КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Хлопотный выигрыш (fb2)


Настройки текста:



Андрей Чернецов, Владимир Лещенко Хлопотный выигрыш

Все на свете имеет смысл, только если это помогает тебе оказаться там, где ты должен оказаться.

И. Стогофф

Часть первая Отель с привидением

— Стой! Руки назад! Не разговаривать! Повиноваться! — скомандовал тот надзиратель, что шел справа: коренастый гоблин, изрыгавший запах перегара, способный сшибить с ног непривычного человека.

Девушка повиновалась.

Растерянно оглядываясь, Лерна понимала пока единственное — та тюрьма, куда она попала, — это воистину уж всем тюрьмам тюрьма. Пока её вели мрачные, неразговорчивые надсмотрщики, вооруженные телескопическими раздвижными дубинками (сила удара 80 фунтов), она только и успевала, что не упасть, споткнувшись о щербатые плиты пола.

Стены толщиной в человеческий рост, тяжелые арки, окошки, забранные чугунными литыми решетками… Аура древности витала над этими камнями.

Второй надзиратель сунул в скважину увесистого замка длинный никелированный ключ. Дверь отворилась, со скрипом повернувшись в петлях.

— Заходи! — алконавт в сером мундирчике подтолкнул её дубинкой. — Давай-давай! Не спи, девка, замерзнешь на лету.

Лерна перешагнула порог.

Обширный полутемной подвал, какие-то чаны, сырой запах и дух щелока, напомнивший ей запах дешевого армейского мыла на сборах военной кафедры в годы учебы…

Ну, вот и все…

— Скажите хоть, за что я тут?

— Заткнись, остроухое отродье! — рыкнул пьяница, и короткий тычок в живот заставил девушку охнуть.

— Тут тебе и место! — мрачно буркнул надсмотрщик и сплюнул, едва не попав на сапожки Лерны, развернулся и вышел вон.

Скрипнула дверь. Щелкнул замок.

— А вот и пополнение, — загрохотал хриплый прокуренный голос.

Огромная женщина в лопающемся на её телесах сером мундире с неимоверным числом нашивок на рукаве и с массивными золотыми кольцами в ушах и носу стояла, подбоченившись, у огромного корыта и со злостью смотрела на Лерну. Та понимала, что где-то уже видела эту женщину, вернее, она ей кого-то напоминает.

Бабища еще раз сурово посмотрела на вновь прибывшую и визжащим, как ржавая решетка, голосом заорала:

— Заключенная Антео, из какого места у тебя растут руки? Ты разве женщина? Ты — сплошное недоразумение! Я сомневаюсь, что ты хотя бы стирать умеешь! Умеешь? То-то. Ладно, научишься! Смотреть сюда! Показываю один раз: берешь барахло и стираешь его, да поживее, барахло не должно скапливаться!

"Это же Арпина Добу — блок-мейстер женского корпуса Кетехского замка! — ужаснулась Лерна, запутываясь в мокрых дурно пахнущих простынях. — Итак, я все-таки угодила в кабдийскую тюрьму! Но я же помню, что сбежала, и эта надсмотрщица еще…"

— Поторопись! — прикрикнула тетка. — А то не получишь свою баланду.

Девушку снова кинуло в жар, и она принялась разматывать огромный тюк грязной вонючей солдатской формы. До ее слуха донесся грозный окрик дамы:

— Растяпа, шевелись! Это не мужикам глазки строить! Здесь работать надо! Вы у себя в Вардарии мужей меняете, гулянками занимаетесь вместо того, чтобы супы варить да детей рожать! Ну, ничего, поработаешь в нашей тюремной прачечной пару лет — вся прыть сразу уйдет! Это я тебе обещаю!

У Лерны закружилась голова, ее затошнило, затряслись руки…

И она проснулась.


Голова шла кругом, но самое главное, что девушка не могла понять, где сон, а где реальность. Потому что реальность или то, что предстало перед её глазами, когда она их открыла, была еще кошмарнее. Она лежала в гробу, а прямо над ней блестела лаком деревянная крышка. Лерна в ужасе повернула голову и громко воззвала к Богине Радости. Слава ей, это был не гроб и не склеп, а обычное купе второго класса.

"Вот я и попала, — заползла в голову леденящая душу мысль, — кажется, сбрендила… А интересно, бывает сон во сне?"

Пошевелила руками, затем ногами — все вроде в порядке, затем присела на своем жестком ложе. Чувства её не обманывали. Она находится в поезде и этот поезд действительно двигается. За пыльным стеклом окна тянулся ничего не говорящий Лерне пейзаж: бескрайние поля, деревни, растущие вдоль путей деревья, кустарники и ветряные мельницы, рубящие крыльями голубое небо.

Во рту было сухо и гадко, а затекшая шея ныла. Оглядела себя с неподдельным интересом, отметив тонкие шелковые чулки, порванные в нескольких местах, суконную юбку и явно чужой, мужской пиджак, а в придачу — нелепый, широкий оранжевый галстук, украшенный танцующими чертиками. Что несколько хуже — под пиджаком, кроме галстука, тоже ничего не было. Других вещей и людей в купе не было.

А означать это могло что угодно…

Лерна ущипнула себя за бедро и поморщилась. Больно. Значит, не сон.

"Куда это я еду?! Ничего не помню… Или нет, что-то таки припоминаю. Например, я знаю, что меня зовут Лерна Антео, живу я в Вардаре — столице Вардарии… Это я помню, и даже помню, как зовут регента и наследника престола. Помню даже, сколько фунтов фейрита нужно, чтобы взорвать стандартный мост. В общем, мозги у меня как будто на месте… Так почему же я, Ургот побери, не помню, как оказалась в этом поезде и куда еду? И отчего во втором, а не первом классе или люксе? Так, давай пораскинем мозгами… Допустим, я прибилась к труппе бродячих цирковых артистов и еду с гастролями по империи. Но почему на поезде, а не в фургончике?".

Она снова бросила тоскливый взгляд в окно, понимая, что местность за стеклом ей ни о чем не скажет. Потом поднялась и на подгибающихся ногах направилась к выходу из купе. На нее из зеркала строго уставилась какая-то незнакомая женщина.

Лерна некоторое время не хотела верить, что это она сама и есть, то бишь ее отражение в зеркале, но пришлось. Бледное лицо со следами косметики и незапудренными синяками, взлохмаченные спутанные волосы и, припухшие веки завершали образ. Чуть удлиненные эльфийские глаза, которые так нравились всем её поклонникам, теперь были набрякшими и почти круглыми — иному гоблину или гному впору.

"Творец Вселенной! Что ж это со мной?! Ну и страшилище!"

Оглядевшись она к радости обнаружила свою сумочку лежащей под боковым сидением. Увы, в торопливо открытом изделии из кожи бармуйского крокодабла не было ни ломанного гроша. Там оказался её паспорт имперской подданной, да кредитная карточка — ну да на ней две степени магической защиты и три обычной — чужаку не нужна. Не было ни ключей от квартиры, ни, как она надеялась, оружия. Куда-то исчез и великолепный, крошечный гномьей ручной ковки «скорпио» на три малокалиберных, но мощных пули, и стреляющая ручка — её она отобрала у знаменитой в свое время Золотой Графини — Ронки дел Само.

"Так, подумаем еще раз, где я нахожусь? Сквозь стук колес поезда не слышно попыхивания паровоза, зато иногда всхлопывает ткань на ветру, да пробегают по крыше чьи-то ноги, обутые в вязанные из пеньки чуни с подошвами акульей кожи. Опять же движемся мы не так быстро, миль сорок в час… Стало быть, я на той из имперских железных дорог, что пока не переведены на паровую тягу, например, Вторая Юго-Западная или Табруйско-Веденесская. Что это может означать? Да что угодно! Как ни крути, нужно делать вылазку…"

С трудом открыла дверь из купе, которую тут нужно было не тянуть на себя, а толкать в сторону, и выглянула в коридор. Пара незнакомцев в дорожных пижамах прошли мимо, Лерна трусцой поспешила за ними. Уже в конце коридора она заметила хмурую женщину в камзоле проводницы и замешкалась.

"Спросить ее, куда мы едем, или не стоит? Нет, пожалуй, это будет звучать подозрительно. Непонятно, как я сюда попала, есть ли у меня билет и так далее. Лучше помалкивать, а то мой вопрос привлечет ко мне внимание. Еще ссадят с поезда, и я окажусь опять же неизвестно где. Если честно, не знаю, что лучше? Ходить по земле неизвестно где или ехать в поезде в неизвестном направлении", — здраво рассудила она, вовремя удержавшись от рокового вопроса.

Ее взгляд и рассеянный вид проводница оценила по-своему.

— Стоянка полчаса. Как только переведут на нужным путь, так и поедем. И без того мы опаздываем…

— Куда опаздываем? — невинно осведомилась Лерна.

— Куда-куда? В пункт назначения! — отрезала проводница.


За окном была какая-то узловая станция, судя по всему, не изменившаяся с тех пор, как сто пятьдесят с лишним лет назад государь Торп Великий послушался полубезумного изобретателя Рипа Кула и начал прокладывать по империи рельсовые (тогда еще из дерева) пути для парусных повозок.

Пока могучие тролли в малиновых жилетах перетягивали плети рельсов для того, чтобы направить поезд в нужном направлении, а мелкий маневровый паровик подкатывался к стоявшему со спущенными парусами и заваленными мачтами составу, Лерна на слегка подгибающихся ногах спустилась на платформу и осмотрелась.

Помятый, не выспавшийся народ высыпал на перрон. Пассажиров обступили местные жители, занимающиеся коммерцией с особым размахом. Они наперебой предлагали уставшим и оголодавшим пассажирам сладости, сувениры, вроде резанных из дерева и камня идолов неведомых богов сомнительного вида, еще более сомнительные украшения из сомнительного золота, фрукты, сало с вареной картошкой в бумажных кулечках и рыбу. Продавали скверно отпечатанные тонкие книжечки из серии "С собой в дорогу" — с полуголыми девицами в кольчугах и наводящими на читателя пистолет громилами, и кристаллы с фильмами — в дрянной упаковке. Из-под полы также предлагали дешевую медовуху и самогон.

— Как это место называется?! — с отчаянием спросила девушка у пожилой тетки в синем переднике.

— Место-то? Да энто же узловая станция «Дори»! Дорийцы мы… — ответила дама.

Лерна с ужасом поняла, что это название ей ни о чем не говорит.

— А до Вардары далеко? — продолжала допрашивать аборигенку.

— До Вардары-то? — покосилась на неё тетка. — Да часов пятнадцать поездом, а что?! Э, мистрис, да ты ж из Вардары и едешь-то! Никак запамятовала?

— Да я знаю, — Лерна приняла безмятежный вид, — просто заснула и потеряла счет времени…

Она в тоске оглянулась на поезд.

Поезд был длинный, вагонов сто пятьдесят. Именно благодаря тому, что длина парусных поездов не ограничивалась силой паровоза, силу ветра еще не вытеснила локомотивная тяга (ну и уголек кое-чего стоил).

Желтые вагоны третьего класса — с трехъярусными койками по обе стороны узкого прохода — в каждый вмещалось по три десятка неприхотливых пассажиров. Синие вагоны второго класса — в одном из них она и приехала сюда. Зеленые вагоны экстра-класса — с отдельным входом в купе и туалетами с душем и умывальником в каждом. Красные — люкс. Каждый — домик на колесах для пресыщенных богачей, кому охота путешествовать с комфортом. Таких было три.

Прочный дуб платформы с железным крепежом, благородная сосна стенок, легкие тонкие и прочные ясеневые досточки на крышах, веревочные перила ограждений и сложенные V-образные мачты с которых уже сняли паруса… (Когда-то Лерна три месяца проучилась в Железнодорожной академии и знала, как они делаются).

— Р-рыба! Свежайшая рыба! — какой-то гном в рваной клетчатой рубахе вцепился в нее мертвой хваткой, буквально повиснув у нее на локте.

В одной руке бородач-коротышка держал кукан, на котором сиротливо болталась копченая рыбина, лещ или линь, другой схватил Лерну.

— Купите рыбки!! — заорал он ей в ухо так отчаянно, словно вопрос шел о жизни и смерти. — Рыбки купите!

— Не надо… — попыталась высвободиться.

— К пиву!! — продолжал настаивать коротун, и девушка в глубине души его поняла.

В том состоянии, в каком она пребывала в данный момент, ей действительно не повредило бы пиво.

— К пиву лучше нет как нашей рыбки! Сам ловил, сам коптил. Купите, мистрис, не пожалеете! Свежий карась почитай даром! — гном торжествующе потряс куканом перед ее лицом. — Последний остался.

— Да не хочу я! — сопротивление Лерны было очень слабым — у нее не ворочались ни язык, ни руки с ногами. — Я вообще не ем рыбу, у меня на нее арел… аллергия.

— Спасите меня, на бутылочку денег не хватает, а трубы горят, мочи нет!! — еще громче завопил гном, понимая, что поймать другого желающего купить последнего рыбца до отправления поезда он не успеет, а опохмелиться ему надо было срочно. — Я же даром отдаю, всего полушка! Умоляю! У нас тут хорошее, чистое место, эльфам впору — ни фабрик, ни шахт, так что карасик свежий. На, понюхай!

Под носик Лерны был поднесен жирный бок рыбины.

— Да ладно, давайте вашего крокодила! — отмахнулась девушка.

Вытащила из кармана горсть монет и отдала мужчине, взамен получив кукан с копчушкой.

Люди с кульками закупленной продукции засуетились и стали заползать в поезд. Забегали по крышам мастера парусов, поднялись полотнища ветрил, и вот уже махина поезда медленно сдвинулась с места…


Как белка вскочив на подножку, она влетела в тамбур, нос к носу столкнувшись с проводником.

Им оказался молодой парень лет двадцати пяти с атлетической фигурой и миловидным лицом. Очень темные, будто агат, глаза и черные волнистые волосы до плеч. В общем, это был типаж, который очень нравился Лерне, как и большинству нормальных женщин.

Девушка хмуро оглядела себя.

"Почему всегда, когда судьба сталкивает меня с красивым мужчиной, я выгляжу хуже бродяги подзаборного? Рваные чулки, неизвестно чей пиджак и в довершение — рыба!" — подумала с ужасом и вздохнула.

— Можно вас попросить об одной услуге? — осведомилась осторожно.

— Э-э-э, смотря о какой? — в глазах его засветился неподдельный мужской интерес.

С некоторым раздражением она подумала, что, пожалуй, тому не впервой закручивать короткую дорожную интрижку с пассажиркой. Нет, дружочек, ты меня в этом качестве не интересуешь… Пока, во всяком случае.

— Подскажите, куда идет этот поезд? — молвила Лерна елейным голоском.

Глаза проводника стали еще больше и красивее, что заставило её занервничать еще сильнее.

— Я не понял? Что значит, куда идет?

— Что-что? — передразнила, когда пауза затянулась. — А что такого? Простой вопрос: куда мы едем? Правдивый ответ — это все, что от вас требуется, неужели сложно помочь даме?

Попыталась принять непринужденный вид.

— Ну, понимаете, просто я не знаю, куда он едет? Понимаю, это звучит дико, но считайте, что у меня амнезия, потеря памяти.

— Бедняжка, вы приложились головой?

— Еще раз назовешь меня бедняжкой, мышкой или киской, и я за себя не отвечаю! — сделала страшные глаза.

— Какие вы слова знаете, мистрис, — прищурился красавец. — Амнезия.

Он чмокнул алыми губами, словно попробовал слово на вкус. Девушка и сама была бы не прочь оценить вкус его уст.

— А я… я изучала медицину! — с вызовом выпалила Лерна.

— И с каких это пор медикусы бегают по поездам в пиджаках на голое тело?

Торопливо поправила пиджак, подумав, много ли он увидел из скрываемого одеянием?

— Я изучала судебную медицину, — сообщила, снова начиная нервничать. — И вообще не об этом речь! Я помню, как меня зовут, где я живу, и даже кто я по профессии… Не помню только, куда еду и сколько мне лет, — врала нагло, но, по её мнению, убедительно.

— Ну, хорошо… — улыбнулся парень, блеснув жемчужными зубами, — думаю, что вы не помните еще одну вещь.

— Какую? — заинтересовалась Лерна.

— Как вы попали в этот поезд?! Я могу вам рассказать!

— Ты что — ясновидящий? — поморщилась она.

— Нет, я просто видел, как вас, мистрис, вносили, — засмеялся молодой человек. — Я сразу обратил на вас внимание: не терплю, когда женщины так напиваются.

— Ой-ой-ой, какие мы нудные и правильные, — скривилась как от зубной боли. — С такими понятиями о приличиях и внешностью тебе надо не на поездах работать, а в пансионах благородных девиц! — она двусмысленно хихикнула и тут же спохватилась. — Постой-постой! Ты сказал, меня несли?! Кто?!

— Вы и этого не помните? Я имею в виду, с кем пили? — удивился парень и сразу же добавил под строгим взглядом собеседницы. — Вас несли мужик и баба.

— Как они выглядели? — деловито поинтересовалась.

— Вот этого я совершенно не помню, — серьезно сказал красавец, — я запомнил только вас.

— Я такая заметная? — состроила ему глазки Лерна, понимая, что в ее нынешнем положении это выглядит, по меньшей мере, глупо.

— Нет, ваша милость просто очень громко пела! "Отходную эльфийскую". Кстати, поёте вы не очень.

— Нахал! — огрызнулась. — А я и не певица! Так куда мы едем?

— Вы — не знаю, а этот поезд вообще-то идет в Карулу, — примирительно сказал парень.

— В Карулу? — тупо переспросила Лерна. — Какая еще Карула? Что мне делать в этой Каруле? На хрен Урготов мне сдалась эта Карула!

— Карула, — подтвердил проводник. — Кстати, могу я узнать, как вас зовут? Вы сказали, что помните свое имя.

— Лерна, Лерна Антео, — буднично ответила она, думая о том, что ни разу в жизни не была в Каруле и не имеет там ни одного знакомого.

"К кому я туда еду? И зачем?" — размышляла она.

— Лерна, — снова покатал молодец слово губами, отчего на его румяных щеках появились милые ямочки. — Вы не находите, что это имя вам очень идет?

— Я нахожу, что кое-кто наглеет не по чину, — нахмурилась Лерна.

— Вам не говорили, что вы — роковая женщина? — юноша, видимо, не терял надежды ближе познакомиться со странной красоткой.

— Говорили. Правда те, кто говорил, уже давно на том свете, — и, подмигнув ему, дама пошла по вагонам в поисках своего купе.

Однако пошла она, наверное, не в ту сторону, потому что оказалась в вагоне-ресторане — сдвоенном, длинном, как крокодил, где за столиками тесно сбившись в большие и маленькие компании люди, пили, ели и беседовали, так что в ушах звенело от их гвалта.

"Неплохо бы и перекусить чего" — промелькнуло у неё, но тут дикий женский крик вывел её из задумчивости.

— Лернариэль, ну наконец-то, дери тебя Тьма!

Она рассеянно оглянулась и заметила какую-то женщину в светлом ниссийском платье и мужчину лет тридцати пяти с черными, присыпанными солью седины волосами и смуглой, как у орка, кожей. Мысленно вознесла хвалу небесам, ибо это были ее однокурсники по юрфаку Вардарского университета: Замолла Ре и Йерсигг Таврил.

Всегда строго одетая и гладко причесанная Замолла — элегантный стряпчий Судебной палаты, сейчас напоминала привокзальную… и не сказать кого. Темные волосы стояли дыбом, под глазами залегли круги, косметика была размазана, как будто её подруга рыдала полночи. Нелепое платье с претензией на роскошь было помято, шляпка выглядела так, словно на ней присел отдохнуть слон.

А вот Таврил очень сильно изменился с тех пор, как Лерна его видела в последний раз. Когда-то он был просто красивым мальчишкой, а сейчас это был мужчина со слегка тронутыми сединой висками и с благородным ликом мужественного капитана дальнего плавания.

Однокашники, похоже, обрадовались ее появлению.

— Лерна, наконец-то! Почему ты идешь с того конца поезда, если твое купе совсем в другой стороне? — удивилась Замолла. — И что это за гадость ты купила? Фу, рыба? Я это есть не буду!

— Неудачно вышла покурить, — пошутила Лерна, не переставая разглядывать Йерсигга. — Поезд тронулся, так что еле успела запрыгнуть на подножку первого попавшегося вагона.

— Хорошо, что ты вообще очнулась, — прогундосил Йерсигг скрипучим голосом. — Кстати, карась плохо идет как закуска…

— Да отстаньте вы с вашим карасем! — махнула она рыбиной, чуть не задев нос брюнетки. — Лучше скажите, что, собственно, произошло? Какого демона мы тут делаем?

— Ты ничего не помнишь? — спросила мистрис Ре. — Мы тоже не всё… э-э-э… но основное восстановили в памяти.

— А я — вообще… — заверила Лерна, скользя взглядом по их тарелкам.

Яичница с беконом и красным перцем вызвала у неё тошноту, а обе бутылки минералки "Великий лес" были уже опустошены. Не только её в это утро, или скорее день, мучила жажда.

Йерсигг встал и подошел к сияющей начищенной медью и никелем барной стойке.

— Четыре "Гномьего бархатного", — икнул, доставая деньги.

— А он сильно изменился… — протянула Лерна.

— Ну, мы все не помолодели, — Замолла поправила челку.

Йерсигг вернулся с бутылками и стаканом для Лерны.

— Здесь что, едут все наши? — уточнила та, оторвавшись от бутылки. — У нас экскурсия?

— Да нет, только мы. Придется, видно, рассказать ей все, что было, с самого начала! — вздохнула Ре, обращая свои синие глаза к пейзажу за окном.

— Мы с тобой поехали в загородный ресторан на твоей машине на встречу выпускников, это-то хоть ты помнишь? Ты тогда еще трезвая была.

— Не-а… — наморщила лоб, пытаясь извлечь хоть что-то из глубин замутненной памяти.

— Это уже хуже… — брюнетка продолжала изучать мир за стеклом, — ты хоть помнишь, как я нашла тебя в Вардаре в твоем детективном бюро?

— Ага! — обрадовалась Лерна. — Припоминаю…

— Вот! — не менее радостно откликнулась подруга. — Этим же днем мы отправились в ресторан "У Дракона", который на острове. Этого ты, конечно, не помнишь? — справилась участливо.

Лерна в ответ отрицательно покачала головой, и добавила еще пива — живительный напиток прогонял тяжесть абстинентного синдрома.

— Ну, так вот, приехали мы в этот кабак, и тут-то все и началось… — сделала паузу Замолла.

— В смысле? — напряглась девушка.

— Ты сама не верила, что соберется много наших… да и я была убеждена, что будет менее половины. Но не тут-то было… Боже мой! Лерна, явился почти весь наш выпуск! Представляешь?

— Да ты что?! — удивилась та, словно её не было на пирушке.

— Точно говорю! Все! Как же мы радовались! Плакали, целовались, обнимались! Спрашивали друг у друга, как сложилась жизнь, карьера? Ну, мужчины вспоминали дуэли, пьянки и прелестниц из университетских кабачков, дамы хвастались мужьями, детьми и любовниками, но потом все переключились на тебя…

— На меня? — изумилась. — С чего бы это?

— Лерна, ты блистала! Все так веселились, глядя на тебя! — Замолла сложила руки на груди, с восхищением пялясь на старую подругу.

— Да, ты была звездой, — кивнул Йерсигг, — это твое голубое с серебром платье, длинные волосы… Кстати, где оно? — спросил вдруг.

— Ты меня спрашиваешь? — поежилась Лерна. — Я даже не знаю, чей это пиджак.

— Пиджак Рея Алкана, — Йерсигг выпустил сигаретный дым в потолок и задумался, словно вычисляя, кто мог покушаться на голубое платье девушки.

— Ты, Лерна, выделялась в нашей толпе, — продолжила Ре, — как павлин на птичьем дворе. Ты абсолютно не постарела, ни на фунт не поправилась, и морщин на лице у тебя не прибавилось. Девчонки с завистью рассматривали тебя, шептались, что… ну, извини, конечно, что эльфинарка она и есть эльфинарка…

Девушка поморщилась, слегка задетая бесцеремонностью однокашников.

— А потом… Потом Орелла, ну, ты же знаешь Ореллу, нашу главную сплетницу, она и начала войну против тебя.

— Войну? Так вот почему я ничего не помню! Меня что, огрели по голове?! Сколько ударов я выдержала? И самое главное, как я отомстила Орелле?

— Нет, что ты, до такого, слава Богине, не дошло. Но она стала нашептывать про тебя всякие гадости. Ты же знаешь Ореллу. Пошлая девица, — махнула рукой брюнетка и заковыряла вилкой в салате. — Ты пользовалась успехом у всех мужчин, все приглашали тебя танцевать. А Орелла все нашептывала, что ты только на вид такая гладкая и что, мол, бурная жизнь тебя укатала и… ну, понимаешь, в общем… Ты это услышала и…

— Чего? — не поняла Лерна.

— Видишь ли, ты уже много выпила, расслабилась, — отвела глаза Замолла, — да что там ты?! Все были на ушах!

— Что я сделала? — не хотела верить Лерна жуткой догадке.

— Для начала ты исполнила стриптиз на подиуме, согнав оттуда танцовщицу, — ухмыльнулась Замолла.

— Стриптиз?! — ужаснулась сыщица.

— К сожалению, да… Видит Богиня, Лерна, я пыталась стащить тебя со сцены, но какое там… Тебя просто занесло, не переживай, бывает… Но на тебя в тот вечер напала мания величия. Затем ты… ты только не пугайся, задрала на Орелле платье и начала отпускать комментарии про её лишний вес и целлюлит. А когда кавалер Ореллы попытался её защитить… Нет, ты не пугайся, он жив и даже почти не покалечен!

— Какой кошмар! — эльфинарка закрыла лицо руками.

— Да нет, не все так плохо, — успокоила ее Замолла. — Правда, потом началась жуткая драма с битьем лиц, посуды и крушением мебели.

— В этом я тоже виновата?!

— Частично, — процедил Йерсигг. — Я тоже руку приложил, защищая тебя от попытавшегося вмешаться персонала. Тот официант да еще швейцар… — мужчина посмотрел на ободранные костяшки кулаков.

— Ужас… И кой чёрт понес меня на эту встречу! Молодость вспомнила, называется, хвост Ургота! — поежилась Лерна, тоскливо глядя в окно.

Тут частный сыщик взял в ней верх над потрясенной дамой.

— Извините, но вся эта заварушка не объясняет, почему мы едем в Карулу? Стоп! Мы в бегах?! Нас разыскивает полиция?

— До этого не дошло. И, кстати, ты же ничего не помнишь, откуда знаешь, что мы едем в Карулу? — поинтересовалась Ре, проявляя чудеса дедукции.

— Спросила, — буркнула девушка.

— Ох, ладно. После погрома ты поймала Унтраста…

— За что? — встревоженно осведомилась Лерна.

— За руку, успокойся. Он отпустил довольно рискованный комплимент на тему, что не прочь бы заполучить тебя… Вполголоса, но ты услышала… И сказала, что у него не хватит удачи на такую, как ты. Он предложил в ответ испытать удачу, и вы сели играть в карты… В этот новомодный сианьский покер. Он как раз приперся с биржевых торгов — с полным портфелем всяких ценных бумаг.

Эльфинарка внутренне похолодела, ибо в чем-чем, а в картах ей не везло никогда. Более того, она помнила предсказание Лесного Оракула, гласившее, что карты перевернут её жизнь.

С обреченным облегчением подумала, что, по крайней мере, девственность, как в идиотских дамских романах, она проиграть не могла, потому как утратила её уже скоро как лет двадцать при обстоятельствах, о которых сожалеть не приходилось.

— …Но когда ты на седьмом кону отыграла у него триста тысяч, он спохватился и даже протрезвел, предложив выйти из игры при своих. Но ты верещала, как нарагарадская гарпия, и требовала доиграть до двенадцати конов, как полагается в сианьском покере! И вы доиграли. Ты раздела его начисто.

— Урготов хвост! Так мы еще и на раздевание играли?!

— Я в переносном значении. Ты его попросту разорила. Ну, он потребовал отыгрыша и ты…

— Отказалась?! — в душе Лерны зашевелились недобрые предчувствия — уж не от разъяренного ли Унтраста они спасаются бегством.

— Согласилась, правда, поставив условием, что он залезет под стол и проблеет козлом…

Блондинка тихонько застонала.

— Ну после того, как он вылез из-под стола, вы вновь сели играть. Он поставил свой портсигар и часы, ты — блокирующий пакет акций Малдорских копей. К тому моменту вокруг вас вобрались все, кто мог держаться на ногах, включая и оба вызванных хозяином ресторана наряда полиции.

— Короче, чем все кончилось? — девушка чувствовала, что готова разрыдаться.

— Ну что, — вступил в разговор Йерсигг. — Он отыграл обратно почти все, кроме одного старого отеля в Риолле. У тебя даже должна быть бумага на него — кажется, называется «Счастье» или «Радость»…

— Ага! — смысл путешествия, наконец, стал чуток проясняться.

Она принялась шарить в своей сумочке.

И действительно бумага нашлась. Истрепанная от времени хартия с разнокалиберными печатями и надписью размашистым почерком в углу, поставившей её в некоторый тупик.

"Гостиница «Удача» передается в полную и безраздельную собственность Лерны Антео со всеми моими несчастьями".

Из старой грамоты следовало, что оная «Удача» стоит в городе Карула герцогства Риолл на Парусной улице.

— Будете еще что-нибудь заказывать? — подошла к ним официантка.

— Может… фрукты? — неуверенно посмотрел Йерсигг на своих дам.

— Ананасы… а то что-то тошнит, — согласилась Лерна.

Подавальщица удалилась, а мистрис Ре повела повествование дальше.

— Еще до драки всеобщее внимание привлек Йерсигг, — покосилась на своего соседа Замолла.

Антео удивленно вскинула брови: неужели что-то могло быть более впечатляющим, чем всеобщая потасовка в конце вечера?

— Йерсигг Таврил — единственный из всех наших сокурсников, о котором вообще ничего не было известно. Говорили, что ты ушел в монастырь Лесных Старцев и даже умер.

— Может, Йерсигг сам расскажет, что с ним было? — предложила сыщица.

— Он стесняется, — сразу отвергла брюнетка пропозицию Лерны и продолжила. — Так вот, Йерсигг появился в середине вечера. Все обрадовались, что он жив-здоров, и, конечно, забросали его вопросами, где он пропадал все это время? Впрочем, может, все-таки сам расскажешь? — кокетливо стрельнула она глазками в его сторону.

— Согласен! — усмехнулся Таврил. — Но сперва предлагаю отведать немного моего вина.

Лерна задумалась, выдержит ли ее голова продолжение банкета, но потом вспомнила, что печень-то у неё как-никак, эльфийская.

Йерсигг между тем заявил с гордостью:

— Я в числе прочего являюсь владельцем небольшого винного заводика, возможно, ты даже обо мне слышала?

— Небольшого, — хмыкнула Ре. — Полмиллиона бутылок в год! Поставщик двора его императорского величества!

Антео смутилась.

— Я не такой знаток вин и заводов, их производящих, как тебе могло показаться… То есть, я не всегда пьяна, просто так совпало, понимаешь?

Мужчина открыл чемоданчик и достал бутылку вина, представив:

— "Слезы дриады", сухое. Оцени его рубиновую окраску.

— Оценила, — Лерне уже не терпелось оценить его вкус.

— Теперь надо оценить аромат, — сказал винодел, откупоривая бутылку.

— Наливай скорее, дракон-искуситель!

Йерсигг рассмеялся.

— В этом бизнесе я хочу знать все и надеюсь, что знаю. Почувствуй аромат сыра, вишневой косточки и смородинового листа.

Девушка понюхала вино и, естественно, почувствовала только запах вина.

— Можно пробовать?

— Конечно. Один глоток и медленно смаковать. Это благородный напиток…

Лерна поняла, что ей еще учиться и учиться дегустировать. Ясно было только одно: вино очень хорошее.

— Угощайся, пожалуйста.

— Спасибо.

Заметив, с какой маслянистой физиономией бывший однокашник разглядывает её, эльфинарка поняла, что ситуация осложняется.

— Хорошо, вы мне все объяснили, но я все-таки не понимаю, что мы делаем в поезде?

— Твоя идея, — пояснила подруга. — Как только Унтраст отдал тебе бумагу, ты сразу же решила отправиться на разведку. Посмотреть, что приобрела. Мы тебя проводили на вокзал, поскольку сама ты вряд ли доехала бы. Купили билеты на "Белый экспресс", жаль, мест в одном вагоне не оказалось, и вот…

— Ладно, я, положим, ясно. Еду осматривать свой выигрыш, вступать, так сказать, в права владения. А вы? Решили позагорать?

— Я вообще-то планировал еще месяц назад съездить туда по делам своей торговли! — громко возгласил Таврил.

— Что, собираешься спаивать бедных горцев? — процитировала Лерна какого-то оппозиционно мыслящего писателя-правдоискателя.

— Вовсе нет! — самодовольно изрек Йерсигг. — Я хочу инвестировать средства в эту новую затею — аэронефы. Сейчас как раз на Бувинских верфях создан новый тип корабля, не слышала? Запускается новая программа! Громадные такие монстры, с танцевальными залами, ресторанами, роскошными каютами. Даже бассейны будут. Первый корабль этой серии, нагруженный министрами его величества, уже совершил пробный полет! Только между Вардарой и Веденессой открыты уже три линии!

— Не понимаю, — хмыкнула Замолла, — за каким Урготом надо нестись до той же Веденессы по воздуху за полтора дня как бешеному, болтаясь под тучами под ветром, когда можно сделать это на старом добром "Белом экспрессе" — в нормальном купе, с оркестром в вагоне-ресторане и танцзалом? Мы что, графы де Луна? По-моему, эти воздушные корабли пригодны только для войны. Но войны не будет, слава Богине, нам не с кем воевать. Ну и для всяких срочных дел!

— Кстати, подруга, а ты зачем туда едешь? Тоже коммерция?

Брюнетка покраснела до корней волос и скосила глаза на Таврила.

"Понятненько, — хмыкнула про себя сыщица. — Намечается классический любовный треугольник".

— Твое какое дело? — взвизгнула, чуток оправившись, Ре. — Еду и еду!

Она стукнула кулачком по столу, при этом сметя на пол блюдо с ананасами.

На шум высунулась официантка, судя по всему, старшая из них — солидных габаритов тетка, увешанная золотом.

— Так, все! Хватит безобразничать! Что вы тут устроили? Еще немного, и весь ресторан разнесете! Оплачивайте счет, двадцать солидов, и уходите отсюда!

Эльфийская половина крови Лерны вскипела. Никогда ее с треском не выгоняли из кабака, пусть и на колесах. Она машинально сунула руку в карман пиджака в поисках оружия и замерла — верный «аггрос» остался дома, как, кстати, и почти вся наличность.

— Не смей! — пафосно закричал Йерсигг, неверно истолковав её движение. — Я не позволю, пока жив, ни одной женщине платить за еду, если она ела за моим столом!

И он стал вываливать из карманов на стол денежные купюры всех цветов радуги.

— А если этого не хватит — у меня есть кредитки всех банков империи! — хвалился винодел.

— Берем только наличные, — поджала губы официантка. — И приберите за собой эту гадость, — брезгливо ткнула пальцем в тоскующую на краю стола копчушку. — Провоняли тут все, клиентов распугали…


Выйдя из вагона-ресторана, однокашники на время расстались. Замолла поволокла Таврила в его купе, а Лерна отправилась в вагонную уборную, чтобы привести себя хоть в какой-то порядок.

Заметила, каким диким взглядом посмотрела на нее официантка в вагоне-ресторане. Она все еще не могла переодеться в нормальную одежду за ее отсутствием. Лерну радовало то, что паспорт с кредитками был при ней, а, значит, по прибытии она сможет снять деньги сколько потребуется и купить себе одежду.

Освежившись, решила нанести визит вежливости Йерсиггу. Естественно, шла к нему не с целью излиться в чувствах, а просто поблагодарить за все, что он сделал, и пообещать вернуть потраченные деньги. Лерна не любила оставаться в долгу.

Наконец она оказалась в вагоне первого класса, и, чтобы не рыскать по всем купе, заглянула к проводнице, с совершенно серьезным видом поинтересовавшись:

— У вас в вагоне едет виноторговец?

— Да! — испуганно кивнула проводница, роняя изо рта в чай крошки пирожного.

— Какой номер купе?! — не дала опомниться проводнице Лерна.

— Семь… — икнув, ответила та.

— Можете продолжать пить чай, я сама разберусь, — козырнула ей сыщица и размашистым шагом направилась к седьмому купе.

Предварительно постучав и услышав разрешение войти, вошла внутрь.

При встрече с йерсигговым взглядом весь её пыл улетучился. Она стояла посреди чужого купе и мялась, как гимназистка, стараясь не поворачиваться к зеркалу, потому что, несмотря на все ухищрения, с её нынешним видом если и задавать ему вопрос, то в духе того, какой задал орочий царь Буррандах магическому стеклу: "Кто на свете всех глупее, всех прожорливей и злее?".

С кислой миной Лерна представила страницы таблоидов светской хроники.

"Небезызвестная хозяйка частного сыскного бюро иисполняет стриптиз". "Даже эльфинарка может опьянеть". "Лерна Антео выбрала не ту профессию"…

А, не дай Богиня и все благие духи, кто-то снял это безобразие на кристалл! То-то будут пускать слюни подписчики всяких иллювизионных каналов вроде «Пикант-Взгляд» и "Жизнь как она есть", глядя на её белое тело…

"Надо меньше пить!" — каркнуло подсознанием голосом классной дамы Фраты из Ингрибского лицея для девочек, из которого юную Антео выставили после того, как она на балу запустила старой перечнице мышь за декольте.

— Здрас-сте, — поздоровалась Лерна, словно они не расстались полчаса назад.

— Здравствуй, — как ни в чем не бывало ответил Таврил, улыбаясь одними глазами. — Присаживайся.

В руках у него была книжка. Траченный жизнью богач явно со вкусом проводил время.

Эльфинарка умостилась на краешек дивана.

— У тебя нет никакой блузки или рубахи… взаймы? — вдруг спросила она. — А то я в этом пиджаке чувствую себя и впрямь артисткой ночного варьете.

— Конечно, — рассмеялся Йерсигг и достал из небольшого саквояжа, лежащего на верхней полке, блузу темно-синего цвета с вышивкой в виде горного пейзажа на груди. — Чистая.

— Верю. Да потом, все, что ты ни дашь, будет чище, чем то, что сейчас надето на мне, — обрадовалась девушка.

— Тебе подойдет, — усмехнулся он, разглядывая узор.

— Верю на слово, — сказала Лерна и буркнула. — Отвернись!

Йерсигг отвернулся к зеркалу и с любопытством уставился на ее изображение.

— Интересная ты особа. Врываешься ко мне в купе, просишь дать тебе одежду и тут же играешь в скромность.

— Да, я такая! — подтвердила она. — Глаза закрой! Не подглядывать!

Винодел подчинился. Лерна скинула ненавистный пиджак и быстро облачилась в блузку, которая повисла на ее худощавой фигуре, словно старый сюртук на пугале. По длине она почти полностью закрыла ее мини-юбку, что снова придало девушке комический вид.

— Все, можно уже! — заявила и присела у окошка. — Я чего зашла-то… Во-первых, попросить прощения за все… Я не хотела, — она вскинула на него свои честные голубые глаза.

— Верю, — ответил Таврил. — Мы все вчера были несколько… не в себе, на взводе…

— Вечер встречи выпускников, понимаешь? — теребила она край блузки. — Давно не виделись, то, се…

— Да ладно тебе, проехали… Мне хочется тебя чем-то угостить, — посмотрел на нее мужчина. — Но ты, наверное, наелась в ресторане?

Чувствовалось, что он несколько смущен и скован, и это забавляло ее. Не может быть, чтобы такой человек не знал, какое впечатление он производит на женщин. Уж кому и надо было краснеть и смущаться, так это ей, хотя в этом она тоже сейчас преуспела.

— А ты предложи мне что-нибудь такое, от чего я не смогла бы отказаться, — ответила, наглея, положив ногу на ногу и откидываясь на сиденье, словно находилась в модном ночном клубе.

— Себя, например. Буду рад оказаться в числе твоих близких знакомых, — Йерсигг посмотрел на нее поверх стакана с вином.

— Ты знаешь, как угодить девушке.

— Я могу прямо сказать, что я не против.

— Чего? — не поняла Лерна.

— Вообще.

— Что вообще? — переспросила, думая о побочном действии алкоголя, вызывавшем у нее, как и у всякой полуэльфийки, некую рассеянность в мыслях при полной ясности сознания.

— Я готов… э-э-э… разделить с тобой ложе уже сейчас…

— Э-э-э, — передразнила его, оскорбившись. — Неужто я дала повод?

— Извини…

— Прощаю. Но, вообще, ты даешь! Сразу предложить девушке постель! С какими дамами вы общались? — съязвила Лерна.

— Со всякими. Об этом и речь!

И добавил.

— А знаешь, как и почему я попал в столицу после долгого отсутствия? Я приехал за тобой, Лерна. Я не смог тебя забыть, — просто сказал Йерсигг.

Она удивленно захлопала ресницами.

— Вот и я искал свою женщину все эти годы… Настойчиво… Каких только у меня женщин не было! Сотни… нет, тысячи! И негритянки, и скуластые нежные, как персики, дочери Синны, и гордые горянки с Мрачного Берега, и даже дроу, и порядочные дамы, и проститутки, — перечислял Йерсигг. — И твой отказ меня не смущает, лишь раззадоривает. Я крепкий орешек, бизнес закалил меня, и я просто так не сдамся!

— Ну и ну! — воскликнула Лерна, добавив. — Кстати, ты заметил, Замолла от тебя без ума.

— Сожалею, но вряд ли у меня что-то с ней получится, — честно ответил винодел.

— Она сегодня просто перепила, — заступилась за подругу эльфинарка.

— Все равно, мне всегда нравилась ты…

— Вот и держи себя в руках! А Замолле сразу не давай от ворот поворот, ее надо сначала подготовить…

— Как скажешь, — улыбнулся он, разливая вино.

— Тебе не удастся меня напоить, — предостерегла его Лерна.

— И в мыслях не держал! Красное сухое вино полезно для организма, тем более такого качества. Оно стимулирует работу мозга, желудка, улучшает кровь. Кстати, и название вполне подходящее к случаю. "Эльфийский характер".

— Ты как будто специально припас, предполагая такую вот ситуацию.

— Почти так, — опустил почему-то глаза Йерсигг.

— И все-таки зачем ты решил приехать ко мне… Что же тебя на это подвигло? — спросила она, чувствуя в теле приятно разливающуюся теплоту. — Что во мне такого?

— Ну, у тебя очень красивые глаза, фигура и…

— И все остальное, до чего бы вам, мужикам, только добраться! — прервала его Лерна, которой кровь лесных королей и воинов снова ударила в голову. — И вообще, мне больше не наливать! Что-то меня повело, может, от твоих комплиментов?

— Это плохо?

— Это ужасно! Меня давно обвиняют в распутстве! А уж теперь…

— Не может быть! — притворно округлил глаза Таврил. — По-моему, ты чиста, как младенец…

— Ой, не льсти, — вытерла рот и, еще раз посмотрев в его красивые глаза, содрогнулась. — Лучше расскажи мне еще что-нибудь.

На руке эльфинарки запиликали часы.

Лерна посмотрела на них и сплюнула.

— Ого!!

— Что? Поздно уже?

— Да нет… Просто куда-то подевались мои «Сио». Ты видишь, что это? Штампованная магическая дешевка, я такие не ношу и никогда не носила… У меня были гномьей работы, механика, золотые…

— Кто-то тебя хорошо надул, — согласился Йерсигг…

— Ладно, хоть такие есть, — сказала Лерна, послала ему воздушный поцелуй и направилась к двери.

— Не останешься?

— Конечно, нет… Я же приличная девушка. Хватит с меня приключений.

Винодел рассмеялся.

— С тобой не соскучишься.

— Не соскучишься — это точно, а вот как бы со мной не попасть в какую-нибудь неприятную историю, — туманно ответила Лерна и вышла из купе, не забыв прихватить карпа, который стал для нее чем-то вроде дамского ридикюля.


Конечно, все нормальные люди ночью спали крепким сном. Она шла по пустым коридорам, стукаясь о стенки вагонов плечами.

"Что-то поезд стал больше шататься после выпитого вина", — решила Лерна.

Уже в конце поезда она вспомнила, что не знает точно, где её купе и потащилась назад. Возвращаться к Йерсиггу она не хотела, но понимала, что это единственное, что ей остается.

Она подошла к купе и сразу же явственно услышала стоны, вскрики и хлопки. Так и застыла на месте.

"Ничего себе дают… Обрадовались, что меня нет. Главное, один из них только что клялся в вечной любви ко мне, а вторая — в вечной дружбе. Вот это да, но врываться как-то не хочется. Людей пугать… С другой стороны, что я буду здесь делать? Ждать, когда они там накувыркаются?" — размышляла Лерна, стоя в тамбуре.

Скрепя сердце, поковыляла в обратном направлении. Но на полпути передумала и пошла в вагон-ресторан. В кармане ее юбки лежала смятая стоассовая купюра.

— Можно мне что-нибудь? — попросила она полусонную официантку, вытаскивая пригоршню выуженного по карманам серебра.

— Знаешь, сколько времени?

— Знаю… но вы вроде работаете…

— Что, в купе не можешь вернуться? — хмыкнула женщина, чьи уж слишком раскосые глаза большой нос и матовый оттенок кожи наводили мысли о предках то ли по гоблинской, то ли вообще по орочьей линии. — Видела я, как эта твоя подружка смотрела на мужчинку. Любофф в натуральном виде!

— Почти… — уклончиво ответила девушка.

— Знаю я все… Вот, возьми ключ от моего купе в соседнем вагоне, мне все равно отсюда не уйти, — вдруг предложила «гоблинша», и Лерна с радостью согласилась.

Уже через пять минут она безмятежно спала на полке в крошечном служебном купе под стук колес и топот матросов на крыше.

* * *

Йерсигг поднял глаза — и с удивлением обнаружил в дверях Замоллу собственной персоной.

— И зачем ты ко мне пришла? — осведомился едко.

— Я искала Лерну, — ответила брюнетка, доставая пудреницу и пристально рассматривая себя в зеркало. — Но раз уж её нет тут, то скажи, чего мне не хватает во внешности, что есть у неё? — спросила она.

Он оглядел её с ног до головы.

— Глупости спрашиваешь… Такой, как Антео, вообще больше нет. Ты баба ничего, только…

— Что? — захлопнула пудреницу Ре.

— Какая-то не яркая, что ли…

— Да… — задумалась Замолла, — а вот Лерна совсем другая.

— Ну, Лерна! — закатил глаза Таврил. — Она — это она! Вот и учись у нее, пока вы вместе, тогда мужчины и на тебя начнут обращать внимание.

Замолла шмыгнула носом.

— Может, выпьем? — предложил Йерсигг, решив перевести разговор в приятное для него русло, тем более что все его мысли занимало именно желание выпить, а не капризы бывшей однокурсницы.

— С ума сошел? Сколько можно пить? Ты же пиво недавно пил, — у дамы явно испортилось настроение.

— Что пиво? Вода… — Йерсигг достал из своей сумки бутылку виноградного бренди. — Вот это уже теплее…

Замолла с ужасом уставилась на бутылку, понимая, что ей придется коротать ночь с пьяным в стельку мужчиной. С одной стороны, конечно, хорошо. Но с другой… Какой от пьяного толк?

И тут раздался негромкий стук в дверь.

— Вернулась, слава Богине!

Брюнетка вскочила и открыла дверь, тут же получив сильнейший удар в лицо. Она ахнула и повалилась прямо на столик с едой. Винодел поднял глаза на ворвавшихся в купе людей и тоже получил по голове своей же бутылкой коньяка. Он сразу же потерял сознание, распластавшись на полу.

— Идиот, зачем ты его так сильно jop'hnuul? — прохрипел громадный полутролль напарнику-человеку, более худому и молодому. — Мы же еще не узнали ничего! А эта баба явно не та, про которую говорил Прагг…

— Как не та? То есть… Да, точно не та. Ну, ничего, сейчас у этой спросим, — сплюнул худой и схватил очумевшую Замоллу за горло. — Говори, стерва!!

— Что?! — начала мистрис Ре, поняв, что пора спасать свою жизнь.

— Где "Слеза князя Ужаса"?! — еще ощутимее сдавил ее шею нападавший.

— К-какая слеза?? — сдавленно прошипела Замолла, понимая, что стала невинной жертвой злого рока.

— Какая слеза?! Не прикидывайся идиоткой! — бандит явно не шутил.

— Я ничего не знаю, — вытаращила она глаза.

— Значит, так… — вступил в разговор троллинг, подтягивая шаровары, — слушай меня внимательно! Мы знаем, что она у вас, и ни перед чем не остановимся, чтобы узнать, где вы её спрятали! На этой штуке еще и кровь есть, так что нам точно нечего терять. Это так, не будь я Воган!

— Очень рада за вас, но я честно, не знаю, о чем речь… — пыталась вести светскую беседу Замолла.

Как ни странно, но её слова произвели на бандитов некоторое впечатление, и потная рука несколько ослабила свою хватку.

— Значит так, "Слезу князя Ужаса" Прагг, когда ему на хвост сели топтуны легавых, передал долговязой блондинке-полуэльфихе, а она едет вместе с вами. Где эта баба?

— Лерна? — выдавила из себя Замолла.

— Меня не интересует её имя, а лишь то, где эта шалава?! — прорычал толстопузый, на фалангах пальцев которого красовалось татуировка "Убийца Эльфов".

— Она ушла. Больше я ничего не знаю, честное слово…

— Мне ничего не стоит придушить тебя прямо здесь! Никто не видел, как мы вошли, — снова перешел к угрозам полутролль.

— Я, клянусь богиней, ничего не знаю, — ответила Ре, обливаясь потом и слезами.

— Ладно, Тован, грузи этих обоих, на хрен перворожденный, там узнаем, кто кого обманул и кто чего не досказал.

— Куда? Зачем меня? Я сказала все, что знаю, — простонала Замолла.

— Молчи! — на даму надвинулось потное, красное лицо. — Будешь кричать?

— Нет, честное слово.

— Смотри… — пригрозил ей бандит, — одно слово, и я тебя двину так же, как твоего дружка, и ты замолкнешь навсегда. Поняла?

— Да, — сглотнула слюну брюнетка, которая смогла свободно вздохнуть, только когда ее отпустили.

Несмотря на весьма плачевное состояние, пришедший в себя Йерсигг попытался оказать сопротивление, за что сразу же получил мощный удар в челюсть и предупреждение, что еще одно лишнее движение — и они порежут «девку».

— Чего вам надо? — спросил Таврил, когда ему стянули руки за спиной.

— Им нужна Лерна и какая-то слеза какого-то князя Ужаса. Они утверждают, что та находится у нее, — сказала Замолла.

— Вот молодца! Правильно базлаешь, — похвалил ее троллинг, поглаживая живот.

— Здесь нет Лерны и нет никакого князя Ужаса! — ответил заплетающимся языком Йерсигг.

— Отлично! Ну и где же это отродье лесных ублюдков?!

— Я не знаю, а если бы и знал, то не сказал бы, — храбро заявил винодел.

— Короче, все ясно. Гаси их, Тован, нам здесь оставаться опасно, — вздохнул троллинг, одаривая присутствующих тяжелым взглядом. — Через пять минут поезд тормозит на Акунайском разъезде, там и соскочим. А то в лапы Лягавым попадем. Они всегда именно в этом месте подсаживаются для проверки.

Тощий Воган взвалил на себя кулем висящего Йерсигга, Тован выглянул в коридор и, подталкивая Замоллу в спину чем-то твердым и холодным, повел ее на выход, зло матерясь.

* * *

Если бы Лерна Антео, мирно спавшая в трех вагонах от места происшествия, услыхала, что её назвали «полуэльфихой», она бы очень обиделась.

(А обиженная Лерна Антео — это отнюдь не подарок).

Потому как назвать эльфинара полуэльфом — ну, это как, примерно, назвать породистого пса кабыздохом в присутствии любимого хозяина, или при появлении домашнего хомячка завопить: "Фу, уберите эту крысу!"

Полуэльф — это одно, а эльфинар — совсем другое. Конечно, вторые происходят от первых, но ведь, по мнению некоторых свихнувшихся ученых, и человеки (и даже эльфы!) происходят от обезьяны.

И разница между ними весьма и весьма велика.

При одном взгляде на полуэльфа, хотя сейчас они попадаются куда реже, чем белые вороны, более-менее толковый индивид сразу определит, происходит ли тот от смешанного брака (или просто любви) с представителем высоких, низких, серых или зелёных эльфов, эльф он по отцу или матери, ну, и так далее вплоть до рода и клана (некоторые поговаривают, что даже умеют распознавать семьи родителей полуэльфа, но тут уж наверняка ничего сказать нельзя).

Проще говоря, полуэльфы — это всего лишь дети эльфа и человека. А эльфинары — это отдельный народ, совсем особый и даже имеющий свое маленькое княжество, хотя и живущий по всей империи и за её пределами.

История его началась этак с полторы, а то и две тысячи лет назад, когда не то, что Вардары-Златоблещущей в помине не было, а и нынешние Чёрные Властелины были всего лишь паршивенькими шаманами соседнего материка, бледной тенью истинных Темных Властелинов глубокой древности.

В ту пору мир, как говорят, был еще молод, и молоды были и эльфы, населявшие его наряду с людьми, орками, гоблинами, гномами, троллями, а также разнообразной нечистой силой.

Жили они в своих многочисленных княжествах и королевствах, воевали друг с другом, с орками, гномами (ну, чего греха таить, и с людьми) и с нечистью. Но куда больше сил тратили на интриги и борьбу за власть, так как жили они по триста лет, и поневоле со скуки пускались во все тяжкие.

Сами подумайте, вот вы почтенный эльфийский принц или баронет, никого не трогаете, ждете себе часа, когда ваш батюшка покинет сей мир и уйдет в Звездный Чертог, ждете пятьдесят-сто лет, и вот когда настает этот печальный день, раз, выясняется, что престол или меч барона достается по каким-то древним запутанным обычаям законам и правилам не вам, а вашему дядюшке. Этакому крепкому двухсотлетнему эльфу отменного здоровья! Поневоле впадешь тут в грех мятежа и заговорщичества!

А наказание за это в эльфийском мире было одно — изгнание. Ибо не любили Перворожденные отнимать друг у друга жизнь.

И куда изгнаннику деваться? В другое эльфийское королевство? Так ведь там своих хватает и чужаку особенно не рады, разве что простым мечником в войско.

Поневоле приходилось бедолагам отправляться в людские княжества. Хоть и варвары, да зато неудачей не попрекнут. Для них вообще долгое время любой эльф был Старшим.

А поскольку эльфов изгоняли все больше молодых да горячих, те поневоле начинали тосковать без женского общества. Нет, бесспорно, бывало, что и эльфки (эльфиски, эльфинки, эльфихи) разделяли изгнание со своими избранниками, да и сами порой в изгнание попадали, но таковых на каждого эльфийского мужа, приходилось хорошо, если одна на десять.

Так что поневоле обращали внимание на девиц наров — малой народности, ближе всего стоявшей по родству к эльфам. Те хоть красой и уступают девам Старшего Народа, да и теряют её быстро, но всё равно бывают вполне ничего, если, конечно, отмыть да приодеть. Мужчине же, будь он хоть эльф, хоть человек, хоть даже и гоблин, нужна если не жена, то хоть подруга жизни. Ну, а там, где есть любовь между мужчиной и женщиной, никак не обойтись без последствий…

Надобно еще сказать, что у эльфов, как у народа долгоживущего и, соответственно, неважно плодящегося, отношение к детям не такое, как у людей или орков.

"Богиня дала, Богиня взяла?" Э-э, нет, деток своих я и Богине не уступлю.

И если у людей было, да что греха таить, и до сих пор есть такое, что, прознав о беременности подруги, юноша или даже взрослый муж заявляет, что никакого отношения к этому не имеет, то за эльфами такого не водилось. И стали не редкостью большие семьи: патриарх-отец из Старшего Народа, окруженный разновозрастными женами и не менее разновозрастным остроухим потомством.

А тут новая закавыка — срок изгнания кончается, или там дядюшка, наконец, помрет. А по обычаям да законам и книгам всяким древним разрядным с грамотами гербовыми как раз изгнаннику положено наследство принимать.

Ну и являлась вот такая семейка в чопорное эльфийское королевство или княжество — ибо не зафиксировали летописи и предания людские и эльфийские случая, чтобы бросил эльф по возвращении своих детей от человеческой жены.

Случалось, сами оставались жить в привычном мире. Но бросить? Да такого, пожалуй, еще погнали бы от ворот замка посохами почтенные друиды!

Но и остающиеся полуэльфы, тогда еще полуэльфы (с полуэльфийками, само собой) обычно жили при эльфийских общинах и общинках в людских городах и землях, ближе к своей родне.

Кое-кто посматривал косо на "эльфийских приблуд", да вот только кто рискнет обидеть того, у кого король Баргарианда и Родиарала в дедах или дядьках ходит?

Тут уж не зазорным "браком с бастардом", а родством со Страшим Народом попахивает.

Однако остроухие красавцы и прекрасноокие красавицы предпочитали себе подобных — эльфов, а на худой конец — таких же полуэльфов.

А из королевств едут новые изгнанники, и все больше девиц старается показаться им на глаза. Некоторые пока доезжали до избранного ими для жительства града, собирали по две по три красотки, так что приходилось даже нанимать крепкую вместительную телегу.

Время текло, и вот эльфинары стали рождаться и в эльфийских землях. Потому как с течением времени всё больше людей стало появляться там. Прежде всего, были это воины-наёмники. Поскольку в схватках с орками, гномами и людьми эльфы стали гибнуть всё чаще, а не так и много их было. Вот и додумались короли да князья медленно, но верно тающих эльфийских царств привлечь на службу людей за золото.

Ох, как честили битые ватаги морских разбойников и потрепанные баронские дружинки "йелфовских прислужников"! Как били себя в грудь орочьи вожди, а их акыны сочиняли баллады, ругающие нечестно воюющих остроухих, с сакраментальным рефреном: "Свой дом защищай лучше сам!". Серебряноволосые же старцы в Дол-Бориате и Хенхайме знай, посмеивались да вынимали из сокровищниц очередную порцию золота.

А воители всё молодцы пригожие, кровь у них горячая… А женщин всегда больше мужчин, тем более у эльфов долгоживущих и долговоюющих. А известное дело: "В двести пять — эльфа ягодка опять!"

Сперва, наверное, мужики робели. Ведь дамы-то им, случалось, в пра-пра… мда… в общем, вполне могли и с их прадедушкой крутить.

Но потом все на диво сладилось.

Попутно выяснился один магическо-научный факт. Фертильность браков эльфиек и людей выше, чем традиционных эльфийских браков. И почтенные дамы весьма неожиданно для себя оказывались в интересном положении.

А что тут поделать, так Богиня устроила, и не нам с ней спорить!

Бывало по-всякому. И постаревшего муженька вместе с подросшими детьми сплавляли, куда подальше, а место его занимал молодой да пригожий наемник; случалось и уходившие домой люди всеми правдами и неправдами старались забрать детей с собой. Но обычно все было, что называется, "как у людей".

Так вот и множилось племя потомков Старшего и Младшего народа, вбирая в себя со стороны то людскую, то эльфийскую кровь, и вот уже слово полуэльф было потихоньку забыто, сменившись на «эльфинар», то есть просто "эльфийский человек".

Уже и века прошли, уже мало среди родов эльфийских нашлось бы таких, в которых эльфинара не было, и лишь тогда встрепенулись эльфийские мудрецы, великие друиды Высокого Леса.

И взволновал их вопрос: кем всё-таки считать потомков от брака эльфа и человека? Эльфами или людьми?

И тут было о чем подумать. Ведь хоть и сказано в "Свитках Кориэлля": "Да будет равен меж нами всякий от семени эльфийского проишедший", но ведь и в "Книге Барриэля" написано: "Да благословит Великий Лес и Звездный Чертог лишь того, кто из чрева матери эльфийской вышел". Причем дело осложнялось тем, что среди эльфинаров наличествовали обе категории, что, само собой, лишь затрудняло мудрецам поиск решения.

Не раз сходились друиды на собрания, и спорили яростно и с горячностью возрасту почтенному не приличествующей. По слухам доходило дело до таскания за седые бороды и лупцевания посохами. Но, в конце концов, нашли воистину мудрое решение, дабы определить, к кому ближе новоявленное племя, в книгах судеб и пророчествах не записанное, но существующее, а стало быть, в замыслах Отца и Богини наличествующее.

Надлежало посмотреть, сколько живут они. Если живут больше половины от эльфийского срока жизни, стало быть, ближе к Старшему народу, а если меньше — то к нарам.

Год странствовали друиды по эльфийским и людским городам, списывая даты смерти и рождения с памятников на кладбищах и в городских архивах.

Наконец, собрались со своими списками в Высоком Лесу и сложили прожитые годы и разделили, выяснив, что если в среднем эльф живет лет до трехсот с гаком, то эльфинары редко дотягивали до ста пятидесяти. То есть, хоть и не сильно, но всё равно менее половины. И с немалым облегчением постановили, что эльфинары есть племя людское, хотя и с эльфами в родстве состоящее.

Ничего особенного не случилось. В конце концов, эльфинары на престолы, престольцы и престольчики эльфийских государств и не претендовали никогда, и без них желающих хватало.

Особенное приключилось спустя три века после достопамятного решения, когда все те же друиды в очередной раз высунулись из Высокого Леса и обнаружили, что владения Старшего Народа всё больше напоминают островки в море людских земель. И опять-таки посовещавшись, мудрецы объявили Великое Переселение, оно же Исход, на Равнарские острова и на обширную землю Ханам, открытую как раз незадолго до того по иронии судьбы эльфинарским мореходом Бурананом Заввааэлем. Большой и совершенно безлюдный (равно как и безэльфий и, что особенно славно, безорочий) остров. Так как людей слишком много, а эльфам всё-таки нужно жить с эльфами, как и людям — с людьми.

И вот тут-то и оказалось, что эльфинарам предстояло остаться на материке…

Надо сказать, воспринято это было далеко не так всё однозначно. И не только самими эльфинарами.

Каково было какому-нибудь почтенному старцу, у которого из всей родни остались лишь внуки, прижитые в людских землях сложившим голову беспутным сыном? Или влюбленному эльфийскому юноше, уже посватавшемуся к девушке-эльфинарке?

Бывало по всякому.

"Раз для Высокого Леса недостаточно хороши мои дети, стало быть, недостаточно хороша и я" — так кротко ответила своему брату, королю Брингхейма Арана Диввириэль, вдова командира людского ополчения королевства и мать его пятерых детей.

Но решение совета друидов было непреклонным: "Эльфы должны жить с эльфами, а люди — с людьми".

Так или иначе, почти все эльфы ушли за море, а эльфинары остались, выжили и преумножились. Их сейчас было уже больше, чем эльфов, и, как говорят некоторые, могли бы сравняться числом с людьми при своем долгожительстве, если бы женились и выходили замуж лишь среди своих.

Но как внушить идею о чистоте крови народу, который сам явился в мир благодаря этому самому смешению рас и кровей?

Вот представительница как раз этого народа, Лерна Антео, потомок в двадцатом колене короля Дианора Даконоборца, глава столичного детективного, а со вчерашнего дня и карульского отеля, и спала на узкой койке поезда, что под всеми парусами катился в сторону недавно присоединенных империей земель, в Карулу.

* * *

Лерна проснулась, как ни странно, в очень хорошем расположении духа и просто-таки в отличном самочувствии. В окошко, прикрытое белой занавесочкой, светило утреннее солнце, что тоже сразу же настраивало на приятный лад.

