во-первых, разузнать об этой секретарше, ибо именно Кумбс был Лучше всех осведомлен о персонале фирмы; во-вторых, выяснить, как у Кумбса обстояли дела в семье. Если Кристина Кумбс по-прежнему живет со своей семьей, состоящей из мужа, двоих детей и собаки, вряд ли она прячет Уотерсона в своем доме где-нибудь в кладовке.

— Боюсь, вы снова ошибаетесь, — возразил Кумбс. — Да, у нас работала некая мисс Кинг. Однако на данный момент это уже не так.

— Правда? — насторожился Паско. — А когда она уволилась?

К его разочарованию, ответ был таков:

— Несколько недель назад. Я легко могу это уточнить. Я не ошибусь, предположив, что ваш интерес к мисс Кинг вызван желанием получить какие-нибудь сведения о мистере Уотерсоне?

Он, несомненно, был внимателен и осторожен, совсем как иезуит, которого внешне так напоминал.

— Вы знали, что у нее роман с мистером Уотерсоном? — в лоб спросил Паско.

— Ну, конечно, — без тени сомнения ответил Кумбс.

— Откуда?

— Я застал их в компрометирующей ситуации в офисе во время обеда.

— И что вы сделали?

— Я пригласил их зайти ко мне на следующий день.

— Вместе? — удивился Паско.

— Конечно нет. С Грегом — мистером Уотерсоном — мы мило побеседовали. Я сказал ему, что вовсе не пытаюсь блюсти чужие нравы, но вынужден, настаивать, чтобы, в целях сохранения доброго имени фирмы, он вел свою личную жизнь за пределами офиса.

— И как он отреагировал?

— Мне показалось, все это его позабавило, — ответил Кумбс. — Он громко рассмеялся. Сказал, что сделает все зависящее от него. Но я все-таки не понял, почему это его так рассмешило.

Кумбс с серьезным видом уставился на Паско, который с трудом удержался от того, чтобы не бросить взгляд за спину собеседника на фотографию, на которой его жена лежала на лужайке.

— И вы в таком же тоне поговорили с мисс Кинг? — спросил он.

— Едва ли.

— Да? А почему?

— Мисс Кинг работала у нас всего два месяца. И она не производила хорошего впечатления.

— А в чем конкретно заключалась ее работа? — поинтересовался Паско.

— Мы взяли ее в качестве машинистки. У нее были навыки работы с компьютером, она была знакома с программированием, и мы надеялись, что при появлении вакансии сможем использовать ее в этих областях. Но, буду с вами откровенен, ее постоянные опоздания, невнимательность и общее отношение к работе делали такой перевод невозможным.

— Как же так, у нее такая высокая квалификация, а она пошла работать простой машинисткой?

— Она, собственно, и не сама пришла, ее прислали. Она работала в Лондоне, в «Честер Белкорт»; мы являемся дочерним предприятием этой компании. В записке одного из директоров из Лондона говорилось, что у нее какие-то проблемы личного характера, которые, возможно, уладятся с ее возвращением в Йоркшир, и что, если мы могли бы помочь трудоустроить ее, мы проявили бы к ней гуманность, а ему сделали бы одолжение.

— Вы сказали — «возвращение»?

— Да, она из Монксли. Вы знаете это местечко?

Монксли была маленькая деревенька в болотистой северной части Йоркшира, ее отдаленность от других населенных пунктов нисколько не компенсировалась особой живописностью.

— Так, слышал что-то, — проговорил Паско. — Она там живет?

— У нас сначала был ее тамошний адрес, но после того, как она стала работать у нас, она переехала в город, если это можно так назвать.

— В каком смысле «так назвать»?

— Она взяла в аренду яхту под названием «Блюбелл», представляете? Одну из тех посудин, которые стоят на приколе по всей верфи Балмера, — с отвращением сказал он. — Уверен, что вы их хорошо знаете.

Паско улыбнулся. Старые складские помещения верфи Балмера снесли, и на их месте построили небольшие частные домики. Владельцы земли, стараясь получить максимальную отдачу, стали сдавать внаем и яхты, стоящие по всей длине верфи. Может быть, они и не предполагали, что люди будут использовать яхты в качестве постоянного жилища, но именно это произошло, и постепенно, но неуклонно стали возникать и увеличиваться трения между оседлыми землевладельцами и, как правило, беспутными «лодочниками». Несколько месяцев назад дело дошло до того, что «лодочников» обвинили в использовании нескольких яхт под публичные дома. Расследования не привели ни к чему, кроме как к выявлению склонности пары обитательниц плавучих жилищ устраивать вечеринки, где господствуют свободные нравы. Но среди представителей среднего класса надолго распространился миф о плавучих борделях, наподобие ладьи Клеопатры роскошно убранных, в которых любовники ласкают друг друга под звуки флейты.

— Я сам там не бывал, но вы, похоже, знакомы с этим местом, — сказал Паско. — Так что случилось во время вашей беседы с мисс Кинг, мистер Кумбс?

— Ничего хорошего, уверяю вас. Я пытался взывать к ее благоразумию, но она начала с того, что возмутилась, потом повела себя нагло и закончила оскорблениями. Короче говоря, она подала заявление об уходе.

— Вы хотите сказать, что она ушла по собственному желанию?

— Да, именно так. Это привело к еще одной неприятной сцене, на этот раз с мистером Уотерсоном, который обвинил меня в том, что я ее уволил. Я призывал его проверить факты, но он тоже ушел.

— Тогда-то он и оставил работу на фирме?

— Нет, позже. Мы здесь уже все привыкли к номерам, которые выкидывал мистер Уотерсон. Некоторые приписывали это его бурному темпераменту, и ему все сходило с рук. Но через несколько дней он здорово перегнул палку на встрече с нашим управляющим директором, да еще в присутствии клиента. Снова всплыло это дело с мисс Кинг, и тут он обрушился на меня с прямыми нападками, а заодно досталось и нашему управляющему директору, и даже клиенту. Всякому терпению есть предел. Но Уотерсон, по-видимому, страшно изумился, когда ему сказали, что его работе с нами пришел конец. Директора проявили щедрость, возможно даже излишнюю, принимая во внимание названные обстоятельства. Сомневаюсь, чтобы, согласно трудовому законодательству, Уотерсона следовало бы хоть как-то вознаграждать.

Паско понял, что Кумбсу больше по душе строгость закона, нежели щедрость совета директоров, и задумался, какие намеки о связи Уотерсона с его женой дошли до ушей этого человека. Несомненно, последняя выходка Уотерсона переполнила чашу терпения директора по кадрам. Но Паско не испытывал симпатии к человеку, который, строго отчитав за служебный роман девушку, лишь дружески пожурил мужчину.

Паско поднялся со словами:

— Не могли бы вы дать мне адрес мисс Кинг? В Монксли и на верфи Балмера. И я также хотел бы побеседовать с директором из «Честер Белкорт», который рекомендовал ее вам.

Ему на самом деле не были нужны эти адреса. Он попросил их, просто чтобы как-то выразить свою неприязнь, и было ясно, что Кумбс понял это. Паско решил, что в следующий раз, если таковой случится, ему предложат сесть на твердый стул около стола Кумбса.


На верфи Балмера его ждало двойное разочарование. Верфь больше напоминала плавучий квартал для бедняков через улицу Тысячи Наслаждений. К тому же на месте, где должна была стоять яхта «Блюбелл», никакой яхты не было. Пожилая женщина, которая нянчила капризного малыша на соседней яхте, подтвердила, что мисс Кинг действительно жила здесь еще три или четыре недели назад, но «Блюбелл» вдруг отплыла куда-то без всяких объяснений и предупреждений. В Уотерсоне, как его описал Паско, она узнала почти наверняка частого гостя мисс Кинг, но больше ничем эта женщина помочь не могла, кроме заключения опытного навигатора, что у яхты «Блюбелл» нет иной перспективы, кроме как стать подводной лодкой, и что любая, даже короткая, прогулка грозит ей именно этим.

Несолоно хлебавши, Паско ушел. Его путь назад в участок лежал через Стринг-Лейн. Он совсем забыл про Гарольда Парка, однако, подъезжая к магазину «Пища для ума», увидел грязный «пежо», рядом с которым стоял Гован. Бородатый шотландец разговаривал с водителем через окно. Паско не видел номера машины, но проверить стоило.

Когда Паско подъехал ближе, водитель «пежо» включил сигнал поворота и попытался влиться в поток автомобилей, ползущих по улице. Паско остановился рядом и стал открывать окно. Водитель «пежо» сделал то же самое. У него было круглое красное лицо сельского весельчака и балагура, в данный момент омраченное искренним негодованием.

— В чем дело, приятель? — спросил он недовольно.

— Вы мистер Парк?

— А вы кто?

По-видимому, это означало утвердительный ответ, и Паско, представившись, проговорил с приветливой улыбкой:

— Я заходил раньше. Не могли бы мы с вами побеседовать?

Сзади кто-то нетерпеливо засигналил. Паско проехал вперед несколько метров и нашел место, где сумел поставить машину, игнорируя запрещающий знак. Он вышел из машины и пошел назад, туда, где Парк уже стоял на тротуаре, разговаривая с Гованом, владельцем магазина. Выражение простодушной веселости вновь сияло на лице Парка, когда он, радостно приветствуя Паско, проговорил:

— Извините, мистер Паско. Я думал, это кто-то из этих недоделанных травоядных решил поставить здесь машину и заглянуть в магазинчик к мистеру Говану, чтобы купить мешок женьшеня. Кстати, я как раз собирался к вам. Мистер Гован сказал мне, что вы заходили, а поскольку я птица перелетная и поймать меня трудно, я решил, что лучше сам отмечусь.

У Парка был не местный говор и в то же время он произносил слова не как северяне. Паско показалось, что он уловил свойственную жителям западной части страны картавость, на которую наслоился акцент какой-то местности ближе к Лондону.

— Вы проявили себя примерным гражданином, — заметил он.

— У меня свой интерес, — рассмеялся Парк. — Не хотел получить инфаркт, когда вы начнете останавливать меня на шоссе. Давайте зайдем в дом, погода не самая приятная, — сердечно добавил он.

Паско последовал за Парком по узкому вонючему коридору вдоль магазина, ведущему к двери с облупленной краской. Открыв ее, Парк остановился, чтобы опорожнить ящик, забитый, по всей видимости, всяким почтовым хламом вроде рекламных проспектов. Потом они поднялись по скрипучей, без какого-либо коврового покрытия лестнице и вошли в дверь, точную копию предыдущей.

После всего этого запустения квартира оказалась приятной неожиданностью. Она состояла из большой гостиной, маленькой кухоньки и ванной и выглядела только что отремонтированной и весьма удобной.

— Как у вас мило, — заметил Паско.

— Вы находите? — с гордостью отозвался Парк. — Я специально оставил снаружи все в таком плачевном виде. Меня редко можно здесь застать, а так квартира становится менее привлекательной для преступной братии. Прав я, мистер Паско, или не прав?

— Очень мудро. Как я понял, вы путешественник, мистер Парк?

— Точно. Ветеринарные препараты. Очень специализированная продукция, поэтому нет смысла ограничиваться маленьким районом. Когда у меня есть какой-нибудь ходкий товар, я стараюсь расширить свой рынок сбыта, чтобы достаточно заработать и жить, как мне нравится. Можете прочертить линию на юг от Уоша и на север от Карлисла — вот моя зона. Может быть, выпьете чашечку чая?

Он удалился в кухоньку, не ожидая ответа. Паско взял в руки резную шкатулку из палисандрового дерева, стоявшую на столе, и стал разглядывать ее содержимое. Две английские булавки, пуговица, фарфоровый наперсток. Через минуту Паско почувствовал, что за ним наблюдают. Подняв глаза, он увидел, что Парк улыбается ему из кухни.

— Извините, — сказал Паско, закрывая шкатулку, — привычка.

— Ничего, ничего. Смотрите на все, что понравится. У меня здесь есть действительно симпатичные вещички. Марокко, вот откуда эта шкатулка. Я всегда привожу что-нибудь симпатичное из-за границы. Поройтесь в шкафах. Только Богу известно, что вы можете там найти.

Паско не принял этого приглашения, но прошелся по комнате, разглядывая несколько милых акварельных пейзажей с видами Йоркшира. В комнате было только одно окно, и оно выходило на задние дворы, где разгружались машины, подвозящие товар в магазины на Стринг-Лейн. Прямо под окном Паско сразу заметил рыжую всклокоченную шевелюру Гована. Шотландец закрывал заднюю дверцу маленького голубого фургона. Потом он обошел машину вокруг, посмотрел вниз и ударил ногой по переднему колесу со стороны места водителя. Не было слышно слов, но по выражению лица Паско без труда мог домыслить сочные шотландские ругательства, которыми Гован наградил проколотую покрышку.

— Вам с сахаром?

— Нет, спасибо, — ответил Паско, обернувшись. Он сел в удобное белое кожаное кресло и отхлебнул прекрасного чаю из чашки, предложенной Парком.

— Так чем я могу быть полезен полиции? — спросил Путешественник.

— Вчера вечером вы пили в «Приюте пилигрима», — сказал Паско.

— Правильно. Но совсем немного, — защищался Парк.

— Рад это слышать. Вы часто ходите в «Приют»?

— Иногда. Не чаще чем в три-четыре других места.

— А не было ли какой-нибудь особенной причины, по которой вы выбрали именно «Приют» вчера вечером?

— Нет. Я просто захотел выпить, и мне пришло на ум туда заглянуть.

— Значит, вы ни с кем там не встречались?

— Нет. Вы о чем, мистер Паско? Я начинаю волноваться.

— Нет причин для беспокойства, — улыбнулся Паско. — Кто были те двое, которые сели к вам в машину, когда вы вышли из пивной?

Парк посмотрел на него с изумлением и негодованием.

— Это что еще такое? За мной что, следят? — возмутился он.

— Ничего подобного, — возразил Паско. — Так кто эти люди?

— Не знаю я, кто они. Я уходил и сказал, что, если кто-то хочет попасть в центр, я могу подбросить. А эти два парня сказали: «Большое спасибо».

— Вы всегда подвозите совершенно незнакомых людей?

— Я не говорил, что они мне были совершенно незнакомы. Мы разговорились, нас там было человек пять, знаете, как в пивной люди любят потрепаться. Эти двое, одного звали Боб, другого Джефф. Я их высадил на углу рыночной площади. Вы хотите сказать, что это были не те, кого следовало безбоязненно подвозить? Нет, только не это! Я не поверю ни за что!

Паско покачал головой.

— С вами из пивной вышел еще один человек. Он не сел в машину, а пошел куда-то один.

— А этот. Как же его звали? По-моему, Глен. Он присоединился к нашей беседе и ушел в одно время со мной. Я ему предложил подвезти его, но он сказал, ему не по пути. Это он вас интересует?

— Возможно. Уходя, он не упомянул, куда конкретно направляется?

Парк на секунду задумался, потом покачал головой.

— Нет, извините. А кто он? Что натворил?

— Ничего не натворил, — сказал Паско, — кроме того, что оказался очень трудноуловимым. — Он поднялся. — Спасибо за то, что уделили мне время, мистер Парк.

Внизу какая-то девица с нездоровым бледным лицом и гладкими каштановыми волосами дергала ручку двери магазина. Похоже, Гован закрылся сегодня раньше времени. Жаль. Девица, видимо, действительно сильно нуждалась в здоровой пище.

Паско завел машину и двинулся к выезду на Стринг-Лейн. Он должен был бы чувствовать облегчение от того, что мог вычеркнуть еще одного человека из списка тех, кого надо было опросить, но отчего-то душа у него была не на месте. Парк обладал яркой индивидуальностью и располагал к себе. Нет сомнения, что он отлично ведет торговые дела. Но чем дальше Паско удалялся от него, тем больше ему казалось, что жизнерадостность Парка, его душевность и умение внушить доверие всего лишь маска. Неразобранная почта указывала на то, что он еще не поднимался к себе, а только что вернулся откуда-то на Стринг-Лейн, как раз когда там оказался Паско. Гован, как примерный гражданин, тут же сказал ему, что с ним хотел поговорить полицейский, а Парк, как еще более примерный гражданин, сейчас же поехал в полицию, даже не выйдя перед этим из машины… возможно ли, чтобы два таких законопослушных гражданина поселились в одном доме? А потом он приглашает Паско к себе, заводит непринужденную беседу, угощает чаем, предлагает порыться по шкафам… а в это время внизу Гован, закрыв магазин среди белого дня, когда самая торговля, загружает что-то в фургон…

Паско был уже в конце Стринг-Лейн. Он повернул налево, еще раз налево в узкий, как туннель, переулочек, который, если у Паско все в порядке с геометрией, должен был привести его к задним дворам магазина. Так и случилось. Голубой фургон по-прежнему стоял на домкрате, и рядом лежало колесо. Задняя дверь магазина была открыта, возле нее стоял Гован и передавал Парку картонную коробку.

Паско вышел из машины, нагнулся, чтобы взять свою трость, лежавшую на переднем сиденье. Он пользовался ею как можно реже, но бывали случаи, когда она действительно оказывалась нужна.

Оба посмотрели на него так, будто он был чертиком, выскочившим из коробочки. Парк нашелся первым.

— Здравствуйте еще раз, — сияя, воскликнул он. — Забыли что-нибудь? И я тоже. Попросил вот мистера Гована сохранить для меня эти образцы и чуть было без них не уехал.

Он протянул коробку, чтобы Паско мог её разглядеть. На ней черными буквами было написано: «Ветеринарные препараты Романи Рай, присыпка от блох, 24 упаковки по 500 граммов».

— Как интересно. Я бы испробовал эту присыпку на моей кошечке, — проговорил Паско, протягивая руку к коробке. Он увидел, как на лице Парка отразилась старая как мир борьба: драться или бежать? И тут же понял, что выбор сделан. Торговец с проворством, которое не вязалось с его дородной наружностью, развернулся и бросился к открытой задней двери. Для Паско единственным выходом в данной ситуации было пустить в ход свою трость, что он и сделал, зацепив ею левую лодыжку беглеца.

Парк повалился на землю с таким грохотом, что Паско поморщился, представив себе, как ему, наверное, больно. За спиной он услышал движение и повернулся, готовый отразить возможное нападение. Но Гован тоже проголосовал за побег. Паско с интересом наблюдал, как тот впрыгнул в фургон и завел мотор. Наверное, он рванул бы с места на хорошей гоночной скорости, и шины завизжали бы, и резина задымилась бы от трения. Но вместо этого домкрат рухнул, передний бампер зарылся в землю, и визг издали не покрышки, а шотландец, с размаху ткнувшись лицом в лобовое стекло.

Паско вздохнул, вернулся к своей машине и снял с крючка радиомикрофон.

— Требуется помощь, — сказал он. — Задний двор магазина «Пища для ума», магазин здоровой пищи на Стринг-Лейн. Одной машины будет достаточно. Лучше, если это будет карета «скорой помощи».

Глава 7

Эндрю Дэлзиел всегда с гордостью хвастался, что, куда бы он ни заявился, всюду он получал один и тот же прием. Только слова иногда были разные.

— Какого черта вам здесь надо? — осведомился Филип Свайн. — Кажется, мы достаточно наобщались для одного дня!

— Я подумал, что, может, вам не терпится поскорее начать репетиции мистерий? — ответил Дэлзиел, и широкая улыбка осветила его лицо — ни дать ни взять тыква, в которой прорезали глаза и рот, а в середину вставили свечку. — Можно войти?

— Можно подождать здесь, пока я позвоню Теккерею, — проворчал Свайн. Он повернулся и пошел к висевшему на стене телефону.

Дэлзиел послушно стоял на пороге, все так же улыбаясь. В промежутке между тем, как он пропустил кружку пива и закусил его пирогом в «Черном быке», и тем, как приехал в Куртуайт, он сделал две вещи. Во-первых, позвонил в контору «Теккерей и другие», чтобы убедиться, что старина Иден уехал на встречу с клиентом в Харрогейт. Во-вторых, он проверил материалы следствия по делу Тома Свайна.

Митчел был прав. Оружием, из которого застрелился Том, был действительно кольт «питон», принадлежавший его золовке, который он взял под залог из арсенала клуба, сказав, что хотел бы проверить его дальнобойность. Тело брата нашел Филип Свайн. Оно лежало в сарае, который был избран несчастным для этого рокового шага потому, что, как он писал в своем прощальном письме, он не хотел, чтобы какая-либо из комнат их дома была осквернена горестными воспоминаниями. Это последнее письмо было самым деловым и дельным документом из всех, какие старший Свайн написал за все время, пока вел свою разрушительную хозяйственную деятельность на ферме. В письме тщательнейшим образом были перечислены все долги Тома, причем раздельно указаны подлежащие оплате в ближайшем будущем те, срок оплаты которых наступил, просроченные и те, о взыскании которых подано в суд. Возможно, его намерением было дать определенную оценку положения дел на ферме перед тем, как принять самое последнее из своих решений. Если так, то этот документ вполне подтверждал правильность принятого решения. Общая сумма долга была огромна. Большую часть долгов пришлось выплачивать уже после того, как Филип Свайн унаследовал хозяйство, и Дэлзиел проникся сочувствием к Гейл Свайн. Ей пришлось сильно потратиться еще до того, как они начали приводить ферму в надлежащий вид. Поэтому немудрено, что, когда у Свайна появились затруднения в его строительном деле и он вновь обратился к тому же источнику, она пресекла все его поползновения. Как говорится, разбила кувшин, который повадился по воду ходить.

Свайн раздраженно повесил трубку. Дэлзиел по-прежнему улыбался. Пришло время строителю принимать решение: последовать совету Теккерея и не разговаривать с Дэлзиелом без адвоката или показать, что бояться ему нечего, и впустить полицейского в дом.

Верный установленному им самим правилу: никогда не предлагай человеку выбор, если тебе не все равно, что именно он предпочтет, Дэлзиел с живым интересом спросил:

— А почему ваша ферма называется «Москоу», мистер Свайн? Это по имени русской Москвы? Но ведь усадьба существовала еще в те давние времена, когда мы, здешние невежи, и не слышали о Москве. Кстати, сколько лет вашей усадьбе?

Трудно было не ответить на два этих вопроса, касающихся дорогих сердцу Свайна мест.

— Почти все здешние постройки относятся к семнадцатому веку. Но кое-что сохранилось и от более ранних времен, есть также письменные свидетельства того, что здесь было поселение еще до Земельной описи.[19]

— А причем здесь Москва?

— Название фермы менялось пару раз, как правило, когда ферма переходила от нашего семейства к другому. В начале прошлого века мы потеряли ее, и один из моих предков уехал воевать в Европу. Наемником. Через пять лет он вернулся достаточно богатым, чтобы выкупить ферму обратно. И тогда он изменил название на «Москоу-Фарм». Семейная история гласит, что он сколотил свой капитал во время отступления Наполеона, хотя до сих пор неизвестно, на чьей стороне он все же воевал.

— Как это на отступлении можно сделать деньги? — искренне заинтересовался Дэлзиел.

— Думаю, он грабил несчастных, которые насмерть замерзали, — ответил Свайн. — Вы, вероятно, слышали, что это у нас семейная традиция: все средства хороши, если дело касается фермы.

Он говорил с иронией, давая понять Дэлзиелу, что догадался, к чему клонит толстяк. Но насмешка сменилась удивлением, когда Свайн обнаружил, что каким-то непостижимым образом, беседуя, они переместились с крыльца в гостиную, и толстяк сидел, развалясь, в большом старомодном кресле.

— Какого черта вам надо? — взорвался Свайн.

Лицо Дэлзиела сделалось серьезным.

— Во-первых, я искренне сожалею, что мы пошли по неверному пути. И теперь, когда я имею достаточно ясное представление о том, что же именно произошло, я бы хотел все начать с самого начала, чтобы, как сказал мистер Теккерей, все прояснить и оставить вас в покое, наедине с вашим горем.

— За это стоит выпить! — воскликнул Свайн, частично обретя привычную для него уравновешенность.

— Отличная идея! Виски нам бы не повредило!

Свайн, похоже, несколько удивился, что его слова были восприняты так буквально, тем не менее он налил Дэлзиелу соответствующую обстоятельствам порцию виски и протянул стакан с любезностью, сообразной случаю.

— Ну вот, так-то лучше, — проговорил Дэлзиел. — На улице морозно. Похоже, наконец-то пришла настоящая зима. Вы, наверное, довольны, что она так задержалась в этом году.

— Я? Почему?

— Из-за работ на нашей стоянке. Не слишком приятно, должно быть, класть кирпичи в метель. Но нет работы — нет оплаты, правильно я говорю?

— Дэн Тримбл хотел, чтобы работы были сделаны как можно скорее, — отозвался Свайн, намеренно называя шефа полиции просто по имени. — А долгосрочный прогноз обещал хорошую погоду.

— В отличие от краткосрочного финансового, не так ли? Но теперь, когда все эти милые доллары потекли на ваш банковский счет, беспокоиться не о чем.

— Это что еще такое? — снова рассердился Свайн, но на этот раз сразу взял себя в руки.

— Да не злитесь вы! — вскричал Дэлзиел. — Я думал, мы уже все выяснили между собой. Я не собирался вас обижать! Вы получите деньги вашей жены, и это справедливо, ведь таково было ее желание, иначе зачем люди выражают в завещании свою волю?

— А что вам известно о наших завещаниях? — насторожился Свайн.

