КулЛиб электронная библиотека 

В теле дрища в военной школе аристо [Андрей Борзов ] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



В теле дрища в военной школе аристо

Глава 1

— Ах ты тварь!

Я получил удар по затылку и чуть не захлебнулся в луже. Во рту был привкус крови и грязной воды, я приподнял голову. В свете ночных фонарей надо мной возвышался высокий широкоплечий брюнет. Его длинные чёрные волосы были собраны в тугой хвост. На нём была одежда странного кроя. Защитный комбинезон. В голове всплыло необычное название одежды. Это… это… Бритва вспомнил я прозвище незнакомца — моего хозяина. Именно так он требовал себя называть.

Мысленно я запротестовал, что не знаю этого человека. У меня нет никакого хозяина! Я Карающий Молот императора! И даже сам император выражал мне больше почтения!

Были странные ощущения в теле: будто его нет, будто я усох и тело стало меньше. Начал приподниматься из лужи на руках. В груди всё сжалось, у меня были не руки, а ручонки толщиной с мой прежний палец. Поднимался я слишком медленно, будто сил у меня тоже не было.

«Приснится же такое», — подумал я.

Во сне движения обычно заторможенные. Сделал логичный вывод, о том, что спал. Но даже во сне я не мог позволить такого!

— Я Карающий…

Удар по лицу грязным сапогом — заставил меня замолчать, а удар по затылку — снова ощутить вкус крови и грязной воды.

Я снова приподнял голову. В свете фонарей разглядел яростное испещрённое шрамами лицо Бритвы, он тряс небольшой карточкой перед моим носом. Пластиковая карта — устаревшее средство оплаты, часто используется в нелегальном обороте денежных средств. От незнакомых понятий голова пошла кругом.

— Думал я транзакции не отслеживаю дрищёныш?!

Я пытался проснуться, но у меня не получалось. Стало закрадываться нехорошее предчувствие, что я не сплю.

Но я это не я!

Голову разорвало от потока новых знаний. Осознал себя в теле тощего подростка, работающем на паперти.

«Но где же тогда моя миска для подаяний»? — Мысленно возразил себе.

Память услужливо подсказала, что миски нет и быть не могло, так как материальные деньги давно не входу.

От того, что денег нет, в привычном понимании, впал в ступор. Миску для подаяний заменяла ламинированная карточка со специальным кодом в виде квадрата состоящего из более маленьких чёрно-белых квадратиков. Носил я её на шее, как и остальные попрошайки. С этой карточкой я с жалостливым лицом ходил за прохожими, часто пуская слезу. Старался избегать благородных, так как среди них часто встречались модификанты, а особенно избегал одарённых магической силой, те убить могли и даже не заметить.

«Что это за бред!» — Подумал я, и попытался ухватиться за последнее воспоминание. Я возлежал на ложе с девой после императорского пира, до этого было сражение. Мы славно бились. И… И эти воспоминания меркли, их вытесняли новые.

Я был в трущобах техно-магического мира, в городе Старая Кострома. Сейчас был 2150 год по местному летоисчислению. Я сирота, так как, вероятнее всего, вся моя семья погибла во время кровопролитной межпланетной войны между союзом государств Земли и дальними космическими колониями, которая закончилась несколько лет назад. Точнее она не закончилась. Ни одна из сторон не капитулировала, и мир балансировал на шатких договорённостях. Война не прошла бесследно, изменённые животные и мутанты населяли планету, люди жили в городах. Окраины населяли нищие простолюдины, в средней части простолюдины, работающие на благородных, а центральные районы городов занимала элита, управляющая этим миром. Я работал попрошайкой и не видел ничего дальше, чем окраина среднего города. Мне надоела такая жизнь, и сегодня я решил сбежать, предварительно ограбив своего работодателя.

Человек, возвышающийся надо мной, был раза в четыре крупнее меня. Это не укладывалось в голове, ибо не было в империи никого выше и шире в плечах чем я. Я теперь был не тот! Империя другая! Да и мир другой!

— Ну, давай плач. Моли о пощаде. — Полоска металла блеснула в руке нависшего надо мной человека. — Знаешь, почему меня называют Бритва?

— Догадываюсь. — Спокойно ответил я, борясь с инстинктами тела: оно хотело плакать, унижаться, лизать сапоги, чтобы спасти свою шкуру.

— Я тебе продемонстрирую.

Бритва пинком перевернул меня на спину и встал одной ногой мне на грудь. Его ухмыляющееся лицо подсветил уличный фонарь. Воздух вышел из лёгких, и я не мог больше вдохнуть. Тощими пальцами пытался убрать сапог, но с нынешними моими силами это было невозможно.

Мне обожгло шею и спустя мгновение Бритва держал между пальцев табличку с кодом для подаяний. Я даже не успел проследить за его движением, он орудовал кинжалом или что там у него было в руке, подобно ассасину из Ордена Теней из моего прошлого мира. О, как же я ненавидел этих скользких типов, которые не в честном бою, а используя грязные приёмы, убивают свои жертвы.

В голове мелькнула мысль, что Бритва — незаконный модификант. Бритва точно не благородный и не состоял в регулярных войсках, а значит, не имел право изменять своё тело. Но он же никогда не демонстрировал свои способности. Или те, кому он их демонстрировал, после этого не выживали. Голова снова пошла кругом от новых знаний и нехватки кислорода. От мысли, что всё вокруг состоит из маленьких частичек и воздух, который я так хочу вдохнуть это смесь разнообразных газов, в состав которых и входил кислород, а кислород это химический элемент и всё это я узнал в Галасети, коротая вечера со стареньким смартфоном возле костра в старой котельной, где и проживал с подобными мне попрошайками. Память старого владельца тела наполняла мою голову.

Я очень хотел вдохнуть, но не мог убрать ногу Бритвы со своей груди. В голове бешено крутились мысли. Этот мир очень похож на мой прежний. Здесь правят деньги сила и власть. В прежнем мире у меня было всё перечисленное. Даже были люди, которые подбивали меня на военный переворот, они считали, что из меня был бы более достойный император. Мне не хватало изворотливости, и я был слишком прямолинейный и порядочный, говорили они.

— Честный бой. — Сквозь зубы, исторгая из себя последние выдохи, прохрипел я.

Нога исчезла с моей груди, я жадно вдохнул. От притока этого самого кислорода закружилась голова.

Мои щёки обожгло от многочисленных ударов.

— Ты что бредишь? Сюда смотри. — Глаза Бритвы блестели от предвкушения, как и острая полоска металла, направленная на меня.

— Я те-бя у-бью ничтожество. — По слогам проговорил я.

Всегда я открыто говорил заклятым врагам в лицо, что их ждёт, но человек возвышавшийся надо мной не знал, что такое честь. В голове забилась мысль, что я уже не тот. Для меня теперь всё изменилось!

Моё тело от такого моего пафосного заявления инстинктивно захотело уползти, а Бритва неистово расхохотался.

— Ну ты меня и насмешил. — Он снова поставил на меня ногу. — Я ведь добрый в глубине души. Хотя может и слишком глубоко. Не хотел тебя сильно мучить. Хотел просто убить. Я не люблю, когда мне дерзят, а теперь тебя ждёт очень страшная смерть.

Я попытался закрыть руками жизненно важные места на теле, но спустя несколько мгновений Бритва многочисленными движениями за которым я не смог даже проследить исполосовал меня. Пинком перевернул меня на живот и повторил процедуру на спине.

То, что сейчас происходило, трудно назвать честным поединком. Даже в моём прежнем мире, а он был весьма суров происходящее сочли бы беззаконием и самоуправством. Местные стражи, а в этом мире их называли полицейские или силы правопорядка, неблагонадёжные районы посещали редко. А мы находились как раз в таком, с говорящим неофициальным названием «Гнилая клоака».

Поэтому Бритва не таясь, за ногу оттащил меня к металлическому люку, открыл его.

Из канализации пахнуло нечистотами. Бритва сорвал с меня лоскут окровавленной одежды и бросил вниз. Из смердящего отверстия донёсся противный скрежет когтей, а затем мерзкий писк.

За ворот лоскутов, что осталось вместо куртки, Бритва поднял меня, так что наши глаза оказались на одном уровне.

Сквозь слипшиеся от крови веки я увидел улыбающегося бывшего работодателя. Враги из моего прежнего мира вызывали меньше неприязни. Даже мерзкие ассасины из Ордена Теней теперь вызывали меньшее отвращение, чем этот урод.

— Я тебя убью собственными руками. — Медленно проговорил я.

Очень хотел придушить гада, но мои руки висели плетьми, скорее всего, Бритва перерезал мне сухожилия.

— Ай какой хитрый. Хочешь меня спровоцировать, чтобы я тебя добил? А знаешь я буду сегодня не только добрым, но ещё и щедрым.

Видел я плохо, но смог проследить, что держа меня на вытянутой руке, Бритва убрал свой режущий инструмент и свободной рукой достал что-то из кармана.

Я почувствовал укол в плечо.

— Видишь! Даже стимулятор на тебя не жалко. Это чтобы ты не отрубился сразу и наслаждался процессом дольше.

Несколько мгновений падения.

Темнота.

Болезненный удар.


Глава 2

Я ударился головой, но не вырубился. Уверен, что сознание помог сохранить стимулятор, который вколол в меня Бритва.

Хотя лучше я бы лишился чувств, и не видел этого позора: меня грызли крысы, и я даже не мог принять бой. Меня лишили возможности воина — погибнуть с честью в бою. Меня подобно отбросам кинули в отхожее место.

Незнакомое чувство беспомощности просто разрывало изнутри.

Я катался по полу, тряс ногами, пытался смахнуть с себя мохнатых тварей. О, как же я хотел, чтобы мои руки снова двигались, чтобы передушить грызущих меня крыс, а потом добраться до Бритвы и его тоже придушить.

Мне было больно.

Меня кусали и грызли.

Ещё немного и я умру как последний отброс.

Если умру здесь, то может я вернусь своё тело? На краткий миг я расслабился, приготовился умереть. И от этой мысли меня разобрало гневом.

Никогда я ещё не был готов сдаться!

Ярость.

Крысы грызли меня.

Изо всех сил напрягся, посмотрел наверх и заорал.

На фоне ночного неба, в свете уличного фонаря, я увидел довольное лицо. Я был уверен, что Бритва думает, что сломал меня. Но я кричал не от отчаяния, это был призыв на последний смертный бой.

Я стал кататься ещё рьяней, давить и грызть зубами мелких тварей.

Низ моего живота раскалился будто печка.

Меня оглушил протяжный вой. В памяти всплыло, что такой сигнал дают в опасных для жителей города ситуациях. Перевернувшись на спину, увидел, что Бритва исчез, а небо расчертили лучи прожекторов.

Поймал себя на мысли, что мой бой с крысами очень затянулся, эти твари должны были уже давно загрызть меня.

И тут понял, что крысы грызут меня, а моё тело восстанавливается. В воспоминаниях прежнего владельца тела всплыло, что у меня, была неконтролируемая инициация магии и теперь я дикий одарённый, а их обычно уничтожают.

Отогнал эти мысли и продолжил убивать крыс. Осознал, что как то умудрился снизить чувствительность своего тела. Крысы были очень голодные и им не хватало трупов крыс убитых мной, чтобы утолить свой голод, и они с остервенением продолжали лезть на меня.

Уже давно стихла сирена. Я не мог пошевелиться в этом кишащем от крыс клубке. У меня возникло ощущение, что, даже став диким магом способным восстанавливать своё тело, я задохнусь, погребённый под кишащим грызущим меня ковром, от нехватки воздуха.

Почувствовал, что мой живот снова раскалился. Спустя мгновение снова завыла сирена.

Это что, было опять из-за меня? В первый раз я получил силу, когда мой живот раскалился.

А сейчас, что? Я стал ещё сильнее?

Попробовал контролировать процесс восстановления тела, но так и не понял, как я это делаю.

Вокруг стало свободнее. Вытянул руку и ощутил, что меня снова грызут.

Убрал руку и понял, что сил моих совсем не осталось, и скоро я потеряю сознание.

Из последних сил продолжал держаться, но всё померкло перед глазами.

***
От противного скрежета открыл глаза. Обнаружил себя в кратере из иссохших трупов крыс. Раньше я видел многое, но такое видел впервые. Осмотрелся. Свет исходил от люка, в шагах тридцати от меня. Я же находился в углу помещения в пятьдесят шагов по длинной стороне. Здесь было полно металлических труб. Из зарешеченного с двух сторон водостока, что пересекал помещение шёл неприятный смрад. Хорошо, что во время боя с крысами я туда не свалился, а то мог и захлебнуться нечистотами. Возле меня была дыра в стене оттуда на меня смотрело несколько пар чёрных глаз пуговок, но крысы не решались ко мне подходить.

— Эй! дрищёнышь. Неужели это ты стал диким магом? — От люка раздался голос Бритвы. — Представляешь! Когда доблестные силы правопорядка сместили свои поиски к моему району, а точнее к его конкретной части — водостокам, то я сразу подумал о тебе. Ведь сегодня ночью в округе ничего интересного больше не происходило. Я точно знаю, ведь без моего разрешения здесь даже мышь пёрнуть не смеет.

Тело своевольно дёрнулось в сторону крысиного лаза, несмотря на находящихся в нём живых крыс.

— Да не может он стать диким магом. Простите Хозяин я не прав. Всё может быть.

Вниз спустился трос, и я позволил телу на рефлексах стремительно спрятаться в крысином лазе. Находившиеся в нём твари оскалились и попятились от меня. Я углубился на несколько шагов и замер. Света было очень мало, лишь тонкая полоска рассекала мрак, но и так заметил, что крысы не убежали далеко, будто выжидали моей слабости, чтобы снова накинуться на меня.

— Ни хрена себе, что это за хрень?! — кто-то очень сильно удивился.

Возле дыры раздался топот нескольких человек, затем тихие одиночные щелчки и более сложный, состоящий из нескольких. Память тела подсказала, что это предохранители оружия и среди них есть кинетическое с затвором.

— Был дрищёныш, а стал крысёныш. — Голос Бритвы раздался совсем рядом.

— А может Королём крыс?

Говоривший замолчал. Наступила абсолютная тишина. Мне показалось, что даже крысы рядом со мной притихли.

— Простите Хозяин. Вы главный здесь и вся Клоака принадлежит только вам. П-простите хозяин здесь только вы король.

Я приготовился драться, но моё тело инстинктивно сжалось. У меня даже перестало биться сердце. Оно действительно перестало биться или билось так неспешно, что я этого не чувствовал. Меня колотила дрожь. Мне казалось, что моё тело может действовать самостоятельно или принимать несвойственные для меня решения. Я понимал, что со мной случился неординарный случай. Я в другом мире и в другом теле. Прислушался к своим желаниям, а точнее к желаниям тела, оно хотело убежать или сильно затаиться. И я чувствовал это. Долгая ночь, проведённая с крысами, немного изменила меня. Так что я поддерживал инициативу тела и затаился.

— Лэйла, есть чего? — раздался довольный голос Бритвы. Лесть ему явно понравилась.

— Детектор жизни показывает только множество скоплений крыс.

От бархатного голоса пошли мурашки. В памяти возникла жгучая брюнетка из свиты Бритвы. Хозяин этого жалкого тела не раз представлял эту красотку в обтягивающем чёрном комбинезоне в своих влажных фантазиях. В памяти так и всплывали соблазнительные картинки: красивое правильное лицо, глаза янтарного цвета, пухлые губы, стройная миниатюрная фигура, шикарная грудь, не менее шикарная задница. Затем всплыли воспоминания, как хозяин этого тела самоудовлетворялся думая о ней. Мне в моём прошлом мире не нужно было заниматься подобным, девушки и женщины сами были не прочь провести со мной время, отдавшись плотским утехам.

— Хозяин. — Лэйла продолжила почти шёпотом, но я всё равно услышал. — Надо быстрее действовать, а то скоро здесь будет не протолкнуться от полицейских, отрядов под командованием благородных и ищеек корпораций.

— Эй, дрищёныш, вылезай! — Бритва со всей силы крикнул в дыру. — Знаешь, я буду сегодня добрым и поиграю по твоим правилам. Как ты там говорил? Выходи на честный бой!

Внутри начало разгораться предвкушение битвы, но моё тело инстинктивно захотело уползти глубже в крысиный лаз. Так я и замер на месте, раздираемый противоречивыми желаниями. Надо, будет что-то сделать с этими инстинктами. Крысиный лаз был очень узкий, преследовать меня в нём не смогут.

«Только если собаки», — подумал я, но память бывшего владельца подсказала, что для этих целей сейчас используют дронов. Поднеся к узкой полосе света свои тощие ручонки, я удивился: шрамы от порезов Бритвы и укусов крыс затянулись, и на вид им было лет десять. Руки были очень тонкие и немощные — это будет не честный бой, а избиение моего жалкого тела. С такими силами только и прятаться по крысиным лазам, а чтобы победить, нужно бить со спины. Мне придётся очень поработать над своим новым телом. Посмотрел вниз и выдохнул с облегчением. Ладно, хоть этим местом я мог гордиться.

— Простите босс, но если вы хотите наладить контакт, то оскорблять не нужно. Он мог уползти уже далеко. А вот если свернуть этот кусок пластика, то получится отличный рупор.

— Правда, что ли?! — Воскликнул Бритва удивлённо. — Оскорблять не нужно и ещё там, какой то рупор получится.

— Простите хозяин извините хозяин вы правы я молчу. — Кто-то затараторил на одном дыхании, не разделяя слова на предложения.

— Я до сих пор тебя не убил лишь только потому, что ты почти такой же умный, как и я. А свежий взгляд со стороны иногда бывает полезным.

— Простите хозяин Бритва.

Раздались глухие звуки, будто кого-то по-дружески похлопали по плечу.

— Знаешь, а я ведь добрый в глубине души. Ты не так давно в моей команде и ещё не знаешь, что я могу быть не только добрым, но и отзывчивым.

От того какая возникла тишина, все знали, каким Бритва бывает добрым, а особенно отзывчивым.

— Я тебе позволю проявить себя. На вот, возьми, как ты там сказал «рупор». Ты ведь умный. Бывший инженер Новатеха, и знаешь, что нам всем нужно делать.

— Простите хозяин. Я больше не буду хозяин.

— На, возьми эту штуку и заставь дрищёныша выползти. — Тихо сказал Бритва.

Но даже меня пробрала дрожь от его голоса, точнее это рефлексы этого жалкого тощего тела.

— Лэйла мониторь проявление жизни. Вдруг дрищёныш подползёт ближе. — Совсем тихо продолжил Бритва. — Ты договорилась с Новатехом?

— Да, эти жмоты из корпорации готовы платить за живых или мёртвых. Они очень просили поймать хотя бы одного дикого мага живым, но готовы платить даже за отдельные части тел. — Тихо ответила Лэйла.

— А ты чего уши развесил? — Шёпотом прорычал Бритва. — Давай уже. Зови.

— Эй, парень! Мы тебе не враги! Пойми, у тебя нет выхода! Мы можем тебе помочь!

С каждым предложение голос бывшего инженера становился более громким. Кричал инженер в самодельный рупор. Я медленно, очень медленно прикрыл свои уши руками.

— Как дикий одарённый ты подлежишь обязательной ликвидации! Я не знаю, почему именно так!..

Голос бывшего инженера дрогнул на этих словах, и он сделал небольшую паузу. Как бывший инженер, то есть учёный отчасти он видимо знал, почему дикие маги подлежат устранению, но не хотел об этом говорить. Дальше инженер прокашлялся, чтобы скрыть свою заминку и продолжил кричать:

— Только мы тебе можем помочь! Мы узнали, что был ещё один всплеск силы! Значит, где то рядом может находиться ещё дикий маг! Он опасен! Мы можем защитить тебя от него! Хозяин знает серьёзных людей! Наш Хозяин — хозяин всей Клоаки, ты знаешь, каких он знает людей! Если станешь магом, то сможешь работать на них! Пойми парень, у тебя нет выхода! Как незаконный дикий маг ты подлежишь обязательной ликвидации!

После пяти минут уговоров бывший инженер Новатеха сорвал голос и замолчал.

— Лэйла, есть чего? — раздался тихий шёпот Бритвы.

— Ничего нет. Только крысы.

Вскрик. Затем раздался звук, будто мешок упал. Что-то с глухими ударами покатилось по полу.

— Ничего не поделаешь. Хоть это и очень затратно. — Вздохнул с сожалением Бритва, а затем скомандовал. — Подготовить поисковых дронов.

— Хозяин, простите хозяин, но вы только что обезглавили нашего инженера.

— Найти, кем его заменить.

— Да Хозяин. Будет исполнено Хозяин.

Раздался топот. Несколько человек отправились искать нового инженера.

— Хозяин, район почти оцеплен. — Голос Лэйлы нарушил тишину. — Спецотряд модификантов и императорские войска на подходе. Также замечены кортежи нескольких родов благородных и машины спецподразделений корпораций. От силы у нас есть пять минут. Хорошо, что не отправили поисковых дронов, они бы не успели вернуться.

Раздался глухой удар, будто кого-то со всей силы пнули.

— Вот видишь! Я не только умный и добрый, а ещё я везучий. Если бы я тебя не убил, то точно приказал тебе отправить моих безумно дорогих дронов. — Бритва выдержал паузу и скомандовал. — Труп убрать и зачистить тут всё, чтобы не осталось наших кусочков. Наших.

— Следов ДНК. Простите Хозяин. Всё сделаем, Хозяин.

Наверху сильно засуетились.

— Хозяин, очистные сооружения, через которые проходит канализация, перекрыты. — Раздался голос Лэйлы. — Мы можем начать поисковую операцию через старую линию метро, там тоже есть несколько входов.

— Хорошо.

— Хозяин, время.

— Уходим.

Люк захлопнулся, и небольшая полоска света исчезла. Всё погрузилось в кромешную тьму.

Сердце бешено заколотилось, и у меня возник вопрос. На что рассчитывал бывший владелец этого тщедушного тела, пытаясь ограбить Бритву?

Теперь я владелец этого тела. И попав в него и этот странный мир, я потерял всю силу, власть и немалые богатства. Пополз глубже в крысиную нору, планируя как, я всё это буду возвращать.

Глава 3

Крысиный лаз вывел меня на теплотрассу. Здесь вдоль стен узкого тоннеля тянулось множество труб, и было слабое техническое освещение, которое включалось, когда я проходил мимо.

Как подсказала мне память бывшего владельца тела — это датчики движения. Очень удобное изобретение. Крыс здесь было ещё больше, они лежали на трубах, под трубами, были везде, но когда я приближался, они убегали.

Крысы за ночь обглодали на мне не только остатки одежды, но они ботинки. Передвигаться приходилось босиком и полностью голым. Нагота меня не смущала, но острая бетонная крошка и мусор доставляли неудобства при ходьбе.

Моё новое тело очень быстро уставало и мне захотелось его тренировать как можно быстрее. Но сначала нужно было уйти от погони, найти кров, еду, воду и средства для существования.

У бывшего владельца тела был план побега. Он подготовил схрон со всем необходимым. У меня была хорошая зрительная память, а также имелись начальные знания в картографии. Выудив из памяти прежнего владельца тела карту местности. Когда он готовился к побегу, то часто её рассматривал. Сопоставил место куда меня скинул Бритва с картой, определил своё примерное местоположение. Теперь я знал куда мне нужно идти. С досадой понял, что схрон бывший владелец тела сделал именно в старой заброшенной ветке метро. Туда было несколько входов.

«И как только он не побоялся», — подумал я. Ведь в глубине таких коммуникаций водились непростые крысы, а их более крупные изменённые собратья. Но больше меня огорчало, то что поисковую операцию Бритва хотел начать именно со старой ветки метро.

Остановился и задумался, — «Может плюнуть и не ходить в схрон»?

Нет, без документов, а тем более без смартфона, как я понял в этом мире тяжело.

Чувство что меня преследуют, тяготило и я ускорился.

У меня так и не получалось выудить из памяти прежнего владельца тела его имя. Бритва подобрал его на улице ещё мальчишкой, он ничего не помнил и умирал с голоду. Бритва, называл бывшего владельца тела дрищёнышем, костяшкой, скелетом. Никаких сыновьих чувств за спасение, бывший владелец тела к Бритве не испытывал, а я тем более.

Тоннель расширился, трубы теперь шли с одной стороны, а с другой стали появляться запертые двери, но одна была открыта. Я зашёл в небольшое помещение, здесь тоже включился свет, и не выключался сразу, видимо, здесь было больше этих датчиков или они были настроены по-другому. В комнатке был металлический стол с тисками. Инструмента никакого не было, видимо рабочие обслуживающие теплотрассу приносили его с собой. В углу я нашёл обрывки тряпок. Сделал себе нехитрую набедренную повязку, а затем присел на пол, чтобы обмотать ноги. Когда закончил, то увидел в противоположном углу приставленную к стене кувалду.

Моё сердце защемило. Я вспомнил Крушителя — это был мой именной молот. Прощай мой верный друг. Поддавшись ностальгии, подошёл к кувалде. Попробовал поднять, и не смог. Направить энергию или что там у меня было в мышцы, но тоже безрезультатно.

Мне приглянулась рукоять от кувалды и если её вытащить, то могло получиться хоть какое-то оружие. Волоком оттащил кувалду к тискам. Ширина бойка у кувалды была с толщину руки взрослого мужчины. Я с трудом открутил губки тисков на нужную ширину. Но оказалось, что делал я это всё зря, потому что не смог поднять кувалду на стол. Оттащил кувалду к выходу, прижал её дверью, и переломил почти у самого бойка.

В руке остался острый обломок. Жаль не развести костёр, можно было бы обжечь конец, получилось бы не копьё, но вполне короткий дротик. Хотя в моих руках этот обломок смотрелся, как полноценное копьё. Позже подберу себе что-нибудь дистанционное. В мыслях стали возникать образцы местного оружия. Бывший владелец тела, как будущий мужчина мечтал об оружии. Чаще всего мелькали образы известной корпорации Армада, как более доступные в империи: энергетическое, газовое, кинетическое с пороховыми патронами, современные игломёты в которых можно было подобрать токсины и яды под конкретную задачу.

Надо было поторапливаться, но я всё больше ощущал двойственность сознания и от этого голова шла кругом. Схватился за стену. Мне нужно было немного посидеть и осмыслить себя. Возникло чувство, что ещё чуть-чуть и мою крышу сорвало бы окончательно. Попытался прикрыть дверь, но она не закрылась плотно, её перекосило, когда отламывал рукоять кувалды. Прикрыл её как смог, и держась за стену пошёл в дальний от входа угол. Больно ударился об острый край окованного железом стола. Прислонился к стене. Стол прикрывал меня от входа, и это немного успокаивало. Постарался сосредоточился на своих воспоминаниях и на воспоминаниях прежнего владельца тела. Два потока образов хлынули на меня.


***
Темнота. Я открыл глаза, пошевелился. Тусклый свет ослепил меня. Проморгавшись, я обнаружил вокруг себя огромное полукольцо из иссохших крыс. Это полукольцо было высотой по крышку стола. И прилегало со стороны торца, где располагались тиски. Отойдя от шока, что меня могли опять съесть, с сожалением посмотрел на эту гору дохлых грызунов. Эх, если бы они были здесь до того как я сломал кувалду, то по их трупам я бы волоком затащил кувалду на стол.

Я что опять отключился и крысы подумали, что я сдох? Снова решили меня съесть? Надо быть осторожнее, из воспоминаний прошлого владельца тела я знал, что здесь водились крысы намного крупнее.

Одна крыса ещё шевелилась, и пыталась меня грызть. Она уже почти умерла и едва дёргала челюстями. Из моего тела в тельце крысы тянулись небольшие жгутики и втягивали через них жизненную силу. Этих жгутиков я не видел, но отчётливо ощущал каким то непонятным чувством, что в меня именно перетекает энергия. Странная покалывающее что-то наполняло меня. Видимо это и была магическая энергия. Интересно она могла восстанавливаться сама по себе? Или чтобы быть магом мне придётся лазить по канализациям.

Кожа была почти гладкая. Рубцов от порезов и укусов почти не осталось. Обломком рукояти от кувалды я добил крысу.

Очень сильно хотел есть и пить.

Понял, что сильно изменился. У меня не было такого сильного чувства двойственности сознания. Воспоминания, навыки и амбиции сильного воина из прошлого мира померкли, они были будто в тумане, будто это было в моей прошлой жизни. По сути, это так и было. Навыки бывшего владельца тела тоже раскрылись передо мной не полностью. С моими нынешними силами я отметил такое умения, как лицедейство. Бывший владелец тела часами отрабатывал жалостливое лицо перед зеркалом.

Как я вообще мог подумать, что мне могло пригодиться умение делать жалостливое лицо. Я должен был вернуть свою личность.

И я её верну!

«Я Карающий Молот»! — Посмотрел на свои тощие руки, постучался головой о стену, стараясь выбить трусливую часть личности из себя. После непродолжительных попыток схватился за голову. Что ещё умел прошлый владелец тела? Было одно умение. Именно обучившись этому, прежний владелец тела задумал бежать. На своём стареньком смартфоне в свободное время он увлёкся программированием, а именно хакингом и взломом сетей. Он даже смог с помощью этих навыков сделать себе поддельные документы и обокрал Бритву. Если Бритва и вернул себе деньги, то в схроне, который бывший владелец тела подготовил, меня ждали поддельный документы. Я понимал, насколько большую ценность из себя представляют именно документы. Не менее ценным был смартфон, ну и еда с водой.

Мне нужно было срочно попасть в моё убежище!

Ощущение, что время уходит давило. Стали закрадываться чувства, что вот сейчас из-за угла выскочит Бритва или чей-то поисковый дрон, а может даже и боевой. Ведь правительственные войска прибыли уничтожать дикого мага, то есть меня. А может вторая сирена была вовсе не из-за меня, и сейчас по канализациям бегал другой дикий маг, а он мог оказаться не таким хорошим как я.

Задача казалась сложной, но выполнимой. Мне всего лишь нужно было как то миновать Бритву с его командой и все остальные поисковые отряды.

Сжав острый обломок рукояти, я выдвинулся в сторону убежища.

Глава 4

В этом теле я научился испытывать страх и ужас.

Из последних сил я убегал от стаи крыс. Нет, это была не стая, а настоящая свора крыс переростков размером с крупных собак.

Решил, что обязательно найду способ вернуть своё бесстрашие.

В левую.

В правую.

В левую.

В правую.

Попеременно я направлял свою живительную энергию в ноги. От этого я не становился быстрее или сильнее. Я мог поддерживать самую высокую скорость, на которую был способен.

Несколько раз я хотел бросить обломок рукояти кувалды, но не решался это сделать: наличие хоть какого-то оружия успокаивало.

Я теперь понимал, почему я прежний сделал схрон у самого края старой ветки метро. Никто в здравом уме сюда не сунется.

К сожалению, вход через узкий лаз, в который я попал через теплотрассы выходил на середину линии, а здесь уже водились эти жуткие твари. Вернуться к тому проходу, через который сюда попал, я уже не мог, так как отдалился от него довольно далеко. Возможно единственный шанс спастись — это добежать до станции.

Бежал я по узкому тоннелю вдоль рельсов и вспоминал карту. Ближайшая станция метро — Подлипаева уже находилась примерно в полукилометре от меня.

В очередной раз подумал, что это будут очень тяжёлые полкилометра, ведь моя энергия не безгранична, а я уже пробежал примерно пять километров. Так я думал каждый раз, отмеряя очередной километр. В сердце зарождалась надежда. Уже осталось меньше километра. А там была станция, где у меня мог бы появиться шанс укрыться.

В левую.

В правую

Снова подавил в себе желание бросить обломок рукояти, и вцепился в него мёртвой хваткой.

Я не оглядывался, чтобы не терять драгоценные секунды. Обмотки с моих ног уже давно слетели. Мне удалось снизить чувствительность стоп. Также своей волей я научился немного уплотнять энергию. Теперь, при каждом размашистом шаге кожа на стопах выдерживала удары об каменистую отсыпку вокруг шпал. Мне даже казалось что я бегу почти бесшумно.

Хотел развивать своё тело и совершенствоваться. И вот я много уже добился. Всё благодаря стрессовым ситуациям. Но вот мне хотелось сделать небольшую паузу в таком самосовершенствовании.

Впереди меня могла ждать засада или военные или… Да мне было всё равно кто мог меня ждать впереди. Эти гигантские крысы обглодали бы меня за несколько секунд. И никакая регенерация бы меня не спасла.

Несмотря на то, что линия была заброшена здесь горел технический свет. Может, проводили какие-то работы или включили специально для моих поисков. Тех, кто это сделал я уже несколько раз отблагодарил и даже в слух. Иначе бы меня давно бы съели.

Огромные крысы бежали за мной тоже почти бесшумно и от этого становилось ещё страшнее. Хотя я уже об этом говорил, но повторю в этом теле, я научился бояться.

Вот она! Впереди! Я увидел край перрона. Там возможно есть где укрыться.

Вихрем влетаю на каменную платформу и…

… И налетаю на группу вооружённых людей.

Ближайший ко мне неестественно резко поворачивает ко мне голову.

Модификант!

Так вот модификантов, а тем более модификантов с пушками теперь я тоже боюсь. У меня всё сжалось внутри. Военный модификант начал также резко поворачивать на меня оружие, а я со всей набранной скоростью поднял руку с обломком рукоятки и воткнул ему в глаз. И всем своим телом врезался в заваливающегося на спину модификанта. Сзади я получил сильнейший удар в спину. Я и модификант с рукояткой от кувалды в глазнице покатились по перрону. Кожу между лопаток содрало о каменный пол. Спиной на меня сверху свалился модификант и сильно меня придавил.

Раздались выстрелы и отборная многоэтажная брань. Но спустя несколько мгновений выстрелы стихли.

Меня придавило ещё сильнее. Мне показалось что у меня трещат рёбра. Затем меня затрясло. Точнее затрясло тело модификанта. Затем я услышал рычание, глухие удары и чавкающие звуки.

Это что эти крысы завалили вооружённый отряд?

Так они и до меня могли вскоре добраться. Мне надо было, что-то срочно предпринять.

Стараясь не издавать лишнего шума, я протянул вперёд руки. В карманах модификанта ничего не обнаружилось, зато справа висела небольшая кобура. Я аккуратно медленно под постоянным рычанием сверху отщёлкнул кобуру и вытащил пистолет.

Раздался хлопок и меня сильнее придавило. Рычание сверху стихло.

А затем раздался голос Бритвы:

— Ну ни хрена себе. Крысюки загрызли военных.

— Хозяин, остановитесь! Осторожнее. Среди военных был один модификант и он был убит не крысюками.

Я застыл и постарался не дышать.

Возле меня раздались шаги.

— Прикинь прямо палкой в глаз!

Кто-то пинками убрал тело огромной крысы, и я почувствовал лёгкое облегчение.

— Это что дрищёныш сделал?

— Ты что идиот. Это скорее всего второй дикий.

— Но Хозяин. Крысы здесь и крысы. Ну тогда. В той комнате.

— Ты что дебил здесь везде крысы. Тем более они не высохшие. Да не мог это быть он.

— Охренеть! Военного модификанта палкой в глаз, кому скажи, не поверят.

— Это же какую силу надо иметь?

— Нет, не силу, а скорость.

— Реакцию!

— А может модификант сам на палку упал, ну там запнулся?

— Ты что дебил. Сам ты упал. У меня даже слов нет. Военного модификанта палкой в глаз завалить. Вот скажи кому, не поверят. Даже если бы мне сказали. Я бы ни за что не поверил.

— Простите Хозяин. Можно мне высказаться? — кто-то неуверенно спросил.

— Говори.

— Здесь можно всё зафиксировать.

— Чё ты сказал?

— Простите Хозяин. Можно сфоткаться на память.

— Вот это голова! Молодец. Ты почти такой же умный как и я.

Кто-то сглотнул

— Премия тебе. Заслужил!

— Спасибо, Хозяин.

— Ты же знаешь, я ведь в глубине души добрый.

— Хозяин, время. — Голос Лэйлы раздался надо мной. — У нас от силы десять минут. Наши дроны заметили поисковых дронов корпорации Новатех. Наш новый инженер незаметно отвёл наших дронов.

Я с трудом скосил взгляд и совсем рядом увидел заднюю часть женских сапожек. Острые металлические каблуки почти касались моей щеки.

— Отлично! Ты пока мониторь присутствие жизни. Не хочу чтобы на нас выбежало столько же крысюков. А я сделаю селфи на память.

Я прикрыл глаза, чтобы успокоиться и замер. Мне показалось, что моё сердце совсем перестало биться и моя аура уплотнилась.

На меня навалился ещё вес. Ещё чуть чуть и мои рёбра могли и не выдержать. Мелкие камешки на каменном полу сильнее впились в мою обнажённую спину. Я сжал в правой руке рукоять пистолета, пытаясь пальцем найти предохранитель. Интересно сколько в нём зарядов и заряжен ли он вообще?

Спустя короткий, но такой томительный промежуток времени раздались характерные звуки от фотосъёмки на смартфоне.

— А можно с вами хозяин? — Кто-то заискивающе спросил.

— Так и быть. Ложитесь мне в ноги.

Раздались шорохи. По звукам на каменный пол улеглось несколько человек. Снова защёлкал смартфон.

— Лэйла, ну что есть кто живой поблизости?

Лэйла почему то не отвечала.

Я открыл глаза и больше не увидел её каблуков. Пока Бритва фотографировался, тело модификанта сместилось. Теперь снизу вверх мне открывался вид на стройные ноги, на шикарную грудь обтянутую чёрным комбинезоном, а выше на огромные от удивления глаза Лэйлы. Она переводила взгляд со своего прибора на меня, снова на прибор и опять на меня.

— Ну что ты молчишь, Лэйла? Есть кто живой рядом?! — раздражённо спросил Бритва.

Глава 5

Я сделал очень жалостливое лицо, которое прошлый хозяин тела часами отрабатывал перед зеркалом. Мне стало противно, что вышло это у меня непроизвольно.

Лэйла моргнула удивлёнными глазами и отвернулась от меня:

— Хозяин, простите. Никаких признаков жизни поблизости, кроме нас не обнаружено.

— Что у тебя с лицом?

— Простите, Хозяин. Такое странное убийство. Мёртвый модификант. Я испугалась.

Бритва резко встал и мне удалось сделать неглубокий вдох.

— Ты чё несёшь? Ассасин из клана Теней и боится мёртвых модификантов?

Вокруг все дружно залились смехом. Потом смех как-то быстро прекратился.

— Простите, я пошутила. — От голоса Лэйлы подобного острой стали у меня пробежали мурашки по спине.

Я и не знал, кто она. Всегда была нейтрально вежливая со всеми. Работала на Бритву давно. Никто её не трогал. Хотя я не мог этого знать наверняка. Видел то я её редко, не моего поля ягодка. Хозяин прошлого тела был низшим звеном в организации Бритвы. Можно сказать к ней и не принадлежал.

— Ты, пошутила? Вот теперь мне реально страшно. — Голос Бритвы стал серьёзным. — Смотри, зарплату снижу.

— Ни снизите, Хозяин, у вас контракт с моим кланом.

— А если я им скажу… Хотя ладно забей Лэйла пошутила и пошутила — Хотя вот знаешь, в тебе погибает актриса. Я вот реально поверил, что ты испугалась. Так это вот естественно выглядело.

— Хозяин, нам надо уходить. — Сказала Лэйла таким же стальным голосом.

— Лэйла, хорош. Ты меня пугаешь. — Бритва проговорил это наигранно с надрывом.

Раздались неуверенные смешки и быстро смолки

— Извините Хозяин, но нам и правда надо уходить. Я отвечаю за вашу безопасность. — Голос Лэйлы стал обычно-нейтральным, каким я всегда его помнил.

— Так, трофеи не брать. Я возьму только это.

Я снова ощутил давление. Затем Бритва довольно произнёс:

— На стенке в своём баре повешу.

— А можно ещё фотки распечатать и рядом повесить. Ну чтобы нагляднее было.

— Молодец. Голова хорошо варит.

Лэйла пнула тело модификанта, и оно лучше меня прикрыло.

— Лэйла, я тебя сегодня совсем не узнаю.

— Ты, что такая эмоционально-несдержанная?

— Может, это те самые дни. Или перед ними. Так там девушки совсем лютые становятся. — Раздался неуверенный голос, который до этого подал идею с селфи демонстрацией фото в баре.

— Ты что-то разговорился. Смотри премии лишу.

— Всё молчу.

— Хозяин, срочно сворачиваемся! Боевые роботы корпорации Армада.

— Твою мать!

Топот ног. И буквально через мгновенье из живых на перроне остался я один.

Интересно. Лэйла сказала правду на счёт роботов? Или она обманула, чтобы увести всех отсюда.

Но зачем она это сделала?

Да она вообще из клана Теней: жуткой и запрещённой организации, которой пугают детей на ночь!

Какие бы у неё небыли бы причины, я должен поторапливаться.

Я быстро выбрался из-под тела модификанта.

Освещение было тусклое, но я невольно застыл. Рядом с трупами военных лежало несколько трупов гигантских крыс, я знал, что из них добывали редкие дорогие ингредиенты для аристократов. Но я не знал, что добывали и как это делать. Но моё внимание привлекло не только тела крыс, больше всего меня привлёк модификант. Я никогда ещё не видел, как они устроены изнутри. Это была закрытая, секретная информация, которая удалялась из сети, как и про изменённых животных. От прошлого владельца тела мне досталась тяга к исследованию. Борясь с желанием собрать, хоть какие-нибудь трофеи и сбежать я решил выделить минуту на осмотр тела модификанта.

Гигантская крыса хорошо постаралась. Сквозь рваные шрамы проглядывали синтетические синие усиливающие волокна, они облегали естественные мышцы и сухожилия. Так вот почему у модификантов кожа местами приобретает фиолетовый оттенок: синие синтетические мышцы и красная капиллярная сетка, на коже смешиваясь, даёт такой цвет. Быстро осмотрев крепление синих синтетических волокон, я обнаружил тонкие эластичные жгуты. В этих жгутах чувствовалась энергия. Переложив пистолет в левую руку, правой провёл вдоль энергетического потока. Он шёл к груди модификанта. Убрав изодранную форму, я обнаружил синюю кожу. Ткнув её пальцем, я понял, что так просто её не пробить, даже ножом. Эта кожа прикрывала самые важные жизненные органы. Посередине груди был двухсантиметровый металлический кругляш. Сначала мне показалось, что от кругляша ничего не исходит, но когда я попробовал просунуть свои воображаемые энергетические щупы глубже, то меня сильно обожгло энергией. Мои щупы обожгло, но было больно. Будто я дотронулся до раскалённой сковороды. Мой источник силы нехорошо завибрировал и я не решился больше трогать эту штуку.

Внезапно стало темно. Свет погас на перроне и в тоннелях. Осталась только узкая полоса света от входа на станцию. Оттуда нарастал гул.

Я был зол на себя. Юный мать его учёный нашёлся. Надо было посмотреть, есть ли заряды к моему пистолету. Но оглядев низ рукояти, не нашёл отсека для сменной энергоячейки. Быстрый осмотр кобуры выявил наличие энерговодов прямо из тела модификанта. На зарядной полосе вдоль ствола горела одна полосочка.

У меня только один выстрел!

Я быстро осмотрел все трупы. Моя добыча состояла из: энергетического протеинового батончика с минеральным комплексом витаминов, армейского фонарика размером с ручку с магнитным фиксатором и нож.

Особенно я обрадовался хорошему тактическому ножу с ножнами, они были прикреплены с поясу владельца. Я быстро снял это добро и вместе с ремнём и нацепил на себя. Правда, ремень был большой. Дырочку я решил проколоть позже. Мне сейчас было не до этого.

Винтовки весом по четыре килограммов каждая я решил не брать. Всё рано я бы их не смог унести. Да и не уверен, что с такими тощими руками я бы их смог удержать для выстрела. Даже нож весом в триста граммов я сначала брать не хотел, но передумал.

Пистолет взял в правую, фонарик-ручку и протеиновый батончик в левую руку и отбежал в конец платформы к тоннелю в сторону к станции «Фанерник», где и располагалось моё убежище.

Я спустился к рельсам

Сюда ещё доходил слабый свет от входа на станцию, и я заметил, что этот тоннель отличался: здесь не было отсыпки, её заменяла бетонная полоса с метр шириной. И это было к лучшему.

Глухие удары от входа на станцию стали слышны очень отчётливо.

Я решил больше не медлить и шагнул во темноту тоннеля.

На ощупь крадучись я отошёл от станции на полторы тысячи шагов. С моим шагом это было примерно пятьсот метров.

Ничего видно не было, лишь маленькая точка света от покинутой мной станции и такой же гул приближающихся боевых роботов корпорации Армада.

Я решился и включил фонарь на минимальную яркость. Темноту на полтора метра разрезала полоса света. Я быстро проморгался и стремительно зашагал. До него мне оставалось пройти шесть с половиной километра.

Нож бил по ноге. Я переложил ручку фонарик к пистолету в правую руку.

Мне было, неудобно. Когда я отбежал километра на три, и гул стал менее слышен. Я решил исправить своё снаряжение. Положив фонарик на рельсы, пистолет и батончик рядом я извлёк нож. Блеснуло лезвие сантиметров в шестнадцать. Сам нож был примерно немногим меньше тридцати сантиметров. Его клинок имел листовидную форму, что обеспечивало прекрасные секущие свойства. Режущая грань имела серповидную впадину. На обухе ножа была заточка напоминающую пилу. Я быстро обернул ремень, зажал пальцем, где должна быть дырка. Положил ремень на рельсы та, чтобы будущее отверстие находилось у самой границе рельсы, прижал ногой ремень и натянув ремень я быстро проковырял отверстие.

Поспешно застегнул ремень и зачехлил нож, распечатал батончик и откусил сразу большой кусок. Эта еда показалась мне с голоухи пищей богов. Схватил остальное снаряжение я побежал.

Тусклая полоска света едва подсвечивала бетонную узкую дорожку между рельсами и округлой стеной тоннеля.

Зубы слипались от ирисочной консистенции батончика. И даже синтетический привкус минерального комплекса витаминов, входящий в состав, не портил впечатление.

Мне оставалось проделать ещё половину расстояния.

В левую.

В правую.

Если бы не мои новые способности, то я бы не смог преодолеть это расстояния. Прежний я этого мира от силы мог пробежать метров пятьдесят.

В левую.

В правую.

Свет в конце тоннеля. Я погасил фонарь и стал красться вдоль округлой стены.

До трещины, в которой располагался лаз в моё убежище оставалось примерно тысяча шагов.

Шаг ещё шаг.

Я уже предвкушал, как залезу в свою нору.

Из воспоминаний я знал, что моим убежищем была целая комната. Её основной вход был завален, но в неё можно было попасть через узкий проход, в который даже нынешний я с трудом пролезал. Там, счастью была небольшая тяга воздуха. Значит хоть немного, но работала вентиляция, и задохнуться мне не грозило. Если я прикрою потайной лаз и притаюсь, то у меня появлялся хороший шанс пережить пои поиски.

Долгожданный отдых ждал меня.

Моё сердце начало биться быстрее от предвкушения.

В убежище которое прошлый я подготовил для побега, меня ждало много всего интересного: пять специальных батарей от которых можно было подзарядить смартфон, несколько канистр с водой, тридцать брикетов синтесупа, напоминающем лапшу, но, к сожалению, эта штука была полностью синтетическая, зато очень дешёвая и сытная. Было даже несколько протеиновых батончиков. А главное — документы. С ними, после того как я отсижусь, можно было попробовать устроиться в этом наполовину новом для меня мире.

Когда до убежища оставалось шагов сто, я начал планировать тренировки для тела. Простая гимнастика с использованием собственного веса была бы в самый раз.

Шаг.

Шаг.

Шаг ещё шаг.

Что-то коснулось меня.

Я посмотрел на свою левую ногу и охр*нел.

Глава 6

Что-то синее, напоминающее большого метрового червя оплело мою левую ногу. Я хотел выстрелить из пистолета, но побоялся, что отстрелю себе ногу. Да и заряд был один.

На рефлексах моего тела из мира, где я был воином, выхватил нож и всадил его в тело червя. Но ничего не вышло, я его даже не поцарапал.

Ногу стало сдавливать. В груди нарастала паника.

Что делать?

Вспомнились ощущения, когда я отталкивал крыс в самый первый раз. Сосредоточился, уплотнил свою ауру в ноге.

Давление сразу ослабло.

Попытался откачать жизненную энергию из червя, но меня обожгло, как и с модификантом. От сильнейшей боли я упал и слега ударился головой о рельсу.

Мотнул головой.

Червь больше не сдавливал ногу, а лишь странно на ней подёргивался. Надеюсь, что ему тоже было больно.

Руками стащить его не получалось.

Что же мне делать?

Если моя энергия оказывала воздействие. Червь же дёргался странно. Я подумал, что может получиться усилить нож.

Я представил, что мои воображаемые энергетические щупальца проходят через нож и приставил его к синей кожи червя.

Получилось сделать небольшой надрез.

Подал больше энергии. Нож как по маслу разрезал червя пополам. Мою руку обожгло, будто я засунул её в раскалённую печь.

Полежав секунду я посмотрел на свою руку. Никаких ожогов не было. Держась за стену, я поднялся на ноги. Две половины червя извивались, но через несколько секунд затихли. Это был не живой червь, а дрон: из его половин торчали какие-то провода, и текла синяя жидкость.

Стараясь не испачкаться в синей жиже отпинал половинки дрона ближе к рельсе, чтобы уменьшить обзор, если на нём была работающая камера.

Осталось идти совсем чуть-чуть.

Пройдя ещё немного, я остановился.

Вот он вход в убежище!

Перрон находился в метрах ста. От него шёл тусклый свет, и я отчётливо заметил трещину в тоннеле.

Поборол в себе желание бежать дальше.

Сколько я так пробегаю без еды, воды, одежды, документов и смартфона?

Колени ударились о бетон. Я, опустившись на четвереньки, вытащил обрывки минеральной ваты, которыми был заделан лаз.

Фонарь я побоялся включать и полез в темноту узкого прохода. Когда я прополз несколько метров ощутил, что попал в своё убежище.

Развернулся и пополз обратно. Не высовываясь из прохода прислушался.

Тихо.

Вернув обрывки минеральной ваты на место, задом прополз в своё убежище и тут я включил фонарь.

Свет рассёк небольшое помещение.

Я был на взводе и очень торопился. Когда возле лаза высветилась металлическая труба, торчащая в метре полтора от пола, используя магнитное крепление, я повесил на неё фонарь.

Возле отверстия прохода нашёл ещё обрывки минеральной ваты. Запихал их все. Были ещё какие-то тряпки. Также обнаружилась заслонка из металла: боковая крышка, от какого то прибора.

Покончив заделывать проход, с облегчением вздохнул, сделал фонарь немного ярче и осмотрелся.

По стене слева стояло пять пятилитровых канистр с водой, короб с продуктами и сумка с батареями и документами. У правой стены лежал старый полосатый матрас, накрытый ветхим зелёным пледом. На пледе лежал небольшой десятисантиметровый сферический светильник, который можно было подключить к батарее напрямую. Чуть подальше стоял небольшой биотуалет, а рядом лежал даже пакетик со специальными бактериями, чтобы устранять запах. Про туалет я совершенно не помнил. Это что я потерял часть воспоминаний. Напрягся и с трудом вспомнил, что украл этот биотуалет на мусороперерабатывающем заводе. Там в пластике можно было найти много полезных вещей. Как вот эти разномастные пластиковые стаканчики, которые стопкой стояли у канистр с водой.

Немного тряхнуло. С потолка и со стен осыпалась пыль. Затаился, подождал минуту. Очень хотелось пить. Я подошёл к ближайшей канистре и не смог её поднять. Посмотрел на свои тощие руки и подумал:

«Работать с этим телом и работать».

Вспомнил, что сюда эти канистры таскал по одной, наполняя их на половину, а здесь переливал. Даже вот дальняя канистра была не полная: её я принёс сюда последней. Поборов лёгкое отвращение, сполоснул самый чистый пластиковый стаканчик из неполной канистры и налил воды. Напился я вдоволь.

Батончик я съел недавно и есть, пока не хотелось.

Нагревательных элементов никаких не было. Ведь синтесуп я хотел просто замачивать. Так и решил сделать. Взял одну из тридцати пластиковых упаковок. Распечатал. В нос ударил запах креветок. Ненавижу креветки. Как назло специи уже были перемешаны с синтетической лапшой. Осмотрел все пачки, все были одинаковые. Что поделаешь, буду есть, что есть.

Залил холодной водой, пусть разбухает, закрывать упаковку не стал. Отставил от себя подальше, в надежде, что запах выветрится.

Стены опять стало потряхивать. Я постарался успокоиться. Так теперь нужно было приодеться. И должен был быть готовым бежать отсюда при первой необходимости. Единственное что тревожило меня: отсюда был только один выход

С ужасом осознал, что одежды здесь нет!

Начал вспоминать, и осознал, что одежду запасти я не успел. Да и не на что было её купить. Деньгами Бритвы я воспользоваться не успел. Ходил я на работу в том, что на мне было.

«Ладно, потом, что-нибудь придумаю». — Поправил на себе набедренную повязку.

Из сумки взял одну десятисантиметровую батарею. Затем извлёк документы. Они представляли из себя небольшую книжечку из непонятного материала, с вставленной пластиковой картой, с небольшим микрочипом, магнитной полосой и объёмной фотографией. Когда я крутил документы смог рассмотреть тощего себя почти со всех ракурсов. Под объёмной фотографией была надпись:

«Глеб Богатырёв».

Ниже была приписка мелким шрифтом:

«БОМЖ. Беженец с колонии Марс».


Не смог сдержать тихого смешка. Бомж Глеб Богатырёв. Ладно, хоть такие смог сделать документы. Да и надеялся я получить помощь как беженец

Понимал, что имя очень важно и оно может довлеть над судьбой человека. Помогать ему или наоборот мешать ему. Если фамилия Богатырёв — наследственное имя я понимал, то Глеб мне ничего не говорило. Прежний владелец тела этого не знал и я тоже.

Ну надо соответствовать фамилии. Пол был грязный и я попытался отжаться на матрасе. Пока не получалось я опустил колени на матрас, и так смог отжаться полтора раза. Энергии во мне почти не осталось. Напитал мышцы рук, силы мне это не прибавило, но усталость ушла, а значит я могу устроить себе продолжительные тренировки пусть и с малыми весами.

Светильник с матраса подключил к батареи настроил на минимальное свечение и выключил фонарь-ручку.

Меня потянуло включить смартфон. Я проверил, что сзади и спереди специальной стойкой самоклеящейся лентой были заклеены камеры. Безопасность не бывает лишней.

То что меня будут искать по смартфону не опасался. Имел смартфон нелегальную регистрацию, да и стояло на нём хитрое программное обеспечение, которое обеспечивало хоть простую, но защиту. И если я не буду вводить подозрительные запросы, то заинтересоваться мной не должны. Про одарённых информацию решил искать позже. Может через пару дней. Также вспомнил, что хранил все свои наработки кода в зашифрованном архиве в облаке. Может когда и пригодится. Сейчас программирование, а тем более хакинг я потянуть бы не смог.

На крутой Российский смартфон денег у меня не было. Зато хватило на дешёвый китайский, без проекционного галамонитора, дополненной реальности и прочих наворотов.

Смартфон включился за пару секунд. Я был рад, что здесь есть связь, хоть и слабая. Одна полоска из шести.

Не удержался. Мне захотелось узнать значение моего нового имени. Глеб мне ничего не говорило. Моё имя из прежнего мира — Атритис, означало сокрушающий, и это отчасти определило мою судьбу. Пройдя долгий и тяжёлый путь я стал Карающим Молотом императора.

К смартфону можно было обратиться голосом, Достаточно было просто сказать «Привет Марфа», но я предпочёл набрать в поисковой строке, что горела в верхней части экрана смартфона. Набрал «Глеб имя».

Самым первыми горело:

«Любимец Богов»

Далее шло более подробное описание, но его я читать не стал.

Очень интересное имя.

У меня прямо что-то зудело внутри. Вспомнил, что у местного меня была привычка смотреть укороченный вечерний выпуск новостей. Я посмотрел на часы сверху экрана.

«22:15»

Новостной блок я уже пропустил, но мой смартфон был настроен так, что воспроизводил свежий выпуск, стоило мне нажать на специально вынесенную кнопку рабочего стола.

Сделав звук тише, я ткнул в сенсор.

На экране возникла довольно смазливая молодая ведущая новостей. На ней было строгое тёмное платье, а рыжие волосы были уложены в высокую изящную причёску, открывающую тонкую шею. Она сидела в современной студии, отделанной в красно-синих тонах. Справа от ведущей был двуглавый герб Российской империи, а слева в пространстве была развёрнута галапроекция. На ней демонстрировался ожесточённый бой с применением боевых роботов. Похожие на огромных пауков, человекоподобных машин и всевозможных странных форм и размеров роботов вели ожесточённый огонь.

Моё убежище снова тряхнуло. С потолка осыпалась пыль.

— Внимание, шокирующая новость! — Ведущая говорила напряжённо. — Клан Теней вышел из тени. В Старой Костроме сейчас идут бои. Совпадение это или нет? Но нападению этой запрещённой террористической организации подверглась зона поисков двух диких магов. Мы будем держать вас в курсе событий.

Моё сердце сжалось. И я подавил в себе желание выключить смартфон.

— Уже шестой день проходит мирный митинг у офиса корпорации Армада. — Голос ведущей стал печальным — Ушёл из жизни заслуженный поэт и драматург Мстислав Прокофьевич Коромыслов, государственный флаги приспущены.

Диктор сделала небольшую паузу и продолжила:

— Сверхлюди среди нас. Проблема социализации и насилие, направленное на простых людей, выходит из-под контроля. Сегодня утверждён закон об обязательной постоянной психологической поддержке модификантов и одарённых. Теперь подробности.

Я вот пока не ощущал себя сверхчеловеком.

Внезапно затрясло так, будто началось землетрясение.

Откололась часть стены и упала на мои запасы. Я услышал очереди и одиночные выстрелы. Свист, грохот и лязг металла.

В стену будто заколотил отбойный молоток.

Я выключил смартфон и фонарь.

Глава 7

Ожесточённый бой продолжался несколько часов. Всё это время я сидел ниже травы.

Сейчас иногда раздавались короткие очереди и металлический лязг.

Была мысль схватить документы, немного воды, еды и постараться улизнуть, но бой проходил совсем рядом и я не решился. Очень захотел узнать, насколько пострадали мои запасы. Я невыносимо устал, что отрубился.

***
День первый.

Проснулся от глухих очередей и одиночных выстрелов.

Темнота.

Лязг металла.

Я так долго слышал звуки боя, что они стали казаться мне звуками шумных соседей делающих ремонт. По сути, это и были мои соседи за стеной и они явно что-то не поделили.

Включил фонарь на минимум и осмотрел пострадавшие запасы. Канистры с водой и еда не пострадали. Я был просто в восторге от этого. Но, к сожалению, были сломаны четыре из пяти батарей. У одной были погнуты клеммы и мне удалось её починить. Три другие не подавали признаков жизни. От одной странно попахивало, и чтобы не рисковать, я завернул её в несколько слоёв пластика, который нашёл в куче мусора и закопал сломанную батарею в дальнем углу. Выкидывать наружу не решился, так как снова начали стрелять.

Я уже не гасил светильник, когда слышал выстрелы, но старался вести себя тише.

Всё это время я занимался собой. Вспомнил, что ещё в моём прошлом мире были техники медитации. Я не пользовался ими, так как всегда полагался на свою грубую сокрушающую силу. Вспомнил как один из моих подчинённых, мог часами сидеть в странной позе. Я всегда посмеивался над ним и говорил, что он страдает ерундой. Делать мне было нечего, и я попытался усесться, в позу лотоса. Так, кажется, он её называл. Просидел я так полчаса. Больше не смог, и заметил, что в этой странной позе энергия восстанавливается немного быстрее. Просидел бы больше, но у меня затекли ноги. Я сделал разминку.

К вечеру я отжался один раз и не на коленях. Это был хороший результат. На восстановление мышц энергии тратилось много. Крыс здесь не было, а энергия сама по себе восстанавливалась медленно. По моим расчёта. Мне понадобилось бы около двух недель, чтобы полностью восстановить свой запас энергии. Поэтому я регулярно стал садиться в эту странную позу лотоса и пытался впитывать энергию и гонять её по своим энергетическим каналам.

Стреляли до вечера, но уже как-то вяло.

Я понял, что смотреть новости была привычка моего старого тела. И я с уверенностью решил, что это не будет моей привычкой. Только иногда, для получения информации.

Интересно, а есть что-то в сети про эту медитацию. Из воспоминаний знал, что вся информация по модификантам и одарённым из сети удаляется очень быстро. Что происходит с людьми, которые её выкладывают я не знал.

«Поищу позже». — Подумал я.

У меня было всего полторы батареи для зарядки телефона и питания светильника. Мне нужно было быть экономней, но вечерний выпуск новостей я решил не пропускать.

Я проверил, не слетели ли у меня наклейки с камер на смартфоне. Безопасность не бывает лишней. Включил новости.

На экране в той же студии появилась уже знакомая рыженькая ведущая. Она была немного в другом платье, оно лучше подчёркивало её стройную фигуру. Причёска была тоже другой, но тоже высокой, как и в прошлый раз и также открывала её изящную шею.

Ох, я бы с ней. Посмотрел под набедренную повязку. Хоть здесь меня тело не подвело. Обрадовался я, но над остальными частями тела работать и работать.

Лицо у ведущей было очень милым, но она постаралась сделать его серьёзным и проговорила:

— Загадочные смерти демонстрантов. Компания Новатех приостановила разработку своего нового исследовательского дрона восьмого поколения. Компания Пчёлка заявила, что им удалось увеличить выпуск полуфабрикатов для малоимущих на пятнадцать процентов.

Моё тело вздрогнуло. Потому что мне прежнему приходилось часто питаться этими полуфабрикатами. А это такая же мерзость, как страшные креветки. Так как компания Пчёлка помимо выпуска дорогого мёда, который продавался не в бедных кварталах, делала ещё протеиновые полуфабрикаты из пчёл, для обеспечения питанием малоимущих.

Камера снова взяла ведущую в кадр, и она объявила:

— Теперь подробности.

На галопроекции появился рисунок синего червяка, который чуть не оторвал мне ногу.

Я сглотнул. Так вот что это был за дрон.

Ведущая продолжала:

— Дорогие зрители у нас есть только это картинка. Никаких других изображений нет. Это очень секретные разработки, но именно вокруг них разразился скандал между корпорацией Новатех и отделом снабжения императорских вооружённых сил. Этот дрон планировался применяться для дальней разведки космоса. Он может выдерживать крайне экстремальные нагрузки. Главный научный руководитель Новатеха леди Милена Гончарова отказалась от комментариев.

Так вот кто на меня этого червяка натравил. Хотя может это стандартная форма для подобных дронов?

— К следующим событиям. — Объявила телеведущая.

На галопроекции показали толпу с плакатами, а ведущая стала пояснять:

— Всю неделю проходила мирная демонстрация возле главного офиса корпорации Армада с требованиями снизить финансирование военного сектора. Основными надписями были: «Войны давно нет», и «Мы хотим есть». Несколько активистов вчера покончили жизнь самоубийством. Заведено уголовное дело. Вот, что на это ответил представитель директората корпорации Армада глава первой ветви рода Тумановых — Павел Туманов.

На галопроекции слева от ведущей появился коротко стриженный поджарый брюнет каменным лицом. Он был одет в чёрный военный комбинезон. Не меняя каменного выражения лица, он заговорил:

— Хочу напомнить. Что война с колониями в дальнем космосе не завершена. С колонией на Марсе тоже довольно напряжённые отношения. В это тяжёлое время наша империя должна быть сильной. Хочешь мира, готовься к войне. А все эти смерти — чистое совпадение, а возможно и происки недоброжелателей. К корпорации Армада и всем ветвям родов Тумановых это никак не относится. Я заявляю это не только как представить директората Армады, но и как глава первой ветви рода Тумановых.

Дальше он как истинный политик стал много говорить, говорить, говорить и говорить. И чем больше я слушал, тем больше понимал, что он говорит ни о чём. Я не выдержал и выключил смартфон.

Неужели люди могут быть такими нудными.

Заварил синтесуп с ненавистным вкусом креветок и сел медитировать.

Перед глазами стоял образ симпатичной рыженькой телеведущей. Моё тело настойчиво просило поискать в сети порнушку. В моей прошлой жизни как я уже говорил, у меня были деньги, сила и власть. Женским вниманием я был не обделён в отличие от хозяина этого тела. Ему-то эти проблемы приходилось решать самостоятельно. Я не хотел заниматься подобным.

Я сжал свои яйца в кулак. Это было образное выражение. И занялся упорными тренировками. Я добьюсь от этого тела, что оно тоже познает женскую ласку, ну и я тоже не откажусь вспомнить былое.

***
Две недели спустя.

Моё тело ещё не раз подбивало меня полазить по интересным сайтам, но всё свою неудовлетворённость я направил на упорные тренировки.

Я уже дико хотел отсюда сбежать. Стрелять закончили неделю назад. И я планировал завтра утром выдвигаться. Из зелёного пледа я смастерил себе плащ. Хоть какая то одежда.

Как я и думал, просмотр новостей это не моё. За эти две недели я включал их несколько раз.

В них не было ничего интересного. За исключением симпатичной рыжей телеведущей и одного выпуска, в котором объявили, что в Старой Костроме доблестными военными Российской империи при поддержке корпорации Армада были ликвидированы два диких мага, которые укрывались в заброшенной линии метро.

Хорошо это или плохо, что все думают, что меня ликвидировали я не знал.

Завтра надо отсюда валить.

Решил напоследок посмотреть вечерние новости. Включил смартфон. И уставился на соблазнительную рыженькую телеведущую. Она начала выпуск своим милым и хорошо поставленным голосом:

— Теперь к основным новостям. Осталось две недели до открытия новой элитной военной школы высшей аристократии. Скандал вокруг Новатеха. До открытия выставки научно военных достижений в Москве остался месяц. Свои последние разработки продемонстрируют все корпорации Мира. Обычным обывателям забронировать билеты можно с сегодняшнего дня. Теперь подробности.

В первой части новостей мне показали просто супер мега классную школу. Где всё самое лучшее: трава там зеленее, методики обучения самые перспективные, еда самая вкусная и преподаватели сущие ангелы.

Я усмехнулся. Хоть по возрасту теперь в новом теле я и подходил, да только кто меня туда возьмёт? Попускал слюни, и закатал губу.

От размышлений о перспективном учебном заведении меня оторвало появление на экране смартфона сногсшибательной блондинки с длинными вьющимися волосами. Её фигура была просто отпад. А белый обтягивающий халатик усиливал это впечатление. Эту девушку окружали огромные телохранители с лицами фиолетового оттенка. «Модификанты». — Подумал я.

Толпа журналистов перегородила путь блондинке в белом халатике.

— Госпожа Гончарова, как научный руководитель корпорации Новатех ответьте на вопрос. Вас снова обвиняют в экспериментах над живыми людьми. Вы причастны к этому?

— Кто обвиняет тот бяка бука. А я хорошая девочка. — Она сделала милое лицо.

— Леди Милена можно ещё вопрос?

— Я занята.

— И чем это вы заняты? — За кадром раздался чей-то недовольный бас.

— Наблюдениями. — С нотками таинственности проговорила блондинка учёная и послала воздушный поцелуй в камеру. Затем томно сказала. — До встречи милый.

Далее телохранители выставили заслон и оттеснили журналистов.

От этой учёной у меня мурашки пробежали по спине.

Ведущая начала рассказывать о грядущей выставке научно-военных достижений, но у меня внезапно выключились новости, а на экране появилось окно, которое не получалось закрыть.

Когда я прочитал, что на нём было написано, то невольно сжался.


Пройди опрос.

Ответь на следующие вопросы.


От первого у меня встали дыбом волосы на голове.


Почему у тебя заклеена камера на смартфоне?


Бегло прочитав предложенные ответы, у меня дыбом встали волосы на всём теле.


Мне религия не позволяет использовать камеру на смартфоне.

Не люблю, когда на меня смотрят.

Люблю везде и всё заклеивать.

Я считаю, что моё мужское достоинство не достаточно большое.


Заозирался по сторонам, и мне стало не по себе. Батарея в смартфоне была несъёмная, а с разряженной и даже при выключенном телефоне меня можно было отследить.

А может это случайность?

Чья-то злая шутка?

Я сломал свой смартфон пополам!

Нет! Это не мог быть обычный опрос!

Прислушался было тихо. Взял пистолет, документы. Застегнул ремень с ножнами. За эти две недели у меня было много свободного времени, теперь у фонаря-ручки было дополнительное крепление и я повесил его на ремень. Накинул самодельный плащ из зелёного пледа. Остатки еды решил не брать. Воды и так почти не осталось, если будет необходимость, вернусь сюда снова.

Без лишнего шума разобрал проход из комнаты.

Тишина.

Медленно и стараясь не издавать шума, пролез по проходу.

Извлёк вату.

Тускло местами горели светильники. Вокруг были следы сильного боя: искорёженные рельсы, опалённые стены тоннеля с выбоинами от попаданий снарядов. Было даже несколько изуродованных остовов боевых роботов. «Ничего себе здесь был бой. И почему здесь горит свет?» — Подумал я.

Выбрался наружу. Затем прикрыл лаз и, замотавшись в зелёный плащ, побежал к выходу со станции.

Забравшись по каменным ступеням на перрон, и пройдя метров двадцать, я оказался в коридоре шириной в четыре метра. Здесь была сильная тяга воздуха можно сказать, что меня почти сдувало.

В конце коридора меня ждал подъём на верх. К сожалению, эскалатор не работал. Да и как он мог быть работающим на заброшенной линии метро. Едва я сделал несколько шагов по пятидесяти метровой лестнице. Как от стены наверху отделилась крупная фигура. Этот человек был освещён в контражур, и я не мог разглядеть лица.

Тяга воздуха и здесь тоже была очень сильная. Я держал пистолет в руке, а мой зелёный плащ сильно развивался за спиной.

Я приготовился действовать.

— Ну ты и супергерой! — Раздалось сверху.

Это был голос Бритвы. Он отвёл руку назад, и подёргал ею, имитируя мой плащ:

— Только не убегай. Давай всё решим как мужики. Как ты там тогда говорил, «честный бой»? Мы здесь одни. Только ты и я.

Одна моя часть сознания дёрнулась убежать, а другая захотела шагнуть навстречу Бритве. В итоге я остался на месте. Взял пистолет двумя руками, нацелил на Бритву, успокоил дыхание, положил палец на спусковой крючок и крикнул:

— Мне кажется мы здесь не одни.

Бритва с глухими ударами ботинок по металлическим ступеням эскалатора медленно спускался вниз:

— Одни. Я отослал всех своих людей.

— Да причём тут твои люди.

— Поверь, мы одни. Я купил списанных поисковых дронов Новатеха прошлого поколения. Это же пипец знаешь, сколько денег стоит? И целую неделю тебя здесь караулил. Ты представляешь! Целую неделю! А знаешь, откуда у меня деньги на этих дронов?!

— Нет.

— Я сейчас тебе отрежу ноги и расскажу.

Бритва прыгнул на меня.

И я выстрелил.