"Вино действительно было выше всяких похвал, с утра голова не болит", — она вспомнила вчерашний вечер, вернее, сегодняшнюю ночь, и сладко зевнула.

Поднялась с койки, стянула длинные волосы потуже в хвост и оправила блузку. Открыла купе и вышла наружу. Первая же попавшаяся навстречу проводница с нескрываемым удивлением уставилась на девушку.

— А вы… кто?

— Я - пассажир! — гордо заявила Лерна, не понимая причины ее удивления.

— А что вы здесь делаете? — спросила проводница.

— Как что? Еду в Карулу, — ответила блондинка.

— Мистрис, мы уже прибыли как два часа назад. Все пассажиры вышли. Где ж вы были?

— Как так, вышли? — оторопела сыщица. — Я? Я была в служебном купе… то есть женщина из вагона-ресторана разрешила мне…

— Понятно, почему вас не разбудили, моя сменщица не знала, что там едет еще один пассажир, — ответила проводница, вздыхая. — Ну что ж… Карула три тысяч лет стояла, и за пару часов никуда не убежит…

— Мои друзья! — спохватилась Лерна и понеслась в свое купе.

"Наверное, меня уже обыскались и, надеюсь, что любовью заниматься они тоже закончили", — пронеслось у нее в голове.

Но купе встретило ее полным отсутствием людей.

"Точно, меня ищут", — решила она и принялась метаться по абсолютно пустому поезду, стоящему на запасном пути.

— Ну, что за дела? — проговорила вслух, закусив нижнюю губу. — Как вообще можно было оставить меня одну? Уйти и не дождаться. Хотя, что им в депо сидеть, меня ждать? Всех пассажиров наверняка выгнали. Может, они подумали, что я вышла раньше и уже на месте? — сама себя успокаивала блондинка. — Хорошо, что хоть сумка моя с паспортом и кредиткой на месте. Чего мне стоит самой добраться до отеля? Адрес я знаю, — приняла она решение и покинула злосчастный поезд, соскочив на каменистую насыпь под палящие лучи южного солнца.

Напоследок выкинула вконец завонявшуюся рыбину в мусорную яму у ограды и двинулась вперед.

Между путями заметила занятную картинку: худосочный тип в пенсне с пачкой бумаг, высовывавшейся из потертого саквояжа, пытался всучить некий листок двум угрюмого вида здоровякам из коренных карульцев, судя по всему, грузчикам или носильщикам, что-то бормоча и размахивая руками.

Парни внимательно изучали бумажку, поворачивая так и этак.

Эльфинарка уже заподозрила в неопрятном плешивце торговца порнорассказами, как вдруг абориген, тот, что постарше, закончил изучение листка, водя корявым пальцам по строкам и шевеля губами, справился у товарища:

— Ну, что ты на это скажешь, Румцай?

— Оно, конечно, мы не очень любим империю, но…

— Но мы верны государю! — закончил за него старший, после чего могучий татуированный кулак снизу вверх ударил в челюсть очкарика.

Затем, не обращая внимания на недвижное тело, принялись старательно втаптывать в большую навозную лужу изъятые у бедолаги бумажки.

Ветер подхватил один из листков и понес, кружа, прямо в руки девушке.

Ловко поймав его, Лерна развернула столь возмутившую туземцев бумагу.

Вверху отпечатанного на скверной бумаге листка, сложенного вчетверо, шла надпись: "Весть истины".

Ниже располагался рисунок — бородатый человек с лысиной, поверх которой косо была нахлобучена императорская корона, облаченный в детские штанишки на помочах и матроску, с сачком наперевес гнался за огромной бабочкой.

На него с высоты трона, взирал, ухмыляясь, усач в генеральском мундире с эполетами, увешанный медалями и звездами. Рядом с усачом на треноге стоял многоствольник — раза в три толще стандартного армейского. За троном стоял полуголый палач в маске и с огромным топором наперевес.

Всякий понимал, что имелись в виду регент и его высочество принц Родериг.

Ниже шли стихи следующего содержания:

Холуй трясется. Шут хохочет.
Палач свою секиру точит.
Тиран вкушает каплуна.
Сверкает полная луна.
Собака лает, ветер носит.
У орка гоблин в морду просит.
Кружатся эльфы на балу:
А в зале — куча на полу.
Пускай художник, паразит,
другой пейзаж изобразит.

Дальше были заголовки статеек, вроде "Долг каждого патриота — ненавидеть свою страну конструктивно". Или: "Вардарии необходимо как можно больше доступных борделей".

Лерна покачала головой.

Перед ней был один из тех оппозиционных листков, которые император, точнее регент, само собой, позволяют издавать "группам озабоченной интеллигенции".

Наверное, таки правильно разрешил, ибо хуже, чем сами себя эти «группы» не дискредитируют, что она и наблюдала только что.


Возможно, со стороны она больше походила на бродяжку, бесплатно доехавшую до места назначения в багажном отделении. Потому как кассирша в здании вокзала заинтересовалась высокой девушкой, спокойно снимающей деньги с банкомата при помощи неподходящей к её виду банковской карты, усыпанной золотистыми искрами кристаллов и так же спокойно рассовывающей купюры по карманам юбки. Брови кассирши все больше ползли вверх. Она уже решила, что необходимо вызвать полицейского, чтобы потом получить премию за поимку особо наглой мошенницы. Но в банкомате закончились деньги, и Лерна с оскорбленным видом удалилась.

При выходе из здания вокзала ее сразу окружила толпа извозчиков местного розлива.

Хозяева двуколок и одноколок, фиакров, в которые были запряжены разные лошади — от мелких пони до могучих першеронов артиллерийской породы. Было даже две тележки, запряженные парой страусов, а одна — даже аждахским вараном, уныло пережевывающим брюкву.

Имелись тут и механические экипажи, в основном старые и разной степени ремонтопригодности.

Эльфинарке приглянулся один парнишка в желтой рубашке, и она решительно направилась прямо к его паровичку. Сказать по правде, приглянулся ей не водитель, а именно паровик — хотя и маленькая мотоколяска системы «Ласточка», но почти новая.

— У меня нет лицензии… — предупредил парень, увидев ее.

— Ничего страшного, едем, — подбодрила его блондинка. — Город хоть знаешь?

— Конечно! Я здесь родился и вырос.

— Ну а что тогда смущаешься? Больше всех руками махал, внимание к себе привлекал!

— Да так… А куда ехать?

Лерна назвала адрес, пытаясь согнуться в три погибели, чтобы влезть в «Ласточку».

— Отель "Удача"?! — удивился юноша, дав понять пассажирке, что действительно знает свой город. — Но ведь он не работает… Хозяин в Вардаре.

— Уже нет, — буркнула она.

— Вы его знаете, я имею в виду хозяина? Это очень уважаемая семья…

— Вместе учились… — кивнула Лерна. — В университете.

Молодой человек уважительно, но несколько недоверчиво покосился на нее.

— Я тоже учусь в империи, правда не в Вардаре а в Веденессе. Веденесский Магический университет, общий факультет, — похвастался парень, отжимая рычаг передачи.

— Будущий маг, а извозом промышляешь? — удивилась девушка, оттягивая ворот блузки, чтобы пустить струю свежего воздуха.

Мальчишка нервно глотнул слюну.

— Это не моя машина, а дядина, он сейчас в Райоро, строит рыбокоптильный заводик. А почему вы без багажа? — спросил парень, не удержавшись, чтобы не скосить глаза на оттопыренный ворот, практически открывший соблазнительную грудь пассажирки. — Это так необычно…

"Что же необычного, все, как у всех, — усмехнулась Лерна про себя. — Или мальчик ни разу не видел?"

— А магом я работать не могу до инициации, — закончил он фразу и вздохнул, регулируя подачу топлива к котлу.

— Значит так, будущий маг… Поехали! Я надеюсь, что в отеле встречу своих друзей. Мы вместе ехали, но потом потерялись.

Юноша переключил рычаг золотника и довольно-таки шустро сорвался с места. Эльфинарка отвернулась к окну. Там был город, в котором она еще не бывала. Сразу же чувствовались дыхание юга, близость моря и, соответственно, отдыха.

— Много отдыхающих едет к нам в Карулу, — похвастался шофер. — С тех пор, как вы нас завоевали… э-э, то есть, милостивый регент соблаговолил преклонить слух к нижайшим просьбам…

— Не нужно, — махнула рукой Лерна. — Мой дядя тут служил, аккурат после… "нижайших просьб". Он рассказал, как все было. А вы до сих пор на нас обижаетесь?

— Что вы! Разговоры, конечно, ведем, но… Что такое мы были раньше? Горы, долины, неудобные бухты да куча всякого разномастного народу — наполовину из ваших беглецов. Перевороты каждые два года, с резней и пьяными наемниками, задирающими подолы девушкам. Таможни за каждой околицей и суд сеньоров. А сейчас тут все так же меняется! Бизнес! — многозначительно покачал головой паренек. — Очень много чего люди строят, скупают землю, вкладывают деньги… Полно ваших, вардарских.

— Понаехали тут! — поддразнила она.

— Да мы уж понимаем, где есть деньга, там вардарские-то и заводятся, — улыбнулся он. — И в то же время, что бы мы без них делали?

Лерна смотрела на строящиеся виллы по обеим сторонам дороги. Похоже, благодаря приезжим и у местных жителей появились деньги.

— Да… если вам нужно будет куда поехать… Могу оставить номер, — предложил молодой человек, подмигивая. — Постоянным клиентам я делаю скидки. Кстати, меня зовут Ноккоя.

— Ладно, договоримся… — ответила она, прикрывая окно.


Несмотря на непрезентабельный вид «Ласточки», доехали они весьма быстро. Не потому ли, что «Удача» находилась практически в центре города?

— А можно я вас провожу? — несмело попросил юноша, когда они притормозили у большого, старинного здания с с солидной вывеской — той самой гостинице, если Лерна правильно разобрала местный изломанный шрифт.

— Вот, привез… — сообщил юноша. А можно…

— Конечно, можно, — она, не глядя, потянула ему серебряный полуимпериал. — Хватит?

— Да нет, — монету, однако, парень взял. — Можно я вас провожу?

— С чего бы это? — удивленно вздела брови блондинка, изучая свою собственность.

На вид-то ничего домик — и судя по всему в хорошем районе. Наверное, выручить за него можно немало…

— Честно? Хочу посмотреть, что внутри дома, это же гостиница первого разряда, — ответил он. — Когда еще такая возможность будет.

Он смотрел на неё глазами преданной собаки.

— Ехал бы ты отсюда подобру-поздорову! — вдруг резко высказалась Антео.

— Чего так? — опешил Ноккоя.

— Не сердись, я о тебе забочусь… Ты же приятный парень, даже симпатичный, вот я и подумала…

— Что?

— Какого хрена ты связался со мной? Вернее, зачем я села к тебе в машину? — задумалась Лерна.

А и впрямь, какой бес ее дернул выбрать экипаж именно этого сопляка? Ну, ничего не скажешь, с виду мальчишка очень хорош, хоть еще и совсем зеленый. Наверняка, не старше семнадцати-восемнадцати. Невысок, но и не коротышка. Ладно скроен. Ишь, под рубахой как мускулы бугрятся, да и на руках тоже. Длинные густые волосы соломенного цвета рассыпались по широким плечам. И мордашка очень даже смазливая, хотя взгляд зелено-голубых очей несколько хитроват, а губы чуть-чуть полные, как для парня.

— А знаешь ли ты, что связываться со мной опасно? — вздохнула тяжко.

— Почему? — удивился он.

— А я почем знаю? Все время со мной что-то случается, все время я во что-то влипаю. Вот позавчера поехала на вечеринку бывших однокашников по альма-матер, а угодила вот сюда. И со мной двое сокурсников, которые невесть где сейчас. Не боишься — а то вдруг послезавтра вообще проснемся с тобой на Туманном Берегу?

— Я не боюсь! — курносый нос, присыпанный задорными веснушками, упрямо задрался вверх. С вами проснуться я бы не отказался и в Царстве Тьмы! Кроме того — я все же маг!

"Какой ты маг? Ты еще мажонок!" — мысленно уточнила эльфинарка, но вслух лишь бросила.

— Твое дело, смотри сам.

Так болтая, они подошли к парадному, запертому на большой висячий замок и позвонили в звонок, заверещавший как морской тушканчик, которому отдавили хвост. С той стороны не воспоследовало никакого ответа. Подождав, нажали кнопку еще раз.

— Что-то нам долго не открывают, — Лерна посмотрела по сторонам. — Дом огромный, может, вход еще где есть? Пойдем, посмотрим!

— Пойдем, но в здании такой звонок, что мертвый бы услышал, — ответил Ноккоя, проявляя чудеса дедукции. — Скорее всего, нет никого…

— Куда же они все делись? — сама себя спросила сыщица. — Должен же быть сторож там или еще кто?

Ровные, усыпанные гравием дорожки огибали отель по периметру и расходились лучами между кустами роз, кипарисами и статуями. Во внутреннем дворике располагались беседки и открытый бассейн.

Они с Ноккоей стучали во все встречающиеся на пути двери, но они были закрыты.

— Красивый дом… Такое ощущение, что сейчас из него выйдет миловидная старушка в белом передничке и в кудельках…

— В чем? — не понял юноша. — С пудельками? А при чем здесь собаки?

— С завитыми волосами, — поправилась Лерна. — И выйдет с целым подносом румяных пирожков и домашним лимонадом. Такая бабушка из рекламы сметаны "Ферма в селе".

В это время наверху раздался громкий звук открываемого окна и громкий окрик:

— Это еще что за дерьмо, Ургот побери?! — фыркнул кто-то наверху, судя по голосу, старуха. — А ты что здесь делаешь? Нет, ты мне скажи, какого х… воста делаешь под этим окном? Небось, спереть чего хочешь, мерзавец? Ну, я тебе покажу! Сейчас ты у меня увидишь небо в алмазах, pettuh stavlenniy!

— Э, выбирайте выражения! — возмутился Ноккоя.

— Ах, так вас двое? Да мне плевать! Убирайтесь! Вы слышали? Вон отсюда! Вон!!! Пока целы!

— Погодите почтенн… — начала было эльфинарка.

— Вон отсюда, ублюдки! — продолжала верещать дама. — Я сказала, вон! Вон!!!

— Но мы сюда по делу…

— Издеваетесь? — голос перешел в верещание. — Всё, вы меня достали, козлы поганые! — взревела невидимка, что называется, "не своим матом"! Сейчас вы у меня полетите отсюда, как долбаные зелёные мартышки с дуба!

И сразу вниз выплеснулось содержимое помойного ведра — прямо на голову Ноккое.

— Опа! — ахнула Лерна, глядя в расширенные от ужаса глаза студента-такисиста, ошалело взирающие на неё из-под потеков коричневой жижи.

После этого из окна вылетело и само ведро, и угодило точно в голову так и не успевшему отойти в сторону будущему магу. Он пошатнулся и упал на колени, явно получив легкое сотрясение мозга и на время потеряв дар речи.

— Я вас! — продолжал бесноваться кто-то наверху.

Сыщица испугалась, что сейчас в окно вылетит что-нибудь потяжелее. Кровь ударила ей в голову. Она схватила первый попавшийся камень и запустила им в окно, естественно, вдребезги разбив его.

Ответом ей была тишина.

— Урготов хвост! — озадачилась Лерна. — Уж не пришибла ли я кого-нибудь? Ноккоя, вставай! Пойдем в дом, посмотрим, кто тебя облил помоями, — и она потащила его за руку, несмотря на сопротивление.

— Если в этом отеле такие порядки… — простонал Ноккоя, — то неудивительно, что у него проблемы…

— Студент, приди в себя! Я может, убила кого… — одернула его дама.

— А зачем ты метала камни, как Наакон-Спаситель в графа Нолла? — обиженно поджал губы парень.

— Кто знает, что еще вылетело бы тебе на голову? — пояснила блондинка. — Кстати, минутой ранее я предостерегала тебя об опасности нахождения рядом со мной, но ты проигнорировал мое предупреждение. Сам теперь и виноват…


Они все-таки нашли открытую дверь и проскользнули внутрь.

Новая владелица оказалась в обширном холле со стойкой и множеством дверей. За одной из них был коридор.

Стены и потолок здесь были обиты панелями мореного дуба, что производило очень мрачное впечатление. Тем паче, что и без них здесь было довольно темно. Небольшие круглые плафоны розового цвета, развешанные по стенам в трех метрах друг от друга, не спасали положение. Рассеянный свет сразу же поглощался темными стенами и потолком. Дубовые панели стен периодически прерывались дверными проемами с такими же темными дверьми с номерами благородной красной меди (не латунная или пластиковая дешевка).

Коридор второго этажа выглядел значительно привлекательнее лишь из-за того, что стены были выкрашены в ярко-розовый цвет, а двери были белые. Заглянули в парочку номеров.

Лерна оказалась права, предположив, что комнаты в этом старинном отеле для контраста с коридорами должны быть светлыми и просторными. Во-первых, в глаза бросалось обилие света, так как одну стену украшали четыре огромных окна с широкими подоконниками. Во-вторых, дополнительное ощущение света и пространства комнате придавали высокие потолки с лепниной. Мебель тут была светлая и современная. Старый паркет сохранился в достаточно хорошем состоянии, и мягкая массивная мебель светлого цвета не утяжеляла интерьер.

— Ладно, пока суд да дело, вымойся здесь, а то воняешь, как орочьи штаны! А я поищу кухню, что-нибудь перекусим, — сказала дама и вышла из комнаты.

Как ни удивительно, но в солидном здании отеля Лерна так и не встретила ни души. Старые полы скрипели, кое-где сквозил ветер из открытых окон.

Интересно, куда подевалось вздорное существо, встретившее их появление брызгами помоев?

Кухню нашла на первом этаже справа от входа, и та сразу же порадовала ее взгляд — кругом чисто, хотя и запылено. Деревянные ящики для ножей, медные котлы и керамические горшки — всё в полном порядке. Большой желтый плафон с фарфоровым абажуром освещал это уютное помещение, которое, если бы не размеры, напоминало кухонку в особнячке ее бабушки.

Открыла холодильник (тармийский "Король холода") и обрадовалась обилию продуктов. Достала ветчину, быстро нарезала к ней салат из овощей. Еще выложила на деревянный круглый стол ломтики желтого сыра с большими дырками, зелень, оливки и сливочное масло к поджаренным ею тостам.

"Прекрасно! Полагаем, что Ноккоя возражать не станет. Мальчик вообще ничего, у него добрые глаза, хотя и не без хитринки. И этот похотливый взгляд… Но я знаю, как обламывать таких типов", — подумала она и приступила к поглощению пищи.

Было очень комфортно сидеть на мягкой подушке за круглым столом и смотреть в окошко на гостиничный садик.

— Красота! — Лерна вдохнула полной грудью воздух с ароматом цветов и трав. — Вот она — провинциальная жизнь!

— Э-э-э… ты так аппетитно ешь, можно и мне? — в кухню заглянул мажонок.

— Конечно, садись! Здесь еды на полк солдат хватит! Не нашел никого?

— Угу… — с этим жизнерадостным возгласом Ноккоя присоединился к ней.

Он был свеж после ванной, как молочный поросенок, и облачен в старомодный длинный дамский халат нежно-лимонного оттенка с голубым поясом.

— Одежду постирал… не поеду же я в помоях, — пояснил он.

— Присоединяйся, — пригласила эльфинарка, аппетитно чавкая и пытаясь улыбнуться. — Не знаю, с чего бы, но мне ты напоминаешь ангелочка.

— Ангелочка? — усмехнулся юноша.

— Но не ангелочка с церковных росписей, — уточнила, — а этакого херувимчика-жиголо по кличке Лимонный Принц. Был у меня такой клиент в столице…

— Клиент?

— Я вообще-то частный детектив. А ты что подумал, противный?

— Хватит смеяться, я не нашел никакой мужской одежды, — смутился Ноккоя. — И так с детства страдаю из-за своей внешности. А разве я виноват? Я же настоящий мужчина!

— Я верю… верю. Хотя мужественность определяется не внешностью, — сказала, хитро прищурившись.

— Да, она определяется поступками человека! — Ноккоя захрустел тостом с ветчиной и листом салата.

— Я не про то. Не внешностью, а внутренностью… — и уточнила. — Штанов…

Юноша чуть не подавился и тут же запахнул полы халатика.

— Чайку? — спросил, проигнорировав остроту.

— Не откажусь.

— А есть что-нибудь покрепче? — заговорщицки подмигнул студент.

— Ну, ты и нахал! — хмыкнула Лерна, переставая жевать. — Возьми в холодильнике, я видела полбутылки какого-то пойла.

"Что ж, такова, видно, моя планида, что все мужики пытаются первым делом меня напоить", — подумала и вздохнула Антео.

— Ого… ром! — Ноккоя достал бутылку и поставил на стол два стакана. — "Тройной пиратский"! Да это же целое состояние. За одну такую бутылку всю мою тачку отремонтировать можно…

— Тебе сколько лет? — поинтересовалась дама.

— Я уже совершеннолетний, мне двадцать два, — засмеялся паренек, гордо выпятив грудь. — Так что могу пить. В том числе и с девушками. Ты как, не против?

— Надо же! — поразилась сыщица. — Я думала, намного меньше… Ну, если тебя не пугает, что я, в принципе, гожусь тебе в матери, то можно и выпить…

— Это как? — у него полезли глаза на лоб.

— Балда! — вспыхнула Лерна. — Ты что, эльфинаров никогда не видел?

— Так ты… вы… Но как же? Ваше имя? Оно совсем не… И еще у них…

— Я из лесных эльфинаров, — уточнила, морщась, поскольку никогда не любила своё полное имя. — И не надо так пялиться на мои чудные уши! А то твои оборву. Или привлеку за оскорбление человеческого достоинства на почве расы, национальности и цвета подштанников. Ладно, уж наливай… только мне разбавь соком.

— А ничего мы здесь устроились! — рассмеялся Ноккоя после первого тоста. — Вкусная еда, превосходное вино, прекрасная женщина…

Его хитрая мордашка замаслилась недвусмысленной улыбкой. Блондинка решила немного остудить пыл самоуверенного паренька.

— Но вот я тут по поручению хозяина, и, стало быть, сам Унтрас был не против моего визита и уж, наверное, покормил бы меня с дороги… А вот ты что тут расселся? Ты меня просто подвез!

— Не могу же я ехать в таком виде? Пусть одежда немного обсохнет, — ответил Ноккоя, по-хозяйски разбавляя ром ананасовым соком. — Я не виноват, что меня окатили помоями.

При этом он пожал плечам, отчего халат слегка распахнулся, продемонстрировав гладкий мускулистый торс.

"Да уж, такого ничем не пробьешь. Молодой, а прыткий. Волчонок…"

— Посмотри лед в морозилке! — попросила Лерна и чуть не подавилась, потому как увидела, что на нее смотрит дуло старого двуствольного армейского пистолета.

Кристалл магического запала поблескивал при свете лампы, не давая возможности увидеть, тлеет ли внутри искра заряда или нет.

"А ведь как хорошо все начиналось", — подумала она, пытаясь проглотить кусок, застрявший в горле.

— Не двигаться! Всем сесть за стол и положить на него руки, чтобы я видела! — закричала пожилая дама в ночной рубашке и чепце.

Смотрела старуха при этом на Ноккою.

Почему она обращалась к юноше во множественном числе, оставалось загадкой, возможно, у пожилой женщины были проблемы со зрением. Это была маленькая и сухонькая, почти прозрачная старушка с кожей, обильно усыпанной старческими пигментными пятнами. Старческие жилистые руки, тем не менее, крепко сжимали пистоль.

Юный недомаг, так и не дошедший до холодильника, замер на месте.

— Кто вы? — спросила бабка, подслеповато щурясь.

— Мы это… — начала сыщица.

— Молчать! Не принимайте меня за старую дуру! Вы тут жрете, сидите на чужой кухне — и это случайно?!

— Мы… нас, вернее, меня прислал хозяин, — сказала Лерна, тревожно следя за пистолетом.

Несмотря на плохое зрение старухи, дуло смотрело прямо в грудь эльфинарке, что несколько выбивало ее из колеи.

— Точнее, бывший хозяин. Я — новая владелица отеля.

— Что?! Что за чушь вы мелете? Господин Унтрас в Вардаре! — зловеще захохотала старая карга, размахивая пистолетом. — Он не собирался никому отдавать этот дом!

— Вы только не волнуйтесь… Э-э-э… мамаша, вы опустили бы пистолетик, — проблеял Ноккоя, испугавшись, что бабка так сразу же нажмет на курок.

— А ты, девка, вообще молчи! Я с младшей пока разговариваю, — огрызнулась старушка, поворачиваясь к Ноккое. — До тебя очередь еще дойдет.

Лерна не выдержала и рассмеялась.

— Это не девушка, а молодой человек, его зовут Ноккоя, и по возрасту здесь старшая — я, — пояснила.

— А мне все равно! — огрызнулась бабка. — Никогда не поверю, чтобы господин Унтрас пригласил к себе в гости такую дикую парочку как вы, тем более что он сам в отъезде. Врете вы мне все, ох, врете. Знаете что? — вдруг задумалась бабка, поправляя на голове чепец.

— Что? — переспросил студент.

— А я вас сейчас подстрелю! Проникновение в чужой дом с целью наживы, покушение на мою честь, раз среди вас есть мужчина…

Ноккоя выдвинулся вперед в своем ярком халатике, загораживая собой Лерну.

— Безумная старуха, ты не имеешь права убивать нас! Мы ни на чью честь не покушались и ничего не брали, можешь обыскать нас! Думаешь, что тебе по старости спишут пролитие невинной крови!

— Я могу и на плаху, мне все равно, — улыбнулась шальная карга, размахивая пистолетом.

— А как насчет Загробного Суда? — осведомилась Лерна.

— И это уже все равно, — загадочно молвила бабка. — Тем паче господин Унтрас заплатит, сколько надо, в храм и там отмолят!

— Скоро сюда придут двое моих друзей, — заявила эльфинарка. — Они будут свидетелями…

— Тогда уже вам будет все равно. Мертвым свидетели не нужны.

— Хватит! — закричал Ноккоя. — Не надо мне от вас ничего! И халатик свой заберите!

Он моментально скинул банный халат, представ перед старой развалиной, что называется в натуральном виде.

Та потеряла дар речи, замерев с пистолетом, направленным вверх.

Прикусила язык и сыщица, не столько от неожиданности, сколько от открывшегося ее глазам зрелища. Да, паренек молод, очень молод. Однако ж до чего хорош. Эта гладкая юношеская кожа, потрясающие кубики пресса, широкая грудь, аппетитная упругая попа… И оснащен неплохо.

"Вот же старая сволочь! — возмутилась про себя блондинка, примеряясь, куда двинуть бабке ногой, чтоб вырубить, но не покалечить. — Не могла часом-другим позже со своим пистолетом припереться!"

Воспользовавшись моментом, Ноккоя кинулся на вооруженную старушку и выбил пистолет, заведя карге руки за спину и крикнув Лерне:

— Чего стоишь столбом? Дай полотенце! Свяжем ей руки и сунем в подвал! То-то крысы обрадуются. Мясо хоть и старое, но живое, не консервы какие-то. Сойдет за копчености…

— Теперь вы точно совершили покушение на мою честь и жизнь, — сказала старушка, удовлетворенно улыбаясь. — Связывайте, связывайте меня… это никого не спасет, я запомнила вас во всех подробностях, даже в интимных, — покосилась она на студента.

— Вот ведь старая ведьма! — сокрушенно покачал головой юноша, снова облачаясь в халат.

Эльфинарка не могла с ним не согласиться. Старая то старая, а "все подробности" разглядеть успела, несмотря на свою подслеповатость.

— Пожалуй, я позвоню Унтрасу и поблагодарю его за отличный подбор прислуги! — в сердцах сказала Лерна, вертя в руках трофейное оружие.

В мутной глубине кристалла искры было незаметно. Стало быть, магическое огниво сработать не могло.

— Оно не выстрелило бы…

— Господин Унтрас — замечательный человек! — бормотала между тем бабуленция. — Вот уж кто точно не станет трясти перед носом испуганной дамы своим вялым елдаком. Это истинный аристократ, благороднейшей души человек! Служить ему честь! Я знавала его родителей и их родителей, и… Все достойные люди. Непонятно, откуда вы знаете его имя, и как только у вас язык поворачивается произносить его, — в негодовании трясла чепцом старушка, пока гости вязали её полотенцем. — Не марали бы имени молодого господина, бессовестные! Да какое вы вообще имеете право?!

— А может я его невеста! — с вызовом произнесла блондинка.

Лицо старой карги выразило неподдельный ужас.

— Неужели ты и есть невеста господина Унтраса? Какой ужас! Бедный молодой господин! Я знала, я так и знала, что в Вардаре ему суждено стать жертвой какой-нибудь имперской оторвы! Впрочем, увы, таков закон Судьбы, — всхлипнула бабка, — что хорошим мужчинам попадаются недостойные женщины… И вообще, кто я такая чтобы подвергать сомнению выбор молодого господина? Тем более, над молодым господином тяготеет наследственность… Его прадед тоже женился на танцовщице из бродячего цирка…

— Это чем же я — недостойная?! — возмутилась Лерна, а Ноккоя заулыбался, так как настала его очередь злорадствовать.

— Что за манеры? Что за одежда? — скривилась бабулька. — К тому же ты находишься в обществе голого молодого человека, — пояснила она. — Довольно немужественной внешности, надо отметить, — мерзко хихикнула. — Возможно, он извращенец, приехавший сюда работать в Дасуновских банях!

— Что-о? — юноша не на шутку рассердился. — Да я… Да вы… Я… семь поколений предков моих жили в этом городе…

— Семь, говоришь? А ты из какой фамилии будешь?

Студент произнес что-то невнятно, но бабка расслышала и грустно покачала головой.

— Да, знавала я твоего прадеда. Наверняка сейчас в гробу переворачивается, видя, какие ты тут фортели выбрасываешь.

Юноша бросил на нее испуганный взгляд. Прищурился, зачем-то потер глаза кулаками и сделал рукой знак, отгоняющий нечистую силу.

— Во-первых, — вмешалась сыщица, — я этого молодого человека знаю всего полчаса…

— Тем более! Полчаса знаешь, а он уже разделся! Шустрая девица!

— А во-вторых, если он, по-вашему, предпочитает мужчин, то мне в его обществе ничего не грозит! — припечатала Лерна. — Развяжи ее, — сказала она Ноккое, — она ничего нам не сделает.

— Хотелось бы… но не сделаю, слишком я уважаю господина, чтобы убить его невесту, тьфу! — тряслась от злости бабка.

— Вы это не очень-то, — пригрозил ей Ноккоя, — между нами ничего не было. Правда, правда!

— Раньше надо было думать, когда трусы снимал, — буркнула эльфинарка. — Она еще, чего доброго, раззвонит по всему городу, что я с голым мужиком время провожу вместо того, чтобы делами отеля заниматься. Что народ подумает?

— И сообщу! — ярилась старушка. — А причем тут отель?

— А притом, что я, как уже говорила, её новая владелица! — сунула она под нос старой карге договор и доверенность. — Вот, читайте. Кстати, вы уволены. Расчет получите на следующей неделе!

— О, горе! Погиб отель! — трагически всхлипнула старуха, не обратив внимания на вынесенный ей «приговор». — Пропало дело пяти поколений рода…

— Ничего, — уверенно сказала блондинка. — Я справлюсь не хуже мужчины.

— Ну-ну! — показала ей язык бабулька и метнулась к столу. — Что вы тут едите? Я тоже хочу!

Она спокойно села за стол и принялась уплетать все, что Лерна до этого выставила на стол.

У сыщицы от такого непосредственного поведения глаза на лоб полезли.

— Кстати, — сообщила старушка, меня зовут Иррона Зинго, я живу в этом доме и присматриваю за ним уже много лет. Ой, как много…

— И сторожите, — усмехнулась Лерна. — Но я это уже поняла.

— Сторожу? — вздела брови домиком нахалка. — Пожалуй, что и так.

Сжевав изрядный кус хлеба с сыром и запив "Тройным пиратским" ("А и сильна старая!" — мелькнуло у новоявленной хозяйки), она встала и с видом оскорбленной графини покинула кухню.

Уже в дверях обернулась и строго посмотрела на эльфинарку:

— Не видать тебе тут покоя, красотка! Это я тебе обещаю… Так что собрала бы ты свои пожитки и ехала восвояси туда, откуда явилась!

В это время в окно ворвался внезапный порыв ветра, занавески с легкомысленными воланчиками вспорхнули, и резко распахнулась дверь. Где-то раздалось жуткое завывание, словно в дом ворвалась стая волков, и явственно раздался скрип половиц.

Лерна издала жуткий вопль.

— Ты слышал это? Кто-то идет!!

Парень икнул и нервно дернулся, а если учесть, что в руках у него был пистолет, то неудивительно, что следующим звуком в этом старом доме был выстрел. В тот же момент погас свет, и мелкие осколки разбитой пулей лампы щедро посыпали стол с едой, плечи и голову Ноккои и Лерны. Запал все же сработал.

— Во… хвост Ургота и все двенадцать его яиц! — выдохнул парень. — Чуть одно место себе не отстрелил…

— Только об этом месте и думаешь, — ответила ему блондинка, не спуская взгляда с проема двери.

В нем появилась Иррона уже без чепца, а в суконном старомодном капоте и с волосами, стоящими дыбом. Даже удивительно, насколько быстро старая дама переоделась.

— Отдайте пистолет, мне так спокойнее будет, — проговорила она, подошла к юноше и с неожиданной силой вырвала ствол из его сведенных судорогой рук.

Паренек не сопротивлялся. Только снова сделал жест против нечистой силы.

На прощание бабка испепелила их красноречивым взглядом и удалилась с гордо поднятой головой.

Ноккоя пристыжено посмотрел на Лерну.

— Ну, не сердись. Я же не служил я в армии! И вообще не умею обращаться с оружием!

— Это я заметила, зачем тогда хвататься за пистолет, братец ты мой? — строго спросила Лерна.

— А чего ты сказала, не выстрелит, не выстрелит? И вообще, я же все-таки мужчина… — почесал он затылок.

— Ты очень часто об этом говоришь, а сам ведь говорил, что мужчина-то определяется поступками, а не словами. Иметь причиндалы между ног — это очень и очень мало, — строго сказала дама, словно воспитательница детского сада, отчитывающая провинившегося ребенка.

— Ну тебя! Связался я с тобой! Прямо как в фильмах ужаса, заорала диким дурным голосом: "Ты слышал это?! Стреляй!"

— "Стреляй!" я не кричала, — заметила Лерна.

— А я и не хотел, только у меня от твоего вопля тело судорогой свело, — пожаловался Ноккоя. — Подумаешь, нашла чего бояться! Да в таком огромном доме полно всяких звуков, шорохов и скрипов! Тут живут привидения, домовые и прочая нечисть. Достать еще еды?

— Спасибо, уже наелась, — ответила она и дотронулась до его руки. — Не обижайся… Я, если честно, слегка испугалась. Мало того, я хочу тебя попросить остаться со мной хотя бы до утра. Мне здесь очень неуютно одной…

— Заметано! Спешить мне некуда, да и одежда моя еще не высохла, — легко согласился парень.


После этого они убрались на кухне и, взявшись за руки, пошли искать комнаты, где им можно было бы поспать. Лерна, когда увидела уютный номер в восточном стиле с мягкими диванчиками, деревянной мебелью и современным иллювизором, сразу же вцепилась в Ноккою мертвой хваткой.

— Все! Хватит шариться по моей новой собственности! Вот тут и заночуем, ты на одном диване, я на другом! И не вздумай шутить… Если чего, отсеку все украшения под корень — как велит древний эльфийский кодекс.

— Д-а-а… — довольно протянул юноша. — Что бы ты ни говорила, а именно мои украшения, как ты выражаешься, спасли нам жизнь, отвлекли старую каргу!

Неизвестно, сколько бы еще Ноккоя изгалялся, с трудом сдерживая смех, если бы Лерна не запустила в него подушкой.

— Ладно, я в душ. Смою с себя, наконец, дорожную пыль. А ты пока располагайся…

Помахала ему ручкой и скрылась в ванной.

Сильно сомневалась, имеется ли в кранах горячая вода. Слишком уж запущенной и нежилой показалась ей новая собственность. С чего бы это? Однако едва повернула бронзовую ручку крана, выполненную в виде головы грифона, как из смесителя полился кипяток.

Ух, до чего же славно вновь ощутить блага цивилизации.

Выйдя в комнату, заметила, как Ноккоя быстро захлопнул входную дверь, два раза повернув в скважине ключ.

— Ты что, выходил? — подозрительно вопросила парнишку.

Тот засмущался, покраснел и проблеял что-то невразумительное.

Наверное, в туалет бегал, решила блондинка. Ванна-то была занята.

Они улеглись каждый на своем диване, надо сказать, довольно широком и рассчитанном не иначе как на двоих, и принялись болтать.

— Кстати, что ты там говорил насчет привидений? — поинтересовалась сыщица.

Парень некоторое время не отвечал. Эльфинарка даже подумала, что он заснул. Но нет. Вот он перевернулся на бок, опершись о локоть. Одеяло сползло с его плеча.

— А ты что, так-таки ничего и не знаешь о своем приобретении? Унтрас ничего тебе не говорил?

— Нет, а что? — с любопытством уставилась на его голую грудь Лерна.

Вообще, мужские торсы были ее слабостью. Особенно такие вот, гладкие, безволосые и мускулистые.

— Так отель-то и закрылся оттого, что здешние привидения, точнее, одно, самое настырное, не давало житья постояльцам.

— Как, закрылся?! И давно?

— Да уж года два или три, — вздохнул паренек. — И никакие маги не могли справиться с призраком и изгнать его. Вообще-то, он живет здесь уже двести лет, но активность стал проявлять в последнее десятилетие…

"Так вот что значит та надпись на бумагах!" — догадалась сыщица. — Вот же гад! — воскликнула в сердцах. — И вообще, все вы козлы!

— Кто? — не понял студент.

— Мужики! Козлы и похотливые твари. И по этому поводу не вижу причины не выпить. Сгоняй-ка, дружок, за ромом. Там, по-моему, еще четверть бутылки осталось. На закуску захвати каких-нибудь фруктов.

— Есть, моя госпожа! — подскочил с диванчика маг-недоучка.

"Хоть подштанники додумался одеть", — отметила дама то ли удовлетворенно, то ли с сожалением.

Его не было уже примерно пятнадцать минут, и она стала дремать, свернувшись «калачиком», под теплым одеялом.

Она видела чудесный сон…

Они были вместе: Он и Она… Черты его лица невозможно было различить, но это не было важно.

Его вкрадчивый, нежный голос говорил ей необыкновенные слова, которые до сих пор никто еще не говорил. Слушала его, впитывая каждое произнесенное слово. На одно мгновение ей показалось, что она даже почувствовала прикосновение его губ…

Она замерла…

Вот оно, то прекрасное прикосновение, которого она столько ждала. Ощутила вдруг, как по ее телу начинает растекаться волнующее тепло. Ей стало жарко, щеки запылали, но не от стыда, а от того необыкновенного ощущения блаженства. Ее губы приоткрылись навстречу его губам, которые стали более настойчивыми и даже неестественно грубыми…

Лерна открыла глаза и… увидела нависшую над нею самодовольно улыбающуюся физиономию Ноккои, перегнувшегося почти пополам, чтобы дотянуться до нее и не уронить бутыль и фрукты, принесенные с кухни. Сон слетел, как будто его рукой сняло.

Эльфинарка мгновенно пришла в себя и следующую секунду потратила на размышления — то ли дико завизжав, вцепиться ногтями в эту улыбающуюся физиономию, то ли молча врезать по ней ногой на развороте ударом «шаггая-шири», то ли демонстративно зевнув, бросить "Отвали, мелкий", и отвернуться к стене.

Но вдруг мысли её приобрели совсем иное течение. Лерна не любила отказывать себе в удовольствии, особенно если «удовольствие» было такого ангельского вида со столь приятной на ощупь гладкой кожей, пахнущей молоком. В конце концов, у неё уже три месяца не было…

Но тут Ноккоя заорал, подброшенный кверху неведомой силой. К его крикам тут же добавился сколько бы еще продлился этот «бой», но из-за двери раздался жуткий, леденящий душу вой, и в комнате воцарилась мгновенная тишина.

— У-у-у! Убирайтесь отсюда, негодяи-и! — то ли мужским, то ли женским голосом заревело из коридора. — Пошли вон! Вон! Вон! Развратники!!!

К воплю прибавилась пара непонятных, словно кто когтями скреб по полу, звуков за дверью — и Ноккоя молниеносно метнулся под одеяло к девушке. Они прижались друг к другу, и только редкое дыхание и бешеный стук сердец теперь нарушали тишину номера в восточном стиле.

— Я до вас доберусь! Попомните, как развратничать! Ишь, хозяева нашлись!

К активным действиям странное нечто отчего-то не прибегло, и это удивило блондинку. Если это дух, то ему, вроде, ничего не мешает просочиться сквозь стену. Или хотя бы через замочную скважину.

Так продолжалось еще некоторое время. В коридоре гремело, визжало, стучало, но без видимых результатов. Потом, наверное, привидению (или что оно там было) надоело канителиться и оно куда-то запропастилось.

Когда все стихло, Ноккоя шепотом признался:

— У меня от этого ужаса даже волосы встали дыбором… то есть дыбом…

— Везде? — нервно хохотнула блондинка.

— А, проверь…

И бросился в атаку…

Лерна не сопротивлялась, но парнишка явно переоценил свои способности. Его сопение и "мышиная возня" под одеялом не принесли ожидаемых результатов. Он был хорош собой, но у него явно отставала практика от теории. И чтобы порадовать себя, наконец-то расслабившись после нескольких безумных суток, и заодно преподать урок задаваке, она нежно обвилась руками вокруг его шеи и молниеносно оказалась в "позе наездницы".

— Лежи уж, я все сделаю сама…

Он замер в ответ. И скрип дивана в клочья порвал тишину комнаты.

Тактика не подвела блондинку, и спустя некоторое время мягкий фонтан чувств нежно разлился по телам партнеров.

Вечер удался на славу, и они уснули в тесных объятиях. Ничто ночью более не потревожило их сон. И только утрешние пения птиц за окном вывели сыщицу из блаженного небытия.

Скосив глаза, увидела, что ее ночное приключение мирно посапывает у неё под боком. На лице паренька блуждала такая блаженная улыбка, что не нужно было быть тонким психологом, чтобы определить, что ему снится.

По привычке взяла экстрафон и обнаружила на нём послание следующего содержания: "Мы нашли друг друга. Нам хорошо. Возвращаемся в Вардару или отдохнем тут. Просьба не беспокоить. Йерсигг, Замолла".

Пожала плечами. Ну, да совет и любовь.

Однако настроение отчего-то слегка испортилось и эльфинарка не нашла ничего лучшего, как выместить досаду на соне-засоне.

— Подъем! — заорала она ему в самое ухо. — Тревога!

Того как ветром с постели сдуло.

— Где?! Что?! — очумело моргал глазами студент. — Какая тревога?! Почему тревога?

«Натуральный» вид парня был довольно живописен и приятен для взгляда, так что душа блондинки немного размякла. В конце концов. Нельзя же быть такой собственницей, чтобы желать, дабы все знакомые мужчины непременно лежали исключительно у её ног. Пусть и Замолла вкусит простого бабьего счастья. Хоть ненадолго. Потому как не верилось, чтобы такой кобель, как Йерсигг остановился на одной-единственной пассии.

— Завтракать пора, — сбавила тон до почти ласкового. — А то я прямо помираю от голода.

— А может?.. — нерешительно начал мажонок, откровенно пожирая глазами её прелести.

— Не может! — сказала, как отрезала. — Хорошего понемножку! И вообще, нас ждут великие дела! Трепещи, Карула, я пришла!

И, вскочив на ноги, заскакала прямо на диванчике, изображая некое подобие дикарского танца.

У несчастного мальчугана тут же маково запунцовели щеки и уши, а руки поневоле прикрыли причинное место.

— Так, — скомандовала хозяйка отеля, — марш на кухню готовить завтрак, а я минут через двадцать-тридцать спущусь и оценю твои кулинарные подвиги…

Выпалив всё это на одном дыхании, ласточкой слетела с "ложа любви" и скрылась в ванной.


— Вывод первый, — констатировала Лерна, оглядев накрытый Ноккоей стол и попробовав кусочек подгорелого тоста, — готовить ты не умеешь, даже самые простые блюда. Вывод второй — сервировать стол тоже.

— Неправда! — попытался возразить студент. — Я неплохо омлет по-карульски готовлю.

— Вот это, что ли? — подозрительно сморщила нос блондинка над тарелкой, наполненной буроватой массой, пахнущей какой-то бякой.

— Попробуй, — протянул ей вилку заискивающе улыбающийся паренек.

— Ты уверен, что ЭТО можно есть? — усомнилась сыщица, осторожно отправляя в рот малюсенькую толику Ноккоиной стряпни.

Тут же и выплюнула её назад, ибо вкус блюда был таким же отвратительным, как и вид.

— Отравить меня вздумал?! — накинулась на горе-повара с кулаками.

— Да ты что?! — орлом взвился герой-любовник. — Это же шедевр местной кухни! Я его всегда отлично поджариваю

— Кто тебе сказал?

— Мама, — скромно потупился юноша. — Ей очень нравится, когда я подаю это на завтрак.

— Ну-ну, — не нашлась, что сказать эльфинарка. — Однако я предпочитаю что-нибудь более традиционное. Из континентальной кухни, так сказать.

Придвинула к себе вазочку с хлебцами, намазала один маслом, положив сверху по куску сыра и ветчины.

Ноккоя, обиженно сопя, принялся за обе щеки уминать собственноручно изготовленную яичницу.

— Ладно, не дуйся, — наклонившись к нему через стол, растрепала юноше чубчик. — Признаться, я тоже не большой мастак кулинарничать. Все некогда, да и незачем было учиться. Теперь, вижу, придется… Кстати, у меня к тебе есть деловое предложение…

— Какое? — наострил уши молодой человек.

— Ведь у тебя сейчас каникулы? — уточнила.

— Ну да, — подтвердил Ноккоя.

— Извозом много зарабатываешь?

— Какое там, — огорченно вздохнул и махнул рукой студент. — Еле-еле на горючее для «Ласточки» хватает.

— Вот и славно.

— Чего ж тут славного? — не понял её радости мажонок.

— Значит, не станешь грустить почем зря по потерянному заработку. Тем более, что я тебе компенсирую все материальные издержки. Надеюсь, — добавила на всякий случай.

— Каким образом? — руки паренька тут же потянулись к её стану.

— Это само собой, — отодвинулась на безопасное расстояние дама. — Но потом, в нерабочее время. А так я предлагаю тебе место управляющего, или, скорее, своего секретаря.

— А-а, — разочарованно скуксился Ноккоя. — Секретаря-а…

— Именно, — подтвердила блондинка. — Ты ведь местный, знаешь, что, где и как. Мне понадобится нанять персонал, провести кое-какие отделочные работы и тому подобное…

— Но у меня нет ни малейшего административного опыта, — удрученно развел руками парень.

— Научишься, — заверила его хозяйка отеля. — Под моим чутким руководством пройдешь неплохую практику. Это намного полезнее, чем без толку простаивать у вокзала в надежде подцепить богатенького пассажира. Соглашайся, а?..

Перескочила со своего стула прямо на колени студента и подкрепила жалостливую просьбу жарким и долгим поцелуем. Таким долгим, что у самой перехватило дыхание и закружилась голова.

— Милуетесь?

С царственным видом на кухню вплыла Иррона.

Она осуждающе глянула на парочку, и Лерна тут же вернулась на свое место.

— А вам, собственно, какое дело? — поправила прическу блондинка. — Вы не забыли, что уволены?

— Ишь, начальница выискалась, — язвительно крякнула бабка. — Когда захочу, тогда и уйду. Ну-ка, что вы тут лопаете?

Нимало не смущаясь, взяла чистую тарелку и положила себе преизрядную порцию сварганенного Ноккоей омлета.

— Молодец, парниша, — похвалила, отведав блюдо. — Эстрагона в самую меру положил, я не люблю. Когда с этой специей перебарщивают. И с "утехой для желудка" не переборщил. Кстати, в мое время в омлет по-карульски добавляли еще артишоки и сладкий карри. Ты не знал?

— Вам что, правда нравится ЭТО? — озабоченно глянула на старуху сыщица. — Или вы издеваетесь?

— Куда вам, эльфам, понять столь высокое искусство, как кулинария, — с презрением оттопырила губу Иррона. — Хуже вас готовят только орки или кобольды какие-нибудь!

— Я эльфинарка, — уточнила девушка.

— Это почти одно и то же, — невозмутимо парировала старуха.

— Может быть, — дипломатично вставила Лерна, чтобы не вдаваться в дискуссию по национальному вопросу.

Иррона направилась к кальтершранку и достала целый поддончик с ананасным мороженым, щедро политым вареньем.

— Кстати, ты к тому же и маг неплохой, — облизав первую ложку, снова обратилась госпожа Зинго к Ноккое. — Защиту-то какую сварганил, а? Как ты догадался что нужно "Семь знаков Малгримма" начертить?

Юноша, до этого словно язык проглотивший, судорожно сглотнул слюну.

— Благодарю вас, госпожа Иррона. Чему-то все же меня учили

— Не за что, мальчик мой, — царственно кивнула бабка. — Но на большее не надейся. Да и то тебе удалось, потому что я уже стала не та, что прежде, — погрозила костлявым пальцем. — В прежние-то года… Бывало от меня и архимаги удрали, так что на ходу подметки дымились.

— Что здесь происходит? — вмешалась хозяйка отеля. — Какая еще защита. Кого останавливать?

— А ты что, вчера ничего не слыхала, милая? — прищурила на неё око Иррона. — Как у вас кто-то выл за дверью?

— Ну, — подтвердила Лерна. — И что?

— Так то была я.

— Здрасте, приехали, — хмыкнула блондинка. — Делать вам больше было нечего, что ли, чтоб из себя привидение изображать?

— Почему же, собственно, изображать? — отчего-то обиделась бабка. — Мне никого изображать не надобно. Я сама по себе единственная и неповторимая. Правда, малец? — подмигнула Ноккое. — Ты когда меня раскусил-то?

— Когда вы… — студент запнулся. — Когда сказали, что знали моего прадеда. А тот умер сто пять лет назад.

— Угу, знала, — подтвердила старуха. — Он был первым, кому чуть не удалось меня успокоить…

Вздохнула и вновь заработала ложкой, с аппетитом поедая мороженое.

— Хрень собачья! — выругалась Лерна. — Вы оба хотите с казать, что вот эта бабка… что вы и есть привидение?.. Которое обитает в этом отеле уже две сотни лет?

— Двести пятнадцать! — оторвавшись от десерта, уточнила Иррона.

— Не морочьте мне голову! Да вы выглядите живее всех живых! Привидение… — она задумалась. — Привидение — это нечто нематериальное, воздушное, бестелесное — это в любой книге написано. А вы самым натуральным образом сидите и нагло лопаете мое мороженое!

— Сама ты бестелесная! — рявкнула мистрис Зинго. — Кожа да кости! И чего на тебя только парни засматриваются? Вот я в твоем возрасте была кровь с молоком. Впрочем, я и сейчас еще о-го-го… Ты как считаешь, милок?

— Ну… — невнятно промычал мажонок, опасливо косясь на рассерженную подружку.

С пару минут Лерна стола с полуоткрытым ртом, переваривая ситуацию. Она была так поражена, что не обратила внимания даже на расстегнувшуюся пуговицу на груди, обнажившую куда больше, чем ей бы хотелось.

— Ты уверен? — наконец подала она голос. — Ноккоя, ты ведь не шутишь?

— Где уж шутить — такая качественная нежить! Наш профессор Бровенор в восторг бы пришел!

— То-то! — удовлетворилась его ответом бабка и обернулась к эльфинарке, которую, казалось, сейчас хватит удар. — Кстати, касатка, рот-то закрой, а то от этого морщины образуются. А в твои тридцать восемь уже следует задуматься о внешнем виде.

Столь гнусный намек на возраст от дряхлой карги переполнил чашу терпения сыщицы.

— Так, с меня хватит! — заорала она не своим голосом. — Немедленно выметайся отсюда, старая вешалка, или я за себя не отвечаю!

— И что ж ты мне сделаешь? — с любопытством посмотрела на неё Иррона.

— А вот для начала!

Схватила со стола чашку с уже поостывшим, но еще довольно горячим кофе и выплеснула бабке на платье. Странное дело, однако напиток каким-то непостижимым образом собрался в коричневое облачко и завис в воздухе, не долетев каких-то пару сантиметров до старухиного одеяния.

Мистрис Зинго хищно оскалилась, поддела облачко рукой и швырнула его в лицо эльфинарке. Коричневая жижа угодила прямо Лерне в лоб и растеклась, заливая глаза, нос и рот.

— Ведьма! — взвизгнула «крашеная» в кофейный цвет блондинка и метнулась вперед, горя страстным желанием вырвать бабке патлы.

Иррона, только что сидевшая на одном краю стола, непонятно как оказалась уже на другом.

Эльфинарка судорожно посмотрела вокруг. Взгляд её упал на приоткрытый ящик с ножами и кухонными молотками. Нет, это, пожалуй, не подойдет. Чего доброго, произойдет то же, что и с кофе. Одно дело — быть обрызганной малой толикой горячей воды, и совсем другое — увернуться от острого клинка или тяжелой отбивалки.

— Я полицию вызову! — пришла в голову счастливая мысль.

— По-олици-ю-у?! — передразнила её старушенция. — Ну, давай, попробуй.

— А вот и попробую!

Подскочив к окну, Лерна распахнула его и завопила что есть мочи:

— Караул! Полиция! На помощь! Грабят!

— Кричи, кричи! — издевалась карга. — Тутошняя полиция это место седьмой дорогой обходит.

Тут дверь на кухню распахнулась и на пороге возникли два полицейских в отчего-то чуть примятой форме. Лерна не обратила внимания на неопрятность стражей закона и с радостью бросилась им навстречу. Каким образом они вошли в дом, ей тоже не пришло в голову из-за расстройства чувств, вызванного зловредной старушкой.

— Полиция? — вздела удивленно брови Иррона. — Надо же…

И тут же… исчезла. Будто и не было её тут вовсе.

Эльфинарка чуть в обморок не грохнулась.

— Что у вас здесь происходит? — сурово насупил брови толстый полицейский, по виду троллинг.

— Да, что за шум, а драки нет? — поддержал напарника парень фигурой пожиже.

— Привидение ловим, — глупо улыбнулся им Ноккоя.

Правоохранители подозрительно зыркнули на паренька. Не издевается ли?

— Документики предъявите, господа хорошие! — потребовал полутролль, протягивая волосатую лапищу.

Студент, замявшись, извлек из кармана водительские права. Полицейский заграбастал документ и принялся самым внимательным образом изучать его. Прочитав имя владельца, удивленно пошевелил кустистыми бровями и забуравил взглядом лицо паренька, сличая с фотографией на удостоверении.

— Надо же, Воган, глянь, — протянул он мажонковы права напарнику.

Худой и себе прочитал. И тоже отчего-то удивился.

— Так, офицеры, — вмешалась Лерна, которой надоели эти игры в гляделки, — вы делом заниматься будете или нет?

— Бумаги кажи сперва, — грубо отрезал троллинг. — А то, вишь, караул кричат, а сами неизвестно кто…

— Я - новая владелица этого отеля! — предъявила эльфинарка свои верительные грамоты. — И прошу вас избавить меня от присутствия наглой террористки. Вернее, меня терроризируют!

— Разберемся, — буркнул тот, кого назвали Воганом. — Где ваша террористка?

— Только что здесь была, — растерянно пожала плечами сыщица.

— Была да сплыла, — ощерил желтые клыки троллинг. — Сквозь стену просочилась, что ли?

— Она может, — осторожно подтвердил Ноккоя.

— Не говори глупостей! — цыкнула на него блондинка. — Найдите её, господа офицеры, и вышвырните из моей собственности. Я в долгу не останусь.

Сделала красноречивый жест двумя пальцами.

— Ну, это само собой, — кивнул Воган. — Пойдем, что ли, Тован, обыщем… то есть осмотрим помещения.

— Ага! — непонятно с чего радостно загоготал троллинг, потирая руки.


Они удалились.

Лерна уселась за стол и с вызовом посмотрела на потупившегося и неловко переминающегося с ноги на ногу студента.

— Что случилось, мальчик? Тебя в детстве полицейским испугали? Или ты страдаешь от того, что подумает твоя любимая девушка узнав, что ты переспал с бабой из развратной имперской столицы?

Ноккоя сначала ничего не ответил. Потом поднял взгляд и в упор посмотрел на эльфинарку.

— Зря ты так… К тому же у меня нет девушки. Если на то пошло — девушки меня не интересуют.

— Что?! Так ты пид… э-э-э, короче, ты специализируешься на мальчиках?! — потрясенно спросила сыщица, а студент даже покраснел.

— Нет! Честное слово, нет!

— Ясно, — понимающе кивнула эльфинарка, про себя твердя, что, в конце концов, у людей такое бывает и не надо делать из этого проблему. — Предпочитаешь могучих грубых зрелых мужиков?

— Да что ты?! Я очень люблю женщин, но… — он опустил глаза и замялся, словно решая, признаваться или нет.

— Говори уж все, Ноккоя раз начал! Как на духу! — приказала охваченная самыми разнообразными подозрениями Лерна, подумав, что как раз вот только юного любителя плетки и связывания не хватает в коллекции покоренных ею мужчин

— Нут ладно… — усмехнулся он, сверля её своими красивыми чёрными глазами. — Я имел некоторый опыт… общения с женщинами, и тут и в Веденессе. Почему-то у вас считают что тут, на юге, какие-то необыкновенные любовники… Ну вот, и из этого опыта понял, что больше всего меня интересуют дамы старше меня лет на десять-пятнадцать. Ты считаешь это плохо? Извращение?

— Нет, все не так страшно, как я сперва подумала. Но сейчас ты поступил очень некрасиво, — сказала Лерна. — Ты прямо заявил, что я много тебя старше. Это если хочешь знать, эльфинарке обиднее даже, чем человеческой женщине. Не делай так больше.

— Да я не это имел в виду… Я согласен, что делаю все не так, — произнес юноша. — Спасибо за совет, и, если честно, тебе я больше двадцати пяти не дал бы.

— То есть я даже слишком молода для тебя? — кокетничая, спросила сыщица.

— Ну… не то чтобы… — виновато улыбнулся студент.

— Ладно, прощен, противный! — вздохнула Лерна, которая сама-то, если честно, не особо беспокоилась по поводу своей внешности, так как мужское внимание к ней не ослабевало, да ей и некогда было задумываться о своем возрасте. — Я извиняюсь, что обидела тебя…

— Не казни себя, с кем не бывает, — успокоил ее Ноккоя.

— Эх, твоими бы устами…

— Нет, лучше твоими, — хихикнул фривольный южанин и еле увернулся от брошенной в его голову булочки. — Так, значит, мир?

— Мир, мир, — подтвердила блондинка и пошла к парню, решив закрепить конец размолвки поцелуем.

Однако грохот где-то в глубине здания заставил её застыть на месте. Показалось, что дом рушится.

— Что такое? — испуганно взглянула она на мажонка.

— Пойдем, посмотрим? — предложил тот.

Вооружившись большими разделочными ножами, парочка покинула кухню.


Следы «обыска» (или "отыска"), проводимого Воганом и Тованом, были видны даже невооруженным глазом и произвели на Лерну удручающее впечатление.

Увидев, что вдоль всей лестницы, ведущей на второй этаж, вспорота и оторвана шелковая обивка стены, перевернуты старинные фарфоровые вазы с цветами, до этого мирно стоявшие на ступеньках, что самые ступеньки сломаны через одну, эльфинарка пришла в ужас и в то же время озадачилась вопросом: когда ж они успели всё это испоганить?

Взъярившись, словно тигрица, у которой пытаются отобрать законную добычу, блондинка с воинственным воплем ринулась по следам полицейских. Студент еле поспевал за своей новой работодательницей.

Пробегая по коридору, сыщица механически отмечала нанесенные её собственности убытки.

Четыре сорванных со стены картины, три перевернутых и сломанных тумбочки, два разбитых вазона с цветами, выдернутая из кадки пальма (ковровая дорожка в этом месте была безвозвратно испорчена высыпавшейся землей), расколоченное вдребезги старинное зеркало…

Пожалуй, визит стражей порядка принес ей пока гораздо больше убытков, чем удовлетворения уязвленной гордыни. Возможно, с нахальной старушенцией можно было договориться за меньшую сумму, чем та, которая пойдет на восстановление испорченного интерьера.

— Ну, я их! — хватала ртом воздух запыхавшаяся красавица, потрясая в воздухе кулачком. — Попляшут они у меня! Все городское управление полиции кровавыми слезами умоется!

Где-то впереди снова громыхнуло.

Что эти дебилы уничтожили на этот раз? Старинное фортепьяно или облицованный изразцами камин?

Дверь одного из номеров (Лерна про себя с ужасом отметила, что это был тот самый «восточный» номер, в котором они с Ноккоей провели ночь) с треском распахнулась, и оттуда, сбив студента с ног, выскочили слуги закона. Их лица были перекошены от ужаса, а глаза едва не вылезали из орбит. Кто же или что напугало доблестных борцов с преступностью?

Ответ был получен мгновение спустя, когда из дверного проема вылетело НЕЧТО, издающее жуткие, замогильные звуки.

Поначалу Лерна приняла ЭТО за летающий новомодный агрегат — пылесос или что-то в этом роде. Но затем, присмотревшись, увидела, что ОНО больше напоминало чучело, на которое вместо лохмотьев какой-то шутник надел рыцарские доспехи. Нагрудник, меч, щит, шлем-шишак и прочие элементы вооружения, вышедшего из употребления пару веков назад.

— Э-ге-ге! — залихватски доносилось из-под забрала. — Держи воров!

Полицейские, как два паровоза, с пыхтением пронеслись мимо и загрохотали вниз по лестнице. Казалось, они напрочь забыли о своих пистолетах, никчемно болтающихся в кобурах.

Пролетая мимо остолбеневших блондинки и студента, бронированное пугало малость притормозило и прогрохотало знакомым старушечьим голосом:

— Чего стоишь, ворон ловишь, хозяйка фиговая? Тут злодеи-самозванцы дом разоряют, а ты и ухом не ведешь! Вот, самой за дело браться приходится. Эх вы, молодежь!

И вновь заулюлюкало, закудахтало, залаяло. От такой какофонии у кого угодно душа бы в пятки ушла. Так, наверное, было бы и с душами Лерны и Ноккои, если бы парочка только что не услыхала речь бабуленции, на которую, вроде бы, и велась охота. Так что, охотники и жертва поменялись местами?

— Ты что-нибудь понимаешь? — вопросительно взглянула на своего управляющего-секретаря эльфинарка.

— Не совсем, — не постеснялся признаться парень. — Вижу, что наше привидение пока держит верх над представителями правоохранительных органов.

— Да что ты заладил: привидение, привидение?! Ты и впрямь веришь, что эта проходимка призрак?

Юноша кивнул. При этом имел такой серьезный вид, что сыщица поколебалась в своей уверенности.

— У неё аура… как бы тебе это сказать попроще… нежити, умертвия. Я это еще вчера заметил и предпринял кое-какие шаги, чтобы обезопасить наш ночной отдых. Как ты сама слыхала, старуха призналась, что не смогла преодолеть поставленных мною преград.

— Ошизеть можно! — хлопнула себя руками по бедрам блондинка. — У меня голова кругом идет. Привидение, гоняющееся за полицейскими. Это что-то с чем-то. Какие-то у вас стражи порядка странные в Каруле…

— Слыхала же, Иррона утверждает, что они ненастоящие полицейские. Я почему-то склонен ей верить.

С первого этажа донесся визг, похожий на поросячий. Новоявленные партнеры по отельному бизнесу поспешили вниз.