По правде говоря, Дэлзиел знал очень немного, кроме того, о чем догадался сам, но он был не прочь вбить клин между Свайном и его адвокатом.

— Вам не следует винить кого-либо в разглашении профессиональной тайны, — сказал он. — В том, что касается завещания, нет ничего конфиденциального. Иное дело, что кое у кого может возникнуть вопрос, а не изменила ли бы ваша жена свое завещание, если бы она добралась до Соединенных Штатов?

— Изменила бы? Зачем?

— Мой опыт подсказывает мне, что жены не очень заботятся о материальном благополучии своих мужей, сказав им старое как мир «прощай, любимый», — осклабился Дэлзиел.

Однако эта провокация не возымела успеха, и Свайн спокойно спросил:

— Кто сказал, что Гейл собиралась уйти от меня?

— Да ладно вам, мистер Свайн. Это же логически вытекает из ее поведения. Она хотела, чтобы вы заняли должность в ее семейной фирме в Калифорнии, а вы хотели, чтобы она вкладывала деньги в ваш строительный бизнес здесь. Она поставила вам ультиматум, потом сбежала к своему дружку. Можно еще капельку виски? Это «Гленливет», да?

Свайн пошел обратно к буфету не для того, чтобы продемонстрировать свое гостеприимство, а чтобы дать себе время подумать, но это Дэлзиелу было все равно. Он возносил хвалу Господу за то, что Он одарил кого-то достаточной смекалкой, чтобы выжимать виски из ячменя, а его самого — достаточным умом, чтобы выжимать виски из кого угодно.

— Вы, должно быть, кучу времени потратили, суя свой нос в мои дела, Дэлзиел, — мрачно заметил строитель.

— В дела вашей жены. Извините. Я не хотел… Но, раз уж вы сами завели об этом разговор, скажите, у нее было много увлечений на стороне, мистер Свайн? Или Уотерсон оказался единственным?

— Не знаю! Откуда, черт побери, мне это знать? Уотерсон оказался первым, о ком я узнал, и для меня это было шоком!

— Да-да, вы об этом говорили. Но вы же не держались постоянно за ее юбку? У вас были свои интересы, у нее — свои. Всякие там комитеты по искусству, «Клуб владельцев оружия». Она, наверное, много времени им уделяла, завела там близких друзей, особенно на всяких там соревнованиях.

Свайн постарался скрыть свою злость за взрывом хохота.

— Вы про Митчела, что ли? Господи Боже ты мой. Гейл выросла среди настоящих голливудских жеребцов. Вы что думаете, она могла проявить интерес к этой жалкой подделке? Она могла найти его забавным, не более.

— Ну, забавы как раз бывают разные, — заметил Дэлзиел, зондируя почву.

Свайн сделал большой глоток. Интересно, он пытается погасить вспышку гнева? Если так, то виски оказалось отличным средством, потому что его ответ был взвешенным и логичным.

— Хорошо. Послушайте, я не знаю. Меня один раз обманули, откуда ж мне теперь знать, что меня до этого не обманывали уже десятки раз?

«Он должен был бы дать волю гневу. Это было бы более правдоподобно, чем вот так покорно принимать вероятность того, что жена наставляла ему рога», — подумал Дэлзиел. А может, сам он, Дэлзиел, и правда, как ясно дал ему понять Паско, из-за своей предубежденности представляет все, что касается Свайна, в неверном свете? Дэлзиел почувствовал нетипичную для него неуверенность в себе. Хорошо, у этого человека была масса мотивов для убийства своей жены, но у большинства мужчин таких мотивов предостаточно, и наоборот. А могла же это и вправду быть счастливая случайность, и, когда Свайн уже решил, что все потеряно, Гейл оказалась не в Лос-Анджелесе, внося изменения в завещание, а на Хэмблтон-роуд, где и пустила себе пулю в голову?

Он посмотрел на Свайна. Нет! Свайну не могло так повезти! Фактически все, что Дэлзиел слышал об этой семье, говорило о том, что Свайны потомственные неудачники. Единственное, на что они были способны, по крайней мере некоторые из них, так это хвататься за соломинку и строить свое счастье на чужом несчастье.

К черту все сомнения и противоречия! К черту благочестивого Паско с его заумными экспериментиками! В книге аксиом Дэлзиела было записано, что Свайн убил свою жену, к тому же Дэлзиел ни много ни мало видел это собственными глазами! Волны сомнений расступились, и он благополучно достиг другого берега, но еще оставался долгий путь к земле обетованной.

— Мужчина должен быть чем-то здорово увлечен, чтобы его можно было так легко обмануть, мистер Свайн, — проговорил Дэлзиел.

— Я в самом деле очень увлечен своей работой.

— Я хотел сказать… ну, вы сами знаете… увлечен… — Дэлзиел сделал недвусмысленный жест рукой и добавил: — Все мы одним миром мазаны, а? Конечно, для мужчины это не то, что для женщины.

Дэлзиел состроил самую похабную физиономию, какую только мог. Он не очень рассчитывал на то, что ему удастся вызвать Свайна на откровенный мужской разговор, но надеялся сыграть на мужском самолюбии. Если (почему бы нет) у Свайна были делишки на стороне, это усиливает мотивацию преступления, а к тому же тогда можно будет потрясти эту вполне вероятную «ее» и посмотреть, что из этого выйдет. В постели исповедуются получше, чем в церкви.

— Да? А вы-то, черт вас возьми, откуда знаете?

Свайн отвечал на его слова, а не на мысли, но ответ от этого был не менее оскорбительным. «Ну погоди, я еще достану тебя, приятель», — мысленно пообещал Дэлзиел.

Он сменил тактику и, отставив шутливый тон, сказал:

— Я только хочу предупредить вас, сэр, что, если у вас есть женщина, лучше скажите об этом сразу, чтобы избежать неудобств. Мы же можем случайно выйти на нее и поставить в неловкое положение. Я могу обещать вам максимум тактичности. Мы бы хотели увидеться с ней, только чтобы избежать промаха. Вы ведь примерно для того же самого хотели увидеть миссис Свайн на Хэмблтон-роуд — чтобы избежать промаха?

Дэлзиел говорил с милой рассудительностью очень левого политика, призывающего к революции, рассчитывая насладиться мгновением, когда Свайн отреагирует на его тон, еще не поняв смысла слов.

В какой-то момент Дэлзиелу показалось, что он добился ожидаемого взрыва, но Свайн откуда-то из глубин своего существа черпал резервные силы, чтобы держать себя в руках.

— Теккерей предупреждал меня насчет вас, — произнес он спокойно, — но он не сказал и половины всего. Так вот, послушайте, мистер Дэлзиел, можете провоцировать меня сколько угодно. Мне нечего скрывать. Единственные игры, в которые мы с вами будем играть, — это на сцене у Эйлин Чанг. Подозреваю, это тоже была ваша замечательная идейка?! Так вам не удастся взять меня на пушку! Вам, может, льстит то, что вы будете играть Бога, а я Люцифера, но как бы Чанг ни старалась вас преобразить, всем и каждому будет ясно, что вы как были, так и остались жирным тупицей!

Вот оно. Гнев, вырвавшийся наружу.

— А вы, мистер Свайн, — мягко спросил Дэлзиел, — что люди увидят в вас?

Свайн рассмеялся, снова полностью владея собой.

— «Все радости, что есть, отмечены во мне!» — продекламировал он. Видите, я уже начал учить свою роль. Надеюсь, вы не отстанете от меня в этом. Теперь, до свидания.

— И вам всего доброго, — любезно ответил Дэлзиел. — И спасибо, что уделили мне минутку.

Он вышел из комнаты, плотно закрыв за собой дверь. Еще раньше заметив, что телефонные аппараты на столе в гостиной и на стене в прихожей — параллельные, Дэлзиел подошел к телефону в прихожей и осторожно поднял трубку. Свайн набирал номер. Дэлзиел подождал.

После нескольких долгих гудков ответил женский голос, и на секунду Дэлзиел почувствовал радость победы. Но потом до него дошел смысл слов.

— «Теккерей, Амберсон, Мэллор и Теккерей». Чем могу вам помочь?

— Черт, — выругался Дэлзиел, положив трубку. Как и многое другое, все это лучше получается в кино, чем в жизни.

Дэлзиел вышел из дома, но не через парадную дверь. Паско докладывал, что на заднем дворе есть что-то типа офиса с секретаршей. Кто знает? Может быть, Филип Свайн был достаточно банальным мужиком, чтобы крутить шуры-муры с собственной секретаршей? Или секретарша была достаточно любопытной, чтобы подслушивать телефонные разговоры.

Толстяк проворно взбежал по ступенькам вверх, остановился перед дверью, чтобы перевести дух, а потом быстро вошел, рассчитывая неожиданным появлением вызвать замешательство.

Девушка за столом оторвала взгляд от книги, но никаких признаков замешательства на ее лице Дэлзиел не заметил. Поскольку она молчала, ему пришлось заговорить.

— Миссис Эпплярд? — осведомился он. — Начальник уголовного розыска Дэлзиел.

— Я вас слушаю.

— Вы совсем не удивлены?

— Вы сказали мне, как меня зовут, и сказали, как зовут вас. И то и другое мне было известно и раньше. Чему же я должна удивляться?

Дэлзиел обдумал ее замечание и нашел, что оно, к его удовольствию, резонно.

— Не возражаете, если я задам вам несколько вопросов?

Она снова погрузилась в чтение, не отвечая ему.

Дэлзиел почесал под мышкой и задумался, с какого конца начать.

— Мистер Свайн — хороший начальник? — сделал он заход.

— Нормальный, — ответила она, не поднимая глаз.

— А какие у него были отношения с женой?

Она отложила книгу и оглядела его так, что ему показалось, будто его выставили на продажу. Девушка была невзрачная, на вид обыкновенная, но ее карие холодные глаза смотрели на собеседника с такой невозмутимостью, что становилось не по себе.

— Вы хотите, чтобы я помогла вам. Почему?

— Ну, потому что это долг каждого — помогать полиции, ведь так? Иначе как же мы сможем бороться с преступностью?

Он сам почувствовал, что эти прописные истины прозвучали неубедительно.

— Я не то хотела сказать. Почему я должна помогать вам? — спросила она, выделяя интонацией местоимения.

Он тщательно обдумал ответ, потому что чувствовал — неверных ответов множество, а правильный — лишь один.

— Может быть, потому что я мог бы помочь вам, — сказал он.

Похоже, на минуту это ее развеселило, но потом она снова посерьезнела.

— Вы думаете? Хорошо. Я хочу разыскать своего мужа. «Сразу начинает торговаться», — с восхищением подумал Дэлзиел. А он даже не знал, что ей есть о чем с ним торговаться.

— Вы его потеряли, да?

Она кратко и четко обрисовала ситуацию, прямо как Уилд в своих рапортах.

— Его зовут Тони Эпплярд. Мы поженились три года назад, когда выяснили, что я беременна. Потом его уволили по сокращению штатов, и он уехал на юг искать работу. Он по профессии механик, но в конце концов оказался в Лондоне и стал работать по подряду, рассчитывая найти что-то получше. Сначала он писал и присылал денег. Жил там в одной комнате с несколькими мужчинами. Он это называл общежитием. Я же думаю, это была ночлежка. Я писала ему регулярно, но его ответы приходили все реже и реже. Я думала, он приедет на Рождество, но он только прислал открытку малышу. Я хотела поехать туда и все увидеть собственными глазами, но папа сказал, что сам поедет. Он ездил туда в середине января. Там, где Тони жил, папе сказали, что он уехал несколько дней назад и не оставил адреса. Я обращалась в полицию, и в тамошнюю, и в здешнюю, не в сыскную, а к тем, кто в форме. Они сказали, что к ним это не имеет никакого отношения. Взрослый человек может делать все, что ему угодно, если он не совершает преступления. А то, что он бросил жену с ребенком, преступлением, видимо, не является. Но я думаю, что они бы его нашли, если бы захотели. Если бы вы захотели…

— А зачем вы хотите его найти, милочка? — ласково спросил Дэлзиел. — Присуждение алиментов в судебном порядке не имеет большого смысла, до тех пор пока у него нет постоянной работы.

— Так, может, он поэтому и переехал, — возразила она. — Может быть, он уже там с другой живет? Не бойтесь. Я уже все возможные варианты продумала. А вдруг ему просто все это не под силу выносить, и он где-то скитается, чувствуя себя таким же одиноким и отчаявшимся, как я порой? Вы мне поможете?

Дэлзиел задумался.

— Старший инспектор Паско позавчера с вами разговаривал. Почему вы его об этом не попросили? — спросил он, почесывая жирный, в складках, затылок.

Она слегка улыбнулась.

— Его больше интересовало, что я читаю. Я же читала, чтобы отвлечься. А вы, мне кажется, интересуетесь именно тем, от чего я хочу отвлечься чтением.

Дэлзиел улыбнулся ей в ответ.

— Я бы не стал недооценивать мистера Паско, — сказал он, чувствуя себя все же польщенным. — Хорошо, — продолжал он, — я возьму ваше дело на заметку. Ничего не обещаю, но не думаю, что оно слишком сложное. Мне, может быть, понадобится порасспросить вашего отца о его поездке, возможно, это что-то прояснит.

Он увидел выражение ее лица и рассмеялся.

— Не слишком он любит парня, верно? Но беспокоиться не о чем. Он не узнает о нашем уговоре. Я скажу, что это социальные службы затребовали информацию или что-нибудь в этом роде. Ну, а вы что мне можете сообщить?

— Вы задавайте вопросы, а я буду отвечать, — предложила она.

— Справедливо. Как вы думаете, какие отношения были между супругами Свайн?

Она подумала и сказала:

— Нормальные. Во всяком случае, в начале.

— В начале?

— В начале моей работы здесь, после того как мистер Свайн стал сотрудничать с папой. Я думаю, ей тогда в голову еще не пришло, насколько для него было важно иметь собственное дело.

— А когда до нее дошло?

— Тогда она стала все больше и больше раздражаться. У них начались скандалы, в основном по поводу отъезда в Америку и денег. Я слышала, как они друг на друга орали в доме. Она считала, заводить собственное дело — пустая затея. А он говорил, что здесь его корни и он не собирается бросать «Москоу-Фарм», чтобы работать на шайку мошенников вроде Делгадо.

— А она его не понимала?

— Нет. Она говорила, что, судя по тому, как у него идут дела, ему все равно придется все бросить, когда он обанкротится. Она говорила, Что ее семья не мошенники, а опытные бизнесмены и что он не смеет оскорблять ее семью, когда его родственники только и могут, что разоряться в пух и прах и вышибать себе мозги из пистолета.

— А что мистер Свайн на это отвечал?

— Он очень тихо отвечал, что его семья всегда возвращала себе ферму, не важно, какой ценой. И что он, раз уж получил ее, ни за что не упустит.

— Скажи-ка мне, дорогуша, — поинтересовался Дэлзиел самым дружелюбным тоном, — если он сказал это очень тихо, как же ты это могла отсюда услышать?

— Здесь сортир зимой замерзает, поэтому иногда мне приходится заходить в дом, — сказала она, спокойно встретив его взгляд.

— Справедливо. А ты знаешь такого человека, по имени Уотерсон, милочка?

— Не могу сказать, что знаю. Он был клиентом.

— И какого ты о нем мнения?

— Сам от себя без ума.

— А тебе он нравился?

— Ни капли.

— Почему же?

Она подумала, потом ответила:

— Во-первых, могу сказать, что я ему тоже очень не нравилась.

— Это имеет значение?

— И без того, чтобы вешаться клиентам на шею, чего я не делаю, достаточно противно общаться с ними по делу, что приходится волей-неволей.

Дэлзиел усмехнулся. Она все больше вызывала у него симпатию.

— А что миссис Свайн? Она ему нравилась?

— Я уже говорила мистеру Паско. Он подкатывался к ней, но она, по-моему, его отшила.

— Тебя удивило бы, если бы ты узнала, что позже она с ним завела роман?

— Нет. Я не так хорошо ее знала, чтобы чему-нибудь удивляться.

Это было разумно, но не очень полезно для следствия. Дэлзиел перевел разговор на другие рельсы.

— А как мистер Свайн ладил с мистером Уотерсоном?

— Не очень хорошо.

Он ждал, что она продолжит, но она снова уткнулась в книгу. Это сбивало с толку. Но они же договорились, что она будет отвечать на его вопросы. Значит, сначала надо было задать вопрос.

— Откуда ты знаешь?

— Я видела, как они ссорились во дворе.

— Ты слышала, что они говорили друг другу? — спросил он, выглядывая в окно.

— Нет. И вообще они потом зашли в дом.

Дэлзиел был окончательно озадачен. Кругом одни загадки. О чем же ссорились Свайн с Уотерсоном? Мог ли Свайн заподозрить что-то раньше, чем он говорит? И освещает ли это как-то по-иному происшествие на Хэмблтон-роуд?

Дэлзиел каким-то образом ухитрился выглядеть таким жалким, что его собеседница не выдержала и раздраженно спросила:

— Вы что, не хотите узнать, о чем они спорили?

— Ты же сказала, что не слышала.

— Мне и не надо было слышать. Это было по поводу счетов Уотерсона. Он их не оплачивал, несмотря на то что я ему посылала напоминания. В последний раз я пригрозила ему судом.

— Большие счета?

— Достаточные. У мистера Свайна были неприятности из-за перерасхода средств, и ему нужен был каждый пенни.

— И чем это закончилось?

— Они пошли в дом, и мистер Уотерсон дал мистеру Свайну чек.

— Откуда ты знаешь?

— Мистер Свайн потом принес чек мне и сказал, чтобы я зачислила эти деньги на счет фирмы.

Так вот что это было — не ревность, а деловые разногласия. Все, что ему нужно делать, это только спрашивать.

— Значит, пока мистер Свайн не получил этот чек, у него было туго с наличностью?

Она засмеялась: ее музыкальный грудной смех способен был заставить любого мужчину вновь взглянуть на нее даже после того, как он уже отметил для себя, что у нее крупные черты лица и прямые, как палка, волосы.

— У него и потом было туго с деньгами, — ответила она. — Чек вернули через неделю. У выписавшего его не оказалось ничего на счете в банке.

— Он ему подсунул неплатежеспособный чек? А что потом?

— Я отдала этот чек мистеру Свайну. Он сказал, что разберется.

— И разобрался?

— Видимо, нет. Во всяком случае, в нашей последней ведомости ничего нет.

Это могло значить многое. А могло и ничего не значить. Дэлзиел взял это на заметку и посмотрел на часы. Он пробыл тут уже слишком долго. Если Свайн его здесь застукает, у него возникнет подозрение, что эта милая девчонка его продает. Будет неудобно. Кто знает, что еще можно узнать от нее, если только Дэлзиел правильно сформулирует вопросы?

— Я должен идти, милочка, — сказал он, — но я с тобой еще свяжусь.

Он имел в виду, что еще будет задавать ей вопросы. Но она, очевидно, имела в виду другое. Он понял это, когда она спросила:

— Когда?

Сделка есть сделка. Он, подумав, ответил:

— Через неделю максимум. Если ты уверена, что тебе это нужно. Иногда отсутствие новостей — самые лучшие новости.

— Вы так думаете? — спросила она, снова берясь за книгу. На этот раз он взглянул на обложку. «Анна Каренина». Дэлзиел читал мало. Художественная литература почти полностью сводилась к «Последним дням Помпеи» Булвера Литтона. Эту книгу он стащил из гостиницы, где проводил свой медовый месяц, и перечитывал ее как молитвенник. Но про Анну Каренину знал благодаря кинокартине с Гретой Гарбо. Он был больше занят тем, чтобы потихоньку потискать пышногрудую красотку, сидящую рядом, чем следить за мелькающей на экране элегантной женской фигурой. Тем не менее он запомнил, что на экране происходило что-то не очень веселое.

Дэлзиел предостерег:

— Осторожней, а то дочитаешься до того, что мозги будут набекрень. Мне так моя мамаша говорила.

— А моя мама говорит, что у меня вся жизнь за чтением пройдет. Тогда я спрашиваю: «Ну и что в этом плохого?»

— На этот вопрос у меня нет ответа, — сказал Дэлзиел и ушел.

Глава 8

Когда Дэлзиел вернулся в участок, ему показалось, что он полон адвокатов и все они вопят в один голос о грубости и жестокости полицейских. Однако пересчитать адвокатов было несложно, их оказалось всего два, но шума они производили не меньше, чем члены лейбористской партии на своем съезде. Убедившись, что их ярость направлена не против него и что они никак не связаны с конторой «Теккерей и другие», Дэлзиел позволил сержанту Брумфилду ввести себя в курс дела.

Наверху, в уголовно-следственном отделе, Дэлзиел нашел Паско, который ждал его с нетерпением.

— Что происходит, Питер? — осведомился толстяк. — Я тут из сил выбиваюсь, чтобы установить хорошие отношения с населением, а ты не можешь даже взять свидетельских показаний без того, чтобы не набить кому-нибудь морду.

Паско даже не улыбнулся в ответ и нетерпеливо проговорил:

— Только что мне принесли отчет лаборатории по образцам ветеринарных препаратов, которые я конфисковал у Гарри. Парка. В четырех упаковках порошка от блох был героин. Это два килограмма.

— Что? Почему же ты раньше мне не сказал, парень? Так пойдем вышибем все, что можно, из этого типа!

— Кстати, обо «всем, что можно». Мы обыскали лавку Гована, и знаете, что мы нашли между мешками со всеми этими чечевицами?

— Прекрасно, прекрасно. А какие приняты меры?

— Думаю, сделано все, что нужно. Разосланы по факсу фотографий, отпечатки пальцев и тому подобное. Управление по борьбе с наркотиками, таможня — все поставлены на ноги, они уже несутся на скорости сто миль в час по маршруту Парка, пока не распространились вести о том, что его взяли.

— А что сам Парк?

— Молчит как рыба. Он сильно напуган. И боится он не нас.

— Ну это мы посмотрим, — сказал Дэлзиел, беря телефонную трубку.

— Сэр, — попытался предостеречь шефа Паско, — боюсь, что он не наш клиент. Нас просто попросили подержать его у себя, пока Управление по борьбе с наркотиками не решит, что с ним делать.

— Он же у нас в камере? — возразил Дэлзиел. — Я только хочу спросить его о нашем общем друге Уотерсоне. Возбуждено уголовное дело, есть подозрение, что совершено предумышленное убийство. Никто нас не осудит. А ты, пока его приведут наверх, посвяти-ка меня в последние события.

Паско сжато изложил события прошедшего дня, а через десять минут они сидели напротив Гарольда Парка в комнате для допросов.

Паско, ожидая, что Дэлзиел постарается показаться Парку страшнее его хозяев, которых Парк, это было совершенно ясно, очень боялся, с тревогой думал, как далеко в этом устрашении может зайти толстяк. Но Дэлзиел, уже не в первый раз, удивил его.

— Гарольд Парк? — улыбаясь, приветствовал он торговца ветеринарными препаратами. — Как они тут с тобой обращались, Гарри? Поесть тебе дали чего-нибудь? Кофе? Чаю? А покурить?

— Спасибо, — сказал Парк, беря предложенную Дэлзиелом сигарету.

— Просто табак, к сожалению, — посетовал Дэлзиел, поднося ему зажигалку.

— Я ничего другого и не курю.

— А, торгуешь зельем, но сам его не употребляешь? — засмеялся Дэлзиел. — Умный парень. Но у тебя, как я вижу, проблемы. Наркотики — это большие деньги, а у больших денег, как правило, длинные руки, и, если ты начнешь говорить, одна такая рука может достать тебя даже в каталажке и оторвать тебе одно место. Правильно? Я понимаю твои трудности. Поэтому не буду пытать насчет того, кто у вам там в цепочке. Пусть другие этим занимаются, но не я. А мне от тебя нужен так, один пустячок, и это никак не связано с наркотиками. Просто расскажи мне все о Грегори Уотерсоне.

— Уотерсоне? Почему все так интересуются этим проходимцем? — удивился Парк, и похоже, искренне. Потом на его лицо набежала тень подозрения. — Или это он меня вам продал?

— Не говори глупостей, — вздохнул Дэлзиел. — Я мог бы тебе наврать и сказать «да», чтобы ты взбесился и выложил мне все, что тебе известно о нем, но я в такие игры не играю, Гарри. Мистер Паско был совершенно искренен, когда пришел к тебе и спросил про Уотерсона. Это просто тебе не повезло, что все потом так обернулось. Если бы мистер Гован содержал свой фургон в лучшем виде…

— Этот шотландский идиот! Он еще свое получит, я ему устрою!

— Это как тебе будет угодно, Гарри… Так что же мистер Уотерсон?

— А что я с этого буду иметь?

— Мою благодарность, Гарри. А это много значит для любого в твоем положении. Именно я в суде поддержу тебя, когда ты будешь просить выпустить тебя под залог, помни об этом, Гарри, — без труда соврал Дэлзиел.

— Под залог? Да кто же выпустит меня под залог? — возразил Парк, но в глазах его блеснул луч надежды.

— Все может быть, если полиция не станет очень стараться, доказывая, что этого делать нельзя, — ответил Дэлзиел, многозначительно постучав пальцем по собственному носу.

Паско про себя застонал при виде этого сочетания цинизма и плохой актерской игры. Парк подумал, пожал плечами и согласился:

— Хорошо. Я расскажу вам, что знаю, Но только вам. — Он бросил враждебный взгляд на Паско. — И я не признаю за собой никакой вины. Все это досадное недоразумение, понятно?