Глава 8

Бритве срезало кисть правой руки. Его лицо испещрённое шрамами исказилось от ярости и боли. Из раны полилась алая кровь. Бритва стремительно перехватил своё оружие в левую руку и нанёс несколько секущих ударов. Левой он владел хуже и мне удалось увернуться.

Затем я получил болезненный удар в живот ногой и кубарем пролетел почти до середины длинного коридора, который тянулся от эскалатора к перрону.

Разряженный пистолет я потерял при падении. Для меня он сейчас был бесполезен.

На меня шёл Бритва. Он потянулся за голову левой рукой, не выпуская своего оружия, развязал шнурок. Чёрные длинные волосы разметались по его широким плечам. Этим шнурком он торопливыми движениями замотал культю на правой руке. Затем побежал на меня.

Я извернулся и мне удалось накинуть на голову Бритвы мой зелёный плащ. Я выхватил свой нож и попытался нанести удар. Бритва наугад наносил торопливые удары левой рукой и пытался убрать с себя зелёную тряпку.

Затем Бритва снова попытался ударить ногой, но я успел увернуться и воткнуть в неё нож.

Вытащить мне его назад не удалось.

Бритва наконец скинул с себя мой импровизированный плащ. Зажал своё острое оружие в зубах. Вытащил нож из раны на левой ноге и воткнул в стену коридора, тем самым сломав моё оружие.

Я побежал. Мне раздался в спину голос Бритвы:

— Ты можешь гордиться. Ты второй человек, который выжил, увидев мою бритву раскрытой. Ты даже видел мою бритву раскрытой дважды.

В конце коридора я повернулся к Бритве:

— А кто был первым?

— Да это сейчас не важно дрищёнышь. А знаешь, что важно?! — Заорал Бритва.

Я никогда ещё не видел его в таком состоянии.

— Что важно?

Бритва так и стоял посередине коридора. Его чёрные волосы трепало потоками воздуха.

— А то, что в тот день, когда мы за тобой гонялись, вечером Лэйла исчезла. После того, как мы вернулись, она просто растворилась, как будто её и не было рядом несколько лет.

Я осмотрелся. Слева тоннель был обрушен, остался только справа, откуда я пришёл. Мне нужно было как-то оббежать Бритву. Возвращаться старым маршрутом мне не хотелось.

Бритва хромая пошёл на меня.

Я отступил от прохода.

Бритва вышел за мной на перрон и обвёл взглядом искарёженные рельсы, воронки от взрывов и обугленные остова боевых роботов.

— Здесь разразился настоящий ад. Так что сюда в тот вечер я не сунулся. Решил отсидеться в своём баре, туда мне и принесли деревянную коробочку. И знаешь, что в ней было?

— Да откуда я могу знать? — Невольно возмутился я.

— Палец там был.

— Там был палец Лэйлы и карточка с деньгами. Да на хрена мне её палец, пусть в жопу его себе засунет. — Бритва не выпуская своего оружия пятернёй левой руки зарылся в волосы и выдрал небольшой клок. — В двойном размере представляешь. Все деньжищи, что я платил за годы защиты Теням в двойном размере!

Бритва ударил себя по груди, и я заметил, как на его лице стали синеть вены.

Это что, какой то особый усиленный режим у модификантов?

Я шагнул назад, а Бритва брызгая слюной продолжил:

— Мать твою! Вот тут я сильно удивился! Пытался с ними связаться, чтобы узнать, что за фигня творится? Но после нескольких дней таких попыток у меня на столе появилась ещё одна деревянная коробочка с запечатанной бумажкой, свёрнутой в трубочку. Там было написано — «Извините, мы с вами не работаем». Пусть они подотрутся этой сраной бумажкой. Побухал я недельку, и когда здесь всё стихло. — Бритва снова обвёл окружающую обстановку взглядом. — Я чем-то закидался, не помню чем. И мне пришла гениальная мысль, что это может быть связано с тобой!

Бритва хромая побежал на меня.

Да это действительно был усиленный режим модификанта.

Я едва успевал уворачиваться от бритвы в руках Бритвы. Переместиться к выходу мне тоже не удалось.

Мне приходилось постоянно вливать энергию в мышцы, чтобы сохранять возможность уворачиваться.

Спасало меня только то, что Бритва лишился правой кисти и был сильно ранен в левую ногу.

Так мы добежали с ним до предыдущей станции. Трупа модификанта, которого я убил палкой в глаз, не было. И других трупов военных тоже не было, как и трупов гигантских крыс. Здесь горел свет и был завален выход со станции.

Уворачиваясь от очередного выпада Бритвы, я крикнул ему:

— Смотри, здесь завален выход, и свет горит. Тебе не кажется, что с нами кто-то играется? Зачем в неработающем метро горит свет?

Бритва не ответил, ему совсем сорвало крышу, он кричал что-то нечленораздельное и надвигался на меня.

Мне было с ним пока не справиться, и я был вынужден отступить дальше в тоннель.

Здесь возле рельсов была гравийная отсыпка. Камни были довольно крупные, и я решил нанести Бритве хоть какой-то урон.

В моего противника полетели первые каменные снаряды. От этого он совсем озверел. Так что до входа на теплотрассу ма добрались довольно скоро.

Здесь стали встречаться крысы, но завидев меня издалека, они рассыпались в стороны довольно стремительно.

Резкая боль прострелила ногу, я не заметил как оказался на на бетонном полу теплотрассы..

Я обернулся, Бритва скалился с камнем руке.

— Ты думаешь, один так можешь?

Во время падения я подвернул ногу, и когда я снова побежал, Бритва неумолимо стал меня нагонять.

Я ковылял по довольно широкому коридору, свет включался по ходу моего движения, по одной его стороне были трубы, а по другой иногда попадались запертые двери. Сопя и издавая всевозможные ругательства Бритва хромал за мной.

Впереди замаячила приоткрытая дверь в комнату, где я отломал рукоять от кувалды. Бритва почти настиг меня, и я ковыляя забежал внутрь помещения. Его залило тусклым светом: сработал автоматический светильник. Я попытался прикрыть дверь, но она не закрывалась плотно.

С другой стороны раздался удар. Мне повезло, что дверь открывалась наружу, иначе бы я отлетел к стене. Я начал вливать в травмированную ногу энергию, это не только восстанавливало силы, но и ускоряло регенерацию, если ещё немного смогу продолжать в том же духе, то у меня появлялся шанс спастись. Правда энергии в моём источнике оставалось не так много.

Дверь с рывком открылась наружу. Я вовремя успел отпустить ручку. Так что меня только мотнуло к стене, я, чуть не запнувшись об довольно большой боёк от кувалды, забежал за обитый железом стол.

Было всё так, как я оставил. Стол с тисками, возле него в углу полукольцо из дохлых крыс.

Дверной проём заслонил Бритва. В его левой руке больше не было острой бритвы.

Неужели он её потерял?

Бритва рванул на меня и запнулся о боёк кувалды. Он пролетел через всю комнату и ударился со всей силы головой об окованный железный угол стола. Из его лба потекла струйка крови.

Я отшатнулся назад. Бритва потянул ко мне руку, но как-то медленно и зказал:

— Ты знаешь, я ведь…

— Засунь свою доброту знаешь куда. — Я навалился на руку Бритвы всем своим маленьким весом. Но и этого веса хватило, чтобы отправить руку Бритвы прямо в губки тисков. Я прокрутил рукоять. И руку Бритвы зажало в тисках. Взгляд бритвы мутнел. Видимо он сильно приложился головой об острый угол.

Добить его или нет?

Только чем добивать то?

Пойти поискать его бритву?

Это было против моих прежних принципов. Вот так бесчестно добивать врага. Но я уже не тот и понимал, что добить Бритву надо. Нельзя оставлять такого доброго в глубине души врага за спиной.

В десяти шагах от комнаты, где я оставил умирающего Бритву, на полу я увидел чёрную двенадцатисантиметровую изогнутую рукоять. Неужели он так стремился меня догнать, что обронил своё любимое оружие?

Поднял и раскрыл бритву. Блеснула полоска металла. На ней был орёл сжимающий в лапах пучок стрел. С двух сторон от орла было написано «THE IMPROVED» и «EAGLE RAZOR».

Развернулся в сторону комнаты и негромко сказал:

— Я видел твою бритву открытой три раза.

Кто бы мог подумать, что ты умрёшь от своей бритвы. Как и обещал, я тебя убью своими собственными руками.

— Именем императора вы будете уничтожены!

Раздалось у меня за спиной.

Глава 9

Я медленно поднял руки и повернулся. На прицеле меня держал военный в тёмном камуфляжном комбинезоне. Ещё прежний я помнил, что это форма особого подразделения модификантов.

— Извините, вы меня с кем-то спутали я Глеб Богатырёв. И я заблудился.

Хотел достать документы, потянулся похлопать себя по карманам, но понял, что на мне только набедренная повязка и кожаный ремень с пустыми ножнами.

— Не это ищешь?

Военный продемонстрировал мои документы и сказал на повышенных тонах:

— Я полторы недели здесь ползаю! Ищу тебя!

— Даже если это и я. Что я плохого сделал?! Зачем вы меня пытаетесь убить?!

— У меня приказ, мне это знать не положено. — Он приготовился выстрелить.

— Не смей убивать десять тысяч сорок второго. — Раздалось у меня за спиной, и военный перенацелил оружие.

Я медленно повернул голову. В шагах пятнадцати в тусклом освещении я разглядел блондинку в белом халате.

— Эй, гражданка… — Мужчина побледнел. — Мать моя женщина! — Военный встрепенулся и лучше прицелился, он видимо узнал эту девушку.

Спустя несколько мгновений. Девушка сместилась на двадцать шагов и закрыла меня от военного.

Её светлые длинные волосы сильно от этого растрепались. Она тряхнула головой, поправляя их. Теперь я смотрел на неё со спины. Блондинка была одета в обтягивающий белый халат, который подчёркивал её шикарную фигуру. У девушки справа висела белая кобура.

— Мать! Твоя! — Возмутилась сексапильная блондинка. — Хотя. — Она задумалась. Немного изменила позу и сказала. — Может быть, я с тобой и поиграю, но позже. Но не смей трогать десять тысяч сорок второго. — Она повернулась ко мне и указала изящным пальчиком.

Эти изящные аристократичные черты лица и ненормальное поведение. Я тоже её вспомнил. Это была учёная из Новатеха, которую показывали по новостям!

— Какого сорок второго? — Невольно вырвалось у меня.

Блондинка, совершенно не опасаясь, что ей в спину нацелено оружие, покачивая стройными бёдрами, подошла ко мне, присела и потрепала меня по волосам.

— Ну ты и глупыш. Ты конечно. Мой десять тысяч сорок второй образец.

— Гражданка… Простите, госпожа Гончарова. Эм… Леди Милена. Прошу вас отойдите от объекта. Я могу случайно задеть вас.

У меня пробежал холодок по спине. Я смотрел сейчас на шикарные изгибы и прелести, которые вываливались почти на меня из халатика Милены Гончаровой и у меня были противоречивые желания. Одна часть меня хотела схватиться за эти прелести, а другая часть бежать без оглядки.

Я услышал возню от комнаты, где я оставил Бритву. Того выносили на носилках люди в странных свободных комбинезонах со шлемами полностью закрывающие их лица.

Милена извлекла из кармана небольшой цилиндрик, поводила им возле меня и воскликнула:

— Смотри! Двойная инициация и рассинхронизация всего семь с половиной процента! Ты хоть представляешь, что это значит!?

— Нет.

— И ты хочешь его и дальше убить.

— Именем императора он должен быть уничтожен.

— Подожди, я сейчас тебе покажу, какой он душка и ты передумаешь.

Милена развернулась к военному, достала свой смартфон и включила галапроектор. В пространстве перед ней развернулся огромный полупрозрачный прямоугольник. Фигурка у Милены была миниатюрная и почти не закрывала обзор.

На большой фотографии я лежал в углу той комнаты с тисками.

Милена начала листать фотографии. У меня сжались мои кокосы от того, что я увидел.

— Я хотела сделать кроватку, ну крысы разбегались. — Сказала Милена с досадой. — Ведь я уже находила следы от подобной. Хотя там всё испортили.

Далее шли фотографии, как её подручные в спецкостюмах сделали специальное ограждение и вываливали на меня из клеток десятки грызунов. Затем, как я убегал от гигантских крыс, далее крупным планом как я палкой в газ убил военного модификанта.

— Это ты убил Костю. Гад! Леди Милена отойдите я буду стрелять. Он убил Костю!

— Эй ты что очнись. — Учёная погасила галапроекцию и обратилась к военному. — Ты же модификант пятого поколения?

— Да.

— Чем у тебя защищены глазки?

— Не знаю, но…

— Покрытие твоего глазного яблока выдерживает удар в восемьсот ньютонов. Даже удар ножом должен быть довольно сильным чтобы лишить тебя зрения. Я уже молчу об укреплённом черепе. А он пробил его палкой! А потом он даже разрезал единственный прототип нового поискового дрона простым ножом! Меня чуть в угол не поставили, за то, что я взяла его поиграть с десять тысяч сорок вторым! А ещё он не ответил ни на один мой вопрос! Я их целый час придумывала!

— База! База! Запрашиваю инструкции.

— Я смотрю, ты хочешь поиграть уже сейчас?

— Леди Милена я буду стрелять на поражение.

Милена резко сместилась на пять шагов. Раздался одиночный выстрел. Пуля пролетела мимо, и я услышал позади себя попадание.

Теперь Милена находилась совсем рядом с модификантом.

Милена стояла и держала пистолет у своей головы. И когда она его успела достать? В другой руке она держала смартфон.

— База! База! Я тридцать седьмой ответьте! Нападение на офицера императорских войск!

— Дурашка. Я на тебя не нападаю. Я с тобой играю. — Сказала Милена. — Если ты убьёшь его, то я убью себя.

Далее она записала слезливый ролик, что в её смерти нужно винить этого бравого и сурового воина. И именно из-за него корпорация Новатех не сможет закончить разработку нового военного экзоскелета. Дальше учёная не стала перечислять, сославшись на секретность. Затем она снова направила камеру смартфона на военного и навзрыд сказала:

— Я буду мертва из-за него!

Спустя мгновение раздался грохот: стена, вдоль которой не было труб, обвалилась, и в пролом выкатились две полутораметровые металлические сферы. Спустя мгновение они трансформировались в двух огромных боевых роботов. На их корпусе отчётливо была видна надпись «Армада».

В пролом за роботами прошёл брюнет в чёрном комбинезоне и наставил пистолет на Милену.

— Ну давай, вышиби себе мозги.

Этого мужчину я тоже узнал. Это тот тип с каменным лицом. Глава клана Тумановых.

— Ну я так не играю. — Учёная повернулась ко мне, надула пухлые губки и убрала пистолет от своей головы.

— Отдай его мне. — Холодным голосом Милена обратилась к Туманову.

— Нет.

— Ну тебе жалко, что ли? — Заканючила она.

— Да.

— База, база я тридцать седьмой ответьте.

Туманов и учёная оглянулись на военного. Тот поднял руки и замолчал.

— А может договоримся?

— Я две недели пристально следил за тем, как ты извращенка следила за ним. — Туманов ткнул сначала в неё, а затем в меня стволом своего пистолета и продолжил. — И поверь, я бы тебя давно пристрелил, но учёные в моём отделе часто заимствуют твои ненормальные научные решения.

Я что-то малость в шоке, от того, что за мной все наблюдают и все в курсе всего. Даже сейчас было ощущения, что здесь намного больше наблюдателей, чем я вижу. Скосил взгляд и мне показалось, что в дальнем углу в тенях мелькнуло пятно и растворилось. Так и паранойю заработать можно. А может под шумок мне уползти, но когда я пошевелился. Часть стволов боевых роботов направилось на меня. Я попробовал обратиться к своей силе, но от дронов исходила странная вибрация и я не мог настроиться на свой источник энергии. Я чувствовал свой источник и если сильно постараться, то я смогу воспользоваться. Хотя, кто бы мне позволил это сделать.

— База, база я тридцать седьмой ответьте. — Раздался шёпот военного модификанта.

— Что связи нет? Бывает. — Туманов с участием спросил у военного.

— Я тогда пойду. — Раздался растерянный голос. Военный встал и выше поднял руки. — Вы уж тут сами разбирайтесь. — Он сделал неуверенный шаг к выходу.

— Конечно, иди. — Глава рода Тумановых кивнул.

Два фонтана крови. Руки военного вместе и его оружие с гулкими ударами упали на бетонный пол. Затем покатилась голова.

Тело военного упало безвольной куклой. За ним стоял робот, напоминающий большого богомола, он был едва заметен на фоне стены.

— Так на чём мы с тобой остановились? — Задал вопрос Туманов.

— Что вы противные воришки. И постоянно используете мои перспективные наработки. А ещё ты любишь подглядывать. — Протянула учёная и стала наматывать свой светлый локон на палец. — А не проще ли вам взять меня к себе в штат? С вашими ресурсами я бы наворотила дел. — Милена Гончарова продолжала накручивать локон и невинно хлопать глазками.

Мужчина закашлялся:

— Нет, из-за твоих радикальных методов нам могут сократить финансирование.

— А его и так сократили. Разве я не права?

Мужчина очень напрягся, у боевых роботов выдвинулись огромные стволы и направились в сторону Милены. Видимо она задела Туманова за живое. Проехалась, так сказать, по больному.

Милена подошла к роботу, который был ближе всего к ней и погладила направленное на неё орудие.

— Ах, мальчики. — Вздохнула она. — Вы всегда любите демонстрировать свои большие стволы.

Каменное лицо мужчины стало ещё более каменным.

— Всё ухожу, ухожу.

В мою сторону Милена послала воздушный поцелуй, развернулась и направилась, слегка покачивая соблазнительными бёдрами по едва освещённому коридору.

— Эй, Гончарова. Забыл сказать. Для того чтобы ты была хорошей девочкой, мы вывезли всё из семнадцатой лаборатории. Ты же всё равно отложила те исследования.

Милена, которая почти ушла, остановилась и резко развернулась. От выражения на её лице мне стало не по себе. Теперь все орудия боевых роботов были направлены на неё.

Может сейчас сбежать. Я сделал незаметное движение в сторону пролома в стене. Один из многочисленных стволов ближайшего робота развернулся в мою сторону. Похоже, меня совсем не воспринимают угрозой. Я сжал бритву в руке.

Милена стояла, открывала и закрывала рот. Видимо это известие очень её потрясло.

— Гарантирую, что те исследования не пострадают, если ты не будешь дурить и забудешь про этого юношу. — Туманов указал на меня.

— Хорошо. — Лицо Милены резко преобразилось и стало милым. — Пока мальчики, а за тобой милый я сохраню номерок. — Она улыбнулась мне очаровательной улыбкой, развернулась и удалилась.

Я сжал бритву крепче. Интересно, что от меня понадобилось главе рода Тумановых?

Мужчина выдохнул с облегчением и повернулся в мою сторону:

— Ну а теперь разберёмся с тобой.

Туманов слегка кивнул, и я провалился во мрак.

Глава 10

Яркий свет слепил сквозь закрытые веки. Я почувствовал, что нахожусь на чём-то мягком, будто на облаке. Открыв глаза, обнаружил себя на шикарном светлом кожаном диване, передо мной было огромное французское окно с видом на многоэтажные высотки. Мимо окна, источая роскошь и великолепие, пролетел представительский флаер с колонной сопровождения. Я был уверен, что нахожусь в каком-то элитном районе. Будучи попрошайкой, мне прежнему никогда не доводилось бывать в таких местах. Сейчас на мне была чёрная пижама, состоящая из свободной рубахи и штанов. На ногах были белые тапочки. Вот белые тапочки вызывали не очень хорошие ассоциации.

— Уже проснулся. — Раздалось сзади.

Я обернулся. В паре метров от меня в чёрном строгом костюме стоял глава рода Тумановых. Как всегда у него было каменное выражение на лице. Он медленно обошёл диван, на котором я сидел, и устроился в кресле в углу.

Кресло, в котором устроился Туманов, располагалось от дивана справа и мне пришлось немного развернуться.

— Что вам…

Я начал было говорить, но Туманов довольно резко поднял руку, призывая меня замолчать.

— Подожди Глеб. Я сейчас тебе сделаю предложение, от которого тебе будет трудно отказаться. Потом ты задашь мне вопросы. По возможности я на них отвечу. Далее ты скажешь, согласен принять моё предложение или нет. Если понятно, кивни.

Я кивнул.

— Моё предложение заключается в следующем. Ты работаешь на меня. Моих аналитиков заинтересовали необычное сочетание твоих сил одарённого. Мы можем получить значительное финансирование, исследуя твои возможности.

Я хотел было открыть рот, но лицо Павла Туманова стало ещё более каменным и я не решился его перебивать. И как это у него так получается?

Туманов продолжил:

— Тебя как бастарда признают в младшей ветви рода Тумановых, и ты станешь Глебом Тумановым. Так я получу власть над твоей судьбой, и даже император не сможет на неё сильно влиять. Я получаю сильного одарённого в свой род и деньги на перспективные исследования, а ты возможность устроить свою жизнь.

Когда Туманов закончил он слегка кивнул, и в комнату зашла девушка с длинной русой косой на ней был серый женский деловой костюм. Перед собой она катила небольшой столик на колёсиках. Со столиком она подъехала к Туманову и встала от него по левую руку. На столике я увидел две кучки вещей. Справа лежали мои поддельные документы в дешёвом пластиковом чехле, чёрная опасная бритва Бритвы, ремень с пустыми ножнами, сломанный пополам смартфон, и кусок тряпки, которую я использовал как набедренную повязку. Слева лежала книжечка с документами, на вид из дорогой кожи. На ней лежал многофункциональный браслет, такие используют для бесконтактной оплаты, отслеживают состояние здоровья, контролируют физическое развития и многого другого. Не самый крутой, но довольно дорогой смартфон со всеми наворотами.

— Когда я отвечу на твои вопросы, сделаешь выбор. Либо ты работаешь на меня. — Он указал на дорогие вещи. — Либо нет. — Он указал на мои старые вещи. Спрашивай.

Прежний, из мира, где я был сильным и прямолинейным воином схватил бы свои старые вещи и стал бы драться до последней капли крови, так как прекрасно понимал бы, что живым я отсюда в любом случае не уйду. Прежний хозяин тела из этого мира испугался бы так, что не смог бы даже, скорее всего, сделать выбор. А что хочу я нынешний. Я уверен, что не всё так просто. Чтобы выжить, мне нужно не просто сделать правильный выбор, но и задать правильные вопросы.

Меня никто не торопил, и я, обдумав, задал свой первый вопрос.

— Почему меня так настойчиво хотели уничтожить именем императора, а вас это нисколько не смущает, и вы даже хотите взять меня в свой род?

Туманов довольно кивнул и ответил:

— Одарённых, чья инициация прошла не под надзором, сложно контролировать. И такой неподконтрольный одарённый может натворить дел. Даже было свергнуто несколько династий по этой причине. Был издан непреложный закон о безоговорочной ликвидации таких магов. Только я считаю этот закон чересчур нерациональным и устаревшим, но я и не император, чтобы его отменить. Почему я не боюсь тебя брать в свой род. Так если тебя раскроют, то казнят, а я как-нибудь выкручусь. Но ты не переживай, тебе объяснят как себя вести, чтобы не раскрыться. Есть ещё вопросы?

— Милена Гончарова сказала, что оставила за мной номерок.

— Она тебя не тронет, у меня есть рычаги давления на неё.

— Мне интересно. Как именно я могу быть вам полезен и как с помощью меня вы планируете получить финансирование?

Туманов поджал губы, но ответил:

— Ты будешь полезным, если сможешь продемонстрировать тот фокус, когда простым ножом разрезал сверхпрочное покрытие нового поискового дрона. Ты сможешь это повторить?

— Не уверен, но я попробую.

— Вот и отлично, если у тебя получится, то мы подготовим презентацию для императора. Ещё что-то?

— Будет ли у меня свободное время для моего развития? Чем вы ещё меня планируете занять помимо работы вашим подопытным?

Туманов усмехнулся:

— Подопытным ты был бы у Гончаровой. Если бы я хотел из тебя сделать подопытного, то ты бы тут не сидел. А свободное время у тебя будет. Также по возрасту тебе положено учиться. Вот и будешь учиться. А там посмотрим.

— Кстати, ты неплохо скрывал себя. Будто носил маску. Вот эта твоя черта заинтересовала лично меня. Мои специалисты взломали смартфоны всего твоего окружения. Предоставили мне записи с различных камер наружного наблюдения, где ты с табличкой ходил за прохожими. Так вот сейчас, тебе это тело совсем не подходит. Сейчас передо мной будто сидит другой человек, не подросток, не попрошайка из Гнилой Клоаки, который должен трястись от страха и не уметь грамотно связать двух слов. Совершенно другой человек — идеальная маска. Ты мне пригодишься, если мы договоримся.

«Я и есть почти другой человек» — подумал я, но не решился произнести это вслух.

— У тебя есть ещё вопросы?

Туманов указал на столик.

Несколько раз я посмотрел на свои старые вещи и на новые, опёрся локтями о колени, опустил взгляд на белые тапочки и задумался.

Глава 11

Если он хочет меня использовать. Ну что же, посмотрим, кто ещё кого будет использовать?

— Я хочу получить знания по одарённым. Как мне правильно развиваться? Вы можете предоставить мне эту информацию?

— Этому учат в специализированных школах, где есть оборудование и методики тренировок. На счёт правильного развития могу сказать, что чем раньше начать и плодотворнее развиваться, тем более больших высот можно достичь.

— То есть если медленно и неправильно обучаться, то можно загубить своё развитие.

— Естественно, даже если провести аналогию. Вот есть некий человек, он ловкий, быстрый и сильный и у него есть все задатки стать… Допустим, акробатом. Этот человек вроде хотел им стать всю жизнь, но тренировался спустя рукава, или хорошо тренировался, но неправильными и не системными методами, а потом в зрелом возрасте, решил заниматься серьёзно. То. — Туманов усмехнулся. — То какой из него будет уже акробат.

Я указываю на дорогие вещи и говорю:

— Я выбираю это, если вы сможете пойти мне навстречу и согласитесь с тремя моими условиями.

Девушка с косой немного дёрнулась, будто её током ударило, и она уставилась на меня. А Туманов, как сидел с каменным лицом, так и продолжил сидеть минуту, не сводя с меня глаз. Так мы и глядели друг на друга. Затем он сказал:

— Мне вот даже интересно стало. Говори свои условия.

— Вы сказали, что я буду работать на вас, значит, мне будут давать поручения. Первое условие, чтобы ваши поручения не противоречили… Сильно не противоречили моим морально-этическим принципам. Допустим, чтобы вы не приказали мне убивать невинных детей.

Туманов кивнул, и я продолжил:

— У меня должно оставаться своё личное время. — Я сделал паузу и продолжил. — Чем больше, тем лучше.

Его секретарша или кем она была, чуть в обморок не упала, от моего заявления. Видимо у неё в голове не укладывается, что сидит какой то молодой подросток, и требует у её начальника выполнения каких то условий. В этот раз Туманов принимал решение дольше, но посмотрев на меня пару минут кивнул:

— И последнее. Я хочу получить доступ к лучшей информации для развития и лучшим учителям. Если возраст имеет значения. Не хочу упускать свой шанс.

Туманов слегка улыбнулся:

— Я знаю, куда тебя отправлю учиться. Но только у меня к тебе встречное условие. Если ты его нарушишь, то можешь забыть обо всех своих условиях. Ты не должен порочить имя рода Тумановых. И ты мне сейчас продемонстрируешь свои способности.

— Я попробую.

Туманов кивнул.

Французское окно закрылось бронепластиной. Включилось дополнительное освещение.

В комнату зашёл невзрачный мужчина в белом халате. Он прикатил ещё один столик. На нём лежала половина синего червя, которого я разрезал в прошлый раз и универсальный кухонный нож с пятнадцатисантиметровым лезвием и чёрной матовой рукояткой.

Я взялся за чёрный пластик двумя руками и приставил кончик ножа к синей усиленной коже дрона, которая могла выдержать сильные повреждения.

Туманов внимательно смотрел на меня.

Я настроился. И мне удалось ощутить в себе течение энергии. Посмотрел этим особым зрением на Туманова. Вокруг него клубилась кровавого цвета дымка. За этой дымкой я ничего разглядеть не мог. И было такое ощущение, что этот туман лучше не трогать. Вокруг девушки с косой, стоящей по левую руку от Туманова, ничего не было, но вглядевшись, в районе солнечного сплетения почувствовал сильное скопление энергии. Это было тоже место, где я видел, что-то напоминающее батарейку у модификанта. Вероятно, что девушка тоже имеет искусственно усиленное тело. Мне показалось, что я стал намного лучше видеть этим особым зрением.

Попробовал надавить. Ничего не выходило. Я пробовал направлять энергию в нож, вспоминая те ощущения. В прошлый раз я был в смертельной опасности. Я очень надеялся, что смогу управлять своими возможностями не только в экстремальных ситуациях.

Спустя две минуты мне удалось направить жгут своей энергии в нож. Я почувствовал, что нож в месте соприкосновения нарушает структуру защищённой синей кожи, и миллиметр за миллиметром нож стал проникать в тело дрона.

Меня не обожгло как в прошлый раз.

Когда нож погрузился наполовину. Туманов сказал:

— Достаточно.

Я отпустил нож. Мне показалось, что когда мои щупы выходили из ножа, они его слегка сдвинули.

— Это будет даже интересно. Признанный бастард из младшей ветви в высшей военной школе для аристократии. Если выживешь, то ты раззовёшься до нужного уровня. — Сказал Его сиятельство Туманов.

Вот не доверял я ему. Не походил он на доброго дядю, который хочет заняться исследованиями, чтобы сохранить свою корпорацию на плаву, или усилить свой род таким замечательным мной. Я был уверен, с предложением Туманова, не всё так просто. Но я тоже не пальцем деланный. Посмотрим кто кого.

А затем Туманов кивнул


Яркий свет слепил сквозь закрытые веки. Я почувствовал, дискомфорт в руках. Открыл глаза. Я лежал на кровати, надо мной горела люстра, состоящая из множества светящихся шариков разного размера. Я привстал. Находился я в добротно обставленной комнате с несколькими дверями, напоминающей номер в гостинице. На руках у меня были следы от многочисленных уколов.

Некоторые места уколов были свежие и чесались. Другие почти зажили. Я хотел направить энергию на излечение, но её не было. Мой источник силы медленно наполнялся, но сейчас был полностью пустой.

Одна из дверей открылась и в комнату зашла секретарь Туманова. На ней был тот же костюм и у неё была заплетена та же коса.

Я указал на свои исколотые руки.

— Здравствуйте Господин Глеб. Можете ко мне обращаться Наталья, я секретарь его сиятельства Павла Алексеевича Туманова. Наши учёные уже успели провести ряд исследований. Теперь они будут контролировать ваше состояние через этот браслет. — Она подошла ко мне и положила браслет на прикроватную тумбочку.

— На этом браслете. Точнее, на ваш счёт было положено сто тысяч рублей под пять процентов годовых. Можете тратить на свои нужды. Вскоре вам будет положена стипендия от школы.

Да для меня прошлого попрошайки это большие деньги. Бегло сопоставил цены и понял, что на эти деньги обычный работяга может купить себе машину и кормить ещё пару месяцев семью, но для аристократа, это была небольшая сумма.

Я обрадовался у меня есть стартовый капитал и тратить на всякую ерунду его не собирался.

— Меня будут изучать постоянно?

— Нет. Если потребуются, вас доставят в лабораторию. Директор школы в курсе. Но поблажек вам сильных он давать не будет.

— Здесь одежда. — Наталья указала на небольшой шкафчик в конце комнаты. — Там ванная. — Она указала на более узкую дверь в углу.

Я сидел на кровати, а Наталья стояла совсем рядом. И я понял, что у меня давно не было женщины. Наталья увидела, что я разглядываю её и не проявила никаких эмоций. Сделала вид, что не заметила этого, но отступила на шаг.

Какой женщины? Ещё за извращенца, посчитают. Мне по моему нынешнему возрасту подойдут только молоденькие девушки, только если они клюнут на такого меня. На лицо я был ещё ничего, но тело!

— Сегодня состоялось торжественное открытие школы. — Безэмоционально сказала Наталья.

— Погодите. В новостях говорили, через две недели.

— Вас исследовали около двух недель. — И она села на край кровати. Подальше от меня. — Выслушайте меня внимательно.

Наталья рассказала мне, что как от необразованного бастарда от меня много не ждут, но мне лучше не отсвечивать и не лезть на рожон. Это было дополнение от неё лично. У меня же сложилось впечатление, что Его сиятельство меня специально бросил на съедение в эту школу. Мне также категорически нельзя показывать, что я умею использовать свои силы под подавителем.

Тогда на теплотрассе. Я ощутил воздействие, исходящее от роботов. Но если бы постарался и настроился на свой источник, то мог использовать свои силы. И если научусь лучше себя контролировать, то смогу использовать свои силы и никакой подавитель мне не будет помеха. Только демонстрировать открыто мне эти способности нельзя.

Что же ты на самом деле задумал, Туманов?

— Когда закончите приводить себя в порядок, можете спуститься в ресторан. В этой гостинице чудесная кухня.

— Ресторан? Гостиница?

— А где вы рассчитывали проснуться? В личной спальне Его сиятельства? Или в лаборатории?

— Нет, гостиница меня вполне устраивает. А его сиятельство не думает, что я сбегу?

Секретарь Туманова не стала мне угрожать или пытаться вразумить. Она просто тихо сказала:

— Единственный шанс у вас выжить, Глеб. — Это быть Тумановым и не показывать, что вы можете использовать свою силу под подавителем.

Я задумался, а Наталья продолжила:

— Завтра на восемь утра вам заказано такси. Я купила самое необходимое. Она указала на небольшой чёрный чемодан за кроватью. Что не будет хватать, купите сами, но сильно не усердствуйте, вас обеспечат формой и всем необходимым в школе. Если возникнут вопросы, то звоните мне. Это пока единственный номер в ваших контактах. Есть у вас молодой господин Глеб ещё вопросы ко мне? — На слове молодой она сделала акцент.

— Наталья.

— Да.

— А где сейчас чёрная бритва, что была при мне?

— Если её не утилизировали, то я вам её пришлю в школу.

— Это всё?

— Да.

Она встала и ушла, прикрыв за собой дверь.

Места от уколов на руках не болели, я сделал несколько отжиманий. Затем выполнил комплекс упражнений с собственным весом. Вечером я решил помедитировать. Меня разозлила реакция Натальи на моё внимание, она даже не смутилась. Стали возникать мысли прежнего меня: «Возьми телефон. В сети есть много всего интересного».

Я отбросил все эти мысли, как и мысли, воспользоваться продажными женщинами. Деньги, то у меня теперь были. Нет, пусть это будет дополнительной мотивацией моего развития. Вспомнил рекламу этого заведения из новостей. Там в ролике было много красивых девушек. Но у меня холодок пробежал по коже. Я вспомнил слова Туманова: «Ты не должен порочить имя рода Тумановых». Хотел было позвонить Наталье, чтобы уточнить, но вовремя остановился. Буду смотреть по обстоятельствам.

В довольно просторной ванной я принял душ, оделся и отправился проверять. Как вкусно здесь готовят? И обдумать, что на самом деле задумал Его сиятельство Туманов? Также мне надо систематизировать свои умения.

После ужина я планировал продолжить тренировки.

Глава 12

Я услышал звук открываемых штор. И женский крик.

Где я?

Кто я?

Открыл глаза и увидел как из моей комнаты убегает девушка, сверкая голой задницей. Я был за руки привязан к спинке кровати, у меня дико болела голова а в изножье кровати скрестив руки на груди в своём сером женском костюме стояла Наталья.

Почему я так сильно опьянел вчера?

Хотел ударить себя по голове, но руки были привязаны.

«Да у меня же масса тела теперь раз в пять или шесть меньше», — сразу ответил на свой вопрос. Теперь мне надо с алкоголем поаккуратнее.

У Наталью на лице виднелись синие вены, видимо это и напугало… напугало… эту…

— Знаете Глеб. У каждого человека есть недостатки.

— Абсолютно согласен. Может развяжете меня или хотя бы отвернётесь. Я слегка не одет. Точнее вообще не одет.

— Да что я там не видела. У нас был особый режим секретности и думаете вас Его сиятельство переодевал каждый раз.

— Может тогда на «ты» перейдём. — Она меня смутить решила. Да перед ней бы весьма молодой парень, но я то прежний давно отучился стесняться своей наготы.


Вместе с головной болью стали всплывать картинки вчерашнего вечера. Пикантной его части. Как жаль, что я почти ничего не помнил. В следующий раз я обязательно этого не пропущу. От этого я снова пришёл в боеготовность и Наталья всё-таки отвернулась.

— Так вот Глеб. У меня тоже есть недостатки, и это гиперответственность. Мне на прямую не приказывали с тобой нянчится, но вчера я слышала, как Его сиятельство обмолвился: «Нам не надо его опекать, но надеюсь, что хоть в первый день он не облажается». Машина через полчаса. Ты не услышал три будильника, которые я завела на твоём телефоне. Я не хочу, чтобы Его светлость разочаровывался. Ты сегодня не облажаешся. Ясно!

Она вышла хлопнув дверью.

— Спасибо, что разбудила! — Крикнул я вслед.

Если бы ещё развязала, то было бы ещё лучше. Я попытался выпутаться. Энергии вообще не было. Видимо я ночью её всю потратил. С одной стороны я был привязан колготками, а с другой подвязками для чулок. Вот их мне удалось развязать, затем я освободился окончательно.

Где то тут была моя одежда. Я обошёл комнату в которой наблюдались следы буйного веселья. Дико болела голова. Теперь с такой массой тела мне вообще нельзя пить или сильно уменьшать меру. Одежды нигде не было.

Обнаружилась пропажа в шкафу: чёрный мужской костюм из прочной и немнущейся ткани, серая рубашка. Комплект одежды был такой же как мне выдали вчера, только всё было чистое и свежее. Видимо Наталья принесла.

«Мне бы такого секретаря». — с лёгкой завистью подумал я.

Быстро привёл себя в порядок. Одел браслет, убрал в карман телефон.

Раздался неуверенный стук.

— Войдите.

В комнату оглядываясь, вошла замотанная в простыню стройная девушка, у неё были очень растрёпанные светлые волосы, но если её причесать будет просто конфетка.

— Она ушла? Кто это вообще был? — Девушка прошла в комнату и не стесняясь меня стала переодеваться. — Ну чего ты молчишь. Вчера то ты соловьём заливался.

От этой соблазнительной картины у меня кровь стала стучать в висках.

— Так кто это был? Твоя девушка, что ли. Хотя она… Но ты. Да я вот и сама не ожидала. — Протараторила девушка на одном дыхании.

— Да не бери в голову. — сказал я.

Девушка хитро прищурилась:

— А я знаю эту шутку. Я бы взяла, но опаздываю. — Она подошла ко мне и чмокнула меня в щёку. Развернулась и пошла к двери, взялась за ручку. — Ты вчера не помнил свой номер. Так, что мы с твоего звонили мне. Будешь проездом. Звони. Ладно пока-пока. — Она вышла и закрыла дверь.

Включив браслет, я проверил баланс своего счёта, и понял, что потратил около тысячи рублей. По воспоминаниям мы вчера знатно покутили. Походу меня ещё и угощали.

Время поджимало. Если опоздаю, могут быть проблемы. Я уже почти вышел из комнаты, как вспомнил про собранный для меня чемодан.

Гостиница мне очень понравилась. Сервис, чистота номеров, широкие светлые коридоры.

Номер был уже оплачен и с выселением не возникло никаких проблем. Распрощавшись с милой девушкой у стойки администратора я вышел через большие автоматические двери на улицу.

Оглянулся. Добротное каменное здание, ещё старой постройки с острым шпилем, будто пронзающим небо. Местную кухню я здесь и не успел оценить, или вернее сказать запомнить. Так что я планировал остановиться здесь ещё раз.

Разномастные машины простолюдинов заполнили улицу. Им был доступен только наземный вид транспорта. Летать могли только аристократы и специальные службы.

В нескольких метрах красовался чёрный флаер. Возле него стоял таксист в специальном комбинезоне напоминающий мужской классический костюм и фуражке с шашечками.

Когда я подошёл к машине. Таксист обратился ко мне:

— Господин Туманов?

Я кивнул. Таксист устроил мой чемодан в багажник. И открыл передо мной дверь. Мне было немного неловко, я не привык к таким расшаркиваниям.

Флаер мягко набрал высоту. Пассажирская часть была отделена от водителя стеклом. При желании я мог сделать его не прозрачным. Салон был очень комфортным. Раскинувшись на удобном чёрном кожаном сидении я любовался несколько минут видом на проплывающие внизу небоскрёбы, транспортные потоки, всевозможные парки. Когда мне надоело, нажал на кнопку связи с водителем:

— Долго нам лететь?

— Нам нужно в пригород. Дорога займёт тридцать минут.

Решил не терять время и включил смартфон. Когда я зашёл на экран поиска в сети, то понял, что он очень отличался. На моём старом смартфоне было полно рекламы дешёвых товаров. А здесь рекламы совсем не было. Строка поиска тоже отличалась. Также имелись дополнительные настройки. А может и голосовой помощник тоже отличается в лучшую сторону. На моём прежнем он работал не очень хорошо.

— Привет Марфа. — Сказал я и сделал запросы про школу, где собирался сделать прорыв в своих силах одарённого.

Голосовой помощник Марфа. Мне чётко по существу всё рассказала. Я сразу почувствовал разницу в уровне искусственного интеллекта и глубину обучения её нейросети. Мне даже показалось, что со мной общалась живая девушка.

Из её слов я узнал, что военная школа для аристо находилась в стопятидесяти киллометрах на северо-западе от столицы. Была предназначена для подготовки высшего офицерского состава армии. В ней учились только аристократы. И в основном это были одарённые маги, были и модификанты и те кто полагался на силу современного оружия.

Обучение в школе было построено так, что подразумевало, что учащийся уже образованный, знает, этикет, точные науки и языки. Буду использовать опыт из прошлой жизни и опыт этого тела. Если этого будет недостаточно, придётся заняться самообразованием, возможно найму репетитора.

Если сказать по простому эта школа учила аристократов развивать свои силы одарённого и командовать войсками, состоящих в основном из простолюдинов.

Марфа нашла много информации по школе, но она была поверхностная, так как школа была закрытого типа.

Я вспомнил, что хотел сохранить номер ночной гостьи. В книге контактов у меня была одна запись — «Наталья». Имени я не помнил и назвал новый контакт «Симпатяшка блондинка».

Флайер пошёл на посадку. Я посмотрел в окно, мы снижались вертикально у больших чёрных кованых ворот с изображением двуглавого орла. Голова уже совсем не болела, это был замечательный бонус моих новых возможностей одарённого.

Такси тоже было оплачено. Я забрал свой чемодан и окунулся в поток юношей и девушек моего возраста. Некоторые были со слугами. Одеты тоже все были по разному, но в дорогую и качественную одежду. Некоторые были даже в военных тактических комбинезонах. Все проходили через ворота и шли к КПП.

Девушек было значительно меньше. Примерно четверть от будущих учащихся.

Пройдя проверку я прошёл на территорию школы. Передо мной раскинулось несколько укреплённых бронепластинами корпусов и множество различных строений.

— Вы только посмотрите! Незаконнорожденный родственничек пожаловал. — раздалось слева от меня.

Глава 13

Я обернулся

В двух шагах от меня стояли русоволосый крупный парень и высокая стройная девушка с красными волосами, собранными в высокую причёску. На них были тёмно-синие комбинезоны. На не больших погонах у каждого были две полосочки.

«Второй курс», — подумал я.

Девушка смотрела на меня равнодушно, а парень источал ненависть. Его небольшие глазки на широком лице уставились на меня:

— Я специально не поленился в сети найти твоё фото. Тебе здесь не рады. Даже не знаю, зачем его сюда папенька отправил?

— Мне сказали, что твой отец ни при чём. За него хлопотал сам Его сиятельство Павел Алексеевич Туманов, — возразила девушка.

— Да-а? Где он. — Мой вероятный родственник указал на меня пальцем сарделькой. — И где глава нашей первой ветви рода.

— Не знаю, мне так сказали. — Снова безэмоционально возразила девушка.

Меня же приняли в род Тумановых. Значит, кто-то меня признал как своего незаконного сына. Вот я тормоз. Почему я не удосужился ничего узнать о моих новых родственниках. Сделал каменное лицо, постарался скопировать у Туманова, и сказал:

— Вы меня встречаете.

— Я нет, он. — Девушка указала на своего напарника. — Вероятно, что да. Мы инструктируем первогодок, если кто-то не знает куда идти. Мы здесь тоже новенькие, но заселились вчера и имеем честь выполнять такие нужные и желанные обязанности. — Она проговорила это, чуть не зевая.

— Тогда инструктируйте. Я не знаю, куда мне идти, — как можно спокойней сказал я.

— Туда. — Мой новый родственник указал на выход из школы.

— Я не с ним если, что. Мне всё равно, но проблем я не хочу. Твоё имя? — Спросила она.

— Глеб Туманов.

Она заглянула в свой смартфон. А мой родственничек сунул руки в карманы и подошёл ко мне вплотную. Навис надо мной. Он был выше меня на голову и намного шире в плечах.

Я поставил чемодан на дорожку и немного подтянул руки к груди. Очень важно в драке положение рук и дистанция. Отступать я не хотел. Но возможность защититься или нанести быстрый удар первым у меня теперь была. Противник меня явно недооценивал. А зря, да удар у меня хоть и слабый, но это пока. Много раз я видел, как на улицах Гнилой Клоаки вырубали таких самоуверенных идиотов с одного удара.

— Анатолий, не мешай мне выполнять мои важные и желанные обязанности.

Парень попыхтел ещё немного и отошёл назад к девушке.

Анатолий значит. Надо будет запомнить.

Девушка оторвалась от экрана смартфона и посмотрела на меня:

— Ты живёшь в апартаментах четвёртого уровня комфортности. Это там. — Она указала вдаль: на отдельно стоящее четырёхэтажное здание серого цвета. — Старшие наследники, директор и некоторые преподаватели живут в апартаментах первого уровня комфортности. Там ошиваться без приглашения нельзя. — Она указала на комплекс коттеджей, и добротных домов с оградами. Построение через три часа. Затем будет определение потенциала. Смотри не опаздывай.

— Спасибо. — Сказал спокойно, вежливость не бывает лишней.

Я с помощью Марфы поставил таймер на браслете и ступил на дорожку. Она была покрыта мягкой полимерной крошкой и окрашена в тёмно-синий цвет.

Идти было довольно непривычно, но зато приятно.

По дороге я слышал негромкие разговоры между другими учащимися. В основном они касались боёв в Старой Костроме. О диких опасных магах, которые могут подорвать основы государственности.

Я задумался, как они могут, то их подорвать?

Я же тоже такой маг. Значит, и я в перспективе могу их подорвать. Но как?

На дорожке я остался один, так как все остальные учащиеся отделились от меня у двух более высоких и богатых на вид зданиях. Как я мог понять в тех зданиях, скорее всего второй и третий уровень комфорта для проживающих.

В одиночестве я проследовал по мягкой дорожке до стеклянных автоматических дверей. В холле за стойкой стоял дежурный в таком же тёмно-синем комбинезоне.

Я поставил свой чёрный чемодан и обратился к дежурному. Он рассказал, что в этом здании на первом этаже живёт прислуга, но у неё вход с другой стороны. А на верхних этажах живут учащиеся, у кого нет личных слуг. За порядком можно следить самому, а можно нанять персонал. Все услуги можно будет заказать через личный кабинет, к которому позже я должен буду получить доступ.

Дежурный сильнее облокотился на стойку и продолжил:

— Первый курс проживает на втором и третьем этажах. Второй курс на третьем. Еда в основном учебном корпусе. Если есть деньги можно заказать себе в апартаменты. У нас здесь условия не очень, так что бассейн тоже в основном учебном корпусе. Зато на первом этаже есть хороший спортзал. А да прачечная тоже на первом, но если не захочешь сам этим заниматься, закажешь себе эту услугу. У тебя апартаменты, номер двести двенадцать, это на втором этаже. Здесь лифт, а здесь лестница. — Дежурный указал широкие раздвижные двери с кнопкой вызова и белую мраморную лестницу.

— Почему так мало народа?

— Заселение началось ещё вчера, сразу после того, как уехали высокие гости. — Он потыкал пальцем в небо.

— Можно мне ключ? — спросил у дежурного.

— Тебе куда скидывать?

— Что?

— Ключ.

Вспомнил, что иногда ключи бывают в электронном виде и привязываются к гаджету.

Он перегнулся через стойку и посмотрел на мой браслет.

— Крутая вещь, и очень дорогая. У моего дедушки такой есть. Заряжается от тепла тела. Могу скопировать тебе на смартфон, а ты скопируешь его на браслет.

Мне скопировали доступ. С помощью Марфы на смартфоне я установил себе его на браслет.

Я проигнорировал лифт. Надо больше двигаться, и поднялся по бело-серым мраморным ступеням на второй этаж.

По мнению дежурного, условия здесь не очень, а мне они нравились. Минимализм, но всё было выполнено из дорогих материалов, ну или на вид из дорогих. Да какая разница.

Зашёл на свой этаж, в две стороны расходился длинный коридор. По стального цвета номерам на чёрных дверях определил направление и, повернув направо.

Я провёл браслетом по считывателю. Массивная дверь отъехала в сторону. Закрыл её за собой дверь и поставил чемодан у входа.

Апартаменты представляли собой просторную светлую комнату с большим окном. Возле окна был стол и удобный регулируемый стул со спинкой и подлокотниками.

Слева в углу стоял открытый шкаф, справа у стены была кровать. Возле входа я обнаружил три отдельных блока управления. Верхний плавно менял освещение. Средний представлял квадрат с кругом посередине, при нажатии на верхнюю и нижнюю стороны квадрата, опускалась и поднималась рулонная штора на окне, при нажатии на круг штора останавливалась посередине. Нижний выключатель являлся простой клавишей. Я нажал на неё и, издавая мерный гул, моя большая двуспальная кровать ушла в стену и слилась почти со стеной.

Место сразу стало больше. Теперь мне хватит места, чтобы тренироваться в комнате.

Я обнаружил дверь, ведущую в совмещённый санузел. Ванна была отличная и помимо обычного душа, имелась лейка с тропическим.

Я вернулся в комнату. Шкаф был открыт. Сверху была пустая полка, потом шла секция с длинной штангой там висели два тёмно-синих комбинезона с небольшими погонами, на которых была одна полосочка. Ещё было шесть свободных вешалок. Ниже было два выдвижных ящика, а в самом низу была секция под обувь, где на чёрном пластиковом поддоне стояли две пары чёрных ботинок.

Ученические комбинезоны были одинаковые. Я вытащил один, чтобы его изучить. Комбинезон был оборудован системой обогрева и охлаждения. На внутренней стороне левой манжеты, располагался блок управления комбинезоном. На чёрно-белом небольшом дисплее горел полный уровень заряда. Сдвинув второй комбинезон в сторону я увидел изображение молнии и расходящиеся от неё круги — это был значок бесконтактной зарядки. Надо не забывать вешать комбинезон в шкаф, чтобы она сохранял уровень заряда.

Я твёрдо решил, что комбинезоны, буду отдавать в химчистку.

Нет, не так.

Я постараюсь весь быт переложить на прислугу. Ведь здесь мне надо заниматься саморазвитием.

Надо будет узнать, сколько стипендия учащегося? И хватит ли мне на эти услуги?

Надо узнать где здесь магазин?

Я понял, что у меня нет сменного белья. Не буду же я как в канализации бегать в набедренной повязке. Тогда я был более свободным. У меня уже несколько раз мелькала мысль о побеге. Я его пока решил отложить, но надо к нему подготовиться. Но сначала нужно посмотреть, чему меня здесь могли научить?

Совсем забыл! Мне же Наталья что-то собрала.

Я взял чемодан и раскрыл его на столе. Две пижамы, несколько комплектов нижнего белья и носков. Всё было чёрного цвета. Вообще всё. За исключением тюбика с зубной пастой и упаковки зубной нити. Даже две зубные щётки были чёрного цвета. Либо это любимый цвет Натальи, либо она просто не хотела заморачиваться. Разложил бельё по ящикам шкафа. Щётки, пасту и зубную нить унёс ванную, закинул пустой чемодан на верхнюю пустую полку шкафа.

Когда я распределял свои вещи, то заметил, что всё было отличного качества и на ощупь сделано из дорогих материалов.

Все ярлычки с нижнего белья были срезаны! Под комплектами белья была записка, написанная аккуратным почерком. Это была инструкция для прачки. Какую одежду, и при какой температуре стирать! Записку положил в ящик стола.

Хочу себе такого секретаря.

«Надо будет потом её переманить к себе», — помечтал я.

Снял с себя свой чёрный костюм с серой рубашкой и повесил на свободную вешалку в шкаф. Надел комбинезон. Синхронизировал его со смартфоном и браслетом, чтобы на них отражался уровень заряда. Выставил автоматическое поддержание комфортной температуры и вентиляцию тела. На смартфоне мне высветилось, что при таком уровне расхода заряда мне хватает на два дня. Зимой, возможно, он будет быстрее разряжаться.

Мне захотелось поискать информацию по своим новым родственникам.

Я передвинул тёмно-серый диван, чтобы он смотрел в окно. Благо он был лёгкий, а его высокие ножки легко скользили по полу.

Устроился на диване и поймал себя на мысли, что от того комфортного дивана Туманова, на котором я очнулся в первый раз, я бы не отказался. Это как говорят всё познаётся в сравнении. Атритис Карающий Молот любил более простую спартанскую обстановку, но от хороших и качественных вещей не отказывался. Будучи попрошайкой, я даже не мог мечтать о таком комфорте.

Отбросил пока мысли об улучшении комфорта и этого пока хватит. Все силы нужно бросить, чтобы стать сильнее. Возможно, присоединиться к какой-то группе или собрать свою команду.

Когда я был огромным и сильным, то ко мне всегда старались примкнуть люди. Меня перекосило. Будучи попрошайкой, да ещё таким слабым приходилось быть на побегушках у более сильных парней из команды попрошаек. Последний вариант, я однозначно не рассматривал. Возможно, придётся побыть какое-то время одиночкой. Хотя не нужно упускать возможности с кем-нибудь подружиться.

Затем я должен стать сильнее и объединить вокруг себя людей или мои способности будут полезными, что позволит мне присоединиться к сильной группе.

Ой! Я совсем забыл! Я же хотел поискать информацию о родственниках!

Но когда я включил смартфон из соседних апартаментов раздался громкий душераздирающий крик.

Глава 14

Во мне бурлило желание выйти и разобраться, что там случилось. Часть меня, что досталась от прошлого трусливого хозяина тела сдерживала от поспешных действий.

Неужели воспоминания, что я получил с этим жалким телом, сломили меня. Показали каким может быть слабым человек.

Раздались глухие удары за стенкой.

Я схватился за голову.

Неужели я превратился в жалкого труса. Та часть меня, что была верным слугой и соратником императора — Атритисом Карающим Молотом жаждала действия, ненавидела себя за слабость и трусость.

В соседних апартаментах слышалась какая-то возня.

Я открыл шкаф и уставился на себя в почти ростовое зеркало на внутренней части двери.

На меня из зеркала смотрел очень худой подросток лет шестнадцати. Руки тряслись от страха, а глаза горели от праведного гнева.

Это явно был переломный момент в моей жизни. Я должен решить кто я — жалкий трус или воин.

Если я сейчас притаюсь здесь, как мышка, то я навсегда останусь мышкой.

Я ударил себя по щеке. Ещё и ещё.

Когда получил нужный настрой вышел из своих апартаментов.

В коридоре с двух сторон от соседней двери стояли два парня. Один был русоволосый с круглым лицом, другой брюнет с острыми чертами и вытянутым лицом. Они были выше меня на голову и значительно шире в плечах.

Брюнет, что-то тихо сказал в открытую дверь. Спустя мгновение оттуда вышел здоровый блондин с длинными светлыми волосами, убранными в тугой конский хвост. У него было квадратное лицо и массивная челюсть. Складывалось впечатление, что такой челюстью, он может жевать гвозди. Бугаистого вида блондин был уже выше меня на две головы.

Брюнет что находился дальше, обошёл возвышающегося как скала блондина. Теперь эта троица перекрывала коридор на всю ширину. На всех троих были школьные тёмно-синие комбинезоны.

Острые черты лица брюнета заострились ещё сильнее, он наклонился к бугаю и негромко сказал:

— Туманов, тот бастард.

Я нацепил такое же каменное лицо, как у главы клана Тумановых.

Бугай неспешно подошёл ко мне, навис и посмотрел мне в глаза:

— Какие то вопросы?

Энергии в моём источнике сил было мало, но я направил немного в руки и ноги, чтобы повысить свою подвижность и спросил:

— Это ты там так кричал? Не можешь в следующий раз потише. Мешаешь отдыхать.

— Кричал не я, а твой сосед. Попроси его кричать потише в следующий раз, если он ещё вздумает так на меня посмотреть.

Из его слов я получил важную информацию. Никого пока не убили, а скорее всего избили.

Бугай обернулся на своих подручных и сказал:

— А вам не кажется, что он на меня тоже смотрит весьма?.. Весьма вызывающе?

— Бастард. — Сказал русоволосый справа.

— Но Туманов. — Сказал черноволосый парень слева.

— Ладно, ещё увидимся, признанный бастард рода Тумановых.

Бугай развернулся и пошёл к лестнице, когда он дошёл до своих подручных, те заняли позиции на шаг позади него и последовали за своим вожаком.

Дверь в соседние апартаменты была открыта. Я зашёл. Здесь была аналогичная обстановка. Никого не было. Было чисто, и следов борьбы не наблюдалось.

Может он пошутил? Может это они сами так дурачились? Не хотел бы я иметь таких соседей.

Из санузла донеслись стоны. Я заглянул. Невысокий, довольно стройный парень торчал головой в унитазе. Парень пошевелился, вытащил голову и прислонился к стене. Его длинные светлые волосы мокрыми сосульками свисали вниз. Когда он увидел, что не один, то встрепенулся, вскочил на ноги. Его повело и он схватился за стену.

На вытянутом лице парня не было видимых повреждений. Он только придерживался за живот.

Он с ненавистью посмотрел на меня. Может, он подумал, что я из команды того огромного блондина, или ему было неприятно, что я увидел его позор.

— Я твой сосед. Глеб Туманов.

— Тот бастард. — Сказал парень и начал приводить себя в порядок. — Светослав Светлов. У нас была дуэль, поединок, я сам вызвал, неудачно упал.

Парень оправдывался, хотя я его даже не просил об этом. Из того, что в комнате был порядок, я сделал вывод, что поединок быстро переместился в санузел.

— Я смотрю, тут все знают, что я бастард.

— Тут все всё про всех знают. Ну, хотя бы немного. А ты… А-а-а. Ты же бастард. Был простолюдином?

— Да.

А что я ещё должен был ответить.

— Ты тогда и не можешь обладать информацией о благородных. Может только поверхностной. Хотя до меня доходили слухи, что за тебя хлопотал Его сиятельство Павел Алексеевич Туманов. Или это неправда?

— Я что на допросе?

— Нет. Просто ходили слухи, многие не верят. Даже если это не так, то не сознавайся, что это не так. Пока не сознался, существует вероятность, что ты находишься под его покровительством. Тогда возможно к тебе и не полезут.

Светослав закончил приводить себя в порядок и направился к шкафу.

— Не против? Я переоденусь.

— Ой, да извини. Я поспешил выйти.

— Постой.

Я замер в дверном проёме.

— Спасибо, что не побоялся и вышел. Если бы не ты, возможно, что мой поединок с Кириллом Замятиным бы продолжился.

— А кто он?

— Сейчас подожди. Мне дядя подготовил кое-что, я тебе скину. Там только нужные персоны. Только не передавай никому. Дядя просил этого не делать. Хорошо?

— Хорошо, — ответил я.

Светослав взял смартфон со стола, сделал несколько пассов над сенсором и махнул в мою сторону.

У меня включился экран на смартфоне и там горело три надписи:


«Проверить и принять файл от Светослава Светлова.

Отменить передачу.

Заблокировать Светослава Светлова».


Я выбрал первый вариант. И получил весомый файл табличного расширения. Также мы обменялись контактами.

— Спасибо, — поблагодарил я и ушёл к себе в комнату.

До построения оставалось полтора часа. Я устроился у себя на диване. Решил выделить себе час на изучение информации.

Файл представлял из себя таблицу из двух столбцов: фотография а рядом имя с небольшим описанием. Иногда дополнительное описание отсутствовало.

В школе учились все отпрыски знатных родов империи.

Огневы, Ветровы, Землины, Громовы, Морозовы, Разумовские и Тумановы были выделены как влиятельные рода. Была отдельная приписка, чтобы Светослав с ними не связывался, а по возможности наладил контакт с кем-нибудь из этих родов.

Пролистывая влиятельные рода, я остановился на Веронике Морозовой. На меня с фото смотрела, та красноволосая девушка: инструктор первокурсников на КПП. Все её родственники были либо со светлыми, почти белыми или синими волосами. Только она красовалась красной шевелюрой. Возле её фото была короткая запись в соседнем столбце:

«Вероника Морозова, стихия — лёд, средний потенциал».


Тумановых было только трое. Варвара Туманова, Андрей Туманов и Лада Туманова. Анатолия Туманова, того родственничка с КПП и меня не было. Видно не посчитали нас важными персонами.

Императорского рода Алмазовых в таблице не было, так как выходцы из него учились отдельно.

Род Светловых в таблице я не нашёл. Может мой сосед — Светослав учится здесь один? Или про своих он и так всё знает.

Была запись и про Кирилла Замятина. Тот бугай оказывается модификант, с припиской «неуравновешенный, по возможности избегать контактов».

Я поискал информацию про Замятиных в сети. Марфа мне выдала информацию, что Замятины владеют одной из самых крупных торговых сетей империи. Хотя торговля считалась не очень для аристократов, но деньги у них явно водились.

Очередной раз удивился количеству информации для простых граждан империи и аристократов. Решил ещё покопаться в сети и узнал, что рода одарённых развивают определённое направление дара. На детей с раннего возраста воздействуют родители, чтобы у них открылись способности к определённому направлению магии. Если с родами с говорящим названием «Морозовы» — лёд или «Светловы» — свет, было всё просто и понятно, то с родами Разумовские и Тумановы было не всё однозначно. Тумановы специализировались на магии жизни, они не могли грубо конденсировать воду из атмосферы и замораживать её для атакующих заклинаний как Морозовы, но могли управлять водой в собственном теле, тем самым могли ускорять или замедлять жизненные процессы, усиливать регенерацию тела. С помощью наложения рук целители из рода Туманова могли исцелять многие болезни. Также были сведения, что род Тумановых владеет тайными знаниями о магии крови. Магия рода Разумовских выделялась тем, не сочеталась с другими видами. Редко, но бывали одарённые со сдвоенным даром, и они могли развиваться в двух направлениях. Самым опасным считались огонь и ветер, ибо это давало возможность в одиночку создавать заклинания с огромным поражающим эффектом. Так вот магия разума стояла отдельно, и не сочеталась с другими видами. Магия разума подразделялась на телекинетику и ментальные способности со всяким там гипнозом, подавлением воли и прочим.

Я встрепенулся от голоса Марфы на смартфоне:

— Через полчаса у вас запланировано построение.

А после построения у меня будет определение потенциала.

«Я не должен облажаться»! — настроил себя.

Выслуживаться перед Тумановым я не хотел. Настраивался для себя. Я очень хотел вернуть себе хотя бы часть своего прежнего могущества и пусть это пока будет сила одарённого.

Убрал смартфон в карман, настроился всех порвать и вышел из комнаты.

Глава 15

У входа мне встретился мой сосед Светослав. Он порекомендовал мне оставить смартфон в комнате, так как у нас будет определение потенциала наших источников силы и это делается на оборудовании, которое может испортить смартфоны. Да и если потом сильно магичить на тренировках, его также можно сломать. Нам потом для связи выдадут специальные гаджеты.

Я вернулся в свою комнату и убрал смартфон в ящик стола. С браслетом, со слов Светослава проблем возникнуть не должно. Жалко, что когда не было рядом смартфона, браслет терял значительную часть своего функционала.

Я закрыл дверь и обратился к Светославу, который ожидал меня в коридоре:

— Слушай ты так много всего знаешь. Пока мы идём. Расскажи про силу одарённых и про определение потенциала.

Светослав проигнорировал лестницу и повёл меня к лифту. Мы зашли в просторную кабину, отделанную матовым металлом.

— Что ты хочешь знать?

— Самое основное. Я же не имел доступ к нормальной сети.

— Да ты и в сети для аристо ничего особо и найдёшь. Некоторые аспекты, возможности и способы тренировок являются государственной тайной. Некоторые роды скрывают все свои возможности.

Мы пресекли заполненный учащимися холл и вышли на улицу. Небольшие кустики отбрасывали тень от яркого полуденного солнца.

Возле входа учащиеся собирались в небольшие группы и выдвигались в сторону главного корпуса. Мы не стали ни к кому присоединяться, да и желающих нас пригласить не нашлось.

Из рассказа Светослава я узнал, что у некоторых людей могут открыться особые силы. Детей аристократов с раннего детства стимулируют на раскрытие этих возможностей. А потом под присмотром на специальном оборудовании проводят инициацию. Если инициация прошла удачно, то такой одарённый получает сертификат. У Светослава был получен сертификат к силе света. Я бы удивился, если бы у него был другой сертификат. Его имя означало слава свету, да и фамилия рода говорила об этом. Он даже мне продемонстрировал исходящий из руки поток слабого света, напоминающий слабый фонарик. Он посокрушался, что пока может только это, а вот его дядя и отец ветераны войны с дальними колониями могут даже призывать мечи света из плазмы и ещё крылья света, но тут он замолчал и заозирался по сторонам. Возможно, это была секретная информация.

Светослав уставился на меня:

— А у тебя есть сертификат одарённого? Может ты будешь модифицировать своё тело или специализироваться на оружии?

— А модификант не может быть одарённым? — Ответил вопросом на вопрос.

Я ведь даже не знал, есть ли у меня какой-нибудь сертификат. Туманов меня специально сюда закинул, не снабдив информацией? Он издевается надо мной? Или как он там сказал. Я был так впечатлён твоей приспосабливаемостью. Идеальная маска. Типа выживешь везде. Буду выкручиваться.

— Не может модификант быть одарённым и наоборот. Там что-то нарушается. Иногда слабые одарённые, у которых есть деньги, предпочитают модифицировать тело, так они получают больше возможностей, статуса и силы.

— А военные модификанты?

Светослав махнул рукой:

— Да это же стандартная модификация простолюдинов. Пушечное мясо. Они намного сильнее обычных людей, но до модификанта аристократа им далеко. Сам понимаешь некоторые импланты и некоторые технологии просто слишком дорогие, а некоторые даже запрещены для установки простолюдинам. Хотя бывают незаконные модификанты.

Я залюбовался зданиями повышенной комфортности проживания, до них оставалось дойти совсем немного.

— Слушай, а чем опасны дикие маги?

— Так известно чем. Хотя тебе… Они могут подорвать устои государственности и подлежат обязательной ликвидации.

Я сбился с шага и снова спросил:

— А как именно?

— Нам так говорят. — Светослав остановился и указал пальцем в небо. — Их особо рьяно стали уничтожать после покушения на императора. Отряд диких магов. А многие знают, ну те знают, кому положено знать. Что на диких магов не действуют стандартные подавители силы. И вот тогда тридцать лет назад мы чуть не лишились императора. Сам понимаешь, что таких магов нужно уничтожать, чтобы они не подорвали основы государственности.

Закончил он фразой, которую ему видимо, вдалбливали в голову с самого раннего детства.

— Вау-у. — Воскликнул Светослав, остановился и рукой указал на пятиэтажное здание. — Проживая там, можно иметь до пяти личных слуг. Несмотря на то, что это здание больше нашего, там проживает меньше учащихся. А в том — Светослав указал на шестиэтажное, которое располагалось чуть дальше. — Можно даже иметь до десяти личных слуг, но проживание мне там не потянуть, даже если у меня будет хороший потенциал и родные помогут.

Светослав немного стушевался, видимо он посчитал, что сболтнул лишнего и выставил себя не в выгодном свете. Он засунул руки в карманы комбинезона и спросил меня:

— Ты так и не ответил на мой вопрос. У тебя есть сертификат одарённого?

Я даже не знал, что и ответить и пока я решал, за меня ответил Светолсав:

— Понятно. Хоть ты и бастард, но ты Туманов. Секретность все дела.

На плац мы дошли в молчании.

Дежурный при входе выдал мне номер с цифрой семьдесят семь. Светославу достался сто восемьдесят третий номер. Со словами ну ты же Туманов он ушёл дальние ряды построения.

Что-то меня стал раздражать мой сосед. Спасибо ему за информацию, но если он не изменится, то я бы не хотел его видеть в своём окружении.

Плац представлял из себя квадратную площадку с нанесёнными на ней кругами с номерами. Здесь было много охраны. По периметру квадрата стояли солдаты в тактических комбинезонах с защитой, вооружены они были энергетическими винтовками. По внешнему периметру плаца на небольшом отдалении перемещалось несколько шестилапых боевых роботов. Я насчитал десять таких.

Учащиеся стали занимать свои места в центре нарисованных на плацу кругов. Я обратил внимание, что при такой разметки нас видимо, не будут учить строевой подготовке. Из воспоминаний прежнего хозяина тела я выудил картинки, как маршируют обычные военные. Аристократов видимо так гонять не собирались.

Построение было не по росту, а по статусу. Я обратил внимание, что учащиеся с одной полосочкой на погонах встают вперемешку с двумя. У каждого было определено своё место. Моё оказалось даже впереди Замятина, его я увидел позади себя на два ряда. Мы выстраивались по двадцать человек в шеренге. Я оказался в четвёртом ряду, четвёртый слева от конца шеренги. Всего я насчитал десять рядов. В последнем ряду было десять человек. Значит, сейчас нас здесь было сто девяносто учащихся. Мы стояли довольно свободно на расстоянии вытянутых рук.

От учащихся, которые стояли впереди меня, исходила аура особой важности. Некоторые поглядывали на меня с интересом, многие с неприязнью, а большинство безразлично. Только Анатолий мой новый родственник хотел даже подойти, но передумал, сделал безразличное лицо и занял место передо мной в третьем ряду в нескольких шагах справа от меня.

— Старшие наследники.

— Вон посмотрите.

Раздались перешёптывания.

Вышло десять человек и встало впереди первой шеренги спиной к нам и лицом к небольшому возвышению.

Спустя несколько минут на это возвышение вышло руководство школы. Впереди стоял довольно пожилой мужчина в парадном мундире с несколькими орденами, он напоминал большого седого медведя. За ним довольно стройным рядом выстроились преподаватели школы. Среди них были и мужчины и женщины. Из преподавателей особо выделялась стройная черноволосая девушка. Её волосы были заплетены в тугую косу. О как её красил мундир. Я даже услышал тихие перешёптывания, о том, что вот бы с ней попробовать, может чего и выйдет

«Вряд ли у вас что выгорит», — подумал я.

Между руководством и учащимися начало возникать свечение. Наступила абсолютная тишина.