Картина, открывшаяся их взорам в холле, была мрачной и комичной одновременно.

Одна из панелей стойки портье, по всей видимости, фанерная, была пробита головами бедных малых, взявшихся обыскивать отель. Как подобное могло случиться, про то, верно, один Ургот знает, но факт оставался фактом. Головы «полицейских» торчали по одну сторону панели, а все остальное, в том числе филейные части — по другую. И к этим-то частям и примерялось пугало-рыцарь.

Сначала оно повертело в руках свой меч. Зачем-то понюхало его, раза два со свистом разрезало воздух, словно пробовало играть в гольф, и покачало головой. Меч растворился в воздухе, и вместо него в бронированной перчатке оказался зажатым пучок розог. Тех самых, которыми строгие учителя секут особо нашкодивших учеников.

Еще два-три взмаха.

"Вжик-вжик", — запели прутья.

Как видно, этот звук показался более мил уху металлического монстра. Потому как он кивнул головой и шагнул к «безголовым» туловищам, потешно дрыгающим руками и ногами в тщетных попытках освободиться.

Лерна и Ноккоя, затаив дыхание, наблюдали за готовящейся экзекуцией. Юноша хотел было вмешаться, но железная бабка повернула к нему забрало и погрозила орудием наказания. Блондинка дернула приятеля за рукав. Тебе, мол, больше всех надо? По её мнению, мерзавцы вполне заслужили порцию березовой каши за учиненный в отеле бардак.

Вжик! И пучок опустился на широкое седалище троллинга.

— Уай! — возопил бедный Тован.

Вжик! То же самое произошло и с задницей Вогана.

— Ой! — вякнул худосочный.

Вжик, вжик. Свистели прутья, попеременно касаясь филейных частей то одного, то другого громилы.

— Уай! Ой! — отвечали они на удары низким баском и хрипловатым фальцетом.

При этом туловища продолжали ожесточенно работать верхними и нижними конечностями.

Наконец, после очередной порции ударов в стойке что-то треснуло, и испорченная панель оторвалась. Зрители смогли увидеть искаженные от боли и обиды рожи наказуемых.

В стальных пальцах карги снова появился меч.

Бабка взмахнула им разочек, явно намереваясь отсечь бедолагам головы. Лже-полицейские дернулись в разные стороны, но хомут-панель не отпускал их, держа в одной упряжке. Не долго думая, Тован и Воган обратили к зрителям и палачу те самые места, которые уже сполна вкусили воздаяния, и ринулись к выходу из отеля.

С жалобным звоном разбились дверные стекла. И нахальные гости испарились.

Призрак в доспехах издал торжествующий вопль "Хей-хо!" и преобразился. Теперь это снова была растрепанная бабка в уже привычном для глаз напарников легкомысленном комбинезончике розового цвета.

— Что ж, — потерла ладошки мистрис Зинго, — охота, кажись, удалась на славу. Давненько такого азарта не испытывала. Наверное, с тех самых пор, как пару лет назад окунула в унитаз одного педофила, пытавшегося окучить бедного сиротку, принесшего ему из ресторана вечерний чай. Ох, и визжал же он тогда, скажу я вам.

Иррона величественно проплыла мимо Лерны, едва не задев ее нос. Блондинка заметила, что сейчас бабка. Не скрываясь, именно плыла по воздуху, а не делала вид, что ходит, как и все люди, ногами.

— Надейся на вас! — буркнула сердито. — Воры дом вверх тормашками перевернут!

Возле Ноккои чуток притормозила. Внимательно обозрев парня с ног до головы, уперла ему в грудь костлявый палец и прокаркала:

— А на будущее имейте в виду. Разврата в своем доме я не допущу! Тем паче соблазнения несовершеннолетних!

Последняя фраза вместе со злобным взглядом адресовалась уже эльфинарке.

Отыграв эту мизансцену, старуха просочилась сквозь стену и пропала. Будто ее и не было.

Молодые люди переглянулись.

— Да уж, — покачала головой Лерна. — Всего лишь первые сутки в этом городе, а уже голова от впечатлений пухнет. Что же дальше будет, а?..


Завершив неоконченный завтрак, сыщица и студент расстались. Молодой человек подался домой утрясти вопрос с машиной да и вообще уладить дела с родными. Блондинка же решила познакомиться с Карулой поближе, а заодно навестить редакцию какой-нибудь из городских газет, чтобы поместить объявление о найме персонала и бригады ремонтников.

У нее были самые мрачные предчувствия. Понятно, почему отель пришел в запустение. С такой «хозяйкой» под крышей мало кто уживется. Как тут подобрать надежных людей? А их потребуется немало: повара, официанты, горничные, швейцар. Ой, да всех и не перечислишь.

А клиентов чем заманивать? Репутацию заведения можно испортить в один миг, а снова завоевать доверие — на это могут уйти годы и годы.

Ургот бы побрал этого Унтраса с его отелем и привидением! Одни хлопоты.

Чтобы немного развеяться, прошлась к морю. Курорт все-таки. Надо вдохнуть соленого воздуха. Порелаксировать.

Море было без конца и края. Оно переливалось на солнце, словно драгоценный камень. То зеленое, то голубое, то зелено-голубое, то светлое, то темное, то светло-темное, синее, небесное, оливковое. При взгляде на него, поневоле забывались проблемы и треволнения. Душа наливалась спокойствием и уверенностью в том, что все будет не просто хорошо, а замечательно…

* * *

Редакция "Карульских ведомостей", одной из двух центральных газет города, отличалась той особой респектабельностью, которая бывает свойственна лишь солидным фирмам, существующим и процветающим не один десяток лет.

Прежде всего, располагалась она не на каком-нибудь одиннадцатом этаже десятиэтажного здания, а занимала отдельный двухэтажный особняк, построенный, если Лерна не ошиблась, еще в прошлом веке. У входа висела массивная бронзовая вывеска, на которой вычурными завитушками было выгравировано название почтенного печатного органа.

Двустворчатые дубовые двери с металлическими ручками в виде грифонов охранял осанистый швейцар в ливрее и при булаве. Он смерил посетительницу тяжелым, буравящим взглядом профессионала, определяя, насколько серьезной может быть эта клиентка, да и годится ли она вообще на статус клиентки. Видимо, удовлетворенный осмотром, чуть поклонился (без подобострастия, но уважительно) и распахнул перед эльфинаркой двери.

"Вот бы и мне этакого привратника заполучить", — подумала блондинка, всегда немного робевшая при виде внушительных харизматичных мужчин.

Прямо на входе её отловил вертлявый темноволосый юноша в черном деловом костюме и вежливо осведомился, по какому вопросу мистрис посетила их газету. Узнав, что ей нужно дать объявление о найме персонала, молодой человек расплылся в радушной улыбке и лично проводил Лерну до рекламного отдела по коридору, устланному мягкой ковровой дорожкой.

Эльфинарка очутилась в просторном помещении с большими окнами и всего тремя столами, на каждом из которых красовались чудеса офисной оргтехники: конт с большим монитором, факс, портативный принтер (он же копир и сканер). Гостья поневоле обзавидовалась. В её Вардарской конторе такого богатства в помине не было. Шлепала справки и отчеты клиентам на допотопной машинке.

Из-за одного из столов поднялась миловидная худощавая девица и пригласила визитершу присесть в удобное кресло. Спросила, не хочет ли уважаемая дама чаю или кофе. Лерна от горячих напитков отказалась (по такой-то жаре), попросив стакан минералки без газа.

— Итак, чем мы можем быть полезны мистрис? — поинтересовалась журналистка, исполнив долг радушной хозяйки.

— Я хотела бы нанять персонал для своего отеля, а заодно и бригаду для проведения ремонтно-отделочных работ?

— Вам нужно дать объявление? — ослепила блеском фарфорово-белоснежных зубов девица.

— Ну да.

— На какой странице? Лучше на первой или второй. Надежнее, хоть и дорого.

— Пожалуй, — согласилась Антео.

— О каком отеле идет речь? Это новостройка?

— Нет, заведение старое. «Удача». На днях я приобрела его у господина Унтраса.

Не стала уточнять, при каких именно обстоятельствах.

На лицо журналистки набежала легкая тень. Двое других сотрудников перестали молотить пальцами по клавиатурам и с любопытством уставились на эльфинарку. В воздухе повисла неловкая пауза.

— "Удача"? — переспросила девушка, проглотив нервный комок. — Но ведь отель уже года три как не работает?

— Я знаю, — подтвердила Лерна.

— А о причине этого вам известно? — глаза газетчицы выражали мировую скорбь по неразумной собеседнице.

— Уже да. Причем я имела честь лично с ней познакомиться.

— С кем? — не поняла журналистка.

— С причиной.

— И как? — ляпнула, не подумав, работница пера.

— Пока терпимо.

Взгляд девицы из сочувственно-скорбного превратился в любопытный. Все-таки она была профессионалом, и журналистский азарт взял верх над скепсисом.

— Вы познакомились с… Ирроной Зинго?

— Точно, — поморщилась блондинка.

— И до сих пор живы и здоровы?! — не поверили ей.

— Как видите! — возмутилась эльфинарка.

— Это сенсация, — прошептала журналистка, глянув на коллег.

Те согласно закивали.

— Не желаете дать интервью для праздничного выпуска? — алчно загорелись очи девицы. — Через пять дней о вас будет говорить весь город.

Лерна подумала, а почему бы и нет? Лишняя, притом бесплатная реклама ей не помешает. Однако солидности для сделала вид, что раздумывает и колеблется. И не прогадала.

— Если согласитесь, тогда ваше объявление мы разместим бесплатно на первой странице. Еще и гонорар получите.

Блондинка тяжелехонько вздохнула.

— Ладно уж. Берите свое интервью. Но у меня одна просьба…

— Да? — с готовностью молвила журналистка, уже тыкая пальчиками в кнопки экстрафона.

— Я бы хотела поработать в ваших архивах. Нужно собрать кое-какую информацию по моей новой собственности и вообще…

— Какие вопросы?! Разумеется, мистрис…

— Лерна. Лерна Антео.

— Мистрис Антео.

По звонку девицы в офис прибежал тот самый вертлявый юноша, оказавшийся лучшим в городе светским репортером Леоном Бонзо. Парень тут же взял эльфинарку в оборот, задавая каверзные вопросы, сам на них отвечая и что-то строча, строча, строча в пухлом блокноте в черной кожаной обложке.

За час с небольшим их беседы Антео жутко умаялась, и была рада, когда пытка, наконец, закончилась. Её еще сфотографировали в нескольких ракурсах (фотограф польстил, что с Лерниными данными только фотомоделью работать), прежде чем отвели в архив.


Очутившись в просторном, хорошо проветриваемом помещении, она вновь оценила респектабельность издания. Обычно архивы представляют собой пыльные полутемные комнатенки, расположенные где-нибудь в подвальном помещении.

В "Карульских ведомостях" все было по-другому. Архив находился на втором этаже, прямо под крышей. Причем потолок здесь был выполнен в виде прозрачного купола из прочного стекла. Точь-в-точь как в Вардарской имперской библиотеке.

Подшивки газет аккуратно разложены на стеллажах по годам, так что разобраться в них спокойно мог бы и школьник. Это на любителя полистать старые пожелтевшие листы, вдыхая запах бумаги и свинца. Тем же, кто привык к современным технологиям, предлагались цифровые копии выпусков за все годы. Причем, что Лерна оценила по достоинству, готовившие архив специалисты не поленились снабдить статьи и некоторые слова гиперссылками, позволявшими посмотреть, что писали по этому же поводу другие издания Карулы и даже имперские газеты и журналы. Поистине титанический и дорогостоящий труд.

Прежде всего, сыщица принялась просматривать подшивки трехлетней давности. Как раз тогда и закрылось приобретенное Лерной заведение. Практически сразу наткнулась на искомое.

Это была заметка на первой полосе под кричащим заголовком: "Регент бьет сластолюбца". Подписана она была уже знакомым эльфинарке Леоном Бонзо. Репортер сообщал:

"Вчера в отеле «Удача» было совершено очередное, (уже третье за неделю!) покушение на убийство. Пострадавший, господин Скайус, мелкий торговец, прибывший к нам на отдых из Империи, получил тяжкие телесные повреждения. Как заявляет вышеупомянутый, они были нанесены…привидением. "Эта ужасная старуха облила меня кипятком и бросила на голову мраморную статую. Мне наложили десять швов!" — пожаловался нашей газете господин Скайус.

Из показаний свидетелей стало известно, что прошлым вечером, находясь в состоянии алкогольного опьянения, Скайус предложил постоялице отеля уединиться в его комнате, на что дама, пожелавшая остаться неназванной, ответила отказом. После этого потерпевший стал прилюдно приставать к ней с непристойными намеками и распускать руки. Женщина отвесила ему пощечину, вследствие чего он ударил ее кулаком в живот. Спустя минуту на голову Скайуса обрушилось ведро кипящей воды и упала статуя. (Как поведал нам один из свидетелей, сластолюбец был оглушен мраморным бюстом нашего обожаемого регента). "Это действительно был призрак старухи Ирроны Зинго! Она не стала терпеть выходки мерзавца. Поделом ему!" — рассказывает очевидец происшедшего мистрис Марион.

Так что же творит призрак — вопиющий беспредел или все же правосудие? На этот вопрос пока не существует однозначного ответа, но в скором будущем мы постараемся разобраться, дорогие читатели".

Однако ж недурно — три происшествия за неделю. Ну-ка, ну-ка, поглядим дальше.

Двумя месяцами позднее все тот же Леон Бонзо писал еще об одном происшествии, случившемся в «Удаче»:

"Нынешней ночью я был разбужен необычным звонком. Некто, пожелавший остаться неизвестным, посоветовал мне срочно отправляться в отель «Удача», где я смогу стать очевидцем любопытной и драматической картины. Услыхав название заведения, ваш покорный слуга не стал медлить, памятуя о цепи странных случаев, приключившихся во владении достойного господина Унтраса.

Вскочив в свое авто фирмы «Уникорн» (кстати, совсем недорого приобретенное в салоне "Веселый орк", принадлежащем Зуху Варусу и расположенном на площади принца Родерига, 15), я помчался к отелю с привидением, надеясь, что мой звонок — это не очередная неудачная шутка приятелей.

Подъехав к «Удаче», понял, что дело здесь нешуточное. У подъезда стояло несколько полицейских машин и карета неотложки. Все здание тоже было оцеплено стражами закона. Мне с трудом удалось проникнуть внутрь помещения, в чем поспоспешествовал мой старый добрый друг, квартальный судья К*. На мои расспросы он неохотно ответил, что дело слишком щепетильное, чтобы его предавать широкой огласке. Однако же был настолько любезен, что проводил меня на второй этаж, в так называемый "Восточный номер", и дал осмотреть место происшествия.

Признаться, я был откровенно шокирован открывшейся моим глазам картиной. Все произошло в ванной комнате. Некий господин средних лет, приехавший к нам из имперской столицы и, по слухам, близкий ко двору, решил перед сном принять ванну. До этого постоялец заказал себе в номер чашку успокоительного чая из ромашки и стакан кефира с овсяным печеньем. Все это ему и было доставлено буфетчиком, юношей четырнадцати лет.

То ли господин маркиз (ох, проговорился) принял на сон грядущий лишнюю порцию спиртного, то ли на него так подействовала горячая вода с ароматическими травами, однако ж при виде прелестного белокурого отрока с огромными голубыми глазами и нежной кожей он настолько возбудился, что, забывшись, схватил мальчика за отвороты куртки и стал сдирать с него одежду. Юноша стал отчаянно отбиваться, моля о помощи, но никто не пришел ему на выручку. Время было позднее, да и соваться в номер высокопоставленного гостя никому не хотелось.

Шокированный мальчуган потерял сознание, чем не преминул воспользоваться господин Н*, раздев бесчувственного отрока донага. И тут произошло невероятное. Внезапно из крана забила струя холодной воды. Капли её упали на лицо посыльного, вернув его из пучины беспамятства. Дальнейшее нам известно с его слов.

Вода перестала течь так же внезапно, как и хлынула. И из бронзового носика вылетел пузырь, спустя пару мгновений превратившийся в сухопарую женскую фигуру. Призрак, гневно сверкая очами, подлетел к слегка пришедшему в себя и не на шутку перепугавшемуся маркизу, схватил его за горло и потащил к унитазу. Там он погрузил голову насильника в воду и спустил воду. И так повторялось раз за разом, пока господин Н* не захлебнулся.

Привидение, удовлетворившись делом рук своих, ласково потрепало мальчугана по щеке, приказало ничего не бояться и вручило отроку кошелек с золотыми монетами (все старинной чеканки двухсотлетней давности).

Не знаю, как вам, уважаемые читатели, а мне ничуть не жалко усопшего. Без таких гостей наш город чище и спокойнее".

Это, кажется, тот самый случай, о котором упоминала сама Иррона Зинго, изнав лже-полицейских.

А Леон Бонзо таки умеет писать, признала Лерна. И довольно смел, как на светского журналиста покоренного Империей государства. Сколько в его заметках скрытого подтекста, обличающего пришельцев. Отнюдь не случайно и в первом, и во втором материале подчеркнуто, что оба потерпевших были не коренными карульцами, а гостями из страны-поработителя.

После этой статьи аналогичных материалов больше не печаталось. Видимо, случай был настолько вопиющим (еще бы, смерть знатного вельможи), что отель решили прикрыть от греха подальше.

Точно, вот через месяц, на странице объявлений появилось скупое сообщение о том, что владелец отеля «Удача», господин Унтрас временно закрывает свое семейное дело в связи с отъездом в Вардару.

Больше из любопытства, чем для дальнейшего прояснения картины (общий смысл происходящего уже дошел до сыщицы), Лерна просмотрела более ранние подшивки. Четыре года назад — пять происшествий, пять лет тому — четыре. Шесть, семь, восемь — от силы один случай в год.

Интересная статистика. Количество эпизодов резко увеличилось пять лет назад, как раз после присоединения этих земель к Империи. Есть над чем задуматься и что обобщить. Однако лезть в дебри политики эльфинарке не хотелось. Она всегда была далека от этой сферы, предпочитая вести беззаботную светскую жизнь (разумеется, когда средства позволяли).

Девушка пребывала в глубокой задумчивости.

Кончено, призраки и привидения водились и в империи, ибо они, как доказал еще основоположник научной магии Амадис Бальский, суть такая же часть природы, как люди, эльфы или, например, муравьи.

Но то были призраки самые обычные, бестелесные, не позволявшие себе ничего сверх положенного природой. Ну, там повыть и похохотать в полнолуние, покружиться над ночными улицами, пугая припозднившихся пьянчужек, пощекотать нервы туристам-зевкам, осматривающим какие-нибудь исторические развалины.

Но чтобы призрак швырялся ведрами, размахивал пистолетом, пил ром, да еще при этом непристойно выражался на двух языках (а ведь научная магия давно обнаружила, что ругани нежить не любит).

Нет, есть, конечно, всякие малые народцы. Разные там спригганы, урохи, кобольды, лепрехуны. Хотя вообще-то они обычно мелкие, в среднем с кошку, но иные спригганы могли вырастать до очень приличных размеров и даже повелевать ветрами.

Может, Иррона — спригган? Лерна не могла припомнить, бывают ли спригганы женского пола, но зато знала, что они обычно привязаны к своим дольменам и кромлехам. К тому же оные малородцы и нечистики обычно при появлении кого-то, в ком течет кровь эльфов, обыкновенно плюхаются на колени, а уж чтобы пытаться облить его помоями…

Правда была еще нежить. И вот это уже куда серьезнее.

Поневоле мистрис Антео вспоминала все те жуткие древние книги о темных веках, когда демонические силы чувствовали себя на земле хозяевами, и ночами люди (и даже сеитхе!) запирали покрепче двери своих жилищ и чертили дрожащей рукой обережные знаки. Все эти умертвия, бурхуны, упыри всех цветов и разновидностей, и прочие разные нетопыри.

Силами магов, святых отцов и просто воинов-борцов со злом их вывели почти по всему миру… Но почему бы кое-где в диких варварских странах, вроде этого самого княжества Риолл, им не уцелеть?

Да нет, чушь! Будь это где-нибудь в глухих горах или лесной деревне — еще можно поверить. Но уж в городе никто не позволил бы нежити так свободно разгуливать. Опять же, сомнительно, чтобы даже слабенькое умертвие так просто отпустило бы их с Ноккоей. Разорвало бы и не поморщилось.

Вот дела, и спросить-то не у кого, что делать. Не жаловаться же на привидение квартальному судье? Кстати, найти его не помешает. Переодетые полицейскими воры — это уж точно по его части! Да и подружиться с представителем закона не помешает.


Так, в раздумьях переступила порог своего нового дома. Отчего-то отель показался ей большим и неуютным.

"Словно гроб", — мрачно подумала блондинка.

И Ноккои рядом нет.

За день она успела соскучиться по парню. Непонятно, с чего бы. Ведь он для нее очень молод, если прочить студента на роль особо приближенного к телу.

Хотя здесь возраст особой роли не играет. Был бы настрой души соответственный… А в этом лукавом бесенке было что-то такое, что затрагивало душу эльфинарки.

Ладно, маг-недоучка, так куда-то и её личное привидение запропастилось. Словно прознало, что новая хозяйка «Удачи» раскопала кое-какой компромат.

Кстати, о птичках. Еще одна мысль, не дававшая Лерне покоя весь день. Если отель уже три года не работает, то откуда в холодильнике еда?

— Мистрис Зинго, а, мистрис Зинго! — заорала она истошным голосом. — Привидения едят и пьют, как люди, или нет?!

Молчание.

Вот так всегда. Когда хочется с кем-нибудь поговорить, никого рядом не наблюдается, даже нахального и надоедливого привидения. Но стоит только заняться чем-то этаким… Вмиг налетят, испортят праздник, сволочи.

— Иррона, не прячьтесь! Я же знаю, что вы здесь! Вам что, трудно поговорить с человеком?

Никакой реакции.

— Ну и ладно! Все равно я кое-что о вас разузнала… И, знаете, совсем не осуждаю вас за «шалости». Даже наоборот, зауважала. Как женщина женщину…

Ей показалось, что неподалеку, за большой напольной фарфоровой вазой кто-то хихикнул. Она бросилась туда, но, увы, никого не обнаружила.

Что ж, пускай. Главное, что её услышали. Лерна не сомневалась, что это так.

Пока же нужно отдохнуть. Для первого рабочего дня многовато событий и впечатлений. Даже хорошо, что здесь нет этого хитроглазого сорванца. Отдохнешь с ним, как же.

Только, разумеется, не в "Восточном номере". После прочитанного ею о разыгравшейся там драме Лерна больше туда вообще не зайдет. И при первой же возможности прикажет перепланировать апартаменты…

* * *

Ах, эти летние южные ночи! Когда раскалившаяся за день земля, камни, дома пытаются насладиться прохладой, отдавая воздуху накопленный жар, отчего и ночью нет спасения от духоты. Люди тщетно распахивают окна и балконные двери навстречу вожделенному морскому бризу, полагая, что хоть так избавятся от липкого пота, изрядно поднадоевшего за день. При этом совершенно не думают о последствиях.

И напрасно. Потому как лето — лучший сообщник для лиц, зарабатывающих себе на жизнь проникновением в чужие жилища.

Видимо, один из таковских любителей поживиться за счет ротозеев нацелился на отель «Удача», тоже открывший по примеру соседей пару окошек на втором этаже. Немного, однако ж опытному мастеру своего дела и этого за глаза хватит. А в том, что ночной гость был докой в ремесле, сомневаться не приходилось. Стоило лишь понаблюдать, как ловко он справился с почти отвесной, без всяких выступов и крюков стеной, забираясь на второй этаж. Можно сказать, птицей, или, лучше, летучей мышью взлетел на неширокий подоконник и ужом втиснулся в узкую форточку.

Очутившись в здании, визитер отчего-то не стал сразу же осматривать комнату, в которую он забрался, а осторожно, бесшумно спустился на первый этаж и направил свои стопы на кухню. Здесь бестелесным духом проскользнул мимо стола, стульев, табуретов, умудрился ни разу не зацепить во множестве развешанную на стенах столовую утварь и подобрался к холодильнику, на некоторое время застряв возле нег.

Приоткрытая дверца агрегата выпустила лучик света, озаривший лицо нечаянного гостя. Оно было достойно того, чтобы быть изваянным лучшим придворным скульптором. Потому что только подлинный творец мог бы запечатлеть эту поистине нечеловеческую, какую-то неземную красоту. Прямой нос, тонкие, плотно сжатые бледные губы, лихой разлет соболиных бровей, глаза-уголья над узкими скулами, чуть запавшие щеки, волевой, четко очерченный подбородок. Бледный овал лица обрамляли густые, черные, как смоль, кудри, которым могла бы позавидовать любая записная щеголиха из первого десятка красоток империи. Фигура молодого человека была под стать лицу — совершенная красотой изваяний древних скульпторов.

Повозившись у "Короля холода", чем-то тихонько позвенев и пошелестев, юноша так же ловко выбрался из помещения, снова ничего не зацепив и не разбив. Странно, неужели в этой кромешной тьме он видел так же хорошо, как обычные люди видят днем?

Ни разу не скрипнув половицей, визитер поднялся на второй этаж и начал красться по коридору вдоль вереницы дверей, у каждой из которых к чему-то прислушивался и принюхивался. У одного из номеров бледнолицый красавец остановился и стал втягивать ноздрями воздух с каким-то особым рвением. Приложил к двери ухо и на мгновение замер. Потом удовлетворенно кивнул, отчего кудри на его голове зашевелились, точно змеи.

Положив ладонь на замок, ночной гость напрягся. Легкая волна прошла по его мускулистому торсу. В замке что-то щелкнуло. Красавец улыбнулся и нажал бронзовую ручку. Дверь бесшумно отворилась, приглашая его войти. Он не отказался от гостеприимного предложения.

В номере явно кто-то был. Лунный свет, проникающий через не зашторенное окно, освещал большую двуспальную кровать, на которой, раскинувшись в ночной неге, мирно спала обнаженная прекрасная девушка. Лежала она на животе, белокурые волосы прикрывали лицо.

Парень некоторое время постоял над кроватью, любуясь совершенными формами девичьего тела. Затем осторожно наклонился над спящей, нацелившись устами в беззащитную шею, на которой пульсировала жилка. Из-под бледных губ высунулись два острых, похожих на кинжалы клыка…

— Ты что ж это, милок, никак двери попутал? — раздался внезапно противный скрипучих голос.

Прекрасная блондинка повернулась на спину, и молодой человек с ужасом увидел худое старушечье лицо.

— Решил воспользоваться моей беспомощностью и лишить бедную девичьей чести? — издевательски бросила в перекошенное от страха лицо бабка. — Мы с тобой как договаривались? Принес продукты, загрузил в холодильник и будь здоров! За каким же Урготом ты полез в жилые помещения, а?..

Юноша затравлено зыркал туда-сюда, ища лазейку, чтобы поскорее унести ноги. Он знал, что с Ирроной Зинго шутки плохи.

— Захотел подшибить деньгу левым заказом? — умильно ухмыляясь, поинтересовалась карга. — На кого работаешь?

Бледнолицый метнулся к окну, однако старушка ловко подставила ему ногу, и он, сбив этажерку с декоративной посудой, с грохотом рухнул на пол.

— Отвечай, кровосос несчастный! — схватила его рукой за горло Иррона.

Парень дернулся, чтоб вывернуться, но не тут-то было. Рука у бабуленции была железной.

Жалко пискнув, он выдавил из себя имя.

— Снова он, — утвердительно кивнула Зинго. — Настойчивый. Да уж, в изобретательности ему не откажешь. Сначала полицейские, теперь вампир. А потом убийство, как всегда, на меня спихнули бы.

Помолчав, она уставилась на юношу сверлящим взглядом.

— И что мне с тобой теперь прикажешь делать? Развоплотить на хрен собачий? Колом в грудь или серебряным кинжалом по горлу предпочитаешь?

Злодей затрепетал, словно лист на ветру.

— Смилуйтесь, мистрис Иррона! — взмолился. — Ургот попутал!

— И много ль обещали?

— Много, ой как много…

— А на что оно тебе, нежильцу-то? Курочка по зернышку клюет, а сыта бывает. Значит так! — припечатала ладонью по груди вампира, как будто кол вбивая. — Никакого доверия между нами теперь, само собой, нет. Договор наш на ежедневную доставку продовольствия я отменяю. Другого поставщика найду. Ты уже сегодня покинешь Карулу, и чтоб даже духу твоего близко не было. Иначе пеняй на себя. Ты ж меня знаешь…

Парень быстренько закивал головой и бросился к дверям.

— Э нет, милок, — остановила его окриком бабка. — Как вошел, так и выйдешь.

Гость полез в форточку.

Оказавшись уже по ту сторону стекла, повернулся на подоконнике и попросил:

— Можно один вопрос?

— Спрашивай, — милостиво дозволила карга.

— Зачем нужны все эти свежие продукты? Ведь вы же не едите их, а только создаете видимость приема пищи.

— А вдруг хозяин отеля вернется? — просто ответила Иррона Зинго. — Поесть с дороги человеку-то надобно или нет?

— А-а, — неопределенно промычал вампир, и ночная тьма поглотила его.

* * *

С утра пораньше заявился сияющий, как золотая монета, Ноккоя. Свои семейные дела он уладил, и теперь готов был полностью поступить в распоряжение новой хозяйки «Удачи». Эльфинарка не преминула воспользоваться его готовностью, отрядив парня на осмотр отеля, велев заглянуть во все уголки, и прикинуть, что нужно исправить после погрома, произведенного лже-полицейскими, да и вообще.

— Ну, как ты находишь хозяйство? — поинтересовалась, когда он явился.

Юноша сел на табурет.

— Как Мамалай прошел, — уныло вздохнул он.

— И не говори, — затараторила появившаяся в малой гостиной Иррона. — Правда твоя, малый, истинный Мамалай!! Какое тонкое сравнение! Я вот тоже над этим думаю. Потому как три года бесхозной отель стоял, "Удача"-то наша! Однако ж не сладко вам теперь придется пылищу глотать и ущерб подсчитывать. Бедная, бедная наша хозяюшка!

И привидение принялось лить слезы, причем выглядело это так, словно плакала пара слонов.

— Что это ты твор… — не успела закончить фразу двинувшаяся к Ирроне блондинка. — Ой, млямочки!!!… - поскользнулась она на свежее выплаканной привидением луже и, потеряв равновесие, плюхнулась на пол, мягко приземлившись пятой эльфинарской точкой.

И пока студент помогал ей встать, Иррона прекратила мокрое дело и начала вещать, вновь приобретя призрачность и взвившись под потолок.

— Ох, ребятушки, пора вам тут ремонтом заняться. А то рухнут стропила, червем поеденные, да стены, мышами подточенные — не соберете вы свои косточки на руинах обиталища моего.

— Это не твое обиталище, а моя недвиживость… то есть недвижимость, — поправила ее Лерна, отряхиваясь и потирая ушибленное место. — Но согласна с тобой в одном — нам требуется ремонт и срочно!

Ноккоя поежился, но промолчал. Мистрис Зинго захлопала в ладоши и растворилась в воздухе.

— А поэтому, помощничек, поручаю это тебе, — произнесла без иронии эльфинарка. — Я вчера дала объявление, но пока оно там выйдет, то да се… В общем, постарайся нанять работников, человек пять-десять. У меня сегодня есть дела, и меня не будет несколько часов. Да смотри много не трать, денег и так кот наплакал. А о постояльцах пока не слышно. К нам, кроме этих ряженых, никто пока не заглядывал.

— Это не кот наплакал, а привидение, — поправил её парень, но Лерна уже скрылась за дверьми.


Блондинка решила продолжить свои вчерашние изыскания, посетив местную библиотеку.

Хотя Карула была городом древним, публичная библиотека здесь появилась чуть больше пяти лет назад.

Знатные дома, правившие городом, не шибко заботились о просвещении населения, даже до университета не додумались. Были архивы магистрата, книгохранилища знатных семейств, были типографии и газеты, книгохранилища храмов, скриптории частных школ, а вот до такой простой и полезной штуки, как общедоступная библиотека, не додумались.

Первую такую организовали на седьмой день после того, как княжество Риолл было присоединено к империи.

Потому как согласно указу еще деда нынешнего наследника престола в каждом городе, даже маленьком, библиотека должна быть. Должна быть, и весь сказ!

Исполняя этот указ, первый имперский наместник, маршал Меенэкс, поступил по-военному просто. Заняв один из только что отстроенных дворцов, он конфисковал книги у тех аристократических семейств, что не поняли сути текущего момента и затянули с присягой Вардарии, а заодно приказал солдатам пройтись по домам обывателей и лавкам, особенно почтив вниманием лавки старьевщиков. И изъять те старинные фолианты с манускриптами, что даром пылятся на чердаках и в чуланах, или используются не по назначению — вроде прикрытия горшков или еще каких надобностей, для которых пригодна бумажная продукция. Из-за этого рейда, кстати, почти разорилась местная бумажная мануфактура, потому как подчиненные маршала были по-солдатски прямолинейны, и забрали с её складов запасы старых книг, предназначенных для переработки.

(Потом понаехавшие из империи ученые лишь всплескивали руками, глядя на добытые имперской армией сокровища).

Местные книжники протестовали простив подобного внедрения просвещения. До тех пор, пока Меенокс не организовал таким же методом и университет. На этот раз на месте фолиантов оказались сами библиофилы, силком назначенные на кафедры и факультеты. А чтобы ученые не разбежались, контролировать появление их на работе было поручено фельдфебелям стоявшего тут гарнизона. (После чего маршал и был снят за перегибы и нарушения указов его императорского высочества и "буквальную трактовку воли регента", а ученые мужи все-таки разбежались из университета кто куда).

Да, история была поучительная. Но сейчас Лерну занимала не она, а события более древние.

Подойдя к бывшему дворцу, она не сразу разобралась, где там главный вход, а где — боковой, какое-то время проблуждала по коридорам, вдыхая книжную пыль, и, наконец, оказалась в главном читальном зале, судя по большим длинным столам, сколоченным чуть ли не из цельных бревен, и здоровенному камину — в прошлом исполнявшем роль пиршественного. Огромные шкафы из красного дерева уходили высоко под потолок и не иначе тоже были наследием прежних хозяев.

Как и думала Антео, в обширном зале, кроме неё, было всего лишь пять или шесть посетителей. Ну, что еще ждать от дикой окраины?

Она огляделась в поисках кого-то из служителей, но ни библиотекаря, ни на худой конец какого-нибудь смотрителя или уборщицы не обнаружила.

— Что угодно госпоже? — прозвучал позади Лерны надтреснутый старческий голос.

Она обернулась.

На неё с некоторым изумлением взирал старичок — божий одуванчик в обтрепанном рабочем халате и перевязанных веревочкой старых очках в потемневшей оловянной оправе. Таким и должен быть библиотекарь в темной и отсталой Каруле. Эльфинарка скептически ухмыльнулась. Небось, старый сморчок забыл даже год своего рождения, где уж ему отыскать нужную книгу? С другой стороны, может быть и наоборот, старик наверняка живет тут всю жизнь и наверняка знает об истории города все или почти все.

— Что угодно госпоже? — повторил старик, поскрипывая на манер сверчка. — Польщен, что прибывшие из империи гости обратили внимание на сей скромный храм мудрости! Но что же может привлечь молодую даму у нас? Вас интересуют стихи? Романы? Или, — он лукаво улыбнулся, — кулинарные рецепты?

При этих словах Лерна даже напряглась, не издевается ли уж над ней старикашка? Откуда он прознал о её причастности к кулинарии?

— А есть ли у вас что-то по истории Риолла и Карулы, в частности? — поинтересовалась.

— О, мистрис, тут всё — история нашего княжества и его столицы, — высокопарно проблеял «сверчок» надтреснутым тенорком. — Что именно вас занимает? Династии, правившие нами в Третью эпоху? Наши войны с Туманным берегом? История нашей культуры? Ювелиры и художники тут жившие? Наши архитектурные достопримечательности?

Старик мечтательно закатил глаза как токующий бурмайский павлин перед своими курочками.

"Не иначе, — желчно подумала эльфинарка, — вспомнил молодые годы, когда вот так вот пудрил мозги молоденьким девчонкам, которые, как известно, падки на красивые слова и жесты".

— Вы угадали, — решила блондинка подыграть библиотечному хрычу. — Меня интересует гостиница «Удача». Её история…

И уточнила:

— Так сказать, в трансцендентальном аспекте.

— По-онятно… — многозначительно улыбнулся старичок, поправляя древние очки. — Госпожа — маг? То есть, мажиха?

"Какая я тебе мажиха, старый пень?!" — про себя возмутилась Лерна, но тут же вспомнила, что на местном диалекте всеобщего именно так и называют чародеек.

— Нет, госпожа — новая хозяйка этой самой гостиницы! — буркнула в ответ.

Уважение на лице старого библиотекаря сменилось сочувствием. Как и давеча в редакции "Карульских ведомостей".

— В таком случае я мог бы посоветовать… э-э-э…

— Собрать вещички и убираться обратно в империю? — закончила за него.

— Приготовиться к неудаче, — деликатно выразил ту же самую мысль старый книжник. — Я ведь не случайно спросил вас, мажиха ли вы (Лерна поморщилась)… В свое время и господин Унтрас, и его предшественники не раз пытались изгнать призрака, обитающего в «Удаче». Уверяю вас, это невозможно. Ни нашим магам, ни, тем более, имперским, в погоне за сухой наукой утратившим душу Великого Искусства

— Это еще почему? — нешуточно обиделась за имперскую магию девушка.

— Ох, тысячу извинений, мистрис! — всплеснул руками библиотекарь. — Я забылся! Просто… никому не снять проклятия, наложенного по воле богов. Впрочем, если хотите, прочтите сами. Я буду рад познакомить вас с историей древней Карулы.

Старик седой суетливой мышью порскнул куда-то в глубину шкафов и стеллажей, оставив Лерну недоуменно хлопать глазами.

За то время, пока она его ожидала, читальный зал покинул один посетитель, зато появился другой. Сыщица на него внимания почти не обратила. Гном и есть гном. Что она, гномов не видела, пусть и одноглазых, с черной повязкой? Тем более тот не стал ничего требовать или громко, по гномьему обычаю, орать, вызывая служителей, при этом топая ногами и стуча кулачищем по столу, а тихонько присел за заваленный газетами стол и развернул шуршащий лист. Не иначе объявления будет смотреть, искать, кому повыгоднее продать свое железо. Гномы, они за грош удавятся, известное дело.

— Вот! Сочинение предобобного… э-э-э, простите, преподобного Кинара. Как раз то, что вам нужно. Страница… э-э-э шестьсот пятая.

Старик шваркнул перед эльфинаркой пухлый скверно отпечатанный фолиант, из которого при падении на столешницу, поднялось облачко пыли.

Присев, блондинка распахнула переплет потрескавшейся свиной кожи…


"Об Удивительных и Таинственных Вещах, какие в Каруле случались от основания и до Правления Префектуса Иорнига Куссь-Укуссия" — гласило название. Издана книга была, судя по дате, почти два века назад. В другое время сыщица непременно бы пролистала её от корки до корки, чтобы узнать, что там удивительного и таинственного произошло в городе, который отныне (будем надеяться, ненадолго) станет местом её жительства. Но сейчас она быстро нашла нужную страницу, и убедилась, что «сверчок» не ошибся. Глава называлась "Проклятие Девицы Ирроны, или о том, как Страсть и Гордыня погубляют предавшиеся им Души".

Продираясь сквозь корявый алфавит и вычурный диалект, принялась читать…

История эта была давней, поучительной и трагической.

Двести лет назад, как раз когда в Вардаре закладывали первые камни фундаментов домов и дворцов, глава семьи семьи Ро-Унтрас, лорд Гервег Унтрас, мужчина уже в годах, влюбился, или как тогда говорили, "воспылал страстью" к даме Ирроне, из клана Зинго (ныне вымершего, но тогда довольно богатого и знатного).

Дело житейское, как говорится… Господин Гервег в это время уже был женат, причем дважды, и от обеих жен имел детей. А мадам Иррона упорно отказывалась не то, что стать его любовницей, что мораль тогдашних карульских аристократов, в принципе, допускала, лишь бы было все шито-крыто и внешние приличия соблюдались. Но, неслыханное дело, даже войти в его замок в качестве младшей жены не пожелала. Как она сообщила назойливому кавалеру, тот должен будет развестись с женами, выселить их из своего родового гнезда, вернув в родительский дом вкупе со всеми рожденными ими детьми, лишить последних права наследования. И лишь тогда неприступная гордячка была готова подумать о том, чтобы стать супругой Гервега.

Другой бы на месте влюбленного пострадал-пострадал, да и махнул на невесть что возомнившую о себе девку рукой. Но на беду господин Гервег и в самом деле полюбил Иррону. Полюбил последней любовью стареющего мужчины, так что буквально ни о чем больше не мог думать, иначе как о том, чтобы заполучить красотку на свое ложе. Будь она простолюдинкой, все бы решилось просто — похищением. Но Семья Зинго, была хоть и не такой сильной, как Унтрасы, но достаточно могущественной, чтобы подобное оскорбление, воровство свободной девицы, привело к долгой и жестокой вендетте.

Бедняга Гервег забросил дела, осунулся, и даже перестал красить волосы в приличествующие аристократу пурпурный либо синий цвет и завивать бороду, что было по тогдашним понятиям верхом падения для знатного мужа.

Девчонка же лишь насмехалась над страданиями Унтраса. Напрасно он предлагал ей в буквальном смысле горы золота, любой из своих дворцов или поместий, наконец, сделать её наследницей после смерти наряду с детьми. Все было тщетно.

Иррона со смехом заявила, что скорее умрет, чем ляжет с ним в постель, и что получить он её сможет, лишь женившись по закону и выгнав прочих жен с потомством. И даже так разошлась, что при всех поклялась не принадлежать никакому мужчине. Лишь единственно после свадебной церемонии.

"Скорее я умру, чем лягу с любым из одержимых похотью козлов, что сейчас тут собрались!" — надменно выкрикнула она, небрежно опершись о балюстраду галереи обеденного зала, когда во время очередного собрания Дома Унтрас Гервег вновь начал домогаться её. — "Клянусь в этом Светом и Тьмой! Скорее Светлая Богиня станет любовницей Ургота, чем я любовницей кого-то из вас!"

И стоило ей это сказать, как перила, словно по волшебству, подломились, хотя были сделаны из крепкого горного дуба и поставлены лишь за три месяца до того.

Гордячка полетела вниз…

И высота-то была не так уж велика, да только упала она неудачно — головой прямо о большой бронзовый котел, в котором тушился морской змей в соусе из маринованных тушканчиков. О фигурное литье котла Иррона и пробила череп, тут же испустив дух.

Гервег едва не помешался с горя. На погребении его пришлось удерживать двум дюжим лакеям, ибо он был готов прыгнуть в могилу, куда опускали тело возлюбленной.

Бедолага так огорчился, что даже переделал свой особняк, где все произошло, под гостиницу и постоялый двор, чтобы ничто не напоминало ему о случившемся. А гостиницу сдал в аренду своему вольноотпущеннику из дроу.

Прошел год и один месяц.

Время сгладило боль, и вот однажды Гервег явился в достопамятный особняк, получивший, дабы отогнать злых духов, имя «Удача». Да не один, а с тремя свежекупленными юными рабынями, с которыми хотел развлечься вдали от жен.

Управляющий без слов выделил ему самые роскошные покои. ("Не тот ли самый злополучный "восточный номер"?!" — промелькнуло у Лерны). Но стоило ему приказать еще дрожащим от испуга девушкам сбросить с себя одежды, как вдруг в номере неизвестно откуда появилась страшная разъяренная старуха, и с воплями: "Так вот, значит, как ты скорбишь обо мне, проклятый развратник!!!", принялась охаживать кнутом потерявшего от ужаса дар речи Унтраса. На крики господина и рабынь, которым тоже досталось, вбежали слуги и телохранители Гервега, но тоже были позорно биты.

А когда все разбежались, то старуха выволокла из-под кровати забившегося туда лорда, и рассказала, кто она.

"Я Иррона, которую ты знал! Я клялась Светом и Тьмой, и моя клятва оскорбила и Тьму, и Свет! Оба начала назначили мне кару. Тьма лишила меня юности, обратив в старуху, какой я стала бы в конце жизни, Свет отнял у меня посмертие, какое я обрела бы после вечного упокоения.

Отныне стану я проклятием твоего рода и места сего. Буду являться, когда станут нарушаться обычаи людские и божеские, и не будет мне упокоения никогда, так же как по слову моему никогда Богиня Светлая не возляжет с Хозяином Преисподней. За то, что причинила тебе горе, обрек меня Свет быть заступницей тебе и не причинить вреда никому из твоей семьи. За то, что ты причинил мне вред, смутив рассудок, Тьма разрешила мне мстить, как смогу. Прощай".

Сказав это, исчезла.

С тех пор отель «Удача» и стал обиталищем призрака Ирроны Зинго. Дурная слава не отпугнула постояльцев, как можно было бы ожидать. Напротив, немало глупцов, желавших пощекотать нервы, стремилось здесь поселиться. А у несчастных влюбленных даже вошло одно время в обычай, поселившись в гостинице, просить помощи у товарки по несчастью.

Останавливались тут и темные личности, и пираты, распутники водили веселых девиц — все как везде. Правда, время от времени старуха с ними разбиралась, и именно ей приписывают нескольких умерших в стенах отеля странной смертью.

На этом глава кончалась. Дальше шел рассказ о каких-то призрачных кошках на Главном Рыбном Рынке Карулы, которые любят таскать рыбу, даром, что призрачные…


…Повздыхав немного, Ноккоя стал собираться на местный рынок со странным названием «Лужа», от прочих пятидесяти рынков Карулы отличавшийся тем, что на нём легко можно было нанять работника для любых нужд. «Лужей» его местные жители называли потому, что в нем, как в лягушатнике, можно было выловить то, что именно тебе по карману — любая рыбешка от мелкой до акул водились здесь.

Во времена старые тут продавались рабы, а ныне люди разных профессий облюбовали сложенные из базальта и мрамора вечные помосты. Раньше на каждом таком выставляли живой товар определенного сорта.

— Падхади, нанимай, подешэвело!! — ревели с одного помоста горцы-грузчики.

— К нам, к нам, уберёмся и обслужим в лучшем виде! — звонко возглашали белозубые голоногие уборщицы, заставляя почтенных матрон плеваться и оттягивать подальше своих пузатых красноносых мужей.

— Кому дрова колоть?!

— Крыс-мышей-блох выводить!!

Толпы нанимателей сновали туда-сюда и изнемогали от предстоящего выбора и жары. Через час Нокоя тоже почувствовал жуткую жажду, устав от бесконечного кастинга.

"Ну и работенку подбросила Лерна, — думал он, вздыхая про себя. — Вот бы ее саму сюда. Пусть бы тут повертелась…"

Но вот, наконец, нашлось и то, что ему нужно. В уголочке-закоулочке играла живая музыка. Это уличное питейное заведение приглашало посетителей. Именно тут и толпились строители, каменщики и разные прочие столяры-маляры.

Под навесом за колченогим столиком восседала целая бригада — молодой орк с неподъемным ящиком инструментов на широченном плече, оливковый лопоухий (как и положено гоблину) гоблин среднего возраста, и мало чем уступающий орку негр, в хламиде, заляпанной краской — видать, маляр.

Они сидели, вкушая пиво из здоровенных кружек.

— Доброго здоровьичка, мастера! — бросил Ноккоя, подходя, придав лицу как можно более простецкое выражение. — Как насчет немного подзаработать?

Услышав предложение, троица дружно поставила кружки на стол, и, спрятав руки, стали подозрительно шебаршить под столом. Юноша даже начал сразу нервничать, а не прячут ли они ножи и не готовятся ли его грабить. Но вдруг наступила пауза, и негр изрек:

— Извиняемся, хазяина. У нас не хватает монетки заплатить трактирщику. Одолжите нам один плюн, а мы уж вам все отработаем по самой низкой цене. Мы все умеем и все можем.

— Вспашем-подоим-построим, — поддержал его гоблин.

— Ага, — взрыкнул орк, — вы посмотрите, какие мы сильные!

И он начал играть тем, что, наверное, было мускулами, под обильной шерстью.

Студент так устал, что решил пожалеть их и себя и прекратить поиск мастеров. К тому же обещание отработать все задешево показалось ему очень выгодным. Он рассчитался за выпитое, велев работникам завтра поутру явиться в «Удачу». Перед расставанием Ноккоя спросил, как зовут работничков.

— Рамшут, — отозвался орк.

— Джавшан! — прошепелявил гоблин.

— Тасимба! — стукнул себя кулаком в грудь негр. — И не смущайтесь, хазяина, что Тасимба чёрный. Он не какой-то дрову, он человека. Мы тут из местных, вы не волнуйся хазяина, мы уже давно работаем здеся.

— Три года как с гор сошли и теперь уже облагородилися, — заявил гоблин.

— Все знаем и умеем. Ты нам понравился хозяина, — довольно пророкотал Джашан. — Наш дом — теперь твой дом. Наш баран — твой баран. Твоя жена — наша жена…. Э-э-э, я хотел сказать… Мы все сделаем, только скажи как…

Ноккоя кивал в ответ, все сильнее сомневаясь, а не прогадал ли он?

Впрочем, философски подумал парень, какая разница, кто учинит очередной погром в отеле? Хоть орк, хоть даже и чернокожий… Не зря в народе говорят: один ремонт трем пожарам равен…


Оторвав взор от ветхих страниц, девушка невольно встряхнула головой.

Напоминает сказку или скверный роман ужасов. Но только вот, похоже, это истинная правда. Разве что старая карга подрастеряла силы, коль скоро простой маг-студент сумел её скрутить. Или Ноккоя не так прост, как это кажется с виду?

Отпихнув от себя толстый том, блондинка печально вздохнула.

Ну и ну, вертелось у неё в голове. Как же этот призрак спровадить из отеля?

"Может, выдать старуху замуж, чтоб успокоилась? Но за кого? За другого призрака? Но ведь не захочет, да и где найдешь в Каруле подходящего призрака? Таких, как Иррона, днем с огнем не сыскать!

Что же делать? Хоть вызывай с того света дух Гервега и венчай их по закону, как она и хотела! Придумала тоже! Мало того, что ни один священнослужитель такого обряда не проведет, так еще и мастера, умевшие вызывать души покойников, слава Творцу и богине, перевелись, как говорят, даже на Туманном берегу.

Да если бы и не перевелись, не дело тревожить мертвых. К тому же неизвестно еще, согласилась бы Иррона на такой брак после стольких-то лет одиночества.

Может быть, еще раз попробовать договориться с привидением?

С этой мыслью Лерна покинула библиотеку.

А через минуту сидевший в углу одноглазый гном отложил газету и выскочил следом за мистрис Антео.


Едва Лерна вышла из храма премудрости, в её сумочке задребезжал экстрафон. Посмотрев на экран, блондинка удивилась. Номер ей был незнаком. Тем не менее, нажала кнопку ответа.

— Да?

— Ты как, — донесся из трубки жизнерадостный голос её временного секретаря, — управилась уже со своими делами?

Откуда он знает ее номер, насторожилась эльфинарка. Вроде бы, она ему его не давала. Хотя за этих несколько сумасшедших дней случилось много такого, от чего память отшибить может.

— Да, а что? Есть какие предложения?

— Не предложения, а приглашение, — ответил паренек. — Я приглашаю тебя совершить экскурсию по нашему городу.

Лерна фыркнула.

— Нашел время для развлечений! Дел по горло. Ремонт, обслугу нанять нужно. И вообще, я есть хочу! В отличие от богов и привидений я святым духом не питаюсь…

— Вот-вот, — перебил её юный нахал. — И я о том же. В общем, никуда не уходи от библиотеки. Я через пять минут буду.

Послышались короткие гудки отбоя. А сыщица снова озадачилась. Как студент мог узнать, что она в это самое время находится у выхода из библиотеки?

Этот вопрос она и задала Ноккое прямо в лоб, когда ровно пять минут спустя длинноволосый блондин нарисовался возле неё.

— Ты не знаешь Карулы, — хитро улыбнулся юноша. — «Лужа», это наша своеобразная биржа труда, расположена на том конце площади.

Махнул рукой, показывая направление.

— Я заметил, как ты вошла в библиотеку. Ну, и когда вышла, тоже.

— Глазастый, — хмыкнула эльфинарка, однако ледок недоверия растаял. — Вместо того чтобы подсматривать за работодателем, лучше бы делом занимался.

— А я и занимался, — лучились теплым светом синие глаза паренька.

От этого сияния душа Лерны плавилась, как кусок сахара под струей кипятка. Еще немного, и она бросится студенту на шею. Ведь если по правде, то соскучилась она по нему жутко. Хотя кому нужна такая правда? Стыдно ведь признаться себе самой, что она, похоже, начинает втрескиваться в малолетку по самые полуэльфийские уши.

— И как, успешно? — попробовала напустить на себя строгий вид.

— Естественно! — хвастливо выпятил грудь мажонок. — Бригада отделочников готова приступить к работе с завтрашнего утра.

— Ух, ты! — восхитилась блондинка. — И как ты умудрился только так быстро провернуть дело?

— С людьми уметь общаться надо, — самодовольно хихикнул паренек. — По-моему, я заслужил награду.

И, подскочив к Лерне, сжал её в крепких, как по его субтильной комплекции, объятиях и попробовал поцеловать.

— Ишь, какой прыткий! — посопротивлялась для виду эльфинарка, но, в конце концов, позволила студенту небольшую вольность.

Заслужил.

— А что с персоналом? — отдышавшись после затянувшегося лобзания, поинтересовалась хозяйка отеля.

— Вот с этим пока полный ноль, — набежала легкая тень на раскрасневшееся лицо Ноккои. — Ни в какую не желают идти работать в дом с привидением. Но я постараюсь решить проблему в ближайшее время.

— Вдруг объявление поможет? — без особого энтузиазма сказала девушка. — Кстати, что это за экскурсию ты мне решил предложить?

Мажонок вновь оживился и засиял своей очаровательной теплой улыбкой.

— Я хочу пригласить тебя в небольшое путешествие…

— Никуда не поеду! — закапризничала Лерна. — Я голодная. Есть хочу!

— Это путешествие особого рода, — поднял указательный палец вверх юноша. — Кулинарное.

— Кулинарное?! — сделала большие глаза блондинка. — Это как?

— Мне кажется, тебе, как начинающему ресторатору, будет полезно познакомиться с нашей кухней. Прошвырнемся по лучшим заведениям города, отведаем того, сего, а?

Эльфинарка с радостным визгом повисла у него на шее, впиваясь губами в губы, произнесшие столь заманчивую пропозицию.

Стоящий неподалеку гном с чёрной повязкой на глазу осуждающе сплюнул, наблюдая подобное бесстыдство.

— Согласна?

— Еще спрашиваешь! Веди, конечно!


Перед карульской едой Лерна капитулировала сразу.

Кухня тут была всем кухням кухня! Эльфинарка даже прикинула, что как только какой-нибудь предприимчивый богач решит открыть в Вардаре сеть карульских ресторанчиков, то всем прочим кабатчикам и трактирщикам останется разве что удавиться. Её просто заворожила эта кастрюльная алхимия с ее двадцатью сортами блинчиков, чечевичной похлебкой с креветками, тефтелями с молотыми орехами, отшибающими память пряностями и нежным соусом из кокосового молока

Что за мясо! Что за специи! Что за салаты, превращающие набор тривиальных овощей в нечто вызывающее приступ обжорства.

В процессе еды улыбчивые официанты по очереди подносят к каждому столу вертела с пожаренным по разным рецептам мясом, и мяса можно отрезать без ограничений, да и не попробовать все порции просто невозможно. И стоит все удовольствие с любым гарниром сущие гроши — десяток монет.

За ту же сумму в самом дорогом в Каруле рыбном ресторане можно съесть неограниченное количество устриц, королевских креветок, морских раков, омаров, кальмаров, крабов, лангустов и Богиня знает еще чего.

В вардарском ресторане такой ужин потянул бы монет на двести. Правда, через час пребывания в таком заведении все морские деликатесы становятся на один вкус, а желудок спасает только изрядная доза вина или пива.

Черная фасоль, а к ней шу'раско — "шашлык темных эльфов", изготовленный из множества сортов мяса.

Тут также очень уважали креветок — пирожки с креветками, фасоль с креветками, креветки в винном соусе.

В любом уличном кафе предлагали массу разнообразных блюд. Тут тебе и шашлык, и креветки, и жареный сыр на деревянных шампурах. Колоритная хозяйка заведения, одетая как персонаж какой-нибудь исторической драмы из жизни Пятой эпохи, верещит в самое ухо: "Сыр! Креветка! Мясо!

Вот местные вина были так себе, хотя и на вкус неплохие.

Впрочем, винам тут предпочитали напитки из сахарного тростника — от крепкого рома до нежнейшей дамской водки, от которой пьянеешь не долго, отяжелев после бессчетного числа винных бокалов, и не сразу, как от обычной имперской водки, а плавно — как падает лист. С ней, кстати, делали разнообразные коктейли, в основном в смеси с фруктами.

Неплохо также шла «рагия» — местная медовуха с пряностями и травами. Пахнет замечательно и на вкус хороша.

Пиво тут тоже было недурным.

Они посетили пивную «Лев», которой, как поведал Ноккоя, было семь сотен лет, и которую посещал даже сам Чёрный властелин, когда эти края еще принадлежали Туманному Берегу. Тут подавали самое разное пиво, вплоть до отменного «Русалочьего» — на морской воде и сыром солоде.

Но больше всего здесь Лерну поразила бочка — здоровенная, с двумя дюжинами краников, в каждом из которых был свой вид пойла.

— Как такое может быть, дядя? — спросила она у немолодого мулата-бармена. — Названия разные, а бочка-то одна?

— Уй-мэ, красивая, разве ж это читают?! — белозубо ухмыльнулся он. — Это пьют!..


Очередной кабак, куда парочка вошла под вечер (эльфинарка про себя решила, что этот станет последним, пора было возвращаться в отель), был обставлен не в местном или даже не в имперском, а в пунчайском стиле — шелковые ширмы, фонарики, пузатые бронзовые божки. На видном месте восседала большая нефритовая жаба, держащая во рту золотую монету.

Окна выходили на небольшую, тихую улицу — отличное место для тех, кто не любит шума. Имелся даже кондиционер, причем не электрический, а безумно дорогой магический, на охлаждающих амулетах.

Лерна и Ноккоя устроились за столиком и принялись изучать меню, принесенное метрдотелем — полным седоватым мужчиной в зелёном фраке и штанах со старомодным гульфиком, шитым серебром.

У эльфинарки, слегка уже подуставшей от местной экзотической кухни было опасение, что тут и блюда какие-нибудь восточные, в духе маринованных щупалец кракена или яичницы из тухлых павлиньих яиц.

Но кухня была вполне стандартной, имперской. Блондинка выбрала стейк из синей акулы с ананасным соусом, кактусовую водку со льдом и суслятину горячего копчения на закуску. Ноккоя ограничился салатиком. И так за время их кулинарного путешествия парень, как на взгляд спутницы, переел. Ей же, как дальней родственнице эльфов, обжорство было нипочем. Могла хоть слона съесть, всё равно на талии не скажется. Уж такая это раса — эльфы.

Отдав должное акульему мясу и суслятине, Лерна принялась осматриваться.

Гостей в этот час в "Священной лягушке" было немного.

Несколько старичков аристократического вида за соседним столиком время от времени кидали на неё какие-то изумленно-осуждающие взгляды. Наверное, эльфинаров никогда не видели — подумала она. (Хотя на самом деле почтенных горожан поразил вид женщины, пьющей водку).

Зато компания горцев — человек пять в бешметах и шароварах, с кинжалами на поясах, весело кутившая справа у стены, смотрели на неё, напротив, одобрительно, поблескивая сальными глазками и восхищенно дергая себя за усы бороды.

Будь она одна — определённо пристали бы. Но с ней Ноккоя, то есть по их обычаям она занята…

А в самом дальнем углу вкушал зажаренного кабанчика самый настоящий тролль. Не полутролль, не четвертьтролль, а самый, что ни на есть чистокровный — в тролличьей рубашке, вышитой синим и красным, замшевых шароварах и высоких ботфортах, носки которых торчали из-под стола.

Наверное, и кистень на поясе, как и полагается, имеется. Отсюда-то не видать.

Не иначе торговец, прибывший сюда из Трольхейма, лес или руду продавать.


— Ты что-нибудь узнала? — спросил парень, когда они сделали заказ.

— Немного, прямо скажем.

Она вкратце изложила содержимое древнего фолианта и статей.

— Ага, ну я преуспел больше.

Из портфеля Ноккоя достал тетрадь.

— Вот, тут все, что я накопал на нашего призрака.

— Я что, должна это все прочитать? — огорчилась девушка.

— Не обязательно, ведь у тебя есть я, — не без гордости сообщил студент. — Ну… в общем позволь начать издалека.

— Как известно, мертвецы делятся на два разряда — покойники и псевдо-покойники, они же беспокойники, или квазитанаты. Беспокойники делятся в свою очередь на нежить и нечисть. Ну, нечисть вроде вампиров или гномьих тоттенкопфов нас, слава Богине, сейчас не интересует, — студент зачем-то сплюнул через левое плечо. — А вот нежить — это как раз то, что нам нужно… То есть хм, конечно, не нужно, но с чем приходится иметь дело.

Итак, мне придется немножко поговорить о теории. Основные виды нежити разряда квазитанат, это по классификации Уролана-Броуда следующие: покойник нечистый, покойник опасный, покойник ходячий, покойник-пролаза — этот самый безвредный. Ну и еще, как у нас говорят, покойник заложный.

— Погоди, Нок, давай по порядку, ладно? Что значит — заложенный? Кто покойника заложил? А главное, кому и за сколько?

— Да нет, — отмахнулся Ноккоя. — Не заложенный, а заложный. Значит нехороший.

Если исходить из классической некромантии, Иррона — типичный заложный покойник.

К ним основатели научной магии относили тех, кто занимался черной и серой магией, много грешил и не каялся, ну и еще — умер насильственной или преждевременной смертью: например, девушек, умерших до вступления в брак, людей, погибших в результате несчастного случая, самоубийц. И при этом умер, не примирившись с покровительствующими ему богами.

Так что Иррона проходит сразу по трем пунктам. Вообще, нечисть эта не такая уж редкая и отнюдь не эндемичная для Риолла. Вот, к примеру, утурбуд и ангьяк в Тролльланде, мордент и брукса на востоке империи, ну на Туманном берегу свои… разновидности.

Он принялся шуршать бумагами.

— Вот… Так…так, ах, Богиня меня убей, забыл тот конспект… Ну, короче, уверен, что Иррона — это драуг. Никому это в голову не пришло за двести лет, а мне пришло!

Все признаки налицо. Итак, прежде всего, у драуга есть свое тело, он не бестелесный призрак. И своим телом он владеет довольно хорошо: он быстро бегает, может драться как без оружия, так и с оружием; может забираться на крышу дома, летать по воздуху… Драуг обретает значительную физическую силу: запросто разбивает изнутри гроб, пробивает головой дыру в двери; а уж попасть к нему в объятия — не приведи Всеотец. Может менять внешний облик, в пределах, конечно, разумного. Иногда владеет оборотничеством, правда, может превращаться только в корову.

(Лерна чуть не прыснула)

— С другой стороны, он может превращаться в призрака, и в этом виде проходить сквозь стены. Может дать совет, но никогда — мудрость. Еще временами он становится… как бы это сказать, настолько человеком, что сам забывает, кто он, и ведет себя как обычный человек. Ну, точно наша старуха! Ведь помнишь, все сходится; при первой встрече она вела себя как типичная сторожиха, преданная семье Унтрас, а потом сразу стала вполне себе инфернальной особой…

Еще драуг может быть связан с сокровищами: древние черные шаманы делали их для вождей, чтобы те охраняли сокровища могильного кургана. Кроме того…

— Ладно, — хлопнула его по плечу Лерна. — Это все, конечно, интересно. Но что научная магия может сказать по поводу того, как бы нам избавиться от такого жильца?