— Конечно, так оно и есть, — елейным голосом проворковал Дэлзиел. — Мистер Паско, почему бы вам не прогуляться немножко? И может быть, вы могли бы принести нам с мистером Парком по чашечке чайку? С пышечками. Я люблю пышечки, а вкусы мистера Парка, я уверен, сходны с моими.

Паско вышел не без облегчения. Через десять минут он вернулся с подносом, на котором стояли две чашки чая и целая тарелка пышек. Дэлзиел взял одну и откусил от нее солидный кусок. На губах у него заблестела сахарная глазурь, а по подбородку потек малиновый джем.

— Прелесть! — воскликнул он. — Я иногда думаю, что охоч до пышек не меньше, чем до баб. Только с бабой в постели все каждый раз одинаково, а когда кусаешь пышку, это каждый раз будто бы впервые. Надеюсь, ты со мной согласен, Гарри, потому что там, где ты скоро окажешься, разносолов тебе не будет, а пышки ты будешь получать только каждое второе воскресенье. — И, опрокинув себе в рот полную чашку обжигающе горячего чая, Дэлзиел направился к выходу.

— Ну? — спросил Паско, когда они вместе шли по коридору.

— Все, как мы и думали, — сказал Дэлзиел. — Парк — посредник между большими воротилами и мелкими распространителями. Уотерсон имел дело с Гованом, покупая сначала очень понемножку, несколько унций травки сегодня, несколько унций — завтра, но потом стал покупать чуть больше, а когда начал брать больше, чем надо самому себе, Гован рассказал о нем Парку. Они встретились для разговора в «Приюте». Парк говорит, что поначалу Уотерсон произвел на него впечатление. Очень осторожный, и казалось, у него много хорошо налаженных связей. Что до меня, то я-то видел Уотерсона, только когда он размазывал сопли по лицу, но, судя по тому что все о нем говорят, когда он в ударе, он производит на людей впечатление. Гарри потребовалось определенное время, чтобы понять, что, Уотерсон просто-напросто еще один проходимец, который любит похвастать перед дружками и модными дамочками. Гарри это заподозрил, когда Уотерсон захотел продолжать покупать товар маленькими щепоточками, вроде как чтобы показать клиентам образцы. Когда Парк сказал ему, чтобы он или выкладывал настоящие деньги, или отвалил, Уотерсон возмутился и, конечно, после этого появился с заказом на несколько тысяч. Более того, он вовремя выложил всю эту сумму и забрал товар в конце января. Немудрено, что этот осел не мог заплатить Свайну!

— А где же выручка от продажи зелья? Он должен был получить раз в пять больше вложенного, как минимум.

— Парк ничего об этом не знает. Все, что он знает, — это то, что, когда через несколько недель он снова встретился с Уотерсоном готовый рассматривать его как серьезного партнера, оказалось, что тот опять собирается покупать по нескольку щепоток за раз. Уотерсон был в таком состоянии, что Парк сначала подумал, что тот берет зелье для себя. Но выяснилось, что он покупал его для какой-то пташки. Он хотел покупать все по оптовой цене, а не по розничной и еще пытался припугнуть Парка тем, что, если его девица не получит наркотиков, она может заговорить. Парк не сказал ему в открытую, но вроде бы дал понять, что, если птичка запоет, голову свернут не ей, а Уотерсону. После этого они больше не виделись, за исключением прошлого вечера, когда случайно, так говорит Парк, встретились в «Приюте». Во всяком случае, Парк с Уотерсоном встречаться там не собирался. Он там просто выпивал с друзьями, как он сказал — ну ты же понимаешь, это все равно, что я скажу, будто я фея цветов, — и тут появился Уотерсон, улыбающийся, весь такой из себя, прямо светский лев. Он выпил пару стаканов и стал распространяться о том, что хотел бы иметь серьезное настоящее дело в сотрудничестве с Парком. Гарри как можно скорее смотался оттуда вместе со своими приятелями, пока, как он выразился, не оказался по милости Уотерсона по уши в дерьме.

Паско нахмурился.

— Я бы скорее предположил, что он захотел бы серьезно предупредить Уотерсона, возможно, даже преподать ему урок.

Дэлзиел улыбнулся.

— Так он и собирался сделать, мой мальчик. Но не прямо там, при свидетелях, и не сразу, как они вышли из пивной, когда все видели их вместе. Нет, урок был запланирован на сегодняшнее утро. Парочка друзей Парка, может быть, те крутые парни, которых ты видел вчера вечером, должны были потолковать с Уотерсоном, в то время как сам Парк спокойно болтал бы с каким-нибудь ветеринаром где-то в Галифаксе.

— Значит, у него есть адрес Уотерсона?

— Конечно, у него есть этот чертов адрес! А куда же, ты думаешь, мы с тобой идем?

Дэлзиел направился к своей машине, припаркованной прямо за стоянкой на двойной желтой полосе, где Машины ставить нельзя. Ворота и будка у ворот были уже построены, и теперь под наблюдением Арни Стринджера выкладывался последний участок бетонного покрытия перед въездом.

— Почти закончили? — крикнул Дэлзиел Стринджеру.

— Ага. Завтра подчистим и все.

— Не раньше, чем планировали. У вас больше перерывов на чаепития, чем у королевы-матери. Я хотел бы как-нибудь перекинуться с вами парой слов насчет вашего зятя, Тони Эпплярда.

Стринджер посмотрел на него так, как будто архангел Гавриил возвестил на весь белый свет о том, что он забеременел. Стринджер подошел к Дэлзиелу так близко, как можно было, чтобы не испортить только что положенный бетон.

— А что насчет зятя? — сквозь зубы процедил он.

— Не берите в голову. Просто его разыскивают социальные службы, вообще-то это работа не нашего отдела, а полицейских в форме, но я обмолвился, что буду сегодня на «Москоу-Фарм», вот меня и попросили спросить у вашей дочки, а она сказала, что не знает, где он, но что вы ездили его искать в январе.

— Так и сказала? Тогда она, наверное, сказала, что я его не нашел.

— Правильно. Я просто подумал, возможно, у вас есть какие-то догадки, где он может быть.

— Думаете, я не поехал бы туда, если бы догадывался, где он? — спросил с вызовом Стринджер.

— Да ладно вам, Арни. За милю видно, что вы не очень-то жалуете парня, — вкрадчиво проговорил Дэлзиел. — Не могу вас винить за это, зная, как он сделал ребенка вашей дочери, а потом сбежал куда-то на юг. Будь я на вашем месте, если бы нашел его, ни за что не удержался бы от искушения взять его за одно место и пригрозить, чтобы больше здесь не показывался. Вы можете мне довериться. Я никому не скажу.

Паско понял, к чему вел толстяк. Было маловероятно, что Стринджер примет приглашение к исповеди, поэтому Дэлзиел преподнес его в таких выражениях, что это, по его расчетам, должно было вывести Стринджера из себя. Ловушка Дэлзиела сработала отлично.

— Немудрено, что страна разваливается, когда типы вроде вас стоят на страже закона, — презрительно усмехнулся Стринджер. — Кажется, вам обоим делать больше нечего, как совать нос в чужие дела. Вокруг торговцы наркотиками, хулиганствующие футбольные болельщики, совратители малолетних и все возможные исчадия Ада, а как вы со всем этим боретесь?

— Спасибо за предупреждение, — с самым серьезным видом ответил Дэлзиел. — И вы берегите задницу, а то содомитов развелось ужас сколько! — И он двинулся прочь, сопровождаемый недоумевающим Паско.

— Что это с ним? — спросил старший инспектор, надевая ремень безопасности.

— Личные дела, — коротко ответил Дэлзиел. — Кстати, о хулиганствующих футбольных болельщиках. Что-то я не слышал, чтобы многих арестовали. Когда каких-то типов сбрасывают с поезда в Кембриджшире, это одно дело. Но когда избивают хозяина пивной на моем собственном участке, это уже становится серьезным!

— Да перестаньте, — возмутился Паско. — Мои ребята делают все возможное, но что это может дать? Единственный способ добиться чего-то в таком деле — это внедрить своих людей в банды фанатов. Это крупная операция, а зная, как обстоят дела в суде в последнее время, результат получить чертовски трудно!

— Да я же только спросил, парень. Чего ты сразу обижаешься? Я заметил, что с тех пор, как ты вышел на работу, ты стал очень чувствительным. Все еще таблетки глотаешь, а?

Паско пропустил мимо ушей издевку и бодрым голосом спросил:

— Могу ли я узнать, куда мы направляемся, сэр?

— Потусуемся на яхте, парень. Надеюсь, ты не страдаешь морской болезнью.

— Я полагаю, не на «Блюбелл»? — с сомнением протянул Паско. — Я же говорил вам, что был на верфи Балмера, и «Блюбелл» там уже не было. Или вы меня не слушали?

— Слушал, слушал. Но или ты спрашивал недостаточно настойчиво, или смотрел недостаточно далеко в море. Достань-ка мне карту из бардачка. Теперь посмотри, что там расположено в миле к северу от города. Там дорога без названия, а рядом местечко «Баджер-Фарм», да? Вот там мы и найдем «Блюбелл», старший инспектор. А как только я взойду на борт, мистер Грегори, черт его возьми, Уотерсон будет мой!

Дэлзиел был наполовину, прав. Ошибившись направлением лишь два раза, они нашли мост через канал, поднятый достаточно высоко над водой, чтобы не мешать проходу судов под ним. Быстро смеркалось. Последние лучи холодного солнца превратили воды канала в подобие дороги из желтого кирпича, а черные борозды огромного поля вдоль берегов канала — в бескрайние морские просторы. Вода здесь была мутной и илистой, берег нависал над каналом, и земля осыпалась в воду. Единственным признаком обитаемости этих мест была «Баджер-Фарм» — ферма метрах в шестистах от берега. Она чернела на фоне неба, а из узкой печной трубы тянулась тоненькая струйка дыма, будто хозяин подкладывал в печку только одно полено за раз.

Место было совершенно не подходящим для увеселительных прогулок по каналу, который в последнее время приобрел именно это назначение, но под мостом на приколе стояла обветшалая яхта, на носу которой можно было разобрать слово «Блюбелл».

Но это было все, в чем был прав Дэлзиел. Даже на взгляд сугубо сухопутного человека яхта явно имела вид брошенного и разрушенного жилища, а когда Паско неловко вскарабкался на борт, он понял, что оба определения он подобрал совершенно правильно.

— Господи Иисусе! — воскликнул Дэлзиел, который так проворно последовал за Паско, что тому стало неловко за свою нерасторопность.

В маленькой каюте было разбито и поломано все, что можно разбить и поломать. Черепки керамической посуды валялись вперемешку с разорванной одеждой и щепками от разломанной деревянной койки. Располосованные ножом высокие болотные сапоги покоились на куче мусора и содержимом биотуалета, и казалось, что поперек каюты лежит труп.

— Урок, преподанный Гарри Парком? — полюбопытствовал Паско.

— Ага. Но где Уотерсон и Беверли Кинг? Вот в чем вопрос.

Паско посмотрел за борт на черную воду канала. В этом месте течение было быстрым, а темные воды глубоки.

— Не думаю, — с сомнением произнес Дэлзиел, стоявший рядом.

— Я тоже не думаю, но, с другой стороны…

— Надо проверить. — Дэлзиел вздохнул и, задрав голову, почесал под подбородком. Высоко в небе парили три птицы, трудно различимые в надвигающейся темноте. Он зябко поежился.

— Замерзли, сэр? — спросил Паско.

— Да нет, парень, просто я люблю, когда потолок надо мной не выше трех метров, да еще и слегка коричневый от никотина. Пошли. Давай-ка вернемся к цивилизации, пока на нас не напали летучие мыши-вампиры!

Глава 9

В мертвенном свете утренней зари полицейские водолазы, похожие на морских котиков, погрузились в мрачные воды канала. Их улов состоял из сломанной тачки, покрышки от тракторного колеса, половинки косы, а также разных жестянок, стеклянных банок, бутылок, коробок и прочего хлама. Все это наводило на мысль, что в канал с моста регулярно сбрасывались бытовые отходы. Но единственные трупы, которые водолазам удалось извлечь, были трупы шести котят, утопленных в пластиковом мешке.

Хозяин «Баджер-Фарм» оказался столь же скуп на слова, сколь и на топливо, до тех пор пока Дэлзиел не пригрозил натравить на него Королевское общество защиты животных и Службу борьбы за чистоту окружающей среды. Эти угрозы затронули речевой аппарат хозяина «Баджер-Фарм», и он тут же вспомнил, что «Блюбелл» прибыла сюда около месяца назад. Сначала он следил за яхтой, опасаясь, что она неспроста так долго стоит в этом неживописном месте. Но потом, когда он убедился, что единственными обитателями яхты являются мужчина и женщина, без детей и без собак, а также без желания нарушать границы его владений и просить у него молока, яиц или питьевой воды, он потерял к ним всякий интерес. Фермер был человеком нелюбопытным и в еще меньшей степени доброжелательным. Он отметил, что пару раз видел, как мужчина лазил по воде с чем-то вроде рыболовной сети… «хотя что этот придурок хотел там поймать, непонятно, здесь рыбы не бывало со времен Первой мировой войны».

— Вы, наверное, сказали ему об этом? — поинтересовался Дэлзиел.

— Не-а! Люди должны учиться на собственных ошибках, я так считаю.

Его философия показалась Дэлзиелу настолько привлекательной, что он не стал говорить фермеру, что все равно натравит на него и Королевское общество защиты животных, и Службу борьбы за чистоту окружающей среды.

Гарри Парк, которого снова, как скакуна морковкой, приманили надеждой освобождения под залог, выдал адрес сообщника, возможно, навестившего Уотерсона на следующее утро после их встречи в «Приюте». Сообщник отрицал все, но потом Дэлзиел сделал ему предложение, от которого тот не смог отказаться и которое Паско, заслышав знакомые слова, постарался просто пропустить мимо ушей. Тогда подручный Парка рассказал, что он и его приятель, который тоже был тогда в «Приюте», зашли к Уотерсону, чтобы объяснить ему, что единственная возможность счастливого будущего заключалась для него в полной потери памяти и что это он должен запомнить на всю жизнь. Не обнаружив никого на яхте, они с той же целью оставили память о себе.

— Ну, все ясно, — заключил Паско, — Уотерсон, видно, заметив Уилда в тот вечер, направился обратно на яхту, вытащил из койки Беверли Кинг и скрылся в неизвестном направлении.

— Думаешь? — сказал Дэлзиел. — Ты, наверное, прав. Проверь, нет ли ее у родителей в Монксли. Уотерсон не из тех, кто будет связывать себя с девчонкой, если она перестала быть ему полезной, и возможно, она одна уехала к родителям.

К родителям она не уезжала. Ее родители, которые раз пять в течение пяти минут назвали себя людьми богобоязненными, сказали, что они не видели своей дочери со второго воскресенья февраля, когда она приехала и они в очередной раз поссорились из-за денег и образа жизни. Кинги высказали естественное опасение за судьбу дочери, хоть и не слишком сильное, а также сказали, что ее временное пребывание в Лондоне оставило на ней неизгладимый отпечаток. Вспомнив то, что ему сообщил Питер Кумбс насчет возвращения Беверли на север, Паско послал запрос в «Честер Белкорт». Ответ пришел очень быстро, в основном потому, что, когда в фирму позвонили с вопросом о мисс Кинг, уже через полчаса в ближайший полицейский участок явился пожилой директор, у которого была жена и трое детей, и предложил всестороннее сотрудничество в обмен на полную конфиденциальность. Он явно не считал заслуживающим порицания то, что регулярно спал с мисс Кинг. Благородное негодование появилось в его тоне, только когда он стал описывать, как был шокирован, увидев, что она колется в ванной гостиницы перед одной из их интимных встреч. После этого он решил, что в интересах как девушки, так и компании, чтобы мисс Кинг вернулась в семейное лоно на севере. Искренность его благих пожеланий подтвердилась тем, что он выплатил ей щедрую компенсацию из собственного кармана и написал рекомендательное письмо, тщательно подбирая слова, чтобы она смогла устроиться на работу в Среднем Йоркшире.

— Значит, еще одна наркоманка, — сделал вывод Паско. — Похоже, Уотерсон их коллекционирует.

— С кем поведешься, от того и наберешься, — заявил Дэлзиел, — но это нам мало что дает.

— Это еще одна отгаданная деталь головоломки, сэр, — сказал Паско, благородно пытаясь вселить в собеседника оптимизм.

Следующую деталь предложил им Уилд, вернувшись на службу на следующий день. Несмотря на клеветнические заявления Дэлзиела, выглядел он ужасно, и Паско попытался убедить его вернуться домой и лечь в постель. Они пришли к компромиссу, сойдясь на том, что сержант останется в строю, но будет спокойно сидеть за столом и заниматься бумажной работой. Это, однако, вовсе не отвлекло его от мыслей о расследовании, и через пару часов он вошел в кабинет Паско.

— Я тут думал о досье Уотерсона, — начал Уилд. — Я его детально изучил, поскольку ведь это я в самом начале упустил нашего беглеца. Так вот, когда я просматривал имеющиеся у нас данные, мне кое-что пришло в голову. В тот раз, когда у него отобрали права из-за того, что он не остановился, несмотря на требование патрульной машины, это же было тридцатое января. Хотя Парк не назвал точной даты заключения той крупной сделки, он сказал, что это было в конце января. А если предположить, что это случилось именно тридцатого?

— Ну и дальше что, объясни, — сказал Паско.

— Он едет домой с целым мешком наркотиков. Патруль сигналит ему светом. Он в панике — это отвечает его характеру. Они настигают его через полчаса. Он извиняется. А находится он в это время вот где.

Сержант показал точку к северу от города на карте, висевшей на стене в кабинете Паско.

— Где-то за фермой «Баджер-Фарм», — сообразил Паско.

— Правильно. Уотерсон останавливается на мосту. Он перепуган до смерти. Света фар не видно, патруль может появиться в любой момент. Кроме того, они, возможно, записали номер его машины. Что в такой ситуации сделает человек, который, подобно Уотерсону, так легко теряет самообладание?

— Хочешь сказать, он бросил наркотики с моста в воду? Почему же было не спрятать их где-нибудь в канаве?

— Это было бы разумно, но Уотерсон не слишком способен на разумные поступки, ведь так? А через пару дней «Блюбелл» снимается с якоря у верфи Балмера и отплывает к «Баджер-Фарм».

— И Уотерсон ходит там с рыболовной снастью! Уилд, ты гений! Попробуем-ка это проверить.

Паско набрал номер телефона.

— Джо, это Питер Паско. Весь тот мусор, который твои ребята вчера подняли со дна, что с ним сделали?

Он послушал ответ и положил трубку.

— Нам везет. Они хотели побросать все обратно, но Джо проявил сознательность насчет загрязнения окружающей среды и заставил их все сложить в мешки для мусора и оставить на ферме, пока мусорщик не приедет их забрать.

— Тогда нам надо поторопиться. — Уилд встал со стула.

— Мне кажется, мы договорились, что ты сегодня никуда отсюда не выходишь?

— Но не в том случае, когда я собираюсь стать гением, — возразил Уилд. — Не знаете, что он думает о гениях?

Паско рассмеялся.

— Ладно, хорошо. Только, если подхватишь сыпной тиф, меня не вини.

Через полчаса под недоумевающим и подозрительным взглядом хозяина фермы они начали вытряхивать содержимое из мусорных мешков. Паско не знал, что именно они искали, но, когда он это увидел, он сразу понял: «То!» Это была картонная коробка с размытой надписью, которую он с трудом смог разобрать: «Романи Рай. Ветеринарные препараты».

Паско открыл коробку. Внутри были запечатанные целлофановые пакетики, в которых оказалось около пятисот граммов белого порошка. Паско открыл один и осторожно попробовал содержимое на язык.

— Немудрено, что блохи прыгали так высоко, — заметил он.

Они нашли еще три коробки, а потом вызвали водолазов поискать, не осталось ли чего-нибудь подобного в воде. Уилд скромно принял титул гения и носил его, пока прибывший Дэлзиел не напомнил, что скромность нисколько не оправдывает его.

— Ну, теперь мы знаем, зачем он заставил девицу перегнать сюда яхту, — проворчал он. — И что? Ничего это нам не дает!

— Это дает нам право просить дополнительных сил для поиска беглецов, — сказал Паско.

Дэлзиел покачал головой, скорее огорченный, чем рассерженный. Неужели он так ничему и не научил этого парня? Не бесплотные духи определяют, какое дело первоочередное. Ты принимаешь какое-то решение, а для его осуществления тебе выделяют дополнительные силы не на основе аргументированных и обоснованных приоритетов, а на основе едва заметных вибраций биополей, посылаемых друг другу по паутине взаимных услуг и одолжений. А если такой деликатный сигнал не срабатывает, то приходится погреметь скелетами, забытыми в шкафах, — напомнить о себе старым должникам. Эпплярда, например, к приоритетам никто никогда не причислил бы, если бы в местном отделении полиции в Лондоне не было высокого чина, который в свое время не продвинулся бы дальше констебля, если бы Дэлзиел не отвел от него обвинение в непристойном поведении по пьянке, случившейся двадцать лет назад после матча в регби. И еще был шеф департамента социальных служб, чья жена как-то раз после девичника в «Клубе джентльменов» пыталась пробить в ограде автомобильной стоянки свой собственный выезд. Дэлзиел не сомневался, что они помогут ему вернуть Ширли Эпплярд утерянного супруга в течение недели, как он ей и обещал.

Что же касалось Уотерсона, то не было нужды беспокоить старых должников, а уж тем более перегораживать дороги и отменять рейсы в аэропортах. Вынужденный бежать из собственного дома, без денег, обремененный заботой о наркоманке, лишенной своего допинга, разве может человек с таким характером, как Уотерсон, не привлечь к себе очень скоро внимание. Неделя и то было для него слишком много. Дэлзиел давал ему три дня, четыре — максимум.

Через восемь дней, однако, его уверенность стала потихоньку слабеть. А когда его вызвал Дэн Тримбл, он чувствовал себя бейсболистом, вышедшим на поле без рукавицы и маски.

Началось все сразу с попадания мячом по голове.

— Скажи-ка мне, Энди, — начал шеф полиции. — Есть ли мне какой-то резон терпеть, чтобы меня поливали Дерьмом потому, что я не хочу закрывать дело Свайна?

— Вот поймаю Уотерсона…

— Уотерсона! Ты ведь нисколько не продвинулся в его поисках! И даже если тебе удастся его найти, а он подтвердит свои показания, для тебя он будет совершенно бесполезен. Бесполезен он для тебя, ясно?

В ответ Дэлзиел смог лишь неопределенно промычать. Он обыгрывал связь этого дела с наркотиками сколько мог, выдвинув предположение, что Свайн с помощью шантажа мог принудить Уотерсона к молчанию. Никого это не убедило. Даже Свайн, услышав от Дэлзиела эту версию, искренне рассмеялся. А Теккерей еще раз во весь голос начал жаловаться шефу полиции на несправедливое преследование, которому подвергается его клиент со стороны начальника сыскного отдела.

— Итак, мы возвращаемся к тому, с чего начали, — сурово проговорил Тримбл. — Хорошо, Энди, я тебе разъясню, что это значит. Я довожу до сведения судьи, что дело Свайна может быть возобновлено. Я не сомневаюсь, каков будет приговор суда. И все, Энди. Никаких больше нападок на мистера Свайна. Понял? А пока ты ни словом, ни действием не дашь Идену Теккерею повода даже заподозрить, что ты опять намекаешь на ответственность Филипа Свайна за смерть его жены.

Дэлзиел попытался возразить:

— Я не уверен, что…

Но Тримбл тут же его оборвал.

— Энди, лучше послушай, что я тебе говорю, и послушайся. Что касается твоих театральных забав, ты волен не следовать моим советам и продолжать выставлять себя дураком. Мне это не нравится, но я не собираюсь быть таким же посмешищем, как ты, и открыто перед всеми запрещать тебе это.

Он замолчал, чтобы набрать в легкие воздуха. «Для такого маленького человечка он выглядит весьма внушительно», — подумал Дэлзиел.

Тримб снова заговорил.

— Но на службе я даю тебе не совет, а как старший по чину просто приказываю. И уверяю тебя, неповиновение приказу повлечет за собой наказание. Это ясно?

— Да, сэр. Наказание, сэр. Но почему, сэр?

— По уставу, Энди, по уставу, — грустно улыбнулся Тримбл. — А это, хоть ты мне, может быть, не поверишь, больнее, чем по тому самому месту. Можешь идти.

Вот как! Можешь идти — и даже не предложил своего божественного напитка!

— Хорошо, сэр. Спасибо, — проговорил Дэлзиел, вставая. — На бал идете, сэр?

Сегодня вечером был бал, устраиваемый мэрией в благотворительных целях.

— Конечно, иду. Человек в моем положении вряд ли может позволить себе пропустить это, насколько я понимаю, главное событие в общественной жизни графства. А ты?

— О да. Простым смертным тоже прислали приглашения, — сказал Дэлзиел. — Возможно, я приглашу вас на танец.

— Как мило, — пробормотал Тримбл. — Думаю, из тебя получится лихой танцор, особенно если ты на минутку утратишь бдительность.

Это уже было поистине фиаско. Корнуэлец перешутил йоркширца! Любой судья засчитал бы ему победу. Волоча ноги, расстроенный Дэлзиел вышел из кабинета.

