Библиотека фантастики и путешествий в пяти томах. Том 1 (fb2)


Настройки текста:



Библиотека фантастики и путешествий в пяти томах. Том 1

Библиотека фантастики и путешествий в пяти томах. - М.: МГ, 1965. 45 тыс. экз. [Отв. за изд. Г. Марчик; Ред.-сост. И. Филенков; Оформл. А. Шипова; Худ. ред. Н. Михайлов]

Содержание[1]

Ариадна Громова. Поединок с собой

…И пойдут в неизвестность веков,

Преисполнясь тревоги,

Человечеству путь пролагать,

Умирая в дороге.

Иван Франко

На рассвете пошел дождь, и под дверь киоска начала просачиваться вода. Альбер проснулся от холода и сырости. Роже лежал, скорчившись, как младенец в утробе матери, и похрапывал. Поднятый воротник куртки и надвинутый на уши берет закрывали его лицо - виднелись лишь густая черная бровь да переносица.

– Вставай, приятель, мы сели в лужу, - невесело пошутил Альбер, тронув товарища за плечо.

Роже встал, охая от боли, уселся на прилавок и начал артистически проклинать все на свете. Он ругал Париж за то, что в нем бывают дожди, осуждал «все эти чертовы штуки с атомными бомбами», потому что из-за них определенно портится погода, и, наконец, посылал к чертям хозяина киоска за то, что он оставляет эту жалкую развалину незапертой на ночь и только вводит в заблуждение людей, мечтающих о спокойном ночлеге… Альбер сказал, что хозяин киоска, пожалуй, ни в чем не виноват, но Роже возразил, что этот раззява мог бы, по крайней мере, починить дверь, для своей же пользы. Однако ругаться он перестал.

Альбер приоткрыл дверь, и в лицо ему хлестнул дождь. Набережная Сен-Бернар была залита водой и тускло блестела в рассветной дождливой мгле. По Сене и по лужам шла почти одинаковая, унылая, дрожащая рябь.

– Бр-р! - Альбер снова вскочил на прилавок.

– Придется идти, - подумав, пробормотал Роже. - Попытаем счастья на вокзалах. На Лионском скоро придет поезд из Ниццы.

Они успели насквозь промокнуть, пока добежали до Аустерлицкого вокзала. Потолкались там; работы не было. Они перешли на правый берег по Аустерлицкому мосту, пошли по бульвару Дидро. Дождь утих, но над городом висел студенистый туман и из него сеялось что-то невидимое и неотвязное. Дул сырой ветер.

– И все это называется - весна! - сказал Роже, стуча зубами.

Оба они потеряли работу недавно, и до сих пор им удавалось добыть денег хоть на ночлег. Сегодня в первый раз пришлось ночевать где попало - а тут еще этот проклятый дождь!

На Лионском вокзале они дождались поезда из Ниццы, но к хорошим пассажирам нельзя было и подойти. Роже долго обрабатывал какую-то старушенцию, но она недоверчиво поглядывала на него и так быстро тащила свой чемодан, что Роже в конце концов отступился. Зато им удалось пробраться в туалет. Там они умылись, почистились, причесались и наглотались горячей воды из-под крана, - стало теплей и голод на время перестал мучить.

– Черт с ним, с вокзалом! - сказал Роже. - Пойдем к Виго.

– Не станет он с нами возиться, - возразил Альбер.

Все же они пошли. Виго плавал на одном корабле с Роже. Теперь он работал официантом в бистро на улице Ледрю-Роллена. Роже случайно разыскал его с неделю назад, и тогда Виго немного подкормил их, тайком от хозяина. На этот раз хозяин все время торчал за стойкой: в бистро, по случаю плохой погоды, было полно народу, и Виго не смог даже куска хлеба им дать. Но зато он сказал:

– Не будь дурнем, Роже, побыстрей отправляйся со своим дружком в Пасси, на улицу Тальма. Помнишь помощника капитана с «Нанси», Лебрена? Так вот, он выдает замуж дочку, и по этому случаю в доме у него аврал: все переставляют, чистят, моют. Он просил меня прийти помочь - понимаешь, насчет ковров, мебели и всякое другое. Тебя он знает. Жратва будет обеспечена, а может, и деньгами даст хоть немного. Эй, Жером! - крикнул он, высовываясь на улицу.

Около бистро затормозил крытый грузовичок, и шофер, поговорив с Виго, сказал:

– Лезьте в кузов, ребята, довезу вас до Трокадеро.

– В добрый час! - крикнул Виго и, не оглянувшись, нырнул в дверь.

От Трокадеро они шли по улицам Пасси, начисто промытым дождем, и яркая весенняя листва влажно шумела и стряхивала тяжелые капли им на плечи. Дождя уже не было, свежий ветер старательно разгонял тучи.

– Пожалуй, распогодится, - сказал Роже, поглядев на небо.

Альбер вдруг остановился, словно споткнувшись, и уставился на медную дощечку, прибитую у калитки. Калитка вела в небольшой тенистый садик, огороженный высоким каменным забором; в глубине садика виднелся двухэтажный особнячок старинного типа - такие стояли тут, должно быть, уже во времена Бальзака.

– Чего ты? - спросил Роже.

– Тут, оказывается, живет профессор Лоран, - сказал Альбер; глаза у него были отсутствующие.

– Твой приятель?

– Что ты! Я у него учился.

Роже безразлично передернул плечами:

– Ну и что? Поторапливайся!

– Ты не понимаешь, - сказал Альбер, неохотно отходя от калитки. - Это необыкновенный человек. Это гений.

– Гений? А если к нему зайти, он покормит?

Альбер не отвечал. Все это было где-то в далеком прошлом: университет, нейрофизиология, опыты профессора Лорана, мечты о будущем… Сейчас об этом не стоило даже вспоминать… не к чему…

…Не успел Раймон Лемонье прийти в редакцию, как его вызвали к шефу.

– Не в духе! - предостерегающе шепнула секретарша шефа, рыжекудрая Катрин.

Раймон вошел в просторный темноватый кабинет и остановился у дверей. Пейронель кивнул, указывая, на стул рядом со своим креслом: это было знаком доверия. Раймон осторожно присел, искоса разглядывая мясистое, тяжелое лицо шефа. Пейронель, видимо, и вправду был не в духе: нижняя губа оттопырилась, придавая ему не то обиженный, не то надменный вид; он хмурился и посапывал. Однако заговорил он, против ожидания, довольно мирно:

– Слушайте, Лемонье, вы как, не робкого десятка?

– Вы, надеюсь, имели случай убедиться в этом на Арпажонском деле, - с достоинством ответил Раймон.

– Ну, Арпажонское дело! Конечно, вели вы себя там неплохо. Но ведь это была всего-навсего небольшая перестрелка полиции с бандитами. И полиция вас охраняла.

– Как бы не так, полицейским было вовсе не до меня, - возразил Раймон: его самолюбие было задето.

– Ну-ну, ладно, не петушитесь, - примирительно сказал Пейронель. - Я ведь помнил об Арпажоне, когда прикидывал, кому бы поручить это дело. - Он постучал ребром ладони по раскрытому письму, лежащему на столе. - Только вот что: тут одной храбрости мало. Нужна выдержка, смекалка, умение играть роль… и главное, запомните это, главное - умение держать язык за зубами!

– Он очень значительно поглядел на Раймона.

– Разумеется… - пробормотал Раймон, сгорая от нетерпения: похоже, дело из таких, на которых можно сразу выдвинуться.

Пейронель с минуту разглядывал его, еще сильнее выпятив нижнюю губу:

– Да, дело сложное. Для начала - прочтите вот это!

Строчки письма резко загибались книзу, почерк был косой, стремительный, словно летящий.

«…Кроме вас, мне не к кому обратиться. Я знаю: вы не откажете мне в помощи. Поверьте, я ничуть не преувеличиваю: в любую минуту может произойти катастрофа, и это будет ужасно, последствия трудно предугадать, я сама знаю так мало! Я совсем одна, я, теряю голову. Вчера взяла расчет моя верная Нанон: она держалась дольше всех, но и ей стало страшно. А мне еще страшнее… Я не могу написать, что это такое… Это нельзя себе представить, это невероятно и чудовищно. Я прошу о помощи не только для себя… Если произойдет катастрофа, Анри погибнет, и не он один… Я пишу потому, что по телефону скажешь еще меньше, а пойти к вам я не могу, - я боюсь выйти из дому даже на полчаса.

Вы - единственный, кто сможет мне помочь. Вам нельзя приходить, вы знаете, и вообще журналиста он не пустит в дом. Но я сказала, что мне страшно, что мне нужна помощь и что я послала телеграмму в Лилль, просила приехать своего племянника, Жозефа Леду, - он без работы и пока поживет у нас. Умоляю, пришлите надежного и смелого молодого человека. Профессор никогда в жизни не видел Жозефа. Жозефу двадцать четыре года; он высокий, смуглый, темноволосый; хорошо было бы, если б ваш посланец хоть немного походил на него. По образованию Жозеф - филолог. Я уверила Анри, что он абсолютно надежный, молчаливый человек, что на него можно положиться. Помощник в доме крайне необходим, и Анри согласился. Но помните, нужен очень смелый и рассудительный человек. Вы не представляете, как все это ужасно, как сложно и непонятно…

Помогите, умоляю вас, во имя памяти моего дорогого отца!

Ваша несчастная Луиза».

– Что же это значит? - ошеломленно спросил Раймон, возвращая письмо. - Эта дама вполне здорова?

– Думаю, что да, - хмуро ответил Пейронель, - хотя от всех этих штук легко сойти с ума. Но дело тут не в ней. Ее муж - профессор Лоран. Это имя вам что-нибудь говорит?

– Как же, как же, - заторопился Раймон, стараясь сообразить, что же ему, в сущности, известно о профессоре Лоране. - Он… медик, не правда ли?

– Физиолог. Нейрофизиолог.

– Да, да, я уже вспомнил! Статья в нашей газете, осенью… профессор Лоран устроил скандал, звонил…

– Именно. Кстати, поэтому я и не могу появиться в доме профессора. Он считает, что я, погнавшись за сенсацией, повредил ему… чем, кто его знает!

– Но как вы думаете, что же там происходит?

– Не знаю, - помолчав, сказал Пейронель. - Наверное, его чертовы опыты дошли до какой-то опасной стадии. Он ведь работал все эти годы, как одержимый.

– Но о какой катастрофе пишет мадам Лоран?

– Вот это я и хочу знать. За этим я вас и посылаю. И еще, конечно, затем, чтоб поддержать и успокоить Луизу. Ей так не повезло, бедняжке!

Раймон вопросительно посмотрел на шефа.

– Да, не повезло, - повторил тот. - Первый ее муж погиб при автомобильной катастрофе, они и года не прожили вместе. Луиза в двадцать лет осталась вдовой. А в двадцать два года ее угораздило выйти за этого сумасшедшего Лорана. Он старше ее на девятнадцать лет, но дело, конечно, не в этом. Все эти три года ее жизнь была пыткой - бешеный характер, нелюдимость и эти проклятые опыты, опыты, опыты! По-моему, он никогда и не любил Луизу. Так или иначе, а он ей искалечил жизнь… да и состояние Луизы тает очень быстро… - Он оборвал речь, тяжело засопел. - Ну, так как: решаетесь идти туда? Вы же сами понимаете, это опасное дело. Словом, идите и подумайте. Через час придете и скажете, как решили. Никому ни слова, конечно. Идите.

– Мне нечего думать, я согласен! - сказал Раймон так решительно, что редактор удивленно шевельнул кустистыми полуседыми бровями.

– Что ж, я рад. Внешность у вас подходящая для этой роли. Некоторый опыт есть. Возьмите с собой чемоданчик с вещами и плащ: вы приехали из Лилля, помните. Хорошо бы вам ознакомиться с трудами профессора Лорана. Но за последние три года он ни строчки не напечатал. Попробуйте поговорить с супругами Демаре, они вначале работали вместе с Лораном. Или - нет, не стоит… Тут, во-первых, серьезные разногласия в научной области, во-вторых, личная драма: Демаре отбил у Лорана жену. Так что говорить с ними будет трудновато. Дальше: ни слова никому, нигде, никогда. Никто из ваших знакомых не должен знать, что вы живете в доме профессора Лорана или вообще имеете к нему какое-либо отношение. У вас есть семья? Нет? Превосходно! А девушка?

– Нет! - решительно сказал Раймон и подумал: «Действительно, вовремя я поссорился с Пьереттой!»

– Очень хорошо! Никаких новых знакомств. Никаких девушек. Ни капли спиртного. Предупреждаю ради вашей же безопасности. Минимум раз в день звоните мне. Вот вам телефоны - здешний прямой и домашний.

– Какова конечная цель моей работы? - спросил Раймон.

– Возможно, крупнейшая сенсация нашего времени. Ибо профессор Лоран - гений, это я вам говорю. Он, вероятно, сумасшедший, а может быть, и мерзавец, но он гений. Возможно, сенсации не будет, и вы просто поможете женщине, находящейся в опасности. И в том, и в другом случае - деньги. И продвижение вперед. Я не поскуплюсь - ни как редактор, ни как человек. Луиза мне все равно что дочь.

Раймон поклонился и встал.

– Вот вам адрес. Желаю успеха!

Уходя, Раймон почему-то обернулся. Пейронель кивнул ему, в глазах у него была тревога…

Раймон дернул проволоку звонка у калитки. Медная дощечка с именем профессора Лорана потускнела. «Давно не чистили, ведь прислуга сбежала», - подумал Раймон. На улице было тихо, чисто, зелено. Из-за высокого каменного забора тянулись ветви старого каштана, розовато-белые свечи сияли в его густой лапчатой листве. По дикому серому камню вился плющ. Сквозь темный узор чугунных спиралей калитки Раймон видел дорожку, вымощенную плитняком, высокие кусты вдоль дорожки и двухэтажный серый дом в глубине сада. «Окна все занавешены… Да живы ли они там?» Раймону стало не по себе. Он снова дернул за проволоку, и в ту же минуту приоткрылось окошечко в массивной темной двери дома. Потом распахнулась дверь, и худенькая светловолосая женщина почти бегом пробежала к калитке.

– Кто вы? - тихо спросила она.

– Добрый день, тетя Луиза! - уверенным тоном ответил Раймон.

– Жозеф! - Лязгнули тяжелые засовы, калитка открылась. - Здравствуйте, Жозеф, я очень рада вам.

Помедлив, женщина привстала на цыпочки и осторожно прикоснулась губами к щеке Раймона. Губы у нее были холодные и сухие. «Неужели ей всего двадцать пять лет?» - удивился Раймон. Пышные светлые волосы ее были наспех скручены в тяжелый узел на затылке; лицо казалось измученным до предела, губы подергивались. Она подняла на Раймона большие светлые глаза, окруженные тенями бессонницы: в них было затравленное выражение.

– Как хорошо, что вы пришли, - тихо сказала она. - Поговорим потом. - Она покосилась через плечо. - Анри смотрит.

Раймон увидел - занавеска в окне второго этажа чуть шевельнулась. Женщина пошла по дорожке к дому. На секунду Раймон заколебался. Он считал себя храбрым, а сейчас чуть ли не впервые в жизни ощутил страх, - словно темная, холодная вода прихлынула к сердцу. «Неизвестная опасность, тайна, вот почему страшно», - сказал он себе и невольно коснулся револьвера в кармане. Трудно было себе представить, что здесь, в чистеньком буржуазном квартале Пасси, в этом мирном особнячке, придется пускать в ход оружие. Да и против кого? Разве от всякой опасности защитит револьвер? И все-таки прикосновение холодной стали успокоило Раймона - было в этом что-то верное, надежное, понятное…

Они вошли в темную переднюю, Раймон повесил плащ на вешалку, поставил чемодан. Витая дубовая лестница вела на второй этаж.

– Анри! - негромко позвала женщина. - Жозеф приехал.

Вверху скрипнули рассохшиеся половицы, послышались торопливые шаги. Луиза вытянулась и замерла, неподвижно глядя на лестницу. В смутном свете лицо ее казалось неживым. Раймон опять почувствовал неприятный холодок под сердцем и рассердился на себя.

Профессор Лоран быстро сбежал по лестнице. Раймон еле удержал восклицание испуга и удивления. Он видел фотографию Анри Лорана в газете; он знал, что профессору сейчас сорок четыре года. Перед ним стоял изможденный старик. Седые всклокоченные волосы, дергающееся лицо, невидящие глаза фанатика в красных припухших веках… «Что это с ним?»

Профессор Лоран не поздоровался. Голос у него был высокий, резковатый.

– Жаль, что вы не приехали раньше. У меня уже есть помощник. Я договорился.

– Но, Анри… - дрожащим голосом сказала Луиза. - Ведь Жозеф приехал по вашему приглашению.

– Да, я знаю. Очень сожалею. Оплати расходы.

Он повернулся и легко взбежал наверх. Луиза кинулась вслед за ним. Раймон стоял, не зная, что делать.

– Анри, умоляю вас, - говорила Луиза. - Я боюсь, я не могу одна. Я и за вас боюсь… Анри…

Высокий голос профессора раздраженно произнес:

– Я же сказал: есть помощник. Специалист. Твой племянник ни черта не смыслит. И я его не знаю.

– Но, Анри… Я боюсь… я не могу больше…

– Перестань! Глупо наконец. Пусть он переночует здесь. Мой помощник придет завтра утром. Накорми, устрой, дай денег. Только смотри… - Голос понизился до шепота.

Луиза спустилась вниз. Глаза ее были полны слез.

– Идемте, - прерывистым шепотом сказала она. - Это все так неожиданно…

Она привела Раймона в маленькую комнату с окном в сад. В комнате было прохладно, чуть темновато, но довольно уютно. На столике у кровати стояла вазочка с увядшими фиалками.

– Это еще Нанон поставила. Она не захотела остаться ни одного дня после того… - Луиза подошла вплотную к Раймону. - Что делать? Мой план сорвался. Где и когда Анри мог найти помощника? Он ведь никуда не выходит.

– Наверное, он заподозрил что-то и хочет от меня отделаться, - сказал Раймон.

– Не знаю. Но Анри не стал бы лгать. Я уходила и недавно вернулась. За это время что-то случилось.

– Что же делать? - спросил Раймон.

Ему было досадно, так досадно, что страх исчез. Такая потрясающая сенсация ускользала из-под носа!

– Не знаю. Просто не знаю. - В голосе Луизы звучала безнадежность.

– Хорошо. Ночь мне разрешили тут провести. Утром я заболею и не смогу уехать. А там посмотрим.

– Ничего не выйдет. Анри не поверит.

– Посмотрим. Я не могу так легко отступить.

– Не знаю, что делать, - повторила Луиза. - Идемте обедать.

В столовой было полутемно - ее окна почти упирались в высокую каменную стену, обвитую плющом. Резные дубовые панели, потемневшие от времени, тяжелые балки потолка придавали комнате еще более мрачный вид; впрочем, и все комнаты, которые успел повидать Раймон, выглядели мрачно. «Веселый домик выбрал себе профессор, нечего сказать! - подумал Раймон. - Наверху, наверное, посветлее, но все же…»

Обедали они вдвоем: Луиза пояснила, что профессор обычно ест у себя наверху. В глазах у нее по-прежнему был страх. Раймон злился и напряженно обдумывал, как остаться здесь. Он был уверен, что никакой помощник завтра не придет.

– А в чем, собственно, надо помогать профессору? - спросил он.

– Очень во многом. Приносить книги из библиотеки. Доставать всякие химикалии и приборы. Прибирать наверху. Наверное, помогать при опытах. И… конечно, охранять Анри…

– От чего же? - нетерпеливо спросил Раймон.

– От… нет, это нельзя рассказывать… если вы будете наверху, вы сами увидите, а рассказывать невозможно, да и не к чему… - Она вдруг поглядела в глаза Раймону своим трагическим, безнадежным взглядом. - Вы должны радоваться, что моя затея не удалась… поверьте мне! Я сейчас как-то особенно ясно поняла, что не имею права подвергать человека такой опасности…

– А вы сами? Разве вам эта опасность не угрожает?

– Я - другое дело. Я не могу уйти и бросить Анри. Это моя судьба.

– Вы не должны так говорить, - сказал Раймон. - При чем тут судьба? Но я все равно не уйду отсюда. Я обещал шефу, что буду охранять вас.

Луиза устало пожала плечами:

– Что же вы можете сделать? Я вам очень благодарна, но…

– А я бы не пошел! - решительно заявил Роже. - Подумаешь: месяц без работы посидел - и уже согласился в омут головой лезть.

– Мне же интересно, пойми ты! - возразил Альбер. - В этом была вся моя жизнь… еще так недавно…

Они сидели на набережной Пасси и дожевывали бутерброды с сыром. У Лебрена их неплохо накормили, а эти бутерброды толстуха кухарка сунула Роже в карман, - «чтобы бедному мальчику было чем поужинать». Но не успели они пройти сотню шагов, как почувствовали, что опять голодны. Тогда Роже сказал, что глупо таскать бутерброды в кармане и глотать слюнки, раз у них есть деньги на ужин и ночлег, а завтра Лебрен велел опять прийти с самого утра.

Парапет набережной уже просох и даже нагрелся - солнце светило вовсю, дождя как не бывало. В воде плыли легкие белые облака, пронизанные светом, листва деревьев стала зеленей и гуще. Роже сбросил башмаки и вытянулся на теплых плитах.

– Я вот чего не пойму: когда ты успел поговорить с этим своим гением? - спросил он, ковыряя спичкой в зубах.

– Кухарка попросила меня сбегать за перцем и уксусом. Ты в это время был в погребе.

– Ну и что же? Ты сам к нему подошел?

– Нет… или, может быть, да… Я не знаю, как это получилось. Я шел мимо его дома и вдруг увидел лицо… вернее, глаза… Он стоял у калитки, прижавшись лицом к прутьям. Вот так… и держался обеими руками за калитку…

Роже сплюнул.

– Это - как арестанты в тюрьмах, - сказал он. - Они вот так смотрят в окна. Влезут на подоконник и смотрят сквозь решетку. Я сколько раз видел.

– Я его не узнал сначала. Он очень изменился. Очень. По-моему, он тяжело болен. Но он меня сам окликнул. Я даже не думал, что он меня помнит.

– Если тебе это польстило, ты олух, - проворчал Роже. - Твою рыжую шевелюру и очки всякий за милю узнает.

– Профессор Лоран - это не всякий. Такие люди рождаются раз в столетие.

– А ты считал? Ладно, я верю, не злись. Так что же он?

– Ну, он спросил, как я живу, и так далее. А потом сказал, что вполне полагается на меня, потому что хорошо помнит меня по тем временам… по работе на кафедре… и что я мог бы ему помочь. И предупредил, что это очень опасно.

– Да в чем опасность-то? Взрывы у него, что ли, бывают?

– Взрывы? Не думаю… Еще он сказал, что берет с меня слово - молчать, что бы ни случилось, и не вмешиваться, а только выполнять его поручения.

– Это дело, по-моему, плохо пахнет, вот что! - Роже сел и свесил ноги через парапет. - Опасность, тайны какие-то, молчи как убитый. Что он - фальшивомонетчик, что ли?

Альбер молчал.

– А насчет платы ты с ним уговорился? - спросил Роже.

– Нет… я об этом не подумал…

– Вот, пожалуйста! Гениям, конечно, не до этого.

– Он сказал, что ночевать придется у него. И работать день и ночь.

– И ты согласился?! - Роже побагровел от возмущения. - Нет, посмотрите на этого олуха!

– Можно подумать, что у меня есть выбор, - сказал Альбер.

– По сравнению с такой штукой? Конечно, есть! Разбей первую попавшуюся витрину и сядь в тюрьму. Можешь мне поверить - это безопасней, чем твоя затея.

– Послушай, Роже, - терпеливо сказал Альбер. - В тюрьме сидеть я не хочу. А нейрофизиология - это моя профессия. И я ее люблю. Все эти годы я мечтал, что найду работу по специальности. А тут еще - такой руководитель, как профессор Лоран.

– Хорошо. Ты мне все же объясни: какое отношение к науке имеют все эти разговоры об опасности и тайне? Я ведь тоже не сегодня на свет родился!

– Этого я не знаю. Послушай, Роже! - Альбер положил свои длинные худые пальцы на смуглую волосатую руку моряка. - Давай уговоримся так. Завтра у Лебрена не много работы, ты справишься один. Если я не успею забежать к Лебрену до того, как ты освободишься, - жди меня на площади Шопена, ладно? Я хоть на минутку да появлюсь. Идет?

– Идет, - угрюмо сказал Роже. - Не нравится мне вся эта история, говорю тебе.

– Ну, я посмотрю, что там такое, - примирительно проговорил Альбер. - А тогда решим, как быть.

Роже снова лег на спину и закрыл глаза. Альбер сидел, разомлев от тепла, от праздничного сверкания Сены, от блаженного ощущения сытости. Мимо проплыла баржа; загорелая черноволосая девушка босиком ходила по палубе, развешивая белье, и что-то напевала низким приятным голосом. Колеблющиеся отсветы водяной зыби пробегали по борту баржи, смуглые крепкие ноги девушки ступали легко и уверенно по чистым доскам палубы, разноцветное белье пестрело на веревках, окно каюты было оплетено душистым горошком, и все это было так мирно и спокойно, что Альбер следил за баржей, пока она не нырнула в тень под мостом Пасси.

Не хотелось думать о том, что ждет его завтра в доме профессора Лорана. Не хотелось думать ни о чем вообще. Только сидеть на нагретых камнях, закрыв глаза, видеть теплый красный свет, проникающий сквозь веки, и слышать легкие равномерные всплески воды… Больше ничего…

…Раймон сидел в своей комнате и читал «Восстание ангелов». Читал он невнимательно: Анатоль Франс ему никогда особенно не нравился, да и не до чтения было. Раймон прислушивался к каждому звуку в доме: вот тихие, еле слышные шаги Луизы, вот она открыла какую-то дверцу, - должно быть, шкафа или буфета… поворот ключа и легкий скрип… Наверху - шаги… Неужели это профессор так тяжело ступает? По лестнице он бежал, как юноша. Вот теперь - легкие, быстрые шаги… Наверное, что-нибудь перетаскивал. Черт возьми, хоть бы одним глазком взглянуть, что у него там делается, наверху!

Уже темнело. Свет зажигать не хотелось, и Раймон отложил книжку. Что же делать? Пойти позвонить шефу? Нет, не стоит. Нельзя начинать с жалоб на неудачу. Да и уходить отсюда опасно: профессор, чего доброго, не впустит обратно. Посмотрим, что будет утром.

В дверь тихо постучали: Луиза приглашала ужинать. Раймон с удовольствием глотал рагу, хоть оно было приготовлено не бог весть как. Луиза почти ничего не ела и с несмелой бледной улыбкой смотрела на Раймона через стол. Она выглядела спокойней, чем днем, и даже немного принарядилась: изящная белая блузка, воротник заколот бирюзовой брошью, волосы хорошо уложены. «Да она, в сущности, прехорошенькая, бедняжка, - подумал Раймон, потихоньку разглядывая ее. - Ей бы вырваться из этого веселого местечка, да месяц-два пожить где-нибудь у моря. Право, чудесные волосы, фигурка, словно у девочки-школьницы…» Он не замечал, что уже открыто смотрит на Луизу, не сводя глаз.

– О чем вы думаете? - нервно передернув плечами, спросила она.

– О вас, - откровенно сказал Раймон. - Это ужасно, что вы ведете такую жизнь.

Луиза опустила глаза.

– Я налью вам чаю, - тихо сказала она и вдруг замерла, прислушиваясь.

Сверху доносился частый стук пишущей машинки. Невероятно частый, сливавшийся в сплошную дробь. То и дело звенели звоночки сигналов и двигалась каретка. «Каждые полсекунды - строка, вот черт!» - подумал Раймон. Призрачное оживление уже сошло с лица Луизы: это опять была застывшая маска страха.

– Что вас пугает? - тихо спросил Раймон.

– Не знаю… не понимаю… Вы слышите, как стучит машинка?

– Да, очень быстро.

– Нельзя так быстро печатать. Человек не может так, я знаю. Я сама печатаю быстро. Еще недавно я сама все перепечатывала для Анри… Он больше никому не доверял, а я быстро напрактиковалась… Я хотела быть ему полезной.

– А теперь он и вам не доверяет?

– Не в этом дело. Но когда он мог выучиться? Да еще с такой быстротой? Он совсем не умел.

Раймон прислушался. Бешеный непрерывный стук. И… будто кто-то говорит, очень быстро, неразборчиво.

– Это профессор разговаривает? Да? - спросил он.

– Да. Это Анри.

«Что же, он сам себе диктует? Странно», - подумал Раймон.

– Вы уверены, что он там один?

– Я ни в чем не уверена, - сказала она с выражением глубокого отчаяния и ужаса. - Временами мне кажется, что я схожу с ума.

Пулеметная дробь машинки вдруг оборвалась. Послышался топот, прыжок, потом наверху упало что-то тяжелое, затрясся потолок, закачалась люстра. Луиза вскочила, кинулась к лестнице.

– Анри! Анри! - отчаянно крикнула она. - Что там? Что с вами?

Она забарабанила в дверь. Раймон стоял на лестнице, инстинктивно сжав револьвер.

– Откройте, Анри! Отзовитесь! - кричала Луиза.

Из-за двери послышался задыхающийся голос:

– Подожди, я сейчас! Перестань стучать!

Луиза прислонилась к стене. Она дрожала. За дверью творилось что-то непонятное: топот, шум, невнятное бормотание. «Голову дам на отсечение, что он там не один!» - думал Раймон, прислушиваясь.

Дверь внезапно открылась. Профессор Лоран быстро перешагнул через порог и захлопнул дверь.

– Я голоден, - все еще задыхаясь, сказал он. - Ты меня чем-нибудь покормишь, Луиза?

«Ну и вид!» - подумал Раймон. Ворот домашней блузы профессора был разорван, лоб наискось рассекала свежая рана, на нее свешивались всклокоченные седые волосы.

– Анри, вы ранены? - тихо сказала Луиза.

– А, это? Чепуха, я упал и ударился об угол шкафа. Закружилась голова. Перевязывать не надо, к утру заживет.

– Но, Анри…

– Говорю тебе: я проголодался. Больше ничего.

Раймону показалось, что профессору больше всего хочется увести их подальше от двери. Там, внутри, что-то грузное беспокойно ворочалось, вздыхало, скрипело.

– Ну? - нетерпеливо сказал профессор. - Что-нибудь для меня найдется?

– Да… конечно… - Луиза медленно, цепляясь за перила, начала спускаться с лестницы.

Раймон подхватил ее под руку. На повороте лестницы он невольно обернулся. Профессор Лоран все еще стоял у двери и, вытянув шею, прислушивался. Потом он облегченно вздохнул. Лицо его сделалось вдруг таким усталым, что Раймону показалось: сейчас он упадет. Однако профессор легко сбежал по лестнице и, обогнав их, крикнул:

– Надеюсь на ужин! Иду мыть руки!

Он не появлялся довольно долго. Луиза, двигаясь как во сне, поставила на стол третий прибор, достала из буфета бутылку вуврэ и бокалы. Из туалетной доносился шум и плеск.

– Вы говорили, что профессор ест наверху? - тихо спросил Раймон.

– Да… обычно… Он вообще редко спускается вниз. Умывается тоже наверху, в своей туалетной. Я его иногда целыми днями не вижу.

– А почему сегодня?

– Не знаю… ничего не знаю… Я так боюсь… - Голос Луизы звучал монотонно. - Я устала бояться…

Раймон осторожно погладил ее руку, безжизненно лежавшую на столе. «От нее, похоже, ничего не добьешься, - подумал он. - А ведь надо же хоть что-нибудь знать…»

Профессор Лоран вышел из туалетной, приглаживая рукой влажные волосы. Он накинулся на рагу, на сыр, попросил кофе. От вина, немного подумав, отказался. Лоб у него был рассечен глубоко, но рана почему-то совсем не кровоточила. Раймон исподтишка наблюдал за ним. Легкие, юношески быстрые движения, волчий аппетит - и эти седые волосы, бескровное, истощенное лицо… Эти неестественно блестящие светлые глаза в припухших красных веках… «Что все это значит, черт возьми! И почему рана не кровоточит? Дьявольщина какая-то!» Впервые Раймон подумал, что Пейронель ошибся, послав сюда его; надо было выбрать кого-нибудь более опытного, одной храбростью тут не возьмешь… Он все искал предлога заговорить с профессором, расположить его в свою пользу. Но Лоран молча ел и пил, глаза у него были отсутствующие, он будто не замечал, что за столом сидит посторонний. Ужин кончился неожиданно. Профессор Лоран, не допив кофе, порывисто встал и шагнул к двери. Луиза тоже вскочила.

– Ах да, спасибо, я сыт, - быстро проговорил профессор.

Он остановился у порога и как-то растерянно поглядел вокруг. «Не очень-то ему хочется идти наверх! - подумал Раймон. - Ну что ж, это последний шанс!» Он подошел к Лорану.

– Может быть, вы разрешите помочь вам сегодня вечером? - почтительно спросил он. - Пока нет вашего помощника.

Профессор молча, словно недоумевая, смотрел на Раймона. Бескровное лицо его слегка подергивалось.

– В самом деле, Анри… - начала было Луиза.

– Нет, нет! - Профессор нетерпеливо взмахнул рукой. - Яне нуждаюсь сегодня в помощи. Ни в какой помощи!

Он стремительно выбежал из столовой. Луиза безнадежно поглядела на Раймона и начала убирать со стола. Раймон закурил. «Дело, похоже, проиграно», - сказал он себе. Было слышно, как профессор бежит по лестнице. Скрипнули половицы наверху… Мгновение тишины… И вдруг - снова послышались стремительные легкие шаги на лестнице… в соседней комнате… Дверь распахнулась.

– Где вы спите? - отрывисто, не глядя ни на кого, спросил профессор Лоран. - Где ты постелила ему, Луиза?

– В красной комнате… - прошептала Луиза.

– Постели на диване у лестницы, - скомандовал профессор. - У вас чуткий сон?

– Очень чуткий, - сказал Раймон: он решил не смыкать глаз всю ночь.

– Если услышите три удара в дверь, в пол, все равно куда… - три удара, поняли? - немедленно бегите наверх. Вот вам ключ от двери. Ты, Луиза, не смей ходить, слышишь? Пока я не позову тебя.

– Три удара, я понял. - Раймон стоял навытяжку.

– Не испугаетесь? Вы можете увидеть много неожиданного, - неохотно проговорил профессор. - Луиза, ты предупредила, что нужно уметь молчать?

– Я буду молчать, - сказал Раймон.

– Хорошо. У вас есть оружие? - вдруг резко спросил профессор.

Раймон достал револьвер. Профессор схватил револьвер и сунул себе в карман.

– Забудьте об этом! - приказал он. - Никакого оружия! Только мускулы и разум.

С порога он опять вернулся:

– Если даже не будет трех ударов, а вообще что-то покажется подозрительным… шум, крик… понимаете?

– Понимаю, - сказал Раймон.

– Спокойной ночи! - неожиданно сказал профессор и хлопнул дверью.

Раймон прислонился к буфету и жадно затянулся сигаретой.

Луиза схватила его за руку; глаза ее были полны слез.

– Я не имела права приглашать вас сюда… это преступление!

– Успокойтесь, бога ради! - твердо сказал Раймон. - Я знаю, что делаю.

– Нет, вы не знаете! Вы не знаете! Я не имела права! - Она судорожно стиснула руки. - Уходите сейчас же, уходите!

Раймон заставил ее выпить воды, усадил за стол. Крепко сжимая ее безвольные холодные пальцы, он сказал:

– Скажите мне все, что знаете. И не терзайтесь попусту. Чем больше я буду знать, тем легче справлюсь. Что у него там, наверху?

– Я не могу вам по-настоящему объяснить… я сама не понимаю. По-моему, там люди… или что-то вроде людей.

– Вроде людей? - недоумевая, спросил Раймон.

– Я не знаю, как это назвать…

– Роботы, может быть?

– Анри не любит этого слова… Да это и не роботы, это живые существа. Я давно, очень давно не была наверху. Анри работает дни и ночи. Я не знаю, мне кажется, там уже несколько этих… Позавчера был вот такой же шум, как сегодня… Я и Нанон кинулись наверх. Анри открыл дверь, выскочил, а за ним тянулась рука… страшная рука, будто без кожи… Нанон больше ни минуты не захотела остаться в нашем доме. Я заставила ее поклясться на библии, что она будет обо всем молчать… ради меня…

Раймон снова закурил. «Ну и ну!» - подумал он.

– Ничего, Луиза, все обойдется, - успокоительно сказал он. - В конце концов, наука требует жертв, не правда ли?

«Револьвер был бы кстати», - думал он, сидя на диване у лестницы. Наверху было тихо. Луиза спала в шезлонге - Раймон заставил ее проглотить таблетку снотворного «Лечь, что ли? После такой порции черного кофе все равно не уснешь…» Он подошел к окну. Ночь была безлунная, теплая, тихая. Узкая полоска света лежала на плитах дорожки и на кустах: на втором этаже все еще не спали. Вдруг полоска мигнула… еще раз… наверху послышался шум. Раймон отскочил от окна. Шум борьбы… падение тяжелого тела… металлический лязг… стон… Все это он слышал, уже взбегая по лестнице. Он повернул ключ, и дверь сразу распахнулась, - он едва успел отскочить. На площадку выкатилась какая-то темная, бесформенная масса.

– Закройте дверь! Скорее! - Он еле узнал в этом сдавленном хрипе голос Лорана.

Он захлопнул дверь - кто-то пытался выбраться на площадку, нелепо размахивая большими неуклюжими руками. В глубине комнаты высокий вибрирующий голос вопил:

– А-ла-ла-ла! А-ла-ла-ла!

Раймон запер дверь и выдернул ключ. Темная масса на площадке конвульсивно вздрагивала.

– Достаньте у меня из левого кармана шприц! - командовал Лоран.

Раймон теперь уже видел, что профессор лежит на площадке, подмятый каким-то уродом с короткими толстыми лапами. Чтоб достать шприц, Раймону пришлось подсунуть руку под бок этого создания. Пальцы ощутили теплую упругую оболочку, похожую на человеческую кожу. Рука профессора Лорана крепко сжимала трубку, отходящую от короткой шеи чудища.

– Дайте мне шприц! - сказал Лоран. - Нет, сначала перехватите рукой эту трубку. Держите крепко, не выпускайте!

В гибкой трубке напряженно пульсировала теплая жидкость. «Кровь?» - подумал Раймон. Профессор Лоран изогнулся, голова его вынырнула из-под темного трепещущего тела. Он пошарил свободной рукой по шее чудища, потом уверенно ткнул иголку шприца в небольшую впадину. Через секунду трепет затих, пульсация в трубке под рукой Раймона почти замерла. Темная туша обмякла, осела, свалилась набок.

Профессор Лоран сел на полу. Руки у него дрожали.

– Если б не вы… - Он не смог продолжать.

Раймона тоже трясло. Непослушными пальцами он достал сигарету. Дым показался ему горьким и едким; все же стало немного легче. Он увидел, что профессор Лоран глотнул какую-то желтую крупинку и вскоре вслед за этим легко вскочил на ноги.

– Луиза! - позвал он, сбегая по лестнице. - Э! Ну, так я и думал. Перестань, все в порядке. Перестань!

Раймон тоже спустился вниз. Луиза сидела на нижней ступеньке и беззвучно рыдала, охватив голову руками. Профессор Лоран смотрел на нее с досадливой гримасой. Поколебавшись, он достал из верхнего кармана блузы тоненькую прозрачную трубочку, заткнутую ватой, открыл ее и высыпал на ладонь два белых шарика.

– Вот, прими! - приказал он. - Скорей!

Луиза оторвала руки от лица. Расширенные светлые глаза ее показались Раймону безумными. Впрочем, теперь-то страх Луизы был ему понятен. Он невольно покосился наверх: не ожило ли это темное коротколапое чудище? Луиза проглотила таблетки. Мгновение она сидела неподвижно, глядя перед собой. Потом ее глаза остекленели, утратили напряженное выражение. Она слабо пошевелила губами, словно стараясь что-то сказать, и вдруг, закрыв глаза, начала сползать на пол. Профессор Лоран быстро наклонился и поддержал ее.

– Давайте отнесем ее в спальню, - сказал он.

– Я понесу. Покажите дорогу, - ответил Раймон.

Тело Луизы было почти невесомым. Раймон взглянул на ее бледное спокойное лицо и вдруг почувствовал острую жалость к этой женщине. Жалость и нежность. За что ей такая судьба?

– Вот сюда, - сказал профессор, открывая дверь.

Раймон положил Луизу на кровать, снял с нее туфли, развязал пояс халатика, укрыл ее одеялом.

– Она проспит до утра. Только, наверное, голова у нее будет болеть, - сказал профессор. - Идемте, нам нужно еще Пьера внести в комнату. Это Пьер

– тот, что на площадке… Теперь вот что: если кто-нибудь на вас кинется, хватайте его за шею и старайтесь покрепче зажать трубку. Видели трубку у Пьера? Трубки у всех слева… Только за трубку, поняли?

– Понял, - сказал Раймон, слегка поежившись.

– Вы боитесь? - Профессор быстро взглянул на него. - Тогда я сам…

– Нет, нет, - запротестовал Раймон. - Просто мне…

– Понимаю, - профессор кивнул. - Это неприятно…

Раймон шел за ним, кусая губы. Он и в самом деле испытывал не столько страх, сколько отвращение.

Они подтащили неподвижного Пьера к самой двери, подняли его на ноги. Раймон невольно отворачивался, касаясь этой странной, теплой и упругой массы. Пьер напоминал творение скульптора-модерниста, в котором лишь отдаленно и приблизительно угадываются человеческие черты - коротконогий, короткорукий, с бесформенным туловищем и круглой темной головой. У него был круглый рот - темная дыра без зубов и языка, дырки на месте носа и ушей и что-то вроде глаз, похожих, впрочем, больше на блестящие пуговицы, вделанные в кожу. Темная туша безвольно болталась в руках людей.

Профессор Лоран осторожно приоткрыл дверь. В комнате было тихо. Они втащили Пьера, уложили его на кушетку. Раймон осторожно огляделся и вдруг почувствовал противную тошнотную дрожь.

В углу в кресле сидел и внимательно глядел на него некто, очень похожий на человека. У него была белая кожа и светлые волосы. Под пушистыми бровями ярко блестели синие глаза. Раймон рассматривал это существо, стараясь понять, чем оно отличается от человека.

Профессор Лоран осторожно приблизился к сидящему в кресле. Тот был неподвижен.

– В чем дело, Мишель? - спросил профессор. - Почему ты не спишь?

– Вы знаете почему. - Голос звучал глуховато, без интонаций, но слова произносились отчетливо. - Пьера надо переделать. В таком виде он не годится. Он опасен. Франсуа - тоже. Я вам уже говорил.

– Хорошо, ты прав. Я это сделаю.

– Со мной тоже плохо. У меня разладился процесс торможения. Вы это видели. Я кричал.

– Да, ты кричал. Почему?

– Повторяю: процесс торможения нарушен. Реагирую на внешние возбудители слишком резко. На высоте возбуждения волевые импульсы перестают действовать, хотя контроль сознания остается. - Мишель помолчал, потом добавил: - Считаю, что я тоже могу быть опасным.

– В чем опасность? - спросил профессор.

– В выключении сознательной воли. В бессмысленном двигательном и речевом возбуждении. Вы должны в первую очередь заняться моими тормозными центрами.

Раймону показалось, что он бредит. Ярко освещенная большая комната; окна задернуты шторами; длинные столы вдоль окон уставлены колбами, пробирками в деревянных штативах, закрытыми стеклянными сосудами различной формы и величины; книжные полки до потолка у одной из стен; коротколапая темная туша на кушетке; чье-то шумное дыхание за высокой ширмой; и этот ровный, неживой голос, эти неестественно блестящие глаза на белом, правильном и все же адски уродливом лице! Этот ужасный, бредовый разговор!

– Что с ними? - спросил профессор, кивком головы указывая на ширму.

– Я им дал Т-21. Двойную дозу.

– Как ты с ними справился? Ты ведь сам был перевозбужден?

– Да. Но контроль сознания сохранялся. Я смог заставить себя принять Т-24. Это было трудно. Я не мог управлять руками. Особенно руками. И горлом. Я хотел кричать.

– Да, я знаю. И все же ты справился.

– По-видимому, существуют добавочные центры. Но их трудно включить.

– Они должны существовать. Ты не механизм. Живая структура всегда избыточна, это ее коренное свойство. Она дублирует функции для страховки. Ты понимаешь меня?

– Да, я отчетливо понимаю. Это правильная мысль. Но у меня надо укрепить основные центры.

– Конечно. Что делал Франсуа?

– Он хотел ходить. Хотел бегать. Хотел все трогать и хватать.

– Если он не делает расчетов, ему надо ходить и хватать. Он для этого создан. Ему нужно дело. У него слишком сильные мускулы.

– Да. Я сунул ему в руки палку и приказал выбивать пыль из дивана. Он послушался. Это отвлекло его. Я сделал укол. Он спит.

– А Поль?

– У Поля, после того как вы с Пьером оказались вне комнаты, сразу наступило резкое торможение. Он перестал двигаться, но стоял и не хотел ложиться. Пьер на него, по-видимому, влияет слишком сильно. Это - недостаток.

– Да, конечно. Я подумаю над этим. А теперь тебе надо спать.

– Я думаю о себе и не могу спать.

– Я дам тебе снотворное.

– Дайте. Вы будете делать мне операцию?

– Не знаю. Постараюсь обойтись без этого. Почему ты спрашиваешь?

– Я ощущаю страх.

– Страх? Откуда ты знаешь, что это страх?

– Я знаю. Я читал. Это страх. Раньше его не было.

– Ты слишком усложняешься.

– Это не зависит от моей воли.

– От моей тоже. Чего ты боишься? Боли?

– Нет. Я боюсь уничтожения.

– Смерти?

– Да. Это называется смерть.

– Ты знаешь, что этого не будет. Ты вечен.

– Я в этом не уверен.

– Что? - быстро спросил Лоран.

– Я не уверен. Во мне что-то переменилось. И тогда появился страх.

– Вздор! Ничто не могло перемениться! Это атавистические ощущения.

– Атавизм? У меня?

– Черт возьми, ты начинаешь острить! - сказал, помолчав, Лоран. - Пока давай спать. Я устал. Ах, да! Познакомьтесь с Мишелем. Мишель, это Жозеф.

Гибкая теплая рука Мишеля крепко сжала руку Раймона. «Совсем как человек!» - подумал Раймон.

– Теперь вы можете отправляться вниз и спать. Ночь пройдет спокойно, да и утро тоже… Утром… ах, да, утром придет мой помощник… - Профессор Лоран подумал с секунду. - Я думаю, вы мне оба пригодитесь. Вы мне, в сущности, сегодня спасли жизнь… Словом, если хотите, оставайтесь, я буду рад!

– Я останусь, - сказал Раймон. - Я хочу остаться с вами…

…Когда Альбер показался из-за угла, Роже облегченно вздохнул.

– Где ты пропадал? Я тут целый час толкусь.

– Еле вырвался! - оживленно сказал Альбер; глаза его сияли сквозь стекла очков.

– Тут на углу бистро, зайдем? - предложил Роже.

– Можно в бистро. - Альбер поколебался. - Если там пусто. У меня к тебе серьезный разговор.

В бистро было пусто. Лысый хозяин дремал за стойкой. Они уселись у окна.

– Мне ничего не надо, я сыт, - сказал Альбер. - Разве что кофе. Или перно.

– Меня кухарка Лебренов тоже накормила, ого! - Роже захохотал. - Просила заходить. Но уж очень толста, не люблю я этого! Эй, приятель, два перно!

– Послушай, Роже, - начал Альбер, когда официант принес рюмки с мутно-белым перно. - Хочу предложить тебе работу в доме профессора Лорана…

Роже долго слушал. Потом расхохотался.

– Ты спятил, дружище! - сказал он. - Конечно, я буду об этом молчать, раз ты просишь. Но чтоб я, Роже Леруа, пошел в прислуги!

– Послушай, Роже, - мягко сказал Альбер. - Я, должно быть, плохо объяснил. Это - как на войне. Нас будет пятеро, включая мадам Лоран. Я знаю, что ты все умеешь по хозяйству. Я в этих делах ни черта не смыслю, а Жозеф не парижанин, и вообще он не такой… Мадам Лоран очень слабенькая, ей трудно. А ни одна служанка в этом доме не проживет и двух дней. Понимаешь? Без тебя нам плохо придется. Кроме того, мы с Жозефом будем то дежурить наверху, то бегать по поручениям профессора. А мадам Лоран все время одна, и ей страшно.

– Ты думаешь. Роже Леруа годится, чтоб успокаивать старушек? - проворчал Роже.

– Почему - старушек? Мадам Лоран совсем молода.

Роже сразу оживился:

– Молода, говоришь? Только такой очкастый растяпа, как ты, мог не сказать этого с самого начала! Что, блондинка? И тоненькая? Черт побери, да это же мой вкус!

Альбер бледно улыбнулся:

– Роже, дело обстоит серьезней, чем ты себе представляешь. И мадам Лоран… Когда ты ее увидишь, то поймешь, что о ней нельзя говорить в таком тоне. Она смертельно измучена, ей надо помочь. Сегодня она еле встала с постели.

– Что тут долго разговаривать, я готов! - уже серьезно сказал Роже. - А профессор как, не возражает?

– Нет. Он сказал, что дела приняли серьезный оборот и помощь необходима.

Роже расплатился и встал.

– Идем. Знакомь меня с твоим гением.

Они вышли опять вместе: Роже шел на рынок, Альбер - в библиотеку и в лабораторию.

– Мне тут не нравится, - заявил Роже. - Не знаю что, но тут нечисто.

– Побываешь наверху, так поймешь, в чем дело, - сказал Альбер.

– Но ты можешь мне объяснить, что там, наверху?

– Там… - Альбер запнулся, ища подходящих слов, - там искусственные люди.

– Машины? Роботы? Это я слыхал!

– Нет, не машины. Живые существа. Ну, люди. Только их создал профессор Лоран.

– Слушай, куда ты меня затащил? - спросил Роже, ухмыляясь. - Если б не мои правила, я бы плюнул на это грязное дело.

– Какие правила?

– Не бросать приятеля, если ему туго приходится. Не оставлять женщину без защиты. Такой олух, как ты, этого второго правила наверняка не поймет.

– Какого ты мнения о Жозефе? - спросил вместо ответа Альбер.

– Я скоро сообщу тебе, какого я о нем мнения, - пообещал Роже. - И как его зовут на самом деле, тоже узнаю, он у меня не отвертится.

– Что ты, Роже! Да ведь Жозеф - племянник мадам Лоран!

– Такой же он ей племянник, как мы с тобой! Не знаю, для чего они придумали эту штуку, но Роже Леруа не проведешь.

– Нет, ты серьезно? - обеспокоился Альбер. - Тогда надо поговорить с профессором…

– Ни слова профессору! - запротестовал Роже. - Я и сам все узнаю. Твоему профессору сейчас не до того, чтобы следить за поведением жены. Даже если этот парень и в самом деле ее дружок… А я в этом не уверен.

Альбер рассердился:

– Что ты плетешь, Роже! Ты и видел их мельком, а навыдумывал…

– Ладно, сам увидишь, - пообещал Роже. - У меня - глаз, я тебе скажу! Теперь вот что: надо бы запастись оружием. Он нам денег будет давать хоть немного?

– Не в этом дело. Профессор запрещает иметь оружие. Он отобрал у Жозефа револьвер.

– А у Жозефа был-таки револьвер! Я так и знал: это парень не промах… Ладно, если нельзя револьвер, надо хоть кастет носить в кармане.

– Роже, лучше тебе вообще не ходить наверх, - встревоженно сказал Альбер. - Мы втроем всегда справимся.

– Ладно, как хочешь. Я вижу, что добром эта история не кончится. Но я не сбегу, можешь быть уверен. Роже Леруа не бросает приятелей в беде, говорю тебе.

– Спасибо! - Альбер поглядел прямо в глаза Роже. - Ты молодец.

– Какой я молодец, знают только девчонки! - засмеялся Роже. - Ну, мне сюда!

Он свернул в узкую зеленую улочку. Альбер стоял, глядя ему вслед. За эти сутки вся жизнь переменилась так неожиданно и круто, что дух захватывало. И неизвестно было, что ждет в ближайшие дни, даже часы…

– Но до чего интересно! - сказал самому себе Альбер. - Интересно так, что за это и жизни не жалко!

Раймону Лемонье удалось выйти из дома профессора только под вечер. Весь день он помогал профессору в лаборатории. Вниз он спускался только, чтобы поесть, и поскорее уходил: насмешливый изучающий взгляд Роже ему не нравился. Но теперь, по крайней мере, можно было не очень беспокоиться за Луизу: у этого черномазого моряка железные бицепсы, он с любым роботом справится. Да и по хозяйству Роже здорово помогает…

Вернулся этот рыжий очкастый Альбер, и профессор немедленно послал Раймона в аптеку: видно, хотел поговорить с Альбером наедине. Раймон сразу же позвонил Пейронелю - шеф был еще в редакции.

– Приезжайте! - сказал Пейронель. - Хватайте такси, поскорее.

Он выставил всех из кабинета, как только появился Раймон, и слушал, тяжело сопя и выпятив нижнюю губу.

– Черт возьми! - сказал он наконец. - Сенсация сверхъестественная, а вы, мой мальчик, попросту герой. Но что же будет с Луизой?

– Мне эти новые помощники профессора не нравятся, - сказал Раймон. - Мадам Лоран они, возможно, облегчат жизнь… особенно Роже… но мою задачу они очень осложняют.

Пейронель тяжело сопел, раздумывая.

– Может быть, это тоже журналисты? - предположил он.

– Не думаю. Альбер действительно ученик профессора. Он фанатик науки. Я видел, как он знакомился с Мишелем и со всеми этими чудищами. Он даже не испугался, поверьте мне. Он вел себя так, словно его знакомят с Чарли Чаплином или, допустим, «мисс Европой»: восторг и бешеный интерес, ничего больше. Профессор был очень доволен. А Роже парень необразованный, грубоватый, но хитрая бестия. Уж скорее можно подумать, что он полицейский агент и втерся в доверие к этому чудаку Альберу.

– Да… - пробормотал Пейронель, отдуваясь. - Я думаю, вам надо продержаться там еще хоть пару дней. Попросите, чтоб Луиза позвонила мне или написала. Если эти ребята ее в самом деле будут защищать, то ваше дело

– набрать побольше сведений. Снимки, Лемонье, помните, снимки! Возьмите вот эту штучку, пригодится. - Он протянул Раймону миниатюрный фотоаппарат, вмонтированный в портсигар. - Я не представляю себе пока, что и когда мы сможем дать, но надо готовить материал! Упускать такую штуку нельзя! Послушайте, Лемонье, - спросил он вдруг, выкатывая глаза. - Ну неужели этот самый Мишель вот так разговаривает?

– Разговаривает, слово чести, - сказал Раймон, передернувшись.

– А вы уверены, что это не человек? Ну, то есть понимаете: что его родила не мама, а сделал профессор Лоран в лаборатории?

– Человек? - возразил Раймон. - Да нет, видели бы вы его! Похож, очень похож на человека, но не человек!

– Хорошо. Звоните мне каждый день. Если от вас не будет звонка, я сочту, что случилась катастрофа… Вы согласны идти обратно? А?

– Согласен! - Раймон встал.

– Хорошо, мой мальчик! - Шеф тоже встал. - Я воевал дважды: и в первую мировую войну, и во вторую. Могу сказать, что я видал виды, и опасностью меня не удивишь. Но то, на что идете вы сейчас… - он помолчал, - это… Я этого боюсь, даже сидя у себя в кабинете. Если все будет в порядке, Лемонье, мое вам слово, ваша карьера обеспечена!

Раймон вышел, не чувствуя под собой ног от радости. Вот это настоящая жизнь, ничего не скажешь. Грандиозная сенсация, необыкновенные приключения, очаровательная женщина и молодой герой-защитник… Черт возьми, какой материал для целой серии статей! И впереди - обеспеченная карьера. Еще бы! Не каждый справится с таким заданием!

– Я знал, что с Шамфором будет трудно, - сказал профессор Лоран. - Но все же не думал, что он так заартачится. Придется мне завтра самому идти. Вы со мной пойдете. Тут останутся Жозеф и ваш Леруа. И Мишель, конечно, - добавил он.

Альбер вздохнул. Он все еще не мог отрешиться от чувства нереальности: может, все это снится с голоду? Все: и эта удивительнейшая в мире лаборатория, и эти человекоподобные странные существа, и синие, неправдоподобно блестящие глаза Мишеля… Да нет, такого и во сне не увидишь!

– Шамфор не объяснял, почему он отказывается работать? - помолчав, спросил профессор.

– Нет. Принял меня стоя и сказал, что он давно предупреждал вас… что он не может больше заниматься этой работой. И еще сказал, что он не может забыть Сент-Ива… Даже крикнул.

– Ну конечно, - устало сказал профессор. - Он не может забыть Сент-Ива. А я? Он думает, я забыл? Вот Мишель знает, забыл ли я Сент-Ива.

Мишель сказал своим ровным глуховатым голосом:

– Сент-Ива вы вспоминаете очень часто. Потребность помощи и чувство вины. Сложный комплекс.

Профессор Лоран, шагавший по комнате, круто остановился перед Мишелем.

– Что ты болтаешь? - резко спросил он.

– Разве это неправда? - невозмутимо проговорил Мишель. - Это очень легко заметить.

Профессор Лоран рассмеялся довольно принужденным смехом:

– Вот, пожалуйста! Совершенно ненужное усложнение. Он начинает изощряться в психологическом анализе моей особы. Ты, чего доброго, фрейдистом станешь!

– Этого я не понимаю, - сказал Мишель.

– И не надо. Фрейда мы с ним не читали, - пояснил профессор Альберу. - А вообще он уйму читал, и по многим вопросам с ним можно консультироваться лучше, чем со мной. У него ведь идеальная память, почти как у электронного устройства. И способность мыслить, которой нет у такого устройства. Нам он кажется странным потому, что лишен эмоций… почти лишен.

– Это - гормональная недостаточность, - сообщил Мишель.

– Вот видите! - Профессор Лоран усмехнулся. - Он, в общем, все знает. Ну-ка, расскажи Дюкло, как ты устроен, а я пока поработаю с Франсуа. Мне нужно закончить один расчет. Расскажи и насчет других.

Профессор Лоран отошел к столику, за которым сидел погруженный в расчеты Франсуа - странное существо с красноватым лицом, в котором едва проступали грубо намеченные человеческие черты.

– У меня много отличительных особенностей по сравнению с другими, - сказал ровным, спокойным голосом Мишель, кивнув в сторону своих странных собратьев. - Создавая нас, профессор Лоран ставил перед собой различные задачи. Я создан для демонстрации. У меня наиболее совершенный и гармонично развитый мозг. В известном смысле я совершеннее человека: я почти не устаю и у меня очень развита память, я ничего не забываю. Я многого не знаю совсем, но это уже вопрос воспитания и среды. Я ни с кем не говорил, кроме профессора Лорана и Сент-Ива…

– Что ты опять болтаешь о Сент-Иве! - с раздражением крикнул профессор.

– Я говорю только, что я знал Сент-Ива, - спокойно пояснил Мишель.

Профессор Лоран быстро подошел к нему:

– Ты еще и фантазировать начинаешь! Ты не мог видеть Сент-Ива!

– Вы не учитываете многого, - сказал Мишель. - В то время мой мозг был уже вполне развит. И я умел видеть, у меня ведь уже было сканирующее устройство. Я хорошо помню Сент-Ива.

– До последнего момента? - странно изменившимся голосом спросил профессор Лоран.

– Да. Хотя в конце я многое воспринимал уже неясно. Двигательное возбуждение и затемнение сознания…

Профессор Лоран не отвечал. Губы его дрожали.

– Как выглядел Сент-Ив? - спросил он глухо.

– Невысокий, худощавый. Светлые волосы, голубые глаза, очень белые зубы, часто улыбался. Он нравился женщинам.

– Черт знает что! - растерянно сказал профессор Лоран. - А это ты откуда знаешь?

– Это говорили и вы, и Шамфор, и он сам. Я знаю, что это правда.

– Ты и Шамфора, оказывается, знаешь?

– Да, знаю. Он очень любил Сент-Ива. Но не вас.

– Ты воспринимаешь разумом эмоции, я знаю. Но тогда ты не мог их воспринимать.

– Да, но я все помню. Я теперь сделал выводы.

– Ладно, рассказывай дальше. - Профессор пошел к Франсуа.

– Череп и скелет у меня из пластмассы. Кожу и мышцы лица сначала наращивали на эту основу. Но с кожей у профессора выходит почему-то плохо. Я предназначен для демонстрации, поэтому и лицо мне тоже сделали в конце концов искусственное. И у меня зубы, хоть они мне и не нужны.

– Не нужны? - переспросил Альбер.

– Конечно. Мы все питаемся искусственно, у нас даже нет кишечника. Только у Поля есть все, даже половые железы, но он тоже питается искусственно и весь пищеварительный тракт у него недоразвит… Поль, подойди сюда, - позвал Мишель.

С узенького диванчика, обитого темно-красной клеенкой, поднялся Поль и странной вихляющей походкой направился к ним. Лицо у него было перекошенное, будто от паралича. Мягкий, слегка скривившийся налево нос, рыхлые щеки, низкий покатый лоб, приоткрытые мокрые губы, маленькие тусклые глаза. Альбер невольно отвел взгляд от этого лица, словно принадлежащего постоянному обитателю психиатрической лечебницы.

– Сядь, Поль, - сказал Мишель, и тот послушно сел, положив длинные руки на колени. - Поль был задуман иначе. Он должен был сам расти. Все было сделано так, чтоб он сам рос. Конечно, быстрее, чем растут люди, и с помощью профессора. Он за четыре года стал такой, каким человек смог бы стать лишь в семнадцать-восемнадцать лет. Гормональный режим проверялся только на нем. Поль получился слишком эмоциональным, очень возбудимым. Поль, как ты себя чувствуешь после вчерашнего?

Поль криво улыбнулся, показав неровные желтоватые зубы.

– Скажи, Поль… Он не любит говорить. Его надо заставлять… Ну, скажи.

– Я хорошо выспался, - тихим скрипучим голосом сказал Поль. - Но у меня болит спина.

– Она всегда у него болит. Наверное, слишком слабый позвоночник… Посиди около нас, Поль.

– Я хочу к Пьеру, - проскрипел Поль.

– Не надо к Пьеру, сиди тут… Пьер на него почему-то влияет. Мы не можем еще понять почему.

– Я люблю Пьера, - криво улыбнувшись, скрипнул Поль.

– Это чепуха, - авторитетно заявил Мишель. - Любить можно человека, а Пьера - нельзя.

– Можно, - настаивал Поль. - Пьер хороший. А больше мне некого любить. Профессора я боюсь. А ты бессердечный.

– У меня искусственное сердце, - пояснил Мишель. - Так надежней. И легкие тоже. Профессор Лоран и Сент-Ив не хотели рисковать, они берегли мой мозг… Но это не значит, что я бессердечный, - сказал он Полю. - Чувства - это совсем другое.

– Ты даже не понимаешь, что значит любить. У тебя только мозг и есть, - сказал Поль. - А Пьер хороший, и он меня любит. Больше никто меня не любит.

– Вы слышите, профессор, как много он говорит? - Мишель с интересом смотрел на Поля. - Он развивается и усложняется.

– Я слышу. - Профессор Лоран снова подошел к ним. - А ну-ка, объясни мне, что такое любовь.

Поль растерянно зашевелился.

– Объяснить? Я не могу этого объяснить. Пьер лучше всех, вот и все! И он меня любит.

– А я? Разве я тебя не люблю? - спросил профессор.

– Вы? Нет! - Лицо Поля странно дергалось. - Вы хотите меня переделывать, я знаю. И Пьера тоже. А мы не хотим. Мы хотим оставаться такими, как есть. Иначе мы можем забыть друг друга.

– Что-о? - спросил пораженный профессор Лоран. - Черт возьми, Дюкло, слыхали вы что-нибудь подобное?

– Но это же нормальные человеческие эмоции, - робко сказал Альбер. - Если у Поля не только мозг, как у Мишеля…

Профессор провел рукой по лбу и отвернулся.

– Да, конечно… нормальные человеческие эмоции, - пробормотал он. - Нормальные эмоции… нет, просто мы слишком мало обращаем внимания на его мозг!

– Можно усилить и несколько изменить питание мозга, - вмешался Мишель.

– Это еще не поздно. Поль продолжает расти. Я записываю все данные.

– Почему ты мне ничего не сказал об этом?

– Вы считали, что Поль - неудачная модель, что его нужно переделать. Я с вами согласен. Но, может быть, стоит попробовать другую комбинацию питания. Он стал интересней. Но зато и опасней.

Поль быстро посмотрел на Мишеля и на профессора. Альбер готов был поклясться, что в мутноватых, невыразительных его глазах сверкнула ярость. Но он опустил глаза и снова улыбнулся своей жалкой, кривой улыбкой.

– Я всегда был лучше, - заскрипел он. - Я всегда любил Пьера. Вы просто не видели.

Профессор Лоран смотрел на него со смесью острого интереса и печали.

– Всегда? - переспросил он. - Даже тогда, когда вы с Франсуа хотели уничтожить Пьера? Ты помнишь это?

Расплывчатое лицо Поля задергалось, пятна на нем проступили заметней.

– Это был не Пьер, - с трудом сказал он. - Только мозг.

– Вот мозг ты ему и повредил. Поэтому он такой.

– Он хороший! - с вызовом сказал Поль. - Просто у вас не хватило на него материалов. Он в этом не виноват.

Он гримасничал, размахивал своими нескладными длинными руками. Альберу показалось, что Поль похож на развинченного, плохо воспитанного подростка. Профессор потрогал пульс Поля, завернул ему веки.

– Мишель, измерь ему кровяное давление, - приказал он.

Мишель достал аппарат, Поль покорно закатал рукав синей бумажной блузы, обнажая вялую пятнистую руку с четко проступающими, словно припухшими суставами.

– Верхняя граница - двести десять, нижняя - сто двадцать, - сообщил Мишель.

– Видишь, тебе вредно волноваться, - мягко сказал профессор. - Иди отоспись. Возьми Т-24, проглоти. - Он протянул Полю таблетку.

– Я просто полежу: я выспался, - упрямо возразил Поль.

Он побрел своей развинченной походкой в уголок за ширму. Пьер тут же поднялся и пошел вслед за ним; они уселись, обнявшись, и Поль принялся шептать что-то на ухо Пьеру. Профессор озабоченно поглядел на них.

– Да-а, вот так штука! - сказал о» и опять пошел к Франсуа.

– Поль все-таки неудачен, - сказал Мишель. - Дело даже не в повышенной возбудимости. Он просто слишком слаб и нежизнеспособен. У него непрочный скелет, он не выдерживает быстрого роста, Поль все чаще жалуется на боли, у него немеют руки и ноги. Потом - видели, что у него с лицом? Оно совсем перекосилось. Я делаю ему электромассаж, это плохо помогает. Он может умереть, ведь он совсем как человек, у него все свое: и руки, и ноги.

– А разве у вас?.. - удивился Альбер.

Мишель вытянул свою белую, аристократической формы руку с продолговатыми выпуклыми ногтями, безукоризненно отделанными.

– Нет, конечно. Это, в сущности, протезы. Управляются биотоками. Ощущаю все при помощи специальных преобразователей - датчиков. У меня тонкая чувствительность и, во всяком случае, более точная, чем у Поля: у него вечно какие-то нелепые разлады, то боли, то онемение, то он жалуется на жар или холод. Я все воспринимаю точно. И движения у меня точные. Конечно, Поль - первая модель такого рода, дальнейшие, может быть, окажутся гораздо лучше. Но я убежден, что моя модель лучше в принципе. И не только для демонстрации. Зачем заново создавать человека, если он так несовершенен? Надо исправлять природу.

– Ты стал бахвалом, Мишель, - сказал профессор Лоран, усмехаясь. Он встал и потянулся. - Ну, Дюкло, как вам нравится Мишель?

У Альбера выступили слезы на глазах:

– Профессор, это чудо! Мне все кажется, что я во сне!

– Мне тоже иногда кажется, что это какой-то бред, - сказал профессор. - Хотя пора бы уже привыкнуть… Вы есть хотите?

Альбер смущенно улыбнулся. Профессор достал коричнево-красную таблетку, положил ее в рот.

– Тогда пойдите вниз. Я привык к таблеткам, а вас не хочу приучать, да и запас у меня небольшой.

Внизу было тихо. Альбер заглянул в столовую, на кухню - Роже нигде не было.

– Эй, Роже! - громко крикнул Альбер.

Послышались тихие торопливые шаги.

– Чего ты орешь? - полушепотом спросил Роже, появляясь откуда-то из глубины коридора.

Альбер с изумлением уставился на него. Роже был чисто выбрит, его щеки и подбородок отливали синевой, и весь он был какой-то чистенький, отглаженный, торжественный.

– Тише, Луиза спит! - сказал он.

Альбер зажал рот рукой, чтоб не расхохотаться во все горло. Роже просто неподражаем! Достаточно ему увидеть женщину…

– Ты просто с ума сошел, приятель! - сказал Альбер, отдышавшись. - Луиза, подумать только!

– Это ты с ума сошел! - азартно зашипел Роже, оттесняя его к кухне. - Не могу я называть эту милую девочку «мадам». Это не в моих правилах, ты знаешь… Не думай - ничего такого, я ведь не болван, понимаю, что ей не до того. Но вы тут все помешались на каких-то чудовищах, а о бедной девочке никто не думает, даже муж… этот самый твой гений! Лопать хочешь? Садись, и ты увидишь, на что способен Роже Леруа для друга!

Он навалил Альберу полную тарелку дымящейся, аппетитно пахнущей снеди, по-южному острой и жгучей. Альбер, зажмурив глаза от удовольствия, поглощал это блюдо со сказочной быстротой. Роже благосклонно улыбался, глядя на него.

– А вот это, - он слегка приподнял крышку на маленькой голубой кастрюльке, - это для Луизы. Куриный бульон и котлетки. Ей надо подкрепляться. - Он налил Альберу кофе. - Пей! Я вас тут буду кормить на славу. Мы шли в Вальпараисо, и среди океана у нас заболел кок… Я тебе скажу: команда на этом не проиграла, потому что на борту был Роже Леруа! Капитан предлагал мне двойной оклад…

Альбер уже знал эту историю, но всегда подозревал, что Роже привирает, так же как и насчет своих успехов у женщин. Но пока все оказывалось очень близким к истине…

– А мадам Лоран не обижается, что ты с первого дня начал звать ее по имени? - осведомился он.