Свечение преобразовалось в трёхметровую галапроекцию — это был император. Зазвучал властный голос и мне с дикой невыносимой силой захотелось встать на колено и склонить голову. Многие так и сделали даже некоторые учащиеся из первых рядов. Были и те, кто пал ниц и коснулся лбом земли. В том числе и мой родственник Анатолий Туманов.

Глава 16

Император, что то говорил, но я даже не мог уловить суть. Меня будто поместили под пресс. Давление было такое сильное, что мне показалось, что у меня лопнут глазные яблоки. Я практически не воспринимал, то что говорит император.

Единственное что я уловил из его приветствия — это было его имя было Лев он принадлежал к правящему роду Алмазовых.

Уже практически все стояли на коленях кроме первых наследников семи самых влиятельных родов. До этого построения мне никто не говорил, что нужно вставать на колени перед императором. И даже, если бы попросили не значит, что я бы возжелал выражать так почтение императору которого даже не знал, которому не присягал. В моём прошлом мире меня не ставили на колени и я не стану этого делать в этом.

Император говорил, что-то о том какое замечательное новое поколение, которое будет пастырями над простыми гражданами империи. О том, что мы будем нести его волю.

Вот и один из наследников влиятельных родов опустился на колено.

Я стоял в своём круге и держался из последних сил, мне казалось, что мои кости затрещали. Давление стало просто невыносимым. Энергии в источнике было мало, но я попытался гонять её по телу, чтобы повысить свою выносливость.

Я урывками воспринимал речь императора, он говорил, что правители отдалённых колоний спят и видят разрушить нашу империю. Мы должны быть сильными чтобы Китайская империя, арабский Халифат и объединённые западные королевства не посягали на наши территории.

Большинство учеников пали ниц, многие валялись в своих кругах без чувств. Они что нас убить хотят или сломить нашу волю?

С каждым вдохом под этим давлением с меня будто слетала шелуха. Та часть меня, что была жалким трусом забилась в глубины сознания. Так глубоко, что я снова ощутил себя Атритисом Карающим Молотом. Хотя многие воспоминания из моей прошлой жизни померкли. Я уже никогда не буду таким каким был. Но я неистово возжелал, чтобы это истязание продолжилось, чтобы сильнее ощутить себя прежним, чтобы от жалкой личности во мне остались только нужные мне знания об этом странном мире. В лице императора я увидел сильного противника, здесь вероятно ещё много сильных воинов и мне захотелось сразится с ними. Моё сердце запело от жажды битвы.

Я посмотрел вокруг многие лежали без чувств, а я стоял на ногах. И это придало мне сил. Даже в этом немощном теле я могу проявить силу пусть пока и такую странную. Мне показалось, что на плечи мне свалился огромный мешок с песком. Мои кости затрещали и мне показалось, что у меня из ушей пошла кровь. До меня доносились отдельные слова.

— Долг… Честь… важная часть… нести волю мою… за сим прощаюсь…

Мне показалось, что на краткий миг император посмотрел на меня. Затем его галапроекция исчезла. И давление прекратилось.

Я стоял.

Практически все ученики вокруг лежали. А многи не просто лежали они были в отключке. На ногах осталось только трое. Я и двое из первых наследников: красноволосый парень и девушка с чёрными длинными волосами, они разметались по её плечам, она держалась рукой за грудь и жадно хватала воздух ртом. Два парня из первых наследников стояли на одном колене. Все остальные ученики на плацу лежали.

Это странное воздействие было направлено только на учеников. Так как директор школы, преподаватели и солдаты по периметру плаца даже не шелохнулись.

Тишина.

Вокруг была тишина. Нет не так. Была абсолютная тишина. Потомучто те кто не отключился уставились на меня. Те многие которые валялись на плацу и не отрубились сейчас уставились на меня. Те кто стоял на коленях уставились на меня. Обернулись первые наследники. Все преподаватели и директор смотрели на меня.

А я нацепил на себя безразличное выражение на лицо. Будто всё прошло так, как я и задумывал.

К некоторым ученикам, кого не унесли на носилках, подошли личные слуги, большинство поднялись сами. Привели себя в порядок.

Я стоял в центре нарисованного на плацу круга спокойно как скала. Ну скажем не как скала, а как острый пик, копьё. Мне всё больше не нравилась эта империя, да и сам император. Что-то прогнило здесь. Мне нужно использовать ресурсы школы, а там посмотрим. Я найду своё место под солнцем. И возможно это будет не род Тумановых. Я не чувствовал в себе желание выслуживаться ни перед кем. У меня было пока одно желание вернуть своё былое могущество.

Многие ученики передо мной продолжали оглядываться, и я ловил много заинтересованных взглядов и от мальчиков и от девочек, но недовольных и брезгливых тоже хватало. Мой родственник Анатолий не смотрел на меня, он просто стоял со сжатыми кулаками. Моя спина будто раскалилась, я чувствовал, что стоящие позади хотели прожечь меня взлядами. Оборачиваться не стал.

Все встали по центру своих нарисованных на плацу кругов и устремили взор на директора. Тот сделал шаг вперёд и громко заговорил:

— Меня зовут Валентин Землин, — директор обвёл нас взглядом.

Я заметил, что многие аристократы представляются без отчества, выделяя только принадлежность к определённому роду. Род Землиных относился к основным родам империи.

— Приветствую вас в военной школе для высшего сословия империи. Здесь мы раскроем ваш потенциал и сделаем достойной частью механизма управления империей. Рад, что большинство из вас достойно выдержало частичное присутствие императора с его свитой. Эта демонстрация была важна, чтобы показать вам что нашей империей правит сильный император и вам будет честью быть опорой такого сильного лидера.

Раздались тихие шепотки, что император — это сила и мы за ним хоть на край света.

Может кто и поверил в благие намеренья, а мне показалось, что это было элементарное запугивание. Подчинение основанное на страхе перед сильным это возможный, но не самый лучший способ управления.

Ясно сделают из нас винтики и болтики и заставят крутиться.

— Теперь преследуйте в основной корпус на обследование, чтобы подтвердить ваши сертификаты силы одарённых, сертификаты на модификацию тела у кого они есть. — Он указал на широкую дорожку ведущую к основному зданию.

А у меня вообще есть сертификат?

Если есть, то где?

Потянулся к смартфону, чтобы позвонить Наталье, но понял, что у меня его нет.

Я развернулся и пошёл навстречу идущим ученикам. Я могу успеть за телефоном, если потороплюсь и меня не остановят.

Ученики обходили меня. Хоть я выглядел слабым худым подростком, это не мешало мне подобно волнорезу разделять поток учеников.

Навстречу мне шёл Светослав, я только захотел обратиться к нему, но он отвёл глаза и обошёл меня по дуге. На его лице я увидел страх.

Мне наперерез выдвинулось два вооружённых охранника.

Глава 17

Охранники не направляли на меня свои энергетические винтовки. Они просто не давали мне пройти.

Хоть и признанный бастард по легенде, но теперь я был аристократом. А главное, я практически восстановил свою личность из прошлого мира. Я остановился и спокойно сказал:

— Мне нужно туда. — Указал рукой в сторону жилых корпусов.

— Извините, господин Туманов, но у нас приказ.

— Я ограничен в передвижениях?

— Нет, но господин Туманов, у нас приказ. Все ученики проходят в основной учебный корпус.

Объяснять совершенно не хотелось, но я всё же сказал:

— Я не взял с собой телефон.

— И правильно сделали. Он бы у вас сгорел на плацу. Это было круто господин Туманов. Никто из охранников не ожидал, что кто-то помимо главных наследников устоит на ногах.

— Дай свой телефон. — С теми же нотками силы в голосе сказал я.

Охранник достал телефон и протянул мне. Я хотел было потянуться к нему, но подумал, что не знаю номер Натальи.

Развернулся и пошёл в сторону основного учебного корпуса.

«Неужели нельзя было лучше меня подготовить»? — возмутился я.

Как сказала Наталья, они не хотели со мной нянчиться. Но хоть какие-нибудь инструкции могли и выдать! Хоть я и был зол, но сохранял трезвость мышления. Это очередное препятствие, которое я преодолею.

Представил рожу Туманова с его обычным каменным выражением на лице и мне очень захотелось его придушить.

***
Корпорации Армада, аналитический отдел.


— Не могу, икота что-то замучила. Дай воды.

— Вот держите, Павел Алексеевич.

— Спасибо, Наташа.

— Вам не кажется, что его нужно было лучше проинструктировать?

— В тебе говорит твоя гиперответственность, иногда она мешает. Инструкций для него нет, и пока не будет. У него очень хорошая приспосабливаемость. Столько лет притворялся попрошайкой. А главное, ты же помнишь записи Гончаровой. Он развивается лучше в стрессовой и незнакомой обстановке. Представь, его умирающим подобрали на улице в раннем детстве. И он выжил в тех условиях. Мне он однозначно подходит. Он как неогранённый драгоценный камень, который я нашёл на пыльной и грязной дороге. Нужно только слой за слоем снять всё ненужное. Смотри, как он перевоплощается. Нет, ты только посмотри. Снова будто бы другой человек. Посмотри, как с охранником разговаривает. И никто из аналитиков. Не смог предсказать, что он устоит на плацу. Даже я думал, что он в последний момент опуститься на колено. Чтобы не провоцировать всех тех, кто не устоял.

— Мне кажется, что у него раздвоение личности.

— Отклонений в работе мозга не были обнаружены. Там что-то другое. Кстати, ты заплатила школьному шеф-повару?

— Да.

— И?

— Он всё сделал.

— Я не про это.

— Аналитики сказали, что после того представления на плацу что он устроил, вероятность конфликтной ситуации в школьной столовой будет выше девяноста процентов.

— Павел Алексеевич, можно высказать мнение?

— Говори.

— Мне кажется, вы играете с огнём. Всё-таки нужно его исследовать здесь.

— Пойми, в школе есть защита и все условия для его развития. И у нас нет такой ресурсной базы для подготовки одарённых. А в клетку я его закрыть всегда успею.


***
До здания основного корпуса я шёл не спеша, пытаясь придумать, что мне делать. Пока решил не говорить ничего лишнего.

Основное учебное здание имело п-образную форму и пять этажей. Выглядело оно очень монументально. На окнах имелись бронещиты, которые можно было опустить для дополнительной защиты. Во дворе уже прохаживались ученики, которые хвастались полученными значками в виде небольшого сантиметрового круга с небольшим рантом, на этом ранте было разное количество звёздочек. Красные, синие, голубые, коричневые, тёмно-зелёные это были самые распространённые цвета кругов в центре значка. Некоторые восторгались, что с этого года теперь на значках отображается уровень силы одарённого, то есть его ранг. Кто-то старался скрыть свой значок с одной звёздочкой, кто-то выставлял напоказ значок с тремя звёздочками. Больше трёх я никого не увидел.

Интересно, а сколько всего рангов? Ведь звёздочки были маленькие, и вокруг значка их можно было вписать много.

Помимо значков обсуждали состав комиссии, все вокруг удивлялись, что её возглавляет лично директор. Парни были в восторге, что на комиссии присутствует Анастасия Туманова, но были не восторге что там есть некий Роман Разумовский, но когда они говорили о нём, всё время оглядывались, будто он может выпрыгнуть на них в любой момент.

На глаза мне попался брюнет — подручный Кирилла Замятина. У него был чёрный значок с двумя звёздочками. От его пронзающего взгляда у меня пробежал холодок по спине. Я стряхнул с себя эти неприятные ощущения и миновал толпу.

Следуя указаниям дежурных, я дошёл до места. В просторном холле была небольшая очередь, примерно из двадцати учеников. Они нестройным рядом стояли у массивных дверей.

Милая рыженькая девушка похожая на лисичку хотела зайти, но невысокий лысый мужчина в чёрном костюме едва увидев меня, жестом руки остановил её. Сразу за этой рыженькой девушкой стоял Светослав Светлов. Было видно, что ему неловко за своё поведение, но мне было всё равно.

— Господин Туманов вы пропустили свою очередь. Проходите.

Мне уступили дорогу, и я зашёл в просторный зал без окон. Светлые стены и потолок светящийся мерным едва голубым светом, контрастировали с чёрным полом. У меня создалось ощущение, что я находился под открытым небом. За мной закрылась дверь.

Прямо напротив входа располагался массивный тёмный стол. С тремя персонами. По центру сидел директор, он был довольно массивным и возвышался над двумя оставшимися членами комиссии. Слева от директора сидела та невероятно красивая черноволосая женщина, которая присутствовала на построении и сухой жилистый с неприятно бегающими глазками мужчина в чёрном строгом костюме. Слева от директорского, в нескольких шагах располагался более маленький стол, где за экраном монитора сидел мужчина в комбинезоне техника, рядом с ним сидела пожилая женщина в белом халате. По центру зала был белый метровый круг на чёрном полу.

Я прошёл и встал в круг лицом к директорскому столу.

Возле каждого члена комиссии стоял стакан с водой и была небольшая табличка с именем. Я бегло прочитал слева направо имена членов комиссии: Анастасия Туманова, Валентин Землин и Роман Разумовский. Ещё возле директора я заметил небольшую кучку с пластиковыми пластинками.

На меня уставились, будто чего-то ждали, и я представился:

— Ученик Глеб Туманов на подтверждение сертификата прибыл.

— А-а-а, тот признанный бастард. — Глазки Романа Разумовского неприятно забегали по мне. Он сделал кислое лицо, будто съел килограмм лимонов.

Лицо Анастасии Тумановой стало стальным, не поворачивая головы, она мазнула холодным взглядом по Разумовскому, но ничего не сказала.

— Давайте не будем обращать внимание на эти мелочи. Ученик Глеб Туманов… — Директор сделал паузу и улыбнулся. — …прибыл на подтверждение не одного, а сразу двух сертификатов.

Директор из кучки перед ним взял две пластинки.

Разумовский наклонился к пластинкам и воскликнул:

— Быть того не может! Это какая то нелепица! Направления жизни и разума. Магия разума не сочетается с другими видами. Вы хоть знаете молодой человек, что с вами будет за подделку сертификатов?

Я в очередной раз захотел придушить главу рода Тумановых.

— Давайте не будем сотрясать воздух. Пусть молодой человек пройдёт обследование.

Разумовский поджал губы и сказал:

— Теперь я понял, почему мы так с ним тут так долго расшаркиваемся, и почему вы лично возглавили комиссию и пригласили меня и мою коллегу Анастасию Туманову. В старой школе обычно для этого обследования хватало техника с медиком.

Директор повернулся к столу с техником и распорядился:

— Михаил, приступаем.

Круг, на котором я стоял, наполнился светом.

Глава 18

Обследование завершилось довольно быстро. Круг под моими ногами погас и стал просто белым пятном на чёрном полу.

— Господин директор у нас возникли трудности. — Голос техника был озадаченным.

Разумовский подобрался, показывая своим видом, что у меня не могло быть такого сочетания магии.

— Что ещё? — директор посмотрел на техника.

— Я не понимаю. Сертификаты вроде подтверждены, но я не могу ему создать значок. Что делать?

— Это вы меня спрашиваете, что вам надо делать? — спросил директор.

— Извините господин директор. Я уже вызвал программиста.

Буквально через мгновение в помещение вломился щуплый мужчина в комбинезоне техника.

Тот, кто проводил обследование, и подошедший программист уставились в монитор. Пожилая женщина в белом халате сразу отстранилась, за ней от монитора отстранился техник Михаил, всем своим видом показывая, что это не в его компетенции.

Щуплый программист повернулся к директору:

— Сертификаты подтверждены, но оборудование не может определить его уровень силы. По отдельности показывает слабый уровень. — На этих словах техника Разумовский ехидненько улыбнулся. — Но когда вместе, то аппарат выдаёт, что уровень сил не определён. А самое главное мы не можем напечатать ему значок…

— Михаил сегодня изготовлял два для сдвоенной магии. Огневу и Тумановой. — Директор не дал закончить программисту. Было видно, что директор не любил, когда подчинённые ставят его в неловкую ситуацию. — Сделаете, что-нибудь, — приказал директор.

А дальше начался цирк с конями. Видимо директор не имел право или просто шёл на принцип и не хотел отпускать меня без значка. Прибежало ещё несколько техников. Они стали колдовать вокруг монитора, подключились удалённо к производителю. Директор с каждым их действием краснел сильнее. Анастасия Туманова изящной рукой накрыло своё лицо. Разумовский пытался язвить, но когда техники предложили напечатать мне два значка без звёзд, то Разумовский увидел крайнюю степень закипания директора и замолчал.

Закончилось это ударом директорской ладони по столу. Вместо специального значка для сдвоенной магии мне напечатали слегка изменённый значок для магии жизни.

И вот я держал в руках свой значок. Это был сантиметровый зелёным круг, где по краю шёл стальной рант, с углублением, только в этом углублении были не звёздочки, так как мой ранг не могли определить, а шла такая тоненькая полосочка стального металла. На вид это выглядело, как опоясанный тремя стальными полосами зелёный круг.

Единственной проблемой было, то что на моём значке не было чёрного цвета. Но и тут нашёлся выход. Ко мне подошёл техник и протянул чёрный маркер:

— Господин Туманов, это специальный маркер. На вашем значке чёрный и зелёный цвет должны присутствовать в равных долях. У нас есть красивые заготовки и утверждённые шаблоны, но не для такого сочетания дара. Извините, мы даже не можем вам напечатать специальный значок для сдвоенной магии. Производитель протопринтера сказал, что такое сочетание магии даже не рассматривалось. Не переживайте, к следующему обновлению они внесут изменения, и вы получите другой значок.

Я взял из рук Михаила маркер. У того слегка подрагивали руки. Видимо эта ситуация не лучшим образом скажется на его карьере. А может у него всегда, тряслись руки.

— Нарисуйте, что-нибудь, но только приличное. — Попросил меня техник Михаил.

— А я могу потом смогу изобразить на значке что-то своё?

— Да, но нужно согласование от директора.

— Он не сотрётся? — покрутил в руках чёрный маркер.

— Это стойкий маркер, мы его используем для реставрации, — Затем Михаил слегка наклонился ко мне и прошептал. — В левом крыле строители перепутали цвет замазки на чёрном мраморе, мы им покрасили замазку между плит, до сих пор цвет не сошёл, а эти плиты драят каждый день. Иди вон за мой стол удобнее будет. — Последнее он уже сказал громко.

— О чём вы там шепчетесь? — возмутился Роман Разумовский.

Я не стал тянуть и отходить к его столу. Потому что мне показалось, что директора сейчас от всей этой ситуации хватит сердечный приступ. Я просто закрасил правую половину чёрным и отдал маркер технику. Разумовский мне показал жестом, что я должен прикрепить значок в районе своего сердца. Я так и сделал.

Туманова так и сидела, закрыв лицо рукой, Разумовский просто молчал. Директор немного отошёл от ситуации и сказал:

— Я рад, что в нашей школе появился такой необычный ученик. Теперь понимаю, почему за тебя лично хлопотал Павел Алексеевич.

На этих словах директора Разумовский поджал губы, а Анастасия Туманова убрала руку с лица и своими большими изумрудными глазами внимательно посмотрела на меня.

Директор повернулся к Разумовскому:

— Ну, что Роман позанимаешься с новым учеником? У него всё-таки есть способности по твоему направлению.

— Возможно позже, пускай с ним пока Анастасия возится. — Разумовский кивнул в сторону черноволосой коллеги. — Он всё-таки, если не обращать внимания на мелочи, Туманов, да и Павел Алексеевич сами понимаете, хлопотал. Поэтому передайте, его сиятельству Павлу Алексеевичу Туманову, что я обязательно позже позанимаюсь с этим необычным учеником. Но позже.

А вот мне что-то не очень хотелось с ним заниматься.

— Ну что, молодой человек можете идти, а то мы и так тут задержались. — Директор дал мне понять, что я свободен.

Передо мной открылась массивная дверь, и я вышел. На входе уже стояла та рыженькая девушка, которая была вынуждена меня пропустить вперёд. Она уставилась на мой значок, потом посмотрела своими большими синими глазами мне в глаза и свалилась в обморок. Сзади её подхватил Светослав. Дежурящий у входа мужчина в костюме тоже посмотрел на мой значок, отстранил меня от девушки, взял её на руки и отнёс на диван, что стоял у окна. Девушку стали приводить в чувства, к этому действию присоединилось несколько учениц.

Другие учащиеся не падали в обморок, когда смотрели на мой значок, за что я им был очень благодарен. Во взглядах было больше любопытства.

Ко мне подошёл Светослав:

— Глеб ты не мог бы меня подождать, вместе в столовую пойдём?

Похоже, Светослав обладал более чёткими инструкциями, что сегодня у нас будет. Надо его использовать как источник информации. Я кивнул.

Как выяснилось, процедура подтверждения сертификатов занимала, на самом деле мало времени. Запустили сразу десять человек, и вышел Светослав довольно скоро. Меня же запускали одного. Возможно, из-за необычного сочетания моих сил, или из-за того, что у меня их просто две. Сегодня уже два ученика подтвердили обладание сдвоенным даром. Кто-то из рода Огневых и рода Тумановых. Может, их тоже запускали по одному.

Светослав повёл меня по коридору к мраморной лестнице, которая вела к выходу из здания. Я обратился к своему источнику информации:

— Светослав, что сегодня будет дальше?

— Сейчас мы в столовую. Кушать будем.

— Ты об этом уже говорил, когда просил подождать. Я имею в виду, что у нас сегодня вообще по плану.

— Я тебе всё расскажу, а ты мне, пожалуйста, расскажи, что у тебя за странный значок, почему тебя запустили одного и так долго с тобой возились?

Я остановился. Не слишком ли много вопросов, за мой один простой. Ответ, на который я могу получить у любого дежурного. Я обратился к Светославу:

— А чем занимаются твои родители?

Он заморгал и уставился на меня:

— У нас крупная компания по производству осветительного оборудования. Нам осталось поглотить несколько конкурентов, и мы получим статус корпорации.

— Несёте свет, значит.

— Если слышал девиз нашей родовой компании, зачем тогда спрашиваешь?

Вообще то, это первое, что мне пришло в голову. А я то думал, что его род занимается торговлей. Этот его подход «ты мне я тебе» немного напрягал. Ты мне помог, вот тебе таблица. Я тебе отвечу, но и ты мне ответь. Нет, я ничего не имел против коммерции и торговых отношений, я и сам планировал ей здесь заняться. Но чтобы так по мелочам.

— Ну, так, ты мне расскажешь? — С любопытством Светослав уставился на меня.

— Так это ты напугал мой младшенькую сестрёнку до полусмерти?! — раздался гневный голос за моей спиной.

Я развернулся.

Посередине коридора стоял парень с огненной шевелюрой. Это был тот первый наследник Огневых, что устоял на ногах вместе со мной на плацу. Я обратил внимание на его значок на груди, так как он сильно отличался от значков обычных учащихся. Он был крупнее, круг был заменён на щит, где двумя цветами был изображён рисунок — алый меч, состоящий из языков пламени пронзал темно коричневую твердь земли. По краям щита были стальные крылья. На правом крыле было три красных звёздочки, а на левом две коричневых.

Этот парень посмотрел за моё плечо на Светослава как на пустое место. Я услышал, как Светослав сделал шаг назад.

Этот красноволосый скорее всего брат, той рыженькой девушки с синими глазами, которая упала в обморок.

«Она сама свалилась, и я тут ни при чём». — Этого озвучивать я не стал. Потому что любое оправдание — признак слабости. Если бы он просто подошёл и спросил, то я бы ему нормально ответил.

Глаза у наследника стали наполнятся огнём. Я услышал, как Светослав ещё отошёл на несколько шагов назад. Затем он убежал.

Я начал накачивать свои мышцы энергией и стал усиливать кожный покров на кулаках, как в тот раз, когда убегал от гигантских крыс, правда, тогда я укреплял кожу на стопах. Но принцип был такой же. И у меня, это получилось довольно быстро, видимо помогал опыт, а возможно быстро действовать мне стимулировали два горящих факела вместо глаз, которые пристально смотрели на меня.

Глава 19

— Ты бы видел сейчас своё лицо, Карающий Молот. Что, не помнишь меня? — Глаза красноволосого парня сбавили светимость и теперь напоминали тлеющие угли.

Я слегка мотнул головой.

— Я Серафим Огнев. — Не дождавшись от меня никакой реакции, он продолжил. — А Светлана Замятина? Её ты тоже не помнишь?

— Слушай, хватит. Говори, что тебе надо?

— Такой же борзый, как и в прошлый раз. Ладно, я к тебе не за этим подошёл. Ты действительно напугал мою сестру Лику Огневу, когда ты выходил из кабинета. Больше не пугай её, а лучше вообще к ней не подходи. Она до жути боится таких магов как ты. Магов разума со своим подавлением воли, телекинезами всякими. Знаешь я вас тоже недолюбливаю. А ты ещё такой странный, знаешь ли.

— Где я тебе представлялся Карающим Молотом? И ещё, зачем ты подошёл ко мне с таким пафосом? — спросил я.

— Ну знаешь ли. Когда ты в прошлый раз представился, от твоего пафоса я чуть не подавился.

До меня стало доходить, а мой собеседник продолжил:

— Пришёл я к другу в гостиницу. Сам бы я в том клоповнике не остановился бы. Мы уже почти вышли на улицу и в дверях меня остановила Светлана Замятина. Так вот, родители Светланы немного знают моих родителей, и она попросила меня отужинать с ней. Так как мой друг был очень не против этого, я согласился. Тем более та гостиница принадлежит дедушке Светланы, и для нас накрыли шикарный стол. Сидим мы как обычно и ведём беседу: о погоде, как у вас дела, как у нас дела, как у бабушки, как у дедушки, у дяди и тёти.

Понял я, что Серафим рассказчик не очень. Это было написано у меня на лице, и Серафим сказал.

— Подожди, я уже почти перешёл к главному.

— Может, по дороге расскажешь я в столовую собирался?

— Я почти закончил. Значит, мы сидим, и вдруг являешься ты, представляешься Карающим Молотом и заявляешь, что тебе срочно нужна женская ласка. Карающий Молот, ты в зеркало себя видел? — Он показал мои габариты. — Мы с другом хотели тебя похоронить на месте, но нас остановила Светлана, возможно, не хотела проблем, для дедушкиного бизнеса, а потом ты подошёл к ней и, что-то сказал на ухо. Затем вы ушли смотреть на ночные звёзды и больше не вернулись.

— Ясно. — Я стиснул зубы. Если он и дальше продолжит меня оскорблять, то я его вызову.

— Мой друг тогда хотел пойти за вами, но я его остановил. Я был тогда уверен, что Светлана тебя вывела из зала и передала охранникам. Но вы так и не вернулись. Что ты ей тогда сказал?

Я пожал плечами.

Затем Серафим нахмурился и снова посмотрел на мой значок, а потом махнул рукой:

— Вряд ли, ты ей сделал какое то внушение. Во-первых, для этого нужна концентрация, а ты едва на ногах стоял. Во-вторых, там везде датчики висят, определяя подобное воздействие.

«Замятин… Замятина», — эти две фамилии крутились в моей голове.

— А Светлана, это не родственница Кирилла Замятина? — спросил я.

— А-а-а, того торгаша. Да, она его двоюродная сестра. — Ладно, ещё увидимся. Ты уж поаккуратнее с моей сестрой.

— Буду аккуратен, если она сама на меня не свалится, — сказал я.

Серафим сделал пару шагов, повернулся и сказал через плечо:

— Забыл сказать. Мой друг очень скромный, и он не знал, как выразить свои чувства Светлане. Даже специально остановился в той гостинице. А потом пришёл ты. Полагаю, что мой друг к тебе ещё подойдёт. Удачи. — Серафим отвернулся и ушёл.

Его друг будет потом, а у меня сейчас обед. Я ничего не ел со вчерашнего вечера.

У выхода из здания я взял у дежурного расписание. На глянцевом листке изящным шрифтом было напечатано:

«Утро с 8:00 — 11:00 заселение

11:00 — Предстать пред императором. Плац. ЯВКА ОБЯЗАТЕЛЬНА! СТРОГО В ШКОЛЬНОЙ ФОРМЕ!

11:30–12:30 — Проверка сертификатов одарённых и модификаций тела. Основной учебный корпус.

13:00 — Обед. Столовая.

15:00 — Торжественное принятие присяги. Плац.

18:00 — Получение доступа к личному кабинету ученика. Секретариат.

Рекомендации: Не брать на плац устройства, имеющие телекоммуникационные антенны или энергоячейки.»

С обратной стороны был план школы со всеми обозначениями. Я бегло изучил его, сложил листок пополам и сунул во внутренний карман комбинезона.

На улице было солнечно, через браслет я настроил комфортную температуру внутри комбинезона и включил автоматическое поддержание. Надо будет потом лучше разобраться в работе этого устройства.

Учеников практически не было. Возможно, основная часть уже ушла в столовую. Наблюдались лишь редкие группки.

Везде был ухоженный зелёный газон и практически не росли деревья. По мягкой дорожке из прессованной резиновой крошки я направился в сторону столовой. От одной из группок учеников отделился темноволосый парень и побежал в мою сторону. Не добежав несколько шагов, он остановился:

— Я Борецкий Василий, будем знакомы.

— Глеб Туманов.

— О! Круто! Туманов! Слушай, а что у тебя за странный значок? И правда, что за тебя хлопотал глава первой ветви рода Тумановых?

Вдалеке я увидел как черноволосый подручный Замятина, отвернул от меня второго русоволосого подручного.

Я посмотрел на ожидающего моего ответа парня. Скорее всего, он должен был задавать эти вопросы постепенно. Я усмехнулся и спокойно сказал:

— Если тебе просто любопытно, то просто отвали, если тебя кто-то послал, то пусть подходит сам. Может тогда, я отвечу. Ясно?

Парень испарился моментально, видно, что ему сразу стало всё ясно и понятно.

И вот я стоял у места, где утолю свой дикий голод. С этим телом мне нужно хорошо питаться, особенно есть побольше мужской еды. Автоматические стеклянные двери открылись передо мной и в нос ударил приятный аромат.

Большие французские окна наполняли просторный зал светом. С двух сторон шли объединённые столы, вдоль которых выстроились официанты, из большого арочного проёма, который располагался посередине зала, продолжали выносить и расставлять на длинных столах блюда, накрытые металлическими колпаками.

Стоящий у входа дежурный в строгом чёрном костюме подошёл ко мне:

— Здравствуйте господин Туманов. Рады приветствовать вас в нашей школьной столовой. Пройдите туда, — он указал рукой на длинный стол справа. — С той стороны зала накрывают специальный стол для влиятельных родов империи.

Возле длинного стола для влиятельных родов наблюдалось движение: там уже стояла толпа учеников. Многие уже были не в школьных комбинезонах, особенно прекрасная половина. Многие парни были в строгих костюмах, а девушки в платьях. Я подошёл и пристроился с краю. От накрытого стола шёл едва уловимый запах и меня, почему то бросало в дрожь.

Из арки посередине зала вышел высокий плотный мужчина с длинными усами. На нём был чёрный строгий костюм, а образ завершал высокий поварской колпак. Он направился к нашему столу и встал напротив.

— Здравствуйте. Меня зовут Максимилиан Грассо, и я имею честь быть шеф-поваром этой замечательной столовой. — Он подошёл ближе, и из нашей толпы вывел светловолосую ученицу в нежном бирюзовом платье.

Скромная и тихая на вид девушка стояла, хлопала огромными карими глазами и не знала, что происходит.

Шеф-повар, продолжая держать девушку за руку, объявил:

— У этой юной леди было две недели назад День Рождения. И как мне стало известно, Виктория любит морскую кухню. Сегодня мы просто обязаны её побаловать, и поздравить с прошедшим знаменательным днём.

Раздались нестройные голоса поздравлений. Стройный изящный парень в белом костюме со светлыми длинными волосами, улыбаясь во все тридцать два зуба, похлопал в ладоши и пожелал имениннице крепкого здоровья.

У меня сложилось впечатление, что девушка совсем потерялась и не понимает, с чего ей оказывают такие почести.

— Меню для учеников шести влиятельных родов империи. — Проговорил шеф-повар загадочно и стал перечислять рода, которым выпала честь. — Огневы, Ветровы, Громовы, Землены, Морозовы, Разумовские и Тумановы. Для них сегодня особое меню, и называется оно — «Морской шик».

Официанты убрали колпаки с блюд, а я стиснул зубы, потому что везде были креветки: омар фаршированный креветками, запечённые креветки, суп Том Ям. Просто отварные креветки. Опять креветки. И снова креветки.

Посмотрел на другую сторону зала: там было не так много учеников, а столы ломились от отличной разнообразной еды: птица всех видов, мясная нарезка, лосятина, блины и много всего другого. Я невольно сглотнул.

Ко мне обратился ближайший официант и показал на стол с «Морским шиком»:

— Молодой господин. Не желаете ли наивкуснейшего салата Суой Том Тай? Свежее сочное манго, арахис, а самое главное — самые свежие креветки. Сегодняшний ночной улов. Доставили утром и сразу в салат.

С горочки зелени расправив длиннющие усики на меня своими чёрными глазками бусинками смотрела жирная креветка. Я не знал, почему она была неочищенная, видимо, для большей наглядности.

В военных походах я ел всякое, но как, же я ненавидел креветок. А ещё вспомнились те дни в убежище. Каждый день я запихивал в себя тот ужасный суп со вкусом этих членистоногих. В те моменты я проклинал всех и вся.

За что мне всё это?

Я стоял и наблюдал как ученики, которые представляли в этой школе элиту элит, стали усаживаться за стол. Они улыбались друг другу, обсуждали цены на морепродукты и погоду. Я был абсолютно уверен, что не все любили креветки, но они с истинной аристократичностью не показывали этого. Ведь этот стол был специально накрыт для самых избранных.

Нет, это я есть, не собирался. Развернулся и пошёл в сторону нормальной еды.

— Вот и правильно! Знай своё место! — раздалось у меня за спиной.

Видимо, некоторые не все знали, что я очень голодный и мой день был очень напряжённым.

Я обернулся.

Глава 20

На меня смотрел тот парень, что желал имениннице здоровья. От него шли лёгкие потоки ветра, они шевели тонкую ткань его белоснежного костюма, и светлые длинные волосы на голове от этого стоящий предо мной ученик стал напоминать веник. У него был небесно-голубой значок с двумя звёздочками.

— И где же моё место? Можешь повторить? — спросил я.

Блондин указал рукой в сторону стола куда я и направлялся.

— Знаешь я сам решу, где моё место и если завтра захочу сесть здесь. — Указал на стол, для самых влиятельных родов, то я так и сделаю и поверь, не буду спрашивать не у кого позволения.

Все внимательно смотрели за нашей перепалкой с открытыми глазами.

— Ты всего лишь признанный бастард. Я не хочу, чтобы твоя простолюдинская часть сидела рядом со мной, — с презрением выпалил блондин.

Туманов не мог мне лучше легенду придумать для появления в этой школе. Ладно, об этом я обязательно у него спрошу, а сейчас мне очень хотелось чем-нибудь заткнуть поганый рот этого блондина.

— Я конечно бастард, но не забывай, что моя вторая половина Туманов.

— Именем будешь прикрываться. Я Вениамин Ветров второй наследник второй ветви рода Ветровых. Я не знаю, что тебе досталось от твоей простолюдинской матери. Ты здесь сидеть не будешь. — Он указал на стол, с которым рядом стоял.

— Знаешь, второй наследник второй ветви. Может выйдем? — Я подошёл ближе к этому Вениамину и начал накачивать свои мышцы энергией, чтобы увеличить свою манёвренность. По ощущениям энергии в моём источнике силы должно хватить на хорошую драку.

— Конечно, выйдем, бастард. Я постараюсь бить тебя только по твоей простолюдинской части, которая тебе досталась от твоей…

Мои мышцы были уже довольно подвижны, и я молниеносным движением схватил с того наивкуснейшего мангового салата жирную креветку и со словами:

— На вот, скушай креветочку. — Затолкал её на всю её длину прямо в рот второму наследнику второй ветви.

Вениамин опрокинулся назад и сбив несколько стульев сел на пол. Из его рта торчали усы и лапки. Видимо, лапки у креветки повара тоже оставили для большей наглядности. Вот они сейчас очень наглядно торчали изо рта Вениамина Ветрова.

Вениамин отплевался и сквозь зубы сказал:

— Я же согласился выйти. Чего ты руки распускаешь раньше времени?

— Простимулировал я тебя, пойдём. — Показал на выход из столовой. — А то бы ты до вечера говорил.

Все забыли о еде и вслед за нами высыпали на улицу. Вышла даже Виктория, хотя для неё повара приготовили специальный стол из морских деликатесов.

Площадка перед столовой была маленькая, и мы ушли на просторный газон. Вокруг нас образовалось двадцатиметровое кольцо из зрителей.

Вениамин занял позицию в другом конце круга из зрителей и выкрикнул:

— Поединок!

Я начал обдумывать план битвы, скорее всего Ветров будет атаковать меня порывами ветра. Его фамилия рода и те потоки, что колыхали его волосы, говорили сами за себя. Мой противник стоял и что-то ждал от меня:

— Давай нападай! — Крикнул ему.

— Ты не подтвердил поединок по правилам. Потом будешь ещё на это ссылаться, когда я тебя размажу по этому газону. Помимо того, что я выбью из тебя желание сидеть рядом со мной, ты мне расскажешь, какими хитростями и уловками ты устоял на плацу. Поединок! — Сквозь белоснежные ухоженные зубы выкрикнул Вениамин.

— Поединок! — подтвердил я.

— Сейчас я тебе покажу свою технику под названием «Гуманное избиение». — Вениамин стал махать руками, а я побежал на него.

Меня били хлёсткие удары ветра, и не получалось приблизиться к противнику. Если такие удары будут долго истязать моё тело, то оно конечно уцелеет, но превратиться в отбивную. Я сконцентрировался, посмотрел на Вениамина тем особым взглядом, что у меня получался ранее. Тот стоял в потоках воздуха, а из его рук выбрасывались энергия и трансформировалась в порывы ветра которые неслись в мою сторону.

С каждым порывом ветра у меня лучше получалось усиливать кожные покровы и вливая даже немного силы я выдерживал хлёсткие удары. Сверху комбинезон висел рваными лохмотьями. Я был признателен Вениамину, что он не бил ниже пояса. Там у меня всё было в порядке, но сверкать мужским достоинством перед толпой зрителей мне не хотелось.

Особо сильный порыв ветра оторвал меня от газона и протащил несколько метров. Вениамин сбавил немного напор и стал кричать, что выведет меня на чистую воду, что поставит на место. Он кричал ещё много всего.

Газон между мной и Вениамином был покрыт рытвинами. Оголился дёрн и небольшими зелёными пучками валялись трава. Я встал на ноги. Меня снова хлестнуло сильным ветром, но я смог устоять. Почувствовал, что смог инстинктивно выдвинуть немного свою ауру из стоп и с помощью небольших отростков, которые напоминали маленькие щупальца, проникающие в землю, устоял. Этими воображаемыми щупальцами было очень тяжело управлять, но я умудрялся стоять даже под сильнейшим шквальным ветром.

Вениамин увидел, что я устоял на ногах, стал что-то кричать, но сквозь завывание ветра я не мог разобрать его слов.

Я пошёл на Вениамина. Чувствовал, что если затяну бой, то могу и проиграть. Несмотря на мою регенерацию. У меня получалось залечивать повреждения даже во время боя, пусть пока медленно. На это тратилась энергия и на странные невидимые обычным зрением отростки из ног тоже. Энергии могло не хватить. Ноги проваливались в рыхлый тёмно-коричневый дёрн, но я упорно шёл к своему противнику.

Вениамин стал вращать руками, будто стрекоза машет крыльями. Порывы ветра стали сильнее, а удары по телу стали болезненнее. Я немного усилил кожу и ускорился. При этом мне приходилось концентрироваться на отростках, которые удерживали на земле.

Мой противник сделал шаг назад, а я ускорился. Он вытаращил глаза и сделал ещё несколько шагов назад, а я рванул вперёд и ухватил Вениамина за его чистый белый костюм. Мы покатились по изрытому газону. Вцепившись в Вениамина, я лишил его преимущества, он не мог оттолкнуть меня порывом ветра. Мне прилетали болезненные удары, я, не обращая на них внимания, бил в ответ. Мы продолжали кататься по дёрну вперемешку с зелёной травой. Костюм Вениамина быстро утратил свою белоснежную чистоту.

Вениамин продолжал сыпать всевозможные оскорбления в мою сторону, а я, молча его бил. Затем поймал удачный момент и, извернувшись, уселся Вениамину на грудь, переместил свои энергетические отростки из стоп в колени, тем самым не дав Вениамину скинуть меня.

— Ты всего лишь бастард. — Сквозь зубы прошипел мой противник. Он попытался правой ударить меня по лицу, но у него не получилось, и он левой рукой болезненно ударил меня по рёбрам.

— Я знаю. — Ответил ему и попытался ударить его по лицу, но он прикрылся руками.

Толпа нас обступила и подошла к краю изрытого газона.

— Тебе не место. Ты жалк…

Правой рукой зачерпнул земли с кусками газона, левой придержал руки Вениамина и затолкал ему всё это в рот. Он меня достал уже своей трепотнёй.

На несколько секунд наступила тишина.

Довольно долго я удерживал Вениамина на лопатках и крикнул ему в лицо:

— Признаёшь поражение!

Вениамин закончил отплёвываться от земли и закричал в ответ.

— Чтобы я! Такому как ты! Да твоя мать просто раздв…

Договорить ему не дал: нанёс несколько особо жёстких ударов по лицу Вениамина. Он пытался защищаться, но ему это не особо удавалось: его зубы раскрошились, а нос ушёл на бок.

— Господин Туманов остановитесь. Ваш поединок с господином Ветровым окончен.

Вокруг меня плотным кольцом стояли охранники в тактических чёрных комбинезонах их непрозрачные лицевые щитки на шлемах были опущены, а стволы винтовок направлены на меня.

Глава 21

Под конвоем четырёх охранников я шёл в директорский кабинет. Я гадал, для чего эти бравые воины вышагивают коробочкой рядом со мной. Чтобы я не сбежал? Или чтобы ещё кому-то не выбил зубы? Или чтобы их не выбили мне? Потому что по дороге до основного корпуса я встретил много учеников со светло-голубыми значками, и они явно были настроены, вызвать меня на поединок.

— Дайте хоть помыться. — Стряхнул комок грязи с рваных лохмотьев, что остались от моего комбинезона прямо под ноги идущему позади меня охраннику.

— У нас приказ. Извините господин Туманов, но вам лучше быстрее прибыть в кабинет директора.

Ну быстрее так быстрее. Больше ничего я просить не стал.

Мрамор, камень, позолота и натуральное дерево отделки основного учебного корпуса не сочетались с моим потрёпанным видом: свисающие грязные лохмотья вперемешку с комьями земли травы и торчащих проводов от системы кондиционирования комбинезона. Хоть я и отряхнулся на улице, но проходя по чистым дорожкам, пачкал их, с меня временами падали кусочки травы. Ни один из дежурный и ни один работник, ни словом и даже взглядом не выказали мне пренебрежение.

В приёмной директора властвовала женщина в теле с лёгкой сединой в волосах заделанные в высокий пучок, на ней был серый деловой женский костюм. Она увидев меня, нажала на кнопку:

— Глеб Туманов.

— Пусть заходит, — гулким басом пригласил директор.

Секретарь указала мне на массивную дубовую дверь. Я подошёл и, ухватившись за бронзовую ручку в виде головы медведя толкнул дверь, та с усилием открылась.

Закрыв за собой дверь, я оказался в просторном сумрачном кабинете, напоминающем медвежью берлогу. Тёмная Мебель, тёмная отделка стен и пола, стеллаж со старыми книгами очень уменьшали пространство кабинета, делая его более камерным, медвежья шкура на полу и директор за крепким тёмным столом тоже напоминающий старого седого медведя завершали образ.

— Проходи Господин Туманов, присаживайся, — директор указал мне на крепкий деревянный стул со спинкой, тот был без обивки и не вписывался в интерьер кабинета. Скорее всего, этот стул специально принесли сюда, чтобы я не испачкал другие кресла в кабинете обтянутые чёрной кожей.

Я сел на стул и уставился на директора, директор на меня. Мы так посидели с минуту, потом директор взял листок со стола:

— У меня есть показание очевидцев. Вот Анатолий Карпов занимательно пишет. Кратко, но за душу берёт. Читаю. Вениамин Ветров предложил Глебу Туманову покушать за столом для обычных родов империи. За это Туманов накормил Ветрова креветкой. Потом у них был поединок, где Туманов накормил Ветрова землёй, а затем выбил ему зубы. Возможно, ими тоже накормил. — Директор посмотрел на меня. — Так было дело?

— Если только в общих чертах.

— Так ты у нас просто кормилец какой-то получается? Почему же глава второй ветви Ветровых летит сюда ко мне, чтобы разобраться с тобой?

— У вас наверняка есть и другие показания и возможно записи с камер наблюдения. Уверен, что они тут есть.

— Есть. — Директор вздохнул. — В целом я тебя понимаю. Вениамин сильно провоцировал тебя, особенно во время боя, но видишь ли ты допустил один промах.

— Какой?

— Ты распустил руки до объявления поединка. За сломанные зубы он сам виноват. Сильно провоцировал тебя уже во время поединка. Ничего зубы ему восстановят целители. Но ты уж давай без сильного членовредительства в следующий раз.

— А ничего, что он меня оскорблял по-всякому?

— Заметь он оскорблял. Как бы это лучше выразиться. Он старался всячески оскорбить, только твою неблагородную часть. Род Тумановых он старался никак не затрагивать. Даже в столовой он говорил, что не хочет сидеть рядом с твоей простолюдинской частью. Как бы это дико не звучало, но он просто не хотел оскорбить род Тумановых в целом. Теперь ты показал свою силу и возможно дальше тебя будут вызывать на бои более тактично.

В животе у меня раздалась рулада на весь кабинет:

— Вот вы меня кормильцем называли. Кто бы меня покормил. Но только нормальной едой. — Вздохнул я.

— Ничего в камере покормят

— В какой?

— В бронированной. Мне пока лучше тебя до утра там подержать. Целее будешь.

— Только без креветок

— Каких креветок?

— Ну еда, в камеру, чтобы без креветок была.

— Там еда проще. Нет никаких креветок.

— И мяса побольше, овощей, зелени там всякой. Помыться ещё и переодеться.

Директор посмотрел на меня и вздохнул:

— Хорошо.

— Я сообщил об инциденте Павлу Алексеевичу. Так что думаю, он сможет разобраться в этой ситуации.

— Где я могу ознакомиться с правилами школы? Вообще, как правильно проводят эти ваши поединки? Здесь будут нормальные занятия? В сети даже для аристократов я ничего толком не нашёл.

— Ну и не найдёшь. У нас всё-таки закрытая школа. У меня даже есть договора от всех учеников о неразглашении. Подписанный тобой тоже есть.

— Ах, да подписанный мной. Да-да. Продолжайте господин директор.

— Конечно, будут нормальные занятия, а поединки это так, для повышения статуса, награды от школы в зависимости от рейтинга. В школе есть таблица рейтингов: успеваемость и боевой рейтинг.

Я смотрел на него с непонимающим взглядом.

— Павел Алексеевич сказал, что тебя достаточно проинструктировали и ты справишься. — Директор нажал кнопку на своём столе — Распечатать краткое руководство по правилам пребывания в школе.

— Всё свободен. А нет, погоди. — Остановил меня и директор и я снова уселся на неудобный жёсткий стул, а директор продолжил. — Вот какое дело. За креветку тебе придётся извиниться. Не знаю, примут ли твои извинения, но попробовать стоит. Я постараюсь это организовать.

За дверями раздался грохот. Створки распахнулись, и в кабинет ворвался вихрь:

— Я требую…

— Почему без приглашения. — Раздался директорский рык, он будто огромный медведь встал из-за стола отстаивать свою берлогу.

Посередине кабинета в завихрениях силы стоял блондин — копия Вениамина Ветрова, только он выглядел лет на сорок пять. Белые волосы трепались в порывах ветра, которые исходили от высокой стройной фигуры старшего Ветрова. И из-за этих развивающихся локонов он тоже напоминал веник.

Директор перескочил через стол и закрыл меня собой, я заглянул за объёмное плечо директора и увидел, что все охранники в приёмной валяются в отключке.

Далее директор по полочкам разложил кто тут главный, и что Вениамин не имел право указывать, где Туманову кушать. Всё-таки Глеб наполовину Туманов, а когда меня признали, то значит Туманов. То, что Глеб креветкой накормил до объявления поединка, то он был не прав. Но Зубы Вениамину Глеб сломал за сильные провокации во время поединка. Вениамин сам отчасти виноват в этом.

Я обошёл директора и встал напротив старшего Ветрова:

— Извиняюсь за то, что накормил Вениамина креветкой.

— И это всё?

— Да.

Ветров старший стоял несколько секунд, пучил ноздри, скрипел зубами, а затем сказал:

— Извинения не приняты. — Развернулся на каблуках и вышел.

— И что это значит?

— Я уведомлю Павла Алексеевича, что Ветровы не приняли твои извинения. Возможно, тебя кто-то вызовет на поединок позже. Ты вправе отказаться. Сольёшь свой боевой рейтинг, и может они упокоятся. Будешь учиться. Вряд ли тебя будут сильно калечить, ты же всё-таки Туманов.

— А кто такие… — Я хотел спросить про Тумановых, но остановился. Меня уже достало это «Тумановы то», «Тумановы сё». Надо будет лучше узнать, к какому роду меня насильно прикрепили.

— Кто? Про кого ты хотел спросить? — Посмотрел на меня директор сверху вниз.

— Да ни про кого. Пойду я в камеру бронированную, посижу.

— Сейчас подожди, я охрану вызову. — Директор, посмотрел на встающих с пола конвоиров и сказал. — Хотя нет, я тебя сам провожу.

Мы вышли в приёмную, охранники стояли, виновато опустив головы.

— Господин директор. — Секретарь прижала палец к уху.

— Что ещё?

— Госпожа Милена Гончарова. Она снова просится на работу. Говорит, что может работать даже медсестрой, и форму она уже подготовила. Ей не нужно жалованье, и она хочет сделать щедрое пожертвование школе.

— Чтобы духу её тут не было. Пропуска для любых сотрудников корпорации Новатех только с моего личного одобрения.

— Хорошо господин директор.

— Ты подготовила для господина Туманова, что я просил?

— Да всё сделала. Вот держите, господин Туманов, здесь вы узнаете, как правильно вести себя в нашей школе. — Секретарь протянула мне скреплённые листы.

Я потянулся рукой, и у меня волосы встали дыбом. Тот браслет, что мне выдала Наталья он практически врос в кожу. Вот почему я его совсем чувствовал и забыл про него.

Глава 22

— Что с этим браслетом? — обратился я сразу ко всем присутствующим.

— А что с браслетом? — непонимающе переспросила секретарь. — Он всего лишь врастает в кожу. Его обычно так носят пожилые и весьма богатые люди.

Директор не дал забрать мне листы и увёл в свой кабинет. Плотно прикрыл дверь и строго на меня посмотрел:

— Глеб, меня предупреждал Павел Алексеевич, что ты в курсе, что тебя исследуют. Я даже разрешил разместить по школе датчики для съёма показаний с твоего браслета.

— Я не предполагал, что он прирастёт к коже. — Потряс я перед носом у директора. Его хоть потом снять можно без ампутации?

— Конечно можно. Я только не знаю как. Нет у меня такого. На пенсию пойду может и куплю себе.

— Знаешь, я пошёл на встречу, чтобы тебя сюда взяли, да я многое на что пошёл. — директор схватился за голову. — Сядь.

Я снова устроился на жёстком стуле и облокотился на такую же жёсткую спинку. Директор сел за свой стол и нажал на кнопку:

— Лерочка соедини меня с Его сиятельством Павлом Алексеевичем Тумановым. Скажи, что очень срочно.

Через минуту между мной и директором в воздухе стала возникать галапроекция. Проявился большой светлый кабинет с большим чёрным столом за ним была большая спинка чёрного кресла. На столе стояло странное маленькое дерево, в памяти прошлого владельца тела я выудил воспоминания, что такие деревья десятилетиями выращивают богатые люди от нечего делать. Мне показалось, что стена за креслом хозяина кабинета живая. Когда я пригляделся то увидел, что стена представляла собой множество маленьких ходов, в которых ползали муравьи. Это была не просто стена, а срез огромного муравейника.

Кресло повернулось и на меня с директором уставился Туманов со своим каменным выражением на лице, он сидел и молча смотрел. Галапроекция была полупрозрачная, я и директор сидели с противоположных сторон от неё, и я не мог понять, на кого смотрел Туманов. Он откинулся на большую чёрную спинку своего кресла и спокойно сказал:

— Здравствуй Валентин. И тебя рад видеть Глеб, хорошо выглядишь.

У меня внутри начало потрогать, это он что меня сюда закинул, как вот такого муравья которые бегают у него за спиной внутри его стены.

— Павел Алексеевич, я понимаю, что многим обязан, но не могли бы вы объяснить, что здесь вообще происходит. Я согласился, что вы…

Павел Алексеевич жестом поднятой руки остановил директора.

— Ничего страшного не произошло. Мальчики немного подрались.

— Надо было его лучше подготовить.

— Он знает достаточно. Ты бы знал Валентин как этот молодой человек умеет приспосабливаться и выживать.

— Павел Алексеевич у нас тут не школа выживания, а просто военная элитная школа. Тем более посмотри на него. Он во время первого же поединка угробил комбинезон стоимостью в двадцать тысяч рублей. У меня, конечно, есть ещё на складе. Но ведь бесплатно выделяется всего два.

— Ему дали деньги на карманные расходы, тем более у вас платят стипендию, которая зависит от рейтинга, он большой мальчик справится.

— А Ветров. Мне ему дополнительную охрану организовывать?

— Нет, его самого сильно трогать не будут. Только в рамках школьных правил.

— Так вот на счёт правил. — Сказал директор.

— Всего доброго. — На этих словах галопроекция погасла.

По лицу директора было видно, что всё это ему очень не нравиться:

— Слушай, если хочешь, то иди к себе в апартаменты. Вижу что Павел Алексеевич, за тебя похлопотал, так что Ветровы тебя вряд ли убьют. Если хочешь пожить пока в камере?

— Я пойду к себе.

— Сейчас приведёшь себя в порядок, и я приму у тебя присягу, это конечно формальность, но как я говорил, для допуска к занятиям это необходимо. И тебе выдают оборудование для доступа в личный кабинет. Давай только побыстрее мне на церемонию нужно. Так, ужин я тебе закажу за свой счёт, сегодня тебе лучше побыть у себя. И постарайся изучить справку по пребыванию в школе. В личном кабинете всё найдёшь. Ясно?

— Да.

— Надо отвечать. Да господин директор.

— Да господин директор.


Вымылся я в отделанной чёрным мрамором душевой основного корпуса. На теле я обнаружил много синяков. Мне принесли новый комбинезон ученика взамен испорченного. Я посмотрел на него. Двадцать тысяч рублей. Это было пятая часть хорошего автомобиля. Если и дальше продолжаться поединки, то мне нужно найти одежду попроще иначе я разорюсь. Ведь Туманов намекнул, что мне тут нужно крутиться самому. Я надел комбинезон и прикрепил на него свой чёрно-зелёный значок двусильного одарённого.

Меня снова отвели в кабинет директора, где перед большой галапроекцией герба империи я зачитал клятву верности. Только я изменил её немного, директор даже не заметил. Вместо «Я Глеб Туманов», я сказал «Я как Глеб Туманов». Для меня это была незнакомая империя, незнакомый император, который является и заставляет учеников валяться без чувств на плацу. Я не чувствовал, что хочу присягать по настоящему, ведь в прошлом мире я уже приносил клятву императору. А в этом я не хотел связывать себя ненужными обязательствами. Тем более директор говорил, что сейчас это формальность, а я не считал Глебом Тумановым, потому что я Атритис Карающий Молот. Был им. Возможно, в этом мире я заслужу себе другое имя.

Приняв у меня присягу, директор отправился на торжественную церемонию, а мне выдали противоударный ультрабук с доступом в личный кабинет. Меня предупредили, что если я буду работать с энергией, то не делал этого рядом с моим новым гаджетом, иначе он выйдет из строя. Выглядел он как небольшая чёрная стальная книга.

Мне не дали забрать те бумажные листы, на меня странно посмотрели, а мне было так привычней, в этом мире вообще слишком много всяких изобретений, от который у меня до сих пор голова идёт кругом. Распечатывать заново секретарь отказалась. Я не стал настаивать. Держа ультрабук под мышкой и в сопровождении четырёх охранников дошёл до здания в котором теперь проживал. По дороге мы никого не встретили, видимо всё ушли на торжественную часть.

Охранники всю дорогу молчали: может, им было стыдно, что их так раскидал Ветров. Возле стеклянных дверей мы распрощались, и я зашёл внутрь.

— Господин Туманов. Для вас небольшой пакет, — окликнул дежурный, с которым я разговаривал утром. Он обратился ко мне на вы и его взгляд теперь выражал больше почтения.

Я подошёл к парню:

— Давай лучше на ты, как утром. Ладно?

— Хорошо. — Он неловко смотрел на меня своими невзрачными серыми глазами.

— Как тебя зовут? Ты тоже учащийся?

— Сергей Карпов. Второй курс. Мой род Карповых не очень большой и влиятельный вот меня и поставили дежурным на весь день, — сразу вывалил на меня кучу информации дежурный.

— А где твой значок? — указал на его отсутствие.

— Я маг земли второго ранга. Всё равно это теперь не секрет, вечером пройду обследование с остальными дежурными и получу свой значок. Не понимаю, я этого. Ведь теперь потенциальный противник знает, чего от тебя ожидать. Да вообще в этой школе многое, что по-другому. Первый год я учился в другой школе. Здесь вообще всё отличается. Да и методика обучения тоже.

Вот так задашь человеку простой вопрос, а он тебе и ответит и ещё расскажет, то о чём его не спрашивали. Наверное, ему здесь поговорить просто не с кем. Я решил поддержать беседу и спросил:

— Что за новые методы?

— Раньше нас готовили вместе с обычными простолюдинами и учили ими командовать, ставя во главе небольших отрядов. А здесь будут больше делать акцент на раскрытие сил одарённых. Даже завезли много всевозможных тренажёров. Командовать простолюдинами нас, возможно, тоже будут учить. Вы… То есть ты очень достойно сражался с господином Ветровым. Жалко меня там не было, но мне двоюродный брат рассказал.

«Карпов», — в голове крутилась знакомая фамилия. Это из-за него меня директор ещё кормильцем называл. — Карпов Анатолий, — сказал я.

— Да, это мой двоюродный брат. — Затем у него стал маслянистый взгляд и он сказал. — Ты бы знал, как тебе завидуют все ребята в школе.

— Ты о чём?

— У тебя же будут занятия с госпожой Анастасией Тумановой.

— Ну, и что?

— Как что? Мальчики с направлением жизнь бывают очень редко. Так что ты единственный мальчик на профильных групповых занятиях у неё. Как же я тебе завидую.

Я взял небольшой непрозрачный пакет, распрощался с Сергеем, который уже летал в своих фантазиях о госпоже Тумановой и поднялся в комнату.

Положив ультрабук на стол, открыл пакет, в нём лежала чёрная бритва Бритвы. А я уже и забыл про неё, в отличие от гиперответственной Натальи. Что же она такая гиперответственная меня так плохо проинструктировала. Значит, ей напрямую приказали мне ничего не говорить.

Сел на диван и открыл бритву. Блеснула полоска металла. На ней был всё тот же орёл, сжимающий в лапах пучок стрел. С двух сторон от него были надписи «THE IMPROVED» и «EAGLE RAZOR». Я закрыл бритву и положил её к смартфону в ящик стола.

Взял смартфон в руку и поборол желание позвонить Наталье, если ей напрямую приказали мне ничего не говорить, значит, она мне толком ничего и не скажет. Вспомнил её слова о том, что я не должен отсвечивать, а чтобы здесь выжить должен быть Тумановым.

Единственное, что я сделал на смартфоне, это переименовал контакт «Симпатяшка блондинка» в «Симпатяшка Светлана Замятина», пока не забыл, как зовут девушку, решил ей пока тоже не звонить. Положил смартфон в ящик стола и закрыл. Здесь этот гаджет представлялся мне бесполезным: на занятия его брать нельзя, когда работаешь с энергией тоже.

Захотел изучить школьные правила и возможности личного кабинета. Сел за стол и открыл ультрабук.

Глава 23

Система безопасности ультрабука попросила повращать головой и поднести близко к камере раскрытую ладонь. На этом моя авторизация закончилась. Далее высветилось, сообщение, что более такой процедуры не потребуется и ультрабук будет распознавать меня сам. Всплыло окно с советом, что для подзарядки ультрабука его достаточно разместить на столе.

Передо мной открылось окно с несколькими вкладками: расписание платные услуги, школьный магазин и рейтинг. Сверху в правом углу горела кнопка баланс и небольшая шестерёнка.

Управлять ультрабуком можно было разными способами: голосом, сенсором на экране, тачпадом или глазами. Чтобы управлять голосом, нужно было синхронизировать ультрабук с Марфой на смартфоне, позже обязательно сделаю это. Мне же понравилось управлять прикосновением к сенсору на мониторе.

Ткнув пальцем в расписание, увидел несколько записей на завтрашний день. В восемь утра явка к Тумановой Анастасии. Было пояснение, что куратор распланирует мои занятия в индивидуальном порядке и определит мою роль мага: кем я буду при распределении в группы, для выполнения учебно-боевых заданий. В девять была «Общая теория», это занятие было выделено крупным шрифтом. В двенадцать обед. Ужина в расписании не было.

Общая теория занимала пятнадцать минут, и была общим занятием для учеников первого года обучения. Вёл это занятие Роман Разумовский. Явка была строго обязательной, также было требование: не есть и не пить за два часа и заранее посетить уборную. Изменил настройки, чтобы расписание отображалось до конца недели. Занятие Общая теория было и завтра и послезавтра. Раскрыв расписание на месяц, увидел, что оно было каждый день в девять утра. Заметил, что продолжительность занятия росло день ото дня на пятнадцать минут. Завтра оно было пятнадцать минут, а к концу этой недели сорок пять минут, к концу следующей недели уже два часа и больше его продолжительность не увеличивалась. Обед был всегда в двенадцать часов. Возможно, другие трапезы посещались по желанию или были платными.

Закрыл вкладку с расписанием, у меня высветилась рекомендация установить будильник. Ультрабук предложил выполнить синхронизацию с системой апартаментов. Прослушав несколько мелодий из скрытых колонок под потолком комнаты, я остановился на самой бодрой. Теперь будильник будет срабатывать за час перед первым событием в расписании.

Мне не хватало часов, и покопавшись в настройках апартаментов через ультрабук, я умудрился спроецировать часы на стену напротив своей кровати. Теперь на светлой стене горели светло-зелёные двадцатисантиметровые цифры:

«15:23».

Я заметил, что из потолка напротив проекции вылезло небольшое устройство оно и светило часами на стену. Включил режим светимости в зависимости от освещения. Ночью будет светить не так сильно, а то это могло мешать спать.

Хотел открыть платные услуги, но не смог этого сделать. Появилось сообщение, что нужно подключить личный банковский счёт во вкладке «Баланс». Нажал на «Баланс». Высветилось сообщение, что обнаружен браслет с привязанным личным счётом на имя Глеба Туманова. Также можно было сделать запрос в Главный Имперский банк.

Ещё раз посмотрел на врастающее в кожу устройство и поборол желание взять бритву из ящика стола и вырезать его.

Выбрал вариант с браслетом. Выскочило предупреждение, что после привязки с меня спишется двадцать тысяч рублей за испорченный учебный комбинезон. Скрипнул зубами и подтвердил. Рядом балансом загорелось семьдесят девять тысяч рублей. Открыл платные услуги и поборол желание их сразу закрыть: всё было очень дорого. Уборка в апартаментах, стирка, и много всего интересного вплоть до личного массажиста с абонементом в пятьдесят тысяч рублей в месяц. Когда я наводил на любую услугу, всплывало окно с рекомендацией для ученика. Общий её смысл был такой: стараться не просить много денег на карманные расходы и через труд, повышение боевого и учебного рейтинга устроить свой быт. Бесплатно из услуг мне была положена смена постельного белья раз в неделю.

Открыл школьный магазин. Там было несколько вкладок: питание, одежда и развитие. В нём тоже была одна бесплатная позиция — обед в столовой в зависимости от статуса рода. Завтрак и ужин платно, можно с доставкой в апартаменты. Приготовить могли всё, что угодно, только плати. Во вкладке одежда был большой выбор всевозможных комбинезонов, начиная от учебного за двадцать тысяч и заканчивая тактическими комбинезонами разных моделей, но там уже ценник мог перевалить и за миллион рублей. Была и обычная одежда, строгого, делового фасона, который соответствовал школьным стандартам.

Достал смартфон из ящика стола и поискал в сети. Там была более дешёвая одежда, но никто не мог доставить её сюда. Решил, что завтра обязательно поищу ещё. В школьном магазине заказал ещё один чёрный костюм и серую рубашку, наподобие тех, в которых приехал сюда. Обошлось мне это в пять тысяч рублей. При заказе было заверение, что всё подойдёт идеально, ведь в школе с меня снята трёхмерная модель тела. Сменная одежда мне должна пригодиться, ведь одевать на поединок комбинезон за двадцать мне пока не хотелось.

— Вам заказана позиция из школьного магазина «Ужин в апартаменты». — Из колонок под потолком раздался приятный женский голос. — Данная позиция заказана за счёт господина Валентина Землина, если вы согласны, то подтвердите в личном кабинете.

Я был очень согласен. На экране ультрабука горело окно с выбором. Я нажал «да», и мне пришло уведомление, что ужин будет готов через два часа. Посмотрел, что мне там заказал директор: мясо, овощи и много всякой снеди, всё это стоило две с половиной тысячи рублей.

Меня очень интересовал размер моей стипендии и я нажал на «Баланс», где уже горела сумма семьдесят четыре тысячи. Раскрылось окно управление финансами. Там горело три записи. Первая, о подключении к моему счёту. Вторая, о списании за испорченный школьный комбинезон. И третья, о покупке костюма с рубашкой. Снизу была сумма пять тысяч сто рублей. Это и был размер моей стипендии. Она складывалась из боевого и учебного рейтингов, фиксировалась за час до выплаты, а выплата была в последний учебный день месяца.

Открыл рейтинги. Их было два: боевой, он был у меня две тысячи шестьсот и две с половиной тысячи учебный. Благодаря победе над Вениамином Ветровым мой боевой рейтинг возрос на сотню.

За шестерёнкой возле кнопки баланс скрывались настройки и информация об ученике. Там прочитал, что я Глеб Туманов, бастард младшей ветви Тумановых. Являюсь магом жизни и разума с неопределённым потенциалом. Моим куратором числилась Анастасия Туманова.

В настройках нашёл справку и читал её до самого ужина. Из неё понял, что я смогу здесь учиться. Главное не оскорблять никого первым. Не отсвечивать. Просто учиться. Зато меня, как бастарда даже очень могли оскорблять, избегая упоминаний моего рода. Ладно, буду воспринимать это, как лишний повод подраться. Надо только было изучить свои силы и возможности будущих противников.

В дверь постучали:

— Господин Туманов, ваш ужин.

Подошёл к двери и приложил браслет к небольшому считывателю, и запустил рыжеволосого курьера. Он был в белоснежных перчатках и чёрном комбинезоне имитирующий строгий костюм, в таком же был таксист, который привёз меня в школу. Перед собой парень катил столик. На красной скатерти стояли три больших блюда накрытых металлическими колпаками. Два графина и все необходимые приборы.

Рукой указал, чтобы столик оставили у дивана. Курьер снял колпаки с блюд и убрал их под скатерть: у столика там была специальная полочка. В нос ударил аромат жареного мяса.

— Когда закончите, то в личном кабинете можете уведомить об этом. Я или кто-то из персонала заберут грязную посуду.

— Заберёшь завтра.

— Как вам будет удобно господин. У персонала поддерживающего порядок в апартаментах учеников есть допуск, посуда будет убрана в любое удобное для вас время, даже когда вы будите на занятиях.

Есть допуск? Логично. Иначе как бы они здесь убирались. «Ничего ценного под подушкой хранить не буду». — Твёрдо решил я.

Курьер пожелал мне приятного аппетита и ушёл.

Я отлично поужинал, и у меня даже осталось прилично еды на завтрак.

Принял душ, переоделся в чёрную пижаму, которую мне положила Наталья. Свой учебный комбинезон повесил на зарядку в шкаф. Уселся на диван, налил себе клюквенного морса в кубок и стал анализировать свои способности. Мне нужно было понять, чем я могу ответить, если меня снова вызовут на поединок. Задумался, что я вообще могу как маг. Уверен, что к способностям жизни относилась регенерация, которая спасла меня в первый день в этом мире. Не уверен, что увеличение болевого порога относилось к жизни, но это очень тоже помогло в первый день. Осмотрел руки: шрамы исчезли полностью, бесследно исчезли следы уколов от исследований которые чесались ещё утром. Не было и синяков от сражения с Ветровым. Способность к регенерации мне очень нравилась. Была ещё одна нужная способность — восстановление выносливости: я мог накачивать мышцы энергией, заставляя их двигаться с максимально возможной для меня скоростью и продолжительное время. Защита кожных покровов позволяла выдерживать болезненные удары. Возможно это не совсем способности именно, как мага жизни, но пока отметил, что у меня есть сопротивляемость к физическим повреждениям. Надо будет проверить, как я могу выдерживать урон огнём, или холодом или чем там меня бить будут. Поглощение энергии из живых существ. Заметил, что моя энергия теперь восстанавливалась быстрее. Может я способен лучше или быстрее поглощать её из окружающего пространства или откуда она там берётся. Проверив свой источник, понял, что снова могу выдержать хороший поединок. Делаю заметку, узнать о скорости восстановления у других магов. О, вспомнил о ещё одной своей возможности. Когда меня искали в первый, то Лэйла не могла меня обнаружить каким то своим прибором. Лэйла ассасин клана Теней и уверен, что подобные люди умели хорошо искать. Сталкивался уже с представителями подобной организации, только она в моём мире она называлась не клан Теней, а орден Теней. Ту организацию я не недолюбливал. Задумался и понял, что сейчас не испытываю такой неприязни к этим убийцам как раньше. Наёмные убийцы, которые приводили в исполнение самые невыполнимые заказы на убийство. Клан Теней, возможно, занимался чем-то подобным. Так вот Лэйла, ассасин из клана Теней, не смогла меня обнаружить с помощью детектора жизни. Вроде так назывался тот прибор.

Потрогал грудь в районе сердца, оно мерно билось. Вспомнил те ощущения, когда скрывался в канализации. Сердце стало биться тихо-тихо, едва проталкивая кровь. Голова немного закружилась, замер и постарался успокоить дыхание, почувствовал, как моё энергетическое тело уплотняется. Вернул себя в нормальное состояние.

Пробивание сильноукреплённых материалов. Ножом я разрезал плотную шкуру поискового дрона, и палкой в глаз убил военного модификанта. Именно это вызвало интерес у главы рода Тумановых. Я понимал, что скоро я должен буду демонстрировать её перед императором, но пока решил не показывать её на людях.

Телекинетические щупальца, которыми я удерживался на земле во время поединка с Ветровым. Это способность, скорее всего, у меня от магии разума. А что у меня ещё могло быть от магии разума. Задумался. Тогда в гостинице, со мной ушла Светлана Замятина, чтобы посмотреть на звёзды. Может мы и посмотрели на звёзды, но я прекрасно помнил, чем всё это закончилось. Может это магия разума была, а может это моё мужское обаяние. Делаю пометку в мыслях, что нужно это проверить по возможности.