— Вот тут сложнее… — удрученно пробормотал юноша. — Нет, вообще-то…

Он вновь заглянул в бумаги.

— Чтобы опасный покойник не вставал из могилы, научная некромантия издавна применяла много способов. Его гроб обматывали цепью и замыкали большим замком, зачарованным соответствующими чарами, или просто клали замок в гроб. Ну, еще считалось, что надо проткнуть его серебряной иглой в сердце, дать перепрыгнуть через него кошке… Есть еще один способ убийства драуга — отрубить мертвецу голову и приставить её к… к бедрам. Сзади, — уныло уточнил Ноккоя.

— Так просто?! — изумилась блондинка. — Тогда почему…

— Почему? — скривился, как от уксуса Ноккоя, как-то странно ухмыляясь. — Да делали уже все — и иглой прокалывали, и кошку пускали, и замок с цепь испробовали… И голову к заднице — тоже. Ой, что было… А под конец даже склеп разрушили и бренный прах на костре из освященных дров сожгли — это все еще двести лет назад, как раз когда это дело и началось. И чародеев наших, и имперских вызывали, шаманов орочьих и гоблинских привлекали, жриц дроусских тоже. И с Черной земли жрецов и колдунов даже возили. Даже с Туманного Берега пару раз выписывали… специалистов: одного потом так и не нашли, а второго… как бы это сказать… — он замялся.

— Что второго?

— Не собрали, — коротко резюмировал мажонок. — Без толку это все было. Проклятие силами Светлыми и Темными — не шутка! Тут даже сам Мальгримм с Марлограмом бы, наверное, спасовали. Может святой какой или праведник бы упокоил, да где ж в наше время святого найдешь?

— А если разрушить гостиницу? — зачем-то спросила Лерна, уже зная ответ.

— Ну… Обителью многих призраков является то место, где они жили, умерли. Но порой призраки есть и там, где им самим это удобно и выгодно. Так что лучше не пробовать — как бы она не стала твоим личным привидением… В общем, могу лишь посоветовать — не допускай у себя аморальных штучек в хозяйстве, и все будет хорошо.

"Ага, — про себя фыркнула блондинка. — Придется, если чего, с милым дружком мне в другом отеле встречаться".


Лерна уже собиралась попросить счет, как вдруг дверь распахнулась, словно от пинка, и в зал вошли…

Раз, два, четыре, шесть… Ни много, ни мало восемь человек. Впрочем, не совсем «человек» — атаманом там был, как она сразу поняла, смуглокожий, почти оливковый гоблин, да еще мелькнул сплюснутый нос полуорка.

И эльфинарка сразу поняла — эти люди пришли сюда не просто так.

Они не сели за какой-то из свободных столов, а остались стоять, словно чего-то ожидая. Приличные городские костюмы сидели на них, как на огородных пугалах. Словно были сняты с чужого плеча.

Обострившийся слух сыщицы уловил, как один из траченных молью аристократов прошептал на ухо другому

— Небеса, а я ведь помню времена, когда этого зеленомордого не то, что в приличное место, даже в Верхний Город не пустили бы!

— Что угодно господам? — осведомился выкатившийся из-за кухонной двери метрдотель. — К нашим услугам лучшее, что наши повара…

— А, так это ты заведуешь здешним тухлым супом и прокисшим вином? — констатировал гоблин, и тут же без разговоров наотмашь ударил бедолагу.

Тот пошатнулся, и полуорк надел ему на голову вазочку с мороженым, стоявшую на барной стойке.

Старички что-то пискнули, горцы как один умолкли, напряженно уставившись на гостей.

Наверное, до них дошло, что происходит нечто необычное.

Один лишь тролль остался спокоен, продолжая методично трудиться над кабаном — эти существа славились миролюбием и тем, что старались не вмешиваться в чужие дела.

— Господа, господа! — жалобно блеял метрдотель.

— Тебе мало? Получи! — гоблин ударил мэтра кулаком в живот.

От сильного удара толстяк свалился на пол.

— Ну, что, съел, хьюм? Доволен, козёл во фраке?! Подымайся, кому говорю!

Всхлипывая, метрдотель поднялся с пола.

— А вот и вторая порция! Гым! — гаркнул бандит и ударил ещё раз.

Распорядитель вновь рухнул на блестящий паркет.

Лерна напряглась. Ударил он бедолагу не кулаком, а двумя выпрямленными пальцами — тычковый удар "короткий меч", приём из арсенала грай-мавен. Он изучал боевые искусства? А хулиган-то не прост…

— Опять упал, ну что ты будешь делать! — сказал кто-то из громил. — Должно быть, не кормят тут холуев-то хозяева, совсем от голодухи с ног валятся.

— Нет, ну вы на него поглядите, шут гороховый! — уже не в гневе, а с некоторой усмешкой произнёс детина.

— Г-господин хороший, — задыхаясь от ужаса и вытирая кровь, стекающую из разбитого носа, взмолился метрдотель, — может не надо больше? Я уже всё понял, делайте, что хотите, только, пожалуйста, не бейте меня больше…

Глаза мэтра были наполнены слезами, губы и руки дрожали мелкой дрожью, из рассечённой губы текла кровь. Но громила уже потерял к жертве интерес.

А вот Лерна пожалела, что при ней нет пистолета.

Гоблин обернулся в угол, к наблюдавшей за ним компании, и заорал, сопровождая крик яростной жестикуляцией:

— Вы, бар-раны безмозглые, уроды! Решили, что раз железяки на пояс нацепили, то все испугались? Тараканы контуженые! Бурундуки обдриставшиеся! Навоз из бороды выковыряйте, а потом выпендривайтесь, дешевки! Что молчите, засранцы, в штаны наложили?..

Эльфинарка ощутила ледяной ком внизу живота.

Теперь-то горцы точно полезут в драку…

И точно, клекоча, словно орлы, все пятеро сорвались с мест и кинулись в бой. Один даже выхватил было клинок, но тут же спрятал: ибо как сказано в их кодексе чести про мечи и кинжалы: "Не обнажай в тавернах".

Расталкивая остальных, нанося удары и уклоняясь от них, каждый из горцев стремится проложить себе путь в самую гущу свалки.

Довольно взревев, бандиты сцепились с ними. Но не все. Четверо во главе с гоблином остались в стороне от побоища, и дружно развернулись в сторону столика Ноккои и Лерны.

— Нок, уходим, — дернула она оторопевшего мажонка за рукав.

— Поздно, — процедил тот, глядя на подходящего вразвалочку к их столику хулигана.

— Дружище, ты их ничем не колданешь? Или не можешь?

— Л-лерна, — пробормотал как-то сразу сникший парень, — если ты продержишься хотя бы минуты три… Ты понимаешь, магия — это не какой-нибудь примитивный огнестрел, тут подготовка требуется…

Лерна лишь криво усмехнулась.

Именно поэтому боевая магия и не развилась толком. Ибо чем сложнее заклятье, тем больше оно требует времени на подготовку.

В битве у Чёрных Озёр её эльфийские предки просто перебили стрелами орочьих шаманов, оставшихся без прикрытия, когда воины царя Буррандаха по своей природной тупости кинулись в атаку, забыв об оставленных в тылу чародеях.

А у крепости Раввар…

Но дальше вспоминать историю времени не было. Гоблин приблизился вплотную.

— Я… попробую… — прошептал Ноккоя одними губами.

— Ну, чего уставилась, ушастая? — грубо справился гоблин. — Что смотришь, язык, что ли, проглотила от радости, что такие мужики тобой, воблой сушеной, интэрэсуюца? Давай прогуляемся, милашка? Или ты предпочитаешь прямо здесь, на глазах честного народа? Некоторых шлюшек это заводит, я знаю…

Блондинка и в самом деле молчала и внимательно смотрела на него, но, само собой, не по той причине, о которой урод зелёный говорил.

Она размышляла — применить ли против громилы сяо-кэн — прямой удар в голову кулаком, рао-ронг — прямой удар растопыренными пальцами в глаза, или допустим, шер-минг — "удар змеи" в горло. А если, положим, бошикэн в глаз или обычный сэйкэн, ну, куда-нибудь в нижнюю челюсть? Или раскрытой ладонью в нос или подбородок?

— Ну чего? — повторил гоблин. — Или побить тебя сперва, чтоб не вздумала ерепениться, гы? Как там коротышки подгорные говорят: "Бей бабу молотом — станет баба золотом!" Гы-ы!

— У тебя еще молот не вырос, щенок! — рассмеялась девушка ему в лицо.

Расчет её оправдался — потеряв над собой контроль, тот свирепо зарычал и ринулся в бой.

Несмотря на изящное телосложение Лерна была опаснейшим противником, если дело доходило до серьезного боя не на жизнь, а на смерть.

Отреагируй сыщица мигом позже, и получила бы рубящий удар по шее. Но она успела уклониться, после чего нанесла удар локтем. Его бандит блокировал и в ту же секунду провел встречную атаку, врезав эльфинарке ногой в живот.

Это был коронный прием всех бандитов, удосужившихся кое-как изучить крайг-мавен.

Поэтому Лерна его предвидела, и удар пришелся в пустоту, потому как вместо того, чтобы броситься вперед, она неожиданно нагнулась. И, не разгибаясь, перекувыркнулась, ударив на перекате противника обеими ногами.

К сожалению, он был слишком далеко, иначе бы она ударила его в пах, а такой удар гарантированно валил с ног даже тролля. Каблук угодил в живот гоблину в тот самый миг, когда он уже бросился вперед. Лерна отступила от разъяренного оливковокожего нелюдя, словно испугавшись, а потом внезапно повернулась и изо всех сил ударила ему по лбу схваченной со стола серебряной сахарницей. Удар был сильный и неожиданный. В следующее мгновение, поймав бандита за отвороты кожаной куртки, девушка рванула его на себя. Удар коленом в бок, перекат, удар ногой в лицо…

Гоблин несколько раз недоуменно моргнул. Вид у него при этом был такой, будто он силится понять, что произошло.

Потом вдруг свирепо зарычал и рухнул на пол.

"Вот так! — процедила она про себя. — Говорила же, молот у тебя еще не вырос на Лерну Антео, мальчик!"

Быстрый кувырок назад, чтобы уйти от удара нового врага, еще один. И Лерна в низкой стойке уже стояла лицом к нападавшему — жилистому худощавому типу с порочным лицом.

По его движениям она поняла, что судьба послала ей опытного и сильного бойца. А вот по лицу и тусклому взгляду, что соображает он медленно. Этим Лерна и воспользовалась.

Кинувшись в атаку, она буквально в последний миг резко свернула в сторону. Сделав еще три шага, внезапно остановилась, разворачиваясь на месте, и тут же, не глядя на худощавого, все еще не понявшего, куда девалась чертова девка, метнулась в его сторону, нанося ему локтем удар в скулу. Тот пошатнулся, и удар ногой под колено довершил задуманное — бандит рухнул на землю.

В следующий же миг блондинка опрокинулась на спину и встретила очередного громилу двойным ударом ног, заставив его потерять равновесие, после чего, сгруппировавшись, кинулась ему под ноги. Он кубарем перелетел через Лерну и рухнул на паркет, залив его кровью расквашенной физиономии.

Однако на этом удача ей изменила.

Один из незваных гостей, грузный полуорк, поверг могучим ударом доставшегося ему в противники горца и кинулся на Лерну

Он попытался было ухватить ее, но эльфинарка резко ударила локтем назад, ему в грудь, а затем, развернувшись, врезала ему кулаком в живот. Он, однако, устоял, и тут же здоровенный корявый кулак врезался ей в челюсть.

У сыщицы поплыло все перед глазами, она отлетела к стене. В голове как будто лопнула петарда.

Кажется, мы пропали, с каким-то непонятным спокойствием подумала она, краем глаза наблюдая, как один из бандитов, невысокий молодой еще типчик, бегает вокруг стола, под который пытается уползти Ноккоя, и лупит его сапогом по ребрам.

Но тут пришло спасение, откуда его никто не ждал!

Яростные крики и брань дерущихся заглушил могучий рев тролличьей глотки.

— Рррах!! — изрек он, поднимаясь. — Во имя Рррины-Прародительницы!!! Сдессьь творится меррзость и непотребство!! Женсчин бить мошна тока в одном случае. Када они сами тебя об этом попросять… — важно молвил исполин, перешагивая чрез груду деревянных обломков — секунду назад это было столом, загораживающим ему путь.

Лерна вспомнила, что у этого племени лесных гигантов до сих пор правят женщины, и возблагодарила судьбу, пославшую ей в этот миг подмогу, пусть и неожиданную.

— А бить деффачку, как мужыка, кулаком фф челюсть… Таких уродов надо на куски рфать! Они вить, деффачки, такие нежные и хрупкиё… Как можно их фф челюсть кулаком? — грозно гудел тролль, не спеша раскручивая над головой полупудовый кистень, снятый с пояса.

Эльфинарка увидела, как вытягиваются и бледнеют лица нападавших, некстати оказавшихся между разъяренным исполином и не менее разъяренными горцами.

Но ни продолжать бой, ни задерживаться, чтобы узнать, чем дело кончится, она не собиралась.

Рванувшись вперед и походя сбив ударом промеж ног какого-то хулиганистого типчика, она схватила избитого Ноккою за шкирку, и кинулась к дверям…


Уже совсем стемнело, когда славная парочка, прихрамывая и шатаясь, медленно ввалилась в парадные двери «Удачи». Любому, кто бы увидел это «пришествие», могло показаться, что это супруга изрядно перебравшего гуляки тащит его из ближайшего кабака. Ноккоя и правда валился с ног, но не от вина, а от боли в гудящей голове и ноющих кровоподтеков.

Но даже сейчас, взирая на Лерну заплывшими глазами, он думал не о том, как облажался с магией, но о том, как, в сущности, приятно, несмотря ни на что, находиться в объятиях прекрасной дамы. Он даже начал строить планы на будущее. Ведь даже если женщина не любит мужчину, она его все равно пожалеет. А жалеют все дамы одинаково — нежно и страстно! Это студент много раз слышал от своих «опытных» сокурсников.

Поэтому, парень не забывал охать и постанывать, хотя боль уже слегка притихла.

Кое-как Лерна дотащила его до своего обиталища и решила заняться врачеванием.

И первое, что обнаружилось, — полное отсутствие лекарств.

— Эй, кавалер, ты как, себя вылечить сможешь? — печально справилась блондинка. — Да и меня заодно не помешало бы, — продолжила она, потирая скулу, куда угодил кулак гоблина.

— Лерна, — подражая тону умирающих в иллювизионных сериалах, простонал Ноккоя. — Ты же знаешь я не маг, я только учусь… Да и после такого мордобоя даже сам великий Марлограмм был бы никуда не годен…

Сплюнув, сыщица покинула номер и спустилась в комнатку привратника.

Как ни странно, аптечка там отыскалась — неприметный деревянный шкафчик с вырезанным на дереве загадочным знаком, в котором Лерна опознала древнюю орочью руну «борм» — «вечность».

Что это означало, она так и не поняла. Возможно, что если злоупотреблять тем, что за резными дверцами, то запросто перейдешь в эту самую вечность.

Взяв из аптечки бинты в пожелтевшей бумаге и "Новейший патентованный бальзам доктора Ботвинга" (от которого, как она достоверно знала, ничего хуже поноса не случится), вернулась к Ноккое.

Стащив с него рваную рубаху и приказав перевернуться на живот, она принялась за лечение, натирая тело едко пахнущей и странно бурлящей коричневой жижей.

Юноша преувеличенно постанывал, вздрагивая при каждом прикосновении. По счастью Лерна не видела его лица, на котором время от времени появлялась довольная улыбка.

— Потерпи… — с придыханием произнесла она, приближаясь к "своему герою". Сейчас будет немного не приятно. Я обработаю раны, и все заживет, как на собаке.

Cравнение не понравилось юноше, но хозяйка заведения этого не замечала и продолжила:

— Главное — не дергайся и не шуми. Сначала будет немножечко больно, но после я подумаю, как сделать приятный сюрприз в качестве компенсации.

И она улыбнулась так нежно, что у парня часто забилось сердце. Причем так часто, что его пульсация отдавалась ниже пояса…

Его молодое, пышущее жаром страсти тело, изредка подрагивало от прикосновений то ли все еще жгучей лекарственной смеси, то ли от нежных горячих ладоней эльфинарки, которые то там, то здесь впивались в кожу острыми ноготками. Это заводило парня.

И чувства юноши как будто передавались блондинке.

Пожалуй, подумала она, очень жаль, что парень сейчас не в том состоянии, чтобы…

Рука паренька нежно коснулась её бедра, весьма кстати обнажившегося поднятым подолом.

"Или… в состоянии?" — промелькнуло у неё.

И в этот самый момент…

Ноккоя в первый миг не понял, почему вдруг довольное девичье мурлыканье над ухом сменилось каким-то непонятным вскриком, а вместо холодного обжигающего бальзама на спину потекло что-то липкое и жирное.

А затем смолистая густая вонь ворвалась ему в ноздри…

Он повернулся, и ужас застыл на лице незадачливого влюбленного.

Над кроватью висело в воздухе уже знакомое им привидение и алчно улыбалось. В руке у Ирроны был кувшин, и из него она поливала жидким вонючим дегтем их с Лерной…

Серебристо-платиновые волосы его подруги стали черными, роскошное платье превратилось в вонючую тряпку.

— Теперь ему не скоро придет в голову подойти близко к кому-то, — хохотнула Иррона. — Чтобы отмыть эту вонь, потребуется не одна неделя. А то ишь… Понаехали сюды… Детей наших соблазняют…

— Как ты смеешь?! — заорала Лерна, не помня себя. — Кто дал тебе право? Я тут хозяйка! Иди к своему Гервегу на тот свет!

— Очень он мне нужен! — расхохоталась в ответ на вопли старуха, уперев руки в бока. — От него один череп да пара костей осталась! А тебе стоит подумать о себе, хозяюшка. Помыться бы не мешало! И побыстрее, а то придется керосином оттираться. Извиняй, иначе не образумишь помыслы твои и к делам не вернешь…

С этими словами привидение потеряло четкость очертаний и, по совиному ухая, исчезло в ближайшей стене.

А Лерна и Ноккоя, вмиг забывший о синяках и ссадинах, наперегонки понеслись в ванную со скоростью эльфийской стрелы.

Когда спустя пару часов они выбрались из ванной, их встретила выглядывающая из стены мистрис Зинго.

Поглядев на измученную парочку, карга, издевательски улыбаясь, прошептала:

— Впредь вам наука будет…

— Е……… и…….. тебя, — вновь выкрикнула Лерна.

Других слов у неё не было…

* * *

Надо вооружаться, твердо решила на следующий после стычки в ресторане день сыщица. В Вардаре у неё был собран довольно приличный, как для частного детектива арсенал. Но это же далеко.

И как это она с собой ничего не прихватила?

Как, как? Да так! Кто ж знал, чем обернется поход на встречу университетских друзей?! Разве могла она предположить, что её прямо с вечеринки понесет в далекие края входить в права собственности на отель с привидением? А если бы и знала, то каким образом могла пронести в поезд огнестрельное оружие? Да и холодное тоже. Ведь всех пассажиров проверяют на металлоискателе после трех подряд терактов, случившихся в прошлом году на риолльской ветке.

Справилась у Ноккои, как тут насчет того, чтобы вооружиться?

Парень как раз показывал явившейся с утра пораньше бригаде мастеров, что и где они должны подлатать.

Лерна критически осмотрела работников. Интересно, куда смотрел студент, нанимая эту шайку-лейку? Орк с огромным ящиком инструментов на плече, оливковый гоблин среднего возраста с ушами-локаторами, и мало чем уступающий им обоим негр. Подозрительные какие-то.

Оно бы годилось хозяйке отеля поучаствовать в столь важном деле, как наем мастеров, но заботы о личной безопасности взяли верх над заботами о частной собственности. Ладно, пусть начинают работу, а там увидим. Всё равно пока других нет.

Итак, что там с оружием?

Здесь почти каждый его имеет, ответил студент, с помощью какой-то волшбы уже успевший избавиться от синяков и ссадин. "Как память прошлых тяжких лет", пользуясь словами местной знаменитости Тамы Нари, застуканной недавно полицией на месте преступления (танцовщица и певица ухлопала какого-то проходимца, пытавшегося ее, якобы, изнасиловать, и была тут же оправдана по суду). Даже у простого пастуха или поденщика и то или нож за поясом, или уж при полной бедности — дубина на плече.

И хотя леса и дороги Карульского края стали безопасны (ну, почти безопасны, если судить по происшествию с мистрис Нари) уже больше десятка лет, но опыт поколений никуда не денешь.

— Вот и чудненько! — хищно облизнулась эльфинарка. — Где тут поблизости приличный ружейный магазин?

Мажонок назвал адрес и тут же вызвался сопровождать её.

— Нет уж, — наотрез отказалась, не желая втягивать парня во «взрослые» игры. — Присмотри-ка тут лучше за нашими мастерами, чтоб не перемудрили с ремонтом, а я быстренько…


До оружейного магазина она добралась и впрямь относительно быстро.

Приземистое, но солидное здание с мощной дубовой дверью, над которой красовалась вывеска: пистолет, перекрещенный с мечом на щите.

Тихо звякнул колокольчик, извещая хозяина о прибытии нового покупателя.

Осмотревшись, Лерна пришла к выводу, что попала туда, куда надо, хотя, наверняка, придется расстаться с изрядным числом звонкой монеты.

Но здесь, по крайней мере, за твои деньги не всучат ржавое старье. Видно, что хозяин всеми силами пытался придать своей торговле этакий столичный шик — вся мебель красного дерева, старательно начищенные окантовки витрин блестят позолотой. На стенах, в стойках из того же красного дерева поблескивают золотом роскошных гравировок богато украшенные ружья. В витринах изящные кинжалы, мечи и сабли. Всякий, сюда входящий, видит, что торговля тут рассчитана на людей богатых и респектабельных, ценящих красоту и роскошь. Даже продавец, важный и преисполненный собственного достоинства, был под стать богатому убранству магазина. Ничем не напоминал местных шустрых продавцов и приказчиков из мелких лавочек. Он не суетился, держал себя спокойно и уверенно.

— Добро пожаловать госпожа! — радушно улыбнулся посетительнице. — Чем могу вам помочь?

— А зачем, по-вашему, госпожа могла придти в оружейную лавку? — улыбнулась Лерна. — Не за духами и пирожными, надо полагать.

— Понятно, — протянул молодец. — Госпожа желает приобрести оружие?

Точно определить, кто перед ним, он почему-то не сумел. Это немного сбило его с толку — очень уж он гордился своим умением с первого взгляда определять покупателя. И теперь странная гостья ставила его в тупик. Хотя… Торговец оружием внимательно присмотрелся к разрезу глаз и абрису лица гостьи.

Хм… люди(?) этой разновидности в Каруле почти не попадались.

Он решил начать издалека.

— В таком случае, если только глаза меня не обманывают, позволю себе предложить вам отличный древний эльфийский меч! Полторы тысячи лет, а как новенький.

Он извлек из-под прилавка бархатный футляр футов пять длины.

— Прошу, — распахнул футляр, внутри которого на синем бархате устроился меч длиной в четыре без малого фута, с рукоятью в фут и шириной лезвия в дюйм с мелочью. Толщина лезвия была в половину Лерниного мизинца, а вес — фунта четыре. С эльфийскими узорами на рукояти, и с вырезанной магическими рунами он смотрелся великолепно. Длинный, но не громоздкий, с длинной ручкой, чтоб можно было бы его держать обеими руками.

— По-моему, это воистину великолепный меч! Ну что скажете? Всего каких то двести-триста…

Гостья обеими руками взяла клинок, осмотрела так и этак.

— Ну, само собой, меч ни с какой стороны не эльфийский, хотя сталь хорошая, гномья ручная работа, не штамповка какая-то. Правда половина камней — стекляшки крашенные и золото трехсотой пробы, а вот сталь хорошая. Мастера Булубула, если я не ошибаюсь, изделие?

— Э-э-э, ну, вообще-то, Гигубула, если быть точным… — жалко улыбнулся продавец.

Но тут же справился с собой.

— Тысяча извинений! Я не распознал подлинного знатока оружия. Так что же вас интересует? Как раз недавно мы приобрели через канцелярию наместника неплохие двуствольные винтовки из арсеналов бывшего Кавайского деспотата.

— Ну, что вы, я же не на войну собралась, — очаровательно улыбнулась блондинка. — Мне бы чего-нибудь такого…

— О, не извольте беспокоиться, госпожа, новейшие модели! Извольте посмотреть — новый вардарский каталог. Получили совсем недавно, а у нас уже есть все представленные в нем новинки! — гордо произнёс приказчик. — Особо рекомендую вот эту линейку спиньолей! Чего греха таить, у нас на дорогах нет-нет, да пошаливают, и лучше нету такой вот штуки!

Есть однокурковые с передвижным замком и капсюлями закрывающимися сдвижными крышками — обычные армейские «Скорпионы». Вот "Двурогая Змея" — с двумя переворачивающимися стволами — один над другим, и каждый рассчитан на шесть зарядов.

Вот «Дракон» — с двенадцатью ударниками. Последовательно взводите их, ставите на предохранитель, а потом жмете на кнопку у каждого. Вещь громоздкая слегка, но надежная. Вот «Беглец» — в нем движется не замок, а ствол с помощью винтовой резьбы. Вот "Флейта Ургота" — новейшая разработка, секционная модель. Видите, секции боевой каморы соединяются на резьбе, а заряженный ствол вставляется в медный кожух. Конечно, перезарядка слегка затянута — нужно развинтить камору и зарядить в каждую свой патрончик, но зато проста и легко может быть освоена даже дамой.

При этих словах Лерна невольно нахмурилась.

— О, — тут же спохватился продавец, — десять тысяч извинений! Я забыл, что госпожа, видимо, знакома с оружием не хуже её ничтожного слуги! В таком случае предложу вам одну вещицу… Досталась исключительно по случаю.

В руках его появился блестящий сталью и полированным черным деревом агрегат.

— Вообще-то её вроде как и не положено продавать так просто, но ведь мы в Каруле, да и хотя и изготовлена по вардарскому образцу, но гномами… Вот, полюбуйтесь. Это… "Барабан Смерти"!

Сыщица мысленно зааплодировала хозяину. Тот с таким непринужденным видом предлагал оружие морской пехоты Вардары, да еще её грозной и невидимой Тайной Стражи, виденное ею разве что в фильмах, что поневоле хочется спросить, не попала ли она по ошибке в магазин "Всё для разбойников"?

Но этот вопрос, так же, как и второй: "На каком складе всё это украдено?", разумеется, остался незаданным.

— Обратите внимание, оба ствола заряжаются специальным патроном, в котором заряды упакованы в гильзу и разделены огнеупорными пыжами. Внутри гильзы пропитанный селитрой шнур, который поджигается с верхнего конца одним нажатием курка, после чего и все пули вылетают одна за другой — все шестнадцать. Такая вот очередь может скосить сразу всю шайку. Двойная зарядная камора крепится простым надежным замком. Извольте видеть, госпожа, новейшая техническая система, — торжественно объяснил продавец. — Непревзойдённое гномье качество. Цена всего лишь сотня империалов. Скидка только ради вас.

— Качество, конечно, удивительное, — покупательница любовно разглядывала пистолет. — Только вот… Посмотрите, почтеннейший, — обратилась она к продавцу. — Видите, какой огромный, а толку чуть. Вот где ствол начинается, — держа в руке пистолет, она оттянул курок назад, — а и три четверти его составляет зарядная камора. И получается, что эффективной длины ствола совсем немного.

— О-о-о!! — на этот раз уважение в голосе было неподдельным. — Госпожа великолепно разбирается в нашем деле! Но в таком случае даже не знаю, чем бы наше скромное заведение могло бы помочь столь взыскательному покупателю?

— А нет ли у вас многоствольников? — деловито осведомилась эльфинарка.

— Что, боевых? — испуганно отшатнулся негоциант.

— Нет, что вы, гражданских! Ну, например, чего-то вроде «аггроса».

Признаться, она загорелась надеждой, что сможет купить тут редкостную модель, которую она вместе с кодами и номерами счетов, а также малоценной частью агентуры передала месяц назад своей компаньонке.

Конечно, многоствольник долго заряжать, но двенадцать выстрелов в компактном оружии, которое можно спрятать в карман, возможность выпустить их по очереди или одновременно, и отличный магический запал.

— Увы! — развел руками продавец. — Но… я, кажется, знаю, чем вам помочь.

Он исчез "за кулисами" и появился с неприметной картонной коробкой.

Раскрыв её, Лерна довольно сдвинула брови. Внутри оказался «шершень» предпоследней модели. Короткие стволы один над другим — все десять, наподобие маленького органчика, рукоять-кастет, надевающаяся на руку, и гашетка под большой палец. Никаких излишеств, хромированная сталь и дубовые щечки накладок. Заряжание, правда, через дуло, и магический запал самый простой, как в зажигалке, без функции залповой стрельбы. И даже возможности выпустить весь десяток пуль одной очередью. Но зато удобный, легкий, и главное — его можно спрятать под одеждой без проблем.

— Беру! — коротко сказала, доставая кошелек. — Кстати, а каких-нибудь боеприпасов против привидений у вас нет?

Торговец виновато развел руками.


— Эй, Ноккоя, тебя тут наше дорогое умертвие еще не съело? — весело бросила эльфинарка, распахивая дверь, да так и обмерла.

Первое, что увидела Лерна, переступив порог, был роскошный дубовый резной фриз со второго этажа.

Правда почему-то лежал он в гостиничном холле и был варварски разломан, как будто над ним потрудился какой-то из древних богатырей. В центре холла валялась куча тюков и мешков с неясным содержимым.

Осторожно она прошла вперед, обошла вдоль стен захламленный холл. Затем двинулась по коридору первого этажа.

Увиденное могло бы уложить менее крепкого человека на месте.

Запущенный, но в общем симпатичный и аккуратный отель представлял собой ужасающее зрелище. Кругом валялись грязные тряпки, сбитая штукатурка, к тому же в воздухе пахло каким-то наркотическим дымком. Из-под взломанных досок паркетного пола выбирались, важно шествуя, огромные матерые тараканы.

Тут же щедро была раскидана труха, щедро сдобренная мышиным пометом

Некоторое время эльфинарка стояла в растерянности, пытаясь сообразить, что же произошло тут в её отсутствие? Мысли её колебались в промежутке от нового визита лже-полицейских, до того, что привидение окончательно слетело с катушек и решило превратить место своего пребывания в руины (где и положено проживать порядочному призраку).

— Эй, кто тут? Выходите! Что вы творите, мать вашу орочью! Это хозяйка отеля, — на всякий случай уточнила она.

Никто не ответил

— Выходите немедленно!

Тишина.

— Я сейчас стражу вызову! — завизжала блондинка.

Неведомые мерзавцы не отреагировали и на это.

— Эй, — вне себя выхватила она только что купленный пистолет, — считаю до десяти — потом стреляю на поражение!

Мысленно посчитала до десяти, потом еще раз.

Никакой реакции.

Да что ж это такое?!

— Ну, все! — со змеиными обертонами в голосе пообещала Антео разорителям её имущества, с громким щелчком снимая «шершень» с предохранителя. — Я иду! Запасайтесь гробами, недоноски!

Тут вспомнила, что не зарядила пистолет. Но отступать было поздно, и она двинулась вглубь здания, натыкаясь то на раскуроченную гостиную, то на сорванный светильник.

Виновников разгрома нашла уже на втором этаже. Компания в дюжины полторы рабочих, возглавляемых знакомой ей троицей, побледневших и тихих, с многочисленными синяками и ссадинами, выглядывавшими из-под разорванных одеяний, выстроилась у стены, стоя на коленях. А перед ними важно расхаживала Иррона, постукивая по голенищу дамского сапога измочаленной на конце палкой.

— Ну что, макаки заморские, — завершила она разговор. — Поняли? Чтобы через пять дней все было исправлено и сияло как у кота…

Увидев торчавшую в дверях Лерну, так и не опустившую пистолет, рявкнула на собравшихся.

— Ну, что стали! Кланяйтесь госпоже хозяйке!!!


За три часа до вышеописанного.


Ноккоя был настроен уж слишком благодушно. Видимо поэтому, приняв рапорт от троицы нанятых рабочих, осмотревших отель, он отправился чуть передохнуть.

Его даже не смутило сообщение, что "работа очень много-много, поэтум, хасяина, мы можно позвать немношко своих друзья?" Тем более что, как тут же было сказано, друзья будут работать за то же вознаграждение, без дополнительной платы. И, махнув рукой, студент отправился в кабинет Лерны, где растянулся на диване и задремал сном младенца.

Проснулся мажонок часа через два от грохота и веселой брани на незнакомом языке, доносившейся откуда-то сверху.

— Вот же олухи, не могут потише, — раздраженно бросил он, потянулся со сна, и отправился выговаривать работничкам.

Что дело неладно, парень понял по висевшей в воздухе известковой пыли, и всяким запахам, сопровождавшим большую стройку.

Но когда он переступил порог номера, откуда доносилось чье-то пение, то буквально обмер.

Солидная мебель была грудой стащена в середину комнаты, измазана в побелке и мусоре и брошена. Шелковые обои со стен сорваны и истоптаны грубыми сапожищами.

Груда каких-то осклизлых досок в углу, напоминала собой результаты кораблекрушения, выброшенные на берег морским царем за ненадобностью.

А перед ободранной стеной стоял гоблин в одной набедренной повязке и с умилением смотрел на каменную плиту, на которой было выбито какое- то непонятное полусбитое изображение…

— И-ы-ы-ы, хазяина, давай пасматри, я нашей Хтулкху! Старый хароший бог, однако, будет смотреть за гостиницей. У-у, хароший бог!

"Откуда, во имя Света?! — промелькнуло у Ноккои. — Не иначе из каких-то старых развалин каменюку приволокли, когда строили. Неудивительно, что у них тут приведения…"

— Ы-ы-ы-э-э, я нашел Хтулкху!! Я нашел Хтулкху!! — заблеял гоблин, приплясывая так, что его колыхались его огромные уши.

Ноккоя запрокинул голову и с раскрытым ртом уставился на гоблина. Тот подмигнул.

— Ну щто, гаспадын? — проскрежетал появившийся в дверях орк. — Щто, будйем ламать те гнилые доски наверху? Доски совсем гнилые, упасть могут, зашибить хазяину!

— Э-э… доски, а может не надо? — глупо улыбнулся студент.

— У, а я уже сломал, — добродушно прогудел орк, поигрывая мышцами на волосатых руках.

— По… па…нимаете, уважаемый, — молодой человек сглотнул, — вы… того, слишком. Может не надо так резко… Нам вообще-то больше косметический ремонт…

— Ну, извини, маладой лорд, — вздохнул лопоухий собеседник. — Панимаишь, ми так работаем. Или хорошо работаем всо делаем, или ничего не делаем! Ведь так, правильно? Или делай харащо или не делай никак?

И вздохнул.

— Вэй, и щто ви, человеки, такой непанятливое?

Несчастный управляющий рассеянно мотал головой, думая, что теперь делать, как вдруг события приобрели несколько другой оборот.

Из глубины коридора послышался чей-то испуганный многоголосый вопль, грохот, яростный старушечий мат, топот множества ног. И Ноккоя, и гоблин с орком молча вслушивались в происходящее.

Все это длилось минут пять, а потом смолкло, и послушался уже другой звук — слитный грохот множества подошв, как будто по гостинице маршировал взвод солдат в полной выкладке.


Первым вошел в номер негр, серый от страха.

За ним цепочкой, руки за спину, словно дисциплинированные каторжники, остальные приведенные троицей «коллеги-мастера». Один, два, пять, семь… Похоже, троица притащила сюда целую банду!

А за ними чинно вошла Иррона.

В одной руке она держала обломанную рукоять от швабры, в другой, Ноккоя аж присвистнул, было нечто вроде бледной извивающейся молнии.

Вообще-то, насколько он помнил, в магических книгах это называлось "плетью Грозы" и годилось в основном для цирковых представлений, поскольку сила удара не превышала мощность какой-нибудь новомодной полицейской электродубинки. Но вот чего ему не приходилось слышать от наставников, так это то, чтобы такие фокусы могли откалывать призраки и прочая нежить!

Он даже попытался было посмотреть на привидение "третьим глазом", чтобы понять, в чем тут соль.

— Засунь свою магию, мальчик, себе в….! — уточнила мистрис Зинго, свирепо зыркнув. — Не про меня твои умения, двоечник…

— Почему двоечник… — начал было студент.

— Потому! — рявкнула старуха-признак. — Ты бы о деле думал, а не о хозяйкиных сиськах, а то твои обезьяны того и гляди всю гостиницу разнесут. Это ж известные мошенники — сперва все разломают, а потом втридорога за ремонт сдерут! Эх, при префекте Куссь-Укуссии за такие штуки разговоры был короткий — под кнут и в рабы к заказчику. А теперь? Ну, ничего, — зловеще усмехалась старуха. — Я на вас управу найду!

Ведьма подняла палку и погрозила сжавшимся работникам.

— Не смотрите, что мертвая! Я вот наведу на вас порчу, сглаз, да еще и прокляну? Знаете что такое проклятии покойника?

— Нэт, нэт, госпожа, зачем, не надо порч, не надо сглас, не надо праклятий! — суетился гоблин. — Зачем праклятий? Мы честный работник, ми никакой зла не делай, никто нэ обманывай, Ургот не молись! Мы даже в храме Светлой Дэви меняли это… как это по хьюмски? А, каналь меняли и эту… как яё… зация. Ми чесний работника, нас не надо сглас и праклятий, нас не надо бить!

И. кланяясь, добавил:

— Яго Височеств и сям гаспадина регента запретиль работники бить!

— А я вот насрала на вашего регента, — торжественно захохотала Иррона. — Мы, покойники, между прочим, вообще этим вашим людским правителям не подчиняемся! Тем более я при жизни была подданной Риольского герцога Уззана Благочестивого, а не этого вашего… — она сплюнула, и плевок её упал на плащ негра, заставив его задымиться, — оккупанта и узурпатора. Да я на него плевать хотела! Или думаешь, твой регент тебя защитит от моего гнева? Кстати, — ехидно ухмыльнулась она гоблину, оскалив два ведьмовских длинных черных зуба. — А этому вашему осьминогому поганцу вам регент разрешил поклоняться? Что там в "Карательном уложении империи" насчет темных культов сказано? Сама не читала, но слышала что-то насчет каторги с пожизненной ссылкой на Соколином острове!..

— Э-э-э, я нэ знать, я нэ читаль! — жалобно пискнул гоблин.

— А ты и не умеешь! — злорадно захихикала старуха. — Но ты это скажешь в магической безопасности, если что. Незнание закона не освобождает от ответственности за преступление!

Она ухватила гоблина за его солидные уши и, играючи, приподняла на полметра над полом.

Зарычавший орк двинулся было к ней, но она, отпустив одну руку, а второй продолжая удерживать верещащего гоблина, стукнула скалящегося нелюдя по лбу.

Тот упал замертво.

Затем старуха поставила гоблина на место (тот тут же схватился за вмиг увеличившиеся раза в два уши), и обвела собравшихся мертвенным взглядом, в котором сияли болотные огни.

— Ну что, шельмецы, все всё поняли?

Торопливые кивки были ей ответом.

— Ну, тады учись, студент, — бросила она Ноккое. — Учись, как дела с такой швалью вести надо. Для начала на колени, навозники!..

* * *

Через пару дней в офис отеля примчался взмыленный и чрезвычайно возбужденный Ноккоя, потрясающий в воздухе чем-то свернутым в трубку.

Оказалось, это вышел долгожданный выпуск "Карульского вестника" с объявлением и, главное, с интервью Лерны.

Юноша с восхищением рассматривал опубликованные в газете фотографии хозяйки «Удачи».

— Нет, ты настоящая модель! Ни в чем не уступаешь знаменитой Каоми Нембелл…

— Это еще кто? — ревниво справилась девушка, вместе с тем чрезвычайно польщенная наивным восторгом своего дружка. — Местная звезда подиума?

— Ага, — уловил опасные нотки в её голосе мажонок. — Так, ничего особенного, но для Риолла она звезда первой величины. Вот бы устроить между вами соревнование… в купальниках…

— Размечтался! — щелкнула его по веснушчатому носу девушка. — Стану я перед кем попало в неглиже показываться…

Хотя почему бы и нет, подумалось ей. Если это привлечет клиентов…

— А передо мной? — с надеждой и мольбой посмотрели на неё синие глаза. — Может, на пляж сходим, позагораем, раз здесь нельзя… того… это самое…

Он замялся и красноречиво поглядел по сторонам.

"А это идея!" — обрадовалась блондинка, но вслух сурово произнесла:

— Тебе бы все развлекаться! Взрослеть пора, дорогуша! Думаю, теперь у нас забот поприбавится. Ну-ка, поглядим, ничего они здесь не переврали?

— И мне любопытно, — появилась за её спиной Иррона.

Водрузив на нос очки в старомодной оправе, привидение уставилось в газетный лист, забавно шевеля губами.

Ноккоя испуганно отодвинулся подальше. Кто знает, какой реакции ждать от блюдущего мораль призрака на его недвусмысленное предложение Лерне прогуляться на море, где можно будет безнаказанно предаться греху? Однако мистрис Зинго было не до того. Она явно увлеклась описанием своего сражения со лже-полицейскими. Даже начала тихонько хихикать, дойдя до того места, где шла речь о наказании злодеев розгами.

— Надо же, у этого писаки, оказывается, есть совесть, — констатировала бабка, закончив чтение. — И стиль имеется. Правда, в мое время по-другому писали. Речистее, цветистее.

— Времена меняются, — осторожно заметила Антео. — Нынешний читатель не оценил бы то, что казалось красивым двести лет назад.

— Сама знаю! — огрызнулась карга, пряча очки в карман передника. — Ты это, отдай-ка мне эти куранты, — назвала по-старинному периодическое издание. — Себе другие купишь.

— Да, пожалуйста, — протянула ей газету блондинка, довольная тем, что между нею и привидением наконец-то установилось хоть какое-то подобие нормального общения.

— Спасибо! — кивнула Иррона и двинулась к стене.

Уже наполовину войдя в неё, повернулась лицом к Ноккое и ядовито проскрипела:

— Ишь, изобретательный какой! На море ему захотелось! Совсем гормоны замучили? Гляди у меня, уши надеру! И больше работай. От этого дурные мысли рассасываются…

Парня как будто ушатом холодной воды обдали. Поник головой на грудь, пряча глаза. Щеки привычно заалели.

Вот ведь вредная старуха! Даром, что неживая.


Лерна как в воду глядела. Забот и впрямь у них прибавилось.

Объявление ли помогло, то ли людей привлекло блестяще написанное Леоном Бонзо интервью, но в офис стали наведываться посетители. Больше любопытствовали, но некоторые предлагали и свои услуги. Прося при этом прибавку за вредность, подразумевая под оной, конечно же, привидение. От размеров требуемой «прибавки» у блондинки глаза лезли на лоб. В большинстве случаев она превосходила сумму самого жалованья, полагавшегося для работника той или иной профессии и квалификации.

Кухарку она все-таки подобрала, не поскупившись.

Почему её привлекла эта отнюдь не юная, крепко сбитая тётка, в лице которой что-то выдавало много повидавшего человека, сыщица не могла объяснить.

Та согласилась с выдвинутым нанимательницей в ответ на просьбу о прибавке контрусловием приготовить в порядке испытания набор из двенадцати блюд, и, отведав стряпни, Лерна признала, что Тарикка, так звали её новую главную повариху, справляется со своими обязанностями быстро и умело.

Кстати, вместе с поварихой эльфинарка приобрела и прилежную горничную — при Тарикке обреталась её воспитанница из храмовых сирот, Орветт Линт, стройная худощавая девушка с глазами олененка, смотревшая на хозяйку с искренним испугом и обожанием, чем и подкупила.

И уже через считанные дни Лерна поняла, что уж с чем-чем, а с выбором кухарки она не ошиблась. Пока что постояльцев не было, поскольку не закончились ремонтные работы, но ресторанчик на первом этаже открылся, и его кухня практически сразу привлекла немало посетителей.

Как-то незаметно подобрался и персонал. Тарикка, уже полновластная царица кухни, подобрала себе пару юных и сообразительных помощников-поварят из местного кулинарного колледжа. И им полезно для приобретения профессиональных навыков, и носы задирать не будут, споря по пустякам с шефом. Она же порекомендовала Лерне парочку подружек своей воспитанницы, все из того же сиротского приюта, на должности горничных.

Но больше всего обрадовалась хозяйка «Удачи», когда в один из дней к ней в офис ввалился тот самый тролль, который спас их с Ноккоей во время потасовки в таверне. Переминаясь с ноги на ногу, здоровяк поинтересовался, не нужен ли хозяйке парень с крепкими кулаками и не менее крепкой головой?

— Нужен, нужен! — чуть не захлопала в ладоши эльфинарка, восхищенно оценивая атлетическую фигуру гостя.

Как раз такой богатырь украсил бы собой входные двери, а в случае чего справился и с обязанностями вышибалы. Только вот согласится ли гордый уроженец лесов надеть ливрею швейцара и взять в руки булаву?

Не согласился. Срамно, дескать. Не приведи боги, земляки увидят. Засмеют.

Тогда Лерна, легко отказавшись ради пользы дела от мечты о ливрейном привратнике, предложила великану стоять в традиционном троличьем национальном костюме. Это будет экзотично и, несомненно, привлечет посетителей. На том и порешили.

— А откуда ты узнал обо мне и "Удаче"? — поинтересовалась, вручая троллю задаток.

Ожидала услышать что-то вроде: слухами земля полнится, но нет…

— Этта… касетта пасматрел… прачитал, — потупившись, признался атлет. — И узнал сразу ваша милость… Такой красивый деффачка нельзя не узнать. У меня класс охотника, я фсе запоминайт.

"О, это то, что надо! — обрадовалась блондинка. — Будет запоминать нежелательных клиентов".

Одновременно она поразилась тому, что тролли, оказывается, умеют читать. Она-то всегда по наивности считала их грубыми, неотесанными и необразованными существами.

Привлеченные изобилием посетителей и рекламой, в «Удаче» стали выступать и местные артисты. Даже знаменитая танцовщица и певица Тама Нари, про которую говорили, что она шпионка с Туманного Берега, не погнушалась дать небольшой концерт. Все благодаря Ноккое, который, оказывается, учился со звездой в одном классе гимназии. Посмотреть на неё пришел Рогун, вождь клана Ронавов, имперский сенатор, промышленник и один из самых богатых людей Риолла.

За выступление звезды Лерна отдала четверть скопившейся выручки, но зато уже на следующий день по всей Каруле говорили, что «Удача» ожила, и надо бы навестить её ресторанчик. Не зря же туда приходил сам Рогун!


Однако не всё так гладко шло в маленьком Лернином хозяйстве, как хотелось бы эльфинарке.

Проблемой номер один по-прежнему оставалось обитавшее в отеле привидение.

Вредная старуха никак не желала смириться с потерей главенствующей роли в заведении. Особенно острыми были её стычки с Тариккой. Как правило, они носили концептуальный характер и вертелись вокруг кулинарии.

Как-то зашла Лерна на кухню, и тут же вынуждена была стирать с лица остатки угодившего ей прямо в переносицу паштета из гусиной печенки.

Ловко увернувшись от пролетавшего мимо торта со взбитыми сливками, хозяйка по-военному гаркнула:

— Смир-рно!

Две женские фигуры со всклокоченными волосами и блюдами со снедью в руках от неожиданности застыли. Две пары глаз с любопытством уставились на перемазанную печеночным паштетом блондинку.

— Кто-нибудь пояснит мне, что у вас здесь происходит?

— А чего она?.. — в унисон начали обе почтенные дамы и, поперхнувшись от возмущения, тут же и умолкли.

— Давайте по очереди, — предложила эльфинарка, которой жуть как не хотелось встревать в бабьи разборки.

И без этого дел было по горло. Со дня на день ожидалось торжественное открытие отеля. И столько дел еще предстояло переделать, что голова кругом шла. Одних приглашений для VIP-персон следовало напечатать и разослать более сотни. Спасибо, "Карульский вестник" по знакомству согласился выручить.

— Итак?.. — нахмурила брови барышня.

— Я ей говорю, — начала по старшинству Иррона Зинго, — что паштет из груа-фа не готовят со свиными шкварками. Туда нужно класть кроличий жир. А она уперлась, как вардарский ишак, и ни в какую! Напихала поросятины и довольна.

Тарикка уставила руки в боки и распахнула свой отнюдь не крохотный рот:

— И какого Ургота всякое умертвие лезет тут со своими советами?! Может, в его доисторические времена и полагалось сочетать не сочетаемые продукты, но с тех пор высокое искусство кулинарии шагнуло далеко вперед!

— Ах ты, охальница! — возопило привидение. — Ты кого это доисторическим монстром обзываешь?! Да если б я не подсказала тебе, что в кейсенский пирог обязательно нужно положить айтолу, он бы у тебя ни в жисть не получился таким вкусным!

Тут же, осознав, что ляпнула лишнего, Иррона прихлопнула рукой рот.

— Ага! — гаркнула кухмейстерша. — Так ты признаешь, что пирог мне удался? Чего ж нос воротила, будто от дохлой крысы, фаршированной печенью ростовщика?! Да я и сама знала про твою айтолу, чтоб вам обеим треснуть. Только замоталась, с тобой понапрасну болтая. А вот ты знаешь, что во взбиваемые яйца непременно следует добавлять бумбурик? Нет? То-то, профессорша кислого соуса!

— Сама ты бумбурик, фейхоа квашеная! — взвилась бабка. — Ты бы еще дусту туда положила. В самый раз для таких неучей, как ты!

— Да я… — задохнулась от возмущения повариха, щупая рукой по кухонному столу.

Наткнувшись на блюдо с оладьями, Тарикка, не долго думая, швырнула его в мистрис Зинго. Жирные, щедро сдобренные кленовым сиропом куски жареного теста разлетелись по всей кухне, врезаясь в разнообразные преграды. Парочка осела на плечах Лерны, украсив блондинку чем-то наподобие генеральских эполетов.

Эльфинарка заскрежетала зубами от ярости и, сбросив «погоны», выскочила вон из кухни.

Сразу же наткнулась на Ноккою. Студент стоял под дверью и не решался войти. Рядом жалось двое поварят, позвавших управляющего разобраться со спорщицами.

— Если ты сейчас же не прекратишь этот бардак, — кивнула в сторону кухни хозяйка отеля, — я за себя не отвечаю! Удержу половину твоего жалованья за этот месяц.

Юноша укоризненно посмотрел на нее своими озерами-глазищами, и Лерне вмиг стало стыдно. Он-то здесь при чем, чтобы на нем срывать свою досаду?

Тем не менее, паренек с видом укротителя, идущего в клетку с кровожадными львами, приоткрыл кухонную дверь и вошел в комнату ужасов.

Какое-то время оттуда еще доносились дикие крики. Эльфинарка даже время засекла, интересуясь, сколько же продержится в "львиной пасти" её веснушчатый приятель.

Вдруг гвалт умолк.

Не ухойдокали ль там злобные фурии бедного студента, обеспокоилась блондинка.

Осторожненько заглянула в щелку.

Открывшаяся её взору картина умилила идиллией.

За столом вокруг остатков пресловутого кейсенского пирога собрались все трое: шеф-повар, отельный призрак и студент-недоучка. Последний любезно ухаживал за дамами, наливая им чай и раскладывая по тарелкам тортик.

Сам и сунул первую ложку с лакомством себе в рот. Его глаза сощурились от удовольствия.

— Вкуснотища! — мечтательно молвил паренек, смакуя кулинарный шедевр.

Тарикка засияла и смущенно кашлянула.

— Ну, положим, тут невелика моя заслуга, — скромно пропела она. — Если бы не мистрис Иррона, пирог не удался бы. Совсем запамятовала про айтолу…

— О, да, — согласился мажонок, отвешивая легкий поклон карге, — без айтолы никак. Помнится, еще преподобный Кинар упоминал, что улучшение рецепта кейсенского пирога произвел сам достославный префект Куссь-Укуссий…

— Ха! — презрительно скривилось привидение.

— Однако ж в ином источнике, — продолжал высокоученый студент, — мне довелось прочитать, что внесение в классический рецепт пирога айтолы было произведено ни кем иным, как многоуважаемой мистрис Ирроной Зинго…

— Ну, да! — подтвердила старушенция. — Этот нахал Куссь-Укуссий, используя служебное положение, просто-напросто присвоил мое открытие. Сволочь! Воспользовался, понимаешь, моим беспомощным состоянием! Я в своем новом облике не могла подать на него жалобу в княжеский суд.

— Ты смотри! — покачала головой Тарикка. — Подлец какой!

— Все мужики сволочи! — изрекла старую, как мир, сентенцию Иррона.

Студент испуганно сжался.

— О присутствующих не говорю, — поощрительно хлопнула его по плечу карга, а затем вдруг ласково погладила по вихрастой голове. — Ты у нас молодчина, внучек!

— Еще по чашечке? — просиял паренек.

— Наливай! — милостиво согласилась Зинго.

"И как это у него так складно да ладно получается женщин уговаривать? — ревниво подумала эльфинарка. — Вот ведь дамский угодник…"

* * *

Лерна с вздохом вытянула ноги под столом, откинулась на спинку кресла, закинув руки за голову.

Подумать только, а ведь она была убеждена, что стоит навести порядок в старом отеле, ну и, само собой, куда-то девать настырное привидение, и дальше все пойдет как по маслу. Но будни хозяйки гостиницы оказались ненамного легче. Тем более что от привидения пока избавиться не удалось, хотя стервозности в характере Ирроны явно поубавилось. С чего бы это и надолго ль?

Но, надо признать, имелись в её новой работе и интересные моменты.

Достаточно сказать, что первым её клиентом стал самый настоящий гном.

Причем гном не из живущих в империи или даже в Каруле, а подданный тармийского короля Курубула II Короткобородого. Да не просто поданный этого монарха, а специальный посланник, отправленный, дабы разыскать и воротить некоего лихого гнома, "в имперских пределах обретающегося", как гласила выданная в королевской канцелярии Тармии бумага (по старым договорам с горными коротышками они имели право разыскивать и хватать прячущихся в Вардарии своих преступников).

Ему, как первому клиенту, полагалась серьезная скидка, но гном высокомерно её проигнорировал, заплатив полную стоимость трехкомнатного номера люкс.

Ирроне Зинго отчего-то одноглазый коротышка не пришелся по сердцу.

— Отказала б ты ему, — хмуро предложило привидение хозяйке отеля.

— На каком основании? — поинтересовалась та.

— Да уж больно рожа у него противная, — скривился призрак. — За версту полицейской шкурой разит.

— Не придумывайте. Наш девиз: каждому клиенту достойную встречу и проводы.

— Ну-ну, как знаешь…

За гномом пожаловало ни много, ни мало двадцать гостей из Каварии — жрецов и послушников тамошнего храма богини Йемаанджи, явившихся на паломничество в местный собор этой морской богини, очень почитавшийся по всему Риоллу.

Следом набежало человек десять других паломников — всяких любопытствующих и тех самых пресловутых "несчастных влюбленных", радующихся тому, что место обитания знаменитой Ирроны вновь доступно.

А на пятый день пришла… нет, не очередная толпа постояльцев, а бумага из риолльской Гильдии трактирщиков и гостиновладельцев с напоминанием, что ей необходимо стать на учет в этом объединении.

Ноккоя весьма кстати подсказал, что по старинным местным обычаям в таких случаях хорошим тоном будет не тащиться в канцелярию гильдии, а явится к её главе. Лерна так и поступила.

Навестив таверну "Окорок на вертеле", хозяином которой числился Глава её гильдии — почтенный Ратти из древнего гоблинского почтенного семейства Бурбо, она вежливо представилась, внеся вступительный взнос, и при этом попросила совета у старого гоблина. Дескать, не мог бы он ей, приехавшей из дальних мест, чего-то посоветовать? Как лучше вести дела?

Она угадала. Гоблины вообще на лесть падки, а уж если льстит тот, в ком течет эльфийская кровь, тут устоять никакой возможности.

— Ах, — вздохнул Бурбо Ратти, утирая оливковой рукой мифический пот со лба. — Воистину приятно, когда в наше время есть еще люди чтящие традиции. Ну что же, мистрис хозяйка, если вы решитесь снизойти к советам старого глупого гоблина, который по капризу судьбы и милости Богини занимает место главы Гильдии трактирщиков и гостиновладельцев, то я готов…

— Первое и главное, — начал он. — Не стесняйтесь давать взятки! Не подмажешь, не поедешь. Второе. Никогда, слышите, ни-ког-да не набирайте персонал по объявлениям в этих, — он брезгливо поморщился, — казетах! Пойдите лучше в кабак старины Римса, "Медный котел". Там собираются ищущие работы повара.

Он надавал еще кучу столь же ценных и бесполезных советов, а напоследок даже поцеловал ей ручку, бормоча что-то восхищенное. Эльфинарка, несколько растроганная, даже забыла, что последний раз гоблин целовал её руку двадцать лет назад, правда, сопроводив это столь гнусным предложением, что этой же ручкой по мордасам немедля и получил.

Но, так или иначе, на следующий день ей привезли переплетенный в кожу диплом почетного члена Гильдии, и она не преминула тут же повесить его на стену.


Неслышно отворилась дверь, и в комнату вошла, столь же неслышно ступая, Орветт Линт. В руках она держала поднос, уставленный прикрытыми крышками, ярко начищенными судками.

— Обед госпоже хозяйке, — тоненько пропищала она.

— А, давай, спасибо, — кивнула эльфинарка, поняв, что проголодалась.

Отдав должное стряпне, Лерна подумала, что при первой возможности надо будет повысить кухарке жалование, ибо ресторан благодаря её кухне стал весьма популярным в городе.

В двери кто-то постучал…

— Ну, заходи уж, милая… — хозяйка решила, что это Орветт явилась убрать посуду.

— Хм, и какую же милашку ты ждешь? — в проеме торчала худощавая фигура её секретаря.

— Ноккоя, ты как всегда вовремя, — обрадовалась эльфинарка. — Не иначе, с каким-то "особо приятным известием"? И что у нас плохого? Иррона снова с кем-то повздорила?

— Нет, известие как раз, наверное, приятное, — откликнулся студент. — Вот.

Он протянул конверт с каллиграфически выписанным адресом: "Карула, улица Парусов, госпоже Лерне Антео в собственные руки".

Взрезав плотную бумагу кинжалом из акульего зуба — дара южных морей, Лерна некоторое время изучала содержимое.

"Легион Старины имеет честь пригласить госпожу Лерну Антео, достойнейшую гостью вольного имперского города Карулы, на представление, которое Легион дает на Древней Арене, завтра в полдень, для того, чтобы насладиться искусством наших бойцов и получить доставшийся вам приз. С вами может явиться еще один человек по вашему выбору в качестве приличествующей благородной даме свиты" — гласила надпись на плотном картоне с золотым обрезом.

— Нок, это как понимать? — с некоторым сомнением наморщила носик эльфинарка. — Что-то не знаю я никакого такого Легиона! И приз еще какой-то?! Что бы это могло значить?

Юноша взял у неё приглашение и прочитал, шевеля губами.

— А, эти, — усмехнулся. — Есть у нас такие чудики, устраивающие потешные бои по древним правилам и со старинным оружием. У них старшим мэтр Бальбаз, бывший наемник. Слышал, бравый был вояка. И на Туманном берегу воевал, и в Риндаро, и на Каминосских островах. До капитана, вроде, дослужился, может, и выше бы пошел, да ранили его здорово. Все лицо в шрамах, на правой ноге протез до колена. Ну, вернулся он, а жить с чего-то надо. Нынче-то в разбойники не подашься, с этим в империи строго… Ну и вот такое дело организовал. Театр не театр, цирк не цирк… Вообще-то он из почтенной семьи происходит. Дед его, Бальбаз Карим, знаменитым ювелиром был… А он вот в головорезы подался.

— А приз? — переспросила Лерна.

— Это у них для привлечения публики, хотя вряд ли чего дельного дадут. Впрочем, говорят, на прошлых играх госпоже Мербонии браслет с алмазами достался…

— Ну, так что, мне идти или не идти? — чуть сдвинула брови блондинка.

— А чего, пойди, развлекись, погляди, как всякие тупоголовые громилы будут друг другу по башке лупить, — наверное, в Ноккое взыграло извечное высокомерие мага, свысока смотрящего на профанов. — Опять же, туда всякие господа и прочая чистая публика ходит. Себя покажешь, может, какие полезные знакомства заведешь.

— Отлично, — хлопнула рукой по столу эльфинарка. — Решено, я принимаю приглашение. И в качестве свиты со мной пойдешь ты…

Она почему-то ожидала, что Ноккоя начнет отнекиваться, но тот лишь кивнул.

— Не суйтесь вы в этот гадючник! — зловеще пророкотало из настенных часов старушечьим голосом.

— Ой, у тебя спросить забыли! — огрызнулась хозяйка отеля. — Пора в свет выходить. Сколько ж мне в этом монастыре затворничать?!

— Я предупредила! — обиделось привидение. — Дальше пеняйте на себя!

* * *

Когда дребезжащий вагон конного трамвайчика унесся прочь, и они двинулись по уходящей в лес дороге, Ноккоя вдруг лукаво посмотрел на спутницу.

— Лерна, а скажи, у себя в Вардаре ты… Наверное, ты разбила много сердец? Небось, ими можно вымостить Белую площадь в Веденессе?

— Какой-то ты странный сегодня, не пойму, куда клонишь? — спросила Лерна, почувствовав подвох.

— Не знаю, поверишь ли ты…

— А ты проверь.

— Я хотел бы предложить тебе руку и сердце… — проникновенно сказал студент. — Я понимаю, что для тебя всего лишь мальчишка… Но это так.

Эльфинарка даже остановилась.

— Ты не врешь?!

— Я же говорил, что ты не поверишь, — в глазах юноши промелькнуло разочарование.

— Да тебя не понять, когда ты прикидываешься, а когда говоришь правду! Но если это правда, то это плохо, — нахмурилась блондинка.

— Да уж чего плохого-то? — не согласился Ноккоя.

— Плохо, что я потеряла нюх, раньше я всегда чувствовала такие вещи. Твое признание для меня — полная неожиданность.

— Значит, я хороший актер, к тому же, как ты выразилась, любовные дела у меня не ладятся, по-моему, я один желаю в них участвовать.

Она задумалась.

"Вот так дела! Маг и полуэльфийка! Полный и типичный иллювизионный сериал!. Худенький, блондинистый сопляк и тертая жизнью опытная оторва. Нет, совсем не катит. А что делать? Эльфинарка хочет любви, но смотрит не в ту сторону… А что, если повернуть ей голову в правильном направлении? Точно, пошлая мелодрама!"

— А что тебе нравится во мне? — стала заигрывать с парнем, прижимаясь к нему.

— Все, — лаконично ответил он, но все же решил расшифровать. — Твоя благородная внешность, удивительные глаза и характер! Ты спокойна, проста в общении. Я всю жизнь мечтал о такой женщине! Я был бы счастлив именно с такой…

Антео удивленно покосилась на него.

— Прикинь, еще никто не называл меня спокойной и простой в общении…

— А ты думала, что не всем нравятся такие, как ты? — усмехнулся Ноккоя.

Так, приплыли. Совсем парень спекся со своими гормонами. Ситуация явно требовала разрешения, и, что хуже всего, эльфинарка не знала, как её разрешить. А главное не ведала пока, чего именно надо ей самой?

— Знаешь, юный чародей, — изрекла она, в конце концов. — Если честно, то у меня в жизни, несмотря на молодой… хм, для моего народа возраст, было много приключений, и я больше не хочу обжигаться почем зря.