Глава 10

Тримбл был прав. Никакие другие мероприятия в городе: ни вечер танцев, организованный «Клубом либералов», ни пикник «Клуба регби», ни фестиваль духовых оркестров, инициатором которого выступила Федерация рабочих, — не смогли затмить бала, устроенного мэрией, он оказался самым выдающимся событием в общественной жизни Среднего Йоркшира.

Ни один человек с претензиями на определенное положение в обществе, власть, благотворительную деятельность, социальную сопричастность или просто моду не мог позволить себе не присутствовать.

В билетах и правда значилось: «Форма одежды — любая», что должно было подчеркнуть демократичность данного собрания, и Питер Паско, пойдя на поводу у жены, настроенной против элитарной роскоши, явившись в темно-сером фланелевом костюме, совершенно потерялся среди кружевных манишек, галстуков-бабочек и широких поясов всех цветов телевизионного спектра. Он не попытался оживить свое невзрачное оперение, даже обнаружив, что эгалитарные принципы Элли не помешали ей вложить кругленькую сумму в короткое, сильно декольтированное темно-синее шелковое платье в стиле, который принцесса Диана ввела в моду лишь неделю назад.

Но даже Элли оказалась на втором плане, когда появился Дэлзиел. В костюме диск-жокея самого модного покроя, в лаковых ботинках и с бриллиантовыми запонками, сверкающими как льдинки на рукавах его белоснежной сорочки, он был отличной оправой для своей спутницы. Хотя, по правде говоря, оправа ей не требовалась. Потому что этой спутницей оказалась Чанг, и на сей раз Восток, которому она наполовину была обязана своим происхождением, полностью возобладал в ней над Западом. Стройное тело Чанг, обернутое в полотнище зеленого и желтого шелка, нежно обвивал украшенный драгоценностями дракон. Сбоку был разрез, который начинался у лодыжки и шел кверху, казалось, бесконечно. При каждом ее шаге самые стойкие мужчины ахали, а самые стойкие женщины улыбались равнодушнейшими улыбками.

— Остынь, — прошептала Элли на ухо Паско.

Он усмехнулся, восхищаясь одновременно красотой Чанг и апломбом Дэлзиела, который послал воздушный поцелуй супруге мэра и, приветливо крикнув его преосвященству епископу: «Как настроение, Джо?» — расположился вместе со своей спутницей за столом, где среди других сидели Тримбл и Иден Теккерей.

— Вот что называется «странная парочка», — заметил один из ученых друзей Элли, составивших им компанию за восьмиместным столиком, заранее согласившись на условия Элли — «никаких разговоров о работе полиции». — Красавица и чудовище, правда?!

— Ничего странного, — возразил ему кто-то другой. — Где свинина, там и шкварки.

Раздался звук, как будто говорившего ударили ногой по голени, и он болезненно вскрикнул. «Век дипломатии не прошел», — подумал Паско. Потом он увидел, как Элли заговорщически подмигнула ему, и понял, что удар под столом был не предупреждением, а наказанием. Паско благодарно улыбнулся ей в ответ, но он и сам бы справился. Он повернулся к пострадавшему ученому мужу, которому уже дважды вернули его диссертацию на тему севооборота средневековых злаковых культур, и спросил:

— А что с теми записками по садоводству, над которыми вы трудитесь? Кто-нибудь наконец заинтересовался ими?

Ученые по природе своей каннибалы, и, почуяв запах крови собственного собрата, все остальные, сидевшие за столом, принялись блистать остроумием, так что дальше все пошло как нельзя лучше. Как это и должно было быть на таком блестящем празднестве, цены на спиртное были непомерно высоки, оркестр играл кто в лес, кто по дрова, а закуски, восхитительные на вид, отличались полным отсутствием какого-либо вкуса.

В разгар вечера проводился благотворительный аукцион — продажа личных вещей знаменитостей. Особенно высокая цена была предложена за кепку самого знаменитого со Второй мировой войны игрока в крикет, однако, когда после суммы в 550 фунтов чей-то голос сразу предложил тысячу, воцарилась тишина.

— Кто больше? — спросил аукционист. — Продано! Продано мистеру Филипу Свайну!

Паско проследил за жестом аукциониста и в первый раз за вечер увидел Свайна. Как бы ни угрожал Дэлзиел, было ясно, что с финансами у Свайна опять все хорошо. Он был спокоен и непринужденно принимал поздравления своих соседей по столу. Паско знал всех сидевших за его столом, за исключением одной красивой, несмотря на крупные черты лица, девушки, которую, казалось, где-то видел, но не мог сообразить где, пока не заметил рядом с ней Арни Стринджера. Это была Ширли Эпплярд, и похоже, ей было не очень весело. Он увидел, как она встала и направилась через весь зал к столику Дэлзиела. Подойдя, она поздоровалась, и Дэлзиел поднялся и отошел с ней. Они поговорили о чем-то и разошлись по своим местам.

— Очень интересно, — пробормотал себе под нос Паско.

— Что? — спросила Элли.

— Сколько некоторые платят за никудышную кепку, — туманно ответил он.

— С никудышней головы, вы хотите сказать, — вставил какой-то остряк.

— А что лучше, никудышная голова или некая никудышная конечность? — перехватил инициативу другой остроумец.

— Все зависит от того, покупаешь ты это или продаешь.

Предоставив им и дальше обыгрывать эту тему, Паско извинился и пошел в туалет. Выходя оттуда, он стал невольным свидетелем очень английской семейной сцены, разыгрываемой тихими голосами и тем не менее весьма бурной. Женщина, оказавшаяся миссис Хорнкасл, видимо, только что вышла из дамской уборной и прямо в дверях была перехвачена своим супругом.

— Но еще совсем рано, — возражала она. — И ты же сам говорил, что все это затеяно ради благого дела.

— Не уверен, что цель оправдывает средства в данном случае, — настаивал каноник. — К тому же мы так или иначе исполнили свой долг. Наше присутствие не останется незамеченным.

— Равно как и наш уход, — ответила она. Я не могу уйти, не попрощавшись с соседями по столу.

— Я уже сделал это за нас обоих, — прошипел каноник.

В этот момент он заметил Паско и негодующе уставился на него. Паско, лучезарно улыбаясь, приветствовал клерикальную чету:

— Добрый вечер, каноник. Добрый вечер, миссис Хорнкасл. Все так мило, не правда ли? Могу я надеяться на танец с вами, миссис Хорнкасл?

Она печально улыбнулась, и он оставил их одних продолжать спор.

В зале начались танцы, и первое, что увидел Паско, были Дэлзиел и Чанг, виртуозно танцующие квикстеп. Затем он заметил Элли в крепких объятиях средневекового огородника. Но еще до того, как он разобрался в своих чувствах по поводу состава этих двух пар, у кого-то из танцующих запищала карманная сигнальная система. Сначала этого никто не заметил — так фальшиво играл оркестр, потом все взгляды обратились к паре, остановившейся на танцплощадке. Один из партнеров сердито рылся у себя в карманах. Это были доктор Эллисон Марвуд и Памела Уотерсон. Марвуд нашел свою пищалку и отключил ее. Потом сказал что-то с извиняющимся видом своей партнерше. Паско подошел к ним.

— Зов долга? Мне знакомо это чувство, мистер Марвуд. Не волнуйтесь за миссис Уотерсон, я позабочусь о ней, пока вы не найдете телефон.

— Вы очень добры, — с иронией проговорил Марвуд. — Я вернусь как только смогу, Пам. Как жаль…

Она перешла в объятия Паско и, двигаясь очень скованно, танцевала с ним до конца квикстепа. Поощренный жидкими аплодисментами, оркестр начал играть танго.

— А вам тоже жаль? — спросил Паско.

— Нет, терпимо. Вы так и не нашли его?

— Нет. А вы, я вижу, ничего о нем не слышали?

— Нет, И вряд ли уже услышу. Я думаю, он умер.

— Господи! Не надо так говорить! — воскликнул Паско, искренне потрясенный ее словами. — Он объявится, поверьте мне!

— Сомневаюсь, — возразила она спокойно, но, как и в прошлый раз, Паско почувствовал под ее спокойствием бездну неизбывного отчаяния.

Могло ли это отчаяние заставить ее писать письма незнакомому человеку? Он помнил, что автор писем обещала быть сегодня здесь, но сейчас ломать себе над этим голову бесполезно. В зале собралось по крайней мере две сотни женщин, и все постарались придать себе самый светский вид. Разве разглядишь страдание под искусным макияжем?

Но эта женщина не могла или не хотела скрывать свою боль. Может быть, прямой вопрос вынудит ее дать честный ответ? Как узнать заранее? Если он спросит, тем самым он ее предупредит. Лучше просто наблюдать и быть начеку.

Паско довел свою партнершу до ее столика, за которым сидели в основном медики. Вернувшись на свое место, он увидел, как Элли, прихрамывая, покинула танцплощадку. Огородник бурно извинялся, но по блеску его глаз Паско определил, что он понял, кто ударил его под столом.

На танцплощадке Дэлзиел и Чанг раскачивались из стороны в сторону, изображая что-то, что должно было бы быть пародией на танго Валентине, но почему-то смотрелось вполне хорошо. Как будто вдохновленный ритмичностью движений этой пары, оркестр заиграл почти слаженно.

— Прямо как последняя ночь на «Титанике», — воскликнул кто-то из присутствующих, перекрывая усилившийся звук музыки.

— Или бал перед Ватерлоо, — предположил другой.

«Может, они и правы», — подумал Паско. Только молчаливые айсберги и оглушительная канонада скрывались в душе кого-то, кто веселился на этом празднестве! О Боже! Два стакана, и у него уже разыгралось воображение!

Паско почувствовал, что Элли смотрит на него.

— О чем задумался? — спросила она.

— Да вот, думаю, сможешь ты теперь играть в футбол или нет, — ответил он.

Танго кончилось, и оркестр, спотыкаясь, заиграл старомодный вальс.

— Попробуй, может, я на что-то еще гожусь, — предложила Элли.

Они молча сделали пару кругов по залу, потом Паско почувствовал, как его похлопали по плечу.

— Простите, пожалуйста, — проговорил Дэлзиел с улыбочкой профессионального жиголо,[20] — такой прелестной даме совсем не подходит колченогий партнер.

— Отвали, — добродушно ответил Паско.

Вальсируя, они ускользнули от Дэлзиела. Элли обвила руками шею Паско и притянула его к себе.

— Это было лучшее, что я услышала за сегодняшний вечер, — сказала она. — Я люблю тебя.

— Я тоже.

— Так почему же нам не сделать то, что ты только что сказал?

— Что?

— Отвалить отсюда.

Они сбежали без лишних слов. «Как просто порой все решается в жизни, — Подумал Паско, — надо лишь вовремя уйти с „Титаника“».

Только если ты совершенно уверен, что не попадешь сразу же в битву при Ватерлоо.

Часть пятая

Люцифер:

Мне больше нечего желать:
Весь мир земной подвластен мне.
В раю, в небесной вышине,
Я мог бы гордо восседать,
Трон поделивши с Ним, с Самим, по праву,
Я поразил бы всех своим размахом.
Благословение б стяжал себе и славу.
О Господи! Какой же я глупец!
Все — прахом!
Мистерии. Падение ангелов (йоркский цикл)

3 апреля

Дорогой мистер Дэлзиел!

Давно не писала Вам, больше месяца. Вы думали, что я уже оставила свою идею? Или просто наконец решилась и сделала, о чем писала? Думаю, Вас не слишком беспокоило, что именно произошло со мной, коль скоро я Вам не досаждаю! Только не воображайте, что я жалуюсь. Я же выбрала Вас именно за то, что Вы кажетесь таким безразличным к подобным мне, помните? Меньше всего мне хотелось бы, чтобы великий детектив взялся меня выслеживать! Конечно, хоть я и не достойна Вашего внимания, Вы, боюсь, передадите мое дело одному из ваших подчиненных. Меня это немного беспокоит. Мне неприятно думать, что кто-то, кто может принять это близко к сердцу, будет подбирать мои останки, особенно если я изберу какой-нибудь такой малопривлекательный способ расстаться с жизнью, как, например, броситься под поезд. Что, интересно, навело меня на подобную мысль? Может быть, то, что сегодня День Святого Панкрата? Но я не одобряю поступок Святого Панкрата, поэтому не стоит Вам посылать Ваших подчиненных на железнодорожную станцию!

Бред какой-то! Извините. То, что мир, в котором мы живем, бессмыслен и пришел в упадок, не дает нам права утрачивать контроль под нашими мыслями. Я хочу сказать, что не желаю прибавлять к общему несчастью еще и свое, поэтому, будьте любезны, по возможности оградите меня от чувствительных сыщиков.

Приятно было наблюдать, как Вы в прошлом месяце веселились на балу, хоть Вы и не пригласили меня на танец! Фонд помощи приютам, наверное, пополнился большими взносами. Я чувствовала себя такой бескорыстной, зная, что сама ничего из него не получу. Но в то же время мне хотелось встать и крикнуть: «Не тратьте даром деньги! Я научу вас, как надо умирать!» Но тогда я бы выдала себя, правда? А я не должна облегчать Вам работу. Хотя, если подумать, было бы неплохо, если бы я могла это сделать. Я как-никак обязана Вам за то, что перекладываю на Ваши плечи свои неприятности. Мне было бы приятно, если бы я могла решить для Вас одну неразрешимую задачу взамен на то, что подкинула Вам такую же другую. Позавчера судья обошелся с Вами не очень ласково, да? И судя по всему, Вы им были недовольны. Конечно, вряд ли у меня есть надежда преуспеть там, где потерпел фиаско великий детектив, но я обещаю держать ушки на макушке.

Это займет меня чем-то полезным, пока идет отсчет оставшегося у меня времени.

Глава 1

Было ошибкой согласиться играть роль Бога.

Особенно после того, когда извечный вопрос: «Если Бог создал все, то кто создал Бога?» — уже решен.

Ответ гласил: «Чанг». И Чанг-творец сильно отличалась от Чанг, пьющей виски, или Чанг, стильно танцующей танго.

Репетиции сами по себе отнимали достаточно много времени и сил, но, когда в поле зрения впервые появилась передвижная сцена, проблема стала для Дэлзиела особенно острой.

— Я на это не полезу, — заявил он, — даже если мне выдадут пару кошек и ботинки с шипами!

«Это» было узенькой лесенкой в задней части трехъярусных декораций, сооруженных на платформе на колесах. Нижний ярус представлял преисподнюю, средний — землю, а верхний — рай. Над ним же, среди полистероловых облаков виднелась крошечная площадочка для не созданного никем, создавшего все Бога Всемогущего, Эндрю Дэлзиела.

— Ну давай, Энди, — уговаривала его Чанг. — Лестница прочная. И еще есть веревочная страховка.

— Ага, а где парашют? — не сдавался Дэлзиел.

— Раза два заберешься, и ты будешь взбегать туда легко, как горный козел, — убеждала она. — Вот, посмотри.

Сама она, больше похожая на горную львицу — пуму, гибкая и смуглая, взлетела по лестнице без каких-либо видимых усилий. Дэлзиел смотрел на нее, стройную и великолепную, стоящую на крошечной площадке, а она, ободряюще улыбаясь, манила его к себе.

— Подсадить, детектив?

Он обернулся и увидел Филипа Свайна. Это было еще одно неприятное обстоятельство, связанное с исполнением роли Бога. Чанг верно рассудила, что присутствие в труппе Свайна было бы могучим стимулом для человека с характером Дэлзиела. Но предупреждение Тримбла о том, чтобы он прекратил преследовать Свайна, сковывало его больше, чем он готов был признать. А теперь к этому прибавилась еще боль поражения — суд по делу Гейл Свайн вынес заключение, что смерть пострадавшей наступила в результате несчастного случая. Свайн покидал зал суда, сопровождаемый словами сочувствия, а Дэлзиел — ропотом осуждения.

Он сам навлек его на себя, не удержавшись от попыток бросить на Свайна тень подозрений и вынуждая тем самым Идена Теккерея рассеять их, что тот сделал хоть и легко, но без особого желания.

— Вы сами-то где были в ту ночь? — улыбаясь, спросил адвокат.

Оказалось, что Теккерею досконально все известно, где он был и сколько выпил, и что, несмотря на их давнюю дружбу, адвокат готов привести свидетелей, чтобы в случае необходимости это доказать. В довершение ко всему адвокату каким-то образом удалось заставить Дэлзиела признать, что его тошнило в ведро, когда он впервые заметил в окне Гейл Свайн, и тогда доверие к Дэлзиелу было окончательно подорвано, а судья в своем заключительном слове порекомендовал проверить правильность ведения дела Свайна Дэлзиелом.

— А вы разве не в Калифорнии? — спросил он Свайна.

— Я лечу, сопровождая гроб, в пятницу.

— Ну, надеюсь, все будет хорошо.

— Спасибо, — поблагодарил Свайн, удивленный дружелюбным тоном собеседника. — Мне предстоит тяжкое испытание. И отсрочка сделала его ничуть не легче.

— Что? Ах да. Вы о похоронах. Я-то имел в виду кое-что более важное — ваши переговоры с адвокатами Делгадо. Я полагаю, они сделали бы меня мэром Лос-Анджелеса, если бы мне удалось пришить вам дело об убийстве!

Свайн готов был разозлиться, но предпочел перевести все в шутку.

— Так-то лучше, детектив, — сказал он, — Я уж было подумал, что вы смягчились. Но все равно спасибо за добрые пожелания. Если они искренни.

— Достаточно искренни, — заметил Дэлзиел. — Ведь я хочу, чтобы вы вернулись Домой как можно скорее.

— Как трогательно. Это почему же?

Дэлзиел улыбнулся, словно белый медведь оскалился.

— Из-за мистерий, разумеется. Потому что ваш дублер — полное дерьмо, и Чанг считает, что вы лучший Дьявол из всех, кого она когда-либо, пробовала на эту роль.

Он говорил правду. Свайн блестяще играл свою роль, и Чанг негодовала, узнав, что его не будет целую неделю.

— Я польщен, — улыбаясь, ответил Свайн, — и надеюсь, что к тому времени, когда я вернусь, вы доберетесь до своего рая.

— В конце концов доберусь, — отозвался Дэлзиел. — Как правило, я добираюсь. Но вы не позабудьте ваши реплики, пока вас здесь не будет. Я буду следить, чтобы вы не отступали от текста.

— Энди, ты собираешься поднимать сюда свою задницу или нет? — заорала Чанг.

— Хорошо, иду, — откликнулся Дэлзиел. И начал долгое восхождение.


Вернувшись в участок, он поставил машину на переоборудованную стоянку, которая была вечным обидным напоминанием о его поражении. В кабинете он просмотрел почту и застонал, наткнувшись на очередное письмо от той, кого Паско назвал Смуглая Дама. Как будто вызванный его мыслями, в кабинет вошел Паско.

— У нас что, теперь не принято стучаться? — недовольно осведомился Дэлзиел.

— Извините, сэр. Я думал, вы все еще на репетиции. Я хотел положить вам на стол вот это.

— Расскажи-ка сам, в чем там дело. Меня уже наизнанку выворачивает от печатной информации.

— Мне только что звонили из Центрального управления в Лидсе. Как вы знаете, у них тоже большие проблемы с футбольными болельщиками. Но, поскольку банды там хорошо организованы, с ними можно справиться, только внедрившись в них. Операция по внедрению, проведенная в Лидсе, дала прекрасные результаты.

— Ну, пошли им в подарок медаль! Нам-то что?

— Говорят, что, поскольку в последние пару сезонов нашим болельщикам почти было нечего делать, некоторые из них отправились в Лидс и присоединились к местной банде в ее развлечениях. Но теперь они разделяются, потому что у наших большие амбиции — они хотят стать грозой города и биться за нашу команду. Так вот, некоторые имена для начала. Пока немного, но по мере поступления новых сведений они нам будут их сообщать. Многообещающая информация, правда?

— Да, приятно, когда кто-то другой делает за тебя твою работу, — зло пробормотал Дэлзиел. — Вот бы и мне так. Помню, просил я как-то одного бездельника разыскать вот эту шутницу.

Он перекинул Паско последнее письмо, а тот прочитал его с обеспокоенным выражением лица и проговорил:

— Она не кажется мне шутницей.

— Нет? Тогда избавь меня от нее. Господи, у тебя же было достаточно времени!

Подобного рода упрек показался Паско несправедливым, ибо исходил от человека, который считал душевное состояние Смуглой Дамы слишком незначительной проблемой, чтобы тратить на ее решение свое драгоценное время. Паско позвонил Поттлу, который пригласил его выпить в университетском клубе. Психиатр дважды прочитал письмо и изрек:

— Она в полном смятении.

Паско, памятуя о гостеприимстве Поттла, постарался скрыть усмешку по поводу столь банального умозаключения, для чего поднес ко рту стакан. Поттл посмотрел на него с легкой улыбкой, означавшей, что он разгадал чувства Паско.

— Мой вывод, вероятно, кажется вам очевидным, — продолжал он, — но я имею в виду не то смятение чувств и мыслей, которое привело ее к решению покончить жизнь самоубийством. А то, что она сама не понимает, чего она хочет. Мотивы ее поступков балансируют на Грани сознательного и подсознательного. Хоть она и отрицает это, она уже догадывается, что ее письма к Дэлзиелу одновременно являются и призывом к тому, чтобы ее нашли. Потому она и бросила писать после второго письма. Потом ее потребность «выговориться» стала настолько сильной, что ей снова понадобилось защищать себя от того, чтобы ее обнаружили! Еще два письма, и все повторяется, она опять решает не писать больше, правда, на этот раз она об этом не сообщает.

— Не от страха быть обнаруженной, — перебил Паско, — а от страха, что именно этого она и хочет?

— Более-менее так. Дни идут. И в конце концов осознание того, что она неотвратимо приближается к рубежу, откуда возврата нет, рождает страстное желание, чтобы кто-то ей помешал, и она возобновляет переписку. Такая очаровательная непоследовательность! Она говорит, что не хотела бы, чтобы Дэлзиел передал ее дело кому-то из своих подчиненных — более чувствительному человеку, чем он сам. Она догадалась? Или она об этом уже знает? Может быть, подсознательно она чувствует, что «великий детектив», как она его называет, попросту не принимает ее всерьез. К счастью, вы принимаете.

Поттл сочувственно посмотрел на детектива и налил ему еще «Мускадета», не скрывая своего неодобрения, когда Паско разбавил виски содовой.

— Я за рулем, — пояснил Паско, который на самом деле просто больше любил разбавленные напитки и вовсе не считал, что «Мускадет» университетского клуба заслуживает к себе благоговейного отношения.

— В прошлый раз вы говорили, что она, возможно, сама дает ключи к разгадке своей тайны как полиции, так и психиатрам, — продолжал он. — Это все еще остается в силе?

— Возможно, но теперь уже не столь явно.

— Полицейским не дозволено не замечать очевидное, — сказал Паско. — Я уже попросил мистера Дэлзиела написать список тех, с кем он танцевал на балу. Так мы сможем исключить человек пять.

— Так много? Я-то думал, он прямиком провальсировал к стойке бара, — съязвил Поттл, который за долгие годы натерпелся от Дэлзиела много обид. — Да, это может служить подсказкой, которая сразу уменьшает количество подозреваемых. И кроме того, она начала говорить о способах самоубийства. «Броситься под поезд». Может быть, она просто дразнит его. Никогда не принимайте ничего, что она пишет, слишком буквально. Но подсказки, несомненно, есть. И еще будут, пока она не сделает то, о чем пишет.

— Она еще напишет?

— О да, в этом можете не сомневаться. Чем ближе к рубежу, тем больше намеков она будет давать. Но вам придется поработать головой. Не рассчитывайте, что она пришлет вам свой адрес!

— Это здорово облегчило бы мне жизнь, — заметил Паско.

— Мы все ищем легкой жизни, — проговорил Поттл. — Включая и вашу Смуглую Даму.


По дороге в участок Паско размышлял над тем, что сказал ему Поттл. Идея найти Смуглую Даму совершенно завладела им, и он не знал или не хотел знать, как избавиться от этой одержимости. Поттл сказал ему, что надо быть тем, кто он есть, — детективом, но он чувствовал себя не сыщиком, а медиумом, пытающимся установить контакт с заблудшей душой и вынужденным действовать через таких мало приятных посредников, как индейцы или китайцы. У него посредником оказался Дэлзиел.

Паско взял микрофон своего автомобильного радиопередатчика и голосом медиума спросил:

— Есть там кто-нибудь?

— Повторите, — прохрипел голос по радиопередатчику.

Паско поспешил положить микрофон на место. Как старший инспектор, он имел слишком высокий чин, чтобы позволять себе подобное мальчишество, но слишком низкий, чтобы быть эксцентричным. Его служебное положение было где-то посередине. И могло быть уподоблено трезвомыслящему человеку средних лет. Но даже людям средних лет позволительно иметь пристрастия. А когда таковое у вас имеется, остается только одно — отдаться ему, пока либо вы от него не избавитесь, либо оно само вас не покинет.

В коридоре Паско натолкнулся на Дэлзиела и требовательно спросил:

— Вы помните о списке ваших партнерш на балу, о котором я вас просил, сэр?

Дэлзиел молча распахнул дверь его кабинета, войдя, уселся за его стол и ласково проговорил:

— Вот здесь входящие документы, сынок. А вот эти листочки — тот самый список, который я тебе обещал, а также список всех присутствовавших на балу. Поэтому, если ты из их числа вычтешь число тех, с кем я танцевал, у тебя останется около двухсот имен, одно из которых, возможно, принадлежит той ненормальной девице, которая заставляет тебя тратить так много твоего дорогого времени.