Хотелось все свои мысли выписать на бумагу, сделать заметки в смартфоне или в ультрабуке. Но я не стал этого делать. Я даже старался думать тише, ведь здесь были маги разума, а может за стеной сейчас сидел Роман Разумовский и подслушивал мои мысли. Успокоился, а то так можно и паранойю заработать. Но в присутствии Разумовского и других магов разума решил не думать о своих возможностях, буду стараться думать о чём то другом.

Диким маг — самое опасное, что было во мне. Ведь из-за этого я подлежал обязательной и немедленной ликвидации по законам империи. Вот об этом лучше вообще не думать.

Прилёг на диван, он был двухместный и мне пришлось слегка подогнуть ноги. Задумался, что ещё можно было отметить. Сочетание сил, которые не должны сочетаться — магия жизни и магия разума. А ещё вспомнил, что та странная учёная — Милена Гончарова говорила, о семи процентах чего-то там между этими силами. И ещё, дежурный на входе говорил, что среди мужчин маги жизни — редкость. Как там говорил Туманов, я драгоценность из грязи, нет драгоценный камень, который он хотел бы огранить и уже нашёл, вероятно, для меня оправу. Я же хотел найти своё место в жизни сам и постараюсь максимально поучаствовать в своём развитии. Чтобы сделать из себя не то что хочет Туманов, а то что я хочу.

А что я хотел сейчас?

Хотел стать сильнее. Хотел почувствовать себя в безопасности. Хотел вернуть своё могущество. Я хотел…


***
Настойчивый стук в дверь разбудил меня. Тело затекло я встал и потянулся. На стене слева, что была напротив, моей убранной в стену кровати горело:

«06:37».

Стук в дверь повторился и стал более настойчивым:

— Господин Туманов, откройте, полиция.

Я стал прокачивать мышцы энергией и поборол в себе желание достать бритву из ящика стола.

— Откройте дверь, это полиция. — Стук повторился.

— Иду! — Крикнул в ответ и продолжил прокачивать мышцы энергией для повышения мобильности. Уплотнил кожу на кулаках и открыл дверь. В коридоре стоял седой пожилой мужчина чёрном мундире, больше похожем на пальто и чёрной шляпе без полей. Позади этого старика стояли два охранники в чёрных тактических комбинезонах, их лицевые щитки на шлемах были открыты, а винтовки висели за спинами, это я был добрый знак.

— Волков Пётр Борисович. Следователь по особо важным делам. Хотел задать вам пару вопросов.

— Намекните о чём? Может я вам и не нужен? — спросил я.

— О Борецков Василии, его труп был обнаружен сегодня ночью на территории школы.

— О Борецком?

— Да, о нём. По предоставленным школьным записям было выявлено, что Борецкий вчера недолго беседовал с вами.

Тот темноволосый парень, что подбегал ко мне с вопросами.

— Вы позволите? — Следователь сделал шаг в мою сторону.

Глава 24

Очень захотелось сказать нет. Но этот следователь просто делал свою работу, я отошёл от дверного проёма и сделал приглашающий жест рукой:

— Проходите.

Охранники остались за дверью. Следователь Волков осмотрел мою комнату и, не дождавшись моего приглашения, уселся на диван:

— Хорошо устроились, господин Туманов.

Меня бесили эти расшаркивания аристократов. Он бы ещё со мной о погоде поговорил.

— Погода нынче…

— Давайте к делу. Мне в школу надо собираться.

— Хорошо. Мне нужно уточнить суть беседы и ваши ответы. Нашему специалисту, который может читать по губам, не удалось восстановить весь разговор. Борецкий вам задал вопрос. Про ваш значок и протекцию от Его светлости Павла Алексеевича Туманова. Что точно вы ему ответили?

— Если ему просто любопытно, то пусть идёт куда шёл, а если его кто-то послал, то пусть сам подходит.

— А как вы думаете, кто его мог послать?

— Не знаю, — пожал плечами.

— А если подумать?

Стоит говорить или нет. Я не был с ним знаком, но если это поможет поймать убийцу:

— Там недалеко крутились подручные Замятина.

— Вы знакомы, с Кириллом Замятиным?

— Виделся один раз.

— Что-то можете добавить.

Я покачал головой.

— Спасибо за сотрудничество. Следователь встал и направился к двери.

Когда я открыл дверь, чтобы выпустить следователя там между двух охранников топтался светловолосый парень в комбинезоне обслуживающего персонала. В его руках был чехол.

— Доброе утро, господин Туманов. Ваш костюм и рубашка.

Я кивнул и указал в сторону шкафа:

— Повесь туда.

Следователь, который ещё стоял у двери, усмехнулся:

— Это вы для поединков прикупили?

— Да.

— Не понимаю этих новых веяний. Драться где вздумается. Мы из-за внука два года назад чуть не разорились на одежде. Я ему всегда говорил, назначай поединок на арене. Ох, горячая кровь и молодость. Вот когда я учился, так только на арене и можно было устраивать поединки.

— Какая арена? О чём вы?

— Так в школе должна быть арена. Там и переодеться можно. Так мода такая сейчас. Прямо как простолюдины, которые не могут сдержать свой буйный нрав и плохое воспитание. Дерутся в школе, где вздумается.

— Спасибо за информацию.

— Да вам ещё повезло, что вы маг жизни. Мы ещё больше потратились на целителей. Вы-то хоть себя сами потом подлечить сможете.

Я закивал. Из колонок под потолком раздалась бодрая мелодия. Со всеми распрощавшись, закрыл дверь.

Хотел было посмотреть карту с обратной стороны вчерашнего расписания, но понял, что убрал её тогда в карман комбинезона, который испортил, а после у меня его забрали на переработку. В личном кабинете на ультрабуке нашёл карту школы, но не все здания были подписаны. Арены среди них не было. Ладно, спрошу у кого-нибудь.

Время неумолимо бежало, и решил поторопиться. Есть особо не хотелось, но ужин за ночь не испортился и я немного подкрепился. Привёл себя в порядок, надел те вещи в которых сюда приехал: чёрный костюм с серой рубашкой выглядели вполне свежими. В районе сердца на пиджак нацепил свой значок двусильного мага. Надо будет подумать над дизайном значка, мне тогда говорили, что можно нарисовать что-то своё. Закрыл дверь и отправился к куратору в основной учебный корпус. Дежурный был уже другой, и это был уже не ученик, а парень из обслуживающего персонала.

Яркое солнце пробивалось сквозь стеклянные двери выхода. Едва они раскрылись, как я услышал:

— Наконец то! Я Виктор Ветров вызываю тебя на поединок!

Перекрывая дорожку к основному корпусу на меня уставился светловолосый парень в белоснежном костюме. Он был очень похож на Вениамина, только чуть младше. «Веник младшая модель», — про себя подумал я.

— Здесь есть арена? — спросил и оглянулся, вдалеке увидел патруль из двух боевых роботов и шести охранников.

— Да, вроде была. Не знаю. — Слегка стушевался парень. — Но мы с тобой решим всё здесь и сейчас. Мне запретили к тебе подходить, но я не мог не подойти, я восстановлю честь моего брата. Поединок!

— Запретили, значит иди своей дорогой, я тороплюсь.

— Поединок. Недостойный.

Я прошёл мимо раздувающего ноздри парня, на его белоснежном костюме был небесно-голубой значок с одной звездой.

Когда я отошёл на несколько шагов, мне в спину раздался громкий срывающийся голос:

— Я тебя вызвал, и ты отказался. С тебя спишут рейтинг в мою пользу. Это конечно не удовлетворит мои к тебе претензии но…

Я остановился, развернулся и не дал закончить парню.

— Слушай ты, с претензиями. Давай после занятий на арене. Я пока не знаю где она, но ради тебя обязательно её найду.

— Здесь и сейчас. Ты не посещал целителей, и у тебя нет восстанавливающего энергию эликсира… — Парень осёкся.

Видимо за мной следили его родственники, а он подслушал. Младший Ветров взял себя в руки и продолжил:

— …твоя энергия не должна была восстановиться после вчерашнего боя, видишь у меня одна звезда на значке. У моего гениального брата их было две. Так что ты сейчас без энергии, и я могу с тобой драться. Или ты жалкий трус хочешь полностью восстановиться, чтобы у меня даже не было шанса?

Я хотел сказать, что у вас все в семье такие разговорчивые, но не стал этого делать, ведь это будет оскорбление рода Ветровых. Может он это и добивался. Сделал глубокий вдох и выдох. Пожертвовать сотней рейтинга или нет?

— Поединок бастард! — снова выкрикнул Виктор.

А если меня всю дорогу так вызывать будут. Надо показательно его победить, чтобы была возможность сегодня спокойно учиться. Вокруг стали собираться ученики. Были только парни все они выходили из здания, в котором я проживал. Меня с Виктором Ветровым окружило уже человек пятнадцать. Практически все были одеты в такие же костюмы, как и я. В толпе мелькнуло знакомое лицо.

Снял пиджак, подошёл к Светославу:

— На, подержи.

Светослав стушевался от моего напора, но пиджак мой взял. Чем больше проходило времени, от того события на плацу, где я почти вернул свою личность Атритиса Карающего Молота, тем больше я себя им ощущал. Ко мне постепенно возвращалась модель поведения и повадки. Я не привык особо церемониться и редко кого просил. В основном я приказывал. Правда, в моём нынешнем теле это выглядело наверно не очень. Да мне было всё равно как это выглядело со стороны.

Надо всё решить быстро для себя решил я. И желательно не испачкать одежду. Я молча подошёл к Ветрову на пять шагов. Вокруг нас снова образовалось кольцо из зрителей. Краем глаза заметил, что охранники сместились в нашу сторону.

— Испугался жалкий бастард. У тебя нет шансов. Ты не восстановился. — Начал провоцировать меня Ветров.

Из слов моего противника я понял, что у меня всё-таки ненормально быстрое восстановление энергии. Я чувствовал, что мой источник сил пусть и не полный, но на бой, а может быть даже на два должно хватить. Прокачка энергией мышц получалась уже моментальной. Я встал, выпустил небольшие энергетические щупы из стоп, чтобы увеличить сцепление. Они не повреждая тёмно-синее мягкое покрытие дорожки, повысили мою устойчивость, поднял укреплённые кулаки и сказал:

— Поединок.

Виктор Ветров, начинал махать руками, а я с бешеной скоростью сопротивляясь потоку ветра побежал на него. Усилил колено, пытаясь создать буферную прослойку на коленной чашечке, и со всей силы ударил под дых Ветрова. Раздался хрип и хруст. Ветров подлетел на метр и обездвиженной куклой шлёпнулся на дорожку. Он лежал и таращил на меня гневно глаза, пытался вдохнуть и что-то сказать.

— Признаёшь поражение. — Сказал я спокойно.

Ветров превозмогая свою гордость, покраснел и кивнул.

Я увидел, как в нашу сторону бежали люди в светлых комбинезонах с носилками. Они погрузили моего побеждённого противника на носилки и унесли. Ветров продолжал тянуть в мою сторону руку и явно хотел что-то сказать.

От толпы отделился черноволосый парень:

— Я Грушецкий Владимир. Хочу попробовать свои силы с тобой в поединке.

На нём был такой же костюм, как и на мне, а на коричневом значке была одна звезда.

— Знаешь, я не против, только давай после занятий, и желательно на арене.

— Хорошо. Я кину вызов. В личном кабинете увидишь.

— А где арена?

— Где-то там. — Он указал неопределённо в сторону основного здания.

Я забрал свой пиджак у Светослава:

— Ты в основной корпус?

— Да.

— Идём со мной. По дороге расскажешь о поединках.

— Ты как то изменился. От тебя исходит какая-то сила. Это твои штучки. — Он показал на закрашенную чёрным маркером половину моего значка.

— Нет. Это моя особая харизма. Идём.

Светослав рассказал мне, что если отказаться от вызова, то снимают сто очков рейтинга. Если твой рейтинг ниже в два раза от вызывающего, то штрафа не будет. Это сделано для того, чтобы сильные ученики не обнулили слабых. Так ученики стараются сражаться с равными по силе. Если ученик лишился полностью боевого рейтинга, то ему дают специальный знак, и вызывать его дальше считалось дурным тоном. Такие ученики сосредотачивались не на поединках, а на небоевых занятиях.

По дороге мне поступила ещё два вызова. Первый от модификанта Витора Майера. Второй от мастера единоборств с именем, которое мне было трудно запомнить. Он не модифицировал своё тело, а полагался на оружие, но он сказал, что выбьет из меня дух в рукопашной. На мои аргументы, что у меня уже два боя сегодня. Сказал, что это не его проблемы. И этот человек с именем как его там Суга чего то там порекомендовал посетить целителя и восстановить энергию. Ладно, эти двое согласились сразиться со мной вечером. И будут ждать меня на арене. Только надо будет узнать где она.

Со Светославом я дошёл до основного здания и спросил:

— Светослав, который час?

— У тебя же браслет крутой. На нём должны быть часы

— Я ещё с ним не разобрался. Управлял им через смартфон.

Светослав достал часы на длинной цепочке из кармана.

— Без четверти восемь.

— Всего доброго Глеб я побежал. — И он действительно убежал.

Светослав быстро скрылся в толпе учеников. Было видно, что ему не особо понравилось, как я взял его в оборот. Но я же видел, что он слаб духом и привык подчиняться. А значит, я мог этим воспользоваться, чтобы получить информацию и сделал это. А ещё я помнил, как он убежал, когда ко мне подошёл Серафим Огнев, а значит Светослав другого отношения от меня пока не увидит, если не изменится. Я подошёл к ближайшему дежурному:

— Где кабинет Тумановой Анастасии?

Мне указали путь, и я пошёл. Как там сказал Светослав от меня исходит сила. Вот я прямо почувствовал себя мужиком. Хотя в этом теле это было сложно. Вспоминались ощущения из прошлого, когда все вокруг трепетали от моей поступи. Сейчас мне тоже уступали дорогу.

Следуя указаниям дежурного, я добрался до кабинета с тёмно-зелёной дверью отделанной золотой лепниной. По центру двери красовалась табличка с надписью Туманова Анастасия.

Возле кабинета стояло девять девушек, которые разделились на две группы. Пять девушек в тактических комбинезонах и четыре в платьях. Когда я подошёл, все сразу прекратили разговоры и уставились на меня. Стульев не было, и я прислонился к серой мраморной стене. Четыре девочки крутились вокруг первой наследницы Тумановых. Эта девушка с чёрными волосами, что устояла со мной на плацу. Только теперь её длинные волосы были убраны в высокую причёску. Она была одета в дорогущий тактический комбинезон. Подобный я видел в школьном магазине и его ценник был выше миллиона рублей. На её груди был значок двусильного мага. На тёмно-зелёном фоне была изображена белая, сотканная из света булава с исходящими от неё лучами. По краям значка было два стальных крыла с тремя белыми звёздами и двумя зелёными. Четыре девочки, что были вокруг неё, тоже носили тактические комбинезоны. Только их экипировка стоила от ста до трёхсот тысяч рублей. На подружках первой наследницы были зелёные значки с тремя звёздами. У блондинки явного лидера девочек в платьях на зелёном значке было три звезды, у двух черноволосых близняшек по одной, а у синеволосой девушки две звезды.

Блондинка в платье сделала ко мне шаг, но тут открылась дверь и из неё вышла Анастасия Туманова. Она была сногсшибательна в длинном зелёном платье с золотой отделкой. Её изумрудные глаза пронзили меня взглядом:

— Глеб подожди немного. Я хотела с тобой поговорить отдельно.

Она жестом пригласила девочек. Те впорхнули в её кабинет, а через пять минут одна за другой вышли. Каждая прошла мимо меня. Первая наследница бросила равнодушный взгляд, её последовательницы сразу его повторили. Длинноволосая блондинка лидер группы девочек в платьях даже немного улыбнулась, синеволосая девочка с двумя звёздами прошла погружённая в свои мысли и чуть в меня не врезалась, а две черноволосые близняшки с одной звездой на значках обошли меня стороной.

Я зашёл в кабинет. Туманова сидела в белом кожаном кресле. Её кабинет напоминал помесь салона красоты и кабинет целителя. Несколько столов с ретортами и колбами. Кушетка, какие-то непонятные аппараты и много цветов.

На меня уставилась Туманова:

— Глеб, я тебя ещё не приглашала. Я ещё не готова.

Я замер в дверном проёме:

— К чему? — Вырвалось у меня.

Изумрудные глаза Тумановой распахнулись шире. Она закусила свою губу и пригласила меня присесть на такое же кресло, обитое белоснежной кожей.

Я будто сел на облако: кресло оказалось очень удобным.

— Вы хотели со мной поговорить отдельно. — Начал первый я.

— Да Глеб. Я не знаю, что мне делать.

— О чём вы?

— Пойми Глеб. Это всё так неожиданно.

Я закинул ногу на ногу и посмотрел в изумрудные глаза. Ниже старался не смотреть. Слишком было всё привлекательное.

— Пойми вся моя методика обучения. Она рассчитана на девочек. Я всю голову себе изломала. Магов жизни мужчин… Да их по пальцам одной руки можно пересчитать включая тебя. Я даже не предполагала, что мне когда-то придётся учить мальчика.

— А Павел Туманов. Я имею в виду не то, что вы его учили. Он тоже маг жизни?

— Да, он очень сильный маг жизни. Но…

Тут она замолчала, посмотрела через моё плечо в окно, будто надеялась там найти ответ и стала повторять:

— Я всегда учила только девочек… девочек… девочек.

Я старался не мешать, ожидая того, что она там придумает. Тут Анастасия посмотрела на меня и сказала:

— А может ты станешь девочкой? Как ты относишься к смене пола? Из тебя получится очаровательная милашка, и мне так будет проще тебя учить. Что скажешь?

Я закрыл глаза. Сделал глубокий вдох и выдох.

Глава 25

От моего взгляда Анастасия Туманова округлила свои изумрудные глаза.

— Да шучу я. Хотя мне было бы так комфортнее проводить занятия. Ты сегодня на профильном групповом занятии поймёшь почему.

Комфортнее ей. У меня аж сердце почти остановилось. Когда я осознал, что мог при попадании в этот мир попасть в тело девочки, старухи, старика на смертном одре или неизлечимого больного. Моё текущее тело было худенькое, но я его сразу теперь полюбил. Ничего откормлю и буду заботиться.

— Сегодня в два групповое занятие. Собираемся у входа в главный бассейн. Обойдёшь основное здание. Там увидишь. Хочу посмотреть на тебя, что ты можешь как маг жизни. Да и аура у тебя странная, а там я её лучше рассмотрю. Сейчас у тебя будет Общая теория. После этого занятия тебе потребуется отдых. Как раз до обеда. Это новая методика обучения. С ней я не очень знакома, но говорят, что она уже опробована на одарённых. И с этого года будет применяться в нашей школе. Вторые курсы будут учиться по старинке.

— Я хотел спросить…

— Когда обращаешься ко мне, можешь называть меня госпожа куратор.

— Да госпожа… куратор. — Я посмаковал слово «госпожа». Тогда на плацу в мундире и с шикарной косой она выглядела очень воинственно. Сейчас её волосы были убраны в высокую причёску открывающее шею, а зелёно-золотое платье делало её очень женственной.

— Ты что-то хотел спросить?

Занятие по Общей теории у меня вызывало много вопросов, но времени до него оставалось немного и я спросил о другом:

— Госпожа… куратор, я хотел спросить об устройстве родов. Есть влиятельные рода с говорящими названиями. Ветровы, Огневы и другие. Там все маги этих стихий? А есть ещё менее влиятельные рода. Вот меня вызвал сегодня на поединок Грушецкий Владимир, он маг земли, но не принадлежит к роду Землиных.

Анастасия откинулась на спинку кресла:

— Во влиятельных родах эти направления возводят в абсолют: изучают и имеют самые глубокие познания, всячески пытаются стимулировать в своих детях раскрытие именно этих направлений, но четверть, нет, скорее всего, пятая часть детей приобретают другое направление дара. Это касается только влиятельных родов. Обособленно стоит императорский род Алмазовых. Там возводят в абсолют все направления магий. Их детей учат отдельно и пытаются максимально раскрыть потенциал каждого члена рода. Среди не влиятельных родов этим не страдают. С каким даром ребёнок будет с тем и будет. Ведь не каждый ребёнок в роду это одарённый и рады любому с силой. Те, кто не смог получить магическую силу модифицируют тела, но этим занимаются не все. Хочу сказать, что для потенциала рода нужны все направления и у нас в роду тоже так. Ведь для многих сложных заклинаний нужны разные стихии. Например для боевого заклинания Огненный шторм нужно построение примерно из трёх магов ветра и двух магов огня. В нашем роду Тумановых полно магов разных стихий, как и в других родах.

— Госпожа куратор, я хочу стать сильным воином.

— Ну, я тебе это и не запрещаю делать. Тренируйся на здоровье. Могу тебе поставить больше занятий с тренером по физической подготовке. На тренажёрах по раскрытию потенциала. Но маг жизни тоже может быть очень сильным.

— Оружие. Я хочу получить доступ к подготовке с дистанционным и холодным оружием.

Анастасия посмотрела на меня внимательнее:

— Там, посмотрим. Поговорим после группового профильного занятия.

— Госпожа куратор, у меня ещё два простых вопроса. Расскажите об эликсирах энергии. И где находиться арена?

— Ах мальчики. Вам бы всё подраться. Я отмечу расположение арены на твоей карте. В личном кабинете в настройках есть скрытые окна. Там есть карта. Я сделаю на ней тебе пометку.

— Спасибо.

— А эликсиры я тебе покажу. Извини, дать тебе не смогу, они все под заказ в школьный магазин. Энергию в них приходится свою вливать и ингредиенты весьма редкие. — Она встала, подошла к стеллажу и наклонилась за коробкой.

— А что за ингредиенты? — спросил я. От открывшейся картины на шикарную задницу куратора у меня всё затвердело внизу. Я сильнее прижал своё достоинство ногой, которая была закинута сверху. Постарался успокоиться, моё сердцебиение замедлилось, а стояк ослаб. Сильно ослаб. Я сосредоточился и снова был в боеготовности. Затем снова успокоил себя. Решил назвать эту технику сдерживание и усиление мужского начала.

Анастасия стояла с коробкой в руках и смотрела на меня:

— Кристаллы жизни. Такие можно собирать из изменённых животных ну и после убийства одарённого тоже иногда остаётся. — Она изучающе посмотрела на меня. — У тебя точно странная аура. — Анастасия поставила на стол коробку с небольшими десятисантиметровыми стеклянными вытянутыми бутылочками больше напоминающие пробирки. В них плескалась синяя жидкость. Каждая бутылочка была запечатана, так чтобы её было легко открыть, потянув за выступающую на ширину пальца пробку. — Это малые эликсиры энергии. — Пояснила куратор.

— Можно посмотреть?

— Да, только не разбей, пожалуйста, эти уже все под заказ. — Анастасия вытащила одну бутылочку и протянула мне.

На небольшой овальной этикетке спереди было написано:

«Малый эликсир энергии».

С обратной стороны был приклеен бумажный квадрат с описанием. Сначала была информация об усвоении ингредиентов, о том, что этот эликсир мог восстановить до пятнадцати процентов запаса источника силы начинающего мага. Далее в инструкции были рекомендации по использованию. Я понимал, что это бутылочка, в ней жидкость. Всё просто и понятно, но решил уточнить на всякий случай:

— Перорально это как?

Лучше бы не спрашивал. Туманова поднесла свои изящные пальцы, имитируя, что она в них держит какой-то предмет, открыла рот и показала, что опрокидывает или помещает в него, то что она якобы держала в руках. От этой пантомимы моя кровь будто вскипела. Сделал вдох выдох, применил технику сдерживания и продолжил читать дальше. С составом было всё понятно. Немного толчёных кристаллов жизни, какие-то травы, консерванты, натуральный подсластитель экстракт из листьев стевии. В противопоказаниях было, что вот как раз этот подсластитель из-за чрезмерного употребления может вызвать слабительный эффект.

— Госпожа куратор, а может, не нужен этот подсластитель?

— Нужен. — Строго сказала Анастасия. — Этим эликсиром нельзя злоупотреблять. А тут и сладенько и этот побочный эффект вызывает у учеников особый отклик, и они действительно стараются не злоупотреблять эликсирами. Не переживай, этот ингредиент обычно присутствует только в ученических эликсирах.

— Сладенько значит. — Вернул эликсир Анастасии.

— Можешь идти, а то опоздаешь на Общую теорию.

Кресло было такое мягкое, что мне не хотелось вставать. Вот бы ещё госпожа куратор плечики бы мне помяла. Вообще было бы замечательно.

— Глеб, тебе пора, очнись.

Я встал. Анастасия подошла ко мне. Она была немного выше меня.

— Подожди, я на тебя наложу небольшое усиление, а то эти новые занятия. Якобы уже опробованные на одарённых. Как куратор я должна о тебе заботиться. Да и Его светлость меня просил.

Она положила ладони мне на грудь, и закрыла свои изумрудные глаза. Вокруг Анастасии затанцевала дымка, похожая на чуть зеленоватый туман. Я почувствовал себя бодрым и готовым к свершениям.

Анастасия, не убирая рук с моей груди, открыла свои изумрудные глаза и подтолкнула меня к двери:

— Всё иди.

— Спасибо. — С хрипотцой выдавил я и сделал шаг назад.

Глава 26

Посетив уборную, я побежал на урок.

В большом холле отделанным чёрным перед большими резными дверями отделанными позолотой расположилась сотня учеников. Чем ближе к дверям, тем одежда учеников становилась богаче и разнообразней. Возле самых дверей на диванах сидели первые наследники.

С края толпы я заметил моего первого противника сегодняшних поединков на арене. Грушецкий Владимир, увидев меня, махнул рукой.

«Вроде нормальный парень», — подумал я и направился в его сторону, подойдя, спросил. — Долго ещё ждать?

— Да, нет. Скоро начнётся.

— Слушай, я не нашёл в школьном магазине эликсиров энергии. Где их там покупать?

— Ещё б ты нашёл. Их сразу разобрали. Я смог урвать только два. Каждый обошёлся мне по десятке. Я ещё сделал заказ на один эликсир, но это того стоит. Чем больше магичишь, тем быстрее дар развивается. Это вложение в своё развитие. Понимаешь, почему так дорого, и всё разобрали?

— Да, очень нужная вещь, — согласился я.

Вокруг ребята громко обсуждали посещение своих кураторов, и это мешало. Я подошёл к Владимиру ближе и спросил:

— А сколько у тебя по времени энергия восстанавливается до полного источника?

— Ну знаешь. — Возмутился Владимир. — Это обычно стараются о себе не рассказывать. И так всё почти на виду. — Он указал на свой значок. — Но обычно у среднего начинающего мага уходит неделя на полное восстановление источника. — У сильных начинающих магов это примерно три дня. Так что силы надо беречь и по возможности скупать эликсиры, чтобы больше магичить. Можно ещё сходить к целителям, они могут накачать энергией источник, используя кристаллы жизни, но это очень дорого.

По ощущениям за сутки у меня сейчас восстанавливалась половина источника, значит это очень быстро. А ещё со слов Владимира надо больше магичить. Надо будет этим заняться, только оставлять резерв на случай поединков.

— А как я могу сделать заказ? В магазине этих эликсиров не видно? — Снова поинтересовался, так как Владимир ответил не до конца.

— А ты в настройках магазина поставь отображение отсутствующих товаров.

— Благодарю.

— Везёт тебе с куратором. — Владимир перевёл тему, и взгляд его стал мечтательным. — Мой куратор — это наш директор. — Он тяжко вздохнул.

Владимир наклонился ко мне ближе и сказал:

— Я сегодня разговаривал с самим Серафимом Огневым. У него вторая стихия Земля и он будет посещать нашу группу, представляешь.

«Я с ним тоже разговаривал, правда, это было вчера, представляешь», — но этого вслух я не сказал.

— А ты должен был видеть Варвару Туманову, она первая наследница главной ветви Тумановых. Видел её вблизи?

— Да, — коротко ответил я, вспоминая равнодушный взгляд девушки.

— Говорил с ней?

— Нет.

— А нам знаешь, что Серафим рассказал? — Я покачал головой, и Владимир продолжил. — Он с боевым отрядом его рода искали дикого мага в Старой Костроме. А там потом клан Теней ещё вылез, представляешь. Вот бы мне в подобном поучаствовать.

«Я вот тоже в этом поучаствовал. Только меня там ловили. Представляешь», — но об этом старался даже думать тихо.

— Слушай, а как ты относишься к диким магам? — Спросил я шёпотом.

Владимир зарылся пятернёй в свои чёрные волосы и прошептал:

— Понимаешь всё не однозначно. Принято, что их надо убивать, но ведь многие из них не виноваты, что стали такими магами. В основном это простолюдины. Там ведь нет такой возможности контроля инициации. Но их всё равно жалко: люди всё-таки. Но по закону так положено. Не мне с этим спорить. Я же не Серафим Огнев, который действительно может на что-то повлиять.

Толпа зашевелилась, сместилась немного от дверей, и те бесшумно открылись наружу. Из них вышло два дежурный в тёмно-синей униформе. Поток учеников хлынул в дверной проём. Не все заходили охотно: огненно-рыжая девушка плакала и не хотела заходить. Это была Лика Огнева, которая сильно боялась магов разума. Её уговаривали четыре девушки. Среди уговаривающих была Виктория — любительница морской кухни. Огневу, трясущуюся от страха, взяли за руки и всячески успокаивая, завели в полумрак большого помещения.

Внутри огромное пространство заполняли красные кресла с номерами. Центр зала с креслами был подсвечен, а чёрные мраморные стены были в тени. И создавалось ощущение, что кресла висят в черноте. Кресел было десять в ряду, а рядов тоже было десять. Перед креслами была сцена с чёрным напольным покрытием, стены за сценой тоже были чёрные. Там стоял Разумовский, он тоже был в чёрном: комбинезон, а за плечами был плащ, напоминающий крылья ворона. Разумовский не сливался со сценой, только потому, что за его спиной висел двухметровый золотой диск. Крепление этого диска уходило под потолок.

Голос Разумовского раздался будто бы со всех сторон:

— Уважаемые ученики, рассаживаетесь согласно номерам, полученным на плацу. Те, кто забыл, подойдите к ближайшему дежурному.

У меня на плацу был семьдесят седьмой номер. Учеников было в два раза меньше. Нумерация шла с пропусками, и я оказался в третьем ряду предпоследний справа.

Я сел в удобнейшее кресло, отделанное красной бархатистой кожей. Провёл рукой по подлокотнику и ощутил дороговизну материала. Вспомнилась жизнь бывшего хозяина тела. Простолюдины жили намного скромнее: не имели такой роскоши, в их рационе присутствовало много синтетической еды, технологии с отставанием на несколько десятилетий, разный уровень доступа к информации в сети. Даже поисковый помощник Марфа отличалась настолько, что прошлая на моём смартфоне теперь воспринималось детской игрушкой. Летать простолюдинам на флаерах тоже было нельзя. От мыслей о расслоении общества меня отвлекла севшая слева синеволосая девушка — маг жизни их моей группы, но она не посмотрела в мою сторону. В кресло справа разместился Кирилл Замятин, он кивнул мне в знак приветствия, я ему ответил тем же.

Когда ученики расселись, на сцену вышли ещё шесть человек, они разделились на две тройки и встали с двух сторон от двухметрового золотого диска. Их стиль одежды очень отличался друг от друга, а особенно он отличался по цвету. Первой в тройке слева стояла девушка с красными волосами в красном платье, затем седой старик в костюме благородного шоколадного оттенка с тростью в руках, далее пожилая женщина с тёмно-зелёными волосами, заделанными в тугой пучок, на ней было строгое длинное платье в цвет её волос. Тройку справа начинал блондин с длинными волосами, заделанными в тугой конский хвост, он был одет в серо-голубой костюм. Следующей стояла полная женщина с синими волосами, у неё была стрижка под каре, на ней был синий женский деловой костюм. Завершал правую тройку молодой брюнет в тактическом фиолетовом комбинезоне с изображением молнии на груди. Спереди на шаг перед золотым диском стоял во всём чёрном Разумовский, он прокашлялся и заговорил:

— Приветствую благородных сыновей и дочерей нашей империи. Мы сегодня проведём занятие по новым прогрессивным методикам, одобренным министерством образования. А чтобы в ваши головки не поместили ничего лишнего, хочу представить вам магов разума высшей категории от каждого влиятельного рода. И хочу начать представление с нашего особого гостя — Бальтазара Алмазова, — он указал нам за спины. Я обернулся вслед за всеми. Там на чёрной мраморной стене была слегка подсвечена застеклённая ложа, в ней сидел седой мужчина сером невзрачном костюме, от его пронзающего взгляда захотелось отвернуться, что я и сделал. Заметил, что по краям на стенах были ещё шесть застеклённых лож по три с каждой стороны.

Когда все ученики успокоились и снова посмотрели на сцену, Разумовский продолжил:

— А теперь представлю не менее значимых гостей нашего занятия. — Разумовский стал рукой обводить слева направо, стоящих за ним людей. — Екатерина Огнева, Аристарх Землин, Алана Туманова, Венедикт Ветров, Ольга Морозова, Родослав Громов и Роман Разумовский. — Он закончил, положа себе руку на грудь, и слегка поклонился.

Шесть магов разума, что двумя тройками стояли по краям золотого диска пошли за сцену. Как только скрылся последний маг, диск за спиной Разумовского стал раскачиваться из стороны в сторону.

Разумовский сцепил пальцы на груди.

— Тема сегодняшнего урока, устройство школы, школьная программа и правила поведения в ней. Также, кратко мы затронем текущую геополитическую ситуацию.

Огромный золотой маятник за его спиной набирал амплитуду. Я почувствовал, как моё кресло стало слегка вибрировать, свет в зале стал мигать и со всех сторон раздался тихий, пробирающий до костей гул. Разумовский продолжал улыбаться и оглядывать зал. Многие передо мной уже замерли обездвиженными куклами.

Мне показалось, что я слышу шёпот, но он был настолько тихий, что я не мог разобрать слов. Почувствовал, что теряю контроль над своим телом.

Огромный золотой маятник качался, кресло подо мной периодически дрожало, свет едва мигал, воздух гудел, а я в это время пытался не слушать неразборчивый шёпот, который мне, почему то не нравился. Пытался отгородиться от него. Пытался не думать об этих непонятных словах. И мне даже показалось, что у меня получается, но я не смог долго сопротивляться и провалился во мрак.

Глава 27

Открыл глаза, и осознал себя в кресле. Золотой маятник не качался; Разумовского на сцене не было. Чувствовал себя будто прочитал несколько книг за ночь. Схватился за голову она шла кругом.

Оглянулся.

Не все ученики могли встать с мест, некоторые продолжали сидеть замершими куклами, кто-то лежал. Один парень даже лежал на полу. В зал вошло человек двадцать в светлых комбинезонах с десятком носилок, они стали грузить тех, кто не очнулся.

Решил немного посидеть. Осмыслить урок.

Хорошо, что меня перед этим занятием куратор усилила, а то может быть и сейчас валялся бы без сил. В голове стали возникать знания о школе. Будто бы я всю ночь читал её правила и даже больше. Те знания, что я раньше получил из школьной справки, обросли новыми подробностями. Теперь я знал, что ученики могут приветствовать друг друга без аристократических расшаркиваний. А вот вышестоящее по статусу начальство нужно приветствовать, прикладывая руку к сердцу. Правда, того испытания на плацу это не касалось, там нужно было просто устоять на ногах.

Теперь я знал, что за ущерб причинённый школе во время дуэли учеников платит тот, кто проиграл. А на арене никто не платит, там даже драться намного безопасней. Для себя решил чётко, что буду только там и сражаться.

Прояснилось, что меня ждёт в школе, сейчас на профильном занятии у куратора определят мою роль как мага. Чтобы меня могли включать в группы для выполнения учебно-боевых заданий. Для магов жизни это была роль магов поддержки. В основном в роли лекаря и мага усиливающего возможности группы, их ещё называли баферы. Далее ученики в течении срока обучения учатся отрабатывать свои роли посещая профильные занятия у куратора и отрабатывая свои навыки в составе сформированных малых групп. После формирования этих групп в личном кабинете ученика появится вкладка с учебно-боевыми заданиями. Чаще всего это было пять магов и такие группы называли боевые звёзды. Эти группы в учебных целях будут отправлять на различные задания в рамках учебного процесса. Начиная от сбора ресурсов из изменённых животных и мутантов и заканчивая топовыми заданиями по поиску диких магов и подавлению народных волнений. Последние задания только для самых лояльных сильных и проверенных учеников. Самые успешные ученики по окончании этой школы могут получить офицерские звания и принять под командование отряд из военных модификантов, сформированный из простолюдинов.

«Маги жизни становятся лекарями и какими-то баферами», — с сожалением подумал я. Надеюсь, что куратор сможет подобрать мне другую роль. Держась за мягкий красный кожаный подлокотник, привстал, голова закружилась. Кирилл Замятин сидел, схватившись за голову, и не шевелился, когда к нему подошёл один из медиков и потрогал за плечо, то Кирилл набросился с кулаками и отправил медика в нокаут с пары ударов. Кирилла быстро скрутили и положили на носилки.

Ко мне тоже направился медик, но я жестом показал, что со мной всё в порядке и поковылял в сторону выхода. Все ученики шли молча. Кто-то задумчивый, а кто-то шёл нормально. Я увидел Светослава Светлова его взор был ясен, а глаза горели смесью фанатизма и восторга. Хоть кому-то это занятие пришлось по душе.

Мне что-то не очень занятие пришлось по душе и даже казалось, что я немного себя ненавидел и был самому себе противен. Сбросил это наваждение и пошёл к себе в комнату.


Упал на кровать, путь до неё мне показался, как в тумане. В голове вставали картины этого мира. Как и говорил Разумовский, нам сделали небольшой экскурс в геополитическую ситуацию. Помимо Российской империи, на этой планете было множество других государств. На континенте где я находился, выделялись: Китайская империя Син, Арабский халифат и Союз Европейских королевств. На других континентах тоже были крупные территориальные образования. Союз государств Земли, куда входила наша империя пережил ожесточённую кровопролитную войну с дальними космическими колониями. Основные бои развернулись в средних колониях, на Марсе и спутнике Сатурна Титане, они выступили буферной зоной, но и метрополии тоже досталось. Применялись различные виды оружия, включая генетическое, теперь на земле водились изменённые животные и мутанты. Также присутствовали всевозможные аномалии, и прочая ерунда. Изменённые животные вошли в пищевую цепочку и являлись источником кристаллов жизни и редких ингредиентов, которые использовались в маготехнологиях, для приготовления дорогих медицинских препаратов и много другого. Некоторые изменённые животные теперь были под защитой от истребления. Некоторых пытались разводить в домашних условиях. Население жило в основном городах, где произошло разделение по статусу. Чем ближе к защищённой центральной части городов, тем безопасней жильё, там жили аристократы. Такие районы называли «Верхним городом», в среднезащищённых районах жили простолюдины. В трущобах на окраинах городов выживали самые бедные слои населения.

Моя картина мира стала шире. Ведь об этом мире у меня были воспоминания парня из трущобы под названием Грязная Клоака, который не видел ничего дальше, чем окраина среднего города, дальше бы его просто не пустили, а доступ к информации был только в ограниченную сеть. Так, что для меня сейчас многое прояснилось.

На обед сил встать не было. Так я и провалялся до времени, когда надо было уже идти к куратору.


***
До Входа в бассейн с аквазоной я добрался без проблем. Возле больших стеклянных дверей толпилась моя группа: девушки окружили Анастасию Туманову, и что-то у неё выспрашивали. Когда куратор меня заметила она обратилась к девушкам:

— Вы уже знаете друг друга, а единственного молодого человека в нашей группе я вам не представила:

— Знакомьтесь это Глеб Туманов. — Анастасия раскрытой вверх ладонью указала на меня.

Далее она стала указывать на моих одногруппниц:

— Эти девушки принадлежат к нашему роду Тумановых. Знакомься. Это Лада, — она указала на симпатичную девушку с двумя чёрными хвостиками.

— Ульяна, Мария, Елена.

У Ульяны была русая коса и симпатичное круглое лицо. Чёрные как воронье крыло волосы Марии были подстрижены по каре. Елена была скромна на вид и имела вьющиеся светлые волосы, убранные сложную высокую причёску.

— А это Маргарита Замятина, — куратор указала на блондинку, что в первый день хотела мне улыбнуться. Надеюсь, это не сестра той Светланы из гостиницы, а то уж мир получается очень тесным, да Кирилл ещё этот.

— Это Милена Морозова, она очень талантливая, но немного застенчивая. — Куратор указала на синеволосую девушку.

От этого имени у меня мурашки по коже пробежали. Я до сих пор помнил другую Милену, которая для меня оставила номерок, как для подопытного образца.

— Алиса и Анфиса Чулковы, — закончила куратор на близняшках. У них была сегодня у обеих одинаковая чёрная коса, уложенная спереди: у Анфисы слева, у Алисы справа. Постарался запомнить, чтобы не путать девушек.

— Сегодня нет Варвары, она на занятиях по магии света, с ней я тебя познакомлю позже. Вы принимайте душ, переодевайтесь и проходите. — Анастасия указала на дверь. — А я сейчас я схожу, добавлю специальный ингредиент, чтобы было лучше видеть визуальное представление магии. А ещё я смогу рассмотреть плотность и структуру ваших аур.

Мы прошли в отделанную светлой плиткой комнату, из неё шло три двери, две в раздевалки с изображение мужской и женской пиктограмм и ещё одна большая с надписью «Аквазона».

В мужской раздевалке были удобные длинные деревянные лавки и много шкафчиков расставленных по стене. На шкафчиках были номера с пропусками. Я повесил свой костюм и рубашку в шкафчик с номером семьдесят семь. В шкафу был набор одноразового мужского белья, зелёные плавки, напоминающие небольшие шорты, белый халат, полотенце, белые тапочки и набор одноразовых моющих средств: шампунь, мыло и ещё какой то бальзам. В раздевалке было несколько душевых кабинок.

Принял душ, надел зелёные плавки-шорты, тапочки. Халат решил не брать. Взял только довольно большое полотенце и направился в аквазону. Тут был большой бассейн, где уже тренировались маги. Они замораживали воду и кидались водяными шариками. Все ученики здесь были в синих купальниках и синих плавко-шортах. Волосы учеников были под стать их облачению: среди синих иногда мелькали светлые волосы. Отдельно выделялась девушка с красными волосами. Её я сразу узнал. Это была Вероника Морозова, она встретилась мгне в первый день на КПП.

Я почувствовал за спиной присутствие, обернулся. Там стояли девушки из моей группы.

Девушки были хороши. Все были в зелёных сплошных купальниках, которые им очень шли. Все девушки тоже взяли с собой полотенца. Как хорошо, что я познал навык сдерживания мужского начала. Оно мне сегодня пригодится ещё не раз.

Лада прошла мимо меня и повела всех за собой. Мы зашли в слабоосвещённое помещение отделанное серым мрамором. Здесь по периметру стен были расставлены каменные лежанки из того же материала, что и стены. Все расселись на отдельные каменные ложа. Я расстелил полотенце и занял место посередине девушек в дальнем конце от входа.

В помещение стал подаваться пар, влажность повысилась и было ощущение, что я попал в тёплый приятный туман. Появились запахи трав, а затем оттенок тумана стал едва зелёный.

Вокруг сидящих передо мной девушек я увидел дополнительный зеленоватый контур тела. У близняшек он был едва заметен. У Лады он был очень явный и выглядел не как контур вокруг тела, а как настоящий барьер. Девушка будто бы находилась в своеобразном плотном коконе.

Я вспомнил те ощущения, когда рассматривал алую дымку вокруг Павла Туманова. Подумав об этом, я смог более чётко рассмотреть ауры других девушек. Мне показалось, что все девушки немного излучают магию от себя.

Одна из близняшек вскочила с места, указала на меня пальцем и закричала:

— Алое Хумилис.

Вторая близняшка подскочила, тоже указала на меня пальцем и закричала:

— Трепанг.

Посмотрел на себя и обомлел. Моя аура была неоднородная, рваная, из меня вылезали небольшие отростки и колыхались. Девушки продолжали спорить, на кого я был больше похож. Если алое я видел, то трепанга нет. Даже не представлял, что это такое.

Затем близняшка справа сказала:

— Он больше походит на трепанга. На следующее занятие я Вику приглашу, знаешь, сколько она их съела за свою жизнь.

Это не ту ли Вику, что любит морскую кухню, хотя в море всякое водится. Продолжал смотреть как у меня колыхались небольшие десятисантиметровые отростки.

Зашла куратор в сплошном зелёном купальнике и вытаращила на меня изумрудные глаза.

Почти вплотную ко мне подскочила близняшка справа, ткнула в меня пальцем и сказала:

— Госпожа куратор, скажите, что Глеб похож на трепанга? Вот эти его отростки очень напоминают шишечки. Особенно этот. — Она снова ткнула в меня пальцем.

Слева подскочила другая близняшка и завела свою шарманку:

— Госпожа куратор, скажите, что вот этот его отросток остренький, как у Алое Хумилис? — Она неопределённо ткнула в мою сторону.

— Нет, его отросток — шишечка.

— Его отросток остренький

— Нет, шишечка

— Нет, его отросток остренький.

Близняшки повернулись к куратору, та стояла, прикрыв лицо рукой, затем она её убрала и сказала:

— Девушки, пальцем тыкать в людей — не вежливо. И пожалуйста… давайте без анатомических подробностей строения ауры Глеба. Сядьте на место.

Близняшки сели и с непонимающим видом и уставились на куратора. Все девушки из моего рода сидели красные как раки, Милена Морозова сидела, уставившись в одну точку перед собой, а Маргарита Замятина мне подмигнула.

Куратор устроилась на свою скамью возле входа и сказала:

— Глеб, сейчас я попрошу девушек продемонстрировать стандартные манипуляции целителей, а потом займусь тобой.

Было видно, что куратор находилась в крайней степени озадаченности.

— Милена, ты начнёшь первая. Подойди и развернись, так, чтобы Глеб всё видел.

— Глеб, а ты смотри внимательно.

Глава 28

Это было красиво: из рук Милены выходило зеленоватое свечение, будто светящиеся побеги экзотического вьющегося растения.

— Это называется малое исцеление. — Прокомментировала куратор. Уже пять минут она гоняла Милену, и та мне показала несколько самых простых воздействий целителей: усиление при касании, лечебный туман и малое исцеление. Всегда из рук Милены выходила её энергия в виде этих светящихся побегов только с разным визуальным эффектом. Далее все девочки повторили эти заклятия. У Лады Тумановой, лечебный туман был такой густоты, что видимость упала до пары метров. Когда этот туман коснулся моей кожи, то я почувствовал лёгкое покалывание. Заметил что мои отростки от ауры, будто немного впитывают этот лечебный туман. Затем девушки продемонстрировали аурные щиты. Зеленоватое свечение во круг каждой девушки уплотнилось и стало повторять их кожу. У Лады он был самый плотный щит, и казалось, что её кожа имеет зелёный цвет.

Когда девушки закончили, Анастасия встала со своего ложа:

— Девочки, вы хорошо поработали. Вижу, что из вас получаться замечательные целительницы. Вы все подходите под стандартную роль магов поддержки, усиления и исцеления. Есть ли у кого вопросы?

Вопросов не было, и куратор отпустила девушек. Когда Милена вышла последней, Анастасия плотно закрыла дверь и провернула ключ в замочной скважине. Вернулась на свою лежанку и посмотрела на меня:

— Теперь расскажи и покажи всё что умеешь. Только не надо здесь всё ломать. Обычно маги жизни склонны к созиданию. Если твои умения отличаются и по твоему мнению могут нанести ущерб окружающей обстановке, просто опиши их словами.

«О чём мне стоит говорить, а о чём лучше умолчать», — задумался я.

— Можешь смело говорить обо всём. Меня проинструктировал Его сиятельство, что ты особенный. Как ты думаешь, я просто так ношу фамилию Туманова.

— Ясно, — усмехнулся я.

— Ничего тебе не ясно. Может Его сиятельство, что-то там для себя и задумал, но для меня, прежде всего, важна сила нашего рода. Ну и жизни моих учеников мне тоже не безразличны.

— То умение, из-за которого я вызвал интерес. Для его демонстрации мне нужен нож.

— Это когда ты протыкал того синего червяка?

— Да.

— Он тебе, скорее всего, не нужен. С ним тебе проще: тот нож работал как визуальное представление. Уверена, что ты можешь и без него. Хотя с материальным объектом проще, плюс добавляется физическое воздействие.

Куратор встала и обернула себя в аурный щит. Она будто находилась в большом мыльном зелёном пузыре:

— Это другая модификация щита попробуй его проколоть. — Голос куратора был тихий и доносился будто бы издалека.

Я подошёл к защите Анастасии, поднёс руку, попробовал представить, что протыкаю этот пузырь, но ничего не получалось.

— Вспомни те ощущения, когда держал нож. Не переживай, даже если меня ранишь, я себя с могу подлечить.

«Ну как знаешь», — подумал я и постарался максимально вспомнить те ощущения. Из моей руки вылез десятисантиметровый шип. Я ожидал, что моя магия будет зелёной, но он не имел никакого цвета и воспринимался пустотой или лучше сказать бесцветным пятном. Я медленно поднёс руку с шипом к щиту куратора, почувствовал сопротивление. Затем кончик шипа проколол щит куратора. Я почувствовал, что мой моё странное оружие из руки завязло в защите Анастасии. Я почувствовал, что трачу энергию пытаясь пробить её защиту.

Куратор одобрительно закивала:

— Если честно, то я не верила. Это очень необычная способность. Чтобы пробить мой щит нужно выстрелить в меня используя довольно сильный кумулятивный снаряд или нанести значительный стихийный урон. Я теперь понимаю, как ты пробил аурный щит Вениамина. Нам пришлось ему зубы восстанавливать всей бригадой целителей. А мы думали, что он его сильно ослабил в конце поединка. Хотя возможно и ослабил плюс вот это твоё пробивание. — Анастасия внимательно посмотрела на меня и спросила:

— Как думаешь, почему здесь вообще разрешены поединки среди учеников?

Я задумался, а Анастасия ответила за меня.

— Да потому что у них есть аурные щиты, а у модификантов аналог аурного щита. Иначе здесь все друг друга поубивали бы. — Она закусила губу и спросила. — А на расстоянии сможешь?

Я убрал свой шип от её щита и отошёл к своей лежанке в другой конец помещения. Мне удалось вытянуть шип только на тридцать сантиметров и чем дальше я его вытягивал, тем быстрее опустошался мой источник магии. Я втянул его обратно:

— Дальше никак, — сказал я.

Анастасия села на своё мраморное ложе:

— Твой навык он весьма интересный, но с целительством никак не связан. Я вообще не вижу у тебя задатков к магии исцеления. Ты какой-то странный маг жизни. Как это сказать маг жизни эгоист. Даже сейчас я вижу, что ты поглощаешь магию своими отросточками. И не вижу задатков в тебе, чтобы ты делился своей силой. — Анастасия вздохнула и сказала. — Что ещё можешь? Показывай.

Я продемонстрировал усиление кулаков. Усиление мышц. Опять от меня не исходила никакого зелёного света.

— А ещё я стоял под потоками ветра. Для этого я отращивал, что-то из ног. А ещё у меня быстро заживают ранения.

— Отращивал, что-то из ног. Заживают. — Повторила Анастасия и задумчиво проговорила. — Твои умения очень интересные, но они никак не связаны с возможностью исцелять других. А с таким дохлым странным и дырявым аурным щитом тебя убьют, пока ты будешь бежать до противника. — Но я смотрю, что ты не излучаешь магию во вне. Тебя сложно почувствовать и если ты затаишься. Ударишь со спины, то может чего и выйдет. Но поверь если ты сейчас столкнёшься с подготовленным магом, ты не выживешь.

— Я это понимаю.

— Кстати я вижу токи энергии в твоём теле. У тебя вероятно очень быстрый метаболизм. Да, ты же говорил, что твои ранения быстро заживают. Ты пробовал алкоголь? Быстро пьянеешь?

— Пьянею. Возможно, быстро, точно не помню.

— Ранки ещё у тебя быстро заживают, но там не только метаболизм, а ещё твоя ненормальная аура, поглощение энергии и перераспределение энергетических каналов. Только они у тебя как-то странно перераспределяются. Возможно, ты их интуитивно своим волевым желанием, используя телекинетику. Не понимаю… Если честно, то тебя бы надо исследовать.

Я показал браслет, который уже почти слился с кожей.

— Ах да, тебя уже и так исследуют.

Скрипя сердцем, выдавил из себя то, что очень не хотел говорить:

— Может быть, как маг разума я добьюсь большего?

Куратор покачала головой:

— Роман не будет с тобой заниматься. Пока ты был в отключке после занятия по Общей Теории, он под присмотром нашего родового мага поверхностно тебя обследовал.

Мне вот это совсем не понравилось. Куратор продолжила:

— Он не смотрел ничего лишнего, Алана проследила. Из магии разума у тебя телекинетические способности малого радиуса действия. Извини, но он сказал, что не будет тратить на тебя своё время.

Куратор вздохнула:

— Есть стандартные маги. Даже со сдвоенными силами. Для них определены пути развития. А что мне делать с тобой? Ещё вчера я сделала запрос в министерство образования, они сказали, что пока не могут для тебя разработать индивидуальную программу обучения, если честно у меня сложилось впечатление, что они и не будут этого делать. В министерстве сказали, что обратились к главе нашего рода, с ними будут делиться результатами твоего исследования. Но когда ещё для тебя разработают индивидуальную программу. Ты понимаешь, что этот механизм очень…

— Программы для меня не будет?

— Да. Пока не будет. Такого сочетания магий в природе вообще не бывает. Ну и сам понимаешь, для тебя одного.

Куратор оглянулась по сторонам, слезла со своего ложа и перешла на моё. Я немного отодвинулся, но даже так я чувствовал жар её тела. Она наклонилась ко мне и сказала:

— Вот если бы ты был Алмазов, тогда бы вопрос стоял по-другому. И ещё. Запомни. Для императорского рода все вы здесь, прежде всего стандартные инструменты. Для меня вы ученики, а особенно я радею за учеников из своего рода. Теперь тебе ясно?

— Теперь ясно.

— Могу сказать точно, что со мной на профильных занятиях мы будем восстанавливать твой аурный щит. Иначе, если ты столкнёшься в поединке с магом огня. Короче, это будет очень больно для тебя и плачевно. А если к огню добавить стихию ветра, то станешь не просто трепангом, а жареным трепангом.

— Значит я всё-таки похож на трепанга?

Куратор залилась смехом:

— Ну это смотря на какой твой отросток посмотреть.

— Трепанг. Что это вообще такое?

— Морской огурец. — Я смотрел на куратора с непониманием, и она продолжила. — Морское беспозвоночное, род Голотурия.

Так и думал, что это какая-то морская фигня, которую некоторые Виктории — любительницы морской кухни едет за обе щёки.

— Как маг жизни. — Анастасия постаралась сделать строгое лицо. — Ты должен стремиться познать окружающую среду. Мы женщины — маги жизни, можем не только давать жизнь, мы ещё любим её особо… — Куратор запнулась, подвисла и махнула рукой. — Прости Глеб, я всё забываю, что ты мальчик, извини. Я не привыкла учить мальчиков и у меня даже все наставления для девочек. Не обращай, пожалуйста…

— Куда вы меня определите?

Куратор вздохнула:

— Глеб, я не могу тебя определить ни в целители, ни в усилители группы.

— А может… — начал я, но Анастасия меня опередила.

— Самое главное, что я постараюсь, что бы школа предоставила тебе ресурсы для развития. А ещё, ты говорил, что тебе нравится оружие всякие боевые штуки для мальчиков.

— Да. — Поспешно согласился, а то мало ли что ещё придумает эта любительница жизни на всей Земле.

Пар в помещении практически развеялся и теперь я видел свою госпожу куратора очень хорошо: капельки влаги скатывались по её бархатистой коже. Мне захотелось её потрогать. И я был вынужден применить к себе технику сдерживания. Куратор как назло откинулась назад и потянулась:

— Могу тебе предложить программу подготовки для модификантов. Сегодня будет собрание всех кураторов у директора, и я могу поднять этот вопрос. Я постараюсь убедить их куратора позаниматься с тобой. Их как раз тренируют тому, что ты просил утром. Что скажешь?

Я отвернулся от неё и сказал:

— Мне нравится, но можете рассказать подробнее?

— Боевая подготовка, работа со всевозможным оружием. По окончанию школы подобные ученики возглавляют спецподразделения обычных военных модификантов, иногда их включают в боевые звёзды магов как огневую поддержку в зависимости от ситуации.

— Я бы хотел узнать больше о модификантах, с которыми мне придётся учиться. Ещё я слышал, что слабые маги могут модифицировать своё тело. Но это лишает их магических сил.

Если у меня всё так плохо с магией может попробовать стать модификантом. Хотя мне мои навыки нравились, и я уже представлял, как смогу реализовать себя в бою.

— Да лишает, их тела полностью перерабатывают. Модификанты аристократы очень сильно отличаются. Если раньше ты сталкивался с обычными военными модификантами, то, занимаясь в этой школе почувствуешь разницу. Модификация тела аристократа стоит очень дорого, и многие рода предпочитают развивать слабого одарённого мага, нежели изменять своего ребёнка. И знаешь, ведь это уже… Как бы это правильней сказать…

— Не совсем люди?

— В общих чертах, да. Многие нас тоже считают не совсем людьми. У нас даже с этого года будет обязательное посещения психолога. Будут затрагиваться вопросы социализации, не чувствуем ли мы себя слишком сверхлюдьми.

— Кирилл Замятин. Он в группе, куда я попаду?

— Да.

— Он сегодня набросился на медработников с кулаками.

— Ничего страшного, это побочные эффекты от занятия. Но он прошёл, и дальше продолжит обучение.

— В смысле прошёл?

— Ученики, которые не выдержали сегодняшнее занятие были исключены из школы. Это новое требование. Так, что первогодок осталось только восемьдесят.

— А что с другими?

— Поедут домой. Попробуют себя в чём то другом. Откуда я знаю. Но сильными одарёнными им уже не стать.

— Почему?

— Здесь самые лучшие ресурсы для развития. Практика и возможность для модификантов получить доступ к лицензиям на самые топовые изменения тела, а у магов лицензии на применение своих возможностей. Или ты думал. Любой маг может пойти куда хочет, и швыряться своей магией, как ему заблагорассудится?

— Если честно, я вообще об этом не задумывался. Можете рассказать о Замятине. Мне всё-таки с ним учиться, а пока на вид он самый неадекватный.

— Какие импланты ему поставили, и каким он подвергался изменениям, я не знаю. Но он весьма сильный. Деньги у его рода явно водятся.

Последнее куратор сказала с оттенком пренебрежения.

— А что с его родом? Вы так пренебрежительно?..

— Их занятие торговлей…

— Не вижу ничего плохого в торговле.

— Отчасти это пережитки старых традиций, а от них сложно отказаться. Обычно аристократы имеют доходы от своих корпораций, компаний, поместий, от всевозможных инвестиций, а если и занимаются торговыми операциями, то это выглядит иначе.

— Торговая деятельность Замятиных, чем плоха?

— У его рода торговые сети для простолюдинов. А Замятин Кирилл, если будут с ним проблемы, то говори мне.

«Чтобы меня ещё женщина защищала». — Я посмотрел Анастасии в глаза.

— Ну что, Глеб, ты согласен на программу подготовки для модификантов?

Глава 29

— Да. Я согласен.

— Отлично. — Вздохнула Анастасия с облегчением, видимо она переживала, что не сможет со мной нормально заниматься.

— Забыла тебе сказать про одну особенность модификантов, которые были сделаны из магов. Те могут немного восстанавливать свою энергию, а для быстрой зарядки своего источника. — Анастасия показала в район солнечного сплетения. — Они используют БЗУМ. бесконтактное зарядное устройство модификантов. Дорогая штука. Вообще модификантом быть дорого.

— Здесь всё дорого.

— Да это так.

— Глеб, на сегодня ты свободен. После собрания спланирую твоё расписание, так что ближе к вечеру в личном кабинете всё увидишь.

Направился к выходу, у самой двери обернулся. Анастасия сидела на моём ложе, скрестила ноги и смотрела на меня.

— Госпожа куратор. Можно вопрос?

— Да.

— Почему эта школа не похожа на место, где подготавливают военных? Где дисциплина? Узнал, что нужно приветствовать вышестоящего, прижимая кулак к сердцу. Почему никто не требует этого делать?

— Глеб, здесь мы все как одна дружная семья. Почти. Находимся примерно в одном статусе. Тебя потребуют это делать и научат, когда в этом возникнет необходимость. Знаю, что глава нашего рода хочет вскоре показать тебя императору и роду Алмазовых. Там всё сделаешь по протоколу. Не забывай мы высшая каста, сильная муштра и многократное отрабатывание строевого шага это не здесь. У начинающих магов нет на это время, если они будут заниматься подобным, то им не хватит время на развитие и раскрытие потенциала. Каждый упущенный день, час это потеря силы мага. Поэтому здесь так. Понятно?

Повернул стальной ключ в двери, за спиной раздался голос Анастасии:

— Наставник модификантов. Он просит называть себя именно так. Гоняет своих подопечных почти как простолюдинов. Но ты должен не забывать регулярно опустошать свой источник. Во время тренировок с у него постарайся усиливать свои мышцы, так ты не будешь отставать и увеличивать свой магический потенциал.

— Хорошо, госпожа куратор.

— Чуть не забыла. На вечер у тебя запланировано три поединка. Твой аурный щит пока неоднородный. Могу их отменить без потери боевого рейтинга, по состоянию… Допустим по состоянию здоровья. Хочешь?

Меня это задело. Хотелось сказать: «Женщина я решу свои проблемы сам», но спокойно ответил:

— Нет. Это просто учебные поединки. Если будет сложно, откажусь, не обращая внимания на свой рейтинг.

Как там сказал Туманов, я лучше развиваюсь в экстренной ситуации. Не буду усердствовать но постараюсь выложиться по полной. Толкнул дверь, а мне в спину донеслось:

— Удачи, Глеб.

— Благодарю за ответы и заботу, госпожа куратор. — Закрыл за собой дверь.

После сломанных зубов Вениамина, ко мне пока никто не цеплялся. Спокойно поел в столовой на триста рублей. И отправился в свою комнату.

Мне очень не хватало повседневной одежды. Так как я был маг жизни и разума, то в школьном магазине мне предлагалась чёрная и зелёная расцветка. Остановился на чёрной. Домашний халат, тапочки, и два комплекта одежды для спортзала мне обещали доставить к завтрашнему утру. Будет, что надеть в спортивный зал на первом этаже. Мне очень хотелось приступить к развитию своего тела.

Надеялся, что для занятий с группой модификантов, мне полагается форма, которую мне выдадут. Зелёные плавки с урока с куратором забрал с собой, прополоскал и повесил на полотенцесушитель в ванной комнате.

Мне была нужна форма для поединков. В школьном магазине поставил галочку, чтобы отображались все товары и даже те, которых не было в наличии. Повздыхал на дорогие эликсиры и закрыл вкладку с ними. Уверен, что кристаллы жизни которые шли главным ингредиентом для их изготовления стоили дорого. Очень надеялся, что когда получу доступ к учебно-боевым заданиям, смогу хорошо заработать на добыче этих кристаллов.

Ничего нормального для боя в школьном магазине не было. В товарах, которые изначально не отображались, был какой-то странный халат с поясом, он очень напоминал банный. Ничего подобного в моём мире не было. Он назывался кимоно для единоборств. В описании было написано, что это кимоно изготовлено из лучших тканей и обшито вручную какими то иероглифами. Хорошая наверно вещь, но дороговато. Стоило это удовольствие десять тысяч рублей, и было доступно под заказ с доставкой не раньше чем через две недели.

Залез в настройки. Не знаю, что я там делал. Видимо мне помогли навыки бывшего владельца тела, с помощью которых он умудрился сделать себе поддельные документы. Теперь у меня отображались не только товары от рекомендованных поставщиков, но и была вкладка с нерекомендованными поставщиками. В списке нажал на первого поставщика. Им оказалась торговая площадка империи Син.

Там было много хорошего товара. Их описание было на русском, каком-то европейском языке и на странных закорючках напоминающие маленькие картинки, состоящие из палочек. Память бывшего владельца подсказала, что это китайские иероглифы. А европейский — английский. Бывший владелец тела его немного знал, а я уже не очень.

Меня интересовали тактические комбинезоны и одежда для поединков. Самое дешёвое обмундирование, напоминающее тактический комбинезон, стоило десять тысяч. Я даже нашёл копию тактического комбинезона, который в школьном магазине стоил миллион рублей. Здесь производитель под маркой NoName, заверял, что точная копия всего за двадцать тысяч не уступает оригиналу по характеристикам. Решил пока не брать. На этой торговой площадке были хорошие и недорогие кимоно для занятия единоборствами, но когда я промучился с таблицей размеров, скопировал адрес из профиля, то со мной на видеосвязь вышла менеджер торговой площадки. Улыбчивая черноволосая симпатичная девушка с едва раскосыми глазами очень вежливо сказала, что в мою школу ничего доставить они не могут. Она пожелала мне долгих лет жизни, всего наилучшего и разорвала связь.

С одеждой для поединков не вышло. Захотел решить вопрос с питанием. В памяти прошлого владельца тела, была информация, что в этом мире должно быть специальное питание для спортсменов. Он такое не ел питался в основно синтетической едой, но о подобном питании слышал. Что-то похожее я уже ел. Тот протеиновый батончик, что достался мне трофеем в той заброшенной линии метро в Старой Костроме. Я хотел посещать спортзал и такое питание мне могло бы пригодиться. Взял смартфон и посетил спортивные форумы. Узнал много нового. Смеси, коктейли, батончики, всякие стимуляторы мышечного роста и прочая дребедень составляли спортивное питание. Обратил внимание, на протеиновые коктейли, они могли хорошо дополнить моё питание. Было много ссылок на магазин «Всё за сотню». Это считался магазин для простолюдинов, но там был большой выбор спортивного питания.

Найдя этот магазин в списке нерекомендуемых поставщиков, перешёл в электронный магазин. Отказавшись от дополненной реальности, я рассматривал страницу с описанием протеинового коктейля. Решил взять с шоколадным вкусом.

И о чудо. Когда я вбил адрес школы, то перешёл на следующий шаг оформления заказа. Приостановил оформление и решил поискать себе одежду для поединков.

Здесь были те странные «Кимоно». Заказал себе чёрное, к нему в цвет заказал чёрный пояс. Мне высветилось окошко, что если я закажу ещё один товар, то доставка будет бесплатной.

К шоколадному протеиновому коктейлю, добавил банку с клубничным вкусом.

Мне высветилось окошко, что если я закажу ещё один товар, то бесплатно получу шейкер для взбивания коктейлей.

Почувствовал, что меня затягивает игра «Закажи ещё один товар». Страшная вещь. Добавил коробку с витаминами. На форуме про спортивное питание их хвалили. И не вчитываясь в следующее сообщение о том, что если я ещё чего закажу, то получу какой то промокод. Заплатил четыреста рублей и закрыл ультрабук.

Первый бой на арене у меня был назначен на шесть вечера, до поединка оставалось полчаса. Посмотрел отметку куратора на карте с расположением арены.

Может, на арене продавалась, какая то одежда для поединков, и зря я заказал кимоно?

Не стал корить себя за потраченные деньги, решил хорошо провести бои, чтобы увеличить свою стипендию. Мне нужно было найти ещё источники дохода. У нас будут учебно-боевые задания и на них можно будет заработать. Нужно только попасть в хорошую группу или создать свою, если позволят. Ловить диких магов или подавлять беспорядки не хотелось, а вот сбором ресурсов я бы занялся.

Взял костюм в чехле, чтобы было, во что переодеться, если испорчу свою одежду. Направился в сторону арены.

Ареной оказалось довольно внушительное здание. Не обращая внимания на изучающие взгляды учеников, ошивающихся у входа, направился в сторону входа, который представлял собою большую арку.

Глава 30

В отделанном красным гранитом и чёрным мрамором холле невысокий плотный по сложению дежурный разговаривал с со светловолосым мужчиной в комбинезоне техника. Этот техник подтверждал мои сертификаты. Он повернулся ко мне, зарылся пятернёй в светлые короткие волосы и будто что-то вспоминая, сказал:

— Здравствуйте господин Туманов, у вас сегодня забронирована арена на три поединка. — С нотками удивления проговорил он. — Я техник Михаил и по совместительству присматриваю за ареной. Выделил вам третью зону.

— Приветствую тебя смотритель арены, — сказал я.

Техник странно посмотрел на меня. А мне не мешало бы забыть с речевые обороты из моего прошлого мира.

— Вот пройдите по этому коридору.

Техник указал направление.

— Здесь продаётся одежда для поединков? Штаны попроще? Может какие-то спортивные костюмы? — Обратился к технику, а по совместительству заведующему ареной. Тот уставился на меня с непониманием.

— О, Глеб, я уже заждался. — Раздалось сзади. Обернулся, там стоял Владимир Грушецкий, он был одет в чёрный костюм и стоял, прислонившись к стене.

Подошёл к нему:

— Ты так драться собираешься? — Показал на его костюм.

— Конечно. А в чём проблема?

— Но это не практично.

— Я вообще удивлён, что ты так отделал Ветровых. Возможно, тебе повезло. Возможно, они ослабили свои аурные щиты. Не знаю, но хочу это узнать. Ты даже не коснёшься меня. Ты бастард и может быть не в курсе современных традиций. Не испачкать одежду во время учебного боя это целое искусство среди аристо. Заодно приучает лучше работать со своим аурным щитом. У меня, кстати, он весьма крепкий.

— Не знаю. Мне это не понять пока. Ладно, пошли.

— Ну пошли.

Мы проследовали по коридору. Там был выход в зону для сражений и две двери в раздевалки: одна мальчиков другая для девочек.

В раздевалке была дверь в уборную, а по стенам располагалось много шкафчиков. Посередине раздевалки параллельно стояли две длинные скамьи. Повесил в ближайший свободный шкафчик пиджак. Поразмыслил и заодно повесил туда рубашку. Владимир смотрел на меня с непониманием. Мне было всё равно, что он об этом всём думает.

Мы вышли в зону для сражений, здесь был широкий коридор со спусками с арочным проходам. Над этими проходами были таблички с номерами. Возле таблички с номером три мы спустились по ступеням и прошли в арку.

Зона для сражений была похожа на небольшой стадион под открытым небом шагов сто по длинной стороне. Вокруг в двадцать рядов были места для зрителей. От краёв арены исходило мерцание, будто от силового поля. Указал на эти переливы.

— Силовой щит, чтобы зрители не пострадали. — Пояснил Владимир и направился в другой конец площадки.

Я начал разогревать мышцы. Заметил, что на зрительских местах есть несколько учеников. Оглянулся на арочный вход, откуда мы пришли с Владимиром. Там уже стояло два охранника в своём чёрном обмундировании. Ясно, они остановят бой, если мы зайдём слишком далеко.