– Женщины никогда не обижались на Роже Леруа! - торжественно заявил Роже. - А кроме того, я вовсе не зову ее по имени. С женщинами это опасно, еще перепутаешь имя. Гораздо лучше говорить: «моя девочка», «моя крошка» - это всем подходит, даже тем, кто ростом с Эйфелеву башню.

– Послушай, Роже… - Альбер всерьез обеспокоился.

– Не волнуйся, все зависит от тона, - авторитетно заявил Роже. - Вот она спит. Без снотворного, а сама сказала, что даже по ночам не спала от страха. А почему она спит? Потому, что любая женщина, если она не стопроцентная идиотка, знает: на Роже Леруа можно положиться!

Альбер встал. Болтовня Роже начала его злить.

– Пойдем-наверх, - сказал он. - Я попрошу, чтоб профессор познакомил тебя со своими друзьями.

– Что ж, пойдем, - сказал Роже не очень бодрым тоном. - Мне-то они, ясно, ни на черта не нужны, но все же интересно.

Профессор Лоран согласился, что Роже нужно показать лабораторию и объяснить, как обращаться с ее обитателями. Альбер открыл дверь, и Роже вошел, осторожно оглядываясь. Все было по-прежнему: профессор работал с Франсуа, Поль и Пьер сидели за ширмой, Мишель в кресле читал книгу, делая пометки в большой тетради.

– Мишель, познакомьтесь с моим другом Роже Леруа, - сказал Альбер.

Роже осторожно протянул руку, во все глаза глядя на Мишеля. Когда Мишель пожал ему руку, он так же осторожно убрал свою руку назад, зачем-то понюхал ее и сунул в карман.

– Я не имею запаха, - своим бесстрастным голосом сказал Мишель.

– Это я так просто… не обижайтесь, - пробормотал Роже.

– Я не умею обижаться, - сообщил Мишель.

Роже исподлобья взглянул на него.

– А я вот умею, - проговорил он многозначительно.

– Не валяй дурака. Роже, никто тебя не разыгрывает, - сказал Альбер. - Познакомься теперь с Франсуа.

Франсуа так стиснул руку Роже, что тот охнул.

– Ну и медведь! - сказал Роже. - Это что - чемпион по боксу?

– Нет, Франсуа - математик, - ответил профессор Лоран. - Но мускулы у него тоже очень хорошо развиты. С ним трудно справиться.

– Все-таки можно, я думаю, - сказал Роже. - Джиу-джитсу знаешь, приятель?

Франсуа покачал головой.

– Ну вот, а это такая штука, я тебе скажу! - Роже воодушевился. - Хочешь, поборемся?

Профессор Лоран слегка усмехнулся, с любопытством глядя на Роже.

– Франсуа сейчас занят, - сказал он.

– Идем, Роже, - заторопился Альбер. - Погляди еще на Поля и Пьера, а остальное я тебе объясню внизу.

Они с Роже заглянули за ширму. Поль лежал на кушетке с открытыми глазами, неподвижно устремленными в потолок. Пьер сидел рядом.

Внизу Роже сказал:

– Если бы я верил в бога, я бы подумал, что твой профессор - сам дьявол. - Он был потрясен. - Черт, да это если и рассказать кому, так не поверят! Этот вот, Мишель, он совсем как человек. Я действительно подумал, что ты меня разыгрываешь. Но другие - жуть! И он все время был с ними один? Нет, я тебе скажу: Роже Леруа не трус, но это - совсем другое дело! Один я бы там и часу не согласился просидеть.

– Роже, - сказал Альбер, - завтра мы с профессором уйдем часа на три. Жозефу одному там тоже будет страшно. Да и опасно. Придется тебе с ним подежурить наверху. Профессор оставит точные инструкции, как поступать, если что случится. Помни - никакого оружия. Не бить их. Только прижать трубку у шеи покрепче, пока Мишель сделает укол.

– Веселенькое занятие, нечего сказать, - проворчал Роже.

– Помни, что это опасно. Особенно следи за Франсуа, которого ты хотел обучить джиу-джитсу, и за Полем - это тот, который лежал за ширмой. Мишель, наверное, будет вам помогать.

– Ладно, - хмуро сказал Роже. - Буду следить. А этот, Жозеф, он не струсит, не удерет?

– Профессор говорит - он храбрый. Сегодня ночью он спас профессору жизнь.

– Ладно, - повторил Роже. - Посмотрим, какой он храбрый.

Ночью Раймону не спалось. Он лежал и глядел в потолок. Там качалось смутное световое пятно - отсвет далекого уличного фонаря. Деревья за окном глухо и тревожно шумели, несколько раз начинал накрапывать дождь, и редкие капли тяжело ударялись о карниз.

Раймон вертелся на неудобном раскладном кресле и удивлялся, как безмятежно, полураскрыв рот, спит Альбер. В смутном ночном свете лицо его, без очков, выглядело совсем детским.

«Зачем, собственно, мне спать здесь? - думал Раймон, с невольным страхом и отвращением прислушиваясь к странному хрипловатому дыханию Мишеля и Франсуа, спавших неподалеку на жестких кушетках. - Кто-то простонал во сне… Это, наверное, Поль… он за ширмой… Внизу спать удобнее… Почему именно этот Леруа спит внизу… Там Луиза, а он смотрит на нее так, словно сто лет с ней знаком… Ах, да, ему надо раньше всех вставать и идти на рынок… Но все-таки лучше бы и мне спать внизу… Профессор, кажется, тоже не спит… Какая странная комната… Ах, вот что, тут были две комнаты, от стены осталась только плохо заделанная полоска на потолке. Получился почти зал, двусветный… Понятно, так удобней наблюдать за всем, что делается в лаборатории… Боже мой, что за жуткая жизнь у профессора… все время наедине с этими чудищами, да еще и в опасности… Какая нужна сила воли, чтоб держаться так, в одиночку, без помощи… Луиза… да, Луиза несчастна из-за него…»

Он открыл глаза и не сразу понял, где находится. За окнами ярко сияло солнце, щебетали птицы, а здесь, в лаборатории, продолжалась своя, фантастическая и зловещая жизнь. Из туалетной вышел Мишель, на ходу расчесывая свои густые светлые волосы. Альбер, сидя на постели, проводил его восхищенным взглядом.

– Понимаете, он моется и чистит зубы, - тихонько сказал он Раймону.

Мишель услышал это и сообщил своим ровным голосом:

– Мне следует соблюдать гигиену. Иначе засорятся поры кожи, да и зубы могут скорее износиться.

Раймон поежился. Черт знает что! Он начал поспешно одеваться. Профессор Лоран уже сидел в углу за столиком и смотрел, как Франсуа делает расчеты. Лицо у него было такое бескровное, что когда он опускал глаза, то казался мертвецом.

Вскоре появился Роже, позвал их вниз, накормил вкусным завтраком. Напившись крепкого черного кофе, Раймон почувствовал себя бодрее.

– Так, значит, нам с вами предстоит провести пару часов в приятном обществе, - сказал он, обращаясь к Роже.

– Ладно, чего ж, - без большого воодушевления отозвался Роже.

Профессор Лоран тоже побывал внизу и явился тщательно выбритый, в хорошем сером костюме, в белоснежной рубашке. Но лицо его выглядело еще более усталым.

– Мишель, с тобой останутся двое, - сказал он. - Мне нужно ненадолго уйти. Если Франсуа или Поль будут неправильно вести себя, помоги справиться с ними. Если ты сам разладишься, тебе дадут Т-21.

– Может быть, сразу дать им Т-24? - спросил Мишель.

– Нет. Франсуа должен к вечеру закончить важный расчет. Он будет работать со счетной машиной. А Поль и по ночам плохо спит без снотворного, нельзя его приучать к Т-24. Да я ведь сегодня не делал с ними никаких опытов, должно все обойтись без шума. Мы скоро вернемся. Ты беспокоишься?

– Да. Франсуа не в порядке. Поль - тоже. А значит - и Пьер.

– Ничего. Втроем вы справитесь, - помолчав, сказал профессор. - Заприте дверь.

Он ушел с Альбером. Раймон и Роже заперли дверь и сели неподалеку от Мишеля. Мишель внимательно смотрел на них своими странными ярко-синими глазами.

– Вы будете работать вместе с профессором? - спросил он.

– Да… - кашлянув, отозвался Раймон.

– Это хорошо. Ему одному трудно. Очень трудно. Франсуа помогает только в расчетах, а я читаю литературу и веду записи, провожу некоторые опыты. Но профессор давно не мог никуда выходить. Я тоже не мог. Я ведь ничего не знаю, что там делается. - Он широким жестом указал на окна.

– А вам тут не скучно? - спросил Раймон, чувствуя, что говорит глупость.

Мишель снисходительно улыбнулся.

– Мне не бывает скучно, - сказал он. - У меня есть книги, есть мои обязанности. А с тех пор как я стал усложняться, я вдобавок часто задумываюсь о себе…

Роже вытаращил глаза.

– Я думаю о своем будущем… о том, что я собой представляю и чем отличаюсь от людей… и какая польза от моего существования…

Раймон нервно забарабанил пальцами по спинке стула:

– Гм… да! Все это очень благородные мысли…

– Благородные? - переспросил Мишель. - Этого слова я по-настоящему не понимаю.

– Не понимаете? Но вы же прекрасно говорите… по-французски.

– Я могу говорить еще по-английски, по-немецки и по-русски, - сообщил Мишель. - Но я читаю только техническую литературу. Сент-Ив говорил, что мне нужно давать и другую литературу… беллетристику, для расширения кругозора и словаря… Но профессор пока не находил для этого времени, я был слишком загружен.

– А если вы сейчас попробуете почитать? - предложил Раймон. - В моей комнате есть Мопассан, есть Толстой и Хемингуэй. Кому из нас идти вниз, Роже?

– Я схожу, - поспешно отозвался Роже: он чувствовал, что не сможет остаться здесь один. - Кстати, я посмотрю, как себя чувствует… мадам Лоран.

Луиза спала. Бледное лицо ее слегка разрумянилось, губы приоткрылись, она казалась совсем девочкой. Роже на цыпочках вышел из комнаты и помчался за книгами. Он прихватил еще себе детективный роман в яркой обложке.

Наверху все было тихо. Мишель с любопытством посмотрел на книги. Раймон, подумав немного, протянул ему томик рассказов Мопассана. Роже уткнулся в детективный роман.

Мишель с удивительной быстротой перелистывал страницы. Раймон исподтишка наблюдал за ним. Мишель дочитал до конца один рассказ, начал читать другой, потом остановился и пожал плечами. Потом снова перечитал первый рассказ.

– Да, это литература совсем другого рода, - заметил он.

– Вам что-нибудь непонятно? - спросил Раймон.

– Мне не вполне понятно, с какой целью все это написано.

Раймон заглянул в книгу. Мишель говорил об одном из самых поэтических рассказов Мопассана - о «Лунном свете».

– Вот вы говорите, что задумываетесь о себе, - сказал он. - Почти все люди думают о себе: кто они, зачем они, что ценного в их жизни. Естественно, что они думают и о любви…

– Я знаю, что такое любовь, - спокойно сказал Мишель. - Она основана на инстинкте продолжения рода и еще - на сходстве характеров.

Роже открыл было рот, чтоб возразить, но Раймон сделал ему знак.

– Это, пожалуй, слишком упрощенное объяснение, - сказал он. - Иногда речь вовсе не идет и даже не может идти о продолжении рода. А характеры любящих бывают даже диаметрально противоположными.

– Такая любовь не может быть прочной, - доктринерским тоном заявил Мишель. - В вей нет подлинной основы.

Роже все-таки не выдержал.

– Послушай, приятель, - заговорил он. - Вот я, например, не был женат и детей у меня нет. Что ж, по-твоему, я никогда не любил?

– Наверное, нет, - сказал Мишель. - Это называется: случайные связи. Я читал.

– Читал! Вот если б ты сам… - язвительно начал Роже, но осекся.

– У меня отсутствует пол. Я, в сущности, только мозг, - все так же спокойно ответил Мишель. - Но разумом я все понимаю.

– Ну хорошо, - сказал Раймон. - Если вы все понимаете… Вот, например, профессор Лоран и его жена - ведь у них нет детей, однако… - Он замолчал: пример был явно неудачен и даже бестактен.

– А они и не любят друг друга, - бесстрастно констатировал Мишель. - Профессор вообще не может любить. Он тоже - прежде всего мозг.

– Вот это да! - восхитился Роже. - Метко сказано! У тебя, приятель, я вижу, котелок неплохо варит!

– Котелок? - недоуменно переспросил Мишель.

– Это морской язык. Роже - моряк, - пояснил Раймон. - Он хочет сказать, что вы очень интересно рассуждаете.

– Тогда почему же вы со мной не соглашаетесь? - спросил Мишель.

– Жизнь гораздо сложнее, чем вам представляется, - осторожно сказал Раймон.

– Это, наверное, кажущаяся сложность… - начал Мишель.

Его слова прервал грохот. Франсуа вскочил, опрокинув стул и стол. Он стоял, угрожающе пригнувшись, и монотонно мотал головой, как медведь. Лицо его побурело. Мишель схватил шприц.

– Постарайтесь схватить его сзади и держать, - шепнул он. - Главное - поплотнее перехватите трубку у горла.

Роже и Раймон попробовали обойти Франсуа с тыла, но он медленным угрожающим движением повернулся спиной к стене.

– А ну-ка! - Роже вдруг кинулся ему под ноги и перебросил грузную тушу через себя. - Хватай его!

Раймон уже сидел верхом на Франсуа и крепко сжимал упругую трубку, отходящую от его короткой, могучей шеи. Франсуа хрипел. Мишель осторожно приблизился и ткнул иглу шприца в трубку у самой шеи. Франсуа откинул голову набок, тело его обмякло, глаза закрылись.

– Вы сможете отнести его?.. Вот туда… - голос Мишеля вдруг прервался.

– Заставьте меня… проглотить…

Он широко раскрыл рот, руки и ноги его беспорядочно задергались, словно в нелепом танце, изо рта вырвался-высокий вибрирующий вопль. Раймон схватил со столика заранее приготовленную таблетку.

– Глотай! - резко приказал он. - Глотай! - Он стиснул горячую дрожащую руку Мишеля, преодолевая инстинктивный страх и отвращение, сунул в дергающийся, раскрытый рот таблетку.

Мишель судорожным усилием глотнул. Он стиснул кулаки, прижал руки к груди, словно удерживая крик. Через несколько секунд он начал дышать ровнее, напряжение заметно схлынуло. Он устало опустился на стул, закрыл глаза.

– Это - действие стимуляторов… - бормотал он. - Пока оно плохо поддается учету…

Роже неопределенно хмыкнул, во все глаза глядя на него.

– Что делать с этим? - Он кивком указал на Франсуа.

Мишель вскочил. Он, по-видимому, совсем оправился.

– Франсуа нужно отнести на кушетку в угол, - деловым тоном сказал он. - Меня беспокоит другое… - Он заглянул за ширму. - Что это значит, Поль?

За ширмой молчали. Раймон и Роже подошли к Мишелю. Поль лежал с закатившимися глазами и открытым ртом, Пьер стоял над ним, нелепо расставив короткие темные руки.

– Что он сделал, Пьер? - спросил Мишель. - Покажи, что он сделал!

Пьер растерянно задвигал руками и круглым бесформенным ртом, показывая, что Поль проглотил что-то… один… два… три… четыре… пять…

– Т-24? Да? То, от чего спят?

Пьер закивал головой.

– Плохо! Пять таблеток! - Мишель задумался на секунду. - Так!

Он кинулся к шкафчику, висевшему на стене.

– Замок испорчен. Недаром я все время наблюдал за Полем! Я знал, что он опасен! - Мишель достал пробирку с красноватым кристаллическим порошком и две ампулы с желтой маслянистой жидкостью, приготовил смесь, наполнил шприц. - Пьер, накладывай жгут!

Пьер с неожиданной ловкостью перетянул безвольно висящую руку Поля резиновым жгутом. Мишель ввел шприц в вену у сгиба локтя. Поль не шевелился, из-под приоткрытых век все так же мертвенно голубели белки.

– Теперь надо теплой воды, - сказал Мишель, извлекая шприц. - Сделаем ему промывание желудка.

– Я принесу снизу, - вызвался Роже.

– Что, собственно, случилось? - спросил Раймон.

Мишель взял Поля за руку:

– Пульс очень плохой… Это называется самоубийство. Поль хотел умереть.

– Но почему?

– Не знаю. Это глупо… Нет, пульс улучшается. По-видимому, удастся его спасти…

После промывания желудка Поль продолжал лежать все так же неподвижно и безвольно, но лицо его несколько изменилось: глаза закрылись, губы сомкнулись, он выглядел спящим.

– Пульс все еще очень слабый, - сказал Мишель. - Сейчас я ему впрысну камфару. Пьер, объясни, зачем Поль глотал Т-24?

Пьер несвязно жестикулировал и мычал. Мишель внимательно слушал.

– Пьер не может говорить как люди, - объяснил он. - На него не хватило материалов. Но я его понимаю. Он говорит, что Полю все время было очень больно, он устал. И он не хотел, чтоб профессор его переделывал. Он» не хотел расставаться с Пьером. Говорил, что он любит Пьера.

Пьер усиленно закивал головой, тыча себя рукой в грудь.

– Что тут - инстинкт размножения или сходство характеров? - съязвил Раймон.

– Просто нелепость, - ответил спокойно Мишель. - Поль - неудачная модель, вот и все. На нем нельзя было проводить опыты с гормонами. Его действительно нужно переделать. Теперь профессор со мной согласится…

Пьер издал глухое злобное рычание и вдруг вцепился в горло Мишелю. Раймон и Роже еле оттащили его. Мишель потер горло и задумчиво посмотрел на Пьера, яростно бившегося в руках людей.

– Подержите его еще минуту, - сказал он и пошел за шприцем.

Пьера уложили на кушетку неподалеку от Поля. Мишель недоумевающе посмотрел на Раймона и Роже:

– Что с ними делается, не понимаю. Почему у всех сразу разладились тормозящие центры? Нельзя же все объяснить действием гормонных стимуляторов.

– Послушайте, Мишель, - сказал Раймон. - Вам не кажется, что дело тут не в каких-то центрах и стимуляторах? Просто они действуют как люди…

– Как люди? Не понимаю…

– А я вот понимаю! - заявил Роже. - Посиди я тут с недельку, да еще без всякой надежды выйти на волю, да еще ожидая, что меня переделают… Боже мой, я бы тут всю вашу лабораторию к черту разнес!

Мишель удивленно посмотрел на него.

– Нет, правда, - сказал Раймон. - Франсуа надоедает делать бесконечные расчеты, Поль измучен постоянной болью и слабостью, а к тому же не хочет разлучаться с Пьером…

– Но ведь если б не я, он бы никогда больше не увидел Пьера! Это нелогично! - запротестовал Мишель. - И, наконец, Пьер…

– А Пьер мстил вам за своего друга…

– Мстил? За друга? - недоумевающе повторил Мишель. - Не понимаю.

– Чего ж тут не понимать? - рассердился Роже. - Человек ты или не человек?

– Я думаю, что я не человек, - спокойно сказал Мишель. - Я только мозг.

Раймон и Роже молча переглянулись.

Когда поезд метро подходил к станции Распайль, Альбер поднялся.

– Выйдем на следующей станции, - сказал профессор Лоран, не глядя на Альбера.

С площади Данфер-Рошеро они свернули в лабиринт узких, кривых улочек. Альбер недоумевал - они шли вовсе не к лаборатории Шамфора, но не решался спросить.

– Здесь посидим, - сказал профессор, указывая на маленький скверик. - Я должен вам кое-что сказать.

Они сели на скамейку под старым платаном. На другой скамейке, поодаль, старуха вязала носок; у ног ее лежал, высунув язык, толстый бульдог. В скверике, с двух сторон окруженном почерневшими брандмауэрами, было прохладно и тихо. В доме на противоположной стороне улицы кто-то разучивал гаммы.

– Вы уже знакомы с результатами моих опытов, - без предисловия начал профессор Лоран. - Какое бы впечатление ни производили эти результаты на вас или на кого-нибудь другого, я должен сказать: это далеко не то, о чем я мечтал вначале. Но я ничего не мог поделать - один, почти без помощи. Вы видите, во что я превратился за те пять лет, что мы с вами не виделись… Вы думаете - это перенапряжение? Конечно… Но я боюсь, что больше всего тут подействовал Сиаль-5. Вот он. - Профессор достал из кармана прозрачную трубочку с желтыми крупинками. - Сиаль - это наши инициалы, Сент-Ив и Анри Лоран, мы его нашли для опытов, а потом стали применять для себя. Чудодейственное средство, моментально снимает усталость, заменяет сон, обостряет мысль… быстро становится необходимым при таком образе жизни, какой я веду все эти годы, - и тогда начинает разрушать организм. Признаться, я понял все это слишком поздно… Да если б и раньше понял, что изменилось бы? Я иначе не мог, не получалось. Пока был Сент-Ив… Да, вот о Сент-Иве я и хотел вам рассказать, тем более что Шамфор тоже заговорил о нем.

Профессор Лоран откинул голову на спинку скамейки, закрыл глаза. Лицо его было бескровным, серым, как у мертвеца.

– Вам плохо, профессор? - встревожился Альбер.

– Нет. Просто голова кружится от свежего воздуха. Я уж и не помню, когда выходил на улицу. Если б не Сиаль-5, я бы, наверное, свалился, едва выйдя за калитку…

Большой полосатый кот в белых чулках важно прошел по аллее, зашипел на равнодушно лежащего бульдога и, перепрыгнув через низкую изгородь, уселся на газоне. Из окна на втором этаже высунулась растрепанная светловолосая женщина и звонко закричала: «Жанна! Жанна! Твой Жером опять пьяный идет!»

– Сент-Ив был самым молодым среди нас, - опять заговорил профессор Лоран. - Ему не было и двадцати восьми лет, когда он погиб. Самый жизнерадостный, самый разносторонний, его все интересовало. Он был кибернетик, нейрокибернетик, работал вместе с Шамфором, Шамфор его очень любил… да и все его любили, и все считают, что я завлек его на ложный путь и погубил… Шамфор мне так и не простил смерти Сент-Ива. Впрочем, разве я себе это простил? Ведь Мишель недаром подметил у меня чувство вины по отношению к Сент-Иву… Конечно, если б не я, Сент-Ив не увлекся бы до такой степени нейрофизиологией, не взялся бы за такие сложные и рискованные опыты… Мы работали очень много, потому что, кроме опытов, проводившихся всей группой, начали ставить свои… Они все больше усложнялись, мы начали прятаться, работать по ночам… потом завели отдельную лабораторию, потихоньку от остальных товарищей… Она была неподалеку отсюда, на улице Бенар… Но Сент-Ив для всего находил время. Я тогда сердился, считал, что он разбрасывается… Нет, это все ни к чему рассказывать, да и некогда сейчас. - Профессор Лоран выпрямился и вздохнул. - Я хочу сказать, что Сент-Ива убил вот этот самый Мишель… то есть не такой, каким вы его сейчас видели, а его мозг, заключенный в гораздо менее совершенную оболочку. Теперешнюю оболочку Шамфор уже приготовил, мы должны были проделать пересадку. Тогда это был мозг в питательной среде, сканирующий механизм, подсоединенный к нему, чтоб обеспечить зрение, и довольно примитивные преобразователи для усиления биотоков, двигающих конечностями. Двигался он совершенно хаотично, еле научился ходить, держать книгу и перелистывать страницы. Но читал и запоминал он и тогда прекрасно. Даже не знаю, почему я так удивился, когда он заговорил о Сент-Иве. Просто мне некогда было проверить как следует его знания того периода. А они, по-видимому, полностью сохранились в его памяти. Правда, он тогда не мог говорить, только писал. Поэтому мы многого в нем не учитывали.

– Почему же он убил Сент-Ива? - спросил Альбер, невольно поежившись. - Ведь он и сейчас, кажется, лишен эмоций.

– Да он вовсе не хотел его убивать! Это было какое-то нелепое, неожиданное двигательное возбуждение, с выключением тормозящих центров. Вы же слышали: он сам сказал. Видите ли, даже электронное устройство, имитирующее мозг, не вполне подчиняется контролю. Чем оно сложнее, тем чаще бывают всякие случайности, неожиданности, отклонения от нормы. А здесь речь идет о живом белке, о бесконечно сложных клетках мозга. От того, что этот мозг выращен искусственным путем, ничто не становится проще. Наоборот, еще труднее предугадать, будет ли он развиваться нормально в таких необычных условиях, можно ли в самом деле добиться высокой специализации каких-либо функций, так или иначе сочетая элементы питательной среды.

– А Мишель тоже специализирован?

– Мы старались развить у него в первую очередь память и выносливость. Многого удалось добиться, хотя действовали мы, в сущности, на ощупь. Ведь об устройстве человеческого мозга известно невероятно мало. Мы только ищем, предполагаем, спорим. Мы выяснили, где сосредоточена память у осьминога. А где она у человека, мы не знаем.

Альбер жадно слушал. Он успел многое забыть с тех пор… да и не удивительно, такие трудные были годы, так далека была его жизнь от лекций, от шумных споров Латинского квартала…

– По-видимому, память рассредоточена по миллионам клеток мозга. Каждое событие запечатлевается не в одной клетке, а во множестве… Ну, впрочем, я не об этом хотел… - Профессор Лоран вдруг поднялся со скамейки. - Идемте, я боюсь надолго оставлять лабораторию.

Они прошли квартал по узкой, мрачноватой улице, завернули за угол.

– Вот… это было здесь… - сказал профессор Лоран, кивком головы указывая на темно-серый, с ржавыми подтеками дом. - Здесь была наша лаборатория. И здесь погиб Сент-Ив. Мишель пытался выпрыгнуть из окна, Сент-Ив его удерживал… и сам упал с третьего этажа.

Он ускорил шаги. Альбер поспешил за ним, невольно оглядываясь на мрачный дом.

– Он сразу умер… - пробормотал профессор Лоран. - Когда я сбежал вниз, он хрипел… он уже не узнал меня…

Секретарша сказала, что мсье Шамфор просит их войти. Они вошли. Шамфор стоял у окна.

– Я не пойму, Лоран, чего вы добиваетесь, - сказал он, не здороваясь. - Я же объяснил этому молодому человеку, что не имею возможности далее помогать вам.

– Почему же вы не имеете возможности? - устало спросил профессор-и сел, не ожидая приглашения.

Шамфор впервые посмотрел на него - до тех пор он стоял вполоборота к посетителям и не поднимал глаз. Его мохнатые черные брови взлетели к полуседым курчавым волосам, толстые негритянские губы раскрылись.

– Да что это с вами, Лоран! - с ужасом сказал он. - Вы черт знает на что похожи! Больны вы, что ли?

– Нет, просто устал. И потом - Сиаль-5. Вы же знаете… - Профессор Лоран криво усмехнулся.

– Черт знает что! - повторил Шамфор растерянно. Он уселся рядом с профессором, кивком указал Альберу на стул. - Так-так! Вот она, эта ваша штука в действии. Помните, как вы ликовали тогда: «Сиаль-5 помогает обгонять время! Он помогает красть время у самого себя, вот что». Есть предел физиологической выносливости организма, я ведь вам говорил.

– Я слыхал. Нет предела только для ваших полупроводников.

– Конечно. На то они и полупроводники, - не то насмешливо, не то грустно отозвался Шамфор. - Ладно, я сдаюсь, вы добили меня своим видом. Выкладывайте, что вам нужно от моих полупроводников и пластмасс.

Он слушал, и толстые губы его кривились в презрительной и жалостливой усмешке.

– Ну к чему это все, Лоран? - сказал он наконец. - Я сделаю, конечно, мне это не так уж трудно. Почти все может сойти за заказ для клиники, ну, а остальное я как-нибудь тоже объясню своим ребятам… Ох, и надоели мне эти ваши тайны! Но скажите: чего вы хотите добиться? Вам мало Сент-Ива, хочется и самому вслед за ним? Вы видите: я даже сердиться на вас перестал, уж слишком меня пугает то, что вы делаете с собой. Сколько вы еще рассчитываете протянуть в таких нечеловеческих условиях? И во имя чего?

Профессор Лоран молчал, откинувшись на спинку кресла и закрыв глаза.

– Я в самом деле очень устал, Шамфор, - тихо сказал он наконец. - Я и сам не знаю, долго ли протяну. Но если я брошу дело, не докончив, то мне прямая дорога либо в Сену, либо в психиатрическую клинику. Я этого наверняка не выдержу. Да и как бросить? Вы не вполне представляете себе, в каком положении у меня дела… - Он опять помолчал. - Я обычно чувствую себя лучше - очевидно, резкая перемена обстановки… свежий воздух… Я ведь больше года сидел взаперти, даже в сад боялся выйти…

– Сделать вам укол? - спросил Шамфор.

Профессор Лоран отрицательно покачал головой:

– Нет, просто придется принять добавочную дозу…

Он достал из стеклянной трубочки желтую крупинку, проглотил ее и опять откинул голову на спинку кресла. Через минуту-две лицо его оживилось, глаза заблестели.

– Вот вам Сиаль-5 в действии, - заметил он с иронической усмешкой. - Опыт, как в лаборатории.

Шамфор шумно вздохнул:

– Повторяю, мне хотелось бы знать, чем и когда кончится вся эта занимательная история. Чего вы рассчитываете добиться в ближайшее время?

– Демонстрации, - сказал профессор Лоран. - Мишель, в сущности, почти готов для демонстрации. Но хотелось бы еще подготовить, по крайней мере, Франсуа. Одного мало. Специалистам можно показать и Пьера, и Поля. Они оценят. Но для широкой аудитории Пьер и Поль не подходят. А одного Мишеля

– мало. Поэтому я и просил вас сделать Франсуа лицо. Только индивидуальное. У Мишеля слишком правильные черты, а это производит неестественное впечатление. Я сам этого не замечал, но вот Дюкло говорит… да и другие тоже…

– Ах, у вас большой штат? - живо заинтересовался Шамфор. - Вы все-таки решились?

– У меня три помощника. Со вчерашнего дня, - неохотно ответил Лоран. - Да, так вот, Франсуа нужно было бы что-то простое, волевое, может быть, грубоватое… как бы вам объяснить? И не белое лицо, а смуглое или слегка красноватое. Я бы и Мишелю переделал лицо, да боюсь его травмировать: он слишком нужен мне…

Шамфор думал, смешно оттопырив толстые губы.

– А если б я с вами пошел, Лоран? - вдруг сказал он. - В вашу лабораторию? На месте било бы легче сообразить, что и как вам сделать.

– Это самое лучшее, что можно придумать! - Лоран встал, подошел к Шамфору, поглядел ему в глаза. - Мне кажется, что я возвращаюсь в прошлое…

Шамфор отвел глаза. Лицо его, только что сиявшее оживлением, помрачнело.

– Прошлого не вернешь, - сказал он. - Не вернешь ни жизни Сент-Иву, ни здоровья вам… Ну ладно, показывайте мне свою чертовщину.

На улице Лоран вдруг забеспокоился и настоял на том, чтобы взять такси.

– Меня слишком долго не было в лаборатории, - сказал он. - А Жозеф и Леруа - новички.

– Удачно я вас привел, Шамфор, нечего сказать! - Профессор Лоран устало провел рукой по лбу и повернулся к Мишелю. - Ты же за ним наблюдал. Как ты мог допустить это?

– Я ожидал совсем другого, - сказал Мишель. - Я убрал от него все опасные предметы. Я думал, он нападет на нас. А этого я не мог предусмотреть… это слишком нелепо.

– Вот как! - вмешался Шамфор. - Ты, значит, считаешь, что самоубийство нелепо, а убийство - нет?

– Убийство тоже нелепо, - спокойно пояснил Мишель. - Полю нет никакого смысла убивать меня или профессора. Но у Поля есть представление, что мы его ненавидим. Кроме того, у него, как и у всех нас, бывают опасные вспышки двигательного возбуждения.

Шамфор не отрываясь глядел на него.

– Как у всех, сказал ты? - переспросил он. - Значит, у тебя тоже?

– Да. Сейчас - менее сильно. Но вы же помните, как было с Сент-Ивом, - неожиданно ответил Мишель своим ровным голосом.

Шамфор вскочил. Его смуглое скуластое лицо посерело. Профессор Лоран прикусил губы.

– Я вас не успел предупредить, Шамфор, - сказал он очень тихо. - Я сам лишь недавно обнаружил, что Мишель помнит Сент-Ива. Оказывается, он и вас помнит.

– Конечно, я помню вас, Шамфор. - Блестящие синие глаза Мишеля внимательно вглядывались в лицо Шамфора. - Вы мало изменились за эти три года. Это интересно. Значит, не все люди меняются так быстро, как профессор Лоран. Я так и предполагал, но хотел проверить это на опыте. Это правильное суждение?

– Разве ты умеешь рассуждать неправильно? - принужденно улыбаясь, сказал профессор Лоран. - Перед вами, Шамфор, образчик несокрушимой логики.

– Ваш первый ученик? - Шамфор усмехнулся. - Д-да, любопытно… А не хотите ли в таком случае познакомиться с моим первым учеником? Насколько я понимаю, у вас в ближайшие часы будет все спокойно. Вот и пойдемте.

– Хорошо. - Профессор Лоран еще раз проверил пульс у Поля, потом встал.

– Мы можем пойти. Дюкло, вы с нами. А вас обоих я прошу подежурить здесь. Как здоровье Луизы?

– Ей лучше, - тихо отрапортовал Роже, выдвигаясь вперед, хотя профессор обращался к Раймону. - Она выпила чашку бульона, съела котлетку. Но ей нужен полный покой. Пускай лежит.

– Вы, я вижу, настоящий клад, Леруа. - Профессор Лоран слегка усмехнулся. - Значит, Луиза у себя? Тогда я на минутку загляну к ней, а потом мы пойдем.

– Ладно, я пока посмотрю вашего Франсуа, - сказал Шамфор.

– Мишель вам все объяснит, - кинул профессор Лоран с порога.

– Вот как? - Шамфор покосился на Мишеля. - Ну что ж, объясняй.

Они пошли к Франсуа, неподвижно лежащему на кушетке. Раймон, подумав, направился вслед за ними. Альбер и Роже посмотрели друг на друга.

– Ну, как дела, дружище? - спросил Альбер. - Не сердишься на меня?

– Брось об этом говорить! Решено - я тут, что бы ни было. Без Роже Леруа эти молодчики вас прикончат в два счета, поверь мне. Я нарочно присмотрел себе диван внизу у лестницы - если начнется у вас тут заваруха, я сразу услышу и прибегу. А уж вы с Жозефом тут спать будете. В обнимку с этими красавчиками! - Он подмигнул. - Ох, и веселенькая история! Посмотрел бы ты, как я этого самого Франсуа на пол бабахнул. А сильный, черт! Куда там его еще джиу-джитсу учить, он и так быку шею скрутит.

Он внимательно разглядывал Мишеля, который с очень деловым видом что-то объяснял Шамфору.

– Ты все же выбери часок и объясни мне как следует, что означает вся эта штука. - Роже повел рукой по лаборатории. - Как это делается и для чего. Ладно?

– Присоединяюсь к этой просьбе, - сказал Раймон, подходя. - Я, признаться, ровно ничего не понимаю, что здесь творится. А ведь надо же хоть немного разобраться.

– Ребята, дайте мне самому хоть немного разобраться! - взмолился Альбер. - Я уже основательно позабыл даже то, чему нас учили на медицинском факультете. А здесь кто хочешь станет в тупик. Ничего подобного в мире нет, поймите.

– Расскажи хоть что-нибудь, - настаивал Роже. - Все равно ты понимаешь больше нас в этом деле.

– Ладно, объясню, как только будет подходящая минутка, - пообещал Альбер, вздыхая.

Вернулся профессор Лоран.

– Я все понял и усвоил, - сказал Шамфор. - Сделаю в ближайшие дни. Но вот Мишель считает, что эта операция очень опасна.

– Да, я не знал, что вы хотите переделывать ему лицо, - сказал Мишель.

– Франсуа нужно либо переделывать мозг оперативным путем, либо попробовать другие сочетания гормонов и лекарственных смесей. А в теперешнем его состоянии всякая другая операция может совершенно вывести его из равновесия. Наркоз, физическая травма, потеря крови, процесс приживления…

– Ты помнишь это по себе? - быстро спросил профессор Лоран. - Да, конечно. Но ведь с тех пор нам кое-чего удалось добиться. Вот посмотри: Франсуа вчера рассек мне лоб, и я тут же смочил рану Бисти-3. Боль и кровотечение прекратились почти сразу, а заживление идет блестяще…

Раймон поглядел на тонкую красноватую линяю, пересекающую лоб профессора. Так это все, что осталось, от вчерашнего зияющего разреза?

– Наркоз можно сделать местный, боли не будет… - продолжал профессор.

– Франсуа не сможет сказать, больно ли ему. Ему будет, может быть, очень больно или вообще плохо, а мы примем это за ярость или двигательное возбуждение. Это очень опасно. Я сам плохо понимаю Франсуа, даже когда он в нормальном состоянии. И зачем вам готовить для демонстрации Франсуа, если он не умеет говорить? Вы же сами считали, что это произведет отрицательное впечатление.

– Хорошо, но что же мне делать, по-твоему? - серьезно спросил профессор Лоран. - Готовить Поля?

– Поль тоже не годится, совсем не годится. Неизвестно к тому же, каким он проснется, как все это на него повлияло… Нет, лучше демонстрировать меня одного. Если мне станет плохо, можно пустить в ход Т-21. А может быть, все обойдется спокойно. У меня пока что было только два приступа… если не считать того, первого периода.

– Возможно, ты прав, - неуверенно произнес профессор Лоран. - Но мне кажется, что Франсуа можно как следует подготовить к операции… ну, скажем, за неделю. Наконец, можно рискнуть заодно проделать и операцию на мозге. Это ведь, в сущности, не так сложно, то, что я решусь с ним делать…

– Вы боитесь погубить математические способности Франсуа, а рискуете погубить себя и все свое дело, - бесстрастно сказал Мишель, словно констатируя факт, а не споря. - Между тем Франсуа, если его привести в порядок, может быть в высшей степени интересен для демонстрации, даже если он утратит свой необыкновенный математический талант. Лучше бы взамен научить его говорить. Он ведь умен - Франсуа, и ему очень мешает немота. Мы с ним два дня тому назад переписывались по этому поводу целый час. Вы спали и не знаете. Могу показать вам записи.

Он достал из своего столика два больших листа бумаги, исписанных вдоль и поперек двумя почерками. Мелкие, четкие, аккуратно выписанные буковки сменялись угловатыми размашистыми строками.

– Вот. - Мишель показал на фразу, написанную крупными буквами, немного наискось. - «Если профессор признает, что свободное общение с себе подобными развивает ум, и если он ценит мой ум, то почему он не дает мне речи? Он ведь должен понимать, что немота сковывает мой ум и портит характер? Объясни мне это».

– Ты как-то странно ему ответил, - сказал профессор Лоран, прочитав дальше. - К чему эти таинственные намеки на какую-то высшую целесообразность? Ты же хорошо знаешь, что дело обстоит просто: когда я делал Франсуа, у меня не хватало и материалов, и времени. Да и вообще я не ожидал, что Франсуа так усложнится. Я считал: это будет нечто вроде живой вычислительной машины, мозг без эмоций, узко специализированный… Ты мог все это ему объяснить.

– Не следует внушать им, что вы не всемогущи, - поучительно произнес Мишель.

Шамфор захохотал:

– Смотрите-ка! Он додумался до идеи бога.

– Бога нет, - сообщил Мишель таким тоном, каким говорят: «Дождь перестал».

Роже смотрел на Мишеля, вытаращив глаза:

– Ну и тип! Видал ты что-нибудь подобное?

– Никогда не видал, - вполне искренне ответил Альбер.

– Нам обязательно надо обо всем поговорить втроем, - сказал Раймон. - Это необходимо.

Они говорили шепотом. Мишель продолжал спорить с профессором. Наконец Лоран, усмехнулся и сказал:

– Я же вам сказал: у Мишеля железная логика, его не переспоришь. Пойдемте, Шамфор, я хочу познакомить вас с Луизой. Дюкло, через десять минут ждите нас внизу.

– Вот что, ребята, я пока сбегаю вниз, - заявил Роже, как только они ушли. - Надо разогреть обед. Луизу пора кормить, да и нам не мешает перекусить. Тебе, Альбер, я принесу чашку бульона.

Он убежал. Альбер и Раймон подошли к Мишелю - тот кипятил шприц и готовил ампулы.

– Полю нужно пока почаще давать укрепляющие и тонизирующие средства. Он очень слаб, - пояснил Мишель.

– Я слушал ваш разговор с профессором, - сказал Альбер. - Насколько я знаю, вы позавчера предполагали, что профессор и вас будет оперировать. А вы, как я заметил, противник операций.

Ему показалось, что Мишель трусит, и он хотел проверить, правда ли это. Мишель спокойно ответил, наполняя шприц:

– Нет, меня не следует оперировать, я уже проанализировал этот вопрос. Надо применить гормональное и нейрохимическое лечение.

– А профессор какого мнения на этот счет?

Мишель взял шприц и пошел за ширму. Молодые люди последовали за ним. Альбер наложил резиновый жгут на безвольно обмякшую руку Поля. Мишель ввел шприц в вену. Поль не приходил в себя, но на щеках его проступил слабый пятнистый румянец. Пьер неподвижно и понуро сидел в ногах у Поля.

– Профессор считается с моим мнением, - сказал Мишель, выходя из-за ширмы. - И вообще профессор занят слишком многим, его внимание крайне рассредоточение. Его занимают и волнуют многие вещи, которых он просто не должен бы замечать. Я отношу это за счет перенапряжения. Он не может выключиться, не может полностью сосредоточиться на одном. Это ему мешает.

Мишель медленно двигался вдоль длинных столов с термостатами, колбами и ретортами, проверял показания приборов, записывал что-то в блокнот. Говорил он медленно, спокойно, словно с самим собой:

– Вот, например, Сент-Ив. Профессор слишком много о нем думает. О Шамфоре - тоже. Но это еще понятно: ведь в его работе многое связано с идеями Сент-Ива и с сотрудничеством Шамфора. Это хорошо, что они помирились: помощь Шамфора необходима профессору. Надеюсь, что я произвел достаточно сильное впечатление на Шамфора. Я нарочно стал спорить с профессором, чтобы показать, что я умею самостоятельно мыслить. Вы понимаете?

Альбер с изумлением поглядел на Мишеля.

– Вы очень умны и находчивы, - сказал он.

– Да, ум мой развит хорошо, - согласился Мишель. - Но, конечно, настоящий творческий ум, то, что называется гением, - это свойство профессора. Я все делаю быстрее и точнее, чем он, я ничего не забываю и не утомляюсь, как он, - и все-таки, я знаю, он сильнее меня. Но ему надо лечиться, иначе это может кончиться катастрофой. Он перенапряжен и рассредоточен. Он думает о массе совершенно различных вещей. Почему его, например, так сильно интересует мнение Демаре о его работе? Или здоровье Луизы?

– Позвольте, но Луиза - его жена! - возмутился Раймон.

– Ему вовсе не нужна жена, ему сейчас не до личных дел, - спокойно отпарировал Мишель. - И вообще у профессора сложные следы в психике. Масса наслоений! Он вспоминает какие-то совсем бессодержательные эпизоды детства: например, как он дразнил своего школьного учителя, как купался в реке. Зачем это все?

– Но ведь вы, кажется, еще более прочно и неразборчиво фиксируете все в памяти, - заметил Альбер. - Профессор говорит, что вы практически ничего не забываете.

– Я - другое дело, - сказал Мишель, обернувшись к ним. - Я всю жизнь провел в лаборатории. Почти все мои воспоминания имеют отношение к делу. А у профессора в памяти много абсолютно постороннего. И, главное, он не просто хранит прошлое в памяти: многое продолжает его волновать, выводить из равновесия. Он волнуется, вспоминая о смерти матери, а ведь это случилось чуть ли не тридцать лет тому назад. Он волнуется, вспоминая о войне, о своем участии в… - Мишель запнулся, потом четко выговорил: - в движении Сопротивления, так это называется.

Раймон и Альбер переглянулись.

– Но ведь человек - это человек, - сказал Альбер. - Вы, если даже считать, что вы появились на свет вполне сознательным существом, хотя бы в виде мозга, снабженного зрением и слухом, вы прожили всего четыре года. И только в лаборатории. А профессор Лоран прожил на сорок лет больше, и жизнь его была сложной и разнообразной, как и всякая человеческая жизнь.

– Дюкло! - крикнул снизу профессор Лоран. - Мы вас ждем!

Альбер спустился с лестницы. Из кухни выскочил Роже, неся на подносе три чашки бульона и тарелку с пирожками.

– Выпейте все трое! - скомандовал он.

Шамфор рассмеялся и взял чашку.

– Ну и помощники у вас, Лоран! На все руки мастера, я вижу!

Лоран кивнул. Он с жадностью глотал крепкий золотистый бульон.

– Спасибо! - сказал он, дожевывая хрустящий пирожок. - Я уже совсем отвык от человеческой пищи. А вы готовите, как в первоклассном ресторане.

– Постойте, Лоран! - вдруг спросил Шамфор. - Вы что же, на одной диете с ними? - Он кивком головы указал наверх.

– Да. Я решил проверить на себе, насколько это питание обеспечивает организм необходимыми ингредиентами. А потом как-то привык. Быстрее, во многих отношениях удобнее… Иногда только хотелось поесть по-настоящему, и я спускался вниз.

– Нет, вы с ума сошли, Лоран! Есть эту отвратительную кашицу!

– Мне не до гастрономии, Шамфор, уверяю вас, - устало ответил профессор Лоран. - Я отказался от многих вещей поважнее. И, кстати, ничего отвратительного в этом питании нет. Вот Дюкло может подтвердить, он пробовал.

– Я тоже пробовал! - Шамфор нахмурился. - Нет, вы сумасшедший, Лоран. Ставить эксперименты над самим собой при такой сверхъестественно трудной жизни… это же… И, наконец, у ваших красавцев нет пищеварительного тракта, а у вас-то есть! Вам же вредно жить на искусственном питании!

– У Поля тоже есть пищеварительный тракт. Из-за него-то я и начал проверять эту штуку на себе. Организм ее неплохо переносит. Полю я все время давал еще глюкозу, витамины и всякие тонизирующие средства.

– Заставляйте его нормально есть три раза в день! - сказал Шамфор, обращаясь к Роже. - Он губит себя!

– Профессор будет есть три раза в день, чего бы это мне ни стоило! - уверенно заявил Роже.

Профессор Лоран с интересом поглядел на него:

– Вы мне решительно нравитесь, Леруа.

Они ушли. Роже покачал головой и ухмыльнулся:

– Хм! Я ему нравлюсь, вот как. А мне лично нравится бедняжка Луиза. И не нравятся все эти штучки за спиной у господа бога. Старику и без того невесело на небесах, да и нам на земле не лучше…

– Знакомьтесь, - сказал Шамфор. - Его зовут Сократ.

Коричневый гигант, около двух метров ростом, стоял у чертежной доски. Он мало походил на человека; только руки были человеческие, с гибкими сильными пальцами.

Сократ не повернулся к вошедшим, он продолжал чертить. Профессор Лоран и Альбер стали за его спиной, глядя, как на листе ватмана с удивительной быстротой возникает какой-то непонятный и сложный чертеж.

– Что это? - спросил профессор Лоран.

– Я поручил Сократу рассчитать другую конструкцию робота, подобного ему. Задача: уменьшить размеры до нормального человеческого роста, добиться максимального сходства с человеком; для этого, конечно, надо изменить строение нижних конечностей да и туловища. У Сократа, как видите, гусеницы вместо ног.

– Вы готовитесь к демонстрации?

– Ну конечно, - Шамфор усмехнулся. - Я тоже, как и вы, хочу пустить пыль в глаза публике.

– И что же, этот робот, созданный для демонстрации, будет слышать и говорить?

– Разумеется. Ведь Сократ тоже слышит и говорит. Только он не на все реагирует. Наш разговор его не касается, и он продолжает чертить. Вернее всего, он включает внимание, если назвать его по имени. Сократ, когда ты рассчитываешь закончить работу?

Робот, не отрываясь от чертежа, сказал приятным звучным голосом:

– Мне понадобится еще около часа. Пришлось переделывать схему обратной афферентации.

– Теперь ты уже решил эту задачу?

– Да.

– Хорошо, продолжай работать…

– Голос у него гораздо приятней, чем у Мишеля, - заметил профессор Лоран.

– Да, я кое-чего достиг за последние два года, - согласился Шамфор. - И потом, у Сократа легче было все это сделать, чем у вашего Мишеля. Так как же вам нравится Сократ? Вот вы, Лоран, так яростно нападали на примитивную логику машины. Говорили, что электронные устройства построены по принципу «да-нет», что они не умеют применяться к изменчивой обстановке, лишены способности к творчеству, фантазии, воли и так далее. Но ведь к Сократу, как и к тому роботу, которого он проектирует, эти упреки не относятся. Сократ умеет ориентироваться в самой различной обстановке - ну, я хочу сказать, в пределах умственного труда, я же не собираюсь заставлять его ездить верхом или плавать, для этого не годятся его ноги, прежде всего. Задание, которое он выполняет, я разъяснил ему в общих чертах, - так, как вы растолковываете мне, что вам нужно. И он сделает все не только во много раз быстрей и точней, чем я, - он сделает не хуже, чем я, понимаете? А ведь задача, сами понимаете, творческая.

– Не выношу, когда о машине говорят: думает, понимает, творческое решение… К чему это очеловечивание? - сказал профессор Лоран.

– Да бросьте, не в словах дело! Что ж нам, вырабатывать специальный словарь только для того, чтоб не оскорблять ваши нежные чувства? И вы, и я

– мы прекрасно знаем, в чем тут разница, и можете мне не растолковывать, что электронное устройство моделирует только физические функции мозга, оставляя в стороне химические и физиологические, а в живом организме все это взаимосвязано, и так далее. Нам с вами незачем повторять таблицу умножения. Но все-таки Сократ делает все, что мне от него нужно. И делает лучше, чем ваши белковые конструкции. Вдобавок, у него идеальный характер, он не способен на истерики, драки и самоубийства, к чему ваших питомцев определенно тянет.

Лоран смотрел на темно-коричневые руки робота - гибкие, быстро двигающиеся.

– В принципе - то же, что у вашего Мишеля, - объяснил Шамфор, поймав его взгляд. - Пластмасса, искусственные мышцы, полупроводники, миниатюрные электродвигатели, датчики. Только управляется все это не биотоками живого мозга, а электронным устройством.

– Он может говорить только о конструкциях?

– Нет, почему же… Правда, я его не тренировал для разговоров на общие темы. Он ведь делался не для демонстрации. Задайте ему вопрос.

– Сократ, тебе нравится эта работа? - спросил профессор Лоран.

– Я считаю, что эта работа очень полезна, - сказал робот.

Шамфор засмеялся:

– Уклончивый ответ! Так вам и надо, Лоран, не очеловечивайте его. Кстати, что ответил бы ваш Мишель на такой вопрос?

– Эти эмоции ему вполне доступны. Интерес к работе, жажда знаний, желание искать истину…

– И честолюбие. И властолюбие, - добавил Альбер.

Профессор Лоран резко повернулся к нему:

– Что?! С чего вы это взяли, Дюкло?

Альбер смутился:

– Я это заметил. Это же видно. Может быть, он это не вполне сознает. Но в мыслях он соперничает даже с вами.

– Со мной? - недоумевающе повторил профессор Лоран. - Да вы бредите, Дюкло!

– Мальчик прав, мне кажется, - вмешался Шамфор. - И что вы так удивляетесь, не пойму. Ведь это вполне человеческие качества. А ваш Мишель не машина.

– Думаю, что вы фантазируете и неверно оцениваете некоторые рассуждения Мишеля, - сказал профессор Лоран. - Я примерно понимаю, о чем идет речь: что я разбрасываюсь, устаю, плохо сосредоточиваюсь…

– Да. Что вы слишком много помните… детство, войну и так далее.

– Ну, это уже зависть неполноценного существа. Ему-то что помнить, бедняге, кроме лаборатории да книг, которые он читал? Но это не значит, что он жаждет власти и славы… Ладно, мы еще поговорим об этом… Ну, Шамфор, так в чем же особенность вашего робота?

– Пластические нейроны, - сказал Шамфор. - Они способны изменять свои логические свойства в зависимости от того, чем занимается в данное время робот. Мне-то он нужен прежде всего как конструктор, и я вовсе не собираюсь много экспериментировать с ним. Но эти пластические нейроны удивительно емки, нервные сети, составленные из них, невероятно сложны. И Сократ может обучиться чему угодно. Я могу сделать его физиологом, специалистом по древнегреческой литературе или железнодорожным диспетчером. Он выучится всему гораздо быстрей и прочней, чем человек. Он сможет действовать, как я говорил, в изменчивой обстановке, приспосабливаясь к ней, на ходу меняя свое решение или выбирая новые пути для его осуществления. Селективная способность у него развита даже сильней, чем у человека: он очень экономно отбирает то, что ему нужно, из потока внешней информации.

– При такой сложности у него, конечно, бывают неожиданности в поведении?

– Бывают. Но сказываются они куда более безобидно, чем у ваших питомцев. Был случай, когда Сократ целый день говорил только по-русски. Он свободно владеет еще английским и немецким: на этом я проверял его способность обучаться, а кроме того, он должен следить за литературой по специальности. Читает он очень быстро и делает для меня сводки. Да, я знаю, так же как Мишель - для вас… Так вот, он начитался русских технических журналов и почему-то на время разучился говорить по-французски. По-русски я не понимаю, так что день был испорчен. Потом я сообразил: он-то ведь меня понимает. Дал ему задание, он начал чертить и проработал до вечера. К утру у него все наладилось.

– Сократ, почему ты говорил по-русски? - спросил профессор Лоран.

– Этого я не знаю, - сказал робот. - Это случайность.

– Конечно, он не знает. Не задавайте таких нелепых вопросов, Лоран. Лучше скажите: какое впечатление производит на вас Сократ?

– Великолепное создание, что и говорить. Но это все же другой путь…

– Конечно, другой… Но согласитесь, что те успехи, о которых вы мечтаете, достигаются на этом пути быстрей и верней, чем на вашем…

– Дело в принципе, а не в наличии успехов, - хмуро сказал профессор Лоран. - Вы же знаете, в каких условиях работал я, особенно в последние три года. А если б у меня была такая лаборатория, как у вас, с таким штатом? Хотя, честно говоря, для моих дел и такой лаборатории мало. В конце концов, Шамфор, вы идете по проторенному пути. Электронных роботов в наши дни делают повсюду. Помните, мы с вами читали о роботе, которого в Советском Союзе сделали школьники? А мои опыты…

– Господи, Лоран, не считайте меня дубиной! Разве я не понимаю? Да, вы человек подлинно гениальный, вы далеко обогнали современную науку. Да, вы ведете жизнь героя и мученика, вы губите себя, работая сверх сил и искусственно подхлестывая мозг. Но во имя чего? Лоран, человек есть человек. Он прекрасен, да, он гениален, он все глубже проникает в тайны природы. Но он и силен, и слаб. Стремления его духа далеко превышают его физические возможности. Ему понадобилось умение добывать огонь и делать орудия из камня. А потом ему понадобились колеса, рычаги, самолеты, и электричество, и ядерная энергия, и полупроводники, и кибернетика. Как ни тренируй руки, они не поднимут такого груза, который шутя поднимает башенный кран. Как ни упражняйся в беге, поезд не обгонишь. И летать не будешь без самолета, и на расстоянии не поговоришь без телефона или радио. Нет, Лоран, не вам бы шарахаться от нашей кибернетики, вы ей слишком многим обязаны.

– Да, я знаю… - пробормотал профессор Лоран.

– Вы знаете, да… Вся беда в том, что у вас архаическая психика, Лоран. Вы из тех, кто считает в глубине души, что человеку унизительно происходить от обезьяны. Вот вам и хочется во что бы то ни стало помочь человеку превзойти машину…

– Не говорите чепухи, Шамфор! - вспыхнул профессор Лоран. - Совсем не в этом дело! Разве вы не понимаете, что если мы научимся воздействовать на мозг, развивать его способности в нужном направлении, то это откроет путь к созданию идеального человечества, содружества мудрецов и поэтов, избавленного от всех моральных уродств и несовершенств духа!

Шамфор взмахнул руками и уставился на профессора Лорана. Его смуглое, негритянского типа, лицо потемнело от прилива крови.

– Мой бог, что за идеи! Лоран, не будьте олухом, вы же воевали, вы были в маки!

Профессор Лоран, наоборот, побледнел еще больше, так что даже губы побелели.

– А при чем тут маки? - спросил он сдавленным голосом.

– Да при том! Гитлер, например, в юности рисовал, правда, говорят, довольно паршиво. Так что ж, по-вашему, если б усилить его способности к рисованию и сделать его хорошим живописцем, то второй мировой войны и не было бы?

– Но ведь я говорю не только о развитии талантов. Вообще можно и нужно помочь человеку с детства избавиться от всяких неправильностей. Хорошие качества есть в каждом человеке, их нужно развивать…

– Это вы все выдумали, сидя взаперти в своей клетке! - решительно заявил Шамфор. - Нет, серьезно, Лоран, если б вы жили по-прежнему нормальной жизнью, вам бы и в голову эта чепуха не пришла. Сказали бы вы об этом Сент-Иву… Да что говорить!

– Объясните же, что вы находите нелепого в моих идеях? - спросил профессор Лоран.

Альбер видел, что у него дрожали губы; он прислонился к стене. Шамфор тоже заметил это.

– Лоран, успокойтесь! - сказал он. - Ну, сядьте вот сюда, в кресло. Так… дайте пульс… К черту ваш Сиаль-5, я вам сейчас сделаю укол.

Он вышел из кабинета. Альбер сел возле профессора, с тревогой глядя на его полураскрытые посиневшие губы.

Робот вдруг отвернулся от чертежной доски и двинулся к ним. Альбер невольно вскочил. Темно-коричневый блестящий исполин двигался на своих гусеницах с удивительной легкостью.

– Вам что-нибудь нужно, Сократ? - спросил Альбер.

– Мне нужна стенограмма симпозиума нейрофизиологов и кибернетиков, проходившего на медицинском факультете в октябре прошлого года, - ответил Сократ своим приятным, баритонального тембра, голосом.

Альбер принужденно улыбнулся и сел. Робот прошел к книжному шкафу, стоявшему в углу, достал толстый том в темном переплете, нашел нужную страницу и задумался. Альбер внимательно наблюдал за ним. Робот снова полистал стенограмму, потом вернулся к прежней странице. Вошел Шамфор, неся шприц.

– В чем дело, Сократ? - спросил он.

– Мне кажется, лучше будет иначе расположить фосфатные электроды. Профессор Грин на симпозиуме высказал мысль, что…

– Сократ, делай как знаешь. Решай сам, - перебил его Шамфор. - Ну-ка, Лоран, давайте вашу руку.

Робот положил стенограмму на место и вернулся к чертежу. Лоран усмехнулся.

– Если вы хотели поразить меня, Шамфор, вы этого добились, - тихо сказал он. - Ваш Сократ просто чудо. Я не поверил бы, если б мне рассказали. Это ничуть не похоже на всех обычных роботов с их удручающе прямолинейной, школьной логикой, с полным отсутствием воображения и свободы выбора. Я поздравляю вас от всей души. Мы с вами не виделись меньше двух лет, и за такой короткий срок такие успехи…

– Лоран, не говорите, сидите спокойно. У вас тоже поразительные успехи, да еще и в одиночку…

– Я буду молчать и слушать. А вы мне пока объясните, почему вы так решительно отрицаете мои идеи.

– О боже мой! Да если вам пожить хоть месяц подальше от лаборатории, вы и сами поймете, до чего это все нелепо… Хорошо, хорошо, не сердитесь, я попробую объяснить вам, что дважды два - это все-таки четыре, а не лампа. Допустим, что можно действительно научиться управлять развитием мозга, искусственно усиливать способности, создавать добродетели и уничтожать пороки. Признаюсь, я не очень-то верю в такую возможность, но - допустим! Кто же будет осуществлять такой контроль над сознанием всего человечества, как, по-вашему, Лоран? Сказать вам кто?

– Говорите, - сказал профессор Лоран, закрывая глаза.

– Да, конечно, те, в чьих руках власть! Капиталисты, Лоран, боссы войны, а может быть, и фашисты! Что вы, черт возьми, не видите, как устроен наш мир? Забыли гитлеровские крематории, забыли Хиросиму? Кому попадет в руки сказочная сила, если она будет открыта вами?

– Об этом я-не думал, - сказал профессор Лоран, не открывая глаз.

– Как же можно не думать о последствиях того, что мы делаем?

– А вы? - Лоран не шевелился. - Вашего Сократа не могут использовать боссы войны?

– Конечно, могут. Но Сократ - всего только робот. Он не дает своему обладателю власти над сознанием людей. А ваши опыты со стимуляторами, с нейрохимией, с токами высокой частоты, если их направить по такому пути, о котором вы мечтаете, если за них возьмется хорошо финансируемая лаборатория… Бог мой, Лоран, неужели вы не понимаете, что это, пожалуй, опасней, чем водородная бомба!

Профессор Лоран долго молчал.

– Может быть, вы и правы, Шамфор, - устало сказал он. - Все это надо обдумать. Но как вы-то, при таких настроениях, продолжаете работать?

Шамфор развел руками:

– Ну что поделаешь, дорогой мой! Я, как и большинство людей, надеюсь на лучший исход, вот и все. Я, по-видимому, неисправимый оптимист…

– Я бы не назвал вас оптимистом…

– Не назвали бы? Знаете, Лоран, вы действительно сумели начисто изолироваться от жизни. Вот послушайте, что пишет один умный и порядочный человек. - Он достал из шкафа небольшую книжку. - «Те из нас, кто способствовал развитию новой науки - кибернетики, находятся, мягко говоря, не в очень-то утешительном моральном положении. Эта новая наука, которой мы помогли возникнуть, ведет к техническим достижениям, создающим огромные возможности и для добра, и для зла. Мы можем передать наши знания только в окружающий мир, а это - мир Бельзена и Хиросимы, Мы даже не имеем возможности задержать эти новые технические достижения. Они носятся в воздухе, и самое большее, чего мог бы достичь кто-либо из нас своим отказом от исследований по кибернетике, - это отдать развитие всего дела в руки самых безответственных и самых корыстных из наших инженеров. Самое лучшее, что мы можем сделать, - это позаботиться о том, чтобы широкая публика понимала общее направление и значение этой работы, и ограничиться в собственной деятельности такими далекими от войны и эксплуатации областями, как физиология и психология»… Ну, тут у него, как видите, заблуждения вроде ваших… Правда, он, сколько мне известно, не занимался проблемами воздействия на человеческий мозг… И вот дальше: «Есть и такие, кто надеется, что польза от лучшего понимания человека и общества, которое дает эта новая отрасль науки, сможет предупредить и перевесить наше невольное содействие концентрации власти (которая всегда, по самым условиям своего существования, сосредоточивается в руках людей, наиболее неразборчивых в средствах). Но я должен заявить, что надежда на такой исход очень слаба»… Вот! - Шамфор захлопнул книгу. - Так что не меня следует считать пессимистом…

– Это Норберт Винер? - спросил профессор Лоран. - Ну да, я так и думал. Но у него в мозгу так прочно застряла идея о неизбежности тепловой смерти Вселенной, что я удивляюсь, как это он еще занимается социальными проблемами.

– Он считает, что даже на тонущем корабле надо сохранять порядочность и человеческое достоинство. Вероятно, поэтому.

– Но ведь вы тоже, по сути дела, думаете, что наш мир - это мир Хиросимы и крематориев.

– Нет, я так не думаю. Да и что такое «мир Хиросимы»? Хиросима искалечена, но жива, и люди, борясь против войны, вспоминают именно о Хиросиме. Нет, я не разделяю пессимизма Винера ни в прогнозах насчет будущего Вселенной, ни в размышлениях о судьбах человечества. Но это не значит, что вы вправе закрывать глаза на ту яростную борьбу, которая идет сейчас по всему миру, и думать, сидя у себя в лаборатории, что вы живете в счастливой Аркадии.

– Я вижу, вы стали заправским политическим деятелем, Шамфор, - вместо ответа сказал профессор Лоран, поднимаясь. - Благодарю за вашего Сократа и за ваши поучения, достойные современного Сократа. Мне, пожалуй, льстит, что вы обращаетесь ко мне как к случайно заблудившемуся единомышленнику. Но, откровенно говоря, вы ошибаетесь. Война, маки - все это далекое прошлое, тогда я был моложе, проще и на многие вещи смотрел иначе. А сейчас я далек от политики. Да и вообще - это ведь была война против фашистов. Что ж, я и остался противником фашистов. Но Гитлера нет на свете…

– Вот из-за таких, как вы, и появляются на свете Гитлеры! - вскипел Шамфор. - Вы в своих лабораториях создаете могучие силы, а потом равнодушно смотрите, как эти силы используются против человечества, и говорите: «Я далек от политики».

Лоран усмехнулся:

– Да что это с вами, Шамфор? Вас не узнать. Какой накал политических страстей! Значит, вы меня обвиняете в пособничестве Гитлеру? А ведь раньше у вас было нормально развитое чувство юмора…

Шамфор сжал кулаки и с усилием глотнул.

– Ладно, Лоран, - сказал он. - Заказ ваш я выполню.

– Заранее благодарю, - церемонно произнес профессор Лоран.

В лаборатории было тихо. Раймон и Роже читали, Мишель делал какой-то сложный анализ. Солнце светило прямо в окна, на белых шторах четко и зловеще чернели кресты решеток, на зелени линолеума, устилавшего пол, лежали скрещенные узкие полосы. «Светлая, просторная тюремная камера», - вдруг подумал Альбер.

Кажется, профессор Лоран подумал то же самое. На его сером, бескровном лице выразилось отвращение и тоска; он постоял на пороге, обводя взглядом комнату. Роже отложил книгу.

– Пойду приготовлю поесть, - сказал он. - Хорошо, что я вчера набрал продуктов на два дня. А то сидели бы сейчас голодные.

Раймон ушел вслед за ним. Профессор Лоран», волоча ноги, прошел по комнате, тяжело опустился в кресло у окна, откинул голову на спинку.

– Что нужно сделать, профессор? - спросил Альбер.

– Ничего. - Профессор Лоран пошевелился, достал Сиаль-5, проглотил крупинку. - Многовато на сегодня, но что поделаешь, слишком большая нагрузка на сердце и мозг… Мишель, все благополучно?

Мишель впервые повернул голову от своих пробирок:

– Поль просыпался. Он чувствует себя очень плохо. Франсуа еще спит.

– Что с Полем?

– Сердце работает слабо. И потом - у него что-то неладное с психикой. Он словно впервые меня видит и не знает, кто я такой.

– Плохо. Очень плохо. А что Пьер?

– Он очень встревожен. Не отходит от Поля.

– Ладно. Подождем, пока Поль снова проснется. Мишель, даю тебе срочное задание: самым подробным образом запиши все, что помнишь об окружающем. С самого начала, с первых минут. Пусть это будут отрывочные, неясные, неполные впечатления. Пусть ты не все осознал. Все равно - записывай то, что видел, слышал и так далее. Главное - подробность, последовательность, точность. Понятно?

– Понятно, - сказал Мишель, внимательно глядя на профессора. - Хорошо. Я все подробно запишу.

– Начинай это сейчас же.

– Хорошо. - Мишель явно колебался. - А если там будут личные мотивы, не относящиеся к делу?

– Какие личные мотивы? Я ведь прошу тебя записать все, что ты помнишь. Ты лично, с первого дня. Постарайся не путать последовательность восприятии, вот и все.

– Я многое видел и слышал, а понял, что это значит, только потом.

– Ладно. Напиши в скобках: потом я понял - это означает то-то и то-то. А сначала точно запиши: это я увидел, я услышал, я понял в этот момент, в этот день, а не в другой. Мне важно выяснить, как формировалось твое сознание.

Мишель Достал из шкафа пишущую машинку, пачку бумаги, уселся за стол в углу и, немного подумав, начал с удивительной быстротой стучать по клавишам. Профессор Лоран посмотрел на него и вздохнул.

– Все-таки в Мишеле есть какие-то нечеловеческие черты, - сказал он тихо. - И хорошие и плохие. Ни один человек не может в два дня выучиться так быстро печатать. Да, я думаю, и вообще не может. Мишель печатает быстрее самой лучшей машинистки, которую я знал. И не делает ошибок. То есть опечаток. Ошибки у него есть, и иногда очень курьезные: он не понимает многих простых вещей, потому что не жил по-настоящему.

– Профессор, вам надо лечь, мне не нравится, как вы дышите, - тревожно сказал Альбер.

– Да… Сиаль-5, конечно, не панацея, особенно если им злоупотреблять… - Лицо профессора Лорана подернулось синевой, он задыхался.

– Мишель! - позвал Альбер.

– В чем дело, профессор? - спросил Мишель, подходя. - Вы… вы больны?

– Мишель удивляется, видите? - Профессор Лоран слабо усмехнулся. - Я все время держался хорошо. Но сейчас, когда есть помощь, я позволил себе расклеиться…

– Вы слишком много ходили, говорили, волновались, - поучительно сказал Мишель, считая пульс профессора. - Пульс частит… перебои… Я сейчас сделаю вам укол. Сиаль-5 не принимали?

– Я принял сегодня уже три таблетки.

Мишель внимательно поглядел на профессора. Лицо его стало напряженным, словно он решал какую-то трудную задачу.

– Три таблетки? Но ведь вы знаете, что больше двух нельзя! Это же нелогично!

Профессор Лоран молча усмехнулся. Мишель еще секунду неподвижно глядел на него, потом пошел готовить шприц.

– Если дальше так пойдет, - тихо сказал профессор Лоран, - Мишель будет считать меня моделью, нуждающейся в переделке… Нелогические поступки, нечеткая работа тормозящих центров, физическая слабость… Вы слышали, как он объяснял, что я должен быть в глазах здешних обитателей всемогущим?

– Да. Но Мишель, по-моему, все больше склоняется к той мысли, что он сам по меньшей мере равен вам. В чем-то сильнее вы, в чем-то - он, а в общем - так на так.

– Да… возможно…

Мишель принес шприц.

– Что это? - спросил профессор Лоран.

– Не беспокойтесь, это то, что вам нужно, - сказал Мишель, помогая профессору закатать рукав.

– Ну что ж, полагаюсь на тебя, - сказал профессор, переглянувшись с Альбером.

– А теперь вам надо полежать, - сказал Мишель, сделав укол. - Мы вам поможем перебраться на диван.

Профессор Лоран со вздохом облегчения вытянулся на диване у окна. Альбер снял с него туфли, расстегнул пояс, накинул на ноги плед. Белая штора мирно колыхалась от ветерка, за окном шелестели деревья, и не хотелось думать о том, что от вольного ветра и майской зелени тебя отгораживает решетка добровольной тюрьмы.