— По крайней мере я трачу время на то, чтобы спасти чужую жизнь, а не на то, чтобы ублажить собственное самолюбие! — резко бросил в ответ уязвленный Паско.

— В смысле?

Паско уже сожалел о своей выходке, но почел за благо не отступать.

— В смысле, что мы, кажется, все еще тратим кучу сил и времени, гоняясь за Грегори Уотерсоном, чтобы вы могли добиться возобновления следствия по делу Свайна.

— Не отрицаю, — невозмутимо признал Дэлзиел. — Но он подозревается в совершении преступления, разве не так?

— Так. Но Тони Эпплярд ни в чем подобном не подозревается, — упрямо возразил Паско, — а при этом половина всей полиции Северного Лондона и все социальные службы подняты на ноги, чтобы найти его.

— Давно пора этим лоботрясам заняться хоть каким-то полезным делом, — наставительно проговорил Дэлзиел. — К тому же я дал слово.

— Вы имеете в виду Ширли Эпплярд? Но вы же сами сказали, что она на вас не давит.

— Правильно. Я с самого начала не мог понять, зачем она его разыскивает. Может, прирезать хочет. Как бы то ни было, да, она, похоже, потеряла к нему интерес. В последний раз, когда я сказал ей, что ничего не смог о нем выяснить, она просто пожала плечами и ответила: «Мне не стоит больше его разыскивать. Это уже неважно. Думаю, он умер».

— А чего же вам-то его искать? — спросил Паско, чье любопытство возобладало над злостью.

— Потому что для меня это важно. Во-первых, я сам знаю, когда могу нарушить свое обещание, а когда нет, и мне не нужно на это ничье разрешение. Во-вторых, я сам хочу узнать. Может быть, он совершенно никчемный тип, но он с моего участка, и он поехал в Лондон искать работу, а не умирать, если именно это с ним случилось. Этим столичным снобам такое даром не пройдет. Знаю я их! «Какой-то там ублюдок приказал долго жить, не из наших, просто еще один чертов северянин. Когда же всякий бесполезный хлам с севера вернется на свою свалку?» Пришло время показать, что я могу дать им твердый ответ!

Это заявление было преисполнено страстного радикализма, чего Паско за Дэлзиелом никогда прежде не замечал. Вряд ли сие привело бы к воцарению социализма, но было произнесено достаточно громко, чтобы вызвать определенное замешательство во владениях миссис Тэтчер.

— Послушайте, сэр, — начал Паско, — извините меня, если я был…

— Никогда не извиняйся и никогда ничего не объясняй, — оборвал его Дэлзиел, поднимаясь с кресла. — Просто делай свое дело и помни золотое правило.

— Какое?

— Лучшая защита — нападение. Пошли, парень, «Бык» уже десять минут как открылся!

Глава 2

Юстису Хорнкаслу не дано было изведать истинного вкуса мести. Лакомиться этим ростбифом, с кровью или без, ему запрещала его сутана. При этом каноник не чувствовал себя обделенным, потому что с неистовостью, с которой следовал наиболее воинствующим догматам своей религии, верил, что за все воздаст Господь.

К несчастью, его знание того, как поступил бы Господь, не было равным его осведомленности относительно собственных поступков. Месть в чистом виде, поданная канонику к столу, была бы отвергнута с благородным негодованием. Однако миссис Хорнкасл могла бы засвидетельствовать, что хорошо переработанная, она уже многие годы составляла основное блюдо диетического питания ее мужа.

На уровне сознания это выглядело так, как если бы неправые прощались, обиды забывались, искушения стойко преодолевались, а поношения переносились без слова упрека. Но каким-то непостижимым образом в какой-то момент возникало что-то, оправдываемое с точки зрения здравого смысла, христианской морали и всего доброго, что есть в этом мире, и, хотя это что-то никогда не принимало ни одной из известных форм мести, оно неизменно имело ее специфический кисло-сладкий привкус.

«2 апреля

Уважаемая мисс Чанг!

Вы, наверное, помните, что, когда я обещал Вам свое содействие в получении разрешения использовать земли вокруг руин аббатства Святого Бега для постановки мистерий, я обращал Ваше внимание на то, что любое решение на этот счет должно быть утверждено собранием капитула. По многим причинам оказалось возможным представить этот вопрос на рассмотрение полного собора лишь вчера, и я, к сожалению, вынужден сообщить Вам, что собравшиеся выступили категорически против. Местность вокруг аббатства отмечена особой благодатью, и было бы нежелательно использовать это святое место для проведения мероприятия, которое по сути своей является мирским и преследует коммерческие цели.

Не сомневаюсь, что городской совет подтвердит свое прежнее предложение представить в Ваше распоряжение парк, и заверяю Вас, что остаюсь верным сторонником Ваших начинаний.

Искренне Ваш, Юстис Хорнкасл».

— Ах ты, ублюдок! — гневно воскликнула Эйлин Чанг.

Она сняла трубку телефона на своем рабочем столе в театре «Кембл». Ответил женский голос.

— Дороти, это ты? Привет. Это Чанг. Твой милый муж дома?

— К сожалению, нет. Могу я чем-нибудь помочь?

— Не думаю. Это не так уж важно. Потом его поймаю, — с непоколебимой уверенностью проговорила Чанг. — А ты как поживаешь?

— Хорошо.

— Ну и отлично. Зашла бы на чашечку кофе. Знаю, что ты по уши в благотворительных делах и тому подобном, но, если тебя будет терзать чувство вины за безделие, мы всегда можем найти тебе здесь работенку. Может, забежишь сегодня?

Женщины встречались несколько раз после их неожиданного разговора у гробницы Плини. Их беседы носили непринужденный светский характер, но в глубине души обе хранили воспоминание о том необычном разговоре.

— Может быть. Следует ли мне сделать так, чтобы Юстис тебе перезвонил?

Странная фраза.

«Она знает, почему я позвонила, — поняла Чанг. — И намекает, что сомневается в правильности выбранной мной стратегии».

— Да нет, не стоит, — небрежно ответила она. — Лучше я с ним встречусь. Может быть, мы вместе придумаем, как его заманить, когда ты ко мне зайдешь?

Чанг повесила трубку. Дороти Хорнкасл была права. Ничего не даст разговор с каноником по телефону. Теперь, когда он решил, что чуть было не связался с ведьмой, ее чары вряд ли подействуют даже при встрече с глазу на глаз. Но без естественных декораций аббатства ее постановка будет плоской и скучной, как этот самый городской парк. Ей следовало уделять этому вопросу больше внимания. Чанг встала и нервно прошлась по комнате. Стены были обклеены всем, что имело отношение к мистериям: страницами сценария, текстами ролей, маршрутами, эскизами костюмов и декораций. Вот что занимало ее мысли в первую очередь. Единственный способ создать подобную мистериям полную картину мира путем театрального действа — это поставить всего Шекспира, от сонетов до трагедий, а на это недели не хватит!

— Что это с тобой, милочка? У тебя такой вид, будто ты откусила яблоко и обнаружила, что проглотила червяка.

Это был Дэлзиел. Иногда за кулисами можно было услышать, как он вошел в фойе; а иногда он подкрадывался бесшумно, как индеец.

— Червяк имеет к этому непосредственное отношение, — ответила она, протягивая ему письмо.

Он прочитал его и спросил:

— Получится совсем не то, если будет происходить в парке, да?

— Ну, разница примерно, как играть на школьном стадионе вместо Уэмбли.

— Я сам играю в регби, — заявил он, — и знаю, когда падаешь на поле, грязь есть грязь, независимо от того, какие пейзажи вокруг. Ну и что будем делать?

Чанг безнадежно пожала плечами. Дэлзиел, глядя на нее, подумал, что, когда Чанг пожимает плечами, зрители должны быть предостережены заставкой типа: «Министерство здравоохранения предупреждает…» Это не было просто движение плечами — по всему ее длинному смуглому телу словно прошла океанская волна.

Он усмехнулся.

— Ладно. Натравим пса на кролика.

— Что ты делаешь? — спросила она, видя, как он набирает номер.

— С тем, как ты трясешь сиськами, мне, конечно, не сравниться, — проговорил он, — но я мастер потрясти за грудки нападающих передней линии на поле. Привет! Епископ там? Не может он быть занят, сегодня же не воскресенье. Скажи ему, это Энди Дэлзиел звонит, и передай, что у него возможны проблемы с билетами на игры следующего сезона в Уэльсе. Что? Нет, мне не надо, чтобы он перезванивал, мне он сейчас нужен. Если обезьяна на месте, значит, шарманщик тоже поблизости.

Он мило улыбнулся Чанг, которая шепотом спросила:

— Ради Бога, скажи, с кем ты разговариваешь?

— С капелланом епископа. Хороший парень, но играет в лакросс. Представляешь, в лакросс! Немудрено, что уважение к религии утрачено. Привет, Джо! Наконец-то. Нет, он все не так понял, конечно, с твоими билетами на международные матчи все в порядке. Я тебя когда-нибудь подводил? Да в крайнем случае я протащу тебя на стадион, надев тебе на голову шлем и выпустив на боковую линию. Вот такой я, надежный. Прямо как ты, Джо. Можешь доверять мне, как я тебе. Хорошо, я перехожу к делу, зная, что ты человек занятой. У одного моего друга неприятности…

Через десять минут он повесил трубку и объявил:

— Ну вот, пожалуйста. Все в порядке.

— Бог ты мой, Энди. Я в буквальном смысле! А как же собор капитула? Я думала, что епископ до смерти боится Юстиса…

— По-моему, на соборе они даже не обсуждали вопрос насчет аббатства. Все было решено уже давным-давно. Наш разлюбезный поп сам поднял эту тему, и, конечно, поскольку его многие терпеть не могут, было несколько высказываний в завуалированной форме против его предложения. Потом он вдруг заявил: «Хорошо, я понял, каково мнение собора». И они перешли к другой теме, не голосовав и больше не обсуждая. А что касается страха Джо перед Хорнкаслом, — Дэлзиел осклабился, — кого бы ты больше испугалась, дорогуша, немощного попа или меня?

— Даже сравнивать нельзя, — ответила Чанг. — Но откуда ты так хорошо знаком с епископом? Я хочу сказать…

— А тебе что, разве никто не говорил, что я сам несостоявшийся священник? — спросил Дэлзиел так серьезно, что она, почти поверив ему, не смогла скрыть своего изумления, и тогда все его тучное тело мелко затряслось от смеха, что было контрастом с океанской волной, продемонстрированной Чанг.

— Ах ты, мерзавец! — воскликнула она, присоединяясь к его смеху.

— Честное слово, — говорил он ей между взрывами хохота. — Он как раз и был одним из нападающих переднего ряда, которых я так люблю трясти. Он однажды чуть мне ухо не откусил. Три шва пришлось наложить. Потом он мне сказал, что моя кровь на вкус точь-в-точь пиво «Сэм Смит» — видно, происходит что-то вроде обратного превращения. Ну, все, я не епископ, так что мне правда некогда, что с репетицией-то? Наш Люцифер все еще путешествует?

— Филип? Да, и это очень досадно. Он сказал, его не будет неделю, а его нет уже больше двух.

— Не волнуйся, милочка, — отозвался Дэлзиел, — он вернется, слово Бога. Так, у меня есть отличная идея, когда я разговариваю с Ноем….

«Есть способы и полегче зарабатывать на хлеб, чем репетировать с Эндрю Дэлзиелом», — подумала Чанг. Но раз ей удалось убедить толстяка, что, несмотря на его превосходство над ней в вопросах уголовных и даже в вопросах, касающихся духовенства, на сцене командует она, Дэлзиел в роли Бога мог бы стать сенсацией.

В тот же день она все это объяснила Дороти Хорнкасл. Жена каноника улыбнулась так, будто ей понравилась мысль Чанг. Чанг, чье любопытство к тому, что скрывается под той или иной маской, за тем или иным побуждением, было профессиональным, спросила:

— Тебе нравится моя идея, чтобы здоровенный толстый полицейский играл роль Бога? Почему? Потому что тебе это кажется оскорблением церкви? Или потому, что это вроде как в пику канонику? Почему?

Это был шаг к дружбе, которую надо было еще завоевать, но Чанг добилась своего, вовсе не ходя вокруг да около на мягких лапках.

На несколько секунд лицо миссис Хорнкасл застыло, превратившись в маску, приличествующую даме ее положения в обществе, оскорбленной такой вопиющей фамильярностью. Потом улыбка, подобно робкому весеннему солнышку, растопила лед ее холодности, и она грустно проговорила:

— Прости, я все еще никак не могу привыкнуть…

— К моему длинному языку? Да ладно, скажи уж, — рассмеялась Чанг: — Это лучшее, что во мне есть.

— К твоей прямолинейности, — поправила Дороти, — твоей честности.

— Да брось ты! Это ты такая честная, что за милю видно!

— Нет. Я соблюдаю правила. Я подчиняюсь закону. Это не одно и то же. Я только в своих фантазиях поднимаюсь до истинной честности.

— Я тоже, — сказала Чанг, — работа у меня такая. Но не думай, пожалуйста, что быть честной — значит мириться со всяким дерьмом. Честность предполагает, что иной раз надо послать в задницу тех, кто это дерьмо нам подкладывает.

— В задницу… — Дороти будто бы попробовала слово на вкус. — Не уверена, что я готова к этому. Не пойми меня превратно. Я лишь хочу сказать, что бранные слова должны срываться с языка так же естественно, как листья с деревьев, либо их вовсе не стоит произносить.

— Поработай над этим. А вообще-то ты можешь мне просто посоветовать не лезть не в свои дела.

— Знаешь, не думаю, что буду тебе это советовать. Почему мне нравится идея отдать роль Бога мистеру Дэлзиелу? Конечно, не потому, что это в каком бы то ни было смысле оскорбление церкви или делается в пику кому-то. Наоборот, я считаю, что он идеально подходит на эту роль! Ведь разве в сознании большинства людей Бог не представляет из себя именно здоровенного толстого полицейского, который повсюду наведет порядок?

— Да? Наверное, так. Но в Энди есть еще кое-что. Он, если захочет, может наделать много шума, но в то же время он может быть тише воды, ниже травы. Он должен бы быть воплощением истеблишмента с головы до ног, а он как-то не вписывается в него. Обычно, когда люди говорят, что такой-то — их человек, они просто не до конца понимают, кому он на самом деле принадлежит. А с Энди, по-моему, это так и есть. Черт, я говорю что-то совсем бессмысленное!

— Вовсе нет, — возразила Дороти Хорнкасл, которая слушала очень сосредоточенно. — Ты говоришь, что мистер Дэлзиел вездесущ, всезнающ и бессмертен. Милая моя, да ведь это не ты выбрала его на роль Бога в постановке. Он и есть Бог!

Она говорила очень серьезно, и Чанг обнаружила, что уже второй раз за день не сумела распознать шутки в словах собеседника.

Тут же жена каноника улыбнулась, и вот уже обе женщины смеялись, если не дружно, то по крайней мере одновременно.

Глава 3

Филип Свайн приземлился в аэропорту Манчестера в семь тридцать утра в один из дней в начале мая — в ту пору, когда каждому йоркширцу хочется жить, даже если он в это время очутился в Ланкашире. Его поездка заняла три недели вместо планировавшейся одной, зато туда он летел туристическим классом, а возвратился первым, и на лице его не было следов усталости от долгого полета, когда он забирал свой багаж с движущейся ленты.

Свайн уверенной походкой миновал зеленый туннель, вышел из зала прилета и устремился к выходу, словно шахтерский пони к солнышку. Он услышал, как кто-то сзади догоняет его, и, почувствовав на своем плече тяжелую руку, остановился. Резко обернувшись, Свайн широко улыбнулся и воскликнул:

— Арни! Ну зачем ты ехал в такую даль? Я же мог взять такси.

— Это стоит кучу денег, — мрачно пробурчал Стринджер.

— Но у меня есть эта куча денег, Арни.

— Все улажено, да?

— Я же тебе сказал об этом, когда звонил. Это заняло больше времени, чем я предполагал, но, когда до них дошло, что мне нужны наличные, а не акции и право голоса в совете директоров компании Делгадо, мы быстро договорились.

— Ага. Не сомневаюсь, что адвокаты у этих янки такие же пройдохи, как наши. Теккерей звонил уточнить, когда ты приезжаешь. Сказал, заедет повидаться. Эти знатоки законов чуют деньги, как крысы — сыр.

— Нам теперь нужен хороший юрист, — укоризненно проговорил Свайн. — Ну пошли же, Арни. Где машина? Жду не дождусь, когда снова буду на «Москоу-Фарм». Господи, как же мне осточертели эти кондиционеры и «Мьюзак»![21]

В машине они почти все время молчали, пока, миновав пригороды Манчестера, не выехали на шоссе, ведущее в Пеннинские горы. Тут Свайн опустил стекло, глубоко вдохнул, оглядывая тускло поблескивающие по обе стороны шоссе болота, и радостно произнес:

— Хорошо!

— Чего ж хорошего?! Сплошные выхлопные газы, — скептически заметил Стринджер. — На многоэтажной автостоянке и то воздух свежее.

Свайн задумчиво посмотрел на своего партнера. В нем был этот сарказм, из-за которого Свайн иногда и правда верил в сплетни насчет их родства. Однако к нонконформизму Стринджера Свайны не имели никакого отношения.

— Что случилось, Арни? — спросил он. — Даже для такого пессимиста, как ты, у тебя слишком несчастный вид.

— Ничего не случилось. Если бы что-то было, неужели я бы тебе не сказал.

— Я знаю, что сказал бы. Но все-таки что-то…

Они въехали на самую высокую точку перевала. Позади остался Ланкашир. Впереди простирался Йоркшир. Утреннее солнце ярко светило в глаза. Стринджер опустил козырек на лобовое стекло, а Свайну, наоборот, было приятно ощущать тепло солнечных лучей на лице.

— Это все Ширли, — внезапно сказал Стринджер.

— Что, никак не успокоится из-за своего мужа?

— Да, сейчас вроде успокоилась, но до этого была сама не своя. Мы с ней сильно поругались. Я сказал ей, что ездил его искать, но того, кто не хочет, чтобы его нашли, никогда не отыщешь. Мы оба погорячились. С тех пор она вроде утихомирилась, но оказывается, она договорилась с этим жирным мерзавцем, чтобы он его искал. Он мне говорит, что просто, мол, пришел запрос из какой-то социальной службы. Господи, он же хитрит!

— В его хитрости я не сомневался. Но зачем ему это? — удивился Свайн. — Как Нерон в несчастный день раздает привилегии направо и налево. Может, просто решил покопаться в грязном белье, так что не переживай.

— Да я за Ширли переживаю.

— Я понимаю, Арни. Но ты же сам сказал, что она вроде стала поспокойнее.

— Поспокойнее? Да, только это больше, чем поспокойнее. Смирилась, что ли. А может, просто махнула рукой. Думаю, наверное, это потому, что она в такой неопределенности…

— Ну, Арни, я понимаю, ты расстроен, но ты же ничего не можешь с этим поделать. Абсолютно ничего. Нельзя же снова причинять Ширли боль. Или твоему милому внучонку. Не всех же Господь наделяет силой переносить страдания, как наделил тебя. Все в конце концов образуется само собой. Божественное провидение. Оно все уладит, ведь так?

Свайн говорил убежденно, не сводя глаз с профиля Стринджера, который, сидя за рулем, смотрел прямо перед собой.

— Да, — согласился Стринджер, — думаю, так и будет.

— Ну и хорошо. Тогда поехали домой, — сказал Филип Свайн.


Когда они спустились с гор и въехали в Йоркшир, Свайн еще больше оживился и повеселел, а Стринджер, наоборот, заметно помрачнел. Выйдя из машины во дворе «Москоу-Фарм», Стринджер выглядел так, будто это он всю ночь провел в дороге, а его пассажир был бодр, будто спокойно проспал в своей постели.

Именно так подумал Иден Теккерей, который дожидался их во дворе в своей машине, включив магнитофон.

— Ты отлично выглядишь, Филип, — сказал он, пожимая Свайну руку. — Как я полагаю, поездка прошла успешно в финансовом плане?

— О да, — отозвался Свайн, — думаю, что теперь даже ты должен будешь согласиться, что Свайн и Стринджер наконец твердо стоят на ногах. Но почему ты не вошел в дом? У Ширли ведь есть ключ.

Он бросил взгляд на окно офиса.

— Ширли, я хочу сказать, миссис Эпплярд предложила мне это, но я отказался. Не думаю, чтобы наши с тобой музыкальные вкусы совпадали.

Слегка удивившись подобной причине отказа, Свайн пригласил:

— Ну так, заходи теперь. Спасибо, Арни. Поговорим попозже.

Стринджер, безучастный к тому, что Свайн поспешил отделаться от него, направился к офису.

Между тем Свайн, лицо которого сияло от радости, что он снова наконец дома, ввел адвоката в гостиную и спросил:

— Что будешь пить?

— Ну, для этого рановато. Стаканчик грушевого сидра — за твое возвращение разве что.

Свайн скривился, но налил и себе того же самого.

— Что нового? — поинтересовался он.

— Новостей немного. Полиция все еще не нашла мистера Уотерсона и мисс Кинг.

— А мне-то какое дело? — раздраженно бросил Свайн. — Когда они найдут Уотерсона, он просто подтвердит то, что следствием уже установлено. Я хочу, чтобы все это осталось позади, я хочу вспоминать о Гейл, а не о полицейском расследовании и о доходах юристов-кровопийц, которые они выторговывают себе на этом деле. Извини. Я не о тебе. Я про американских юристов. Посмотреть на них, так здешняя ваша братия покажется радетелями о благе ближних своих.

— В глубине души мы таковыми и являемся, — сказал Теккерей.

— Да? И конечно, ты приехал сюда так спешно, просто чтобы убедиться, что я благополучно добрался до дому? — улыбнулся Свайн. — Как мило. Но поскольку ты здесь, мы могли бы потолковать о будущем, фирмы. У меня вполне реальные планы. Ты знаешь эти разработки на Кримперс-Нолл? Я тебе говорил о них. Так вот…

Но тут он увидел, что Теккерей поднял руку и покачал головой.

— Что такое? — удивился Свайн.

— Филип, ты совершенно прав, я приехал сюда именно затем, чтобы обсудить с тобой будущее фирмы. Я всегда знал, что, если ты когда-нибудь станешь богатым человеком, ты не удовлетворишься достигнутым, а захочешь, чтобы твои деньги работали, чтобы они подняли твое дело на новую высоту. И я задумался: а сможет ли моя фирма обеспечить тогда твои интересы? Короче говоря, мне кажется, что пришло время задуматься и спросить самих себя, не лучше ли будет для растущей компании, ее клиентов и работников, чтобы интересы этой компании представляла более специализированная юридическая служба.

Свайн смотрел на него с изумлением и испугом.

— Послушай, — поспешно проговорил он, — если ты обиделся, что я прибегнул к помощи американцев в моих переговорах с Делгадо…

— Нет-нет. По-другому и быть не могло. Я не сведущ в американском праве. Как раз об этом и речь. В специфических обстоятельствах нужны специалисты. Не думаю, что в будущем мы можем так же успешно работать на тебя, как прежде. И поскольку я не хочу, чтобы какие-то несуществующие обязательства с твоей стороны затянули наше расставание, пока в конце концов тебе не пришлось бы дать нам отставку, я счел своим долгом сделать первый шаг. Я подготовил список фирм, коммерчески ориентированных, которые могут быть тебе полезны в будущем и которые я лично тебе рекомендую.

Он поставил свой стакан на стол, положил рядом конверт и протянул Свайну руку.

Свайн, не обращая внимания на протянутую руку, воскликнул:

— Ради Бога, Теккерей, что происходит? Ты был моим адвокатом столько лет…

— Но больше я им не являюсь. Прости, что я обрушил на тебя все это вот так сразу, но тебя не было дольше, чем я предполагал, а я через пару дней уезжаю в Сардинию — решил устроить себе небольшую передышку. Я хотел до отъезда утрясти это дело, для твоего же блага. Удачи тебе, Филип. Я знаю, как много ты работал, чтобы заслужить ее.

Адвокат опустил так и не пожатую руку, вежливо улыбнулся, кивнул и вышел из комнаты.

Свайн остался стоять, уставившись невидящим взглядом на стакан с грушевой водой. Потом потряс головой, будто стряхивая с себя сон, вылил содержимое стакана в пепельницу, вытащил пробку из графина с виски и налил себе приличную дозу.

Внезапно он стал и вправду похож на человека, который только что пролетел шесть тысяч миль, проведя в пути восемь часов.

Часть шестая

Скриб:

Увы мне! Что со мной стряслось!
Объятье горечь лишь дает!
Мой грех сокрыть не удалось,
И тот стоит передо мной, кто всем ведет им счет.
Мистерии. Женщина, замеченная в прелюбодействе
(нортхтаунский цикл)

7 мая

Дорогой мистер Дэлзиел!