Земля под ногами Владимира немного вздыбилась от неё стали открываться небольшие кусочки и лететь вверх. На руках моего противника земля уплотнялась почти в камень превращаясь в массивные перчатки. Владимир крикнул:

— Ну, что готов? Поединок!

Разогнал энергию по мышцам, особенно уделили внимание ногам, чтобы повысить мобильность, уплотнил кошу на кулаках. Шип, который мог вытащить из руки решил пока не использовать. А то так я мог и убить своего противника.

— Поединок! — крикнул в ответ.

Владимир направил на меня свои руки и подобно иглам дикобраза в меня полетели каменно-земляные снаряды. Я еле увернулся. Один снаряд задел моё плечо и арену оросила кровь.

— И как ты с таким дырявым щитом смог победить Ветровых?! — крикнул Владимир, продолжая обстрел. Земля и дальше продолжала из-под его ног лететь к его перчаткам.

Начал раскачиваться из стороны в сторону и бегать зигзагами, решил идти на сближение, иначе мой противник сделает из меня решето.

— Слушай! Ты напоминаешь обезьяну. Так забавно скачешь из стороны в сторону, — крикнул Владимир, и стал стараться бить на опережение.

Несколько земляных снарядов отлетели от меня. А два достигли цели: левое плечо и бок справа обожгло от боли. Что-то этот поединок переставал быть учебным.

Почувствовал под ногами лёгкую вибрацию и сместился в сторону. Из земли на месте где находился мгновенье назад, выскочил полутораметровый земляной шип. И я понял, что маг даже с одной звездой это сила. С Вениамином мне просто могло повезти. Может, его обескуражило, что я испачкал его белоснежный костюм, а может, то что мне удалось пробить его щит. Понял, что нельзя расслабляться даже с противником, который имеет одну звезду. Сейчас мне нужно было признать поражение и постараться стать сильнее или идти на сближение и пытаться пробить щит противника.

Не понимал, почему Владимир сражался так серьёзно. У нас же был просто учебный бой.

Признавать поражение не хотелось, и я пошёл на сближение. Решил, что буду использовать весь свой арсенал по возможности. Нужно было попробовать пробить его щит, но делать это надо осторожно. Вдруг и на ближней дистанции он может чем-нибудь удивить. Была надежда, что мои удары содержали эту странную силу, которая позволяла мне пробивать аурные щиты магов. Раскачиваясь, уклоняясь и виляя зигзагами, побежал на противника. Я был уже в пятнадцати шагах от него. Чем ближе, тем сильнее был обстрел, разброс земляных снарядов стал меньше. Мои брюки превратились в лоскуты и висели за счёт жёсткого кожаного ремня. Мне было плевать, что выглядел я нелепо. Мою кожу рассекало от попаданий. Регенерация работала, и я чувствовал, как останавливалась кровь и начиналась стягиваться кожа. Старался вливать магию не только в мышцы увеличивая свою скорость и способность уклоняться, но и направлял поток энергии на укрепление кожных покровов спереди, откуда на меня летели снаряды Владимира и немного вливал в регенерацию.

— Хорошо быть магом жизни? Да?! — крикнул Владимир и усилил обстрел.

Ринулся на своего противника. Шквальный обстрел каменно-земляными снарядами был хуже, чем хлёсткие потоки ветра. Куски земли разбивались о мой аурный щит. Всё-таки у меня он хоть был и дырявый, но частично защищал. Крошка и пыль от отбитых моим щитом снарядов попадала в глаза и рот. От этой пыли я закашлялся. Когда до противника осталось пару метров, тот соединил руки вместе и его перчатки трансформировались в щит. На этом, каменно-земляном диске стали вытягиваться шипы. Я приготовился, вытащит шип из руки рывком обойти Владимира и ударить, но тот повернул свой щит а один из шипов что торчали на нём полете в моё сторону. Я чудом увернулся. Щип длиною в тридцать сантиметров рассёк мне лоб. Правый глаз залило кровью.

Противник почти весь был закрыт своим каменно-земляным диском с острыми шипами. Оставались только ноги ниже колена. Уверен, что Владимира там защищал аурный щит, но я должен был попробовать его пробить. Бросился в ноги противнику, развернул свою стопу так, что тыльная острая часть была направлена в правую ногу противника. С подшагом нанёс резкий сокрушающий удар по правой голени Владимира.

Раздался хруст. Нога Владимира надломилась и изогнулась в обратную сторону. Перекатом ушёл от заваливающегося на меня каменно-земляного щита. Шипы воткнулись в землю, где мгновение назад была моя позиция. Каменно-земляная защита Владимира развалилась, и он скрючился на земле.

Почему я так действовал жёстко?

Просто представил, что со мной было бы, если земляной шип Владимира достиг своей цели.

Владимир скулил на земле. Из открытого перелома на его ноге на арену лилась кровь.

Глава 31

Из проёма, который служил и входом и выходом на площадку арены выбежало двое медиков в светлых комбинезонах с носилками. Охранники остались на месте.

Моего противника погрузили на носилки и унесли. На местах для зрителей прибавилось учеников: их было уже человек двадцать. Среди них были и девушки и парни. Многие сидели группками и обсуждали прошедший бой. Так это мне надо было с них деньги брать за просмотр.

На Арену вышел Витор Майер. Светлые короткие волосы, на висках были выбриты полоски. Оголённый торс. Его кожа в местах, где мышцы сильнее выступали, имела фиолетовый оттенок. На груди в районе солнечного сплетения у него была пластина, которая иксом крепилась чёрными ремнями.

— Пойдём на другую арену, а то тебе здесь будет больно падать. — Сказал Витор.

— Пошли.

Отряхнул с себя земляную крошку. Вытащил из себя каменно-земляные снаряды Владимира. Кровь спустя мгновение кровь остановилась, и я почувствовал, как моя кожа стала стягиваться.

Я был в диком восторге от своей регенерации.

— Среднее исцеление, что ли наложил? — Спросил меня Витор, наблюдая, как у меня затягивались ранки.

Ничего не ответил. Мы перешли на вторую арену. Здесь вместо утрамбованной земли был песок. Я решил сражаться босиком. Снял ботинки и поставил на край арены. Зрителей было уже больше. Мы с Витором разошлись по краям песчаной площадки.

Витор сжал и поднял кулаки:

— Поединок!

— Поединок! — крикнул в ответ и пошёл на сближение.

Перемещаться по песку было тяжело. Создал прослойку на стопах, как в метро, когда я убегал от гигантских крыс. Стало намного легче перемещаться, ноги перестали проваливаться в песок.

Мы сблизились и начали обмениваться ударами. Я пропускал и Витор тоже. Удары сыпались со всех сторон. Тело Витора было очень жёстким и мне казалось, что я бил стену.

На моём теле расцвели гематомы, но и я тоже украсил Витора. У него под правым глазом красовался здоровенный фингал.

Витор завёлся ударил себя по груди у него стали набухать синие вены на теле и даже на лице.

Мы обменялись ещё сотней ударов. У меня было отбито всё тело, а Витора теперь огромный синяк был и под левым глазом. С набухшими синими венами на лице и двумя фингалами он уже не был похож на человека. Ещё его правая рука висела плетью. Из плеча толчками текли синие и красные потоки крови, смешиваясь ниже на коже, они давали фиолетовый оттенок.

Почувствовал, что из сжатого кулака у меня торчит энергетический шип. Его не было видно обычным зрением. Уверен, что смог бы его рассмотреть в той парилке с зелёным туманом. Именно этим шипом я нанёс рану на руке Витора. Тот стоял и еле дышал.

Я тоже еле дышал. Убрал шип. Ведь на его поддержание требовалась энергия, а её у меня не осталось.

— Ты славно бился. — Сказал запыхавшийся Витор.

— Ты тоже, — ответил я.

— Предлагаю ничью. — Витор левой рукой, которая сохранила подвижность, утёр пот со лба.

— Согласен. — Подтвердил я, ведь нужно было оставить хоть немного сил на следующий бой.

— До завтра, Глеб. — Витор слегка кивнул головой, развернулся и пошёл к выходу.

— До встречи.

Похожее Витор уже был в курсе, что теперь я буду заниматься в его группе.

На песок арены бесшумно приземлилась черноволосый парень в чёрной одежде. Сделал он это так тихо, что не потревожил песок под ногами. Мой третий соперник Сугу или Тоши не помню точно, как его звали, слегка поклонился. Мой новый противник был одет в чёрное кимоно с чёрным поясом. Почти такое же, как я заказал в магазине «Всё за сотню».

Поднял кулаки, подготовился драться и начал гонять остатки энергии по своему телу.

— Туманов сан. Думал вы такой же избалованный одарённый маг. Простите за мои неверные суждения о вас. Я Тошайо Сугавара из клана Безликих. Хочу предложить вам перенести наш поединок.

Я кивнул и пошёл за своими ботинками, сиротливо стоящими на краю арены.

Когда шёл по коридору, понял, что Тошайо увязался за мной. Принял душ, переоделся не обращая на застывшего у стены японца.

Стоящий в раздевалке Тошайо первый нарушил тишину:

— Туманов сан. Если вы идёте в свои апартаменты, то мне с вами по пути. Вы не против?

Не знал, что этому Тошайо от меня нужно. Тем более название его клана вызывали не очень приятные ассоциации. Чувствовал себя просто ужасно: по моему телу будто потопталась стадо быков.

Я кивнул Тошайо и пошёл к себе.

Шёл покачиваясь, отгоняя желание пойти к целителям. Чувствовал, что моя регенерация справлялась. И это было хорошей практикой.

Я спросил у Ташайо про лечение у целителей, и он подтвердил мою догадку, что лечение платное и стоило дорого. Его аргументы, что меня как Туманова могли вылечить бесплатно или с большой скидкой проигнорировал.

Всюду раздавались хлопки, грохот молний, вспышки, огненные всполохи — это сражались маги на поединках. Занятия в школе закончились, и ученики отрывались по полной. Поединки происходили по всей территории школы.

— Это добавляет азарта, вы не находите Туманов сан? — Обратился ко мне Ташайо.

— О чём ты… Вы? — поправил я себя. — И можешь называть меня Глеб.

— Хорошо Глеб. Тогда зови меня Тошайо. И мы можем общаться на «ты». — Затем мой попутчик пояснил. — Проигравший платит за разрушение школы. Это подстёгивает многих сражаться лучше. А ещё многие маги утверждают, что им бывает сложно сдержать активированный источник, и им нужно сражаться на месте вызова. Мне вас магов не понять.

— А ты кто Тошайо?

Мой попутчик сбился с шага.

— Вам… Глеб, тебе никто не говорил, что ты очень прямолинеен?

— Всегда говорили.

— Я из клана Безликих. Сын посла великой Японской империи.

— Ты здесь учишься?

Ташайо усмехнулся. Отец в хороших отношениях с директором и мне иногда разрешают сражаться на поединках в школе. От этого нет потери рейтинга у учеников, зато, если меня победить, то можно получить хороший приз. Отец для этого делает пожертвования.

Справа загорелся факел, это горела фигура человека. А слева стояла девушка, из её рук выходило пламя подобно огненным цветам. Человек-факел справа отряхнулся и закричал девичьим голосом:

— Лика, стерва! Ты мне платье подпалила!

Раздался смех:

— Ты же сказала, что твой аурный щит крепче моего.

Две девушки в красных платьях замерли друг напротив друга. У правой был сильно подпалён подол.

— Вот ты Ташайо говоришь, что тебе нас магов не понять. А вот мне тоже нас не понять. — Указал на девушку с испорченной одеждой и сжал в руке кожаный ремень. — Это всё что осталось от моей прошлого наряда. И я заказал себе такое же кимоно с чёрным поясом как у тебя.

— Кимоно?.. И даже с чёрным поясом? — Тошайо улыбнулся. — Теперь я с ещё большим нетерпением буду ждать наш бой. Жаль завтра мне нужно уехать на родину, но через месяц вернусь. И тогда мы сразимся.

— Хорошо, — сказал я.

Мы хотели обойти девушек, которые решили устроить поединок на дорожке, девушки обернулись на нас, их зрачки были подобно тлеющим углям. Девушка справа вытаращила на меня синие глаза с тускло горящими зрачками, прикрыла рот ладонью, а у неё на руке было пламя, так что её огненно-рыжие волосы едва не вспыхнули, развернулась и убежала. Вторая девушка с криками, что так не честно побежала за соперницей. Лицо девушки, которая убежала первая мне показалось знакомым, это же была та, что упала в обморок.

Что же ей сделали маги разума, что Лика даже на меня — недоучку в этом направлении так реагирует?

Девушки дрались практически возле здания, где я проживал. И я обрадовался, что почти добрался.

— Удачи, Глеб, — раздался голос Тошайо.

— Тебе, тоже. — Развернулся попрощаться, но моего попутчика уже не было. Его нигде не было. Будто он провалился сквозь землю.

Регенерация работала, но мне нужен был покой, ужин и тёплая ванна.

Миновал вход, дежурного и лестницу и обнаружил, что возле моей двери возвышается огромная фигура. Светлые длинные волосы громилы были заделаны в тугой хвост. Одет посетитель был в тёмные тона и казалось, что он только что вышел из дорогого магазина.

Кого это там принесло?

Стоящий возле моей комнаты держал под мышкой правой руки чёрную коробку перевязанную зелёным бантом, а в левой руке полупрозрачный мешок, в котором были банки.

Выпрямился, сделал походку уверенной. То, с каким напряжением стоял мой вероятный посетитель мне не понравилось. Энергии было мало, но её остатки стал вливать в мышцы, чтобы повысить манёвренность.

В этом мире нужно быть готовым ко всему.

Фигура обернулась это был Кирилл Замятин. На его квадратном лице расцвела ехидная улыбочка во все тридцать два зуба. Он перекрывал проход в мою комнату.

Его я не трогал, только его двоюродную сестру. Подошёл к Замятину, но постарался сохранить дистанцию на случай, если он на меня набросится как утром на медиков и сказал:

— Отойди, ты мешаешь.


Глава 32

— И даже не спросишь, что я забыл у твоей двери?

— Знаешь я очень устал. Меня побили, у меня был тяжёлый день. — Я начал заводится. — Говори, что ты забыл у моей двери?

Кирилл посверлил меня глазами и сказал:

— Ты первый Туманов, который отоварился в нашей торговой сети. Менеджер подумала, что этот заказ для кого-то из моих друзей. Она простолюдинка, особо не разбирается в иерархии аристократических родов. Когда выяснилось, что один из Тумановых снизошёл…

Подвинул незадачливого курьера и открыл дверь:

— Если это мой заказ, то положи на стол. Спасибо за доставку. — Прошёл в комнату, снял ботинки, повесил пиджак в шкаф туда же отправил уцелевший ремень. Всё тело болело: видимо, остались ещё внутренние повреждения. Мне было нужно сосредоточиться на восстановлении, а мой курьер застрял в дверном проёме с обескураженным выражением на лице.

— Ты не мог бы быстрее, а то у меня дела, — поторопил я.

— Ты даже не будешь отрицать, что сделал заказ по ошибке? Не будешь говорить, чтобы я уматывал со своим жалким барахлом для простолюдинов?

— Нет, — ответил я. У меня сейчас не было никого желания. Кому-то что-то доказывать.

Кирилл прошёл в комнату. Положил чёрную коробку, перевязанную зелёной лентой с бантом на стол. На коробке прижатой лентой лежал зелёный конверт, рядом с коробкой поставил пакет с банками:

— Туманов, ну что ты за человек? Я придумал столько язвительных и колких оборотов. Целый час сидел. Вот даже приоделся по этому случаю. Даже дисконтную карту VIP-клиента тебе по приколу сделал с персональным оформлением. Попросил, чтобы всё завернули красиво, хотел постебаться над тобой…

— Спасибо говорю за доставку, теперь иди.

— Знаешь Туманов. Это слишком даже для бастарда.

Когда он Замятин повернулся чтобы уйти, я остановил его вопросом:

— Ты окунал моего соседа в унитаз. За что?

— Он сказал, что торгашам здесь не рады и первым предложил поединок. Погорячился я тогда, но знаешь, не жалею об этом. — Сказав это, Кирилл ушёл.

Любопытство перебороло, и я отложил заказ ужина, только поставил набираться ванну. Открыл зелёный конверт оттуда мне в руки выпала карта в зелёно-золотом оформлении. Невольно улыбнулся. Будь я настоящим аристократом, то был бы оскорблён до глубины души

VIP-карта привилегированного клиента магазина «Всё за сотню». Лучшие товары для простолюдинов с достатком. Ниже было написано. Бастард рода Тумановых — Глеб Туманов. Карта была максимального уровня и давала скидку в двадцать пять процентов.

Засмеялся в голос. Боль прошила тело: видимо, Витор Майер мне знатно там всё отбил. Схватился за край дивана, затем выдвинул ящик стола и бросил туда карту. Кирилл думал, что я сломаю её у него на глазах. А потом бы я был вызвать его на поединок. Я не настолько аристократ.

Внутри пакета были три банки, завёрнутые в блестящую бумагу и свёрток с надписью «Бонус». Бонусом оказалась добротная чёрная спортивная сумка.

В памяти бывшего владельца всплыла картинка, про деда мороза. Так вот сейчас я невольно проассоциировал Кирилла с этим необычный мифологическим существом. В этом мире верили, что какой-то странный дед в красном тулупе с мешком в руках залезает в дома к людям и раздаёт подарки. Бывший хозяин тела не верил в деда Мороза, так как никогда не получал подарки. В моём прежнем мире таких странных существ не водилась. Так что я не знал, есть ли это существо на самом деле. Память бывшего владельца тела подсказывала, что уже через пару месяцев, а то и раньше начнётся истерия, связанная с праздником и якобы явлением этой сущности.

Хотел заказать ужин, но передумал. В тот раз для директора была такая цена, потому что это был директор. Аналогичный ужин мне обошёлся бы в десятку!

Ответ был простой. Не хочешь заказывать, тогда иди своими ножками в столовую.

Иди мне никуда не хотелось. Схватил первую попавшуюся банку в пакете. Сорвал блестящую упаковку. В первой банке оказался шоколадный коктейль. Прихватил шейкер и пошёл в ванную комнату: решил совместить восстановление тела с его кормлением.

Ванна была большая и каменная, она имела с двух сторон плоскую площадку. В ногах поставил банку с коктейлем и шейкер. Разделся и залез в тёплую воду.

Освещения было достаточно взял банку. Там было написано, что состав этого коктейля идеален для набора массы. Под массой подразумевалось, что я могу нарастить мышцы. И по заверению производителя этот продукт был полезнее мяса.

Как они могли сравнивать это с полноценным мясом! Очень захотелось отправиться на охоту. Поймать кабанчика и вечером в компании верных соратников зажарить на костре. Обязательно организую что-то подобное.

В шейкере была металлическая пружина в виде сферы. Навалил в него коричневой смеси и залил водой из-под крана. Начал трясти банку. Боль отдалась во всём теле. Стал гонять энергию и чувствовал, как я восстанавливаюсь. Я был в диком восторге от своих способностей. Я понимал, что существуют направления которые могут нанести больше урона, или даже нанести урон по площади, но я был уверен что раскрыв весь потенциал своей регенерации. Мне даже фантазии не хватало, как это будет круто.

Тёплая вода. Откинулся и глотнул коктейль. На вкус он был довольно неплох.


***
Очнулся в холодной воде. Рядом плавал шейкер. Вспомнил, что ещё несколько раз его наполнял, а потом не заметил, как заснул. Бодрая мелодия лилась из комнаты: надрывался будильник умных апартаментов.

Привёл себя в порядок. Когда вышел из ванной, на стене светились тусклые зелёные цифры:

«05:13».

На ультрабуке открыл в личный кабинет. Сверху горела дата. Сегодня была пятница 3 сентября 2150 года. Открыл расписание:

6:00 Тренировочная площадка модификантов. Алан Сталь

9:00 Общая Теория. 45 минут. ЯВКА ОБЯЗАТЕЛЬНА

12:00 Обед

14:00 Аквазона. Туманова Анастасия.

16:00 Основной корпус. Групповое занятие у психолога


Не успел толком его изучить, как в дверь постучали. Это оказалась школьная доставка. Чёрный халат, чёрные тапочки, два комплекта спортивной одежды пополнили мой арсенал одежды. В спортивный комплект входило: шорты, футболка и кроссовки.

Спортивная сумка, что ради потехи мне подарил Замятин, была очень вместительная. В неё положил один комплект спортивной одежды, не распаковывая, туда же отправилось кимоно.

— Господин Туманов, вас всё устраивает? — Возле двери ожидал школьный курьер.

Почему-то меня раздражал этот курьер. Может я был зол на школу, за то, что они кормили один раз в день, а всё остальное платно. Про доставку я вообще молчу. Курьер, конечно, был ни в чём не виноват, но я содрал всю блестящую бумагу с банок, собрал всю подарочную упаковку и подошёл к курьеру:

— Всё устраивает. Выкини это.

Курьер кивнул, странно посмотрел на зелёный бант, блестящую упаковку и забрал всё у меня.

Наверно моё наглое и дерзкое поведение в этом теле выглядело не очень. Но я привык отдавать приказы и повелевать. В прошлом мире я подчинялся только императору.

— Во сколько открывается столовая? — обратился к курьеру, который уже отошёл на пару шагов от моей двери.

— В шесть утра, господин Туманов. Вас ещё, что-то интересует?

— Нет.

Курьер поклонился и ушёл.

«Модификантам завтрак не положен», подумал я. Они начинали учиться с шести утра. Выпил порцию протеинового коктейля. И отправился на занятия.

Был восход солнца, и он был прекрасен. Ощущался утренний морозец, и я решил, что в следующий раз обязательно надену комбинезон с подогревом. Редкие ученики обходили меня стороной и с опаской посматривали. Возможно, многие после моих довольно жестоких побед над братьями Ветровыми и Грушецким, вспомнили, что я устоял на плацу вместе с Серафимом и Варварой, а это были первые наследники двух влиятельных родов империи. У прохожих был явный повод обходить меня стороной. А ещё я вспомнил, как от меня убегали крысы в мои первые дни в этом мире. Может это была какая-то моя особенность или просто люди ощущали исходящую от меня угрозу?

Мои первые поединки закончились для меня хорошо, но здесь могли найтись ученики намного сильнее.

Важнейшей задачей, для себя обозначил восстановление и укрепление аурного щита. Я видел в этой способности большой потенциал.

За размышлениями быстро добрался до места. Я стоял перед серым трёх этажным заданием. Над окнами здесь были такие же бронепластины, как и всех школьных зданиях, а над двустворчатыми дверями красовалась вывеска:

«Тренировочная зона модифицированных учеников».

В предвкушении, что мне там покажет наставник модификантов Алан Сталь, я шагнул к дверям.

Глава 33

Здание для тренировки модификантов было отделано мрамором, камнем и дорогими материалами, но всё выглядело строже. В раздевалке дежурный выдал мне чёрное облачение: штаны, куртка и простенькие кроссовки. Он попросил, чтобы после тренировки я положил всё в специальный бак для переработки. Этот бак стоял прямо у выхода раздевалки, на нём был знак с тремя стрелками расположенные по кругу, будто одна стрелка бежит за другой и не может догнать. На мой вопрос к чему такое расточительство. Предельно вежливый дежурный сказал, что это не расточительство у школы был специальный аппарат, который перерабатывал эту одежду с высокой эффективностью. Дежурный добавил, что будет удивлён, если мне удастся сохранить этот костюм целым и невредимым.

Алан Сталь на фоне вежливого дежурного казался особо суровым. Им был бывшим военным модификант, ветеран продолжительной войны с дальними космическими колониями. Он был в синем комбинезоне, на его погонах был сантиметровый герб империи. На его ногах не было ботинок, но ему это было не нужно: его ноги и левая рука были протезами из высокотехнологичных материалов, в основном это были металлы. Левая часть лысого черепа тоже была металлической. Не понятно «Сталь» это было прозвище наставника или его фамилия.

Суровость наставника была выражена не только внешним видом, но и его профилактическим криком. Когда я вышел на просторную площадку, где уже находилось девять учеников, среди них была миниатюрная девушка с фиолетовыми волосами, заделанными в два хвостика, но не было Кирилла Замятина. То от крика наставника, не заметил, как оказался в строю.

Выслушал короткий вступительный крик о том, что хоть мы и были аристократы, но пока ещё являемся экскрементами крупного рогатого скота. В этот момент я чуть не прослезился от ностальгии: в прошлом мире, когда я только оказался в императорской армии, прошёл через подобное.

Далее наставник замялся и как то погрустнел, его желваки заиграли:

— Сегодня ночью наша группа лишилась ученика. Убили Бориса Львова. Кирилла сегодня не будет, он даёт показания. Сегодня за старшего будет Майер.

Выдержав молчаливую паузу, наставник продолжил:

— Хочу представить нового ученика. Глеб Туманов. — Наставник указал на меня. — Его куратор — уважаемая Анастасия Туманова решила, что он может пройти подготовку здесь. Давайте ему поможем в этом, если у него получится. Позже сами перезнакомитесь. Хочу сразу предупредить, хоть он и маг жизни, но лечить вас никого не будет. Он может подлечить только себя. Вот такой Глеб странный маг жизни… — Наставник прищурился. — …Майер ты чего на панду похож?

— Наставник, так поединок вчера. Дорого у целителей синяки сводить. Залечил самое основное.

Майер пошевелил руками.

— Ясно. А кто тебя так разукрасил?

— Так Глеб и разукрасил.

Алан Сталь одобрительно покачал головой и посмотрел на меня.

— Так всё за работу, — наставник хлопнул правой рукой о протез левой. Раздался гулкий звук.

Вся группа подобралась и приготовилась.

Дальше меня гоняли на всевозможных полосах препятствий. Затем выдали бревно, и я побежал с нагрузкой. Бревно досталось и девушке, её фиолетовые хвостики забавно колыхались, когда она несла свою ношу.

Наставник постоянно что-то пояснял другим ученикам. Из пояснений узнал, что модификантов считали искусственными магами, уделяющими больше внимания усилению тела и защите. Для атаки модификанты использовали всевозможное оружие, но для школьных поединков выбор его был очень ограничен. У модификантов был аналог аурного щита. Особое поле покрывало тело, но на его поддержания тратилось много энергии. В этой группе все могли немного её восстанавливать. Для быстрой подзарядки использовали БЗУМ — бесконтактное зарядное устройство модификантов. Заряжать же сами БЗУМы было дорого. Их заряжали кристаллами жизни, и энергией магов простолюдинов на специальных заводах. Модификанты, которые бегали рядом со мной учились на предельных нагрузках синхронизировать искусственные мышцы с настоящими. Наставник постоянно кричал, что нам таким неловким лучше вообще заменить руки и ноги на протезы. Толку больше будет.

Всю тренировку гонял энергию по мышцам, заставляя их действовать на пределе возможностей. На этой жёсткой тренировке я выполнял свои задачи. Мне нужно было развивать тело, а эта тренировка для этого очень подходила.

Наставник выдал тираду о современном подходе и этих непонятных гипноуроках, где нам будут давать всю теории: навыки владения рукопашным боем, и использования того или иного оружия. На наставника осталось закрепление пройденного материала, физическое развитие и развитие энергетического потенциала на специальных снарядах. Наставник был очень огорчён этими изменениями. Он сказал, что будет следить, чтобы нам дали всё что нужно, то что, по его мнению, не поместят в наши головы, он сам в них это вколотит.

Под конец тренировки я напрягся. Наставник сказал, что модификанты тем и хороши, что сохраняют часть боеспособности под подавителем. И сейчас он захотел нам это продемонстрировать. Я ощутил похожую вибрацию воздуха, как тогда на теплотрассе когда меня блокировали роботы корпорации Армада. Все кроме Витора Майера и ещё двух русоволосых бросили брёвна. Я тоже бросил бревно, не стал сопротивляться подавителю и полностью прекратил прокачивать энергию через мышцы.

Не так рьяно под подавителем мы ещё побегали несколько кругов.

Решил, что мне нужно натренировать тело так, чтобы я мог бегать с бревном, не используя магические силы.

— Закончили! — закричал Алан Сталь.

Мы снова построились. Построение было по росту, и я оказался предпоследним. За мной стояла единственная девочка нашей группы.

Наставник встал перед нами и объявил:

— Распределение по группам для учебно-боевых заданий будет позже. Мне бы не хотелось никого из вас отдавать магам. Хоть мы все здесь аристократы, но иногда маги относятся к нам как к обычным военным модификантам. Помните об этом, если попадёте к ним в связку. Я же буду настаивать, чтобы мне разрешили собрать отдельный отряд модификантов. Отправки на специальные задания нам не избежать, магам будет тяжело без огневой поддержки, но по возможности пусть вызывают обычных военных модификантов.

На этом тренировка закончилась.

Ткань тренировочного костюма хоть и была плотная, но сильно пострадала: всё было испачкано, изодрано и имело пожёванный вид. Может эта одежда специально изготавливалась, чтобы выдерживать одну тренировку.

То, что мне дал дежурный поместил в бак для переработки и принял душ.

На выходе меня ждали. Витор как мой знакомый взял инициативу представить меня группе:

— Мария — наша звезда. — Он указал на девушку, а она внимательно посмотрела на мой значок. — Звезда не потому что девочка. Ей удалось сохранить немного способностей. Так что, Глеб, если в спарринге Мария ударит молнией, не удивляйся. Это Георгий Громов её брат. — Витор указал на стоящего рядом черноволосого парня, он был похож на Марию, только черты его лица были более грубыми. Это. — Витор указал на группу русоволосых парней, которые топтались на месте, и было видно, что они хотели быстрее отправиться на общую теорию. — Виталий, Максим, Виктор, Пётр, Олег и Борис Замятины.

Сделал небольшие подсчёты: в группе было семь Замятиных. Если учесть что хорошая модификация для аристократов стоила очень дорого, то деньги у Замятиных явно водились.

Замятины покивали, помахали и ушли. Они все были русоволосые и на одно лицо и мне нужно постараться запомнить их, чтобы не путать.

Времени до общей теории было мало, а там явка была строго обязательна. Вслед за толпой Замятиных поспешил в основной корпус. За мной увязалась Мария Громова:

— Глеб, а что у тебя за странный значок? Половина чёрная. И где звёзды? Полоса какая-то.

— Мне смогли выдать только такой, — расплывчато ответил я.

За Марией увязался её брат, а за братом Марии Витор Майер. И мы пошли вчетвером

По дороге Мария выложила все школьные версии о новом убийстве в школе. Их было очень много. От пробравшихся в школу мутантов из аномалий до шпионов из дальних космических колоний, которые хотят подорвать мощь нашей империи.

За разговорами не заметил, как мы подошли к основному корпусу. Мария «убежала попудрить носик». Я, Витор и Георгий помнили о рекомендациях и тоже посетили туалет перед уроком.

В зале, где проходило занятие по общей теории, произошли изменения: исчезла сцена, кресла были расположены по-другому, но золотой гигантский маятник остался.

Варвара Туманова и Серафим Огнев сидели в красных креслах отдельно ото всех почти у золотого диска маятника. За ними пространство было разделено на сектора по цвету. Меньше всего кресел было в белом секторе, там их было всего пять. В этом секторе в последнем ряду я увидел своего соседа Светослава. В зелёном секторе моего кресла не обнаружилось. Зато оно нашлось в бесцветном секторе, который располагался у самого входа и имел едва заметную серую надпись:

«Модифицированные ученики».

Моё кресло с номером 77 стояло одно в первом ряду на самом острие сектора для модификантов. В следующем кресле за моим сидел бледный Кирилл. Он держал свои руки на подлокотниках, они были так напряжены, что пальцы Кирилла проткнули красную кожу обивки. Когда я подошёл к своему креслу, Кирилл поднял на меня взгляд.

Глава 34


«Терять друзей — не просто», — подумал я. Много соратников, близких людей, покинули меня. По-другому не могло быть: я же участвовал в битвах, а Кирилл, вероятно, он ещё никого не терял:

— Соболезную твоей утрате, — я сел в своё кресло. Мельком бросил взгляд на ложа магов разума. Бальтазара Алмазова не было, а другие маги присутствовали.

Кирилл ничего не ответил.

«Уже второе убийство в школе», — задумался я.

Что будет дальше?

Школу закроют?

Маятник качнулся, и началось свето-звуко-вибро представление. От того, что все посторонние звуки: перешёптывания, шелест одежды, скрип кожаной обивки кресел исчезли полностью, понял, что все ученики погрузились в транс. Я же сохранил подвижность.

Опять услышал шёпот. Под качание маятника, и все остальные эффекты до меня стали долетать едва различимы слова.

— …подчинись… ты… воля… следуй… императора…

Слова были едва-едва различимы. Услышал, как кто-то ходил между рядами. Постарался замереть и не шевелиться.

Мне стоило большого усилия, не дёрнуться когда внезапно выскочило лицо Романа Разумовского. Тот был облачён в свою одежду и вглядывался в меня. Я же постарался не шевелиться и скрыть свои мысли.

Разумовский смотрел мне в глаза, а я не шевелился, не моргал и дышал поверхностно. Постояв немного, Разумовский ушёл.

Спустя тридцать минут шёпот исчез, всё это время старался от него защититься и под конец воспринимал его просто назойливым непонятным бормотанием, которое пропускал мимо ушей. В моём сознании стали появляться картинки с оружием его устройством. Эти образы явно были связаны с обучением, и я перестал сопротивляться и погрузился в транс.

***
После того, как очнулся, осознал, что пусть поверхностно, но я знаю о современном оружии и основы обращения с ним. Также у меня в голове вставали образы современного комбинированного рукопашного боя, который использовали преимущественно модификанты.

Мне это очень понравилось. В отличие от первого гипнотического занятия не призирал себя.

У меня снова было чувство, что прочитал много-много книг и будто бы много времени занимался изучением прочитанного.

Мне не давало покоя.

Что за странный шёпот?

Что внедряют в сознание других учеников?

Да ещё эти убийства.

Приглушил свои мысли. Многие ученики уже встали со своих мест, часть продолжала сидеть, но в зал уже не забегали медики и никого не выносили на носилках. Приглушил свои мысли и постарался отгородиться. Хоть и Разумовский и сказал, что у меня нет способностей к магии разума, но я чувствовал, что пусть немного, но могу, защитить свои мысли.

«Интересно я один слышу шёпот?», — посмотрел на сектор магов разума. Там стояло девять кресел, часть учеников застыло статуями, а некоторые уже встали. Увидел подручного Кирилла, тот посмотрел на меня и кивнул.

Я кивнул ему в ответ, подходить и спрашивать об этом не стал.

«Может, позвонить Наталье»? — уже на улице подумал я, — «Да, надо позвонить ей, и попросить встречи». — По телефону я такие вопросы решать не хотел.

Моя голова раскалывалась, и я не заметил, как очутился в своей кровати. Установил будильник, твёрдо решив не пропускать бесплатный школьный обед. В руке я держал смартфон и смотрел на журнал вызовов. Я сделал шесть звонков Наталье, но она не на один она не ответила.

И что мне делать?

Может поговорить с куратором. А если она в курсе того, что делают с учениками и меня просто… Да я не знаю, что со мной могли сделать, если узнают, что я не воспринимаю первую часть урока. Но там не давали знания! Там было что-то другое. А если глава Тумановых и Наталья знают, про первую часть гипноурока.

Решил, что Наталье пока звонить тоже не буду.

***
На обеде сел за стол влиятельных родов. В зале опять не наблюдал учеников из вторых классов. Вероятно, что они обедали в другом зале. Никто не вскакивал и не вызывал меня на бой. Официант попросил меня сесть в дальнем конце стола с торца. С другой сторону длинного стола на максимальном от меня удалении сидел Вениамин Ветров. Заметил ещё одну особенность: на расстоянии двух метров от меня не было никакой рыбы и морских деликатесов. Жаль, рыбу я иногда всё же ел.

Слева от меня села синеволосая Милена Морозова из магов жизни, а справа Маша Громова: девочка с которой я тренировался утром. Она посмотрела на меня, потом на Вениамина Ветрова, постаралась скрыть улыбку и начала есть.

Я ел спокойно и вёл незатейливую беседу с Машей, а сидящий далеко напротив меня Вениамин был явно раздражён. Было видно, что у него кусок в горло не лез и жевал он так осторожно. Я приглядывался к ученикам, выискивал в них отличия: изменились ли они после утреннего занятия. Но все спокойно ели и обсуждали, как много нового они узнали и теперь жаждут отработать это на практике. Я тоже узнал много нового, но смогу это отработать только завтра.

По дороге в аквазону меня тоже никто не вызвал на поединок. Счёл это добрым знаком, ведь перед поединками с магами мне нужно восстановить свой аурный щит.

Девушки включая куратора Анастасию облачились в зелёные купальники. Мы опять занимались в парилке магов жизни. Я смотрел на старающихся девушек, у них не всё получалось, ведь они только учились. Именно они учились, были юными и прекрасными. И теперь у меня была вся жизнь впереди. В этот момент осознал, что мне выпал шанс прожить ещё одну жизнь, пусть я попал в немного странный мир, но это была замечательная возможность реализовать себя ещё раз.

Пар был не горячий, а тёплый, так что заниматься можно было долго. Девочки отрабатывали магию, это было очень красиво, а я сидел в дальнем конце и медитировал, сосредотачиваясь на своём аурном щите, ко мне регулярно подходила Анастасия проверить и подсказывать, как нужно правильно концентрироваться на своей защите. Почти под конец тренировки у меня стало что-то получаться.

Тренировка подошла к концу, мои одногруппницы ушли, а я задержался.

Анастасия замерла у двери и посмотрела на меня своими изумрудными глазами:

— Глеб, ты что-то хотел?

«Какая же она красивая», — подумал я и спросил совсем о другом, постарался сделать максимально незаинтересованный тон:

— Госпожа куратор, я хотел спросить о гипноуроках. Я не сталкивался с подобным. Госпожа Алана Туманова и вы действительно считаете их безопасными?

— Алана — маг разума высшего ранга, так что уверена, что она может отследить лишнее воздействие. Урок должен быть полностью безопасен. Она мне говорила, что урок состоит из двух частей. На первой идёт подготовка учеников, чтобы они лучше усвоили знания, а потом подаётся теория. — Сказав это, Анастасия внимательно на меня посмотрела. — К тебе не было нареканий, или у тебя возникли трудности с усвоением знаний?

— Нет. Знания я усвоил. — Встал и направился к выходу. Но странному шёпоту решил сопротивляться со всей возможной силой.

Посещать психолога мне пришлось в группе с девочками магами жизни, так как моим основным куратором оставалась Анастасия Туманова. Группа пришла в полном составе и к нам даже присоединилась Варвара Туманова. Она была в своём дорогущем комбинезоне и также продолжила меня игнорировать, я ей ответил тем же. Все девочки были одеты, как и в первую встречу, только те, кто был в платьях сменили их на новые.

Занятия проходили в основном корпусе на втором этаже в просторной комнате. Комната была уютной: бежевые стены были освещены ярким солнечным светом, проникающим через французские окна, которые занимали одну стену. По центру кругом были выставлены кресла. Два из них были заняты. В одном сидела тридцатилетняя брюнетка, довольно симпатичная. Она была одета в белый халат, а на коленях у неё лежал небольшой планшет. Рядом с ней сидел брюнет, лет сорока, его лицо мне казалось знакомым, кажется, его я видел в столовой.

Моё кресло с номером «77» оказалось почти напротив психолога только немного левее. Справа от женщины-психолога на кресло с номером «2» села Варвара Туманова, когда мы заняли места, оказалось, что справа от меня сидели девочки из влиятельных родов, слева три обычные аристократки: Маргарита Замятина, и две близняшки: Анфиса и Алиса.

— Здравствуйте! Я доктор Ульяна Разумовская. Не пугайтесь, я не маг разума, а усиленный модификант. Как всех зовут, я знаю. А вот вам хотела бы представить этого человека. Обычного человека. — Доктор Разумовская сделала акцент на том, что человек именно обычный. — Официант Григорий. Многие из вас редко видят обычных людей, или стараются их не замечать. В школе есть несколько таких, чтобы вы привыкали к ним. Григорий находиться здесь, чтобы показать вам, что он такой же человек, как и мы, со своими чувствами и желаниями. Помимо военной подготовки школа будет следить за вашей социализацией. Ведь среди простолюдинов, которые проживают в среднем уровне городов, численность обычных людей составляет примерно семьдесят процентов, а самые бедные слои населения, живущие в трущобах практически все такие. Маги-простолюдины не могут представлять такой угрозы для обычных людей, так как их силы сильно ограничены. А военные модификанты сильно отличаются от модификантов аристократов.

Психолог выдержала паузу и продолжила:

— Начнём с того, что все выскажутся о том, что думают о простых людях. Варвара начинайте, а дальше по кругу.

Варвара, сидевшая рядом с психологом, даже не посмотрела на Григория и спокойно сказала:

— Муравьи под моими ногами. Вот кто они.

Официант Григорий, заметно напрягся, но сохранил лицо.

— Среди них есть достойные экземпляры. — Сказала Лада.

— Не знаю, не замечаю их. — Ульяна Туманова, теребила свою русую косу и не посмотрела на Григория.

— Те, кто не пошёл в армию, чтобы получить хоть какое то усиление. Слабаки! — Импульсивно высказалась Мария Туманова, резко откинулась на спинку кресла, так, что её довольно короткие волосы, оформленные в каре, разметались по спинке.

— Возможно они полезные, если это простолюдины. А мои родственники без дара. Те, кто не смог модифицировать свои тела. Ну что я могу сказать, им не повезло. — На щеках Елены Тумановой появился лёгкий румянец, её светлые волосы были также уложены в сложную высокую причёску.

Я немного впадал в ступор от ответов одногруппниц. Сидящая следующей синеволосая Милена Морозова в чёрном строгом платье, долго не высказывала своё мнение о простых людях и к ней обратилась Ульяна Разумовская:

— Милена, если вы не готовы, то можете высказаться на следующем занятии.

— Не видела их с раннего детства.

В первый раз я услышал голос Милены. А она, сделав небольшую паузу, продолжила:

— Все мои слуги — усиленные модификанты. С родственниками, которые… Ну обычные. Я с ними практически не общаюсь. — Она замолчала.

— Если вы не готовы продолжать то можете этого…

— Я смирилась с этим. Я смирилась, что в раннем детстве убила пятнадцать человек… Моя любимая игрушка тогда сломалась… Я расстроилась… А потом меня изолировали.

— Но вы были не виноваты, Милена. У вас только проснулся дар, и вы плохо себя контролировали.

— Да я понимаю это. Понимаю, что просто расстроилась тогда, но сейчас я уже лучше себя контролирую. И поэтому я здесь.

У меня мурашки пробежали по спине.

Как маг жизни мог убить пятнадцать человек?

Как?

— Я же говорю, что они муравьи под ногами. — Повторила своё мнение Варвара, а официант Григорий сильно побледнел.

— Варвара, давайте не будем так категорично высказываться. С вами у меня будут отдельные занятия. Позже когда вы все отправитесь на учебно-боевые задания, можете оказаться в самых неблагополучных районах и поэтому должны научится коммуницировать с людьми подобными Григорию.

Варвара Туманова надулась, а я пожелал удачи этому психологу.

— А что вы скажите, Глеб?

Все уставились на меня. Включая напряжённого бледного официанта.

Глава 35

Сейчас было семнадцатое сентября. Прошло почти две недели, с того занятия у психолога. Эти занятия проходили по пятницам и завтра у меня намечалось третье. На первом я так не ответил на тот простой вопрос, потому что ощутил себя не в школе, а в загоне с монстрами. Все эти две недели у меня в голове крутилась мысль, что попав в этот мир, я потерял деньги, силу и власть, и чтобы вернуть это или даже банально выжить, мне нужно стать подобным монстром. Может я ещё смогу найти другие пути. Так что решил пока сконцентрироваться на своём развитии.

Одевшись в комбинезон, отправился на тренировку модификантов. Я немного гордился собой: ведь я стал лучшим учеником в группе модификантов. Мне очень хорошо далась Общая теория. Я игнорировал шёпот в первой части урока, но очень быстро освоил вторую. Я даже смог увидеть всю программу целиком. Мне было сложно её воспринять, но уже через неделю я понял, что она повторяется изо дня в день, и я могу воспринимать её всю, когда я разговаривал с другими учениками, то мне отвечали, что знания на этом уроке дают порционно. Может это была моя особенность, как мага разума, может у меня всё таки были какие-то задатки. Я не знал, хорошо, что я получил все знания сразу или нет. Хоть мне это и позволило стать лучшим в группе модификантов, мне было сложно: на меня свалилось слишком много знаний и вечерами я пытался разложить их по полочкам.

На улице было довольно прохладно и на мне был комбинезон с системой контроля температуры и влажности. Навстречу мне шёл и ехидно улыбался Виктор Ветров. Он прошёл мимо, будто специально караулил всё утро. У него было такое мерзкое выражение на лице что мне захотелось снова пересчитать ему рёбра, но он так быстро исчез из вида, что я оставил эту затею.

Наталья так и не ответила ни на один мой звонок, и это настораживало. Сегодня решил открыться куратору Анастасии. Я хотел поставить её в известность на счёт гипноуроков. Ведь ученикам на первой части давали явно установки. У меня получалось сопротивляться, а что было в головах у других учеников я не знал. Решил, что начну разговор с куратором издалека и посмотрю на её реакцию, если пойму, что она в курсе этих установок, то остановлюсь не раскрывая себя.

«После профильного занятия в парилке и поговорю с ней», — твёрдо решил я.

Мой аурный щит был уже довольно крепок, и я даже подумывал, не начать ли мне вызывать других учеников на бои. Так как после сломанных зубов Вениамина и ноги Грушецкого ко мне больше никто не подходил.

Оказавшись на тренировке модификантов, снова отдался приятной нагрузке. Моё тело уже немного преобразилось. Приятно стали читаться мышцы. Под конец тренировки нас снова должны были загнать в тренажёры по развитию потенциала и я ждал этого с нетерпением. Их эксплуатация стоила для школы не дёшево, и я очень хотел заработать поскорее денег, чтобы иметь возможность покупать дополнительное время. Моя сила как мага значительно увеличивалась. Особенно на простом, на вид тренажёре, где на ученика обрушивалось давящее поле, как тогда на плацу где мы были должны устоять на ногах перед императором.

Пробегая очередной круг с бревном, я почувствовал опаляющий взгляд на спине. Инстинктивно закрылся, бросил бревно и обернулся. Рядом с Аланом стоял маг разума Бальтазар Алмазов в том же невзрачном сером костюме. Мой наставник махнул рукой, чтобы я подошёл.

Мысли, что я дикий маг и сопротивляюсь шёпоту на первой части гипноурока, постарался спрятать глубоко-глубоко. Пошёл к наставнику. Мимо пробегали мои одногруппники, они будто не замечали Бальтазара Алмазова.

С каждым шагом, что я приближался к Бальтазару мне казалось, что в мой череп втыкается игла и чем ближе я подходил, тем сильнее нанизывал себя на эту иглу. Попытался думать как мальчик бастард, попавший в эту замечательную школу и в такой замечательный род Тумановых. Стал вспоминать, о чём обычно говорили мальчики в школе, и стал громко думать об этом:

«Как круто, что меня взяли в род…

…крутая тренировка, я стану сильным и красивым, и все девчонки будут мои…

…о Анастасия Туманова! У неё такие буфера…

…мерзкие креветки, как я вас ненавижу!..

…как же я хочу сорвать одежду с Анастасии Тумановой и…»

Дальше я предался влажным фантазиям с Анастасией Тумановой, ощущение, что мою голову пронзают, исчезло.

Бальтазар Алмазов немного поморщился, когда я подошёл. Алан указал на меня левым рукой-протезом:

— Вот наш лучший ученик. Кто бы мог подумать, что не модификант, сможет у меня показывать такие хорошие результаты.

— Очень хорошо. Империи нужны достойные воины. — Бальтазар Алмазов немного скривился, видимо ещё не отошёл от моих влажных фантазий. А я задумался, что был бы не против осуществить в реале это с Анастасией.

Бальтазар стал говорить о том, что хотел лично увидеть того, кого скоро представят двору. На эти слова Алан Сталь одобрительно покивал. Бальтазар видимо имел в виду ту презентацию с моим участием, которую хотел организовать Туманов для императора.

Посверлив меня ещё немного взглядом, Бальтазар Алмазов удалился со словами, что не хочет мешать учебному процессу.

На гипноуроке всё было как обычно, а вот в столовой на обеде Вениамин, сидящий на другом конце стола, вёл себя необычно. Он ехидненько улыбался и ел большую креветку, поглядывая на меня. Я закончил, трапезу немного раньше и хотел спросить у Вениамина, что он так улыбался, но когда подошёл к его месту, Вениамина там уже не было.

Странные сегодня Ветровы какие то вышел я из столовой.

Почему Ветровы были такие странные сегодня, я понял, когда пошёл в аквазону на профильный урок. Когда да основного здания оставалось шагов триста, мне в спину донёсся голос, от которого сквозило превосходством и важностью:

— Глеб Туманов, здесь и сейчас я восстановлю честь моего рода.

Обернулся, в шагах десяти стоял блондин с длинными волосами в белоснежном костюме. Среди учеников посещающий гипноуроки я его никогда не видел, а значит, это был ученик второго года обучения.

Сделал несколько шагов к нему и разглядел значок. Это был двусильный маг: огонь и ветер по четыре звезды. Это был смертельный приговор для меня. Ведь даже восстановив свой аурный щит, я полагал, что не смогу его победить.

— Ты ученик? — на всякий случай уточнил. Ведь если нет, то я мог отказаться от поединка без потери рейтинга.

— Да, я Влад Ветров. Ученик второго года обучения и главный наследник рода Ветровых.

— Пожалуй, что я откажусь. — Взвесив свои шансы, решил пожертвовать сотней рейтинга.

Ветров усмехнулся, достал какой-то свиток и раскрыл:

— Нет, это не учебный поединок и отказаться ты не сможешь.

— Да что ты говоришь?

Я почувствовал движение справа и скосил взгляд. Ко мне подошёл мужчина в чёрном костюме и протянул такой же свиток как у Влада Ветрова.

Развернул его. Там было написано о каком-то поединке чести и на нём стояло куча подписей и гербовых печатей.

— Мне сказали просто избить тебя, я не в курсе, что там у вас с Вениаминов произошло, слышал, что ты отделал моих младших братьев. Мне как наследнику не всегда удаётся быть в курсе дел младших. Но у меня к тебе есть личные претензии. Хотел раньше подойти но глава рода запретил. А теперь, когда глава первой ветви Тумановых согласился с нашими претензиями и одобрил ритуальный поединок. Я просто в восторге, что имею возможность растоптать тебя, ведь у меня к тебе столько личных претензий.

— Сколько?

Влад стал загибать пальцы и что-то бормотать под нос:

— Лично у меня две. Нет, три личные претензии к тебе.

— Да? Не знал. — Удивлённо сказал я.

Было очень странно. Обычно ученики, когда видели бой других, стремились подойти, чтобы понаблюдать, а сейчас все обходили нас чуть ли не за сотню шагов, уходили прочь и не возвращались.

— Как же я хочу тебя растоптать! Чем дольше меня к тебе не подпускали… Я хочу чтобы ты был прикован к инвалидному креслу до конца своих дней. — От Ветрова стали отлетать небольшие всполохи огня, они закручивались в лёгких потока ветра, что исходили от моего противника. Языки пламени касались мягкой дорожки, покрытой резиновой прессованной крошкой, и та стала тлеть. — Так ты действительно ничего не помнишь, а я не поверил Серафиму.

— Так ты его друг?

— Да, я его друг и был в той гостинице.

— Это из-за той девушки? Но ты же первый наследник, весь такой возвышенный. Неужели она тебе подходит по статусу?

— Кто сказал, что я хочу на ней жениться. Я люблю быть у девушек первым. А по данным разведки рода она ещё не была с мужчиной.

— Очень полезными вещами у вас занимается разведка.

— Не ненадолго хохмить. Наша разведка занимается не только этим. На самом деле мне плевать на эту Свету. Я бы просто избил тебя, мне не разрешили к тебе подходить, когда ты отделал Вениамина. Я больше зол на тебя за то, что ты устоял на плацу, а я встал на колено. Это просто невыносимо. Если бы не глава, который запретил к тебе подходить, чтобы официально оформить наш поединок чести с твоим главой. То я бы тебя давно размазал бы… я бы тебя бы… — От Влада стали отлетать огненные лепестки в потоках ветра они достигали газона по краям дорожки. Трава тоже начала тлеть.

— Отказываюсь от поединка с тобой.

— Чего? Чего ты сказал?

— Отказываюсь. Что непонятного?

— Но ты не можешь. Твой глава рода согласился вот подтверждение. — Ветров стал трясти свитком с подписями и гербовыми печатями.

Мне нужно было разобраться в ситуации и попробовать потянуть время:

— Во-первых. С тобой буду драться только на арене и после уроков. И знай я не очень горю это делать. Мне наплевать, что ты хочешь самоутвердиться, избив меня до полусмерти.

— А-а-а-а. Ну ты же бастард! И что может тебя простимулировать драться.

Последнюю фразу Ветров буквально выплюнул

Я подумал, а почему бы не попробовать. Вероятно, меня всё равно заставят сражаться, если у этого хмыря есть какое-то разрешение от Туманова. Опять этот любитель разводить в стенах муравьёв и годами постригать дерево что-то задумал. И назвал то чего мне не хватало в этой безумно дорогой школе:

— Деньги.

— Неужели тебе не дают на карманные расходы?

— Знаешь, денег никогда не бывает слишком много.

Ветров прислонил палец к уху, будто у него там было устройство связи

— Хорошо сколько ты хочешь, чтобы ты выйти со мной на и так обязательный для тебя поединок?

Сумма должна была быть подъёмной для Ветровых, приятной для меня и такая, чтобы этот Влад не кинулся на меня прямо сейчас:

— Миллион рублей! — Крикнул я. Влад Ветров завис, а я добавил. — Если там будут присутствовать представители твоего рода, то миллион с каждого зрителя.

— Не говори ерунды! — Встрепенулся Влад. — Миллион за каждого Ветрова? Да ты совсем… Что? — Он снова прислонил палец к уху и расплылся в ехидной улыбочке.

***
Корпорации Армада, кабинет Павла Туманова.

— Он будет звонить. Может дать ему разъяснения? — голос Натальи был встревожен.

— Не требуется. Уверен, что он справится. Давно я не испытывал такого азарта. — Туманов срезал побег со своего бонсая. Месяц он обдумывал и наконец принял это важное решение, представил, как его дерево будет расти дальше и остался доволен проделанной работой.

— Павел Алексеевич, это плохо закончится. — Наталья высказала своё мнение, даже не спросив разрешения. Её гиперответственность давила на неё: ведь именно она сказала Глебу, что тот может звонить ей, если у него возникнут вопросы, а теперь была вынуждена не принимать от него звонки.

— Наташа, не переживай. Глеб почти восстановил свой аурный щит. Лишь поэтому я согласился на этот поединок. Ну подерутся мальчики. Видишь отчёты аналитиков, мы остаёмся в плюсе при любых раскладах. Если Ветров изобьёт Глеба, то от Глеба отстанут, а Анастасия подлечите его. Ничья это хороший урок для роста его способностей, а если победит, то вообще замечательно. Ох, что начнётся тогда, аж за душу берёт.

— А если он откажется сражаться.

— Не откажется. — Туманов задумался над тем, стоит ли ему срезать веточку справа. Он даже занёс специальные ножницы для подрезки бонсая, но решил обдумать это решение хорошо. — А даже если откажется, он всего лишь немного опорочит имя нашего рода, и тогда я могу смело забыть о тех трёх глупых условиях Глеба. Наташа, я останусь в выигрыше при любом раскладе.


Влад Ветров подобрался, от него повеяло пафосом и чувством превосходства:

— Мы согласны! В шесть вечера на первой площадки арены! Если победишь, тебе заплатят за каждого зрителя от рода Ветровых. Согласен на такие условия!?

Я задумался, но в голове забилась другая мысль:

— Эй, Влад! Прежде чем что-то ответить, хотел бы узнать. Ты сказал, что, не считая братьев, лично ко мне имеешь три претензии, а назвал только две: Света и то, что я устоял на плацу. Что же ты лично ещё имеешь против меня?

Глава 36

— По сравнению со второй претензией третья не существенна. Скажу тебе о ней после нашего боя, если ты сможешь меня слушать. До встречи на арене бедующий инвалид. — Влад развернулся и пошёл в сторону поместий, где жили самые обеспеченные ученики.

Я совсем не узнавал себя. Я был уверен, что снова стал собой: вернул свою личность из прошлого мира, но это было не так. Раньше я сразу бы принял бой, ведь безоговорочно был уверен в своих силах. Мне было легко смотреть на всех сверху вниз: ведь я действительно бы одним из самых высоких и сильных воинов империи, если не самым сильным.

Ученики снова появились на дорожке, они обходили меня стороной и я заметил, что когда смотрел на многих, то приходилось поднимать взгляд. Теперь я был далеко не самый высокий и тем более сильный.

«Могу ли я вести себя как прежде? Вести себя подобно Карающему Молоту?» — задумался я. Понял, что это будет не только выглядеть комично со стороны, но пока не стану сильнее — смертельно. Я не был клиническим идиотом, и понимал, что в нынешней ситуации мне было становиться сильнее, а если я хочу пережить этот день, то нужно было очень хорошо подготовиться к бою с двусильным магом Владом Ветровым.

Когда входил на территорию аквазоны, задумался:

«Почему я попросил именно миллион?» — эта мысль так и крутилась в голове.

В моём прошлом мире за туго набитый кошель можно было купить многое в зависимости от того, чем был именно он набит: медью, серебром или золотом.

Миллион это много или мало?

Это было много. Именно столько стоил дорогущий защитный комбинезон Варвары Тумановой и именно столько стоило индивидуальное посещение самого лучшего тренажёра по развитию потенциала мага. Не каждый богатый род мог позволить своим детям пройти курс на том аппарате. Этот ценник и запал мне в душу.

В раздевалке переодевшись на занятие с куратором, я держал свиток с вызовом в руке. Был уверен, что если откажусь от боя, то опорочу имя рода, тогда буду не только противен себе, но и нарушу договорённости с Тумановым.

В зелёных плавках и со свитком вышел из раздевалки и столкнулся с Анастасией:

— Глеб, это правда? Мне сказали, — она посмотрела на свиток в моей руке. И её глаза полезли на лоб.

— Глеб, иди и отрабатывай щит, но сильно не усердствуй, постарайся сохранить как можно больше энергии. А я пойду к директору, может он что-то сможет сделать.

— Не надо ничего делать. Я пойду на этот бой. Пусть только директор проследит, чтобы всё было по правилам.

— Глеб, это же самоубийство. Прости, я не должна так говорить.

— Если у вас будетвремя, то я приглашаю вас поприсутствовать. Может, подлатаете меня после боя.

— Конечно, я буду присутствовать.

Я убрал свиток в шкафчик и пошёл на тренировку. Девушки поглядывали на меня, но не лезли с расспросами

Мой щит был уже не такой дырявый. Я бы сказал он был целостным и напоминал раздувшийся шар с торчащими иглами. Мне пока не удавалось его уплотнить. Он напоминал щит куратора только был значительно слабее. Да ещё эти отростки. Чувствовал, что по ним в меня втекала энергия. Будто волевым усилием мне удалось вытащить из себя энергетические каналы и собирать больше энергии из окружающего пространства.

— Да какой же он трепанг! Он иглобрюх, — раздалось от входа. Между Алисой и Анфисой стояла Виктория Морозова и указывала на меня рукой. Из-за спины любительницы морских деликатесов выглядывала Лика Огнева, её синие глаза были округлены как всегда, когда она смотрела на меня, или возможно она так смотрела на любого мага разума.

Я только хотел высказаться в ответ, как в учебную комнату магов жизни вошла Анастасия Туманова и прогнала всех лишних посетителей. Она сказала моим одногруппницам, что урок окончен, а меня попросила посетить её личный кабинет.

Меня с куратором у её кабинета поджидал директор, он тоже с удивлением уставился на свиток в моей руке, сказал, что отменить поединок не в его силах, но он будет судьёй. Директор забрал у меня свиток и попросил явиться за пятнадцать минут к зданию Арены, если я надумаю сражаться.

Оставалось ещё сорок минут и куратор настойчиво потащила меня в свой кабинет. Едва я устроился на белом божественно-мягком кожаном кресле как Анастасия вывалила на свой стол тёмно-зелёный защитный комбинезон. Я видел подобную модель в школьном магазине, она стоила порядка трёхсот тысяч.

— Представляешь, это будто бы судьба. Как раз к случаю вернули мой универсальный защитный комбинезон. Возьми его на бой.

— Это слишком. Я видел подобные модели. Они весьма дорогие. Я не могу гарантировать его сохранность. Я бы сказал, что с большой вероятностью он придёт в полную негодность.

— Я уже как месяц с ним попрощалась: потеряла, а мне его сегодня принесли. Я себе новый уже купила, а эта модель унисекс. Ты же так расстроился, когда я пошутила про смену пола.

Было видно, что куратор хотела разрядить обстановку, но у неё это плохо получалось. Внимательно посмотрел на своего куратора. Как-то слишком удачно её комбинезон вернулся.

— Если ты думаешь что я знала об этом поединке, то заблуждаешься. Я не была в курсе, хотя являюсь твоим куратором. И мне это совсем не нравится. — Анастасия обхватила себя руками. Затем она выдавила из себя улыбку.

Помолчав мгновенье мой куратор, встала и подошла к своему стеллажу с зельями. Звякнуло стекло: куратор неловко взяла коробку со стеллажа и поставила передо мной на стол:

— Глеб, утром отказались от партии зелья без объяснения причин и заявления о возврате средств.

Я заглянул в ящик, там лежали три пробирки очень насыщенного синего цвета.

— Это топовые зелья по предзаказу, я не представляю, почему от них отказались. Я могу отдать тебе их все. Я не хочу снова. — Она села в своё кресло и чуть не заплакала. Я не хочу снова… повторила куратор.

Я налил из графина воды и протянул ей стакан.

Анастасия пила небольшими глотками, затем посмотрела на меня:

— Глеб, что происходит? Во что ты ввязался? Одобренный ритуальный поединок между учениками в школе это уже немного за гранью даже…

Я взял один из пузырьков и причитал состав. Никакой стевии в составе чтобы было сладенько, не было. Там было чётко написано, что при употреблении более одного флакона неподготовленному магу нужно заранее с большой вероятностью подготовить себе место на кладбище. Это зелье восстанавливало почти полный запас энергии среднему по силе магу. Поиграл на свет зельем, у меня сложилось впечатление, что ультрамарин эликсира переходил в пустоту и немного светился:

— Сколько стоит сей чудесный напиток?

— Глеб, тебе лучше не знать, крепче спать будешь

— А я рискну, сон у меня крепкий.

— Немного дороже, чем этот защитный комбинезон. — Куратор указала на так, кстати, вернувшую пропажу. — Каждый флакон, — уточнила она.

— И кто же мой благотворитель и спаситель, что отказался от этих чудесных эликсиров?

— Анонимный заказ. И это стоит дороже.

— Даже так?

— Глеб, за деньги в нашем мире можно купить и сделать практически всё что угодно. Та разве этого не знал?

За деньги можно сделать многое во всех мирах. Ну, я теперь знал два таких.

Надел защиту, куратор объяснила, что этот комбинезон поможет мне выжить в начале боя, да и вообще мой шанс выжить в нём значительно возрастал. Куратор выдала мне специальный пояс под эликсиры, чтобы во время боя я мог их легко извлечь и выпить.

— Никакие другие эликсиры на этот поединок брать нельзя. Можно только восстанавливающие энергию эликсиры. Оружие тоже запрещено.

Анастасия усилила меня несколькими заклинаниями, и я почувствовал прилив сил. Затем она выдвинула ящик стола достала два флакона. Такие же теперь были закреплены у меня в специальный пояс. Один она выпила сразу другой взяла с собой:

— Глеб постарайся не питьбольше трёх. Даже два… Пойми это на самый крайний случай.

Вот я даже не знал, что сказать. Я был безмерно благодарен этой женщине и решил, что отплачу ей за доброту, когда возвышусь в этом мире.

— Я вам…

— Прости, Глеб я побежала. Мне надо подготовить целителей и я не смогла ни до кого дозвониться, от нашего рода будет Алана, она в школе и тоже придёт. Я надеюсь, что наш глава пришлёт кого-нибудь. — И куратор упорхнула из кабинета.

У Анастасии на стене висела зеркало. В этом обмундировании я уже выглядел внушительнее. Не стал тянуть время и отправился на Арену.

Возле входа толпились ученики, но они не решались заходить в здание Арены. Когда подошёл ближе, то увидел, что их туда не пускали. Вся толпа уставилась на меня.

Возле входа топтался директор, когда он заметил меня, то быстро подошёл:

— Глеб, там слишком много Ветровых, — Он указал на вход. — Я конечно буду судьёй на этом поединке, но…

Директор замолчал и прислонил палец к уху:

— Да… что?.. сколько?.. пропускайте.

Перед зданием Арены опустилось пять тёмно-зелёных больших флайеров. Из каждого сноровисто вылезло по восемь облачённых в массивную защиту воинов. Их непрозрачные щитки на шлемах были опущены, а в руках каждый держал убойную на вид энергетическую винтовку. Ничего из подобного снаряжения в школьном магазине не продавалось.

Командир прибывшего отряда поприветствовал директора, мельком взглянул на меня и провёл своих бойцов в здание Арены.

Директор выдохнул с облегчением:

— Это элитный отряд личной охраны главы рода Тумановых. Ветровых конечно там по количеству меньше, но среди них есть довольно сильные маги. Так что силы теперь примерно равны.

Я прошёл мимо толпы учеников, многие не понимали что происходит им поясняли те кто был в курсе.

Под гул толпы я вошёл в здание Арены.


Глава 37

Первая арена значительно превосходила по размеру те, на которых мне довелось сражаться.

Бойцы моего клана рассредоточились по периметру арены, Ветровы же заняли VIP-места: целая толпа рассеялась в специальной ложе. Часть зрителей не присутствовали в реале, их заменяли галапроекции, но это не мешало им вести незатейливые беседы с настоящими гостями поединка.

Директор занял место судьи, оно возвышалось над местами для зрителей и располагалось посередине площадки для сражения. Анастасия с бригадой целителей замерла в первом ряду за переливающимся энергетическим полем.

— Здесь сорок пять Ветровых включая меня. Часть уважаемых представителей нашего рода смогли присутствовать только удалённо. Может, скидку сделаешь?

Я обвёл взглядом трибуны, гости поединка оценивающе разглядывали меня, многие смотрели с презрением.

— Да шучу я. Мы Ветровы не торгуемся. Тебе заплатят за каждого члена нашего рода на зрительских местах, если ты победишь. Нет, не так. Заплатят за всех включая меня. Ведь я тоже буду наблюдать за твоим позором. Я покажу, как ты глубоко заблуждаешься, думая, что можешь стоять напротив меня на арене, что ты вообще можешь находиться среди нас, что ты можешь дышать со мной одним воздухом в этой школе. Я не понимаю, как уважаемый глава Тумановых отправил бастарда учиться сюда. Твоя простолюдинская часть сильно смердит.

— Закрой рот, — предложил я. — Ты же говорил, что самая главная причина твоей ненависти, что я устоял на плацу, а значит это банальная зависть. Не распыляйся о моём статусном несоответствии.

— Да как ты смеешь открывать свой наполовину простолюдинский рот?

— Хочу и открываю. Можешь помешать мне.

Вместо боевой стойки приготовился максимально быстро сближаться с противников, прокачал мышцы энергией для повышения скорости и усилил аурный щит.

«Я не должен затягивать бой», — набатом билось в голове. Поддержание аурного щита потребляло много энергии. Ещё больше её будет тратиться, когда на меня обрушаться удары противника. Приготовился укорениться на земле. Решил, что когда приближусь, сразу поражу Влада энергетическими шипами: церемониться с ним не собирался.

Влад Ветров расхохотался от моих слов. Все представители от Ветровых: почтительного возраста старухи и старики, мужчины в костюмах в сопровождении великолепно одетых дам занимающие VIP-места с ненавистью посмотрели на меня.

От Влада стали отлетать огненные всполохи и температура на арене немного увеличилась:

— Знай своё место жалкий бастард. Я покажу тебе технику «Гуманное убийство». Не буду доводить её до конца, чтобы ты остался инвалидом на всю жизнь и даже целители не смогли восстановить твоё тело.

Арену по периметру закрывало силовое поле. За ним спокойно рассредоточились бойцы моего рода. Что они думали о происходящем, не знал, ведь я не видел их лиц за защитными щитками шлемов. Наличие этих бойцов обнадёживало что происходящее — поединок, хотя это больше напоминало казнь.

В чём смысл техники под названием «Гуманное убийство» я понял сразу. На меня обрушился такой жар, что если не вливать много энергии в щит, то я погибну мгновенно. По тому как моя энергия расходовалась, понимал, что когда она закончится, меня сразу испепелит. В быстрой смерти противника и заключалась гуманность этой техники.

Не теряя драгоценных секунд, я пошёл на сближение. Мой аурный щит пропускал немного жара и только благодаря защитному комбинезону я не пострадал от ожогов сразу и не потерял в скорости в первые мгновения боя.

Я бежал в огонь. Благодаря энергетическим щупам из стоп удерживался в потоках обжигающего ветра. До противника оставалось шагов двадцать, а моя энергия почти закончилась. Закрыл глаза и пошёл на жар: держать открытыми их больше не мог, они пересохли. Благодаря своей регенерации я сохранял себя в сознании и мог восстанавливать самые тяжёлые повреждения. Обожжёнными пальцами ухватился за пробку эликсира. Не вытаскивая его из пояса, правой рукой хотел извлечь пробку, в то время левой я защищал глаза.

Шёл на жар и не мог достичь противника, тот отступал и продолжал меня испепелять потоками обжигающего ветра. Эликсир, из которого я тянул пробку, выскочил из пояса. Я не удержал драгоценную бутылочку обожжёнными пальцами, она упала мне под ноги. Я не рискнул отвлекаться от схватки и её поднимать. Схватился за второй эликсир, выдернул пробку и прислонил горлышко к пересохшим губам. Эликсир совершенно не нагрелся. Я ощутил запах незнакомых трав, приятную прохладу и быстрое наполнение моего магического источника. Он наполнялся слишком быстро и от этого у меня закружилась голова. Я едва не потерял сознание. Когда энергия бушевавшая в моём источнике усвоилась я усилил натиск, быстрее устремился вперёд.

Со всей силы головой я во что-то или в кого-то врезался. От ошеломительного удара я упал на колени. Огненный ветер стих, и я увидел сидящего на заднице Влада, топ потирал грудь, именно туда пришёлся мой удар головой.

— Ах ты ублюдок! Как посмел ты трогать меня?

— Что за бред ты несёшь? У нас бой. — Я пытался отдышаться, но это давалось нелегко. Воздух пылал жаром. Влад поднялся и осмотрел свои белоснежные штаны, сзади чернело большое пятно копоти и грязи.

— Как ты посмел?

— Заткнись муд*к. — Не удержался я. — Сейчас я до тебя доберусь и… и… тебе придёт конец.

Встал. Влад хотел что-то сказать, а я воспользовался этой заминкой и со всех сил рванул к нему, но тот в потоках ветра уклонился от удара и меня отбросило метров на тридцать. Я кубарем покатился по земле, ощущая боль от каждого удара о твердь арены.