– Посидите со мной, Дюкло, - тихо сказал профессор. - А ты, Мишель, иди писать.

Он долго лежал молча. Альбер смотрел на его истаявшее, почти прозрачное лицо, на высокий лоб, наискось рассеченный-тонкой красной линией… Боже мой, ведь всего пять лет назад профессор Лоран выглядел самое большее тридцатилетним! Альбер почти увидел, как профессор Лоран стремительно и легко вбегает в аудиторию и проводит рукой по густым волосам, откидывая прядь со лба. Он увидел яркие глаза Лорана, тогдашние его глаза, сверкающие огнем жизни, а не призрачным оживлением, какое дает ненадолго Сиаль-5. Альбер тихонько вздохнул. Седина, глубокие морщины, серая бескровная кожа - и это Лоран, Огонь-Лоран, как звали его студенты?

Профессор Лоран словно угадал его мысли.

– Сходите вниз, попросите у Луизы зеркало, - тихо сказал он. - В туалетной есть зеркало, но оно очень потускнело, да и темно там…

Альбер, вздохнув, отправился вниз. Навстречу ему откуда-то выскочил Роже.

– Проголодался? - спросил он хмуро. - А, ты к Луизе? Что ж, иди… она у себя… Только не забудь постучать! - прибавил он со значением.

Альбер недоуменно поглядел на него.

– У нее этот молодчик, - пояснил Роже. - Если ты продолжаешь думать, что он ей доводится племянником, то я не знаю, чему тебя учили в университете! Ну, иди, иди, чего ты!

На стук Альбера в комнате отозвались не сразу. Послышались шаги, Раймон распахнул дверь.

– А, это вы! - сказал он слегка смущенно и посторонился, пропуская Альбера.

Луиза лежала в кровати, но больной вовсе не выглядела. Наоборот, со вчерашнего дня она удивительно похорошела. Разрумянившаяся, с мечтательно блестящими глазами, она казалась совсем юной. Луиза сразу же заговорила, с несколько неестественным оживлением:

– С тех пор, как вы трое в доме, все так изменилось! Мне уже не страшно, и за Анри я спокойна, вы такие храбрые, сильные, умные…

– Боже мой, - сказал Альбер, от души расхохотавшись. - Что это вы?

– Нет, правда! Вы не представляете, как было жутко, особенно последний месяц… да и раньше… - Она побледнела, уголки ее губ скорбно опустились. - Я одна целыми днями, Нанон плачет и молится, наверху творятся какие-то ужасы, Анри еле на ногах держится…

– Да, я понимаю, - пробормотал Альбер. - Я рад, что вам лучше…

Он чувствовал себя неловко. Может быть, из-за намеков Роже, но ему казалось, что между Луизой и этим парнем, который называет себя ее племянником, действительно существуют какие-то тайные отношения. Да и в самом деле, почему это Луиза выглядит такой счастливой и молодой? Вчера утром она была еле жива… В конце концов Альбер решил, что ему до всего этого нет дела, и попросил у Луизы зеркало.

– О, пожалуйста! - весело сказала она. - Вот, на туалетном столике лежит ручное зеркало, возьмите. Кстати, можно мне вас называть по имени? Мы ведь все примерно ровесники, я знаю.

Альбер сказал, что он в восторге, и Луиза рассмеялась.

– Да, так будет лучше. А то Роже Леруа уже зовет меня по имени без спросу.

Когда Альбер ушел, Раймон опять сел у кровати.

– Рассказывайте дальше, Луиза, - сказал он, взяв ее руку.

– Но это ведь нельзя рассказать… ничего словами не объяснишь… - Луиза не отнимала руки. - Он ходил всегда один, у него были такие удивительные глаза, будто он жил в каком-то другом мире, гораздо более прекрасном, чем этот. Он казался сильным, необыкновенным… Потом я узнала, кто он. Приехал мой родственник, врач, говорил о нем с таким восторгом и преклонением. Меня познакомили с Анри, он заинтересовался мной, и я была польщена. Мы ходили вместе по берегу моря… Был такой странный и чудесный закат после сильной грозы, весь темно-фиолетовый и багровый, и на горизонте еще вспыхивали беззвучные бледные молнии… Песок был сырой, мы шли, и за нами оставался четкий двойной след. Анри сказал мне, что он одинок, что жена его оставила, вышла замуж за его друга… А я тоже чувствовала себя такой одинокой и несчастной после гибели Фернана… И вот… ну, понимаете, мне казалось тогда, что Анри меня любит, по-настоящему…

– Я понимаю, - сказал Раймон, гладя ее пальцы. - Бедная девочка, жизнь обошлась с вами не очень-то ласково.

Глаза Луизы заблестели от слез, она отвернулась.

– Мне впервые за долгие месяцы, даже годы кажется, что снова светит солнце… нет, не тот зловеще-прекрасный закат над морем, а тихое и ясное утреннее солнце… - Голос ее прервался.

– Луиза, милая, не плачьте. - Раймон притянул ее к себе, поцеловал горячий лоб, шелковистые спутанные волосы. - Все наладится, вот увидите…

Они сидели не шевелясь. Голова Луизы лежала на плече у Раймона, он вдыхал запах ее волос, светящихся в луче солнца, и чувствовал, что этот нежный горьковатый запах опьяняет его. «Однако это же нелепо, - вдруг трезво подумал он. - Прийти с таким сложным поручением, в такой необычайный дом… и вдруг влюбиться в чужую жену… Нет, это просто сумасшествие!» Он мягко отстранился.

– Вам надо отдохнуть, Луиза, - сказал он. - Кто знает, что ждет вас завтра или даже сегодня. Надо набраться сил.

– Конечно, вы правы… - Луиза, закрыв глаза, откинулась на подушку. - Мне кажется иногда, что лучше всего было бы умереть… тогда можно ни о чем не думать, ничего не желать… Ведь бывают же люди, которым не суждено счастье…

Она говорила это, не жалуясь, спокойным, усталым голосом. «Как она действительно измучилась, бедняжка! - подумал Раймон. Он нерешительно гладил руку Луизы. - Черт возьми, как все это сложно… Хотел бы я знать, чем кончится эта проклятая история с чудовищами… Впрочем, дело не в чудовищах… Луиза - очаровательное создание, такая милая, чистая, романтичная, так мечтает о любви… и, конечно, заслуживает настоящей любви… Но как быть?»

Профессор Лоран долго смотрел в зеркало. Потом, не говоря ни слова, отдал зеркало Альберу и лег, закрыв глаза. Сначала лицо его слегка подергивалось, потом нервная дрожь утихла, и Альберу показалось, что профессор спит. Однако вскоре он приоткрыл глаза.

– Вы здесь, Дюкло?.. Скажите, вы сразу узнали меня, когда я вас окликнул из-за калитки?

– Сразу, конечно, - соврал Альбер: он не был уверен, что узнал бы профессора, если б заранее не выяснил, что это его дом.

– Да… вы не поверите, я в первый раз увидел себя… за два с лишним года… Конечно, Сиаль-5 нельзя рекомендовать для постоянного употребления, - неожиданно деловым тоном произнес он. - А впрочем, дело не только в этом препарате… Сумасшедшая жизнь, Дюкло! Что за сумасшедшая жизнь! Неужели вот так я и умру, не закончив работы… среди этих странных созданий, полулюдей, полумеханизмов? Я ведь до сих пор не привык… Иногда утром открою глаза - и кажется, что ты еще не проснулся, что все это только неотвязный кошмар.

– Я вполне понимаю это чувство, - сказал Альбер, невольно оглядываясь.

– Ведь вы создали то, что другим может только во сне присниться.

– Да, конечно, но какой ценой! По-видимому, я заплатил минимум вчетверо за каждый год, проведенный здесь… Дорогое удовольствие! Все равно что самого себя сослать в ртутные рудники… В окопах, по колено в воде, было лучше… были товарищи, хорошие ребята, было открытое небо над головой, и если тебе угрожала смерть, то это была честная смерть в бою, такая же, как для всех, кто с тобой… В 1942 году, в маки, я с тремя товарищами пошел ставить мины на железную дорогу, и мы попались. Нас здорово исколотили, потом заперли в сарае. Наутро нас должны были допрашивать уже «по-настоящему»: приедет следователь гестапо… Мы лежали избитые, связанные, ждали пыток и смерти. Но перед рассветом товарищи напали на деревню, разгромили жандармерию и освободили нас. Шамфор прикладом автомата сбил замок с двери сарая… Но и это была человеческая жизнь, среди людей, среди друзей… А тут? Ведь я отказался от жизни гораздо более прочно и последовательно, чем монах-затворник: от всего, что составляет человеческую жизнь, оставил себе только познание и творчество, только сумасшедшие, жадные, слепые поиски, только бесконечное напряжение, нечеловеческий труд… и во имя чего? Вот теперь Шамфор высмеивает меня как мальчишку, и, может быть, он прав, потому что такие страшные годы вдали от жизни не проходят даром, можно незаметно для себя потерять какие-то частицы души, утратить широту мысли… А как вы считаете, Дюкло, кто прав - Шамфор или я?

– Пока не знаю, - сказал Альбер, мучительно краснея. - Право, я еще не разобрался в этом вопросе… Да и что вам мое мнение, профессор, я ведь фактически невежда, я перезабыл за эти годы даже то, что знал в университете…

– А что вы делали все эти годы, собственно?

– Иногда искал работу, иногда работал. Кем приходилось. Конторщиком, грузчиком, лифтером, расклейщиком афиш… Последние три месяца мы с Роже Леруа работали в прачечной. Потом месяц были без работы. И вот попали к вам…

– Невесело… - сказал профессор Лоран. - И все-таки вы сохранили молодость и здоровье, и у вас все впереди… Сколько вам лет, Дюкло?.. Двадцать семь? Ну, вот видите…

Появился Роже с подносом, уставленным тарелками.

– Это - профессору, - сказал он. - А ты, Альбер, шагай вниз, будем обедать на кухне.

– Идите, - сказал профессор Лоран. - Пока все спокойно. Да и Мишель тут.

– Садись. - Роже придвинул табуретку к чисто выскобленному дощатому столу. - Сейчас придет этот красавчик, он кормит Луизу. Ты пока ешь.

Раймон вскоре явился с пустыми тарелками. Некоторое время все молча уплетали обед. Альбер управился скорее других, потому что начал раньше. Роже налил ему черного кофе.

– Ты вот что, - сказал он, - допивай кофе побыстрей да хоть немного растолкуй нам, что происходит наверху.

– Ну, право, ребята, я мало что могу объяснить, - заговорил Альбер. - Ведь профессор Лоран настолько обогнал современную науку, что это кажется фантастикой. Как об этом говорить?

– Валяй, валяй, не мямли! - поощрил его Роже, доедая бифштекс.

– Ну, я думаю, вам не очень интересно знать, какими путями шел профессор Лоран. Да я все равно ничего пока об этом и не знаю. Но результат ясен: ему удалось искусственным путем, в лаборатории, вырастить человеческий мозг, некоторые органы и даже целиком человека - я говорю о Поле.

– А остальные, значит, не целиком люди? - спросил Роже.

– Да, не целиком. У всех у них - живой мозг. Видали, у них трубки у шеи? Они ведут к нагруднику, наполненному питательной средой. Если плотно зажать трубку, наступает потеря сознания, а потом и смерть, если долго держать. Поэтому профессор Лоран и рекомендует, если начнется какая-нибудь вспышка, прежде всего стараться зажать трубку, а потом сделать укол, ввести наркотик. Потом у них - пластмассовый скелет; у Франсуа на этот скелет удалось нарастить мышцы - и даже очень сильные - и кожу. У Мишеля, кроме мозга, все искусственное, даже сердце и легкие, даже лицо. Все - протезы на биоэлектрическом управлении…

– Что такое биоэлектрическое управление? - спросил внимательно слушавший Раймон.

– Это управление при помощи биотоков мозга. Ну, понимаете, для того, чтоб, допустим, поднять вилку, наш мозг отдает мышцам соответствующий приказ, и они приходят в движение.

Роже взял со стола вилку и недоверчиво поглядел на свою руку. Альбер улыбнулся:

– Нет, Роже, это делается автоматически. Если б мы постоянно думали о том, какую группу мышц привести в движение, мы сошли бы с ума. Думать сознательно о механизме каждого вздоха, каждого удара сердца, каждого шага просто немыслимо. Это делает наша вегетативная нервная система, без участия сознания. Она автоматически учитывает, как действовать в изменчивой среде. Мы поднимаемся в гору или просто идем вверх по лестнице

– и мускулы напрягаются сильней, учащается дыхание и сердцебиение, потому что увеличилась нагрузка, нужно к ней примениться. Становится жарко - и на коже проступает пот: это организм старается отрегулировать внутреннюю температуру, повысить теплоотдачу. Ну, и так далее. С тех пор как удалось выяснить, что весь этот сложный механизм управляется токами, исходящими из мозга, стало в принципе возможным создавать протезы, которые управлялись бы этими биотоками, как их называют… Русские еще в 1958 году построили «Железную руку» - она подсоединялась к руке человека и делала то, что приказывал ей мозг: сжимала пальцы, разжимала и тому подобное. Тогда это всех поразило. В будущем, безусловно, появятся в массовом масштабе не только биоэлектрические протезы для инвалидов, полностью заменяющие потерянные руки или пеги, но механизмы, которыми мозг человека будет управлять на расстоянии - даже очень издалека… И вот то, что я видел сегодня в лаборатории Шамфора, - это и есть путь к будущему. Хотя Шамфор, собственно, занимается этим только попутно, у него другие цели.

– А чем же занимается Шамфор? - заинтересовался Раймон.

– Он создает удивительных роботов, способных самостоятельно мыслить… ну, понимаете, это не совсем то слово, потому что у них это иначе, чем у людей, но другого слова нет. Но обыкновенный робот действует по заранее определенной программе, рассчитанной на какие-то условия, на ту или иную обстановку. А если обстановка изменится так, как этого не предвидел человек, составлявший программу, то робот станет в тупик. Человек всегда будет как-то реагировать на любую неожиданность, попытается искать выхода, а робот просто остановится и перестанет действовать. Это и был главный козырь людей, скептически относящихся к дальнейшим перспективам кибернетики: что, мол, это все же машина, которая «знает» только то, что вложил в нее создатель - человек, не имеет воли, воображения, сложной памяти и свободы выбора. Кибернетики за последние годы и работают над созданием «думающих», «обучающихся» роботов, то есть таких, которые, как и человек, могли бы получать информацию из окружающей их среды, накапливать все новью и новые сведения и сообразно им менять свое поведение… Роже, ты не понимаешь? Ну, вот мы с тобой остались без работы. Меня пять лет учили чему угодно, только не тому, чтоб мыть посуду, гладить белье или таскать грузы. Ты был моряком. Однако мы брались за самую разную работу и хуже или лучше, но выполняли ее. Общая цель у нас была не бог знает какая

– просто не подохнуть с голоду, пока не устроимся по-настоящему, но мы для достижения этой цели делали самые разнообразные вещи. Я научился многому, о чем раньше не имел даже представления. Ты, наверное, тоже. Тут дело не в том даже, насколько сложны эти действия: например, гладить белье проще, чем проводить эксперименты по нейрофизиологии, но все же мне пришлось учиться этому. Да и вообще человек ведь не рождается на свет, так сказать, готовым: он растет и все время чему-то учится. Он сначала умеет только то, что ему необходимо для поддержания жизни: например, дышать, сосать молоко. Потом он учится ходить, говорить, потом, может быть, плавать, или пахать землю, или торговать - ну и так далее. Это тебе понятно? Ну, вот кибернетики и пробуют сейчас сконструировать таких роботов, которые тоже учились бы по ходу дела тому, что им нужно, накапливали бы и использовали опыт, добытый ими из внешней среды… Знаете, ребята, когда я увидел, как робот Шамфора чертит, создает сложнейшую самостоятельную конструкцию, все время обдумывая ее, изменяя… это же чудо! Вот будет сенсация, когда Шамфор продемонстрирует своего Сократа перед аудиторией!

Альбер не понял, почему при этих словах Раймон вздрогнул и перевел дыхание. Он принял это за проявление очень живого интереса. А Раймон в эту минуту думал, как бы попасть в лабораторию Шамфора, как бы кто другой не перехватил эту сенсацию… ну да, у него свое задание, но разве плохо бы и это еще захватить… Ему показалось, что Альбер угадал его мысль, потому что он тут же прибавил:

– Только вот что, друзья: никому ни слова о Шамфоре. Как и о профессоре Лоране, конечно. Меня Шамфор предупредил, и я надеюсь, что вы сами понимаете…

– Конечно, понимаем, - поспешил заверить Раймон.

Он не смог скрыть досаду, и ему показалось, что Роже исподтишка метнул на него хитрый, недоверчивый взгляд. Альбер продолжал:

– Я объясняю вам все очень упрощенно, и это даже не потому, что вы можете меня не понять, а просто я сам знаю мало. Я повторяю то, что слышал от профессора, то, что уловил из его споров с Шамфором, то, что успел наспех прочесть за эти сутки… Ну, кое-что я, конечно, знал в общих чертах и раньше.

– Ладно, ладно, давай дальше, - сказал Роже. - Ты пока ничего не объяснил насчет этих ублюдков профессора. В чем тут смысл: что, они тоже могут обучаться, как мы с тобой?

– В самом деле, не очень понятно, - вмешался Раймон. - Если кибернетики могут достигать таких поразительных успехов, как вот Шамфор, то зачем нужно делать все то, что делает профессор Лоран? Ну, допустим, его Франсуа

– гениальный математик, а у Мишеля - удивительная память и работоспособность. Но все-таки они - жуткие ублюдки, как правильно их окрестил Роже, и ни один нормальный человек не захочет с ними работать. А ведь на свете есть немало нормальных полноценных людей с гениальными способностями в разных областях. И, с другой стороны, известно, что даже обыкновенная кибернетическая машина, не такая, как у Шамфора, может производить математические расчеты и прочее во много раз быстрее, чем человек. И вдобавок - точнее, без всяких ошибок от рассеянности и усталости. Так в чем же смысл и цель работы профессора Лорана?

Альбер долго раздумывал.

– Да, это очень сложный вопрос, - сказал он. - Я сам тут не все понимаю. Но скажу вам вот что. Во-первых, нельзя судить по первым шагам в новой области знания о том, какие перспективы впереди. Например, самолет братьев Райт кажется детской игрушкой по сравнению с современными реактивными самолетами. Но это был первый шаг по совершенно новому пути. Или первые кадры кино - разве по ним можно было предвидеть рождение нового великолепного искусства? Так что дело не в том, как сейчас выглядит Мишель или Поль, дело в принципе. Во-вторых, насколько я понимаю, профессор Лоран стремится к двум целям, взаимосвязанным. Он хочет не только создавать искусственным путем вот такие существа со специально развитыми и усиленными функциями. Он рассчитывает на основе опытов с искусственно выращенным мозгом раскрыть тайну человеческого сознания, точно определить его механизм и научиться им управлять. Он считает, что можно будет, воздействуя на мозг, воспитывать в людях с детства какие-либо таланты, избавлять их от недостатков и так далее.

– Ого! - сказал Роже. - Вот это штука!

– Но на это ему, мне кажется, правильно ответил Шамфор: что если такой способ управлять сознанием людей будет сейчас открыт, то эта сказочная могучая сила может попасть в руки тех, кто готовит войну.

Раймон пожал плечами:

– Ну, если так рассуждать, то вообще нельзя ничем заниматься: ни наукой, ни делами. И, кстати, если уж война начнется, то атомные и водородные бомбы вообще уничтожат человечество. Так что никакого контроля над сознанием не понадобится.

– Я не думаю, что вы правы, - сказал Альбер. - Ядерное оружие в войне могут побояться пустить в ход именно потому, что оно есть у обеих сторон. Если Америка замахнется на Россию атомной бомбой, русские ответят тем же, и в Америке это прекрасно понимают. Ведь у немцев в прошлой войне было химическое и бактериологическое оружие, очень сильное. Однако они так и не пустили в ход это оружие - боялись ответного удара, который для Германии с ее небольшой территорией оказался бы гибельным. А вот если профессор Лоран или кто другой сделает такое удивительное открытие и если его секрет надолго останется достоянием одной какой-либо страны - ну, скажем, Америки… то уж она сумеет воспользоваться этим открытием…

– Почему именно Америка, а не Франция? - спросил Раймон.

– Да, по-моему, у нашего правительства просто денег не хватит, чтоб реализовать такое открытие. А главное - Франция не играет вполне самостоятельной роли в мировой политике… Может, я ошибаюсь…

– А если этот секрет попадет в Россию?

– В Россию? Ну, вряд ли. Русские, может, сами до этого додумаются, тогда другое дело. А секрет профессора Лорана… нет, каким же образом он туда попадет?

– Через коммунистов, например… - настаивал Раймон.

– Слушайте, Жозеф, у вас, мне кажется, голова здорово набита чепухой, - сказал Альбер, с удивлением глядя на него. - Ну как это коммунисты доберутся до профессора Лорана? К правительству он сам вынужден будет обратиться, рано или поздно, - но ведь наше правительство не состоит из коммунистов.

Роже, все время усиленно размышлявший, сказал:

– Я плохо слушал и что-то не понимаю, к чему вы тут завели разговор о коммунистах. Если кто из вас против них, то могу сказать, что зря: среди них есть чертовски славные парни. Я, правда, не всегда могу сообразить, что у них такое в голове, чего они добиваются, - но кого я из них ни видел, все народ стоящий. Но тут совсем другой вопрос: если твой профессор занимается такими делами, которые будут людям во вред, так я не пойму, зачем нам-то ему помогать?

– Роже, ты действительно не понимаешь, - сказал Альбер, - профессор Лоран пока еще очень далек от этой цели. И, откровенно говоря, вряд ли он добьется успеха: ты же сам видишь, он еле на ногах держится, а на это нужны долгие годы работы и, конечно, не в одиночку. Так что сейчас можно всерьез говорить лишь о том, что у него есть и что он может сделать за ближайшие месяцы, а может, и недели… кто знает, на сколько его еще хватит при таком адском напряжении. - Альбер задумался. - По-видимому, робот Шамфора произвел на профессора очень сильное впечатление. Мне кажется, если б профессор раньше знал о том, что делается в лаборатории Шамфора…

– Вы хотите сказать, по-видимому, что достижения профессора Лорана обесценены тем, что делает Шамфор? - спросил Раймон.

– Нет, я этого не хочу сказать! - живо ответил Альбер. - Ни в коем случае! Просто, если б эти два человека не ссорились, а работали в постоянном контакте, то обоим было бы намного легче и оба добились бы еще больших успехов.

– Еще больших? - Раймон усмехнулся. - По-моему, они и так чудеса творят.

– Конечно… - Альбер задумался. - Конечно, чудеса…

Раймон нервно барабанил пальцами по столу. У него просто руки чесались написать об этих чудесах. Сесть бы сейчас за машинку, да такой репортаж отстучать, чтоб газету из рук рвали!

Роже встал и начал собирать со стола.

– Ты мне одно скажи: есть польза от того, что делает твой профессор, или нет? - спросил он, унося посуду к раковине.

Альбер встрепенулся.

– Есть! - горячо сказал он. - Конечно, есть! Это просто бесценные опыты и для медиков, и для кибернетиков. Не говоря уж о том, что не мне, с моими куцыми знаниями, решать, правильный путь избрал профессор Лоран или неправильный. Мне показались убедительными слова Шамфора, это верно; однако не следует забывать, что профессор Лоран сделал то, чего никто еще на свете не делал и что всякому покажется чудом. Вы же видели, как был потрясен Шамфор, увидев лабораторию, - а он-то знал заранее очень многое, он работал на профессора Лорана… Да и вообще, наука не может всегда думать только о практической полезности открытия. Если б человечество всегда рассчитывало на прямую, непосредственную пользу, оно бы мало, чего добилось! Вон русские запускают спутники, посылают ракеты в космос - какая ж тут для них прямая польза?

– Ну, это другое дело, - сказал Раймон. - Это для пропаганды.

Альбер посмотрел на него и пожал плечами.

– Что же можно пропагандировать таким образом, интересно? Скажу вам прямо, Жозеф: мне ваши замечания не нравятся. Вы кто по убеждениям?

– Я? Да никто. Я не принадлежу ни к какой партии. А вы?

– И я ни к какой партии не принадлежу. И вообще политикой не занимаюсь. Но я заметил одно: если человек нападает на Россию и на коммунистов, то от него можно ожидать всяких неприятностей. Уж не знаю, почему это так, но на опыте это проверено.

Роже бросил посуду и подошел к ним, держа мочалку в мокрых дымящихся руках.

– Альбер верно говорит, - сказал он, угрожающе сощурив черные глаза. - Я лично это тоже заметил.

– Постой, Роже, не надо ссориться, - вмешался Альбер. - Мы все тут связаны общим делом, все подвергаемся опасности… Жозеф к тому же родственник хозяйки дома…

Этого не следовало говорить. Роже сразу, что называется, взвился.

– Такой же родственник, как и я! - вызывающе сказал он. - А ну, выкладывай начистоту, как ты сюда попал! - Он прыгнул к двери и заслонил ее своими широкими плечами. - Не уйдешь, пока не скажешь!

– Это глупо, - с достоинством проговорил Раймон. - Вы можете, в конце концов, спросить мадам Лоран…

– А чего это я буду мучить бедную девочку? У нее и без того хватает горя! А тебе и вовсе стыдно за ее юбку прятаться! Отвечай сам, как полагается мужчине!

– Послушай, Роже… - вмешался было Альбер.

Но Роже не собирался отступать.

– Не виляй, парень! - настаивал он. - Никакой ты ей не племянник, Роже Леруа не обманешь, и никакой ты не Жозеф. Давай начистоту: какого черта тебе понадобилось в этом доме и чего ты морочишь голову Луизе?

– Какая она вам Луиза? - надменно сказал Раймон.

Он лихорадочно обдумывал, как поступить. Он понимал, что этот проклятый Роже не отвяжется…

– А что, она, значит, только тебе Луиза? - ехидно спросил Роже. - Вот и объясни, почему так получилось.

– А по какому праву вы требуете объяснений? - все так же надменно возразил Раймон.

– Послушайте, приятель, - сказал Альбер: он уже понял, что подозрения Роже справедливы, - мы тут взялись за очень опасное дело. От поведения одного может зависеть жизнь остальных. К тому же профессор Лоран надеется, что мы сохраним в тайне то, что увидели здесь. За себя и за Роже я ручаюсь. А насчет вас мы, вполне понятно, хотим выяснить, что вы собой представляете. Вы лучше сразу откройтесь нам, а потом вместе обдумаем, как быть.

Раймон проклинал себя за то, что не предвидел такого разговора и не условился с Луизой о другой версии. Конечно, легко заметить, что их отношения не похожи на родственные…

– Разрешите мне немного подумать, - сказал он. - Через час возобновим разговор.

Но Роже только шире расставил ноги и покачался из стороны в сторону, стоя в дверях.

– Чего там думать? - сказал он насмешливо. - Забыл, как тебя зовут, что ли?

Раймон вынул сигарету, закурил. «Пожалуй, ничего тут не поделаешь, этот чертов моряк прицепился, как клещ, - думал он. - Их двое… Если выскочить в окно… Нет, догонят, пока откроешь калитку. Да и вообще - бросить Луизу так грубо, после этого разговора… и подвести ее под удар… если профессор узнает, что она была в сговоре с Пейронелем… нет, это уж просто свинство…»

– Ладно, - сказал он, отходя от двери. - Я действительно не родственник мадам Лоран, и зовут меня не Жозеф, а Раймон. Раймон Лемонье. Но, если вы скажете профессору, как и зачем я появился у него в доме, он не простит этого жене… ей придется плохо…

– Вы что, ее прежний поклонник? - спросил Альбер.

– Я познакомился с Луизой Лоран всего днем раньше, чем вы. Я объясню, в чем дело. Но прошу вас - ни слова профессору. Поймите, так будет лучше. Иначе произойдет катастрофа, вы же видите, в каком состоянии профессор…

Роже пробормотал: «Вот черт, за один день. Ну и ловкач!» В голосе его звучало восхищение. Альбер толкнул его в бок - Роже неисправим, он все о своем.

– Ну что ж, мы слушаем, - сказал Альбер.

Выслушав рассказ Раймона, они озадаченно переглянулись.

– Вот так штука! - сказал Роже. - Выходит, ты только и ждешь случая, чтоб все разболтать в своей газетенке и зашибить на этом деньгу?

– Все обстоит не так, как вы думаете, - нервничая, ответил Раймон. - Поймите, я пока ничего не пишу и не собираюсь писать. Да и шеф этого не хочет. Ведь сейчас это может повредить Луизе, а ради нее меня и послали сюда. Больше всего ради нее, понимаете?

Роже скептически ухмыльнулся, но промолчал. Альбер сказал:

– Все-таки очевидно, что ваше пребывание здесь очень опасно для профессора Лорана. Кто знает, что решит завтра ваш шеф, не соблазнится ли он такой крупной сенсацией?

– А Луиза? - возразил Раймон.

– А что - Луиза? Допустим, ваш шеф предложит ей уйти от мужа, чтоб избежать несомненно грозящей ей опасности. Вы уверены, что она не согласится?

– Уверен, - твердо сказал Раймон, слегка краснея под насмешливым изучающим взглядом Роже. - У Луизы очень сильно развито чувство долга. Она не оставит профессора в опасности.

– Да ведь он уже не один. И что она может сделать, какая от нее помощь?

– Ну, все же… моральная поддержка… Потом, знаете ли, первая жена профессора оставила его… это его очень травмировало…

Роже усмехнулся:

– Значит, в случае чего, он легче перенесет… все же привычка! Но мне нравится, как ты заботишься о профессоре!

– Что вы хотите, в конце концов? - примиряющим тоном сказал Раймон. - Ведь все равно я уже узнал совершенно достаточно для сенсационной статьи, даже для серии статей. - Он не сказал, что у него есть и фотографии. - Вы хотите, по-видимому, чтоб я ушел отсюда? Но кому от этого будет лучше? Подумайте.

– Он прав, Роже, - сказал Альбер. - Но вы должны дать слово, Раймон…

– Постой, - перебил Роже. - Что мне его слово! Ты вот что запомни, парень: если будешь болтать, то Роже Леруа тебя на дне моря сыщет и обработает так, что тебя родная мать не узнает. Это ты хорошенько запомни!

Раймон ни секунды не сомневался, что Роже свою угрозу сумеет исполнить. Он пожал плечами и сказал как можно более убедительным тоном:

– Но это же нелепо! Я ведь вам объяснил, как обстоят дела…

– Вот и я тебе объяснил, как обстоят дела, - упрямо сказал Роже.

– Друзья, пора кончать этот разговор, - спохватился Альбер. - Мы совсем забыли о профессоре! И, раз уж мы договорились обо всем, не надо ссориться, нам не до ссор. Это я говорю в первую очередь тебе, Роже!

– Ладно, ладно, - пробормотал Роже и пошел домывать посуду.

Раймон и Альбер вышли вместе. Сверху доносилась дробь пишущей машинки - значит, все было в порядке.

Альбер сказал:

– Надеюсь, вы не будете сердиться на Роже? Он человек прямой, может быть, немного грубоватый, но у него золотое сердце, он сама честность. Знаете, в таких тяжелых условиях человека узнаешь быстрей и верней, чем за многие годы спокойной жизни…

– Я вполне понимаю Роже, - вежливо, но сдержанно ответил Раймон, - и отдаю должное благородству его побуждений. Но постарайтесь удержать его от необдуманных поступков. Вы имеете на него влияние.

– Уверяю вас, Роже не так импульсивен, как вам кажется, и прекрасно умеет обдумывать свои поступки…

Раймон пожал плечами:

– Что ж, возможно, это и так…

Раймону хотелось рассказать Луизе о разговоре, - он был уверен, что Роже немедленно отправится к ней. Но если пойти сейчас к Луизе, это может вызвать подозрения… Уж лучше не надо, пускай сами убедятся, что он говорил правду. Он вслед за Альбером поднялся по лестнице.

Мишель на секунду оторвался от машинки, посмотрел на них невидящим взглядом и снова начал стучать с неимоверной быстротой. Профессор Лоран шевельнулся за ширмой.

– Я уж думал, что-нибудь случилось, - сказал он. - Хотел спуститься, да чувствую себя все еще плохо. Что-нибудь с Луизой?

– Нет, мадам Лоран чувствует себя неплохо. - Альбер замялся. - Просто мы…

– Видите ли, мы с Леруа попросили Альбера рассказать нам хоть что-нибудь о сути ваших опытов, - спокойным и очень естественным тоном сказал Раймон. - И его рассказ так увлек нас, что мы не заметили, как идет время. Мы ведь ничего не понимаем в тех чудесах, которые вы творите… а приставать к вам с вопросами нельзя, вы слишком заняты…

– Вы не можете себе представить, профессор, - покраснев до корней волос, проговорил Альбер, - что это был за бездарный и путаный рассказ… Разве я сам что-нибудь толком понимаю?

– Вы напрасно скромничаете, - серьезно сказал Раймон. - Что нам следует делать, профессор?

– Посмотрите, что с Полем. Мишель сказал, что он не спит, но глаз не открывает.

Альбер и Раймон пошли за ширму. Пьер стоял, слегка наклонясь вперед своим неуклюжим бесформенным туловищем, и беспокойно двигал короткой рукой, показывая на Поля. Поль лежал на боку, скорчившись, подтянув колени к подбородку. Глаза его были закрыты, даже прижмурены.

– Поль! - окликнул его Альбер.

Поль не шевельнулся, ни один мускул не дрогнул в его сером застывшем лице.

– Ну, он не спит и не умер, - сказал Альбер, взяв его за руку. - Пульс слабоват, но ритмичен, а рука напряжена. Поль, как ты себя чувствуешь?

Поль никак не реагировал на вопрос. Альбер отпустил его руку - она осталась приподнятой, словно застыла в воздухе, хотя держать ее так, на весу, было несомненно очень трудно.

– Вот так история! - сказал Альбер, внимательно разглядывая Поля. - Интересно…

Он взял неподвижную, окаменевшую руку Поля, поднял ее выше, локтем вверх, изогнул - рука застыла в этом новом положении, словно теплый воск, послушно принимающий приданную ему форму. Альбер еще с минуту глядел на него, потом вздохнул и отправился к профессору Лорану.

– У Поля что-то вроде кататонического ступора. Как при шизофрении, - сказал он в ответ на молчаливый вопросительный взгляд профессора. - Восковая гибкость, полное отсутствие контакта, напряженность.

Профессор Лоран молча встал и пошел к Полю.

– Да, похоже на шизофрению, - сказал он, понаблюдав за Полем. - Мне кажется, впрочем, что это все же не шизофрения, а только сходные с ней симптомы. Это вызвано влиянием сильной интоксикации на неполноценную, неустойчивую психику. Поль не шизоид. У него нет эмоциональной тупости, черствости, присущей этому типу. Ведь и на самоубийство он покушался прежде всего из-за любви к Пьеру… Ну, так или иначе, попробуем его вернуть к норме, растормозить. - Он встал, подошел к книжному шкафу, порылся в книгах. - Единственное, что нам доступно сейчас, - это химия. Психиатра не вызовешь, электрошок и инсулиновый шок я применять не стал бы, даже если б это было возможно… - Он полистал страницы книги, сел, достал авторучку и бланк для рецептов. - Вот. Надо сходить в аптеку.

– Я сейчас сбегаю, - охотно вызвался Раймон.

«Это удачно, я позвоню Пейронелю, посоветуюсь. И к Луизе можно будет зайти». Раймон сунул рецепт в карман и помчался вниз.

– Придется пока дежурить около Поля, и ночью тоже, - сказал профессор Лоран. - Он может в любую минуту стать очень опасным. Четыре смены по шесть часов.

– Вам нельзя, - запротестовал Альбер. - Будем дежурить мы с… - он чуть запнулся, - с Жозефом и с Мишелем. Если мадам Лоран почувствует себя лучше и сможет хоть немного заняться хозяйством, мы подключим к дежурствам и Роже.

– Хорошо. Я надеюсь, что эта история не затянется. Только Мишеля сегодня я бы не хотел включать в дежурство, пускай закончит работу, мне она срочно нужна. Кстати, может быть, эта работа поможет мне понять и состояние Поля…

– Сейчас около восьми, - сказал Альбер. - Я начинаю дежурить. В двенадцать меня сменит либо Жозеф, либо Роже. Будем пока сменяться каждые четыре часа.

Он взял труд по психиатрии и уселся за ширмой, время от времени поглядывая на скорчившегося неподвижного Поля. Раймон пришел через час с лишним, сказал, что в ближайших аптеках этого лекарства не оказалось, пришлось добраться чуть ли не до площади Звезды. Профессор приготовил шприц, Альбер разогнул напряженную, словно одеревеневшую руку Поля, перетянул ее жгутом. Поль не шевельнул ни одним мускулом; казалось, он даже не почувствовал, как игла шприца входит в вену. Однако через три-четыре минуты он повернулся на спину, открыл глаза.

– Поль, как ты себя чувствуешь? - спросил профессор Лоран.

Поль не ответил, но лицо его уже не было таким застывшим.

– Поль, - очень тихо сказал профессор. - Зачем ты все это делаешь? Ты видишь, Пьер очень беспокоится. Мы все тоже беспокоимся.

Поль посмотрел на Пьера, и по лицу его пробежала не то улыбка, не то болезненная гримаса.

– Хорошо, надо будет продолжать вливания, - проговорил профессор Лоран.

– Серпазил вы тоже достали?

– Серпазила дали только шесть ампул. Я потом еще постараюсь достать, - сказал Раймон.

– Хорошо, в крайнем случае Шамфор поможет. Однако эта химия и в самом деле творит чудеса. Я впервые вижу на практике молниеносное действие риталина. Смотрите, Поль сразу растормозился. Но внимательно следите за ним, помните: он может сейчас натворить бед.

Раймон сел у окна, раскрыл детектив Агаты Кристи, но странная судьба молодой красавицы, которую преследуют неизвестные злоумышленники, не могла по-настоящему увлечь его здесь, в этой жуткой обстановке. Мишель, ни на что не обращая внимания, почти безостановочно стучал по клавишам. Профессор Лоран сидел в кресле и, откинув голову, о чем-то думал. А Раймон перебирал в памяти все события и раздумывал. Правильно ли он ответил Пейронелю?.. Может, все же попробовать уговорить Луизу? Нет, она не согласится бросить мужа в опасности… А если согласится, тогда что? Тогда… нет, в сущности, он этим не берет на себя никаких обязательств, просто хочет избавить ее от опасности, от страха, от невыносимого нервного напряжения. Если она последует совету Пейронеля, друга ее отца, то что ж… Он, Раймон, обязан ей помочь выбраться отсюда и устроиться где-нибудь, а дальше… ну, он, конечно, будет ее навещать, помогать ей… Вдруг ему стало стыдно за все эти мысли.

«С чего ты, собственно, взял, что Луиза будет вешаться тебе на шею?» - сердито подумал он и с досадой захлопнул книжку. Профессор Лоран поднял голову и рассеянно посмотрел на него. Раймон почувствовал, что краснеет, как школьник. «Вот нелепое положение! - растерянно подумал он. - Нет, право, совсем не в том дело, что я испугался угроз Роже Леруа. И не в том, что я боюсь ответственности за судьбу Луизы… Просто нехорошо так поступать. Даже мне одному не годилось бы уходить - ведь это теперь все равно что дезертирство с фронта. А если и Луиза уйдет… все будут считать, что она ушла ради меня… то ведь это действительно будет тяжелейшей травмой для профессора Лорана… Роже засмеялся, когда я об этом упомянул, но что понимает в этих делах Роже, он слишком примитивен! Нет, нельзя, нельзя, надо держаться. Луиза не в такой уж опасности теперь, и вообще ей легче с тех пор, как мы все здесь… Да, если б еще попасть в лабораторию Шамфора… Правда, я и о Шамфоре ничего не смогу написать, пока я здесь…»

Проснулся Франсуа. Он глубоко, с хрипом вздохнул, потом сразу сел и потер лоб. Глаза у него были мутные.

– Голова болит, Франсуа? - спросил профессор Лоран. - Жозеф, достаньте из шкафчика, с нижней полки желтую коробочку из пластмассы и пакетик с таблетками под номерам На. Франсуа, ты так долго спал, что я начал беспокоиться. Тебе давно пора получать питание. Жозеф, вода в чайнике кипяченая. Включите чайник, пусть немного подогреется. Сейчас мы тебя покормим. И прибавим в раствор средство от головной боли.

Через несколько минут чайник издал короткий тихий свисток.

– Отключите, Жозеф, - сказал профессор. - Это значит, что температура воды тридцать семь градусов по Реомюру. То, что нам нужно сейчас. Теперь возьмите вон ту большую мензурку… Ах, вы не знаете, что такое мензурка, серьезно? Вон она, видите: на ней нанесены деления. Налейте воды до этой черточки. Опустите в воду эти две таблетки. - Он протянул Раймону большую коричневую таблетку и маленькую белую. - Размешайте стеклянной палочкой, пока они не растворятся. Не удивляйтесь, что я вас заставляю это делать: я пока стараюсь избегать лишних движений, у меня с сердцем хуже, чем я думал вначале… и потом, вам все равно нужно этому научиться… это надо делать каждый день, но обычно все делает Мишель.

Мишель поднял голову от машинки.

– Себе и Пьеру я дал обычную порцию, Полю несколько увеличил, - сообщил он. - С Франсуа я решил подождать, пока он проснется.

Он снова принялся печатать.

– Хорошо, - сказал профессор Лоран. - Теперь смотрите.

Он подошел к Франсуа, достал у него из-за воротника просторной темной блузы уже знакомую Раймону гибкую трубку, вытянул из нее сбоку почти незаметную плоскую и широкую пробку-присосок и осторожно влил в образовавшееся отверстие желтовато-коричневый раствор из мензурки. Потом он опять закрепил пробку, сунул трубку обратно и сел, слегка задыхаясь. Вскоре глаза Франсуа прояснились, лицо ожило, стало почти веселым.

– Все в порядке? - спросил профессор Лоран. - Ну, вот и чудесно. Принимайся за расчеты, если чувствуешь себя в силах.

Франсуа кивнул и своей неуклюжей, качающейся походкой пошел к столику, где лежали кое-как собранные листки с расчетами.

– Он помнит, что с ним было? - тихо спросил Раймон.

– Помнит, но смутно, насколько мне удалось установить. Впрочем, я больше опираюсь на слова Поля: ведь Франсуа не может говорить, а пишет он тоже неохотно… Я удивился, когда узнал, что он переписывается с Мишелем.

Раймон еще раз подумал, что Мишель имеет, пожалуй, больше влияния на своих товарищей, чем профессор, и что это неправильно и нехорошо. «Уж не нарочно ли Мишель добивается этого? Да нет, вздор, просто они считают его своим, таким же, как они, в этом все дело…»

Поль все время лежал спокойно; Альбер и Раймон, сменивший его в двенадцать часов ночи, думали, что он спит. Но около часу ночи Раймон неожиданно поймал его косой взгляд из-под полуоткрытых век, и ему почудились в этом взгляде злоба и коварство. Раймон притворился спящим и исподтишка наблюдал за Полем. Вскоре он заметил, что все тело Поля напряглось, руки сжались в кулаки. Раймон вскочил как раз вовремя: Поль с протяжным глухим воем сорвался с кушетки и бросился на него, оскалив зубы и закатив глаза. Раймон крепко схватил его за руки, сжал их. Ему противно было видеть это дегенеративное пятнистое лицо, ощущать вялые мускулы под холодной влажной кожей; ему хотелось отвернуться, но Поль глухо завывал и бился, и надо было все крепче сжимать эти жалкие руки. Прибежал Альбер, на ходу надевая очки. Вдвоем они уложили Поля на кушетку; он продолжал выть и вырываться.

– Серпазил, - сказал профессор Лоран. - Готовьте, Дюкло.

Они сделали вливание, и Поль вскоре затих. Лицо его стало спокойным.

– Поль, что с тобой? Как ты себя чувствуешь? - спросил профессор Лоран.

– Не знаю, - еле слышно проскрипел Поль. - Я устал. Я хочу спать.

– Вот и хорошо. Спи, - сказал профессор Лоран. - Ну, он, наверное, до утра пролежит спокойно. Однако дежурить надо.

Остаток ночи и в самом деле прошел спокойно. В восемь часов утра Альбер ушел вниз, чтоб поспать часок до завтрака. Раймон, тоже не выспавшийся, позевывая, сел за ширмой. Поль лежал вялый, безразличный ко всему, но в нем не было уже вчерашней напряженности. Профессор Лоран сделал ему новое вливание риталина, дал глюкозу с витаминами, и он оживился, стал выглядеть бодрее, даже улыбнулся Пьеру, когда тот подошел к кушетке.

– Результаты примерно те же, что при лечении шизофрении, - сказал профессор Лоран, понаблюдав за ним, - и все-таки это, по-моему, не шизофрения.

Он дышал тяжело и двигался с трудом.

– Ложитесь, - сказал Раймон. - Роже принесет вам завтрак сюда. Может быть, нужно сделать вам укол? Я позову Альбера…

– Не надо. Укол может сделать и Мишель. Но я пока приму свой Сиаль-5. Я его сегодня еще не принимал.

Он глотнул желтую крупинку и посидел минуты две-три. Потом лицо его прояснилось.

– Вот! - торжествующе сказал он. - Все в порядке. Просто я вчера злоупотребил этим. Неплохой урок… Я думаю, вы можете тоже часок поспать. Ложитесь на мой диван, я посижу здесь. Ничего, ничего, все в порядке, говорю вам.

Раймон поколебался, но ему очень хотелось спать. Он лег на диван и немедленно заснул. Проснулся от, обливаясь холодным потом: ему приснилось, что Франсуа схватил его за горло. Он с усилием открыл глаза. Над ним наклонился бледный, всклокоченный Альбер и тряс его за плечо.

– Вы что, с ума сошли? Как вы могли спать?

Раймон вскочил, протирая глаза:

– Да что случилось? Профессор сам настоял, чтоб я лег. Он чувствовал себя хорошо.

– Как он мог чувствовать себя хорошо, что за вздора - крикнул Альбер. - Он без сознания.

– Что? - в ужасе вскрикнул Раймон.

Альбер досадливо махнул рукой и отошел. Раймон вскочил, метнулся в угол, за ширму. Профессор Лоран лежал на полу, бессильно раскинув руки. Лицо его было совсем белым, даже губы ничуть не выделялись, словно стерлись. Пьер глядел на него своим темным, ничего не выражающим взглядом. Поль лежал спокойно, с открытыми глазами, но, по-видимому, совершенно не замечал, что делается вокруг.

После укола профессор Лоран открыл глаза, слабо вздохнул.

– Что это? Что случилось? - прошептал он. - Поль?..

– С Полем все по-прежнему, - поспешил успокоить его Альбер. - А вот вам стало плохо.

Они перенесли профессора Лорана на диван. Мишель поднял голову от машинки, проводил их взглядом.

– Вам нужно полежать, ни о чем не думая. Лучше всего уснуть, - сказал Альбер наставительно и немного смущенно.

– Хорошо… Следите за Полем…

Профессор Лоран закрыл глаза. Лицо его было мертвенным; Раймону показалось, что он опять потерял сознание.

– Пойдемте, - прошептал Альбер. - Профессору нужен покой.

Они вышли из-за ширмы. Мишель все стучал на машинке.

– Неужели его это ничуть не трогает? - шепотом спросил Раймон, кивнув в его сторону.

– У Мишеля деловые способности, в частности умение сосредоточиваться целиком на одном деле, развиты почти как у робота Шамфора, - тоже шепотом ответил Альбер. - Но Мишель все же не робот, хоть и кажется подчас, что он не человек. Если б не было нас, он помогал бы профессору, бросив работу.

– Ну да! Я что-то в этом сомневаюсь.

– И напрасно. Мишель видит и слышит все, но умеет не отвлекаться. Ведь это он разбудил меня. Вышел на площадку лестницы и позвал меня. Я спал внизу, у лестницы.

– Странно. Почему же он не разбудил меня? - Раймон почувствовал себя обиженным. - Это же было проще!

Он сказал это уже не шепотом. Мишель поднял голову от машинки.

– Вас не было смысла будить, вы не медик, - сказал он и снова забарабанил по клавишам.

– Вот, пожалуйста! - Альбер засмеялся. - Он прав. Вы не можете сделать укол, вообще не знали бы, как поступить. А он занят.

– Ну и тип! - сказал Раймон, позевывая: теперь, после всего, он чувствовал еще большую усталость.

– Сейчас уже не стоит ложиться. - Альбер посмотрел на часы. - Роже скоро накормит вас завтраком, а потом посидит около Поля, вот тогда мы и отоспимся. Но я все же буду спать здесь, на кушетке Мишеля.

Раймон посмотрел на узкую жесткую кушетку, обитую красным дерматином, на плоскую блинообразную подушку, еще хранившую отпечаток головы Мишеля, и брезгливо поежился: нет, он-то не стал бы ложиться туда, уж лучше спать на голом полу… А этому Альберу, видно, все нипочем…

– Вы лучше вот что, - сказал Альбер, не заметив этой пантомимы, - проведайте мадам Лоран. Она, по-моему, очень испугалась, когда услышала голос Мишеля.

Глаза Луизы были такими же трагически безнадежными, как в первый день, когда ее увидел Раймон.

– Я даже не знаю, почему мне сделалось так страшно, - устало говорила она. - Я ведь знаю, над чем работает Анри… и вообще кое-что слышала… догадывалась… Но такой обыкновенный, совсем человеческий голос… Он крикнул: «Альбер, идите сюда, профессору плохо!»

– Но вы, может быть, взволновались из-за болезни мужа? - Раймону хотелось перевести разговор. - Профессор, я думаю, просто устал, и сердце у него стало слабеть. Ему необходим отдых. Альбер сделал ему укол, он теперь отлеживается. Ничего угрожающего, уверяю вас. Вам туда идти незачем.

Луиза вздохнула.

– Нет, я не собираюсь подниматься наверх, - сказала она. - Я… я просто не смогла бы. Я не знаю, как вы все это можете…

– Ну-ну, - Раймон успокаивающе погладил ее по руке. - Луиза, милая, будьте умницей, не волнуйтесь. Вам вовсе незачем ходить туда. Все будет в порядке.

Луиза покачала головой:

– Нет, я чувствую, что надвигается катастрофа… и я ничего не могу сделать… боже мой!

Она сказала это с таким отчаянием, что у Раймона сердце сжалось.

– Луиза, вы не должны так говорить, - сказал он, обнимая ее худенькие плечи. - Просто вы устали, нервы не выдерживают, вот и все. Никакой катастрофы не будет, профессор теперь не один.

Но он не очень верил тому, что говорил. И Луиза почувствовала это. Она взглянула ему прямо в глаза и безнадежно покачала головой. Раймону стало так жаль ее, что он не выдержал и сказал то, чего решил было не говорить:

– А если вам уехать отсюда? Ну, просто сослаться на болезнь, на советы врачей и уехать? Хотя бы на другую квартиру? Ведь это и в самом деле было бы лучше…

– Что вы! - сказала Луиза, широко раскрыв глаза. - Разве я имею право?

Теперь Раймон рассердился.

– А почему, собственно, вы не имеете права? - запальчиво сказал он. - Чем вы обязаны профессору Лорану? В конце концов, он преступно пренебрегает вами, он довел вас до такого состояния…

Луиза опять посмотрела ему в глаза; на этот раз ее взгляд был ясным и твердым.

– Не надо так, - спокойно, без упрека сказала она. - Анри не виноват. Он предупредил меня, что его жизнь принадлежит науке. И вы видите, что это так и есть. Я могу страдать от этого, но не могу обвинять Анри…

Раймон порывисто поцеловал ее руку: он был тронут.

– Почему это самым хорошим людям почти наверняка достается самая трудная судьба? - сказал он, помолчав. - Вы мне кажетесь святой, Луиза. Из таких женщин, как вы, наверное, и получались христианские мученицы… или революционерки…

– Вот как? - с легким оттенком иронии ответила Луиза. - Пока что из меня получилась всего только женщина с неудавшейся личной жизнью. И вообще, Раймон, я ничтожество. Я даже не решаюсь спросить вас: что же делается там у вас, наверху? Мне страшно слушать об этом. А ведь вы проводите там целые дни… Хорошая была бы революционерка, нечего сказать…

– Ваше мужество не в этом, Луиза, - сказал Раймон. - И я знаю: если надо будет, вы и этот страх преодолеете. Но вам это не понадобится.

Роже стукнул в дверь и сейчас же вошел, подозрительно глядя на Раймона поверх подноса, который держал на приподнятой кверху растопыренной ладони.

– Пора завтракать, - сказал он ворчливо. - Вы идите на кухню, потом пойдете сменить Альбера, пока он поест. А это вам, Луиза. Чашка шоколаду, яйца всмятку и ванильное печенье…

– Вы запомнили, что я люблю ванильное печенье? - Щеки Луизы чуть порозовели. - Боже, до чего вы милы, Роже!

Раймон еле удержался, чтоб не хлопнуть дверью. Его бесил этот черномазый проныра. Луиза почему-то позволяет этому нахалу называть себя по имени… черт знает что!

Он машинально поглощал завтрак. Значит, этот план вообще отпадает: Луиза не оставит мужа. Ну что ж, придется сообщить шефу об этом разговоре… План все равно был опасным. Но и оставаться здесь Луизе тоже очень опасно… Кто знает, как повернутся тут дела…

Он налил себе еще кофе, сделал бутерброд с сыром. «Этот Роже умеет заваривать кофе, ничего не скажешь… Надо предупредить ребят, чтоб они не рассказывали ничего Луизе, даже если она начнет спрашивать… ей будет еще тяжелее, еще страшнее, если она узнает… Ну и история, черт возьми! - подумал он, глотая горячий кофе и невидящими глазами глядя на зеленые кусты перед окном кухни. - Подумать только: люди ходят по улицам, работают, смеются, ругаются, где-нибудь рядом в таких же маленьких садиках, как этот, перед окном, играют дети, старушки вяжут чулки… И если б кого-нибудь остановить на улице и рассказать, что тут делается, он бы наверняка порекомендовал тебе обратиться к ближайшему психиатру…»

– Да, но какая сенсация! - уже вслух сказал он, вскакивая и на ходу утираясь салфеткой. - Какая будет сенсация, черт возьми!

В одиннадцать часов утра на следующий день бешеный стук машинки оборвался. Мишель вынул последний недописанный лист.

– Я окончил записи, - своим обычным невыразительным голосом сказал он, подходя к профессору Лорану с толстой пачкой листов.

Профессор Лоран приподнялся на локте.

– Хорошо, я буду читать, - сказал он, положив пачку на подоконник у тахты. - Ты не устал?

– Нет. Как вы себя чувствуете, профессор? У вас плохой вид.

– Ты не находишь, что меня нужно переделать? - почти серьезно спросил профессор Лоран.

– Вас? Переделать? - Мишель поколебался, потом с облегчением произнес:

– Да, я понимаю, это шутка.

– Вот как, ты понимаешь шутки?

– Конечно, ведь вы часто шутите, я уже привык. Но вас надо лечить. Я бы хотел осмотреть вас…

Альбер вытаращил глаза.

Профессор Лоран пояснил:

– Мишель изучал медицину. Это нужно для Поля, да и для других. Терапевт он хороший и в диагностике сильнее, чем я… Конечно, Мишель, мне интересно, что ты скажешь. Ведь ты знаешь, врача пригласить нельзя.

Мишель принес стетоскоп и очень долго и внимательно выслушивал и выстукивал профессора Лорана. Тот покорно поворачивался, садился, ложился, отвечал на вопросы, все время усмехаясь, не то иронически, не то смущенно. Наконец Мишель измерил кровяное давление, убрал аппарат и сел у постели:

– Кое-что в вашем организме напоминает Поля, - сказал он, - хотя вы, в сущности, совсем другой, чем Поль…

– Для начала неплохо! - снова усмехнулся профессор Лоран.

– Но я думаю, что мнимое сходство объясняется одной общей причиной: перегрузкой. Для Поля это - усиленный, неестественно быстрый рост, для вас

– чрезмерная работа и постоянное нервное напряжение. Я давно замечал, что ваша нервная система работает с перебоями, нечетко, капризно. Очевидно, такой темп для вас непосилен. Ведь вы все-таки человек… Ну, я хочу сказать, что у вас более ограниченные лимиты энергии, чем у меня, вы часто устаете. Сиаль-5 - не выход.

– Да, конечно, я все-таки человек, - не улыбаясь, произнес профессор Лоран. - Так что же произошло в моем организме в результате длительной перегрузки?

Альбер беспокойно задвигался. Если у профессора какое-то тяжелое органическое заболевание, этот проклятый Мишель так и ляпнет ему в глаза. Он хотел вмешаться, но Мишель бесстрастно проговорил:

– Крайнее истощение нервной системы. Дистрофия сердечной мышцы. Гипотония. Вы нуждаетесь в длительном отдыхе, в перемене обстановки и укрепляющем лечении. Но не в искусственном тонизировании. Прием Сиаля-5 надо немедленно прекратить.

Профессор Лоран долго молчал.

– Я думаю, ты не ошибся, - сказал он наконец. - Ты ведь не умеешь ошибаться. Но подумай как следует, что можно сделать реально. Ведь ты сам понимаешь, что я не могу сейчас бросить лабораторию и уехать куда-то надолго.

– Вы можете, - прервал его Мишель, - если ваши помощники согласятся на это время остаться здесь.

Профессор Лоран уставился на него.

– Вы слыхали, Дюкло? - спросил он, проводя рукой по влажному лбу.

– Видите ли, профессор, Мишель прав, - нерешительно сказал Альбер. - Мы могли бы на время вашего отсутствия… ну, так сказать, законсервировать лабораторию. Не проводить ни на ком никаких экспериментов со стимуляторами, гормонами, электродами и так далее. Просто жить, читать, проводить опыты в пробирках и термостатах в том направлении, в каком вы нам укажете… Лечить Поля… Нет, правда, ведь лучше будет, если вы вернетесь со свежими силами…

Профессор Лоран выслушал все это, глядя в одну точку перед собой.

– Нет, - сказал он потом. - Нет. У меня это попросту не выйдет. Мишель, сообрази, что можно сделать, если я останусь тут, в лаборатории.

У Мишеля был недовольный вид.

– Мало что можно сделать. Длительный сон. Правильный режим. По меньшей мере три-четыре часа сидеть на свежем воздухе, в саду. Усиленное питание, особая диета; витамины, гормоны, первое время - камфара. Повторяю: абсолютно отказаться от Сиаля-5. Вам больше неоткуда занимать сил, все ваши резервы исчерпаны.

– Хорошо. Разработай принципы диеты, дозировку лекарств и расписание дня. Постараюсь выполнять все твои предписания.

– Мне все же непонятно, почему вы хотите остаться в лаборатории? - спросил Мишель.

– Скоро скажу. У меня есть свой план.

За обедом Альбер рассказал об этом разговоре Роже. Тот выслушал и глубокомысленно хмыкнул.

– А ведь знаешь, - сказал он, подумав, - твой профессор, пожалуй, боится этого своего молодчика! Мишеля, понимаешь? Этот парень очень высокого о себе мнения. И не будь я Роже Леруа, если он не считает себя умнее профессора.

Альбер твердо помнил, что он не сообщал ни Роже, ни Раймону своего мнения о честолюбии Мишеля.

– Почему ты так думаешь? - спросил он.

Но Роже не любил объяснений.

– Да чего там, это же в глаза лезет, - буркнул он. - Оставь на такого типа лабораторию, он тут все на свой лад переиначит. Вернется твой профессор - ни лаборатории, ни жены.

– Ну, ты уж скажешь, Роже!

– А чего? Слепой я, что ли? Луиза, как воск, тает от этого красавчика. Разве женщины что понимают!

– Конечно, ей следовало бы влюбиться в тебя… - еле сдерживая смех, пробормотал Альбер.

– А что ты думаешь, она на этом не прогадала бы! Да ты не скалься, ничего тут смешного нет, что хорошая девочка влюбилась в такого дешевого парня. И только потому, что он первый пригрел и защитил ее. Всего сутки форы - и такой субъект финиширует, черт бы его побрал!

– Ну брось, Роже. При чем тут сутки форы? - сказал Альбер, прихлебывая кофе. - Что ж, по-твоему, такая женщина, как Луиза, может влюбиться в каждого, лишь бы он вовремя ей встретился?

– А, что ты понимаешь! - разозлился Роже. - Девочка была так замучена, что хоть вешайся. И вдруг среди такого беспросветного мрака появляется нормальный человек, не пугается ничего, никаких этих ужасов, с ней говорит ласково, смотрит на нее как на женщину, а не как на пробирку. И собой, вдобавок, недурен. Ты щенок, ты жизни не понимаешь…

– Да брось ты, Роже! - засмеялся Альбер. - Я всего на два года моложе тебя.

– Это - по свидетельству о рождении. А на деле ты передо мной младенец. Особенно - что касается женщин. Уж в этом-то Роже Леруа разбирается, будь уверен! Да не скаль зубы, послушай, что я тебе расскажу. Шел мой приятель однажды ночью по Марселю. И видит - стоит в подворотне девушка и плачет. Тихо так плачет и вся дрожит. Он подошел, начал спрашивать, что да как. Оказалось - приехала из деревни, мачеха ее из дому выжила. Устроилась прислугой. Девушка она красивая, хозяин начал к ней приставать. Ну, хозяйка заметила и сразу его - бац-бац по физиономии, а девчонку - на мостовую. И денег ей даже не заплатила. Вот эта самая Сюзон и очутилась поздно вечером на улице без гроша в кармане. И куда идти - не знает: в Марселе всего месяц и почти не выходила из дому. Этот мой приятель отвел ее к хорошим людям переночевать, дал ей денег и на работу помог устроиться. Ну вот, он вполне по-честному с ней: не приставал, никаких глупостей насчет ее красивых глаз не говорил, сразу сообщил, что у него жена и дочка, - ну, чтоб Сюзон не думала, что у него на уме баловство. И внешность у него самая что ни на есть обыкновенная - ну, человек как человек, и все тут. А эта Сюзон - красотка хоть куда и девушка хорошая, серьезная такая. Так вот, знаешь, как она в него влюбилась, это ужас, вся извелась, бедняжка. Говорит так серьезно, как молитву читает: «Знаю, что это грех - любить женатого человека, но ничего не могу с собой поделать, сердцу не прикажешь». А глаза у нее синие-синие, ресницы длинные, темные. Я прямо удивлялся, как это мой Гастон может устоять. Но он, конечно, ее жалел: ей всего семнадцать лет, девушка хорошая, зачем ей жизнь портить. Вот! А спроси, почему она именно в Гастона влюбилась? Да только потому, что ей некуда было деваться, а он ее выручил.

– Совсем не тот случай, - возразил Альбер. - Твой Гастон, как видно, человек очень честный и хороший. В него можно влюбиться и совсем в других обстоятельствах. А тут, ты сам говоришь: хорошая женщина и ненадежный человек… Слушай, а он не соврал нам снова, насчет редакции?

Роже усмехнулся, блеснув ровными белыми зубами:

– Будь спокоен, я это дело проверил. Зашел в эту его редакцию, спросил Раймона Лемонье. Секретарша говорит: он сейчас в редакции не бывает, выполняет срочное поручение шефа. А что, мол? Ну, я спросил эту рыженькую секретаршу - между прочим, очень и очень неплохая девочка! - я, дескать, не ошибаюсь, это тот самый Лемонье, высокий, темноволосый красавчик, щеголеватый такой, и носит перстень с печаткой?

– Какой перстень?

– А ты что ж, не видел? Какая-то у него фамильная реликвия, говорит. Уж, наверное, он Луизе на этот счет сочинил хорошенькую историю! Ну вот, так секретарша подтвердила: да, говорит, он самый. Я говорю: ну, привет ему от Франсуа с «Нанси», была у меня для него интересная история, но что поделаешь, раз он занят… Эта рыженькая меня очень упрашивала зайти еще при случае - может, я застану Лемонье. Черт, сколько я теряю из-за твоего профессора!

Альбер заметил, что профессор Лоран как будто побаивается читать записи Мишеля. Он несколько раз протягивал руку к пачке, лежащей на подоконнике, и снова отдергивал. На лице его было выражение досады и растерянности. Наконец он сказал:

– Дюкло, вы не дежурите? Посидите около меня.

Альбер сел на стул у дивана. Профессор Лоран схватил пачку листов таким решительным, порывистым движением, словно она горела и надо было затушить огонь.

– Вы возьмите книгу, почитайте, - бросил он Альберу и впился глазами в первую страницу рукописи.

Наступило долгое молчание. Профессор Лоран читал быстро, листы то и дело шуршали в его руках, отправляясь на подоконник. Альбер смотрел в окно.

Всю ночь напролет лил дождь, и теперь над Парижем по мглистому небу неслись клочья туч, словно черный дым, изорванный ветром, деревья влажно и глухо шумели, тускло блестящие ветви стучали в окна, и по стеклам стекали извилистые водяные струйки. Альбер посмотрел в окно и вздохнул: ведь так недавно они с Роже ночевали в газетном киоске на набережной Сен-Бернар, а кажется, что прошла целая вечность и они живут в каком-то другом мире, невероятном, полном чудес.

Профессор Лоран не то вздохнул, не то простонал. Альбер тревожно оглянулся на него.

– Ничего, - сказал профессор Лоран. - Я просто устал…

– Но ведь вам нельзя перегружаться, - запротестовал Альбер, увидев, что профессор снова берется за листы. - Надо полежать спокойно.

Подошел Мишель. Он стоял, придерживаясь своей аристократической белой рукой за ширму, и глядел на профессора Лорана с любопытством.

– Много вы успели прочесть? - спросил он.

– До того, как ты начал отличать нас по голосу, даже не видя.

– Да, вначале для меня все голоса были одинаковыми. - Мишель помолчал, разглядывая профессора Лорана. - Я записывал все подряд, - сказал он с каким-то странным выражением в глазах.

– Да, я понимаю. Я ведь об этом и просил тебя. - Профессор Лоран поднял голову и тоже посмотрел на Мишеля. - Почему ты об этом опять напомнил?

– Просто так, - сказал Мишель, отводя взгляд. - Вам пора делать укол.

Когда Мишель сделал укол и отошел к лабораторному столу контролировать опыты, профессор Лоран тихо сказал:

– Иногда мне хочется бросить все эти проклятые записи. Мишель действительно записывал все подряд. Я не понимаю, почему он это опять подчеркивает. Если б это был не Мишель, с его удивительной сухостью и отсутствием эмоций, я бы подумал, что он либо ехидничает, либо, напротив, таким образом выражает мне сочувствие…

– Уверяю вас, профессор, что Мишель лишен далеко не всех эмоций, - сказал Альбер не очень дружелюбным тоном. - И не так уж он резко отличается от человека, вернее, от некоторых людей, как вам это кажется.

– Хорошо, мы это еще проверим, - помолчав, сказал профессор Лоран. - Я думаю, что вы преувеличиваете… Но я сейчас о другом… Мне трудно читать эти записи, Дюкло. Вовсе не потому, что я болен. Просто - такие вещи нельзя спокойно вспоминать никогда. А прошло всего три-четыре года… Вы не удивляйтесь, что я говорю об этом с вами… Ведь мне так долго не с кем было говорить… Мишель в этом ничего не понимает. А для меня это - память о счастье, о чудесной дружбе, об удивительных, сказочных тогда для нас самих открытиях. Вы понимаете - мы, когда начинали, не думали, что дело пойдет так далеко. Мы просто начали выращивать в искусственной питательной среде различные ткани и органы человеческого тела - для замены поврежденных частей организма. Это нужно было для клиники, где работала… ну, для профессора Демаре, главного хирурга клиники. Вы, наверное, помните по университетским лекциям, что было основной преградой на этом пути. Скажем, привозят в клинику людей, пострадавших при железнодорожной катастрофе. У одного совершенно размозжена голова; тут уж, конечно, ничем не поможешь. Но у него цела печень, а у другого именно печень и повреждена

– множественные разрывы при сотрясении. А пересадить ему неповрежденную печень нельзя, хоть это его спасло бы.

– Биологическая несовместимость тканей, - вспомнил Альбер.

– Да. Это и был наш главный барьер в то время. Чужую кровь можно перелить человеку, если она подходит по группе и по резус-фактору, а если повреждены обе почки, то человек погибает, потому что другую почку ему нельзя пересадить ни от матери, ни от брата, даже от близнеца - если только они с братом не однояйцевые близнецы. Мы начали выращивать ткани и органы в лаборатории, пытаясь разгадать, в чем секрет этой трагедии несовместимости. Мы были еще молоды - да, и я был почти молод, Дюкло, в те, не такие уж далекие годы… - Он помолчал, перевел дыхание. - Мы были полны энергии и, казалось, очень хорошо сработались, превосходно дополняли друг друга. Мы сняли художественную студию в четырнадцатом округе, просторную, светлую - тоже поблизости от площади Данфер-Рошеро, на улице Данвилль, - оборудовали превосходную лабораторию… А потом… потом мы с Сент-Ивом постепенно начали все дальше отходить от группы… - Профессор Лоран закрыл глаза, лицо его стало мертвенным.

Альбер обеспокоенно потрогал его пульс.

– Нет, нет, я просто задумался, вспомнил… - пробормотал профессор.

Альбер колебался: профессор Лоран болен, волновать его нехорошо. Но любопытство все же взяло верх.

– Я давно хотел спросить, профессор, - начал он неуверенно, - почему же вы с Сент-Ивом отошли от группы… то есть я хочу сказать: с чего это началось? Почему именно вы и Сент-Ив?..

– Да, почему именно я! - с неожиданной горечью сказал профессор Лоран.

– В том-то и дело! Они все были против меня, а если б это получилось у любого из них… ну, может быть, я и неправ, не знаю… Представьте себе, Дюкло… нет, я попробую начать с этого случая… - Лицо его оживилось, на скулах проступили бледно-розовые пятна. - Так вот: привезли в клинику одного юношу - он в тумане разбил свой мотоцикл о телеграфный столб и сам погиб. Нет, понимаете, в клинике он еще прожил часов шесть, но ясно было, что он безнадежен. Красавец, силач… И как будто легко отделался - царапины, ушибы… его выбросило из седла. Но он ударился виском о камень

– и вот… Я до сих пор помню его лицо, безжизненно белое и классически правильное, как у статуи… Впрочем, дело не в этом… - Профессор Лоран оборвал рассказ и надолго задумался. - Словом, я решил рискнуть… а другие сразу сказали, что это пустая затея… Я поместил нервные клетки в питательную среду, начал экспериментировать с ферментами, стимуляторами и так далее. Через несколько недель я подумал, что мои коллеги правы: ничего у меня не получалось. У Демаре прекрасно шли опыты с тканями печени, почек… Я тоже участвовал в этих опытах, конечно… Мы штурмовали этот проклятый барьер биологической несовместимости… А я все-таки сидел по вечерам в лаборатории, смотрел на умирающие в растворе нервные клетки и задыхался от досады. Тут меня познакомили с Сент-Ивом, и он сразу очень заинтересовался моими бесплодными поисками: он ведь был нейрокибернетик, как и Шамфор, только гораздо больше интересовался биологией и нейрофизиологией. Из-за меня он и примкнул к нашей группе. Сент-Ив сконструировал массу интереснейших устройств, очень многим помог лаборатории, все наши были от него в восторге. Но больше всего он сидел со мной. И вот, вдруг… - Профессор Лоран внезапно замолчал.