— Отлично, — согласился юноша, — надеюсь, что я буду твоим последним приключением, после которого твой эльфийский белый корабль войдет в тихую гавань семейной жизни.

Парень внезапно засмеялся и, схватившись за живот, чуть не упал на землю.

— Ты чего? — вскинулась она. — Если ты скажешь, что сейчас пошутил насчет меня…

Глаза её угрожающе сузились и принялись обыскивать окрестности в поисках тяжелого предмета.

— Да представил себе! Бедный Йерсигг! Ну, ты рассказывала! Втрескался по уши в сногсшибательную пепельноволосую блондинку… А в результате оказался с брюнеткой. Ой, не могу! Вот ведь хохма!

— Да уж, — не смогла удержать улыбки Лерна. — Ну, ничего, он утешился с нормальной девчонкой. Между прочим, что-то народа не видно, мы дорогу не перепутали?

Она уставилась на отпечатанную на пригласительном билете карту.

— Ты как местный житель должен лучше знать, далеко еще идти?

— Нет, — успокоил ее мажонок.


Опасения, что они не туда идут, развеялись сразу же, как только Ноккоя и Лерна свернули в сторону и увидели возвышающееся среди вполне древнего вида пустоши сооружение, сложенное из грубых серых камней, возле которого сгрудились экипажи и паромобили. Тут же толпились приглашенные, и было их немало, человек пятьсот.

Но Антео поразило даже не количество народа, а то, как этот народ был одет. Мужчины были в красивых, фирменных и дорогих костюмах, при галстуках, словно собрались на свадьбу или похороны любимого дядюшки. Женщины блистали всеми цветами радуги, то есть прекрасными вечерними нарядами, украшениями и прическами. Девушка скептически оглядела свой наряд — обычное темно-зеленое платье со значком гостиничной гильдии, высокие сапоги простого вида, и, что было моветоном, никакой шляпки.

Ноккоя наклонился к ее уху и прошептал:

— Ну, я же предупреждал, чтобы ты оделась получше? — и получил от Лерны подзатыльник.

— Прекрати! Сам-то в чем явился? И вообще, нормально мы выглядим! Не в Веденесский оперный пришли, и не в эльфийское посольство. Может, нам так удобно.

У ворот их взорам предстал целый ряд лоточников, расположившихся вдоль высокой изъеденной временем стены. Чего только здесь не продавали, начиная с исторических книг и кристаллов с записями соответствующих фильмов и заканчивая кубками для вина из поддельного серебра, и копиями древних кинжалов и даг из дрянного железа.

Затем ворота приоткрылись, и из них под аплодисменты зрителей вышли разряженные жонглёры на ходулях и глашатаи с трубами-карнаями.

— Представление начинается! Представление начинается! — заорали они противными голосами. — Легион Древности покажет вам, как бились наши предки!

Деревянные ворота открылись на всю ширину, и народ двинулся занимать места в ожидании чуда. Эльфинарку со студентом просто внесли внутрь

Женщина в средневековой одежде и с обручем на голове, стоявшая в воротах, выхватывала из рук людей приглашения.

Парочка уселась справа от центра в третьем ряду, как и было указано.

— Недурные места, — отметила Лерна, крутя головой,

Она первый раз была на настоящей Арене Смерти, каких было много в любом месте, куда достигала власть империи Черного властелина.

Припомнила, что все места, подобные этому, были сломаны и растащены на строительство дорог и мостовых вскоре после Восстания Весенней Пляски. А вот эта уцелела. Располагалась далеко от города, к тому же, как поведал студент, тут не проводилось состязаний в честь демонов мрака, и она не была освящена жрецами Ургота. Так и стояла пустая, пока этот самый Легион Древности не взялся проводить ту свои ристалища.

Посередине она была засыпана песком, а над скамейками тянулась крыша. Лестницы были очень крутые, так что сидящие рядами люди друг другу абсолютно не мешали.

По всей окружности арены пылали факелы, пахло сосной, горящим керосином и конским навозом.

Народа собралось не очень много, много трибун осталось незаполненными. Понятное дело, мероприятие закрытое, для элиты.


Рев огромной трубы оповестил о начале шоу. На арену выкатилась большая платформа, на которой на позолоченных тронах восседали «король» и «королева».

Как-то сразу Лерна поняла, что в роли властелина был сам господин Бальбаз собственной персоной. Подсказало ей это его лицо в шрамах, которые не скрывал даже грим, а также наличие посоха.

— Уважаемые дамы и господа, жители славного города Карулы и гости его, мы рады приветствовать вас на нашем турнире, — начал он свою речь. — Сегодня мы покажем вам то, как бились наши предки, которые рассчитывали не на машины или хитрость, и даже не на магию, а исключительно на свои храбрость, ловкость и силу! Надеюсь, вам не придется скучать. Тем более, что в конце турнира всех присутствующих ожидает сюрприз.

Он хлопнул в ладоши. Вновь взревела труба.

На арену, как, впрочем, и на зрителей, опустилась темная южная ночь. Стоявшие на арене парни и девушки в черных одеждах с факелами на цепях и палках начали ими интенсивно размахивать, вычерчивая в воздухе замысловатые фигуры, состоящие из огненных, разрезающих темень линий.

Появились первые соревнующиеся. Ноккоя, Лерна и все зрители видели, что их состязание было очень реалистичным, а может, так казалось. Они бились на мечах и врукопашную, на мечах и на конях, а также проходили сквозь какие-то препятствия — раскачивающиеся молоты, бревна с шипами, и другие не менее страшные снаряды.

Зрители подбадривали участников турнира, за которых болели. Эльфинарка скептически ухмылялась — зрелище её разочаровывало все больше. Как человек не раз и не два дравшийся всерьез, она видела трюки и уловки артистов. С другой стороны, если драться всерьез, то всерьез будет и всё прочее, включая кровь и трупы. С реальных Арен Смерти в древности их вывозили не то что десятками, а иногда и тысячами.

Но все равно, откровенно лажающие драчуны её раздражали. К тому же она в свое время прочла немало книг по старинному оружию. У её дяди была отличная библиотека.

И блондинка все порывалась объяснить восхищенно вопящим соседям и даже заинтересованно взирающему на арену Ноккое, что бойцы Третьей эпохи не носили таких дурацких кольчуг да еще с нелепой цветастой курточкой поверх брони. Что не выходили в схватку с голой шеей без латного ожерелья или бармицы. Что глухой шлем возничего боевой колесницы и нагрудник кирасира на пехотинце да еще в сочетании с парадной шпагой имперского фузилера — это вообще ни в какие ворота не лезет…

"Похоже, — подумала она, — почтенный Бальбаз обобрал все кладовые старьевщиков на предмет непроданного антиквариата".

Девушки в нарядах пастушек тем временем разносили по рядам совсем не аристократические пиво и соленые орешки. Лерна, купила у девушки все, что сочла нужным, и захрустела орешками, запивая их пивом непонятного сорта, которому на её взгляд больше бы подошло название "Моча слона". Её спутник есть отказался.

На арене одна пара сменяла другую.

Сейчас уже минут пять на песке кружилась здоровенная девица со зверской миной на размалеванном лице и в кольчужной безрукавке чуть не на голое тело, в неприлично короткой юбке и высоких сапогах-ботфортах, усыпанных бляшками, длинным ятаганом отбивавшаяся от бестолково махавшего короткой палицей невидного мужичонки в непонятном долгополом панцире в виде чешуйчатого лапсердака. В конце концов, схватка (точнее свалка) завершилась ничьей, и оба, раскланявшись, убежали.

За ними, толпа загомонила, на арену вышел полуголый орк, вооруженный двумя большими черными мечами.

Глашатай представил его как потомка династии великих бойцов из Хмарных Гор, Уфтанга Длиннорукого.

— Дурачье! — вспыхнула Лерна, не сдержавшись.

— Чего это? — не понял по-детски увлеченный зрелищем студент.

— Орки никогда не сражались мечами! Орочье оружие — ятаган!

Ноккоя лишь досадливо махнул рукой, что должно было означать что-то вроде "да ну тебя!".

На орка набросилось сразу трое, включая давешнюю девицу.

А он словно играючи отбивал их выпады, при этом умудряясь громко рычать и даже время от времени бить себя в грудь, как герой дешевого сериала про древних героев.

Антео вновь не сдержала злой усмешки. Бой, само собой, был подстроен от начала до конца. Но даже в таком раскладе она видела, что боец из этого Уфтанга так себе.

Пожалуй, если бы её подперло, она бы одолела его в настоящей драке. Как побеждали его соплеменников её славные предки. Даром, что тот на две головы выше и раза в два тяжелее. Правда, предки предпочитали не лезть в рукопашную с клыкастыми дикарями, а поступали по уму — издалека расстреливали из своих непревзойденных луков.

Уфтанг между тем закончил выступление, поочередно выбив клинки у всех трех, рыча, ударил себя в грудь кулаком и покинул ристалище.

Похоже, приближалась кульминация вечера.

На арену вышло шесть рыцарей в глухих шипастых доспехах и в плащах разного цвета.

«Король» с удовольствием представил их публике.

Рыцарь Голубой Луны, соответственно, был в синем плаще. Рыцарь Морской волны — в темно-ультрамариновом с белым. Рыцарь Черного медведя — в черном плаще. Рыцарь Зари — в ярко-оранжевом плаще и рыцарь "Изумрудной скрижали" — в зеленом. Наконец, Рыцарь скалы — в сером.

Все они были как на подбор: молоды, красивы и сильны, и в доспехах производили неизгладимое впечатление, особенно на молодых особ женского пола. Девицы и дамы охали, аплодировали и даже пытались свистеть, привлекая к себе внимание.

— А сейчас — наша сенсация! — сказал «король». — Издревле на всех состязаниях было правило, что любой человек из народа — хоть дровосек, хоть крестьянин, хоть даже разбойник или беглый раб мог безбоязненно выйти на арену, чтобы соревноваться за корону победителя, и уйти с арены, если такова была воля богов, и никто не смел его задерживать. Этот человек мог надеть маску, если желал, чтобы лицо его осталось скрытым. И сегодня тот, кто хочет биться, тоже пожелал скрыть свое лицо. Так что нынче у нас будет сюрприз для присутствующих здесь дам. Может, это чей-то муж или жених посвящает своей даме сражение, а то и свою победу?

Трубы вновь заревели, народ загомонил.

Лерна вновь ощутила в представлении что-то фальшивое и натянутое. Это не говоря о том, что господин Бальбаз ей как-то сразу не понравился, было в его облике и словах что-то неискреннее. А «королева» вообще напоминала мумию, не говорившую ни слова, только изредка моргавшую.

На ристалище тем временем вышел еще один рыцарь в красном плаще и железной маске-шлеме, полностью закрывавшем лицо.

— Вот он, наш таинственный незнакомец из народа! — оповестил «король», рядом с которым кривлялись шуты с бубенцами на разноцветных колпаках. — Наш рыцарь Никто, решивший бросить вызов судьбе. Он будет сражаться наравне с остальными и в итоге выиграет или проиграет. Дамы и господа! Состязания рыцарей проводятся по древним правилам. Именно поэтому я должен предупредить, что вы, придя на представление, несете ответственность за то, что увидите. Бойцы будут драться совершенно по-настоящему и по настоящему могут получить раны и даже… погибнуть, — выдержал театральную паузу Бальбаз.

По трибунам пронесся вздох ужаса и предвкушения, и Лерна с неожиданной злобой поняла, что многие как раз и пришли сюда в тайной надежде, что кто-то лишится жизни под мечами.

Горящие факелы и магические кристаллы бросали блики на доспехи рыцарей, песок арены, на порочное лицо Бальбаза в гриме и безразличную физиономию его «королевы».

«Король» между тем снова погрузился в исторический экскурс под разочарованный вздох зрителей.

— Итак, воин, чье имя неизвестно, будет биться…

— Нечего тянуть кота за хвост, — фыркнула блондинка. — Все равно у них все трюки поставлены, это же ежу ясно! И этот человек из народа тоже из их людей, — не унималась она, обращаясь к сидящим вокруг людям.

— Я бы попросил наших зрителей вести себя потише, — вдруг сказал «король», недвусмысленно косясь на Лерну и Ноккою.

Юноша смутился, а эльфинарка хрустела орешками и как ни в чем не бывало пыталась махать королю рукой в знак приветствия.

— Ты за кого будешь болеть? — сделала страшные глаза Лерна, обращаясь к Ноккое.

Тот растерялся:

— Я как-то не думал, за черного, наверное.

— А я за Неизвестного! — гордо сказала хозяйка «Удачи».

— Заранее проигрышный вариант, — заявил студент.

— А это как посмотреть! Может, и дадут ему выиграть, чтобы народу было приятно, — возразила Лерна.

— Итак, дамы и господа! Финальный бой нашего турнира объявляется открытым! — оповестил всех Бальбаз. — Предварительно каждый рыцарь выберет себе даму. В случае если ее рыцарь выиграет турнир, именно его дама станет королевой турнира!

Последние слова потонули в людском гуле, в основном женском. Первый рыцарь сорвался с места и быстро побежал по арене, наставляя копье.

Антео испугалась, что он сейчас проткнет кого-нибудь или стукнет по голове, тем самым выбрав себе даму сердца, правда, уже в следующей жизни. Но рыцарь острием меча сорвал с железного крючка, висящего над ареной, венок из ярких роз и аккуратно отдал его в руки симпатичной молодой девушке, привлекшей его внимание.

Зрители зааплодировали, одобряя его выбор. Девушки таили надежду, что еще три рыцаря и незнакомец будут делать свой выбор, а значит, у них остается шанс. Каждая хотела привлечь к себе внимание. Теперь-то блондинка поняла, почему они все так принарядились. Свой выбор сделал второй рыцарь, задержав копье около выбранной девушки. Она что-то подвязала к его шлему и послала воздушный поцелуй.

— Девушка заранее подготовилась, — усмехнулся Ноккоя.

— Что? Чего это? — заинтересовалась его спутница.

— В старые времена дама сердца рыцаря должна была подарить ему на удачу подарок. Обычно это был кусочек вуали, скрывающей от посторонних глаз ее черты.

— Ты просто поэт, — удивленно посмотрела на него блондинка.

— Я - романтик! — вздохнул мажонок.

— И зачем я выбрала тебя в качестве управляющего? — притворно сокрушилась она. — Надо было дать тебе должность отельного менестреля.

— Правильно, — согласился молодой человек.

— Хватит болтать! На нас все смотрят! Третий рыцарь выбрал себе девушку, вон ту блондинку. Эх, прошло мое время! Женщин за тридцать, пусть даже эльфинарок, рыцари не выбирают! Кому мы нужны, старые кошелки?

— Юным магам, — буркнул Ноккоя и схлопотал от Лерны уже привычный подзатыльник.

Последний рыцарь сделал свой выбор, и девушки разочарованно вздохнули. Все это волнующее действо сопровождалось красивой музыкой. Антео на какое-то время отвлеклась от арены, чтобы налить себе пива.

Внезапно перед ее глазами появилось стальное навершие алебарды. Она вздрогнула и пролила пиво на подол, уставившись на острие, словно завороженная.

— Ух, ты! Тебя выбрали! — пихнул ее локтем студент.

— Кто? Чего? Кого? — переспросила.

— Твой герой — рыцарь из народа! Он же — инкогнито, — сдерживая ревнивый смешок, объяснил Ноккоя.

Лерне было не до смеха, она перевела взгляд ниже и увидела прелестный венок из розовых незабудок. Сняла его с копья и выдавила из себя улыбку, больше похожую на оскал. Рыцарь с закрытым лицом смотрел на нее, и от этого Лерне стало жутко. Вообще-то, неудобно говорить с человеком, лица которого не видишь, хотя она могла оценить его красивую фигуру, а эта таинственность придавала происходящему особый шарм.

— Здрасте… — зачем-то сказала и покраснела. — Спасибо! Ой, подождите! Это, конечно, не кусочек фаты и даже не подвязка от чулок, а всего лишь носовой платок, и даже не грязный… так слегка.

Она ловко повязала на копье платок, и рыцарь убрал его. Зрители с интересом рассматривали выбор кандидата из народа, все больше склоняясь к мысли, что это подстава. Или рыцарь тоже тяготел к женщинам из народа. Лерне не хватало только коромысла и ведер на нем.

— Вот видишь! — возликовала она, обращаясь к Ноккое. — И меня выбрали девушкой рыцаря! Сам Бог Грома мне велел болеть за него.

— Хочешь стать королевой турнира? — ревниво скуксился юноша.

— А почему бы и нет?


После того, как выбор был сделан, Бальбаз дал сигнал к началу боя. Лерну полностью захватило происходящее, а вот Ноккоя смотрел больше на нее, чем на арену.

— Чего ты на меня пялишься? — не выдержала она. — Видел, как «зеленый» вмазал «синему»?

— А ты ничего не чувствуешь? — вопросом на вопрос ответил студент.

— Я чувствую радость, возбуждение и твою ревность.

— Я не об этом. Ты поранилась о копье, у тебя кровь на руке.

Лерна вытянула вперед ладони и обнаружила, что одна из них действительно в крови.

— И правда кровь. Я и не заметила! Вот гадость! И платок ему отдала. Чем вытереться?

— Возьми мой, — протянул ей парень платок.

Она тщательно вытерла руки и повернулась к Ноккое.

— Хочу тебя обрадовать. Я не ранена, даже царапины нет.

— А кровь откуда? — удивился мажонок.

— Не знаю. Нет, знаю — я трогала лезвие… Неужели с него? — в Лерне пробудился сыщик. — Вдруг он уже кого-то им прикончил?

— Ты что такое говоришь? — одернул ее студент. — Они же не дерутся до крови, хотя… Мастер Бальбаз говорил, что и травмы, и смерти бывают, хотя, конечно, со смертями явный перебор, — почесал затылок юноша.

— Да он просто нервы зрителям щекотал, какие смерти? Кровь-то свежая, что-то здесь не так.

— Я знаю, что кровь свежая, а масло масляное, — передразнил её молодой человек, — чего тут не так? Разве то, что тебя выбрали.

— А чего? Сам же знаешь, я женщина привлекательная. Так что следи, как бы какой почтенный дядя из богатых купцов не отбил меня у тебя.

— Это следует понимать как то, что ты согласна с моим предложением?

— Пока нет. Не мешай, я раздумываю!.. — надулась Лерна.


Битва финалистов между тем продолжалась. А четыре женщины в венках изредка бросали друг на друга испепеляющие взгляды. Каждая хотела стать королевой турнира и сняться на иллювизинную камеру или экстарфон с любимым рыцарем на память.

Весь поединок был поставлен по старинным традициям. Из двух пар выделились победители, которые и сошлись в финальной схватке.

В финал вышли рыцарь в черном одеянии и Лернин тайный поклонник "из народа". И вот они появились на противоположных концах арены, облаченные в легкие кольчуги.

— Что-то твой рыцарь как-то движется неловко, — прошептал ей на ухо Ноккоя.

Эльфинарка сжала кулаки за своего незнакомца в маске.

Фигура у него была мощная и внушительная, а вот в седле он держался не очень уверенно, и этого нельзя было не заметить.

— Я не могу на это смотреть, выйду, покурю, — сказал Ноккоя и быстро вскочил со своего места, а Лерна не стала удерживать своенравного молодого человека, от переживаний забыв, что он не курит.

Тревожная музыка между тем оповестила о решающем бое, и рыцари сошлись, прикрывшись щитами, а копья выставив вперед. После того как копья были отброшены вместе со щитами, в которых застряли копья, пришел черед мечей и боевых цепов.

Вернулся Ноккоя, но ее сердце стучало в бешеном ритме схватки и все внимание было приковано к арене.

Удар, искры, лязг стали…

И под вздох трибун неизвестный рыцарь оказался поверженным на землю!

Антео не смогла скрыть возглас разочарования, зато поклонники «черного» рыцаря зааплодировали и довольно засвистели. Рыцарь в черном плаще утробно взревев, подошел к лежащему на спине незнакомцу, потерпевшему поражение. «Черный» занес над поверженным врагом меч. Половина зрителей, в том числе и Лерна, ахнули от ужаса.

— Нет! Ты что делаешь, придурок?! — засвистела блондинка в два пальца, как заправский лесной эльф. — Не смей убивать моего рыцаря!

Надо отметить, что многие зрители поддержали Лерну в ее сердобольном порыве не причинять смельчаку физического вреда.

Лицо Бальбаза оставалось абсолютно бесстрастным, видимо, он надеялся на хорошую подготовку своих подчиненных.

А вот «черного» рыцаря не остановили всеобщие крики о пощаде. Он что есть силы обрушил свой меч на противника, и у эльфинарки появилась смутная догадка, что мерзавец хочет убить соперника. И убил бы, если бы тот в последний момент не собрался и в подкате не выбил меч из рук нападавшего.

Народ ликовал, интрига накалялась.

Мужчины сцепились в последней схватке врукопашную. Было понятно, что их движения сильно сдерживает амуниция. Тяжелей всего приходилось тому, кто оказывался внизу под противником.

Толпа зрителей просто озверела, словно бы дело происходило на настоящей Арене Смерти, где умирали гладиаторы во славу Тьмы.

И случилось чудо. То, что изредка бывало в древности. Или справедливость, кому как хочется. Победил неизвестный никому рыцарь, причем безо всякого оружия, а просто вырубив противника двумя точными ударами кулаком в челюсть. «Черный» рыцарь дернулся и затих.

Народ ликовал, приветствуя победителя, а сам герой даже не сразу смог встать на ноги, долго оставаясь на одном колене и со склоненной головой.

Бальбаз почему-то не спешил приветствовать победителя. Он сидел растерянный, напоминая свою полусонную королеву. Наконец, он встряхнул головой и прокашлялся:

— Ну, что ж… Уважаемые господа, вот и свершилось чудо!!! В турнире опытных и бесстрашных бойцов победил никому не известный участник. Слава ему!! Слава!! Виват!

— Виват! — подхватила толпа.

— И теперь, — продолжил Бальбаз, — выбранная им дама может подарить ему венец победителя.

Похоже, эти слова дались ему с большим трудом.

Зрители ждали награждения победителя.

— Твой звездный час наступил, — повернулся к эльфинарке Ноккоя и вполне серьезно добавил:

— Пожалуйста, будь осторожна.

Только сейчас Лерне стало как-то нехорошо и тревожно. Все взоры были обращены на нее.

Она, глупо улыбаясь, неловко спустилась по высоким деревянным ступеням, вышла на арену, где ноги сразу стали вязнуть в песке, и подошла к победителю.

Оказавшись в центре магического круга, Арены Смерти она вконец растерялась, словно почувствовала всю энергию этого места, где бойцы схватывались грудь в грудь и клинок в клинок. Девушка поклонилась, тряхнув своими роскошными длинными волосами. Зрители оценили ее поступок и зааплодировали. Она же приближалась к рыцарю, во все глаза рассматривая его. В голове крутился целый рой мыслей.

— Беги отсюда, — вдруг прохрипел победитель, чем очень удивил блондинку, оживив все сомнения и подозрения. — Удирай!!

— Что ты говоришь, незнакомец?

За разглядыванием фигуры победителя Лерна не заметила, как к ним приблизился Бальбаз со своей «королевой». У нее был все такой же отсутствующий взгляд, а в руках бархатная подушечка темно-вишневого цвета с золотыми кисточками. На подушечке возлежал венец, явно антикварный или сделанный под старину. Зрители все еще аплодировали, довольные зрелищем и тем, как все закончилось.

— Девушка с длинными светлыми волосами, как же долго я ждал этой встречи, — вдруг расплылся в улыбке «король».

Слова хозяина ристалища озадачили эльфинарку.

— Э-э-э, о чем вы, достойный Бальбаз? — спросила она.

— Ого! Какая осведомленность! Очень хорошо, что вы уже в курсе, — продолжал улыбаться «король». — Может, вы и камень принесли?

Лерна нервно одернула одежду.

— Камень? Это тот, что за пазухой? Нет, я пришла к вам с чистыми помыслами.

— Оригинально, — рассмеялся «король». — Значит, поговорим по-другому. И в другом месте. Здесь слишком людно.

— Мне показалось или в его голосе прозвучала угроза? — спросила у себя Лерна, озираясь по сторонам, но не увидела ничего, кроме бьющего в глаза света и темной фигуры рыцаря.

— Я пытался тебя предупредить, но теперь беги, Лерна, смешайся с толпой, и у тебя появится шанс выбраться отсюда, — прогундосил рыцарь из-под своей маски.

"Он знает мое имя?" — пронеслась молнией мысль в голове девушки, и тут она узнала этот голос.

— Йерсигг?! — почти закричала.

— Тише, — прошипел Бальбаз.

— Ты что тут делаешь?! — не унималась эльфинарка.

Бальбаз повернулся к Лерне и рыцарю и прошипел:

— Быстро за мной! Желательно прихрамывай, раненый! Здоровый, мразь! Не должен был победить, но что поделаешь? Вы, мистрис Антео, конечно, можете бежать по совету своего друга, но хочу вас сразу предупредить: во-первых, вы отсюда все равно не выберетесь, во-вторых, вы никогда больше не увидите своих знакомых живыми.

И в момент девушка обнаружила, что окружена компанией бойцов Бальбаза.

Лерна не знала, что ей делать и что думать. Она, бывалый и опытный сыщик растерялась, явно став участницей непонятного и пугающего ее действа.

— Какие знакомые? О чем он? — обратилась она к Йерсиггу.

— Замолла и я… — ответил он, пошатываясь.

— И она здесь?! — закричала блондинка, округлив глаза. — Во дают!! Какого же хрена Урготова вы мне сообщение прислали? Я то думаю, что вы давно прохлаждаетесь в Вардаре, а они в представлении участвуют! Ты, Йерсигг, не мог предупредить, что ли? Твой бизнес тебя ждет, а ты тут мечом машешь! — от возмущения она даже побледнела. — Что такое? Ты решил вложить деньги в цирковое дело и изучаешь его? Или Замолла затрахала тебя до полного сумасшествия?

— Ты, вижу, не поняла — усмехнулся глава Легиона. — Что ж, сейчас я тебе объясню.

— Очень хотелось бы! — ответила с вызовом.

Бальбаз раскланялся с публикой и быстро пошел с арены в дверь служебного входа. Лерна не отставала от него ни на шаг. Ее просто-таки распирало от возмущения и несправедливости. Таврил спешил за ней, тяжело дыша и гремя доспехами. Он что-то пытался говорить ей, но она не слышала его из-за рева трибун и стука собственного сердца.


Первым шоком для эльфинарки явилось то, что как только она скрылась с глаз зрителей, двое проигравших Йерсиггу рыцарей грубо схватили ее за руки и поволокли куда-то вниз по ступенькам. Мимо промелькнули низкий серый потолок, убогий газовый рожок, обшарпанная дверь и пыльный каменный свод.

Комната, где она очутилась, была похожа на камеру в том самом Кетехском замке, который приснился ей в начале поездки в Карулу. Только блокмейстейрши госпожи Добу не хватало.

— Лерна! — кинулась к ней Замолла и помогла подняться на ноги. — Все-таки они тебя достали!

Блондинка откинула волосы с лица и посмотрела на подругу. Выглядела та просто ужасно. Грязное лицо с дорожками слез, тянущимися от глаз по щекам, говорило о том, что мистрис Ре много плакала. Нечесаные волосы, одежда, порванная в некоторых местах и тоже не блиставшая чистотой.

— Что вы здесь делаете? — спросила Антео первое, что пришло ей в голову.

— Нас похитили, — заплакала Замолла. — Меня и Йерсигга.

— Как похитили?! — ахнула Лерна, потирая ушибленный локоть.

Брюнетка, поминутно озираясь на дверь, быстро рассказала ей все, что с ними приключилось.

— Потрясающе, — прошептала эльфинарка. — А я все это время дрыхла в купе работницы вагона-ресторана.

— Пока ты там дрыхла, нас чуть не убили… — всхлипнула Замолла.

— А чего мне было делать? — фыркнула сыщица. — Вы в купе Йерсигга так пыхтели, что постеснялась вас беспокоить.

— Мы отбивались… А ты что подумала?! — настала очередь Ре возмущаться.

— Ну, вот видишь, что значит о других плохо думать, — глубокомысленно заметила Лерна, осматриваясь.

Камера явно располагалась под землей, об этом говорили отсутствие окон и заплесневелые, влажные стены.

— Только я не поняла, почему вы меня искали? Я-то вам зачем?

— Да не нам, а им! — воскликнула Замолла. — Они ищут тебя! Нас повязали как твоих друзей!

— Все из-за тебя! — вдруг закричала она и накинулась на однокашницу.

Той пришлось постараться, чтобы отшвырнуть её в угол.

— Прости меня, — всхлипнула брюнетка. — Нас били, все время спрашивали, где ты. Они говорят, ты украла у них "Слезу князя Ужаса"… Отдала бы ты её, иначе они нас изведут! Жизнь-то дороже!

Лерна растерянно махала длинными ресницами.

— Слезу?! Ты бредишь?! Какую еще слезу?! И не знаю я никакого "князя Ужаса", я честная прихожанка церкви Всеотца!! — заверещала, слегка погрешив против истины, потому что в церкви последний раз была на крестинах двоюродного племянника в прошлом году.

— У тебя нет "Слезы"? — переспросила Ре.

— Я о ней первый раз от тебя услышала, — честно ответила блондинка.

— Лерна, не ври! Они убьют нас! Ты — последняя наша надежда на спасение, ты взяла у них… — взвизгнула Замолла.

— Да ничего я у них не брала! — рявкнула эльфинарка.

— Может, они чего перепутали? Скажи, что делать?!

— Я вообще мало чего понимаю, так что не спрашивай меня ни о чем. Кстати, а почему Йерсигг выступал на рыцарском поединке? — поинтересовалась Лерна.

— Ох, — всхлипнула Ре, размазывая грязь по щекам. — Вот это мужчина! Он даже если б знал, где ты, ни за что бы не сказал! — мечтательно закатила заплаканные глаза Замолла и прошептала товарке на ухо:

— Но в турнире заставили силой участвовать из-за нас. Сказали, что или убьют меня и его, или он выйдет на арену.

— Зачем? — не понимала сыщица.

— Они же потом сообразили, что похитили известного, богатого человека, и испугались. Вот и решили замаскировать его убийство под несчастный случай. Заставили Йерсигга подписать бумагу о том, что он принимает условия сражения и не будет в претензии, если с ним что-то случится. Они его уже раненого запихнули в доспехи и вывели на бой, чтобы убить…

— Значит, это не комедия, все было по-настоящему, — ужаснулась Антео. — Какой ужас! А ведь Таврил даже раненый их всех сделал. А я ничего не поняла! Да какая я к яйцам Урготовым сыщица?! Самовлюбленная дура! А я еще Ноккою дурачком считала… — горько бросила она и возликовала.

— Знаешь, а ведь мы спасены!! Один парень пришел со мной на представление, он видел, что нас увели, и обязательно меня найдет.

Ее слова прервал резкий хлопок двери. К ним в подземелье бросили еще двух человек — Йерсигга и Ноккою. Эльфинарка заскрипела зубами от бессилия.

— Этот хлыщ пришел с белобрысой мымрой, вместе с ней и сгинет. А может, он тот, кто прячет наше сокровище по ее наводке, — прокомментировал один из бандитов, в котором девушка сразу узнала того самого троллинга, который приходил в «Удачу» под видом полицейского.

— Как бы пацана не хватились, — покачал головой его худощавый напарник. — Уж больно приметен. Еще полицию на ноги поднимут.

— Не успеют, — прошипел здоровяк, закрывая замок.

"Целая банда под видом театральной исторической труппы, хорошая идея — ничего не скажешь. Парни подобраны с криминальной жилкой, обучены, взяты под жесткий контроль матерого головореза. Да еще добавить сюда всяких троллингов с гоблинами и орками! Какие еще дела они проворачивают? Грабежи? Заказные убийства, кражи, похищения людей или выколачивание денег? Да, только в Каруле такое может быть! Куда смотрит наместник?! Ужас, да и только!" — пронеслось в голове у Лерны.

Оба парня были связаны. Её управляющий носил явные следы побоев, на Йерсигга же вообще было страшно смотреть: все его тело было покрыто ранами, ссадинами и синяками. Если бы не выражение глаз, можно было бы подумать, что он мертв.

— Ты в таком состоянии выиграл бой? — осторожно приблизилась к нему Антео.

— Почти в таком, — ответил он, пытаясь шутить. — Сейчас мне добавили.

— А у Лерны нет никакого алмаза! — встряла мистрис Ре, косясь на симпатичного студента.

— Почему-то я так и думал, — ответил Йерсигг, отводя рукой с бледного лба окровавленную прядь волос.

— Да нет, врет она всё! — заверещала брюнетка. — Да посмотри на нее, дорогой, она же ни в жизнь не признается! — истерично продолжила она. — Выиграла гостиницу, прискакала в Риолл, мужиков здесь меняет и, заметь, они все богатые! Украла камень и теперь за счет наших жизней хочет нажить себе состояние! Зацепила этого сопляка, а он, между прочим, наследник богатого торгового дома!

— Я ничего не крала, — отрезала Лерна, хотя было понятно, что впавшая в истерику подруга не поверит ни одному ее слову. — И что Ноккоя наследник чего-то там слышу первый раз! Он вообще-то студент, на каникулах извозом промышлял. Ты-то откуда о его так называемом богатстве знаешь?

— Не глухая и не дура! — буркнула Ре. — Слышала, как бандиты беспокоились, что парня искать начнут? Зачем, если он не из богатеньких? Простых людей не разыскивают. Так что молчи в тряпочку, бессребреница!

— А я ей верю, — вдруг сказал винодел. — С чего бы ей врать? Ведь ее тоже схватили, и хотят прикончить. Они — просто банда ненормальных убийц, которой командует этот свихнувшийся на маскарадах клоун.

— И что делать? — спросила блондинка.

— Я хочу сказать… — разлепил разбитые губы мажонок.

— После! — оборвал его Таврил и обратился к собравшимся:

— Живыми они нас не выпустят! Надо что-то делать. У нас есть шанс…

— Какой? — взвизгнула брюнетка.

— Здесь двое мужчин, — ответил Йерсигг, словно это решало все.

— Я хочу сказать… — снова подал голос Ноккоя, но ему не дали договорить и в этот раз.

Дверь в их узилище открылась, и вошли трое с длинными мечами в руках. Орк, троллинг и гном. Следом за ними появился Бальбаз.

"Мальчики заигрались в рыцарей, даже убивать людей решили древним способом".

Лерна не отрывала взгляда от лица одного из них. То, что это гном, её слегка напрягло (Великая Богиня, гном в разбойничьей шайке! Куда катится мир?!). Однако ж коротышка был ей определенно знаком!

"Точно! Это же тот самый, у которого на какой-то станции я купила карася!" — вспомнила Лерна.

— Где рыба?! — рявкнул гном.

— Рыба? — переспросила она, чтобы потянуть время.

— Рыба-шмыба!! Ты купила её у меня, — напомнил ей малорослик.

— Всё это из-за паршивого карася? — эльфинарка перевела взгляд на Бальбаза. — Он что, был дорог вам как память о покойном дедушке!

— Не смей остроухое лесное отродье марать имя моего деда!! — взвыл Бальбаз. — Отдавай! врать не будет!

— Да что именно вам отдать?! Мою честь? Так она и без того в ваших руках. Пользуйтесь.

— Решила дурочку сыграть? Будет тебе такая радость! Итак, ты рыбу купила на станции Дори?

— Ну, было…

— Вот у этого корот… э-э-э почтенного гнома?

— Угу!

— Отлично! — торжествующе воздел палец вверх глава Легиона. — А если кто-то покупает рыбу, то для того, чтобы съесть её, так?

— Так, — согласилась Лерна.

— Ну, и где алмаз?! — взревел красноносый гном.

— Вот пока говорили про рыбу, было понятно, — озадаченно потерла переносицу. — А вот про алмаз…

— Я должен был перевезти алмаз, именуемый "Слеза князя Ужаса", который ребята взяли в Риггиндском музее, — тоном школьного учителя произнес гном. — Но легавые упали мне на хвост, и я спрятал алмаз в таком месте, в котором его никто бы не стал искать, — он нервно хохотнул. — То есть, в копченом карасе, и продал бабе, сошедшей с поезда за харчами. Тем более она ехала в Карулу. Дальше всего-то надо было снять ту бабу с поезда, забрать камень и пришить её, чтобы не проболталась. Но мы почему-то промахнулись и схватили не тех.

— Да, — подтвердил Бальбаз. — Мы быстро разобрались, что к чему, и пытались отобрать у тебя камень. Но ты в своем чертовом отеле была, как за каменной стеной. Несколько операций по захвату провалились. И все из-за этого дьявольского отродья. Наняла себе телохранителя в виде привидения! Но вот теперь, наконец, мы добрались до тебя. Сама прибежала, как дура. Итак, где ты прячешь камень? Потому что не найти его после того, как слопала рыбу, ты не могла. Ну, говори! И если скажешь что ты его проглотила, я выпотрошу тебя, как того карася! — надвинулся на нее головорез. — Сама привидением станешь.

— Я бы обязательно его обнаружила, — поспешно согласилась эльфинарка.

— Вот именно! — зловеще процедил Бальбаз.

— Если бы я этого карася ела, — добавила Лерна, и в подземелье воцарилась зловещая тишина.

— Что? Что ты сказала? — еще больше побагровел Прагг. — Хочешь сказать, что ты отдала его кому-то? Быстро говори, с кем ела рыбу? С этими придурками? — махнул он в сторону Замоллы и Йерсигга. — Колись!

— Я его выкинула! — закричала блондинка. — Я заснула, не сожрав рыбу, а когда проснулась, она уже протухла! И я выбросила его к орочьей матери! И нечего на меня так пялиться! Лучше разберитесь с этим вашим красноносым идиотом, это ж он сунул ваше сокровище непонятно кому!

Бандиты просто онемели от такой наглости.

— Как, выкинула?! — икнул гном. — Врешь! Не верю! Такого смачного карася?!

— Точно, врешь ведь, зараза! — взвыл Бальбаз. — Хочешь сама камень прибрать?!

На лице вожака было написано желание всех передушить собственными руками, не исключая и соратников, а потом вспороть живот каждому, но найти свой алмаз.

— И вообще, вы придурки, — решила Лерна попытаться сблефовать. — Вы как думали продать такой приметный камень? Хотя… если чего, я бы могла подсказать пару ювелиров, которые бы вопросов не задали, а тихо попилили его. Цены, конечно, той не будет…

— Угггххааа!! — загоготал Бальбаз. — Играть со мной вздумала? Решила не иначе в долю войти и шкуру спасти?! Зря стараешься, отродье лесных остроухов! Камень нам нужен целиком. Кое-кто обещал нам за него настоящую цену!

— И что это интересно за такой богатенький коллекционер в империи объявился? — поинтересовалась сыщица.

— Да при чем тут эта ваша гребанная империя?! — грохнул легионер. — Это заказ, если хочешь знать, с Туманного берега! О, так ты, небось, и не знаешь!

— Не знаю! — покладисто согласилась Лерна.

— Пять! Пять миллионов золотых! — возопил Бальбаз. — Теперь знаешь. Ты держала в руках пять миллионов золотых! Люди из-за моря обещали мне за него столько…

— За какой-то камень? — не поверила Антео.

И было отчего. Даже "Звезда Вардарии" — бриллиант в тысячу каратов, вставленный в корону империи, был куплен у хиндасского раджи Баргадчара всего за два миллиона…

— За какой-то?!! — заревел главарь. Да ты идиотка! "Слеза князя Ужаса" — это камень из посоха Темного Властелина!

— Какого… — пробормотала блондинка, только теперь удивившаяся по-настоящему.

— Того самого! — припечатал Бальбаз. — Который герцог Римми взял на "Слуге Ургота"! Мы, кстати, и посох добыли…

Из-за спины главы Легиона появился тот самый мужичонка в чешуйчатом лапсердаке, неся почерневшую от времени кость в рост человека, отделанную бледным золотом. На вершине её сиял угрюмым отблеском чёрный опал, который держали не то когти, не то щупальца из все того же золота.

— Видишь? — торжествующе прогудел злодей. — Нашли его в замке у одного графа местного, тот и не знал, что за хрень у него хранится. Подменили точно таким же — старый хрыч и не заметил. Вот это, — он ткнул в опал, — это "Глаз князя Ужаса". А вот тут, — корявый палец указал на гнездо с отогнутыми толстыми золотыми лапками чуть ниже навершия, — должна была быть «Слеза».

Признаться, Лерне стало страшно. Хотя считалось, что древнее зло, к коему были причастны Темные Властелины, и было погребено вместе с последним из них в недрах проклятой горы Гуул после Великого Землетрясения скоро уже как три века, но по-прежнему все, что было с ним связано, могло грозить опасностью.

— Ну, давай, говори, где камень?! — бесновался Бальбаз, потрясая посохом. — Говори, а то сейчас вот начнем мы твоих дружков резать по кусочкам! По маленьким! Вот с кого начать? — уставился он на пленников налитыми кровью глазами. — С этой глупой бабы? Или с красавчика-любовничка твоего?


— О, ты, темный и неизреченный, владыка того, что вверху и внизу…


Ноккоя вдруг забормотал речитативом.


— Хозяин ночи, отец Луны и пожиратель звезд,

Первый сын Хаоса…

Прошу тебя, Шааргу-Раасхар-Даоонг-Леемтер-Игадар…


Дальше пошли слова незнакомые Лерне.

Она опешила — её юный ухажер произносил истинное имя владыки мрака. Причем, похоже знал его всё целиком. Во всяком случае, много больше, чем обычные люди и даже маги…

Неужели её приятель — еще и тайный поклонник мрака, служитель демонической Черной Церкви?!! Так чего ж он тогда до сих пор не разобрался с привидением? Или хотя бы не разбросал бандитов во время потасовки в таверне?

— Заткни его, — буркнул Бальбаз орку.

— Не можно, — угрюмо посмотрел на него Уфтанг. — Нельзя даже смертнику молиться мешать, Отец-Владыка обидится…


— О тот, кто темнее сумерек, — пел хорошо поставленным голосом юноша. —

О, ты, кто явился Мне

В окружении Ветров Бездн!

О, ты, Сошедший со Звезд.

Пастырь царственный

Святилищ Самых Древних,

Чей Взор Устремлен

К тысячеликим Лунам,

Во имя власти и возвышающейся

Над Небесным сводом ярости

Повелитель мрака, пребывающий в ночи,

Куда не ступает нога человека,

Где царит Тайна и Глубина,

Тебя чтим мы,

Того, кто искусен в скрывании солнца,

Кто завесой скрывает Луну,

Чье чело венчает корона двенадцатизвездная!

Великого, Старейшего, Бесподобного,

Видевшего Пустоту,

Спящего в Глубинах!

Отец Великий,

Бесподобный,

Владыка Пустоты,

Спустившийся из Мрака,

Когда Небеса, когда Земля

Не были отделены друг от друга.

Сталкивающий Небо и Твердь,

Ветер и Воды, Свет и Тьму,

Творящий и Разрушающий.

Ты, Вечно Взирающий на Нас —

Ты, Вечно Неспящий

Всемогущий Колебатель Небес и Тверди,

О, источник сущей вечности и бесконечности!

О Чёрное пламя!

Дай силе, сокрытой в моей душе,

Быть призванной сюда из глубин вечности!

О, Тьма, что темнее темноты

И самой безлунной ночи!

О властелин тьмы,

Сияющий, словно золото над океаном хаоса!

Я призываю тебя! Я предаюсь тебе!


— Надо же, наш человек… — умильно улыбнулся троллинг. — Ишь как выводит! Не боись, парниша, я тебя не больно зарежу. Чик — и всё! И примет тебя праотец наш Ургот!


— К тебе взываю я, Змей из бездны,

К тебе взываю я рогатый Змей из пучины!

К тебе взываю, пернатый Змей подземного мира!

Открой свои врата для меня!

Во имя тебя, погребённого в глубинах времён,

Во славу твою я присягаю тьме,

Пусть нечестивцы, что противостоят нам…

Будут уничтожены, нашей с тобой единой силой!

Делай то, что Велит твоя Воля, таков весь Закон!


— Даю, чтоб ты дал! — выкрикнул юноша, и, прокусив губу, плюнул кровью.

И угодил прямо в навершие посоха!


За какую-то долю секунды до того, как ЭТО случилось, Лерна что-то почуяла, и даже поняла. Понял, видать, и Бальбаз, который, вдруг побледнев, начал было поворачиваться к Ноккое.

Но тут чёрный опал, украшавший посох, плеснул эльфинарке в глаза мертвенным ярким светом, словно вдруг обретшая яркость солнца зимняя Луна.

И одновременно веревки спали с запястий Ноккои и он, воздев руки в каменному сочащемуся сыростью потолку выкрикнул:

— Warron!!! Saafas-hatt! Fevkkuerd juoptressaf bcajtsifu!

Неведомая сила расшвыряла бандитов в разные стороны. С такой мощью, что они буквально влипали в стены.

Что-то кричал беснующийся от гнева Бальбаз, и, видимо повинуясь его словам, троица кинулась к Ноккое, вернее, двинулась, тяжело переставляя ноги и сгибаясь, будто преодолевая штормовой ветер. Но посох, вырвавшийся из руки остолбеневшего мужика в панцире, вращаясь, как винт дирижабля, снес их, раскидав в разные стороны, а затем огрел главу "Легиона Древности" по башке, так что тот рухнул на каменные плиты и больше не подавал признаков жизни.

Кто-то из легионеров попробовал бежать, но бледное пламя догоняло их и повергало ниц.

— Прости меня, Властелин! — заверещал Воган, склоняясь перед студентом. — Прости, я не узнал тебя! Прошу, не убивай меня, я буду тебе верным слугой!

А потом сорвался и брякнулся на пол, тоже вырубившись.

Не прошло и пары минут, как все бандиты были повержены, вырублены и обезврежены.

Затем посох, облетев подземелье, тихо скользнул в руку Ноккои и погас.

— Все… целы? — спросил юноша.

Стон Йерсигга и всхлип Замоллы были ему ответом.

— Лерна, ты как? — осведомился парень, тяжело опершись на посох.

— Как будто жива, — ответила она, ощупывая себя.

— А, ну да, — слова давались магу с явным трудом. — Ты же эльфинарка, должно действовать послабее… Параграф семнадцатый глава пятая учебника преподобного Вашшара. Тогда, будь любезна, свяжи наших хозяев и получше, я сейчас никакой.

На то, чтобы связать бесчувственных врагов подручными средствами, вроде снятых с бандитов ремней, ушло минут десять. Под конец к Лерне даже присоединились кое-как пришедшие в себя однокашники.

Все это время Ноккоя сидел недвижно на полу, вцепившись в посох. И выглядел он, не приведи Богиня, у иного мертвяка вид здоровее…

Закончив, блондинка опустилась рядом.

— И чего ты раньше не сказал? — бросила она в пространство. — О своей специализации?

— А зачем? — он тяжело вздохнул. — Ты и не спрашивала, если на то пошло. Студент и студент. Да и не люблю я об этом говорить.

Эльфинарка молча кивнула.

А про себя подумала, что могла бы сама догадаться.

"Маг, которому нельзя практиковаться до инициации".

Ни в одной отрасли магии такого нет, могла бы запомнить.

Инициации…

Как бы не так!

Да еще он сказал, что учится в Веденессе. А ведь именно в Веденесском магическом университете есть единственная на всю Вардарскую империю кафедра мольфарства и малефицистики.

Её ухажер, такой застенчивый и робкий с виду, не кто иной, как будущий знаток черной магии. Тот, кому никакая частная практика не грозит. Напротив, он тот, кто должен бороться с частнопрактикующими коллегами. Кто будет выслеживать наводящих порчу колдунов, безболезненно развязывать магические узлы, затянутые наузницами и ведьмачками, и бороться со все еще обитающей в их мире нечистью и нежитью.

"Вот уж так выходит, подруга, теряешь хватку, и в самом деле пора переквалифицироваться во владелицы отеля".

Забрав у валявшегося рядом бандита экстрафон — свой искать времени не было, она попыталась связаться с полицией, но выяснилось, что связи нет. Вероятно, злодеи позаботились, чтобы жертвы не имели ни малейшего шанса вызвать помощь. А может древние камни, положенные в эпоху власти слуг Мрака, блокировали излучение?

— Лерна, поднимись наверх, я точно лестницу не одолею, — попросил Ноккоя, тяжело поднимаясь.

Его шатало из стороны в сторону.

— Возьми у Бальбаза ключи, они в левом кармане, и вызови кого-нибудь.

Неторопливо она поднялась по винтовой лестнице и остановилась перед дверью. К замку подошел третий ключ — старый, исцарапанный, чёрной бронзы — под гномий замок.

Предвкушая окончание всей этой жуткой истории, блондинка распахнула дверь и замерла.

Да и как не замереть, если тебе в грудь смотрит чуть ли не пара дюжин стальных зрачков?

Тут были и однокурковые с передвижным замком и сдвижными крышками капсюлей армейские «скорпионы». И «драконы» — со своими двенадцатью ударниками и медными спусковыми кнопками, громоздкие, но надёжные, и «беглецы» с движущимися по винтовой резьбе стволами, и новейшие "флейты Ургота" с секционной боевой каморой, и даже устаревшие "двурогие змеи" — с парой переворачивающихся стволов центрального боя — каждый на шесть зарядов.

А словно бы этого было мало, по бокам строя стрелков стояли две фигуры с магическими жезлами.

А потом из за шеренги грозных бойцов вышел настоящий исполин. Доспех на него делали наверняка по спецзаказу.

Грозно блестя золотой имперской молнией на груди, он остановился напротив оторопевшей.

— Лернариэль Антео! — загремел его голос из-под прозрачного забрала бронестекла. — Я — сыщик второго ранга Имперской Уголовной Палаты Вирбан Зогг, специальный уполномоченный в графстве Риолл. Именем его высочества вы обвиняетесь в соучастии в краже, разбое, грабежах, укрывательстве краденного и незаконном мажестве! Я арестовываю вас!

Лерне захотелось рассмеяться сквозь слезы…

* * *

— Наверное, во всех полицейских «обезьянниках» такая бедная обстановка? — брезгливо поморщилась Замолла.

Они сидели на скамейке в небольшом помещении с плохо оштукатуренными стенами и тупо смотрели на решетку, словно в зверинце. Только не хватало посетителей, пытавшихся сунуть еду в клетку или подразнить зверушек.

Здешний полицейский участок — круглое здание красного кирпича, кишел снующими туда-сюда полицейскими, они говорили все одновременно, бряцали оружием, трепались с женами по служебным экстрафонам, и игнорировали заключенных.

— Не знаю, не с чем сравнить, — ответил Ноккоя. — Я в подобном заведении в первый раз.

— А я бывала! — почти хвастаясь, ответила Лерна. — И в Вардаре, и за кордоном. И даже в Кехетском замке в Раванде немного посидела.

И, поймав их восторженные взгляды, продолжила:

— Знаете, нигде не поят пивом и нигде, представляете, ну совершенно нигде нет мягких кресел. Все нормально! Деревянная скамья, решетка, и никаких ковров.

— Мы что, так и будем здесь сидеть? — повторил свой вопрос студент.

— А что ты предлагаешь?! Плясать?!

— И верно, — ответил Ноккоя, снова обращаясь к Лерне, как к наиболее опытной в криминальных делах. — А всех пьяниц, бродяг, драчунов, и стащивших что-то на рынке, тоже везут сюда?

— А куда ж! Все здесь! Но не волнуйся, я чувствую, что тут сейчас только гости из Вардары, то есть мы, и ты — надежда местной магии!

— А если нам подкинут соседей? — испугалась Замолла. — Каких-нибудь горцев, которые в жизни моются два раза — при рождении и после смерти! Или вообще гоблинов!

Тут же послышались шаркающие шаги, чей-то скрипучий голос, охи-вздохи и звяканье цепей.

Прислушавшись, Лерна различила, как в соседней комнате бубнят голоса полицейских…

— Эх, служба-то, чем дальше, тем суровее… — бормотал один, видно, недавно переведенный в город. — Вот, к примеру, энто, третьего дня зачитал нам приказ офицер из самой Вардары. Говорят, энта, директива пришла, бороться надо, говорят, с тенденциями. Говорят, очень они опасные, эти тенденции. Любыми путями, написано, от них нужно избавляться! А я вот отродясь этих тенденциев не видел. Орки разбойничали в округе, ну и люди шалили, коней воровали, гоблины-овцекрады были, не без этого! А чтобы тенденции какие — никогда! Вот, думаю, может, кум, у сыщика вардарского спросить? Он мужик тертый, крепкий, говорят, однажды пятерых грабителей голыми руками повязал. Небось, такой и тенденциев не испугается.

— Э, кум, такая уж у нас служба, — отвечал ему другой голос, постарше. — Это еще когда наместник полицию набирал и объявил, что одни грамотные в неё пойдут, мне старый Рубило и сказал: как хочешь, братец, а я завязываю, потому как если стража грамотной станет, то что честному разбойнику и делать прикажешь? В академии, что ль, учиться или на богословском факультете? Ты, мол, грамотный, ты и иди, а мне на покой пора… С тех пор пятнадцатый год и тяну лямку. И скажу тебе, чего только не бывало… Вот хоть недавно приказ тоже был, что, мол, нужно искоренять в Каруле гашиш и это… пидофелию.

— Погоди, кум капрал, — вмешался третий. — Энто ты чего-то не понял, видать, потому как гашиш — это одно дело, а пидофелия — совсем другое!

Вздохнув, эльфинарка оставила попытки что-то узнать. Вряд ли из разговоров местных стражей порядка можно было извлечь чего путное. Тем более это становилось все труднее — перепалка между её товарищами по несчастью продолжалась.

— Меня это не смущает! — бурчал Ноккоя. — Непонятно, почему это так задевает вас?!

— Это кто там у нас голос подает? — издевательским тоном произнес Йерсигг, прищурившись, разглядывая парня, словно тот был размером с блоху. — На твоем месте я вообще бы молчал! Прихлебатель! Откуда ты взялся?! Таксист хренов! Маг недоделанный!!

— Прекрати! — попыталась прервать его Лерна, но перепалка двух мужчин продолжилась, и теперь настала очередь Замоллы вмешаться.

— Все! Я больше не могу! — заявила брюнетка весьма авторитетно.

— Чего?

— Я хочу в туалет!

Антео постучала по железной решетке и прислушалась. Почти сразу на ее призыв явился полицейский с криво сдвинутой фуражкой на бритой башке.

Это был не простой страж порядка, а нижний чин военной полиции, судя по физиономии, помнящий те времена, когда он был тружеником больших дорог.

Положив руку на карабин, он с ухмылкой спросил:

— Чего шумим, разбойнички и злодеи?!

— Дама хочет в туалет, — заявила Лерна.

— Начинается, — недовольно скривился полицейский-разбойник, но в карман за ключом полез. — Идем, девочка, — усмехнулся он.

Замолла понеслась за ним ноздря в ноздрю. Остальные остались в камере.

— Сейчас бы выпить чего! — помечтал Йерсигг. — Выпить бы! Например, "Пино Фран" девятисотого года — купаж с ароматом мака, легким привкусом полевых цветов и цитрусовым оттенком. Ой, что это я невовремя? Простите!

— А тут, кстати, кормят? — встрепенулась Лерна, внезапно почувствовав острый приступ голода и слюнотечение.

Она кинулась к решетке и заколотила по ней с новой силой. Уже с некоторым опозданием появился недовольный страж порядка, несколько минутами ранее отводивший Замоллу в туалет.

— Что? Тоже срать! Может, сразу все пойдете? Или мне вас по очереди водить?

— Нас кормить собираются?! — воскликнула блондинка.

— А! Кому жрать, кому срать! — гыгыкнул абориген. — Да не бойтесь, дадут вам баланду, сейчас на довольствие поставят и дадут!

— А что такое "баланда"? — поинтересовался Таврил.

— А вот попробуете… Как это по-вардарски… А, про-де-гус-тируете, и поймете, — хохотнул полицейский.

— Что-то ваша подружка задерживается в туалете, — забеспокоился он, но та уже появилась.

Замолла вернулась притихшая, загадочная, будто в ее жизни произошло знаменательное событие. К тому же она обеими руками держалась за живот. Лерна с удивлением окинула взглядом ее фигуру, оценив весьма увеличившуюся утробу. Если бы увидела её первый раз, то вполне бы решила, что её приятельница беременна. Но вот феномен внезапной беременности в магии и науке не зафиксирован.

Брюнетка молча села на скамейку и сложила руки на коленках.

— Что-то случилось? — Йерсигг тоже заметил в Замолле перемены.

Та хранила загадочное молчание. Когда полицейский закрыл клетку и неспешно удалился, мистрис Ре заговорщицки прошептала:

— У меня очень много новостей!

— Интересно, какие могут быть новости у человека, сходившего в туалет? — изумилась эльфинарка.

— Дело в том, что я там кое-кого встретила, — пояснила Замолла, не забыв почесываться.

— Кого можно встретить в туалете, да еще в полиции? — не поняла её товарка.

Ре воровато оглянулась и сказала:

— Я говорила с вашей поварихой, Тариккой, кажется, — гордо сказала она.

Лерна оторопело смотрела на Замоллу.

— Господи, а её то за что? И почему они держат несчастную в туалете?

— Я пошла… по надобности, — начала терпеливо объяснять брюнетка, — и услышала, как меня кто-то зовет. Конечно, я удивилась, потом подошла к окошку и увидела тетку, которая сказала, что она повариха из твоего отеля, Тарикка.

— Стоп! — оборвала её Лерна. — А на окнах там есть решетки?!

— Конечно! — пожала плечами Замолла. — А ты что, думаешь, если бы не было решеток, так я бы не убежала? Хотя, мне же некуда бежать!

— Ну и что дальше?

— Мистрис Тарикка смогла просунуть мне сквозь решетку еще вот это, — сказала Ре и принялась доставать из-под подола продукты…

На лавке появились свиной копченый окорок, обсыпанный чесноком, специями и зеленью. Головка домашнего сыра с разнокалиберными дырочками. Ароматные буханки белого и черного хлеба, уже аккуратно порезанные на кусочки. Пучки зеленого лука, петрушки и редиски, которые своим сочным видом словно говорили, что они с собственной грядки и не поливались никакой алхимической гадостью. Госпожа Тарикка передала еще малосольные огурчики и целую бутылку вардарской водки, специально для госпожи Лерны, как сообщила счастливая добытчица.

— Интересно, откуда она узнала, что нас держат в узилище? — удивилась хозяйка «Удачи».

— А, она сообщила, что ей это какое-то привидение открыло, — пожала плечами Ре. — Будто ему видение было. Что еще за привидение?

— Да так, — отмахнулась сыщица. — Ну, кто будет пить этот грубый имперский напиток?

— Конечно, лучше бы выпить "Крови заката" или "Княжеской милости", как велят обычаи Карулы, — молвил Ноккоя. — Их положено подать перед тем, как осужденным отрубят головы.

— Да, с оттенком осенних листьев, ароматом фиалки, изюма, увядшей чайной розы и чуть-чуть восточных сладостей, — мечтательно развил любимую тему Йерсигг.

— Короче! — прервала их Лерна. — Вы будете пить водку или нет?!

Они были так голодны, что сразу же накинулись на еду. Передавали друг другу копченый окорок, сыр, хлеб, кусали зелень прямо с пучков и отпивали водку из горлышка.

Когда вся еда была уничтожена и выпита вся водка, узники отвалились на скамейке, выпятив животы и прислонясь спинами к шершавой холодной стене.

Живительное тепло спиртного и волна сытости разливались по измученным несправедливым отношением телам.

— Эх, хорошо водка пошла, никакой баланды не надо. Представляете? Сейчас принесут баланду, а мы — сытые! — довольно ухмыльнулась блондинка.

— Хорошо мы тут сидим, — вздохнул студент. — В твоей компании я бы не прочь век просидеть. Но вот как теперь доказать тупому сыщику, что мы не виноваты?

— А ничего доказывать не надо! Тупой сыщик и так все понял! — раздался голос за решеткой, и в камере возникла продолжительная пауза.

Сыщик второго ранга Вирбан Зогг в полной форме грозно возвышался, заслонив всю решетку.

— Это вы? — сглотнула Лерна. — А мы тут…

— Пьянствуете и обсуждаете меня? — уточнил служитель закона.

— Да мы…

— Не надо! Я слышал все, о чем вы говорили…

— Как это? — наивно осведомился Ноккоя.

— А так… У нас тут есть маленькое подслушивающее устройство, причем не магическое, — ухмыльнулся он в сторону поднявшего брови юноши, а электрическое. — Преступники, сидя здесь, могут о чем-то переговариваться и разоблачить себя. Вот и вы наговорили с три короба, я аж вспотел.

— Я и не сомневалась, что вы не поверите в нашу виновность! — воскликнула эльфинарка, судорожно пытаясь вспомнить, не сболтнули ли они чего лишнего. — У вас лицо такое умное…

— Вот именно, — скромно подтвердил Вирбан и открыл замок. — К тому же за вас поручился тармийский посланник. Выходите! Нашли ваш алмаз! В брюхе тухлого карася. На самом дне мусорной ямы… Целая дюжина стражников её перекапывала.

— Вы серьезно?! — переспросила Лерна.

— Здесь не шутят, — ответил сыщик и направился в свой кабинет, звякая ключами. — Я так понимаю, что вы уже наклюкались, так что есть не хотите?

— Только пить! — подал голос Йерсигг.

— Хватит вам, в самом деле! Допились уже. Выметайтесь, пока в карцер для отрезвления не отправил! Да извольте через пару дней явиться, подписать парочку протоколов.

— И теперь куда нам? — справилась Замолла, когда они вышли из участка.

— Ладно, — смилостивилась блондинка. — Так и быть, поживете пока в «Удаче».

* * *

Сыщик оказался настолько любезен, что распорядился подбросить пьяненьких арестантов до отеля на служебном рыдване — старом дребезжащем «драконе» с прохудившимися трубами и отроду не чищенным медным котлом (карульцы издавна не дружили с техникой).

Выходя из участка, Лерна смогла сполна насладится мстительным триумфом. На глазах девушки четверка гномов, и в их числе её одноглазый постоялец, запихивала в новенький чёрный «кобольд» связанного Прагга. Тот лишь всхлипывал да бормотал, что отдает себя в руки имперского правосудия и просит его выслушать.

Стоящий рядом поручик военной полиции лишь ухмылялся в бороду.

Затем с полчаса жалобно громыхающий всеми своими железными костями паровик петлял по улочкам Старого Города, и вот они у черного хода гостиницы.

У входа их встретила выбежавшая Орветт.

— Слава Творцу, госпожа, вы живы!! А мы тут все извелись! — заохала девчонка. — Вы слышали, госпожа?! Вся Карула гудит, дескать, на Старой Арене была перестрелка. Куча погибших. Кто говорит пятьдесят человек, кто — все сто. Но все болтают, что живых нет. Говорят, самого Вирбана Зогга, сыщика знаменитого, оборотень на куски порвал! Клянусь, настоящий оборотень! Мы так за вас волновались….

— Давай, иди, работать надо! — буркнула Лерна, решив не вдаваться в подробности.

Сдав еле живых Замоллу и Йерсигга на руки Тарикке, Лерна поднялась наверх, решив, что после всего имеет право расслабиться в свободном номере люксе.

И как-то получилось, что Ноккоя увязался за ней.

— Ты чего? — нахмурилась она. — Совсем ополоумел?! Сейчас Иррона объявится.

— Видишь ли, — он смутился. — Не хотелось бы добираться через весь город в таком виде, — он кивнул на грязную и порванную одежду. — Еще опять в участок заберут. Ты разрешишь мне помыться?

Лерна усмехнулась. В день приезда тоже началось почти так…

— Ну ладно, давай… Только по быстренькому. Мне сейчас не до разборок с блюдущим нравственность призраком… Сам с Ирроной договариваться будешь.