Еще целый месяц прошел, и я Вам не писала ни одного письма! Честно говоря, за это время я дошла до крайней черты, до которой человек доходит в своей жизни, то есть узнала, что все, кто был мне когда-то дорог, умерли, и я потеряла надежду когда-нибудь услышать таинственные голоса, издалека призывающие меня вернуться. К тому же, конечно, любой, кто читает газеты, уже давно пришел к мысли, что человечество на земле достойно большего, чем преждевременное вымирание. Как ни странно, эта потеря надежд, связанных с человечеством в целом, открыла мне глаза на дикую природу и на какое-то время я буквально растворилась во всех этих овечках, нарциссах, в буйном весеннем цветении. Но на прошлой неделе подул сильный ветер, и вот я уже ступаю по облетевшим лепесткам, и дождь хлещет по цветам, а по радио и телевидению по-прежнему спорят, в каких районах страны производится баранина, которую можно есть, не опасаясь последствий чернобыльской катастрофы.

Ну, хватит о природе! Я тверда в своем решении. Но я не забыла о своем обещании помочь Вам, если смогу. Это оказалось труднее, чем я предполагала. Вы действительно тяжким трудом зарабатываете себе на жизнь. Но Вас, может быть, заинтересует то, что я слышала. Вы знаете, что Иден Теккерей больше не адвокат Филипа Свайна? Может, и знаете, а может быть, это ничего не значит. Но помните лепту вдовицы? Если Вы не можете дать многого, потому что у Вас нет ничего, то и малое станет великим.

Постараюсь сделать для Вас больше в следующий раз. Если следующий раз будет. А Вы можете обратиться мыслями к Джону из Беверли, чей день сегодня отмечает наша церковь. Йоркширский полицейский и йоркширский святой. Отличная парочка! Он был очень добр к бедным и немощным. И еще он помог англичанам выиграть битву при Азенкуре.[22] Так что как ни крути, а Джон — полезный святой во всех отношениях!

Глава 1

— Ему показали на дверь, а? Что? А, понимаю. Я тебе точно говорю, он именно так и скажет. Да нет, нет необходимости. Пока.

Дэлзиел повесил трубку. Паско и Уилд вошли к нему в кабинет, когда он еще беседовал по телефону. Он оглядел их с ног до головы и как пастор во время проповеди произнес:

— Есть три чуда на этом свете, нет, четыре, в которые мне трудно поверить.

— И что же это за чудеса? — вежливо осведомился Паско.

— А ты не знаешь? Господи Иисусе, как велико твое религиозное, мать его, невежество. Скажи ему, Уилди!

— Я точно не помню, кажется, одно из них что-то насчет мужчины и девственницы? — предположил Уилд.

— Ну да. Мне следовало догадаться, что именно это застрянет у тебя в голове. Для тебя это точно чудо из чудес! Правильно я говорю?

Паско, хотя и подозревал, что неловко почувствовал себя один он, все же поспешно спросил:

— А остальные?

— Что-то там про корабли и змей или это было про Кита и Плотника?[23] Не суть. Но есть и пятое чудо! Иден Теккерей больше не представляет Свайна перед законом.

Он кинул Паско письмо Смуглой Дамы.

— Откуда она узнала, интересно? — удивился Паско.

— Какая разница? — нетерпеливо возразил Дэлзиел, — важно то, что это правда.

— Что же такого невероятного в том, что человек, у которого теперь куча денег, хочет завести нового адвоката?

— Ничего. Кроме того, что случилось все совсем не так. Я только что звонил на фирму, чтобы это выяснить. Старина Идеи отдыхает в Сардинии и будет только на следующей неделе, но я обаял его секретаршу, и она сказала мне правду. Это Иден отказался работать на Свайна, а не наоборот. А когда адвокат добровольно отказывается от денег, это действительно невероятно!

Паско, однако, так и не разделил восторга толстяка. Дело Свайна было вчерашним днем, и единственное, что оставалось незавершенным в нем, — это то, что до сих пор не нашли Грега Уотерсона, но поимка Уотерсона и его подружки скорее относилась к компетенции отдела по борьбе с наркоманией, а не уголовного розыска. Незаинтересованность Паско была так очевидна, что Дэлзиел проворчал:

— Ладно, Фома неверующий, предоставь это мне. Когда старина Иден вернется, я из него все вытрясу. Ну, а у тебя что есть такого важного, чтобы обсуждать полным составом да еще в понедельник утром? Надеюсь, что-то посерьезнее, чем эта чокнутая?

Учитывая признанную самим Дэлзиелом ценность информации, предоставленной ему Смуглой Дамой, было верхом неблагодарности говорить так, но только дурак попытался бы в чем-то переубедить Дэлзиела.

— Это насчет банды футбольных болельщиков. Мы получили кое-какие сведения из Лидса, — сказал Паско.

— Не прошло и года, — съязвил Дэлзиел. — Чем дальше на запад, тем никчемнее и ленивее становятся люди. Ланкашир, Уэльс, Ирландия, Америка. Наверное, это как-то связано с Гольфстримом. Ну, и что у них?

— Похоже, что раз основные игры сезона закончились, этим громилам стало нечего делать. Поэтому главари болельщиков из нашего города послали приглашение банде из Лидса приехать сюда и устроить здесь своеобразный рыцарский турнир.

— Шутишь? Нет, серьезно?! Когда? — потребовал ответа Дэлзиел.

— Через три недели. В понедельник, который нерабочий из-за праздников, тридцатое мая. В день вашего театрального дебюта, сэр. Может быть, они из-за этого решили приехать, привлеченные….

Выражение лица толстяка не оставляло сомнения, что объект для шуток избран неудачно, поэтому Паско быстренько посерьезнел.

— В Лидсе считают, что у их группы, внедренной в банду, достаточно доказательств того, что предстоит драка стенка на стенку. Нам дали имена четырех…

— Четырех? И все?

— Четырех главарей. Еще десяток будет взят в Лидсе, и таким образом мы пресечем это дело еще в зародыше, предотвратить лучше, чем лечить.

— Я тоже так считаю. И нам только останется разделаться с наркоманами, зэками и карманниками и дело с концом. Каков же план действий?

— Нам надо еще кое-что выяснить, а потом на следующей неделе, утром во вторник, на рассвете, мы возьмем наших четверых, проведем здесь предварительный допрос и отправим их к остальному десятку в Лидс.

— С чего это? Неужто тамошние ничтожества нам не доверяют?

— Они сделали всю черную работу, так что придется играть по их правилам. Но, по крайней мере, нам предоставится возможность расколоть кого-то из наших насчет того парня, которого сбросили с поезда и насчет погрома в «Розе и короне».

— Надеюсь, тебе повезет, — не очень веря в успех, проговорил Дэлзиел. — Но это все-таки лучше, чем совсем ничего. Давай раздуем это дело, и может, мне удастся уговорить кое-кого из нашей шпаны выбрать себе для воскресных развлечений какое-нибудь другое место.

«Он вправду озабочен тем, чтобы его дебют прошел хорошо!» — подумал Паско.

— Как у вас дела, сэр? Я про мистерии…

Дэлзиел подозрительно глянул на Паско, но, решив, что на этот раз его интерес искренен, ответил:

— Это такой тяжелый труд! Очень тяжелый, доложу я тебе. Я иногда сам не понимаю, как я позволил втравить себя в это дело.

— Чанг трудно отказать, — самодовольно улыбнулся Паско, уверенный теперь, что его роль Иуды осталась в тайне.

— Да, многим женщинам трудно отказать, — проворчал Дэлзиел. — Начнешь с малого, а как дашь себя уговорить на какую-нибудь глупость, вроде женитьбы или игры в спектакле, тут-то и увидишь, что все совсем не так, как представлялось. Но я дал слово, и я его сдержу. Между прочим, кое-кто мог бы проявить хоть немного чувства солидарности. Удивительно, Питер, что ты сам никак в этом не участвуешь, притом что твоя жена близкая подруга Чанг. Ты, наверное, очень умело отбивался, что тебя оставили в покое.

Он опять подозрительно оглядел Паско, и тому показалось, что его уверенность, будто он вне опасности, испарилась как плевок с раскаленного утюга.

Вечером, описав Элли эту сцену, Паско словно невзначай обронил:

— Я думаю, Чанг достаточно осмотрительна?

— Нет, слава Богу, а то у меня была бы очень скучная статья.

Элли с головой ушла в написание статьи о Чанг для сувенирного номера «Ивнинг пост», который планировалось раздавать зрителям мистерий во время представления. Элли очень польстило, когда Чанг стала настаивать на том, чтобы автором статьи была Элли, а не газетчики, которые, по ее словам, не могут написать правдиво даже о цветочной выставке. Удовольствие, которое Элли получала от выполнения этого почетного задания, омрачалось только тем, что невозможно было заставить Чанг сидеть на одном месте. Большинство интервью приходилось брать на ходу, но все получалось прекрасно, и надежда Элли, что ее статья станет жемчужиной сувенирного выпуска, крепла день ото дня.

— А можно мне взглянуть на рукописный вариант? — поинтересовался Паско.

— Ни в коем случае. Будешь платить деньги, как все, — твердо заявила Элли.

В ее тоне, казалось, не было и намека на то, что это ответная мера на его нежелание показать ей письма Смуглой Дамы, но он почувствовал, что это именно так. После той скрытой стычки он пытался рассказать ей то об одном, то о другом деле, но она лишь проявляла вежливую заинтересованность и старалась как можно скорее улизнуть от разговоров на эти темы. Паско полагал, что биография Чанг и письма неизвестной, являющиеся для полиции уликой, слегка отличались друг от друга. Однако, не собираясь убеждать в этом Элли, он, через силу улыбнувшись, проговорил, стараясь, чтобы это прозвучало не слишком язвительно:

— Ну, тогда, надеюсь, и право критиковать у меня будет такое же, как у любого другого? Кстати, раз уж ты везде и всюду следуешь за Чанг, ты не видела, каков Толстый Энди на репетициях.

— Видела, издали. Как ни странно, он производит сильное впечатление в своей роли.

— Как ни странно?

— Дело в том, что он совершенно такой же, как в жизни. Никакой актерской игры, просто Энди Дэлзиел стоит на сцене и говорит стихами в возвышенном средневековом стиле. Но звучит это так, будто он не декламирует текст роли, а произносит собственные слова.

— Думаешь, мы все эти годы ошибались, и он действительно Бог?

— А разве ты не заметил, каким в последнее время стал мир? — спросила Элли. — Как ты мог в этом сомневаться?

Глава 2

— Добрый вечер, мистер Теккерей, — поздоровался бармен «Клуба джентльменов», — похоже, вы неплохо отдохнули.

— Действительно неплохо, Джон, — подтвердил адвокат, и на его бронзовом от загара лице мелькнула улыбка. — Как обычно, пожалуйста.

Дожидаясь, пока бармен достанет с полки бутылку «Макаллана» двенадцатилетней выдержки, Теккерей почувствовал, как кто-то ткнул его в спину пальцем толщиной с дуло кольта «питон».

— И еще одну порцию того же самого, Джон, — добавил адвокат, не оборачиваясь. — Как дела, Эндрю?

— Лучше, чем у тебя, — откликнулся Дэлзиел, боком пристраиваясь на высоком табурете, где помещалась только одна ягодица такого размера. — У тебя жуткий цвет лица, ты знаешь? Тебе необходим отдых.

— Я подумаю над этим. Ты, кажется, звонил мне в офис, пока меня не было?

— Точно, звонил. От этой твоей девицы там мало толку.

— Огорчен слышать это. Твое здоровье.

— Выпей лучше за свое, — ответил Дэлзиел и с угрозой добавил: — Не бойся, я все равно до самого дна доберусь.

— Быстрее тебя никто этого не сделал бы, — заметил Теккерей, с восхищением глядя на пустой стакан Дэлзиела.

— Ты отлично понимаешь, о чем я.

— Не имею ни малейшего представления, — возразил адвокат, осушив свой стакан и ставя его рядом со стаканом Дэлзиела.

— Возможно, тебя мучит жажда в связи с неделей помощи голодающим и пострадавшим от стихийных бедствий, а? — вежливо осведомился он.

— Ты же не станешь поить человека, который собирается назвать тебя бессовестным вруном?

— Конечно нет. Но, с другой стороны, ведь ты не принял бы угощения от того, кого чуть было не назвал бессовестным вруном, так что здесь какое-то недоразумение.

Дэлзиел обдумал услышанное, кивнул и предупредил:

— Все так, но ты у меня отсюда не выйдешь, пока не расколешься. Джон! — крикнул он бармену. — Ты что, вместе со своим заведением вступил в Лигу по борьбе за трезвый образ жизни? Тут пустые стаканы стоят! Понедельник — день жабы-в-норе,[24] и для этого блюда нам необходима солидная алкогольная основа!

Джон с вымученной улыбкой на лице, говорящей о том, что единственным его желанием было, чтобы его оставили в покое, потянулся за бутылкой «Макаллана».

Старинные напольные часы в вестибюле «Клуба джентльменов» пробили два, и Джон заснул за стойкой, когда Дэлзиелу удалось наконец подобрать ключи к душе Идена Теккерея.

Он пытался пронять его выпивкой, пока жабу не вынесло из норы волной виски и бургундского вина. Далее последовал подкуп в виде обещания предоставить в распоряжение адвоката свидетельские показания двух любых, на его выбор, уголовных дел, которые он будет вести в будущем году. И завершился штурм шантажом, выразившимся в восхищении тем пониманием, с которыми старейшие и богатейшие клиенты Теккерея отнеслись к тому, что в поездке на Сардинию Теккерея сопровождала восемнадцатилетняя «племянница».

Теккерей лишь подивился осведомленности Дэлзиела о его личной жизни, но в целом остался совершенно равнодушен к гамбитам своего партнера. Озадаченный Дэлзиел отлучился справить малую нужду и собраться с мыслями. Возвращаясь на место, он задержался у стойки, чтобы заказать еще виски.

— С мистером Теккереем все в порядке? — спросил Джон хриплым ото сна голосом.

— Да. А что?

— Он обычно позже одиннадцати не задерживается. Ну до полуночи может остаться в клубные вечера. Я ни разу не видел, чтобы он сидел так поздно.

Это была довольно смелая попытка избавиться от двух последних клиентов, но она не увенчалась успехом. Лицо Дэлзиела озарилось светом, как вода в бухте под первыми лучами солнца.

— Правильно, парень! — воскликнул он. — Налей-ка нам по двойной!

— Но вы пьете каждый раз по двойной уже последние четыре часа, — кисло заметил Джон.

— Тогда дважды по двойной! — поправился Дэлзиел.

Он поставил стакан перед Теккереем и сказал:

— Пей, но понемногу, это твой последний стакан.

— Да?

— Да. Тебе давно уже пора спать, и мне завтра тоже вставать ни свет ни заря. Так что хватит тянуть кота за хвост. Карты на стол! Мы оба знаем, что я хочу выяснить, почему ты бросил работать на Свайна. Но я только сейчас понял, что ты хочешь мне это рассказать так же сильно, как я хочу это узнать!

— Почему, интересно, ты так решил?

— Да если бы это было не так, ты давно бы уже свалил отсюда! Ты просто ждешь, пока я предоставлю тебе достаточно благовидный предлог, чтобы все выложить, не нанеся ущерба твоей профессиональной чести, черт бы ее побрал!

Теккерей поразмыслил, улыбнулся и проговорил:

— Все это ужасно хитро придумано, Энди. Ты попробовал споить меня, подкупить, угрожать мне. Осталось только набить мне морду, так, что ли?

— Человек пользуется теми средствами, какие ему известны, — ничуть не смутившись, ответил Дэлзиел. — Хорошо, я сдаюсь и оставляю тебя в покое, но все, что случится потом, будет на твоей совести. Первое, что я сделаю завтра утром, вернее уже сегодня, это снова начну трясти Свайна до тех пор, пока он не завопит, что его незаконно преследуют. Но я все равно буду продолжать трясти его, пока он не наймет другого адвоката, чтобы остановить меня. Но я все равно буду его трясти, пока меня не притащат пред светлые очи Отчаянного Дэна, а может быть, и прямиком в суд. Но я все равно буду продолжать его трясти до тех пор, пока… представляешь себе, чем дело кончится?

— Пока ты не нарвешься на серьезные неприятности?

— Именно!

— И это случится по моей вине?

— Вот именно!

— Не уверен, что моя честь позволит мне допустить это, — торжественно произнес Теккерей. — Особенно учитывая, что мне известно так немного. Важнее помочь сегодняшнему другу, чем бывшему клиенту, sub specie aeternatis, ты ведь так сказал бы на моем месте, правда?

— Возможно, и сказал бы… если бы смог выговорить, — согласился Дэлзиел.

— Тогда слушай очень внимательно, потому что это будут как бы размышления вслух. Пока Свайн был в Америке, мне позвонил некто по фамилии Кроуфорд из одной компании, предоставляющей кредиты. В общем-то все, что хотел узнать этот Кроуфорд, — это на самом ли деле Свайн находится в Америке, улаживая там дела, связанные с имуществом своей покойной жены. Когда же я начал задавать вопросы насчет того, что конкретно связывает моего клиента с данной компанией, он очень вежливо закончил разговор и повесил трубку. Я, разумеется, заинтересовался, поэтому навел некоторые справки…

— О да! — рассмеялся Дэлзиел. — Хочешь сказать, что не успокоился, пока не дернул за все нити, до которых сумел дотянуться?

— У меня действительно довольно обширные связи в финансовом мире, — признал Теккерей. — Короче говоря, я узнал, что финансовое положение Свайна было гораздо более катастрофическим, чем я предполагал. «Москоу-Фарм» была заложена до последнего гвоздя и в финансовом плане находилась в таком же плачевном состоянии, в каком она была, когда Том Свайн застрелился. Теоретически давно уже прошел день, когда Свайн обязан был выплатить свой кредит или отдать кредитной компании свою ферму. На практике же им, конечно, больше нужны были деньги плюс проценты за просроченную выплату кредита, поэтому, узнав, что Свайн должен унаследовать деньги своей жены, они не торопились. Кроуфорд просто решил лишний раз проверить.

Адвокат поднял стакан и пригубил виски, поглядывая на Дэлзиела поверх края стакана.

— И? — спросил толстяк.

— Что «и»?

— Ты же не будешь меня уверять, будто отказался обслуживать клиента, который должен стать жутко богатым только потому, что, как тебе удалось пронюхать, он не посвящает тебя во все свои дела? — усмехнулся Дэлзиел. — Что там еще было? Можешь спокойно все выкладывать. Не переживай ты так за своих влиятельных дружков. Я тоже могу подергать кое за какие нити, только обычно я дергаю за те, которые привязаны к некоему месту этих самых влиятельных типов.

— О Боже мой, — вздохнул Теккерей, — я так и знал, что придет момент, когда мысль все тебе рассказать покажется мне не самой лучшей. Ну хорошо, были еще кое-какие факты, которые меня насторожили. Один из них — то, что за период между седьмым февраля, когда Гейл будто бы уехала в Америку, и пятнадцатым февраля, когда она погибла, с ее счета было выписано три чека на оплату самых неотложных долгов Свайна.

Дэлзиел усвоил эту информацию с помощью дважды двойной дозы виски.

— Прощальный подарок? — спросил он.

— Возможно.

— Или ты думаешь, он сам себе сделал подарок из ее чековой книжки, считая, что, раз она уехала, некоторое время ей будет ни к чему счет в Великобритании?

— Такое тоже возможно. Несомненно то, что это можно легко доказать, сличив подписи на чеках. Хотя, поскольку деньги теперь принадлежат ему, то, конечно….

— Но тогда они ему не принадлежали, — прервал адвоката Дэлзиел. — Значит, после этого ты начал задумываться, а не мошенник ли твой клиент. Ну, ну. Держись. Если он начал этим заниматься, почему бы ему и кредит не выплатить таким же образом?

— Это был текущий счет. Он сгодится для чека на две тысячи, скажем, но вовсе не достаточен, чтобы выкупить целую ферму.

— Стащил не ту чековую книжку, да? Когда дело касается денег, эти Свайны жалкие недотепы, а? Кстати, а что случилось с наличными, которые он взял в кредит? Я знаю, что его бизнес не процветал, но он не мог ухлопать такую уйму денег на свой грошовый бизнес.

— Каждый Свайн рано или поздно находит собственную «компанию Южных морей».[25] Наш Свайн нашел такой мыльный пузырь прямо у себя под носом. Помнишь, я рассказывал тебе, что, когда Делгадо решили выбить почву из-под ног «Атлас Тайлер», они запудрили мозги профсоюзам, пустив утку, будто собираются расширять дело в Великобритании через сеть дочерних фирм в Мильтон-Кейнс?

— Но ты говорил, что Свайн об этом ничего не знал, что он кипел от возмущения, когда они неожиданно вышвырнули всех с работы.

— И я говорил чистую правду. Только неправильно истолковал причину его возмущения.

Дэлзиел ухмыльнулся, смекнув что к чему:

— Хочешь сказать, что денежки уплыли туда?

— Да. Делгадо недостаточно доверяли ему, чтобы посвящать в свои планы, но он был достаточно приближен, чтобы через него пустить шепоток об их намерении открыть фирмы в Мильтон-Кейнс. Возможно, что их жестокость оказалась так велика, что они сделали его главным распространителем этой сплетни. Но случилось вот что: Свайн увидел неожиданную возможность быстро разбогатеть и стать независимым. Он занял сколько мог денег, заложил «Москоу-Фарм» до последнего гвоздя и начал скупать акции в Мильтон-Кейнс. Как только сплетни поползли по всей округе — а они подогревались еще и тем, что Свайн скупал акции, — цена на акции резко подскочила, но он продолжал их скупать.

— Погоди-ка, я ничего не смыслю в гражданском праве, но это же подсудное дело, правда? — Дэлзиел оживился при мысли о возможности инкриминировать Свайну какое-нибудь нарушение закона.

— Свайн именно так и думал, — мрачно подтвердил Теккерей. — Вот почему он так тщательно заметал следы. Но успокойся, Эндрю, это подсудно только в том случае, если ты получаешь прибыль. Делгадо не собирались прибирать к рукам местные компании, поэтому до незаконной перекупки дело не дошло. Нельзя же засудить человека только за то, что он неудачно вложил свои деньги и понес серьезные убытки.

— Думаю, действительно нельзя. Неудивительно, что он послал Делгадо с их чертовой работой куда подальше! — И, лучезарно улыбаясь, Дэлзиел добавил: — Но ведь он не только потерял на этом деле, но и кое-что приобрел. Он добился того, чтобы рабочие признали его своим другом и соратником в борьбе с проклятыми капиталистами. Господи Боже ты мой, этому типу надо отдать должное. Потеряй он руку, он и ее продал бы мясокомбинату на фарш!

— Это было с его стороны непростительным лицемерием, — с отвращением проговорил Теккерей.

— Но это тоже не криминал, — возразил Дэлзиел. — Значит, ты стал размышлять о том, что, поскольку Свайн не мог сдерживать своих кредиторов и дальше, он начал задумываться, что было бы, если бы его жена…

— Нет, Эндрю. Факты настолько очевидны, что я не понимаю, как даже ты с твоим предубеждением против Свайна до сих пор можешь верить в то, что Свайн ответственен за смерть своей жены. Он может быть лицемерен, эгоцентричен и аморален, но это не говорит о том, что он убийца.

— Это не говорит и о том, что при всех своих недостатках он не может быть твоим клиентом, — проницательно заметил Дэлзиел. — Между прочим, подобная характеристика подойдет доброй половине твоих клиентов! Здесь еще что-то кроется!

— Возможно, ты просто давно не сталкивался с поступками, продиктованными понятием о чести, Эндрю, — сказал Теккерей, вставая.

За стойкой зевающий Джон от всей души возблагодарил Господа Бога.

Дэлзиел задумчиво покачал головой.

— Деньги. Что-то здесь должно быть связано с деньгами. Свою честь вы, законники, держите в банках, не иначе.

И тут же его лицо озарила широкая улыбка.

— Нашел! Не было… Не могло быть… Точно говорю, так оно и есть! Одним из этих не терпящих отлагательства долгов, которые были оплачены со счета миссис Свайн, был счет за услуги адвоката! Неужели этот проходимец заплатил тебе подложным чеком? Господи, я до сих пор не очень-то высоко ставил Свайна, признаю. Но если покопаться, оказывается, что каждый на что-то годен. Заплатить своему адвокату подложным чеком! Если бы у меня в стакане что-то было, я бы выпил за этого наглого мошенника! Отличная мысль! Сядь на место, Иден, и брось кукситься. Джон, приведи его в норму! Трижды двойные!

Глава 3

Совсем немного времени спустя после того, как Дэлзиел в конце концов внял молитвам Джона, которые все более смахивали на богохульства, и покинул «Клуб джентльменов», сержант Уилд уже шел на работу. В этот день планировался рейд по задержанию, хулиганов, болевших за местную футбольную команду. «Раздуем это дело», — решил Дэлзиел. Но, как обычно, попались одни пацаны. Так думал Уилд, стряхивая с плаща капли дождя.

Впрочем, сержанта утешало хотя бы то, что он был не на улице. Между тем Паско мотался по городу, координируя действия полицейских, производивших аресты. Он заходил после них в дома, выпытывал все, что мог, у родителей и родственников и проверял, достаточно ли тщательный обыск провели его молодцы, не пропустили ли в комнатах юнцов хоть какое-нибудь, пусть незначительное, вещественное доказательство.

Задача Уилда заключалась в том, чтобы принимать арестованных и получать от них письменные свидетельские показания в надежде выудить из этих показаний какой-нибудь самокомпромат, пока бедняги еще не совсем продрали глаза ото сна и не очухались от неожиданного стука в дверь на рассвете.