– Вдруг?.. - подсказал Альбер.

– Это плохое слово, Дюкло, - сказал профессор Лоран. - Очень плохое, но что поделаешь… Именно вдруг, я не знаю почему, в одном из термостатов нервные клетки начали развиваться. Мы ломали себе голову: почему именно в этом, а не в соседнем? Но все, на что нас хватило, - это точно записать состав питательной среды, температуру, освещение и так далее. Отличия от других термостатов были слишком незначительны, чтоб на этом основании о чем-то судить, но факт оставался фактом: у нас в термостате начал развиваться человеческий мозг!

– Но потом ведь вы узнали…

– Почему вы так думаете? - хмуро спросил профессор Лоран.

– Ну… а Франсуа, Пьер, Поль?..

– Поль - вообще другое дело. Поль развивался из оплодотворенной человеческой клетки. И тут я тоже не все знаю… как и почему это удалось… и почему удалось не вполне… Ведь вот и у Петруччи в Италии - вы читали о его опытах? - нормальное развитие человеческого зародыша в искусственной среде обрывается пока очень быстро. Правда, у него задачи - те же, что у Демаре, он и не собирается выращивать плод до конца… А с Пьером и Франсуа… - Профессор Лоран долго молчал. - Словом, я сделал, что мог… я с Сент-Ивом… Если б они все поверили, дело другое. Но наши опыты казались им нелепой фантазией.

– А почему, собственно, ваши товарищи так относились к этим опытам? - робко спросил Альбер. - Ведь это чудеса, настоящие чудеса… Ну пускай вначале они не верили, это я могу понять. Но потом… когда удалось, ведь это же могло иметь еще более поразительные практические результаты.

– Да, конечно… - Альберу показалось, что голос профессора Лорана звучит неуверенно. - Впрочем, мы с Сент-Ивом тогда, признаться, не думали о практических результатах… Видите ли, мозг настолько сложнее, чем печень или почки, что заменить поврежденный мозг искусственно выращенным… это… даже если б это и удалось, то человек должен был бы фактически заново родиться… И, вдобавок, родиться, может быть, совсем другим… Это не так просто… взамен погибшего близкого человека принять к себе совсем другого в его облике - да еще поначалу большое дитя, неполноценного человека, заново обучающегося жить… Понимаете?

– Да… - задумчиво произнес Альбер.

Ему стало жутко. Действительно, в принципе это прекрасно: вернуть человека к жизни. Но вот каково близким? Да и ему самому? Даже если искусственно выращенный мозг будет функционировать безупречно, даже если хорошо пройдет мучительно трудный первый период после пересадки и мозг окончательно «сживется» с организмом - что будет дальше? На всю жизнь - странные смутные воспоминания о лаборатории, о растворе, в котором он плавал, о шагах лаборантов… Или все это можно будет научиться гасить? И пересаженный мозг будет tabula rasa, чистая доска, на которой что хочешь, то и пиши? Тоже страшновато… Нет, Демаре и других можно понять…

– Но… вы все же думали, к чему в конечном счете могут привести ваши опыты? - робко спросил Альбер. - То есть для чего они делаются, если не для клиники?

– Нет, мы об этом не задумывались! - резко, почти с вызовом ответил профессор Лоран. - Я ведь говорю: мы тогда были молоды. Мы думали о познании истины, мы ходили ощупью по краю темной бездны… ведь мы были впереди всех, дальше была тайна и тьма… Я читал о том, что переживали американские физики, когда присутствовали при испытании первой атомной бомбы. Когда засияло над миром их страшное создание, они почувствовали, что равны богам. Мы с Сент-Ивом чувствовали примерно то же. Вот он ходит, этот человек, возникший на наших глазах, этот мозг, созданный нами, и он мыслит, он равен людям, а мы… мы бросили вызов богу! Мы были потрясены до глубины души - нам ли было думать тогда о практических результатах! Да, да, я понимаю: вы тоже меня осуждаете… как все! Что ж, вы легко найдете подтверждение своим выводам. Спросите хотя бы Шамфора, а тем более Демаре… Они вам скажут, что я всегда был честолюбцем, карьеристом, который думает больше о своей славе, чем о науке… что только Сент-Ив мог хоть на время покорить меня своим бескорыстным энтузиазмом… - Он задохнулся, помолчал. - Да, Сент-Ив… Он-то знал, какой я на самом деле. Он знал, что я был таким же, как он. Не было на свете людей более близких, чем я и он. Ни кровное родство, ни любовь так не сближают, как эти молчаливые, до ужаса напряженные вечера и ночи в лаборатории. А они все этого не понимали. Да я и не могу их обвинять: ведь у них так хорошо шли дела, они уже начали делать блестящие операции в клинике, спасать обреченных на смерть…

– Значит, все-таки удалось победить биологическую несовместимость?.. - спросил Альбер.

– Да, в общем удалось. То есть многое удалось, но не все. Группа Демаре продолжает работать, я знаю. Но, конечно, не так, как я. Они ходят в театр, гуляют, ездят к морю… Им некуда торопиться… их много, они здоровы, у них есть деньги… Они живут и радуются жизни…

– А зачем вам губить себя? - тихо спросил Альбер.

– Разве я хотел губить себя? Разве я знал?.. Впрочем, вы правы, можно было сообразить, что одному человеку это не по силам. Но что мне было делать? После Сент-Ива я остался совсем один. Надо было или бросить все это, или… или сделать с собой то, что я сделал… вызвать самого себя на поединок - кто одолеет, тело или дух?

– Это страшно… - прошептал Альбер.

– Теперь - конечно. Теперь - когда у меня нет сил. А вначале, с Сент-Ивом, это было такое счастье! Мы творили новый мир, и Мишель был нашим Адамом в этом сказочном, невероятном мире. Мы работали как одержимые, нам все казалось достижимым - такой был прилив сил, такое вдохновение. И нам везло, боже, как нам тогда везло! Попутно как-то удивительно легко мы открыли средство от ожирения, в нескольких вариантах, применительно к этиологии… мы ведь работали с гормонами. Открыли и Сиаль-5. Но тогда мы сами пользовались этим средством очень редко. Это после гибели Сент-Ива я стал злоупотреблять стимулятором: и времени стало меньше, и сил меньше, а приходилось всегда быть начеку… Ну вот, на этих средствах мы кое-что заработали и потихоньку от других завели лабораторию на улице Бенар… там, где я вам показывал… Не знаю, как нас на все хватало… Но, говорю вам, это было настоящее счастье. Когда Мишель впервые прошел по комнате, неуверенно размахивая руками и спотыкаясь, мы с Сент-Ивом обнялись и заплакали…

Губы профессора Лорана задрожали, он отвернулся к стене.

– И вскоре вслед за этим все рухнуло. Мне тогда казалось, что я уже не смогу снова начать. Сент-Ив погиб, группа распалась… вернее, от меня все отвернулись, меня обвиняли в его смерти, и Шамфор, и Демаре… понимаете, не в том смысле, что я его убил, нет, наоборот, в полиции все они давали показания в мою пользу, а Шамфор помог мне спрятать Мишеля и замаскировать суть наших опытов. В конце концов следствие было прекращено, решили, что Сент-Ив погиб в результате собственной неосторожности. Я уехал в Бретань, я был разбит душевно и физически…

Мишель подошел к постели и протянул профессору Лорану стакан с золотисто-коричневым раствором.

– Пора принимать, - сказал он бесстрастно.

Профессор Лоран взглянул на него и проглотил питье.

– Спасибо, Мишель, - сказал он. - Ты точен, как механизм.

Мишель молча ушел. Профессор Лоран проводил его взглядом:

– Тогда он, вернее, его мозг лежал опять отдельно, в питательной среде. Я просил Шамфора держать его на определенной «диете» до моего возвращения. Это все, на что меня хватило. Я думал, что никогда не смогу вернуться к этим опытам… Я был близок к самоубийству… Но в Бретани я немного отошел… стал думать, что обязан продолжать опыты, хотя бы в память о Сент-Иве. А вскоре я встретил Луизу… и… ну, вы сами видите, каков результат этой встречи. Луиза дала мне деньги для устройства новой лаборатории и для того, чтоб не заботиться о куске хлеба. Луиза своей нежностью помогла мне вернуться к работе, а я взамен искалечил ей жизнь.

Наступило долгое молчание. Альбер, кусая губы, глядел на порыжевшие носки своих ботинок: он не знал, что сказать.

– Ну, а в этих условиях, вы сами понимаете, мне пришлось заботиться прежде всего о практических результатах, - после паузы сказал профессор Лоран. - Не в том смысле, в каком этого хотел Демаре и другие, но… Видите ли, если б не деньги Луизы, я вынужден был бы устраиваться на работу, а это страшно замедлило бы темп исследований… К тому же в университет меня вряд ли приняли бы снова, и куда мне удалось бы устроиться, бог знает. Луиза избавила меня от этой печальной необходимости. Но не мог же я спокойно тратить ее деньги… да и не так уж их много было, этих денег, а сейчас они подходят к концу. Мне необходимо было обогнать самого себя. Вы, надеюсь, поймете, что дело тут совсем не в честолюбии. Будь я богат и молод… - Он опять замолчал, потом отрывисто проговорил, глядя в потолок: - Постарайтесь забыть все это. Просто я слишком долго жил в одиночку и молчал…

Сказав это, он снова схватил записи Мишеля. Альбер взялся за книгу, но читать не мог. Он встал, пошел к Раймону - тот читал детективный роман, поглядывая на спокойно лежащего Поля, - посмотрел, как Мишель ходит вдоль лабораторных столов, делая записи, и снова вернулся к профессору Лорану. Тот по-прежнему шуршал листами; лицо у него было напряженное, побелевшие губы так сжались, что стали еле заметны.

– По-моему, вам надо отложить это чтение до тех пор, пока вы не окрепнете, - мягко, но решительно сказал Альбер.

Профессор Лоран ничего не ответил. Подошел Мишель и некоторое время молча смотрел на него.

– Лечение не даст никаких результатов, если вы будете так перенапрягаться. Чтение записей вам сейчас не по силам, - сказал он наконец тоном учителя, делающего замечание шаловливому школьнику.

– Оставь меня в покое, - пробормотал профессор Лоран, не поднимая глаз от рукописи.

– Сейчас вам надо выпить шоколаду, принять микстуру номер четыре и постараться заснуть, - настаивал Мишель.

– Хорошо, - продолжая читать, сказал профессор, - я выпью.

Альбер неслышно вошел на кухню и очень удивился. На табурете у окна сидела Луиза, в черном кимоно с серебряными цветами и алыми птицами.

– О, вы в самом деле так думаете, Роже? - смеясь, спрашивала она.

– Готов поклясться! Не будь я Роже Леруа! - азартно кричал Роже.

Увидев Альбера, Луиза принужденно кивнула, поплотнее запахнула полы кимоно и ушла. Роже с неудовольствием посмотрел на приятеля.

– Сейчас я тебе подогрею шоколад, - сказал он ворчливо. - Сидите там, наверху, как проклятые, а бедная девочка скучает. И за все должен отвечать Роже Леруа!

– Действительно, тяжелая для тебя нагрузка - болтать с хорошенькой женщиной! - засмеялся Альбер.

– Ну, надо же как-то помочь малютке! Она и так измучилась, а тут еще волнуется за своего красавчика из редакции. Что я, по-твоему, должен делать?

– Ты что, нуждаешься в моих советах по этому поводу?! - Альбер изобразил крайнюю степень удивления.

– Без тебя справлюсь, ясно, - ухмыльнулся Роже, наливая шоколад в чашку. - Вот, и еще пускай профессор съест кусок бисквита… Эх, если б не этот долговязый Раймон…

– Ты, по-моему, совсем забываешь, что Луиза - жена профессора, - огорченно сказал Альбер. - Как-то нехорошо все это выглядит…

– Да иди ты! - Роже повернул его за плечи к двери, сунул в руки поднос.

– Я тебе вот что скажу: у такого мужа всякий порядочный парень просто обязан отбить жену.

– Почему? - серьезно спросил Альбер.

– А вот потому. Я ж тебе говорил, какое у меня правило: не оставлять женщину без защиты. Понял?

И Роже подтолкнул его к двери.

Профессор Лоран покорно отложил рукопись, выпил шоколад, проглотил микстуру и лег на спину, закрыв глаза. Через некоторое время он начал дышать ровнее и глубже, лицо его стало спокойным.

В открытую форточку пахнуло ветром, листки рукописи с легким шелестом разлетелись по полу. Альбер, осторожно двигаясь, стал подбирать их, складывать по порядку. «Первая, вторая… ага, вот где третья… теперь подряд: десятая, одиннадцатая, двенадцатая… где же четвертая? Нет, это седьмая…»

На одной странице он запнулся. Он уже не мог оторваться:

«Меня окружает хаос света и теней, неясных форм и линий, бесконечное разнообразие цветов. Это неприятно и утомляет. Я пробую понять, что это такое. (Так примерно я ощущал окружающее тогда, в первые дни после того, как получил зрение. Сейчас мне трудно полностью воссоздать свои тогдашние ощущения: они хаотичны, смутны и лишены ощутимой логики. Главное - они не выражались в словах, и потому особенно трудно уловить и передать их.)»

Альбер опустился на стул, продолжая читать. Что-то заставило его поднять глаза, он встретил взгляд профессора Лорана и, мучительно покраснев, выронил листок.

– Ничего, читайте, это интересно, - безучастно сказал профессор Лоран и снова закрыл глаза.

Альбер, приложив руки к горящим щекам, с минуту смотрел на него: он, по-видимому, заснул. «В самом деле, ведь это научные записи, что тут такого, - сказал он себе. - Плохо только, что я заранее не спросил разрешения…»

Но, прочитав еще десяток-другой страниц, он понял смысл загадочных предупреждений Мишеля: «Я записывал все подряд». По мере того как мозг Мишеля получал все больше информации от внешней среды, его способность анализировать возрастала. Это, должно быть, отчасти походило на ощущения грудного ребенка - конечно, лишь отчасти, потому что мозг Мишеля к тому времени, к которому относилось начало записей, был неизмеримо более развит, чем мозг новорожденного, а вместе с тем он вначале не имел зрения, да и слух, по-видимому, получил не сразу. Было необычайно интересно следить по этим педантичным записям, как постепенно познается мир - очень ограниченный, тесный, но полный неисчерпаемого разнообразия для того, кто впервые начинает слышать, видеть, говорить, потом медленно и неуверенно передвигаться.

И вот, по мере того как сознание Мишеля развивалось, по мере того как он, оставаясь еще неподвижным и безгласным, стал многое понимать, в записях начали появляться такие фразы, читая которые Альбер смущенно поглядывал на профессора Лорана - может быть, это ему не следовало читать… Но тот спал, а материал был слишком необычайным, и Альбер, поколебавшись, продолжал читать:

«Сегодня близко от меня разговаривали двое. Я знаю, как их зовут. Высоким звучным голосом говорит Мадлен. У Клода голос ниже, глуше, он мне приятней. (Я тогда еще не понимал разницы между полами. И ничего не понимал из их разговора. Это - чисто механическое запоминание и воспроизведение. Когда звуки удалялись, я переставал их воспринимать. Поэтому я помню только разговоры, происходившие вблизи от меня.) Мадлен и Клод, очевидно, смотрят на меня, я их вижу плохо, как смутные цветовые пятна. Клод говорит: "Анри и Жюльен напрасно занимаются этим. Даже если можно вырастить вполне нормальный мозг отдельно от всего организма, которым он призван управлять, то как можно присоединить его потом к чужой нервной системе, и без того жестоко травмированной? Как восстановить нервные пути? Да и главное - ведь в нервной системе необратимые изменения начинаются уже через три-четыре минуты после наступления клинической смерти. Какой же смысл проделывать сложнейшую операцию, если она заранее обречена на неуспех?" Голос Мадлен: "Все-таки это чудо, то, что они делают. Но, по-моему, у них какие-то другие цели, не те, что у всех нас". Клод: "Мне тоже иногда так кажется. А ты не пробовала спросить?" Мадлен: "Я ведь почти не вижу Анри за последнее время. Он часто остается на ночь здесь вместе с Сент-Ивом, а утром, когда он приходит, я уже тороплюсь в клинику… И вообще мы мало говорим". Клод: "Я многого не понимаю в тебе, Мадлен… Если все это так…" Мадлен: "Не стоит об этом говорить. У нас у всех общая цель. И лучше всего пока молча работать… Посмотри, ведь по размерам это уже мозг взрослого человека. И большой вдобавок". Клод: "Неполноценный. Мозг, почти не имеющий рецепторов, лишенный речи и движения, с неразвитой обратной афферентацией, - разве это мозг? Годовалый ребенок, еле научившийся ходить и лепечущий первые слова, - бог перед этой неподвижной немой нервной тканью. Нет, это нелепая затея, Мадлен, и наш долг - убедить Анри и Жюльена бросить свою сепаратную линию. Они ведь стали манкировать общими опытами, это уже всем заметно".

На следующих страницах опять несколько раз воспроизводились разговоры Мадлен и Клода. «Мадлен - это, должно быть, жена профессора Лорана, - думал Альбер. - Ведь Раймон говорил, что жена его оставила. Жюльен - это, конечно, Сент-Ив. Кто такой Клод? Вот опять они разговаривают: очевидно, наедине. Перед этим - общий разговор о блестящей операции пересадки печени».

«Клод говорит громче обычного: "Это, наконец, нелепо! Если Анри не хочет работать с нами, пускай прямо скажет! Но так дальше нельзя!" Мадлен: "Я думаю, ты несколько преувеличиваешь. Анри продолжает интересоваться общими делами лаборатории. Но у него странный и очень трудный характер. Потом - он ведь не хирург, и его наша блестящая операция не так радует, как нас с тобой. Мы - практики и радуемся, что спасли еще одного человека. А для него это - лишь случайно удавшийся опыт, который вовсе не доказывает, что мы научились побеждать биологическую несовместимость. Он ответил тебе грубо, нелепо, я очень огорчилась. Но кто знает, может быть, он видит…" Клод: "Ничего он не видит, уверяю тебя, ему ни до чего нет дела. Если б кто-нибудь из нас внезапно умер, даже ты, его по-настоящему взволновало бы одно: не удастся ли тут же, на месте, вскрыть череп и посмотреть еще теплый мозг!" Пауза. Голос Мадлен, тихо: "Ты несправедлив к Анри. Он целиком поглощен наукой, это правда, он позабыл обо всем, но не нам его за это порицать…" Клод: "Разве ученый, даже самый гениальный, имеет право не быть человеком?" Мадлен: "Не знаю, Клод. Но он находится в таком страшном, сверхчеловеческом напряжении. Он просто не может ни о чем думать. Для него существуют только опыты. И Жюльен…" Клод: "Еще бы! Без Жюльена ему с этим не справиться! Но человеческое обаяние Жюльена Сент-Ива для него не существует, уверяю тебя. И, если понадобится, он с легким сердцем пожертвует своим товарищем". Мадлен: "Ты жесток и несправедлив". Клод: "А ты? Что тебя с ним связывает? Ну, что?" Мадлен: "На такие вопросы трудно ответить. Мы прожили с Анри семь лет. Мы были счастливы. Так легко этого не забудешь. И ты не должен торопить меня. Мы не дети".

Альбер отложил листы. Ему стало стыдно. Надо было остановиться раньше, но кто знал…

– Все равно… - Профессор Лоран заговорил так неожиданно, что Альбер вздрогнул. - Все равно вы это узнали бы… да и какая разница…

Он протянул руку к листам. Альбер почему-то впервые заметил, как изменились эти сильные, прекрасно вылепленные руки: кожа стала желтоватой, как воск, пальцы исхудали так, что на них четко проступали суставы. Альбер с тревогой подумал, что диагнозу Мишеля, пожалуй, доверять не стоит. Он взял профессора Лорана за руку: пульс был очень слабый и неровный.

– Я понимаю, что сюда нельзя вызывать врача, - сказал Альбер. - Но если мы снесем вас вниз и достанем такси?

– Думаю, что в этом пока нет необходимости. - Профессор Лоран быстро поглядел на него. - А почему вы вдруг об этом заговорили?

– Мне не нравится ваш вид. И пульс плохой.

– Надо, по-видимому, отлежаться. Перенапряжение плюс Сиаль-5 слишком долго и слишком часто. Мишель прав! Я исчерпал все свои резервы… - Впервые на лице профессора Лорана выразился страх. - Я совершенно не представляю себе, что было бы, если б не вы…

Он долго молчал, закрыв глаза. Лицо его подергивалось.

– Я попробую опять уснуть, - сказал он. - Вы не сидите около меня, я стал невозможным эгоистом. И вообще, как мне кажется, я позволил себе расклеиться именно потому, что появились вы трое и есть на кого положиться… Идите, Дюкло, спасибо за все.

– Мне пора сменять… - Альбер чуть не сказал: Раймона - и прикусил язык.

Зайдя за ширму, он шепотом спросил Раймона:

– Вы не знаете, где сейчас первая жена профессора?

– Она вышла замуж за профессора Демаре, главного хирурга той клиники, где она работает. Она тоже хирург.

– Понятно! - задумчиво сказал Альбер и уселся у изголовья кушетки.

Раймон потянулся, зевнул.

– Я пойду прогуляюсь, - заявил он. - Хоть полчасика, ладно?

– Конечно, - сказал Альбер рассеянно, глядя куда-то на стенку. - Полчасика…

Раймон засмеялся. Чудак Альбер ему нравился. «Если б не этот чертов проныра Роже, мы бы прекрасно поладили», - думал он, спускаясь по лестнице.

У Луизы сидел Роже. Раймон сделал безразличное лицо.

– Как ваше здоровье? - спросил он, с подчеркнутой вежливостью целуя ее легкие, холодные пальцы.

Луиза несмело улыбнулась и посмотрела на него широко раскрытыми сияющими глазами. Роже начал насвистывать какую-то залихватскую мелодию и спрыгнул с подоконника.

– Ну, я пойду, - сказал он, смерив Раймона своим насмешливым взглядом.

– Не понимаю, какое удовольствие вы можете находить в его обществе, - довольно сухо заметил Раймон. - Именно вы…

– Именно я… - печально и кротко сказала Луиза. - Я всегда одна. А Роже очень добрый и веселый. Я знаю, он вам не нравится: Но у него золотое сердце.

Раймон задумался. Он сам не понимал, что с ним делается. Он как будто не очень тосковал по Луизе, сидя там, наверху, около этого кретина Поля. Когда он сказал Альберу, что хочет пойти прогуляться, ему и в самом деле больше всего хотелось на часок вырваться из этого мрачного дома, подышать свежим воздухом, а заодно позвонить шефу. Но его сейчас же потянуло к Луизе, и возле нее он испытывал и нежность, и ревность, и такое душевное смятение, какого ему раньше не доводилось испытывать. «Что же делать? - опять и опять думал он, целуя пальцы Луизы. - Вот уж не ожидал, что со мной может случиться такая история…» Раймон еще не думал о браке, но в принципе предполагал, что женится когда-нибудь на девушке из хорошей семьи… Конечно, девушка должна быть хорошенькой, живой, неглупой… да и приданое не помешало бы. Но влюбиться в чужую жену, да еще в таких обстоятельствах… просто черт знает что! «Ну хорошо, а если Луиза все-таки согласится разойтись с мужем, ты в самом деле хотел бы жениться на ней?» У Раймона сердце екнуло, когда он задал себе этот вопрос. Жениться? В двадцать пять лет, на своей ровеснице, женщине исстрадавшейся, измученной, может быть, тяжело больной… Кто знает, как долго на ней будут отзываться все эти переживания…

– Раймон, - словно угадав его мысли, тихо сказала Луиза. - Когда вы со мной, мне так хорошо… Я слишком устала, чтоб думать о завтрашнем дне, а сегодня я счастлива… почти счастлива, несмотря на все… Я так благодарна вам…

Раймон чуть не расплакался - впервые с тех пор, как стал взрослым. Он не смог ничего сказать, лишь снова поцеловал руку Луизы.

– Вот что: я хочу повидаться с Луизой, - сказал Пейронель (Раймон слышал в трубке его тяжелое, астматическое дыхание). - Скажите, чтоб завтра в двенадцать дня она ждала меня в сквере на площади Шопена.

– Я передам, - сказал Раймон. - Как получились фотографии?

– Превосходно! - шумно дыша, ответил Пейронель. - Вы молодец. Это все похоже на страшную сказку… Кстати, сделайте несколько снимков профессора Лорана. Жаль, что нельзя снять вас, например, когда вы беседуете с Мишелем… это было бы здорово!

Раймон сам уже думал об этом, но на помощь Альбера нечего было и рассчитывать. Все дело погубишь, если к нему обратиться…

– Как у вас с деньгами? - спросил Пейронель. - Зайдите в редакцию завтра или послезавтра, когда удастся: я вам выпишу деньги.

Раймон медленно шагал по зеленым чистым улицам Пасси, украшенным именами писателей, художников и композиторов всех времен и народов. Тут по-дружески встречались Грез и Дега, Рафаэль и Роден, Петрарка и Леконт де Лиль, Диккенс и Марсель Пруст… Раймон шел и усмехался, поглядывая на таблички: вот он свернул с улицы Лафонтена по улице Милле на улицу Теофиля Готье, потом прошел по улице Жорж Занд и, пересекши авеню Моцарта, попал на улицу Генриха Гейне.

Он вспомнил, как в прошлом году, ища приятеля, который поселился неподалеку от кладбища Отейль, попал в путаницу кривых переулков с именами Буало, Расина, Корнеля, Вольтера, Мольера и, озадаченный этим скоплением великих, не сразу вспомнил, под чьей же сенью обитает чудак приятель: Корнеля или Расина…

Что-то смутно беспокоило его, пока он лениво шагал, засунув руки в карманы своей серой куртки. Куртка была сильно поношена, но все же сохраняла элегантный вид. Он нарочно выбирал что-нибудь попроще и победнее, когда шел к профессору Лорану: ведь он провинциал, да еще и безработный. Но Роже все считает чересчур шикарным - и эту куртку, и плащ, совсем обыкновенный дождевик, и туфли, и, уж конечно, то, что он, Раймон, носит нейлоновые рубашки. «Но тут уж дудки, так далеко я не собираюсь заходить в маскировке: рубашка у меня должна быть чистой, а этого можно добиться только с нейлоном - выстирал под краном и опять надел… Впрочем, что удивительного, ведь Роже и Альбер - самые настоящие безработные, без всякой маскировки… От них до сих пор несет ночлежками, людским потом, пылью, дождем… черт знает чем. Нет, это мне только кажется, ведь они сразу начали мыться и чиститься, как попали под крышу, а Роже чистоплотен, как кошка, и к тому же из кожи вон лезет, чтоб понравиться Луизе… Да, Луиза… Что она скажет завтра Пейронелю? Женщины все-таки народ ненадежный, даже самые лучшие из них…»

Теперь Раймон понял, что беспокоило его все время после разговора с Пейронелем. «Да, запутанный узел… Но что она может, в сущности, сказать обо мне плохого? Решительно ничего… Однако если Луиза признается Пейронелю, что любит меня, и старик, со свойственной ему энергией, начнет устраивать счастье своей любимицы… От Пейронеля не отвертишься… Да, но и это, если подумать, не так плохо: мощная поддержка обеспечена, пока жив Пейронель, ну, а Луиза… что ж, ведь я ее люблю, не так ли?»

Он повернул назад. На авеню Моцарта ему загородила дорогу тоненькая элегантная девушка с густой копной черных волос.

– Не узнаешь?

– Узнаю, Нинетт, - улыбаясь, сказал Раймон. - Ты что же, район переменила?

– Нет, я тут случайно. Свободен?

– К сожалению, занят. Да ты и без меня заработаешь достаточно. Выглядишь как звезда Голливуда.

Раймон смотрел на Нинетт с удовольствием: она и в самом деле выглядела шикарно и была совсем молода. Неплохо бы после всей этой адской кухни профессора Лорана провести вечер с такой красоткой… и деньги есть. Да нет, куда там! Раймон вздохнул.

– Желаю удачи, малютка! Завидую тому, кто оплатит твой сегодняшний ужин!

Нинетт расхохоталась, показав ослепительно белые зубы, и медленно пошла по авеню Моцарта. «Ладно, у меня впереди и это, и многое получше этого! - сказал себе Раймон. - Мне только двадцать пять лет!»

– …Как я выгляжу, Дюкло? - спросил профессор Лоран.

Альбер одобрительно кивнул. Сегодня профессор Лоран выглядел лучше, заметно лучше. Теперь уже видно, что Мишель добился-таки успеха: перелом наступил.

– Я думаю, вы скоро сможете выходить в сад, - сказал Альбер. - Но пока не вставайте.

– Да уж, я слушаюсь Мишеля… Дюкло, вы все прочли? - Он указал на записи Мишеля.

– Да. Это необычайно интересно.

– Еще бы! Единственный в своем роде документ. Я сам ничего подобного не ожидал. От запоминал, даже не понимая: ведь эти разговоры не выдумаешь. Да и наши разговоры с Сент-Ивом прямо-таки законспектированы… - Профессор Лоран слегка прикусил нижнюю губу и пробормотал деланно равнодушным тоном:

– Вы, очевидно, поняли из этих записей, что моя жена, активная участница наших опытов, разошлась со мной. Причины тут другие, чем можно судить по отрывочным записям Мишеля, но… да, в общем, все равно! Так или иначе, а это случилось, и, надо признаться, совершенно неожиданно для меня… - Он помолчал. - Но я не об атом. Пойдите сегодня после обеда к Шамфору, попросите его прийти ко мне. Мне нужно поговорить с ним о заказах… Кое-что, видимо, придется изменить… Мишель! Франсуа! - позвал он.

Подошли Мишель и Франсуа. Они остановились, выжидательно смотря на профессора.

– Я решил делать тебе операцию, Франсуа, - сказал профессор Лоран. - Ты получишь возможность говорить. Ты хочешь говорить?

Франсуа поспешно кивнул своей большой круглой головой. На темном лице его проступило нечто вроде улыбки. Альбер смотрел на него с симпатией. Этот неуклюжий, но умный и обычно очень добродушный силач нравился ему больше всех обитателей лаборатории. Мишель уж слишком деловит и точен, как автомат, и совершенно лишен всяких эмоций, если не считать властолюбия; Поль и сначала-то был полуидиотом, а сейчас и вовсе невменяем, а Пьер - лишь уродливое подобие человека. Действительно, как хорошо было бы, если б Франсуа научился говорить!

– Заодно я сделаю тебе новое лицо, - сказал профессор Лоран. - Ты должен выглядеть хорошо.

Франсуа опять закивал, соглашаясь.

– Ему все равно, какое лицо, лишь бы научиться разговаривать, - произнес Мишель, слушавший все это с неодобрительной гримасой.

– Но ты-то понимаешь, что ему нужно лицо? Кстати, не хочешь ли ты тоже получить новое лицо?

– Я? - Мишель недоумевал. - Но зачем же? Ведь у меня лицо вполне правильное.

– Слишком правильное, в том-то и дело. Но ты этого не понимаешь.

– Я действительно не понимаю, как может что-нибудь быть слишком правильным. Я думаю, вы опять шутите… Но когда же вы рассчитываете сделать операцию? Ведь вы еще очень слабы.

– Через неделю! - бросил профессор Лоран тоном, не допускающим возражений. - Я к этому времени поднимусь. Отдохну потом, вместе с Франсуа будем лежать, и ты нас будешь лечить.

– Это неправильное решение, - строго сказал Мишель. - Операция очень сложна и тяжела, вы не справитесь.

– Не беспокойся. Я справлюсь.

– Потом - Поль. Запах крови, вся обстановка операции может очень тяжело повлиять на него. Он ведь все время боялся операции, с этого и началось все.

– Полю придется дать снотворное. Можно даже сделать укол Т-24. Прошло уже много времени, вся доза давно уже выведена из организма.

– Пьер тоже опасен. Наконец, я сам боюсь операции.

– Ты? Но ведь тебе я не буду делать операцию, раз ты не хочешь!

– Я знаю. Но я боюсь, что, когда вы будете делать операцию Франсуа, со мной случится приступ.

Профессор Лоран разозлился:

– Мишель, не говори глупостей! Не запугивай меня! Ничего с тобой не случится! И операцию необходимо сделать, ты же знаешь!

– Надо делать ее позже.

– Не надо позже. Надо через неделю. И я сделаю ее через неделю. Как только Шамфор добудет мне все необходимое.

– Я еще раз предупреждаю вас, что это может привести к катастрофе. Советую отложить операцию.

Мишель ушел к своему рабочему столику. Профессор Лоран досадливо пожал плечами:

– Нет, вы видели, Дюкло, до чего он усложнился! Властность, настойчивость, вранье насчет страха и мрачных предчувствий… Вот тебе и идеальный секретарь, о котором мы мечтали с Сент-Ивом!

– Но почему вы думаете, что Мишель врет, когда говорит, что боится катастрофы? - решился возразить Альбер. - Мне его рассуждения показались вполне убедительными…

– Хоть вы-то не говорите глупостей, Дюкло! Ведь нас же четверо. В самом худшем случае, если даже с Мишелем случится приступ, Франсуа будет под наркозом, Поля мы тоже усыпим. Неужели вы втроем не справитесь с Пьером и Мишелем?

– А если вам станет плохо, кто закончит операцию?

– Мне не станет плохо во время операции. Потом - может быть, но потом - не так уже страшно, я отлежусь. Идите к Шамфору, Дюкло.

Шамфор был на этот раз очень приветлив, даже сердечен.

– Рад видеть вас, мой мальчик! Проходите в кабинет.

Коричневый гигант сидел в углу за столиком, просматривал журналы и что-то записывал. На плече у него улегся большой пушистый кот, желтый, как солнце.

– Фанфан-Тюльпан, что за выдумки! - Шамфор снял кота, заглянул в его янтарные прозрачные глаза. - Ты, я вижу, совсем освоился с Сократом.

– А как Сократ к нему относится?

– Ну, как он может относиться к коту? Сократ, что ты сделаешь, если Фанфан-Тюльпан окажется у тебя на дороге?

– Осторожно обойду, чтоб не раздавить. Еще лучше - переставлю его на подоконник или шкаф.

– Правильные действия, но неправильное выражение. Кот - живое существо, а не вещь. Его нельзя переставлять.

– Да, но он не разговаривает, - словно извиняясь, сказал робот.

– Конечно. Кроме того, он еще и чертить не умеет. И все же его следует переносить или пересаживать, а не переставлять. Понял, Сократ?

– Я понял.

– Видите, как у нас идет жизнь! - Шамфор захохотал. - Семейные радости! А у вас там что новенького? Да вы садитесь!

Выслушав рассказ Альбера, Шамфор возмущенно взмахнул руками и забегал по комнате, ероша свои густые курчавые волосы.

– Нет, но это же просто сумасшествие! - кричал он. - Что Лоран скоро свалится, это я видел. Но лежать в таком состоянии там… мой бог, это чудовищно! И Мишель в роли придворного врача! Да он уморит Лорана, этот ваш умница!

– Мишель очень знающий и деловой… - Альбер запнулся: слово «человек» ему показалось все же неподходящим. - И он первый предложил профессору ехать лечиться и отдыхать.

Шамфор остановился так круто, что чуть не упал.

– Ах, вот как, он сам это предложил! - Он задумался, постоял раскачиваясь. - Да… все-таки до чего фантастична и нелепа наша эпоха! Ядерная энергия и полупроводники, полеты в космос и такие создания, как мой Сократ и его старшие, менее умные братья и сестры, и в то же время черт знает какая дикая путаница в умах людей, которые творят все эти чудеса! И Лоран - великолепный тому пример. Ну, ведь вы сами понимаете: он чудотворец. А вместе с тем…

– Послушайте… - робко проговорил Альбер. - Мне казалось, вы не очень одобряете то, что делает профессор Лоран?

– О мой бог! Да я не очень одобряю и то, что делали другие чудотворцы, в том числе Иисус Христос! Превращение воды в вино - это, конечно, неплохой номер, и жаль, что его секрет утерян. Но стоило ли, например, топить целое стадо ни в чем не повинных свиней, для того чтобы привести в чувство одного истерика? Я бы назвал такой способ лечения и жестоким, и неэкономным. Воображаю, что сказали по поводу этого чуда хозяева утопленных свиней! У Лорана есть некоторые коренные свойства чудотворцев: они далеко не всегда знали, зачем делают именно это, а не что-нибудь другое и почему именно таким образом, а не другим. И еще: они никому не могли передать секреты своего производства.

– Что же тут общего? - нахмурившись, спросил Альбер: он вспомнил рассказ профессора Лорана о том, как все началось у них с Сент-Ивом.

Шамфор приблизил темно-карие живые глаза к лицу Альбера.

– Вы любите его, мой мальчик! - сказал он. - Это с вашей стороны очень хорошо. Я, слово чести, сколько бы ни злился на Лорана из-за Сент-Ива, я сам восхищаюсь им. Но вы должны любить с открытыми глазами. Лоран - фанатик, сумасшедший, он погубил Сент-Ива, сам стоит на пороге смерти и подвергает опасности всех, кто рядом с ним. Да, я знаю, вы все там молодые, здоровые, смелые, вы думаете, что справитесь с любой опасностью. Но всего не предусмотришь. Кстати, Лоран продолжает опыты со стимуляторами и с гормонами?

– Нет. Поль все еще болен, из-за него профессор боится трогать Пьера: эти двое как-то очень связаны друг с другом. С Мишелем сейчас тоже нельзя экспериментировать, он во многом замещает профессора…

– Хм, он предложил его вообще заместить, значит! Любопытный субъект…

– При нашей помощи, - сказал Альбер. - А Франсуа решено готовить к операции. Главным образом из-за этого я к вам и пришел…

– Ладно, - сказал Шамфор, выслушав Альбера. - Я пойду и посмотрю на месте, как обстоит дело, раз уж мне все равно надо идти в этот ваш паноптикум. Но, во-первых, я согласен с этим чертовым Мишелем, что операция совсем не ко времени во многих смыслах. А во-вторых, я хочу вам кое-что объяснить для вашей же пользы, мой мальчик. Постарайтесь правильно понять. Я повторяю для начала, что достижения Лорана поистине чудесны. Его Мишель, в сущности, такая же конструкция из пластмасс и полупроводников, как мой Сократ. С одним отличием - у него живой человеческий мозг. И этот мозг делает его человеком, с такими достоинствами и недостатками, которые могут быть присущи лишь человеку. Мой Сократ никогда не предложил бы замещать меня, хотя он в этой роли был бы куда надежней, чем Мишель в роли заместителя Лорана. У него нет честолюбия, эгоизма, страха, но зато нет и настоящей широкой инициативы, игры воображения, богатства эмоций…

– Ну, у Мишеля тоже нет ни эмоций, ни воображения.

– И все-таки Мишель - человек, хотя и неполноценный, - сказал Шамфор. - Если б такой тип оказался среди людей, его бы почти наверняка отправили в психиатрическую лечебницу, несмотря на все его поразительные способности… Но я не об этом. Я хочу сказать, что, как бы мы с вами ни восхищались гением Лорана и его бешеным упорством, все-таки факт остается фактом: он не решил той основной задачи, над которой сейчас бьются ученые во всем мире, - он не раскрыл тайны сознания, не смог изучить сложнейший механизм головного мозга. Ведь вы понимаете, что он сделал? Он вырастил в лаборатории человеческий мозг, более или менее жизнеспособный, несмотря на неестественные условия, в которых этот мозг находится. Он вырастил таким же искусственным путем и весь человеческий организм - ну, пускай неполноценный, пускай с пониженной жизнеспособностью и работоспособностью, но все же! Это при современном уровне развития биохимии и нейрофизиологии настоящее чудо. Лоран далеко обогнал свой век. Но ведь недаром Лоран не может толком ответить, во имя чего он совершил это чудо. Конечно, он приготовил ответ, но какой нелепый, вы же сами слышали.

– Но ведь если в мире многое изменится, - сказал Альбер, - ну, если на всем земном шаре будут свобода, равенство и братство, - тогда воздействие на человеческий мозг может пойти правильным путем? Вы в принципе считаете возможным усовершенствование мозга?

– Да, конечно. Как считаю в принципе возможным наступление всеобщей свободы, равенства и братства, уничтожение неграмотности, дикости, болезней. Не только возможным, но и необходимым, неизбежным. Другой вопрос, доживем ли мы до этого. Сомневаюсь, даже по отношению к вам. А решать все вопросы нам с вами приходится, учитывая современную обстановку. Но ответ Лорана нелеп вдвойне, он трагически нелеп. Я, собственно, потому заговорил о политической стороне вопроса, что меня поразило, как это Лоран, мой товарищ по маки, хороший боец, вдруг несет такую чушь, будто с луны свалился! А ведь можно было бы и не говорить обо всем этом. К чему? Ведь Лоран вовсе не научился управлять сознанием. Способности Мишеля и Франсуа случайны и сомнительны; даже если допустить, что Лоран и в дальнейшем сможет получать такие же результаты, как в этих двух случаях (пока всего в двух, заметьте, мой мальчик!), то надо еще проверить, насколько они устойчивы и не перекрывается ли их польза многими и сейчас хорошо заметными недостатками развития. Давайте-ка сообразим, что получается. Лоран вырастил четыре мозга. Три из них существуют отдельно от живого организма, значит, в условиях явно неестественных. Один - у Поля - управляет, как и положено человеческому мозгу, живым организмом и находится с ним в естественной неразрывной взаимосвязи. Электроды вживлены во все четыре мозга. Питание у всех одинаковое. Так почему же способности какого бы то ни было рода удалось развить только у двоих? Вдобавок, именно у тех, кто был создан раньше, а не наоборот, как можно было бы ожидать! Лоран объясняет, что Поль был оставлен для контроля, а у Пьера мозг сильно поврежден.

– Это правда, - поторопился сказать Альбер. - Мишель рассказывал мне, что Франсуа и Поль ни с того ни с сего начали бегать по лаборатории и все опрокидывать. Профессор в это время был внизу, и, прежде чем Мишель успел вмешаться, они натворили массу бед. Термостат, где лежал в питательной среде мозг Пьера, они тоже опрокинули. Мишель, конечно, сейчас же кинулся спасать мозг, но повреждения уже не удалось ликвидировать.

– Вот видите - не удалось! Это тоже очень показательно. Но ладно, сбросим Пьера со счетов. Однако почему же «контрольный» Поль получился полуидиотом, психически больным? Ведь не этого же хотел Лоран?

– Так ведь это совсем другой вариант работы. Поль рос слишком быстро для нормального организма. Отсюда его слабость и неустойчивость.

– Ну, прежде всего нельзя тогда говорить: это, мол, контрольный экземпляр, а надо честно сказать: неудача. Но все-таки, если электропроцедурами, витаминами, гормонами - чем там еще оперирует Лоран, - если всем этим можно хоть отчасти влиять на работу головного мозга, то как же было не повлиять своевременно на Поля? И почему сейчас Лоран не пробует пустить в ход свои процедуры, когда Поля надо вывести из тяжелого состояния?

– Поль сейчас слишком слаб…

– …чтоб подвергать его случайностям и неизвестным опасностям? Да. Но в том-то и дело: если б Лоран добивался честных, надежно проверенных на эксперименте научных результатов, а не бил на эффект, на чудо, на шумный успех у профанов, то он знал бы, что можно, а чего нельзя делать, он должен был бы это знать! Нет, мой мальчик, человеческий мозг и для Лорана, как это ни печально, остался «черным ящиком». Мы знаем, какая информация входит туда, внутрь, и какие выводы делаются из нее, но как, где, какими путями идет этот сложнейший анализ и отбор, мы не знаем. Хотя речь идет о нас самих! Смешно, не правда ли? Но что поделаешь! Мы знаем пути движения далеких звезд, мы можем предсказать лунные и солнечные затмения, а не понимаем, как же наш мозг всего этого добивается. Да что там! Леверрье и Адамс при помощи карандаша и бумаги нашли невидимую до тех пор планету Нептун, сказали, что она должна существовать именно в том месте, а не в другом. А вот попробуйте объяснить, почему Фанфан-Тюльпану вздумалось в эту минуту перебраться со шкафа на спинку кресла. Мы этого пока не можем, несмотря на все гениальные опыты Павлова с животными.

– Психика кота, конечно, проще, чем психика человека, - оказал Альбер, гладя шелковистую желтую спину Фанфан-Тюльпана. - Но я помню, что еще на одной из первых лекций профессора Лорана меня поразило, как мало мы знаем о самих себе. Носить под черепом устройство такой невероятной сложности - и не понимать, как оно действует, подходить к нему чисто эмпирически… это же просто нелепо!

– Конечно! И вот в том-то и беда, что Лоран тоже ничего почти не объяснил в этом сложном деле. Больше того, все его результаты сомнительны. Он вынужден был из-за одиночества, нехватки сил, нехватки материальной базы гнаться за результатами, эффектными для профанов, во что бы то ни стало. Этих результатов он, как вы видите, добился, но средствами, недостойными настоящего ученого, тем более ученого такого масштаба, как Лоран. Он опускал важнейшие звенья, он не оставлял вех на своем пути. Вы понимаете, о чем я говорю? Человек должен проложить дорогу другим через громадный лес, полный тайн и опасностей. Он кое-где идет по тропинкам, где-то чуть не тонет в трясине, где-то натыкается на ядовитых змей или хищных зверей, где-то прорубается через сплошную чащу, а потом, израненный, обессиленный, видит, что можно было пройти другим, более простым и безопасным путем. И вот он выходит на опушку, и лес, казавшийся неприступным, пройден, ну, пусть не насквозь, пусть не через центр, но пройден. В лесу погиб его лучший друг; сам он измучен так, что неизвестно, долго ли ему осталось жить. Он герой? Он мученик во имя идеи? Да, разумеется! Но как быть другим, которые должны будут пойти вслед за ним? Он так торопился, что не мог расставить вехи, показать другим, где и как идти, где гнездятся ядовитые змеи, как пройти болотную топь, густые заросли, с какого дерева виден дальнейший участок пути. Всем придется проходить этот путь заново, подвергаясь тем же опасностям, приходя в отчаяние, попусту тратя силы там, где их можно было бы сберечь. Вот что такое фактическое отсутствие экспериментальной базы, строгой и точной проверки опытом.

– Неужели это так? - спросил Альбер; у него сердце захолонуло. - Неужели вся эта гениальная работа даст такой нестойкий и незначительный результат? Мне трудно в это поверить!

– Конечно, трудно. И все же научный результат, добытый Лораном, невероятно мал по сравнению с тем, что можно было и обязательно следовало извлечь из такой работы, поразительной по замыслу, размаху, по фанатическому упорству, с которым она делалась.

Шамфор встал:

– Так что ж, пойдемте. Сократ, ты продолжай составлять сводку, я вернусь часа через два-три.

– До свидания, Сократ, - сказал Альбер, помахав рукой.

– Я не понимаю, - ответил робот.

– Сократ, это значит, что Альбер надеется снова увидеть тебя, - сказал Шамфор. - Нет, таким вещам я его не учил. Ему, конечно, ничего не стоит выучиться формальной вежливости. Но не стоит загромождать этот великолепный мозг всякой старой рухлядью. Пускай уж лучше Фанфан-Тюльпан занимается сантиментами. Видите, как он вас провожает? Вы ему определенно понравились.

Кот, мурлыча, терся о ногу Альбера. Альбер взял его на руки: он любил кошек, а Фанфан-Тюльпан был очень красив.

– Хотел бы я, чтобы в нашей лаборатории был вот такой красавчик, - сказал он, опуская кота на пол.

– А вы заведите, - посоветовал Шамфор. - Интересно, как ваши подопечные к этому отнесутся. Они ведь ничего такого просто не видели. Вначале Лоран и Сент-Ив вели опыты с белыми мышами и кроликами, а теперь, насколько я понимаю, Лоран и этого не делает. Пробует все сразу на своих питомцах и на самом себе. Опять-таки потому, что времени нет! Ах, это ужасно, мой мальчик, ужасно, у меня сердце сжимается, когда я думаю об этом! Заплатить жизнью Сент-Ива, гениального человека, да и своей, в сущности, и за что? За то, чтоб поразить невежественную аудиторию? Какая трагическая нелепость! Умрет он сам, погибнут его питомцы - и что тогда останется?

– Но почему вы думаете, что, например, Мишель и Франсуа погибнут? - спросил Альбер, когда они подходили к станции метро. - Ну, я понимаю, Поль: он действительно очень слаб. Но профессор говорит, что Мишель практически вечен.

– Ну, уж не знаю, - ворчливо отозвался Шамфор. - Почему он может быть вечен? Наоборот, я уверен, что если он и проживет долго, то во всяком случае меньше, чем средний человек. А если к нему начнут искать ключи, станут проводить на нем эксперименты, то его жизнь и вовсе сократится.

«Значит, прав Мишель», - подумал Альбер: Раймон ему рассказывал о первом своем впечатлении от лаборатории и о разговоре Мишеля с профессором Лораном.

– Я вот выясню у Лорана, почему он так считает, - сказал Шамфор.

– Пожалуйста, не надо об этом говорить при Мишеле, - попросил Альбер.

– Ах, он поверил, что вечен? - усмехнулся Шамфор. - Ладно, уж я как-нибудь устрою, чтоб он этого не слышал… Послушайте, Альбер, вы очень славный мальчик. Я вас, кажется, огорчил. Не подумайте, что я начисто отрицаю удивительные достижения Лорана. Нет, конечно! Ведь уже сам факт, что такие достижения реально возможны, - это ценнейшая информация, вы понимаете? Ну, вот, например, американцы одно время имели монополию на атомную бомбу, страшно этим гордились и, конечно, ревниво охраняли свой секрет. Однако Норберт Винер тогда совершенно справедливо заметил, что самый главный секрет, связанный с атомной бомбой, уже известен всему миру; все знают, что атомная бомба существует в действительности, а это значит, что проблема наполовину разрешена. Так оно и было, как вы знаете: атомная бомба вскоре появилась и у русских. Ведь если точно установлено, что ту или иную проблему возможно разрешить практически, то ученые работают совсем иначе, в другом темпе, в других масштабах. Так что если физиологи увидят Мишеля и Франсуа, то для науки сразу откроются совсем иные перспективы.

Они шли некоторое время молча. Пошел мелкий теплый дождь, тротуар потемнел, начал поблескивать, шелест машин сделался влажным. Шамфор поднял воротник плаща.

– Может, поедем в такси? - предложил он. - Ваша куртка - не защита от дождя.

– Ничего, дождь теплый. Да и вообще я за последние годы закалился, не простужусь.

– Да-да, вы побывали в переделках, Лоран говорил. Ну что ж, пройдемте тогда до станции Распайль, я не люблю площадь Данфер-Рошеро, да и пройтись немного хочется.

Они шли вдоль Монпарнасского кладбища к бульвару Распайль. Было тепло, тихо, дождь то переставал, то снова начинал накрапывать. Альбер с удовольствием подставлял свою рыжую шевелюру под теплые капли. Навстречу бежали две хорошенькие девушки, должно быть продавщицы: они фыркнули, поглядев на Альбера, и одна из них, светловолосая, показала язык. Альбер засмеялся.

Шамфор посмотрел вслед девушкам.

– Да-да, хороши, плутовки! - вздохнул он. - Вашего Лорана, мой мальчик, стоит пожалеть: жизнь так хороша, а он заперся в своей лаборатории и ничего не видит…

– Видите ли, у профессора, может быть, другой склад характера, - сказал несколько смущенно Альбер.

– Другой склад характера? - Шамфор засмеялся. - Нет, я-то знаю Лорана давно. Человек он был как человек, можете быть уверены. И в женщинах толк понимал. Но уже пять лет тому назад отказался от всего. И Сент-Ива все пилил за то, что он ходил в театр, ухаживал за девушками и иногда выпивал бутылку вина. Хотя у Сент-Ива на все эти занятия оставалось разве что воскресенье, да и то не всегда.

– Однако профессор Лоран всего три года тому назад женился…

– Ну, уж эта женитьба… Свинство это со стороны Лорана, вот что. Посмотрел я на бедняжку Луизу - сердце защемило…

– Мсье-Шамфор, - Альбер поторопился перевести разговор, - я ведь, в сущности, профан, многое перезабыл, а многого и вовсе не знал… Объясните мне, пожалуйста, что могли бы дать науке опыты профессора Лорана, если б они проводились в широких масштабах, последовательно, ну, в общем, по всем правилам?

– На этот вопрос не так-то легко ответить. Но если уж удалось вырастить человеческий мозг в лабораторных условиях, то надо было вести сложнейшие и точнейшие наблюдения. При Сент-Иве это еще делалось, а потом все пошло как-то кувырком… Нет, правда! Ведь в нейрофизиологии столько нерешенных вопросов! Этот самый Мишель болтает о торможении, а ведь для Лорана торможение осталось все тем же «проклятым вопросом физиологии», как назвал его Павлов. Он так же, как и все мы, лишь строит догадки об этом удивительном и сложном процессе. А процесс формирования сознания? Я-то сразу увидел, что Лоран почти не сдвинулся с места в этом вопросе. А ведь это кардинальнейший вопрос, и, пока он не разрешен, нейрофизиологи и нейрокибернетики будут работать на ощупь.

– Какой я невежда! - вздохнул Альбер.

– Да мы все невежды в этом вопросе, дорогой мой! - Шамфор, увлекшись, почти прокричал это. - Когда дело решится, над нашими беспомощными теперешними объяснениями будут, наверное, смеяться потомки, как мы смеемся над утверждением древних, что душа находится в диафрагме. Одни считают, что мозг работает «как целое» и что сознание есть свойство его тотальной активности. Другие думают, что в мозгу есть какая-то постоянно меняющаяся динамическая организация, которая и обеспечивает отбор и обработку восприятии. Ну, меня лично больше привлекают те, кто думает, что в мозге имеется специальная область, занимающаяся интеграцией восприятии. Иначе мне нельзя было бы построить своего Сократа. Я тоже, конечно, пробирался ощупью, в потемках. Но я предположил, как и многие, что интраламинарная система таламуса и ретикулярная формация мозгового ствола являются, по крайней мере, одной из важнейших составных частей этой области высшего сознания, и, исходя из этого, работал с пластическими нейронами. Как видите, я добился определенных результатов, но я далеко не уверен, что мой путь самый правильный и надежный. Я, может быть, и неправ, что так злюсь на Лорана, но подумайте, как мне обидно сознавать, что он умудрился пройти мимо цели!

Они спустились в метро. Сидя в вагоне, Альбер сказал:

– Все-таки это страшновато - носить в собственной голове такой сложный и непонятный механизм!

– Но почему же? - живо возразил Шамфор. - Меня это ничуть не пугает и не обескураживает. Мне именно нравится, что я так сложно устроен. Сложнее, чем все в природе. Настолько сложно, что сам себя еще не разгадал и топчусь у порога великой тайны собственного сознания… Впрочем, это ведь временно. Рано или поздно человек подберет ключ к самому себе. И мы точно будем знать, что происходит в нашем мозгу, когда мы смеемся какой-нибудь шутке, наслаждаемся прекрасной картиной или идем в бой за отечество.

– Но это, пожалуй, еще страшнее, - сказал Альбер. - Вам не кажется, что такое понимание обесценит все ценности? Если выяснится, что чувство патриотизма вызывается включением определенной блок-схемы, а чувство юмора

– разблокировкой каких-то узлов, то не думаете ли вы, что на людей это может плохо подействовать?

– На дураков! - сердито отрезал Шамфор. - Только на дураков, дорогой мой, да! На тех дураков, которые возмущались в свое время, что Земля не находится в центре мироздания и что человек произошел от обезьяны. Кстати, и мой Сократ, и создания Лорана ужасно возмутят вот таких дураков. Потому что их появление разбивает в прах последнюю великую иллюзию - веру в исключительность человека, в неповторимость сознания! По-моему, корень этой иллюзии - в подсознательной жажде бессмертия…

Поезд метро летел через мост Пасси. Шамфор и Альбер начали пробираться к выходу.

– Нет, не бойтесь, что познание погубит идеалы! - говорил Шамфор, шагая по улице Ренуара. - Человек всегда останется человеком. Мы знаем все о работе сердца и прекрасно понимаем, что стрелы Амура метят в мозг, а не в сердце, как думали древние. И все-таки наше сердце болит от этих мифических стрел так же, как оно болело в те далекие времена, когда создавался миф об Амуре. И радуга по-прежнему прекрасна для нас, хоть мы и не думаем, что это небесный мост, по которому бежит посланница богов Ирида, а знаем, что это всего лишь преломление лучей в водяном паре, и зелень лесов и лугов не меньше привлекает нас от того, что мы знаем о хлорофилле. Только кретины, закоснелые ретрограды могут огорчаться, что человеческое познание шагает все дальше и нет ему границ… Мой бог, ведь каждый из нас рождается миллиардером! У каждого нормального человека в мозгу примерно пятнадцать миллиардов клеток, только не каждому удается как следует использовать это несметное богатство!

– И неужели можно воссоздать это сложнейшее живое устройство искусственным путем? Я понимаю, что это глупый вопрос, ведь я видел вашего Сократа, но Сократ все же не настоящая модель человека.

– Конечно, Сократ - это воссоздание только части бесчисленных процессов, которые ежесекундно протекают в нашем мозгу. Но ведь Сократ - вовсе не предел, он лишь первый шаг на этом пути. Шагнет дальше нейрофизиология - пойдет за ней и нейрокибернетика. А может случиться и обратное: моделируя мозг, мы что-нибудь сумеем объяснить физиологам. Ведь обе эти науки сейчас могут развиваться только в тесном содружестве - да и не только они… А что касается моделирования мозга, то, мой дорогой, в принципе это абсолютно возможно. У природы, в конце концов, выбор был небогатый: из одних и тех же кирпичей - ну, например, пиридиновых и пуриновых оснований - она строила и таинственный механизм наследственности, и центр высшей нервной интеграции, и многие совершенно различные структуры. А ведь нам-то современная химия дает в руки такие материалы, которые природе и не снились. Кроме того, мы вообще не обязаны подражать во всем природе. Мы можем попробовать пути, которые она почему-то отвергла. Человек издавна глядел на птиц и мечтал, что научится летать. Но, пока люди пробовали подражать машущим крыльям птиц, они разбивались. Пришлось идти другими путями. Колесо, которым люди так широко пользуются, вообще не имеет аналогий в живой природе. Так почему же, если нам нужно создать максимально надежные самоорганизующиеся, самообучающиеся машины, способные непрерывно работать на протяжении, скажем, семидесяти лет, почему мы должны во всем подражать строению человека? Мы ведь не будем требовать от машины богатства и тонкости эмоций, присущих человеку, не будем пытаться воспроизвести сложнейший человеческий механизм наследственности; нам вообще нужны только некоторые, вполне определенные функции. Зачем же нам покорно следовать по труднейшим путям, проложенным природой для гораздо более сложных целей? Может быть, для наших задач есть более простые и надежные решения?

– Мне кажется, что я попал в какой-то сказочный мир, - сказал задумчиво Альбер. - Я и счастлив, что этот мир передо мной раскрывается, и смущен своим невежеством… и еще… знаете что… - Он запнулся. - Не знаю, как это сказать… Но вот всего несколько дней назад я с Роже ночевал в пустом киоске на набережной Сен-Бернар. Лил дождь, мы промокли, продрогли, были голодны. И нигде не было работы для нас… Ну, в общем, это, может быть, глупо, я понимаю, но когда узнаешь такие вещи на собственном опыте, то как-то странно, что человеческое сознание достигает таких высот, а жизнь, вся жизнь вокруг остается такой же неустроенной и тяжелой, и, того гляди, начнется атомная война… Как-то нелепо, ведь правда?

– Конечно, правда, мой мальчик! - Шамфор вздохнул. - Но что делать нам, ученым? Во время войны я видел, где враг и где друг, и я воевал. А сейчас все так перепуталось… Если б я знал, что делать, с кем и против кого воевать, чтоб уничтожить эти пакости, я, ни минуты не колеблясь, взялся бы за оружие. Но в том-то и дело…

Они подошли к дому профессора Лорана, и Шамфор замолчал, вглядываясь в окна, забранные решетками.

– Да, бедняга Лоран! - с горечью сказал он. - Вот так похоронить себя заживо!

Роже открыл калитку и сообщил, что профессор Лоран уже беспокоится.

– Где ты шатался? - шепнул он, исподтишка толкнув Альбера в бок. - Девочку, что ли, встретил?

– Иди ты! Девочку, скажешь тоже! - засмеялся Альбер. - А ты что делал?

– Ни за что не угадаешь! - Роже торжествовал. - Я брил Поля!

Альбер поперхнулся от неожиданности. Шамфор обернулся.

– Брил Поля? - переспросил он. - Зачем?

– Профессор попросил, а мне-то что! Да у него там и брить особенно нечего.

– У Поля за время болезни действительно начали расти усы и борода, - сказал Альбер. - Правда, очень редкие, жиденькие, но уже довольно длинные выросли.

– А как он себя вообще чувствует, ваш Поль?

– Ведет себя спокойно, даже гораздо спокойней, чем до всей этой истории, но, по-моему, психика у него нарушена, - ответил Альбер.

– Хочешь, я тебе скажу насчет Поля? - Роже понизил голос. - Так вот: он всех ненавидит, кроме Пьера. Или боится. Особенно Мишеля.

– Почему именно Мишеля?

– А я знаю? Ну что ты хочешь от психа!

– Не нравится мне вся эта история. - Шамфор нахмурился. - Будьте осторожны, друзья, будьте очень осторожны!

…Тусклый красный свет ненастного заката, еле пробившийся сквозь темно-багровые и фиолетовые тучи, наводнял лабораторию. Колбы и пробирки на длинных столах, казалось, были наполнены темной кровью, на лицах лежали красные отсветы и темные полосы. Шамфор, порывисто двигаясь среди этих зловещих тусклых пятен, словно пробегал сквозь гаснущий огонь.

– Ну, будьте же благоразумны, Лоран! - говорил он, то прижимая руки к груди, то возмущенно вскидывая их к потолку. - К чему все это приведет? Разве демонстрация для вас - самоцель, разве кричащие заголовки и эффектные фотографии в газетах могут вас по-настоящему удовлетворить? Да и почем вы знаете, что среди потрясенных зрителей не окажутся какие-нибудь влиятельные идиоты или жулики, которые начнут ставить вам палки в колеса или шантажировать вас? Вы что, не знаете, как это бывает? И как вы можете выдержать этот собачий лай и укусы, вы, в теперешнем своем состоянии?

– Этого может и не быть, - тихо отозвался профессор Лоран; он сидел в кресле, устало откинув голову.

– Ну, допустим, этого не будет. Допустим, что все пройдет как нельзя лучше. Что тогда?

– Тогда? Деньги… помощь государства… организуют лабораторию…

– Лоран, не будьте ребенком! У государства нет денег на такие штуки. Вам придется рассчитывать либо на частные субсидии, либо на помощь американцев. И можно себе представить, на каких условиях вам предложат эту помощь! Да они и вас-то самого сумеют вскоре оттереть от дела, особенно если вы будете болеть.

– Что же вы предлагаете? - так же тихо спросил профессор Лоран; лицо его было в тени.

– То, что вам советуют ваши помощники: лечиться и отдыхать, а потом со свежими силами готовить Франсуа к демонстрации и самому готовиться ко всем трудностям и неожиданностям, которые начнутся после демонстрации.

– Хорошо, я подумаю, - без выражения сказал профессор Лоран.

– Вам пора делать укол. - Мишель подошел со шприцем в руке. - Темнеет. Почему мы не зажигаем света?

– Зажжем скоро, Мишель. - Профессор Лоран закатал рукав блузы. - Мне надоел электрический свет.

Мишель посмотрел на него своим странным, холодным и пристальным взглядом.

– Обстановка лаборатории стала для вас отрицательным, раздражающим фактором, - заявил он. - Здесь вам будет очень трудно-выздороветь.

– Хорошо, хорошо, - нетерпеливо сказал профессор Лоран. - Иди, займись чем-нибудь. Или просто посиди.

– Нелепо сидеть в темноте, когда есть свет и когда столько работы, - бесстрастно проговорил Мишель.

– Ох, и надоел ты мне со своей логикой классного наставника! - сказал профессор Лоран. - Ну, зажги лампу у себя на столе…

Некоторое время все молчали. Когда в углу загорелась лампа под зеленым матовым абажуром, стало видно, что в комнате совсем темно.

– Может, Роже угостит нас чаем? - сказал профессор Лоран. - С тех пор как я перешел на обычную пищу, у меня появились давно забытые прихоти. Вчера ночью мне вдруг неудержимо захотелось паштета, запеченного в тесте…

– Роже приготовит такой паштет, если вы хотите, - серьезно предложил Альбер. - Он, по-моему, все умеет.

Он пошел за чаем. Шамфор сказал:

– Чудесный парень. Вообще вам повезло, дорогой. Такие помощники! Неужели вы действительно боитесь оставить на них лабораторию?

– Не в этом дело, вы же знаете, Шамфор… Просто я не смогу сейчас отдыхать. Можете вы это понять? Не выйдет у меня…

– Не выйдет только потому, что вы так себя настроили.

– Хотя бы и поэтому. Не все ли равно?

– Да ну вас, Лоран! - с досадой сказал Шамфор. - Вы как мальчишка, право!.. Ладно, мне надоело вас уговаривать. Хотите кончать самоубийством

– кончайте, и черт с вами!

– Не говорите чепухи, Шамфор, вы же знаете, что я вовсе не собираюсь кончать самоубийством. Посмотрите лучше Франсуа. Зажги свет, Мишель.

– Раньше покажите мне Поля, - сказал Шамфор. - Зачем вы его брили, кстати?

– А, вы уже знаете? Да просто он выглядел очень уж неприятно с этой длинной реденькой щетиной. Поль, подойди сюда!

– Давно у него появилась растительность на лице? - спросил Шамфор, разглядывая Поля, который безучастно стоял перед ним, слегка ссутулившись.

– Всего два дня, но росла очень бурно.

– Как ты себя чувствуешь, Поль? - спросил Шамфор.

Поль не ответил. Шамфор повторил вопрос.

– Не знаю, - безучастно сказал Поль. - Спина болит. Хочу спать.

– Он опять очень быстро растет, - вмешался Мишель. - За неделю вырос на два сантиметра. И голос у него изменился, стал ниже тоном.

– Почему ты мне об этом не говорил? - спросил профессор Лоран.

– Это было отмечено во вчерашней сводке, - удивленно сказал Мишель. - Вы не помните?

– Теперь вспомнил… Чем ты это объясняешь?

– Мне ведь приходится давать ему стимуляторы в лечебных целях. Правда, я даю гораздо меньшие дозы, чем для опытов, но, вероятно, это и есть причина.

Шамфор продолжал осматривать Поля.

– Он изменился. Я бы сказал, что он возмужал, хотя я его видел всего неделю назад. Но очень слабенький. На воздух его нельзя выводить, хотя бы в садик?

– Луизе будет тяжело…

– Ну, Луизу можно попросить не глядеть в окно на этот час-полтора…

– Надо подумать… - вяло проговорил профессор Лоран. - В самом деле…

– Полю воздух не поможет, - заявил Мишель, снова отходя к своему столу.

– Он неудачен, его надо переделать.

Поль на секунду поднял глаза. Зрачки его так расширились, что глаза показались черными. Быстрая судорога скользнула по его истощенному лицу.

– Поль, ты не слушай. - Шамфор положил руку ему на плечо и почувствовал, что Поль инстинктивно дернулся. - Мишель шутит. Никто тебя не будет переделывать. Ведь правда, Лоран?

– Правда, - рассеянно пробормотал профессор Лоран.

– Вот видишь! Иди полежи, тебе надо отдыхать, - Шамфор ласково погладил руку Поля. - Ты устал, потому что быстро растешь.

Поль снова поднял глаза. На этот раз он смотрел прямо на Шамфора.

– Ты плачешь? - поразился Шамфор.

Поль вдруг сел на пол у ног Шамфора, прижался щекой к его руке.

– Не уходите, - зашептал он, давясь слезами. - Вы хороший, я вас буду всегда любить. Меня никто больше не любит, кроме Пьера, и я никого не люблю. А Мишель хочет меня убить, и профессор тоже, вы им не верьте.

– Лоран, вы что, не слышите? - прошипел Шамфор.

Профессор Лоран устало покачал головой:

– У Поля все еще не прошла болезнь. У него бредовые идеи.

– С вами тут кто хочешь начнет бредить! - взорвался Шамфор. - Зачем вы позволяете своему любимцу запугивать этого бедного мальчика? Что это, в конце концов, за нелепая болтовня о переделке!

– Мальчика? - переспросил Лоран. - Вы сказали: мальчика?

– А что он, по-вашему, - девочка, что ли? Конечно, это мальчик, слабенький, больной, а вы с ним обращаетесь, как с подопытным кроликом!

– Вы с ума сошли, Шамфор. По-вашему, я жесток с Полем?

– Почти так. Вы слишком равнодушны к нему. И Мишель…

– Мишеля я убью, - вдруг заявил Поль. - Он злой. У него нет сердца.

Шамфор опять положил ему руку на плечо.

– Нельзя так говорить, мальчик. Мишель заботится о тебе, лечит тебя…

– Если б не я, ты бы умер, когда наглотался таблеток. Ты это знаешь? - спросил Мишель, подходя к Полю и глядя на него сверху вниз.

– Знаю. Ты лечишь меня потому, что боишься профессора. - Поль теснее прижался к Шамфору; он дрожал. - Ты хочешь меня убить.

– Это нелепо. Переделать не значит убить. Я хочу, чтоб тебе было легче. У тебя ведь все время болит спина. А тогда ты будешь вполне здоров, как я.

– А я не хочу быть таким, как ты! У тебя нет сердца.

– Я тебе объяснял, что глупо так говорить. У меня есть сердце, и оно лучше, чем твое. Гораздо прочнее и надежнее.

– Ну и пускай, - упрямо сказал Поль, по-детски оттопыривая губы. - А я не хочу такое, как у тебя. Пусть будет мое.

– Мишель не может тебя переделывать, ты это знаешь, - сказал профессор Лоран. - Могу только я. А я не собираюсь делать тебе операцию. Разве ты мне не веришь?

Поль не ответил. Шамфор погладил его по мягким взъерошенным волосам.

