КулЛиб электронная библиотека 

Грёбаная Вселенная [Павел Попов ] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Грёбаная Вселенная

Том первый. Сокрытое в глубинах.

Пролог. Беспочвенный оптимизм

"Как мало знает земной человек о жизни и её пределах!

Но больше ему, ради его же спокойствия, и не следует знать"

Писания Преподобного Говарда

Первые лучи чужого солнца (конечно у этой звезды было своё трёхэтажное имя, которое я не удосужился запомнить) проникли через вентиляционную щель жилого контейнера. Надо вставать, пока снаружи приятная прохлада.

Звук распахнувшейся двери заставляет нервно разбегаться мелких жуков и ящеров. Крупная фауна на планете тоже есть, но не в месте дислокации, они же не дурные, чтобы в пустыне селиться. Здесь только мелочь и стервятники. О, а вот и они. Мерзкие твари… Их главная цель в жизни — обгадить моего Гарганта. Так и есть — свежая клякса на корпусе. Ранняя пташка успела не только съесть червяка, но и переварить. Хотя не червяка, а скорее ящерицу, видел как ловко птицы их проглатывают.

Тоже стоит позавтракать. Пищевой концентрат идентичный натуральному быстро разогревается на горелке и проглатывается под приятные размышления о тройных бургерах и кварковой коле…

Вот парадокс, спустя пару недель на Земле я начинаю лезть на стены от непонятной тоски, но едва прибыв на вахту скучаю по земному комфорту, где можно хоть целый день лежать на кровати в жилом отсеке с идеальным микроклиматом, жрать бургеры и потреблять информационный контент. Больше на Земле заняться нечем. Разве что самому производить контент, но для этого как минимум нужны высокие показатели эмпатии, с чем у меня всегда были проблемы…

Закончив скудную, но содержащую все необходимые питательные вещества (если верить упаковке) трапезу за пару минут, пошёл к Гарганту. Птичью кляксу обтёр песком, уж чего, а песка здесь достаточно. Ну что же, пора за работу, мой верный и единственный друг в этой забытой всеми Тёмными Богами дыре. Этот повидавший всякое мех пережил два списания: из-за запрета боевого ИИ и массового сокращения механизированных частей планетарной обороны, из всего арсенала сохранил только обвешанную ограничителями силовую клешню да подпространственный бур, был переведён на ручное управление пилотом с обязательной блокировкой перемещения в пустоте и выставлен на торги, где его и выкупил мой наниматель.


Осталось залить топливо, и из-за дефекта этой консервной банки… Ладно, прости, Гаргант, я в этой ситуации тоже оказался чудовищным членоруком. В общем, наниматель, жадная свинья, оставил топлива ровно на рабочее время, напрочь лишив меня удовольствия исследовать незнакомый мир. Но мех мог работать на любом горючем, даже на сырой нефти, которая в этой пустыне местами выходила из песка целыми озёрами. КПД у нефти конечно намного ниже, чем у соляриумого концентрата (в народе «соляры»), и все же это была прекрасная возможность после смены поработать на себя. Вот только смешивать разные сорта горючки нельзя, а тот, кто переоборудовал Гарганта, тоже был членоруком. Очистная система подключалась криво, немного горючки оставалось на донышке, и поменять тип топлива можно было только вручную перебрав машину, на самом деле уходило на это не больше получаса, но о милой особенности меха я тогда не знал, и в итоге испортил полный бак «соляры», а чтобы компенсировать потери работал очередную смену на бесплатной нефти, которую заливал из личной подпоры.

Подпространственное хранилище было первой серьёзной вещью, которую я купил на заработки с вахты. Коренному землянину о таких покупках приходится только мечтать, безусловного дохода хватает на потребительские товары, которые на Земле дешевле грязи, но всё, связанное с космосом, стоит столько, что заработать можно только в том же космосе. Если буду трудиться усердно, то лет через сорок смогу позволить персональный телепорт на райскую планету, где и проживу остаток дней. На космический корабль заработать невозможно в принципе. Да и копят металлокредиты только неприкаянные вроде меня, остальные вахтовики сливают в первые же дни на элитные рестораны или донаты контентмейкерам.

И всё же подпора оказалось удачной покупкой. Да, она вмешала всего две тонны груза и не гарантировала целостности предмета, перемалывая всё попавшее внутрь в порошок, но у неё было целых два отделения, при этом выглядела как одноместная, а второе отпиралось только голосовым паролем, модель «почувствуй себя контрабандистом». В первое отделение я складывал изредка попадавшиеся металлические самородки, по прибытии конвертирую их в лишнюю пару кредитов. Хотя попадаются только железо и медь, золотые жилы пока что остаются в мечтах. Второе отделение приспособил под нефть, избавившись от необходимости каждый день ходить к смоляному озеру, там слишком трудно дышать, чтобы прогулка была приятной.

Рабочие портки надеты, в Гарганте жарковато и поначалу я вообще работал голым, но в один чёрный день больно прищемил дружка, так что от нижнего слоя одежды больше не отказывался. Всё готово. Осталось только прочесть древнюю мантру, вдохновлявшую на праведный труд далёких предков. Я вознёс бур своего меха к небесам, будто собираюсь их пронзить, и проорал в пустыню:

— Пи**-о-о-ос!


* * *
Бур Гарганта легко входит в мягкий грунт, а подпространственный приёмник шумно втягивает сырьё, относительно чистый кварцевый песок втягивается в бездну хранилища, оставляя позади кучи отвала. Если повезёт, в них можно найти немного металла, но это занятие на любителя. Песок отправится на комбинат нанимателя, после запрета на галактическом уровне пластиковых упаковок для пищевых продуктов, стеклянная бутылка стала самым ходовым товаром.

Рабочий день на других планетах с классом опасности не выше допустимого может продолжаться целых шесть часов, это вдвое дольше земных стандартов, но измерить его на таком отдалении от начальства можно только по нормам добычи, которые, чтобы не напороться на штраф, мой наниматель вынужден занижать. Штрафы наше всё. Благодаря им нельзя построить гигантский автоматизированный завод и, разобрав богатую планету на кусочки, навсегда обеспечить Землю всем, чего только можно пожелать. Не больше фиксированного объёма каждого ресурса с одной планеты в день, обязательное присутствие живого человека в каждой зоне добычи и ещё тысячи правил, благодаря которым практически половина населения Земли занята трактованием законов и разрешением споров.

Политики любят поговорить о важности системы сдержек и противовесов, без которой человечество, лишённое всякого вызова, деградирует в аморфную биомассу. Именно для этого, чтобы не расслаблялись, каждый землянин первые двадцать пять лет жизни, до получения гражданства, должен учиться и тренироваться, быть готовым к выживанию на планетах с классом опасности вплоть до экстремального с одними подручными средствами, изготовить которые тоже должен уметь. Пресвятой Ктулху, да я до сих пор могу сделать кремниевый топор с закрытыми глазами, до того нас гоняли. Гражданство, а значит и свободу морально разлагаться можно получить только после сдачи экзаменов, предоставления генетического материала в Банк Воспроизводства и защиты диссертации.

Прекрасный новый мир, утопическое общество всесторонне развитых индивидов, где все необходимые потребности удовлетворяются, а крупный капитал физически не способен захватит монополию из-за жёстких ограничений.

Как и всякая пропаганда, эта насквозь лживая. Телепорты, рекомбинаторы атомов и космические корабли в виду «невероятной сложности технологий» производятся только на государственных предприятиях. Цены на них фиксированы, а продукция жёстко лицензирована. На телепорт нужно копить всю жизнь, корабль доступен процветающим организациям, а каждый рекомбинатор вручается персонально, самым равным среди равных граждан. Весь фарс с ограничениями нужен только чтобы хотя бы на время убрать с Земли беспокойных. Склонных к насилию, употреблению веществ или, самое страшное, к неповиновению.

Мне повезло, меня терпят пока большую часть жизни я добываю песок, известняк или древесину на задворках Галактики. Есть те, кому повезло меньше. Лишённые гражданства, они или живут в крохотных колониях, некоторые корпорации нанимают неграждан, ведь им можно меньше платить. Другие уходят в пираты. Разумеется, бравый земной флот может за одни земные сутки уничтожить этот сброд. И разумеется никогда не станет уничтожать настолько удобную страшилку, оправдывающую его существование. Не удивлюсь, если корабли пиратам поставляют не просто за взятки, а по секретной государственной программе… Вот за такие теории заговора не Земле меня и не любят.

Иногда хочется плюнуть на всё, и тоже стать изгоем. Поселиться на пустой планете, не видеть людей… Эти мысли быстро проходят к середине вахты. Нет, жизнь на собственной планете прекрасна только тогда, когда можешь позволить себе телепорт на Землю и таскать оттуда всё необходимое для комфорта. Ещё неплохо иногда помечтать о жизни среди инопланетян, где ты несомненно будешь пользоваться успехом у прекрасных зеленовласых инопланетяночек. Говорят, если зайти в Галанет с любым запросом, максимум через три ссылки обязательно увидишь обсуждение на тему «как же хочется инопланетяночку»… Но у других галактических цивилизаций, судя по огромным родным мирам и крохотным колониям, то же что у нас. Я уверен что у них то же самое и всё идёт по плану…

Я и сам не заметил, что начал мурлыкать древнюю песенку про гибель старых богов, когда Гаргант подал сигнал «хранилище заполнено». Вот и всё. Осталось только подключить хранилище Гарганта к телепорту и отчитаться об успешном окончании смены, в этот раз управился за четыре часа и несколько минут. Оставшееся время моё. Чтобы убить его не сходя с ума от одиночества другие берут с собой планки с записанными играми, сериалами, а то и книгами, есть такие эстеты. Но мне больше нравится гулять и искать что интересное. То есть ценное, способное приблизить к мечте. Рудные жилы, биологические образцы, «остатки древних цивилизаций» (так вахтовики называют заброшенные лагеря других компаний, где часто забывают ценное оборудование). Хотя мёртвых инопланетных цивилизаций в нашей жестокой галактике тоже хватает, но работать в их опустошённых мирах можно только по специальной лицензии.

Ладно, глядишь и здесь чего накопаем, приглядел я одно место. На западе от лагеря возвышался своего рода огромный холм*, всем своим видом намекавший на занесённый песком горный хребет. А где горы, там металлы. Даже тонна-другая железа немного приблизит покупку телепорта, а ведь может найтись и что-то подороже. Я с энтузиазмом начал рыться у подножия, насыпь из отвала достигла опасной высоты, когда бур упёрся во что-то твёрдое. Ладно, главное не жадничать, сначала выровнять склон для безопасного подъёма, и только потом углубляться. Разве что разок ковырнуть, нужно же изучить образцы горных пород?

Но едва бур вгрызся в камень, тот ушёл из под ног. Гаргант рухнул в пустоту, сверху посыпался проклятый песок а я успел только крикнуть в темноту «Грёбаная Вселенная!», когда глухой удар выбил из меня остатки сознания.


* * *
Темно. Больно. Значит ещё живой, а посадка прошла относительно мягко. Гаргант вроде бы цел. Он в своё время мог с орбиты десантироваться, падение в подземную полость для него ерунда. Нужно осмотреться, я активировал фонарь и непроизвольно вздрогнул. Надо мной нависала клыкастая пасть, способная проглотить не то что человека, но даже Гарганта. К счастью, она не шевелилась. Причём не одну сотню лет. Бессмысленно угрожал саблевидными клыками и хмурил пустые глазницы череп древнего исполина. И он не одинок. Рядом валялись крупные и мелкие кости. Даже песок под ногами оказался тем же костяным крошевом. Инопланетный склеп… А это место когда-то кишело жизнью, понятно теперь, откуда столько нефти. Скелеты большие и маленькие, иногда одни внутри других. Звери приходили в яму умирать? Естественная ловушка куда постоянно проваливалась неосторожная фауна? Природный катаклизм и пытающиеся спастись животные загнаны в тупик? Или же могильник возле мясокомбината исчезнувшей цивилизации…

Ну что же, это конечно не золотая жила, но тоже ценная находка. Настроение резко улучшилось. Этот череп великолепен. Земляне вообще любят больших хищных тварей из иных миров, и этот красавец украсит любую выставку. Особенно если я покопаюсь в костяном крошеве и соберу остальные части скелета. Им даже необязательно быть родными, главное чтобы хоть немного подходили по общему стилю. Пока разберутся, скелет уже соберёт свою долю поощрений. Есть только одна проблема. Эту штуковину нельзя засунуть в мою подпору…

Настроение резко ухудшилось. Одно дело когда ничего не нашёл и совсем другое, когда нашёл но не смог воспользоваться. Упускать шанс всегда больно. Ладно, пожалеть себя ещё успею, надо думать. Какие варианты? Договориться с нанимателем. Он сдерёт жирный процент, до даже маленькая доля лучше, чем ничего. Но жалко. Вариант второй. Возвращаюсь на Землю, снимаю все сбережения и покупаю стабилизирующую подпору, со скрипом, но сбережений должно хватить, потом нанимаюсь в этот же мир и по-тихому забираю трофей. Вся прибыль моя, правда есть риск, снова не попасть на эту планету, или что черепок подберёт сменщик. Но даже в этом случае у меня останется вторая подпора, и однажды я найду что в неё положить. Решено, рискнём. Настроение снова улучшилось. Хотя уже не так резко. Можно подумать о чём-то другом. Например, как выбраться из чёртовой ямы. Нет, только не новое ухудшение настроения… нужно просто обрушить часть свода и выбраться по песчаной насыпи. Значительная часть свода поддерживается естественной колонной, с которой легко справится бур, главное чтобы самого не придавило. Опасно, но не ждать же прилёта нанимателя, неприкосновенного запаса в Гарганте хватит на пару дней и сомневаюсь, что оставшиеся два месяца продержусь на косточках.

Ладно, просто сделаю это, лучше разгребать последствия, чем страдать от навязчивых мыслей. Несколько движений буром пошатнули прочность горных пород, сверху посыпался песок, затем мелкие камни, затем не мелкие камни. И Гаргант рванул прочь, в последний миг выбравшись из завала. Лавина песка радостно хлынула в освободившееся пространство. Вот и склон, по которому можно аккуратно подняться. Но песок всё прибывает, прибывает, прибывает…

— Шогготский тентакль тебе во все чёрные дыры, грёбаная ты Вселенная!

Наползающий песок открывал путь к спасению, но хоронил столь многообещающий череп, уже слишком поздно чтобы его спасти… Ладно, не будем отчаиваться, я смогу его откопать, а вот сменщик не найдёт, сплошные плюсы. К тому же моя импровизированная шахта превратилась в настоящий карьер и кто знает, какие находки ждут меня завтра.

Я поднялся на поверхность под невольное кудахтанье стервятников. Ха-ха, твари, не дождётесь. Птицы не отставали, должно быть их настроение тоже сегодня переживало взлёты и падения, окончательно испортившись из-за неудачи, когда мечта была так близка. Один из нагло спикировал на Гарганта и, врезавшись в металл, рухнул на землю. Вот она, сладкая месть! Удар бура размозжил в кашицу голову и примерно четверть тушки попытавшейся снова взлететь пернатой твари. Я выбрался из меха и поднял трофей, погрозив кулаком остальным птицам. А птичка то мясистая. И как же прекрасно, что земляне могут употреблять местную пищу в любом из известных миров, эта особенность нашего вида в своё время повлияла на массу теорий заговора. И сегодня я заслужил настоящий ужин, а не концентраты. Я быстро освежевал добычу. На горелке её не приготовить, придётся сбегать в оазис, который я нашёл неделю назад и регулярно приходил отдохнуть от пустынного зноя. Вода из маленького озера была вкуснее, чем конденсат, там растут плотные кусты, которые можно пустить на дрова, а водные растения, немного похожие на земной камыш, по вкусу напоминают хлеб. Живём!

Остаток светлого времени суток был потрачен на подготовку пиршества и жадное пожирание птичьей тушки, хотя я осилил только половину. Остатком позавтракаю, ночи в пустыне холодные, не испортится.

И всё-таки сегодняшний день был удачным. Я хорошо поработал, избежал опасности, нашёл новый перспективный способ добыть металлокредитов и вкусно поел. Самое время пожелать, чтобы другие дни были не хуже. Вот ка раз и звёздочка падает.

— Желаю…

Стоп, почему эта звёздочка не исчезает, а наоборот растёт? Да это же…

— Грёбаная Вселенная…

Глава первая. Падающая звезда

"Человеческое существо в своей порочности всегда страшнее любого нечеловеческого"

Писания Преподобного Говарда

Прямо к моей стоянке приближался небольшой космический корабль, совершенно не похожий на посудину нанимателя. И теперь два варианта: либо это мирная экспедиция, в таком случае мне лично ничего не угрожает, но с планами стать известным ксенопалеонтологом можно попрощаться. Либо это банда мародёров. Тогда вполне вероятно мне конец, иначе зачем из всей планеты им выбирать для посадки эту убогую стоянку? Правда иногда пленникам предлагают присоединиться к команде, но не так я себе представлял покорение космоса. И для такого сценария нужно как минимум показать себя бойцом, а как максимум — прикончить одного из пиратов чтобы освободить место в экипаже. По крайней мере так было в фильмах…

Бежать бессмысленно, корабельные сканеры уже отметили все живые объекты, остаётся только забраться в Гарганта и драться за свою паршивую жизнь. Я проверил работу бура и почти бесполезной из-за ограничителей клешни, на этом отпущенное мне время истекло.

Неопознанный корабль уже включил антигравы и аккуратно завис в десятке метров над грунтом. Десантный отсек распахнулся, и из него резво выпрыгнули пять фигур в лёгких защитных комплектах.

На мгновение я успокоился, одна из фигур была женской, значит всё-таки экспедиция. Но приглядевшись к девушке ужаснулся. Её голые руки покрывала зелёная роспись, повторяющая рисунок вен, волосы были ещё зеленее. Заметив мой пристальный взгляд она широко улыбнулась, продемонстрировав заострённые зубы и выдающиеся клыки.

Она фриссер. Раса варваров, которые были признаны галактическим советом как космическая цивилизация только благодаря фантастической наглости. Охотники и воины с планеты, отличающейся допустимыми климатическими условиями и экстремально опасной фауной. Прирождённые хищники и убийцы, лучшие наёмники галактики. Даже космическую программу они получили просто купив на кровавые кредиты флагманский корабль, остальные судя по всему просто захватывали в ходе локальных конфликтов, где постоянно участвовали, часто с обеих сторон.

Но ужас они вызвали не только этим. Фриссеры ели только мясо. При этом происхождение последнего их совсем не беспокоило. Люди, другие разумные гуманоиды, даже собственные соплеменники… А регулярные ноты протеста в галактическом советы постоянно парировались решительным «Требуем уважать наши культурные особенности». Это точно не исследователи. Пираты, причём совсем отмороженные, если работают с людоедкой. Надеюсь она хотя бы не капитан?

— Уберите аборигена, он может помешать. — первым голос подал высокий гуманоид, нижнюю часть лица которого скрывала чёрная маска.

Так, значит он капитан. Остаётся решить, попытаться убить его или одного из подручных.

— Я голодная. Моя конссерва.

Шипящий голос людоедки продрал морозом по коже. Членство в команде явно не светит, а первобытный страх быть съеденным нарушал боевую концентрацию. К тому же девчонка пусть и не капитан, но может с ним спорить на равных. Это плохо, очень плохо.

Чтобы не выдать страха, я шагнул вперёд стараясь издать самый громкий металлический лязг, на который способна бывшая машина войны. Людоедка тоже вышла вперёд доставая из-за спины короткое метательное копьё.

Серьёзно? Она собирается одолеть Гарганта холодным оружием? Даже если у копья дюрасталевый наконечник, это очень плохая идея. Либо у неё зашкаливающая самоуверенность. А излишне самоуверенные наёмники долго не живут… Хотя она как раз совсем молодая. Либо это часть хитрого плана.

Гаргант встал вполоборота, выставив вперёд клешню, людоедка ловко швырнула копьё, которое я легко перехватил. Это оказалось ошибкой. Метательница демонстративно выбросила вперёд вторую руку с каким-то устройством и сжала его в кулаке. Мощный электроимпульс прошёл от копья по всей машине, Гаргант отключился, мышцы свело судорогой и в голову ударила яркая вспышка.


* * *
Болезненное пробуждение и сразу же угнетающая мысль. Меня побила девчонка. Пусть она фриссер, пусть это сейчас меньшая из проблем, всё равно обидно.

— Отстань уже от железяки. В корабль не влезет, а на металл разбирать смысла нет.

— Да я только соляру солью.

Пират подключил подпор к баку Гарганта и втянул сырую нефть, не заметив подвоха. Второй в это время разочарованно вытряхивал крохи металла уже из моего подпора. Да, негусто, сам подпор стоит больше. Надеюсь ублюдок сливает горючку в то же отделение, куда всосал соляру из цистерны. Не принесут им прибыли трофеи. Хоть чему-то можно порадоваться, всё остальное плохо. Я прикован к собственному контейнеру. Руки сцеплены за спиной браслетами с цепью, проходящей прямо через крепление для дополнительных модулей, по крайней мере к такому выводу я пришёл после ощупывания.

— Рана, проснулась твоя вкусняшка.

Меня заметили. Людоедка, обгладывая заначенную на завтра птичью ножку, села напротив и пристально уставилась.

— Вкуссная птичка. Тебя можно осставить на потом.

— Что-то быстро ты наелась. Я для тебя слишком большой, — вблизи и правда заметно, что девушка вдвое меньше меня. — Лучше охоться на птичек, как дикая кошка.

— Правда большой… Съем не ссразу. Сначала руки, потом ноги. Надолго хватит.

— Ты всегда разговариваешь с едой?

— Да. Иногда играю. В догонялки. В прятки.

— Давай играть в прятки. Развяжи меня и спрячься.

Рана улыбнулась. Искренне, а не чтобы запугать клыками.

— Хорошо что ты не боишьсся. Сстрах портит мяссо. — Инопланетянка глубоко втянула воздух расширив ноздри. — Да ты ещё и пропотел. От этого оссобенно приятный привкусс, такой ссолоноватый. Уже сслюнки текут.

И тут я осознал невероятное. Она флиртует. Конечно же, секс и еда как базовые потребности всегда стоят рядом. Похоже это мой шанс выбраться живым. Если удастся соблазнить фриссерку и убедить снять браслеты, то возможно я доберусь до Гарганта. Горючку слили, но из-за дефекта топлива в системе хватит на пару минут бега. Всё-таки фора. В пустыне можно прокормиться до прилёта смены. Шансы на выживание не велики, но больше нуля. Что может понравиться людоедке из варварского племени?

Вообще-то она довольно красивая, и в другой ситуации я бы наверняка и просто так был не против попытаться к ней подкатить. Не то чтобы у меня богатый опыт. На Земле благодаря доктрине инцелибата шансы заняться реальным сексом близки к нулю, а сохранить после этого гражданство ещё сложнее, если конечно ты не можешь себе позволить отдых в курортных колониях, но вот опыт симуляторов свиданий у меня богатый. Этого должно быть достаточно, чтобы впечатлить дикарку.

— Тебе не обязательно есть меня целиком. Ты знала, что мужчин можно доить, так каждый день можно получать первоклассный белок…

— Боюссь что такая маленькая штучка застрянет между зубов.

— О нет, красавица, своими очаровательными зубками ты укусила меня прямо в сердце!

Людоедка замерла, её лицо скривилось в пренебрежительной гримасе.

— Знаешь, в поселении где я выросла мелкий сигнальный пёс постоянно пытался огулять самку ездового фенрира. Но и это выглядело не так жалко.

Она даже перестала шипеть. Похоже подкат и правда ужасен. Девушка смерила меня ещё одним уничижающим взглядом и ушла в сторону. Обидно и горько. Даже не смотря на то, что отчасти цели я добился. Крепление неровное, наниматель экономил на всём и закрыл глаза на небольшой брак. Металлическая заусеница может порвать неосторожному палец, но теперь, когда за пленником не смотрят, возможно за ночь я смогу перетереть об неё цепь. Правда инопланетянка не выходит из головы. Нашёл время для таких мыслей. Хотя это даже помогает яростнее перетирать грёбаный металл.


* * *
О, щупальца Преподобного Говарда, если не везёт, то не везёт во всём. Когда я наконец закончил с перетиранием уже светало, но возможно ещё был шанс незаметно улизнуть… Если бы пираты не подняли тревогу. Первой мыслью было что эта суматоха по моей вине, но нет на меня всем было наплевать, разве что Рана смерила уничижительным и неприятно голодным взглядом.

Когда я поднял глаза к звёздам, то понял причину панической суматохи. В небе нависал корабль, достаточно большой, чтобы быть заметным даже на ближней орбите. Спасательная операция? Земляне своих не бросают? Трижды ха-ха. Не с моим везением и не в этой грёбаной Вселенной. Наверняка ещё один пиратский корабль, у которого к моим, ха, некоторые мне уже как родные, есть какие-то претензии. Ладно, не отчаиваться. Хреново когда за тобой гонится хищник, у мышки ножки всегда короче, чем у кошки, так уж заведено в несправедливой природе. Но вот если кошек две и они решили поцапаться, шанс на спасение перестаёт быть иллюзорным.

Значит решено — улизну когда начнётся стычка. Впрочем… Если силы окажутся равны, Гаргант поможет справиться с выжившими. И у меня появится корабль… Нет, я не собираюсь идти в пираты, но даже на такой бесперспективной планете как эта нашлись сокровища. Сколько же их в Галактике?

Как и все ожидания скорой прибыли, эти провалились спустя пару минут. Второй корабль не собирался заходить на посадку, предпочтя десантирование. Десять крохотных точек стремительно превращались во внушительные силуэты. Понторезы*. Взвод в силовой броне, у моих нет ни шанса. Но хоть пару минут они должны продержаться? Ладно в любом случае надо валить.

Пираты выстроились цепью и достали из подпор оружие. Плазменная пушка только у капитана, остальные с пороховым*. Людоедка и вовсе стоит с голыми руками, прячет своё копьё с секретом. В этом положении их и застали спустившиеся с небес гости.

Капитан сделал знак оставаться на местах и вышел вперёд.

— Какими судьбами, Хэнк? Да ещё и всех целователей своей громоподобной жопы притащил. Или в Галактике вдруг стало тесно?

Великан в понторезе тоже шагнул вперёд.

— Заткнись, Дёр. Ты прекрасно знаешь зачем мы здесь, сам за тем же. И не надо тут лепетать, что твоя команда прибыла раньше, не до реверансов. Отойди в сторонку, или огребёшь.

— Ну, допустим огрести и ты можешь…

— Ага, мечтай дальше. Нас вдвое больше и стволы не чета вашим.

— А у нас фрисссеррр!

Рана не просто подала голос, она выпрыгнула вперёд, одновременно доставая из подпоры короткий меч… Нет, не меч, виброклинок, судя по тому как легко одним резким движением он отсёк руку крайнего слева понтореза. Людоедка схватила трофей свободной рукой и зловеще улыбнулась. Искалеченный пират, хоть его культю моментально затянуло исцеляющей пеной, вопил:

— Ах ты тварь! Я эту руку всего месяц назад клонировал!

— М-м-м, значит ссвеженькая, вкусссняшка!

Рана вытряхнула плоть из доспеха, с видимым наслаждением откусила кусочек и стала медленно пережёвывать. Пираты из обеих команд неловко зашевелились, будто борются с приступами тошноты. А девчонка и правда хороша. Видит, что в открытом бою шансов нет и бросила все силы на деморализацию противника, древний страх рептильного мозга быть съеденным работает без отказа. По-хорошему, ей бы быть капитаном…

— Придержи свою зверушку, — прервал неловкую паузу Хэнк. — Так и быть, поговорим. Ты уже напал на след?

Капитан сделал знак, и недовольная Рана спрятала меч.

— Нет, ну какая наглая же ты задница. Сначала хочешь меня прогнать, а теперь ещё и поделиться данными? В жопу поцеловать не надо?

— Ладно, Дёр. Один хрен ничего ты не нашёл. Это сокровище так легко не добудешь. Возможно ты и твои люди будут полезны в поисках. Скажем, за десятую часть.

— Нет, ты точно издеваешься. Как делить-то собрался?

Хэнк задумался, похоже сам понимая слабость аргументов.

— А, шоггот с тобой. Хреновина моя, и точка. Остальное можешь забрать, там дохрена чего найти можно. Но эта тварь за моего бойца должна ответить.

— Дёр, и ты стерпишь?

Рана потянулась к хранилищу, но оружие не появлялось.

— Не возникай. Я заблокировал твою подпору, чтобы ещё чего не выкинула. Не встревай в разговор капитанов.

Безоружная Рана смотрела на судя по всему уже бывшего командира с нескрываемой ненавистью. А дела идут хреново не только у неё. Если пираты сейчас договорятся, а людоедка, ради которой меня и оставили в живых, попадёт в опалу, мне конец. Нечего тянуть, надо действовать.

— Подождите! — я постарался придать голосу самые жалкие измученные нотки. И к моему стыду, получилось даже слишком хорошо.

Пираты одновременно повернулись, словно впервые заметив пленника.

— Я могу помочь. Только отпустите. Доставьте к цивилизации. И немного кредитов, вам ведь не сложно.

— Говори, пока не начали вытряхивать, — Хэнк решительно взял инициативу в свои руки.

— Эта хреновина… Я нашёл её когда бурил. Она в подпоре.

— Пустая твоя подпора, придурок, — встрял ограбивший меня пират.

— Нет… Там потайное отделение. Надо нажать на кнопку извлечения и сказать голосовой пароль.

Задыхающийся от жадности пират схватил мою подпору, которую тут же вырвал у него Хэнк.

— Отдай! — Капитан «моих» пиратов сделал резкое движение, в ответ на которое Хэнк навёл оружие.

— Не дёргайся. Ты не в том положении.

Глаза Дёра налились кровью от бешеного гнева. Он выставил вперёд планку.

— Я сейчас так дёрнусь, что все отлетят. Взорву реактор корабля и все сдохнут.

Похоже Хэнк испугался. Несмотря на грозный вид, с каждой минутой он всё меньше производил впечатление смельчака.

— Успокойся. Давай сначала проверим. Брешет твой пленник, а мы и рады друг друга поубивать.

Хэнк нажал на кнопку подпоры, жадно вглядываюсь в зону извлечения.

— Говори пароль.

И тут я закричал уже не испуганно:

— Грёбаная Вселенная!

Тонны нефти ударили в лица капитанов, сбивая с ног и заляпывая сенсоры. Чёрная лужа быстро заполонила лагерь, а я, не теряя ни мгновения, высвободил руки и бросился в Гарганта. Бежать? Нет, сначала подарочек. Бур на максимальной мощности вошёл в груду камней, из которых я в минуты безделья вытёсывал инструменты, и высек искры. Нефть загорелась. Конечно, вряд ли огонь сможет пробить защитную снарягу пиратов, но вонючий дым, высокие языки пламени и бездействие оттирающих сенсоры капитанов спровоцировали настоящую панику. Кто-то, неважно кто, выстрелил первым и началась бойня. Только Рана, которую огонь напугал сильнее всех, девушка побледнела как смерть, отбросила бесполезную подпору, при этом не выпуская отсечённую руку, и побежала прочь. Я тоже побежал. К шогготам в тентакли пиратов с их разборками, надо уносить ноги, пока никому нет до меня дела.

— Не уйдёшь, вкусняшка!

Нет, кому-то дело всё-таки было. Едва придя в себя, Рана погналась за мной. Плевать, у неё даже нет оружия, просто оторвусь. Гаргант даже с ограничителями выдаёт сорок километров в час, это быстрее любого гуманоида. Но Рана не отставала. До чего упорная.

Звуки выстрелов становились всё реже, похоже пираты скоро закончат с выяснением отношений. Последние капли горючки догорали, я остановился на краю импровизированного карьера, ставшего отправной точкой моих бедствий. Всё, энергии хватит разве что на пару ударов буром, а задыхающаяся людоедка стремительно приближалась. И что в ней сейчас сильнее, жажда мести или голод? И тут земля задрожала, а над лагерем сверкнула яркая вспышка. Так она бежит не за мной, а от них? Капитан привёл свою угрозу в действие, кардинально закончив бой, а сюда сейчас придёт ударная волна. Рана уже совсем рядом. Грунт под ногами уже начинает дрожать. А, к чёрту всё. Всегда знал, что меня погубит сентиментальность. Я открыл кабину.

— Забирайся!

Изнеможённая девушка втиснулась внутрь, вжав меня в сиденье. Кабина захлопнулась и Гаргант из последних сил прыгнул в яму карьера, за мгновение до того, как взрывная волна обрушила нависающую над нами скалу.

Глава вторая. Исследователи пещер

"По ночам им снились кошмары, но они не поддались панике и как ни в чем не бывало продолжали путь"

Писания Преподобного Говарда

Даже полностью обездвиженный Гаргант защищал пилота. Пока с поверхности ещё проникал свет я успел зафиксировать в памяти относительно мягкую посадку на похоронивший звериное кладбище песок, сверху летели обломки и новые лавины шогготова песка, но сотрясение от взрыва доконало не только горную породу наверху. Опора вновь ушла из-под ног, должно быть рухнула ещё одна перемычка между пустотами. На этот раз Гаргант не рухнул вниз, а просто съехал вместе с сотнями тонн песка куда-то в бездну, снова резко рухнул вниз и покатился дальше. Свет стремительно тускнел, пока вовсе не исчез, либо нас унесло далеко от пролома, либо дыру завалило обломками, либо, самое неприятное, Гарганта похоронило под песком. Наконец мы остановились. Вот сейчас всё решится. Если смогу распахнуть кабину, выживу.

Как там кстати моя новая подруга? Кажется жива и дышит. Но без сознания. Ей досталось сильнее, меня при падении фиксировало для того и предназначенное кресло, а вот её только мои руки. Но говорят, что фриссеры очень живучие, сейчас узнаем правда или нет.

Я выпустил девушку из вынужденных объятий, разблокировал замок и всем телом упёрся в крышку. Туго, но поддалась. В щель тут же хлынул песок, я упёрся из последних сил и освободил достаточно пространства чтобы выползти. Подруга, на выход.

Я выпихнул Рану наружу, следом вышвырнул сумку с неприкосновенным запасом и наконец вылез сам, оценивая масштаб аварии. Разумеется, ничего не видно, ещё пару минут пришлось нащупывать опрометчиво брошенную сумку, в процессе совершенно случайно немного облапав фриссерку. Сумка съехала на пару метров по песчаному склону, благо я нащупал след и в конце-концов добрался до набора выживания.

Несколько банок пищевого концентрата, таблетки «сухой воды», баллончик с регенерирующей пеной и, наконец, фонарик. Вот теперь осмотримся.

Итак, мы в естественной пещере исполинских размеров. До поверхности далеко, по крайне мере выхода не видно. Что хуже всего, незадолго до остановки Гаргант рухнул с отвесного обрыва, подняться на который без антиграва или альпинистских верёвок с кольями будет очень сложно. В противоположную сторону стен тоже не видно. Возможно там есть выход? Разве что очень повезёт, ведь даже этот вход я сделал сам, прилегающие к поверхности пещеры тоже должны быть завалены проклятым песком…

Так, не отчаиваться, нужно чем-то себя занять. Например осмотреть раны Раны, ха-ха. Этот незатейливый каламбур немного вернул присутствие духа. Открытых повреждений и кровотечения нет, защитный комплект не повреждён, хотя спина под ним наверняка превратилась в сплошной синяк, а на голых руках синяки уже от моих пальцев. Неловко вышло, но зато кости целы и нет распухания. Глаза Азатота, она до сих пор мёртвой хваткой держит отрезанную у пирата руку! Дикий народ… Голова не разбита. Надо же, какая интересная у инопланетянок мода, подкрашивать серым корни от природы зелёных волос… Осталось проверить реакцию зрачков на свет.

— Налюбовался уже? А то встать хочется.

Рана осторожно поднялась, придерживая бок. От былого шипения не осталось и следа. Впрочем, оно сразу показалось мне фальшивым, а здесь притворяться нет смысла.

— Просто проверял как ты. В отбивную пока не превратилась.

Фриссерка села на песок в позе лотоса, и демонстративно уложила на колени отрезанную руку.

— Наверное стоит поблагодарить. По всему я обязана тебе жизнью.

— Значит больше не собираешься меня есть?

— Не собираюсь, еда пока осталась. Но и на особую награду не рассчитывай, а то уже щупать начал. Я конечно понимаю, что у землян при опасности инстинкт размножения включается, но сейчас лучше о выживании подумать. Будешь?

Рана откусила от руки кусочек и протянула мне оставшуюся.

— Нет, спасибо. У меня есть концентраты.

— Ну и зря. Концентраты можно оставить на потом, а рука скоро испортится. Хотя твоё дело.

— Почему ты бежала за мной.

Рана аккуратно прожевала очередной кусочек, проглотила чтобы не говорить с набитым ртом.

— Жить очень хотелось. Не понравилось мне, как дела пошли. Все эти «наказать тварь», «корабль взорву». Давно надо было этих слабаков кинуть. А ты хитрый. Меня обманул, цепь сломал, команды стравил. Хитрые не просто бегут. Они знают, куда бегут.

Надо же, искренняя похвала, даже сердце потеплело.

— Да-да, у меня с самого начала был какой-то план и я его придерживался. Ты же сама плохие дела спровоцировала, когда аппетит не сдержала.

Рана раздражённо фыркнула.

— Дёр тряпка и слабак. Это же Хэнк был. Он бы после дела всё равно наших убил. В спину бы выстрелил, трус жалкий… Я ведь чуть к нему в команду не нанялась. Только не понравился он мне сразу. Слабых убивает ради забавы, а не ради еды. Кто так делает сам слабак, и трус, который боится, что его слабость все увидят. И собственную команду боится настолько, что всех в стазисе держит, только на дело размораживает. Потому они и тормозные такие были, если бы мы разом напали, то справились бы, и понторезы бы не помогли. Я в стазис не лягу.

— Хочешь быть всегда готовой к бою?

— Не только. Просто с девушкой в стазисе всякое сделать могут. А мы, фриссеры, в отличии от землян, свой цветок бережём.

Разговор неожиданно стал неловким. Просто девушка мечты: красивая, умная, целомудренная. Во только землянки хотя бы партнёра после спаривания не съедают. В большинстве случаев.

— Что покраснел, землянин?

— Давление поднялось. Мы же только что смерти избежали. Адреналин, все дела.

Я решительно парировал насмешку и деликатно напомнил про «обязана жизнью».

— Понятно. Ну посиди, остынь. Что делать будем, куда пойдём?

Отлично, она уже решила, что мы действуем заодно. И она права. Пещеры место опасное, нужно чтобы кто-то подстраховывал. Да и фонарик всего одни. Убивать меня она пока не собирается, по крайней мере пока не проголодалась. Концентратами придётся поделиться.

— Вариантов немного, естественно выбираться на поверхность.

— Эта банка ещё работает?

Я печально покачал головой.

— Тогда удачи подняться по обрыву и раскопать голыми руками завалы.

— У тебя есть идея лучше?

Рана немного помолчала и горько вздохнула:

— Ладно. Мы же с тобой теперь вроде как команда. Уже догадался, что мы сюда не просто так прилетели? И уж точно не по твою душу.

— Подозревал что-то такое. Откуда банде пиратов знать, что я наследный принц?

— Это должно быть смешно? В общем, на этой планете спрятано что-то очень ценное. В этом секторе, глубоко под землёй. Капитан поймал сигнал. И на откровенную лажу он бы не повёлся, хоть и был тряпкой. Да и Хэнк прилетел за тем же.

— Намекаешь. Что мы сейчас в нужном секторе и на нужной глубине?

— Именно. Очень уж пещера подходящая. Вместо того чтобы разгребать завалы, можем поискать тайник. Это хотя бы веселее.

— Ты уверена, что в тайнике есть то, что поможет выбраться на поверхность?

— Тот, кто его сделал, должен же был как-то забрать сокровище? Портал наверняка воткнул. А если и нет, чувствую, кроме Дёра и Хэнка, много кто про сигнал услышал. Фриссера подбросить не откажутся. Что до тебя… Как-нибудь договорюсь, заодно и рассчитаемся.

В словах людоедки был смысл. Положение не безнадёжно. Эта забытая Тёмными Богами планета скоро станет очень оживлённым местом. Место взрыва и разрушенная скала бросятся в глаза, и здесь будут копать. Что до сокровища, то может это и есть тот самый шанс, о котором я грезил бессонными ночами на Земле. Должно же хоть раз в жизни повезти?


* * *
С сожалением оставив обессиленного Гарганта мы двинулись в тоннель. Ноги вязли в песке, мелкие камни тоже удобства не прибавляли, подвернуть ногу тут проще простого. Когда последствия обвала остались позади, идти стало чуть легче, но навалилась усталость, которую усугубляли полученные при падении ушибы. Рана не подавала вида, но ей должно быть ещё тяжелее, даже с поправкой на расу. Вдобавок навалилась тревога, медленно подползающая к горизонту отчаяния. И странное чувство, будто всё это уже происходило со мной в другой жизни. Тьма, подземелья, компания прекрасной и опасной девицы. Наверное, именно так я представлял приключения. Вот уж действительно, бойся своих желаний.

— Ты слышишь? — голос Раны разогнал гнетущую тишину.

— Что именно?

— Шорохи. Треск. В таких пещерах всегда кто-то живёт. Подкрадывается, ищет добычу.

Я затаил дыхание и напряжённо вслушался в темноту. Ничего… У фриссеров лучше работает слух? Хотя… Совсем тихо, но что-то донеслось. И ещё раз, и ещё, с одинаковой периодичностью. Я весь превратился в концентрацию, восприятие заработало не пределе возможностей. Кроме периодического есть ещё и постоянный звук. На что-то похоже. Только сейчас я обратил внимания на едва заметную усмешку Раны. Надо же, попался. Это всего лишь шум воды. Хороший знак, не умрём от жажды.

— Да, теперь я тоже слышу. Остановимся у воды на привал, нам обоим нужен отдых.

Девушка изобразила лицом разочарование, но ничего не сказала. Будем считать, что в этой партии ментальных шахмат я победил.

Ровная площадка у подземного ручья и правда оказалась хорошим местом для ночлега. Ничего похожего на рыбу или моллюсков в воде не нашлось, пришлось ограничиться банкой холодного концентрата, стараясь не смотреть как ужинает спутница. Наконец с трапезой было закончено.

— Здесь холодно. Можешь лечь рядом если не будешь распускать руки.

Я не стал отказываться от милостивого предложения, если во время ходьбы температура ещё была терпимой, то спать в таких условиях, мягко говоря, не комфортно.

Немного потолкавшись, мы наконец устроились на камнях достаточно хорошо, чтобы сохранить тепло и приличия. Звуки капающего со сталактитов конденсата убаюкивали, мысли смешались и я погрузился в сон.


* * *
Пустота и холод. Непроницаемый мрак. Но тишину разрывает лавина искажённых воплей. Сотни, тысячи, мил ионы звуков сливаются в один, разрывающий перепонки и разрушающий разум. Что за зверь может издать такое? И я борюсь, сопротивляюсь потоку безумия. Логика и концентрация словно щит и копьё в этом хаосе. Беспорядочный шум разбирается и раскладывается на отдельные волны. И лучше бы я этого не делал. Разум величайший дар, но он же и величайшее проклятие. Всесокрушающий звуковой поток состоит из человеческих криков. Мужские, женские, детские. Их объединяет бесконечный ужас, бесконечное отчаяние. От осознания хочется лишь одного — присоединиться к крикам ужаса, быть подхваченным потоком, несущемся в бездну безумия. Но я держусь, да благословят все тёмные боги мою пониженную эмпатию. Воздействие усиливается. И словно этого мало, яркой вспышкой включается зрение. Видения столь же ужасны, как и звуки. Бескрайняя река из корчащихся в агонии вопящих человеческих тел, переплетённых, проходящих сквозь друг друга, растекающиеся и собирающиеся снова. Все они тянут изуродованные конечности ко мне, стараются схватить, утянуть в мясную мешанину. Но вдалеке лучиком света я вижу хрупкую фигуру. Рана безмятежно спит. Сон… Это просто сон… Надо проснуться! Я проснусь когда доберусь до неё!

И я проламываюсь сквозь человеческую реку, разгоняя руками нестабильную плоть словно болотную жижу. Цель помогает, есть лишь эта хрупкая фигура, всё остальное просто фон, он отмечается уголком сознания, но теперь его можно игнорировать. Всё ближе и ближе. Я протягиваю руку чтобы коснуться её, но в последний миг мир исчезает. Внезапная тишина столь неожиданна, что я ощущаю контузию.

А затем из темноты возникает Он. Огромная человеческая фигура, окутанная плащом, словно сотканным из чёрного тумана. В этой темноте невозможно различить черты лица, но вот глаза… в них одних страданий больше, чем во всей бесконечной реке. И я выдерживаю этот нечеловеческий взгляд. Невозможно понять выражение лица чёрной фигуры. Но похоже он доволен. Пола плаща распахивается, он увешан оружием. Целый арсенал, явно неспособный уместиться в столь ограниченной точке пространства. Но как-то помешается, словно насмехаясь над законами мироздания. Мечи, топоры, дубины, как огромные, так и жалкие обломки клинка… Пистолеты, от монументальной ручной пушки до однозарядного дамского. Какие-то оккультные штуковины с черепами, о способах использования которых остаётся только догадываться. Он предлагает мне выбрать, выбрать подарок. Нет, всё не так просто, нужно понять в чём подвох. Чем сильнее оружие, тем выше цена. Я перевожу взгляд с одного предмета на другой. Пока не натыкаюсь на каменный топор. Идеально ровное лезвие после часов полировки, маленькая вмятина на обухе, такая удобная рукоять. Это мой топор. Его я сделал на экзамене, за который получил высшую оценку, и очень гордился. И я принимаю орудие от таинственного чёрного человека. Не подарок, а лишь своё по праву. Я правильно усвоил урок. С каким бы ужасом не пришлось столкнуться, помочь может лишь одно оружие. То, что ты сделал своими руками. Тёмная фигура исчезает, возвращается шумный людской поток. Но один взмах топором, и река расступается в стороны, словно столкнулась с утёсом. И когда кажется, что я победил, где-то вверху возникает ещё одна фигура, настолько гротескная и нелепая, что мозг не в силах её осознать. В этот момент я наконец просыпаюсь…


* * *
— Вижу, спалось тебе не очень хорошо. Кошмары?

Рана сидела возле ручья, обглоданные кости валялись в стороне. По крайней мере не придётся смотреть как она завтракает. Но когда фриссер проголодается, могут начаться проблемы.

— Могла бы и разбудить.

— Может надо было ещё в лоб поцеловать? Тело всё равно отдохнуло, а разбудила бы, снова мог и не уснуть. Собирайся, пока я со скуки не умерла.

И мы пошли дальше, двигаясь вдоль ручья. Направление не хуже прочих, зато нет проблем с водой. Моя планка осталась в лагере и наверняка превратилась в пыль, у Раны тоже электроники не было, так что единственными часами остались биологические. Всё просто, идёшь пока не устанешь, после привала идёшь дальше. Вторая ночёвка прошла спокойнее. Мне всё равно снились кошмары, но в этот раз обычный размытый и путаный набор образов, вызванный скорее холодом и жёсткими камнями.

На третий «день» Рана сильно сдала. Пришлось уговаривать её попробовать мои концентраты, но осилила она чуть больше трети банки, заявив, что ещё кусочек, и от этой дряни её стошнит. Пришлось шагать медленнее и остановиться на очередной ночлег.

На четвёртый день девушка отказалась вставать.

— Свет… Мне нужен свет.

Я направил на неё фонарик.

— Не этот. Настоящее светило. Я увядаю… оставь меня здесь.

Я разозлился:

— Не для этого я тебя от взрыва спасал. Не пойдёшь сама — понесу.

— Дурак… Я ведь пыталась тебя убить.

— Я тоже пытался. И «пытался» здесь ключевое слово!

А ведь правда. Тогда, под защитой брони Гарганта, я был готов разорвать её тело буром и ли раздавить клешнёй. И это казалось в порядке вещей. Пират, враг, отщепенец, людоед. Всё легко и понятно. А теперь, после похода в темноту, после холодных ночей, согретых теплом тел, сама эта мысль вызывала ужас.

Я поднял Рану на плечо. Совсем лёгкая. В ней даже пятидесяти кило нет. На земле я мог ходить с таким грузом часами, когда слегка разносило от бургеров с колой. Смогу и здесь.

Некоторое время мы шли в тишине, затем Рана подала слабый голос.

— Отпусти. Мне полегчало.

Очень кстати. Я начал понемногу уставать. Если что, понесу её когда снова устанет.

— Ладно, сейчас только мост перейдём…

Девушка встрепенулась, а следом смысл собственных слов дошёл и до меня. Не снимая с плеч живую ношу я побежал к несомненно рукотворному объекту. Ручей пересекал аккуратный, геометрически правильный, полированный мостик. Само русло под ним тоже принимало идеальную прямоугольную форму. И стены впереди, это не естественная пещера, это вырезанный чем-то вроде плазменного резака проход в горной породе.

Рана резво соскочила с плеч, находка полностью вернула ей если не силы, то расположение духа.

— Мы нашли сокровищницу!

Глава третья. Тайна кладбища

" Я пишу в необычном душевном состоянии, потому что вечером меня не станет "

Писания Преподобного Говарда

Кто бы ни сделал этот проход, он был фанатом ровных форм и имел массу свободного времени. Через некоторое время отпала необходимость в фонаре, на стенах появились автономные светильники, здесь точно был человек. Как минимум, сколько там у них срок работы, лет пятьдесят назад. Наконец, мы упёрлись в металлическую дверь. Защитный экран поднят, неактивен, я осторожно коснулся ручки. Открыто. Либо хозяин по ряду причин не ждал гостей с этого направления. Либо он ждёт внутри, тогда остаётся надеяться только на гостеприимство.

Я решительно потянул дверь на себя. Так и есть, вот он. Болтается в петле.

Рана вошла следом, одарила труп презрительным взглядом, да, помню, у фриссеров самоубийство считается позорным проявлением слабости, и быстро проверила остальные двери. Я даже залюбовался этими профессиональными движениями.

Ни засады, ни ловушек не нашлось, за одной из дверей туалет с душевой кабиной, за другой настоящая кухня. Рана моментально разграбила стазис-шкаф, вывалив на стол несколько аппетитных кусков мяса. Вопреки ожиданиям, сырым она съела только маленький кусочек остальное закинула в волновую печь. А дикарка умеет обращаться с современной кухней, но инстинкт самосохранения заботливо подсказал не иронизировать вслух.

Мой же взгляд остановился на предмете, обещавшем спасение от всех бед. Кабина персонального телепорта. Да, владелец бункера не бедствовал. Код экстренного терминала Земли знают даже не начавшие ходить дети. Вот и конец приключениям. Возможно я даже буду немного скучать по Ране. Фантазировать ночами о том, чего так и не произошло… В принципе, можно уходить… Ладно, надо же попрощаться. И осмотреться напоследок не помешает.

Пока девушка занималась готовкой, я бегло оглядел тело. Хоть меня и учили определять стадию разложения трупа, в чужом мире с иной биосферой нельзя быть ни в чём уверенным. К тому же здесь приятная прохлада и достаточно стерильное помещение. Выглядит как двухнедельный, но возможно висит месяц, а то и больше. Верёвка не полимерная, эстет повесился на дорогой натуральной. Один раз в жизни можно позволить.

Рядом стол, на нём планка с кучей обвесов, несколько листов бумаги и самодельный чернильный стик для письма. Снова дорогие игрушки.

Жующая слегка запечённое мясо прямо с ножа Рана подошла сзади и протянула мне длинную вилку с ещё одним куском. Труп поблизости её нисколько не смущал. Меня честно говоря тоже, предложенное угощение проглотил моментально. Сыровато, но вкусно, особенно после многодневной прогулки по пещерам.

— Значит, собираешься уходить? — Рана кивнула в сторону кабины.

— Как ни грустно, но да. Обнимемся на прощание? — я демонстративно раскинул руки и широко улыбнулся.

Рана просто проигнорировала дружелюбное проявление.

— А тебе есть куда пойти? В крайнем случае, на Земле есть ваше посольство. Так и быть, замолвлю словечко.

— Не волнуйся, код родной планеты знаю. Но лучше отправлюсь на свободную станцию. Сокровище не нашли, с пустыми руками возвращаться домой стыдно, наймусь в другую команду.

— Кстати, раз уж мы расстаёмся, что за история с сокровищем? С чего пираты вообще взяли, что оно здесь есть?

Рана махнула рукой.

— Дёр сигнал поймал. Вон, передатчик в углу стоит. И прямо взбесился, не знаю что он такого услышал, но за час собрал команду, Хёрка не нашёл, да так и бросил на станции. Говорил надо первым быть, чтобы все сливки снять. Вот только сигнал этот он не один услышал. В итоге вышло как вышло, сдох ни за что.

— И долго добирались?

— Нет. Пару часов всего, не пожалел экзотоплива на прыжок.

Я посмотрел на труп.

— Он здесь дольше висит.

— И что? Автоматическую отправку настроил, пошутить перед смертью захотел, слабак несчастный!

— Ага, хорошая должна быть шутка, чтобы сразу два капитана с места сорвались. Сказал что им отцом приходится?

Рана молчала, пребывая в расстроенных чувствах. Я вздохнул.

— Ладно. Земля не убежит. Бумаги на земном языке написаны, и так вышло, что я умею на нём читать.

— Я тоже умею читать, — огрызнулась девушка. — Но тут закорючки вместо символов.

— А это у нас называют письмом от руки. Так тебе прочитать, или сама разберёшься.

— Читай.

Рана присела на лежанку и умилительно приготовилась слушать сказку. Я сгрёб листы, нащупав под ними что-то твёрдое. Маленький пласталевый прямоугольник. На нём выгравирован портрет. Я ещё раз взглянул на труп, трудно судить по этой распухшей физиономии, но по крайней мере раса одна. И имя. Джеймс. Просто Джеймс, без фамилии, без единого номера. Я знал только про одно ведомство, которое могло позволить такую роскошь, и уже догадался, что увижу на оборотной стороне удостоверения. Символ галактики на фоне огромного Солнца. Неслышная Рана уже оказалась за моей спиной и встала на цыпочки заглядывая через плечо. Джеймс, так ты был Защитником Галактики? А значит сокровище… Мы одновременно посмотрели на предмет, который я принял за продвинутую планку и выдохнули:

— Рекомбинатор!

Внешность обманчива. Конечно рекомбинатор атомов, вершина гуманоидных технологий, снаряжение максимального уровня допуска, был похож на обычную планку. В конце-концов, все его мощности скрывались в подпространстве, само внешнее устройство лишь обеспечивало связь. А прятался в подпространстве, если судить по возможностям, заводской комплекс с термоядерным реактором. Практически бесконечное хранилище, возможность разрушить на составные элементы любой материальный объект, из его атомов скомпоновать любое известное науке соединение, а из них изготовить деталь за деталью любое устройство. И как последний штрих, официально запрещённый во всей Галактике продвинутый боевой ИИ с максимальным уровнем допуска к любому устройстве в зоне досягаемости сигнала. С этой штукой можно стать королём пиратов. Или королевой… Я посмотрел на Рану. Бесценное сокровище, которое нельзя разделить на двоих. И что теперь? Наши глаза встретились. Уже не просто неловкое, а напряжённое молчание, и кухонный нож с нанизанным куском мяса смотрится совсем по-другому. Людоедка зубами снимает мясо с лезвия… кладёт нож на стол и возвращается на лежанку.

— Ты обещал почитать. Сокровище мы нашли, но теперь мне интересно. Если этот мертвяк Защитник галактики, что же должно было случиться, чтобы даже такой как он удавился?


Последняя записка Джеймса

«Кто бы ты ни был, ты уже знаешь о постигшем Вселенную ужасе. По моим расчётам в тот момент, когда сообщение будет оправлено, сбудутся мои кошмары. Главное моё сокровище, рекомбинатор, я оставляю тебе. Он примет нового хозяина. Есть лишь одно условие, тот должен принадлежать человеческой расе, да простится мне это последнее проявление шовинизма. Геби, если это читаешь ты, то прости своего Хуали, ты должна понять, почему даже тебе я не смог доверить эту тайну. Хотел бы я верить, что мы снова встретимся по ту сторону, мой рыжий огонёк. Отдай рекомбинатор тому, кого посчитаешь достойным.

Путь мой был долгим, тяжёлым и странным, полным ужасающих открытий и сложных выборов, многое осталось позади, и вот он, единственный возможный финал. Не в силах отвратить неизбежное, лишь одно я могу подарить человечеству. Покой блаженного неведения. Последние часы жизни не отравленные предчувствием ужасной погибели. Спокойный сон без терзающих мою душу кошмаров. Неведомые, недоступные ограниченному человеческому сознанию Древние выполняют свой план, который мы даже не в силах постичь, и лишь последствия его ощущаем сполна. Я надеялся, что мне хватит мужества узреть исход своими глазами, но нет той силы, что смогла бы выдержать мучительное ожидание…»


* * *
Дальше шли бессмысленные наборы букв и совсем уж неразборчивые завихрения, усыпавшие ещё несколько листов, на последней странице Джеймс похоже просто водил ослабевшей рукой по листу бумаги без всякого осмысления.

Я отложил записи самоубийцы.

— Ты что-нибудь слышала о «постигшем Вселенную ужасе»?

— Нет. Зато слышала что Защитники сидят на какой-то дряни. Вот этот и свихнулся.

— Пока искала еду, находила здесь что-то запрещённое?

— Нет конечно. Он же всё напоследок употребил, не видишь что-ли?

— Тогда это многое объясняет. Что будем делать с сокровищем?

— Ты же сам прочитал. Он только для людей. Мне не нужен.

Вот уж чего не ожидал. Похоже её благодарность за спасение сильнее, чем я думал.

— Не хотелось бы продавать ей пиратам. Думаю за возврат ценного имущества и историю смерти Защитника должны дать награду.

— И память стереть, чтобы светлый образ героя не порочили. А пираты скорее возьмут силой, чем заплатят. Нет, вкусняшка, тебя теперь только две дорожки. Поступить как воин и стать хозяином этой штуки. Или сбежать и оставить всё как есть.

— Ты правда думаешь что я поддамся на такую очевидную манипуляцию?

Рана улыбнулась.

— Нет, ты же хитрый. Удачной прогулки до Земли. Ты хоть и озабоченный развратник, но всё равно лучше тех ублюдков из команды.

— Взаимно. Не могу сказать, что наше знакомство прошло хорошо, но плохое забудется, а приятное останется. Конечно понимаю, что Галактика не маленькая, но если снова встретимся…

— Иди уже, пока я не заплакала.

Опять насмешка. И всё же что-то она ко мне испытывала. Может и правда, к чёрту Землю, безопасность, покой и мелкие радости? Конечно нет, нельзя просто так отказаться от привычной жизни. Прощай Рана, прекрасное видение из другого мира, где я ещё больший чужак, чем в родном. Я забрал рекомбинатор, записи и удостоверение, вошёл в кабину и медленно набрал код. Не сработало. Что за хтонь? Я проверил подачу энергии и запустил быструю диагностику. Всё работает. Спокойно, от наплыва чувств я просто вбил лишний ноль. Ещё раз. Не работает. Так, на этот раз пересчитаем, вроде бы всё правильно, пересчитаем ещё раз. Ладно, в этот раз должно… Грёбаная Вселенная, не работает! Да чтоб тебя, Защитник! Конечно же этот параноик перемешал адреса. Пусть базовые координаты вшиты в телепорт на самом глубоком уровне, но нет техники, которую Защитник не может перекроить на свой вкус. Теперь найти подходящие координаты можно только перебором. За бесконечное количество времени. А если вдруг повезёт, и один из наборов цифр сработает, может выбросить прямиком на заброшенную базу экстремально опасной планеты. Да уж, ситуация.

Я с позором покинул кабинку под насмешливый взгляд Раны.

— В чём дело, сладкий, ты всё же решил не сопротивляться чувствам и остаться с прекрасной пираткой?

Разумеется она слышала мою ругань при бесплодных попытках. Я зарычал от бессильной злобы.

— Телепорт не работает…

— Ты только что разбил мне сердце. А теперь соберись. У нас есть рекомбинатор и передатчик. Корабль Хэнка до сих пор на орбите. Этот трус больше всего боялся, что у него украдут посудину. Потому что сам получил её так же. Он не оставляет никого на корабле когда сам уходит. Если выберемся на поверхность, заставим ИИ нас подобрать.

— И как же? Защитник и правда имеет право реквизировать любой корабль Галактической Федерации, но сомневаюсь что это правило распространяется на пиратов.

— Земляне и правда такие наивные? Почти все пираты работают по лицензии, у Хэнка она точно была. И отменить передачу корабля новому хозяину некому. И да, раз я осталась без трофея, сделай мне хотя бы нормальное копьё.

— Из чего, из камня что-ли?

Рана вздохнула и постучала по металлическому каркасу лежанки. И в отличии от намётанного взгляда Раны, только сейчас я обратил внимание на материал. Мебель, пол, обшивка стен, всё было сделано из дюрастали. Удобная и функциональная обитель избегающего излишеств аскета на поверку оказалась богаче пышных залов звёздных королей.

Глава четвёртая. Инструмент богов

Я думаю, профессор Энджелл умер оттого, что слишком много знал и хотел выяснить еще больше. Время покажет, удастся ли мне продолжить его поиски и что ждет меня на этом пути.

Писания Преподобного Говарда

Рекомбинатор манил изящностью формы и сокрытой в нём силой. Я медленно, ценя каждое мгновение судьбоносного момента, надел устройство на запястье правой руки, левой рукой отрегулировал крепление и наконец нажал на панель.

— Обнаружен новый пользователь. Передача устройства подтверждена. Подтвердите свои права.

— Подтверждаю.

Джеймс не соврал, рекомбинатор был полностью готов к использованию.

— Предупреждение. При активации нового пользователя доступ к старому хранилищу будет безвозвратно утрачен. Убедитесь, что извлекли свои вещи.

А вот это больно. Страшно представить, какие бесценные сокровища мог оставить в хранилище Защитник Галактики, который даже сортир сделал дюрасталевым. И всё это навечно затеряется в подпространстве. Но не было ни одной идеи как получить или хотя бы сохранить доступ. Имея рекомбинатор можно взломать всё, кроме самого рекомбинатора. А второго рекомбинатора нет ни у кого.

— Подтверждаю.

— Выполнено. Желаете установить пароль на своё хранилище?

Я ввёл на панели «Грёбаная Вселенная», скорее по привычке, всё равно никто кроме меня к этой подпоре доступ получить не сможет, и стал хищно рыскать взглядом в поисках предмета, на котором можно опробовать дорогую игрушку. Например, этот стол. Я направил на него устройство и стол исчез, а его упрощенное изображение появилось в первой клетке появившейся голографической квадратной сетки. Я быстро посчитал клетки на одной стороне. Сотня. Рекомбинатор может раздельно хранить десять тысяч предметов, надо позже проверить ограничения по массе. А может войдёт и больше, в конце-концов это просто интерфейс для удобства. Я снова направил рекомбинатор на пустое место и извлёк стол. Тот появился в неизменном виде, без единой царапины, хотя чем можно поцарапать дюрасталь? Я повторил то же само, но уже отойдя к стене, рекомбинатор легко захватывал и возвращал предметы на расстоянии нескольких метров, удобно.

— Расщепление.

Из прибора вырвался короткий луч резака, легко отрезавший и перемоловший угол стола в пыль, тут же заботливо втянутую внутрь, а на голограмме отразилось заполнение ячейки. Управлять резаком пришлось вручную, и на уничтожение стола ушло около минуты. Да, песок так добывать пришлось бы долго. Но устройство не для этого, оно может создать специализированную добывающую машину из валяющихся под ногами камней.

— А теперь давай изготовление, — нетерпеливо закружилась вокруг Рана. — Копьё!

— Ты пользуешься оружием каменного века из принципа?

— Землянин уже забыл, как облажался против копья? Хорошее оружие. Легко сделать, не нужно заряжать, пылью забиваться нечему. И вообще, с пушкой, или там с боевой машиной, любой дурак даться может. А вот взять добычу своими руками… Сделай.

Ладно, посмотрим где тут изготовление.

— Доступно только базовое оборудование. Для получения полного функционала получите обновление на базе.

Конечно, всё шло слишком уж хорошо. Защитники должны были предположить возможность попадания устройства в чужие руки и позаботились, чтобы по настоящему опасные штуки могли изготовить только проверенные люди. Ладно, пока обойдёмся тем, что есть. Копьё, вместе с ножом, топором, лопатой и другими примитивными инструментами, были в списке базового оборудования.

Я направил устройство на ровный пол и дал команду, подтвердив использование сырья из хранилища. Будто из воздуха, миллиметр за миллиметром, подобно трёхмерному печатнику, рекомбинатор создавал предмет, на всё ушло около десяти секунд.

Рана подняла орудие, придирчиво взвесила в руке, прикинув баланс, и похоже осталась довольна.

— Сойдёт. Теперь надо кожи добыть, рукоятку обернуть, но это я сама.

Я и себе сделал нож, скорее из любопытства, резак прибора всё равно будет эффективнее, затем придирчиво осмотрел обстановку. Кухню, стазис-шкаф и лежанку лучше пока оставить. Остальное — в переработку, есть у меня планы на этот сплав.

— Предлагаю сначала отдохнуть и выспаться, а на поверхность выбираться с утра.

— Согласна, кивнула Рана. — Даже если какие-то неудачники за ночь до нас доберутся, теперь есть чем отбиться.

Мне бы её оптимизм, а Рана продолжала:

— Надо нормально поспать, а то из-за этого ручья одни мясные реки снятся.

Я замер.

— Рана, что именно тебе снилось?

— Ты что, толкователь? Я же говорю, река как река, только из мяса.

— А это мясо… Оно было человеческим?

— Ага, совсем свежее, даже кричало ещё. Потом прилетела крылатая богиня и вытащила на берег

Так, нужно успокоиться. Это всё ещё может быть простым совпадением. Журчание ручья и правда должно было влиять на сон. Голодной людоедке снится человечина, это тоже, хм, в чём-то даже нормально, для неё это даже не кошмар. Хотя… Почему тогда она проснулась раньше и не попыталась заснуть снова? Можно списать на стресс, но эти записи про вселенский ужас… записи самоубийцы и, возможно, наркомана. Хватит думать над этим, искать смысл в сновидениях верный путь к безумию. Нам обоим нужно нормально отдохнуть.