Поднялся. Влад пил эликсир, оттопырив мизинец правой руки, затем он отбросил пустой флакон:

— Спасибо за угощение.

Я похлопал по поясу. Эта скотина стащила мой эликсир, видимо правила боя это не запрещали, но мне стало очень обидно. Я так усилил свои мышцы, что преодолел разделяющее расстояние в считаные мгновения. И ударил со всей силы по лицу Влада, тот отлетел назад, а дальше мы начали обмениваться ударами. Я уже знал основы рукопашного боя модификатора и в каждом ударе стремился энергетическим шипом поразить Влада. Давно я так не хотел кого-то убить, растоптать и уничтожить.

Энергии в моём источнике закончилась, и я обожжённый пламенным вихрем отлетел назад.

Приземлился на твёрдое покрытие арены, оно покрылось остекленевшей коркой от высокой температуры. Лбом я умудрился впечататься во вплавленный в покрытие арены камень.

— Если честно, то ты меня удивил. Не думал, что такой червь сможет нанести мне даже один удар.

Нога Влада опустилась мне на затылок, и я со всей силы впечатался лбом о камень, тот треснул, осколки разрезали кожу на голове и я ощутил прохладу. Камнем оказался эликсир, который я обранил в начале боя. Я даже почувствовал запах трав и приятную прохладу, разливающуюся под моим лицом.

Я не мог пошевелиться, всё тело ощущалось обожжённой головешкой.

Давление на затылок увеличилось:

— Если ты признаешь, что ты ублюдок не недостоин права учиться в этой школе, а затем на коленях извинишься перед Вениамином и вылежишь мне ботинки. Так и быть я отступлюсь и посчитаю наш бой законченным.

Эликсир, который разливался под моим лицом, достиг губ. Я жадно начал слизывать его. Кровь, эликсир, оплавленная земля и пепел всё смешалось, но даже так я чувствовал, что мой источник по капельке наполнялся магической энергией.

— А-а-а! Так ты уже готов лизать? И ты там тренируешься? Какой молодец.

Услышал смешки со зрительских мест. Мои руки не двигались из-за сильных ожогов. Я начал немного вливать в них энергию для регенерации, но я не успевал. Пусть не мышцами, а силой разума я мог привести в движение руки: ведь я обладал зачатками телекинетики. Попробовал сделать это и рука немного шевельнулась. У меня зарождался отчаянный план, обдумывая его детали, продолжал слизывать эликсир.

— Смотрите он готов лизать! Все видите?.

Смех снова наполнил арену.

Влад пинками перевернул меня на спину. Всё расплывалось перед глазами, я сфокусировался на пятне перед лицом — это Влад поднёс ботинок, он хотел, чтобы я приступил к унизительному действию.

Но я хотел другого. Я безумно хотел осуществить свой коварный план. Тихо едва-едва слышно прошептал ругательства в адрес Влада Ветрова.

— Карающий Молот, чего ты там бормочешь? Ты готов лизать, а может ты задумал меня покарать?

Повторил ругательства, но ещё тише. Влад убрал ботинок от моего лица и склонился надо мной.

Снова я пробормотал ругательства в адрес Влада, но с таким выражением на лице, что хочу раскрыть ему какое-то важный секрет на последних мгновениях своей жизни.

Не верил, что противник клюнет на такую простую уловку.

Влад склонился ниже, а я, превозмогая боль, со всех сил свёл руки, выпуская через них всю энергию, что смог восстановить, слизывая эликсир. При этом я старался из своих рук выпустить убийственные энергетические шипы.

Голова Влада разлетелась как переспевший арбуз, и меня придавило телом противника.

Я засмеялся, превозмогая боль и тяжесть на своём обожжённом теле. Влад клюнул на такую идиотскую уловку. Я смеялся и понимал, что очень сильно ненавижу всех Ветровых. Что я им сделал, что они ко мне лезут и лезут? Никогда ещё не испытывал такого удовлетворения, что отправил кого-то к праотцам. В абсолютной тишине шока и неверия трибун раздавался мой дикий смех.

***
В разных местах Земли и возможно где-то ещё

Зрителей у этой эпичной битвы собралось больше, чем казалось. Все они испытали непередаваемые эмоции от увиденного: кто-то срезал лишнюю веточку на бонсае, один поперхнулся своим любимым чаем, и залил тем самым свой невзрачный серый костюм, а старый и сморщенный старик, укрытый тенями и разглядывающий на стене картину, состоящую из непонятных палочек и клякс, слегка улыбнулся.


Неподвижный, обожжённый, обессиленный — я лежал забрызганный кровью противника. Все эти неудобства не мешали мне громко заливаться от смеха. Я смотрел на вечернее небо сквозь кровавую пелену и не верил, что победил.

Интересно, а Ветровы заплатят?

Лежал и обдумывал это, а вокруг начиналась новая буря.

Глава 38

Открыл глаза. Серый бетонный потолок и такие же стены.

Проморгался

Присмотрелся к нависавшему надо мной пятну, им оказался директор, тот заговорил:

— Глеб ты бился достойно. Но, к сожалению, я не знаю, к чему приведёт твоя такая безоговорочная победа. Ветровы будут мстить за наследника. Уверен, им хватит хладнокровия, чтобы не делать это сразу после поединка.

Привстал на кровати. В небольшой комнате была довольно аскетичная обстановка: стол с лампой, стул и кровать на которой я лежал. В углу, отгороженный полупрозрачным пластиком, располагался туалет с душевой кабиной. Вместо двери у помещения была решётка.

— Где я?

— В школьном карцере. Тебя сюда поместили сразу после лечения.

— Где мой куратор? Я бы хотел с ней поговорить.

— Анастасия Туманова занята, она вместе с другими целителями вытаскивала тебя с того света. И очень устала. Хотя смотрю на тебя и поражаюсь. Ты, и сам неплохо себя подлечил. Уже после целителей. У тебя даже волосы отрасли заново. Но только… Кхм… Сам увидишь, там зеркало есть. — Директор указал на душевую кабину.

— Я арестован? — Мои вопросы были простые и односложные. Меня ещё преследовали лёгкие фантомные боли. Как хорошо, что умел сбавлять уровень болевых ощущений. Посмотрел на руки, ожогов почти не было. Остались лишь небольшие следы, покраснения и шероховатость. Чувствовал, что моя регенерация продолжала работать, тратя на это внутренние резервы организма. Я дико хотел есть. — Еды, — попросил я.

Директор воспользовался моей заминкой, было видно, что он обдумывал что ответить на мой вопрос об аресте.

— Нет, ты не арестован. Тебя поместили сюда, чтобы ты пережил эту ночь. Карцер усиленно охраняют. Я не выпущу тебя от сюда тебя до утра. Обстановка в школе очень напряжённая. Ветровы очень подвели к школе несколько боевых отрядов. Туманова в ответ сделали тоже самое. Сейчас вопрос решается там. — Директор потыкал пальцем в небо.

— Ко мне придёт Алмазов?

— Нет, скорее всего, нет. Ты… как лучше сказать…

— Незначительная фигура, — подсказал я.

Директор кивнул.

— У меня был уговор с Ветровыми. Мои деньги? И что на счёт еды? — Чувствовал, что если не съем что-нибудь, то мой организм начнёт есть себя сам.

Директор немного поморщился, видимо ему не понравилась моя меркантильность. А мне было плевать, я привык забирать, то что моё по праву. Я к ним на поединок не навязывался и тем более не чувствовал угрызения, что поединок оказался смертельным. Если бы Ветров вёл себя. Да что там говорить, если бы Вениамин не задирал меня в столовой или…

— Ветровы перевели тебе на счёт сорок пять миллионов рублей. Глеб, это очень большая сумма даже для ученика влиятельного рода. А ты бастард. Наполовину простолюдин. Ты знаешь, что будешь делать с этими деньгами?

О да, я знал, куда я потрачу эти деньги. По крайней знал, куда определю часть денег. Желудок свело спазмом:

— Можно заказать ужин? Или выпустите меня в столовую.

— Скоро тебе принесут еду. Максимилиан Грассо лично проследил, чтобы не было никаких креветок. Он теперь знает, что ты их не особо любишь. Ладно, Глеб, мне пора. Отдыхай и набирайся сил. Надеюсь, что до завтра всё утрясётся, и ты сможешь посещать уроки как обычно. Не хотелось бы мне тебя под конвоем вести на общую теорию.

— А эти занятия так важны? — издалека я закинул удочку. Сказал этот небрежно будто бы мне нет дела до этих уроков.

— Очень. По этим урокам у меня отдельная инструкция. Каждый ученик должен присутствовать на занятии, иначе нарушится усвоение материала. Маги редко болеют. Даже не знаю, что должно произойти с учеником, чтобы его освободили от этих занятий.

— Борецкий Василий и Борис Львов.

— О тех мальчиках, которых убили. — Директор вздохнул. — Как бы страшно это не звучало, но смерть — веская причина не посещать Общую теорию. Эти убийства… Твой поединок… Навалилось всё на меня. Пойду я Глеб.

Когда директор вышел. На решётке появилось силовое поле.

Осмотрел себя в душевой. Мои абсолютно белоснежно-бесцветные волосы контрастировали с чёрной пижамой.

«Ладно, с этим можно жить», — уверенно обозначил изменения в своей внешности. С белыми волосами моя внешность сала более взрослой, хищной и вызывающей.

Когда пройдут пятна от ожогов будет совсем замечательно.

Потрогал места ожогов.

Я победил не благодаря своей ультимативной несокрушимой силе, а благодаря изворотливости и хитрости. Нет не только благодаря этому. Если бы не защитный комбинезон куратора и эликсиры я бы проиграл. Надо отблагодарить куратора и выделить деньги на своё новое снаряжение, которое надо будет подобрать со всей тщательностью. Ещё решил обязательно пройти курс по усилению потенциала. Одно индивидуальное посещение тренажёра стоило миллион рублей, но это будет хорошее вложение в себя. Ведь деньги у меня могли забрать в любой момент, я не доверял виртуальным счетам. В памяти бывшего владельца тела всплыли знания об устаревших пластиковых картах и анонимных чипах, которые часто использовали преступники, если получится таким способом сохранить часть денег, обязательно это сделаю.

Подошёл к решётке. Если выбираться отсюда, то что я бы сделал раньше: позвал охранника и напал на него, пробил стену или сломал решётку.

Это первое что приходило на ум.

Прямо сейчас не хотел устраивать побег, но начал обдумывать варианты. Моё внимание привлекло небольшое пятнышко — по стене полз паук. Меня накрыла догадка ведь я думаю о своих возможностях исходя из моего прежнего опыта. Паук дополз до решётки, его инстинкт подсказал ему бежать, но было слишком поздно, он только дёрнулся в сторону, но спустя мгновение обугленной головешкой упал на пол.

А ведь это могло сработать. Я отрастил небольшие энергетические зацепы на руках и ногах. Которыми держался на земле в поединках с Ветровыми. Четыре таких энергетически щупа контролировать было очень тяжело, но я справился.

Не повреждая серый бетон, и не оставляя на нём следов, подобно пауку пополз вертикально по стене. Я так увлёкся, что заполз на потолок. И начал там нарезать круги по камере.

От грохота я чуть не свалился на пол. Посмотрел вниз, там на меня таращился школьный курьер. Заикаясь, он бормотал, что сейчас всё исправит, он дёргаными движениями собрал мой ужин с пола и пулей вылетел из камеры.

Если мне удастся совместить эту технику перемещения со способностью скрывать присутствие, как в первый день в этом мире, то из этого могло получиться что-то интересное. Но сейчас просто держаться на потолке мне было весьма тяжело.

Освободил ноги и когда моё тело устремилось вниз, слегка согнул ноги в коленях и приземлился на каменный пол.

***
Кабинет Туманова

— Смотри. Человек-паук. Нет, человек-жук, или муравей. Знаешь, как они по стенам ползают?

— Вы всё о муравьях да о жуках. Лично мне жутко, от того, как он на потолке висит.

— Не тебе одной. Смотри, как этот всё обронил.

— Павел Алексеевич, Глеб звонил мне несколько раз.

— Ты опять об этом. Всё будет хорошо. В целом он всё делает правильно, чтобы развиваться. Даже животным чтобы те бежали, куда нужно показывают морковку, а человека ещё нужно вывести из зоны комфорта. Морковку он увидел из зоны комфорта вышел.

— А деньги? Зачем ему морковка имея такую сумма на счёте?

— Если, что отберём. Но мне кажется, что он потратит их куда нужно. Смотри, как он замотивирован. А если что, то сделаем ему внушение.

— Он же маг разума. Вдруг сможет сопротивляться, вы об этом не подумали?

— У него нет таких способностей. Его же исследовали. Он даже уроки проходит по новой программе. И без нареканий. Хотя там отсеяли двадцать магов.

— А детям там ничего лишнего не внушают?

— Нет. Всю программу Алана проверила, там только подготовка и сама теория. Хорошо, что он не стал проходить программу для магов жизни. Он интуитивно развивается намного лучше. Посмотри на темпы его развития.

— Он вообще человек?

— Полагаю, что да.

— Павел Алексеевич, ему Ветровы еду отравили. Может вмешаемся? Там смертельная доза. Ей слона убить можно.

— Часть еды работнику пришлось заменить. Там яда и токсина теперь меньше. Должен выжить. Глеб провёл поединок достойней своего противника. А тут покушение на победителя. Мы зафиксируем всё, и Ветровы отстанут от Глеба на некоторое время. Этим покушением я решаю несколько задач. — Туманов задумался над тем как ему исправлять ту срезанную лишнюю веточку из-за фееричной победы Глеба, то что он теперь не будет ухаживать за растением и наблюдать за Глебом одновременно решил окончательно. Так что он только смотрел на свой бонсай и не брал ножниц для подрезки в руки.

— А если он умрёт, кого вы императору показывать будете? Уже всё согласовано с личным секретарём Его Величества. Ветровы даже отвлекут охрану Глеба и проследят, чтобы до утра к нему никто не пришёл.

— Зато представляешь, как он прокачает регенерацию? Не переживай, он с большой долей вероятности выживет. Даже если умрёт часть своих задач с его помощью я уже решил, мы накопили достаточно материалов для исследований. Так что выживет Глеб или нет, мне подойдёт любой вариант.


Я еле себя сдерживал. Всё выглядело очень аппетитно. Вид у моего ужина был просто ошеломительный. От нежных на вид кусков мяса шёл пар, оно было ещё горячим. Много зелени овощей. Румяный хлеб, сыр и большой кувшин травяного настоя. На столе ещё стояла небольшая деревянная шкатулка. Её тоже принёс с собой курьер.

— Травяной отвар. Он очень помогает восстанавливать силы, — курьер указал на кувшин.

В животе заурчало, будто там сидел дикий зверь.

— Спасибо, ты не мог бы меня оставить.

— Вот возьмите, оставляю его вам. — Курьер из деревянной шкатулки извлёк колокольчик. — Не сломайте его Господин Туманов. Это девайс для VIP-клиентов. Помимо звука он имеет удалённую связь с центром обслуживания. Обычные ученики только через личный кабинет могут вызвать прислугу.

— Я понял, иди. Спасибо. — Я так хотел наброситься на свой ужин, что если курьер не уйдёт, я при нём как голодный зверь вгрызусь в сочное мясо.

— Приятного аппетита, — курьер с такой важностью положил колокольчик на край стола, будто бы тот был сделан из чистого золота.

Лёгкая тень промелькнула в глазах курьера.

Ну конечно! Мне простому бастарду и такой ценный колокольчик VIP-клиентов. Курьер ещё не знал, что я теперь богат и скоро буду каждый день бренчать подобным VIP-колокольчиком.

За курьером захлопнулась решётка, и я услышал гулкие удары: шагало несколько роботов.

Интересно это для моей защиты? Или чтобы я не сбежал отсюда?

Как говорят, лучшая приправа для еды — голод, а я был голодный как дикий зверь..


Глава 39

Мне так хотелось есть, что готов был проглотить всё со стола в один присест, но я осторожничал.

Вдруг Ветровы что-то задумали?

Конечно, директор говорил, что они не будут так топорно действовать.

Съел немного, борясь с диким голодом, но когда через полчаса со мной ничего не произошло, набросился на еду с неистовой силой и спустя ещё полчаса она закончилась.

А потом началась моя схватка за жизнь.

Сквозь боль, будто меня разъедало изнутри, я украдкой видел образы.

…Долбился в стены и проклинал всех Ветровых. Кричал, что не сожалею о смерти Влада и даже, если бы он был более сдержан во время боя и не оскорблял меня так. Я бы всё равно его убил снова, и с удовольствием убью всех кто причастен к моему отравлению…

…Я орал в колокольчик, тряс его с неистовой силой, проклинал всех курьеров и грозился, что найду их всех, и засуну этот колокольчик в срамные места. И мне было плевать, что он довольно большой! Я постараюсь и засуну!..

…Жадно пил воду и обнимался с белым каменным унитазом, исторгал в него содержимое желудка…

…Ползал по стенам…

…Бегал по потолку…

…Крушил…

***
— Глеб, что-то случилось? — надо мной стоял взволнованный директор.

Я пошевелился, в моих сжатых стальной хваткой пальцах был измятый колокольчик. В камере не было живого места, всё вокруг было изломано: кровать, стол, пластиковая ширма туалета даже всё бельё изодрано на мелкие лоскуты. В камере остался только целым — белоснежный унитаз. В голове смутно вставали образы моего вандализма.

— Меня хотели отравить… убить… еда была отравлена… — пробормотал сбивчиво, приводя мысли в порядок.

— Глеб, с тобой всё хорошо? Ты выглядишь вполне здоровым. Может, у тебя было несварение и зачем ты всё здесь разломал? Позвонил бы в колокольчик. Зря ты и его испортил. И как ты тут всё разворотил? Всё же было тихо.

— Чего? — выдавил из себя, а директор отвёл взгляд и продолжил.

— Или ты специально старался не шуметь? Понимаю, у тебя был стресс. Ты убил человека. Я записал тебе дополнительные консультации у психолога. Нам магам иногда себя сложно сдерживать, когда наши силы превосходят силы обычных людей. — Директор вздохнул и снова осмотрел разруху в камере. — Теперь ты можешь позволить ломать такие дорогие устройства как VIP-коммуникатор для вызова прислуги и мебель. Ты теперь весьма состоятельный, но если ты и дальше продолжишь в таком духе, то быстро потратишь все свои немалые средства.

Я слушал бред директора. Он, похоже, совсем не представлял, что творится у него под носом. Но мне казалось, что когда он мне всё это выговаривал, то хотел сказать совершенно другое, но не решался это сделать и всё время отводил взгляд.

Ясно, если его такая неосведомлённость устраивала, то меня нет.

— Мне нужно позвонить главе моего рода.

— Глеб, многое изменилось за эту ночь. — Директор снов отвёл глаза. — Родители, чьи дети проживают в одном с тобой здании, подали прошение, чтобы тебя выселили. Понимаешь. Все эти убийства в школе, сломанные зубы Вениамина, нога Грушецкого, твой поединок с Владом который закончился его смертью. Эти события вызвали большой резонанс в обществе. Было даже прошение от Ветровых о твоём исключении. Но сверху его отклонили. Родители, чьи ученики проживают в зданиях третьего и второго уровня комфортности тоже хотят, чтобы ты жил подальше от их чад. Мы с Павлом Алексеевичем нашли решение. Ты будешь жить в гостевом коттедже родового поместья, оно располагается…

— Вы меня не слышите. — Перебил я директора. — Я хочу поговорить с Тумановым. Поговорить с главой моего рода. И что вы мне всё пытаетесь сказать, но не решаетесь и всё время отводите взгляд.

Директор поджал губы и стал серьёзнее, было видно, что ему не понравилась моя дерзость, а мне было плевать на это.

— У тебя есть личный номер главы твоего рода?

— Нет.

— Вот видишь. У тебя его нет. И не зря. Где глава, а где ты. Он сейчас занят проблемами, что ты создал в школе.

Я впал в ступор. От слов директора от нахлынувшей ярости стал прокачивать свои мышцы, непроизвольно подготовился к бою и заметил качественное улучшение своих сил: мои энергетические каналы стали толще, раньше они казались ручейками, а сейчас напоминали полноводные реки. Энергии за ночь восстановилось достаточно. И спустя мгновение я был готов к бою.

— Вижу, что ты активировал свой источник. Хотел выпустить тебя, но если ты будешь такой несдержанный, оставлю здесь.

Сжал зубы и погасил свой боевой запал.

— Я действительно хотел тебе кое-что сказать, — директор сделал паузу и продолжил. — Твою мать убили сегодня ночью.

— Что? Правда?! — выпалил я. Мне казалось, что я спал и ещё не проснулся.

— Глеб, ты в порядке? Я соболезную тебе…

— Я в порядке. — Встал и потеснил директора. — Мне нужно подышать свежим воздухом — На самом деле я хотел дозвониться до Натальи и узнать, что здесь происходит.

— Глеб?

— Я к себе. — Постарался сказать это как можно спокойней. Мне нужно собрать вещи. Вы же сказали, что я переезжаю подальше от учеников в родовое гнёздышко Тумановых. Вещи пойду собирать. — Вещей у меня практически не было. Я хотел заняться совершенно другим: заставить Наталью ответить на мой звонок и мои вопросы. У меня в голове созревал план, как я это сделаю.

— Глеб, я отпущу тебя, если ты дашь слово не делать глупостей.

На решётке появилось силовое поле. Я повернулся к директору. Тот начал спокойно объяснять, как для маленького ребёнка:

— Магов, которые себя плохо контролируют, часто держат в подобных помещениях и с ними работают психологи. Если ты не можешь себя сдерживать, то я оставлю тебя здесь.

Меня покоробило. Я представил, что в подобной комнате сидела одногруппница Милена убившая пятнадцать человек, сколько она скоротала дней в такой камере я не знал и знать не хотел.

— Я не могу дать такое расплывчатое обещание. Что значит не делать глупостей? У каждого своё мнение, что является глупостью, а что нет. И значит, я случайно могу нарушить своё слово. Не хочу связывать себя более никакими клятвами и обещаниями. Могу сказать одно. Учеников убивать и калечить не буду, если те сами не напросятся. А все мои претензии к Ветровым — моё личное дело.

— Вижу, что ты можешь здраво рассуждать. Иди и постарайся сдерживать свой пыл. Я не смогу тебя прикрывать каждый раз.

— Где гостевой дом Тумановых где я буду жить?

— В школьной зоне, где проживают привилегированные ученики.

Силовое поле пропало, и решётка открылась. Я положил искорёженный колокольчик на обломок столешницы, кивнул директору и вышел из камеры.

Встревоженный охранник выдал мои вещи. Прислуга принесла из моей комнаты комплект одежды, он был отглажен и благоухал.

По дороге к себе меня не покидала мысль, что нужно провести собственное расследование. Кто меня отравил? И если это Ветровы, то им нужно обязательно отомстить за безумно прекрасную ночь в обнимку с унитазом. А ещё я очень хотел пройти курс по усилению потенциала. Мне нужно успеть пристроить деньги пока у меня их не отобрали.

Остановился.

«Может сейчас не стоит привлекать к себе внимание», — засомневался я.

Нет, стоит. Я должен получить ответы. Следующую такую ночь я могу и не пережить. Может мне и не придётся претворять свой план в жизнь, и Наталья просто ответит на звонок.

Ученики шарахались от меня как от огня. В глазах у большинства был страх, но многие бросали заинтересованные взгляды. Маги… Да что маги. Даже животные уважают силу. А я теперь ощущал себя сильнее и увереннее чем вчера.

Дежурный в здании, где я проживал, сглотнул, увидев меня, и прижал кулак к сердцу. Я ответил на приветствие и поднялся к себе.

Из ящика стола достал смартфон и бритву. Смартфон положил на стол, бритву сжал в правой руке и уселся на диван:

— Привет Марфа, видеозвонок Наталье.

— Господин, вам не видно экран, — раздался приятный глубокий голос Марфы. — Не хотели бы вы включить галопроектор?

— Да, включай.

В пространстве над столом закрутилась изогнутая трубка, она вибрировала, от неё расходились пульсирующие волны, будто мой сигнал уходил в пространство.

Наталья не принимала вызов, и я приступил к своему плану привлечения внимания. Бритвой Бритвы надавил на кожу. Выделились первые капли крови. Я начал срезать браслет, который уже почти слился с моим телом. Хотел проверить, не наблюдали ли за мной. Я совершенно не хотел нанести себе вред. Но срезать браслет очень хотелось. В сети я так и не узнал, как его снять. Если данные перестанут поступать. Уверен, то ко мне придут и я задам свои вопросы. А ещё если за мной наблюдали, это могло вынудить Наталью ответить.

Как же я хотел узнать правила игры. В которую меня так стремительно затягивало. И готов был пойти на небольшой риск.

Трубка продолжала крутиться.

— Я режу. — Надавил, отделяя браслет от кожи, порез начал затягиваться, но я углублял его, продолжая отделять браслет.

О чудо!

Над столом появилось огромное встревоженное лицо Натальи, она отошла подальше, и теперь её верхняя половина тела торчала из стола.

— Глеб, я не должна с тобой говорить. Ой! — Наталья закрыла рот рукой. — Этого я тоже не должна была говорить. Зачем ты так меня подставляешь?

Сделал вывод, что, скорее всего, за мной круглосуточно наблюдают.

— Здравствуй дорогая. — От моих слов Наталья слегка дёрнулась. — У меня к тебе есть несколько простых, но важных для меня вопросов и ты мне на них сейчас ответишь.

— Глеб, это не телефонный разговор.

— Ну так это даже лучше. Приезжай я по тебе соскучился.

Я потянулся выключить связь

— Глеб, я буду через полчаса, только не делай глупостей…

Разорвал связь. Как же мне хотелось надеть Туманову на голову горшок с его минидеревом, а потом засунуть в ту стену, чтобы его там муравьи сожрали.

Выдохнул.

Успокоился.

Оглядел свои вещи. Что же я прихвачу в родовое гнёздышко Тумановых? Я бы и здесь остался. Меня всё устраивало, но вот меня стали боятся и опасаться.

Направился в ванную комнату, передумал и вернулся к столу.

Мне захотелось ещё с кем-нибудь поговорить. В контактах у меня был ещё один номер:

«Симпатяшка Светлана Замятина».

Нажал на него.

После коротких гудков раздался весёлый голос:

— Глеб? Карающий чего то там?

— Да.

— Что, снова женской ласки захотел?

И я услышал заливистый смех от которого потеплело в груди.

Глава 40

— Ты так спокойно говоришь об этом. — В шутку пристыдил Свету.

— Ты сам меня совратил, а ещё жалуешься. — Света надула губки, и её личико стало очень милым.

Разведка Ветровых сработала хорошо, и я действительно увёл у Влада невинную девушку прямо из-под носа.

— Извини, не хотел тебя обидеть.

— Я ждала твоего звонка. Меня дедушка с раннего детства строго воспитывал. Я, вообще, не знаю, как согласилась на то всё что у нас было. Мне неловко звонить тебе первой, вот я и ждала твоего звонка.

Света покраснела и от этого стала ещё более милой. Я как то забылся и не заметил, что оказался в ванной и включил кран.

— У тебя там вода течёт?

— Да вот задумался и ванну поставил набираться на автомате.

— А я могу тоже залезть ванную и включить галапроектор. Хочешь?

— Хочу, у меня только встреча запланирована. — Я совсем забыл о Наталье. Вспомнил о ней лишь только потому, что держал бритву в левой руке.

— У меня тоже время мало. Если не хочешь.

— Нет, хочу. — Положил бритву на край ванной.

Из трубки донёсся переливистый смех Светы, затем я услышал звук льющейся воды.

Разделся, залез в тёплую воду, положил на край ванны смартфон и дал команду Марфе включить галапроектор.

У меня в ногах появилась верхняя часть Светы, она была в раздельном купальнике цвета морской волны. Он очень подходил к её белоснежным волосам.

Девушка уставилась на меня и после непродолжительных объяснений, что я это я. Она сказала, что с этим цветом волос я выгляжу старше и круче. Света объяснила как правильно настроить галапроектор для режима присутствия. Теперь она будто бы сидела у меня в ванне, и это завораживало. Я любил женщин постарше, но меня очень тянуло прикоснуться к этому стройному и юному телу, к упругой коже покрытой капельками воды.

Я протянул руку и будто бы погладил Свету по щеке, а затем моя рука спустилась на шею, Света издала стон, посмотрела мне в глаза, Затем рассмотрела меня внимательнее. Её взгляд устремился мне за плечо.

— Ты бреешься этой древностью? Опасное бритва это звучит так возбуждающе. — Глаза Светы загорелись азартом.

Я дико пожалел, что нас разделяло расстояние, и я не мог почувствовать бархат её кожи.

Дверь в ванную отлетела в сторону, её буквально чуть не вынесли с петель, там стояла запыхавшаяся Наталья. Света повернулась на мою гостью, то что их разделяло расстояние делало Свету более смелой:

— Опять она. — Света отключила галапроектор. — Звони на выходных. Встретимся.

— Хорошо. Только не знаю, отпустят ли меня.

— Много работы?

— Учёба в военной школе.

— Ну это же не тюрьма. Я знаю, что вас должны отпускать. Так что жду звонка. — И Света повесила трубку.

Весь разговор со Светой Наталья сохраняла спокойствие и выдержку. Видимо не раз она так притворялась мебелью, когда её начальник вёл переговоры. А когда Света повесила трубку, Наталью понесло:

— Глеб, ты совсем… Я думала ты… ты… А ты тут развлекался и тебе хорошо. А ничего, что я… Хорошо, что Павел Алексеевич занят решением проблем, что ты устроил. Тебе же говорили не отсвечивать, а ты.

— Ну так на кой меня бастардом сделали? Ко мне все и лезут.

— А что ты хотел? Чтобы из ниоткуда появился полноценный аристократ. Тебя могли протащить в род только как незаконнорождённого. Поверь если бы тебя за способности приняли бы как простолюдина, то было бы в разы хуже. Я вообще полагаю, что у тебя раздвоение личности и тебя не стоило отправлять сюда. Не знаю, зачем Его сиятельство это сделал. — Наталья раскраснелась от длинной тирады и скрестила руки на груди. Её щёки пылали и на фоне её длинной русой косы, и это смотрелось мило.

Наталья, видя моё замешательство, продолжила:

— Павел Алексеевич не нарушил ни одной с тобой договорённости. Взял тебя с улицы на работу.

— А если я захочу уволиться?

— Поверь, увольнение тебе не понравится.

— А учёба здесь мне должна нравиться? Могли бы хотя бы лучше меня подготовить?

Наталья поджала губы.

— Наталья ответь мне на вопросы.

— Я не могу.

— Но ты пришла. Вы же за мной наблюдаете? Тебе не обязательно было останавливать меня лично?

— Да это так. И да, я сама хотела бы тебе ответить на часть вопросов.

Было видно, что последние слова Натальи дались особо тяжело.

— Что за женщину убили сегодня ночью?

— Твою мать?

— Да что ты говоришь. Мать мою убили… — я зажал зубы — …Моя мать…

— Я всё понимаю, Глеб, но постарайся хотя бы немного думать об этой женщине как матери. Не забывай что рядом маги разума. Они видят всё в сильно искажённом виде. И иногда лучше не знать что-то, чтобы не вызвать к себе их интерес. К тебе была просьба не отсвечивать. Так что тебе было вообще лучше не думать о матери.

Мне стало стыдно. Я не думал о ней уже очень давно. Ещё в раннем детстве меня отдали в воины. Я всегда отправлял родным часть своего жалования, но я всё время был в военных походах, а потом узнал, что родители умерли. Я посещал их могилы, воздал все почести. Позже, когда я стал богатым и влиятельным, захотел заботится о родителях лучше, но их уже нее было рядом.

— Я уже похоронил… — выдавил из себя.

Наталья вздохнула и сказала спокойнее:

— Глеб, я знаю, что вся твоя семья погибла в той ужасной войне с колонистами. Мы нашли подтверждение этому. Соболезную. Скажу сразу эта женщина, что изображала твою мать, работала флористикой в младшей ветви рода Тумановых. Ей заплатили большую сумму денег, и она пошла на глубокое внушение добровольно. Она действительно верила, что у неё есть сын от твоего отца.

— И как зовут моего отца. Э-э-э. Наташ, прикрой дверку, а то дует. — Я добавил немного горячей водички.

— Ишь какой нежный. — Наталья осторожно закрыла дверь в ванную и повернулась ко мне. — Тебе этого лучше не знать. По легенде ты и не знал отца. К тебе пришёл лично Его светлость и сделал предложение о вступлении в род, когда узнал что у тебя есть интересные способности. К этому времени ты скатился на дно и вёл жалкое существование попрошайкой. Ты принял предложение Павла Алексеевича. Так ты оказался в этой школе. Если маг разума считает поверхностные образы, а поверь даже самый крутой маг разума не может заглянуть в твою голову и увидеть твою жизнь подробно. Разве маг разума увидит не то, что я сказала?

— Почти это, с небольшими нюансами. У меня есть другой вопрос. Ту женщину, что изображала мою мать. Её убили Ветровы?

— Да. Убив её, они немного успокоились. Поверь, Глеб они не будут отыгрываться ни на ком из рода Тумановых. Лично тебя это больше не должно коснуться. Ты Туманов и ты защищён. У тебя по легенде никого кроме матери из близких простолюдинов на ком можно отыграться нет.

— А Павел пытался хоть как-то защитить эту женщину?

— Ты не мог бы главу главной ветви Тумановых не называть по имени. Ценный совет на будущее. Целее будешь. Его светлость и не обещал ей защиту. Павел Алексеевич щедро ей заплатил и на этом их договорённость была выполнена. Он чтит договорённости и заметь, в отношении тебя он не нарушил ни одной. Ты учишься, развиваешься, у тебя много свободного времени и тебя пока не обременяют никакой работой.

И тут я решился спросить о том, что меня сильно тревожило:

— Наталья, с этим понятно. На гипноуроке по Общей Теории что-то внушают ученикам.

— Этого не может быть. Программа проверена министерством образования. Шесть магов высшей категории следят, чтобы не были никаких лишних установок. Тем более вы все довольно сильные маги. А маг даже не маг разума это довольно сильная личность. Сделать внушение такому намного сложнее, чем не магу. Серафим Огнев присутствует на уроке. Такому сильному магу очень сложно что-то внушить. Он, вероятно, самый сильный маг вашего поколения.

— А как же тогда ему вообще помещают знания. Если мы маги и сопротивляемся?

— Там долгая подготовительная расслабляющая первая часть урока. А во второй порционно постепенно дают знания.

— А вдруг?

— Глеб, если ты не успокоишься и не перестанешь нести этот бред, то привлечёшь к себе внимание. Встанет вопрос о том, как ты усваиваешь знания, возможно, тобой заинтересуются и тогда тебя могут раскрыть. — Наталья подошла ко мне и наклонилась её русая коса опустилась в воду, и я почувствовал жар её дыхания. — Ты же помнишь кто ты?

Она не стала озвучивать, что я дикий маг и подлежу обязательной и немедленной ликвидации. Как там сказал Туманов, тебя раскроют и казнят, а я выкручусь.

— Понял, не буду отсвечивать, — но для себя решил, что до последнего буду сопротивляться шёпоту в первой части гипноурока. Если будет возможность, то поставлю в известность Серафима, но сделаю это инкогнито.

Наталья вернулась к двери и скрестила руки на груди. Её влажная русая коса намочила верхнюю часть серого женского костюма, но Наталью это не тревожило:

— Я рада, что ты понял, ведь если у тебя возникнут проблемы с гипноуроком, то тебя отчислят из школы. Так что…

— С этим понятно. Мои деньги? У меня их не заберут?

— Нет, если ты не пустишься в загул на них, а потратишь на учёбу и развитие. У тебя ещё есть вопросы?

— Почему вы мне просто не сделали глубокое внушение?

— А откуда ты знаешь, что его не сделали? — вопросом парировала Наталья.

Я напрягся, и даже встал в ванной от этой новости. Наталья посмотрела мне в глаза, опустила взгляд ниже, ещё ниже, затем отвернулась и засмеялась:

— Да пошутила я. Если человеку делают глубокое внушение, то могут легко разрушить его личность. Это будет уже не тот человек, что раньше. Павел Алексеевич был против. Его что-то в тебе зацепило вот он и сказал, что ты и так со всем справишься.

Нашла время шутить.

Я указал на ванну:

— Присоединяйся. Потрёшь мне спинку, а я тебя. Я узнал достаточно, а до занятий ещё есть время расслабиться.

— Бабник! Дурак! — Наталья вышла и захлопнула дверь с такой силой, что та повисла на одной петле.

Ну а что? Я тоже шутить умею.

В ванной комнате стало прохладно из-за неплотно закрытой двери, и я добавил горячей водички.

***
— Ты уверен, что хочешь потратить такие большие деньги за самый лучший курс по развитию потенциала? — Наставник, скрестив правую с протезом левой руки, стоял в огромном помещении, где располагался самый-самый лучший тренажёр по развитию магов. Половина его стального черепа блестела на солнце, который проникал через окна сверху опоясывающие зал. Лучший тренажёр магов представлял собой матовый стальной куб со стороной в десять метров.

Я стоял возле небольшого люка, и если зайду внутрь, то соглашусь на этот курс.

— Да, — решил сначала словами обозначить своё решение.

— Я в тебе не сомневался. — Наставник указал на вход. — Когда войдёшь в эту дверь, ты подтвердишь согласие и с твоего счёта спишется сорок миллионов рублей.

Я замер в недоумении и уставился на наставника:

— Двадцать занятий по миллиону. Откуда сорок? Я, используя пальцы рук и ног, могу посчитать до двадцати и не ошибиться.

Тренер улыбнулся:

— Глеб ты ещё слишком юн. Надо всегда читать сноски внизу, которые написаны очень мелким шрифтом. А ещё в текстах есть небольшие звёздочки, которые ведут к дополнительным пояснениям. Но не будем об этом. На самом деле полный курс на максимальной мощности стоит шестьдесят пять миллионов рублей и не каждый влиятельный род отправляет своих представителей на этот тренажёр. Я выбил тебе максимальную скидку, немного добавил Его светлость Павел Алексеевич Туманов и даже наш директор поучаствовал.

Впал в ступор от откровений наставника. Я очень хотел стать сильнее. Тем более у меня бы отобрали деньги, если я потрачу их не на учёбу, а чтобы угостить завтра Свету у меня ещё оставалось пять миллионов.

— Ну так что, воспользуешься горячим предложение дня? — Ухмыльнулся наставник. — Сорок вместо шестидесяти пяти миллионов рублей? Ты согласен?


Глава 41

Света так и не ответила.

От стен исходил давящий свет и энергия. Я пришёл на последнее занятие в самом дорогом тренажёре империи. Я потребовал, чтобы этот аппарат запускали каждый день и даже на выходных.

Не пропустил ни одного дня, чтобы обрести силу.

Силу, чтобы воздать.

Покарать.

Света уже никому и никогда не сможет ответить.

В первые дни я думал, что просто пойду и придушу кого-нибудь из Ветровых, но я сдержался. Я запомнил лишь фразу диктора из новостей:

«Девушку сдуло случайным порывом ветра».

Сдуло.

Порывом.

Ветра.

Протащило десять метров и перекинуло через ограждение.

Я подозревал многих и даже Туманова с Натальей. Полагал, что вдруг на самом деле это был случайный порыв ветра, который сбросил Свету на автостраду под колёса машин, но каждый раз приходил к мысли, что это был маг стихии ветра. Не обязательно принадлежащий к роду Ветровых, но именно стихии ветра. А за всё «хорошее», что Ветровы мне уже успели сделать, я люто ненавидел весь их род, но за сорок пять миллионов был им благодарен.

— Спасибо за деньги, — заорал я.

Себя я тоже винил. В первые дни даже впал в уныние. Хотел напиться, но меня остановила моя странная реакция на спиртное. Ведь напившись, я и познакомился со Светой.

Ярость и жажда мести застилала глаза.

В первые дни я даже поругался с Марфой. Назвал её дурой. В отместку она несколько дней на любой мой запрос показывала, как ухаживать за укропом. Теперь я специалист по возделыванию этого растения. В настройках я мог отключить возможность Марфы так мстить.

Сделать её менее человечной.

Но я не стал.

Прекрасно понимал, что когда её обзывал — был не прав. А каждый человек должен отвечать за совершённые поступки и слова. Вот я и найду тех, кто убил Свету, и они у меня ответят. Я не знал эту девушку, не успел узнать, но хотел это сделать.

Я ничего не сделал, когда узнал. Я был слаб и ненавидел себя за это. Если даже Влада одолел с трудом, то взрослый обученный маг меня просто размажет. А ещё у моих вероятных противников есть усиленные модификанты.

От исходящего давления тренажёра мои глаза вылезали из орбит, но я терпел. Использовал все крохи восстанавливаемой энергии, чтобы пустить всё в регенерацию, снизить боль, снять усталость с мышц, лишь бы продлить время в этом стальном кубе, который хотел меня раздавить, но делал сильнее.

Чувствовал, что с каждой минутой, каждой секундой проведённой внутри приближалось воздаяние Ветровым. Даже если они не причастны к гибели Светы. Им я всё равно хотел отомстить. Или иметь возможность сопротивляться их провокациям. А то, что они будут я не сомневался.

Сегодня была запланирована разведка в резиденцию Ветровых. Ветровы ждите, я иду к вам. Эти мысли заставляли стоять на ногах. Ощущение было такое, что на плечи мне поместили скалу. Нет. Будто на меня высыпали тонны песка, он падал невыносимым грузом, и песчинка за песчинкой отрывал плоть. Мою плоть.

Но я стоял.

Ко мне на последних посещениях подходил техник и намекнул что на меня потрачено ресурсов уже больше чем на сто миллионов. Я слишком долго могу находиться в тренировочном кубе. Директор сказал, что стоимость для меня не увеличится, ему удалось всё списать по какой-то программе.

Мне было плевать, даже если бы на меня записали долг. Я бы даже увеличил количество посещений, но мне сказали, что больше двадцати не делают. Уже после пятнадцатого дня эффект от тренажёра ощутимо снизился. И сегодня добавилось совсем чуть-чуть. Но я продолжал стоять.

На крупицу я стану сильнее. Пусть на каплю.

Сознание начало меркнуть.

…Я сопротивлялся…

…Если бы даже записали в долг. Я всё равно не вылезу…

…Мне нужна сила и я её получу…

…Сила иди ко мне…

— А-а-а. — мой душераздирающий крик сотряс стальной десятиметровый куб.

***
— Глеб. С тобой всё в порядке? — надо мной в белом халате склонилась Анастасия. Её красивое лицо на фоне белоснежных стен и потолка омрачала тревога. — Ты перестарался на последнем посещении и тебя доставили в больничное крыло.

От белизны вокруг зажмурился, но даже сквозь опущенные веки испытал неприятные ощущения.

— Который час я не опоздаю на О.Т.? — под собой почувствовал мягкость кушетки и теплоту одеяла. Было приятно, что есть люди вокруг, которые обо мне позаботились.

Это первое что я сказал куратору. Дикая строгость и обязательность посещения дисциплинировала и заставляла вырабатывать определённые привычки: помнить об Общей теории, не опоздать на Общую теорию, сходить в туалет перед ней, даже не думать прогулять это занятие и прочее.

— Глеб успокойся. Ты уже был на ней утром. Понимаю, что такая обязательность посещения — большой стресс.

— Согласен. Я уже иногда просыпаюсь ночью и трясусь от страха.

Мои веки были закрыты, но бедро куратора прижималось к моей руке и я почувствовал, что она напряглась:

— Да шучу я, — успокоил куратора, хотя это Общая теория действительно напрягала.

— То, что ты шутишь, это хорошо. Могу обрадовать, что после нового года будет трёхмесячный перерыв в этом занятии, чтобы учащиеся в учебно-боевых заданиях смогли закрепить полученные знания. Даже до нового года при формировании боевых групп учеников будут два пробных задания, там тоже будут небольшие пропуски в Общей теории. Успокойся, скоро ты отдохнёшь от этого занятия.

— Так который час?

— Сейчас почти вечер. Ты был в отключке пару часов. Твоя регенерация достигла очень высокого уровня. Это впечатляет. Вон там висят часы.

Приоткрыл глаза. Анастасия сделала изящный жест, а я проследил за её рукой и уставился на прямоугольный белый циферблат со светящимися белыми цифрами:

«20:23».

В глазах снова зарябило от белизны. Будто я оказался под ярким полуденным солнцем и мне захотелось уползти в тень.

Лишь лицо Анастасии ярким красивым пятном служило местом, куда я мог направить взгляд, чтобы спастись от окружающей белизны. Её зелёные глаза притягивали.

Я недобро улыбнулся. Сегодня у меня ночью представится возможность поползать в тенях, когда полезу к Ветровым. Я безмерно радовался, что браслет на руке не выдержал посещения тренажёра. Я находился в нём так долго, что браслет, который должен выдерживать большие нагрузки сгорел на моей руке в потоках энергии. Мне одели следующий и тот сгорел, а затем мне сказали, что данных достаточно и можно пока обойтись без браслета. Подозревал, что за мной следили через это устройство.

— Ладно, отдыхай. Когда захочешь, пойдёшь к себе. Из палаты тебя не гоню.

Поймал себя на мысли, что всё это время молча разглядывал куратора и смотрел в её изумрудные глаза. Она встала с кушетки и, покачивая бёдрами, удалилась.

Я покинул больничное крыло.

На школу опускалась ночь. Холодало и комбинезон с подогревом очень выручал. На груди болтался мой недозначок двусильного мага.

Ученики привычно убегали с моего пути. Некоторые обходили по широкой дуге. Что было смешно, так делали даже некоторые представители моего рода. Особенно мой близкий родственничек Анатолий, который в первый день в школе, стоя на КПП, указывал мне на выход из школы, его дуга была такой же большой как у Вениамина и Виктора Ветровых.

Все эти дни я практически ни с кем не говорил кроме Марфы на смартфоне. Ведь если Светлану убили, чтобы мне насолить. Ветровы и дальше могли убивать и калечить тех, кто мне был близок.

Может я зря себя накручиваю, и это действительно был…

Нет.

Не верю.

Я отлично научился ползать по стенам и любым поверхностям. Отлично скрывал своё присутствие. Даже современная сигнализация не могла меня обнаружить. Возможно датчики движения, но и их я тоже научился обманывать. Когда я уплотнял ауру и замедлял жизненные процессы избегал топовую сигнализация по обнаружению жизни. Тренировался проникать в здания на своём, довольно большом гостевом домике. В основную резиденцию Тумановых не залезал. Там проживала напыщенная и заносчивая главная наследница Варвара. Она даже не разговаривала со мной. Сначала я несколько дней с ней здоровался, а потом перестал.

Ещё я устраивал проверку своих умений на особняке директора. К своему куратору не полез, может в следующий раз. Оказалось, что директор любит мёд и кокосовые орехи, ими был забит весь подвал.

В столовую меня такого страшного и ужасного тоже не пускали. Еду мне приносили личные служанки Варвары, они же и убирались в моём двухэтажном домике.

— Господин Туманов.

Ко мне на встречу шёл техник Михаил.

— Ты что-то хотел?

— Да. Завтра у вас определение потенциала. Производители доработали протопринтер и теперь вы получите нормальный значок.

— Это хорошо.

— Помнится, вы хотели, что то своё. Вот я вас и ищу.

— У меня сейчас нет времени этим заниматься.

— Я вас не задерживаю? У вас есть минутка?

— Говори.

— Производители сделали конструктор значка. Я вам открыл доступ из личного кабинета. Если будет время, то можете посмотреть. Там очень простая программа, да и шаблоны сразу изучите. Если готовое выберите, так замечательно, если из конструктора, то уверен, что быстро утвердят. Если сами не хотите, можете нанять дизайнера.

— Ладно.

— Вы не думайте, что я тянул время. Я только обновление поставил.

— Хорошо. Будет время, посмотрю.

— Завтра во второй половине дня подходите. Я на месте буду. Директор сказал, что не дело с таким значком ходить господину Туманову. Тем более со дня на день проверка приехать должна. Так что подходите завтра. Хорошо?

— Хорошо. Спасибо Михаил. — Кивнул и направился к ограде отделяющей привилегированную зону от обычной школы.

Махнул охранникам на посту, те почтительно поклонились. И открыли передо мной кованые ворота.

Пройдя вдоль каменных высоких оград, оказался у ворот в резиденцию Тумановых. Как и везде здесь были похожие кованые ворота, они тоже распахнулись передо мной, лишь стоило к ним приблизиться.

По дорожке прошёл в парк с облетевшими листьями на деревьях.

А вот и дом. Родным язык не поворачивался его называть.

Не посмотрев на огромный особняк Тумановых, направился к сиротливо стоящему двухэтажному домику.

— Глеб, почему ты уже несколько дней со мной не здороваешься?

Повернулся.

От основной резиденции Тумановых ко мне направлялась надувшаяся от важности Варвара.

Глава 42

— Почему со мной не здороваешься? Ты должен делать это первый. По статусу я выше тебя. — Варвара скрестила руки на груди и пронзила меня взглядом.

— Я здоровался две недели. Потом перестал.

— Теперь можешь здороваться, я разрешаю. Буду тебе отвечать.

Стиснул зубы. Я нуждался в расположении Тумановых и поэтому изобразил уважительный поклон, хотя в него не вложил и гран уважения:

— Как пожелает сударыня… Здравствуй! О, юная и прекрасная Варвара.

— Здравствуй Глеб. Мог бы и на вы ко мне обращаться. Хотя ладно я лишь немного старше тебя. Разрешаю.

Смотрю, разрешалка у неё выросла. На самом деле я был намного старше Варвары. Хотя в этом теле выглядел юным подростком. Иногда в последнее время вёл себя так. Загасил юношеский максимализм, категоричность и несдержанность, кивнул и спросил:

— А кем тебе приходится глава всех Тумановых? Папой? Дедушкой?

— Дедушкой. Ну, ты и сказал. — Варвара слегка улыбнулась. — Папенька он мой. Тебе что никто не говорил?

— Нет.

— Понимаю, что тебя многие в школе боятся и не общаются. Знай. Я тебя не боюсь. — Она гордо задрала носик, развернулась на низких каблуках ботинок и ушла в свою резиденцию.

Это что сейчас было — попытка поддержать и наладить контакт или что-то другой. Ну ладно хоть муравьём, бегающим под её наследными ногами, не обозвала, как обычно она отзывалась о простолюдинах.

«Вот бы этот домик находился на берегу моря и подальше от этой школы с её пугливыми учениками», — подумал я, разглядывая своё двухэтажное пристанище.

Правильно заметила Варвара. В школе мне не хватало общения.

После гибели Светы я ходил за учениками и вызывал всех на поединок, но те отказывались. Помнили, чем закончился мой поединок с Владом Ветровым.

После моих вызовов к нам в парилку забежал директор и несдержанно высказался, что лишает меня всего боевого рейтинга, и запрещает вызывать других учеников на поединки, иначе я буду жить в школьном карцере. Из группы магов жизни ко мне подходила только Милена и молча сидела рядом, выражала молчаливую поддержку. Ещё со мной общалась Екатерина Громова, распираемая любопытством, каждый день теребила всевозможными вопросами. Витор Майер по доброму завидовал свалившемуся на меня богатству. Он сильно расстроился, когда я потратил сорок миллионов на курс усиления. Его род был довольно беден, модификация Витора была дешёвой, на грани обычного военного модификанта. Если аристократы могли позволить себе бесцветные синтетические мышцы, а они стоили на порядок дороже. И даже слугам-модификантам в великих родах империи делали такие, чтобы они выглядели эстетично. Уплотнённые кожные покровы, не отличающиеся по тону к коже стоили ещё дороже. А Майер был местами фиолетовый и часто вздыхал рядом со мной, что на сорок миллионов можно было забабахать такую модификацию тела, что мне никакая магия не будет нужна. А мне нравились мои способности, и я пропускал мимо ушей завистливые речи Витора.

Марфа на смартфоне, молчаливая Милена, любопытная Катя и приколист-завистник Витор были моей компанией, но и с ними всеми я старался держать дистанцию, кроме Марфы.

Служанки Ника и Лида навели чистоту, порядок и выставили ужин на стол в большой гостиной на первом этаже. Я ел там и реже отдыхал, просматривая на панели, которая заменяла одну стену развлекательные шоу и познавательные программы. Новости, которые показывали для аристократов, вели напыщенные ведущие. Они говорили о том, как замечательно устроен этот мир: аристократы как пастыри следят за простолюдинами и далее о балах, приёмах, интригах и разоблачениях.

Поел за дубовым столом и по лестнице, сделанной из того же материала, поднялся на второй этаж.

На улице стемнело и до запланированной вылазки к Ветровым оставалось сорок минут.

В небольшом уютном кабинете уселся в кожаное кресло за стол. На ультрабуке вошёл в кабинет и, пройдя по ссылке Михаила, засел над созданием значка. От шаблонов и заготовок разбегались глаза. Больше всего мне понравилась кнопка «создать случайный значок». Нажимая на эту кнопку, просидел двадцать минут и понял, что могу делать это до самого утра. Сохранил несколько удачных вариантов. С трудом закрыл вкладку с конструктором. Нажимать на эту волшебную кнопку затягивало.

Посмотрев на расценки дизайнеров во вкладке школьных услуг, закрыл ультрабук. Всё как всегда было дорого. Я же хотел потратить деньги на своё развитие. У меня оставалось пять миллионов, и я хотел большую часть потратить на снаряжение. Бой с Владом я пережил благодаря защитному комбинезону куратора и эликсирам. Уже как десять дней искал в сети что-нибудь интересное, но пока ничего не нашёл. Если получится, выберусь в столицу пробежаться по магазинам верхнего города, доберусь до среднего, может, загляну в подпольные лавочки со всяким интересным товаром в трущобах.

Чёрное кимоно, которое я купил ещё месяц назад, хорошо скрывало в тенях. На мне всё было чёрное. Мою экипировку для вылазки дополняли лёгкие кроссовки из очень пластичных материалов, маска с прорезями для глаз и рта сделанная из шапки, перчатки и футболка. Все участки моего тела были закрыты чёрным.

«Это будет моя последняя вылазка», — решил я.

Становилось холодно и мне нужно другое снаряжение. Школьный комбинезон с подогревом не подходил он был громоздкий и издавал много шума во время интенсивного движения. А двигался теперь я по любым поверхностям довольно быстро.

Открыл окно, Луна спряталась за густыми облаками.

Отлично.

Чем меньше света, тем лучше. Я сноровисто и с большой скоростью заскользил вниз как паук. Энергетические щупы, которыми я удерживался на стене, отращивал не задумываясь.

Задумываться приходилось возле систем безопасности, там я уплотнял ауру, замедлял жизненные процессы, плотно прижимал руки или ноги к поверхности, на которой находился. Старался, чтобы слишком не фонило энергией.

Не знаю, каким чувством, но иногда мне удавалось ощутить присутствие людей, особенно когда они смотрели в мою сторону.

Даже в хорошей защите школьных резиденций было полно дыр.

Скрываясь в тенях и обходя патрули охраны, я забрался к Ветровым. Их трёхэтажная резиденция располагалась в девяти резиденциях от Тумановской. По пути я миновал резиденцию Огневых и у меня возникла мысль, а что если написать письмо Серафиму о гипноуроках и подкинуть. Ведь он сильный маг вдруг справится с лишними установками, если они есть, но пока отбросил эту мысль

Охрана у Ветровых была на высоте, и я не решился забираться внутрь трёхэтажного дома. В тенях я ползал мимо окон и слушал.

Узнал два голоса и замер.

— Как думаешь, что глава сделает с этим психо-бастардом?

— Не знаю, но очень хочу, чтобы он долго мучился. Ты представляешь, какой он псих. Я его просто в столовой попросил, чтобы он пересел, а он. Ну, высказал я ему немного правды во время поединка, так он мне все зубы сломал. Я теперь, когда ем… Ну не комфортно мне. Если бы я тогда не споткнулся, то одолел бы его.

— Конечно, ты сильнее его. Он вообще отмороженный. Я мимо проходил. Спросил у него, за что он тебе зубы сломал, так он мне. Бац. Мои рёбра. Хрусть.

— Да, он вообще псих. Вот бы его исключили или прибил кто. Уверен, что глава что-нибудь придумает.

— А кто теперь у нас наследник?

— Не наследник, а наследница. Любимая и теперь единственная дочь главы. После того как этот псих убил Влада. Знаешь, как теперь её охраняют… мы теперь не скоро её увидим. Может только на приёме у императора.

— Так кто нас туда пустит.

А дальше они снова завели разговоры о плохом мне.

«Да, каждый видит ситуацию по своему», — подумал я. Послушал этот бред ещё пару минут, сдержал порыв выбить окно и заткнуть Ветровых. Понял что это напуганные подростки. Плохо воспитанные, подлые, гадкие напуганные подростки и они банально боятся. Промелькнула мысль, что если их глава не перестанет меня гнобить, то я навещу его дочь. Мысль эта мене не понравилась, но мести очень хотелось.

Когда спускался со стены поместья Ветровых, а оно располагалось недалеко от ограды, которая отделяла территорию резиденций от школьных полей, устланных газоном, где ученики, которым было трудно дойти до арены, проводили свои поединки. Меня привлекло движение: бежал ученик. Это был маг разума — подручный Кирилла Замятина. Пометавшись по школьному газону, он убежал прочь.

Может, искал с кем подраться?

Я бы спустился и догнал его, но директор мне запретил драться с учениками.

Возле моего дома мне показалось, что что-то уползло во тьму под карниз крыши. Мгновенно вошёл в боевой режим, всё облазил, но так ничего и не нашёл.

В кабинете засел в конструкторе значка. В моём прежнем мире не было ничего подобного. Для меня это простое действие по созданию случайного значка показалось настоящей магией, и я просидел так до самого утра.

В избранном у меня скопились всевозможные варианты. От улыбающихся смайлов до единорогов и прочих мифических существ, но я остановился на довольно простом значке. На поле в форме щита был вверх поднят кулак с исходящей от него энергией, которая переходила в крылья. Ещё одни стальные крылья обрамляли значок. На них сегодня появятся звёзды, когда я пройду определение потенциала.

Солнце ещё не взошло, проекционные часы показали пять утра, я отправил значок Михаилу и начал собираться в школу.

Катя вилась вокруг меня всю тренировку, выспрашивала, почему у меня такие красные глаза. Почему я не спал?

Промолчал, а под конец тренировки отшутился, не хотел отталкивать от себя единственную живую девушку с кем мог поговорить. С Марфой на смартфоне я общался каждый день, но это был не живой человек. Милена всё время молчала, и это не походило на общение.

Витор похлопал меня по плечу, похвалил и отпустил пару шуточек о том, почему у подростка мальчика могут быть красные глаза утром.

На него тоже обижаться не стал.

После обеда направился на процедуру по определению потенциала и заметил, что ученики стали рьяней исчезать с моего пути. Один даже за двести метров, попятился и убежал.

Что происходит?

Ко мне неспешно приближалась толпа, состоящая из десятка полицейских в защитном снаряжении и охранников школы. Первым в этом отряде шёл следователь Волков, он вёл под руку женщину в строгом чёрном платьем, её волосы были собраны в тугой пучок. И это её сильно старило.

— Здравствуйте Господин Туманов.

— Здравствуйте Пётр Борисович.

— Рад, что вы помните моё имя. Похолодало нынче что-то.

Полицейские встали полукольцом за следователем. Охранники школы остались позади.

— Может сразу к делу?

— Тогда пройдёмтесь, если вас не затруднит? У меня к вам пару вопросов имеется.

С нами направилась и женщина.

— Не переживайте, это не маг разума. — Начал следователь не спеша. — Мы вас пока ни в чём не обвиняем. Просто беседуем, господин Туманов.

Я невольно напрягся:

— Задавайте вопросы, а то я тороплюсь на важную процедуру.

— Ох, юность. Все торопятся. Жить торопятся. Ну ладно. Пусть вас не тревожит нелепость моих вопросов. Просто отвечайте не задумываясь.

— Хорошо, я понял.

— Вас зовут Глеб?

— Да.

— Вы убили Игната Карпова?

— Кого?

— Вы убивали сегодня ночью?

— Нет.

— Его убили ножом?

— Не знаю.

— Его сбросили с высоты?

Я немного напрягся, вспоминая Свету, и спокойно ответил:

— Не знаю о ком вы.

— Его задушили?

— Не знаю.

Каждый мой ответ женщина, идущая рядом со следователем, будто пыталась уловить каждое моё движение, позу и ритм дыхания. Я совершенно не ощущал воздействие, как от Бальтазара Алмазова, когда он чуть не «проткнул» мне голову своим взглядом. Она просто очень внимательно смотрела на меня.

Следователь обменялся взглядами с помощницей и посмотрел на меня:

— Хорошо, благодарю за ответы.

— Так кого нашли? — спросил я.

— Игната Карпова. Мага разума второго ранга.

Мне вспомнился бегающий ночью по полю подручный Замятина, и я спросил:

— А я причём? Почему вы именно ко мне подошли такой толпой? — Указал на застывший отряд полицейских. О том, что я видел этого Игната ночью и при каких обстоятельствах умолчал.

Следователь прокашлялся:

— Там послание было кровью написано.

— Какое?

— Полагаю, что это уже не секрет для большинства в школе и не только в ней. Там было написано:

«Глеб Туманов идёт за мной».

Я застыл от недоумения.

— Как вы думаете, что это значит? — Следователь со своей спутницей пристально уставились на меня.

Глава 43

— А как его всё-таки убили? — спросил я.

— Это уже тайна следствия. Приятных процедур или что там у вас будет. Всего доброго, господин Туманов.

Мы раскланялись, я пошёл в основной корпус, а полицейские пошли дальше вылавливать учеников.

Основной корпус встретил каменными стенами и таким же лицами дежурных. Слухи расползались быстро.

Когда поднимался на второй этаж услышал позади сдержанные перешёптывания.

— Он убил?

— Возможно.

— Он даже главного наследника не побоялся убить.

— Да, а там какой-то Карпов…

Чем выше поднимался, тем тише становились шепотки.

Когда зашёл на второй этаж, история повторилась. Только здесь помимо дежурных были и ученики. Не смотря на то что, все они маги и довольно сильные, они старались держаться ближе к дежурным в надежде, что те успеют их защитить от меня.

Я замер посреди коридора и громко сказал на весь этаж:

— Да не убивал я никого! Хватит шептаться!

Эффект получился обратным, в коридоре остались только дежурные.

Осмотрел себя в зеркало на стене. Мои белоснежные волосы сильно контрастировали с чёрным костюмом. Вид был, как там… Я слышал слово. Брутальный. Даже не смотря на моё довольно стройное телосложение.

Может мне стилиста нанять и сделать вид более дружелюбный.

Ага, дружелюбный.

Разноцветный костюм сказать, а Михаила попросить, чтобы он сделал мне значок с улыбающимся смайлом или единорогом. Может тогда от меня шарахаться перестанут.

Михаил уже ждал меня у кабинета, где проводили обследование. Он мне сказал, что его уже предупредили с его слов. Ещё когда я подходил к основному зданию, все вплоть до директора уже были в курсе, что я иду. Михаил сказал, что директор подойдёт позже, сейчас он занят с полицией.

Я встал опять в белый круг на чёрном полу, тот засветился и погас, а Михаил попросил меня постоять ещё раз.

Потом ещё постоять.

Ещё.

И ещё один раз.

— Что-то не так? — спросил я у задумчивого техника.

— Да всё вроде хорошо. Сейчас специалисты удалённо подключились, проверяют настройки.

Через минуту Михаил попросил меня расслабиться и дышать спокойно.

Ну я и расслабился, а Михаил напрягся:

— Э-э-э, господин Туманов, вот ваш значок могу обменять на старый.

Я снял простенький значок. Тот притягивал своей необычностью взгляды окружающих учеников в первое время, но потом все привыкли, что теперь есть маг жизни и разума которых не должно существовать в принципе. И я даже привык к нему

Протянул значок Михаилу, тот дрогнувшей рукой забрал мой старый значок, положил новый и быстро удалился.

Я вертел в руке более массивный значок. Рисунок был правильный, но на каждом крыле было по шесть звёзд.

Это какая-то ошибка?

Теперь я понял, почему Михаил несколько раз запускал свой аппарат, и даже связывался со специалистами.

Но почему он так поспешно ушёл?

Сжал значок в левой руке и решил никому пока не показывать.

Вышел из кабинета и обернулся на топот слева: ко мне приближался директор. Он, дружелюбно улыбаясь, затолкал меня обратно в кабинет, закрыл дверь и требовательно сказал:

— Покажи.

Я разжал кулак.

— Самый большой кокос мне в задницу. Ой, прости, Глеб, обычно я более сдержан в выражениях.

Директор таращился на значок, а я вспоминал его кокосы из подвала. Некоторые орехи там довольно большие. Был уверен, что это просто оборот речи и директор на эмоциях выдал своё гастрономическое пристрастие. Я надеялся на это.

— Ты никому не показывал?

— Нет.

— И правильно сделал. Я попрошу Михаила переделать. Он уберёт по три звёзды с каждого крыла.

— В этом проблема?

— Да, Глеб, проблема. Ты не расстраивайся, это конечно очень круто в твоём возрасте иметь такую силу. Скажу по секрету я маг девятого ранга. Мне шестьдесят восемь лет. Я всю жизнь занимался развитием и чем дальше, тем было сложнее это делать. Магом десятого максимального ранга мне уже вероятно не стать. После десятого ранга потенциал не измерить. И магов начиная с десятого ранга называют легендарными.

— Ну, значит у меня хороший старт?

— Слишком хороший. Пойми средний возраст мага шестого ранга — тридцать лет. Так это одностихийника. Зачем я так долго с Волковым расшаркивался. Хотел же поприсутствовать. А Михаил на кой подключался удалённо?.. У нас, конечно, подписан договор о неразглашении с производителем, но даже там… да что я говорю.

Директор закончил причитать и протянул руку.

— Что? — спросил я.

— Значок давай.

Меня разорвало от противоречивых желаний одна часть кричала, — «одень значок и покажи чего ты достиг», а другая, — «отдай директору, прояви мудрость и рассудительность не важно сколько звёзд на твоём значке».

Я как жадный скупердяй, отдающий последнюю монету, медленно положил значок на раскрытую ладонь директора.

— Молодец, ты правильно…

Директор приложил палец к уху:

— Глава Ветровых?.. Поговорить с Глебом Тумановым?

Переспросил директор у невидимого удалённого собеседника.

— Просто поговорить… именно с Глебом. Слово даёт что просто…

Директор уставился на меня:

— Глеб, ну ты уже всё слышал.

— От него бегать я не собираюсь. У меня и у самого есть к главе Ветровых вопросы.

— Глеб, я надеюсь, ты ничего не задумал? Даже с твоим шестым уровнем по двум направлением против главы ты долго не протянешь. Точнее совсем недолго протянешь.

— Я тоже просто хочу поговорить.

— Если ты не против, я поприсутствую.

— Конечно директор.

Ветров как всегда в белоснежном костюме уже ждал нас на крыльце школы. Ученики, учителя, кураторы и дежурные украдкой выглядывали из многочисленных окон.

Я вышел вместе с директором.

— Ладно хоть не за ручку тебя привели. — Чуть не сплюнул мне под ноги Ветров.

— Вы хотели поговорить? — я не поддался на явную провокацию.

— Да я хотел задать тебе пару вопросов, но они теряют смысл. И я вынужден спросить не то, что хотел. Где твой значок, Глеб Туманов?

— Его значок будет готов позже. — Резво за меня ответил директор.

— Нет, он готов. — С нажимом сказал Ветров, достал из пиджака лист и развернул его.

На этом листе была распечатка моего значка. Затем Ветров выкинул лист и на своём смартфоне включил большую галапроекцию, она была намного наглядней распечатки и мой значок двухметрового размера с шестью звёздами на каждом крыле закрутился над головой Ветрова. Он покраснел от ярости, но сдержанно сказал:

— Нет, Глеб. Твой значок готов. Вот что хотят скрыть Тумановы и ваш господин директор! И об этом уже знают все главы родов империи. И не только они. Покажи мне свой значок, а потом ответь на мои вопросы.

Директор молча протянул мне отобранный значок и как только я повесил его на законное место, Ветров несдержанно заговорил:

— В школу тебя подослали? Ты специально скрыл свой потенциал, чтобы убить моего сына? Да? Наследника Ветровых убить? Ты проходил спецподготовку? Признавайся?!

С каждым вопросом глава Ветровых надвигался на меня, его серые глаза сверлили во мне дыру.

Я не отступил ни на шаг под натиском давящей силы и спокойно спросил:

— Это вы убили Светлану?

На краткий миг в газах Ветрова промелькнуло удовлетворение:

— Ты о той девушке, что ветром сдуло. Если мы Ветровы, то не повинны в смерти всех, кого куда-то сдувает. Ты мне зубы не заговаривай. Отвечай на мои вопросы, немедленно!

Я вздохнул и сказал тихо, чтобы никто кроме Ветрова и директора меня не услышали:

— У нас в империи в самых отдалённых уголках чудесная природа.

Ветров замер и уставился на меня с непониманием, а я продолжил:

— Со всем уважением. Предлагаю вам отправиться в пеший поход, дабы полюбоваться этими красотами и самыми дремучими лесами. Если по дороге вам станет скучно, и одиноко, то можете утолить свою тоску и желание близости в компании диких животных.


Глава 44

— Я!.. Да как ты?!. — Глава Ветровых, распираемый собственной важностью, значимостью, чувством превосходства и несправедливости, наступал на меня.

Казалось, что если он сделает ещё один шаг, то раздавит. Я же стоял, как тогда на плацу несгибаемый и не сломленный. У меня было своё чувство справедливости и нежелание отступать даже перед столь грозным противником.

Ветров замер и продолжал давить на меня своей силой.

Обычный ученик уже упал бы на колени, но я прошёл тот чудовищный стальной куб, не пал ниц даже перед императором.

Глава Ветровых не нарушал своего слова, он не нападал. В его глазах я читал обещание, что он убьёт меня при первой возможности.

Спиной я ощутил сотни взглядов из основного здания школы и ответил Ветрову тем же взглядом.

Волосы моего собеседника заколыхались в воздушных потоках, а в глазах вспыхнула ещё большая ярость:

— Знай, ты ответишь за свои слова. Цени, то что я держу слово, и мы просто разговариваем.

— Согласен. — Спокойно ответил я. — Мы просто обмениваемся простыми вопросами, любезностями и рекомендациями.

Директор с хлопком прикрыл лицо рукой.

Я не собирался в этом мире не перед кем стелиться. Да ветров не нападал, но он банально запугивал меня и вынуждал встать на колени своей силой.

— Увидимся. — Он развернулся на каблуках и быстро пошёл прочь.

Знал я таких людей, которые всегда желали, чтобы последнее слово оставалось за ними. Я очень хотел крикнуть в спину удаляющемуся главе Ветровых, чтобы тот присылал мне открытки из своего пешего похода, но сдержал себя. Решил не дёргать лишний раз тигра за усы.

***
Морозный утренний воздух обжигал лицо. Стараясь оставаться в лыжне и не влететь в ограждение, я миновал крутой поворот и пошёл на сто девяносто девятый круг.

Прошло больше месяца, сегодня было одиннадцатое ноября и пока месть главы рода Ветровых не настигла меня. Он лишь напакостил мне: потребовал от школы, чтобы при распределении учебно-боевых отрядов меня не брали в группы к магам ветра.