– Иди полежи, мой мальчик. Пойдем, я тебя провожу. - Шамфор встал. - Никто не хочет тебе вреда. Никакой операции тебе не будут делать, ты же слышал. Мишель тоже хочет тебе пользы, и ты на него не сердись.

Они ушли за ширму. Мишель неодобрительно смотрел им вслед.

– Дюкло, что вы стоите у двери? - спросил профессор Лоран.

Альбер отошел от двери и поставил поднос с чаем и печеньем на стол. «Значит, Роже прав, - думал он. - Как всегда, прав. Ну, и нюх у него!»

Шамфор вышел из-за ширмы.

– Вы слышали? - обратился он к Альберу. - Ну, Лоран болен, а вы-то все куда смотрели?

– Я не замечал ничего, - сознался Альбер, краснея. - Поль и до болезни был неразговорчив, а теперь и вовсе замолчал. Я просто ушам не поверил сначала, когда услышал, как он разговаривает.

– Это потому, что вы не подобрали к нему ключа. Да вы и не пробовали, я уверен. Ведь никаких тут сложностей нет. Вообразите себе, что это подросток, измученный болезнями и неправильным воспитанием. Вы что, не видели таких?

– Хорошо, я это учту, - сказал Альбер, разливая чай. - Мы будем с ним разговаривать почаще, постараемся его успокоить.

– Шамфор, пейте чай. - Профессор Лоран уселся за стол, отломил кусок печенья. - Это что, Леруа сам делает такие вкусные штуки?

– Вы считаете, что тут не о чем разговаривать? - спросил Шамфор.

– Ничего подобного. Просто мне очень хочется чаю… - Он сделал большой глоток. - Чудесный напиток!

Шамфор уткнулся в свою чашку.

– Послушайте, Шамфор, - сказал после паузы профессор Лоран. - Вы должны меня понять. Я действительно очень болен, а вернее, смертельно устал. У меня уже не хватает сил. Я сейчас могу рассчитывать на одно: удачно провести операцию Франсуа. Ну, и устроить демонстрацию опытов перед аудиторией. А потом отдыхать и лечиться. Поэтому я и недосмотрел насчет Поля. Хотя вы, по-моему, преувеличиваете. Он болен психически, и его отношение к Мишелю имеет характер мании.

– Чепуха! - буркнул Шамфор, с шумом отхлебывая чай.

– Ну, пусть чепуха. Все равно, вы же видите, что я не могу оставить лабораторию, когда тут такое творится.

– Вы могли бы взять Поля с собой, - неожиданно сказал Шамфор.

– Поля? - усмехнулся профессор Лоран. - Что за идея! Хорош был бы отдых… Нет уж, если ехать вдвоем, то с Луизой.

– Хорошо, что вы хоть по такому поводу вспомнили о Луизе.

– Не говорите чепухи, Шамфор. Я вовсе не только по этому поводу помню о Луизе.

– Хорошо. Поля я могу взять к себе. У меня он быстрее выздоровеет.

Профессор Лоран с недоумением посмотрел на него:

– Ничего не понимаю! Что это вы так взялись за Поля?

– Что ж тут непонятного? Мне его жаль. Ласковое беззащитное существо.

– Ну, знаете! Когда это ласковое беззащитное существо схватит вас за горло, вы перемените мнение! Он опасный сумасшедший.

– Тише! - попросил Шамфор, оглядываясь на ширму. - Можно подумать, что вы никогда не бывали в психиатрических лечебницах, Лоран. Для самых опасных безумцев ласковое отношение кое-что значит. А Поля я берусь за месяц-другой совершенно вылечить. Да и физически он будет крепче… Вы просто его запустили. Мишель вбил себе в голову, что Поля надо переделывать, а вы, должно быть, внутренне с ним давно согласились…

– Ну, уж не знаю… - с сомнением сказал профессор Лоран. - Если вы в самом деле соглашаетесь взять Поля к себе…

– При условии, что вы уедете отдыхать! - живо ответил Шамфор.

Профессор Лоран откинулся на спинку стула и засмеялся:

– Да вы просто шантажируете меня, Шамфор!

Из-за ширмы показалась голова Поля. Он делал непонятные гримасы, моргал глазами. Альбер первым заметил его.

– Ты что, Поль? - тихо спросил он, подойдя к ширме.

Поль сейчас же спрятался.

– Позовите его, - прошептал он, указывая на Шамфора. - Мне нужно с ним поговорить…

Шамфор пошел за ширму. Поль вцепился в него горячими дрожащими руками.

– Возьмите меня к себе! - шептал он. - Вы добрый, вы хороший, возьмите меня к себе, я здесь боюсь! Возьмите меня и Пьера!

– Пьера? - Шамфор поглядел на темную неуклюжую тушу: Пьер ткнул себя в грудь и кивнул головой. - Но, мой мальчик, Пьера я никак не могу взять.

– Почему? - с отчаянием спросил Поль. - Пьер хороший. Он очень хороший. Он будет вас слушаться, правда, Пьер?

Пьер опять закивал и ударил себя в грудь.

– Поль, ты похож на человека, а Пьер - нет, - мягко сказал Шамфор. - Его нельзя отсюда уводить. Я не могу его взять с собой.

Поль посмотрел Шамфору в глаза и понял, по-видимому, что он говорит правду. Он еще с секунду постоял, потом, как подрубленный, упал на кушетку и уткнул лицо в стиснутые руки. Шамфор тронул его за плечо.

– Разве ты не можешь на время расстаться с Пьером? - спросил он.

Поль не отвечал. Плечи его тряслись от беззвучных рыданий. Шамфор, очень расстроенный, вышел из-за ширмы.

– Надо дать ему что-нибудь успокаивающее, - сказал он.

– Ему пора вливать серпазил, - отозвался Мишель. - Дать ему еще таблетку Т-24?

– Попробуй, - сказал профессор Лоран. - Дюкло, помогите Мишелю.

Шамфор тоже пошел за ширму. Но Поль не сопротивлялся. Бледный, с застывшим лицом, он покорно проглотил таблетку и позволил сделать себе вливание. После этого он лег и повернулся лицом к стене. На Шамфора он даже не взглянул.

– Что у вас делается тут, Лоран? - спросил Шамфор после долгой паузы, обводя рукой лабораторные столы. - Над чем вы, собственно, работаете?

– Главным образом проверяю действие стимуляторов и витаминов на различные ткани. Я начал было выращивать новую кожу для Поля - вы видите, какой он пятнистый, - но сейчас это уже ни к чему. Он не перенесет такой сложной, многоступенчатой операции. Да и результаты, мне кажется, сомнительны.

– А если на лицо Франсуа дать трансплантаты живой ткани, а не пластмассу?

– Да не получается у меня с кожей, - сказал профессор Лоран. - Вы же видите, у Франсуа тоже какой-то странный оттенок. И приживляться кожа будет дольше. Уж лучше пластмассу.

– Как знаете… И это все, что вы делаете?

– Да. Я главным образом занимаюсь опытами на них. - Профессор Лоран показал на Мишеля и Франсуа. - Больше у меня ни для чего не хватает времени.

– Все это здорово попахивает кустарщиной, Лоран! - Шамфор покачал головой. - Прямо-таки невероятно: сотворить такие чудеса и так мало приблизиться к истине! В средние века вас сожгли бы на костре, да и теперь, я уверен, найдутся люди, которые сочли бы это полезным. А ведь дьявол науки, которому вы продали душу, только дразнит вас. Я, по крайней мере, точно знаю схему своего Сократа, а вы? Что вы знаете о своих созданиях?

– Вы все упрекаете меня за то, что я не шел обычными путями, - сказал Лоран. - Вам хочется, чтоб я обязательно прошел по каждой ступеньке. А если мне некогда?

– Да, пожалуйста, прыгайте хоть через десять ступенек, если сил хватит! Но не пытайтесь ходить по перилам! Разобьетесь вдребезги и даже рассказать не успеете, что вы увидели. Ведь не расскажете, а?

– Мишель ведет записи. Он все знает и помнит лучше меня.

– Мишель знает не больше того, что вы помогли ему узнать. Он не может самостоятельно разработать и продолжить ваши концепции. Чем он лучше Сократа? В этом отношении - немногим. Во всех других отношениях он намного слабее Сократа. Ну что такое человек? Вы же сами знаете, какая это несовершенная машина. Работает медленно, устает легко, пороги рецепторов у него грубы. Он не имеет органов чувств для электричества, магнетизма, ультразвука, радиации. А электронному роботу можно все это придать. Интеллект Мишеля уж никак не выше интеллекта среднего человека. Память и работоспособность? Я знал людей с такой же великолепной памятью. А насчет того, что он почти не устает… вот посмотрите, как это «почти» вырастет понемногу до обычной человеческой нормы! Он в таком виде существует всего каких-нибудь два года и все время усложняется и запутывается!

– Чего вы напустились на Мишеля? - усмехаясь, сказал профессор Лоран. - Если даже все то, что вы говорите, святая истина, это еще не порочит всего замысла. Ведь это же только первые шаги - и в каких условиях!

– А у меня не первые шаги, что ли? - возмутился Шамфор. - Будьте справедливы, Лоран! И смотрите истине в глаза - дело не только в условиях!

– Может быть, и не только в условиях. Я мог допустить даже самые грубые просчеты. И все-таки вы не правы. Электронная кибернетика не решит всех вопросов. Человек должен сам совершенствоваться, иначе ему будет трудно жить в том мире сверхскоростей и чудовищной энергии, который он сам создает.

– Ну, это, конечно, правильно, - сказал Шамфор, вздохнув. - Человеку уже сейчас становится трудновато. Но и тут почти всегда выручат роботы, даже не такие, как Сократ, а обычные, более примитивные. Я вовсе не сторонник тех, кто считает, что идеал - это полное устранение человека из производства. Но мы ведь живем на заре электроники, помните! Мы еще плохо представляем себе, какую роль она будет играть в нашей жизни, как она облегчит и упростит очень и очень многое. В том числе и вашу задачу.

– Разумеется! - насмешливо сказал Лоран. - И мою задачу! Биологи и физиологи должны ждать, пока ее величество физика не разрешит им: «Вот теперь, ребятки, еще один шаг вперед. Но не больше».

– Да бросьте вы, Лоран! Какой смысл считать, кто раньше, кто позже, когда успех одного все равно зависит от других, идущих с ним рядом. Мы пока не знаем, какие физические явления лежат в основе работы мозга. Пока! А когда узнаем, вы сможете проделывать свои эксперименты с электродами не на ощупь, не вслепую, как сейчас. И смешно обижаться, честное слово! Не обижаются же физиологи на физиков за то, что они изучили законы преломления света в линзах и этим помогли понять устройство глаза!

– Вы скажите вот что: нужно человеку переделывать самого себя или не нужно?

– Нужно. Только я думаю, что по-настоящему такая переделка будет возможна лишь при другом общественном устройстве. Без войн и эксплуатации.

– Шамфор, что это с вами! - Профессор Лоран смотрел на него с искренним изумлением. - Вы просто помешались на политике.

– А вы - на политической слепоте! - Шамфор вскочил. - Знаете, Лоран, я пойду, а то мы поссоримся! Мне и пора, кстати.

– Ну, сядьте! - Профессор Лоран встал, положил ему руки на плечи. - Нельзя же нам так расставаться. Не будем говорить о политике, вот и все. Разве мы что-нибудь понимаем в цивилизации, которую сами создали?

– Если уж не говорить о политике, так не говорить, - проворчал Шамфор, садясь. - Можете быть уверены, что в ваших рассуждениях нет ни капли оригинальности. Вы повторяете чужие слова и прикрываетесь ими от действительности.

– Ну, пусть будет так! - согласился профессор Лоран. - Пусть будет по-вашему, Шамфор. Если б вы только знали, до чего мне все это безразлично! Чужие слова… мои слова… мне сейчас просто не до этого, доймите, чудак! Скажите мне лучше вот что: почему вы отрицаете мой путь? Ведь, по существу, вы его осуждаете? С самого начала было так, еще когда мы работали с Сент-Ивом.

– Ваше дело было переубедить меня и всех скептиков! - пожав плечами, сказал Шамфор. - Но вы этого не сделали, а только окончательно запутали все дело. Представьте, например, что геолог отправился в Гималаи искать какое-то ценнейшее месторождение. Он долго бродил в опасных и совершенно неисследованных местах, истратил массу сил и в конце концов поймал живого снежного человека… Сенсация! Все потрясены! Ну, а как же все-таки с ценнейшим месторождением? Да по-прежнему! Этот геолог так ничего и не узнал: он увлекся погоней за снежным человеком.

– Остроумно, ничего не скажешь! - засмеялся профессор Лоран. - Но я решил не обижаться. Я хочу добиться ответа. Ведь не можете же вы всерьез считать, что принципы работы головного мозга способны постичь только физики, что химикам и физиологам тут делать нечего? Ну, пускай я действовал неправильно, пускай я гнался за внешними эффектами, как вы считаете. Но это моя личная ошибка, и она не порочит всего пути в принципе. Как же можно обойтись без физиологических опытов с мозгом? И при каких условиях можно добиться лучших, более точных результатов? Опыты на живых, здоровых людях? Это практически нереально. Исследование мозга только что умерших? Но необратимые изменения в нервных тканях наступают уже через три-четыре минуты после смерти. Опыты на животных? Но Павлов уже дошел здесь почти до предела, многого к его выводам не прибавишь. И ведь он сам хорошо понимал все несовершенство этих опытов. Вы же знаете, как он жаловался на то, что мозг при опытах жестоко травмируется и изучается уже в патологическом состоянии. Операция - травма, заживление раны - травма, рубец - новая травма, да и какая подчас серьезная: почти у всех собак Павлова начинались при образовании рубца судороги, потому что рубец стягивал, давил, калечил мозг.» Как же при таких условиях изучать работу сложнейших, легко ранимых нервных функций? Это же все равно что отрезать человеку ногу, а потом пробовать судить о его походке или о способностях к танцам! Не говоря уже о том, что психика человека несравнима по сложности с психикой собаки… Что же еще? Попытка отводить биотоки от нервных центров, раздражая отдельные участки мозга? Но ведь это тоже работа вслепую. Это все равно что пытаться понять принципы работы вычислительной машины, следя за тем, как вспыхивают лампы и работают реле.

– А ваши опыты - не травма для мозга? Выращивать мозг сначала в искусственной среде, в полной изоляции от организма, которым он должен управлять, то есть не давать развиваться основным его функциям, в том числе и важнейшему механизму обратной афферентации, - это что означает? Разве это можно назвать хоть относительно нормальными, не травмирующими условиями? И, наконец, ваши опыты со вживленными электродами - чем они отличаются по сути от опытов с отведением биотоков? Разве вы-то не работали вслепую? Разве вы добились точных, надежно проверенных результатов?

– Но ведь я добился специализации функций, - тихо сказал профессор Лоран. - Разве это не ответ - Мишель и Франсуа?

– Послушайте, Лоран, но ведь это единичные случаи, а не серия экспериментов! Это же может быть случайностью, вы сами понимаете! И потом

– ни Мишель, ни Франсуа не могут служить доказательством хотя бы потому, что они не представляют собой полноценные человеческие организмы. Это опять искусственная изоляция от нормальной среды. Живой организм - нераздельное целое. Снимая или приглушая многие его функции, разве можете вы не разрушить его естественную гармонию, разве можете сохранить все богатство и сложность ассоциаций? Развитие одних функций за счет отмирания других, не менее важных, - это ведь не выход из положения…

– Но, Шамфор, разве в нашем обществе нет специализации функций? Я уж не говорю о рабочих конвейера, шахтерах или, допустим, о горцах, привыкших к головокружительным тропам и разреженному воздуху высот. Но ведь длительное занятие любым трудом влечет за собой усиленное развитие одних функций и угнетение, а то и полное почти угасание других. Я уж не говорю о себе - от последствий такой жестокой специализации даже вы пришли в ужас. Но кто угодно: грузчик или пианист, конторщик или врач - каждый развивает в себе одно за счет другого. И условия жизни у многих обитателей нашей планеты так жестоки и неестественны с точки зрения физиологии - ну, и вашей любимой социологии, что…

– Это казуистика, Лоран. Речь идет о приблизительной норме, а не о резких и порой ужасных отклонениях от нормы, какое бы распространение ни приобретали они в нашем жестоком мире. Я понимаю, что люди в гитлеровских лагерях уничтожения находились в ряде случаев, пожалуй, в еще более неестественных и ужасных условиях, чем ваши питомцы. Но ведь никому и не пришло бы в голову утверждать, что режим такого лагеря хоть отчасти близок к нормальным условиям человеческой жизни.

– Я все-таки вас не понимаю, Шамфор, - сказал после паузы профессор Лоран. - Что вы хотите доказать? Что я не все открыл, не все проверил, не все обосновал? А кто это сделал? Ведь даже после великолепно поставленных, очень тщательно продуманных многолетних опытов Павлова все-таки в физиологии высшей нервной деятельности осталось бесконечное множество нерешенных вопросов. Почему же вы так строги именно ко мне?

– Лоран, вы просто хитрите! - возмутился Шамфор. - Ну при чем тут Павлов? Конечно, его опыты с собаками не дали и не могли дать полного представления о механизме высшей нервной деятельности человека. Но Павлов, помимо всего прочего, оставил науке точные, прекрасно разработанные методы! То, что он применял комплексы раздражителей и анализировал ответы мозга на эти воздействия, дало возможность изучать алгоритмы работы мозга как функциональной системы. Ведь именно на этой основе нейрофизиологи стали добиваться выработки сложных систем условнорефлекторных реакций вместо одиночных условных рефлексов. И мне, как вы понимаете, очень помогло то, что сделал Павлов. А ведь его опыты на вид, да и по сути дела, далеко не так эффектны, как ваши! Но что доказывает существование Мишеля или Поля, хотел бы я знать? Что это даст науке, кроме самого факта их существования?

– Мне не хочется больше с вами спорить, Шамфор, я слишком плохо себя чувствую, - сказал профессор Лоран, полузакрыв глаза. - Да вы, по-моему, и сами понимаете, что перегнули. То вы говорите, что учитываете условия, в которых я работаю, а то начисто о них забываете. А ведь эти условия со счетов не сбросишь, будьте же благоразумны! Вы спрашиваете, что я дал науке, кроме факта существования Мишеля, Поля и других? А разве этого факта действительно так уж мало для одиночки? Будьте справедливы, Шамфор! Кто может больше, пусть делает больше. А я сделал, что мог: доказал реальность того, что большинство - да почти все! - считают совершенно невозможным. Я надеюсь, что меня не обвинят в излишнем самомнении, если я скажу, что это много, даже очень много для одного человека, какие бы просчеты он при этом ни допустил. Справедливо ли меня упрекать, Шамфор? Разве я жалел силы, разве я щадил себя? Вы же видите, во что я превратился!

Шамфор вскочил. Губы его вздрагивали.

– Простите меня, Лоран, я в самом деле дубина и олух, - горячо сказал он. - Я даже не понимаю сейчас, как я мог… Вы в таком состоянии… и вообще…

– Да бросьте, Шамфор, - сказал профессор Лоран. - Я слишком устал, чтобы всерьез волноваться даже из-за самых тяжелых обвинений. Так что не терзайтесь особенно… Дюкло, налейте-ка ему чаю покрепче.

Некоторое время все молчали. Шамфор, насупившись, смотрел в свою чашку и тихо барабанил пальцами по ручке кресла. Профессор Лоран, откинувшись на спинку кресла, не то дремал, не то о чем-то раздумывал; лицо его было в тени. Альбер не смел поднять глаз: когда спорили Шамфор и Лоран, ему хотелось встать и уйти, но он так и не решился, а теперь ругал себя за это.

Шамфор допил чай и начал прощаться.

– Я постараюсь сделать все как можно скорее, - сказал он. - Хотя бы для того, чтоб вы пораньше разделались с этой операцией и отправились отдыхать.

– Правильное соображение, - усмехаясь, ответил профессор Лоран.

Шамфор остановился у порога. Он колебался.

– Послушайте, Лоран, - тихо сказал он, вернувшись. - Я все же очень советую вам: поосторожней с Полем. Не забывайте, что он… ну, что он человек!

– Вы в самом деле так думаете? - с интересом спросил профессор Лоран.

– А как же еще можно думать? Лоран, ваше поведение в этом смысле не только жестоко, но и опасно. Будьте осторожны, говорю вам!

– Хорошо, хорошо. - В голосе профессора Лорана был легкий оттенок нетерпения. - Думаю, что вы порядком преувеличиваете, Шамфор, но обещаю подумать.

– А в общем, дело ваше, - пробурчал Шамфор и, сутулясь, шагнул через порог.

– Я хотел бы немного проводить мсье Шамфора. Можно? - спросил Альбер.

– Почему же нельзя? - Профессор Лоран откинулся на спинку кресла и закрыл глаза.

Шамфор медленно брел к калитке. Он ничуть не удивился, увидев Альбера.

– Решили прогуляться? - рассеянно спросил он.

Альбер пробормотал что-то невнятное.

Лязгнули тяжелые засовы калитки, откуда-то из-за угла рванулся навстречу теплый сырой ветер. Улица была черная, влажно блестящая, в ней расплывались бледными туманными пятнами освещенные окна и ореолы редких фонарей.

Они долго шли молча. Альбер уже хотел было повернуть назад: ему показалось, что Шамфор сердится. Но тот, словно что-то вспомнив, посмотрел на Альбера.

– Вы куда, собственно? - спросил он.

– Так просто… - смущаясь, сказал Альбер. - Хотелось пойти с вами…

– Со мной? - Шамфор улыбнулся, смешно выпятив свои толстые губы. - Ну и чудак же вы, мой мальчик! В вашем возрасте надо ходить с девушками, а не со стариками.

– Я не возражаю против девушек, - несколько ободрившись, сказал Альбер.

– Но в данном случае девушки вряд ли мне помогут. Я хотел бы узнать, что вы посоветуете делать… мне и вообще всем нам.

Шамфор быстро взглянул на него и хмыкнул:

– Самый лучший совет, какой я могу вам дать по этому поводу, очень прост: бегите без оглядки от Лорана! Но вы такой совет не примете, я знаю.

– Не приму, конечно, - сказал Альбер.

– Ну, а все остальное, что я могу сказать, мало чего стоит. Будьте осторожны. По-человечески обращайтесь с Полем, да и с остальными тоже. Одергивайте Мишеля, не давайте ему командовать. Но и тут будьте осторожны, не раздражайте его.

Альбер долго думал.

– А почему все так сложилось у профессора? Почему он сам не понимает, что делается с Полем, например?

– Ну, Лорана легко понять! Он долгое время был уверен, что его создания полностью ему подвластны. Потом, когда начались опыты со стимуляторами и электропроцедурами и питомцы начали бунтовать, он думал, что вся беда в неправильной дозировке, непродуманном сочетании средств и так далее. Вот он до сих пор и не может полностью отрешиться от своих первоначальных представлений. И не хочет понять, что эти существа стали людьми - пускай неполноценными, больными или дисгармонично развитыми, но людьми. А из-за этого может произойти катастрофа. Вы это понимаете?

– Не совсем. Профессор Лоран - гениальный ученый. И не сразу же все это произошло. Как же так?

– Мой мальчик, вы удивительно наивны. Даже самые гениальные отцы часто не умеют замечать, что их дети становятся взрослыми. А что касается науки… бог мой, не только у отдельных ученых, а у целой отрасли науки иной раз бывают такие удивительные заблуждения… Да вот хотя бы такой пример: физиологи всего мира, проделывая бесконечное количество опытов над животными, целые века не замечали очень простой и очень важной функции нервной системы - обратной афферентации.

Альбер силился вспомнить. Ему было стыдно: до чего прочно позабыты университетские лекции!

– Обратная афферентация - это… - начал он и запнулся.

– Обратная афферентация, дорогой мой, - Шамфор заговорил гораздо оживленней, словно обрадовавшись, что удалось переменить тему разговора, - это сигнализация о полезности действия. Это абсолютно необходимое условие существования всякой функциональной системы: и живого организма, и человеческого общества, и автоматически регулируемой машины. Вы не огорчайтесь, что не можете вспомнить, в чем тут дело: наличие обратной афферентации хоть никем теперь не отрицается, но до сих пор как-то мало учитывается. Лоран, конечно, должен был говорить вам об этом в университете, но…

– Профессор Лоран не вел у нас основного курса, а по лабораторным занятиям я что-то этого не помню…

– Да говорю вам - ничего удивительного! Я вам скажу, если хотите, в каких работах можно прочесть о сущности обратных афферентации. А вкратце - речь идет вот о чем. О рефлекторной дуге Декарта вы, конечно, помните? Ну, если оставить в стороне его представления о нервах-трубочках, по которым проходят от мозга к мышцам «животные духи», и тому подобное, то Декарт более трехсот лет назад с удивительной четкостью обрисовал почти весь механизм связей центральной нервной системы с окружающей средой: принятие сигналов через рецепторы, работа анализаторов - и ответное действие. Человек коснулся рукой горячего предмета, нервы сигнализировали в мозг - человек отдернул руку. Так? Да, конечно. Но все ли поведение животных, а тем более человека объясняется этой гениально простой рефлекторной теорией? Нет, вовсе нет. Ведь что помогает сохранять и продолжать жизнь отдельного существа или общественной организации? Наличие биологической полезности его действий, мой мальчик, запомните это. Если б появилось существо, которое, подобно Грибулю из народной сказки, боясь промокнуть под дождем, бросалось в воду, а боясь обжечься, лезло в костер, оно бы долго не прожило и не оставило бы после себя жизнеспособного потомства. Всякий саморегулирующийся организм обязательно получает информацию о степени полезности своих действий. Иначе он не сможет правильно действовать, не сможет существовать. Он должен выбирать из всех вариантов поведения самый правильный, самый полезный. А судить о том, какое действие дает наибольший полезный эффект, можно лишь при помощи механизма обратной связи. Это вам понятно?

– Да, но как же тогда обстоит дело с безусловными рефлексами? - спросил Альбер.

– Ну, в безусловных рефлексах аппарат обратной афферентации, конечно, не возникает в результате индивидуального опыта, он закрепляется в нервной структуре данного вида живых существ на протяжении целых эпох исторического развития. Мальку или головастику, только что вылупившемуся из икринки, не надо заново учиться двигаться под водой, так же как новорожденному ребенку не приходится учиться дышать. Но все условные рефлексы возникают и закрепляются только при помощи проверки результатов действия, оценки его полезности…

– А почему же физиологи так долго не замечали совершенно очевидного факта? Ведь и в работах Павлова, насколько я помню, отсутствует термин «обратная афферентация».

– Да. Правда, у Павлова есть понятие «подкрепления» условного рефлекса безусловным, но он неоднократно заявлял, что в основе его работы лежит рефлекторная теория Декарта. Только за последнее десятилетие русские ученые дополнили в этом смысле учение Павлова. Почему так долго не замечали наличия обратной афферентации, спрашиваете вы? Отчасти, вероятно, играл роль авторитет Декарта. Ведь его рефлекторная теория целые столетия лежала в основе физиологических опытов ученых всех стран и приносила громадную пользу. А потом - вы же знаете, что это были за опыты. Прежде всего - вивисекция. Ну, а как может выбирать наиболее полезные действия животное, привязанное к операционному столу? В таких условиях механизм обратной афферентации действовал на холостом ходу. Поэтому его и не заметили. А заметили теперь, когда начала развиваться кибернетика. Почему? Да потому что это древнейшее устройство, проверенное природой на протяжении сотен миллионов лет, широко используется в автоматически регулирующихся системах. Без обратной афферентации, без анализа полезности действия никакой автоматической регуляции, конечно, не может быть…

– Значит, у «дуги рефлекса» не три звена, а четыре?

– Даже пять, если хотите. По Декарту рефлекс заканчивается ответным действием. А на деле существует еще афферентный синтез и вывод из него - подкрепление прежнего действия или новое действие, признанное более полезным.

– И в этом существует аналогия между человеком я электронным устройством?

– Конечно.

– Вы извините, что я так настойчиво допытываюсь у вас, но я, должно быть, здорово отупел за эти годы. В чем же состоит, по-вашему, принципиальная разница между человеком и… ну, скажем, между вами и вашим Сократом?

– Если ставить вопрос так конкретно, на него довольно легко ответить. А вот в чем разница между человеком и самым совершенным электронным устройством, какое возможно в принципе - не сейчас, а вообще, - на такой вопрос, мой мальчик, я затрудняюсь ответить. Пока что у кибернетических роботов, даже у Сократа, нет сознания, хотя, глядя на Сократа, этому иной раз не веришь. Но всегда ли будет так, вот вопрос!

– Вы считаете, что в принципе возможно создать устройство, обладающее сознанием?

– Почему бы и нет? - Шамфор усмехнулся. - Как это сделать, я не знаю. Но если речь идет о принципиальной возможности… Вы материалист? - неожиданно спросил он.

– Д-да… конечно… - неуверенно ответил Альбер.

– Ну-с, так что же такое сознание с материалистической точки зрения, которую я вполне разделяю? Результат деятельности мозга, то есть высокоразвитой материи. Оно материально? Нет, потому что оно не существует вне человека. Нет человека или, точнее, нет тех участков головного мозга, в результате деятельности которых возникает сознание, - нет и сознания. Может ли быть, что в этот миг, когда мы с вами шагаем под теплым ночным дождем по улицам Парижа, где-нибудь на бесконечно далекой планете под голубым, желтым или красным сиянием неизвестной нам звезды материя дошла до такого уровня развития, что в ней начало зарождаться сознание? Да, вполне может быть. Теперь - может ли человек искусственным путем создать материю, настолько усложненную, что она будет способна порождать сознание? Да, в принципе может…

– Неужели вы так думаете? - воскликнул Альбер, остановившись посреди тротуара.

– А неужели вы совершенно не так думаете, выйдя из лаборатории Лорана и шагая по направлению к моей лаборатории? - Шамфор усмехнулся. - Разве Мишель или Поль не мыслят?

– Ну, профессор Лоран все же идет по путям, указанным природой, - возразил Альбер. - У Мишеля и Поля такой же мозг, как у нас с вами. А вот электронное устройство, как бы оно ни было сложно, не может полностью моделировать мозг.

– Сейчас - да. Даже существование Сократа не опровергает этого тезиса. Но стоит ли сейчас, когда наши знания о принципах работы мозга так несовершенны, настаивать на принципиальном несходстве машины и мозга? Мы ведь можем лишь предполагать, основываясь на некоторых фактах, что такое несходство существует. Но положительно утверждать или отрицать это мы сможем только тогда, когда изучим принципы работы мозга и поймем их суть. Пока мы нашли много сходного между машиной и мозгом и, кто знает, может быть, впоследствии найдем еще больше.

– Значит, вы думаете, что впоследствии кибернетические машины смогут все делать, всему обучиться?

– Всему? А кто вообще может обучиться всему и делать все? Разве не существует природного программирования для всех существ, в том числе и для человека? Существуют же довольно четкие ограничения. Сколько ни учи самого способного и старательного человека, он не сможет летать в воздухе или жить под водой без искусственных приспособлений. Как ни воздействуй на кошку, а она не родит ни собаки, ни крысы - только котенка. Исходные возможности заложены в механизме наследственности, в истории вида, и особенных неожиданностей в этом смысле не бывает… - Шамфор поглядел на Альбера и засмеялся. - Мой мальчик, хватит с вас на сегодня! Что это за жизнь - ходить из лаборатории в лабораторию, да еще по пути слушать рассуждения! В вашем-то возрасте!

– Но мне это очень интересно! - запротестовал Альбер.

– Ну, еще бы! Но во всем нужна мера. Хватит, говорю вам. Идите обратно да по дороге вдохните как следует этот запах дождя, и бензина, и молодой листвы, и духов - запах Парижа! Поглядите на эти огни, расплывающиеся в лужах, на Сену с ее черно-золотой рябью, на девушек в прозрачных цветных плащах. Это - жизнь! Если этого не будет, все наши лаборатории ни черта не стоят!

Альбер широко улыбнулся. Ему вдруг стало хорошо и легко. В самом деле, он молод и полон сил, и черное ночное небо над его головой полыхает рыжим отсветом огней любимого города - красавца Парижа, и впереди так много всего…

– Благодарю вас от всей души! - горячо сказал он Шамфору. - За все необычайное, что вы сказали мне! И за то, что вы сами же вернули меня к красоте реального мира…

– Вы романтик, дорогой мой, - сказал Шамфор. - Впрочем, не будь вы романтиком, лаборатория Лорана привела бы вас в ужас…

– …Да, Луиза сказала мне. - Пейронель не глядел на Раймона. - Она привыкла говорить мне все…

Раймон кашлянул. Он не знал, что ответить. Пейронель надолго замолчал. Он, фыркая, подпиливал обломившийся ноготь.

– Видите ли, я старый чудак, - заговорил он наконец. - Я так смотрю на эти вещи: если уж ты выбрал себе жену или мужа, то не бросай их, по крайней мере, в беде. Подожди, пока человек выкарабкается…

– Луиза думает так же… - смущенно сказал Раймон.

– Я знаю. А вы? - Пейронель впервые поглядел на него. - Какого вы мнения по этому поводу?

– При всех условиях воля Луизы для меня закон. - Раймон вовсе не был уверен, что именно так надо отвечать.

Пейронель засопел и стал разглядывать свой ноготь. Вошла Катрин, доложила, что все уже собрались на совещание. Пейронель, кряхтя, поднялся.

– Неудачно вы пришли… ну-ну, я понимаю, что вам трудно вырваться. Поговорим в другой раз, ничего…

Он подошел к Раймону, взял его за плечи, повернул лицом к свету; Раймон увидел прямо перед собой выпуклые глаза с желтоватыми белками в густой сети кровянистых жилок. Глаза были печальными и мудрыми - Раймон никогда не видел в них такого выражения. Ему стало не по себе.

– А вы-то любите ее? - Пейронель продолжал глядеть Раймону прямо в глаза. - Ну, по совести?

– По совести… не знаю! - выпалил вдруг Раймон.

Он сейчас же испугался своей откровенности. Но Пейронель вздохнул с облегчением, и лицо его немного прояснилось.

– Ну, вы, по крайней мере, не врете, - сказал он.

Профессор Лоран осторожно приподнял край бинта на лбу Франсуа, у границы волос.

– Приживление, кажется, идет нормально, - сказал он. - Можно снимать бинты. Дальше обойдемся одним Бисти-3. Глаза пока не разбинтовывать. Раньше надо будет задернуть темные шторы.

Он опустился в кресло, тяжело дыша. Мишель взял его за руку.

– Раньше я сделаю вам укол, - произнес он с неудовольствием. - Вы никак не можете оправиться после операции. Еще бы, три часа на ногах, такая напряженная работа в вашем состоянии.

– Мишель, ты начинаешь ворчать, как старая нянька, - слабым голосом сказал профессор Лоран. - Дюкло сделает мне укол, а ты займись Франсуа.

Сквозь плотно задернутые темно-зеленые шторы струился неясный, сумеречный свет. На глазах Франсуа еще белела повязка, но лицо и шея были разбинтованы.

– Франсуа, попробуй говорить, - сказал профессор Лоран. - Как ты себя чувствуешь?

Горло Франсуа напряженно задвигалось, губы открылись.

– Хо-ро-шо, - сказал он запинаясь. - Хо-ро-шо. Я рад, что могу го-во-рить.

Голос у него был чуть глуховатый, приятного низкого тембра.

– Пока довольно, молчи, - сказал профессор Лоран. - Сейчас мы проверим, как у тебя с глазами. Мишель, сними повязку. Видишь что-нибудь, Франсуа? Глаза не болят?

– Вижу все, - медленно проговорил Франсуа. - Так же, как раньше. Глаза не болят.

– Дюкло, включите за моей ширмой лампу. Теперь как, Франсуа? Почему ты жмуришься?

– Ни-чего, я уже привык. Все хорошо. Спа-сибо. Я очень рад! - Он улыбнулся.

– Тебе не больно улыбаться?

– Немного больно.

– Не двигай мускулами лица. Старайся сегодня больше не разговаривать. Будешь лежать до завтра. Глаза мы тебе опять завяжем. Завтра все будет уже в порядке.

– Я хочу посмотреть свое лицо, - сказал Франсуа. - Пожалуйста.

– Лучше бы завтра… Впрочем, дайте ему зеркало, Дюкло.

Франсуа долго рассматривал свое лицо в тусклом свете лампочки из-за ширмы. Лицо было смуглое, с крупными, правильными, чуть грубоватыми чертами.

– Это хорошее лицо. Спасибо. - Он отдал зеркало Альберу и лег, подставив голову ловким рукам Мишеля.

Профессор Лоран тяжело опустился в кресло. Он задыхался.

– Что с вами? - Альбер тревожно глядел на него.

– Ничего. Теперь уже скоро, - тихо сказал профессор Лоран, силясь улыбнуться. - Через неделю можно будет демонстрировать Мишеля и Франсуа. Потом я лягу в клинику… если вы обещаете… - Он вдруг замолчал и начал неловко сползать набок, полулежа в кресле.

– Мишель! - вскрикнул Альбер.

Мишель быстро подошел, взглянул на профессора и кинулся за шприцем.

Профессор Лоран вскоре открыл глаза, но был слишком слаб, чтоб говорить. Мишель и Альбер перенесли его на кушетку, укрыли пледом. Альбер отдернул темные шторы, в окно хлынул веселый солнечный свет, и стало страшно смотреть на лицо профессора Лорана - синее, осунувшееся, с запавшими глазами.

– Что с ним, Мишель? - шепотом спросил Альбер, подойдя к столику, где Мишель снова кипятил шприц.

По белому, безжизненно правильному лицу Мишеля скользнула горькая гримаса.

– Я ведь предупреждал профессора. - Мишель покачал головой. - Эта операция была ему не по силам. Он не должен был…

– Что же теперь делать? - прервал его Альбер. - Вы сможете хотя бы вывести его из этого состояния?

– Постараюсь, - сказал Мишель, наполняя шприц.

– А может, вызвать врача? - спросил Альбер. - Профессора можно снести вниз, там его и осмотрят.

– Запрещаю, - тихо, но внятно проговорил профессор Лоран. - Категорически запрещаю, слышите?

Альбер в отчаянии развел руками. Мишель, держа шприц, неодобрительно глядел на профессора.

– Вы напрасно отказываетесь, - сказал он. - Возможно, существуют другие, более эффективные методы лечения, которых я не знаю. Наконец, консилиум…

– Консилиум? С тобой? - бледно усмехнулся профессор Лоран.

Альбер с изумлением увидел, что Мишель вздрогнул и прикусил губы. Похоже было, что слова профессора задели его. Однако Мишель ничего не сказал. Он молча проделал вливание и ушел к своему столику.

Профессору Лорану стало немного лучше, но он был все еще очень бледен и еле шевелился. Альбер подложил ему под голову вторую подушку, отодвинул белые шторы, и воздух, свежий и чистый после утреннего сильного дождя, свободно входил в комнату.

– Обморок - это смерть в миниатюре, - тихо проговорил профессор Лоран.

– Наверное, поэтому так трудно снова приходить в сознание. Нестерпимо режет глаза даже слабый свет, и тело кажется таким тяжелым, словно на тебя могильную плиту навалили. Любопытно все же… - Он вдруг замолчал, прислушался, глаза у него стали тревожными. - Дюкло, мы совсем забыли о Поле и Пьере. Разве они еще не просыпались?

Поль и Пьер, обнявшись, лежали на кушетке. Глаза их были закрыты, но поза казалась слишком напряженной для спящих. Альбер осторожно тронул Поля за плечо, тот слегка вздрогнул, но не открыл глаза.

– Поль, что с тобой? - тихо спросил Альбер. - Ты плохо себя чувствуешь?

Поль высвободил руку из-под головы Пьера и сел. Лицо его было покрыто красными пятнами.

– Вы не смеете нас трогать, - своим скрипучим, странным голосом проговорил он. - Нас с Пьером. Мы не хотим, чтоб нас трогали. Он не хочет другое лицо. Оставьте нас в покое, мы ничего не хотим, только не трогайте нас. Мы хотим быть вместе, мы с Пьером!

У Альбера защемило сердце: вот ведь несчастное существо этот Поль! Он сказал, стараясь придать своему тону как можно больше убедительности:

– Напрасно ты так волнуешься, Поль. Никто не будет трогать ни тебя, ни Пьера, поверь мне. Профессор не хочет тебя переделывать. Да он и не может, он болен, он скоро уедет лечиться.

– Он не болен, - возразил Поль, - он переделывал Франсуа.

– Он очень устал, когда переделывал Франсуа, и заболел. Ты же знаешь, что он и раньше был болен. А теперь ему совсем плохо.

– Не надо было трогать Франсуа, - сказал Поль.

– Франсуа сам хотел, чтоб его переделали. Он очень рад. Он теперь будет говорить, и у него красивое, хорошее лицо. Завтра он будет совсем здоров.

– Пьер не хочет говорить, и ему не надо красивого лица, - упрямо повторил Поль. - Правда, Пьер, ты не хочешь, чтоб тебя трогали?

Пьер сидел на кушетке, растопырив темные неуклюжие руки, кивал головой и одобрительно мычал.

– Никто вас не собирается трогать, - сказал Альбер.

– А Мишель? - спросил Поль.

И Альбер удивился тому, какая ярость сверкнула в его мутноватых маленьких глазах.

– Мишель тоже не будет вас трогать. Да он и не умеет сам делать операции.

– Мишель все умеет, - недоверчиво проскрипел Поль. - Мишель меня не любит. Но я не дам себя переделывать и Пьера тоже не дам.

– Хорошо, хорошо, - уже нетерпеливо сказал Альбер. - Какой ты упрямый, Поль! И почему ты мне не веришь, разве я тебя когда-нибудь обманул?

– Я никому не верю, - сказал Поль, опустив голову. - Меня никто не любит, только один Пьер. Вот ему я верю, а больше никому…

– Как хочешь. - Альбер пожал плечами. - Только я никого никогда не обманывал, ты это запомни. Я не люблю врать.

Раймон вдруг проснулся среди ночи. С ним это случалось очень редко. Вся комната была перечерчена голубовато-белыми квадратами лунного света и черными тенями решеток и рам. Раймон лежал с открытыми глазами, стараясь понять, что же его разбудило. Вдруг он услышал шепот за ширмой профессора. Шепот доносился явственно: Раймон лежал неподалеку.

– Я не буду откладывать демонстрацию, не говори глупостей, Мишель! - говорил профессор Лоран.

– Если вы считаете, что у вас хватит сил на демонстрацию, то оперировать меня вы наверняка сможете, - настойчиво шептал Мишель. - Сидя. Я буду лежать на полу, на кушетке, где хотите. И ведь это проще, чем с Франсуа. Не надо менять голос, только лицо.

– Я не понимаю, что на тебя нашло. Ты же всегда был доволен своим лицом.

– Я ошибался. Теперь я понял.

– Ты позавидовал Франсуа?

Мишель молчал. Потом он с усилием сказал:

– Почему вы утверждали, что я вечен? Это ведь неправда?

– Нет, правда. Тебя можно подновлять если не вечно, то очень долго.

– А кто будет подновлять? Разве вы сами - вечны?

– Другой, кто меня заместит, - после паузы сказал профессор Лоран. - Потом тот, кто заместит его.

Опять наступило долгое молчание.

– Но лицо они мне не переделают.

– Почему же? Пластические операции в хирургии разработаны блестяще.

– Они не захотят… Они будут меня демонстрировать так, с этим лицом-маской. А разве я не человек? Я бы доказал им…

– Ты думаешь, что я скоро умру? - спокойно спросил профессор Лоран. - Скажи правду, мне нужно знать.

Раймон похолодел, услышав четкий шепот Мишеля:

– Да, это возможно. Слишком вы истощены. Или во всяком случае вы долго проболеете, будете лежать в клинике… А я…

– Понятно… - прошептал профессор Лоран. - Все-таки, Мишель, объясни: зачем тебе другое лицо?

– Я хочу быть самостоятельным. Если у меня будет нормальное лицо, я смогу ходить по улицам, говорить с людьми, и никто не догадается, что я не как все.

– Мишель, ты же не знаешь жизни. Она очень сложна и трудна. Дело не только в лице. Тебя будут принимать за сумасшедшего: ведь ты не знаешь самых простых вещей, которые знает даже маленький ребенок.

– Я подготовлюсь. Я буду читать разные книги. Буду беседовать с вашими помощниками, ведь они знают жизнь. Сделайте мне лицо, прошу вас, очень прошу! Как мне просить вас? Стать на колени?

– Это ты в книге прочел, что становятся на колени?

– Да, мне Жозеф дает книги. Он хочет, чтобы я развивался.

Раймона пробрала нервная дрожь, он натянул одеяло на голову и некоторое время не слушал разговора. Потом он высунулся из-под одеяла и снова увидел бело-голубые и черные квадраты и кресты на полу и услышал шепот за ширмой.

– А если я умру, не докончив операции?

– Я сделаю все, чтоб этого не случилось.

Профессор Лоран долго молчал. Потом сказал:

– Иди спать, Мишель! Я постараюсь выполнить твою просьбу… Черт возьми, это ты тоже в книгах научился - целовать руки?

– Не знаю… кажется, нет…

– Иди спать. Я очень устал…

Альбер был потрясен. На побледневшем лице его четко проступили веснушки, он отчаянным жестом взъерошил волосы и проговорил, глядя в пространство:

– Он его убьет! Мишель его просто убьет! Это ужасно! Что же делать?

– Надо, по-моему, отговорить профессора от операции. Он и в самом деле не выдержит. Уж очень слаб, - сказал Раймон. - Потом, надо пригласить хорошего врача. Что этот Мишель понимает, в конце-то концов, какой у него опыт!

– Да я предлагал, - в отчаянии сказал Альбер. - Профессор категорически отказался.

– Я все же попробую, - сказал Раймон.

Профессор Лоран снова отказался.

– Пока не надо. Если Мишель в ближайшие два-три дня ничего не добьется, тогда…

Раймон недоумевающе пожал плечами.

– Разве можно в вашем состоянии экспериментировать над собой? - спросил он. - Почему не посоветоваться с опытным, знающим человеком? Разве Мишель…

– Бросьте, Жозеф, - нетерпеливо прервал его профессор Лоран. - Мишель знает, что со мной, а постороннему человеку этого не объяснишь. В этом вся штука. И, вдобавок, этот врач кому-нибудь расскажет, какой интересный случай ему попался, кто-нибудь заинтересуется, начнет соображать, докапываться, и тогда…

– Но если с вами что-нибудь случится?..

– Вот Мишель уверен, что ему удастся поставить меня на ноги.

Мишель, сосредоточенный и хмурый, утвердительно кивнул.

– А знаете, что мне пришло в голову? - сказал Раймон, когда они завтракали на кухне. - Этот Мишель, он пока нарочно не пускал в ход все известные ему средства. Он ведь хотел доказать профессору, что нужно лечиться, что в лаборатории оставаться нельзя. А теперь у него совсем другие намерения. Вот посмотрите, он в лепешку расшибется, чтобы поднять профессора на ноги.

– Ну, по-моему, вы слишком высокого мнения о способностях Мишеля, - возразил Альбер. - Он просто не решился бы на такие отчаянные эксперименты. Что ж, по-вашему, профессор Лоран ничего не понимает и покорно подчиняется Мишелю? Но я боюсь другого: сейчас, стараясь поднять профессора на ноги, как вы говорите, Мишель может перемудрить с гормонами и стимуляторами. А в теперешнем состоянии профессора это может оказаться для него гибельным. Вот тут уж трудно уловить границу между дозволенным и недозволенным. Но в одном профессор Лоран безусловно прав: даже самый хороший врач, не зная, что именно довело его до такого состояния, не сможет ему помочь.

– Вам виднее, - сказал Раймон, допивая кофе. - Я вас еще вот о чем попрошу: поговорите с Луизой, объясните, что ей там, наверху, делать нечего.

– А она хочет идти наверх?

– Не хочет, очень боится, но считает своим долгом дежурить около профессора. Объясните ей, что этого не нужно. Она все равно не выдержит там…

– Я ей сам объясню! - заявил Роже, молча слушавший весь разговор. - Меня она скорей поймет, будьте уверены!

Раймон пожал плечами и поспешно ушел. Роже ухмыльнулся, глядя ему вслед:

– Видел, какую мину скорчил? Ревнует!

– Ну зачем ты его дразнишь? - с упреком сказал Альбер.

– А что мне беречь его нервы? Пускай злится. Все равно он сукин сын, и Луизе с ним будет несладко. Знаю я таких. Он только о себе и думает.

– Брось ты! - сказал Альбер. - Вот привязался к человеку! Это ты ревнуешь, а не он.

– Охота мне была ревновать! Просто мне жалко бедную девочку… Ну, что у вас там новенького наверху?

– Ничего хорошего пока. Профессор очень слаб. Поль с Пьером невылазно сидят за ширмой и ото всех шарахаются. И, вдобавок, плохо с Франсуа. Операция прошла прекрасно, а теперь у него парализовано лицо, какие-то боли в горле, он еле говорит. Мишель делает ему электромассаж, но пока лучше не становится. Профессор очень огорчен - может сорваться демонстрация. А тут еще Мишель настаивает, чтоб ему сделали операцию…

– Мишель себе на уме. Конечно, если у него будет нормальное лицо, поди-ка разбери, что он за штука. Вот увидишь - все будут думать, что человек, только чудной немного… Послушай-ка, приятель… тут вот какое дело… - Роже подумал, поколебался. - Есть для нас обоих работа. В бистро, где работает Виго, требуется официант и судомой.

– Ты уходишь? - огорченно спросил Альбер.

– Только вместе с тобой! - заявил Роже.

– Ну, я-то не уйду, ты же знаешь. А тебе, конечно…

– Ладно, я просто так сказал. Знаю, что ты не уйдешь. Да и Луизу жалко. Но добром вся эта история не кончится, уж поверь мне… Черт нас понес мимо этого милого домика! Словно не было другой дороги на улицу Тальма!

– Может, ты все же пойдешь в бистро? - нерешительно спросил Альбер.

– Не задавай дурацких вопросов. Я же сказал. Будь что будет, авось выкрутимся.

Мишель наклонился над Франсуа. Тот лежал неподвижно, из-под парализованных, незакрывающихся век виднелись белки, лицо опухло и перекосилось.

– Франсуа, ты спишь?

Из-под век показались зрачки. Франсуа еле двигал губами.

– Не сплю. Болит голова. Болит горло. - Голос у него был сиплый, очень слабый.

– Прими лекарства. Вечером опять сделаю тебе электромассаж. Это должно скоро пройти. - У Мишеля был очень встревоженный вид.

Альбер тоже стоял и смотрел на Франсуа. Сейчас Франсуа совсем был похож на человека - правда, на тяжело больного, изуродованного болезнью; но в больнице и не таких встретишь. Альбер повернулся, чтоб уйти, и увидел Поля: он настороженно и угрюмо глядел на Франсуа, вытянув длинную худую шею. Кадык его дергался, словно он глотал, руки сжались в кулаки. Встретившись взглядом с Альбером, он отвел глаза.

– Что Мишель сделал с Франсуа? - спросил он сквозь зубы.

– Я же тебе говорил: операцию делал профессор.

– Нет. Профессор болен. Он не может делать операцию.

– Не болтай чепухи, Поль, - оказал профессор Лоран из-за ширмы. - Ты же хорошо знаешь, что никто, кроме меня, не может делать операцию.

– Мишель может… он все может…

– Не болтай чепухи. Операцию делал я.

Мишель молча смотрел на Поля. Глаза его были все такими же блестящими и холодными, но лицо стало живее за эти две недели: в нем появилась какая-то нервная игра, исчезла скованность, делавшая его похожим на маску. «А ведь, пожалуй, зря он хочет сменить лицо, - подумал было Альбер, но, присмотревшись, решил: - Нет, все-таки слишком уж белое и правильное лицо. Никогда оно не будет казаться живым».

– Почему ты все спрашиваешь обо мне, Поль? - спросил Мишель. - Ведь тебе сказали, что операцию Франсуа делал не я. А тебе операцию вообще не будут делать. И Пьеру тоже. Чего ты боишься?

– Ты хочешь сделать мне операцию, - проскрипел Поль, глядя в сторону.

– Я считаю это полезным для тебя, - поучающим тоном сказал Мишель. - Жаль, что ты этого не понимаешь. Ты бы стал сильным и здоровым. А память у тебя сохранилась бы. Ведь у меня она сохранилась, когда мой мозг лежал в термостате…

Альберу показалось, что Поль сейчас бросится на Мишеля. Он поторопился прервать разговор.

– Мишель, вы же знаете, что никакой операции не будет. К чему же разговаривать о таких вещах? Вы видите, что Поль волнуется.

– Это очень глупо, - сказал Мишель и отошел.

Поль проводил его ненавидящим взглядом. Альбер вздохнул. Вся эта история ему очень не нравилась.

Профессор Лоран подозвал Мишеля:

– Попробуй добавить Бисти-1 в питательную среду Франсуа. И витамина B12… Ты не боишься операции? Видишь, как я плохо стал работать?

– Я не боюсь. - Мишель глядел прямо в глаза профессору. - У Франсуа это случайность. Все пройдет.

– Может, все же откажешься от операции?

– Нет! - выходя из-за ширмы, ответил Мишель. - Операцию я считаю необходимой.

Альбер нахмурился, увидев бледное, сосредоточенное лицо Поля; он выглянул при этих словах из своего уголка и сейчас же скрылся. Говорить профессору о своих опасениях не хотелось: уж очень он слаб. Мишель ничего не хочет понимать, твердит с высокомерным видом: «Это глупо, это нелепо, у Поля разлажена психика», - и, сколько его ни проси, не прекращает разговоров об операции… «Надо будет завтра позвонить Шамфору, посоветоваться», - со вздохом подумал Альбер.

…Все началось поздно вечером, часов в одиннадцать. Франсуа не становилось лучше; профессор Лоран, подумав, выписал рецепт и попросил кого-нибудь срочно сходить в аптеку. Пошел Роже.

Мишель включил аппарат для электромассажа. Альбер, уткнувшись в книгу, рассеянно слушал равномерное тихое гудение. Франсуа слегка стонал.

Альбер вдруг ощутил неясную тревогу. Он поднял голову. И в это мгновение мимо него скользнули за ширму к Франсуа две пригнувшиеся, как для прыжка, фигуры. Альбер вскрикнул и метнулся за ширму. Поль навалился на Мишеля и сжимал его трубку, Мишель бился и хрипел. Альбер еле разжал руку Поля, отбросил его в сторону. Потом он увидел, что Пьер замахивается на него табуретом, хотел отскочить, но Поль вцепился ему в ноги. Он успел услышать отчаянный крик профессора Лорана, а потом тяжелая тьма поглотила его.

Раймон и Луиза похолодели, услышав крики и топот наверху. Раймон вскочил, кинулся к двери.

– Я с вами… я с вами… - лихорадочно бормотала Луиза.

– Нельзя! Не смейте! - крикнул Раймон, взбегая по лестнице.

Он ворвался в комнату и на мгновение остолбенел от ужаса. За ширмой Пьер тяжелыми, равномерными взмахами заносил и опускал табурет. Ширма дымилась и тлела. Профессор Лоран полз к ширме, беззвучно открывая рот.

– Жозеф… не бейте их… - прохрипел он и упал ничком.

Раймон ударом ноги оттолкнул ширму. Пьер яростно замахнулся на него табуретом, он схватил столик, выставил ножками вперед. Поль, оскалив зубы, начал подбираться к нему сбоку. Раймон, отступая к стене, быстро оглядел комнату. Тела Франсуа и Мишеля лежали крест-накрест. Голова Мишеля была разбита и изуродована до неузнаваемости, - очевидно, это его Пьер колотил табуретом. Франсуа тоже казался мертвым, но его голову Раймон не видел, ее заслоняло кресло. Альбер неподвижно скорчился на полу у кушетки.

Над опрокинутой ширмой вспыхнули синеватые язычки огня, перебросились на штору. Пьер подходил все ближе, вертя табуретом. В эту минуту раздался душераздирающий вопль. Луиза стояла в дверях, прижав руки к груди. Пьер обернулся к ней, держа табурет над головой, и тогда Раймон изо всех сил двинул его столиком. Пьер свалился. Поль молча прыгнул, оскалив зубы, вцепился в горло Раймону. Раймон, задыхаясь, с трудом оторвал эти липкие пятнистые руки. Поль отлетел в сторону, ударился головой о стену, дернулся и затих. Раймон бросился к Луизе.

– Что вы делаете, уходите! - крикнул он.

– А-а! - закричала Луиза, отшатнувшись.

Раймон быстро обернулся, отскочил, но не успел избежать удара. Правая рука его сразу повисла, как плеть. Превозмогая боль и слабость, он, прислонившись к стене, ударил Пьера ногой в живот. Человека таким ударом можно было вывести из строя; Пьер пошатнулся, упал и сейчас же опять поднялся. «Теперь все», - подумал Раймон, со странным безразличием глядя на бесформенное темное лицо Пьера. Пьер подходил, угрожающе вытянув короткие могучие руки.

– Луиза, бегите! - крикнул Раймон.

Он не услышал ответа. На столе у окна зазвенело лопнувшее стекло, к потолку взлетел ревущий огненный столб. Раймон увидел, что на него движется облако пламени и едкого дыма, и сполз по стене, потеряв сознание.

Очнулся он от боли. Кто-то грубо тащил его волоком по полу, перебитая рука задевала за стулья. Он оказался на площадке лестницы, рядом с ним кто-то лежал. Раймон с усилием вгляделся сквозь дым, валивший из комнаты, и еле узнал Альбера - лицо его было залито кровью. У самых ступенек лежал профессор Лоран, безжизненно разбросав руки. Цепляясь за стену здоровой рукой, Раймон поднялся, кинулся в комнату. Среди огня и дыма по полу катались, сцепившись, двое. «Это Роже!» - догадался Раймон. Он подобрался к Пьеру, схватил его за трубку, плотно сжал ее. Пьер захрипел, отчаянно забился. Роже с трудом выбрался из-под него.

– Держи трубку, не выпускай! - простонал Роже, потирая горло. - Руку он мне перебил…

– Луиза! - закричал Раймон. - Боже, Луиза!

– Так она здесь! - ахнул Роже. - Какого же ты дьявола…

Он пополз в огонь, прикрывая лицо. Раймон ослабел от боли и удушья, свалился на пол, продолжая судорожно сжимать трубку. Пьер все еще бил ногами и дергался. Огонь уже подбирался к двери, дым ел глаза, Раймон задыхался.

Роже вынырнул из дымного облака, таща за собой Луизу. Волосы ее обгорели, платье тлело. Раймон привстал, рванул уже затлевшую портьеру с двери, они вдвоем плотно укутали Луизу, вытащили ее на площадку, захлопнули дверь: пламя рвалось наружу.

– А они? - Роже указал на дверь.

– Мишель убит, Франсуа, кажется тоже. - Раймон еле шевелил губами. - А из-за этих двух я не полезу на смерть. Да нам их теперь не вытащить, даже если они и живы…

Роже угрюмо кивнул и наклонился над Альбером.

– Слава богу, пока жив, - сказал он. - А Луиза?

– Не знаю. - Раймон с ужасом отвернулся от черного, не то закопченного дымом, не то обгоревшего лица, от волос, рассыпавшихся серым пеплом, подполз к профессору Лорану, взял его безжизненную руку. - Кажется, тоже жив… пока… он в обмороке.

– Надо спускаться вниз, вызывать пожарных, - сказал Роже, кашляя от едкого дыма. - Бери Луизу, я потащу Альбера, потом вернусь за профессором.

Роже обхватил здоровой рукой безжизненно болтавшееся тело Альбера и начал медленно спускаться с лестницы. Раймон с трудом поднял Луизу, неловко прижал к себе. Голова ее свисала на грудь. Раймон жмурился, отворачивался, но эта жуткая, почерневшая голова с остатками волос все качалась перед ним, даже когда он закрывал глаза. Он положил Луизу в вестибюле на диван, вслед за Роже снова поднялся наверх. Вдвоем они снесли вниз профессора Лорана.

– Я вызову пожарных, - сказал Раймон.

Он не был уверен, что дойдет, но не мог больше оставаться здесь. И надо было сообщить шефу. С трудом отодвигая засовы калитки, он обернулся: из окон верхнего этажа вырывалось пламя. Раймон открыл калитку, и навстречу ему бросились какие-то люди.

– Что у вас там? Что это?

– Вызовите пожарных! - прохрипел Раймон.

– Вызвали! Уже вызвали! - кричали ему. - Что там делается?

– Помогите мне добраться до телефона. И позовите врача, скорее врача…

– Полицию! - кричал кто-то.

– Потом полицию, сначала врача, люди умирают, - срывая голос, хрипел Раймон. - Врача, врача!

Кто-то кинулся в дом, кто-то побежал вниз по улице. Раймона поддерживала чья-то крепкая рука.

– Вы ранены… обгорели… - говорил ему кто-то. - Куда вы?

– Помогите мне добраться до телефона! - исступленно повторял Раймон.

Он почти повис на руках своего провожатого, еле втиснувшись в кабинку. Ничего не видя, ощупью он набрал номер домашнего телефона шефа.

– Катастрофа… приезжайте немедленно… - хрипел он.

– Кто это? Кто говорит? - кричал Пейронель.

– Лемонье… приезжайте, скорее… Луиза… - Он упал, не докончив фразы.

Его провожатый поднял болтающуюся трубку и быстро сказал:

– Он ранен и обгорел. Дом горит. Да, да, это в Пасси. Да, правильно. - Он повесил трубку. - Вы дойдете? Там сейчас будет врач.

Раймон не отвечал. Он был без сознания. Человек поднял его на руки и понес к дому.

Альбер с усилием открыл глаза. Все плыло и туманилось перед глазами, голова нестерпимо болела, он не мог шевельнуться.

– Что это? - прошептал он. - Что это?

Что-то гремело, звенело, яростно шипело, с гулким грохотом падало и перекатывалось. В дыму и кровавом свете двигались неясные фигуры людей. Наконец он увидел над собой чье-то лицо. «Это Роже», - подумал он.

– Роже… что это? - Он еле шевелил губами.

– Лежи, лежи, не двигайся, - незнакомым хриплым голосом сказал Роже. - Сейчас врач приедет.

– А это кто? Вот эти?

Роже не отвечал - должно быть, не расслышал. Лицо у него было черное, как у негра, губы прыгали. Альбер приподнял голову. Он лежал в вестибюле на полу. Рядом с ним, откинув голову набок и неловко подогнув ногу, лежал профессор Лоран. Альбер опять почувствовал, что все плывет у него перед глазами, его мучила тошнота, в голову будто били тяжелыми молотками, так она болела и гудела.

– Роже… он умер? - Альбер тронул его за рукав, и Роже охнул.

– У меня рука перебита, не хватайся, - прохрипел он. - Профессор? Как будто жив.

– А остальные? Погибли?

– Луиза тут. - Роже кивком указал направо.

Альбер с трудом повел глазами, увидел руку Луизы, беспомощно свисавшую с дивана.

– Размозженная рана черепа. Обломков не вижу, возможны трещины в кости. Тяжелое сотрясение или ушиб мозга, - говорил кто-то. - Что это было? Взрыв?

– Не знаю, - угрюмо хрипел Роже.

– А у вас что? Так… открытый перелом лучевых костей… ожоги… А тут что? Болит? Похоже на то, что ребра сломаны. Как у вас там, Картье?

– Открывает глаза, - отвечал другой голос. - Острая сердечная недостаточность, возможно, нервный шок. Что вы? Да я сам не знаю, что случилось! Пожар уже гасят. Лаборатория? Не знаю. Он спрашивает, где Дюкло. Кто это Дюкло?

– Вот он, - сказал Роже. - Профессор, Дюкло рядом с вами.

Альбер повернул голову к профессору Лорану. На него глянули помутневшие глаза, полные ужаса и боли.

– Они… живы? Дюкло! Живы? - шептал профессор Лоран.

– Живы, все живы, - хриплым голосом сказал Роже. - Все в порядке, слышите?

– Он опять потерял сознание. Несите его в машину. И этого тоже. Что с женщиной?

– Сильные ожоги и, по-видимому, тяжелый нервный шок. Не приходит в себя. Состояние угрожающее.

– Вызвали вторую машину? Хорошо. У этого что?

– Перелом ключицы. Ожоги первой и второй степени. Черт возьми, что тут случилось?!

Кто-то поднял Альбера, положил на носилки. Альбер застонал: голова словно на части раскалывалась. Снова уходя во тьму, он еще услышал чье-то шумное дыхание, тяжелые шаги и потом не то стон, не то крик: «Луиза! Боже мой, Луиза, моя девочка!»

– А что ты хотел? - сказал Роже. - Мы еще легко отделались. Я с самого начала видел, чем это пахнет.

Он сидел на койке Альбера, похудевший, обросший, с красными пятнами ожогов на лбу и на щеках. Левая рука его, в гипсе и бинтах, висела на перевязи.

– Я не о себе, - с трудом проговорил Альбер. - Профессор Лоран…

– Профессор? - задумчиво сказал Роже. - Что ж, он ведь и до этого был тяжело болен…

– Если б лаборатория уцелела… - прошептал Альбер, глотая слезы.

– Да, если б… А после того как погибли все его ребята… Я было соврал ему, но он скоро узнал - и сразу…

– А какой диагноз? Как объяснили врачи его смерть?

– Найдут, как объяснить, не беспокойся. Сказала сестра, что инфаркт. Очень возможное дело, что ж. Да ты не плачь. Он все равно долго не прожил бы.

Альбер не шевелился: По щекам его катились слезы. Подумать только, все погибло, все, за что профессор Лоран заплатил счастьем, здоровьем и самой жизнью.

– Ну, не плачь. - Роже откашлялся. - Я тебя вполне понимаю, дружище. Но ты сейчас об этом не думай, а то не поправишься. У тебя башка здорово разбита была, уж я-то видел. Это кто тебя трахнул? Пьер? Ну, и меня тоже он, и Раймона. Сильный был, черт! Говорил ведь я: нужно оружие. Раймон говорит: не думал уже, что живым выйдет. Задержался бы я в аптеке еще минуты две-три, и конец.

– Что Раймон?

– Раймон? А чего ему? Выздоравливает. Видал его статьи? И фотографии, подлец, ухитрился сделать. Говорит, теперь они на вес золота. Еще бы, ведь пока пожарники добрались до Мишеля и других, никого узнать нельзя было, все обгорели, как головешки.

– Почему начался пожар?

– Вот уж не знаю. Говорят, короткое замыкание. Наверное, этот чертов Пьер хватил табуреткой по включенной плитке.

– Прибор для электромассажа, - вспомнил Альбер. - Когда они набросились на Мишеля, он делал массаж Франсуа. За что они убили Франсуа, не понимаю.

– Психи, что ты хочешь! Наверное, заступился за Мишеля… Да, но кто умер, тот умер. А вот каково бедняжке Луизе!

– А что с ней?

– Как - что? Обгорела вся. Волосы сгорели, лицо все обожжено. И вообще она сама не своя. Врачи говорят - нервный шок, но это по-научному, а попросту это называется: горе…

– Разве она так любила мужа?

– Не в муже дело, чудак. Она не мужа кинулась спасать, а своего красавчика Раймона. А он на нее теперь и глядеть боится. Зайдет, постоит у порога, а сам смотрит в сторону. У него палата вся цветами заставлена, как оранжерея, а любовных записок - полон столик. Каждый день к нему ходит не меньше десятка девочек, да все такие нарядные! Герой, как же! Сегодня одна прошла, блондиночка, с белой кошечкой на руках - все отдай, и мало! Везет человеку, ничего не скажешь…

Альбер отвернулся. Счастливый Роже, ему в общем-то совсем безразлично, что на его глазах погиб целый мир, фантастический, невероятный мир, созданный волей, воображением, нечеловеческой энергией одного гениального человека. «Профессор Лоран умер от горя. Я сам не знаю, что со мной делается. Я бы тоже хотел умереть, слишком все это тяжело. А Роже думает о том, какие шикарные поклонницы у Раймона. Это проще. Лучше жить проще. Но как же это сделать, если всю жизнь будешь помнить лабораторию профессора Лорана?..»

– Этого нельзя забыть! - сказал он вслух.

– Нельзя, это верно, - согласился Роже. - Я как закрою глаза, так все и вижу перед собой. Умирать будешь - и то вспомнишь.

– А чего ж ты всякую чепуху болтаешь?

– Чудак ты! Чтобы поменьше об этом самом думать! - снисходительно пояснил Роже. - А то ведь и свихнуться недолго.

В палату вошел Раймон. Он побледнел, похудел, глаза стали больше, это ему очень шло, и даже большое красное пятно ожога на левой щеке не портило его, а скорее придавало какой-то романтический вид. Плечо у него было перебинтовано и залито гипсом, но двигался он свободно и, по-видимому, чувствовал себя неплохо.

– Привет, друзья! - сказал он, садясь на табуретку у койки Альбера. - Как дела?

– Ничего дела, - пробурчал Роже.

– Не хотите поговорить с моими коллегами? Они жаждут подробностей, сами понимаете…

– А мы ничего такого не жаждем, сам понимаешь, - сказал Роже.

– Ну, как хотите, - мирно проговорил Раймон. - Я думал, вам будет интересно поговорить, рассказать людям, что видели…

– Ты лучше расскажи нам, как дела Луизы, - сказал Роже.

– Луизы? - Раймон вдруг заинтересовался своими ногтями. - Что ж Луиза? Она понемногу выздоравливает…

– А дальше как?

– Дальше? Ну, я пока ее не спрашивал. Она столько пережила…

– Вот именно! - сказал Роже. - А все-таки?

– Что - все-таки? - Раймон начал сердиться. - Я не понимаю, чего вы от меня добиваетесь!

– Ничего мы от тебя не добиваемся. Просто жалеем Луизу.

– Я тоже ее жалею, поверьте… - Раймон встал.

Роже посмотрел на него, презрительно хмыкнул и отвернулся.

– Что вы хотите, ребята? - Раймон вдруг заговорил совсем иным тоном, гораздо более серьезным и искренним. - Я понимаю, вы считаете, что я обязан… ну, словом… Но вы можете, меня понять, вы сами все это пережили… Как я погляжу на Луизу, так у меня в памяти встает эта кошмарная ночь, и… ну, просто ужас охватывает, бежать хочется куда глаза глядят… Вы не можете сказать, Роже, что я себя плохо вел тогда…

– Я и не говорю… - сказал Роже.

– Ну вот, а теперь мне страшно. Меня хватает на то, чтоб, стоя на пороге палаты, говорить с Луизой… и все… Я ничего не могу с собой поделать! Неужели вам это непонятно?

– Нам это понятно, - сказал Роже. - И это, и еще кое-что.

– А именно? - уже резко спросил Раймон.

– Именно то, что ты на этом деле хорошо заработал, как и рассчитывал. А накладные расходы никому не по вкусу. Вот и все.

– Я отказываюсь продолжать разговор в таком тоне, - заявил Раймон.

– Нужен ты мне очень, - сказал Роже, не поворачивая к нему головы. - У меня, понимаешь, тоже нет охоты с тобой разговаривать.