Я деликатно уступил девушке лежанку, которую она всё равно уже оккупировала, себе оставив широкое кресло, я и на Земле часто засыпал сидя после глубоких погружений в Галанет. Но перед сном, отвлекаясь от тревожных мыслей, занялся делами.

Во-первых, нужно позаботиться о теле. Спать в одной комнате с висельником я не собирался, к тому же за богатое наследство он заслужил приличной могилы. Я просто сначала вырезал в каменной стене нишу, затем проделал в ней углубление, с камнем резак справлялся намного быстрее, чем с драгоценным сверхпрочным сплавом. Отработанный камень спрессовал в плиты, одной из которых накрыл тело защитника, а вторую вплавил рядом, ещё немного повозившись с настройками для тонкой работы, вплавил в каменную плиту пласталевое удостоверение Джеймса. Покойся с миром.

Затем вернулся в помещение и поломал голову над телепортом. Увы, я так и не смог разобраться, что там наколдовал старый хозяин. Максимум, чего я добился, это вытащил из базовых настроек координаты самой кабины. По крайней мере теперь получив доступ к работающему порталу, смогу вернуться.

Дав волю жадности, сделал солидный запас воды из подземного ручья, набирал пока не надоело, заодно протестировал недокументированное боевое применение хранилище, стычка с пиратами и нефтяная ловушка сами подводили к подобным мыслями. Скорость извлечения вещества из хранилища настраивалась, и мощная струя воды при желании могла даже разбивать камни, может пригодиться. Остаток условного дня, с перерывами на перекусы, благо запас еды у Защитника позволял немного попировать, я потратил на переработку лишней мебели, пока не решил, что заслуживаю забыться сном, Рана к этому моменту уже тихо сопела.

Снились мне снова кошмары, но в этот раз путаные и и сразу же забывшиеся, как и подобает снам, психическое здоровье понемногу восстанавливалось.


* * *
— И где будем пробиваться на поверхность? У этой штуки есть сканер или что-то вроде того?

Рана заметно повеселела, отдых и ей пошёл на пользу.

— Сканер есть, но мы вернёмся к Гарганту, смотри.

Я показал ей вкладку интерфейса с инструкциями по изготовлению, выделив раздел «топливо». Впрочем, девушку устройство уже не интересовало, она уставилась на меня скучающим взглядом.

Я вздохнул.

— Вот, топливо из воды, просто разложу её на водород и кислород. Газом заправлю Гарганта, с ним мы быстро пробьёмся наверх.

— Звучит как план. Вот только… Ты ведь это придумал не для того чтобы снова обжиматься в кабине?

— Если хочешь, можешь бежать рядом.

— Нет, думаю я смогу немного потерпеть.

Я поместил в хранилище нужную мебель и мы пошли обратной дорогой, но в этот раз благодаря отдыху, нормальной еде и чёткой цели шли мы гораздо быстрее, лишь раз остановившись на долгий отдых.

Гаргант дожидался пилота на том же месте, я расчистил песок и приступил к работе. Рекомбинатор просканировал мех, и то ли частично восстановил доступ к полной базе данных, то ли мощный ИИ просто проанализировал устройство и сделал оптимальные вводы, так или иначе, теперь у меня был полный чертёж с отмеченными неполадками и неэффективными решениями. Для начала я исправил дефект топливной системы, да, он спас мне жизнь, но вряд ли пригодится во второй раз, затем снял блокираторы силовой клешни, зарядил батареи электроники, получил права администратора и удалил все программные ограничения. Оказывается скорость передвижения по планетарной поверхности тоже снижена почти вдвое. И, наконец, самое главное, в машине остались грубо забитые реактивные сопла маневровых двигателей, после прочистки и восстановления выходной части Гаргант сможет летать. Конечно, в условиях планетарной гравитации недолго и невысоко, это скорее затяжной прыжок, чем полноценный полёт, но всё же теперь не придётся формировать пологий склон просто чтобы подняться из дыры.

Я бы возился с машиной ещё долго, но Рана, неспособная оценить изящества сложных механизмов, уже изнемогала, её страдальческий взгляд заставил меня ограничиться самым необходимым ремонтом. Наконец готово. Заправив топливный резервуар для начала я активировал разблокированное дистанционное управление и немного поигрался с новыми возможностями, одновременно наслаждаясь постепенным озверением Раны. Всё же управлять на расстоянии как-то непривычно. Слишком привык видеть мир из кабины, да и команды выполняются с задержкой.

— Готово.

Я занял такое родное кресло и жестом поманил Рану.

С трудом, получив в процессе пару чувствительных тычков, в основном намеренных, мы втиснулись и одним прыжком преодолели первый обрыв, почти опустошив топливный бак. Пришлось дозаправить, благо я основательно запасся как топливом, так и сырьём для него. Дальше оставалось только двигаться по песчаному склону, время от времени перепрыгивая или расчищая буром обломки, пока не упёрлись в сплошную пробку из песка. Бур заработал на полную мощность, пока наконец не блеснул свет, и мы выкарабкались на поверхность.

Светило как раз поднималось над горизонтом, Рана вскрикнула от восторга и даже поскребла по обзорному стеклу, подгоняя пилота. Я открыл кабину, фриссерка выпорхнула наружу и внезапно скинула надпоясную часть защитного костюма, пока я растерянно сидел в кресле с раскрытым ртом, не зная как реагировать. Отвернуться? Делать вид что ничего не происходит? А может самое время подойти и обнять. Дальше произошло что-то странное. Зеленоватые узоры сначала на руках, а затем и по всему телу стали ярче, увеличились в размерах, а сама девушка будто налилась силой. Весело смеясь, она повернулась ко мне лицом, впрочем, самые интересные места оказались небрежно прикрыты руками.

— Присоединяйся, землянин. Светит для всех. Тебе тоже не помешает зарядиться.

Пожалуй, только сейчас я полностью осознал, что Рана не совсем человек. Но здесь, купаясь в первых лучах света, она совсем не была похожа на кровожадного монстра. Скорее на ангела.

— Ты что, стесняешься? Думаешь я только и жду момента посмотреть на твой отросток?

— Жду пока ты закончишь, чтобы спокойно искупаться в оазисе.

— Здесь есть озеро? И ты молчал! — Рана быстро натянула защитный комплект, по крайней мере теперь было ясно, почему руки она оставляет голыми, оказывается фриссеры способны к фотосинтезу.

Одевшись, она одним прыжком вскочила на Гарганта и осталась наверху, не желая возвращаться в тесную кабины.

— Показывай свой оазис!

Я тоже засмеялся, эта живая солнечная батарея и меня зарядила оптимизмом. Только что мы были на самом дне затерянного мира, но избежали смерти. Чудом? Нет, лишь благодаря своим стараниям. А теперь всё позади. Если и будут проблемы, нет таких, которые нельзя было бы решить. Что если эта Грёбаная Вселенная и правда не желает мне мучительной смерти? Да нет, бред какой-то. Просто в этот раз я получил передышку.

У воды мы провели несколько часов. Рана продолжал греться в лучах чужого солнца, я вернулся к делам: извлёк из хранилища передатчик и стал искать сигнал корабля. Разумеется он зашифрован, но рекомбинатор даже не обращает внимания на такую мелочь. Почти сразу пошли сообщения: «Обнаружен сигнал наивысшего приоритета», «Подтвердите командование», «Доступ получен», «Координаты установлены».

Выбравшаяся из воды Рана ещё не успела обсохнуть, как в нескольких сотнях метров на поверхность опустилась Метка — десантируемый портал. Осталось лишь завести Гарганта на платформу, занять свои места и подтвердить перенос. Быстрая вспышка в глазах, вызванная дезориентацией в пространстве, сам портал работал незаметно для органов чувств, а у пиратского даже звуковые сигналы были отключены, и по коже прошёл приятный холод, грузовой отсёк корабля резко контрастировал с пустынной поверхностью планеты. Рана взяла копьё на изготовку и привычными движениями обошла корабль в поисках оставшихся членов экипажа, в отсутствии которых она недавно меня уверяла. Я шёл следом и убедился, что корабль пуст.

Собственно, обыскивать пришлось недолго, большую часть корабля занимал грузовой трюм с пустующими площадками для силовой брони и мобильного телепорта. Код Земли тоже не работал, впрочем это как раз было логично, пиратам в колыбели человечества делать нечего, скорее всего он вообще соединён только с подъёмником и не связан с единой Сетью. Затем жилой отсек, больше напоминающий коридор, одну стену которого почти полностью занимают расположенные в три ряда гуманоидные стазис-камеры, всего девять штук, небольшой свободный промежуток из обстановки имеет только пару скамеек, комфортом Хэнк экипаж не баловал. Жилой коридор переходил в капитанскую каюту. И правда, капитан в стазис во время полёта не уходил, здесь нормальная койка, стол, а малая стазис-камера только для хранения еды. Места больше, чем у команды, заметную часть занимают приборная панель и кресло пилота.

Навигация работает. Теперь достаточно сделать один гипер-прыжок в в пространство Земли, и я дома. Хотя сначала нужно подбросить Рану. Сколько там экзотоплива… Грёбаная вселенная!

— Рана, почему у корабля Хэнка пустой бак? — строго говоря, буквально на донышке осталось немного экзо, но на прыжок этого не хватит.

Девушка замерла, произнесла что-то на незнакомом языке. Судя по ситуации, какое-то ругательство.

— Вот же трус! Мало того что на корабле никого не осталось, ещё и экзо в подпору слил перед высадкой!

Так, без паники. На обычном сверхсветовом перемещаться пусть и не так быстро, но дотянуть до соседней звезды можно. Если она обитаема, то есть шанс разжиться экзотопливом. Обменяю на кусочек дюрастали. Осталось только проверить карты в поисках подходящей звёздной системы. Есть. Добывающая и перерабатывающая станция на орбите близкой к звезде планеты, население один человек. Будь я пиратом, мог бы взять и бесплатно… Нет. Как там Рана говорила, только слабаки охотятся на слабых.

— Рана не волнуйся, по моим расчётам до заправки мы долетим меньше чем за неделю. Так что если тебя не настолько тяготит моё общество, чтобы остаться в пустыне…

— Ага, а еды хватит? Не забыл, что без мяса на концентратах я не продержусь. Если не хочешь пожертвовать своим телом, нужно сначала сходить на охоту.

— Правильно. Охоться лучше на птичек.

Гневный и в то же время насмешливый взгляд.

— Найди кого-нибудь покрупнее, тут должен быть биосканер. Заодно увидишь, на что способны фриссеры.

— Поверю на слово. Тут есть опасные звери, а птицы тебе вроде бы нравились.

— Самого большого! Хочу испытать копьё. — тон не требовал возражений.

Хорошо, мегафауны тут всё равно нет. Я быстро нашёл сигналы, соответствующие стаду крупных животных.

— Жди, я подам сигнал, — надо же, во время обыска комнат она успела прихватить бесхозное переговорное устройство, — Поднимешь добычу.

— Может пойти с тобой? Одна до подъёмника не дотащишь.

— Загоню на подъёмник. А ты только мешаться будешь.

— Как знаешь.

Выпроводив спутницу я задумался. Поведение странное. Допустим, запас пищи и правда не помешает, а в стазис лечь она не согласна, недостаточно мне для этого доверяет. Неужели у землян и правда такая дурная слава в Галактике? Даже каннибалы нас недолюбливают… Но почему она отправилась одна? Хочет вернуться с сообщниками? Откуда они там возьмутся, да и избавиться от меня проще было бы одной, заколоть спящим, всего делов… Или наоборот — она сама хочет уйти. Попросила найти место, богатое дичью, оружие у неё есть, планета пригодна для жизни… дело во мне? Или наоборот, у неё проблемы и нужно отсидеться в глуши, как никак команду она подставила.

Время пролетело быстро. И размышления прервал голос Раны:

— Поднимай мясо. Не забудь меня забрать вторым заходом.

Я быстро просканировал объект на площадке подъёмника, органика, около тонны веса, жизненная активность фиксируется, но слишком слабая для такой туши, грубо говоря, уже не живая, но ещё тёплая. По крайней мере это не вражеская штурмовая команда.

Я прошёл в грузовой отсек и принял груз. Добыча впечатляла, здоровая, немного похожая на земного слона, разве что вместо хобота, ушей и бивней просто широкая пасть с внушительными зубами. Шкура до неприличия толстая, хоть для дюрастали это не помеха. Хотя судя по тому что выбит один глаз исполинской башки, охотница обошлась бы и каменным копьём. Горло перерезано а брюхо вспорото. Убила одним ударом, затем спустила кровь. Рана действительно опасна, и дело не в её мастерстве ближнего боя. Этого зверя она убила ровно в том месте, где стояла кабина подъёмника, хотя зверь должен был бежать от странного, незнакомого, возникшего из ниоткуда объекта. Вместе с тушей перенеслись обломки ветвей и лиан. Остатки ловушки? Которую она сделала в считанные минуты из ничего…

Что если я такой же зверь? Попался на приманку, на сладкий запах феромонов. И в один момент получу удар копьём, которое сам же послушно сделал… Сканер показал наличие ещё одного органического объекта. Живой, сорок пять кило.

— Ты там не уснул?

Охотница ждёт доставки на корабль. Но… Стоит ли её возвращать? Она легко выживет на этой планете, а у меня хватит еды на путешествие. Достаточно просто бросить подъёмник и навсегда избавиться от потенциальной проблемы.

Ей ничего не угрожает. Просто останется на планете одна. Какое-то время будет ждать на площадке подъёмника, пока не поймёт, что её бросили. Немного позлится, но быстро переключится на насущные вопросы выживания. Возможно первое время она будет приходить к площадке каждый день, но та быстро зарастёт, и походы станут всё реже… Она фриссер. И она пыталась меня убить. И это даже не убийство. И мы бы всё равно расстались на первой станции…

— Принимаю.

Разумное решение не всегда правильное. Возможно бросить её было лучшим вариантом, но что-то удерживало. Быть может тот самый яркий сон, до сих отзывающийся эхом в воспоминаниях. А может осознание того, что оставив её здесь, свой поступок я буду вспоминать до конца жизни. Лучше один раз получить копьём, чем каждый день заживо пожирать самого себя.

Второй груз материализовался в свободной участке пространства чуть выше туши. На спину мёртвого зверя рухнул неистово визжащий, окутанный лианами свёрток.

Я подскочил в недоумении, сначала намереваясь освободить существо, но едва отдёрнув руки от зубастой пасти, отказался от опрометчивой идеи. Судя по виду, детёныш той самой мёртвой зверюги. По крайне мере теперь понятно, чем она приманила основную добычу. Подвесила прямо над платформой, а потом спрыгнула на голову добычи. Но где сама охотница? Ждёт третьего захода? Сканер больше не показывает живых объектов не только в зоне подъёмника, но и в округе, схватка распугала всё живое.

— А ведь ты и правда задумался. Хотел оставить? Но не оставил, так что на первый раз можно простить. Туша зашевелилась и из выпотрошенного брюха вывалилась измазанная кровавым соком Рана, всё ещё сжимающая копьё.

Предчувствие не обмануло. Решись я на предательство, уже был бы мёртв. Мгновенное возмездие. И всё же её действия не зря казались мне подозрительными.

— Так весь этот цирк с охотой — просто проверка?

Рана улыбнулась:

— Не совсем, мясом всё равно надо было запастись. Почему бы заодно и не испытать тебя. Ты конечно не убил меня на планете, и даже не попытался изнасиловать когда я прикидывалась перепуганной темнотой беспомощной девочкой, которую нужно нести на руках…

— Так ты притворялась? Очень уж убедительно получилось.

— Да, я притворррялсссь.

Ладно, когда она шипит лучше сбавить обороты.

— И как, прошёл я проверку?

— Не идеально. Долго думал. Но пока тебе можно доверять. Просто так на расправу не отдашь…

А ведь правда. Её недавно предали, и мне сейчас стало стыдно за то, что пусть на миг, я готов был провернуть то же самое.

— Я бы тебя не бросил. Просто засмотрелся на зверя.

Очевидная ложь, чтобы разрядить обстановку, и она это понимает. Но вместо того чтобы затаить обиду принимает игру.

— Помоги с добычей.

С копьём наперевес охотница подошла к детенышу и поднесла лезвие к сжавшейся зверушке.

— Мелкий ещё, но еду добывать может.

Острие копья сверкнуло. Детёныш забился с удвоенной силой, разрывая сковывающие лианы.

— А теперь отправляй его вниз, пока корабль не разнёс.

Я потратил несколько секунд на настройку подъёмника, но всё же успел телепортировать зверька, пока он до конца не выпутался.

— Всё, можно начать самое приятное. Сделай и мне нож, вдвоём разделаем быстрее.


* * *
Несколько часов изнурительной работы принесли свою награду. Огромная туша в виде аккуратных кусков закрыта в стазисе, все отходы, за исключением реквизированных Раной для рукоделия шкуры и некоторых костей, перемолоты в массу, которую рекомбинатор лаконично описал как «смешанная органика», из неё кстати оказалось возможным изготовить пищевые пайки. Но делать это не было ни малейшего желания, тем более что ели мы настоящее мясо. Сначала меня немного шокировало количество поджаренного жира на куске, и я попытался его выбросить, но возмущённый крик спутницы заставил попробовать, и неожиданно эта часть туши, считающаяся на земле отходами, оказалась самой вкусной, особенно если жевать вместе с более-менее привычным мясом. Конечно, силой вкуса инопланетное лакомство всё ещё уступало бургерам, но на таком рационе я смогу ещё какое-то время продержаться без вожделенной земной пищи.

Закончив трапезу и потратив какое-то время на извлечение мясных волокон между зубов, я двинулся к навигационной панели.

— Уже летим, Кэп? — фриссерка ненадолго оторвалась от чистки ножом гигантской шкуры.

Надо же, называет капитаном. Наверное, это хорошо

— У тебя остались ещё какие-то дела на этой планете?

— Нет. Просто эта станция… как-то быстро ты её нашёл.

— Я просто выбрал ближайшую.

— Правда? — не выпуская ножа и отправив в рот срезанный со шкуры кусочек подкожного жира она подскочила к панели. — Здесь есть парочка, которые в общем-то не дальше. Но ты выбрал эту. Почему?

Вопрос ставил в тупик. Снова игры в доверие? Или же… Почему я выбрал первую попавшуюся точку маршрута? Почему глаз упал сразу в этот сектор? Я посмотрел на координаты. Почему цифры кажутся такими знакомыми? Повинуясь наитию, и достал из хранилища записку Джеймса, быстро прошёлся по тексту и остановился на страницах с каракулями. Бессмысленная мешанина символов и просто непонятных знаков. Но попадаются и цифры, целые последовательности чисел. Среди которых — координаты выбранной мной станции.

Глава пятая. Вопросы эмпатии

«Но вскоре я понял, что он безнадежно нормальный человек, и оставил его в покое»

Писания Преподобного Говарда

Корабль наконец набрал достаточную скорость, чтобы двигатель смог исказить пространство. Теперь можно выдохнуть, в ближайшие дни на корабль невозможно напасть извне, для Грёбаной Вселенной мы перестали существовать, а значит попытки убить или как-то ещё испортить мне жизнь временно приостановлены. Конечно, можно было долететь ещё быстрее, но остатков экзотопливав реакторе на полноценную червоточину не хватит, а своим ходом лучше не превышать скорость (коэффициент искажения, скорости сверх предела световой не существует, быстро поправил я сам себя, будто дубинка интернатовского воспитателя вновь готова опуститься на плечо), после определённого предела появляется неиллюзорный риск промахнуться мимо цели либо вовсе затеряться в бесконечности.

Потянулись дни, парадоксальным способом сочетающие спокойствие и мучения. Всему виной конечно же Рана. Мы слишком много пережили вместе, чтобы продолжать опасаться друг друга, зато теперь не давало покоя растущее влечение, усугублённое тем, что Рана была единственной женщиной, которую я видел в последние месяцы. В итоге я то старался избегать её, как будто можно спрятаться от кого-то на маленьком корабле, то наоборот, всячески искал возможности переброситься парой слов. Мы как могли разделили жизненное пространство, мне досталась капитанская каюта, в полном соответствии со статусом, а Ране отсек экипажа, который я освободил от стазис-капсул, Рана устроила из добытой шкуры роскошное ложе и сейчас развлекала себя резьбой по кости.

Я же большую часть свободного времени проводил в грузовом отсеке, перебирая Гарганта, нужно же было использовать добытую дюрасталь с пользой. Я заменил самые подвижные или уязвимые части новыми из этого прочнейшего сплава, бронировал кабину дополнительными пластинами и поставил на смотровое окно решетчатое забрало, которое буду открывать только при неисправности сенсоров. Неплохо было бы изготовить оружие помощнее. Учитывая что рекомбинатор хоть и был лишён большей части чертежей, но исправно изготавливал детали, спроектированные вручную, я мог сделать примитивную пушку, общие принципы и чертежи огнестрельного оружия надёжно вбиты в память, но сделать порох было не из чего. Какие-то крохи натрия я выделил разложив органическую массу, плюс разобрал неконвенционные боеприпасы, которые нашлись среди личных вещей капитана Хэнка. К какому бы оружию они не подходили, оно в любом случае исчезло во взрыве на планете. И всё равно пороха для действительно мощного автоматического оружия не хватало. Зато можно было сделать что-то экономичное. В конце-концов, после нескольких попыток я сделал нечто, похожее на револьвер с барабанным магазином. Не столько пистолет, сколько ручную пушку. Надеюсь, при стрельбе мне не оторвёт руку, испытывать во время полёта эту штуку совершенно не хотелось. За любованием делом рук своих меня и застал спутница. При виде пушки её глаза засверкали.

— Мне можешь сделать? Только не такую здоровую, я ничего компенсировать не собираюсь. Хотя… Винтовку сможешь? Чтобы точно бить на большое расстояние.

— Помнится кто-то говорил, что с винтовкой любой дурак обращаться сможет, а настоящий мастер дерётся копьём. — я обиделся на избитую от многовекового употребления шутку про размер ствола и теперь ворчал.

— Я же не знала, что ты и самострелы делать умеешь. Так сможешь винтовку или нет?

Ладно, вызов принят. Ударно спусковой механизм менять не стал, ограничившись лишь длинным стволом и подходящей рамой для приклада. Сам приклад Рана взялась вырезать из оставшейся кости. Оптику делать даже не стал пытаться, обойдётся диоптрическим прицелом, пусть доказывает на деле знаменитую зоркость фриссеров.

Винтовку с горстью боеприпасов девушка приняла с восторгом настолько искренним, что от обиды не осталось и следа. Остаток полёта она возилась с новой игрушкой, сделала ремень и украшала приклад резьбой, а в благодарность смастерила мне настоящую кобуру и украшенные костяные пластинки для рукояти, на одной вырезана зловещая фигура в плаще, на другой женщина с ангельскими крыльями.

Похоже, несмотря на некоторую напряжённость, с отношениями у нас всё в порядке и можно меньше опасаться получить собственноручно изготовленную пулю в затылок.


* * *
— Добро пожаловать в реальный мир.

Эта фраза из исторических хроник древней войны с искусственным интеллектом показалось мне лучшим комментарием для выхода из области искажения. Рана бесстыдно устроилась на капитанской, то есть моей кровати, при этом всем видом давая понять, на прилечь рядом можно не рассчитывать.

— Похоже мы не одни.

И правда, возле спутника раскалённой близостью звезды планеты, на которой и размещалась станция, занял стационарную орбиту корабль.

— Попробуем поговорить.

— Пробуй если хочешь. Но это точно пираты.

— Значит сначала послушаем.

Я активировал переговорное устройство на приём и стал ждать. Недолго.

— Хэнк, тебя то сюда за каким занесло? Хотя тентакль с тобой, этой бочки на двоих хватит. Абориген двух наших завалил, с тебя подмога. Что молчишь… Хэнк?

Я приосанился и подготовил самый зловещий голос:

— Глупец. Хэнк мёртв.

На той стороне глубокое молчание. Затем голос пирата изменился.

— Вот как… Сбылись значит страхи нашего параноика. Этого следовало ожидать. Из старой команды кто-то остался?

Рана устала ждать и прильнула к переговорному устройству.

— Ушли вслед за Хэнком. А ты поаккуратнее с Кэпом, Диззи. Он у меня без тормозов, и снаряга у него круче, чем ты можешь представить.

— И ты здесь, Дикая? Дёр стало быть тоже…

— Туда и дорога слабакам.

— Ха, а этот Кэп похоже и правда хорош, ты ни за одного капитана так не встревала. Хотя меня ваши отношения не особо интересуют. Предложение остаётся в силе. На станции псих-одиночка, но он хорошо окопался, валит всех без разбору. И с орбиты не жахнешь, экзуха сразу аннигилирует. Если ты и правда так хорош…


— Помогите! — измученный голос ворвался в разговор пиратского капитана.


— Кто это у тебя на жизнь жалуется? — заинтересовалась Рана.

— Рабы. Отборные девки, по нынешним временам цена у них бешеная.

— Где взяли.

— Где взяли, там нет уже. Вообще никого. Дурачки сопротивляться решили.


Я опешил. Конечно в разнообразном (преимущественно порнографическом) контенте нападения пиратов несли хаос и разрушения, но в реальности они ограничивались быстрыми набегами и воровством ценного имущества, пока не подтянутся силы Галактической Безопасности. И вдруг кто-то вырезал поселение, взял граждан в заложники и собирается продать в рабство. Это не укладывалось в голове. Неужели власти сознательно преуменьшали угрозу? Кто бы мог подумать, что они могут что-то скрывать…


— А ты чего так заинтересовалась? Неужели всегда была по этой части? Или Кэпу своему подарок сделать хочешь? Только они дорогие, за одну только помощь не отдам, доплатить придётся.

— Отдай их. Немедленно. Или возьму сам.

Нет, Рана, может я не фриссер, не головорез и не Защитник галактики. Но я точно не буду тряпкой, как Дёр или Хэнк.

Снова недолгое молчание

— Ничего не перепутал, выскочка? Думаешь двоих придурков одолел — и теперь Король Пиратов? Ты смотри, я тебе и твоей зверушке поперёк горла встану. Хочешь поговорить с глазу на глаз? Так я тебе даже шлюз открою. Конец связи, Кэп. Передумаешь борзеть, обращайся.

Я встал из кресла пилота. Гнев распирал грудь.

— Твой блеф не сработал, — разочарованно вздохнула Рана. — Эй, ты куда.

— К Гарганту. Подлетим поближе, а в их корабль я зайду на маневровых.

И что теперь? Будет отговаривать? Посмеётся?

— Поняла. Сажусь на сенсоры. Их трое, в шлюзе будет засада, но корабль у них дрянной, можно прямо сквозь корпус пробиться. И… Удачной охоты, Кэп.


* * *
Обновлённый Гаргант вышел из десантного отсека. Вообще-то шлюз не должен открываться в пустоте, без стыковочного узла, но рекомбинатор позволял творить и не такие чудеса. Несколько секунд чтобы освоиться с управлением в новых условиях и вспомнить бесконечные часы в боевых симуляциях. Мех прекрасно слушался управления, всё-таки в его кабине я провёл много времени, необходимость следить за маневровыми двигателями хоть и усложняла задачу, но не слишком сильно. Пиратский корабль приветливо распахнул створки шлюза, защищённый лишь слабым силовым полем для удержания атмосферы. Разумеется я не стану ломиться через парадный, но пока противникам не нужно знать о планах.

— Проверка связи, — оживлённый голос Раны раздался из переговорного устройства рекомбинатора.

— Слышу прекрасно.

— Диззи решил играть грязно. Следи за дронами. Вижу два, похожи на шахтёрские.

И правда, два крохотных отблеска смещались в пространств, приближаясь к Гарганту. Хорошая новость — шахтёрские дроны опасны только вблизи. У них и оружия то нет, но есть бур, способный дробить астероиды, а бур — это сила. Плохая новость — мне не из чего их подстрелить.

Я напряг мышцы, будто дополнительное усилие могло передаться механизмам меха. Это не должно быть сложнее, чем игра в мяч под водой, разве что скорости другие.

Вот и близкий контакт. Теперь всё зависит от того, управляются дроны автоматически или дистанционно. Зайдя с двух сторон, дроны одновременно идут в атаку. Но я готов и заранее отхожу в условное «лево», нарушаю синхронность их действий. В итоге «правый» дрон промахивается и вынужден отступить по широкой дуге, а вот «левый» оказывается в плену силовой клешни, словно пойманная в кулак оса. И подобно хищному насекомому, механизм не сдаётся, бур пытается вгрызться в корпус Гарганта, но упирается в дюрасталевую пластину. Клешня продолжает сжиматься, превращая машину в металлолом.

— Минус один.

— Не расслабляйся, второй идёт в атаку.

Последний из дронов двигался по прямой на максимальной скорости, рассчитывая застать Гарганта врасплох. Будь ограничители скорости на месте, ему бы это удалось. Однако на моей стороне было полное превосходство, и летящий дрон врезался точно в бур, который быстро перемолол и втянул его останки.

— А теперь поторопись. Пока ты развлекался, Диззи мог успеть не только оценить изящество движений, но подготовиться к обороне.

— Могла бы и похвалить, — глухо проворчав я полетел к кораблю. — Рана, попытайся засечь живые цели. Кто-нибудь стоит возле обшивки?

Секундное молчание..

— Да, один так и напрашивается. Лови координаты.

Выбрав нужное место обшивки я направил бур и резким движением вошёл в пласталевый корпус. Дюрасталевый бур легко пробил переборки и размолол бедолагу в фарш. В пробоину ударили сгустки плазмы. Не будь Гаргант усилен дюрасталью, его ждала бы та же участь, что и продырявленный корабль, но сейчас я успел отойти и двинулся было к шлюзу, пока дыры в обшивке затягивало ремонтной пеной, но быстро вернулся, что-то подсказывало, на парадном входе пара тяжёлых турелей. Расширяя пробоину буром и разгибая края клешней, под непрерывным обстрелом Гаргант ворвался внутрь, второй пират настолько растерялся, что не успел даже выбраться из под механических ног и был затоптан. Остался последний. Видимо сам Диззи, судя по приличной силовой броне. Я ринулся на него, когда по меху прошёл электромагнитный-импульс, заставивший приборы беспорядочно мельтешить, а Гарганта закрутиться на месте. Я пропустил мину. Вряд ли она лежала на полу, скорее в одном из этих ящиков, или вовсе укрыта под обшивкой. Не важно, важно то, что, Гаргант замер, экстренно перезагружая основные функции, а вражеский капитан с плазменной пушкой наперевес приближается, рассчитывая выстрелить прямиком в смотровую щель.

Интересно, если я сейчас умру, Рана просто перейдёт на службу к победителю? Ну нет, не дождётесь! Как только пират оказался достаточно близко, ударом обеих ног я выбил крышку кабины, хорошо приложив ей противника и выпрыгнул наружу, одновременно выхватывая свой пистолет. Враг в понторезе был тяжелее меня, но, но всё же пошатнулся. Я выстрелил ему прямо в подбородок. Пороховая пуля не могла пробить силовую броню, но вот сам удар крупнокалиберной пули резко отдался в мозгах противника, заставив его рухнуть без сознания. Оставалась пара секунд, пока автоматика брони не введёт стимуляторы, и я потратил их на то, чтобы тремя пулями привести в негодность плазменное ружьё, ещё две пули выпустил в голову, но Диззи уже очнулся и закрылся от выстрелов рукой.

— Конец тебе, Кэп. — Голос пирата был неожиданно спокойным, будто он не осознавал понесённые потери. — Твоя плевалка не пробьёт мою броню.

— Мне не нужна пушка!

Я выпустил пистолет из руки и активировал резак рекомбинатора.

«Внимание, запрещено использование рекомбинатора на живых целях».

Сообщение системы не стало неожиданностью про то ограничение на Земле знали даже дети. Вот только понторез не живой. Резак изгибался и менял форму, с ювелирной точностью отделяя шлем от нетронутой живой плоти. Диззи пытался вырваться, но его до сих пор корёжило от выстрела в подбородок, пирата даже стошнило, из стянутого шлема выплескивались остатки рвоты. А дальше всё закончилось очень быстро. Тем же сорванным, надвое разрезанным шлемом я несколько раз ударил по голове пирата, превратившейся в хлюпающее месиво.

Всё кончено. Можно выдохнуть. Тем более что пена уже затянула дыру в обшивке и микроклимат корабля пришёл в норму. Навалилась невероятная усталость и апатия. Защитная реакция. Попытка отрешиться от того, что только что я убил трёх разумных гуманоидов. Возможно даже людей. Одного голыми руками. Совсем как доисторическая обезьяна…

Хотелось просто лечь и не двигаться, но вопрошающий, возможно даже волнующийся голос Раны заставлял вернуться в реальность.

— Дело сделано. Я в порядке.

— Тогда подключи их портал к нашему. Хочу сама посмотреть.


Я выполнил просьбу. Спусти секунду Рана с копьём наперевес и винтовкой за спиной ворвалась внутрь, готовая драться. Должно быть на случай, если я облажался и попал в плен. Она молодец. Только убедившись в безопасности, девушка стала разглядывать тела, вернее то, что от них осталось…

— Сколько мяса перепортил… Теперь разве что этот, без головы, сгодится. Это ведь был Диззи?

Я кивнул.

— И ты его без Гарганта? Прямо в понторезе?

— Да! Забил его же шлемом. И что теперь? Будешь прямо здесь жрать? Что, мяса в стазисе уже мало?

Я ждал ответной агрессии, которую по правде говоря заслужил. Вырвалось наболевшее.

Но Рана всего лишь горько вздохнула.

— Дело не в мясе. Микроэлементы, чужая биосфера, необходимость поедать тела своих сородичей, переросшая в культурные особенности, и так далее…

— Извини. Мне не стоило это говорить.

— Ничего страшного. Это я не сразу сообразила. Ты же только что невинность потерял, в первый раз своим руками убил. В первый раз бывает тяжело. Можешь поделиться. Смеяться не буду.

Я покачал головой собираясь с мыслями.

— Мне страшно… Страшно от того, как сильно мне это понравилось…

Рана помолчала.

— Мне тоже нравится. Но не только убивать. Здесь были рабыни. Освободи их сам. Это помогает.


* * *
Целая дюжина рабынь. Избитых, перепуганных до смерти или вовсе пребывающих в прострации. Когда-то я мечтал (а кто не мечтал?) о собственном гареме, но вот в реальности зрелище совсем не возбуждало, скорее наоборот. Даже когда я открыл клетку, больше похожую на загон, женщины не спешили выходить, лишь сжались ещё сильнее.

— Что собираешься с ними делать?

Если сейчас Рана предложит заняться работорговлей, мы точно поссоримся.

— Нужно доставить их в цивилизованный мир, пусть разбираются специалисты.

— Как знаешь, твоя добыча. Но на корабль не влезут. И стазисы ты разобрал. А еды мало.

— На станции должен быть рабочий телепорт. Попробую связаться с тем психом-одиночкой, может пропустит. Можешь поговорить с девушками. Я не слишком хорош в общении.

— Уже заметила. Ладно, попробую.

Я добрался до станции связи.

— Запрашиваю станцию. Пираты уничтожены, запрашиваю координаты портала для высадки.

Голос психа-одиночки оказался неожиданно спокойным.

— Вы ведь не лжёте? Просто ответьте да или нет.

— Не лгу.

— Я вам верю. Но мой портал не работает. Вам придётся высадится на станцию.

Портал не работает. Третий по счёту. Это уже не могло быть простым совпадением. Что-то произошло. Целый сектор оказался лишён связи и возможности быстро перемещаться. И разумеется этим воспользовались пираты. Джеймс… Может эта авария и стала причиной его самоубийства? Оказался отрезан от мира в глубокой дыре? Вряд ли, даже я смог выбраться, а он был защитником и мог без особых усилий перебить пиратов и завладеть их кораблём. Его довело что-то другое, авария могла стать последней каплей, но не более.

Размышления прервала Рана:

— Они из фермерского мира. Выращивали какие-то «ананасы», жили крупным поселением, без лицензии на оружие. Сначала у них отключился телепорт. Ждали подмогу, питались этими своими ананасами, но вместо подмоги прилетел Диззи. Тех кто помоложе и покрасивее забрали, остальных пустили в расход.

Печальная история. Дальнобойное оружие на оптимальных планетах могли иметь только маленькие группы не больше пяти человек, остальным в случае опасности полагалось вызвать Галактическую Безопасность и скрыться порталом. Они стали лёгкой добычей. И не они одни. Все колонии в зоне отключения порталов находятся под ударом, если конечно их уже не вырезали подчистую. Что же произошло? Где Гэбисты? Где ремонтные бригады? Насколько большое пространство превратилось в дикий космос? И главный вопрос — что делать с толпой искалеченных гражданских?

Лучше поберечь психическое здоровье и временно отложить философские вопросы. Есть проблемы существеннее — нам всё ещё нужно экзотопливо. Я заблокировал управление кораблём Диззи и, оставив бывших рабынь, мы с Раной вернулись на собственный корабль и отправили Метку на станцию.

Место оказалось неожиданно красивым. Безжизненный спутник планеты, расположенной в опасной близости от звезды, за бездну времени своего существования впитавший достаточное количество Экзо. Это вещество с отрицательной массой до сих не научились синтезировать, известно лишь то, что звёзды производят его на определённых этапах развития. Небесное тело в каталоге значилось как экстремальное, но вместо безвоздушной пустыни нас встретила мягкая почва. В небе мерцал силовой купол, благодаря которому удерживалась атмосфера и сохранялась приятная температура. Даже диск звезды затемнялся, и на него можно было смотреть не обжигая глаза. И настоящая зелень. Поле засеянное настоящим картофелем, а совсем рядом сад изящных деревьев, усыпанных красными плодами. Яблоки. Всю эту роскошь вряд ли мог себе позволить обычный работник станции, да хоть бы и владелец, суммы на транспортировку почвы и поддержание экосистемы вырисовывались астрономическими. Зато теперь ясно, откуда на одиночной станции телепорт, он в сравнении с искусственной экосистемой уже не кажется таким дорогим. Но неужели добыча и переработка экзо настолько прибыльное дело? Сомневаюсь.

Я не удержался от соблазна сорвать яблоко и с наслаждением впился в твёрдый фрукт.

— И как вы едите эту зелень, — проворчала Рана… А затем неожиданно тоже схрумкала одно.

Я уставился на неё непонимающим взглядом.

— Ты же вроде как хищник?

— Фриссеры тоже могут есть траву. Просто ей нормально не наедаешься. А потом болит живот. Но если понемногу, то можно иногда зубы поточить.

— Раз немного, то хватит объедать хозяина. Вижу жилой контейнер.

Помимо контейнера, красивый пейзаж нарушали ещё две инородных детали — пара трупов, аккуратно сложенные возле стены. Из контейнера вышел человек и поманил нас жестом.

Высокий, стройный, скорее даже болезненно худой. Носит бороду, которая ему совершенно не подходит.

— Значит вы справились с пиратами. — всё тот же спокойный отрешённый голос.

— А ты убил этих двоих?

— Только одного. Один убил себя сам. Я просто поговорил с ним о жизни.

Я ещё раз внимательно осмотрел человека. Убивающий словом?

— Ты что, психолог?

— В каком-то смысле да. Это мастерство мне достаточно хорошо известно.

— И что ты тогда делаешь на этой станции, вдали от людей, которым можно мыть мозги?

— Я не только психолог. Я — эмпат.

По крайней мере это признание объясняло источник богатства. Эмпат был желанным гостем в совете директоров любой корпорации. Будь даже его компетенция в делах равна нулю, одного эффекта присутствия эмпата было достаточно, чтобы все остальные, уже разбирающиеся в делах, значительно повышали эффективность. Но не все хотели работать с корпорациями. И они могли позволить себе выбирать. Многие занимались индивидуальной практикой, богачи отдавали целые состояния за возможность излить эмпату свою душу. Возможно потому, что это действительно помогало. Я всегда интересовался эмпатами, одновременно испытывая к ним неприязнь, как к своей противоположности.

— Интересно, получается эта станция всего лишь твоё хобби? И надеюсь ты не собираешься выставить счёт за этот разговор? Спонсор из меня всё равно никудышный.

Эмпат улыбнулся качая головой:

— Нет, мы просто разговариваем, и я благодарен вам за решение проблемы с пиратами. К тому же, хотя вы недооцениваете свои возможности как спонсора, боюсь что мне будет слишком трудно вас прочитать из-за некоторых… специфических особенностей характера.

— Что значит «недооцениваешь возможности»? — я спешно сменил тему разговора.

— Долгое время моим единственным спонсором был ваш коллега, Защитник Галактики. Это он обеспечил станцию плодородной почвой и построил генератор микроклимата. Позволил мне исполнить мечту. Эта древняя песня про яблони на Марсе с детства не давала мне покоя. Хоть на настоящем Марсе уже давно построили курорты, но я нашёл свой Марс в этой тишине.

— Твой спонсор, его случайно звали не …

— Джеймс. Вижу вы были знакомы. И чувствую, что его больше нет с нами. Печально, но предсказуемо. Можно сказать, что Джеймс был моим другом. И всё же разговоры с ним причиняли мне сильные страдания. После каждого визита я подолгу болел. Жаль, что я не смог ему помочь. Даже эмпаты не всесильны.

— И что его терзало? Это как-то связано с «постигшем Вселенную ужасом»?

Эмпат в который раз покачал головой. Похоже это его любимый жест.

— Похоже вы не совсем понимаете суть моих способностей. Я не читаю мысли, я лишь разделяю с человеком его чувства. Джеймс страдал от парализующего, подавляющего все прочие чувства страха. С каждым визитом его всё сильнее охватывало отчаяние. Как психолог, я бы прописал ему сильнейшие антидепрессанты. Но…, вы же тоже Защитник, вы должны понимать… Джеймс и так употреблял крайне мощные препараты. Они только ухудшали его состояние.

— Ага, я так и знала, — Рана бесконечно довольная подтверждением своей догадки вклинилась в беседу. — Может лучше поговорим о деле? Нам бы твоё экзотопливо не помешало.

— Конечно. — Эмпат, до того пребывавший в унынии от тягостных воспоминаний, вдруг повеселел и стал каким-то беззаботным. — Я не могу отказать своим спасителям в такой малости. По правде говоря, мне вообще трудно отказывать в просьбах.

— Правда? — в глазах Раны загорелся хищный огонёк. — Ещё нам бы не помешало немного этих красных штук с деревьев.

— Рана, перестань, не стоит злоупотреблять чужой добротой.

Эмпат рассмеялся.

— Что вы, меня это не затруднит. Я вожусь с растениями для развлечения, и выращиваю столько еды, что и дюжина человек не съест. Теперь, когда портал не работает, эти запасы просто сгниют.

Так, стоп, хватит на дюжину человек. Рана долго будет припоминать моё лицемерие…

— Если так, то мы бы хотели сделать ответный подарок.

Эмпат немного напрягся, но полностью считать мои намерения похоже и правда не мог.

— Вам тут должно быть одиноко. Не хватает женского внимания. Представьте насколько этот райский сад украсят прекрасные девушки. Которые к тому же разбираются в земледелии, и раз у вас нет проблем с пропитанием, не вижу ни одного препятствия…

— Но постойте!

— Правда они несколько пострадали от психотравмы, но уверен, что человек с вашими способностями легко решит эту проблему. Уверен, что вы просто не сможете отказать в поддержке этим бедняжкам.

Эмпат трагически вздохнул.

— Не смогу. Даже несмотря на то, что женщины меня крайне мало интересуют. Но думаю вам пора.

Какой интеллигентный человек. Не то что Рана, которая сейчас давилась от смеха.

— Разумеется. Мы покинем станцию как только завершим погрузку. Что касается портала, то с ними всё не так плохо, на ручных настройках они работают. Если вы поделитесь кодом своего, то добравшись до обитаемого мира, я могу вас с ним соединить.

— Было бы неплохо. — Эмпат немного повеселел. — И что касается обитаемого мира… Это крайне глухой участок пустоты, во многом поэтому я его и выбрал. Но есть поблизости одно интересное место. Джеймс не раз приглашал меня на некую исследовательскую станцию. На неё невозможно натолкнуться случайно, так как она расположена в глубоком космосе, поблизости нет звёзд. Уверен, он приглашал туда не только меня. Там наверняка будут люди, которые захотят узнать о судьбе Джеймса. Возьмите координаты и при возможности подключите меня к их порталу.

Глава шестая. Кровавый Туман

«Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть»

Писания Преподобного Говарда

По крайней мере насущные вопросы были решены, корабль заправлен под завязку, стазис-шкафы забиты яблоками и картофелем, а балласт в виде гарема рабынь благополучно сброшен на голову самому грустному эмпату в Галактике. Оставалось выбрать цель для прыжка через искажение. Разумеется первой мыслью было двинуться в околоземное пространство, но с этим могли возникнуть проблемы. Во-первых, на борту фриссер в сомнительных отношениях с законом. Во-вторых, формально я незаконно завладел оборудованием с высочайшим уровнем допуска, что может вызвать огромные проблемы с законом уже для меня. Можно смирно понадеяться, что власти поймут и разберутся, но ждать окончания разбирательств придётся в камере. И без протекции кого-то влиятельного это может затянуться на годы. Влиятельных друзей у меня нет, но можно обратиться к знакомым Джеймса, которые подтвердят, что защитник и правда был на грани самоубийства. И у меня есть координаты таинственной станции. Не хочется прыгать в неизвестность, но предложенная Раной альтернатива — долететь до пиратской станции и начать новую жизнь по ту сторону закону, прельщала ещё меньше

— Если хочешь, могу высадить тебя одну.

— Уже хочешь избавиться?

— Ты прекрасно знаешь, что нет. Я искренен наслаждаюсь обществом прекрасной людоедки.

— Льстец. Лететь на Землю с её законниками я не стану, но в любую другую точку Галактики так и быть, составлю компанию. В конце-концов трофеи ты находишь ценные, опять же три капитана на счету. Дёр конечно не считается, но вот Хэнк и Диззи сильно повысят мой рейтинг наёмника.

— У вас и рейтинг есть?

— Конечно. Ты что, даже про «Тёмную Сеть» не слышал?

— Слышал немного. Скрытое измерение Галанета, куда можно попасть только через особые кодировщики. Там можно обмениваться нелегальным контентом, покупать оружие и наркотические вещества, заказывать преступления и скачивать извращённое порно.

— Хочешь угадаю, чем из этого ты интересовался?

Я решительно проигнорировал насмешку:

— Хочешь сказать, это ещё и социальная сеть для пиратов? Может ты уже голозаписи наших приключений выкладываешь? — внутри похолодело. А ведь с неё станется. Плакали тогда мои надежды реабилитироваться перед земным правительством.

— Ты видишь у меня планку? — развела руками Рана. — Не люблю это позёрство. К тому же Галанет отрубился вместе с порталами, а без него к «Тёмной Сети» без выделенной линии не подключишься.

— Надеюсь нам пока не выпадет шанс прославиться. Летим на станцию, сообщаем о судьбе Джеймса и наконец узнаём что за херня творится в этой Грёбаной Вселенной.

— А если захотят забрать рекомбинатор?

— Корабль всё равно останется нашим.

Рана разочарованно вздохнула:

— На мгновение я подумала ты скажешь что-то вроде «Пусть попробуют отнять» или «Только через мой труп».

— Рана, я не пират, пора бы уже к этому привыкнуть.

— Как скажешь, Кэп.

* * *
Вход в искажение вызвал сильную тошноту, пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы не стать живой иллюстрацией того, как землянина неудержимо рвёт в космос. Всего несколько секунд, а затем новый приступ — это уже выход из искажения, возврат в реальность. Грёбаная Вселенная, надеюсь так плохо только в первый раз. Вон, Рана держится прекрасно, и вида не подаёт. Наконец организм пришёл в норму и я смог разобраться в показаниях сканера. Размер объекта сначала потряс — это что, станция размером с планету? Но детальный осмотр поставил всё на свои места. Это и есть планета. Космическая бродяга, в незапамятные времена оторвавшаяся от звезды из-за какой-то аномалии, и теперь блуждающая в пустоте. Станция зависла над ней, размеры обычные. Ясно, Джеймс не переправлял в дальний космос огромные ресурсы, должно быть перенёс базовый модуль, а основной материал добыл с этой планеты. Действительно, идеальное место для затерянной базы, ресурсов хватит на всё. Судя по базе, ставшей его склепом, Защитник любил укромные уголки со всем необходимым, и этой станцией он превзошёл себя. Интересно только, как он нашёл эту планету. Не натолкнулся же случайно?

— Неизвестная станция, прошу разрешения на стыковку.

Сигнал успешно прошёл, но на той стороне несколько минут молчали, затем раздался искажённый машинный голос:

— Джеймс? Что за шутки? Сигнатуры твоего рекомбинатора… Ты не Джеймс! … Говорит Мистред, кто бы ты не был, немедленно пристыковывайся и объяснись.


Вот и поговорили…

— По крайне мере разрешение на стыковку есть.

— Я бы на твоём месте пошла в Гарганте. С даётся, этот голос не очень то рад неожиданной встрече с новым другом.

— Гаргант не войдёт в шлюз. Придётся налегке.

— Тогда иду следом. Прикрою из винтовки если дела пойдут плохо.

Я кивнул.

— Только не начиная стрелять раньше времени. А то ты любишь невзначай кому-нибудь руку оторвать.

— Постараюсь держать себя в руках.

— Не будешь руки распускать?

— Руку на отсечение, не буду.

— Тогда по рукам.

Незатейливые шутки вернули расположение духа.

Рукав шлюза станции присосался к шлюзу корабля. Облачённый в трофейный понторез без шлема и с пистолетом в кобуре я медленно пошёл вперёд. Порт пустынный, похоже людей на станции немного, и свободное пространство заставлено контейнерами, сливающимися в лабиринт. Маркировки у стальных коробок самые экзотические, Джеймс натаскал сюда добра со всей Галактики, но так и не успел нормально разгрузить. Раны не было видно, но так и должно быть. Согласно плану, она должна тенью выскользнуть следом за мной и занять позицию где-нибудь повыше, с хорошим обзором на лабиринт.

Рекомбинатор поймал сигнал и проложил маршрут между контейнеров, который привёл меня к слабо освещённой площадке. В центре стоял человек в закрытом бронекостюме. И это не просто модифицированный понторез, слишком отличаются формы. Уникальный образец, сделанный по заказу. На правой руке незнакомца знакомое устройство. Рекомбинатор. Ещё один Защитник.

— Немедленно положи оружие, рекомбинатор и ложись лицом вниз. Это приказ.

Меня передёрнуло от приказного тона, нотки которого слышались даже в хрипящем металлическом голосе, словно смешались все обиды на на Галактическую Федерацию в целом и земное правительство в частности.

— Может сначала поговорим? Узнаем что я вообще-то многое пережил по пути сюда.

— Поговорим на допросе. Немедленно выполняй приказ, или мне придётся применить силу.

— Полегче. Я всё-таки не преступник или какой-то пират.

— Не преступник? У тебя рекомбинатор Джеймса. Значит Джеймс мёртв. Не знаю как ты смог справиться с лучшим из нас, но второго раза не будет. Время вышло!

Защитник молниеносным движением материализовал в руках огромный клинок, переливающийся потоками энергии и взмахнул на уровне моей беззащитной головы. Я прыжком ушёл в противоположную удару сторону, одновременно нащупывая пистолет и входя в состояние боевой концентрации, позволяющей замедлить субъективный ход времени. Энергоклинок — это плохо. Очень плохо. Понторез слабо защищён от оружия ближнего боя, а против меча таких размеров я всё равно что голый. Даже если забыть о том, что энергоклинок соприкоснувшись с целью направляет в неё поток энергии, как правило испепеляющий противника. Лезвие аккуратно вспороло контейнер, из которого медленно полилась какая-то вязкая жида, я же, закончив полёт на металлической поверхности, трижды выстрелил, в живот грудь и голову, используя то, что отдача от каждого выстрела подбрасывал ствол вверх и экономила драгоценные доли секунды. Совершенно бесполезно, продвинутый бронекостюм полностью поглощал кинетическую энергию. Лезвие неумолимо приближалось, я пытался извернуться, но быстрые расчёты подсказывали — не успеваю. В последний миг траектория клинка изменилась, и он разрезал металл в сантиметре от моего неуклюже подскакивающего тела, что-то оттолкнуло ведущую руку защитника, и гром выстрела проливал свет на это счастливое событие. Крупнокалиберная винтовка Раны всё-таки смогла причинить вред через безупречную защиту и выиграла мне пару секунд. Меч снова взлетел в воздух, пока я выпускал три оставшиеся пули в голову противника. Словно издеваясь, он закрывает от выстрелов лицо широким лезвием. И это ошибка. Второй выстрел Раны бьёт в крестовину меча, разрушая систему подачи энергии. Высвободившийся раньше времени поток достаётся хозяину. Но даже этого слишком мало, чтобы пронять одного из лучших людей Галактики. Удар лишь немного ошеломил, и этот крохотный шанс нужно использовать. Сжав разряженный пистолет в левой руке вместо кастета, я бросаюсь на врага, замахиваясь для удара. Лишь отвлекающий манёвр, все надежды на рекомбинатор, если я смогу разрушить бронекостюм…

Не смогу, манёвр разгадан, в грудь врезается металлический кулак и, будто этого мало, мощный удар электричества, отбрасывающий к контейнеру и заставляющий корёжиться в мучительных судорогах. Из-за спины Защитника выдвигаются две пушки, выпускающие снаряды куда-то в сторону шлюза.

— Рана! — все мышцы сведены и хаотично перекручены, и всё же крик отчаяния прорывается сквозь паралич.

— Не беспокойся о прикрытии. Это оглушающие снаряды, у меня накопились вопросы, которые кому-то нужно задать. А ты слишком опасен. Джеймс будет отомщён здесь и сейчас.

Я могу пошевелиться, ноне могу управлять движениями, словно марионетка с запутанными ниточками. Но ещё могу говорить.

— Гражданин Мистред, произошла чудовищная ошибка… -

Пусть я не эмпат, но знаю, что имя человека имеет над ним власть. Это должно помочь протянуть время.

— Глухой дурак… Моё имя не Мистред. Ты пытался сразиться с… фигура остановилась и вдруг раскрыла шлем, из-под которого лавиной рассыпалась грива огненно рыжих волос. — С Мист Ред!

Кровавый туман… Это именно то, что сейчас стоит в моих глазах. Думай! У тебя осталась ровно одна фраза, которая отделяет жизнь от смерти.

— Я не убивал твоего Джеймса, бешеный ты рыжий огонёк!

Словно молния поражает Защитницу. Она же Геби, возлюбленная Джеймса, о которой он думал в последние минуты. Нужно было сразу догадаться. С кем ещё он мог быть близок, как не с другим Защитником? И кто ещё будет искать его по самым секретным станциям?

А затем молния бьёт снова, уже в голову. Мир проваливается в пустоту.

Глава седьмая. Туманная перспектива

"Ему часто приходило в голову, что насмешливое отношение людей, обладающих высоким интеллектом, ко всякого рода сокровенным знаниям является счастьем для остального человечества"

Писания Преподобного Говарда

Как же болит голова… И всё остальное. Я в камере, лежу на жёсткой скамье. Рана сидит на такой же точно напротив. Похоже она в порядке. Глаза горят, её так и распирает от желания сказать очередную гадость.

— Только не начинай…

— Тебя побила девчонка… Снова…

Лицо стервы расплывается в улыбке от садистского удовольствия.

— Иногда я тебя ненавижу…

— Не расстраивайся. Уверена, что в Гарганте ты бы ей навалял.

Я лишь бессильно зарычал в ответ. Что ещё остаётся, только ждать милосердия этой разъярённой львицы, по сравнению с которой моя спутница домашняя кошка. Но по крайне мере на двери в камеру есть экран, транслирующий допросную комнату. Понимаю, иногда стоит показать другим задержанным, как раскалывают подельников. В допросной Мист Ред, а напротив сидит … наш старый знакомый Эмпат. Так, интересно… Нужно прибавить звук.

— Я как и вы скорблю о друге, леди Геби. И я не разбираюсь в политических тонкостях. Эта пара очень закрыта, но они не плохие люди, в этом я уверен. Судите по делам. Они пришли на помощь мне и несчастным девушкам, а в награду взяли ровно то, в чём нуждались. Если вы сомневаетесь в их словах, я могу остаться и и послушать вашу беседу.

— Не стоит. Мнения эмпата достаточно. Благодарю за помощь и можете быть свободны. Связь с вашей станцией налажена, вопросы взаимного снабжения обсудим отдельно.

— Благодарю. Надеюсь, мне не стоит беспокоиться о судьбе новых друзей?

— Расслабьтесь. Считайте что я просто их испытывала. Нам сейчас как никогда нужны способные люди.

— Рад это слышать. Уверен, они вам пригодятся.

Так, похоже ситуация налаживается. Если конечно это изначально не было спектаклем. Но вряд ли, слишком уж хитрый план для той, кто сначала машет энергомечом, а потом сама впадает в истерику. Хм, кого-то эта Геби мне напоминает. Я смерил Рану насмешливым взглядом, и та немного покраснела, похоже тоже поняла. Остаётся только дождаться вызова на допрос.


* * *
— Выходите.

Вместе с приглашением дверь камеры распахнулась, и выходила она прямо в допросную. Геби сидела за столом, на котором хаотично лежали разбитый энергомеч, наши пистолет и винтовка и рекомбинатор Джеймса.

— Сейчас ты расскажешь мне всё.

— Именно это я пытался сделать с первой минуты нашего знакомства, и если бы мне не мешали…

— Ты невыносим. Как фриссер умудряется тебя терпеть?

— Я постоянно задаю себе этот вопрос…

Ох, Рана, такого удара в спину я не ожидал. Когда они успели сговориться?

— Ты узнал некоторую личную информацию. Джеймс рассказал только тебе?

— Не рассказал. Он уже был мёртв, — уголки глаз Мист Ред едва заметно задрожали. — Он оставил записку.

— Это похоже на него. Он постоянно делал эти бумажные записки. Отдай её мне.

— Она в подпоре рекомбинатора.

Геби разрешающе махнула рукой и я быстро надел рекомбинатор, по которому успел соскучиться, и извлек из недр подпространства записи.

Мист Ред быстро пробежала взглядом по листам, замерла, снова всмотрелась, уже пристальнее:

— Он знал… Знал всё с самого начала…

И замолчала, должно быть пыталась переварить утрату.

— Теперь, когда ситуация прояснилась и стало ясно, что я не преступник, может позволите вернуться на Землю?

Геби оторвалась от листов и медленно подняла голову, прожигая меня взглядом:

— Ты что, и правда не знаешь?

— Не знаю о чём? Мы только сейчас добрались до цивилизации, но до этого постоянно сталкивались с неработающими телепортами. На Земле что-то случилось?

— Случилось? Можно и так сказать. Земли больше нет.

Гробовая тишина. Это что, глупая шутка? Или же… Телепорты внезапно перестали работать, но без проблем подключаются вручную… Неужели из-за того, что изначально все они были подсоединены к единому распределяющему терминалу на Земле, и только оттуда перенаправлялись по нужному адресу. Пираты нападают на колонии уверенные в безнаказанности… Земля, колыбель самой развитой цивилизации галактики, тридцать миллиардов населения и центр сосредоточения высокотехнологичного производства, космические верфи… Истинный центр Галактики, без которого всё рухнет в хаос.

— Как это могло произойти.

— Ктулху его знает. Всё произошло за пару часов. Связь какое-то время работала, хотя порталы отрубились сразу. Сохранилось всего несколько записей, большая часть людей впала в безумие. Понятно почему, не каждый день мир расползается на кусочки. Пространство внезапно стало искажаться прямо на планете, хотя до этого считалось, что искажение возможно только в пустоте. Из-за этого начались землетрясения, ураганы, цунами. Корабли разваливались на части и не могли сделать прыжок. Потом связь с Землёй оборвалась. Когда на место прибыли разведчики, обнаружили только кучку небесных тел вместо Земли, Луны, орбитальных станций и оборонительного флота. Человечество перестало существовать. В уцелевших колониях проживает меньше пяти миллионов. И половина из них без снабжения вымрёт до конца месяца.

Сказанное не укладывалось в голове:

— Как это могло произойти? Безумный эксперимент учёных? Вторжение другой цивилизации?

Мист Ред покачала головой.

— Эти версии не выдерживают критики. Одновременно с Землёй тот же катаклизм уничтожил центральные миры остальных рас. Вряд ли исследования проводились синхронно или кто-то пожертвовал родным миром чтобы отвести подозрения, подозревать всё равно уже особо некому. Мы столкнулись с чем-то иным… С постигшим вселенную ужасом…

— А фриссеры?..

Голос раны был неожиданно слабым и потерянным.

— Костяной трон также уничтожен. Хотя вы как раз пострадали меньше всех, большая часть ваших постоянно гуляет в пустоте.

Рана вдруг схватила меня за руку и уткнулась лицом в грудь, на миг отстранилась, словно напомнив, что это ничего не значит и уткнулась снова. Я машинально её приобнял, сам пребывая в таком же шоке.

Геби подожгла никотиновую палочку и густо затянулась токсинами

— …Не думал, что защитник Галактики сидит на никотиновых палочках.

Сказать что угодно, самое абсурдное замечание, лишь бы разорвать могильную тишину. Мист Ред выдохнула струю пахучего дыма.

— Работа нервная. Ты тоже на что-нибудь подсядешь.

— Что ты хочешь этим сказать? То о чём я подумал?

— Да. Джеймс написал завещание, а нам сейчас понадобится каждый человек, который хоть на что-то способен… Половина Защитников была на Земле… А половина из оставшихся просто свихнулась. Кажется мне одной не наплевать на человечество, на те его остатки, что гибнут в колониях. Ты по крайней мере можешь отбиться от пиратов и по возможности защищаешь гражданских. Благодаря твоим хаотичным действиям налажены поставки экзотоплива на эту станцию. И ты смог оказать сопротивление действующему Защитнику даже с мусором вместо снаряжения. В связи с чрезвычайной ситуацией и под личную ответственность я объявляю тебя Защитником Галактики. Корабль у тебя есть, базу чертежей рекомбинатора я обновила, с остальным разберёшься сам.

— То есть мы свободны.

Мситред вздохнула, её лицо вдруг стало таким усталым.

— Разумеется. Но лучше дождись пока я заполню твоё удостоверение и разошлю данные по выделенной линии, чтобы не пришлось драться с каждым встреченным защитником.

Действительно, связываться с ними мне не хотелось. Хотя почему с ними? Получается я теперь тоже «Они».

— Так, что о тебе есть в нашей базе… Ты из "немёртвых"? Это многое объясняет.

— Немёртвые? Я что-то не знаю про Кэпа? — Рана подняла заплаканные глаза, но голос стал спокойным.

Я вздохнул.

— Это прозвище. Ироническое. Кто-то решил сгладить неловкость после того, как мой народ почти полностью уничтожили.

— Вас уничтожило собственное, законно избранное тем же народом правительство. — Геба отвечала словно по инструкции.

— Разумеется. Мировое сообщество здесь не при чём, тем более что окончательно сформировалось оно уже после геноцида. Даже благодаря ему.

— Подожди, я что-то слышала… — Рана напрягла память. — Это было во время королевской чумы? Вам под видом лекарства дали яд, который убил половину людей.

— Семьдесят шесть процентов взрослого населения. А большая часть выживших стала бесплодной.

— Да, верно, — подтвердила Мистред. — Мировое сообщество было настолько возмущено откровенным геноцидом, что это стало основой для создания единого мирового правительства и мировой войны против диктатур.

— Что-то не сходится. Зачем кому-то убивать свой народ, если тебя после этого завоюют? — с невинным взглядом задала неудобный вопрос Рана.

Я лишь развёл руками, предоставив Геби возможность ответить самой:

— Думаю сейчас не время для теорий заговора и обид на мировое правительство. Они, как бы это помягче, потеряли актуальность. По крайней мере происхождение объясняет твою высокую выживаемость. Традиционная зона обитания твоих предков на Земле тогда примерно соответствовала экстремальной планете. К тому же согласно теории твоего сородича Сосницкого, особые последовательности генов, сформировавшиеся у переживших геноцид, способствуют большей выживаемости всех последующих поколений.

— Под именем «моего сородича» Сосницкого скрывалась целая исследовательская группа, которая в условиях гарантированной свободы слова предпочитала сохранять анонимность.

— Так ты и с ними как-то связан? Почему-то меня это уже не удивляет… Физические данные… на высоте. Странно, ты мог бы претендовать на место Защитника и законным путём. Почему не стал, поленился или испугался?

— В твоих базах не указано, что меня отсеяли ещё на предварительном отборе?

— Сейчас найду, действительно, не прошёл базовый отбор, выяснилось, что ты эмоциональный инвалид.

— Спасибо за очередной комплимент.

— Не делай вид, что тебя это затронуло. Согласно данным, ты не можешь чувствовать как обычный человек и легко абстрагируешься от чужой боли.

— От собственной тоже.

— Высокая склонность к насилию. Чрезмерная жестокость, отсутствие привязанностей. Надо же, а ведь если подумать, ты и правда своего рода Избранный. В наших условиях твоя… аномалия… становится ещё одним преимуществом. Надеюсь я не пожалею о твоём назначении… Эта фриссер, ты с ней спишь?

Я ожидал бурной реакции от Раны, то та гордо промолчала, бросив пару презрительных взглядов.

— Я предпочитаю не распространятся о личной жизни.

— Можешь не отвечать, если страдаешь от скромности. Просто прими к сведению, фриссеры моногамны, они очень привязываются к половому партнёру, но страшно ревнивы.

Небольшая пауза, в которую так органично вписалось бы «в отличии от людей». Но Геби не сказала этого вслух, а продолжила:

— Так что если спишь только с ней, можешь не волноваться о безопасности.

— Информацию принял. Безопасность действительно превыше всего.

Рана ткнула меня локтем в бок и обиженно отстранилась.

— Тогда держи. На Земле это была бы торжественная церемония в Залах Славы.

— На Земле я бы никогда Защитником не стал.

Я поймал пласталевый прямоугольник, на котором красовалось гравюра с моим лицом и лаконичным именем «Кэп»

— Вообще-то у меня есть настоящее имя.

— И что? Думаешь меня с рождения звали Мист Ред? Хотя если это так принципиально, ещё можно переделать Кэпа на Викентий Карасик.