Когда за ними захлопнулась дверь «люкса», студент юркнул за дверь мореного дуба, ведущую в роскошную ванную, а эльфинарка плюхнулась в кресло. Странно, но усталости почти не ощущала. Было даже какое-то легкое возбуждение. Надо же, из всех её дел это было самое крупное!

Огромный алмаз, древнее зло, опасная банда — да — это вам не краденные завещания и некстати пропавшие любовные письма неосторожных дамочек!

— Лерна?

Она вздрогнула и подняла глаза. Ноккоя стоял перед ней — мокрый, полуобнаженный, обернутый полотенцем.

— Я… извини… немного задумалась…

Вдруг ощутила, как чаще забилось сердце.

— Э-э-э, ты что?! — всполошилась, стреляя глазами туда-сюда, лишь бы не видеть этот мускулистый торс в капельках воды. — Сейчас Иррона явится и задаст нам перцу!

При этих словах юноше полагалось бы бежать без оглядки, но он стоял на месте и смотрел ей прямо в глаза своими дерзкими синими очами. Немного смутившись, Лерна вдруг ощутила под этим взглядом какое-то особенное томление в груди… И не только в груди.

— Я хотел э-э-э спросить, не будешь ли ты возражать, если я выйду из ванной в полотенце. Я, сама понимаешь, не взял с собой чистую одежду.

— Не возражаю, — ответила блондинка.

А сама со страхом и одновременно с затаенной надеждой продолжала простреливать взглядом комнату. Появится или нет эта сволочная бабка. Да? Или, все-таки, нет… Хоть на сутки взяла б себе отпуск, неутомимая наша. Неужели не заслужила отдых, работая привидением двести-то с гаком лет?

То, что случилось потом, показалось девушке невероятным и в то же время абсолютно неизбежным.

Он шагнул, обернутый полотенцем, и оно упало…

Антео встала, чтобы поднять кусок махровой ткани, и они оба одновременно потянулись к нему. С его уст сорвалась тихая фраза — то ли просьба, то ли проклятие в адрес собственной неловкости… Лерна не расслышала — сердце ее колотилось так, что, казалось, стучало в ушах. Очень медленно он наклонился к ней и коснулся ее губ своими губами. Некоторое время она не сводила с него взгляда.

— Ты… что это? А как же старуха?

— Она нам не помешает, — твёрдо пообещал студент. — По крайней мере, этой ночью. Я люблю тебя и хочу быть с тобой. Здесь ни при чем возраст и опыт… или его отсутствие. Просто мы созданы друг для друга.

Парень страстно поцеловал её в губы.

— Ноккоя…

— Да, Лерна?

Его ладонь скользнула под её расстегнутый жакет, обхватила талию, и он заключил девушку в объятия.

— Или вы этого боитесь, моя королева?

Сама того не сознавая, она поднялась на цыпочки, изгибая спину и слегка поводя бедрами.

— Нет…

— Тогда продолжим?

Ответом был её еле слышный вздох.

Губы его ощущали, как у нее под кожей бешено пульсирует кровь.

Пальцы юноши скользнули под блузку, завладев двумя чашами живой плоти, так, что соски ее мгновенно затвердели.

— Мальчик… — она ухватила его за плечи, пытаясь найти опору, — перестань! На меня не действует магия вообще… Ни белая, ни чёрная…

Ловко расстегнутый лифчик упал на пол, явив распаленному взору парня содержимое.

— И любовная, в частности…

Её рука словно сама собой скользнула к поясу….

— Да… — согласился он. — Но это не магия, это сила Богини!

Лерна, моргая, уставилась в потолок. Ее ошеломили быстрота его напора и острота собственных чувств. Предвкушение наслаждения пронизывало её гибкое тело.

Если это происходит на самом деле, то почему оно ощущается таким… таким невероятно хорошим, правильным! Ведь на самом деле это неправильно! Она и этот молокосос?! Небо и земля, лед и пламя. Но разве сама она не мечтала об этом всё последнее время? Так отчего бы не отдаться этому новому, пусть и неправильному чувству. Боги, сколько она в жизни совершила неверных шагов и поступков! Одним больше, одним меньше — не всё ли равно?

Так думала блондинка, пока он сдирал с нее оставшуюся одежду, покрывая обнажившееся тело обильными, горячими поцелуями.

И вдруг с ней что-то случилось. Почувствовала себя настолько преображенной, что ей уже неважно было, кто она и откуда. Словно обрела часть себя, ту часть, которая была давно утеряна и теперь не желала с ней расставаться. Главным было лишь это мгновение и то, что оно принадлежало ей.

Тяжело дыша, Ноккоя смотрел на нее, и его глаза были полны желания.

Руки, обнимавшие ее, были такими теплыми, такими сильными и надежными, а прикосновение губ таким обжигающе-чудесным, что отказаться от всего этого было выше ее сил. И чувство это не имело ничего общего с обыкновенной похотью.

— Ты такая красивая, — прошептал он.

— Ты тоже…

Это были единственные слова, которые она смогла вымолвить перед тем, как разнузданное вожделение яростно взорвалось в ее мозгу, и она без оглядки погрузилась в блаженное полузабытье.

Голова её откинулась в сладострастной истоме… И уже когда она окуналась в пучину страсти, Антео померещилось, что со старинного портрета на неё смотрит призрак старухи.

"Пусть смотрит, — пронеслось в распаленном мозгу. — Лишь бы не мешала…"


Когда все закончилось, они долго лежали рядом, молча отдыхая. Ноккоя уставился в потолок, заложив руки под голову, и на его лице блуждала довольная улыбка.

Лерна чувствовала себя слегка пьяной — то ли от недавнего взрыва чувств и гормонов, то ли начинала, наконец, действовать выпитая в участке водка… Хотя нет, скорее уж высосанная между делом бутыль арвильского игристого, так кстати завалявшаяся в холодильнике.

"Что я наделала? — вертелась в голове мысль. — Я не должна была! Это безумие!"

Это и в самом деле было безумие. Нет! Наверное, таки помянутая студентом сила Великой Матери Мира! Против которой бессильны любые бандиты и привидения.

Слезы подступили к глазам блондинки, она даже ощутила их солоноватый привкус, в то время как кровь стучала у нее в висках…

Да, давненько не случалось с ней такого! Сколько же времени прошло с тех пор, как она вообще испытывала подобные чувства? Разве что в отрочестве, когда случилась её первая любовь.

Даже и не подумала бы, что способна на подобные безрассудные поступки, на сумасшедший экстаз, на это дикое наслаждение близостью. До сегодняшнего вечера она просто не осознавала, как ее тело изголодалось по ласке. Настоящей ласке, а не похотливых руках самцов…

В том ли дело, что целых полгода у неё не было мужчины, или в том, что карульцы и впрямь потрясающие любовники…

Скосив глаза, посмотрела на свою веснушчатую радость. Ох, может в черной магии он и асс, но в постели сущий студент-недоучка. Хотя в выдумке ему не откажешь, а уж по части пыла…

"Неужели я влюбилась?! Да нет, подруга — не лги себе. Неужели я полюбила?!"

И кого! Сопляка, годящегося (ладно-ладно, почти годящегося) ей в сыновья, черного мага, карульца, почти варвара, обычного человека без капли Старшей Крови…

И что ей теперь делать? Могут ли они быть вместе?

А что им помешает? Пересуды горожан? Козни давно умершей тетки?

В конце концов, она уже далеко не юна, и пора обзаводится семьей и домом. Так почему бы её дому не быть тут?

Опять же, пусть Ноккоя моложе её годами, но если переводить возраст эльфинаров в человеческий, то они почти ровесники… Двадцать два и… примерно двадцать восемь…

За её спиной юноша тихонько вздохнул. Она прямо-таки явственно ощущала обжигающий взгляд его голубых очей на обнаженной коже спины.

— Ты великолепна! — райской песнью прозвучал его голос.

Она знала, что считается красивой. Причем, хотя вроде как по отдельности черты её были не самые совершенные — чуть длинноватый нос, чуть больше, чем надо, выделяющиеся скулы, не самая совершенная по форме грудь, не самые длинные ноги, но все вместе это давало коктейль, опьяняющий мужчин и лишающий их разума. Правда, лишать-то лишало, но чаще не до такой степени, чтобы предложить сходить к святому отцу и узаконить отношения.


Но сейчас она вспоминала не своих мужчин…

Вспоминала свою буйную и, чего греха таить, слегка беспутную молодость.

Когда после скандального ухода из семьи и роскошной семикомнатной квартиры родителей перебралась на съемную. Точнее, это лишь говорилось так значительно — "съемная квартира". Снимала она сыроватую комнату у дряхлой и жутко вредной старухи на окраине столицы — в трехэтажном старом доме с газовыми рожками и вечно пропадающей водой в ржавых непонятно как живых трубах.

Старая карга Сьяфа Моисера — из восточных орков, настрого запрещала "водить мужиков" и имела привычку среди ночи стучать, врываясь в комнату к юной эльфинарке проверить, не впустила ли Лерна в окно кого-нибудь, кто мало того, что сотворит разврат на её жилплощади, так еще чего доброго украдет её любимую морскую свинку! Совсем как Иррона Зинго.

Из-за этой замшелой развалины, само собой, о личной жизни в таких условиях говорить было невозможно. А молодость требовала своего. И Лерна нашла выход. Гнёздышком для свиданий с приятелями стала контора сыскного бюро мистрис Холмусон, благо ключи были у каждого из сотрудников. Небольшая кухонька, маленькая, но уютная ванная, и мягчайший широкий кожаный диван делали её вполне подходящим местом. Разумеется, блондинка старалась тщательно скрывать эту тайну, и аккуратно прибирала все следы ночной страсти, чтобы к утру все было в идеальном порядке.

Как-то раз она уединилась на рабочем месте с одной из начинающих звезд иллювизионных фильмов — юным красавцем, игравшим там не то бравых мушкетеров, не то героев-любовников. Как только за ними захлопнулись дубовые двери конторы, они почти сразу дали волю чувствам и темпераменту, а темперамент у Лерны всегда был совсем не эльфийский…

И вот когда очередной бурный приступ страсти закончился, она обернулась, смахивая прядь растрепанных волос, да так и замерла. На неё, осуждающе прищурившись, смотрела мистрис Холмусон, по своей привычке неслышно вошедшая.

Просекла ли она, для чего её юная помощница использует рабочее место, или же ей что-то срочно потребовалось, Лерна так и не спросила. Не до того было. Когда она, вскочив как была голая, растерянно стояла перед грустно улыбающейся хозяйкой, думая, что ей делать — то ли начать собирать раскиданные по всей конторе детали туалета, то ли пасть в ноги мистрис и просить прощения, то ли гордо одеться и выйти, покинув заведение госпожи Холмусон навсегда…

А мистрис Эгна переводила взгляд то на свою подчиненную, то на не менее жалкого и растерянного молодого человека, и, наконец, заговорила. И это были вовсе не слова осуждения или возмущения.

— Лерна, девочка моя! — молвила она. — Ты далеко пойдешь в жизни, если послушаешь совета старой грымзы Эгны Холмусон, которая повидала жизнь и мужиков во всех видах. Запомни, у тебя не будет удачи ни в жизни, ни в карьере, ни даже, — дама усмехнулась, — в делах любовных, если позволишь, чтобы для тебя осью, вокруг которой вращается мир, станет чей-то член.

И ткнула подхваченной со стола линейкой в увядший орган кавалера блондинки.

Лерна накрепко запомнила тот совет, и как будто преуспела.

Но… стала ли счастливой?

А вот теперь, кажется, готова послать рекомендации премудрой жены к Урготу в задницу!

"Ну что, детка, — прозвучал в ушах голос наставницы, отчего-то до странности похожий на противный голос Ирроны Зинго, — кажется, пришло время забыть на советы старой грымзы и жить своим умом?"

"Пришло, мистрис Холмусон!" — ответила она про себя.

— Лерна, иди ко мне, — произнес полушепотом Ноккоя.

Усмехаясь, эльфинарка повернулась, выбрасывая из головы посторонние мысли.

В конце концов, дела — отель, привидение, карнавал, магия, карульские штучки и сам господин сыщик второго ранга Вирбан Зогг могли подождать.


На древний и славный город Карулу опускалась тьма.

Миллион с лишним его граждан готовился отходить ко сну, или уже спали. В сторону Вардары летел со всей возможной скоростью гарнизонный дирижабль, в кабине которого под охраной трех магов и десятка стрелков в серебряном футляре находился посох Черного властелина, а сыщик Вирбан дремал вполглаза со шкатулкой на коленях. Там на черном бархате лежала дочиста отмытая "Слеза князя Ужаса".

В Судном зале Чертогов Стражи подгорного королевства Тармии, механики чертыхаясь, настраивали паровую гильотину для нечестивца Прагга Зузубула.

Невидимыми эфирными путями брела, покидая этот мир, старая Иррона — и лишь иногда улыбалась, думая о новой хозяйке гостинице.

"Вот и славно, — шептали призрачные губы. — Только бы девочка мажонка своего не упустила. А мне и отдохнуть теперь, видать, можно. Заслужила…"

А Лерна и Ноккоя не думали ни о чем таком — словно бы мира за окном не существовало.


Часть вторая Карнавал жизни

Как знает всякий житель герцогства Риолл, Карула прекраснейший город мира. Но куда прекраснее становится он во время знаменитого карнавала!

Цепочки ярких фонарей освещают его широкие улицы, пурпурные и алые полотнища развеваются на высоких башнях. Юноши и девушки со смехом носятся по садам и паркам, ища уединения, старики и старушки отдыхают в беседках, вспоминая свои проделки.

Дымки сладковатых курений поднимаются от жаровен и плывут по воздуху вместе со звуками всевозможных трещоток, цитр, барабанов, лир и медных труб.

Люди со всего Риолла, а также из Вардарии, Ронги, и даже с Туманного Берега и прочих мест слетаются сюда, как мухи на мед. Потому что во время Карнавала в Каруле не существует запретов. Богиня в милостивом благословении опускает покров на своих детей!

Так, во всяком случае, сообщается в рекламных проспектах зазывающих на карнавал в Каруле. Нет нужды говорить, что в это время года в городе очень неплохо зарабатывают разного рода владельцы отелей, гостиниц и прочих постоялых дворов

Однако в эти хлопотные дни накануне шумных празднеств Лерна Антео занималась не каким-нибудь приятным делом, вроде подсчета будущей прибыли. Она стояла в подвале над старым чугунным люком и созерцала его внутренности, поскольку весьма неожиданно и некстати встал вопрос с канализацией отеля «Удача».

Пошел третий месяц с тех пор, как волей судьбы и карт она являлась хозяйкой одного из лучших отелей Карулы. Но пока что серьезных проблем (не считая нахального привидения и разборок с бандитами) перед ней не вставало. И вот теперь как снег на голову свалилась эта канализация. Эльфинарам вообще свойственна доставшаяся от остроухих предков склонность забывать о прозе жизни, даже если перед этим им приходилось заниматься грубой житейской прозой вроде руководства частным детективным агентством (интересно, как там Мириндала без неё справляется?).

Мало того, что карнавал был на носу, и с часу на час ожидалось нашествие гостей, так не далее, как вчера вечером, Лерна получила уведомление о том, что в «Удачу» собирается нагрянуть местный судья под предлогом поиска нарушений законодательства о гостиничном деле. Значит нужно не дать ни малейшей зацепки риолльским крючкотворам, которые наверняка будут рады подковырнуть "понаехавшую тут".

И вот именно сейчас как назло выяснилось, что толстая сточная труба почти полностью забита зловонной зеленоватой грязью. И блондинка уже минут пять стояла, уставившись на эту картину в полном замешательстве. Персонал гостиницы выстроился тут же, столь же беспомощно наблюдая за происходящим.

— Знаете, мистрис, кое-кто из постояльцев жаловался, что вода из ванны уходит очень медленно, — глубокомысленно сообщил старший коридорный Вирмаль. — И мне кажется, теперь я знаю, почему, — столь же вдумчиво закончил он.

— И что же теперь делать? — жалобно проблеяла Антео.

Она бросила взгляд на своих подчиненных.

— Нужно вызывать чертовых гоблинов из городской управы, а те проваландаются неделю!

— Неушто мы сами долшны фзять лопаты и по очереди выкапывать всю эту грясь? — скривил губы гордый лесной тролль Казарх, с некоторых пор старший швейцар.

— А кто же? — осведомилась хозяйка.

В поразительном единодушии её подчиненные отступили на шаг.

— Другие, значит, серуть, а мы разгребай? — изрек носильщик Понс Второй. — Для этого дела в Каруле всегда были зеленомордые свин… виноват, гоблины, — торопливо поправился он, видя нахмурившуюся Лерну, которая не терпела по понятным причинам проповедей расового превосходства — в особенности в своем коллективе.

— Да, — поддержал привратник Зит. — Они, значит, туда гадят, а мы виноваты?

Хозяйка в который раз пожалела об исчезновении призрака Ирроны Зинго, не иначе внезапно решившей, что ей положен отпуск и скрывшейся в неизвестном направлении и на неопределенный срок. При всей своей стервозности (в первую очередь, благодаря ней) вредное привидение умело работать с персоналом. Стоит вспомнить молниеносный ремонт, проведенный под её руководством два месяца назад.

— В любом случае мы не пролезем в эту трубу, — высказался Коонд.

— Нужен кто-то маленький и тощенький, — добавил Дигунар.

Они одновременно повернулись и уставились на Орветт Линт. Та с оскорбленным видом наморщила носик.

— Чем это вы тут заняты? — поинтересовалась Тарикка, появляясь из кухни.

Кухмистерша вытерла руки о передник и заглянула в открытый люк:

— Силы небесные! А я то думаю, чего это вода так медленно уходит?

Она достала трубку и набила ее ароматным янтарным листом.

— Мы должны все прочистить до карнавала, — пожаловалась Лерна, лихорадочно прикидывая, что же тут можно сделать?

— Так чего проще? — авторитетно заявила Тарикка, всем видом показывая презрение к непрактичным эльфинарам.

Она сделала затяжку и, выпустив струйку дыма, пояснила:

— Можно купить "Очиститель труб Роксара Рокса". Разбавляешь водой, выливаешь в канализацию, и готово! Все растворяется, и следа нет. Так, во всяком случае, утверждают алхимики в этой идиотской рекламе, — и сунула хозяйкее брошюрку.

Блондинка вспомнила, что и в самом деле мельком видела рекламу этой самой дряни по иллювизору.

— Тогда, — обратилась она к подручным, — немедленно пойдите и купите побольше этого алхимического средства!

Дигунар и Вирмаль поспешили выполнить приказ.


Пока они отсутствовали, Лерна даже прочла в брошюрке историю создания столь полезного химикалия.

Как известно, алхимия имеет давнюю историю, и почти все это время алхимики искали три чудодейственных вещества, что должны изменить мир. "Философский камень", обращающий все металлы в золото. "Универсальный растворитель", который, как следует из названия, растворяет всё на свете, и незаменим при извлечении из материи квинтэссенции, необходимой при производстве философского камня (в чем хранить это вещество алхимики, правда, так и не придумали). И "Эликсир жизни", который вообще-то получить проще простого. Нужно всего лишь растворить философский камень в универсальном растворителе и получившийся напиток дарует человеку вечную жизнь и исцеление от всех болезней.

(По мысли эльфинарки, такая адская смесь и в самом деле в момент избавила бы отведавшего её от всех забот о здравии).

В поисках трех вожделенных снадобий алхимики извели уйму времени и сил, ингредиентов и лабораторной посуды, травились, взрывались, а заодно постигали тайны материи и добывали всякие полезные вещества — от пороха до духов, заново открыли секрет магических светящихся кристаллов и прочих полезностей, вроде способа очистки водки и вина путем процеживания через толченный древесный уголь.

За этим всем философский камень с эликсиром жизни были как-то забыты, а потом в империи и других местах умные правители приспособили алхимиков к полезному делу, определив их в университетские и заводские лаборатории, где мудрецы принялись совершенствовать уже добытые ими достижения. Уже даже и магическая приставка «ал» исчезла, и стали они просто химиками.

А вот по окраинам мира, например, в том же Риолле, властители оказались не столь умны. А может денег было поменьше в карликовых княжествах, и алхимики так и остались предоставлены сами себе, выпрашивая деньги на опыты у богачей и знати, да зарабатывали на жизнь изготовлением фейерверков или, если уж припрет, фальшивомонетничеством…

Но зато они сохранили многие традиции и умения, утраченные собратьями в империи в погоне за суетной пользой. Так что когда свершилось "Благословенное объединение", то народ только ахал, какие удивительные результаты получали эти полунищие оборванцы-недоучки-самоучки в своих жалких продымленных лабораториях.

Одним из таких и был Роксар Рокс Третий — потомственный алхимик, чей дед был сварен в масле за попытку производства поддельных монет, а отец погиб, когда взорвался пороховой заводишка местного князька, который он решил наладить за умеренное вознаграждение.

Лет пять назад, просматривая записи оставшиеся от предков, нашел Роксар рецепт некоего вещества, которое прадед его (померший во время испытания очередного варианта эликсира жизни) почел за универсальный растворитель, и решил больше от скуки, чем думая извлечь корысть или пользу, воспроизвести показавшийся ему интересным опыт.

А тут как назло засорилась канализация в его домишке в старом и нищем квартале Карулы.

И не ожидая местных сантехников (дело долгое, если не сказать, бесполезное), он с горя опорожнил получившееся средство в слив…

Спустя год его средство продавалось даже в Вардаре, ибо в отличие от предков Роксар Рокс Третий был человеком практичным и догадался взять патент на «Очиститель» своего имени.


Через час они привезли солидную флягу темного стекла, в которой было что-то по тягучести напоминавшее масло или простоквашу, а по противному запаху — блюдо орочьей кухни.

Флягу украшала магическая голограмма с портретом бородатого солидного человека в мантии и шапочке. Внизу мелким шрифтом была отпечатана инструкция по применению, а под изображением весело отплясывающего скелета значилось сакраментальное: «Ядъ».

— А эта дрянь часом не растворит нам заодно и всю канализацию? — обеспокоилась блондинка. — Трубы-то старые, небось…

— Ну что вы, мистрис Лерна, — успокоил хозяйку Вирмаль. — В том-то и дело, что старые. Не какая-нибудь вардарская железяка, вы уж извините, а натуральный свинец. Канализация проложена в этом районе во времена правителя Кашлара Сурового. Прощения прошу, тогда ваши Вардару еще не построили. А трубы как новые, знай, чисти вовремя.

Антеоа промолчала. И впрямь, сколько она помнила, поименованный Кашлар правил триста лет назад, а Вардара была воздвигнута Тропом Десятым всего лишь двести пятьдесят лет тому, как раз в прошлом году юбилей праздновали.

Вирмаль, не тратя времени даром, смешал химикалии в пропорциях, рекомендованных в рецептуре, вытравленной на стекле, опорожнил смесь в заготовленную бочку с водой, после чего едко пахнущая зеленоватая жижа была вылита в трубу.

Лерна взирала на слив, предвкушая, что поднявшаяся ядовито-зеленая пена начнет опускаться. Но шли минуты, а хваленый очиститель труб никак не проявлял своих чудесных свойств. Пару раз зловеще булькнув, он еле заметно опускался.

— Ах ты, х… вост Урготов! — покачал головой Вирмаль. — Неужто мы зря выкинули сотню монет?!

Минут пять Лерна стояла, созерцая зеленую пену, про себя припоминая самые ядреные матюки — по адресу Рокса Роксара Третьего, мошенников, выдумавших рекламу, и древних свинцовых труб своего заведения.

— Вот что, — повернулась она к Вирмалю, в руках у неё был увесистый кошель. — Сейчас поезжай в гоблинский квартал, найдешь там на улице Вареной Лягушки…

На секунду запнулась, вспоминая советы старого главы гильдии.

— Найдешь там Суфана Рау. Заплати ему, не скупясь, пусть приезжает со своей бригадой. Туда и обратно наймешь экипаж, а еще лучше машину. Давай, мухой! Карнавал на носу!

— И обратно?! — глаза старшего коридорного полезли на лоб от такого расточительства. — Мистрис, но как же можно гоблинов паршивых на такси возить?!

— Я сказала мухой! — елейным голоском произнесла блондинка. — Или повезешь на трамвае за свой счет…


В ожидании возвращения посланца, Лерна устроилась за конторкой портье, и предалась невеселым размышлениям.

Да, думала ли она еще четыре месяца назад, что будет торчать в холле отеля в этой Каруле? А все почему? Вино и карты… Воистину правы мудрецы и воры, утверждавшие, что эти вещи губят человека. Как выясняется, и эльфинара тоже.

Правда, торчать лично за конторкой и заниматься канализацией ей бы может не пришлось. Но тут ведь еще этот Карнавал — главная радость риолльского народа, которую ждут целый год, а потом целый год вспоминают. Не удивительно, что половина её подчиненных всеми правдами-неправдами смоталась с работы, кто взяв отпуск, полагающийся по закону, кто буквально умоляя отпустить проведать бабушку или тетю в другой город. А взятая ею на должность портье красотка Винна Рао так вообще накануне подбросила Лерне шикарную свинью, даже можно сказать целого кабана: выскочила замуж за постояльца — богатого купца из Мадорона, второго по величине города Риолла, и свалила вместе с мужем к нему на родину. Смешнее всего, что купец этот отправился в Карулу, ибо ему оракул храма Хозяина Морей Несса предсказал, что тут он найдет жену.

А как отыщешь нового человека на работу перед Карнавалом? И ведь ничего не исправишь — имперские законы о правах работников в Каруле соблюдались свято. Канцелярия наместника могла закрыть глаза на многое, вроде многомужества у горцев Сахиры, покуривания разных дурманных зелий в сомнительных притонах или кровной вражды у кланов островов Барии. Но вот то, что между человеком и рабочей скотиной есть разница, в местных богачей упорно вколачивалось с самого завоевания… э-э-э благословенного объединения. Причем вколачивалось в самом прямом смысле. Не далее как два года назад десяток местных воротил были публично выпороты по приговору суда наместничества на главной площади Карулы бамбуковыми палками по мягкому месту — всего-навсего за задержку платы работникам. Конечно, её люди жаловаться вряд ли побегут, но не подавать же ей, коренной вардарианке, дурной пример?

Эх, был бы сейчас рядом её верный рыцарь Ноккоя. Он бы улыбнулся своей неподражаемой улыбкой, от которой в душе всё тает и сразу хочется петь… Увы, каникулы закончились, и студент вернулся в свой Венедесский Магический университет зубрить чёрную магию. Звонит по экстрафону почти каждый день, хоть это и безумно дорого. Обещает приехать на зимних каникулах. Недолго уже. Но мужское плечо ей нужно теперь…

— Привез! Привез, госпожа Антео! — проревело над ухом.

— Что?! — несколько оторопело уставилась на Вирмаля.

— Гоблинов привез на такси, как приказали! — отрапортовал он.

А в холл, громко топая, уже входили друг за другом оливковокожие коротышки, увешанные гирьками, тросами, ершиками и молотками — орудиями своего ремесла, без которого даже эльфийские короли на своем чудесном острове обойтись не могут.

Брезгливо сморщив нос, старший — старый и сморщенный, со знаком мастера Гильдии Чистильщиков Труб на клеенчатой куртке, иронически покачал головой.

— Эх-ма, вот вечно так люди учудят! Ты, лесная госпожа, — фамильярно бросил он в сторону Лерны, — может и умная, а того не знаешь, что у тебя в подвале сидит…

— Что?! Где сидит?! — блондинка не на шутку встревожилась.

Память о вездесущей старой Ирроне была еще довольно свежа.

— Ох, ну прямо как дети! — всплеснул гоблин руками, и добавил под нос что-то вроде того, что людская кровь любую перешибает, и что ум у госпожи пошел в краткоживущих предков.

— Но-но-но!! — начала было Лерна.

— Так вот не «но-но-но», а сидит у тебя тут старая защитная магия! — важно изрек мастер.

— Это как? — высунулся Вирмель.

— А вот так и сидит… — сообщил гоблин. — Посадили и сидит. Причем чую, магия хоть и людская, а сажал её какой-то орк. Против гниения и ядов заклятие-то. Надо ж, и не выветрилось… Ну да, зверомордые это могут… эти уж такое завернут, что даже хьомам не наворотить…

— Ты это, фиолетовый, не больно тут… — начал было коридорный.

— Милейший Суфан, все это, конечно, интересно, — сухо, хотя и вежливо, встряла хозяйка. — Но как нам все-таки быть с канализацией?

— А чего тут думать? — пожал мастер плечами. — Глушить будем магию-то… А потом крота выпускать…

— Какого? — изящные брови хозяйки взлетели вверх.

— Нашего, — веско припечатал гоблин.

— Сколько? — обреченно процедила Лерна.

— Обижаешь, хозяйка, — буркнул, наморщив оливковую физиономию, Суфан. — Сделаем все за сто имперских, как с твоим хьюмом договаривались…

Украдкой Лерна продемонстрировала коридорному кулак.

— Эй, — между тем продолжил мастер Суфан, — давай, Гонгур, займись-ка делом. Или зачем тебя держим?

Из толпы (вернее, кучки) чистильщиков канализации выступил молодой гоблин с пушистой бородкой на баклажанном лице, вытащил из мешка маленький алтарь, разнокалиберные мешочки и флаконы…

— Значит так, — предупредил Суфан, — по "Закону о магических услугах" должен объяснить, что будем делать… Магия у тебя, хозяйка, в подвале старая и добрая, так просто не сковырнешь, да и не надо. Потому как от гнили и плесени тоже защита нужна. Мы её малость пригасим, силой всевеликого покровителя нашего, владыки Подземелий, Труб, Потоков и Канализаций и заступника слуг её — Ирвинарийа.

Вирмаль и оба носильщика осенили себя знамением Богини и Всеотца…

— Прелесть языческая! — буркнул коридорный.

— Может и прелесть, а против засоров да прочих дел бог сей помогает… — пожал гоблин плечами.

— А потом, — указал он на сундук обитый чеканной медью, — выпустим туда Крота.

Подсознательно Лерна ожидала, что гоблины падут на колени и начнут молиться этому своему духу канализации, но все прошло на удивление обыденно. Гонгур, бормоча что-то под нос, напоминающий спелую маслину, смешал на алтаре порошки и снадобья в чаше, и выплеснул её в люк.

Затем надвинул на крышку люка сундук, повернул один за другим несколько ключей в замочных скважинах…

Что-то непонятно завозилось, тихо фыркнуло, даже как будто пошел дымок, а потом как будто большая мокрая тряпка упала с большой высоты. Затем из трубы послышалось радостное бульканье…

— Ишь, понравилось… — нежно улыбаясь в бородку, принюхался Гонгур. — Вы туда часом канифоль не бросали или уксус не лили?

— Ой, мы туда очистителя Роксара вылили… немножко — с каким-то даже испугом забормотал дюжий Вирмаль.

Краем глаза Антео заметила, что её люди осеняют себя святыми знаками.

— Ну, так это ж нашему Кроту самое то, что надо!

Спустя минут пять молодой гоблин достал из кладок черной робы небольшую костяную дудочку, и начал выводить на ней мелодию. На взгляд такой ценительницы музыки, как Лерна, больше всего она напоминала звуки, какую издавал бы пучок живых мышей, нежно сжимаемый её швейцаром в ладони.

Сундучок подпрыгнул — как будто кто-то пытался его опрокинуть и выбраться, но Суфан был начеку, и, навалившись на крышку, один за другим повернул ключи, что-то ласково бормоча.

"Интересно, что у них там все-таки внутри? Вот ведь — каждый свою магию стережет, как может…"

— Ну вот, хозяйка, чиста твоя канализация.

— Благодарю! — протянула эльфинарка кошелек довольному бригадиру.

— Не стоит, госпожа, — чинно поклонился тот. — Вот когда будет шествие главное, да пройдет мимо вашего заведения наш гильдейский отрядец, так вы уж не откажите в милости, киньте нам цветок…


— Ну что, мистрис? — справилась повариха, когда довольная блондинка поднялась в кухню.

— У-ф-ф, кажется, все в порядке! — сообщила она Тарикке.

И удивилась — та запихивала крупную форель в широко раскрытый рот тунца, словно пытаясь его накормить.

— Э-э… что это ты делаешь?

— Морского дракона…

— М-м-м?!

— Икра золотого осетра, — начала перечислять Тарикка скучным голосом, — фаршируется в форели, которая помещена в севрюгу, которая находится в тунце, который покоится в морском змее. Блюдо тушится с пряностями и подается с гранатовым соусом. Очень пользуется спросом во время Карнавала, и называется — морской дракон. Нужно же нам держать марку первоклассного заведения!

Антео кивнула.

Отель «Удача» был не то, чтобы совсем уж фешенебельным, всего третьим в рейтинге, но у него была постоянно растущая клиентура гурманов. И все это благодаря таланту госпожи Тарикки готовить блюда, достойные богов.

— Так, теперь соус… Э, а гранатов-то орк наплакал… Мне нужно, чтобы кто-то сбегал на рынок дроу за тамошними гранатами — они идеально подойдут для соуса…

— Я распоряжусь, — пообещала Лерна, и, стащив с подноса кусочек жареной мурены, отправилась на поиски.

Спустившись, она оглядела холл, сунулась в комнату прислуги и застала там Орветт в единственном числе.

— Сейчас ты поедешь в Маагабр'ан, срочно нужны дровские… э-э дроусские, короче ихние гранаты.

— Но, мистрис Лерна, дроу не занимаются торговлей… оружием, и потом дроу — это же… — испуганно залепетала девчонка.

— Я не про те гранаты, — усмехнулась хозяйка. — Я про фрукты. Госпоже Тарикке они нужны для соуса.

— Почему не могут сходить Дигунар или Вирмаль? — всхлипнула девушка.

— Потому что они отправились на вокзал за багажом постояльцев, — ответила Антео.

— Ненавижу ходить в квартал этих противных дроу, — заскулила Линт. — Это же пристанище злых распутных тварей!

— Послушай, не станут же они тебя насиловать, — убеждала перепуганную бедняжку эльфинарка. — Дроу не такие уж страшные… У них, если хочешь знать, матриархат…

— Не знаю уж, какой длины там у них этот самый трихармат, — зарделась Орветт, — но всем известно, что для них нет радости большей, чем подстеречь одинокую девушку людского племени и надругаться над ней во славу своей Паучьей Матери!

— Ну и многих твоих знакомых отымели ужасные дроу? — ехидно осведомилась блондинка. — Что-то не припомню…

— И в самом деле, мистрис Антео, вы правы. Но это всем известно…

— Ладно, если боишься, то… — глаза Орветт наполнились надеждой, — в следующий раз, когда ты пойдешь в квартал дроу, я закажу тебе пояс целомудрия из первосортного чугуна. А пока — вперед, — закончила Лерна, сунув ей купюру и недвусмысленно подталкивая к черному ходу.

* * *

Решив проверить, все ли в порядке, блондинка быстро обошла обеденный зал.

В этот час здесь было тихо, как в храме. Нетронутые салфетки и сверкающая посуда. Спустившись в холл, Антео зашла за стойку и принялась листать книгу регистрации. Все номера заказаны — неплохо идут дела! Но людям пора уже прибывать…

А, вот и прибывают! Размышления её были прерваны появлением в дверях гостиницы первого посетителя.

То был стройный и элегантно одетый мужчина, хотя и не первой молодости. За ним по пятам шел носильщик, сгибаясь под тяжестью увесистого чемодана.

Элегантный мужчина в красном клетчатом фраке с фалдами почти до полу направился прямо к стойке и небрежно произнес:

— Карпакс. Оллин Карпакс.

Лерна молча уставилась на него. Имя показалось ей смутно знакомым, и она сдвинула брови, пытаясь вспомнить, где могла слышать его раньше.

— О-о! — с некоторым опозданием воскликнул гость. — Конечно, конечно. Вы поражены! Однако ж, увы, не могу вам уделить много внимания. Я заказал номер, могу ль его получить?

— Да, — сверилась по регистрационной книге Антео. — Комната номер двадцать два. Вверх по лестнице, пожалуйста, первая дверь налево. Приехали повеселиться на Карнавале?

— Надеюсь, что да, мистрис, — отозвался Карпакс, ставя бесформенный росчерк в книгу.

Затем убрал печать обратно в кисет на поясе и обвел холл ледяным взглядом:

— В вашем заведении имеется посыльный?

— Да, милорд. У нас полностью укомплектованный штат. Девушка ненадолго вышла, но как только она появится, я почту за честь оправить ее с вашим поручением, — вежливо протараторила блондинка.

— Уж не сочтите за труд, — кивнул постоялец, и двинулся вверх по лестнице.

За ним, тяжело дыша и бормоча ругательства, носильщик тащил необъятный чемодан.

Хм, странный тип, подумала Лерна.

Чем-то он ей безотчетно не нравился…

Но думать об этом было некогда, ибо холле появился еще один гость, точнее, гостья. Это была не первой юности дама, которая, не дожидаясь завтрашнего дня, заранее решила облачиться в карнавальный костюм. Судя по всему, дама изображала наяду: ее тело покрывало что-то вроде короткой накидки из нескольких слоев мелкоячеистой рыбацкой сети, поверх которой висели украшения с сапфирами — слишком большие, чтобы быть настоящими.

Ножки её, довольно стройные, надо отметить, были обуты в сандалии из безумно дорогой кожи синего морского крокодила. Ремни, оплетавшие икры, были усыпаны мелкими золотыми розетками с жемчужинами.

(Это была безумно дорогая обувка. Уж Антео, продолжавшая даже в этой глухой провинции следить за новинками моды, знала, что почем. В последнем номере «Тосмокополитена» эти сандалии от Вуи Линтона оценивались в пять сотен золотых).

За дамой, вытаращив глаза, следовали носильщики с чемоданами, предположительно содержащими другие наряды.

За носильщиками — еще две дамы, одетые аналогично первой, разве что сеть была менее плотной, а сапфиры поменьше, да и сандалии были из обычной кожи, правда, позолоченной. За ними — пара по-человечески одетых служанок с мордочками молодых развратных валькирий.

— Мир дому сему! — пропела "морская дева" низким контральто. — Я тут заказала номер… Леди Анрианрод, взгляните, душечка.

И внимательно окинула Лерну с ног до головы взором желто-зелёных глаз.

Блондинка заняла место за стойкой, и еле удержалась, чтобы не присвистнуть.

Заполненная аккуратным почерком Орветт заявка гласила: "Леди Анрианрод, наследная княжна всевеликого княжества Тиссу с супругом и свитой".

Сколько помнила Антео, Тиссу было княжеством хотя и всевеликим, но невеликим по размеру. Но при этом богатым, поскольку в тамошних горах добывалось множество самоцветов — от тех самых сапфиров (выходит, камешки на «русалке» настоящие!) до истинного горного хрусталя, незаменимого в разных маготехнических устройствах, вроде тех же экстрафонов.

— Э-э, а простите, ваша светлость, а ваш супруг… — поинтересовалась она, протягивая книгу для того, чтобы княжна поставила печать.

— Князь-консорт остался в Тиссу, должен же кто-то смотреть за рудниками… — бросила та.

— Тогда прошу извинения, но таков порядок. Как мне зарегистрировать ваших… сестер?

— Сестер?! — презрительно смерила Лерну взглядом сверху вниз Анрианрод. — Это мои жены!

Должно быть в эту секунду на помощь хозяйке отеля пришли стойкость и хладнокровие какого-то из эльфийских предков-воителей. Только этим можно объяснить тот факт, что у неё не отвисла челюсть и не полезли на лоб глаза.

— В таком случае, миледи, — улыбнулась вымученной улыбкой эльфинарка, — позвольте вам предложить номер супер-люкс для новобрачных. Стоимость его…

— Разумеется, беру! — ручка, усыпанная перстнями, выхватила у Антео замысловатый ключ с золотой биркой. — Сейчас с вами рассчитаются! Калья, Алья, идемте же…

По ступенькам прозвучал топот сандалий.

— Ну, ты сильна, госпожа! — прокомментировала ситуацию высунувшаяся из кухни Тарикка. — Всучила ихнему высочеству номер, от которого отказался наследник Семьи Гарди во время свадебного путешествия, больно дорог. А, между прочим, самые богатые банкиры тут.

Лерна подумала, что видимо Орветт, принимавшая заказ по экстрафону, по юности и наивности не поняла, о чем идет речь, а может, просто не расслышала. А еще помыслила, что княжна не только м-м-м… (ладно, хрен Урготов с этим), но еще и неумна. Таскаться, увешанной драгоценностями, по не самому спокойному месту мира, да еще и без охраны…

Не старые, конечно, времена. Все-таки шестой год "благословенного воссоединения", но все же…

Словно в ответ на эту мысль дверь вновь распахнулась, и в холл вступило четверо загорелых до черноты горцев. В меховых безрукавках, под которыми виднелись бронежилеты, с "Барабанами смерти" за спинами и длинными мечами на поясах.

Первый, уже седоватый детина, нес в руке какой-то плоский ящичек, выдолбленный из дубового комля.

— Плата за постой наследной княжны Анрианрод! — рявкнул он, брякнув ящичек на стойку, так что она ощутимо вздрогнула.

И приподнял крышку.

И вот тут глаза у Лерны всё-таки полезли на лоб.

Внутри и в самом деле была плата.

Это была самая крупная по стоимости монета на материке, может, быть даже самая крупная монета всех времен и народов — старая карульская золотая монета в двести мохуров, весом пять с половиной фунтов и почти шесть дюймов в диаметре. Звалась она "Золотая Мышь", ибо была отчеканена в Год Мыши. Сколько составлял один мохур, Антео не помнила, но знала, что унция золота тянула на тридцать солидов, а в этой монете было унций, да и не вдруг сосчитаешь, тысячи две с лишком золотом. Такой в прежние времена расплачивались богатые купцы и тщеславная знать. И как выяснилось не только в прежние.

— Но… уважаемый, у меня и сдачи с этого нет! — растерянно помотала головой Лерна.

— Лишь невежество горожанки извиняет её невежливость! — прогудел гигант. — Но впредь прошу не говорить подобных оскорбительных вещей. Род владетелей Тиссу никогда не берет сдачи в харчевнях и гостиницах — таков кодекс чести рода, пункт тридцать шестой!

После этого все четверо повернулись и вышли вон.

А спустя полминуты появился растерянный Вирмаль, с отпечатавшимися на не самом худом запястье синими следами железных пальцев.

— Мистрис Лерна, — пробормотал он. — Там в нашей подсобке устроились четверо каких-то громил. Говорят, что будут там жить! Что они телохранители какой-то княжны… Они, мол, не вправе жить в номерах господ, поэтому… Ой, а что это?

— Веди себя с ними прилично, — посоветовала блондинка. — Пусть живут, они и принесли эту мелкую монетку. Думай лучше о премии, и помоги мне оттащить её в сейф.


А спустя полчаса после того, как она водворила золотой кругляш в сейф с двойными стальными дверями и вернулась за стойку, произошло невероятное событие. Потом Лерна вспоминала, что день этот был едва ли не самый насыщенным невероятными встречами.

В двери гостиницы вошли двое самых больших мужчин, каких только доводилось видеть эльфинарке. Они чем-то напоминали парочку кирпичных башен, превосходя даже давешних телохранителей княжны. Казалось невероятным, что великаны сумели протиснуться в дверной проем рядом, плечом к плечу.

Великаны вошли в холл, и за ними показался долговязый дроу с чуть более светлой, чем обычно бывает у его соплеменников кожей, одетый в белый плащ храмового медика. Шествие замыкали носильщики Вирмаль, Коонд и Дигунар, тащившие каждый, как минимум, по три чемодана.

А затем в холл скользнул юркий, как ядовитый белый полоз, человек в черном длинном одеянии, украшенном вытканными серебром черепами, костями, чудовищами. На бледном лице его красовались напомаженная бородка и закрученные усики. В зубах гость сжимал дорогущую сигару, от которой струился дымок пурпурного оттенка.

И лицо его было слишком знакомо Лерне, чтоб не узнать его.

— Милорд Орнигирр?! — пробормотала она в растерянности.

Он поднял на неё глаза.

— Привет, Лерна! Честно говоря, не особо удивлен тебя тут видеть. Я ожидал, что ты когда-нибудь бросишь свою скучную Вардару. Впрочем, теперь это неважно, о жизни побеседуем как-нибудь позже. А сейчас нужно уладить кое-какие мелочи. И прежде всего, я путешествую инкогнито! После кое-каких недавних событий даже более инкогнито, чем обычно. Нет ли у тебя подходящего «люкса»?

— Вот ключ, милорд, — склоняясь над стойкой, ответила Антео.

Лорд Орнигирр схватил ключ и стремглав бросился по лестнице. Фалды его мантии крыльями развевались за спиной. Великаны изумленно разинули рты, переглянулись, затем неуклюже стали подниматься по лестнице, а дроу с извиняющимся видом поклонился Лерне:

— Его светлость несколько… нервничает.

— Все в порядке, — заверила медикуса эльфинарка. — Бывает, возраст как-никак…

Она поймала себя на том, что не знает, сколько точно лет чёрному магу с Туманного Берега, её старому знакомому по старым делам весёлой юности, прошедшей в беготне по крышам за тёмными личностями и разгадкам всяких зловещих семейных тайн вардарской аристократии. Во всяком случае, за прошедшие без малого пятнадцать лет он почти не изменился.

Отметила также, что целитель молод и строен, и вообще у этого дроу был весьма симпатичный вид. Хм, вроде за лордом-милордом ничего такого не водилось, но кто их знает, этих потомков слуг Черного властелина?

Ответное бормотание медикуса было прервано визгливым окриком сверху:

— Ирр'загим! Где, Тьма побери, мои пилюли?

— Что здесь происходит? — поинтересовалась Тарикка.

Нахмурившись, она стояла на пороге кухни и вытирала руки о передник.

— Прибыл Темный лорд. Но не бойтесь, это мой старый знакомый. Его зовут Орнигирр, — коротко объяснила Лерна.

— Понятно, — кивнула кухмистерша, словно темные лорды прибывали в их гостиницу ежедневно. — А кого это он так громко звал?

— Его светлость сопровождает личный медикус, — ответила блондинка.

— Дожили, великие черные маги настолько ослабли, что не могут сами себя исцелить! — иронически бросила повариха.

— Кстати, а ты не припомнишь, кто такой… э-э-э, Оллин. Оллин Карпакс? Он у нас остановился.

— Ох! — Тарикка, чуть нахмурившись, бесцеремонно заглянула в регистрационную книгу.

Некоторое время повариха внимательно изучала записи.

— Карпакс? — хмурясь еще больше, проговорила она. — Этот человек… здесь? — поинтересовалась с неким напряженным недоумением.

— Так кто он? — настойчиво расспрашивала Лерна

— Он…

— А вот и мы! — весело пропел лорд Орнигирр, грациозно сбегая по ступенькам лестницы.

Великаны торопливо спускались следом. За ними уныло тащился медикус.

— О-ля-ля! — лорд Орнигирр с грохотом приземлился и резво пронесся через холл. — Дражайшая Лерна! За то время, пока мы не виделись, ты не обзавелась потомством или супругом? Кстати, о потомстве… Впрочем, это позже… Как бы то ни было, рад тебя видеть! Я уже зарегистрировался?

— Нет, милорд, — произнес один из великанов необыкновенно глубоким голосом.

Тарикка внимательно посмотрела на него и обменялась взглядами с госпожой.

— Извини, я что-то стал несколько рассеян! — лорд достал печать и оставил оттиск в треть страницы, изобилующий зловещими рунами, черепами и чудовищами, сплетшимися в смертном танце. — И я до сих пор вас не познакомил. Лерна и вы…

— С вашего позволения, Тарикка…

— Так вот, миледи Лерна и почтенная Тарикка, это мои телохранители: Прамп и Рюмп. А это мой личный целитель, — он махнул рукой в сторону дроу. — Осиен Ирр'загим. Человек, которому известны все тайны целительского искусства, несмотря на юность.

Ирр'загим поклонился.

— Человек? — справилась Тарикка. — Хотя имя не совсем человеческое…

— Да, да, я понимаю. Он — дроу, пусть и не чистокровный. Но вполне заслуживает доверия, — произнес лорд Орнигирр. — Правда, Лерна, скажу по секрету, он негодный целитель! Вместо того чтобы думать о здоровье моей светлости, всё думает о поиске откровения. Он ведь и сейчас его ищет… Ну, признайся, негодный дроу…

— Да, милорд! Я не могу лгать моему нанимателю, — с достоинством поклонился тот.

— Ну, ты гляди! — расхохотался темный лорд.

— Поиск откровения в Каруле, во время Карнавала? — с сомнением произнесла Тарикка, окинув медикуса проницательным взглядом, как будто с кем-то его сравнивая. — Хм?!

— Да, госпожа, — с готовностью согласился темный эльф. — Это не имеет значения, где и когда. Святительница Рибба получила Откровение, зарезав очередную жертву, ибо была известнейшей наемной убийцей в Отранде. Откровение великому пророку Коорту было дано в низкопробном портовом борделе в момент, когда он отдыхал после ночи любви с распутной блудницей Майрозой Зубастой…

— Ради всех демонов, дроу, избавь меня от перечисления всех пророков твоей светлой веры, — поморщился лорд.

Но юный целитель и так умолк — в холл вошла Орветт Линт, сжимая в руках сумку с гранатами. Увидев возле стойки лорда Орнигирра, она попыталась незаметно прокрасться в кухню. Но, сделав всего лишь три шага, девушка засмотрелась на Ирр'загима. Орветт раскрыла рот, но не произнесла ни звука и продолжала двигаться вперед, хотя взгляд ее был по-прежнему прикован к красавцу дроу. В результате она зацепилась за стул и с грохотом свалилась на пол.

Лорд Орнигирр обернулся и в изумлении уставился на нее.

— Кто это? — промурлыкал милорд, облизываясь как кот.

Склонившись над девушкой, он помог ей подняться.

— Лерна, только не говори, что это твоя сестра или не дай Ургот, дочка!

— Это мой работник, — пояснила Лерна, быстро вклиниваясь между ними.

Следом подскочил Ирр'загим.

— Представляю, Орветт Линт, посыльная и секретарша при нашем отеле!

— Неужели? Орветт, дорогуша, ты должна будешь мне завтра доставить свежие газеты! Небольшой тет-а-тет в моем номере. Я очень люблю утренние сообщения за чаем с пирожными. Я завтракаю в постели. Тебе бы не хотелось…

— У нее, кажется, растянута связка, — заметил Ирр'загим.

Орветт оторвала, наконец, от него взгляд и с ужасом посмотрела на свою ногу.

— Ой! — воскликнула девушка.

— Итак! — торжественно выкрикнул лорд Орнигирр. — Я разрешаю тебе воспользоваться услугами моего личного врача. Ну, как? Ирр'загим, посмотри, цела ли эта изящная ножка? — он двусмысленно хихикнул.

— Как только врач закончит, тут же ступай к постояльцу в двадцать второй номер, — приказала Лерна.

— Хорошо, — ответила девушка и широко раскрыла глаза, когда Ирр'загим взял ее за руку и повел на кухню.

— Что-то я сегодня слишком много болтаю, — честно признался лорд Орнигирр, оглядываясь по сторонам.

Его настроение вдруг резко переменилось.

— Мне просто необходимо прилечь. Но это, к сожалению, небезопасно. Лерна, не могли бы мы устроиться поуютнее в баре и немного поболтать? Только ты, я и телохранители? Ты должна кое-что узнать. Это по твоей части…

Тарикка закатила глаза, Антео молча вознесла молитву своим предкам, но вслух сказала:

— Разумеется, милорд.

Когда лорд отвлекся, Лерна наклонилась над стойкой и тихо осведомилась:

— Почтенная, ты не подскажешь, что за уроды у милорда в телохранителях? Что-то не припомню такого племени, да и акцент у них…

Повариха усмехнулась.

— Я и сама не сразу поняла. Телохранители лорда — гнолли.

— Что ты говоришь? — напряглась блондинка. — А с виду вполне обычные троллинги, только покрупнее! На картинках-то они страшнее Урготовой задницы, у нас даже говорили раньше: "Страшен, как гнолли". А так… Можно даже сказать симпатичные по-своему! А ты уверена?

Кухмистерша кивнула.

— Акцент, ты сама заметила? Такой ни с чем не спутаешь — он бывает, когда у кого-то во рту пара клыков. У гноллей особый акцент, который ни с чем не спутаешь. Остается надеяться, что они хорошо обучены и не кидаются на людей… если господин не прикажет им обратного…

— Надеюсь… — нахмурилась Лерна. — Надеюсь, что лорд их выдрессировал, и они не сожрут какого-нибудь постояльца, приняв его за закуску к пиву и не подерутся с телохранителями княжны…

А про себя подумала, откуда простой поварихе знать про повадки гноллей? Ведь они тут не живут с тех самых пор, как армию тогдашнего Чёрного властелина шесть веков назад сбросили в море.

В этот момент в холл вернулись Орветт и Ирр'загим. Небольшой синяк на голени девушки не соответствовал тому, с каким усердием она опиралась на руку своего спутника.

— Ну, ты где, Ирр'загим? — закричал лорд Орнигирр, появляясь в дверях. — Моей смерти хочешь, негодный дроу? Кстати, Лерна, куда ты подевалась?

— Сейчас иду, милорд, — заверила его блондинка, выныривая из-за стойки. — Орветт, поднимись в люкс второго этажа.

— Ох! Хорошо, — отозвалась девушка и нетвердой походкой направилась вверх по лестнице.

Лорд двинулся прочь в сопровождении верных телохранителей — верзилы то и дело натыкались друг на друга.

Лерна, посадив за стойку Вирмаля, и Ирр'загим проследовали за лордом Орнигирром в бар. Его светлость попятился в самый дальний угол, многозначительно переводя взгляд с хозяйки на бармена и обратно. Эльфинарка понял намек.

— Пару бокалов лучшего вина для меня и хозяйки, и две кружки самого крепкого пива для моих… кхм людей, — обратился лорд к бармену.

— А потом последи немного за столиками у входа, — добавила Антео.

Подчиненный бросил на неё удивленный взгляд, но повиновался.

Когда все устроились в зале, за исключением телохранителей, которые изобразили живую стену снаружи, лорд Орнигирр сделал большой глоток из своей чарки и, в полумраке склонившись над столиком, произнес:

— Боюсь, я попал в затруднительное положение, моя леди.

Лерна мысленно застонала, но, подкрепившись изрядным глотком бодрящего напитка, спокойно переспросила:

— Затруднительное положение, говорите?

— Да, именно так. И мне необходимо на какое-то время э-э… как это по-вардарски? А, "лечь на дно". Вот почему я здесь.

Блондинка подумала, что его светлость едва ли мог выбрать более неподходящее место для, хм, погружения на дно, чем гостиница в приморском городе во время Карнавала, но вслух произнесла:

— Милорд, я, конечно, не возражаю, но уверены ли вы…

— Да, да! Я знаю, о чем ты подумала, но у меня есть свои соображения на этот счет! — огрызнулся лорд Орнигирр. — Я объясню. Итак, позволь начать издалека… У нас на Туманном Берегу, как ты, наверное, знаешь, процветает вопиющая дикость. Экстрафонов нет, иллювидения нет, паровиков нет, адвокатов нет. Но зато есть много магических орденов, — он поморщился, — которые, на мой взгляд, хуже всех адвокатов мира вместе взятых. Я являюсь членом нескольких из них сразу, как это по-вардарски, а, "положение обязывает"

Ну вот, и принесли меня светлые боги на такое вот злосчастное сборище черных магов, на которое я имел глупость явиться, надев регалии всех тех братств и лож, членом которых являюсь. Да! — выкрикнул он, — я знаю, что это считается дурным тоном! Но я же, Ургот возьми, Темный Лорд! Нет, ты скажи, Темный Лорд я или кто? Ладно, это ничтожество Кахран получил по носу, а Рабун, жалкий алхимик угостился хар-рошеньким файерболом — так с опаленной бородой и убежал! Ха, видела бы ты его заплаканную рожу! Но потом… когда пиршество уже шло к концу… да, как раз после того, как Сергида (это верховная ведьма Волчьих сестер) изнасиловала бедного Руккуна — прямо на столе, в позе амазонки. Причем на глазах его жены. Правда, та была пьяна, как пивная бочка — ну это в обычаях Ордена Травы, там все пьют лошадям на зависть. Ну вот, один типчик заявил мне в глаза, что оскорблен тем, что я прицепил знак Ордена Черной Звезды по соседству с Алмазным Мечом Мрака, а в левой руке держал обсидиановый жезл Конгрегации Некромантов. Ну кому какое дело? Да любой тебе подтвердит… да ты меня знаешь, — кипятился лорд, — ну кто поверит, что я гонялся за этим типом и пытался засунуть ему этот жезл в ж… продолжение спины? Ну а если даже и пытался, так что с того? Редкий наш междусобойчик обходится без того, чтобы кому-нибудь не проломили башку или не пытались навести порчу! Но тот господин упорствует в подобной клевете! Да спроси кого захочешь, все скажут, что это он был пьян, а я — трезв, как жрица Храма Чистоты!

Лерна одним глотком допила содержимое своего фужера.

— Продолжайте, милорд, — попросила она, уже зная, что будет дальше.

— А что продолжать? — пригорюнившись, исповедался Орнигирр. — Как бы там ни было, он решил убить меня.

— Понятно, — Антео продолжала терпеливо слушать. — Но разве это не противоречит законам даже в ваших… — она проглотила "варварских", — землях?!

Лорд Орнигирр заерзал в кресле.

— Не так все просто. Дело в том, что он послал мне вызов на дуэль по всей форме. Дуэль ритуальную по обычаям магов и до смерти одного из нас, без права на пощаду… Разумеется, для этого ему сначала придется отыскать меня, — добавил он, хихикая.

— Значит, вы решили спрятаться здесь?

— Именно так, — подтвердил его милость. — Лучшего места не найти! Кому придет в голову, что темный лорд унизится до посещения развратного Риолла, где дело Тьмы потерпело самое тяжкое поражение за пять веков?

— А что… — блондинка украдкой огляделась, — по этому поводу думает ваша матушка?

Оба телохранителя тут же почтительно припали на одно колено.

— От неё никакой пользы, — с горечью ответил лорд. — Она заявила, что её сын должен быть в состоянии сам изничтожить третьеразрядного колдунишку!

Лерна понимающей кивнула. Жалобы на суровый нрав родительницы Орниггира, Темной Миледи Ориянны она достаточно выслушала еще при их первом знакомстве.

— Матушка господина Орнигирра уверена, что её благородный отпрыск сам способен привести своих врагов к быстрой и ужасной смерти с последующими изощренными вечными муками, — изрек лекарь, как показалось блондинке, с затаенной иронией.

— Замолкни и лучше занимайся своими порошками и пилюлями, пауколюб! — огрызнулся лорд его хозяин. — Но хуже всего не это, — продолжил он, — а то, что из достоверных источников я узнал, что проклятый колдун собирается меня преследовать даже тут…

— Надеюсь, вы не хотите, чтобы я убила этого человека? — осторожно поинтересовалась хозяйка отеля.

— Ты? Конечно же, нет! — лорд Орнигирр издал короткий смешок. — Я знаю, о, моя дражайшая Лернариэль Антео, что это не по твоей части. Все, о чем я тебя прошу, — это сохранить в тайне мое пребывание здесь. Я собираюсь прятаться в своем номере, пока проблема не исчезнет сама собой. Ты только присылай мне наверх еду и девочек, а если сочная малышка Орветт согласится снабжать меня свежими новостями и бегать за лекарствами, я буду чувствовать себя просто превосходно. И если тебе удастся время от времени находить парочку овечек для моих ребят, буду весьма признателен, — добавил он.

— Но не будете же вы прятаться вечно? Говорят, у магов хорошая память.

— Верно, и добро мы очень хорошо помним, — с намеком уставился лорд на эльфинарку. — Но думаю, не слишком долго это продлится. В конце концов, он вынужден будет смириться. Не беспокойся. Дело не дойдет до сражения и трупов, разбросанных по чистому полю, то есть чистому полу твоего отеля.

И вообще, в чем проблема? Я самый обычный черный маг, и нет никакой надобности устраивать из этого спектакль, — в запальчивости выкрикнул Орнигирр. — У нас просто приятный скромный отпуск у теплого моря.

— В таком случае все в порядке, — Лерна сама не заметила, как осушила бокал. — Тогда с вашего позволения я откланяюсь. Дела, знаете ли. В отель вскоре должны прибыть судейские с проверкой и совсем нежелательно, чтобы какая-нибудь неожиданность испортила все дело.

— Но что может случиться? — беззаботно спросил его милость, поднимая бокал с искрящимся рубином вином. — Если местные чиновники будут тебе досаждать, скажи мне, я живо наведу на них порчу или нашлю на их дома чумных крыс, саранчу на их посевы, мор на их стада, и бессилие на их… м-м-м, ладно, не важно… Итак, за тебя, Лерна!

Антео только укоризненно покачала головой, наблюдая, как лорд заглатывает напиток.

А в холле уже звучали голоса новоприбывших постояльцев. Как бы там ни было, следовало возвращаться к своим обязанностям хозяйки «Удачи».

* * *

Может показаться, что карнавал — это праздник, который длится всего одну неделю в году. Это не так. Можно даже не принимать во внимание, что подготовка к карнавалу продолжается весь год, и что весь год тянутся тренировки, шьются костюмы, готовятся повозки и сочиняются музыка и песни. Понятие карнавала гораздо шире, чем просто всенародное гуляние или удачное коммерческое предприятие, которое на протяжении месяцев захватывает умы самых разных людей. Карнавал — это способ жизни.

Традиционно карнавалу предшествует "официальная часть" — символическая передача ключей от города губернатором "королю карнавала", неизменная уже боги весть сколько веков. И даже сам нынешний имперский наместник барон Корбеус, сводный брат его высочества наследника престола блюдет эту традицию. На четыре дня "карнавальный король" становится полноправным хозяином города и наделяется правом издавать и отменять любые законы.

Карнавал — это красивые повозки, множество музыкантов, великолепные костюмы, на которые тратятся часто последние деньги, гармония музыки, танца и танцоров. Все они в карнавальном шествии непрерывно поют и пляшут. Люди просто выходят и наслаждаются свободой, выпивкой, заводят новых друзей. Ну и, конечно, познакомиться со знойной девчонкой или молодым красавцем-мужчиной — не проблема.

В шествии можно увидеть кого угодно — от игривых полуобнаженных красавиц, пляшущих на платформах, до мускулистых негров, катящих эти самые платформы мимо радостных толп. Феерия красок и образов, пульсирующие ритмы, соблазнительные изгибы тел загорелых танцовщиц — ничто не передает душу этого края лучше, чем карнавал. Завораживающее действо заставляет забыть обо всем на свете, отдавшись празднику красоты и страсти.

Замечено, что после карнавального разгула резко увеличивается число беременных женщин. И это неудивительно, ведь в огромной, полной веселья толпе отменяются все запреты. Здесь забываются горести и разочарования, и воздух пропитан духом свободы и наслаждения. Перед публикой проплывают тысячи полуобнаженных красавиц, темпераментно вращающих всеми частями тела под ритм барабанов.

Сказать, что Карула сходит с ума — ничего не сказать. Когда заходит солнце и жара начинает спадать, к пляжам и островкам стекаются горожане и туристы, специально приезжающие на этот праздник. Все несут свечи и белые гладиолусы. Но белый цвет — это не пижонство, просто его очень любит богиня моря Ерманго, а с ней лучше дружить. И гладиолусы — тоже для нее, их следует бросить в волны и загадать желание.

От обилия горящих свечей пляжи и набережные превращаются в огненное море, среди которого на островках-платформах бронзовокожие рыбачки отплясывают свои пляски, пришедшие из глубины тысячелетий. Музыка гремит отовсюду, и миллионная толпа полностью отдается ее ритмам. В расшитых золотыми звездами юбках рыбачки отплясывают, раскачивая могучими бедрами, груди их колышутся, подобно волнам. Они славят разнообразных богов: Ошолуфа с серебряным посохом, Йемангу, рождающую рыб, Шанго, мечущего громы и молнии, Ошосси, бога лесов, Омолу, бога гор, забросившего свою кирку на небеса, где она стала серпом Луны, Оссани, с его добрым и злым волшебством. И богинь — Ошумарэ, богиню всех семи цветов радуги, Ошумой, и воинственную Янсан…

Ровно в полночь, секунда в секунду, в Каруле начинается грандиозный фейерверк, равного которому в мире пока не существует. А затем стартует всеобщая шумная вечеринка, продолжающаяся до утра.