Раймон остановился у порога:

– Мне, право, очень жаль, что вы так настроены… Альбер, может, вы объясните Роже, что я…

– Выкатывайся, да поживей, - сказал Роже не шевелясь. - Нечего мне объяснять, я не маленький.

Раймон выразительно развел руками - мол, снимаю с себя вину, - и ушел.

– Чего ты к нему привязался, в самом деле? - морщась от головной боли, сказал Альбер. - Что ты хочешь: чтоб он женился на женщине, которую не любит? Кому от этого будет легче, спрашивается?

– Я хотел бы, чтоб на свете было поменьше сволочей. Вот чего я хотел бы, - сказал Роже. - А вообще мне на него плевать. Пускай делает свой бизнес, как говорят американцы.

– А ты бы мог жениться на женщине не по любви, а из жалости? - спросил Альбер. - Ты считаешь, что это правильно - так поступать?

Но с Роже, как всегда, было нелегко разговаривать.

– Без любви? - спросил он. - Почему это без любви? Да я бы ее любил, вот и все!

Под вечер молоденькая сиделка принесла громадный букет темно-красных роз.

– Это вам посылает мсье Лемонье, из четвертой палаты. - Она сияла. - Он такой добрый, такой милый, этот мсье Лемонье!

Роже встал и, склонив голову набок, с интересом осмотрел букет.

– Дорогая мадемуазель Анриетта, - торжественно сказал Роже, - я рассчитываю на ваше доброе сердце. Если вы действительно хотите осчастливить нас, ваших восторженных поклонников с этой минуты и до самой смерти, то умоляю вас… - он сделал театральную паузу, - умоляю вас, подметите этим шикарным веником нашу скромную палату!

– Мсье шутит? - пролепетала сиделка.

– Вовсе нет. Просто я всю жизнь мечтал, что буду ступать по розам. Или хотя бы по лепесткам роз. Но все не приходилось, дорогая мадемуазель, поверите ли! - Он нарочито шумно вздохнул. - И вдруг - такой случай! Ну, осчастливьте же нас!

Сиделка начала пятиться к двери. Роже расхохотался:

– Слушайте, Анриетта, вы зря пугаетесь. Возьмите лучше себе эти цветы. А доброму, милому мсье Лемонье передайте, что он просто ошибся адресом…

Раймон натянуто улыбнулся.

– Он большой шутник, этот Роже Леруа. Не обращайте внимания, Анриетта. Просто я забыл, что у Альбера до сих пор очень болит голова и такой большой букет он не сможет держать в палате. В самом деле, возьмите себе эти цветы, вы доставите мне удовольствие.

«В сущности, какое мне дело до этого грубияна Роже? - думал он, медленно расхаживая по палате. - Просто нервы растрепались от всей этой истории… Да, но игра стоила свеч! Сенсация на весь мир! Нашу газету из рук вырывают…»

Он взял с подоконника пачку газет, с удовольствием просмотрел заголовки своих статей: «Тайна особняка в Пасси», «Кто они: люди или?..», «Гениальный безумец», «Власть над миром», «Великая мечта гибнет в огне и крови»… Фотографии были очень выразительны. Мишель, склонясь над пробирками, записывает что-то в тетрадь - и тот же Мишель, так удивительно похожий на человека, сам вливает себе в трубку питательную жидкость. Франсуа и профессор Лоран за столиком; Франсуа делает расчеты. Пьер и Поль, обнявшись, сидят на кушетке. Поль и Мишель спорят о чем-то. Профессор Лоран с измученным лицом и лихорадочно блестящими глазами полулежит в кресле. Профессор Лоран и Мишель осматривают Поля. Мишель делает Полю внутривенное вливание; жгут держит Пьер… «Да, слава богу, что заранее удалось передать эти снимки шефу, а то бы и они пропали… последнее свидетельство того, что это было в действительности, память о невозвратно исчезнувшем, странном и жутком мире… А вот и фотография Луизы… Бог мой, какая она была очаровательная, с этими большими лучистыми глазами, с несмелой и грустной улыбкой! Луиза… что же тут делать? Что делать? Пейронель должен понять… да он и понял, сразу же… Впрочем, теперь я и без Пейронеля пробьюсь в крайнем случае. Я не хочу ссориться с ним, избави бог, - но какие лестные предложения от двух редакций… Не говоря уже о женщинах… те просто с ума сходят… А ведь эта вдова фабриканта духов решительно недурна… положим, ей не двадцать шесть лет, как она уверяет, а тридцать с хвостиком, но это не так уж важно… зато - обеспеченная жизнь, вилла в Ментоне… Право, есть над чем подумать. Но торопиться не стоит. Сейчас надо написать книгу. Назвать ее надо как-нибудь хлестко, ошеломляюще: "Месяц среди чудовищ"… или нет, не то… Лучше так: "Тайна профессора Лорана" или "Я был в лаборатории чудес"… Впрочем, название - потом. Писать пока нельзя, но можно продиктовать стенографистке. Надо поскорей, а то даже самые крупные сенсации очень быстро гаснут, публика теряет к ним интерес. Сегодня любое издательство ухватится за такую книгу, а завтра о ней и говорить не захотят. - Раймон задумался. - Надо торопиться… Впрочем, все устроится… но вот Луиза…»

– У меня уже ничего не болит, - безжизненным, ровным голосом сказала Луиза, - но мне запрещают вставать.

Она не глядела на Раймона. Ее прозрачная, исхудавшая до невероятия рука спокойно лежала на одеяле. Раймон сидел у кровати, опустив глаза. Он не мог смотреть на эту голову, пятнистую от ожогов, с короткими щетинистыми волосами, на это бескровное лицо, с грубым красным рубцом, наискось идущим по левой щеке от уха к подбородку. Нет, это не Луиза, это чужая, старая, некрасивая женщина. Он старался представить себе ту, настоящую Луизу, - и не мог: полумертвое, изуродованное лицо неотступно стояло перед глазами.

– Луиза, - сказал он, и голос его дрогнул. - Луиза…

Неподвижные светлые глаза Луизы, казавшиеся огромными на этом истаявшем лице, вдруг ожили. Луиза повернулась к нему:

– Раймон…

Какое-то мгновение они молча смотрели друг на друга. Раймон первым отвел глаза:

– Луиза… если вам что-нибудь понадобится…

– Благодарю, - очень тихо, но четко выговорила после долгого молчания Луиза. - Мне ничего не нужно.

Раймон почувствовал, что больше ни секунды не выдержит тут. Он быстро наклонился, поцеловал холодную, неподвижную руку Луизы и почти выбежал из палаты, унося на губах ощущение неживого холодка.

За дверью он остановился и крепко вытер губы платком.

– Двигательное возбуждение… разлад тормозящих центров… э! - Шамфор горько усмехнулся. - Бедняга Лоран молча принимал эти рассуждения Мишеля просто от усталости… и вообще ему нравилось, что Мишель так уверенно все объясняет: все же существо, которое по его воле возникло из небытия… Нет, мой мальчик, это был бунт людей против людей… пускай нелепый, слепой, несправедливый - и все-таки понятный. Человек есть человек, и чужая, жестокая и холодная воля, управляющая его жизнью, лишающая его свободы, обязательно станет ему ненавистна, вызовет противодействие…

– Но какое понятие о свободе могло быть у Поля? - спросил Альбер. - Что он видел, кроме лаборатории?

– В лаборатории он тоже кое-что видел. Видел Лорана, вас и других. Видел, что Мишель, существо, подобное ему, пользуется иными правами, чем он, командует им и Пьером. Видел, что от Мишеля во многом зависит его судьба. Разве этого так уж мало?

Альбер долго молчал.

– И все погибло… - сказал он потом. - Нечеловеческое напряжение воли и энергии, жизнь, вытянутая в одну узкую, жестко ограниченную полосу, насильственно изуродованная, - и во имя чего? Если б не фотографии, которые тайком от всех сделал Раймон, никто даже не поверил бы, что существовали Мишель и Франсуа, Поль и Пьер… Такая долгая борьба, такой упорный, ежедневный, ежечасный бой - и полный разгром… Об этом страшно даже думать. Если б профессор Лоран и остался жить, он не смог бы начать сначала…

Шамфор покачал головой:

– Вы неправы, дорогой мой. Вы, я вижу, безоговорочно согласились с тем, что я сказал в минуту раздражения о работе Лорана. Но гибель Лорана - это гибель в жестоком бою, как вы правильно заметили. Это был неравный бой, тем более что Лоран, сражаясь против ограниченных возможностей человеческого организма, пытаясь расширить их пределы, вызвал на поединок и самого себя, свое тело, свой мозг, свои нервы и сердце. Он не добился полной победы, но разве такой бой можно выиграть в одиночку? Однако и поражением это нельзя назвать. Лорана постигла участь всех первооткрывателей, тех, кто шагает по неизведанным и опасным краям и платит жизнью за то, что первым увидел неведомое и невероятное… тех, чьи могилы, как вехи, остаются на еле намеченном пути. Разве можно забыть, что сделал Лоран? Разве мы с вами когда-нибудь забудем особняк в Пасси, и рассуждения Мишеля, и жалобы Поля? Разве мы сможем забыть смертельно измученное лицо Лорана, лицо подвижника науки? Я все простил ему, увидев его лицо… Я понял, что он сделал с собой…

– Нет, вы не все простили ему…

– Не все? Ну, пока он был жив, я еще пытался переубедить его. Ведь никто не может заранее примириться со смертью товарища, да еще такого гениального ученого, как Лоран! Я понимал, что он в смертельной опасности, что он убивает себя, и все же думал: как-нибудь обойдется, он вытянет, он сможет отдохнуть… Он был жив, и я с ним спорил как с живым… да, признаюсь, иногда слишком резко, слишком горячо, - но ведь речь шла о деле всей жизни, и его, и моей. Но теперь, когда Анри Лорана нет в живых, я могу только преклонить голову перед его подвигом. Он водрузил знамя науки на высоте, с которой открываются новые дали… И самые его ошибки, то, что привело его к жестокой катастрофе, к гибели, - и это поможет другим, тем, кто пойдет вслед за ним. Они увидят: здесь опасность!

– И все-таки странно… - тихо сказал Альбер. - Странно и печально, что даже такое великое открытие, такой героический труд не оставляют следов в жизни…

– Как - не оставляют?

– Ну, я хочу сказать - ничего не изменилось. Жизнь остается все такой же…

– Вы романтик, я вам уже говорил это, - помолчав, сказал Шамфор. - Разве один человек, даже самый гениальный, может изменить мир? Работа Лорана - это отчаянный, головоломный прыжок в будущее. Когда человечество дойдет на своем далеком пути до цели, которой стремился достичь Лоран, тогда… тогда, может быть, ему поставят памятник. А может быть, его и не вспомнят…

– Вам скоро можно будет выписываться из клиники. - Врач отложил рентгеновские снимки. - Организм у вас здоровый, заживление идет нормально. И рука, и ребра в порядке.

– Ладно, - без энтузиазма сказал Роже. - В порядке так в порядке.

– У вас тоже все идет нормально. - Пальцы врача легко и уверенно касались головы Альбера. - Как вы себя чувствуете?

– Неплохо, - сказал Альбер. - Голова болит редко.

– Вам следовало бы после клиники поехать к морю… Могу порекомендовать также курс физиотерапевтических процедур…

– Благодарю, - сказал Альбер. - Это именно то, чем я рассчитываю заняться по выходе из клиники…

Врач уловил иронию и, смущенно кашлянув, ушел. Роже невесело ухмыльнулся, глядя ему вслед:

– Он думает: лежим в хорошей клинике, значит, и всякие процедуры можем себе позволить.

– Кстати, я что-то не понимаю: как мы попали в хорошую клинику?

– А мы сначала и не попали сюда. Это Луиза, когда немного пришла в себя, распорядилась, чтоб нас сюда перевезли…

– И она за нас платит?! - ужаснулся Альбер.

– Она и Шамфор. Я бы не согласился, но ты долго в себя не приходил, опасались за твою жизнь. А там было прескверно, где нас поместили.

Роже прошелся по палате, посмотрел в окно:

– Места в бистро уже давно заняты, Виго приходил ко мне. Что будем делать? Шамфор нас не сможет как-нибудь устроить?

– У Шамфора серьезные неприятности. Фирма прогорает, лаборатория под угрозой. В разгар работ начались увольнения: экономят на жалованье. Уволили двух лаборантов, требуют, чтоб Шамфор убрал еще троих.

– Понятно… Ну что ж, начнем все сначала. Правда, Луиза нас к себе приглашает…

– Куда же?

– У нее еще остались деньги. Хочет снять домик где-нибудь на берегу Сены, под Парижем, пожить там, подальше от людей. Нет, она от души приглашает, не думай, ей с нами будет легче. Только Луиза не скоро выйдет отсюда: врачи говорят, она очень плоха. Когда немного поправится, будут ей делать что-то с лицом. Обещают убрать все пятна и рубец тоже. В общем, месяца два-три она еще здесь пробудет. Да и все равно: не жить же нам с тобой у бедной девочки на харчах, надо что-то придумывать.

Они вышли по улице д'Обинье на набережную Генриха IV. К вечеру похолодало, дул сильный ветер.

– Ведь это подумать только: даже на ночлежку опять не заработали! - Роже сплюнул с ожесточением. - Что будем делать?

– А что делать? - Альбер невесело улыбнулся. - Вон напротив набережная Сен-Бернар… Тот самый киоск, по-моему, ожидает нас.

Роже с минуту постоял. Потом поднял воротник куртки и молча поплелся к Аустерлицкому мосту. Альбер шел за ним следом, глядя на серо-свинцовую Сену.

Начинал накрапывать дождь. Это был уже осенний дождь.


Анатолий Днепров. Уравнение Максвелла

1


Это приключение началось в один из субботних вечеров, когда я, устав после своих математических занятий, просматривал местную вечернюю газету и на последней странице натолкнулся на объявление:

«Компания Крафтштудта принимает от организаций и частных лиц заказы на все виды вычислительных, аналитических и расчётно-математических работ. Высокое качество исполнения гарантируется. Обращаться по адресу: Вельтштрассе, 12».

Это было как раз то, что мне нужно. В течение нескольких недель подряд я мучился над решением уравнений Максвелла, которое описывало поведение электромагнитных волн в неоднородной среде особой структуры. В конце концов мне удалось путём ряда приближений и упрощений придать уравнениям такой вид, что их могла решить электронная счётно-решающая машина. Я уже представлял, как мне придётся совершить поездку в столицу и упрашивать администрацию вычислительного центра произвести все нужные мне вычисления. Ведь в настоящее время вычислительный центр так загружен военными заказами. И там никому нет никакого дела до теоретических упражнений провинциального физика, интересующегося законами распространения радиоволн. И вот пожалуйста, в нашем небольшом городке объявился вычислительный центр, через газету взывающий к заказчикам!

Я встал из-за стола и подошёл к телефону, чтобы немедленно связаться с компанией Крафтштудта. Но тут я обнаружил, что, кроме адреса вычислительного центра, газета ничего не сообщала. «Солидный вычислительный центр без телефона? Не может быть». Тогда я позвонил в редакцию газеты.

– К сожалению, это все, что мы получили от Крафтштудта, - сказал мне секретарь редакции. - Никакого телефона в объявлении не было.

В телефонной книжке компания Крафтштудта также не значилась.

Сгораемый от нетерпения поскорее получить решения моих уравнений, я ждал до понедельника. Раз или два я отрывался от аккуратно выписанных на бумаге расчётов, за которыми скрывались сложные физические процессы, и мои мысли обращались к компании Крафтштудта. «Правильно ориентируются, - думал я. - В наш век, когда любым человеческим мыслям пытаются придать математическую форму, трудно придумать более выгодное занятие». Кстати, кто такой этот Крафтштудт? Я давно живу в нашем городе, но фамилия Крафтштудт мне почти неизвестна. Я говорю «почти», потому что очень смутно припоминаю, что когда-то с этой фамилией я уже встречался. Но где, когда, при каких обстоятельствах? Все мои старания были напрасны, я не мог вспомнить.

Наконец наступил долгожданный понедельник. Спрятав в карман листок со своими уравнениями, я отправился на поиски Вельтштрассе, 12. Моросил мелкий весенний дождь, и мне пришлось взять такси.

– Это довольно далеко, - сказал шофёр, - за рекой, рядом с психиатрической больницей.

Я молча кивнул головой.

Ехать пришлось около сорока минут. Мы миновали городские ворота, затем мост над рекой, обогнули озеро и углубились в холмистое поле, покрытое высохшим прошлогодним кустарником. Кое-где пробивалась ранняя зелень. Дорога была просёлочной, немощёной, и машина часто останавливалась меж холмов, яростно буксуя задними колёсами в густой глинистой грязи.

Затем показались крыши и красные кирпичные стены психиатрической больницы, расположенной в низине, которую у нас в городе в шутку называли «Приют мудрецов».

Вдоль высокой кирпичной ограды с битым стеклом наверху вела дорога, посыпанная шлаком. Сделав несколько поворотов в лабиринте стен, шофёр, наконец, остановил машину у небольшой двери.

– Это двенадцатый номер.

Я был неприятно удивлён, обнаружив, что дверь, которая, по-видимому, вела в апартаменты компании Крафтштудта, составляла как бы единый ансамбль с «Приютом мудрецов». «Уж не мобилизовал ли Крафтштудт сумасшедших, для того чтобы выполнять "все виды математических работ"?» - подумал я и улыбнулся.

Я подошёл к двери и нажал кнопку. Ждать пришлось долго, затем дверь отворилась, и в ней показался бледный человек с взъерошенными густыми волосами и с глазами, сощуренными от дневного света.

– Да, господин, - обратился он ко мне.

– Здесь математическая компания Крафтштудта? - спросил я.

– Да.

– Вы давали объявление в газету…

– Да.

– Я принёс вам заказ.

– Пожалуйста, войдите.

Я повернулся к шофёру, сказал ему, чтобы он меня ждал, и, нагнувшись, проскользнул в дверь. Она закрылась, и я оказался в кромешной темноте.

– Прошу вас за мной. Осторожно, здесь ступеньки. Теперь налево… Опять ступеньки. Теперь пойдём вверх…

Говоря это, мой провожатый держал меня за руку, волоча по тёмным кривым коридорам, по спускам и подъёмам. Наконец над головой забрезжил тусклый желтоватый свет, и, поднявшись по крутой каменной лестнице, я оказался в небольшом холле, окружённом со всех сторон застеклёнными стенами.

Молодой человек быстро прошёл за перегородку, обогнул её и открыл широкое окошко. Через него он обратился ко мне:

– Я вас слушаю.

У меня было такое чувство, будто бы я попал не туда, куда направлялся.

Этот полумрак, этот подземный лабиринт и, наконец, эта глухая комната, без окон, с единственной слабой электрической лампочкой под потолком, создавали представление, отнюдь не похожее на то, которое у меня было, когда я ехал на поиски современного вычислительного центра.

Я стоял, в недоумении оглядываясь вокруг.

– Я вас слушаю, - повторил молодой человек, высунувшись в окошко.

– Ах, да! Так, значит, здесь и помещается вычислительный центр компании Крафтштудта?..

– Да, да, - прервал он меня не без нотки раздражения в голосе. - Я уже вам сказал, что именно здесь помещается вычислительный центр компании Крафтштудта. В чем заключается ваша задача?

Я извлёк из кармана листок бумаги с уравнениями и протянул его в окошко.

– Это линейное приближение вот этих уравнений в частных производных, - неуверенно начал я объяснять. - Я бы хотел, чтобы вы хотя бы численно их решили, ну, скажем, непосредственно на границе раздела двух сред… Понимаете, это дисперсионное уравнение, и здесь скорость распространения радиоволн меняется от точки к точке.

Скомкав мой листок, молодой человек вдруг произнёс:

– Все ясно. Когда вам нужно будет решение?

– Как - когда? - удивился я. - Это вы должны мне сказать, когда вы сможете его решить.

– Вас устраивает завтра? - спросил он, вскинув на меня глубокие чёрные глаза.

– Завтра?!

– Да, завтра. Скажем, часам к двенадцати, самое позднее к часу дня…

– Боже, да что это у вас за вычислительная машина? Такая скорость работы!

– Итак, завтра в двенадцать дня вы получите решение. Стоимость - четыреста пятьдесят марок. Плата наличными.

Стоимость решения была довольно высока. Но, если учесть, что сложнейшие уравнения будут решены за сутки, это было дёшево. Поэтому я, ни слова не говоря, протянул ему деньги вместе с визитной карточкой, на которой значились моя фамилия и мой адрес.

Провожая меня по подземному лабиринту к выходу, молодой человек спросил:

– Так, значит, вы и есть профессор Раух?

– Да. А почему вы спрашиваете?

– Да так. Когда мы организовывали математический центр, мы рассчитывали, что рано или поздно вы к нам придёте.

– Почему вы на это рассчитывали? - удивлённо спросил я.

– А от кого же ещё можно ждать заказов в этой дыре?

Ответ показался мне довольно убедительным.

Не успел я попрощаться с молодым человеком, как дверь за мной захлопнулась.

Всю дорогу домой я думал об этом странном вычислительном центре рядом с «Приютом мудрецов». Где и когда я встречал фамилию Крафтштудт?


2


На следующий день я с нетерпением ждал дневной почты. Когда в половине двенадцатого у двери моей квартиры послышался звонок, я вскочил и помчался встречать почтальона. К моему удивлению, я увидел перед собой тоненькую бледнолицую девушку с громадным синим пакетом в руках.

– Вы профессор Раух? - спросила она.

– Да.

– Вам пакет от компании Крафтштудта. Прошу расписаться.

Её тонкие руки секунду порылись в карманах пальто, и она протянула мне книжку.

На первой странице значилась единственная фамилия - моя. Я расписался, затем протянул девушке монету.

– О, что вы! - вспыхнула она и, произнеся едва внятно «до свиданья», удалилась.

С пакетом я вернулся в кабинет.

Глядя на фотокопии исписанной мелким почерком рукописи, я вначале ничего не понял. От электронной счётно-решающей машины я ждал совсем другого: длинные столбики цифр, в одной колонке которых должны были стоять значения аргумента, а во второй - значения решения уравнений.

Ничего подобного здесь не было.

Это было точное решение моих уравнений! Чья-то рука, руководимая выдающейся математической мыслью, совершенно строго, без всяких приближений, решала мои уравнения.

Я пробегал глазами страницу за страницей, все больше и больше углубляясь в поражающие своей красотой, остроумием и изобретательностью выкладки. Человек, решивший уравнения, обладал огромными математическими знаниями, которым могут позавидовать самые первоклассные математики. Для решения был привлечён почти весь математический аппарат - теория линейных и нелинейных дифференциальных и интегральных уравнений, теория функций комплексного переменного, теория групп, теория множеств, и даже такие, казалось, не имеющие отношения к данной задаче математические дисциплины, как топология, теория чисел и математическая логика.

Я чуть было не вскрикнул от восхищения, когда в результате синтеза большого числа теорем, промежуточных выкладок, формул и уравнений в конце концов появилось и само решение - математическая формула, занимавшая в длину целых три строчки.

Но самым изящным было то, что неведомый мне математик позаботился и о том, чтобы придать этой длинной формуле то, что в нашей науке называется «обозримый вид». Он нашёл приближённую, но очень точную, краткую и ясную математическую запись, состоящую только из элементарных алгебраических и тригонометрических выражений.

В конце, на небольшой вклейке, решение уравнений было изображено графически.

Большего желать было невозможно. Уравнение, которое, как я считал, не может быть решено в конечном виде, оказалось решённым.

Несколько опомнившись от удивления и восхищения, я во второй раз стал перечитывать фотокопии, исписанные формулами. Теперь я заметил, что тот, кто решал мою задачу, писал торопливо, мелким почерком, как бы экономя каждый миллиметр бумаги и каждую секунду времени. Всего было исписано двадцать восемь страниц, и я мысленно прикинул, какой титанической была работа этого математика. Попробуйте написать за сутки от руки двадцать восемь страниц письма своему знакомому, напишите двадцать восемь страниц своей биографии, наконец, попробуйте из любой книжки, не думая, не понимая ни слова, просто переписать двадцать восемь страниц, и вы убедитесь, что это адский труд.

А ведь это было решение сложнейшей математической задачи. И оно было выполнено за сутки!

Может ли такое быть?

Несколько часов подряд я смотрел на исписанные страницы, с каждым часом удивляясь все больше и больше. Где Крафтштудт нашёл такого математика? На каких условиях он у него работает? Кто он такой? Какой-нибудь безвестный гений? Или, может быть, это одно из тех чудес человеческой натуры, которое иногда встречается на границе между нормальным и ненормальным? Может быть, это один из уникумов, которого Крафтштудту удалось разыскать в «Приюте мудрецов»? История знает случаи, когда гениальные математики в конце концов оказывались в больнице для душевнобольных. Может быть, и математик, так блестяще решивший мою задачу, относится к той же категории людей?

Все эти вопросы мучили меня в течение всего дня.

И тем не менее факт оставался фактом. Задача была решена не машиной, а человеком, выдающимся математическим гением, о котором мир ничего не знает.

На следующий день, несколько успокоившись, я ещё раз перечитал решение, на этот раз наслаждаясь им, как наслаждаются, слушая хорошую музыку. Оно было так красиво, так строго, так ясно, что я решил… повторить эксперимент. Я решил заказать компании Крафтштудта решение ещё одной задачи.

Я выбрал то уравнение, которое мне всегда казалось совершенно невозможным не только решить в конечном виде, но даже придать ему форму, нужную для решения на счётно-решающей машине.

Это уравнение также относилось к теории распространения радиоволн, но случай был очень сложным и специальным, с подвижными излучателями, со средой, свойства которой меняются в пространстве и во времени. Это было одно из тех уравнений, которые часто пишут физики-теоретики только для того, чтобы ими полюбоваться и затем забыть, потому что они из-за своей сложности оказываются никому не нужными.


3


…Когда дверь в кирпичной стене открылась, я увидел того же молодого человека с прищуренными от дневного света глазами. Увидев меня, он криво улыбнулся.

– У меня ещё одна задача… - начал было я. Он кивнул головой и, как и в первый раз, повёл меня по тёмным коридорам в свою мрачную приёмную без окон.

Теперь я знал процедуру и, подойдя к стеклянному окошку, протянул ему уравнение:

– Значит, решают у вас эти штуки не машины?

– Как видите, - ответил он, не отрывая глаз от уравнения.

– Тот, кто решил мою первую задачу, - талантливый математик, - сказал я.

Молодой человек ничего не ответил, углубившись в мою рукопись.

– Он у вас один или… - спросил я.

– А разве это имеет какое-либо отношение к тому, что вам требуется? Фирма гарантирует…

Он не успел окончить фразу, как вдруг глубокую тишину подвала прорезал резкий вопль. Я вздрогнул и прислушался. Крик доносился откуда-то из-за стены, которая была за стеклянной перегородкой. Кто-то кричал, вернее, вопил так, как будто бы его подвергали нечеловеческим пыткам. Молодой человек, скомкав листки бумаги с моей задачей, метнул взгляд в сторону стены и затем в меня и, выбежав из-за перегородки, схватил меня за руку и потащил к выходу.

– Что это? - спросил я его, еле переводя дух у самой выходной двери. Вместо ответа он выпалил:

– Решение получите послезавтра в двенадцать. Деньги передадите посыльному.

С этими словами он оставил меня одного перед такси. Стоит ли говорить, что после этого случая я совершенно потерял покой. Во-первых, я ни на мгновение не мог забыть страшный крик, который, казалось, потряс каменные своды вычислительного центра компании Крафтштудта. Во-вторых, я все ещё находился под впечатлением того, что один человек решил тяжёлую математическую задачу за сутки. И в-третьих, я как в лихорадке ждал решения моей второй задачи. Если и она будет решена, то тогда…

Через два дня я дрожащими руками принимал пакет от посыльной из компании Крафтштудта. Я с испугом смотрел на худенькое существо, стоявшее передо мной. Вдруг меня осенила мысль.

– Войдите, пожалуйста, я приготовлю деньги.

– Нет, не нужно, - заторопилась она, как бы испугавшись, - я подожду здесь…

– Да войдите же, зачем вам мёрзнуть, - сказал я и почти насильно втащил её в комнату.

– Я должен посмотреть работу и установить, заслуживает ли она того, чтобы за неё платить.

Девушка прижалась спиной к двери и следила за мной широко раскрытыми глазами.

– Это запрещается… - шептала она.

– Что запрещается?

– Входить в квартиры клиентов… Такова инструкция, господин.

– Плюньте на инструкцию. Здесь я хозяин, и никто не узнает, что вы были у меня.

– О господин… Они все узнают, и тогда…

– Что - тогда? - спросил я, приблизившись к ней.

– О, это так страшно…

Она вдруг заплакала.

Я положил ей руку на плечо, но она встрепенулась и выскочила за дверь.

– Немедленно отдайте мне семьсот марок, и я пойду.

Я протянул деньги, она вырвала их у меня из руки.

Когда я открыл пакет, то чуть не вскрикнул от удивления. Несколько минут я смотрел на стопку фотокопий, не веря глазам своим. Теперь меня уже поражало не то, что мои безнадёжные уравнения были, по-видимому, решены. Самым поразительным было то, что выкладки были написаны другим почерком.

Второй гениальный математик! Однако этот был ещё более гениальным, чем первый, потому что он на протяжении пятидесяти трех страниц решил в аналитическом виде уравнения, в сотни раз более трудные, чем первое. Пробегая взглядом строки, написанные энергичным, размашистым почерком, всматриваясь в интегралы, суммы, вариации и прочие символы самых высших разделов математической науки, я представил себя в каком-то неведомом, странном математическом мире, где сложности потеряли всякое значение. Здесь их просто не было.

Казалось, будто математик, решавший вторую мою задачу, делал это так же легко, как мы складываем или вычитаем в столбик двузначные числа.

Как простую школьную задачу!

Читая рукопись, я несколько раз бросал её, чтобы обратиться к математическим справочникам и учебникам, и, к своему крайнему удивлению, обнаруживал, что второй математический гений прекрасно знал и помнил все то, что знал и помнил я, но, кроме этого, и многое другое. Меня поражало его умение пользоваться самыми сложными математическими теоремами и доказательствами. Его математическая логика была невероятной, глубина мысли бездонной, метод решения безукоризненным. Я был уверен, что, если бы самые гениальные математики всех веков и народов, такие, как Ньютон, Лейбниц, Гаусс, Эйлер, Лобачевский, Вейерштрасс, Гильберт и многие другие, увидели решение этой задачи, они бы удивились не меньше, чем я.

И тем не менее факт оставался фактом: вторая задача была решена ещё более красиво и изящно, чем первая. Прочитав рукопись, я, обессиленный и потерявший способность ощущать реальность, оставался в задумчивости ещё долгое время.

Откуда Крафтштудт набрал этих математиков? Теперь я был уверен, что их у него было не два и не три, а, наверно, целая бригада. Ведь не мог же он всерьёз основать целую фирму, эксплуатируя только двух-трех человек. Как это ему удалось? Почему его фирма находится рядом с сумасшедшим домом? Кто и почему кричал нечеловеческим голосом за стеной?

«Крафтштудт, Крафтштудт…» - билось у меня в сознании. Где и когда я встречал эту фамилию? Что за ней скрывается? Я ходил по кабинету, сжимая голову руками, силясь вспомнить, что я знал о Крафтштудте. Затем я снова уселся за гениальный математический манускрипт, наслаждаясь его содержанием, перечитывая по частям, углубляясь в доказательства промежуточных теорем и формул. Внезапно я вскочил. Я вскочил оттого, что вдруг снова вспомнил страшный нечеловеческий крик, а вместе с ним и фамилию Крафтштудт.

Эта ассоциация была неслучайной. Именно так оно и должно было случиться. Нечеловеческий крик пытаемого человека и Крафтштудт! Это неразрывное целое. Во время второй мировой войны некий Крафтштудт был следователем гитлеровского концентрационного лагеря в Граце. Во втором туре Нюрнбергского процесса его судили за преступления, совершенные против человечности. За пытки и убийства его приговорили к пожизненному тюремному заключению. И после этого о нем ничего и нигде не было слышно.

Я вспомнил портрет этого человека, напечатанный во всех газетах, в форме оберштурмфюрера СС, в пенсне, с широко раскрытыми, даже удивлёнными, глазами на добродушном полноватом лице. Никто не хотел верить, что человек с такой физиономией мог быть палачом гитлеровских застенков. Однако портрет сопровождали подробные показания свидетелей и заключение следствия. Да, Крафтштудт действительно был палачом.

Что сталось с ним после процесса? Не выпустили ли его в настоящее время, как и многих других военных преступников?

Но при чем здесь математика? Где здесь связь: следователь-палач и гениальные решения дифференциальных и интегральных уравнений?

В этом пункте цепь моих рассуждений прерывалась, я чувствовал себя бессильным соединить эти два звена воедино. Чего-то не хватало, в чем-то была тайна, разгадать которую умозрительным путём я был бессилен.

Сколько ни ломал я голову, сколько ни пытался скомбинировать Крафтштудта с «Приютом мудрецов» и с бригадой талантливых математиков, это мне никак не удавалось. И затем эта девушка, заявившая, что «они все равно узнают»… Какая она запуганная и робкая!

После нескольких дней мучительных раздумий я, наконец, пришёл к выводу, что если я не раскрою эту тайну, то сойду с ума.

Прежде всего я решил убедиться, что Крафтштудт из математической фирмы - это Крафтштудт, военный преступник, следователь концентрационного лагеря в Граце.


4


Оказавшись у низенькой двери фирмы Крафтштудта в третий раз, я почувствовал, что сейчас произойдёт нечто такое, что окажет огромное влияние на всю мою жизнь. Не знаю почему, но я отпустил такси, и только после того, как автомобиль скрылся за поворотом, я позвонил.

Мне показалось, что молодой человек с помятой, почти старческой, физиономией ждал меня. Он почему-то сразу взял меня за руку и, не задавая никаких вопросов, повёл через тёмное подземелье в тот самый приёмный холл, в котором я уже был два раза.

– Итак, с чем вы пришли сейчас? - спросил он насмешливо.

– Я хочу видеть господина Крафтштудта лично, - пробормотал я.

– Наша фирма чем-нибудь вас не устраивает, профессор? - спросил он.

– Я хочу видеть господина Крафтштудта, - повторил я с упорством, стараясь не смотреть в большие чёрные глаза, которые сейчас светились глубоким, злым и насмешливым огоньком.

– Ваше дело. Меня это мало касается, - произнёс он после того, как я выдержал минутное испытание его пронизывающего взгляда. - Подождите здесь.

Затем он исчез в одной из дверей за стеклянной перегородкой и не появлялся более получаса. Я почти задремал, когда вдруг послышался шорох в углу и внезапно из полумрака появилась фигура человека в белом халате, со стетоскопом в руках. «Доктор, - пронеслось у меня в сознании. - Сейчас меня будут осматривать и выслушивать. Неужели это необходимо, чтобы повидаться с господином Крафтштудтом?»

– Пойдёмте, - повелительно произнёс доктор. И я пошёл за ним, совершенно не соображая, что со мной будет дальше и для чего я все это затеял.

Пройдя дверь в застеклённой перегородке, я последовал за человеком в белом халате по длинному коридору, в который дневной свет проникал откуда-то сверху. Коридор заканчивался высокой массивной дверью. Доктор остановился.

– Подождите здесь. Сейчас вас примет Крафтштудт.

Доктор снова появился минут через пять. Он широко открыл дверь и несколько секунд стоял чёрным силуэтом в рассеянных лучах дневного света.

– Ну что же, пошли, - сказал он голосом человека, сожалеющего о том, что должно произойти дальше.

Я покорно последовал за ним. Войдя в павильон с широкими сияющими окнами, я стоял несколько минут, стараясь рассмотреть огромное светлое помещение. Из оцепенения меня вывел резкий голос:

– Подойдите же сюда, профессор Раух.

Я повернулся направо и увидел сидящего в глубоком плетёном кресле Крафтштудта, того самого Крафтштудта, который был мне знаком по многочисленным фотографиям в газетах.

– Вы пожелали встретиться со мной? - спросил он, не здороваясь и не вставая из-за стола. - Чем могу служить?

Я быстро взял себя в руки и, проглотив слюну, подошёл вплотную к столу, за которым он сидел.

– Значит, вы переменили род занятий? - спросил я, глядя на него в упор.

Он постарел за пятнадцать лет, его полные щеки собрались в крупные морщины и свисали дряблыми складками вокруг резко выступавших скул.

– Что вы имеете в виду, профессор? - задал он вопрос, осматривая меня очень внимательно.

– Я, господин Крафтштудт, думал, вернее, надеялся, что вы все ещё…

– Ах, вот оно что! - И Крафтштудт расхохотался. - Другие времена, Раух. Другие.

– А как же закон?

– Дорогой мой профессор! Закон нужен только тогда и только тем, кто из него может извлечь пользу. Сейчас другие времена и другие источники пользы. Следовательно, и законы другие. Впрочем, меня интересуют не ваши соображения в отношении законов, а причины, которые вас привели ко мне.

– Господин Крафтштудт, я, как вы можете догадаться, смыслю кое-что в математике, я имею в виду современную математику. Так вот, сначала я думал, что вы организовали обычный вычислительный центр, оборудованный электронными счётно-решающими машинами. Однако на двух примерах я убедился, что это не так. У вас математические задачи решают люди. Решают они их совершенно гениально. И, что самое странное, чудовищно быстро, сверхчеловечески быстро. Я, если хотите, осмелился прийти к вам, чтобы познакомиться с вашими математиками, которые, конечно, являются необыкновенными людьми.

Крафтштудт вначале изобразил на своём лице улыбку, а затем стал сначала тихо, а потом все громче и громче смеяться.

– Над чем вы смеётесь, господин Крафтштудт? - возмутился я. - Разве моё желание столь комично и глупо? Разве каждый здравомыслящий человек, а тем более математик, не изумится, когда познакомится с теми решениями, которые предоставила в моё распоряжение ваша фирма?

– Я смеюсь над другим, Раух. Я смеюсь над вашей провинциальной ограниченностью. Я смеюсь над тем, как вы, профессор, уважаемый в городе человек, всегда поражавший своей учёностью воображение недозревших девиц и старых дев, как вы безнадёжно отстали от стремительного хода современной науки!

Я был поражён наглостью бывшего гитлеровского следователя.

– Послушайте, вы! - воскликнул я. - Всего пятнадцать лет назад вашей специальностью было пытать невинных людей раскалённым железом. Какое вы имеете право болтать о современной науке? Если хотите, то я пришёл, чтобы узнать, какими методами вы заставляете подчинённых вам талантливых людей за сутки проделывать работу, которая под силу человеческому гению лишь после продолжительного, на протяжении нескольких лет, труда, может быть труда всей жизни. Я очень рад, что нашёл вас здесь. Не думаю, что наше знакомство будет для вас приятным.

Крафтштудт встал и, нахмурив брови, подошёл ко мне.

– Послушайте, Раух, я советую вам меня не сердить. Я знал, что рано или поздно вы ко мне придёте. Но я вовсе не рассчитывал найти в своём кабинете учёного-идиота в роли сыщика-любителя. Признаюсь, я ожидал встретить в вас, если хотите, союзника и помощника.

– Что-о-о?! - закричал я. - Сначала вы объясните мне, что вы делаете с людьми, которые приносят вам прибыль.

Бледно-голубые глаза Крафтштудта за стёклами пенсне превратились в две узенькие щёлки. На мгновение мне показалось, что он осматривает меня, как вещь, которую собирается приобрести в собственность.

– Значит, вы хотите, чтобы я объяснил вам, как наша фирма работает? Значит, вам мало того, что две ваши идиотские задачи были решены так, как они должны решаться в двадцатом веке? Значит, вы хотите на собственной шкуре испытать, что значит решать такие задачи? - прошипел он.

– Я не верю, чтобы один человек, пусть даже очень талантливый, мог проделать каторжный труд за несколько десятков часов по доброй воле. Ваша репутация свидетельствует об этом. Кроме того, я имел несчастье слышать, как вопил один из ваших сотрудников…

– Хватит! - закричал Крафтштудт. - В конечном счёте я не просил, чтобы вы ко мне приходили. Но уж если вы пришли с такими настроениями, то вы нам пригодитесь, хотите вы этого или нет.

Я не заметил, что доктор, который провёл меня в кабинет Крафтштудта, все время стоял сзади меня. Глава фирмы сделал ему знак, и в одно мгновение его сильная рука обхватила моё лицо, крепко зажала рот, а вторая поднесла к носу кусок ваты, пропитанный резко пахнущим веществом, вдохнув которое я сразу потерял сознание.


5


Я очнулся, но долго не решался открыть глаза. Вокруг я слышал голоса каких-то людей. Они о чем-то горячо спорили. Это был деловой научный спор, содержание которого некоторое время не доходило до моего сознания. Только после того как в голове у меня немного прояснилось, я начал разбираться в смысле фраз.

– Генрих совершенно неправ. В конечном счёте импульсный код, который возбуждает нейроны волевых центров, не состоит из пятидесяти выбросов с равными промежутками и пятью скважностями между равными группами. Это было вчера совершенно точно показано на опытах с Никольсом.

– Ну, знаешь, твой Никольс не пример. Если хочешь, то кодирование возбуждения очень индивидуально. То, что возбуждает волевые центры у одного, может возбуждать совсем другое у другого. Например, электровозбуждение, которое доставляет Никольсу наслаждение, заставляет меня глохнуть. Когда я ему подвергаюсь, у меня такое ощущение, как будто в мои уши вставили две трубы и по ним вдувают в голову рёв самолётных моторов.

– Тем не менее ритм деятельности групп нейронов головного мозга у многих людей имеет много общего. Собственно, на этом и играет наш учитель.

– Играет, да не очень, - произнёс кто-то устало. - Пока что дальше математического анализа дело не пошло.

– Это вопрос времени. В данном случае косвенные опыты имеют большее значение, чем прямые. Никто не осмелится вставить тебе в мозг электрод, и смотреть, какие импульсы там двигаются, потому что это повредит мозг, а следовательно, и сами импульсы. Другое дело, если ты имеешь генератор, на котором можно в широких пределах менять импульсно-кодовую модуляцию. Это позволяет проводить эксперименты, совершенно не нарушая целостности мозга.

– Как сказать, - произнёс все тот же усталый голос. - Твоё заявление опровергает случай с Гориным и с Войдом. Первый умер через десять секунд после того, как его поместили в частотно-модулированное поле, где десять последовательных выбросов напряжённости следовали с частотой в семьсот герц при скважности в пять десятых секунды. Второй так орал от боли, что пришлось немедленно выключить генератор. Вы, ребята, забываете основное положение нейрокибернетики о том, что в сетях нейронов, которые существуют в человеческом организме, реализуется огромное количество петель. Двигающиеся по ним импульсы характеризуются специфической частотой и кодом. Стоит попасть в резонанс с любой из этих циркуляций, и контур может возбудиться до невероятного состояния. Если так можно выразиться, доктор тыкает вслепую. И то, что мы ещё живы, - это чистая случайность.

Я открыл глаза. Комната, где я находился, представляла собой подобие большой больничной палаты с койками, расположенными вдоль стен. Посредине стоял большой деревянный стол, заваленный объедками пищи, пустыми консервными банками, окурками, обрывками бумаги. Все это было освещено тусклым электрическим светом, Я приподнялся на локтях и осмотрелся вокруг. Разговор сразу стих.

– Где я нахожусь? - прошептал я, обводя взглядом лица уставившихся на меня людей.

Я услышал, как кто-то сзади меня прошептал:

– Новенький пришёл в себя…

– Где я нахожусь? - повторил я вопрос, обращаясь ко всем сразу.

– Разве вам это неизвестно? - спросил меня молодой человек, сидевший в нижнем бельё на койке справа. - Это фирма Крафтштудта, нашего творца и учителя.

– Творца и учителя? - промычал я, потирая лоб. - Какой же он учитель, если он в действительности военный преступник.

– Преступление - это относительное понятие. Все зависит от цели, ради которой действие совершается. Если цель благородна, всякое действие хорошо, - выпалил мой сосед справа.

Поражённый образчиком вульгарного макиавеллизма, я посмотрел на него с любопытством.

– Где это вы набрались такой мудрости, молодой человек? - спросил я, усаживаясь напротив его.

– Господин Крафтштудт наш творец и учитель, - вдруг наперебой стали повторять все присутствующие в комнате.

«Значит, я действительно попал в "Приют мудрецов", - с тоской подумал я.

– Н-да, ребята, плохи ваши дела, если вы так говорите, - сказал я, обводя всех взглядом.

– Бьюсь об заклад, что у новенького математика лежит в частотной полосе от девяноста до девяноста пяти герц! - воскликнул привставший со следующей койки тучный парень.

– А его боль может быть вызвана при частоте не более ста сорока герц равномерно ускоренного импульсного кода! - воскликнул другой.

– А спать его можно заставить кодовыми посылками по восемь импульсов в секунду с паузой в две секунды после каждой посылки!

– Уверен, что новенький будет ощущать голод при импульсном возбуждении с частотой сто три герца с логарифмическим ростом интенсивности импульсов!

Это самое худшее, что я мог себе представить.

Совершенно очевидно, все они были сумасшедшими. Меня поражало только одно обстоятельство: все они говорили об одном и том же: о каких-то кодах и каких-то импульсах, связывая их с моими ощущениями, с моим внутренним миром. Они обступили меня и, глядя мне прямо в глаза, выкрикивали какие-то цифры, упоминали о модуляциях и интенсивностях, предсказывая, как я буду вести себя «под генератором» и «между стенками» и какую мощность я буду потреблять.

Зная из литературы, что с сумасшедшими нужно соглашаться во всем, я решил не вступать с ними в спор, а разговаривать так, как если бы я был таким же, как и они. Поэтому как можно мягче я обратился к соседу, сидевшему на койке справа от меня. Он мне показался более нормальным, чем все остальные.

– Скажите, пожалуйста, о чем это вы все здесь толкуете? Я в этих делах совершеннейший профан. Какие-то коды, импульсы, нейроны, возбуждения. Это из какой области науки?

Вся комната задрожала от смеха. Хохот продолжался и тогда, когда я в негодовании встал и хотел на них прикрикнуть.

– Контур четырнадцатый. Частота восемьдесят пять герц! Возбуждение гнева! - крикнул кто-то, и смех стал ещё более гомерическим.

Тогда я уселся на свою койку и стал ждать, пока они успокоятся.

Первым пришёл в себя мой сосед справа. Он подошёл ко мне, сел рядом и посмотрел мне прямо в глаза.

– Значит, ты действительно ничего не знаешь?

– Честное слово, ничего не знаю. И ни слова не понимаю из того, что вы говорите.

– Честное слово?

– Честное слово.

– Ну ладно. Мы тебе верим, хотя это очень редкий случай. Дейнис, встань и расскажи новичку, зачем мы здесь находимся.

– Да, Дейнис, встань и расскажи ему. Пусть и он, как мы, будет счастливым.

– Счастливым? - удивился я. - Разве вы счастливы?

– Конечно, конечно! - закричали все. - Ведь мы постигли самих себя. Самое высокое наслаждение человека в том, что он познает самого себя.

– А разве до этого вы не знали самих себя? - удивился я.

– Конечно, нет. Люди не знают самих себя. Только те, кто знаком с нейрокибернетикой, только те знают себя.

– Слава нашему учителю! - крикнул кто-то.

– Слава нашему учителю! - автоматически повторили все.

Ко мне подошёл тот, которого называли Дейнисом. Он уселся на койке напротив меня и глухим, усталым голосом спросил:

– Какое образование ты имеешь?

– Я профессор физики.

– Знаешь ли ты биологию?

– Очень поверхностно.

– Психологию?

– Ещё хуже.

– Нейропсихологию?

– Не знаю совсем.

– Кибернетику?

– Смутно.

– Нейрокибернетику и общую теорию биологического регулирования?

– Ни малейшего представления.

В комнате послышался возглас удивления.

– Плохо, - глухо промычал Дейнис. - Он не поймёт.

– Да рассказывайте же! Я постараюсь понять.

– Он поймёт после первых двадцати сеансов генератора! - воскликнул кто-то.

– Я понял после пяти! - крикнул другой.

– Ещё лучше, если он два раза побудет между стенками.

– Все равно, Дейнис, рассказывайте, - настаивал я. Мне почему-то становилось жутко.

– Итак, новичок, понимаешь ли ты, что такое жизнь?

Я долго сидел молча, глядя на Дейниса.

– Жизнь - это очень сложное явление природы, - наконец произнёс я.

Кто-то громко хихикнул. За ним хихикнул ещё один. Затем ещё и ещё. Все обитатели палаты смотрели на меня, как на человека, сказавшего непристойную глупость. Один Дейнис смотрел на меня укоризненно и покачивал головой.

– Плохи твои дела. Тебе придётся многому учиться, - сказал он.

– Если я сказал неправильно, то объясни.

– Объясни ему, Дейнис, объясни! - закричали со всех сторон.

– Хорошо. Слушай. Жизнь - это непрерывная циркуляция кодированных электрохимических возбуждений по нейронам твоего организма.

Я задумался. Циркуляция возбуждений по нейронам. Где-то когда-то я слышал нечто подобное или читал в популярной книге.

– Дальше, Дейнис, дальше.

– Все твои ощущения, которые составляют сущность твоего духовного «я», - это электрохимические импульсы, двигающиеся от рецепторов в высшие регуляторы головного мозга и после обработки возвращающиеся к эффекторам.

– Ну? Объясняй дальше.

– Всякое ощущение внешнего мира передаётся по нервным волокнам в мозг. Одно ощущение отличается от другого формой кода и его частотой, а также скоростью распространения. Эти три параметра определяют качество, интенсивность и время действия ощущения. Понял?

– Допустим.

– Следовательно, жизнь - это и есть движение закодированной информации по твоим нервам. Ни больше, ни меньше. Мышление есть не что иное, как циркуляция частотно-модулированной информации по нейронным петлям в центральных областях нервной системы, в мозгу.

– Я этого не понимаю, - признался я.

– Мозг состоит примерно из десяти тысяч нейронов, являющихся аналогами электрических реле. Они соединены в группы и кольца волокнами, называемыми аксонами. По аксонам возбуждения передаются от одного нейрона к другому, от одной группы нейронов к другой. Блуждание возбуждений по нейронам и есть мысль.

Мне стало ещё более страшно.

– Он ничего не поймёт до тех пор, пока не побывает под генератором или между стенками! - закричали вокруг.

– Хорошо, допустим, ты прав. Что из этого следует? - спросил я Дейниса.

– А то, что жизнь можно делать какой угодно. При помощи импульсных генераторов, которые возбуждают нужные коды в нейронных петлях. Это имеет огромное практическое значение.

– Объясни какое, - прошептал я, чувствуя, что сейчас я узнаю нечто такое, что откроет мне существо деятельности фирмы Крафтштудта.

– Лучше всего это объяснить на примере стимуляции математической деятельности, В настоящее время в отсталых странах создают так называемые электронные счётно-решающие машины. Количество триггеров, или реле, из которых такие машины составляются, не превышает пятидесяти тысяч. Математические разделы мозга человека содержат около миллиарда таких триггеров. Никогда и никто не сможет построить машину с таким количеством триггеров.

– Ну и что же?

– А то, что значительно выгоднее использовать для решения математических задач аппарат, который создан самой природой и который лежит вот здесь, - Дейнис провёл рукой по надбровным дугам, - чем строить жалкие дорогостоящие машины.

– Но машины работают быстрее! - воскликнул я. - Нейрон, насколько я знаю, может быть возбуждён не более двухсот раз в секунду, а электронный триггер - миллионы раз в секунду. Поэтому быстродействующие машины выгоднее.

Вся палата снова грохнула от смеха. Один Дейнис оставался серьёзным.

– Это не так. Нейроны можно тоже заставить возбуждаться с любой частотой, если подводить к ним с достаточно высокой частотой возбуждение. Это можно делать при помощи электростатического генератора, работающего в импульсном режиме. Если мозг поместить в поле излучения такого генератора, его можно заставить работать как угодно быстро.

– Так вот каким образом зарабатывает фирма Крафтштудта! - воскликнул я и вскочил на ноги.

– Он наш учитель! - вдруг заголосили все. - Повторяй, новичок. Он учитель!

– Не мешайте ему понимать, - вдруг прикрикнул на всех Дейнис. - Придёт время, и он поймёт, что господин Крафтштудт наш учитель. Он ещё ничего не знает. Слушай, новичок, дальше. Всякое ощущение имеет свой код, свою интенсивность и свою продолжительность. Ощущение счастья - частота пятьдесят пять герц в секунду, с кодовыми группами по сто импульсов. Ощущение горя - частота шестьдесят два герца, со скважностью в одну десятую секунды между посылками. Ощущение веселья - частота сорок семь герц, возрастающих по интенсивности импульсов. Ощущение грусти - частота двести три герца, боли - сто двадцать три герца, любви - четырнадцать герц, поэтическое настроение - тридцать один, гнева - восемьдесят пять, усталости - семнадцать, сонливости - восемь и так далее. Кодированные импульсы этих частот двигаются по специфическим петлям нейронов, и благодаря этому ты ощущаешь все то, что я назвал. Все эти ощущения можно вызвать при помощи импульсного генератора, созданного нашим учителем. Он открыл нам глаза на то, что такое жизнь. До него люди жили во мраке и в неведении о самих себе…

От этих объяснений у меня помутилось в голове. Это был или бред, или нечто такое, что действительно открывало новую страницу в жизни человечества. Сейчас я в этом ещё не мог разобраться. Голова шумела от наркоза, который мне дали в кабинете Крафтштудта. Я вдруг почувствовал себя очень усталым и прилёг на кровать, закрыв глаза.

– У него доминирует частота в семь-восемь герц. Он хочет спать! - крикнул кто-то.

– Пусть поспит. Завтра он начнёт постигать жизнь. Завтра его поведут под генератор.

– Нет, завтра будут снимать его спектр. На него составят карточку. Может быть, у него есть отклонения от нормы.

Это было последнее, что я услышал. После этого я забылся.


6


Человек, с которым я встретился на следующий день, вначале показался мне симпатичным и умным. Когда меня ввели в его кабинет на втором этаже главного здания фирмы, он, широко улыбаясь, пошёл ко мне навстречу с протянутой рукой.

– А, профессор Раух, рад вас видеть!

– Добрый день, - ответил я сдержанно. - С кем имею честь разговаривать?

– Называйте меня просто Больц, Ганс Больц. Наш шеф поручил мне довольно неприятную задачу - от его имени извиниться перед вами.

– Извиниться? Разве вашего шефа могут терзать угрызения совести?

– Не знаю. Право, не знаю, Раух. Тем не менее он приносит вам свои искренние извинения за все случившееся. Он погорячился. Он не любит, когда ему напоминают о прошлом.

Я усмехнулся:

– Я ведь пришёл к нему вовсе не для того, чтобы напоминать ему о его прошлом. Если хотите, меня интересовало другое. Я хотел познакомиться с людьми, которые так блестяще решили…

– Присаживайтесь, профессор. Именно об этом я и хочу с вами поговорить.

Я уселся на предложенный мне стул и начал рассматривать улыбающегося господина Больца, сидевшего против меня за широким письменным столом. Это был типичный северный немец, с продолговатым лицом, светлыми волосами и большими голубыми глазами. В руках он вертел портсигар.

– Здесь, у шефа, я заведую математическим отделом, - сказал он.

– Вы? Вы математик?

– Да, немного. Во всяком случае, я кое-что смыслю в этой науке.

– Значит, через вас я смогу познакомиться с теми, кто решал мои уравнения…

– Да вы с ними уже знакомы, Раух, - сказал Больц.

Я в недоумении уставился на него.

– Вы провели с ними вчера весь день и сегодня всю ночь.

Я вспомнил палату с людьми, бредившими импульсами и кодами.

– И вы хотите меня уверить, что эти сумасшедшие и есть гениальные математики, решившие мои максвелловские уравнения? - Не дожидаясь ответа, я расхохотался.

– Тем не менее это они и есть. Вашу последнюю задачу решил некий Дейнис. Кажется, он вчера вечером преподал вам урок нейрокибернетики.

Подумав немного, я произнёс:

– В таком случае я отказываюсь что-нибудь понимать. Может быть, вы мне разъясните.

– Охотно, Раух. Но только после того, как вы прочтёте вот это. - И Больц протянул мне свежую газету.

Я медленно развернул её и вдруг вскочил со стула. С первой страницы на меня смотрело… моё собственное лицо, заключённое в чёрную рамку. Под моим портретом значился огромный заголовок: «Трагическая гибель профессора физики доктора Рауха».

– Что это значит, Больц? Что это за комедия! - воскликнул я.

– Пожалуйста, успокойтесь. Все очень просто. Вчера вечером, когда вы возвращались с прогулки на озеро и проходили по мосту через реку, на вас напали два бежавших из «Приюта мудрецов» сумасшедших, убили вас, обезобразили ваш труп и выбросили в реку. Сегодня утром вас нашли у плотины. Ваша одежда, ваши вещи и документы подтвердили, что найденный - это вы. Сегодня полиция наводила справки в «Приюте», и все обстоятельства вашей трагической гибели разъяснились.

Я обратил внимание на свою одежду, потрогал карманы и только сейчас убедился, что костюм на мне был чужой, а мои вещи и документы из карманов исчезли.

– Но ведь это же наглая ложь, обман, подлость и…

– Да, да, да. Я с вами вполне согласен. Но что делать, Раух, что делать? Фирма Крафтштудта без вас может потерпеть серьёзное поражение, если хотите - крах. Мы получили такую уйму заказов. Все они военного характера и большой стоимости. Нужно считать, считать и считать. После решения первых задач для военного министерства нас буквально завалили математическими расчётами.

– И вы хотите, чтобы я тоже стал, как ваш Дейнис и другие?

– Нет. Конечно, нет, Раух.

– Так зачем вы все это придумали?

– Вы нам нужны как преподаватель математики.

– Преподаватель?

Я снова вскочил. Больц закурил сигарету и кивнул мне в сторону стула. Я сел, ничего не соображая.

– Нам нужны математические кадры, профессор Раух. Без них мы сядем на мель.

Я молча уставился на Больца, который мне теперь уже не казался таким симпатичным, как прежде. В его светлом и ничем не примечательном лице я начал замечать какие-то тонкие звериные чёрточки, едва уловимые, но постепенно доминировавшие над тем, что делало его физиономию ясной и открытой с первого взгляда.

– Ну, а если я откажусь? - спросил я.

– Это будет очень плохо. Боюсь, тогда вам придётся стать одним из наших… вычислителей.

– А разве это так уж плохо? - спросил я.

– Да, - ответил Больц твёрдо и встал. - Это означало бы, что вы окончите своё существование в «Приюте мудрецов».

Пройдясь несколько раз по комнате, Больц заговорил тоном Лектора.

– Расчётные способности человеческого мозга в сотни тысяч раз больше, чем у электронной счётно-решающей машины. Миллиард математических клеток коры головного мозга плюс весь вспомогательный аппарат - память, линии задержки, логика, интуиция и так далее - все это ставит человеческий мозг в выдающееся положение по сравнению с любой, даже самой совершенной, машиной. Однако у машины есть одно существенное преимущество.

– Какое? - спросил я, не понимая, к чему он клонит.

– Если у электронной машины выйдет из строя, скажем, одна триггерная ячейка или даже целый регистр, вы можете поменять лампы, заменить сопротивления или ёмкости, и машина снова заработает. А вот если в голове вылетит одна или группа клеток, выполняющих вычислительные функции, заменить их, увы, нельзя. К сожалению, мы вынуждены заставлять мозговые триггеры работать очень интенсивно, и поэтому, если так можно выразиться, скорость их срабатывания заметно увеличивается. Живой вычислительный аппарат очень быстро изнашивается, и…

– И что тогда?

– Тогда вычислитель попадает в «Приют».

– Но ведь это же бесчеловечно! Это преступление! - закричал я.

Больц остановился передо мной, положил руку на моё плечо и, широко улыбаясь, произнёс:

– Раух, здесь вы должны забыть все эти слова и понятия. Если вы их не забудете сами, мы вытравим их из вашей памяти.

– Этого вам никогда не удастся сделать! - закричал я, отшвыривая его руку.

– Плохо вы усвоили лекцию Дейниса. А зря. Он говорил дело. Кстати, вы знаете, что такое память?

– Какое это имеет отношение к нашему разговору? Какого черта все вы здесь кривляетесь? Зачем вы…

– Память, профессор Раух, - это длительное существование возбуждения в группе нейронов благодаря положительной обратной связи. Электрохимическое возбуждение, которое циркулирует у вас в голове по данной группе клеток в течение длительного периода, и есть память. Вы физик, интересующийся электромагнитными процессами в сложных средах, и вы не понимаете, что путём наложения на вашу голову подходящего электромагнитного поля мы можем приостановить циркуляцию возбуждения в любой группе клеток! Ведь нет ничего более простого! Мы можем заставить вас не только забыть все то, что вы знаете, но и вспомнить то, чего вы никогда не знали. Однако не в наших интересах прибегать к таким… э… искусственным приёмам. Мы надеемся на ваше благоразумие. Фирма будет платить вам солидную долю своих дивидендов.

– Что я должен делать? - спросил я.

– Я уже сказал: преподавать математику. Из числа безработных, которых, к счастью, в нашей стране всегда в избытке, мы набираем классы в двадцать-тридцать человек, наиболее способных к математике. Затем мы их обучаем высшей математике в течение двух-трех месяцев…

– Это невозможно, - заявил я, - это абсолютно невозможно. За такой короткий срок…

– Это возможно, Раух. Имейте в виду, что вы будете иметь перед собой весьма понятливую аудиторию, с хорошим соображением и чудесной математической памятью. Об этом мы позаботимся. Это в наших силах…

– Тоже искусственно? При помощи импульсного генератора? - спросил я. Больц кивнул головой.

– Итак, соглашаетесь?

Я крепко сжал веки и задумался. Значит, Дейнис и все его друзья по палате нормальные люди и все то, что они вчера мне говорили, правда. Значит, эта компания действительно научилась командовать человеческими мыслями, волей и чувствами при помощи электромагнитных импульсных полей, для того чтобы наживать себе капитал. Я чувствовал, что Больц смотрит на меня внимательно, и я должен был немедленно принять решение. Это было чудовищно трудно. Если я соглашусь, значит, мне придётся обучать людей математике для того, чтобы затем их искусственным путём заставляли форсированно расходовать свои умственные способности до полного их истощения, до полного износа живого вещества мозга, после чего они навсегда уйдут в «Приют». Если я откажусь, это же произойдёт со мной.

– Итак, вы соглашаетесь? - повторил Больц, тронув меня за плечо.

– Нет, - решительно заявил я. - Нет. Я не могу быть соучастником в этом отвратительном деле.

– Как хотите, - вздохнул он. - Очень сожалею.

Через минуту он деловито встал из-за стола, подошёл к двери и, приоткрыв её, крикнул:

– Эйдер, Шранк, зайдите сюда!

– Что вы собираетесь со мной делать? - спросил я вставая.

– Для начала мы снимем импульсно-кодовый спектр вашей нервной системы.

– То есть?

– То есть составим карточку, в которую будут записаны форма, интенсивность и частота импульсов, ответственных за каждое ваше душевное и интеллектуальное состояние.

– Но я не позволю. Я буду протестовать. Я…

– Проводите профессора в испытательную лабораторию, - безразличным голосом произнёс Больц и отвернулся от меня к окну.


7


Вступая в пределы испытательной лаборатории фирмы Крафтштудта, я пришёл к решению, которому суждено было в конце концов сыграть выдающуюся роль во всей этой гнусной истории. Я рассуждал так. Сейчас со мной будут делать нечто такое, что даст в руки Крафтштудту и его банде сведения о моем внутреннем духовном мире. Они будут пытаться установить, какими формами электромагнитного воздействия на мою нервную систему можно во мне вызвать те или иные эмоции, переживания и ощущения. Если это им удастся, тогда я буду окончательно в их власти. Если же нет, то я смогу сохранить за собой какую-то долю своей самостоятельности, которой они управлять не смогут. Это мне может в дальнейшем очень понадобиться. Следовательно, я должен буду изо всех сил стараться спутать карты этих ультра-учёных бандитов, обманывая их, насколько это будет в моих силах. А это, должно быть, в какой-то степени возможно. Ведь недаром вчера в палате я слышал, как один из рабов Крафтштудта заявлял, что импульсно-кодовая характеристика человека индивидуальна, за исключением математического мышления.

Меня ввели в большую комнату. Она, однако, казалась очень тесной из-за громоздких приборов, заполнявших её. Комната напоминала управление небольшой электростанции. В центре располагался пульт с приборными досками и шкалами. Слева, за металлической сеткой, находился большой трансформатор, и на фарфоровых панелях тлело красноватым светом несколько генераторных ламп. На металлической сетке, экранирующей генератор, были укреплены вольтметр и амперметр. По их показаниям, по-видимому, определялась мощность, отдаваемая генератором. В самом центре возвышалась цилиндрическая кабина, состоявшая из двух металлических частей - верхней и нижней, соединённых средней частью из прозрачного изолирующего материала.

Двое моих провожатых подвели меня к кабине. Из-за пульта управления встали два человека. Один из них был тот самый доктор, который провожал меня к Крафтштудту и который дал мне наркоз. Второй - неизвестный мне сутулый старичок с гладко зализанными редкими волосами на жёлтом черепе.

– Нужно снять спектр, - сказал один из провожатых.

– Не уговорили, - произнёс доктор грубо. - Я так и знал. Я сразу определил, что Раух относится к типу сильных натур. Нужно было этого ожидать. Вы плохо кончите, Раух, - сказал он, обращаясь ко мне.

– Вы тоже, - ответил я.

– Ну, это ещё неизвестно, а вот в отношении вас - точно.

Я пожал плечами.

– Вы проделаете всю процедуру добровольно или вас придётся к этому принуждать? - спросил он, окидывая меня наглым взглядом.

– Добровольно. Мне, как физику, это даже интересно.

– Прекрасно. В таком случае снимите ботинки и разденьтесь до пояса. Прежде всего я должен вас осмотреть, выслушать, измерить кровяное давление.

Я разделся. Первая часть «снятия спектра» представляла собой обычный врачебный осмотр: «дышите, не дышите», и так далее. Я знал, что все это ничего не расскажет им о моем душевном состоянии.

Когда осмотр окончился, доктор заявил:

– Входите в кабину. Здесь у вас микрофон. Отвечайте на все мои вопросы. Предупреждаю вас: при одной из частот вы почувствуете нестерпимую боль. Но это мгновенно пройдёт, как только вы закричите.

Голыми ногами я стал на фарфоровый пол кабины, и она бесшумно задвинулась. Над головой загорелась электрическая лампочка. Загудел генератор. Он работал в очень низкочастотном импульсном режиме. Напряжённость поля, по-видимому, стала очень высокой. Я это чувствовал по медленным приливам и отливам тепла во всем моем теле. В суставах с каждым электромагнитным импульсом как-то странно пощипывало. Мускулы в такт с импульсами то напрягались, то ослабевали. Сжимались не только мускулы у самой поверхности кожи, но и в глубине тела.

Генератор заработал ещё более интенсивно, и частота тёплых волн увеличилась.

«Начинается, - подумал я. - Только бы устоять!»

При частоте в восемь герц мне захочется спать. Неужели моя воля не сможет воспротивиться этому воздействию? Неужели я не смогу обмануть этих «исследователей» в первом пункте их «спектра»? Частота увеличивалась медленно. Мысленно про себя я считал количество тёплых наплывов в секунду. Вот их уже один в секунду, два, три, четыре… больше, ещё больше. На меня начала наваливаться сонливость, но я сжал зубы, стараясь не уснуть. Сон надвигался, как тяжёлая липкая глыба, все члены отяжелели, глаза закрывались. Казалось, вот-вот я упаду. Я изо всех сил прикусил язык, стараясь болью отогнать тяжёлое чувство сонливости. В это время, как издалека, я услышал чей-то голос:

– Раух, как вы себя чувствуете?

– Благодарю, хорошо. Немного прохладно, - солгал я. Мой голос показался мне самому незнакомым. Изо всех сил я продолжал кусать губы и язык.

– Вам спать не хочется?

– Нет, - ответил я и про себя подумал: «Ещё минута, и я усну…»

И вдруг сонливость точно рукой сняло. Частота импульсов, видимо, увеличилась, перейдя через первый критический барьер. Я вдруг почувствовал себя свежим и бодрым, как это бывает после того, как хорошо выспишься. «Теперь нужно заснуть», - решил я и, закрыв глаза, громко засопел. Я слышал, как доктор говорил своему сообщнику:

– Странный случай. Вместо восьми с половиной герц сон наступает при десяти. Пфафф, запишите эти данные, - сказал он старику. - Раух, ваше самочувствие?

Я молчал, продолжая громко сопеть, расслабив все мускулы и упёршись коленями в стенку кабины.

– Пошли дальше, - наконец произнёс доктор. - Увеличьте частоту, Пфафф.

Через секунду я «проснулся». В частотной полосе, которую я сейчас проходил, мне пришлось испытать сложную гамму самых различных ощущений и смен настроений. Мне становилось то грустно, то весело, то радостно, то тоскливо.

«Теперь пора кричать», - почему-то решил я.

В тот момент, когда генератор взревел сильнее, я завопил что было мочи. Не помню, какой частоте это соответствовало, но только, услышав мой крик, доктор громко скомандовал:

– Убрать напряжение! Первый раз встречаюсь с таким сумасшедшим. Запишите. Боль при семидесяти пяти герцах, когда у нормальных людей бывает при ста тридцати. Пошли дальше.

«Через частоту сто тридцать мне ещё придётся пройти… Только бы вытерпеть это…»

– Теперь, Пфафф, проверьте его на девяносто третьей.

Когда была установлена эта частота, со мной случилось нечто совершенно неожиданное. Я вдруг вспомнил уравнения, которые я передавал для решения Крафтштудту, и с изумительной ясностью представил себе весь ход их решения. «Это и есть частота, стимулирующая математическое мышление», - пронеслось в голове.

– Раух, назовите мне первые пять членов функции Бесселя второго рода, - услышал я приказание доктора.

Я выпалил ответ, как из пулемёта. Ясность в голове была кристальной. Тело наполнилось чудесным, радостным чувством того, что ты все знаешь и все помнишь.

– Назовите первые десять знаков числа «пи» после запятой.

Я ответил и на этот вопрос.

– Решите кубическое уравнение.

Доктор продиктовал уравнение с неуклюжими дробными коэффициентами.

Ответ я нашёл за две-три секунды, назвав все три корня.

– Пошли дальше. Здесь у него как и у всех нормальных людей.

Частота медленно повышалась. В один из моментов я вдруг захотел плакать. К горлу подкатил горький комок, слезы потекли из глаз. И тогда я расхохотался. Я хохотал изо всех сил, как будто бы меня щекотали. Я смеялся, а слезы все текли и текли…

– Опять идиотский случай… Не как у всех. Я сразу определил, что это сильный нервный тип со склонностью к нервозам. Когда же он заревёт?