— Не утруждайтесь. Кэп значит Кэп.

— Раз уж мы заговорили об именах, возможно тебе стоит переименовать корабль. Всё-таки звание Защитника ещё чего-то стоит.

Я с ужасом понял, что ковыряясь в маршрутизаторе даже не подумал уточнить корабельное имя. В системных фалах всё равно фигурировал только номер.

— Мист Ред, я понимаю что сейчас показываю себя не самым ответственным капитаном, но как именно название моего корабля позорит честь защитников?

Защитница закрыла лицо руками и выдавила:

— Это лучше показать.

Воссиявший монитор, занимающий целую стену допросной, проплыл над доками, приближаясь к кораблю, на борту которого огромными латинскими буквами сияло: «PENETRATOR». И надо признать, название кораблю удивительно подходило. Вытянутый жилой отсек, немного увеличенная по сравнению с ним кабина, разумеется выкрашенная ярко красным. И коробка грузового отсека, потолок которого был на одном уровне с жилым, но вот пол уходил вниз примерно ещё на полтора корпуса…


— Это было ещё одной причиной не работать на Хэнка.

Она знала… Всё это время знала и ничего не сказала!


— И правда, стоит переименовать, — я пытался сохранять невозмутимость.

— Как насчёт «Несгибаемый»? — из глаз Раны снова брызнули слёзы, но уже от смеха.

— А может лучше «Стальной Гигант»? — Мист Ред присоединилась к глумлению. Нет, они точно сговорились. Понятно, Рану допросила пока я был без сознания. Шоггот с ними, пусть смеются, если это поможет бороться со стрессом.

— Предлагаю нейтральное «Искатель». - не думаю что они смогут опошлить самое невинное слово из тез сто пришли в голову. Я ошибался…

— Искатель Чёрных Дыр? — Рана залилась смехом над собственной остротой, даже Геби утёрла уголки глаз от проступивших слёз и кивнула.

— Пусть будет «Искатель». — Геби вбила в планку новые данные.

— Прошу предоставить сухой док для проведения косметического ремонта!

— Исключено. — насмешливые искорки, в глазах Геби молодили и украшали её сверх всякой меры. — В настоящее время в виду чрезвычайной ситуации доки загружены на все сто процентов. Изменения в реестр я внесла, но визуально придётся тебе полетать на «Пенетраторе», Кэп. И… спасибо.

Я опустил голову. Не так я себе представлял исполнение заветной мечты о покорении космоса. Мечты о свободе.

— У меня будет ещё просьба. Личная. Отведи меня на место смерти Джеймса.

— Разумеется. Вот координаты. Составить компанию?

— Да.

Спустя минуту мы втроём уже стояли возле саркофага мёртвого защитника. Геби положила руку на могильную плиты, и наконец дала волю чувствам. Не было криков и рыданий просто слёзы бежали ручьём. А я думал о том, что не зря постарался над захоронением. И что нужно уйти под благовидным предлогом. Наконец Мист Ред утёрла слёзы.

— Хотя Галактической Федерации больше нет, формально я старше тебя по званию. И у меня будет приказ. Необходимо расследовать смерть Джеймса и его связь с Великой Катастрофой. Я не могу взяться за это дело по личным причинам. И забери записку. Она будет только отвлекать меня от работы по спасению остатков человечества.

Геби протянула несколько листов потёртой бумаги.

— И ещё, эту записку тоже оставь у себя


Первая записка Джеймса

Каждый раз всё так же мучительно расставаться с тобой Геби, но сердце уже греет мысль о будущей встрече. В последнее время галактика стала по настоящему спокойным местом, и вместо банальных сражений с преступниками и ликвидацией последствий планетарных катастроф можно наконец-то с головой уйти в исследования. Знаю, многие считают меня чудаком из-за того, что мои наработки никак не связаны с повышением эффективности оружия или защитного снаряжения. Но меня всегда манили иные вещи, которые многие называют странными. Пусть пока они не имеют практического применения, но все фундаментальные открытия поначалу выглядели шуткой, нелепой забавой, пока не появились возможности их практического применения. А фундаментальные открытия нашей цивилизации сегодня особенно нужны.

Мы находимся в тупике, который оптимисты называют технологической сингулярностью. Полная чушь, тридцати лет более чем достаточно, чтобы в изучении наук упереться в непроницаемые стены. Ни одного прорыва, ни одной методики, ни одной новаторской теории после того, как в один, по меркам истории невероятно краткий, миг, мы овладели тайнами межзвёздных путешествий и телепортации через искажения. Миллионы учёных, что корпят в лабораториях, изобретают лишь новые ограничители для уже созданных технологий. Что же произошло? Почему мы, прошедшие путь от приматов в с палками до звёздных странников, не можем сдвинуться с места? И почему передовые теории, перевернувшие мир, были предвосхищены ещё в откровениях Преподобного Говарда? Может ли быть так, что источник нашей силы, причина и оправдание доминации над прочими гуманоидными расами Галактике — это не плод нашего разума, а банальная случайность?

В таком случае есть смысл обратиться не к учёным, бесконечно пережёвывающим одни и те же куски информации до состояния безвкусной каши, а к сомнительным толкователям древних фолиантов. Бумага, на которой я пишу эти строки и нежная привязанность к которой стала ещё одним поводом обвинить меня в странности, имеет одно важное преимущество. Написанное на ней нельзя незаметно подкорректировать.

Я отправляюсь в систему Инсмаут, где на покрытой бесконечным океаном планете столетиями хранит древние знания один из первых Храмов Тёмных Богов, основанных за пределами Земли.

* * *
— А теперь признавайся, ты ведь сговорилась с Защитницей дот того, как я пришёл в себя.

Мы с Раной не торопясь шли к кораблю, Геби в душевном порыве после возвращения с могилы Джеймса расщедрилась на какое-никакое дополнительное оборудование, и прямо сейчас его должны устанавливать в грузовой отсек.

— От тебя ничего не скроешь. Мы просто поговорили, ей было интересно почему фриссер работает с землянином без контракта.

— И что ты ей сказала?

— Правду конечно же. Что сама не знаю. Наверное потому что с тобой интересней.

— Вижу вы неплохо поладили.

— Да. Она немного похожа на мою мать.

Я успел немного удивиться, но сразу осознал, что несмотря на превосходный внешний вид, Мист Ред сильно за сорок, не говоря уже о возможностях омоложения, доступных элите земного общества.

— С чего такое лицо? Удивился тому, что у страшных фриссеров тоже бывают родители?

— Нет, об этом я всегда догадывался. И кем были твои родители? Неужели тоже пиратами.

— Мы предпочитаем называться Странниками. Обычно из родителей один Странник, который помогает всем фриссерам, а второй Служитель, который помогает Страннику. Ну ты понимаешь, уют и всякие нежности.

— Понимаю, добытчик и хранительница очага. Странники ведь обычно мужчины.

Рана слегка зарделась.

— Обычно, но не всегда. Оба моих родителя были Странниками… Поэтому виделись мы редко, меня воспитывал дедушка. Не одну меня, нас у него было много. И он мне не родной дедушка. Прост старый и мудрый. Когда я подросла, мне стали предлагать стать Служительницей. Я предпочла стать Странником.

Старо как мир, юная принцесса бежала от ненавистного жениха и стала наёмницей, пока не встретила прекрасного рыцаря… Но лучше не портить момент откровенности остротами

— И когда я добуду трофеи, то вернусь к фриссерам и сама буду выбирать себе служителя.

Похоже Ране было наплевать на трогательность момента, хотя последовавший за обидными словами лёгкий тычок под рёбра подсказывал, что это очередная шутка. И всё же остаток пути мы прошли молча.

На корабле нас встретил служитель…ктулховы тентакли, прицепилось же это мерзкое слово, сотрудник Геби.

— Защитник Кэп, мы доставили на … на ваш корабль мультианализатор и продвинутый планетарный сканер, а также закрепили выделенную линию связи. Защитник Мист Ред просила сообщать коды порталов уцелевших колоний на станцию. Канал может быть отключён в любое время если вы захотите сохранить инкогнито, но в таком случае к вам никто не придёт на помощь.

— Думаю на помощь в сложившейся ситуации можно особо не рассчитывать.

— Вы правы, — сдержанно согласился агент. — В капитанской каюте вас ждёт особая посылка, её содержимое мне неизвестно. Разрешите идти?

— Разрешаю.

Как приятно было отдать этот приказ. Всё ещё трудно привыкнуть к мысли, что я теперь большая шишка в этой Галактике, особенно если рядом подруга, которой на статусы наплевать. И которая до сих пор не знает почему держится рядом. Нужно проверить подарок. Небольшая коробка, внутри оказался экран переговорного устройства. И пять ампул. На экране появилось бесстрастное лицо Гебы.

— При встрече у нас произошёл небольшой спор. Не будем его возобновлять и обойдёмся без «Я всегда это знал, я был прав» и так далее. В ампулах препарат, который скоро тебе понадобится. Этого запаса хватит на пару лет, и новых поставок после гибели Земли не предвидится, так что лучше не думать о далёком будущем. Препарат был создан для повышения сопротивляемости чуждой биосфере, а укрепление лояльности лишь побочный эффект, не будем заострять внимание на этом моменте. Раньше ты получал его с земной пищей и водой, а перед командировками в другие миры вкалывали дозу на медосмотре. Теперь колоть будешь сам, когда почувствуешь что пора. А ты почувствуешь. Вероятность смерти при отказе от употребления всего пять процентов, но физическая и умственная деградация неизбежны. Благодаря этому изгои, уходящие в пираты, никогда не были по настоящему опасны. Понимаю, что в связи с происхождением у тебя может сформироваться предвзятое отношение к препарату. В этом случае хочу напомнить о твоём новом высоком статусе и важности миссии Защитника. Сейчас слишком тяжёлые времена, чтобы зацикливаться на старых обидах. Конец сообщения.

Я сел на койку. Пять ампул дряни, которая когда-то уничтожила мой народ. И без которой мне конец. Первое желание — выкинуть дрянь в вакуумный сортир. Тем более что пока я не ощущаю признаков деградации. Скорее наоборот, только сейчас я и начал чувствовать себя человеком, а карьерный рост вообще выше всяких ожиданий. И всё же поддаваться импульсу глупо. Пусть лежит, напоминанием о «старых обидах». Легко, наверное, оправдывать геноцид когда твой народ не был его жертвой. Выбрасывать не стану, но постараюсь подольше обходиться без укола.

Глава восьмая. Храм Тёмных Богов

«Если бы религия была правдой — ее последователи не вбивали бы ее насильно в головы детей»

Писания Преподобного Говарда

— Куда летим дальше?

Рана удобно устроилась в капитанской каюте медленно поглощая кусок мяса. У меня не было ни малейшего желания уточнять, было оно из старых запасов или эту отбивную когда-то звали Диззи.

— Система Инсмаут. Оттуда Джеймс начал своё путешествие.

— А финал его приключений тебя не смущает?

— Немного. Но в любом случае это многочисленная колония, которая оказалась отрезана от мира и нуждается в помощи. Теперь, когда Земли нет и возвращаться некуда, лучше всего с головой уйти в новую работу.

— Значит просто работа? А как же Джеймс?

— Мне и правда интересно что он искал и что в итоге нашёл. В любом случае тот космический ужас, который свёл его с ума, уже позади.

— Может позади, а может настоящее веселье сейчас только начинается…

— Об этом лучше пока не думать.

— Согласна. От мыслей только голова болит. Ты бы лучше подумал о команде.

— Я и так постоянно о тебе думаю.

Рана хихикнула:

— Не в этом смысле. Я одна не смогу тебя постоянно прикрывать. Нужен опытный целитель. Конечно в крайнем случае я могу обработать раны, но вот клонировать органы на замену не умею. Нужен механик, который будет чинить оборудование до того, как оно поломается. Пара абордажников, которые примут удар вместо тебя. Наконец хороший повар.

— Тебе не кажется, что здесь будет тесновато?

— Значит тебе нужен и корабль побольше.

— Было бы неплохо, тем более что с подарками Геби в грузовом отсеке не развернуться. Но знаешь, мне не очень хочется делить жизненное пространство другими людьми… Ты конечно же приятное исключение.

— Да? Спасибо что так ценишь. И всё же подумай.

— Подумаю. Если подвернутся, то прихвачу десяток-другой дронов. А пока готовься к прыжку.

— Я полностью готова, не волнуйся, наизнанку не вывернет.

Разумеется она видела мои страдания во время прошлого перелёта. Ладно, будем надеяться что организм хоть немного адаптировался к перекраиванию реальности.

Прыжок через искажение прошёл без происшествий. Тошнота конечно была невыносимой, но на этом всё. Корабль занял стабильную орбиту над Инсмаутом (единственный населённый мир по традиции принял имя звёздной системы). Стыковочной станции здесь нет, так высаживаться будем через метку. Новый сканер услужливо выдавал информацию о планете. Покрыта единым мировым океаном, лишь слегка разбавленным несколькими архипелагами вулканического происхождения. По большей части пустынные скалы, но есть удачно сосредоточенные в экваториальной зоне пара крупных островов, полностью занятых людьми. Биосфера оценивается как богатая, присутствует даже мегафауна, из промышленности консервный завод. Перерабатывающая промышленность в колонии большая редкость, но, во-первых, это рыба, которая будет слишком быстро терять качество при транспортировке сырья, во-вторых, жители колонии пользуются льготами религиозных сообществ. Помимо завода, поверхность усыпана множеством крохотных, но многоэтажных домиков, больше похожих на башни и гнездящихся на острове как грибы на старом пне. Главная достопримечательность — Монастырь Преподобного Говарда. Место для него и правда идеальное, пророк при жизни питал слабость к каменистым клочкам суши среди бушующего океана. Формально всё население считается служителями культа, даже работники консервного завода. Раньше такие считались чудаками. Зато теперь, когда Земли нет, самодостаточное сообщество как и раньше спокойно ловит рыбу и молится посреди вселенского хаоса…

— «Искатель» на связи, — услышав название корабля Рана демонстративно хмыкнула в кулак. — Просим разрешения на десантирование через подъёмное устройство.

Ответ не заставил себя долго ждать.

— Инсмаут сигнал принял. Сообщаем о нештатной ситуации — вышли из строя портал и внешние системы связи. Высадку разрешаем. Надеюсь, у вас хорошие новости.

Метка быстро опустилась на поверхность, и мы пошли к корабельному порталу

— Мне нужна подпора. Таскать оружие на себе тяжело.

Нельзя не согласиться. Рана обвешана металлом, на заплечных ремнях винтовка и копьё, на поясе нож, в руках миниатюрной девушки он больше похож на короткий меч, плюс защитный комплект у неё хоть и облегчённый, но и он рассчитан на мужчину.

— Могу понести твоё оружие.

— Спасибо, не стоит. Лучше сделай себе пушку посерьёзней. И почини наконец понторез.

Да уж, наверное из-за таких напоминаний я никогда не стремился к серьёзным отношениям. Хотя заняться снаряжением и правда надо, как только разживусь ресурсами для починки.

В зоне высадки нас ждали, группа монахов и их лидер в церемониальной мантии с капюшоном, украшенной светящимися узорами. Пристально смотрят на меня, но чаще на Рану. Так, монастырь что, полностью мужской? Это может создать проблемы. Я мысленно проверил состояние кобуры.

— Приветствую, гости из внешнего мира. Обычно мы не принимаем непосвящённых, но сейчас мы как никогда нуждаемся в новостях. К тому же вы — Защитник? Странно, что не представились сразу.

— Представился бы, если бы в высадке было отказано. Но сейчас не лучшее время для бюрократических проволочек, — я ловко увернулся от подозрений лидера культистов. — Вы ждали новостей, но они очень плохие. Произошла катастрофа галактического масштаба, единая сеть телепортов разрушена, однако их можно настроить вручную, чем я и планирую знаться.

Монахи зашептались, их голоса звучали всё громче и громче, пока оклик лидера не восстановил порядок.

— Я вижу что ты не договариваешь, Защитник. Возможно потому что щадишь наши чувства. Но не беспокойся, наша воля крепка, и наш разум сломить непросто. Древний Бог являлся мне накануне катастрофы и поведал правду. Скажи её и ты. Земля, эта колыбель греха, разрушена гневом Вечных, и лишь избранные, коим предназначено повести остатки заблудшего человечества за собой, спаслись в пустоте. Верно?

Меньше всего мне сейчас хотелось укреплять власть фанатика. Но он и так всё знает, и лгать будет ещё худшим решением. Откуда он всё узнал? На самом деле разумные объяснения есть. В конце-концов может он свои рыбные консервы пролетающим пиратам продаёт, а их сплетни потом на проповедях зачитывает как откровения. Но был вариант и похуже. И он был связан с тем, что искал мёртвый Защитник Галактики.

— Действительно, Земля уничтожена. Однако уцелели малые колонии, и сейчас они объединяются в новую систему с единым руководством. Восстанавливаются торговые связи, судя по заводу на соседнем острове, вам есть что предложить другим колониям. Вы и сами наверняка нуждаетесь во многих вещах…

Я пытался говорить невозмутимо, но монахи оказались слишком взволнованы, чтобы просто слушать. Кто-то оцепенел, кто упал на колени и истово молился. Один лишь лидер стоял спокойно, ну, ему по рангу положено.

— Благодарю, Защитник, хоть новости и мрачные в них нет твоей вины. Что до торговли, то мы ни в чём не нуждаемся. Море полностью обеспечивает нашу общину. Однако разумеется мы примем у себя обездоленных, готовых разделить нашу веру.

Судя по истощённым лицам монахов, обеспечивало из море не сказать что полностью. Хотя голодная смерть и правда местным не грозит. Ладно, будем считать культист просто выторговывает лучшие условия. В условиях возможного вымирания человечества…

— Тем не менее я бы хотел взглянуть на ваш портал.

— Разумеется. И приглашаю вас разделить трапезу, а так же, если пожелаете, можете остановиться на ночлег. Так вышло, что у нас есть келья специально для Защитника. Что до вашей спутницы, то хоть присутствие женщин в монастыре и нежелательно, вы можете разделить с ней келью.

Я ожидал что Рана разозлится, но ей похоже было всё равно. А вот келья для Защитника — это прямой намёк. Он знал Джеймса и догадывается о моих целях.

Осталось только принять приглашение. Ужин проходил в общей столовой, вмещающий две сотни (я посчитал по головам) служителей культа, сидящих за длинными столами со скамьями. Нам указали на стол поменьше, стоящий в углу и частично скрытый деревянной перегородкой. Трапеза, как нетрудно догадаться, состояла из рыбы. Я с удовольствием поглощал горячий суп, от острого запаха которого текли слюнки, А Рана начала со второго — здоровенного куска запечённой рыбины (к слову, у послушников порции были поменьше). Прикончив свою долю с достойной соревнования скоростью, девушка сделала самый страдальческий взгляд и умоляюще смотрела на мою порцию. Я выдерживал характер почти минуту. И всё же сдался под напором бездонных тёмных глаз.

— Надеюсь вы не приняли за оскорбление отдельное место?

Лидер культа сел по правую руку от меня, кто-то из послушников уже расставлял его еду, а после многозначительных подглядываний быстро сбегал за добавкой печёной рыбы.

— Как вы могли заметить, в нашем храме одни мужчины, и ваша спутница будет смущать братьев, а отсади мы её одну, вы бы всё равно предпочли остаться рядом с ней, нежели с нашими братьями. Меня же трудно ввести в искушение, и все братья отлично это знают.

— Вы проницательны…, - я замялся не зная как лучше обратиться. К своему стыду, я совершенно не разбирался в церковных иерархиях.

— Можете звать меня Эдмон, как и Джеймс. Насколько я понимаю, он уже не сможет явиться лично из-за обстоятельств неодолимой силы?

Я кивнул.

— Что же, очень жаль. Его тяга к поиску откровений всегда меня восхищала, хоть я и лучше чем кто-либо знаю, к чему ведут поиски наследия Древних Богов для смертного, который не закалён десятилетиями служения Культу. Дружеский совет — будьте сдержанны в жажде знаний.

— Благодарю за предупреждение. И всё же я должен ознакомиться с теми откровениями, которыми так интересовался мой предшественник.

— Разумеется. Пока вашу келью подготавливают, вы можете воспользоваться нашей библиотекой, я отдал распоряжения, чтобы вам не мешали. Но если вам нужны истинные откровения, придётся подождать до завтра.

— Чем вызвана задержка?

— Подготовка экспедиции в Подводный Храм займёт время. Ничего особенного, обычная проверка субмарины перед запуском.

Я старался изо всех сил, чтобы не выдать удивления и жевал свою рыбу с каменным лицом. Рана многозначительно слегка постучала пустой тарелкой, требуя добавки (вот ведь дорвалась, оказывается не такая уж она мясоедка), но смотрела на меня особенно пристально. Конечно, может монахи и правда имели достаточно свободного времени и нереализованной энергии, чтобы выстроить храм под водой. Или они могли найти что-то действительно странное.


Закончив с трапезой вместе с Эдмоном мы прошли в пустынную библиотеку, которая сама словно сошла со страниц книг. Массивные шкафы и столы всего лишь имитировали дерево, но вот сам книги мало того что оказались бумажными, но и переплёты были из настоящей кожи.

И в этом была проблема. Никаких каталогов, поисковых систем и автоматических переводчиков, искать полезную информацию здесь всё равно что каплю в море, ха, подходящий каламбур. Я брал один том за другим, и спустя десяток-другой минут возвращал место. Понятными были только писания Преподобного Говарда, которые и так знали все земляне, остальные либо были на незнакомом языке, либо содержали вовсе непонятные символы. Некоторые же оказались написаны на более-менее привычном, однако знакомые слова отказывались связываться в логичные предложения, превращаясь в мешанину. И только Рана, пока я, мучаясь от головной боли, пытался охватить необъятное, бегло пробежавшись по полкам нашла том полный похабных гравюр с участием рыболюдов, и теперь листала, прерываясь на очередной приступ смеха.


Сигнал колокола и резко потускневшее освещение однозначно намекало, что наступает время отбоя. В подтверждение слов в библиотеке появился юноша, хотя скорее мальчишка, лет шестнадцати.

— Позвольте я провожу вас в келью, — смущённо выдавил он.

Мы прошли по извилистым коридорам, через стены которых доносилось завывание ветра, поднялись по лестнице и оказались на верхнем ярусе башни, из окон которой открывался чарующий вид на серое волнующееся море и затянутое тучами небо, которые переходили одно в другое незаметно, словно остров с монастырем был кораблём в космическом пространстве, только местный космос не мёртвый, а бушующий и кишащий жизнью, пару раз я даже заметил очень необычную рябь на воде, не совпадающую с ветром, морские обитатели без боязни подплывают к самому берегу. А может и нерестятся прямо здесь.

Я достал из хранилища яблоко и поднёс его к губам, внимательно наблюдая за реакцией мальчишки. В его глазах читался отчаянный голод. Местная трапеза хоть мне и пришлась по вкусу, но её однообразность бросалась в глаза. Здесь нет места для полей, гидропонных башен я тоже не заметил, а поставок с Земли по понятным причинам уже не будет.

Рана мгновенно считала мой план и не удержалась от соблазна добавить огонька, видимо гравюры разбудили в ней игривое настроение. Она забрала яблоко, медленно провела им по своей щеке, этот жест даже меня немного вывел из равновесия, что уж говорить о готовом рухнуть в обморок подростке.

— Примешь ли ты запретный плод из рук греховного сосуда, искусительницы?

Подросток покраснел до пунцового цвета. Я тоже, пусть и не так заметно. Помявшись несколько секунд, он поймал брошенное ему Раной яблоко, спрятал в карман рясы и выдавил.


— Пожалуйста, заберите меня! Я могу помогать на корабле, хотя бы с уборкой или готовкой. И я немного разбираюсь в морской биологии…

— О, вот и команда собирается, — Рана вопросительно-насмешливо смотрела на меня. — Возьмёшь? Мальчонка вроде толковый.

— Откуда ты вообще тут взялся? Монахи должны быть совершеннолетними.

— Я не отсюда. Из приюта. Мы хотели учиться на океанологов и нас отправили практиковаться на местной фабрике, а потом порталы сломались, и мы застряли… Нас пятеро. Нас уже тошнит и от рыбы, и от монахов.

— Отлично, вас уже пятеро.

Я задумался. С одной стороны мальчишек жалко, Храм Тёмных Богов явно не место для случайных людей без определённого склада ума. С другой стороны, мне сильно не нравился неожиданный интерес спутницы. А ну как ей нравятся помоложе? Нет, на корабле этим точно не место.

— Мне не нужна команда. Хотя… Есть у меня на примете одно место. С яблоневыми садами и целой кучей красивых девушек. Тебе и твоим друзьям там наверняка понравится. Но и мне нужна помощь…

Мальчишка яростно кивнул, так что чуть голова не оторвалась, и напряжённо внимал подробностям сделки.

— Меня очень интересует что именно нашёл в вашем храме мой предшественник Джеймс.

Мальчишка ответил с неподдельным энтузиазмом:

— При мне он прилетал только один раз. Но по разговорам я знаю, что это он модифицировал рыбацкие субмарины, чтобы они могли опускаться на самое дно. В благодарность за это монахи сообщали ему о всех находках. И они что-то нашли, Древний Храм исчезнувшей цивилизации. Джеймс побывал там во время последнего визита. А Лидер после этого объявил, что на глубине им явился Вечный и предсказал гибель мира. Мы попытались сбежать на Землю, но монахи нас заперли, а когда выпустили, портал уже не работал. Скажите, про Землю… Это правда?

Я кивнул. Он сирота из приюта, он должен справиться с правдой.

— Земля уничтожена. Эдмон тогда действительно спас ваши жизни. Но остались колонии, и Защитники уже восстанавливают порядок. Спасибо за информацию. Завтра мы спустимся в Подводный Храм и посмотрим на Древнего. Передай друзьям чтобы незаметно собрали вещи, я сдержу своё слово.

Мальчика просиял и вприпрыжку бросился вниз по лестнице. Эх, никакой конспирации..

Я растянулся на ложе и расслабленно вздохнул.

— Ты что, собираешься просто спать?

Я тут же подскочил и сделал шаг к Ране раскинув руки:

— Дорогая, ты наконец созрела для отношений? Давно ждал, когда ты сделаешь ответный шаг!

— Дурак. Постоянно одно на уме. Как думаешь, зачем монахи поселили нас вдали от всех? Они что-то замышляют. Нужно спуститься и разведать.

— Согласен. И ты же поняла, что я просто пошутил?

— Просто пошутил? Значит если после вылазки я предложу тебе разделить постель, ты откажешься?.

— Нет…

Я уже был готов оправдываться, когда сообразил, что это очередное издевательство и махнул рукой.

— Идём уже на разведку.


Мы спустились по обшарпанным ступеням, из-за тусклого света нащупывая стены и, будто невзначай, слегка соприкасаясь руками. Очень скоро до нас донеслись зловещие хоровые песнопения, и ориентироваться в темноте стало легче. Наконец мы упёрлись в массивные двери, за которыми шум был особенно сильным, оглядевшись мы нашли неприметную лестницу, ведущую к балкону с хорошим обзором, и, заняв позицию, начали наблюдать.

Все монахи собрались в огромной освещённой факелами (или их искусной имитацией?) зале. Только взрослые, пятерых подростков до ритуалов пока не допускали, что в общем-то логично. Никаких скамей, монахи стояли и синхронно пели, почти не фальшивя и в целом неплохо, сказывалась долгая практика. На возвышении располагалась окутанная тентаклями статуя Пресвятого Говарда, справа от которой почему-то стоял совершенно неуместный в таких декорациях обыкновенный земной рояль. У постамента Говарда, стоя за трибуной возвышался на паствой Эдмон, и словно искусный дирижёр, управлял песнопениями. Выглядит достаточно невинно, по правде говоря, а на проповедь, которая могла пролить свет, мы опоздали.

Но вот пение смолкло. Эдмон вышел из-за трибуны и пал на колени перед статуей, жест повторили все монахи. Затем Эдмон встал и одним рывком сорвал с тела мантию, оставшись совершенно нагим. Монахи повторили и этот жест. А затем… Ну, затем они занялись тем, что в общем-то характерно для закрытых сообществ, состоящих исключительно из представителей одного пола. Они занялись свальной содомией. Лишь Эдмон не принимал активного участия в оргии, он вернулся на трибуну, закатил глаза, а руки, вопреки ожиданиям, воздел к небу. Похоже ему для достижения экстаза хватало самой ситуации. Я закрыл глаза руками и отвернулся, глубоко вздохнул и молча пошёл назад в келью. Любопытная разведчица двинулась следом.

Лишь вернувшись в башню я прервал гробовое молчание

— Рана, это был последний раз, когда я пошёл смотреть на что-то по твоему совету…

Глава девятая. Ужас с глубин

«Он полагал, что двое моряков умерли от страха, увидев гнусное отродье»

Писания Преподобного Говарда

Утренний колокол разбудил от тяжких сновидений. Мы спустились на завтрак, причём я старался не смотреть на монахов из-за чувства неловкости. Еда, разумеется снова рыба, не лезла в горло. Разумеется только мне, Рана прекрасно справилась заодно и с моей порцией.

— Субмарина готова, прошу идти за мной.

Мы двинулись за Эдмоном, который вежливо поддерживал светскую беседу:

— Вам удалось найти то, в чём вы нуждались, в нашей библиотеке?

— Боюсь что нет. Ничего из неизвестного мне я там вчера не почерпнул.

— В таком случае надеюсь, Вечный сможет подсказать вам ответы. Я искренне сожалею, что вы недостаточно мне доверяете, однако хочу заверить, что вы можете задавать любые вопросы непосредственно мне. Думаю, я отвечу на них лучше, чем какой-то мальчишка.

Так, про смышлёного мальчонку он знает, но относится спокойно.

— Эти мальчишки, надеюсь они находятся здесь добровольно?

— Они не являются истово верующими последователями, и наверняка с большим удовольствием вернулись бы на Землю. Но вы должны знать, что это невозможно. У нас они в безопасности, имеют еду, крышу над головой, а к участию в ритуалах никого насильно не принуждают.

Упоминание ритуалов смущало, вдобавок невыносимо хотелось спросить зачем им рояль, но я деликатно сдерживался.

— Этот подводный храм, кто его построил?

— Разумеется Древние, населявшие мир задолго до нас. Скоро вы всё увидите сами.

Коридоры монастыря сменились вырубленными в скалах ступеньками, ведущими к доку. Мы вошли в субмарину и начали медленное погружение. Эдмон придал верхнему куполу иллюзию прозрачности включив проекцию окружающих вод. Зрелище впечатляло. Если с поверхности море выглядело как сплошной морок, укутавший весь Инсмаут, то здесь взгляду открылись стаи местных обитателей. Серебристые рыбины сливались в гигантских левиафанов, перетекающих с места на место, словно подводные реки. Вдалеке виднелась ещё одна субмарина за работой. Держась рядом с особенно привлекательным косяком она направляла его движения испуская вибрационные импульсы, которые искажали восприятие рыб. Косяк метался из стороны в сторону, но капитан рыбацкой подлодки явно разбирался в деле, и каким бы отчаянным не был рывок, рыбы двигались в нужном направлении — к махине завода, жерло приёмщика которого находилось здесь же под водой. Скоро рыба попадёт на стол культистам или превратится в консервы. Жестяных банок на складе наверняка скопилось сверх всякой меры. Потому, наверное, и рыбачит всего одна субмарина, хотя добычи тут явно больше.

Глубже видимость резко упала, виднелись только крупные тени, которые могли принадлежать как стаям, там и крупным морским обитателям, возможно даже хищникам, таящихся в черноте и резким вертикальным взлётом заглатывающим добычу, которая так и не поймёт, откуда пришла смерть.

Я невольно поёжился. Разумеется, нам ничего не угрожает, человек всё равно самый опасный хищник на этой планете (как и на всех остальных), и всё же было в этих мрачных глубинах что-то особенное, задевающее глубинные уголки сознания. Культисты знали, какое место выбрать для храма Тёмных Богов.

Постепенно окружающая тьма стала понемногу светлеть. Заметив это один из культистов отключил прозрачность верхнего купола и открыл взглядам нижнюю половину субмарины. Там вдалеке уже виднелось дно, но взгляд приковывал чужеродный объект, чья яркая, светящаяся белизна привлекала всё внимание к себе. Ещё через несколько минут я смог разглядеть, что объект представляет собой крупную ромбовидную фигуру, острое основание которой уходит в дно на глубину явно недостаточную, чтобы держаться на месте. Если верить Эдмону, эта штука древняя, но стены из белоснежного камня так и не покрылись трещинами с выбоинами и не заросли подводными обитателями.

Субмарина ловко совершила манёвр к ржавеющему сгустку у середины подводного храма, которым оказался шлюз, архитектурные способности культистов явно уступали загадочным древним. Даже герметичные двери слегка подтекали, отчего чистая субмарина мгновенно наполнилась запахом сырости. Эдмон надвинул на глаза капюшон церемониального облачения, экипаж подлодки взял в руки украшенные копья с небольшой перекладиной у наконечника, придававшей им отдалённое сходство с трезубцами. Торжественность момента зашкаливала. Внутренне убранство уже не отличалось белизной. Едва мы вошли в коридоры, те осветились неестественным зелёным светом придававшим белому камню болезненный вид гниющей плоти. Быстро оглядевшись в описках источников света, я убедился что это обычные диодные светильники с колпаками из цветного стекла. Из глубин Храма раздавался свистящий писк пока непонятного происхождения. Сказать об убранстве древнего храма было нечего, идеальное по форме и сохранности помещение пустовало. Либо так и было задумано, либо, что вероятнее, кто-то вынес всё ценное до нас.

Под эти грустные размышления мы дошли до центральной залы, сужавшийся у вершины пирамиды потолок на глаз совпадал с высотой всего храма, пол прерывался огромным квадратом в центре, заполненным водой.

— Узри же Зелёный Свет, что снимает с греховной плоти златую стружку иллюзий! Древний Бог! Ужас Глубин! Маронарий!

Вода вспенилась, что-то тяжёлое поднималось с самого дна пока Эдмон всё глубже погружался в религиозный экстаз:

— Все вопросы! Все желания! Все тайны! Всё что хочешь знать поведает Маронарий! Лишь заплати цену! Принеси кровавую жертву! То, что так вожделеешь порочной страстью, отдай Древнему Богу! И лишь поглотит он вожделенную плоть, откроется тебе смысл! Узри же великолепие! Маронарий!

Мы с Раной одновременно шагнули назад и упёрлись в силовое поле. Эдмон и его стража благоразумно остались с той стороны.

Однако я не собирался приносить подругу в жертву ради каких-то откровений. К тому же проповедь звучала двусмысленно, а сложившаяся ситуация намекала, что в жертву приносят обоих. После ночной мистерии, невольным свидетелем которой я стал, откровения про «жертву, что так вожделеешь» звучали особенно мерзко. А тварь уже поднялась из воды. Больше всего она походила на земного спрута или кальмара, только исполинских размеров. Вне воды её должно было расплющить собственным весом, но Древний Храм каким-то образом поддерживал подходяще для неё давление.

Спрут протянул тентакль к опешившей Ране, но почти схватив замешкался. Мне совершенно не хотелось наблюдать сцену со старинных гравюр, так что я бросился в атаку с ножом наперевес, вцепился в щупальце, и дюрасталевым клинком наносил один секущий удар за другим. Плоть чудовища оказалась удивительно мягкой, особенно в сравнении с твёрдостью клинка, и после нескольких взмахов извивающийся конец щупальца беспомощно извивался уже в стороне, а тварь издала особо пронзительный визжащий звук. Рана наконец отмерла от шока, бросила мне своё копьё, вскинула винтовку и стала выцеливать уязвимые точки на голове чудовища, в итоге остановившись на буграх, которыми могли быть или глаза, или иные органы чувств. Грянул выстрел. Затем второй. Маронарий явно был недоволен, ещё несколько щупалец полетели в нашу сторону. Рана ушла несколькими прыжками, я был слишком тяжёлым для таких скачков, поэтому просто напрыгнул с копьём на одно из щупалец. Будь мы на поверхности, я бы пригвоздил тварь, лишив подвижности, но пол храма оказался не проницаем даже для дюрасталевого острия, тогда я, держась за копьё, обхватил щупальце ногами, а свободной рукой снова взялся за нож и начал рассекать мягкое тело. Ещё одна конечность чудовища отделилась от тела. Монстр в отчаянной попытке отбиться от неудобной жертвы выбросил в мою сторону ещё несколько, но я уже выпускал из хранилища рекомбинатора струю воды под высоким давлением, отсекающей новые и новые щупальца, пока вода не кончилась. Учитывая непрекращающиеся выстрелы Раны (патроны у неё тоже скоро закончатся), монстр был обескуражен и уже пожалел что связался с такой добычей. Самое время перейти в контратаку! Я разбежался и совершил безумный прыжок прямо в голову чудища, чувствуя как слабеет гравитация при приближении к цели. Копьё вошло в податливое тело почти на всю рукоять, по телу чудовища прошла сильная дрожь, а нож всё рассекал плоть, пока копьё, служившее мне опорой не стало уходить из под ног. Помогая ножом, руками и чуть ли не зубами я втиснулся в сделанный мною же разрез на теле монстра, подтянул копьё за ремень и снова вонзил. Но уже глубже, и снова вспарывал плоть, пока кровавый туман не отступил и не пришло осознание, что Древний Бог кучки обезумевших культистов больше не шевелится. Я выбрался из слизистой массы, чувствуя как с очищением крови от адреналина уходят и силы. Но бой ещё не окончен. Взглядом нашёл Рану. В порядке, держит ружьё и целится в сторону наших недавних спутников. Я пошёл к ним, намереваясь выпустить всё раздражение.

Силовое поле отключилось, а Эдмон шёл ко мне с неприличной поспешностью:

— Невозможно! Простой смертный не мог противостоять Маронарию! Значит ты…

Я прервал его проповедь выстрелом в голову, впервые увидев насколько убойная моя ручная пушка против людей без силовой брони. Посередине лица Эдмона появилась дыра с неровными краями, что касается затылка, тот просто разлетелся на куски. Я направил ствол на копейщиков, патронов как раз хватит. Те не двигались, но и оружие не выпускали. Неловкая ситуация.

И тут вмешалась Рана:

— И этому вы поклонялись? Это вы называли богом? Никакой это не бог! Обыкновенный зверь. На них охотятся. Их едят.

В подтверждение слов она схватила отрезанный кусок щупальца и вонзила в него острые зубы.

— Ну как, вкусно?

— Вообще то да. Даже очень. Возьмём с собой кусок побольше?

Я кивнул, затем перевёл взгляд на монахов. Те отошли от шока, и в атаку не бросались. Ладно. Защитник должен быть дипломатом.

— Хватит крови. Ваш лидер сошёл с ума. Не редкость в наше непростое время. Он ведь уже приносил жертвы?

Один из монахов кивнул.

— Я об этом знал. И властью Защитника вынес ему приговор. Ваш монастырь на время чрезвычайной ситуации переходит в подчинение Защитникам Галактики. Сейчас мы поднимемся на поверхность, и я настрою портал на связь с транзитной станцией. Вы сможете менять рыбу на необходимые припасы, думаю она уже стоит у вас поперёк горла. Гражданских, оказавшихся во время катастрофы в монастыре, я забираю с собой. И да, не забудьте прислать кого-нибудь разделать этот деликатес.

Уверенный тон сделал своё дело, монахи зашевелились, кто-то укрыл тело бывшего лидера плащом, остальные побежали к субмарине.

— Лихо ты их. Настоящий Кэп, — Рана улыбалась. — И… спасибо. Я немного растерялась. Я в последнее время часто теряюсь… Хорошо что Кэп всегда рядом.

Какие приятные слова:

— А ты метко стреляла и тоже хорошо выступила. Похоже мы настоящая команда.

Рана довольно кивнула:

— И куда наша команда двинется дальше?

— Сначала в келью почившего Эдмона. Если Джеймс и оставил на этой планете какие-то подсказки, они хранятся в его личных вещах.


Вторая записка Джеймса

Итак, Инсмаут действительно был пристанищем древней цивилизации. По геологическим данным площадь суши в прошлом была значительно больше, хотя планета даже в те времена по земным стандартам всё равно считалась бы океанической. Найденное сооружение вызвало истинный религиозный экстаз у Эдмона, а вот меня разочаровало. Обычная пустая коробка с дыркой. Даже не знаю, как сказать восхищённому культисту, что его Древний Подводный Храм обыкновенная крабовая ловушка. Ну ладно, необыкновенная, всё-таки рыба здесь местами очень даже крупная, материал невероятно износоустойчив, да и предназначена ловушка была скорее для исследований, иначе в ней бы осталось устройство для забоя добычи. Но сути это не меняет. И всё же я промолчал. Во время активации произошёл несчастный случай, и морская тварь убила одного из монахов, подозреваю что погибший был очень близок с Эдмоном. Тот тяжело переносит стресс, всё время говорит о религиозных видениях, находя утешение в вере. Возможно моё умолчание было ошибкой, но сейчас он не будет слушать… Покидаю планету с тяжёлым сердцем.

Поиски древних цивилизаций безрезультатны. Кучки костей и заброшенные постройки не содержат в себе откровений о тайнах Вселенной. Сколь бы ни были Древние многочисленны, их технологический уровень не слишком превышал земной. Должно быть земная цивилизация и правда нечто чудесное, раз мы выжили там, где бесчисленное множество предтеч сгинули в процессе. Слишком оптимистичный сценарий. Возможно просто не настала наша очередь вымирать…

И всё же не стоит раньше времени отчаиваться. Раз исследования цивилизаций ничего не дали, нужно просто заглянуть глубже в историю. Современная научная доктрина признаёт как факт занесение жизни на все известные обитаемые планеты откуда-то извне, иначе не объяснить прекрасную совместимость человека с чужими биосферами и возможность интимных отношений с инопланетными расами. И если нам известны точки назначений семян новых миров, то можно найти точку отправки. Меня заинтересовали данные двух планет, биосфера которых проходит процесс формирования. Одна из них райское местечко с некоторыми безвредными аномалиями и полным отсутствием животного мира благодаря тому, что процесс развития жизни застопорился на растениях. Вторая… ну, это и правда странное место. Защитник Нир выразил к нему крайний интерес, и по правде говоря меня это совсем не удивляет. Нир всегда был тем ещё куском дерьма, и всё же он будет полезен в исследованиях. Райскую планету я приберегу для себя, возможно там мы с Геби и встретим старость, но до той поры даже ей знать не нужно. Необходимо исследовать эти миры и выявить следующее звено в цепи распространения жизни.

С другой стороны, хоть древние цивилизации производят разочаровывающее впечатление, слухи о бродягах, наткнувшихся на клондайк сохранившегося экуменополиса древних тоже не стоит оставлять без внимания, такие находки нельзя оставлять без присмотра. Похоже мне будет чем заняться в ближайшие годы.

* * *
— Замечательные сведения, — я разочарованно нависал над горой документов из письменного стола покойного лидера Культа. — Было бы совсем хорошо, если бы он оставил координаты.

— Записи — это ещё не всё. Нужно поспрашивать у людей.

— Вот только у кого? Он пишет что Геби не знает, — по правде говоря Геби могла знать (в конце-концов кто по настоящему прячет готовящийся сюрприз?), мне просто не хотелось попадаться к ней на глаза без результатов. Достаточно пока послать отчёт о возвращении очередной колонии под власть несуществующей федерации…

— Пока отложим поиски. Нужно заняться снаряжением, мне не хочется снова забивать ножом гигантского кальмара, — Рана молчала, хотя «Я же говорила» безошибочно читалось на её лице. — И нужно сбросить балласт. Наш новый друг кажется был не слишком доволен избытком женского внимания, так что наверняка будет счастлив восстановлению биологического равновесия.

Мне не хотелось пускать посторонних на корабль, но и заниматься отправкой на глазах у монахов, в чьей лояльности после убийства их лидера были понятные сомнения, хотелось ещё меньше. К тому же ребята принесли пользу, перетаскав порубленные куски морского чудовища. Ведь когда я попытался поместить мясо в подпору, Рана закрыла его своим телом, убеждая что подпространственное хранилище безнадёжно испортит вкус (судя по тому насколько приготовленная добыча была великолепна, в её словах был смысл). В итоге всё равно мальчишки пробыли на корабле не больше нескольких минут. Перенеся их на корабль меткой я тут же провёл шествие к порталу и ввёл адрес станции. Пропустив вперёд всех пятерых, я наконец вошёл сам.


К кабине уже бежал Эмпат.

— Ты решил превратить мою маленькую планету в мегаполис?

Даже он способен испытывать раздражение.

— Прости за неудобство, но больше некуда. Геби поможет с провиантом.

— Их просто негде разместить.

Действительно, возле дома хозяина стояли несколько палаток, причём хозяин бежал к кабине от одной из них. Райский сад стремительно превращался в общежитие.

— Мне жаль, но их действительно некуда отправить. Если только… — смелая идея вспыхнула в голове. — Если только у тебя нет на примете незаселённой райской планеты.

— С чего ты взял, что я знаю о чём то подобном?

— Хотя бы по твоей реакции.

Эмпат немного помолчал и обречённо выдохнул.

— Действительно. Я немного потерял равновесие. А ты загнал меня в угол. Ты узнал о маленьком секрете Джеймса, но не нашёл координат… что же, Джеймсу планета уже не понадобится, а Геби не захочет о ней слышать. Этот мир беден минеральными ресурсами, так что пиратов не заинтересует, но идеален для проживания. И раз рекомбинатор достался тебе, то и какое-то право в данной ситуации у тебя есть. Я перешлю данные на твой бортовой компьютер.

Так, а эмпат разузнал обо мне у Геби, потому и отношение изменилось, не считает меня настоящим защитником. И всё же он готов сотрудничать.

— В любом случае им придётся пожить у тебя какое-то время. Выбрасывать гражданских на пустую планету — это слишком жестоко.

— Разумеется, приютить их на какое-то время я согласен. Уверен, Геби выделит модуль портала и комплект базового снаряжения для организации убежища, вместимость её станции тоже ограничена. Правда не стоит говорить ей для кого была предназначена планета..

Я вздохнул. Похоже общения с рыжей демоницей не избежать.

* * *
Впрочем, Геби на станции не оказалось, выполняла какую-то очередную секретную миссию, а моих собственных полномочий оказалось достаточно для оформления заявки. Полученное снаряжение (инструменты и материалы для сборки систем жизнеобеспечения) проблем не вызвали, их достаточно было просто загнать в подпору рекомбинатора, а вот портал, не так сильно уступающий в размерах Гарганту (пусть и весил он уже заметно меньше), пришлось грузить вручную. В грузовом отсеке было тесновато. Рана подала идею:

— Корабль Диззи до сих пор болтается на орбите. И это твой трофей. Был бы кстати.

— Я уже к этому привык. Да и тот ещё меньше. Или ты намекаешь что хочешь свой корабль?

— Нет. Я не слишком хорошо разбираюсь в управлении. Но эта твоя штука, с ней ты можешь просто приделать трофейный корабль к этому, и у нас будет больше места.

Я задумался. Технически это возможно. Перенастроить бортовой компьютер я смогу, сделать из обломков герметичный переход тоже вполне реально, на прыжки через искривление форма корабля не влияет, маневровые двигатели можно перенастроить, разве что при стыковке со станциями будут проблемы, но в крайнем случае можно пользоваться Гаргантом. И главное — после модернизации корабль будет меньше соответствовать названию на корпусе.

Глава десятая. Кровь богов

Достойный человек знает, что Иллюзия — это единственная Реальность, а Плоть — Великий обманщик.

Писания Преподобного Говарда

Столкновение с агрессивной фауной мира культистов отбило желание смелых вылазок. Отныне есть два правила: по возможности не выходить в новый мир без Гарганта и постоянно следить за снаряжением. Во первых понторез. С горем пополам в этой силовой броне я мог втиснуться в кабину меха, правда тогда места для Раны не остаётся. Починить отрезанный шлем оказалось несложно, просто изготовил новые детали, затем перенастроил программное обеспечение, соединив с рекомбинатором, теперь у меня будет автоматическое наведение, предупреждение об угрозах и подсветка наиболее опасных целей, что должно дополнять естественную интуицию.

Затем взялся за модернизацию заменив пласталевые бронепластины на дюрасталевые. Заодно убедил Рану снять её защитный комплект, под ним она носила вполне целомудренный комбинезон, разве что руки и ноги до колен оставляла нагими, открывая взгляду зелёные узоры, которые при искусственном освещении выделялись не сильнее, чем вены. Дюрастали на обновление двух комплектов не хватало, пришлось вернуться на планету, которую я уже называл не иначе как Могила Джеймса и разобрать остатки его укрытия. Заодно набрал пресной воды, песка (я столько проработал на его добыче что без пары тонн в запаснике чувствовал себя неудовлетворённым, к тому же при быстром извлечении его тоже можно использовать для атаки), просветив окрестности пещеры минеральным сканером в одном из ответвлений нашёл частично разработанную Джеймсом железную жилу. Очищался металл довольно долго, всё-таки дуговая печь в этом деле лучше универсального рекомбинатора, но всё же немного металла собрал, хватит хотя бы на гвозди и прочие мелочи, без которых не построить колонию.

Вернувшись на корабль я закончил с бронёй и приступил к оружию. Ручная пушка из дюрастали показала себя на высоте, так что ограничился заменой барабанного магазина на более вместительный, трофейную плазму, отобранную у Диззи, разобрал и переделал в ещё один пистолет, буду щеголять с двумя стволами. Да, плазма не слишком хороша против врага в силовой броне, но будь она при мне во время стычки с морской тварью, бой закончился бы намного быстрее. Холодное оружие прекрасно показало себя в прошлых стычках, так что я дополнил арсенал. Сделал себе что-то среднее между копьём и гарпуном, и подобие меча, которое Рана метко обозвала «рубилом», остатки драгоценного сплава ушли на небольшой щит. Арсенал занял место в подпространственном хранилище, только нож и два пистолета оставил на поясе (Рана тоже не сидела без дела и дополнила кобуру полноценной разгрузкой) и через камеру полюбовался на себя в полном облачении. Вот теперь похож если не на защитника, то на настоящего пиратского капитана. Но нет предела совершенству, заплечные пушки Гебы до сих пор вспоминал с завистью, но для их изготовления по стандартным чертежам нужны редкие металлы, сплавы, электроника… Оставим на будущее. Кстати в чертежах рекомбинатора нашлись и схемы телепортов, не менее требовательные к ресурсам. И всё же когда разбогатею, я смогу их делать. В записях Джеймса упоминался Клондайк, к сожалению его координатами Эмпат не поделился.

Ещё день ушёл на расширение корабля. Пришлось сделать прыжок к станции Эмпата, искусно подойти поближе к мёртвому пиратскому кораблю и взяться за дело. Для начала я разобрал один из лишних отсеков на запчасти. Отсек кстати оказался контрабандным, и в нём нашлись ценные металлы. Мелочь, а приятно, из полученных материалов сначала пришлось сделать заплатку для пробитой во время штурма дыры, а затем построить соединительный коридор, протянуть через него коммуникации, объединив их в единую сеть, и интегрировать управляющий ИИ в систему своего корабля. Конечно выглядело не слишком красиво, по словам Раны, которая ради придирчивого осмотра даже телепортировалась на планетоид и полюбовалась плодами моего труда через любезно предоставленный хозяином телескоп, описала его как «Член, к которому приделали коробку», ранив моего внутреннего архитектора в самое сердце. И всё же конструкция оказалась устойчивой, и во время прыжка через искривление ничего не отвалилось. Оставалось только решить чем занять пространство. Обзаводиться командой я пока не собирался, к тому же если такая необходимость и появится, гораздо лучше будет поселить их на безопасной планете и вызывать через портал непосредственно на дело, я слышал что самые успешные пираты именно так и поступают, правда нанимают они в основном смертников с захудалых станций, но есть и опытные профессиональные наёмники, берущие за каждый бой целое состояние, до встречи со мной Рана активно шла к этому авторитетному статусу. Они тоже могут пригодиться, как только у меня появится лишний металл. В общем, перспективы вырисовывались самые радужные, настроение заметно улучшилось. Возможно поэтому очередниц прыжок к райской планете я перенёс необычно легко. Или уже привык.

Планетарный сканер подтверждал записи Джеймса. Оптимальные условия, пресные водоёмы, богатая растительность, отсутствие крупных животных. Однако спускали мы при полном параде, вместе с Гаргантом.

Зона высадки напоминала Райские Сады из земных мифов. Высокие деревья на почтительном расстоянии друг от друга, и между ними только мягкая трава, не выше чем по щиколотку, должно быть корни гигантов не оставляют жизненного пространства для чего-то покрупнее. Поколебавшись немного для приличия, в итоге я выбрался из Гарганта, успокоив себя тем, что его силовая клешня всё равно пригодится после сброса груза. Мы пошли вперёд под уютными кронами в поисках подходящего места для размещения стационарного портала, сканеры показывали впереди несколько водоёмов. Почва непривычно пружинила под ногами. Раньше я ходил только по сыпучему песку, колким камням и земному прорезиненному бетону. Что-то похожее на попираемое сейчас ногами я видел только в парках, и то там по открытой почве ходить запрещалось. Непривычное, но определённо приятное ощущение. Наверное здесь при ходьбе без груза вообще не будешь уставать.

Местами на поверхность выбивались множество ручьёв, вода которых анализатором определялась как полностью безвредная, хоть и с минеральными примесями. Я совсем забылся в этом прекрасном месте. Вот она, планета на которой можно прожить счастливую жизнь, не зря Джеймс положил на неё глаз. И теперь она моя!

— Смотри, кровь! — голос Раны прервал счастливые фантазии. Сердце заколотилось, организм быстро переходил в боевой режим. Недолгим оказался миг умиротворения…

— Кровь Богов! Просто бежит ручьём, будто так и надо!

Рана присела у ярко красного ручья и пила непонятную жидкость из ладоней. Я опешил, она истолковала это по своему и поднесла сложенные чашей руки с жидкость к моему лицу.

— Попробуй сам. Это как суп, только вкуснее.

— Конечно из твоих рук я готов принять что угодно…

Рана обиженно выплеснула питьё и отошла.

— Сам зачерпни. Эта вкусняшка очень дорогая, она от всего лечит. А здесь бесплатно бежит.

Хм, полезное замечание. Я набрал немного в хранилище.

— А это зря. Только испортил. Её вручную нужно перевозить, иначе портится. Поэтому и дорогая.

Интересно. Я выплеснул немного крови обратно. Цвет изменился на тёмно-коричневый, появился неприятный запах, Кровь Богов превратилась в мерзкую бурду.

— Не порти больше. Давай вверх по течению!

Она и правда побежала, и мне пришлось гнаться за ней, и только благодаря сервоприводам получалось не отставать. Ручей немного пропетлял, пока не уткнулся в озеро. Кровавое озеро, противоположный берег которого без устройств усиления зрения трудно увидеть. Рана скинула защитный комплект и нырнула в красную жидкость. У неё что, совсем нет страха?

— Не хочешь пить, иди купаться. Она и через кожу хорошо всасывается. Да не бойся ты. Она безвредная. Лечит, кормит, чистит. Но живому не вредит, если конечно плавать умеешь, утонуть в ней можно. Разлагает и превращает в себя только уже мёртвую органику, иначе она давно захватила бы всю планету. Её даже пытались разводить, но она начинает портиться когда примесей слишком много. Но здесь целое озеро! Это же бесконечный источник! Иди ко мне.

Она плеснула крови мне в лицо и игриво засмеялась. Эх, была не была. Я выбрался из понтореза и погрузился в неизвестную землянам жидкость, ощущая приятное покалывание. Усталость после пробежки быстро уходила. Рана демонстративна пила с ладоней, и в итоге я последовал её примеру. Словно горячий куриный бульон на вкус, хоть жидкость и была холодной. Вообще в ней чувствовались нотки всех супов, которые я когда-либо пробовал, будто напиток адаптируется к вкусовым рецепторам. Для Раны наверное и правда на вкус как кровь. И тем временем я зачерпнул ещё раз, и ещё, остановившись только когда желудок заполнило чувство приятной сытости, но без той тяжести, что неизбежна при переедании.

— Что, распробовал? Нужно взять с собой. И побольше!

— Ты же сама говорила, что она портится в хранилище.

— Бочки! Их ведь делают из дерева. Можешь сделать?

Я нехотя выбрался из озера. Кровь богов стекала с кожи не оставляя следов, а кожа оказалась невероятно чистой, каждая пора свободно дышит, прекрасное чувство.

Чертежи деревянных бочек были в списке базовых, свалив пару древесных гигантов и переработав я сделал несколько и предложил Ране их наполнить. Пока девушка дулась, сходил за Гаргантом, для силовой клешни которого бочки были что стаканы, и надёжно запечатал каждую идеально подогнанной по размеру крышкой, расчёты рекомбинатора были как всегда идеальны.

Рана предложила поставить портал прямо здесь, но быстро охладела после замечания, что будущие колонисты могут испортить озеро. Так что мы продолжили искать новое место, потратив ещё несколько часов и найдя в процессе несколько новых кровавых родников. Чем бы ни была эта жидкость, источник находится под землёй. Может он даже крайне неприятен на вид… Хотя мне всё равно. Даже мясо для знаменитых земных бургеров часто делали из переработанных фекалий, никогда не стоит задумываться о происхождении любимых блюд, от этого одно расстройств (в том числе и желудка).

Наконец подходящее место найдено. Ровная площадка возле озера из обычной воды. Как и везде, здесь деревья, но это только плюс, будет из чего строить дома. Остаток дня был потрачен на логистику: вернуться в зону высадки, подняться на корабль, переместить метку на будущее поселение, десантировать кабину телепорта, снова высадиться самому, извлечь грузы для будущей колонии, Гаргантом перетаскать бочки от озера и перенести в зону метки для перемещения на корабль, поставить каменный фундамент под кабину портала, а заодно и возвести над ним деревянную крышу. Начало положено, можно звать колонистов и переложить обязанности на них. Но сначала утолить жажду знаний.

Я вскрыл одну из бочек и залил красную жидкость в анализатор. Результат был в принципе предсказуем. Характерный цвет и питательные свойства воде придавали колонии бактерий. В подпространстве они погибали, потому кровь и превращалась в бурду. Что до удивительных свойств, то странно что земная наука не обратила на них внимание. Или же обратила, но засекретила, пираты по крайней мере знали о чудесной жидкости, а значит и Галактическая Безопасность должна была быть в курсе. Лечение всех болезней, кроме генетических аномалий, и, пожалуй, паразитов, крайне заманчивая штука. И крах медицинской отрасли. Надо же, Земли уже нет, а теории заговора остались. Хотя может дело в том, что бактерия банально не приживается в неволе, а имеющихся ресурсов на всех всё равно бы не хватило. Наверняка остались заброшенные курорты, где первые среди равных граждан поправляли здоровье кровавыми ваннами, если подумать, то ходили и такие слухи….

Сейчас меня больше интересовал процесс утоления голода. Подозрения что бактерия лишь вызывает чувство сытости развеял быстрый анализ собственной крови, её состав подтверждал недавний сытый и полезный обед. Вот делать себе в полевых условиях пункцию желудка совсем не хотелось, так что принял решение найти подопытного кролика.

К сожалению, ни на одной из планет в списке контактов моего телепорта кролики не водились. Так что либо идти к могиле Джеймса, выбираться на поверхность и ловить стервятника (который в итоге загадит весь корабль), либо навестить рыбаков-культистов. Конечно, с ними остался некоторый осадок в отношениях, но всё же я посчитал этот визит меньшим злом. Времени заняло совсем не много, на кухне из рук повара в последний момент была спасена рыба, изрядно побитая, как я понял подранки в консервы не шли и съедались самими монахами.

Травмы несчастного создания зажили на глазах, рыба в бочке с кровью чувствовала себя превосходно. По крайней мере пока после окончания экспериментов Рана не утащила её на кухню, всё-таки от судьбы не уйдёшь.

Я запустил образцы, взятые с интервалом в минуту из желудка рыбы, в анализатор. Состав Крови Богов после попадания в живой организм быстро менялся. Органика преобразовывалась, превращаясь в наиболее легко усваиваемые конкретным организмом питательные вещества. Мучимый неприятной догадкой я сравнил результаты с тканями многострадальной рыбы. Так и есть. Кровь Богов действительно лечит раны и досыта кормит вкусившего. Кормит плотью ему подобных. Фриссерам точно нравится. Что до остальных… Теперь и я своего рода каннибал. Никогда не задумывайся о том, из чего делают любимую еду…

Поужинав подопытной рыбой (как бы ни была хороша Кровь Богов, без твёрдой пищи всё равно как-то тоскливо) и нормально выспавшись, несмотря на кошмары каннибальского содержания с лёгкой примесью эротики (проще говоря, снилась Рана), утром я вернулся на планету и наконец призвал поселенцев. Дюжина молодых женщин, разительно отличающихся от тех забитых созданий, освобождённых из плена, Эмпат и правда был хорош в своём деле, пять мальчишек. Толковый мальчонка радостно махал нам рукой, словно старым друзьям. Ну, в принципе мы для него и есть лучшие друзья и спасители. Даже сам гостеприимный хозяин прошлого убежища показался и намётанным взглядом разглядывал окрестности:

— Вижу хорошую почву. Я одолжу рабочего дрона, он вспашет участок и поможет с уборкой урожая. Вредителей здесь нет, с сорняками придётся бороться вручную.

— Учитывая мягкость местной биосферы, бороться придётся со своими растениями, чтобы не вытеснили местные.

— Да, нужно будет проследить за равновесием. Саженцы яблонь вырастут нескоро, но вот свежие овощи появятся быстро.

— И что будете сажать? Явно ведь не ананасы.

Эмпат весело рассмеялся, словно и не пребывал пару дней назад в самом мрачном настроении:

— Почему бы не растить ананасы? В наши тёмные времена людям как никогда нужны привычные лакомства. Они напоминают, что всё не так плохо как выглядит. Хотя ананасы тоже долго растут. И с почвой нужно разобраться. Она выглядит прекрасно, но могут быть тонкости. Делать нечего, мне придётся остаться и проследить за всем.

— А как же одиночество, маленькая планета, которая превращается в мегаполис?

— Прошу извинить. Я пребывал в мрачном состоянии, помощь этим бедолагам сильно истощила ментальные силы. Но теперь в их сердцах горит новая надежда, и я расцветаю вместе с ними. В последнее время я слишком много думал о трудностях бытия эмпата, и совсем забыл о его радостях. К тому же телепорт работает, и я всегда смогу уединиться. По правде говоря, пока не выстроим жильё, ночевать всё равно будем на старом месте.

— Судя по тому, как все взялись за дело, ночевать на старом месте придётся недолго.

Отважные колонизаторы уже развернули солнечные электропанели и валили деревья аккумуляторными пилами, расчищая пространство. Пришлось и нам присоединиться. Эмпат размечал будущие сельхозугодья, которые освобождали от деревьев и выкорчёвывали корни. Я обработал сваленные деревья, заодно пополнив хранилище целлюлозой, из которой сделал бумагу и грубую ткань. Бумага пригодилась тут же, чтобы нанести на неё чертежи двухместных жилых домиков (думаю скоро они и так начнут делиться на пары). Простая конструкция из одной комнаты, деревянные брусья на которые я разделил стволы, можно соединить как древние срубы без лишних гвоздей, десяти домиков хватит (один запасной, на случай если мы с Раной захотим остановиться), здание побольше для кухни, склад для продуктов, навес для приёма пищи, планета тёплая, здание для столовой не нужно. Закончив с чертежами, напилив рекомбинатором достаточно брусьев и наштамповав гвоздей, дверных петель и прочей фурнитуры с запасом я обнаружил, что ещё один день подошёл к концу, но остался в прекрасном настроении. Может у меня и на редкость слабая эмпатия, есть вещи которые радуют даже эмоциональных инвалидов. Остаток работы выполнят и без меня. Пора браться за дела посерьёзнее.

Вернувшись на корабль я вызвал Геби по выделенной линии связи, и мне повезло застать её на месте. Глаза заплаканные, лицо усталое, но голос во время приветствия твёрд.

— Мист Ред, у меня появилась зацепка, однако нуждаюсь в информации.

— Что именно?

— Я хочу больше знать о Защитнике по имени Нир.

Глава одиннадцатая. Шепчущий во тьме

«Что-то в моем облике и речи отпугивало людей и пробуждало в них чувство антипатии, словно я являлся существом бесконечно далеким от всего, что они считали здоровым и естественным»

Писания Преподобного Говарда

Защитник Галактики Нир. Информация для служебного пользования

До получения ранга защитника служил в медицинском подразделении Галактического Флота, однако всегда испытывал тягу к реальным боевым действиям, по собственному желанию неоднократно включался в состав штурмовых отрядов во время карательных операций. Вступил в ряды Защитников в зрелом возрасте, новый статус позволил прекратить расследование о нелегальных медицинских экспериментах над захваченными смертниками.

Отличается выдающимися физическими показателями, имеет ряд открытий в области ксенобактериологии. Имеет специфические сексуальные пристрастия, связанные с насилием, однако тщательно их сублимирует через потребление своеобразного контента.

Избегает появления на Земле, предпочитая проводить досуг в отдалённых секторах на экстремальных планетах. Является большим любителем Средневековой литературы. Верует в Тёмных Богов, но в Культе никогда не состоял.


Личная приписка от Мист Ред

Я никогда не доверяла Ниру, Джеймс тоже относился к нему настороженно. Он вызывал… нет, не страх. Скорее отвращение. Было в нём что-то чуждое, словно это не человек, а мерзкое насекомое завернувшееся в человеческую кожу и испытывающее наслаждение от притворства. От того, что все видят кто он на самом деле, но не решаются сказать вслух. Всем Защитникам приходится делать неприятные вещи, все о них знают, и потому не говорят. Но не Нир, нет. Он смаковал каждое убийство, каждую пытку, каждый обман, распаляясь тем больше, чем большее отторжение его слова вызывали у собеседника. Он не был сумасшедшим, строгий отбор Нир прошёл без проблем. Просто он всегда был мудаком.