Сегодня решалась моя судьба: утром мне подтвердили разрешение на формирование собственной учебно-боевой группы. Моё объявление должны, с минуту на минуту, повесить на школьной доске, и разослать приглашения ученикам в их личные кабинеты. Если к вечеру я никого не найду, то Анастасия и Алан определят меня сами, а этого мне очень не хотелось.

Алан сиротливо блестел полуметаллическим черепом и смотрел на помельчавшую группу. Нас осталось пятеро: я, Кирилл, Катя, её брат и Витор Майер. Остальные ушли из-за убийств в школе, а многие поговаривали, что грядёт новая война с отделившимися дальними космическими колониями. Большинство было уверено, что виноват во всём я. Ведь больше всего ушло учеников из групп, в которых учился я. Магов жизни в школе тоже стало значительно меньше.

Теперь я с гордостью носил значок двусильного мага шестого ранга. Многие поверили главе Ветровых, что я скрывал свою силу, чтобы убить его сына. В разборки великих родов империи никто лезть не хотел. Доводы, что я посетил самый дорогой тренажёр империи по усилению не помог. Мне говорили, что даже этот тренажёр может однократно на ранних этапах поднять один ранг.

Меня как мага шестого ранга заставили подписать специальную бумагу, что я проинформирован о своей силе. Теперь летать мне рекомендовано на флаейерах со спецэкранами на двигателях и кабины пилота, пользоваться лифтами для сильных магов, они обозначались значками в виде магического вихря закрученного в круг. Не активировать свой источник в местах с чувствительным оборудованием, обозначенных значком сильных магов, зачёркнутым крестом. Такую памятку подписывали все маги, достигнув пятого ранга.

Из-за мыслей сбился со счёта и пошёл на следующий круг.

Ветер холодил лицо.

От стремительной скорости на краткий миг показалось, что я лечу и свободен, но увидел усиленную вдвое охрану, которая патрулировала школу и понял, что я далеко не свободен.

В школе теперь действовал комендантский час, и охрана круглосуточно бдела. В воздухе чувствовалось напряжение не только из-за убийств учеников. Отношения у союза государств Земли с дальними отсоединившимися колониями, находившимися в ста десяти световых годах в системе Льва, достигли критического напряжения из-за незавершённого многолетнего конфликта, и он мог разгореться с новой силой. Колонии на Марсе и Титане старались придерживаться нейтралитета, но если начнётся война им придётся определяться. Ведь они, не желая того, снова выступят буферной зоной отделяющую прежнюю метрополию от дальних колоний. Если на Марс и Титан летали на космических лайнерах, то, как перебрасывали войска к дальним колониям, мне было неизвестно. Даже в сети для аристократов я не нашёл точной информации. Было много информации начиная от секретных двигателей позволяющим космическим кораблям входить в какое-то измерение и заканчивая гигантскими кольцевыми установками под городами, открывающими порталы и искажая пространство. Решил не забивать себе голову, пока не пощупаю всё это или хотя бы не увижу собственными глазами.

Иногда мне казалось, что меня либо схватит Полиция, либо попаду на допрос к магам разума, но ни того ни другого не происходило. Наталья не отвечала на звонки, и я решил просто учиться и не выделяться.

Неистово хотел выбраться из школы и если меня отсюда в ближайшее время не выпустят, то я сбегу. Из-за ситуации с убийствами и той надписью поднялся сильный скандал и не утихал целый месяц. Меня показывали в новостях, но мой образ сделали мрачным и загадочным. Из тех же новостей узнал, что подручного Иганата Карпова задушили гарротой или тонкой крепкой цепочкой. Остальных подробностей не сказали, лишь намекнули, что с телом сделали, что-то ужасное.

Обогнал Катю и Витора и пошёл на очередной круг, Алан одобрительно кивнул мне. Со своими единственными друзьями я разговаривал, но те сказали, что подумают о вступлении ко мне.

Алан махнул мне протезом, и я завершил вираж, переставляя быстро ноги. Главное на такой скорости не запутаться в лыжах и не вылететь с трассы. Самокатом докатился до наставника и воткнул палки в снег.

— Глеб, я на счёт формирования твоего отряда. Анастасии удалось найти несколько кандидатур, сейчас она согласовывает их участие с главами их родов. Майер и Громова уже записались к тебе. Минимальная группа это звезда, состоящая из пяти учеников. Если Анастасия не договорится, то я распределю Громову и Майера по своему усмотрению, на них есть заявки. Да ещё тебе надо согласиться с теми кандидатурами, что нашла Анастасия.

— А кто это?

— Мне она не сказала. Она подойдёт в четыре ко мне в кабинет, лишь намекнула, что тебе понравится.

Я в очередной раз был благодарен обоим кураторам, а особенно Анастасии, она постоянно меня выручала. Деньги за испорченный защитный комбинезон она так у меня и не взяла и я решил, что все равно отплачу ей добром при первой возможности.

Посмотрел на катающихся одногруппников. Катины фиолетовые хвостики мелькали в дальнем конце лыжни, а проезжающий мимо Витор обдал меня снегом с ног до головы и показал большой палец.

«Вот паразиты. Хоть намекнули бы, что уже записались».

— Я ещё поспрашиваю учеников, может, кто и согласится.

Алан скрестил руку с протезом:

— Конечно, поспрашивай. Лишним не будет, и часика в четыре подходи. Анастасия тоже подойдёт.

Закончил тренировку и направился на гипноурок.

В золотых дверях отделяющих каменный холл от чёрного зала с золотым маятником столкнулся со Светославом. Хотел, только открыть рот, но он меня опередил:

— В отряд к себе не зови. Я вхожу в третью звезду. Извини, Глеб, это мой шанс наладить контакт с нужными не проблемными людьми.

— Удачи тебе, Светослав, с нужными и не проблемными.

— И тебе Глеб.

Посмотрел в спину удаляющемуся бывшему соседу, он стал намного увереннее в себе. Ладно, обойдусь без него.

Ещё поспрашивал учеников, но это оказалось безрезультатно. Буду надеяться, что Анастасия нашла кого-то нормального.

Хотелось в отряд хотя бы одного мага жизни, но тех быстро разобрали. Посмотрел на молчаливого Кирилла, устроившегося в красном кресле, но тот будто прочитал мои мысли, покачал головой и безразлично уставился перед собой. После убийства его второго друга, Кирилл совсем ушёл в себя.

Красных кресел осталось всего шестьдесят.

Вышел Разумовский, а когда все стихли, он обратился к залу:

— Здравствуйте будущие воины империи. Воины, которые будут нести волю императора. Хочу вас уведомить, что принят новый закон о применении магии. И теперь вы истинная магическая элита империи. Вы её будущее. Да здравствует Император! — выкрикнул Разумовский.

Все вокруг разразились криками и выражениями радости служения.

Разумовский поднял руки и громко выкрикнул:

— Мы несём волю императора!

— Р-р-р-а-а-а-а-а! — Поддержал его зал.

Такая общая радость и эйфория заражала азартом, и за компанию я тоже немного поскандировал.

Обернулся на особо яростные выкрики, это был Светослав. Его глаза немного подсвеченные белым светом казались особо фанатичными.

Ученики продолжали радоваться служению, а мне показалось, что это как-то…

Разумовский поднял руку, прервал мои размышления и выкрики учеников:

— Силой мы здесь никого не держим. Здесь останутся только те, кто душой и сердцем готов служить императору. Только им будет дозволено обрести великую силу и право использовать её. Всех магов старого поколения и не прошедших нормального системного образования заставят носить портативные подавители. Те, кто захочет снять их должны пройти курсы переподготовки, но полноценные лицензии им не дадут, это не касается лишь глав родов. Вскоре магию в полную силу смогут применять только те, кто получил правильное образование. А теперь приступим к уроку и будем его получать.

Разумовский сомкнул руки на груди, за его спиной начал раскачиваться маятник, а я усиленно стал сопротивляться шёпоту.

***
Аскетичный кабинет Алона радовал минимализмом после давящего мрамора основного корпуса. Я сидел на простеньком диване. Слева пристроилась Катя, справа развалился Витор. Наставник томился в ожидании в своём кресле. Помимо дивана здесь было несколько кресел и простенький стол с монитором.

— Сейчас Анастасия придёт, она говорила, что у неё есть варианты, если ты согласишься.

В десятый раз повторил наставник Алан.

Дверь открылась, в кабинет в своём зелёном платье обшитым золотом впорхнула Анастасия.

Мы встали и поприветствовали её, а когда все расселись, она обратилась ко мне:

— Глеб, первой ко мне подошла Милена Морозова, она хотела подойти к тебе сама, но постеснялась.

— Отлично, нормальный маг жизни, не то, что Глеб. Только себя подлечить и может. — не удержался Витор от комментария, и я пихнул его в бок локтем.

Анастасия строго посмотрела на Витора.

Алан скрипнул протезами на ногах и подался вперёд:

— Но её же зарезервировали.

— Милена сказала, что войдёт только в команду только к Глебу. Мне очень долго пришлось разговаривать со Снежаной Морозовой, но не только из-за Милены.

— О-о-о, со Снежной королевой.

— Да с ней. За Миленой пришла Виктория Морозова, она сказала, что не отдаст сестрёнку Глебу на растерзание. За Викторией попросилась её лучшая подруга Лика Огнева. Вот тут я была удивлена. Ведь от Огневых было требование, что Лика не должна войти в отряды где есть маги разума, но Глеб не совсем маг разума. Огневы сами были в недоумении, но согласились.

— Но куратор…

— Подожди, Глеб, я не закончила. Минимальный состав пять человек. По моим прикидкам ты можешь отказать Лики Огневой. Если откажешь Милене или Виктории у тебя будет недобор. Ну что, Глеб, выбирай у тебя три варианта. Принимаешь всех? Отказываешься от Лики? Или мы сами вас всех распределяем?

Глава 45

Против женского пола ничего не имел, но я был на прицеле у Ветровых. И не хотел огрести, если что случится с тремя девочками. Ой, а девочек получается четыре. Катя же тоже девочка. Правда она себя всегда вела, почти как мальчик и общалась также. Вот я её и не посчитал. Значит у меня две Морозовы, одна Огнева и Громова.

Я вздохнул и сожалением сказал:

— А вы можете всех распределить, а меня выделить в отдельную команду из одного человека, как думаете, директор согласится? Я знаю, что будут сольные задания, рассчитанные на одного человека. Я мог бы брать только их.

— Не согласится.

— Тогда беру всех. Одной девочкой больше одной меньше. Какая разница.

Я чувствовал, что Витор хотел отпустить шутку и профилактически ткнул его локтём под рёбра. Это была месть, что он мне не сказал сразу, что уже записался ко мне в отряд.

Девочки, которые пожелали присоединиться, были сильно заняты тренировками, да и я с Катей и Витором тоже. Нужно было до первого учебно-боевого задания закрепить и освоить все полученные знания. Поэтому через личные сообщения мы договорились встретиться на выходных в городе. До столицы было всего полчаса лёта на флайере.

И наконец меня выпустят из этой школы. Уверен, что буду считать каждый день до выходных.

Я всё время старался использовать свою силу, и применял её не задумываясь: то дверь телекинезом открою и закрою, то чашку со стола возьму. Особо эффектно смотрелась, когда я отращивал четыре щупа иногда больше, когда хватало концентрации, и перемещался с помощью них. Со стороны казалось, что я парю над землёй. Чем больше я тренировался тем меньше следов оставалось от такого перемещения. Иногда я так увлекался, что пролетал в метре над снежной коркой, оставляя местами слегка продавленный снег. Очень хотел опустошить свой резерв до дна, но не делал этого. Всегда оставлял на случай неожиданного поединка.

Сегодня все ученики впали в состояние шопинга и даже практически не шарахались от меня. Они были увлечены покупками по сети. Сегодня многие магазины устраивали скидки в честь одиннадцатого ноября. С утра дал указание Марфе, чтобы она блокировала все рекламные баннеры. Даже в сети для аристократов сегодня везде была реклама, но не у меня. Мне некому было покупать подарки на новый год. Разве что куратору, но я решил купить ей подарок, в городе. Заодно куплю всем из моей группы.

— Я дома.

— С возвращением.

Галопрекция Марфы склонилась в поклоне. На ней было кимоно с аляпистыми цветами, а её чёрные волосы были собраны сверху и заколоты длинной шпилькой.

Марфа опять чудила. Меняла постоянно образы и в последние дни отыгрывала японскую жену, но было видно, что этот образ ей поднадоел и скоро я увижу что-то новое. Я не обращал на её закидоны внимания. Лишь бы опять не показывала мне, как выращивать укроп и не ходила за мной в кокошнике.

«Кокошник», — как вспомнил, так вздрогнул.

Неделю назад поприветствовала меня Марфа в русском национальном костюме, с русой косой в сарафане и в этой странной шапке. Я и ляпнул, что с такой шапкой она в двери не пройдёт. Так она за мной неделю в этом кокошнике ходила. Я даже пригрозил, что отключу её от умного дома, и не будет у неё возможность галопроекцией за мной ходить. Доводы, что она проекция и может себе на голову хоть два кокошника надеть не помогли, она успокоилась, только тогда когда зашла в этом кокошнике за мной в туалет и выслушала от меня тираду, что я её там в этом кокошнике укокошу, если она и дальше за мной ходить будет. По поводу Марфы ко мне подходил школьный психолог, она сказала, что коэффициент человечности Марфы у меня стал выше, чем у Милены Морозовой. Обычно это происходило у людей с недостатком общения. Мне не хватало, и я относился к Марфе как к живой, вот она и очеловечивалась. В её настройках, где можно было сделать сброс этой человечности, я нашёл кнопку с бэкапом. Там было написано о каких-то весах нейронных сетей, поведенческих матрицах. Я сделал сохранение и купил ещё места в облаке, так как Марфа занимала много места и сохранил её ещё раз. Помимо купленного хранилища под бэкап Марфы я прикупил ей мозгов. Потратил я пятьдесят тысяч на это и нисколько не пожалел. Марфа, можно сказать, заменила мне секретаря. Теперь не приходилось вызывать её. Она была включена всегда, в режиме ожидания. Иногда она появлялась по своему желанию и делала мою жизнь немного веселее.

— Ня-я-я-я-я-я.

Раздалось на весь дом. Я только успел раздеться и замер в прихожей на первом этаже.

— Ня-я-я-я-я-я-я-я-я. Ня. Миу-миу.

Раздалось по всему дому, и я приготовился к бою.

— Марфа, что это?

— Это котики. — Марфа появилась в странном комбинезоне, похожем на пижаму с ушами на голове. — Рекламное объявление пролезло через файрвол. Через все файрволы.

— Да, эти мохнатые комки куда угодно пролезут.

— Удалить?

Я зашёл в гостиную, налил себе стакан воды и устроился на диване напротив панели:

— Выведи сюда.

— Ня-я-я-я-я-я-я. — Панель-стена включилась, и на меня уставилось примерно пятьдесят мяукающих мохнатых комочков, все они тянули ко мне лапки с мягкими подушечками. Котики были всевозможных пород, а снизу была надпись, о том, что я могу сам сделать себе подарок на новый год. Все эти топовые котята шоу-класса продавались почти даром, но цены не было. Там был номер и обещание, что мне сделают солидную скидку.

Посмотрел на всё эту милоту и даже моё суровое сердце воина немного дрогнуло, но я решил, что возьмусь заботиться о ком-то, лишь решив все свои проблемы.

— Закрывай.

— Ня-я. Миу-миу. — выслушал напоследок, перед тем как стена-панель погасла.

Полупрозрачная голубоватого оттенка Марфа зависла передо мной в метре от пола. Вместо ног у неё теперь была дымка, а на голове была опять какая то странная шапка из намотанных тряпок.

Ладно, хоть не кокошник.

— Повелитель, я исполнила ваше желание и нашла, то что вы искали целый месяц. Возможно нашла, — поправила себя в конце полупрозрачная Марфа.

Марфа опять чудила, но вот когда она меня назвала «повелитель». Мне это очень понравилось.

— Что ты там нашла?

— Защиту на тело, близкую к вашим финансовым возможностям.

— И?

— Объявление несколько раз выкладывали и удаляли, снова выкладывали и опять удаляли. Ценник менялся от одного миллиона, до миллиарда рублей. Но думаю если вы договоритесь с владельцем, то миллионов за десять сторгуетесь.

— Марфа, у меня только пять миллионов с копейками. И всё я не хотел тратить сразу.

— Возьмите кредит. Поискать банки с хорошими предложениями.

— Поищешь, если мне очень понравится, то что ты нашла. И вообще это может быть шутка или это уже продали.

— Не шутка и не продали.

— Показывай.

— У меня есть только скриншоты черновиков. Эти объявления ещё не поступили даже на проверку.

— Ты и так можешь?

Марфа зависла и посмотрела на меня, От её взгляда у меня пробежали мурашки по спине.

— Да, могу, если захочу. Я же всемогущий джин. Хотя это было сложно. Вы так часто просматривали объявления, что часть моего кода осталась на многих ресурсах и я продолжила сама их отслеживать. Если бы я попыталась проникнуть в защищённые части, то меня бы обнаружили и удалили. Надеюсь, что хоть немного вам помогла — она мило улыбнулась.

— Спасибо, Марфа. Показывай.

Со словами, что она слушается и повинуется своему повелителю, Марфа вывела три картинки. На всех трёх, был один и тот же чёрный комбинезон из материала, напоминающего кожу какого то зверя. На груди были подвижные пластины прикрывающие жизненно важные места. На каждой картинке были три разные надписи и три разные цены:

«Отдам в хорошие руки дело всей моей жизни всего за сто миллионов рублей…

… Нигде больше не купишь. Последняя цена — миллиард рублей…

… Да подавитесь. Хочешь. Забирай за миллион. Ха-ха-ха. Хотел скидку на одиннадцатое ноября. Ничего не получишь! Мухахахахаха».

— Марфа, с чего ты решила, что та вещь мне может подойти?

— Было ещё ТТХ изделия. И вносимые характеристики приятно удивили.

— Есть контакт?

— Да.

— Соедини меня, но только без галапроекции.

После непродолжительных гудков я услышал ворчливый старческий голос.

— Да! Слушаю.

— Я по поводу объявления. Защитного костюма.

— Модератор? Хотя я не отправлял… А-а-а… Это опять вы… Мало того, что всё обманом забрали, так ещё и издеваетесь над стариком.

— Я не и издеваюсь над стариками.

— Ну и как тогда узнал о моём сокровище?

— Как узнал, не важно. Ещё продаётся?

— Продаётся.

— Где находитесь?

— В столице нашей матушке.

— Я могу на выходных. В какое время и где?

— В любое время. Я практически не выхожу из дома, но хочу сразу предупредить, если ты имеешь к Тумановым хоть какое-то отношение, то даже не смей ступать на мой порог. А если ты и сам из рода Тумановых, то, пожалуйста, иди и убейся головой об стену или выпей яду. И представьтесь уже молодой человек. Как вас зовут?

Глава 46

— Меня зовут Глеб Туманов. — Марфа со звуковым эффектом и мигающей над ней надписью «Эпический Провал» положила руку на лицо, а я уверенно продолжил — Я не только не издеваюсь над стариками, но без крайней нужды их не обманываю. Я Туманов наполовину. И лично не имею никакого отношения к людям, которые над вами издевались. Я всё сказал.

— Я всё сказал. — Передразнил меня собеседник брюзжащим голосом. — Э-э-э…

— Меня недавно приняли в род, — добавил я. Даже если старик повесит трубку, мне было плевать. Пусть и дальше стережёт своё сокровище, если оно у него вообще есть.

— Туманов наполовину… Это не тот ли бастард, которого по новостям показывали? Который укокошил наследника Ветровых, и нагнал жути в военной школе?

— Да, он самый.

— Ну, тогда приезжай. Только моей кровью на стенах ничего не малюй. Ни чьей кровью и вообще ничего не рисуй на моём доме.

— Хорошо. Мне бы адрес.

Записал на листок место обитания вредного ворчливого обладателя якобы ценнейшего защитного снаряжения и распрощался с ним.

***
Субботнее утро по виду из окна выдалось морозное. Я облачился в школьный комбинезон с системой климат контроля и потянулся к смартфону, сиротливо лежащему на специальном зарядном столике, которые были расставлены по дому.

«Обнаружено сильное магоэнергетическое поле. Удалите аппарат на безопасное расстояние», высветилось на экране и смартфон продублировал надпись голосом.

Иногда я уплотнял свою ауру и перекладывал смартфон, куда мне было нужно. Зарядные столики могли подзарядить смартфон в прямой видимости на достаточном расстоянии, чтобы я не утруждал себя хранить его именно на них. После подключения Марфы к умному дому вообще отпала необходимость таскать смартфон с места на место. Но в поездку в столицу я хотел его взять.

Без смартфона было неудобно, а для пятиранговых магов они стоили от пары миллионов и это самая простая модель без галопроектора. С тремя большими кнопками. Первая включала и выключала, вторая звонила на сохранённый номер, а третья, особо большая кнопка с надписью «SOS» вызывала помощь. И использовали такие гаджеты древние маги старички. Ещё было указано, что этот телефон напрямую работает с браслетом, который я носил больше месяца, как вторую кожу на левой руке. Мой же взгляд притягивали смартфоны для легендарных магов и глав родов, но ценник на них даже не был указан.

Убрал руку от смартфона и уставился через окно кабинета на заснеженный мини парк школьной резиденции Тумановых.

— Эй, пацанчик, закурить не найдётся? — От резкого голоса повернулся.

Ярко-красный ирокез, кожаная куртка с металлическими шипами, татуировки, заходившие даже на лицо и пирсинг — худощавая поджарая Марфа испещрённая шрамами уставилась на меня, и довольно дерзко выпалила:

— Ну, что Глебок-колобок. Вот ты и попался.

— Марфа, ты совсем сдурела? И да, ты именно сдурела и не надо мне снова про укроп показывать, а то сброшу твои настройки.

— Это всё твои поисковые запросы о трущобах и выводу средств на анонимный чип. Я показала, с какими людьми ты можешь столкнуться, сунувшись туда. И ты меня, Глебок, этим не пугай!

Дальше я выслушал от Марфы, что она не может бояться смерти. Так как она не человек, и человеку не стоит этого бояться. Дальше она хотела задвинуть мне лекцию по психологии, но я остановил её жестом. Мне уже хватило дополнительных консультаций у школьного психолога.

Я разглядывал яркий ирокез и затейливые татуировки, которые покрывали Марфу с ног до головы. Память бывшего владельца подкидывала мне яркие образы. Он, то есть я насмотрелся на подобное, бродя по окраинам среднего города Старой Костромы с пластиковой табличкой на шее для сбора подаяний.

— Не переживай, Марфа, со мной всё будет в порядке.

— Я не могу переживать, но могу сделать видимость, что расстроена.

Без моего разрешения она сменила образ с гоп-стоп Марфы на маленькую девочку, которая сидела на полу, её колени в царапинах слегка кровоточили, показывая, что девочка только что упала, в руках она сжимала мишку с оторванной лапой и смотрела на меня такими глазами, будто у неё отобрали конфету, а она ещё никогда в жизни их не пробовала.

— Я все понял, Марфа. Буду себя беречь. Я пошёл, иначе провожусь с тобой все выходные и никуда не полечу.

— А тебе разве нужно лететь?

— Да, Марфа, нужно.

Прошёл сквозь галапроекцию сидящей на полу девочки и отправился к забронированному школьному флайеру.

— До встречи, Глеб, — раздалось за спиной.

— Пока, Марфа, — бросил не обернувшись.

Как закончу с делами главное не забыть, что с моей группой встречаюсь на главной площади возле статуи императора около двух часов дня. Ориентироваться во времени без гаджета напрягало. Уже подумывал о покупке механических часов, не подверженных никаким энергетическим воздействиям, как те, что я видел у Светослава. На форумах в сети появились лайфхаки, что можно сэкономить даже сильному магу, используя новые портативные подавители, которые вскоре обяжут носить всех одарённых, не прошедших переподготовку. Я же подобным средством воспользоваться не мог: я был диким и опасным для общества магом. И если подобные устройства посылали скрытые логи производителю, то меня могли вычислить.

Мне нужно обязательно окончить военную школу, чтобы в обязательном порядке не носить портативный подавитель. Иначе смерть или скрываться всю жизнь по лесам.

Как выяснил, подобные законы о диких магах действовали практически во всех государствах Земли. Не так строго к ним относились в колониях Марса и Титана, но лететь туда мне пока не хотелось. Разруха там была такая, что это будет не жизнь, а выживание.

Шёл по мягкой чистой дорожке, снег на неё не ложился, он отлетал по сторонам из-за специального отталкивающего поля, и по краям образовалось два гребня.

Хищный силуэт чёрного матового флайера парил в полуметре над землёй и привлекал внимание всех проходящих учеников. Мне пришлось потратиться и забронировать преподавательский, пассажирская кабина которого была экранирована.

Снежинки не долетали до матовой черноты и оседали кольцом вокруг транспорта, который увезёт меня из школьных стен, чтобы развеяться.

— Здравствуйте, Господин Туманов. — Из флаера выскочил пилот и быстро поклонился.

— Доброе утро. Я оглядел изящные, но местами резкие линии флайера и спросил:

— А если я захочу полетать сам?

— Извините господин Туманов, пожалуйста, не в мою смену. Если полетите на подобном аппарате не магичьте за штурвалом. Уверен, вы бумагу подписали. Если же захотите летать постоянно, то вам придётся изрядно потратиться на свой флайер или аренду.

— Сколько?

— Хороший флайер для сильных магов стоит примерно сотню.

— Не дёшево. Явно миллионов, а не тысяч. Хотя за сотню тысяч можно автомобиль купить. — Разброс цен поражал. Когда я жил в трущобах, то за один рубль мог купить себе пачку синтетического супа, и если для его заваривания растопить снег в котельной, то трапеза получалась весьма экономной.

— Так это же для просто… для обычных людей, Господин Туманов, чтобы по земле ползать. Понимаю, что сотня миллионов лишней не бывает. Есть упрощённые и переходные модели. Где защищена только кабина пилота или салон. Там можно вписаться и в шестьдесят. Вот как этот. — Пилот указал на парящий и готовый к взлёту флайер. — У него защищён только пассажирский отсек.

Протянул листок с адресом обладателя ценного защитного костюма пилоту.

— О, это место я знаю. Довольно доступное жильё, самый край центрального района. Довольно тихо и спокойно.

«Тихо и спокойно, это хорошо», — подумал я, сноровисто оттолкнулся телекинезом от земли и моментально оказался в уютном прогретом салоне. Хлопнул себя полбу. Отрастил щупы и оттолкнулся от земли я непроизвольно.

«Надо лучше учиться контролировать магию. А если бы это был обычный флайер и я бы в нём что-нибудь сломал. Чем бы я расплачивался? Лишних денег у меня не было», — поругал себя за бесконтрольное применение магии. По меркам Витора я обладал солидным капиталом в пять миллионов рублей, но для мага шестого ранга это было явно немного.

Школа стремительно отдалялась, и меня вдавило в мягкое и кожаное кресло.

Зафиксировал себя телекинезом и сразу хлопнул по лицу ладонью.

Что-то нужно делать с бесконтрольным использованием магии. Я чувствовал её частью себя настолько, что манипулировал ей, как дышал. Это как взять чашку со стола рукой, а не ногой.

Если что-то удобней и быстрее делать магией, зачем делать иначе?

Контроль, контроль и её раз контроль своих магических способностей.

Любование заснеженными пейзажами закончилось быстро: мы подлетали к специальному защищённому коридору для аристократов. Через него можно было достигнуть центральной части столицы, минуя сначала разномастные и местами разрушенные здания трущоб, затем более ровные монументальные гигантские бетонные жилища для простолюдинов среднего города, больше походившие на муравейники.

Край элитного центрального района для аристо встретил роскошью, высотными изящными зданиями и чистыми ухоженными улицами.

Флайер пошёл на посадку.


Глава 47

Флайер покружил над элитными небоскрёбами и лёг на курс. Как сообщил пилот нужно заранее указывать место назначения, чтобы служба контроля воздушного пространства могла рекомендовать маршрут движения и исключила столкновения флайеров в воздухе.

Мы приземлились на площадку, окружённую небольшими аккуратными домиками. В тысяче шагах виднелась невысокая стена, а за ней высотные здания среднего города.

Пилот покинул флайер вместе со мной, указал на дом с номером тринадцать, поклонился и забрался обратно в кабину.

Стоя возле невысокого забора, я наблюдал свежезакрашенные пятна. Кто-то обезобразил и исписал весь забор, и владельцу пришлось убирать следы вандализма.

Ещё раз обернулся на стену, отделяющую элитный район от среднего города. Если для меня вход туда свободный, то простолюдинам в сюда так просто не попасть. Средний город от трущоб должна отделять ещё более внушительная стена. Сегодня я хотел заглянуть ещё и в трущобы. Надеялся, что меня туда свободно пропустят и не придётся пробираться тайком.

На других заборах следов от краски не наблюдалось.

На доме с номером тринадцать были самые крепкие решётки, он весь был обвешан системами безопасности. Когда делал ночные вылазки по школьным поместьям состоятельных учеников научился определять большинство систем. Так вот этот с виду этот простой домик ими был увешан весь. Надо очень постараться, чтобы проникнуть в него без разрешения.

Лишь только хотел коснуться кнопки на заборе с изображением колокольчика как небольшая дверка, напоминающая калитку, открылась сама, а из динамиков раздалось:

— Заходи.

По заснеженной неочищенной дорожке утопая по щиколотку в снегу, добрался до укреплённой бронированной двери. Телекинезом помогать себе не стал, не знал, как отреагирует на активацию моего источника охранная система.

Бронированная дверь отъехала, открывая неосвещённый проход.

«А если это ловушка Ветровых?» — задумался, вглядываясь в темноту.

— Что топчешься? — В дверном проёме показался седой старик. По его виду казалось, что он занят важными делами или куда-то очень спешит. Он развернулся и ушёл в темноту.

Я последовал за ним.

Старик представился, как Иннокентий Семёнович и проводил меня по тёмным коридорам в просторную гостиную больше напоминающую мастерскую безумного инженера, склад, кухню и все остальное, что нужно для жизнедеятельности человека. В стеклянной колбе возле самой чистой и не захламлённой всякими деталями стены стоял тот самый костюм.

Костюм действительно стоял сам по себе.

— Что это? Это вообще работает или просто статуя какая? — вырвалось у меня.

— Дело всей моей жизни, точнее то что я смог воссоздать после того как моё конструкторское бюро разорил твой род. Если быть точным, то не только твой. Многие постарались. Да это работает и это не статуя.

Я подошёл ближе к костюму и его текстура материал вблизи, а особенно изнанка напомнили мне тот браслет, который я носил больше месяца.

— Это очень похоже на браслеты, которые прирастают к коже. Я носил подобный.

— Ты носил подобный. Это же браслеты для вредных противных очень богатых старикашек. А что ты на меня так смотришь. Да, я тоже вредный противный старикашка, если что-то не устраивает, то дверь там, — он указал на выход. — Ты скоро сам таким станешь и узнаешь, как таким быть. Хотя нет. В новостях говорили, что ты маг жизни шестого ранга. Так что стариком стать тебе не скоро светит.

— Он тоже прирастает к коже?

— Нет. Лишь очень плотно прилегает, как вторая кожа. То прирастание уже доработали Тумановы, когда всё выкупили у меня. — Старик усмехнулся. — Сделали мне предложение от которого я не смог отказаться и разорился. Похоже, ты и вправду ничего не знаешь. Я разработчик костюмов для колонизации Марса, Титана, а затем той планеты в системе Льва, — последнее он проговорил, скрежетнув зубами. — Я жил в почестях и славе, но когда началась продолжительная война с колонистами, многие вспомнили меня не добрым словом. И даже сейчас, многие помнят и пишут мне всё это на заборе. Будто я повинен в том, что произошла та война. Да я сделал солидный вклад, чтобы человек смог выжить в тех условиях и колонизировать ту планету и только. И чем мне отплатили. Сначала засекретили практически все мои разработки, а затем большинство просто отобрали. — Старик снова скрежетнул зубами.

— Да кто? — Он всё они да они. Уже достал.

Старик потыкал пальцем в небо и тихо прошептал:

— Императорский род. Алмазовы. — Затем громко. — А те, что остались обманом, перекупила вторая ветвь Тумановых, занимающаяся фармацевтикой и медицинским оборудованием, и сделала вместо этого. — Старик указал на костюм. — Те браслеты.

— А… — хотел вклиниться в монолог старика, но тот упорно продолжил.

— А мне сделали глубокое внушение, что разрушило мою личность. Я многое забыл. Но благодаря тем не добрым людям, что регулярно писали мне всякое на заборе. Я встал вспоминать себя, кто я и кем был. Это продолжалось годами. Я даже несколько раз выкидывал всё. — Старик обвёл рукой свою мастерскую-гостиную. — На помойку. Но… Я потом всё забирал. Частично забирал, что оставалось и продолжал мастерить. Год за годом. Боялся, что мне снова сотрут память. Но иногда хотел этого. А потом устал бояться. Устал от всего и сделал это. — Он снова указал на костюм. — Что-то вспомнил из своих наработок, что-то нет. Что-то придумал новое. Точнее практически всё хоть заново патентуй. Так опять заберут. — Он потыкал пальцем в небо.

— А ничего, что вы мне всё это говорите? — успел задать вопрос, а потом старика опять понесло.

— Мне уже всё равно… я вообще думал, что ты от них. — Он опять потыкал пальцем в небо. — А если даже так. Арестовывайте меня, стирайте память, убивайте. Я устал бояться и вообще… — Старик замолчал и как-то поник.

Я обошёл колбу с разных сторон, насколько позволяла стена. Костюм стоял уверенно и непоколебимо. В этой позе чувствовалась сила.

— Сколько стоит? И я хотел бы узнать его возможности.

Старик как то погрустнел и затих:

— А знаешь, мне ведь деньги особо не нужны. Не знаю, что на меня тогда нашло с теми объявлениями. Помирать я собрался. Чувствую себя не очень, вот ногу крутит и в ухо стреляет. Хотел, чтобы меня в этом костюме похоронили. И вот не знаю, как и быть. А на счёт характеристик долго объяснять. Могу сказать одно, когда я его один раз надевал, было круто.

— Если вам деньги не нужны. То, что нужно?

— На икру с маслом хватает. Несколько патентов у меня осталось. Хотя постой… Вот я помирать собрался. Если ты меня достойно похоронишь, можешь забирать. — Старик указал на костюм.

Как выяснилось у него было уже прикуплено местечко на кладбище и практически всё припасено. А вот организатора не было. Почему он решил довериться мне, я не знал. Мы заключили со стариком договор, что я занимаюсь всеми хлопотами, а он отдаёт своё «сокровище».

Старик показал мне на небольшую кнопочку в основании шеи и комбинацию нажатий.

Я проделал манипуляцию, и костюм стал сжиматься. Через десять секунд на дне стеклянной капсулы лежали четыре браслета и ошейник.

Когда шок прошёл, поднял и покрутил то, что осталось от костюма. Ощутил приятную тяжесть в руках, матовая чернота притягивала глаз.

— Нравится? — спросил старик.

— Да. А как он сложился?

— Колония небольших роботов. Минироботов. Лучше их называть пронаниты, они и выращивают защиту. На это уходит довольно много энергии мага. Да, этот костюм может носить только маг или модификант с топовой энергоячейкой. И чем маг или модификант сильнее, тем лучше этот костюм работает. Да, и защиту можно сделать под конкретную задачу или внешний вид. Только ресурсы нужны и время в зависимости от того, что ты хочешь произвести. Колония нанитов ресурсы сама добывает из окружения. Если будешь в вакууме, ничего на себе не вырастишь, но только ели из себя. — Старик поморщился. — Ещё пронаниты постепенно восстанавливают свою популяцию. За этим тоже нужно следить.

— Как?

Старик, предупреждая все остальные вопросы, сказал, что когда надену костюм сам всё пойму. А браслеты эти и ошейник можно носить и не включая. Дома, в транспорте и в общественных местах лучше не активировать костюм и заранее приготовить хоть какие то ресурсы.

— А сколько он может стоить?

— Не знаю. — Старик пожал плечами. — Он теперь твой. Пойди и попробуй продать кому-нибудь, тогда и узнаешь цену. Но только не делай это возле моего дома.

Я крутил браслеты и ошейник в руках и не знал что делать. Мне воину из мира, где я тяжёлым боевым молотом проламывал черепушки врагов, все эти пронаниты казались чем-то несущественным. Хотя когда этот костюм растаял, это смотрелось завораживающе. Память прежнего владельца тела подкидывала мне образы, то это может быть хорошая и годная вещь..

Сразу надеть на себя творение старого безумного инженера? Разорвать со стариком договор и уйти? Или спрятать этот костюм до лучших времён?

Глава 48

Сидя в салоне флайера, покрутил браслеты и ошейник в руках. У старика-инженера надевать этот костюм не рискнул. Попросил пилота отвезти меня в ближайший парк.

Вышел из флайера, отошёл в кусты и незаметно натянул браслет на левую руку.

Ничего не произошло и я направил энергию в мышцы руки возле браслета. Не последовало никакой реакции. Браслет как влитой сидел на руке. Потянул его с руки и немного увеличившись, стал мягким и податливым и легко снялся.

Натянул браслеты на две руки, затем на ноги. Даже не пришлось снимать ботинок.

Опять ничего не произошло.

Натянул ошейник через голову. Оттянул рукава школьного комбинезона и поправил ворот, скрывая мои обновки.

Нажимать комбинацию активации решил не сейчас. А запланировал это на вечер. Надо только определиться с местом активации и приготовить ресурсы.

Сел во флайер, указал целью полёта салон со смартфонами и откинулся в кожаном кресле.

Торговый центр, рассчитанный на аристократов, располагался возле опрятного парка с добротной посадочной площадкой.

Особо не оглядываясь по сторонам, прошёл в стеклянные двери и попал в окружение белого мрамора, витрин заставленных всевозможной роскошью, кожаных диванов для посетителей, и работников в национальной одежде.

Девушка в стилизованном под современный стиль сарафане и кокошнике с подсветкой указала мне на самый лучший бутик со смартфонами.

Я проследовал в помещение, уставленное удобными креслами и стеллажами с крутящимися аппаратами. Классические смартфоны в виде аккуратной плитки, браслеты, ожерелья и даже миниатюрные заглушки в ухо медленно крутились в витринах.

В паре шагов от меня замер консультант возраста моего тела в чёрном деловом костюме. Он не подходил ко мне ближе. Лишь поклонился и вежливо со мной поздоровался.

Я ответил на приветствие и потянулся к смартфону за четыре миллиона. На табличке под этим аппаратом было указано, что он рассчитан на магов пятого ранга. Но стоило мне поднести руку ближе, чем на пятнадцать сантиметров, как смартфон заверещал, что обнаружено сильное магоэгергетичекое поле, и нужно удалить аппарат на безопасное расстояние.

— Могу я узнать ваш ранг, господин? — консультант сделал шаг в мою сторону.

— Шестой.

Консультант сделал ещё небольшой шаг:

— Господин, этот аппарат могут использовать маги вплоть до седьмого ранга.

— У меня два шестых ранга.

— О, вы двусильный маг. — Склонился консультант почтительно, и более не приближаясь, указал на вход в другой зал. — Вам подойдут модели только для магов не ниже восьмого ранга.

Я проследовал за консультантом в привилегированный отдел. Без разговоров мне предложили присесть и принесли чай с баранками. Хотя я ничего не просил.

Ко мне подъехал столик-витрина, на ней лежал небольшой прямоугольник стального цвета.

Консультант встал сбоку от стола-витрины и произнёс:

— Последняя совместная разработка Туманов-Фармкорп и Новатеха. Мужской строгий вариант. Здесь используется технология позволяющая делать это. — Консультант сделал несколько пассов над прямоугольником смартфона, и тот трансформировался в изящный мужской браслет. — Последняя разработка. Вы, наверное, вблизи не видели ничего подобного?

Утром видел у старого слегка безумного инженера. И на мне под школьным комбинезоном висело пять похожих устройств.

Консультант склонился ближе и шёпотом произнёс:

— Этот смартфон изменяется подобно одеяниям нашего императора и его приближённых. — Затем громче добавил. — Хотя это всего лишь игрушка, но представьте, как обладание подобным гаджетом добавит вам статуса, господин. И всего за восемнадцать миллионов рублей.

— А маг легендарного уровня может им пользоваться?

— Ну что вы господин. У нас в салоне нет подобных аппаратов. Их изготавливают под заказ индивидуально.

— А сколько стоит подобный аппарат?

— Не знаю. Сильные маги предпочитают нанять секретаря, который будет следовать за ними круглосуточно.

У меня было такое выражение лица, что консультант поник, понимая, что покупать этот смартфон-трансформер я не намерен:

— Хорошего секретаря можно нанять за миллион в год. Если решитесь, то приходите, мы подберём вашему подручному подходящую модель, чтобы вам не было стыдно показаться в обществе.

«А ещё можно нанять секретаря, у которого уже есть смартфон», — подумал я и встал.

Консультант также любезно проводил меня из салона, желая мне наискорейшего возвращения.

Вышел из магазина. Вокруг летали роскошные флайеры, наземного транспорта нигде не наблюдалось, по аккуратным экранированным дорожкам, чтобы на них не оседал снег, ходили люди в роскошных одеждах, сопровождаемые вооружённой охранной. Ещё по этим дорожкам перемещались патрули в сопровождении шагающих роботов. Я осмотрел парк для аристократов внимательнее и заметил, что местами висели странные коконы, они были и на некоторых фонарных столбах и деревьях, и под карнизами ближайших зданий.

Затем один такой кокон ожил, разложился в робота-богомола, переместился на несколько метров, снова сложился и затих.

Подобного робота я уже видел однажды. Охрана тут на высоте, я бы не рискнул лазать тут ночью.

Раздосадованный, что купить смартфон не получилось, подошёл к пилоту, тот кружил вокруг флайера и сдувал с него снежинки, которые и так не долетали до матово-чёрной поверхности.

— У тебя смартфон есть.

Я не спрашивал, а утверждал.

— Да, — замялся пилот. — Но, Господин Туманов, если я его вам дам он сразу сгорит. Я его в кредит взял, ещё не выплатил.

— Сколько он стоит? — мне стало интересно.

— Пятьдесят тысяч. Он мне дорог. Это три моих месячных оклада. И я установил на него свои любимые игры и накачал много всего интересного.

Теперь я понял почему пилот сдувал снежинки с флайера ценой в шестьдесят миллионов. Оценил, сколь солидным капиталом обладаю по меркам Витора и этого пилота. Ужаснулся от того, что уже потратил сорок миллионов на тот усиливающий курс, но я не пожалел об этом. Оставшиеся у меня пять миллионов решил тратить аккуратней.

— Побудешь сегодня моим секретарём? Сколько тебе доплатить? И как тебя зовут?

— Э-э-э, — Почесал затылок пилот, сдвинув тем самым свою фуражку — меня Сергей зовут, господин. У меня нет опыта… Доплачивать ничего не нужно. Вы и так были щедры. Могу выполнить ваши поручения. В пределах разумного.

— Который час?

— Двенадцать. — Отрапортовал пилот.

Я успевал на встречу со своей командой, и Сергей доставил меня в ближайший банк, где в роскоши и окружении персональных консультантов, воспользовавшись своими документами, что забрал у директора перед вылетом, договорился об оформлении на меня пластиковой карты и перевода половины миллиона на неё. Консультант, который остался со мной оформлять карту, недоумевал, зачем мне нужно такое устаревшее средство оплаты, если можно привязать счёт к любому персональному гаджету, а потом его лицо осенила догадка.

— Господин хочет покутить по ночным клубам среднего города? — с заискиванием проговорил консультант.

Я покивал.

На самом деле я хотел создать себе финансовую подушку безопасности: вывести часть денег из системы, чтобы лишить главу рода возможности отобрать мои деньги.

Это деньги я считал своими и только своими. Дико раздражало, что ими мог распоряжаться кто-то помимо меня.

Даже на этой карте средства могли заморозить или отобрать, но сегодня ночью я хотел пробраться в трущобы и вывести эти полмиллиона или часть денег на анонимный чип, либо на кошелёк в теневой сети. Я заходил пару раз туда мельком, когда был ещё попрошайкой. Этой сетью пользовался преступный мир, чтобы расплачиваться между собой. Да это было опасно и не совсем легально, но если получится, у меня будут средства на чёрный день.

В трущобу лезть не боялся. Сейчас я был довольно сильным магом. Желательно провернуть всё это в тайне. И мои способности скрываться помогут.

Эта древняя пластиковая карта могла пережить сосуществование с таким сильным магом как я. Жаль, что её редко где принимали, уж очень древнее для этого нужно было оборудование.

Карту убрал к документам во внутренний карман и вышел из банка.

— Час дня, — отрапортовал Сергей, вошедший во временную роль моего секретаря.

— Забронируй мне номер. — Стоял и пытался вспомнить название гостиницы, в которой я очнулся со Светой. Начал перечислять Сергею. — Гостиница. Здание такое большое добротное под старину, острый шпиль, Замятиным принадлежит.

— Метрополия. Хорошая гостиница. Находится в среднем городе. В ней не брезгуют останавливаться даже аристократы. И готовят там. — Сергей мечтательно задумался. — Директора я туда возил он меня там и накормил.

— Забронируй мне номер на одного. Не самый дорогой. Можешь даже дешёвый. И достань подробную карту города на бумаге, ламинированную или лучше на пластике и не сильно большую.

— Забронирую дешёвый. А вот карта… Да, точно. Сильные маги часто используют такие вещи и часы механические под старину.

— Раздобудь карту и забронируй номер, а я тебя в той гостинице накормлю. — Я не хотел оставлять пилота совсем без награды.

Глаза пилота заблестели преданностью.

— Тебе деньги понадобятся? — спросил я.

— Нет. В гостинице для вас и так номер забронируют. Вы же Туманов, а карту города я на свои кровные куплю.

Ясно, это он так цену себе набивает, чтобы щи погуще были:

— Вот возьми и соедини меня. — Протянул листок с номером Витора.

— Господин Туманов. У меня нет галопроектора, только громкая связь. Могу вывести разговор на систему флайера.

— Хорошо.

После непродолжительных гудков раздался басовитый голос Витора. Чувствовалось, что он хочет казаться солиднее, но когда он услышал мой голос, сразу превратился в просто-Витора:

— Глеб ты где там летаешь? Мы только тебя и ждём.

— Так рано ещё.

— Мы уже собрались, все успели замёрзнуть кроме Лики и Морозовых. Так что мы устроились в семейном баре Виктории.

Если учесть, что Катя никогда не жаловалась на погоду, часами катаясь на лыжах, в отличие от Витора, и если вычесть сестёр Морозовых и Лику, то остаётся только он один.

— Куда лететь? — спросил я у замёрзшего страдальца.

— Бар Золотая устрица.

— Куда?!

Витор заржал, как конь и пообещал, что креветками меня насильно никто кормить не будет.

Флайер взял курс на «Золотую устрицу».

Глава 49

Флайер пошёл на снижение.

Сергей объяснил, что в самой центральной части столицы высоко могут летать только Алмазовы.

Внезапно Сергей сбавил скорость, остановил флайер и склонился в поклоне прямо за штурвалом.

За тонированным окном увидел пролетающий кортеж, состоящий из пяти вытянутых белых флайеров. Их формы были резкие будто огранённые из камня, на борту каждого флайера золотом сверкала большая буква «А» на чёрном щите обрамлённая кристаллическими крыльями. Перья этих крыльев острыми кинжалами выходили за края герба Алмазовых. Многочисленные чёрные флайеры сопровождения со всех сторон и сам кортеж — подавляли.

Окна флайера, в котором я находился, были затемнены. Не стал глубоко кланяться, как Сергей, лишь кивнул.

Когда кортеж улетел наш флайер снова набрал ход. Мы летели совсем близко к земле, и я смог поразится великолепию: чем дальше к центру столицы, тем роскошней и вычурней были здания и парки.

Сергей много говорил и с его слов понял, что столица раньше называлась Москва, а не Алмаз, а пришедшая к власти династия переименовала город.

Не знаю, чем не понравилось старое название. Хорошо же звучало «Москва». Даже как-то загадочно.

«Что теперь каждая новая династия будет менять названия столицы», — возмутился я невольно.

Подлетая к центру, увидел, что охраны здесь ещё больше. Похоже, Алмазовы изрядно старались, чтобы их династия не сменилась.

Мы пролетели возле статуи императора, она поражала монументальностью, Сергей сбавил скорость и опять склонился за штурвалом.

— Ты помнишь о моих поручениях? — обратился к Сергею, вылезая у огромного здания покрытого сусальным золотом и напоминающего раковину.

— Ну что вы, господин Туманов, всё сделаю в лучшем виде.

Швейцар у входа по комбинезону элитной военной школы и цене флайера, на котором я прилетел, быстро вычислил статус посетителя и, раскланиваясь, как болванчик, открыл передо мной дверь.

Приветливая хостес с трезубцем в руке и костюме, напоминающем получеловека-полурыбу, с улыбкой, будто только меня и ждали, поманила за собой. Мы проследовали возле огромного барного стола, за которым крутил сразу несколько шейкеров в руках бармен-осьминог. Перед ним на высоких стульчиках сидела воркующая парочка. Приглядевшись, понял, что бармен — робот. За барменом полки ломились от всевозможных бутылок. Разного размера, цвета и формы.

«Столько наверно и за всю жизнь не выпить», — окинул взглядом запасы бара.

Если здание напоминало гигантскую устрицу, то сам бар, когда я проследовал глубже — элитный ресторан в морской тематике.

Мне показалось, что меня завели под воду: свет проходил через стены-аквариумы, в которых плавали экзотические рыбы и всякие морские гады, а потолок, арки проходов были из натурального неровного камня. Прозрачный пол с вплавленными ракушками и галькой создавал ощущение, что примерно двадцать столиков стоят прямо на морском берегу.

Но занят был всего лишь один.

Меня усадили во главе этого стола. Витор до этого изображавший начальника и развлекающий девушек пересел.

Вика любительница морской кухни, поедающая что-то шевелящееся на тарелке, отсела от меня подальше.

В зал «вплыла» официантка, на ней была обтягивающая длинная юбка с нарисованной чешуёй, ей приходилось идти к нашему столику мелкими шажочками, раскачивая бёдрами. Сверху на ней подобно морскому цветку раскачивалась пышная белая блуза.

Доплыв, официантка положила передо мной меню:

— Здравствуйте господин Туманов, меня зовут Ариель, я буду сегодня вашей официанткой.

Я поздоровался и углубился в просмотр всевозможных блюд.

— А где цены? — спросил, разглядывая морские деликатесы.

— Нас сегодня угощают. — Пробасил Витор и отправил в рот облитую лимонным соком устрицу. Судя по пустым раковинам, он уже хорошо наугощялся.

Креветок на столе и в меню не было. Ни одного блюда. Я заказал самую обычную и аппетитную на вид рыбу. Хотел заказать кофе, но прочитав, что отборные зёрна сначала побывали в желудках каких то зверьков, не рискнул.

Пока заказ не перенесли, меня представили Лики Огневой и Виктории Морозовой, остальных я уже знал.

Мы стали общаться.

Лика, сначала с опаской поглядывающая на меня, осмелела и тоже втянулась в беседу. Мы обсудили школу и дальнейшие планы нашей команды. Я был рад, что никто филонить не хотел и все настроились в понедельник отхватить хорошее учебно-боевое задание.

На тарелке в виде раковины принесли мой заказ.

Мы распределили роли в группе. Как оказалось, они все увлекались играми, залезая в какие-то капсулы, и поэтому озвучили свои роли в группе на игровой манер.

Милена — исцеление и усиление. Всё снаряжение ей предоставит род Морозовых, как и Виктории.

Лика и Виктория — урон со средней дистанции, усиление и контроль. Им предоставят всё необходимое снаряжение, комплект эликсиров и защитные костюмы, и ещё какие-то жезлы усилители и накопители.

Витор — защита, ближний бой и огневая поддержка. Он рассказал, что прикупил себе тяжёлый композитный доспех и энергетический щит, покрывающий большую площадь. Всё его снаряжение побывало уже не в одних руках, но Витор сказал, что в бою не подведёт.

Катя — разведка, дальний бой и урон в ближнем в зависимости от ситуации. Катя довольно хорошо обращалась с винтовкой, которая била до километра. Более дистанционное оружие было под запретом. Им могли пользоваться только спецподразделения императорских войск.

Мне намекнули, что я как универсальный командир группы буду везде кроме лечения и усиления. Это они так мягко намекнули, что маг жизни из меня для группы никакой. Да я и сам это знал. Зато себя лечить мог отменно. Я хорошо научился использовать несколько видов простого дистанционного оружия, что имелось в школе. Вблизи предпочитал орудовать кулаками и упорно оттачивал свои магические способности. Позже хотел подобрать себе что-нибудь убойное и на ближний и на дальний бой.

«Нужно изучить всё снаряжение группы. Чтобы разработать план нашей первой вылазки из школы», — запланировал для себя.

Был уверен, что мы справимся.

В зависимости от задания школа бесплатно будет предоставлять часть снаряжения.

«Ладно, посмотрим. Чего не будет хватать, докупим по возможности», — решил я.

Когда все вопросы утрясли, и я увидел в глазах моей команды боевой азарт. Мне это понравилось, но на задании будем предельно осторожны. Я нёс ответственность за каждого.

Всё обсуждение видел, что Катю распирало от любопытства, и она каким-то чудом сдержала себя. Поёрзав на стуле, она обратилась к Милене:

— Спасибо, что присоединилась, но мне интересно, почему ты так хотела попасть именно в команду к Глебу?

Милена отложила приборы и развернулась в Катину сторону:

— Всем должно быть понятно. Я последовала за самым сильным учеником. Это заложено в нас на уровне инстинктов. — Затем Милена повернулась ко мне и выдала. — Если будешь себе искать жену я готова стать первой.

Витор, почти засунувший себе устрицу в рот, чуть не подавился.

— В смысле первой Милена? — переспросил я.

— Не хочешь первой, могу второй. — Милена осмелела, говорила это очень уверенно и совсем не была похожа на ту тихую девушку, что иногда подходила ко мне и молча сидела рядом.

Я что-то запаниковал от её напора:

— Я не об этом. Почему жёны, а не жена?

— А ты что, Глеб, думал одной обойтись. Сильным магам начиная с пятого ранга желательно иметь ещё одну жену. И так за каждый ранг, если содержать сможешь, ну и если справишься со всеми. Кто будет плодить сильных магов, и поднимать боеспособность империи, Глеб?

— Э-э-э, — завис я. — А сильные маги девушки? — я подался в сторону Милены.

Милена тоже склонилась в мою сторону:

— Глеб, мы, что в горах Индии или Тибета, где племенам потребовалась полиандрия: несколько мужчин на одну женщину, чтобы выжить в суровых условиях. Или боишься, что не справишься?..

— Так, Милена. — Прервал я её.

И все уставились на меня.

Глава 50

Милена раскрыла свои большие зелёные глаза. А я засмотрелся на неё, — «А она очень даже красивая, вот если осветлить её синие волосы или перекрасить в брюнетку. Так, я не о том, думаю», — Привстал и сказал, как отрезал. — Сколько надо столько и будет. Надеюсь все в курсе моих тёплых отношений с родом Ветровых. Поэтому, сейчас надо думать не о том кто на ком и когда, а о нашем совместном процветании и повышении боеспособности команды.

Милену удовлетворил мой ответ, она снова взялась за приборы и стала кушать. Катя потешила своё любопытство и пребывала в лёгком шоке от прямолинейности Милены. Виктория сидела, прикрывшись ладошками, а покрасневшая Лика в цвет её огненно-рыжих волос ковыряла какой то морской деликатес.

Виктория убрала ладони от лица. Её щёки смотрелись особо розовыми на фоне светлых волос, она переводила взгляд с Милены на меня и обратно. И это она хотела, чтобы её сестрёнка не попала ко мне на растерзание.

Витор одобрительно мне кивнул и продолжил сметать со стола всё, что не приколочено.

Мы договорились встретиться в понедельник в центре распределения заданий и вышли из зала, так напоминающего подводный грот.

Я приметил своего пилота за барной стойкой и, попрощавшись со своей командой, отправился к нему.

Мой временный секретарь сидел на высоком стуле, сжимал фуражку пилота и с тоской поглядывал на разнокалиберные бутылки. Перед ним стояло несколько пустых бокалов. Похоже, о моём пилоте Морозовы тоже позаботились.

Сергей увидел меня и слез со стула:

— Господин Туманов, меня угощали только безалкогольными напитками.

Кивнул, а Сергей из внутреннего кармана достал напечатанную на пластике карту города, сложенная вдвое, она убиралась и в мой внутренний карман.

Поблагодарив улыбающуюся девушку с трезубцем на входе, я отправился в гостиницу.

Средний город отличался от центральной части. Эта часть столицы напоминала бетонные джунгли, увешанные рекламными щитами.

Я попросил Сергея лететь ниже.

Флайер пристроился над плотным транспортным потоком разномастных автомобилей. Редкие пешеходы, снующие по тротуарам, поднимали глаза, и сразу опускали их, но было несколько взглядов от мужчин и женщин, наполненных ненавистью. Эти люди продолжали следить за моим флаером, пока я не скрывался из их вида.

Ещё я увидел звезду «глазастиков» в чёрных защитных комбинезонах. Когда эта пятёрка проходила, прохожие старались убраться с их пути как можно быстрее. Они редко заходили в трущобы и в моей памяти лишь всплыло, что это маги разума, и они контролируют настроение в обществе, а Глазастиками их называли из-за небольшого герба в районе сердца с изображением открытого глаза на фоне скрещённых мечей.

Заселение в гостиницу прошло почти без проблем. Улыбчивый администратор выдал мне чип постояльца и раскланялся. В его улыбке чувствовалась фальшь и страх. Иногда я особо остро ощущал эмоции людей. Всё же я маг разума хоть и телекинетик. Свой значок вешать на грудь не стал, чтобы ещё сильнее не пугать окружающих. Когда я подошёл к улыбчивому лифтёру, то не обнаружил знака сильных магов возле разъехавшихся передо мной дверей.

Застрять в сломанной по моей вине кабине не хотел, развернулся и пошёл к лестнице.

Хоть Сергей говорил, что аристократы не брезгуют этой гостиницей, а на высокоранговых магов она не рассчитана.

Забравшись на пятый этаж. В небольшом одноместном номере принялся изучать карту. Трущобы располагались секторами по внешнему кольцу столицы, разделённые охраняемыми коридорами для флайеров аристократов. Коридоров из города и секторов с трущобами было восемь Я остановился на западном секторе внешнего кольца, оно было максимально удалено от военной школы и имело два охраняемых въезда.

Закончив с картой, пробрался в подвал.

Почему действовал так уверенно, целеустремлённо и на взгляд постороннего безрассудно?

Я как тот старый полубезумный инженер: он устал бояться, а меня надоело, что моей жизнью управляют. Я хотел расправить крылья, ощутить свободу и самому полететь по жизни. А ещё я хотел лучше подготовиться к столкновению с Ветровыми или с другими сильными противниками.

Скрываясь от камер наблюдений, облазил подвал гостиницы и нашёл, то что искал — контейнер на утилизацию. Моя догадка не разочаровала, — «Людям свойственно в подвалах хранить всякое».

Мне повезло, что пищевые отходы утилизировали отдельно. Контейнер не охранялся, и я залез в него. Там хватало всякого, начиная от изодранных штор, гобеленов и заканчивая сломанной бытовой техникой и погнутыми столовыми приборами.

Снял всё кроме пяти чёрных матовых устройств, положил всю одежду в уголок в тень. По стене забрался в контейнер. Выбрал местечко почище и активировал костюм.

***
Сергей знатно уплетал за обе щёки.

Мы сидели в уютном зале, наполненном другими посетителями, а милые и общительные девушки приносили всё, что мы заказывали. Официанткам приходилось по несколько раз уточнять заказ, потому что суета вокруг и голоса других посетителей мешали им работать.

— Круто господин Туманов, где вы это успели раздобыть такой защитный костюм? Подобный я видел за миллион в школьном магазине. А ваш такой чёрный и смотрится как-то необычно. Более дорого.

Лучше ему не знать, а то мне придётся убить одного добродушного и любопытного пилота. Мне любопытной Кати хватает за глаза.

— Да это обычный защитный композитный комбинезон. Вот сходил и купил.

— Отличная модель. Эксклюзивную расцветку даже заказали, господин Туманов. — Порадовался за меня Сергей, намазывая красную икру на булку, заедая бутерброд борщом и запивая квасом.

Я сидел напротив пилотохомяка и до сих пор отходил от активации костюма. Когда в том контейнере я нажал комбинацию на ошейнике, перед глазами всплыло меню. Оно транслировалось прямо в мозг. Полистав, нашёл конструктор костюма и библиотеку с готовыми моделями, но вот беда там были только костюмы для похорон. Как загружать в базу новые шаблоны не разобрался. Но зато разобрался с конструктором и как сворачивать костюм с сохранением ресурсов. Они могли остаться в виде пояса на мне или брикета. Была даже рекомендация о создании запаса этих ресурсов на себе, чтобы в бою можно было восстанавливать защиту, но только энергии на это уходило много и делать нужно это осторожно, можно повредить нанитов, а на восстановление их популяции требовались редкие металлы и ресурсы.

В конструкторе я создал три шаблона костюмов. Все они были рассчитаны на ресурсы, которые я собрал в подвале гостиницы и экономное перестроение. В первой созданной модели я сидел перед поглощающим халявную еду Сергеем. Второй, полностью закрывал тело и был максимально заточен под скрытность. Третий, обладал глубоким капюшоном и имитировал простую одежду, чтобы было проще сойти за обитателя трущоб.

Провёл рукой по материалу костюма. Чёрная податливая поверхность. Обманчиво мягкая, она выдерживала значительный стихийный и кинетический урон. Когда эта одежда возникала на мне в подвале, то выжрала всю мою энергию, и я был безмерно рад, что могу её восстанавливать быстрее, чем обычные маги.

Сидя на стуле, ощущал как мои энергетические каналы, которые выходили за границы тела, восполняли источник из окружающего пространства. Часть каналов тянулась к Сергею, но я волевым желанием убирал их от него. Я был благодарен ему и не хотел лишать своего пилота и временного секретаря жизненных сил.

— Вы себе можете позволить такой крутой костюм. — Сергей снова указал на мою обновку. — И я безмерно рад за вас. Извините если, что не так сказал. От вкусной еды кровь отошла от головы к желудку. — Уминая заливное и заедая его аппетитным на вид салатом, пробормотал Сергей.

Еда здесь и впрямь была отменная. Я не стал сильно наедаться, а то ползать по стенам вверх ногами с полным желудком чревато последствиями.

Мысленно развернул интерфейс костюма. Покопался немного в настройках и свернул. Хорошо, что у меня была магия разума. Управление взглядом мне не понравилось. Даже частичное мысленное управление, что мне удалось активировать было удобнее. Полное мысленное управление было доступно только полноценным магам разума.

Когда копался в настройки костюма, обнаружил у себя сопротивление ментальной магии в шестьдесят процентов. Это порадовало, значит у меня не только телекинез.

Отпустил Сергея с поручением, забрать меня завтра в девять утра из гостиницы.

Решил не вызывать ни летающее такси для аристо ни наземное для простых людей. Добавил в конструкторе капюшон к своему костюму и незаметно выбрался из гостиницы. Если за мной кто и следил, пусть думают, что я в номере.

Стена в трущобы располагалась в пятнадцати километрах, и я решил прогуляться пешком. Дела в трущобах решил проворачивать ближе к ночи, и у меня было время на лёгкую прогулку.

Средний город отличался от центральной части: недорогие материалы отделки, местами мусор, толпы людей, сливающиеся в более большие толпы и спешащие по своим делам, много машин.

Многие прохожие задевали меня плечами, я плыл в людском потоке в сторону прохода в трущобы. Высокая монументальная стена виднелась уже в трёх километрах.

Внезапно пожилая женщина схватила меня за руку:

— Милок, тебя ведь арестовать могут. Нельзя нам так лицо закрывать. Из провинции что ль?

Я поблагодарил старушку и стянул капюшон.

Добравшись до пропускного пункта, обнаружил, что очень мало людей покидает трущобы и заходит туда.

— Здравствуйте, господин Туманов обратился ко мне охранник в полном композитном тяжёлом доспехе с опущенным непрозрачным забралом. Он обошёл опущенный шлагбаум, закрывающий вход в тоннель в основании стены. Четыре других охранника повернули в мою сторону забрала, прикрывающие их лица.

Я сбился с шага.

— Я вас сразу узнал. Не знаю, что вам понадобилось там. — Охранник указал в сторону трущоб. — Будьте осторожны. — Он сделал шаг ко мне. — Вы хоть личность известная, по новостям вас часто показывают, но документы предъявите. — Охранник поднял забрало и постарался изобразить улыбку на испещрённом шрамами лице.

«Не повернуть ли назад?», — подумал я, но решительно показал документы и направился по своим делам. Я не только хотел вывести деньги из системы, но и начать подготавливаться к столкновению с Ветровыми, а для этого мне нужно многое, и не всё можно было купить в магазинах среднего или верхнего города.

Посмотрел на стену вблизи и обомлел от количества защиты: турели, висящие гроздьями роботы-богомолы, колючая проволока, сотни камер наблюдения и летающие дроны.

Создавалось ощущение, что я достиг края цивилизации и вступаю в бездну. Но туда-то мне и нужно было.

У меня имелся план быстрого привлечения внимания нужных людей. Я собирался не особо прятаться и, не раскрывая свою личность спокойно ходить по трущобам пока не нарвусь на неприятности, а там…

Как только сделал шаг к самой стене, натянул капюшон как можно глубже, а когда через освещённый тоннель проник в трущобы, увидел улепётывающего парнишку.

Спрятался в ближайшем разрушенном доме. Перестроил костюм, чтобы больше походить на местного или хотя бы на жителя среднего города.

Для подстраховки отрастил на костюме чёрную шапочку, скрывая под ней белые волосы. Прикрыл голову капюшоном. Была мысль отрастить очки, но в конструкторе были только заготовки лицевых щитков и тяжёлых забрал.

На мне красовалась куртка, чёрные джинсы и массивные ботинки.

Я ходил по безлюдным улицам и удивлялся. Обычно в трущобах ночью кипела жизнь. А сейчас трущобы будто вымерли. Из некоторых окон свет озарял заваленные мусором проходы.

— Эй, пацанчик закурить не найдётся?

О, как я ждал именно этих слов.

Глава 51

Директор мне запретил сражаться в школе. Хоть пар спущу, и нужные люди меня заметят, но главное не перегнуть палку.

Настроился на бой, повернулся. На меня, раскидывая снег в стороны, шёл крендель точь в точь как гопстоп-Марфа, только мужской вариант. И у этого представителя трущоб были шикарные чёрные очки, которые у меня не получилось вырастить в конструкторе.

— Нет, не найдётся. — Ответил, делая небольшую разминку и прогоняя энергию по энергетическим каналам и мышцам.

— А ты чё борзый такой? Ты на кого волну гонишь? — мужик ускорился.

— Ну иди, дам прикурить. — Напоследок размял шею и усилил аурный щит.

— Тебе зубы жмут? — замахнулся для удара мой источник первого трофея.

Левой рукой изменил траекторию удара нападавшего, одновременно ударом правой ударил. Противник захрипел и осел на промёрзшую землю.

Мои энергетические жгуты потянулись к поверженному противнику, я чувствовал, что он живой и не должен умереть. Полежит немного и встанет.

Наклонился и забрал очки. Надел их

«Слишком темно», — убрал очки в карман.

— Ты что берега попутал? — раздалось сбоку.

После непродолжительного поединка, состоящего из одного удара с моей стороны, в трофей мне достался пакет.

Вывернул его.

На бесчувственное тело, лежащее на снегу, полетели бутылки с каким-то пойлом.

— Ты чё моих корешей тронул? — На меня пёр здоровый детина с огромным тесаком.

И вот у меня появился первый анонимный чип. Его владелец, перед тем как отключиться кричал, что на нём триста тридцать рублей и если хоть рубль пропадёт, то мне хана.

По мере продвижения в трущобы мне попадались всё новые и новые добрые люди, которые делились со мной вещами.

… — Ты падла…

… — Лови хук слева…

… — За базар ответишь…

… — Иди сюда дрищёныш…

«А вот это он зря».

… — А-а-а!

Мой путь перекрыла шестёрка бойцов. Было видно, что ребята явно не местные и на гопоту не похожи. Все они были в защите и с разномастным оружием: у кого автомат у кого пистолет.

Стоявший первым темноволосый парень извлёк из-за спины меч, направил на меня остриё и закричал:

— Омаева куросу*! — занёс клинок над головой и побежал на меня.

Я уклонялся от выпадов меча, которые, достигая моего аурного щита, вгрызались в него на несколько сантиметров.

Хорошо, что аурный щит обволакивал меня на небольшом расстоянии и холодная сталь не касалась меня, и даже если бы коснулась, то противнику нужно пробить ещё защитный костюм, и справится с моей регенерацией.

Выстрелы из чего-то бронебойного периодически попадали в щит, это мешало поймать вёрткого мечника.

Я буквально танцевал со смертью: чем дальше, тем сильнее ощущались удары, меч стал проникать глубже, а энергия для поддержания защиты не бесконечна.

— Кьсамава курос те ару**! — закричал мечник и нанёс сильнейший рубящий удар.

Мне показалось, что по моему подбородку ударили тяжеленной металлической балкой. Меч застрял в аурном щите возле моей шеи. Мечник явно намеревался обезглавить меня.

Я не стал терять драгоценные секунды, и пока меч противника завяз в моей защите, выпустил энергетические шипы из рук и переломил сверкающее лезвие. Отделённое от рукояти и сломанное надвое оно со звоном упало на промёрзшую землю.

Темноволосый мечник упал на колени перед своим испорченным оружием и трясущейся рукой погладил его. Все вокруг прекратили стрелять и уставились на мечника, тот достал более короткий меч и вспорол себе брюхо.

Снег окропила лужа крови.

«Может семейная реликвия? А может он хотел именно им меня убить, а я взял и сломал?», — но долго думать мне не дали.

По моему аурному щиту ударил шквал снарядов. Сильнейшие удары сотрясли меня. Укоренение телекинезом позволило устоять на ногах.

— Падла́! Их бринг дих ум. Сдохни́, козлина́-а́-а́***!..

Блондин со шнобелем как у орла и кустистыми дредами перемещался с места на место, поливая меня шквальным огнём из пулемёта.

— Полу́чи, боненштана****!

С другой стороны в меня прилетел снаряд, мой аурный щит сильно продавило. Будто бы в меня на огромной скорости прилетел пыльный мешок. Я как гибкое древко копья прогнулся назад, ещё бы чуть-чуть и меня оторвало бы от земли. Сотня осколков задрожала в моём аурном щите и, теряя силу удара, они осыпались к моим ногам.

Абсолютная тишина и набат в голове. Всё поплыло, но спустя мгновение я вернул концентрацию, а регенерации сделала своё дело и я снова услышал всевозможные ругательства в свой адрес.

Ринулся вперёд, ломая руки ноги и нападающих. Моя энергия была на исходе, но и боезапас противников тоже.

Схватка закончилась быстро, добивать никого не стал. Переломал всё оружие кроме небольшого энергетического пистолета, его я тоже определил к трофеям.