«Заревел» я тогда, когда плакать мне вовсе не хотелось. На душе вдруг стало радостно и безоблачно, как при лёгком опьянении. Хотелось петь песни и смеяться. Хотелось прыгать от радости. Все - и Крафтштудт, и Больц, и Дейнис, и доктор - казались хорошими, добродушными людьми. И вот в этот момент усилием воли я заставил себя всхлипывать и громко сморкаться. Рыдал я отвратительно, но достаточно убедительно, чтобы вызвать очередные комментарии доктора:

– Все наоборот. Нет ничего похожего на нормальный спектр. С этим нам придётся повозиться.

«Скоро ли будет частота сто тридцать?» - с ужасом подумал я, когда радостное и беззаботное настроение снова сменилось состоянием безотчётного беспокойства, волнения, ощущением того, что вот-вот должно что-то произойти, что-то неизбежное и страшное… В это время я замурлыкал про себя какую-то песню. Делал я это механически, не думая, а сердце билось все сильнее и сильнее в предчувствии страшной роковой неизбежности.

Когда частота генератора приблизилась к той, которая вызывает возбуждение болевых ощущений, я это почувствовал сразу. Вначале сильно заныли суставы большого пальца правой руки, затем я почувствовал острую резь в ране, которую получил на фронте. Через секунду мучительная, острая и колющая боль распространилась по всему телу. Она проникла в глаза, зубы, в мускулы, наконец, в мозг. Кровь бешено застучала в ушах. Неужели не выдержу? Неужели не хватит воли совладать с этой кошмарной болью и не показать, что я чувствую? Ведь существовали же люди, которые умирали под пытками, не издав ни единого стона. История знает героев, которые молча умирали на кострах…

А боль все нарастала и нарастала. Наконец она достигла своего апогея; казалось, весь организм превратился в один сплошной клубок раздираемых на клочки нервов. Перед глазами поплыли фиолетовые кольца, я почти терял сознание, но молчал.

– Ваши ощущения, Раух? - опять, как из-под земли, услышал я голос доктора.

– Дикое ощущение злобы, - процедил я сквозь зубы, - если бы вы мне сейчас попались…

– Пошли дальше. Он совершенно ненормальный человек. У него все наоборот, - повторил своё заключение доктор.

Когда я уже терял сознание, когда готов был закричать, застонать, боль внезапно исчезла. Все тело покрылось холодным липким потом. Мускулы дрожали.

В дальнейшем при какой-то частоте я вдруг увидел несуществующий ослепительно яркий свет, который не исчез и тогда, когда я крепко зажмурил глаза, затем я пережил ощущение волчьего голода, потом услышал сложную гамму оглушительных звуков, потом стало холодно, как будто бы меня совершенно раздетым вывели на мороз.

Я предвидел, что все эти ощущения я должен буду перенести, и поэтому на все вопросы доктора отвечал, невпопад, чем вызывал бурные комментарии с его стороны.

Я знал, что мне предстояло испытать ещё одно страшное ощущение, о чем я вчера слышал в палате. Это ощущение потери воли. Именно воля до настоящего момента меня спасала. Она, эта незримая сила души, помогала мне бороться со всеми теми чувствами, которые искусственным путём вызывали во мне мои мучители. Но ведь они при помощи своего адского импульсного генератора доберутся и до неё. Как они установят, что она у меня потеряна? Я ждал этого момента с волнением. И он наступил.

Как-то внезапно я почувствовал, что мне все безразлично. Безразлично, что я нахожусь в лапах шайки Крафтштудта, безразличны все окружающие его люди, безразличен я сам. Голова стала совершенно пустой. Все мышцы расслабились. Ощущения исчезли. Это было состояние полного физического и душевного опустошения. Ничто не радовало, ничто не волновало. Я не мог заставить себя ни о чем думать, трудно было заставить себя поднять руку, пошевелить ногой, повернуть голову. Это было какое-то ужасающее безволие, при котором с человеком можно делать все, что угодно.

И тем не менее где-то в самом затаённом уголке сознания теплилась крохотная искорка мысли, которая настойчиво мне говорила: «Нужно… Нужно… Нужно…»

«Что нужно? Зачем? Для чего?» - возражало все моё существо. «Нужно… Нужно… Нужно…» - твердила, как мне казалось, единственная клеточка моего сознания, которая каким-то чудом оказывалась недосягаемой для этих всемогущих электромагнитных импульсов, творивших с моими нервами все, что хотели палачи из компании Крафтштудта.

Впоследствии, когда я узнал о существовании теории центроэнцефалической системы мышления, согласно которой само мышление, все клетки коры головного мозга, в свою очередь, глубоко централизованны и в своей деятельности подчиняются одной, центральной, управляющей группе клеток, я понял, что эта верховная психическая власть остаётся не подверженной даже самым сильным физическим и химическим воздействиям извне. Именно она, по-видимому, меня и спасла. Потому что, когда доктор мне вдруг приказал: «Вы будете сотрудничать с Крафтштудтом», я ответил:

– Нет.

– Вы будете делать все, что вам прикажут.

– Нет.

– Ударьтесь головой о стенку.

– Нет.

– Пошли дальше. Заметьте, Пфафф, он ненормальный тип. Но мы доберёмся и до него.

Я симулировал потерю воли при той частоте, когда у меня в действительности появилось ощущение огромной силы воли, когда я почувствовал, что могу совершить любое деяние, могу заставить сделать себя все, что угодно. В это время я был переполнен душевными силами, которые могли мобилизовать меня на самые отважные поступки. Проверяя мои отклонения от «нормального» спектра, доктор остановился и на этой частоте.

– Если ради счастья людей вам понадобится отдать жизнь, вы сделаете это?

– Зачем? - спросил я вялым голосом.

– Вы можете совершить самоубийство?

– Могу.

– Вы хотели бы убить военного преступника, оберштурмфюрера Крафтштудта?

– Зачем?

– Вы будете сотрудничать с нами?

– Буду.

– Черт знает что такое! С таким случаем я встречаюсь, наверно, в первый и последний раз. При частоте сто семьдесят пять - потеря воли. Запишите. Пошли дальше.

Это «дальше» продолжалось ещё около получаса. После этого частотный спектр моей нервной системы был составлен. Теперь доктор «знал» все частоты, при помощи которых у меня можно было вызвать любое ощущение и духовное состояние. Во всяком случае, он думал, что знал. В действительности истинной была только та частота, которая стимулировала мои математические способности. Но это было и мне крайне необходимо. Дело в том, что я задумал план, как сделать так, чтобы преступная фирма Крафтштудта взлетела на воздух. В выполнении этого плана математике предстояло сыграть не последнюю роль.


8


Известно, что гипнозу и внушению лучше всего поддаются слабовольные люди. Именно это обстоятельство использовал персонал вычислительного центра Крафтштудта: они им пользовались для «воспитания» своих вычислителей в духе покорности и благоговейного страха перед их «учителем».

Прежде чем засадить за работу, меня должны были воспитать. К этому они не могли приступить сразу из-за моего «ненормального» спектра. Ко мне требовался индивидуальный подход.

Пока для меня где-то готовилось специальное рабочее место, я пользовался относительной свободой перемещения. Мне было разрешено выходить из жилой палаты в коридор и заглядывать в классы, где учились и работали мои товарищи.

Я не мог принимать участия в коллективных молитвах между стенками огромного алюминиевого конденсатора, где все жертвы Крафтштудта каждое утро в течение тридцати минут воздавали хвалу главе фирмы. Они, лишённые воли и соображения, уныло повторяли слова, которые кто-то читал им по радио.

– Радость и счастье жизни - в познании себя, - говорил голос из радиорепродуктора.

– Радость и счастье жизни - в познании себя, - хором повторяли двенадцать склонившихся на колени мужчин, чья воля была убита переменным электрическим полем, циркулирующим между стенками.

– Постигая тайны циркуляции импульсов по петлям нервных волокон, мы познаем счастье и радость.

– …счастье и радость, - повторял хор.

– Как чудесно, что все так просто! Какое наслаждение сознавать, что любовь, страх, боль, ненависть, голод, тоска, веселье - это только движение электрохимических импульсов в нашем теле!

– … в нашем теле…

– Как свободно и легко ты себя чувствуешь, зная, что такое чувствовать!

– …чувствовать…

– Как жалок тот человек, который не знает этой великой истины!

– …великой истины… - повторяли уныло безвольные рабы.

– Наш учитель и спаситель господин Крафтштудт подарил нам это счастье!

– …счастье…

– Он дал нам жизнь.

– Он дал нам жизнь.

– Он открыл нам простую истину о самих себе. Пусть вечно здравствует наш учитель и спаситель!

Я слушал эту дикую молитву, заглядывая через стеклянную дверь класса.

Вялые, расслабленные люди с полузакрытыми глазами тупо повторяли бредовые сентенции. Электрический генератор, находившийся в десяти шагах от них, насильно вталкивал в лишённое сопротивления сознание покорность и страх. В этом было что-то нечеловеческое, гадкое до предела, скотское и одновременно утончённо жестокое. Глядя на жалкую толпу человеческих существ с отнятой волей, невольно представляешь себе отравленных алкоголем или наркотиком людей. Химические яды, протискиваясь с кровью между клетками головного мозга, убивают одни и уродуют другие, и человек перестаёт быть человеком, теряет своё достоинство и величие, превращается в животное.

Здесь, между двумя сияющими алюминиевыми стенками, роль яда выполняли незримые электромагнитные волны, которые проникали в самые затаённые клетки организма, заставляли угасать одни и стимулировали работу других, тех, которые были необходимы палачам…

После молитвы двенадцать жертв переходили в просторный зал, вдоль стен которого стояли письменные столы. Над каждым столом с потолка свешивалась круглая алюминиевая пластина, служившая частью гигантского конденсатора. Вторая пластина, по-видимому, находилась в полу.

Этот зал с висящими над столами алюминиевыми зонтиками чем-то напоминал кафе на открытом воздухе. Однако при виде людей, сидящих под зонтиками, это идиллическое впечатление моментально исчезало.

Каждый из них находил на своём столе лист бумаги с условиями задачи, которую нужно было решать. Вначале вычислители бессмысленно смотрели на выписанные формулы и уравнения. В это время они ещё находились под действием частоты, лишившей их воли. Но вот включалась частота девяносто три герца, и голос по радио приказывал:

– Теперь начинайте работу!

И все двенадцать человек, схватив блокноты и карандаши, начинали лихорадочно писать. Это нельзя назвать работой. Это походило на какое-то исступление, на математическую истерику, на патологический приступ математической лихорадки. Люди извивались и корчились над блокнотами. Их руки носились по строкам так, что невозможно было уследить за тем, что они пишут. От напряжения их лица становились багровыми, глаза вылезали из орбит.

Так продолжалось около часа. Затем, когда движения их рук становились угловатыми и порывистыми, когда головы начинали почти касаться стола, а на вытянутых шеях вздувались фиолетовые вены, генератор переключался на частоту восемь герц. Все моментально засыпали.

Крафтштудт заботился об отдыхе своих рабов!

Затем все начиналось сначала.

Наблюдая эту страшную картину математического исступления, я был свидетелем того, как один из вычислителей не выдержал…

Следя за ним сквозь стеклянное окно, я вдруг заметил, что он перестал писать. Он странно повернулся в сторону своего лихорадочно работавшего соседа и несколько секунд бессмысленно смотрел на него, как бы силясь что-то вспомнить. Казалось, будто он забыл что-то очень необходимое для дальнейшего решения задачи.

Затем он закричал страшным гортанным голосом и стал рвать на себе одежду, бился головой об угол письменного стола… Потом он лишился сознания и упал на пол.

Остальные вычислители не обращали на него никакого внимания, продолжая лихорадочно скрипеть перьями.

При виде этого я пришёл в такую ярость, что стал колотить кулаком в запертую дверь. Мне хотелось крикнуть несчастным, чтобы они бросили свою работу, вырвались из этого проклятого помещения, взбунтовались и уничтожили своих мучителей…

– Не стоит нервничать, господин Раух, - услышал я спокойный голос рядом с собой. Это был Больц.

– Вы палачи! Что вы делаете с людьми! Какое право вы имеете так издеваться над ними?

Он улыбнулся своей мягкой интеллигентной улыбкой и сказал:

– Вы помните миф об Ахиллесе? Боги предложили ему сделать выбор между жизнью долгой, но спокойной, и короткой, но бурной. Он выбрал последнюю. Эти люди тоже.

– Они не делали никакого выбора. Это вы с помощью вашего импульсного генератора заставляете их расточать свою жизнь и очертя голову мчаться к самоуничтожению во имя ваших прибылей!

Больц расхохотался:

– А разве вы не слышали от них самих, что они счастливы? И они действительно счастливы. Смотрите, в каком самозабвении они работают. Разве счастье не в творческом труде?

– Мне противны ваши рассуждения! Общеизвестно, что существует естественный темп жизни человека и всякие попытки его ускорить являются преступными.

Больц опять засмеялся:

– Вы нелогичны, профессор. Раньше люди ходили пешком и ездили на лошадях, теперь они летают на реактивных самолётах. Раньше новости передавались из уст в уста, от человека к человеку, годами ползли по миру, а теперь люди мгновенно всё узнают по радио и по телефону. Это примеры того, как современная цивилизация ускоряет темп жизни. И вы не считаете это преступлением. А кино, а печать, а сотни искусственных удовольствий и наслаждений - разве это не ускорение темпа жизни? Так почему же искусственное ускорение функций живого организма вы считаете преступлением? Я уверен, что эти люди, живя естественной жизнью, не сделали бы и миллионной доли того, что они делают сейчас. А смысл всей жизни, как известно, состоит в творческом труде на благо человека. Вы в этом сами убедитесь, когда примкнёте к ним. Скоро и вы поймёте, в чем радость и счастье. Дня через два. Для вас готовят специальное помещение. Вы там будете работать один, так как вы, извините, несколько отличаетесь от нормальных людей.

Больц фамильярно похлопал меня по плечу и оставил одного размышлять над его бесчеловечной философией.


9


В соответствии со «спектром» меня начали «воспитывать» при той частоте, когда моя воля могла мобилизовать меня на любой, самый безрассудный подвиг. Поэтому мне ничего не стоило совершить и такой героизм, как симулировать потерю воли. Я бездумно стоял на коленях и уныло повторял за радиорепродуктором молитвенную белиберду, прославлявшую Крафтштудта. Кроме молитвы, мне, как новичку, внушили некоторые истины из нейрокибернетики. Нелепый смысл этого учения заключался в том, что мне надлежало запомнить, каким частотам импульсов соответствуют те или иные чувства человека. В моих планах на будущее решающее значение принадлежало частоте, которая стимулирует математические способности, и ещё одной, которая, к моему счастью, оказалась близкой к девяноста трём герцам. Воспитание продолжалось неделю, и, когда я стал. выглядеть достаточно покорным, меня засадили за работу. Первая задача, которую мне дали решить, заключалась в анализе возможности сбивать в пространстве над землёй межконтинентальные ракеты.

Весь расчёт я выполнил за два часа. Результат был неутешительным: сбить межконтинентальную ракету невозможно.

Вторая задача, тоже военного характера, касалась расчёта нейтронных пучков, необходимых для подрыва атомных бомб противника. Здесь тоже ответ получился грустным. Нейтронная пушка должна весить несколько тысяч тонн. С ней к складам атомных бомб противника не подберёшься!

Я решил эти задачи действительно с огромным наслаждением и, наверно, со стороны выглядел таким же одержимым, как и все остальные, с той лишь разницей, что генератор, вместо того чтобы сделать меня безвольной тряпкой, наоборот, вселил в меня бодрость и энтузиазм. Радостное чувство бодрости и веры в собственные силы не покидало меня и во время отдыха. Я делал вид, что сплю, а сам обдумывал свои планы возмездия.

Когда я покончил с задачами военного министерства, я принялся в уме (чтобы никто не знал) решать самую главную для меня математическую задачу: как взорвать вычислительный центр Крафтштудта изнутри.

«Взорвать» - это, конечно, фигуральное выражение. Ни динамита, ни тротила у меня не было, и достать его, находясь в каменном мешке «Приюта мудрецов», было невозможно. Я задумал нечто другое.

Если импульсный генератор господина Пфаффа может вызвать в человеке любые чувства и эмоции, почему бы им не воспользоваться для того, чтобы воскресить в сознании несчастных жертв гитлеровцев чувство справедливого гнева и бунтарства? Если бы это можно было сделать, то эти люди сами смогли бы за себя постоять и расправиться с шайкой ультрасовременных бандитов. Но как это сделать? Как заменить частоту, стимулирующую математическую работу, на частоту, возбуждающую в человеке чувство ненависти, гнева, ярости?

Работой генератора руководил его создатель, престарелый доктор Пфафф. Я видел этого старика в тот день, когда снимали спектр моей нервной системы. По-видимому, это был один из инженеров-фанатиков, который наслаждается извращённым творением своего интеллекта. Издевательство над человеческим достоинством являлось целью его инженерного мышления. Меньше всего я надеялся на помощь господина Пфаффа. В мои расчёты он вовсе не входил. Генератор должен был заработать на нужной мне частоте без его помощи и помимо его желания. Когда я додумался до этого, я ещё раз убедился, какая великая наука - теоретическая физика! Оперируя формулами и уравнениями, она не только предсказывает течение различных физических явлений в природе, но и позволяет спасать человеческие жизни…

Действительно, импульсный генератор господина Пфаффа, какую бы схему он ни имел, излучал определённую мощность электроэнергии. Известно: если импульсный генератор перегружен, то есть если у него отбирать мощность, большую проектной, то его частота начинает вначале медленно, а потом резко падать. Значит, если к нему подключить дополнительную нагрузку в виде омического сопротивления, можно заставить его работать не на той частоте, которая указана на шкале, а на более низкой.

Математические способности вычислителей фирмы Крафтштудта эксплуатировались на частоте девяносто три герца. Чувство гнева и ярости возникает у людей в том случае, если их подвергнуть воздействию переменного поля с частотой восемьдесят пять герц. Значит, нужно как-то погасить восемь герц. Нужно рассчитать для этого дополнительную нагрузку на генератор.

Когда я был в испытательной лаборатории, я заметил показания вольтметра и амперметра на генераторе. Произведение этих величин дало мне мощность. Теперь оставалось решить математическую задачу о дополнительной нагрузке…

Я мысленно представил себе схему включения в генератор всех гигантских конденсаторов, в которых cидели несчастные люди. В уме для данной конфигурации конденсаторов я решил уравнения Максвелла и высчитал значения электрической и магнитной напряжённостей поля. Я ввёл в эти величины поправку на энергию, которую поглощают находящиеся в конденсаторах люди, и таким образом установил значение той мощности, которая расходуется генератором на подстёгивание умственных способностей вычислителей. Оказалось, что у господина Пфаффа оставался запас мощности всего в полтора ватта!

Этих данных мне было достаточно, чтобы решить вопрос о том, как частоту в девяносто три герца превратить в восемьдесят пять.

Для этого оказалось необходимым заземлить одну из пластин конденсатора через сопротивление в тысячу триста пятьдесят ом.

Свои уравнения Максвелла я решил в уме за сорок минут, и, когда получил результат, от радости мне захотелось кричать.

Но где достать кусок проволоки с таким сопротивлением? Это сопротивление должно быть подобрано очень точно, ибо, если оно будет другим, частота изменится не так, как нужно, и ожидаемого эффекта не будет.

Ломая голову над этой практической проблемой, от решения которой зависела судьба всего моего плана, я готов был разбить свою голову о стол, как тот вычислитель, которого я недавно видел. Я лихорадочно перебирал в своём мозгу всякие возможности изготовить сопротивление заданной величины я с достаточно высокой точностью, но ничего не мог придумать. Сознание бессилия перед решением задачи приводило меня в крайнее отчаяние, хотя мне все время казалось, что решение находится где-то очень близко.

И когда я сжимал голову руками и готов был завыть нечеловеческим голосом, мой взгляд вдруг упал на чёрный бокал из пластмассы, стоявший на краю письменного стола. В бокале находились карандаши. Там было десять карандашей, все разной окраски и все различного назначения. Я, не думая, схватил первый попавшийся и, повертев его перед глазами, прочёл, что это карандаш «2В». Это означало, что он очень мягкий. Грифель мягкого карандаша содержит большое количество графита, хорошо проводящего электричество. Затем я нашёл карандаш «3В», «5В», и потом пошли карандаши серии «Н» - твёрдые, специально для черчения под копирку. Я перебирал в руках карандаши, и мой мозг работал лихорадочно. И вдруг неведомо откуда я вспомнил удельное сопротивление карандашных грифелей: «Карандаш "5Н" имеет сопротивление грифеля две тысячи ом». Через секунду я держал в своих руках карандаш «5Н». Решение моих уравнений Максвелла было найдено не только математически, но и на практике. В своих руках я держал кусок грифеля, втиснутого в деревянную оправу, при помощи которого я собирался разделаться с шайкой фашиствующих варваров.

Как это странно! Какие удивительные открытия делает математическая наука! Вначале была длинная цепь наблюдений, рассуждений, анализов, затем снова наблюдения - над реальной обстановкой, затем отвлечённые вычисления, решение уравнений, выведенных великим Максвеллом в прошлом столетии, и в результате - точный математический расчёт, который показал, что для уничтожения фирмы Крафтштудта необходим… карандаш «5Н»! Разве не удивительная наука - теоретическая физика?!

Я сжал в руке карандаш, как величайшую драгоценность, осторожно, почти с нежностью, спрятал его в карман и принялся обдумывать, как достать два куска провода, чтобы один присоединить к пластине конденсатора, второй - к отопительной батарее в углу комнаты, а между ними закрепить грифель карандаша.

Об этом я думал не более одной минуты. Я вспомнил настольную электрическую лампу в палате, где жил я вместе со всеми вычислителями. Шнур в лампе был гибким и, следовательно, многожильным. Его можно срезать и распустить на отдельные жилы. Длина шнура около полутора метров. Значит, из него можно получить более десяти метров тонкой проволоки. Этого для меня было вполне достаточно.

Свои расчёты я закончил в тот момент, когда голос из радиорепродуктора возвестил, что нам, то есть мне и всем «нормальным» вычислителям, пора идти обедать.

Я бодро покинул свою одиночную камеру и направился в палату. Проходя по коридору, я обернулся и увидел, с каким недовольством доктор рассматривал листки с решениями моих задач. Ему не очень понравилось, что нельзя сбить межконтинентальную ракету и нельзя создать нейтронную пушку для подрыва атомных бомб противника.

Он, конечно, не подозревал, что можно сделать при помощи грифеля чертёжного карандаша «5Н».


10


В палате, где мы жили, настольной лампой никто пользовался. Она стояла в углу комнаты на высокой тумбочке, пыльная, засиженная мухами, со шнуром, обвёрнутым вокруг стойки.

Рано утром, когда в соответствии с распорядком дня все пошли умываться, я столовым ножом срезал с лампы шнур и спрятал его в карман. Во время завтрака я положил нож в карман и, когда все ушли на молитву, отправился в туалет. За несколько секунд я срезал со шнура изоляцию и оголил десять тонких жил длиной в полтора метра каждая. Затем я аккуратно расщепил карандаш, извлёк из древка грифель и отломил от него три десятых части, так что оставшиеся семь десятых имели нужное мне сопротивление. На концах грифеля я сделал небольшие канавки и обмотал вокруг тонкую проволоку. Сопротивление было готово. Теперь оставалось только подключить его между пластиной конденсатора и землёй.

Это нужно было сделать во время работы, в самое удобное в тактическом отношении время.

Вычислители работали по восемь часов в день, с перерывами по десять минут после каждого часа работы. После обеденного перерыва, в час дня, как правило, зал, где работали вычислители, навещали все совладельцы фирмы Крафтштудта. В это время глава фирмы с нескрываемым удовольствием смотрел, как извиваются и корчатся над математическими задачами его жертвы. Это был очень важный момент, и я решил, что именно в это время необходимо включить в цепь генератора дополнительную нагрузку, чтобы изменить частоту импульсов.

Когда я пришёл на своё рабочее место с готовым сопротивлением в кармане, у меня было особенно приподнятое настроение. У входа в мою рабочую комнату я встретил доктора. Он принёс листок с новой задачей.

– Эй, лекарь, одну секундочку, - окликнул я его. Доктор остановился и окинул меня удивлённым взглядом.

– Я хочу с вами поговорить.

– Ну, - промычал он недоумевающе.

– Дело вот в чем. - начал я, - во время работы у меня появилась идея вернуться к первоначальному разговору с господином Больцем. Я думаю, что моя горячность сыграла со мной плохую шутку. Я прошу вас передать Больцу, что я согласен быть преподавателем математики для новых пополнений фирмы Крафтштудта.

Доктор пожевал кончик нитки с воротника своего халата, сплюнул и затем заявил с неподдельной откровенностью:

– Честное слово, я рад за тебя! Я этим чудакам говорил, что с твоим спектром лучше всего работать надзирателем или учителем для всего этого математического дерьма. Нам очень нужен хороший надсмотрщик. И ты для этого совершенно идеальный тип. У тебя совершенно другие рабочие частоты. Ты бы мог прямо сидеть среди них и подгонять нерадивых или тех, у которых частота возбуждения математических способностей не попадает в резонанс.

– Конечно, доктор. Но я думаю, что мне все же лучше быть преподавателем математики для новых пополнений. Ей-богу, мне не хочется разбивать свою башку об угол стола, как тот чудак, которого я видел несколько дней назад.

– Толковое решение, - заявил он. - Нужно переговорить с Крафтштудтом. Я думаю, он согласится.

– А когда будет известен результат?

– Я думаю, сегодня, в час дня, когда мы будем совершать обход вычислительного центра и осматривать наше хозяйство.

– Хорошо. С вашего разрешения, я к вам подойду.

Доктор кивнул головой и ушёл. У себя на столе я нашёл листок бумаги, на котором были выписаны условия для расчёта нового импульсного генератора на мощность, превышающую нынешнюю в четыре раза. Отсюда я заключил, что Крафтштудт решил вчетверо увеличить своё дело. Он хотел, чтобы в его центре работало не тринадцать, а пятьдесят два вычислителя. Я с нежностью потрогал карандашный грифель с двумя проволочными концами. Я очень боялся, что он разломится у меня в кармане.

Условия задачи на расчёт нового генератора убедили меня в том, что все мои вычисления, касающиеся действующего генератора, были правильными. Это вселило в меня ещё большую веру в успех задуманного предприятия, и я с нетерпением ждал часа дня. Когда часы на стене показывали без пятнадцати час, я вытащил из кармана карандашный грифель с сопротивлением тысяча триста пятьдесят ом и прикрепил проволокой один его конец к болту, на поверхности алюминиевого зонтика над моим столом. Ко второму концу я прикрутил ещё несколько кусков проволоки. Общая длина провода была достаточной, чтобы дотянуть его к отопительной батарее в углу комнаты.

Последние минуты тянулись мучительно долго. Когда минутная стрелка часов коснулась цифры «12», а часовая стрелка застыла на цифре «1», я быстро соединил свободный конец провода с батареей и вышел в коридор. Навстречу мне шёл Крафтштудт в сопровождении инженера Пфаффа, Больца и доктора. Завидев меня, они заулыбались. Больц сделал знак, чтобы я приблизился. После этого мы остановились у стеклянной двери зала, где работали вычислители.

Перед окнами зала стояли Пфафф и Крафтштудт, и я не видел, что делалось внутри.

– Вы поступили благоразумно, - шёпотом сказал Больц, - господин Крафтштудт ваше предложение принимает. Можете быть уверены, вы не пожалеете.

– Послушайте, что это такое? - вдруг спросил Крафтштудт, повернувшись к своим спутникам.

Инженер Пфафф съёжился и как-то странно смотрел сквозь окно. Моё сердце учащённо забилось.

– Они не работают! Они глазеют по сторонам! - злобно прошептал Пфафф.

Я протиснулся к окну и заглянул внутрь. То, что я увидел, превзошло все мои ожидания. Люди, которые раньше сидели, сгорбившись за письменными столами, выпрямились, озирались вокруг и переговаривались между собой громкими, твёрдыми голосами.

– Пожалуй, ребята, это издевательство пора кончить. Вы понимаете, что они над нами делают? - возбуждённо говорил Дейнис.

– Конечно! Эти вампиры все время внушают нам, что мы обрели счастье, отдавшись во власть их импульсного генератора. Их бы посадить под этот генератор!

– Что там происходит? - грозно воскликнул Крафтштудт.

– Не имею представления, - пробормотал Пфафф.

– Да ведь они же ведут себя сейчас, как нормальные люди! Смотрите, они чем-то взволнованы. Они рассержены. Почему они не занимаются вычислениями?

Крафтштудт побагровел.

– Мы не выполним в срок минимум пять военных заказов, - процедил он сквозь зубы. - Нужно немедленно заставить их работать.

Больц щёлкнул ключом, и вся компания вошла в зал.

– Встаньте, пришёл ваш учитель и спаситель, - громко произнёс Больц.

После этой фразы в зале водворилось гнетущее молчание. Две дюжины глаз, полных гнева и ненависти, смотрели в нашу сторону. Нужна была только искорка, чтобы все это взорвалось. В моей душе все ликовало, потому что я зримо ощущал, что делал мой карандашный грифель с сопротивлением в тысячу триста пятьдесят ом. Вот где таился крах фирмы Крафтштудта! Я выступил вперёд и громко, на весь зал, произнёс:

– Чего же вы ждёте? Наступил час вашего освобождения. Ваша судьба в ваших руках. Уничтожайте эту подлую шайку, которая готовила вам в качестве последнего прибежища «Приют мудрецов»!

После этих слов последовал взрыв. Вычислители стремительно сорвались со своих мест и бросились на остолбеневших Крафтштудта и его сообщников. Кто-то срывал с потолков алюминиевые зонтики, кто-то бил стекла в окнах. Мгновенно был содран со стены радиорепродуктор, с грохотом опрокинуты письменные столы. Пол усеяли листки бумаги с математическими вычислениями.

Я командовал:

– Не упустите Крафтштудта! Ведь он военный преступник. Это он организовал этот дьявольский вычислительный центр, где люди гибли, растрачивая драгоценные силы своего ума в его пользу! Держите крепче негодяя Пфаффа! Он автор конструкции импульсного генератора! Поддайте хорошенько Больцу! Он готовил новые партии обречённых, для того что бы заменить тех, кто сойдёт с ума…


11


Я шёл впереди колонны возбуждённых людей, тащивших за собой преступников. Бывшие вычислители прошли через глухой зал, где я впервые сдавал свои математические задачи, затем шумно протиснулись сквозь узенькие простенки подземного лабиринта и, наконец, вырвались наружу.

Когда мы вышли из маленькой двери в каменной стене «Приюта мудрецов», нас ослепило горячее летнее солнце. Вокруг двери, ведущей в апартаменты Крафтштудта, собралась огромная толпа жителей нашего городка. Они стояли перед дверью и что-то громко кричали. При нашем появлении водворилось минутное молчание. На нас уставились сотни удивлённых глаз. Затем я услышал, как кто-то громко воскликнул:

– Да ведь это же профессор Раух! Он жив! Он тоже попал в руки к этим негодяям!

Дейнис и его товарищи вытолкнули вперёд избитых главарей вычислительного центра Крафтштудта. Один за другим на ноги поднялись Крафтштудт, Больц, Пфафф и доктор. Они вытирали физиономии и трусливо посматривали то на нас, то на грозную толпу вокруг.

Вдруг вперёд вышла худенькая, тоненькая девушка. Я узнал в ней ту самую девушку, которая приносила мне на квартиру пакеты с решениями задач.

– Вот он, - сказала она, указав пальцем на Крафтштудта, - и он, - добавила она, кивнув на Пфаффа. - Это они все придумали…

В толпе раздался ропот. За девушкой к преступникам двинулась шеренга мужчин. Ещё секунда, и они бы растерзали бандитов на части. Тогда я поднял руку и сказал:

– Дорогие граждане! Мы цивилизованные люди, и нам не к лицу чинить расправу над этими зверями, наделёнными современной учёностью. Мы принесём человечеству больше пользы, если расскажем об их злодеяниях всему миру. Их нужно судить суровым судом, и вот свидетели обвинения.

Я указал на группу вычислителей из компании Крафтштудта.

– Они вам расскажут, как, пользуясь достижениями современной науки и техники, бывшие гитлеровские палачи издевались над человеком, как они, уничтожая людей, набивали себе карманы золотом.

– Мы это знаем, мы всё знаем, профессор Раух! - закричали вокруг.

– Нам все рассказала Эльза Блинтер, после того как она увидела в газете ваш портрет в чёрной рамке.

– Здесь, за этими стенами, преступники творили страшные злодеяния. Воспользовавшись достижениями науки, они решили низвести людей до уровня рабов и при помощи машин эксплуатировать их до полного уничтожения.

– Мы всё знаем! Нам все известно! - кричали вокруг. - Судить преступников!

Взволнованная толпа быстро возвращалась в город. Впереди шли я и мои товарищи по вычислительному центру. Рядом со мной шагала молоденькая девушка, Эльза Блинтер. Она крепко держалась за мою руку и шептала:

– После того как я принесла вам пакет последний раз и вы сказали «плюньте на инструкцию», я долго об этом думала. Вы знаете, когда после разговора с вами я вернулась к господину Крафтштудту, я как будто обрела какую-то силу. Они поставили меня между стенками и задавали вопросы о вас. А я нашла в себе силу говорить им неправду. Не знаю, почему это у меня вышло…

– Это выйдет у всякого человека, который ненавидит врагов и любит друзей.

– Это правда, - сказала Эльза. - Так со мной и было. А потом я расхрабрилась и сбежала от них. И я начала всем в городе рассказывать, чем занимается господин Крафтштудт. И вот сегодня, в воскресенье, все сюда и пришли.

Крафтштудт и его сообщники по вычислительному центру были переданы в руки властей. Бургомистр нашего города произнёс патетическую речь со множеством цитат из библии и евангелия. В конце речи он заявил, что «за столь утончённые преступления господина Крафтштудта и его коллег будет судить верховный федеральный суд». Главу вычислительного центра и его компаньонов увезли в автомобилях без окон. С тех пор о них никто ничего не знает. В газетах также не было сообщений о том, как их наказали. Более того: в наш городок проникли слухи о том, что Крафтштудт и его друзья поступили на государственную службу. Будто бы им поручили организовать крупный вычислительный центр для обслуживания военного министерства.

Меня всегда охватывает волнение, когда, разворачивая газету, я нахожу на последней странице одно и то же объявление: «Для работы в крупном вычислительном центре требуются знающие высшую математику мужчины в возрасте от двадцати пяти до сорока лет».

Вот почему я решил опубликовать свои заметки. Пусть весь мир узнает об этом и потребует наказания преступников.


Анатолий Днепров. Мир, в котором я исчез


Меня купили мертвым и вывезли к Удроппу из морга. В этом нет ничего удивительного, как нет ничего странного и в том, как я попал в морг. Просто перерезал себе вены в ванной комнате гостиницы "Новый свет". Если бы не долги за номер, меня не нашли бы так скоро, вернее, нашли бы слишком поздно.

Но долги были, и частично из-за них я сделал неудачную попытку отправиться в лучший мир. Мне очень хотелось встретиться там с моими недальновидными родителями и сказать им, что я думаю про них и вообще про всех тех, кто плодит детей для нашего цивилизованного государства.

Как мне сейчас известно, Удропп купил меня за 18 долларов 09 центов, причем 3 доллара 09 центов у него взяли за одеяло, в которое он меня упаковал.

Так что круглая мне цена 15 долларов.

Представляете, с какой скоростью Удропп прокатил меня от морга до своего коттеджа в Грин-Вэли! Если бы не эта скорость, плакали бы его денежки. Вместо меня ему досталось бы несвежее одеяло плюс расходы на мои похороны!

Меня оживили по всем правилам: влили три литра крови, впрыснули адреналин, куда-то накачали глюкозу с рыбьим жиром, обложили грелками и опутали электрическими проводами. Затем Удропп выключил электрический ток, и я начал дышать без посторонней помощи, а сердце забилось как ни в чем не бывало. Я открыл глаза и увидел Удроппа и рядом с ним девушку. - Как самочувствие? - спросил Удропп, тип в белом халате, с физиономией человека, занимающегося ради собственного удовольствия убоем крупного рогатого скота.

– Спасибо, сэр. Хорошо, сэр. Кто вы такой, сэр? - Я не сэр, а Удропп, Гарри Удропп, доктор медицины и социологии, почетный член Института радиоэлектроники, - прорычал Гарри. - Есть хотите?

Я кивнул головой.

– Принесите ему тарелку супа.

Девушка вспорхнула со стула и скрылась. Гарри Удропп бесцеремонно задрал кверху мою рубаху и при помощи шприца влил в меня какое-то химическое вещество.

– Теперь вы совсем живой, - сказал он.

– Да, сэр.

– Гарри Удропп.

– Да, сэр Гарри Удропп.

– Я надеюсь, у вас не очень развиты интеллектуальные способности? - Надеюсь, нет.

– Где вы учились?

– Почти нигде. Кончил что-то вроде университета. Но это так, между прочим.

Про себя я решил, что Гарри меньше всего нуждается в людях с высшим образованием.

– Гм. Чему вы там учились? Я решил, что в моих интересах ничему там не учиться.

– Играть в гольф, танцевать, ловить рыбу, ухаживать за девушками. - Это хорошо. Только не вздумайте ваши знания применять к Сюзанне.

– А кто это? - Девушка, которая пошла за вашим ужином. - Уже ночь?

– Нет, уже позавчерашний день. И вообще какого черта вы задаете вопросы!

Я решил, что бывшему мертвецу неприлично задавать много вопросов Гарри Удроппу, доктору и так далее, почетному члену Института радиоэлектроники.

Сюзанна сказала:

– Вы будете участвовать в испытании модели "Эльдорадо". Кстати, как ваше имя?

– Гарри.

– Плохо Босс не любит, когда, кроме него, есть еще какой-нибудь Гарри. Вы не ошиблись? После смерти это бывает.

– А что такое "Эльдорадо"? - спросил я.

– Это мир счастья и процветания, достатка и социального равновесия, мир без коммунистов и безработных.

– У вас это здорово получается! Как у дикторши из "Нейшнл видео". - В "Эльдорадо" вам отводится важная роль.

– Вот как. Какая же?

– Вы будете рабочим классом, - Кем, кем?

– Не кем, а чем. Пролетариатом.

Я подумал и спросил:

– Вы уверены, что я воскрес?

– Вполне.

– А какую роль в "Эльдорадо" отводят вам?

– Я буду обществом предпринимателей. Сюзанна вышла, и вошел Гарри Удропп.

– С сегодняшнего дня мы вас кормить не будем. Вам придется поголодать!

– Чудесно! Вы исследуете процесс умирания от голода? - спросил я. - Старо.

– И все же как я буду питаться?

– Вам нужно будет поступить на работу.

– Вы еще не выбросили одеяло, в котором меня можно увезти обратно?

– В моем высокоорганизованном обществе найти работу не будет проблемой.

– Мне придется долго ходить и искать. Я не выдержу. - Вам никуда не придется ходить.

– А как же?

– Вам нужно будет нажимать только кнопки. Когда вас примут на работу, появится зарплата, а появится зарплата, появится еда. - Ведите скорее меня к этой кнопке!

– У вас еще не подготовлен психологический фактор. Вы не сможете нажимать кнопку с должным энтузиазмом.

– Я буду ее нажимать с любым энтузиазмом!

– Для чистоты опыта нужно поголодать еще пару часиков. - Я буду жаловаться!

– Вы не будете жаловаться, потому что вас нет. - Как так?

– Вы же умерли.

"Эльдорадо" - это три огромные машины в разных углах обширного зала. Они соединены между собой проводами и кабелями. Одна машина отделена стеклянной перегородкой. Гарри Удропп сел за пульт в центре зала и сказал:

– Шизофреники, профессора и сенаторы пытаются усовершенствовать наше общество при помощи комиссий и подкомиссий, докладов добровольных комитетов и фондов, экономических конференций и министерства социальных проблем. Все это чепуха. Достаточно четырехсот двух триодов, тысячи пятисот семидесяти шести сопротивлений и двух тысяч четырехсот девяноста одной емкости, и вся задача решается. Вот схема организации нашего общества на сегодняшний день.

Гарри Удропп развернул передо мной и Сюзанной синьку с радиосхемой.

– Справа - блок "производства", слева - блок "потребления". Между ними положительная и отрицательная обратная связь. Заменяя радиолампы и прочие детали "общества", можно добиться того, что система не будет попадать ни в режим сверхрегенерации, ни в режим затухающих колебаний. Когда я этого добьюсь, проблема будет раз и навсегда решена!

Объясняя свой гениальный замысел, Гарри Удропп размахивал руками и вертел головой - такая у него, видно, была привычка. - Но я предусмотрел нечто большее, - продолжал он. - Я ввел в схему человеческий элемент, который нерационально и слишком дорого заменять эквивалентным электронным роботом с ограниченной памятью. Эту функцию будете выполнять вы. - Гарри показал пальцем на меня. - И вы, - сказал он, обращаясь к Сюзанне. Затем он заложил, наконец, руки за спину и четыре раза обошел вокруг пульта.

– Здесь, - он грохнул кулаком по крышке пульта, - мозг нашего "общества", его "правительство". Наверху неоновая лампа выполняет функции президента, то есть стабилизирует напряжение. Вот и все. Мы с умилением посмотрели на президента, который светился розовым огоньком.

– А теперь за работу! Вы марш в "производство", вы - в "потребление".

"Оригинальный случай увлечения электронным моделированием, подумал я. - В университете профессора нам говорили, что при помощи радиоэлектроники можно построить модели чего угодно: черепах, станков, межпланетных кораблей и даже модель человека. Гарри Удропп построил электронную модель нашего государства. И не только построил, но решил его усовершенствовать, предложить "гармоническую" структуру нашего общества. Интересно, что у него из этого получится?"

Я подошел к машине справа, Сюзанна скрылась за стеклянной перегородкой в блоке "потребления".

– Что я должен делать? - спросил я.

– То, что и в жизни. Работать.

– Это здорово! Я голоден, как гиена!

– Прежде всего в сфере производства нужно получить работу. - Как?

– Нажимай белую кнопку справа.

– А что будет делать она? - я кивнул в сторону Сюзанны. - То, что делают предприниматели.

Я застыл перед огромным металлическим шкафом. На передней стенке блестели шкалы приборов, в разных местах выступали разноцветные кнопки, рубильники и рычаги. Здесь с помощью электрической энергии создавались "модели" материальных ценностей, и эти ценности циркулировали по проводам между "сферой производства" и "сферой потребления".

Я нажал белую кнопку.

– Ваша специальность? - рявкнула машина. "Ого, совсем как в жизни! Машина даже интересуется моей специальностью!" - Художник…

– Не требуется.

Я в недоумении посмотрел на Удроппа.

– Мне тоже нажать белую кнопку? - спросила Сюзанна. - Конечно.

– И что будет?

– Получите "прибавочную стоимость", запасенную в схеме. У Сюзанны щелкнуло реле. Я опять нажал белую кнопку. - Ваша специальность?

– Зубной врач.

– Не требуется.

В это время Сюзанна нажала свою кнопку, и автомат выдал ей пакет. - Специальность? - тупо спросила меня машина.

– Механик.

– Зайдите через месяц.

Электронное "производство" работало отлично. Сколько раз до того, как я попал к Удроппу, я ходил в поисках работы и слышал такие же вопросы и такие же ответы.

– Так дело не пойдет, босс, - Обратился я к Удроппу. Отвернитесь, я надену новое платье! - крикнула Сюзанна. - Босс, я не могу ждать месяц!

– Попробуйте еще. Я уменьшил отрицательное смещение на сетку генераторной лампы "спроса на рабочую силу".

Сюзанна нажала кнопку, но автомат ей ничего не выдал. - В чем дело? - запротестовала она.

– Когда он, - Гарри кивнул на меня, - создаст "прибавочную стоимость", ваш автомат снова включится. Сейчас наступила фаза "накопления капитала".

Устраивайтесь поживее на работу!

Я нажал белую кнопку.

– Специальность?

– Грузчик.

– Берем!

Из машины прямо мне в живот вылез рычаг.

– Работайте! - крикнул Гарри из-за пульта.

– Как?

– Ворочайте рычагом вверх и вниз. Я нажал белую кнопку. - И сколько времени я должен это делать?

– До получения зарплаты.

– Как это?

– В ящик под вашим носом вывалятся жетоны. На них вы сможете есть, пить и развлекаться.

Я ворочал рычагом, пока рука не заныла. На секунду я остановился. - Что вы делаете? - заорал Гарри.

– Хочу отдохнуть. - Вас уволят!

Я схватился за рычаг и стал лихорадочно нагонять упущенное. Мысленно я представил себе электронный блок, который мог меня "уволить".

Наверное, двигая рычагом, я создавал электрические заряды, которые при помощи реле удерживали его в рабочем состоянии. Стоило мне прекратить работу, как срабатывал механизм, который убирал рычаг внутрь шкафа.

– Ага! Мой автомат заработал! - сказала Сюзанна. - Босс, когда же зарплата? Удропп возился с президентом. Не глядя на меня, он проворчал:

– Я слежу за приборами. Прибыль должна быть максимальной. - Когда я получу свои жетоны? - повторил я.

– Когда анодное напряжение, которое вы создаете на конденсаторе, отопрет тиратрон.

– Есть хочется…

– Плохо работаете. Каждый взмах всего полтора вольта. Быстрее качайте.

Сюзанна снова включила свой автомат. Ей досталось второе платье. Я не хочу больше платьев, - сказала она.

– А что?

– А то, что вы обещали. Нейлоновую шубу.

– Сейчас я прибавлю еще отрицательное смещение на сетку и сниму часть напряжения с его конденсатора на ваш автомат. Так я и знал! В схеме Удроппа роль капитала выполняет электроэнергия.

Она-то и перекачивается из моей "сферы производства" в "сферу потребления", в карманы "общества предпринимателей". Моделями карманов были конденсаторы и аккумуляторы.

– Ну, это слишком! Какого черта все только для нее! Автомат щелкнул. В ящике перед моим потным носом затарахтели жетоны.

– Берите свою "зарплату".

Я достал пять медных жетонов.

– Что я должен с ними делать?

– Идите в "сферу потребления" и пользуйтесь автоматом. Я забежал за перегородку.

– Пролетариат! - весело воскликнула Сюзанна. - Вам вон в тот автомат, рядом.

Я получил миску супа, холодную котлету и кружку пива. И то слава богу!

Мой первый рабочий день кончился. Сюзанна с ворохом тряпок пошла спать.

Что-то будет завтра!

Когда утром я прошел в "сферу производства", моего рычага не было. Сюзанна сидела в кресле рядом с "президентом" и пила пиво. - В чем дело? - удивился я.

– Вас уволили, - сказала она и кивнула на стенные часы. Они показывали пять минут девятого.

– За что меня уволили?

– За опоздание. Попытайтесь снова получить работу. - Откуда у вас пиво?

– Это за ваши жетоны. Они теперь мои. Никогда не видел подобной наглости!

– Специальность? - спросила машина.

– Грузчик, - не думая, ответил я.

– Плохая рекомендация, - сказала машина и умолкла. Машина, оказывается, обладает памятью! Она взяла на заметку факт моего увольнения за опоздание на работу. Опять все как в жизни. Может быть, в этих электронных моделях экономических и социальных структур и есть какой-то разумный смысл? И все же я не мог согласиться с тем, что такое чрезвычайно сложное явление, как жизнь многих миллионов живых людей в обществе, можно достаточно точно изобразить при помощи радиоламп, транзисторов, сопротивлений и реле…

Я стал думать, что мне делать. Мой взгляд упал на электронный мозг.

Если в нем сосредоточено все управление электронной моделью, почему бы не попытаться "усовершенствовать" ее по-своему? - Вы не ябеда? - спросил я Сюзанну.

– А что?

– Я хочу попытаться усовершенствовать "общество". - Пожалуйста.

Я подошел к пульту управления и наобум повернул первую попавшуюся ручку.

После еще и еще. Их здесь было около сотни. Машины дико взревели. До этого едва теплившийся "президент" стал пылать, как стеариновая свечка. В надежде, что мой рычаг все-таки вылезет, я вытащил "президента" из гнезда я спрятал в карман. В этот момент вошел Удропп.

– Ага, бунт! Это хорошо! Покушение на правительство! Чудесно! А где стабилизатор напряжения? Ликвидация верховной власти? Прекрасно! Верните "президента".

Я возвратил неоновую лампу.

– Мы предусмотрим и этот человеческий элемент. Я заэкранирую правительство сеткой и подведу к ней высокое напряжение. Две тысячи вольт хватит. "Президента" мы спрячем в колпак и подведем к нему пять тысяч вольт. Вот так. Таким образом, государство будет гарантировано от внутренних беспорядков.

Я стоял уничтоженный. Гарри Удропп подводил к электронному мозгу высокое напряжение.

– Дайте хоть какую-нибудь работу, - взмолился я. - А ну-ка попробуйте сейчас, пока я не установил все потенциометры в прежнее положение.

Я нажал кнопку спроса рабочей силы. Репродуктор ни с того ни с сего запел голосом Джонса Паркерса "Как счастливо ты умирала в объятьях моих голубых…". Из машины вылез не один, а сразу три рычага, и они сами, без посторонней помощи, стали качаться вверх и вниз. Жетоны посыпались в коробку, как из рога изобилия! - Босс, вот удача! Кажется, "Эльдорадо" получилось! - воскликнул я, выгребая медные кругляшки из коробки.

– Черта с два, - прохрипел Гарри. - В сфере потребления ничего нет.

Пусто.

Я помчался за перегородку к автомату и сунул жетон. Никакой реакции. Сунул второй. Молчание.

– Н-да. Производство просто сошло с ума. Электроника Гарри Удроппа, видно, работала только в строго определенном режиме. Модели производства и потребления балансировали на точке неустойчивого равновесия. Стоило машину вывести из этого режима, и она превращалась в нелепый клубок радиосхем, который делал что попало..

Гарри установил потенциометры как нужно, и все рычаги, кроме одного, упрятались в машину. Джонс Паркерс перешел на контральто, затем на колоратурное сопрано и умолк на ноте "ля" седьмой октавы. Я ухватился за оставшийся рычаг и стал его усердно качать, чтобы восстановить свою добрую репутацию. - Отдайте жетоны, - сказал Гарри.

– Зачем?

– Они достались вам даром. Так не полагается.

– А почему ей все достается даром? - указал я на Сюзанну, которая уснула в кресле.

– Не задавайте глупых вопросов и отдайте жетоны. Два жетона я все же припрятал!

Весь рабочий день Сюзанна проспала, а я к вечеру заработал еще семь медяшек.

Удропп обезопасил за это время "правительство" и несколько раз снимал напряжение с моего конденсатора. Вообще он возился со своей машиной очень усердно. Впоследствии Сюзанна мне сказала, что за проект "Эльдорадо" Гарри отхватил хороший куш. Теперь я был умнее и на еду истратил только два жетона. Это был почти голодный паек, но я понял, что нужно думать и о черном дне!

Утром следующего дня я застал Сюзанну с заплаканными глазами. Почему ревет общество предпринимателей? - съехидничал я. На работу я вышел рано. Позвякивавшие в кармане жетоны оказывали благотворное влияние на мое настроение.

– Это свинство! - сказала Сюзанна.

– Что?

– Он все у меня отобрал. И платье, и белье, и шубу. - Кто?

– Удропп.

– Почему?

– Чтобы все начать сначала. Он их снова упрятал в автомат. Я бросил рычаг и подошел к Сюзанне. Мне стало ее жалко. - Мне не очень нравится эта игра, - сказал я.

– Ничего, Гарри добьется, что будет гармония.

– Я не знаю, что это такое. Но только свинство отбирать то, что тебе дали.

Вошел Удропп.

– Что это за идиллия? Марш по местам! Я, кажется, слишком увеличил потенциал на тиратроне. Вы ничего не делаете, и вас не уволили.

– Одну секундочку, босс!

Я кинулся к рычагу, но поздно. Он исчез. Довольный Удропп захихикал.

– Черт с тобой, на сегодня у меня есть жетоны. Сюзанна насупилась и больше не пользовалась своим автоматом. Я нехотя нажимал белую кнопку, перебирая разные специальности. Никто не нужен. Неужели наше общество насытилось и врачами, и педагогами, и техниками, и поварами? Я еще раз нажал белую кнопку.

– Специальность?

– Журналист.

– Берем.

Я остолбенел. Из машины вылез стол с пишущей машинкой. Ну и Гарри! Даже до этого додумался!

– Пресса в нашем обществе доходное дело, - сказал Удропп. - Вы будете получать тем больше, чем с большей охотой Сюзанна будет читать ваши сочинения. Итак, начинайте.

Удропп вышел.

Я сел за машинку и задумался. Затем я начал:

"Экстренное сообщение! Небывалая сенсация! В результате радиоактивных мутаций появились новые виды животных! Говорящие ослы! Собаки-математики!

Обезьяны-гомеопаты! Поющие свиньи! Петухи, играющие в покер!" Чушь какая-то, - сказала Сюзанна, вытаскивая из своего автомата лист бумаги. - Если так будет продолжаться, я не буду читать, и вы умрете с голоду.

– Не нравится? - спросил я.

– Нет.

– Хорошо, я попробую другое.

"Небывалая сенсация! 18 миллиардеров и 42 миллионера отказались от своих миллиардов и миллионов в пользу рабочих…"

– Послушайте, Сэм, или как вас там! Я больше читать вашу белиберду не буду.

– Еще одна попытка.

– Не буду.

– Ну, пожалуйста, Сюзанна.

– Не хочу.

– Ну, Сузи!

– Не смейте меня так называть, слышите! Я напечатал: "Сузи, вы чудесная девушка. Я вас люблю". Она ничего не сказала.

"Я вас люблю. Вы это читаете?"

– Да, - тихо ответила она. - Продолжайте.

"Я вас полюбил с того момента, как воскрес. Все время, пока мы занимаемся этим идиотским проектом, я думаю, как нам удрать вдвоем. Вы и я. Хотите?"

– Да, - тихо ответила она, вытаскивая лист бумаги из автомата. "И вот что я придумал. Как-никак, а у меня есть специальность. Мы уйдем от Удроппа и попытаемся найти настоящую работу, а не эту электронную чепуху. Вдвоем нам будет легче. Честное слово, после того, как я вас увидел, я пришел к выводу, что резать вены глупо".

– Я тоже так думаю, - шептала Сузи. Вошел Удропп. Он посмотрел на свои приборы и щелкнул пальцами.

– Ага! Дело, кажется, идет! Напряжение стабилизировалось! Сдвигов фаз нет!

Мы близки к гармонии между производством и потреблением. Конечно, босс, - сказал я. - Должно же наше общество когда-нибудь зажить как следует.

– Продолжайте в том же духе, а я все это нанесу на схему, - сказал он, выходя из зала.

"Сегодня ночью давайте встретимся здесь. Мы выскочим в окно". Хорошо…

До конца дня я сочинил около десятка идиотских сообщений и заработал кучу медяков. Сюзанна исправно отрывала листы бумаги, демонстрируя электронному истукану свою заинтересованность в моей продукции. Гармония была полная, и Гарри Удропп лихорадочно снимал схему "Эльдорадо", чтобы продать ее за миллион долларов. Она этого стоила, потому что в ней был учтен человеческий элемент!

На весь заработок я набрал бутербродов и спрятал их в карманах. Ночью, пробираясь к окну, я и Сюзанна остановились у "общества предпринимателей".

– Ты вчера ни разу не пользовалась своим автоматом. - Если бы я пользовалась, ты бы заработал меньше. - Хочешь, мы заберем платья и шубу?

– А ну их к черту.

– Я могу Удроппу оставить записку, что это сделал я. Все равно меня нет.

– Не нужно. Так будет легче идти.

Мы вылезли в окно, перемахнули через ограду и оказались на широкой асфальтовой дороге, ведущей в большой город. Над ним неистово пылало оранжевое небо. На мгновение Сюзанна прижалась ко мне.

– Не бойся. Теперь мы вдвоем.

Я ее обнял, и мы зашагали вперед. Только один раз я остановился у электрического фонаря и, посмотрев в доверчивые глаза девушки, спросил:

– Сузи, а как ты попала к Удроппу? Она слабо улыбнулась, вытянула левую руку и, подняв рукав, показала мне запястье. На белой коже резко выступал продолговатый малиновый рубец.

– Так и ты?.. Она кивнула.

И вот мы идем, два человека, которых нет в этом страшном мире…


Анатолий Днепров. Машина «ЭС», модель N 1


Разговор зашел о неограниченных возможностях современной техники. Начали с холодильников и автомобилей, а затем постепенно перешли на телевизоры, реактивные самолеты и управляемые снаряды. Каждый из присутствовавших высказывался так, как будто он являлся крупным специалистом, хотя все, что говорилось, было извлечено из иллюстрированных приложений к воскресным газетам. Конечно, не обошлось без разговоров о кибернетике. Об этой новой науке почему-то говорили полушепотом, робко и таинственно, как пятьдесят лет назад о гипнозе и сто лет назад о привидениях. Однако сознание того, что кибернетика существует и кибернетические машины тоже, постепенно придавало собеседникам храбрость.

– Мы их делаем, мы, - восторженно шептал высокий блондин в потертой синей блузе. Он вытянул вперед руки и растопырил толстые пальцы. - Вот видите, все пальцы в красных пятнах. Это от олова. С утра и до вечера занимаюсь пайкой этих проклятых машин. Сколько там проводов, ламп и всякой всячины! Заглянешь внутрь - громадный радиомагазин. И представьте себе, все это работает. Техника! Может сбивать самолеты. Предсказывает, на ком ты женишься.

– Старо, брат, старо, - прохрипел хмурый облысевший бродяга, бессмысленно водивший по грязной клеенке руками. - Эти штуки не только предсказывают, на ком ты женишься, но и выбирают губернаторов. В пятьдесят втором электронная бестия по имени "Юнивак" выбрала губернатора штата Миссури. Это еще почище, чем жену выбрать, как-никак начальство.

– А правда, говорят, в полиции есть машина, которая предсказывает, где и когда ребята собираются совершить налет? Говорят, идут парни на дело, а их там, голубчиков, уже ждут, - с хихиканьем пропищал подозрительный тип в черных очках и робко поежился.

– Правда. Есть и такие. И суд и следствие вооружились такими машинами.

Картинка! Задает эта машина какие-то глупые вопросы. А ты отвечай только "да" или "нет". Черт его знает, где нужно "да", а где нужно "нет". Тем более что она спрашивает:

"Хотел бы ты побывать на Луне?" или "Кусали ли тебя в детстве собаки?" После того как ты наляпаешь невпопад штук сто этих "да" и "нет", машина и говорит:

"Наденьте-ка на него наручники. Ему положено десять лет каторги". Вот так. Все это нам на погибель, - продолжал лысый бродяга. - Скоро эти машины всех нас заменят. Жить вместо нас будут. Пиво будут пить. Ходить в кино. Все будут делать сами…

– Умные машины. Гениальные. Они восстановят на Земле благоденствие и порядок. Исчезнет хаос. Расцветет бизнес, - вдохновенно продекламировал интеллигентный алкоголик, выделявшийся в толпе бродяг своим невесть каким образом сохранившимся фраком.

– Что вы сказали? Исчезнет хаос, и расцветет бизнес? Ха, мистер! Не думаете ли вы, что перед вами младенцы. И в электронике вы понимаете столько же, сколько я в породах лягушек. Никогда этого не будет, не надейтесь.

Это произнес с неподдельной горячностью толстый верзила с пунцовой физиономией, обросшей рыжей щетиной, и выразительно потер потную шею краем ладони.

– Его оштрафовали за незарегистрированный радиопередатчик, хихикнул тип в черных очках.

– Или втолкнули на пару месяцев в каменный мешок за торговлю перегорелыми радиолампами!

– Ошибаетесь, джентльмены. Если хотите знать, то с этими проклятыми электронными машинами я слишком хорошо знаком, будь они неладны.

– Ого, похоже на то, что они его впутали в какое-то "мокрое" дело, - оживился лысый пьяница.

– Хуже, - мрачно произнес владелец пунцовой физиономии и подсел к общей компании. - Меня зовут Роб Дай. Может, слыхали? Меня как-то показывали в кино.

– Нет, не слыхали, - сказал интеллигент.

– Это неважно. Теперь я ни на копейку не верю электронным машинам. В том, что о них говорят, не больше правды, чем в воскресной проповеди.

Роб Дай с глубоким унынием потянул виски.

– Ну-ка, расскажи, как это они тебя… - заинтересовался тип в черных очках.

– Есть в нашем благословенном государстве некая промышленная фирма, которая рекламирует электронные машины для индивидуального потребления. Так сказать, бытовые электронные машины для облегчения вашего образа жизни. В одно солнечное воскресенье вы разворачиваете газету и читаете: "Дорогой сэр. Если вы нуждаетесь в обществе хорошего собеседника, если вы одиноки и вам нужна подруга жизни, если вам нужен добрый совет, как поправить ваши пошатнувшиеся дела, напишите нам. Братья Крукс и штат выдающихся инженеров предлагают вам свои услуги. Сформулируйте ваши требования, и мы изготовим по вашему заказу мыслящую электронную машину, способную восполнить любой пробел в вашей личной жизни. Дешево, надежно, с гарантией. Ждем ваших заказов. С уважением братья Крукс и К°".

У меня еще водились деньжата, когда я увидел это объявление. Вполне достаточно, чтобы вести приличное существование молодому неженатому парню. И вот я задумался. Я рассуждал так. Электронная машина выбирает тебе невесту. Машина выбирает губернатора. Машина ловит жуликов. Машина сочиняет кинобоевики. Все только и говорят: это сделала электронная машина, это стало возможным только благодаря электронной машине, это сделает только электронная машина. Короче говоря, электронная машина - это что-то вроде лампы Аладдина.

Так вот под впечатлением всех этих россказней я решил обратиться к братьям Крукс. Мои требования были предельно просты: хочу иметь электронную машину, которая могла бы давать мне советы о финансовых операциях. Хочу разбогатеть.

Точка.

И что вы думаете! Примерно через месяц к моему дому на Девяносто пятой улице подъезжает грузовик с огромным ящиком, в который заколочено что-то вроде пианино. Входят ко мне двое. "Здесь живет Роб Дай?" - "Здесь". - "Вы заказывали машину для финансовых операций?" "Заказывал". - "Пожалуйста, где прикажете установить?"

Я провел ребят в свою квартиру, куда они и водворили "пианино". "Сколько стоит?" - спрашиваю. "Десять тысяч долларов". - "Вы с ума сошли!" - взревел я. "Нет, сэр. Это ее стоимость. Но деньги мы с вас сейчас не возьмем. Вы уплатите только после того, как убедитесь, что машина вас удовлетворяет". - "O'кэй! Тогда черт с ней, пусть стоит. А теперь научите меня, как с ней обращаться". - "Очень просто. В машину, кроме аналитических схем, вмонтированы четыре радиоприемника и один телевизор. Эти аппараты будут круглосуточно слушать радиопередачи. Вам надлежит в продолговатый паз под клавиатурой ежедневно вкладывать по крайней мере три свежие газеты.

Финансовые советы машина будет выдавать на основе тщательного анализа информации об экономическом и политическом положении в стране". - "Хорошо. А как же с финансовыми операциями?" - спросил я. "В течение недели машина будет собираться с мыслями, анализируя всю информацию. После этого вы можете приступить к делу. Обратите внимание вот на эту клавиатуру с цифрами. Здесь всего пять регистров. Самый верхний соответствует сотням тысяч долларов, следующий - десяткам тысяч и так далее. Допустим, вы хотите пустить в оборот пять тысяч. Вы набираете эту цифру на клавиатуре и нажимаете ногой педаль. Из бокового паза выползет лента с напечатанным советом, что и как нужно сделать с указанной суммой денег, чтобы получить максимальную прибыль".

Как видите, ничего проще не придумаешь. Ребята установили машину "ЭС, модель No 1", воткнули вилку в сеть и исчезли.

– А что такое "ЭС"? - спросил кто-то.

– Это значит "электронный советчик".

Признаться, я с нетерпением ждал, пока пройдет неделя. Каждый день я всовывал в "пианино" по три газеты, с изумлением слушал, как внутри шуршала бумага и как газеты выползали сзади.

Газеты выкидывались перевернутыми наизнанку. Электронная бестия читала их от корки до корки. Внутри у нее все гудело и шипело, как в улье. Наконец наступил долгожданный день, когда мой советчик получил достаточное количество информации. Я подошел к клавиатуре и долго думал, что бы мне набрать. Конечно, я не такой дурак, чтобы пустить в оборот сразу крупную сумму денег. Поэтому я робко нажал на клавишу, на которой было написано: "1 доллар". После этого я ногой нажал педаль. И что вы думаете. Не успел я опомниться, как из бокового паза поползла телеграфная лента с такой надписью: "В семь вечера на углу Девяносто пятой улицы и Восьмой авеню в баре "Космос" угости пивом Джека Линдера". Я так и сделал. Я не знал, кто такой Джек Линдер, но когда я вошел в бар, о нем только и галдели: "Джек Линдер - счастливчик; Джек Линдер - душа парень. Джек Линдер - добряк". Через минуту я уже знал, к чему был весь этот подхалимаж. Джек Линдер получил наследство от какого-то австралийского родственника. Он стоял у стойки бара, и на его роже играла самодовольная улыбка. Я подошел к нему и сказал: "Сэр, разрешите угостить вас кружкой пива".

Не дожидаясь ответа, я поднес ему ровно одну пинту за один доллар.

Реакция Джека Линдера была потрясающей. Он обнял меня, расцеловал в обе щеки и, сунув мне в карман пятидолларовый билет, серьезно заявил: "Наконец-то среди этой своры прихвостней я встретил порядочного человека. Бери, мой брат, бери, не стесняйся. Это тебе за твою добрую душу".

Со слезами умиления я покинул "Космос", радуясь тому, какая же все-таки умная эта бестия "ЭС, модель No 1".

После первой операции мое доверие к машине заметно возросло. Следующий раз я поставил пять долларов. Машина посоветовала мне купить пять зонтиков и отправиться по данному ею адресу к одному ростовщику. Зонтики вырвала у меня из рук жена ростовщика и заплатила двадцать долларов. В квартире под потолком полопались водопроводные трубы, и муниципалитет отказался их ремонтировать по причине неуплаты жильцами квартирной платы. Сто пятьдесят долларов я превратил в четыреста следующим образом. Машина приказала мне пойти на Центральный вокзал и лечь на рельсы перед уходящим в Чикаго скорым поездом. Нужно сказать, я долго колебался, прежде чем решиться на этот шаг. Тем не менее я пошел и лег. Не очень приятное ощущение, когда у тебя над головой гудит электровоз. Раздалось два звонка, поезд подал сигнал, а я лежу. Подбежал полицейский. "Вставай, бродяга, чего улегся!" Я продолжаю лежать без движения, а у самого сердце вот-вот выскочит из-под пиджака. Меня потащили, а я упираюсь. Стали пинать ногами, а я уцепился руками за рельсы.

"Сбросьте с пути этого идиота! - крикнул машинист. - Из-за него поезд опаздывает уже на пять минут!"

На меня наскочили сразу несколько человек и понесли в вокзальное отделение полиции. Тощий фараон оштрафовал меня ровно на сто пятьдесят долларов.

"Вот, - думаю, - и "ЭС, модель, No 1"!"

Выхожу из отделения как побитая собака - и вдруг меня обступает толпа людей. "Это он, - кричат, - это он! Качать его!" - "За что, спрашиваю, - что я такого сделал?" - "Если бы не ты, мы бы все превратились в отбивные".

– "А в чем дело?" - "Поезд в Чикаго задержали. Прямо за вокзалом разобран путь. Если бы мы поехали на пять минут раньше, то… Ура нашему спасителю!"

Тогда я сообразил и говорю: "Леди и джентльмены. Ура - это хорошо. Но меня за мой героизм оштрафовали на сто пятьдесят долларов…" После этих слов все, кто был вокруг, стали пихать мне в карманы деньги. Дома я их пересчитал.

Четыреста долларов, как один цент! Я ласково погладил по теплым бокам машину "ЭС, модель No 1" и тряпкой стер с нее пыль. В следующий раз я поставил пятьсот долларов и нажал педаль. Совет был такой: "Немедленно нарядись во все новое, пойди на Бруклинский мост и прыгни в Гудзон между пятой и шестой опорами". После случая на Центральном вокзале я уже ничего не боялся. Я отыскал на Пятой авеню магазин готового платья, купил себе все самое шикарное, оделся и отправился прыгать в Гудзон. Когда я перегнулся через перила моста и посмотрел в черноту, где текла грязная вода нашей прославленной реки, у меня по спине побежали мурашки. Это было страшнее, чем лечь под поезд. Однако я теперь безгранично верил своей машине и поэтому, крепко зажмурив глаза, бросился вниз. И тут случилось невероятное. Сквозь зажмуренные веки я вдруг почувствовал, как меня обдало ярким светом, а через несколько секунд я ударился о что-то мягкое и упругое, затем подпрыгнул, снова ударился и, наконец, повис в воздухе. Я открыл глаза и обнаружил, что лежу на мелкой сетке, натянутой между опорами моста. Из-под моста на меня светили яркие прожекторы, возле них были видны силуэты людей. Затем кто-то прокричал в рупор: "Молодчина. Блестяще. Выползай сюда".

Меня вытащили наверх и стали поздравлять. Появился какой-то тип и протянул мне пачку денег. "Вот, - говорит, - получайте. Через неделю приходите смотреть в кинотеатр "Гомункул" фильм с вашим участием в качестве самоубийцы. Здесь полторы тысячи долларов. После выхода картины на экран получите остальные пятьсот". Я ходил в течение недели на все сеансы в "Гомункул" и смотрел на себя в качестве самоубийцы. Пятьсот долларов мне так и недодали. Сказали, что ровно на эту сумму я насмотрелся на себя. Вскоре после этого ко мне приехали представители из фирмы братьев Крукс, и я с радостью расплатился за свою электронную машину. С этого момента она стала, как говорится, "телом и душой" моя. Следующая операция, которую я выполнил по совету электронной машины, была женитьба на одной старой леди с Парковой авеню. Женитьба обошлась мне в тысячу долларов. Через пять дней леди умерла, оставив мне чек на пять тысяч.

Эту сумму я превратил в старое полуразрушенное ранчо в штате Невада, за которое через неделю от правительства получил компенсацию в пятнадцать тысяч: на месте моего ранчо построили атомный полигон. На пятнадцать тысяч я закупил у одного канадца тихоокеанские крабы, которые тут же перепродал ресторану "Ритц" за тридцать тысяч. Каким-то чудом мои крабы оказались единственными из всего ассортимента в стране, имеющими допустимую дозу радиоактивной зараженности. После всех этих удачных операций я решил стать миллионером.