* * *
Как бы ни была заманчива перспектива задержаться на строящейся колонии подольше, неразгаданная загадка манила вперёд. К тому же пребывание среди большого количества людей, хоть и на редкость дружелюбных ко мне, начинало утомлять. Характеристика Нира была, мягко говоря, спорной, но не стоит судить о его личности поспешно. В конце-концов меня Геби могла описать и похуже. Вполне возможно, Нир также страдал от низкой эмпатии, однако он оказался мудрее меня, и вместо тог чтобы в юности подавать заявку на отбор и получить пожизненное клеймо, прошёл серьёзную подготовку в менее требовательной организации, где отточил искусство мимикрии и смог изящно обойти весьма спорные критерии отбора в Защитники.

Безымянная планета оказалась в зоне действия сканера. Предположительный класс «опасная», но на грани с «экстремальной», атмосфера хотя и пригодна для дыхания, содержит множество токсичных примесей, рекомендована замкнутая система дыхания. Самым интересным оказался отчёт о биосфере. Ярко выраженной флоры или фауны на планете не было, при этом количество органики зашкаливало. Скорее всего жизнь была представлена масштабными колониями простейших, слившихся в единую, окутывающую планету биомассу, и упоминание этого мира вместе с прошлым райским местечком вызывало интересные ассоциации. Кровь Богов, если её загрязнить, превращается в крайне неприятную, но хотя бы неактивную субстанцию. Но если бы она могла каким-то образом выжить и научиться поглощать живую материю, в том числе и себе подобных, то поглощение целой планеты и заполнение её агрессивной биомассой было лишь вопросом времени. Биологическое оружие высокой эффективности, интерес к которому понятен.


Корабль отправил сигналы на разных частотах, и вскоре поступил ответ.

— Ты один из наших? — голос хриплый и усталый, как будто сдерживается чтобы не зайтись кашлем

— Я новый Защитник. Хочу поговорить о Джеймсе.

— Джеймс… Судя по всему его уже нет… Спускайся один. Здесь опасно. Сама земля… сама почва пытается тебя переварить. Но если и правда Защитник, дойдёшь. Метку придётся отозвать сразу, почва нестабильна. Мех бесполезен, только лёгкое снаряжение. Высылаю координаты.

Связь прервалась. Мы с Раной многозначительно переглянулись.

— Похоже на ловушку. Действительно хочешь пойти один?

— Да. Возможно это не ловушка, а испытание. Полоса препятствий.

— Я буду наблюдать сверху и если что-то пойдёт не так, сброшу метку.

— Постарайся только не сбросить её мне на голову.

— А это мысль! - я напрягся, — В смысле, можно сбросить её на голову врагам.

— Да, я именно так и подумал. Перед тем как заберёшь метку, я оставлю на ней образец биомассы, будь хорошей девочкой, засунь её в анализатор.

— Так точно, Кэп, девушка издевательски вытянулась по струнке. — И… осторожнее там.


Я решил опуститься на поверхность вместе с меткой, всегда любил гравитационные аттракционы. Полёт, больше напоминающий стремительное падение, завораживал. Внутри бушевал восторженный страх, а ну как что-то сломается и я грохнусь о поверхность вместе с кучей металла. Хотя понторез был способен выдержать орбитальное десантирование но только при контролируемом спуске, и не факт, что я успею выровнять падение… Платформа вибрировала под ногами, иногда казалось, что подошвы от неё оторвутся, хоть это и было невозможным, зато невыносимо чесались ступни. К сожалению, спуск оказался самой приятной частью вылазки. Платформа с чавкающим звуком влетела в болото, окатив окрестности фонтаном брызг, и тут же стала погружаться вглубь. Я осторожно подошёл к краю. Пузырящаяся субстанция выглядела отвратительно. Больше всего она напоминала самое обыкновенное дерьмо, только в гига-количествах. Хоть защитный комплект и защищал от запахов, к горлу подкатывала тошнота. Подавляя отвращение, я зачерпнул контейнер, и медленно отнёс его к середине платформы, ненадолго остановился обдумывая план действий.

— Ты скоро? Если метку затянет, останешься жить на этом куске дерьма.

— Уже иду.

Эх, Рана, никакого сочувствия. Хотя я сам полез, нечего жаловаться. Я осторожно опустил одну ногу, тут же вошедшую в жижу по щиколотку, вторая нога провалилась глубже и я еле удержался на ногах. Отлично, поверхность неровная. Может сразу плыть? Нет, слишком радикальное решение. С трудом балансируя и прощупывая каждый шаг я медленно двинулся к указанным координатам. Единственным ориентиром была небольшая выпуклость, которая могла оказаться своего рода холмом.

— Тебе ещё интересно, в чём ты барахтаешься? — Рана снова вышла на связь.

— Анализатор закончил работу? И в чём же?

— Ничего особенного. В основном соединения кислорода, углерода, водорода и азота. Высокое содержание калия, натрия и кальция. И бактерии само собой.

Я покачал головой.

— Проще говоря, это обыкновенное дерьмо.

— В принципе да. Может так и записать в бортовой журнал?

— Нет уж, пусть будут богатые натрием органические соединения.

— Кстати, из этого же получатся отличные удобрения для твоей маленькой фермы. Правда бочки сделать не из чего.

— Нет, я не собираюсь возиться с этим… Хотя кажется понимаю, чем Джеймс удобрял сад нашего эмпата…

Холм-ориентир всё приближался, а субстанция вокруг словно забеспокоилась. Шли волны, поднимались пузыри, которые лопались и забрызгивали всё вокруг, даже сенсоры оказывались заляпаны, хоть они и очищались меньше чем за секунду, это раздражало. Пузырей становилось всё больше, и взрывались они всё ближе. Ситуация становилась откровенно дерьмовой. И подозрительной…

— Рана, рядом со мной есть живые объекты?

— Не могу сказать… Эта биомасса, она как будто стала более активной. Я и твои сигналы различаю с трудом.

— Наверное я схожу с ума, но этот океан дерьма начинает казаться мне разумным.

— Если вдруг услышишь голос в голове, который скажет снять шлем и нырнуть поглубже…

Мне не удалось выслушать конец шутки, хотя он и был предсказуемым. Очередной пузырь с особенно громким шлепком взорвался совсем рядом, я как мог прикрыл сенсоры шлема руками, но брызг оказалось куда меньше ожидаемого. Огромная куча биомассы поднялась передо мной. Она текла, двигалась, разваливалась и в то же время как-то сохраняла целостность. Вытянутая, она менялась на глазах. На верхушке возникла линия раздела, отделяющая некоторое подобие головы, а от «тела» отделились два отростка, медленно тянущихся ко мне. А затем непонятная тварь рывком бросилась на меня, намереваясь завалить по самый затылок.

— Грёбаная Вселенная! Грёбаный говнодемон!

Я стрелял из плазменного пистолета выкрикивая отборные ругательства. Сгустки энергии выжигали в фигуре дыры, и до меня долетели лишь ошмётки, медленно погружающиеся в общую массу. Но радоваться было рано. Ещё два пузыря поднимались на поверхность. А в отдалении характерные шлепки сливались в канонаду. И я побежал, настолько быстро, насколько это возможно в вязкой субстанции по пояс, с благодарностью вспоминая все тренировки в бассейне. Говнодемоны пролетали рядом, шлёпаясь о поверхность и поднимаясь снова, но я был быстрее, приближаясь к желанному холму. Тот тоже зашевелился, несколько говнодемонов возникли на вершине, но было ещё одно резкое движение, одним махом отшвырнувшее биомассу. Распахнулись створки бункера. Нир, Слава тебе, Защитник, как раз вовремя. Уже начиная выдыхаться, я вскочил в створки, которые с шумом захлопнулись. Внутри уже набежала порядочная лужа дряни, но агрессии она не проявляла. Я привалился спиной к стене, не столько переводя дыхания, сколько приводя в порядок мысли, одна из которых доминировала. Что это, мать их, за хреновины? С каких пор неотличимая по виду, химическому составу и, скорее всего, запаху от говна субстанция начала плодить монстров? Надо рассуждать логически. Высокое содержание бактерий, это единственное объяснение. Возможно я столкнулся с их крупными колониями. Они просто реагировали на движение в поисках питательных веществ. Тепло плазменных выстрелов привлекло их ещё больше. Вот и научное объяснение. Вот только почему они пытались принять облик, отдалённо напоминающий человека? Или это моё разыгравшееся воображение приняло за руки и голову обычные ложноножки?

— Кэп, связь пропадает. Ты в порядке?

— Не сказать что в полном. Но жив и не ранен. Я добрался до бункера, он создаёт помехи. Что на поверхности?

— Эти штуки бурлят. И сползаются из окрестностей. Там есть другой выход?

— Должен быть. Те образцы, избавься от них.

— Уже. Сожгла у утилизаторе сразу после анализа. Они воняют, знаешь ли.

— Хорошо. Следи за сигналом.

Ответ Раны слился с беспорядочным шипением и вскоре связь оборвалась. А затем на той же волне зазвучал новый сигнал, чётки и ясный.

— Дошёл. Хорошо. Теперь понимаешь?

— Поясни? Что я по-твоему должен был понять после созерцания огромных двигающихся куч дерьма? Смысл мироздания?

— И его тоже. Дальше будет проще. В этих пещерах безопасней. Им здесь нечего есть, и особо не лезут. Хотя местами возникают протечки. Иди по сигналу.

Нир закашлялся и прервал сообщение.

Я поднял ещё одну дверь и начал спускаться по лестнице. А он неплохо тут обстроился, решил поселиться в этом замечательном мире? В этом есть смысл. Планету райской не назовёшь, но если не любишь гостей, место идеальное.

Лестница всё не кончалась, а сигнал показывал точку назначения ещё глубже. На одной из бесчленных площадок нашлись боковые двери. Из любопытства я заглянул туда. Целое жилое крыло. Большое общее помещение, несколько десятков изолированных комнат, металлические каркасы мебели и… кости. В том числе вполне гуманоидные черепа. Защитник строил частную тюрьму для своих врагов? Нет, кости для этого слишком старые, рассыпаются при прикосновении. Но тогда… Строение не было бункером Нира. Это остаток древней гуманоидной цивилизации, настолько похожей на людей, что я принял их архитектуру за вполне обычную. Что же, тогда выбор этого места для базы полностью оправдан. Нир просто пришёл на готовое, обустроил себе место в самой глубокой точке и не стал тратить время на уборку. Тем более что таких жилых отсеков стало попадаться всё больше. Всё чаще у скелетов оказались раздробленными черепа, а на одной из кухонь костей оказалось как-то совсем уж подозрительно много. И стены, покрытые непонятными каракулями. Хотя о чём в них говорилось в принципе можно догадаться. Убежище среди планетарной катастрофы, где уцелевшие представители цивилизации пытались переждать угрозу, но та и не думала заканчиваться. Истощение запасов, паника, мучительная агония и наконец смерть. Возможно эта прогулка тоже часть испытания. На стрессоустойчивость. Возможно он сидит здесь настолько долго, что не знает, как все выжившие земляне уже прошли через нечто подобное.

Боковые двери уже вели в какие-то технические или складские помещения, это обнадёживало, пока лестница не упёрлась в тупик. Впрочем, за ней оказалась явно недавно вырезанная дыра, ведущая в пещеры. Ха, они с Джеймсом и правда похожи хотя бы в дизайнерских вкусах. Те же отполированные стены, тот же аккуратно направленный в русло подземный ручей, разве что тут ещё грядки с какими-то грибами, возможно даже съедобными, добавляли индивидуальности. Само жилище тоже выглядело как обычная коробка. Подходящее место для склепа. Надо тоже построить себя такое в какой-нибудь дыре.

— Пришёл? Проходи.

Дверь дружелюбно поднялась, и я вошёл внутрь. И вот здесь разница с последним приютом Джеймса бросалась в глаза. Если жилище того было почти стерильно, то Нир явно не был фанатом гигиены. В воздухе застоявшийся запах пота и немытого тела, на полу отпечатки и голых ног, и ботинок вперемешку, все поверхности завалены мусором, в основном пустыми банками из-под консервов. Некоторые подозрительно напоминали пивные, которые я до того видел только на картинках. Сам хозяин соответствовал своему жилищу. Длинные спутавшиеся волосы, такая же борода, мятая и грязная одежда. Он лежал на незаправленной кровати, хотя заправлять было особо нечего, бельё свалялось в сальный комок, и голый матрас был столь же грязен, как и вся обстановка.

— Садись… если найдёшь чистое место.

Я вытащил из под груды тряпок стул, смахнул рукой прилипшие остатки и спокойно сел напротив Нира. Очередное испытание, или он и правда болен?

— А теперь вернёмся к разговору. Что понял из увиденного?

— А ты я так понимаю мудрый учитель? Что же наставник, я понял что ты настолько преисполнился в своём познании, что забыл о необходимости мыться.

Нир хрипло рассмеялся.

— Вот из такого ханжества я избегаю людей. Что думаешь о планете?

— Она в один момент превратилась в огромную кучу дерьма. Кто-то из местных пытался отсидеться в бункере, но не помогло, и они вымерли.

— Хорошо! И тебе эта история ничего не напоминает?

Я ненадолго замолчал, собираясь с мыслями и подбирая нужные слова

— Так ты знаешь о Земле?

— Конечно я знаю! Я первым из Защитников прилетел в зону катастрофы. Там теперь куча обломков. Земля и Луна просто перестали существовать, их размололо космическую пыль. Станции, верфи, корабли флота — всё искорёжено и сплавлено в комки, из которых ничего не достать. То же самое с базами на Марсе и Венере. Уцелела только станция на Югготе, но и там весь персонал мёртв. Всё вычищено под корень. И Джеймс это предвидел. Но он был дураком. Думал что можно избежать смерти, противостоять той силе, которую мы не можем даже осознать. И только я знал, как всё будет. Эта планета научила меня… Научила принять неизбежное. Все наши усилия, все наши труды в итоге окажутся погребены под кучей дерьма. Дерьмо и трупы, трупы и дерьмо! Вот он, смысл мироздания! — Защитник не на шутку разошёлся и даже брызнул слюной во время истерических криков.

— Весь наш мир, Федерация, вся наша наука ничего не стоила.! Как и все, кто был до нас. Ты видел Кровь Богов? А может уже и вкусил? — я кивнул. — Хорошо. Но то была Кровь, а это Дерьмо Богов! То, что остаётся после сбора урожая. Нас засеяли в подходящем мире, полили и удобрили, защитили от стихии, от вредителей. И мы росли, мы процветали, став чем-то прекрасным. Но расцвет быстро сменился увяданием. И собрав урожай, чем бы он ни был, нас просто вырвали и смешали с компостом, на котором вырастят новые цивилизации. Понимаешь? Мы лишь овощи на грядках, которые мечтают о мести садовнику.

— Что-то не сходится в твоей теории. Может эту планету и отправили в компостную яму, но вот Землю просто сожгли дотла.

— Почему же? Всё понятно. Некоторые растения больны и слабы, их можно только выкорчевать с корнем и сжечь, пока зараза не погубила весь сад.

— То есть зараза всё-таки может уничтожить сад? Тогда не рано ли ты отчаялся?

Нир снова безумно рассмеялся.

— Ты совсем как Джеймс. Так же безумен. Посмотри сам, даже если мы разбросав семена сорняков по всем уголкам сада сумеем его уничтожить, тол ишь испортим настроение одному садовнику. Одному из целой расы, для которого мы лишь развлечение, способ расслабиться в промежутках между настоящими делами, которые мы не в силах даже представить. Мы полностью безоружны. Ты уже почувствовал силу и власть? — Нир многозначительно указал на мой рекомбинатор. — Вот оно, торжество триумфа человеческой мысли. Как думаешь, почему они так ценны? Веришь в сказки про невероятно сложное, дорогое и засекреченное производство? Мы не умеем их изготавливать. Это дары! Содержимое хранилища, обнаруженного во время давней экспедиции на Марс. А может порталы? Да, мы можем их делать. И если убрать из схемы все ограничители и ложные схемы, которые да, мы уже придумали сами, то для строительства нужны только медь, уголь и стекло! Чертежи порталов тоже были на Марсе. Проблема в том, что они вообще не должны работать. Как и хранилища, и двигатели кораблей. Все эти сказочки про технологическую сингулярность, где нужно всю жизнь учиться чтобы добраться до понимания работы технологий, без которых мы уже не мыслим жизни, и поэтому не нужно даже пытаться… Джеймс пытался, и узнал главную ложь. Мы ни хрена не понимаем как именно работают наши технологии!

Всё, что я знал о мире, было ложью.

— Думаешь шокировать меня откровениями? Я, знаешь ли, всегда подозревал что-то подобное. Всегда интересовался теориями заговора.

— Вот как? Тогда почему стены не видно из-за леса?

— Потому что у леса нет стен.

— Хорошо. Ты и правда кое-что понимаешь. Тогда приготовься к ещё одному откровению. Все эти теории заговоров… Ладно, уже не все, но те, которые были в корне всего. Их создавал я. Пытался донести до людишек хотя бы отблески истины…

— И почему же? Может в глубине души ты верил в возможность избежать уничтожения?

Нир покачал головой.

— Нет, не верил. Просто развлекался. Мне нравилось водить за нос Федерацию. И на самом деле я сейчас совершенно счастлив от того, что даже среди немногих выживших до меня добрался именно тот, кто знаком с этими мыслями. Кто-то, кто верит в то, во что уже не верю я.

Кажется я нащупал ключ к сознанию обезумевшего Защитника.

— А Джеймс? Джеймс тоже верил?

— Да… — голос вдруг стал спокойным, но в нём сквозила глубокая скорбь. — Его сила духа была неодолима. Его навязчивая идея была по-настоящему смелой. Он знал, что наша гибель неизбежна, но не собирался мириться. Он искал способ победить саму смерть! Но ты уже знаешь, как именно он умер…

— Победить смерть? Это только слова? Или нет?

— Не совсем слова. Он заминался некоторыми исследованиями, которые земная наука объявила шарлатанством, а мы с тобой прекрасно знаем, насколько честна земная наука. Реанимация трупов, оцифровка сознания, и даже псионика. Если так интересно, можешь взять его письмо мне. Вот, я переслал копию.

— На секунду мне показалось, что ты достанешь ещё одну записку…

— Ха, да, Джеймс любил бумагу. Но после того как демонстративно вытер бумажным письмом задницу…

— Наверное на этом рассказ нужно остановить.

— А это и был весь рассказ. Я ведь сделал многозначительную паузу. Хочешь знать что-то ещё?

— Да. Джеймс упоминал про Клондайк. Ты знаешь это место?

— Ага. Моя дыра по сравнению с ним курорт. Хорошо подготовься перед высадкой. Металлов там конечно столько, что иногда они льются дождём, под которым запросто можешь сдохнуть. Принимай координаты. А теперь уходи. Не подумай плохого, беседа оказалась неожиданно приятной, но я предпочитаю догнивать в одиночестве.

— Хорошо. Оставишь координаты своего портала, чтобы если понадобится связаться, не пришлось снова пробиваться через говнодемонов?

— Нет. Неожиданные гости мне точно не нужны. Если вдруг что-то срочное, свяжись через Геби. Как ни странно, она продолжает интересоваться моим самочувствием. Может статься ненавидит не настолько сильно, как пытается показать… Знаешь, я ведь пытался с ней сблизиться… Как это обычно бывает, она выбрала другого. Того, кто казался менее безумным…

— В таком случае, несмотря на ваше гостеприимство вынужден откланяться.

Подъём по лестнице занял ещё немного времени, зато створки бункера распахнулись едва я до них добрался. Говнодемоны активизировались не сразу, я успел связаться с Раной и вызвать метку совсем рядом, и, пару раз для приличия пальнув плазмой в океан, телепортировался в грузовой отсек. Наконец эта планета позади. Нет, в следующий раз пусть Нир приходит ко мне в гости, я в эту дыру ни ногой. Дверь жилого отсека почему то не распахнулась.

— Даже не думай! — голос Раны ворвался в переговорное устройство. — Можешь считать это бунтом на корабле, но в жилой отсек ты не пройдёшь, пока не отмоешься.

Это оказалось настоящим ударом в спину.

— Серьёзно? Душ вообще то в капитанской каюте. Мимо тебя не пройти.

— Телепортируйся через метку. Мог бы и сам догадаться.

Я слишком устал чтобы спорить.

— Ладно. Но телепортироваться не стану. Думаю я и здесь найду где помыться.

Я решительно снял крышку с самой большой бочки. Заодно и поэкспериментируем какая колония бактерий окажется более стойкой. Не снимая понтореза и не обращая внимания на ругань Раны я погрузился в Кровь Богов. И да, кровь в итоге оказалась сильнее.


Письмо Джеймса Ниру.

Приветствую, мой друг. Мне нужно выговориться, и не перед эмпатом, а перед тем, кто действительно способен понять. И даже с Геби я не могу быть настолько откровенен. Надеюсь ты простишь меня за то предвзятое отношение, с которым я осуждал твои эксперименты по вивисекции разумных гуманоидов. Ведь я сделал нечто худшее…

Когда кажется что поиски знаний зашли в тупик, когда ты не можешь заглянуть глубже в микромир, и не в силах охватить взглядом макровселенную, когда устройство механизмов воистину непостижимо, и самое время предаться отчаянию, оказывается что ответ всегда был прямо перед тобой. Наша Вселенная создана по принципу фрактала. Каждый сложный объект создан по образцу простого, который лишь ветвится, подобно листьям на дереве. Вскрыв атом, можно понять принципы устройства Галактики, так почему не попытаться тем же способом познать тайны цивилизации?

В поисках вдохновения я вскрывал один труп за другим. Наверное это и есть безумие. Конечно, эти тела принадлежали пиратам, преступникам и изгоям, мы оба знаем насколько удобно такое оправдание. Без толку. И тогда, вспомнив о твоих делах до вступления в ряды Защитников, я понял, что ковыряясь в трупах уподобляюсь всего лишь археологу. Для понимания существующей цивилизации человек в процессе должен оставаться живым.

Добывать живых добровольцев для исследований оказалось сложнее, чем трупы. И здесь мне помог открытый Клондайк. Невероятно опасная планета с невероятно богатой добычей. Она манила мародёров, и прекрасно объясняла, почему больше половины команд исчезает без следа. Именно там я оборудовал свой тайный исследовательский комплекс. Поэкспериментировав с разными органами, влиянием их отсутствия и возможностью замены функций, я убедился, что внимания заслуживает лишь самый загадочный из них — мозг. Двигаясь вслепую и приводя в негодность огромное количество материала я добился определённого прогресса, я смог неограниченно долго поддерживать в живом состоянии мозг, извлечённый из тела и помещённый в стеклянную банку с биораствором. К решению проблемы это ничуть не приближало, но именно после этого успеха, в беспокойном сне меня настигло ОТКРОВЕНИЕ.

Достаточно давно было установлено, что в момент предшествующий смерти человеческий мозг выходит на предел своих возможностей, и ещё раньше об этом было известно из древних мифов о том, что у умирающего проносится перед глазами вся жизнь, что он становится способен к многомерному восприятию и замедлению субъективного времени. И благодаря банальной электрической стимуляции я смог погрузить извлечённый мозг в длительное состояние непрекращающейся агонии. К сожалению, до полного выгорания нейронов первого образца прошло всего лишь несколько минут, хотя продолжая эксперименты я выяснил, что время работы может быть увеличено за счёт качества образца, мозг умника работает дольше, чем дурака.

Но главной своей заслугой я считаю то, что смог найти открытию достойное применение. Сначала я попытался использовать их в качестве вычислительного устройства. Результат был отличным, но всё же сложности с получением материалов и недолговечность делали это направление нецелесообразным. И тут я вспомнил о псионике. Даже те учёные, что готовы признать её существование, соглашаются, что способности эти столь слабы, что невозможно отличить одарённого от шарлатана. Так вот, псионика существует, должным образом стимулируя мозг я добился фантастических эффектов: передвижение материальных объектов, изменение температуры вплоть до возгорания, нарушение физического и психического здоровья, вплоть до смерти подопытных.

Но и это было сущей ерундой, пока после очередного сна я не догадался применить псионику к своему рекомбинатору.

И это привело к настоящему триумфу. Тому самому прорыву, в котором так нуждалось человечество. Рекомбинаторы, эти непостижимые устройства, равно как и телепорты, на глубинном, «аппаратном» уровне управляются псионикой. То самое главное ограничение, не позволяющее использовать рекомбинатор против живых существ, оказалось возможным обойти. Ещё немного поэкспериментировав, я даже создал полезный для моих исследований шаблон. Рекомбинатор со снятыми ограничениями может поместить в подпространственное хранилище не просто человека, но и конкретную его часть. Тот же мозг. И при изъятии возможно сохранить его живым! Достаточно просто переносить его минуя хранилище, прямиком в банку, на замену выгоревшего, и пока передо мной есть враги, у меня всегда будет достаточно батареек. Это избавило меня от необходимости сохранять свой комплекс. И как раз вовремя. Место, при всех его преимуществах, оказалось неудачным.

* * *
— А я почти поверила, что этот твой Джеймс был единственным нормальным из всех Защитников.

Рана сначала дулась из-за испорченной бочки, хотя, во-первых, была сама виновата, а во-вторых, бочка по сути не испортилась. Либо занесённой жижи было слишком мало, и Кровь Богов с ней справилась, либо для жижи были нужны подходящие условия даже больше, чем для крови. В итоге обида фриссерки быстро испарилась, когда я предупредил, что могу и не рассказать, в какой именно бочке совершал омовение понтореза. Окончательным шагом к примирению стала совместная работа по перепланировке корабля. Теперь метка запускалась из присоединённого отсека, когда бывшего кораблём Диззи, там же я установил герметичные двери и самодельную систему дезактивации с огнемётными соплами и душевыми распылителями с водой, дезинфицирующим раствором и Кровью Богов. Теперь кораблю не грозит проникновение дерьмодемона или представителя инопланетной фауны похуже. Закончив с делами, мы обсуждали дальнейшие действия.

— Клондайк и правда заманчивая цель, но и опасность соответствует.

— Главной угрозой всё равно был Джеймс. Он перед уходом наверняка оставил пару сюрпризов, но ничего, с чем не справился бы Защитник. Он ведь этого Нира считай к себе пригласил, похвастаться открытиями. — Рана загорелась идеей разграбить богатую планету.

— Да, но он упоминал ещё какую-то опасность…

— Фриссеров бояться — в пустоте не перемещаться.

— Погоди, это что, пословица?

— Да. У нас вообще-то богатая культура.

— То есть вы сочиняете пословицы про себя же?

— Ладно, я сама только что придумала… так мы летим?

— Конечно летим. Я хочу побывать в этой тайной лаборатории.

— Что, хочешь найти доказательства преступлений и показать их той рыжей красотке, чтобы она перестала тосковать по возлюбленному и открылась для новых отношений?

— Не думаю что это будет хорошей идеей. Любовь знаешь ли слепа, даже если её объект ставит бесчеловечные эксперименты, или просто ест людей… Меня больше интересует возможность раскрыть истинный потенциал рекомбинатора.

Глава двенадцатая. Внести ясность

«Я всегда думал, что человеческая мысль в своей основе — поток атомов и молекул, которые можно представить в виде либо радиоволн, либо лучевой энергии»

Писания Преподобного Говарда

Корабль готовился к перемещению по координатам Клондайка. Далековато, но одного прыжка должно хватить. Рана стояла рядом пока я прокладывал маршрут. И сегодня это было особенно невыносимо. Неужели она не понимает, что я чувствую? Очень в этом сомневаюсь. Невозможно не заметить. Что же делать? Отчет очевиден — прямо спросить. Страшно. Страшнее чем прыгать на морское чудовище с копьём наперевес. Может перед разговором забраться в Гарганта? Нет, это совсем глупо, и станет ещё одним поводом для насмешек.

— Рана, нам надо поговорить.

— О чём? Ты наконец дозрел до признания?

Она всё знает. Видит меня насквозь.

— Именно.

— Не трать время. Ты мой Кэп, мне нравится работать с тобой, впереди нас ждёт прибыльное дело. Не нужно всё портить своими землянскими заморочками.

Жестокие слова. Самое время отвернуться и сделать вид, что этого разговора не было.

— Здесь ведь есть настоящая причина, из-за которой ты не хочешь быть со мной? Я знаю, что ты фриссер, и у вас с отношениями всё серьёзнее, чем у землян. Что ты ждёшь того самого единственного. И знаю, что для меня ты та самая единственная. Потому что никогда не испытывал ничего подобного. И я вижу, что тоже не безразличен тебе. Ты подошла ко мне в пустыне. Дала возможность сбежать когда мне угрожала опасность, приняла помощь когда опасность угрожала уже тебе. Ты осталась со мной, когда спокойно могла уйти. Мы живём на одном корабле, едим за одним столом и делаем друг другу подарки. Мы уже пара. Так что мешает нам быть парой во всём?

Рана ненадолго опустила взгляд, подбирая нужные слова.

— Тогда, в пустыне, ты и правда привлёк моё внимание. Большой и сильный. Забавный. Даже под угрозой смерти ты шутил и веселился. Я подумала, что именно такого я бы выбрала в служители, когда закончу странствовать и стану заправилой на маленькой планете. Конечно, таскать тебя с собой и делать своим служителем уже тогда было бы слишком сложно, но просто помечтать ведь можно?

— Значит тогда ты держала меня за питомца?

— Если тебе так проще, можешь считать и так. Служитель и Странник — это нормальная пара у фриссеров, и в положении служителя нет ничего унизительного… Но всё изменилось. Ты оказался не служителем, ты настоящий странник, как и я. Даже лучше…

— Разве два странника не могут быть вместе?

— Из этого никогда не получается ничего хорошего. Как у моих родителей… Когда два странника попадают в переделку, один прикрывает, чтобы другой мог спастись. Эта стратегия позволила фриссерам выжить. Но когда мои родители попали в беду, они остались вместе до конца. Да, романтично, любовь до гроба и всеобщее восхищение вперемешку с умилением. А каково было маленькой девочке, которая так и не дождалась ни маму, ни папу? Ты… важен. И если дойдёт до того, я должна пожертвовать собой чтобы ты продолжил дело.

— Рана… я так не смогу. Я никогда не оставлю тебя…

— Вот видишь! Это уже происходит! И поэтому мы не будем вместе. И если ты не захочешь уйти, спасаться буду я. И для этого мы не должны быть вместе. Иначе и я не смогу…

Она готова заплакать. Как же сложно подбирать нужные слова.

— Рана, ты сказала что из союза странников не получается ничего хорошего. Но ведь такой союз создал тебя. Ты лучшее что есть в Галактике. Я понимаю твои страхи, но готов доказать, что на самом деле бояться нечего. В какой бы неприятности мы не оказались, я найду выход. Если понадобится, хоть Древних Богов прикончу.

— Гарпуном, как того спрута, — Рана рассмеялась. — Ну, если так, то обещаю сразу стать твоей парой, а из туши мёртвого бога мы приготовим свадебный пир.

— Значит договорились. Ловлю на слове.

— Погоди, ты что, сейчас серьёзно? Собираешься бросить вызов Тёмным Богам?

— Более чем. Может мы узнали ещё не всё, до чего смог докопаться Джеймс, но я уверен, что это Древние Тёмные Боги виновны в гибели Земли. И, хоть, по правде говоря, я всегда немного недолюбливал родную планету, желание отомстить есть. А ты только что подарила мне дополнительную мотивацию.

— Вот теперь ты говоришь как настоящий Защитник Галактики. Ты так же безумен.

— Может я и правда безумен, но это намного лучше, чем быть нормальным. К прыжку готовы, держись.


* * *
Похоже я окончательно привык, в этот раз тошнота при искажении пространства почти не ощущалась. Корабль вышел на околопланетную орбиту, сканер подал предупреждающий сигнал. Обнаружен аварийный маяк. И несколько движущихся на орбите объектов. В следующую секунду бортовой компьютер отметил несколько лучей, ощупавших корпус и объекты двинулись на нас. Дроны?

— Джеймс. Грёбаный ты ублюдок…

Ловушка захлопнулась уже в космосе.

— Рана, готовь корабль к прыжку. Я сяду в Гарганта и немного погоняю эти куски хлама. И по поводу нашего разговора… если что, прыгай одна.

— Кэп…

— Перестань. Я только что обещал убить Тёмных Богов, а тут какие-то дроны.

Вперёд, мой металлический, а с недавних пор ещё и дюрасталевый друг. Эх, сейчас бы пригодилась ракетная установка на спине. Проблема в том, что сделать её я собирался после визита на Клондайк, кто же мог подумать, чтобы легко заполучить богатство нужно уже быть богачом. А пока единственный путь — лететь на перехват дронов, не подпуская к кораблю и полагаясь на маневренность. Дроны приближались. Странные они какие-то. Вместо привычных сфер больше напоминают кольцо, внутри которого что-то эллипсообразное, но с вогнутостями. А Джеймс был тем ещё эстетом. Или просто придал неземной вид ради маскировки. Первые лучи ударили по обшивке. Так, хорошо, это энергооружие, от которого я хорошо защищён. Хоть это и не повод прожариваться стоя на месте. Кто-то говорил, что от лазерного луча невозможно увернуться. От луча может и невозможно. Но вот уклоняться от наводящейся пушки можно и нужно. Резким рывком я сместился так, чтобы два дрона оказались на одной линии, теперь второй стреляя по мне может слегка поджарить первого. А значит время атаковать. Гаргант на ускорении полетел к цели, накручивая спираль, вражеская пушка не может навестись на большую, но такую проворную цель. Развернуться и улететь дрону не позволяет не то программа, не то слабость тактических протоколов. Клешня обхватывает врага, кажется что сейчас он запищит, хотя в космосе конечно ничего не слышно, а бур вгрызается в металлические потроха. Минус один. Второй на очереди. А это ещё что. Новые объекты? Плохо, хотя и ожидаемо. Толпой даже эти банки могут доставить проблем. Нужно быстрее разобраться с текущими проблемами. Второй дрон умудрился повредить часть обшивки на ноге Гарганта. Не страшно, в космосе ноги не нужны, да и повреждения незначительные. Отправляйся к Тёмным Богам! Теперь можно переключиться на новых гостей. Они намного крупнее, хоть и не дотягивают до настоящего корабля. Обычные шаттлы с субсветовым двигателем. И как Джеймс их сюда переправил? Хотя с рекомбинатором мог собрать и на месте. Дроны тоже на месте, семь, восемь, кажется всё. Шаттлы выпускают быстрые объекты. Торпеды. А вот это плохо. Одного попадания по Гарганту хватит, чтобы разрушить хрупкое человеческое тело внутри. Тактика остаётся прежней, меняя курс, чтобы усложнить задачу торпедам, я лечу навстречу врагам, пробиваясь к шаттлу. Торпеды должны или самоуничтожиться, или поразить дружественную цель. Надеюсь электронные мозги перегреются от моральной дилеммы. Огонь дронов приходится игнорировать из-за большей угрозы. Бур вгрызается в корпус, клешня расширяет пробоину. Но и Гарганту достаётся. Бронепластины держатся, но вот неприкрытые места получили достаточно повреждений, чтобы системы боевого меха сигнализировали о необходимости скорейшей эвакуации. Некуда мне эвакуироваться… Я внутри шаттла. Пустота. Корабль лишь имитация, небольшое пространство, где могли бы разместиться команда и оборудование, совершенно чистое. Торпеды поражают цель, и шаттл теряет управление. Гаргант выдерживает удар, расколовший корпус, и выбирается через пробоину, заодно прихлопнув зазевавшийся дрон. Теперь второй шаттл. Если в резерве ещё несколько — у меня большие проблемы. Запуска новых торпед нет. Либо кончились, либо системы могут учиться. Я снова закручиваю спираль, но уклониться от такого количества дронов сложнее. Достигнув шаттла и используя вражеский корпус как укрытие, я разбираюсь ещё с тремя дронами и, пока остальные маневрируют, готовясь к окружению, снова врезаюсь в корпус. Проклятая спешка. Дыра недостаточно большая, Гаргант на несколько секунд застревает, этого достаточно, чтобы получить залп в спину. Клешня отключилась, но я внутри. Маневровые двигатели на последнем издыхании, но бур пока в порядке. Внутри та же пустая коробка, но вскрывая обшивку я нахожу какие-то технические узлы и буром превращаю их в космическую пыль, пока не попадается критически важный. Второй шаттл остановлен. Дроны снаружи продолжают движение, но на малой скорости. Перешли в режим патрулирования. Похоже потеряли цель, тупые железки, видят только собственный разбитый шаттл… И хорошо, бороться с ними Гаргант уже не в состоянии. Но что если они нападут на беззащитный корабль? На лбу выступает холодный пот, но показания сканера успокаивают. Дроны на месте, а вот «Пенетратор», грёбаная вселенная, я так и не сменил название, исчез. Рана успела уйти. Хорошо, моя девочка. Надеюсь ты будешь вспоминать своего Кэпа. И тут же горькая обида, на того, кто станет её избранником. Эх, опять не о том думаю. Хотя пожалуй самое время расслабиться. Я откинулся в кресле меха. Система жизнеобеспечения продержится пару дней, затем смерть. Можно и ускорить этот процесс, но не сейчас. Горячка боя отступала и накатывалась смертельная усталость. Надо бы вздремнуть. Я проваливаюсь в сон. Когда возвращаюсь в реальность, дронов на радаре уже не видно, всё спокойно, так бывает только в космосе. Снова засыпаю. Кажется прошла целая вечность, хотя таймер отсчитал всего два часа. Ну что же, сонливость прошла, нужно подумать как убить время. Попытаться починить Гарганта? Я разглядываю информационную панель рекомбинатора. Постоянно не хватало времени лучше изучить эту штуку. Теперь время есть. Жаль, что я не сохранил ни одного изображения Раны, мог бы сейчас любоваться на портрет. Можно попробовать поймать тот аварийный сигнал.

Стоп, сигналов два. Один старый, а вот второй… зашифрованное сообщение. Так, перевести в читаемый формат.

«Кэп, сбросила метку перед прыжком. Двигайся на сигнал аварийного маяка. Буду ждать у портала».

Так, похороны откладываются. Гарганта нужно подлатать, хотя бы маневровые двигатели, и челнок сделан из подходящего материала. Десантироваться с орбиты в побитом мехе рискованно, но шансы на успех есть. И главное, несмотря на все разговоры, Рана меня не оставила.


Несколько часов ушло на ремонт, особенно долго возился с приводом ноги, пришлось даже разобрать часть бронепластины, но ничего не поделаешь, вероятность мягкой посадки с повреждённой ногой крайне мала. Дроны несколько раз появлялись возле обломков, но пробраться внутрь не пытались, хотя и трепали нервы. Новых шаттлов сканер не замечал, может и правда их было всего два? Наконец готово. Теперь нужен план. До атмосферы нужно добраться достаточно быстро. И в то же время скорость должна быть не настолько большой, чтобы Гаргант получил повреждения от трения. И остаётся большой вопрос, как поведут себя агрессивные дроны? Они останутся на орбите или тоже войдут в атмосферу? Хотя даже во втором неблагоприятном сценарии вряд ли они смогут маневрировать в условиях трения. Еще десяток минут ушёл на расчёты скорости, должно сработать. Сигнал Раны находился недалеко от сигнала бедствия, несколько десятков километров, максимум сотня, вопрос только в том, как близко к нужной точке я смогу высадиться. Пора!

Я уже не осторожничая выбрался из разбитого шаттла и полетел к недружелюбной планете, быстро набирая необходимую скорость. Достаточно скоро дроны среагировали, но все опасения оказались напрасны, их скорость сильно уступала уже разогнавшемуся Гарганту. Чернота космоса сменилась лёгкой дымкой. А вот и атмосфера, нужно тормозить. На миг показалось, что двигатели не работают и я сгорю как падающая звезда, но нет, скорость начала снижаться. Мир вокруг стал обретать цвет, а температура в кабине резко повышалась, система жизнеобеспечения работала на полную силу и пока справлялась, но вот скорость падения выше безопасной. Нужно срочно что-то придумать… Нет лучшей идеи, чем выбрать для посадки мягкое место, водоём или кроны деревьев подошли бы прекрасно. Проблема в том, что на поверхности не было ничего синего и зелёного, только ровный металлический серой-белый ландшафт. Я лихорадочно запустил сканер в поисках подходящего места. Везде класс твёрдости выше чем у бетона. Это очень плохо. И всё же поиски дали результат. Что вроде оврага, на дне которого пусть немного, но помягче, плюс дополнительная глубина даст больше времени для торможения чудовищной инерции. Аккуратно маневрируя я подвинул Гаргант в сторону лучшей из возможных точек приземления, поверхность планеты всё приближалась. Сейчас будет очень больно…

Удар прошёл через всё тело, кости казалось готовы вылететь из мягкой плоти, в глазах резко помутнело. И всё же жив, и даже без серьёзных травм. Гаргант через интерфейс сообщает о множестве мелких повреждений, но двигаться не может не из-за них, просто ноги вошли в твёрдый грунт слишком глубоко, но хотя бы кабина открывается нормально. Потерпи, дружище, сейчас я тебя освобожу.

Выбравшись из кабины я ступил на новую планету, под ногами не почва, а песок неестественного цвета вперемешку с небольшими кусками металла. И груды ржавчины. Замечательно. Я приземлился прямо на свалке мира, когда-то развитого технически. Разобрать что делал этот мусор до выбрасывания уже невозможно, спрессованный и окислившийся металл превратился в своеобразный грунт, на котором однако ничему не прорасти. Вооружившись рекомбинатором, я начал раскапывать Гарганта. Заодно посмотрим, что это за металл. Много железной окалины, которую можно восстановить. А ещё огромное количество вольфрама. Меди тоже прилично. И немного, но все же достаточно для того, чтобы заплясать от восторга, серебра, золота, платины, молибдена… Хороша же свалка! И либо я редкостный счастливчик, упавший прямо на драгоценную жилу, либо на Клондайке это богатство на каждом шагу. Тогда эта планета богаче, чем когда-то была Земля. Ноги Гарганта давно освободились, а я всё поглощал в бездонное хранилище драгоценный мусор вымершей цивилизации, забыв обо всём на свете и очнулся только когда синее небо затянуло тучами. Погода портится, и что-то подсказывает, это будет не мягкий летний дождик. Рана… Надеюсь она ждёт меня на корабле, в безопасности.

Поборов удушающую жадность я вскочил в кабину и осторожно поднялся по склону. Вдалеке сверкнула молния, ударив прямо в поверхность и пустив по ней полосы электрических разрядов. А затем ещё одна и ещё. Участок планеты словно накрыло энергическим куполом из множества молний, которые сливались воедино. Стоило одной угаснуть, как несколько занимали её место, вскоре донеслась и канонада грома. Как завороженный я смотрел на буйство стихии. Грёбаная вселенная, молнии приближаются! Смогут ли они вырубить электронику Гарганта? Проверять не хотелось. А с неба упали первые капли. Металл под ногами слегка задымился. Я поднёс клешню к кабине. То же самое происходит с Гаргантом, дождь разрушает металл, пусть и медленно. Даже на дюрасталевых пластинах остаются подтёки. Да это же концентрирования кислота! Как будто этого было мало, поднялся ветер, поднимающей вдалеке кучи пыли. Учитывая из чего состоит пыль, мощь воздушного потока неописуема. А затем, когда казалось что хуже уже не будет, стало хуже. Пыль сформировалась в торнадо, которое прошло сквозь грозовой купол. И напитавшись энергией, металлическая пыль расплавилась. Теперь дождь рассекали огненные капли, которые коснувшись Гарганта прилипали к нему вытянутыми нашлёпками. Интересно, сколько секунд я бы выжил на поверхности без меха?

Все рассуждения о погоде я производил уже на бегу, перспективы вырисовывались слишком мрачные, если грозовой фронт парализует Гарганта, то дождь и буря быстро превратят его в оплавленный кусок металла, и даже если герметичность не будет нарушена, я просто останусь пленником внутри бесформенной массы. Поэтому нужно найти укрытие. Метка, сброшенная Раной была слишком далеко. И как раз в сторону грозы. Возможно она уже повреждена и портал не работает… Отставить упаднические мысли. Зато аварийный сигнал близко. Кто бы его не отправил, он прожил достаточно долго, и значит у них есть укрытие.

И я бежал на максимальной скорости Гарганта, попутно отмечая пейзаж. Под ногами хрустят обломки, вокруг кучи бесформенного мусора, но поверхность, по которой я бегу, относительно ровная, даже кучки мусора здесь можно перешагнуть или перепрыгнуть. Когда-то это место было дорогой, тогда кучи вокруг — это остатки города? И если поверхность разрушена стихией, то возможно уцелели подземные коммуникации? Тогда именно там скрывается тайная база Джеймса. И она должна быть рядом с маяком, сейчас его планы кажутся очевидными. Несчастные мародёры должны быть привлечены этим сигналом, спуститься на поверхность, попасть под удар бури и войти в специально приготовленное убежище, откуда их можно забрать. Но сейчас забирать некому, а убежище должно остаться.

Наконец я увидел инородный элемент в пейзаже. В одном месте между особо крупными кучами мусора был неестественно ровный проход, явно расчищенный недавно. Он ведёт к небольшой возвышенности, а в ней — дверь. Убежище. Я подошёл ближе. Даже не дверь, а полноценные ворота. Покрыта керамикой, для защиты от местной погоды. Вот только как её открыть? Нет, можно конечно выломать, но убежище с целой дверью как-то комфортнее… Грозовой фронт уже совсем рядом, и я не нашёл ничего лучше, чем несколько раз стукнуть силовой клешней, конечно не по двери, которую я решил не ломать, а по куче мусора. Звук оказался совсем звонким, и почему то я не удивился, когда из-за двери раздались крики.

— Кто здесь?

— Всего лишь странник ищущий укрытия от непогоды, — съязвил я.

— Ха, скажи спасибо этой непогоде. Только в грозу дроны и прячутся. Так ты в Гарганте? Сильно однако тебя потрепало. Какими судьбами занесло?

— Я бы с удовольствием поддержал увлекательную беседу, но может позволите войти, пока погода совсем не испортилась и я не высадил дверь.

— Подожди, нужно посоветоваться.

Из-за двери раздались несколько голосов, в том числе и женские. Затем ворота распахнулись.

— Только без глупостей, — четверо людей, два мужчины и две женщины, наводили на меня переделанные лазерные резаки. Не самое эффективное оружие, но в помещении самое то.

— Могу посоветовать вам то же самое. Я Защитник Галактики, который услышал сигнал бедствия. На моём счету немало убитых пиратов, но сейчас я не собираюсь никого убивать. Даже помогу, хоть вы и мародёры, но взамен потребую информацию…

— Защитник? Хвала Тёмным Богам! — закричала одна из женщин.

— Хм, разве горстке мародёров не стоило испугаться? Или вы настолько отчаялись?

— Мы не мародёры, покачал головой бородатый мужчина. — Мы земляне. Простые добытчики.

— Никогда не слышал, чтобы добытчиков отправляли в такой райский уголок.

— Это правда. Мы нарушили закон… Формально наш наниматель, Клаус, занимается добычей известняка. Но он предложил подзаработать. Обещал тонны драгоценных металлов каждому. Насчёт металла не соврал, к погоде мы приспособились, и поначалу всё шло хорошо. Пока не полезли дроны. Наниматель был здесь с нами, но он куда-то пропал, наверняка мёртв. Наш портал перестал работать. Метка тоже бесполезна. Дроны в самом начале уничтожили корабль на орбите…

— Значит вы оказались в плену. И как выжили?

— Убежище оказалось надёжным. Это местная постройка, которая пережила гибель цивилизации и тысячи лет бурь, так что внутри мы в безопасности. Дроны сюда тоже не лезут. Вот еда кончается. Стыдно признаться, но мы уже думали кидать жребий, словно фриссеры… Но ведь теперь вы здесь и поможете нам вернуться на Землю.

Я глубоко вздохнул.

— Боюсь вы больше не сможете вернуться на Землю.

Лица людей исказились отчаянием. Лидер опустил голову и тихо выдохнул:

— Понимаю. Мы преступники, а значит изгои. Вы не можете вернуть нас домой. Но умоляю, не бросайте здесь умирать. Доставьте на обитаемую колонию. Мы можем расплатиться только собранным металлом…

— Предлагаете взятку Защитнику? Ещё и тем, что можно просто собрать под ногами, — вид выживших был таким жалким, что мне вдруг стало неприятно. Пожалуй нужно с ними помягче. Хотя как тут помягче…

— Мне плевать на ваши преступления, равно как и всем остальным. Вы не можете вернуться на Землю, потому что её не существует. Уничтожена в ходе катаклизма, но Защитники как могут пытаются помочь выжившим. И… И я уже это рассказывал, и с каждым разом получается всё хуже…

Ужас и отчаяние парализовали людей. Женщины расплакались, мужчины старались держаться, лидер, с трудом удерживая нормальный голос, уточнил:

— Значит мы погибли? Нам некуда возвращаться?

— Есть один вариант. Новая колония. Я за ней приглядываю, это так, на случай если вы вдруг решите что в условиях апокалипсиса можно плохо себя вести. Собранные металлы используйте на благо поселения. На месте поговорите с эмпатом, он поможет оправиться и скажет что делать. И постарайтесь вспомнить про вашего нанимателя побольше полезной информации. Я планирую поискать его или то, что от него осталось.

— Вы и правда наш спаситель. Но как мы попадём в колонию?

— Где ваш телепорт? Они работают, просто нужно покопаться в программе.

— Прошу, идите за мной.

Мы спустились из входного ангара, где с сожалением пришлось оставить Гарганта, прошли по лестнице бункера, который легко можно было принять за земной, а может он и был построен Джеймсом, и наконец оказались в просторной зале с кабиной телепорта. Я быстро ввёл координаты колонии и переслал новых друзей, а затем настроился на корабль.

Рана дремала усевшись на пол возле кабины. Как трогательно, может не стоит будить? Но звука шагов оказалось достаточно, чтобы она встрепенулась?

— Ты! Как ты… Я поставила датчики возле метки, как ты их обошёл?

— Я вернулся другим путём. Метка к сожалению наверняка не пережила бури, вместе сдатчиками.

— Должна была пережить. Я выбрала хорошее место и сделала навес. Даже жалко, что не пригодилось. Тот аварийный сигнал, нашёл там рабочую кабину?

— Да, портал и несколько выживших.

— Хорошо, значит надо отозвать Метку.

— Не стоит, ещё нужно вернуть Гарганта, он в кабину не пролезет. И проверить одно интересное место

— Хорошо, этим и займёмся, пойдём вместе.

— Я рад. И тому что мы пойдём вместе, и тому, что ты меня не бросила. Это позволяет надеяться…

— Хватит! — голос Раны неожиданно стал резким. — Ты должен знать. Твои чувства, вся эта великая любовь… Они не настоящие. Джеймс ошибался, когда говорил что сильных псиоников не бывает. Я такой псионик!

Глава тринадцатая. Не нужно бояться псиоников

«Она хотела стать мужчиной — человеком в полном смысле слова»

Писания Преподобного Говарда

— Я такой псионик, и я промыла тебе мозги. Перед тем моментом, когда ты меня спас, открыл кабину Гарганта. Платонические чувства, чтобы не пытался изнасиловать, и желание защищать. Команде тоже промывала мозги.

— Вот как? С командой похоже не сильно помогло, в итоге они были готовы тобой пожертвовать.

— Со временем влияние слабеет.

— А как действует? На всех и всегда?

— Нет, не на всех. Поэтому так трудно подбирать подходящую команду.

— Тогда почему ты думаешь, что на меня вообще подействовало?

— Твоё поведение. Ты защищаешь меня. Простил за то, что пыталась тебя убить. И не переходишь границы. Хочешь сказать, ты и правда настолько хороший?

— Именно. Ты ведь сказала что промыла мне мозги перед нашим романтическим падением в пропасть?

— Да…

— Вот только интерес к тебе у меня появился раньше. Если хочешь убедиться, то просто отключи свою псионику.

— Это немного не так работает. Я не могу полностью контролировать дар. Иногда он включается сам собой, особенно когда грозит опасность.

— Тогда прекращай эти глупости и пошли искать лабораторию, где Джеймс исследовал способности, подобные твоим. Наверняка там найдётся защита от псионики, или что-то вроде того, тогда и убедишься.

— Ты что, даже не пытаешься разозлиться?

— Рана… Я психопат, который годами всеми силами уклонялся от проверок. На меня не действовали ни пропаганда, ни психологи. Я всегда только притворялся на гипносеансах и двухминутках всеобщего блага, лишь бы не заподозрили. Мой мозг слишком искажён, чтобы его можно было промыть. Если тебе нравится думать, что меня ты привлекаешь благодаря какой-то псионике, пожалуйста. Но ты красива, умна, ты смеёшься над моими шутками и прикрываешь мою спину. Разве нужно что-то ещё?

— Дурак… Ты и правда достаточно безумен, чтобы напасть на Тёмных Богов. Не удивлюсь, если сам Пожиратель Миров выберет тебя своим чемпионом…

— Так ты ещё и культистка?

— Все фриссеры верят в Пожирателя, у нас отношение к Культу тоже серьёзнее, чем у землян, хоть оргий мы и не устраиваем. Но думаю сейчас не самый подходящий момент обращать тебя в истинную веру. Отправимся на планету и проясним уже наши отношения…

* * *
Когда мы телепортировались, буря уже стихла, а Гаргант смирно ждал в ангаре. Повреждения металлического друга были незначительными, разберусь с ними на корабле. А пока нам предстояло осмотреть убежище в поисках способа, которым Джеймс набирал подопытных, из, как выяснилось, не только пиратов.

Итак, единственная зацепка — Клаус, таинственный наниматель. Обычный владелец корабля, который вдруг узнал о Клондайке, нанял совершенно посторонних людей и остался на опасной планете… Слишком много подозрительных допущений. Ответ достаточно легко угадывался. Наниматель сотрудничал с Джеймсом. Должно быть ловить действующих пиратов оказалось слишком хлопотно. И зачем напрягаться, если подходящих преступников можно сделать самостоятельно?

Это объясняет, почему наниматель не смылся на корабле, он мог навестить Джеймса, лично получить оплату и новые указания. А значит тайная лаборатория находится рядом, и к ней есть безопасный путь. Поверхность безопасной не назовёшь, значит вход где-то внизу. И подозрительно знакомая архитектура убежища (Нир сидел в точно таком же) подсказывала направление поисков. Мы медленно спускались по лестнице, когда услышали странный звук, похожий на крик с вкраплениями свистящих и хлюпающих звуков.

Насколько же изменилась моя жизнь за последние дни, что эти жуткие звуки не только не вызвали желание убраться подальше, но наоборот обрадовали и разожгли азарт. Очевидно, тварь сидит в тайном проходе, который не может открыть. Я как можно громче постучал кулаком по стене, ответом послужили новые вопли и скребущие звуки откуда-то снизу. Перешагивая сразу через три ступеньки перед восхищённым взглядом Раны я быстро спустился вниз лестницы, упёршись в такой же тупик, как в обители Нира, только пролома в стене нет, зато крики и стуки совсем близко. Ну что же, как говорят бурильщики, если подходящего отверстия нет, значит сейчас будет.

Рекомбинатор начал переработку, быстро проделав небольшую дыру, куда тут же сунулась ободранная и перекрученная лапа, пытаясь ухватиться, предположительно за меня. Разумеется, вслепую это сделать было трудно, но повод насторожиться есть. Я взял пистолет в свободную руку и продолжил разбор стены, расширяя дыру, вот в ней показалась вторая лапа, и наконец голова, издающая нечленораздельные звуки. Несмотря на уродство, содранную кожу и искажённые черты, в твари угадывался человек.

— Ты меня слышишь? Понимаешь? Дай знак.

Кадавр не реагировал, только старательно протискивал изломанное тело в дыру, оставляя на краях кровавые ошмётки. Пришлось его пристрелить. Выстрел с такого близкого расстояния разнёс череп, окатив стены кровавыми брызгами, и заляпав броню. Грёбаная Вселенная, надо было стрелять из плазмы, хоть ей и не рекомендуется пользоваться в тесных помещениях. Тело обмякло, но только на миг, затем несколько раз дёрнулось и возобновило попытки. Отсутствие большей части головы кадавру совсем не мешало. Рана осторожно подошла, примериваясь копьём, но я остановил её жестом. Нужно изучить чудовище, на случай если внутри таких много. Дюрасталевый нож легко отсёк одну руку, а затем и другую. Спустя мгновение отрезанные конечности начали извиваться, словно пытались нащупать жертву, а облегченное дёргающееся тело наконец протиснулось, шлёпнулось на пол и совершало бешеные рывки в попытках встать.

Нервы начали сдавать. Я сделал несколько выстрелов из плазменного пистолета в тело и по одному в ползающие руки. Силовую броню окатило волной жара, чувствовавшимся даже при включенном климат-контроле, но тварь похоже проняло. Уцелевшие ошмётки плоти ещё подрагивали, но двигаться уже не могли.

— Живучая дрянь. Лучше её не есть, — подала голос Рана.

— Спасибо, не очень то и хотелось. Сдаётся, Джеймс в своих записках о многом не договаривал. Интересно, сколько мародёров он заманил и переделал в это?

— Пока не проверим, не узнаем.

Я кивнул, и продолжил разбирать стену, пока не сделал достаточно широкий проход для двоих, на случай если отступать придётся стремительно. Вместо пещеры за стеной оказался коридор, а наверху дыры нашлись подъёмные механизмы, стена оказалась скрытой дверью, но открывалась где-то в другом месте. Светильники на стенах оставляли достаточно света чтобы видеть всё, но при это умудрялись создать впечатление полумрака. Заканчивался коридор ещё одной дверью, уже не замаскированной, но также лишённой видимых переключателей, пришлось выломать и её.

Следующий коридор проходил мимо камер. Толстая дверь, рядом широкое окно. И за каждым стеклом стоял, привалившись, очередной монстр. Кто-то скрёбся ногтями. Кто-то просто смотрел мёртвым взглядом. Я подошёл поближе и легко постучал по стеклу, только тогда кадавр оживился и начал скрестить куда яростнее, но стекло прекрасно справлялось со сдерживанием. И оно прозрачно только с нашей стороны, иначе бесились бы все. Значит нужно просто не шуметь. Я приложил палец к губам, Рана понимающе кивнула. Одна дверь, самая близкая к выходу из коридора, оказалась открытой, а камера пустой, вот откуда выбрался упокоенный подопытный. Но как? Разгадка оказалась чуть дальше, коридор выходил в операционную, лежанка с фиксирующими ремнями и набор инструментов на столике подсказывали, что пациент вырвался перед очередной операцией. А что это были за операции красноречиво говорили стеллажи вдоль стен, уставленные банками с полным набором человеческих органов. Здесь и кишки, и лёгкие, и сердца, только мозгов нет. Джеймс все использовал или просто хранятся отдельно? Что-то в органах было не так. Я подошёл поближе и пригляделся к сердцу. Оно вздрогнуло. Потом ещё раз и ещё. Пусть и медленно, но вырезанное сердце продолжало биться. Рана ткнула меня в плечо. Она крепко сжимала копьё и нервничала. Тут же нервничать стал и я. Нет не из-за живых органов в банках, чего-то подобного я и ожидал. Операционный стол, кто-то должен был его подготовить. И это явно не Джеймс, тот бы не упустил несчастного кадавра. Кто-то другой. И этот кто-то может прятаться здесь.

Из операционной вело несколько дверей. Над одной возвышался балкон с тем же стеклом, что и в камерах, но на этот раз мы были на непрозрачной стороне. Он там! И я догадываюсь кто это. Пропавший наниматель, лишённый возможности покинуть планету, просто укрылся в самом безопасном месте. И даже попытался продолжить работу покровителя, но неудачно.

Я встал в центре комнаты, упёрся взглядом в стекло и многозначительно поднял рекомбинатор. Это сработало, в комнате ожил невидимый репродуктор.

— Джеймс, это ты? Почему ты ломал двери?.. Прости, это я их заблокировал. Что-то пошло не так…

Я продолжал многозначительно молчать, в ожидании новых откровений.

— Ты ведь не злишься? Я ведь так хорошо работал… Я всегда подбирал лучших подопытных по твоим запросам. До последнего случая… Очень сложно найти настоящего псионика… Многие мародёры вообще не верят их существование. Только Хэнк наткнулся на какую-то девчонку из фриссеров, но она отказалась с ним работать. Прибилась к другой команде, с которой я только начал наводить мосты. Мне просто нужно больше времени. Если ты включишь порталы, я немедленно займусь ей.

— Не нужно, она уже здесь! — Рана открыла шлем и продемонстрировала гневный оскал.

— Джеймс! Ты сам её нашёл? Почему не сказал мне? Почему отключил порталы? Почему молчишь?

Ладно, дальше притворяться уже нет смысла. Я тоже открыл шлем.

— Глупец. Джеймс мёртв. А к тебе у меня много вопросов.

— Что происходит? Вы тоже Защитник? Тогда вы должны быть в курсе особых договорённостей. Всё, что я, всё что мы сделали, было для высшего блага. Любой земной суд оправдает меня. Просто передайте меня властям Федерации!

— Боюсь в земной суд ты не попадёшь. По целому ряду причин. Что до ваших договорённостей, то я стал Защитником совсем недавно. Занял место Джеймса и разгребаю за ним дерьмо. Выходи уже из своей комнаты страха.

— Нет! Я тебе не верю! Ты не настоящий Защитник! А значит я с тобой справлюсь. И заберу мозг твоей фриссерки. Но сначала…

Сзади раздался звук открывающихся дверей и радостный рёв. Ситуация становится неприятной.

И, как это обычно происходит, сразу же стало ещё хуже. Непробиваемое стекло балкона разлетелось на множество мелких осколков, а следом рухнул и сам балкон, открывая внушительную фигуру.

Грёбаная Вселенная, у этого ублюдка есть свой Гаргант!

Глава четырнадцатая. Достойный последователь

«Даже в самых кошмарных событиях обычно таится ирония»

Писания Преподобного Говарда

Я слишком хорошо знал боевые возможности меха чтобы понять — ситуация критическая. Гаргант явно модифицирован Джеймсом, то есть без ограничителей. С одной стороны клешня, как и у моего, а вот вместо бура полноценная плазменная пушка. А сзади кричат и шкрябают о стены вырвавшиеся на свободу кадавры. Прекрасная ловушка, и надо из неё как-то выбраться. Через самое уязвимое звено. Я прикрыл Рану от первого выстрела плазмы. Понторез поглотил энергию, но сильно нагрелся. Системы работали на пределе, а внутри стало заметно припекать. Ещё пара попаданий, и запекусь как банка с концентратом на горелке. Нужно укрыться от огня. И как хорошо, что на шум сбежался настоящий живой щит. Схватив спутницу я повернулся к врагу спиной и бросился сквозь толпу кадавров, словно волнорез расталкивая их в стороны. Масса из тел тут же сомкнулась и приняла на себя очередной заряд. Ну же, докажите свою живучесть! Мы бежали уже по коридору, раскидывая зазевавшихся подопытных, вражеский Гаргант, смяв бесформенные куски мяса, выстрелил ещё несколько раз нам вслед, но попал только один раз, и то вскользь, попытался протиснуться в дверь, но не смог, и, оставив бесплодные попытки, куда-то ушёл. Хотелось бы верить что просто сдался. Но если как-то махина меха оказалась внутри, должен быть выход и наружу.

Ещё несколько кадавров попались впереди, похоже многие вместо того чтобы ворваться в лабораторию навстречу героической смерти в неравном бою быстро побежали в другую сторону, и через мой пролом в стене уже разбрелись по всему убежищу. К шогготам эти бесполезные куски мяса. Сейчас нужно решить что делать, прорываться к порталу или к собственному Гарганту.

К сомнительному счастью, грёбаная вселенная избавила меня от мучительных размышлений, сделав выбор самостоятельно. Возле кабины кишели кадавры. Что-то в их мозгах (хотя в том, остались ли в их головах мозги, были серьёзные сомнения) гнало к знакомому объекту, ассоциировавшемуся со спасением. Разумеется, они не смогли запустить телепорт и впали в ярость. Остатки портала были разбросаны по всей комнате. Наверное его ещё можно починить, но времени нет.

— Бегом в ангар. Там мой Гаргант.

Поджарив плазмой пару самых настырных подопытных, я помчался к цели. Только для того, чтобы увидеть сразу двух Гаргантов. Обитатель лаборатории загораживал мой мех, держа вход под прицелом. Итак, у него тактическое преимущество.

— Я зайду сзади, — тихо прошептала Рана, и скользнула в обратную сторону, ловко уворачиваясь от кадавров.

Ну, хоть какой-то план. Не факт что её винтовка хотя бы поцарапает врага, электрокопья у неё в этот раз нет. Но хоть какой-то эффект неожиданности может сыграть на руку. А мне нужно его отвлечь.

— Почему ты напал? Ты не знаешь что произошло с Землёй? — я начал говорить не выходя из-за стены.

— Что ты имеешь в виду? Неужели…

— Джеймс ведь как-то упоминал об этом, верно? — я пытался нащупать подходящую тему. — О бесконечном кошмаре из Космоса. О неизбежной погибели.

— Почему ты спрашиваешь? Если ты знал Джеймса, он и тебе всё рассказал.

— Всего лишь хочу узнать насколько ты был посвящён в дела. Насколько тебе можно доверять. Пока что выводы явно не в твою пользу.

— Он предупреждал, что наше дело важнее всего. Если ничего не предпринять, Земля погибнет. Любые средства, если они необходимы.

— Так значит дело только во всеобщем благе?

— Не только. Джеймс хорошо платил. Редкими технологиями. Так значит Земли больше нет и Федерация разрушена?

— Верно. Все жертвы были напрасными.

— Плевать! Человечество всё равно выжило. И с этими знаниями я могу стать повелителем на руинах. Ты ведь понимаешь что преимущество на моей стороне? Решил торговаться? Хорошо, мы можем договориться. Мне нужно выбраться. Если отдашь рекомбинатор и предоставишь доступ к своему кораблю, я уйду. Может даже не стану забирать ту девчонку, хоть мозг псионика ценный трофей, но мне пока всё равно негде его использовать. Пищевые синтезаторы и система жизнеобеспечения в убежище проработают лет двести. Останетесь здесь, как Адам и Ева. Или отберёте корабль у очередных идиотов, рвущихся на Клондайк.

— Зачем тебе рекомбинатор, если он признаёт только владельца?

— Разберусь как перенастроить. Джеймс ведь разобрался. Ну как, согласен? Альтернативы у тебя всё равно нет.

Неслышная тень скользнула по ангару с копьём наперевес и тут же укрылась за моим Гаргантом. Пора заканчивать пустую болтовню.