Все это сопровождается гипнотическими звуками: барабана, труб и бубна, беримбао и просто трещоток из тыкв.

В Нижних Кварталах жители высыпают на улицы и обстреливают друг друга сырыми яйцами, фасолью, помидорами и даже тортами, выливая на прохожих ведра воды и прокисшее вино. Все это сопровождается грубыми шутками и улюлюканьем. Но работники постоялых дворов и гостиниц в этом не участвуют — и их дружно считают едва ли не самыми несчастными людьми в городе.

* * *

К вечеру в отеле не осталось свободных номеров, а ресторан тоже был забит до отказа, особенно обеденная терраса с видом на море, поскольку по традиции Карнавал должен был начаться с грандиозного фейерверка. Команда из пятнадцати горячих длинноногих девочек из танцевальной школы Рибского квартала, присланная по знакомству тамошней старостой, весело отплясывала на подиуме.

Гости в карнавальных костюмах и масках издавали восторженные крики и громко аплодировали, наблюдая за тем, как яркие ракеты взлетают вверх, взрываясь букетами алого и изумрудного огня, а затем опускаются в море, освещенное лучами заходящего солнца.

Броненосцы и крейсера вардарской экскадры, стоящие в гавани, украсили мачты фонарями и выпускали фонтаны многоцветных ракет. Народ бегал по набережной, вторя кораблям залпами огромных хлопушек, оставляя на набережной россыпи серпантина и конфетти. Украшенные цветными лентами лодочки скользили по черной воде гавани, иногда сталкиваясь между собой и обмениваясь разгоряченными пассажирами и пассажирками. Ночь была теплой, веселой и столь страстной — и лишь немногие смогли устоять и не предаться всеобщему безумию страсти и пьянящего забытья.

На пирсе музыканты обеих полов, которых с трудом можно было расслышать в таком шуме, исполняли фривольные песенки, страстно желая соблазнить тех, кто еще не нашел себе пару и не скрылся в Домах Удовольствия или просто во мраке. Ночь была теплой, бледные цветы наполняли воздух таким ароматом, что лишь немногие смогли устоять и не предаться всеобщему ликованию.

Арианрод со свитой своих «девочек» сидела за столиком возле танцплощадки, время от времени посылая приглянувшимся танцовщицам записки с предложениями большого вознаграждения, если те согласятся провести вечер в укромном уголке. А уж если кто произведет хорошее впечатление и окажется достойной благосклонности сиятельной особы, она предложит ей свое покровительство: снимет дом, возьмет на полное содержание, откроет счет в магазинах, счастливица получит наряды и украшения, шоколадные конфеты, золотые часы работы подгорных мастеров и даже смазливого парня для разных услуг при необходимости.

— Куда запропастилась вся наша прислуга? — поинтересовалась Лерна, сгибаясь под тяжестью огромного подноса, на котором покоился величественный морской дракон.

Стоило Лерне выйти на середину обеденной террасы, как тут же со всех сторон послышались восхищенные возгласы гостей, пораженных сверкающей чешуей и злобно смотрящими золотистыми глазами кулинарного чуда.

— Прислуга? — хмуро переспросил Вирмаль, осуждающе тряся поседевшей бородой. — Развлекается где-то, а вы как думали, госпожа?

Коридорный забрал у хозяйки поднос и с натянутой улыбкой поднял его высоко над головой, вызвав одобрительные возгласы присутствующих, а затем опустил на стол, жестом фокусника подняв разделочный нож.

— У нас сегодня должно быть много народу! Где Орветт? — не унималась блондинка.

— Она куда-то убежала вся в слезах, — вполголоса сообщил Вирмаль, отрезая первый кусок драконофорели и протягивая его княжне, на которой по прежнему не было ничего, если не считать рыболовной сети в несколько слоев и коллекции сапфиров.

— Что-о?

— Я спросил ее, в чем дело. Орветт не ответила. Но я видел, как она беседовала с этим целителем, — бормотал он, отрезая очередной кусок и с угрюмым видом поглядывая на хозяйку. — Если этот мерзкий дроу обидел нашу девочку, мы с ребятами сбросим его с утеса. Так и передай этому лорду. Здесь ему не Туманный Берег, тут дроу знают свое место.

Эльфинарка резко повернулась и бросила взгляд на освещенные окна гостиницы.

Лорд Орнигирр, подобно большинству постояльцев, сидел на балконе, любуясь праздничным фейерверком. Прамп и Рюмп стояли по обе стороны от его кресла. Место за спиной лорда занимал Осиен Ирр'загим. Тревожный взгляд медикуса был устремлен на террасу. Очевидно, он высматривал кого-то в толпе.

— Мистрис Лерна! — протрубила Тарикка, с величием океанского парохода, входящего в гавань, пересекая террасу, в руках у нее был поднос с пятиярусным тортом, — там по вашу душу.

Подойдя поближе, повариха добавила:

— Это господин Корриан, наш квартальный судья. И что б ему не подождать?

Лерна испытала смешанное чувство раздражения и облегчения: конечно, едва ли можно было бы выбрать худшее время для проведения инспекции, но Корриан слыл неплохим человеком, к тому же охотно брал взятки.

Она с трудом сумела увернуться от Дигунара, который летел к столу, занятому веселящимися купцами, с огромной чашей пунша, изрыгавшей языки пламени и брызги фруктового соуса, и пригрозила молодой парочке слуг штрафом, если те не выползут из-за стойки и не займутся работой.

Классический риолльский судья благодаря романам, иллювизинным фильмам да и опыту, в представлении Антео был всенепременно пожилой краснолицый человек, одетый в дурацкую мантию, с сизоватым носом, чьи свисающие концы седых усов слиплись от вина, ликера или того, что пьют в ближайшем к его суду кабачке, и со следами плохо стертой помады на воротничке — после посещения ближайшего борделя.

Судья Корриан сильно разочаровал её в этом смысле. Молодой, чисто выбритый, одетый в безукоризненный, отлично сшитый светло-серый вицмундир. И подозрительно трезвый. Что же касается кабачка или борделя то, судя по выражению глаз, он заходил туда только затем, чтобы прикинуть, как его закрыть. И, похоже, в Карнавал он не делал исключения ни для кого…

— Мистрис Лернариэль Антео! — приветствовал её Корриан, тут же бесцеремонно пододвинув к себе регистрационную книгу и распространяя дух дорогого парфюма и вина. — Приятных с-совокуплений… то есть сновидений. Вы на работе? В карнавальную ночь? Я уж боялся, что оторву вас от какого-нибудь могучего полутролля.

— И вам того же, — сердечно отозвалась хозяйка отеля. — Но и вы, вижу, облачены в вицмундир, а не в карнавальный костюм. Какие могут быть развлечения, когда приходится обслуживать эту оргию? Не хотите ли пообедать? На террасе подают морского дракона, и, кроме того, нам завезли неплохие вина…

— Прежде всего — дело, — с явным сожалением отозвался Корриан. — Небольшая проверка по жребию… Но я надеюсь, что в первоклассном заведении, подобном вашему, все сделано как надо. Так что не откажусь проверить качество ваших вин…

— Пройдите и посмотрите сами, — предложила блондинка, пропуская инспектора вперед. — А что вы пьете? "Серебряный куст"? Давайте прихватим бутылочку, когда будем проходить через бар.


…- У вас дело поставлено просто великолепно! — похвалил слуга закона спустя полчаса, осушив полбутылки "Серебряного куста" семилетней выдержки — одного из самых дорогих вин в списках винной карты «Удачи».

Лерна мысленно перевела дух. После короткой прогулки по отелю Корриан пришел к выводу, что в заведении, вверенном Лернариэль Антео, не имеется никаких нарушений свода законов Риолла, касающихся кабаков, борделей гостиниц и притонов.

Сейчас они сидели в маленьком банкетном зале, пустом по случаю карнавала.

— Отличное вино!

— В-верно, — подтвердила блондинка, в очередной раз наполняя бокал Корриана и сама делая добрый глоток из бутылки.

Из-за окна донесся женский смех, перешедший в стонущий вздох. Голос показался ей похожим на голос княжны.

— В самом деле! — судья вновь приложился к стакану. — Вы неп-подражаемы!!

Сквозь крики и музыку, доносящуюся с улицы, Лерна услышала, как кто-то быстро бежит через кухню, и заподозрила неладное. Дверь широко распахнулась, на пороге стоял охваченный паникой Коонд.

— Мадам, у нас мертвец! Умер в двадцать… — заметив судью, Коонд поморщился, — … втором номере…

— Вот как? — произнес Корриан, трезвея на глазах. — Никогда не слышал, чтобы мертвец умирал. Впрочем, полагаю, мне, как представителю п-правосюдия… то есть правотудия… Одним словом, мне следует пойти и п-посмотреть, не так ли?

Хозяйка заскрипела зубами, призывая все кары небес и нижних миров на голову безмозглого слуги и заодно, некстати помершего мертвеца.

Они направились вверх по лестнице.

— Он заказал обед в номер, — объяснял по дороге Коонд. — Но никого не позвал, чтобы унести посуду. Я поднялся узнать, в чем дело, но на мой стук никто не ответил. Когда я, наконец, решился войти, в комнате было темно: огонь в камине почти догорел, светильники не включены. И тут я увидел его.

Лерна осторожно открыла дверь.

— Господин Карпакс? — с надеждой окликнула она постояльца.

Но фигура, вырисовывающаяся на фоне окна, была ужасающе неподвижна. Корриан тихонько выругался и, найдя лампу, зажег ее.

Оллин Карпакс сидел за письменным столом, откинувшись на спинку стула. Щегольской фрак валялся на полу, ворот камизы был расстегнут, рот разинут, взор уставился в потолок, словно постоялец заметил там призрака или вампира и собирался закричать от ужаса.

На обеденном столе стояла посуда с недоеденным обедом. Стул был опрокинут, салфетка валялась на полу, маленький столик лежал на боку, а курительные принадлежности, упавшие с него, рассыпались по ковру.

— Постойте, вы сказали Карпакс? Это тот самый Оллин Карпакс, не так ли? — спросил Корриан.

— Я знаю только одного Карпакса, — буркнула Антео, подходя к телу, чтобы пощупать пульс.

Пульса не было.

— Отвратно… — судья вздохнул. — Вот определенно я чем-то прогневал светлых богов. Как Карнавал, так у меня и случается какое-нибудь безобразие. Просто с души воротит! Два года назад в Барбойском квартале ростовщичиху какой-то идиот трахнул… топором по голове. Три года назад на моем участке зубной врач в петлю полез. Ну, скажите на милость, зачем зубному врачу вешаться? А в прошлом году мясники решили из-за девицы дуэль устроить — на шампурах заточенных. Девица без женихов осталась, а я без Карнавала! И не захочешь, вспомнишь про нечистую силу! Ага! Ну ладно, что там у нас имеет место быть? Человек сел пообедать, — принялся опять рассуждать вслух судья, изучая обеденный стол. — Сначала разделался с закусками. Съел все, кроме салата из солёных апельсинов… Да, я тоже не люблю солёные апельсины. Преотвратнейшая закуска! Выпил вина. Затем принялся за жареную мурену… Это ведь ваше фирменное блюдо, не так ли?

— Господин Корриан, вы же понимаете, что наша еда здесь совершенно ни при чем… — растерянно забормотала Лерна. — С муреной все было в порядке. Я её сама проб…

Она неожиданно замолчала, заметив что-то на столе. Какое-то время пристально разглядывала находку — клочок бумаги с вензелями «Удачи».

— Господин судья, посмотрите сюда!

Тот подошел и заглянул через плечо умершего. На листке бумаги было нацарапано: "Я стал жертвой подлого удара…".

— Ну что ж, это несколько меняет дело, — признал он.

— Кто-то убил его, — констатировала эльфинарка. — И Карпакс успел сообщить нам об этом!

Несмотря на трагизм момента в глубине души она испытала нездоровое желание расцеловать покойника. Случайная смерть от пищевого отравления могла погубить репутацию отеля, но высококлассное убийство из мести, без сомнения, являлось хорошей рекламой.

— Итак, кто-то убил его, — задумчиво повторил Корриан. — Боги свидетели, насколько я его знаю, у него было много врагов. Может, яд добавили в вино? Или через окно влетела отравленная стрела? Это мог быть и какой-то особо могучий чёрный маг, нанятый ради такого случая.

"Ургот, а у меня между прочим тут Темный Лорд ошивается!" — зло буркнула про себя Лерна.

— Посмотрите на угли в камине. Зачем Карпаксу понадобился огонь в такую теплую ночь? Подозрительно? Может быть, ядовитое зелье было брошено в камин? Ох, как некстати!

— Это уж точно…

— Вам то что, — махнул рукой судья. — А вот мне предстоит еще многое сделать. Надо вызвать «трупарей» из морга, теребить экспертов, а их у нас в городе мало, провести расследование и допросить всех, кто находился здесь этой проклятой ночью. Да еще собирать сотрудников в Карнавал… Затем составить отчет в трех экземплярах и послать шефу в Городскую Судебную Палату, оповещать наследников… А я купил как раз на сегодняшний вечер входной билет в "Звездный покров".

Блондинка кивнула. "Звездный покров" — один из самых роскошных борделей Карулы, славный тем, что оргии в нем устраивают не со шлюхами, а с желающими развеяться обычными гражданками.

— Но вы же не оставите всё это просто так? — невинно поинтересовалась Лерна, чувствуя, к чему клонит Корриан.

— Вы понимаете… С одной стороны, моя честь, честь слуги закона, стоящая очень и очень дорого, требует немедленно начать розыски преступника…

(Мысленно всплакнув, блондинка попрощалась с "Золотой Мышью").

— Но с другой, мне стоило труда, очень большого труда и денег получить этот билет. К тому же… там у меня назначена встреча… В общем, меня пригласили… — он по-молодецки улыбнулся. — Одна дама… Хотя, думаю, что смогу оказать вам услугу… Я сделаю вид, что этот злополучный инцидент еще не произошел, чтобы не пятнать доброе имя вашего заведения, договорились? — судья покрутил в руках свой бокал и посмотрел Антео в глаза. — У нас имеется труп, и мы должны как-то решить эту проблему. Через два дня, когда закончится Карнавал и все придет в норму, я вернусь, и мы обо всем поговорим. Вы ведь в свое время занимались э-э, так сказать, расследованиями? Вот вы и представите мне труп, а к этому моменту, может статься, выясните, кто, где, когда, как и почему совершил это преступление. Или установите, что он умер сам. Всякое в нашем деле бывает. Мне останется только арестовать убийцу, если это возможно, и составить отчет. И все довольны, верно?

— Верно, — убито согласилась блондинка, чувствуя, что попала в безвыходное положение.

— В таком случае увидимся после Карнавала, — заключил Корриан, допивая содержимое своего бокала.


Взяв с Коонда клятву хранить молчание и отослав его вниз прислуживать гостям, Лерна для начала прикончила бутылку "Серебряного куста" и позволила себе произнести вслух все пришедшие на ум ругательства. Но поскольку это никак не способствовало продвижению дела, она решила приступить к более тщательному осмотру номера покойника.

Склонившись над столом, сыщица осторожно принюхалась, но не сумела обнаружить ничего подозрительного. Ни в закусках, ни в вине, ни даже в пресловутых соленых апельсинах её чувствительный эльфинарский нос не почувствовал ничего странного.

Обошла тело Оллина Карпакса и осмотрела его профессиональным взглядом, выискивая признаки умышленного убийства. Но не было ни крошечных отметин стрел фармаданского сарбакана, ни следов от жала полосатого паука сио, которыми любила приканчивать жертв местная Гильдия Убийц еще сто лет назад, ни змеиного укуса — метод муфунских нинджасов, забрасывавших ядовитых змей в окна с помощью ременной пращи, а потом выманивавших с помощью дудочки обратно… Карпакс стал немного синеватым и слегка окоченел, но в остальном выглядел превосходно.

"Прямо как живой!" — издевательски пошутила она про себя.

Выпрямившись, Антео снова окинула взглядом номер и заметила серый тонкий пепел в камине. Она приблизилась, и заглянула внутрь. А в следующий миг схватила кочергу и выгребла из камина всю золу. Бумага уже успела превратиться в пепел, осталось только несколько почерневших обрывков. Тихонько выругавшись, она собрала уцелевшие кусочки и отнесла к столу, чтобы внимательно рассмотреть их при свете лампы.

Какое-то письмо?

Повертев обрывки в руках, разложила их на столе и обнаружила, что на некоторых кусочках слова выведены старательным пером храмового писца, на других — торопливым почерком скорописи, неровные буквы печатной машинки, судя по всему, третья копия, корявые закорючки, выведенные руками полуграмотных простолюдинов… И при этом никакого смысла. Только обрывки фраз: "… умолять… велика была его… гнусный шарлатан… ужасная трагедия… внезапный гнев… они не могли далеко бежать".

Лишь один клочок бумаги содержал хоть какой-то намек на разгадку. На нем было написано:

"После чего ярость окончательно взяла в плен главу Семьи Равди, и он…"

Она задумчиво сдвинула брови, уставившись на уцелевший обрывок. Семья Равди… Авторитетный местный клан. Знатные и богатые люди — очень богатые. Одни из прежних, да и нынешних хозяев жизни тут. С ними был связан какой-то скандал.

Когда же это было?

Пятнадцать лет назад? Двадцать? Больше?

Эльфинарка попыталась вспомнить, но ничего на ум не пришло.

Что-то там случилось… Еще до "благодетельного объединения".

Повернулась и вновь посмотрела в камин. На этот раз она заметила в кресле небольшой ларец для бумаг. Быстро заглянула внутрь — шкатулка оказалась почти пуста. Кто-то вытащил большую часть содержимого и спалил ее.

Сыщица принялась читать бумаги.

Это были записи, сделанные торопливым почерком с наклоном влево, очевидно выписки из городского архива. Бумаги касались девочки из семейства Солнцестрелов.

— Шантаж, — вслух произнесла Антео.

Что ж, знакомые дела! Сколько она знала шантажистов, все они обычно кончали плохо.

Испытующе посмотрела на Оллина Карпакса. Мертвец сидел в кресле, в ужасе уставившись в потолок. А за окном бушевала настоящая буря страсти, охватившая весь миллион горожан и несчитанное число гостей…

Но для Оллина Карпакса это все не имело никакого значения.

Захлопнув ларец и сунув его под мышку, Лерна покинула номер и закрыла за собой дверь на ключ.


Когда в её покоях появилась хозяйка «Удачи», Тарикка уже отдыхала. Она сидела на кровати, покуривая трубочку, и спокойно просматривала свежую газету. Узенькое окошко находилось довольно высоко, так что звуки всеобщей вакханалии, царившей в городе, с трудом просачивались внутрь.

— Разве вы не отправились развлекаться? — удивилась Тарикка. — Простите, госпожа, но я бы не теряла времени, будь я молодой соплячкой.

"Соплячкой? — мысленно взвилась Лерна. — Да я ненамного моложе тебя, уважаемая хьюмена!"

— Чего-то не хочется… одной…

— По милёнку сохнешь, дочка? — сочувственно вздохнула повариха.

Антео кивнула. К чему тут лукавить? Ей действительно не хватало её блондинистого голубоглазого дружка. С ним и не такие неприятности было бы легче перенести.

Затем взгляд кухмистерши упал на ларец, который эльфинарка держала под мышкой, и дама, подняв глаза, строго спросила:

— Госпожа, у нас что, какие-то неприятности?

— Ты так и не сказала, что собой представлял Оллин Карпакс? — вопросом на вопрос ответила Лерна.

— Он копается в грязи как свинья, — сообщила Тарикка, выдержав паузу.

— А точнее? — с нажимом произнесла блондинка.

— Он пишет книжечки… — сказала, как сплюнула, повариха. — Карпакс — мастер грязной клеветы. Он издал дюжины две биографий разных знаменитостей, и у нас, и в Вардаре. Помнится, я прочла парочку. Редкостная мерзость, хотя довольно любопытно. Ходят слухи, что ему гораздо больше платили за то, о чем он не писал, чем за то, о чем он писал, если, конечно, ты меня понимаешь госпожа. Негодяй настоящий мастером своего дела! Можно сказать, гроссмейстер, если он мажет кого-то грязью, бедняге уже не отмыться… А почему ты спрашиваешь, госпожа? И… ты сказала, представлял?

— Он умер, — коротко пояснила Лерна. — Умер у нас в отеле…

— Не могу сказать, что я удивлена, — задумчиво произнесла Тарикка, делая очередную затяжку и выпуская колечко дыма. — Уверена, что он был убит.

— Похоже на то, — эльфинарка обессилено рухнула в кресло.

Повариха внимательно посмотрела на ларец.

— Я бы предположила, что Карпакс имел глупость шантажировать какого-нибудь опасного человека.

— Судя по всему, он решил написать о чем-то касающемся скандала с Семьей Равди. Кстати, что там был за скандал? — поинтересовалась сыщица.

— Карпакс был настолько глуп, чтобы шантажировать этих людей? — удивилась Тарикка. — Ему бы знать, что они такого не прощают, и у них длинные руки. Но с чего ты решила, что в этом замешаны Равди?

— Там в камине осталось несколько несгоревших клочков бумаги с их именем. Я пыталась вспомнить, вокруг чего разразился скандал, о котором даже в империи слыхали. Да не смогла, в то время я еще была начинающей частной сыщицей на подхвате у мистрис Холмусон, и мне хватало вардарских заморочек.

Лицо кухмистерши исказила гримаса отвращения.

— Думаю, сперва нам надо выпить чего-нибудь покрепче, — предложила она.

Тарикка накинула халат поверх коротковатой ночнушки (а фигурка-то у поварихи еще ничего — отметила эльфинарка) и состряпала коктейль из "Сока Зари" — рома с нежным вкусом и ананасной мякоти. Протянув стакан Лерне, она, устроившись поудобнее, начала:

— Я расскажу тебе все, что мне известно. В свое время у нас это было во всех газетах, об этом слагали баллады, а кое-кто даже собирался поставить пьесу, но Равди пресекли все попытки на корню. Ты не слышала про некоего пророка, называвшего себя Светлый Посланец?

— Что-то такое припоминаю, но очень смутно, — призналась сыщица. — Разве что в голове осталось, что он плохо кончил, да?

— Очень плохо, и не только он, — помрачнела Тарикка.

— Стоп! И какого-то паршивого сектанта преследовало семейство этих ваших магнатов?

— Именно так. Хотя ты зря называешь его паршивым. Он был очень знаменит.

— Так, припоминаю, кажется, был не только скандал, но и настоящая кровавая резня, не так ли? Но из-за чего?

Перед тем как ответить, повариха сделала большой глоток из своего фужера.

— В общину к Светлому Посланцу попал любимый сын главы клана и наследник Семьи — Линтон Равди.

— Понятно, семейство этого не одобрило, — вставила эльфинарка.

— А как же иначе? — согласилась Тарикка. — Это ведь было еще до… Благодетельного объединения, и господа могли убить даже за косой взгляд в их сторону. А он еще и предложил пророку и его ученикам в качестве места для основания священного города огромное поместье Равди. И когда вся эта компания переехала в большое семейное поместье, отец мальчика был вне себя от ярости. Равди призвали стражу, чтобы силой вернуть сына и выдворить из поместья всех его новых обитателей. Но тогдашний риолльский правитель, Жургу Радор, тот, что потом сдал город маршалу Меенэксу, был старым врагом клана и отказался прислать гвардейцев, заявив, что законы не нарушаются, а до остального ему дела нет. Тогда старый Равди нашел какую-то банду наемников, которые за золото согласились бы саму Богиню прирезать. И они разгромили Город Света, как назвали поселение сектантов. Но перестарались. Родители уже не застали сына живым. Там вообще было мало живых…

Лерна покачал головой. Тарикка опустошила свой стакан.

— Я сама, понимаешь, этого не видела. Но говорили, что глава Семьи, Руван Равди, первым войдя в снесенные взрывом ворота, сразу нашел своего сына мертвым в объятиях мертвой девочки-дроу. Шальная пуля настигла его в самый ответственный момент, так сказать… Ну, ты понимаешь, хозяйка?

Видно старый Равди тогда повредился умом… И поклялся в храме Подземного Старца отомстить каждому из последователей Светлого Посланца, и с той минуты не думал больше ни о чем другом.

И объявил большую награду за каждого члена секты, повинной, по его мысли, в гибели сына. Кстати, наемников почему-то не тронули, даже все деньги заплатили. Их капитан, Буэно, сейчас полковник военной полиции при вашем наместнике, — в словах Тарикки послышался некий упрек. — А его ближайший помощник стал антрепренером, живет в Вардарии и содержит один из лучших кукольных театров. Помню, его в прошлом году показывали по иллювизору, какую-то премию давали. Жирный стал, что твой боров, а бородища чуть не до колен…

— И что, все погибли? — вернула блондинка повариху к теме разговора.

— Ну, кому-то, конечно, удалось ускользнуть, — пожала плечами Тарикка и внимательно посмотрела в стакан, словно желая убедиться, что он уже пуст. — Но немногим… Не щадили ни женщин, ни даже детей. Говорят, что по приказу старого Равди наемники содрали кожу с мертвого Пророка и набили чучело. Оно якобы стоит у старика в покоях. Хотя другие говорят, что это был вовсе не глава Города Света. Ходят слухи, что спустя годы Пророка встречали то здесь, то там. Одна семья сдалась властям, прося защиты, но их просто выгнали вон. И не успели они сделать и пяти шагов от дворца градоначальника, как нанятые Равди убийцы пронзили их рапирами. Надо ли говорить, что после этого случая те, кому удалось выжить, надежно спрятались.

— Значит, за головы уцелевших назначены награды, — задумчиво произнесла Лерна. — Но вроде времена изменились?

— Изменились, да не совсем, — невесело усмехнулась Тарикка. — Ты же понимаешь, госпожа, тут хотя и царствует ваш император, но правит наш закон.

Сыщица кивнула, про себя пробормотав, что регент вопреки тому, что о нем говорят либералы, слишком уж носится со всеми этими провинциальными законами и хартиями о правах, и этот гадюшник следует вычистить капитально.

— Итак, скорее всего Карпакс мог выследить одного из них и угрожать ему или ей разоблачением, — резюмировала Лерна. — Или этот негодяй в своих поисках чем-то разозлил старого Равди. Убийца сработал на зависть хладнокровно и не забыл проверить вещи Карпакса, при этом сжег найденные бумаги. Интересно, нашел ли он то, что искал и успел ли это уничтожить? И почему он не бросил в камин всё сразу? Может, он хотел навести нас на ложный след?

— Или ему помешали, — предположила повариха, наблюдая за тем, как хозяйка перекладывает бумаги.

Отмахнувшись, Лерна погрузилась в документы. Среди них она обнаружила лист из церковной метрической книги о крещении взятой на воспитание девочки-сироты, по сообщению принесшего её лица, Ирмы, получившей после купели имя Орветт. К листу были подколоты квитанции, выписки о вкладах, сделанных неизвестным лицом на её имя, а также запись о том, что девочка переведена в город Ригинд, где ребенок был помещен в монастырский приют…

Тут же был клочок газеты, на котором изящным дамским почерком, но с ошибками было выведено: "Интересуюсчее вас лицо в даный момент праживает в городе Карула, и работаит в отели «Удача».

— Значит, ее зовут Ирма, — в смятении проговорила блондинка.

— Так выходит, он пришел не за… — начала побледневшая вмиг до синевы Тарикка и тут же оборвала себя. — Но что же нам теперь делать? Равди шутить не будут! Мистрис Лерна, вы не можете как-нибудь отправить её в Вардарию? Есть у вас там знакомые, которые её пристроят так, чтобы не нашли?

Эльфинарка в глубоком раздумье перебирала бумаги.

— Ты не о том думаешь! Я припоминаю, что послала к нему Орветт, как только та вернулась с рынка, и с тех пор я ее не видела. Вирмаль говорил, что она куда-то убежала вся в слезах. Проклятье!

— Она спит у себя в комнате, — успокоила её повариха. — Я обнаружила бедняжку в погребе, когда пошла за абрикосами для карнавального торта. Орветт пряталась там вся зареванная. Она открыла бутылку «Тальвадосса» двенадцатого года, того, что по сорок монет бутыль, и напилась как самый обычный грузчик. Я дала ей "Утреннего бальзама", устроила выволочку и отправила отсыпаться… Мистрис Антео, — вдруг спохватилась Тарикка, — вы же не думаете, что… Я знаю её буквально с детства. Эта девочка сама доброта, она не могла убить, пусть и полного мерзавца!

— Ага, убийства совершают только такие прожженные стервы, как я, — буркнула Лерна себе под нос, но собеседница её не расслышала.

— И в любом случае, сейчас она не в состоянии говорить, — добавила кухмистерша. — И прошу, подумайте насчет Вардарии.

— Хорошо, — Лерна убрала бумаги в ларец и отложила его в сторону.

Новоиспеченная хозяйка гостиницы внезапно почувствовала себя смертельно усталой.

— Это убийство, да еще лорд Орнигирр… Я, кажется, уже сыта по горло этим вашим Карнавалом.

— Это еще не конец, впереди у нас три дня необузданного веселья и разврата… — мрачно заметила Тарикка.

— И мы чужие на этом празднике жизни! — почти хором изрекли эльфинарка и хьюмена.

* * *

Ранним утром следующего дня Лерна сидела за своей стойкой в холле и размышляла.

Большинство постояльцев разбрелись по своим номерам или вообще не вернулись. Несколько парочек устроились в саду, прямо в кустах.

"Ирроны Зинго на вас нет! — мрачно хмурилась хозяйка «Удачи».

Да, не реши вздорное привидение уйти в отпуск, этого страшного преступления, может быть, и не произошло бы. А если б и случилось, то с помощью всё того же вездесущего призрака они в миг поймали бы убийцу. Ох, уж эти "если бы" да «кабы»…

Раньше чем через час едва ли кто-то из гостей попросит подать завтрак.

Антео уже успела отыскать Орветт. Девушка сидела в пустом баре, полностью поглощенная негромкой беседой с молодым медикусом-дроу. Ирр'загим держал руки Линт в своих и, не умолкая, что-то рассказывал. Лерна дожидалась, когда дроу, наконец, уйдет, чтобы переговорить с девушкой наедине.

Но беседа молодых людей все никак не прерывалась, а тем временем в холл спустился лорд Орнигирр со своими телохранителями.

— Лернариэль! — его милость схватил хозяйку заведения за рукав, с опаской озираясь по сторонам. — Тебе известно, что в соседнем с моим номере, э-э… почивший субъект?

— Там уже никого нет, — ответила блондинка. — Час назад мы перенесли покойника в ледник. И я вас много раз просила не называть меня этим жутким именем!

— Очень хорошо, — непонятно что одобрил лорд. — Моих мальчиков тревожил запах, они у меня очень чуткие, а потом посреди ночи ко мне сквозь стену ворвался чей-то призрак… Он не уходил до тех пор, пока я не показал кое-что из своего арсенала. У меня большие планы на сегодняшний вечер, так что я вовсе не хочу, чтобы мне мешали разные сумасшедшие призраки. Так кто это все-таки был?

— В смысле? — уточнила эльфинарка. — Призрак или покойник?

— А есть разница? — фыркнул вельможа.

— Ну, еще пару недель назад в этом отеле проживало одно весьма нелюбезное привидение, встречи с которым я бы вашему лордству не пожелала даже не будь вы моим старым добрым знакомым… Что ж до мертвеца, то при жизни это был один препаршивый грязный шантажист…

— Э-э-э, в этом городе завелись шантажисты? — удивился маг. — И куда катится мир? И чем интересно шантажируют в этом гнезде разнузданного разврата? Добродетелью и девственностью?

— Это не здешний. Некий Оллин Карпакс.

— В самом деле? — лорд Орнигирр ухмыльнулся. — Признаться, я хоть и должен быть на стороне злодеев, но рад, что ему воздали по делам его! Карпакс был изрядной скотиной! Наверняка после всего происшедшего Орветт нуждается в утешении. Ведь это она обнаружила труп?

— Похоже, она получает утешение по полной программе, — Лерна бросила взгляд в сторону бара.

— Орветт и Ирр'загим? Ну, конечно же… Он Ученик, как ты знаешь. Он же смиряет плоть во имя этого… служения целительству. Впрочем, капризные юные дамы, желающие поплакать на плече сочувствующего молодого человека, находят этого лекаришку неотразимым. — Орнигирр фыркнул, глядя в сторону бара. — Возможно, позже малышке потребуется более здравое утешение, тебе не кажется? Я выслушаю ее проблемы и дам несколько советов, которыми Орветт сможет воспользоваться в следующий раз, когда ей понадобится кого-нибудь прикончить.

— Вы думаете, что это сделала она? — поразилась Антео.

— Кто знает? — ухмыльнулся лорд. — Послушай, что ты собираешься делать с телом? Нам так и придется э-э-э сожительствовать с трупом?

— Представители власти придут за ним после карнавала.

— Проклятье! Все настроение испорчено! Я возвращаюсь в постель. И пусть несравненная Тарикка окажет мне любезность и пришлет наверх устричный бульон и чай.

— Я лично прослежу, чтобы все было выполнено, милорд.

— Спасибо. За мной, мальчики.

Лорд Орнигирр развернулся на каблуках и направился к лестнице. Телохранители следовали за ним по пятам. Задержавшись возле дверей бара, лорд заглянул внутрь и громко крикнул:

— Ирр'загим, если ты уже освободился, возможно, тебе будет любопытно узнать, что у меня опять ноет сердце. Так что ты мог бы подняться наверх и помолиться за мое здоровье. Надеюсь, милашка, с твоей стороны не будет возражений, — добавил он, обращаясь к Линт.

Из бара донеслись приглушенные голоса, а затем выбежал Ирр'загим.

— Не забывай этого, девочка, — через плечо бросил на прощание медикус и заспешил вверх по лестнице вслед за своим господином.

— Орветт! — позвала Лерна.

Через минуту она подошла к хозяйке, стараясь не поднимать глаз. Девушка выглядела настолько плохо, насколько может выглядеть юная особа после пьянки и ночи, проведенной в слезах. Но кажется, была вполне в здравом рассудке.

— Что вам, мистрис?

— Что случилось с Карпаксом? — жестко припечатала Лерна. — Говори правду, иначе я не смогу тебе помочь.

У девушки задрожали губы. Не отрывая взгляда от пола, она быстро заговорила:

— Я ничего такого не ожидала! Ну, в крайнем случае, думала, что он… предложит прийти к нему на ночь, за кофточку или цепочку какую-нибудь, и отвянет, когда я откажу. Но ничего подобного. Он заявил, что знает, кто я на самом деле. Рассказал мне ужасную историю… о том, кто, почему и как отдал меня в приют. Сказал, что у меня дурная кровь и что семейство Равди заплатит хорошие деньги за мою голову. Пригрозил, что стоит ему пошевелить пальцем, как на меня набросится свора охотников за головами!

Орветт подняла взгляд на Лерну, едва сдерживая негодование.

— Я ответила ему, что все это ложь! Но он захихикал так мерзко и показал какие-то бумаги… И сказал, что перед смертью я прославлюсь — он напишет обо мне статью, как о единственном человеке из общины Пророка, оставшемся в живых, и тогда все узнают, кто я на самом деле и где скрываюсь — если я не заплачу ему. Я сказала, что у меня совсем нет денег. А он ответил, что ему нужны вовсе не деньги… что у меня имеется кое-что получше. Ох, госпожа!

Она всхлипнула и умоляюще схватила хозяйку за руки, и та ощутила, как бешено бьется испуганное сердечко девушки.

— Подонок! — прорычала блондинка.

— Я вскочила, чтобы убежать, и он не смог удержать меня. Но успел крикнуть вдогонку, чтобы я все обдумала. Велел возвращаться, когда я это пойму и… хорошенько вымыться… Сказал, что будет ждать.

— И ты убежала и спряталась в подвале?

— А что мне было делать? — вспыхнув от смущения, проговорила горничная. — Тарикка отыскала меня и задала трепку, потому что я была пьяна. Я пошла наверх, но по дороге подумала, что, в конце концов, сейчас время Карнавала и, может быть, все это не так уж и дурно. И если потом он оставит меня в покое, никто ничего не узнает, и я… ну, в общем, я опять пошла к нему. Но… — она замолчала, жадно глотая воздух.

— Он был уже мертв?

Орветт быстро кивнула, бросив на собеседницу взгляд облегчения.

— Сидел за столом, словно привидение. И я убежала.

— Ты уверена, что не помогла ему отправиться на тот свет? — спросила Лерна, чтобы покончить с этим раз и навсегда.

Линт замотала головой.

— Нет, это не я, — заверила Орветт. — У такого подлеца, как он, наверняка было много врагов. Но теперь он уже никому не сможет навредить! — добавила радостно.

— Ты ничего не трогала в его комнате?

— Нет, — быстро ответила девушка. — Наша воспитательница, она до пострига была на подхвате в какой-то банде, рассказывала нам, что делать, когда натыкаешься на труп. Скорее убегать и держать язык за зубами!

— Ну, хоть что-то… Значит, ты никому об этом не рассказывала?

Горничная покраснела и отвела взгляд.

— Нет. Даже лекарю… хотя он и спросил у меня, что случилось. Но он бы и не сказал никому. Он очень хороший человек. Особенно для…

— Для дроу, да?

— Я никогда не встречала таких, как он, — с чувством призналась Линт. — И он прекрасен. Вам не кажется, госпожа?

— Нет, не кажется, — сухо ответила Лерна, в которой взыграла видать кровь светлых эльфов.

Хотя в другое время слова девчонки позабавили бы её, но сейчас она чувствовала себя слишком усталой.

— Иди, помоги ребятам убраться.

— Бегу, — заторопилась Орветт.

* * *

Антео все еще продолжала сидеть, размышляя над только что услышанным, когда в отель вбежал какой-то мужчина.

Он был высок, строен и облачен в скудный костюм, состоявший из искусной работы серебряного жилета, коротких бриджей и сандалий с узором. В разгар Карнавала подобный костюм не вызывал вопросов, однако что-то тревожно-знакомое угадывалось в облике молодого человека. Его можно было назвать довольно привлекательным: правильные мягкие черты лица, густые вьющиеся каштановые волосы. Но широко раскрытые серые глаза молодого человека были холодны, как ледышки.

— Привет, — начал он, обдав Лерну винными парами. — Насколько я понимаю, это… э-э… гостиница. Могу я поселиться у вас?! Плачу сразу и наличными!

Его голос тоже показался знакомым. Блондинка не сводила с него пристального взгляда.

— Да, конечно, только надо зарегистрироваться, — она пододвинула к нему книгу.

— Ну, разумеется, — согласился юноша, и эльфинарка, наконец, уловила сходство. Если бы лорд Орнигирр был повыше и без бороды…

Но в этот момент в гостиницу вбежали трое незнакомцев — тролль, орк и горец. Пьяные, с налитыми кровью глазами и явно очень злые! Злые люди во время Карнавала?? Это становится интересным…

— Вот он! — заревел один из незнакомцев, тролль.

— Умри, лживая тварь! — зарычал орк.

— Месть! — рявкнул горец.

— Он ответит за все! — возопил второй.

— Месть! Месть! — опять рявкнул третий, и они снова ринулись вперед. Причем почему-то на Лерну.

Незнакомцы не подозревали о прошлом хозяйки гостиницы.

Схватив со стойки две кружки, сыщица, развернувшись на месте, метнула их почти в упор в оскаленные рожи налетчиков.

С выражением явного изумления на мордах, бедняги какое-то мгновение, пошатываясь, стояли на ногах, но затем, не удержавшись, рухнули на ковер.

Человек стоял, потрясенный, вытаскивая из поясных ножен кривой горский клыч.

Так он его и тащил, когда, издав победный клич-визг древних эльфийских амазонок, Лерна в прыжке взлетела на стойку, и через секунду каблук её сапога обрушился на лоб последнего нарушителя порядка.

Спрыгнув со стойки, Антео подхватила наперевес семифунтовую сковородку, забытую возле стойки Тариккой, но враг был надежно обезврежен.

— Это было поразительно! Благодарю! — радостно воскликнул гость.

Лерна тревожно озиралась, смотря то на беглеца, то на поверженных громил…

Послышался топот двух пар слоноподобных ног в тяжелых подбитых медью сапожищах, спускающихся по лестнице. Затем раздался легкий перестук каблуков более элегантной обуви.

— Младший Хозяин! — завопили телохранители лорда Орнигирра, падая ниц к ногам незнакомого юноши.

— Прости нам нашу нерасторопность! — взмолился Прамп.

— Задница Ургота и все его кишки! Что ты здесь делаешь? — яростно прошипел лорд Орнигирр, уставившись на молодого человека.

— Прячусь, — с легкой ухмылкой признался красавчик.

— Ты не можешь прятаться здесь, потому что здесь прячусь я, так что убирайся! — топая ногами, потребовал милорд.

Ирр'загим, появившийся за спиной у лорда, взволнованно посмотрел на вновь прибывшего.

— Милорд! Вы не ранены? — воскликнул медикус.

Молодой человек не обратил на него ни малейшего внимания, продолжая пялиться на лорда Орнигирра и ухмыляться.

— О-о-о! Мой братик закатывает истерику? Бедный маленький вампиреныш боится, что его вытащат из норы? Вот ужо придет страшный монстр, чтобы сцапать его!

— Это кто? — осведомилась Лерна, теряясь на глазах.

— Я - лорд Морбай, — представился гость. — Сын владычицы Мрачного Чертога.

— Да! Это мой проклятый братец, — поведал лорд Орнигирр.

— Тысяча извинений, милорд, но…

— Ерунда, все в порядке. В конце концов, ты спасла мне жизнь.

Это замечание напомнило Антео о трех вторженцах, лежащих на полу перед стойкой. Лорд Орнигирр проследил за его взглядом:

— Дорогая Лернариэль, я обещал, что на полу твоей гостиницы не будут валяться тела, не правда ли? Так что, мальчики, давайте избавляться от улик. Вытащите их на задний двор и облейте вином. Можете даже отлить на них, чтобы выглядело понатуральнее. Кстати, кто они? — он обратил пытливый взгляд на лорда Морбая, а телохранители тем временем подхватили оглушенных и потащили их за дверь. — Надеюсь, это не порядочные мужи, которых ты домогался, выдавая себя за юную девушку?

Лорд Морбай мгновение пребывал в замешательстве, затем повернулся к Лерне:

— Нет, хозяйка, ты только посмотри на эту ужасную рожу! Борода идет ему, как козлу, и воистину, если верить слугам Единого, козлы бородатые были сотворены раньше наших предков!

— Заткнись! — гневно воскликнул старший брат.

— А может, он хотел спрятать под бородой тупое выражение лица, — злорадно продолжил юноша, но тут лорд Орнигирр бросился вперед и вцепился ему в горло.

Ирр'загим и эльфинарка не без труда сумели разнять схватку.

— Ты даже сам справиться со мной не можешь, великий черный маг! — радостно загогототал Морбай и, оглядевшись по сторонам, спросил:

— Ладно, а где здесь можно выпить?

— Может быть, нам всем лучше подняться наверх, милорд? — предложила хозяйка отеля.

— Пожалуй, нет, — ответил лорд Орнигирр.

Он бросил взгляд на двери, ведущие в бар:

— Там довольно уютно.


— Больше никто из твоих преследователей не собирается сюда врываться? — раздраженно спросил его милость, принимая бокал с вином из рук Ирр'загима.

— Не думаю, — ответил лорд Морбай. — Я хорошенько напугал остальных, показав им гигантского волка за пару улиц отсюда. Видели бы вы его! Глаза мечут молнии, клыки длиной с руку… Ты так не можешь!

— Да перестань ты! Меня этим не удивишь.

— Вы тоже маг, милорд? — полюбопытствовала Лерна, пока братья вновь не набросились друг на друга.

— Я? Маг?! — во взгляде юноши сквозило презрение. — Разумеется, нет! Я не нуждаюсь в магии. Я — магнетизер! Психопомп! Духовидец! Мистик!

Он залпом осушил свой бокал и протянул его Ирр'загиму:

— Еще, пожалуйста. Кстати, а что тут делает дроу? Да ещё такой молодой и симпатичный! Брат, ты случайно не поменял пристрастия?..

— Я слежу за здравием его светлости вашего брата, — невозмутимо ответил Ирр'загим, снова наполняя бокал лорда Морбая, и чуть поклонился. — И…

— А ты, нарка, знаешь, кстати, кто мой брат? — перебил парня красавчик. — Как там тебя зовут?

— Лерна, милорд, — поморщилась блондинка, услышав, как грубо обозвал юнец её народ.

— Леди Лернариэль знает все обо мне, — заявил лорд Орнигирр. — Но я никогда не рассказывал ей о тебе.

— Но ты должна была обо мне слышать! — лорд Морбай посмотрел на блондинку с неподдельным удивлением.

— Ну…

— Так выслушай, о, потомок… э-э потомица… одним словом, дочь славных Перворожденных и Древних из этих, как их, Вечных Лесов, дитя любви старших и младших рас…

— Морбай! — рявкнул маг. — Ты что несешь? К-какое на… Урготов дитя любви?! Ты историю учил?

— Ладно, короче слухай сюды, уважаемая эльфинарка. В древности случилось так, что внушающий ужас граф Нолл, наш предок и хозяин Туманного Берега, первый слуга Черного Властелина, во всем своем мрачном дьявольском великолепии выступил в поход на святой город Кумм, оскорбив тем самым Небеса.

Он поклялся на своем черном троне, и на Черепе самого Ургота, подаренном ему лично Урготом в благодарность за ночь любви, что не вложит в ножны свой адамантовый клинок, закаленный в крови последнего из Ледяных Исполинов, пока не разрушит все его храмы, и не обесчестит всех священных девственниц всех рас и народов, что обитали в храмах Светлейшей Богини, и даже, если повезет, саму Богиню…

На лице Ирр'загима отразилось страдание.

— Милорд! Вы богохульствуете!

— Замолчи! — велел лорд Орнигирр своему брату. — Это все ложь!

— Ладно, укорачиваю рассказ, — хихикнул красавчик. — Лорд Тьмы приступил к стенам города, и вызвал на бой любого из героев, желающих с ним сразиться. Ибо как сообщил ему сам Ургот в благодарность за ночь любви, он, кроме черепа этого… ну, прямо скажем, не очень хорошего бога, получил еще один дар. Его не сможет убить никто, зачатый ни на земле, ни на небесах, ни под землей, ни в море, ни в доме, ни в лесу, ни в пустыне… — похоже, младший лорд цитировал наизусть какой-то древний текст.

— Он сделал это больше для порядка, потому как всем была известна его неуязвимость, полученная, как я уже сказал…

"Лично от Ургота в благодарность за ночь любви", — мысленно продолжила хозяйка отеля.

— Лично от Ургота в благодарность за ночь любви, — невозмутимо продолжил Морбай. — Каково же было его удивление, когда навстречу ему вышел… Нет, не властитель города и не храбрейший рыцарь благородных кровей, а грязный наемник по кличке Наакон-Сокрушитель. Наакон — это его имя, — зачем-то пояснил младший лорд. — А Сокрушитель — кличка, данная за то, что не поддавалось счету число сокрушенных им челюстей и кабацких столов. Граф Нолл даже рассмеялся, глядя на столь неблаголепного бойца, ибо был Наакон украшен грубыми шрамами, не единожды переломанным носом, не имел одного уха, по преданиям откушенного влюбленной в него ревнивой гоблиншей…

— О, Богиня… — тихонько вздохнул дроу, а Орниггир рыкнул, сверкнув глазами.

— Ладно, короче, сами понимаете, типичный хьюм-наемник из грязного притона, — закончил юноша. — Но не успел граф закончить смеяться, как поднял Наакон с земли камень, да и метнул со всей силой в слугу Ургота. И так ловко метнул, что попал прямо в открытое забрало шлема, выполненного точной копией черепа Ургота…

Лерна с трудом удержалась от того, чтобы не застонать. И ожидания её не обманули.

— Того самого, полученного лично от Ургота в благодарность за ночь любви… Вследствие чего граф скончался на месте, а воинство его в беспорядке бежало, увидев в случившемся знамение зловещее.

Долго думали мудрецы и маги — и светлые и темные — как удалось столь грубому и ничтожному наемнику, который сам позже говорил, что вышел на бой лишь исключительно потому, что был во злобе из-за похмелья дикого. Но, в конце концов, отыскали ответ…

Последовала эффектная пауза.

— И как вы думаете, в чем было дело? — ухмыльнулся Морбай. — Ха-ха, просто маманя и папаня Наакона-Сокрушителя зачали его в гамаке, подвешенном в трюме идущего по морю корабля с беженцами! И поскольку они не были ни на земле, ни на небесах, ни под землей, ни в море, ни в доме, ни на улице, а просто подвешены, то защита, данная Урготом, на нём обломилась… Вот так и погиб владыка, хорошо хоть у него к тому времени уже пищал в колыбельке наш предок, зачатый с какой-то прачкой или посудомойкой, имени которой не сохранила история, ибо она сбежала вскоре после рождения ребенка…

— Не смей об этом рассказывать! Не смей позорить нашего предка! Ты свинья, роющаяся в помоях борделя для нищих! — рявкнул лорд Орнигирр, теряя всякое терпение.

— Тролль!

— Лжец!

— Девственник!

— Ты… — старший брат уже готов был броситься через стол на младшего, когда Лерна резко поднялась и заорала что есть силы:

— Заткнитесь оба!

Братья тут же замерли и потрясенно уставились на блондинку.

— Ты не можешь приказывать нам заткнуться, — изумленно проговорил лорд Морбай, — мы…

— Темные лорды… — закончил его милость.

— Но вы у меня в гостях, не так ли? Посему больше никаких баталий, пока вы оба здесь.

— Как тебе будет угодно, — любезно согласился красавчик, потягивая вино. — Я всегда уважал долг гостеприимства.

— Кстати, может, наконец, расскажешь, что ты делаешь вдали от дома? — угрюмо произнес лорд Орнигирр. — Не говоря уже о том, почему ты выбрал в качестве убежища мой любимый отель.

— Ну… — парень выглядел смущенным. — Сказать по правде, я совершил небольшую ошибку. Но не по своей вине.

— Неужели? — приторно осклабился его братец. — Можно поинтересоваться, что же ты натворил? Помню, в том паршивом герцогстве ты соблазнил всех пятерых дочерей владыки Гоума, прикинувшись местным богом любви…

— Нет, что ты, — замахал руками Морбай. — С этими глупостями покончено. Просто… Я, видишь ли, решил немного поиграть на бирже… Ты ведь слышал, у нас в столице открылась биржа. Подумал, что мне с моими способностями будет нетрудно надуть безмозглых, как их там… Маклеров? Или брокеров? Но я не учел, что прогресс, в том числе и в магии, не стоит на месте, и эти чертовы слуги Тамуссы наловчились отслеживать флюиды гипноза…

— Ты настоящий болван! — лорд Орнигирр обхватил голову руками.

— В общем, матушка заявила, что я изгнан из дома до тех пор, пока не возмещу убытки.

— Ого! — его милость вздрогнул. — Это уже серьезно. И у тебя нет ни малейшего представления о том, где достать деньги, не так ли? А отец? Он же всегда тебя защищал!

— Увы, на этот раз батюшка был с ней заодно.

— Ого! — его милость вздрогнул. — Это уже серьезно. И у тебя нет ни малейшего представления о том, где достать деньги, не так ли?

— А вот и есть! — огрызнулся красавчик. — Я тут навел справки и узнал, что у вас в Каруле полно игорных домов, и новинки магии сюда еще не дошли…

— О, боги Тьмы и Смерти!

— Брат, но помнится, ты же сам все уши мне прожужжал о том, как хорошо в Риолле. Я прибыл сюда на этой новомодной штуке, воздушном корабле, нашел замечательный игорный дом и сразу же выиграл много денег. Хозяева стали угощать меня за счет заведения, и я, скорей всего, выпил немного больше, чем следовало, потому что дальнейшие события помню не совсем отчетливо. Но криков было очень много. И в итоге мне не только не отдали выигрыш, но еще и хотели получить какие-то деньги с меня.

— Идиот, за ночь они, наверняка, успели повсюду развесить твое описание. А скоро мы увидим твой портрет в иллювизоре.

— Неужели? — лорд Морбай выглядел встревоженным. — Что же их так сильно огорчило? Мне казалось, что в Каруле во время Карнавала нет никаких запретов.

— Вседозволенность касается грехов плоти, а не мошенничества, — пояснила Лерна.

— Так бы и говорили тогда в своих рекламных проспектах! Но как бы то ни было, я вспомнил, что у тебя, братец, где-то поблизости есть надежное убежище, отправился на поиски, применив Амулет Бравди…

— Откуда он у тебя?! — взвыл маг.

— Ну, позаимствовал из твоего барахла. Всё равно таких штук у тебя, братец, и свиньи не едят…

— О, горе мне! И ты после всего этого явился ко мне просить защиты? — оскалился лорд Орнигирр.

— Ни в коем случае! — тут же горячо возразил юноша. — Я не нуждаюсь ни в чьей защите! Я просто подумал… ну, ты понимаешь…

— Ладно, — махнул рукой Орнигирр. — Позволь, Лернариэль, мне принести свои извинения за это непредвиденное осложнение. Нужно ли говорить, что все будет оплачено — это дело чести для меня. А что касается тебя, дажайший братец, я буду просто счастлив предоставить тебе убежище. Не уверен, что мама одобрила бы подобный поступок, но…

— Да чтоб тебя разорвало на кусочки! — раздраженно выкрикнул лорд Морбай. — Я просто надеялся взять у тебя взаймы, чтобы рассчитаться с семейной казной.

— Но в таком случае ты лишился бы замечательного опыта изгнания, которое назначила тебе наша родительница в качестве поучительного наказания. Опыта столь необходимого настоящему Темному Лорду, ибо, не познав падения, как познаешь высоту? — явно цитируя какой-то древний текст самодовольно промурлыкал старший брат.

— Означает ли это, что ты не одолжишь мне денег?

— До чего же ты проницателен! Конечно, нет! Или ты думаешь, раз я маг, то золото мне даром достается?

Эльфинарка только что не с открытым ртом выслушивала спор двух представителей благородной династии магов Тьмы, собачившихся не хуже базарных баб.

— Погляди, достопочтенная хозяйка, — кивнул старший брат, словно почуяв её мысли. — Ты видишь вырождение темного искусства, так сказать, в лицах. Это один из сильнейших психопомпов, каких я знаю, и он не нашел ничего лучше, как зарабатывать деньги на пороках людских… Хотя займись он делом, все эти новомодные психоаналитики в этом городе пошли бы работать землекопами…

— Никогда наследник Темного Дома не унизится до лечения жалких людишек! — выдавил из себя младший.

— Ах, так ты, значит, считаешь, что я унижаюсь? — взвыл Орнигирр.

Но потом махнул рукой.

— Ладно уж, пока можешь оставаться у меня. Только не вздумай практиковаться здесь, в отеле, Лерне и без того хватает проблем. К тому же сегодня вечером оргии будут проходить по всему городу, — он оглядел брата с головы до ног. — Пойди, проблудись, или трахни живущую этажом выше княжну и обеих её жен! Или для разнообразия — их телохранителей! Только избавь меня от своего общества! Кстати, я советовал бы тебе изменить внешность. Не забывай, что тобой все еще интересуются городские власти.

— Хорошо, спасибо за заботу, — сухо поблагодарил парень.

— А для чего еще существуют братья? — отозвался его милость.

— Да, кстати, Орнигирр, кое-кто интересовался тобой еще до того, как матушка выставила меня из замка, — Морбай залпом осушил бокал.

— Что? — вздрогнул старшенький. — Кто?

— Сказал, что его зовут… ох! — красавчик повернулся к Лерне. — Ну, то забавное имя, которое… Ну, неважно. Стража сказала ему, что ты уехал за границу, и будешь отсутствовать какое-то время. Но лучше бы тебе связаться с ним.

— Я не собираюсь с ним связываться, — заявил лорд Орнигирр. — Это паршивый маг-шарлатан — перфект-лейтенант Ордена Ночного Стервятника. Он вызвал меня на ритуальную дуэль!

— Ты хочешь сказать, что этот человек вызвал тебя на поединок по древнему обычаю, а ты… уклоняешься?

— Разумеется, я уклоняюсь, недоразвитый осел!

— Ты что, трус? — юноша выглядел оскорбленным. — Но не можешь же ты отказаться от дуэли! Как же честь нашего рода?

— Честь? О чем это ты, Морбай? Очнись! — в ярости вопил его милость. — Какая честь у черных магов?! И разве не ты сам удирал, словно кролик, когда за тобой гнались жалкие смертные?

— Ах, это… — он небрежно усмехнулся. — Но ведь то обычные громилы. Но вызов на дуэль — совершенно другое дело. Ты просто обязан его принять.

— Не обязан и не приму! — выкрикнул лорд Орнигирр, в волнении дергая себя за бороду.

Руки у него дрожали от возбуждения, он достал очередную сигару.

— Ты вгонишь меня в гроб, братец! Ты уже довел меня, что я дымлю этой дрянью, как паровоз, а ведь совсем собрался бросить…

— Бедный братец мой, — ехидно бросил младший брат, но внезапно его тон изменился. — О-о, это розовая ритс-хомхара? Нельзя ли и мне получить пару сигарочек?

— Нет, — отбрил лорд Орнигирр. — Самому не хватает, где я тут нашу ритс-хомхара достану?

Он зажег крошечный огненный шарик и с наслаждением затянулся.

Морбай с огорченной миной втянул дым ноздрями и, с любопытством взглянув на блондинку, спросил:

— У тебя, как я чую, проблемы, почтенная эльфинарка? Я могу чем-нибудь помочь? В конце концов, ты спасла мне жизнь… И честь…

— У меня в гостинице кто-то прикончил некого Оллина Карпакса… — коротко бросила она. Похоже, не избежать скандала.

— Подозреваемые есть? — осведомился Морбай, закидывая ногу на ногу.

— Весь отель, и еще половина Карулы, — вздохнула Антео. — И что особенно погано — наша посыльная Орветт.

— Это еще почему?

— Она дочь кого-то из последователей Светлого Посланца, — пояснила Лерна.

Как ни удивительно, её понимали с полуслова. Видимо, вся эта история, темная и туманная для неё, была хорошо известна аборигенам и завсегдатаям Риолла.

— Если дела пойдут совсем скверно, я смогу спрятать малышку Орветт в своих владениях, — предложил лорд Орнигирр. — Так она и в самом деле одна из немногих уцелевших в той резне?

— Во всяком случае, так думал Карпакс, он даже собрал доказательства и, видимо, поплатился за это, — ответила сыщица. — Но Орветт была совсем маленькой… Она, наверное, единственная, кто выжил…

— А вот и нет! Храм Ниссы в свое время приютил еще одну сироту, замешанную в этой истории! — вдруг встрепенулся Орниггир и указал на Ирр'загима. — Ты ведь из них, не так ли?

Эльфинарка перевела взгляд на Ирр'загима:

— Это правда?

— Да, мистрис, это правда, — подтвердил тот. — Мои родители погибли как раз во время той бойни. Я узнал это недавно, в дни моего совершеннолетия храмовые служители рассказали, перед тем как мне выйти в мир.

— Вот как?! — Лерна во все глаза уставилась на дроу, и нехорошие подозрения летучими мышами из дроусских пещерных городов запорхали в её душе.

— Но он не способен на убийство, Антео, — твердо заявил лорд Орнигирр. — Ирр'загим — служитель Ниссы, а они никогда не совершают подобных вещей. Уж поверь мне, как патентованному злодею.

— И, тем не менее, — заупрямилась блондинка. — Подумайте сами, милорд. Ирр'загим имеет самое прямое отношение к резне, учиненной Равди. Он медикус, знаком с травами и, само собой, ядами. Кроме того, он довольно долго крутился на кухне, когда занимался травмой Орветт. Во время фейерверка я видела, что он стоял на балконе за вашим креслом, следовательно, спокойно мог выскользнуть, и вы бы ничего не заметили.

— Лерна, как сын своего отца, я даю тебе слово… — вновь запротестовал его милость.

— Что ты на это скажешь? — обратилась сыщица к Ирр'загиму. — Карпакс был чертовски скверным человеком. Он раскапывал грязные дела, чтобы причинить вред невинным людям. Многие сочли бы его убийство справедливым. А ты?

— Нет, — ответил дроу. — Как смиренный слуга Милосердной, я не могу ни судить других, ни убивать.

— У Карпакса не могло быть никаких сведений о нем, — вмешался лорд Орнигирр. — Не существует никаких записей. Храм не имеет дела с официальной бюрократией.

— Однажды у главных ворот появляется человек в лохмотьях с ребенком на руках, — подхватил лорд Морбай. — Служительница забирает ребенка в дом, а нищий скрывается. Вот и вся история.

Лерна кивнула и пристально посмотрела в лицо Ирр'загима. Молодой человек спокойно выдержал её взгляд.

— Я побеседую с гостями, когда они немного придут в себя, — решила эльфинарка.

* * *

Первой из постояльцев в холле появилась леди Анрианрод. Ночь, проведенная в буйном веселье города, отрицательно отразилась на ее карнавальном костюме: сеть как будто пережила встречу с парой акул, а сапфиры сильно сократились в числе. На лице княжны, тем не менее, было написано радостное удовлетворение жизнью.

Лерна услужливо поспешила ей навстречу:

— Моя госпожа, где вам будет угодно позавтракать: в номере или в общем зале?

— Думаю, в номере, — отозвалась леди. — Я не совсем хорошо помню, как приехала сюда вчера вечером. Со мной была свита?

— Нет, леди, вы прибыли только с женами, парой служанок и телохранителями… — Ваш номер — на третьем этаже, люкс для новобрачных. Могу ли я предложить вам на завтрак чай и свежие кокосы?

— Лучше три или даже четыре кокоса, — ответила княжна. — Да пришлите мне кого-нибудь посимпатичнее приготовить горячую ванну. И пусть он меня отнесет в номер — тут слегка штормит…

— Я пришлю вам самого привлекательного из наших служителей, мадам, — пообещала Антео, прикинув про себя, что Понс Второй выглядит получше остальных. — Хотя должна предупредить вас, что сейчас у нас свободны только носильщики, а они скорее обладают силой, нежели красотой.

— Хм, — на щеках леди Арианрод появился румянец, — сила — это чудесно. Обожаю силу. Кстати, когда Калья и Алья появятся, скажите им, что они… Ладно, я сама им это скажу. Надо бы их вздуть хорошенько. У вас плетки не найдется? Впрочем, ладно.

— Да, надеюсь, вы не были потревожены прошлой ночью, — осторожно начала Лерна. — У нас случилась небольшая вендетта.

— Бывает, — отозвалась леди Арианрод, безразлично махнув рукой, и в растерянности прошла мимо своего номера. — У нас в горах… хотя это не важно.

Под предлогом того, что хочет сообщить ей на ухо страшную тайну, сыщица обхватила даму за плечи и направила к дверям.

— Боюсь, это довольно скандальная история, хотя говорят, что скандал — хорошая реклама, — прошептала она, наблюдая за лицом леди Арианрод.

В её глазах вспыхнул жадный интерес.

— И кто же убит? — полюбопытствовала дама.

— Ну, меня просили держать это в секрете, но… — Лерна наклонился ближе. — Это был Оллин Карпакс, скандальный литератор.

Она внимательно следила за княжной. Интерес в её глазах мгновенно погас, сменившись разочарованием и досадой.