И вот однажды, предварительно помолившись богу, я набрал на клавиатуре своего советчика пятизначную цифру, все, что у меня в тот момент было. Затем я нажал педаль. Никогда не забуду того вечера.

Лента почему-то долго не появлялась. Затем показался кончик, который тут же исчез. Внутри у машины гудело и скрежетало. А затем - я уже было начал терять терпение - появилась лента с советом, который я буду помнить до гробовой доски: "Все деньги, которые у тебя есть, сожги в камине".

Я долго чесал затылок, следовать или не следовать этому совету. Однако я слишком верил машине и поэтому после длительных размышлений связал бечевкой все свои доллары, разжег камин и швырнул деньги в огонь. Усевшись рядом и глядя, как обращаются в пепел мои кровные денежки, я с приятным волнением ожидал, что вот-вот произойдет очередное чудо, которое моя умная электронная бестия приготовила для меня, основываясь на анализе политической и экономической обстановки. Деньги спокойно сгорели, я даже пошевелил пепел прутом, а чуда не было. "Будет, обязательно будет", - думал я, прохаживаясь по комнате и нервно потирая руки.

Прошел час, прошло два, а чуда все не свершалось. Я в недоумении стал возле своего "пианино" и сказал: "Ну?" Никакого ответа не последовало. "Скорее же отдавай обратно деньги!" - крикнул я. Машина продолжала хранить подозрительное молчание. Собственно, она и не умела разговаривать. Тогда, совершенно потеряв голову, я снова на клавишах набрал ту сумму, которой у меня уже больше не было. Когда я нажал педаль, произошла совершенно возмутительная вещь. Поползла телеграфная лента со сплошными нулями.

Сплошные нули и ни одного вразумительного слова. Взбешенный, я стал стучать по машине кулаком, затем пинать ее ногами, но она не унималась. Из нее лезли одни нули. Это привело меня в такую ярость, что я схватил чугунную решетку, которой закрывают камин, и изо всех сил стал колотить ею по электронному советчику. Полетели щепки корпуса, остановилась лента, и машина замерла. А я в отчаянии продолжал ломать электронную шарманку до тех пор, пока на полу не оказалась груда щепок, битого стекла и бесформенного клубка проволоки. Повалившись на диван и обхватив руками голову, я выл, как раненая пантера, проклинал все, начиная от радиоламп и кончая изготовленными из них электронными советчиками. Во время этого приступа горячки я бросил взгляд на оставшийся от моей машины хлам и заметил кусок ленты с какими-то буквами. Я чуть было не сошел с ума, когда прочитал то, что там было написано и что не хотела сообщить мне электронная тварь. Там было сказано: "Продай меня, доложи эти деньги к тому, что у тебя есть, и купи у братьев Крукс и К° усовершенствованную машину "ЭС, модель No 2".

– А почему ты говоришь, что машина не захотела тебе сообщить об этом? - спросил Роба лысый пьяница, который, слушая удивительный рассказ, совершенно протрезвел. - Может быть, она просто испортилась…

– Конечно, черт бы ее побрал, не захотела. Она нарочно дала мне совет сжечь деньги, чтобы я ее не продал. Только она не учла моего темперамента: о нем ни в одной газете не было написано.

– Странно, - заметил интеллигент во фраке. - Получается, ей не хотелось с вами расставаться? Вы за ней так ухаживали.

– В том-то и дело. Она ко мне очень привыкла. Последнее время, когда мне особенно везло, я за ней ухаживал, как за невестой. Я покрыл ее шелковым покрывалом. Каждый день вытирал с нее пыль. Я даже купил несколько пальм и расставил их вокруг "ЭС, модель No 1". Вместо трех газет она у меня читала все десять. И вот результат. Когда согласно политической и экономической ситуации я должен был ее продать и купить новую, усовершенствованную машину "ЭС, модель No 2", эта гадина из-за своего бездушного эгоизма меня обманула.

– Вот вам и век, в котором мы живем, - глубокомысленно произнес парень в синей блузе. - Даже электронным машинам верить нельзя… Глубоко вздыхая, все стали расходиться. Последним ушел Роб Дай.


Анатолий Днепров. Крабы идут по острову

1


– Эй, вы там, осторожнее! - прикрикнул Куклинг на матросов. Они стояли по пояс в воде и, перевалив через борт шлюпки небольшой деревянный ящик, пытались протащить его по краю борта. Это был последний ящик из тех десяти, которые привёз на остров инженер.

– Ну и жарища! Пекло какое-то! - простонал он, вытирая толстую красную шею пёстрым платком. Затем снял мокрую от пота рубаху и бросил её на песок. - Раздевайтесь, Бад, здесь нет никакой цивилизации.

Я уныло посмотрел на лёгкую парусную шхуну, медленно качавшуюся на волнах километрах в двух от берега. За нами она вернётся через двадцать дней. Не раньше и не позже…

– И на кой черт нам понадобилось с вашими машинами забираться в этот солнечный ад? - сказал я Куклингу, стягивая одежду. - При таком солнце завтра в вашу шкуру можно будет заворачивать табак.

– Э, неважно. Солнце нам очень пригодится. Кстати, смотрите, сейчас ровно полдень, и оно у нас прямо над головой.

– На экваторе всегда так, - пробормотал я, не сводя глаз с «Голубки». - Об этом написано во всех учебниках географии.

Подошли матросы и молча стали перед инженером. Он неторопливо достал пачку денег.

– Хватит? - спросил он, протянув им несколько бумажек. Один из них кивнул головой.

– В таком случае вы свободны. Можете возвращаться на судно. Напомните капитану Гейлу, что мы ждём его через двадцать дней… Приступим к делу, Бад. Мне не терпится начать.

Я взглянул на него в упор:

– Откровенно говоря, я не знаю, зачем мы сюда приехали. Я понимаю, там, в адмиралтействе, вам, может быть, было неудобно мне обо всём рассказывать. Сейчас, я думаю, это можно.

Куклинг скорчил гримасу и посмотрел на песок.

– Конечно, можно. Да и там я бы вам обо всём рассказал, если бы было время…

Я почувствовал, что он лжёт, но ничего не сказал. А Куклинг стоял и тёр жирной ладонью багрово-красную шею.

Я знал, что так он делал всегда, когда собирался солгать. Сейчас меня устраивало даже это.

– Видите ли, Бад, дело идёт об одном забавном эксперименте для проверки теории этого… как его… - Он замялся и испытующе посмотрел мне в глаза.

– Кого?

– Учёного англичанина… Черт возьми, из головы вылетела фамилия. Впрочем, вспомнил: Чарлза Дарвина…

Я подошёл к нему вплотную и положил руку на его голое плечо:

– Послушайте, Куклинг, вы, наверно, думаете, что я безмозглый идиот и не знаю, кто такой Чарлз Дарвин! Перестаньте врать и скажите толком, зачем мы выгрузились на этот раскалённый клочок песка среди океана. И прошу вас, не упоминайте больше Дарвина.

Куклинг захохотал, раскрыв рот, полный искусственных зубов. Отойдя в сторону шагов на пять, он сказал:

– И все же вы болван, Бад. Именно Дарвина мы и будем здесь проверять.

– И именно для этого вы притащили сюда десять ящиков железа? - спросил я, снова подходя к нему. Во мне закипела ненависть к этому блестевшему от пота толстяку.

– Да, - сказал он и перестал улыбаться. - А что касается ваших обязанностей, то вам прежде всего нужно распечатать ящик номер один и извлечь из него палатку, воду, консервы и инструмент, необходимый для вскрытия остальных ящиков.

Куклинг заговорил со мной так, как говорил на полигоне, когда меня с ним знакомили. Тогда он был в военной форме. Я тоже.

– Хорошо, - процедил я сквозь зубы и подошёл к ящику номер один. Большая палатка была установлена прямо здесь, на берегу, часа через два. В неё мы внесли лопату, лом, молоток, несколько отвёрток, зубило и другой слесарный инструмент. Здесь же мы разместили около сотни банок различных консервов и контейнеры с пресной водой.

Несмотря на своё начальственное положение, Куклинг работал как вол. Ему действительно не терпелось начать дело. За работой мы не заметили, как «Голубка» снялась с якоря и скрылась за горизонтом. После ужина мы принялись за ящик номер два. В нем оказалась обыкновенная двухколесная тележка, вроде тех, которые применяются на перронах вокзалов для перевозки багажа.

Я подошёл к третьему ящику, но Куклинг меня остановил:

– Давайте сначала посмотрим карту. Нам придётся весь остальной груз развезти по разным местам.

Я удивлённо на него посмотрел.

– Так надо для эксперимента, - пояснил он. Остров был круглый, как опрокинутая тарелка, с небольшой бухтой на севере, как раз там, где мы выгрузились. Его окаймляла песчаная полоса шириной около пятидесяти метров. За поясом прибрежного песка начиналось невысокое плато, поросшее каким-то высохшим от жары низкорослым кустарником.

Диаметр острова не превышал трех километров. На карте значились несколько отметок красным карандашом: одни - вдоль песчаного берега, другие - в глубине.

– То, что мы откроем сейчас, нужно будет развезти вот по этим местам, - сказал Куклинг.

– Это что - какие-нибудь измерительные приборы?

– Нет, - сказал инженер и захихикал. У него была противная привычка хихикать, если кто-нибудь не знал того, что знал он. Третий ящик был чудовищно тяжёлый. Я думал, что в нём заколочен массивный заводской станок. Когда же отлетели первые доски, я чуть не вскрикнул от изумления. Из него повалились металлические плитки и бруски различных размеров и форм: ящик был плотно набит металлическими заготовками.

– Можно подумать, что нам придётся играть в кубики! - воскликнул я, перекидывая тяжёлые прямоугольные, круглые и шарообразные металлические слитки.

– Вряд ли, - ответил Куклинг и принялся за следующий ящик. Ящик номер четыре и все последующие, вплоть до девятого, оказались наполненными одним и тем же - металлическими заготовками.

Эти заготовки были трех видов: серые, красные и серебристые. Я без труда определил, что они были из железа, меди и цинка. Когда я принялся за последний, десятый ящик, Куклинг сказал:

– Этот вскроем тогда, когда развезём по острову заготовки.

Три последующих дня мы с Куклингом на тележке развозили металл по острову. Заготовки мы высыпали небольшими кучками. Некоторые оставались прямо на поверхности, другие по указанию инженера я закапывал. В одних кучках были металлические бруски всех сортов, в других - только одного сорта. Когда все это было сделано, мы вернулись к нашей палатке и подошли к десятому ящику.

– Вскройте, только осторожнее, - приказал Куклинг. Этот ящик был значительно легче других и меньше размером. В нем оказались плотно спрессованные древесные опилки, а посредине - пакет, обмотанный войлоком и вощёной бумагой. То, что предстало перед нашими глазами, оказалось диковинным по своему виду прибором.

С первого взгляда он напоминал большую металлическую детскую игрушку, сделанную в виде обыкновенного краба. Однако это был не просто краб. Кроме шести больших членистых лап, впереди были ещё две пары тонких лапок-щупалец, упрятанных своими концами в чехол, напоминавший выдвинутую вперёд полураскрытую пасть уродливого животного. На спине краба в углублении поблёскивало небольшое параболическое зеркальце из полированного металла, с темно-красным кристаллом в центре. В отличие от краба у этого было две пары глаз - спереди и сзади.

В недоумении я смотрел на эту штуку.

– Нравится? - после долгого молчания спросил меня Куклинг.

Я пожал плечами:

– Похоже на то, что мы действительно приехали сюда играть в кубики и детские игрушки.

– Это опасная игрушка, - самодовольно произнёс Куклинг. - Сейчас вы увидите. Поднимите его и поставьте на песок.

Краб оказался лёгким, весом не более трех килограммов. На песке он стоял довольно устойчиво.

– Ну и что дальше? - спросил я инженера иронически.

– А вот подождём, пусть немного погреется.

Мы сели на песок и стали смотреть на металлического уродца. Минуты через две я заметил; что зеркальце на его спине медленно поворачивается в сторону солнца.

– Ого, он, кажется, оживает! - воскликнул я и встал на ноги. Когда я поднимался, моя тень случайно упала на механизм, и краб вдруг быстро засеменил лапами и выскочил снова на солнце. От неожиданности я сделал громадный прыжок в сторону.

– Вот вам и игрушка! - расхохотался Куклинг. - Что, испугались?

Я вытер потный лоб.

– Скажите мне ради бога, Куклинг, что мы с ним будем здесь делать? Зачем мы сюда приехали?

Куклинг тоже встал и, подойдя ко мне, уже серьёзным голосом сказал:

– Проверить теорию Дарвина.

– Да, но ведь это биологическая теория, теория естественного отбора, эволюции и так далее… - бормотал я.

– Вот именно. Кстати, смотрите, наш герой пошёл пить воду!

Я был поражён. Игрушка подползла к берегу и, опустив хоботок, очевидно, втягивала в себя воду. Закончив пить, она снова выползла на солнце и неподвижно застыла.

Я смотрел на эту маленькую машину и почувствовал к ней странное отвращение, смешанное со страхом. На мгновение мне показалось, что неуклюжий игрушечный краб чем-то напоминает самого Куклинга.

– Это вы его придумали? - спросил я инженера после некоторого молчания.

– Угу, - промычал он и растянулся на песке. Я тоже лёг и молча уставился на странный прибор. Теперь он казался совершенно безжизненным. Я подполз к нему ближе и стал рассматривать. Спина краба представляла собой поверхность полуцилиндра, с плоскими днищами спереди и сзади. В них-то и находились по два отверстия, напоминавшие глаза. Это впечатление усиливалось тем, что за отверстиями в глубине корпуса блестели кристаллы. Под корпусом краба виднелась плоская платформа-брюшко. Немного выше уровня платформы изнутри выходили три пары больших и две пары малых членистых клешнёй. Нутро краба разглядеть не удавалось. Глядя на эту игрушку, я старался понять, почему адмиралтейство придавало ей такое большое значение, что снарядило специальный корабль для поездки на остров.

Куклинг и я продолжали лежать на песке, каждый занятый своими мыслями, пока солнце не спустилось над горизонтом настолько низко, что тень от росших вдали кустарников коснулась металлического краба. Как только это произошло, он легонько двинулся и снова выполз на солнце. Но тень настигла его и там. И тогда наш краб пополз вдоль берега, опускаясь все ниже и ниже к воде, все ещё освещённый солнцем. Казалось, ему во что бы то ни стало нужно было оставаться освещённым солнечными лучами.

Мы встали и пошли за медленно двигающейся машиной. Так мы постепенно обходили остров, пока, наконец, не оказались на его западной стороне.

Здесь почти у самого берега была навалена груда металлических брусков. Когда краб оказался от неё на расстоянии около десяти шагов, он вдруг, как бы забыв о солнце, стремительно помчался к ней и застыл возле одного из медных брусков. Его клешни быстро двигались.

Куклинг тронул меня за руку и сказал:

– Сейчас идёмте к палатке. Интересное будет завтра утром.

В палатке мы молча поужинали и завернулись в лёгкие фланелевые одеяла. Мне показалось, что Куклинг был доволен тем, что я не задавал ему никаких вопросов. Перед тем как уснуть, я услышал, как он ворочался с боку на бок и иногда хихикал. Значит, он знал что-то такое, чего никто не знал. Почему-то я начинал его ненавидеть.


2


Рано утром следующего дня я пошёл купаться. Вода была тёплая, и я долго плавал в море, любуясь, как на востоке, над едва искажённой широкими волнами гладью воды, разгоралась пурпурная заря. Когда я вернулся к нашему пристанищу и вошёл в палатку, военного инженера там уже не было.

«Пошёл любоваться своим механическим уродом», - подумал я, раскрывая банку с ананасами.

Не успел я проглотить и трех ломтиков, как вдруг раздался вначале далёкий, а потом все более и более явственный голос инженера:

– Лейтенант, скорее бегите сюда! Скорее! Началось! Скорее бегите сюда!

Я вышел из палатки и увидел Куклинга, который стоял среди кустов на возвышенности и махал мне рукой.

– Пошли! - сказал он мне, пыхтя, как паровоз. - Пошли скорее.

– Куда, инженер?

– Туда, где мы вчера оставили нашего красавца.

Солнце было уже высоко, когда мы увидели гору металлических брусков. Они ярко блестели, и вначале я ничего не мог разглядеть. Только тогда, когда до груды металла осталось не более двух шагов, я вначале заметил две тонкие струйки голубоватого дыма, поднимавшиеся вверх, а после… А после я остановился как парализованный. Я протёр глаза, но видение не исчезло. Там стояли два краба, точь-в-точь такие, как тот, которого вчера мы извлекли из ящика.

– Неужели один из них был завален металлическим ломом? - воскликнул я.

Куклинг несколько раз присел на корточки и захихикал, потирая руки.

– Да перестаньте же вы корчить из себя идиота! - крикнул я. - Откуда взялся второй краб?

– Родился! Родился в эту ночь!

Я закусил губы и, ни слова не говоря, подошёл к крабам, над спинами которых в воздух поднимались тоненькие струйки дыма. В первый момент мне показалось, что у меня галлюцинация: оба краба усердно работали!

Да, именно работали, быстро перебирая своими тонкими передними щупальцами. Передние щупальца прикасались к металлическим брускам и, создавая на их поверхности электрическую дугу, как при электросварке, отваривали кусочки металла. Крабы быстро заталкивали металл в свои широкие рты. Внутри механических тварей что-то жужжало. Иногда их пасти с шипением выбрасывали сноп искр, затем вторая пара щупалец извлекала наружу готовые детали. Эти детали в определённом порядке собирались на плоской платформочке, постепенно выдвигающейся из-под краба. На платформе одного из крабов уже была собрана почти готовая копия третьего краба, в то время как у второго краба контуры механизма только-только появились. Я был поражён увиденным.

– Да ведь эти твари делают себе подобных! - воскликнул я.

– Совершенно верно. Единственное назначение этой машины - изготавливать машины, себе подобные, - сказал Куклинг.

– Да разве это возможно? - спросил я, ничего не соображая.

– А почему нет? Ведь любой станок, например токарный, изготавливает детали для такого же токарного станка, как и он сам. А вот мне и пришла в голову мысль: сделать машину-автомат, которая будет от начала до конца изготавливать самое себя. Модель этой машины - мой краб.

Я задумался, стараясь осмыслить то, что сказал инженер. В это время пасть первого краба раскрылась, и из неё поползла широкая лента металла. Она покрыла весь собранный механизм на платформочке, создав таким образом спину третьего автомата. Когда спина была установлена, быстрые передние лапки приварили спереди и сзади металлические стенки с отверстиями, и новый краб был готов. Как и у его братьев, на спине, в углублении, поблёскивало металлическое зеркало с красным кристаллом в центре. Краб-изготовитель подобрал под брюхо платформочку, и его «ребёнок» стал своими лапами на песок. Я заметил, как зеркало на его спине стало медленно поворачиваться в поисках солнца. Постояв немного, краб побрёл к берегу и напился воды. Затем он выполз на солнце и стал греться.

Я подумал, что все это мне снится.

Пока я разглядывал новорождённого, Куклинг сказал:

– А вот готов и четвёртый.

Я повернул голову и увидел, что родился четвёртый краб. В это время первые два как ни в чём не бывало продолжали стоять у кучки металла, отваривая куски и заталкивая их в своё нутро, повторяя то, что они делали до этого.

Четвёртый краб тоже побрёл пить морскую воду.

– На кой черт они сосут воду? - спросил я.

– Это происходит заливка аккумулятора. Пока есть солнце, его энергии, которая при помощи зеркала на спине и кремниевой батареи превращается в электричество, хватает, чтобы выполнять всю работу. Ночью автомат питается запасённой за день энергией из аккумулятора.

– Значит, эти твари работают день и ночь? - спросил я.

– Да, день и ночь, непрерывно.

Третий краб зашевелился и также пополз к кучке металла. Теперь работали три автомата, в то время как четвёртый заряжался солнечной энергией.

– Но ведь материала для кремниевых батарея в этих кучках металла нет… - заметил я, стараясь постигнуть технологию этого чудовищного самопроизводства механизмов.

– А он не нужен. Его и так сколько угодно. - Куклинг неуклюже подбросил ногой песок. - Песок - это окись кремния. Внутри краба под действием вольтовой дуги она восстанавливается до чистого кремния.

В палатку мы вернулись вечером в то время, когда у кучки металла работало уже шесть автоматов и два грелись на солнце.

– Зачем все это нужно? - спросил я Куклинга за ужином.

– Для войны. Эти крабы - страшное оружие диверсии, - сказал он откровенно.

– Не понимаю, инженер.

Куклинг пожевал тушёное мясо и не торопясь пояснил:

– Представьте, что будет, если такие штуки незаметно выпустить на территории противника.

– Ну и что же? - спросил я, прекратив есть.

– Вы знаете, что такое прогрессия?

– Допустим.

– Мы начали вчера с одного краба. Сейчас их уже восемь. Завтра их будет шестьдесят четыре, послезавтра - пятьсот двенадцать, и так далее. Через десять дней их будет более десяти миллионов. Для этого понадобится тридцать тысяч тонн металла…

Услышав эти цифры, я онемел от изумления.

– Да, но…

– Эти крабы в короткий срок могут сожрать весь металл противника, все его танки, пушки, самолёты. Все его станки, механизмы, оборудования. Весь металл на его территории. Через месяц не останется ни одной крошки металла на всем земном шаре. Он весь пойдёт на воспроизводство этих крабов… Заметьте, во время войны металл - самый важный стратегический материал.

– Так вот почему адмиралтейство заинтересовалось вашей игрушкой!.. - прошептал я.

– Вот именно. Но это только первая модель. Я собираюсь её значительно упростить и за счёт этого ускорить процесс воссоздания автоматов. Ускорить, скажем, раза в два-три. Конструкцию сделать более устойчивой и жёсткой. Сделать их более подвижными. Чувствительность индикаторов к залежам металла сделать более высокой. Тогда во время войны мои автоматы будут хуже чумы. Я хочу, чтобы противник лишился своего металлического потенциала за двое-трое суток.

– Да, но когда эти автоматы сожрут весь металл на территории противника, они поползут и на свою территорию! - воскликнул я.

– Это второй вопрос. Работу автоматов можно закодировать и, зная этот код, прекращать её, как только они появятся на нашей территории. Кстати, таким образом можно перетащить все запасы металла наших врагов на нашу сторону.

…В эту ночь я видел кошмарные сны. На меня ползли тучи металлических крабов, шелестя щупальцами, с тоненькими столбиками синего дыма над своими металлическими телами.


3


Автоматы инженера Куклинга через четыре дня заселили весь островок.

Если верить его расчётам, теперь их было более четырех тысяч. Их поблёскивающие на солнце корпусы были видны везде. Когда кончался металл в одной куче, они начинали рыскать по островку и находили новые.

Перед заходом солнца пятого дня я был свидетелем страшной сцены: два краба подрались из-за куска цинка.

Это было на южной стороне островка, где мы закопали в песок несколько цинковых брусков. Крабы, работавшие в разных местах, периодически прибегали сюда, чтобы изготовить очередную цинковую деталь. И вот случилось так, что к яме с цинком сбежалось сразу около двух десятков крабов, и здесь началась настоящая свалка. Механизмы мешали друг другу. Особенно отличался один краб, который был проворнее других и, как мне показалось, более нахальным и сильным.

Расталкивая своих собратьев, он полз по их спинам, норовя достать со дна ямы кусок металла. И вот, когда он уже был у цели, за этот же кусок клешнями ухватился ещё один краб. Оба механизма потащили брусок в разные стороны. Тот, который, как мне казалось, был более проворным, наконец, вырвал брусок у своего соперника. Однако его противник не соглашался уступить добычу, и, забежав сзади, сел на автомат и засунул свои тонкие щупальца ему в пасть. Щупальца первого и второго автоматов переплелись, и они со страшной силон стали раздирать друг друга!

Никто из окружающих механизмов на это не обращал внимания. А у этих двух шла борьба не на жизнь, а на смерть. Я увидел, что краб, сидевший наверху, вдруг опрокинулся на спину, брюхом кверху и железная платформочка сползла вниз, обнажив его механические внутренности. В это мгновение его противник стал быстро электрической искрой полосовать тело своего врага. Когда корпус жертвы развалился на части, победитель стал выдирать рычаги, шестерёнки, провода и быстро заталкивать их себе в пасть. По мере того как добытые таким образом детали попадали внутрь хищника, его платформа стала быстро выдвигаться вперёд, на ней шёл лихорадочный монтаж нового механизма.

Ещё несколько минут, и с платформы на песок свалился новый краб. Когда я рассказал Куклингу обо всём, что я видел, он только хихикнул.

– Это именно то, что нужно, - сказал он.

– Зачем?

– Я ведь вам сказал, что хочу усовершенствовать свои автоматы.

– Ну так что же? Берите чертежи и думайте, как это сделать. При чем же тут эта междоусобица? Этак они начнут пожирать друг друга!

– Вот именно! И выживут самые совершенные.

Я подумал и затем возразил:

– Что значит - самые совершенные? Ведь они все одинаковые. Они, насколько я понял, воспроизводят самих себя.

– А как вы думаете, можно ли вообще изготовить абсолютно точную копию? Вы ведь, должно быть, знаете, что даже при производстве шариков для подшипников нельзя сделать двух одинаковых шариков. А там дело обстоит намного проще. Здесь же автомат-изготовитель имеет следящее устройство, которое сравнивает создаваемую копию с его собственной конструкцией. Представляете, что будет, если каждую последующую копию изготавливать не по оригиналу, а по предыдущей копии. В конце концов может получиться механизм, вовсе не похожий на оригинал.

– Но если он не будет походить на оригинал, значит он не будет выполнять свою основную функцию - воспроизводить себя, - возразил я.

– Ну и что ж? Очень хорошо. Из его трупа более удачные копии изготовляет другой, живой автомат. А удачными копиями будут именно те, в которых совершенно случайно будут накапливаться особенности конструкции, делающие их более жизненными. Так должны возникнуть более сильные, более быстрые и более простые копии. Вот поэтому я и не собираюсь садиться за чертежи. Мне остаётся только ждать, пока крабы не сожрут на этом островке весь металл и не начнут междоусобную войну, пожирая друг друга и вновь воссоздаваясь. Так возникнут нужные нам автоматы.

В эту ночь я долго сидел на песке перед палаткой, смотрел на море и курил. Неужели Куклинг действительно затеял историю, которая пахнет для человечества серьёзными неприятностями? Неужели на этом затерянном в океане островке мы разводим страшную чуму, способную сожрать весь металл на земном шаре?

Пока я сидел и так думал, мимо меня пробежало несколько металлических тварей. На ходу они продолжали скрипеть механизмами и неутомимо работать. Один из крабов натолкнулся прямо на меня, и я с отвращением пнул его ногой. Он беспомощно перевернулся брюхом кверху. Почти моментально на него налетели два других краба, и в темноте засверкали ослепительные электрические искры. Несчастного резали искрой на куски! С меня было достаточно. Я быстро вошёл в палатку и достал из ящика ломик. Куклинг уже храпел.

Подойдя тихонько к скопищу крабов, я изо всех сил ударил одного из них.

Мне почему-то казалось, что это напугает остальных. Но ничего подобного не случилось. На разбитого мною краба налетели другие, и вновь засверкали искры.

Я нанёс ещё несколько ударов, но это только увеличило количество электрических искр. Из глубины острова сюда примчалось ещё несколько тварей.

В темноте я видел только контуры механизмов, и в этой свалке мне вдруг показалось, что один из них был особенно крупного размера. На него-то я и нацелился. Однако когда мой лом коснулся его спины, я вскрикнул и отскочил далеко в сторону: в меня через лом разрядился электрический ток! Корпус этой гадины каким-то образом оказался под электрическим потенциалом. «Защита, возникшая в результате эволюции», - мелькнуло у меня в голове.

Дрожа всем телом, я приблизился к жужжащей толпе механизмов, чтобы выручить оружие. Но не тут-то было. В темноте, при неровном свете многих электрических дуг я видел, как мой лом резали на части. Больше всего старался тот самый крупный автомат, который я хотел разбить.

Я вернулся в палатку и лёг на свою койку.

На некоторое время мне удалось забыться тяжёлым сном. Это длилось, очевидно, недолго. Пробуждение было внезапным: я почувствовал, как по моему телу проползло что-то холодное и тяжёлое. Я вскочил на ноги. Краб - я даже не сразу сообразил это - исчез в глубине палатки. Через несколько секунд я увидел яркую электрическую искру.

Проклятый краб пришёл на поиски металла прямо к нам. Его электрод резал жестяную банку с пресной водой!

Я быстро растолкал Куклинга и сбивчиво объяснил ему, в чём дело.

– Все банки в море! Провизию и воду в море! - скомандовал он. Мы стали таскать жестяные банки к морю и укладывать их на песчаное дно, там, где вода доходила нам по пояс. Туда же мы отнесли и весь наш инструмент.

Мокрые и обессиленные после этой работы, мы просидели на берегу без сна до самого утра. Куклинг тяжело сопел. Теперь я его ненавидел и жаждал для него более тяжёлого наказания.


4


Не помню, сколько времени прошло с момента нашего приезда на остров, но только в один прекрасный день Куклинг торжественно заявил:

– Самое интересное начнётся сейчас. Весь металл съеден.

Действительно, мы обошли все места, где раньше лежали металлические заготовки. Там ничего не осталось. Вдоль берега и среди кустарников виднелись пустые ямы.

Металлические кубики, бруски и стержни превратились в механизмы, в огромном количестве метавшиеся по острову. Их движения стали быстрыми и порывистыми; аккумуляторы были заряжены до предела, и энергия на работу не расходовалась. Они бессмысленно рыскали по берегу, ползали среди кустарников на плато, натыкались друг на друга, часто и на нас.

Наблюдая за ними, я убедился, что Куклинг был прав. Крабы действительно были разными. Они отличались друг от друга по своей величине, по подвижности, по размерам клешнёй, по размеру пасти-мастерской. По-видимому, ещё более глубокие различия имелись в их внутреннем устройстве.

– Ну что ж, - сказал Куклинг, - пора им начинать воевать.

– Вы серьёзно это говорите? - спросил я.

– Разумеется. Для этого достаточно дать попробовать им кобальт. Механизм устроен так, что попадание внутрь хотя бы незначительных количеств этого металла подавляет, если так можно выразиться, их взаимное уважение друг к другу.

Утром следующего дня мы с Куклингом отправились на наш «морской склад». Со дна моря мы извлекли очередную порцию консервов, воды и четыре тяжёлых серых бруска из кобальта, припасённых инженером специально для решающей стадии эксперимента.

Когда Куклинг вышел на песок, высоко подняв руки с кобальтовыми брусками, его сразу обступило несколько крабов. Они не переходили границы тени от его тела, но чувствовалось, что появление нового металла их очень обеспокоило. Я стоял в нескольких шагах от инженера и с удивлением наблюдал, как некоторые механизмы неуклюже пытались подпрыгнуть.

– Вот видите, какое разнообразие движений! Как они все не похожи друг на друга. И в той междоусобной войне, которую мы их заставим вести, выживут самые сильные и приспособленные. Они дадут ещё более совершенное потомство.

С этими словами Куклинг швырнул один за одним кобальтовые бруски в сторону кустарника.

То, что последовало за этим, трудно описать.

На бруски налетело сразу несколько механизмов, и они, расталкивая друг друга, стали их резать электрической искрой. Другие тщетно толпились сзади, также пытаясь урвать себе кусок металла. Некоторые поползли по спинам товарищей, стремясь пробраться к центру.

– Смотрите, вот вам и первая драка! - радостно закричал инженер и захлопал в ладоши.

Через несколько минут место, куда Куклинг бросил металлические бруски, превратилось в арену страшной битвы, к которой сбегались все новые и новые автоматы.

По мере того как части разрезанных механизмов и кобальт попадали в пасть всё новым и новым машинам, они превращались в диких и бесстрашных хищников и немедленно набрасывались на своих сородичей.

В первой стадии этой войны нападающей стороной были вкусившие кобальт. Именно они резали на части те автоматы, которые сбегались сюда со всего острова в надежде заполучить нужный им металл. Однако, по мере того как кобальтом полакомилось все больше и больше крабов, война становилась ожесточённее. К этому моменту в игру начали вступать новорождённые автоматы, изготовленные в этой свалке.

Эволюция все убыстрялась.

Это было удивительное поколение автоматов! Они были меньше размером и обладали колоссальной скоростью передвижения. Меня удивило, что они теперь не нуждались в той традиционной процедуре заряжания аккумуляторов, как их праотцы.

Им вполне хватало солнечной энергии, уловленной значительно большими, чем обычно, зеркалами на спине. Их агрессивность была поразительной. Они нападали сразу на нескольких крабов и резали искрой одновременно двух-трех.

Куклинг стоял в воде, и его физиономия выражала безграничное самодовольство. Он потирал руки и кряхтел:

– Хорошо, хорошо! Представляю себе, что будет дальше!

Что касается меня, то я смотрел на эту драку механизмов с глубоким отвращением и страхом, мысленно пытаясь угадать, какими же будут следующие механические хищники. Кто родится в результате этой борьбы?

К полудню весь пляж возле нашей палатки превратился в огромное поле боя. Сюда сбежались автоматы со всего острова. Война шла молча, без криков и воплей, без грохота и шума. Треск многочисленных электрических искр и цоканье металлических корпусов машин сопровождали эту странную бойню шорохом и скрежетом.

Хотя большая часть возникавшего сейчас потомства была низкорослой и весьма подвижной, тем не менее начали появляться и новые виды автоматов. Они значительно превосходили по размерам все остальные. Их движения были медлительными, но в них чувствовалась сила, и они успешно справлялись с нападающими на них автоматами-карликами.

Когда солнце начало садиться, в движениях мелких механизмов вдруг наметилась резкая перемена: они все столпились на западной стороне и стали двигаться медленнее.

– Черт возьми, вся эта компания обречена, - хриплым голосом сказал Куклинг. - Ведь они без аккумуляторов, и, как только солнце зайдёт, им конец.

Действительно, как только тени от кустарников вытянулись настолько, что прикрыли собой огромную толпу мелких автоматов, они моментально замерли. Теперь это была не армия маленьких агрессивных хищников, а огромный склад мёртвых металлических жестянок.

К ним не торопясь подползли громадные, почти в полчеловеческого роста, крабы и стали пожирать их один за другим. На платформах гигантов-родителей возникали контуры ещё более грандиозного по своим размерам потомства.

Лицо Куклинга нахмурилось. Такая эволюция ему была явно не по душе. Медлительные крабы-автоматы большого размера слишком плохое оружие для диверсии в тылу у противника!

Пока крабы-гиганты расправлялись с мелким поколением, на пляже водворилось временное спокойствие.

Я вышел из воды, за мной молча брёл инженер. Мы пошли на восточную сторону острова, чтобы немного отдохнуть. Я очень устал и заснул почти мгновенно, как только вытянулся на теплом и мягком песке.


5


Я проснулся среди ночи от дикого крика. Когда я вскочил на ноги, то ничего не увидел, кроме сероватой полоски песчаного пляжа и моря, слившегося с чёрным, усеянным звёздами небом. Крик снова повторился со стороны кустарников, но более тихо. Только сейчас я заметил, что Куклинга рядом со мной не было. Я бросился бежать в том направлении, откуда, как мне показалось, он кричал.

Море, как всегда, было очень спокойным, и мелкие волны лишь изредка, с едва уловимым шорохом накатывались на песок. Однако мне показалось, что в том месте, где мы уложили на дно наши запасы еды и контейнеры с питьевой водой, поверхность моря была неспокойной. Там что-то плескалось и хлюпало. Я решил, что там возится Куклинг.

– Инженер, что вы здесь делаете? - крикнул я, подходя к нашему подводному складу.

– Я здесь! - вдруг услышал я голос откуда-то справа.

– Боже мой, где вы?

– Здесь, - снова услышал я голос инженера. - Я стою по горло в воде, идите ко мне.

Я вошёл в воду и споткнулся о что-то твёрдое. Оказалось, это был огромный краб, который стоял глубоко в воде на высоких клешнях.

– Почему вы забрались так глубоко? Что вы там делаете? - спросил я.

– Они за мной гнались и загнали вот сюда! - жалобно пропищал толстяк.

– Гнались? Кто?

– Крабы.

– Не может быть! Ведь за мной они не гоняются.

Я снова столкнулся в воде с автоматом, обошёл его и, наконец, оказался рядом с инженером. Он действительно стоял в воде по горло.

– Расскажите, в чём дело?

– Я сам не понимаю, - произнёс он дрожащим голосом. - Когда я спал, вдруг один из автоматов напал на меня… Я думал, что это случайно… я посторонился, но он снова стал приближаться ко мне и коснулся своей клешнёй моего лица… Тогда я встал и отошёл в сторону… Он за мной… Я побежал… Краб за мной. К нему присоединился ещё один… Потом ещё… Целая толпа… Вот они и загнали меня сюда.

– Странно. Этого никогда раньше не было, - сказал я. - Уж если в результате эволюции у них выработался человеконенавистнический инстинкт, то они не пощадили бы и меня.

– Не знаю, - хрипел Куклинг. - Только на берег я выходить боюсь…

– Ерунда, - сказал я и взял его за руку. - Идёмте вдоль берега на восток. Я вас буду охранять.

– Как?

– Сейчас мы подойдём к складу, и я возьму какой-нибудь тяжёлый предмет. Например, молоток…

– Только не металлический, - простонал инженер. - Возьмите лучше доску от ящика или вообще что-нибудь деревянное.

Мы медленно побрели вдоль берега. Когда мы подошли к складу, я оставил инженера одного, и приблизился к берегу.

Послышались громкие всплески воды и знакомое жужжание механизмов. Металлические твари потрошили консервные банки. Они добрались до нашего подводного хранилища.

– Куклинг, мы пропали! - воскликнул я. - Они съели все наши консервные банки.

– Да? - произнёс он жалобно. - Что же теперь делать?

– Вот и думайте, что же теперь делать. Это все ваша дурацкая затея. Вы вывели тот тип оружия диверсии, который вам нравится. Теперь расхлёбывайте эту кашу.

Я обошёл толпу автоматов и вышел на сушу. Здесь, в темноте, ползая между крабами, я ощупью собрал на песке куски мяса, консервированные ананасы, яблоки и ещё какую-то снедь и перенёс её на песчаное плато. Судя по тому, как много всего валялось на берегу, было видно, что, пока мы спали, эти твари хорошо потрудились. Я не обнаружил ни одной целой банки. Пока я занимался сбором остатков нашего провианта, Куклинг стоял шагах в двадцати от берега по горло в воде.

Я был так занят сбором остатков пищи и до того расстроен случившимся, что забыл о его существовании. Однако вскоре он напомнил о себе пронзительным криком:

– Боже мой, Бад, помогите, они до меня добираются!

Я бросился в воду и, спотыкаясь о металлические чудовища, направился в сторону Куклинга. И здесь, в шагах пяти от него, я натолкнулся на очередного краба.

На меня краб не обратил никакого внимания.

– Черт возьми, почему это они вас так не любят? Ведь вы их, можно сказать, папаша! - сказал я.

– Не знаю, - булькая, хрипел инженер. - Сделайте что-нибудь, Бад, чтобы его отогнать. Если родится краб побольше этого, я пропал… - Вот вам и эволюция… Кстати, скажите, какое место у этих крабов наиболее уязвимое? Как можно испортить механизм?

– Раньше нужно было разбить параболическое зеркало… Или вытащить изнутри аккумулятор… А сейчас не знаю… Здесь нужно специальное исследование…

– Будьте вы прокляты со своими исследованиями! - процедил я сквозь зубы и ухватился рукой за тонкую переднюю лапу краба и согнул её. Щупальца гнулись легко, как медная проволока. Металлической твари эта операция явно пришлась не по душе, и она стала медленно выходить из воды. А мы с инженером пошли вдоль берега дальше.

Когда взошло солнце, все автоматы выползли из воды на песок и некоторое время грелись. За это время я успел куском камня разбить параболические зеркала на спине по крайней мере у полусотни чудовищ. Все они перестали двигаться.

Но, к сожалению, это не улучшило положения: они сразу же стали жертвой других тварей, и из них с поразительной быстротой стали изготавливаться новые автоматы. Перебить кремниевые батареи на спинах всех машин мне было не под силу. Несколько раз я натыкался на наэлектризованные автоматы, и это подорвало мою решимость вести с ними борьбу.

Все это время Куклинг стоял в море. Вскоре война между чудовищами снова разгорелась, и они, казалось, совершенно забыли про инженера.

Мы покинули место побоища и перебрались на противоположную сторону острова. Инженер так продрог от многочасового морского купания, что, лязгая зубами, лёг навзничь и попросил меня, чтобы я засыпал его сверху горячим песком.

После этого я вернулся к нашему первоначальному пристанищу, чтобы взять одежду и то, что осталось от нашего провианта. Только теперь я обнаружил, что палатка была разрушена: исчезли вбитые в песок железные колья, а на краях брезента были съедены металлические кольца, при помощи которых она крепилась к верёвкам.

Под брезентом я нашёл одежду Куклинга и свою. Здесь тоже можно было заметить следы работы искавших металл крабов. Исчезли металлические крючки, пуговицы и пряжки. На их месте остались следы прожжённой ткани.

Тем временем битва между автоматами переместилась с берега в глубь острова. Когда я поднялся на плато, то увидел, что почти в центре острова, среди кустарников, возвышаются на высоких, чуть ли не в рост человека, клешнях несколько чудовищ. Они попарно медленно расходились в стороны и затем с огромной скоростью неслись друг на друга. Это было жуткое зрелище!

При их столкновении раздавались гулкие металлические удары. В медленных движениях этих гигантов чувствовались огромная сила, большой вес и тупая ярость одновременно.

На моих глазах было сбито на землю несколько механизмов, которые тут же были растерзаны.

Куски металла казались кусками живого тела…

Однако я был по горло сыт этими картинами драки между сумасшедшими машинами и поэтому, нагрузившись всем тем, что мне удалось собрать на месте нашей старой стоянки, медленно пошёл к Куклингу.

Солнце жгло беспощадно, и, прежде чем добраться до того места, где я закопал инженера в песок, я несколько раз влезал в воду. У меня было время обдумать все происшедшее.

Одно было ясно: расчёты адмиралтейства на эволюцию явно провалились. Вместо усовершенствованных миниатюрных аппаратов родились неуклюжие механические гиганты с огромной силой и замедленными движениями.

С военной точки зрения они ничего не стоили.

Я уже приближался к песчаному холмику, под которым спал обессиленный после ночных купаний Куклинг, когда со стороны плато из-за кустарников показался огромный краб.

Ростом он был больше меня, и его лапы были высокие и массивные. Двигался он неровными прыжками, странным образом нагибая свой корпус. Передние, рабочие щупальца были невероятно длинные и волочились по песку. Особенно гипертрофированной была его пасть-мастерская. Она составляла почти половину его тела.

«Ихтиозавр», как назвал я его про себя, неуклюже сполз на берег и стал медленно поворачивать корпус во все стороны, как бы осматривая местность. Я машинально махнул в его сторону брезентовой палаткой. Однако он не обратил на меня никакого внимания, а как-то странно, боком, описывая широкую дугу, стал подходить к холмику песка, под которым спал Куклинг. Если бы я догадался, что чудовище направляется к инженеру, я бы сразу побежал к нему на помощь. Но траектория перемещения механизма была настолько неопределённой, что мне вначале показалось, что он движется к воде. И только тогда, когда он коснулся лапами воды, круто развернулся и быстро двинулся к инженеру, я бросил поклажу и побежал вперёд.

«Ихтиозавр» остановился над Куклингом и немного присел. Я заметил, как концы его длинных щупалец зашевелились в песке, прямо возле лица инженера.

В следующее мгновение там, где, только что был песчаный холмик, вдруг вздыбилось облако песка. Это Куклинг как ужаленный вскочил на ноги и в панике рванулся от чудовища.

Но было поздно.

Тонкие щупальца прочно обвились вокруг жирной шеи инженера и потянули его вверх, к пасти механизма. Куклинг беспомощно повис в воздухе, нелепо болтая руками и ногами.

Хотя я ненавидел инженера всей душой, тем не менее я не мог позволить, чтобы он погиб в борьбе какой-то безмозглой металлической гадиной.

Недолго думая, я ухватился за высокие клешни краба и дёрнул их изо всех сил. Но это было всё равно что повалить глубоко забитую в землю стальную трубу. «Ихтиозавр» даже не шевельнулся. Подтянувшись, я взобрался ему на спину. На мгновение моё лицо оказалось на одном уровне с искажённым лицом Куклинга. «Зубы! - пронеслось у меня в сознании. - У Куклинга стальные зубы!.. Так вот чем весь ужас!»

Я изо всех сил ударил кулаком по блестевшему на солнце параболическому зеркалу.

Краб завертелся на одном месте. Посиневшее лицо Куклинга с выпученными глазами оказалось на ровне пасти-мастерской. И тут случилось страшное.

Электрическая искра перепрыгнула на лоб инженера, на его виски. Затем щупальца краба внезапно разжались, и бесчувственное грузное тело творца железной чумы грохнулось на песок.


***

Когда я хоронил Куклинга, по острову, гоняясь друг за другом, носились несколько огромных крабов. Ни на меня, ни на труп военного инженера они не обращали никакого внимания. Я завернул Куклинга в брезентовую палатку и закопал посредине острова в неглубокую песчаную яму. Хоронил я его без всякого сожаления. В моем пересохшем рту трещал песок, и я мысленно проклинал покойника за всю его гадкую затею. С точки зрения христианской морали я совершал страшное кощунство. Не знаю, сколько я пролежал на берегу, часами смотря на горизонт в ту сторону, откуда должна была появиться «Голубка». Время тянулось мучительно медленно, и беспощадное солнце, казалось, застыло над головой. Иногда я подползал к воде и окунал в неё обожжённое лицо.

Чтобы забыть чувство голода и мучительной жажды, я старался думать о чём-нибудь отвлечённом. Я думал о том, что в наше время многие умные люди тратят силы своего разума, чтобы сделать подлость другим людям. Взять хотя бы изобретение Куклинга. Я был уверен, что его можно было бы использовать для благородных целей. Например, для добычи металла. Можно было бы так направить эволюцию этих тварей, чтобы они с наибольшим эффектом выполняли эту задачу. Я пришёл к выводу, что при соответствующем усовершенствовании механизма он бы не выродился в гигантскую неповоротливую громаду.

Однажды на меня надвинулась большая круглая тень. Я с трудом поднял голову и посмотрел на то, что заслонило от меня солнце. Оказывается, я лежал между клешнями чудовищного по своим размерам краба; он подошёл к берегу и, казалось, смотрел на горизонт и чего-то ждал.

После у меня начались галлюцинации. В моем разгорячённом мозгу гигантский краб превратился в высоко поднятый бак с пресной водой, до вершины которого я никак не мог добраться.

Я очнулся уже на борту шхуны. Когда капитан Гейл спросил меня, нужно ли грузить на корабль огромный странный механизм, валявшийся на берегу, я сказал, что пока в этом нет никакой необходимости.


Генрих Альтов. Богатырская симфония


Над озером светили звезды. Старик долго смотрел в небо, потом сказал юноше:

– Здесь, в горах, звезды производят странное впечатление. Словно лампы в пустом зале. Люди ушли, а они светят… старательно и бесполезно.

Его собеседник был слишком молод, чтобы угадать за этими словами настроение. Он ответил:

– Судя по звездам, будет ясная погода. Значит, мы увидим ионолёт. - И, озабоченно взглянув на небо, он добавил: - Погода тут меняется каждый час.

Наступило молчание.

Старик думал о том, что все созданное человеком несет на себе отпечаток человеческой судьбы. Города, машины, книги рождаются и стареют - иногда быстрее, иногда медленнее, - узнают славу и забвение. «Нет, не все стареет; мысленно возразил он себе. - Идеи, ведущие людей, искусство… да, конечно, искусство… музыка…» Повинуясь каким-то своим законам, его мысли обратились к музыке. Он вспомнил «Богатырскую симфонию» Бородина - она звучала здесь сорок лет назад.

Тогда он был молод. И ракетодром - теперь почти всеми забытый - тоже был молод. В горах Кавказа, на перевале Буздаг, люди выбили в скале гигантскую чашу, наполнили ее водой, построили легкие здания, прилепившиеся к крутым склонам гор. Отсюда уходили к звездам ионные ракеты, управляемые автоматами. Они возвращались через много лет сюда же, на ракетодром Буздаг. Впрочем, возвращались не все. Из семидесяти двух ракет вернулись пятьдесят четыре. Пятьдесят пятая - её отправили первой - должна была опуститься на ракетодром в этот вечер. Она совершила дальний рейс, к звезде Ван-Маанена, и сорок лет спустя возвращалась на Землю.

Юноша (он шел рядом со стариком, рядом - и чуть позади) знал об этих временах из старой кинохроники. Он родился, когда о ракетодроме Буздаг начали уже забывать. Ракеты с ионными двигателями быстро устарели, их сменили термоядерные корабли. Мощные, обладающие колоссальной энергией, они легко преодолевали сопротивление атмосферы. Они не нуждались в высокогорных ракетодромах, и стартовая площадка в горах Кавказа опустела. Лишь изредка здесь появлялись люди, чтобы встретить возвращающиеся ракеты. Сначала каждое возвращение было событием. Потом это стало только историей. Новые средства исследования - термоядерные ракеты, диффракционные телескопы, гравитационные анализаторы - приносили намного более важные сведения о Космосе, чем ионолеты, безнадежно устаревшие, неуклюжие в глазах людей XXI века.

Юношу послали встретить пятьдесят пятый ионолет. На ракетодроме Буздаг три года не было людей. Юноша привел в порядок оборудование, проверил приборы и неделю скучал. Днем он уходил в горы, по вечерам читал книги. Чтение забавляло его. Он привык к микрофильмам, и тяжелые, громоздкие книги с пожелтевшими от времени страницами представлялись ему чем-то очень древним. Это был прошлый век - романтичный, героический, жестокий и трогательно наивный XX век. И, когда под вечер прилетел старик, юноша не удивился. Старик тоже был частью XX века. Он строил первые ионолеты, он создал гравитационный анализ, его имя носили океан на Венере и горная вершина на Меркурии. Со школьной скамьи юноша знал жизнь старика. Во всяком случае, он считал, что знает, ибо молодая его память цепко держала заученные даты и факты. Он помнил год рождения старика, мог перечислить полеты и открытия, знал все работы - от классической «Теории гравитации» до новейших исследований звездной динамики. Юноша видел старика в сотнях микрофильмов, и ему казалось, что этот человек так же спокоен и тверд, как скалы, в которых он когда-то построил ракетодром.

С гор тянуло не сильным, но очень холодным ветром. Озеро парило. Вода в нем обогревалась пущенным сорок лет назад ядерным реактором и не замерзала даже в самые суровые морозы. Пар, извиваясь, полз над водой, медленно, нехотя поднимался вверх, образуя прозрачное, сиреневое от света люминесцентных ламп марево. Черная вода плескалась у бетонного парапета, по которому шли два человека.

Старик не замечал ветра. Он даже не поднял воротника меховой куртки. Он прислушивался к плеску воды и улавливал в нем звуки «Богатырской симфонии». Музыка была у него в душе, но ему казалось, что он слышит ее извне, со стороны. Его спутник прятал руки в глубоких карманах куртки и озабоченно посматривал на небо.

Внезапно старик остановился, взглянул на часы. Юноша по-своему понял это и поспешно произнес:

– Да, осталось сорок минут. Надо включить контрольную систему радиопосадки.

Он чувствовал какую-то робость в присутствии старика. Ему хотелось вернуться в ярко освещенное, теплое здание, к пульту управления.

Старик внимательно посмотрел на него и сказал:

– Идите. Я останусь здесь. И вот что… скажите… радиофоны работают?

Юноша улыбнулся:

– Радиофоны? Здесь их нет. Здесь только старинная репродукционная сеть и эти… как их… аппараты магнитной записи.

Старик кивнул головой:

– Именно это я имел в виду. Попробуйте разыскать вторую симфонию Бородина. Я хотел бы послушать… Ну, идите же…

Старик продолжал свой путь вокруг озера. Теперь он шел совсем медленно, часто останавливался. Он сохранил зоркость и хорошо видел в полумраке. За цепью опоясывавших озеро фонарей была темнота, но старик угадывал там крутые скалы, выветрившиеся, изъеденные солнцем и водой. Он видел потерявшие листву деревья, выщербленный временем бетонный парапет, потрескавшийся асфальт дорожек. «Старость, - грустно подумал он. - Здесь все старо. Горы, ракетодром и я». Он видел себя: высокий, худой, слегка ссутулившийся человек с длинными седеющими волосами. «Старость, - повторил он. - Семьдесят два года. А тогда было тридцать два… тридцать два».

Он остановился и долго смотрел на озеро. Он смотрел на клубящийся пар и ни о чем не думал. Мысли ушли куда-то вглубь - смутные, неопределенные, только угадываемые, подобно бегу воды в глубине замерзшего ручья.

Старик был спокоен. Он вообще был очень выдержанным и спокойным человеком. Его считали сухим, черствым еще в молодости. Он обладал ясным, склонным к анализу умом. Для тех, кто его мало знал, это подавляло все остальное. Так раскаленные солнечные пятна кажутся черными - по контрасту с еще более горячей солнечной поверхностью.

Старик вглядывался в дрожащее над озером марево и вспоминал то, что было здесь сорок лет назад. Он попытался представить все последовательно, но не смог: строй мыслей ломался, память упорно выталкивала какие-то незначащие пустяки. Он почему-то очень ясно вспомнил - совершенно ясно, как будто это стояло перед глазами, - шарф, который был на ней в тот вечер. Шарф был пестрый - с красными корабликами, желтыми маяками, синими птицами, - прозрачный, воздушный. «Нет, - подумал он, - это произошло не здесь. Я начал говорить, меня перебили… да, да, главный механик… потом мы вдвоем отошли к скамейке…»

Он спустился с бетонного парапета. Огляделся. Скамейки не было. Но старик знал, что она стояла здесь. Он нагнулся, присел и увидел вмятины в асфальте следы, оставленные ножками скамейки. Улыбнулся, потрогал асфальт. Сквозь трещины пробивалась трава, уже ссохшаяся, желтая.

Он хотел вспомнить слова, сказанные в тот вечер, - и не мог. Он даже не мог припомнить, что она тогда ответила. Он твердо помнил только одно: над ракетодромом звучала «Богатырская симфония». Слова - такие важные и бессмысленные - не запомнились. Осталась музыка. Потом каждый год в этот день они слушали «Богатырскую симфонию». Каждый год - если он был на Земле и если они встречали этот день вместе. Так прошло тридцать шесть лет. Она умерла, и он остался один.

Старик гладил желтую, жесткую траву, пробившую асфальт.

Ты помнишь, ворон, девушку мою?

Как я сейчас хотел бы разрыдаться!

Но это больше невозможно. Стар…

Где-то над головой послышалось шипение, треск. Он поднялся, сердце тревожно билось. Старый репродуктор выдохнул музыку.

Шелест ветра, плеск воды, далекие и непонятные ночные звуки - все растворилось в музыке. Старик неподвижно стоял, глядя в пространство. Он слышал торжественный карт, и, повинуясь мелодии, в памяти мгновенно возникали и так же мгновенно исчезали картины - то раздольные, широкие, буйные, то задумчивые и грустные. Музыка была мягкой, прозрачной, светлой. Она создала между прошлым и настоящим какую-то невидимую, но явственную преграду. Воспоминания постепенно отодвинулись, окрасились в спокойные тона.

Старик закрыл глаза, голова у него кружилась. Музыка накатывалась шумящими волнами, смешивала а водовороте звуков радость и грусть, смывала с души наносное, тяжелое. Старик почувствовал прикосновение к плечу, вздрогнул, обернулся. Перед ним стоял юноша:

– Ракета.

Старик не ответил, и юноша громко повторил:

– Ракета!

Они пошли к озеру. Звенящие аккорды арфы еще дрожали в сыром, морозном воздухе. Ветер усилился. Вода набегала на пологий бетонный парапет и с шумом стекала в черный провал озера.

В небе, над ущельем, возникли две яркие желтые точки, заискрились, стерли окрест лежащие звезды. Ракета быстро снижалась. Ионный двигатель оставлял едва видимый след - слабое, сразу же гаснущее голубоватое мерцание. Вспыхнули, на миг ослепив старика и его спутника, прожекторы, установленные в скалах. Синеватые лучи осветили звездный корабль. С этого момента старик перестал слышать музыку.

Он видел ракету сорок лет назад. С тех пор все изменилось, но ракета осталась такой же, какой была. Желтый свет ее бортовых фар смешивался с синими лучами прожекторов, и продолговатый бескрылый корпус казался зеленым. Блестела ажурная сеть антенн. Отчетливо слышалось потрескивание, сопровождающее работу ионного двигателя.

Это потрескивание вызвало у юноши улыбку. Он много раз видел снимки ракеты, знал ее устройство: она была невелика - шестьдесят метров в длину и три метра в поперечнике - и походила на мощные ядерные звездолеты не больше, чем лодка на корабль. Обтекаемая форма? Он видел в ней только свидетельство того, что ракете нелегко было пробивать земную атмосферу. Тонкие стержни антенн напоминали о заре радиолокации. И, наконец, потрескивание ионного двигателя вместо слитного, звенящего гула ядерных кораблей.

– Какая нелепая конструкция! - сказал он.

– Да, - ответил старик, глядя на ракету, - она запущена очень давно. Но у таких ракет есть преимущество - они успели пройти большой путь. Ядерные звездолеты ушли еще сравнительно недалеко от Земли, а эти… они многое видели.

«В этом преимущество старости, - добавил он мысленно. - Многое пройти, видеть, понимать…»

Ракета повисла в двух метрах над озером. Вода клокотала под дюзами двигателя. Помедлив, ракета вертикально опустилась в воду; по озеру побежали волны. Старик и юноша отошли от края парапета - вода заливала бетон. Потом ракета вынырнула - уже горизонтально - и закачалась на волнах.

– Все! - воскликнул юноша. Он был взволнован, хотя вряд ли смог бы объяснить, что именно его взволновало. - Сейчас должен отделиться робот-разведчик. Уже время…

– Не спешите, - усмехнулся старик. - Это же старая конструкция! Она не умеет торопиться. Двадцатый век.

Над корпусом ракеты поднялась поблескивающая в лучах прожекторов небольшая полусфера, отделилась в воздухе и заскользила над водой. Робот уходил в сторону от места, где стояли люди.

– Что такое? - удивился юноша. - Почему робот не идет к нам?

Старик пожал плечами:

– Это значит, что он опускался на чужую планету.

Юноша не понял. Он смотрел то на старика, то на удаляющийся, похожий на большую черепаху робот.

– Ну и что же? - нетерпеливо спросил он.

– Заражение чужими микроорганизмами, - коротко пояснил старик.

– Но на ракете есть…

– Есть, - перебил старик. - Но ведь это же старая, «нелепая» конструкция. Не очень надежная. Нужна контрольная обработка.

Он помолчал, поднял воротник куртки.

– Мы можем идти, - сказал он, все еще глядя на ракету. - Робот сам придет в монтажный зал.

Юноша чувствовал себя виноватым. Он понимал, что старик мог обидеться на эти слова - «нелепая конструкция». Старик строил ракету, и, сколько бы ни прошло времени, для него она, пожалуй, не была нелепой. Но свойственный юности эгоизм не мог этого принять всерьез. Старое в глазах юноши означало примитивное, нерациональное, нелепое.

– Робот неплохо устроен, - сказал юноша. Ему хотелось как-то загладить свою ошибку. - Этот глайдерный принцип остроумен.

– Вздор! - отрезал старик. - Робот безнадежно устарел.

Старик не был обижен. Он просто не обратил внимания на неосторожно сказанные юношей слова. И сейчас еще, разговаривая, он думал о чем-то своем.

– С роботами пришлось много повозиться, - продолжал он. - Разведка неизвестных планет предъявляла очень жесткие требования. Первые роботы имели гусеничный ход. От них, впрочем, сразу отказались. Роботы проваливались в трещины, падали с крутых склонов… Тогда было много разных проектов-вплоть до самых нелепых. Какой-то болван, например, сконструировал шагающие роботы. Да, не улыбайтесь, именно шагающие. Стальной, похожий на бочонок корпус и три пары металлических суставчатых ног. Это была вопиющая глупость! Первый паровоз тоже имел ноги, но зачем спустя полтора века повторять старые ошибки? Я входил в комиссию, которая испытывала этих жуков. Они вязли в болотах, застревали в лесах, не могли взобраться на отвесную скалу… Потом мы построили роботы-глайдеры. Как этот, на ракете. Компрессоры создавали воздушный подпор, я роботы легко скользили над землей. Нам казалось, что это верх конструктивного изящества. - Он тихо рассмеялся. - А через пять лет появились электрофорные установки, потом гравитационные двигатели…

По узкому металлическому трапу они поднялись в монтажный зал - невысокое здание, прилепившееся к выступу скалы. В зале было пусто. У стен стояли кресла (старик отметил: новые, не те, что были здесь когда-то). В центре зала возвышался пустой стенд. Холодно светили люминесцентные лампы. Старик показал юноше, где включается отопление.

Не снимая куртки, он прошел в угол и сел. Только сейчас юноша увидел, как стар этот человек. И он вдруг понял, ощутил, что старость эта вызвана не годами (старик был крепок), а чем-то иным. Юноша боялся громких слов. Поэтому он не решился заменить слово «старость» другим словом - «мудрость».

– Я принесу кофе, - сказал он.

– Да, пожалуйста, - безразлично ответил старик.

В зале тихо жужжали лампы. Старик думал о том вечере. Тогда на стенде стоял робот, а они, шесть человек, сидели здесь, в креслах. Это была старая традиция - сидеть перед разлукой. И, хотя все они оставались, а улетал только робот, шесть человек молча сидели в этом зале. Их уже нет - тех, кто сидел с ним рядом. Они были смелые люди, умные, дерзкие, отважные, - и хорошие друзья. Теперь их именами названы горные вершины на Меркурии: шесть гор, расположенных рядом, - так, как они когда-то сидели.

Старик не чувствовал грусти. Музыка смыла грусть, и сейчас он просто вспоминал, спокойно, словно перелистывал книгу о чужой, но интересной жизни. Старик понимал, что никогда не вернется сюда. Через несколько дней ему предстояло уйти на новом корабле в дальний рейс - к той звезде, откуда вернулась разведывательная ракета. Он даже догадывался, с чем именно, ракета вернулась. Он мог не прилетать сюда, информацию передали бы по радио. Но он хотел дышать воздухом своей юности - и не жалел, что поступил так. В душе его весь вечер звучала «Богатырская симфония», и он знал, что могучие и светлые звуки будут отныне сопровождать его.

Только очень сильный человек может на склоне лет, не дрогнув, встретиться лицом к лицу с юностью. Такие встречи губят трусов, но дают силу людям мужественным. Старик же имел ясный ум и непреклонную волю.

Юноша принес кофе. Старик снял куртку и молча пил горячий, пахнущий югом напиток. Отхлебывая, он задумчиво смотрел в маленькую чашку: черная жидкость заставила его вспомнить озеро - стартовую площадку ионолетов. Мысли его вернулись к ракете. Он подумал, что на этот раз сведения, добытые роботом, могут оказаться интересными.

– Звезда Ван-Маанена, - пробормотал он. - Что ж, если мои предположения верны…

– Вы что-то сказали? - поспешно спросил юноша. Старик посмотрел на него. В прищуренных глазах под седеющими бровями мелькнула лукавая усмешка:

– Вы любите неожиданности?

– Да! - быстро ответил юноша. В голосе его прозвучал вызов.

«Молодец! - подумал старик. - Хороший парень. Он чем-то похож на…» И старик вспомнил одного из своих давних друзей.

– Сегодня будут неожиданности, - сказал он.

– Если вы знаете это…

– Я знаю, - перебил старик, - но мне неизвестно, какие именно.

Он хотел сказать еще что-то, но не успел: послышалось гудение, и в полуоткрытую дверь боком протиснулась стальная полусфера - робот. Старик отдал юноше пустую чашку. С деловитым гудением робот проскользнул к стенду, опустился точно на середину. Гудение прекратилось.

Два человека молча смотрели на машину, побывавшую на чужой планете. На полированном корпусе робота поблескивали герб, надпись «СССР» и дата отлета.

– Союз Советских Социалистических Республика, - прочел юноша.

– Да, - отозвался старик. - Тогда еще социалистических. Через шесть лет это слово было заменено другим - «коммунистических».

– Это произошло за двенадцать лет до моего рождения, - взволнованно произнес юноша.

Он подошел к металлической черепахе и осторожно притронулся к выпуклому гербу. Потом обошел вокруг робота.

– Что это? - воскликнул он. - Ничего не понимаю! Посмотрите! Здесь надпись…

Старик встал, включил верхний свет. На гладком боку робота было вырезано: «Люди Земли, мы…» Юноша вопросительно смотрел то на Старика, то на надпись. Наконец он не выдержал.

– Это сделали там, - произнес он. Голос его дрогнул. - На планете были разумные существа…

– Разумные? - задумчиво переспросил старик. - Нет, не просто разумные. Они намного умнее нас. И в этом загадка.

– Какая? - нерешительно спросил юноша.

– Они не успели закончить надпись, - думая о своем, сказал старик. - Да, тут углубление - это начало следующего слова.

– Почему же они умнее нас? И какую загадку вы имели в виду? - настойчиво спрашивал юноша. Его удивляло спокойствие старика и раздражала неторопливость, с которой тот осматривал робот. Старик вернулся к креслу.

– Ракета достигла звезды Ван-Маанена, - негромко, словно размышляя вслух, сказал он. - У этой звезды, как мы знаем, единственная планета. Ракета стала на время ее спутником. Сначала наблюдение велось бортовыми приборами, потом вспомогательная ракета опустила вниз робот. По заранее составленной программе робот должен был пробыть на планете пятьдесят часов. Если бы он не вернулся через пятьдесят часов, ракета отправилась бы в обратный путь. Теперь вы понимаете? Эти существа за пятьдесят часов смогли понять устройство робота и по его аппаратуре освоили язык.

– Это невозможно! - воскликнул юноша.

Старик пожал плечами:

– Посмотрите еще раз на надпись. Обратите внимание, что фраза не окончена, но тем не менее составлена из очень аккуратно вырезанных букв. Не забыты даже мельчайшие и, в общем, ненужные детали. Эти существа не знали, что можно упрощать буквы. Они в точности скопировали их с печатающего аппарата робота.

– Но у робота есть и звукофиксирующая система, - сказал юноша. - Почему же… Ага, понимаю! Значит, мы услышим их голоса?

– Нет. - Старик улыбнулся. - Мы услышим голос робота. Звукофиксирующая система не предназначалась для записи внешних звуков. Она отражала только то, что суммировал электронный мозг робота. Поэтому голос должен принадлежать роботу, но слова могут быть подсказаны… ими.

– Вы говорили о какой-то загадке.

– Да. Они умнее нас. У них более старая культура. Может быть, они ушли на тысячи, миллионы лет вперед. Так почему же мы прилетели к ним, а не они к нам? В этом и состоит загадка.

Старик сидел нахохлившись в углу. Юноша нетерпеливо переминался с ноги на ногу. Ему хотелось скорее вскрыть робот, но старик молчал, погруженный в своя мысли, и юноша не решался его беспокоить. Юноша не понимал старика. Зачем нужно размышлять, когда можно просто открыть робот и все узнать? На месте старика он именно так бы и сделал. «Почему он медлит?» - подумал юноша. - Если отгадает, это не будет иметь значения, потому что все равно робот сам скажет. А если ошибется… будет стыдно. Нет, я бы не стал думать!»

Старик думал. Он решал задачу, как шахматист, - на много ходов вперед. Из каждого сделанного им вывода вытекали новые и новые следствия, логические построения становились сложными и извилистыми. Потом все сразу упростилось. Он нащупал верный путь - и мысли рванулись вперед.

– Они прилетят к нам! - воскликнул старик, вскочив и оттолкнув кресло. Наверное, они уже летят!

Юноша растерянно смотрел на старика. Юноша знал, что палеонтологи могут по одной найденной кости восстановить облик давно вымершего животного, но он не ожидал, что с такой уверенностью по одному факту можно прийти к столь далеким и неожиданным выводам.

– Лупу! - приказал старик, подходя к роботу. Юноша замешкался, и старик недовольно повторил:

– Я сказал - лупу! Ну, живее!

Лупу отыскали в одном из ящиков вделанного в стену шкафа. Старик внимательно осмотрел полированную поверхность робота.

– Отлично сделано! - одобрительно прошептал он. - Металл почти не успел размягчиться.

Он бросил лупу на кресло и быстро прошелся из угла в угол. Юношу удивила походка старика - легкая, упругая, молодая.

– Вскройте робот, - распорядился старик, вернувшись к креслу.

Он сидел, играя лупой и улыбаясь. Юноша долго возился с крышкой робота. Наконец, щелкнув, крышка приподнялась.

– Посмотрите, сняты ли внутренние пломбы, - сказал старик.

– Пломб нет!

– Ага, - удовлетворенно кивнул старик, - значит, они полностью разбирали робот. - Он пожевал губами. - И нет никаких следов огня?

– Огня? - удивленно переспросил юноша, - Нет, конечно, нет. А почему?

– А потому, - четко, раздельно сказал старик, - что этот робот был в мире из антивещества. Да, да, не перебивайте! Звезда Ван-Маанена, ее единственная планета, существа, населяющие эту планету, - все из антивещества. Те же атомы, те же молекулы, но вместо электронов - позитроны, вместо протонов, нейтронов, мезонов - антипротоны, антинейтроны, антимезоны.

– Робот бы взорвался, встретив антивещество, - возразил юноша. - Вещество и антивещество аннигилируют, превращаясь в энергию.

Старик усмехнулся.

– Вы неплохо знаете азы физики, - ехидно сказал он. - Однако вы забыли аксиомы философии. Развитие никогда не останавливается. Существа, живущие на этой планете, прошли больший путь, чем мы. Они научились-правда, совсем недавно - предотвращать взрывы при соприкосновении тел из вещества и антивещества.

– Недавно? - переспросил юноша.

– Да, недавно, - твердо повторил старик. - Именно поэтому они не могли прилететь на Землю раньше.

Юношу била нервная дрожь. Он с трепетом смотрел на старика - тот представлялся ему ясновидцем.

– Включите звукофиксирующую аппаратуру, - сказал старик.

Юноша нажал кнопку. Тотчас же послышалось негромкое шипение. Четкий, но абсолютно невыразительный голос произнес: «Включены приборы. Вспомогательная ракета отделилась от ионолета и идет в атмосферу планеты. Снаружи наблюдается повышенная концентрация позитронов…»

Голос умолк. Едва слышно шуршала лента магнитофона. Пот