Первые трое арестованных держались вызывающе, негодовали и были перепуганы одновременно — причем каждым из хулиганов эти три чувства владели в разных пропорциях, — но больше, похоже, между ними не было ничего общего. Что могло связывать во время погромов и драк девятнадцатилетнего автомеханика, безработного двадцати одного года и молодожена двадцати трех лет, который только что сдал, второй тур экзаменов, чтобы стать помощником адвоката? Как ни странно, он был единственным, кто не стал ныть, чтобы ему пригласили адвоката. Возможно, он предчувствовал, чем это грозило его карьере, и надеялся, что его отпустят, не разгласив имени. Уилд слегка надавил на парня, и скоро потек широкий поток имен и информации, прерываемый только заявлениями о собственной невиновности. Однако, когда Уилд попытался выжать сведения об убийстве в поезде и погроме в пивной, поток мгновенно пересох. У будущего помощника адвоката достало знаний в области права, чтобы сообразить, где кончается болтовня и начинаются официальные показания.

Четвертым, и последним, был восемнадцатилетний безработный, который выглядел более невозмутимым, чем трое предыдущих задержанных, возможно, потому, что у него было больше времени, чтобы прийти в себя.

Он также оказался одним из главарей банды, которая напала в парке на Уилда, когда тот преследовал Уотерсона.

Ничто не говорило о том, что парень узнал Уилда, и сержант, привыкший к тому, что его уродливая физиономия была незабываема, как ни странно, даже почувствовал себя уязвленным.

— Джейсон Медвин, — внятно проговорил Уилд, — проживает на Джуд-Лейн, в доме семьдесят шесть. Безработный.

— Это я, — приветливо подтвердил парень.

— Работал когда-нибудь?

— Помощником механика после школы. Меня сократили. Потом работал в муниципальных автомастерских несколько месяцев.

— Опять сократили?

— Не-а. Задвинул я эту работу. Это не для меня.

— А что ты считаешь для себя, сынок?

— Не знаю. Может, что-то вроде вашей работенки. — Парень ухмыльнулся. — Классно, наверное, набить кому-нибудь морду, зная, что тебе ничего за это не будет!

— А ты ведь любишь морды бить, правда? — спросил Уилд вкрадчиво.

Медвин пожал плечами.

— Да, я не прочь иногда помахаться.

— Правда? А почему?

— Не знаю. Меня это заводит. Я тогда чувствую, что живу.

— Кто-нибудь однажды так тебе врежет в ответ, смотри почувствуешь, что уже не живешь, — высказал Уилд предположение.

Парень снова пожал плечами. Он был красив: светлые волосы, коротко подстриженные на висках и модно уложенные на макушке, нос с горбинкой (возможно, результат какой-то старой драки?), темно-голубого цвета глаза, привлекательная улыбка, чуть впалые щеки, щетина на подбородке — его подняли с постели, и он не успел побриться… Уилд взял себя в руки. То, что началось как профессиональное описание задержанного, превращалось в… во что? Он напомнил себе о том, что Медвин Джейсон ходил на футбольные матчи с целью нанесения телесных повреждений окружающим, поджидал в засаде у ворот парка гомосексуалистов, собирался испортить праздник и развлечение тысячам зрителей, которые должны собраться в городе на представление.

— Значит, тебе все равно, если кто-то изобьет тебя или даже убьет? — спросил Уилд.

— Меня это не очень волнует. И всем остальным на это тоже наплевать.

— Да? Понимаю. Значит, друзей у тебя нет, так? Тебе трудно сходиться с людьми?

Он попал в точку. Устремленный на Уилда взгляд парня был полон такой же бешеной ненависти, как той ночью, в парке, когда на сержанта напали. Мгновение спустя голубые глаза моргнули, и перед Уилдом снова сидел улыбающийся горбоносый мальчик.

— У меня есть друзья, — сказал он, — много друзей.

— Назови шестерых, — предложил Уилд.

— Зачем это еще? — озадаченно спросил Медвин. — Вы что думаете, я так сейчас и начну вам закладывать своих друзей?

— Почему бы тебе не назвать их имен? Они же не преступники?

— Я тоже не преступник, а вот сижу здесь, — нашелся Медвин.

— Ну, хорошо, давай по-другому. Скажи мне, что ты делал в эти три вечера и назови мне имена любых людей, которые могут подтвердить твои показания.

Уилд нацарапал три даты на листке бумаги и перебросил его через стол Медвину.

Медвин тупо смотрел на даты. Первая из них была шестое февраля, когда ночью из поезда выбросили труп молодого человека, ехавшего из Лондона. Вторая — двадцать шестое февраля — погром в «Розе и короне», закончившийся тем, что владелец пивной попал в больницу. Третья — первое марта — нападение на Уилда.

— Ну? — поторопил сержант парня.

— Да вы шутите, — воскликнул Медвин, — я не вспомню и того, что делал вчера вечером.

— Давай-ка я освежу твою память. Шестого февраля была игра, «Сити» проиграли со счетом четыре ноль, и молодого парня скинули с поезда около Питерборо.

— Нечего на меня это вешать! — вскричал Медвин. — Вы мне это дело не пришьете!

Он искренне возмутился.

— Так ты не был на игре?

— Конечно, был. Я никогда не пропускаю. Но на поезде я не ехал. Мы с ребятами ехали на машине.

— Имена. Адреса, — сказал Уилд, пододвигая Медвину карандаш, и, видя, что Медвин не спешит им воспользоваться, добавил: — Ну, давай же, сынок, они же подтвердят твои слова, что вас не было в том поезде.

Неохотно приняв этот аргумент, парень начал писать.

Когда он закончил, Уилд взглянул на список имен.

— Плотно набили вы машину, — заметил он. — Вот у этого адреса нет.

— Не знаю я, где он сейчас живет. Он на юг переехал. Мы случайно встретились на игре и выпили немножко, и он сказал, что собирается вернуться назад в свои края в Йорк повидаться с кем-то. Потом я спросил, не надо ли его подвезти, а он ответил, что да. Он, наверное, опять уже на юг укатил. Я тоже думаю куда-нибудь податься. Что здесь может кого-то удерживать, а?

— Еще как может, — с угрозой возразил Уилд. — Хорошо, теперь вспомни, «Сити» здесь играли против «Редз». Счет ноль-ноль.

На этот раз Уилд не стал ничего подсказывать юнцу и увидел, что тот сам все вспомнил. Однако парень не возмущался и не доказывал свою невиновность, а только непонимающе смотрел на сержанта и качал головой.

— Тут вы меня уели. Не могу вспомнить.

— А я думал, ты никогда не пропускаешь ни одной игры.

— Почему никогда. Но если видишь их так много, разве все упомнишь.

Уилд, соглашаясь, дружески кивнул и заметил, что это была игра, когда избили хозяина пивной.

— А что скажешь об этой дате? — спросил он.

— Первое марта? — Парень снова покачал головой. — Это число ничего мне не говорит.

— Для начала это значит, что тебе известно: игра с «Редз» была двадцать шестого февраля, — сухо обронил Уилд. — Да, ты прав, первого марта игры не было. Во всяком случае, игры в футбол.

— А что было? Подскажите же, — ухмыльнулся юнец.

Он действительно понятия не имеет, о чем я, понял Уилд. Отдубасить гомика, наверное, дело, не стоящее того, чтобы о нем помнить, — так, тренировка перед настоящими потасовками в выходные дни. Это был самый подходящий момент, чтобы загнать парня в угол и посмотреть, как он будет выглядеть, узнав, что совершил нападение на полицейского, послушать, что он будет врать, и выжать из него имена, которые он даст, чтобы срочно обеспечить себе хоть какое-то алиби. Один из парнишек расколется. С пацанами всегда так. А слова полицейского вполне достаточно, чтобы любой судья так облил парня дерьмом, что мало не покажется.

Но Уилд заколебался. Он чувствовал, что здесь кроется опасность. Смышленый адвокат может утверждать на суде, что тогда в парке Медвин действительно подумал, будто ему делается недвусмысленное предложение, и присяжные, чье предубеждение вполне естественно, сочтут, что избиение было спровоцировано самим пострадавшим. Предположим, адвокат пойдет дальше и заметит в манере Уилда говорить и держаться что-то такое, что могло бы оправдать подобную ошибку Медвина. Предположим, потом он почувствует неуверенность Уилда и прямо спросит его, не «голубой» ли он? Вообще-то с тех пор, как полтора года назад Уилд пережил некий кризис, он, так сказать, вышел из игры. Хотя практически, как и применительно к его работе, все это не имело, в сущности, никакого значения, он черпал силы и покой в уверенности, что никогда больше не покривит душой, если кто-нибудь напрямую спросит его о его сексуальных предпочтениях.

Но Уилд вовсе не собирался предоставлять возможность какому-нибудь дурацкому адвокатишке задать ему этот вопрос при всех в зале суда. Это могло бы вызвать насмешки в адрес полиции, привести к снятию обвинения; журналисты реакционной прессы начнут во все совать свой нос, почуяв поживу, будут предлагать разные грязные сделки, намекать на то, что возьмут под защиту… Это будет конец его карьеры.

Но, может быть, даже скорее всего, до этого не дойдет. Он просто даст показания, почему находился в этот момент в парке. Полицейский при исполнении служебных обязанностей подвергся наглому нападению со стороны банды юнцов — вот что это было. Дело могут дать на рассмотрение какому-нибудь судье — поборнику порядка и дисциплины, а адвокатом окажется замотанный вконец государственный защитник, который на перекрестном допросе чуть ли не спит…

Как бы то ни было, он должен решиться на этот шаг. Большой ли риск, маленький или совсем никакого риска — неважно. Назовите его как угодно — долг или вера, но это ваш нравственный закон. Возведенный во всеобщий принцип, он превращается в религию; будучи извращен, порождает фанатизм; но если его отвергнуть, существование человека становится бессмысленным. Он — наш единственный судья.

— Первого марта, во вторник, ты подкараулил человека у входа в парк Киплинга и вместе с другими, личности которых пока не установлены, напал на него и избил.

— Да вы что?! Кто это сказал? — возмутился Медвин, не сумев, однако, скрыть свой испуг.

— Я сказал, — ответил Уилд. — Вам бы следовало выбирать людей росточком с себя, сынок. Вроде гномиков.

— Вы что, хотите сказать, это были вы?! — изумился юнец, уставившись на Уилда. Сначала он понял, кто перед ним, а потом — в какую ловушку он попал.

— Вот именно, — подтвердил Уилд. — Ты и правда попал в серьезный переплет, так ведь?

Раздался стук в дверь, и в комнату заглянул Сеймур.

— Пришел шеф и интересуется, как у тебя тут продвигаются дела, — сообщил он.

— Я выйду поговорю с ним, — сказал Уилд. — Этот мистер Медвин, как оказалось, тот самый молодой человек, который напал на меня в марте. Он сейчас нам напишет свои показания. Помоги ему, хорошо?

Сержант вышел, взглянув на часы. «Еще нет семи. Толстяк наверняка чувствует себя героем, что встал так рано», — подумал Уилд.

Он был не прав, хоть и не мог этого знать. Ничто во внешнем виде Дэлзиела не говорило о том, что он вовсе не ложился в постель. Вернувшись домой, он больше часа отмокал в ванной с такой горячей водой, что от нее шел густой пар. Потом, больше голодный, чем усталый, он позавтракал куском кровяной колбасы, сваренной в целой кастрюле супа из воловьих хвостов. Дэлзиел ел, сидя голышом за кухонным столом, и глядел сквозь мутное оконное стекло и майский утренний туман на окно напротив, в котором ему довелось единственный раз увидеть живую Гейл Свайн.

Ее лица он вспомнить не мог, а когда он увидел ее вторично, лица практически и не было. Но вот ее сиськи… перед его внутренним взором они вставали вновь и вновь. Его либидо, похоже, переживало что-то вроде бабьего лета, точнее, это было какое-то малазийское лето, потому что его воображение стало таким пылким после того, как он довольно близко сошелся с Чанг. Эта мысль напомнила ему о том, что он должен быть на репетиции ровно в десять, а значит, вместо того чтобы сидеть и распаляться все больше и больше, ему следовало пару часов провести на работе.

— Еще не закончил? — вместо приветствия спросил он своего сержанта. — Я думал, ты с этими парнишками в момент разберешься, а ты их истории жизни целиком, видать, выслушиваешь.

— С одним оказалось потруднее разобраться. Вроде чист, что касается того дела в поезде, говорит, ехал в тот день на машине, дал мне имена тех, кто может это подтвердить, — сказал Уилд, протягивая Дэлзиелу список. — Мне кажется, его все же надо проверить на предмет погрома в пивной. Что-то он оказался слишком забывчивым, когда речь пошла о том дне. Но еще кое-что всплыло. Я узнал его — он главарь той самой банды, которая меня избила.

— Вот оно как, — проговорил Дэлзиел с таким безразличием, что Уилд, только что переживший по этому поводу глубокие душевные терзания, почти обиделся. — Уилди, тут вот одно имя, которое без адреса…

— Медвин говорит, что это его старый приятель, которого он случайно встретил на игре и подвез до города. Живет где-то на юге, но вдруг захотел здесь побывать. Похоже, ему было приятно сюда приехать. А что вас заинтересовало, сэр?

— Имя, парень. Имя! Тони Эпплярд! Меня удивляет, что ты сам не обратил на это внимания. Слишком рано встал сегодня, что ли?

Но даже и после этого Уилд не сразу понял, о чем речь. Что для одного идея-фикс, для другого — скука смертная. Потом сержант вспомнил. Пропавший зять Арни Стринджера! То, что он по-прежнему не отыскался, Дэлзиел воспринимал почему-то как личное оскорбление. Если бы Уилд обнаружил связь и прибежал бы к шефу доложить о ней, он заслужил бы похвалу. Теперь же единственное, что он заработал, встав так рано, — это упрек Дэлзиела.

— Но это же не обязательно тот самый Эпплярд. Эпплярдов в Йоркшире много.

Дэлзиел возвел очи горе и возгласил:

— О ты, маловер! Так пойдем и сами выясним, пошли?

Хотя беседа Дэлзиела с Джейсоном Медвином не нарушала никаких прав человека, записанных в известной декларации, глядя во время этого разговора на руки толстяка, представлялись картины бесчеловечных жестокостей.

Дэлзиел излучал отеческое добросердечие, но, подбадривая собеседника улыбкой и одобрительно кивая головой, он руками безжалостно расправлялся сначала с листом бумаги, потом с пластмассовым стаканчиком и, наконец, с карандашным грифелем, который он сперва разломил на четыре части, а потом каждую из них растер пальцами в порошок.

Медвин при виде вошедшего в комнату Дэлзиела нагло воскликнул:

— Мать вашу, видать, решили двинуть против меня тяжелую артиллерию, а? — И оглушительно заржал.

Дэлзиел присоединился к его смеху, и несколько секунд они хохотали одинаково громко. Но смех Медвина постепенно стал стихать, перейдя в нервное хихиканье, завершившееся испуганным молчанием, в то время как Дэлзиел разражался все новыми и новыми взрывами хохота, напомнив Уилду муляж смеющегося полицейского у входа в Блэкпул,[26] который в детстве казался Уилду скорее страшным, чем смешным. В конце концов Дэлзиел тоже утих и только улыбался, но не было сомнения, что его улыбка для Медвина таила большую угрозу, нежели самое мрачное выражение на уродливой физиономии Уилда.

Очень скоро было установлено, что приятелем юнца действительно был тот Эпплярд, которым так интересовался Дэлзиел.

— Они переспали, и ее отец заставил его на ней жениться. Я ему говорил, что надо свалить отсюда, но у Тони всегда была кишка тонка.

— Ну все же не могут быть такими героями, — добродушно заметил Дэлзиел. — Значит, он сбежал на юг?

Юнец обдумал вопрос. Отвечая на него, он вроде бы ничем себя не выдавал, значит, незачем было направлять этого жирного гада по ложному следу, а может, прикинул парень, глядя на эти ручищи, без устали крушащие все, что попадется на столе, может быть, есть смысл и в том, чтобы с ним сотрудничать.

— Не-а. По-моему, он сначала просто поехал искать работу, а потом вроде как потерялся, что ли.

— И вы встретились случайно?

— Ага. Он всегда болел за наших, а раз уж они там играли, так, само собой, он пошел на игру.

— Но ты не знал, что он живет в той части Лондона?

— Не-а. Понимаете, мы с ним и друзьями-то не были, так, просто на играх виделись иногда. Это он ко мне на матче подошел. Бросился так, будто я ему задолжал или что-нибудь в этом роде.

— Значит, был очень рад встрече?

— Ага, очень, — кивнул Медвин. — Похоже, у него было все не слава Богу, и я его спросил, работает ли он, а он сказал, что от случая к случаю, постоянной работы у него нет, и она ему вроде не светит. Он все расспрашивал меня о том, как все здесь, как его жена и все такое. Ну, мне-то его жена, сами понимаете, откуда я про нее что могу знать? Потом мы с ним выпили немного, я и сказал ему, почему бы ему не поехать и самому не посмотреть, как она там? На машине рукой подать. Он сказал, а почему бы и нет. Вроде как смехом, но, по-моему, он правда загорелся. Знаете, что я вам скажу, посмотришь на Тони, и ни на какой юг на заработки не потянет.

— Если у него все так плохо, почему же он раньше не вернулся сюда? — спросил Дэлзиел. Это прозвучало скорее как вопрос к самому себе, но Медвин не рискнул отмалчиваться.

— Да он бы давно приехал, если бы папаша его бабенки не пригрозил разделаться с ним, если он вернется.

— Что-что? Эпплярд сказал, что его припугнул его тесть? Когда? Как?

Такой живой интерес со стороны Дэлзиела подстегнул парня, как удар кулака.

— Да не знаю я! Я просто пересказываю, что Тони говорил. Я сказал, что ему тут будет нормально: пособие по безработице да плюс еще что-нибудь сможет выудить из тестя. А он ответил, что единственный металл, который он сможет получить от своего чертова богомольного тестя, — это пара медных ручек для гроба. Но потом он завелся и сказал: «А плевать мне на него, все равно вернусь, и посмотрим тогда, что он сможет сделать!» А я сказал, да задвинь ты этого старого, Тони, а он сказал: «Ага». Но я думаю, что это все спьяну.

«А еще говорят, что только под гипнозом можно заставить человека вспомнить все в подробностях! — восхищенно подумал Уилд. — Толстый Энди и не усыпляя может заставить человека все вспомнить да еще отвечать на интересующие его вопросы».

— А приехав сюда, что вы стали делать?

— Было уже около полуночи, и мы его высадили на кольцевой дороге около фабрики бобовых консервов.

— Потому что он просил там его высадить?

— Не совсем. Честно говоря, ему нехорошо сделалось. Нам пришлось несколько раз останавливаться по дороге, чтобы он мог поблевать, а когда ему еще раз понадобилось выйти уже прямо около въезда в город, мы подумали, а ну его, и уехали. Иногда помогаешь человеку, а он сам себе помочь не хочет.

Взгляд парня, устремленный на Дэлзиела, откровенно взывал к тому, чтобы его намек был понят.

Толстяк снова улыбнулся.

— Правильно, Джейсон. Но мне-то ты помог, так? И думаю, заслужил награду. Вот что я собираюсь сделать. Я не могу снять с тебя все обвинения, но одно — могу. Давай посмотрим, что мы имеем. Так. Ты был тогда в «Розе и короне», когда изувечили ее владельца. Не разыгрывай из себя святую невинность. Это тебе не проба на роль в мистериях. У нас есть свидетельские показания. Что еще? У тебя есть алиби насчет происшествия в поезде, если оно подтвердится. И ты был главным в той банде, которая избила моего сержанта, так? Вот это мы и вычеркнем. За то, что вы напали на полицейского офицера, тебе дали бы года два, а мне просто страшно подумать, что может случиться с таким красавчиком, как ты, в переполненной камере.

Дэлзиел чмокнул толстыми губами, изображая поцелуй. Медвин чуть не грохнулся в обморок, а Дэлзиел продолжал:

— Не волнуйся так, сынок. Будешь во всем сотрудничать с нами по делу о пивной, назовешь побольше имен, и все будет хорошо, не бойся. Драки в пивных — дело молодое, все когда-то этим грешили, даже судьи. Дашь подписку о невыезде из города, потом, может, еще штраф заплатишь. И мы забудем о том, другом, случае, а? Констебль Сеймур подскажет тебе что и как. А я всегда к твоим услугам, если понадоблюсь.

И приветливо помахав рукой на прощанье, Дэлзиел направился к выходу.

Когда дверь за ними закрылась, Уилд негодующе воскликнул:

— Что же это такое, сэр? Вы вытянули из него все, что нужно, и вам незачем было делать ему какие-то поблажки. Этот засранец меня избил, и неизвестно скольких еще…

— Не теряй головы, сержант, — охладил его пыл Дэлзиел. — Ты что, правда хочешь сидеть в суде и слушать, как этот маленький умник рассказывает судье, что ты предложил ему быстренько проделать кое-что в кустах за пятерку? Он именно это и сказал бы. И что бы ты делал, когда какой-нибудь чересчур сообразительный адвокатишка начал копаться в твоей личной жизни?

Это настолько отвечало собственным опасениям Уилда, что он не нашел ни одного слова для возражения, которое не прозвучало бы лицемерно.

— И не переживай насчет Джейсона. Вчера я слышал, что владелец «Розы и короны» не в лучшем положении — у него сильно повреждены почки, а это значит, что все, кто замешан в этом деле, будут сидеть. Кроме того, нам удалось скрыть от парня истинную причину его задержания — за планировавшиеся беспорядки. Это будет для него сюрпризом, когда мы переправим его в Лидс через час или чуть больше. А у нас с тобой есть еще работа. Пошли.

— Слушаюсь, сэр. А куда, сэр? — спросил Уилд, стараясь не столько скрыть свое чувство облегчения, сколько не позволить ему захлестнуть себя.

— Куда? Ты что, не слушал, пока я вел допрос? — Дэлзиел взглянул на часы. — Строители — пташки ранние, а? Думаю, что, скорее всего, мы застанем Арни Стринджера на «Москоу-Фарм». Так что давай пошевеливаться. У меня в десять репетиция, а Богу не к лицу опаздывать.

Глава 4

Дождь перестал, и выглянуло солнышко, обещая ясный день. Во дворе «Москоу-Фарм» кипела работа. Ширли Эпплярд взбиралась вверх по лестнице в свою конторку. Ее отец загружал землемерный нивелир в новенький блестящий пикап. А Филип Свайн задом выводил из сарая сверкающий желтый бульдозер.

Но стоило машине Дэлзиела въехать во двор, как все застыли на месте. А когда Свайн выключил мотор бульдозера, все во дворе замерло в такой неправдоподобной неподвижности, что плавное скольжение облаков по небу показалось бешеной скачкой.

Дэлзиел медленно поднял руку, вероятно, для приветствия, но Уилди вдруг показалось, что тот, словно кукловод, дернул за ниточки, и три фигурки перед ними вновь ожили.

— Чем могу быть полезен? — спросил Свайн, спрыгнув на землю.

— Вы? — Во время продолжительной паузы Дэлзиел, очевидно, телепатировал Свайну несколько оскорбительных реплик и наконец произнес. — Вы могли бы мне сообщить, кто ваш новый адвокат?

Свайн поднял брови, которые Чанг ему слегка выщипала, чтобы придать его лицу более демоническое выражение.

— Да, мог бы, — любезно ответил он. — Только к чему вам это?

— Чтобы знать, с кем я буду общаться, когда вы окажетесь у нас в участке в следующий раз, — заявил Дэлзиел.

— В таком случае вряд ли стоит его называть, потому что до этих пор я еще несколько раз могу сменить адвоката.

Дэлзиел рассмеялся, нисколько не обманутый нарочито уверенным тоном Свайна. Тот был достаточно умен, чтобы сообразить, каковы истинные причины внезапного отказа Теккерея работать на него, и то, что Дэлзиел лезет в их отношения, его мало устраивало. Но пока еще рано было говорить о том, что можно было бы извлечь из сомнений адвоката.

— Но пусть каждый занимается своим делом, — сказал Дэлзиел. — Я сюда пришел поговорить с мистером Стринджером, если вы позволите оторвать его от работы.

— Мы очень заняты…

— Я вижу. Здорово, наверное, наконец купить себе приличную технику. Пригласи девушку прокатиться на такой машине, и ей придется поверить, что ты действительно можешь землю для нее перевернуть. — Дэлзиел восхищенно похлопал рукой по бульдозеру. — У вас крупный заказ? Будете строить кому-то подъездную дорожку к дому? Или еще гаражи?

Слова становятся насмешкой, стоит позволить себе услышать ее в них. Свайн невозмутимо ответил:

— Мы будем готовить строительную площадку на территории одной из ферм. Кримпер-Нолл. Знаете это место? На тех землях если только пара овец прокормится. Зато там отличное место для постройки нескольких фешенебельных домов.

— Правда? А у вас уже есть разрешение на расчистку под строительство?

Свайн улыбнулся улыбкой человека, в котором нувориш соединился с потомком старого рода.

— Разрешение уже есть, остались небольшие формальности, — ответил он. — Значит, вы отпустите моего партнера как можно быстрее, хорошо? Хотите пройти в дом и поговорить там?

— Да нет, и здесь будет прекрасно.

Дэлзиел обнял подрядчика за плечи и отвел в сторонку.

— Можно от вас позвонить? — спросил Уилд Свайна и, не дожидаясь ответа, пошел в офис.