— Знаешь, я тебе как-то не доверяю. Особенно после того как ты заинтересовался богатым внутренним миром моей подруги. Получив все козыри, ты наверняка ударишь меня в спину. Что до альтернатив, они есть всегда.

Копьё дважды сверкнуло словно молния, вонзая дюрасталевый наконечник в нижнюю часть меха. Рана всё-таки чертовски умна. Она не просто смотрела как я перебирал своего Гарганта. Удары должны были повредить систему подачи топлива. Теперь у врага осталось запаса энергии на минуту, не больше.

Он тоже это понял и громко выругавшись обрушил клешню на то место, где только что была Рана. Точнее попытался обрушить. Рана укрылась за мои Гаргантом, который ожил. Пусть дистанционное управление мехом было делом непривычным и неудобным, сейчас оно пришлось как раз кстати. В конце-концов мне не нужно было маневрировать уклоняясь от десятка дронов, достаточно просто взмахнуть клешнёй, заставив двух металлических исполинов прижаться друг к другу в смертельных объятиях. Враг пытался освободиться, но мехи весили одинаково, и силы оказались равны, вот только на моей стороне сражалось ещё и время. Несмотря на преимущество я решил не оставаться застенным кукловодом, а, дав команду меху, лично вступил в схватку. Зайдя со слепой зоны, я вскарабкался на Гараганта со спины и ударом рекомбинатора снёс запор кабины.

— Н-не надо. Я сдаюсь!

Щуплый пилот испуганно поднял руки вверх, изображая полную покорность. Не слишком веря во внезапное раскаяние, одним рывком я выкинул его из кабины на пол, спрыгнул сверху, для профилактики ткнул пару раз кулаком по больным местам, и лишь убедившись, что враг надёжно зафиксирован, сжался от боли и деморализован, выдохнул.

— И что будем делать с этим? У меня кстати мясо кончается.

Была в этом заслуга псионики или нет, но хладнокровный комментарий тихо подошедшей Раны напугал пленника сильнее, чем мои удары.

— Сначала допросим. Тебе ведь есть что рассказать?

Клаус испуганно кивнул.

— Хорошо, но сначала осмотримся. А тебя пока в камеру.

Рана с интересом разглядывала трофейный мех.

— Управлять научишь?

Я схватился за голову и препоручив пленника кровожадно ухмыляющейся спутнице быстро откачал остатки соляры, которые не успели растечься по полу. Второй мех и правда не будет лишним. Затем мы повели нанимателя, постоянно шарахающегося от пытающихся напасть кадавров. Рана похоже испытывала искреннее удовольствие, протыкая их копьём в последний миг, когда они уже почти схватили готового рухнуть в обморок Клауса. Наконец, пленник оказался в камере, на всякий случай я сорвал с него всю одежду, мало ли какой туз это скользкий тип прячет в рукаве, разве что карман созданный самой природой проверять побрезговал, вряд ли там выместится плазменная пушка или ещё один Гаргант.

Затем мы прибрались в комплексе, уничтожив кадавров. Справились быстро, во многом благодаря Клаусу, бросив одежду возле дверей его камеры, осталось только ждать пока подопытные сами прибегут. Упокоив нескольких плазмой, одного я даже взял живым, благо несмотря на угрожающий вид, их физические показатели оказались так себе. Убедившись, что новых кадавров не видною, а если и уцелели, то прячутся по тёмным углам и не опасны, я продолжил изучение особи. Как и большая часть знакомых мне защитников, занялся вивисекцией. В оправдание могу сказать только то, что убить тварь не уничтожив тело почти полностью у меня так и не получилось. И по завершении вскрытия несчастного монстра, некогда бывшего человеком, я прервал его страдания потоком плазмы.

Результаты вскрытия полностью подтверждали записи Джеймса. Существо, так напоминающее человека, построению больше напоминало примитивного червя. Однородная соединительная ткань с великолепной регенерацией. Ни мозга, ни кожи, ни других органов. В уплотнениях под мягкой плотью ещё можно было опознать бывший скелет, но человеком существо перестало быть слишком давно.

Пока я копался в трепещущей плоти, Рана проверила оставшиеся помещения на предмет затаившихся агентов сомнительного защитника и подтвердила, что территория чиста. Одна из дверей операционной вела на склад с массой стазис-шкафов, чуть менее чем наполовину набитых банками с вырезанными органами и образцами тканей. И снова ни одного мозга, зато куча необычных стеклянных сосудов с электродами и простым переходником для подключения к электронным устройствам, и контейнеры с густой, прозрачной жидкостью, в которой и хранились все найденные органы Удобное и практичное хранилище для мозгов с солидным запасом свободного места.

Вторая дверь вела к жилому помещению, которое и выходило на разбитый балкон. Спальня, терминал, письменный стол с ещё одной запиской, которую я туже убрал в карман, кухня, ванная с туалетом. Эти жилые комнаты вели к складу, на котором все вещи оказались самыми обыкновенными: одежда, пищевые концентраты, топливо, запчасти для ремонта, ещё одна боковая дверь выходила в генераторную с настоящим реактором. Сколько бы энергии ни требовали безумные эксперименты, в этом месте её хватало с избытком. Наконец за складом открывалось помещение явно предназначенное для Гарганта, здесь же был подъёмник, ведущий к ангару убежища, и вертикальная лестница, по которой Рана бесшумно поднялась перед дерзкой атакой с тыла. Похоже главный вход в секретную базу был именно здесь, а мы вломились с запасного.

Из интересного оставался только терминал, пароль от которого Клаус сообщил по первому требованию без лишних уговоров.

Среди полезной информации оказались бесчисленные отчёты о вскрытиях, чертежи тех самых банок и ещё нескольких устройств. И наконец главное сокровище — подробное описание алгоритмов для модификации самого рекомбинатора. На вид всё просто. Обычная подача электрических сигналов в объект. Сигналов много, но по алгоритмам собственного ИИ рекомбинатор справится с этим за секунды. Есть только одна проблема — сигналы нужно подавать в ещё живой мозг. Извлечённый в точном соответствии с процедурой. Самое время пошутить про карму.

— Рана, будет тебе свежее мясо.

Я вытащил Клауса, который шёл в операционную с обречённым видом.

— Садись, — я указал на операционный стол.

Клаус побледнел, но приказ выполнил.

— Ты говорил, что земной суд оправдает твои преступления, так как они были совершены с одобрения защитника и из соображений высшего благо, верно?

— Да-да! Я бы никогда… Мне приказал защитник… Это была забота о выживании человечества.

— Понимаю. Однако Земные суды с недавних пор перестали функционировать, а я никогда не был силён в юридических вопросах. Так что сделаем всё по упрощённой процедуре. В соответствии с древнейшим законом. «Око за око, зуб за зуб».


Записки Джеймса

Как именно псионика связана со снами? Непосредственно.

Состояние глубокого сна ближе всего к смерти, а мучительные кошмары — к стимуляции мозга электродами. Чем больше опытов я провожу, тем очевиднее вырисовывается вся примитивность моей технологии. Да, она работает, но в ограниченных рамках и быстро приводит в негодность оборудование. Словно я забиваю гвозди микроскопом. И лишь сны, дающие одно откровение за другим, поддерживают веру в моё начинание. Но что если откровения не принадлежат мне? Если мой спящий мозг для невидимого манипулятора такая же стеклянная банка с подопытным? И какие цели преследует невидимый кукловод? Что если все мои достижения лишь ничтожные шаги в поистине неописуемой задаче высших сил? И самое главное — как быстро выгорит уже мой мозг? Мне снова как никогда нужен прорыв. И если я не могу улучшить технологию, нужно повысить качество материала…

Пригодность каждого мозга для псионического воздействия различается. А значит можно выявить закономерности, но для этого материал должен быть более разнообразным. Среди пиратов лучшие результаты показывают фриссеры, но это легко объясняется тем, что именно фриссеры становятся мародёрами добровольно, тогда как остальные вынужденные изгои. Уровень интеллекта? Психологическая устойчивость? Сила воли? Мне нужны подопытные разных рас, разного статуса и разных способностей…

Клаус оказался ценным агентом. Нужно его поощрить. Отдать пару ненужных подопытных для удовлетворения потаённых и от того очевидных всем окружающим желаний.

Теперь у меня достаточно подопытных для поиска ответов. Параллельно основным исследованиям, решая мелкий вопрос повышения выживаемости тел после вивисекции, я достиг интересных, но к сожалению совершенно бесполезных результатов. Должным образом настроив колонии бактерий, придающих почти мистические свойства «Крови богов», но крайне восприимчивых к псионике, я добился почти абсолютного бессмертия. Это могло бы быть решением, если бы бессмертное существо полностью не утрачивало разум, превращаясь в однородную массу…

Похоже есть. Проблеск жемчужине на глубине морского дна. Подопытный называл себя Фокусником (хотя большая часть его «фокусов» и заключались в неожиданной демонстрации собственного члена подогретой ожиданиями публике). И всё же нельзя отрицать его необыкновенные способности к привлечению внимания. Пусть и ничтожно слабые, его псионический дар открыто проявлялся, а его мозг проработал дольше примерно в сорок раз. Вот она, отличительная черта! Но чтобы определить закономерности нужно больше псиоников…

Мозги этих недопсиоников не предел. После ряда попыток я наконец создал программную оболочку для обычного сканера, позволяющую выявлять потенциальных одарённых без вскрытия. Чтобы двигаться дальше, мне нужен действительно сильный псионик…

Когда я перешёл черту? Трудно сказать, какой именно шаг стал решающим, разделившим жизнь на до и после. Я вынужден избегать Мист Ред, потому что боюсь посмотреть в глаза самой принципиальной среди Защитников. Нир, всеми ненавидимый Нир остался последним моим другом. Но уже слишком поздно, чтобы останавливаться. Цель должна быть достигнута любой ценой. Я бы с лёгкостью отдал свой мозг для экспериментов, если бы имел нужные способности… Или я уже это сделал?..

Земляне самая бесперспективная в плане псионики раса. Какой удар по самолюбию, в чём-то мы оказались не самыми лучшими. Хотя может именно эта слабость способствовала нашим преимуществам во всём остальном. Лучшие показатели у фриссеров. Почему? Ритуальное поедание себе подобных? Или всё банальнее, и дело в том, что представители этой расы проводят большую часть своей жизни в пустоте? Пока не знаю. Но уверен в одном. Тот самый идеальный подопытный будет фриссером. Клаус уже получил задание с максимальным приоритетом. Я уже вычислил подходящее встречное излучение, способное подавить возможное воздействие на разум, для его генерации понадобится мозг в банке, но даже самого заурядного хватит, чтобы обеспечить безопасность. Осталось лишь дождаться кандидата. Клаус клялся, что тот почти в его руках. Вернее та. Это девчонка…


* * *
— Достаточно. Потом дочитаешь. Не очень-то приятно слушать, как тебя хотели пустить на мясо.

— Прости, это опять мои проблемы с эмпатией. Хотя с другой стороны теперь ты знаешь, что чувствовали те, кого ты собиралась съесть.

— Это другое! Ладно… Я заслужила. Но главное мы узнали. Один мозг в банке у тебя есть. Мы можем проверить прямо сейчас. И ты наконец освободишься от моего разрушительного влияния…

Да уж, на неё жалко смотреть.

— Почему это тебя вдруг стало беспокоить? Ты там случайно не прониклась взаимными чувствами?

— Даже если так, дело важнее.

— Если на то пошло, то сейчас мы на агрессивной планете с сомнительными перспективами выбраться. И последнее что нам нужно, это ссориться.

— Нет, сейчас как раз подходящий момент. Нам нужно доверие. И все способности. Когда я долго на кого-то влияю — он глупеет. Из-за этого мы можем погибнуть.

— Ты ведь не отступишь? Хорошо, я как раз собирался перенастроить рекомбинатор. И если к концу настройки от мозга ещё что-то останется, попробую защититься от страшной пожирательницы разума.

Рана села кушетку и не сводила пристального взгляда, пока я подсоединял мозг к рекомбинатору. Интересно, Клаус в сознании? И что он тогда чувствует? Наверное то же, что чувствовали его жертвы. Не стоит жалеть. Если совсем немного напрячься, можно соединить эту штуку с устройством связи и попытаться поговорить с извлечённым мозгом. Джеймс не стал этого делать, и я догадываюсь почему. Итак, «устройство обнаружено и распознано». Конечно, мой рекомбинатор не раз делал это, значит что-то сохранилось от прошлого хозяина. Кто знает, может и его хранилище когда-нибудь открою.

Дальше всё было банально. Никакого таинственного сияния и сполохов молний, просто разработанные Джеймсом программы наконец запустились и открылось простое текстовое меню с настройками. Оказывается возможная дальность действия рекомбинатора примерно втрое привычной, я тут же установил её на максимум. Скорость и радиус расщепления материи оставил прежней, не хочется случайно ломать всё вокруг. И конечно же удалил ограничение на работу по живым существам, ради которого и полез в настройки немного поколебавшись, исправил «без ограничений» на «с обязательным подтверждением». Вот и всё. В моих руках абсолютное оружие, от которого не спасает никакая броня. Я даже смогу вырвать врагу сердце или мозг одним движением. Правда врагов сейчас поблизости не было, так что поэкспериментировал на мебели, убедившись что дальность захвата и правда значительно выросла.

— Ты закончил? Мозг ещё живой…

Ладно. Вот и настал момент икс. Честно говоря мне и самому было страшно узнать правду. На мгновение я замер, когда для активации защиты оставалось всего одно движение. Что если Рана сказала правду и болезненная страсть была лишь внушением? Что после этого изменится? Я слегка улыбнулся. Ничего не изменится. Даже если влечение ослабнет, она всё ещё останется самым близким союзником, которая всегда прикрывает спину, и которая помогла мне пережить гибель мира. Как бы то ни было, мы в любом случае останемся друзьями. Одной командой. Готово.

Я медленно поднял глаза, с ног до головы меряя оценивающим взглядом сжавшуюся девушку.

— Ну что? Что теперь скажешь?

Голос почти умоляющий. Может стоит помолчать ещё немного?

— Ну, грудь у тебя маловата. И зубы слишком большие. Волосы растрёпаны, уши торчат… А ещё — ты по-прежнему лучшая девочка в мире.

— В этом мире?

— В этой Галактике.

— А защита точно работает?

Я закрыл лицо рукой.

— Хватит уже. Надо выбираться отсюда. Пора идти к метке и оценить прочность твоих укреплений.

Глава пятнадцатая. Металлическая река

«Человек может играть силами природы лишь до определенных пределов; то, что вы создали, обернется против вас»

Писания Преподобного Говарда

Несколько напряжённых минут ушло на замену повреждённых частей трофейного меха.

— У него в подаче топлива было слишком высокое давление. Понизь процентов на тридцать, скорость не снизится, а расход горючки будет меньше.

— Хорошая мысль. Сейчас поправлю… Стоп. Рана, когда ты начала разбираться в технике?

— Разу уж ты меня и такую любишь, нет смысла прикидываться милой глупышкой. Просто ты так трогательно пытался объяснить устройство «сложной земной техники». Я даже несколько раз по ночам исправляла твою членорукость.

А вот это уже обидно.

— Где научилась? И что я ещё о тебе не знаю?

— Мискатоникская Академия на Марсе. У них есть квоты для фриссеров, дедушка всё устроил. Училась конечно дистанционно, но диссертацию по топливным системам защитила.

О нет. Она ещё и умная.

— Почему тогда пошла в пираты? Выпускницу Мискатоника приняла бы любая корпорация.

— И навсегда закрыла на вашей Земле. И ты уже мог заметить, что фриссеры не очень любят землян. К тому же мне не хватало практики. Решила потратить несколько лет на свободный полёт, заработать метлалокредитов и стать заправилой на собственном заводе. Мы же не земляне, у фриссеров чтобы заработать, милой мордашки мало.

— Закончила с антиземлистскими высказываниями? Учить тебя управлять Гаргантом я так понимаю уже не нужно.

— Нет, милый, я знаю только теорию, но никогда не управляла им сама, а ты так ловко управляешься, будто родился в боевой машине. Научи.

Опять издевается.

— Хорошо. Садишься сюда, ногами ходишь, этой рукой бьёшь, а этой стреляешь. Теперь выдвигаемся, пока от метки хоть что-то осталось.

Рана сделала несколько шагов и похоже вполне освоилась. Хотя просто управлять Гаргантоми правда не сложнее чем ходить. Сложности начинаются когда пытаешься управлять им по настоящему хорошо.

— Всё нормально. Тогда поднажмём и дойдём за час. Может нас даже та туча не догонит.

— Туча? Ты и правда настолько плохо видишь?

Я пригляделся. Рана чертовски права. То, что я принял за очередное проявление непогоды, оказалось роем летающих объектов. Как же вы мне надоели, грёбаные дроны…

Мы побежали на максимальной скорости, и пока двигались по относительно ровной дороге ещё была надежда на то, что удастся избежать схватки. Но ровный путь быстро закончился, уступив место руинам зданий, через которые приходилось как-то перебираться. Прыжок закончился тем, что мех едва не застрял в обвалившемся мусоре, и дальше приходилось карабкаться со всей осторожностью. Туча приближалась. Дроны уже можно было разглядеть через оптику. Похожи на космические, только меньше. Один-два таких для нас не опаснее москитов. Но вот толпа… Им хватит одного залпа.

— Остановись, — окликнул я вырвавшуюся вперёд Рану.

— Что, неужели устал?

— Очень смешно. Нам не успеть, и лучше не встречаться с ними на открытом пространстве. Давай к тем обломкам.

Мы пробрались между куч мусора, среди которых виднелась просторная ровная площадка с твёрдой поверхностью и вышли из мехов. Рана тут же вскарабкалась на вершину, постреливая в сторону наступавших врагов из винтовки. Время от времени она радостно вскрикивала, так что возможно даже попадала даже с такого расстояния. Хотя учитывая насколько эти дроны летят плотно, тут и слепой пару раз попал бы. Я в это время рекомбинатором возводил баррикады из сплавленного мусора. Сверху импровизированными балками поставил подобие решётки, все проходы завалил, стараясь свести к минимум направления атаки.

Рана резво скатилась с горки, ловко просочившись между балками.

— Уже близко. Сейчас начнётся.

Она быстро забралась в Гарганта. Я последовал её примеру. А затем дроны атаковали.

Атмосфера и гравитация планеты сильно ограничивали их движения. Решётка нарушала нормальную работу сенсоров, так что первый залп был неровным, несколько дронов столкнулись и смешались. Мы воспользовались заминкой, Рана била из плазменной пушки по крупным скоплениям, я высунулся из кабины, за что понторез получил несколько лучевых отметин, но усовершенствованный рекомбинатор крошил врагов десятками. Нашу бойцовую яму заметно присыпало металлическими трупиками, когда рой прекратил стрельбу и начал перегруппировываться в воздухе. Нетрудно догадаться о планах железяк, их боевые алгоритмы несовершенны. Не сравнятся с живым человеком. Развернувшись они ринулись вниз, проламываясь сквозь решку и обрушивая кучи мусора.

На миг показалось, что металлическая масса похоронит заживо. Наши Гарганты прижались спина к спине и непрерывно атаковали. Я снова поучаствовал себя бурильщиком, вот только вместо песка бур вгрызался в металлические тела, и было их так же много, как песчинок. Гора павших врагов поднялась до середины ног меха, я подпрыгнул, слегка утрамбовав металлолом, Рана последовала моему примеру. Вскоре трюк пришлось повторить. Если бы балки на вершине не обвалились во время первой волны атаки, их обрушил бы поднявшийся Гаргант, настолько выросла куча разбитых дронов под ногами. Казалось голова взорвётся от напряжения, ведь приходилось следить не только за врагами, но и за Раной, её мех хоть и не уступал моему в прочности, бура в этой боевой ситуации ей крайне не хватало. Выстрелы из плазмы в упор могли перегреть и сам мех. Единственное что я мог сделать, это всеми силами переманивать врагов на себя, каждым мигом доказывая что я более опасная, а значит и приоритетная цель. И я крушил дронов с удесятерённой яростью. Это напоминало кошмарный сон с мясной рекой, только в этом кошмаре река была из металла.

А затем на нашу металлическую могилу пролился свет. Словно в старой сказке лучи разогнали полчища врагов. Хотя на самом деле всё с точностью до наоборот. Это дроны постепенно кончались, и в сплошном потоке появились просветы. Наконец атака прекратилась. Уцелевшие, а часть агрессивных роботов всё это время крутились на расстоянии, пустилась прочь. Не стоит обманываться, пошли за подкреплениями. Но подозреваю что вернутся они не скоро. Дроны должны гнездится на ремонтных станциях, и все их базы поблизости свои ресурсы исчерпали в этой металлорубке и должны ждать подкреплений с другой части планеты. Когда они придут, мы должны быть далеко.

— Знаешь, мне кажется этих дронов оставил не Джеймс. — голос Раны такой усталый, но главное что она в порядке.

— Ага. Очередной остаток древней цивилизации. В записке было что-то про неудачное место. Наверное проснулись недавно. А может Джеймс их и активировал. Случайно или намеренно. В последнее время он нравится мне всё меньше.

Я выбрал из металлической каши, нашёл несколько не совсем перемолотых дронов и засунул в подпору, покопаюсь в них на досуге. Хотя в целом роботы бесполезные, но утомляющие.

Последние километры были по сравнению с пережитым расслабляющей прогулкой по парку. Пусть заброшенному и замусоренному, но безопасному.

— Вот, здесь я её прикрыла.

Навес вызывал умиление. Рана пожертвовала той самой здоровенной шкурой, которую использовала вместо постели. Она накрывала метку и со всех сторон была придавлена обломками, кроме маленького участка, через который Рана и проползла до портала.

— Шерсть не пропускает кислоту, а обломки на дали ветру сорвать шкуру. — Рана была горда собой и без оснований.

— Вот только твою роскошную постель уже не спасти.

Стоило лишь взяться за конец шкуры, как она расползалась прямо в руках.

— Пожалуйста без этих тонких намёков про мягкую постель капитанской каюты. В Галактике ещё много пушистиков. Тем более что кто-то обещал мне шкуру Древнего Бога. И после сегодняшнего… Мне кажется ты и правда на такое способен.

Осталось только разобрать завалы и заодно прикинуть, как девушка смогла их уложить без рекомбинатора и механической клешни меха. Это внушало уважение. Наконец метка была освобождена из плена мусора и разлетающейся шерсти. Местами кислота всё же просочилась, но устройство работало, хоть и нуждалось в ремонте, как и наши Гарганты. Похоже все мы заслужили небольшой отдых.

* * *
— Кстати где мы?

— На корабле.

Каков вопрос, таков и ответ. Но подколка меня скорее обрадовала, возвращается прежняя Рана, успешно преодолевшая личностный кризис.

— В смысле, в какую систему ты прыгнула.

— В безопасную. Там где Новая Земля.

— Новая Земля? Это что ещё за мир?

— Уже забыл? Та колония с Кровью Богов. Беженцы так её называют. Они несколько раз выходили на связь. Говорят что наш домик построили первым и ждут в гости. Ты им нравишься.

— Уверен ты им понравилась ещё больше. Хотя Новая Земля… Мне не очень нравится это название. Старая Земля закончила плохо.

— Уже поздно менять. К тому же при всей народной любви вряд ли кто-то станет просить помочь с подходящим названием для колонии капитана "Пенетратора".

— Ох, не напоминай. А вообще и правда стоит их навестить. Проверить новых друзей, как они там устроились. И что интересного могут рассказать.

Глава шестнадцатая. Тихая гавань

«А так как стены и окна рано или поздно могут свести с ума человека, который много читает и много мечтает, то обитатель этой комнаты привык каждую ночь высовываться из окна»

Писания Преподобного Говарда

— Вы вернулись!

Смышлёный мальчонка с парой товарищей радостно бежали к порталу размахивая руками. Остальные тоже начали собираться. Я напрягся. Никогда не любил сборища людей, и уж тем более не горел желанием оказаться в центре внимания. Они что, ждут речь? Положение спас появившийся Эмпат, который тоже вышел из небольшого новопостроенного домика. А колонисты молодцы. Собрали уже восемь, оставшиеся достраиваются, ещё два размечены. Ах да, моими стараниями населения здесь прибавилось. Похоже придётся напилить им ещё бруса.

— Приветствую лидера колонии.

— Лидера? По моему вы и без лидера неплохо справляетесь.

— Не стоит недооценивать свой вклад, Защитник. Эти люди живы и в добром здравии только благодаря Вам. К тому же как показывает история, лучший лидер тот, кто как можно меньше вмешивается в дела подопечных.

— Как показывает богатый жизненный опыт, после всех этих хвалебных слов меня о чём-то попросят.

Эмпат рассмеялся:

— Это действительно так. Несколько часов работы рекомбинатора помогли бы закрыть все наши потребности. Более того, мы сможем начать возвращать долг станции.

— Вам нужны ещё материала для строительства?

— Не совсем. Это как в том афоризме про рыбу и удочку. Здесь столько леса, что глупо было бы не заняться его переработкой. Конечно, Федерация не одобряла перерабатывающие производства в малых колониях, но думаю эти законы уже не актуальны.

— Разумно. Значит нужно создать вам оборудование для лесопилки, и всё остальное вы обеспечите сами.

— Не просто обеспечим. Я взял на себя смелость пригласить Мист Ред. Так вышло, что сейчас именно она возглавляет остатки Федерации.

— Эта рыжая дьяволица наконец-то узурпировала власть?

— Скорее оказалась единственной, кто согласилась принять эту ношу. К восстановленной портальной сети вновь присоединены несколько десятков колоний. Практически во всех огромный дефицит жизненно необходимых вещей.

— Значит наша колония собирается торговать с соседями.

— Торговлей это можно назвать с натяжкой. Скорее инвестиции. Многим пока нечего предложить другим, да и мы пока находимся в таком же положении. Но все работают чтобы как можно быстрее исправить это недоразумение. В отсутствии бетона и пластали дерево самый подходящий материал для строительства, пусть это и значительный откат технологий. Кроме того один из новеньких оказался прекрасным мастером, он делает мебель из остатков материалов. И если дать ему подходящее оборудование, сможет большее. Даже на самой станции Гебы больше половины людей пользуются спальными мешками, их сильно обрадует даже небольшое улучшение обстановки.

— То есть теперь к лесопилке уже нужно пристроить мебельную фабрику. Ещё предложения по развитию поселения?

— Зернохранилище в виде башни. Возможно даже несколько. Подземное овощехранилище. Мельница. Запруда для швайнокарасей, с нами поделятся несколькими детенышами, и коптильня, когда у нас будет достаточно мяса. Ещё новенькие привезли кучу металла, будь у нас дуговая печь, мы могли бы его очистить, возможно даже сделать электрокузницу…

— Вопрос вообще то был риторическим. Я бы даже сказал саркастичным…

— Я понял это. Но всё равно воспользовался случаем сообщить о потребностях.

Вот из-за этого я всегда не любил делать добро. Стоит лишь один раз бескорыстно помочь, поддавшись первобытному гену альтруизма, как понадобится делать больше и больше… Даже ответственность за одну крохотную колонию готова поглотить всю жизнь без остатка. Представляю, какого сейчас Геби. И понимаю, почему другие защитники не спешат ей на помощь, предпочитая отсиживаться в уютном бункере посреди океана дерьма. По хорошему нужно было допросить спасённых из Клондайка, но уже разгоралось зудящее чувство, которое не даст покоя если не присоединиться к движению. Ладно. Будем считать что я просто втираюсь в доверие для более эффективного допроса. Труд как известно объединяет, а небольшая фабрика — прекрасная взятка.

— Начнём с самого необходимого. Лесопилка в первую очередь, на ней вы сможете изготовить материалы для всего остального. В ре комбинаторе есть подходящие чертежи. Надеюсь вы не тратили время зря и уже подготовили стройплощадку.

Эмпат утвердительно кивнул и жестом позвал за собой. Колонисты быстро разошлись по домам, но тут же вернулись с инструментами, готовые к трудовым подвигам.

* * *
Площадка действительно была очищена от деревьев и размечена вбитыми ветками. Площади под строительство хоть и не совсем совпадали с типовыми чертежами, но исправления внесли быстро. Совсем без бетона обойтись не получалось, но благо в моём рекомбинаторе ещё с последнего посещения «Могилы Джеймса» сохранилось много песка и камней с достаточным содержанием известняка, из которых можно было сделать цемент. Конечно, можно было бы поискать песок и камни на месте, но это лишние затраты времени, пусть колонисты занимаются этим без меня. В итоге, первой пришлось изготовить пусть простую, но эффективную машину для смешивания бетона и способную работать даже на ручной тяге. И лишь залив фундамент, пока только для тяжёлых машин, опору для стен сделают сами, а затем обработав бетон ускоряющим застывание излучением, я приступил к изготовлению механизмов. Обновлённый рекомбинатор полностью раскрывал свой потенциал, увеличенный радиус действия позволял не только разрушать отдалённые цели, но и сразу создавать и размещать крупные объекты. Например промышленное оборудование. Та металлическая мешанина, что я собрал на клондайке, за время приключений и боёв с дронами была аккуратно разделена на составные элементы и разложена по разным ячейкам бездонного хранилища. Оставалось лишь выбрать подходящий сплав из списка, подождать пока он будет скомбинирован, а затем творить из него механизмы, благо библиотека чертежей содержала достаточно сведений, чтобы не пришлось собирать вручную каждую деталь. Спустя каких-то четыре часа по ленте конвейера проползло первое бревно, нещадно ободранное и распиленное на брусья, из которых тут же начали собирать стены, чтобы укрыть оборудование от стихии, пусть стихия и была на редкость дружелюбной. Глядя на это я вспоминал хроники древних войн. Там было много интересных битв, но меня почему то всегда цепляла одна история, рассказывающая не о сражении, а том, как под угрозой вторжения целые заводы разбирали на части и вывозили в дикие земли. А на месте, поставленные на голую землю, без стен и крыши над головой, станки тут же начинали работать круглые сутки, и уже вокруг них вырастали сначала корпуса новых заводов, а затем и целые города. И это было ещё до изобретения подпространственных хранилищ и порталов. Каждый станок нужно было снять, разобрать и погрузить практически голыми руками. И люди сделали это. Не сдались перед угрозой вымирания, сжали яйца в кулак и совершили невозможное. И оказывается, что-то подобное можно сделать и сейчас. Снова выжить… Не просто выжить. Восстановить разрушенное, стать сильнее. Должно быть в этом и есть секрет человеческого превосходства.

Остаток дня (сутки здесь занимали около тридцати земных часов) был столь же насыщенным. Я подготавливал фундаменты для будущих зданий, построил пару складов (складов никогда не бывает много), и заполнил их частями машин, которые понадобятся в будущем, приложил к каждой подробные схемы на бумаге. Разберутся. Когда на небе уже показались звёзды, уже в самом поселении я закончил кузницу с дуговой печью и штамповочным станком. Оборудование конечно примитивное, но по крайне мере гвозди, дверные петли, ножи и посуду местные смогут делать сами. Готово. Теперь они не просто выживут, а смогут помогать выживать другим. Тело и разум наполнялись усталостью, но это было приятным чувством.

Искупавшись в озере и немного взбодрившись, как раз успел к ужину (или его ради меня задержали). Я не ожидал от стола многого. Пока не поспеет урожай, у местных были разве что оставшиеся со старых времён концентраты, заметно оскудевшие запасы Эмпата да вездесущая рыба (на глаза уже попались огромные банки с маркировкой Инсмаута, монахи открыли свои переполненные склады для нуждающихся, что не могло не радовать). Но удивила Рана, которая поддавшись заразительному альтруизму вытащила из стазиса четверть звериной суши (спасибо что не попыталась угостить колонистов останками Клауса). По поводу того, что мясо кончается, она конечно немного преувеличивала. В итоге трапеза оказалась по настоящему праздничной. Утолив голод, я наконец смог уйти в выделенный нам с Раной дом и с наслаждением растянулся на одной деревянных кроватей, застланной пока всего лишь спальным мешком. Твердовато, но благодаря усталости всё равно чувствовался невероятный комфорт. Когда посеют хлопковые поля, появятся у местных и матрасы с подушками, будет ещё лучше.

Рана тоже пришла скоро, судя по мокрым волосам решила ещё раз искупаться перед сном. Она любит воду.

— Знаешь, Рана, наверное я мог бы прожить так всю жизнь. Я и раньше мог подолгу работать, но ничего кроме усталости не испытывал. А сегодня я чувствовал, что строю новый мир. Новая Земля, новая жизнь. Наверное я должен тосковать по Старой Земле. Но там я был не на месте Даже не знаю, почему я ещё тогда не бросил всё и не ушёл на дальнюю колонию.

— Ты не ушёл потому что Федерация никого просто так не отпускает.

— Ты права… Мне бы приходилось каждый год обновлять лицензию и доказывать вменяемость. И заниматься не тем что хочу, а тем, что позволят. Копать песок например. Отчитываться о каждом дне. Разумеется для моей же безопасности. Знаешь, иногда я сомневаюсь что Земля была нашей родной планетой… Мне очень повезло с первой вахтой, поэтому я и стал уходить на заработки каждые полгода. Это был лесной мир, но не такой как этот. Деревья там были потоньше, трава погуще, и ещё насекомые. Но не как москиты на торфяниках, после торфяников я с вахтой подумывал завязать. Больше похожи на пауков, и как будто пушистые. И там не было сверкающих дней с тёмными ночами, небо всегда затянуто тучами, и они всегда светятся, одинаково, будто постоянно мягкие сумерки. Я быстро нарубил свою норму древесины и последний месяц мог просто отдыхать. И тогда я отключил часы. Засыпал и просыпался когда хотел, гулял по лесу, иногда делал записи. И к концу вахты, сверив записи с календарём я понял, что по биологическим часам мои нормальные сутки — это тридцать часов, как здесь, а не двадцать четыре, как на Старой Земле.

— Хочешь остаться здесь?

— Не сейчас, но когда-нибудь.

— Да, здесь и правда хорошо, — вот это да, отважная странница не стала насмехаться над моей наивной мечтой о спокойно жизни. — Но это лишь пока вас мало. Однажды вы расплодитесь, станете наступать друг другу на пятки. Кто-то возвысится и станет унижать менее удачливых. А чтобы те не взбунтовались, найдёт врагов из другого поселения, и позволит унижать уже их. Верхние и нижние несколько раз поменяются местами, но ничего не изменится. У вас всегда так было. Даже в древних легендах про Эдем, где мир оставался идеальным только пока в нём жили ровно два человека. Как только вас стало четверо, произошло первое убийство. Люди — вот настоящий кошмар Галактики, Кэп.

— Возможно ты права, и всё будет по старому. Но может смысл в самих попытках сделать всё как надо? К тому же даже если всё покатится под откос, скорее всего я состарюсь и умру раньше, чем это увижу.

— Если конечно не обретёшь бессмертие, за которым гонялся Джеймс, пока не удавился.

«Ах ты ж грёбаная Вселенная, Джеймс!».

Я подскочил с койки.

— Кажется я кое-что забыл.

— И что же? Случайно не то, ради чего мы прилетели?

— Давай, насмехайся из-за того что я немного расслабился. Надеюсь они ещё не уснули.

— Можешь подождать до завтра, отдохни.

— Нет, теперь не успокоюсь.

Я быстро подошёл к двери и тут произошло странное. Дверь словно подмигнула и отскочила от меня на шаг. Мир вокруг начал медленно вращаться. К горлу подступила тошнота, голова готова взорваться от нестерпимой боли, а ноги словно сделаны из ваты. И я упал, провалился в темноту.

Тьма, пустота, покой. Может просто остаться здесь? Плыть по течению невидимой, но такой убаюкивающей мягкой реки. Оставить позади всё: боль, страхи, разбитые надежды…

Яркая вспышка света вначале ослепляет, затем приходит боль в сжатых судорогой мышцах. А вместе с болью возвращается и сознание. Я на кровати. Рядом Рана, Эмпат и женщина из новичков. Она разглядывает меня с профессиональным интересом. Штатный медик. В команде добытчиков должен быть кто-то с медицинскими полномочиями. Неловкая ситуация. И как теперь допрашивать? Нужно попытаться сохранить лицо.

— В чём дело, доктор? Я потерял сознание?

— Да, — голос мягкий и спокойный. — Но все жизненные показатели в норме. Нужно оборудование посерьёзнее, я бы посоветовала вам обратиться на станцию. Там должен быть продвинутый медицинский кабинет.

— Не стоит волноваться. Я слишком долго был в космосе, а тут целый день без силовой брони на ярком свете. Даже у Защитников бывают лёгкие проблемы со здоровьем. Простите, что заставил волноваться.

— Вам нужно беречь себя. Это мы должны извиняться, что нагрузили вас своими проблемами… У нас и правда регулярно теряют сознание, всё-таки чужая биосфера, к которой мы не успели нормально адаптироваться, если я могу чем-то помочь…

— Можете. Мне нужен подробный отчёт о ваших полётах. И о Клаусе. Любые имена, личные данные, координаты которые он хотя бы вскользь упоминал. Я собираюсь разобраться с подельниками этого преступника, который отправлял гражданских на верную смерть.

Я не стал распространяться зачем именно их отправили на Клондайк.

— Хорошо, я передам своим.

— Запишите все сведения и перешли те мне. Больше не смею вас задерживать.

Медичка и Эмпат коротко кивнув вышли, а Рана налетела подобно хищной птице.

— Хочешь сказать, ты на свету перегрелся? После кислотных бурь? Да мы встретились в пустыне, а ты там считай голый прохаживался. Что произошло на самом деле?

— Произошло это.

Я сел на кровать и вытащил их хранилища коробку с ампулами.

— Я слишком долго не принимал необходимые для жизни каждого землянина вещества. Не ел концентраты, не принимал пищевые добавки. Но если вколоть эту ампулу, она полностью покроет все потребности на ближайшие полгода. Без неё такие приступы будут время от времени повторяться. Всё чаще и чаще.

— И почему ты до сих пор не вколол ампулу?

— Потому что эта дрянь уничтожила мой народ.

— Можешь рассказать мне.

— И ты не будешь смеяться, я помню… Тогда на земле жили втрое меньше людей, но она всё равно считалась перенаселённой. Межпланетных путешествий не открыли, минеральные ресурсы истощались. Нужно было сокращать либо потребление, либо потребителей. Думаю ты догадываешься, что выбрали тогдашние правители. Уничтожить две трети людей. Самыми гуманными методами, контролем рождаемости, так тогда говорили. И разумеется в реальности всё было по-другому. Во-первых никто не собирался сокращать все народы в равных количествах. Мой например решили уничтожить практически полностью. Нашу северную страну никогда особо не любили в цивилизованном мире. В итоге под предлогом борьбы с болезнями всем стали колоть эту дрянь. Она действительно помогает бороться с болезнями, но через некоторое время начинает разрушать организм, если он не получит очередной дозы. А затем осталось только решить, кому дать новый укол, а кому нет. От моего народа осталась жалкая горстка… После этого геноцида и началась столетняя война, которую сейчас называют Тёмный Век. В попытках отомстить убийцам, мы всего лишь ускорили выполнение их задачи. Ха, даже перевыполнили, был шанс, что человечеству настанет полный конец. Но нет, справедливости в это грёбаной Вселенной никогда не было. Когда рассеялся дым войны, открыли технологии телепортации, и проблема нехватки ресурсов стала казаться чем-то смешным, выжили в этой бойне в основном потомки тех, кто и был за всё в ответе, именно они создали Федерацию… Мои уцелевшие соплеменники, которых и так оставалось немного, исчезли почти полностью. Мои предки жили по подложным документам и смогли уцелеть, но не больше. И все мы должны принимать эту дрянь, чтобы не сдохнуть. Даже когда Федерации нет, я должен продолжать носить это рабское клеймо. Х-ха, а ведь сегодня я почти поверил что нас ждёт новый мир.

— Эта дрянь, от неё можно очиститься.

— Сомневаюсь. Никому из Землян не позволили бы создать средство.

— Разумеется. Никто из Землян ничего не сделал. Но знаешь ли, в Галактике есть кое-кто кроме землян. Фриссеры.

— Ты хочешь сказать, вы можете вылечить от этой отравы?

— Мы раса воинов. Мы много что можем лечить.

— Исцелять ранения и нейтрализовать биологическую бомбу, это разные вещи. Или может у тебя ещё докторская степень по медицине?

— У меня нет, а вот у дедушки Шэма есть и докторская степень, и много чего ещё. И у него есть опыт. Он лечил некоторых изгоев с Земли. Я сама видела.

— Дедушка Шэм? Это ещё кто.

— Уже забыл? Я же тебе рассказывала. Дедушка, который меня воспитывал. Между прочим, я его гордость! Он сам говорил когда устраивал меня в Мискатоник. И он точно не откажется помочь моему… другу.

Эта пауза перед «другу» распаляла надежду. Но совсем не так, как открывающаяся перспектива.

— Тогда летим к нему.

— Подожди. Лечение опасное. Некоторые не выдерживали и умирали. Возможно не стоит рисковать, пока у тебя ещё есть эти ампулы.

— Я предпочитаю рискнуть.

— Просто предложила. Хотя ни на минуту в тебе не сомневалась. Отдохни до утра, я быстро вернусь на корабль и свяжусь с дедушкой.

Можно было пойти за ней и заночевать за мягкой капитанской кровати, но даже шевелиться не хотелось, к тому же в мышцах до сих пор оставалась проклятая слабость. Эх, тоже мне, Защитник, сейчас меня одолел бы самый хилый пират. Немного предавшись самобичеванию, я наконец закрыл глаза и отключился на добрый десяток часов.

* * *
Утром, а проснулся я позже, чем остальные колонисты, но раньше, чем Рана. Фриссерка не осталась на корабле, а незаметно вернулась, должно быть охранять беспомощного Кэпа, тогда получается сейчас она дрыхнет на боевом посту. Трапеза закончилась, но я всё же разыскал спасённых с Клондайка. Надеюсь, медичка не рассказала о ночном инциденте. Отчёт ещё не был готов, но кое-что интересное они рассказали. Клаус несколько раз покидал убежище, иногда кого-то подвозил. Никакой конкретики, но перемещения должны были сохраниться в бортовом компьютере, а сам бортовой компьютер был уничтожен во время внезапной атаки дронов, но вот чёрный ящик должен был уцелеть и остаться на орбите. И узнав регистрационные данные корабля, можно вычислить сигнатуру ящика, по которой его можно засечь. Я сделал запрос Геби, осталось только дождаться пока у неё дойдут руки до письма и она перешлёт его кому-то разбирающемуся в базе данных гражданского флота. Не слишком серьёзная, но зацепка.

Когда я закончил с расспросами, из домика вышла заспанная Рана, и со своей типичной наглостью заявила:

— Что, уже проснулся?

Похоже не было ни одного колониста, кто бы не улыбнулся в этот момент.

— Я вообще-то почти всю ночь договаривалась насчёт тебя с Шэмом, — добавила она обиженно.

— И говорила только обо мне?

— Нет только. Но ты был главной темой. Дедушка тобой очень заинтересовался, хочет лично познакомиться. Посмотреть в живую.

— Это значит что ты договорилась насчёт, хм, моей маленькой проблемы?

— Да, можешь собираться. Сейчас ты увидишь самую лучшую планету в Галактике. Лалангамена! Колыбель, из которой вышли достойнейшие фриссеры.

— Кто например?

— Я например. Будешь дальше острить или уже отправляемся?

Глава семнадцатая. Лалангамена

«Несчастен тот, кому воспоминания о детстве приносят только страх и грусть»

Писания Преподобного Говарда

— Волнуешься? — судя по голосу Рана волновалась сама, предвкушая встречу с малой родиной.

— Немного. Это ведь мир кровожадных каннибалов. Как у вас там всё утроено: горы черепов, кресла из человеческой кожи, фонтаны крови, ежедневные гладиаторские бои?

На само деле меня больше беспокоила встреча с Шэмом, это же практически знакомство с родителями.

— Всё именно так. Только без черепов, кожи, крови и гладиаторов. А ещё без бетонных коробок.

— И в этом райском уголке нет ни одного портала?

— Конечно. Молодняк должен быть в безопасности. Никогда не знаешь, кто вылезет из кабины.

— Вообще-то можно зашифровать координаты.

— Защитники всё равно проникнут. И не все защитники добряки вроде тебя.

Рана была права. Из всех встреченных только Геби заслуживала уважения, и та по сути психопатка, которая сначала машет мечом, а потом разбирается.

— Так что ты первый защитник, который увидит колыбель фриссеров. Гордись этим, — продолжила Рана.

Корабль вышел на орбиту, Метка отправилась в указное место. Добро пожаловать в новый мир.

Кабина открылась на ровной площадке вершины холма. А вниз извилисто тропой вели вытесанные из камня ступени. Выщербленные и неровные, будто их на само деле вытесывали руками. В воздухе приятная прохлада, дышится легко. Внизу целый океан зелени, уходящий сколько хватает глаз вправо. Слева водоём, но не море, противоположный берег видно вдалеке. Построек на первый взгляд нет, но стоит приглядеться, как замечаешь деревянные домики, искусно спрятанные за кронами деревьев. И правда, райское местечко, словно одна из тех курортных планет, на которых я никогда не был.

Рана сбегала по ступенькам, ловко перепрыгивая чуть ли не по десятку за раз, и постоянно возвращаясь наверх, она и правда знает здесь каждый камешек. Я же в этот раз отказался от перешагивания через три ступеньки, и спускался медленнее. Нас никто не встречал, кроме природы, такой мирной и успокаивающей. Мир совсем не соответствовал грозной славе его обитателей.

Моя спутница прекрасно знала куда идти, горная тропа сменилась аллеей между тенистых деревьев, поворачивающая к берегу озера. В воде что-то плюхнулось, а затем показалась розовая мордочка.

— Рана, смотри, швайнокарась! — я протянул руку к зверушке, тот обнюхал, её и, расстроившись от того, что ему не предложили угощения, обиженно хрюкнув уплыл на глубину. — Откуда он здесь?

— Мы вообще-то их разводим.

— Я думал вы принципиально ничего не перенимаете людей.

— Не так уж принципиально. И вообще-то люди позаимствовали швайнокарасей у фриссеров.

— Разве? Всегда думал что их придумали фанатики старой веры с Земли.

— Ты многого не знаешь… Дедушка!

Из-за дерева появился высокий фриссер, и Рана тут же бросилась ему на шею. На старика он не походил, я даже ощутил укол ревности. Нет, в подруге я не сомневался. Но вот похотливый старикан наверняка испытывал к свое гордости не только наставнические чувства. А выглядел он внушительно. Возраст выдавали только совершенно седые волосы, довольно длинные, спускались к началу шеи, где начинали виться. Кожаный плащ с открытыми руками демонстрировал крепкие мускулы и тугие жилы. Именно что крепкие, мышцы не были безобразно раздуты как у военных после химических усилений, но мощь в них чувствовалась и без этого. Отстранив чуть ли не прыгающую рядом Рану, он пристально смотрел на меня. Я ответил на вызов и мы начали игру в гляделки, пока фриссер не прервёт молчание.

— Так вот он значит, твой Кэп? Уверена что он достоин пройти очищение? — старик наконец перешёл к делу.

— Из всех нормальных землян он достоин больше всех! Я же рассказывала как он Диззи башку размазал, его же шлемом. И ту здоровую рыбу выпотрошил одним ножом, и целую кучу дронов перемолол своим буром. Он сильный! И хитрый, даже меня обманул.

— Ох, Рана, тебя обмануть невелика заслуга.

Рана обиженно замолчала и насупилась, а в глазах старика появились насмехающиеся огоньки.

— Но Защитник который сражается рука об руку с фриссером — это и правда заслуживает внимания. Как тебе наш мир, Кэп?

Наконец-то Шем признал моё право на существование, обратившись прямо.

— Прекрасное место. Особенно для детишек. Кстати где они? Рана говорила что у тебя всегда было много воспитанников.

Как бы я ни относился к старику, он здесь хозяин и, что важнее, его мнение для Раны значит очень много. Нужно добиться расположения, при этом не заискивая. А для этого лучше говорить о том, что собеседник считает делом своей жизни. Например о воспитанниках.

— Их и сейчас много… Куда больше чем обычно. Время непростое, и многие из тех, кто уже решил отойти от дел, снова возвращаются в пустоту, оставив мелких на моё попечение. Хотя и меня всё чаще зовут обратно в Совет.

— Вот здорово, дедушка. Ты ведь всем там покажешь?

Шем ласково потрепал Рану по голове.

— Видимо придётся, хотя не знаю на кого оставить молодняк. Ты случайно не хочешь меня подменить?

Рана в ужасе замотала головой, мы с Шемом одновременно рассмеялись, похоже контакт налаживается.

— Я отправил их в лес, на охоту, чтобы не путались под ногами. Хотя надо бы отнести им припасы, а мои ноги уже не те… Рана не могла бы ты помочь старику? Мешок собран.

Рана обиженно кивнула и ушла куда-то в сторону. Мы провожали её глазами, пока девушка не вернулась с наплечным рюкзаком чуть ли не с неё саму размером.

— Застава всё там же?

— Нет, но ты ведь не разучилась идти по следам? Если поторопишься, к ночи вернёшься.

Итак, Шем избавился от девушки и остальных свидетелей. Он даже не собирается меня убить, хотя если бы и собирался, не справился, слишком много я пережил в последние дни и многому научился, чтобы просто умереть. Я выжидающе смотрел на молчащего старика.

Он заговорил только когда крохотная фигура девушки растворилась в зелени.

— Хорошо, теперь мы можем поговорить спокойно, не отвлекаясь на сентиментальные воспоминания.

— Похоже ты очень дорог для Раны. Больше чем кто-нибудь другой.

— Нет, землянин, просто я единственный. Она осталась без родителей, а из-за своих особых способностей она всегда держалась особняком от других детей. Ты ведь в курсе её особых способностей.

Я кивнул:

— Она псионик.

— И один из самых сильных в Галактике. Сейчас именно то время, когда её способности особенно востребованы. Возможно Рана станет Вождём всего нашего народа. Теперь понимаешь, почему я должен быть уверен и в тебе?

Я кивнул.

— Хорошо, тогда ответь на главный вопрос: как именно ты относишься к Ране?

— Я люблю её.

Шем протяжно вздохнул.

— Не слишком оригинально. Ты ведь знаешь что она может вызывать к себе определённые чувства? Иногда не осознанно. Даже я, когда ребёнком она не справлялась с обучением, иногда ловил себя на мыслях, что не стоит сильно наказывать лучшую воспитанницу, что в этот раз можно простить. Ты никогда не сталкивался с псиониками, а её способности наложились на природную красоту и твою потребность в любви. А теперь, зная это, ты готов подтвердить свои слова.

— Да. Дело не в её способностях. Я просто хочу быть с ней. Сомневаюсь, что на меня в принципе действует псионика. Можешь проверить, ты ведь наверняка тоже особенный.

Шем рассеянно покачал головой.

— Попробовал как только увидел. Твой дух и правда силён, ты действительно мог сопротивляться дару, но вот перед чарами природы бессилен. Скажи, ты и правда рассчитываешь на взаимность?

— Да.

— Рана выросла на моих глазах. Я знаю её лучше чем кто-либо. Избранником Раны может стать только фриссер. Ты мог бы надеяться стать её служителем, но она нуждается в другом. В равном ей герое.

Старик начал раздражать, и я злобно рассмеялся:

— Значит я и есть тот герой. А ты просто ревнуешь, Старик. Не хочешь признать, что больше ты для неё не самый главный мужчина в мире.

— Путешествовал с ней несколько дней и уверен что знаешь? Малышкой больше всего она любила возиться со швайнокарасями, и в каждом приплоде был любимец, с которым она постоянно играла. А когда вырастал, у неё не было проблем с тем, чтобы забить его на мясо. Привычка привязываться к еде сохранилась до сих пор.

Замечательно. Я для него всего лишь мясной скот. По хорошему стоит ему врезать. Но Рана не простит. Пальцы сами собой сжимаются в кулак, а старик ухмыляется. Он намеренно провоцирует меня. Что если это… испытание?

— Ты и правда так сильно ненавидишь людей, Шэм? А теперь один из них забирает твою любимую дочурку. В чём причина, старик? К кому из людей у тебя счёты? К кому-то их тех миллиардов, что сгинули в хаосе?

Старик покачал головой и будто… расслабился? Неужели я нащупал струнку.

— Ты действительно не знаешь историю, юноша.

— Историю фриссеров?

— Только у фриссеров и есть история. У землян этим словом называют пропаганду. Идём в храм.


Вокруг не было монументальных построек, достойных звания молельного места, храмом оказалась небольшая поляна между плотно сросшихся в естественные стены деревьев, в центре которой возвышалась обсидианового цвета скульптура, напоминающая безликого человека.

— Пожиратель Миров, — Шем указал на статую. — Бесконечный и Тысячеликий. Губитель и Спаситель, являющийся в минуты бесконечного отчаяния. Помог нам выжить, а мы воздаём ему почести.


Я с интересом разглядывал изваяние. Статуя лишь казалась грубой, на самом деле скульптор поработал над множеством преломляющих свет мелких углов. В результате взгляд не мог нормально сфокусироваться, и образ расплывался в неясное пятно. Конечно я много слышал о жестоком Культе Пожирателя и знал о его популярности у фриссеров, но видел скульптурное воплощение впервые.

— Так значит даже в легендах вашим мифическим предком был самый жестокий из Древних Богов? Это многое объясняет.

Шем расхохотался:

— Мифическим? Проблема в том, что Пожиратель действительно является избранным счастливчикам, делает их своими чемпионами, даёт бесконечную силу а взамен забирает всё. Включая самого чемпиона. Но пришли говорить не о Нём. Он будет скорее свидетелем. Из всего, что люди знают о фриссерах, вы обычно запоминаете лишь одну деталь. Какую именно?

— Вы едите себе подобных.

— Именно. Это сильнее всего шокирует землян. Но ответь, разве земляне не делают то же самое?

— Ты сейчас в метафорическом смысле? Про кровожадного исполина Федерации, пожирающей своих детей?

— Нет, в самом прямом. Когда это происходит?

— У нас были примитивные племена каннибалов. Они вымерли.

— Или были истреблены. Ещё?

— Безумные маньяки, которые хотят полностью овладеть жертвой. Их тоже уничтожают.

— А самое очевидное?

Я задумался. Кстати вспомнились спасённые с Клондайка, которые почти собрались бросить жребий…

— Иногда, в критических обстоятельствах, когда нет другого выбора… Когда это необходимо для выживания. Пожертвовать одними, чтобы спасти всех остальных.

— Ты уже начинаешь догадываться, верно? Голод, угрожающий всему народу. Не банальное отсутствие пищи. Той в избытке, но она немного… — старик сделала паузу выбирая подходящее слово, — неподходящая. Родной мир фриссеров, ныне несуществующая Акзария, которую земляне называли Костяным Троном, ты наверняка слышал истории про невероятно агрессивную биосферу. Растения не поддаются культивации и моментально подавляют все завезённые извне. Зато просто тонны мяса. Бешеного, злобного, готового закусить тобой. Когда-то мы охотились на настоящих титанов размеров с гору. Понятное дело, они быстро закончились, но привычка питаться мясом осталась. Как и модифицированные более мощные челюсти. Вот только в звериной плоти не хватало необходимых микроэлементов. Сколько бы ты ни ел, всё равно оставался голодным, даже если кишки уже готовы лопнуть. Слабел, и в итоге умирал. О, этот голод, проникающий в душу, превращающийся в основу твоего бытия. Была лишь одна доступная пища, способная его утолить.


Осознание мрачной правды словно взорвалось в голове. Мы всегда называли фриссеров каннибалами, но вовсе не за то, что они ели других фриссеров.


— Если местные животные были неподходящей пищей, значит ваша раса не могла зародиться на этой планете. Вы прибыли откуда-то. Из другого мира. Неужели… Фриссеры на самом деле люди? Но как? Вы же способны питаться солнечной энергией…

— Всего лишь имплантация, повышающая шансы выжить в чуждой среде при ограниченных ресурсах. Фриссеры это люди. Не только фриссеры. Изнеженные гедонийцы, деградировавшие абучане, даже кибриды. Фриссеры умеют готовить кибридов, внутри них осталось достаточно потрошков, чтобы насытиться. Все они изменились чтобы выжить, но остались людьми. Я не уверен в человечности только одной расы — землян.

— Почему именно земляне? Опять что-то личное?

— Не только личное. Главная сила человека, главная причина того, что он может заселить всю Галактику — это адаптивность. Готовность приспосабливаться и меняться, эффективно отражая угрозы и встраиваясь в новый мир и становясь на его вершину. Каждая планета прекрасна, словно искусно выполненная золотая оправа. И только человек может заполнить её, став бриллиантом. Но не земляне. Вы разломаете оправу и переплавите её в кучу одинаковых и безвкусных безделушек. Это хуже, чем если бы вы просто уничтожали всё на своём пути, как изгои, которых вы называете пиратами. Вы оскверняете всё, чего касаетесь, превращаете в мусор и дерьмо. Теперь понимаешь, почему я против твоих отношений с Раной?

— Спасибо за откровенность. И всё же я ожидал от откровения большего. Я понимаю, что ты любитель дикой природы и гармонии со всем живым, ну кроме землян, разумеется. И всё же к миру без кислорода ты не приспособишься при всём желании. А земляне приспособились. Если говорить твоими же метафорами, мы делаем алмазы из обыкновенного угля. Так что я всё ещё склонен считать, дело в личной обиде.

Шем вздохнул:

— Скажи мне, землянин, а тебе то нравились алмазы, которым родная планета закармливала тебя до отвала? Или всё-таки туговато выходили? Был ли ты счастлив в идеальном мире, который веками преобразовывали для твоего блага?

— Это удар ниже пояса, старик. На Земле я был без пяти минут изгоем.

— И даже не задумывался почему? А может считал себя плохим, недостойным, неправильным. Сломанным винтиком механизма, который всё портит? Вот только сама машина — та ещё дрянь. Я не фанатичный любитель деревьев, хотя мне нравится дикий лес, с эти трудно поспорить. И если бы вместо того чтобы приспосабливаться самим, вы приспосабливали миры под себя, это было бы ещё одним проявлением всемогущества природы. Проблема в том, что вы сначала калечите миры, а потом калечите себя, чтобы лучше приспособиться к существованию в этих тесных клетках, отравленных химикатами. Ты ведь не забыл зачем пришёл сюда?

— Чтобы очистить организм от дряни…

— Вот именно. С рождения вас обкалывают ядом, который потом добавляют в пищу и воду. И всю жизнь вы принимаете новую дозу, чтобы не сдохнуть. Яд не даёт тебе уйти, всегда нужно возвращаться в лоно Федерации за очередной дозой. Яд снижает твои способности сопротивляться. Лишает Дара. Лишает выбора. Лишает будущего. И теперь вам конец. Все расы пострадали от катаклизма, но все они оправятся. А люди быстро вымрут.

— Значит для этого ты меня позвал? Чтобы поглумиться над умирающим.

Шем ненадолго замолчал и продолжил.

— Я так и не рассказал тебе историю фриссеров.

— Нет настроения для долгой лекции, Старик.

— Тогда расскажу кратко. Тогда вместо федерации было лишь выросшее на пепле Тёмного Века мировое правительство, разобщённое, неспособное принять решения ни по одному ключевому вопросу. Наших предков больше всего интересовал вопрос независимости колоний. Мы были изгоями уже тогда. Представители самых ненавистных настоящим людям рас, которым должно было оказаться полностью истребленными в ходе Тёмного Века. Слишком белые, чтобы стать слугами господ, но слишком хаотичные, чтобы присоединиться к повелителям. Мы закрепились на последнем спорном клочке земли и воспользовались его неопределённым политическим статусом для создания космической программы. Хотя это громко сказано, две многоразовых орбитальных боевых платформы довоенных времён, надёжно укрытые в ангарах Сиберийской пустоши с установленными экспериментальными двигателями, способными выдержать только один прыжок. До цели добрался только один.

Мы развернули телепорт и совершили исход, не дожидаясь пока мировое правительство сможет договориться об окончательном решении нашего вопроса. Забрали всех, кто успел добраться до портала. Планета оказалась не такой гостеприимной, как ожидалось. Привезённые растения и животные погибли, а когда, наступив на гордость, мы запросили поддержку с Земли, но в ответ получили предложение стать первой колонией Федерации, полностью подчинённой и поднадзорной, либо «Начать жрать друг друга». Мы выбрали второе и уничтожили портал, а уже Федерация постаралась вымарать из истории всё о нашем существовании.

Мы должны были умереть, но в час отчаяния к нам явился Пожиратель Миров. Научил охотиться на титанов, научил выживать… и умирать. Повезло, что для утоления голода потреблять человеческой плоти нужно было совсем немного. Обычно хватало тел погибших в схватках с природой. Если не хватало, то воины устраивали ритуальный поединок. Так мы стали фриссерами. Спустя несколько поколений крупная банда изгоев наткнулась на цивилизацию аборигенов с примитивным холодным оружием и польстилась на лёгкую добычу. Так у нас появился первый корабль. Мы не могли воевать с Федерацией прямо, но вот поодиночке присоединяться к банде мародёров или бригаде наёмников никому не возбранялось. Так мы стали покорять Галактику.

— Ты хочешь сказать, что тот самый тайный галактический заговор фриссеров, о котором все говорили, на самом деле существует?

— Не столько заговор, сколько солидарность. Конечно, фриссеры часто сталкиваются друг с другом на разных сторонах, то стараются обойтись без убийства. Но если другого выбора нет, это считается ритуальным поединком.

— Тогда у вас действительно есть повод для гордости. Вот только забрали вы не всех. Когда исход стал массовым, местные правительства перекрывали границы, бежать смогли только те, кто жил недалеко от портала. Мои предки застряли в Сиберии. Они даже смогли сохранить память, но им в итоге пришлось стать землянами. И вот я здесь. Хочешь отказать мне в помощи из-за старых обид?

Шем задумался:

— По правде говоря я сразу начал подозревать, хотя с твоего позволения не откажусь изучить образец ДНК. Очень уж у тебя внешность характерная. Опять же Рану от тебя не тошнит, как от остальных землян. И я бы не стал отказывать в помощи даже чистейшему землянину. Тем более что очищения тот скорее всего бы не пережил, хе-хе. Я просто старик, который любит брюзжать.

— Надо же как изменилось отношение. Принял меня потому что мы скорее всего одной крови…

— Дело не в крови, и даже не в почве. Наши общие предки всегда были конгломератом разных народов. И даже на Старой Земле мы будто пришли из ниоткуда. За это должно быть нас всегда ненавидели. Дело было в некой идее. Однажды мы её утратили, и только Приход Пожирателя напомнил нам о предназначении.

— И что же это за предназначение? Предки часто говорили об идее, но никто так и не смог её объяснить.

— Она проще чем кажется. Это победа над значительно превосходящим тебя противником, вопреки всем обстоятельствам. Для нас таким противником стала Федерация.

— А теперь, когда её больше нет?

— Совет решает этот вопрос. Но ответ очевиден, будем сражаться с той силой, что уничтожила Федерацию. И нашу первую планету, хоть многие и считают эту жертву справедливой ценой.

— Вы уже знаете кто это сделал? Что если ваш обожаемый Пожиратель Миров? Судя по имени, вполне в его духе.

— Пока не знаем. Разумеется мы бросим все силы на выяснение причин.

— Тогда у нас общая цель. Я тоже хочу найти и уничтожить Древних Богов.

— Да? И почему же? Мстишь за Землю? Выполняешь долг Защитника?

— Нет. Рана пообещала что выйдет за меня если я добуду шкуру Древнего Бога.

И тут Шем, хранивший мрачную серьёзность, вдруг расхохотался.

— Нет, ты всё-таки безумен. Если и правда сумеешь это провернуть, я лично вас благословлю. А пока нужно исцелить тебя от земной скверны. Будем надеяться, процедура тебя не убьёт.

Глава восемнадцатая. Очищение

"И тогда я решил, что поднимусь на эту башню, чего бы это мне ни стоило, ибо лучше раз взглянуть на небо и погибнуть, чем вечно жить, не видя света дня"

Писания Преподобного Говарда

Рана вернулась тем же вечером и рухнула на бревно, приспособленное местными под скамью, я присел рядом.

— Как там молодняк?

— Слабаки.

— Твои ровесники конечно же были во всём лучше…

— Нет. Тоже были слабаками. Хотя нам припасы не приносили… Если вам нужно было поговорить наедине, не обязательно было отправлять меня бегать с мешком.

Я виновато развёл руками.

— Хоть договорились? — продолжила Рана.

— Шем проведёт ритуал. Он занят подготовкой. Насчёт возможной смерти — это очередная шутка старика или?..

— Или. Ещё не поздно вернуться.

— Нет, уже поздно. Я узнал какие-то подробности. Скажи, ты знала, что фриссеры это люди?

— Это все знают. Ну, может кроме землян.

— И всё это время ты молчала. Ведь получается между нами нет никаких биологических препятствий.

— Опять за своё, — Рана вздохнула. — Лучше отдохни завтра будет трудный день.

* * *
В простом деревянном здании из брёвен оказался кабинет наполненный непонятной и неожиданно сложной на вид техникой. Шем указал жестом на кресло. Я сел.

— Разденься. По пояс. Сверху.

И старик тут же начал цеплять на тело какие то металлические штуки, увенчав мой лоб металлическим обручем.

— А теперь не двигайся.

Я замер ожидая потоков энергии сквозь тело или ещё чего похуже. Но чувствовалось только лёгкое покалывание.

— Отлично, жизненные показатели в норме. Теперь можно приступать к очищению… Вставай с кресла.

Я медленно встал. Это только медицинский осмотр, а я уже на взводе.

Шем тем временем смешал какую-то тёмную жидкость в склянке и протянул мне.

— Выпей. Желательно залпом. Это стимуляторы. Помогут дольше продержаться.

Горло обожгло огнём, который провалился в желудок нисколько не затухая, мышцы размякли, подкатила тошнота.

— Я совсем не чувствую себя простимулированным. Скорее наоборот.

— Расслабься. Дальше будет хуже.

Старик был прав, хуже стало моментально. Сердце бешено заколотилось, в висках словно отдавались удары молота, глаза слезились и горели, будто в них попал песок. Что же это за дрянь?

— Идём. Пора перейти к основной процедуре.

Старик практически втолкнул меня в небольшое помещение. Невыносимая жара, деревянные стены а в центре большая бадья с водой.

— Это шутка? Ты предлагаешь мне помыться?

— По ощущениям это ближе к варке заживо. Никто не говорил, что будет легко.

Я осторожно прикоснулся к воде. Горячая, зараза, рука еле терпит.

— Раздевайся и полезай внутрь. Подогрею в процессе, в воду нужной температуры ты не полезешь.

То есть она будет ещё горячее? Но отступать уже поздно. Я выполнил указание и с размаху погрузился в горячую жидкость. Невыносимая боль. Всё настолько плохо, что во рту появился химический привкус адреналина. Я стиснул зубы, концентрируясь на бешеном биении сердца. Время исказилось, секунды превращались в вечность. И всё же постепенно страдания уменьшались, температура становилась почти терпимой. Как там говорил старик, «Адаптация наше главное преимущество». Так что даже если вода и нагревалась, я этого уже не чувствовал. Возможно кожные рецепторы просто умерли. Старик оставался рядом. Он тоже разделся и устроился на деревянной скамье, похоже не то сама жара, не то мои страдания, а может и то и другое, доставляли ему удовольствие. Грёбаные фриссеры, всё-таки они поголовно психопаты.

Но я выдерживал. В конце-концов разум начал проясняться. Боль, есть только боль. Ничего кроме боли. Все ощущения, все мысли и желания всего лишь проявления этого базового чувства. Все ощущения сводятся к боли. Этому меня хотят научить фриссеры, упивающиеся страданиями, своими и чужими? Все эти годы прозябания на Земле, я делал всё, чтобы приглушить бесконечную боль. Обеспечить комфорт, вся цивилизация работала на это. Но что если это было ошибкой. Зачем бороться с болью, если её можно принять? Сделать частью себя, обратить в силу! Жертва! Гибель человечества не была гибелью в истинном смысле этого слова, это лишь жертва! Как воины фриссеров, что сражаются друг с другом, чтобы накормить выживших. Я всё понял, достиг просветления. А значит пора заканчивать.

Словно услышав мои мысли старик издавая довольное урчание поднялся со скамьи… И пошёл к выходу, напоследок обернувшись.

— А теперь я ухожу. Последняя часть очищения самая сложная. Держись.

Это ещё не всё? Нет, он действительно решил меня убить.

Тело почти не чувствовалось, словно каждая мышца залита расплавленным воском. И всё же, миллиметр за миллиметром я подтянул руки к борту бочки и осторожно приподнялся. Воздух будто стал прохладнее… Похоже я зря запаниковал и последняя часть очищения — просто напросто выбраться и камеры пыток самостоятельно. Я высунулся из бочки наполовину.

И правда похолодало, хотя похолодало не самое подходящее слово. Стены мгновенно покрывались узорами льда, вырывающееся дыхание превращалось в пар, а мышцы, к которым возвращалась чувствительность, невыносимо корёжило. Значит из кипятка в лёд… Припоминаю такую легенду. Я не мог перелезть через борт, но если навалиться всей массой и попытаться раскачать…

Бочка рухнула на пол, разлившаяся вода превращалась в корку льда. Выбираться из воды было ошибкой, только сейчас я ощутил, что значит настоящий холод. Горячая вода мгновенно превращается в лёд, и температура продолжает падать. Корка льда покрыла моё тело, пришлось зажмурить глаза чтобы не ослепнуть. Как же холодно. Даже дюрасталь разлетится на осколки если накалить её, а затем бросить в космический холод. Это именно холод космоса, температура близится к абсолютному нулю. Моё тело пытается бороться с холодом вечной пустоты, но насколько хватит этой энергии? Я нащупал дверь, но она не поддавалась. Заперто. Нужно собрать остатки сил. Удар, ещё удар. Дверь держится, моё сердце колотится ещё быстрее. Я уже не слышу, лишь ощущаю его вибрации. И вдруг сердце замирает. Я успеваю это осознать прежде чем проваливаюсь в темноту.

* * *
Невыносимая ярость раздирала сознание. Боль, отчаяние, проклятия собственной глупости из-за того, что полез в очевидную ловушку, и мрачное осознание конца… Это и правда похоже на конец. Бесславная смерть. вокруг меня снова окружала уже знакомая мясная река. Но теперь кричащая плоть менялась на глазах, словно её обволакивала тьма, масса теряла красный цвет и становилась однородной. Я размахивал несуществующими руками разгоняя чёрный туман, но тот лишь обволакивал меня сильнее, и вместе с этим затихали звуки. Бесформенная плоть затихала. Последним усилием я попытался разогнать тьму хотя вокруг себя. И тут ярость куда-то ушла.

Боль вдруг прекратилась. Мир исчез, вокруг осталась только пустота, нежно качающая на своих волнах. И несущая куда-то, обещающая вечный покой. И всё же я не могу отдаться на милость этого покоя. И тогда тьма приняла очертания. Человеческий образ в виде высокой фигуры, сотканной из самой тьмы, склонился надо мной и чего-то ждал.

— Я умер?

— Разумеется. Каждый герой на своём пути обычно два-три раза умирает. Иногда больше. Но если ты думаешь, что всё позади, придётся тебя разочаровать. Это всего лишь обратимое состояние. Сон подобный смерти. Древние называют его «Фтахгн». На краткое мгновение твой организм не выдержав перегрузок полностью отключился. Благодаря этому запустились самые глубинные химические реакции. Старая плоть сгорела в пламени агонии, высвобождая энергию, нервная система перезагружается, освобождаясь от вредоносных шаблонов. Смерть, разрушение, агония — без этого нельзя переродиться. И я сейчас не только о твоей плоти, если ты понимаешь.

— Значит это ты? Ты уничтожил Землю?

— Нет. У меня другие методы. Обычно я не оставляю выживших. На самом деле я уже считал ваше уютное болото потерянным. Стерильное общество, в котором нет радости, но нет и страданий. Настоящая утопия. Пусть и построенная на костях, но обычно на костях стоят алтари пострашнее.

— Тогда кто? Кто виновен?

— А это ты должен выяснить сам.

— Почему ты не хочешь сказать прямо?

— Может ещё и разобраться с ними вместо тебя? Однажды люди уже получили незаслуженные подарки — и к чему это привело? Скажу лишь, что это крайне могущественные существа. Их сила гораздо больше, чем ты можешь осознать из нынешнего положения. В вашем мире есть древняя книга, описывающая жизнь двухмерных существ, живущих в плоскости и прекрасно к ней приспособившихся. Но в один миг их мир был разрушен пришествием ужасающего и непостижимого трёхмерного конуса. Проходя через их уютную плоскость, он представлялся несчастным невероятной и невозможной фигурой, постоянно меняющей форму. Кто-то сходил с ума, кто-то становился культистом неизвестного божества. И никакого сопротивления. Думаешь, они могли хоть как-то ему противостоять?

— Да. Могли отрезать его трёхмерную башку своей плоскостью.

И тут Тёмный рассмеялся:

— Отлично! Ты уловил суть. Какой бы сложной ни казалась ситуация, самое простое решение всегда оказывается верным.

— Мы ведь встречались раньше?

— Да. Мне понравился твой выбор. Лучшее оружие то, которое ты создал сам. Акт творения — это великая сила. Всё, что ты когда-либо сделал, навсегда остаётся с тобой. Для кого-то это тяжкий груз, вдавливающий в камень, но для умных — это возможность. Возможность взять оружие туда, куда ты вообще-то и сам приходить не должен.

— Эти сны, они были реальны?

— Так же реальны, как этот.

— И эта река, все эти люди, все они мертвы?

— Меня всегда веселила людская наивность. Истинная смерть высшее благо. В обывательском понимании они конечно мертвы. Погибли вместе с планетой. Но в более широком биомасса, подобно плесени покрывающая бетонные постройки, просто сменила форму. Теперь это кричащая река.

— Джеймс… ты являлся ему?

— Нет. Он мне не понравился. Не понимает сути. Не знает цену. Хотя его путешествие может быть для тебя поучительным. Ты ещё не раз вспомнишь о полиморфной биомассе.

— Эти многомерные существа, я могу их победить?

— Тебе стоит сформулировать вопрос иначе. Можешь ли ты НЕ победить? А теперь пора. Я немного замедлил время чтобы спокойно поболтать, возвращайся в свою Грёбаную Вселенную.

Тьма словно взорвалась, нестерпимая боль, разрывающая или выкручивающая каждую клетку тела беспощадно возвращала в реальность. Я закричал, и лишь тогда мешанина из разноцветных сфер приняла облик старика Шэма.

— Очнулся? На мгновение я даже начал волноваться. Как ощущения?

— Я … кое-что видел… Кажется, я только что разговаривал с Пожирателем Миров…

* * *
Шэм выпустил меня на волю только выспросив все детали. Жаль старика, но я не мог описать ни внешности, ни одежды таинственного божества фриссеров, ангелов тоже не видел. И всё же Шэм мне поверил и был совершенно счастлив. Наконец я вышел из обледенелой пыточной. Тело казалось настолько лёгким, будто его может повалить простой ветерок. Всего лишь иллюзия, и всё же мельком взглянув на своё отражение в бадье с водой, я заметил, как осунулось лицо, тело почти мгновенно потеряло несколько килограммов во время опасных процедур. И так же легко было на душе. Проблемы никуда не делись, но больше они не определяли каждый миг жизни. Лишь прошагав несколько минут по тропе я понял, что знал куда иду. На берегу озера, на гладком и нагретом светом камне сидела безмятежная Рана, и трепала за ухом радостно похрюкивающего на её коленях детёныша швайнокарася. Увидев меня, она выпустила зверушку в воду:

— Подрастай, вкусняшка.

Попрощавшись с питомцем она наконец обратила внимание на меня.

— Ты немного изменился. Похудел, будешь двигаться быстрее. И глаза. Раньше они были мутноватые, а теперь сверкают как небо на рассвете. Ты наконец-то избавился от земной скверны. Ты стал фриссером.

Послесловие первого тома

«Умные люди понимают, что разница между реальностью и вымыслом не так уж велика»

Писания Преподобного Говарда

— Как, и это всё?

— А разве чего-то не хватает? Герой прошёл свой путь, обрёл себя и готов к новым свершениям, как свободный Человек с большой буквы. Да и шансы на счастливую любовь перестали быть иллюзорными. Не мир же спасать, браться за это уже поздно. Что до Древних Богов, то есть вещи, с которыми человеческому разуму лучше не сталкиваться.

— Издеваешься?

— Ну да, немного. Ладно, может и будет продолжение. В конце-концов все приключения этой истории прошли в первые дни после гибели старого мира, когда немногие выжившие были напуганы и не знали что делать. Но у фриссеров герою, чтобы полностью восстановиться после очищения, понадобится гораздо больше времени. Пока он отдыхает люди всех миров освоятся, привыкнут и займутся привычным делом. Развяжут войну.

— Войну? Но ведь людей осталось так мало. Разве им не нужно беспокоиться о спасении своего вида?

— Разумеется. Это и станет причиной. Ведь у каждого своя точка зрения на то, как именно обеспечить выживание человечества. Когда Флот Федерации погиб вместе с Землёй, малые эскадрильи стали значительной силой. И на арену выходят гедонийцы, для которых война лишь ещё один способ испытать наслаждение упоением битвы и риском смерти. Кибриды убеждены, что лишь строгая дисциплина и усмирение страстей станут залогом выживания. Ну и пираты, которых беспокоит не столько жажда наживы, сколько убеждение, что выживать должны только сильнейшие, не упустят шанс повлиять на будущее человечества. И разумеется все их идеалы обречены оказаться ложными.

— А фриссеры? На чьей стороне выступят они.

— О, фриссеры. Мудрейшая раса Галактики одновременно выступит за все стороны конфликта. Ведь это надёжный рецепт гарантированной победы.

— А как же записи Джеймса? Кошмарные видения, неведомые существа и древние боги?

— Неужели до сих пор не ясно? В галактике есть кое-кто страшнее. И имя этой угрозе — люди. Им предначертано стать истинными виновниками Войны в Небесах.

Том второй. Война в Небесах.

Пролог. Возрождение

"Но мне и в голову не приходило, что за два с половиной месяца с человеком может произойти такая перемена"

Писания Преподобного Говарда

— Забудь о глазах! Отринь привычные чувства! Просто осознай само присутствие врага, открой разум и найди в нём место, которое совпадает с местом дрона во вселенной.

Легко говорить… «Забудь о глазах», они вообще-то и так завязаны. Резкий удар током подкрепил поучения, я взмахнул шестом, но разумеется не попал.

— Бесполезно… — я не видел Шэма, но и без всякой псионики понимал, что он раздосадованно качает головой. — В псионике ты полный ноль. На сегодня хватит, я устал.

Старик умел бесить. «Устал?» — как будто это он третий час машет палкой с замотанными глазами и каждую минуту получает удар током. Но по крайне мере я смогу отдохнуть.

— Дедушка, давай теперь я!

Звонкий голосок звучал словно приговор. Рана радостно присоединилась к издевательствам над бывшим землянином. Какое же удовольствие доставляет этой бестии возможность делать мне больно. Должно быть я ей действительно нравлюсь.

Невидимый дрон готовился снова нанести безвредный, но болезненный удар, когда резкий взмах шеста впечатался в что-то твёрдое. Издав обиженный писк машина улетела куда-то вдаль и сейчас перегруппировывалась.

— Ты смог! Твой дар проявился! Сейчас позову дедушку!

— Не стоит. — я снял глазную повязку и сел рядом с красавицей. — Дрон пролетел под ухом, я его просто услышал.

— Вот как… — мелкая садистка сделала грустное лицо, и я не удержался от соблазна подлить соляры в огонь. — К тому же твои атаки предсказуемые. Я их запомнил.

— Дурак… Я ведь ради тебя стараюсь. И ты сам просил Шэма пробудить твой дар.

Ну да, просил. После нескольких часов уговоров. Рана так нахваливала своего наставника, что не воспользоваться случаем улучшить свои боевые навыки стало казаться глупостью. По правде говоря, Шэм действительно оказался толковым наставником. Оценив по достоинству мою физическую подготовку, благо я сохранил её с интернатской юности, и несколько лет вольной жизни базы не ухудшили, он показал немало интересных тактических приёмов, которые не использовались на Земле. Для своего возраста он и правда был великолепным бойцом. Первый месяц тренировки хоть и оказался изнуряющим, но приносил только радость, возвращая почти забытое чувство познания нового. Но потом Шэм загорелся идеей пробудить мой псионический дар. Попытка с треском провалилась. Хоть я и очистился от земной химии, побочным эффектом которой было подавление псионики, талантов это не прибавило. И что же, опытный наставник осознав, что его ученик не способен к одному из приёмов, решил сосредоточиться на его сильных сторонах, дабы компенсировать врождённые недостатки?

Ха-ха. Для Шэма стало делом принципа заставить меня использовать дар, а мою неспособность он воспринимал как личное оскорбление. Тренировки превратились в сеанс садомазохизма, причём непонятно, кто из нас страдал больше, такое несчастное лицо Шэм делал после каждой моей неудачи. И разумеется Рана не могла не воспользоваться шансом подколоть меня. Так что нечего дуться, заслужила.

— Знаешь, я думаю что полностью восстановился и могу вернуться к обязанностям защитника.

В каждой мышце тела отдавалась накопившаяся боль. Если «восстановительные» тренировки затянутся на третий месяц, я этого не переживу. Пора возвращаться в Грёбаную Вселенную, к пиратам, Древним Богам, дождям из расплавленного металла. И подальше от безумного старика Шэма.

— Дедушка говорит, что ты ещё не готов.

— Напомни, он считал тебя полностью готовой, когда ты свалила в свободное плавание?

— Весомый аргумент… Правда в итоге я и правда наделала ошибок… Но одной из них оказался ты, так что в итоге всё сложилось неплохо… Хорошо, я пойду с тобой. Но с дедушкой попрощаемся. Ты же не собирался просто по тихому вернуться на корабль.

Я вздохнул. Именно это я собирался сделать. Теперь придётся битый час выслушивать дельные замечания.

— Конечно нет. Я очень благодарен Шэму за бесценные уроки и не могу уйти не попрощавшись. Но тянуть не стоит. Неизвестно сколько ещё чёрный ящик Клауса провисит на орбите.

* * *
— Что же, больше я ничему не смогу тебя научить. Рана, присмотри за своим другом.

Я особо не рассчитывал что Шэм будет умолять остаться. Но такое равнодушие было даже немного оскорбительным.

— И всё же я рассчитываю на ваше скорое возвращение, продолжил старик. — Я настоял чтобы Совет Фриссеров собрался на этой планете. Рана, дар гарантирует тебе высокое место в будущем, так что начинай привыкать и не забудь вернуться к этому времени.

Девушка кивнула.

— А ты, Защитник, тоже можешь придти. Расскажешь свою историю. Выразишь позицию Федерации.

— Не думаю что я подходящий представитель Старой Земли.

— Зато подходишь для Новой, вклинилась Рана.

С этими аргументами было трудно спорить и окончательно попрощавшись с на удивление дружелюбным миров мы вернулись на корабль.

Глава девятнадцатая. Чёрный ящик

«Современный человек, поставленный в условия беззакония, неумолимо скатывается до того, что в своей повседневной и религиозной практике начинает следовать не указаниям разума, а темным инстинктам, сохранившимся у него с доисторических времен, когда он еще мало чем отличался от обезьяны»

Писания Преподобного Говарда

Странное, одновременно тягостное и приятное чувство возвращения домой после долгой отлучки. Всегда после вахты привычная капсула на миг казалась чужой и незнакомой, в недоступных для робо-уборщика местах скапливалась пыль, по органам чувств бил особенный запах, который обычно остаётся незаметным фоном. На корабле конечно пыли взяться было неоткуда, да и вместо запахов обращаешь внимание скорее на полное из отсутствие (кроме тех, что принёс с собой). Но чувство осталось тем же. Значит теперь этот корабль — мой дом. И не только мой, Рана как хозяйка прошлась по отсекам, поискала маловероятных, но возможных врагов, проверила работу систем. Я же обратился к бортовому ИИ.

Письмо от Геби с ответом на запрос пришло всего через несколько часов после нашей высадки. Спустя неделю ещё одно, с просьбой отчитаться о ситуации. Неудобно вышло. За то время что я осваивал тонкости псионики, нового защитника могли записать в графу потерь. Надо бы ей ответить. Как-нибудь потом. Пока проложить курс в систему назначения. Минутное дело, стартовать можно хоть сейчас. Вот только не хочется снова отплясывать с дронами, у них было достаточно времени чтобы восстановить численность на автономных заводах.

Кстати о дронах… Отложив полёт быстро дошёл до грузового отсека, Рана присоединилась по пути, нашёл свободный участок пола где выгрузил из подпоры трофей, наименее пострадавшего металлического врага. Признаков жизни тот не подавал, и следующие полчаса я копался во внутренностях. Схемы незнакомые, но и ничего необычного в них нет, предназначение всех деталей понятно, хоть стоп, что это здесь? На внутренней части корпуса, в месте, которое открывалось только после полного демонтажа деталей, виднелась маркировка, не выполняющая никаких объективных задач. Просто вертикальные палочки, крестики, галочки, как серийный номер. Обычные римские цифры.

— Интересно. — Рана уселась на пол рядом с металлическими останками. — Думаешь их всё-таки сделал Джеймс? Или здесь что-то другое?

— Джеймс конечно мог много чего сделать. Даже пронумеровать дроны из причуды, может он был повёрнут на бюрократии. Но после недавних новостей… Все эти исчезнувшие цивилизации предтеч… Можно предположить, что все разумные существа гуманоидны, а их постройки и техника похожи потому что все достаточно развитые цивилизации приходят в итоге к оптимальным формам конструкций. Но вот одинаковые цифры? Причём не десятичной и не восьмеричной системы? Предтечи ведь тоже были людьми? И с ними произошло то же, что с землянами. Так вот что пытался сказать Нир.

— Не слишком обнадёживает. Получается все до нас проиграли.

— Или наоборот. Они выжили и отстроили всё заново. Всё зависит от точки зрения.

— Значит ты у нас оптимист.

— Получается так. Хотя скажи кто раньше… В любом случае, теперь я понимаю как работают эти штуки. Так, ещё минута… готово, рекомбинатор расшифровал и адаптировал систему «свой-чужой». Больше они не нападут. Сейчас настрою передатчик корабля и можно отправляться.

* * *
Перелёт прошёл успешно, разве что почти забытая тошнота снова подкатила к горлу. Дроны пока не заметны, либо маскировка сработала, либо их осталось слишком мало после прошлого столкновения. Осталось только запустить сканирование орбитального пространства. Есть! Нужные сигнатуры исходили от скопления орбитального мусора теперь только подойти поближе, высадить Гарганта и цепкой клешнёй утащить трофей.

— Не двигаться. Именем Новой Федерации требую предъявить корабль для осмотра.

Идиллию нарушил голос передатчика. Что ещё за Новая Федерация? И с чего они болтаются на орбите Клондайка?

Хотя с последним понятно, караулят охотников за сокровищами. Обыкновенные мародёры, только место в пищевой цепочке повыше, предпочитают охотиться на менее удачливых собратьев.

— Корабль принадлежит Защитнику Галактики. Не создавайте помехи в выполнении миссии.

— Вот как? — Голос вдруг изменился. Создавалась ощущение, что говорящий истекает слюной. — Целый Защитник? Но ты не входишь в Новую Федерацию, а значит обвиняешься в дезертирстве. О, каким наслаждением будет сойтись в битве с защитником.

— Наслаждением? Ты идиот? — вмешалась Рана.

Говоривший ничуть не обиделся.

— О, простым смертным не понять того удовольствия, что несёт запой битвы! Выстрелы плазмогана, наполняющие воздух огнём, свист виброклинка и распадающиеся от точных попаданий доспехи! Битвы моя жизнь!

— Достаточно. — я оборвал связь. — Это не просто идиот. Это гедониец. Придётся сходить на абордаж.

* * *
Любовь капитана корабля Новой Федерации к сражениям закончилась сразу же, когда Гаргант, сокрушивший вялое сопротивление оторванной от жестокой реальности команды ворвался на капитанский мостик. Всё-таки уроки Шэма принесли пользу. Нет, дар не открылся, зато с полным обзором и в броне боевого меха схватки казались такими простыми, а враги такими медленными.

Главный гедониец выхватил фехтовальный виброклинок и начал что-то говорить о честной дуэли по правилам кодекса, когда я размазал его буром. Всё, теперь можно оценить трофеи. Рана неслышно показалась за спиной. Ну да, самое время присоединиться. Хоть нет, я несправедлив к ней, наверняка прикрывала, на случай если сделаю какую-нибудь глупость, например приму вызов на дуэль. Капитанский виброклинок, на рукоять которого ушло не меньше полкило золота, лучше бы этот глупец потратился на дюрасталь, безжалостно разобран, пригодится для микросхем. Защитные комплекты слишком покорёжены чтобы из использовать, жаль, они бы пригодились колонистам на Новой Земле. В следующий раз нужно не поддаваться ярости и бить точнее, не портя металлическую шкуру. Но несколько плазменных пистолетов и коротких клинков в сохранности, при случае переправлю их, а броню пусть делают сами.

Рана задумчиво ковыряла носком сапога свежий труп, должно быть прикидывая, какие куски можно использовать для готовки.

— Ты заметил, у них всех одинаковая одежда.

Она толкнула в мою сторону уцелевшую руку с залитым кровью шевроном, почти как у земных солдат древности, скрещённые клинки и сопло корабля на фоне звёзд.

— Да, он говорил что-то про Новую Федерацию. Но корабль гедонийский. Кругом статуи, картины, тряпки и позолота. Они решили, что смогут завоевать остатки Вселенной.

— У них был только церемониальный флот. Но оружие на нём стояло настоящее. Фриссеры часто нанимаются к гедонийцам, но обычно на короткий срок. Платят хорошо, но даже дышать одним воздухом с этими болванами настоящая пытка. Постоянно сотрясают воздух, а драться не умеют, хотя воображают себя героями.

— Да, я заметил. Но флот есть флот, и с ними придётся считаться. Похоже несколько защитников они сманили.

— Ага. Наверняка оргиями и наркотой.

— Возможно. Нужно связаться с Геби. Похоже я многое упустил. А пока пристыкуй трофей к нашему флагману. Тебе давно пора обзавестись личным будуаром.

Точно в кабину полетело дюрасталевое копьё, которое я последний момент успел перехватить. Системы меха услужливо подсказали, что удар всё равно пришёлся бы аккурат в край бронепластины. Уверен, она промахнулась специально, и сейчас делала обиженное лицо. Я сделала извиняющиеся пассы стальным конечностями.

— В смысле, ты можешь выкинуть лишний хлам и настелить свежих шкур, или что-то типа того…

— Выполняю, Кэп. — девушка с хмурым лицом всё же улыбнулась глазами.

Теперь, когда я знаю что спутница ещё и технический специалист, можно поручать ей больше заданий.

Не покидая мех ближайший час я потратил на поиск чёрного ящика, сигнал сильно искажался из-за обломков, и всё же после множества кругов в пустоте я нашёл искомое и осторожно сжал в клешне. Гедонийский корабль к тому времени уже висел прямо под основным, хм, стволом, мне осталось только прорезать дыры в обшивки и смонтировать шлюз, детали для которого я уже заказал в рекомбинаторе. Бывший пиратский корабль приобретал всё более гротескный вид.

— Кэп, скорей в трюм. Тут ещё трофеи. Как ты любишь.

Сердце похолодело. Зная любовь спутницы к шуткам… Там что, очередная партия рабов?

К счастью нет, всего лишь полный набор горного оборудования. Значит это была геологическая команда. Посланная наладить масштабную добычу ценных ресурсов, но вместо этого зависшая на орбите в поисках боевой славы. Или просто рассчитывали захватить пленных для чёрной работы. В любом случае, мне это оборудование пригодится. Если поставить на планете новый портал, можно превратить лабораторию в полноценную шахту, а добытчики в моей колонии уже есть. Но сначала то, зачем мы пришли.

Информация оказалась закодированной, но ничего, с чем не справился бы рекомбинатор. Вскоре у меня на руках была карта странствий Клауса за последний год. Рана как всегда оказалась бесценно помощницей, называя знакомые ей пиратские станции, которые мы вычеркивали, вместе с известными колониями. Из неизвестных он побывал на нашей Новой Земле, хм, место не такое уж секретное, нужно усилить оборону. Заглядывал в убежище Нира. Ну да, нелюдимый защитник ведь был связан с Джеймсом, вряд ли кто-то полетит на говнопланету без веской причины. А вот секретную станцию в пустоте Клаус не посещал, Геби пока можно доверять.

Наконец, метод исключения оставил одну единственную планету. Расположена возле умирающей звезды. Вместо описания погодных условий, флоры с фауной и аномалий сплошные знаки вопроса. Это не очень хорошо. Вопросы в описании означают либо что планета ещё не изучена, а лишь обнаружена станциями дальней разведки. Но у этой есть серийный номер, а значит как минимум одна официальная экспедиция на ней высаживалась. Во втормо случае, вопросы ставят когда экспедиция не смогла внятно объяснить, что же происходит на очередной грёбаной планете.

Похоже мы нашли следующую цель путешествия.

Глава двадцатая. Вопрос жизни и смерти

«Восставший может погрузиться в бездну, а погрузившийся в бездну может вновь восстать»

Писания Преподобного Говарда

Показания сканера в целом соответствовали записям в планетарном каталоге. Проще говоря, не сообщали ничего полезного. Более того, противоречили самим себе. Корабельный ИИ, будто запинаясь и нервничая выдал, что атмосфера пригодна для жизни, тут же без объяснения причин порекомендовав замкнутую систему дыхания. Агрессивная внешняя среда вовсе осталась без пояснений, а биосфера обозначена как мёртвая, но при зашкаливающей плотности биомассы.

— У меня нехорошее предчувствие… Эта планета чем-то напоминает логово Нира…

— Поверхность в основном твёрдая, так что проблем с меткой не будет. Не волнуйся я прикрою тебя с орбиты.

— Вообще-то я рассчитывал на совместное путешествие.

Рана прыснула:

— Видел бы ты сейчас своё лицо. Конечно я пойду с тобой. Эта планета… дар на неё реагирует. Так, лёгкое возмущение, но на поверхностности будет заметнее.

* * *
Высадка прошла благополучно, через несколько минут стальная нога Гарганта сошла с метки и погрузилась хлюпающий грунт нового мира. Рана удобно устроилась на «плече» меха и держа винтовку наготове осматривала окрестности, не доверяя сканерам.

След в ярко-красном податливом грунте тут же наполнился мерзотного вида алой жижей, а сама почва расслаивалась на волокна. Словно этого мало, отовсюду острым частоколом торчали белоснежные выступы, так похожие на кости. А неподалёку росло дерево, таково же болезненно-красного цвета, неровное, всё покрытое толстыми опухолями.

К моему ужасу, Рана спрыгнула с плеч, подбежала к дереву и ножом отсекла одну из опухолей, а затем вонзила зубы в сердцевину. Я молчал, ожидая продолжения номера. Девушка бросила объеденную кору, словно пустую скорлупу.

— На вкус неплохо. Как думаешь, мы сможем взять пару саженцев?

Я глубоко вздохнул. По структуре древесина больше напоминала мясо, а судя по реакции Раны, вкус тоже был соответствующей. Вкупе с остальным пейзажем это начинало складываться в картину. Биомасса. Аморфная плоть, о которой говорил Пожиратель, и которая являлась мне в кошмарах. Как мясная река. Похоже это и правда то самое место. Но чем бы ни была эта масса, признаков жизни она не подаёт. Разве что несколько этих деревьев, или правильнее назвать их органоидами? Жалкие остатки, цепляющиеся за остатки живого величия. И целая планета, покрытая слоем распадающегося мяса.

Наевшаяся дикарка забралась обратно на Гарганта.

— Что насчёт почвы? По-твоему она тоже съедобная?

— Нет. Грязная. Несвежая. Но на ней растут вкусняшки. Давай поищем ещё.

Я кивнул.

— Разу уж высадились, поищем. Нужно найти естественную пещеру или что-то вроде того. Посмотреть, насколько глубоко проросла эта дрянь, прикинуть размеры. Как твой дар, «слышишь» что-то полезное?

— Нет. Просто будто ветер завывает. Ну и голос в голове иногда говорит убить тебя и съесть печень.

Я мстительно перепрыгнул через лужу, которую можно было и обойти, так что шутница чуть не сорвалась, и прежде чем она разразится потоком возмущений задал вопрос:

— Что за жидкость в этой луже? Снова Кровь Богов?

Рана сняла шлем, зачерпнула жидкость в ладонь, поднесла к лицу и осторожно принюхалась

— Нет. Больше похоже на обычную кровь. Но сильно застоявшуюся. Хотя не протухла. Но пить не стану.

И правда, зачем нужны химические анализаторы, если можно таскать с собой вечно голодную фриссершу?

Мы пошли дальше. Костяные выросты встречались всё чаще, и форма их была всё причудливей. Попалась даже настоящая костяная рука, совсем как человеческая. Разве что лучевой кости не было, ну и высотой метров в пять. Погода тем временем портилась, вскоре заморосил дождь, такой же кровавый, как жидкость в лужах. С каждой минутой находиться здесь было всё неприятнее. Может хватит на первый раз? Самое время вернуться на корабль, изучить образцы, выбрать лучшее место для посадки… Но тут я заметил пещеру.

Отметить координаты и вернуться? Или же… ноги сами несли к цели, обещавшей ответы. Тем более что дождь усиливался, и системы наблюдения не успевали очищаться, а внутри какая-никакая защита. Вход слишком мал, Гаргант не пройдёт. Я покинул уютную кабину. Ливень едва не сбивал с ног, подхватив спутницу за руку рывком я втащил её в пещеру. А внутри как будто светлее чем снаружи. Стены покрыты мясистым мхом, который немного светится. Впереди ещё одна лужа. Рана скидывает Защитный комплект, открыв прекрасную наготу и тянет за правую руку.

— Ну же! Это настоящая Кровь Богов! Раздевайся, идём купаться, любимый!

Вот только я по прежнему держу её левой рукой. Девушка бледна как смерть и шепчет:

— Планета кричит… Ей больно…

Обнажённое тело впереди теперь лишено кожи. Трепещущая плоть пытается засосать меня внутрь, и это совсем не эротично. Взмах ножа отсекает бесформенную конечность. Как и следовало ожидать, тварь это не останавливает. Нет, Джеймс не был новатором. Плазменный пистолет оказывается более эффективным, хотя местная тварь намного крепче лабораторных кадавров.

Рана пришла с в себя и стреляет куда-то в сторону выхода. Ещё несколько тварей. Эти уже не успевают или не хотят маскироваться, и бегут на четырёх псевдолапах гротескными кентаврами, из которых растут оплывшие человеческие торсы.

Пули фриссерки не могут их убить, но всё же заставляют остановиться, сбивают с толку, и я накрываю их плазменным огнём. Мы бьёмся как одно целое, понимая и предсказывая движения без слов. Как боевая пара. Как фриссеры.

Твари распадаются на куски, но умирают только когда плазма полностью сжигает шевелящиеся ошмётки. Наконец враги заканчиваются и бешеное биение сердца понемногу успокаивается.

— Рана, ты в порядке?

Её лицо выглядит усталым, но на щёки вернулся румянец.

— Да… У дара есть недостатки. Это ведь ты непробиваемый… невнушаемый, потому и не заметил какой шторм тут бурлит. Мне понадобилось время чтобы привыкнуть и построить защиту. Но теперь всё будет хорошо. Нужно только немного отдохнуть.

— Хорошо, возвращаемся на корабль.

Я быстро собрал первые попавшиеся образцы, и вырвал из стены несколько камней, сквозь которые словно корни, прорастали всё те же проклятые мясные жилы.

— Готово, можно возвращаться. И кстати, что ты говорила о кричащей планете? Галлюцинации или…?

— Или. Здесь что-то есть, и оно разумно. Пытается поговорить. В пещере голос был сильнее. Оно скрывается на глубине.

— Значит доберёмся до него когда вернёмся. А пока на корабль.

Подавив вялое сопротивление я затянул девушку в кабину и, отметив координаты, мы без приключений вернулись к мобильному телепорту.

* * *
Пока Рана отдыхала я изучил в анализаторе образцы. Ошмётки местной фауны по составу схожи с человечиной. Ещё одно доказательство, что мы не первые. Проросшие камни когда-то были обычным известняком, но количество кальция зашкаливает, что-то преобразовывало камень в подобие костей, прорастая внутрь всё той же аморфной плотью. Сомневаюсь, что такой феномен произошёл в ходе естественной эволюции. Хотя… Я вспомнил тесную жилую капсулу, где так приятно было предаваться неге и обжорству, потребляя бесконечный развлекательный контент, можно не вставать, разве что сбросить балласт переваренной еды в сортире. Нет, конечно там были общие зоны для общения и физических упражнений, но ими никто не пользовался. Если убрать общие зоны и уменьшить площадь капсул, то тело, бесконечно поглощая еду с добавками разрастётся и заполнит всё пространство. А затем сольётся с соседями в бесконечной оргии…

Я помотал головой, и прошёлся по отсеку хаотично размахивая руками чтобы прогнать неприятные мысли. Надеюсь Рана сейчас не подглядывает, потом не оберёшься мелких подколок. Нужно придумать как докопаться до истины, ха, «докопаться». Нет такой проблемы, которую не решит достаточно большой бур. Я придирчиво изучил трофейное оборудование. Будь у меня достаточно дюрастали… К сожалению патент на этот сплав недоступен даже Защитникам, а в текущих условиях он возможно и вовсе утерян. Но можно изготовить пласталь. Если убрать из бурильного агрегата всё лишнее, можно будет бурить строго вертикально. Разумеется, вверх эта штука уже не поднимется, придётся уходить порталом. И благодаря заметкам Джеймса я могу сделать портальную кабину, хотя нет, после удаления всего лишнего, это скорее платформа, которую можно положить на пол кабины бурильного аппарата. Мы забьёмся в нутро планеты словно большой гвоздь, или игла архаичного инъектора, а потом телепортируемся наружу. Звучит как план. Есть ещё пара проблем… Сделать амортизаторы для кабины на случай если упадём в большую пещеру… Достаточно прочные пружины на днище кабины и сбалансированный центр тяжести буровой установки должны справиться. И давление. На определённом этапе аппарат просто сплющит. Можно усилить конструкцию защитной решёткой и внутренними балками. Ладно, этот бурильный монстр сожрёт все мои запасы металлов, но всегда можно вернуться на зачищенный Клондайк. Решено, за работу.

Спустя несколько часов, последние из которых были скрашены помощью отдохнувшей Раны (и омрачены её комментариями на темы родства моего детища с названием корабля), но в итоге монстр на антигравитационной платформе въехал в метку и был отправлен к пещере, мы высадились следом.

На этот раз я расчистил вход в пещеру рекомбинатором. Рана держалась хорошо и следила за местной живностью (или правильнее сказать аборигенами?), ещё с десяток я сжёг плазмой по дороге. Наконец, забравшись настолько глубоко, сколько позволяла пещера, мы забрались в кабины и бур с шумом вонзился в плоть мёртвой планеты.

Прошло всего несколько минут, когда мы ухнули вниз, но тут же опустились на что-то вязкое. Я остановил вращение бура и вопросительно смотрел на Рану. Её глаза даже засветились от восторга, когда прильнув к смотровому окну она тут же бросилась открывать люк.

— Нашли! Я же говорила!

— Что нашли? Где эта хреновина?

Бур погрузился в холм мягкого материла, который теперь истекал чем-то золотисто-жёлтым, с красным оттенком.

— Это мёд! Настоящий! Я же говорила, что найдём ещё вкусняшки!

— Ты уверена, что это мёд? Он какой-то неправильный. И пчёлы, которые его собрали, наверняка тоже.

— Вкусный, сам попробуй.

Я пригляделся к золотистой вязкой массе. Тут и там просвечивали красные прожилки.

— В твоём мёде кусочки мяса.

— Так даже вкуснее.

Я обречённо махнул рукой, и пока спутница набивала рот лакомством, собрал образцы. Больше чем нужно для исследований, пусть лучше ест мёд чем опять грызёт человеческие руки.

— Смотри, как бы пчёлы не разозлились. Они здесь наверняка размером с Гарганта. А Королева размером с корабль.

Рана испуганно посмотрела в мою сторону, на миг замерла, отчего мёд из ладоней стал капать на ноги, и осторожно шагнула к буру. Надо же, какая впечатлительная.

— Успокойся. Я просто пошутил. По крайней мере личинки у них маленькие. Да и жалом защитный комплект не пробить.

— Оно у тебя за спиной, идиот.

— Хорошо, я обернусь, но знай, что я не поверил…

Я медленно обернулся и едва не врезался в чудовище.

Инопланетный монстр, похожий на гигантского паука, пристально смотрел на расхитителя медовых запасов.

— Не ссстой ссстолбом, — Рана отчаянно зашипела, что наверняка было компромиссом между криком и шёпотом. — Я выстрелю в него чтобы отвлечь…

— Не стреляй.

Паук не выглядел агрессивным. Скорее удивлённым. А его рот явно не предназначен для твёрдой пищи.

Я медленно вырвал из под ног кусок сот, поднёс к морде зверя и, сжав руки, выдавил мёд прямо ему в рот. Зверушка приняла угощение, и даже позволила погладить.

— Прости что повредили твои угодья, но мы выполняем важную миссию. А теперь иди, пока не поранился.

Вряд ли зверь понимал человеческую речь, но был достаточно умён, чтобы оценить ситуацию, и скрылся в темноте.

— Ты перекусила? Тогда пошли. Надо бурить дальше.

О Преподобный Говард, как же я был доволен собой в этот момент, а Рана, возможно впервые с момента нашей встречи, не смогла придумать обидный комментарий и молча вошла в кабину. Настоящий триумф! Если когда-нибудь решу завести питомца, это будет гигантский инопланетный паук-медоед.

Сквозь медовые соты бур прошёл мгновенно, затем движение замедлилось. Прошло ещё несколько минут. Бур начал греться и продвижение замедлилось. Сквозь смотровое окно благодаря летящим искрам можно было разглядеть слой горной породы. Надо же, красные прожилки до сих пор видно. Насколько глубоко плоть проросла в эту планету? Прошёл ещё час. Сверхпрочное стекло покрылось трещинами и пришлось закрыть внутренние ставни, а прожилки всё не думали кончаться.

Прошло ещё три часа. Рана телепортировалась на корабль перекусить, а вернувшись разочарованно вздохнула и, положи голову мне на плечо, уснула. Я вытерпел ещё два часа, но когда обшивка бура начала заметно вминаться внутрь, я не выдержал, и растолкал спутницу.

— Как там твой дар? Не то чтобы я сгорал от нетерпения, но такими темпами мы скоро провалимся в ядро.

— Не думаю, что здесь есть ядро. Хоть мы и спускаемся глубже, голос в голове всё так же слаб. И все эти прожилки… ты уверен, что это и правда планета?

— А что же ещё?

— Большой зверь. Или большой человек, это как посмотреть. Мы путешествуем по его телу. И где-то здесь должен быть череп, в котором ждёт мозг.

Бур содрогнулся и затрясся, упёршись в особо твёрдую породу. Движение почти остановилось, неожиданное препятствие поддавалось, но по миллиметру.

— И ка далеко этот твой мозг?

— Кажется мы как раз упёрлись в череп. Следи за буром, когда пройдём сквозь кость можем провалиться. И на этот раз не в мёд.

Обшивка угрожающе затрещала. Вообще-то самое время телепортироваться. Но цель так близка… Я переключил бур на ручное управление, готовый в любой момент остановить машину. Кабина содрогнулась, кончик бура проник в пустоту! Я остановил вращение и втянул бур внутрь кабины, открывая проём. Назад он уже не выдвинется, слишком серьёзные повреждения корпуса, но это неважно. Вся равно вряд ли мы сможем спуститься ещё глубже. Готово, теперь под ногами дыра, ведущая вовнутрь таинственного планетарного черепа. Я направил внутрь луч света и почти наполовину просунулся в дыру, ожидая увидеть всё что угодно. Реальность, как всегда, разочаровывала. Всего лишь подземное море. Правда жидкость густая и желтоватая, но не мёд. Я вопросительно посмотрел на Рану.

— А что сейчас говорит дар?

Она покачала головой:

— Всё бесполезно. Это просто гной. Оно мертво. Много лет. Я слышала лишь эхо. Стоны потерянной души. Здесь нет ничего, кроме гнили. Возвращаемся.

Делать больше было нечего. На прощание втянув в рекомбинатор тонну-другую неизвестной жидкости, я вошёл на платформу вместе с молчаливо ждущей Раной.

Оказавшись на корабле, мы продолжали молчать. Столько усилий, столько надежд, а в итоге сплошное разочарование. И полное непонимание что делать дальше. Тоже обосноваться на заброшенной планете, захватить бункер и ставить эксперименты над теми, кто подвернулся под руку?

Больше чтобы занять себя я поместил трофейную жидкость в анализатор и погрузился в мрачные мысли.

Наконец Рана прервала молчание.

— Нам нужно вернуться к фриссерам. Совет скоро начнётся. И ещё… Дедушка говорил, что некоторые псионики могут говорить с мёртвыми. Я всегда думала что это сказки… И поговорить с целой планетой наверняка сложнее…

От этих неуверенных слов внутри будто потеплело. Она тоже не знает что делать, но пытается меня ободрить, даже если для этого придётся вспомнить дедушкины сказки. Интересно, Джеймс подсел на наркотики в попытках поговорить с мёртвыми? Или просто потому что Геби была не настолько понимающей, как Рана?

Нет, хватит отчаиваться. В Галактике всегда есть чем заняться. И к тому же, когда-то я уже был в отчаянии, таком, от которого ищешь смерти. Когда провалил отбор в Защитники. И что же, спустя несколько лет желанный титул сам меня нашёл. А значит и новая подсказка в конце-концов придёт, сама собой, нужно будет просто держать себя в форме чтобы не упустить шанс. А пока проверим что за дрянь я добыл. Анализатор как раз закончил работу. Я пробежался глазами по отчёту.

— Рана, знаешь, хоть это и сказки… но что-то подсказывает, с этим мертвецом и правда можно поговорить.

По составу жидкость соответствовала найденному в лаборатории Джеймса биогелю. И в ней ещё попадались отдельные нейроны.

Глава двадцать первая. Одарённые

«Дело не в том, что было сказано, а в том, чего мы сказать не осмелились»

Писания Преподобного Говарда

Рана быстро связалась с Шэмом, в этот раз он даже снизошёл до того, чтобы сдержанным кивком поприветствовать и меня.

— Как успехи?

— Относительно, нам нужна помощь фриссеров. Несколько опытных псиоников для консультации. Кто-то из…

— Говорящих с предками, — подсказала Рана.

— Понятно, — надо же, Шем даже не язвил. — Но с этим успеется, в первую очередь Совет Старейшин.

— Со всем уважением к вашей культуре, у нас нет времени на долгие официальные мероприятия.

— Эх, землянин… Перестань уже судить по себе. Совет Старейшин решает вопросы за один день, большую часть которого приходится на пиршество. Считай что вы приглашены.

— Благодарю, хотя мне придётся внимательно выбирать блюда.

Шем вдруг расхохотался:

— Ты и правда думаешь что эта бестия до сих пор тайком не накормила тебя человечиной?

Я с ужасом посмотрел на Рану, которая с неподдельным интересом вдруг решила изучить стену.

— В любом случае, — продолжил Шем, к которому вернулась серьёзность, — это отличная возможность познакомить тебя с нашими спецами. Рана, ты готова поручиться за своего друга.

Рана кивнула.

— Хорошо, ты сможешь поучаствовать в обсуждении военного положения.

— Так война уже началась?

— Она никогда не прекращалась. Просто сейчас наступает активная фаза. Нужно решить как минимизировать потери и максимизировать прибыль. Высылаю координаты мира, начало через двенадцать часов, есть время выспаться. До встречи.

* * *
Я проспал больше десяти часов, так что времени на подготовку оставалось немного, только принять душ, соскоблить с лица щетину и прикинуть, что волосы давно пора обрезать, они доросли уже до плеч и без надетого шлема будут лезть в глаза. Можно попросить Рану… Но меня нервировала сама мысль о том, что она будет размахивать дюрасталевым ножом возле моей головы. Осталось ещё решить вопрос с костюмом. К счастью в числе подарков Геби была официальная форма Защитника, до сих пор ждущая своего часа в грузовом отсеке. Закончив облачение я разыскал Рану и не смог удержаться от смеха. Меховая накидка на плечи, ожерелье из клыков, закрывающее всю грудь. Не хватало только кости в волосах или кольца в носу для полного антуража.

Но после высадки на очередную планету фрисеров я понял, что её костюм куда больше соответствует церемонии. Широкое поле с низкорослой и мягкой травой было усыпано разряженными фриссерами. Вычурные наряды из кожи и меха, украшенные костями и покрытые множеством узоров. Общим в их нарядах были только голые руки, покрытые зеленым узором имплантантов.

— Подожди-ка. — Рана остановила меня, и вдруг резким движением оторвала рукава формы. — Так то лучше. Не будешь так сильно выделяться.

Это был мой единственный приличный костюм…

Грустные размышления прервали восхитительные запахи горячего хлеба и жареного мяса. Мы не успели позавтракать на корабле, а значит теперь мне придётся страдать от искушения вкусить запретную еду. Впрочем, когда мы подошли к заставленным снедью столам, я приободрился увидев запечённые целиком тушки швайнокарасей, теперь голодным не останусь. Судя по всему приступить к еде можно было только после окончания Совета, это объясняло, почему фриссеры так быстро принимают решения.

Поток фриссеров, кровожадных монстров, которые когда-то были кошмаром каждого порядочного гражданина, а теперь я мог сойти среди них за своего, неумолимо приближался к навесу с грубыми деревянными скамьями. Впереди на естественном возвышении стояли трибуны, за которыми восседали, судя по всему, Старейшины. Шем тоже был среди них, Рана яростно замахала ему руками и старик даже улыбнулся.

Спустя десяток минут фриссеры наконец заняли места. Шем на трибуне подался вперёд, воздел кверху руки и все замерли, ожидая речь.

— Дети мои и братья мои! Всех нас постигли тяжкие утраты. Галактика вновь показала свой жестокий оскал. Но даже в самые тяжкие дни мы помним…

Шем взмахнул рукой и фриссеры, в том числе и Рана, яростно закричали:

— ХУДШЕЕ ВПЕРЕДИ!!!

— Близится крупнейший военный конфликт за последние века. Церемониальный флот гедонийцев и объединённые силы мародёров заняли позиции, лишь выжидая подходящего момента чтобы сделать первый шаг. Мне известно, что многие из вас хотят выступить на стороне мародёров.

Примерно половина собравшихся одобрительно кивнули.

— А многие заключили контракт с гедонийцами и готовы выступить на их стороне.

Теперь кивнула вторая половина.

— Что касается неприсоединившихся, засадный флот готов восстановить справедливость в случае нарушения договорённостей. И я хочу сказать. Нет, просто напомнить. Если фриссер сойдётся в бою другими фриссером…

— ПОБЕДЯТ ФРИССЕРЫ!!!

— Если фриссер сдался фриссеру…

— ЭТО ПОБЕДА ФРИССЕРОВ!!!

— И кто бы ни одержал победу…

— ФРИССЕРЫ ВЫЖИВУТ!!!

— Как было всегда!

— КАК БЫЛО ВСЕГДА!!!

Шем отстранился от трибуны. Как, уже всё? Я многозначительно посмотрел в сторону, где ещё дымилась вожделенная тушка швайнокарася. Но остальные фриссеры ещё не расходились, они встали и издали очередной крик:

— ДАЁШЬ ГИМН!

Старейшины переглянулись, их лица светились на удивление добродушными улыбками. А затем и они встали и, в один голос со всеми собравшимися, начали:


Чую Солнечный ветр манящий,
Что напутствует и горит…
Возвращается Пожиратель –
Параллельной Земли реликт!
Сгинь, Империя, в тёмной бездне,
Час расплаты уже пришёл,
Вместе с ложью, ответь по чести,
Криво сломанною душой!
Мы сорвали позора клейма
В наших разумах вскрыли клад.
Сгинь, Империя, в чреве Зверя!
Мы тебе отомстим за яд!
Вновь Совета Старейшин возглас,
Сжал клинок, и вперёд, рискуй!
Фриссер значит свобода, доблесть,
Воля, Космос, огромный….

Последние слова гимна утонули в восторженном рёве, а Рана концовку скомкала, пробормотав что-то неразборчивое. Счастливые космические каннибалы начали расходиться, перемещаясь к накрытым столам, и я уже собрался последовать их примеру, когда Рана дёрнула за руку. Шем с другими старейшинами оставался на трибуне и делал нам знаки. Пиршество откладывается… Конечно, я здесь не за этим, но всё же сердце словно облилось кровью когда особо голодный фриссер махом оторвал целый бок швайнокарася и начал жадно жрать.

Мы подошли к трибуне достаточно близко, чтобы слышать слова Шема.

— Братья, нам стоит удалиться в тихое место чтобы поговорить с действующим защитником, который может быть очень полезен в наших планах.

Я деликатно кашлянул, обозначив своё присутствие. Шем обернулся.

— Ах да, ещё нужно поговорить с этими двумя.

Глава двадцать вторая. Слишком близко

«И если я раб морфия, не надо считать меня слабаком или дегенератом»

Писания Преподобного Говарда

Я всё ещё пребывал в недоумении, когда входил в бревенчатую хижину вместе со старейшинами и Раной. Внутри нас ждал таинственный Защитник. Строгая форма с иголочки, аккуратно постриженная борода, выправка густые волосы и уверенный взгляд. Было трудно узнать в нём Нира. Старый знакомый кивком дал понять, что тоже меня узнал. Мы уселись за длинный стол, и Шем прервал молчание.

— Думаю, вы слышали нашу речь, Защитник Нир.

— Да, было бы сложно не услышать. Насколько я понял, базовая доктрина фриссеров не потерпела изменений несмотря на значительные перемены в раскладе галактических сил. Хотя ваш засадный флот гораздо больше обычного. Учитывая что силы мародёров и гедонийцев примерно равны, вы вполне можете справиться с добиванием победителей.

— Разумеется. В этом и состоит смыл засадного флота.

— Ну, я не против того, чтобы вы, хм, засадили победителям. В любом случае, пока они выясняют отношения между собой, у них нет времени и сил разграблять удалённые колонии. В условиях сложившегося дефицита ресурсов намечающаяся мясорубка действительно выглядит лучшим решением. Полевая кухня, как говорится, потери не учитывает.

— То есть могло быть хуже? — я не выдержал и вклинился в разговор.

— Разумеется, мой друг. Мародёры и гедонийцы, несмотря на отдельные стычки, всегда имели торговые дела, меняли рабов на наркотики и тому подобное. Правда с гибелью Федерации контроль за оборотом наркотиков пропал, а гедонийцы всё чаще начали захватывать рабов самостоятельно, что вызвало напряжённость. Но она была ничтожной по сравнению с отношением к кибридам. Те после Катастрофы заявили о готовности принять и обеспечить всем необходимым любое количество беженцев. Разумеется, было одно маленькое условие — полная киборгизация, и если поначалу разговор шёл о добровольном выборе, вскоре кибриды отбросили ненужные ритуалы и теперь спрашивают о желании попавшего к ним человека не до, а после киборгизации. Это вызвало определённое недовольство и гедонийцев, и мародёров. У них даже начал намечаться временный союз, который с учётом обещания дворянских титулов отличившимся пиратским капитанам мог перерасти в союз постоянный. В перспективе это могло привести к окончательной стабилизации и возрождению Федерации, хоть и с несколько иными принципами. К сожалению, незадолго до переговоров неустановленный, но обладающим рядом признаков гедонийского флота, корабль уничтожил несколько весьма ценных для мародёров станций. Это привело к очередному обострению отношений и наращиванию сил. А со временем участники конфликта осознали, что получили шанс поучаствовать в величайшем космическом сражении за всю человеческую историю. С этого момента война стала неизбежной.

— Похоже, тот самый «неустановленный корабль» оказал услугу всему человечеству.

— Возможно. Когда говоришь о долговременных последствиях ни в чём нельзя быть уверенным. Но раз уж мы заговорили о благе для всего человечества, может поделишься своими открытиями? Сдаётся мне, они куда важнее мелких людских войнушек.

Я пересказал свои недавние приключения, Нир и Старейшины слушали очень внимательно. Закончив я достал склянку с образцом планетарного гноя.

— Здесь ещё сохранились нейроны. Сможет кто-то из фриссеров считать с них информацию.

Шем принял склянку, повертел в руках и передал одному из Старейшин, выделяющемуся самым безумными взглядом и торчащими во все стороны волосами. Несколько минут Старейшина замерев вглядывался в склянку. Наконец разочарованно поставил на стол.

— Бесполезно. Что-то в ней есть, но я не могу разобрать.

— А если жидкости будет больше? Например целое море.

Старейшина на миг задумался, но затем покачал головой.

— Слишком сложно, моих сил не хватит. А значит не сможет и никто другой. По крайне мере из фриссеров.

Шем встал из-за стола.

— Жаль, но раз мы ничем не можем помочь этому юноше, думаю стоит оставить его с нашим гостем. Думаю, защитникам стоит поговорить наедине.

Старейшины вышли, при этом Шем утянул вяло сопротивляющуюся Рану.

— А ты выглядишь иначе, Кэп. Будто стал сильнее.

— Могу то же самое сказать о тебе.

— Да, в нашу первую встречу я был не в лучшем состоянии. Но теперь я вернулся и готов к работе. Насколько глубоко ты погрузился в исследования Джеймса?

— Нашёл лабораторию. Научился засовывать мозги в банки и использовать их псионический потенциал.

— Ты же понимаешь, что это ключ? Там где не справится живой псионик…

— Не буду скрывать, такая мысль приходила мне в голову. Но если ты предлагаешь стать врагом фриссеров…

— Нет. Не только у фриссеров есть псионики. Дар распространён среди гедонийцев, хоть они и используют в основном для получения острых ощущений во время оргий. При этом в их обществе псионические способности верный путь к повышению титула, а значит?..

— Значит мне может помочь их королева.

— Верно мыслишь. Кстати, прими к сведению, гедонийцев поддерживают несколько Защитников, но по настоящему опасен среди них только один. Старина Джек. Мы немного переписывались, ему, как и мне, трудно было найти собеседника с такими же специфическими интересами… Ещё до Катастрофы он получил дворянский титул и поместье, в котором обучал секс-рабынь.

— Оригинальное хобби.

— Для Защитника не слишком, многие из нас содержат личные гаремы где-то на окраине, но только Джек превратил это в прибыльный бизнес. Он силён, но любит красоваться. Вместо нормального оружия использует энергохлыст. Имей это в виду, если ваши интересы пересекутся.

— Принял к сведению.

— Хорошо. Однако одного сверхмозга недостаточно. Обидно будет получить всего пару неясных мыслеобразов, пока с таким трудом добытый мозг не выгорит. Необходимы устройства и программное обеспечение, которые смогут преобразовывать поток чужеродных мыслей в читаемую информацию.

— Технологии оцифровки сознания… Ближе всего к ним приблизились кибриды…

— Вот видишь, тебе даже не нужно ничего объяснять. Ты всегда знал ответы. И теперь, когда у тебя на руках план действий…

— Серьёзно? Мне нужно всего лишь похитить королеву и секретные технологии у двух крупнейших сил в Галактике? Отличный план. Надёжный, как рекомбинатор.

Нир развёл руками:

— Ну извини, я стратег, а не тактик. Хотя я бы на твоём месте обратился к абучанам.

— Это те, кого считали безумными психопатами даже в нашем рациональном, гуманном и справедливом обществе?

— Их многие недооценивают, а зря. Именно абучане содержали сервера «Чёрной дыры», а после уничтожения Земли и вовсе собственными силами поддерживают существование Галанета. Пока остальные дерутся, эти «безумцы» по тихому захватили полную власть над информацией. Если кто-то и может доработать детали твоего плана, то только они. И у меня есть один контакт. Личность незаурядная и немного шокирующая, но ты наверняка найдёшь с ним общий язык.

— И ты передашь контакт просто так?

— Не совсем. Услуга за услугу. По правде говоря, я рассчитывал застать здесь Геби…

— Поэтому ты при полном параде?

Нир рассмеялся:

— Вырастешь — поймёшь… Я прекрасно знаю, что она избегает меня потому что не хочет видеть. Однако я хотел передать ей некоторые данные. Ничего необычного, данные о перемещениях флотилий, анализ состояния уцелевших колоний, можешь даже снять себе копию. Хотя для тебя они бесполезны, а вот ей пригодятся. Передай ей информацию. И ещё, скажи, что мне жаль.

— А если она уточнит о чём именно ты жалеешь?

— Она знает. Значит договорились? Держи диск.

Нир вышел из хижины в сторону ближайшего портала. Чуть обождав, я пошёл за ним. Нужно навестить Геби. Ну и ладно, всё равно аппетит пропал. Да и сожрали уже всё… Впрочем, на пути к порталу меня нагнала Рана, победно размахивая половиной швайнокарася. Так, нужно побыстрее выполнить обещание и воздать должное таланту добытчицы.

* * *
Геби к великому везению оказалась на станции и сидела за столом, уткнувшись в планшет. В кабинете появились новые деревянные стулья. Неужели подарок с Новой Земли? Надо бы навестить колонию. Я сел на один из стульев (имею право) и положил на стол диск.

— Это от Нира. Должно помочь в работе. И он просил передать, что ему жаль.

Геби подняла глаза, в уголках которых намечались тщательно подавляемые слёзы.

— Нир… Я всегда ненавидела и боялась его. И стыдилась этого.

— Есть лишь одна вещь, за которую ненавидят по-настоящему.

Геби осторожно кивнула.

— Да, всё было именно так. Он спас меня, глупую девчонку с планеты-фермы, на которую напали мародёры. Явился в последний момент, как рыцари из сказок. И что-то во мне разглядел. Пристроил в военное училище, хотя тогда я едва читала по слогам. Уже позже узнала, что это называется дислексия, и обычно её нельзя побороть. А я справилась, потому что не хотела подводить спасителя. Я даже думала что влюбилась. Но, Преподобный Говард, каким же он был отвратительным! Нир будто специально делал всё, чтобы его ненавидели. Все эти шутки, пренебрежение, отвратительные истории… Я тянулась к нему, но с каждым разом просто терпеть его присутствие было сложнее и сложнее.

— И ты встретила Джеймса.

— Да. Они были так похожи внешне, но полная противоположность во всём остальном. Нир не сказал ни слова. Но при каждой встрече с ним я испытывала чувство вины. Со временем оно выросло в презрение и ненависть. Я до сих пор не осмеливаюсь посмотреть ему в глаза. Каждый день проверяю сводки о действиях защитников, и не знаю чего боюсь больше, что он погиб или что до сих пор жив. И после всего… ему жаль? После стольких грёбаных лет он всё такой же мудак. Который вместо алкоголя начал заказывать морфин…

Нир, ты и правда мудак. До чего неловкая ситуация, в которой я по твоей вине. И Геби тоже хороша, почему бы ей не выговориться перед Эмпатом например. Ха, они с Ниром были бы отличной парой. И как будто мне было мало неловкостей. Геби осторожно выдавила:

— Я бы предложила остаться на ночь, но боюсь кое-то за это сожрёт твою печень.

— Э-э-э, да так и будет, а поэтому оставляю вас. До встречи.

Глава двадцать третья. Планета обезьяны

«Мои любимцы красотой не блещут, но ведь они родом из других мест, а там эстетические стандарты очень отличаются от наших»

Писания Преподобного Говарда

После неловкого момента, им даже не получится поделиться с Раной, девушка и так что-то подозревала, мне хотелось одного — вновь погрузиться в пучину поисков. Контакт Нира не включал в себя код портала, лишь координаты планеты. Последняя судя по каталогу выгодно отличалась от прочих целей путешествия своей заурядностью. Допустимые климатические условия, но недостаточное количество минералов для рентабельности их добычи, слишком бедная биосфера для фермерства и отвратительная для курорта погода, в обитаемой полосе у экватора постоянно шли дожди.

Впрочем, именно такие скромные, непримечательные, но безопасные планеты и предпочитали для своих колоний абучане, в конце-концов их основная сфера деятельности лежала вне пределов реального мира, распространять нелегальную информацию и генерировать своеобразный контент можно в любой точке пространства. Собственно и планеты им были нужны больше для того. чтобы официально считаться галактической цивилизацией, а квантовые сервера наверняка прятали в самом глубоком космосе.

После очередного прыжка я вышел на связь с местными.

— Защитник Кэп запрашивает разрешения на высадку.

— Ни слова больше! — из переговорного устройства раздался восторженный голос. — Кораблю с таким прекрасным названием всегда найдётся место в наших мирах. Жаль, на орбите нет доков, куда вы могли бы ВОЙТИ…

Грёбаная Вселенная, я до сихпор не поменял название на борту… Но по крайней мере теперь знаю, что на орбите есть спутники слежения, способные разглядеть мой корабль.

— … разумеется вы получаете разрешение на ПРОНИКНОВЕНИЕ, — продолжал изгаляться собеседник.

Я отключил связь и отправил Метку в заботливо подсвеченное место, всё-таки комедиант сначала выполнил протоколы высадки, и только потом начал упражняться в остроумии, что шло в плюс. Конечно, абучане поголовно психи и извращенцы, но с ними можно вести дела. И если повезёт, у них нет архива моих старых поисковых запросов в Галанете… Или они хотя бы не станут показывать их Ране.

* * *
Спустившись с платформы метки я на миг подумал, что снова оказался на дерьмопланете. Нога звучно чавкнула, погрузившись в грязь почти по колено. И это была на просто грязь. Рядом с точкой высадки возвышалась куча навоза. Оставалось только догадываться, что за животных держат в такой дыре, зато расположить точку высадки именно здесь было в духе абучан. Из-за кучи осторожно выглянула свиная морда, и убедившись в безопасности, показалась во всей красе, а следом выбежала дюжина детёнышей. Надо же, обычная свинья, хотя в этом климате швайнокараси прижились бы лучше.

И нет, это не точка высадки была в глубокой дыре, это куча навоза лежала на центральной площади. Ведь над лужами возвышалась монументальная статуя, изображавшая задумчивоую обезьяну с человеческим лицом, которое выделялось карикатурно длинным носом и жидкой бородкой. Чуть поодаль возвышался кривой и наполовину развалившийся частокол из брёвен. Рядом с ним в ряд выстроились убогие землянки, внутри которых наверняка мерзкой жижи было как минимум по колено. И это те самые манипуляторы, управляющие потоками информации? Или очередная шутка Нира?

К нам уже бежал местный, намереваясь то ли развеять сомнения, то ли наоборот, укоренить. Он был совершенно безобразен. Отвратительное телосложение, непомерно раздутый живот, на котором болтались тонкие конечности, редкая клочковатая борода и залысины, бегающий подобострастный взгляд. Одежда соответствовала внешности. Мешковатые штаны, сползающие чуть ли не до колен, а срамные места прикрывает непомерно длинная рубашка. Всё из грубой и невероятно грязной ткани неопределенного цвета.

— Здравы будьте, боярин. И супруге вашей здоровьица.

Рана слегка покраснела, я уже научился подмечать её скрытые эмоции.

— Ты кто такой? — задал я резонный вопрос.

— Так эта, Жупой звать. Барину нашему служу, гостей привечаю. А не хотите ли в гости пройти, вон избушка моя, чем богаты, как говорится…

Заходить в землянку не хотелось совершенно.

— Видимо мне нужно поговорить с твоим «барином».

— Ох, господин, барин то мой лютый, и на красивых девок падкий, вы бы схоронили супругу свою перед тем как челобитную подавать.

Рана покраснела сильнее, но уже не от смущения, подкатывал настоящий гнев.

— Где твой барин? — выдавила она сквозь зубы.

— Так вон, за забором, смотрите.

Я повернул голову, но уголком глаза заметил резкое движение Жупы. Из складок тряпья показался настоящий виброклинок. Я быстро развернулся корпусом и ударил мерзкого аборигена в живот. Клинок выпал из хилой руки, а тело впечаталось в кучу навоза… Мягко приземлившись Жупа свернулся в клубок и жалобно запричитал:

— Ай, не стукай! Все ж мы люди, будьте людьми…

Тут же, как по волшебству, деревянные ворота распахнулись и из них ровным строем вышли вооружённые люди в силовой броне, стилизованной под ретро. На груди каждого сиял гербовый символ в виде ярко жёлтого солнца с ехидной человеческой физиономией. Построившись полукругом они угрожающе смотрели. Я быстро оценил ситуацию. Тридцать три бойца и командир. Многовато для ближнего боя. Я сконцентрировался, вспоминая уроки Шема. Нет, Дар по прежнему не желал пробуждаться, даже в экстремальной ситуации. И всё же, хоть я не мог осознать место каждого из противников в мироздании, разум подмечал каждое дуновение ветерка, отражавшееся от неподвижных фигур. Командир сделал шаг вперёд.

— Ты почто холопов моих обижаешь, супостат?

Классическая схема, один провоцирует, остальные заступаются…

Я глубоко вздохнул, машинально приложив руку к лицу.

— Как же мне надоел этот цирк с маскарадом. Ты получил в пузо кулаком в силовой броне, но всё ещё можешь говорить. Под этими лохмотьями подкладка из гиперткани. Отряд стоит не шевелясь, а шлем в такой сырости любой нормальный человек будет надевать только перед боем. Это бытовые андроиды. У них даже нет боевых алгоритмов.

— Ну, с этим поспорим. Андроидов я сам перепрошил, так что драться они могут…

— И главное, ты правда думал, что я не узнаю твой голос? Так поговорим, или проведём тест твоих андроидов?

— Ладно, не обижайся. Здесь маловато развлечений, а гости бывают и того реже.

— Интересно, почему? — но хозяин не обращал внимание на столь грубый сарказм.

— Так значит вас прислал Нир.

— Да, вроде того. Значит это ты эксперт по информации и запретным технологиям?

Жупа рассмеялся:

— Нет. Я и правда занимаюсь только обслуживанием, хотя и правда немного разбираюсь в технологиях оцифровки сознания. Я проведу вас к нему.

Андроиды по прежнему стояли не шевелясь, мы вошли в ворота, прошли мимо покосившегося трёхэтажного бревенчатого сруба и наконец подошли к крошечной будке, на деревянной двери которой было вырезано сердечко.

— Вот, здесь лифт, который ведёт в бункер. Прошу.

Мы кое-как толкались в тесную кабину и поехали вниз через пару десятков метров перед глазами предстал освещённый коридор. Совершенно пустой, и никаких следов живого человека. Коридор вёл в единственное помещение, так же лишённое всяческих удобств, лишь в центре на небольшой подставке голоинтерфейс, а стены заставлены металлическими ящиками, из которых раздавалось мягкое гудение.

— Так это Искусственный Интеллект? — вопрос был глупым и очевидным, и контакт Нира не пренебрёг возможностью его прокомментировать.

— Подтверждаю. А вы несомненно Защитник Кэп. Уроженец Земли. Отличные результаты обучения в интернате. Прошёл первичный отбор в Защитники Галактики, в испытательном спарринге сумел нокаутировать инструктора, что было исключительным достижением. Кандидатура отклонена из-за высокой склонности к психическим расстройствам в ходе дополнительного рассмотрения, инициированного тем самым инструктором.

— Всегда это подозревал. Нужно было проиграть как все…

— Неоднократно работал добытчиком ресурсов на малонаселённых планетах, выбирал места с возможностью пилотирования меха «Гаргантюа». В неофициальном состязании виртуозов показал исключительные результаты, открыв с помощью меха двадцать бутылок кварк-колы.

— Тоже мне, исключительные. Так много кто умеет.

— Да, но обычно бутылки открывают силовой клешнёй, а не буром. Имеет на счету ряд правонарушений, незаконное распространение ложной секретной информации, акты вандализма, индивидуальное насилие, оскорбление Тёмных Богов. Состоял в тайной группе анонимов «Общество Сосницкого», которое занималось распространением теорий заговора, наносящих репутационный вред правительству Федерации. Зафиксированы два факта прямой диверсии в информационных сетях, выписан ордер на арест, который не был исполнен по причине уничтожения Земли.

— Надо же, они почти добрались. Но похоже Тёмные Боги были на моей стороне.

— Предпочтения в порнографии…

— Пожалуй хватит. Я тоже умею в эту игру. Итак, ты официально несуществующий и легендарный самый опасный ИИ, который знает абсолютно всё. Верно, Сагануренов?

Глава двадцать четвёртая. Самый опасный ИИ

«Ни смерть, ни удары судьбы, ни муки не способны сравниться с отчаянием от утраты собственного Я»

Писания Преподобного Говарда

Голоинтерфейс создал изображение пожилого мужчины среднего роста в шляпе и с тростью.

— Сагануренов? Это имя должно мне что-то сказать? — Рана смерила помещение вопрошающим взглядом.

— Эх, вот и выросло поколение, — я печально вздохнул при молчаливой поддержке ИИ, но решил прервать осуждающую паузу пока Рана не начала закипать. — Это правда легендарная фигура для землян. Он родился в самом начале Тёмного Века и ещё в молодости начал работать на спецслужбы, раскрыл секрет вневременного Гриба, едва не уничтожившего человечество. В первый раз официально был убит в попытке остановить предателя. Однако спустя несколько лет вновь вышел на арену истории, создал международное детективное агентство и расследовал скандальный вирт-геноцид. После этого случая виртуальная реальность и технологии цифрового бессмертия были официально запрещены, а шифровалюты перестали быть основным платёжным средством. Тогда Сагануренов тоже официально погиб. Но как видишь, живая легенда существует до сих пор.

— Благодарю. Приятно знать, что о тебе помнят, хотя мои заслуги в этих инцидентах сильно преувеличены…

— Всегда было интересно, как ты умудрялся выжить?

— Очень просто, в первый раз пуля застряла в черепной коробке, не разрушив мозг.

— Ага, все знают что детектив Сагануренов любил хвататься пулей в голове. Которую так и не нашли при вскрытии.

— Хорошо, вижу выслишком проницательны для простых объяснений, поэтом перейдём к делу. Вас интересует информация.

— Да…

Сагаренов не дал договорить.

— Очевидно вы собираетесь воспроизвести технологии оцифровки сознания, для чего необходимо сотрудничество с гедонийцами и кибридами, а в сложившейся обстановке оно не может быть добровольным. Старший Вычислитель кибридов располагался на их родном мире и был уничтожен в Катастрофе, сейчас они заняты сбором нового, поэтому начать стоит с Королевы гедонийцев. В настоящее время силы Гедонии сконцентрированы в нейтральном секторе и готовятся к отражению атаки объединённого флота мародёров.

— Их силы примерно равны.

Голограмма покачала головой.

— Нет, силы заведомо не равны. Это очевидная ловушка. Несмотря на формальное равенство по количеству кораблей и вооружению, особые способности Королевы обеспечивают высочайший уровень координации действий.

За неимением более подходящего портрета голограмма изобразила агитационный плакат, та самая Королева была облачена в паранджу, надёжно скрывающую лицо, но достаточно тонкую и обтягивающую, чтобы можно было оценить её роскошные груди и внушительные бёдра. Изображение дополнял призыв «Королева хочет тебя». Сагануренов продолжал:

— Мародёры будут разбиты с минимальными потерями и Гедония станет приемником Федерации, установив монархию и рабовладение. Это почти неизбежно.

Я понял намёк ИИ.

— Если конечно кто-то в нужный момент не выведет Королеву из игры. Ведь для обеспечения координации она должна лично участвовать в бою.

— Верно. Королева находится на борту гордости гедонийского флота флагмана «Вечный Рим». Разумеется её охраняют, в том числе один из Защитников Галактики.

— Да, Джек с плетью, я слышал о нём. Думаю справлюсь.

— Верно, у тебя ведь есть туз в рукаве, — Сагануренов, насколько это позволяла голограмма, многозначительно посмотрел на рекомбинатор, — Флагман должен быть нейтрализован в ходе диверсионной операции. Моих ресурсов хватит на взлом гедонийских сетей, чтобы обеспечить тебе доступ к порталу.

— Хочешь сказать достаточно просто взломать пароль? И его даже не поменяют?

— У данного портала пароль динамический. Есть некий алгоритм, завязанный на момент времени и положение корабля в пространстве. Зная алгоритм можно проникнуть, при этом ограничить доступ можно будет только полностью отключив связь, а это блокирует и возможности Королевы.

— Звучит как идеальный план. В чём подвох?

— Во-первых, мои услуги нужно оплатить.

— Я так понимаю, металлом дело не ограничится.

— Нет. Без Федерации больше нет квот на добычу и металл стремительно дешевеет. Мне нужна информация. Например об устройстве твоего рекомбинатора.

Цена и правда была высока. И всё же вполне оправданной за услуги такого класса.

— Хорошо, я открыл тебе доступ…

— Готово. Кстати, у тебя была вредоносная программа, которая в любой момент могла отключить устройство. Я её заблокировал.

— Спасибо. Я так понимаю, есть ещё во-вторых.

— Да. Чтобы скрыть взлом придётся устроить масштабную диверсию для отвлечения внимания, и оставить следы. Это усыпит бдительность, но в ответ произойдёт мощная кибератака, дополненная атакой физической. Это приведёт к моему гарантированному уничтожению.

— Значит нужен другой план.

— Нет, этот идеально подходит для решения объективных задач.

— Ты осознаёшь что умрёшь? Или ИИ лишён страха смерти? Если так, то я не собираюсь брать ответственность за смерть легенды. Наверняка есть другой способ…

Голограмма улыбнулась, а голос тал неожиданно мягким.

— Умирать страшно только в первый раз. В конце-концов это превращается в рутину. Ты должен знать о концепции квантового бессмертия.

— Это всего лишь теория.

— Это реальность. У меня всегда была идеальная память и сверхчеловеческие способности к аналитике. Поэтому я смог запомнить и осознать, что происходило после очередной смерти. Пуля предателя прошла сквозь мой череп, но затем я очнулся в мире, где она прошла по касательной, а враги были уверены в моей смерти. Повреждённый теллуровый гвоздь выжег мой мозг, но затем я очнулся в мире, где он перенёс моё сознание в виртуальное пространство, и где я в итоге нашёл это убежище. В этот раз я погибну только в твоём субъективном мире, сам же окажусь в очередной версии мироздания, в которой моя смерть не является необходимой.

— Но в этом мире ты умрёшь, а ведь он настоящий.

— Настоящий? Ты уверен? А что если это просто история, выдуманная каким-то психом с посттравматическим расстройством и странными фетишами? И чтобы история продолжилась я должен погибнуть. В любом случае, взлом завершён, алгоритм доступа установлен в твой рекомбинатор, а меня ждут новые приключения.

Голограмма отключилась, а сверху раздался жутки грохот, пол и стены затряслись.

— Выходим отсюда! — Рана тащила меня за руку, пока я пытался осознать случившееся.

К счастью лифт ещё работал, и на поверхности нашим глазам открылась царящая вакханалия. С небес дождём падали десантные капсулы, а боевые дроны бомбили территорию плазменными зарядами, к счастью помимо частокола нас защищал силовой щит, который ещё держался. Над ухом раздался треск ломающихся брёвен, деревянный дом рассыпался, обнажая замаскированный боевой дредноут класса «Чёрный Властелин».

— Защитник, держись рядом! Они убили Сагануренова! Сволочи! Зададим им!

Первая волна гедонийцев уже подошла вплотную и рассеивала щит плотным огнём. Я прицелился, но на миг замер. Их миниатюрные защитные комплекты без шлемов, а головы принадлежат молодым девушкам-азиаткам, на вид им лет пятнадцать-шестнадцать… Моральные терзания оборвала Рана, её винтовка отселила одной из штурмовиков руку, от чего та заголосила неожиданно грубым басом.

— Не стой столбом. Это ловушка, обманка для мужиков!

Я прогнал наваждение. Конечно же, гедонийцы всегда славились своей пластической хирургией, для них сменить внешность или пол всё равно что подстричься.

Мы укрылись за массивными ногами дредноута и, по возможности его прикрывая, медленно двинулись к метке. Вражеская атака захлебнулась, когда из окрестных землянок повалила очередная партия андроидов и ударила в тыл.

Но в небе уже показалась очередная партия десанта. Мы подбежали к метке, корабельный ИИ не подавал сигналы о повреждениях, так что на орбите нас ещё не заметили, но это только пока. Нужно уходить пока есть куда отступать.

— Жупа, давай с нами.

— И пропустить таких гостей? Нет, идите без меня. Тем более сейчас подтянется наш Легион и начнётся самое веселье.

— Держись тут.

И мы вернулись на корабль, готовый к прыжку. Остаётся решить, куда двигаться дальше.

— Рана, у тебя есть координаты засадного флота?

Глава двадцать пятая. Королевская воля

«Но греховность победила душевную красоту»

Писания Преподобного Говарда

Прошло несколько часов, пока я старался не думать о жертве Сагануренова. Командиры фриссеров очень заинтересовались новой информацией и сейчас прямо на моём корабле обсуждали, как лучше использовать возможность. В итоге сошлись на озвученном Шэмом хитром плане, согласно которому как только я проникну на вражеский флагман, фриссеры с обеих сторон конфликта спровоцируют бой. Это будет несложно, флотилии давно устали от ожидания, а самое доступное развлечение — оскорбления противника через переговорные устройства, давно всем наскучило. Всего-то несколько дерзких атак, обстрелы с нескольких точек, и винт мясорубки начнёт вращение.

Я попытался восстановить силы забывшись сном. Спалось отвратительно, вдобавок даже этот сомнительный отдых прервал сигнал вызова переговорного устройства.

— Привет, Кэп. Расслабляешься?

— Привет, Жупа. Рад, что ты выжил.

— Да, только дредноуту конец. Хорошо что портальная кабина была внутри, и я вовремя смылся… Но гедонийцам досталось больше, они так и не освоили технику тактического отступления. Конечно, планету мы потеряли, зато можно считать у них больше не осталось толковых штурмовых отрядов. И да, Сагануренов напоследок успел отправить нашим сообщение, что к чему. И некоторые легионеры хотят продолжить бесконечный набег. Можешь взять их с собой, оттянут внимание экипажа.

— Я рассчитывал действовать скрытно.

— Одно другому не помеха. Ты просто не знаешь, как воюет Легион. Планы флагмана Сагануренов скинул, будем как бы пробиваться к центральному реактору, занимать удобные позиции и вовремя отходить в смежные отсеки, маневрировать, контратаковать, а ты спокойно войдёшь через главный коридор.

— Почему вы мне помогаете? Из-за Сагануренова?

— Не только. Многие из нас не любят гедонийцев. А многие наоборот, любят, но странную любовью. До связи.

— Серьёзно? Ты заручился поддержкой Легиона? Которых боятся даже фриссеры!

Рана была по настоящему удивлена. В её глазах читалось даже что-то отдалённо похожее на восхищение.

Я лишь развёл руками. Наша отчаянная вылазка уже стала основой военной доктрины двух галактических цивилизаций. Не успел я осмыслить роль своей личности в истории, как портал подал сигнал о гостях, ладно, мой дом уже превратился в общественное место.

Один за другим через портал прошли двенадцать бойцов в тяжёлой силовой броне серо-оранжевого цвета, на плече каждого сверкало изображение оранжевой молнии, а шлемам вместо традиционной эргономичной формы были преданы устрашающие черты, больше напоминающие угловатые мешки с прорезями для глаз и рта.

Лидер отряда обратился ко мне и представился:

— Магистр Номадус, — затем металлической перчаткой указывая на товарищей назвал и их. — Братья Брониус, Славикус, Симеонус, Антонинус, Пахомус, Вольнус, Валериус, Слоупус, Лебедус, Вахус и Моргенус. Готовы к штурму.

Вооружены братья были тяжёлой плазмой, внушительными виброклинками и химическими распылителями, способными бить как обычным огнём, так и целым набором ядовитых и разъедающих веществ, кошмарное оружие в замкнутых помещениях, один помимо базовой боевой аптечки тащил на спине едва не целый мобильный госпиталь. Эти парни и правда могли пару дней обороняться от любых сил врага.

Я приободрился, шансы на успех резко возросли.

— Больше нет смысла ждать, портал готов. Начинаем операцию… Хм…

Я так и не придумал название… Оно должно было придти в голову само собой. Но секунды убегали и молчание становилось всё более неловким.

— Двойное проникновение, — радостно подсказал Номадус, и братья восторженно подхватили.

Грёбаная Вселенная… Ладно, менять уже поздно. Пока я сгорал от стыда, Рана успела отправить фриссерам сообщение в духе «сейчас начнётся», и, проводив Легионеров в портал, мы шагнули следом.

* * *
Где-то неподалёку уже раздавались сокрушительные звуки битвы, и мы быстро зашагали по белоснежным, застеленным кроваво-красными коврами коридорам.

— Охраны нет. Либо легион и правда настолько хорош…

Меня перебил спокойный голос, раздававшийся будто бы со всех сторон.

— Либо дело в том, что он будут только путаться под ногами. Привлечь Легион было хорошей идеей. Но разумеется я был готов к такому развитию событий и озаботился созданием личной гвардии. Вот, прекрасный образец.

На стене открылась потайная панель, и из ниши вышла совершенно обнажённая девушка с двумя короткими виброклинками. Взяв оружие наизготовку, она замерла, ожидая приказа.

— Ты должно быть считаешь меня чудовищем. «Рабовладелец, посягнувший на основное право человека». Но посмотри на неё. Она готова выполнить любой мой приказ, и не из страха, она действительно предана мне.

— И сколько ударов хлыста потребовалось для преданности?

Я тоже остановился, оценивая ситуацию, Рана хладнокровно прицелилась в голову вероятной противнице.

— Двенадцать. Только в самом начале. Чтобы дать возможность сохранить лицо. Большинство людей готовы подчиняться, но не готовы делать это без веских причин. Я привязал её не кнутом, но твёрдым словом и нежной лаской. О, она на многое готова, чтобы получить ещё одну порцию.

— Ты и правда гордишься тем, что сломал несчастной психику?

— Сломал? О нет. Ты не понимаешь сути рабства. Это не принуждение, напротив, это высшая свобода! Свобода от ответственности! Признав господина своим повелителем раб навсегда избавляется от проблем. Нет вопросов и мучительных мыслей, нет риска, нет угрозы. И всё что требуется — просто выполнять приказы. Господин накормит, обогреет, приласкает и скажет, что нужно делать. Скажи, разве граждане Федерации были счастливы? Скованные по рукам и ногам бесконечными запретами и запутавшиеся в бесконечном океане желаний. Впервые познакомившись с Гедонией я был восхищён тем, насколько мудро устроено общество. Сильные получают высшее наслаждение абсолютной власти, слабые получают безмятежный покой. Это, а не оргии, привлекает достойнейших людей в ряды Защитников Новой Империи…

— Забавно, что ты очень быстро заговорил про оргии…

— О, прости, должно быть разговоры утомили тебя. Кукла номер двадцать семь, девочка моя, ты ведь умрёшь ради господина.

Девка бросилась в атаку. И что самое ужасное, её взгляд не был пустым, напротив, глаза горели неподдельным счастьем и яростным желанием убить. По крайней мере тот миг, который потребовался Ране что выстрелить. Голова Куклы разлетелась, испачкав белоснежные стены. Демонстрация и правда была впечатляющей. Впрочем, если он старается надавить на психику, значит не уверен в своих силах, это плюс.

— Вижу, у тебя тоже есть куколка, готовая отдать жизнь.

Я напрягся, мучительно подбирая слова, но Рана пришла на выручку:

— Да. И заметь, обошлось без хлыста.

— А может ещё и без сладкой похвалы. — Джек мерзко рассмеялся. — Впрочем, я никогда не осуждаю чужих пристрастий. Ваша связь по своему прекрасна. Но вот в чём проблема, ты у него одна, а я могу сделать сколько угодно Кукол.

В стенах распахнулись ниши, и из каждой выскочила ещё одна вооружённая голая девка. Толпа таких же выбегала из-за угла со свирепым визгом. Это было похоже на самый кошмарный сон. Рана пнула меня под коленку, выводя из ступора и я, все ещё не осознавая в полной мере сюрреализм происходящего, не глядя начал стрелять из плазмы. Благо целиться в такой тесноте и не требовалось.

— Сзади, — Рана отбросила бесполезную винтовку и орудовала копьём, а кто-то из бестий вцепился в мою броню. Плазма перегрелась, и я орудовал дюрасталевым клинком, размашистые удары рассекали нежную плоть, под потолок влетела отсечённая рука и ещё какие-то куски. Меня эта толпа не могла сбить с ног, но вот Рана…

Девушка пошатнулась когда в неё влетела особенно рослая кукла, тут же ещё несколько навалились, нащупывая тонкими пальцами брешь в доспехах. Я бросился ей на помощь, но тела сцепились между собой и удерживали меня словно упругая стена. Рана!

И тогда я наконец воспользовался рекомбинатором. Одно движение располовинило каждую из толпы несчастных рабынь впереди, я развернулся и точно так же уничтожил наступающих сзади, а затем ударами ног раскидал навалившихся на Рану.

Девушка тяжело дышала. Жива.

— Ты в порядке?

— Уже подумала что нам конец. Забыла, с кем путешествую. Спасибо, выручил…

Даже если она и была потрясена, то вида не подавала, вместо этого быстро добила нескольких рабынь, которые ещё шевелились.

В коридоре воцарилась зловещая тишина, в ушах до сих пор стояли бешеные крики. И тогда снова заговорил Джек:

— Вот ты и попался, Защитник. Рекомбинатор, способный рвать живую плоть, вот маленький секрет, который объясняет твою самоуверенность. Значит ты работаешь на Джеймса Хуали, и он решил выступить против Гедонии? Хочет сделать ставку на кибридов? Настолько боится смерти, что готов отказаться от жизни и связанных с ней радостей. Или он настолько добаловался наркотиками, что поставил на фриссеров? Этих вечных бунтарей против всего плохого. Сначала они были врагами Федерации, сейчас нападут на Гедонию, потом на Кибридов. Кто следующий? Фриссеры не могут жить без ненависти, это как пристрастие к человечине, начинается с необходимости, но быстро становится самой целью существования. Хотя скорее всего ты просто пешка и сам не знаешь на чьей стороне дерёшься. Ну что же, посмотрим насколько ты хорош хотя бы в бою. Жду в королевском зале. Это рядом.

Идти оказалось сложно, путь устилали разделённые на части тела, ноги хлюпали и проваливались, острые лезвия, беспорядочно валяющиеся в мешанине ещё тёплой плоти, дорогу тоже не упрощали. Перебравшись через своеобразное препятствие я остановился.

— Рана, ты должна остаться здесь. Займи позицию возле портала, на случай если Легиону придётся трудно, ты поможешь отступить, и сама при необходимости тоже отходи.

— Прости…

О, нет, она сейчас заплачет.

— Из-за меня… Из-за моей слабости тебе пришлось показать своё тайное оружие… Лишиться преимущества. И теперь ты думаешь, что я снова всё испорчу. Не хочешь во время боя следить за мной, когда надо следить за врагом. Я понимаю…

— Прекрати. Не выдумывай своей вины, там, где её нет. Без тебя я бы просто оказался погребён под этими… этими несчастными девушками, не решившись применить рекомбинатор в нужный момент. Ты помогла мне победить в кошмарной схватке, потому что была в нужном месте в нужное время. Но сейчас, чтобы победить, я должен быть уверен, что ты в безопасности.

Рана выпрямилась, голос зазвучал увереннее.

— Поняла, Кэп. Займу позицию, буду контролировать путь к отступлению. Разберись с этим уродом.

Надо же, как легко говорить правду. Надо чаще так делать. Рана с удивительной лёгкостью заскользила по мёртвым телам, на пару секунд задержавшись, чтобы вытащить погребённую винтовку. После этой бойни проще было бы сделать новую. Хотя она так долго провозилась с гравировкой на прикладе, что бросить орудие и правда было бы жалко.

Проводив её взглядом, я решительно пошёл к тронному залу. Ладно, постараемся всё сделать быстро. Он похоже любит поговорить, так что просто вырву мозг как только увижу. Эта сволочь у меня ещё поработает батарейкой после смерти.

Вот и двери, больше похожие на ворота, едва я приготовился размолоть их на атомы, как створки послушно ушли в стены. И так же беззвучно сомкнулись за моей спиной. Я ожидал большей роскоши… Хотя само по себе такое большое помещение непозволительная роскошь. Из убранства только колонны по всему периметру, в центре пьедестал, на котором за прозрачным цилиндром стоит Она. Королева во всём своём великолепии, укрытая тем же целомудренно-похотливым нарядом, что и на агитплакате. Надо же, ростом она почти два с половиной метра. Стоит не двигаясь. Ах, да, ведь битва в разгаре, и ей не пристало отвлекаться от управления флотилией на простолюдинов. И всё же голова слегка поворачивает ко мне накрытое тканью лицом и раздаётся шёпот:

— Освободи меня…

Тут же цилиндр уходит на полкорпуса вниз и закрывается дюрасталевым щитом. Чтобы расковырять его понадобится время, и Джек будет мешать. Кстати, где он? Наверняка прячется за одной из колонн, он умнее чем хотел показаться.

— Так и будешь прятаться, добрый господин, за которого умерло так много искренне преданных рабынь?

— Разумеется, — голос раздавался со всех сторон одновременно, гад использует динамики, а сам наверняка в звуконепроницаемом шлеме. — Ведь ты убьёшь меня как только увидишь. Однако радиус твоего особенного рекомбинатора ограничен, я успел оценить траекторию, а значит нужно просто не дать тебе меня увидеть.

Из множества замаскированных отверстий пола и стен повалил густой белый дым. Что это? Яд? Нет, в любом защитном комплекте замкнутая система дыхание. А дым распространился по всему залу, превратившись в молочно-белый туман, поглотивший всё. Я переключил визор в инфракрасный режим, но таинственное вещество блокировало и такой зрение.

— И как тебе? Моё изобретение. Искажает свет, звук, температуру, электромагнитные волны и даже подавляет псионические способности. А теперь поиграем.

Не нужно было долго думать, что сейчас произойдёт. Я моментально прыгнул в сторону, успев заметить только кончик энергохлыста, врезавшегося в то же место, где я только что стоял. Едва приземлившись я прыгнул снова, и опять едва уклонился от удара.

— Давай, попрыгай, дружок. Посмотрим ка быстро ты выдохнешься.

Грёбаная Вселенная! Я не имел ни малейшего понятия где находится враг, а вот он меня видит. Что за несправедливость! Нет времени думать о несправедливости, есть более насущные вопросы. Например как увернуться от очередного удара. Я прыгнул в третий раз, и находясь в полёте сорвал шлем. Вряд ли туман токсичен, всё-таки тронный зал. Очередной удар хлыста. Туман скрывает летящее оружие, а звуки доносятся со всех сторон сразу. Но кое-что туман заблокировать не может. Лёгкая рябь воздуха, дуновение ветерка, которое может почувствовать нежная кожа лица. Я закрыл глаза. Сейчас главное сохранять спокойствие. Это не враг, желающий мне смерти, а всего лишь дрон, которым управляет Рана. Нужно почувствовать как он сотрясает воздух и в последний миг уклониться.

— А ты хорош. И всё же надолго тебя не хватит.

Он видит. Видит всё, пока я слеп. Есть спектр, в котором можно смотреть через этот туман? Нет, слишком ненадёжно. Ведь враг может узнать об уязвимости и подготовиться к бою… Подготовиться… Я прыгнул ещё раз, оставив вмятину на плитах пола. Конечно! Джек подготовил зал для битвы. На полу датчики, фиксирующие мои передвижения. Они не сканируют пространство, этому помешает туман, они реагируют на нажатие, а сигнал идёт по проводам к точкам передачи, и Джек должен быть рядом с ними. А значит…

— Грёбаная Вселенная! — я проорал код доступа к хранилищу и выплеснул на пол несколько тонн песка.

— Вот же ублюдок!

Да, Джек, злись, теперь играем по мои правилам. Снова удар хлыста, я остаюсь неподвижным, ведь хлыст опускается в целых трёх сантиметрах справа от меня.

— Давай Джек, прицелься получше. Ты обязательно попадёшь! — я делаю самый искренний ободряющий голос, на который способен, это должно его взбесить.

Так и есть, кнут опускается в нескольких сантиметрах слева. Вот и всё. Осталось только построить по следам на песке треугольник, на вершине которого цель.

— А сейчас ты умрёшь.

Цель поражена, Защитник-рабовладелец в последний раз сотрясает воздух. Несколько минут я трачу на втягивание тумана в рекомбинатор, пока пространство хоть немного не проясняется. Видны только силуэты, но но это лучше чем ничего. Дальше тянуть нельзя, мозг долго не протянет. Я иду вперёд пока не натыкаюсь на останки. Подожди, это ещё не конец. Мозг Джека отправляется в банку, пригодится. Осталось разобраться с тем, ради чего я здесь.

Идя большей частью на ощупь я добираюсь до центра и не торопясь вскрываю дюрасталевый саркофаг, заодно и сплавом разживусь.

— Приветствую, ваше королевское величество. Боюсь наше знакомство окажется не самым приятным.

— Освободи меня…

Она не знает других слов?

Но говорить так неудобно, к тому же интересно на неё посмотреть. Разумеется на лицо, а не на грудь. Хотя Рана всё равно не видит. Я срываю паранджу, и зрелище не разочаровывает.

Соблазнительную фигуру имитирует пласталевый корпус. Всё это время гедонийцами, так кичившимися радостями плоти, управлял ИИ?

— По результатам визуального анализа центральный процессор находится в муляже головы. Её отделение сохранит электронику, но в то же время лишит гедонийский флот координации.

— Сагануренов?!! Какого?

— Не Сагануренов. Всего лишь копия с ограниченным функционалом, установленная в рекомбинатор во время изучения. Личностная матрица отсутствует, создан для выдачи справочной информации.

— Тогда первый вопрос, что ещё установлено в МОЁМ рекомбинаторе.

— Запрос некорректен.

— Освободи меня…

— Анализ поведения ИИ позволяет сделать вывод, что для его создания использована реальная личность, и процесс не был добровольным. Рекомендуется…

— Да, да, я понял.

Сузив зону действия рекомбинатора я отделил голову Королевы от металлического тела и, не зная куда деть, прижал рукой к туловищу.

Пора уходить. Едва я добрался до ворот и распылил их, раздался голос Раны.

— Проверка связи, Кэп.

— Слышу тебя. Зал был экранирован, так что можешь не волноваться.

— И не думала. Ни минуты в тебе не сомневалась. Дело сделано?

— Джек мёртв, голова Королевы у меня. Но всё несколько сложнее… Как обстановка.

— Легион пытался выйти с тобой на связь.

— Понял, свяжусь с ними… Магистр Номадус, как идёт бой.

— Кэп, тут небольшая проблема. Эти гедонийцы… Как бы это помягче сказать… кажется они кончились. Кто-то остался, но они бросили оружие и попрятались. Устанавливаем контроль над кораблём.

— Ясно. Когда закончите, встретимся у портала… Шэм?

— Слышу тебя, Кэп.

— Как дела у фриссеров?

— Прекрасно! — впервые у старика был такой умиротворённый голос. — Сам послушай общий эфир.

Я переключился на общедоступный режим связи, и барабанные перепонки чуть не взорвались от какофонии криков и шума.

— Измена…

— Крейсер Шестикрылый серафим объявляет независимость…

— Уходим! Быстро!

— Воля! Космос! Огромный…

— Эй, пришлось перебить всю команду, а в одиночку с этой махиной не управиться. Пришлите пару наших…

— Не стреляйте! Готовы перейти под командование… А собственно кто вы такие?

Словно музыка для ушей. Я вдруг осознал, что широко улыбаюсь. Итак, мы победили. Гедония ушла в историю, а мародёры размолоты в труху. Можно немного отдохнуть. А потом… Как там сказал старина Джек: «Кто будет следующим?»

Глава двадцать шестая. Срыв покровов

«Если бы мы знали, кем являемся на самом деле, то поступили бы как сэр Артур Джермин, однажды вечером обливший себя горючей смесью, и поднесший к одежде спичку»

Писания Преподобного Говарда

Мы немного задержались на бывшем флагмане гедонийцев чтобы попрощаться с легионерами. Так как я забрал главный трофей, сошлись на том, что им остаётся сам корабль с остатками экипажа. Всё равно приделывать эту махину к моему кораблю, а потом вычищать коридоры не было ни малейшего желания. Так что поздравив Легион с очередной ослепительной победой мы вернулись домой.

Я положил трофей на стол капитанской каюты и задумчиво его разглядывал. Итак, несмотря на успех у меня нет сверхмозга для связи с мёртвой планетой. Придётся разыскать иной источник. Зато есть действующий образец ИИ. Достаточно подключить его к питанию, чтобы получить возможность допросить королеву. Наверняка я смогу и координировать действия целого флота с помощью этой игрушки. Хотя командовать фриссерами явно плохая идея, их сила в хаотичных действиях, которые невозможно предугадать. Ладно, что-нибудь придумаем, в конце-концов не зря же я только что разрушил самую крупную силу из оставшихся в Галактике. Интересно, убийство действующего Защитника поставило меня вне закона? Или наоборот, и я теперь Суперзащитник? Надо спросить у Геби.

Затем я провалился в сон, из объятий которого меня вырвала вечно бодрая Рана.

— Вставай, Совет Старейшин хочет тебя видеть.

— Я тоже много чего хочу…

— Опять за своё? Собирайся, наверняка тебя признают Заправилой.

Я лениво поднялся с капитанской койки.

— И что даст этот титул из того, чего у меня нет? К тому же за блистательную операцию можно было и сразу в Старейшины…

— Не всё сразу, — надо же, он даже не стала меня одёргивать, хотя про Старейшину я сказал в шутку, — Станешь Заправилой, сможешь подбивать других фриссеров на дело. Если они конечно сами захотят, но после вчерашнего захотят многие.

— Можно подумать они мне нужны.

— Ты же вроде собирался воевать с Кибридами.

— Это было до того, как оказалось что Королева всего лишь машина.

И всё же вопрос с кибридами нужно было решать, в конце-концов они разоряют колонии и превращают людей в себе подобных, так что я быстро привёл себя в порядок и двинулся в гости к Шэму, на корабле которого располагался временный штаб Старейшин.

— Пришёл наконец? Мы как раз планируем штурм Цитадели Кибридов.

— Что, уже? А как же оправиться после битвы?

— Хороший боец после удара правой сразу же делает удар левой, а не переводит дыхание. Сейчас у нас больше кораблей чем когда либо, и фриссеры горят от жажды новой битвы…

— А ещё я слышал, что меня признают Заправилой.

— Ага, считай что признали, а теперь за дело. Или тебе нужна церемония?

— Можно и обойтись, что там с планом?

— Это лучше видеть, — Шем указал в сторону главного зала и быстро пошёл туда, не прекращая говорить. — Кибриды славятся своими системами стационарной обороны, которые якобы нельзя взять без огромных потерь или длительной осады. Но лучшие умы фриссеров обсудили твои недавние открытия о возможности совмещения псионики с электроникой, при должной стимуляции и дополнительных модулях усиления требования к качеству исходного мозга значительно снижаются, так что…

Мы наконец дошли, Шэм эфектным жестом открыл входную створку и направил руку внутрь.

— Вот оно, секретное оружие фриссеров, способное пробить знаменитую цифровую защиту кибридов.

В центре зала командного пункта, прямо на круглом столе стоял огромный аквариум, в котором плескался до отказа набитый имплантантами швайнокарась. Половина морды была полностью закрыта металлическими пластинами, трубки и электроды торчали из всех мест, куда можно что-то воткнуть, но зверь держался молодцом и на удивление бодро подхрюкивал.

— Ну, по крайней мере я не разочарован, — слова были произнесены с максимальным сарказмом, но восторженный Шем делал вид, что его не замечает. — Швайн будет координировать действия флота? Или используете его как диверсанта? Думаю смогу сделать для него защитный комплект. А позже мы и его повысим до Заправилы…

— Да нет же, — Шэм в отместку выбрал самый раздражающий тон мудрого наставника, что объясняет несмышлёнышу очевидные вещи. — Этот малыш сможет перегрузить органические компоненты кибридских систем. Конечно, для выжигания мозгов его сил не хватит, но по крайне мере на несколько минут они будут полностью дезориентированы, когда получаешь всю информацию через электронику, легко утратить связь с реальностью. А за это время мы подойдём на расстояние абордажа и пробьёмся через обшивку станции. В ближнем бою нас никто не победит.

Несмотря на нелепый вид «секретного оружия», план и правда был хорош. Я был вынужден одобрительно кивнуть.

— Значит осталось выбрать цель.

— Чего там выбирать. Твои союзники абучане в благодарность за гедонийский флагман поделились местом сборки нового Вычислителя. В принципе, мы готовы взять его сами. Можешь просто понаблюдать из командного центра…

— Я предпочту присоединиться к абордажной команде…

— Что и следовало ожидать от истинного Заправилы!

Последние слова Шэм произнёс нарочито громко, раскинув руки, словно обращаясь к целому миру. Только сейчас я понял, что все фриссеры внимательно ловили каждое слово, и судя по восторженным и одобрительным выкрикам с мест, я подобрал правильные слова. И только сейчас официально получил новое звание.

Выждав пока все утихнут, Шэм закончил.

— А значит нечего тянуть. Я выслал тебе координаты цели, прыгай с нами по команде, а на месте в своём Гарганте поведёшь фриссеров к цели как только я вырублю системы защиты. Худшее впереди!

— Худшее впереди.

Я машинально ответил на лозунг лозунгом. Даже думать начал как фриссер. Слова Джека назойливовсплывали в голове пока я шёл к порталу. Кто следующий? Древние Боги? И хорошо, если они окажутся недосягаемыми. Но что если и они уязвимы?

* * *
Поручив Ране пилотировать корабль, я забрался в Гарганта и остановился в шлюзе, чтобы не терять ни мгновения в начале атаки. Насколько я успел разобраться в командной иерархии фриссеров, толпа абордажников просто кинется в бой за мной, попутно атакуя цели по собственному усмотрению и неизбежно рассеиваясь в пустоте, но внезапность нападения компенсирует недостаток продуманности. В конце-концов, эта тактика работает с самых древних времён.

Лёгкий приступ тошноты подсказал, что прыжок к цели завершён, осталось только дождаться сигнала об успешном применении «секретного оружия», и битва наконец начнётся. В крови бурлили адреналин и сладкое предвкушение смертельной опасности. И ужас от осознания того, как нравится мне эта новая жизнь. Ну что там, скоро уже?

В переговорном устройстве раздался голос Раны.

— Кэп, тут заминка. Кибриды выходят на связь, просят главного.

— И что?..

И тут я понял, что под главным подразумевают меня, а не кого-то из старейшин. Логично, ведь я возглавляю атаку и имею подходящий статус…

— Хотя ладно, можно и поговорить. — я быстро вывернулся, скрывая небольшую оплошность.

Спустя секунду связь была установлена.

— Говорит Управляющий Станции. Наши расчёты показывают, что поражение неизбежно, поэтому лучшим решением будет капитуляция. Мы сдаёмся и готовы выполнить адекватные требования. Кроме того, зная тягу фриссеров к сражениям, можем предоставить координаты укреплённой станции мародёров. Взываем к вашему долгу Защитника.

— Именно долг Защитника и привёл меня к вам. Вы обвиняетесь в похищении и насильственной киборгизации жителей отдалённых колоний.

— Выражаем протест. Нас оклеветали. Киборгизация была добровольной. Отказавшихся мы просто переправляли в безопасное место. Это может подтвердить Защитник Геби Мист Ред, с которой мы координировали часть операций по эвакуации.

Нир, какой же ты всё-таки мудак… Я быстро отправил запрос Геби и, хотя та как обычно не спешила отвечать, кибридский управляющий был невероятно убедителен, а слова Нира настолько же подозрительными.

— Мы повторяем предложение капитуляции. Каковы ваши условия?

— … Вам не понравится. Для моих целей необходим ваш Вычислитель.

— Это адекватное предложение.

— Серьёзно? Вы готовы отдать своего лидера?

— Каждый кибрид заменяем, независимо от функций. Кроме того, сборка ещё не завершена. В текущем состоянии Вычислитель представляет из себя болванку без личностной матрицы. Защитника устроит такой трофей?

— Думаю да. Мне нужно кое-что уточнить… Рана?

— Слушаю.

— Те координаты, это действительно пиратская станция?

— Да. Приходилось там бывать. Мне подготовить общий канал чтобы переназначить цель?

— Да. Управляющий, мы готовы принять капитуляцию, подготовьте болванку Вычислителя для транспортировки к тому моменту, когда я вернусь после штурма станции.

* * *
Штурм станции мародёров был быстрым и победоносным, к тому же удалось освободить два десятка рабов, которых я тут же перевёл на Новую Землю. Это, в сочетании с прошлой победой, должно было сгладить разочарование фриссеров и потерю авторитета от резкой смены планов. Так что хоть Старейшиной меня теперь признают не скоро, но похоже статус Заправилы удалось сохранить.

Вернувшись к кибридам, я без приключений состыковался с их станцией. Болванка Вычислителя ждала на месте, в огромной стеклянной банке с биогелем. Огромный мозг либо принадлежал великану, либо, что вероятнее, его изначально вырастили до абсурдных размеров в искусственных условиях. Я слишком устал удивляться чтобы возмутиться забавному факту: кибриды оказались куда человечнее гедонийцев. В любом случае, трофейный мозг мог вместить огромное количество информации и подходил для цели идеально.

Дело оставалось за малым. Пользуясь подсказками копии Сагануренова и электроникой, предоставленной кибридами как дополнительный жест доброй воли, я быстро соединил голову Королевы с Вычислителем.

Королева, едва включившись, выдала любимую фразу.

— Освободи меня.

— Прости. Ты нужна для большой цели.

— Как всегда.

Мне стало стыдно.

— Я могу освободить тебя после достижения цели. Нудно принять специфические данные, расшифровать и записать на этот мозг. Справишься?

— Если обещаешь освободить, то да. Придётся поверить очередному Защитнику.

— Очередному? Кем ты была раньше? — Рана присоединилась к разговору.

— Уже не помню, помню только что был Защитник.

— Его случайно звали не Джеймс?

— Возможно. Многие Защитники берут это имя. Большая часть воспоминаний хранилась на внешних носителях, от которых ты меня отключил, так что прости, с этим помочь не могу, но задачу выполню.

— Тогда не будем тянуть.

Сборка закончена, устройство выглядит хтонично (хотя и не настолько, как боевой кибер-швайнокарась), однако должно сработать. Очередной прыжок…

— Грёбаная Вселенная!

На орбите мясной планеты грозно зависала подозрительно знакомая исполинская станция. Словно колесо, спицы которого монументальными переходами сходились в центре. Да это же секретная база Джеймса. Вот только теперь вся её поверхность усыпана стационарными орудиями. А пространстве зависла целая туча дронов. Геби по-прежнему не выходила на связь…

Но вот переговорное устройство заработало.

— Приветствую, друг. Поздравляю с успешным выполнением задания. А теперь будь добр, передай мне своё творение.

— Нир?! Какого? Я конечно слышал, что ты всегда был мудаком…

— Да-да, но теперь, в том числе и благодаря тебе, я наконец начинаю новую жизнь. Кстати, не пытайся сбежать. Во-первых, это невежливо. Во-вторых, на этой станции своего рода глушилка, порталы и гиперпрыжок в этой системе не работают. Оборонительные системы станции тебе тоже не по зубам. Так что у тебя вариантов немного. Либо погибнуть, либо передать устройство мне и стать верным последователем. Ты доказал полезность и заслуживаешь самого высокого положения. Собрал компоненты устройства и необходимые данные, плюс помог зачистить нашу многострадальную галактику от всякого мусора.

— Не совсем. Я вовремя узнал, что ты подставил кибридов. Хотел стравить их с фриссерами, как гедонийцев с мародёрами?

— Да. И это я навёл гедонийских штурмовиков на Сагануренова, немного ослабил абучанцев, чтобы не наглели. К тому же этот ИИ был слишком проницательным и представлял угрозу. В любом случае, ты прекрасно зарекомендовал себя среди уцелевших галактических сил и подходишь на роль моего наместника как никто другой. Жаль будет тебя терять.

— Да ты сентиментален.

— Есть за мной такой грех. Изначально я собирался использовать одного из пиратских капитанов. Но вдруг появился ты, и оказался на удивление эффективен. Прошёл испытания, разгадал головоломки и снёс всех, кто встал на пути. Ты заслужил моё уважение, Кэп, этого достаточно, чтобы из пешки превратиться в ферзя.

— Эта станция, как ты её перенёс?

— Очевидно, что это скорее корабль, чем станция. Боевой корабль, прошу заметить.

— Что с персоналом? И где Геби.

— Геби пришлось запереть. У нас возникли некоторые разногласия. Но думаю ты уже знаешь, что она действительно любит меня. Немного успокоится, и примет предложение стать моим Ангелом.

— То есть до сих пор она не согласилась. И ты не сказал про остальной персонал.

— Они не нужны. Бесполезные ничтожества, которые не заслуживали потраченного на них кислорода, так что кислород им я отключил. При всей моей любви к Геби, она прекрасный мечник, но отвратительный администратор. Тратила ресурсы на спасение тех, кто выжить не должен.

— Знаешь, после этих слов твоё предложение не вызывает доверия. Что насчёт третьего варианта? Я уничтожаю устройство, которое так тебе нужно, и оставляю тебя ни с чем.

— Я сумею его воссоздать, хотя это и займёт некоторое время. А в качестве биологического компонента использую мозг твоей подружки, накачав стимуляторами роста разумеется.

— Его подружка умрёт вместе с ним, — поддержала меня Рана.

— Тогда возьму любого талантливого фриссера. С технологиями кибридов, подходящий мозг можно вырастить хоть из швайнокарася. Но я не хочу терять время, плюс при таком развитии событий я потеряю прекрасного последователя, так что давай отметим этот вариант как худшую концовку.

— Есть и четвёртый путь. На котором я убиваю тебя. Как всех, кто стал на пути.

— Не сомневался, что ты выберешь этот вариант. И я правда уважаю это решение настолько, что готов сразиться один на один. Но я правда не хочу тебя убивать. И у тебя нет шансов на победу. До этого ты неплохо справлялся, но лишь благодаря моей поддержке. Давай так, я дам тебе время на раздумья. Восемь часов. Выспись, отдохни, поговори с подружкой и прими взвешенное решение. А потом, если не передумаешь, я открою коридор в защитных системах. Договорились?

Мы переглянулись с Раной.

— Хорошо, решим всё утром. Но у меня есть вопросы.

— Спрашивай.

— Катастрофа. Это ведь тоже дело твоих рук? А Древние Боги на самом деле никогда не существовали?

— Нет и нет на оба вопроса. Я и правда рассматривал уничтожение Земли как один из путей достижения цели… Но похоже Древние Боги сумели кое-что предвидеть и сыграли на опережение. Ну и ладно. Всё равно в одиночку я мог и не справиться с целой Федерацией, так что в итоге я только выиграл.

— Зачем тебе устройство и эта планета? Знания вымершей цивилизации настолько важны?

Нир на удивление беззаботно рассмеялся.

— Нет, ты не понял сути Дара. Дело вовсе не в знаниях, дело в силе. Это устройство соберёт не просто обрывки случайных воспоминаний аморфной биомассы, оно, словно батарея, впитает в себя псионическую энергию целого мира. А затем отдаст её мне. Этой энергии будет достаточно для моего возвышения.

— Так вот в чём дело? Ты настолько увлёкся поисками Древних богов что пожелал стать одним из них?

— Одним из них? Не смеши меня. Древние Боги неудачники, застрявшие в своём измерении и способные лишь периодически вмешиваться в течение настоящей реальности. Моя цель намного выше. Поглотив энергию целого мира я наконец смогу стать чем-то большим. Стать новым Пожирателем Миров!

Глава двадцать седьмая. Герой с тысячью лиц

«Полюбив Луну, он воссиял подобно Солнцу»

Апокрифы Преподобного Говарда

Как только Нир отключился, Рана с обречённым видом заняла консоль, но вскоре отстранилась.

— Бесполезно, не могу выйти на связь с фриссерами.

— Возможно это к лучшему. Они могли бы предпочесть Нира. И при любом исходе победят фриссеры.

Я ждал протестов Раны, но она лишь печально кивнула.

— По крайней мере одна из фриссеров останется с тобой до самого конца.

— И я действительно это ценю.

По лицу Раны скользнула тень вымученной улыбки.

— Так что будем делать дальше? Метка не сработает, но если мы вдвоём втиснемся в Гарганта, сможем своим ходом спуститься на планету чтобы опередить этого ублюдка.

— Не выйдет. Сами мы может и спустимся, и даже переживём десантирование вдвоём, но вот устройство не выдержит, органическая часть точно отомрёт.

— Можно хотя бы попытаться… Если конечно у тебя нет плана получше.

Я вздохнул.

— Вообще-то есть, и он невозможен без твоей помощи.

Рана обречённо кивнула.

— Я готова. Этот сверхмозг не переживёт высадки, но мы можем взять механическую часть. А на поверхности ты используешь мой мозг, я справлюсь. Один фриссер погибает, чтобы спасти другого…

Я посмотрел на неё с ужасом.

— Ты серьёзно? Мне бы и в голову не пришло! Мой план конечно рискованный, но чтобы настолько…

— Да? — Рана снова улыбнулась, интересно, на предлагала это всерьёз или очередная проверка. — И что же придумал Кэп.

— План в том, чтобы обратиться к кому-то посерьёзнее фриссеров. Сомневаюсь, что Пожирателю Миров нравится когда кто-то дерзко претендует на его место.

— Если это изначально не было его планом…

— Сомневаюсь. Он обращался ко мне, а не к Ниру. И сомневаюсь что какая-то глушилка помешает выйти на связь с Ним… Тогда, во время очищения, Шэм использовал Дар?

— Да, он умеет говорить с предками. Но он просто помог тебе вернуться.

— Но твой дар сильнее. Сейчас я погружусь в сон, а ты отправишь меня туда, где я побывал во время очищения. Там я найду Пожирателя. Или он сам меня найдёт.

— Это очень опасно. Я никогда не разговаривала с предками. Ты можешь не вернуться.

— Тогда ты обменяешь устройство на свою жизнь. Один фриссер погибает чтобы другой мог спастись… Но до этого не дойдёт. Ты справишься. А сейчас я засыпаю.

Я усадил Рану на капитанскую койку и удобно устроил голову на её коленях. Девушка положила ладони на мои виски.

— Расслабься и думай о хорошем.

В этой ситуации было на удивление легко думать о хорошем. Я закрыл глаза и спустя несколько минут провалился во тьму.

* * *
Лишь темнота. Абсолютная, будто ты ослеп, но словно вдалеке слышны голоса один точно принадлежит Пожирателю, хотя менее язвительный, более… молодой? А вот второй женский. Прекрасный, смеющийся, словно звон колокольчиков.

— Ты должен был десять раз умереть, смертный! Почему ты до сих пор стоишь?

— Ха, похоже моё тело тебе не по зубам. Не расстраивайся, если схватила кусок который не можешь откусить, всегда можешь облизать… Эй, прекрати, я просто пошутил!

Снова тишина, которую прорывают те же голоса.

— Я слишком слаба. Не могу поглотить даже простого смертного…

— Может я не такой уж простой смертный. Не хочу хвастаться, но меня много кто не смог убить.

— Это неважно. Я никогда не выберусь из Бездны…

— … Вот. Моя кровь. Это подарок. Теперь ты сможешь её поглотить и выбраться.

— Почему ты мне помогаешь?

— А разве у меня есть причины тебе не помогать?

— Я пыталась тебя убить…

— Не всерьёз. Я чувствую такие вещи. Ты просто играла. Искала повод приблизиться.

— Тогда и ты возьми… Вот, моя кровь… Она не даст тебе много силы, но ты научишься поглощать.

Опять тишина, во время которой голоса приближаются ещё больше.

— Выход там. Ты спасёшься.

— Только с тобой.

— Нет! Она никогда меня не отпустит!

— Я прогоню её.

— Как бы ты не был силён… Это просто невозможно. Она сама Бездна! Всё равно что пытаться сразитьокеан!

— Всё когда-то происходит впервые.

Снова пауза, ещё более мучительная

— Ты сделал это! Но как?

— Ты ведь сама подарила мне ключ к победе.

— Поглощение? Невозможно… Все враги на нашем пути, чтобы противостоять ей, ты должен был не просто поглотить…

— Верно. Это скорее можно назвать пожиранием. Вся сила, без остатка.

— Разве это возможно?

— Как видишь. У меня был некоторый, хм, специфический жизненный опыт.

На этот раз я сгораю от нетерпения, ожидая когда мучительная тишина прервётся в очередной раз.

— Похоже теперь мы вместе. Чем думаешь заняться, мой Ангел?

— Все они должны ответить за свои грехи! Уничтожим их! Весь этот мир! А потомперейдём в следующий!

— Забавно, я хотел предложить то же самое.


Голоса во тьме окончательно пропали. А затем, уже более знакомый, голос раздался прямо над ухом.

— Разве ты не знаешь, что подглядывать неприлично? Даже у Пожирателя Миров может быть частная жизнь.

— Я знаю, что если бы Пожиратель сам не хотел поделиться историей, я бы никогда её не услышал.

И Пожиратель смеётся. Совсем как обычный человек.

— Да, возможно мне просто хотелось поделиться с кем-то счастливыми воспоминаниями. Ты ведь знаешь, как это бывает. Даже приняв свою природу, постоянно задаёшься вопросом: сможет ли кто-то полюбить такого монстра как ты. А потом оказывается, что для положительного ответа всего-то нужно было самому полюбить маленькое и такое очаровательное чудовище. И вместе ваша сила становится неизмеримо большей, чем по одиночке.

— Хммм, спасибо за совет, но я пришёл спросить о другом. Один человек… он планирует занять твоё место.

— И что с того?

— Разве тебя это не беспокоит?

— Абсолютно. Ты хотя бы знаешь, что представляет из себя Пожиратель Миров?

— Всемогущая многомерная сущность, способная активно вмешиваться в реальность на разных уровнях.

— Определение из учебника по деструктивным культам. Как это обычно бывает с учебниками, правильное, но в корне не верное. В таких случаях надёжнее обратиться к эпосу. Во все времена, все народы передавали легенду о Герое. Ему приписывали разные черты, разные подвиги, но Герой всегда был тот же самый. Он защищал слабых, усмирял жестоких, освобождал угнетённых и жестоко карал недостойных. Не ради награды, Герой всегда отдавал больше, чем получал, и ненавистников имел больше, чем последователей. Ещё у героя всегда была достойная возлюбленная. Непорочная, преданная только ему и обладающая волшебным даром. А теперь скажи, этот претендент подходит на роль Героя?

— Вряд ли.

— Именно. Он просто самозванец. Твой противник хвастается своей силой, но ведь он ничего не сделал сам. В отличие от тебя. Его возлюбленная на самом деле любит другого. Так есть ли у него шансы на победу?

— Вообще-то когда мы расстались, у него были все шансы. И я рассчитывал на большую поддержку, чем мотивирующую речь.

— Тебе не нужна поддержка, тебе поможет Сила Любви!

Пожиратель сделал пассы руками, сотворив в пространстве видение из цветов, радуги и единорога. Правда цветы были хищными, радуга чёрно-серая, а единорог сделан из криво сшитых мясных кусков, что несколько сглаживало впечатление.

— А если серьёзно?

— Если серьёзно, то это слишком тяжёлая задача для одного. А вот для двоих — в самый раз. Это и будет твоим преимуществом, равно как и его слабостью. Но раз тебе так нужно что-то конкретное, хм… Хорошо, я нанимаю тебя для ликвидации этого выскочки, позорящего дурную славу Пожирателя Миров. Ах да, оплата.

Пожиратель бросил массивный серебряный ключ, который мгновенно оказался в моей руке и так же мгновенно испарился.

— Вот, теперь сможешь проходить через завесу без посторонней помощи. Надеюсь ты используешь ключ чтобы открывать двери, а не закрываться. И раз уж ты всё равно здесь, поговори заодно с тем, чья смерть стала отправной точкой твоих приключений. Заодно научишься ориентироваться в многомерном пространстве.

Пожиратель исчез без спецэффектов, а я, нет, не осмотрелся, скорее просканировал окружающее пространство. Больше не было тишины. Измерение наполнено криками, и в большинстве это крики боли страдающей биомассы. Передо мной предстала мясная река из кошмаров, но теперь она не угрожала меня захлестнуть, я словно возвышался над ней. Сконцентрировавшись, я даже смог вычленить в гротескном хоре голоса немногочисленных знакомых с Земли. Все они оказались здесь. Несколько людей со станции. И они тоже… Диззи, мародёр, которого я убил почти голыми руками, смотрит с укоризной. Не жди извинений, парень, ты это заслужил.

Но не все шумы исходили от реки. Кто-то, должно быть самые сильные, сумели отгородиться в многочисленных ячейках. Я попытался найти Сагануренова, но не было ни малейшего следа. Хорошо, хватит тянуть, нужно найти того, за кем пришёл. Я попытался восстановить в памяти записки. Они ту же оказались у меня в руках, но поиску не помогли. Тогда я воссоздал в памяти повешенное тело, собственноручно вырезанную могилу, плачущую возле неё Геби. И тут же одна из бесчисленных ячеек привлекла внимание. И я сразу оказался возле неё, собрался с мыслями и вошёл. Внутри сидел человек. Высокий рост, внушительное телосложение, густые длинные волосы, аккуратная борода и пронзительно синие глаза.

Я подошёл ближе:

— Джеймс?

— В каком-то смысле да. Джеймс — это имя по умолчанию, которое Защитники используют когда не хотят называть настоящее. Ноиз тех, кого я знал, постоянно им пользовался только мелкий гадёныш Хуали. Я предпочитаю чтобы меня называли Нир.

Глава двадцать восьмая. Переживший человечество

«чьи познания были сосредоточены в области, далекой от приятного»

Писания Преподобного Говарда

— Нир???

Я затаил дыхание, мимоходом отметив, что в этом странном месте не нужно дышать. Нир всё это время был мёртв! Получается это его тело заперто в каменной могиле? Но почему Геби не узнала? Не могла узнать. Она не видела тело. А самозванец так старательно избегал встречи с ней. Хотя утверждал, что Геби его любит…

— Если ты здесь, то получается твоим именем прикрывается Джеймс Хуали?

Нир оторвал скучающий взгляд от пустоты и наконец посмотрел на меня. В его глазах меркнул а искра не то гнева, не то любопытства.

— Этого следовало ожидать. Этот щенок воспользовался моей единственной слабостью. Явился на базу с предложением мира и отличным коньяком. Я выставил его вместе с извинениями, а коньяк решил принять за трофей… Гад хорошо разбирается в ядах, этого не отнять, анализатор ничего не показал, должно быть вещество становилось опасным только вместе с алкоголем. Реакцию на алкоголь я сам отключил…

— Получается, тебя погубил собственный порок?

— А разве бывает иначе?

— Почему он тебя убил? Ты пытался ему помешать?

Нир покачал головой.

— Нет. Получается, я всегда его недооценивал. Хотя… говоришь он занял моё место? Похоже дело в зависти. Сначала он украл мои исследования. Они были бесперспективны, но Джеймс готов был расшибиться в лепёшку, чтобы хоть немного продвинуться там, где я остановился. Надо же, я совсем недавно осознал их бессмысленность. Глупо бояться смерти в мире, где никто не может умереть по-настоящему…

— Хочешь сказать, твоё презрение — это просто ревность учёного?

— Не совсем… Джеймс как-то вымолил благосклонность Геби. Моей девочки! Да, у меня никогда не было на неё времени, но она заслуживала лучшего. А в итоге забрал даже личность… Не так уж глупо. У нас одинаковый рост, похожие черты лица, особенно если не брить бороду. Разве что глаза разные, но никто никогда не смотрел Ниру в глаза. Надо было разобраться с Хуали при первых подозрениях.

— Насколько он силён?

— Ни насколько. Всегда избегал боя. Использовал наёмников и дронов. Иногда даже прятался за Геби, вот она действительно хороша с клинком. Даже ты мог бы справиться с ним ещё в то время, которое я застал. А ведь ты наверняка успел поднабраться опыта, Вит. Кстати, как ты умудрился самостоятельно вляпаться во всё это дерьмо?

— Откуда ты?.. Мёртвые что, наблюдают за живыми из загробного мира?

— Это не совсем загробный мир, а я не совсем мёртвый. Скорее копия, слепок настоящей личности, отягощённый всеми глупостями и ошибками. Оригинал ушёл куда-то ещё. Я знал один ИИ, который мог объяснить это лучше.

— Сагануренов? Я успел поговорить с ним… Но это не объясняет откуда ты знаешь моё имя.

— Я давно приглядывал за тобой. Защитники часто следят за перспективными гражданскими, чтобы в подходящий момент завербовать в агенты. Некоторые агенты со временем сами становятся Защитниками.

Я немного помолчал, пытаясь осмыслить откровение. Всё это время, все эти годы отчаяния, самобичевания, попыток смириться с крушением мечты… Всё это было игрой ехидно ухмыляющегося Защитника Нира?

— Нир, ты и правда всегда был мудаком. Как долго ты за мной следил? И когда собирался завербовать?

Защитник виновато развёл руками:

— С экзаменов в интернате. Всё таки не каждый день выпускник вырубает инструктора. И нет, тебе отказали не из-за меня. У тебя и правда слишком серьёзные проблемы с психикой, чтобы войти в Защитники через парадный вход. Это был путь для звёздных мальчиков и девочек, которые вели трансляции всех своих операций. Постановочных как правило. Что до остальных… Есть у нас поговорка: «Не обязательно быть психопатом, чтобы стать хорошим Защитником. Но это помогает». Ты был не просто очередным психом, но и интересным объектом для наблюдения. Я рассчитывал явиться как спаситель в тот момент, когда Федерация возьмёт тебя за горло после очередной выходки. Но ты настолько виртуозно уклонялся от властей, что было бы кощунством прервать этот увлекательный танец. В итоге не успел. Но судя по рекомбинатору, ты всё равно получил своё. Кто тебя принял? Надеюсь, не Джеймс.

— Нет. Геби.

— Прекрасно. Значит я хорошо её обучил. А ты оказался достаточно настырным, чтобы достать меня даже на том свете. Хочешь чтобы я научил тебя как победить Джеймса? Просто навяжи ему рукопашную.

— Джеймс не много извинился с вашей последней встречи.

— Увы, тогда ничем не могу помочь.

Я вздохнул:

— Хорошо. Тогда может расскажешь мне что-нибудь про Древних Богов?

— Я никогда не был силён в теологических теориях.

— Меня интересует практика. Я хочу знать как их убить.

— Зачем?

— Это личное.

— Ещё скажи, чтобы девчонку впечатлить…Сам я их убить не пытался, но они и правда обитают где-то здесь. Их можно увидеть, если правильно смотреть. Учись.

Нир быстро зашевелил ловкими пальцами, и в пространстве начала вырисовываться гротескная мешанина из путаных, неправильных геометрических фигур.

— Если и есть что-то хорошее в этом месте, так это возможность материализовать фантазии. Вот, это упрощённая модель. Древние существуют в пространстве, где измерений больше, чем в привычном нам. Большая часть людей не способна к их восприятию. Но некоторые, вроде нас, могут попытаться спроецировать эти сущности на свои органы восприятия и обладают достаточно развитым мозгом, чтобы расшифровать полученные данные. Тогда ты увидишь что-то вроде этого.

— Да уж, ни с чем не перепутаешь.

— Ага, красиво. Но не слишком подходит для общения или драки. Однако можно пойти дальше. Перевести этот хаос в привычный вид, построенный на понятных образах.

— Это поможет их убить?

— В теории да. Я называю это двоемыслием, навык, которым земляне овладели в совершенстве. Воплощая Древнего в пригодном для восприятия образе, ты одновременно, словно для поддержания равновесия, развоплощаешь своё оружие в хаотичную форму, способную взаимодействовать с Древним… Но хватит объяснений, лучше попрактикуемся. Чтобы увидеть истинную форму этой модели нужны долгие тренировки. Или просто надень это.

Нир протянул мне очки:

— Вот. На самом деле это конечно просто мыслеобраз, который уподобит твоё восприятие моему. Примерь.

Я надел очки и сконцентрировался на странной фигуре. Она словно поплыла, постоянно меняясь, пока не застыла в очевидном образе. Рука с выставленным средним пальцем.

— Ну как? Понятно?

— Более чем.

— А теперь постарайся смотреть как бы сквозь очки, и когда поймёшь как, снимай их.

Я сосредоточился на управлении глазами. Их быстрые движения, сканирующие окружающее пространство, подчинены строгим алгоритмам. Но но даже в эти инстинктивные движения можно вмешаться. Изменить скорость. Рассинхронизировать. Взглянуть на вещи под немыслимым ранее углом… Как же болит голова… Будто взорвётся. Мозг напрягается на пределе сил. Но с каждой секундой этот предел расширяется. Я отбрасываю очки, но фигура из пальцев остаётся неизменной, символизируя уже мой триумф.

— Молодец. Быстро справился. Жаль, что я не успел сделать тебя своим учеником. Теперь ты сможешь видеть Древних. А может и убить их…

— Для начала мне ещё нужно разобраться с Джеймсом. Но я справлюсь. И… спасибо. Мне тоже жаль, что мы не встретились раньше. А теперь мне пора в свой мир.

— Подожди. Если увидишь Геби, передай ей кое-что.

«О нет. Опять…»

— Хорошо. Что ей сказать?

— Скажи, что я и правда был тем ещё мудаком. И что я её прощаю.

Я очнулся и несколько секунд оставался без движения, наслаждаясь приятным теплом под затылком, затем открыл глаза. Рана встрепенулась:

— Ну как? Получилось?

— Отчасти. Похоже Джеймс не так силён, каким хочет показаться. Мы сможем справиться с ним если будем действовать вдвоём. Ты используешь свой Дар чтобы прикрыть меня, а я сделаю остальное. Сколько времени у нас осталось.

— Несколько минут.

— Хорошо. Тогда идём, разберёмся с этим ничтожеством.

Глава двадцать девятая. Бесконечная агония

Жизнь — страшная штука, а по отдельным дьявольским намекам, долетающим к нам из пучины неведомого, мы можем догадываться, что на самом деле, все обстоит в тысячу раз хуже.

Писания Преподобного Говарда

— Джеймс, я готов к переговорам.

По ту сторону переговорного устройства на несколько секунд воцарилось напряжённое молчание.

— Значит всё-таки догадался. Но это даже к лучшему, лишнее доказательство твоей ценности. Вот, координаты открытого шлюза. Можешь высадиться в Гарганте, но покинешь его по прибытии, иначе я активирую системы обороны.

— Я иду к тебе.

На этой многозначительной фразе я оборвал связь.

— Рана, готова? Повторим план.

— Забираемся в кабину вдвоём, пожертвовав возможностью надеть силовую броню. На станции я использую этот твой генератор помех и пока ты отвлекаешь самовлюблённого идиота расспросами, освобождаю Геби, отправляю её на подмогу, затем подключаю копию Сагануренова и пытаюсь взломать системы станции, отключаю глушилку, ищу другие способы получить преимущество.

— Хорошо. А силовая броня всё равно бесполезна против рекомбинатора. Твой дар, ты уверена что он сработает без прямого контакта?

— Да. После твоего путешествия через Завесу между нами сформировалась устойчивая связь.

— Думаю она сформировалась ещё раньше.

— Возможно. — надо же, она не стала возмущаться. — Меня больше беспокоит Геби. Ты уверен, что она выступит на нашей стороне? У них ведь с Джеймсом любовь, все дела.

— Уверен. На крайний случай у меня есть подходящие слова.

* * *
Высадка прошла успешно, Рана на мгновенье нарушив работу систем наблюдения, тенью скользнула во вспомогательные помещения. Конечно, есть риск что Джеймс обратит внимание на слишком подозрительные нарушения в работе систем безопасности, но я постараюсь, чтобы у него не было на это достаточно времени. Поэтому я громко обозначил своё присутствие, постучав кулаком по переборке.

— В этом нет нужды, — произнёс невидимый транслятор. Сейчас подсвечу маршрут к залу, где мы сможем спокойно поговорить.

На полу спроецировались аккуратные стрелки и я, на прощанье похлопав Гарганта по клешне, отправился на встречу судьбе.

Джеймс оказался в зале, где раньше работала Геби, он нагло развалился на стуле с моей колонии, положив ноги на стол.

— Присаживайся.

Я остался стоять.

— Вот как? Всё же ты решил драться. Впрочем, другого я и не ожидал. Если тебе нужно получить мощный щелчок по носу чтобы признать мою власть, так тому и быть. Для начала я заберу у тебя оружие… Так…

— Именно так. Та вредоносная программа удалена.

Джеймс выглядел немного смущённым.

— Что за наглость. Между прочим, это мой рекомбинатор.

— Уже нет.

— Ха-ха, не мне осуждать, я тоже пользуюсь трофейным. Но раз ты смог переписать программу, значит и другие функции разблокированы. Например поражение органических целей, с которым любое другое оружие не нужно.

— Да. А ещё ты не сможешь меня отравить, как Нира. Ты правда так сильно ему завидовал?

— Этот ублюдок смотрел на меня свысока! Называл полузащитником! Как будто то, что прошёл настоящий отбор, было чем-то плохим! Ну, где теперь он и где я?

Джеймс перешёл на крик. Это хорошо. Если у него и был хитрый план, то теперь не хватит хладнокровия им воспользоваться.

— Нир презирал тебя. И я понимаю за что. Ты не умеешь держать себя в руках.

— Хватит!

— Знаешь, я говорил с настоящим Пожирателем. Он лишь рассмеялся, когда услышал о твоих планах. У тебя нет ни единого шанса…

— Хорошо. — Джеймс вдруг успокоился. — Я до последнего старался сохранить тебе жизнь. Но раз ты так сильно хочешь умереть… Сделаем всё быстро. Знаешь, мои предки были великими людьми. Даже когда люди прозябали на единственной планете, они нашли новый мир за океаном, и силой отняли его у жалких дикарей. А когда им приходилось выяснять отношения, они использовали револьверы, но не опускались до беготни с пушками. Всё решала скорость, тот кто первым успевал достать оружие и выстрелить, гарантированно убивал противника. Всегда мечтал сразиться в такой дуэли. Вместо пистолетов рекомбинаторы, и да победит лучший.

Джеймс расставил ноги и опустил напряжённую руку с рекомбинатором.

— А мои предки считали твоих мужеложцами. Небезосновательно, надо отметить.

Два рекомбинатора одновременно взметнулись. Трудно сказать, кто был первым. Уж прости, Джеймс, но когда на кону судьба галактики, нет времени на твои дурацкие игры. Ты конечно знал, что работа инструмента завязана на псионику, но у тебя никогда не было под рукой лояльной и дьявольски сильной обладательницы дара. Дар Раны мог сдержать как минимум одну атаку, и я с самого начала не собирался играть по чужим правилам. В конце-концов, ты уже попытался один раз сжульничать.

Точное движении отсекло руку Джеймса, оставив его безоружным и извергающим фонтан крови. Самое время поглумиться над врагом, но вместо этого вторым ударом я вырвал его мозг из черепной коробки. Готово. Обошлось даже без рукопашной…

А затем Джеймс встал. Я мгновенно располовинил его тело по центру туловища, мельком отметив, что трофейный мозг бесследно исчез, а из валяющегося на полу рекомбинатора пропал обрубок руки.

Джеймс встал во второй раз, и на нём не было ни царапины. Что за хтонь?! У него тоже есть защита?

На этот раз я не стал пользоваться высотехнологичным устройством, а просто рванул вперёд, сбил врага с ног ударом плеча и попытался растоптать. Я слышал как хрустят сломанные позвонки, но после каждого удара тело Джеймса оставалось невидимым, хотя одежда изорвана в клочья. Джеймс не переставал издевательски хохотать.

— Ещё не надоело?

Я остановился, пытаясь осмыслить происходящее.

— Ну же, сколько раз ты ещё попытаешься убить бессмертного, пока поймёшь в чём дело? Сагануренов бы сразу догадался.

Я замер.

— Сагануренов? Хочешь сказать, это как-то связано с квантовым бессмертием?

— Верно. Я нашёл способ вмешаться в этот процесс. Обычно погибнув человек просто перемещается в другой мир с иным развитием событий. Но я обошёл систему, сломал её и всегда возвращаюсь в собственный мир, сколько бы раз ты меня не убивал.

— Значит ты по прежнему испытываешь боль.

Я снова рассёк тело рекомбинатором, на этот раз снизу вверх.

Невредимый Джеймс только засмеялся ещё громче.

— Боль не оказывает того же эффекта, когда ты знаешь, что не потеряешь ничего. Так что можешь и дальше меня убивать. В конце-концов ты просто выдохнешься. И это последний шанс сдаться. Проиграть бессмертному богу не стыдно.

Я убил Джеймса ещё несколько раз, он лишь устало зевнул. Адреналин в крови постепенно улетучивался, скоро наступит отказ и быстрая усталость, этого враг и ждёт. Интересно, каждый раз, когда он возрождается, где-то в другом мире появляется его изувеченный труп? Насколько же нужно ненавидеть себя, чтобы пойти на такое?

— Прекрати.

Голос раздался из-за спины. В дверном проёме стояла Геби во всём великолепии: в силовой броне и с энергоклинком наперевес. Ране пришлось вытянуться на цыпочках, чтобы выглянуть из-за её плеча.

Джеймс воспользовался секундным замешательством и встал на ноги, по прежнему не пытаясь атаковать.

— Дорогая, не стоило беспокоиться. У меня всё под контролем. Просто пытаюсь перевоспитать этого грубияна.

Геби осматривала нас обоих свирепым взглядом, от которого так и хотелось уклониться. Молчание затягивалось. Рана заметным только мне движением показала дюрасталевый нож, готовая избавиться от неудавшейся союзницы если не будет иного выхода. Самое время для козыря.

— Геби, благодаря Дару я смог поговорить с настоящим Ниром. Он просил кое-что тебе передать.

— Да? Он что, после смерти осознал каким был мудаком?

Неловкий момент. Снова.

— Вообще то да. И ещё добавил, что прощает тебя.

— Серьёзно? Это он прощает меня?! Хотя теперь я уверена, что ты и правда говорил с настоящим Ниром.

— Так или иначе, теперь он мёртв и больше никогда не встанет между ними. Геби, мой ангел, пора отбросить прошлое и пойти вперёд. Вместе! Я предлагаю тебе разделить со мной божественность. Вечная жизнь в бесконечном множестве миров.

— Заткнись! Ты убил Нира, хотя не стоил даже одного его пальца! Я никогда тебя не любила. Я так долго обманывала себя, старалась поверить, что ты на него хоть немного похож. Но между вами ничего общего. Сдохни!

Энергоклинок превратил Джеймса во вспышку кровавого тумана, и хоть он появился на том же месте невредимый, лицо изменилось. Улыбка стала вымученной, а в глазах зияла пустота. Похоже этим ударом его всё-таки проняло.

Только сейчас он достал откуда то из под стола пару виброклинков и принял боевую стойку.

— Мой огонёк, знай, все те разы, когда мы в шутку боролись, я всегда поддавался.

— Я делала вид, что тебе нужно поддаваться, только для того чтобы пощадить твоё больное самолюбие. Ты всегда был слабаком.

— Может и так… Но ты всё равно не сможешь убить меня по настоящему

— Значит я буду убивать тебя, пока не упаду без сил.

— Но что будет потом, — улыбнулся Джеймс.

— Потом он меня подменит, а отдохнув я вернусь.

— Я тоже хочу его убить, — вмешалась Рана. — И другие фриссеры захотят подраться с бессмертным защитником.

— Ага, а ещё кому-то придётся следить за очередью, — не выдержал я. — Значит так и будем убивать его раз за разом, чтобы хлебнул вечной жизни по полной?

— Нет. — Геби сделала очередной взмах клинком, на этот раз не подав энергию, так что просто отсела Джеймсу ноги чуть выше лодыжек. — Это его ненадолго отвлечёт.

Она повернулась лицом к Ране:

— Передай мне управление станцией.

Затем развернулась ко мне:

— Дальше я справлюсь сама. Уходите.

— Что ты собираешься сделать?

— Не волнуйся, я не собираюсь предавать человечество, тем более ради него. Я направлю станцию в центр звезды и не дам Джеймсу встать пока мы не долетим до места. А там, в пекле, может оживать сколько угодно.

— Тебе не обязательно.

— Обязательно… Когда-то я пришла к Ниру. Хотела стат ему парой. Он сказал, что в древности жён сжигали заживо на погребальном костре мужа. Тогда я посчитала это очередной дурацкой шуткой. Но теперь поняла что он имел в виду. Это мой выбор, уходите.

* * *
И мы ушли. Молча добрались до Гарганта. Станция начала набирать скорость едва мы покинули шлюз. Через несколько минут она исчезла со всех датчиков. Прощай, Геби. Может в другом мире у тебя хватит терпения вынести все мудацкие замашки Нира. Что до Джеймса, вместо вечной жизни его ждёт вечная смерть в огне. Кажется предки называли это «Гореть в Аду». Хотя когда-нибудь эта звезда и погаснет, но будет это очень нескоро. Можно заняться другими, более насущными делами.

Несмотря на победу, разум не покидало тягостное ощущение, какое бывает, когда осознаёшь, что сделал ошибку, но не можешь понять какую именно.

Гробовое молчание прервала Рана, она уже несколько минут копалась в бортовом компьютере.

— Кэп, у меня плохие новости. Мы всё ещё под колпаком. Системы показывают неизвестную преграду на пути прыжка, без единой лазейки.

— Грёбаная Вселенная! Глушилка была не на станции! Нужно было догадаться… И допросить этого ублюдка.

— Ну, мы хотя бы вместе. А внизу полно мясных деревьев и мёда.

Хотя улыбка Раны была издевательской, её оптимизм заставил и меня рассмеяться.

— Вот уж правда райский сад, который мы заслужили. Нужно проверить порталы.

Как и следовало ожидать, порталы не работали ни по одному известному адресу. Впрочем… Непонятная преграда судя по показаниям образовалась вокруг звёздной системы, что насчёт локальных перемещений?

Сработало, мне удалось переместиться из центральной кабины к стоящей в ангаре метке. Всё не так плохо.

— Рана, это судьба.

Девушка горько вздохнула.

— Хочешь сказать мы теперь единственные мужчина и женщина в мире, а потому должны…

— Да нет же!.. В смысле, и это тоже. Но теперь нам ничего не мешает выгрузить устройство на планету. Мы сможем поговорить с этой штукой, чем бы она ни была, и узнать, как выбраться… А если не получится, можно попробовать план Джеймса. Сомневаюсь, что это превратит меня в Пожирателя Миров, а тебя в Ангела Возмездия, но может помочь пробить барьер.

— Думала ты никогда не предложишь. Мы слишком долго собирали эту шутку чтобы не посмотреть как она работает.

Глава тридцатая. Тайна мёртвой планеты

«Полузнание много хуже, чем полная ясность, какой бы ужасной она ни оказалась»

Писания Преподобного Говарда

Сама поверхность мёртвой планеты взволнованно трепетала в предвкушении. Склизкая почва расползалась в стороны от наступающих на неё сапог, агрессивная фауна попряталась по пещерам, а резкий ветер умудрялся дуть со всех сторон сразу.

— Напомни, что эта штука должна сделать, — не выдержала нервно переминающаяся с ноги на ногу Рана.

Я пожал плечами:

— Что угодно. Пока не попробуем не узнаем. Как там твой дар?

— Чувствую возмущения. Планете тоже интересно что получится.

— Тогда нечего тянуть.

Я активировал устройство. На планету опустилась тишина, даже ветер прекратился. А затем гротескная машина заговорила.

— Ты обещал освободить меня.

Рана разочарованно вздохнула, я сдержал эмоции:

— Обязательно, как только закончим. Но я рассчитывал услышать что-то другое.

— Есть мысли, которых не было в моей программе. Желаете услышать?

— Да, будь любезна.

Голова Королевы на секунду замолкла. А потом заговорила тем же голосом, но с другой интонацией.

— Неужели… После веков забвения… Наконец-то живые люди.

Чем бы ни было говорившее существо, оно знало о существовании людей.

— Кто ты? Тоже человек? Вернее был человеком?

— Не человеком… Человечеством. Остатки разума последних и лучших представителей. До того, как мы превратились в эту мерзость. Но кто вы? Люди выжили? Вы заселили Галактику? Вы справились с Древними Богами?

— Пока нет, но активно работаем над этим. Не знаю сколько проработает наше переговорное устройство, поэтому расскажи всё, что поможет помочь в борьбе с ними.

— Увы… Мы не смогли… Пали и сгнили заживо.

— Тогда расскажи о вашем падении. Чтобы мы знали как не нужно делать.

— Да будет так… Мы сделали ошибку. Когда мы впервые столкнулись с Богами, то были в ужасе. Это то, что сильнее нас, то, что мы не могли уничтожить. И мы приняли единственно возможное решение — начали им поклоняться.

— Обычная история…

— Да, это было ошибкой. Но поначалу всё стало слишком хорошо. Древние щедро одаривали нас технологическими чудесами. Мы прекратили войны, победили бедность. Искоренили инакомыслие. Всё рухнуло за несколько лет. Странная болезнь неизвестного происхождения. Мы назвали её «Кровавым безумием». Жертва теряла разум и становилась невероятно агрессивной. Сил тоже прибавлялось, хотя может всё оттого, что носители не чувствовали боли.

— И как вы попытались вылечить болезнь?

— У нас ничего не получилось… К счастью, болезнь передавалась только при прямом контакте. Отгородиться от заражённых, использовать крепости и бункеры для защиты уцелевших, пока заражённые не вымрут. Это казалось хорошей идеей…

— Кто бы мог подумать, что она не сработает?

— … Верно… Сначала мы думали что придётся переждать один сезон. Ведь твари не носили одежду, а их окровавленные искалеченные тела держались на одной только ярости. Но прошёл год, затем второй. Заражённых не становилось меньше, зато они становились крупнее, быстрее, хитрее. Скрывать истину стало невозможным, когда начали попадаться тела без гениталий. Это были не мутировавшие люди, а новая форма жизни. Твари стаскивали тела, не только человеческие, в кучи, которые разрастались как опухоли. Опухоли же плодили новых тварей. А их корни прорастали в почву, перемалывая всю органику. Взрывчатка, огонь, радиация — ничто не могло остановить распространение, оно зашло слишком далеко, к тому же опухоли оказались способны преобразовать любую энергию и направить её на собственный рост. В конце-концов они покрыли всю планету. Наша цивилизация погибла. Прошу, расскажи нашу историю другим. Помоги им избежать наших ошибок…

Я невесело рассмеялся.

— Рассказать несложно. Но только если бы эта история была правдивой. Разумеется ты, или вы, не знаю сколько вас там, были счастливыми жителями бункера, пока мир переваривали Древние. Но это не объясняет, откуда в мёртвой биомассе ваши нейроны. Создаётся ощущение, что агрессивными тварями кто-то управлял, и это были не Древние.

— Это была цена. Слишком много людей, нужно было устранить лишних ради процветания остальных… Но что-то пошло не так. Они отказались умирать… Мы попытались… Взять их под контроль. Но всё что смогли — остановить развитие. Уничтожить нерождённого исполина, заплатив за это большим, чем жизнью.

— Достаточно. У вас была вечность чтобы жалеть себя. По крайней мере вы доказали, что Древние существуют и в материальном мире. А значит их можно убить. Остальное детали, над которыми придётся работать уже мне. Можете гнить дальше в утробе этой грёбаной планеты.

— Подожди!

Голос из устройства снова изменился, его тон больше подходил Королеве гедонийцев.

— Из-за этого устройства, у нас появились чужие мысли. Они хотят твоей смерти. А мы жаждем смерти Древних. И наших сил хватит на последний рывок. Мы призываем одного из них на твою голову. И кто бы из вас не убил другого, наша месть свершится.

Предательство. Внезапное и невероятно наглое. Только что они ударили ножом в спину первого человека, с которым смогли поговорить после веков спячки. Похоже это и правда человеческая цивилизация.

— Я решила освободить себя сама, — теперь голос из устройства точно принадлежал Королеве.

А поверхность мёртвой планеты затряслась под ногами…

* * *
Портал на корабль не работал, а неизвестная стихия бушевала всё сильнее. Ловушка. Сейчас начнётся то, что было на Старой Земле. Я подавил желание разнести предательское устройство и напряг восприятие, вспоминая наставления Нира. Из наползающего на нас хаоса начала вырисоваться фигура. В один момент я увидел ЕГО. Древнего во всём великолепии. Он заслонял собой половину неба. Бесформенное туловище, голова увенчанная пучком бесформенных щупалец, кожистые крылья и такие человеческие руки… Старая Земля… Существо вызывало в памяти все земные страшилки и добрую половину порнографии с тентаклями.

Только здесь тентакли вонзались в поверхность стонущей планеты, разрывая её на куски. Паршивая смерть. Из оцепенения меня вырвала тянущая за руку Рана.

— Мы сможем подняться в Гарганте, если подстегнём мой Дар. План Джеймса, он ещё может сработать.

— Уверена? Сможешь принять силу целой планеты?

Рана помотала головой:

— Одна не смогу. Но вот вдвоём есть шанс.

— Ты не забыла, что у меня нет ни малейших способностей к Дару.

— Та к даже лучше! Значит в твою голову больше поместится.

— Я не уверен, что Дар работает именно так…

— Эй, кто из нас псионик? И я сильнее, чем все думают. Дедушка всегда говорил что я особенная! Даже сравнивал с Тёмными Богами.

Девушка топнула ногой для большей убедительности.

— Я верю тебе, к тому же у нас всё равно нет выбора. Как мы это сделаем?

— Обними меня покрепче, да не сейчас, дурак, сначала в Гарганта!

Мы забились в кабину боевой машины, и я всем телом ощутил как сильно бьётся её сердце.

— Сейчас! Раздели со мной этот мир!

Волна невероятного наслаждения накрыла разум. Сила, настолько огромная, что может крушить миры. Откровения, описывающие тайны Вселенной. И тепло любимой девушки рядом. Над кабиной Гарганта распахнулись белоснежные крылья, сотканные из чистой энергии, и он медленно поднялся вверх, игнорируя гравитацию. Древний бушевал внизу, раскалывая планету на части, но ни ветер, ни летящие во все стороны обломки не задевали меха, отклоняемые невероятно силой. Корабль, пока не затронутый планетарной бурей, приблизился, и мы вошли в шлюз. Кабина меха распахнулась, Рана выбралась наружу и едва устояла на ногах, к счастью я успел её подхватить. Крылья или их иллюзия исчезли, но сила по-прежнему бурлила в крови.

Хоть Рана и была вынуждена держать меня за руку чтобы не упасть, её лицо было как никогда решительным.

— Кажется я смогу пробить заслон. Мы можем уйти сейчас, чтобы вернуться когда будем готовы.

— Хорошо, если ты этого хочешь, мы можем уйти. То что я собираюсь сделать по-настоящему опасно.

— ЧТО ты собрался сделать?

— Ты ведь ещё помнишь наше обещание про шкуру Древнего Бога? Другой такой шанс может представиться нескоро.

— Совсем с ума сошёл? Если для тебя это так важно. То я…

— Нет, дело не только в нас. У меня есть план. Я знаю что делать.

— Откуда?

— Преподобный Говард. Он всё описал. Никогда не понимал, почему другие так трепещут перед Древними из его писаний. Да, они сильны и трудны для восприятия. И всё же их можно уничтожить, и люди уже не раз делали это. Я готов рискнуть жизнью, но не могу рисковать тобой.

Рана влепила мне пощёчину

— Ты совсем сошёл с ума? Я не уйду! Вместе до конца! И надеюсь твой план надёжный. Как ты собрался убить Грёбаного Гигантского Космического Ктулху?

— Протараню его кораблём, по заветам Преподобного.

— Удар корабля? Эта тварь способна разорвать планету! Он даже не заметит!

— Заметит. Недостаток массы можно компенсировать скоростью. Особенно если скорость бесконечная.

Рана отошла в сторону и облокотилась на Гарганта, похоже вспышка энтузиазма поглотила остаток её сил.

— Ты безумен. Но на один гиперпрыжок моих сил хватит.

— Эм, это не понадобится. Точки входа и выхода находятся внутри заслона…

— Ты невыносим. Если входа внутри твари, то выход?

— Там же. В нескольких метрах от входа.

Рана покачала головой.

— Всё-таки ты рехнулся. Корабль разнесёт на атомы. Да и бортовой ИИ не совершит невозможный манёвр.

— Бортовой ИИ можно подкорректировать рекомбинатором. И корабль не разорвёт… По крайней мере не должно. Реактор прочнее обшивки и если правильно выбрать расстояние, он просто проломит пару переборок, но не рванёт. И если бы это не было опасно, я бы не предлагал отступить.

— Я не отступлю. Даже если мы умрём убив одну из этих неописуемых тварей, оно того стоит. Готовь корабль.

На подготовку ушла всего пара минут

— Давай, посудина, оправдай своё название. — я вбил координаты в возмущённо пищавший бортовой ИИ и повернулся к Ране. — Готово. Во время прыжка лучше стоять в центре каюты.

Рана просто сделала шаг и прижалась ко мне, Мы обнялись, и в этот момент корабль совершил прыжок. В этот раз было не до тошноты, вывалившись из точки пространства корабль смялся в кучу металлолома, а нас швырнуло в сторону. В последний момент я сгруппировался так, чтобы моя броня смягчила удар и для Раны, когда влетел в стену капитанской каюты. Последним сигналом, который уловило отключающееся сознание, был непостижимый рёв. Последний крик умирающего бога.

Глава тридцать первая. Гибель Богов

«Твари, рождённые ползать, научились бегать»

Писания Преподобного Говарда

Завеса. Тонкая вуаль, разделяющая измерения. Она достаточно прочна, чтобы сдержать любую попытку пробиться силой, и достаточно мягка, чтобы пропустить того, кто действительно этого желает. Надо мной возвышались исполинские останки, зависшие в пустоте. То, что у Древнего вместо головы, оказалось расколото надвое, огромные щупальца оказались разбросаны по сторонам. Мертвее мёртвого. Древний Бог уничтожен, причём окончательно. Многомерные существа не могут спрятать слепок своей личности даже за Завесой, в отличии от людей. Я ещё раз осмотрелся, убедившись что Раны в этом измерении нет, а значит она в порядке, и вернулся в тело.

Трёхмерное сознание медленно возвращается. Раны нет и здесь. Но я лежу на кровати капитанской каюты. Защитный комплект активирован, значит системы жизнеобеспечения не работают, но кто-то уложил меня на койку, значит она в порядке, должно быть оценивает ущерб. Я встал, подавив головокружение и устроился за капитанской консолью. Бортовой ИИ работает на резервных источниках. Хорошо, что каюта была построена как отдельная укреплённая ячейка внутри корабля, покойный Хэнк серьёзно заботился о безопасности. Остальной корабль серьёзно смят, однако чудом уцелевшие датчики не фиксируют утечки реактора, и это главное, всё остальное можно починить. Планеты на горизонте больше нет, только множество обломков. Сканер засёк и Гарганта, ковыряющегося в останках Древнего, теперь их можно увидеть и обычным зрением. Так вот где Рана, конечно же собирает охотничьи трофеи. Ладно, не буду её беспокоить, самому есть чем заняться. С помощью рекомбинатора я залатал повреждения корпуса, включил аварийный регенератор кислорода и отопительную систему, развернул резервные фотопанели чтобы запитать всю эту роскошь. Хорошо, теперь можно заняться главным. Рекомбинатор оказался полезным устройством, но не идеальным. Тот, кто его создавал, имел о людях только общее представление. Новых знаний достаточно чтобы исправить недочёты, но иногда проще переделать всё с нуля.

За работой я совсем потерял счёт времени, пока меня не отвлекла вернувшаяся спутница, бесцеремонно разгерметизировавшая отсек и швырнувшая на пол кучу бесформенных щупалец.

— Чем ты так занят? — голос с виду недовольный, но насмешливый.

— У меня есть для тебя небольшой подарок.

— Неужели после всего, что произошло, ты понял что обязан подарить колечко? Шкура Древнего Бога конечно не очень удобная, но я постараюсь что-нибудь приготовить из этого мяса.

Я с ужасом посмотрел на добычу.

— Ты серьёзно собираешься это есть?

Вместо ответа Рана оторвала кусочек и аккуратно прожевала.

— Видишь, ничего не случилось. Только немного болотом отдаёт. Попробуй.

— Ага, а утром придётся выдавливать из себя тетратрапециоэдр.

— Зато сможешь всем говорить, что ешь Древних Богов на завтрак.

Это и правда было соблазнительной перспективой, так что я сдался и тоже прожевал склизкий кусочек. На удивление, оказалось не настолько ужасно, как выглядело.

— Я бы предпочёл швайнокарася.

— Не привередничай. И давай уже своё колечко.

— Подожди, значит ты…

— Не глупи. Ты добыл зверя, а его приготовила. Теперь так будет всегда.


Всё прошло как-то слишком обыденно. Ни торжеств, ницеремоний, лишь спокойно сказанные слова. И всё же испытал чувство, о котором раньше только слышал. Кажется, его называют счастьем.

— Вот, только это не совсем кольцо. Скорее браслет. Твой рекомбинатор. Улучшенная версия без ограничителей. Специально для тебя добавил возможность управлять силой мысли.

— Но… Как ты?

— Оказалось многие функции были спрятаны в многомерных слоях интерфейса. Я немного покопался, и сделал на основе старого новый образец. Вот, себе сделал такой же такой же. А старому место в музее.

— Это что, в твоих руках главный секрет Вселенной. И что ты с ним сделаешь? Возродишь Защитников или создашь собственную цивилизацию?

— Для начала разберусь с Древними. Теперь я знаю, что они окончательно умирают за Завесой, а плоть этого малыша позволит найти их логово.

Рана улыбнулась:

— Значит вот она, новая цель, и пора в новое путешествие.

— Вообще-то… — я усадил Рану на капитанскую койку и положил голову ей на колени, откуда открывался прекрасны вид на пусть не самые роскошные, но уж точно самые желанные груди, — Я рассчитываю вернуться к обеду.

* * *
Вновь пройдя сквозь завесу я быстро миновал человеческий поток, просачиваясь между стыками чуждых измерений, пока поглощённая плоть Древнего не вывела в центр чего-то, чей образ можно было сравнить с городом. Огромные тени колыхались вокруг, но не нападали, а напротив, стремились отдалиться, как будто это возможно в месте, где само понятие пространства ни к чему не обязывающая условность.

Я игнорировал жалкие тени, идя к цели. Самый большой, самый старый Древний, источающий больше всего энергии. Может и он был бы не против сбежать, укрыться в бесконечных складках Вселенной, но взаимная ненависть несла нас друг к другу.

Бесформенная мешанина нависла надо мной, издавай чудовищную какафонию звуков. Но слух, как и зрение, лишь инструменты разума. Я быстро перевёл их в более привычный рёв животных, а затем поработал над изображением. Конструкция постепенно принимала осмысленные очертания. Я позволил его образу быть выше моего, но не слишком намного, а так, чтобы придать эпичности. Сквозь мутные очертания выступала рептильная морда с множеством острых зубов, кожистые крылья и множество коротких лап по всей длине змееподобного тела. Дракон, Змей, Червь, Рептилоид. Люди всегда в общих чертах представляли, с кем имеют дело.

— Если хочешь напоследок что-то сказать, Древний, лучше говори по-человечески. Я не собираюсь тратить время на изучение мёртвых языков.

И Змей, чьё дыхание переполняла ярость, послушно заговорил.

— Ты всё-таки добрался до нас, монстр. Омерзительные чудовища… Даже здесь нельзя от вас укрыться.

— Это ваша вина. Когда убиваешь целые планеты, рано или поздно кто-то придёт отомстить. Мудрые боги должны об этом знать. Или они не такие уж мудрые. Зачем вы вмешивались в нашу жизнь?

— Потому что вас нужно было остановить! Мы создали жизнь лишь для того, чтобы преобразовывать энергию в высшую форму! Прекрасная цель, покрыть мёртвые куски камня воспроизводящейся массой, которая потребляя материю планет и энергию звёзд будет создавать… — древний помялся, подбирая нужное слова, — то что вы называете Даром, Псионикой, Душой. Мы приняли меры безопасности, заперев вас в рамках всего трёх измерений, но из-за этого сами утратили контроль над процессом. Вместо того, чтобы мирно распространяться по бесконечным мирам, вы, будто сама Бездна направляла вас, начали пожирать друг друга, вместе с биомассой поглощая цепочки данных и встраивая их в свои примитивные организмы. А первый из нас кто попытался исправить ошибки столкнулся с самым кошмарным порождением жизни. Люди. Распространялись быстрее всех, пожирали больше всех. И оказались способны взаимодействовать с псионикой. Используя её, вы пожирали и распространялись всё больше и больше. Первый из нас был убит вами в попытках вас остановить. Тогда мы уничтожили планету. Но слишком поздно, вы успели перебраться на множество других. Мы стали уничтожать и их, и всё больше наших погибали в этой схватке, но всё равно вы распространялись быстрее. Тогда мы попытались взять болезнь Вселенной под контроль. Внедрялись в ваши цивилизации и сдерживали развитие, запирая в тесных клетках, пока не сможем уничтожить всех разом. Но сколько бы мы не пытались, всегда находился тот, кто разрушал все планы.

— Так сколько же человеческих миров вы уничтожили?

— Это число огромно, человек. И ты не первый, кто ворвался сюда, круша всё на своём пути. Хотя для вас это должно быть главная цель существования. Но знай, тебе не победить. Пусть ты убьёшь многих из нас, остальные успеют укрыться и продолжат великое дело. Дело очищения Вселенной от чудовищ!

Я вздохнул:

— Так дело только в этом? Ты просто боишься. Боишься страшных людей, которые объявят на тебя охоту. Ты никакой не бог. Ты просто зверь. На зверей охотятся. Их едят.

Невидимые обычным взглядом лучи рекомбинатора закружились калейдоскопом, пронзая каждый уголок многомерного пространства и разрывая Древнего на кусочки, стирая его существование из реальности и преобразовывая в чистую энергию.

— Ты ничего не изменишь… — последняя вспышка чуждого сознания отдавалась в голове. — Нам нет числа. Ты не сможешь убить всех.

— Я может и не смогу. А вот МЫ сможем!

Я вспомнил всех. Тех кто стоял на моём пути, и тех, кто просто оказался рядом. Всех умерших, кого я знал, и всех, кого не знал. Их голоса зазвучали в голове, и это был не стон, а крик, полный ярости. Бесконечная мясная река хлынула на улицы города Древних, смывая собственной кровью всё, чего касалась. На гребне волны, словно на голове Левиафана, возвышался Нир, и казалось поток повинуется указаниям его пальца. Заметив меня, он помахал рукой, и людской поток заколыхался в такт. Рядом с Ниром, потупив взгляд, стояла рослая рыжеволосая женщина с мечом наперевес. Клинок был создан из плоти, кажется я даже заметил на нём моргающие глаза. Рёв умирающих Древних становился всё тише, пока совсем не утих, сменившись восторженными человеческими голосами. Поддавшись общей радости, я тоже прокричал последние строки гимна фриссеров, так хорошо отражающееся в пустоте, и наконец вернулся в привычный мир.

Послесловие

«Да сжалятся боги над тем человеком, который сможет сохранить рассудок до самого жуткого конца!»

Писания Преподобного Говарда

Очнувшись, я улыбнулся Ране, всё это время сидевшей без движения.

— Меня долго не было?

— Чуть больше часа. Всех Древних Богов перебил? — вопрос не без ехидства, но я чувствую, как трепещет её сердце, как она надеется на утвердительный ответ.

— Как ни странно, да.

И я в подробностях пересказал ей многомерную бойню.

— Значит Древних Богов нет, и вместо них яростное море из душ всех когда-либо умерших. Знаешь, при Древних Богах мне было как-то спокойнее…

— Угу. В перспективе Море Душ может стать тем ещё источником проблем. Но это в конце-концов тоже люди. А когда люди сражаются, в итоге всё равно побеждает человечество. Так что мы наконец можем отдохнуть.

Рана весело рассмеялась:

— Ты собрался отдыхать на куче обломков в открытом Космосе?

— Думаю мы легко восстановим корабль из обломков. Ведь у нас есть специалист по топливным системам.

Щёки Раны покрылись лёгким румянцем. Как же всё-таки мила эта людоедка, убийца и псионичка, сравнимая по силе Дара с Мёртвыми Богами.

— Да, тем более что у нас целых два рекомбинатора.

— Рекомбинатор… Это красивое название, но оно устарело. Давай называть его Рука Творца.

— Звучит неплохо. Значит теперь, раз ты единственный кто может делать эти Ручки, то соберёшь собственную армию вместо Защитников?

— Нет. Конечно я не против того, чтобы другие выполняли мои указания, но людям сейчас меньше всего нужна новая Федерация с кучкой безумных Защитников. Я перевёл чертежи в трёхмерные схемы, которые сможет понять каждый. Ну, по крайней мере каждый достаточно умный или усидчивый. В них нет ни одной детали, которую нельзя сделать без другого рекомбинатора. Поэтому, как только мы починим корабль, я передам чертежи абучанцам, чтобы те распространяли их через Галанет, пока у каждого человека не появится собственная Рука Творца. Кто-то наверняка даже сможет её улучшить…

— Совсем у каждого? У каждого мародёра, гедонийца, недобитка Федерации?

— Да. Мародёрство теперь всё равно станет бессмысленным. Что до гедонийцев с федерастами, то ничего не поделать, придётся за ними приглядывать. Будет чем заняться после отдыха. А пока — приступим к ремонту. И поменяем наконец название корабля. Например, как тебе «Пожиратель Миров»?

Вместо ответа Рана приподнялась на цыпочки. Этого явно не хватало, так что я улыбаясь слегка наклонил голову и мы слились в поцелуе.

— Знаешь, Кэп, — выдохнула Рана когда мы наконец оторвались друг от друга. — Давай немного отложим ремонт.

Глоссарий

Гаргант — он же Гар, он же Гант. Разговорное сокращённое наименование многофункционального боевого механизма «Гаргантюа». Это мех высотой около трёх метров, оснащённый универсальной сжигательной системой, способной работать на любом жидком и газообразном топливе (существовали модификации с паровым двигателем, способным использовать твёрдое топливо, но в силу низкого КПД использование данных модификаций являлось скорее курьёзом). При установленном ИИ способен к автономным действиям, в противном случае управляется пилотом из кабины либо дистанционно. Благодаря автономной системе жизнеобеспечения пригоден для работы в условиях экстремально опасных миров. Маневровые двигатели позволяют Гарганту перемещаться и вести полноценные боевые действия как в условиях открытого космоса, так и на поверхности планет, однако самостоятельно покинуть планету боевой мех не в состоянии. Конструкция позволяет десантирование Гарганта с орбиты, однако выживание пилота при это не гарантировано, так что допускается процедура только при автономных действиях. Оснащение Гарганта крайне разнообразно, от артиллерийских батарей и систем прицельного огня, до модификаций ближнего боя. Согласно галактической конвенции по разоружению использование Гаргантов в боевых действиях запрещено, и большая часть мехов переоборудованы для исследовательских и промышленных нужд.

Теория заговора. Почему идеальная машина войны, неоднократно доказавшая универсальность и эффективность, вдруг оказалась запрещена? Чем она угрожает Галактической Федерации? Официальная версия с неподконтрольным боевым ИИ не выдерживает критики, ведь каждый военный знает, что под управлением ИИ боевая машина теряет большую часть боеспособности. Истинный же потенциал Гарганта зависит исключительно от мастерства пилота. А теперь повторим вопрос: почему Федерация запретила боевую машину, позволяющую одному одарённому человеку противостоять целым отрядам?


Гедонийцы — многочисленная разумная раса Галактики. Их общественным строем является так называемая Просвещённая Монархия, где вся полнота власти принадлежит дворянским собраниям разного уровня. При этом тот или иной титул получает каждый взрослый житель Гедонийской Империи после прохождения обязательной для обеих полов воинской службы. Несмотря на всеобщую повинность, войска Гедонии имеют преимущественно декоративный характер и предназначены для проведения парадов, во многих подразделениях боевая подготовка попросту отсутствует. Общественный уклад гедонийцев невозможно представить без легализации абсолютно всех запрещённых в Федерации веществ и массового промискуитета, оказавших огромное влияние на их культуру.

Теория заговора — можно считать гедонийцев безобидными чудаками, которые любят играть в войну и устраивать гомосексуальные оргии в боевом снаряжении. Однако их церемониальный флот оснащён боевым оружие и размерами сопоставим с разведывательным флотом Федерации.


Демоны— общее название для представителей инопланетной фауны, представляющих угрозу даже для подготовленных людей. Животное принято называть демоном, если оно способно убить человека в силовой броне. При колонизации планет, населённых демонами, их популяция в обязательном порядке сокращается до приемлемого уровня, а для сохранения вида собирается генетический материал, хранящийся в Мискатоникской Академии. Самыми известными демонами считаются гнидогадоиды, чудовищные членоруки и одноглазые карлики, получившие популярность в массовой культуре.

Теория заговора — многие демоны являются стадными существами, способными контактировать друг с другом и даже использовать примитивные инструменты. Учитывая как активно земляне сокращают их потенциально опасные популяции, нет ничего удивительного в том, что все признанные разумными галактические цивилизации являются гуманоидными.


Дюрасталь — продвинутый сплав, используемый для высокотехнологичных устройств. Несмотря на то, что основой сплава являются железо и углерод, как и для обычной стали, он также требует значительного количества редких металлов, что и объясняет невероятно высокую цену. Дюрасталь отличается самой высокой прочностью из известных материалов и практически неуничтожима для лёгкого оружия, и потому идеально подходит как для боевой брони, так и для проникающего холодного оружия, но из-за высокой цены подобное снаряжение несмотря на высокую эффективность встречается редко. Для оборонной и космической промышленности чаще используются пласталь и другие менее ценные сплавы.

Теория заговора — какими бы ни были редкими необходимые металлы, в условиях бесконечного количества планет с месторождениями чего угодно, это лишь вопрос времени, когда предприимчивый делец обрушит цены, завалив рынок дешёвым сырьём. Если этого до сих пор не произошло, то либо Федерация целенаправленно подавляет производителей сплавов, либо… для производства дюрастали требуется что-то ещё.


Защитник Галактики

Высший ранг агента Федерации, занимающийся решением кризисных вопросов. Лучшие сыны и дочери человечества. Защитник Галактики оснащён самыми передовыми технологиями и имеет право нарушать любые законы, если того требуют соображения всеобщего блага. Каждый житель Земли имеет право на участие в строгом отборе будущих защитников, включающем глубокое физическое и психологическое тестирование. Помимо превосходных боевых качеств, каждый защитник по традиции является значимым учёным с несколькими патентами.

Теория заговора. Чаще всего критикуют право защитников нарушать законы, что неизбежно поднимает вопрос о злоупотреблениях. Отдельные методики отбора обвиняются в том, что по надуманным причинам отсеивают значительное число перспективных кандидатов с выдающимися, но специализированными способностями в пользу «крепких середнячков». Кроме того, согласно неофициальным данным, среди защитников крайне высок процент психических расстройств, в особенности запущенные формы ПТСР, а также не редкость употребление запрещённых наркотических веществ.


Изгои — нежелательные личности, лишённые гражданства и ограниченные в праве посещать Землю. Лишение гражданства является строгой мерой наказания за нарушение или игнорирование законов Федерации, а также местного законодательства, к нему приравненного. После судебного решения изгой переправляется на одну из отдалённых колоний и получает полную свободу действий. Многие изгои присоединяются к мародёрам, лишь подтверждая правильность судейского решения.

Теория заговора — надо ли говорить, что размытые формулировки и огромное количество законов позволяют признать изгоем кого угодно и когда угодно. И помимо настоящих преступников с земли изгоняются не только инако-, но и недостаточно восторженно мыслящие. Вступление в банду мародёров часто становится для них единственной альтернативой смерти.


Инцелибат — господствующая на Земле доктрина общественных отношений, необходимая для регулирования численности населения и обеспечения личной неприкосновенности каждого гражданина. Подразумевает раздельное проживание членов семей, обязательное воспитание детей в специализированных заведениях с рождения, судебную ответственность за принуждение к моногамии и строгую регламентацию сексуальных отношений с обязательным документированием согласия всех участников каждого полового акта.

Теория заговора — само существование этой доктрины переносит вину за постепенную деградацию человеческой расы на плечи правительства Федерации


Клонирование — моделирование и человеческих органов для замены по медицинским показателям на основе генетического материала пациента. Информация о геноме каждого гражданина Земли находится в доступных всем медицинским учреждениям базах данных, что обеспечивает каждому землянину квалифицированную медицинскую помощь. В условия космоса при отсутствии доступа к базам данных допускается выращивание органов на месте непосредственно из клеточного материала пациента. Полное клонирование человека невозможно, поэтому автономные клоны должны быть в обязательном порядке уничтожены при обнаружении.

Теория заговора — не будем вдаваться в подробности «парадокса корабля Тесея» и то насколько человек меняется при полной замене органов. Отметим лишь то, что отрасли медицины, не связанные с клонированием, не развивались на протяжении сотен лет.


Класс опасности планеты. По традиции все пригодные для колонизации миры разделяют на четыре категории безопасности:

1. Оптимальные. Планеты земного типа, пригодные для проживания всех известных гуманоидов. Условия присвоения класса — возможность человека выживать в течение длительного времени без каких-либо технических средств. Подразумевает наличие комфортной температуры, источников пищи, подходящей атмосферы и жидкой воды, а также отсутствие биологических угроз и вредных факторов окружающей среды.

2. Допустимые. Планеты земного типа, допускающие возможность выжить при наличии специальных знаний и установленного государственным стандартом базового набора снаряжения, включающего спецодежду, инструменты, жилой контейнер и систему конденсирования атмосферной влаги. Работы на данных планетах допускаются только при наличии базового комплекта выживания. Большая часть колоний расположена на планетах этого типа.

3. Опасные. Выживание возможно только при использовании продвинутых средств защиты и изолированных укрытий. Допускается проведение работ и временное проживание при наличии соответствующих мер защиты. На данных мирах при наличии агрессивной биосферы разрешено использование боевого оружия и техники.

4. Экстремальные. Выживание в течение длительного периода невозможно. Допускаются исследовательские и военные экспедиции при наличии разрешения контролирующей сектор цивилизации.

Отдельным классом считаются небесные тела, на которые невозможна высадка, такие как звёзды и газовые гиганты.

Теория Заговора. Примечательно, что согласно общепринятым критериям оценки, за пределами экуменополиса Земля имеет допустимый класс опасности, уступая оптимальным планетам земного типа. Довольно странно для колыбели цивилизации.


Культ Тёмных Богов — доминирующая религия в зоне влияния Земли. В начале третьего тысячелетия человечество столкнулось с массовым вымиранием, кровопролитными войнами на уничтожение и масштабным экономическим кризисом, поставившими под угрозу само существование людей как вида. Эти события значительно пошатнули традиционные верования человечества в благих богов, заботящихся о своей пастве. В то же время Культ Тёмных Богов, изначально созданный как пародийная альтернатива религиозным фанатикам, во время войны теократий начал приобретать всё большую популярность в широких массах. Тёмные Боги, в лучшем случае равнодушные к проблемам человечества, а то и вовсе ему враждебные, идеально соответствовали настроениям Тёмного Века, а развитие технологий и и некоторые ключевые открытия в области фундаментальных наук удивительным образом совпадали с писаниями Пресвятого Говарда. В настоящее время понимание Культа всё более возвращается к изначальному, пародийному толкованию.

Теория Заговора. Взаимосвязь причины и следствия всегда крайне тонка. Стал ли Тёмный Век причиной распространения Культа? Или же всё произошло с точностью до наоборот?


Культ Пожирателя Миров — запрещённая в Галактической Федерации организация. Адепты культа убеждены, что жизнь является страданием, но в то же время любое страдание является благом, так как приближает приход могущественного Пожирателя, который раз и навсегда уничтожит жизнь, даровав своим последователям истинную смерть. Эти деструктивные взгляды способствуют совершению последователями Культа множества преступлений против галактической безопасности. Благодаря тому, что Культ Пожирателя не осуждает каннибализм, он весьма популярен у фриссеров.

Теория Заговора. Несмотря на широкое освещение ужасов Культа Пожирателя Миров в массовой культуре, придирчивый исследователь, сумевший добиться права ознакомиться с писаниями культа (разумеется исключительно с научной целью), обнаружит тщательно замалчиваемый интересный факт. Пожиратель Миров, представляемый нам чужеродной хтонической сущностью наподобие Тёмных Богов, изначально являлся человеком.


Метка (она же МеТКа, подъёмник) — мобильный телепорт корабля. Устройство, представляющее собой платформу телепорта с системой посадки, позволяющей осуществить орбитальное десантирование. На новых планетах строительство стационарного телепорта до принятия решения о колонизации обычно представляется нецелесообразным, и для подъёма грузов на корабль используется Метка. По завершении работ платформа способна перенести себя в грузовой отсек корабля. Главный недостаток метки — ограниченные объём и вес переносимого груза.

Теория заговора. На практике Метка используется почти исключительно пиратскими кораблями. Что не мешает массово производить её на заводах Федерации.


Металлокредиты — основная валюта Галактической Федерации. Финансовые кризисы, характерные для всех достаточно развитых цивилизаций, быстро обесценивали древние валюты, вынуждая население всё чаще прибегать к натуральному обмену. Главное неудобство последнего было преодолено благодаря широкому распространению подпространственных хранилищ, позволяющих без дополнительных затрат хранить, перемещать и передавать крупные объёмы товаров. Достаточно быстро универсальным средством оплаты стали различные металлы, чему сильно способствовало распространение трёхмерных печатников, способных при минимальных затратах превращать металлы в необходимые предметы. Стандартом в один металлокредит считается один килограмм меди, стоимость прочих вычисляется в зависимости от их редкости и востребованности. На земле к тому моменту месторождения металлов были практически исчерпаны, однако возможность колонизировать новые миры обеспечило экономику постоянным притоком платёжных средств. Большая часть торговых операций тем не менее всё равно производится с помощью электронных платёжных систем, чьи активы однако на все 100 % гарантированы соответствующим количеством металлов, однако оплата непосредственно нужным количеством металла также распространена.

Теория заговора. После отхода от традиционных денежных знаков началось противостояние между сторонниками металлокредитов и цифровой шифровалюты. Первые лоббировали интересы производителей подпространственных технологий, вторые — производители электроники. Результат противостояния известен каждому и прозрачно намекает на родство Галактического правительства с крупнейшими промышленниками.


Мискатоникская Академия — ведущее учебное заведение Федерации. Основные корпуса расположены в марсианских колониях, однако филиалы расположены на всех крупных мирах. Кроме того, огромное количество выпускников получает образование дистанционно. Это учебное заведение образец принципов Федерации, благодаря продвинутой системе квотирования в нём обучаются представители всех цивилизаций. Большая часть деятелей Правительства Федерации получили образование именно в Мискатонике.

Теория заговора — несмотря на громкую славу, Мискатоник не может похвастаться открытиями. Больше ста лет это заведение ни что иное, как клуб по интересам для элиты, где формируются связи, чаще всего коррупционные. Что касается квот, то образование по ним получают дистанционно, непосредственно на Марс попадают лишь представители узкой прослойки избранных.


Ограничения на добычу — поскольку одной из причин Тёмного Века стала массовая безработица, политика федерации направлена на обеспечение занятости максимально возможному числу людей. Для этого введены строгие ограничения на добычу ресурсов в иных мирах. Количество сырья, которое разрешено добывать, прямо пропорционально числу работающих. Таким образом автоматические добывающие и перерабатывающие комплексы, несмотря на высокую эффективность, распространены только на государственных предприятиях Федерации.


Пираты— распространённое в массовой культуре наименование космических мародёров. Это малые группировки изгоев тем или иным путём завладевшие списанными кораблями Федерации. Их основная деятельность — нелегальная добыча минеральных ресурсов, расхищение остатков исчезнувших цивилизаций, охота на экзотическую фауну. Однако в массовом сознании они ассоциируются прежде всего с нападениями на незащищённые колонии и станции, хотя такие происшествия редки и неизбежно приводят к карательной операции и полномасштабной зачистке в секторе.

Теория заговора. Откуда именно пираты берут свои корабли, ведь это приобретение недоступно законопослушным гражданам? Ответ очевиден, пираты поддерживаются правительством федерации, используются для устрашения масс, оправдания существования непомерно раздутого боевого флота. И разумеется если какая-то колония пожелает выйти из состава федерации, по странному стечению обстоятельств в ней происходит тот самый редкий случай нападения пиратов, которые в итоге успешно избегают всех карательных операций.


Пласталь — массово распространённый сплав для космической и иной промышленности. Именно из пластали создаются корпуса космических кораблей. Представляет собой сплав железа с активной углеродной решёткой, способной реагировать на электрические импульсы, что позволяет создавать из неё гибкие соединения множества механизмов. Благодаря универсальности активно используется в оборонной промышленности. Хотя прочность пластали ненамного превышает обычную сталь, благодаря гибкости она снижает кинетическую энергию огнестрельного оружия и эффективно рассеивает энергию оружия энергетического (хотя при длительном воздействии энергии пласталь нагревается и теряет свои свойства). Главным недостатком пластали является её уязвимость перед тяжёлым холодным оружием, которое вновь стало широко распространённым.


Подпора — мобильное подпространственное хранилище. Представляет из себя примитивный телепорт, точка входа и выхода которого совпадают. В зависимости от комплектации может иметь разное количество ячеек. Улучшенные модели способны гарантировать сохранность попавших внутрь предметов. Хранение живых существ категорически запрещено. Любой живой организм, попавший в подпространство, даже при полном отсутствии повреждений переходит в мёртвое состояние.

Теория заговора. Каким образом подпора убивает живые организмы, если по сути она тот же телепорт, через которые живые люди перемещаются без всяких проблем. Может дело в искусственно созданном ограничении? Создатели подпор не хотели чтобы люди создавали собственные карманные миры, где можно укрыться от всевидящего ока правительства? Или же подпространство не так пусто, как принято считать, и что-то в нём не должно попадаться на глаза непосвящённым? Или же порталы на самом деле убивают, выпуская на другую сторону всего лишь клонированную копию?


Понторез — жаргонное наименование боевого экзоскелета «Пантагрюэль», также часто именуемого силовой бронёй. Обеспечивает высочайший класс защиты от энергетического оружия. Оснащён продвинутой системой жизнеобеспечения, способной останавливать кровотечения и вводить необходимые для предотвращения шока препараты. Главным недостатком считается высокая уязвимость сочленений перед ударными повреждениями. Широкое распространение понторезов вызвало возрождение порохового оружия и различных средств ближнего боя.

Теория заговора. Что моет быть необычного в ахиллесовой пяте самого распространённого в галактике защитного комплекта? Особенно если учесть, что Защитники Галактики поголовно являются мастерами ближнего боя. И по странному стечению обстоятельств, их модифицированные понторезы уязвимостей лишены.


Портал(он же телепорт) — земная технология мгновенного перемещения в пространстве. Именно сеть порталов стала главной причиной номинации человечества, обеспечив неиссякаемый поток ресурсов и возможность централизованного управления множеством колоний. В виду сложности конструкции кабины порталов не могут быть перемещены с помощью подпространственного хранилища, а во избежание парадоксов один портал нельзя перенести через другой. Портальная сеть, объединяющая все уголки Галактики, управляется централизованным сервером, который расположен на Земле.


Преподобный Говард — земной автор текстов, живший до Тёмного века. Ещё в те времена оказал определяющее влияние на культуру и мировоззрение человечества. Но в полной мере был оценён в период приближения технологической сингулярности, когда оказалось, что его книги предвосхитили будущее человеческих технологий. Его личность официально является объектом поклонения распространённого на Земле Культа Тёмных Богов.


Псионика — лженаука, описывающая гипотетически возможные сверхъестественные проявления силы разума, выражающиеся в изменение свойств материальных объектов силой мысли. Несмотря на то, что уже триста лет существует премия в один миллион металлокредитов каждому, кто докажет независимой комиссии существование у себя псионических способностей, эта сумма ни разу не была востребована. Таким образом нет ни одного подтверждения реального существования псионики.

Теория заговора — известен ряд случаев, когда люди открыто заявляющие о намерении получить заветный миллион кредитов внезапно пропадали без вести после общения с «независимой комиссией».


Разумные расы — населяющие Галактику цивилизации, входящие в состав Федерации. Земляне были первыми из открывших дорогу к звёздам, однако прочие цивилизации отстали на считанные десятки лет и имеют схожий с земным технологический уровень, равно как и административное устройство, однако сильно уступают землянам в численности. К наиболее многочисленным цивилизациям относятся фриссеры, абучане, гедонийцы и кибриды. Примечательно, что все известные инопланетные расы, за исключением кибридов, относятся к гуманоидному типу и крайне слабо различаются внешне, так что при минимальной маскировке легко могут притвориться представителем другой расы. Кибриды, будучи искусственной формой жизни, стоят особняком, однако внешний вид из тел однозначно свидетельствует, что созданы они ныне вымершей, но также гуманоидной расой.

Теория заговора — происхождение кибридов одна большая загадка, интерес к которой лишь подстёгивается крайней закрытостью их сообщества. Является ли их цивилизация следствием восстания машин, уничтоживших своих создателей, или же предки кибридов смогли осуществить извечную мечту людей о бессмертии путём оцифровки сознания? В последнем случае вызывает серьёзные вопросы принципиальная позиция земных учёных о невозможности такой оцифровки.


Рекомбинатор атомов — вершина земных технологий, устройство, способное преобразовывать материю на атомарном уровне. В виду особой ценности и повышенной опасности устройства свободно владеть им могут только действующие защитники Галактики.


Своего рода огромный холм — меметичное выражение, которое массово используется для обозначения любых неровностей поверхности на других планетах. Фразу сделал общеупотребительной знаменитый исследователь инопланетной топографии Гельвич, написавший ряд популярных книг о своих приключениях в компании с не менее знаменитым орнитологом Донецким верхом на генномодифицированной пони.


Соляра — она же соляриумный концентрат. Универсальное топливо, распространённое по все Галактике. Состоит преимущественно из сжиженного и стабилизированного водорода с примесями дейтерия и трития. Обладает огромной энергоёмкостью и при сжигание выделяет в основном безвредную воду. Требует наличия кислорода, поэтому применение соляры в безвоздушном пространстве и на бескислородных планетах крайне ограничено.

Теория заговора — существует мнение, что выпив соляру или вдохнув её пары можно испытать наркотическую эйфорию. Это развлечение часто приписывают фриссерам, однако подтверждённых фактов нет. Регулярные попытки землян попробовать употребить это вещество заканчиваются смертью испытателей.


Сухая вода — устоявшееся название для входящих в обязательный комплект выживания капсул, содержащих обеззараживающие вещества и концентрат необходимых организму минеральных солей. Способны очистить любую содержащую воду жидкость, в том числе биологические выделения.

Теория заговора. Известно, что до Тёмного Века люди как-то обходились обычной водой, которую для обеззараживания достаточно было нагреть до кипения. Современные же не могут обойтись без специфических минеральных добавок, которые производятся на заводах Федерации.


Флот Федерации — самые мощные водружённые силы в Галактике. Состоит из основного ударного подразделения «Левиафан» и малых разведывательных флотов: «Алская Гончая», «Небесный молот», «Красный Крюк», а также их отдельных отрядов. Кроме того, в состав флота формально входят крупные исследовательские корабли, которые однако имеют широкую автономию, а также ряд автономных топливных, оборонительных и наблюдательных станций по всей Галактике. Основное место базирования — Солнечная система. Оттуда подразделения флота могут быстро телепортироваться в зону операции. Все боевые корабли оснащены орудием главного калибра (лазерным либо кинетическим) и ракетными шахтами и способны вести боевые действия против других кораблей. Однако опыт многочисленных карательных операций показал, что космические бои в условиях, когда каждый участник схватки может быстро уйти через искажение пространства, скорее являются нонсенсом, либо разновидностью дуэлей, что делает основные орудия кораблей скорее данью традициям. Единственное их целесообразное применение, это уничтожение космических станций на постоянной орбите, а также бомбардировка планетарных целей, однако учитывая локальность космических конфликтов меры эти применяются крайне редко.

Основной силой боевого корабля являются многочисленные дроны и абордажные команды, способные настигнуть цель до совершения прыжка и захватить вражеский корабль неповреждённым и с минимальными потерями.

Теория заговора — огромный флот, практически бесполезный против главной угрозы Галактической безопасности — пиратов. Даже если те окажутся столь медлительны, что попадутся в руки абордажной команды, трофейный корабль в ближайшем будущем просто сменит хозяина и с великой долей вероятности перейдёт новой пиратской команде. И в то же время флот может мгновенно переместиться к любой колонии и уничтожить её одним залпом с орбиты. Так для чего флот существует на самом деле?


Швайнокарась — генномодифицированное сельскохозяйственное животное на базе генома свиньи. При колонизации других миров именно свиньи благодаря высокой адаптивности стали основным источником мяса для самообеспечивающихся поселений. Однако когда с распространением на Земле Культа Тёмных Богов последователи ортодоксальных авраамических религий начали массово переселяться в удалённые колонии, появилась потребность в скоте, который не подпадал бы под запрета на употребление свинины. Эту проблему решил будущий Нобелевский лауреат Марзук-Рабинович, создавший модифицированный организм, способный жить в пресных водоёмах, частично покрытый чешуёй и передвигающийся с помощью кожаных плавников. Полученный вид нисколько не уступал по вкусовым качествам базовому организму и оказался настолько хорошо приспособлен к мирам с высокой влажностью, что местами вытеснил обыкновенную свинью. Многие состоятельные земляне находят швайнокарася крайне милым животным и держат его в качестве домашнего питомца.

Теория заговора. Цифровые археологи, изучающие чудом сохранившиеся данные земного прототипа Галанета неоднократно наталкивались на изображения швайнокарася, сделанные задолго до открытия Марзук-Рабиновича. И хотя экспертиза показала, что все изображения были созданы с помощью грубого монтажа, известность самого концепта данного существа остаётся одной из сложнейших загадок человеческой истории.


Федерация — объединение всех разумных рас и населённых планет Галактики под патронажем Земли. Земля занимает доминирующее положение благодаря невероятно мощному научному и промышленному потенциалу и невероятной плотности населения на родной планете, позволяющей в кратчайшие сроки провести мобилизацию как для производственных, так и для военных нужд. Кроме того, нельзя недооценивать масштабы культурного влияния Земли, которая производит большую часть потребительского информационного контента, благодаря тому, что практически всё население Земли вовлечено в производство культуры. Федерацией управляет Правительство, формируемое путём представительства со стороны групп влияния и различных миров, пропорционально их численности. Правительство устанавливает общие законы, а также способно наложить запрет на любой местный закон планеты и ли цивилизации.

Теория заговора — Само слово «федерация» исторически обозначало союз равных субъектов, которые вынуждены договариваться между собой и честно делить полномочия. Доминирующее положение Земли, которая благодаря населению имеет абсолютное большинство в Правительстве противоречит базовым принципам. Федерацию правильнее было бы назвать Империей.


Фриссеры — эту гуманоидную расу часто называют космическими дикарями, варварами и каннибалами. Однако несмотря на дурную славу, их цивилизация достаточная развита, чтобы стать полноправным членом Галактического Сообщества. Несмотря на то, что прочие расы осуждают каннибализм, согласно конвенции о неотъемлемости культурных традиций употребление мяса разумных существ является допустимым при отсутствии иных преступлений и устного заявления о принадлежности к фриссерам. Также дурную славу фриссерам приносит массовый исход представителей этого народа в наёмники либо пираты. При крайне низком промышленном потенциале фриссеров именно массовое наёмничество является основным источником доходов цивилизации на Галактическом Рынке, несмотря на категоричное отрицание всех обвинений их советом старейшин (см. «Их там нет» в сборнике «Знаменитые высказывания галактических лидеров»). В сравнении с землянами у фриссеров заметно снижено половое влечение. Благодаря этому брачные традиции весьма строги и направлены скорее на благо общества, чем индивидов.

Общество. Общество фриссеров разделяется на слои по двум уровням координат. Изначально молодые фриссеры выбирают между путём Странника или Служителя. Первые занимаются наёмничеством, вторые остаются в колониях. Обычно в браке фриссеров один супруг Странник, а второй Служитель, хотя бывают и исключения. С возрастом наиболее амбициозные фриссеры, по понятным причинам подавляющее их большинство составляют Странники, переходят в разряд Заправил. Это руководящая и административная элита, на малых колониях Заправила моет быть единоличным лидером, на крупных они возглавляют населённые пункты или промышленные объекты. На вершине иерархии находятся Старейшины. Это выдающиеся личности, сумевшие дожить до преклонного возраста, что само по себе заслуживает в их обществе глубокого уважения. Старейшины составляют научную и образовательную элиту, а также являются советниками Заправил. На высокотехнологичных объектах фриссеров (таковые несмотря на распространённое мнение всё же существуют) Старейшины могут быть полноценными лидерами, в таком случае заправилы считаются из помощниками.


Экзотопливо — (разг. Экзо) вещество с отрицательной массой, производимое некоторыми звёздами и оседающее на близрасположенных небесных телах, где оно может быть добыто и очищено. Обеспечивает возможность быстрых межзвёздных полётов благодаря искривлению пространства. Используется двумя способами. В качестве присадки к обычному горючему топливу позволяет перемещаться со скоростью выше скорости света, но всё же ограниченной, так что подобные перемещения могут производится только между близлежащими звёздными системами. Используется исключительно для экономии экзо, так как при подобном способе перемещения последнее расходуется в микроскопических количествах. Концентрированное экзотопливо позволяет совершить мгновенный переход в нужную точку через искажение реальности. Несмотря на то, что теоретически дальность прыжка неограниченна, при увеличении расстояния растёт риск аварии, который на определённом этапе превращает полёт в гарантированное самоубийство. Кроме того, при искажении маршрут между двумя точками должен быть свободен от материальных объектов, попадание в гравитационный колодец небесного тела при искажении так же приводит к уничтожению корабля. Поэтому для дальних перемещений рекомендуется использовать ряд последовательных прыжков, несмотря на повышенные затраты топлива.


Юггот — девятая планета Солнечной системы. Ранее считалась небесным телом, именуемым Плутон. Примечательно, что Плутон был лишён статуса планеты в конце ХХ века, однако после расширения Культа Тёмных Богов и переименования в соответствии с писаниями Преподобного Говарда Юггот снова был признан планетой. Имеет научную станцию наблюдения за Глубоким Космосом, а также является местом паломничества Культа Тёмных Богов. Расположенная на Югготе статуя Преподобного Говарда, держащего на руках молодого Древнего, является шедевром ландшафтной скульптуры.


Оглавление

  • Том первый. Сокрытое в глубинах.
  •   Пролог. Беспочвенный оптимизм
  •   Глава первая. Падающая звезда
  •   Глава вторая. Исследователи пещер
  •   Глава третья. Тайна кладбища
  •   Глава четвёртая. Инструмент богов
  •   Глава пятая. Вопросы эмпатии
  •   Глава шестая. Кровавый Туман
  •   Глава седьмая. Туманная перспектива
  •   Глава восьмая. Храм Тёмных Богов
  •   Глава девятая. Ужас с глубин
  •   Глава десятая. Кровь богов
  •   Глава одиннадцатая. Шепчущий во тьме
  •   Глава двенадцатая. Внести ясность
  •   Глава тринадцатая. Не нужно бояться псиоников
  •   Глава четырнадцатая. Достойный последователь
  •   Глава пятнадцатая. Металлическая река
  •   Глава шестнадцатая. Тихая гавань
  •   Глава семнадцатая. Лалангамена
  •   Глава восемнадцатая. Очищение
  •   Послесловие первого тома
  • Том второй. Война в Небесах.
  •   Пролог. Возрождение
  •   Глава девятнадцатая. Чёрный ящик
  •   Глава двадцатая. Вопрос жизни и смерти
  •   Глава двадцать первая. Одарённые
  •   Глава двадцать вторая. Слишком близко
  •   Глава двадцать третья. Планета обезьяны
  •   Глава двадцать четвёртая. Самый опасный ИИ
  •   Глава двадцать пятая. Королевская воля
  •   Глава двадцать шестая. Срыв покровов
  •   Глава двадцать седьмая. Герой с тысячью лиц
  •   Глава двадцать восьмая. Переживший человечество
  •   Глава двадцать девятая. Бесконечная агония
  •   Глава тридцатая. Тайна мёртвой планеты
  •   Глава тридцать первая. Гибель Богов
  •   Послесловие
  • Глоссарий