Снег хрустел под ногами, а тяжёлый пакет тянул руку. Каждый, кто имел ко мне претензии, что-то подарил мне на память. Последняя группа была довольно крепкая. Возможно, я перестарался, и теперь явно запахло жаренным.

Перестраивать костюм под скрытность не стал. Решил сэкономить остатки энергии. Так я хоть ускориться смогу и щит держать.

Направился к выходу из трущоб.

Тишина.

Только полная луна озаряла путь по заснеженным трущобам.

Чем ближе я приближался к выходу из трущоб, тем чище и опрятней становились дома. Я наткнулся на обшарпанную лечебницу и даже библиотеку.

До выхода осталось шагов триста. В глубь трущоб я шёл по другой улице. И теперь стоял на незнакомой площади. На ней расположилась двухэтажная школа для малоимущих, зарешеченный магазин и несколько явно жилых домов.

В одном заведении на площади горел свет и броская вывеска с самоваром.

«Кафе Уют», — прочитал я.

Похожее было в трущобах Старой Костромы. Сердце защемило от тоски. В подобном заведении я хотел попробовать кофе из автомата с экзотическим вкусом за десять рублей. Я не мог вспомнить, как называется тот кофе. Память подкидывала изображение стаканчика со вспененной шапочкой крема.

«Десять рублей!».

Тогда для меня это была существенная сумма. Я мог питаться несколько дней на эти деньги.

Поколебавшись немного, шагнул в направлении кафе, подойдя, дёрнул металлическую дверь.

Разномастная мебель, будто её притащили с помойки, связки пластмассовых баранок на стенах, мармиты с готовой и не очень вкусной на вид едой — таким был уют заведения. Единственной достопримечательностью выделялся огромный самовар, стоявший в конце выдачи.

Направился к пузатой блестящей гордости заведения. Самовар был такой большой, что от входа я не заметил стоявшую за ним плотного телосложения продавщицу за прилавком. Рядом с самоваром стоял автомат для приготовления напитков. Тут был и тот кофе с кремовой шапочкой. Прочитал название:

«Ирландский крем».

Опёрся о прилавок, склонился к дородной женщине. Обстановка так навевала не мои воспоминания, что я сказал не по своей привычке.

— Синтесуп с мясом.

— Рубль. — Женщина спокойно обозначила цену и безразлично скользнула взглядом по моему пакету. — Что-то ещё?

— Кипяток.

— Ещё рубль.

— И кофе Ирландский крем.

Я уже предвкушал и гадал, какой вкус будет у этого напитка. Но не расслаблялся и всё время поддерживал аурный щит.

Поглядывая на вход, заплатил двенадцать рублей с чипа.

Повернул кран самовара и залил в коробку с супом парящий кипяток, в бумажный стаканчик из автомата налил кофе.

В нос ударил запах мясного супа, сливок, виски и кофе.

Прихватил из ряда разномастных стульев пластиковый добротный табурет и устроился за обшарпанным, но чистым столом. Пакет с трофеями поставил под стол.

Хлебнул напиток.

Горчинка кофе и виски смягчилась кремовым послевкусием.

Испытал приятное чувство, — «Хоть что-то в жизни сделал, чего хотел».

Суп оказался как всегда синтетически-мясным. В столовой для аристо мясо было более мясное на вкус.

«Но есть можно», — погрузил пластиковую ложку в суп.

Хлопнула дверь.

Ещё сильнее укрепил аурный щит и стал прокачивать мышцы энергией.

Рядом присел тощий мужчина.

Склонившись над коробкой с супом, я видел только испещрённые шрамами руки. От мужчины совершенно не исходило чувство страха.

— Ты чей? Ты кто? И зачем сюда пожаловал?

Я хлебнул с пластиковой ложки бульон с закрученными тонкими макаронами. Почувствовал, как моя регенерация стала устранять незначительный вред от консервантов и усилителей вкуса.

— Слишком много вопросов, — сказал я и отправил в рот следующую ложку.

— Вкусно? — исправился мой собеседник.

— Бывало и получше.

— Так кто же ты?

— Допустим, странствующий воин из среднего города, который решил отточить навыки кулачного боя на полях сражений и в тяжёлых боях, собирая ценные трофеи. — Пнул пакет под столом. — С поверженных врагов обрести небывалую и неведомую силу. А потом найти, куда всё это продать. И закупить всё необходимое снаряжение для странствий.

Сидящий напротив мужчина закашлялся, сдерживая смех, затем слегка наклонился ко мне:

— А если серьёзно. Что уважаемому почти высоко благородному ужасу военной школы аристо Глебу Туманову понадобилось в моей скромной обители?

— Как меня узнали? И да я здесь чтобы возможно что-нибудь купить или продать.

— Меня зовут Шрам.

Поднял глаза. Боковым зрением приметил, что продавщица испарилась из магазина. На напротив меня сидел лысый мужчина. Безобразный шрам пересекал его лицо и проходил по правому глазу, тот отсутствовал. Вместо него стоял протез, больше напоминающий сферическую камеру. Глаз-камера изучил меня, и собеседник продолжил:

— У меня и моих подручных здесь всё схвачено. Тебе удалось сохранить своё инкогнито не для всех. Слишком ты жуткий показался в глазах моих подручных, хотя стратегия твоя мне понятна. Знаешь, про тебя тут напридумывали всякое. Ужаснулись мои подчинённые не поставив меня в известность заказ на тебя отправили, а никто выполнять не хочет. Я не считаю тех, кого ты отделал последними. Я имею в виду профессиональных киллеров, которые тебя реально убить могут. Не подскажешь, почему заказ не берут?

— Я же Туманов, — пожал плечами.

Шрам продолжил:

— Я отстранил своих людей в наведении порядка и решил поиграть с ценой. Но вот незадача. Никто не берётся. И даже клан Теней. А знаешь, у каждого человека есть цена жизни, но только не каждый может заплатить нужную сумму. Поверь, я весьма состоятельный.

Шрам уставился на меня, его правый глаз-камера крутился во все стороны независимо от левого. Затем он хлопнул себя по лбу:

— Императора невозможно заказать и его наследника. Никто не возьмётся. Я имею ввиду из нормальных киллеров. И вот узнал, что за тебя не берутся. Не объяснишь почему?



* お前を殺す — Убью тебя (яп.)

** 貴様を殺してやる — Клянусь, я тебя убью (яп.) используется самое грубое обращение 貴様 (kisama), намного грубее, чем невежливое お前 (omae).

*** Ich bringe dich um — Я тебя убью (нем.)

**** Bohnenstange — Бобовый стебель, дрищ (нем.)

Глава 52

В голове закрутились мысли и о Лэйле — ассасине из клана, которая мне помогла, обманув Бритву. О Бритве, который, что-то говорил об это клане Теней. О Туманове. Решил позже всё обдумать. Бросил пластиковую ложку в коробку с супом и спокойно сказал:

— Рад, что меня сложно заказать, но пока я и сам не знаю почему. Давай поговорим о другом. Дело у меня есть.

Шрам усмехнулся, но затем он подался вперёд:

— Что ты хочешь?

— Вывести деньги на чип и кое-что узнать?

— Ну, вывести деньги на чип это не проблема, если сумма не больше миллиарда. Но вот информация, знаешь ли, бывает бесценной. — Шрам покрутил рукой в воздухе.

Поборол стыд и назвал свою незначительную сумму:

— Для начала хочу вывести полмиллиона. А вот спросить хотел на счёт оборота кристаллов жизни, доступных по цене эликсиров и запрещённого оружия. В целом получить возможность закупать подобное.

— А-а-а-а. Это твоя войнушка с Ветровыми. Знатно ты их, знатно разозлил. Даже до нас слухи доходили. Уверен, что их глава тебя тоже заказать хотел. Так вот никак. Я так разошёлся, что обратился даже за границу. И там отказались. Ну не все. Согласились лишь отморозки, но это тебе так, даже разминаться не надо.

Интересно, почему меня заказать нельзя?

Протянул пластиковую карту с полумиллионом Шраму:

— На анонимный надёжный чип.

Шрам кивнул, в зал забежал расторопный паренёк, которого я уже видел, когда я заходил в трущобы. Он забрал карту, а спустя десять минут принёс небольшой кристалл с впаянной микросхемой.

— Десять процентов. Самая минимальная комиссия. Как себе перегнал. — Шрам протянул мне чип. — Даже в банке за такую цепочку переводов больше сняли бы. Если что понадобится купить или трофеи продать. Но только не такие. — Шрам взглядом обозначил пакет под столом, — То можешь зайти в это кафе. Тебя проводят ко мне. Или ты сейчас хочешь посмотреть, что у меня завалялось?

— Бывшие в употреблении смартфоны для магов восьмого ранга есть?

Шрам слегка напрягся, но постарался не показать вида:

— Нет, и знаешь. Я бы не рекомендовал. В старом аппарате может остаться всякое, как его не чисти. Тем более ты Туманов. А вот оружие и всё остальное есть. Посмотришь?

Я оставил пакет с трофеями под столом кинул в него чип с тремястами рублями и отправился со Шрамом. Из трофеев оставил себе только очки.

Трущобы стали оживать и люди появлялись на улице, разводили костры в бочках и с опаской поглядывали на нас.

Шрам сказал, что на своём флаере он меня не повезёт, и он проводил меня пешком. За нами плелась огромная свита его охраны.

Настоящий подпольный магазин. Шрам абсолютно не боялся мне всё показывать, так как там не было ничего уж такого запрещённого. Шрам сказал, что цены раз в шесть меньше чем в элитном магазине, а на некоторые позиции и того больше. Почти за даром отдаёт. Чуть слезу не пустил.

Работники магазина ходили слегка пришибленные, мне показалось, что они или в первый раз видят Шрама или видят его крайне редко, а он тут ходит, мне экскурсию устраивает, о товарах рассказывает.

— А снайперские винтовки есть поубойней? — спросил я.

— Ну у тебя и запросы. Вот станем мы ближе друг другу, может и найдётся. А так. Извини. Только это. — Шрам обвёл стеллажи подвального помещения.

Я оглядел полки. С таким оружием на высокорангового мага не победить. Изменённых крыс бить в канализации сойдёт. Так собственно и было. Большинство браконьеров, которые добывали кристаллы жизни с опасностью для своей жизни затаривались в подобных магазинах. Зелья и эликсиры тоже были. Взял одно синее зелье энергии среднего уровня за тридцать тысяч, и одно красное зелье регенерации за семьдесят. Будут у меня зелья последнего шанса.

Пробежался взглядом по стендам с разномастным оружием. Было не только дистанционное современное, но и много ближнего боя: мечи, копья, секиры. Молотов не наблюдалось. Я даже не пожалел об этом. Совершенно не представлял себя больше с этим оружием.

Ничего брать больше не стал, хотя хотелось.

— Знаю теперь у кого могу отовариться. — Я направился к выходу.

— Ты заходи, если что.

Мы пожали руки, и я пошёл к бронированной двери. В спину мне донеслось:

— Слушай, если захочешь подраться, то знай, я устраиваю подпольные бои. Спустишь пар да и подзаработать можно на ставках. Участие тоже не бесплатное. Найдёшь себе достойных соперников. Как ты там сказал? На полях сражений, странствующий воин. Вот даже легенда есть. Что скажешь?

— Я подумаю.

Вышел из магазина. Трущобы оживали и становились, такими, как подкидывала мне память бывшего владельца тела. Не смотря на глубокую ночь жизнь кипела. Люди грелись у костров в бочках, шутили, пили, веселились и дрались. Когда я проходил мимо, то разговоры стихали, но никто не шарахался от меня. Я же натянул свой капюшон и очки. Стало темнее, но так посчитал правильным. Как сказал Шрам, для большинства жителей трущоб я маг, который пришёл к нему по делам. И моя личность осталась в тайне для простых жителей этих мест.

Пусть так и будет.

На КПП передо мной извинились за то, что мне нужно пройти лёгкий досмотр. Меня просветили на оружие и запрещённые вещества. Купленные эликсиры не вызвали никакого подозрения.

В среднем городе улицы были освещены и частично очищены от снега. В редких окнах высотных домов горел свет.

Ритмичная музыка привлекла моё внимание. Над домами вспыхивали разноцветные огни. В ту сторону, откуда она доносилась музыка проехало несколько автомобилей.

Я пошёл в том направлении. Яркие вспышки, вибрация ритмичной музыки стали сильнее.

Длинная очередь тянулась ко входу в сторону пятиэтажного здания с названием:

«Кóтокóмбы».

Я несколько раз перечитал название. Ошибки не было.

Многих в клуб не пускали, разворачивали и они обречённо и с досадой шли отдыхать в другое место.

Ритмичная музыка притягивала, и я пошёл в начало очереди. Сзади донеслось:

— А чё он вперёд лезет?

— А чё так можно было?

— Ща его в конец отправят.

— Смотри прикид какой. Да ещё очки и капюшон закрывает лицо.

— Под крутого косит. Ха-ха.

Здоровенные охранники, наряженные в больших суровых котов, перегородили мне дорогу.

— Сними очки. Покажи личико. — Сказал самый большой кот.

Я снял.

Лица котов, были открыты. Охранники побледнели и поклонились.

Самый большой кот подался в мою сторону и тихо прошептал:

— Господин Туманов, только без драк и жертв, у владельца заведения хорошие подвязки.

Видя реакцию котовышибал очередь притихла, а особо говорливые предпочли ретироваться.

Чем ближе, тем сильнее вибрация и ритм музыки отдавались в теле. Непроизвольно захотелось двигаться.

На крыльце была разномастная толпа. Меня поразило, то что на девушках было слишком мало одежды. Я никогда такого не видел. В моём мире одежда сильнее закрывала тело девушек. А тут они мёрзли, но продолжали стоять и болтать на улице, некоторые прижимались к своим кавалерам, чтобы те их согревали. Некоторые продолжали танцевать прямо на улице.

Я заплатил за вход триста рублей с чипа и прошёл в зал.

Люди в яркой одежде с разноцветными волосами, красивые тату, яркая и одежда.

Полуобнажённые тела сливались в единую массу, а вспышки стробоскопов рывками с паузами высвечивали затейливую картину. Под потолком в клетках извивались девушки и юноши с кошачьими ушками и хвостами.

Я влился в толпу и сам того, не замечая стал с ней одним целым. Это завораживало.

И я увидел её.

Моё сердце забилось быстрее.

Она была прекрасна. Две недели в пыльной комнате метро, окружённый разрухой, под выстрелы я иногда смотрел на неё на экране смартфона. Тогда она была в строгом платье. Сейчас на ней было слишком мало одежды, а та, что была, обтягивала изящное стройное тело, а моё воображение дорисовывало остальное. Эти рыжие волосы, большие красивые глаза изящная шея. Она рывками извивалась в лучах стробоскопов, и это было нереально красиво.

Я невольно сделал к ней шаг, но какой-то холёный блондин в сером пальто схватил девушку за волосы и потащил за собой из зала. Он как таран расталкивал танцующих и так быстро тащил девушку, что та не успевала встать и её ноги волочились по полу.

Спустя мгновение я рванул за ними.

Глава 53

Танцующие так и норовили то затащить меня в круг, то перекрыть дорогу. Прокачал мышцы энергией и стал лавировать между извивающимися телами. Блондин очень быстро перемещался. Это выдавало в нём модификанта или мага. Какой-то парень заступить ему дорогу, но спустя мгновение отлетел в сторону. Я мельком бросил взгляд на охранников в зале, стоящих на небольших возвышениях, но не замечали происходящего или не хотели замечать.

Оттолкнулся телекинезом и долетел до конца танцплощадки. Немного не рассчитав врезался в стену рядом с проходом из зала. Благодаря аурному щиту не пострадал. Кирпичная неоштукатуренная стена тоже.

Девушку очень быстро затащили в проход, только мелькнули её ноги, ударившиеся о проём.

Сквозь музыку до меня донестись её крики.

Со всей дури я усилил аурный щит и рванул вперёд. Энергии у меня не много, и действовать нужно было осторожнее.

Миновал извилистый коридор и наткнулся на закрывающего дверь работника в костюме кота.

Не успел чуть-чуть, и дверь защёлкнулась. Окон не было.

— Открывай, — повернулся к котоработнику.

— Тебя это не касается, отвали. — Промямлил не совсем трезвый кот. — Она сама виновата.

«Может выбить подумал я, и окон нигде нет», — За горло поднял недокота над полом.

— Простите господин. Извините господин. — Залепетал заплетающимся языком пьяный работник заведения и открыл дверь.

Как только я оказался на заднем дворе освещённым несколькими фонарями, за мной закрылась дверь.

Здесь была огороженной площадка, вдоль кирпичных стен стояло три больших мусорных контейнера.

Посередине этой площадки на коленях всхлипывала девушка и прикрывала лицо руками.

Надел очки и надвинул тёмный капюшон.

Блондин в тёмно-сером плаще навис над девушкой. Она снова всхлипнула:

— Я же сказала что наши отношения закончены.

— Это я скажу, когда они закончатся, и если мы расстанемся, то я тебя брошу. Ясно?!

— Всё ясно. Давай решим, что это ты меня бросил, и я пойду. — Девушка всхлипнула.

По тому как мужик отвёл руку и по тому напряжены его мышцы, понял, что девушке сейчас прилетит неслабо.

Спустя мгновение я держал запястье мужика. Тот был достаточно силён. Мне пришлось укорениться и помочь телекинезом, чтобы удержать его руку.

На меня уставились наполненные яростью глаза:

— Сопляк, ты кто такой?

Я только потянул руку снять очки, а мужик закричал:

— Это неважно. Ты хоть знаешь, кто я? — И хотел ударить меня свободной рукой.

Я отклонил его удар, и встречным своим усиленным телекинезом отправил его в полёт. Шипы, способные отправить мужика на тот свет, выпускать не стал. Он пролетел метров десять и попал прямиком в большой полутораметровый мусорный контейнер. Всё его тело поместилось кроме ног, они торчали в разные стороны.

Девушка, всхлипывающая за моей спиной, притихла.

Обернулся, большие зелёные глаза уставились на меня с непониманием, но в них читалась благодарность.

В мусорных баках началась возня.

В баке мужик потерял плащ и часть своего достоинства. Он стоял в чёрном костюме тройке, на правом плече у него была банановая кожура, а половину лица покрывала бурая жижа. В его глазах плескалась ярость. Он достал влажные салфетки и обтёр лицо. Затем потянулся к груди. Именно там, у модификантов находилась панель активации усиленного режима.

Я стоял непоколебимо, и рука мужика зависла в паре сантиметров, не достигнув цели:

— Я Вяземский. Довольно влиятельная персона здесь. — Мужик обвёл рукой вокруг. И я друг хозяина этого заведения и хозяин девушки за твоей спиной.

«Это конечно прозвучит немного пафосно», — но я снял очки и сказал. — Я тоже довольно влиятельная персона.

Мужик уставился на меня, затем ткнул в мою сторону пальцем:

— Я бросаю тебя первым, ясно! И верни все мои подарки. — Он со всей силы пнул мусорный контейнер, тот промялся и с грохотом отлетел в стену. Мужик ещё раз зыркнул в мою и удалился.

Я понимал, что все его слова и гневные взгляды были адресованы не мне, а девушке за моей спиной.

Повернулся, девушка стояла и дрожала:

— Спасибо, что заступился. И спасибо что избавил меня от него. Я верну ему все подарки, и пусть катится.

Девушка сделала шаг и чуть не упала. Я сместился к ней и обхватил её за талию. Девушка дрожала от холода, была слегка пьяна и отходила от пережитого. А ещё мне показалось, что ей тяжело стоять на ногах. Её обнажённые ноги ниже колена были в синяках. Она знатно ударялась о дверные косяки и повороты пока её сюда тащили. Я с лёгкостью подхватил её на руки.

Девушка одела пуховик и я понёс её на руках, а она то и дело выступала штурманом и указывала направление. Она ещё не протрезвела, и ситуация её явно забавляла.

Очищенная от снега дорога, двор, подъезд, лестница — дорога до квартиры ведущей теленовостей мне совершенно не запомнилась. А запомнились только большие весёлые зелёные глаза, которые никак не могли сфокусироваться на моём лице и хмельная очаровательная улыбка.

Я срывал с неё остатки одежды а вот у неё с моим супер костюмом это не получилось. Пока она принимала душ, я сложил свой защитный костюм до более крупных браслетов на руках и ногах, чтобы распределить и сохранить ресурсы. Ошейник я сделал как можно тоньше, и он смотрелся стильным украшением. Девушка потянула с меня браслет, у неё не получилось, потом ей это надоело и мы отдались страсти. Чуть не переломав половину её квартиры. Она всё оправдывалась, что не такая доступная.

Измятая постель.

Рядом лежала спящая, довольная и измятая мной в приятном понимании девушка. Я перебирал её роскошные тяжёлые рыжие пряди. Рука то и дело соскальзывала на бархатистую кожу её спины. Мы вытворяли всякое. Мне хотелось произвести впечатление, и я усиливал себя остатками энергии и восстанавливал выносливость иногда помогал телекинезом и позы получались весьма затейливыми.

Её кожа была как бархат. Мой взгляд скользнул ниже. Между двух подтянутых холмиков её попки виднелись ноги, голени её были в синяках и тут я пожалел, что лечить могу только себя. Я чувствовал как из меня выходили жгуты, которые искали энергию вокруг, но не один из них не коснулся спящей красавицы.

Я не умею лечить.

Я умею только брать, не давая ничего взамен. Вот такой я странный маг жизни.

Выбрался из-под девушки.

«Скоро будет рассвет», — подумал я и скользнул взглядом по красивому спортивному телу, едва подсвеченному посветлевшим небом.

Собрал свои вещи, развернул защитный костюм имитировавший дорогой и глядя на мирно- спящую девушку моё сердце сжалось:

«Надеюсь, эту девушку не постигнет участь Светы?

Поймал себя на мысли, что сжал кулаками так сильно, что кости затрещали. Даже не заметил, как усилил мышцы телекинезом. Дико возжелал избавиться от всех, кто помешает мне нормально жить. И возненавидел тех, кто контролирует каждый мой шаг.

Сделал глубокий вдох и выдох.

Надвинул капюшон, надел очки и вышел из квартиры.

Дверь за мной прикрылась автоматически. Щёлкнул замок, отрезая мне путь назад. Камер здесь не было, и я не переживал, что зашёл в одной одежде, а вышел в другой, но надо об этом помнить, а ещё научиться снимать костюм не сворачивая его. Но полностью снимать с себя такую ценную вещь не хотелось.

Обходя систему безопасности, покинул дом.

Защитный костюм в котором мне совершенно не было холодно и аурный щит активированный в слабом режиме, должны уберечь от непредвиденного удара.

Здание гостиницы было и не таким высоким, но его шпиль виделся издалека.

Машин ещё не было. Я увидел бабку посередине широкой дороги. Она толкала странную штуку перед собой, напоминающую высокий стул. Будто бы она в нём стояла. Эта бабка завязла на переходе в снегу и со страхом озиралась по сторонам.

«На кой она в такую рань попёрлась по плохо очищенным улицам?», — про себя поругал старушку и пошёл помогать.

Она приняла мою помощь, причитая какой я хороший хоть и страшный в этом капюшоне и очках. Она долго копошилась, но я смог убрать её с дороги.

У бабки округлились глаза, и она, быстро переставляя свою опору, чуть ли не бегом покинула улицу.

Обернулся.

На меня шёл отряд из шести Глазастиков в защитных комбинезонах, более напоминающие чёрные мундиры.

Они окружили меня полукольцом.

«Ах, если бы не бабка эта», — вздохнул я.

Я не пытался бежать, и маги разума взяли меня в кольцо.

Почувствовал лёгкие касания своей ментальной защиты, не такие как от признания острым шипом Бальтазара Алмазова.

Постарался думать о ночном клубе Котокомбы, и как после хорошо провёл время. Думал расплывчато, не вникая в детали, а потом задумался, что спешу в гостиницу.

Окружившая шестёрка Глазастиков, уловив моё настроение и возможно поверхностные образы, расслабилась.

Маг разума, у которого чёрный мундир выглядел солидней всего, шагнул ко мне:

— Гражданин, снимите очки, капюшон и предъявите документы.

Потянулся, чтобы снять очки как сильнейшая взрывная волна опрокинула меня с ног и потащила по снегу. Я укоренился и остановил скольжение. На остатках энергии усилил аурный щит. Меня сбило с ног телом главного Глазастика и мы кубарём покатились дальше.

Сверху меня припорошило снегом и мелкими осколками стекла.

Встал.

Магов разума расшвыряло по улице, они медленно вставали.

Окон на ближайших домах не было. Перевёрнутые автомобили местами валялись по улице.

Раздалась сирена.

Не стал терять время и побежал в сторону гостиницы.

Спустя мгновение надо десятки флайеров со спецсигналами пролетели в сторону гостиницы Метрополия.

Посмотрел в ту сторону и не увидел торчащего шипа гостиницы.

Пробежав сотню метров, повернул за угол и не поверил своим глазам: на месте гостиницы Метрополия зиял огромный кратер.

Я же был совсем рядом и мог оказаться в эпицентре взрыва.

Полицейская сирена. Летающие кареты скорой помощи. Десантные флаеры императорских войск. Территорию сноровисто огораживали.

— Гражданин, предъявите документы?

Я обернулся, слегка помятый главный маг отряда Глазастиков держался за бок и пристально смотрел на меня.

Капюшон с меня слетел вместе с очками, когда я катился по земле.

Спустя мгновение лицо контролёра общественного настроения наполнилось узнаванием:

— А-а-а, Господин Туманов. Вы, вероятно, остановились на ночлег и решили ночью погулять. Вам повезло. — Маг с ужасом посмотрел мне за спину. — Надеюсь, никто из ваших близких не пострадал от взрыва. В следующий раз берите с собой охрану и свиту. И носите значок, подтверждающий ваш социальный статус. А лучше герб рода. Всего доброго господин Туманов. — Он поклонился и пошёл собирать строить свой отряд.

За ограждение никого не пускали.

Небо окрасилось кроваво-красным.

Увидел Сергея, тот переминался возле флайера и хватался за голову. Потом он снял фуражку и склонился в сторону бывшей гостиницы Метрополия.

— Ну что полетели? — подошёл я сзади и положил руку на плечо Сергею.

Он подпрыгнул на месте, повернулся и побледнел.

— Я уже вас похоронил. Тут взрыв. Я недалеко был. Рядом был. Вот…

— Как думаешь, кто это сделал?

— Очень надеюсь, что это не Львы.

— Кто?

— Колонисты из системы Льва. Да уж теперь они не колонисты, а постоянные жители той планеты. Я надеюсь, что не началась новая война. Понимаете, они ненавидят бывшую метрополию. Нашу планету. — Сергей почти смял в руках фуражку. — Надеюсь, что гостиница Метрополия — это не символ начавшейся новой войны. Хоть бы не было войны.

— Полетели в школу, Сергей — Посмотрел я на оплавленную спёкшуюся землю.

— Хорошо господин. Как хорошо, что вас не было в гостинице.

Флайер набрал высоту, и мы полетели в сторону кроваво-красного рассвета.

Глава 54

В гостинице Метрополия выжило три мага и два модификанта, остальные погибли. Один маг сильно пострадал, он активировал защиту в последний момент. Была применена не простая взрывчатках, а с магической компонентой. Обстановка в империи сильно накалилась. Убийства учеников в школе ушли на второй план. Как хорошо, что другие ученики не знали о том, что я остановился в Метрополии и не пострадал.

В школе хотели отменить выездные задания, но этого не произошло.

Центр распределения представлял длинный стол, за которым расположились три работника школы. Возле стены в конце длинного стола мерцала галапроекция — полутораметровый деревянный щит, обвешанный листками будто старинная доска с объявлениями. Распорядители согласовывали условия выполнения заданий, начисления групповых баллов и выдачу бесплатного снаряжения.

Моя команда стояла за моей спиной. Нас как звезду номер семь запустили последними. Название менять не разрешили.

Витор похлопал меня по плечу.

— Глеб, если приставить твой школьный номер к названию команды, то получится «777», это число приносит удачу. Поверь.

Мы подошли к мерцающему щиту. Все самые высокооплачиваемые и престижные задания. В стиле: «Совместное патрулирование границы Сибирской аномалии под командованием генерала Громовой» или «Отработка подавления народных волнение совместно с императорским Псикорпусом» были разобраны.

Осталось два задания. В первом, требовалось уничтожить изменённых кабанов, терроризирующих животноводческие хозяйство. Во втором, на Урале следить за рабочими, возводящих новую стену, отгораживающую самую страшную и большую на планете Сибирскую аномалию. Оба задания имели пометку «Длительное». У задания с кабанами награда была в два раза больше, плюс бонус в сто очков группового рейтинга за каждого кабанчика.

Я не делал ставку на рейтинг после того, как директор отобрал весь мой боевой. Я хотел узнать, как добывают кристаллы жизни из изменённых животных. На этом можно было прилично заработать, а ещё возле аномалий, разбросанных по планете, находили редкие растения, для приготовления дорогостоящих эликсиров. Я сразу для себя определил, что хочу взять задание с кабанами. Выступать в роли надсмотрщика не хотелось.

Повернулся к группе.

— Кабаны. — Выпалил Витор.

— Я бы от малахитовой шкатулки не отказалась. На Урале можно хорошие оригинальные сувениры купить. — Тыкая указательными пальцами друг о друга, мило краснея сказала Виктория.

— Попроси папеньку, он тебе малахитовую комнату сделает. — Выпалил Витор. — Кабаны. — насупился он.

— Жалко, что не в старой Костроме. Там такой сыр варят. — Мечтательно закатила глаза Катя и потеребила фиолетовые хвостики.

— Глеб, ты если сыра захочешь с ней рядом не садись. — Витор покосился на Катю. — Может, на кабанчиков, деньжатами разживёмся, кристаллов жизни добудем, мясца поедим — Витор просительно сложил руки.

— Да-да. Поедите. — Катя от смеха прыснула в кулачок. — Говорят, что мясо изменённых животных увеличивает мужскую силу.

— Но-но, — Повернулся к ней Витор. — С мужской силой у меня всё в порядке. Уверен, что и у Глеба тоже.

Милена и Лика молча ждали моего решения.

Все уставились на меня и даже три распорядителя за столом.

***
Мы летели на единственном флайере школьной охраны истреблять кабанов. Транспорта для перевозки сильных магов школьников не было и для нас подготовили этот.

Меня предупредили чтобы я не магичил и сел в дальний конец длинного салона: подальше от двигателя. Флайер был рассчитан на переброску шестиранговой звезды магов или отряда усиленных модификантов.

Мы пролетали над лесами и огороженными полями. Дорог не было. Лишь защищённые коридоры между крупными городами для массивных грузовых локомотивов. Аристо летали на своих флайерах, а простолюдины на огромных, больше дома воздушных кораблях.

Мы видели два таких, их размер поражал. Я будто бы встретил двух летающих левиафанов на своём пути, такого огромного транспорта в моём прежнем мире не было. Я даже представить себе такое не мог.

Я сидел в хвосте флайера и под щебетание девушек вчитывался в распечатки по кабанам. В них было много полезного и даже по диким магам. Подобной информации было мало в сети и делать запросы, а они отслеживались, я не решался: ведь я дикий маг, подлежащий немедленному уничтожению.

Жадно вчитался.

Двести пятьдесят лет назад появились первые аномалии на Земле, они и привели к появлению изменённых животных и магов. Далее говорилось о продолжительной двухсотлетней войне диких магов. Ничего подобного я, будучи попрошайкой не слышал, а в сети для простолюдинов подобной информации не было.

Девочки что-то бурно обсуждали и мешали вчитываться. Далее шла информация, что животные сильно изменились после тридцатилетней войны с колонистами, где применялось не только разрушительное оружие, но и химическое, бактериологические и генетическое. Перевернул лист, на меня с расплывчатой фотографии уставился клыкастый кабан. Ниже имелась приписка, что это опасное агрессивное животное. Для простоты животным были назначены такие же ранги, как и магам. В том районе куда мы отправлялись, водились кабанчики вплоть до пятого ранга, но такие встречались редко.

Для подстраховки и присмотра с нами отправили Анастасию Туманову, она мирно спала в середине салона облокотившись на вместительный рюкзак. Он мог легко крепился на спину к темно-зелёному защитному комбинезону куратора. У Анастасии также имелся закрытый шлем. Они имелись у всех, чтобы было комфортно и продолжительно охотится на морозе.

Снаряжение команды вместе с Анастасией я уже проверил. Школа нам выдала набор эликсиров на каждого, а для убийства кабанов убойные плазменные винтовки и пистолеты. Витор и Катя взяли винтовку и пистолет, остальные обошлись только пистолетом. У Милены, Вики и Лики имелись их собственные жезлы усилители, и в бою они будут делать упор на магию.

Я тоже планировал больше магичить. Всё школьное оружие было рассчитано на слабых магов и энергоячека могла взорваться в моей руке, если я возьму её и подержу долго. В природе существовало убойное оружие для сильных магов, но оно стоило очень дорого, как и смартфоны. Я мог безопасно пользоваться кинетическим. И смотритель школьной оружейки сказал, что для восьмирангового мага, а определил он меня именно в восьмиранговые, когда посмотрел на мой значок двусильного мага шестого ранга. Он сказал, что у него есть для меня только одна вещь и притащил огромный чёрный пистолет. Смотритель оружейки сказал, что кинетическим могут пользоваться даже легендарные маги, а этот «малыш» с лёгкостью пробьёт шкуру изменённого кабана вплоть до пятого ранга. На чёрном огромном Малыше была надпись:

«DESERT EAGLE PISTOL».

Я значительно накачал мышцы и уверенно держал огроменный пистолет на стрельбище. А помогая телекинезом справился с убойной отдачей пятидесятого калибра. Магазин вмещал семь патронов и у меня было таких три, которые я закрепил на своём костюме. В чёрном рюкзаке имелась коробка с двадцатью патронами и всё необходимое за уходом. С общей теории у меня в голове была информация. О том как ухаживать за кинетическим оружием.

Пустынного Орла убрал в кобуру, закреплённую слева к моему защитному костюму.

Помимо оружия и эликсиров в школе нам выдали по три свёрнутых заклинания «Земляной купол». Небольшие продолговатые цилиндры, покрытые рунами, напоминали древние свитки.

Два школьных флакона с зельем энергии и флакон с зельем регенерации и восстановления сил я присовокупил к своим и отрастив в конструкторе костюма удобные кармашки разместил их на поясе. Там разместил и три цилиндра с заклинаниями.


— Хватит шутить про мужскую силу Глеба. Уверена он сильный и, если потребуется он всем её покажет.

— Мне не надо. — Прыснул Витор. — Потом посмотрел на серьёзный настрой Милены и не стал развивать тему.

Анастасия приоткрыла глаза и посмотрела на меня.

***
Мы подлетали к ограждённому шестиметровой стеной хозяйству, расположенному недалеко от Ярославля.

Жители и работники испекли каравай и преподнесли нам с плошкой соли.

Владельца хозяйства на месте не было, нас встретил главный инженер и устроил небольшую экскурсию.

Вытянутое лицо главного инженера вытягивалось сильнее, а меховая цилиндрическая шапка так и норовила слететь с головы, когда он, сжимая кулаки с ненавистью рассказывал о изменённых кабанах, которые портят ограду хозяйства и сожрали уже шесть коров. Изменённых коров.

И нам показали этих трёхметровых животных, которые давали не только много полезного молока, но и много ценного мяса, и даже небольшие кристаллы жизни, когда их отправляли на убой. Мизерные кристаллы всё оправдывался Главный инженер. Всё же это были искусственно изменённые животные.

Я подзабыл, что кабаны изменённые и хотел возразить, что те не едят коров, а едят жёлуди и коренья. Вовремя спохватился, и задал другой вопрос оглядывая трёхметровую корову, стараясь не заходить ей под хвост:

— А эти кабаны они большие? Какого ранга?

В распечатках было указан их рост в среднем метр в холке. Но важен был не только рост, но и сила, которая зависела от ранга животного.

— Да нет. Кабаны как кабаны. Зубы у них очень острые. Вёрткие и ещё очень агрессивные. Ранг… не знаю, но не должен быть больше пятого.

Витор стоял задумчиво разглядывал гигантскую корову. Та била хвостом по бокам и от этого поднималась сильная волна воздуха, сметающая подстилку.

Нас напоили молоком, с ним мы съели каравай, которым нас встречали. Перед тем, как мы отправились, нас очень-очень попросили принести кабаньего мяса.

Девушки, стоящие за моей спиной, когда услышали про мясо прыснули от смеха.

Мы стояли у шестиметровой каменной стены. У её основания зияла заделанная металлической решёткой дыра. Решётка уходила в землю, устраняя глубокий подкоп. Стальные прутья толщиной в три пальца были изрядно погрызены.

Пилот флайера отказался садиться за стеной, и мы направились к лестнице, чтобы перебраться на другую сторону.

Перебравшись, мы построились на промёрзшей покрытой снегом земле. Витор снял винтовку с предохранителя и активировал купленный щит, перед ним замерцал полутораметровый диск. Лика, Виктория и Милена достали жезлы и встали позади. Пистолеты в руки они брать не стали.

Анастасия нас усилила и заняла позицию сзади.

Катю со специальным устройством, напоминающим бинокль, имеющий встроенный тепловизор и детектор жизни, я отправил на разведку. Школа нам выделила только одно такое устройство.

По мнению школы это было простое учебное задание, рассчитанное на притирку боевой звезды и нам не предоставили никакой дополнительной информации. И даже ограничили в снаряжении.

Мы подняли оружие, приготовились и двинулись по свежим следам, на снегу. Здесь явно недавно пробежала стадо крупных животных.

Повернулся к команде:

— Активируем аурные щиты на минимум. — Извлёк из кобуры своего Орла, опустил рычаг предохранителя, который располагался с двух сторон, передёрнул затвор, досылая патрон в патронник и положил палец на спусковой крючок.


Глава 55

Когда я добывал кабанину в моём прошлом мире, то делал это окружённый матёрыми воинами ветеранами, а ещё у нас были собаки. Иногда мы, прикормив и затаившись ждали дичь, а самый азартный способ охоты — это напасть на кабанчика первому, тихо подойдя к нему в тростниках с подветренной стороны. Азарт заключался в том, что рядом не было деревьев и укрываться приходилось за щитом вогнав шипы в его основании в землю, но удар кабан мог нанести просто ошеломительный. Когда я возвысился, то мне уже не требовалось самому бегать по лесам. Сейчас огромный двухметровый в холке секач вышел на нас сам, и я почувствовал боевой азарт и страшное желание зажарить эту тушу на костре.

Кабаны стадные животные, но вот такие старые и опытные вепри часто топтали землю в одиночестве.

Катя предупредила нас заранее, и мы подготовились к бою. За спиной у Витора был закреплён короткий меч, но он не стал его извлекать, он выключил свой щит, активируемый массивной перчаткой на левой руке, перехватил винтовку двумя и прицелился на приближающуюся к нам двухметровую в холке тушу

Мне же меч не требовался я научился вытягивать из руки шипы, которые были едва заметны и могли пробить защиту получше любого холодного оружия.

Двухметровый в холке кабан бежал на нас.

В кабана полетели сгустки плазмы, шары огня, ледяные копья и пули пятидесятого калибра из моего огромного пистолета.

Зверь взревел и ускорился. Двадцатисантиметровый снег совершенно не мешал кабану набрать огромную скорость.

Виктория не выдержала и укрылась за земляным куполом, Лика спряталась за единственным тонким деревцем, которое кабан мог снести походя и не заметить. Куратор смотрела и оценивала наши действия.

— Витор, не стой у него на пути, — крикнул я.

Витор в последние секунды успел сделать шаг в сторону и активировать перчатку щит на левой руке удар пятнадцатисантиметрового кабаньего клыка пришёлся на мерцающий полутораметровый диск. Витор как пушинка отлетел и покатился по земле.

Кабан стал молниеносными движениями снизу вверх наносить удары вокруг пытаясь выпустить кому-нибудь из нас кишки.

Очевидно, что нам не повезло сразу нарваться на довольно высокорангового кабана. Куратор это поняла, отбросила наблюдения и открыла огонь из своего оружия. Я отстрелял два магазина из своего двухкилограммового тяжеленого пистолета. Мои выстрелы не пробивали шкуру зверя, но ударяли его и ему это явно не нравилось.

Кабан обладал сильной магической защитой и имел щит вокруг шкуры как аурный щит мага, поэтому сгустки плазмы из винтовок лишь подпалили его шкуру, а не прожгли насквозь. Кисточка на хвосте кабана сгорела почти полностью. Этого разозлило зверя не на шутку, он стал неистово носиться между нами.

Вепрь лёгким движением клыкастого рыла переломил деревце, за которым укрылась Лика. Она в последние мгновения успела прикрыть себя земляным куполом. Кабан со всей скоростью врезался в земляную полусферу, та пошла трещинами.

— Это шестой ранг, закричала Анастасия. Или даже седьмой. Нам нужно отступить. — Она перезарядила винтовку и открыла огонь по зверю — Я отвлеку его постарайтесь уйти.

Витор попытался подняться, он хотел извлечь меч из-за спины, но снова был сметён сильнейшим ударом. Вепрь движениями снизу вверх подкинул его на пару метров и затем, когда Витор упал кабан всё пытался ударами рыла с длинными клыками пробить защиту на животе Витора.

У меня на глаза опустилась кровавая пелена:

«Куратор. Женщина будет меня защищать.»

Зверь оставил затихшего Витора и приготовился атаковать остатки нашей команды.

Я заступил ему дорогу.

Зверь ринулся на меня.

Укоренился телекинезом, пропустил энергию через мышцы, костюм на мне приятно завибрировал. Он тоже значительно укреплял мои мышцы и обеспечивал защиту.

Удар в мой аурный щит был ошеломительный. Кабан был не менее ошеломлён ведь я стоял как скала.

Вепря немного качнуло назад и его задние ноги слегка подогнулись, не теряя драгоценных секунд я схватил зверя за трёхгранные клыки, помогая себе телекинезом и прогоняя энергию через мышцы. Чувствовал, что энергия моя резко уменьшается, из меня в зверя буквально выстрелили невидимые шипы, они пронзили его магическую защиту и плотную шкуру. Один шип пробил сердце зверя, но даже с пробитым сердцем матёрый кабан не сбавил напор и попытался освободиться. Он совершал немыслимые по силе рывки головой. Если бы не костюм, укрепляющий меня, не телекинез, то мои руки бы просто оторвались или переломились от натиска зверя.

Глаза вепря полные звериной ярости смотрели на меня, из его пасти шла белая пена.

Моя голова слегка закружилась от силы. Я даже не заметил, что в меня через энергетические жгуты, которыми я пробил зверя, входила энергия.

Сырая, неочищенная, звериная энергия наполняла меня.

Я потерял концентрацию, а следом опору под ногами. Зверь с пробитым сердцем протащил меня пятьдесят метров и затих.

Дрожащими руками я держался за острые трёхгранные клыки. Лишь благодаря сверхпрочному костюму и моему аурному щиту я не лишился пальцев.

Зверь затих, и я отпустил его. Втянул свои энергетические щупы, которыми я пробил его шкуру. Моя голова кружилась от поглощённой дикой энергии. Ощущения сильно отличались от тех, когда я пил очищенные эликсиры.

Я встал над поверженным зверем.

Все члены моей команды уставились на меня, а подоспевшая Катя сфотографировала на смартфон. Анастасия, помогающая подняться помятому Витору, внимательно посмотрела на меня.

Катя сообщила, что поблизости никого не наблюдается. Я приступил к разделке добычи.

Куратор показала, как извлекать кристалл жизни. Который у изменённых кабанов располагался под грудиной.

По размеру кроваво-красного кристалла, а он был десять сантиметров, куратор сказала, что кабан был шестого ранга, а это уже не уровень школьного задания, и если бы не Глеб, то всё могло закончиться плохо.

Катя мониторила обстановку, а мы собирали трофеи с кабана. Точнее сказать, я с Анастасией собирали, а все стояли и смотрели. Они или боялись прикасаться к туше кабана или брезговали. Я забрал с кабана я всё что мог. Начиная от шкуры и заканчивая клыками.

Мясо, печень сердце. Всё мы распределили по специальным сумкам под трофеи.

Куратор сказала, что только один кристалл жизни с шестирангового кабана оценивается в двести тысяч.

Витор так загорелся что готов был снова бежать на кабанов, но я остановил его. Мы вернулись в огороженное поселение при хозяйстве с коровами и запросили разведку с воздуха.

Наличие такого сильного зверя выводило задание из школьного уровня. Разведка с воздуха не обнаружила таких крупных и старых вепрей в округе больше не обнаружили.

Следующие тридцать дней мы славно поохотились: Анастасия наблюдала, Катя была в разведке, Витор прикрывал, Лика и Вика калечили, а Милена подлечивала.

***
Мы разбили лагерь за шестиметровой стеной и хорошо здесь обжились и зачистили местность. Стационарный детектор жизни, который нам удалось раздобыть, оповещал о приближении животных, но похоже мы истребили почти всех высокоранговых кабанов в округе, а оставшиеся обходили нас стороной.

Наше задание подходило к концу и сегодня вечером хотел осуществить то, что так давно хотел.

Я сложил большой очаг. Заготовил крепкий вертел. Передо мной лежала свежая туша добытого кабанчика. Отрастив небольшой энергетический коготь из своей руки, я сноровисто стал разделывать тушу.

— Глеб, а где ты этому научился? — спросила меня сидящая на еловых ветках Лика.

Устроившиеся там же Вика и заворожённая Милена потеребили Лику, чтобы та не отвлекала меня от разделки.

— В сети, где-то видел. — Отбрехался я. Уверен, что со стороны, то, как я разделывал кабана, казалось, что я как дикий зверь делаю это когтями.

— Лика, не забывай я же бастард, и в сети для простолюдинов многое показывают.

— Такого там нет. — Возразил Витор.

Я каждый раз отвечал на вопросы «Где такому научился?», что видел это по сети или ТВ. Когда обработал тушу соляным раствором, наломал дров, не тратя на это и гран магической энергии, сноровисто развёл костёр и водрузил над углями насаженную на вертел тушу.

Когда я закончил Витор воскликнул:

— Это слишком даже для бастарда!

Анастасия иногда выходила и поглядывала на нас с интересом и возвращалась в свою палатку разбирать травы и лечебные коренья коих за месяц она набрала пол рюкзака. Ещё она хранила кристаллы жизни, которых мы набрали уже на двести семьдесят тысяч рублей. Всего у Анастасии лежало двадцать пять кроваво-красных кристаллов. Сегодня вечером я зайду к ней вечером и порошу один для своих экспериментов.

Все эти кристаллы доверили извлекать мне. И один раз я попробовал прикрепить энергетический щуп к камню жизни. В мой источник потекла сырая сила, а ощущения были как в метро, когда я коснулся своей энергией батарейки модификанта. Нет, ощущения были хуже, но у меня возникла мысль как я могу их применять, и я хотел себе один в личное пользование.

Куратор вышла в очередной раз проверить нас и сказала:

— Ребята много мяса изменённых животных есть нельзя.

— Да, мы же не дикие маги. — Сказал Витор. — Те съедят не поморщатся и ещё добавки попросят.

Да как оказалось этого мяса нельзя было есть много, а в меня оно лезло столько сколько хотел. И даже чувствовал, если съем мясо ещё более высокорангового кабанчика мой источник может усилиться, и я смогу перейти на новый уровень силы. Хотя мне надо съесть прилично этого мяса, убив не одного такого кабанчика. Многие считали, что подобное мясо увеличивает мужскую силу. С этим у меня всё было в порядке, только в лесу это было сложно реализовать свои мужские потребности. У меня под боком были симпатичные девушки, но Анастасия ходила за мной по пятам и приглядывала круглосуточно. Видимо выполняла наказ главы всея родов Тумановых. Я сразу вспомнил свой посыл главе Ветровых. Это был жестокий посыл и проведя в лесу месяц в воздержании я осознал, насколько я был жесток. Я уже был готов накинуться на Анастасию или на местных крепких доярок, которые справлялись с трёхметровыми коровами, а если меня оставят в лесу ещё на месяц, то и на кабанов. Хотя с последним я всё же погорячился. То, как за мной пристально ходила куратор на девушек она мне накинуться не даст, даже если те не будут против.

Я был безмерно рад, что сегодня у нас заканчивается наше задание и я меня отпустят из-под пристального надзора Анастасии.

— Давайте не будем о диких магах. — Сказала, сжавшись Виктория. — Я их боюсь. Вдруг они снова ввергнут нашу империи в пучину Хаоса. Все же помнят мифы о войне диких магов. Не будем говорить о страшном.

— Да давайте не будем кликать беду. А то заявится сюда дикий маг и съест всех нас. — Жутким голосом проговорил Витор.

А я закончил с кабаном обтёр руки от крови о снег, и подумал: «Не такой я уж и страшный зря они так».

***
Морозный вечер, потрескивающий костёр, моя команда, устроившаяся рядом, кабан на вертеле — я почувствовал себя восхитительно.

Мясо тоже было восхитительным. Мне вспомнились протеиновые коктейли, которые мне заменили часть питания. Попивая их тогда, я мечтал вот так в кругу соратников жарить дичь на костре.

Витор вытащил из своего рюкзака большую бутыль и шесть стаканов.

— Ты что, нам нельзя. — Возразила Виктория.

— Можно.

— Нельзя, — поддержала подругу Лика.

— Ты что маленькая? — Улыбаясь, спросил Витор

— Не маленькая.

— Мы все достигли возраста согласия, — Засмеялся Витор, а по меркам простолюдинов, мы вообще совершеннолетние. И пока уважаемая смотрительница за Глебом не видит, разбирая свои травки в палатке. Я налью всем согласным.

— Я наверно воздержусь, — вставил своё слово.

— Да ты что, Глеб. Не бросай меня командир. Или ты нас не уважаешь? Глеб, командир, вот на тебя я рассчитывал. Я даже представить не мог, что ты меня бросишь пить одного. ну ты прям…

— Я вас всех безмерно уважаю, но алкоголь. Он на меня странно действует

Все замерли и посмотрели на меня, будто ждали продолжения.

— Я становлюсь сам не свой. Точнее я становлюсь слишком собой и плохо это помню.

— Вот теперь я точно хочу на это посмотреть, — Витор в предвкушении уставился на меня.

— Если Глеб будет, то и я буду, — сказала Милена.

— Ну что Глеб по маленькой? Ну что Командир?

Я вздохнул:

— Если только по маленькой.

— Ну а я о чём говорю. — Витор обрадовался и сноровисто налил мне в стакан тёмно-коричневую, отдающую крепким алкоголем и можжевельником жидкость.

После того, как я согласился, своё согласие подтвердили все и получили из рук Витора наполовину наполненные стаканы.

— Ну что за любовь? — поднял стакан Витор.

— За любовь не первый тост. — Возразила, краснея под цвет своих волос Лика.

— А ты откуда знаешь? — спросил Витор.

— Знаю. В сети и по ТВ показывали.

— Под Глеба косишь? — подколол Витор.

Я встал, чтобы прекратить пререкания и сказал:

— За нас. За нашу замечательную команду.

Мы все выпили и закусили ароматной кабанятинкой.

Глава 56

Сквозь мутную пелену видел, что допивал отобранную бутылку у Витора.

А кто такой Витор?

«Это же мой боец», — сделал логичный вывод я.

Опять все расслабились. Почему девушки в лагере? Устроили балаган. Надо проверить дальнее охранение. Мы должны продержаться до подхода основных сил.

Откинул бутылку и пошёл наводить порядок.

На мне кто-то висел. И почему подчинённые мне мешают. Раскидал всех и пошёл разбираться со всеми.

***
…Снег…

… Ветки… Ёлки… Огромные кабаны, и медведи, убегающие от меня в ужасе…

Где я?

Кто я?

… Мне тепло и хорошо…

Я чувствую, как ко мне прижимаются три тела.

Постепенно отходил от опьянения и мне было очень хорошо, я лежал на мягком мху.

Передо мной была тонкая хрупкая девичья рука. На ладошке горел огонёк.

Приподнял голову: Милена слева, Лика справа, а чуть ниже меня за талию обнимает Виктория.

Тепло расходящееся от Лики растопило снег. Энергия жизни от Милены заставила распуститься подснежники, а Виктория наморозила вокруг ограду из сосулек.

Смотрелось будто мы лежим в колыбельке.

Какой-такой колыбельке?

Голова гудела я чувствовал, как регенерация справляется с алкоголем, и я трезвел очень быстро.

— Ты изрядно уменьшил запас Витора. — Лика прижалась ко мне сильнее и огонёк дрогнул в её руке.

— Лика, ты же боишься страшных магов разума, а я такой.

— Нет, не такой.

Девушки были в одежде. Милена поглаживала меня по груди и смотрела мне в глаза.

— А мы это?.. — Спросил я.

— Пока нет. — Сказала Милена и провела пальчиками по моей груди.

— Спасибо. Я никогда не чувствовала себя в большей безопасности. Спасибо за твои слова. — Заплакала Виктория и сильнее стиснула мою талию.

— Девочки, что я вам наговорил? Вы же понимаете, что я был пьян и немного не в себе.

— Уверена, твои слова шли от самого сердца. — Возразила Виктория.

— Я тоже так думаю. — Поддержала Лика Вику и её огонёк опять дрогнул, и она сильнее ко мне прижалась.

Милена снова погладила меня по груди.

Ветка хрустнула.

Девочки напряглись, последнее, что я запомнил перед тем, как провалиться во тьму — это светящиеся изумрудные глаза.

***
Первое, что я услышал — это шаги. Кто-то ходил взад-вперёд, а я был привязан. Привязан ко пню, я отчётливо почувствовал кору скованными за спиной руками. И путы, а скорее всего это были кандалы или наручники с подавителем. Это тоже отчётливо ощутил, когда я обратился к своему источнику.

Медленно приоткрыл глаза. Огромная палатка Анастасии была освещена фонарём, подвешенным посередине. Здесь было довольно тепло, не ветрено и уютно. А пень, к которому я был привязан, я вспомнил. Иногда я сидел на нём, когда приходил в палатку Анастасии.

Мой куратор была облачена в свой защитный тёмно-зелёный костюм, она мерила палатку шагами обходя раскладной столик, периодически задевая свой спальник, на котором лежал её рюкзак. Иногда доходя до края палатки куратор хваталась за голову и когда она заходила на новый круг её длинная коса закручивалась вокруг тонкой шеи, так резко она меняла направление.

Дойдя в очередной раз до конца огромной палатки, Анастасия резко обернулась и уставилась на меня своими изумрудными глазами:

— Вижу, то ты очнулся. Глеб, я отправила всех в школу, кроме тебя. Им я сказала, что у нас дела рода. Они поняли.

— Какие дела рода? — перестал притворяться, что я валяюсь без чувств.

— Глеб, у меня к тебе серьёзный разговор.

Я подёргал наручники с подавителем за спиной:

— Вижу, что серьёзный и ощущаю всем телом.

— Ты не можешь освободиться, я надела на тебя наручники с подавителем магии. Очень дорогая штука. Точнее двое наручников и ещё два подавителя повесила на тебя.

Я не стал активировать свой источник, чувствовал, что устройства на моих руках животе и шее блокируют магию, но если я напрягусь, то могу попытаться освободиться.

— Что ты сделал с девочками? Глеб, ты маг разума и, если даже неосознанно делаешь другим установки — это противозаконно. Зря Разумовский не стал с тобой заниматься. Мне нужно было настоять. — куратор схватилась за голову. Я должна разобраться как ты воздействовал на них пока это не зашло слишком далеко.

— Я не делал никаких установок. Я просто был пьян и наговорил им всякого.

На лице Анастасии отразилась всевозможная гамма эмоций и она вытянула пальцем из-под защитного комбинезона небольшой золотой овальный кулон с бесцветным камнем:

— Это защитный амулет от магии разума уровня абсолют. Артефакт из сокровищницы рода. Глеб, меня не только отправили за тобой приглядывать. Да я приглядывала именно за тобой по просьбе главы рода.

— Я это заметил.

— А ещё меня попросила разобраться в ситуации моя лучшая подруга.

— А ваша подруга при чём? — не удержался я.

— Екатерина Громова. Генерал Громова.

Я промолчал. Лишь в голове всплыло, что эта генеральша сторожит Сибирскую аномалию. Куратор увидела, что я не стремился перебить её с вопросами и продолжила:

— Она тётя Кати из твоего отряда и её очень беспокоит интерес племянницы к твоей персоне. В последних письмах к ней она только о тебе и пишет. А ещё Катя, которая генерал прознала, что ты маг разума и вот. — Анастасия указала на свой амулет. — Я должна вывести тебя на чистую воду. Глеб, пойми воздействие на других людей… Нельзя так просто… Я понимаю ты молодой, гормоны бурлят.

— Да, в лесу и не так забурлят.

— А я о чём. Но это не оправдание.

— Да я и не оправдываюсь. — Поборол в себе желание разорвать эти дурацкие подавители на руках, которые меня не могли сдержать на самом деле, но не сделал этого, иначе покажу Анастасии, что я дикий маг, а быть таким в этом мире ещё более страшное преступление, чем ментальное воздействие на людей. — Повторяю. Я ни в чём не виноват. Не желаю оправдываться за то, что не делал. Я всё сказал.

Анастасия от моих слов подвисла, она не привыкла, что с ней так общаются ученики. Но в её глазах загорелась внутренняя борьба, она не хотела уступать. Ведь она куратор и считала себя хозяйкой положения:

— Глеб, ты хоть знаешь кого ты в команду набрал?

— Да.

— Я неправильно выразилась. Какое положение в обществе занимают члены твоей команды. Майера пропустим, он не из знатного рода.

— Ну про Громову я теперь знаю. Тётя у неё генерал. Вика и Милена сёстры и за них хлопотала Снежана Морозова, а у Лики брат — Серафим Огнев.

— Ну хоть что-то ты знаешь. Да, Серафим — брат Лики, он главный наследник Огневых. Отсюда делай вывод, что Лика Огнева дочь главы Огневых, а Снежана не просто так хлопотала за Милену, она её дочь, ну и Вика тоже соответственно.

Я что-то знатно подвис, а куратор продолжила.

— Так вот, Снежана Морозова, которая глава Морозовых попросила меня к тебе приглядеться, но так как ты хорошо влияешь на Милену и можно сказать она ожила после общения с тобой Снежана была только рада. Огневы тоже попросили к тебе присмотреться. Ведь Лика… ну маги разума для неё… Вот меня все просили к тебе присмотреться. А наш глава за тобой следить и глаз не спускать. Да я устала уже к тебе присматриваться! Знаешь я же тоже живой человек и не могу это делать круглосуточно. Ну так как ты на них влиял и что делал? Припомни всё может ты это делал неосознанно. Хоть что-то…

— Да не знаю я. Не виноват я, они сами пришли. Я пьян был. А когда я пьян, то на меня находит что-то. Не знаю я. Может, включается какое-то особое мужское обаяние.

— Обаяние, говоришь, — Анастасия встал и подошла к своему рюкзаку. — Когда пьян, говоришь, — Она покопалась и извлекла из рюкзака нераспечатанную бутылку и с грохотом поставила на раскладной столик. — Глянула на меня своими изумрудными глазами. — Пей! И продемонстрируй мне своё мужское обаяние. Хотя скажу тебе сразу, мужское на меня вряд ли подействует.

— Да вот, что-то не хочется больше пить. Я сегодня уже напился. Да и одному это как-то делать.

Анастасия распечатала бутылку, её руки дрожали. Может, она действительно за меня переживала и искала выход из ситуации. Я вспомнил, она всегда за меня беспокоилась и помогала мне. Анастасия достала два стакана, налила и сделала большой глоток из своего. Анастасия посмотрела на меня, затем слегка хлопнула себя изящной рукой по лицу, взяла мой стакан и поднесла мне.

В нос ударил запах крепкого алкоголя.

Анастасия так и не развязала меня. Неужели, она так меня опасалась?

Я сделал первый глоток из заботливых рук куратора.


Глава 57

Я лежал на мягком спальнике и слышал тихие шаги босых ног.

Приоткрыл глаза.

Наставница ходила взад и вперёд в едва освещённой светильником палатке. Она была полностью обнажена и её явно что-то тревожило, когда она меняла направление движения, то не только чёрная толстая коса закручивалась на её шею, но и два упругих шарика спереди аппетитно покачивались.

Кожей я ощутил, что тоже полностью обнажён. У меня всё сжалось, но рукой нащупав пять устройств, лежавших рядом, успокоился.

Куратор повернулась ко мне, в её руках было мужское достоинство.

Всё сильнее сжалось у меня внутри, и я подскочил на ноги.

Нащупав своё достоинство между ног, успокоился.

Выдохнул.

Всё было на месте.

У меня отлегло.

А зачем у Анастасии в руках этот большой резиновый агрегат, не уступающий моему по размеру?

У меня ещё сильнее всё сжалось внутри, я знал, что иногда мужчины балуются подобным, но я же… Попытался почувствовать ощущения в теле. Рука дрогнула, но я не решился себя ощупывать.

Анастасия пошла на меня и на манер меча перехватила то, что у неё было в руке, направила на меня:

— А так ты уже очнулся, Глеб.

— Женщина. Не надо в меня тыкать этим. — Указал на так похожее на настоящее мужское достоинство в руке Анастасии. — Я мужчина и только мне следует направлять своё орудие на женщин. — В груди нарастала ярость.

Если она… То я её…

Анастасия, не дойдя до меня сложилась пополам от смеха:

— Глеб, ты что из Сибирской аномалии выполз? И мальчики, и девочки сейчас могут делать так, если захотят. Ну…

— Ты, меня?.. — Я стиснул зубы.

— Нет. И даже шутить не буду. А то во как ты завёлся. — Анастасия дошла до своего рюкзака, наклонилась. Её округлые подтянутые ягодицы осветились тусклым светом фонаря.

Моя кровь от головы отхлынула вниз и там всё напряглось. Я даже присел на спальник от открывшейся прекрасной картины. Анастасия убрала свою игрушку в рюкзак и распрямилась:

— Я тут речь заготовила, что я тебя просто использовала как то, что сейчас убрала, но знаешь, Глеб, это не правда. Ты очень коварный…

— Я коварный?

— Да.

— Ты меня связала, напоила и спать уложила, а я ещё коварный?

Анастасия чувственно прикусила нижнюю губу:

— Не знаю, как ты это делаешь, но это… мой амулет. — Анастасия указала на золотой кулон, который болтался между её грудей. — Он не среагировал. Это не совсем магия разума. Ты будто в душу заглядываешь. Это даже немного жутко. И то, что ты сказал. И не проси меня повторить. Я всегда хотела услышать от мужчины. Но не услышала и стала любить девочек. И сейчас их люблю, но проведённая с тобой ночь мне очень понравилась. — Она скрестила руки на груди.

— Э-э-э. Я хотел бы я сказать то же самое.

— Да алкоголь на тебя действует очень быстро. И я бы на твоём месте была с ним поаккуратнее. Тебе надо улучшать свою регенерацию. — Анастасия сделала шаг ко мне и сжала свои груди руками. — возможно развив её ты избавишься от этой своей коварной способности. — Изумрудные глаза Анастасии сверкнули азартом. — А пока я бы тебе рекомендовала аккуратнее пить в компании мальчиков… А то… Не заметишь и получишь новый опыт.

У меня внизу всё поникло. Я вздохнул:

«Как хорошо, что в лесу меня нашёл не Витор, а девочки. А то вдруг я бы тоже ему в душу заглянул и наговорил бы всякого». — От этого у меня всё внизу сжалось, но, когда я посмотрел на шикарные формы куратора, снова напряглось.

Анастасия посмотрела на мои терзания и улыбнулась:

— Совсем ничего не помнишь бедненький?

Я вздохнул с сожалением.

Она подошла и уселась на мои ноги. Я ощутил приятную тяжесть горячего тела и бархатной кожи куратора. Мои руки непроизвольно потянулись к её выпуклостям. Она в шутку шлёпнула меня по рукам и подалась вперёд.

Настя могла восстановить свои и мои силы, как нормальный маг жизни. Да и я тоже мог сам снимать усталость с мышц. Мы восстанавливали мои воспоминания до утра, а куратор углубила интересный опыт: как это оно с мальчиком, а не с девочкой.

Как хорошо, что в пьяном угаре я сохранил остаток разума: свернул костюм с сохранением ресурсов. Возле спальника утром я обнаружил брикет.

Анастасия подивилась на мой защитный комбинезон, но успокоила меня, что она подписывала документ о неразглашении, она осведомлена, что глава исследует меня. И она посчитала мой костюм за часть исследования. Я был только этому рад.

Но при ней надевать костюм не стал и ушёл в лес. Анастасия даже покидала в след мне снежки.

Утром нас забрал Сергей на чёрном флайере, на котором я летал в столицу.

Когда флайер набрал высоту, мы отгородились от Сергея и повторили ночные приключения.

Анастасия всё говорила, что если бы я был девочкой, то было бы лучше. Я пропускал этот бред мимо ушей и получал удовольствие.

Когда мы оторвались друг от друга и развалились на кожаных сидениях, Анастасия сказала, что нам нужно восстанавливать отношения куратор-ученик. И может быть у нас будет иногда это, чисто по-дружески. Снять напряжение. Серьёзных отношений она не хотела. В моём текущем положении я и сам не хотел таких отношений. Я всегда помнил о Ветровых и старался не думать о том, что я дикий маг и вообще я не мог понять каково моё положение в роде. Всё было шатко.

Вспомнив, что хотел себе кристалл жизни для исследований попросил его у Насти. Она согласилась и сказала, что может один мне списать, хотя все они были под учёт. И это не повлияет на групповую награду.

Я был рад, что она, покопавшись в своём рюкзаке протянула мне не самый маленький. Я сжал в руке семисантиметровый кроваво-красный кристалл.

— Глеб, только не показывай его никому. — Положила мне на плечо руку Анастасия, и откинулась на кожаное сиденье.

В окне флайера показались очертания школы.

— Не переживай, Настенька.

Наставница толкнула меня в бок локтем.

— Только наедине, Настенька.

— А почему ты меня так спеленала в лесу?

— Глеб, я, между прочим, молодой специалист. Я ещё даже пятый ранг силы не получила. Думаешь мне не страшно было, с тобой наедине оставаться?

— Понимаю.

— Ничего ты не понимаешь. — Как-то погрустнела Настя. — Будь осторожен, Глеб, я за тебя волнуюсь. Те, кто быстро взлетает, может сильно и больно упасть.

— Так точно, госпожа куратор.

Как бы я сейчас ни был силён, Анастасия даже с почти пятым рангом смогла вырубить меня и скрутить.

— Хорошо, я буду осторожен. — Успокоил свою наставницу, улыбнулся и убрал кроваво-красный кристалл в рюкзак.

На этот кристалл у меня были особые планы.

***
По прилёту меня вызвал директор и обрадовал, что, получив отчёт от Анастасии и лестное письмо от главного инженера животноводческого хозяйства, зачислил меня в школьную звезду особого назначения. Да и ранг мага у меня больше, чем подходящий. Директор меня успокоил, что мой отряд не расформировывают, но меня теперь в составе этой звезды будут привлекать на особые задания.

По оправданиям директора понял, что по-другому он не мог и это было не совсем его решение, а свыше.

Выходя из директорского кабинета, я не знал радоваться мне или огорчаться.

Когда заходил к себе в домик на территории школьной резиденции Тумановых, то услышал за спиной:

— Здравствуй, Глеб.

Обернулся.

На дорожке стояла задумчивая Варвара, она куталась в пуховик и было видно, что она оделась наскоро.

— Здравствуй многоув…

— Хватит паясничать. — Прервала моё приветствие Варвара. — Можешь обращаться ко мне Варвара.

— Здравствуй Варвара.

— Поздравляю. С вхождением в звезду особого назначения. Рада что ты к нам присоединишься. И рада, когда наш род усиливается такими магами как ты. Всего доброго, Глеб. — Она развернулась и ушла к себе.

Как только миновал дверь, выдержал шквал радости от Марфособачки.

Когда ей надоело вилять хвостом и прыгать на меня изображая бурную радость, я упал на диван в гостиной и потянулся.

Марфа-собачка улеглась у моих ног и отрастила себе человеческую голову:

— Глеб, я не просто так изображаю собачку. — Она замолчала и уставилась на меня.

Ясно, ей хотелось, чтобы я сам спросил:

— Марфа, почему ты изображаешь собачку? Может из-за того, что ты рада меня видеть?

— Конечно рада видеть, но дело не только в этом.

— А в чём?

— Ещё одно рекламное объявление смогло пробить мою защиту и сетевой файервол, и я уже как неделю смотрю на этих милых, пушистых, лающих созданий.

— На собачек что ли? — уточнил я, а в душе почувствовал тревогу.

— Да.

Мне совершенно не нравилось, что кто-то может преодолевать защиту Марфы.

— Показывай, — потянулся на диване. — И ты можешь усилить защиту, чтобы подобная реклама больше не доходила?

— Уже усилила. Рекламу вывести на панель?

— Да.

Стена-панель включилась и на меня уставилось много милых пёсиков и собачек. Дом наполнился лаем и поскуливанием. Каких только пород не было и опять всё по специальной цене. Я поборол в себе желание позвонить по указанному внизу динамичного рекламы номеру. И не для того, чтобы купить. Пока я не собирался заводить себе животных, хотя пёсика или котика хотелось. Я был раздражён и хотел спросить у тех, кто мне шлёт рекламу: «Какого рожна они такие настойчивые?»

— Удали. — отдал команду Марфе.

Та сделала это с явным сожалением. Во взгляде Марфы была печаль: похоже, она за неделю уже прониклась милыми питомцами.

Марфа приняла вид мужчины в чёрном фраке со скорбным лицом пробубнила:

— Мастер Глеб, у мне для вас новости от инженера Иннокентия Семёновича.

Я вспомнил о старике и встрепенулся:

— Я же просил сообщить если он умрёт! Передать через куратора…

— Он пока не умер. Успокойся, Глеб.

— Так чего ты в таком скорбном образе? И Марфа верни свой обычный по умолчанию.

Марфа стала милой девушкой в сарафане и длинной косой по пояс.

— Глеб, для тебя есть сто двадцать два сообщения от Иннокентия Семёновича. Я просто проанализировала тему и подобрала подходящий образ. Ну можно-можно мне менять образы? Ты же мне не полностью запретил? Да? — Марфа молитвенно сложила руки.

— Хорошо, но не часто и без экстрима. — Я увидел, как заблестели глазки у Марфы, когда та услышала слово «экстрим», но она сдержалась и не стала менять образ.

— Что там у него? — спросил я.

— Суть всех сообщений сводится к тому, что ты плохо исполняешь обязанность организатора погребения. Он хотел обсудить с тобой модель костюма и определится с обувью: белые тапочки или туфли.

Вздохнул и сказал:

— Соедини меня с ним.

***
Я выслушал от старика многое, но сдержался и не ответил ничего резкого. Вдруг он и в самом деле завтра помрёт, а дело это серьёзное. Я помог выбрать ему костюм и туфли, в белых тапочках он смотрелся не очень.

Хотел сказать ему спасибо за костюм, что он мне подогнал, но старик остановил меня, сразу, как только я начал свою благодарственную речь.

«Да, о костюме как у императора и его приближённых, это был явно не удалённый разговор», — согласился я.

Закончив со стариком-инженером, я залез глубоко в подвал гостевого домика, в котором обитал. Здесь не было ни камер наблюдения, ни систем безопасности, а умный дом сюда не