Когда он проходил мимо Ширли Эпплярд вверх по лестнице, она спросила:

— Что ему нужно?

— Мнения на этот счет расходятся, милочка, — ответил Уилд.

Зайдя в офис, он плотно закрыл за собой дверь и, набрав номер полицейского участка, попросил к телефону Паско.

— Где вас черти носят? — недовольно проворчал тот. — Я только что пришел, а в участке тишина, как в морге!

Уилд коротко объяснил, что произошло, а потом добавил:

— Сеймур должен быть еще в комнате для допросов с Медвином. Я еще кое о чем хочу спросить парнишку, а когда мы вернемся в участок, он, наверное, уже будет на пути в Лидс. Это насчет того вечера, когда они на меня напали.

— Ты же, кажется, только что сказал, что наш Дуче Второй гарантировал ему неприкосновенность? Шеф, наверное, умом повредился.

У Уилда не было времени объяснять, чем руководствовался в своих действиях Дэлзиел.

— Мне просто нужна небольшая информация. Когда Медвин и его банда избивали меня, мимо проехала машина. Она затормозила, может, даже остановилась, а потом снова двинулась вперед.

— Как будто водитель подумал, не надо ли тебе помочь, а потом решил, что не стоит ввязываться?

— Или как будто водитель остановился, чтобы подхватить Уотерсона. Я просто так подумал, что может быть… В общем, спросить стоит.

— Ты, я вижу, зациклился на Уотерсоне, как наш старик на Эпплярде? А, Уилди? Хорошо, хоть кто-то сидит здесь и действительно работает!

— Ты ничего не хочешь передать шефу? — невинным тоном спросил Уилд.

— У него такой тонкий слух, что он наверняка слышал все, что я сказал!

Выйдя из офиса, Уилд подошел к Ширли Эпплярд, стоящей на лестнице.

— О чем они говорят? — спросила она. — Это о Тони? Вы что-то узнали?

— Что «что-то»?

— Что… что он, наверное, умер.

— А почему он должен был умереть? — поинтересовался Уилд.

— Не знаю. Я иногда просыпаюсь по ночам, и тогда я просто уверена, что он умер. А утром я говорю себе, что это всего лишь один из кошмаров, которые снятся людям по ночам. Но с недавних пор, неважно, ночью, днем ли, эта уверенность не дает мне покоя. Так он поэтому приехал?

— Нет, — сказал Уилд, которого тронула боль, сквозившая в словах девушки. — Если бы у шефа были плохие новости, он бы поднялся сюда и поговорил в первую очередь с вами, так ведь?

— Как же, жди! — фыркнула она. — Вы, мужики, все одним миром мазаны! Даже наши беды и те мы по вашей милости имеем!

Она резко повернулась и скрылась за дверью офиса. Уилд, не понаслышке знающий о душевных муках, остро почувствовал, как к нему взывает ее одиночество, ее покинутость.

Он перегнулся через перила и сердито уставился на двух мужчин, поглощенных разговором друг с другом:

— Значит, вы мне наврали, — говорил Дэлзиел.

— Да, наврал! Я собственную дочь обманул, так неужто я бы хоть минуту раздумывал, прежде чем обмануть паршивую полицию?!

— Логично, — искренне согласился Дэлзиел. — Значит, вы говорите, что, когда вы поехали искать вашего зятя, он уже уехал из того общежития, где жил раньше, но один из тамошних обитателей сказал вам, что он, вероятно, переехал к подруге на улицу, как вы назвали эту улицу?

— Уэбстер-стрит. Уши, что ли, заложило? — огрызнулся Стринджер.

— Хороший анекдот можно и два раза рассказать, — отпарировал Дэлзиел. — Значит, вы пошли туда…

— …Поехал на машине. Сижу в машине и не знаю, в какой дом зайти. Улица длинная, дома в несколько этажей, квартир в них полно, не могу же я во все заходить по очереди! Мне оставалось только сидеть там и надеяться на счастливый случай!

— На какой же счастливый случай, мистер Стринджер? — вкрадчиво спросил Дэлзиел. — Что вы увидите Тони и уговорите его вернуться домой? Или что вы его отпугнете на этот раз навсегда?

— Я просто поговорить хотел. Что ж я — дурак, не понимаю, что винить его за то, что он уехал искать работу, глупо. Это лучше, чем сидеть тут, штаны протирать и пьянствовать, как некоторые.

— Но вы же сами могли его обеспечить работой, разве нет?

— Думаете, я не предлагал? — с негодованием воскликнул Стринджер. — Он не желал на меня горбатиться, так он мне прямо и заявил. Хватит, мол, с него и того, что он живет со мной под одной крышей. А я сказал, что он может это очень быстро исправить, если ему неймется.

— И он уехал на юг. Так. Значит, сидите вы на Уэбстер-стрит и вдруг видите: идет ваш зять, а с ним эта девушка…

— Эта девка! — выкрикнул Стринджер. — Уж я отличу шлюху от порядочной!

— Это редкий Дар, — с восхищением позавидовал Дэлзиел. — Здорово полезен в женских монастырях. Значит, идете вы вместе с ним в дом и устраиваете скандал!

— Я не собирался устраивать скандал. Я просто хотел узнать, что себе думает этот бездельник.

— Значит, скандала не было?

— Ну, все было не совсем тихо-мирно, — признался Стринджер. — Дело кончилось тем, что эта девка начала орать, что с нее, мол, хватит, что это ее квартира, что она уходит и хочет, чтобы, когда она вернется, ни меня, ни его там уже не было.

— И когда она ушла, вы начали обсуждать свои семейные проблемы уже по-серьезному?

— Я ему прямо заявил, что не хочу, чтобы, после того как он валялся тут с этой шлюхой и неизвестно что от нее подцепил, он возвращался бы и крутился возле моей девочки и внука.

— Да? А как вы узнали, что он усвоил урок? Высекли и поставили на горох голыми коленками?

— Я его и пальцем не тронул, — возразил Стринджер. — В этом не было никакой нужды: с него вполне хватило моих слов.

— И вы уехали, оставив его с твердо усвоенной мыслью, что возвращаться ему не следует?

— Думаю, он это понял.

— Боюсь, для вас будет неожиданностью узнать, что вы были вовсе не так убедительны, как вам кажется, — заметил Дэлзиел. — Но вы, может быть, уже в курсе?

— Вы о чем это?

— О вашем зяте. Тони Эпплярд вернулся, мистер Стринджер. Появился и вновь исчез, прямо сквозь землю провалился, как ассистент факира во время фокуса.

Стринджер тупо уставился на него.

— Вернулся? Вы сказали, вернулся? Но он к моему дому близко не подойдет. После того что я ему сказал.

— Думаю, что вас-то он видеть как раз и не жаждет, — обнадежил его Дэлзиел.

Он обернулся и посмотрел на лестницу, ведущую в офис. Уилд уже спустился вниз и разговаривал со Свайном. Но за окном офиса виднелась едва различимая фигура.

— И к Ширли он близко не подходил, если вас это интересует. С чего это вы вообще им занялись?

— Мне кажется, это само собой разумеется. Человек пропал, моя работа — его искать.

— Да бросьте мне голову морочить! Раньше он вас совсем не интересовал. Вы не стали бы искать его, если бы у вас не было веской причины за ним охотиться.

— Мы охотимся иногда, когда нас об этом просят, мистер Стринджер.

— Да? А кто вас просил?

Дэлзиел пожал плечами. Пришла очередь Стринджера поднять глаза на окошко офиса.

— И что она в нем нашла? — недоумевал он. — Жалкий бездельник, от которого у нее одни неприятности.

— И ребенок, — добавил Дэлзиел. — Без него у вас не было бы внучонка, ведь так? По крайней мере, этим вы обязаны своему зятю.

— Ничем я ему не обязан, — зло отрезал Стринджер, — ничем! Слушайте, а вам обязательно надо ей говорить, что я видел его в Лондоне?

— А вам не хотелось бы, чтобы она это знала?

Стринджер с минуту подумал. Он вдруг сник и как будто вмиг постарел сразу на много лет.

— Вы правы. Почему случается вот этакое… Этакое банальное… Вы в Бога верите, мистер Дэлзиел?

— Как в последнее прибежище, — ответил Дэлзиел.

— Что? Ах да. Я-то верил в Него, как в первое, последнее и единственное прибежище. Я старался жить, как Он велит. Я всегда думал, что если так жить, ничего не может случиться того, чего ты не заслужил. Я не хочу сказать, что тогда житейское море переплывешь при штиле, я же не идиот, но во всем должен быть божественный промысел, и на всем должна сказаться воля Божия.

— А что же на самом деле?

— Это так лишь до тех пор, пока все не начинает разваливаться на глазах, одно за другим, а ты только знай говоришь: «Твоя воля — не моя», и за что-то прощаешь Бога, за что-то — себя… Вы понимаете, о чем я? Нет! Какого черта вы должны меня понимать?!

Он посмотрел на Дэлзиела с величайшим презрением, но толстяку не показалось, что оно адресовано ему, а если бы и так, Дэлзиела это мало трогало.

— Зато я, возможно, понимаю, — отозвался он, — каково вашей девочке проводить свою жизнь среди груд кирпичей! Прошу прощения…

Он оставил Стринджера и легко поднялся по лестнице в офис.

— Что случилось? — спросила Ширли Эпплярд.

— Ничего, — ответил Дэлзиел. — Ходят слухи, что ваш муж был здесь в начале февраля. Я спрашивал сейчас вашего отца, не знал ли он об этом.

— И что он сказал?

— Что не знал. Вероятно, как и вы, иначе вы мне сказали бы об этом, когда просили разыскать его, да?

Она на мгновение отвела глаза, но потом посмотрела ему прямо в лицо, и взгляд ее был таким же невозмутимым, как и у него.

— Да, о вас верно говорят, — заметила она. — Вам неважно, какое перед вами препятствие, если за ним — правда. Вы станете лезть напролом, пока не добудете ее, даже если при этом покалечите.

— Значит, вы знали, что он здесь был?

— До меня дошли только слухи. Один парень сказал другому парню, а тот третьему…

— Но вы сами никого не расспрашивали?

— У меня есть гордость, — возмутилась она. — Если он вернулся, чтобы увидеться со мной, то он знал, где меня найти. Зачем это мне, чтобы люди говорили, будто я за ним бегаю.

— Значит, ты ждала случая, чтобы кто-то другой побегал за ним вместо тебя?

— Вот уж совсем не похоже, чтобы вы стали за кем-то бегать.

Он расценил это как комплимент.

— Так что, мне продолжать его искать? — спросил он. Ее ответ нисколько не повлиял бы на его решение, но ему нужно было его узнать.

— Если вам так хочется.

— Что такое, милочка? Потеряла интерес? Или надежду?

— Какая разница? В конечном счете разве все это так уж важно?

— Важно узнать правду. Добыть ее любым способом, не боясь покалечить. Хрупка — только ложь.

Он вприпрыжку сбежал по лестнице вниз, думая о том, что Паско гордился бы им, услышав его философские разглагольствования.

Стринджер уже сидел в пикапе, Свайн на бульдозере. Обе машины были заведены.

— Закончили, детектив? — крикнул Свайн сквозь рев моторов.

— Почти, — проорал ему в ответ Дэлзиел. — Ваш брат-то, он в этом сарае застрелился, что ли? — И он показал в сторону сарая.

«Наш шеф — прямо-таки гордость дипломатического корпуса Великобритании», — подумал Уилд.

— Да, в этом.

— Вы, наверное, десятки раз задавали себе вопрос, почему он это сделал?

Только Дэлзиел был способен вести беседу с глазу на глаз во всеуслышание.

— Нет, только однажды, — крикнул Свайн, явно не желая покидать уже заведенный бульдозер.

— Хотите сказать, вы сразу получили правильный ответ?

— Я хочу сказать, что, очевидно, он застрелился, потому что не видел способа спасти ферму.

— А на допросе тогда вы сказали «никакого другого способа».

— Да? Может, и сказал, но это ведь не имеет значения.

— А он у вас не пытался занять денег, чтобы расплатиться с долгами?

— Конечно, пытался, только у меня их не было.

— А у вашей жены? У нее он просил взаймы?

— Возможно. Но она не склонна была вкладывать деньги в обанкротившуюся ферму. Так же как и я не склонен слушать и дальше ваши оскорбительные вопросы, Дэлзиел. Кажется, вас официально предупредили, что вам не следует преследовать меня в связи со смертью Гейл.

— А я и не говорю о смерти вашей жены, сэр, я говорю о смерти вашего брата, — проорал Дэлзиел. — Но ведь, кажется, миссис Свайн быстренько раскошелилась, когда вы получили ферму в наследство?

— Это было наше владение. А вложить деньги в собственное владение — стоящее дело.

— Выходит, вы были правы, когда на допросе сказали: «Никакого другого способа»? То есть ваш брат, по-видимому, знал; стоит вам получить ферму в наследство, и шансы, что ваша жена начнет вкладывать в нее деньги, значительно возрастут.

— Боюсь, Том был не в том состоянии, когда пускаются в подобные сложные расчеты, — возразил Свайн и стиснул зубы, пытаясь сохранить самообладание.

— Но он же оставил вполне недвусмысленное послание, — возразил Дэлзиел.

— Никакого послания он не оставлял, и вы это отлично знаете, — огрызнулся Свайн.

— То, что он использовал для самоубийства кольт «питон» вашей жены, говорит мне о том, что он хотел этим что-то сказать, — добродушно заметил Дэлзиел. — Но не буду вас больше задерживать. Вы же тоже сегодня утром репетируете? Она мне назначила прийти попозже. Прямо надсмотрщик за рабами эта Чанг, а?

— Я начинаю думать, что она совершила страшное святотатство, дав роль Бога такому бесчувственному грубияну, как вы, Дэлзиел! — прокричал побледневший Свайн и рванул рычаг передачи. Дэлзиел благоразумно отступил в сторону, и громадная машина на полном ходу выехала за ворота, едва не задев полицейский автомобиль.

— Что это с ним, как ты думаешь? — спросил Дэлзиел.

— Надо полагать, сэр, некоторые люди расстраиваются, когда кто-то кричит, как оглашенный, про их покойного брата и покойную жену, — высказал соображение Уилд.

— А, ну, может быть, — согласился Дэлзиел. — Странно, однако, что потребовалось так много времени, чтобы его расстроить. Господи, как поздно-то! А эта Чанг приходит в бешенство, когда кто-нибудь опаздывает на репетицию. Ей бы следовало с большим уважением относиться к обитателям небес, а она! Наверное, это от смешения кровей. Как химические реактивы. С ними надо поосторожнее, а то смешаешь не то, что надо, и как трахнет! — Он причмокнул и, скабрезно ухмыльнувшись, добавил: — Уж она-то, наверное, так трахнет!

«Это он для красного словца или на самом деле — только о всяком таком и думает», — размышлял Уилд, пытаясь разгадать, что кроется за этой непристойной фразой.

— Оцениваете свои шансы в отношении нее, сэр? — спросил он.

— Пойди промой мозги с мылом, сержант, — сурово оборвал его Дэлзиел. — У нас с Чанг отношения чисто профессиональные и платонические! Всегда помни, что добродетель женская дороже рубинов! — и, ткнув Уилда под ребро так, что и убить недолго, добавил: — А я не уверен, что по нынешним временам могу позволить себе даже рубинового спаниеля.[27]

Сотрясаясь всем телом от хохота над собственной шуткой, он направился к машине.

Глава 5

Кримпер-Нолл было отличное местечко, чтобы провести там тихое летнее утро. Это удовольствие Филип Свайн планировал разделить с полдюжиной домовладельцев, каждому из которых придется выложить за дом по двести тысяч фунтов. Но не только деньги имели значение в данном случае. Это была возможность показать себя. Когда проект будет осуществлен, в глазах окружающих Свайн и Стринджер станут не просто строителями, а творцами. Свайну так хотелось поскорее начать воплощать свою идею в жизнь, что, хоть у него еще не было детального плана застройки и даже разрешения на оную, ему не терпелось, так сказать, проложить первую борозду. «Нам понадобятся подъездные пути, — говорил он своему партнеру. — Ведь на строительство подъездной дороги к собственной земле не требуется разрешение? Я еще успею насидеться в кресле директора преуспевающей фирмы. Эту работу я хочу начать собственноручно!»

Но уже час с тех пор, как они приехали, бульдозер у подножия холма оставался недвижим, точно навеки уснувший мастодонт, а Свайн и Стринджер почти так же неподвижно сидели на сером камне, глядя на простирающуюся под ним, залитую солнцем долину Центрального Йоркшира.

Стринджер первым нарушил долгое молчание.

— Ты всегда был мне добрым другом, Фил, — проговорил он, — и я никогда никому не скажу ничего такого, что могло бы тебе повредить, будь спокоен.

— Хочешь сказать, ты ради меня мог бы солгать? — спросил Свайн. — Мне казалось, что смысл как раз в том, чтобы перестать лгать.

— Еще одна маленькая ложь во спасение мне не повредит. Но вот большая….

— Но она же тоже была во спасение. Уж она-то в первую очередь, — убежденно проговорил Свайн. — Во спасение твоей дочери, твоего внука…

— Может быть, частично это было и для них. Но в основном это было для меня. Теперь я это понял.

— И кто же открыл тебе глаза? Этот жирный полицейский? Я не встречал более неподходящего существа, с помощью которого Господь вселял бы в души добродетельные мысли!

— Да, он, может, психованный сукин сын, — согласился Стринджер, — но не Господь выбирает тех, кто помогает прозреть. Это дьявол облекает своих слуг в причудливые одежды и посылает на землю. И неважно, кто послал его, я знаю только, что он своего добьется в конце концов. Так что я вовсе не стараюсь казаться храбрым или добродетельным. Просто я хочу сам все сказать Ширли.

— Арни, ты не прав, — убеждал его Свайн. — Пересиди это. Пережди все, и никакой Дэлзиел не…

— Нет, я все решил, — сказал Стринджер, поднимаясь. — Я знаю, ты думаешь о моем благе, но поверь мне, Фил, это будет самое лучшее для меня. Может быть, я наконец снова смогу спать спокойно.

Свайн тоже поднялся.

— Ну, если ты так хочешь, Арни, — сказал он.

— Да, хочу.

— Тогда я только обещаю тебе, что от меня ты получишь любую помощь, какую только можно купить за деньги. А пока ты ведь по-прежнему мой деловой партнер, так что давай поработаем немножко, а?


В тот же день, однако, в менее пасторальной обстановке, а именно в столовой полицейского участка, Уилд встретился с Паско.

— Черт знает, что сейчас было! — воскликнул Паско. — Мы уж было собирались отправить их всех в Лидс, как вдруг влетели чадолюбивые родители Медвина с наипротивнейшим адвокатом. Оказалось, Джейсону только двадцатого марта исполнилось восемнадцать, так что адвокат требовал снятия обвинений, выдвинутых против него за проступки, совершенные до этого числа, потому что тогда он был еще несовершеннолетний. В этом есть свой резон.

— Черт! — в досаде на самого себя воскликнул Уилд. — Как же я об этом не подумал! Я его узнал и завелся.

— Не беспокойся. Я все уладил.

— Спасибо. А ты успел?..

— Спросить, о чем ты просил? А для чего же еще на свете существуют старшие инспектора? Конечно, чтобы убирать за сержантами. Давай-ка поглядим.

Он достал записную книжку и стал ее листать.

— Так ты хотел узнать, не заметил ли он автомобиль, который замедлил ход, пока сам Медвин забавлялся тем, что бил тебя? «Да, заметил. Да, возможно, это был автомобиль стандартной модели, да, может быть, пикап, да, может быть, и фургон. Да, черный… темно-синий… коричневый… бордовый. Действительно, в него кто-то садился». Парень до того рвался помочь полиции, что надави я на него посильнее, он согласился бы, что это был белоснежный шестидверный лимузин, на заднем сиденье которого сидел Дед Мороз. Странно, никогда бы не подумал, что парни такого типа, как Медвин, склонны к сотрудничеству с властями.

— Мистер Дэлзиел поговорил с ним по душам, — пояснил Уилд.

Паско скорчил понимающую гримасу, а потом скорчил еще одну, отхлебнув кофе, который обладал уникальным свойством служить одновременно рвотным и мочегонным.

— Короче, ты хочешь сказать, что Уотерсона мог в это время преследовать еще кто-то, не только ты? И ты думаешь, что это был Свайн. А какие у тебя для этого основания, кроме того, что шеф хочет приписать ему все преступления, совершенные всеми преступниками, начиная с принцев, заточенных в Тауэр?

— Вовсе не поэтому. Но ведь Свайн знал, что Уотерсон должен был встретиться с женой. Миссис Уотерсон сказала ему об этом.

— Но не сказала где.

— Так он же мог и за ней проследить.

— Тогда почему он не зашел в «Приют» и не поговорил с Уотерсоном там?

— Потому что он хотел поговорить с ним без свидетелей. А может быть, он просто хотел выяснить для начала, где скрывается Уотерсон. А может быть, он даже заметил, Что я у Уотерсона на хвосте, и поэтому отстал. А потом, когда на меня напали, он не упустил возможности подобраться к Уотерсону до того, как это сделал я, подрулил к нему и сказал, чтобы тот запрыгивал в машину, пока его не сцапали.

— А потом?

— Может быть, откупился. Дал ему достаточно, чтобы и он, и его подружка могли хорошенько спрятаться.

— Наверное, он дал больше, чем достаточно, раз им удалось исчезнуть прямо-таки бесследно, — заметил Паско. — И почему он откупался от Уотерсона? И если Свайн должен был за что-то заплатить Уотерсону, почему тот сразу не потребовал от него денег, а где-то скрывался, пока дело не дошло до того, что пришлось просить у жены несколько фунтов? И почему?..

От бесконечной череды вопросов Уилда спас появившийся в столовой сержант Брумфилд.

— Так и думал, что уголовно-следственный отдел заседает здесь, — обрадовался Брумфилд. — Слушайте, я только что получил сведения об аварии. В любом другом случае я направил бы туда, как обычно, своих парней для выяснения обстоятельств происшествия, но, когда увидел, что это случилось на земле Филипа Свайна…

Паско взял из рук сержанта лист бумаги.

— Господи Боже ты мой, — ахнул он, прочитав. — Вот ужас-то!

— Говорят, между жизнью и смертью, — мрачно заметил Брумфилд.

— Что случилось? Свайн пострадал? — спросил Уилд.

— Не Свайн. Арни Стринджер. На него бульдозер наехал. Спасибо, я этим сейчас займусь.

Он передал бумагу Уилду.

— Не везет этим Свайнам, а? — вздохнул сержант.

— Все же им везет больше, чем Стринджерам, — отозвался Паско. — Надо сообщить мистеру Дэлзиелу… Он на репетиции, говоришь?

— Да.

— Губы Паско медленно растянулись в улыбке.

Вот что, Уилди. Ты поезжай в больницу и посмотри, как там дела. А я тем временем атакую небесную обитель.


Перед собором маленькими кучками стояли люди, которых Паско поначалу принял за туристов, совершающих экскурсию по городу. Но скоро он понял, что в центре каждой группы был вовсе не гид, а актер из труппы Чанг, репетирующий с участниками массовых сцен. Он вспомнил слова Чанг: «Ты представить себе не можешь, сколько труда стоит заставить людей просто быть такими, как в жизни!»

Паско заметил также каноника Хорнкасла, укрывшегося в тени главной башни собора. Его фигура в черном одеянии, казалось, растворилась в густой тени, и только бледное худое лицо выделялось на темном фоне, точно мраморная горгулья,[28] исподтишка злобно взирающая на происходящее вокруг. Паско помахал ему рукой, но каноник то ли не видел его, то ли притворился, будто не заметил, и Паско поспешил дальше, к руинам старого аббатства.

Здесь он застал участников сотворения мира за перерывом на обед. Дороти Хорнкасл разливала всем чай из огромного медного электросамовара. А рядом в окружении последователей стояла Чанг. Она говорила что-то с обычным для нее воодушевлением, но, увидев Паско, замолчала и посмотрела на него так, будто именно его хотела сейчас увидеть больше всего на свете, чем заставила всех вокруг тоже обратить к Паско взоры.

— Я себя чувствую так, будто принес весть из Марафона, — сказал он, и вправду смущенный всеобщим вниманием.

— А разве это не так? — спросила она, отводя его в сторону.

— Так, только весть не для тебя, — усмехнулся он, и его неловкость улетучилась, как туман под яркими лучами солнца, от того, что он полностью завладел ее вниманием. — К тому же я не уверен, выиграли мы или проиграли.

— Как бы то ни было, я всегда рада тебе, Пит. Ты Элли искал? Она только что была здесь и преследовала меня со своим микрофончиком. Я думала, она просто напишет маленькую информационную заметочку для «Пост», а она, похоже, собирается написать историю всей моей жизни! Страшно представить, какие шокирующие открытия она может сделать! Может, ты будешь моим литературным агентом в семейном издательстве Паско?

— Нет уж, спасибо! Лучше я марафонскую дистанцию пробегу. Мой босс здесь?

— Что? А, Энди. Ага. Занят. — И она повела рукой в сторону. Это был такой грациозный и чувственный жест, что Паско больше смотрел на то, как она показала, чем — куда.

И все же он увидел сидящего на обломке колонны в стороне от всех Дэлзиела. На носу у него были очки, и он старательно зубрил свою роль, шевеля толстыми губами.

— Я и не знал, что Бог был близорук, — удивился Паско.

— Вот, черт, я думала, что уж это-то все