— Убит? Неужели? Я не пропускала ни одной его статьи, было интересно. Помню еще читала одну книжонку, "Фальшивая девственница", чудесная история любовных похождений этой… как-ее-там? Ну знаменитая дочка сенатора — она теперь ведет какое-т похабное шоу на иллювидении. То ли Костчаг, то ли Тунчаг… Какая-то дикарская фамилия… Не помню!

— Надеюсь, случившееся не доставило вам беспокойства?

— Никакого. Всю ночь я провела… Ах, как провела… По крайней мере, надеюсь, что так оно и было. Пожалуй, я даже уверена в этом, поскольку там была целая толпа офицеров с какого-то броненосца… или канонерки — мы, горцы, в этом не понимаем. Мы чудесно проводили время, и я, должно быть, пропустила убийство. Полагаю, это было жутко интересно!

Ее взгляд сделался загадочно-мечтательным.

— Что-то вроде этого, — невнятно пробормотала блондинка. — А вы не были знакомы с ним лично?

— Разумеется, нет. Никогда не стоит связываться с писателями, — несколько высокомерно ответила леди Арианрод и принялась возиться с замком. — У них вся мужская сила уходит в сочинительство. Запомните, милочка, умники — отвратительные любовники, — она фривольно потрепала Лерну по щеке. — Кстати, вы замуж за меня не хотите? Впрочем, ваш народ так консервативен… Ах, я падаю с ног…

Эльфинарка помогла ей и с поклоном пропустила даму внутрь.

— Ах! Поскорее пришлите, пожалуйста, носильщика. И порцию колбасок, — донеслось до неё из-за двери.


Спускаясь по лестнице, сыщица вычеркнула княжну из списка подозреваемых. За долгие годы своей работы она научилась довольно хорошо читать по лицам. Леди Арианрод, хоть и была самым настоящим феодалом, но убить могла, исключительно доведя до инфаркта в постели…

В холле Лерна столкнулась с Понсом-младшим и послала его к высокородной даме. В этот момент со стороны террасы показался один из гостей, жрец Бога-Скопца Судо. Нетвердой походкой он направился к хозяйке, на ходу натягивая сутану.

— Который час? — ошалело спросил он, как только голова его вылезла из воротника облачения.

— Первая молитва закончилась час назад, — ответила блондинка.

— Где здесь ближайшие купальни? — поинтересовался служитель культа. — Я весь провонял этими х… дурацкими духами.

— В левом крыле в подвале, — подсказала ему Антео, мысленно подставив слово «алиби» рядом с его именем

— Ах да, верно, — восстановив в памяти события прошлой ночи, смиренный слуга бога воздержания ухмыльнулся. — О боги! О, сладостные совокупления! Кстати, еда у вас тоже замечательная.

— Наши клиенты — знаменитые люди, — заметила Лерна. — Оллин Карпакс, например.

— Кто это? — жрец-монах шумно почесался.

— Писатель.

— Правда? Никогда о нем не слышал. Я, кажется, спрашивал у вас, где здесь купальни.

— Говорю, в подвале левого крыла. Приятного отдыха.

— И вам того же, — отозвался гость, направляясь к выходу.


В течение следующего часа Лерна беседовала с оставшимися в живых постояльцами, по мере того, как те приходили в себя. Никто ничего умного сказать не смог.

Последнего гостя, коренастого угрюмого торговца с явной примесью тролличьей крови, пришлось вытащить из-под стола на террасе и привести в чувство с помощью "Утреннего бальзама". Когда лекарство подействовало, бизнесмен сердито заявил, что потерял кошелек и экстрафон. Он не стал любезнее даже после того, как Вирмаль обнаружил и экстрафон, и кошелек в целости и сохранности под столом, где постоялец провел предыдущую ночь. Демонстративно проверив содержимое кошелька до медяка, негоциант заказал завтрак и грозился написать жалобу в Гильдию Гостиновладельцев, если еда не будет доставлена в номер в течение четверти часа.

Было совершенно очевидно, что реши он прикончить Карпакса, то просто и без затей размозжил бы тому голову.

Проходя по коридору, Антео заметила розоватый дымок, выбивающийся из-под двери номера лорда Орнигирра, и услышала жуткий смех, доносящийся из комнаты. Она внутренне содрогнулась и поспешила на кухню.

Повариха и Орветт склонились над очередным морским драконом, на этот раз тортом. Его туловище состояло из фруктов, а голова и шея — из мармелада. На подносах вокруг рядами были выложены сахарные пластины в форме чешуи, и Тарикка с помощью хитрых кухонных приспособлений аккуратно укладывала их на спину морского дракона.

— Здравствуйте, хозяйка, — подняв глаза, произнесла она. — Есть успехи?

— Так, кое-что, — ответила Лерна.

Она уселась на кухонную табуретку, хмуро уставившись на морского дракона.

— Это что?

— Это на кулинарный конкурс Карнавала! Грандиозное блюдо! — объявила кухмистерша. — У меня есть все шансы на победу, так, во всяком случае, говорят мои шпионы. Шеф-повар "Морского сада" не получил специальную партию ликеров, на которую рассчитывал, а эти тупые кухари из "Рыбы и коня" приготовили простой рулет, с виду напоминающий и сказать-то неприлично что. Судьи придут в ужас, глядя на то, как эту штуку разрезают на ломтики и предлагают попробовать, — она хихикнула. — Они, держу пари, представят свои… хм важные части на месте рулета!

— Теперь приступим к плавникам, — скомандовала Тарикка, поворачиваясь к Орветт. — Сахар из дыни, гранатовый сироп и ром… Когда все это немного остынет, я покажу тебе, какими должны быть крылышки. Как продвигаются поиски? — обратилась она к Лерне.

— Никто из гостей не совершал убийства, — ответила та, массируя виски.

— Но это и не я! — испуганно воскликнула Линт.

— Глупышка, я это и так знаю…

— Знаете, госпожа, в этом карнавальном беспорядке, кто угодно мог войти с улицы и убить Карпакса, — заметила Тарикка, укладывая марципаны в глаза дракона. — торта (или как лучше сказать — драконоторта, тортодракона?). — После всех скандальных историй, которые он опубликовал, у многих было желание его кончить. Взять хоть миледи Гиеру, нынешнюю хозяйку "Южной Арматорской Компании", одну, между прочим, из самых богатых дам всей Карулы да и империи. Насколько я помню, в книжонке "Мнимая девственница" он утверждал, что она впервые согрешила в двенадцать лет с монахом. Или монашкой?

— И стадом козлов, — мстительно добавила Орветт, перемешивая гранатовый сок с сахарным сиропом.

— В общем, какая-то мерзость. Я уж молчу о той статье в вардарском "Золотом ревю", посвященной Семье Роккано. Едва ли эти господа были рады огласке на весь свет, что мать нынешнего главы семьи, лорда Торбизза, не дочь иргинарского шейха, а просто продажная девка, выигранная его отцом в кости у хозяина борделя, когда тот прятался в Иргинаре от кредиторов…

— А еще Карпакс писал, что предок Семьи Роуно, префект Куссь-Укуссий на самом деле был кобольдом — оттого-то и по сию пору там рождаются дети с крысиными хвостами. Он утверждал, что беседовал с отставным домашним врачом Роуно, эти хвостики отрезавшим.

— Ну и чушь! — не сдержалась эльфинарка.

— А вот и нет! Я сама слышала об этом! — заявила горничная. — У нас все знают про Куссь-Укуссия и Руоно!

Лерна покачала головой — предрассудки и суеверия жителей Карулы стали ей привычными.

— В общем, шакалу шакалья смерть. Когда станет известно о кончине Карпакса, могу себе представить, сколько знатных господ поднимут чаши за здоровье убийцы.

— Похоже, это дело вам не по зубам, хозяйка, — резюмировала кухмистерша. — Вы, как я слыхала, были крутым детективом у себя в Вардаре, но в наших делах сам начальник имперского сыска господин Тавор ногу и все прочее сломит.

Тарикка откинулась на спинку стула и принялась раскуривать трубку. Выпустив из ноздрей струйки дыма, повариха задумчиво посмотрела на Лерну.

— А нельзя ли попросту договориться с Коррианом с помощью взятки?

— Верно, — радостно подхватила Орветт. — Какой же чиновник не любит взятки?

— Придется, хотя… — блондинка замолчала, услышав осторожный стук в дверь.

— Не заперто, — отозвалась Тарикка.

В кухню вошел Ирр'загим и замер, увидев Лерну.

— Прошу прощения, — хрипло произнес он.

Глаза медикуса покраснели и отчаянно слезились.

— Пагубное воздействие ритс-хомхара? — понимающе поинтересовалась эльфинарка.

Ирр'загим кивнул, закашлявшись.

Едва заслышав голос медикуса, Орветт повернулась и бросилась к нему.

— Не желаете ли присесть? — спросила она с такой заботой, какой никогда ни к кому не проявляла. — Не угодно ли стакан воды?

— С удовольствием, — поблагодарил молодой человек.

Лерна и Тарикка обменялись понимающими взглядами.

— Удалось ли их светлостям прийти к согласию? — полюбопытствовала блондинка.

— В некотором роде, — отозвался дроу, рухнув на табуретку, которую придвинула ему Орветт. — Во всяком случае, убивать друг друга не собираются. Лорд Орнигирр валяется на кровати и мечет файербольчики в камин, а лорд Морбай сидит на столе, поджав ноги, как квендийский факир, и показывает живые картинки. Спасибо, сестричка… — он с улыбкой принял из рук горничной кружку с лимонадом.

— Всегда рада услужить вам, — сказала девушка, продолжая хлопотать вокруг него.

— Очень мило с твоей стороны, — ответил Ирр'загим.

— Сущие пустяки! — возбужденно щебетала Орветт.

— Именно так, — подтвердил медикус и старательно отхлебнул из стакана. — Я не привык к дыму ритс-хомхара в таком количестве. Сам я этим не балуюсь.

— Ой! Ведь здесь тоже полно ужасного дыма! — забеспокоилась Орветт, поглядывая на трубку госпожи Тарикки.

— Это же всего-навсего безобидный янтарный лист, — слегка оскорбленно отозвалась кухмистерша, но Линт пропустила ее слова мимо ушей.

— Не желаете ли погулять по улице, пока вам не станет лучше? — спросила она Ирр'загима. — Чудесный свежий воздух и… и прекрасный вид!

— Что ж, я…

— Хотите, я провожу вас?

Какое-то время они пристально смотрели друг другу в глаза.

— Я… да, — сумел, наконец, вымолвить юноша, и Орветт через заднюю дверь повела его во двор.

Тарикка выпустила колечко дыма.

— Ну и ну, — только и сумела произнести она.

— Я думала, что ей рановато интересоваться мужчинами, — изумленно пробормотала Лерна.

— Это у вас в семнадцать лет — рано. Кроме того, сейчас Карнавал, — ответила повариха. — Нет, понятно, я знала, что рано или поздно она влюбится, только не думала, что это будет дроу.

Женщина немного помолчала, задумчиво глядя вдаль, затем сделала очередную затяжку.

— Кроме всего прочего, — непонятно добавила она, выпуская дым, — это у нее в крови.

В этот момент кастрюлька на плите зашипела, и ее содержимое повалило через край. Тарикка вскочила на ноги:

— Негодница! Убежала и оставила сироп на огне!

Бормоча под нос проклятия, она схватила кастрюльку и вывернула горячий сироп на мраморный стол. Густое варево медленно растекалось и застывало.

— Во имя Ургота, что это такое? — закричала Лерна, тяжело поднимаясь на ноги.

— Сахарный сироп для крыльев дракона, — пояснила Тарикка, бросая яростные взгляды на дверь, через которую удалились Орветт и Ирр'загим. — Хватай лопатку и помогай. Если мы не успеем придать этому месиву форму крыльев до того, как оно затвердеет намертво, — все пропало. О боги, я когда-нибудь сверну этой девчонке шею!

Антео, будучи благоразумной хозяйкой, тут же схватила лопатку.

* * *

Карула напоминала ветреную красавицу, растянувшуюся на шелковых простынях, которая неожиданно проснулась и обратила удивленный и затуманенный винными парами взор на своего пылкого любовника. После недолгого замешательства и тщетных попыток отыскать спасительное лекарство от головной боли распутница вспомнила, кто рядом с ней, и с новой страстью заключила его в свои ненасытные объятия.

Торжественный звон храмовых гонгов возвестил об окончании третьей молитвы и начале грандиозного праздника на Главной улице города. Карнавальное шествие начиналось прямо за углом, на Тросовой улице, так что обитателям отеля «Удача» открывался прекрасный вид.

Раздался пронзительный вой труб, перезвон и перестук тамбуринов, и из-за угла показались первые участники карнавала. Это были здоровенные, как быки, парни с миловидными девушками на плечах. Легкие костюмы из лепестков роз едва прикрывали их стройные молодые тела.

Пританцовывая и подпрыгивая, парни продемонстрировали свои мускулы и выстроились по обеим сторонам улицы, чтобы сдерживать ликующую толпу. Девушки принялись бросать в зрителей горсти фиников и орехов из своих корзинок.

Дальше показалось основное шествие. Возглавлял его сводный карнавальный оркестр лучших музыкантов города.

Шествие открывает король карнавала, символично принимая ключи от города из рук самого губернатора. Король, как помнила Лерна, избирался из числа самых толстых горожан. Также в обязанности короля входит умение быть остроумным, интересным в общении, обаятельным, ну и, конечно, танцевать. А еще он подаёт своим жезлом сигнал к началу Карнавала.

За оркестром появились карнавальные платформы, выполненные по заказу и на средства различных гильдий и цехов Карулы.

Вот потащилась копия прославленного галеаса "Меч Океана" в натуральную величину. На палубе матросы и веселые наяды, причудливо сплетенные в страстных объятиях, умудрялись весело махать толпе. А на мостике здоровенный малый, наряженный герцогом, лупил пудовым кулаком по морде чучело Чёрного властелина.

Затем предстали новые музыканты. Ослепительные длинноногие девушки в красной униформе и ярких шарфах из Сводного Духового оркестра протрубили гимн Риолла на рожках работы лучших мастеров. За ними выступили барабанщики-негры Гильдии носильщиков. Они так колотили мощными кулаками в стальные барабаны, что грохот разносился по всей округе.

А следом вышагивали кондитеры из гильдии пекарей, чье собрание стоит на Якорной улице, таща за собой огромный торт на колесах, с верхушки которого симпатичные и почти не одетые девушки бросали в толпу пирожные.

И далее все новые и новые карнавальные платформы, духи-покровители, различные оркестры. Время от времени в увитых цветами носилках проплывали сенаторы и прочие важные люди, желающие заслужить популярность горожан.

Да, это Карнавал!

На бесчисленных эстрадах, самозабвенно соревнуясь друг с другом, вовсю наяривали неистовые оркестры. Около каждой эстрады толпа замедляет свое течение, и убыстряет ритм телодвижений, завихряясь в танце. Отдав должное очередному ансамблю, волна перекатывается к следующему, где все повторяется с той же силой и темпераментом. И так до бесконечности, потому что, дойдя до конца шествия, народ возвращается к его истокам.

По обеим сторонам каждой из улиц плотно выстроились павильоны и эстрады, пестро расписанные и разукрашенные с великолепным вкусом, выдумкой и юмором. На эстрадах — буйство оркестров и певцов, в павильончиках — маленькие кафе, где можно утолить жажду, перекусить, выпить чашечку-наперсток знаменитого карульского кофе — крепчайшего, сладчайшего, с горчинкой и чертовски бодрящего. И тут же рекой льется холодное пиво. Детям — конфеты, печенье, малюсенькие пирожные и огромные, размером с обеденную тарелку, многоцветные леденцы на палочке. И, конечно же, кошмар мам и горе праздничных нарядов — мгновенно тающее и текущее по рукам и щекам мороженое и разноцветные шары сахарной ваты.

И все вокруг — одна многотысячная семья или компания добрых приятелей, где не встретишь ни одного «потерянного» лица и где каждый может влиться в это море народного гулянья, всеобщей радости, раскованности и дружелюбия, и каждый будет принят как свой, как друг и брат. И от одного этого на душе становится тепло и счастливо.

И даже самым несчастным людям, торговцам и кабатчикам с гостиничными тружениками удается ухватить кусочек праздника — ибо им предстоит участие в состязании поваров.


Оставляя за собой шлейф дыма, Тарикка помчалась наверх облачаться в праздничные одежды для конкурса.

Лерна тоже спустилась вниз и с нетерпением наблюдала, как гости, облаченные в карнавальные костюмы, один за другим выходят на улицу и вливаются в толпу.

На пороге кухни показалась Тарикка. За нею следовали Вирмаль и Коонд с огромным подносом, на котором красовался сладкий морской дракон.

Это было величественное зрелище: распростертые веером рубиновые крылья из застывшего сиропа и блеск тысячи многоцветных чешуек — марципана, цукатов и мармелада.

Сама повариха казалась не менее блистательной: в переливающемся синем атласе и золотистой парче, с тщательно уложенными волосами и ярко накрашенными губами. Ароматное облако духов окутывало кухмистершу. На её фоне Антео в шелковой тунике скромного бледно-лилового оттека и узких брючках, отороченных разноцветными кистями, смотрелась скромно — как фрейлина при королеве.

— Мы отправляемся, торжество назначено в Малом Зале Ратуши, — объявила она. — Пожелайте мне удачи, госпожа. Она мне понадобится, — непривычно серьезно закончила дама.

— Удачи, — отозвалась Лерна.

Тарикка достала трубку из красного нефрита тонкой работы и зажала ее между зубов.

— Будь добра, дай мне огоньку.

Эльфинарка дала ей прикурить и поцеловала, желая удачи. Когда она наклонился к поварихе, Тарикка прошептала:

— Орветт ушла с молодым Ирр'загимом.

— Ты имеешь в виду на Карнавал? — блондинка вздрогнула.

— Они целую вечность просидели в саду, а когда я на минутку вышла в бар за бутылочкой фруктового ликера для соуса, прокрались мимо. Думали, я их не вижу. Но я разглядела выражение их лиц. Уж мне-то оно знакомо. Негодники выбежали в сад и перебрались через стену. Думаю, они не вернутся раньше утра, но на всякий случай не запирай на ночь боковую дверь.

Лерна попыталась представить себе Ирр'загима за столь земным занятием, как карабканье через стену с девушкой.

— Хорошо, — кивнула она, — не запирать боковую дверь. Что ж, возвращайтесь с победой, Тарикка.

— Пусть наши враги плачут! — воскликнула повариха.

Она перекинула через руку свой длинный шлейф и, выпуская облака дыма, решительно двинулась в ночь. Вирмаль и Коонд с огромным подносом в руках послушно последовали за ней к ожидающей машине, попыхивавшей паром из большого цилиндра позади кабины.


Лерна еще раз мысленно пожелала удачи своей команде, а потом постояла некоторе время, захваченная стихией Карнавала

О, эта фантастичная карнавальная ночь! Из всех переулков, маршируя, появляялись люди, компании, окрестрики играя на флейтах, трубах, гитарах… Пути их сходятся и расходятся, мелодии скрещиваются, сливаются в какофонию и снова разбегаются.

Все это «безобразие» проходит под радужным дождем из конфетти.

Толпы людей в масках могли и напугать неподготовленного человека.

Были здесь эльфы, почти как настоящие, клыкастые вампиры, великаны на ходулях, люди в костюмах чудищ с жуткими мордами. Они прыгали, хохотали, резвились, заходились в неистовой пляске, запускали фейерверки, выстреливая в небеса фонтаны разноцветного огня. В людской круговерти важно вышагивали быки и слоны, увитые цветами, — они тащили платформы, на которых сидели и стояли люди, играли потешные музыканты. Исполин-тролль в одной в набедренной повязке украшенно драгоценными камнями один занял целый небольшой помост на колесах. Он без устали дудел в гигантскую волынку. Катились «ваггисвааге» — фургоны, груженные охапками цветов, апельсинами, конфетами, игрушками. Все это целыми корзинами вываливали в толпу.

Размах празднества поражал. Казалось, народ стекался сюда со всего света. Лерну даже на миг охватило чувство нереальности происходящего.

Мимо бурной рекой неслась ликующая толпа.

Горланя лихую песню, протопали бравые пираты Синего Берега (ряженые, само собой). Шатаясь то ли от радости, то ли от выпитого, они хлебали ром из бутылок и угощали висевших у них на плечах девиц. На платформе, толкаемой пыхтящим паровиком, поднимался дым и аромат жареного мяса — десятки мангалов, вокруг которых хлопотали Дроу, производили немерянное число шашлыков "шур'аско", тут же раздаваемых толпе. И народ искренне благодарил в прежние дни не очень-то популярных темных эльфов. Над всем этим сонмищем, этим морем голов в бездну черного ночного неба взвивались шутихи, разбрызгивая мириады разноцветных искр.

— Какой празднык!!! Э, какой празднык!!! — время от времени радостно вопил какой-то горец.

Была южная дивная ночь. Над остроконечными крышами старого города ярко пылали крупные звезды. Ослепительный диск Луны светил не хуже фонарей. Казалось, само небо смотрит на древний и юный город, и радуется.

— Кар-на-ваал!!!

— Кар-на-ва-а-ал!!!

Летел над толпой многотысячный рев, и она еще пуще вертелась в безудержной пляске.

На многочисленных повозках, в дымке перьев, блесток, кисеи экстатически извивались лучшие танцовщицы города — и сколько труда и женской смекалки было вложено в их костюмы, рассчитанные, чтобы прикрыть как можно меньше, при этом не обнажаясь полностью. И как ревела и визжала публика, когда в экстазе то одна, то другая из изящных девиц срывала с себя костюм… и под ним оказывался еще один — совсем уж миниатюрный.

Другие артисты разыгрывали целые небольшие спектакли — каждый на свой сюжет.

На широком длинном помосте, который тащили четыре матерых ящера, схватывались друг с другом врукопашную борцы, поднимая друг друга и брякая о помост. Могучие тела, натертые маслом, перекатывались железными шарами мышц. Иногда к ним забирался кто-то из толпы, померяться силой, и иногда побеждал, хотя чаще летел обратно в толпу. Не без удовольствия увидела Лерна, что на помосте присутствовали и несколько девушек и молодых женщин в самом что ни есть минимуме одежды — побороться с ним хотели все больше.

Подмостки были окружены радостными зрителями, ревом подбадривающими то одного, то другого силача.

Прокатилась роскошная карета, размером с вагон, запряженная слоном. Из-за парчовых занавесей неслись женский визг, мужское реготание и выстрелы открываемого игристого…

Ведь сейчас Карнавал — время, когда Карула безоговорочно отдает себя во власть веселья, когда взор затуманен страстью, когда с легкостью забываются несчастные «любови» и находятся новые «пассии».

И опять платформы с танцовщицами разной степени прикрытости, шествия гильдий, улиц и кварталов, поток веселья, которому нельзя было сопротивляться.

"Нет, к такой то орочьей матери! — подумала Лерна. — В следующем году возьму отпуск и тоже сполна оттянусь, мне положен отпуск, в конце концов, или нет?! Но это если благополучно решится вопрос с мертвяком в подвале…"


Хозяйка отеля решительно вздохнув вернулась в холл, поднялась по лестнице, и осторожно постучала в дверь номера лорда Орнигирра.

Ответа не последовало.

Лерна приоткрыла дверь и заглянула в номер.

Его милость лежал на кушетке, запрокинув голову и закатив глаза. На какое-то мгновение эльфинарка всерьез испугалась, что у них стало одним трупом больше.

— Да входите, будьте вы прокляты! — послышался замогильный голос. — Который час?

— Первый…

— Мне это ни о чем не говорит. Уже смеркается или у меня просто в глазах темно?

— Полдень миновал, — сообщила Антео и, взяв со стола графин, налила лорду стакан воды.

— Будь я каким-нибудь вампиром, сейчас чувствовал бы себя прекрасно, — посетовал милорд, с кислой миной озираясь по сторонам. — Но я одинок, покинут даже теми, кто уверял, что любит меня. Будь осторожна, кстати, Лернариэль. С моего братца станется спрятаться в дамском туалете… Впрочем, вы, эльфинары, к его флюидам устойчивы… Но этот пакостник обожает развлекаться подобным образом…

— А вот и нет, — послышался голос из спальни, а следом появился и сам лорд Морбай.

Лерна пялилась на него во все глаза, желая убедиться, что это действительно он.

Парень выглядел совсем иначе, чем давеча. Он на несколько дюймов уменьшился в росте, лицом стал похож на молодого профессора в отпуске, кроме того, облачился в безупречный вечерний костюм.

— Ну и как я вам? — он покрутился, демонстрируя себя во всей красе. — Собираюсь отправиться на прогулку и поискать себе кого-нибудь для веселого времяпрепровождения. В таком виде меня едва ли узнают!

— Можешь послушать, Лерна, как я даю никому не нужные советы, — начал лорд Орнигирр. — Так вот, Морбай, не пей. Выпивка тебе противопоказана, ты к ней неустойчив и вообще пить совершенно не умеешь. Если ты напьешься, то станешь ко всем приставать. Кто-нибудь обязательно воспримет это как личное оскорбление и вызовет тебя на дуэль. Ты убьешь его, или он убьет тебя… Это, впрочем, было бы наилучшим выходом… Но ты ведь этого не хочешь, болван?

— А этого и не случится, — с кривой ухмылкой ответил брат. — Я буду вести себя благоразумно.

— Разумеется, кто бы сомневался, — язвительно отозвался его милость, устало откидываясь на подушки. — Отправляйся на все четыре стороны. Приятного вечера. В моем состоянии только твоей рожи мне и не хватало!

— Я удаляюсь, — красавчик, пританцовывая, направился к выходу, с размаху врезался в дверь и только тогда догадался распахнуть ее. — Любуйся, Карула! — воскликнул он. — До сегодняшней ночи тебе не доводилось видеть истинной юности и красоты.

Лорду Орнигирру сделалось дурно.

— Открой окно, Лернариэль, — слабым голосом попросил он. — Тошнит меня, переел, должно быть. Открой, а то я наблюю прямо на эти чудесные ковры.

Блондинка поспешила выполнить просьбу, вспомнив, что у черных магов обычно напрочь испорчено пищеварение, от всех тех эликсиров и снадобий, какими они поддерживают колдовскую силу.

— Нет, всё же родственники — это кошмар, — пожаловался милорд, закрывая воспаленные глаза. — У тебя, вроде, хорошая семья? Этого у вас, эльфинаров, не отнять, не то, что мы, маги тьмы… — скаламбурил он. — Когда же я испущу свой последний вздох, никто не уронит и слезинки. Впрочем, не обращай внимания, я еще не принял лекарства, потому и несу всякую чушь. Кстати, о лекарстве. И куда запропастился Ирр'загим? Хотя ясно — он занят поиском своего откровения. Или сидит в туалете и дрищет, обожравшись этими карнавальными пирожками с моллюсками! Не уверен, дрищут ли дроу или у них желудок переварит, что угодно? После веков паучьей диеты в пещерах! Ну ладно, ты умеешь делать инъекции?

— Что-о? — Лерна в замешательстве нахмурилась.

— Приходилось ли тебе вводить кому-либо лекарство с помощью шприца?

— Что, так скверно? — посочувствовала блондинка.

— Хуже не придумаешь. Так приходилось?

— Я - младший военлекарь запаса национальной гвардии, — отчеканила звонко.

— Тогда, будь ласковой, подай-ка мне с комода зеленую шкатулку.

Она передала лорду шкатулку и, тот извлек оттуда изящный шприц с длинной тонкой иглой и достал шкатулку с набором флакончиков, содержавших жидкости ярких химических цветов, наводившие мысли о смертельных ядах одним своим видом. Опорожнив в золотую чашу трясущимися руками содержимое полудюжины — то по паре капель, то по наперстку, то по половине флакона, он получил порцию густо-синей жидкости, которой, по мнению эльфинарки, вполне могло хватить для упокоения еще парочки Карпаксов.

— Вот это…

Стараясь хранить каменное выражение лица, Лерна сунула в чашу иглу, наполнила шприц снадобьем, нажала на поршень и на конце иглы появилась сапфировая капелька.

— Ну вот, теперь давай коли, — заявил лорд Орнигирр, закатывая рукав.

Побрызгав на руку рома из стакана, он протянул бледную длань Антео. Она привычным движением сделала укол.

— Готово. Моя бессмысленная жизнь продлится еще немного, — устало произнес его милость. — Отчего ты так побледнела?

— Давно не практиковалась, — пробормотала блондинка.

Признаваться, что боится уколов, она не собиралась — хуже было бы только сознаться в страхе перед мышами.

— А, ну напомни мне при случае, я расскажу тебе о новиках целительской магии Туманного Берега, — пообещал лорд Орнигирр, забирая шприц. — Вот, например, умники из Хрогваца освоили, наконец, магическую трепанацию черепа…

— И что, решили испытать на себе? — усмехнулась понимающе эльфинарка.

— Ума хватило начать тренироваться на кошках, — хихикнул лорд.

— Бедные мурлыки, — вздохнула девушка, и вдруг взгляд её остановился на шприце.

— Вижу, тонкая игла….

— Да, спецзаказ. Делал ювелир Морзо из ювелирного заведения Морзо и Сын. Они изготовляли короны для десятка владетелей нашего побережья. Так что не какой-то… как же это по-вардарски? — он пару секунд подбирал слово. — Ну, похоже на дроусскую фамилию… А, ширр-потреб…

— А я вот подумала… такой вот особой иглой можно уколоть кого-нибудь ядом и убить, практически не оставив следов?

— Не потребуется даже яда, — объяснил лорд Орнигирр, потирая руки. — Достаточно воздушного пузырька в вену. Но все это не так-то просто осуществить. А ты что, до сих пор пытаешься выяснить, кто убил этого гнусного журналюжку?

— Да. Но пока только выяснила, что понятия об этом не имею.

— Кстати, уже производили экспертизу? — его милость пристально посмотрел на Лерну.

Та в свою очередь изумленно уставилась на лорда.

— Когда и где? Карнавал ведь!..

— Послушай, а хочешь, я сделаю это для тебя?

— Вы?! — изумилась Антео.

— Ну да, у меня есть патент судебного мага, выданный Союзом Чародеев. Они тут должны признаваться.

— Э-э-э, возможно, — пожала плечами блондинка.

— Тогда вперед! — лорд Орнигирр вскочил на ноги. — Мы сможем выполнить всю работу на кухне!

— Нет! — горячо запротестовала эльфинарка. — Что если история вылезет наружу? Ресторан наш главный козырь. Мы можем прогореть.

— Пожалуй, ты права. Кроме того, это было бы негигиенично, — согласился лорд Орнигирр, роясь в комоде. — Куда я подевал активатор? Ну, неважно.


Поручив Дигунару присматривать за холлом, а обоим Понсам сторожить в баре на случай непредвиденных ночных происшествий, Лерна поспешно поднялась по лестнице и дважды тихонько стукнула в дверь лорда Орнигирра. Та тут же широко распахнулась, и на пороге, с улыбкой до ушей, показался его милость.

— Все чисто?

— Можно идти.

— Вперед, ребята!

Он вылетел из комнаты и зацокал каблуками вниз по лестнице. Оба его телохранителя загромыхали следом.

— Эй! — блондинка отчаянно замахала руками, пытаясь привлечь внимание лорда к тому, что голова Рюмпа повернута задом наперед. Лорд Орнигирр обернулся и, поняв в чем дело, захихикал и легким движением руки все исправил.

— Прошу прощения, — произнес он громким шепотом. — Ну, где там этот твой, как его?

Антео провела их на кухню, откуда все спустились в холодный погреб.

Оллин Карпакс лежал серый и окоченевший.

После дюжины мрачных шуточек и нескольких совершенно невероятных и даже криминальных идей, наконец, решили выносить тело завернутым в мешковину. Лерна молилась лишь о том, чтобы в холле не оказалось никого из гостей. Дигунар взмахом руки дал знать, что путь свободен, и странноватая компания с трупом в мешке нетвердой походкой стала подниматься по лестнице, напоминая отряд термитов, волокущих мертвого жука.

К тому моменту, когда они вновь оказались в номере лорда Орнигирра, эльфинарка окончательно лишилась присутствия духа. Но, к её огромному облегчению, в комнате не было ни черных свечей, ни запаха ладана. Яркие лампы горели вокруг покрытого клеенкой стола. Но режущих инструментов блондинка не увидела. Он что, в кармане их носит?

— Давайте шлепнем его пока на пол, — предложил лорд Орнигирр, выскользнув из-под трупа, чтобы закрыть дверь. — Ребята, разденьте-ка его….

— Стойте! — спохватилась эльфинарка. — Вот башка пустая! Ради вашего Ургота, не надо резать! Завтра я должна передать тело судейским, и если труп будет обнаженным, да еще с дырой, сразу начнутся вопросы.

— Не беспокойся, — кивнул его милость. — Просто разденьте его.

Телохранители старательно принялись за работу, и хотя телу Карпакса пришлось пройти через целую серию крайне непристойных манипуляций, оно, в конце концов, было освобождено от одежды.

— Это похоже на… на логово… э-э-э, — счастливо прорычал Рюмп, держа в руках брюки Карпакса с замысловатыми застежками на гульфике.

— На чье? — не удержалась Лерна.

— Э-э-э, я хотел сказать, на логово… лового… о, вспомнил, голово-ломку.

И добавил.

— Гым, забавно, у нас в Трольхэйме головоломка — это такая дубина, которой бьют врага по башке. А у людей — это игрушка, у них все не так, как у нас…

— Хватит болтать! И не жаловаться, вам полезно иногда напрячь мозги, — отрывисто бросил лорд Орнигирр, расстегивая камзол.

Он сорвал с кровати простыню и повязал ее вокруг шеи, как огромную салфетку. Включил экстрафон на запись. Лерна нервно ходила по комнате взад-вперед, наблюдая за происходящим.

— Итак, начнем, — милорд подошел к трупу и принялся рассматривать его. — Что мы имеем? Особь мужского пола, принадлежащая к расе людей обыкновенных, они же хьюмены, они же младшие дети Творца… Смерть наступила примерно полтора дня назад. Покойный, в меру упитанный мужчина в полном расцвете лет. Никаких признаков хронических заболеваний. На правом боку, между третьим и четвертым ребром, имеется шрам. Вероятно, кто-то стрелял в покойного, хм… из самострела. Не из огнебоя, заметьте себе. Жизненно важные органы, правда, задеты не были. Что еще? Налицо начальная стадия разложения.

Он провел ладонью над черепом Карпакса.

— Никаких следов ранений головы. Никто не проломил ему череп, и это радует. Имеются признаки асфиксии, то бишь попросту — удушья. Держу пари, что это яд. Теперь поглядим содержимое желудка.

Рука лорда окуталась мрачноватым сиянием, а потом пальцы его коснулись бока трупа, и… ушли в него.

Наблюдая за всем этим, блондинка почувствовала, как невольно покрывается холодным потом.

— Посмотрим… Лернариэль. А-а, с тобой все ясно! Рюмп, передай ей лампу. Ты поможешь мне.

— Милорд, это… — пробормотала Антео, подумав на миг, что, пожалуй, с лорда сталось бы запросто прикончить Оллина — вот так войти и остановить ему сердце…

— Это телекинезисная магия. Я неплохо зарабатываю, вынимая у разных бедолаг камни из почек и желчного пузыря, а также старые осколки и пули — у нас на материке постоянно кто-то воюет… Мой никчемный братец меня за это п-презирает. И если подумать, он прав — маг-целитель, не могущий излечить себя сам, и вынужденный пользоваться услугами врачишки-дроу… — это никчемный маг, — горько изрек лорд. — Ну-с, продолжим…

— Покойный ел перед смертью. На обед у него было вино… и восхитительная жареная мурена. Так… а это что такое? Не представляю, как вы можете это есть, особенно с этими вашими острыми соусами… Ох!

— Что «ох»?

— Похоже, я нашел то, что прикончило его, Лернариэль, — произнес лорд Орнигирр каким-то странным голосом.

Он извлек из глубины тела Карпакса небольшой перламутрово переливающийся комочек.

— Если я не ошибаюсь, — его милость вставил себе в глаз выточенный из изумруда монокль в платиновой оправе и стал тщательно рассматривать объект. — А я не ошибаюсь… Это серебристая королевская креветка.

— И что с того?

Лорд Орнигирр вынул монокль и тот сам собой юркнул в карман. А потом посмотрел на Лерну.

— Сразу видно, ты не здешняя. Серебристые королевские креветки живут в стаях обычных королевских креветок — и похожи на них, как две капли воды, но за одним отличием — они смертельно ядовиты, — маг говорил с непривычной серьезностью. — Именно поэтому королевскую креветку положено перебирать особо старательно, всякая нормальная хозяйка это делает, вдруг да рыбаки, перебирая улов, её пропустят. К счастью, их хорошо видно. В любом случае оная креветка попала в пищу Карпакса, и он умер через три минуты после того, как проглотил ее.

Антео застонала:

— Все, конец!

— С чего бы?! — удивился милорд, возвращая находку в тело жертвы.

— Карпакса никто не убивал — стало быть, всему виной наша кухня, а не всякие ужасные тайны. Даже если нас не закроют, отель будет разорена! Дело, существующее пять поколений! — Лерна действительно готова была заплакать.

— Да, но не думаю, что тебе следует беспокоиться. Не забывай, тут есть я! — сказал лорд Орнигирр, вновь извлекая ракообразное. — Сейчас я сотворю огонек, и улика исчезнет… Э, а дело-то скверное! Знаешь, тебе не в чем себя упрекнуть… Это была не роковая случайность, а самое обычное убийство. Креветочку-то даже надрезали и еще так аккуратно декапитировали, в смысле, состригли голову, чтобы надежнее выпустить яд. Ну, так как, писать акт?

— Не надо, — процедила сквозь зубы Лерна, воздев очи к потолку и с чувством выматерившись.

Она спустилась в бар, где дремали утомленные бурными ночами и днями Понс Первый и Понс Второй, разбудила их и опять отправила спать в жилые комнаты. Потом налила себе рому на три пальца, и сидела одна в темноте, потягивая напиток и размышляя.

* * *

Заслышав, что вернулись Тарикка с Вирмалем и Коондом, Лерна вышла в холл.

— Ну, как все прошло? — поинтересовалась.

Вирмаль и Коонд, слегка пошатываясь, подняли сжатые кулаки и молча ударили себя в грудь. Кухмистерша показала диплом с большой золотой печатью-буллой на шнурке витого шелка.

— Победа, — спокойно сказала она и, внимательно посмотрев Лерне в глаза, повернулась к остальным.

— Мальчики, думаю, вам пора спать.

— Да, госпожа, — просипел Коонд, и они поковыляли прочь.

— Пойдем, поговорим на кухне, — предложила дама Лерне.

Пожав плечами, блондинка направилась вглубь коридора, Тарикка последовала за ней.

В кухне повариха поставила диплом прямо на разделочный стол перед собой. Потом его перевесят в холл, но пока он побудет тут, заслуженно потешит самолюбие кулинара.

Эльфинарка помедлила несколько секунд, затем придвинула себе кресло и, перекинув через локоть шлейф, уселась поудобнее. Повариха неторопливо извлекла свою трубочку…

— Будь любезна, госпожа, подбрось огоньку, — попросила она.

Лерна взяла спиртовку, тлевшую под кофейником, и протянула ей. Тарикка раскурила трубочку и откинулась на спинку кресла.

— Ну? — подняла она бровь. — Вижу, у тебя есть что мне сказать, хозяйка?

— Скажи, почтенная, как можно раздобыть серебристых королевских креветок?

— Ты решила покончить с собой? — хладнокровно передернула Тарикка плечами. — Не советую, смерть от этой пакости хотя и быстрая, но неприятная.

— А если я собираюсь сама кого-то отравить? — улыбнулась Антео, готовая в любой момент выхватить «шершень», заранее спрятанный в потайном карманчике жилета.

— Ну, это другое дело, — равнодушно изрекла повариха. — Это проще простого. Выбираешь момент, когда рыбаки разбирают улов, а скупщики еще не появились. Выходишь на побережье, присматриваешь себе рыбака и спрашиваешь, нет ли у него хороших креветок, самых свежих, только что выловленных. При этом стоит, конечно, слегка прикинуться глупой суетливой теткой. Очень внимательно слушаешь, когда рыбак втолковывает тебе, что креветки не перебраны, и надо их хорошенько пересмотреть, и горячо благодаришь, что он предупредил тебя о том, что может попасться «серебрянка». И несешь себе креветок домой в ведре. А потом, — спокойно продолжала она, — выбираешь её, и если придет к тебе в ресторан какой-нибудь выродок и закажет обед, а ты знаешь, что в свое время он сломал жизнь целой куче невинных людей и вообще — трупов на нем побольше, чем на матером зандигарском убийце… Или, к примеру, ты воспитываешь девочку, и мечтаешь, чтобы она была счастлива, а вот этот негодяй сказал ей, что бедняжке грозит смерть, если она с ним не переспит, а малышка как раз влюбилась в другого… Тоже ей не чужого, как оказалось… Ну, в общем, мистрис Лерна, тогда вполне может статься, что в закуску, которую он закажет, случайно попадет что-нибудь вредное…

Она замолкла.

— Это все?

— Да, все, — кивнула Тарикка и тихо добавила. — Я ни о чем не жалею.

Антео некоторое время сидела молча.

— То есть Карпакс не был уверен насчет тебя, Тарикка, но если бы он как следует запугал Орветт, то сумел бы и до тебя добраться, — произнесла она, наконец. — Под угрозой твоя жизнь и спокойствие. Косвенным образом и мой ресторан, а значит, и мне придется раскошелиться. А в «Удаче» останавливается масса важных шишек, так что, считай, готовый источник информации. Для качественного шантажа лучше и не придумаешь. В общем, когда яд подействовал, ты прокралась к Карпаксу в номер и начала жечь бумаги, но тут кто-то, думаю, что это была Орветт, спугнул тебя. Потом ты была занята, накрывая на столы и успокаивая нашу малышку, поэтому тебе так и не удалось вернуться, чтобы уничтожить оставшиеся бумаги до того, как Коонд обнаружил труп.

Тарикка выпустила струйку дыма и безмолвно смотрела на неё.

— Все так, — глухо ответила она. — Ты дашь мне время бежать, госпожа нарка?

— Расскажи, как вы все оказались замешаны в этом мерзком деле? — попросила, мягко улыбнувшись Лерна.

Тарикка вздохнула, видимо поняв, что ей ничего не грозит.

— Когда-то, — заговорила она, — я работала поварихой на железной дороге транспортной компании "Золотой парус", единственной железнодорожной компании в старой Каруле. А попасть туда мне, скажу, было непросто. За то, чтобы меня взяли на работу, мне пришлось отдать управляющему поездом кольцо моей покойной матушки, да еще все, что скопила за два года работы в харчевне старой мымры, моей тетки, а приходилось мне там заниматься не только кухонными делами. Ну вот… Мы как-то раз везли пассажиров в Риггинд, и это были Светлый Посланец и его последователи. Их только что изгнали из очередного города тамошние тупые синдики, вот они и отправились в другой. И когда мы добрались до Риггинда, я ушла с ними. Бросила домик, который мне подарила компания возле путей, шумный, но свой, бросила жениха — мастера парусов, бросила светившую мне должность старшей поварихи вагона-ресторана… Вот такая вот дура была… — она рассмеялась каркающим смешком.

— Светлый обратил тебя в свою веру? — спросила Лерна.

Тарикка помотала головой, устремив взгляд куда-то вдаль, и пожала плечами.

— Можно сказать и так, хотя дело посложнее будет… Он просто позвал меня за собой, я вдруг поняла, что должна идти. Скажу просто — если бы он попросил меня броситься с высокой башни, я бы сделала даже это. Ты никогда не видела, не слышала его, мистрис Лерна, а то бы поняла. У него был удивительный дар позволять людям чувствовать себя чистыми… Он не просто имел святость — он мог одарить ей любого и одарял. Просто, не прося ничего взамен. Если ты хочешь знать, да, я была с ним, как и все наши женщины, и не только женщины… И с ним у меня было такое чувство, будто мне прощено все дурное, что я успела натворить… Я ведь, как было сказано, не сразу попала на железную дорогу, было всякое в юности, — она грустно улыбнулась. — Но с ним я поняла… Я поняла, что любовь — нечто большее, чем перепихон в подворотнях. Нас было человек триста, потом — больше… Но мы держались вместе — несколько юношей и девушек из знатных семейств, я, пара бродяг, одна девушка-певица, Рина, и еще Римад, наш казначей, он приходился Посланцу каким-то родственником и следовал за ним потому, что мог обделывать всякие делишки. Все, и даже Римад, были великолепные ребята, не то, что тупые лавочники, которые норовили вдали от своих толстых жен затащить меня в купе за пару монет.

Наверное, там собрались самые чистые люди на всю старую и трижды проклятую Карулу — кому было тесно в этой мерзкой жизни. Я сошлась с травником-дроу, Миз'зримом, он тоже ушел от своих, потому что осмелился лечить бедняков задаром. Любила ли я его по-настоящему, не знаю… Тогда мне казалось, что я его люблю, тем более, что дроу очень даже ничего в постели, а мой к тому же был сногсшибательно красив. Но Пророка я любила сильнее. Когда к нам примкнул Линтон Равди, он предложил всем поселиться во владениях его семейства. Линтон… он был уже другим, не таким, как старые сеньоры. Его тошнило от этой древней дикости и тупого самодовольства. И вот мы отправились туда… И нас стало уже больше тысячи. Я родила Миз'зриму ребенка… Я никогда не думала до того о материнстве, но любила его, а уж отец просто души в нем не чаял. Вот так мы и жили, нас становилось все больше, и мы даже стали думать, что сумеем если не переделать этот дерьмовый мир, то хотя бы показать, что можно жить по-другому… В день, когда появились головорезы капитана Буэно, нашему сыночку как раз исполнилось три годика… — Тарикка запнулась, смахивая слезу.

— Если тебе больно, ма' ло, можешь не рассказывать дальше, — вставила эльфинарка, ощутив давно забытое чувство кома, подступившего к горлу.

— И не буду, до сих пор не могу… — повариха вытерла глаза косынкой. — Во время побоища граната разнесла стену сада, и я тут же кинулась в пролом, как безумная, и многие другие тоже. На бегу я обернулась и увидела, как падает Миз'зрим с простреленной головой… За ним бежал Римад и тащил на руках Рину. Она была любимицей Пророка, потому что он считал ее провидицей. У Рины как раз начались схватки. Надо же было ее ребенку выбрать именно этот час для своего рождения! Римад, Рина и я сумели выбраться живыми. Нам удалось отползти подальше от побоища, и к вечеру мы были в безопасности. Что стало с остальными, я не знаю. В ту ночь Рина родила девочку.

— Орветт? — спросила Лерна.

Кухарка кивнула.

— Дней десять мы прятались в лесу, рыдали в три ручья и ломали голову над тем, что делать дальше. В конце концов, Римад решил, что лучше всего сдаться на милость властям. Мы же не знали, как погиб Линтон, и какую клятву принес его безумный отец, ну и в конце концов никаких законов не нарушали. А Римад еще и никогда особенно не верил в учение Светлого Посланца…

Они с Риной пошли в Риггинд и сдались. Чем это закончилось, ты знаешь. Только девочка чудом осталась в живых.

— А почему ты не пошли с ними?

— Не хотела отрекаться от той жизни, я ведь только тогда почуяла себя человеком по настоящему, — ответила Тарикка. — К тому же я должна была подумать о своем малыше… Ты видишь — на дроу и местисов и сейчас в Риолле смотрят косо. Ну… Вот и все. Я спустилась с горы, отдала детей — сына в храм Ниссы, а девочку — в Ревиманское аббатство. Когда все немного поутихло, я сменила имя и нанялась стряпать в передвижную харчевню… Работа была знакомая, а постоянные переезды с места на место были делом привычным — я же бывшая железнодорожница… К тому же это было мне только на руку. Я сумела выяснить, как Риггиндские власти поступили с крошкой Орветт. Очень трогательно, что они дали ей такое имечко, правда? С тех пор я за ней присматриваю в память о ее отце. Потом забрала её из приюта стала потихоньку воспитывать.

"А сын?" — хотела спросить блондинка, и вот только тут поняла, кто является сыном Тарикки.

Послышался звук приближающихся шагов, дверь приоткрылась, и в кухню заглянул лорд Орнигирр.

— Где бы раздобыть что-нибудь от несварения? — спросил он. — Ах, извините, кажется, я помешал серьезному разговору.

— Очень серьезному, — кивнула Антео.

— Я так и думал, что рано или поздно у вас дойдет дело до подобной беседы, — он придвинул табуретку и сел за стол. — Могу ли я со всем почтением предположить, что никто не станет принимать опрометчивых решений? Даже если по какому-нибудь глупому стечению обстоятельств кому-то пришлось… ну, скажем, прикончить какого-нибудь нехорошего человека. Должен сказать, что я видел вещи куда хуже. Вы не можете представить, что творится в благородных домах Туманного Берега.

— Очень даже могу, — пожала плечами эльфинарка.

Она поднялась, взяла бутылку горькой настойки и, добавив немного в стакан с минеральной водой, протянула «коктейль» лорду Орнигирру. Затем снова тяжело опустилась в кресло.

— Пью за ваше несравненное здравомыслие! — провозгласил его милость, поднимая стакан, и залпом осушил его. — Ах, честно говоря, я успел полюбить вас всех, и ни за что не позволю каким-то там паршивым истине и законности одержать верх. Предлагаю просто-напросто затолкать тушку Карпакса куда-нибудь в подпол крысам на радость…

Снова послышались шаги, и распахнулась дверь.

На пороге рука об руку стояли Орветт и Ирр'загим.

Они тоже были очень бледны. И перепуганы до смерти.

— Мы… — пискнула девушка.

— То есть, мы… — прохрипел Ирр'загим.

Они замолчали, тревожно оглядывая собравшихся за столом. Лорд Орнигирр разинул рот, не в силах вымолвить ни слова. Но, в конце концов, справился с изумлением и заверещал:

— Ты? Прах побери, Ирр'загим, я тоже хочу кусочек! Орветт, любовь моя, не думай, что на нем свет клином сошелся, попробуй хоть разок настоящего мужчину!

— Нет, — отрезала Линт, и юный дроу обнял ее за плечи. — Я его люблю. Я… я не знаю, как это получилось. Получилось — и всё!

— Я не знаю, как это получилось, — эхом повторил Ирр'загим. — Получилось — и все. Как молния, сорвавшаяся с небес.

— Как огромный корабль появившийся из тумана! — добавила Орветт.

— Мы ничего не могли поделать, — взволнованно объяснял парень. — У меня долг… обеты… и я всегда думал, что в моей жизни не будет иной любви, кроме любви священной, и вот…

— А я вообще не хотела никого любить! — всхлипнула горничная. — И вдруг все так перевернулось!

Тарикка покачала головой.

— И вы оба кажетесь такими несчастными, — мягко проговорил лорд Орнигирр. — Детки, не стоит расстраиваться из-за пустяков! Не забывайте, что сейчас Карнавал! Это всего лишь минутное помешательство, иллюзия, мечта! Завтра тихо-спокойно разбежитесь без всяких сожалений! А не завтра — так послезавтра, через неделю… Поверьте мне, милые вы мои, пройдет!

— Нет! — голос Ирр'загима дрогнул. — Это никогда не пройдет. Я не стану кощунствовать перед ликом Любви!

Целитель повернулся к Тарикке.

— Однажды я видел сон, моя госпожа. Будто я младенец, спрятанный в кустах. Рядом со мной лежало другое дитя — крошечное и одинокое. Я знал, что она сирота, что она несчастна, и мечтал обнять и защитить ее. Проснувшись, я отправился к Милосердной и спросил у Нее, что значит мой сон. И Она ответила, что мне надлежит вернуться к истокам своей жизни.

Он неловко шагнул к поварихе, держа девушку за руку, и опустился на колени.

— Госпожа матушка, я хочу взять Орветт в жены. Благословите нас.

Тарикка вздрогнула. По щеке ее покатилась слеза.

— Ну вот, вы это и сделали, — хрипло пробормотала она. — И попались.

Она поднялась с кресла и взяла Ирр'загима за руку.

— Благословляю, сынок…

И разрыдалась

— Жениться?! — завопил лорд Орнигирр дурным голосом. — Вы что, с ума сошли? Взгляните, что вы за парочка! Вы хоть подумали, как будете жить в этом мире? Тут, где дроу еле-еле терпят? Лернариэль, тебе придется поискать место в Вардарии для двоих…

Ирр'загим пропустил мимо ушей тираду.

— Я никогда не потревожил бы вас, — сказал он всхлипывающей Тарикке. — Но ходили слухи, что некий человек, словно шакал, охотится на последователей Светлого Посланца. И я понял, что он станет разыскивать мою мать. Я собирался найти её и предупредить… Но потом того человека убили, а я увидел Орветт и почувствовал, что знал ее всю жизнь.

— Это не настоящее имя, — проговорила Тарикка. — На самом деле ее зовут Ирма.

— Правда?! — заверещала Линт. — Вот здорово! Моё имя мне никогда не нравилось!

— Но называться настоящим именем для тебя опасно, детка, — печально отозвалась повариха. — Даже после стольких лет. Да и как вы собираете жить?

Кухмистерша в отчаянии переводила взгляд Орветт на Ирр'загима.

— Откроете лавку в квартале дроу? Думаете, вам там будут рады?

— Зачем? — удивилась девушка. — Разве мир кончается на границе Риолла? Ну, поедем хотя бы в Вардару! Я слышала, там новая мода — богатые любят ходить к… к медикусам-дроу, потому что там всякая экзотика, мистическая мудрость и вообще! Ну, пожалуйста!

— Можно попробовать, — согласилась Лерна.

— Безумие, — проворчал лорд Орнигирр. — Чистой воды безумие!

— Вовсе нет! — напустилась на него Орветт. — Если мы будем вместе, нам ничего больше не надо!

— Вы не ведаете, что творите, — печально произнесла Тарикка. — Оба. Вы себе не представляете, как это будет трудно. Но теперь уже ничего не поделаешь. Ладно, благословляю. И желаю удачи. Она вам понадобится…

— А почему никто не попросил моего благословения?! — возмутился его милость. — Или хотя бы разрешения!

Молодой дроу поднялся с колен и посмотрел на него.

— Милорд…

— Ладно, Ирр'загим, я официально освобождаю тебя от служения моей особе. Так и можешь сказать в храме Ниссы, что контракт расторгнут. Ступай исцелять невежд, которые, случись чего, забросают тебя камнями, обвинив, что ты травишь колодцы и совращаешь чужих жен!

— Ах, любимый! — воскликнула Ирма-Орветт, крепко обнимая Ирр'загима.

— Ясно, — убитым голосом отозвался милорд. — Похоже, у меня точно нет ни малейшей надежды быстренько перепихнуться с тобой до свадьбы? Ну, сама знаешь, право первой ночи, да и тебе перед тем, как покупать товар, стоит, как следует осмотреться!

— Размечтались! — фыркнула девушка.

— Что ж, ты никогда не узнаешь, что потеряла, — пробурчал Орнигирр. — Ладно, ступайте в постельку. Меня уже тошнит от этой вашей любви.

— Милорд… — Ирр'загим низко поклонился.

Затем повернулся к Лерне и поцеловал ей руку.

— Госпожа…

— Идите уже, — отозвалась она, чувствуя себя не в своей тарелке.

Целитель снова схватил Орветт за руку, и они убежали. Радостное щебетание девушки постепенно стихало вдали:

— …Кровать, конечно, узкая, но это ничего, можно совсем ее вынести и спать на полу!

— Лерна, что с ними станется? — убивалась Тарикка. — Репе и той боги дали мозгов больше, чем… моим детям!

— Ну, ты же будешь за ними присматривать, — попыталась успокоить ее хозяйка. — К тому же и Орветт… Ирма и… и твой сын гораздо смышленее, чем ты думаешь.

— Весь в папочку — тот еще был кретин! — всхлипнула повариха.

— Все это хорошо, но вот что будет дальше, — озаботилась Антео. — Завтра припрутся судейские, и выпотрошат нашего мертвяка… И, дай Богиня, им до истины не докопаться.

За этим высказыванием последовала долгая пауза. А затем дверь приоткрылась, и в кухню заглянул ухмыляющийся лорд Морбай.

— Ты довольно рано. В чем дело? Карула не была потрясена твоей красотой? — желчно поинтересовался Орниггир. — Или, напротив, за тобой гонится толпа сгорающих от страсти мужеложцев?

— О-о, я произвел настоящий, как это по-вардарски… террор, виноват — фурор! — в голосе красавчика сквозило ликование. — И даже не напился, ни-ни! Кстати, я все подслушал! — сообщил он с самым невинным видом.

Лерна со стоном схватилась за голову.

— Братец, какого Ургота? — вскочил его милость.

— И всё бы тебе ругаться! А мне, между прочим, тут пришла в голову отличная мысль, как можно уладить вопрос с покойником…

* * *

Все на свете имеет конец, Карнавал тоже.

Он простился с Карулой под шуршание метел муниципальных дворников, убирающих остатки конфетти. Владения карнавального короля Момма Первого и Единственного, на год вновь съежатся до размеров чуланов, куда спрятали карнавальные костюмы и амбаров, в которых общины уже начали готовить декорации к очередному празднику.

Изрядно подуставшие «короли» и «королевы» карнавальных шествий возвратились к своим будничным заботам. Но с ними навсегда останутся воспоминания о безумных и счастливых днях Карнавала прошедшего и предвкушение грядущего…

Квартальный судья Корриан провел большую часть последних двух дней в очень веселом заведении среди изысканного общества. И потому, топая по Рыбной улице в сторону отеля «Удача», щурился от мучительно яркого солнечного света.

Голова невыносимо гудела, и больше всего на свете хотелось оказаться дома, в постели, но представителя городской власти подстегивали соображения долга и сознание того, что за сокрытие мертвяка в случае чего по головке не погладят.

Всё это отнюдь не улучшало настроения служителя закона, так что, добравшись до парадного входа «Удачи», Корриан уже прикидывал, сколько можно состричь с этой вардарской выскочки за то, чтобы тушкой скандального писаки занялся самый старый, пьяный и тупой «трупорез» городской стражи — гоблин Сигтун Сами.

Первым, кого он увидел, была Лерна. Та сидела за стойкой, потягивая вино из бокала. Вид у неё был усталый, но чувствовала она себя, несомненно, гораздо лучше, чем представитель городской власти.

— Доброе утро, господин Корриан, — приветствовала его эльфинарка оскорбительно безмятежным тоном.

— Доброе утро, мистрис Антео, — отозвался слуга закона. — Давайте-ка сразу перейдем к делу. Что вам удалось выяснить?

— Э-э, как бы вам объяснить, такая вот неожиданность… — начала блондинка, и тут в холле появился ни кто иной, как Оллин Карпакс собственной персоной.

— А, вы, наверное, тот самый судья, — догадался он. — Здравствуйте. Мне неловко, что я учинил такой переполох. Сам виноват, не предупредил, что у меня бывают приступы глубокого обморока. Отчего — не знаю, но вот на тебе: сижу в роскошном номере, любуюсь закатом, и вдруг — бац! Очнулся в бадье со льдом в кладовке нашей доброй хозяйки. Хорошо хоть не успел отморозить себе, — он хихикнул, — ничего важного…

Судья часто заморгал:

— Приступ… э-э-э… обморока?

— Угу. Глубокий обморок, он же каталепсия, он же летаргия, он же сонус псевдомортус.

Он поднял на Корриана насмешливый взгляд.

— Раз-два — и валяюсь, как труп.

— Но… — чиновник был буквально убит на месте.

Сколько он помнил, в судейских анналах не было ничего подобного, да и Свод Законов Риолла проблему оживших мертвецов как будто игнорировал.

— Но как же ваша посмертная записка?

— Что? — прищурился Оллин. — А, что-то там про подлый удар в спину? Мистрис Лерна говорила… Так это я как раз собирался писать новую книгу… Вот не помню уже о чем — прр-оклятая летаргия!

— Думаю, вам не помешает немного выпить, господин Корриан, — посоветовала хозяйка «Удачи», отставляя в сторону бокал и выбираясь из-за стойки.

"А пропади оно всё пропадом!" — подумал судья.

— Пожалуй, — согласился он и вслед за Лерной направился в бар.

Однако, сделав несколько шагов, бросил Карпаксу:

— Знаете, милейший господин, может быть, вам стоит потратиться на магический амулетик. Такие медальончики с предупреждением — их иногда делают. А то в следующий раз как бы вам раньше срока не угодить на погребальный костер!

— Думаю, что так и поступлю, — отозвался журналист, тоже направляясь в сторону бара. — Прекрасная идея! Приятно было познакомиться, господин Корриан!

* * *

Они с милордом сидели за лучшим столиком на террасе в компании Тарикки, любуясь тем, как на сумеречном небе загораются первые звездочки. Вирмаль и Коонд сновали между столиками, снимая колпаки с магических ламп и зажигая спиртовки под кофейными приборами.

С кадавром шантажиста разделались вчера вечером. Элементарно просто — под покровом ночи слуги лорда спустили его в канализацию, а сверху добавили все оставшиеся запасы "Универсального растворителя Рокса", сопроводив парой темных заклинаний и половиной лекарств и снадобий Орнигирра. При этом предварительно завернув труп в старый кусок войлока и хорошенько обработав обухом топора — сломав самые крупные кости.

Великолепная выдумка полубезумного алхимика сработала на этот раз лучше некуда, хотя трубы все же, наверное, придется скоро заменить. Впрочем, если вдуматься, покойничек был изрядной кучей дерьма при жизни — так что вполне правильно было поступить с ним, как с дерьмом…

На террасе показались Ирр'загим и Орветт, то есть Ирма. Они шли бок о бок, тесно прижавшись друг к другу.

Эти очаровательные юные создания не знают и не узнают, кому обязаны спокойной жизнью. Оно и лучше. А скоро забудут и всю эту историю, погрузившись в жизнь на новом месте. Веденесса прохладнее, чем Карула, но такая же веселая, разве что поцивилизованнее, и шантажисты там сидят в тюрьмах. Орветт-Ирма уже выказала желание затмить в кулинарном искусстве свою свекровь, а Ирр'загим… Ну, для лекаря вообще пределов совершенства нет… Уже куплены билеты на поезд для всех троих, а княжна Арианрод перед отъездом по просьбе Лерны набросала рекомендательное письмо для властей вольного города. Этому никто не удивится — в Веденессе есть и свои дроу, и свои князья. Так что…

— Огоньку, Тарикка? — предложил его милость.

— Благодарствую, милорд! — она протянула ему трубочку, а лорд выпустил в чашечку курительного прибора яркую шаровую молнию с муху размером.

Лерна помахала рукой, разгоняя дым.

— Хороший вырос мальчик, — сказала Тарикка лорду Орнигирру. — Он… знаете, хоть и вылитый дроу, но так похож на моего отца…

Лорд хмыкнул и кивнул, откинувшись в кресле.

— Да… — рассмеялась Антео. — Думала ли ты, когда решила позаботиться, о маленькой несчастной сироте Орветт, что в лице её приобретаешь любящую невестку? Кстати, почему ты это сделала?

Тарикка наградила хозяйку суровой миной.

— Мистрис Лерна, она же дочь моего Пророка!! Боги редко сходят на землю, но он точно был богом. Лучше объяснить не могу…

"Какая же я черствая дрянь!" — подумала эльфинарка, и встретила понимающий взгляд темного лорда.

И тут кое-что вспомнила…

Орниггир что-то говорил о планах братца очистить счета покойника. Но что если…

— Милорд, вот ваш брат решил поживиться деньгами покойного писаки, пользуясь э-э-э, своими способностями… Но вот я подумала, что если та защита, на которую он налетел на бирже, уже добралась и до банковского дела?

— Ааэээххр!! — взревел его милость, подскакивая на месте.

И словно вторя ему, вдалеке послышались крики, свистки полисменов и топот бегущей толпы…


Оглавление

  • Андрей Чернецов, Владимир Лещенко Хлопотный выигрыш
  •   Часть первая Отель с привидением
  •   Часть вторая Карнавал жизни



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики