КулЛиб электронная библиотека 

Кай - 6 (СИ) [Егор Аянский] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Пролог

— Это невозможно! Прошло всего двадцать жалких лет! Однако Хаос молчит, а значит правила не были нарушены.

— Перестань говорить загадками. Ты вновь обнаружил его?

— И снова потерял. Но он каким-то образом смог уничтожить богиню Равновесия! Это должно вернуть ему значительный объем воспоминаний о его прошлом.

— Этого не может быть! Слишком короткий срок. Но ты не способен лгать, а значит это действительно случилось. Кажется, пора принимать серьезные меры. Я нарушу баланс, чего бы мне это не стоило, и направлю армию Истинных вампиров в его мир, к последствиям я готова. Рано или поздно, но они его найдут.

— Можешь не утруждать себя. Эла больше нет в Кастании. Он там, где не осталось ни одного твоего адепта, и не будет еще целую эпоху.

— Зарождающийся мир? Но как?

— Он успел войти в портал, созданный уничтоженным им богом.

— Значит в том мире он потеряет свою Силу и просто умрет, а затем вновь возродится в Кастании. Не думала, что когда-нибудь скажу "спасибо" Несуществующим. И в этот раз ничего не помешает мне завладеть его душой. Пройдет пятьдесят-шестьдесят лет, и Эл переродится вновь. Это даже не срок.

— На самом деле у него есть способ вернуться в Кастанию не погибнув. Вероятность этого очень мала, но никто не может сказать точно, какой именно пласт памяти к нему вернется.

— Магия?

— Маловероятно, слишком ничтожную часть наших адептов и слуг он уничтожил. Но Эл может вспомнить свой дом, а сущность, временно обитающая там, пока что вне Игры.

Мир Земля. Где-то в предгорьях бывшего Тибета.

Тая внезапно вздрогнула. На секунду, ей показалось, что из ее головы исчезло что-то неуловимое, словно пропала какая-то частичка. Чужая частичка, не принадлежащая ей, но каким-то образом все это время незаметно сидящая внутри. Это было похоже на то, когда она в детстве играла с подружками и стянула из дома бабушкины очки. В какой-то момент она поняла, что их потеряла, а потом весь вечер провела в слезах, пытаясь отыскать, чтобы не получить взбучку от родственников. И только проходя мимо зеркала, девочка увидела, что они преспокойно сидят у нее на лбу. Вот смеху-то было! Тая их положила на место, но еще несколько минут ей казалось, что чего-то не хватает на ее голове.

Так было и сейчас. Она вдруг поняла, что все эти годы почти не думала о Нем. О том мальчике из школы убийц, что так запал ей в душу своей неловкостью в общении, но вместе с тем обладающий невероятным упорством и отвагой. Когда произошло то страшное событие, когда невероятной силы мертвая тварь разрубила ее тело пополам. Лежа на траве, истекая кровью, она еще видела несколько мгновений. Видела, как Он пытался противостоять нежити и отомстить за нее. Безоружный и такой маленький. Маленький отважный Кай…

А потом была пустота… Что-то происходило вокруг. Что-то, неподдающееся описанию. Она слышала голоса, но они не принадлежали людям. И вдруг Тая родилась заново маленькой девочкой. Память о прошлой жизни притупилась, словно это было очень давно. Она не помнила свою мать и отца. Вскоре, в их дом пришли незнакомые люди и куда-то ее увезли. С каждым днем события прошлого таяли туманной дымкой.

Но, внезапно, Он снова появился. Она забыла его имя, но чувствовала, что ему нужна помощь. Она видела, как странные отростки в его теле мешают ему быть собой. Мальчик стоял над ее колыбелью, освещенный светом звезд, и плакал. И тогда Тая решила помочь Ему. Сама не понимая как, но она извлекла эти мерзкие корешки из него.

И Он забрал ее с собой. Она мучительно пыталась вспомнить, как его зовут. А когда вспомнила, с трудом смогла выговорить еще не развитым голосом его имя — Кай.

Потом они ее отдали Марте. И, постепенно, она снова начала забывать о Нем. Бабушка учила ее невероятным вещам, называла особенной. И действительно, то, что она с легкостью могла делать, остальные воспринимали как чудо. Со временем она почти забыла Его, но через семь лет Он появился снова. И снова на нее нахлынули непонятные чувства, а за ними вернулась память о прошлой жизни. Ее тянуло к Нему, она любила Его, не смотря на свой детский возраст.

И тогда бабушка вновь вмешалась, открыв ей Великую тайну. Тайну, от которой по ее телу побежали мурашки. Она — Исток. Сущность, что выше Девяти богов и сильнее, чем даже Истинные вампиры. Новые знания так увлекли ее, что она окунулась в них с головой. В последний день своего пребывания в Саталии она увидела Его еще раз. Он тянулся к ней, Он хотел прикоснуться. Но она отвергла Его.

И теперь, когда странное ощущение потери внутри ее сознания начало проходить, она внезапно поняла, что сделала величайшую глупость. Тот, с кем она хотела быть рядом когда-то давно, вновь поселился в ее мыслях. Тая разрывалась от непонимания и сомнений. С одной стороны — она Исток, а Он всего лишь смертный, который забудет свои прошлые жизни, забудет о ней. Ей уготована судьба стать Хранителем будущего мира! Заботится о людях, а может быть и о других расах. Она еще неполноценная Высшая сущность, но Марта говорила, что очень скоро Тая ей станет. С другой же стороны — ей очень сильно хотелось, хоть на минутку, увидеть Его еще раз…

Странно… Сейчас она начала понимать, что бабушка раньше совсем иначе выглядела, чем та женщина, которая привела ее на Землю. Раньше она этого не замечала. Определенно, что-то действительно произошло с ней…

А еще ей показалось, что в этом мире непонятным образом появился новый человек. И что было еще более непонятным — она впервые не слышала его мыслей.

Глава 1

Мысли… Десятками и сотнями они врывались в мой мозг, создавая мешанину из обрывков и воспоминаний о предыдущей жизни. Какие-то из них прочно цеплялись за выступы сознания и оседали, занимая свое истинное место, аккуратно выкладывая мелкими кусочками очередной участок мозаики, именуемый моей памятью. Какие-то, напротив, не найдя опоры, продолжали еще некоторое время беспорядочно мельтешить в голове, а затем пропадали, оставляя пустоту. Малая их часть иногда находила временное прибежище, но говорить о том, что мне полностью открылось прошлое Хранителя было нельзя.

Огромная степь неспешно скользила мимо меня, в такт все больше замедляющимся от усталости шагам. Раз за разом я перематывал ленту своих позабытых воспоминаний, которые мне заново открывались сегодня. Большая их часть была об этой планете, где я провел несколько эпох. Картина, раскинувшаяся передо мной, казалась знакомой и незнакомой одновременно. Очертания высоких гор впереди не изменились с тех пор, когда я последний раз был здесь, но тем не менее что-то здесь все-таки случилось, чего я пока не мог понять.

Усталость, голод, жажда… Я и раньше много раз испытывал эти чувства, но никогда еще их присутствие не ощущалось так остро, даже во время прогулки по Черной пустыне. Осознание того, что на самом деле я сейчас ничем не отличаюсь от обычного изгоя, привносило ощущение безысходности и близкой смерти. Арамена, демон ее забери, нисколько не лгала, когда говорила, что меня ждет впереди. Я теперь — обычный человек. Слабый, неприспособленный, неподготовленный к столь далекому путешествию. Куда я иду? Зачем мне это изнуряющее паломничество? Что я хочу найти в том месте, которое считаю своим настоящим домом?

Я не знаю… Вокруг лишь засохшая трава и горы. Наверное, сейчас это просто единственное место, куда я могу пойти.

Внезапно, я понял, что изменилось. Жизнь! В этом месте почти не было жизни. Почти — потому что кое-где на земле все же виднелись чахлые побеги зеленых растений. Откуда-то появилось знание того, что именно они дают возможность дышать всему живому. Растения вырабатывают кислород, который необходим для существования насекомых, зверей, человека… Вот только здесь нет даже маленького кузнечика. Куда это все исчезло?

Слабость, охватившая мышцы, заставила сделать остановку. Мне срочно нужно что-нибудь поесть. Быть может, у меня завалялась пара сколитов? Не еда, но все же в них есть энергия… Я запустил руку в карман и извлек оттуда лишь песок. Тот самый, что в Четырех королевствах называют сколитной основной. Но как так случилось, что камни смогли превратиться в пыль?

Я начал пытаться вспомнить все, что знал о Кастании раньше. Не в этой жизни, где меня звали Каем, а в ту пору, когда был одним из тех, для кого Пантеон является Родиной. Когда носил гордое имя Эл. Ничего, совсем ничего не помню о том далеком мире.

Демоны!

Нужно идти! Я должен отыскать способ вернуться. Возможно ли, что мне помогут руны? Я ведь не забыл, как чертить руны? Надо только найти источник энергии для ее зарядки. Может, за пределами этой степи есть какие-то существа, у которых я смогу взять достаточно крови?

Кого я обманываю? Я ведь прекрасно теперь знаю, какие расстояния разделяют миры! Даже если эта планета будет полностью населена, и мне удастся забрать у ее жителей всю их кровь, до последней капли, мне хватит ее энергии максимум для того, чтобы добраться до луны. Луна! Я знаю, что у Земли есть соседка, на которой нет живых организмов. В Кастании луны не было, там только Солнце и звезды. Хм, для чего мне вообще сейчас эти размышления? Нужно просто идти вперед. Я смогу прожить без еды достаточно долго, надо всего лишь раздобыть воду.

По моим ощущениям, сейчас на этой планете начиналось лето. Я вспомнил, какая в степи бывает суровая зима и невольно поежился. Хорошо, что со временем года повезло, но лучше бы сейчас пошел дождь. Жажда нестерпимая.

Вновь поднялся на ноги и побрел вперед, в очередной раз гоняя одни и те же мысли по кругу. Надежды на то, что я дойду до вершины заснеженного Кайласа, а тем более попаду внутрь своего убежища, почти никакой. В прошлый раз, в Черной пустыне, у меня были руны, что помогли мне преодолеть толщу скалы и пробраться в обитель Хранителя. А сейчас у меня нет ничего, кроме бесполезного стеклянного меча. Я даже не могу создать самый простенький контур, чтобы увеличить свою скорость.

Воспоминания завертели хоровод в очередной раз. Я ведь владею… владел магией. Рука непроизвольно поднялась вверх и сама собой сложилась в странном незнакомом знаке. Но ничего не произошло, вообще ничего. Одного лишь знака мало, нужно что-то еще, но вот что именно — я не помнил.

Стоп! Я внезапно замер на месте и внимательно осмотрелся вокруг. Впереди показалась каменистая возвышенность и в голове сам собой сложился пейзаж, который мне должен открыться, когда я преодолею ее. Манасаровар и Ракшас! Так люди Земли называли природные водоемы у подножья моего дома, куда они частенько совершали паломничество. Живое и Мертвое озера, соединенные небольшой протокой. Вода! Там должна быть вода!

Окрыленный этой мыслью, я вновь ускорился. Если я доберусь до них, то смогу сделать привал и восстановить силы. Быть может, в нем водится рыба и мне удастся как следует поесть?

Спустя несколько часов, я добрался до места. Передо мной открылась водная гладь, за которой в пяти сотнях полетах стрелы находилась моя гора. Или теперь правильнее говорить — в пятидесяти километрах?

Но не это привлекло мое внимание. Я наконец-то увидел, что не одинок в этом мире и тут же инстинктивно спрятался в траве и затих. Берег внизу был усыпан небольшими полукруглыми домиками, накрытыми сверху шкурами животных. А вокруг него сновали полуголые люди всех возрастов. Несколько женщин плели что-то, напоминающее рыбацкие сети; мужчины, держа в руках длинные палки похожие на острогу, бродили по колено в воде и, кажется, пытались добыть рыбу; ребятня, с радостными криками, носилась между взрослыми и играла в догонялки. Странно, я не помню, чтобы здесь кто-то раньше постоянно жил… В моей памяти Земля рисовалась несколько иной. Человечество строило города, да и одевалось совсем иначе. И только небольшое количество людей предпочитало оставаться в условиях дикой природы. Впрочем, к демонам размышления! Здесь есть люди, и они вполне себе выживают, а это главное!

А вдруг они захотят меня убить? Эта мысль скользкой змеей пробралась в мою голову. По внешнему виду местных нельзя сказать, какие у них намерения по отношению к чужакам. Не стоит забывать, что я, отныне, не бессмертен. Если меня проткнут копьем в драке, не думаю, что я смогу легко оправиться от полученной раны.

И что теперь делать? Я немного приподнялся на локтях и отметил, что рыбацкая деревенька все же имела видимую границу, за которой начинался чистый незаселенный берег. Пожалуй, пока буду соблюдать осторожность. Силы для небольшого перехода у меня еще есть, да и дело близится к ночи.

Я немного отполз назад, случайно зацепив ладонью острый камень, о который немного разодрал руку и по привычке отдал приказ "муравьям". Естественно, никто не откликнулся и мне снова стало не по себе. Глядя на сбегающие вниз капельки крови, которые и не собирались останавливаться, меня вновь охватило отчаяние. Стоило ли убийство богини того, чтобы лишиться всего, что я получил за двадцать прошедших лет? Наверное нет.

А ведь я еще планировал сражаться в других мирах со слугами Тьмы без магии… Смешно! Да меня полудохлый вампир на части разорвет, не говоря о более сильных созданиях, таких как личи или, даже, демоны! Ну что мне стоило отпустить Арамену восвояси? Зачем я решил ее преследовать?

Я вернулся назад, на полосу мертвой земли, где не было даже насекомых, и побрел в окружную. Начинало смеркаться. Потерплю еще немного, а как стемнеет — приду на берег и утолю жажду. И только после этого продолжу путь дальше. Интересно, Битаниэль упоминал, что Тая-Исток находится на Земле. Может ли так случиться, что я найду ее на Кайласе?

Жадно припав к прохладной воде, я глоток за глотком утолял жажду. Ночь вступила в свои права и накрыла темнотой степь, обозначив костры поселений. Их оказалось здесь несколько. Звуки, доносившиеся от скопления хижин, разлетались по всему озеру, отчего я старался не шуметь, боясь выдать себя. Звонкий смех, красивое женское пение, смешивающееся с грубыми голосами мужчин, говорящих на незнакомом языке. Казалось, они не понимали, что их окружает безжизненный мир. Только они и озеро, которое их кормило. И, судя по всему, эти люди вполне себя чувствовали счастливыми.

Неожиданно, справа от меня, где из воды торчали какие-то стебли, раздался легкий всплеск и блеснула спина относительно крупной рыбины, на ночь подошедшей к берегу. Я отреагировал мгновенно и быстрым уколом меча поразил водную гладь. Рукоятка клинка заходила во все стороны, а затем треснула и осыпалась.

Я, наплевав на осторожность, накрыл добычу своим телом, оказавшись в воде. Рыбина, длинной с локоть, еще некоторое время трепыхалась подо мной и пыталась выскользнуть. Ладонями придавил ее ко дну, а затем мне удалось надежно подцепить ее под жабры пальцами и вытащить на берег.

Острый край рукоятки расколовшегося меча смог разрезать брюшину несчастного существа, имевшего неосторожность встретиться со мной. Я выпотрошил внутренности и впился зубами в мягкую плоть, не обращая внимания на мягкие косточки. Невкусно, но по крайней мере чувство голода начало отходить куда-то вглубь. Пожалуй, сохраню второю половину и попробую ночью украсть немного углей в следующем поселении. Сырой ее есть отвратительно.

Насытившись, и утолив жажду, вновь побрел вперед. Начало клонить в сон, но я постарался прогнать его. Раньше мне это удавалось легко, а теперь я чувствовал, что становлюсь вялым без отдыха. Желудок громко урчал, переваривая незнакомую пищу, а спустя еще полчаса в животе появилось ноющее чувство. Надеюсь, все обойдется обычным расстройством, и я не отравлюсь. Вновь грустно подумал о том, что раньше мне не приходилось даже задумываться о таких мелочах. Свою способность к самоизлечению я принимал как что-то обыденное, а если и лишался ее ненадолго, например в Яме, то знал, что в крайнем случае могу забраться в воду, где она работала. Сейчас же у меня такой привилегии не было. Вот бы вспомнить хоть что-нибудь из магии!

Сознание услужливо подкинуло некоторые картинки из прошлого, когда я одним движением пальца мог уничтожать целые горы. Я увидел четырех апостолов Тьмы, которых швырнул Ей в пасть… Как я это делал, как? Почему убийство Арамены не вернуло мне даже толику моей памяти о том, как пользоваться магическим даром? А есть ли он у меня теперь вообще? Мои замерзшие ядра Силы все еще со мной, или они растворились в непривычной среде этого мира? Может быть, я лишился регенерации навсегда?

Я даже и этого не мог проверить… Внутреннее зрение больше не работало.

Сон снова сделал попытку завладеть мной, но я все еще держался. Впереди показались костры очередного поселения, на этот раз крупного. Никакого частокола или стены вокруг него не было, но я поостерегся идти вдоль берега и побрел в сторону мертвой степи. Ни к чему мне эти встречи с местными. У меня теперь даже оружия нет.

Понемногу начинало светать. Силы полностью покинули меня, а еще у меня жутко начала болеть голова. Определенно мне нужен отдых. Я осмотрелся вокруг и обнаружил подобие небольшой сухой рощицы вдали. Не совсем по дороге, но по крайней мере там я смогу спрятаться и немного поспать. Опасаться животных и змей не приходится, их попросту нет, да и местные, как я понял опасаются отходить от своего озера. Так что, надеюсь, меня никто не побеспокоит.

Спустя полчаса, я наконец-то добрался до искореженных кустарников. Кое-где на них проглядывали первые молодые листочки. Пожалуй, я ошибся с временем года. Скорее всего сейчас весна, странно, что здесь так тепло. Я даже не замерз ночью, вроде бы в этих широтах в темное время суток температура не такая благоприятная. Чертова память! Сплошные куски и ничего целого!

Я скрылся за кустарниками, выбрал место поудобнее и уселся на землю. Огня я так и не раздобыл, а потому доел остатки сырой рыбины, опасаясь, что к моему пробуждению она испортится. Демоны! Да почему так болит голова? Надеюсь, сон немного поможет.

Желудок снова недовольно заурчал и появилась легкая тошнота, однако усталость взяла свое, и я, не обращая внимания на неприятные ощущения, повалился на бок и заснул.

Мне приснилась та самая площадь в резиденции Длани в Фаэте, с которой меня перенесло сюда. Только на этот раз здесь не было телепорта, не было Арамены. Сотни новых слуг Неймы стояли ровными рядами, облаченные в белые одежды с оранжевой вязью. Все эти люди чего-то ждали и смотрели на двух человек перед собой. Я вгляделся в их лица и узнал Долана Кригера и Дони. Они негромко обсуждали что-то, и выглядели очень довольными. Бывший ректор смотрелся невероятно бодрым и заинтересованным в том, что ему говорил его новый начальник.

Я постарался услышать, о чем идет разговор и мне это, к моему глубокому удивлению, удалось. Словно они стояли прямо передо мной. Гигант подробно и терпеливо рассказывал о планах развития нового Ордена мести, о перспективах и задачах. Я улыбнулся. Несмотря на то, что скорее всего я очень скоро погибну, организованное мной новое братство будет существовать. По крайней мере пока во главе него стоят два этих принципиальных и достойных человека. Вокруг меня все потемнело, а затем я перенесся в новое место.

Им оказался дворец Ашаха-туль-Хани. Открывшаяся мне картина была довольно интимной. На краю огромного бассейна, скрывавшегося в роще апельсиновых деревьев, обнаружился Мэти Лондел, окруженный стайкой красивых голых девиц, которые всячески стремились ублажить своего халифа. Мимик выглядел полностью довольным жизнью. Демоны! А ведь я так и не удалил у него тенкат. Впрочем, ему нечего опасаться, единственный, кто имеет над ним власть, находится в миллиардах километров от него, и вряд ли, когда вернется.

Картинка снова сменилась и меня забросило внутрь дворца, в большую и светлую комнату. Здесь я встретил счастливого Хаби, с удовольствием качавшего широкую колыбель, внутри которой громко сопели два симпатичных маленьких создания. Близнецы? Ну, дружище, ты, кажется, решил взять от жизни все, вернув себе свои шарики. Я очень рад за тебя!

Следующей была Аурра сидящая на вершине Черной скалы. На это раз меня охватила глубокая печаль. Девушка была в человеческом облике и грустно смотрела вниз в долину. В ее глазах блестели слезинки, готовые вот-вот сорваться и покатиться по щекам. Прости меня. Я так и не вернул тебе Юфина…

Мгновение, и вот я уже в доме Крастера. Здесь, как всегда, уютно и пахнет вкусной стряпней. Только почему-то сегодня готовит крысолов, а где Лэтта? Едва я подумал об этом, как меня перенесло в спальню. Жена крысолова дремала на большой кровати и тревожно ворочалась во сне. Что ее беспокоит? Спустя секунду, я получил ответ на свой вопрос. Руки женщины нежно обхватывали собственный, сильно округлившийся, живот. И вы, ребята тоже? Я вам завидую, по-доброму, конечно. Жаль, что я так и не узнал, какого это иметь своих детей.

А Рики и его подружка? Что с ними?

Меня перебросило в Дикий лес, внутрь гнезда. Я как раз застал период кормления еще слепой малышни. Ну вы друзья и даете! Непоседа на этот раз принесла тройню, которая беспорядочно тыкалась в кровяной мешочек на животе матери. А где счастливый отец?

Рики обнаружился на крупной ветке неподалеку у входа. И счастливым отнюдь не выглядел. Он с какой-то грустью в глазах смотрел вдаль, в сторону Хаттайского хребта. Я проследил за его взглядом и уперся глазами в тот самый утес, где мы с ним виделись в последний раз. Ты скучаешь? Я тебя не предал, малыш… я помню, но не могу тебя забрать. Как и Юфа…

Я хочу увидеть Юфина! Покажите мне его!

Не знаю, как именно это происходило, но кто-то или что-то услышало мою просьбу. Все погрузилось в полумрак и, я очутился на какой-то сторожевой вышке внутри армейского гарнизона. Вокруг меня суетились солдаты, которые смотрели в одну сторону и что-то тревожно обсуждали на слегка измененном языке Четырех королевств. Меня эти люди не видели. В руках некоторых из них находились зрительные трубы, и они что-то тревожно разглядывали вдали.

Что там? Я попытался по привычке включить контур, и мне это, как ни странно, легко удалось. А может бесплотного меня просто перенесло чуть дальше, не знаю. Понять я этого не успел, потому что увиденное мной привело меня в оцепенение. На участке среди скал столпилась группа безоружных военных, загнанных в ловушку. А вокруг них собрались уродливые создания, в которых я сразу определил химер. Ничем другим это быть не могло. Скорпионьи хвосты; клешни, вместо рук; змеиные и паучьи тела… Казалось их создатель максимально старался подбирать такие неподходящие друг к другу органы на каждом экземпляре. Объединяло этих существ одно — все они имели головы, на которых угадывались очертания лиц их прежних владельцев.

Твари выхватывали своими конечностями отчаявшихся солдат из беспомощный толпы и рвали их на части, забрызгивая желтой слюной все вокруг. Кто-то, у кого были для этого приспособления, пили кровь несчастных, а затем отбрасывали в сторону безжизненные тела. Кто-то просто вспарывал клыками бедняг и пожирал внутренности. Некоторых, еще живых солдат закидывали в клетки, которые располагались на спине огромных уродливых созданий, похожих на многоножек. Последние в кровавом пире не участвовали, а использовались как вьючный транспорт.

Неужели одно из этих существ и есть Юфин?

Я внимательно всматривался в "лица" пирующих и наконец-то нашел светло-серые глаза, которые я мог узнать из тысячи. Вот только в них не было того тепла и доброты, что раньше, одна лишь жажда крови и безумие. Эта химера была относительно некрупной, быть может размером с годовалого теленка. Но в отличии от него, все ее тело было перевито мышцами, словно с живого организма содрали кожу. Передвигалась тварь на задних ногах, которые определенно не выглядели человеческими, имели обратное колено и, казалось, были специально предназначены для прыжков. Передние конечности были немного меньше, и заканчивались острыми костяными когтями-крючьями. Все тело этого экземпляра было заковано в костяной панцирь, который выглядел внушительно. Что касается головы: верхняя ее половина отдаленно напоминала человеческую, но была лишена волос; а вот нижняя часть была снабжена двумя вертикальными жвалами, как у насекомого, края которых были усеяны мелкими, но острыми зубами, напоминающими пилу.

Чудовище, когда-то бывшее моим другом, внимательно осмотрелось, а затем гигантским прыжком запрыгнула прямо в гущу военного отряда, и слилось с толпой. А через секунду в стороны брызнули красные фонтаны жидкости и полетели оторванные конечности и внутренности. Химера двигалась с удивительной быстротой. Отряд меньше чем за минуту превратился в месиво из окровавленных рук, ног и тел.

То, что раньше было Юфином прикончило всех лишних, а химеры, словно по команде развернулись и двинулись в сторону покрытых густой растительностью холмов, за которыми просматривались невысокие горы.

Меня затрясло от отвращения к увиденному. Картинки быстро погасли, и на смену им появилось лицо Сиалы Камисты на фоне странных фиолетовых растений, листья которых напоминали длинные иглы. Я таких никогда не видел ни в Кастании, ни на Земле. Это был определенно незнакомый мне мир. Она повернулась и словно посмотрела сквозь меня, но не увидела. Картинка резко мигнула, и я опять очутился на площади Длани, но уже пустой. Лишь только в самом ее центре стояла одинокая высокая женская фигура в кольчужной броне.

Нейма…

Богиня повернула голову прямо ко мне, а затем на ее лице появился испуг, и она прокричала страшным голосом:

— Убирайся с Мертвой земли, немедленно…

Я резко проснулся и попытался встать на ноги, но не смог. Тело было в ужасном состоянии. Меня трясло от лихорадки, а одежда была насквозь пропитана потом. Головная боль после пробуждения только усилилась, и меня внезапно затошнило. Желудок непроизвольно исторг наружу остатки непереваренной пищи, обильно приправленной кровью. В таком виде я провел некоторое время, пытаясь прийти в себя, а затем поднял руки, чтобы вытереть лицо.

Это мои руки? Меня встряхнуло от неожиданного зрелища. Кожа на кистях покраснела и зашлась волдырями. Я лихорадочными движениями расстегнул куртку и увидел, что мое тело покрыто странными пузырями, некоторые из них вскрылись и сочились гноем и кровью, превращаясь в язвы.

Мертвая земля! Меня запоздало осенило… Что-то произошло на этой планете! Вот почему люди не отходят от озера — там безопасно! А здесь твориться что-то непонятное. Я попытался встать на ноги, но меня снова замутило, и я повалился в сухой куст, веткой разодрав щеку до крови.

Нужно уходить, чего бы это не стоило… Я пойду к тем людям. Это хоть какой-то шанс. Быть может, они смогут меня вылечить, или убьют. Но это лучше, чем сдохнуть, захлебнувшись рвотой прямо здесь.

На остатках сил я кое-как поднялся, цепляясь за покрытые шипами кусты. Иголки впились в ладони, но мне удалось выпрямиться и устоять. Шаг за шагом, не соображая, что происходит, спотыкаясь о каждую кочку, я шел вперед, туда откуда веяло прохладой. К озеру. Я должен дойти.

Вот уже показались хижины. Интересно, а что за шкуры покрывают их сверху, я тут не видел зверей. Шкуры? Почему я думаю о шкурах сейчас… Я умираю…

Снизу послышались удивленные голоса детей. Я приоткрыл свинцовые веки и, словно сквозь пелену, увидел, что жители племени с изумлением смотрят на меня. Никакой агрессии на их лицах не было, напротив — в них виднелись ужас и сочувствие.

— Люди по…, — хриплый сдавленный голос вырвался из моего рта и тут же оборвался. В глазах потемнело и я покатился вниз к берегу, цепляясь одеждой за камни и траву. Тело стучалось о землю, мир кувыркался, но мне даже не хватало сил взглянуть на это.

Вокруг раздавались встревоженные визги и крики, которые с каждым новым звуком удалялись. Они убегают? Почему? Помогите мне! Я тоже человек, разве вы не видите?

А может они бояться? Я, наверное, подцепил какую-то заразу там. И никто ко мне не подойдет. Дождутся, когда я сдохну, а затем своими длинными острогами оттащат тело в сторону и сожгут…

— Кай!? Кай? — сквозь мешанину мыслей я слышу знакомый голос.

Я знаю его! Это Тая! Моя любимая Тая… Я тебя все-таки нашел, но, кажется, слишком поздно… Прости…

Глава 2

Как же приятно снова очутиться дома! Я снова ощущал невероятное блаженство. Последний раз мне настолько беззаботно спалось лишь в обители Битаниэля. Так хорошо, наверное, чувствует себя только нерожденный ребенок в чреве матери. Весь его мир заключается в одной небольшой оболочке, внутри которой нет ничего, кроме уюта и покоя. Не нужно думать о еде или сне, о проклятых играх богов…

Я умер?

Нет, я прекрасно чувствую свое тело. Мне кажется, что я даже могу открыть глаза. Но я боюсь это сделать. Ведь тогда это закончиться, а мне хочется еще немного побыть здесь. В этой тишине. Мне слышно, как бьется мое сердце. Очень равномерно, и очень медленно… Не хочу ничего, только наслаждаться этим покоем. Больше нет боли, нет никаких желаний, кроме одного. Остаться в этом замечательном месте навсегда.

Я снова уснул.

— Кай!

Это Ее голос. Он немного изменился. Кажется, он принадлежит уже не девочке, а сильной взрослой женщине. Но Тая не такая, она милая и добрая.

— Кай! Очнись.

Я медленно открываю глаза. Вокруг мягкий белый свет, но он не слепит так, как новый день, врывающийся в только что разомкнувшиеся веки. Медленно осматриваюсь по сторонам и узнаю место, в котором я нахожусь. Это Обитель Хранителя. Не Битаниэля, нет. Эта намного ближе и роднее. Это моя Обитель. И я больше не болен…

У постели сидит Она, и Ее красивые глаза светятся счастьем. Та которая заставляет мое сердце биться быстрее. Моя Тая… Она уже совсем выросла и выглядит цветущей. Странно. Ведь прошло не больше двух лет с нашей последней встречи. Сейчас ей должно быть около десяти? Но глаза не обманывают — она моя ровесница, а может даже и старше.

— Привет, — произношу я, — Ты мне снишься?

— Нет, — отвечает Она, — Я такая же, как и ты… Я здесь и сейчас.

Тая склоняется надо мной, и кончики ее волос тихонько щекочут мое лицо. Ее губы рядом и, кажется, что-то шепчут, еле слышно.

— Я люблю тебя, Кай. Наконец-то мы вместе. Обещай, что мы больше никогда не расстанемся…

Поцелуй. Неловкий и неумелый, но такой настоящий! В нем столько желания и откровенности. Не нужно произносит глупых слов, они здесь лишние. Я отвечаю на него и прижимаю девушку к себе. Она тянется ко мне всем своим существом, и это не похоже ни на что на свете. Она частичка меня, Она не сравнима ни с кем. В ней нет той безумной страсти и опытности Сиалы, напротив. Каждое ее робкое движение говорит о том, что для нее это впервые. И мне даже немного стыдно, что я уже занимался любовью с кем-то еще.

Наши тела обнажены, и мы раз за разом сливаемся в порыве чувств. Я намного искуснее нее и опытнее, но мне почему-то совсем не хочется демонстрировать ей ничего из того, что я творил с теми покорными куклами во дворце халифа. Это все лишнее. Я внутри нее, и это самое сладкое ощущение, какое только мне приходилось испытывать. Ее дыхание, ее пульс, ее тихие стоны наслаждения, легкое вздрагивание от моих прикосновений… Может ли что-то сравниться с этим?

Нет!

Время исчезло. Мы растворялись друг в друге. Внутри меня рушились замки, трескались стены, ломались камни. Я не видел темницы своей души, но каким-то странным образом чувствовал, что она становятся слабее и тоньше. Быть может, она рухнет совсем?

— Кай. Я больше не могу! Остановись…

Нет, еще немного. Еще… Я должен сломать эти преграды полностью.

— Я устала, пожалуйста…

Останавливаюсь и медленно прихожу в себя. Мы лежим на широкой постели. Она невероятно мягкая, а ее ткань нежнее самого мягкого шелка. Я вдруг понимаю, что это совсем неудивительно. Сотни и тысячи лет, целые эпохи я спал подобным образом, создавая ту обстановку и атмосферу дома, какую хотел сам. И я это помню!

Я поворачиваю голову и вижу рядом с собой ее раскрасневшееся и счастливое лицо. Откуда-то приходит понимание, что все произошедшее абсолютно реально. Она — будущий Хранитель. Теперь она хозяйка этого мира, а не я. Она может иметь сотни лиц и тысячи образов, но, как и я выбрала внешность человека. Мне всегда казалось, что именно тела людей является самыми приятными для жизни из всех существующих рас. Они не так долго способны жить, как, например, эльфийские. Они не так сильны, как могучие дроги с Нефайи. Но те ощущения что они дарят, те эмоции, которые они испытывают — несравнимы ни с одной другой формой существования в окружающем мироздании.

Я легко вспоминаю частицы своего прошлого. Это происходит не как обычно, когда перед глазами мелькают картинки той жизни. Напротив, все происходит спокойно. Я просто знаю, что в этом мире и как. Магия, высшие, другие миры — они все еще затянуты дымкой. Но Земля, ее история, ее жители… Это теперь вернулось полностью.

— Они все-таки уничтожили себя? Люди этой планеты, они все разрушили? — эти слова мне даются тяжело. Тысячи лет я убеждал Пантеон, что мир, населенный одними людьми достоин еще одного шанса. И тысячи лет они мне доказывали обратное.

— Да, Кай, — Тая придвинулась ближе и положила свою голову мне на грудь, — Этот мир остался без Хранителя, без его присмотра. Бабушка Марта говорила, что тот, кто следил за Землей пропал много лет назад.

Бабушка Марта… Смешно.

— Ее больше нет.

— Кого? — Тая удивленно приподняла голову.

— Той которую ты называешь бабушкой. Я убил ее. Точнее ту, кто скрывался под ее личиной. Настоящая бабушка Марта живет в другом мире.

— Я не понимаю. Бабушка Марта говорила, что она бессмертна.

— Арамена. Ее звали Араменой. Когда-нибудь она возродиться. И запомни, она тебе не бабушка, Тая. Она та, кто не давал нам с тобой быть вместе. Ты разве не поняла этого?

Она вновь положила голову мне на грудь и задумалась. Я не стал прерывать ее размышления, и лишь легонько водил рукой по ее волосам.

— Знаешь, Кай, я ничего не понимаю, иногда мне кажется, что вообще ничего. Я не такая как все остальные. Я уже не та девочка, которую ты знал в школе Длани. Вроде бы я понимаю, что осталась ей, но что-то изменилось. Я делаю такие вещи, о которых не могла и подумать раньше. Мне уготована участь, хранить человечество в этом мире. И мне это нравится! Только делая что-то, что помогает людям на этой планете жить, я чувствую, что нахожусь на своем месте. Я слышу их мысли, чувства… Там, в Кастании, мне приходилось лишь изображать из себя такую, как они. И это было таким чужим…

— Но ты ведь помнишь! Ты не могла забыть, как это быть человеком! Я сейчас человек. И я же, бывший Хранитель этого мира!

— Ты Эл? — она вскочила с кровати и неверящими глазами уставилась на меня.

Я невольно залюбовался ее точеной фигуркой. Когда я видел Таю в ее первой жизни, она была еще угловатым подростком, только-только входившим в пору расцвета.

— Ответь! — ее голос слегка дрожал.

Эмоции… Она еще не настоящий Хранитель и не научилась скрывать изначальную природу своей души.

— Да, Тая, я Эл. И не спрашивай, почему не говорил тебе этого раньше. Я и сам не знал кто я, до некоторого момента. Зато та, кого ты называешь бабушкой, знала все. С самого начала она знала все, но, как я вижу, даже не открыла тебе этого. Если тебе интересно, бабушка Марта-Арамена не очень-то поначалу дорожила твоей судьбой. Не знаю, помнишь ли ту ночь, когда я пришел убить тебя…

— Я помню, — перебила меня Тая, — Я тогда вытащила что-то из твоего тела. Мне показалось, что оно мешает тебе быть собой. Погоди… Убить?

— Убить. Точнее сделать выбор. Я и сам пока не до конца понимаю, почему Высшие сущности устроили мне такую проверку. Но в тот день я не смог этого сделать, и отнес к той, которой обещал тебя доставить. На тот момент Арамена овладела телом сильной провидицы, которую ты и запомнила как Марту.

Я рассказал Тае все, о чем вспомнил сам. О своем прошлом, о Высших сущностях, о Пантеоне, о том, какая судьба ей уготовлена. Я не пытался ее убедить в ошибочности ее пути, или наоборот правильности. Это только ее выбор. Быть Хранителем не так уж и плохо, по крайней мере я несколько эпох не задумывался об этом, пока сам не стал человеком и не взглянул на происходящее с другой стороны. Это сейчас я нахожусь в сомнениях. Однозначно, я бы хотел вернуть былое могущество. Но снова взять на себя роль надсмотрщика, который пляшет под дудку Хаоса, устраняя последствия его прихотей… Нужно ли мне это?

— Я обязана и хочу пройти этот путь, — твердо произнесла Тая, когда мы закончили разговор. — Я уже была человеком, и сейчас мне кажется, что защищать людей от зла — это лучшее, что я могу сделать для смертных. Разве это не великая цель? Что может быть важнее? Ты сам разве не хочешь этого?

— Это не защита от зла, Тая. Это просто поддержание Равновесия. Хранитель тоже может заставить своих подопечных делать зло, если в мире слишком много Света. А если говорить о моих желаниях…

— Ты не прав! В моем мире нет зла! Я тебе это покажу, идем!

Тая повернулась к черной, как бездна стене и легко взмахнула рукой. Поверхность материала словно поплыла кругами и расползлась в стороны, обнажив громадный камень, который легко взмыл вверх. Я поднялся с кровати и надел аккуратно сложенные вещи, лежащие на стуле. Обычном, деревянном стуле с царапинами. Возможно, он как-то связан с ее воспоминаниями, как моя книжка про Марека. Тая создала внутри обстановку, напоминающую обычный небогатый, но уютный человеческий дом.

— Готов? — она повернулась ко мне и улыбнулась, отчего у меня внутри стало хорошо и тепло, — Я тебе все покажу. Можешь не переживать о своем внешнем виде, мы будем невидимы для остальных.

— Тогда идем, — улыбнулся я в ответ и, не одевая сапоги вышел на площадку перед входом. Это произошло прямо здесь… Перед глазами замелькали образы. Четыре посланника, землетрясение, бездонная пасть Тьмы. Я встряхнул головой и видение исчезло. Вокруг только небо, горы и снег.

Снег… Ослепительно белый и чистый. Яркое солнце отражалось от него и заставлял щурить глаза. В лицо ударил мощный порыв холодного воздуха, пробирая до костей. Тело начало замерзать, но Тая взяла меня за руку и все неприятные ощущения исчезли. Стало вновь тепло и хорошо.

— Так будет безопаснее, — улыбнулась она, — Летим!

Словно громадная мягкая ладонь подняла нас вверх и понесла по воздуху. Опора под ногами исчезла, но я даже этого не почувствовал. Мы неслись над горами, вперед и вниз, вперед и вниз. Очень скоро мы достигли озера, которое отделялось от Кайласа огромным зеленым лугом. Здесь паслись стада животных, размером с лошадь, головы которых украшали огромные рога, но на оленей они не были похожи.

— Люди называют их тарпу, — пояснила девушка, — Их мясо помогает людям выжить, а шкуры греют в холода.

Мы полетели дальше, пронеслись над озерами, над селениями, окружающими их. А затем пейзаж изменился. Кругом была степь. Мертвая и безжизненная.

— Расскажи, что произошло здесь, — обратился я к спутнице.

— Я сама этого точно не знаю. Это последствия применения какого-то очень сильного оружия, изобретенного людьми. Бабушка Марта говорила, что в других мирах Хранители не дают людям постичь это знание.

Ядерное оружие, — тихо произнес я одними губами, вспоминая что со мной происходило после пробуждения в степи, — Возможно, еще биологическое, я видел язвы на своем теле.

— Это ты позволил людям узнать? — она повернула голову и пристально уставилась мне в глаза.

— Я. В этом мире не было магии, не было ничего, что помогло бы им развиваться и обрести цель существования. Я хотел облегчить их жизнь, позволить им достичь других миров, не стал мешать им делать открытия. Искренне верил, что они одумаются и пойдет путем познания. Но стоило мне уйти… Почему Высшие сразу не направили в этот мир нового Хранителя?

— Я не знаю, Кай. Бабушка меня привела сюда, когда он уже был таким. Теперь ангелы заново создают этот мир.

— Ангелы? Покажи мне их!

— Они повсюду, они вокруг нас, даже сейчас. Ангелы устраняют последствия катастрофы, переносят в этот мир новые души. Но ты их не сможешь увидеть, потому что это недоступно людям. Прости я не хотела тебя обидеть…

— Неужели никто не выжил? — я не стал заострять внимание на последних словах. Все же, я человек, пускай и не совсем обычный. Но все равно человек.

— Когда меню сюда привели — тут было пусто. А теперь я слышу их всех, кроме тебя… Как ты это делаешь?

— Это помощь одного очень хорошего… друга. Какая-то забытая древняя магия, или что-то вроде того.

— Летим дальше! — улыбнулась Тая и прижалась ко мне.

Я обнял девушку за плечи и под нами замелькали горы, реки, озера. Я легко узнавал знакомые места, несмотря на то, что они сейчас изменились. Там, где были леса, теперь находились желтые, а иногда даже почерневшие деревья. Кое-где они совсем исчезли. Пейзаж под нами постепенно слился в одно разноцветно пятно, а затем мы начали замедляться, и вскоре мне стало отчетливо видно молодой и свежий лес, но уже с достаточно крупными деревьями.

— Здесь скоро будут жить эльфы, — пояснила она.

— Эльфы? Ты уверена, что они нужны в этом мире? Ты ведь знаешь, что они постараются все сделать по-своему, начнут пытаться контролировать людей.

— Я не позволю, — ответила Тая, — Мои эльфы будут помогать людям. Благодаря своей длинной жизни, они смогут сохранять новые знания и открытия.

Демоны! Как же она еще наивна и чиста… Но мне почему-то не хочется огорчать ее, я ведь и сам когда-то также впервые оказался в незнакомом мире. Интересно? А как появился я? Почему-то я этого совсем не помню.

— … я постараюсь, чтобы на этой планете появилось как можно больше разных жителей, — она увлеченно продолжала говорить, — А еще, у них будет магия.

— Ты уверена?

— Да. Хранитель Равновесия говорил со мной. То, что Эл… то есть ты, позволил постичь людям, никогда больше не должно повториться. Оружие, которое они создали, изменяет саму сущность мироздания. Нарушает природные законы, так он сказал.

— Что он еще сказал?

— Что ты был строптивым, и непослушным. Что ты позволял человечеству слишком многое, что…

— Я контролировал их! — перебил я ее, — Если бы Высшие не пытались раз за разом, уничтожить этот мир, все могло бы обернуться иначе.

— Кай, мне неважно, что они о тебе думают. Главное — ты рядом, — улыбнулась она, — Ты прав, что-то произошло на днях, я вдруг осознала, что должна быть рядом с тобой. Ты останешься?

— Останусь. У меня нет выбора, Тая. Но я смертен, и умерев, вновь появляюсь в Кастании. Моя душа привязана к тому миру. И я забуду тебя, как забыл несколько предыдущих жизней, после того как меня лишили божественности.

Она ненадолго замолчала, а потом тихо и неуверенно произнесла:

— У тебя есть выбор. Я уже достаточна сильна, чтобы вернуть тебя домой. В место, где ты снова будешь бессмертен.

Я замер. Рики, Дони, Крастер… я могу их снова увидеть. Я могу продолжать жить! Могу идти дальше по своему Пути, и, может быть, мне даже удастся помочь Юфину. Но Тая… Я понимал, что Земля теперь будет ее домом. Местом, где она вырастет в полноценного Хранителя. А потом будет чертов Пантеон…

— Ты можешь уйти со мной. Пока ты не ступила в обитель Высших, ты не принадлежишь им.

— И что мы будем делать? — задумчиво произнесла она, — Я не хочу бросать этот мир на произвол.

— Мы будем наслаждаться жизнью, как обычные люди. Мы оба бессмертны, Тая! Родим кучу детишек, будем много путешествовать. Ты знала, что у Кастании есть другая сторона? Мы можем поселиться там, если ты захочешь. Нам не надо будет думать о куске хлеба, слушаться кого-то. У меня есть сколиты, которых нам хватит на целую вечность и безбедное существование.

— Ты хочешь, чтобы я оставила их? — на ее глазах выступили слезы, — Они только-только пришли в этот мир. У них столько всего впереди, и я хочу делать их счастливыми. Ведь у нас есть и другие способы. Ты можешь закончить свой путь, снова стать Хранителем, а потом вернуться сюда. Мы можем жить и здесь…

— Тая, любимая, — я аккуратно прикоснулся к ее лицу, — В тебе сейчас говорит человек, но не Хранитель. Поверь, я пробыл им сотни тысяч лет. Для Хранителя нет понятий семьи, любви к женщине или мужчине, дружбы. Едва ты посетишь Пантеон, как все это исчезнет. Ты сможешь любить своих подопечных, но это будет другая любовь. Совсем другая любовь… Только это станет твоим смыслом существования. Жить для других. Это великое благо и цель, но ты перестанешь быть той, какая сейчас есть.

— Тогда я не пойду в Пантеон.

— Тебе некуда бежать. Они все равно заставят тебя. А я смогу тебя спрятать. Я попрошу своего друга, и она устроит так, что тебе удастся скрыться от всех.

— Она?

— Мой друг истинный вампир… вампирша точнее. Древняя настолько, что обладает некоторым знаниями, которые сейчас всеми забыты. Но она не принадлежит Тьме. Я просто уверен, что она поможет.

— Пожалуйста, не забирай у меня их, — она протянула руку и указала на очередное поселение людей внизу, — Я была человеком, и в моей жизни не было ничего хорошего, кроме тебя… Я хочу ступить на путь Хранителя, хочу сама познать, что это такое, хочу защищать их! Если ты любишь, то не станешь меня лишать этого.

Демоны! Как же это все сложно… Я обхватил голову руками и потер виски, уставившись вдаль. Под нами проносилась поверхность планеты. Мертвые места сменялись живыми, живые — мертвыми. Реки, горы — я с легкостью вспоминал каждый участок этой планеты. И ни одного города, словно их никогда и не было. Люди внизу, которым только предстоит открывать для себя новый мир.

Память подкидывала картины из прошлого: вот здесь когда-то был величественный мост через реку, а чуть выше находилась гидроэлектростанция. Теперь от этого не осталось и следа.

— Не молчи, пожалуйста, Кай!

— Давай на время забудем об этом разговоре и просто полетим дальше. Я хочу наслаждаться каждым мигом с тобой. Покажи мне здесь все! — улыбнулся я.

Мы облетели почти всю планету. Некоторые места еще хранили в себе остатки прошлого мира, но скоро и здесь ничего не останется. Ангелы… Я напряг память, но так и не смог вспомнить, как они выглядят. Скоро эти сущности полностью сотрут из истории Земли память о сильной цивилизации, что была способна бросить вызов богам.

— Стой! — я увидел внизу место, и воспоминания о нем заставили меня попросить Таю спуститься на землю.

— Ты что-то узнал, увидел что-то знакомое?

— Ангелы здесь уже были?

— Нет, они не могут справится с последствиями катастрофы так быстро. Пройдет несколько лет, пока они доберутся до этого места.

Я прошелся вдоль холма, полностью лишенного растительности и внимательно осмотрел его.

— Тая, я почти не помню ничего о магии. Как часто ты можешь открывать портал в Кастанию? Если я захочу тебя увидеть снова?

— Ты все-таки уйдешь? — на ее лице появилась грусть.

— У меня есть незаконченные дела. Слишком важные, чтобы их бросить. Если я их не завершу, я стану себя ненавидеть и осознание того, что я не попытался, грузом ляжет на мои плечи на всю оставшуюся жизнь.

— Портал отберет почти все мои силы. Думаю, потребуется несколько лет, чтобы восстановить их, я ведь пока не побывала в Пантеоне и не обладаю мощью истинного Хранителя.

— Тогда я постараюсь, сделать как можно больше за это время. А ты решишь, что для тебя по-настоящему важно. Быть может, и мне удастся отыскать иной путь, который устроит нас обоих. А теперь, помоги мне, пожалуйста.

— Что нужно сделать? — девушка внимательно смотрела на меня.

— Попасть внутрь этого холма.

Тая свела руки вместе, сложила их в смутно знакомый мне знак, а затем начала разводить в стороны. Земля на возвышенности задрожала, а затем начала расходится в стороны, обнажая бетонную стену. Куски грунта осыпались с нее и я увидел тяжелую стальную дверь. Запертую и нетронутую.

— Что это?

— Да так, одна мелочь. Летим обратно, я устал.

— Ты расскажешь мне? — ее лицо приняло озорной вид и загорелось любопытством. Как же она хороша! Я не хочу, чтобы она посещала Пантеон, очень не хочу. Он изгонит из нее все человеческое.

— Может быть, — подмигнул я ей, прижал к себе и крепко поцеловал в губы.

Мы провели вместе несколько дней, быть может неделю или даже две. Я так и не рассказал ей о своем тайнике, пообещав, что обязательно сделаю это позже. На самом же деле, я просто не хотел, чтобы это знание стало достоянием Пантеона или Хаоса.

Все оставшееся время мы наслаждались друг другом. Летали на тропические острова, гуляли по вновь созданным местам, куда еще не ступала нога человека. Купались в море. Я с удивлением разглядывал необычных животных и птиц, которых раньше не было в моем мире. И лишь иногда отвечал на вопросы Таи, о тонкостях служения Хранителем мира. Несколько раз я еще пытался отговорить ее и уйти со мной, скрыться от всех и жить только друг для друга. В такие моменты на ее лице появлялась печаль, и она старалась уйти от разговора. Ко мне окончательно пришло понимание того, что я могу ее заставить это сделать, вот только меня не устраивали такие жертвы. Жить с ощущением, что ты лишил любимую цели и отобрал у нее возможности самой постичь этот путь, я не хотел. Да и не так уж плохо быть Хранителем, а уж первые несколько тысяч лет даже интересно. Ведь только став человеком, я понял, насколько на самом деле это скучно.

Все закончилось в один миг.

Я мирно спал, обняв Таю, и мне вновь приснился сон, как тогда на мертвой земле. Я снова очутился на площади Длани, только на это раз одежды людей сменились на черные. Несколько человек несли на плечах гроб, и вокруг царило настроение всеобщей скорби.

Мое невидимое тело переместилось к процессии, и я заглянул внутрь гроба. Там лежал старик, столь древний, что можно было с уверенностью сказать, что он прожил очень долгую жизнь. Что-то в нем было знакомое, но я никак не мог понять кто он. А потом я узнал его…

Долан Кригер.

Я перевел взгляд на собравшихся. Спиной ко мне стоял огромный мужчина, которого я узнал бы когда угодно — Дони. Он отдавал какие-то указания людям. Мне захотелось посмотреть ему в глаза, но что-то внутри меня не давало сдвинуться. Ожидание чего-то страшного.

А потом он повернулся…

В мою сторону смотрел старик с короткой седой бородой, лицо которого пересекали глубокие морщины, словно ему было лет семьдесят. Я вздрогнул и проснулся, а следующую секунду увидел Таю, склонившуюся надо мной.

— Прости, мне приснился страшный сон, — я улыбнулся и попытался притянуть ее к себе.

— Ты не говорил, что способен выходить в Астрал, — она снова прильнула ко мне, но была какая-то напряженная. — Даже я не могу пока туда попасть. Только чувствовать его, но не более.

— Мне это не доступно, я бы обязательно знал об этой способности, — возразил я.

— Тем не менее ты только что там был, — твердо заявила Тая, — И то, что ты там мог увидеть вполне реально.

— Этого не может быть! — я вскочил с постели. От осознание того, что она только что произнесла меня затрясло. — Это невозможно! Прошло не больше двух недель как я покинул Кастанию, а мой друг выглядит, словно минула половина века!

— Кажется я поняла, — девушка виновато взглянула на меня, — Бабушка говорила, что в новом мире время течет иначе, но я бы никогда не подумала…

Я не дослушал ее, потому что больше не сомневался. Это действительно было путешествие в Астрал, ведь в прошлый раз я встретил Нейму, и она смогла меня предупредить. Возможно я выжил только благодаря ей.

Но, если в том мире прошло столько времени… Неужели кто-то из моих друзей уже мертв?

Глава 3

— Тая…

— Пожалуйста, не произноси это… Я все поняла. Ты уходишь? — ее голос дрожал.

Я поднял глаза на девушку. Маленькие слезинки в уголках глазах вот-вот грозили превратиться во что-то большее.

— Я должен, прости меня. Ты поможешь мне вернуться?

Она плотно сжала губы, молча кивнула и протянула мне руку. Я взял ее теплые ладошки в свои руки, а затем обнял и прошептал:

— Пойдешь со мной?

Тая выскользнула из моих объятий, кончиками пальцев смахнула слезинки с глаз и молча смотрела на меня, не решаясь ответить.

— Почему ты просто не можешь завершить свои дела и вернуться? — чуть помедлив, произнесла она.

— Я тебе уже говорил… Очень скоро ты станешь другой, совсем другой. И после этого уже никогда не повторится то, что у нас есть сейчас. Пантеон изменит тебя и обратного пути не будет.

— Скажи мне, Кай, только честно. Будь ты на моем месте, как бы ты поступил?

Я понял, что не смогу ей соврать. Если бы в тот момент, когда я и не подозревал, что сам являлся Хранителем, мне бы предложили обрести подобное могущество, я бы согласился немедленно. И никто бы не смог меня переубедить. Это сейчас бы я отказался даже не думая, потому что знаю истинное положение дел. Но нет такого способа, чтобы передать Тае понимание и осознание того, что пришло ко мне лишь спустя эпохи, через наказание Высших.

— Я бы себя не послушал, Тая, как это бы мне не сложно было признать.

— Вот видишь… Значит мы не сможем быть вместе? — ее красивые, полные надежды глаза смотрели на меня, и словно ожидали, что я смогу предложить ей другой выход.

— Я сделаю все, что смогу. Постараюсь найти способ. Обещаю.

— Тогда я начинаю…

— Нет, — остановил я ее. — То место, где мы были… Я хочу кое-что забрать.

Она кивнула в ответ и положила руки на мои плечи. А мгновение спустя мы очутились у того самого холма. Тая отошла немного в сторону, и ее тело засветилось. Этот свет был настолько ослепительным, что мне пришлось закрыть глаза, но я чувствовал, что рядом присутствует океан бесконечной энергии. Столь мощный, что мой десятый уровень просто меркнет и теряется в нем. А потом стало тихо.

Я открыл веки и увидел белый, медленно вращающийся круг портала, а рядом стояла она. Такая маленькая, но невероятно могущественная.

— А теперь уходи, — произнес я, — Пожалуйста.

— Почему? Разве…

— Я не хочу, чтобы ты видела, чтобы Они видели… Это…

Она все поняла и подошла ко мне.

— Я люблю тебя, Кай.

— Я тоже тебя люблю, Тая… Прости, что нам так приходится расставаться.

Поцелуй… Страстный и бесконечный, заменяющий сотни слов. Она верит мне, верит, что я смогу закончить свой Путь и вернуться к ней.

Пора, иначе расстаться будет еще тяжелее. Наши губы разомкнулись.

— Тебе здесь нельзя долго находится, — предупреждает меня она, — Это — мертвое место. Прощай.

Вспышка.

Я остался один. На мгновение, мне захотелось все бросить и побежать за ней… Я знаю, что это слабость. Человеческая слабость. Нужно собраться.

Металлическая дверь призывно блестела в ночи, отражая лунный свет. За ней — маленькая копия моей Обители. Место, скрытое даже от Хаоса. Никогда бы не подумал, что захочу сюда вернуться и забрать то, что там хранится. Я взялся за большую круглую ручку: девять делений влево, шесть вправо, снова влево на пять…

Я не забыл шифр. Дверь пронзительно заскрежетала застарелыми петлями, но все-таки открылась. Внутри — чернота. Чернота такая что, лучи света не способны даже отразиться от нее — первородный материал. Маленькая комнатка, а в ней небольшая сумка из того же вещества. Зачем я это сюда когда-то положил? Зачем я обманул Пантеон и взял этой материи чуть больше, чем нужно было для создания Обители Хранителя. Мне сложно вспомнить, но подозреваю, что виноват мой буйный нрав, о котором упоминал Битаниэль. Наверное, я уже тогда чувствовал, что настанет момент, когда мне это может пригодиться. А может быть мне просто не хватило смелости уничтожить это.

Я перекинул сумку через плечо и вышел наружу. Мне снова становится плохо. Радиация опять начинает убивать меня, Тая предупреждала. Нельзя здесь больше находиться. Надеюсь, мои "муравьи" поправят здоровье, как только я окажусь в Кастании.

Шаг в портал…

Где я?

Перед мной раскинулся симпатичный садик из фруктовых деревьев. Я осмотрелся по сторонам и замер, вновь наполняемый чувствами. Та самая лавочка, на которой мы сидели с Таей, в тот страшный день, когда она погибла. Здесь уже заменили несколько досок, но я все равно узнал ее. На этом месте оборвался наш неудавшийся первый поцелуй. Она помнила о нем и отправила меня именно сюда.

— Стоять и не двигаться! — раздался голос сзади.

Я обернулся. На меня с напускной храбростью смотрели два вооруженных короткими мечами парня, лет тринадцати в белой одежде с оранжевой вышивкой. Орден Мести. Или правильнее сказать школа Ордена? Я примирительно поднял руки перед собой.

— Ребята, я не вооружен. У меня дело к Донатану Бадели.

— А что вы делаете здесь? Он, между прочим, в Фаэте, в своем кабинете. Как вы проникли в школу?

— Это долгая история, — улыбнулся я, — Предлагаю вам меня задержать и доставить к вашему руководству, это будет намного быстрее. И передайте им, что меня зовут Кай Фаэли.

— Передадим, уж не сомневайся. Иди вперед, и без глупостей! — произнес один из них. — И сумку отдай.

— Пойти пойду, а сумку не отдам.

Они неуверенно переглянулись, но так и не решились сделать попытку забрать мое имущество, а молча повели меня к главному зданию мимо других учеников, что в это время находились на территории. Их гордый вид словно говорил: "Смотрите и завидуйте, мы поймали настоящего преступника".

Меня отвели в подвал, в одну из комнат с решетчатой дверью. Что-то похожее на карцер для провинившихся, мрачную атмосферу которого портили достаточно удобный диван и столик.

— Следи за ним, — велел парень своему напарнику, — Я пойду доложу старшим.

Он запер дверь на замок и ушел, а его товарищ уселся на стул, подальше от клетки и с интересом уставился в мою сторону. Ну что же, теперь у меня появилось время проверить свои способности.

Я подошел к клетке, пустил на мышцы контур и ухватился за толстые прутья, а затем легко развел их в стороны. Парень от испуга подпрыгнул на стуле и трясущимися руками схватился за ножны.

— Плохая у вас здесь охрана, даже гасящее поле не включили, — улыбнулся я и легко вернул стену в исходное состояние.

— Господин… эээ…, не помню, как вас звать, — он ошалело рассматривал решетку, — Это школа Ордена Мести, и мы не ловим преступников внутри нее. Вот только вы не правы — поле здесь включено постоянно.

Теперь уже пришла моя очередь удивляться. Я не чувствовал гасящей энергии, и более того, не пользовался своей. Кажется, пора взглянуть, что творится внутри меня.

— Ты не волнуйся, — успокоил я его, — Буду вести себя хорошо.

Я улегся на диван и уставился в потолок. Пора бы использовать концентрацию, а мне почему-то страшно. Однако, это необходимо сделать. Глубокий вдох, и я перешел на внутреннее зрение.

Открывшаяся передо мной картина привела меня в полное недоумение… Мои ядра Силы, раньше имеющие строгую шарообразную форму, теперь напоминали две бесформенные кляксы, края которых немного соприкоснулись между собой и создали какую-то непонятную мешанину. Я быстро переключился на "муравьев", которые себя как-то странно вели, словно стали слепыми и глухими, не понимая, чего от них хотят. Да что со мной происходит?

Открыл глаза и поднес палец к лицу. Нужно проверить. Поместил его между передних зубов и сильно укусил себя. Кровь побежала тонким ручейком, а я сделал мысленное усилие и направил Силу регенерации к поврежденной ткани. Она, как и положено, начала быстро зарастать, однако, вместо аккуратной свежей кожицы, на ране возник странный нарост серого цвета. Я попробовал его содрать — безуспешно. На ощупь это было похоже на каучук. Но если резину всегда можно было разорвать усилием, то новообразование было намного прочнее и эластичнее. Демоны! Во что я превращаюсь?

Моя нераскрывшаяся способность! Это может быть она?

Я захватил зубами участок побольше и просто откусил этот нарост, захватив часть своей нормальной кожи. Рана получилась глубокая и кровь тонкой струйкой брызнула в сторону решетки.

— Господин, вы что делаете? С вами все в порядке? — парнишка-часовой удивленно наблюдал за моим экспериментом.

— Не переживай, все в норме, — бросил я ему, не сводя глаз с пальца.

Нарастающая плоть на этот раз была самой обычной и закрыла ранку полностью, не оставив от "каучуковой" кожи и следа. Я облегченно выдохнул, хоть и понимал, что со мной определенно что-то не в порядке. Захотелось поэкспериментировать с трансформацией, но я побоялся. Да и в присутствии зрителя не очень хочется этого делать.

Ну что же, чувствую без Михаила или Битаниэля здесь не разобраться. Дождусь, когда обо мне доложат Дони, а затем решу, что делать дальше.

Демоны! Я ведь даже не проверил насколько освободил свою душу. Я вновь перешел в состояние высшей концентрации и… ничего не увидел. Ее словно больше не было.

Но я ведь не мог лишиться души! Что происходит? Что? Может я просто потерял способность ее видеть?

Я улегся на диван и попытался разобраться с ворохом возникших вопросов, но сам не заметил, как задремал.

— Немедленно открыть дверь!

Знакомый бас, от которого сотрясались стены, мгновенно вывел меня из сна. Я приподнял голову. За решеткой стояли двое: тот наглый паренек-патрульный и глава Ордена Мести. Постаревший, но все еще крепкий.

— Святая Нейма, ну сколько можно возиться с замком! — он одной рукой поднял своего подопечного и переставил в сторону, а затем влетел в клетку и сгреб меня в охапку! — Дружище! Ты вернулся!

— Сколько прошло лет? — сдавленно произнес я, сжатый словно тисками со всех сторон.

— Э-э… Погоди, дайте боги памяти… Сорок восемь, точно! Но ты так и не изменился! Эх, все бы отдал, чтобы еще раз стать молодым, подсобишь? — старик смотрел на меня красноречивым взглядом, и мне не нужно было объяснять, что он имеет ввиду. Дони прекрасно знал, что я омолодил Крастера и его жену. Вот только я теперь не знаю, что из этого выйдет…

— Постой пока, — ответил я, — Мы еще поговорим об этом. Не хочу спрашивать, но… Кто еще умер, кроме Долана Кригера? Я имею ввиду наших общих знакомых.

— Э-э… — здоровяк задумался, — Про судьбу Лондела я ничего не знаю. Аурра, кажется, все еще глава племени, но зверолюды ушли глубже в леса, от войны, не знаю где они…

— От войны? — перебил я его.

— Ох, ты значит не в курсе, — он задумчиво почесал затылок, — После твоего исчезновения, здесь такое началось! В общем, Хаши отправился домой, но его перехватили власти в Нораде. Тамошние военные откуда-то прознали о его способности. Теперь в Четырех королевствах о тенкатах и их происхождении знают даже дети. Четыре королевства полностью отказались от их использования.

— С ним все в порядке? С Хаши?

— Сейчас не знаю. Лет сорок назад, он ко мне приходил с каким-то странным человеком, они искали тебя. Михал, вроде звали второго.

— Михаил, — поправил я друга.

— Да, точно! Хаши был с ним. Парень очень переживал, что подвел тебя. Говорит, что не сказал никому ни слова, но военные сами поместили парня в лабораторию и изучили его Силу. Не поверишь, какой был скандал, когда все открылось! Ну, а дальше завертелось. В Нораде произошел переворот и смена власти. Короля сместили, а страной теперь руководят военные. Они, где-то раздобыли здоровенные залежи лемерия, наковали из них доспехов, и, недолго думая, двинулись в Дикий лес, а там начали косить ушастых налево и направо. Объединенные Тарея и Мидель присоединились к этой войне. Ну а следом, и наш король велел поднять оружие. В общем, отбили у эльфов часть земель, пользуясь внезапностью атаки, а дальше застопорились. Лесные жители смекнули, что их магия против солдат малоэффективна и взялись за луки и мечи. Да так, что на одного длинноухого теперь два десятка людей гибнет. Появляются из ниоткуда и за считанные минуты уничтожают людские лагеря. Партизаны, чтобы их…

— Ты хочешь сказать, что теперь в приграничных зонах больше нет эльфов?

— Если найдешь — лови и веди его к первому попавшемуся королю. Сразу разбогатеешь, — усмехнулся Дони, — За их головы очень прилично платят.

— Так война закончилась?

— Э-э… Скажем, она теперь не такая эффективная, но под горячую руку началась вторая. Норадцы решили, что пора бы расширить свою страну на запад и откусить кусочек Хаттайской империи. Сейчас там жарко. Саталия не поддержала эту инициативу. Так что, если собираешься в те земли, рекомендую обзавестись этим, — Дони вытащил из-за пазухи медальон с тисненым гербом страны и рассмеялся, — От гражданства ушли, и к гражданству пришли. Я тебе помогу им обзавестись без лишней волокиты, если хочешь. Да что там! Сегодня и закажу.

— Что с Крастером и Лэттой?

Лицо гиганта стало мрачным.

— Что, говори? — забеспокоился я, ожидая услышать страшное.

— Крастер все еще в норме, а вот Лэтта тяжело больна. Они оба в Фаэте, я поместил ее в лучшую лечебницу.

— Демоны! — выругался я вслух, — Поехали к ним!

Дони вывел меня наружу, а затем мы перебрались к подземной дороге. Той самой, по которой я когда-то проезжал вместе с Юфином. Находящиеся там часовые старшего курса резко вытянулись по струнке и замерли, приветствуя своего начальника. Внутри этого сооружения мало что изменилось, кроме самой вагонетки. Теперь она выглядела иначе и была рассчитана на куда большее количество мест.

До главной резиденции Ордена доехали очень быстро, а затем друг провел меня к выходу, где мы пересели в громадный паровик, в котором гигант себя чувствовал вполне комфортно. Через четверть часа были на месте, хотя мне показалось, что транспорт ехал целую вечность. Дони, завел меня в одно из центральных зданий Фаэты и повел длинными коридорами, не обращая внимания на работающих внутри людей в одинаковых светлых одеяниях. Впрочем, видя двух решительно настроенных мужчин, один из которых еле помещается в коридор, служащие даже не посмели возражать. А может быть просто знали, кто перед ними. Этого парня тяжело забыть, увидев однажды.

— Пришли, — он указал мне на белоснежную дверь, — Крастер скорее всего внутри, но очень просил их не беспокоить. Так что я, пожалуй, пойду. Если что — ты знаешь, где меня искать. И это… я очень рассчитываю, что ты поможешь мне хоть немного омолодить это дряхлое тело. Мне неудобно просить, но…

— Дони! Прекрати, ты можешь меня просить о чем угодно, в любое время! Просто сейчас с моей Силой что-то происходит, и я не хотел бы рисковать жизнью самых дорогих людей. Как только я разберусь, что произошло, так сразу же сделаю для тебя все, что смогу.

— Тогда до встречи, друг, — он крепко обнял меня и похлопал по спине. — Удачи!

Я проводил его взглядом, с горьким осознанием того, что очень боюсь его потерять. Мог ли я еще месяц назад подумать, что так скоро наступит этот момент…Глубоко вздохнул и вошел внутрь.

— Кай? — мужчина с полностью седыми волосами поднял глаза и неверящим взглядом уставился на меня. — Нашелся-таки значит.

Он поднялся со стула и аккуратно положил ладонь на руку пожилой женщины, лежащей в кровати перед ним.

— Лэтта, милая, боги-то нас услышали! Посмотри-ка, кто пришел.

Я перевел взгляд на нее. Лицо жены крысолова выглядело очень худым и, казалось, что она намного старше своего мужа, хотя они и были ровесниками. ее тело полностью накрывало толстое одеяло, но даже через него я видел, что больную сильно трясет. Услышав мужа, она слегка приоткрыла глаза и посмотрела в мою сторону. Ее губы задрожали, словно она хотела что-то сказать, однако изо рта вылетел лишь сдавленный стон.

— Она не может говорить, больше…, — пояснил Крастер, — Помоги ей, пожалуйста.

Меня охватили страх и отчаяние. Если в случае с Дони я видел, что он еще вполне крепок и может потерпеть, пока я разберусь со своей поломанной способностью, то здесь было все предельно ясно — она может умереть уже сегодня, или завтра.

— Пожалуйста, Кай…, — в его глазах, покрытых густыми морщинами, стояли слезы, — Помоги нам…

— Крастер, я боюсь, очень боюсь… Что-то случилось со мной, мой дар странно себя ведет. Я больше не чувствую, что полностью контролирую его.

— У нас нет другого выхода…, — он подошел ко мне и уткнулся лицом в мое плечо.

— А вдруг она умрет из-за моего вмешательства? Я не знаю, что может случиться.

— Попробуй, — он вдруг выправился, и как будто стал чуть выше, а затем протер мокрое от слез лицо, — Попробуй!

Я подошел к кровати и прикоснулся ко лбу Лэтты. Внутреннее зрение на этот раз вообще не включилось. Демоны! Я попробовал второй раз, третий… Все тщетно.

Внезапно, в коридоре раздался грохот и крики:

— Источник здесь!

— Ничего не понимаю.

Дверь в палату распахнулась и в комнату вбежали четыре человека, двое из которых носили уже виденные мной одежды лечебницы, а двое были одеты в что-то, похожее на форму городской стражи. В руках у них были короткие мечи.

— Это он! — уверенно произнес один из лекарей и показал вооруженным людям на какой-то странный прибор из стекла в своих руках.

— Немедленно отключите гасящую способность, — произнес один из стражников, — Вы что себе позволяете, а если сейчас в соседней комнате из-за вас погибнет человек?

— Но я ничего не использовал, — растерянно произнес я.

— Десятый уровень! Десятый! — уверенно произнес целитель и развернул прибор в мою сторону. — Вы парализовали работу всего заведения!

Я ничего не понял в этих цветных стеклышках, и перевел взгляд на Крастера. Тот несколько секунд водил глазами по палате, что-то решая, а затем жестко ответил вошедшим:

— Мы уходим, я забираю ее.

— Но…, — начал было один из лекарей, — Впрочем, может оно и лучше, уходить из жизни нужно дома в окружении любящих родственников…

— Заткнись! — отрезал крысолов, — Еще одно слово, и я за себя не ручаюсь.

— Я подожду на улице и пока договорюсь с извозчиком, — ответил я, — Подготовьте ее к перевозке.

Мы кое-как доставили Лэтту в логово у Черной скалы, используя телепортационную сеть эльфов, которая, к счастью, все еще работала. Я уложил почти невесомое тело исхудавшей женщины на кровать, аккуратно накрыл одеялом, а затем обратился к Крастеру.

— Теперь ты понимаешь, почему я боюсь? Моя Сила то работает, то не работает, а теперь еще и сама решает, когда себя использовать.

— Пробуй. Все-равно ее уже никто не спасет. — Он был непоколебим в своем решении, таким уверенным мне его еще видеть не приходилось. — Если хочешь, испытай сначала на мне. Я без нее все равно долго не протяну.

— Нет, — произнес я, — Извини, но я не могу потерять вас обоих.

Я вновь возложил руки женщине на лоб и повторно попробовал разглядеть ее изнутри. На этот раз у меня почти получилось, вот только вместо ее организма, я "увидел" ее душу и десятки, и сотни потоков и частиц внутри нее, которые раньше никогда не замечал. До этого они представлялись мне лишь светлым бесформенным маревом, а сейчас обрели четкую структуру.

— Я не полностью вижу ее, Крастер. Мне не понятно, в чем причина ее болезни.

— Попробуй просто применить Силу, вслепую.

— Хорошо.

Я попытался отправить "муравьев" внутрь нее, но они не подчинились. Зато я почувствовал наличие внутри себя чего-то нового, и незнакомого. "Это" с удовольствием устремилось в тело Лэтты, а затем, прямо на наших глазах, ее кожа начала чернеть и иссыхать, а я словно загипнотизированный смотрел на происходящий процесс.

— Останови это! Прекрати! — крик крысолова вывел меня из оцепения.

Я отдернул руки, от ее тела, но "это" продолжалось даже на расстоянии. Из моих пальцев черными змеями одна за одной исходили нити, которые стремились попасть внутрь женщины.

— Я не могу остановить их!

— Телепорт! Уходи отсюда! — с мольбой в голосе крикнул Крастер.

Я очертя голову прыгнул к выходу и произнес заклинание переноса в Хаттайскую империю, мгновенно оказавшись на знакомом холме. Дымчатые щупальца, исходившие из моих пальцев, разорвали связь с больной Лэттой и сейчас извивались, словно разрубленные черви.

— Уходите, — я дернул руками, словно попытался стряхнуть их.

Они мгновенно пропали, но следом за ними, от моих рук отделилась непонятная, почти бесцветная субстанция, похожая формой и размером на ежа. Ее края словно меняли очертания, а затем она устремилась по воздуху в сторону деревьев.

Да что происходит?

Я проследил за ней глазами. Она двигалась точно в ствол вековой ели. Я ожидал чего угодно, но только не того, что произошло. Сгусток прошел прямо сквозь ствол, оставив в нем огромную дыру, а через секунду дерево разлетелось на миллион частей, засыпав все вокруг трухой. Оставшаяся невредимой субстанция, внезапно разделилась на две, и каждая из них полетела к следующей цели. Это снова повторилось, но на этот раз были уничтожены уже две ели, а сгустков стало четыре… И меньше, чем через минуту, роща на холме превратился в пустошь, густо усыпанную хвоей и мелкими щепками. Тысячи "ежей" собрались в один водоворот и начали вращаться на месте, а я ошеломленно наблюдал за этим явлением, пока они не растворились в воздухе.

Неужели я только что уничтожил лес?

Проклятье! Там могло расти и древо телепортации…

— Атаэль гвин таре, — мой голос дрожал от волнения.

Я остался стоять на месте, словно здесь никогда и не было никакого портала. Демоны! Неужели Лэтта умрет из-за меня!

— Какого… Что здесь… Кай? — позади меня раздался голос, — Уходи отсюда, быстро!

Я узнал этот голос и резко обернулся. Михаил стоял неподалеку от меня и все его тело было окружено белым прозрачным коконом.

— Уходи, быстро…

— Но…, — попытался возразить я.

Не говоря больше ни слова, он протянул руку в мою сторону и заключил меня в такую же оболочку, а через секунду перенес нас обоих в Карагымалак-Ош, внутрь своей мастерской.

— Что произошло на том холме? — Михаил заметно нервничал, словно боялся чего-то.

Этот человек способен испытывать страх?

— Я… не знаю. Пожалуйста нет времени на разговоры, я потом тебе все объясню. Умирает один из моих самых близких людей…

— Поздно, Кай…, — его голос был полон скорби, словно он потерял что-то очень ценное, — Ты сделал что-то, непростительное, из-за чего сам Хаос обратил на тебя внимание. Я до сих пор не верю, что тебе удалось выжить после его удара.

Я замер. О чем он вообще говорит?

— Я не понимаю тебя.

— Хаос пытался уничтожить тебя, глупец! Ты совсем ослеп? Не видел, что произошло с тем лесом? — Михаил сорвался на крик, — Получить невероятный шанс снова вернуться в Пантеон и так его бездарно потерять! Доигрался? Все зря… Все было зря…

Он уселся на стул и обхватил голову руками.

Демоны! Вот он о чем!

— Это был я.

Посланник Света удивленно поднял голову и уставился на меня взглядом, полным непонимания.

— Те деревья… Это я их уничтожил.

Он долго смотрел мне в глаза. Казалось, в его взгляде смешались и страх, и удивление, и сочувствие.

— Тогда ты обречен, Кай… Хаос не для смертных, и даже не для Высших. Не знаю, каким образом ты получил этот дар, хотя здесь больше подходит слово "проклятие", но такое иногда случается. События, цепочки, вероятности… Человек, вампир, эльф, бог — неважно. Одно неверное движение, одна простенькая мысль, и ты уничтожишь себя. И хорошо если при этом вместе с тобой не погибнет весь мир.

— Но я все еще не маг! — мне было непонятно, как реагировать на услышанное, — Я не касался рондита, у меня есть моя Сила, мои способности, которые до сих пор со мной, хоть и странно работают. Я все также не старею и чувствую себя здоровым!

Михаил вздохнул и поднялся со стула. Он на секунду задумался, а затем выдвинул ящик стола, достал оттуда маленькое зеркальце и протянул мне. Да что ему нужно?

— Взгляни на себя, — коротко произнес он.

Я принял из его рук предмет и трясущимися руками поднес к лицу, ожидая увидеть что угодно, но только не это. В отражении на меня смотрел человек лет тридцати, с небольшими морщинками в уголках глаз. И с каждой секундой их становилось все больше…

Глава 4

— Что со мной? — от неожиданности я чуть не выронил зеркало, отказываясь верить отражению.

— Ты стареешь, это естественный процесс.

— Но почему? Даже если я лишился регенерации, это не должно происходить так быстро!

— Кай, путешествия между мирами и временем не для смертных. Ничто не происходит бесследно. Ты побывал на Земле и каким-то чудом смог вернуться обратно. Сейчас ты в Кастании и подчиняешься законам этого мира, а он говорит, что тебе почти семьдесят лет.

— Мне помогла вернуться твоя дочь. Но значит ты знаешь, что я был там?

— Это не важно.

— Какие вы же все…, — я замялся, пытаясь подобрать слово, — Отвратительные.

Он удивленно уставился на меня.

— Твоя дочь, — пояснил я, — Ты знаешь о ней, знаешь где она, но при этом даже не интересуешься ее судьбой.

— Она принадлежит Пантеону, не мне в это вмешиваться.

— Она твоя дочь, Михаил! Твоя!

— Кай! В тебе снова говорит человек, а не Хранитель. Отбрось эти глупые эмоции, перестань…, — он вдруг осекся и посмотрел на меня странным взглядом, — А впрочем, уже ничего не изменить. Ты доживешь свои оставшиеся десять-пятнадцать лет и все начнется по кругу, сотни и тысячи лет непонимания. Возможно, однажды тебе снова повезет, но скорее всего тебя раньше сожрет Тьма. Хотя, учитывая твою ситуацию, вероятно у тебя нет даже и года. Сам Хаос изнутри уничтожит тебя.

— Стой! Ты говорил, что магия гибка. Я готов учиться у тебя! Мы постепенно переведем мою магию в светлую и…

— Ты не понимаешь, о чем сейчас говоришь, Хранитель! У тебя нет нормальной магии, и быть теперь не может. Ты пересек черту, из-за которой не возвращаются. Я даже сомневаюсь, что тебе будет доступно перерождение. Хаос внутри тебя, он меняет без следа все, к чему прикасается, в том числе и душу.

Михаил поднялся, подошел к невысокому шкафчику и стал в нем что-то торопливо искать.

— Нашел! — произнес он спустя минуту и протянул мне предмет, какой я уже однажды видел. Тот самый артефакт, что был способен показать незримое. — Можешь взглянуть, надеюсь, еще не началось.

Мне стало страшно, но я нашел в себе силы и открыл коробочку, а затем вложил пальцы в углубления. От увиденного мне стало не по себе. Два моих искореженных ядра уже слились на целую треть, но самое страшное было не это. Я наконец-то смог увидеть свою душу, которая тянулась к деформированной Силе, словно пытаясь поглотить ее. Она стала грязно-серой и переплелась со своей темницей, которая выглядела какой-то тягучей, словно жидкий камень.

— Это как-то можно остановить!? — почти закричал я, отказываясь верить в безысходность случившегося.

— Нет такой Силы в мироздании, что может противостоять Хаосу, — грустно произнес Михаил, — С этого момента я больше не могу быть твоим наставником.

— Есть ли хоть какой-то шанс? Пожалуйста…

— Все что я могу посоветовать — убить себя как можно быстрее. Возможно, ты успеешь сохранить душу и переродиться. Но учти, никто не знает, что из этого выйдет.

— Убить? Но ведь тогда я все забуду: друзей, Таю, Сиалу… себя, в конце концов, — растерянно ответил я.

— Это лучше, чем исчезнуть из мироздания полностью, — он тяжело вздохнул и добавил, — Ты, кажется, хотел, чтобы я кому-то помог? Будем считать, что это мой последний подарок тебе, Хранитель.

Демоны! Лэтта!

— Ты можешь переместить нас к Черной скале?

— Я там никогда не был, мне нужно представлять конечную точку.

Мой мозг лихорадочно начал проматывать в голове все наиболее известные места.

— Центральный мост в Фаэте!

Посланник Света утвердительно кивнул и мир замерцал, а через минуту мы уже спускались по крутой тропинке к роще на берегу. Я на ходу произнес заклинание, и нас перенесло внутрь логова.

— Кай…, — начал Крастер, увидев меня и незнакомого ему человека.

— Жива? — на ходу бросил я.

Он кивнул в ответ и отошел в сторону. Мой спутник быстро осмотрел женщину, кожа которой уже приобрела буроватый оттенок и уверенно произнес:

— Год, я могу дать ей год и не больше. Но зато он пройдет без страданий и боли.

— Соглашайся, Крастер, я больше не могу лечить людей.

— Я согласен, — произнес крысолов. — Хотя бы так…

Михаил уселся у постели и начал водить руками над женщиной, быстро шевеля губами, а ее муж отозвал меня в сторонку.

— Что с тобой? — шепотом произнес он, — Тебя не было всего несколько минут, но ты здорово постарел.

Я приблизился к висящему на стене зеркалу и посмотрел на себя. На лице появилась борода, словно я не брился месяц, а морщины вокруг глаз стали значительно глубже, и появились новые. Время моей жизни уходило с огромной скоростью…

— Готово! — уставшим голосом произнес Михаил, — Кай, мне нужно поговорить с тобой наедине.

— С ней все в порядке? — вмешался взволнованный крысолов.

— Да, ей нужно отдохнуть, — он вновь повернулся ко мне. — Кай?

— Хорошо. Крастер, мы скоро вернемся.

Он с пониманием кивнул и уселся возле кровати, взяв дремлющую жену за руку, а Михаил и я прошли к выходу, откуда перенеслись в долину.

— Все плохо, — произнес он, — Я бы мог продлить ее жизнь на пару десятков лет, но кажется ты и здесь успел вмешаться. Она поражена Хаосом.

— С ней будет то же, что и со мной? — забеспокоился я, понимая, что совершил серьезную ошибку. — Ее душа испорчена?

— Нет. В ее случае с душой не произойдет ничего, мне удалось нейтрализовать последствия. Примененное на нее заклятие не успело сформироваться полностью. Но в твоем случае все иначе — ты теперь разносчик хаоса, его источник. Постарайся держаться от важных для себя людей подальше, если дорожишь ими.

— И что мне сделать? Умереть? — меня охватило отчаяние.

— Это будет лучшее, что ты можешь совершить. Ты — бомба, которая может взорваться в любой момент и последствия этого не предсказуемы. Может случиться так, что ты просто исчезнешь, тихо и незаметно. А можешь унести с собой жизнь не только Кастании, но и соседних миров.

— Но ведь любой магией можно научиться пользоваться! Должен быть выход.

— Его нет. Невозможно управлять тем, что не подчиняется ни одному закону. Магия — это точная наука, и ее результат всегда зависит от порядка, образов, колебаний и вибраций. С хаосом все иначе. Одно и то же заклинание, повторенное идентично, всегда несет непредсказуемые последствия. Даже сознание Высших не способно постичь это, что уже говорить о тебе.

— И как мне сделать так, чтобы никто не пострадал? — уже примирительно спросил я.

— Не концентрируйся долго на чем-либо, не нервничай и избавься от эмоций. Держись подальше ото всех, избегай длительного и глубокого сна, и не применяй больше свои способности. Сначала это будет легко, но чем дальше будет твоя душа сливаться с источником, тем сложнее тебе будет контролировать это. Так что, я повторюсь — лучшее, что ты можешь сделать для всех — уничтожить себя, пока есть время.

— А рондит? Что будет, если я дождусь вибрации рондита? Я мог во время нее перемещать Силу. Быть может, удастся это вытолкнуть из себя? Лучше я совсем останусь без способностей, чем так.

— Не уверен…

— Не уверен? Значит шанс все-таки есть?

— Я не знаю. Эти камни инородны для нашего мироздания. Но я бы хотел быть подальше отсюда, если ты вдруг решишься на эксперимент. Однако, насколько я знаю, эльфы перепрятали все рондиты.

— Есть еще один, в логове арахов близ Миделя.

— Арахи никого не пускают в свои владения, — возразил Михаил.

— У меня есть координаты их древнего поселения. Там спрятано устройство, позволяющее создавать лемериевую нить. В свете войны с эльфами, люди будут готовы выкупать легкие и невесомые антимагические доспехи за бешенную стоимость. Разве пауки откажутся от такой сделки? Вернуть свою утерянную технологию в обмен на то, чтобы я всего лишь прикоснулся к камню?

— Думаю не откажутся. Но это значит, что ты все-таки готов рискнуть жизнью этого мира…, — разочарованным голосом заключил собеседник, — Еще минуту назад ты мне говорил о любви к близким, а теперь не ставишь их жизни ни во что?

Демоны! Он говорит мне правильные вещи, а я слышу только себя. Всеми способами стараюсь зацепиться за свою, считай уже закончившуюся жизнь.

— Тогда я пойду к создателям рондита!

— К гитайя? — удивился Михаил и задумался, размышляя о чем-то.

— Мне все равно теперь терять нечего…

— В другой бы раз я попытался тебя отговорить от этого, — произнес он наконец, — Но теперь решать только тебе. Возможно, принять смерть от их когтей самое лучшее, что ты сможешь сделать сейчас. Я совсем не желаю твоей гибели, пойми, но покинув мир, ты возможно спасешь миллионы невинных существ.

Ну это мы еще посмотрим. Несуществующим что-то от меня было нужно, вот только тебе это знать не обязательно. Знаешь ты — знают и Высшие. Битаниэль предупреждал меня об этом. Озвучивать эти мысли вслух я не стал, а вместо этого произнес:

— Поможешь мне перенести Крастера и Лэтту в их дом в Танаре? Это не будет для тебя сложным?

Он утвердительно качнул головой, и мы вернулись в логово.

Хаттайский хребет в очередной раз встретил меня сыростью и туманом. Я распрощался с Михаилом и Крастером, так и не дождавшись пробуждения Лэтты, а затем переместился руной в то самое место, где меня в прошлый раз пленили эльфы, окончательно истратив ее запас. Возможно, это был мой последний прыжок подобным способом. Я не боялся, что повстречаю длинноухих, не боялся больше ничего. Неизбежность скорой смерти как-то успокоила меня и стало безразлично, что теперь может прозойти. Как там говорил Михаил? Не спать долго, не концентрироваться на чем-либо и сохранять эмоциональное равновесие? Ну что же, мое состояние апатии весьма кстати, а спать мне теперь вообще не хочется.

Я добрался до края утеса, на котором впервые открыл свою способность к трансформации. Внизу все также стоял нетронутый временем эльмурочий лес. Демоны! У меня даже нет эйголя, да и использовать его в чистом виде теперь опасно. Регенерация работает через раз, а изменение сознания может запустить какую-нибудь хаотическую гадость, от которой потом не избавиться.

Спуск вниз, казалось, занял целую вечность. Я несколько раз останавливался и отдыхал, прислушиваясь к своим ощущениям. Иногда я чувствовал необычайный подъем, словно контур включался сам собой, и я старался использовать эти моменты по максимуму. Дойду ли я до гнезда Рики? А может он уже вообще переселился далеко отсюда? Что там с Непоседой? Я даже не знаю, сколько живут эльмуры. По идее, мой питомец владеет Силой и не должен был состариться. Но вот его подружка скорее всего уже умерла.

Лес все приближался и в какой-то момент я остановился на расстоянии половины полета стрелы от первых деревьев. Раньше бы мне и бояться не пришлось туда идти. Когда-то я поймал с пяток эльмуров и даже не почувствовал их укусов. А что теперь? Я набрал полные легкие воздуха и громко крикнул:

— Рики!!! Рики!!!

Надеюсь, он услышит. Я внимательно осмотрелся по сторонам и уселся на крупный валун, поглядывая в сторону чащи. Посижу еще немного и отправлюсь в путь. Идти придется, по моим расчетам, не меньше трех суток, а ближайший эльфийский телепорт находится глубоко в лесу, и мне совсем не хотелось бы там оказаться, учитывая военный действия. Думаю, сейчас порталы серьезно охраняются.

Я вынул из кармана артефакт-зеркальце, которое оставил мне Михаил, и, без активации его свойства, посмотрел на свое лицо. Лет тридцать пять на вид. Наверное, когда я доберусь до гитайя, мне уже будет около пятидесяти.

Неожиданно, что-то несильно ударилось о мою руку, а затем я услышал радостный визг.

Рики!

Питомец запрыгнул на меня и скакал по моей голове и плечам как одержимый, кружась волчком.

— Рики! Дружище, как я счастлив тебя видеть! — я попытался погладить его, но он словно сошел с ума от радости. Эльмур то запрыгивал на меня, то снова спрыгивая на землю. Это продолжалось минут пять, пока первый порыв его бурных эмоции не прошел. Он уткнулся мне в шею своей мордочкой и затих.

— Ты, наверное, кушать хочешь, маленький? — я потянулся к рукаву и уже было хотел обнажить запястье, как вдруг остановился. Интересно, моя кровь все еще нормальная, или я уже какой-то мутант? Не отравлю ли я своего верного боевого товарища, дав ему поужинать.

Но Рики никак не отреагировал на знакомое ему движение, а вместо это спрыгнул на землю и помчался обратно в рощу, изредка оборачиваясь, словно контролируя, чтобы я не ушел. Он похожим образом себя вел в тот день, когда я бежал из Ямы. Тогда он вернулся с гитайя. Ну что же, веди их, я готов.

Однако я ошибся. Питомец отсутствовал примерно пять минут, а затем появился снова. Рядом с ним не было никаких монстров, а вместо них, еле переставляя ноги, по земле ковыляла седая и дряхлая Непоседа. При ее виде мне стало тоскливо и радостно одновременно. Она жива, но глядя на нее, ко мне в очередной раз приходило понимание, что время не щадит никого. Я все сильнее осознавал, чего на самом деле лишился. Самочка остановилась у моих ног и подняла голову вверх, словно пыталась сказать, что не может так высоко забраться сама.

— Иди сюда, моя хорошая! — я наклонился и посадил ее на руку, а она, вместо приветствия, мгновенно запустила зубы в мою плоть. Ну что же, хуже тебе все равно не будет. Надеюсь не отравишься. Я запоздало вспомнил, что теперь моя невосприимчивость к яду может не сработать, но все обошлось. То ли я к нему привык, то ли она уже была настолько старой, что ее организм не мог его вырабатывать.

Второй день путешествия подходил к концу. Оба эльмура поселились у меня за пазухой и отправились со мной. Я преодолел огромной расстояние, большую часть времени проводя на бегу, и на целую треть сократил время в дороге. Как ни странно, но я совсем не уставал, а несколько раз даже непроизвольно запускал контур и перемещался очень быстро. Я все так же продолжал стареть, мои волосы и борода росли с ужасающей скоростью, но стариком я себя все еще не ощущал. Наверное, моя Сила все еще работает, хоть и не стабильно.

Каких-то проявлений хаоса за время моего путешествия не произошло. По крайней мере, я ничего такого не заметил. Пару раз я со страхом заглядывал в зеркальце-артефакт, но до полного слияния души с моими уродливыми ядрами были еще далеко. В очередной раз закончив свое исследование себя, я внимательно осмотрелся.

Кажется, я на месте. Рассказы профессора о том, как они повстречали гитайя, прочно сидели в моей памяти, и как по описанию, так и по карте это место очень подходило. Где-то здесь должен быть утес, падая с которого он сломал себе ноги.

Я сделал небольшой привал и позвал питомцев на ужин. Какого-либо ощущения головокружения от потери крови у меня не было, а это значило, что она все еще восстанавливается. Эльмуры чувствовали себя прекрасно, если не считать того, что Непоседа все так же еле передвигалась и предпочитала большую часть времени спать. Удивительно, что такие маленькие зверьки способны прожить полвека, и очень жаль, что скоро все может закончиться. Ну что же, по крайней мере хотя бы Рики будет жить до тех пор, пока существует Кастания. Он будет скучать без подружки, и, скорее всего, без меня.

Но пора двигаться дальше. Я оценил скалы перед собой и выбрал несложный путь, по которому бы мне не составило проблем подняться. Острые камни впивались в ладони, и иногда оставляли царапины и ссадины. Какие-то из них быстро зарастали, некоторые продолжали кровоточить, но большая часть из них покрывалась уже знакомыми "каучуковыми" струпьями. У них не было чувствительности вообще, так что проблем мне они не доставляли, а кое-где я даже радовался. Главное не оступиться, иначе я могу занервничать, и, не дай демон, что-нибудь сотворить страшное.

Спустя пять минут я выбрался на ровную площадку. Раскинувшееся передо мной плоскогорье простиралось в обе стороны, но моя цель находилась где-то выше этого место. Там, где снова начинается горный массив. Я уже ступил на территория гитайя, но пока не видел и не чувствовал их присутствия. Шаг за шагом я пробирался вперед, обходя неровные участки и нагромождения камней. Впереди показались останки какого-то лагеря в виде изорванных выцветших палаток и разбросанных человеческих костей. Навряд ли это бывшие коллеги профессора. Если верить его рассказам, то от сегодняшнего дня до этих событий прошло не меньше восьмидесяти лет и здесь все уже должно было истлеть. Возможно, это были какие-то невезучие путешественники, а может даже кто-то из группы заключенных, под лидерством Драфта. Сложно сказать.

Я остановился и снова осмотрелся. И куда дальше идти? Почему они не встречают меня? Мои органы чувств не работают как раньше, но эльмуры обладают прекрасным обонянием, и уже должны были почувствовать своих создателей. Однако, они себе преспокойно спят, лишь Рики изредка лениво высовывает свою мордочку наружу. Интересно, а как кормилась старая Непоседа? Мне кажется, что в своем нынешнем состоянии она не способна никого атаковать. Да и вообще для меня загадка, чем они там питаются в своей роще. Я несколько раз посещал ее через сознание Рики, и не видел там никого, кроме эльмуров. Чем такая орава пушистых кровососов может кормиться? И почему они предпочитают жить именно в этом месте? Хотя, с другой стороны, Слепые в Яме тоже как-то подолгу существовали без еды. Но те по крайней мере постоянно спали, а эльмуры вполне себе активные существа.

Неожиданно, в верхней области головы началось легкое жжение. Хотя нет. Жжением это сложно было назвать. Скорее тепло, словно кто-то невидимый аккуратно меня прощупывает. Оно также быстро прекратилось, как и началось, а затем я увидел их…

Они неспеша двигались мне навстречу, и, вопреки моим опасениям, в движениях пришельцев не было и намека на агрессию. Их было трое. Точнее, двое из них выглядели также, как и в прошлый раз — массивные мускулистые тела, укрепленные броней, словно они были создано для разрушений и битв. А вот третий…

На секунду мне стало неприятно. Чем-то этот третий был похож на Юфина. Точнее на тех химер, созданием которых занимался вампирский лорд Тамиен. Вот только если те выглядели "сшитыми" из абсолютно не подходящих друг к другу частей тел, то этого можно даже было назвать красивым, настолько гармонично он выглядел и двигался. Передвигалось это создание на шести ногах, словно ящерица, но вот его голова была похожа на человеческую и имела нормальные черты лица.

— Здравствуй, Кай Фаэли. Ты рано пришел, — речь, доносящаяся из глотки этого существа, была вполне внятной.

Интересно, откуда им известно мое имя? Вроде бы при нашей последней встрече я им не представлялся.

— Однако мы знаем, что у тебя возникли определенные трудности, — продолжило существо, — И они могут отрицательно повлиять на нашу возможную сделку, а потому мы готовы к диалогу с тобой. Иди за нами.

Гитайя одновременно сделали разворот и направились в сторону скалы.

— Стойте!

"Ящерица" обернулась и вопросительно уставилась на меня.

— У меня множество вопросов. Кто вы такие? Откуда у вас могущество, неподвластное богам? И, главное, вы сможете мне помочь?

— Нам предпочтительнее будет обсудить все вопросы внутри. Наши возможности велики, но в твоем конкретном случае мы пока не готовы ответить. Мы должны исследовать тебя и определить ценность. Пока что ты бесполезен для нас, но наш Главный считает, что твой потенциал огромен. А он редко ошибается.

— Я смогу вернуться назад?

— За это можешь быть спокоен. Но твои сомнения вызывают у меня удивление. Разве ты не хотел узнать наши тайны? Разве за это должен переживать человек, который может исчезнуть из мироздания в любую секунду? Человек, чья душа скоро развалиться на части и растворится в Хаосе?

Демоны! Они знают больше обо мне, чем я предполагал.

— Хорошо, я пойду! Но что мне делать с ними? — я расстегнул куртку, откуда показались две сонные мордахи эльмуров.

— Можешь их взять с собой, они не представляют угрозы для нас. Более того, если мы с тобой договоримся, эта самка получит молодое тело и сохранит всю память о своей паре.

Непоседа будет жить! Рики не останется один! Наверное, это показалось бы кому-то нелепым, но именно это обещание окончательно перевесило чашу весов в пользу гитайя. У меня все равно нет другого выбора, так хотя бы эти два сорванца будут счастливы. Я молча пошел за ними следом и больше не задавал вопросов.

Мы пересекли плоскогорье и остановились у вертикальной скалы, которая казалась монолитной. Однако мои провожатые просто прошли сквозь камень и исчезли внутри. Я последовал за ними и точно также прошел сквозь преграду.

— Вы не боитесь прятаться за иллюзией?

— Во-первых, мы ни от кого не прячемся, потому что нам некого боятся. Нас не существует в этом мире, а оболочки, которые ты видишь, легко заменяются на новые. Во-вторых — ты уверен, что это иллюзия? — ответила ящерица.

Мне показалось, или ее человеческая голова улыбнулась?

— Ну как же, — я развернулся и попытался сунуть руку в пространство позади себя, но вместо этого больно ударился рукой о монолитную стену. — Как вы это сделали? Это не кажется похожим на магию.

— Ты все равно не поймешь. Твой мозг не способен оперировать этими категориями. Мы тебе много покажем. Слова не дадут понимания того, о чем ты даже не способен думать.

— Вы ошибаетесь! — мне стало немного обидно, — Я — Хранитель, пусть и в теле человека, просто мои способности заблокированы.

— Мы это знаем, именно поэтому мы никогда не выпустим твою душу из этого мира. Сто лет, тысяча, десять тысяч. Мы готовы ждать, мы выше времени.

Гитайя двинулись в темноту, в которой не было ничего. Вообще ничего, и мне не оставалось иного, как ориентироваться по звуку их шагов, продолжая донимать их вопросами.

— Зачем вам моя душа? Почему вы ей распоряжаетесь? Чего вы ждете от нее?

— События, случайности. Чего-то похожего на то, что с тобой недавно произошло, во всех возможных формах.

— Она в любой момент может быть уничтожена, Хаосом, Тьмой.

— Именно поэтому ты здесь. Сейчас все сам увидишь.

Неожиданно, они пропали. Хотя, скорее, это я пропал. Мое тело перестало ощущаться, и я словно повис в темноте. А затем раздался голос, от которого у меня защемило сердце:

— Рад тебя снова видеть, Кай Фаэли. Я буду твоим проводником в этом месте. То, что ты сейчас узнаешь, выходит за рамки твоих представлений о Вселенной, но обещаю, ты поймешь. Надеюсь, это поможет тебе принять правильное решение и заключить сделку. — Из темноты внезапно возник хорошо знакомый мне силуэт.

— Вы…?!! Но как?

— Это тебе тоже предстоит узнать во время нашего путешествия. Но учти, все увиденное будет стерто из твоей памяти сразу после заключения договора. Ты будешь помнить только то, что тебе потребуется, пока не завершишь свой путь и не освободишь душу окончательно. Гитайя не могут рисковать своим существованием из-за тебя. Готов?

Демоны! Как же все это непонятно… Но лучше так, чем вообще не иметь выбора.

— Да, профессор Блоу. Я готов!

Глава 5

Вокруг меня вспыхнул свет, и я понял, что нахожусь высоко в небе над Кастанией. Только она была какая-то другая, не настоящая.

— Это мыслепроекция, — пояснил профессор, возникший справа от меня. — Мы будем показывать тебе через них.

Я внимательно осмотрел Монтиса Блоу. Он был точно таким же, как в тот день, когда я видел его в последний раз, перед тем как уничтожил ловца душ. В том самом прогулочном костюме, в который я его и одел.

— Подождите, мне нужно прийти в себя, — я попытался собраться с мыслями. Нереальность происходящего здорово выбивала из колеи.

— Понимаю, Кай Фаэли. Сейчас ты меня засыплешь вопросами: где мы, почему я жив, и жив ли я вообще. Давай договоримся, что ты будешь просто смотреть и слушать, и, если что-то станет непонятно, ты спросишь позже.

— Хорошо, — мне стоило громадных усилий согласиться на его предложение.

— Итак. Все, что ты сейчас видишь перед собой, всего лишь один из многочисленных миров. Однако, вопреки твоим ожиданиям, речь сейчас пойдет не об их множестве, которую мы временно назовем горизонтальной составляющей. Мы с тобой поговорим о вертикальной, и о пластах реальности. Начнем с первого. Этот пласт вполне осязаем, ощутим и хорошо тебе знаком. Это видимый тебе мир. Его населяют существа разной степени организации и развития, но все их объединяет одно — у них есть душа и тело. Тело — это биологическая оболочка, помогающая существу жить, давать потомство и так далее. Его главная особенность, которой нет у души — возможность взаимодействовать с миром. Тело дает нам возможность получать эмоции, позволяет чувствовать и мыслить. Главная составляющая этого мира — материя. Думаю, ты сам прекрасно это понимаешь, — профессор вопросительно взглянул на меня.

Я кивнул в ответ, поскольку пока у меня не возникло никаких вопросов.

— Следующий уровень, — продолжил он, — Это пограничная область. Место, где может находится душа, но при этом продолжать держать связь со своим телом. Она именуются Астрал. Здесь материя утрачивает первостепенное значение, однако она все еще существует, только в ином виде. Астрал делится на несколько уровней, по которым уже может перемещаться не каждая душа. Например, уровень мыслей доступен всем, как и уровень сна. Но некоторые души осознанно или не осознанно могут подняться на следующий этап, хотя не всегда сами понимают, как это происходит. Провидцы тому пример. Они могут подолгу задерживаться на этом уровне и видеть цепочки еще не произошедших событий, или наоборот — давно случившихся, но только единицы способны управлять этим даром. Пока понятно?

Профессор двинул рукой передо мной и Кастания исчезла, а вместо нее вокруг меня появилась мешанина образов, людей, предметов, и событий, которые я просто не успевал обрабатывать.

— Это мысли и сны миллионов существ, — пояснил он и картинка снова сменилась, на этот раз на какую-то серую бесконечность, — А теперь перед тобой следующий уровень, я бы назвал его божественным. Эта часть астрала не доступна для человеческой души, — он внимательно взглянул на меня, — Не переживай, ты ничего не видишь, потому что здесь, по сути, ничего и нет. В этом месте обитают боги и для них этот мир реален, как для тебя Кастания. Когда формируется общая мысль о божестве, когда десятки тысяч смертных придумывают себе бога, мысль обретает иную форму и переносится сюда, становясь вполне реальным созданием. Для них эта вертикаль перевернута вниз головой, пожалуй, так будет более понятно. У богов нет души, они энергетический сгусток мыслей, который, однако, может спустится в нижний мир и обрести материальную форму. Именно в ней бога можно убить оружием, что порождено камнем и огнем. Уничтожая божество, ты как бы снова разбиваешь этот сгусток на отдельные мысли. И для того, чтобы бог родился заново, этим мыслям нужно вновь отыскать друг друга и объединиться в одно целое. Потому количество и качество верующих так важно для богов. От них зависит скорость их возрождения.

— А Высшие? А я? Почему обсидиан вредит и мне? — не удержался я от вопросов.

— Высшие, это сплав мысленной энергии и обычной души. Энергии настолько мощной, что она позволяет душе существовать без тела, и при этом мыслить, помнить, существовать, осязать. Такую энергию может породить только Свет. Но вот душу может создать лишь Хаос, как и все остальное в материальном мире. Равновесие отбирает наиболее пригодные его поделки, и, — он задумался, пытаясь подобрать слово, — Фиксирует их, ставит их производство на поток. Без Равновесия все пришло бы к тому, что Хаос в итоге уничтожил бы все, в том числе и себя. Без Хаоса не было бы вообще ничего. И, как и для богов, их "родной" уровень Астрал, высшая его точка, которая известна тебе под именем Пантеона. Он закрыт от всех остальных душ и попасть в него практически невозможно.

— Я знаю способ, — задумчиво произнес я, — Наш общий знакомый Михаил сумел. Но вы не ответили мне на главный вопрос — что я такое?

— А ты — Высший, которого искусственно ограничили в возможностях. По сути, ты сейчас на уровне придуманного людьми бога, только с запечатанной душой. Высший, трансформированный Равновесием и Хаосом, в нечто другое. Но ни я, ни гитайя, не знаем и не понимаем этого процесса.

— Не спрашивайте меня откуда мне известно, но кое-кто сказал мне, что гитайя способны создавать души, а теперь вы говорите, что это может делать лишь Хаос.

— Бред, — рассмеялся профессор, — Гитайя умеют их захватывать и перемещать, в том числе между другими мирами. Но мы сильно забегаем вперед.

Монтис Блоу сделал движение рукой, и картинка вокруг сменилась. Мы очутились в странном пространстве, наполненном множеством белых субстанций. Они появлялись и исчезали, беспорядочно двигаясь во все стороны.

— Это Лимб. Область, в которую стекаются души, освобожденные от тел. Если душа попала в Лимб, значит связь с обладавшей ей материальным воплощением полностью разорвана. Следовательно вся память стерта, а физическое тело мертво. Сюда нет доступа никому, кроме Хаоса, Равновесия и Света. Здесь нет никаких материальных и энергетических законов.

— Постойте, но, если все взаимосвязано, значит есть место, куда нет доступа Свету, но есть Тьме?

— Совершенно верно. Есть нижние планы реальности, зеркальные этому. Но это вне пределов знаний гитайя. Темные боги, истинные вампиры, демоны. У них свои законы. Опять ты перебил меня! — наигранно возмутился профессор, — Впрочем, мы уже близки к самой главной тайне Несуществующих, как их называют остальные. Тайне столь важной, что твоя память о нашем путешествии будет стерта. Тайне, которая неизвестна даже Хаосу. Готов?

— Да, — выдохнул я с волнением.

Монтис Блоу взмахнул рукой и вокруг меня все исчезло. Вообще все. А потом пространство закрутилось и сформировалось в трубу, внутри которой мы и оказались.

— То, что ты видишь, на самом деле неосязаемо. Как я и говорил, все это проекции, с помощью которых мне удобно тебе объяснять. На самом деле все "выглядит" иначе, но, чтобы понять это в натуральной форме, тебе нужно выйти на иной уровень осознания.

— И что это за труба?

— Это область вне времени, вне пространства, находящаяся за пределами Лимба. Гитайя называют ее Артерией. Они смогли разгадать ее законы принципы…, а кстати, вот, собственно, и они в своем натуральном виде.

Я проследил за рукой профессора и увидел… обычные белые сгустки, которых было полным-полно в Лимбе.

— Души? Гитайя всего лишь души?

— Не всего лишь! — возмутился Монтис Блоу, — Это души, которые хранят в себе знания, накопленные за тысячелетия. Души, живущие самостоятельно, способные вселится в любой организм в зоне их контроля.

— Почему Артерия?

— Потому что, эта область пронизывает все мироздание. Вот, как это выглядит.

Картинка вновь сменилась, и я увидел себя в Яме подростком, который сидел на коленках и сосредоточенно уничтожал артефакт, служивший временным пристанищем души профессора.

— Это…

— Смотри дальше, — остановил меня Блоу.

Я вгляделся в ловца душ в своих руках и обнаружил, что от него отходить тоненькая ниточка, которая вела куда-то вверх. Как только я окончательно уничтожил артефакт, от него отделилась душа и начала двигаться по этой нити, на конце которой появилось изображение Астрала.

— Это для твоего понимания, — прокомментировал Блоу, — Все выглядит немного иначе.

Душа вошла в Астрал и направилась к следующей картинке, изображавшей Лимб. Мне это представили схематичным изображением четырех этажей: Яма — Астрал — Лимб — Артерия.

Внезапно, в тот самый момент, когда сгусток достиг границы с Лимбом, все три этажа пронзили новые нити, выскочившие из четвертого, и душа Монтиса Блоу, словно перепрыгнула на одну из них, пройдя сквозь лимб, словно по безопасному коридору.

— Теперь ты понял, как я сохранил свою память? Внутри Артерии нет времени, а следовательно душа остается в том состоянии, в котором она покинула тело. Это как ловец душ, только огромный, соединяющий все миры. А теперь внимание!

Передо мной снова появилась Кастания, только теперь она выглядела материком, располагавшимся на громадном шаре, покрытым водой. "Планета", — пронеслось у меня в голове. От места над Хаттайскими горами, прямо из той самой области, где я сейчас находился в реальности, уходил вверх бесконечный канал.

— Что это?

— Это и есть Артерия. Ее "отростки" в случайном порядке расположены по всему мирозданию, точнее мирозданиям, создавая между ними границы, — поправился он, — Некоторые из них иногда попадают в миры. И именно в такие миры гитайя могут выходить и завладевать телами местных жителей, нейтрализуя их души и подменяя своими. Однако, их область перемещения строго ограничена площадью сечения отростка. Потому гитайя никогда не покидают пределы этих территорий. Более того, они не трогают никого первыми, хотя могут лишать разума всех нежеланных визитеров, вселяясь в их тела. К счастью, Несуществующие настолько развиты в области магии и технологий, что могут создавать удобные для себя биологические оболочки сами. Ты их уже видел.

— Так получается вы теперь тоже гитайя?

— Нет, что ты! — снова усмехнулся Блоу, — Можно так сказать, их добровольный заложник. Если бы они не обнаружили тебя, я бы уже давно переродился в каком-нибудь мире. Но мне нравится мое положение. С ними, я узнаю такие вещи, до которых бы не додумался и за десять тысяч лет.

— Не обнаружили меня?

— Я часть твоей сделки с ними. Но об этом позже. Теперь я готов ответить на твои вопросы.

Я задумался. Все мои человеческие знания об устройстве Вселенной, только что разлетелись на осколки. Да и не только человеческие, но и знания Хранителя. Битаниэль, даже не подозревающий об истинном положении вещей, наглядный тому пример.

— Вы сказали "мироздания", во множественном числе.

— И я не ошибся, Кай Фаэли. Артерия связывает не только случайные миры, но и мироздания. В них есть свой Хаос, свой Хранитель Равновесия, своя Тьма и свой Свет.

— И эта четверка неизменна?

— Я не могу ответить на этот вопрос. В отличии от гитайя, я сильно ограничен в своих перемещениях. Некоторые секреты недоступны даже мне.

— А что за магический купол над Кастанией, зачем он нужен?

Профессор повел рукой, и я увидел его. Тот самый, о котором говорила Сиала. И центр этого полушария точно совпадал с вертикальной Артерией, словно она пронзала его.

— Под этим куполом создается определенная среда, в которой могут жить эксперименты гитайя. Это как громадная лаборатория с необходимыми условиями. Стазисная магия, рондиты, сколиты. Существа из Ямы и Хаттайских гор.

— Стоп! Так за пределами этого купола ничего из названного не может существовать?

— Камни нет. Сила тоже. Потому барьер не пропускает ее владельцев, впрочем, с этим прекрасно справляются и морские твари, обитающие у его границ.

— А звери? Те, что созданы ими. Они тоже умрут, выйдя за дозволенные границы?

— Как и любые эксперименты, есть удачные, и есть неудачные. Эльмуры или лантады, например, могут безболезненно покинуть купол.

— Лантады?

— Твой знакомый Хигир, — пояснил профессор, — Вполне себе стабильная форма жизни. А вот Охотники, или те насекомые, что сожрали их в Яме, могут обитать только ближе к центру купола, и чем дальше они от него, тем слабее.

— Откуда вы столько знаете про мое пребывание в Яме?

— Гитайя знают все, что происходит в их лаборатории.

Хм… Свалившийся поток информации основательно перегрузил мой мозг. Все становилось на свои места, однако у меня нашлось еще несколько вопросов.

— Гитайя говорят, что я представляю для них интерес. Почему? Почему они не поймали мою душу, как вашу при одной из моих смертей в прошлых человеческих жизнях?

— Потому что в том виде, в котором она существовала все эти годы, она им не нужна. У них нет способа освободить ее.

— Но ведь в этом мире тоже есть Хранитель? — возразил я, — Почему бы им не договорится с ним? Битаниэль полноценный Высший, в отличии от меня.

Смысла скрывать то, о чем они знают и без меня, я больше не видел.

— Они пытались с его предшественником, но он не смог выполнить их задание. Его душа повредилась, и теперь они ищут способ ее восстановить. Владыка — это биологическая форма, в которой может хранится божественная душа. Хранитель сейчас безумен и представляет опасность, а такую мощную структуру в простом теле не удержать. Гитайя все же не обладают умениями Высших. Сохранить громадный объем энергии в теле мальчика им не под силу. А Битаниэль на контакт не идет, да он им и не нужен — для них это проверенный эксперимент, закончившийся провалом.

— Но нужен я?

— Они не знают этого наперед, но поручат тебе то же самое, что и ему. Твоя душа уже повреждена вследствие последних событий. Главный гитайя считает, что она может подойти.

— То есть они не уверены до конца?

— Конечно нет, Кай. Им что-то нужно, ради чего они готовы поставить на кон многое, даже рисковать своей безопасностью. Тебе взамен предложат награду, и ты не сможешь от нее отказаться.

— Это с чего они так решили? — удивился я, — Меня хотят отправить туда, где я навечно могу стать безумным. Да это хуже, чем быть сожранным Тьмой! Во втором случае для меня хотя бы все закончится навсегда.

— И тем не менее, они считают, что ты подчинишься.

Странно. Даже я не знаю, что мне смогут предложить такое, что я соглашусь. Освободить мою душу они не могут, а другого мне и не надо. Хм…

— Они уничтожат Хаос внутри меня? — кажется я догадался. — Или…

— Довольно! — раздался громогласный голос.

Профессор, а вместе с ним и все картинки исчезли, а меня вернуло в реальность. Я очутился в каменном мешке небольшого размера, лишенного какой-либо обстановки. Прямо передо мной стоял один из Несуществующих. В этот раз он был ростом с меня, и очень сильно был похож на человека, пусть и уродливого. Однако я понимал, что это очередная оболочка удобная для ведения им переговоров.

— Что скажешь? — произнес он.

— Я так понимаю это и есть ваш оплот. Но я не вижу здесь никаких магических устройств!

— Они за этими стенами, — гитайя обвел рукой камень вокруг себя, — Если хочешь, я устрою тебе экскурсию, но большого смысла в этом не вижу. Меньше, чем через час, ты забудешь все что узнал, и в твоей голове останется только желание быстрее исполнить договор. Пройдет тысяча, две тысячи лет, я не знаю. Когда-то ты освободишься и вернешься к нам.

— Вы так уверены в этом? — наглость собеседника начала вызывать раздражение. — У меня нет такого времени. Хаос уничтожает мою душу изнутри.

— Мы не можем тебя избавить от него, но можем заблокировать его развитие. Этого хватит, чтобы ты спас своего друга Юфина.

— Вам-то какое до него дело? — удивился я.

— Разве ты этого не желаешь?

— Желаю, но что толку? Хаос в итоге уничтожит меня. У меня, кажется, есть способ сильно сократить время на освобождение от его печати, но я в нем не уверен. Слишком многое должно удачно совпасть. И, да, ваша блокировка, скорее всего лишит меня всех способностей. Я прав?

— Да, ты прав. У тебя не будет ни Силы, ни магии. Ты станешь слабее обычного человека, так как они, хотя бы не боятся обсидиана. Но мы замедлим старение твоего тела.

— Значит все закончится тем, что я доберусь до второго материка, а там сдохну от клыков вампира. Вот только я не пойму, зачем вам это нужно. Ведь вне купола вы не сможете поймать мою душу.

— Зато мы всегда можем поймать ее в Лимбе, у каждого мироздания он единый. Но в этом случае ты утратишь всю память, поэтому я предложу тебе другой способ. Способ, который не просто позволит сохранить твое нынешнее состояние души, но и полностью защитит от Тьмы, пусть она хоть сотню раз ее пожрет.

— Это какой же? — у меня непроизвольно открылся рот.

— Мы ее скопируем в Артерии, — ответило существо, причем произнесло это настолько обыденно, словно речь шла о походе в хлебную лавку. — Предупреждая твои вопросы, сразу объясню — не пытайся понять этого. Пространство без времени имеет свои неоспоримые плюсы и законы. Две идентичные души не могут существовать одновременно даже в разных мирозданиях. Но ни что не мешает храниться ее копии в Артерии.

— Постойте…, — это означает, что если я провалю попытку спасения Юфина, — То…

— То появишься в этих горах в нынешнем состоянии, не потеряв память и попробуешь снова, — закончил за меня собеседник, — А старую сожрет Тьма, либо уничтожим сами, после чего выпустим в мир новую. Причем создадим для нее тело посильнее. Но, ни магией, ни Силой мы наделить тебя не сможем, так как они уже вплелись в структуру твоей души, да и нам ты нужен именно в таком виде, и никаком другом. Если бы этого не произошло, мы бы сейчас не разговаривали с тобой.

Он говорил невероятные вещи. По сути, выходило то, что я смогу спасти Юфина и продолжить свой Путь, возрождаясь снова и снова, заново копируя душу после каждой удачной попытки уничтожения слуг Тьмы. Вот только я так и не услышал, что мне предстоит сделать.

— Почему вы не скопировали Хранителя, который теперь вынужден обитать в теле Владыки?

— Мы скопировали, но не учли, что его душа привязана к Пантеону. Мы поздно это поняли. А ты совсем иное. Мы считаем, что комбинация событий, которая привела тебя в нынешнее состояние, обеспечивает высокий шанс выполнения нашего поручения.

— Это все, что вы можете мне предложить?

— Мы можем пойти на любые твои требования, при условии того, что сможем их выполнить. Не забывай — наш контроль распространяется на не такое уж и большое количество миров, относительно их общего количества. Только те места, куда проникает Артерия.

— А ваши эксперименты? Зачем вы их ставите?

— Это тебе станет ясно во время заключения сделки, — ответил он, — Так что сейчас тебе предстоит дать ответ.

— Я смогу отказаться, когда узнаю, что вам от меня нужно?

— Нет. Ты сам не захочешь, — улыбнулось существо. — Мы хорошо тебя изучили.

Демоны! Как же это все… непонятно? Но похоже то, что они предлагают лучшее, что со мной могло когда-либо произойти. Без них я вообще не вижу своего будущего.

— Хорошо! Я согласен.

— Тогда пройдем в лабораторию. — Гитайя развернулся и вошел прямо в каменную стену.

Я проследовал за ним. Передо мной открылось громадное пространство, заполненное сотнями различных устройств, трубок, световых лучей. Некоторые предметы смутно напоминали мне о моем прошлом, например мониторы на стенах. Другие же выглядели совершенно фантастически и людям с Земли могли только сниться. Такие, как комнаты с объемными голограммами, которые, судя по работающим внутри гитайя, можно было даже пощупать и менять на ходу. Или это тот же трюк, что они делают с камнями в своем подземелье?

Мы двинулись дальше, в длинный коридор, по краям которого стояло что-то вроде круглых прозрачных капсул. Внутри них покоились всевозможные тела и организмы. Некоторые я уже раньше видел — Охотников или боевую формы Несуществующих, другие же предстали передо мной впервые, например, миниатюрная копия Владыки, размером с небольшую собаку. Какие-то существа имели законченный вид и даже дышали, а иные наоборот — представлялись пучком тканей и костей.

Мы миновали очередную комнату, перейдя в какой-то длинный коридор, стены которого светились сами по себе. Увидев этот свет, я замер… Точно также светился мой грот в Яме, который я обнаружил, когда Лаэль наступил мне на руку и скинул вниз, в омут к Хигиру. Выходит, они когда-то и там побывали?

Демоны! Хигир!

— Стойте!

— Да? — провожатый обернулся и даже изобразил интерес на лице.

— Вы можете укрепить мое тело? Я хочу, чтобы оно могло безболезненно переносить эйголь. Это такой мох…

— Мы знаем об этой растительной культуре. Я так понимаю, ты надеешься использовать шаманство орров на той стороне планеты?

— Я надеюсь, что оно не ваше творение, и будет там действовать? — засомневался я. — Должно же быть хоть что-то, что у меня осталось?

— Будет. Мы укрепим твое тело до максимально возможной степени, но лишь до такой, чтобы ты внешне продолжал оставаться человеком. Это сделает тебя немного сильнее и выносливее, но полностью нейтрализовать яд не сможет. Второй материк во власти людей, а они очень не любят, когда кто-то отличается от них. Попробуй договорится с оррами насчет настойки, если хочешь использовать их колдовство.

— Быть может вы тогда дадите мне какое-то свое тайное оружие? — увидев, что они соглашаются на все, я решил немного понаглеть.

— Дадим, то, к которому ты привык. Не ожидай от нас слишком многого. Наши технологии, работающие под куполом, очень редко работают вне его.

Эх, жаль… Я уже в голове представил себя с пулеметом Земли, снабженным серебряными пулями. Вот бы заявится туда с таким, да расстрелять парочку вампирских кланов! Я попытался рассказать собеседнику о таком оружии, однако он огорчил меня, заявив, что не сможет обеспечить меня чем-то подобным. И все из-за ограничительных условий купола.

— Мы снабдим тебя чем-то похожим, — пояснил он, — И даже намного более эффективным. Но едва ты покинешь пределы нашего поля, как оружие утратит свои свойства. На той стороне мира ты останешься один, и сможешь рассчитывать только на себя. Впрочем, ты знаешь руны, они тебе смогут помочь.

— Для работы рун нужна Сила.

— Или магия. А еще можно использовать кровь, — добавил гитайя, — Кровь тех жителей вполне подойдет. Мы пришли, ложись.

Существо указало мне на одинокую светящуюся капсулу в конце коридора.

— А договор?

— Заключим в процессе.

Я передал ему Рики и Непоседу, все это время мирно спящих у меня за пазухой, а затем улегся внутрь. Вокруг меня появилось что-то вроде щита из солнечного света. Я протянул к нему руку, и почувствовал, что он вполне осязаем. Свет начал мигать, и, внезапно, я почувствовал, что падаю и засыпаю одновременно. Словно вспышка в сознании промелькнула последняя мысль…

"Почему мне ни разу не пришло в голову, что меня только что красиво обманули?".

Глава 6

— Кай, очнись! Кай.

Какой знакомый голос! Кажется, что я не слышал его целую вечность.

Сиала?

Я резко открыл глаза и вновь невольно прищурился от яркого света. Сквозь полуприкрытые веки мне удалось разглядеть склонившуюся надо мной вампиршу. Я попытался встать, но тело затекло от неудобной позы и плохо слушалось. Кажется, я уснул на каких-то камнях.

— Где я? — мой хрипловатый сонный голос показался чужим.

— В Хаттайских горах, как видишь. И мне очень хотелось бы знать, чего это ты здесь разлегся. Еще немного, и мог бы вообще не проснуться больше.

— Это почему? — я неловко приподнялся на локтях и попытался осмотреться, но в следующую секунду радостная мордочка Рики уткнулась в мое лицо, полностью перекрыла обзор.

— Ты уснул в двух шагах от территории гитайя, а они не очень любят, когда кто-то вторгается в их владения. Но это, по-моему, знает каждый ребенок.

— Гитайя…, — полушепотом произнес я. В сознании начали всплывать смутные картинки прошедшего дня. — Я точно помню, что сам сюда пришел, и, кажется, даже разговаривал с ними… А где Непоседа? Я точно помню, что она была с нами.

— Непоседа? — удивилась Сиала.

Я окончательно стряхнул с себя сон и уселся на небольшой валун, потихоньку разминая тело. Место вокруг меня однозначно было знакомым, вчера я здесь проходил. Но что было дальше?

— Непоседа — это подружка Рики, — я медленно перевел взгляд на девушку. Она все такая же восхитительная и не постаревшая ни на один день; облаченная в свой любимый охотничий костюм и белую рубашку с высоким воротником. — Как ты меня нашла?

— Михаил сообщил, что ты вернулся в Кастанию, а дальше…, — на ее лице появилась неловкость, доверять которой я, впрочем бы, не стал. — Лови!

В мою сторону полетел маленький предмет. Я поймал его в кулак и разжал ладонь — амулет. Тот самый, что она сделала из фаланги моего пальца.

— Надеюсь ты мне объяснишь, что происходит, — продолжила она, — Твой друг с Земли сказал, что тебе недолго осталось, и ты отправился к гитайя. Я прибыла в этот мир сразу, как только смогла. Так ты встретился с ними?

— Не помню… Кажется, не помню.

Я попытался напрячь память, но впервые за свою жизнь не мог описать события предыдущего дня. Вот я дохожу до старой разрушенной палатки, а дальше словно туман.

— И что ты собираешься теперь делать? — она уселась рядом со мной, прямо на камни и прижалась ко мне, положив голову на мое плечо.

— Мне надо к Аурре, — слова сами собой вырвались из моего рта, хотя я даже не успел подумать.

— Зачем? — удивилась Сиала, — Я была в Кастании после твоего исчезновения и виделась с ней. Она тебя почти ненавидит.

— Я понимаю это, но мне нужно взять у нее настойку эйголя. Я должен спасти Юфина.

Демоны! Вот, опять! Я не помню вчерашнего дня, однако точно знаю, что мне требуется сделать!

— Все в порядке? — Сиала заметила мое озадаченное лицо.

— Я ничего не понимаю, — ответил я, — Такое ощущение, что мое сознание превратилось в прямую линию, поделенную на отрезки. И чтобы ясно увидеть следующий, я должен пройти предыдущий. Одно знаю точно — к гитайя мне уже не нужно идти.

— Значит ты встретился с ними, — Сиала поднялась на ноги и как-то тревожно посмотрела на меня, — Только они могли найти способ влезть в твой мозг. Ты уверен, что с тобой не сделали ничего плохого?

— Да. Я откуда-то знаю, что все со мной в порядке.

Почему у меня такая уверенность? Я прислушался к своим ощущениям и на этот раз понял, что этот ответ пришел не из моей головы, а откуда изнутри. Моя искореженная душа абсолютна была спокойна и не тревожилась.

— Тогда идем спасать Юфина.

— Идем? Ты присоединишься ко мне? — удивился я.

— Кай, — она грустно вздохнула, — Я уже жалею, что позволила тебе остаться одному и не забрала тебя из халифата. За многие тысячи лет я отвыкла к кому-либо привязываться. Особенно к смертным. На моих глазах возникали и исчезали миры, что уж говорить об остальном. Но ты…

— Я?

— Да, ты, — ее взгляд наполнился теплом, — С тобой я чувствовала себя… Иначе, по-другому. Словно у меня появился шанс снова обрести смысл существования. Так что извини, но если тебе осталось недолго, я предпочту провести все это время с тобой.

Демоны. Мне стало неловко. Я вдруг понял, что меня, как и прежде безумно тянет к этой женщине. И что было странным — это не было только лишь привычной страстью и восхищением. Было что большее. Она пришла за мной, хотя сама говорила, что ей нельзя теперь долго находиться в этом мире. Я поднял глаза, всмотрелся в это красивое лицо, и…

И вспомнил о Тае.

Сердце забилось быстрее, словно подсказывая, что мне на самом деле важнее и дороже. Образ любимой полностью заслонил собой Сиалу, а глаза, в которых всегда была легкая смешливость, теперь глядели на меня с укором и словно говорили: "Ты обещал…".

Я резко поднялся на ноги и стряхнул с себя наваждение. Тая далеко, а Сиала рядом. Сейчас моя главная цель вытащить друга и отказываться от добровольной помощи такого союзника будет величайшей глупостью, которую я только могу допустить.

— Спасибо тебе, — я поднялся с земли, став выше ее ростом, притянул к себе и крепко обнял, — Спасибо за все!

Мы постояли молча с минуту, погруженные в свои мысли. Наконец я отстранился и произнес:

— Все будет хорошо. Я откуда-то знаю что должен делать дальше. Просто верь мне. Идем!

Она молча кивнула в ответ и добавила:

— Только не забудь свои серпы.

Я замер. Точно помню, что не брал с собой никакого оружия. Медленно перевел взгляд в то место, куда указывала рука вампирши и от неожиданности восхищенно выдохнул. На камнях, немного в стороне от места моей ночевки, аккуратно лежали две камы, соединенные длинной цепью. Своим внешним видом они отличались от всего оружия, что мне до этого приходилось видеть и пользоваться. Металл их лезвий имел небесно-голубой цвет, а по его поверхности словно пробегали синие искры. Рядом покоились отличные ножны с перевязью.

— Удивительно, — произнесла Сиала, — Я и не знала, что в Кастании бывает аэддийский мифрил.

— Значит я точно был у них! Это оружие было сделано специально для меня в обмен на…

Снова попытался напрячь свою память, и внезапно перед глазами появился образ некрасивого человека, который произнес: "Мы договорились. Ты вспомнишь, когда придет время. Действуй!". От его слов я обрел окончательную уверенность и больше ни одного сомнения в моей голове не появилось. Я протянул руку и собрался наклониться за оружием, но едва только подумал об этом, как один из клинков сам собой поднялся в воздух и переместился в мою ладонь. Ощущение было восхитительное! Казалось, рукоятка с ювелирной точностью была сделана под мою кисть, настолько удобно она разместилась в руке.

И рука! Она будто стала сильнее! Не такая, конечно, какой я ее мог сделать раньше при помощи своих способностей и контура, но тем не менее! Думаю, сейчас бы я легко победил бы Дони в армрестлинге. Словечко из прошлой жизни само собой появилось в голове, но уже не вызывало того удивления, что было раньше.

Я протянул вторую руку и просто подумал о клинке. Лежащая на земле кама повторила путь своей предшественницы и заняла свое место в другой ладони. С ножнами, к сожалению, этот фокус не прошел и их пришлось подымать отдельно.

— Эффектно смотрится. Пожалуй, создать такое оружие под силу разве что самым продвинутым гномьим мастерам, — заметила Сиала, — Интересно бы узнать, как это появилось здесь.

— Гномы? Это такие забавные бородатые коротышки, да?

— А ты весьма осведомлен, — она подняла правую бровь вверх, — Ты уже и их успел встретить?

— Не в этой жизни, уж точно. Я кое-что вспомнил о себе, — мой палец указал вверх, намекая на Высших, — Впрочем, в этом нет большого секрета. Я не совсем человек.

— Ну, я всегда об этом подозревала, — улыбнулась Сиала в ответ, — Но кто тогда? Бог?

— Что-то вроде того. Вот только не обладаю их силой, но зато имею уязвимость к обсидиану. Как тебе такое? — грустно усмехнулся я. — Результат совместного усилий Равновесия и Хаоса, как-нибудь расскажу об этом позже. Идем.

— Смотри! — Сиала указала на рукоятку правой камы, — Тут что-то похожее на кнопку.

Я приблизил оружие к лицу и, действительно, заметил выпуклость пониже того места, где располагался мой мизинец. Было в ней что-то угрожающее, заставившее меня насторожиться. Моя рука вытянулась вперед, направив острие в сторону скалы, и небольшим усилием пальца активировала оружие. Лезвие полыхнуло голубым сиянием и в сторону нагромождения камней устремился тонкий луч, а в следующую секунду один из крупных валунов развалился на две аккуратные половинки, обнажив срез идеальной плоскости.

— Это похоже на…, — взволнованным голосом начала она.

— На лазер, — закончил за нее я, — Ты могла видеть подобное на Земле, но это не он. А еще я почему-то уверен, что оружие не станет работать за пределами Кастании. Но нам пора. Когда ты последний раз видела Аурру?

— Около десяти лет назад. Они соединились с крупным племенем зверолюдов, что находилось сильно западнее Саталии.

— В тех местах есть эльфы?

— Если зайти со стороны Далийской пустыни, то мы не должны никого из них встретить. Разве что на крупную стаю мертвяков можем напороться. Эльфы группируются ближе к северным границам, нападения со стороны Халифата они не опасаются. По крайней мере так было при прошлом моем визите.

— Значит зайдем оттуда. Но для начала нам необходимо вернуться в мое логово.

Я мысленно представил карту эльфийских телепортов. Самый близкий из них располагался на востоке в глубине Дикого леса, тот самый, которым я не решился воспользоваться изначально. По моим прикидкам, до него предстояло идти около суток. Второй портал был более безопасным, но находился на территории Норада. А это почти пять дней пешего хода. Учитывая, что со мной Сиала, а также весьма грозное дистанционное оружие, не раздумывая, выбрал короткий путь.

— Двигаемся вниз.

Я ошибся в своих расчетах. Но лишь потому, что не взял в расчет возможности вампирши. Едва мы спустились к подножью гор, как она с кислым лицом обратилась ко мне.

— Меня жутко достало идти так медленно.

— Прости, но у меня больше нет способностей.

— Зато у меня есть!

Она подхватила меня, словно игрушку, после чего помчала в глубь леса на бешеной скорости. Мне стало стыдно от своей беспомощности, и я попытался сопротивляться, но она и слушать не стала.

— Просто заткнись и не мешай. Оставь эту мнимую неловкость для какой-нибудь сопливой девочки.

Деревья слились в одно сплошное пятно, а мне лишь оставалось сконцентрироваться на своей памяти, пытаясь хоть примерно определить ее скорость и сопоставить это с местонахождением телепорта. Успокаивало только то, что в двадцати полетах стрелы от нужной точки имелся приметный ориентир в виде древнего эльфийского города Дал-Тар, о чем я не преминул ей сообщить. В моем атласе, что остался в логове, он назывался так.

— Я знаю это место. Сейчас там только развалины, кишащие призраками, — коротко ответил она. — Сил мне хватит.

Через четыре часа мы были на месте. Сиала заметно устала, хотя старалась и не показывать вида. Наверное, сейчас бы она не отказалась от свежей крови, но к сожалению, а может быть и к счастью, ни она, ни Рики поблизости подходящих кандидатов не обнаружили.

— Так, можешь думать обо мне что угодно, но по возвращению к этой твоей Черной скале я отправлюсь в Танар, — не терпящим возражения тоном заявила она, — Мне нужно будет восстановить силы, и ты прекрасно знаешь, каким способом. И давай договоримся заранее — никаких нравоучений.

— И не собирался даже, — ответил я, продираясь сквозь заросшую кустами поляну, — Мы уже где-то рядом.

Я погрузился в свои мысли. Помнится, когда я кормил Рики, оставшегося в городе без присмотра, то специально выбирал для него жертвы из числа бандитов. Но сейчас мне стало абсолютно безразлично, пусть она хоть самого князя высушит без остатка. Из всех людей, что там остались, мне дороги только Крастер и Лэтта. Может быть еще Крикун, но он наверное уже седой дед и не станет шарахаться ночью по городу. Странно, когда-то я мечтал, что мы вместе с ним будем путешествовать по миру, но сейчас мне в общем-то даже неинтересно, как сложилась его судьба. Хм, это мои мысли? Или меня изнутри меняет Хаос?

Я вновь подумал о крысолове и его жене, о Дони и остальных. Душа наполнилась теплом, при этих воспоминаниях. Даже эгоистичный Мэти Лондел вызвал у меня больше чувств, чем мой друг детства. Наверное я не прав, что затаил в душе обиду на свою последнюю встречу с Крикуном, за то, что он спешил быстрее избавиться от меня. Может все-таки повидаться с ним, перед тем, как я покину этот материк?

Нет. Не хочу.

Внезапно, я всем телом ощутил вибрацию в воздухе. Это было как тогда у Черной скалы, возле площадки телепорта, но на этот раз у меня словно появился дополнительный источник восприятия, многократно усиливающий способность обнаруживать такие места. Каким-то шестым чувством я понимал, что впереди густо разлита магия.

— Сиала, мы почти пришли! Давай сюда руку.

Она вложила свою ладонь в мою, и я начал через каждые пару шагов повторять заклинание. Вскоре оно достигло цели и перенесло нас ко мне домой.

— Хм…, — Сиала с любопытством принялась разглядывать мою небогатую обстановку, и неожиданно ее взгляд остановился на сумке, что я забрал с Земли. — Это то, что я думаю? Первородный материал?

— Откуда ты знаешь о нем? — удивился я.

— Любой рожденный Тьмой знает о нем. Нижний план реальности, куда нет доступа смертным и Свету, там где рождаются демоны и мои близкие сородичи. Он образуется именно там.

Любопытно. Я напряг память и попытался вспомнить, знал ли об этом раньше, но мне не так и не удалось этого сделать.

— Что в сумке? Мне жутко интересно узнать, — в ее глазах появились озорные искорки. Кажется, она даже не притворялась. И я бы наверное ответил ей, но не стал. Битаниэль, вроде как на моей стороне, но лучше держать его в неведении и не запускать это знание в мысли Сиалы.

— Я обязательно поговорю с тобой об этом, но только когда спасу Юфина.

— Честно говоря, я не представляю, как ты это собираешься сделать. Увы, даже я не в силах предложить тебе варианты. Вампиры нас остановят еще на подходе к их землям.

— Я был в Астрале, и видел Юфа. А еще видел, как отряд химер во главе с ним уничтожил группу солдат. И мне это говорит о том, что существуют способы попасть в эти места.

— В Астрале? Ты? — удивилась она. — Не знала, что у тебя имеются такие способности.

— Я видел и тебя. Ты находилась возле странных фиолетовых растений.

— Эоли. Это мир, в котором я сейчас живу, ты прав. Но постой! — она вдруг пришла в возбуждение, — Этот мир находится очень далеко от Кастании. Ни один из местных ходоков Астрала не способен заглянуть так далеко. А это говорит, что у тебя очень сильное умение.

— И что это мне дает?

— Ты мог бы попытаться через него увести Юфина с их территории! Ни один патриарх тебе не сможет помешать.

— Я не могу управлять этим, Сиала. Да и все мои новые способности заблокировали гитайя, чтобы я ненароком не уничтожил себя вместе с этим миром.

— Чего? — она округлила глаза, — Ты ведь даже не помнишь, встречался ли с ними. Откуда такая уверенность?

Я вдруг понял, что только что произнес, и попытался ухватиться за эту мысль. Однако она, словно скользкая рыбина, вывернулась из рук и уплыла в глубины моего сознания, покрытые туманом.

— Бесполезно, — наконец произнес я, спустя несколько попыток выудить что-то.

— Постарайся за ночь вспомнить, быть может это поможет. Я ухожу в Танар, вернусь сразу же, как сделаю то, что собралась. Нам потребуется очень много сил.

Сиала ушла, а я улегся на кровать и закрыл глаза. Рики мокрым носом требовательно ткнулся в мое запястье, и я позволил ему полакомится своей кровью. Как я не пытался, но моя память больше ничего мне не выдала. Однако я все равно чувствовал спокойствие и уверенность. Откуда-то пришло понимание, что все в порядке с Непоседой, что я так или иначе спасу Юфина, а самое странное — что я выживу и пройду свой путь до конца. Сон постепенно принял меня в свои объятия, и я задремал.

Она пришла ночью, и заняла место рядом со мной. Ее мягкая рука легла на мою грудь, а теплое дыхание приятно щекотало ухо.

— Кай…

— Что? — произнес я сонно.

— Я не знаю, что случится дальше. Но точно уверена, что если ты навсегда исчезнешь, у меня больше не останется смысла продолжать свою бесцельную жизнь. Я буду с тобой до самого конца, чтобы не случилось.

Я повернулся к ней и крепко обнял, размышляя о том, что она сказала, прислушиваясь к своим ощущениям. Определенно, эта женщина всегда стояла особняком от всех остальных дорогих мне людей. Я не мог назвать ее другом, но лишь потому, что она была больше друга. Она — та, кто спасла меня. Не будь ее, я бы уже забыл все в череде бесконечных перерождений, а то и просто пропал бы навеки в пасти Тьмы.

Но и любимой я ее не мог назвать, поскольку в моем сердце это место было занято. И пусть Тая была наивна и неопытна, но было что-то, что я мог получить только от нее. Любовь? Наверное так… Но нас разделяют миллиарды километров, нас разделяет Пантеон, который не даст ей усидеть на двух стульях. И она сделала свой выбор. Не в мою пользу, но я понимаю, что это правильное решение.

А может во мне играют человеческие чувства? Что если я ошибаюсь в них, и нужно просто следовать дальше. Отпустить это и вернуться позже, когда все закончится? Если закончится…

— Ты слышишь меня? — прошептала она.

— Слышу… А что с тобой будет, когда меня не станет?

— Я вернусь к Матери. Мои названные братья и сестры с радостью примут меня обратно. Это будет воистину Великое событие. Древнейшая, отрекшаяся от служения, снова примет ее покровительство и обретет цель существования.

— Ты сама этого хочешь?

— Нет, но у меня почти нет выбора. Я бы могла уничтожить себя, но не стану этого сделать. Такой способ перерождения для меня будет еще более худшим выбором, так как одному Хаосу известно, во что может превратиться существо, возрастом чуть младше самого мироздания. Так что лучше я просто пройду через Ритуал.

— Расскажи мне о нем, — зевая произнес я.

— Хм… Ну слушай. Ритуал начинается с того я должна принести Матери дар, символизирующий мое покаяние. Как правило — это существо, душа которого имеет высокую ценность, скажем древний эльфийский глава рода или полубог. В Кастании таких нет, однако существуют миры с иной формой веры, и там совершенно нормально, что боги могут вступать в связь со своими верующими и давать потомство. Внешне такой ребенок неотличим от своей расы, но, как правило, обладает бессмертием и мощным магическим даром, либо уникальными физическими способностями. Они похожи на паладинов, но только намного сильнее. Они становятся героями своего народа, о них слагают легенды.

— А я бы подошел для этой цели? Для дара Тьме? — сонно пробормотал я.

— Более чем, но я никогда не пойду на такой шаг! Мне не составит больших усилий подобрать кого-то менее… ценного для меня, — она недолго помолчала, — Так вот. На Ритуал собираются представители Темной стороны мироздания самого высокого ранга. Высшие демоны, Древние патриархи, Матери ведьм, Темные боги…

Убаюкивающий и нежный шепот Сиалы постепенно погрузил меня во Тьму. Я вдруг увидел сон, в котором я превратился в Истинного вампира и стоял с ней под руку перед огромным черным алтарем. Вокруг нас столпилась разная нечисть, вплоть до обычных мертвяков, разодетых во фраки и вечерние платья. Но это не было похоже на Ритуал, о котором она говорила. Наоборот, это была наша с ней свадьба. Слуги Тьмы хлопали в ладоши и танцевали, а потом откуда-то сверху спустилась их великая Мать. Она была в виде высокой женщины, одетой в роскошное черное платье с бесконечным шлейфом, уходящим в неизвестность. Голову ее покрывала широкополая шляпа, с которой свисала густая вуаль, полностью закрывающая лицо.

Присутствующие затаили дыхание при ее появлении, и слышен был каждый шелест ткани о пол; звонкие, отдающийся эхом, удары каблуков. Тьма проследовала к алтарю и склонилась над нами так, что ее лицо оказалось прямо пере моим. А потом она откинула вуаль…

— Я так любила тебя, Кай…, — произнесла она, — Но ты выбрал ее…

Я ошеломленно поднял голову и встретился взглядом с Ней. В Ее глазах, больше не было смешинок, только злоба и пустота.

— Тая!!! — громко вскрикнул я и… проснулся, обливаясь холодным потом.

Сиала резко вскочила с кровати и выпустила из пальцев длинные кривые когти; в ее взгляде была готовность убить любого.

— Кай! Что случилось?

Я постепенно начал приходить в себя, понимая, что все происходящее мне приснилось.

— Сон. Это был дурной сон.

— Ты уверен? У тебя такой вид…

— Это не мог быть Астрал, не мог…, — пробормотал я, — Я не умею больше его посещать. Они все заблокировали…

— Успокойся, — она уселась на край кровати и начала легонько гладить меня по голове, — Все уже позади, все уже позади…

Я снова уснул под звуки ее голоса, и спал до самого утра без сновидений.

На рассвете мы выдвинулись к оррам. Я переместил нас эльфийским телепортом на то самое место, где когда-то встречался с Мэти Лонделом, Хаши и Хаби. Был и второй портал, немного ближе к конечной точке, но я не рискнул им воспользоваться, так как в первом случае отлично знал как минимум половину предстоящего пути, поскольку уже однажды следовал этим маршрутом. В этот раз я не позволил Сиале нести меня, а вместо этого мы посетили ближайшее халифатское поселение, где купили двух верблюдов за алмазы. После этого мы направились в сторону того самого места, где я когда-то обнаружил подземный город арахов. Свою сумку с Земли я решил спрятать там, поскольку не был уверен, что дальше хранить ее в логове безопасно. Пароль от моего убежища известен слишком многим, а менять заклинание-ключ я так и не научился. Возможно, стоило об этом спросить Битаниэля, но в тот момент мою голову занимали куда более важные вопросы. Ближайшие несколько месяцев я домой уже не вернусь, и за такой срок может произойти много всего.

Дорога до нового поселения зверолюдов заняла почти три дня. Сиала смирилась с неспешной скоростью вьючных животных, и переключилась на меня полностью, поставив себе цель развеселить рассказами о других мирах. По началу я не сильно обращал внимание на эти попытки развлечь меня, так как постоянно думал о том, что увидел во сне и пытался дать этому объяснение. Однако, вскоре незаметно вовлекся в беседу и полностью забыл о том ночном кошмаре, весело смеясь вместе с ней. Определенно, если эта восхитительная женщина ставит цель, она ее добивается.

— Не вижу повода для твоего визита сюда, лживый ублюдок!

Смех резко стих, и мы повернулся на хриплый каркающий голос, донесшийся со стороны небольшой рощицы. А спустя несколько секунд нас со всех сторон обступили оскалившиеся звери, и только их умные глаза говорили о том, что под шкурами диких животных скрывается нечто большее, чем просто кровожадные хищники.

Глава 7

— Еще шаг, и для кого-то сегодняшний день станет последним! — Вампирша едва уловимым глазу движением переместилась на землю и выпустила когти. Красивое лицо теперь обезображивал яростный оскал, демонстрирующий острые клыки на верхней челюсти, размер которых сильно уступал звериным. Но только размер. Ни один бы человек в трезвом сознании не сделал бы ставку на кого-то из орров, сойдись она в бою с любым из них.

Но их было много, слишком много.

Зверолюды образовали круг из которого нам можно было выбраться разве что по воздуху, да и то навряд ли. Подняв глаза вверх я обнаружил множество крупных пантер и других зверей, притаившихся в ветвях лесных исполинов. За пазухой тревожно зашевелился Рики, пытаясь выбраться, однако на этот раз я предпочел его не выпускать.

Животные не торопились нападать, однако их напряженные позы красноречиво говорили о том, что они сделают это в любую секунду, если последует такой приказ. В передних рядах началось шевеление, а затем хищники немного разомкнули круг и образовали проход. На поляну грациозно вышел огромный тигр, размерами значительно превышающими предыдущего вождя-медведя, когда-то убитого мной. Рядом с ним, опираясь на него и еле переставляя ноги, семенила седая старуха, которую на первый взгляд нельзя было отличить от обычного человека, разве что ее зубы смотрелись необычайно здоровыми для такого возраста.

— Аурра…, — вырвалось у меня.

— Я верила тебе, — ее голос напоминал скрип ржавых петель, — Я помогала тебе. Но все твои обещания оказались ложью. Убирайся! Только в память того, что твой друг когда-то сделал для меня, я сохраню твою пустую и никчемную жизнь.

— Я все исправлю, — процедил я сквозь стиснутые зубы, — Юфин будет спасен, чего бы мне это не стоило.

— Убирайся! — старуха перешла на крик и звери вокруг тревожно зашевелились.

Исполинский тигр, что пришел с ней, внимательно следил за мной, однако я был уверен, что сейчас его больше интересует Сиала, которая в данный момент представляла максимальную угрозу. И, кажется, звери понимали его взгляд, так как неспешно начали сдвигаться в ее сторону.

— Ты! Наше племя тебе давно ничего не должно, — продолжила старуха, — Мы сделали все, о чем ты просил, открыли тебе свои секреты. А ты…

— Я отправляюсь за ним. Прямо сейчас! — твердо повторил я.

— Поздно! — взвизгнула она, — Неужели ты не видишь, во что я превратилась? Всю свою жизнь я ждала… Верила… Убирайся! Убирайся, пока я тебе это позволяю!

— Мне нужна настойка. Пожалуйста…

— Раньше ты без нее обходился.

— Все изменилось. Я не прошу прощать меня. Не прошу доверять мне. Все что мне нужно, это прекратить страдания своего друга. Я видел его через Астрал. И это ужасно, Аурра. Он будет жить и страдать в этом облике столько времени, сколько захотят его хозяева. Но у меня есть способ изменить это. Пожалуйста…

Она замолчала. Ее глаза, окруженные глубокими морщинами, смотрели на меня с ненавистью, однако было в них что-то еще, что-то, заставившее их уголки заблестеть. Вождь повернулся к ней, словно задавая немой вопрос, беспрекословно готовый сделать со мной все, что она скажет.

— Сколько? — ее тело словно обмякло, и она сделалась совсем дряхлой. Один из тигров быстро переместился к ней и улегся на землю, приглашая ее сесть.

— Хватит одной емкости концентрата. Дальше я разберусь.

— Ырра, кхорэ орау рии, — она повернула голову и отдала приказание стройному молодому волку, — Кхарриэ рар корх!

Зверь в два прыжка куда-то удалился и поляну накрыла тишина, нарушал которую лишь Рики, отчаянно скребясь за пазухой. Я хотел хоть как-то успокоить Аурру, но понимал, что это сейчас будет неуместным. Минута текла за минутой, и томительное ожидание жутко удручало.

Наконец-то я услышал шаги за их спинами. Торопливые, но уверенные. На поляну вышел худощавый обнаженный мужчина, держащий в руках предмет, напоминающий каменную бутыль. Он вопросительно посмотрел на вождя, но тот просто повернул голову и указал на меня, так и не произнеся ни одного слова. Шаман, а это по всей видимости был кто-то из кхарри, направился ко мне и передал мне настойку, после чего повернул обратно, исчезнув в глубине стаи.

— Спасибо, Аурра. Ты не пожалеешь об этом.

— Спаси его…, — хрипло произнесла она уставшим голосом, а затем повернулась к вождю и крикнула: — Карро!

— Карро! — повторил вождь и звери медленно попятились назад, не сводя с нас внимательные напряженные взгляды.

Спустя четверть минуты мы остались на поляне вдвоем с Сиалой.

— Что дальше? — невозмутимо произнесла она, словно нам несколько минут назад не угрожала опасность.

— Едем обратно. Теперь нам нужно попасть в Карагымалак-Ош.

Мы вернулись той же тропой, которой приехали в эти места. Уже возле места телепортации сделали небольшой привал, и немного отдохнули. Я странно себя чувствовал — вроде бы усталости почти не было, однако что-то творилось внутри меня, где-то на уровне души и Силы. Это не вызывало какого-то чувства опасности, но все равно доставляло беспокойство. Мне захотелось взглянуть на себя через артефакт Михаила, но я вдруг сообразил, что его у меня больше нет, а главное совсем не понимал, где его мог оставить. Все попытки вспомнить упирались в день, который превратился в один большой туманный участок моего сознания.

— Что-то потерял? — Сиала вопросительно подняла бровь, увидев что я отчаянно роюсь в своем походном мешке.

— Да, наверное. Но это не помешает нашему путешествию, — вздохнул я — Готова? Нам предстоит долго ехать. Я случайно уничтожил телепорт возле столицы Хаттайского государства, так что придется использовать ближайший.

— Тогда отправляемся, ответила она.

Мы разместились точно в центре того места, где ощущалась максимальная концентрацию магии, отвечающей за работу портала. Перенос верблюдов заставил поволноваться, так как мне еще не приходилось телепортировать таким образом крупных животных. Однако все обошлось, и мы очутились в чахлом леске, расположенном значительно южнее столицы. По моим расчетам, путь до города займет полторы недели, если конечно нам не попадется какой-нибудь недоброжелательный отряд степняков. Обладающие обостренными чувствами Сиала и Рики постараются предотвратить такие нежелательные встречи, но когда дело касается степей, я все же предпочел бы сделать ставку на хаттайцев, а не на нас. По крайней мере в отношении того, что касается обнаружения следов.

Путь через бескрайние имперские земли оказался более, чем скучен, и грозился затянуться на длительное время. Виной тому была неожиданно возникшая преграда, представляющая из себя огромное стойбище местных жителей, растянувшееся до самого горизонта в обе стороны. К счастью мы их заметили первыми и смогли отойти на безопасное расстояние, где и сделали остановку. Сиала этой же ночью провела разведку, сообщив, что по всей вероятности здесь происходит какой-то массовый военный сбор, так как эта огромная армия кочевников было прекрасно вооружено и организована. Скорее всего они держали путь к Хаттайскому хребту, где планировалась какая-нибудь очередная битва с Норадским войском.

В любом случае нам было нежелательно встречаться с ними, а потому Сиала предложила решение, на которое я согласился скрепя зубы, вновь ощущая свою никчемность. Суть его была в том, что она в одиночку отправится до столицы и попытается уговорить Михаила помочь телепортировать меня, что здорово могло сократить время путешествия. Я не очень хотел его просить, но иного способа не было. Наша стоянка была смещена на юг, где степь меняла рельеф, превращаясь в скалистую равнину, покрытую колючими кустами. После недолгих поисков мы подобрали укрытие в одном из оврагов, где и разбили временный лагерь. После чего моя спутница оставила меня одного и умчалась в столицу.

Еда постепенно заканчивалась, но мне должно было ее хватить до возвращения Сиалыи. Я с удивлением в какой-то момент заметил, что мои обычные потребности в воде и пище сильно сократились, а ем я и пью исключительно по привычке. Складывалось ощущение, что мой организм каким-то образом то ли поглощает энергию из окружающей среды, то ли сам ее вырабатывает. Похоже, гитайя что-то изменили во мне, иного объяснения происходящему я не находил.

И хаос… За минувшую неделю я не заметил ни одной странности или какого-то внешнего проявления его воздействия. Царапины теперь заживали по нескольку дней, и оставляли маленькие, еле заметные шрамы. А вот моя физическая сила определенно возросла. Поначалу я считал, что мне ее дает новое оружие, однако очень скоро я выяснил, что это не так. Та высота на которую я мог подпрыгнуть, или скорость, с которой я выполнял упражнения с серпами теперь не могли идти ни в какое сравнение с тем, что я умел ранее, когда использовал контур и укрепление тела. Но если сопоставить меня нынешнего с обычным человеком, то определенно мои параметры более высоки.

Так прошло двое суток. Неунывающий Рики сегодня решил присоединился к моей тренировке и вспомнить свое детство, когда обожал взлетать высоко в воздух при помощи моего фундо. После очередного запуска счастливого питомца в небо я вдруг почувствовал близость сильного источника магии, а спустя долю секунды прямо из воздуха появилась Сиала вместе с посланником Света.

— Привет, Кай — бросил он на ходу и сразу же принялся внимательно разглядывать меня через какое-то круглое стеклышко.

Непохоже это на него.

— Здравствуй, Михаил. Что-то не так?

Он ничего не ответил, а извлек из кармана уже хорошо знакомое мне зеркальце и протянул мне. Я принял артефакт и раскрыл его, ощущая легкую дрожь. Пальцы аккуратно легли в углубление, и я приготовился увидеть все что угодно… но в нем не было ничего, кроме моего отражения.

— Ты несомненно был у них? Расскажешь?

— Мне нечего тебе рассказать, я ничего не помню, — ответил я.

— Определенно, они с тобой что-то сделали. И знаешь, — он вдруг изменился в лице, — Пожалуй мне это и не нужно знать. Я больше не чувствую в тебе угрозы, хотя это впечатление может быть обманчиво. Сиала сказала, что ты все-таки решился посетить Аксанию?

— Да. И, раз ты уже здесь, надеюсь на небольшую помощь или хотя бы совет.

— Если ты хочешь, чтобы я переместил тебя на тот материк, то это невозможно. И дело не в Высших.

— Нет, мне это не нужно. Но вот от карты того полушария я бы не отказался.

Михаил задумался, словно пытался понять насколько эта просьба ему по силам, но в итоге расслаблено махнул рукой и произнес:

— Идем. Но верблюдов придется оставить здесь.

Я, ни слова не говоря, распряг животных и снял с них вещи, а затем похлопал по крупу, подгоняя в сторону юга.

— Уходите! Постарайтесь добраться до своего дома.

Они проигнорировали мою просьбу и невозмутимо продолжали жевать растущие рядом колючки. Михаил протянул свои руки к ним и бесшумно зашевелил губами. Верблюды постояли на месте еще с минуту, а затем тронулись с места в нужную сторону.

— Они пойдут в Халифат, — коротко произнес он и указал рукой перед собой, — А пока заглянем ко мне домой.

— Подожди! — мне в голову внезапно пришла идея. — Ты сможешь точно указать место, где мы сейчас находимся, на карте?

— Да. Зачем тебе это?

— Пригодится.

Я извлек из мешка стеклянный пузырек, надрезал палец и набрал крови до самого горлышка. Демоны! Слишком глубоко получилось. Иногда забываю, что у меня больше нет регенерации. Рассеяно поводил глазами в поисках какой-нибудь тряпки, чтобы перевязать порез, однако Михаил молча взял меня за руку и что-то прошептал. Рана быстро затянулась, оставив небольшой шрам.

— Спасибо! — произнес я, а затем бережно положил склянку поглубже в кусты. — Теперь можно идти.

Перед нами снова завибрировал воздух, и мы вошли внутрь открывшегося портала.

— Как ты планировал добираться до Аксании? — поинтересовался Михаил, разливая по кружкам свой любимый напиток. — Только не говори, что собрался идти напролом через Дикий лес и пытать эльфов на тему их секретов. Это будет очень глупым поступком, а даже если у тебя что-то и выйдет, ты столкнешься лишь с недостроенным порталом.

— Значит тебе известно о портале? — удивился я. — Помнится, в прошлый раз тобой утверждалось обратное.

— Известно. Вопрос в том, откуда об этом знаешь ты? И не нужно меня обвинять, что я скрыл от тебя правду. Зная твою натуру, я просто уверен, что ты отправился бы к нему и нашел свою смерть.

— Я может быть и упрямец, но не идиот. Нет, я не собираюсь искать этот портал, у меня есть Хигир. Да, путешествие может занять не один месяц, но я прекрасно понимаю свое нынешнее положение. Мне особо-то и терять нечего…, — его вопрос об источнике своих знаний я сознательно решил проигнорировать.

— Ты собираешься переплыть океан? — Михаил вздрогнул от неожиданности и пролил чай на стол.

— Собираюсь. И очень надеюсь, что ты мне поможешь определиться с маршрутом.

Повисла пауза. Сиала с интересом смотрела на меня, впервые услышав об этой часть моего плана. Посланник Света наоборот, склонился над своей кружкой и задумчиво смотрел на исходящий от нее пар. Наконец он поднял глаза и произнес:

— Откуда ты собрался плыть?

— Последний раз я видел Хигира далеко на западе. Хочу нанять корабль и пройти максимально возможное расстояние до того места, что называют Краем мира. Там я планирую с ним встретиться и дальнейший путь продолжить на нем.

— Мне нужно точное местоположение твоего питомца. Тогда я смогу скорректировать твой маршрут.

— Вот бы ты раньше таким был отзывчивым! — не удержался я от колкости и тут же спохватился, — Извини.

— Не извиняйся. Раньше у меня была иная миссия. А теперь ты безразличен для Высших. Великую игру, по большому счету, ты уже проиграл. Сейчас им просто интересно, что с тобой произойдет дальше. Лишь Тьма все еще озабочена тем, чтобы отыскать тебя раньше, чем Хаос растворит твою душу.

— Тогда приступим? — я не стал заострять внимание на его последних словах.

— Что ты хочешь сделать?

— Для начала мне нужно рассчитать концентрацию и оптимальное количество этого напитка, — я порылся в мешке и извлек оттуда бутыль, — С помощью него я смогу определить примерное направление поисков. Было бы неплохо, если бы ты подлечил меня в случае передозировки.

— Идем, — он поднялся со стула и направился в сторону спальни, где когда-то ночевал зараженный эльфийским проклятием Мэти Лондел.

Мы проследовали за ним, и он указал рукой на кровать.

— Ложись.

— Сиала, придержи пожалуйста мое тело. Хигир очень сильный и может натворить дел, когда окажется в моем теле, — обратился я к вампирше, а затем перевел взгляд на Михаила. Тот уже откуда-то извлек склянки различного объема и разводил в одной из них зелье орров. Смешав его с водой один к одному, он протянул мне получившийся раствор.

— Сначала попробуем так.

Я молча выпил состав и почувствовал как мир начал провалиться. Последним, что я ощутил, были сильные руки моей спутницы, ухватившие меня за плечи.

Как же я давно здесь не был! Темнота поглотила меня и лишь три яркие точки с разных сторон указывали возможные направления моего перемещения. Интересно, сколько времени я смогу теперь провести в этом состоянии? Раньше мне приходилось пользоваться чистым эйголем, а не его настойкой, так как регенерация не позволяла наркотику правильно воздействовать на мое тело и быстро избавлялась от него. А вот шаманам орров удавалось проводить в телах животных сутки и больше.

Я отметил местоположение Рики в доме Михаила, склянки с кровью в степи, а затем зафиксировал в своем сознании координаты Хигира относительно них. Таким образом я смогу определить на карте если не точное расстояние до питомца, то хотя бы относительно верное направление.

Малыш, я иду!

Вода! Много воды! Но воздуха хватает и в моих могучих легких его огромный запас. Я определил направление и поплыл вверх. Какой же он стал сильный! Громадные ласты легко загребали воду, а мощные толчки тела развивали прекрасную скорость, даже несмотря на то, что я отвык от этого ощущения и не очень ловко управлялся с конечностями. Длинная шея позволила осмотреть свое новое тело, но это не дало и примерного понимания, каких размеров достиг питомец — сравнить было не с чем. Может быть на поверхности удастся найти что-то подходящее?

Прошло наверное минут пять, а может и больше, но мне наконец-то удалось вынырнуть и осмотреться. Невероятно! Я где-то в крайних северных или южных широтах. Повсюду вокруг меня плавали громадные льдины, и мне удалось выбраться на одну из них. Удивительно, но я совсем не чувствую холода! И меня даже не толкает обратно!

Снова нырнул в воду и медленно поплыл вперед, внимательно осматриваясь по сторонам. Мозг Хигира прекрасно воспринимал обстановку и позволял анализировать происходящее. Конечно, далеко не человек, но и не Рики, в теле которого было сложно создавать мысленные цепочки и последовательности. Впрочем, последнее меня нисколько не расстраивало. У этого малыша было отважное сердце и безграничная преданность, а это стоило самого высокого интеллекта.

Я попытался обратится к памяти здоровяка и обнаружил там прекрасно сохранившиеся картинки Ямы и себя. При возникновении моего образа в теле появилось приятное ощущение. Ты меня не забыл!

Что-то чернеет вдали на льдине и, кажется, шевелится. Я устремился в ту сторону и постепенно начал различать стаю отдыхающих на льдине зверей. Пока непонятно. Прибавил скорости и вскоре мне стало ясно, кто это! Моржи! Самые обычные моржи, которые водились на Земле. Интересно они такого же размера, как их сородичи с моей планеты?

Толстые животные занервничали при моем появлении, и неуклюжими движения стали двигаться к краю льдины, один за одним исчезая в воде. Я не собирался нападать, лишь хотел сравнить себя с ними. И хотя сильно близко мне подплыть не удалось, но я понял что Хигир просто громаден. Как минимум в два раза больше, чем при нашей последней встрече.

В теле питомца удалось пробыть почти сутки, пока мной не стали ощущаться первые нотки зова сознания. Слишком долго. Нужно будет сильно уменьшить количество концентрата. Вампирша, наверное, уже устала меня держать. Толчки все усиливались и, спустя примерно час, меня окончательно вышвырнуло обратно.

— Кай!? Все в порядке? — услышал я обеспокоенный голос Сиалы.

Я медленно открыл глаза и обнаружил себя висящим в воздухе в вертикальном положении. Руки и ноги отказывались подчиняться мне, словно их сдавило чем-то невидимым.

— Михаил закрепил тебя. Ты был слишком… слишком буйным. Даже пытался кусаться! — девушка стояла напротив и внимательно смотрела на меня.

— Я не удивлен. Теперь все в порядке, может снимете меня?

Она вышла из комнаты и вернулась минуту спустя вместе с магом, который вернул моему телу подвижность.

— С возвращением Кай, думаю доза была слишком велика. Мне даже пришлось применить небольшое лечение.

— Все плохо?

— Нет, твой организм мог справиться сам, но сейчас бы ты мучался головной болью и тошнотой. Сможешь определить направление?

— Да. — уверенно ответил я, — Мне нужна карта.

Мы перешли в мастерскую Михаила, где на столе уже было подготовлено развернутое полотно с очертаниями Кастании, которые я прекрасно знал. А вот рядом с ним лежало абсолютно незнакомое изображение, на странной гладкой бумаге. Такую я видел впервые. И сейчас эти карты были совмещены между собой. Мы склонились над ними.

— Покажи мне точное место в степи, откуда ты нас забрал, — обратился я к магу.

— Отсюда, — палец Михаила выделил точку в южной части степи.

Я мысленно представил три точки на плоскости и создал треугольник между ними, а затем попытался его наложить на карту перед собой.

— Это примерно здесь! Там был океан с плавающими льдинами и моржи.

Михаил что-то прикинул в голове, а затем сместил мой палец на север.

— Скорее где-то в этой области. Она достаточно большая и тебе будет тяжело найти своего питомца. Но, думаю, мы разберемся с этим. Теперь смотрим вторую карту, — он сдвинулся в сторону, — Вот эта цепочка северных остров. Они заселены людьми, основным ремеслом которых является китобойный промысел. Ты помнишь, кто такие киты?

— Да, — кивнул я.

— Если ты сможешь добраться до них, считай ты добрался до всего. В Аксании очень хорошо развита система порталов, и единственное препятствие, которое может возникнуть — их серьезная стоимость. Но, насколько я понимаю, проблем с оплатой у тебя не должно появиться. Алмазы очень хорошо ценятся в этих местах, как впрочем и везде, и у тебя не возникнет проблем, чтобы обменять их на местные деньги. Но тебе пригодится теплая одежда и еда. И самое сложное — нужно решить проблему с океаном. Хигир не сможет плыть бесконечно. Ему нужно будет уходит на глубину питаться. Так что тебе придется двигаться вдоль кромки вечных льдов, чтобы иногда отпускать его поохотиться. А это значительно удлиняет твой маршрут.

— Наш маршрут! — вмешалась Сиала, — Я поплыву с ним.

— Ты можешь легко пройти вампирскими путями, — удивился Михаил.

— Он не может!

Повисла небольшая пауза, но маг не стал развивать эту тему и вновь обратил взгляд на меня.

— Какое минимальное расстояние придется преодолеть? Скажем так, куда я смогу добраться на корабле? — задал я следующий вопрос.

— Это здесь, — он опять поместил палец на карту. — Дальше этой точки ни одно судно не поплывет ни за какие деньги. Там водятся твари, способные легко перекусить корабль пополам.

— Но Хигир ведь как-то выживает!

— Ну еще бы! Они его сородичи, просто очень старые и очень большие. Думаю самой главной проблемой для тебя будут не они, а вода и погода. Тебе предстоит не раз померзнуть, или даже искупаться. Всякое может произойти в дороге.

— Ты не ответил. Сколько километров нам с Сиалой придется проплыть на Хигире?

— Километров? — усмехнулся Михаил, — Раньше ты говорил "полет стрелы". Думаю около двух тысяч.

— На рынке Карагымалак-Оша можно купить подходящую одежду, еду?

— Там можно купить почти все.

— Тогда выдвигаемся.

Глава 8

Сборы в предстоящее путешествие затянулись на весь день. Нам удалось отыскать на рынке лавку, принадлежащую одному из северных хаттайских племен. Михаил скептическим взглядом окинул толстые меховые куртки и поморщился, чем вызвал возмущение торговца.

— Зря лицо кривите, уважаемые. Теплее одежды вам не сыскать! Любой знает, что у Хавыша лучшие шубы во всей Империи!

— Что-то не нравится? — я не стал обращать внимание на продавца и внимательно следил за магом.

— Тебе предстоит пройти длинный путь по океану. Если ты промочишь эту одежду — я тебе не позавидую. Холод — это страшно, Кай, очень страшно. У тебя не будет огня, чтобы согреться, не будет магии.

— Есть какие-то другие предложения?

— Нет. Но я бы рекомендовал тебе озаботится как минимум запасным комплектом одежды и купить водонепроницаемые мешки. Это лишний багаж, однако твоему Хигиру он неудобства не составит. И набери побольше легкой, но калорийной пищи, вроде сушеного мяса. Я подолгу бывал в таких широтах еще на Земле, и знаю о чем говорю.

В итоге я не стал спорить, и полностью взвалил всю подготовку на плечи Михаила, который с удивительным азартом взялся за это дело. По возвращении обратно, он собрал для меня дополнительный мешок, который оказался самым тяжелым из всего багажа.

— Здесь несколько вещей, которые смогут тебе пережить тяжелые условия. Пользуйся ими при крайней необходимости. Впрочем я приложил тебе короткую инструкцию. И вот еще что, — он указал глазами на небольшую сумку, — Я экспериментировал с некоторыми веществами — пытался найти рабочий аналог пороха для этого мира. В общем получилось не совсем то, что я хотел, но тебе пригодится. То что лежит внутри можно использовать как сигнальные ракеты, но будь осторожен — этот груз боится сырости. По ним ты сможешь ориентироваться, когда переместишься в тело Хигира.

А вот это важная вещь! Я поблагодарил Михаила и уже собрался решать вопрос с лошадьми, но он остановил меня.

— Я создам портал до северо-западного порта. Но дальше тебе придется действовать самому. И не обижай Сиалу! Она твой единственный шанс выжить.

Вампирша на это лишь ухмыльнулась, но не проронила ни слова.

— Спасибо! — я в последний раз осмотрел собранный багажи. — Кстати, как там Хаши?

— С ним все в порядке. Он собрал добровольцев без рода и ушел на юг, к самым границам Черной пустыни, где основал свое собственное племя. Видел бы ты его жену — красавица редкая! В последний раз, когда он приезжал в столицу, с ним было девять детишек. Все крепкие и сильные!

— Это хорошая новость. Передай ему, что я очень благодарен за все, что он сделал. — я ненадолго замолчал и задумался. У всех жизнь проходила своим чередом, и только я постоянно нахожусь в вечном поиске чего-то непонятного.

Может стоило плюнуть на все, да и начать жить как остальные? Знал бы я раньше, насколько это все пустое и куда приведет. Сейчас бы у меня могла быть обычная человеческая жена, которой бы я в случае необходимости продлял бы жизнь. А наш ребенок мог бы унаследовать мою способность. Шанс не велик конечно, но кто знает? Я же научился менять Силу у себя и других людей, так может бы со временем нашел бы и способ копирования. Отказался бы я от своего пути, вернись в тот день, когда Сиала поставила метку и скрыла меня от Тьмы?

Нет! Как бы я не желал этого, но понимал, что не смог бы. Слишком многое произошло против моей воли, но никто из Высших за это так и не ответил. А теперь я готовлюсь умереть, но почему-то внутренне спокоен, и до конца не осознаю этого. Мне кажется, что мой Путь только-только начинается, и я не понимаю, откуда эта уверенность.

— Готова? — я повернулся к Сиале, которая прикупила себе лишь легкий симпатичный полушубок, да меховые сапоги.

— Ага, — ответила она так, будто бы собирались на короткую прогулку. Впрочем, ей эта дорога неудобств не составит. Она полна сил и легко сможет перенести предстоящие условия.

— Рики!

Любопытный питомец, до этого с интересом изучающий гору незнакомых сумок и их содержимое, проворно запрыгнул мне за пазуху и устроился там поудобнее.

— Удачи, Кай! — произнес Михаил, но как-то грустно.

— Спасибо тебе! За все.

Он еще раз внимательно все осмотрел, а затем его лицо приняло удовлетворенный вид и мир мигнул.

В лицо ударил пронзительный сырой ветер, пахнущий соленой морской водой. Маг телепортировал нас прямо на причал и сейчас, немногочисленные люди присутствовавшие там, с удивлением уставились на непонятно откуда появившихся гостей. Одеты они были значительно легче нас, все же до зимы еще было относительно далеко.

Я быстро осмотрелся и заметил пару десятков кораблей различных размеров и назначения. Были здесь как небольшие лодки, так и вполне себе крупные судна, вроде торговых каравелл. Как минимум половина из них, по виду, была оснащена сколитными двигателями, что не могло не радовать.

— Есть здесь кто-нибудь, кто готов поплыть далеко? — громко произнес я на хаттайском языке, переведя взгляд на собравшихся. — Очень далеко!

— Куда вам нужно? — от толпы отделился человек, по всей видимости старший здесь, и направился в нашу сторону.

— Край мира. Вечные льды, — ответил я.

Он остановился и изменился в лице, а люди, до этого момента интересовавшиеся нами, резко потеряли желание слушать гостей дальше и вернулись к своему разговору. Больше им до нас не было дела.

— Я заплачу! Сколько скажете.

— Никто в здравом уме не поплывет на Край мира, — он расстроенно сплюнул на землю, — Смельчаков, желающих рискнуть своей жизнью и кораблем ты здесь не найдешь.

— Мне не нужно плыть до самого Края, я согласен и на безопасную зону. Обратно меня везти не придетсяо, мы останемся там.

— Там нет безопасных зон. Льдины приведут корабль в непригодность. Ты готов мне оплатить его ремонт?

— Алмазами возьмете? — просто ответил я.

— Ты серьезно? — старший видимо хотел деликатно меня спровадить, и не ожидал такого ответа.

— Серьезнее не куда.

— Не пойдет. Нам еще плыть обратно, и кто знает, что произойдет в дороге.

Так. Похоже он торгуется, уже хорошо. Я прикинул свои запасы драгоценных камней, и по всему выходило, что мне по силам купить весь это порт. Вновь окинул взглядом покачивающиеся у причала корабли и выбрал самый надежный, на мой взгляд.

— Кто хозяин этого судна? — вновь громко обратился я ко всем присутствующим сразу..

— Здесь все корабли мои, парень, — во взгляде моего собеседника появилась легкая гордость, — Позволь представится, Харым Маыш, крупнейший и самый надежный перевозчик на западе Империи!

Я этого бахвальства не оценил. Может он и имел вес в определенных кругах, но точно не для меня.

— Готов купить его, вместе со всей командой, — я зачерпнул средней величины горсть алмазов из кармана и протянул ему, — Даже если этот корабль пойдет ко дну, ты себе на эти деньги легко купишь новый.

По взгляду, которым этот человек начал рассматривать камни, я понял, что он уже мой. Предложенная ему сумма однозначно превышала стоимость этого корабля. В нашу сторону повторно устремились удивленные взгляды, и теперь уже не все они были доброжелательными. Надеюсь эти недовольные ребятки не попытаются завладеть моим имуществом? Не хотелось бы здесь устраивать побоище.

— Я смогу тебя отправить через два дня, — наконец произнес он.

— Два? Ну пусть будет два, — я отделил от кучки четверть и для виду начал ее убирать в карман.

— Э-э… Ты чего, парень?

— Во столько я оцениваю эти два дня.

— Но мне нужно время, я должен собрать команду и найти опытного капитана! Вечные льды не место для сопляка, привыкшего ходить вдоль берега, — в его голосе послышалось отчаяние.

— Хорошо, у тебя есть время до рассвета. Начиная с первых лучей солнца, за каждые полчаса задержки я буду убирать по одному камню. Проводи нас в каюту.

Он немного помялся, якобы раздумывая, однако я прекрасно понимал, что ему хочется сэкономить на людях и поискать тех, кто согласятся на небольшую оплату. Судя по тому, что какого-то ажиотажа на его услуги в порту сейчас не наблюдалось, а количество свободных моряков было приличным, ему по силам собрать команду быстро.

— Хорошо, идемте.

Он подозвал четырех человек и отдал им указания, после чего те взвалили наше имущество и двинулись вверх по трапу. Мы с Сиалой последовали за ними. Нас отвели в трюму и провели до нашей каюты.

— Дальше мы сами, оставьте вещи в коридоре. — велел я.

Моряки послушно поставили тюки на пол и ушли без лишних разговоров. Оставшийся наедине с нами хозяин порта молча протянул мне руку с недвусмысленным видом.

— Считай камни при мне, — произнес я, передавая ему горсть, — Ты сейчас получишь ровно половину. Оставшуюся часть заберешь сразу после того, как я услышу команду к отплытию.

— Но…, — он попытался было что-то возразить, однако в разговор вступила Сиала, причем ее слова прозвучали так холодно, что даже я поежился.

— Дорогой Хаым Маыш, — она поднесла к его лицу свой палец, из которого медленно начал выползать длинный костяной отросток, — Тебя никто не собирается обманывать. Однако я хочу внести кое-какое дополнение.

Лицо судовладельца исказил ужас, и он замер на месте, боясь вздохнуть. Его глаза испуганно следили за острым когтем вампирши, который продолжал расти. Сиала направила его вниз и, не наклоняясь, провела им по деревянному полу глубокую черту, с громким скрежетом сняв спиральную стружку.

— Так вот. Любой, кто заступит за эту линию и попытается приблизиться к нашей каюте — умрет. Любой, кто посчитает, что заключенную с нами сделку не стоит выполнять, и проще избавится от богатых пассажиров — умрет. Ты запомнил эти два несложных правила?

— Д-да…, — пролепетал он дрожащим голосом, не сводя глаза с костяного острия, которое теперь стало короче и покачивалось прямо перед его лицом.

— Ступай и передай это будущему капитану и его команде. Несколько людей на берегу не очень благожелательно смотрели в нашу сторону, а потому, надеюсь, ты объяснишь им, что такие глупые мысли лучше выкинуть из головы сразу. Уходи.

Хаыму Маышу дважды повторять не пришлось, и он быстро исчез из поля зрения.

— Так будет лучше, — улыбнулась Сиала, повернувшись ко мне, — Впереди предстоит тяжелый путь, и хотя бы ближайшие несколько недель я хочу провести в тишине и покое.

Внутри каюты нас встретила достаточно уютная обстановка, насколько вообще это может позволить подобный корабль. Мягкое, но не сильно яркое сколитное освещение располагалось под полком комнаты, прямо над большим обеденным столом. Здесь также имелся симпатичный умывальник с зеркалом и даже отдельный душ с уборной комнатой. Две небольшие кровати стояли по разным углам и были прикреплены к полу, что сразу вызвало недовольство Сиалы — последнее время она предпочитала проводить ночи прижавшись ко мне, и просто разговаривать, при этом ни на что не намекая.

Я, в свою очередь, этому был даже рад, потому что постоянно ощущал бешенное желание овладеть ей, но сдерживался. В такие моменты меня сразу начинал преследовать образ Таи. Она не просила хранить ей верность, однако что-то останавливало самого меня. Какое-то гадкое ощущение возможного предательства, справится с которым я не мог. Впрочем, этой ночью я вообще не думал об этом, поскольку здорово устал от сборов и предпочел быстрее заснуть.

А утром меня разбудили громкие разговоры за дверью каюты. Я приподнялся с постели и осмотрелся. Сиалы уже не было на своем месте, но мне показалось, что ее голос был слышен тоже. Попытался напрячь слух и потянулся к контуру, на ходу вспоминая, что он мне больше не доступен. Но, внезапно он сработал, а внутри меня что-то будто щелкнуло, как если бы на тугом жилете случайно отлетела пуговка.

Демоны! Мне не понятно, что это было, но внутри появилось дурное предчувствие. Хаос пытается вырваться?

— Вы были предупреждены, — властный, но при этом спокойный голос Сиалы донесся снаружи, — Но, увы, кто-то из ваших людей посчитал это пустой угрозой. Либо это вы, дорогой хозяин порта, пренебрегли моим предупреждением.

— Я… я предупреждал их, госпожа! — а это взволнованный Хаым Маыш, — Всех до единого предупреждал!

Госпожа? Когда она это их успела так выдрессировать? Я не удержался от любопытства и открыл дверь. Первым, что мне сразу бросилось в глаза, были два матроса, которые усердно драили пол и стены возле входа в нашу каюту. Рядом с ними стояли ведра с водой, и она имела яркий красный оттенок. Быстрый взгляд на потолок, и я замечаю брызги еще не подсохшей крови.

— Доброе утро, Кай, — мило улыбнулась девушка.

— Кто-то умер?

— Увы, — вздохнула она, — Пара смельчаков этой ночью внезапно решила, что один человек не имеет права хранить в карманах столько драгоценностей.

— Нас хотели ограбить? — наигранно удивился я.

— Да. И не просто ограбить, а убить. Представляешь? Или у вас другое мнение, дорогой господин Маыш? — она перевела взгляд на судовладельца и вопросительно подняла бровь.

— Нет, все следы указывают на то, что вы правы госпожа. Но…

— Что "но"? — перебил я. — У вас появилось оправдание их действий?

— Никто из капитанов не желает теперь плыть с вами! — выпалил он скороговоркой.

А вот это совсем некстати.

— Матросы тоже отказываются?

— Нет, я уже собрал вам команду. Этим людям главное вовремя платить, и они последуют за вами хоть к подводным демонам.

— Значит капитаном будете вы. Я добавлю еще треть к первоначальной сумме. Но условие остается прежним. Каждые полчаса задержки вы теряете свои деньги, — я повернулся к Сиале, — Рассвет уже наступил, дорогая?

— Половину! На меньшее я не согласен! — ответил он, изо всех сил стараясь выглядеть уверенно.

А он довольно смелый… Или жадный? Впрочем, ладно.

— Хорошо. Пусть будет половина. Сейчас я приведу себя в порядок, позавтракаю, и после этого выйду на палубу. Если корабль будет все еще стоять у берега, наш договор о вашей доплате аннулируется.

Судовладельца словно ветром сдуло. Я довольно посмотрел ему вслед, и мы вернулись в каюту.

— Обязательно было их убивать, дорогая спутница? Не подумай, я без претензий.

— Поверь, я живу уже очень долго. Страх — всегда был, и будет тем, что сдерживает любое разумное существо от необдуманных поступков. Зато я уверена, что больше нас точно никто не побеспокоит. Но нам очень долго плыть, и я думаю, что пришло время рассказать мне свою настоящую историю. — Сиала уселась за стол и, облокотившись на него, глядела на меня смесью ожидания и любопытства.

Я было открыл рот, чтобы ответить, но внезапно пол под ногами резко качнулся, а следом за ним появилась легкая вибрация судна от запуска сколитных двигателей. На моем лице сама собой растянулась победная улыбка.

— Хм, кажется деньги будут посильнее страха. А что касается моей истории — с удовольствием. Ты как никто имеешь право узнать ее. По крайней мере ту часть, которую я сам помню.

Я полностью рассказал ей о своем прошлом касающемся части служения Хранителем Земли. Наличие таких сверхсущностей во всех мирах, ее не сильно удивило, и она сообщила, что подозревала об этом. Мы даже нашли общих знакомых из моего мира, ведь я часто спускался к людям в том или ином человеческом образе.

Но я умолчал о Битаниэле и его помощи мне. Не нужно забывать, что он сейчас слышит этот разговор через мысли Сиалы. А еще, я очень не хотел говорить про Таю, однако моя спутница твердо настояла на этом сама. Она задумчиво выслушала историю мое путешествия на Землю, и, поначалу, никак не прокомментировала. После окончания рассказа мне стало неуютно, так как я переживал, что теперь ее отношение ко мне изменится.

— Не волнуйся ты так, я прекрасно все понимаю, — наконец произнесла она, когда наш разговор подошел к концу. — Девушка молода, и еще не понимает истинной ценности свободы. Перед ней открылись возможности, которые и не снились простому смертному. Мне непонятно другое — твои реакция и состояние. Если ты хотя бы частично вспомнил свое прошлое, ту мудрость, которая пришла к тебе со временем… Разве ты не осознал, что все происходящее сейчас с вами не более, чем эмоции? Есть вещи, значащие много больше, когда дело касается отношений двух людей.

— Мне трудно это проанализировать, — ответил я, — По крайней мере сейчас. Не забывай, я — человек. При этом прекрасно осознаю, что ты, скорее всего, права. Но есть некоторая прелесть в этих чувствах, и мозг отказывается принимать иное.

— Но из-за этого тяжело и мне, Кай. Ты можешь погибнуть в любую минуту и навсегда покинуть мироздание. То, что я хочу передать и выразить в эти последние дни, не скажешь словами. Но ты держишь со мной дистанцию, и не позволяешь дать это тебе.

— Сиала, — произнес я, неотрывно глядя в ее красивые глаза, — Ты не представляешь, как я хочу того же. Пожалуйста, дай мне время все обдумать и понять.

— Хорошо, — вздохнув произнесла она, — Я готова ждать, сколько потребуется.

Следующие три недели прошли спокойно. Судно шло по океану легко и безмятежно. Погода стояла не такая уж и холодная, по крайней мере так было в начале нашего путешествия, и лишь к исходу двадцатого дня мне впервые пришлось надеть шубу. Что касается Сиалы, то она ее, скорее, носила из солидарности со мной, поскольку холод ей не доставлял особые неудобства. Питались все это время мы за счет капитана, так как я решил ограничить использование наших запасов еды по максимуму. Неизвестно, как надолго затянется наше путешествие

Постепенно наш корабль вошел в крайние северные широты. Обогрева на судне предусмотрено не было, и вся команда теперь не снимала теплую одежду. Спать приходилось тоже приходилось в шубах, однако в каютах ветра не было и такие условия переживались вполне терпимо. Все чаще перед нами возникали огромные дрейфующие льдины и скорость путешествия сильно упала из-за постоянного лавирования и поиска подходящего пути. А спустя еще неделю меня к себе на мостик пригласил капитан и протянул мне подзорную трубу.

— Дальше мы не пойдем.

Я, не задавая вопросов, взглянул в том направлении куда он указал, и не сразу понял что он имеет ввиду. Далеко на горизонте, прямо из воды, возвышалась средних размеров черная скала.

— Что это значит?

— Смотрите внимательнее.

Вновь приложил прибор к глазу, и через секунду увидел, как эта темная масса шевельнулась и поплыла в сторону… Это то, о чем я думаю?

— Какое-то огромное животное?

— Не совсем, это только его голова… И, да поможет нам мать Куурум! Я очень надеюсь, что он еще нас не заметил.

Я примерно представил пропорции этого чудища, и по всему выходило, что даже Владыка слегка проигрывает этому созданию.

— Они все такие… большие? — произнес я удивленно

— Не знаю, так далеко я заплыл второй раз в жизни.

— Хорошо. Причаливайте к вечными льдам, дальше мы двинемся своим ходом.

— Я конечно понимаю, что это не мое дело, но может вы все-таки поясните, что вы здесь ищете? Укажите хотя бы направление, в котором пойдете. Будем знать куда за вашими телами отправить людей, если вы погибнете.

"А заодно будем знать, где искать алмазы.", — мысленно за него закончил я, но вслух озвучил иное.

— Не стоит, капитан Маыш. Давайте каждый будет заниматься своим делом и не совать нос в чужое.

— Как скажете, — расстроенно произнес он и повернулся к рулевому, — Бери вправо! Швартуемся.

— И отметьте пожалуйста на моей карте точное место, где мы остановились.

— Хорошо.

Мы покинули корабль и выгрузили вещи прямо на лед, а после того, как судно отплыло достаточно далеко, поставили временный лагерь. Погода была безветренной, но в воздухе висел трескучий мороз и на длинных ресницах моей спутницы появилась белая изморозь. Снег, вода, лед и небо… Больше в окружающем пейзаже не было ничего, если не считать медленно удаляющегося корабля.

Внутри утепленной палатки воздух из за нашего присутствия нагрелся достаточно быстро. И я подозреваю, что основным его источником служила Сиала, со своим невероятным обменом веществ. Думаю, что сохранись у меня способности, я бы смог также. Мы постелили на дно спальные мешки плотно набитые верблюжьей шерстью, как уверял нас торговец из халифата, что продал их нам. Рики выбрался из-за пазухи, недовольно поводил носом, и предпочел сразу зарыться обратно, поглубже в теплый мех. Все же он не привык к таким условиям.

— А здесь не так уж и плохо, — произнесла Сиала осмотревшись внутри. — Будем надеяться, что ты не замерзнешь. Решил, что делать дальше?

— Да, — я извлек из мешка бутылку с эйголем и воду, а также одно из устройств Михаила. Напоминало оно по внешнему виду картонный тубус и имело фитиль с одной стороны.

— Это ракетница? — удивила меня вампирша земным словечком, — Не думала, что в Кастании кому-то удалось использовать порох.

— Что-то похожее, но не порох. Один из якобы удачных экспериментов Михаила. Сейчас я приму напиток, а ты подожди около пяти минут и выстрели в воздух. Если Хигир плавает поблизости, это будет для меня знаком и поможет определить верное направление. Повтори выстрел через час. И не забывай следить за моим телом. Больших разрушений я не создам — кроме льда здесь и повредить то нечего. Но все же мне не хотелось бы, чтобы этот буйный парень, что окажется в моем теле, переломал мои кости ненароком. Они теперь не срастаются как раньше.

Я развел концентрат, потом подумал немного, и добавил побольше воды. Для первого захода мне не стоит надолго оставаться в теле питомца. Может получиться так, что он сейчас слишком далеко, и я не увижу сигнальной ракеты. Думаю, что на этот раз пробуду в нем не больше пяти часов.

— Готова?

Сиала утвердительно кивнула в ответ. Я залез внутрь спального мешка, устроился поудобнее и сделал глоток.

Вода охватила мое новое тело, но лишь до нижней части шеи. Хигир в этот раз плыл по поверхности океана. Я осмотрелся по сторонам и каким-то непонятным образом почувствовал направление. Не то, чтобы я точно знал где север, но что-то внутри подсказывало, в какой стороне находится источник холода. Наверное это что-то похожее на то, как выбирают правильное направление перелетные птицы.

На всякий случай я не поплыл туда сразу, а предпочел дождаться условленного сигнала, двигаясь по воде кругами. Необходимо было убедиться, что я верно истолковал ощущения. Однако, по истечении пять минут, я так ничего и не увидел. Плохо! Надеюсь, что просто не сработало устройство, иначе мне будет сложно добраться.

Ну что же. Пока поплыву по наитию, а дальше буду думать что еще можно сделать. Надеюсь, мне удастся увидеть следующий сигнал.

Этого не произошло. Прошел час, за ним следующие два. Уже начало темнеть, однако ни в одной из сторон так и не появилось вспышки. Я уже было отчаялся, пытаясь придумать, как еще можно указать направление. Что-то крутилось в голове, словно выход находился где-то рядом, однако я не мог понять что. Скорее всего, мозг Хигира не способен был додумать эту мысль до конца.

Зато ее додумала Сиала! Внезапно, сильно правее той точки, на которую я держал ориентир, что-то блеснуло в ночи ярким сполохом. Я резко перевел взгляд, но вспышка и не думала исчезать. Далеко за горизонтом в небо бесконечной прямой линией уходил синий столб света, который слегка покачивался, прорезая небо.

Мое новое оружие! Спутница догадалась его использовать иным образом, вот только луч чересчур широкий. Помнится, он был значительно тоньше. Я немедленно взял курс в эту сторону и прибавил скорости.

За пару часов до полуночи сознание начало просится обратно в тело. Проплыл вперед сколько мог, твердо решив, что следующая доза наркотика будет немного больше. Хорошо, если мне удастся добраться туда к полудню следующего дня.

Я пришел в себя и увидел над собой взволнованное лицо девушки.

— Получилось? — обеспокоенно произнесла она, — Ты увидел свет?

— Ты не только красивая, но еще и умная! — довольно ответил я, — Это было сложно не заметить. Но как ты сделала такой широкий поток?

— Ручка твоего серпа. Она вращается и меняет толщину луча.

Ну конечно… С этими сборами и суматохой я так и не удосужился подробно изучить свое новое оружие.

— А ракетница?

— Я истратила три, но мне показалось, что они слишком низко летят. Зато горят очень сильно и не тухнут в воде, пожалуй я бы не рискнула использовать такую штуку в городе.

— Ну и демоны с ними! Главное что мы нашли способ, — я откупорил бутыль и снова начал разводить эйголь.

— Тебе не много? Как ты себя чувствуешь? — обеспокоено поинтересовалась Сиала.

— Пока хорошо, даже слишком, — ответил я, прислушиваясь к внутренним ощущениям. — Дай сигнал через минуту после того, как Хигир снова окажется в моем теле. Скорее всего у нас уйдет вся ночь, но других вариантов нет. Повторяй сигнал каждые полчаса.

Я сильно ошибся в расстоянии и путешествие в теле морского исполина затянулось до полудня следующего дня. Какова же была моя радость, когда я наконец-то различил кромку вечных льдов вдалеке и темную точку около яркого пятна знакомой палатки. С удвоенной энергией направился к ней и меня сильно порадовало, что путешествие длиной в половину суток, не отняло много сил у животного.

— Вылезай из воды! Ты меня понимаешь? — Сиала с любопытством уставилась на меня-Хигира, а Рики, который боязливо выглядывал из-за пазухи ее куртки, узнал своего знакомого по Яме и спрыгнул на лед, радостно бегая перед ним туда-сюда. Какой же он маленький!

Обратный обмен сознанием начался спустя примерно еще два часа. Демоны! Надо как-то сделать, чтобы первое, что увидит Хигир был я. Аккуратно ткнул носом в палатку и уставился на вампиршу.

— Тебя вытащить? Твое тело ведет себя довольно спокойно, как ни странно.

Я покачал головой вверх-вниз в знак того, что понимаю ее. Вампирша исчезла внутри убежища, а через четверть минуты вытянула тело вместе со спальным мешком наружу. Он был застегнут и сейчас было видно только мое лицо со стороны. Какой же я стал старый…

Рывок.

Мои глаза открылись и одновременно с этим Хигир вернулся в свое тело. Окрестности задрожали от оглушительного рева, а затем надо мной показалась удивленная исполинская физиономия. Громадная пасть широко открылась и оттуда вывалился язык, который накрыл меня вместе со спальным мешком. Я еле выбрался из-под этого здоровенно куска мяса и поднялся на ноги.

— Ну здравствуй, малыш! Я тоже очень, очень по тебе скучал.

Глава 9

Конечно Хигир не Рики, и не мог на меня запрыгнуть в порыве чувств. Тем не менее, он как мог выражал свою радость, да так, что очень скоро послышался оглушительный треск и под ним начал ломаться лед. Сиала отреагировала мгновенно и начала перебрасывать вещи в сторону, чтобы не утопить наш багаж. Морда исполина приблизилась к нашим вещам и, кажется, он учуял вяленное мясо. Жалостливые глаза, размером с воинский щит, уставились на меня в ожидании угощения.

— Парень, тебе это на один зубок, а мне на месяц. — взмолился я, — Иди поохоться, тебе нужно восстановить силы.

Я подошел к кромке воды и помахал руками. Хигир естественно этого жеста не понял и вопросительно таращился на меня.

— Ладно, ладно! — Я перепрыгнул через образовавшуюся трещину и полез в сумку, откуда вытащил пару крупных кусков. — Лови!

Мясо шлепнулось в воду и морской монстр соскользнул за ним в океан, где тут же проглотил. Для него это было, как если бы я съел пару крошек. Но видимо это подействовало и немного разожгло его аппетит. Не дождавшись очередной порции угощения, он нырнул в воду, однако сразу же выплыл на поверхность с тревожным видом, будто проверял на месте ли мы.

— Малыш, мы никуда не уйдем без тебя. Иди, охоться.

Он снова ушел на глубину и на этот раз отсутствовал примерно полчаса. А когда появился, то гордо продемонстрировал мне огромную рыбину с длинным костяным рогом на носу. Я присвистнул от удивления, так ничего подобного раньше не видел. Хигир выполз на берег и бросил ее на лед, а затем пододвинул носом к моим ногам и замер в ожидании. Демоны! Да она больше нашей палатки!

— Кажется, голод нам не грозит, — восхищенно произнесла Сиала.

— Вот только у нас нет дров, чтобы ее приготовить. Да и это на крайний случай — мяса пока хватает.

Внезапно вспомнилась съеденная мной сырая рыба на Земле, и в желудке появилось неприятное ощущение.

— Я не буду, это есть. Кушай! — мне пришлось отойти подальше, и только после этого питомец аккуратно взял ее в зубы и начал с громким хрустом жевать.

Все это время я внимательно рассматривал его, пытаясь сообразить как нам лучше разместить багаж. По большому счету это было делом не сложным, так как костяные шипы на загривке монстра разрослись и теперь туда можно было поместить хоть целый склад. Но нужно будет это закрепить так, чтобы оно ему не мешало передвигаться. Я вынул веревки и начал распределять сумки, надежно пакуя самые ценные вещи в водонепроницаемые мешки. Вскоре ко мне присоединилась Сиала.

— Знаешь, я до последнего сомневалась в твоей затее, но теперь мне кажется, что этому красавчику вполне по силам нас довезти до места. Ума не приложу, как ты его приручил.

— Я ведь тебе рассказывал!

— Да, но пока я этого не увидела, как-то… иначе воспринимала.

Хигир закончил обедать, и мы приступили к погрузке. Сиалу он к себе сразу не подпустил и долго присматривался к ней, хоть серьезной агрессии не проявлял. Зато любопытный Рики ползал по нему, словно блоха нисколько не переживая за последствия.

Я разместился на самом верху между одного из рядов парных рогов и поднимал вещи, которые тут же закреплял веревкой в многочисленных ложбинах на его шее. При себе оставил только маленький компас, на который мне пришлось изрядно разориться — для халифата он был все такой же редкостью.

На погрузку ушло меньше четверти часа, а после ее окончания, Сиала проигнорировала недовольное фырканье Хигира и быстро взлетела по его спине, примостившись рядом со мной.

— В путь!

Я уселся на то самое место, где когда-то впервые оказался совсем маленьким мальчиком, и, почти позабытым движением, похлопал его по загривку. Исполин медленно соскользнул в воду и поплыл по поверхности, постепенно разгоняясь, а мы достали карту и начали отмечать маршрут.

Первая его треть не должна была представить особых проблем, кроме холода. Маяком нам служила кромка вечного льда, простиравшаяся вперед на добрых семьсот-восемьсот километров. Я планировал проплыть вдоль нее сколько возможно, а дальше перейти на ориентирование по компасу. Главную трудность представляла неизученная зона, но мы надеялись, что в ней нам указателем станет купол гитайя. А дальше…

А дальше придется попытаться каким-то способом выйти к тем самым островам, о которых упоминал Михаил. Этого отрезка пути я боялся больше всего. В крайнем случае, если все пойдет плохо, была надежда на Сиалу и ее костяной амулет. Она уйдет вампирским путем и попытается нанять судно на берегу, чтобы забрать меня. Впрочем, я надеюсь, что справимся и без этого.

Но пока до всего этого было далеко. Мы медленно скользили вдоль Вечного льда и беседовали на самые разные темы.

— Расскажи мне о вампирских путях?

— Хм… Это сложно будет объяснить, Кай. Они проходят через измерение, похожее на ваш Астрал, но проходящее в нижних планах. Эти пути не зря назвали вампирскими, потому что другие создания Тьмы не могут ими пользоваться. Даже обычным вампирам не доступно такое перемещение, только Истинным.

— А сильным демонам?

— Демоны пользуются порталами призыва, что накладывает определенные неудобства и требует помощи со стороны жителей среднего плана, то есть вас. А вот Высшие демоны могут самопризваться в нужную точку, правда это вызывает гигантский расход их сил, которые просто так не восстановить. Это не кровь, что можно добыть с любого разумного жителя. Поэтому демоны крайне редко встречаются, а в некоторых мирах о них даже и не слышали.

— Но если вампирский путь проходит через слой, похожий на Астрал, то как сквозь него переносится материя? Ведь только душа и энергия может путешествовать там.

— Мне сложно будет это объяснить, потому что у Тьмы свои законы. Скажем так, когда я переношусь в тот слой, мое тело по сути уничтожается, давая энергию на первоначальное перемещение. Часть ее уходит на определение проникнувшего в эти слои объекта, говоря языком земли — является идентификатором. Тьма по нему определяет свое дитя и помогает сохранить сущность до конца, а в точке прибытия использует энергию нижнего плана и формирует из нее материю для новой оболочки. Она очень хрупка и не надежна. Истинный вампир в этот момент невероятно слаб и уязвим. Ему сразу требуется кровь. Очень много крови. Есть проверенные точки выхода, где ее получить легко, не прилагая особых усилий. В частности, такая точка имеется в Аксании, где собственно и живет несколько сильных Патриархов и их родов. Любой прибывший туда Истинный сразу получает поддержку. В Кастании таких точек нет, что для тебя в некотором роде являлось удачным стечением обстоятельств.

— Ты говорила, что не можешь часто пользоваться путями. Это тоже связано с твоим отречении от матери?

— Да. Она неохотно помогает мне, потому я стараюсь не злоупотреблять. Лишиться возможности путешествовать по другим мирам для меня очень страшно. Они хоть как-то спасают меня от вселенской тоски. По сути, я бесполезный представитель своего рода, иначе говоря — паразит.

— Назови это как-то иначе, — поморщился я.

— Но суть останется та же. Я использую силы Матери, но при этом отказываюсь давать ей что-либо взамен.

Путешествие по Краю вечных льдов заняло около недели. Основное препятствие представляли ледяные торосы, которые местами становились непроходимыми и Хигиру приходилось разгребать их своей грудью, а иногда и вообще выбираться на лед. Скорость перемещения питомца по его поверхности была просто ужасной. В такие моменты он тратил много сил и после каждого перехода подолгу охотился. Нам же приходилось постоянно разгружать вещи и ставить палатку на ночь. Оставаться для сна на его спине мы не рисковали.

Это произошло в одну из самых холодных ночей. Мороз был настолько сильным, что даже в укрытии меня пробирал сильный озноб. Сиала не стала долго раздумывать и, не слушая возражений, забралась внутрь моего спального мешка.

— Сиала… не надо…

— Заткнись, помереть в дороге я тебе точно не дам.

Она прижалась ко мне всем телом и обняла. Жар исходящий от нее быстро нагрел воздух, а заодно привел меня в сильное возбуждение. Она была рядом, она поддерживала меня на этом пути, а Тая… Тая была далеко. Занималась восстановлением нового мира. Я вдруг осознал, что пойди она со мной и вопрос о спасении Юфина уже был бы решен. Пусть она не полноценный Хранитель, но ее сил уже вполне достаточно, чтобы противостоять Патриархам.

Ее образ еще некоторое время с укором смотрел на меня, а потом его затмили настойчивые поцелуи и ласки Сиалы Камисты. И я не выдержал… Я растворялся в ней снова и снова, изголодавшись по ее безупречному телу. На этот раз мне не хотелось новых экспериментов, а лишь дать вырваться той страсти, что накопилась во мне. Дать ее истосковавшейся душе хоть немного любви…

— Жалеешь? — прошептала она, когда все закончилось.

— Не знаю… Я пока не понял. Ты для меня значишь больше, чем кто-либо на всем свете, но Тая… Она другое. Мне сложно это объяснить, да даже понять самому. Но так хорошо мне не было целую вечность, — я крепко прижал ее к себе и слился с ней долгим поцелуем.

Было ли чувство вины? Да. Однозначно. Но вернись тот момент, пока еще ничего не произошло, и я бы снова пошел на этот шаг. Ее верность и поддержка стоили того, чтобы терзаться угрызениями совести весь оставшийся путь в этом мире. Больше мы раздельно не спали.

До назначенной точки нам удалось добраться без приключений, так и не повстречав никого из обещанных чудовищ. Животных почти не встреччелось, разве что стаи безобидных редких моржей, завидев издали Хигира, спешили покинуть свое лежбище. Быть может тем легендарным тварям не нравилась такая близость льда, и они предпочитали держаться южнее? С другой стороны — Хигир чувствовал себя здесь прекрасно и постоянно находил пищу.

Белое пятно на карте начиналось именно здесь, и пора было начинать двигаться на юго-запад тем маршрутом, который мне обозначил Михаил. Однако кое-что заставило меня пересмотреть первоначальный план — над горизонтом появился купол.

Он был огромен и прозрачен, практически невидим. Но в утренние часы, когда солнце занимало определенную позицию, его поверхность начинала светится радугой и это являлось прямо-таки отличным ориентиром. Поскольку кромка льда продолжала идти дальше, я принял решение продолжить двигаться по льду, несмотря на постоянно понижающуюся температуру. Да, будет сложно, но Сиала поможет справиться с холодом. Пусть придется пройти и проплыть почти в два раза большее расстояние, но зато опора под ногами всегда будет рядом. Это не поможет избежать опасного отрезка путешествия по воде, но так он станет значительно короче. И пусть в душе мне верилось, что питомец сможет нас протащить невредимыми через ареал обитания своих сородичей, все же я решил свести риски до минимума.

Через еще одни сутки мы встретили большой экспедиционный лагерь, усеянный замерзшими телами. Выходит, я не первый, кто попытался сюда попасть? Мы отпустили Хигира поужинать, а сами решили заночевать неподалеку. Какого же было мое удивление, когда я начал тщательно осматривать трупы. Я был готов увидеть хаттайцев, жителей Четырех королевств, да даже далийцев, но никак не в камень застывших эльфов. Их кожа вымерзла и сильно выветрилась, затрудняя опознание. Сложно было сказать, сколько лет они пролежали здесь. Тем не менее строение тела, да и несколько почти истлевших дневников на эльфийском подсказали, что это они.

— Сиала, ты видишь тоже самое что и я?

— Ага.

— Но как же их древние знания, как же магия?

— Я не могу ответить на этот вопрос. Быть может их уничтожило какое-то явление, а может быть в этой зоне нет эфира. Я не маг.

Мне стало интересно, и я попытался вытащить одно из тел, которое было завернуто в подобие толстого одеяла. Его хозяин не сильно подвергся изменениям, кое-где даже сохранились участки неповрежденной кожи. И первое, что бросилось мне в глаза — выжженное клеймо в виде короны на его лодыжке. От неожиданности я вздрогнул.

— Сиала, посмотри! Ты что-нибудь знаешь об этом?

Едва она взглянула на него, как на ее лице появилось выражение узнавания, и она грустно улыбнулась.

— Ты ошибся, Кай. Они не шли туда, — она указала рукой в сторону купола, — Они пришли оттуда!

— Пришли? Но как купол их пропустил?

— На этот вопрос я тебе не отвечу. Эльфы действительно через одного маги. Но может быть у этих полностью отсутствовал дар? Либо они нашли другой способ. В одном я уверена — они точно из Аксании. Такое клеймо ставят люди на проживающих в резервациях. Это беглецы.

— Ты хочешь сказать, что там нет свободных эльфов?

— Почему же. Есть. Но люди постоянно расширяют свой ареал обитания и отодвигают их в глубь материка в сторону Темных земель. А еще поговаривают, что несколько племен спрятались под землей и ведут непривычный для себя образ жизни. Все ради того, чтобы сопротивляться давлению людей.

Интересная история. Очень похоже, что они готовят вторую часть портала сквозь планету. Получается, ушастым в Аксании живется намного хуже, чем людям Кастании? У тех хотя бы есть иллюзия своей независимости, а хаттайцев так вообще можно назвать свободным народом. В свете того, что я услышал, человечество той половины мира предстало для меня под иным углом. Неприятным.

Эта ночь была особенно холодной. Ветер пробирал до костей и грозился сорвать палатку, а ближе к рассвету наш лагерь завалило снегом, засыпав нас с головой. Зато под этим толстым заносом наконец-то стало теплей. Теперь я понимал, насколько же была безумной моя затея и в полной мере оценил помощь Сиалы. Выжил бы я без нее? Я хочу думать, что да, но скорее всего сильно ошибаюсь.

Утром добрая часть времени была потрачена на то, чтобы освободить из-под завала наши вещи и добраться до океана. Хигир беспокойно плавал у берега и встретил нас радостным ревом. Он больше не смотрел на Сиалу косо и постепенно сдружился с вампиршей, хотя слушаться продолжал только меня. Сегодня особенный день — сегодня мы должны преодолеть купол.

Мы достигли его к полудню и приближение к нему заставило мое сердце забиться чаще. В мыслях я не раз представлял этот момент, как что-то грандиозное, но какого же было мое удивление, когда мы наконец-то добрались до его края.

Гигантский мыльный пузырь. Именно это сравнение пришло мне в голову, когда Хигир оказался рядом. Тонкая, еле различимая пленка слабо отражающая наши силуэты. Питомец ее даже не заметил и просто проплыл сквозь нее.

— И это и есть то самое непреодолимое препятствие? — разочарованно произнес я.

— А ты ожидал чего-то другого? Я не владею способностями, свои ты потерял. Рики и Хигир вообще не являются объектами его воздействия.

— У Рики есть Сила, — возразил я.

— Ты уверен? — она удивленно подняла бровь, — Я, например, после твоего визита к гитайя вообще больше ни в чем не уверена.

Демоны! А ведь и правда. Я вновь попытался вспомнить тот таинственный день, но ничего не получилось. И мне лишь оставалось признать тот факт, что я наконец-то попал в загадочную Аксанию.

Следующие несколько дней были похожи на предыдущий. Я как мог пытался сопоставить масштабы карты и мир вокруг себя, чтобы хоть примерно понимать наше месторасположение. Холод в этой части планеты, казалось, стал еще сильнее, и я уже постоянно подумывал о том, чтобы пораньше отправиться на юг. Что-то внутри меня подсказывало, что я заблудился. Но признать это у меня пока не хватало сил, да и с запасами провизии все было в порядке, а потому мы продолжали двигаться выбранным маршрутом.

Все изменилось в одночасье, когда нам пришлось пережить, пожалуй, самую холодную ночь.

— Мне нужна кровь, Кай, — заявила Сиала утром, — Мои резервы подходят к концу, и подойдет только кровь разумных.

— Я могу с тобой поделиться.

Она удивленно посмотрела на меня, а потом тихо рассмеялась. Я сморозил глупость?

— Прости, ты ведь не знаешь ничего об этом, я как-то упустила этот момент, — пояснила она грустно, — Наше путешествие нам обошлось в жизни десятка человек, но эта энергия почти иссякла. Взяться ей больше не откуда. Увы, я не Рики и не могу довольствоваться той маленькой порцией, которую ты можешь предложить.

— Но ее здесь негде достать! — я пришел в растерянность от этой новости, — Почему ты раньше не сказала?

— Надеялась, что мы справимся… Ты знаешь, что я не люблю касаться темы своих потребностей.

Я не понимал что ей ответить. Решения Сиалы мне обычно казались взвешенными, основанными на опыте сотен прожитых ей веков, а сейчас я, к своему разочарованию, понял, что даже такие мудрые существа не всегда способны предугадать исход.

— Прости, Кай, — она словно прочла мои мысли, — Но я не ожидала, что холод отнимет столько энергии. Знаешь ли, вампиры не живут в безлюдных северных широтах и никогда не имеют дело с морозом.

— Чем нам это грозит? — я попытался успокоиться и взять себя в руки.

— Пока что ничем. Какое-то время я еще смогу держаться и согревать нас. Но если мы сейчас же не повернем на юг, все может плохо закончиться.

Я остановил Хигира и сошел на лед. Похоже других вариантов нет и оставаться здесь больше нельзя. Значит нужно подготовиться к долгому заплыву и надежно закрепить вещи на спине исполина. Взгляд задержался на тугом рюкзаке из непромокаемой ткани, который я ни разу не удосужился открыть. Михаил говорил, что пользоваться им стоит в самой крайней ситуации. Кажется пришло его время.

— Сиала, сбрось мне вон тот мешок.

Она кивнула и отцепила его от остальных, а затем с любопытством уставилась на меня. Мне пришлось провозиться с тугими завязками минут пять — маг постарался на славу и упаковал его предельно надежно. Внутри оказались две коробки зажигательных палочек и деревянный ящичек с небольшими бутылочками, на этикетках которых мелким почерком были нанесены инструкции. Я взял пару из них в руки и прочел: "Средство для быстрой остановки крови", "Противоядие. Использовать при отравлении растительными ядами".

Один за одним я перебрал их. Он позаботился обо всем, собрав здесь микстуры, мази, лекарства на все случаи жизни. Но к сожалению ни одна из них сейчас не могла помочь. Я бы с удовольствием обменял их все на кровь для Сиалы.

Кроме спичек и набора первой помощи, внутри оказались некоторые предметы первой необходимости, вроде ножа и бинтов, два комплекта чего-то, похожего на бусы из всевозможных амулетов от магии, а также мешок с десятком круглых деревянных баночек цилиндрической формы, непонятного назначения. Поверх них лежал свернутый листок бумаги, который я сразу развернул и прочел:

"Это на случай, если Хигир устанет. Внутри них то, что поможет тебе не утонуть. Используй экономно, перед тем как спуститься на воду. Поворот крышки создаст магический пузырь в форме плота, который сможет продержаться на воде чуть больше часа, затем заклинание рассеется."

Мое сердце запрыгало от радости и наполнилось благодарностью к этому человеку. У нас были противоречивые отношения, я частенько шел наперекор его советам, но в данный момент сложно было представить что-то более полезное, чем эти деревяшки.

— Сколько ты еще сможешь обходиться без крови? — я вновь повернулся к девушке.

— Если мне больше не придется тратить тепло на тебя — неделю, — ответила Сиала. — Но я бы ставила дней на пять. Даже если мы будем плыть строго на юг, и нам не будут мешать льды, так или иначе в первое время будет сложно согреться только за счет шуб.

— Скидывай вещи вниз, мы отпускаем Хигира поохотиться. Сразу, как он вернется — отплываем.

Похоже мой водоплавающий друг очень позитивно воспринял смену маршрута, поскольку на юг он устремился с удвоенной энергией. Первый день нового направления оказался самым неприятным, так как попадались сложные участки и крупные льдины, которые приходилось подолгу обходить кругом, теряя время. Мы как могли укрепили палатку на спине зверя, но из-за ее наклона спать теперь было не очень удобно, да и делали мы это строго по очереди. Телу Сиалы, которое раньше могло подолгу обходиться без сна, теперь постоянно требовался отдых. Я мерз, и мерз сильно, но старался держаться, чтобы не расходовать силы спутницы. Лишь в самые невыносимые моменты я присоединялся к ней и забирал чуточку ее тепла, ощущая себя нахлебником.

Хигир уставал теперь меньше, однако потребность в еде никуда не девалась, и через сутки после отплытия мы использовали первый пузырь. На ощупь наш "плот" напоминал резину, однако был полностью прозрачен. Его объема вполне хватало, чтобы держать меня, Сиалу и весь наш груз на поверхности в течении часа. Неудобство создавало лишь постоянная разгрузка-погрузка вещей, но избавляться от запасных шуб и одежды мы пока не стремились.

Хоть и с большими неудобствами, но наш путь продолжался. Мы следовали точно на юг, и я уже не пытался вычислить точное местоположение островов, надеясь, что рано или поздно появятся либо они, либо какое-то судно. Вода все еще была невероятно холодной, но вот температура воздуха постоянно росла. Теперь главной проблемой стала сырость, создаваемая ветрами и брызгами волн.

Через четыре дня после смены направления Сиале стало плохо. С ее щек пропал румянец, а кожа тела стала бледной, даже прозрачной. Она ничего не говорила о своем состоянии и отказывалась общаться со мной на эту тему, постоянно вглядываясь вдаль, словно ища цель. Ее руки и лицо преобразились, став худыми и костлявыми, а при редких улыбках я все чаще стал замечать растущие против ее воли клыки.

— Кай, привяжи меня к Хигиру так сильно, как только сможешь, — сообщила она мне утром пятого дня.

— Зачем?

— Потому что однажды я высосу всю твою кровь, — на ее лице появилось выражение стыда, — Это сильнее меня. Дальше я постараюсь только спать, это замедлит процессы в моем теле.

— Ты потеряешь рассудок?

— Полностью нет, но возможны моменты, полного отсутствия контроля. Ты поймешь, когда ко мне лучше не приближаться.

— Ты выживешь? — я почувствовал комок у горла, понимая, что дальше буду плыть фактически один.

— Выживу, — натянуто улыбнулась она, — Истинному вампиру трудно умереть.

Вампирша улеглась внутрь спального мешка, заставив меня застегнуть его полностью. Она настояла, чтобы я туго перемотал его веревками. Закончив с этим, я закрепил его промеж рогов Хигира, полностью лишив ее возможности двигаться.

А к полудню следующего дня на горизонте появилось судно. Сначала я не поверил в это и думал, что ошибаюсь, однако спустя час убедился что глаза меня не обманывают. Оно шло под углом к нам, и я, обрадовавшись этому событию, запустил в небо сразу две ракетницы, которые ярким красным пламенем озарили небосвод, а затем упали в море, но продолжили гореть, не взирая на воду вокруг них.

Меня заметили. Корабль медленно развернулся и устремился в нашу сторону. Я взобрался на самую макушку изрядно уставшего Хигира и начал махать руками. Это было совсем небольшое судно, с острым носом и всего парой мачт, однако шло оно очень резво, и вскоре я смог различить с десяток людей на его борту.

Мне показалось, что они о чем-то спорят, указывая рукой в мою сторону.

— Этот зверь не опасен! — громко крикнул я, в надежде, что они понимают мою речь.

Но либо они не говорили на языке Четырех королевств, как это делали люди в моем видении, либо просто проигнорировали меня. Раздался громкий хлопок и от носа корабля отделился огромный гарпун, который быстро набирал скорость, а в следующую секунду тело Хигира вздрогнуло и его яростный рев заглушил все вокруг.

Глава 10

Демоны! Не такого я ожидал от этой встречи…

Хигир яростно мотнул головой и устремился к своим обидчикам, а я перескочил на самую его макушку и опустил глаза вниз. Из груди монстра торчал длинный стальной стержень, от которого в сторону корабля отходила тонкая металлическая цепь.

— Зачем!? — взревел я в отчаянии, — Что мы вам сделали?

— Парень! — от команды отделился человек, выделявшийся странной синей одеждой, — Уж не знаю, каким образом это чудовище позволило тебе его оседлать, но к тебе у нас претензий нет.

Хигир приблизился к судну почти вплотную и широко раскрыл пасть. Конечно, корабль ему не перекусить, но повредит он его здорово. К моему удивлению ни матросы, ни говоривший, даже не испытывали страха.

— Прыгай в воду! Быстро, если хочешь жить! Мы тебя вытащим. — синий развел руки, а затем на его ладонях заискрились молнии, и он протянул руки к стальной нити, соединяющей корабль и моего питомца.

Я моментально сообразил, что сейчас произойдет и резко выпрыгнул вверх. Усилие было настолько сильным, что я почувствовал сильную боль в мышцах голени. Только бы не разрыв! Нет!

А в следующую секунду сполохи электрического разряда пробежали по звеньям связывающей нас цепи. Хигир внезапно обмяк и оцепенел, а затем начал медленно уходить под воду. Лишь могучая голова и часть шеи, с закрепленными на ней вещами, остались на поверхности, удерживаемые натянутой ловушкой. Я неуклюже приземлился на него и завалился на бок из-за невыносимой боли в ноге.

— Эримей, отличная работа! — к синему подошел высокий бородатый человек и похлопал его по плечу, после чего устремил взор в мою сторону, — Эй! Меня зовут капитан Симерс, а как тебя звать? Прости, парень, но теперь это наша добыча. Куда ты плыл и как ты смог его подчинить? Мы тебя доставим, на берег, если нужно. Ты умеешь говорить с животными? Мы бы нашли тебе работенку.

Я лежал, стиснув зубы, и не обращал внимания на этот бессвязный поток вопросов. Впервые за много лет, по моим щекам безудержно катились слезы. Ладонь легла на шершавую кожу меж пластин Хигира, в том месте, где не было никакой защиты.

— Прости меня, малыш…, — я медленно провел по нему рукой.

Он жив! Сквозь покров животного чувствовался слабый, но равномерный пульс чудовища.

— Только давай без глупостей! А то нам придется тебя закрыть в трюме. Перелазь сюда по цепи, — не унимался капитан.

Я пополз к мешкам с вещами, морщась от боли, и извлек оттуда оружие. Блестящее острие серпа уставилось точно на корабль, а в следующую секунду я нажал кнопку на рукоятке.

Ничего! Оружие гитайя больше не работало.

— Ну, не хочешь разговаривать — можешь сидеть там, — опять произнес высокий, — Мы отбуксируем тебя до Календийской гряды, а дальше иди на все четыре стороны!

Что я могу сделать? Что?

Взгляд остановился на мешке, внутри которого спала Сиала. Я расстегнул верх и уставился на ее полупрозрачное лицо, сквозь тонкую кожу которого были видны темно-серые, почти черные прожилки. Она все еще была похожа на человека, хотя им не являлась.

Я открыл сумку Михаила и извлек оттуда бусы с нанизанными на них амулетами. Аккуратно надел их на шею спутницы, а затем вспорол мешок серпом и разрезал удерживающую Сиалу веревки. Она даже не проснулась.

— Пей… — закатываю рукав и тыкаю обнаженным запястьем в лицо вампирши.

Она продолжает спать.

— Пей! — мой ладонь отвешивает ей звонкую пощечину.

Ее глаза мгновенно открываются. Я не вижу в них ничего кроме ненавидящей мир злобы и голода. Страшного голода. Секунда, и длинные острые клыки пронзают мою руку. Она пьет, и пьет жадно, не понимая, что происходит вокруг. Моя жизненная сила переходит в нее и, с каждым ударом сердца, я чувствую как ее остается меньше и меньше.

— Хватит…, — шепчу я почти неподвижными губами, — Ко… корабль… там… много… кро… крови.

Мир плывет, глаза закрываются сами собой, и мое тело скатывается в воду. Она холодная, но сил сопротивляться больше нет.

Юфин! Его нужно спасти! Тело дернулось в коротком рывке, и мои глаза открылись. Что происходит?

Я почувствовал лицом холодный воздух, но телу было жарко. Огляделся вокруг. Полутемная каюта, освещаемая лишь странным желтым шаром, прикрепленным к потолку и запах морской сырости, смешанный с привкусом рыбы.

Медленно приподнялся на локтях и обнаружил себя лежащим на грязной постели. Мое тело было укрыто шубами, и какой-то старой рогожей, поверх них. Во всем организме чувствовалась слабость, но вернувшиеся в голову воспоминания о недавних событиях заставили проигнорировать это и сесть на край лежанки.

Я полностью раздет и от моего тела исходит странная вонь. Рядом с кроватью на стареньком стуле лежит чистый и сухой комплект моих запасных вещей, а на спинке висит полотенце. У подножья стоит таз с водой и от нее исходит пар.

Попытался встать на ноги и меня повело в сторону, но я удержался, опершись на стену. Странно, нога совсем не болит.

— Сиала! — хриплый звук вырвавшийся из гортани прозвучал очень тихо.

Она захватила корабль? Быть может сейчас ей нужно следить за кем-то, и она оставила меня одного? Да что за противная вонь?

Я приблизил предплечье к лицу и ощутил резкий запах спирта и чего-то тошнотворного. Тело было полностью покрыто мазью или чем-то вроде того. Сорвал с постели простынь, намочил ее в тазу и начал вытираться.

Хигир! Он жив?

Внезапно раздался скрип. Я обернулся и увидел открытую дверь — в проеме стояла Сиала. Красивая и сильная, совсем не похожая на себя спящую. Она опять такая, какой я ее помнил всегда. Едва она меня увидела, как мгновенно оказалась рядом и аккуратно усадила меня на кровать.

— Я сама, Кай. — она взяла тряпку из моих рук и начала протирать мое тело, смывая зловонную слизь.

— Хигир? — прохрипел я.

— Жив, с ним все хорошо. Они не собирались его убивать сразу. Жир талами портится, если его не законсервировать в первые часы после смерти, а стоит он как золото.

Мое сердце забилось быстрее. Малыш смог выжить!

— Талами? Золото?

— Талами — так они называют сородичей твоего друга, очень редкий экземпляр в этих широтах. А золото здесь вроде онитов, деньги в общем.

— Откуда ты все это знаешь?

— Ну, про золото я и так знала. А остальное рассказали матросы.

— Ты кого-то оставила в живых? — удивился я, уже окончательно сообразив, что произошло.

— Ну должен ведь кто-то вести корабль, — улыбнулась она и, чуть помедлив, добавила, — Я убила всех, кто был на палубе и выпила их досуха. В тот момент я действовала на инстинктах и ничего не понимала.

— Так выживших нет? — не понял я.

— Я тоже так сначала подумала, но оказалось, что в трюме спрятались люди, один из них лекарь, кстати. Это он тебя лечил. Кстати, спасибо за вовремя надетый амулет, возможно они бы справились со мной, если бы не его защита. Ты хорошо себя чувствуешь?

— Слабость во всем теле, но в целом… Вроде терпимо.

— Ты потерял из-за меня много крови, — Сиала опустила виноватые глаза.

— Плевать! Главное, что ты спасла Хигира. Где он?

— Плавает неподалеку. Ему срочно нужно увидеть тебя, а то он волнуется и это плохо может отразиться на состоянии корабля, — улыбнулась она.

— Идем!

Я оделся и, слегка облокотившись на Сиалу, вышел из каюты. Удивительно, но здесь было теплее, чем в трюме. Солнце находилось достаточно высоко, из чего я сделал вывод, что мы уже переместились сильно к югу.

На самой высокой точке забрызганной кровью палубы стоял человек и крутил рулевое колесо. Вид у него был измученный, и боязливый. При виде моей спутницы он резко выправился и устремил взгляд на горизонт, стараясь не встречаться с нами глазами.

— Это ты их так вымуштровала? — я удивленно поводил глазами и обнаружил еще двух матросов, один из которых наматывал канат на какую-то вертикальную балку, а второй сидел на мачте и закреплял парус.

— Им обещана жизнь, если нас доставят на берег.

— Нам грозит опасность на островах?

— Они ничего и никому не расскажут. Мы сожжем корабль, и последний остаток пути пройдем на лодке. — она перевела взгляд на рулевого и повысила голос, — Я ведь правильно говорю, Фьерг?

— Да, да, госпожа, — он быстро закивал головой, избегая смотреть на нее.

— А где Рики?!

— Эмм. Я его немножко закрыла, иначе бы мы остались без матросов. Здесь все каюты наполовину дырявые, и я побоялась оставлять его без присмотра.

Ответить я не успел, так как корабль резко качнуло и над правым бортом показалась огромная морда Хигира. Увидев меня, он издал приветственный рев и приблизил голову.

— Малыш! — я протянул руку, и монстр медленно потянулся к ней, пытаясь потереться, — Пора бы тебя отпустить. Хватит с тебя приключений, ты и так многое для нас сделал.

— Собираешься отправить его обратно? — поинтересовалась Сиала.

— До Кастании я не поплыву, но уведу его подальше в океан, там где ему ничего не грозит. Думаю, стоит этим заняться прямо сейчас. Познакомь меня с лекарем и давай уже отпустим Рики.

Эльмур сидел в большой клетке, в отдельной каюте, которую заняла Сиала. Едва он увидел меня, как запрыгнул на ее прутья и запищал. Я открыл дверцу, и он мгновенно занял свое любимое место за пазухой. Внутри его временного жилища обнаружилась горсть черных перьев.

— Тут жил ворон. Это каюта мага природы, — пояснила Сиала.

— А птица-то где? Маг тоже погиб?

— Рики… Он был очень голоден, и я не стала давать ему твою кровь. Ты еще слишком слаб, чтобы кормить его. А мага я прикончила первым, он единственный, кто мог доставить серьезные проблемы. Можем использовать кого-то из матросов, правда их мало.

— Кто-то еще владеет магией на корабле?

— Нет. Магический дар совсем не редкость, но мало кто его имеет возможность развивать до серьезного уровня. Маги стоят дорого, и обычное китобойное судно не может позволить себе двоих.

— Но я думал, что люди для того и покинули Кастанию. Чтобы магия была доступна каждому!

— Ты до сих пор слишком сильно веришь в светлое человечество. — грустно улыбнулась она, — Магия — такой же предмет торговли, как и все остальное. Знания со временем становятся тайными, создаются школы, обучение в которых стоит дорого. Да и не все готовы, даже имея деньги, посвятить свою жизнь постоянной учебе. Увы, это не Сила Кастании, благодаря которой люди получают все и сразу, пусть даже в сильно урезанном виде. Думаешь в древности люди просто так согласились на неравноценный обмен с эльфами?

— Все, как всегда…, — горестно вздохнул я, — На Земле людям колдовство не было доступно, но и там материальное обычно значило больше, чем самопознание. Веди меня к лекарю.

Целителя звали Лейтон Эварс. Моя спутница оставила ему каюту, напрочь забитую склянками и железными коробочками с порошками. Увидев нас он быстро встал из-за стола и со страхом уставился на вампиршу.

—Д-да, леди С-сиала?

Я рассмотрел его. Непримечательное лицо, с глубокими морщинами на лбу, хотя в целом он не выглядел старым, двухнедельная щетина и очень выразительные голубые глаза, пожалуй только они оживляли общую картину. Одет он был в теплый серый костюм с небрежно торчавшей из-под него рубашкой.

— Сейчас моему спутнику предстоит принять одно вредное зелье. — произнесла Сиала, — Он все еще слаб, а потому тебе будет необходимо следить за его состоянием. Вопросы?

— Н-нет. Я с-сделаю все к-как надо.

— Лейтон, успокойся, — вступил в разговор я, — Мы не причиним вреда больше никому и все останутся живы. Лично я не вижу вашей вины в том, что капитан судна принял решение атаковать меня и моего друга.

— Х-хорошо.

Я вновь передал Рики Сиале, так как боялся что он начнет защищать меня и укусит судового врача, после чего наша тройка отправилась в мою каюту. Эйголя еще оставалось приличное количество, а потому я принял значительный объем, рассчитывая провести в теле питомца сутки. На всякий случай решил использовать спальный мешок, который бы ограничил мою подвижность, хотя моя спутница уверяла, что Хигир теперь более спокойно реагировал на обмен сознанием.

Едва я переместился в тело питомца, как первым делом внимательно осмотрел грудь, куда вонзился гарпун. С длинной шеей это было сделать несложно. Как и ожидалось, рана оказалась неглубокой, но лишь потому, что гарпун угодил в центр одной из грудных пластин. Сейчас она была покрыта корочкой. Скорее всего такой выстрел был сделан намеренно. Сиала упоминала, что он был им нужен живым, по крайней мере до того момента, пока они не решат добыть с него ценный жир.

Ну что, малыш. Пора возвращаться? Я открыл пасть, издав прощальный рев, а затем начал набирать скорость. В этих широтах уже нет льдин, а значит я смогу уплыть как можно дальше, не отвлекаясь на поиски маршрута. Расставаться с гигантом очень не хотелось, но его размеры и место обитания просто не позволяют нам встречаться чаще. Все же это не Рики, который легко может жить даже в кармане.

Следующие сутки я непрерывно плыл, ориентируясь по внутреннему биологическому компасу. Плыл прямо на купол, не останавливаясь даже для того, чтобы поохотиться. Как ни крути, а Хигир управляется со своим телом намного лучше и сам сможет восполнить этот пробел, когда мы расстанемся. Моя задача добраться как можно ближе к центру его ареала.

Купола я так и не достиг, хотя пару раз видел характерный радужный след на горизонте. Сознание начало проситься обратно, и я сделал финальный рывок, разогнавшись до максимальной скорости, пока меня не выбросило в свое тело. Прощай, дружище, дальше ты справишься сам.

— Все в порядке? — я открыл глаза, ощущая сильную сухость во рту и тошноту. Сиала и доктор находились у моей кровати, и выглядели обеспокоенными.

— Теперь уже да, — ответил лекарь, — В какой-то момент я боялся, что вы не проснетесь. Выпейте.

Он протянул мне стеклянную колбу и вампирша утвердительно качнула головой. Я жадно приник к слегка горьковатому питью и опрокинул его залпом. По телу быстро разлилось приятное тепло, и я почувствовал себе немного лучше.

— Отдохни, нам еще плыть около суток, — произнесла девушка, после чего сделала знак доктору и меня оставили одного.

Я снова погрузился в сон и проспал до утра следующего дня, а когда наконец проснулся то почувствовал себя странно. С одной стороны меня сильно мучал голод, а с другой я ощутил себя здоровым, словно никогда не терял свои способности. Это заставило меня соскочить с постели и подойти к зеркалу. К сожалению, моложе я не стал.

Быстро оделся и вышел на палубу, где обнаружил Сиалу, на плече которой стоял на задних лапках Рики. Оба моих друга напряженно всматривались в горизонт. Я проследил за их взглядом и внезапно понял, что сам собой включился слабенький контур. Похоже моя блокировка дает сбой, но вот стоит ли этому радоваться, я пока не знал.

Впрочем, усиленное зрение отключилось также быстро, как и появилось, но я успел рассмотреть силуэты трех островов, разделенных между собой приличной полосой моря. Это их капитан назвал Календийской грядой?

— Доброе утро, Кай. — Сиала почувствовала мое присутствие и обернулась. — Мы почти добрались. Как себя чувствуешь?

Рики, сообразив что хозяин вернулся, проворно спрыгнул вниз и через секунду оказался на моем плече.

— Привет. Отлично, будто бы снова стал молодым. Что решили?

— Мы пересядем на них, вампирша указала мне рукой на две висящие у борта шлюпки. Одна наша, в другой поплывут моряки. Дальше нам с ними не по пути.

Я покосился на рулевого, но тот сделал вид, что не заметил моего взгляда и уставился вдаль. От Сиалы не ускользнуло это. Она демонстративно опустила руку в карман, и извлекла длинную полоску ткани, на которой отчетливо располагались друг за другом шесть кровавых пятен.

— Это образцы, взятые у наших спутников. Местные прекрасно знают возможности Истинных вампиров искать цель по крови, а потому им совсем не выгодно трепать языком, — она слегка повысила голос, и матросы, занимающиеся сворачиванием паруса заметно напряглись, — Я лично уничтожу всех людей с этого корабля и их семьи, если на выходе из портала тебя будут встречать стражники. И мне совсем не важно, кто именно из этих людей нарушил условие. Умрут все.

Конечно мне было понятно, что Сиала вряд ли выполнит свою угрозу, но не стал никого разубеждать. Мне эти люди интересны ровно до того момента, пока они не спустят шлюпки на воду. Я отправился обратно в трюм и начал готовить наши вещи к погрузке. Впрочем, нужно не так и много — еда, запасной комплект вещей, да рюкзачок Михаила. Шубы и палатка нам больше не потребуются, а они составляют самый большой объем багажа.

— Все, ближе нельзя. Иначе нас могут заметить с берега, — произнес рулевой, отчаянно стараясь не выдать волнение.

— Грузимся!

Шесть человек команды с удивительным рвением начали перетаскивать свои вещи к лодкам. Мы отдали им ту, что побольше, и терпеливо ждали когда они возьмутся за весла. Дольше всех собирался доктор Лейтон, который, казалось, стремился сохранить всю свою коллекцию лекарств и вызывал жуткое раздражение у товарищей своими причитаниями. Он постоянно что-то забывал, возвращался и сокрушался, что никак не может определиться с грузом.

Постепенно это начало злить и меня. Я вынул из кармана два крупных алмаза и вложил ему их в руку.

— Что это? — он удивленно поднял глаза, и я мгновенно понял, что он прекрасно знает назначение этих камней.

— Это компенсация за мое лечение и уничтоженные лекарства. Садитесь в лодку.

Он опасливо покосился в сторону товарищей и быстро убрал их в карман.

— Спасибо!

Спустя четверть часа я уже наблюдал, как их лодка исчезала вдали. Рядом со мной стояла Сиала, легко постукивая по руке одной из ракетниц, что дал нам Михаил.

— Нам пора, Кай.

Я не стал спорить и спустился по канату вниз, ожидая, пока спутница присоединится ко мне. С палубы корабля медленно начал подниматься дымок, который постепенно становился гуще, а вскоре пламя охватило канаты и постепенно перекинулось на паруса. Было что-то завораживающее в этом зрелище.

— Его обязательно было сжигать? — задумчиво произнес я.

— Обязательно, — уверенно ответила она, — Ты не в Кастании. Здесь достаточно много способов разыскать нас по следам. Зачем эти лишние трудности?

Она уселась на скамейку и попыталась взяться за весла, но это уже было чересчур. Я сгреб ее в охапку, задержался на секунду и поцеловал, а затем посадил напротив. Сам же занял место гребца и двинулся чуть правее того курса, по которому ушли моряки. Наша цель находилась на самом большом острове и заглядывать в местные порты нам не было необходимости.

Медленно но верно, берег приближался. Рики, занял место на носу лодки и встал на задние лапы, постоянно нюхая воздух. Похоже его уже сильно достало, что кругом одна вода и сырость. Вскоре стали видны домики с треугольными крышами в левой части острова, но мы решили зайти с правой стороны, скрытой негустым лесом, пожелав чтобы нас не встретили на берегу.

— Я нормально выгляжу для этих мест? Я имею ввиду одежду.

— Кай, здесь не особо сильно смотрят во что одет человек, это даже не город, а уж тем более не столица. Да и там, если честно, на тебя не обратят особого внимания. Родословная всех местных жителей уходит в Четыре королевства, как и твоя. Был бы ты хаттайцем или далийцем, несомненно бы привлек любопытные взгляды.

Я бросил весла, немного покрутил корпусом, разминая позвоночник, после чего вытащил карту и расстелил ее на коленях. Наше местоположение определить не составило труда, так как именно три крупнейших острова гряды, находившихся сейчас перед нами, легко на ней угадывались, а их название уже озвучивал капитан.

— Расскажи мне, как добраться до Темных земель?

— Я не настолько хорошо знаю местные маршруты, Кай. Но раз ты говоришь, что видел военных неподалеку от тех мест, значит ответы нужно искать у них, — она провела пальцем от острова, до континента и остановилась почти на середине. — Это Акилания, военное образование на границе с незаселенными территориями. Что-то похожее на бывший шестой корпус в горах, близ Норада, только намного более масштабный. Со временем это место превратилось в небольшое государство, со своей столицей и городами.

— Значит нам туда, — я вновь взял в руки весла и с воодушевлением погреб к острову.

Мы причалили в небольшой бухте, которая отчетливо носила следы пребывания человека. Берег был усеян странными деревянными конструкциями, похожими на скрепленные между собой бревна. Словно кто-то планировал постройку корабля, но дело застопорилось. Сиала предложила затопить лодку, чему я возражать не стал. Пришлось раздеться и залезть в воду, но море не показалась мне таким уж холодным. Мы подобрали несколько крупных валунов и накидали их внутрь, после чего оттолкали ее подальше от берега и погрузили на дно. Повреждать корпус не стали, мало ли.

Вверх от бухты уходила вполне себе видимая тропинка, пусть и слегка заросшая молодой травой. Мы преодолели крутой длинный подъем и вышли на вершину холма, почти лишенного деревьев. Здесь располагались поля, засеянные какой-то молодой и, по всей видимости, неприхотливой культурой, способной расти в этих широтах. Местами имелось несколько строений, напоминающие небольшие домики, но приближаться к ним не стали. Дорогу спрашивать не имело смысла, так как островной центр прекрасно был виден внизу.

Спуск занял не больше получаса и навстречу постепенно стали попадаться люди, которые ненадолго задерживали на нас взгляд, но на контакт идти не пытались. Одеты они были в легкие тулупы и в большинстве своем напоминали крестьян и рыбаков, судя по характерному инвентарю в их руках.

Само поселение городком было можно назвать с натяжкой, скорее это был рабочий поселок, основную часть строений которого составляли трехэтажные бараки, похожие друг на друга как две капли воды. Вдали виднелась судостроительная верфь, откуда доносился стук плотницких молотков. Впрочем, Сиала туда не пошла, а повела меня в самый центр поселка к остроконечному зданию, над которым развевался сине-желтый флаг.

Перед ним обнаружилась небольшая площадь, огороженная металлической оградой, все пространство которой занимал постамент с полукруглой стеклянной аркой, будто перевернутой вверх ногами. Напоминала эта конструкция рога огромного животного. Перед небольшой калиткой, ведущей внутрь располагалась остроконечная будка, возле которой дежурили два крепких парня в серой форме с нашивками. Такую местные не носили. Я сразу узнал в них военных, так как уже видел подобную одежду в своем сне.

— Дьень добрей, — произнес один из них, сильно коверкая привычную мне речь, — Кьюда ньюжно лететь?

— А? — меня смутило его произношение, но быстро вспомнив, что капитан корабля и маг природы общались на вполне себе нормальном языке, уверенно произнес: — Мы хотим попасть в Акиланию.

— Акьиланью? — он рассмеялся и его сосед поддержал его, — Вьи откуда упальи? Ильи у вас есть пропуск? Вьи нье похожи на акьиланских соильдат.

— А где взять такой пропуск? — поинтересовался я, предчувствуя, что снова вызову их смех.

— Феталья конечно, там такие отчаянные парни как ты нужны, — совершенно серьезно ответил второй, — Записывайся в армию и просись служить в Акиланию, если жизнь не дорога.

— Чего лясы точим? — из дверного проема будки показался человек в синей форме, очень похожей на ту, что носил парализовавший Хигира маг.

Оба солдата резко вытянулись по струнке, дав мне понять что этот тип является здесь главным.

— Здравствуйте. Мне и моей спутнице нужно попасть в Феталью.

— Восемьдесят золотых с каждого, — безразличным тоном произнес он.

— Алмазами возьмете? Других денег не осталось.

— Покажи!

Я вынул пару камней и протянул их этому человеку. Тот взял один и, на секунду, скрылся в своем убежище, а затем показался снова. На его глаз была надета какая-то линза, через которую он бегло осмотрел камень. Удовлетворившись его качеством, он поманил меня пальцем ко входу и выставил передо мной вертикальное устройство, похожее на столбик с чашечкой сверху.

Мне быстро удалось сообразить, что это весы, и я начал по одному скидывать на них самые мелкие камни; когда их накопилось около десятка, прибор издал высокий отрывистый звук.

— Хватит! Проходите к порталу.

Стражники впустили нас внутрь и Сиала первой взошла на постамент, остановившись перед аркой. Я повторил все в точности за ней. После этого маг скрылся в своей будке и через секунду между стеклянными рожками возникло голубоватое свечение, которое начало темнеть и образовывать в воздухе пленку. Едва оно стало ярко синим, вампирша меня взяла за руку, и мы одновременно вошли в круг.

Глава 11

Я попал в улучшенную Фаэту. Именно таким было мое первое впечатление, едва мы оказались на той стороне портала. Площадь вокруг, здания, люди — все это мне напоминало центр столицы Саталии. Но вот только смотрелось как-то… Ярче?

Мы сошли с постамента по короткой лесенке и направились на выход. Здесь, как и на острове, дежурили два бравых молодца в серых мундирах. Никаких проверок нам не устраивали, лишь поприветствовали и пожелали хорошо провести время в городе. Как и говорила Сиала, наше появление не вызвало какого-то повышенного внимания. Местные действительно были одеты кто во что горазд: от бесформенных плащей и до красивых сюртуков. Пожалуй, единственное что привлекало мой взгляд — необычной формы шляпы у некоторых прохожих, напоминающие колпаки с подвернутыми краями. Мне они показались слегка комичными. Впрочем, носили их лишь единицы модников, так что уже через пару минут я перестал волноваться за свой внешний вид. А еще я не заметил никакого транспорта, но возможно только потому, что это была центральная часть города с парками и аллеями.

— Ты была здесь? — поинтересовался я спутницы.

— Никогда. Я вообще плохо знаю эту часть материка. Кстати, ты действительно собрался записаться в армию?

— Если это единственный способ добраться до Юфина, то да, — твердо ответил я.

— Это может вызвать определенные трудности, — задумчиво произнесла Сиала.

— Какие например?

— Например то, что нам придется разделиться. Во-первых, я в любом случае не пройду отбор на службу хотя бы из-за этого, — она с улыбкой указала руками на свою полную грудь, — А во-вторых, меня легко могут раскрыть. В армии служат сильные маги, а кроме того у военных хватает способов идентификации нелюдей. Да я даже портал не пройду, уверена — он будет в оранжевом режиме. Такой не пропустит и эльфа.

— Оранжевом? Тогда почему на острове он был синим?

— Потому что оранжевый портал требует огромное количество энергии. Такой режим включают лишь на серьезных объектах, вроде министерств или армии. Зато он дает полную гарантию, что на закрытую территорию не проникнет враг. Посуди сам: пара патриархов, проникнув в рядовой форт, уничтожат его максимум за полчаса.

— И как мы сможем держать связь?

— Та костяшка еще у тебя?

— Да, — я порылся в карманах и подкинул предмет на ладони.

— Я буду находится поблизости от твоего места службы. А дальше посмотрим. — она забрала у меня амулет. — Думаю нам нужно идти в ту сторону.

Я проследил глазами за ее взглядом и увидел большую площадь, вокруг которой располагались красивые строения, увенчанные шпилями и башенками. Очень похоже на административные постройки. Мой взгляд упал на пару одетых в форму солдат, то ли патрулирующих район, то ли просто направляющихся по своим делам.

— Подскажите, где здесь можно записаться добровольцем в Акиланию?

— Жить надоело? — один из парней удивленно вздернул брови, — Или на жалование позарился? Вот что я тебе скажу, дружище — мертвецам деньги не нужны, сколько бы их не было. Да и выглядишь ты нормальным. Не суйся туда.

— Я, пожалуй, сам это решу. Так покажешь?

— Твое дело, так-то, — он развернулся и указал рукой на высокое здание, — Вон ту желтую постройку с террасой видишь? Обойдешь ее слева и попадешь в переулок, по выходу из него упрешься в два одинаковых здания, соединенных первым этажом. Это и будет военная комендатура.

— Спасибо!

Мы пересекли площадь, затем прошли через тот самый переулок, который здорово сократил нам путь, и вышли к зданиям, в точности соответствующим описанию. Возле левого крыла народу совсем не было, а вот возле правого находился отряд солдат в форме, похожей на полевую, что была у меня в школе Длани на учениях. Думаю, мне все же в тот корпус, что находится слева.

— Подожду тебя здесь, — Сиала указала на лавочку в небольшом скверике и направилась к ней.

Я поднялся на крыльцо. Немного постоял, глубоко вдохнул, собираясь с мыслями, и вошел внутрь. Сразу же при входе меня встретил дежурный.

— По какому вопросу?

— Хочу служить в Акилании.

— Секунду. — он склонился над журналом, — Как вас зовут?

— Кай…, — я запнулся, сообразив что не знаю здешних фамилий.

— Кай, а дальше? — он поднял на меня ожидающий взгляд.

— Эварс! Кай Эварс, — я назвался фамилией целителя с уничтоженного нами корабля.

— Откуда прибыли? Сколько лет?

— Календийские острова. Тридцать пять. — я выбрал число поменьше, так как помнил что в Четырех королевствах начиная с сорока лет в армию не принимали.

— Старовато выглядите для тридцати пяти.

— Это все борода. Сбрею, если потребуется.

— Документы имеются?

— Эээ… Мой дом сгорел недавно вместе со всем имуществом, в том числе и документами. А сосед говорит, что в армии можно достаточно быстро заработать денег, особенно в Акилании.

Вот же демоны! Надо было подготовиться заранее. Сочиняю на ходу, но вроде пока все нормально.

— Ждите здесь. — дежурный подошел к стоящему в глубине здания человеку и о чем-то с ним переговорил, а затем вернулся обратно. — Следуйте вот за тем солдатом.

Кажется первая проверка пройдена. Я протиснулся через узкий проход и направился к сопровождающему, который ловко взбежал по лестнице и не оборачиваясь двинул вперед мимо кабинетов.

— Стой здесь. — провожатый постучался в дверь, и, дождавшись разрешения, исчез за ней, а через четверть минуты снова вышел, — Проходи, командира зовут Седри Малоуз. И постарайся с ним не спорить.

Последние слова он сказал почти шепотом, скорее это даже было похоже на дружеское наставление. Я благодарно кивнул парню за совет и шагнул внутрь.

— Кай Эварс, — человек средней комплекции в военной форме поднялся из-за стола и подошел ко мне, причем на дистанцию сильно превышающую ту, которая необходима для разговора.

— Здравствуйте, командир Малоуз.

Надеюсь это близко к тому, как следует отвечать?

Он склонил голову набок и приблизил свое лицо к моему, пристально вглядываясь в мои глаза. Я ощутил запах его несвежего дыхания.

— Ты стар, Кай Эварс. Сколько тебе? Сорок, сорок пять?

— Тридцать пять. Я просто так выгляжу.

— Может быть ты сильный маг?

Я отрицательно покачал головой.

— Документов у тебя нет. Магией не владеешь. В общем так, приходи когда восстановишь свои сгоревшие бумаги. — он повернулся и направился на свое место.

— Я могу служить, вы сильно ошибаетесь.

— Я никогда не ошибаюсь. Ты старая развалина, Кай Эварс. Зачем мне боец, который будет тормозить весь отряд? — в его голосе появились нотки раздражения.

— Тогда я готов сразиться с любым человеком из вашего отряда.

— Эх-ха! — он глухо и неприятно засмеялся, — Дерзкий? Я таких не люблю. Впрочем, это будет даже весело. Сломают тебе пару костей — получишь урок на будущее. Надеюсь, после этого я больше не увижу твою небритую морду? Приходи завтра в восемь часов утра ко входу.

— А если я выиграю бой?

— Этого не будет. Впрочем… — он на секунду задумался, — Впрочем я могу тебе обещать, что приму тебя в наши ряды немедленно.

— Тогда я уточню: мне нужна служба в Акилании.

— Да хоть в Офейре! Надеюсь ты в курсе, что Акилания это место для преступников, приговоренных к смертной казни, и отморозков. Ты на такого не похож, как бы тебе не хотелось.

— Мне нужна Акилания. Пообещайте.

— Настырный! Хорошо, обещаю. А еще я тебе обещаю, что завтра ты не сможешь самостоятельно покинуть комендатуру из-за сломанных ног. Свободен! — он развернулся ко мне спиной и уставился в окно, показывая, что больше со мной разговаривать не намерен.

Я молча покинул кабинет и вышел на крыльцо. Сиала, увидев меня, поднялась с лавочки и неторопливо подошла ко мне.

— Получилось?

— Хотят проверить на что я способен. Завтра утром я должен прийти сюда и сразиться с их бойцом.

— Справишься?

— Справлюсь, куда я денусь. Нам надо поискать ночлег.

Мы остановились в дорогой гостинице у центральной площади, сняв самый лучший номер для высокопоставленных лиц. На этом настояла Сиала, утверждая, что перед расставанием ей хочется хотя бы один вечер провести как нормальные люди. Я нисколько возражать не стал и эту ночь мы с ней провели по-королевски. Мне даже вспомнились развратные деньки в халифате, когда я вот также купался в теплом бассейне в окружении своего гарема и творил все, что могло взбрести в мою дурную голову. Только теперь девушка была одна, и стоила она для меня больше, чем все женщины того и этого мира вместе взятые.

Я уже понял, что выспаться не удастся, однако, к моему удивлению, утром я проснулся вполне себе бодрым. Сказывались дни, проведенные на корабле, где я спал почти всю дорогу. У меня даже хватило времени, чтобы привести в порядок свое лицо и полностью сбрить усы и бороду. Закончив с этим, я долго рассматривал себя в зеркало. Малоуз был прав, как ни крути — меньше сорока пяти лет человеку в отражении я бы не дал. Впрочем, мы уже с ним договорились, а слово офицера, по крайней мере в армии Четырех королевств, всегда значило что-то большее, чем обещания гражданских.

Мы покинули гостиницу, и Сиала меня проводила до комендатуры. Я пообещал ей обязательно сообщить результат, а дальше нам предстояло решить, остаемся мы вместе и будем искать другой путь в Темные земли, либо разойдемся и позже она меня найдет по костяшке.

— Давай, покажи им всем, Кай! — улыбнулась она и проводила меня до двери. — Не прощаюсь.

— Сделаю все как надо, — ответил я ей, — Иначе зачем все это было начинать. Присмотришь за Рики?

— Конечно!

Я передал ей питомца и направился в здание.

Внутри меня встретил вчерашний дежурный и еще один человек, который, по всей видимости, принимал у него наряд. Увидев меня он как-то с сочувствием посмотрел мне в глаза, а затем лично отвел по коридору куда-то вглубь здания.

— Тебя ждут, — он указал мне на выход, который, по всей видимости, вел во внутренний двор.

Я поблагодарил его и толкнул дверь перед собой, а затем вышел на улицу, оказавшись на квадратной площадке, окруженной зданием комендатуры по периметру. Здесь находилось около двух десятков солдат, пять из которых сидели на отдельной скамье в стороне от других. Среди них был и Малоуз. По всей видимости, это офицеры.

Увидев меня, Малоуз что-то негромко произнес своим коллегам, а затем вновь повернулся в мою сторону, пристально изучая.

— Как ты хочешь сражаться? — наконец произнес он.

— У меня есть свое собственное оружие, но не думаю, что мне разрешат им пользоваться в армии. Скажем так, оно требует пространства, а в тесном строю это невозможно. Что у вас обычно использует пехота?

— Копье и меч, — сухо бросил человек справа от него.

— Пусть будет меч.

Малоуз мне указал на стойку с учебным оружием. Я сбросил рюкзак на землю, а затем проследовал к ней, где вытащил на пробу несколько деревянных клинков и покрутил их в руке. Мне очень давно не приходилось браться за рукоятку меча, если не считать убийство Арамены. Но там, по сути, даже не было никакого сопротивления.

Сейчас я больше делал ставку на свои физические способности, которые после визита к гитайя, по каким-то причинам значительно возросли. Эх, жалко я не могу управлять своим контуром. Удивительно, что он вообще иногда дает о себе знать, ведь Сила в этой части планеты не работает, а значит это происки магии, или даже Хаоса.

Наконец я сделал выбор в пользу одноручного клинка средней длины и повернулся к начальникам.

— Разминайся пока, — Малоуз указал мне на чучело, после чего направился к присутствующим солдатам и негромко начал с ними разговаривать. Я попытался уловить хоть что-то из этого диалога, но у меня ничего не вышло.

Разогрел мышцы парой простых упражнений. Потом несколько раз примерился к чучелу и провел цепочку атак. Со стороны офицерской компании раздалось одобрительное хмыканье, но я не стал заострять на этом внимание и продолжил готовиться.

— Готов? — спустя десять минут разминки я услышал новый незнакомый голос.

Оборачиваюсь и вижу по пояс раздетого парня, лет двадцати пяти. В его правой руке клинок чуть длиннее моего. И он немного выигрывает у меня в росте и длине конечностей.

— Готов, — отвечаю я.

Выхожу на песочную площадку, которая напоминает мне арену во дворце халифа. Занимаю базовою боевую стойку без каких-либо хитростей. У меня нет той скорости, что была раньше, но я уверен, что превосхожу их по этому параметру. Да и они всего лишь обычные солдаты, привыкшие к действиям в строю, а не убийцы-одиночки.

Мы с противником начинаем двигаться по кругу. Каждый следит за движениями своего оппонента. Сразу же замечаю, что он слишком затягивает шаги, отчего они кажутся слишком широкими даже для его длинных ног. Резкий выпад к нему, который направлен больше на проверку его реакции, чем на реальную попытку уколоть, и я ложно открываюсь, совершив быстрый мах левой рукой назад. Это позволит мне за счет инерции сместить тело несколько иначе, чем он ожидает. Если он опытный боец, то должен прочитать мое намерение и отпрыгнуть в сторону, выставив блок слева.

Он не прочитывает… Уходит с линии атаки, но вместо блока, пытается поразить меня на противоходе, делая ответный выпад. Я успеваю заметить все тот же слишком длинный шаг, и мгновенное принимаю решение. Энергия от замаха позволяет мне уйти вправо, сойдя с траектории его меча. Оборот вокруг себя, и моя левая нога бьет в щиколотку его слишком далеко выставленной стопы, протаскивая ее еще дальше. Солдат теряет равновесие, а в следующую секунду кончик моего клинка упирается ему в шею.

Со стороны группы офицеров донеслись негромкие хлопки ладонями. Я поднял глаза и увидел, что один из присутствующих сдержано начал аплодировать, а другие четверо, быстро последовали его примеру. Значит вот, кто здесь главный.

— Следующий! — произнес Малоуз, обращаясь к солдатам. Его лицо выражало недовольство, но тем не менее он оказался заметно впечатлен и особой вражды не выказывал.

— Мы договаривались об одном бое, не так ли лейтенант? — ответил я.

— Хватит! — главный приподнялся со скамейки, — По-моему вы все видели то же самое, что и я. Да, лейтенант Малоуз?

— Так точно, товарищ майор!

— Кай Эварс, — он перевел глаза на меня, — Я, майор Кинт Паулз, официально тебе сообщаю о зачислении тебя в ряды объединенных сил Аксанийской Империи. Сколько тебе требуется времени на сборы?

— Так быстро? — удивился я, — А какое-то оформление, присяга?

— А что ты собрался оформлять? — удивился он, — Документов у тебя нет, новые мы тебе сделаем в процессе. Осмотр врача пройдешь сегодня же, потом дашь присягу. Я так понимаю ты хотел служить в Офейре? Что ж, ты получишь такую возможность.

— Акилания. Я согласен только на Акиланию.

— Твои способности пригодились бы нам в другом месте, — на его лице появилось недовольство. — Но раз так, пусть будет Акилания. Тот кто сам ищет смерти, найдет ее в любом месте, а там нужны такие… безумные люди.

— Тогда я согласен приступить прямо сейчас.

— А вещи?

— Вот мои вещи, — я указал взглядом на лежащий в стороне рюкзак. — Но я бы хотел выйти на улицу и попрощаться с подругой.

— У тебя пять минут, Кай Эварс. Доложишь дежурному, чтобы он тебя отвел во второй корпус.

— Так точно, товарищ майор! — отрапортовал я.

Он сдержанно кивнул, а потом повернулся к Малоузу и что-то зашептал. Я с приподнятым настроением направился на выход, и внезапно ощутил, как сам собой включился контур на слух.

— Постарайся уговорить его на Офейр, — донесся до меня голос майора.

— Я попробую, но вы видите, что он непреклонен, — неуверенно ответил лейтенант.

— Пообещай ему звание, жалование, не знаю как ты это сделаешь. Все. Выполнять!

— Так точно.

Демоны. Ну неужели не понятно, что я все-равно откажусь? Ладно, посмотрим, как он будет меня уговаривать. Я добрался до пропускного пункта и вышел на крыльцо.

— Ну что? — Сиала уже стояла у входа.

— Взяли, — довольно улыбнулся я.

— Когда отправление? — на ее лице мелькнула легкая грусть, которая тут же сменилась улыбкой. Хм, раньше она бы не допустила такого прокола.

— Прямо сейчас. Встретимся в Акилании! — я обнял ее поцеловал в щеку, но она насильно повернула мою голову и продолжила поцелуй уже в губы.

Рики, сидевший на плече моей спутницы, словно почувствовал предстоящую разлуку и заволновался.

— Веди себя хорошо, малыш, — я потрепал его за подбородок, — Там куда я пойду, тебе будут не рады. Справишься с ним?

— Думаю два кровососа найдут общий язык, — рассмеялась она, — Не переживай за него, с ним все будет хорошо.

— Тогда… пока?

— Удачи, Кай! Когда окажешься в конечной точке, найди способ выйти за пределы защитных укреплений и оставь немного своей крови где угодно. В течении нескольких часов я прибуду точно туда, а затем мы с Рики будем ждать тебя в этом месте столько, сколько потребуется.

— Договорились! — я отстранился от нее и направился ко входу.

Дежурный повел нас длинными коридорами в правый корпус, затем мы с ним поднялись на второй этаж, где он завел меня в какую-то комнату, где находились незнакомые мне приборы и люди. Все присутствующие были одеты в светлую мешковатую одежду, и только один из них был в форме армии. Однако, в отличии от принятого здесь серого цвета, его мундир имел две крупные синие вставки на груди. Тоже маг?

Меня попросили раздеться догола и начали осматривать. Затем потребовали сделать несколько нехитрых упражнений, проверили зрение и слух, после чего передали магу. Я было заволновался, так как даже не представлял, что он может увидеть со своей проверкой. Но тот даже не прибегнул ни к какому артефакту, а просто провел несколько раз руками вдоль моего тела.

— Способности к магии? — задал он единственный вопрос.

— Не развиты, — помедлив, ответил я. Кажется это будет самая правильная формулировка в данном случае.

— Ясно.

Он что-то внес карандашом в журнал и попросил меня расписаться. Я быстро пробежал глазами по этим записям, но они имели отношение только к моему здоровью и ничего больше. На ходу придумал подпись и поставил ее внизу страницы.

Затем меня выпроводили в коридор, где я простоял около десяти минут, после чего из соседнего кабинета вышел человек в армейской форме, который велел идти с ним. Мы спустились по лестнице куда-то в подвал, где он передал меня невысокому мужчине с круглым брюшком. После этого военный, отдал ему какой-то листок бумаги и уселся со скучающим видом на стул, а кладовщик, как я уже понял, отправился в недра бесконечных полок.

Спустя минут он вернулся и выдал мне обмундирование, которое тут же велел надеть. Я подчинился, и толстячок несколько раз обошел вокруг меня внимательно рассматривая.

— Вроде все на месте. Нигде не жмет?

— Все отлично сидит, — ответил я.

— Идем, — в разговор снова вступил военный.

Меня отвели в комнату со множеством стульев и велели ждать. Кроме меня здесь больше никого не было. Я заметил огромную карту на стене и принялся ее рассматривать. Акилания была совсем небольшой территорией, но очень длинной, напоминающей веревку, отделяющую Аксанийскую Империю от остальной части материка. Южнее нее находилась пустыня, а севернее — цепочка гор. В итоге получалось, что она была словно заслоном между людьми и остальным миром. Интересно, а где находится этот Офейр?

Я поискал глазами и нашел его на юге. Он тоже располагался на границе, за которой на карте было белое пятно. Скорее всего эта часть мира до сих пор не исследована, и люди пытаются наращивать свои территории за счет нее. Хм, там тоже живут темные твари? А что, если там обитают люди? Не пришлые, а коренные жители? Может ли быть такое, что между ними идет война, как у Норада с хаттайцами?

Мои размышления прервал скрип открывшейся двери и в комнату вошел Малоуз. Я собрался встать, кажется так принято приветствовать в армии старшего по званию, но он жестом приказал сидеть и занял место рядом.

— Почему ты настаиваешь на Акилании? — он пытался выглядеть как можно дружелюбнее.

— Я не хочу об этом говорить. — ответил я.

— Ты погибнешь. Неделя, две, может быть месяц…

— Это мое дело. Мы договорились. Свое слово я сдержал. Теперь ваша очередь.

— Хорошо, Кай Эварс, — он ненадолго замолчал с задумчивым видом, — Жди здесь. Сейчас у вас примут присягу, и после этого тебя направят к месту службы.

Он покинул помещение, а спустя еще несколько минут в дверном проеме появилась голова новобранца и уставилась на меня.

— Здесь присяга проходит?

— Кажется да, — я пожал плечами.

А в следующие полчаса народ начал прибывать по нарастающей и вскоре в зале не осталось свободных мест. Вскоре прибыл и уже знакомый мне майор. Он выступил с короткой пафосной речью о долге и службе, о верности армии, после чего в залу закатили высокий столик. Судя по объяснениям, нам нужно было подойти к нему и повторить вслух текст написанной присяги, положив руку поверх лежащей там книги. Я сделал это без каких-либо раздумий и принялся ждать остальных.

Спустя час все закончилось. Дальше нас погнали по коридору вместе с вещами на улицу, где построили в колонну и повели в соседнее здание, скрывающееся за высоким каменным забором. Здесь все было намного серьезней. Уже на входе нас встретила вооруженная охрана, которая запускала людей внутрь только по одному. Когда подошла моя очередь, я вошел в открывшуюся дверь и оказался перед порталом, переливающимся в воздухе оранжевым кругом.

— Вперед! — скомандовал Малоуз, который уже каким-то образом успел попасть сюда. — По прибытию слушать указания встречающего и не перечить!

Я подчинился и вошел в круг, а спустя секунду оказался под палящим солнцем внутри какого-то форта, обнесенного высокой и невероятно длинной стеной. Не успели мои глаза привыкнуть к ярком свету, как меня кто-то толкнул в спину.

— Пшел! Не занимай точку прибытия!

Сделал два шага вперед, прошел через ворота и увидел огромную площадь, на которой ровными рядами стояли военные.

— Сюда! — какой-то седой высокий офицер помахал мне издалека рукой и указал место в строю.

Я быстро перебежал куда он указал и встал в шеренгу возле какого-то хмурого парня.

— Это точно Акилания? Я думал тут будет не так жарко.

— Отставить разговоры! — рявкнул офицер и злобно уставился на меня.

Сзади раздался тихий смешок, а я затем я услышал еле уловимый шепот:

— Не знаю, куда ты хотел попасть, парень. Но сейчас ты находишься в самом центре Офейра. А уже через полчаса нас направят прямо в сердце пустыни. Говорят, там видели гигантов.

У меня внутри словно что-то рухнуло. Малоуз все-таки обманул меня…

Я огляделся вокруг — тысяча человек, не меньше. Все отряды вооружены, кроме нескольких групп из таких же новобранцев.

Демоны! Мне срочно нужно попасть к порталу, но бежать туда прямо сейчас, во время военного мероприятия очень глупая мысль.

— Это все? — встретивший меня офицер посмотрел куда-то вправо — Лейтенант Малоуз?

Он тоже здесь? Мразь!

— Да, товарищ полковник. Полный комплект! — четко ответил ему голос, который я уже прекрасно успел запомнить.

— Малоуз! — крикнул я, чувствую, как во мне начинает все закипать. Из-за строя мне не было видно этого ублюдка.

— Кто это вякнул? — прорычал полковник. — Два шага вперед из строя!

Я сделал требуемое, спиной ощущая сочувствующие взгляды целого полка солдат.

— Имя!? — он гневно уставился на меня

— Кай Эварс, товарищ полковник.

— Ты самый умный, Кай Эварс? Я, кажется, велел заткнуться?

— Меня обманули. Я должен был служить в Акилании!

Полковник перевел вопросительный взгляд на Малоуза.

— Он дал присягу, товарищ полковник. Теперь мы решаем, куда его направить.

— Вернись в строй, Кай Эварс. Два наряда вне очереди за нарушение субординации. Ты должен был раньше сообщить нам о своих желаниях.

Мои кулаки сжались от злости, да так, что ногти впились в кожу.

— Один вопрос, товарищ полковник. Это правда, что в Аксании смертная казнь заменена на ссылку в Акиланию?

— Ты что, сынок, вчера родился? — удивился он, — Это указ императора, о котором даже дети знают.

Прыжок. Глаза Маулза широко раскрываются, и он выставляет перед собой руки, чтобы защититься. Слишком медленно. Я захватываю его голову в замок, а в следующую секунду раздается хруст позвонков и тело лейтенанта падет на плац с вывернутой назад головой.

Поднимаю злой взгляд и вижу тысячи ошеломленных глаз вокруг. В следующую секунду меня окружает отряд каких-то бойцов. В шею, живот и спину упираются обнаженные клинки.

Мои губы растягиваются в едкой ухмылке и произносят:

— Ну теперь-то я достоин служить в Акилании?

Глава 12

— На землю его! — взревел полковник, — Как вы проверяли этого ублюдка?

Я не стал сопротивляться и позволил себя опрокинуть на плац лицом вниз. Мне завели за спину руки, которые тут же зафиксировали стальными браслетами, а затем перед моими глазами появились чьи-то ноги в военных брюках. По синеватым вставкам на них я уже понял, что это какой-то маг, находящийся на службе. Он наклонился и приложил руку к моему затылку.

— Дар не развит, — сообщил ровный голос. Казалось, его обладателя нисколько не смутило произошедшее, — Более того, товарищ полковник, я вообще не чувствую в нем даже предрасположенности к магии.

— Мне плевать, какие у него предрасположенности, — рявкнул полковник, — Он опасен?

— Нет, за это я ручаюсь, — ответил все тот же голос.

— Доставьте его в карцер и осмотрите рюкзак.

Меня подняли под руки и потащили в сторону какого-то невысокого белого здания, но не к его входу, а немного левее крыльца, где располагалась вторая дверь. Выглядела она как металлическая решетка с толстыми прутьями и ничего хорошего не обещала.

Я принял решение вести себя спокойно и не предпринимать никаких попыток к бегству; молча подчинялся и не оказывал сопротивления. За свою судьбу я не переживал. Указ Императора, есть указ, а после того, что я сделал на глазах тысячи военных, руководство армии не рискнет пойти на самосуд. Всегда найдутся обиженные солдаты, которые с радостью донесут на свое начальство, и последние прекрасно понимают это.

Два длинных пролета ступеней вниз, и я оказываюсь в прохладном освещенном коридоре. Ловлю себя на мысли, что здесь даже приятнее, чем под раскаленным солнцем наверху. Никакого страха. Что-то внутри словно говорит мне, что я могу не бояться рисковать собой. Что у меня еще будет шанс, даже если эта попытка провалиться. Это гитайя вселили в меня такую уверенность? Я снова попытался вспомнить встречу с ними, но не смог.

В коридоре нас встретил огромный человек в гражданском. Не Дони, конечно, но тем не менее такие размеры внушали уважение. Его обветренное неприятное лицо не сулило мне ничего доброго. Тюремщик смерил меня пристальным взглядом, после чего развернулся и пошел вперед по коридору. Через десяток шагов он повернул налево и отпер металлическую дверь с маленьким окошком, отпирающимся снаружи. Меня втолкнули внутрь комнаты за ней и закрыли снаружи. Кандалы с меня не сняли.

Я кое-как поднялся на ноги и осмотрелся. Под потолком зарешеченный светильник, дающий умеренный свет. Вокруг лишь стены из белого камня, да вмонтированная в них длинная скамейка, намекающая, что она будет являться моей кроватью в ближайшее время. На противоположной от нее стене — цепи с расстегнутыми кандалами и металлический круг на уровне шеи, а в дальнем углу, испачканном желтоватыми потеками, стоит грязное ведро. Кажется, это мой туалет. Ждем допроса?

Ко мне пришли вечером. По крайней мере мне показалось что уже вечер. Первыми прибыли два вооруженных молодца, которые прицепили меня к стене, прочно стянув горло металлическим ободком. Они осмотрели надежность креплений, после чего покинули камеру. Следующим зашел тот самый седоватый полковник с моим рюкзаком в руке. Хорошо, что я не додумался взять с собой карту Кастании и бесполезные в армии серпы загадочного происхождения, иначе мое пребывание здесь могло бы затянуться надолго.

— Кай Эварс, значит…, — он уселся на скамейку, а вещи поставил рядом.

— Да, — ответил я, — А вот ваше имя мне до сих пор не известно.

— Полковник Дорт Кимель. Ты ответишь на мои вопросы?

— Наверное, — я не видел причин ничего утаивать, кроме места откуда я прибыл. Если им станет известно, что я пришел с той стороны мира, может случиться так, что меня больше никуда отсюда и не выпустят.

— Я не стану с тобой долго разговаривать, мучать тебя твоим происхождением, хотя, конечно, он вызывает сомнения. — он вынул из рюкзака горсть алмазов, — Так ты говоришь дом сгорел? Говоришь денег нет?

— Простите, но мне кажется это мое личное дело.

— Откуда это у тебя?

— Нашел в лесу.

— Подумай еще раз над моим вопросом и ответь правдиво. Ты хотел в Акиланию, и ты в любом случае туда отправишься. Но в моих силах сделать так, что вместо границы, ты попадешь в форт Готрелл. — его тон звучал угрожающе и не сулил ничего хорошего.

— Что такое форт Готрелл?

— Для таких как ты, это место хуже смерти. Сердце Темных земель. — он поднялся со скамьи и приблизился ко мне, а затем зловеще прошептал: — Вампиры, химеры, слышал о них?

Мне захотелось расхохотаться. Кажется, полковник угрожал мне той самой военной базой, на которую я всей душой стремился попасть. Впрочем, его проницательности хватило понять, что меня его страшилки не впечатлили.

— Ты видимо не до конца осознаешь, что в мире есть вещи пострашнее смерти, Кай Эварс. Прожить оставшуюся жизнь в теле безумного уродливого зверя, созданным темной магией патриархов. Тебе этого хочется?

— Кончай этот цирк, полковник. Хуже смерти нет ничего. Неужели ты думаешь, что я поверю в эти байки? — я попытался закрепить результат и вывести его из себя. Надеюсь, теперь он всеми силами постарается мне доказать, как я ошибался насчет его слов.

— Ты будешь наказан за свою дерзость! Я бы придушил тебя собственными руками еще на плацу, но это бы стало слишком милосердной карой за убийство офицера. А так твоя никчемная плоть послужит на благо Империи, — он повернулся к двери и крикнул: — Охрана!

Щелкнул замок, а затем в мою камеру вошли его сопровождающие и тот огромный парень с неприятным лицом. Их взгляды обратились на начальника.

— Завтра утром доставить на трибунал. Наместник провинции Офейр уже в курсе происшествия, но хочет лично переговорить с заключенным и прибудет сюда. Так что он должен быть в целости и сохранности. Кормить не обязательно.

Меня оставили в покое, и даже сняли наручники. Еду мне не принесли, но впрочем я пока и не сильно испытывал голод. А вот пить хотелось ужасно. Впрочем, эту мою просьбу удовлетворили и принесли теплую воду в большом картонном стакане, а дальше, до самого рассвета, меня так никто и не побеспокоил. Видимо мне повезло с наместником, иначе я скорее всего был бы сегодня избит до полусмерти.

Утром за дверью послышались голоса, затем прозвучал щелчок замка и в комнату вошли четверо солдат, один из которых имел офицерские нашивки.

— В кандалы, — произнес он.

Я поднялся и протянул руки, дав заковать себя, а затем дождался, пока мои ноги скрепят короткой цепью. После этого меня провели по уже знакомому коридору, а потом вывели на плац, залитый ярким солнцем. Я слегка прикрыл веки, защищаясь от слепящего света, и осмотрелся. Сегодня здесь не было ни души, за исключением меня и моих сопровождающих. Все словно вымерло.

— Вперед.

Меня повели каменными дорожками в обход здания моей темницы, затем мы миновали огромную спортивную площадку, на которой тренировалось около сотни солдат, проводивших меня сочувствующими взглядами. За ней высился какой-то административный корпус, украшенный большим сине-желтым флагом, и более мелкими знаменами различных цветов. Видимо это символы провинции, или что-то вроде того.

— Стоять.

Я вновь подчинился, и один из солдат мне набросил на глаза темную повязку, туго затянув ее сзади. Затем мне опять велели идти вперед, иногда толкая в бок для того, чтобы я не сбивался с нужного маршрута. Повороты, коридоры, ступеньки. Я даже не пытался их запоминать, поскольку не видел в этом смысла. Наконец мы остановились, и с меня сняли повязку.

— Проходи, — офицер мне указал на распахнутую дверь.

Внутри просторного кабинета никого не было. В самом его углу стояла зеленая клетка из зеленоватого металла, который я прекрасно знал — лемерий. Меня завели внутрь, закрепили руки к прутьям решетки, после чего офицер и один из солдат ушел, а два оставшихся заняли пост рядом со мной.

А дальше начался допрос и суд. На них присутствовал сам полковник Кимель; какой-то человек в строгой гражданской одежде, украшенной широкой лентой через грудь, видимо тот самый наместник Императора; и маг, одетый в синий сюртук со множеством желтых нашивок.

Наместник долго и нудно задавал мне вопросы о моей личности, на которые я решил не отвечать. В основном его интересовало происхождение моих алмазов, а совсем не убийство офицера. Военные, вопреки моим ожиданиям, не прибрали их к рукам, а передали в качестве "вещественного доказательства" суду. Такая дисциплина вызывала уважение, однако очень скоро я понял причину их страха нарушать закон даже в мелочах — в дело вступил маг.

Менталист, а он оказался никем иным, начал повторять вопросы наместника. Но только делал он это при помощи магии, о чем мне сразу же сообщило сильное жжение головы. Примерно уровень Дроммеля, может чуть выше. Потерплю. В сравнение с сущностью из Черной пустыни — пустяк.

— Почему он не отвечает? — человек с лентой вопросительно уставился на мага. — Мне говорили, что у него не развита магия, но тем не менее вы не можете вытянуть из него ни слова.

— Блок, господин наместник. На нем стоит какой-то мощный блок, запрещающий проникнуть в его мысли.

— Ты, магистр высшей ступени, говоришь мне, что не можешь справиться с обычным человеком?

— Здесь не справится даже сам Император, уж простите, господин наместник, но это так. Очень похоже на эльфийскую клятву. Он сдохнет, но не сможет сказать ничего.

— Вы уверены? — наместник вопросительно вздернул брови.

— Однозначно да.

— Откуда у тебя такая защита? — человек с лентой перевел взгляд на меня, — Ты шпионишь для мятежных эльфов?

Я лишь криво улыбнулся и уставился в пол. А следующим голос подал полковник:

— Это бесполезно, господин наместник. Парень, судя по всему ищет смерти, а потому я ходатайствую о направлении его в форт Готрелл. Он послужит хорошей приманкой.

Приманкой? Интересно…

— Слышал? — наместник продолжал сверлить меня пронзительным взглядом.

Внезапно меня снова охватило какое-то чувство уверенности в том, что даже если сейчас они примут решение не в мою пользу, у меня все равно будет шанс повторить все заново. Оно пришло из тех глубин памяти, что были скрыты мраком, как и все остальное, связанное с гитайя.

— Заканчивай со мной уже, наместник, а? — я поднял глаза на него. — Хочешь убить — убивай, нет — отправляй куда тебе угодно.

— Видите? Никакого уважения ни к кому, — заключил полковник. — Он сам ищет смерти, так почему бы ему не усложнить путь?

— Хорошо, пусть будет Готрелл. — произнес наместник и вышел из комнаты с задумчивым видом.

Суд закончился и меня потащили обратно в камеру, где я пробыл до полудня. Затем ко мне снова явился полковник в окружении конвоя и какого-то незнакомого офицера.

— Куда вы его определили? — равнодушно поинтересовался он.

— В разведроту, — ответил Кимель, а затем повернулся ко мне и одарил презрительной улыбкой, — Помолись, Кай Эварс, чтобы тебя в первый день зарезали твои же новые сослуживцы. Тогда у тебя еще будет шанс безболезненно покинуть этот мир.

Меня снова заковали, после чего мы покинули подвал и двинулись к тому порталу, которым я прибыл сюда. Возле него находилось несколько человек в военной форме, шестеро из которых были в кандалах. Похоже, что это мои будущие сослуживцы.

— О, еще одного ведут! — весело произнес один из них.

— Заткнись, — молодой конвоир локтем ударил говоруна в подбородок. Заключенный, не смотря на свое положение узника и ограниченную подвижность, недолго думая, откинул голову назад, а затем с размаху опустил свой лоб на нос обидчика. У парня резко пошла кровь, и он схватился за лицо.

Остальные солдаты отреагировали мгновенно, опрокинув драчуна на землю, после чего зафиксировали его неподвижно. Скрючившийся пленник в свою очередь лишь хохотал:

— Давай, давай, еще. Ах-ха! Да у меня хромая мама лучше дерется!

Странный парень, ничего не скажешь. Остальные вроде бы более адекватные.

— Отставить! — из небольшого домика у портала появился человек в форме с синими вставками. — Все прибыли?

— Все, — ответил офицер, который привел меня.

— Готовьтесь, — он зашел обратно. Портал тихо загудел и постепенно в воздухе образовалось маленькое оранжевое солнце.

— Первого его, — скомандовал офицер, указав на лежащего заключенного.

Солдаты схватили его под руки и затащили на платформу, а потом просто пихнули в портал.

— Следующий!

Один за одним мы ступали в круг, и вскоре подошла моя очередь. Надеюсь, что в этот раз я попаду по адресу.

Жара резко сменилась легкой прохладой, а я снова очутился на площадке. Только на этот раз под ногами была не деревянная платформа портала, а мелкий песок. Меня и шестерых заключенных окружили военные, выглядевшие как на подбор — все рослые и крепкие. Я перевел взгляд на их нашивки и понял, что они все до единого представляют офицерский состав. На их правом запястье были надеты странные браслеты, а в руках, вместо оружия, находились какие-то короткие трубки.

— Этот последний, — сообщил голос позади меня, — Зовут — Кай Эварс. Убийство офицера.

Мою шею сзади обхватило что-то холодное, а затем раздался щелчок. Кажется на меня надели ошейник. Я огляделся по сторонам и увидел, что мои предшественники уже построены и на каждом из них виднеется подобный кусочек металла. Горло он не сдавливал, однако его назначение мне пока было не понятно. Просто гладкий обруч без возможности к нему даже прицепить цепь.

— Кай Эварс, — сбоку от меня раздался голос, — Встать в строй!

Я, гремя кандалами, переместился к указанному отряду, навскидку состоящему из пары сотен человек, и занял место рядом с избитым шутником, который уже вполне себе ровно стоял на ногах. Ну и куда я попал?

Форт был огромен. Первое, что бросалось в глаза, это каменная постройка в самом центре, с высоким шпилем, кончик которого испускал что-то типа лучей, которые по окружности расходились в стороны, образуя некий полупрозрачный купол над всей территорией. Спускаясь ниже они становились совсем прозрачными, почти невидимыми глазу. А справа от него располагалась смотровая вышка с вооруженными солдатами, очень похожая на ту, которую я видел в Астрале. Отсюда мне не был виден открывающийся с нее пейзаж, но я почему-то был уверен, что это именно она.

— Внимание!

Взгляды собравшихся устремились в сторону прозвучавшего голоса. Перед строем новобранцев появился высокий хмурый человек со смуглой кожей. На его мундире даже не было свободного места от всевозможных наград.

— Меня зовут полковник Дорст. Вы прибыли в форт Готрелл, а значит ваша прошлая никчемная жизнь осталась позади. Впереди только смерть, смерть на благо Отечества, — начал он.

— Еще один армейский ублюдок, упивающийся свой важностью, — мой веселый сосед, казалось нисколько не волновался и плевал на происходящее.

— Сынок, — полковник уставился на него и прищурил глаза, — Делаю скидку на то, что ты новобранец, потому выношу тебе первое предупреждение, оно же и последнее. А теперь заткнись и слушай.

— А ты что? Попугать меня решил, папаша? — весельчак сплюнул полковнику под ноги и нагло уставился ему в глаза.

Дорст ни сказал не слова, лишь снял с пояса такую же трубку, которую я видел у тех офицеров и направил ее на моего соседа. В следующую секунду у дерзкого новобранца подкосились ноги, он упал лицом вниз на песок, затем попытался встать, но снова завалился на бок и затрясся мелкой дрожью.

— Хватит, хватит…, — застонал он. Из его рта показалась струйка крови.

Кажется парень прокусил себе язык. А полковник, не сводя с него трубки и, не обращая внимания на стоны, спокойно продолжил свою лекцию:

— То что вы сейчас видите — результат разработки научного корпуса Императорской Магической академии. Ошейники дают нам полный контроль за вашим поведением, они же блокируют и ваши магические способности, так что рекомендую себя вести хорошо.

— Аа-аа-аа…, — крики весельчака становились все громче, и скоро полковника стало почти не слышно.

— Унесите это дерьмо в подвал, — Дорст убрал трубку за пояс и стоны бедняги прекратились.

Нарушитель лежал с открытым ртом, уставившись глазами в небо и, казалось не понимал, что происходит. От группы солдат напротив нас, по виду рядовых, отделились четыре человека, которые быстро утащили шутника куда-то за строй. А полковник продолжил:

— Так вот. Впереди у вас тяжелая служба, и, скорее всего, недолгая. Вы — разведчики, первый эшелон. Вы те, кто находит тварей первыми и ведет под прицел нашей главной ударной силы — эстолов, — его рука указала на тот самый элитный отряд, который я увидел сразу по прибытию. — Сейчас вас разведут по казармам, и остальную информацию до вас доведут ваши командиры. Вопросы?

— А обучение? — произнес новобранец справа от меня.

— В процессе, — отрезал командир.

— Оружие хотя бы дадут? — новый голос сзади.

— Только на задание и в патруль, — вновь ответил полковник. — Копья и мечи. Внутри форта никакого оружия.

— Что нам мешает сбежать? — третий голос, слегка дерзкий.

— А вот это хороший вопрос, — ухмыльнулся полковник, — Я не буду вам объяснять, как и что здесь работает, скажу одно — ваш ошейник прикончит вас, если вы попытаетесь сойти с маршрута. То же самое вас ждет при попытке его снять. При патрулировании и разведке вам на карте будет указана область, выходить за которую я категорически не рекомендую. Сначала вы почувствуете легкое жжение внутри тела, затем оно будет постепенно усиливаться. Если и это вас не остановит от побега — ваша кровь медленно начнет закипать. Не самая приятная смерть.

Больше вопросов ни у кого не возникло. Полковник велел разойтись всем подразделениям, кроме нашего, к которому подошли пять офицеров и велели нам поделиться на пять групп. Затем нас освободили от цепей, а после этого развели по новым местам будущего пребывания — небольшим домикам на один взвод. Внутри они представляли из себя одну сплошную комнату, уставленную тремя десятками двухъярусных кроватей. Туалет и душ были организованы на улице.

В моей группе оказалось около сорока человек. Нашего командира звали Димес Тронтер, носил он звание старшего лейтенанта и оказался вполне себе терпимым к своим новым подопечным, чего нельзя было сказать о самих подопечных, которые сходу устроили перепалкуу за постельные места. Как выяснилось, нижний ярус в большинстве тюрем является показателем особого положения, а поскольку весь местный контингент так или иначе, уже там побывал, то свои привычки сохранил и здесь. Я в этих баталиях не стал участвовать, а выбрал верхнюю кровать в самом углу.

Лейтенант Тронтер до последнего не брался за свою трубку, пытаясь найти контакт с буйными новичками. Однако и его терпению наступил предел, и после того, как пара особо настырных новобранцев, попытались устроить очередную драку, он опрокинул на пол обоих одновременно. Интересно, получается что это оружие может действовать на носителей ошейника и массово, и выборочно?

Когда споры утихли, и мы наконец-то разместились, он построил нас на улице и начал знакомить с тонкостями службы. Я узнал массу интересных вещей. Например тот купол, что привлек мое внимание, является главным защитным барьером, позволяющим форту сдерживать нападения нежити.

— А как тогда вы попадаете за его пределы? — не удержался я и задал вопрос. Для меня он был крайне важен, так как от этого зависело, сможет сюда попасть Рики или нет.

— Отключаем барьер перед выходом патруля или разведгруппы.

Понятно. Значит я смогу пронести питомца внутрь под одеждой. Надеюсь, что смогу…

— Наша с вами задача, — продолжал вещать он, — Разведка. После того, как вы обнаружили группу мертвяков или, не дай бог, химер, нужно будет подать сигнал на базу с помощью специального амулета, который вам выдадут позже. Выполнив это, вы можете спрятаться и ждать прибытия эстолов, либо попытаться вернуться в форт.

— А в чем тогда сложность нашей службы? Почему это место считается опасным? — вопрос задал один из драчунов, который уже пришел в себя, и выглядел, мягко говоря, не очень хорошо.

— Сложность в том, что химеры засекут вас раньше, чем вы их.

В этот день нас не тронули, дав подготовиться и освоиться. Тронтер устроил небольшую экскурсию по форту. Почти вся его территория была доступна для перемещения, за исключением тех объектов, которые находились под охраной. Больше всего ее было выставлено возле того самого здания со шпилем, создающим купол. Насколько я понял, вход в него был запрещен даже офицерам, за исключением нескольких высокопоставленных армейских лиц и магов. Точное их количество я пока не подсчитал, но четверых видел точно.

Оставшуюся часть времени мы получали постельное белье и сменную одежду. После ужина всех новобранцев собрали на песчаной площадке для тренировок, и продолжили доводить некоторые тонкости предстоящих задач. В частности, основной целью военных была зачистка близлежащей территории для того, чтобы углубиться в Темные земли и определить место для следующего форта. Однако из-за скалистой местности и густых лесов дело продвигалось медленно, да и властители этих земель — три патриарха, в числе которых был тот самый пресловутый лорд Тамиен, рьяно отстаивали свои владения, постоянно бросая в бой все новые орды химер, вампиров и другой нежити.

Всего в форте числилось около полутора тысяч человек, из которых две сотни относились к командованию и эстолам, три сотни обычных рядовых-контрактников, обеспечивающих поддержку элите, а остальная тысяча была пушечным мясом, состоящим из одних заключенных.

Я для себя сразу решил, что не собираюсь ни с кем заводить дружеских отношений и буду сам по себе. Первая ночь в казарме мне ясно дала понять, что этот форт является подобием Ямы. Вечерние разговоры заключенных в основном сводились к тому, кто и за что сюда попал. Как и ожидалось, большинство оказались убийцами и насильниками.

Мне было прекрасно понятно, что через некоторое время здесь образуются группировки. Появятся "старшие" и "шестерки". В принципе, этот процесс уже начал происходить. Над кем-то смеялись больше остальных, кто-то всеми силами пытался занять доминирующую позицию. Пару раз дело дошло до небольшой драки, но пока без жертв. Кровати ночью передвигались несколько раз. Выспаться у меня не получилось, так как ко мне постоянно подходили и предлагали присоединиться к той или иной компании. Я старался отвечать вежливо, что подумаю, и пока мне удавалось держать нейтралитет.

Я знал, что это ненадолго. Знал, что не раздумывая убью всех, кто захочет помешать осуществлению моих планов. Но если я хочу выжить в этом месте и успеть использовать данный мне шанс, нужно будет сделать что-то, что заставит всех меня уважать, или хотя бы просто держаться подальше.

Но для начала дождемся появления лидера.

Глава 13

Утро началось с переполоха. Сквозь сон я услышал чью-то громкую брань, а затем прозвучала команда: "Подъем!". Тронтер стоял посредине казармы и поторапливал новобранцев.

Я спрыгнул с кровати, быстро надел штаны и потянулся за курткой, но лейтенант приказал мне оставить ее на месте, как и всем остальным. Затем нас выгнали на улицу, где располагалась длинная труба с множественными отверстиями из которых лилась вода. Пока я умывался и приводил себя в порядок, к Тронтеру подошел офицер и что-то ему сказал, после чего удалился к следующей казарме.

А затем нас построили на вчерашней площадке. Судя по встревоженным лицам командиров, сейчас нам должны будут объявить что-то не очень приятное. Какая-то тревога? Надеюсь нам дадут хотя бы одеться.

Как выяснилось, главной целью сбора было ночное происшествие. В одной из казарм кто-то ночью перерезал горло двоим новичкам и теперь старшие офицеры занимались проверкой наших личных вещей, одежды и рюкзаков. Позади строя прошли четыре рядовых из числа контрактников, которые пронесли в руках мешки запачканные кровью. По всей видимости тела мертвых бедняг. Нам велели ждать прибытия следователя, и в итоге следующий час мы провели на плацу ничего не делая.

Виновника происшествия, как и орудия убийства, не нашли, чему я сильно удивился, учитывая, что лично встречался с магом-менталистом еще вчера. Мне казалось, что достаточно было просто проверить мысли всех присутствующих здесь и докопаться до истины. Но видимо, местное руководство посчитало слишком затратным проводить глубокое расследование, из чего напрашивался вывод, что всем по большому счету плевать, что с нами будет. Скорее всего и следователь появился только "для галочки".

Вместо тщательных проверок, полковник Дорст объявил что если виновные не сознаются, то взвод, где произошло происшествие, сегодня вне очереди направится на какое-то внешнее мероприятие, вместе с эстолами. После этого он скомандовал начало утренней разминки и завтрака, а затем удалился.

На зарядке никаких особых упражнений не было. Нас просто выгнали за пределы форта и погнали вокруг него по коридору, образованному каменной стеной укрепления с одной стороны, и защитным барьером с другой, запретив касаться последнего.

Я, ради интереса, пнул небольшой камушек, который полетел точно в пелену. Едва он ее достиг, как вспыхнул и исчез, а на поверхности купола в этом месте появилось разноцветное пятно, которое исчезло за пару секунд. Офицер, проводивший зарядку, недобро посмотрел в нашу сторону, но ничего не сказал.

Определенно, трогать этот барьер не стоит…

После был завтрак в общей столовой, который прошел без конфликтов, а оставшийся день был посвящен тренировкам с учебным оружием и упражнениям по скрытному перемещению в лесу. Для себя я не узнал ничего нового, чего бы не изучал в школе Длани. Ориентирование, маскировка, засада, первая помощь. Но вымотали нас знатно, даже мне было тяжело переставлять ноги к вечеру, а уж новобранцам и подавно.

Зато лекцию посвященную действиям при удачной разведке, я послушал с удовольствием. Основные существа, с которыми приходилось сталкиваться, были примитивной нежитью. При обнаружении такого вида противника взвод обычно справлялся с ним собственными силами при помощи копий с серебряными наконечниками. Подмогу в виде элитных отрядов вызывали только если их было чересчур много.

Следующей категорией были вампиры, которые значительно превосходили людей в скорости, но передвигались обычно по одиночке, редко больше. В этих случаях рекомендовалось вызвать эстолов. Разведвзвод при таком столкновении обычно нес небольшие потери. Всех укушенных, согласно армейским требованиям, было необходимо добивать на месте, а тела сжигать. В отличии от Истинных, обычные вампиры не могут контролировать превращение жертвы в себе подобного по желанию.

Затем, собственно, шла элита в виде личей и химер. Личи были невероятно редки, и их убийством занимался специальный отряд при Императоре. При обнаружении такого экземпляра нужно было незамедлительно уведомить руководство форта, а они уже передавали эту информацию в Офейр.

С химерами сражались эстолы. Они являлись элитой и были главным сдерживающим фактором, мешающим проникновению людей в глубины Темных земель. Впрочем, судя по лекции, уничтожение даже одной химеры считалось чуть ли не подвигом. Все дело в том, что их очень сложно было убить. Патриарх Тамиен наделял их дублирующими органами и несколькими независимыми друг от друга кровеносными системами. Работу каждой контролировало отдельное сердце. Даже лишенная головы тварь живет достаточно долго и продолжает сражаться. Нападали эти существа большими группами, в чем я уже убедился однажды, когда видел это место во сне.

Главным оружием эстолов был тот самый браслет на руке, который я заметил в первые минуты пребывания в форте. Его принцип действия был похож на наш глауфит, только более сложный. Такой браслет содержал уже сформированные заранее заклинания различных видов, так как в битве нужно было принимать решения мгновенно, и малейшее промедление могло стоить жизни. Все использующие его бойцы были магами не ниже второй ступени. С рангом последних я пока не очень разобрался.

Вечером снова было построение, на которое не явился взвод ночных нарушителей. О причинах их отсутствия нам не сказали ни слова, но на следующий день пошли слухи, что они погибли всем составом.

Вторая ночь прошла на удивление тихо, сказались серьезные физические нагрузки, к которым большинство преступников не привыкло, и потому вечером они еле добрались до кроватей и быстро уснули. А утром следующего дня Тронтер сообщил, что если наш взвод не допустит подобного, то выход нашего отряда в лес состоится только через неделю, и возможно будет не самым опасным. Впрочем, говорил он эти слова без особого воодушевления. Когда дело касается вылазки, никогда нельзя быть уверенным что тебя ждет.

Также с завтрашнего дня начиналось обязательное патрулирование маршрутов парами. Главным его отличием от поискового рейда было перемещение строго по краю обозначенной зоны. Впрочем, как нам пояснили командиры, руководство форта каким-то образом может отслеживать эту территорию изнутри и контролировать всех, кто заходит на периметр этого участка, а патрульные — просто дополнительная мера предосторожности. И еще полковник Дорст потребовал от своих лейтенантов, чтобы они подобрали себе заместителя из числа новобранцев в своем взводе.

Мои дальнейшие действия теперь зависели только от встречи с Сиалой. Для этого мне нужно постараться попасть в патруль в числе первых и оставить ей маяк. После этого нужно проработать план поимки Юфина и его транспортировки в Кастанию. А дальше, я уже пойму что делать. Несмотря на туман в голове, созданный гитайя, я каким-то образом понимал, что решение придет само.

И последнее, но не по значимости. Это открытие пришло ко мне, как ни странно, внутри казарменного туалета. Пожалуй он был единственным местом, где можно было остаться без любопытных взглядов сослуживцев. Я заперся в нем, расковырял палец щепкой, а затем нацарапал на стене саму простенькую руну — притяжения крови. И она сработала, невзирая на то, что на мне был ошейник! Это значило, что он блокирует не магию вокруг себя, а только способности носителя дара. И данный фактор стал решающим в выборе направления моих следующих действий и мыслей. Естественно, после опыта я сразу замазал свои художества, так как не хотел вызывать лишних подозрений.

Постепенно в нашем отряде определились два лидера. Их звали Кларет и Ронкель. Это привело к тому, что мои сослуживцы разбились на две неравные группировки, которые все чаще и чаще выясняли отношения между собой, правда пока только словесно. Нужно было срочно что-то предпринять, пока это не вылилось в очередное убийство. Я желал спокойно встретиться с вампиршей и скоординировать свои действия. А кровопролитие могло привести к тому, что нас просто отправят на убой, как тот пресловутый взвод.

Квед Ронкель являлся самым крупным парнем в нашем отряде и прекрасно управлялся как с мечом, так и в рукопашной схватке. Как мне удалось выяснить, он сюда попал за то же самое преступление, что и я — убийство командира. Но в отличии от меня он не был новобранцем, а даже служил в каком-то особом элитном подразделении. Парень отличался продуманностью и взвешенностью, отчего быстро стал пользоваться уважением. В его группировку входило около двадцати пяти человек.

Талин Кларет наоборот, обладал непримечательной внешностью, имел несколько судимостей за изнасилования и разбой, а сюда попал по личному прошению какого-то чиновника, у которого зарезал жену и двоих детей. Самым удивительным в нем была его потрясающая харизма. Он очень легко заводил знакомства и быстро располагал к себе людей. Кларет был единственным из нас, кто через три дня уже знал всех командиров взводов в соседних подразделениях и остальное начальство и был осведомлен о таких вещах, о которых не подозревали остальные. Его группировка изначально насчитывала чуть больше десятка человек, но, судя по настроению людей в ней, обещала вскоре развалиться, уж очень был велик авторитет Ронкеля.

И без того накаленную атмосферу во взводе усугубил Тронтер, который, по каким-то одному ему известным причинам, назначил своим временным заместителем именно Талина, а не здоровяка Кведа, что вызвало огромное недовольство большинства. На носу маячил серьезный конфликт.

Мой выбор пал на Кларета по двум причинам. Во-первых, он мог мне помочь с графиком дежурств, поскольку лейтенант поручил именно ему сформировать будущие пары патрулей и расставить их по числам месяца. Вторая причина заключалась в его коммуникации и осведомленности, которую я планировал использовать в своих целях, если все пойдет, как надо. А для этого мне нужно поднять свой авторитет в его глазах.

Я выловил его после ужина неподалеку от тренировочной площадки, застав в окружении своих приближенных. Он выглядел весьма задумчивым и хмурым, и я прекрасно понимал почему. Две-три ночи, и кто-нибудь обязательно поставит в его лидерстве точку, перерезав ему глотку. По слухам, оружие для такого дела можно вполне достать у старослужащих, взамен на какую-нибудь услугу.

— Кларет, не хочешь прогуляться?

Взгляды его "шестерок" удивленно устремились на меня, поскольку за все время моего пребывания здесь я впервые к кому-то обратился сам.

— Говори. Мне нечего скрывать от своих людей. — взгляд его серых глаз был прямым и открытым, но я ощутил в нем некоторую неуверенность. Все же для остальных я пока оставался темной лошадкой.

— Хорошо. Тогда лучше обращусь к Ронкелю. — я пожал плечами и двинулся прочь.

— Стоять! — рявкнул он.

Я внутренне улыбнулся и подчинился. Он несколько секунд изучал меня глазами, а потом кивнул в мою сторону, отдавая указание двум парням.

— Обыскать его.

Те послушно сделали требуемое, тщательно проверили мои карманы и подкладки одежды, а потом повернулись к своему командиру.

— Он чист, Кларет.

— Хорошо, — лидер группировки поднялся и показал мне в сторону тренировочной площадки. — Идем.

Мы прошли пару десятков шагов, и он затормозил меня, оставаясь на виду своей свиты.

— Говори, здесь никто не слышит.

— Я могу убрать Ронкеля.

Талин мгновенно оживился и уставился на меня с интересом.

— Что ты хочешь взамен? И как ты это планируешь сделать.

— Поставь меня с ним завтра в патруль. А что касается ответной услуги, то я лишь хочу покоя и независимости.

— Думаешь я об этом не думал? — ухмыльнулся он, — Но никто на это не хочет подписываться. Командование вычислит мгновенно, что виноват напарник. У них есть способы, поверь мне.

— Я знаю, как их обмануть, — коротко ответил я.

Кларет задумался, что-то прикидывая в уме, а потом произнес:

— Если ты мне это организуешь, я могу тебе обещать покой. Но только со стороны моих людей. Понимаешь, вся эта клоака — одно большое осиное гнездо, в том числе и ублюдки-офицеры, который тоже имеют свой интерес в некоторых делах. И то, что сейчас новобранцев не трогают старослужащие — вопрос лишь времени. С каждым рейдом нас будет становиться меньше, и меньше, а потом начнут перекидывать со взвода во взвод.

— Мне достаточно того, чтобы до момента смешения отрядов я не ожидал нападок твоих людей.

— Это я могу гарантировать. Кларет всегда держит свое слово.

Естественно, для меня эти обещания были пустым звуком. Едва я сделаю дело, как он потеряет ко мне интерес, а то еще и убрать решит, чтобы не проболтался. Поэтому я решил закрепить результат.

— Есть еще кое-что. Как ты смотришь, чтобы сбежать отсюда?

— Это невозможно. Если ты покинешь разрешенную зону, тебе сразу активируют ошейник. Но допустим, что ты найдешь способ от него избавиться. Все равно до страны не добраться — сожрут по дороге. Мы в глубине Темных земель. А вообще, мой тебе совет, не трепись больше об этом лишний раз нигде. Стукачей здесь хватает, как и во всех подобных структурах.

— Повторюсь: сбежать отсюда возможно, — произнес я, — Могу показать как это сделать прямо сейчас. Но точно не на глазах солдат. Подумай об этом на досуге, а как будешь готов и найдешь подходящее место для демонстрации — ты знаешь где меня найти.

— Почему ты не выбрал Кведа Ронкеля? — он все-таки задал этот вопрос и сейчас внимательно следил за моей реакцией.

— Потому что это потребует определенных ресурсов, а ты как никто другой умеешь заводить новые знакомства и знаешь на порядок больше других, — ответил я честно.

Кларет все устроил, как и договорились. Утром, когда прозвучал "подъем", лейтенант Тронтер приказал всем отправляться на зарядку, а мне и Ронкелю велел остаться, к глубокому недоумению последнего.

— Вы сегодня заступаете в ваш первый патруль, — объявил он.

— Чего? — на лице здоровяка отобразилось искреннее удивление, — Почему именно я?

— А почему Кай Эварс не задает такой вопрос, Квед? Ты в армии, и здесь не принято обсуждать приказы.

— Я не Кай Эварс, лейтенант. Но сдается мне, что здесь не обошлось без этого слизня Кларета. А учитывая, что я абсолютно не знаю своего напарника, мне не хочется подставлять ему спину.

— Боишься? — усмехнулся я, надеясь задеть его самолюбие.

— Ты мутный, — невозмутимо ответил он, — И не тот, кем всем кажешься.

А он проницательный… И совсем не глупый. Видимо не зря за ним тянутся люди.

— Вообще-то военные приказы не обсуждаются, если ты не знал, Квед. Но для тебя я сделаю персональное исключение. Сейчас я лично сообщу взводу, что ты испугался Эварса, и мы подыщем ему замену.

Хм, да и лейтенант, оказывается, тоже не лыком шит. Знает куда надавить. Я еле сдержался, чтобы не рассмеяться над сконфуженным здоровяком.

Видимо Ронкель быстро смекнул, чем ему это может обернуться. Да и неизвестно, кого приведут мне на замену. Людям Кларета он доверяет еще меньше, чем мне.

— Я пойду с Эварсом, — процедил он сквозь зубы.

— Тогда отправляйтесь на прием пищи, а потом подходите к складу вооружения. Я буду ожидать вас там.

За завтраком я, как обычно, сидел в стороне от всех, погрузившись в размышления. Я ждал, что Ронкель подсядет за мной столик и постарается спровоцировать конфликт, но этого не произошло. Впрочем, так даже лучше.

До склада мы добирались раздельно, и когда я прибыл к этому месту, неформальный лидер нашего взвода и офицер были уже там. Тронтер пригласил нас внутрь, где кладовщик выдал нам по комплекту усиленных кольчуг, два арбалета и короткие мечи. Кроме них нам выдали карту маршрута, магические фонари, а также по три продовольственных пайка и сообщили, что есть их следует строго по очереди.

Затем нам провели достаточно подробный инструктаж. Лейтенант объяснил, что помимо защитного купола над фортом, имеется магическое поле достаточно большого радиуса, которое сигнализирует в штаб о появлении на близлежащих территориях всех объектов, крупнее зайца. Что-то вроде способности сканера в Кастании, только без определения конкретной точки.

Наша задача двигаться строго по краю этого магического поля и при обнаружении приближения противника, незамедлительно подать сигнал. Для этого нам выдали какие-то длинные палочки из материала, напоминающего стекло. При виде врага ее следовало переломить, в результате чего на базе становилось известно о нашем местоположении, а дальше в дело вступали эстолы и прибывали к маяку.

Ронкель при виде оружия почувствовал себя увереннее и стал спокойней. Надеюсь, что он не считает меня серьезным противником. По крайней мере я на это надеялся и повода думать иначе ему не давал.

Раздав инструкции и проследив за нашей подготовкой к дежурству, Тронтер повел нас на выход из форта, к тем самым воротам, откуда мы каждое утро начинали пробежку во время зарядки. Кроме нас на дежурство отправили еще три пары патрульных с других взводов. Нам определили южное направление, которое считалось относительно безопасным.

Поле ненадолго исчезло, а как только мы вышли на тропинку, появилось вновь. Лейтенант пожелал нам удачи, после чего исчез за воротами. Каждая из пар двинулась в свое сторону, и только Ронкель остался стоять на месте. Я не стал дожидаться, когда он соизволит пойти, а пошагал к месту патрулирования в одиночестве. Отпустив меня на десяток шагов, он наконец-то двинул следом. Так мы и шли около пяти минут, а затем мне это надоело.

— Ты так и будешь ползти сзади?

— Я тебе не доверяю, — ответил он.

Острие болта его взведенного арбалета ненавязчиво поглядывало в мою сторону.

— Почему?

— Я видел как ты двигаешься. Может быть эти остолопы-офицеры и считают тебя слабаком, но меня ты не обманешь.

— Ты слишком подозрителен, Квед. Назови хоть одну причину, из-за которой ты меня должен опасаться?

— Я всех опасаюсь, а вот ты удивительно спокоен и уравновешен. И меня это раздражает.

— Тем не менее ты до этого момента вел себя как будущий лидер отряда. Почему теперь ты решил показать мне свой страх? Очень странное поведение, не находишь? А отвечая на твой вопрос относительно моего эмоционального состояния… Знаешь, мне просто плевать, что со мной будет дальше.

— А вот мне не плевать. Я терпеть не могу, когда мне указывают, а потому сознательно решил, что лучше сам займу место главы отряда. Но когда в моем окружении такие как ты, мне очень неспокойно. Что, если я сейчас выпущу в твою спину арбалетный болт?

— Попробуй. — пожал я плечами, — Мне все равно.

— Вот именно! — взвился он, — С твоим безразличием, Эварс, ты легко выстрелишь в меня, наплевав на последствия. Так что иди впереди и не трогай меня.

— У тебя странная логика, Ронкель. Если мне плевать на себя, то почему ты решил, что мне не плевать на тебя? Зачем мне вообще в тебя стрелять?

Он на это ничего не ответил, и после этого мы больше не разговаривали. Изредка я предупреждал его о низкой ветке, или сыпучей скале. Примерно через четверть часа мы достигли точки назначения. По всему лесу через каждые пятнадцать метров были выставлены оранжевые столбики, обозначающие границу нашего маршрута.

— Ты дурак? Стой! — закричал он, когда увидел что я пошел за границу маршрута.

Мозг мгновенно стал словно свинцовый, мне стало не хватать воздуха. Но пока терпимо. Я извлек меч и сделал надрез на тыльной стороне ладони. Кровь закапала на траву, а я повернулся к нему и через силу улыбнулся.

— Полковник Дорст говорил, что кровь должна закипеть, я решил проверить. — С этими словами я поднял руку и продемонстрировал порез.

— Ты, сука, конченный псих, Эварс! — сплюнул Ронкель на землю, — Быстро вернулся сюда, иначе я скажу что застрелил тебя при попытке к бегству.

— Да ладно тебе… Не ругайся, — я выполнил его просьбу и вернулся в зону.

Мне немного полегчало, но теперь здоровяк вообще избегал ко мне приближаться и непрерывно держался за оружие. Интересно, сколько часов потребуется Сиале, чтобы прибыть сюда?

Само патрулирование оказалось процессом несложным, и даже скучным. До самого вечера мы не заметили ничего необычного, разве что один раз спугнули какого-то зверя, который поспешил удалиться на безопасное расстояние. Ронкель все также относился ко мне с подозрением и даже обедал и ужинал, положив перед собой взведенный арбалет.

Я уже несколько раз ловил момент, когда мог убить его. Все же человек не может находиться такое длительное время на предельной концентрации. Но вот последствия этого убийства могли очень негативно отразиться на моих дальнейших планах.

После ужина мы пошли на очередной обход. Уже стемнело, но по инструкции просто так фонарь зажигать было нельзя, так как в это время суток он может привлечь нежеланных гостей. Мы медленно продвигались вперед через молодую рощу, аккуратно раздвигая ветки, когда до моих ноздрей долетел запах фиалок. Губы сами собой растянулись в улыбке. Она здесь.

— Чем-то пахнет. Цветами какими-то, — Ронкель демонстративно поводил ноздрями, — Чувствуешь?

— Это духи моей подруги, — ответил я не оборачиваясь.

— Эварс, мать твою! Заткнись уже!

— Что? — я изобразил удивление и повернул голову.

— Ты и вправду ненормальный! Откуда, черт тебя подери, в центре Темных земель у тебя появилась подруга?

— Хочешь ее увидеть? — на меня нашло какое-то странное безумное веселье. Неужели последствия выхода за территорию?

— Хватит! — в его глазах появился неприкрытый страх, — Я доложу руководству что ты болен, и у тебя галлюцинации.

Он зажег фонарь и снова направил арбалет в мою сторону.

Внезапно за его спиной появилась тень, которая в свете лампы обрела очертания человеческой фигуры. Сиала двигалась словно кошка, не издавая ни звука. Я увидел ее приподнятую бровь, словно она спрашивала разрешения разобраться с этим солдатом.

Утвердительно кивнул ей. В следующую секунду тело рядового Ронкеля развалилось на несколько неровных кусков, а со стороны форта послышался сигнал сирены.

Глава 14

— Сиала, у нас очень мало времени. Мои вещи с тобой? — я тревожно вглядывался в сторону форта. Эстолы конечно быстры, но они тоже люди. Им еще нужно проснуться и облачиться в свою экипировку.

— Да, я все взяла. Как у тебя дела? — она скинула с плеч сумку, из которой мгновенно выпрыгнул радостный Рики и тут же вскарабкался на меня, приветственно тычась носом мне в щеку.

— Рики, малыш, я тоже по тебе скучаю, но пока тебе нельзя со мной, — я перевел взгляд на вампиршу, — У меня более, чем все хорошо, но долго мы не поговорим.

Я извлек из нагрудного кармана стеклянную палочку и переломил ее, как это было положено по инструкции.

— Это сигнал, который я обязан подать. Слушай внимательно. Рики пока останется у тебя, так как меня могут повести на допрос, и есть высокая вероятность, что его обнаружат. Встречаться всегда будем на периметре возле этих столбиков, связь поддерживать через Рики. Если он начинает себя странно вести, значит я в его сознании. Не препятствуй ему и наблюдай. Будь поблизости до полудня завтрашнего дня, — я извлек из кармана сложенный вчетверо маршрутный лист, — Потом иди в Темные земли, и скажи патриархам, то же, что и мне. Что устала жить вдали от семьи и подумываешь вернуться к Матери. Это должно их расположить к тебе. Возьми карту и отметь на ней точки, где содержат химер, в том числе и Юфина.

Я откупорил форменную флягу с водой и выплеснул из нее всю жидкость, после чего взял из рюкзака Сиалы бутыль с эйголем и начал переливать ее содержимое.

— Хорошо, я все поняла, кроме своего возвращения к Матери, — на ее лице появилось беспокойство, которое она на этот раз не смогла спрятать, — Ты планируешь погибнуть?

— Пока нет. Ты поняла насчет патриархов?

— Есть кое-что неприятное — они почти не доверяют мне, — засомневалась она.

— Пообещай им форт Готрелл. Скажи, что у тебя есть информатор внутри. От такого подарка они точно не откажутся. После этого старайся находиться поблизости от этих места, чтобы я мог с тобой связаться. Сможешь?

— Смогу, — она грустно подняла глаза и прижалась ко мне, — Но мне очень не нравится твоя идея. От нее пахнет смертью.

— Все не так, как тебе кажется, — постарался я ее успокоить, — Ты позже все поймешь. Сломай мне пару ребер и беги, нельзя чтобы нас увидели вместе.

Быстро поцеловал ее, и через секунду получил мощный тычок в правую часть груди, от которого меня отбросило на спину. Она исчезла. Я спрятал флягу под одежду, заполз за границы разрешенной территории, и скорчился, ощущая болезненное воздействие ошейника. Голова медленно наливалась свинцом, а удар Сиалы хоть и не задел ничего жизненно важного, но ощутимо давал о себе знать ноющей болью.

Спустя четверть минуты в воздухе засверкали маленькие порталы, из которых начали выпрыгивать вооруженные эстолы и рассредоточиваться по территории. Один из них заметил меня и быстро затащил в безопасную зону.

— Парень, ты жив? — он обеспокоенно склонился на до мной.

Я прохрипел что-то невнятное и закрыл глаза, планируя будущие ответы.

— Он живой! Доставьте его в медицинскую часть, — крикнул он кому-то.

Вкруг раздавался топот сапог, крики людей, мелькали вспышки. Меня подняли за руки и ноги, водрузили на носилки и потащили в сторону форта. Чьи-то руки начали ощупывать меня. Пришлось "проснуться", иначе моя фляга может оказаться там, где я потом ее не найду.

— Там была… женщина…, — прохрипел я, — Она… она… убила…

— Мы видели останки твоего напарника, Эварс. Отдыхай и не трать силы, они тебе пригодятся. Сейчас тебя доставят в санчасть. Не каждому дано выжить после встречи с Истинным вампиром. Ты в рубашке родился, парень.

А вот это очень приятная новость. Даже если Кларет решит меня убрать, в ближайшие дни у него этого точно не получится сделать.

Мягкий желтый свет магических ламп тускло освещал мое новое жилище. Меня поместили в местный лазарет, который выглядел также, как и стандартный домик для взвода, только имел внутри водопровод. Здесь я был абсолютно один и кроме армейских врачей и высшего командования, никто ко мне не имел доступа. Рюкзак мой забрали, однако флягу не тронули, лишь предложили налить в нее свежей воды, отчего я отказался, сообщив, что прекрасно вижу раковину в углу и сам могу сделать это. А едва меня оставили одного, как я ее вообще спрятал в подушку соседней кровати, чтобы не мозолила глаза будущим посетителям.

Целителей в форте не было. Болезни и травмы в армии было принято лечить традиционными методами, с помощью лекарств и хирургии. А магию применяли лишь в безвыходных ситуациях, ввиду дороговизны, и уж точно не для лечения военных преступников. Тем более мой случай не являлся редким, и, как мне сообщил доктор Фитверс — пожилой седоватый мужчина, через неделю я уже снова смогу быть в строю. Выдав мне порцию каких-то грязно-зеленых таблеток и справившись о моем самочувствии, он уже было собрался идти к себе, когда я тронул его за рукав.

— Доктор, вы можете мне разрешить увидеться со своим заместителем командира взвода?

— Пока нет, Эварс. Сейчас тебя допросят офицеры, а дальше будет видно.

Я поблагодарил его и улегся поудобнее, ожидая предстоящего разговора с армейскими шишками.

Первыми меня навестили лейтенант Тронтер, полковник Дорст и незнакомый мне майор, по фамилии Лонкейл. Как оказалось — это тот самый тип, что, спустя рукава, провел следствие по убийствам двух новобранцев. Однако сейчас, судя по всему, все просто так не закончится. Патриархи никогда сами не покидали свои убежища и не пытались лично напасть на форт, а потому мой случай был уникален и вызывал множество вопросов.

Я прикинулся дурачком и вывалил им свою версию. Якобы мы патрулировали территорию, когда вдруг из лесной чащи появилась красивая женщина. Ронкель попытался с ней познакомиться, а когда она ответила отказом, начал грубить и угрожать ей изнасилованием. Внезапно она преобразилась в чудовище и разорвала его на куски за считанные секунды. Раздался звук сирены, я бросился ему на помощь, но получил от нее удар, от которого отлетел в опасную зону. Сломал сигнальную палочку, а дальше пришли эстолы.

— Ну и что ты думаешь, Лонкейл? — полковник Дорст вопросительно уставился на майора. — По времени все совпадает, поле засекло присутствие Истинного.

— Сложно сказать, — он задумчиво поджал губы, — Я ознакомился с историей этого парня: попал сюда при странных обстоятельствах, рвался изначально служить в Акилании. Его обманул офицер, комплектовавший набор, и парень за это ему просто свернул шею на глазах тысячи военнослужащих. В его рюкзаке нашли огромное количество алмазов, на которые легко можно построить пару таких фортов, как Готрелл. На нем стоит блок от ментального воздействия, предположительно — работа эльфийских старейшин. Кроме того, мы прекрасно знаем, что в числе известных нам патриархов нет женщин.

— Это Истинные, товарищ майор! — вступился за меня лейтенант Тронтер, — Вампиры, изучившие высшую магию тогда, когда еще на свете не было ни вас, ни меня. Создать иллюзию, способную обмануть даже мага самой высокой ступени, не говоря о простом солдате, для них не представляет сложности.

— Поле не ошибается, Лонкейл, — вновь подключился Дорст, — Иначе бы наш форт уже давно был уничтожен. Но мне не нравится, что одна из этих тварей ходит поблизости, очень не нравится. А что касается личности этого парня — я прекрасно знаком с отчетом полковника Киммеля. Его не смог прочесть императорский маг-менталист, а сам он отказался говорить правду, потому собственно его и отправили сюда. Тронтер, как вы охарактеризуете своего подчиненного?

— Неконфликтный, спокойный, покладистый, товарищ полковник. Я бы с удовольствием хотел видеть такого в отряде эстолов, но никак ни в числе этого отребья. Больше мне пока нечего сказать.

— Я вас понял. Сделаем так, — подвел итог главнокомандующий, — Парня пока держать в лазарете. Охрану удвоить и никого сюда не пускать. Пока он поправляется, я все еще раз обдумаю и приму по нему решение.

Меня оставили одного. Ближе к полуночи явился мой лечащий врач Фитверс, который сменил мне повязку на боку, а также принес целую горсть таблеток, большой стакан воды, часы и инструкцию на листке бумаги, поясняющую что и во сколько употребить. Он проследил, чтобы я принял первую дозу, после чего направился на выход.

— Когда я увижу вас снова, доктор?

— Завтра, ближе к обеду. Постарайся поменьше двигаться и побольше спать.

— Спасибо, доктор Фитверс.

— Пожалуйста, — он рассеяно пожал плечами и покинул комнату.

Отлично! У меня есть почти половина суток. Сегодня нужно сделать очень много дел, воспользовавшись созданным переполохом. Я поднялся с кровати, выплюнул спрятанные под языком таблетки в раковину, и набрал стаканы воды. Мешать эйголь с лекарствами мне не хотелось, кто знает, какой результат можешь наступить после этого.

Так, теперь нужно подобрать оптимальную дозу. За время путешествия я уже примерно понимал, сколько и чего нужно использовать для раствора. Даже если я немного просплю дольше — ничего страшного, а если буду странно вести себя во сне — спишут на мое болезненное состояние и психологический шок. Это вам не тупой зомби, а целый Истинный вампир.

Я развел эйголь в стакане, затем снова надежно спрятал флягу. Больше всего я боялся, что магия орров не сработает на территории форта — все эти барьеры, магические поля и прочее могут помешать созданию кровной связи. Будем надеяться, что под куполом нет воздействия. Залпом опрокинул стакан и уселся на кровать.

Работает! Я почувствовал как сознание уносится прочь и лег. Хорошая новость — Хигир жив и уже очень далеко, ну а вот и мой Рики.

Сиала Камиста сидела на ветвях огромного дерева и лениво поглядывала вниз, где беспорядочно суетились элитные имперские солдаты, прочесывающие местность. Я очнулся у нее на коленях, и почувствовал, как она ласково теребит мой загривок. Ммм, как приятно… Жаль, что времени мало.

Вскочил ей на плечо, медленно лизнул в губы и увидел ее поползшие вверх брови, которые, впрочем, мгновенно вернулись обратно, обозначив понимание.

— Ты здесь, Кай? — прошептала она.

Я помотал вверх-вниз мордочкой, огляделся по сторонам и нашел очертания форта, после чего разбежался по ветке и спрыгнул в его сторону, расправив перепонки. Забытое чувство полета вновь охватило меня и наполнило маленькое тельце счастьем. Внизу плыл лес, солдаты, тропинки, а я беззаботно парил над ними.

До купола я не долетел, и продолжил свой путь по верхушкам деревьев. Добравшись до ближайшего к барьеру, спустился на нижние ветки и затих. Подождем.

Поиски свернули примерно через пару часов. Уставшие эстолы выстроились перед входом и ожидали снятия купола. Я приготовился к прыжку. Несколько секунд у меня есть. Барьер заколебался и исчез.

Пора!

Я спланировал прямо к стене форта и скрылся у ее подножья в порослях травы. Дождусь, пока военные снова включат поле и успокоятся, а потом пойду на обход. Придется хорошо постараться и напрячь маленький мозг питомца, чтобы понять все, что мне необходимо. От этой вылазки зависит очень многое.

Постепенно суета стихла, солдаты разошлись по казармами и форт охватила ночная тишина. Мне даже стало слышно, как часовые на угловых вышках негромко переговариваются. Быстро вскарабкался по каменной вертикали ограды и оказался на верхушке крепостной стены. Кажется все спокойно. Обнаружить меня не должны, так как за время нахождения в Готрелле я не раз видел крыс возле столовой и у помойной ямы, и никого это не беспокоило. Тем более, как я уже выяснил, внутри никаких полей нет. А даже если кто-то из часовых и заметит меня, то я точно знаю, что эльмуров в этой части мира нет, а значит легко сойду за белку.

Моя главная цель скрывалась в середине форта, в том самом месте, где расположен блок управления полями. Поскольку ни одно здание так хорошо больше не охранялось, это подсказывало мне, что на них я найду источники управления ошейниками заключенных, а также полем и барьером. Короткими перебежками добрался до навеса, под которым были сложены доски, мотки проволоки, какие-то трубы и другие материалы для строительства.

Демоны! Столько народа вокруг, и ни одной лазейки. Спрятавшись в груде черепицы, я с досадой наблюдал за ярко освещенной, плотно огороженной сеткой территорией. Через такие мелкие ячейки мне никак не проникнуть. Можно попробовать по ней вскарабкаться, но тогда я попаду под фонари, да и часовых чересчур много. Обязательно найдется такой, что подстрелит потехи ради. Хотя не должны, все-таки здесь жесткая дисциплина. Но все равно страшно.

А что если попытаться взобраться на одну из угловых вышек, а оттуда спланировать над лампами? Над центральной частью форта достаточно темно — не должны заметить с земли. Конечно полтора полета стрелы будет нелегко пролететь, но рискнуть придется. Главное перемахнуть сетку, а внутри уже есть куда спрятаться. Кажется, юго-западная вышка ближе всего к блоку управления полем.

Ну что же, рискнем. Я помчался обратно, стараясь не попадать на освещенные участки, а оттуда двинулся по внутренней стороне крепостной ограды. Кустик, камень, перепрыгнуть доску, снова куст. Спустя пару минут я очутился у нужной вышки и внимательно слушал разговоры часовых. Болтали в основном о женщинах. Судя по голосам — человека четыре. Ну, попробуем.

Я начал карабкаться по вертикальной опоре, постоянно поглядывая вверх, чтобы не напороться на какую-нибудь любопытную физиономию, случайно перегнувшуюся через перила смотровой площадки. Быстро достиг ограждения сторожевого мостика и прислушался.

— Да она тебе уже рога наставила! Вот зуб готов поставить.

— А по морде за такое не хочешь?

— Ну вот скажи, Трил, какой резон ей тебя ждать? Баба в самом соку, а ты в жопе мира прозябаешь.

— Она не такая!

— Ага, конечно! Все они шлюхи, уж я-то знаю.

— Слышь, упырь, а ну повтори…

— Э-э, парни, полегче!

— А чего он тут несет?

Послышалась негромкая возня, и я решился. Быстро проскочил по внешней стороны опоры и оказался на крыше. Снова прислушался. Парни снова активно разбирали случаи измен жен своих знакомых. Вот и отлично.

Ух! Как же далеко лететь, но кажется ветер хороший. Дождусь подходящего порыва.

Вроде уже можно!

Поток подхватил меня и я, активно балансируя хвостом, начал парить к своей цели. Так, меня немного сносит вправо, но зато высота все еще хорошая. Немного накренил тело и по дуге прошел прямо над лампой, оставив сетку ограждения позади. Есть! Приземлился на гладкую крышу и заскользил вниз, отчаянно пытаясь зацепиться за отполированную поверхность. Лишь у самого края удалось ухватится за дождевой желоб. Я подтянулся на передних лапках и спрятался внутри него.

— Слышал? Будто что-то по крыше скреблось. — раздался голос снизу.

— Ага, кажись, птица какая. Видать залетела, пока элитники туда-сюда бегали. Бедняга… Поди опять утром у барьера обгоревшей найдем. Жалко их. Хоть бы пугал наставили, начальнички хреновы.

— Разговоры! — третий голос одернул обоих, и они умолкли.

Я на всякий случай посидел неподвижно еще пару минут, а затем двинулся прямо по желобу в сторону крыльца. Проникнуть внутрь будет сложно — стена сложена хорошо. Можно попробовать подкоп, но это слишком долго и шумно. Взгромоздился под козырек и устроился поудобнее на деревянной подпорке. Ждем, когда откроется вход.

Примерно через полчаса лязгнул засов и на крыльцо вышел военный в мундире с синими вставками. Он закурил трубку, облокотившись на перила, а дверь оставил приоткрытой. Мне хватит! Юркнул через верхнюю щель внутрь и оказался в небольшом коридоре со ступеньками, уходящими вниз.

Спрятаться негде, а потому не раздумывая помчал вперед, пока не достиг ниши с какими-то ящиками и бочками. Сделал остановку и отдышался, спрятавшись за них. Послышались шаги. Маг вернулся обратно, прошел мимо меня и двинулся дальше, а затем скрылся за поворотом.

Снова направился вперед, на этот раз уже не торопясь. Справа появилась труба, торчащая из стены, и уходящая диагонально вверх под самый потолок. Добежал по ней до конца и уперся в стену. К счастью, отверстие пробитое под нее было достаточно широкими, и мне, хоть и с трудом, но удалось протиснуться.

Я на месте!

Подо мной находилась сложная система из стеклянных коробок, внутри которых светились кристаллы всевозможного цвета. К некоторым из них подходили трубы различного диаметра и какие-то спиральные штыри. В центре всего этого находился здоровенный аквариум, а в нем сиял ослепительно белый энергетический шар. От него вверх уходил тот самый шпиль, что создавал купол. Несмотря на скудность той информации, которую мог удержать Рики в голове, я сразу понял, что это сердце форта.

Рядом с этой конструкцией находились три человека, судя по форме — маги, в том числе и недавний курильщик. В данный момент я наблюдал, как один из них направил руки на металлический шар, и передавал в него синеватый поток энергии. От этого металлического шара отходили вытянутые светящиеся полости из стекла, которые заканчивали свой путь на все том же большом аквариуме. Вены на лбу человека вздулись от напряжения, а взгляд был предельно сконцентрированным.

Теперь надо понять, как я смогу это все разрушить в случае необходимости. Я двинул по периметру комнаты под самым потолком и внимательно осматривал конструкции перед собой. В основном здесь пролегали тяжелые изогнутые трубы большого диаметра, подвязанные к каменному перекрытию металлическими тросами. Рики здесь не справиться. Даже человеку нужно много сил и инструментов, чтобы лишить их опоры обрушить их вниз.

Я перепрыгнул на одну из конструкций и подбежал ближе к тому самому шпилю.

Демоны! Это не металл! Я удивленно, даже с восхищением, смотрел, как поверхность шпиля медленно перетекает вверх и уходит в широкое отверстие на потолке. Это мощный поток энергии огромной плотности! Но что тогда на первом этаже? Ведь я сейчас в подвале!

Так. Я точно смогу туда запрыгнуть, если разбегусь, вот только страшно даже подумать, что произойдет, если я задену этот луч. Рики просто не станет, как не стало того камня. Есть ли люди наверху?

Я напряг слух, сконцентрировавшись на окружении, но кроме мерного гудения пучка света передо мной больше ничего не услышал. Если, конечно не считать переговоры магов внизу, в речи которых мне половина слов была непонятна. Попробую допрыгнуть с места. Если я упаду вниз, то у меня будут шансы, а вот если рискну разбежаться и зацеплю эту странную штуку, то все закончится скверно.

Прыжок!

Какой же Рики молодец! Чтобы я делал без его способности к омоложению? Все-таки парню уже шестьдесят лет! Мышцы не подвели и мне удалось выскочить на первый этаж. Здесь, как и ожидалось, никого не было. Пучок света, приходящий снизу, попадал во второй стеклянный ящик, а дальше с помощью системы огромных зеркал разветвлялся на части, образуя сложную сетку света и делился на несколько "аквариумов" поменьше. Ни одного входа или выхода в это помещение не было, за исключением двух широких дыр. Через одну я проник только что, а вторая виднелась на крыше и сквозь нее остаток энергии выходил на улицу, создавая защитный купол.

Получается, что вот эти аквариумы отвечают за все? Браслеты эстолов, поле над лесом, ошейники заключенных, фонари на территории форта. Не очень твердо уверен в этой догадке. Потом вернусь в тело и уже своими мозгами обдумаю все подробно. Вроде разведка закончена.

Напоследок, внимательно осмотрел систему зеркал и от радости запрыгал на месте. Нашел! Стеклянные полотна крепились тонкими металлическими нитями к стенам в точно выверенном положении. Но было у них одно слабое место — оправа. Она была сделана из чего-то похожего на каучук. Долго не раздумывая, вскарабкался на трос, по нему перебежал на рамку одного из них. Мягкий материал. Попробую надкусить.

Во рту появился неприятный привкус чего-то горелого, но мои острые зубы оставили глубокий след в поверхности. Вот и все. Теперь в нужный момент я смогу обрушить вниз на центральный "аквариум" самое тяжелое зеркало, а дальше вся система должна дать сбой.

Покинул здание через отверстие в крыше, поднявшись по натянутым тросам. В отличии от нижнего люка, этот был чуть шире и имел над собой стеклянный треугольный навес, защищающий систему от дождя. Это навело меня на еще одну мысль. По идее, если взобраться на одну из смотровых вышек и выстрелить арбалетным болтом точно в него, то обрушившиеся вниз толстые стекла могут нанести много повреждений. Хотя первый вариант мне кажется более надежным, так как его можно более-менее спрогнозировать. Впрочем, запасной не стоит скидывать со счетов — вдруг у меня больше не получится совершить такую длинную прогулку?

С верха крыши мне удалось легко спланировать на тот самый участок со строительными материалами, где я проводил первоначальную разведку, а дальше старым путем я ушел к стене. Легко вскарабкался на ее гребень и перебрался на другую сторону и затаился в кустах, где просидел до самого утра. А едва только барьер был снят для смены патруля, помчался на юг, где сегодня ночью происходил переполох.

Сиалу я там не обнаружил, но зато сразу почуял запах фиалок и направился к его источнику. Она сидела под одиноким деревом и просто смотрела на небо скучающим взглядом. Бедняга. Я справился намного раньше, и, по-хорошему, следует отпустить ее.

— О, малыш! Ты вернулся! — она подставила руку и позволила вскарабкаться ей на плечо. — Кай, еще с тобой?

Я лизнул ее в щеку, покачал головой вверх-вниз, а затем спрыгнул на землю и побежал на запад, потом вернулся и снова побежал в нужную сторону.

— Ты хочешь, чтобы я уходила к патриархам?

Умница! Я опять одобрительно покачал головой и затрусил вперед не оглядываясь. Сиала легко нагнала меня, подхватила с земли и посадила в ложбинку между своими грудями.

— Удобно? — весело произнесла она, и сама за меня ответила: — Знаю, что удобно.

Я два раза одобрительно пискнул, забрался между ними поглубже и уснул.

Глава 15

Я проснулся значительно раньше обозначенного доктором Фитверсом срока и, на первый взгляд, просто лежал и откровенно скучал, разглядывал одинокого паука в углу. Тот старательно выплетал кружево паутины, постоянно перемещаясь то вверх, то вниз. Было в этих его однообразных движениях что-то притягательное, настраивающее непрекращающуюся работу мозга на определенный лад.

Сегодня утром, по возвращении в свое тело, мне пришел ответ. Тот самый, позволяющий понять для чего конкретно я пришел на эту сторону мира и как именно можно помочь Юфину. Я частично вспомнил свой разговор с гитайя. Нет, мне так и не вернулось знание: кто они такие и что делают в нашем мире, не открылись детали таинственного договора, что я заключил с ними. Но главным было понимание, что если я пошел на сделку, значит мне это действительно было нужно.

Этот договор меня немного пугал, но и одновременно давал надежду. Что-то произошло во время моего визита к ним, что перевернуло мировоззрение не только человека Кая, но и хранителя Эла. А еще я точно вспомнил, что с ними был профессор Блоу, хоть мне это сейчас кажется нелепым.

— Не спишь? Как самочувствие? — голос доктора вывел меня из прострации.

— Мне намного лучше, спасибо. Нет новостей?

— Для тебя конкретно — никаких. Разве что я слегка удивлен твоему состоянию. Обычно после визита за границы поля, пострадавший не отличается твоей бодростью.

— У меня крепкий организм, доктор.

Остаток дня прошел обыденно. Три раза мне приносили еду из столовой, к которой я поначалу отнесся с подозрением, так как опасался Кларета. Видя мою неуверенность, доктор сообщил, что лично отбирал для меня продукты и все подготовил сам. И только после этого я позволил себе восстановить силы пищей.

Вечером Фитверс повторно выдал мне порцию лекарств, которые я на этот раз принял. По его словам они должны были ускорить заживление ушиба, которым меня наградила Сиала по моей же просьбе. А еще мне удалось его уговорить на то, чтобы он мне выдал пару книг для чтения. Тот долго отнекивался, но все же принес пару справочников по медицине. Мне сошли и они, так как от скуки я уже готов был читать все что угодно.

Новый лидер взвода пришел через час после наступления полуночи вместе с двумя своими шестерками. Ровно одних суток ему хватило, чтобы найти способ попасть в лазарет, не взирая на охрану. Я не был этому особо удивлен, прекрасно понимая, как работает система договоренностей в подобного рода учреждениях. Яма для меня стала не только испытанием, но и серьезной школой жизни. Так что внутренне я был готов к этому визиту. Едва в ночи скрипнула дверь, как моя рука под одеялом крепко сжала стальной прут, заранее вынутый из спинки соседней кровати.

Кларет был расслаблен, как и скучающий парень справа, которого я уже раньше видел в его компании. А вот третий, кажется его называли Хамок, выглядел не очень уверенно, словно волновался. Его правая кисть находилась в слегка неестественном положении, будто придерживала что-то, спрятанное в рукаве. Раньше этот человек активно прислуживал Ронкелю, и я прекрасно понимал, что сегодня ему предложили доказать свою верность новому хозяину. Второго тоже нельзя скидывать со счетов, вероятно и у него есть сюрприз для меня.

— Здравствуй, Кай Эварс. Не ждал? — Кларет подошел ко мне и уселся на край кровати напротив, внимательно рассматривая меня. Его соратник остался у входа, а тот, что прятал в рукаве оружие занял место справа от нового главаря, но не позволил себе сесть.

— Привет, Талин, — ответил я спокойно. — Посещать меня разрешено лишь высшему командованию и врачу.

— Ну не все решает командование, — ухмыльнулся он, — Ты наверное уже понял, зачем я здесь? Кричать, кстати, не советую — не поможет.

— Понял…

В моей голове уже родился рисунок возможного боя: выставить левой рукой блок Хамоку, заблокировав его оружие, затем пробить прутом ему кадык; одновременно с этим ударом ноги в подбородок нейтрализовать Кларета, а дальше я один на один справлюсь с тем что у входа. Тело инстинктивно сжалось, словно пружина.

— Мне не интересно, как ты подстроил смерть Ронкеля, — продолжил он, — Хотя, признаю, я восхищен исполнением. Я бы не явился сюда лично, но ты меня весьма заинтересовал. После такой исключительно красивой работы, я дам тебе возможность рассказать о своем плане побега. Возможно, это сохранит тебе жизнь, если я сочту твой способ эффективным.

— Я буду говорить с тобой только один на один.

— Хм… Мне кажется ты не в том положении, чтобы ставить условия. — он сделал знак Хамоку и тот приблизился к моему изголовью. — Эварс, я доверяю этим людям.

— Хорошо. — я уселся на край кровати, не выпуская из левой ладони спрятанный под одеялом прут, и протянул правую руку Хамоку, — Дай сюда свой нож, или что там у тебя в руке.

Он удивленно покосился на своего главаря. Кларет пару секунд подумал, а потом утвердительно кивнул своему человеку. Тот пожал плечами и протянул мне острую самодельную пику.

Я поискал глазами подходящий материал, и, не найдя ничего лучше попросил подать мне наволочку, с одной из кроватей.

— Мне нужно что-то, чем я смогу рисовать, какую-нибудь палочку или кисть.

— Держи, — Кларет извлек короткий карандашик из переднего кармана, — Подойдет?

— Вполне. Это займет минут сорок.

— У нас есть время, — коротко ответил он.

Я расстелил на крышке тумбочки тряпку, затем проколол себе палец и макнул в рану кончик карандаша. Легко вошел в состояние концентрации и начал рисовать маленькую руну Фео, постоянно смачивая в крови острие инструмента и вытирая лишние капли. Закончив с ней, приступил ко второй на другом краю наволочки.

— Они светятся, — восхищенно проговорил Хамок, не сводя глаз с моей руки.

— Сам вижу. Не мешай ему. — осадил его старший.

— Готово! — спустя час произнес я.

— И что это? — Кларет подозрительно разглядывал светящийся рисунок.

— Это древняя магия, на которую не действует ошейник, поскольку она использует кровь, а не эфир, — я разорвал наволочку на две половинки и протянул ему одну из них. — Положи ее на кровать и смотри внимательно.

Лидер выполнил требуемое и отодвинулся подальше. Я поднес карандаш к первой руне и разжал пальцы, позволив ему упасть. Едва тот коснулся поверхности тряпки, как мгновенно исчез и тут же появился возле Кларета.

— К-как? — он ошалело смотрел на материализовавшийся из ниоткуда предмет, не веря своим глазам. — Как ты это сделал?

— Точно также я могу переместить группу людей, которых ты назовешь. У меня есть готовый рисунок в одном из подвалов Фетальи.

— Я прекрасно понимаю, что ты не добрый волшебник, явившийся спасти нас. — произнес Кларет, сузив глаза, — А потому поясни мне, какой твой личный интерес в этом? Ты ведь можешь сбежать и один, зачем тебе еще кто-то?

— Мне нужен отряд головорезов, — соврал я, — В доме, в подвале которого создана руна, живет один могущественный человек, который мне кое-что крупно задолжал. Усадьба под многочисленной охраной, но они не ожидают вторжения изнутри. От вас требуется перебить всех, кто там живет, а дальше вы получите свою свободу. Я сведу счеты с ним лично.

Кларет уперся лицом в ладони и начал размышлять. В комнате воцарилась тишина, да такая, что я слышал дыхание каждого из присутствующих. Он думал минуту, две, три и наконец произнес:

— Сколько человек ты сможешь переместить за один раз, и что для этого нужно? Я правильно понимаю, что крови из пальца не хватит?

— Верно, не хватит, — ответил я. — Мне нужно найти подходящее место, скрытое от лишних глаз — желательно большая пещера или неиспользуемое здание форта. Там я смогу построить руну нужного размера. И еще мне потребуется свежая кровь в большом количестве.

— А ошейники? — с сомнением произнес Хамок, — Едва мы сбежим, как они нас убьют!

— Что ты на это скажешь? — покосился на меня Кларет.

— Я знаю, способ их отключить, — ответил я ему, — Или ты решил, что я идиот и самоубийца?

— Верно говоришь, — он снова задумался. — Я поищу такое место. Сколько тебе потребуется времени для постройки руны и сколько крови?

— Для самого рисунка — примерно пару ведер. Учти, я могу работать только со свежим материалом. А по поводу перемещения — все зависит от того, сколько ты хочешь телепортировать людей. Что же касается времени на работу, то все зависит от того, как часто я смогу посещать объект.

— А если я скажу, что хочу переместить всех? У меня большие планы.

— Всех не выйдет — кто-то должен будет отдать свои жизни, — честно ответил я.

— Офицеры? — предположил он. Если ты сможешь отключить ошейники, то захватить их не составит труда.

— Мне плевать, кто это будет.

Они покинули меня ближе к рассвету, еще долго задавая вопросы. Судя по поведению главаря, мне стало ясно, что он в лепешку расшибется, но решит все поставленные перед ним задачи. Причем, как я понял, организация процесса его совсем не волновала — похоже Кларет был уверен в своих планах и каким-то удивительным образом прочно закрепился в местной иерархии. Я остался доволен, что сделал правильную ставку, выбрав его, а не Ронкеля.

Следующие два дня, в форте было все спокойно. А вот на третьи сутки на южном посту снова засекли Истинного вампира. Эстолы до полудня прочесывали местность, но так никого и не нашли. Я понял, что Сиала вернулась из сердца Темных земель и таким образом подала мне знак.

Я не стал дожидаться утра и выпил мизерную дозу эйголя, рассчитанную на полчаса пребывания в теле Рики. Едва я очутился возле вампирши, как сразу дал ей знать о своем присутствии и начал скрести передними лапами сумку.

— Что ты ищешь, Кай? — она открыла замочек и поставила ее передо мной.

Я нашел карту и попытался зубами вытянуть ее наружу. Сиала сообразила что мне нужно, извлекла ее из сумки и разложила на земле. Так, шесть точек обитания химер. На самой дальней и крупной из них была сделана надпись: "Юфин". Я долго рассматривал картинку, чтобы она четко осталась в памяти при моем возвращении в свое тело.

А утром за мной пришли по поручению командования, и не взирая на сопротивления доктора Фитверса, заставили одеться и увели в штаб, где поместили в каком-то подвальном помещении без окон. Скорее всего полковник Дорст наконец-то принял решение по мне. И я не сомневался, что оно для меня может оказаться смертельным. Похоже, пришло время придумать какую-то правдоподобную историю, так как я теперь не могу рисковать. Слишком многое уже сделано.

Я просидел в одиночестве до полудня. В обед мне принесли поесть, а после того, как я закончил прием пищи, меня навестил полковник Дорст, который привел с собой худого невзрачного человека с загорелым и обветренным лицом. Впрочем, невзрачным он казался только на первый взгляд. Его синий мундир был просто усыпан различным наградами. По цвету экипировки мне стало понятно, что он маг. И похоже очень серьезный, судя по созданному вокруг него антуражу. Даже полковник обращался к нему с нескрываемым почтением.

— Вот он, господин Клайт, тот самый человек, о котором я говорил.

Прибывший уставился на меня неприятным взглядом. Такие глаза как у него иногда называют "рыбьими". Может быть это кого-то должно было напугать, но я лишь почувствовал неприязнь и ничего не больше.

— Сынок, меня зовут генерал Дорит Клайт. Сейчас я побеседую с твоим мозгом и попрошу не сопротивляться, иначе может быть больно.

— У вас ничего не выйдет, господин Дорит Клайт— ответил я, — Но если вам очень хочется, то беседуйте. Думаю вам не нужно моего одобрения.

Ментальная атака, последовавшая за этим лишь немногим была сильнее, чем на допросе в Офейре. Я с улыбкой смотрел на покрывшие лоб офицера вены, легко перенося уже привычное жжение. Казалось этот человек сейчас лопнет. В какой-то момент он стал похож на надувшуюся лягушку и чуть не заставил меня рассмеяться.

— Я не знаю, что это, — тяжело выдохнул он и облокотился на стену. — Такой блок я встречаю впервые.

— И что мне с ним делать? — сухо поинтересовался полковник, — Я не доверяю ему. Он выжил в схватке с Истинным вампиром, причем отделался лишь ушибом ребер. Если бы не указ Императора, я бы уже давно приказал его уничтожить, поскольку не могу рисковать безопасностью форта.

— Я возьму на себя ответственность за его смерть. Казните его сейчас же. С Императором я решу вопрос сам. — он повернулся ко мне, — Хочешь что-то сказать напоследок?

Полковник вытащил из-за пояса трубку и направил на меня, ожидая, когда я произнесу свои последние слова.

— Я вампир-полукровка, — ответил я, глядя прямо в глаза Дорсту.

— Что!? — произнесли они одновременно. Пальцы начальника форта, сжимающие оружие, побелели от напряжения, а маг сделал шаг назад и сложил пальцы в каком-то знаке.

— Моя мать Истинная, — меня безудержно понесло, — Когда патриарх Тамиен убил моего человеческого отца, она отреклась от служения Тьме, стала изгоем и ушла жить среди людей. Я поклялся отомстить убийце. Вот вам и вся таинственная причина, по которой я отчаянно хотел служить в Акилании.

— Ты… ты хочешь сказать, что рядового Ронкеля убила она? Почему мы ничего не слышали о ней раньше? — маг немного расслабился, но лишь внешне.

— А почему вы должны были о ней слышать? — я сделал удивленное лицо, — Она не ведет войну против людей, не убивает без причины. Ронкель сам виноват — он хотел меня застрелить в тот момент, когда она появилась.

— Это правда? — маг повернулся к полковнику.

— Вообще-то, да, господин Клайт, — ответил он, — Я не могу утверждать это с полной уверенностью, но судя по обнаруженным следам, перед смертью напарник Эварса действительно держал в руках взведенный арбалет, и он был направлен отнюдь не на вампира, поскольку женщина напала сзади.

— Значит она охраняет тебя? — маг вновь перевел глаза на меня.

— Нет. Она лишь хотела увидеться со мной.

— Ты можешь подтвердить свои слова демонстрацией? Магия, сила, скорость? Хоть что-нибудь?

— Нет. Я не унаследовал почти ничего. Чуть быстрее обычного человека, да небольшие способности к управлению кровью.

— Я не верю ему, — произнес Дорст, — Все это звучит, по меньшей мере, нелепо.

— Тогда откуда у меня алмазы? Вы знаете хоть одного человека, который обладает таким состоянием и при этом остается неизвестным? Откуда у меня ментальный блок, который не может взломать ни один из ваших людей?

Оба военачальника задумались. Спустя пару минут маг поднял глаза и произнес:

— Ты сказал "почти ничего", значит что-то да есть. Чем ты можешь нам быть полезен? Назови хоть одну причину, по которой нам следует сохранить тебе жизнь?

— Я чувствую химер.

Они быстро обменялись взглядами и снова уставились на меня.

— Ты сможешь показать нам их местоположение на карте? — полковник выглядел чрезвычайно взволнованным. Похоже я попал в цель.

— Да.

Дорст и Клайт вышли за дверь. Воспользовавшись паузой, я промотал в голове все что только что сказал, чтобы в дальнейшем не путаться в показаниях. Кажется, моя придуманная история только что дала мне возможность не умереть. По крайней мере сегодня.

Они вернулись спустя пятнадцать минут. Полковник извлек кипу бумаг и нашел в ней карту окружающей форт области в крупном масштабе.

— Покажи.

Я вспомнил отметки, сделанные Сиалой и выбрал самый маленький отряд химер, который располагалось ближе всего к Готреллу.

— Здесь.

— А еще?

— Не могу. Возможно, когда этот участок будет вычищен, я смогу показать еще. Мне трудно ориентироваться на несколько целей.

— Что вы об этом думаете, господин Клайт?

— Отправьте туда эстолов.

— У нас для этого есть разведывательные отряды, — возразил полковник, — Я бы предпочел послать туда Эварса и его взвод на проверку, тем более их выход запланирован на конец недели.

— Хорошо, делайте как считаете нужным, но я настаиваю, чтобы в этом походе эстолы присутствовали заранее.

— Будет выполнено. А сейчас с ним что делать? — Дорст небрежно кивнул в мою сторону.

— Насколько я знаю, он пока на постельном режиме. Вот пусть там и находится. Охрану оставить усиленную. Если его слова подтвердятся, отправите ко мне телепортом гонца. Если нет — разрешаю казнить на месте.

— Так точно! — отрапортовал полковник.

Все складывалось более чем удачно. Мне не только удалось сохранить себе жизнь, но и получить шанс на изменение отношения к себе командования. Пока не знаю, пригодится ли мне это, но если ко мне будет чуть больше доверия, то вероятность, что я спасу Юфина значительно увеличится. Я вернулся в лазарет, где встретил Фитверса, который посетовал, что я пропустил прием лекарств и начал хлопотать вокруг меня, словно наседка.

Ночью ко мне снова пришел Кларет в сопровождении двоих вчерашних спутников и одного новичка с параллельного взвода.

— Одевайся, идем.

— Куда? — удивился я.

— Я нашел великолепное место для создания руны и мне нужно, чтобы ты оценил его.

— А патрули?

— Не бойся, все схвачено. Нам никто не помешает. Каждый день я тебя туда водить не смогу, но сегодня дежурят нужные люди. Возможно тебе даже удастся сделать какую-то часть работы.

— Руну нужно создавать сразу и непрерывно Хотя…, — я на секунду задумался. В принципе я могу создать несколько крупных рисунков вместо одного. — А знаешь, меня вполне устроит твое предложение.

Я поднялся с кровати, быстро облачился в форму и вышел вместе с ними на улицу. Дежурные, что охраняли лазарет, стояли к нам спиной и даже не повернули голов. Быстро Кларет все под себя подмял. Чересчур быстро, даже и не скажешь, что новичок. Надо бы попытаться узнать о нем больше. Сдается мне, что с ним не все так просто, и я его недооценил.

— Иди след в след, молчи и не шуми, — он приложил палец к губам.

Мы двинулись вдоль казарм, избегая выходить на освещенную территорию. В этой части форта можно было пройти незамеченным для часовых, что стояли на угловых вышках, так как козырьки крыш над нами почти соприкасались краями.

Кларет шел первым и, в какой-то момент, внезапно остановился, подняв руку и глядя вдаль и вверх. Я понял, что он ждет момента.

— Быстро, — прошептал он, сорвался с места и перебежал освещенный участок. Остальные незамедлительно последовали за ним. Судя по тишине вокруг, нас не заметили.

— Здесь, — он указал на треугольную каменную кладку, в которую была вделана толстая металлическая дверь.

— Это что? — поинтересовался я, поскольку раньше никогда не заходил в эту часть форта.

— Увидишь. — ухмыльнулся он.

Хамок извлек из кармана два коротких стальных прута и просунул их в щель двери, тихонько лязгая металлом. Он возился пару минут, а затем раздался щелчок.

— Прижмите дверь, иначе перебудим весь форт.

Два его помощника повисли на ручке и медленно открыли створку, которая не издала ни звука.

— Осторожно, крутые ступеньки. — Кларет двинулся первым и войдя внутрь достал из кармана маленький фонарик. — Все спускаемся. Хамок, закрой дверь.

Его подручный выполнил указание, и мы оказались заперты внутри. Здесь было прохладно, но на удивление сухо. Аккуратно спустились вниз и очутились в каменном коридоре. Никаких предметов в помещении не хранилось.

Мы проследовали по коридору, а когда вышли из него, я присвистнул от удивления и неожиданности. Луч фонаря Кларета отразился на противоположной стене, до которой было не меньше ста метров.

— То-то же! — отреагировал он на мое изумление и поводил фонарем, показывая размеры помещения, — Знакомься, Кай Эварс — убежище последнего шанса. Построено на случай захвата форта нежитью, чтобы личный состав мог укрыться здесь и дождаться прибытия подкрепления из Империи.

Я попросил у него фонарик и не спеша осмотрелся. Каменные вертикальные столбы надежно поддерживали потолок этого гигантского каменного мешка.

— Здесь есть другой выход? — поинтересовался я у него.

— Нет. Только тот, через который мы зашли.

— Я чувствую приток свежего воздуха, — возразил я.

— Скорее всего какая-то вентиляция. Идем. — ответил Кларет.

Мы двинулись вдоль стен, в ту сторону, откуда я кожей лица явственно улавливал поток. Грандиозность строения впечатляла. Оно занимало не меньше четверти площади всего форта.

— Почему его не используют?

— Эх ты, Эварс, устав читать надо, — рассмеялся Кларет, — В таких убежищах запрещено что-либо хранить или делать. Да и других мест полно для этого.

— Ты хочешь сказать, что сюда никто не приходит?

— Последние три года точно нет. В этом нет никакой необходимости. Форт надежно защищен от прорыва, а красть здесь нечего. А ты чего такой недовольный? Это место намного лучше, чем пещера за пределами фортами.

— Согласен, что лучше. Меня сильно интересует откуда у тебя такая осведомленность обо всем, что здесь творится?

Кларет задумался, а потом махнул рукой и произнес.

— У меня сводный брат в контрактниках. Не спрашивай, даже не скажу кто. Ты узнаешь, когда придет время бежать. Его я планирую забрать с нами.

— Хм, ну тогда все понятно. — в моей голове испарились все вопросы насчет личности этого человека.

Мы наконец-то нашли источник притока воздуха. Им оказались несколько отверстии в потолке, толщиной с руку. Я подсознательно отметил, что Рики в них точно пролезет, в случае необходимости.

— Я хочу знать, где они выходят на поверхность, — произнес я. — Может случиться так, что там придется разместить запасной активатор.

— Как скажешь, завтра найдем. А теперь у меня для тебя есть небольшой сюрприз.

Он забрал у меня фонарик, и мы тем же путем вернулись обратно. Кларет двинул вдоль поперечной стены, непрерывно ища что-то.

— Гляди! — торжественно произнес он.

Я проследил глазами за лучом. В пятне света на полу стояло пустое ведро, а рядом с ним лежала широкая малярная кисть.

— Можешь попробовать, время до рассвета есть.

— Крови не хватает.

— Секунду… — он повернулся к своим людям, — Хамок, Киф — организуйте.

Те, недолго думая, скрутили новичка, поставили на колени прямо перед ведром, а затем тот, кого он назвал Кифом, извлек из кармана узкий нож и вскрыл ему глотку. Из ведра послышался дробный металлический звук, который постепенно стал затихать по мере заполнения емкости.

— Твори, художник! — хохотнул Кларет.

— Как скажешь, — пожал я плечами и взял в руки кисть.

Глава 16

Я не мог знать заранее, как часто я смогу посещать это место. Для каждой незавершенной руны есть свой срок жизни, после которого рисунок придет в негодность и его придется создавать заново. И только законченный чертеж способен хранить свойства десятилетиями и веками.

Задача, стоявшая передо мной, была относительно простой. Требовалось все рассчитать так, чтобы ни один участок этого подвала не остался не использованным. И для этого я решил использовать символ Кет — руну объединения свойств. Ее особенностью было то, что она могла использовать произвольную геометрию края, в отличие от остальных знаков. Проще говоря могла быть прямоугольной, круглой, квадратной или даже неправильной формы. На практике применялась редко, так как она объединяла суть всех заключенных внутрь нее рун в одну и давала непредсказуемый результат.

Чтобы было понятнее: у вас есть бочка, в которой вы смешиваете молоко, кровь и воду. Вы можете получить почти прозрачный раствор, или ярко-красный, или бледно-розовый — все будет зависеть от пропорций. Однако, не имея точных данных, вы никогда не получите желаемую окраску с первой попытки. Стоит влить лишнюю каплю того или иного компонента и оттенок изменится, а в случая рун еще изменятся и суммарные свойства. Но! Если вы замените все компоненты на один, то сколько бы вы не подливали его — вода останется водой, а молоко — молоком.

Потому этой ночью я с помощью предоставленной мне Кларетом крови обошел весь подвал по периметру стены и создал одну большую Кет. Теперь где бы и сколько рун одного вида я не нарисовал на этой территории — они будут считаться одной, и даже если объект будет стоять между двумя отдельными рисунками, он все равно попадет под его воздействие. Ведь речь шла о нескольких сотнях людей, которые могли не вместиться внутри отдельных символов.

В итоге, к утру я создал скелет для своего самого грандиозного творения в области рунной магии. Оставалось только нарастить на нем мясо в виде заполнения его нужным свойством. И этой же ночью, проведенной за неспешным и медитативным занятием, у меня родился окончательный план действий. Сложный, состоящий из нескольких этапов, которые все должны быть выполнены поочередно.

И первым таким этапом стала необходимость довести всю цепочку действий до Сиалы. Поскольку Кларет предупредил, что следующей ночью мне придется отдыхать из-за того что в дозоре будут "не те люди", я выбрал для этого ближайшие сутки.

Утром, при очередной встрече с доктором Фитверсом, я выпросил у него чистый листок бумаги и карандаш. Неделя подходила к концу, а это значило что скоро меня выпишут из лазарета, и наш взвод тут же отправят на разведку, а точнее на уничтожение гнезда химер. Того самого, что я сдал командованию. Весь день, я подробно расписывал на листе нужные инструкции, а вечером, после ухода врача, принял эйголь и отправился в тело Рики.

Сиала была на месте. Я оповестил ее о своем прибытии уже привычным "поцелуем", а затем сразу отправился в Готрелл знакомым маршрутом. Вот только в этот раз я решил проникнуть на его территорию иначе, чтобы попутно реализовать второй этап — неприятный, но самый простой. Для этого мне было необходимо дождаться возращения разведвзвода.

Поскольку на прохождение барьера крупному отряду требовалось намного больше времени, чем патрулям, а следовательно опасность сгореть в барьере была минимальной, я взобрался на самое крупное дерево возле форта и затаился на его верхних ветвях. Располагались они на уровне в два раза превышающем высоту сторожевых вышек. И едва только поле погасло, я совершил длинный перелет над фонарями прямо в "сердце форта", затем легко приземлился на стеклянный навес на его крыше, оставшись незамеченным. Оттуда уже без препятствий проник в уже знакомую комнату с зеркалами.

Внутри я начал подготовку к диверсии, и почти до рассвета нагло пользовался острыми зубами питомца, периодически сплевывая куски противной резины. Я повреждал оправу за оправой, оставляя нетронутыми лишь небольшие участки, которые смогу быстро перегрызть позже, во время реализации финального этапа моего плана.

Ближе к утру, я закончил с зеркалами и устремился в лазарет. Несмотря на то, что возле него стояла усиленная охрана, все же она не могла сравниться с тем дозором, что был выставлен у "сердца форта". Так что добраться до своего спящего тела не составило особого труда, учитывая, что я заранее оставил приоткрытой форточку.

Я-Рики спрыгнул вниз, забрался к себе под одеяло и быстро нашел подготовленное послание для Сиалы, сложенное таким образом, чтобы не доставить неудобств при переноске. Аккуратно схватил его в зубы и отправился обратно. Просидел в кустах под стеной до самого подъема, а затем покинул Готрелл вместе с очередной сменой патруля.

— И что это ты мне принес? — Сиала взяла адресованное ей послание и внимательно начала читать, комментируя вслух: — Это я смогу, это тоже… Это…

Забравшись на ее плечо, я внимательно следил за реакцией вампирши. В какой-то момент, она прервалась и повернула голову к моей любопытной мордочке:

— Ты безумец, Кай, но может сработать. Вот только я не уверена, что мне удастся вывести Юфина из основной массы.

Я помотал головой и несильно укусил ее в руку, а потом уставился на нее вопросительным взглядом.

— Хочешь его укусить? Тебе потребуется очень много яда, чтобы замедлить химеру. Тамиен их сделал почти неуязвимыми ко всем его известным видам. У этих созданий очень быстрый обмен веществ и превосходные защитные способности. Яд будет нейтрализован меньше, чем за минуту.

У меня было свое мнение на этот счет, поскольку я был уверен, что будь патриарх триста раз всемогущим, но предсказать появление эльмура в Темных землях он точно не смог бы. Даже если он был в курсе о моем возможном появлении на этой стороне мира, то уж точно не имел образец именно этого яда, иначе бы гитайя не одобрили мой план. Объяснить это Сиале я не смог, но всем видом показал, что понял ее сомнения.

Наконец она дочитала записку до конца и произнесла:

— Хорошо, Кай, я сделаю все что тебе нужно. Но тогда тебе придется постараться, чтобы люди смогли уничтожить то гнездо. Оно самое малочисленное — в нем всего два десятка химер. Учти, что в пещере есть запасной выход, — она извлекла карту, — Вот здесь вот.

Я внимательно изучил местность, на которую она указала пальцем и одобрительно покачал головой, благодаря за такую ценную информацию. А спустя час мы расстались.

В следующие сутки все повторилось. Ночью пришел Кларет, приведя с себя собой еще одну ничего не подозревающую жертву. Я не стал интересоваться каким образом он избавился от предыдущего тела, хотя и был удивлен, что о пропаже первого солдата личный состав даже не поставили в известность. Между взводами ходили слухи, что вроде как он покончил жизнь самоубийством, а потому руководство, якобы, не хотело подрывать моральный дух солдат и сделало все, чтобы не дать развития этому происшествию.

Впрочем, это были проблемы Кларета. Как он мне сказал при втором посещении подвала: "Твое дело рисовать, остальное мои заботы". Я, честно говоря, был только рад такому ответу, потому что в моя голова и так была забита планами по самую макушку.

Кроме того, в ту ночь он мне издалека показал точки выхода вентиляции на поверхность. Находились они в очень неудобном месте — прямо под северо-восточной смотровой вышкой. Я объяснил Кларету, что мне будут необходимы два часа, чтобы построить на этой территории активатор. Свечение можно было замаскировать песком, тем более я так уже делал на священной горе хаттайцев. Он ответил, что постарается решить этот вопрос и уговорит брата сделать все, чтобы его поставили туда на дежурство в ближайшее время.

Таким образом, мое рисование шло полным ходом и прервалось только к концу недели, когда меня наконец выписали из лазарета. Утром следующего дня наш взвод задержали после построения, и сообщили, что сегодня вечером мы выдвигаемся в поход. Якобы, поступила информация от внештатной разведки, что предположительно обнаружено гнездо химер. Естественно, источник ее происхождения не сообщили, чему я был искренне рад. Иначе бы взбесившийся Кларет расправился бы со мной в тот же день. Услышанное его повергло в шок, и он еще долго матерился, высказывая мне наболевшее в отношении "тупорылого руководства". Он искренне боялся, что мы не вернемся обратно и все наши планы пойдут насмарку. Успокоило его лишь то, что эстолы на этот раз сразу пойдут с нами, а не прибудут тогда, когда от разведвзвода уже останется лишь мокрое место.

После построения Тронтер вызвал меня лично и предупредил, что я должен докладывать ему о любых своих предчувствиях и подозрениях, и что от меня как от никого зависит успешный исход операции.

Этим же вечером после ужина нас вооружили пиками и арбалетами, а также выдали четырехдневный запас пищи. После этого нам провели полный инструктаж и обозначили цели. По сути, мы лишь должны были контролировать периметр, а основную работу предстояло сделать элитникам. Затем довели маршрут. Он должен был пройти через значительную часть плохо исследованной территории, на которой нам могло встретиться что угодно. Впрочем, реальную опасность представляли лишь химеры, а отряд подготовленный к встрече с ними, легко сможет решить любые другие непредвиденные проблемы.

Перед самым выходом нас навестил полковник Дорст, который в этот раз был в удивительно хорошем настроении. Он выступил с воодушевляющей речью, пожелал нам всем удачи и даже лично пожал руку каждому из солдат. После его ухода к нашему взводу присоединился отряд элитников, насчитывающий около сорока человек, и мы наконец то выдвинулись.

До полуночи планировалось достичь небольшой пещеры, которая хорошо была известна руководству. В ней мы должны были остановиться на ночевку, а с рассветом преодолеть большую часть пути по лесу. Задачей максимум стояло выйти на скалы к вечеру следующих суток, но командиры сомневались, что это получится и предполагали, что нам придется задержаться в лесу.

Пещеры мы достигли по плану и переночевали в ней без происшествий. Эстолы держались от нас особняком. Условия, в которых они находились, еда которую они ели, удобные спальные мешки — все это вызывало недовольство солдат. Однако до конфликта не дошло, так как любой из элитников, в одиночку мог уничтожить весь наш взвод с помощью активации ошейников. Кларет это прекрасно понимал, а потому помогал Тронтеру держать жесткую дисциплину, что конечно же отрицательно влияло на общее настроение взвода.

Следующее утро показало всю "прелесть" малоподготовленного состава. И если эстолы преодолевали путь по лесу стройным отрядом, шагая в ногу, то вот вчерашние уголовники были похожи на стадо баранов. Один где-то серьезно подвернул ногу и не смог идти без помощи; другие, группой из девяти человек, разыскали во время очередного привала родник и напились из него воды, предпочтя ее той, что была во флягах. В результате этого, ко второй половине дня у них скрутило животы, и им пришлось бегать в кусты каждые полчаса, что сильно задерживало наше продвижение.

В итоге программу максимума мы не выполнили, а это означало предстоящую ночевку в лесу. Командир эстолов обозвал нас "тупыми, ни к чему не приспособленными дебилами", а затем выделил несколько человек из элитников и отправил их на прочесывание территории, чтобы обезопасить наш ночлег.

Когда же они вернулись, то принесли не радостные новости. Двое их них были убиты магической эльфийской ловушкой, из-за чего было решено отправить гонца в форт, чтобы определиться с дальнейшими действиями. Да, можно было сделать крюк и обойти опасное место, но оставлять за спиной потенциального врага никто не хотел. А потому все теперь зависело от приказа полковника Дорста, так как по уставу такие вопросы командиры взводов решать не могли.

Как итог, этой ночью мы не спали, а находились в состоянии постоянной боевой готовности, чтобы ночью не пришли эльфы и не перерезали весь личный состав. Гонец явился телепортом лишь под утро, сообщив обозленным солдатам, что полковник Дорст дал добро на зачистку, но велел дождаться прибытия каких-то "блокираторов".

Блокираторами оказались военные маги-офицеры в количестве трех человек, обвешанные всевозможными рюкзаками и устройствами. Они выяснили у эстолов в каком месте те обнаружили эльфийские следы, после чего мы снова двинулись вперед. Не дойдя примерно двести метров до начала территории с ловушками, они велели нам расчистить землю от валежника и кустов, а затем начали собирать какое-то устройство, так похожее на конструкцию из аквариумов и зеркал, что я видел в форте, только намного меньше и компактнее. Как я узнал позже, эта штука полностью блокировала магию в определенном радиусе, в том числе и ловушки. И только готовые заклинания эстолов, запечатанные в браслеты, не подвергались ее воздействию. Фактически люди лишили эльфов возможности к магическому сопротивлению.

Наш взвод шел первым и очень неуверенно. Новобранцы не горели желанием ступать на опасную землю, опасаясь принять на себя первый удар. Однако, все прошло без потерь, и в какой-то момент мы очутились в месте, где сплошь и рядом были видны следы поселения разумных существ: тропки между деревьев, натянутые канаты, крупные дупла в гигантских стволах и несколько непонятых приспособлений, обмотанных какими-то тряпками. Все указывало на то, что длинноухие в спешке покинули это место. По крайней мере, так думали солдаты.

Но командир эстолов считал иначе. Он долго ходил по территории деревни с двумя подручными, которые постоянно направляли свои браслеты то в одну, то в другую сторону, а затем словно прислушивались. В какой-то момент лицо главного элитника прояснилось. Он приложил палец к губам и знаками передал Тронтеру послание, суть которого понял лишь он. Нас рассредоточили по периметру поляны, после чего эстолы направили браслеты на исполинское дерево. Оно мелко завибрировало, а затем разлетелось в труху, На землю посыпались мелкие кровавые опилки, перемешанные с чем-то, похожим на мясной фарш. Оказалось, что это были останки часовых, затаившихся внутри пустого ствола и охранявших вход в подземелье прямо под его корнями. Элитники немедленно отправились вниз, а нас так и оставили охранять периметр.

— А ну пошли ублюдки, живее, живее, — голос командира элитного отряда эхом доносился из зева пещеры.

Из проема начали появляться измученные лесные жители: мужчины, женщины, старики, дети. Они все прибывали и прибывали, сбиваясь в кучу по центру деревни. В какой-то момент их стало больше чем нас. Вот только они были лишены и оружия, и магии а потому не могли оказать сопротивление. Несколько эльфийских старейшин образовали заслон вокруг своих семей, словно пытались их закрыть собой. Затем от них отделился убеленный сединой старик и обратился к нам с речью:

— Люди! Мы признаем вашу силу и готовы немедленно сдаться. Пощади…

Он не договорил. Командир эстолов вытянул руку вперед, и с нее сорвалось что-то, похожее на красную молнию, а через секунду тело старейшины осыпалось пеплом. Вокруг раздались визги женщин и следом послышался плач детей, от которого мне стало не по себе. Я не любил длинноухих, но никогда не считал, что они не достойны жить. Все что я хотел, находясь в Кастании, так это лишь того, чтобы они перестали вмешиваться в жизнь людей.

— Еще? — глава эстолов обвел злобным взглядом собравшихся, — Кто еще желает повторить?

— Пощади-и-и, — ему в колени бросилась старуха и стала хватать его одежду, — Пощади…

— Тронтер! — командир элитников пнул ее по лицу, а затем вопросительно посмотрел на моего начальника. — Не хочешь дать своим отморозкам повеселиться?

Я ошеломленно уставился на своего начальника. Пожалуй из всех военнослужащих, он был единственным человеком, к которому я испытывал симпатию. Всегда рассудительный и невозмутимый лейтенант, который даже пытался меня защитить перед Дорстом…

Он с безразличным видом махнул рукой в сторону Кларета и произнес:

— Делайте с ними что хотите.

А дальше началось что-то, отчего мне захотелось опорожнить желудок. Наш отряд с воем и гиканьем бросился на жителей деревни. Копья одно за одним протыкали тела мужчин, пытающихся спасти свои семьи. Они падали на землю, захлебывались кровью, хватали за ноги обезумевших солдат, но лишь получали очередной удар и замирали.

Хамок схватил за волосы молодую эльфийку и оттащил ее к дереву. Она завизжала от страха, но тот дважды стукнул ее лицом о ствол, после чего она затихла. Он приподнял ее тело, перекинул через лежащее на земле бревно, а затем содрал с нее одежду и расстегнул свои штаны, чем вызвал бурные аплодисменты своих сослуживцев. Хамок насиловал ее медленно, мощными толчками, а ее пустой безжизненный взгляд был устремлен в небо.

— Ну скажи хоть что-нибудь, сука! Тебе нравится? — он дважды ударил ее по лицу.

— Хамок, кажется твоя подружка мертва, — захихикал кто-то.

— Какая жалость! А я хотел ее на свидание позвать, — его нисколько не смутило замечание сослуживца, и он продолжил свое дело.

Раздался бурный хохот. Второй, третий, четвертый солдат нашли себе жертву и поляна постепенно превращалась в кровавую оргию. Эстолы в этом не участвовали, но смотрели на творящийся беспредел с заметным одобрением. Мои ногти яростно впились в кожу ладоней, и я как мантру повторял про себя одну фразу: "Не вмешиваться, не вмешиваться, я здесь не за этим, не вмешиваться".

Какой-то малознакомый мне тип, обычно отличающийся молчаливостью, подхватил на руки маленькую эльфийскую девочку и утащил ее в пещеру. Я на негнущихся ногах приблизился к лейтенанту и задал ему немой вопрос.

— Что-то не так, Эварс? — он вопросительно уставился на меня

— А вы считаете что все нормально? — я еле сдержался, чтобы не врезать ему по лицу.

— Это же эльфы! — искренне удивился он. — С каких пор ты стал переживать за нелюдей?

В этот момент что-то рухнуло внутри меня. Я понимал, что мне это нужно молча пережить и не лезть, но не смог остановить себя. Перехватил копье побелевшими пальцами и двинулся ко входу в подземное убежище.

— Эварс, стоять! Эварс!

Я продолжал идти. Мозг отчаянно сопротивлялся. Образ Юфина, которого надо спасти, сменился наивной мордашкой ребенка, которая даже не понимала, что происходит вокруг.

А потом что-то случилось. Мое тело рухнуло, словно подкошенное, а голова налилась свинцом. Ошейник… Я попытался встать, но следующий разряд полностью лишил меня способности двигаться. Последнее, что успели увидеть мои закрывающиеся глаза — злобное лицо лейтенанта и недоумевающего Кларета.

Я очнулся внутри армейской палатки. Вокруг было необычайно тихо, но мой слух уловил, что рядом кто-то дышит. С трудом повернулся на боку и встретился взглядом с Тронтером.

— Еще одна такая выходка, Эварс, и я буду вынужден доложить Дорсту. Скажи спасибо, что весь этот поход опирается только на тебя. Я не позволю, чтобы ты сорвал мне операцию. Ясно?

Я ничего не ответил ему. Тело почти не слушалось, страшно хотелось пить, но мне было противно просить у этого человека даже воду. Чувство гадливости и мерзости, вот и все, что я испытывал ко всем ним. И хоть эстолы не участвовали в акте насилия над эльфами, но одно только понимание того, что они позволили творить солдатам, ставило их в один ряд с ублюдками-заключенными.

— Кларет и остальные не знают, что ты хотел сделать. Все решили, что тебе внезапно стало плохо, и ты потерял сознание. Все понятно? Я спрашиваю: все понятно?

— Зачем? — прохрипел я, — Почему их нельзя было отправить в резервацию? Или хотя бы быстро убить…

— Тебе не понять, Эварс. Готрелл всегда держался на заключенных, и будет держаться. И не тебе решать…

Дальнейшее его объяснение я не услышал и снова погрузился в сон. Я доведу дело до конца, я спасу Юфина, во чтобы то ни стало. И клянусь: ни один из вас не доживет до конца следующей недели. Ни один…

Начиная со следующего дня, я полностью замкнулся. Отвечал лишь когда спрашивали командиры и ничего более. Моя картина мира разрушилась полностью. Я больше не отличал добро от зла, и наоборот. Тьма, Свет… Они слились для меня в одно. Мы сами определяем свой путь, усиливая своими поступками ту или иную сущность. И не важно кем ты рожден, важно какое место ты определил для себя сам. Человек может быть хуже демона, а вампир лучше человека. Та же Сиала являлась чистым порождением Тьмы, но смогла изменить свою сущность. Дорогой ценой, безусловно. Что же двигало теми солдатами? Воспитание? Идеология?

А может быть я полностью ошибаюсь? Я убил сотни людей, и еще убью, по крайней мере, тысячу. Чем я лучше этих ублюдков? В том, что не лишаю жизни детей? А чем они отличаются от взрослых? Наивностью? Трогательными мордашками? Забавными поступками? Но ведь это те же люди, или иной разумный биологический вид.

Нет! Не те же! Ребенок — это чистый лист, и то, что на нем будет написано полностью зависит от окружения. Он как Исток, несформировавшаяся сущность, которой не дают права выбирать. И лишить его жизни до того, как он сформировался в полноценную думающую личность — высшее преступление. Мой Рики, мой самый верный товарищ — он не отличается высоким интеллектом, как например человек или эльф, и выращен своими создателями исключительно для убийства. И он тоже был беззащитным ребенком, когда я его нашел. Но моя любовь и забота сделали его другом и верным защитником. А ведь Рики всего лишь зверь.

На следующий день мы достигли конечной точки нашего путешествия, и мне стоило огромных усилий, чтобы предупредить командование, о потайном выходе из гнезда химер. Утешало меня лишь одно — скоро я убью вас всех.

Глава 17

Штурм логова химер был назначен на раннее утро. Я не знаю почему командование выбрало такое время, но вопросы задавать не стал — им виднее. Все же это у них не первая встреча с этими странными существами. Тронтер дал отбой на два часа раньше обычного, и я уснул мгновенно, так как после событий вчерашнего дня, чувствовал себя не очень хорошо.

А утром я проснулся от страшного грохота в ушах и вскочил на ноги, приводя себя в боевую готовность. Мне казалось, что вокруг осыпаются горы. Какого же было мое удивление, когда мне стало понятно что это всего лишь храп соседа, спящего неподалеку. Вот только несмотря на то, что я быстро обнаружил источник звука, лучше мне не стало. Я слышал даже легкое дуновение ветра, и понял, что опять самопроизвольно включился контур. Нос наполнился всевозможными запахами, среди которых главенствовала вонь от немытых тел, лежащих повсюду, а еще я почувствовал далекие фиалки. Сиала скрытно сопровождала нас, однако предпочла не выходить на связь, и просто наблюдать.

Зрение. С ним тоже это произошло. Я сконцентрировался на верхушке дерева и отчетливо увидел какое-то небольшое насекомое, ползущее по поверхности одинокой шишки.

Что со мной происходит? Неужели отказывает блокировка гитайя? Контур охватил все мое тело и не хотел отключаться. Я ощутил, что сейчас легко могу перебить в одиночку половину взвода, до того, как меня остановят магией.

— Не знаю, где вы взяли это парня, но он не ошибся ни на йоту, — до моих ушей донесся отчетливый шепот.

Я резко обернулся. Все спят. Откуда пришел этот звук? Пошарил глазами и обнаружил метрах в ста от себя палатку командования. Ну-ка.

— Он странный, очень странный. И это его непонятное отношение к ушастым ублюдкам! — голос Тронтера я знал лучше, а потому определил его сразу, — Так ты говоришь он угадал?

— Да. Мы потратили полный заряд двух браслетов на воздушную разведку, и еще один на сканирование земли. Двадцать две особи, находятся в полуспячке. В другое время я бы предпочел твоих отправить первыми, но эти бараны даже на три полета не приблизятся, как перебудят всех химер, да и воняют они у тебя так, что я бы тоже от такого проснулся! — командир эстолов негромко засмеялся.

— Предлагаешь заключенных не трогать?

— Не вижу в этом смысла. Поставь их на периметр, на всякий случай, но к логову не пускай. Мы сами все сделаем. Кстати, вон твой вампирский выродок бродит, не спит.

Я вздрогнул от неожиданности, а в следующую секунду увидел, как оба офицера выходят из палатки. Командир эстолов отправился умываться к походному рукомойнику, а Тронтер двинулся ко мне.

— Доброе утро, Эварс, — он приблизился ко мне и как-то странно начал меня разглядывать, — С тобой все в порядке? Неважно выглядишь.

— Доброе утро, лейтенант. Вроде в порядке. А что не так?

— Ты как будто за ночь постарел. И кожа у тебя какая-то… э… серая.

Я последовал примеру командира элитников. Приблизился к солдатскому рукомойнику, только уже на нашей стоянке, и взглянул в зеркало. Морщины стали словно глубже, а цвет лица сейчас напоминал пепел.

Демоны! Кажется, у меня совсем мало времени…

— Видимо приболел, по возвращении обязательно навещу доктора Фитверса, — ответил я командиру и начал собираться в дорогу. Скоро здесь будет не протолкнуться.

После подъема и завтрака нас развели по позициям на скалах и расставили полукругом, вплоть до той точки, где каменистая площадка гор превращалась в обрыв. Несмотря на мои просьбы отправить меня поближе к центру событий, Тронтер сделал ровно наоборот и выбрал для моего поста самое безопасное место.

— Ты нам еще нужен, — пояснил он честно, — Так что если есть способ снизить шансы твоей смерти — я это сделаю.

В общем, основное зрелище я пропустил, и, как узнал позже, был в этом не одинок. Ни одна химера так и не вышла на поверхность до конца военного мероприятия. Единственное, что мне удалось увидеть — отправку эстолов в бой. Они сделали это по воздуху, облачившись в воздушные магические пузыри.

— Таким образом, Эварс, они избавляются от малейших вибрации земли, а заодно глушат свои запахи, — пояснил мне командир, оставшийся рядом со мной, — У этих тварей не будет шанса, а когда они сообразят что происходит — станет слишком поздно.

Так оно и вышло. Элитные бойцы не стали мудрить и рисковать жизнями, а покружив над пещерой, скоординировали свои усилия и каким-то невероятным образом обрушили участок скалы над берлогой химер, полностью завалив камнями опасный грот. И какими бы могучими не были погребенные под землей существа, преодолеть многотонные пласты породы и выбраться наружу им не удалось.

Следующие два часа эстолы бродили по поверхности завала и непрерывно сканировали браслетами толщу горы. И только когда всем стало понятно, что жизнь внутри нее погасла полностью, их старший объявил окончание операции.

— Сучьи вылазки! Но мы живы, и это радует! — сзади раздался взволнованный голос заместителя командира взвода, а затем он склонился над моим плечом и шепотом добавил. — У тебя три дня после возвращения. Нужно как можно быстрее закончить работу.

— Закончу, Кларет, даже не сомневайся. У меня просто нет другого выхода, — я потянул ноздрями воздух и понял, что больше не чую аромата цветов. Сиала приступила к выполнению своей части плана.

Нам пришлось немного задержаться из-за Дорста. Полковник прибыл телепортом и находился в прекрасном расположении духа. Еще бы! За сегодняшний день было уничтожено столько химер, сколько за все время существования Готрелла, и при этом не пострадал ни один боец! Можно было смело предположить, что очень скоро наш главный военачальник примет звание генерала, благодаря блестяще проведенной операции. Он долго расхаживал перед строем из двух взводов и всячески рассыпался комплиментами в наш адрес. К моему счастью, у него хватило ума не благодарить меня перед строем отдельно, чем я очень порадовался.

Обратный путь занял значительно меньше времени. Все-таки маршрут нам был теперь знаком, да и опасаться неожиданностей уже не приходилось. Так что через полторы суток мы благополучно вернулись форт, где Тронтер сразу же передал меня в лазарет под наблюдение доктору Фитверсу, который чуть в обморок не упал при моем виде и почти два часа обследовал мое тело.

Впрочем я его успокоил тем, что чувствую себя превосходно, а по поводу необычной внешности предложил ему справится у моего руководства. Захотят они ему пересказать мою сказочку о вампирском происхождении или нет — это их личное дело. Однако, судя по его озадаченному лицу, его все-таки поставили в известность.

— Эварс, я бы хотел у вас взять несколько образцов для исследования. Не сочтите за наглость, но я впервые вижу полукровку-патриарха.

— Как хотите, доктор Фитверс, — ответил я.

Он принял мой ответ за одобрение и весь вечер провел за сбором анализов, взяв у меня слюну, кровь, образцы волос и прочего.

— Поразительно! — он внимательно разглядывал срез кожи на моем пальце, — У вас очень специфичная регенерация!

При звуках такого знакомого слова я вздрогнул и перевел взгляд на нанесенную им ранку. Она быстро затянулась, но далеко не кожей.

Серые наросты…

Они вернулись, а это означало, что хаос снова начал менять меня. Надеюсь, Фитверс не притащит из города какого-нибудь мага, способного видеть внутренние структуры, как Михаил, иначе все может пойти насмарку.

— Эварс, вы точно себя хорошо чувствуете? — лекарь сильно забеспокоился, увидев мой задумчивый взгляд. — Просто я хотел бы отправиться вместе с образцами в Офейр и провести за их исследованием некоторое время.

— Точно, доктор Фитверс. На вашем бы месте я не волновался. Отдохните там хорошенько, а я здесь без вас справлюсь. Можете мне оставить нужные лекарства и список рекомендаций.

— В том-то и дело, что я не знаю, как вас лечить. Кроме покоя, мне нечего вам прописать. Постараюсь управиться пораньше, и как можно быстрее вернуться в форт.

— Не стоит, если вы вернетесь через неделю, будет в самый раз. У меня такое предчувствие, что раньше вам не стоит появляться.

Ну же, не глупи. Ты единственный человек в форте, чья смерть мне будет неприятна.

— Я постараюсь управиться как можно быстрее. Но если почувствуете себя плохо, то сразу сообщите вашему командиру. Он найдет способ меня оповестить. Обещаете?

— Да, — кивнул я в ответ, после чего он наконец-то оставил меня одного.

Сегодняшней ночью я рисовал как никогда. Словно одержимый, я выводил линию за линией, понимая, что медлить нельзя. Хаос из-за моей постоянной концентрации мог высвободиться в любую минуту и уничтожить в лучшем случае лишь форт, а в худшем… Я постарался об этом не думать.

Кларет не переставал восхищаться моей внезапно увеличившейся работоспособности и клятвенно меня заверил, что послезавтра он организует мне нужную смену на вышке. Но мне нужна была одна свободная ночь, чтобы навестить Сиалу и согласовать время, а потому я решил во что бы то ни стало закончить основной рисунок к утру. И мне это удалось.

— Черт, Эварс! Ты невероятен! — Кларет ошеломленно оглядывал подвал, который сверху до низу был залит бирюзовым свечением и наличие фонаря даже не требовалось.

— Спасибо, — ответил я, — Сегодня ночью я буду отдыхать и отсыпаться. Надеюсь ты не побеспокоишь меня?

— Конечно не побеспокою! Ты заслужил этот отдых. Что с ошейниками?

— Я обязательно поставлю тебя в известность за сутки, когда твердо буду уверен, что смогу отключить их.

— Давай, давай Эварс. Люди готовы действовать и сидят как на иголках. И не забывай, послезавтра ты должен закончить работу под вышкой. Много потребуется крови?

— Нет. Убивать человека необязательно. Солдатская фляга, не больше.

— Хорошо, очень хорошо, — мечтательно произнес он.

Этой ночью я был у Сиалы. Находилась она в очень странном лесу, сплошь и рядом состоящем из черных деревьев с черными листьями. Но этот лес не был мертвым, скорее он был… Другим? Наверное это влияние черной магии, или что-то вроде того.

— Слушай внимательно, Кай и запоминай, — произнесла она, как только поняла, что я занял тело Рики, — Если что-то будет неясно, помотай головой — я повторю. Понятно?

Я послушно кивнул.

— Патриархи не придут, поскольку опасаются ловушки. Но они предложили мне захватить Готрелл лично, а потому на все время атаки химеры будут подчиняться мне. Это своеобразная проверка моих намерений, так что травить Юфина ядом необязательно. Я выдвинусь на нем верхом и приведу куда нужно. Понятно?

Снова кивнул.

— Атака планируется на полночь — это не обсуждается, долго объяснять. Скажу лишь что такое время связано с определенными циклами в организме химер. Но ты можешь сам выбрать день. Варианты следующие…

Я внимательно выслушал предлагаемые дни и не раздумывая выбрал ближайший. На следующую полночь, после того, как я закончу руну. Смысла тянуть время не было — Хаос внутри меня вот-вот разорвет барьеры и все будет зря. Оставалось только определиться со своей собственной безопасностью, поскольку мне будет необходимо еще раз посетить Рики на короткий период времени, чтобы сломать барьер и поле. Но кажется, я знаю как это сделать. Придется действовать на грани, если я хочу сохранить жизнь своему питомцу.

— И последнее, Кай, — в ее голосе появилась печаль, — После того, что я сделаю, мне придется вернуть к Матери. Если я откажусь — то окончательно отверну от себя всех. Мне перестанут быть доступны вампирские пути, другие миры и многие другие возможности.

На первый взгляд это была печальная новость, однако что-то на задворках сознания заставило меня обрадоваться. Мозг Рики не смог выдать ответа, но я точно знал, что получу его, когда вернусь в свое тело. Или немного позже.

— Так, Эварс, быстро собирайся. У тебя будет окно размером в два часа. Справишься? — Кларет пришел значительно позже полуночи и очень взволнованным. Видимо что-то там у него долго не срасталось с братом.

— Справлюсь. Кровь есть? — я начал быстро надевать ботинки, все остальное уже заранее было на мне.

— Будет. Ты, главное успей закончить. Ходят слухи, что у нас завелась крыса.

— Кто-то еще знает про руну? — я постарался, чтобы мой голос звучал твердо, однако внутри меня появилось волнение. Такой исход событий мог разрушить все.

— Про руну, знают только четверо. Если ты никому не сказал, значит все в порядке. А вот про то, что мы собираемся надрать задницы офицерам… В общем все может усложниться и будут жертвы среди наших.

— Понял. Идем.

Озвученная им новость меня не расстроила. В любом случае у меня есть запасной вариант с химерами. Правда, придется написать Сиале еще одно послание, где я объясню как действовать, в зависимости от ситуации. Меня волнует лишь одно — чтобы не меньше тысячи человек находились в том подвале в нужный момент.

Кларет, одному ему известными путями, безопасно провел меня до необходимой вышки, а затем мы затаились в тени и некоторое время ждали. Сегодня он был без напарников. Заключенный долго вглядывался в темноту, и только когда на короткое время зажегся маленький зеленый огонек наверху, отдал указание.

— Давай, Эварс, пошел!

— Кровь! — прошипел я

— Сука! — выругался он, — Забыл. Да насрать!

Он закатал рукав, вынул из кармана короткую стальную пластину и полоснул себя по руке.

— Флягу мою хватай, воду выплесни, подставляй. Да вот так. Наклони.

Струйка крови с его руки медленно наполнила емкость, после чего он сел на землю в тень какого-то невысокого здания и откинулся на стену. Лицо его слегка побледнело.

— Все нормально? — поинтересовался я.

— Да, просто потемнело в глазах немного. Иди, закончи. — он зажал платком руку и замотал порез.

Я глубоко вдохнул и вышел на открытое пространство. На секунду показалось, что меня сейчас утыкают арбалетными болтами с вышки, но этого не произошло. Ну, что же. Последний штрих.

Мои руки нащупали вентиляционные отверстия на каменной площадке и я, ориентируясь на их расположение, приступил к рисованию. Внутри меня будто что-то клокотало, Хаос все больше и больше давал знать о своем незримом присутствии, а я старался не отвлекаться и держал концентрацию на одном уровне, боясь ее потревожить. Наверное, сейчас я был легчайшей мишенью, поскольку отключился от окружающего меня мира полностью. Не было ничего, кроме этой площадки, кисти и рисунка.

В какой-то момент немного впал в растерянность, обнаружив незнакомое мне ранее направление точки выхода в Кастании. Еще одна руна?

Из глубин памяти, скрытыми от меня туманом, медленно выплыли воспоминания. Я сам нарисовал ее! Нарисовал специально для Юфина, когда был на Хаттайском хребте. И еще. Я понял, что Сиале нельзя со мной обратно. Гитайя не пустят ее к себе в убежище и сразу уничтожат. Слишком сильно они дорожат своими секретами… Нужно ей обязательно сообщить.

Это была самая быстрая руна в моей жизни, учитывая ее размер. Когда я закончил чертеж, то медленно покинул состояние концентрации, опасаясь потревожить хаос внутри себя и выдохнул.

— Ты как будто сейчас постарел, — хрипло произнес Кларет, вглядываясь в мое лицо, освещенное сбоку фонарем. — Все в порядке? Руна почти не светится.

— В порядке, — ответил я, — Сейчас загорится.

Остатки крови из фляги тонкими ручейками устремились в отверстия в земле, и едва соприкоснулись с элементами отходящими от главного рисунка, расположенного под землей, как новый символ полыхнул бирюзовым сиянием.

— Получилось! — восхищенно произнес он.

— Да. Теперь это все надо спрятать.

Я начал набирать песок с земли с горстями и покрывать им рунические линии, пока последний огонек не исчез под тонким слоем.

— Все, идем. — Кларет медленно поднялся с земли. — Завтра после отбоя начинаем, и да помогут нам все боги этого мира!

Следующий день был ужасен, и в какой-то момент я даже стал переживать за успех своего мероприятия. Рано утром Тронтер явился ко мне в лазарет и заставил одеться.

— Что-то случилось?

— Случилось, — хмуро ответил он, — Дорст велел поднять всех, и даже больных. Ты себя нормально чувствуешь?

— Голова немного кружится, — соврал я.

— Понял. Постараюсь, чтобы тебя отпустили пораньше. На тебе лица нет Эварс, доктор Фитверс в курсе?

— Да, мы договорились, что он попробует сделать для меня лекарство.

Я внимательно следил за лейтенантом, и, едва он отвлекся, запустил руку под подушку соседней кровати и извлек флягу. Внутреннее чувство вопило о том, что Дорст может устроить шмон и здесь, а потому я решил взять эйголь с собой, прицепив емкость к поясу.

— Флягу мог бы и не брать, — заметил Тронтер, — Это не надолго. Идем.

Когда я вышел на плац, то поразился количеству народа. Офицерский блок, обычно представленный семью-восемью взводами, сегодня был битком набит новыми лицами. Всего я насчитал суммарно пятнадцать отрядов. Я занял место в строю и почувствовал сзади дыхание, а затем услышал тихий голос заместителя командира взвода.

— И тебя подняли, Эварс. Надеюсь, что у тебя нет ничего компрометирующего в палате.

— Нет, — шепнул я в ответ.

— Они удвоили количество эстолов. Но зато мы нашли крысу, — вновь шепотом произнес Кларет.

— Это хорошо. Все в силе?

— Да. Если ты сможешь отключить ошейники, то люди будут драться до последнего. Помощь нужна? Я понять не могу, как ты хочешь все провернуть.

— Кларет. У меня все давно под контролем. Скоро увидишь. Готовьтесь на полночь. Сегодня будет жарко.

Дорст, как я и предполагал, перевернул все вверх дном, вплоть до потрошения постельного белья. Причину этой проверки нам не сообщили. Видимо полковник не хотел выносить на обсуждение саму мысль возможного бунта. Однако, он все же выступил с речью, сообщив что наступают тяжелые времена, а потому с сегодняшнего дня принято решение об увеличении кадрового состава военных в Готрелле, из числа тех, кто находится в армии на контрактной основе.

Как и обещал Тронтер, меня не потащили на дальнейшие мероприятия, а отпустили в лазарет. По дороге обратно я внимательно осмотрел возможные маршруты для Рики и остался не сильно доволен. Усиление охраны Готрелла коснулось только надзора над заключенными, не увеличив количество стражи возле выходов, чего не скажешь о сердце форта. Здесь теперь было не протолкнуться. Дорст постарался максимально хорошо его защитить, подозревая возможные беспорядки.

Впрочем, эта предосторожность никак не скажется на мне. Я уже испробовал новый способ перелета на крышу, главная опасность — это не успеть преодолеть расстояние под самое включение барьера, а значит придется рискнуть и прыгнуть заранее.

Остаток дня я посвятил посланию для Сиалы, где подробно расписал недостающие детали плана, включая и предупреждение о том, что ей придется вернуться в Кастанию вампирскими тропами, а не вместе со мной. А еще я наконец-то вспомнил, почему я испытал радость в теле питомца, узнав что ей придется вернуться к матери и служить Тьме. Мозаика в моей голове сложилась полностью, и теперь я точно знал, что мне делать дальше. Но все это имело смысл только после того, как я реализую сегодняшние планы.

Закончив с письмом, я рассчитал необходимую дозу эйголя, чтобы мое возвращение в свое тело произошло сразу после полуночи. Остаток времени я провел в кровати, отсчитывая последние мгновения.

Пора.

Наполнил стаканчик раствором и выпил. Надеюсь, меня никто не потревожит этим вечером. А даже если и придут, то разбудить под воздействием шаманского наркотика не смогут. Все знают, что я болен странной болезнью, так что у них не будет выбора.

Я-Рики очнулся за пазухой у вампирши и высунул мордочку наружу. Представшая перед мной картина была грандиозна и одновременно омерзительна. Сотни готовых к бою химер стояли неподвижно, ровными рядами, ожидая приказа. Твари были всевозможных размеров: от самых маленьких, размером с крупную собаку с человеческой головой и скорпионьими клешнями, до огромных, почти исполинских перевозчиков, спину которых венчали знакомые клетки для транспортировки людей. Такие я уже видел, когда неосознанно попал в астрал.

Сиала восседала верхом на Юфине во главе этого строя и ждала меня.

Он не видел маленького зверька, поскольку его голова находилась ко мне затылком, но я точно знал что монстр почувствовал появление кого-то нового рядом, поскольку он пару раз дернул кожей спины и издал недовольное урчание. Даже находясь в теле Рики, я испытал глубокую скорбь от того, что сделали патриархи с человеком, который когда-то заменил мне отца. Ничего, старина Юф, скоро все закончится. Я надеюсь…

— Ты здесь…, — печально произнесла Сиала.

Я покачал головой, давая ей знак.

— Беги, они тебя не тронут.

И снова я двигался уже знакомым маршрутом по ветвям. Мое сердце колотилось от возбуждения и страха перед сегодняшней ночью, перед предстоящим прыжком, но я знал, что обратной дороги нет.

Вот и мое дерево. Еще слишком светло, а значит я успел. Вскарабкался по стволу на самую вершину и улегся на огромный сук. Осталось дождаться патрулей. У меня будет одна попытка.

Постепенно начало смеркаться, и я, сгорая от нетерпения, занял позицию для прыжка. Мой слух уловил разговоры возвращающихся из патруля солдат. Тело напряглось в ожидании.

Все восемь патрульных наконец-то собрались у входа. Вот уже появился дежурный офицер, встречающий их. Сейчас он махнет рукой и…

Едва только ладонь военного поднялась вверх, как я прыгнул. Мое маленькое невесомое тельце приближалось к верной гибели, но я продолжал лететь. У меня будет шанс свернуть в сторону, но тогда я не долечу до стеклянной крыши. А снова взбираться на вышку — означает потерять много времени на проникновение в сердце форта через дверь. И охраны там на этот раз очень много…

Получилось!

Барьер потух в последнюю секунду, когда я уже думал дать крен и уйти в сторону от магического поля. Перелет на крышу удался. Я приземлился на стеклянный купол проворно соскользнул вниз и чуть не вскрикнул от неожиданности и досады.

Прямо подо мной стоял Дорст в компании двоих офицеров-магов, и ошеломленно разглядывал поврежденные оправы зеркал.

Глава 18

"Сбежать отсюда немедленно!". Первая мысль, пришедшая в мою голову, быстро растаяла и уступила место здравому смыслу. За попытками сберечь питомца, я чуть было не забыл о том, что Рики сам за себя прекрасно может постоять.

Спокойно. Не паниковать. Они слишком заняты, чтобы обнаружить меня.

Я перепрыгнул на край опоры, идущей вдоль периметра стены, забился в пространство между ней и потолком, и оставил снаружи только маленькую любопытную мордочку. Действие эйголя продлится до полуночи, так что пока не следует торопиться с нападением.

Дорст, так и не найдя объяснение тому, что случилось с оправами, отдал быстрые указания своим магам, а затем громко скомандовал:

— Полностью отключить источник!

Луч света проходящий через отверстие в полу погас, но стеклянные аквариумы на моем этаже продолжали светится голубым сиянием. Вот значит как все устроено! Эти конструкции служат дополнительными аккумуляторами энергии, и если даже я уроню зеркала, защита форта и ошейники какое-то время будут продолжать работать. Этого я не предусмотрел, поскольку даже и помыслить не мог от таком.

Тем временем снизу подали лестницу, по которой Дорст спустился в нижнюю часть сердца форта. Маги остались на месте и чего-то ждали, негромко переговариваясь.

— Думаешь крысы?

— Очень непохоже. Я бы, может, и согласился с тобой, но половина зеркал не имеет креплений у пола.

При этих словах я тут же втянул голову, так как понял, что сейчас они поднимут глаза вверх.

— … вот, видишь? Ни одна крыса не перепрыгнет такое расстояние, если только она не летает.

— Ну не птицы же здесь все погрызли!

— Судя по следам, у этого животного всего два зуба. Два очень тонких крепких зуба, и я, черт подери, не понимаю, кто это.

Послышалась какая-то возня внизу, а затем я услышал новые голоса. Я аккуратно высунулся снова и увидел, что по лестнице поднимаются еще люди в форме. С собой они принесли новые оправы для зеркал, и в этот раз они не были каучуковыми.

— Вот! Давно пора было! Гребаные начальники экономят на всем, чем только можно. А если бы зеркало упало? Вы себе представляете, что бы могло произойти?

— Ладно, не ной! Не упало же!

Так, здесь три мага и четыре офицера. Как бы я не старался, но убить я смогу только двоих-троих, потом меня уничтожат. Демоны! Ну что за невезение. Если они сейчас все поменяют, то я не смогу повредить систему.

Я с досадой смотрел, как одну за одну ставят оправы и отчаянно силился, найти выход из положения.

— Сколько еще продержится резерв? — громко поинтересовался один из магов у коллег с нижнего этажа.

— Два, может два с половиной часа. — донесся глухой голос из подвального этажа.

— Успеем.

Так, значит если отключить источник за пару часов до полуночи, то защита форта исчезнет как раз вовремя. У меня есть в запасе около… Полчаса? Как же тяжело размышлять в теле питомца!

— Лестницу подайте! Я здесь не достану!

— Погоди, дай мы тогда сначала спустимся.

Двое из троих магов перебрались на первый этаж, после чего офицеры затянули лестницу наверх и поставили наискосок в шаткую позицию.

— Подержите ее, а то я грохнусь! — один из них поднялся под самый потолок и начал вынимать тяжелое стекло из оправы, постоянно балансируя на шатающейся опоре. Трое военных снизу придерживали конструкцию, и только маг задумчиво смотрел на стену, оставаясь в стороне от них.

Он как раз под ним! Второго шанса может не быть…

Отталкиваюсь от опоры и приземляюсь прямо на загривок военному, а уже через секунду мои клыки вплескивают яд под кожу его шеи. Тяжело зеркало выскальзывает из его рук, и падает вниз. Раздается крик, но маг не успевает среагировать и острый кусок стекла проходит сквозь его плечо и останавливается только в районе живота, разделив его туловище на две неровные половины. Он начинает заливать все вокруг кровью, брызжущей из разорванных артерий. Укушенный солдат больше не способен стоять на шаткой опоре, и падает следом, цепляя все еще живого мага. Раздается звон разбитого стекла, а затем оба заваливаются в сторону, и их практически мертвые тела падают в дыру, ведущую на нижний этаж.

Никто не успевает понять что произошло. Два трупа еще не приземлились, а я уже перелетел на плечо следующего военного, что вместе с двумя напарниками держал лестницу. Укус, прыжок, еще укус.

Третий солдат наконец-то понимает, что появившаяся из ниоткуда странная белка несет смерть, бросает лестницу и направляет на меня браслет. Поздно! Я уже на его руке, и что есть сил впиваюсь в мундир. Острые зубы легко проскальзывают через грубую ткань; последний живой офицер застывает в параличе и падает на один из аквариумов, разбивая его вдребезги.

Снизу раздается мат и звон лопающегося стекла. А затем оставшаяся без поддержки лестница с грохотом обрушивается на еще один хрупкий куб и превращает его в груду осколков. Кажется мне пора делать ноги отсюда. Если они все это успеют восстановить за пару часов, то я признаю, что мой план провалился.

Прыжок! Я переместился за ограду строения и помчался к одной из вышек. Громко взвыла сирена, и пока внимание часовых было приковано к центру форта и всеобщему переполоху, вскарабкался незамеченным на самый верх и уселся на крыше сторожевого пункта. Теперь можно и отдохнуть… Здесь меня не смогут найти.

У меня получилось! Спустя пятнадцать минут, после происшествия, офицеры начали выгонять заключенных на плац и строить повзводно. Демоны! Мне срочно нужно к своему телу! Во-первых, там записка для Сиалы, а во-вторых, есть вероятность, что Дорст поднимет больного вместе со всеми, так уже было.

Не раздумывая, спланировал вниз вдоль крепостной стены и, избегая фонарей, помчался к лазарету. Возле него осталось мало охраны, а потому я легко промчался мимо взволнованных часовых и запрыгнул в форточку.

Я-Кай лежал с открытыми глазами в полном одиночестве, и рассеяно вращал зрачками по сторонам. Я-Рики нырнул под одеяло, вытащил записку и тут же юркнул под кровать, услышав шаги в коридоре.

Две пары ног вошли в комнату и приблизились к моей кровати. Офицеры… Убить они меня точно не должны.

— Чего это с ним? — спросил первый.

— Я слышал, что он подцепил неизвестную болезнь. — ответил второй, — Эй, солдат, подъем!

— А эта херня заразная?

— Черт! Я не знаю. Вроде больше никто не заболел. Буди его!

— Тебе надо, ты и буди, а я это дерьмо руками трогать не буду.

Один из солдат поднял ногу и, судя по всему, пнул меня не сильно пару раз.

— Короче мне плевать. Дорсту надо, пусть сам за ним приходит. Я еще пожить хочу.

— И чего скажем?

— Скажем что ему очень плохо. Давай его просто запрем снаружи и все?

— Ну давай.

Они покинули комнату, а я так и остался сидеть под кроватью в размышлениях. Примерно через полтора часа, падет защита форта. Лишь только тогда я смогу сбежать наружу. Примерно в это же время закончится действие эйголя.

За следующий час никто не пришел. Я понял, что меня не потревожат и покинул лазарет. Не спеша обошел часовых, после чего устремился к крепостной стены и взобрался на ее гребень. Отсюда мне было хорошо видно, что заключенные по-прежнему стоят на плацу, а вокруг них выстроились эстолы, держащие наготове жезлы и браслеты. Перед этим построением метался взбешенный Дорст и что-то орал. Я напряг слух, но различил только обрывки фраз:

— Я… раз спрашиваю! … здание, кто… вы… суки… до утра… будете… починят…

Кажется он собрался продержать заключенных под открытым небом, пока не восстановят защиту Готрелла. Это значит, что система полей и барьера будет отключена всю ночь. Бунта не получится, а потому придется действовать через химер. Этот вариант безусловно был надежным, но мог принести иные проблемы. Впрочем, всего не предусмотреть, я сделал все что мог. Придется подстраиваться. Сиала сказала, что сможет контролировать их, а значит все должно получиться.

Спустя еще полчаса, окружающее форт поле начало мерцать. Судя по тому, что Дорст успел наказать парочку недовольных жезлом — защиту ошейников я не повредил. Тогда за что отвечали те два разбитых куба? Патрульное поле? А второй? Телепорт? Не уверен. В одном я уверен точно — скоро здесь вообще все перестанет работать.

Барьер погас, но я пока боялся совершить прыжок, так как не знал есть ли у защиты остаточное действие. И только после того, как часть офицеров покинула форт, отправившись по маршрутам патрулей, я понял что теперь безопасно и помчался на юг в условленную точку встречи. Мне почти удалось угадать с нужной дозой эйголя. Едва я пересек столбики и углубился в лес, как почувствовал первые толчки сознания, и почти сразу мои ноздри наполнились ароматом фиалок. Успеваю!

Я спланировал на плечо Сиалы, снова вызвав недовольство Юфина, но не обратил на это внимания. Сбросил в ладони Сиалы записку, дождался пока она прочитает, а затем закрутился волчком на спине химеры.

— Ты еще что-то хочешь сказать?

Демоны! Как ей показать?

Взгляд упал на уголок карты. Я потянул ее зубами, и вампирша тут же развернула ее.

— И?

Я поочередно тыкнул носом во все отмеченные точки обитания химер, а затем провел лапой прямую линию до Готрела.

— Ты хочешь, чтобы я послала все пять отрядов? Ты же сам написал что один!

Сиала! Ты умница! Я радостно запрыгал вверх-вниз.

— Что-то случилось внутри форта? Планы изменились?

Я успел пару раз кивнуть до того, как мир изменился. Надеюсь она поняла. Перед моими глазами предстал белый потолок лазарета. Поток обострившихся ощущений хлынул на меня, снова запуская мощный контур, а все чувства необычайно обострились. Что же, сейчас это даже может оказать полезным. Я попытался встать с кровати и понял что, что-то не так. Ноги были словно не моими.

Перевел взгляд вниз и обнаружил вместо ступней два уродливых отростка. Кажется, вместе с контуром запустилась и произвольная трансформация. Поднялся на ноги — вроде бы стоять получается, даже удобно. С трудом натянул штаны, чувствуя, что пальцы на руках начинают меняться тоже.

Успокоится. Глубоко вдохнуть. Чем больше я волнуюсь, тем сильнее на это реагирует Хаос. Кое-как затолкал уродливые костяные ноги в сапоги и подошел к умывальнику. Лицо перекосило в сторону и сейчас я был немногим красивее Хаши, когда его увидел в первый раз. Подбородок вытянулся вниз и стал треугольным, а край его кости сильно натягивал кожу, грозясь ее разорвать. Глаза превратились в кровавые пятна, полностью закрасив белки.

Демоны! Слишком все быстро происходит.

Я аккуратно подошел к окну, стараясь, чтобы меня не заметили снаружи и прислушался. До моего, теперь уже невероятно обострившегося слуха, доносилось рычание полковника.

— Я спрашиваю вас, ублюдки! Кто это все затеял? Даю пятнадцать минут на размышление, после этого я данным мне Императором правом, начну казнить вас по одному!

Что же, придется подождать и послушать. Замок на входе закрыт, но я понимаю, что в своем нынешнем состоянии легко разнесу дверь в щепки, а то и стену проломлю. Процесс трансформации моего тела в нечто непонятное шел полным ходом, и, вероятно, был уже необратим. По крайней мере если кто его и сможет остановить, то только гитайя. А они на другой стороне мира.

Через пятнадцать минут раздался дикий вопль, сменившийся захлебывающимся хрипом. Я понял, что Дорст сдержал свою слово и казнил случайного солдата.

— Вам все еще неясно, мрази? Повторяю свой вопрос: "Кто стоит за организацией бунта?" — полковник неистовствовал. — Ты, да ты! Выйти из строя! Будешь следующим.

Тишину нарушил неуверенный голос какого-то заключенного.

— Ходят слухи, что во главе Кларет и Эварс.

Раздался недовольный ропот солдат, однако ничего за этим не последовало. Никто не рискнул вмешаться и наказать предателя. Каждый пытался сохранить свою собственную жизнь. Я понял, что сейчас за мной придут, но почему-то не испытывал даже страха.

— Рядовой Эварс, рядовой Кларет! Выйти из строя! — проревел Дорст. — Эварс! Ты оглох?

— Господин полковник, — раздался голос моего начальника, сквозивший страхом и неуверенностью, — Я посылал за ним. Он очень болен и ни на что не реагирует.

— Тронтер! Если я сказал, что здесь должны быть все, это значит, что здесь должны быть все!!! Мне насрать, в каком он там состоянии. Волоком его сюда притащите! У вас десять минут.

Спокойно, Кай, спокойно… Я глубоко вдохнул, помня совет Михаила. Главное сейчас не выпустить наружу Хаос. Отошел от окна и встал за дверью, готовясь встречать солдат. Неожиданно в правой кисти появилась острая боль. Я опустил глаза.

Пальцы рук превратились в уродливые отростки, лишь слегка уступающие когтям Сиалы. Часть из них прошила кожу ладоней насквозь. Я разжал руки, и раны начали покрываться серой субстанцией, которая мгновенно затвердевала и превращалась в знакомые уродливые наросты. Внезапно, мою голову посетила странная мысль:

"Я не желал чтобы это произошло с моими руками и телом, но понимал, что творящееся со мной, какая-то глубинная реакция на происходящее. Ведь я действительно хотел бы стать сильнее. Значит ли это, что Хаосом можно управлять?"

Едва я об этом подумал, как в воздухе из ниоткуда появился фиолетовый сгусток неопределенной формы и просто застыл на месте, слегка переливаясь и покачиваясь. Что это?

Я рассмотрел его поближе и спиной почувствовал какую-то внутреннюю связь с ним, но вместе с этим исходящую от него опасность и смерть; чувствовал, что его не стоит даже касаться.

Спустя секунду раздался скрежет замка и в комнату ворвался Тронтер с двумя эстолами. Они на миг замерли, ошеломленные возникшей картиной, и я решил рискнуть.

"Убей их!" — мысленно приказал я.

Фиолетовая клякса, крутанулась в воздухе, вытянулась в тонкую линию, а затем устремилась в мою сторону и прошла сквозь меня. Тело словно изнутри обожгло кислотой, и, уже падая, я успел разглядеть дыру в своем животе, через которую начали вываливаться внутренности и странная серая слизь, вперемешку с кровью.

"Магия Хаоса непостижима, Кай" — это было последнее воспоминание, связанное с Михаилом, перед тем, как мое тело рухнул на пол и меня покинуло сознание. Я снова его не послушался…

Ночное небо медленно плыло перед моими глазами. Военные восприняли приказ Дорста буквально, и сейчас двое эстолов волокли меня по земле в сторону плаца, держа за сапоги. Тронтер шел перед ними и раздавал указания.

Внезапно раздался испуганный вопль часового со стороны вышки:

— Химеры! Химеры идут! Их сотни!

Готрелл на мгновение замер и погрузился в тишину. Стихли голоса, звуки, шорохи. Люди внутри крепости медленно осознавали, что это значит: защиты у форта нет, ошейники заключенных не работают. Офицеры, что тащили меня, остановились как вкопанные, не веря услышанному.

Я перевел глаза на живот и увидел, что дыра в нем заросла серой субстанцией. Вдох, выдох. Мне совсем не больно! Пора действовать, и выбросить все мысли из головы, чтобы исключить вмешательство Хаоса. Мне хватит и моего невероятного контура. Еще ничего не потеряно! Я жив, и Юфин уже рядом.

Рывок!

Мои ноги выскальзывают из рук эстолов. Я вскакиваю на ноги и через секунду оказываюсь между ними. Руки одновременно хватают их за шеи, и мощное усилие сближает их головы. Удар. Треск. Черепа обоих офицеров разлетаются в крошки, а мое лицо забрызгивают кусочки их лопнувшего мозга.

Тронтер в смятении. Его широко раскрытые глаза ошеломленно смотрят на чудовище перед собой. У него нет магического браслета, а жезлы повиновения больше не работают, как и ошейники. Я быстро оцениваю обстановку, и понимаю, что прямо сейчас до нас никому нет дела. Офицеры, заключенные, солдаты — все бегут на стены крепости отражать атаку химер. И в этой мешанине тел каждый мыслит только об одном — выжить…

Лишь одно существо в форте больше ни о чем не думает, боясь притронутся к Хаосу.

Я.

— На помощь! Чудовище внутри! — голос лейтенанта тонет во всеобщей панике, а сам он пятится назад, и случайно врезается в одного из пробегающих мимо эстолов. Сбитый им офицер резко отскакивает вбок, переводит глаза на меня и на его лице появляется гримаса ужаса. Рука с браслетом вытягивается в мою сторону, и я понимаю что магия, это то единственное, что сейчас способно остановить меня.

Прыжок в сторону, и в землю рядом со мной бьет красная молния, а уже через секунду моя огромная измененная рука хватает за ногу Тронтера, и легко отрывает его от земли. Тело лейтенанта с громадной скоростью летит в эстола, врезается и протаскивает мага до здания казармы. Раздается хруст костей, после чего оба валятся на землю и больше не издают не звука. Удар о стену был невероятен.

Спокойно, не волноваться. Я делаю глубокий вдох и одновременно выбираю себе путь. Сейчас мне нужно скрыться от всех. Глаза выхватывают Кларета, который отбегает от общего строя и пытается спрятаться между двумя постройками. В два прыжка оказываюсь возле него.

— Эв-варс? — он ошеломленно смотрит на чудовище перед собой.

— Заткнись! Не ори, и ничего не бойся, — мой голос похож на рычание и в нем больше нет ничего человеческого. Подхватываю его на плечо, и огромными скачками, скрываясь в тенях казарм, двигаюсь в сторону дальней смотровой вышки, возле которой нет никого, за исключением дежурной смены.

— Внизу! Там химера! Прямо под нами! — сверху доносится отчаянный крик дозорного.

Я химера? Это он обо мне?

Несколько арбалетных болтов взрывает мою грудь, но я больше не чувствую боли. Забавно… когда-то я безумно мечтал о такой способности… Я поднимаю голову вверх и вижу четверку испуганных военных, которые трясущимися руками перезаряжают оружие. Вам не успеть!

Поправляю Кларета на плече и запрыгиваю на опору, по которой начинаю карабкаться с нечеловеческой скоростью. Мне кажется, или я стал тяжелее? Вышка раскачивается под моим весом и всего несколько секунд мне требуется, чтобы оказать на мостике. Сбрасываю Кларета на пол, и мои когти приходят в движение, разрывая и кромсая солдат на части. Они пытаются сопротивляться, кто-то даже успел воткнуть мне меч в бок. Первый, второй, третий оседают на пол. Пинком ноги сбрасываю последнего храбреца с вышки и осматриваю повреждения. Крови почти нет, вместо нее из меня все также выливается серая густая масса, которая обволакивает застрявшие в груди стрелы и застывает упругой субстанцией. То же самое происходит и с мечом, но он сильно мне мешает двигаться. Выдергиваю его из тела и он со звяканьем падает на пол.

— Эварс… Что… что… с тобой? — Кларет испуганно отползает к ограде мостика.

— Сиди здесь и наблюдай, — мой голос похож на звериное клокотание, но все еще способен складывать звуки в понятную речь.

Осматриваю территорию перед собой, и замечаю яркий фонарь, который освещает вышку. Громадные пальцы вырывают доску из перил и с силой запускают ее в сторону источника света, разбивая его вдребезги.

— Так-то лучше. — снова поворачиваюсь к испуганному заключенному.

Теперь ему почти не видно моего лица, если конечно его еще можно назвать лицом. Зато мои, налитые кровью глаза, прекрасно все видят, словно днем.

— Жди, когда все окажутся на стенах, потом аккуратно начинай собирать людей в убежище. Мы уходим отсюда. Ясно?

— А я думал, что ты нас бросишь, — он постепенно приходил в себя, и пытался рассмотреть меня получше.

— Не брошу, — прорычал я, — Собирай всех, кого можешь. Предложи офицерам спасение.

Я повернулся к воротам и начал внимательно изучать обстановку. Весь личный состав уже находился на стенах, но даже малого взгляда хватило бы, чтобы понять — битва проиграна и падение Готрелла лишь вопрос времени. Пора.

— Пошел! — рявкнул я.

Заключенный поднялся на ноги и торопливо начал спускаться вниз по лестнице, а я продолжал наблюдать за происходящим.

За периметром форта одной сплошной массой наступали почти неуязвимые твари. Заклинания эстолов вспышками озаряли их строй, а на некоторых участках химеры образовывали живые лестницы и ползли вверх прямо по головам своих сородичей, пытаясь взобраться на преграду. Солдаты специальными длинными копьями сталкивали их обратно вниз. В этом бесконечном потоке монстров я искал глазами Сиалу и Юфина, но пока не находил. Скорее всего мои друзья где-то в конце этого строя и находятся в безопасности. Снова перевел глаза на ворота, где столпилось больше всего эстолов. Они отчаянно поливали чудовищ магией, пытаясь отогнать их от входа в крепость. Внизу не осталось никого, даже часовые и дежурные переместились на стены, пытаясь спасти Готрелл.

А где же Кларет?

Мои взгляд наконец-то нашел его. Он торопливо бегал по стене от одного солдата к другому. Кто-то, поговорив с ним бросал свое занятие и бежал сторону убежища, некоторые продолжали отчаянно сражаться, размахивая копьями. На одном из постов, после его появления, завязалась драка между солдатами и офицерами. Первых было больше и им удалось скинуть эстолов со стены прямо в шевелящуюся внизу массу.

Дальше Кларет бежал уже не один, а с помощниками, которые разделились на несколько групп и разошлись к разным участками форта. Хорошая идея, так они быстрее соберут всех заговорщиков.

— Позорные мрази! Сражаться до конца! — донесся голос Дорста, — Мои глаза переметнулись в сторону источника звука.

Полковник стоял на высокой плоской крыше командного корпуса, наблюдая за битвой и раздавая приказы. Рядом с ним находились два эстола-телохранителя, которые не участвовали в битве. Больше там никого не было.

Он мне мешает.

Я спустился на землю по опоре вышке и помчался в его сторону. И как оказалось не зря. Едва я преодолел необходимое расстояние и выглянул из-за находящегося поблизости здания, как увидел, скрытый от моего взгляда до этого момента, телепорт. Тот самый, через который Готрелл держал связь с Империей. Возле него спиной ко мне стояли три мага в синей форме, из рук которых исходил синий свет и тут же поглощался крупным блестящим шаром, а оттуда пот трубке переходил в уже знакомый аквариум.

Они пытаются зарядить его вручную и бежать в Офейр? Или они хотят переместить сюда дополнительные силы?

Не важно. Главное то, что они еще не успели этого сделать. В два прыжка оказался возле них и за считанные секунды разорвал их тела на куски, пользуясь их сосредоточенностью на устройстве.

— Эварс… Мы готовы…, — раздался голос сзади, — Люди ожидают внутри.

Я резко обернулся. Кларет в окружении небольшой группы заключенных стоял в тени здания и выглядел неуверенно.

— Сколько там человек?

— Около двухсот, — виновато ответил он. — Мы… мы не смогли больше, они остались сражаться. Там… офицеры не дают…

— Будь здесь. Сейчас все побегут со стен. Встречайте их и уводите под землю.

— Хорошо… Я готов.

Я взмыл вверх, уцепился за окно второго этажа, а затем начал карабкаться по стене. Возле самой крыши немного притормозил, чтобы не шуметь и аккуратно высунул голову. Дорст продолжал громко раздавать приказы, а его телохранители стояли спиной ко мне, и меня не замечали.

Не издавая ни малейшего шороха, выбрался на край и аккуратно подкрался к одному из них. Он что-то почуял и резко обернулся, а, спустя миг, его оторванная голова полетела во второго офицера-мага и сбила его с ног. Дорст вскрикнул и выхватил короткий меч с пояса, но я его проигнорировал и одним прыжком переместился на тело еще живого эстола. Когти с размаху вошли в его глотку, и одновременно с этим я почувствовал, что в мою спину воткнулся клинок, кончик которого показался спереди.

Резкий разворот, меч вырывается из рук полковника, и я вижу на лице Дорста победное выражение.

— Ну ты и мразь, Эварс! Я должен был тебя убить сразу же, как только ты появился в этом форте, а не сейчас.

— А кто сказал, что ты меня убил? — прорычал я.

В глазах начальника Готрелла мелькнул страх и недоумение. Через секунду его голова оказалась зажата между моих ладоней. Небольшое усилие, и она превратилась в крошево из крови, осколков костей и слизи. Я стряхнул с рук эту мерзость и одним прыжком переместился вниз, оказавшись перед главными воротами, которые уже были основательно покорежены. Только толстый металлический брус, связанный с системой рычагов и тросов, еще держал их в закрытом состоянии.

Ну что же, попробуем сделать это. Я схватился руками за толстую цепь, глубоко вздохнул и рванул так, что внутри моих рук что-то хрустнуло. Засов остался на месте, а вот катушка лебедки, с другой стороны цепи не выдержала, и сорвалась с опоры. Ворота медленно начали открываться под давлением огромной массы чудовищ снаружи.

Я рванул в сторону здания, на крыше которого лежали останки Дорста и снова вскарабкался наверх. Створки все больше и больше продавливались внутрь. Кто-то из офицеров на стене наконец-то смог это заметить.

— Ворота! Они сломали ворота! Уходим!

На стенах началась паника. Солдаты кричали, пытались быстрее спуститься вниз и давили друг друга. Вопли и стоны доносились со всех сторон. Я перебежал на другую сторону крыши и увидел Кларета.

— За мной! Все за мной! Убежище! Там можно укрыться! — он взобрался на небольшой помост и размахивал своей курткой, пытаясь привлечь внимание напуганных солдат.

Поток людей хлынул за ним, и я наконец-то смог спокойно выдохнуть. Со стороны передней части здания раздался треск. Я мгновенно переместился на дальний край и увидел что ворота пали.

Твари устремились внутрь рекой. Я не понимал, где заканчивается одна химера и начинается другая. Море тел, щупалец, клешней, скорпионьих хвостов, человеческих голов — все это перемешалось в одну массу, уничтожающую все, что вставало на ее пути. Я рванул к убежищу по крышам казарм, огромными прыжками преодолевая немыслимые расстояния, а подо мной творился настоящий ад. Не все солдаты успевали вовремя уйти с пути монстров и тонули в реках собственной крови и внутренностей.

— Кай! Где ты!?

Такой родной голос Сиалы посреди этого безумия, сейчас был подобен нанесенному на раны бальзаму.

— Здесь! — проревел я.

— Они тебя не тронут, не бойся!

Я помчался обратно и наконец-то увидел ее возле ворот. Красивая, как и всегда, она восседала на химере, что была когда-то самым близким мне человеком, после смерти родителей. В два прыжка очутился возле нее.

— Пусть они замедляться, нужно дать время людям спрятаться!

— Хорошо, Кай, — на лице девушки смешались радость и жалость, — Что с тобой происходит? Я не хочу, чтобы ты ушел так, не хочу чтобы все закончилось сейчас…

По ее лицу покатилась слезинка. Я никогда раньше не видел, чтобы эта женщина плакала.

— Нужно поторопиться, — я постарался говорить тише, чтобы не рычать, — Если мы успеем, то есть вероятность, что гитайя смогут помочь продержаться мне еще немного. Следуй за мной.

Я развернулся и побежал к вышке, где меня ждала телепортационная руна. Единственная из всех. Те рисунки в подвале были лишь предназначены для одного — выпить до последней капли всех, кто окажется внутри.

Что-то легонько стукнулось о мое плечо. Повернул голову и увидел своего верного пушистого друга. Он легко узнал меня, и ему было неважно, монстр я или человек.

— Рики, малыш. Скоро мы отправимся домой.

Он потерся о мою щеку и устремил взгляд вперед. Сиала верхом на Юфине последовала за мной и через пару минут мы оказались на месте. Я склонился над руной Фео и приложил к ней руку. Необходима высшая концентрация. Мне хочется верить, что она будет успешной и Хаос и не убьет меня. Глубокий вдох…

Активация!

Сквозь отверстия в земле послышался дикий вой сотен людей, умирающих страшной смертью: солдат, заключенных, эстолов… Подземелье подо мной превратилось в Преисподнюю. Фео быстро наполнялась силой, а я отслеживал вливающуюся в руну энергию крови, ожидая полного ее заполнения. Пора.

Я повернулся к Сиале.

— Приберись здесь, чтобы патриархи не заподозрили, что я тут был.

— Конечно, Кай, конечно…

Она спустилась на землю и указала рукой Юфину на круг. Монстр, не понимая, что происходит, уверенно зашел внутрь и уставился на меня пустыми глазами, не выражая никакого узнавания.

— Скоро ты будешь свободен, Юф. Скоро…

Я повернулся, обнял Сиалу и слился с ней в долгом поцелуе. Настоящем и искреннем. И ей было безразлично, кто я: смертный, Хранитель, чудовище… За прошедшее с начала путешествия время она стала для меня самым родным, верным и близким… человеком? Не важно. Мне плевать кто она внешне, важно кто она внутри.

— Встретимся там, где ты меня нашла в последний раз. И приведи Михаила.

— Хорошо, Кай. Ты, главное, выживи…

— Выживу, — я зашел внутрь руны и прижал палец ко второму активатору, — Я всегда выживаю…

Вспышка.

Глава 19

Они нас ждали. Едва вокруг меня появились очертания темной пещеры, как Юфин взревел страшным голосом, а секунду спустя растворился в воздухе. В слабоосвещенном пространстве остался только я, Рики и внезапно появившийся гитайя, так похожий на человека. Я вспомнил его. Остальные его называли Главный и именно с ним был заключен тот Договор, детали которого понемногу начали всплывать на поверхность моего сознания.

— Поздравляю! Ведь так принято говорить в вашем мире? — утробным голосом произнесло существо передо мной.

— Да. Именно так, — устало выдохнул я, — Вы дадите мне с ним поговорить?

— Нет. Пока это невозможно. Нам предстоит огромная работа с его душой, если ты конечно хочешь, чтобы твой друг не забыл тебя и сохранил все свои воспоминания.

— Хочу. Иначе весь проделанный мной путь потеряет всякий смысл. А что будет со мной? — я обвел свое трансформированное туловище глазами и вопросительно уставился на собеседника, — Вы мне создадите новую оболочку?

— Безусловно, за исключением костей верхней области черепа. Такой символ мы не в состоянии повторить, и это не просто набор линий, а что-то абсолютное непостижимое для нас. Но ты должен понимать, что очень скоро твое новое тело превратится в то, что ты видишь сейчас. Мы могли бы задействовать твою последнюю копию — влияние Хаоса на нее не столь велико, как сейчас. Однако она не хранит воспоминания о спасении твоего друга, о путешествии на другую сторону мира. Твоя нынешняя сущность мгновенно будет уничтожена, а мы бы этого очень не хотели, пока не сделаем ее копию. Ты до сих пор существуешь, хотя обычная душа уже была бы стерта и поглощена им. Такое состояние Хаоса представляет безусловный интерес для нашей миссии.

— Тогда не меняйте мою душу и просто замените тело. Сколько времени я смогу прожить в нем до следующей трансформации?

— Мы не знаем точно. Впервые за свою историю мы работаем с объектом, подобным тебе. Но неделю ты продержишься однозначно.

Значит неделю… Это слишком малый срок, чтобы я смог осуществить задуманное. Мне придется снова их просить, но согласятся ли они? Думаю да.

— Мне нужна помощь, — решился я, — Есть одна вещица, которую сделали люди моего мира, не Кастании.

— Это то, что ты принес в той необычной сумке? Мы не знаем, о чем идет речь, ее содержимое сокрыто для нас.

— Я вам покажу.

Мой взгляд упал на все еще горящий ярким светом рисунок. Энергия крови, влитая мной в руну была слишком велика, чтобы я смог ее истратить за один прыжок, пусть и такой далекий.

— Я могу совершить телепортацию? Хаос не вырвется?

— Не стоит так рисковать, — покачал он головой, — Подожди, пока мы не обследуем тебя.

— Тогда приступайте прямо сейчас.

Пробуждение было странным. Мне показалось, что я вновь вернулся в тело того юноши, который только что вырвался из Халифатского плена, и собирался свернуть горы на пути к обретению себя. Юноши, который еще не понимал, кто он на самом деле. Я оглядел свои руки и тело, ощупал лицо. Они были совершенно нормальными.

Глаза немного слепило яркое свечение, и я понял, что снова нахожусь в капсуле гитайя. Свет постепенно исчез, ивскоре мне удалось подняться и покинуть ложе. Огляделся по сторонам. Меня окружали каменные стены, но я знал, что в любой момент одна из них может пропустить сквозь себя очередного Несуществующего

— У тебя неделя, потом Хаос уничтожит тебя. — раздался голос позади.

Я обернулся и увидел своего собеседника. Главный.

— Вы сохранили копию?

— Да. Твои друзья, Истинная и белый маг, ожидают тебя снаружи. Ты захочешь встретиться и с остальными, но я предупреждаю, что этого нельзя делать.

— Почему? — услышанное меня сильно расстроило.

— Потому что Хаос в твоем состоянии чутко реагирует на эмоциональный фон. Если ты не хочешь, чтобы твои близкие погибли — не делай этого. Ты можешь им назначить встречу в наших горах, но сомневаюсь, что у нас есть на это время. Мы хорошо исследовали твою доступную память. Мы знаем что ты принес в этот мир, знаем что хочешь сделать, и мы готовы тебе помочь, поскольку заинтересованы в этом не меньше тебя. Несмотря на то, что мы создали несколько клонов твоей души, у нас всего одна попытка на реализацию твоего замысла. Ошибки быть не должно. Второй раз такое не удастся повторить. По крайней мере в пределах этого Мироздания.

— Вы говорите о предмете, который я забрал с Земли?

— Да. Принеси его нам как можно быстрее. У нас нет полной уверенности, что он сможет работать в Кастании, но мы постараемся изучить и адаптировать его. И возьми вот это, — он протянул мне горсть маленьких металлических амулетов, — Мы не можем работать с душами, которые находятся вне пределов нашей территории. А теперь иди к друзьям.

— Кай! — Сиала вскочила с гладкого камня и подбежала ко мне, едва я прошел сквозь скалу, — Кай! Они спасли тебя!

— Нет. Это моя восстановленная оболочка, которая продержится очень недолго, — я перевел взгляд на Михаила. — Ты выполнишь мою последнюю просьбу? Это важно для меня.

— Еще одна "последняя" помощь? — усмехнулся он, — Говори.

Я вынул из кармана полученные от гитайя амулеты и протянул магу. Ему хватило одного быстрого взгляда, чтобы понять их предназначение.

— Это нужно раздать моим близким людям.

— Ты не вправе решать за них! — возмутился он.

— Они ничего не поймут, Михаил. Если им не понравится мое решение, я всегда готов пойти им навстречу и отказаться от него. Ты ведь знаешь, что это никак не повлияет на их перерождение.

— Нет! Я не буду это делать, — его голос был тверд, и я понял, что мне не удастся переубедить его.

— Тогда прощай. И спасибо за все, что ты для меня сделал. Я этого никогда не забуду!

— Никогда? — он посмотрел на меня сочувствующими глазами, — Никогда — это сколько? Неделя? Ты до сих пор так ничего и не понял, Кай. То что с тобой творится невозможно остановить. Ты можешь продолжать сопротивляться законам мироздания, но конец один. Хаос растворит тебя без остатка.

— И тем не менее, мне хочется попытаться, — при всем своем желании не мог никому в этом мире рассказать об Артерии, даже ему и Сиале, — Ты знаешь, Михаил, что я всегда искал другой путь и шел наперекор. Всегда слушал в первую очередь себя, а не других. И я снова сделаю так, как считаю нужным. Но я уважаю и понимаю твое решение, а потому просто забудь о моей просьбе. Что бы не случилось, ты останешься для меня одним из тех, от кого я никогда не отвернусь.

Он смерил меня задумчивым взглядом и тяжело вздохнул. Правая рука мага взметнулась вверх и перед ним появился портал, в который он вошел и исчез.

— Сиала…, — я повернулся к девушке, но не успел закончить фразу.

— Я сделаю то, о чем ты его попросил, — просто ответила она, — Твои друзья получат эти амулеты. Я передам им, что ты запретил их снимать.

— Хорошо. Не хочешь прогуляться до ближайшего телепорта?

— Идем, — улыбнулась она и взяла меня за руку.

— Давно хотел спросить тебя. Что это за символ на моей голове? Почему даже Высшие не могут преодолеть ее защиту?

— Это долгая история, Кай. Впрочем, у нас есть время.

Весь путь до древнего города эльфов я слушал ее удивительный рассказ.

Когда Хаос создал первосущности, когда только-только формировалось Равновесие, уже тогда между Тьмой и Светом шла непримиримая борьба, в которой использовались все существующие на тот момент средства. Магия в том виде, в котором ее знают сейчас, еще не была создана Хаосом, а первые ее проявления были сложны и неудобны в применении. К таким относилась и Магия Символов. В ней не было каких-то мощных боевых заклинаний, способных разрушать горы или менять ход событий. Она имела лишь защитный характер и использовалась враждующими сторонами для сокрытия своих слуг от взора противника. Сиала, как одна из первенцев своей Матери, тоже умела ей пользоваться.

Позже, когда возникла та магия, что существует и по сей день, когда были введены законы для сил Света и Тьмы, обе стороны потеряли доступ к архаичному колдовству. Да и оно стало просто ненужным. Творить волшебство путем сложного начертания линий в течении нескольких часов не имело смысла, так как в новой магии на это уходили секунды, а заклинания имели куда более сильный эффект. И лишь те сущности, которые отреклись от бесконечной борьбы, от служения Тьме или Свету, не попали под ограничение и время от времени все еще могли прибегать к ней, не имея другой альтернативы.

Я постарался представить, как бы сложилась моя судьба, не произойди той встречи беспризорного изгоя-сироты и Истинной на рынке Танара и вспомнил слова Битаниэля о случайностях, что полностью переворачивают жизнь.

— Мы пришли, — Истинная указала мне на телепорт, неподалеку от древнего города. — Отправишь меня в Халифат? Не хочу туда идти пешком.

— Конечно!

В этот день я навестил забытую пещеру арахов у границ Далийского халифата, откуда забрал сумку из первородного материала. Сиала же отправилась путешествовать по Кастании, чтобы передать ловцы душ моим друзьям, а я за время ее отсутствия перенес свои вещи с Земли на Хаттайский хребет. Гитайя сообщили мне, что им нужно провести исследования, после чего они смогут дать мне ответ, и остаток времени до возвращения Истинной я провел у них в спячке на уже знакомом ложе.

Но Несуществующие разбудили меня раньше. Главный, несмотря на обычное отсутствие эмоций, на этот раз был слегка возбужден.

— Мы сможем запустить твое устройство! Но потребуются просто громадное количество энергии и подготовка. Необходимо найти подходящее место. Хаттайский хребет исключен по понятным причинам.

— Я пока не уверен, но могу попробовать, — ответил я, — Мне нужно еще раз встретиться с моей подругой, после этого я смогу дать точный ответ.

— Тогда действуй. Мы разобрались с твоей руной телепортации. Теперь ты можешь перемещаться без ограничений — у нас достаточно энергии, чтобы поддерживать ее в рабочем состоянии.

— У меня еще один вопрос.

— Да?

— С Непоседой все в порядке?

— В полном, — он попытался улыбнуться, и это выглядело на его лице слегка неестественно.

— Тогда заберите пока Рики. Он по ней сильно скучает.

Я расстегнул куртку и растолкал спящего питомца. Он лениво выбрался наружу, помотал сонной мордочкой и увидел Несуществующего, который протянул ему ладонь. Зверек одним прыжком оказался на ней и начал принюхиваться.

— До свидания, малыш. Надеюсь все это скоро закончится, — произнес я и шагнул в руну.

Местом нашей встречи с Сиалой стала Черная скала. Она, как и обещала, разнесла амулеты всем, кого я назвал. Истинная прекрасно понимала их назначение, но в отличие от Михаила не служила Свету, а потому была сама вольна делать выбор и решила поддержать мое решение. Я бы очень хотел увидеть своих друзей лично и собственноручно вручить им подарок; хотел бы с ними попрощаться, но боялся простых человеческих эмоций. Хаос внутри меня мог вырваться от любого сильного переживания и уничтожить тех, кто мне дорог.

Мы, обнявшись, лежали на постели в моем убежище и разговаривали. Я расспрашивал ее о своих друзьях, а она отвечала на мои вопросы. Выходило так, что все еще вполне живы и здравствуют, только Мэти Лондел в последнее время сильно сдал из-за злоупотребления выпивкой, да жена Крастера сильно волнуется, зная, что ей остался всего год жизни.

Приближался момент разговора, который я оттягивал как мог, хоть и знал, что так, или иначе мне придется к нему приступить.

— Сиала, — начал я, — Помнишь, ты мне рассказывала о Ритуале? Где и как он проходит?

Она немного помолчала в раздумьях, а потом произнесла:

— Я должна подыскать место, что полностью сокрыто от Света. Подземелье, пещера, достаточно большого размера, чтобы вместить самых великих из детей Тьмы. Затем я позову Ее. Она откликнется и откроет портал из средних и нижних измерений, откуда придут ее истинные дети. После этого должно совершиться жертвоприношение. А к чему ты это спрашиваешь?

— Я хочу, чтобы ты подарила меня Тьме в качестве подношения. У меня есть подходящее место для проведения Ритуала.

— Нет! Я не стану этого делать. — она вскочила с кровати и уставилась на меня ошеломленными глазами, — Это конец! Оттуда не возвращаются.

— Ты сама говорила, что тебе неизбежно придется вернуться к Матери. Почему же ты теперь отказываешься?

— Я не смогу жить дальше, зная что я сделала! — она заходила из угла в угол и сильно занервничала, совсем перестав быть похожей на ту невозмутимую красотку, которую я всегда знал.

— Сможешь, Сиала. После Ритуала уже будет не важно. Она изменит тебя. Не останется ни боли, ни скорби, только служение Ей. Твоя жизнь наконец обретет смысл.

— Кай, я… — вспыхнула было она, но потом обреченно выдохнула и виновато посмотрела на меня, так и не закончив фразу. Она прекрасно знала, что я прав.

— Сиала. Ты веришь мне?

— Верю…

— Тогда сделай это. Я так хочу. Это мое решение.

Я нагло врал ей. Врал, глядя в ее скорбящие глаза, но был вынужден это делать. Гитайя доверелись мне, поставив на кон свой величайший секрет, и я не мог все испортить, дав хоть один шанс Хаосу или Высшим понять, что я собираюсь сделать.

— Я… я не смогу.

— Это мое решение! Сиала! — мои кулаки сжались сами собой и я почувствовал, как Хаос шевельнулся внутри, — Пожалуйста, сделай это!

— Хорошо, Кай! Я сделаю! — на ее лице появилась злоба, которая постепенно сменилась безразличием, — Когда и где?

— Я тебе покажу, когда буду готов. Приходи сюда через неделю.

Она оделась, окинула меня прощальным взглядом и ушла телепортом, оставив одного. Я еле сдерживал эмоции, но даже не пытался остановить ее, понимая, что сделаю еще больнее. Немного успокоившись, я поднялся следом, оделся и вошел в портал, переместившись к гитайя, а спустя минуту из толщи камня мне навстречу вышел Главный.

— У меня есть подходящее место, и есть мощный источник энергии, работающий в этом мире. Я называю его Сердце Черной пустыни. Ритуал Тьмы должен пройти там.

— Жди здесь, — ответил он и снова исчез внутри скалы.

Я прислонился к стене и едва только начал размышлять о своей идее, как вдруг вокруг меня все исчезло: пол, руна, скалы… Через мгновение я оказался в каком-то странном месте, очень похожем на гигантский каменный грот, стены которого еле виднелись на горизонте. По сравнению с ним Яма могла показаться небольшой комнаткой. Я и Главный гитайя висели в воздухе, прямо в центре это грота, а под нами…

Их были тысячи! Десятки тысяч! Вся видимая глазу территория была заполнена уродливыми телами, предназначение которых мне было уже известно — убивать и защищать свои владения. Я не мог и помыслить, что Несуществующих так много. Они не шумели, не разговаривали, а просто смотрели на нас и ждали.

— Здесь все, — произнес мой спутник и его голосом эхом разлетелся по залу, — Весь наш народ, собранный со всех уголков бесчисленного количества Мирозданий. Объявляю Совет открытым!

Этой ночью, впервые за много тысячелетий, крупный, тяжело нагруженный отряд гитайя покинул свое убежище и переместился в самое сердце Черной пустыни. Место, где когда-то из-за конфликта Высших и Несуществующих была стерта с лица земли могучая цивилизация айхов. Место, где хранилось бесчисленное количество сколитов девятого и десятого уровня, которые могли дать необходимую энергию для моего замысла. Замысла, что должен был мне помочь исполнить условия Договора. Он больше не был ответной услугой. Теперь выполнить его условия стало моей единственной целью, и я готов был пойти на опасный эксперимент, поставив все.

Да. У гитайя оставались бы мои копии, размещенные в Артерии, и я бы раз разом возрождался, обретя, по сути, бессмертие. Вот только цена такому бессмертию — грош. Искореженная Хаосом душа, что скована печатью; неспособная прожить и пары месяцев. И будь у нее сколько угодно копий — они пустышки, каждый раз заставляющие начинать путь почти с самого начала. Я собирался это изменить. Во что бы то ни стало.

Четыре дня под землей шла непрерывная работа. И когда Несуществующие закончили, внутри все выглядело так, будто в этом месте никто и никогда не был вот уже тысячу лет. Я последний раз все проверил и вернулся в логово у Черной скалы, где остался ждать Сиалу.

Она появилась вечером. Одетая в черное платье с высоким воротом. Больше не было такой привычной белой блузки и моего любимого охотничьего костюма, что так выгодно подчеркивал формы ее безупречного тела. Не было и запаха фиалок, который сводил меня с ума. Только безразличный взгляд и решимость сделать то, о чем я попросил.

— Готов? — ее голос сквозил холодом.

— Пора?

— Да, — ответила она прохладным тоном, — Ритуал назначен.

— Сиала, улыбнись, — мне было тяжело смотреть на нее в таком состоянии, — Перестань быть такой серьезной.

— Не вижу повода. Ты тянешь время, — ее голос слегка задрожал, но она сдержалась и не поддалась эмоциям.

— Тогда идем.

Руна из моего логова переместила нас в место, которое я когда-то назвал Складом. Ряды громадных камней покоились на своем месте, как и последние тысячи лет. Я, и моя спутница прекрасно видели в темноте, а потому я устроил ей небольшую прогулку.

— Потрясающее место! — не удержалась Сиала, оглядывая могучие сколиты, каждый из которых хранил громадный океан энергии. — Ты сам его нашел?

— Можно сказать и так, — уклончиво ответил я. Мне не хотелось предавать Битаниэля, который в нужный момент направил руку строптивой Куурум и спас мне жизнь. Он сильно рисковал, вмешиваясь в Игру и помогая мне.

Шаг за шагом, мы добрались до конца тоннеля, за которым начиналась бездна. Где-то там внизу живут опасные твари, которые едва не уничтожили меня.

— Пришли. Начинай! — твердо произнес я.

Она немного постояла в нерешительности, а затем не выдержала и бросилась мне на шею. Наши губы слились в прощальном поцелуе. В этот момент, маленький шарик из первородного материала выкатился из рукава моей куртки и упал на кончики пальцев. Я аккуратно прицепил его к складкам платья на спине девушки. Последний шаг сделан.

— Начинай, — повторил я, и отстранился от нее.

— Хорошо.

Истинная глубоко вдохнула и запела на неизвестном мне языке, протянув руки вперед. Сначала ее голос был мягким и ласковым, но затем в нем все больше появлялось хрипотцы и каркающих звуков. Ее тело начало меняться. Кожа стала чернеть, а тело выгнулось под невероятном углом, словно сломалось. Руки высохли, и на их месте выросли огромные когти.

— Я иду, Дитя! — прогремел голос в моих ушах, от которого задрожали стены.

Внезапно, перед нами открылся огромный черный портал и из него повалили твари, которых я не мог представить в своих самых страшных снах. Они извивались и шипели, ползали, летали. Некоторые представляли из себя аморфных созданий, другие были похожи на тени. Часть из них выглядела почти как люди, и была одета в красивые одежды. Я понял, что передо мной Великие патриархи вампиров.

Воздух наполнился шелестом, и в нем появились белые полупрозрачные женщины. Они издавали дикие крики, от которых в жилах стыла кровь.

— Это — Королевы банши, — раздался над моим ухом голос.

Резко повернул голову. Сиала снова стояла рядом со мной, приняв нормальный вид, и комментировала происходящее.

— А это — Повелители демонов.

Я переместил взгляд и увидел громадные уродливые тела, от которых исходил дым, а сквозь черную кожу яркими прожилками светилось жидкое пламя. Оно словно текло по их венам.

Пещера все наполнялась и наполнялась. Казалось, что это никогда не закончится. Новые и новые невероятные твари, с щупальцами, рогами, когтями, ползли через портал, занимая свои места в огромном тоннеле. Сиала комментировала приход каждой из них, но я уже ее не слушал, полностью сконцентрировавшись на том, чтобы не запаниковать. Само присутствие этих сущностей поднимало волосы дыбом и замораживало кровь в жилах.

Хрипение, крики и стоны полностью заполнили пещеру. Я чувствовал, что каждое из этих чудовищ жаждет меня, каждое хотело бы лично подарить меня Ей, но эта честь выпала той, которая много лет назад отреклась и теперь решила вернуться.

Неожиданно все стихло.

Она, от кого я убегал все эти годы, появилась почти также, как и в моем сне. Высокая, облаченная в черное платье, которое было словно соткано из черного дыма. Его шлейф заполнил все пространство вокруг, а Ее дети тянулись к нему. Каждый хотел прикоснуться к той, кто дала им жизнь.

Ее лицо скрывала вуаль, сотканная из мрака. Она заколыхалась, и на секунду я вздрогнул, боясь увидеть под ним образ той, что осталась ждать меня на Земле. Но его там не было. Только два горящих красных глаза и черная дымка вокруг них. Внезапно ее шлейф втянулся обратно, а через секунду передо мной появилась, женщина невероятной красоты, нисколько не уступающая Сиале. Гордый взгляд, излучающий невероятную силу и власть. Осанка истинной повелительницы. Она подошла ко мне и насмешливо уставилась в мое лицо.

— Боишьс-ся-я? — ее голос был похож на дуновение песчаной бури. Словно тысячи игл воткнулись в мою кожу при этих звуках.

Я попытался собраться и успокоиться.

— Нет. А ты?

— Тебя? — она громко расхохоталась. От этого зловещего смеха задрожало все вокруг, а с потолка осыпался песок. — А ты так и не изменился, Эл. Остался таким же дерзким и упертым. Хранитель, что возомнил себя равным Высшим. Решивший, что он имеет право принимать решения в судьбе миров. Ты такой же никчемный, как и раса, которую хранил.

— Ты о людях?

— Люди! — продолжала она, — Любопытные твари, что успевают за свою короткую жизнь столько, сколько не под силу иным бессмертным за этот срок. Но все, что бы они не делали, в конечном счете ведет к разрушениям. Я люблю их, ведь без них я была слаба. Жадность, злость, зависть, гордыня! Их черные души созданы для того, чтобы делать меня сильнее. А сегодня, тот кто их защищал, оказался передо мной, чтобы сделать меня еще могущественнее. Я буду наслаждаться, пожирая тебя! Делать это тысячелетиями, чтобы ты ощутил все свою беспомощность.

— Тогда сначала сожри это! — процедил я, — Привет, от никчемной расы!

Моя рука опустилась в карман, сотканный из первородной ткани, и я нажал кнопку дистанционного взрывателя.

В воздух взвились тонны лемериевой пыли, полностью блокируя любое защитное магию в подземелье. Могучие твари взметнули свои уродливые лапы, щупальца, когти, пытаясь выставить магические щиты и укрыться от неизбежного, но не смогли…

А затем Черная пустыня сотряслась взрывом оружия, что меняло суть самого Мироздания. Оружия настолько опасного, что будучи Хранителем, я заставил людей забыть о нем, а все существующие образцы изъял и спрятал. Тысячи и тысячи высших созданий Тьмы взвыли единым воем страшных голосов, а затем сгорели в пламени, по сравнению с которым Ад мог показаться прогулкой под теплым летним солнцем.

Я сделал это! Великая Игра, что должна была растянуться на тысячелетия и эпохи, закончилась в один миг, едва успев начаться…

Глава 20

Я висел в воздухе посреди водоворота раскаленной плазмы и пристально смотрел Ей в глаза. Темница моей души рухнула без следа, словно ее никогда не было. Кожа, мышцы, кости — все, делающее меня смертным, исчезло в водовороте вырвавшейся энергии, что превращала камень в раскаленный газ. Мое тело превратилось в твердую концентрированную энергию, способную разрушать миры и планеты. Грязную энергию, которую медленно, но верно поглощал Хаос. Я больше не дышал, не чувствовал, не боялся.

Она находилась прямо передо мной. Слабая, побежденная, потерявшая тысячи своих самых верных, самых сильных детей и слуг.

— Уходи. Я не хочу тебя видеть.

— Ты пожалеешь о том, что сделал, Эл! Хаос в любом случае закончит то, что не смогла я. Ты никогда не вернешься в Пантеон. — разгневанная Тьма исчезла и оставила меня одного.

Я разжал кулак и взглянул на маленький шарик из первородного материала. Ловец душ, что был создан из него Несуществующими для одной лишь цели — спасти ту, кто мне стал дороже всех Высших вместе взятых. Она поверила мне, а я использовал это, так и не дав ей понять ничего.

— Ты будешь жить, Сиала!

Шарик взлетел в воздух, а затем мое новое тело раскрылось и приняло его в себя. Я взлетел высоко над Кастанией. Место, когда-то бывшее Черной пустыней, превратилось в полыхающую ослепительным светом пропасть, но не затронуло Хаттайскую Империю и остальные страны.

— Вот значит как… Ты победил, но проиграл, Эл.

Рядом со мной находился подобный мне, разве что его структура была чистой и идеальной, не изуродованной Хаосом.

— Тебе помочь навести порядок, Битаниэль?

— Даже и не думай вмешиваться! Хватит и того, что ты устроил в моем мире. Божественностью можешь управлять?

— Частично. Он пожирает меня изнутри и не остановится, пока не закончит.

— И что будешь делать? Перерождение в Хаосе не спасет. Пантеон для тебя теперь закрыт.

— Уйду из мироздания. Но у меня есть одна просьба к тебе.

— Говори, — фигура Битаниэля полыхала энергией. Управляемой и послушной, в отличии от моей.

— Открой портал на Землю. Боюсь у меня самого не получится этого сделать, не уничтожив пару ближайших миров.

— Хорошо.

Хранитель Кастании вздрогнул и передо мной появился вход.

— Не закрывай. Я ненадолго.

— Только прошу, не делай там ничего лишнего.

— Не буду, Битаниэль. Я всего лишь хочу поговорить с начинающим Хранителем.

Я снова на Земле. За прошедшие дни, после моего последнего визита сюда, здесь почти ничего не изменилось. Время здесь текло все так же неторопливо.

— Кай? — Тая мгновенно возникла передо мной. Она все еще оставалась в привычном мне облике. Я залюбовался ей, но теперь лишь как удачным образцом человеческой внешности.

— Здравствуй, Тая.

— Ты все-таки смог…, — ее глаза лучились и радостью, и грустью одновременно.

— Пойдешь со мной?

— Куда?

— Хочу тебе показать кое-что, но для этого тебе придется отказаться от всего и довериться мне. Впереди у меня сложный путь. Возможно пройдут эпохи, и я достигну его конца, а возможно мне никогда не удастся закончить его. Мы когда-то хотели быть рядом, и теперь это единственная возможность, что нам осталась… Мне осталась.

— Я не могу бросить свой мир, — твердо ответила она, — Ты должен понять.

— Я сделаю все, чтобы дать тебе новый.

— А если у тебя не получится?

— У меня нет выбора, в отличии от тебя. Решай. Мое время здесь заканчивается.

Тая задумалась на секунду, но я уже знал ее ответ. Она боялась озвучить вслух, то что мне теперь стало безразлично. Молодая Хранительница все еще носила в себе следы человеческого, а я уже нет. И эфемерному чувству людской любви и страсти во мне больше не было места. Верность и преданность — вот что теперь имело значение. Возможность иметь непоколебимую веру в тех, кто тебя окружает и готов идти с тобой до конца.

— Нет, Кай, — ее лицо выражало бесконечную печаль, — Я останусь здесь.

— Это твой выбор. И не нужно так грустить. Скоро ты вступишь в Пантеон, и поймешь, какой была…

— Глупой? — она вопросительно уставилась на меня.

— Сейчас это нельзя так назвать. Ты все еще понятия не имеешь о чем я говорю. Но позже будешь с улыбкой вспоминать нашу лавочку в Кастании. Прощай, Тая!

— Прощай, Кай…

Я шагнул обратно в портал и ощутил небывалую легкость. Казалось бы, этот шаг с возвращением на Землю и попыткой объясниться за свои прошлые поступки был уже лишним. Но уйти и не попрощаться было как-то…

Не по-человечески?

Битаниэль ждал меня на другом краю портала.

— Последняя просьба, Хранитель.

— Слушаю, Эл.

— Поговорим у тебя дома?

— Как скажешь. — мы мгновенно переместились внутрь Спирального пика, укрывшись от взора Высших.

— Битаниэль. В Кастании остались мои друзья.

— У тебя теперь нет друзей.

— Неважно. Я раздал им подарки. Когда они умрут, собери их и принеси гитайя. С меня причитается.

— Все еще надеешься выжить и цепляешься за смертных? Ты поверил Несуществующим, Эл?

— А у меня был выбор?

— Был, до того момента, как ты пошел наперекор всем. — он усмехнулся, — Но ты не был бы Элом, поступив иначе. Хорошо, я сделаю то, о чем ты просишь.

— Спасибо. Теперь я смогу спокойно уйти. До свидания, Битаниэль.

— До свидания? Думаешь, еще свидимся?

— Не думаю. Верю.

Я покинул его убежище и вышел наружу. Пик почти не пострадал от взрыва, да и не смог бы. Внизу подо мной творилось невообразимое. Когда-то здесь все успокоится и на этом месте еще несколько эпох не будет жизни, если не вмешается Свет.

Я вновь взмыл над пустыней и устремился на Хаттайский хребет. Подо мной проносились моря пламени, сжирающего материю и меняющую ее свойства. Что здесь будет потом? Даже мне не известно.

Неожиданно, я почувствовал себя странно. Если бы я сейчас был человеком, то вполне бы подумал, что кто-то пытается овладеть моим сознанием. Я устремил взгляд к эпицентру взрыва, откуда шел этот сигнал и увидел громадную тварь, которая не пострадала. Она напоминала жирного червя и лениво перекатывалась во всепожирающем огне, словно радовалась теплу.

Я узнал ее. Та самая сущность, что каким-то образом проникла в этот мир во время катаклизма айхов. Взрыв не причинил ей вреда, но обнажил ее суть. И с этой сутью я чувствовал связь. Нет, не навязанную ее волей. Это было что-то, имеющее отношение к надастральным уровням. Выше придуманных богов. По крайней мере, ту силу, что исходила от нее сейчас, я бы, не сомневаясь, поставил с собой на один уровень. Любопытно.

Тварь подо мной не была темной или светлой. Она была Никакой. В ней слилось все: и Свет, и Тьма, и Равновесие. Жаль, что у меня нет времени понять, что она такое. Гитайя ждут меня, а Хаос грозится сломить мою сущность. Я прибавил скорости и влетел прямо внутрь центральной части Хаттайского хребта.

— Все готово. Мы выполнили свою часть Договора, и даже больше. Теперь — твоя очередь, — произнес Главный Несуществующий.

— По дороге сюда, я видел Нечто.

— Я знаю о чем ты говоришь. Это результат того, во что превратились Высшие сущности нашего мира. Война, которая полностью уничтожила нашу Вселенную, превратила их в сплетение всевозможных сил. И именно они будут твоими противниками в предстоящей тебе миссии. Часть из них проникла в Артерию, пытаясь остановить наше бегство, но застряла между Мирозданиями в таком состоянии. Они и здесь, и там одновременно.

— Вы считаете, что я способен оказать им сопротивление?

— У тебя есть то, чего нет у них — Мы. Ты будешь умирать в битве с ними тысячи раз, а мы будем вновь и вновь отправлять в бой твои постоянно совершенствующиеся копии. В тысячу первый раз ты победишь одну и вернешься к нам, обретешь понимание. И мы снова сохраним тебя улучшенного. Они боятся только силы Хаоса, и твоя задача научиться им управлять, чтобы очистить наше Мироздание от их влияния. И только тогда мы сможем вернуться Домой. Мы устали существовать Нигде. Нам хочется жить и растить детей, любить и скучать, горевать и радоваться.

— А что потом? Что будет со мной?

— Познав Хаос, ты станешь Хозяином нашей Вселенной, а мы не будем этому противиться. Нам достаточно прошлой ошибки, чтобы понять к чему привела наша гордыня и передать это знание потомкам. Без Хаоса нет и нас, нет ничего.

— Возьмите это, — я протянул ему шарик из первородного материала, — Поместите ее рядом с Юфином.

— Для твоих друзей у нас отведено специальное место. Они будут ждать тебя. Сколько бы времени не прошло, для них это будет лишь секундой. Итак. Ты готов войти в Артерию?

— Готов. Нет, постойте…

— Да? — Гитайя удивленно смотрел на меня.

— Вы так и не ответили на мой последний вопрос.

— Спрашивай. Ты теперь знаешь все наши секреты.

— Кто вы такие на самом деле?

— Люди, Эл. Мы люди, что однажды бросили вызов Богам и уничтожили свою Вселенную.

Эпилог

Мир Кастания. Четыре тысячи лет спустя.

Солнце бросило первые лучи на вершину Хаттайского хребта, что когда-то был пристанищем удивительных мифических существ, давно покинувших этот мир. Они называли себя гитайя.

На одном из могучих уступов стоял ничем не приметный мужчина, какие встречаются сотнями ежедневно на шумных улицах городов и в тихих поселках. Хаттаец бы не обратил на него никакого внимания, посчитав его обычным хаттайцем. Далиец бы утверждал, что этот мужчина родом из Далийского халифата, а саталиец бы ни на секунду не усомнился, что имеет дело с выходцем из Объединенного королевства Саталия.

Мужчина пристально посмотрел в ту часть гор, где в незапамятные времена находилась тюрьма для самых страшных преступников, известная как Яма, и его лицо внезапно озарила улыбка. Он исчез, и в тоже мгновение появился внизу, перед огромной скалой. Человек провел по воздуху рукой и могучий утес превратился в пыль, явив миру огромную спящую тварь — Древнего Владыку.

— Просыпайся, Тамир. Хватит бездельничать, — произнес мужчина.

Громадное тело растворилось в воздухе, а на его месте появился сгусток божественной энергии. Он принял вид красивого стройного человека и удивленно воззрился на пришельца.

— Эл?

Мужчина улыбнулся и оба человека перенеслись на вершину Спиральной горы, что испокон веков служила убежищем для Хранителя этого мира.

— Теперь это снова твой мир, Тамир. Береги его. — произнес мужчина и исчез.

Пантеон.

Сегодня на самом высоком плане этого Мироздания происходило знаменательное событие. Сегодня одна из тех, кто носил звание Истока, должна быть стать полноценным Хранителем целого мира. По этому случаю в Пантеоне собрались тысячи и тысячи сущностей, начиная от Хранителей миров и заканчивая тройкой Высших. Они приняли внешность обитателей своей Вселенной, и предавались празднованию в огромном зале, способном вместить всех.

Но что-то произошло. Каждый, кто находился здесь почувствовал присутствие еще кого-то. Взгляды Богов переместились в ту сторону, откуда доносились негромкие шаги.

— Приветствую вас, Хранители, — небрежно бросил появившийся незнакомец, решивший принять облик человеческого мужчины среднего роста с неброской внешностью.

— Как ты посмел заявится сюда!? — прогрохотала Тьма и вышла ему навстречу. От черноволосой госпожи невероятной красоты исходила мощь, заставившая остальных Высших почувствовать себя неуютно. — Кто ты?

— Я есть Тьма, — произнес мужчина, поднял указательный палец и направил его на говорившую, — А тебя — нет!

Никто из Богов не понял что произошло, но каждый почувствовал, что из Вселенной странным образом без следа исчезла Высшая сущность. Ее просто не стало. Тысячи испуганных взглядов замерли, ожидая что произойдет дальше, но никто не посмел возражать незнакомцу. Каждый присутствующий здесь понимал, что их мощь, по сравнению с силой незнакомца, не больше, чем песчинка в океане.

Мужчина перевел глаза на Высшего, что выглядел как красивый эльф в сером костюме, и направил палец на него, отчего в глазах последнего появился первобытный страх. Он впервые за все свое существование ощутил это неприятное липкое чувство.

— Я есть Равновесие, а тебя…

— Стой! — эльф вскочил на ноги, — Кто ты? Что происходит? Хаос уничтожит тебя!

— Я есть Хаос, а тебя — нет! — произнес мужчина.

Из мира исчезла вторая Высшая сущность, а глаза прибывшего переместились на последнего, кто носил в этом мире имя Свет.

— Эл? — произнес он смиренно.

— Когда-то меня так звали. — ответил прибывший, — Эти двое заигрались в свои Игры, но наступила моя очередь поиграть. Вы найдете их в одном из миров, они возродятся в… А впрочем, пусть это останется загадкой.

Мужчина улыбнулся и направил свой взгляд на Хранителя, что сегодня остался без мира.

— Здравствуй, Битаниэль. Помнится, ты как-то мне сказал, что всем доволен, разве что хотел бы стать Высшей сущностью. Твой мир теперь занят, и я выполню твою просьбу, но сначала спрошу у нее.

Взгляды собравшихся переместились на виновницу торжества, а тот, кого раньше называли Эл, продолжил:

— Здравствуй, Тая. Я помню, как ты любишь людей, как ты хотела защищать их. Чье место ты хочешь занять?

— Равновесие…, — губы девушки задрожали. Она все еще любила Его, но понимала, что свой выбор сделала, и обратной дороги нет. Больше Он не позовет ее с собой, и не останется с ней рядом. И от этого становилось обиднее вдвойне.

— Ты — Равновесие! — произнес тот, кого звали Кай, и обратил взор на Битаниэля. — А ты — Тьма. Я сохраню вам память. Быть может это позволит вам принимать более верные решения и не совершать ошибок ваших предшественников.

Мужчина последний раз улыбнулся и исчез.

Где-то в Новой Вселенной.

В месте, столь прекрасном и удивительном, что ни один поэт не смог бы передать его красоту, утопающем в сказочных лесах и населенном дивными животными, из ниоткуда появился человек. Он с любовью посмотрел на цветущую поляну, на которой играл маленький мальчик с двумя забавными эльмурами. Ребенок радовался жизни, бегал и кувыркался, еще не подозревая о своем обладании невероятной силой, способной создавать и менять миры.

Человек перевел взгляд на изумительной красоты женщину, что была Великой богиней нового Мироздания и матерью малыша. Она подошла к нему и обвила его шею руками:

— Ты закончил?

— Почти, Сиала. Не хочешь прогуляться?

— А Кай?

— Мы с Ауррой присмотрим за ним, — на поляне появился еще один человек, а точнее один из Высших Богов этого мира, — Неужто старина Юфин бросит своего племянника! Кай, ну-ка, поздоровайся с папой!

Мальчик, звонко смеясь, вскочил на ноги, однако ловкие зверьки обогнали его, и первыми вскарабкались на плечи прибывшего. Парнишка попытался взобраться за ними следом, но неловко шлепнулся на попку и вопросительно уставился на отца с матерью.

— Ничего! Скоро отца перерастешь! — человек потрепал сына по волосам и повернулся к другу, — Есть что-нибудь важное?

— Дони и Хаши обещают вечером накормить весь Пантеон каким-то новым экспериментальным блюдом.

— Юфин, не называй наш Дом пантеоном, я же просил тебя. Все придут?

— А как же! Даже этот бабник Лондел обещал заявиться. Крастер с Профессором немного опоздают, у них там небольшой катаклизм приключился в одном из миров.

— Ну тогда мы постараемся успеть к ужину.

Мужчина нежно взял за руку женщину и повел ее по извилистой тропинке.

— Ты нашел Хигира? — произнесла Сиала.

— Кажется он совсем не торопится к нам. Вымахал с небольшой остров и чувствуют себя прекрасно. Можем к нему заглянуть по дороге.

— По дороге? А куда мы сегодня отправимся? — произнесла она с интересом.

— В нашу старую Вселенную. Есть там один мир, который остался без присмотра. Ты в нем бывала. Думаю никто из тамошних Богов не обидится, если я его немножко украду.

Они оба расхохотались и исчезли в густой тенистой роще.

От автора

Друзья. История Хранителя Эла окончена. Это первое мое произведение, которым я по-настоящему могу гордиться, и, надеюсь, не последнее. И пусть ему еще далеко до совершенства, но в него вложена душа. Спасибо, что все это время были со мной и поддерживали.

Немного о дальнейших планах:

1. В настоящий момент пишется новая книга. Она носит скорее развлекательный характер, хотя определенная глубина сюжета в ней будет. Книга легкая, наполнена шуточками от пошлых, до тонких. Фантазия на тему попаданства, где главный герой не имба, а обычный мошенник с Земли без магического дара. Она стала своего рода отдушиной, на которой я отрывался в особо тяжелые периоды, в моменты написания основной своей серии, поэтому не обижайтесь. Осторожно! При ее прочтении автор будет иногда казаться отморозком.

Ссылка на книгу: https://author.today/work/133137

2. "Кай" будет дорабатываться и редактироваться. Основная сюжетная линия останется без изменений. Шлифовке будут подлежать некоторые шероховатости, неудачные обороты и диалоги. Возможно чуть добавится описаний. Все ваши замечания записаны в отдельный блокнот и учтены. Самые большие изменения ждут пятый том в сторону небольшого упрощения второй половины, где автор допустил немного сумбурности повествования. Также будет добавлена карта Кастании, и, возможно, Ямы.

3. В планах новая большая серия. Я даже не могу определить ее жанр точно, поскольку там будет и боевая фантастика, и элементы постапокалипсиса, и приключения, и другие миры. Но самое главное — там будет очень необычный герой. Некая ядерная смесь Риддика (Хроники Риддика) и Эдди Мора (Области тьмы). Ориентировочное начало выкладки — осень. Книга будет серьезно прорабатываться и торопиться с ней я не буду.

А на этом все. Подписывайтесь, ставьте лайки, если вам нравится мое творчество и до встречи в новых историях!


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Эпилог
  • От автора